Дроздов Константин Александрович: другие произведения.

Смерть гарантируется / ч.2, гл.4,5,6

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   ГЛАВА 4
  
   Бронированная дверь "донжона" уползла в сторону, и Ракитин шагнул в темный проем. Как только плита вновь встала на место за вошедшим следом Лассо, вспыхнуло тусклое освещение. Закинув оружие в держатели на спине панциря, Вадим снял шлем и осмотрелся: большую часть помещения занимал покосившийся бронетранспортер со следами воздействия пуль и плазмы, а чуть далее наспех сгруженные контейнеры с боеприпасами и коробки с походными продовольственными пайками. За коробками виднелись покосившиеся створки разбитого лифта и рядом винтовая лестница на второй этаж.
   - И где ж ты, Рапунцель? - улыбнулся Ракитин. - Покажись!
   Из-за машины, держа наизготовку штурмовой плазменный импульсатор, на свет вышла та самая рыжая девица, еще недавно так своевременно и результативно поддержавшая их огнем пулеметной спарки. Плечистую фигуру с туго обтягивал комбинезон с эмблемой инженерной службы "Аламейн".
   - Ух! - услышал Ракитин за спиной голос Лассо, явно восхищенного формами девицы.
   - Спасибо за помощь, - благодарно кивнул Вадим. - Вы нам сэкономили кучу времени.
   - Скорее жизнь спасла, - криво усмехнулась девица, все еще держа их на мушке плазматора.
   - И кому мы обязаны этим?
   - Представьтесь сперва вы.
   - Майор Вернье, полицейский спецназ Управления "Альпина".
   - А меня можешь просто называть Сержантом, детка, - прорычал Лассо. - И опустила бы ты пушечку. Мы зла не желаем, но лично мне было бы жаль изрешетить такую очаровашку.
   - И что, крутые парни, долго вы еще будете разбираться с "этими"? Как я посмотрю, дело у вас не очень спорится.
   - И все же, леди, - сделал шаг вперед Ракитин, - с кем имеем честь разговаривать? Не хотелось бы вас торопить, но приближается основная часть моего отряда и мне необходимо позаботиться, чтобы они не наломали дров.
   - А мне некуда торопиться. Я не первый день здесь сижу и могу просидеть еще очень долго в комфорте и уюте. А вот вам по статусу положено быть снаружи и разбираться с этими ублюдками до победного конца.
   - Согласен, но кто они, эти ублюдки? - сделал еще шаг Ракитин.
   - Стой, где стоишь, майор!
   - Пола! Разве ты не видишь, что это нормальные люди?! К тому же полицейские офицеры!
   Ракитин посмотрел в сторону винтовой лестницы. По ней со второго этажа спускалась женщина, за которой по ступенькам прыгал мальчишка лет десяти. Пройдя мимо хмурой Полы, наконец-то опустившей ствол, женщина подошла к Ракитину. На ней, в отличие от Полы, комбинезон был явно с чужого плеча. Она протянула тонкую руку:
   - Джесс Хэмптон.
   - Кайюс Вернье, - коснулся протянутой руки Ракитин.
   - Бен, - пожал узкую ладонь Лассо.
   Белые как снег волосы, стянутые в короткий хвост на затылке, морщинки у глаз и рта не только выдавали в Джесс зрелого человека, но и придавали ее лицу печальное, даже скорбное выражение.
   - Кайюс, - наклонился Ракитин к мальчишке, протягивая руку для рукопожатия, и почувствовал, как сжимается сердце. Такой же маленький мальчик со своей мамой ждут его за десятки световых лет отсюда.
   - Денни, - буркнул малыш, протянув ладошку в ответ. - Но мой папа главнее. Он - полковник.
   - Военный? - улыбнулся Вадим.
   - Я - мать полковника ФСБР Хэмптона, начальника местного отдела ФСБР, а Дэнни его сын.
   - Полковник здесь? - разогнулся Ракитин, бросая взгляд в сторону винтовой лестницы.
   - Нет, - с внезапной хрипотцой в голосе пояснила Джесс. - Только нам с Дэнни удалось выбраться из Таухида.
   - Наша группа две недели выполняла миссию в Странном лесу - отлавливали контрабандистов, а несколько дней назад остались без связи. Что происходит на планете? Кто такие "эти"?
   - Вирус! - с важным видом сообщил малыш. - Все заражаются и начинают воевать друг с другом. Мой папа там воюет тоже.
   - В Таухиде было совершено несколько терактов, взяла за руку внука Джесс. - В результате одного из них был распространен вирус, в течение нескольких часов превращающий нормального человека в существо, одержимое разрушением и убийством себе подобных. По первым симптомам кибер-медик ошибочно диагностирует его как грипп.
   - Не иначе искусственного происхождения, - подумал вслух Лассо.
   - Справиться с ним не удалось и планета теперь на карантине, в кольце военной блокады, - небрежно положила на плечо "хищник" Пола. - Не взлететь, ни приземлиться, майор. Власти, по всей видимости, ждут, когда мы все тут передохнем, и эпидемия угаснет сама собой. Они даже связь заглушили, скоты. На просьбы об эвакуации никто не отвечает. Только автомат круглые сутки вещает, что по любому кораблю, пытающемуся покинуть планету в период карантина, будет открыт огонь на поражение.
   - А как вы определили, Пола, что мы не "эти"? - облокотился о борт броневика рядом с рыжей красоткой Лассо.
   - Они не боятся за свою жизнь и всегда наступают, - откинула прядь огненных волос со лба Пола. - Задницу, как некоторые, в обороне не прячут.
   - Однако эта тактика сработала, - парировал Лассо.
   - Не без помощи Полы, - добавил Ракитин. - Еще раз благодарю за содействие.
   - За вами отныне должок, майор.
   - Несомненно, - кивнул Ракитин.
   - У вас есть аэрокар или что-нибудь в этом роде? Припасы на исходе и надо валить отсюда. Джесс знает, куда
   - Идем своим ходом, - недовольно скривился Лассо. - Надеялись на вашей базе разжиться средствами передвижения.
   - Черт! - Пола недовольно сплюнула на пластиковое покрытие под ногами. - Вся местная техника полностью разбита.
   - О чем она, Джесс? - посмотрел на Хэмптон Ракитин.
   - Мы с Денни и Ребеккой направлялись на остров Амал. Там находится научно-исследовательский центр "Аламейн". Мне сообщили, что там собираются все, кому удалось избежать заражения, в надежде переждать карантин или каким-то образом эвакуироваться с планеты.
   - Ребекка?
   - Это мать Денни...Она не выжила, - голос Хэмптон снова предательски дрогнул. - Умерла прошлой ночью, когда после столкновения в воздухе с другим каром, мы совершали аварийную посадку на базу.
   - Амал? Это сотни две километров от побережья, не более. Что-нибудь придумаем, - продолжал выпячивать грудь перед девчонкой Лассо.
   - А есть тут еще кто-нибудь кроме вас?
   Женщины переглянулись.
   - Да...есть, - замялась Джесс.
   - Ага, - криво улыбнулась Пола. - Еще одиннадцать человек.
   - Из персонала базы?
   - Да как сказать... Поднимитесь на второй этаж и сами посмотрите, - Пола развернулась и направилась к винтовой лестнице.
   - Приведи остальных, Бен, а я осмотрю здесь все, - остановил Ракитин Лассо, уже было устремившегося вслед за девушкой.
   - Ладно, шеф, - нехотя подчинился Лассо.
   Ракитин зашагал за Полой и поднялся на второй этаж. Прошли по узкому коридору мимо ряда дверей, некоторые из которых были распахнуты. В проемы виднелись ряды походных коек, спальники, разбросанная одежда, обертки от брикетов с едой. Пола остановилась в конце коридора и отворила одну из последних дверь.
   В небольшой комнате с наглухо заваренными окнами с полдюжины детей, устроившись на ковриках, монотонно бормотали молитвы под тронутой огнем табличкой с вязью суры из Корана. Головы их, несмотря на духоту, плотно покрывали черные платки.
   - Это девочки. Мальчики молятся отдельно, в другой комнате, - пояснила Пола. - Поселенцы, когда началась заваруха, спрятали детей в этой башне.
   Молящиеся обернулись на голос. Девочка лет тринадцати, завидев Ракитина, вскочила на ноги, прижимая к груди томик Корана.
   - Все нормально, Зубейда. Это офицер полиции, - поспешила ее успокоить Джесс и прикрыла дверь. - У них вечерний намаз. Не будем мешать.
   - Судя по всему, сотрудники "Аламейн", обслуживающие базу, в большинстве своем исповедовали ислам, - посмотрел Вадим на Полу.
   - Какой вы догадливый, офицер! - улыбнулась девушка, не отводя глаз.
   - Вы тоже из "Аламейн", - Ракитин задержал взгляд показал на нашивке комбинезона Полы. - Однако не с ними на коврике.
   - Если бы я торчала на этом коврике, то вас бы здесь не было, майор Вернье.
   - И все же? Вы из персонала базы, Пола?
   - Нет, меня командировали сюда с орбитальной станции "Аламейн", где я работала в команде инженеров-сборщиков. Я прибыла сюда за пару дней до взрыва на космодроме.
   - Надо же, а я знал начальника инженерной группы вашей станции. Пару раз выпивал с ним в одном из баров Верны. Звали этого парня...- Ракитин сделал вид, что пытается вспомнить.
   - Рок Харриет.
   - Точно, Харриет, - улыбнулся Ракитин. - Перепить его было трудно.
   - Дешевый трюк, майор, - смешинка в глазах девицы исчезла. Взгляд мгновенно стал колючим, неприветливым.
   - Это не трюк, а официальный опрос, - стер улыбку с лица и Ракитин.
   - Вот какова ваша благодарность!
   Не отрывая взгляда от Полы, Ракитин бросил через плечо:
   - Госпожа Хэмптон, встретьте моих людей, пожалуйста. Думаю, они уже на подходе.
   - Хорошо, - кивнула Хэмптон. - Пойдем, Дэнни, встретим друзей майора Вернье.
   - Итак, Пола, - продолжил Ракитин, - ваше полное имя?
   - Смит, сэр, - с сарказмом в голосе сообщила Пола. - Пола Сайрус Смит.
   - Чем можете подтвердить?
   - Ничем, документы не сохранились. Пропали в этой кутерьме, а вшитых чипов я не терплю. Имею полное право.
   - И давно вы начали трудиться под началом Харриета?
   - Спроси у него самого, если сможешь, майор, - огрызнулась девица. Ее пальцы лежащие на корпусе плазматора чуть заметно дрогнули. Ракитин еще раз отметил широкоплечее мускулистое тело Полы и жесткий, словно постоянно прицеливающийся, взгляд профессионального стрелка. Но не в этом прокололся человек перед ним. Ракитин проработал в службе Харриета две недели и лично знал инженера Пола Смита. И тот был отнюдь не женщиной. Также несомненно, что "Смит" появилась на базе уже тогда, когда проверять ее происхождение было некогда или некому.
   - Не будем ссориться, Пола. Я должен был выполнить определенные формальности, - примиряюще улыбнулся Ракитин. - Так что, кроме Джесс и тебя взрослых на базе не осталось?
   - Нет, всех выбили, - буркнула Пола.
   - А с теми, кто укрылся на острове, пытались установить контакт?
   - Безуспешно. Не исключено, что вирус и туда проник.
   Они прошли на этаж выше, в комнату связи. Мельком взглянув на устаревшее оборудование - компания на нем явно сэкономила - Ракитин поднялся на верхнюю обзорную площадку.
   В сгущающихся душных сумерках догорал жилой комплекс, темнели бесформенными грудами искореженного металла транспортеры и аэрокары. Порывы теплого ветра волнами доносили зловоние мертвечины.
   "Если Ад существует, то он создан руками людей, - с горечью подумал Вадим. - И Он будет следовать за человечеством, пока оно не изменится".
  
