Дроздов Константин Александрович: другие произведения.

Смерть гарантируется / ч.2, гл.10

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   ГЛАВА 10
  
   Яхта премьер-министра вальяжно покачивалась на легких волнах изумрудных вод Пионерского залива, на берегах которого раскинулся Калифорния-Сити. Насадив наживку на крючок и закинув леску в бурун за кормой, Файнберг продолжил разговор с директорм ФСБР, примостившимся на скамейке у борта:
   - Никакой теократии не будет. Эту бредовую идею Хеврона мы, считай похоронили. А вот игнорировать идею использования религии в своих целях глупо. Империя Кайзы разваливается на глазах. Кому как не тебе знать, что счет трупов его бывших подельничков, грызущихся за наследие, перевалил за сотню. Имамы уже потянулись ко мне, понимая, что ныне президентский клан ест только из моих рук. Будет есть и аятолла. Объявим ислам официальной религией Федерации, а затем освободим духовенство от налогов, поможем с пропагандой и с переселением верующих на окраинные миры. Там сформируем из них подконтрольные диаспоры, которые раздавят любого, кто будет недоволен политикой центральной власти. Сегодня эти ребята мирно моляться в своих синагогах, а завтра они - штурмовые отряды...
   - Ты хотел сказать "в мечетях", - поправил Горский, грея в руке бокал с бурбоном. - Мусульмане молятся в мечетях.
   - А? Что? - сверкнул солнцезащитными очками и белозубой улыбкой, Файнберг. - Ах, да, в мечетях...Какая разница - синагоги, мечети и что там еще у них...Подконтрольная, недалекая в понимании реальности, масса - вот о чем речь. Тут большую роль должны сыграть ваши агенты, Виктор. Тот самый контроль и при необходимости помощь оружием - вот задача ФСБР. Будем подавлять непокорные колонии изнутри.
   - Я не понимаю, Карлтон. А как же план Лорана и свобода для колоний?
   - Замотаем его. Можно дорабатывать и обсуждать законопроект годами. А потом исламская ловушка захлопнется.
   - Заигрывать с церковниками и одурманенной их мифами чернью опасно. Рано или поздно они устраивают крестовые походы или джихады, которые превращаются в гражданскую войну. В войну, которой мы пытаемся избежать, - покачав головой, Горский поставил нетронутый бокал в нишу выдвижного столика. - Нельзя менять план на полпути. Ни к чему хорошему это не приведет.
   - Он устарел, Виктор. Поверь мне. - Файнберг сверкнул улыбкой и ловко выдернул из воды трепыхающуюся рыбину переливающуся чешуей всех цветов радуги.
   - Банши это не понравится.
   - Я улажу этот вопрос, - бросил рыбину в контейнер Файнберг.
   Самонадеянный политик и бизнесмен рисковал играючи, как всегда. И, судя по тому, что он добрался до столь высокого государственного поста и явно, не без оснований, рассчитывал на президентское кресло в будущем, ему раз за разом удавалось достичь поставленных целей. Вот только на этот раз на кон он пытался поставить слишком много - судьбу всей Федерации. Виктор поежился от порыва прохладного бриза, но мгновением позже понял, что покрыться мурашками его заставил не ветер. Перспектива, обрисованная премьер-министром, все более казалось директору ФСБР самоубийственной авантюрой.
   "Файнберг становится опаснее выживающего из ума Хеврона", - завертелось в голове у Виктора.
   - Надеюсь, ты со мной? - обернулся к Горскому премьер. - Я сразу разглядел в тебе потенциал человека, пригодного для настоящих дел. Жаль, что Хайсмита пришлось подвинуть, но он думал только о себе. А играть необходимо в команде. Согласен?
   - Конечно, - кивнул Горский и подумал о том, что секретный отчет об очередной разборке между подручными Кайзы, в результате которой число жертв этой невидимой криминальной войны перевалило за сотню, появился на его столе только сегодня утром, а Файнберг уже в курсе. Намек на судьбу предыдущего директора ФСБР Виктору тоже не понравился. Горский почувствовал себя под колпаком, и это разозлило его. Однако внешне он никак этого не проявил. Дотянувшись до отставленного бокала, Виктор неспешно осушил его, окончательно решив, что настала пора действовать по собственному плану.
   Файнберг с довольной улыбкой выволок из воды очередной переливающийся радугой улов.
