Дроздов Константин Александрович: другие произведения.

На гребне войны

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


  
   Константин Александрович Дроздов
  
   Кровавый космос - 2
   На гребне войны
  
  
  
   фантастический роман в 3-х частях
   ( жанр "черная космоопера" )
  
   10 а.л.
   161 стр.
  
   2012 год
  
  
  
  
   Часть 1
   Бег "Гепарда"
  
   Если война начнется, в руки винтовку возьму
   Если война начнется, смело в атаку пойду
   Если война начнется, награду на грудь получу
   Если война начнется, с пулей в сердце паду.
  
   Дерек Брогар "Из фольклора Ремара"
  
  
   ГЛАВА 1
  
   Войдя в свой рабочий кабинет, чиновник Управления по исполнению наказаний - подтянутый сорокапятилетний полковник Ллойд Стивенс взял из ниши автомата чашку с дымящимся кофе и только после этого опустился в кресло. С наслаждением втянув ноздрями аромат напитка и сделав небольшой глоток, комендант пенитенциарной колонии "Ставрос" приготовился к ежедневному ритуалу приема утренних докладов начальников дежурных смен. Ровно в девять их лица появились в виртуальных окнах над панелью рабочего стола. Офицеры рапортовали, что истекшие десять часов прошли спокойно - никаких происшествий ни в жилой зоне, ни в зоне шахт не зафиксировано.
   - Что со связью, Карлос? - прервал Стивенс доклад капитана Фернандеса.
   - Восстановить не удалось, сэр. Техники в который раз все перебрали и перепроверили. Неисправностей в нашей аппаратуре не выявлено. Лейтенант Балацкий считает, что повреждены усилители ближайшей системы сайлан-маяков.
   - Только этого не хватало! Надеюсь, это не значит, что маяки полностью вышли из строя. Иначе следующий транспорт раньше чем через полгода к нам сюда не доберется, - огорченно отставил недопитый кофе полковник. Расстраиваться было отчего. Пара межзвездных маяков, питаемых энергией аккумулируемой кристаллами сайлана, не только обеспечивала качественную связь колонии с остальными объектами Земной Федерации, раскинувшейся на сотни планетарных систем, но и являлась элементом системы гиперпространственного перемещения кораблей земной цивилизации, да и не только ее, по всему разведанному космическому пространству. Но если в центральных секторах Федерации таких маяков имелось предостаточно, то по мере приближения к дальним границам освоенных миров их становилось все меньше и меньше. Колония, которой руководил Стивенс, находилась более чем в пяти сотнях световых лет от Новой Земли, на маленькой приграничной планетке под названием Ставрос-5. Не прятались в ее недрах кристаллы сайлана и не произрастал на каменистой поверхности, не защищенной от открытого космоса атмосферой, редкий золотистый мох - сырье для мощного наркотика. Основным богатством являлись лишь руды, насыщенные молибденом, за которыми раз в три месяца прибывало транспортное судно. Соседи "пятерки" по планетарной системе и вовсе были непригодны ни для колонизации, ни для разработки, отличаясь слишком буйным и жарким нравом из-за близости к местному светилу. Имелась и еще одна, вероятно наиболее весомая, причина для расположения "Ставроса" так далеко от всех обжитых мест и коммуникаций. Но это относилсь уже к компетенции ФСБР - Федеральной службы безопасности и разведки.
   Стивенс посмотрел на телевизионную стену, с транслируемым видом на площадку космодрома колонии. Сейчас там высился гигантским холмом "Зевс" - большой транспортный корабль новейшего типа "Хайуд". Видавшие виды роботы-погрузчики неспешно набивали его брюхо контейнерами с рудой.
   - Я разговаривал с командиром "Зевса" - командором Юрием Ткаченко, сэр. Предложил им еще раз попробовать установить контакт хоть с кем-нибудь через систему лазерной связи корабля. Но у них тоже ничего не вышло, - дополнил доклад Фернандес.
   - Когда разговаривали?
   - Последний раз вчера в десять вечера.
   - Ладно, сдавайте вахту.
   Стивенс дал команду компьютеру связаться с командиром транспортника.
   - Командор Ткаченко?
   - Слушаю вас, Ллойд, - возникло на экране широкоскулое лицо командира "Зевса".
   - Нам так и не удалось наладить связь, Юрий.
   - У нас такая же ерунда, Ллойд. Только, как я вам уже говорил, началась она еще месяц назад, когда мы стартовали в вашу сторону с Дейдры. Думал наши проблемы, оказывается общие.
   На новом виртуальном экране появилось изображение офицера с погонами капитана ФСБР. Это заставило Стивенса, торопливо извинившись, прервать связь с Ткаченко и переключить все внимание на вечно хмурое лицо Дагласа Престона - начальника охраны секретной лаборатории ФСБР, расположенной в самом дальнем подземном корпусе базы. Чем там занимались подопечные капитана, Стивенс не знал, но имел четкое указание руководства беспрекословно выполнять все требования представителя грозной службы.
   - Чем порадуете, полковник? - не тратя время на приветствие, сразу же спросил Престон.
   - Связи все еще нет. Думаю, дело в сайлан-маяке...
   - Не нравится мне все это, - тяжело двинул квадратной челюстью Престон.
   - Вы предполагаете самое худшее, капитан? Война с заргатами?
   Престон не проронил ни слова, но хмурый взгляд из-под низко нависающих надбровных дуг был достаточно красноречив. Угроза войны с Заргатонской Империей возникла чуть более месяца назад, когда наемники частной компании "Саманид", втихую зачищая приглянувшуюся владельцам пограничную планету, уничтожили вместе с аборигенами поселение сотни беглецов-ренегатов, скрывающихся от имперских властей. Скрыть последствия десантной операции не удалось - нескольким заргатам удалось спастись и вернуться на Заргатон. Общество головоногих существ - октопоидов очень чувствительно отнеслось к истреблению своих соплеменников, пусть даже и считавшихся преступниками. Убить октопоида, независимо от его прегрешений и местонахождения мог только другой октопоид и никак иначе. Ссориться с народом Заргатона не стоило. Обладая внушительным и хорошо оснащенным звездным флотом, выходцы из созвездия Гидры представляли серьезную угрозу. Более того, они слыли воинами, которые драться умеют и никогда не сдаются в плен, предпочитая его позору смерть.
   К границам Земной Федерации корабли октопоидов вышли около семидесяти лет назад, без труда разбив объединенный флот соседей землян - галийцев и герранитов. Эти две расы гуманоидов стояли на одной ступени развития с людьми и тоже могли похвастать ресурсами и возможностями. Однако проиграли потомкам заргатонских осьминогов и за прошедшие годы полностью исчезли, растворились под пятой завоевателей. Беженцы, успевшие покинуть оккупированные системы, теперь пытались сохранить свой генофонд и культуру в глубине дремучих секторов Земной Федерации, боясь при этом лишний раз напомнить о своем существовании.
   Стивенс вздохнул. Семь десятков лет дипломатам Федерации удавалось сохранять если не дружественные, то вполне добрососедские отношения с Заргатонской Империей, поглощенной освоением завоеванных территорий и геноцидом галийцев и герранитов. И тут такой промах владельца "Саманида" - Нургали Бараката. Неужели тяжелые переговоры последних недель зашли в тупик, и миру пришел конец? Неужто наступила очередь землян почувствовать на себе мощь удара агрессивной звездной империи? Не хотелось в это верить. В голове Ллойда Стивенса промелькнула мысль, что в случае войны его не очень славная должность коменданта затерянного в глубине космоса и вымаранного из навигационных каталогов тюремного рудника не так уж и плоха.
   - Надо действовать, полковник. Если началась серьезная заваруха с заргатами, нам понадобятся не столько дополнительные силы для охраны или возможной эвакуации колонии, сколько знание обстановки в прилегающих системах и понимание общей ситуации, - прервал размышления Стивенса капитан Престон. - Сверните загрузку руды на "Зевс" и прервите отдых экипажа транспортника. Отправляйте их, как можно скорее, обратно на центральную базу. По пути разведуют, что творится в соседней системе. Если маяки повреждены или их контролирует противник, пройдут к соседней паре и совершат гиперпрыжок от них. Время на полет, конечно, значительно возрастет, но мы хотя бы узнаем, что происходит. Корабль у Ткаченко новый - отличное сканирующее оснащение и мощная система квантовой связи помогут разобраться, что к чему и оповестить "Ставрос". Да и оружейная группа для транспортника неплохая. Прорвется, если нарвется на неприятности. Я подготовлю сообщение для руководства ФСБР и проинструктирую командора перед полетом.
   - Я подумывал послать к маякам один из катеров колонии с нашими техниками. Вдруг, это всего лишь сбой.
   - Напрасно. Маяк - механизм сложный. Если даже дело в сбое, необходимо привлекать специалистов из Центра. Вот Ткаченко со своей командой об этом и позаботится.
   Зазвучал тревожный зуммер экстренного вызова.
   - Сэр, радары засекли приближающийся к орбите Ставроса-5 корабль. Согласно данным идентификатора это "Архонт" - средний боевой крейсер Звездного флота ВС Федерации. На запросы не отвечает. Судя по маневрам, намеревается совершить посадку, - доложил новый дежурный офицер командного пункта.
   Стивенс посмотрел на Престона.
   - Пусть приземлится, но настоятельно рекомендуйте Ткаченко привести в боевую готовность плазменные пушки "Зевса". Подстрахуемся, на всякий случай, - поднялся с места Престон. - Вы гостя к причалу "Красный" подводить будете?
   - Да.
   - Хорошо, я отправляюсь в зал прилета.
   Не обращая внимания на неловко задетую и полетевшую на пол чашку с недопитым кофе, Стивенс принялся отдавать приказы.
  
  
   Спустя полчаса крейсер "Архонт" тяжело опустился рядом с причалом "Красный" площадки космодрома "Ставрос". Оба борта боевого корабля темнели рваными пробоинами, а ближе к кормовым отсекам и вовсе не хватало части секций. Надстройки связи и часть башенных орудий были разбиты. Как с такими повреждениями экипажу удалось добраться до Ставроса, а затем еще и посадить судно на поверхность казалось загадкой.
   - Готовьте лазарет! - отдал приказ Стивенс и, оторвавшись от телестены, направился к выходу из командного центра. На лифте офицер поднялся на самый верхний, выстроенный на поверхности планеты, уровень колонии и быстро зашагал по широкому коридору к залу прибытия посадочного комплекса. Там под командованием одного из лейтенантов отделение из десяти вооруженных охранников колонии уже ожидало появления экипажа "Архонта". Задумчиво мерил зал шагами Престон.
   Послышался звук соприкосновения со шлюзом зала гусеничного челнока, защелкали захваты. На мониторах появились усталые лица офицеров "Архонта". Зашипели створки внутреннего шлюза, и члены экипажа крейсера вошли в зал. Всего пять человек.
   - Командир крейсера "Архонт" командор Натан Брюнель, - козырнул высокий офицер с красными от недосыпания глазами. - По приказу адмирала Хашими направлялись к вам в качестве дополнительной боевой поддержки.
   Стивенс и Престон представились в ответ.
   - Раненые есть? - подскочил офицер медслужбы колонии.
   - Раненых нет, - усталым голосом ответил Брюнель. - Только трупы, и то не все. Сорок пять человек отправились в мир иной. Тела половины из них рассеяны по космосу. Мы все, кто выжил.
   - Что произошло, командор? - взволнованно пробежал взглядом по лицам боевых офицеров Стивенс.
   - Война, полковник. Война с Заргатоном. Нас направили к вам для охраны, а в случае необходимости помощи в эвакуации в указанную вами точку, - невесело улыбнулся Брюнель. - Только помощнички из нас теперь никакие, как видите. Мы натолкнулись на имперский линкор возле маяков, при выходе из режима гиперпрыжка. Стервец или поджидал "Архонт", что маловероятно, или намеревался обследовать прилегающие системы. Но сейчас, надеюсь, заргатам не до этого. Мы их тоже здорово потрепали.
   - Война?!
   - Уже месяц, как идут полномасштабные боевые действия почти по всем системам Федерации, господа. А вы ничего не знали?
   - Мы обнаружили, что остались без дальней связи неделю назад, когда не состоялся очередной сеанс. Наш объект на особом положении и согласно инструкциям, мы выходим на контакт только раз в месяц и только для общения с Управлением, - пояснил Стивенс.
   - Не иначе заргаты расстарались. Взяли за правило выводить из строя усилители маяков, да и "глушилки" у них что надо. С началом войны со связью совсем плохо стало.
   - Нам незамедлительно понадобится подробный доклад, господин командор, - вступил в разговор Престон.
   - Дайте возможность отдохнуть моим офицерам, а я после чашки кофе вам все расскажу, - устало моргнул тяжелыми веками Брюнель.
  
  
   ГЛАВА 2
  
   Натан Брюнель отставил опустошенную чашку и, развалившись в одном из удобных кресел кабинета коменданта колонии, вытянул ноги.
   - У вас не найдется найс-тоника, Ллойд?
   - Да, конечно, - направился Стивенс к сейфу.
   - Говорите же, командор, - нетерпеливо поторопил Брюнеля Престон.
   - Премьер-министр Файнберг не смог договориться с Заргатоном, - вздохнул офицер. - Они требовали безоговорочно выдать им всех наемников, участвовавших в зачистке на Синтии-4 и лично Нургали Рашида Бараката - главу корпорации "Саманид". По наемникам вопросов не возникло, а Файнберг, по имеющейся у меня информации, готов был отдать и владельца "Саманида". Но мы-то с вами знаем, кто такой Нургали Баракат - двоюродный брат и основной денежный мешок президента нашей славной Федерации - Шодмы Хеврона. Президент, как и следовало ожидать, отказался сдавать родственничка и результат не заставил себя долго ждать.
   - Каково общее положение, командор? - подал инъекционную капсулу с наркотиком Стивенс.
   - Заргаты ударили широким фронтом. Уже в первые часы боевых действий стало ясно, что мы недооценили их силы и разведвозможности. Ударная группировка насчитывает по разным оценкам от полутора до двух тысяч кораблей. Хотя ФСБР сообщала, что весь боевой флот октопоидов не превышает тысячи судов, - покосился Брюнель на Престона и, закатав рукав, прижал капсулу к обнажившемуся предплечью. Сделав инъекцию, он бросил использованную капсулу в чашку.
   Престон промолчал. Сказать ему было нечего. Последние два года он по личному указанию директора ФСБР Роберта Хайсмита провел на Ставросе, обеспечивая охрану сверхсекретной лаборатории.
   Взгляд усталого командора прояснился и, подавшись вперед, он уже прямо взглянул на Престона:
   - Более того, заргаты отлично знают основную сеть наших сайлан-маяков и обладают сведениями о расположении большинства военных баз и производств. Первая волна их штурмовых кораблей ударила по ним, а уже вторая ринулась к административным центрам в системе Глизе. Потеснить головоногих удалось не сразу, поэтому досталось и Новой Земле. Поговаривают, что октопоиды для связи между своими судами пользуются услугами телепатов, а для сбора информации используют людей, захваченных в плен еще до войны и нашпигованных биочипами, невыявляемыми сканерами. Посредством чипов они управляют их действиями...
   - Ерунда! - перебил Брюнеля Престон. - Они могли найти шпионов среди шшарков-рептилоидов и банши, активно торгующих с нами. Торговцы - идеальный источник информации.
   Брюнель задумчиво потер небритый подбородок:
   - Да, корабли банши, а также их поселения и производственные комплексы на территории Земной Федерации "осьминоги" не трогают. Но именно поэтому большой части мирного населения подвергшихся бомбардировкам городов удалось спастись, укрывшись там. Банши в предоставлении помощи не отказывают. К тому же известно, что премьер Файнберг сумел с ними наладить весьма дружественные отношения. Имея увесистый пакет правительственных льгот, "зеленомордые" наладили множество совместных предприятий и разработок, сбили безработицу среди людей. И банши - гуманоиды, в конце концов.
   - Это ничего не значит, командор, - сузил глаза Престон.- Вы забыли, что мы с ними уже два раза воевали. Первая война унесла миллионы жизней, а последний конфликт с десятками тысяч жертв случился всего лишь восемь лет назад. Вся эта "дружба" может быть лишь маскировкой.
   - Вам, конечно, виднее, капитан, - растянул губы в усмешке Брюнель. - Но если вы правы и Баншийский Союз объединится с Заргатонской Империей, то нам конец.
   - Да и шшаркам-рептилоидам становится тесновато в системе Бетельгейзе, - добавил Стивенс и мысленно продолжил: "А контролируемые людьми огромные участки космоса насыщены мирами, пригодными для заселения".
   В кабинете повисло тягостное молчание.
  