  
   Колфер быстро осознал, что от Линника помощи не дождешься и сосредоточился на наблюдении за своими похитителями. Час за часом, днем и ночью, под монотонное бормотание совсем спятившего коммерсанта, генерал украдкой всматривался, вслушивался, анализировал.
   Сейчас, в ожидании разведчиков, лагерь охранял Гарри Гуттлит. В полном боевом облачении он примостился на высоком каменном валуне, под которым сидели прикованные к корневищам пленники. Его сыновья, уверенные, что под неусыпным оком отца они в полной безопасности, дремали посреди небольшой поляны, подложив под облаченные в шлемы головы ранцы. После недавнего нападения тварей молодые боевики, по приказу Вернье, спали в броне. Отдыхал и Косуги - ноющая боль от раны на плече наконец-то отпустила, и Шон забылся сном крепким рядом с близнецами. Колфер решил, что пора действовать. Пнув Линника, он заставил того отодвинуться чуть дальше.
   - Эй, Гарри, ты не заснул там часом? - негромко обратился Колфер к своему тюремщику.
   - И не мечтай, - послышался глухой ответ сверху.
   - Хорошие у тебя сыновья, Гарри - статные, сильные, уважающие отца.
   - Тебе-то что?
   - Завидую, - вздохнул Колфер. - У меня тоже есть сыновья - то ли одиннадцать, то ли двенадцать. Не помню точно, да и они обо мне особо не вспоминают, если только денег не понадобится.
   - Сочувствую, но лучше бы заткнулся ты, Колфер.
   - У меня тоже был сын, которого я любил безмерно. Николас - единственный, кто решил пойти по моим стопам и стать военным. Без всякой протекции с моей стороны поступил в академию и с отличием закончил ее. Никогда не забуду, когда перед поступлением он сказал мне: "Папа, я хочу стать таким, как ты".
   - Хороший пример - убийца беззащитных пленных.
   - Если ты о Венере, Гарри, то это случилось много позже. А до этого мой мальчик подавал большие надежды. Я бы мог держать его при штабе, но считал, что настоящий офицер должен хорошенько, как раньше выражались, понюхать пороху, закалиться. И он закалялся, за чужие спины не прятался.
   - И чем же закончилась эта душещипательная история?
   - Венерианский снайпер снес ему череп на уже, казалось бы, зачищенной территории.
   Услышав про снесенный череп, Линник громче затараторил молитвы, и Колферу пришлось снова хорошенько двинуть Сержу каблуком в зад, чтобы тот поутих.
   - Я тогда чуть с ума не сошел и, виня во всем повстанцев, подписывал расстрельные приказы не раздумывая. Теперь я понимаю, что был не прав.
   - Поздненько ты спохватился, Колфер.
   - Не повстанцы, а я виноват в смерти сына. Надо было позаботиться о том, чтобы с ним ничего не случилось. Пусть при штабе, в тылу, но остался бы в живых, мой Ник. Он единственный, кто понимал и любил меня, как никто другой.
   - Что случилось, уже не изменить.
   - Хорошие у тебя, мальчишки, Гарри. Но если ты о них не позаботишься, пропадут.
   - К чему это ты клонишь?
   - Я не боюсь смерти, Гарри, и можешь прямо сейчас меня пришить - я ползать на коленях не буду. Но смотрю я на тебя, твоих парней и вспоминаю своего Николаса. Кто бы мне на ухо шепнул тогда, как легко потерять самое ценное, что у тебя есть в жизни - родного не только по крови, но и по духу человека... - Колфер сделал паузу. Тишину в ответ, он расценил, как молчаливое согласие Гуттлита-старшего выслушать его до конца. - Не выбраться вам отсюда живыми - ни тебе, Гарри, ни мальчикам твоим. Вернье - себе на уме, заведет вас всех в ловушку. Да ты и сам, наверное, это чувствуешь. Накроют вас всех и устроят из этого показательное шоу, а Вернье свалит под шумок, а может и сам к этому руку приложит. Чую, к взрыву в порту и он руку приложил, а отвечать вас заставит.
   - Сейчас приложу тебя прикладом, Колфер, и мигом заткнешься, - послышался голос Гарри, в котором генерал уловил нотку неуверенности. Колфер улыбнулся и мысленно потер ладони.
   - Если бы время повернуть вспять, - вздохнул Колфер. - Я бы сделал все, чтобы мой Ник остался жив.
   - Наручники я с тебя не сниму, Колфер! И не надейся!
   - А я от тебя этого и не жду, Гарри. Просто советую - бери сыновей в охапку и беги отсюда. А я уж сам как-нибудь. Если удастся выбраться, то замолвлю за вас словечко - скажу, что бандиты заморочили вам голову, а потом вы все поняли и откололись. Никто преследовать вас не будет. Даю слово офицера. А слово свое, что бы обо мне не поговаривали, я не нарушал никогда.
   - Да заткнешься ты, или нет? - беззлобно буркнул Гуттлит. Семена сомнений и раздора явно падали на благодатную почву.
   - Я вижу, Гарри, что Кайюс не такой как вы все. Я знавал таких людей. У них голова вертится на 360 градусов почти круглые сутки, отличная реакция, бьют без промаха и без сожалений. И самое главное - он одиночка, сам по себе. У такого редко бывают друзья, да они ему и не нужны. Если понадобиться, он и друга в расход пустит. Подобного рода людей мы отбирали для диверсий в тылу врага. Они могут месяцами находиться в засаде или прорываться сквозь самое пекло без всякой поддержки, надеясь только на себя...- Колфер осекся - портрет Вернье, который он густыми красками рисовал перед Гуттлитом, заставил и его нервно поежиться.
   - Значит, с таким не пропадешь.
   - Это значит, что он выполняет одному ему известную задачу и, если понадобиться, без лишних раздумий положит в землю всех - и меня, и Лассо, и Шона, и тебя с мальчишками. А может...
   - Что "может"? - в нетерпении спросил Гарри, когда Колфер замолчал на полуслове.
   - Те диверсанты, о которых я говорил... Когда они возвращаются после выполнения задания, то продолжают оставаться опасными.
   - Что это значит?
   - А то, что они уже сами начинают решать, кто им враг, а кто друг. Могут без всяких угрызений совести сослуживцев в капусту покрошить. Лучше, когда они погибают смертью храбрых в бою с врагом. Не удивлюсь, если и Вернье окажется сумасшедшим.
   - И как вы с такими поступали?
   - Бешеных собак пристреливают, не так ли, Гарри?
   - Речь о людях, Колфер.
   - А если эти люди ведут к смерти нас и наших близких, если сами готовы уничтожить нас? Хорошо ли ты знаешь, Кайюса, Гарри? Доверяешь ли ему?
   - Не тебе здесь вопросы задавать.
   - Конечно, Гарри, но знай, тем, кто мне помогает, я плачу щедро и достойно.
   Среди деревьев замелькал силуэт Лассо.
   - Выдвигаемся на базу!
   - Что там? - спрыгнул с валуна и шагнул навстречу товарищу Гуттлит.
   - Смерть и запустение! - хохотнул Лассо. - Сам увидишь.
   Приблизившись к пленным, Лассо не отказал себе в удовольствии пройтись ботинком по ребрам и тому, и другому.
   - Подъем, уроды! Живей!
  