   - Хорош трофей, Карлтон. Вот только есть эту рыбину нельзя - ядовитая тварь.
  
  
   Ракитин отвел рукой в сторону очередной полуразложившийся, изъеденный рыбами труп, выплывший навстречу из-за поворота, и чуть было не потерял равновесие, когда его задел ластами выскочивший следом тюленеобразный сайл.
   - Тьфу ты, черт ластоногий! - послышался в наушниках голос недовольного Лассо.
   Час назад, как только стало темнеть, маленький отряд, состоящий из Ракитина, Квинто и Полы тихо ушел под воду с борта катера, обращенного в сторону открытого моря. Ему предстояло достигнуть останков транспортного аэрокара, когда-то рухнувшего на рифы у западного побережья Амала. Часть сохранившегося корпуса воздушного судна, насаженная на камни словно на пики и превратившаяся в лежбище усатых сайлов, тянулась почти до самой кромки скалистого берега. Ракитину пришла в голову мысль перед высадкой провести рекогносцировку, для чего скрытно пробраться на сушу сквозь чрево потерпевшего крушение аппарата.
   Миновав поворот и сделав несколько шагов вверх по восходящей палубе, Вадим приблизился к Поле, чья голова и плечи уже возвышалась над уровнем воды. Поднял забрало и Ракитин.
   - Через пару метров трап на нижнюю палубу, но ее нет. Лишь коралловое дно.
   - Значит, дошли? - вынырнул рядом Лассо.
   - Еще метров двадцать до берега, - пояснила Пола
   - Пройдем без проблем.
   - Торопиться не будем, Бен. Я выхожу на берег первым, осматриваюсь. Если все чисто, выходите и вы.
   - Если грязно, то уйти из этой коробки все равно не дадут, Кайюс, а снаружи втроем мы - сила - серьезная огневая мощь.
   Ракитина беспокоил шагающий робот, а вернее, шагающая платформа, на которой была установлена вращающаяся турель автоматического тяжелого пулемета "Циркон Доминатор". Такое оружие в считанные секунды может порвать все что угодно и кого угодно. Допускать боя лоб в лоб не стоило ни в коем случае. Подумав, Вадим приказал:
   - Раздевайтесь.
   - В каком смысле? - нахмурилась Пола.
   - Снимайте броню. И доспехи, и стрелковое оружие оставляем здесь. Берем только ножи.
   Спутники Ракитина непонимающе переглянулись.
   - Ты же мастер маскировки, Пола, - усмехнулся Вадим. - На острове должны быть сотни беженцев. У нас не разведка боем. Забыли?
   Не дожидаясь ответа, Ракитин принялся быстро разоблачаться. Лассо и Пола с недовольными физиономиями последовали примеру.
   Четверть часа спустя, вынырнув у самого берега, Ракитин быстро преодолел узкую полоску песка с лоснящимися телами посапывающих сайлов и, цепляясь за острые края скальных выступов, начал карабкаться к густым зарослям наверху. Искусственный глаз помогал отлично ориентироваться в темноте.
   Приглушенные голоса заставили замереть. Неужели засекли? Поскакали мелкие камешки, а затем вниз полетело что-то светлое и с плеском ухнуло в буруны, пенящиеся вокруг гранитных валунов, торчащих из воды правее места высадки. Дождавшись, когда голоса начали удаляться Ракитин, отлипнув от стены, быстро спустился обратно. Из воды показалсь Пола и Шон. Сделав знак товарищам, Вадим направился к месту падения.
   - Девчонка? - послышался голос Полы за спиной, когда Ракитин опустил на песок безжизненное тело. - Вот так они избавляются от инфицированных, значит?
   - Умерла не здесь и не сейчас, а часа часа три-четыре назад, - бегло осмотрев тело молодой женщины, констатировал Ракитин. - Голова цела, а вот...
   - Что там?
   - Промежность почти разорвана.
   - Падение?
   - Не думаю.
   - Нам нельзя задерживаться! - зашипел Лассо. - Черт, до чего же вода холодная!
   Ракитин вздохнул, глядя на хрупкое, изломанное тело - почти детское. Не место бедной девчушке здесь, среди прибрежных прожорливых тварей.
   - Положим ее в ту скальную нишу и заложим камнями.
   - Ладно, давай помогу, - пробурчал Лассо.