  
   - Заткните этот бубнеж! Слышать больше не могу про эту природу! - запустил ботинок в экран телевизора под потолком четырехместного тюремного бокса Буба Куржич - жилистый брюнет, покрытый с ног до головы наколками. Профессиональный вор попал на нары третий раз и поэтому уже надолго. Заключение, совмещенное с трудотерапией, изводило его, а он изводил своим нытьем и недовольством окружающих, постоянно нарываясь на непрятности.
   - Не буксуй, Буба! - пробасил с нижней койки Ти-Май, бывший боксер-тяжеловес, превратившийся в заключенного с четырехзначным номером на майке в результате пьяной драки в баре, окончившейся смертью оппонента. - Посмотри, как красиво.
   - Я в этой красоте шесть суток в неделю копаюсь! И так уже пятый год!
   - Чепуху несешь, Буба, - поддержал Ти-Мая Тео Панчо по кличке "Лис" - плечистый парень с рыжим ежиком коротких волос на голове, до недавнего времени специализировавшийся на разбойных нападениях. - Если тебе скучно, расспроси новичка о новостях.
   - Он же сказал вам, кретины, что скоро война! - снова брызнул слюной Буба.
   - Заткнись, наконец! - чернокожий Ти-Май так пнул ногой сетку койки над головой, что Буба чуть было не воткнулся и без того кривым носом в потолок. Это возымело действие - Куржич примолк.
   - Слышь, Барнетт, - задрал вверх голову Лис. - Расскажи еще чего-нибудь.
   Крейг Барнетт, до сих пор угрюмо наблюдавший за происходящим в камере, спустился вниз и уселся рядом с Лисом. Проведя ладонью по вновь гладко выбритой голове, он в который раз обвел взглядом тесную коробку бокса со стальной решеткой вместо двери и сокамерников, с которыми предстояло прожить здесь, если верить приговору суда, четыре года. Быть может меньше, если придавит породой в шахте или произойдет сбой в программе изношенного робота-горнодобытчика.
   - Ты видел когда-нибудь октопоида, Барнетт? - подпер голову кулачищем Ти-Май.
   - Приятель видел, - продолжая рассматривать сокамерников, ответил Крейг. - Он несколько лет проработал в администрации одной пограничной колонии. Так вот, ему приходилось видеть их не раз.
   - Ну и как они? - поторопил Лис. - В деле как?
   - Ну...представьте... - вспоминая рассказ товарища, Барнетт нарисовал рукой в воздухе круг диаметром около метра. - Вот такой плотный мешок, являющийся одновременно и головой и телом. Шкура толстая и шершавая словно наждак - ножичком точно не возьмешь. Глаза как у хамелеона - все время в движении и могут смотреть в разные стороны.
   - Иш-ш-шь ты, - прошипел с верхней койки Буба. - Такого с тыла врасплох не застанешь.
   - Верно, - продолжил Барнетт. - Э-э...вот...этот мешок покоится на шести пружинистых щупальцах, до двух метров длиной каждое. Он на них как на лапах бегает, да так, что догнать мудрено. А два "шланга" спереди чуть покороче. На них множество мелких отростков, похожих на длинные гибкие пальцы. Это у него вроде как руки. Вот так вот. Галийцы рассказывали, что удар такой "рукой" у твари мощный. Она скручивает свой поганый отросток в тугую спираль, а потом мгновенно расправляет и бьет тебя в лоб будто молотом. Черепок может запросто расколоться.
   - Вот ведь, с-сука! - впился руками в край кровати Буба. - А нам тут все водопады, да попугайчиков показывают!
   - Ну, а в общении как? - не унимался Лис.
   - С ними надо говорить ровным голосом, чтоб не оскорбился ненароком. А чтоб пальцем тронуть кого из их племени, даже и не думай - порвут. Хотя если октопоид посчитает, что обидел тебя зря, то из-под земли достанет, чтобы извиниться. Если не простишь, может и кишки себе выпустить.
   - Это, однако, не помешало заргатам устроить геноцид галийцам, - с усмешкой заметил Лис.
   - Галийцы слишком высокомерно себя повели. Они думали, что если гуманоиды, то на ступень выше, чем "мешки" с щупальцами. Поучить "осьминогов" решили, а оно видишь, как вышло. А герраниты в драку вступили по договору о военной взаимопомощи и тоже попали под раздачу. И тех и других заргаты в бараний рог, как говорится, скрутили.
   По тюремному корпусу с боксами каторжников разнесся звуковой сигнал, а затем прозвучала команда старшего надзирателя: "Боксы "пятнадцать", "шестнадцать" и "семнадцать" приготовиться к выходу на работу".
   - Падаль! Сегодня выходной! - заорал Буба. - Сам в этом дерьме копайся, чтоб тебя завалило!
   - Ишь ты! Не иначе случилось что, - свесил ноги с койки Ти-Май и озадаченно посмотрел на Лиса.
   Крейг провел рукой по шее, нащупывая рядом с яремной веной на шее имплантированный электрочип "подавления". Вспоминая навыки полевого хирурга из своего далекого военного прошлого, он подумал, что если представится случай, надо бежать. Четыре года в забое и в одном котле с этими придурками он не потянет. За организацию подпольного борделя такое наказание слишком жестоко. Пара убийств богатых клиентов не в счет - они остались нераскрытыми.
   В общем коридоре надзиратели выстроили двенадцать каторжан в одну шеренгу, а затем отконвоировали в зону космодрома. В зале прибытия "Красный" заключенных заставили облачиться в скафандры, а затем два офицера-медика раздали им по паре герметичных мешков и по скребку.
   - Это они к чему? - нахмурился Ти-Май.
   - Ясно, к чему, - брезгливо скривившись, произнес Крейг. - Мясо будем соскребать.
  
  
   Проводив взглядом группу каторжников, направленных на "Архонт" собирать останки погибших в бою с заргатами членов экипажа крейсера, Даглас Престон свернул за угол, к лифту, ведущему на нижние уровни. Прикоснувшись пальцами к панели вызова, капитан обернулся на приближающиеся шаги.
   Эта был один из выживших офицеров "Архонта". Высокая смуглая девушка в темно-синей флотской униформе со знаками различия лейтенанта подошла вплотную к Престону и довольно бесцеремонно смерила с головы до ног пристальным взглядом черных внимательных глаз.
   - Чем могу помочь? - улыбнулся Даглас, выпячивая грудь и расправляя плечи.
   - Я - капитан Сола Варгас, отдел "Ультрас", - твердым голосом представилась девушка. - По указанию директора Хайсмита и приказу начальника Управления специальных операций ФСБР направлена на Ставрос для оказания помощи в охране объектов проекта "Снег".
   - Вот как? - удивлено поднял брови Даглас.
   - Подробности здесь, - протянула Варгас прозрачную полоску пластика, войдя вместе с Престоном в лифт. - Я не одна. В моем подчинении еще два агента. Командор Брюнель не в курсе. Нас приписали к оружейной команде "Архонта" перед самым вылетом. Мы будем оставаться военными моряками и впредь, пока не возникнет необходимость в раскрытии нашей миссии. Напоминаю о высшем уровне секретности.
   - Ясно, капитан, - кивнул Даглас.
   - Ну, вот и отлично. Сработаемся, - завершила разговор уверенным тоном Варгас и покинула лифт, как только створки распахнулись на уровне жилых отсеков. На короткое мгновенье, скользнув по ладной спортивной фигуре девушки, Даглас подумал о сексе, но сразу отмахнулся от этих мыслей. Для отдела "Ультрас" в ФСБР готовили сотрудников особого типа - готовых без рассуждений убивать по первому приказу и идти к выполнению поставленной задачи любым путем. За глаза их частенько называли "живыми роботами". А "роботы" были не во вкусе Дагласа.
   Достигнув самого нижнего - шестого уровня, Престон зашагал по длинному узкому коридору, ведущему в подземный лабораторный комплекс ФСБР. Доктор Улле Хануссен должен быть предупрежден о скорой эвакуации. А то, что эвакуироваться придется, Даглас не сомневался. Разбитый "Архонт" и проблемы со связью говорили об одном - враг близко.
  
  
   ГЛАВА 3
  
   Под пристальным надзором вооруженного охранника Крейг и Ти-Май вытащили из разорванного отсека "Архонта" очередной мешок с мертвецом. Устало дотащившись до грузового транспортера, каторжники взгромоздили тело на край платформы, где его подхватила другая пара заключенных.
   - Десятый, - выдохнул Крейг и попытался утереть пот со лба, но лишь неловко ударил себя запястьем по стеклу гермошлема.
   - Передохнуть бы...сэр, - обернулся Ти-Май к ближайшему охраннику.
   - Неужели надорвались, девочки? Сила тяжести смешная! - загремел в наушниках насмешливый голос надзирателя. - Ладно, Ти-Май, в носовых отсеках еще пара парней лежит. Там можно будет снять шлемы. Дам вам десять минут на перекур. Забирайтесь в кузов.
   Транспортер подкатил к носовой части "Архонта". Платформа поднялась к створке шлюза и каторжники вошли внутрь. Миновав камеру и оказавшись в просторном тамбуре с рядами боевых скафандров, Крейг и Ти-Май поторопились освободиться от шлемов. Снял шлем и надзиратель. Откинув от стены узкую скамью, он указал на нее каторжникам, а затем уселся на ящик для инструментов напротив. Барнетт с удовольствием вытянул ноги. Удовлетворенно хрюкнул и Ти-Май. Надзиратель скользнул взглядом по броне военных скафандров и снова уставился на заключенных:
   - Не вздумайте хапнуть здесь что-нибудь, дармоеды.
   - Обижаете, сэр, - улыбнулся Ти-Май толстыми губами.
   - Вон ваша работенка, - кивнул надзиратель в сторону двух аккуратно уложенных трупов в синей форме у входа в следующий отсек.
   - Этих хотя бы по стене не размазало. Быстро управимся, - посмотрел в их сторону Ти-Май.
   - А то знаете, что будет, - оскалился надзиратель и слегка коснулся большим пальцем кольца металлической дубинки у себя на коленях.
   Барнетт ощутил резкую, рвущую горло и перехватывающую дыхание, боль. Дернулся, схватившись за горло и Ти-Май.
   - То-то, - снова обнажил зубы надзиратель.
   "Скотина!" - мысленно выругался Крейг и покосился на Ти-Мая. У того в глазах тоже мелькнул недобрый огонек.
   - Чего ты с ними расселся, Ронни? Поторопись, тут такие дела творятся! - ввалился в тамбур из грузового отсека охранник с нашивками сержанта.
   - А в чем дело? - поднял бровь товарищ, поднимаясь навстречу.
   - Иди сюда. Мне кое-что Матиуш на ухо шепнул.
   Рональд подошел к сержанту и тот, понизив голос почти до шепота, начал что-то рассказывать.
   - Интересно, о чем это они? - буркнул Ти-Май.
   - Сержант говорит, что полчаса назад один из спутников засек в нашей системе чужой разведкатер.
   - Ты по губам читаешь?
   - Ага, очень полезный навык.
   - А какая нам-то с этого польза?
   - Они эвакуироваться собираются и скорее всего без нас. Оставят на обед заргатам. Хотя, на мой взгляд, это лучше, чем еще девять лет здесь гнить. Столько тебе осталось, Ти?
   - Они так говорят или ты так думаешь? - нахмурился Ти-Май.
   - За свои неполные тридцать шесть лет, парень, я понял, что если рядом опасность, то единственный, кто позаботится обо мне, это я сам и никто другой.
   - Делать-то что?
   - Тебе надо вспомнить свой коронный удар, Ти.
   - У них видеокамеры, а у нас в глотках чипы! - прошептал Ти-Май.
   - Камеры в шлемах. А шлем Рона где? - показал Крейг глазами на руку охранника. - И никто по этому поводу не переживает. Они у них или не подключены, или никто из центрального поста наблюдение не ведет. Рутина расслабляет. Ты бей, а о чипах я позабочусь.
   Наконец, охранники закончили говорить и сержант, к облегчению Барнетта, снова скрылся в грузовом отсеке. Помрачневший Рон, в размышлении похлопывая себя по бедру дубинкой, подошел к трупам флотских и махнул каторжникам шлемом, зажатым в руке, призывая заняться делом. Крейг сграбастал мешки и еще раз красноречиво посмотрел на Ти-Мая. На самом деле позаботиться сейчас о Барнетте мог только чернокожий боксер.
   Надзиратель ничего не успел понять и среагировать, когда проходивший мимо Ти-Май с быстротой молнии развернулся и нанес ему сокрушительный прямой удар в веснушчатую физиономию. Кросс швырнул охранника к переборке. Шлем поскакал в одну сторону, полицейская дубина в другую.
   - Черт! - схватился за голову Ти-Май. - Мне конец!
   - Не вой, Ти-Май! Стягивай с него амуницию и пихай в мешок! - крикнул Крейг и бросился к рядам скафандров, к каждому из которых прилагалась полевая аптечка.
   - А что с оружием? Пистолеты надзирателей закодированы на владельцев.
   - Проверь здесь! - пнул Крейг ящик для инструментов. - В комплекте должен быть ручной плазменный резак.
   - Угу, - согнулся над ящиком Ти-Май.
   Разворошив аптечку, Барнетт нашел скальпель и, недолго раздумывая, вонзил его себе в шею. Кровь теплой струйкой заскользила по руке, но вместе с ней выскочил и чип. Выдавив на рану тюбик биогеля, Крейг подскочил к Ти-Маю. Но то ли негр дернулся, то ли ошибся сам Барнетт, но гигант с округлившимися глазами рухнул на внезапно подкосившиеся колени, а затем завалился на бок, густо заливая все вокруг кровью из неосторожно задетой вены.
   - А, черт! - расстроено выругался Крейг и, махнув рукой на умирающего боксера, принялся судорожно натягивать на себя амуницию и шлем надзирателя. Как только он захлопнул забрало, щелкнули створки переборочной двери и в проеме показался знакомый сержант. Крейг вскинул резак, целясь раструбом в его незащищенное бронированным стеклом лицо.
   - Что здесь происходит? - застыл сержант, но, стрельнув взглядом по сторонам, быстро все понял и крутанул пальцем кольцо на дубинке, зажатой в руке.
   - А вот и нет! - улыбнулся Крейг и нажал на гашетку.
   Перешагнув тело сержанта, Барнетт оказался в одном из носовых грузовых отсеков. Заметив среди контейнеров в противоположной стороне чьи-то макушки, он быстро направился туда.
   Со стороны морозильной камеры, тащя мешок с трупом, появились Лис и Буба. За ними показался охранник.
   - Ты чего здесь, Ронни? Где сержант? - спросил охранник, притормозив процессию ударом палки по плечу Бубы и положив ладонь на кобуру с пистолетом. Он явно что-то заподозрил.
   - Лис, Буба! Пригнитесь! - заорал во всю глотку Крейг, поднимая резак.
   Струя плазмы из резака и пуля "стражника" достигли своих целей одновременно, опрокидывая обоих дуэлянтов навзничь.
   Когда Барнетт пришел в чувство и открыл глаза, то первое, что он увидел, было лицо Бубы Курджича. Тот что-то быстро говорил, но звон в ушах и двоение в глазах не давали разобрать слов. Крейг сел и со стоном снял спасший ему жизнь, но ставший внезапно тесным шлем.
   - Надеюсь, у тебя есть план, - пробился сквозь звон голос приблизившегося Лиса. В руке у него виднелся "Стражник-9" - пистолет поверженного охранника. В руке Бубы нервно дергалась дубинка.
   - Пистолет на кодировке. Можешь выбросить, - буркнул, поднимаясь, Крейг.
   - Нам повезло, - растянул улыбку Лис. - В похоронной команде есть парень, который знает об оружии все. Быстро разберется - только дай в руки. Он за это уже пятый год сидит.
   - Я надеюсь на более мощный калибр - пушки этого замечательного корабля.
   Буба задрожал еще сильнее:
   - Охренеть! Вот теперь мы зададим им ж-ж-жару!
   - Подставляйте глотки, дармоеды, - достал окровавленный скальпель Крейг. - И чем быстрее, тем лучше.
  