  
   Вайберт пришел в себя от высокой ноты, разрывающей барабанные перепонки. Разлепив глаза, он увидел Лимбаха. Его неестественно скрученное тело застряло в изувеченной взрывом металлоконструкции, некогда служившей основой для межкомнатной перегородки, пластик которой колотой черепицей усеивал все вокруг.
   "Допрос окончен", - мрачно заключил Ронан и приподнял голову, чтобы осмотреть себя. Явных повреждений на теле видно не было, но дыхание давалось с трудом, грудь жгло каленым железом. Резкая боль пронзила предплечье, когда Вайберт попытался приблизить к глазам запястье с коммуникатором, чтобы разглядеть отчет о повреждениях. Отталкиваясь ногами и помогая себе здоровой рукой, агент смог приподняться и прислониться к стене. Это далось не просто. Новая, еще более жестокая волна боли вышибла холодную испарину, а рот наполнился кровавой массой. Вайберт выплюнул вязкий сгусток и вновь обратился к коммуникатору. Увы, он оказался разбит вдребезги. А вот с запястьем все оказалось не так плохо - всего лишь вывих. Сделав себе инъекцию из смеси болеутоляющего и восстанавливающего, Ронан, скрипя зубами, выправил руку, а затем поторопился вынуть из комма чип с ценной записью.
   Громкий шорох, прорвавшийся сквозь шум в ушах, заставил агента потянуться за лежащим рядом пистолетом-пулеметом. Быстро сменив магазин, Вайберт обратился в слух. Конечно, его так просто не оставят. За ним уже идут, и разлеживаться не досуг. Вайберт заставил себя подняться. Головокружение и усилившийся шум в ушах заставили агента ухватиться за стену, а еще через мгновенье его вырвало. Это принесло некоторое облегчение. Осторожно ступая между обломками стен и мебели, двинулся к лифтовым шахтам и лестнице.
   Шорох послышался совсем рядом, за навалом тлеющей мебели. Вайберт пригнулся еще ниже и, держа оружие наизготовку, заглянул за баррикаду обломков. Человек в костюме клерка, пронзенный, словно бабочка иголкой, куском арматуры, агонизировал в луже крови. Последний всхлип, судорога, - и тело обмякло, голова поникла, взгляд остановился.
   - Не повезло тебе, парень, - прошептал Вайберт и, услышав негромкий хлопок выстрела, осторожно выглянул из-за навала. По этажу кралась вооруженная до зубов троица. У одного в руках виднелся штурмовой плазменный имульсатор. В поисках агента ФСБР они осматривали тела и добивали еще живых.
   "Выберусь ли? - подумал Ронан. - Если достанут, то выпотрошат полностью".
   Взгляд Вайберта снова упал на труп клерка. Разомкнув мертвецу челюсти, агент впихнул ему в горло, как можно дальше, чип коммуникатора. Затем, лавируя между обломками, он быстро пополз в сторону выхода.
   Полоса открытого пространства остановила Вайберта. Осторожно поднявшись, он спрятался за бетонной колонной. До лифтов каких-то пять метров, лестница дальше. Вайберт намеревался выглянуть из-за укрытия, чтобы оценить позицию преследователей, но горячая тугая волна опрокинула его навзничь. Пронесшиеся по коридору один за другим сгустки плазмы разметали двери лифтов, искорежили внутренности.
   - Тебе не уйти, агент! Сдавайся! - послышался хриплый голос и по колонне, выбивая куски, полоснула очередь.
   Вайберт, выдав ответную струю пуль, махнул наискосок через коридор. Плюхнувшись на живот за остатками очередной офисной перегородки, он пропустил над головой очередной заряд плазмы и ползком добрался до двери, ведущей к лестничным пролетам. Вниз или вверх? Вайберт бросился вверх по лестнице, расталкивая в панике бегущих навстречу клерков. Сорвав с запястья одного из них коммуникатор, еще раз убедился в отсутствии связи.
   Миновав пару пролетов, Ронан выскочил на пятьдесят третий этаж. Из ближайших лифтовых шахт валит дым, значит необходимо добраться до лифтов в противоположной части и на одном из них выбраться на крышу, к аэрокарам. Вайберт побежал сквозь лабиринт помещений. Левая нога начала неметь и Ронан, чертыхнувшись, понял, что одна из вражеских пуль засела в бедре. Быстро перехватив ремнем повыше раны, агент, прихрамывая, продолжил путь. Когда очередная дверь распахнулась, он на мгновенье застыл в изумлении, а затем расхохотался. Перед ним зеленело искусственным газоном поле для гольфа.
   Пуля разнесла колено и Вайберт упал на траву. Волоча лохмотья ноги, он отполз в сторону, за мобиль с клюшками. Снайпер бил с дальнего края поля, значит все - взяли в тиски. Ронан проверил наличие боеприпасов - полмагазина - пятнадцать патронов. Не густо. Негромкий хлопок и дрожь, пробежавшая по почве, известили агента, что сработала закладка, которую он установил на пути преследователей. Это даст некоторую отсрочку, но она уже не поможет.
   А что... Это даже славно - погибнуть в бою, - сам с собой заговорил Ронан. Лучше так, чем дожить до момента, когда придется постоянно сидеть на омолаживающих инъекциях, спать в анабиозной камере, экономя каждый час жизни, а по утрам долго вспоминать собственное имя.
   Вайберт вспомнил детей, давно живущих своей собственной жизнью, вспомнил престарелых родителей, каждый раз долго всматривающихся в его лицо во время сеансов дальней связи.
   Дверь, ведущая на поле, осторожно поползла в сторону. Агент вскинул руку с "гуроном" и аккуратно вколотил в пластиковую панель короткую очередь.
   - Ладно, Виктор, - приставил Вайберт ствол к подбородку. - Дальше справишься без меня. Надеюсь, во всем этом был смысл, иначе...
   "А иначе, не стоит и жалеть", - подумал Ронан и нажал на спусковой крючок.
  