   - И чего вы с ней так возитесь? - пожала плечами Пола, наблюдая за их действиями.
   - Не должны дети погибать вот так, - снова вздохнул Вадим, вкладывая последний камень.
   - Жизнь - это война, которую проигрывают все, но тот, кто слабее - в первую очередь, - бросила Пола и начала ловко карабкаться вверх. Не мешкая, за ней устремился и Лассо.
   Под ночным бризом мокрая одежда колко холодила кожу, и Вадиму казалось, словно он физически ощущает ту страшную тьму, что навсегда объяла девчушку под камнями. Какая мразь позволила себе так надругаться над ней и швырнуть в пустоту небытия?
   Окуда-то сверху снова недовольно зашипел Лассо и, цепляясь за скальные выступы, Вадим начал подъем. Он скользил по отвесной стене все быстрее и быстрее, а из головы не выходило мертвое белое лицо и огромные распахнутые глаза, последний раз отражающие звезды.
   Зеленка поверх скал оказалась не столь густой, как казалось издали. Редкие низкорослые деревца с изогнутыми стволами и клочки травы, с трудом пробивающейся сквозь трещины в граните, не мешали движению. Вскоре маленький отряд выбрался к неширокой, но хорошо укатанной дороге и быстро двинулись вдоль нее туда, где предполагалось наткнуться на поселение беженцев. Ракитин надеялся, что патрульная платформа с "доминатором" в этот час все также следует вдоль берега за катером, дрейфующим под управлением Косуги, а значит, находится на противоположной оконечности острова.
   Вскоре разведчики заметили впереди колеблющееся пламя. Осторожно подкравшись, они рассмотрели на обочине дороги, костер с собравшимися вокруг него людьми. Их было десятка три.
   - Мы обыскали уже весь остров, Рок, - послышался голос.
   - Каждый клочок обшарили, - подхватил другой.
   Пользуясь тем, что собравшиеся были увлечены обсуждением, разведчики примкнули к задним рядам и прислушались.
   Хмурый пожилой человек в центре круга, у самого костра, стоял опирясь на крепкую сучковатую палку. Когда голоса вокруг смолкли, он поднял голову с седыми волосами и тихо сказал:
   - Нет, не все.
   - О чем ты, Рок?
   - Я говорю о территории центра "Аламейн".
   Голоса смолкли окончательно. Лишь трещал костер, посылая в темно-синее небо желтых искр.
   - Вы же знаете...Нам туда никак...
   - И это говоришь мне ты, Калеб?
   Полотоно дороги осветилось светом фар и из-за деревьев, скрывавших поворот, показался джип с пассажирами в военной форме. Повернувшись в сторону машины, люди у костра вновь замолчали. Сержант с эмблемой планетарных войск на лихо заломленном берете небрежно соскочил на землю. Покрутив головой, словно гончая ловящая запах, он в сопровождении солдата с автоматической винтовкой наперевес двинулся к костру. Левую руку и того, и другого украшали небрежно повязанные зеленые шарфы.
   - Салям, - небрежно бросил сержант.
   - Салям, - послышалось нестройное в ответ.
   - Чего собрались? - отпихнул в сторону ближайшего беженца сержант. -Спать уж давно пора!
   Собравшиеся стали торопливо расступаться перед громилой в латах. Лишь Рок остался стоять, как стоял. Только глаза его недобро заблестели.
   - Опять воду мутишь, Рок? - скорчил недовольную физиономию сержант, остановившись перед стариком. - Найдется твоя девчонка, не заводи народ. Нашла себе кавалера и развлекается где-нибудь. Надоест гулять, появится.
   Старик до белых костяшек стиснул импровизированный посох.
   - Это в лучшем случае, Рок, - продолжал издеваться сержант, перекатывая во рту жвачку. - В худшем - свалилась со скалы и поминай, как звали. Она же у тебя археолог и всюду совала нос.
   - Выбирайте выражения, сержант! - рванулся из толпы молодой парень и тут же полетел на землю, отброшенный прикладом М-2.
   - Заткнись, сопляк! - сержант упер палец в грудь тут же вскочившего на ноги парня.
   - Отойди, Калеб, - тихо сказал старик.
   - Слушай старших, Калеб, - улыбнулся сержант, и его квадратное лицо еще больше расползлось вширь.