  
   - Ну, что же, - Улле Хануссен вынул тонкую сигарету изо рта. - Моя работа по проекту "Снег" практически завершена. Думаю, что упаковка объектов и подготовка персонала к эвакуации займут считанные часы, Даглас.
   - Отлично, доктор, - кивнул Престон, тоже пуская облачко голубоватого дыма. Ученый находился в хорошем расположении духа и как только Престон появился в его кабинете, сразу же пригласил начальника охраны присесть в одно из кожаных кресел и предложил сигарету из своей обширной табачной коллекции.
   - Вам известен пункт назначения, Даглас?
   - Да, сегодня я получил распоряжение от директора Хайсмита о перемещении в систему звезды Стромингер. На ее планетах подготовлены секретные базы для размещения нашего правительства и штабов вооруженных сил и спецслужб. Есть местечко и для нас.
   - Замечательно.
   Престон загасил остатки сигареты и потянулся к графину с виски на столике рядом, когда сработал коммуникатор.
   - Слушаю вас, полковник.
   - Сторожевые спутники засекли на границе системы, у Ставроса-9, неопознанный катер. Велика вероятность, что это заргаты. После появления судна связь со спутниками быстро прервалась и восстановить ее не удается. Боюсь, это неспроста.
   - Согласен, полковник, - вскочил с кресла Престон. - Необходимо как можно скорее приступить к эвакуации. Сколько у вас человек персонала?
   Административный аппарат плюс охранники - сто двадцать пять человек. Заключенные - три тысячи...
   - У меня на руках приказ в случае экстренной эвакуации заключенными пожертвовать, Ллойд.
   - Да, "Архонт", по словам Брюнеля, без серьезного ремонта не поднимется, но на "Зевсе" и "Гепарде" - малом транспортнике колонии уместятся все, капитан.
   - Не будем спорить, полковник. Я сейчас поднимусь в командный отсек и представлю вам специальную инструкцию об особом порядке эвакуации, находящуюся у меня на руках...
   - У меня есть...
   - Поступила новая, полковник. Утверждена директором Хайсмитом и согласована с вашим руководством.
   - Жду, - глухо прозвучало в коммуникаторе.
   - Боюсь, что время пришло, - озабоченно посмотрел на Хануссена Престон. - Разведывательный катер заргатов в системе, доктор. Поторопите сотрудников. Постарайтесь уложиться за час.
   - Попробуем - вздохнул ученый и нажал на кнопку внутренней связи.
   Престон пулей вылетел из лабораторной зоны. Лейтенант Герберт Крулл, выполняющий обязанности заместителя, уже ждал.
   - Герб, поднимай отдел ФСБР, все двадцать человек, по тревоге высшего уровня! Задача - обеспечить эвакуацию "снежного" объекта и персонала лаборатории на "Гепард". Я - в командный центр.
   Лифт быстро вознес Престона на второй уровень, где располагался командный центр. Но стоило створкам шахты раскрыться, Даглас оказался под прицелом полудюжины "стражников".
   - О, прошу извинить, сэр, - охранник в форме старшего сержанта опустил ствол. - У нас экстренная ситуация - заключенные захватили "Архонт". Пара наших ребят оказалась в заложниках. Шеф приказал перекрыть все ходы и выходы.
   Над головой - на первом уровне, расположенном на поверхности, что-то громыхнуло.
   - Похоже, мятежники из плазменной пушки пальнули по надстройке базы или по "Зевсу", - ответил на вопросительный взгляд Престона сержант. Даглас только скрипнул зубами и еще быстрее зашагал в сторону командного поста под звуки канонады над головой.
   Когда он вошел, Стивенс по коммуникатору вел переговоры с захватчиками "Архонта".
   - Прекратите обстрел, вы только усугубляете ситуацию! Нам необходимо...
   - Плевать мне, что вам необходимо, полковник! - послышалось в ответ. - Немедленно освободите всех заключенных, иначе мы перенесем огонь на "Зевс" и "Гепард". И не вешайте мне на уши лапшу по поводу плазменных щитов. Против батареи "Архонта", палящей в упор, они не протянут и пяти минут. И пускай нам тоже не поздоровится, но и вы никуда не полетите. Так что поторопитесь освободить моих товарищей и организовать их посадку на корабли эвакуации. И без всяких выкрутасов с электрошоком. Более того, я требую перед погрузкой все чипы удалить. Для ваших "коновалов" это не составит труда.
   - Но это займет...
   - У себя я вашу начинку выковырял в считанные секунды, а у вас целая дюжина медиков! Действуйте!
   - Вот, уроды! - за спиной Стивенса сквозь зубы прошептал Ткаченко.
   - Эти корабли наше единственное спасение на случай атаки заргатов, Барнетт!
   - Вот-вот, полковник. Поэтому не теряйте время. Даю еще четыре минуты на раздумье, а затем устраиваю большой фейерверк! Хрен с вами и со всей этой колонией! Пусть все катится к черту! - гаркнул каторжник и прервал соединение.
   - Сколько их? - взглянул на Стивенса Престон.
   - Предположительно двенадцать человек. Верховодит Крейг Барнетт- новичок из последней партии, прибывшей на "Зевсе". И срок-то небольшой - попался на содержании подпольного дома свиданий, - тяжело вздохнул полковник.
   Престон пробежался глазами досье Барнетта и скривился, словно от кислого яблока:
   - Бывший военный, из флотских. Участвовал в трех вооруженных конфликтах, да еще и в качестве полевого медика. Вот это действительно важно, а вы говорите "дом свиданий". Кто-нибудь вообще читает эти досье? Этот фрукт должен на Европе париться, среди военных.
   - Осталось три минуты, - напомнил Брюнель, переглянувшись с Ткаченко.
   - Соглашайтесь, Ллойд.
   - Вы с ума сошли, Даглас? - удивленно взглянул на Престона Стивенс.
   - Нет еще! - сорвался на крик Даглас. - Это вы тут с ума посходили! Как могли допустить такое?!
   - У вас есть план, капитан? - Брюнель успокаивающе положил ладонь на плечо Престона.
   - Есть, - ответил Даглас, продолжая недовольно поглядывать на пунцового Стивенса.
  
  
   ГЛАВА 4
  
   Поток освобожденных заключенных стремительно распространялся по помещениям подземного города колонии "Ставрос". Часть из них, самостоятельно отделавшись от электрочипов, бросилась мародерствовать, но большинство хлынуло к причалам, у стенок которых высились "Зевс", "Гепард" и "Архонт". У выхода к "Зевсу" и "Гепарду" каторжников встретила баррикада, за которой укрылись вооруженные охранники и администрация колонии во главе с комендантом, а в зале комплекса, у которого был пришвартован "Архонт" Лис и Буба, размахивающие пистолетами.
   - Двигайтесь, к причалу "Синий", к "Зевсу"! Будем грузиться на него! - надрывал глотку Лис. - "Архонт" без капремонта не взлетит, на нем только пушки целы. Мы с него прикроем вас, но нужны техники и инженеры. Есть такие? Давай сюда!
   Пара крепких парней в тюремных робах, сразу же подскочили к столу, который Лис использовал в качестве возвышения. Это были Кейтаро Симадзу и Семен Нагель - агенты из группы Варгас.
   - Лис, мы флотские! С любой техникой управимся без проблем!
   - Становитесь рядом с Бубой, - указал Лис в сторону своего приятеля.
   Еще несколько десятков человек облепили стол Лиса, но Симадзу парой увесистых затрещин быстро осадил самых прытких и, наклонившись к уху Лиса, указал на Солу, проталкивающуюся сквозь толпу:
   - Вон тот малец с банданой на голове работал инженером на космодроме Новой Калифорнии. Все суда, как свои пять пальцев знает - хороший специалист. В серьезном деле пригодится.
   - Откуда вы такие ловкие? - насторожился Лис.
   - Новички. Прибыли на "Зевсе", будь он неладен.
   - Ладно, вытягивайте приятеля. Знаете еще кого?
   - Только Барнетта, но не вижу я его здесь.
   - Он уже там, - довольно улыбнулся Лис, махнув пистолетом в сторону шлюза. - Всем заправляет. Ладно, тащи мальца к Бубе, а я еще парочку человечков подберу.
   Симадзу улыбнулся в ответ. Его и без того узкие азиатские глаза превратились в темные щелочки.
   Спустя пять минут команда, набранная Лисом, заперлись в причальном челноке и тот неспешно направился к головному шлюзу "Архонта".
   - А ты смазливый, паренек, - придвинулся вплотную к Соле воняющий потом двухметровый детина.
   - Прекращай, Молот, - сморщил нос Лис, наблюдающий за салоном с передней скамейки. - Не время для свиданий.
   Детина надул губы и сощурил маслянистые глаза:
   - Бьюсь об заклад - это девчонка!
   - А ведь точно! Паренек физиономией чертовски на девку смахивает, - заерзал на скамейке напротив Буба и пихнул локтем каторжника рядом - невысокого плотного субъекта с близко посаженными глазами и руками-лопатами. - Взгляни-ка повнимательней, Зуб!
   Челнок остановился, достигнув "Архонта", и кабина с пассажирами пошла вверх, чтобы пристыковаться к шлюзу.
   - Хватит! Я сам разберусь, - нахмурился Лис и вперил взгляд в Варгас. - Тащи свой зад сюда, малец.
   Сола подошла к поигрывающему пистолетом в руке Лису. Симадзу и Нагель приготовились.
   - Разберись, разберись, - вскочил со своего места Буба, выдергивая из кобуры "стражника". - И пусть расскажет, с какого она бокса...
   Последнее слово застряло у Куржича в горле, когда парень с азиатскими глазами, внезапно оказавшийся у него за спиной, неуловимо быстрым движением сильных рук с хрустом свернул каторжнику шею. В то же время Молот получил от Нагеля сокрушительный удар локтем в висок. Голова его мотнулась, словно мяч в баскетбольной сетке, и упала на грудь. Потная туша осела бесформенной горой на палубу.
   Лис ничего не мог сделать. Сола одной рукой сломала ему запястье, а цепкие пальцы второй сомкнула на адамовом яблоке.
   - Кому из вас больше доверяет господин Барнетт? - спросила Варгас, посматривая то на Лиса, хрипящего от боли, то на Зуба, съежившегося под прицелом плазменных импульсаторов Сумадзу и Нагеля.
   - Наверное, все-таки тебе, Лис? - улыбнулась Сола, разжимая пальцы и выхватывая из-под робы "корсар".
   - Д-да, - сипнул Лис, не в силах отвести взгляд от черного зрачка импульсатора.
   - Отлично, - сделала шаг назад Сола. - Сделаешь все как надо - останешься в живых и получишь хорошую награду. Согласен?
   Прежде чем Лис ответил, Сола быстро отвела руку в сторону и всадила плазменный заряд в грудь каторжника жмущегося к стене в противоположном конце салона. Оставив широкий темный след на обшивке, Зуб сполз к ногам Нагеля и Симадзу.
   - Согласен? - насмешливо вздернув бровь, повторила вопрос Сола.
   - Да, - быстро закивал Лис, под звук щелчков фиксаторов стыковочного узла.
   - Только сделай нормальное лицо. Жизнь удалась!
   Лис снова послушно кивнул и Варгас швырнула его к пульту связи, на мониторе которого мутно проявилось чье-то лицо:
   - Лис, где вас черт носит? Где народ? Люди нужны позарез.
   - Здесь, босс, - приник к экрану Лис. - Нашел несколько спецов, бывших флотских.
   - Сколько их? Трое? - прищурился человек на экране. - А где Буба?
   - У него от свободы совсем крыша поехала, босс. Вдруг сорвался и побежал кому-то мстить. Кретин, одним словом.
   - Без моего разрешения?! Урод! - рассвирепел человек на экране, но быстро остыл и уже миролюбиво добавил: - Ладно, заходите. Здесь разберемся.
   Сола поджала губы. Интонация голоса Барнетта на последних словах ей не понравилась. Ощущалось тревожное сомнение. Поймав взгляд Семена Нагеля, она поняла, что не ошиблась и кивнула.
   - Пойдешь впереди и без выкрутасов, - Нагель положил Лису руку на плечо, другой крепя тому под трофейный бронежилет липкий брикет пластиковой взрывчатки. - Поздороваешься и представишь нас. И будет тебе счастье.
   - К-как представить? - задрожал Лис.
   - Просто. Как друзей, - с доброжелательной улыбкой ответил Семен и подтолкнул каторжника к створкам стыковочного узла.
  
  
   Барнетт оторвал взгдяд от экранов, на которых медики колонии, вместе с охранниками устроившие КПП у причала "Синий", разлучали каторжников с "закладками" и небольшими группами по шесть-восемь человек провожали на борт челнока, готовящегося для рейса к шлюзам "Зевса".
   - Ладно, Майлз, следи за ними. Если что-то пойдет не так давай команду на залп.
   - Но там уже с полсотни наших наберется, - повернулся к Крейгу Дин Майлз - худой словно доска парень, некогда успешный торговец оружием.
   - Бей по "Гепарду", - передернул затвор "стражника" Крейг. - А я пойду с новичками познакомлюсь. В мое отсутствие на мостике за командира будешь ты.
   - Я понял, босс. Не подведу, - кивнул Майлз. - Главное, чтобы Купер разведкатер в рабочее состояние привел.
   - Приведет. Обещал за пару часов справиться. А если Лис головастых парней нашел, то все получится намного раньше, - сунул пистолет за ремень Крейг.
   - Может, все-таки, потребуем катер у Стивенса? Обменяем на заложников, например.
   - Может, и обменяют, да вот только чем они его нашпигуют, - ответил Барнетт уже от дверей.
   Покинув отсек, Барнетт снова попытался связаться с Бубой. Безрезультатно. Интуиция подсказывала Крейгу, что что-то пошло не так, что опасность нависла над ним и всей его авантюрой дамокловым мечом. Вдруг ни с того ни с сего, ему вспомнилась жизнь до колонии - девчонки из собственного борделя, которых он имел как хотел и когда хотел, роскошные рестораны, большая двухэтажная квартира в центре марсианской столицы. Еще немного, и он бы переехал на Новую Землю. Стал бы настоящим небожителем, свысока взирающим на неудачников, копошащихся внизу. Теперь же приходится метаться будто крысе и ждать ловушек со всех сторон. Крейгу почти до слез стало жаль себя.
   Зашипела переборочная дверь и инстинкт заставил Барнетта нырнуть в дверной проем камбуза, провалом темнеющий рядом из-за переклинившей двери. Пара аварийных ламп почти не давала света и, спрятавшись за кок-автоматом, Барнетт очутился в полной темноте.
   - Эй, где вы там все? - послышался необычно робкий голос всегда уверенного в себе Лиса.
   - Босс тебя с новобранцами пошел встречать.
   - Нам он не повстречался.
   - Катитесь к Куперу. Он, наверно, там.
   - Ладно, новичков отправляю к ним, - после паузы снова заговорил Лис. - Но меня-то пусти.
   - Какого хрена тебе здесь надо?
   Барнетт осторожно выглянул из-за кок-автомата. В проеме Лис хорошо был виден. Вот он обернулся назад, придерживая опухшую правую руку. В глазах его застыл такой страх, что и Крейг испуганно сглотнул слюну, поежившись.
   - Ты чего, Майлз, забыл, что с Лисом разговариваешь?! Открывай эту сучью дверь или я тебе зубы пересчитаю! - набрав в грудь побольше воздуха, сердито выдохнул Лис.
   "Надо что-то делать! Иначе конец!" - подумал Барнетт, но ноги ставшие ватными не двигались с места, а пальцы, сжимавшие пистолет онемели. И снова, совсем не к месту, побежали перед глазами картинки прошлой жизни.
   - Иди вперед, приятель, - приказал тихий чужой голос, когда зашипела дверь рубки.
   Лис сделал шаг вперед, второй.
   "Соберись!" - приказал себе Барнетт и, подняв ствол пистолета, осторожно двинулся к выходу с камбуза.
   Мощный взрыв потряс весь отсек, заставив завибрировать переборки. Барнетт, потеряв равновесие, упал на дрогнувшую палубу.
  