  
   ГЛАВА 5
  
   Ракитин поднялся на смотровую площадку "донжона", к пулеметной спарке, чтобы прикрыть в случае необходимости Лассо и Полу, осматривающих остовы аэрокаров и челноков, в надежде найти подходящий для реанимации.
   Несмотря на ранее утро, припекало уже порядочно. От хмурой погоды последних дней не осталось и следа, и Вадим рискнул не облачаться в броню "гоплита". Теплые лучи приятно касались кожи лица, и, проникая сквозь тонкую ткань футболки, грели плечи.
   Активированный дрон-разведчик оторвался от ладони и начал облет территории по заданному маршруту. Убедившись, что на самой базе опасность нападения товарищам не грозит, Ракитин направил "пчелу" в сторону куполообразного здания, притулившегося на краю одного из многочисленных скальных уступов Саламена, ограничивающего базу с запада. По многочисленным антеннам Вадим понял, что эта станция слежения за спутниками. Фермы лифта ведущего на уступ были разбиты, да и в самом куполе зияли бреши заметные даже невооруженным глазом. Картинка с проникшего внутрь дрона открыла взгляду все тот же хаос разрушения. Среди этого хаоса Ракитин распознал комплекс незначительно пострадавшего передатчика дальней квантовой связи, надежная технология которой была передана землянам расой банши в разгар военного конфликта с октопоидами Заргатона. ДКС позволяла почти мгновенно и, в отличие от лазерной, без опасности перехвата связаться с любой точкой обитаемых миров, имеющей подобное оборудование. Возможно, работу передатчика можно наладить, но... Подумав немного, Ракитин отказался от этой мысли. Быть может, превратившись в призрак, ему вновь удастся сорваться с крючка и заставить обстоятельства работать на себя.
   Направив микроразведчика к побережью, Ракитин осмотрел территорию и акваторию небольшого порта. Единственное транспортное средство, застряв среди гряды рифов в сотне метров от берега, смотрело в небо кормой с рваными винтами.
   Поймав ладонью вернувшуюся "пчелку", Ракитин снова посмотрел в сторону Полы, вскрывающей двигательный отсек аэрокара. Двигалась она не по-женски резко и уверенно, в руках угадывалась недюжинная сила. Вадиму снова вспомнилась Элен. Тоже живая и деятельная, она ни на мгновенье, не позволяла усомниться в своей женственности. В каждом движении, в каждой линии тела любимой было столько красоты и грации, что Ракитину казалось, что перед ним произведение искусства, плод труда гениального мастера. И от него невозможно ни отвести взгляд, ни забыть. Вот и сейчас, когда в мыслях возник образ любимой женщины, тоска по ней смерчем охватила сознание Вадима. Ему захотелось завыть, закричать, перемахнуть парапет и, взлетев к небу, пронзить пространство и время, чтобы, достигнув маленькой планетки затерявшейся во Вселенной, обнять хрупкое тело и припасть губами к милому лицу, покрывая его поцелуями.
   Появление на площадке Джесс и Дэнни, помогло Ракитину справиться с наваждением. Оторвав побелевшие пальцы от леера, Вадим улыбнулся и приветственно взмахнул рукой.
   - Не может усидеть на месте, сорванец, - печально улыбнулась Джесс, приблизившись к парапету.
   Денни осторожно коснулся доспеха "гоплита", сброшенного Ракитиным у входа на наблюдательную галерею площадки.
   - Не бойся. Он сейчас не кусается, - снова улыбнулся Ракитин. - Спит.
   - А я и не боюсь, - важно поднял подбородок мальчик. - Броню от плазматора отличить сумею.
   - Извини, друг, что недооценил тебя.
   Мальчик присел на доспех и вдруг посмотрел на Ракитина такими грустными глазами, что Ракитину стало не по себе.
   - Зубейда сказала, что мои папа и мама не умерли по-настоящему, они в царстве небесном и им там хорошо. А как вы думаете, господин майор?
   Ракитин озадаченно посмотрел на Джесс. С наполнившимися слезами глазами, она прижала руки к груди.
   - А что же бабушка тебе говорит?
   - А-а, - Дэнни махнул в сторону Джесс ручонкой, - она только плачет. К тому же она гражданская. А вы - офицер. Как мой папа. Он знал ответы на все вопросы.
   "Если бы так", - подумал Ракитин и присел перед мальчиком.
   - Все мы часть Вселенной, малыш, - Ракитин взял в свою руку маленькую ладошку, такую же малую, как у сына. - Сотканы из той же материи, что и трава, и горы, и животные, и планеты со звездами, плывущие в космическом пространстве. Поэтому мы живем по ее правилам. Рождая нас, Вселенная насыщает нас своей энергией. Но рано или поздно этот дар необходимо возвращать. Мы умираем, растворяясь в этом мире, становясь той же травой или морской волной или облаком в небе. Но главное - частица родителей остается в потомстве. Твои мама и папа остались в твоей крови, Дэнни, в твоих воспоминаниях. И пока ты помнишь их, они будут рядом, в твоих мыслях. Ты - их новая жизнь и бессмертие. Поэтому не подведи их - никогда не совершай того, за что тебе стало бы стыдно перед ними. Уверен, они желали, чтобы ты стал лучше во всем. Красивее, умнее, добрее. Постарайся вырасти таким.
   - Это довольно-таки трудно, - вздохнул мальчик.
   - Знаю, но ты постарайся. - Ракитин легонько хлопнул Дэнни по плечу. - И твои дети в добрую память о тебе назовут твоим именем своих детей или внуков. Вот как звали папу и маму?
   - Папу звали Джон, а маму Ребекка.
   - Обязательно назови их именами детишек, которые у тебя появятся, когда станешь взрослым.
   Мальчик подпер кулачками щеки и задумчиво уставился на отвесные скалы, синеющие за границей исковерканной территории базы.
   - Хорошо сказано, Кайюс, - тихо сказала Джесс, вслед за Ракитиным поворачиваясь к парапету.
   - Как смог. Значит, полковник Хэмптон погиб?
   - Да, он заразился и погиб в этой страшной...- Джесс вновь скорбно сложила руки на груди и замолчала.
   - Сочувствую, - вздохнул Ракитин
   - Странно, что мы не встречались с вами ранее, Кайюс. Я знала многих офицеров из командного звена полицейского аппарата Альпины.
   - Мы прибыли недавно - для усиления и проведения спецоперации, - ответил Вадим и поторопился задать встречный вопрос: - Когда вы прилетели сюда, Джесс, Пола была единственным взрослым защитником, обороняющим башню?
   - Нет, здесь находился еще один человек, но он был тяжело ранен и скончался через несколько часов после нашего прибытия.
   - Что за человек?
   - Не знаю. Я не спрашивала, а Пола не рассказывала. Вокруг столько смертей...
   - Что стало с телом?
   - Пола оттащила его к складу, - Джесс указала в противоположную сторону. - К складу, что на пути к морскому пирсу.
   - Покажите.
   Они проследовали на противоположную сторону площадки, откуда открылся вид на ряд складских помещений, выстроенных вдоль дороги, ведущей к морю, синеющему за грядой редких невысоких скал.
   - Видите на обочине перед ближайшим ангаром выгоревший джип? Она похоронила его где-то за ним. Автомобиль тогда чадил сильно, а как Пола скрылась за ним, и вовсе вспыхнул словно спичка. Я тогда перепугалась сильно, думая, что новое нападение началось. А потом смотрю - она неспешным шагом направляется обратно.
   - Зачем же так далеко? Закопала бы у стены.
   Джесс пожала плечами, а затем с тревогой в голосе спросила:
   - Что происходит, Кайюс? С Полой что-то не так?
   - Я просто пытаюсь воссоздать цепь событий, происходивших здесь, а Пола не очень-то охотно идет на контакт, как ты уже заметила.
   - Быть может, это результат того, что ей пришлось пережить?
   - Возможно. Что ж, пусть копается вместе с Лассо в аэрокарах, разберемся без нее.
   - А ведь у пирса могут быть катера или что-то в этом роде, - снова посмотрела в сторону побережья Джесс.
   - Я тоже об этом думаю. - Ракитин развернулся и зашагал к доспехам. - Проверю прямо сейчас.
   Быстро облачившись в броню, Вадим, сбежал этажом вниз, в комнату отдыха, чтобы растолкать Тони Гуттлита. Отправив парня на пост наблюдателя, Ракитин покинул башню и заспешил к дороге на побережье.
   Быстро облачившись в броню, Вадим, сбежал этажом вниз, в комнату отдыха, чтобы растолкать Тони Гуттлита. Отправив парня на пост наблюдателя, Ракитин покинул башню и направился к дороге на побережье.
   Вышагивая между обломками техники, обходя раздувающихся под теплыми лучами мертвецов, Вадим ощутил себя одиноким странником, заброшенным в инфернальное пространство без входа и выхода, чей путь среди смерти и разрушения не закончится никогда. Чтобы отвязаться от этого липкого ощущения, он ударил себя перчаткой по шлему:
   - Ближе к делу!
   Вот и остов джипа. Вадим обошел его вокруг, пнул обугленные комья земли, вспаханной взрывом гранаты. Осколки изрешетили капот и дверь со стороны водителя. Ракитин рванул дверцу на себя. Водитель, уткнувшись лицом в руль, сидел на месте. Жар напалмовой гранаты впаял его обуглившееся тело в остатки кресла. Просканировав труп, Ракитин обнаружил идентификационный чип сотрудника службы транспортировки "Аламейн инжениринг".
   Покончив с осмотром водителя, Ракитин приступил к изучению пассажирской части салона. Именно здесь сработала граната и от того, кто здесь находился в момент взрыва, мало что осталось - в перегоревшей массе просматривались лишь нижние конечности, да череп.
   А вот это уже интересно, - вырвалось у Ракитина, когда при изучении черепа из мертвой глазницы на ладонь выкатился кибернетический имплант. Такой искусственное око позволяло видеть в темноте, сканировать помещения и окружающую местность без специальных приспособлений. Вживление за казенный счет подобного протеза были популярно в среде сотрудников спецслужб. Ракитин попытался оживить киберглаз - вдруг обнаружится запись хотя бы последних минут жизни носителя, но безуспешно. Однако разобрав механизм, он нашел достаточно. Согласно кодировке машинка оказалась собрана на предприятиях корпорации "Армстронг" специально для Управления полиции по охране объектов космической связи и транспортировки.
   "Кайюс", - раздался голос Квинто в наушнике.
   - На связи, - отозвался Ракитин.
   "Похоже, один из аэрокаров можно привести в нормальное состояние".
   - Сколько времени понадобится?
   "Если начать прямо сейчас, то завтра к вечеру он взлетит"
   - Действуйте. Я сейчас подойду и помогу.
   "Хорошо. Конец связи"
   Ракитин собрался уже направиться на выручку, как вдруг сканер боевого шлема чуть слышно просигналил тревогу и замолчал. Сбой системы или реальная опасность? Вадим окинул взглядом пустую дорогу к морю, ряды ангаров...
   Шагнув в темный проем ворот ближайшего складского помещения, Ракитин замер среди небрежно расставленных контейнеров и ящиков. Сигнал не повторялся, лишь шелестела листвой кроны деревьев снаружи, да стучал под очередным порывом бриза кусок пластика где-то об стену. Взгляд зацепился за стилизованное изображение цветка-четырехлистника на контейнерах. Так обычно маркировался груз с найсом. Ракитин сбил прикладом МГ замок ближайшего. Так и есть. В квадратном боксе золотились плотные ряды брикетов самого востребованного наркотика. База явно служила перевалочным пунктом контрабанды востребованного товара, который должен был с высокогорной комплекса сбора и переработки, запрятанного в отрогах Саламейна и охраняемого военными, напрямую отправляться на Новую Землю. Однако ручеек струился сюда, на склады "Аламейн Инжиниринг". Сомнительно, что это могло происходить без ведома военных и владельца компании. Владельца компании Ракитин лично пристрелил в туннеле под "Парсон-отелем", а один из высокопоставленных военных бряцал наручниками в каморке "донжона" в паре сотен метров отсюда.
   "Сдается мне, Колферу есть что сказать по поводу этих ящичков", - улыбнулся Ракитин опуская крышку контейнера.
   И снова щелчки сканера - над головой завис чужой "шмель"!
   Ракитин бросился на пол, выдав из МГ сгусток плазмы в сторону миниатюрного кибер-разведчика. В тот же миг ящики и контейнеры вокруг взорвались веером содержимого под струями пулеметного огня. На дисплее забрала проявились два бледных силуэта быстро приближающиеся с противоположной стороны склада - остались считанные метры. Яркая вспышка под сводом ангара полностью подавила работу электроники и, вжавшись спиной в бетон, Ракитин вслепую ответил сквозь остатки паллетов встречной волной плазменных зарядов, а затем серией гранат навесом. Ответ последовал аналогичный. Взрывная волна швырнула тело Ракитина к стене.
   "Не страшно. Враг мажет - значит, тоже ни черта не видит", - успокоил себя Ракитин, вновь падая на пол и переворачиваясь на спину. Взгляд упал на мостовой кран.
   - Поиграем! - Вадим ударил по опорам крана плазменными зарядами.
   Тяжелая рама рухнула вниз, туда, где должен был находиться наступающий враг. Над Ракитиным пронеслось цунами складского хлама, накрыв с головой, словно землей в могиле. Вадим замер с пальцем на спусковом крючке.
   Сколько пролежал погребенным под останками контейнеров, Ракитин не помнил, но, когда звенящая тишина в ушах стала невыносима, а члены начали затекать, он решил выбираться. Но внезапно тишина перестала звенеть - кто-то осторожной поступью пытался пробраться сквозь обломки. Ракитин сосредоточился на этом звуке. Противник был один. Второй мертв или затаился? Или выбрался на улицу и крадется вдоль стены, чтобы зайти в тыл со стороны входа?
   "Я сделал бы именно так", - подумал Ракитин, напрягая мышцы, и стремительно начал прокручивать события назад в попытке понять свое расположение в ангаре. Когда он рванет вверх, у него будет секунда, может полторы, но не больше.
   Рывком вскакивая на ноги, Вадим почти в упор выдал плазменный заряд в отшатнувшегося противника, и, не дожидаясь его падения или отпора, развернулся к воротам и выстрелил в силуэт в рогатом шлеме.
   Удар в спину бросил Ракитина вперед и вниз, лицом в землю.
  