   - Мы хотели бы осмотреть территорию комплекса, принадлежащего "Аламейн", Пинчук.
   - Фасайл тебе уже все разъяснил, Рок. Кейши у нас нет. Вся территория комлекса находится под круглосуточным видеонаблюдением - мышь не проскочит.
   Старик снова сверкнул глазами, но промолчал и развернулся к военному спиной.
   - Я еще не закончил! - Пинчук обвел глазами присутствующих. - Кто из вас по берегу шатался полчаса назад?
   - Мы будем искать ее, пока не найдем! - горячился Калеб.
   - Если в следующий раз кого застукаем на побережье после наступления темноты, будем без предупреждения открывать огонь на поражение! Все поняли? А теперь расходитесь, да побыстрее!
   Рок молча развернулся и направился прочь от костра. Вслед за ним в темноту потянулись и остальные.
   - Недоумки! - сплюнул сержант и направился обратно к джипу.
  
  
   Стена дома стала прозрачной, открыв панораму небольшого луга, блестящего росой в лучах восходящего светила. Осторожно, чтобы не разбудить беременную супругу, Канти Ре Санвалос откинул одеяло и сел на край кровати.
   На выпас потянулось стадо розовобоких бонков. Лениво пощипывая сочную траву, они медленно разбредались по влажному изумрудному ковру. С темной шапки лесной чащи ограничивающей луг сорвалась первая стая харналов - крепкоклювых птиц, желающих позавтракать юркающими среди стеблей травы мелкими грызунами. Сорваться бы сейчас с места и ему. Рвануть в самую чащу, чтобы поймать ноздрями прохладный воздух, насыщенный сотнями запахами, почувствовать, как на бегу хлещут по лицу и груди упругие ветви, а затем длинным прыжком достигнуть дичи и впиться ей в шею клыками. Так охотились предки тысячи лет назад. Дышали полной грудью этим миром. Ныне банши окружает высокотехнологичный комфорт и послушные бонки, по расписанию сдающие кровь.
   - Тебя что-то тревожит? - послышался тихий голос Мирор. Она все-таки проснулась.
   - Все хорошо, - обернулся Канти и коснулся серой, с серебристым отливом, руки супруги.
   - Я тебя знаю, Канти. По утрам ты так смотришь в окно, только когда тебя что-то мучает.
   - У меня такая должность, Мирор, - улыбнулся Канти и погладил живот супруги. Это будет их пятый ребенок. Первые четыре уже взрослые - служат и работают на дальних рубежах Республики.
   - Мне ли не знать, - улыбнулась Мирор. Будучи офицером "Дзангазы", она десять лет провела на оперативной работе, пока не познакомилась с Канти и тот не добился ее перевода в аналитический отдел.
   - Мне предстоит принять трудное решение, - снова повернулся к окну Ре Санвалос. - Мои лучшие агенты из числа землян выходят из-под контроля. Они отъявленные мерзавцы без совести и чести, из породы тех, кто, не задумываясь, уничтожает своих соотечественников ради наживы, власти, да и просто...допускает их смерть, потому что ему нет дела до их судеб.
   - Странно от тебя это слышать. Изменники и ренегаты - основной контингент, с которым приходится работать "Дзанганзе". - Благородные борцы с системой редкость.
   - Я не желаю зла Земле, а их действия грозят серьезным ущербом собственной расе. Никак нельзя этого допустить. Мы только-только наладили сотрудничество. Там есть с кем дружить...
   - Если агент выходит из-под контроля, он подлежит ликвидации, Канти.
   - Его вербовка казалась мне огромнейшей удачей. И поначалу мои надежды оправдались, но сейчас...
   - Неужели нет крючка, за который можно дернуть?
   - Этим крючком является связь с "Дзанганзой", но в возникшей ситуации, если это станет всеобщим достоянием, последствия для взаимоотношений Банши и Земной Федерации могут закончиться катастрофой. Резидент знает об этом.
   - Он не боится смерти?
   - Его смерть может только усугубить ситуацию. Об этом он тоже догадывается.
   - Не спрашиваю подробности, но считаю, что ты примешь верное решение.
   - Дам ему еще немного время, - лег рядом с женой Ре Санвалос. - Быть может, я ошибаюсь на его счет.
   - А такое бывает?
  
  
   Часть 3
   "Тугая петля"
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"