  
   У распахнутых створок лифтов шестого уровня Престон во главе команды ФСБР и трех десятков в тревоге мнущихся ученых, медиков и лаборантов, затянутых в легкие скафандры и бронежилеты, ждал сигнала от Варгас. Рядом, на транспортной платформе покоился тот самый объект "А" - стальной, аккуратно запечатанный контейнер в форме двухметрового куба. То, что следовало доставить на Стромингер-8 любой ценой. Из команды ФСБР только Даглас знал, что в нем. Даже коменданту колонии было неведомо, чем занимался в самых отдаленных подземельях "Ставроса" доктор Хануссен.
   - Ну, что там? - заглянул через плечо ученый.
   - Они уже в отсеках "Архонта", - наблюдая на экране планшета за операцией Солы Варгас, кивнул Престон. - Можно двигаться.
   - Вы уверены, что "Архонт" будет чист, когда мы доберемся до кораблей.
   - Уверен, доктор, - успокоил Хануссена Даглас и, надвинув на лицо бронированное забрало шлема, дал отмашку на погрузку контейнера в лифт. Лаборанты толкнули платформу с грузом внутрь.
   Достигнув первого уровня "Ставроса", отряд ФСБР выстроился в боевой порядок, прикрывая ученых и стальной ящик. Двое агентов выдвинулись вперед, на разведку обстановки по ходу движения. Престон намеревался вести колонну не по уровням города, делая пологую дугу по запруженным каторжниками коридорам, а достигнуть ближайшего причального комплекса и затем на транспортном челноке по прямой пересечь взлетно-посадочную площадку, пройдя мимо "Архонта" и "Зевса" к грузовому люку быстроходного "Гепарда", командирское кресло которого уже занял опытный Натан Брюнель.
   Безжалостно расстреливая по пути малочисленные группы мародеров, отряд без особых приключений достиг причала "Красный". Лейтенант Крулл с агентами из авангардной группы уже подготовил просторный челнок. Разошлись стальные плиты шлюза. В первую очередь в открывшееся чрево подчиненные погнали платформу с грузом.
   - Мы в помещении центрального поста "Архонта", капитан, - сработал коммуникатор в ушной раковине Дагласа. - Приступаем к общей зачистке.
   - Отличная работа, капитан Варгас, - не скрывая радости в голосе, поспешил откликнуться Престон. - Начинаем движение от причала "Красный" к "Гепарду". Встретимся там. Без вас не уйдем, но поторопитесь.
   - Принято. Конец связи.
   Наблюдая за посадкой, Даглас поднял подбородок. Заложив руки за спину, он не отказал себе в удовольствии качнуться на каблуках. Все шло по плану. Если так пойдет и дальше, то по прибытии в систему Стромингера на его плечи без сомнения лягут майорские погоны, а может быть и полковничьи. Индекс доверия руководства взлетит до небес. Блестяще для человека двадцати восьми лет, чьи родители - мелкие портовые служащие. И вообще....Почему бы все же не приударить за этой смуглолицей Солой Варгас? Времени в пути будет предостаточно. Глядишь, "робот" и "сломается".
   Сигнал коммуникатора отвлек Дагласа от созерцания своего светлого будущего. Но вместо рапорта Солы о завершении зачистки "Архонта" Престон услышал иное:
   - Капитан! Сканеры "Зевса" и "Гепарда" засекли на орбите линкор заргатов! Они уже здесь!
   Ответить Стивенсу Престон не успел. Плазмоидный заряд пробил железобетонное перекрытие зала и разметал находящихся в нем людей, сминая, сжигая и разрывая в куски их тела. Такие же заряды дождем посыпались и на корабли у причалов. В первую очередь на многострадальный "Архонт", в котором канониры вражеского линкора опознали боевой крейсер Земной Федерации.
  
  
   ГЛАВА 5
  
   "Земная Федерация под угрозой и кому как не нам позаботиться о том, чтобы планам врагов не суждено было сбыться, капитан", - Хайсмит по-отечески положил ладонь на плечо Престона. Светло-голубые глаза директора ФСБР излучали и непоколебимую уверенность в своей правоте, и призыв к подчиненному проникнутся этой уверенностью.
   "Можете на меня положиться, господин генерал, - ответил тогда Престон. - Я не подведу вас и Федерацию".
   - Не подведу, - прошептал Даглас и открыл глаза, приходя в себя. Он все еще был жив. Но цел ли? Интерфейс шлема не работал, стекло забрызгало чем-то темным. Престон отер забрало, с радостью ощутив, что руки на месте. Превозмогая боль во всем теле и, стараясь не обращать внимания на сильнейший звон в ушах, он сумел сесть и осмотреться. Страшная картина разрушения вокруг заставила сильнее заколотиться сердце. Десятки разорванных и обожженных тел, разбитые стены зала с острыми зубьями обломков бетона и скрученными прутьями арматуры. Сквозь серую взвесь пыли над головой мутно проступали звезды. И лишь стальной куб, как ни в чем не бывало, поблескивал ровными гранями у створок шлюза, когда над головой проносился очередной плазмоид, несущий смерть и разрушение.
   - Приказы надо выполнять, - прохрипел Престон, поднимаясь на ноги. Увидев, как из-за куба показался каторжник с трофейным плазматором в руках, он дернул из кобуры "корсар" и импульсом плазмы разворотил мародеру плечо. Тот завертелся в алом облаке. Второй выстрел Престона добил мерзавца, заставив выронить оружие и присоединиться к усеивающим все вокруг трупам.
   Сквозь разломы в стене, Даглас взглянул на космодром. Большая часть наземных корпусов была уничтожена, в том числе и купол зенитной батареи. "Архонт" превратился в гигантскую груду искореженного металла. "Зевс" пытался взлететь, окутавшись защитным силовым полем. Пока оно выдерживало удар за ударом смертоносного дождя, но при такой интенсивности огня вряд ли его хватит более чем на четверть часа. Сможет ли Ткаченко вывести "Зевс" из-под удара и спасти команду и пассажиров?
   - "Гепард" еще на месте, - сам себе сухими губами сообщил Престон и попытался связаться с кораблем. После нескольких секунд безуспешных попыток, он решил действовать по-другому. Бросившись к платформе, Даглас заставил-таки ее въехать внутрь челнока и, загерметизировавшись, направил транспортер в сторону "Гепарда". Ведя машину в ручном режиме, Престон не оставлял попыток связаться с кораблем через систему связи челнока, но мостик не отзывался.
   Заргатонский истребитель пронесся над челноком, вслед за роем ракет и плазменных импульсов пущенных в направлении "Гепарда", прикрытого сверху тушей взлетающего "Зевса". Приняв волну импульсов и торпед плазменным щитом, ловкая команда "Гепарда" не зевнула и, взяв вражеский истребитель в клещи парой лазеров, заставила лопнуть его корпус на десятки разлетающихся в стороны раскаленных болидов. Один из таких болидов прошил крышу челнока, жаркой волной бросив Престона грудью на пульт управления. Но броня скафандра и сталь секретного контейнера выдержали всплеск огня, и Даглас продолжал гнать машину вперед на пределе ее возможностей. Он понимал, что "Гепарду" пришло время взлетать. И терять нельзя ни минуты. Под прикрытием принимающего удар за ударом "Зевса" у маленького транспортника имелись шансы уйти. Но челнок продолжал с большим трудом продираться сквозь останки разметанного по всему полю "Архонта". Транспортер подпрыгивал на препятствиях в виде оплавленных частей корпуса и грозил вот-вот забуксовать или перевернуться.
   - "Гепард"! Это капитан Престон! Подождите! - орал Даглас, приникнув к экранам внешнего обзора. - Брюнель! Стивенс! Мне осталось двести метров! У меня спецгруз! Не бросайте меня!
   - Престон, слышим вас, - раздался, наконец, глухой голос Брюнеля. - Поднажмите! У вас тридцать секунд. Грузовой люк распахнут, влетайте с ходу!
   Подпрыгнув на очередном препятствии, челнок приземлился на пандус, ведущий в грузовой отсек "Гепарда" и, надсадно взревев, въехал внутрь. Транспортник незамедлительно взмыл вслед за ведущим неравный бой "Зевсом".
  
  
   "Зевс" был обречен. Часть отсеков уже разбиты и разгерметизированы, в том числе и машинные. Один из двух сайлан-преобразователей стал. Вышла из строя и большая часть немногочисленных орудий. Среди оказавшихся на борту каторжников и команды надзирателей началась паника, вылившаяся в бой за право посадки на спасательные катера.
   - Два из трех катеров захвачены заключенными, - доложил командору штурман. - Третий удерживают охранники "Ставроса". Они ждут нас.
   - Пусть катятся к чертям! - бросил Ткаченко. - Если смогут!
   Корабль снова вздрогнул от мощного удара.
   - Прямое попадание в шлюз третьего отсека, Юрий, - сообщил штурман упавшим голосом. - Катера с ребятами "Ставроса" больше нет. Зэки отшвартовываются с левого борта.
   Юрий Ткаченко провел по рукой по волосам. Тридцать пять лет службы и пятьдесят семь лет жизни подходили к концу. Ни семьи, ни детей. Лишь подруги в разных портах. Юрий слишком любил свою работу, свой корабль и космос, отдавая им себя без остатка. Вот, судя по всему, и пришло время навсегда остаться среди звезд.
   - Ну что же, ребята, - Ткаченко обвел взглядом лица пилота, навигатора и оружейника - таких же седых ветеранов, - поможем напоследок "Гепарду"? Дадим им шанс?
   - Сыграем пьесу до конца, Юрий, - кивнул пилот. - Иду на "каракатиц".
   - Держи, Гельмут, курс так, чтобы прикрыть корабль Брюнеля, - начал отдавать последние приказы Ткаченко. - Жан, всю энергию на плазменный щит. Минут пять выдержит, а потом... - что будет потом командор договаривать не стал. Потом "Гепард" под прикрытием разлетающихся на сотни километров фрагментов разорванного вражеским огнем "Зевса", возможно, сумеет скрыться.
   - Есть, командир.
   Вражеский линкор на фоне бесчисленных звезд становился все ближе. Полупрозрачные нити лазерных лучей и сгустки плазмы протянулись навстречу. Гасли один за другим телеэкраны сканеров. Когда остался последний, над пультом пилота, Юрий Ткаченко покинул место командира и, подплыв в наступившей невесомости к креслу Гельмута Дитца, положил ладонь своему старому другу на плечо. Зависли рядом Жан Дюкасс - штурман и Нильс Ларсен - офицер-оружейник. Несколько секунд спустя все они растворились в необъятном космосе, который так любили.
  
  
   Как только Натан Брюнель решил, что "Гепарду" удалось оторваться от вражеского преследования, он разрешил пассажирам покинуть кресла-капсулы. Повреждения у корабля имелись значительные и командор принялся торопливо формировать ремонтные бригады для их скорейшего устранения. Стивенс и Престон занялись проверкой личного состава колонии, оказавшегося на борту, и осмотром помещений. Их беспокоило, не проник ли на борт кто из каторжников. Об отдыхе никто не думал, хотя с момента атаки октопоидов на Ставрос-5 прошло почти двадцать часов. Расслабляться время еще не пришло.
   Сола прошла в самый дальний бокс грузового отсека. Ее интересовала сохранность объекта "А". Директор Хайсмит и начальник Управления потребовали любым способом и с обеспечением строжайшей секретности обеспечить доставку контейнера на Стромингер.
   Варгас приблизилась к кубу. Все пломбы ФСБР целы, повреждений корпуса никаких. Лишь подтеки засохшей крови на одной из граней. Все-таки капитан Перестон оказался молодцом - сумел спасти груз под огнем противника. Что же в этом контейнере такого важного? Сола прижала ладонь к одной из граней, но тут же отдернула руку, ощутив присутствие за спиной.
   - Признаюсь, пару раз я засомневался, - улыбнулся возникший у входа Престон, - что выберусь из такой передряги.
   - Это усложнило бы мою задачу, капитан, - холодно посмотрела на него Сола. - Хорошо, что я правильно оценила уровень вашего профессионализма. Хотя ученых и своих людей вы не уберечь не сумели.
   - Плазмоид! - сразу помрачнел Престон. - Я единственный, кто сумел выжить. Один шанс из ста.
   - Нам тоже несладко пришлось, когда заргаты стали решето из "Архонта" делать. Повезло, что один из спасательных катеров оказался в порядке. Каторжники успели его подготовить. Благо, работы у них было немного.
   - Да, ловко вы проскочили.
   - Надеюсь, нам не придется по пути следования еще раз столкнуться с октопоидами, капитан.
   - По пути следования мы не должны вообще никого встретить, Сола, - приблизился Престон, наблюдая, как Варгас среагирует на то, что он назвал ее по имени.
   - Инструкции руководства на данный счет достаточно ясны, Даг, - согласилась Варгас, снисходительно позволив Престону эту небольшую вольность. - Будем ли ставить в курс дела командора Брюнеля и полковника Стивенса?
   - Пока корабль движется к Стромингеру и прямо по курсу чисто, не стоит. Достаточно того, что они поставлены в известность о миссии вашей группы, - взгляд Престона заскользил по фигуре девушки.
   Подождав, когда капитан снова посмотрит ей в лицо, Сола пронзила его таким ледяным взором, что Престон вынужден был смущенно кашлянуть в кулак.
   - Ладно, я пойду, - остужено попятился капитан. - Если что, я на связи. В любое время суток.
   - Я знаю.
  
  
   Барнетт пришел в себя от удара в лицо. Сфокусировав взгляд, он увидел перед собой знакомое круглое лицо с челкой слипшихся на лбу волос, отливающих медью. Когда на "Архонте" взрыв гелланской пластиковой взрывчатки в куски разорвал Лиса и разнес центральный пост, Крейг попытался спастись. Но у выхода из помещения камбуза, путь преградил этот медноголовый "молодец". Только тогда он был не в синей униформе офицера космофлота, а в робе каторжника. Прежде чем Барнетт успел нажать на спусковой крючок, двухметровый здоровяк ловко вывернул его руку с оружием, подсечкой припечатал спиной к палубе, а затем отработанным ударом в скулу вырубил Крейга окончательно. Теперь же аналогичный удар привел Барнетта в чувство.
   - Давай, скотина, просыпайся, - улыбнулся медноголовый верзила и влепил Крейгу еще одну затрещину.
   Барнетт зло встряхнул головой и попытался ринуться навстречу обидчику, но быстро понял, что положение его крайне незавидно. Руки и ноги прикованы к скобам, вваренным в переборку тесного корабельного карцера. Медноголовый, убедившись, что пленник пришел в себя, сделал пару шагов назад. Словно художник, он с удовлетворением разглядывал лицо и фигуру Барнетта.
   - После организованного вами бунта, господин Барнетт, мне поручили выяснить, уж не шпион ли вы, - офицер скрестил руки на груди. - Обычно, допрашиваемому делается инъекция интересной смеси, которую такие как вы называют между собой "болтушкой". Невероятно эффективно, хотя, по моему мнению, более надежно усадить клиента на часок в "кресло-качалку". Но условия, так сказать, полевые и детектора здесь нет.
   Замолчав, офицер шумно втянул ноздрями воздух, а затем сложил пальцы рук в замок и громко ими хрустнул. Не успел Крейг и глазом моргнуть, как дознаватель оказался рядом и нанес ему мощный удар в солнечное сплетение.
   Барнетт раскрыл рот, пытаясь поймать хоть немного воздуха, переставшего наполнять в легкие. Будто сквозь вату до него снова донеслись слова рыжего офицера:
   - Знаешь, Барнетт, мне плевать шпион ты или нет. В любом случае тебя ждет смерть. Поэтому не надейся на расслабон с "болтушкой". Это слишком.... Слишком мягко для тебя. Прежде чем тебя порешат, я проведу допрос в классическом стиле. Так, чтобы ребра трещали и зубы крошились. Ты, кстати, можешь на мои вопросы не отвечать. Я не обижусь. Ты, думаю, уже понял, что для меня ответы не важны.
   Как только Крейгу удалось ухватить легкими кусочек воздуха, новый удар, на этот раз по ребрам, заставил его захрипеть от невыносимой боли и пожелать скорой смерти.
   - Нагель! Ты палку-то не перегибай! - появилась в дверях смуглая девушка с гневно сведенными бровями. Для Барнетта она стала почти ангелом, дав передышку.
   - Эта скотина заслужила, Сола!
   - Ты узнал, что требовалось?
   - Только приступил, - отвел в сторону недовольный взгляд Нагель.
   - Помахал кулаками и хватит, лейтенант, - девушка протянула верзиле небольшой шприц. - Сделай все быстро. Если о шпионаже речь не идет, передадим его Стивенсу. По прибытии на Стормингер Барнетт поможет дознавателям понять, что произошло на Ставросе. Затем его судьбу решат в установленном порядке. Трупов и так слишком много.
   Нагель сузил глаза и только открыл рот, явно намереваясь возразить, как Сола резко бросила, словно выплюнула:
   - Заткнись! И выполняй приказы точно и в срок! Иначе окажешься на его месте, лейтенант!
   - Ясно, мэм, - послушно вытянулся Нагель, лишь сверкнув глазами.
   Дождавшись, когда подчиненный сделает пленнику инъекцию, девушка, качнув сильными бедрами, покинула карцер. Переведя взгляд на Нагеля, Крейг сквозь наползающий на сознание туман и затухающую боль в боку подумал: "При первой же возможности перережу тебе горло, сволочь". А еще через несколько секунд начал послушно отвечать на вопросы своего мучителя.
  