  
   - Мне плевать, как вы это сделаете, но все... - Горский грохнул ладонями по крышке стола. - Слышите?! Все, кто связан с убийством Ронана Вайберта, должны быть найдены!
   Директор ФСБР обвел взглядом два десятка сидящих за столом офицеров - начальников специальных управлений. Лучше убили бы их всех скопом, чем одного Ронана. Начальник Управления аналитической разведки - какой-то родственник, имя которого переполненный эмоциями Горский вдруг забыл, отсутствующим взглядом рассматривал стену напротив. Виктору показалось, что гнев разорвет его изнутри.
   - Всех вас...- он с трудом перевел дыхание. - Если виновные этой бойни в центре столицы не будут изобличены, я всех вас лично расстреляю. Каждого! Иначе, на кой черт мне такие офицеры?! На кой черт они Федерации?! - Виктор ослабил галстук и добавил, опускаясь в кресло:
   - К семи часам вечера жду доклада лично от каждого о результатах работы за день. И никаких трансляций! Сюда, в кабинет, лично! Все свободны!
   Когда офицеры торопливо покинули кабинет, Горский тяжело поднялся и прошел в комнату отдыха. Достав из ретро-бара бутылку виски, он плеснул в стакан изрядную порцию и опрокинул ее в рот. Нет, не мог Вайберт уйти просто так, не сказав ни слова. Не таков был старый оперативник. Отставив бутылку, Горский вернулся в кабинет и вызвал секретаршу:
   - Распорядитесь подготовить аэрокар, Лотта. Я намереваюсь осмотреть место боя в Альфа-секторе Калифорния-сити.
   Конечно, можно было вызвать на телестены полную виртуальную трансляцию места преступления, но Виктор посчитал, что хотя бы в память о друге должен своими глазами увидеть место его последнего боя и, быть может, именно таким образом приблизиться к разгадке событий последних дней.
  
  

А зима будет большая...
Вот, гляди-ка, за рекой
Осень тихо умирает,
Машет желтою рукой.

Плачут мокрые осины,
Плачет дедушка Арбат,
Плачет синяя Россия,
Превратившись в листопад.

   Что это за странная песня, всплывшая из глубин памяти?
   "Папа, что ты слушаешь?"
   "Этой песне много лет, сынок. Наши далекие предки написали и спели ее".
   "И о чем же она?"
   Вадим открыл глаза и увидел перед собой рогатый шлем поверженного чужака. Но и он сам повержен - лежит распластавшись на бетонном полу, не чувствуя собственного тела, а в голове печалится вырвавшийся из далекого прошлого мотив.
   Что же тогда ответил отец?
   Вадим подтянул свою скрюченную руку, затянутую в опаленную перчатку и, щелкнув застежкой, стащил с мокрой головы шлем. Рогатый не шевелился - значит, достал его. А второго нет. Где же он? Стоит где-нибудь рядом и, целясь в голову, смакует агонию врага? И что со мной? Почему молчит кибер-медик? Разбит?
   "Она о том, сын, что смерть и жизнь всегда рядом, и порознь они не существуют. Человеку иногда приходится балансировать на узкой грани между ними. Учись держать баланс, а если начнешь падать - цепляйся".

И, сугробы сокрушая,
Солнце брызнет по весне...

А зима будет большая -
Только сумерки да снег.

   Подтянув вторую руку, а затем ногу, Вадим сумел встать на колени. Враг за спиной все еще медлил. Ракитин поискал глазами оружие. Но и "даяк" и пулемет рогатого были слишком далеко. Оставался лишь "гурон" на правом бедре и тесак на левом.
   "Да это ж целый арсенал", - мысленно усмехнулся Вадим и, опираясь о створку ворот, поднялся на ноги.
   Лиланд клонилась к закату, клочки редкого дыма неспешно ползли вдоль по улице.
   - Что ж, сам напросился, - буркнул Ракитин, унимая головокружение и приступ тошноты. - Надо было сразу добивать.
   Хлопнув себя бедру и резко развернувшись на сто восемьдесят градусов, Вадим направил ствол прыгнувшего в руку оружия в темноту ангара...
   Но враг был уже мертв. С развороченной плазмой шеей, он в предсмертной судороге успел нажать гашетку пулемета и отправить в спину Ракитину несколько пуль, а теперь недвижно лежал среди развороченных контейнеров и брикетов найса. Несмотря на стремительно нарастающую боль в спине, Вадим рассмеялся:
   - Поживем еще!
   Подобрав один из брикетов и впившись зубами в его содержимое, Ракитин осмотрел тела, предварительно разворотив им головы контрольными выстрелами. Это были военные, рядовой состав гренадерских частей планетарных войск.
   "Они действовали вместе. Могут ли инфицированные действовать сообща? Вряд ли", - думал Вадим вытягивая кассету кибер-медика из бокса в доспехах ближайшего трупа. По данным кибера, его прежний владелец перед смертью был здоров как бык.
   Вадим снова бросил взгляд на мертвеца, обратив внимание на зеленую повязку поверх нарукавных шевронов. Такие тряпки в последние годы стало модно повязывать на предплечье, чтобы подчеркнуть свою приверженность исламу. В вооруженных силах такие действия запрещались. Солдаты явно не контролировались командованием. Откуда они появились? Ведь он досконально изучил окрестности с помощью дрона. Мародеры?
   Электроника шлема и коммуникатор вышли из строя, и Ракитин, вколов себе дополнительную порцию болеутоляющего и продолжая жевать найс, потопал в сторону порта, со стороны которого нападавшие появились. Через четверть часа он обнаружил десантную лодку, причаленную у пирса. Теперь можно было возвращаться в башню.
   Когда впереди, в наползающих сумерках, показался "донжон", сердце Вадима тревожно забилось. Столбы света, направленных в небо прожекторов гасли и возникали вновь в определенной последовательности.
   - Черт! Это же сигнал! - вырвалось у Ракитина, перешедшего на бег. Послышалось таканье пулеметной спарки.
  
  
   ГЛАВА 6
  
   Горский в сопровождении руководителя следственной группы и начальника экспертного отдела брел по этажу небоскреба ставшего местом неравного сражения агента Вайберта с неизвестными террористами. Разбитые крупным калибром стены и лужи оплавленного пластика, под ногами хрустят битого стекла. В очках виртуализированной системы то и дело возникали пометки и пояснения - здесь лежало тело клерка Ниязи с проникающим ранением живота, там кисть руки технического служащего Полака, а вот на этом фрагменте офисного стола обнаружены следы крови РОнана Вайберта.
   Когда перед Горским возникло зеленое поле гольф-клуба, он сорвал с переносицы очки и судорожно вздохнул. Подойдя к покосившемуся мобилю с густыми бурыми подтеками на борту, Виктор склонил голову.
   - Вайберт покончил жизнь самоубийством, - вывел Горского из оцепенения голос руководителя следственной группы. - Видимо, тяжелое ранение в ногу и потеря крови препятствовали...
   - Информационные носители на теле обнаружили? - перебил Горский не оборачиваясь.
   - Нет.
   - Коммуникатор?
   - Он пуст - чип изъят. Предполагаю, это сделали преследователи. Но, скорее всего, информация представляющая инетерес была лишь у него в голове. Не зря же...
   - Ищите лучше, - снова перебил Горский, продолжая стоять к спутникам спиной. Закрыв глаза, он мысленно еще раз прошелся по кровавому маршруту Вайберта. Нет, Ронан был не так прост. Информацию он добыл и спрятал. Виктор в этом не сомневался.
   - Алан, - развернулся директор к начальнику экспертного отдела, - возьмите под личный контроль изучение каждого миллиметра места преступления.
   - Будет исполнено, сэр.
   - И...- Виктор ткнул пальцем полковнику Кравчику в грудь. - Пусть особое внимание ваши подчиненные уделят обнаруженным телам. Выпотрошите, просканируйте и изучите досконально каждого. Докладывать мне о результатах ежедневно, лично.
   - Да, сэр.
   - Что по нападавшим, полковник, - развернулся Горский к начальнику следственно-оперативной группы.
   - Классический зомби-вариант, сэр. Организаторы задействовали группу людей, не подозревающих о том, что являются носителями определенной программы тайно внедренной в сознание. Определенный аудио или видео-код активировал ее, и ничем не примечательные служащие превратились в отряд убийц...
   - А по окончании миссии следует приказ на самоликвидацию, - устало продолжил за полковника Бэнкса Виктор.
   - Так и есть, сэр. Пока обнаружили девять тел.
   - Ищите командира группы. Такую большую команду должен был экипировать и координировать нормальный человек. Возможно, что он еще жив.
   - Согласен, сэр.
   - Вечером жду доклад о результатах. Подключите "Биотек", если необходимо...
   - Господин директор, - ожил коммуникатор Горского голосом Лотты, - вас вызывает на сеанс квантовой связи адмирал Стаут. Высшая категория срочности, сэр.
   - Переведите трансляцию в мой служебный аэрокар, Лотта. Я буду в нем через пять минут, - распорядился Виктор и заторопился к лифту.
  