  
   ГЛАВА 6
  
   Сев в стороне от приглашенных им в кают-компанию офицеров, Натан Брюнель задумчиво следил за их реакцией на представленные записи. Это были обрывки переговоров между кораблями и базами, перехваченные за последние часы. Какие-то велись открыто, какие-то представляли собой неразборчивый зашифрованный шепот. Октопоиды, банши, рептилоиды....Вот только человеческие голоса среди них не угадывались. Из этих фрагментов вырисовывалась невеселая картина, разворачивающаяся в секторах Земной Федерации.
   Заргаты нанесли сокрушительный удар по владениям землян и за прошедший с момента нападения месяц, расчленив и лишив связи большую часть их боевого флота, продолжали теснить все дальше и дальше. Заргатонская Империя оккупировала уже треть звездно-планетарных секторов, некогда контролируемых Новой Калифорнией. Да и сама Новая Земля подверглась массированным бомбардировкам. Президент Шодма Хеврон и правительство во главе с Карлтоном Файнбергом переместились на засекреченную военную базу. Мирное население, не успевшее эвакуироваться, хлынуло в районы проживания банши, которых октопоиды не трогают, как, впрочем, и рептилоидов Шшарка, обосновавшихся в системе Бетельгейзе. На Сахаре, за прошедшие годы превратившейся в крупнейший коммерческий центр, обосновались тысячи землян. Десятки их кораблей скопились на посадочных площадках местных космопортов, ставших укрытием от имперских штурмовиков.
   Натан Брюнель знал, что такое большая война. Более пятидесяти лет назад он начал свою карьеру лейтенантом на линкоре Звездного флота Федерации. Тогда разразилась первая война с Банши. В развернувшейся бойне погибли миллионы людей. Сложили головы в жестоких боях почти все товарищи, с которым он начинал службу. Поучаствовав с тех пор еще в полудюжине колониальных стычек и в очередном конфликте с банши восемь лет назад, командор уже подумывал об отдыхе и приготовил рапорт с просьбой "списать на берег", но не тут-то было. Ненасытный хапуга Нургали Баракат подставил всех землян, в том числе и лично Натана Брюнеля. Суждено ли Натану добраться до Ремара, где осел с семьей сын. Коснулась ли их новая война?
   Сцепив в замок длинные узловатые пальцы, Брюнель снова окинул взглядом офицеров, с которыми ему предстоит пробираться к своим сквозь охваченный войной космос. Даглас Престон слушал сообщения спокойно. Молодой капитан ФСБР, по всей видимости, думает только о том, каким образом заполучить новые звездочки на погоны, хотя в бесстрашии, с которыми он так упорно идет к своей цели, ему не откажешь. Полковник Ллойд Стивенс тоже, скорее всего, удручен не столько новой информацией, сколько мыслями о том, как объяснить разгильдяйство подчиненных, приведшее к мятежу на Ставросе-5. Присутствующие агенты ФСБР Сола Варгас и Кейтаро Симадзу, заставили Брюнеля внутренне поморщиться. Новые члены экипажа "Архонта", словно по мановению волшебной палочки, перевоплотились в агентов ФСБР. Со стороны спецслужбы было верхом неуважения приписать к кораблю своих тайных агентов и не поставить в известность командира судна. Что на уме у этих людей и каких действий ожидать от них в дальнейшем? Вместе с Престоном агенты не отходят от треклятого контейнера, который набит неизвестно чем. Этих бы мордоворотов, да в десант. Особенно Нагеля, сейчас отсутствующего. Не сумели, кретины, предупредить войну. Им бы хлебнуть ее по полной на передовой. День за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем. Пока не убьют.
   Единственный человек, которому можно безоговорочно доверять - капитан-лейтенант Ламберт. С ним Брюнель знаком с первого дня службы на "Архонте", а это почти десять лет. И ни разу старпом не подвел своего командира. Также как и командор, Ламберт сейчас хмуро косился на бывших подчиненных, а ныне офицеров ФСБР.
   Записи закончились и слушатели воззрились на Брюнеля.
   - Мы не пойдем ни к сайлан-маякам, ни к системе Стромингера. Я проложил курс на Сахару.
   - Как на Сахару?! - переглянувшись с Варгас, напрягся Престон.
   - О чем вы думали, капитан, слушая эти записи? - обернулся к нему Брюнель. - Все пространство между нами и Стромингером нашпиговано кораблями и опорными пунктами заргатов. Несомненно, контролируются и сайлан-маяки. Так что гиперпрыжок и выход из него без боя вряд ли возможны, а бой мы дать не в состоянии. Повреждения "Гепарда" оказались серьезнее, чем казалось поначалу. Три из четырех плазменных орудий разбиты. Своими силами их не починить. Правый сайлан-преобразователь тоже поврежден и не может работать с полной нагрузкой. Выведены из строя два вспомогательных двигателя и сканер дальней пространственной разведки. В любой момент рядом с нами может возникнуть корабль заргатов, а мы об этом не узнаем, пока они нам в корпус не постучат.
   - Верно, - поддержал командира капитан-лейтенант Ламберт. - До Сахары сумеем добраться всего за два месяца. Места по пути следования необжитые, спокойные. А на пути к Стромингеру придется прорываться сквозь зоны боев и патрулирования.
   - У меня четкая установка руководства незамедлительно и в полной сохранности доставить секретный груз на Стромингер-8, - поднялся с кресла Престон. - Сахара никак не вписывается в этот план. Там могут находиться шпионы Заргатона, да и дальнейшая политика кормчего Шшарка неясна. В любой момент эта ловушка может захлопнуться.
   - Сядьте, капитан, - сердито зашевелил густыми, белыми от седины, бровями Брюнель. - Рептилоиды Шшарка заявили о своем нейтралитете - это первое. Второе - на поверхности Сахары мы сможем привести в порядок "Гепард", а затем воспользоваться сайлан-маяками Бетельгейзе и уже во всеоружии совершить гиперпространственный прыжок к системе Стромингер, куда вы так стремитесь. А если через посольство удастся связаться с командованием, то сможем и группу сопровождения затребовать. Что касается шпионов, то в таком случае агенты ФСБР на борту зачем? С госпожой Варгас и ее командой вы прекрасно справитесь с контрразведывательной задачей. Не так ли?
   - И все-таки я настаиваю на прежнем курсе, командор, - нервно дернул квадратной челюстью Престон.
   - Отклоняется, капитан.
   - Вы назначены командиром "Гепарда" полковником Стивенсом, - посмотрел в сторону коменданта "Ставроса", ища поддержки, Престон. - И...
   - Конечно, если полковник готов отозвать мой ордер и сам принять командование... - покосился на Стивенса и Натан Брюнель.
   - Командор Брюнель - опытный боевый командир, - неожиданно поддержал командора Стивенс. - Если кто и доведет нас до Стромингера, так только он. Пусть и через Сахару.
   - Не хотелось напоминать вам, господа офицеры, чем чревато игнорирование рекомендаций ФСБР, но...
   - Не стоит напрягаться, капитан. Провалами памяти здесь никто не страдает, - поднялся и Стивенс. - Вспомните лучше, что тридцать из семидесяти пассажиров, находящихся на борту, гражданские лица, работавшие в администрации колонии по контракту. В основном женщины.
   - И среди них ваша пассия, полковник...
   - Вы все сказали, капитан?! Подумайте, стоит ли продолжать, - угрожающе двинулся Стивенс в сторону Престона.
   - Думаю, на этом совещание стоит закончить, - встал между офицерами Брюнель. - Я принял решение и требую его уважать. А теперь попрошу разойтись.
   - На Стромингере к вам возникнет очень много претензий, полковник, - зло кинул вдогонку удаляющемуся Стивенсу Престон.
   - А что такого ценного в контейнере, капитан? - поинтересовался Брюнель, когда двери за Стивенсом закрылись.
   - Это сверхсекретная информация, командор. Я не имею права ее разглашать.
   - Ну, как знаете, - с явным недовольством в глазах произнес Брюнель и последовал за Стивенсом.
  
  
  
   День бежал за днем, неделя за неделей. Уже почти два месяца прошло с тех пор, как "Гепард" покинул Ставрос. Правый двигатель корабля окончательно вышел из строя и встал. Не удалось наладить связь и возродить группу дальнего пространственного сканирования. Корабельное вооружение также не удалось восстановить полностью. Радовало лишь одно - вражеские суда не попадались. Полет превращался в обычную рутину. Но сегодня с утра Сола Варгас не находила себе места. Необъяснимая тревога точила, словно зубная боль.
   В очередной раз капитан зашла в каюту Кейтаро Симадзу и Семена Нагеля. Агенты резались в карты. Симадзу хитро щурил и без того узкие глаза, а Нагель злобно бормотал под нос ругательства. Сола знала, что у Кейтаро Семену не выиграть. Если ему это иногда и удавалось, то только потому, что желтолицый партнер сам поддавался, дабы подзадорить товарища. Семен относился к разряду сильных, с отличной реакцией, бойцов, но являлся типичным исполнителем, не более. Просчитать оперативную комбинацию Нагелю было сложно, но если он получал конкретную задачу, то мог стену проломить ради ее выполнения. Для этого Сола и заполучила его в свою группу. Кейтаро гораздо хитрее. За время пути он уже хорошо изучил корабль и его обитателей и, несмотря на то, что от офицеров ФСБР все шарахались как от чумных, сумел изыскать источники информации и периодически снабжал Солу новостями из жизни экипажа под командованием Натана Брюнеля и пассажиров под началом Ллойда Стивенса. Однако бытовые подробности существования на борту "Гепарда" волновали Солу слабо. Ее тревожило другое. Несколько дней назад на секретном контейнере Даг Престон обнаружил следы попытки взлома. Известная лишь Престону кодовая комбинация замка не позволила открыть бронированный ящик, а плазменный резак злоумышленники применить не рискнули. Корабельная камера слежения странным образом оказалась неисправна. Варгас поспешила установить парочку скрытых камер, а вскоре Симадзу сообщил, что контейнер пыталась изучить пара офицеров-надзирателей из отряда Стивенса. Высока вероятность, что сделали они это по прямому указанию полковника и с ведома командора, давно объединившихся в своей уже нескрываемой неприязни к агентам ФСБР.
   Раздумывая над всем этим, Сола перевела взгляд с карт в руках Нагеля на экран внешнего обзора. Увиденное заставило ее ударить ладонью по коммуникатору внутренней связи на стене:
   - Мостик! По правому борту судно Банши!
   - Я в курсе, капитан Варгас, - раздался в ответ голос Брюнеля. - Мы сближаемся. Экипаж корабля Баншийского Союза выразил готовность оказать нам помощь.
   В каюту заглянул Даглас Престон:
   - Сола, ты видела?! Давай со мной на мостик! Командор Брюнель с ума сошел!
   Через пять минут Престон и Варгас вбежали в помещение центрального поста.
   - Что вы творите, командор?! - уже с порога закричал Даглас. - Банши наш потенциальный враг!
   - Возможно, что уже вполне реальный! - добавила Сола, замечая отсутствие канонира.
   Капитан-лейтенант Ламберт на месте пилота даже ухом не повел, а Брюнель лениво развернулся в кресле:
   - "Ре Вантлос" - гражданский транспортный корабль, офицеры. Класса аналогичного классу "гепарда". Банши, так же, как и мы следуют на Сахару и не собираются атаковать. Командир транспортника лишь поприветствовал "Гепард" в моем лице и поинтересовался, не нуждаемся ли мы в помощи. Я ответил, что помощь не помешает.
   - Это может быть уловкой с целью захватить нас, командор, - тревожно переглянулся Престон с Варгас. - Оружия у "кровососов" достаточно, чтобы вступить в бой.
   - Не знаю как вы, капитан, но я успел достаточно повоевать с банши и неплохо изучил их. Если они атакуют, то атакуют, не прибегая ни к каким хитростям. Это не в правилах банши. Являйся мы для них врагами, то уже находились бы под огнем.
   - Мы не позволим вам состыковаться с ними, - сделал шаг вперед Престон, кладя руку на кобуру. - Секретный груз на борту этого не позволяет.
   Брюнель вскочил с кресла и вплотную приблизил свое лицо к лицу Престона:
   - Вы забыли устав, капитан! Так я вам его напомню! В военное время власть на корабле безоговорочно принадлежит командиру корабля. Все остальные могут лишь высказать свое мнение. И то - только если попросят! Я ваше выслушал! Теперь будьте добры - покиньте рубку!
   За спинами офицеров ФСБР зашипели двери и на пороге появились два охранника в боевых доспехах и с плазменными импульсаторами наперевес.
   - Мной предприняты меры по охране жизненно важных помещений, - снова уселся в кресло Брюнель. - В том числе и отсека с контейнером. Вы можете отдохнуть. О результатах переговоров с командиром транспортника Банши я сообщу.
   - Я могу хотя бы узнать, где будет проходить встреча?
   - Для переговоров я и полковник Стивенс планируем подняться на борт "Ре Вантлоса". В мое отсутствие командование будет возложено на капитана-лейтенанта Ламберта.
  
  
   ГЛАВА 7
  
   Киям Ринарус - командир транспортного звездолета баншийского торгового флота "Ре Вантлос" выслушал доклад инженерной команды и посмотрел на сидящих напротив офицеров "Гепарда":
   - Вы все слышали, господа. Ремонт двигателя и вооружения вашего корабля вне дока невозможен. А вот аппаратуру связи и частично сканеры дальнего обнаружения с помощью имеющегося у нас оборудования восстановить реально. Если объединим силы наших инженерно-технических групп, часов за пять управимся.
   - Спасибо, командор Ринарус. Ваша помощь поистине неоценима для нас, - кивнул белой головой Брюнель. Стивенс тяжело вздохнул.
   Зеленокожий офицер на короткое время задумался, а затем, выбив дробь пальцами по столу, произнес:
   - Вы видели и слышали последние сводки, господа. Бои между октопоидами и землянами идут в глубине систем Земной Федерации. Сейчас, если так можно выразиться, мы с вами находимся в глубоком тылу заргатов. Секторы космоса, которые вам предстоит преодолеть, усиленно патрулируются их флотом. Проблемы с двигателем и оружейными установками весьма снижают ваши шансы. Да и по каталогам тип вашего корабля относится к военным, хотя и вспомогательным. Будут стрелять без предупреждения.
   - Мы знаем, командор. Но придется рискнуть. Другого выхода у нас нет, - еще больше помрачнел Стивенс.
   - Я мог бы вам предложить вариант, - пробежал пальцами по интерактивной панели перед собой банши. - Пассажирские отсеки "Ре Вантлоса" пусты - на борту только экипаж. Грузовой трюм заполнен лишь на восемьдесят процентов. Если потесниться, то ваш экипаж и пассажиры могут добраться до Сахары на нашем корабле. Если есть важный груз, то сумеем разместить и его. Октопоиды с нами не воюют и избегают любой конфронтации. Война на два фронта не в их интересах. На борту "Ре Вантлоса" они вас не тронут. Единственное условие - сдайте оружие. На Сахаре много людей сейчас укрывается, продолжает работать посольство Земной Федерации. Если возникнет необходимость покинуть планету, то главный космодром забит судами. Не составит труда разыскать исправный корабль, который сможет доставить в нужную точку.
   Стивенс и Брюнель переглянулись.
   - Нам необходимо подумать, - снова перевел взгляд на банши Стивенс.
   - Конечно, - кивнул зеленой головой с острыми ушами Киям Ринарус. - А "Гепард" до лучших времен можно спрятать в ближайшей планетарной системе.
   - Дайте нам час, командор, - поднялся Брюнель, а за ним и Стивенс.
   В сопровождении помощника Ринаруса офицеры покинули кают-компанию и зашагали по извилистым коридорам "Ре Вантлоса" к переходному шлюзу, соединяющему корабль банши с "Гепардом". Они шагали молча. Ллойд Стивенс думал о молодой девушке по имени Келли из отдела регистрации и учета, с которой у него все складывалось очень серьезно. Вчера она сообщила, что беременна и Ллойд, к своему собственному удивлению, этому обрадовался. Ему вдруг до щемоты в сердце захотелось стать семейным человеком. Каждое утро просыпаться рядом с любимой, а по вечерам, после работы, пестовать их маленького ребенка - неважно мальчика или девочку. А Келли будет смотреть на них и смеяться. Не стоит этот корабль их жизней, как и жизней других уцелевших работников колонии "Ставрос".
   - Мы должны принять предложение Ринаруса, - произнес Ллойд, входя в шлюз. - Наша главная задача - спасти людей. Это шанс.
   Натан Брюнель продолжал молчать. Он вспоминал погибший "Архонт" и ушедших навсегда вместе с ним членов экипажа. А сколько товарищей погибло рядом с Натаном за все годы службы? Молодых и опытных, хороших и не очень. Может прав Стивенс - стоит любым способом спасать людей, а не железо? Железо можно восстановить, а вот людей....
   Входя в центральный отсек "Гепарда", Натан Брюнель принял решение.
  