   Лавируя под огнем пулемета среди разбитых остовов машин, Ракитин разыскал Квинто и Полу Смит, приткнувшихся за превращенным в решето аэрокаром. Прожекторы уже не пульсировали в сторону орбиты, а рыскали по территории базы.
   - Что происходит?! - Вадим вжался в землю рядом с Беном.
   - Я сам ничего не понимаю, Кайюс, - озадаченно сообщил Квинто. - Эта свистопляска началась часа два назад. Спарка в автоматическом режиме палит по нам и на связь никто не выходит.
   - И никто наверху не появлялся?
   - Появлялся разок хрен с усами, который выдал по нам обойму из гранат и снова спрятался, - зло процедила Пола. - Похоже, майор, подчиненные тебе больше не подчиняются.
   - Гарри обстрелял вас?
   Квинто нехотя кивнул и нахмурился:
   - Ты-то где был?! Что делать ума не приложу! Неужто до ребят эта странная чума добралась? Как такое могло произойти.
   - Объясни, майор, своему остолопу, что они творят, - усмехнулась Пола.
   - Я решил осмотреть пирс и там нарвался на мародеров. Пришлось повозиться, - вздохнул Ракитин и вжал голову в плечи, когда очередная пуля прошила кабину аэрокара насквозь и вынесла рваный кусок обшивки.
   - О чем это она, Кайюс?
   - Таким образом они передают сигнал на орбиту.
   - И каков текст?
   - "Здесь генерал Колфер. Требуется помощь и эвакуация. Дайте связь".
   - Полицейский спецназ, говоришь, - сощурилась Пола.
   - В любом случае, надо держаться вместе, - развернулся к девице Ракитин.
   - Ни черта себе, как тебе спину разворотили, Вернье! - заметил Квинто.
   - Да, подставился немного, - согласился Ракитин и чувствуя наплывающую волну слабости попросил: - Помоги снять панцирь, Бен. Найс, конечно, помогает, но рану надо обработать. Похоже, броня не все пули остановила. Чувствую, сочится.
   - Только не вздумай отдать концы, Вернье, - буркнул Квинто, помогая Ракитину. - Только не сейчас.
   - Договорились, Бен.
   - Вот влипла! - сплюнула Пола.
   - Следи за небом, Пола. Скоро пожалуют гости.
  
  
   "Я был захвачен террористами, часть которых мне удалось перейти на свою сторону, - вещал с экрана человек похожий на генерала Стивена Колфера. - В данный момент мы забаррикадировались в башне транспортного управления и связи базы "Север" компании "Аламейн инжиниринг". С нами дети персонала базы. Требую срочной эвакуации. Сообщите в Штаб Планетарных войск".
   - Мои действия, сэр? - вопросительно взглянул на Горского адмирал Стаут. - Установленный режим карантина препятствует любой помощи оставшимся на планете, но руководство Планетарных войск настаивает на спасательной экспедиции.
   - Обработали изображение?
   - 98% , что это Колфер.
   "Надо же, старый пес выжил. Хотя сдается мне, не просто так...", - подумал Горский, а вслух сказал:
   - Не могу исключить, что это уловка террористической группы, пытающейся вырваться с планеты. Помимо опасности распространения заражения, мы можем дать шанс спастись преступникам. Этого никак нельзя допустить. Что вы сами думаете, адмирал?
   - Если позволит Президент, то можем спустить автоматический челнок, а по возвращению к кораблю-носителю, заблокировать его и тем самым изолировать всех эвакуированных до выяснения обстоятельств.
   - Блестящая идея, адмирал. Действуйте, а разрешение Президента я беру на себя. Помимо этого я сейчас же свяжусь со своим представителем на борту вашего флагмана, чтобы он организовал специальную группу по изучению эвакуируемых лиц.
   Когда экран ДКС - дальней квантовой связи погас, Горский посмотрел на часы. До сеанса связи с майором Демпси - представителем ФСБР при штабе адмирала Стаута осталось двадцать минут. Есть время еще раз все продумать. Однако к однозначному решению Виктор придти не смог и через двадцать минут. Аэрокар уже приземлился в штаб-квартире, а сам директор переместился в свой кабинет, но Виктор продолжал колебаться.
   Вот показался на экране ДКС Артур Дэмпси. Внимательно прослушав под пристальным взглядом шефа запись разговора с адмиралом, Дэмпси тихо прокашлялся и выдал:
   - Есть важная информация по данному вопросу, сэр.
   - Выкладывай, - напрягся Горский.
   - Мой источник здесь сообщает, что агент Управления разведки Планетарных войск, работающий под прикрытием, уже получил от своего руководства задание в случае попытки эвакуации Колфера сделать так, чтобы транспорт с ним на орбиту не вернулся.
   - То есть...
   - Речь идет о ликвидации, сэр.
   - Колфер упомянул о каких-то детях.
   - Да, вскользь упомянул. Но на экране он всегда один. Кто там с ним на самом деле неясно, сэр.
   - Обработали запись?
   - Да. Он говорит без принуждения, находится в ясном уме и здравии. Слышится стрельба из автоматического оружия - тяжелый спаренный пулемет "Супергатлинг", сэр.
   - Колфер уже давно подозревается в неблаговидных делах, начиная от контрабанды оружия и наркотиков и заканчивая организацией незаконных военных операций. На сей раз, по всей видимости, дело дошло до сговора с террористами. Разведка Планетарных войск это пронюхала и спешит предпринять меры, чтобы избежать позора.
   - Подчищают хвосты, сэр, - послушно кивнул майор.
   - Их можно понять, - решился Горский. - Пусть агент Планетарных войск сделает дело. Проконтролируйте, чтобы у него все получилось, майор. Вы поняли?
   - Да, сэр.
  
  
   - Адмирал Стаут гарантировал моему руководству безоговорочную поддержку! - на скулах Корнелиуса Сайкла, или как там его, заходили желваки.
   - Адмирал ее, безусловно, окажет, но сегодня высадка вашей команды в данной точке невозможна, - нахмурил брови Рейли. Гангстер и монстр за его спиной все больше раздражали лейтенанта. И только переведенная их хозяевами на имя адмирала кругленькая сумма, с которой и Рейли планировал хорошенько поиметь, заставляли капитан-лейтенанта проявлять терпение.
   - Поделюсь с вами секретной информацией, Корнелиус, - доверительно понизил тон Рейли. - Сегодня там планируется спецоперация ФСБР и нам с вами лезть под горячую руку не стоит. Завтра ситуация изменится и вы без помех стартуете в нужном направлении.
   - Рейли, я ограничен во времени, - склонился к столу Сайкл, пахнув в сторону офицера запахом пота, отчего тот брезгливо отклонился назад. - А что если изменить точку высадки? Высадимся в другом месте, а куда надо дотопаем или долетим на планетарном транспорте.
   - Быть может, - задумался Рейли, украдкой бросив взгляд на часы. Время поджимало и его, - но не на побережье.
   - Укажи.
   Рейли вызвал виртуальную карту и ткнул пальцем в небольшой островок посреди моря:
   - Если адмирал позволит, то, например, рядом с этим островом. По нашим данным там концентрируются не подвергшиеся инфицированию жители планеты. Вы будете одними из них. Оттуда направитесь, куда хотите.
   - Да это почти двести двадцать километров...
   - Час на лодке или считанные минуты на аэрокаре, - улыбнулся Рейли. - Только если вас расстреляют люди из ФСБР, сами будете виноваты. Послушайтесь совета и повремените с побережьем до завтрашнего утра.
   - Ладно, повременим, - буркнул гангстер, - но высадка сегодня! Идите к адмиралу!
   - И помните, - встал с кресла Рейли, - люди на острове не должны знать, что вы прибыли с орбиты. Это не нужно ни нам, ни вам.
   - Ладно, - встал и Сайкл. - Мы будем готовы через час. Надеюсь, вы пробьете нам разрешение, капитан-лейтенант.
   Когда дверь за посетителями закрылась Рейли устремился ко второму выходу, через свою не по-адьютански тесную каютку. Из-за адмирала Стаута значительно расширившего личные апартаменты на борту флагмана, остальные офицеры довольствовались весьма скромной жилплощадью. Младшим и вовсе приходилось делить одну каюту на двоих.
   Оказавшись в коридоре, Рейли перешел на спокойный шаг и направился к транспортным отсекам. Его интересовал челнок, готовящийся к отправке на Альпину. Несколько техников вовсю суетились вокруг транспортного аппарата под охраной скучающего морского пехотинца. Проследовав в туалетную комнату, Рейли заперся в кабинке и набрал комбинацию цифр на коммуникаторе. Микрочип, в кишечнике одного из техников активировался. Простейшее устройство попало в организм вместе с колой на утреннем инструктаже в душном кабинете с вышедшей из строя системой вентиляции. Когда бедолага присел на унитаз в соседней кабинке, уже переоблачившийся в рабочий комбинезон Рейли, надвинул пониже на глаза кепи и к челноку. Цилиндр с гелланской взрывчаткой свободно помещался в набедренном кармане. Оставалось лишь пробраться в двигательный отсек.
  