  
   - Источник сообщает, что Брюнель и Стивенс приняли предложение банши для дальнейшего следования к Сахаре перейти на борт "Ре Вантлоса". Пассажиров и груз переместят на корабль банши, а "Гепард" законсервируют и оставят на орбите ближайшей планеты, - доложил Симадзу, войдя в каюту, где располагалась команда ФСБР.
   - Видим, - кивнул Нагель на экран системы наблюдения за отсеком с контейнером. Там двое охранников уже проверяли надежность фиксаторов, крепящих куб к транспортной платформе.
   - Прежде, чем соглашаться на предложение банши, командор Брюнель обязан был посоветоваться с вами, капитан Престон, - посмотрела Сола на Дагласа, с хмурым лицом потягивающего колу за столом их маленькой гостиной. - Груз имеет высший уровень секретности и приоритета. Надо принимать решение исходя из этого.
   - Капитан Престон, командор просит вас подойти на мостик, - раздался голос Ламберта в динамике общекорабельной связи.
   Престон отставил пластиковую бутылку и поднялся из-за стола. Сола жестом остановила его. План дальнейших действий мгновенно созрел в ее голове.
   - Миссия под угрозой. Брюнель выходит из-под контроля, а за бортом корабль "зеленомордых". Охраняемый объект имеет особый статус и дает нам право на любые действия, - произнося эти слова Сола почуствовала приятный жар в груди. Шесть лет, с пятнадцатилетнего возраста, в академии ФСБР ее учили выполнять задачи любой сложности. Дальнейшие двенадцать лет боевой практики закрепили не только профессиональные навыки Варгас, но и превратили в блестящего офицера, хорошо знающего и любящего свое дело. Определить врага, переиграть и повергнуть его, тем самым выполнив поставленную во имя Федерации задачу - что может быть интереснее, слаще, вкуснее?
   - Ваш план, капитан Варгас, - внимательно посмотрел на Солу Даглас.
   Сола улыбнулась. Наступало ее время.
   - Итак, приступаем. Кейтаро, кто твой источник?
   - Лейтенант Карлос Фернандес.
   - Отлично, Кейтаро, - удовлетворенно кивнула Сола. - Он может еще кого-либо привлечь на нашу сторону.
   - Есть парочка сержантов.
   - Превосходно. Пообещай Фернандесу по прибытии на Стромингер звание "полковника", а сержантам лейтенантские погоны, если помогут нам. Добавь еще что-нибудь от себя, если хочешь.
   - Что им надо сделать, мэм?
   - Фернандес должен заменить охрану, которую выставил у центрального поста Брюнель и никого не пускать на мостик, пока мы с капитаном Престоном будем внутри. Ты, Кейтаро, возьмешь девчонку Стивенса. Кинь в карцер и возьми под охрану. Никого не подпускай.
   - Точно! К Барнетту ее! - хохотнул Нагель. - Пусть развлечется! А ты, Кейтаро, свечку подержишь!
   - Заткнись, - беззлобно огрызнулся Симадзу.
   - Ты, Семен, - обернулась к Нагелю Сола, - заблокируешь шлюз, ведущий на корабль банши.
   - Ясно, мэм.
   - И все это, - обвела присутствующих взглядом Варгас, - мы должны сделать одновременно.
   - Пара "зеленомордых" инженеров продолжают копошиться в машинном отделении, - напомнил Симадзу.
   - Зачистим их потом. Когда захватим мостик и уничтожим "Ре Вантлос", - решил Престон.
   - Капитан Престон! - снова послышался голос Брюнеля.
   - Я сейчас буду, командор, - ответил Престон. - Стивенс у вас?
   - У него есть другие дела.
   - Мы разыщем девченку и Стивенс не рыпнется, - пообещала Сола, как только Брюнель отключился, и кивнула Симадзу на дверь. Тот, более не медля, отправился на поиски Келли Ловланд.
  
  
   - Присаживайтесь, офицеры, - указал Брюнель Престону и Варгас на свободные кресла штурмана и канонира.
   - Спасибо, командор, - присела за пульт канонира Сола.
   Престон просьбу командора проигнорировал, продолжая стоять посреди рубки. Капитан-лейтенант Ламберт поднялся со своего места и встал рядом с командиром, словно почуяв надвигающуюся опасность. Сам Брюнель оставался спокоен. Он все также вальяжно сидел, откинувшись на спинку кресла.
   - Хочу поставить вас в известность, капитан, что мы с полковником Стивенсом приняли решение оставить "Гепард" и переместить экипаж, пассажиров и груз на борт корабля "Ре Вантлос", командир которого любезно предложил помочь добраться до Сахары.
   - Вы совершаете ошибку, командор!
   - Иначе нам не пройти, Даглас.
   - У нас проблема со шлюзом, Натан! - возникло на экране коммуникатора лицо Стивенса.
   - Время, Даг! - в то же мгновенье крикнула Сола, вскидывая от бедра "корсар".
   Ламберт тоже рванул из кобуры импульсатор, одновременно пытаясь закрыть собой командира. Два плазменных заряда, кромсая в темные лохмотья тело, кинули офицера на палубу. Игнорируя дуло "корсара" Престона направленное ему в грудь, Брюнель кинулся к своему верному товарищу, но широко открытые глаза на забрызганном кровью лице ветерана уже смотрели в вечность.
   Натан Брюнель взял выпавший из мертвой ладони плазменный импульсатор и выпрямился под прицелом двух стволов. Глаза седого командора наполнились такой ненавистью и презрением, что Престон невольно попятился назад.
   Очередной выстрел Варгас сбил Брюнеля с ног, взрывая ему череп. Но почти обезглавленный, падающий навзничь, командор сумел вдавить палец в спусковой крючок. Импульс плазмы прошипел рядом с головой Престона, опаляя волосы и кожу, разрывая хрящи правого уха. Задыхаясь от боли и охватившей его злобы, Даглас подскочил к командору. Злясь на свою заминку, чуть было не стоившую жизни, капитан принялся вбивать в бездыханное тело заряд за зарядом:
   - Скотина! Предатель!
   - Остановись, Престон! - схватила его за запястье Сола.
   - Открывай огонь по кораблю банши, Варгас! - рывком освободился от ее хватки Престон.
   - А ты разберись со Стивенсом. Только по-другому, - кивнула Сола на экран внутреннего обзора. Полковник в сопровождении двух вооруженных охранников быстро приближался ко входу на командирский мостик.
   - Фернандес! Охранников Стивенса убрать! Полковника захватить и привести ко мне! - приказал Престон в коммуникатор и уселся в командирское кресло.
   - Но...
   - Выполняйте, лейтенант! Это предатели интересов Федерации! Мы единственные, кто с ними сейчас может разобраться! Поможем Родине!
   - Есть, сэр.
   Люди Фернандеса вскинули плазматоры, валя сопровождающих Стивенса охранников. Под их огнем лейтенант подскочил к полковнику, сбивая его с ног и мешая выдернуть из кобуры оружие.
   - Отлично! - улыбнулся Престон, следя за происходящим на мониторе.
   Сола Варгас подтвердила компьютеру команду атаки. Уцелевшие лазеры и плазменная пушка "Гепарда" обрушили всю имеющуюся мощь на почти вплотную причаленный транспортник банши. Взрывающиеся отсеки "Ре Вантлоса" ударили рассыпающимися секциями в борт корабля землян. Ввалившиеся на мостик полковник Стивенс и крутящие ему руки бывшие подчиненные во главе с Фернандесом, повалились на залитую кровью палубу.
   - Внимание по отсекам! Банши нанесли по "Гепарду" предательский удар! Проверить герметизацию, доложить о повреждениях! Аварийным командам приготовиться! - заорал Престон по общекорабельной связи.
   - Что же вы делаете, сволочи? - прохрипел Стивенс. Мышцы его плеч натянули ткань рубашки, вена на лбу вздулась. Его взгляд, наполненный смесью ужаса и непонимания, метался по забрызганному бурым помещению.
   - Расстрел врага на автоматический режим и всеми имеющимися средствами! - не слушая доклады о повреждениях ряда отсеков "Гепарда", отдал Престон новый приказ Варгас. - Пока энергия не иссякнет! Пусть банши в пыль превратятся!
   Вскочив из кресла и подбежав по вздрагивающей палубе к борющемуся с надзирателями полковнику, Престон припал на колено и склонился почти к самому лицу хрипящего человека:
   - Я заставлю вас Родину любить, Стивенс! Кувыркаясь в постели с Келли Ловланд, вы совсем забыли о долге! Так я вам напомню! А чтобы облегчить задачу, вашу "курочку" мы хорошенько заперли под надежной охраной!
   - Ради чего все это, Престон? - прошептал, прекратив сопротивление Стивенс. - Что в том ящике?
   - Неважно, - выпрямился капитан. - Федерации необходимо, чтобы груз в полной сохранности и без свидетелей был доставлен в пункт назначения. И он будет доставлен, чтобы собой не представлял! Вы же старший офицер, Стивенс! Почему я должен объяснять азбучные истины? Мы с вами должны безоговорочно выполнять приказы, не спрашивая, зачем и почему. Разве вы сами не требовали этого от подчиненных?
   По знаку Престона надзиратели поставили обмякшего полковника на ноги. "Гепард" продолжал вздрагивать, принимая на себя удары обломков разваливающегося "Ре Вантлоса". Штатный свет сменился на аварийный. Из динамиков коммуникатора неслись доклады ремонтных команд о повреждениях и попытках их устранить. Прорвалось сообщение о гибели одиннадцати гражданских в получившем пробоину жилом отсеке.
   - А как же люди, Престон? - поднял голову Ллойд Стивенс. Волосы на его лбу слиплись от пота и крови.
   - Есть высшие мотивы, Ллойд. Они важнее отдельных людей. Принимайте командование, полковник.
  
  
   ГЛАВА 8
  
   На глубине пяти километров под поверхностью планеты Стромингер-8, покрытой промерзшими скалами, над пиками которых застыл тусклый охристо-желтоватый мячик далекого светила, раскинулись многокилометровые лабиринты "Морганы" - правительственной цитадели, укрывшей военное и политическое руководство Земной Федерации. Когда Звездный флот землян стал сдавать свои позиции под ударом боевых эскадр Заргатона, рвущихся к центральным системам землян, президент Хеврон, правительство и ОКВС - Объединенное Командование Вооруженных Сил поспешили укрыться здесь, в сердце малопригодных для заселения и эксплуатации мертвых миров в сотнях световых годах от Новой Земли. Сюда, спасаясь от октопоидов, теперь стремились и многие толстосумы с семьями, имеющие в подземном городе давно забронированные апартаменты. Космодромы были забиты не только военными кораблями, но и частными яхтами. При этом все они надеялись, что "Моргана" будет временным пристанищем. Могущественная цивилизация не могла рухнуть вот так, в одночасье, под ударом каких-то головоногих. Хеврон, правительство и могучий Флот, не сегодня-завтра, смогут переломить ситуацию в свою пользу.
   Вот только директор ФСБР Роберт Хайсмит так не думал. Как и большинство находящихся сейчас в совещательном зале штабного бункера. Президент и по совместительству верховный главнокомандующий Шодма Хеврон принимал доклады адмиралов и генералов - руководителей флотов и фронтов. Несмотря на бравый вид и оптимистичный тон подтянутых офицеров, ситуация вырисовывалась далеко не радужная.
   Заргатон действовал по хорошо продуманному плану. Неожиданными массированными бомбардировками, обрушенными на военные базы и крупнейшие города систем Земной Федерации в первые дни войны, заргаты посеяли в рядах врага страх и панику. Одновременно с этим октопоиды мощными ударными группами расчленили и рассеяли вооруженные силы землян на многочисленные, зачастую находящиеся за сотни парсеков друг от друга, части. Захват и удержание пространства, примыкающего к сайлан-маякам системы гиперпространственного перемещения, стал следующим хорошо продуманным шагом агрессоров. Теперь, заблокировав квантовую связь и возможность быстрой перегруппировки, заргатам оставалось раздавить по частям военные формирования землян, продолжающие, пусть и ожесточенное, но хаотичное и разрозненное сопротивление. Фактически под контролем ОКВС оставались лишь эскадры Восьмого флота Федерации, стянутые для охраны системы Стромингера. Анализировать ситуацию в зонах боевых действий приходилось по отрывочным перехватам переговоров между кораблями, находящимися в центре событий, сводкам самих октопоидов, получаемых через представителей ШШарка и Банши, да со слов командиров отдельных кораблей, чудом прорвавшихся к Стромингеру.
   Банши и шшарки. Когда мысли Хайсмита перетекли к ним, он невольно поморщился. Даже штабист, представляющий президенту очередной доклад, но ежеминутно косивший глазом на директора ФСБР, запнулся на полуслове при виде гримасы высокого чиновника. Хайсмит махнул рукой, предлагая докладчику продолжать. Вполуха слушая о провале очередной операции по прорыву какой-то эскадры из вражеского кольца, Роберт снова углубился в свои мысли. Если зеленокожие гуманоиды с Банши или рептилоиды с Сахары заключат союз с октопоидами, то окончательный разгром землян неизбежен. Наибольшую опасность представляют, конечно, банши - технологически развитые, имеющие обширные поселения на территориях Федерации. С одной стороны активная деятельность зеленокожих в земных секторах и использование ими федеральных сайлан-маяков тормозит действия октопоидов - Заргатон боится навредить банши, так как два фронта головоногим не потянуть, а с другой - если они объединятся, то разорвут Федерацию. Банши изнутри, заргаты извне. Сейчас хитрый толстосум и герой-миротворец Карлтон Файнберг, занимающий кресло премьера, ведет непрерывные переговоры с баншийским правительством. Все уповают на то, что он сумеет добиться от банши если не прямой помощи, то хотя бы официального объявления о нейтралитете, как сделали другие соседи. Этого заявления, возможно, будет достаточно, чтобы охладить наступательный пыл Заргатона и подумать о перемирии. Но банши тянут, а заргаты тоже ищут возможности создать военный союз с "кровососами", лелея довольно обоснованные надежды. При мысли, что произойдет, если в руки тех или других попадет контейнер со Ставроса-5, руки Хайсмита стали липкими. В таком случае гибель человеческой цивилизации окажется неизбежной. Надо было приказать на месте уничтожить лабораторию вместе с Хануссеном, да и всей этой никому ненужной базой, ценной лишь как прикрытие, а не тащить все сюда. Ошибка. Непростительная ошибка. И нет вестей о Ставросе, пропал "Архонт".
   Неуклюже извинившись, Хайсмит покинул зал заседаний. Торопливо шагая по узкому коридору в сторону зоны ФСБР, он утешал себя мыслью о том, что делал все правильно. Просто обстоятельства внезапно изменились не в пользу задуманной им идеи.
   "Все еще можно исправить! - промокая платком лоб, думал директор. - Хануссена не обнаружили! Иначе нас уже давили бы и октопоиды, и банши, да и рептилоиды ШШарка с ними заодно!"
   Только плюхнувшись в кресло своего кабинета и сделав инъекцию найса, Хайсмит начал успокаиваться. Ощутив прилив бодрости, директор вызвал полковника Горского - руководителя Управления специальных операций, занявшего свой пост восемь лет назад, когда предшественник - Колин Данглар погиб в ходе операции по ликвидации банды Вадима Ракитина.
   Виктор Горский мягким беззвучным шагом вошел в кабинет шефа и по небрежному кивку начальника сел на ближайший стул.
   - Есть вести со Ставроса или с "Архонта", Виктор? - вперил взгляд в подчиненного Хайсмит.
   Полковник нахмурился и молча мотнул светловолосой головой с аккуратной стрижкой.
   - Я пришел к выводу, что операция "Снег" более неактуальна, - бесстрастным голосом произнес Хайсмит. - Скажу больше, она несет опасность для нас. Поэтому подберите лучшего профессионала из отдела прикрытия, обеспечьте его самым скоростным и малозаметным транспортом и поставьте задачу - найти профессора Хануссена и ликвидировать. Вместе с результатами работы по "Снегу" и помощниками, естественно. Если они не на Ставросе, а на "Архонте" - уничтожить груз, сопровождающих, и сам корабль. Никаких следов, Виктор. Никаких. Тотальная зачистка. Вы поняли?
   - Да, сэр.
   - Действуйте.
  