  
   - Дай комм, - попросил Ракитин, снова облачившись в броню. - Мой сдох, как ты знаешь.
   - Бесполезно, не отвечают, - обиженно скривился Квинто, - ни Гарри, ни Шон, ни мальчишки, черт их дери!
   - Неужели и Шон поддался, - нахмурился Вадим.
   - Ничего не понимаю. Мы столько лет знали друг друга, а теперь они палят по нам, словно...- Квинто сокрушенно покачал головой.
   - Гарри, Вернье на связи, - поднес коммуникатор к губам Ракитин. - Ответь.
   - Гарри, а можно к вам присоединиться? - хохотнула Пола.
   - Гарри, чтобы тебе ни сказал Колфер, ничего у вас не получится. Поверь, выбраться мы сможем только сообща. Колфер - дохлый номер. Он сам этого не понимает, но это так. Никто вас спасать не будет, а расстрелять расстреляют. И тебя, и мальчишек, и генерала.
   Коммуникатор молчал, но стрельба прекратилась.
   - Просто у них патроны к спарке кончились, - небрежно заметила Пола, закидывая жевательную резинку в рот. - Можно попробовать атаковать. Развернем ракетную установку, что я заприметила на патрульном аэрокаре метрах в ста севернее отсюда и...
   - Нет, атаковать своих товарищей мы не будем...
   - Извини, Кайюс, но я тебе не доверяю, - вдруг откликнулся коммуникатор голос Гуттлита-старшего. - Но даже если я ошибаюсь и ты хороший парень, не думаю, что наши шансы велики. Мы с парнями пойдем другим путем.
   - Шон тоже так решил?
   - Он на перепутье. Дай ему поговорить с нами...
   - А как же я, Гарри? - вклинился в разговор Квинто. - Как ты мог променять меня на посулы этого ублюдка? Из-за таких как он, разваливается Федерация. Они же продают все и вся, делят людей на господ и рабов...
   - Я устал от этой борьбы, Бен. Справедливости на всех не хватит. Ни к чему это не приведет...
   - Смотрите! - Пола показала пальцем в ночное небо, три звезды в котором стремительно увеличивались.
   Настроив встроенный сканер МГ, Ракитин вскинул в сторону приближающихся огней, ствол.
   - Все, разговор окончен. Мы уходим, парни, - снова послышался голос Гарри. - Не пытайтесь помешать, иначе...
   - Это ловушка, Гарри! - опустил "даяк" Ракитин. - Не ведись!
   - Заткнись, Вернье! Твои товарищи сделали правильный выбор, а вот тебе придется сдохнуть здесь. И если хочешь прожить пару лишних часов, то сиди тихо и не мешай нам, - ответил вместо Гуттлита Колфер.
   - Что ты увидел, Кай? - с тревогой глядя на приближающиеся огни, прошептал Квинто и тоже вскинул свой МГ.
   - "Транс-Универсал" - старая модель орбитального челнока, созданного для преимущественно автоматического перемещения по заданному маршруту.
   - Знаю такой, - улыбнулся Квинто, - Неповоротливое и неприспособленное для боевых действий корыто. Это ж хорошо!
   - Черт возьми! - взорвался Вадим. - Это не спасательная операция, а ее видимость!
   - Хочешь сказать, что этот транспортник не вернется на орбиту? - дошло до Полы.
   - Пусть Колфер катится куда хочет, Гарри! - снова попытался связаться с Гуттлитом-старшим Ракитин. - Мы не будем препятствовать ему! Только вы не вздумайте грузиться на этот чертов транспортник!
   Транспортник завис над посадочной площадкой в паре сотен метров от "донжона".
   - Они, похоже, выходят...- осторожно выглянув из-за укрытия, сообщила Пола.
   Попытался выглянуть и Ракитин, но спарка снова застучала пулями по обшивке истерзанного аэрокара.
   - Черт! - приник к земле Ракитин. - Они детей выводят! Нельзя допустить их посадки на "Транс", Бен!
   - Я не понимаю, что происходит...- растерянно захлопал глазами Квинто.
   - Заткни эту чертову спарку, Бен! Прямо сейчас! Пола помоги ему!
   Ракитин рванул к туше гусеничного тягача, темневшего неподалеку. Под серию взрывов гранат, которыми Квинто окатил пулемет, пытающийся скорострельной струей срезать бегущего противника, Вадим плюхнулся на землю, метнулся к противоположной стороне машины и выглянул из-за гусеницы. Четыре фигуры, закованные в латы, окруженные подростками, быстро двигались к грузно припавшему к бетону челноку, сверкавшему посадочными огнями. В конце колонны семенила, оглядываясь, Джесс с внуком на руках. Погрузочный пандус "универсала" начал медленно опускаться, готовясь к приему пассажиров. Вадим прицелился. Заприметив его, вскинул "даяк" и один из латников.
   Они выстрелили одновременно. Пуля рикошетом от обшивки тягача ударила в шлем Ракитина, сбивая с ног. Падая, Вадим увидел, как, всплеснув руками, полетел навзничь и противник. Подростки бросились врассыпную, кто-то бросился на землю, а некоторые бегом устремились к транспортнику.
   - Черт! - Вадим вскочил на ноги, выпуская последнюю обойму гранат по пандусу. Прикрывая товарищей, подхвативших раненого, один из латников огрызнулся в сторону Ракитина очередью плазменных зарядов. Вадим снова припал к земле. Сбитая плазмой гусеница, распадаясь на звенья, метнулась вместе с парой траков в воздух. Как только горячая волна прошла над ним, Ракитин вновь вскинул голову. Деформированный взрывами гранат, пандус завис на полпути. Но для Вадима главным было не это. Подростки напуганные взрывами, отхлынули от челнока и вжались в бетон. Только бы никто из них не погиб.
   Колфер и его спутники уже достигли "пандуса" и начали споро карабкаться внутрь, постреливая в сторону Ракитина. Но боезапас его МГ был полностью израсходован, а от "гурона" против "гоплита" толку не много, и Вадим просто следил за беглецами, осторожно выглядывая из-за укрытия. Квинто не решился стрелять по товарищам. Молчало и оружие выжидающей Полы.
   Как только Колфер и Гуттлиты, а Ракитин не сомневался, что Шона среди закованных в латы бойцов не было, скрылись в чреве транспортника, Ракитин поднял забрало шлема и бросился в сторону поднимающихся подростков.
   - Назад! - замахал Вадим руками на бегу. - Зубейда! Назад!
   Вадим помог подняться на ноги Джесс, разбившей в кровь колени.
   - Что происходит?
   - Транспортник заминирован! - Ракитин подхватил на руку Дэнни.
   Джесс, прихрамывая, вслед за Вадимом принялась останавливать детей. С помощью Зубейды им удалось это сделать достаточно быстро. Ракитин с облегчением вздохнул, когда убедился, что в перестрелке детишки отделались лишь ссадинами и шишками.
   - Все, быстро уходим отсюда! - посматривая на задрожавший перед стартом челнок, торопил испуганных подопечных Ракитин.
   - Ваш арестант, Вернье, сообщил, что он - генерал Стивен Колфер, а вы террорист, - с сомнением оборачиваясь в сторону отрывающегося от поверхности площадки челнока, заговорила Джесс. - И ваши люди поддержали его.
   - Потом объяснения, Джесс! Надо скорее укрыться в башне! Бегом!
   Навстречу из-за укрытия вышли Лассо и Пола, выражения лиц которых не светились дружелюбием.
   Громкий хлопок и озаривший все вокруг желтый свет, заставил всех устремить взоры в небо. Челнок, успевший только-только подняться над ломаной линией гор, разваливался на объятые пламенем фрагменты. Раскаленными глыбами они падали вниз и со скрежетом и визгом распадались на более мелкие куски.
   - Гарри! Парни! - ошеломленно выдохнул Квинто.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"