  
   Вздрогнувшие стены камеры выдернули Крейга Барнетта из душного, заполненного кошмарами, сна. Проведя сухим языком по пересохшим губам, он открыл глаза. Тело от сна на жесткой палубе задеревенело. Обтянутый искусственной кожей валик, заменявший подушку являлся единственной постельной принадлежностью. Сев, Крейг поискал глазами пластиковую бутылку с водой. Вздрогнувшая в очередной раз палуба подкатила ее почти к самым рукам, закованным в наручники. Ухватив бутылку с прозрачной жидкостью и отвинтив пробку, Крейг уже хотел опрокинуть содержимое в рот, когда краем глаза заметил, что в камере он не один. Резко повернув голову, Барнетт увидел, что у него появился сокамерник. Вернее сокамерница. У противоположной переборки, обхватив тонкими руками колени, подтянутые к самому подбородку, и сверля Барнетта настороженным взглядом из-под челки светлых волос, сидела девчушка лет двадцати пяти в униформе персонала колонии "Ставрос".
   - Ух ты! - удивленно выдохнул Крейг. Он уже месяц не видел ни одной живой души. Еда и вода автоматически появлялись два раза в день в квадратном окне рядом с дверью.
   Девушка испуганно подтянула колени еще выше. Карамельного цвета глаза стали шире. Сделав несколько глотков, Крейг развернулся к "гостье".
   - Что-то на "Гепарде" происходит интересное, - улыбнулся Барнетт и, оглядев лохмотья своей одежды, заляпанной засохшей кровью, продолжил:
   - Извините, госпожа, за непрезентабельный вид, но...так сложились обстоятельства - получил жестокую трепку от ваших коллег. Если не знаете, меня зовут Барнетт, Крейг Филипп Барнетт. Теперь, я так понимаю, мы с вами в одной лодке. Или вы меня допросить пришли?
   Глаза девушки заблестели. Она вот-вот готова была расплакаться.
   - Надеюсь, нас не захватили октопоиды? Хотя для меня это, быть может, и не самый худший вариант. Один черт, как доберемся до пункта назначения - пустят в расход. Кстати, не знаете случайно, куда мы направляемся и на чем?
   - Мы на "Гепарде". Идем на планету Сахара, что в системе Бетельгейзе, - тихим голосом почти прошептала девушка и всхлипнула.
   - Уверен, у вас судьба другая. Ошибка какая-нибудь. Посидите немножко и отпустят. На вас даже наручников нет. Попугать просто решили, - попытался приободрить девушку Барнетт, но понял, что получается как-то неуклюже и решил размяться и ополоснуть лицо. Пройдя к нише с унитазом и умывальником, он подставил руки под кран. Из-за вновь вздрогнувшей палубы, он с трудом удержался на ногах.
   - Вот черт! Что же там все-таки происходит?!
   В окошке за спиной раздался шум. Две бутылки воды и пара тюбиков с питательной пастой поскакали под ноги заключенным.
   - Смотри-ка, вас и на довольствие поставили, - уселся на свое место Крейг. - Значит, все-таки и дальше будем коротать время вместе. Как же вас зовут?
   Не прикоснувшись к еде и проигнорировав вопрос Барнетта, девушка продолжала бороться с подступающими слезами.
   Прислонившись к стене, Крейг выдавил в рот безвкусное содержимое тюбика, а затем ловко метнул его обратно в окошко.
   - А может это и к лучшему, что меня.... - заговорил Барнетт спустя несколько минут тягостного молчания. Он не мог молчать - слишком долгое время пришлось провести в одиночестве. - Превращусь в свободный маленький сгусток энергии и полечу куда захочу. Не будет мне никаких преград. Ни наручников, ни стен. Найду красивую планету и растворюсь в ней.
   Опустив голову, Крейг горько усмехнулся:
   - А что другого можно было ожидать?
   Он долго смотрел в пол, а затем, переместившись в горизонтальное положение и подложив под голову валик, продолжил, уже глядя в потолок:
   - В пятнадцать лет окончил социальную школу для малообеспеченных имени Джорджа Вашингтона. Затем такой же универ имени Перельмана. Отец - техник-смотритель погиб во время какой-то дурацкой аварии на земном заводе Файнбергов. Сказали, что сам виноват и страховки не будет. Еще и должны остались. Но мать как-то вытянула все это. По стопам отца решил не идти и в двадцать лет записался в армию. Но для таких как я есть "потолок" - сержантские нашивки, не более. А вот после курсов военных медиков имелся шанс получить "лейтенанта". И я его получил, а затем нас бросили на подавление мятежа на Кайле. Маленькая такая планетка с парой лун в системе Сундрум, напичканная предприятиями семейки Бабешей - местных царьков. Нам говорили, что все мятежники - это экстремисты и террористы, по которым гильотина плачет. Уж как мы их кромсали. А местные стояли насмерть. Наемников Бабеша-старшего они еще в первые дни мятежа положили. Вот нас и прислали. И оказалось, террористами является все население. Бесконечная череда раненых, сон по три часа в сутки. А подкрепления все не было. Командарм обещал правительству все быстренько разрешить одним батальоном. Вот и корячились...
   Приподнявшись на локте, Барнетт отхлебнул из бутылки. Взгляд его немигающих глаз остановился на невидимой точке на стене. Он долго всматривался куда-то внутрь себя. Перед его взором вновь поплыли события многолетней давности.
   - Как-то командир приказал мне привести в чувство раненого мятежника, захваченного в плен для допроса. "Ну, что допрыгался? - говорю я ему, когда он глаза открыл. - Чего не хватало тебе, парень?" А он мне отвечает: "Восьмичасового рабочего дня и зарплаты достойной, чтобы семья не голодала. Или чтобы денег накопить и свалить отсюда куда подальше. А теперь лучше добей".
   Барнетт судорожно хлебнул еще воды и, не обращая внимания на приглушенные звуки аварийной сирены, снова приступил к своему рассказу:
   - Жалею до сих пор, что не выполнил просьбу. Через сутки привезли его ко мне искромсанного, словно кусок мяса - дознаватели Бабеша постарались. Но я уже ничего не мог...Он лишь на мгновенье пришел в себя. Посмотрел на меня...так... как-то странно. И умер.
   Крейг мотнул головой:
   - Подавили мы тот мятеж через месяц, вырезав почти все население и потеряв большую часть батальона. Мне "старшего лейтенанта" присвоили и даже к награде представили. И вот стоим мы в доме правительства ровненьким рядком. Обходит нас премьер, медальки развешивает. Чиновники и толстосумы позади него ручонками вальяжно так хлопают. А я смотрю им в глаза и вижу, о чем они думают: "Давайте ребятки, давайте. Лупите, дурачье, там внизу друг друга. Мы вам еще побрякушек навешаем, а сами и дальше денежки считать будем, да на пляжах Новой Земли пузо греть". И подумал я тогда, что дураком быть не хочу. Что смогу стать таким же, как они - успешным и довольным. Уволился со службы, и завертелось...
   Закрыв глаза и снова откинувшись на валик, Крейг, почти прошептал:
   - Только видишь, чем вся эта история кончилось.
   А далекий зуммер тревоги все продолжал и продолжал заполнять отсеки "Гепарда".
   - Келли. Меня зовут Келли Ловланд, - тихо произнесла девушка. - Мои родители родом с Кайлы. Отцу удалось переправить нас оттуда к друзьям на Луну еще до прибытия федеральных войск. А сам остался. До сих пор не могу понять почему.
   - Наверное, товарищей не мог оставить, - поднял голову Барнетт, уже по-новому вглядываясь в карамельные глаза девушки напротив.
   - Не понимаю, что происходит, - вздохнула Келли. - Когда офицер ФСБР меня схватил и затолкал сюда, мы стояли бок о бок с кораблем банши.
   - Банши? - удивленно приподнял брови Барнетт.
   - Да, - кивнула Келли. - Они откликнулись на просьбу командора Брюнеля, командующего "Гепардом", помочь нам с двигателем и системой дальнего сканирования.
   - Вот, значит, как? - задумался Крейг.
   Девушка вдруг резко вскочила и бросилась к умывальнику. Ее стошнило. Умывшись, она обессилено опустилась на крышку унитаза.
   - Или качка на тебя так влияет, или ты беременна, - улыбнулся Крейг.
   Келли лишь еще ниже опустила и без того поникшую голову.
   "Ну надо же! - подумал Крейг. - Судьба послала в сокамерники беременную девчонку".
   Опять присев к стене, он вздохнул и произнес:
   - Ладно, не хнычь, Келли. Лучше подумай, почему ты здесь оказалась и как из этой ситуации выкарабкаться.
  
  
   ГЛАВА 9
  
   - Мостик! Это лейтенант Балацкий, - громче всех зазвучал очередной голос из коммуникатора внутренней связи. - Что происходит?! У главного шлюза лейтенант Нагель уложил из плазматора двух банши-инженеров, пытавшихся вернуться на свой корабль. Задел одного нашего.
   - Принимайте командование, полковник, - сквозь зубы повторил Престон, упирая в грудь Стивенса ствол "корсара".
   - Хорошо, - прохрипел офицер.
   Престон кивнул охранникам и те отпустили полковника. Нетвердым шагом тот подошел к командирскому креслу.
   - Внимание по отсекам! Говорит полковник Стивенс, - глухо произнес офицер. - Банши пытались захватить "Гепард". Командор Брюнель и капитан-лейтенант Ламберт убиты. Пришлось предпринять ответные меры. Командование кораблем беру на себя. Доложите обстановку.
   Снова посыпались доклады. В результате расстрела в упор "Ре Вантлоса" и последовавшей за этим бомбардировки его останками, оказались повреждены вспомогательные системы второго двигателя и вышли из строя те немногие сканеры, которые еще функционировали. Даже большая часть телеэкранов внешнего визуального обзора погасла. В завершение Сола доложила, что огонь по "Ре Вантлосу", а точнее уже по его останкам, прекращен в связи с критическим истощением энергозапаса корабля. Но Престон думал только об одном:
   - Выжившие банши есть?
   - Это вряд ли.
   Стивенс посмотрел на Варгас, а затем на Престона:
   - И чего вы добились? Теперь, если мы куда и можем дотащиться, так только до Сахары. И даже это станет большой удачей. "Гепард" "слеп", "глух" и хромает на обе "ноги".
   - Дойдем, - уверенным тоном заявил Престон. - Корабль все еще "на плаву".
   - Освободите, девушку, - поднялся Стивенс. - Вы поступили низко, задержав ее.
   - Пусть пока побудет в карцере. Лейтенант Симадзу присмотрит, чтобы все было в порядке.
   По напряженной фигуре полковника Сола поняла, что тот вновь готов взорваться. Поторопившись встать между мужчинами, она предложила:
   - Предоставим Келли место в моей каюте. Она рассчитана на двух пассажиров.
   - Удерживая в заложниках ни в чем неповинную девушку - гражданку Федерации, вы действуете как террористы или бандиты, а не офицеры! - сжал кулаки Стивенс. - Вы не вправе удерживать ее! Келли Ловланд не преступник! Посторонитесь Престон, я иду за ней! И пусть ваш цербер не вздумает становиться у меня на дороге.
   Сола потянула Престона за рукав. Конечно, было бы надежнее держать Ловланд под колпаком и тем самым полностью контролировать нового командира "Гепарда", но Стивенс снова готовился вцепиться капитану в горло. Стоило ли доводить до этого, когда угроза захвата секретного груза со стороны банши устранена и корабль землян снова одинок в бескрайних просторах космоса? Да и мостик уже и без того полностью залит кровью.
   Престон нехотя посторонился и полковник направился к выходу из помещения центрального поста. У надзирателей, еще недавно крутивших ему руки, он остановился. Не выдержав наполненного презрением взгляда Стивенса, сержанты Харток и Романеску опустили глаза. Ничего не сказав, полковник проследовал дальше. Как только двери отсека распахнулись, дорогу ему преградил лейтенант Фернандес, блокирующий вход на мостик снаружи. Стивенс с ходу нанес ему резкий удар в челюсть, бросая младшего офицера на палубу.
   - Отставить, Фернандес! - остановила Сола, вскочившего на ноги и устремившегося вслед за полковником, лейтенанта. - Пусть идет.
   - Может, не стоит ни о чем предупреждать Кейтаро? - возник в проеме за спиной Солы Престон. - Пусть Ллойд попробует невредимым пройти мимо него.
   - Карлос, соберите оружие у всех охранников и членов экипажа, кроме преданных нам, и заприте его в арсенале на нижней палубе, - приказала Сола Фернандесу.
   Когда лейтенант вместе с парой своих помощников скрылся в соседнем отсеке, девушка обернулась к Престону.
   - Хладнокровие и расчет вам в последнее время изменяют, Даглас. Полковник согласился вести корабль и пусть ведет. И никуда ему со своей девчонкой не деться от нас. Если же возникнет новая опасность для нашей миссии, то корабль и Стивенс со своим экипажем и пассажирами послужат живым щитом, которым мы прикроемся.
   Престон кивнул, соглашаясь с Солой.
   - Кейтаро, пропусти полковника. Пусть забирает девчонку, - связалась Сола с Симадзу.
   - Понял, - послышалось в ответ.
   - Если что, контейнер по своим габаритам в спасательный бот не влезет, - сокрушенно мотнул головой Престон.
   - Быть может, нам извлечь содержимое?
   - Об этом не может быть и речи.
   - Что ж, попытаемся переоборудовать катер. Не получится - будем действовать по обстоятельствам.
  
  
   Дверь камеры отъехала в сторону и на пороге появился полковник Ллойд Стивенс в густо заляпанной бурыми пятнами униформе. В коридоре за его спиной виднелся парень с узкими глазами и "хищником" на плече. Увидев на бедре Стивенса пустую кобуру, Барнетт ухмыльнулся:
   - Вы решили присоединиться к нашей компании, комендант?
   Полковник пропустил вопрос мимо ушей. Он обнял бросившуюся ему на шею Келли Ловланд.
   - Как ты? С тобой все нормально? - зашептал Стивенс.
   - Все хорошо! Я знала, что ты придешь за мной! Что случилось?
   - У офицеров ФСБР оказалось слишком много вопросов ко мне. Но все разрешилось. Идем. Ты свободна и отныне тебя не посмеют тронуть.
   - Господин комендант, если я снова остаюсь в этой коробке один, то хотя бы наручники прикажете с меня снять, - расстроено бряцнул браслетами наручников Барнетт. - Пожалуйста.
   - Полковник, пора, - поторопил узкоглазый здоровяк и, переведя взгляд на Барнетта, добавил:
   - Заткнись, Барнетт! Браслеты тебе к лицу.
   Стивенс и Ловланд вышли. Тяжелая створка двери захлопнулась и Крейг Барнетт снова остался в одиночестве. Но, похоже, у него появился повод для маленькой радости. Не веря своим глазам, узник сделал несколько шагов вперед. Его неподвижный взгляд сосредоточился на маленьком предмете на палубе у входа - узкой пластине ключа от наручников.
  
  
   - Ну почему?! Почему мы не можем договориться?! - устало откинулся на спинку кресла премьер-министр Карлтон Файнберг. - Коммерческим организациям Банши уже давно предоставлен безоговорочный карт-бланш в секторах Федерации. По факту мы уже давно союзники. Неужели Новая Земля не вправе рассчитывать на помощь?!
   Зеленокожий банши, дернув островерхими кончиками ушей, поднялся из кресла напротив и подошел к стойке бар-автомата. Через несколько секунд по щелчку сухих пальцев из ниши в стене появился и заскользил по гладкой поверхности бокал с темной жидкостью. Карлтон невольно поморщился, хотя тут же поторопился стереть гримасу со своего лица. И дело было не в том, что в бокале темнела свежая кровь, а в том выражении удовольствия, которое возникало на лице банши, когда он начинал потягивать содержимое бокала. Именно оно вызывало отвращение у Файнберга. Особенно этот трепещущий ноздрями курносый нос, наслаждающийся запахом вязкого напитка.
   На память пришла поездка по родной планете зеленокожих гуманоидов, организованная для делегации землян. Большие территории занимали обширные луга и рощи, где паслись стада бонков - свиноподобных существ с короткой пятнистой шерстью. Внедренные в мозги чипы в строго определенное время заставляли животных самостоятельно прибредать на специальные фермы. В полностью автоматизированном боксе бонку делался небольшой прокол, через который сцеживалось очередная порция крови для столов хозяев планеты, после чего донор послушно возвращался восстанавливаться на пастбище.
   Адмирал Лем Наргатос - глава военной секции правительства Баншийского Союза, сделав глоток, не без сожаления оторвался от бокала и уставился на Файнберга круглыми глазами рубинового цвета.
   - Безусловно, так и есть, господин премьер-министр. Когда несколько лет назад мы поспособствовали вам завоевать авторитет среди сограждан, добившись прекращения войны между банши и землянами, у нас имелись некоторые сомнения в целесообразности этого, но дальнейшие ваши действия, серьезно содействующие укреплению связей между нашими народами, развеяли остатки недоверия.
   "Еще бы не содействовать, когда, благодаря мерзавцу Ракитину, вы меня за "жабры" взяли и состряпали кучу компромата, пока я парился в ваших казематах", - подумал Файнберг, а вслух сказал:
   - Мы все были заинтересованы в мирном разрешении вопроса. Я и сейчас добиваюсь мира.
   - В том, что началась война, вины банши нет.
   - Эта война никому не нужна. Она - результат фатальной ошибки. И правительство Баншийского Союза в силах остановить эту мясорубку.
   - Вы и сами можете исправить эту ошибку. Попросите у императора Заргатона мира, бросив к его ногам Нургали Рашида Бараката. Уверяю, он оценит такой шаг.
   - Я уже пытался убедить в этом нашего президента, но родственные связи... - Файнберг не удержался, чтобы промокнуть вспотевший лоб платком. Несколько недель переговоров его порядком утомили. Но если он уломает влиятельнейшего Лема Наргатоса, все сдвинется с мертвой точки.
   - У Союза с Заргатоном не менее дружественные связи, - вернул на стойку опустошенный бокал банши. - И должен сказать вам честно, что заргаты более надежные партнеры, чем вы - земляне. Их законы и традиции ясны и понятны, а правая рука всегда знает, что творит левая. Я правильно выразился, господин премьер?
   - Да, верно, - буркнул Файнберг.
   Банши вздохнул и продолжил:
   - Я не говорю "нет", но и не могу сказать "да", Карлтон. Скажу честно, в нашем правительстве нет единства по вашему вопросу. Одни считают, что нам достаточно просто постоять в стороне, дожидаясь развязки. Мы выиграем в любом случае. Победите вы - мы продолжим давно ставшую успешной интеграцию. Победят октопоиды - территории ваших секторов, где имеются поселения банши без всяких сомнений отойдут к нам и даже расширятся. Другая группа считает иначе. Пламя, полыхающее на крышах соседей, в любой момент может перекинуться и на твою крышу - это уже наша поговорка. И лучше такое пламя загасить на начальном этапе, пока оно только разгорается.
   - И к какой же группе относитесь вы, господин адмирал?
   - А есть и третья группа, Карлтон. Она предлагает приблизить окончание войны путем заключения военного союза с одним из соседей. В этом случае война действительно долго не продлится.
   - И с кем же... - Файнберг не договорил, чуть не поперхнувшись подкатившим к горлу комом.
   - С кем, - эхом повторил Наргатос, направляясь к огромному, во всю стену зала переговоров, окну. Погрузившись в раздумья, он воззрился на простирающуюся за стеклом столицу зеленокожих гуманоидов - Ра - Банши. Среди утопающих в цветной пестроте парков и садов виднелись редкие скопления невысоких цилиндрической формы зданий. Большая часть инфраструктуры главного города цивилизации Банши пряталась под поверхностью планеты. На случай войны. Однажды космолеты Земной Федерации камня на камне не оставили от цветущего города. И свои ошибки банши учли. Как и не забыли миллионы погибших.
   - Лучше плохой мир, чем хорошая война, - сделав глоток воды, произнес Файнберг. - Так у нас говорят.
   - Хорошо сказано, - отвернулся от прозрачной стены Лем Наргатос. - Читая труды великих земных мыслителей, удивляешься их проницательности и мудрости. Но зачастую складывается мнение, что большей части человечества их наследие неизвестно.
   - Оно известно нам с вами. Значит, есть возможность договориться.
   - Завтра состоится заседание военной секции, господин премьер. Весьма вероятно, что ее члены захотят выслушать вас. Будьте готовы. Доклад секции будет иметь большой вес на общем заседании правительства Банши.
   Откланявшись, Лем Наргатос неспешно покинул зал и Файнберг остался один на один с Канти Ре Санвалосом.
   Ре Санвалос уже четвертый год занимал пост заместителя начальника "Дзанганзы" - секретной службы Союза, занимающейся внешней разведкой. По совместительству генерал являлся тайным куратором Карлтона. Еще с тех пор, когда восемь лет назад, во время сражения близ Бетельгейзе, Ракитин передал ему закованного в наручники президента корпорации "Анкоридж" в обмен на возможность беспрепятственно раствориться на просторах космоса. Сегодня Ре Санвалос на протяжении всей встречи молчаливо просидел в сторонке, закинув ногу на ногу.
   - Канти, что происходит? - обратился Файнберг к генералу. - Я же всегда и все делал, как вы говорили.
   - Не стоит раньше времени переживать, Карлтон, - успокаювающе поднял ладонь Ре Санвалос. - Нам понадобится еще некоторое время, чтобы разобраться со столь сложным вопросом. Лем Наргатос вам все разъяснил. И поверьте мне на слово, если бы адмирал не был заинтересован в союзе с землянами, он с нами не стал разговаривать. К концу месяца вопрос разрешится. И если Наргатос на нашей стороне, то шансы у землян очень высокие.
   - К концу месяца?! - взвился Карлтон. - Вы с ума сошли!
   - В ближайшие дни на Сахаре запланированы трехсторонние переговоры с участием представителей Заргатона и Шшарка. Правительство и парламент, прежде чем принять окончательное решение, должны будут изучить позицию и тех, и других.
   - Да за месяц нас полностью обескровят! - стиснул кулаки Карлтон.
   - Думаю, вы продержитесь, - не мигая уставился на Файнберга Ре Санвалос. - Напор не так уж и силен. Заргаты берегут силы в надежде снискать поддержки у нас или Шшарка и тем самым заставить землян добровольно сложить оружие.
   - Если нас разобьют, то даже осколки земной цивилизации станут серьезной головной болью. Спокойной жизни не будет никому.
   - Я знаю, что земляне умеют воевать, - улыбнулся Ре Санвалос, обнажая два ряда острых зубов. - Об этом помнят все банши.
   Файнберг почувствовал, как предательски вспотели руки. Агенты Хайсмита, подозревающего его в работе на "Дзанганзу", давно дышали в спину, следя за каждым шагом и собирая компромат. Только политические успехи до сих пор служили премьеру надежным щитом. Малейший промах и свои же порвут на части. Не говоря уже об октопоидах, которые спят и видят как бы поджарить на электрическом стуле или сварить в кислоте не только саму семейку Баракатов, но и всю правящую верхушку Земной Федерации ее укрывающую.
   - О себе не беспокойтесь, Карлтон. Мы о вас позаботимся в любом случае, - словно читая мысли Файнберга, продолжил Ре Санвалос. - А пока передайте в ставку президента Федерации, что Банши требуется еще некоторое время. Напомните, что сдача Нургали Бараката значительно облегчила бы задачу по урегулированию проблемы.
   Оставив кресло и подойдя к бару, Канти Ре Санвалос заказал автомату стакан воды. Поймав прохладный бокал узкой и цепкой ладонью, он протянул его Файнбергу:
   - Вы побледнели, Карлтон. Выпейте воды.
  
  
   ГЛАВА 10
  
   В кают-компании "Гепарда" собралось более полусотни человек - все пассажиры и члены экипажа, незанятые на вахте или ремонтных работах. Разоруженные охранники "Ставроса" сердито посматривали на пятерых товарищей, которых офицеры ФСБР посчитали надежными. Держа наготове плазматоры, в полной боевой экипировке, Фернандес и его люди присматривали за своими бывшими коллегами сквозь черные забрала бронированных шлемов. Пассажиры из числа сотрудников администрации колонии, растерянно поглядывали вокруг и время от времени перешептывались, пытаясь предугадать события. Телестены, когда-то почти круглые сутки создающие виртуальную иллюзию прекрасных пейзажей с водопадами и девственными лесами, теперь были серы и молчаливы. Оттого помещение казалось даже теснее, чем на самом деле. Тусклый свет плафонов аварийного освещения делал его похожим на склеп.
   Когда гул голосов зажатых в тесноте людей стал нарастать, в кают-компании появились полковник Ллойд Стивенс и капитан Престон в сопровождении офицеров Нагеля и Симадзу.
   Сержанты Харток и Романеску оттеснили людей, освобождая пространство перед вошедшими. Престон поднял руку, призывая к тишине. Люди примолкли и капитан повернулся к Стивенсу:
   - Прошу вас, полковник.
   - Капитан ФСБР Даглас Престон назначен мною старшим помощником командира корабля. Его приказы должны выполняться также как и мои. Послушайте, что он скажет, - пробурчал Стивенс.
   - Спасибо, - кивнул Престон и снова обратился к людям перед собой:
   - Война с октопоидами в полном разгаре. По последним событиям стало ясно, что банши тоже на их стороне. Есть основания полагать, что их нападение произошло не случайно. Не исключено, что им помогали шпионы, проникшие на наш корабль. На время дознания, мы вынуждены собрать имеющееся у вас оружие. Мера необходимая, но временная.
   - Куда мы следуем? Что дальше? - послышался вопрос из задних рядов.
   - "Гепард" следует в секретный пункт сбора, назвать который я сейчас не могу по понятным вам причинам. В течение месяца мы рассчитываем достигнуть его. Однако по пути у нас могут возникнуть сложности. Сообща, действуя как единое целое, мы их преодолеем.
   - Что с Сахарой?
   - Мы пройдем по границе системы Бетельгейзе, но заходить в порты не будем. Воспользуемся маяками системы для прыжка в сектор, который контролируется нашими военными. Они встретят и сопроводят нас.
   Престон замолчал. Молчали и люди вокруг, обдумывая сказанное им.
   - Да, еще, - прервал паузу Престон. - Попрошу вас всех срезать погоны и шевроны с вашей униформы. Пока мы во враждебных "водах", афишировать нашу принадлежность к специальным службам Федерации не стоит.
  
  
   Келли уже давно спала, уткнувшись Ллойду в плечо. Ее теплое дыхание приятно щекотало кожу. Сам Стивенс спать не мог. Не давали метущиеся в голове мысли.
   Ллойд вспомнил, как двадцать шесть лет назад начал карьеру рядовым надзирателем на Европе. День проходил за днем, месяц за месяцем, год за годом. Он честно охранял заключенных, постепенно поднимаясь по карьерной лестнице. Дослужился до полковника и получил должность коменданта "Ставроса". Правда, руководить колонией в такой "тьму-таракани", которой являлся Ставрос, охотников имелось мало. Но для него - парня из простой семьи рядовых служащих администрации Европы, это был прыжок на невероятную высоту. Так ему казалось....До недавнего времени. Сейчас, таращась в чернильную темноту каюты, Ллойд вдруг осознал, что все это время находился словно в анабиозе. Череда одинаковых дней слилась в одну серую массу. Будто их и не было. Серая жизнь серого человека, послушно выполняющего команды начальства. Ни одного значимого события, которое стоило бы вспомнить с гордостью за не зря прожитые годы. Лишь встреча с Келли все изменила. Не должность и полковничьи погоны, а хрупкая девушка, готовящаяся стать матерью, придала его жизни смысл. И вдруг размеренная жизнь колониального чиновника превратилась в кровавую круговерть, грозящую подмять под себя и его, и Келли, и их будущее счастье.
   Ллойд мотнул головой, пытаясь отогнать воспоминания о расстрелянных телах Брюнеля и Ламберта на палубе центрального поста. А ведь они являлись заслуженными офицерами, героями. Но Престона и Варгас это не остановило.
   Стивенс сел в постели от неожиданно пришедшей ему в голову мысли. Престону и Варгас просто плевать на возможные жертвы. Все пассажиры корабля превращены в заложников, необходимых для выполнения одной им известной задачи. Когда задача будет выполнена, пассажиров и экипаж ликвидируют, как ненужных свидетелей. В лучшем случае прикроются при стычке с октопоидами и дадут возможность умереть "с пользой" для Отечества. Вот почему офицеры ФСБР так легко расправляются со своими. Экипаж и пассажиры "Гепарда" для них расходный материал, который легко списать на войну и за который с них никто не спросит.
   Вскочив с койки, Стивенс начал торопливо, на ощупь, одеваться.
  
  
   - Даже не знаю, что сказать, господин полковник. Если все так, как вы говорите... - нахмурился лейтенант Балацкий и еще раз огляделся в полутемном трюме машинного отсека. - Это же ФСБР! У них особые полномочия, сэр.
   - Какие бы полномочия у них не были и какую бы миссию они не выполняли, закон не позволяет вот так запросто убивать и подставлять под удар граждан Федерации, - стиснул плечо молодого офицера Стивенс.
   Балацкий прибыл на Ставрос год назад с рекомендацией от своего отца - друга детства Ллойда Стивенса. Полковник принял Марека как сына. Хотя и не делал поблажек, но всегда помогал дельным советом. Благодаря этому парень быстро освоился в коллективе и хорошо зарекомендовал себя на посту командира взвода. Если кому теперь и мог доверять Ллойд, так это только Балацкому.
   - С зеленокожими не все ясно, господин полковник.
   - Банши просто хотели помочь нам добраться до Сахары. Иначе они сразу же разметали бы нас без всяких переговоров.
   - Возможно и так, - в голосе Марека все еще чувствовалось сомнение, но по глазам было видно, что рассказ Стивенса заставил его серьезно задуматься.
   - Оружия нет, да и с людьми надо поработать. А для этого необходимо время, сэр.
   - Конечно, Марек, - облегченно вздохнул Стивенс. - Вот только времени в обрез. Когда минуем систему Бетельгейзе, что-либо исправить будет невозможно. Надо брать судно и корректировать курс. На Сахаре мы будем в безопасности.
   - Пара осколочных гранат и десантный нож у меня найдется, - сознался Балацкий. - Командир первого отделения сержант Станев тоже не промах - что-нибудь, да утаил. Да и "петухов" из ФСБР он всегда недолюбливал. Его парни наверняка пойдут за ним. Так что, кое-кто у меня на примете уже есть.
   - Отлично, Марек.
  
  
   Сола посмотрела на часы. До конца многочасовой вахты оставались считанные минуты. Вот-вот в центральном посту должны были появиться сменщики - Стивенс и Нагель. Инженер - техник Франц Зиберт оторвался от шахматной партии с электронным шкипером "Гепарда" и затребовал у своего противника очередной доклад о состоянии корабля. Когда на мостике появится полковник, то сразу увидит виртуальный экран с интересующими его цифрами. Все как всегда.
   Сола выключила запись дурацкого, уже много раз виденного, шоу с набившими оскомину шутками, и, поднявшись с кресла, в нетерпении начала вышагивать за спиной инженера. Необходимость часами просиживать штаны на вахте раздражала ее, но иного выхода не имелось. Доверять членам экипажа "Гепарда" не стоило. Приходилось следить за каждым их шагом. Тот же Франц Зиберт каждое дежурство предпочитал все шесть часов отмалчиваться, углубляясь в бесконечные проверки работы систем корабля или такие же нескончаемые шахматные партии. Подобным образом ведут себя и многие пассажиры - молчание или шепот за спиной. Разговор только в формальных рамках. Это не могло не тревожить. А ведь с момента событий, связанных с "Ре Вантлосом" прошло уже десять суток. Сола остановилась и устало потерла виски. Порция найса не помешала бы, но запасы эффективного стимулятора давно закончились. Нервное напряжение сказывалось и в поведении подчиненных. Всегда такой спокойный Симадзу вчера из-за пустяка подрался с двумя надзирателями "Ставроса".
   Наконец, тяжелые двери разъехались и на мостике появился Стивенс. Даже не повернув головы в сторону Солы, словно ее и не было в помещении, полковник приступил к приему дежурства.
   "Где же этот чертов Нагель!", - раздраженно закусила губу Сола.
   Опоздав на пять минут, Нагель все же соблаговалил появиться. Позевывая, сонный гигант плюхнулся на место канонира. Рутинная корабельная работа расхолаживала лейтенанта, созданного для постоянного действия и риска. Сола глазами показала подчиненному на циферблат корабельных часов.
   - Понял, мэм, - нехотя кивнул офицер. - Больше не повторится.
   Посверлив Семена гневным взглядом еще несколько секунд, Сола развернулась и поспешила к выходу.
   Когда стальные створки за спиной сомкнулись, Сола насторожилась. Что-то шло не так. Она сделала шаг, другой. Предчувствие опасности усилилось и недоверять ему не было оснований. Его культивировал в ней еще отец - потомственный офицер.
   "Интуиция - это тоже оружие, - говорил полковник ФСБР Варгас, с детства готовя дочь к карьере. - Оттачивай ее, тренируй. И она не подведет в час опасности, предупредит и спасет".
   Повинуясь интуиции, Сола хлопнула ладонью по кобуре с "корсаром" и в тот же момент распахнулась переборка соседнего отсека. Появившийся человек в бронежилете и шлеме рванул чеку гранаты. Сола вскинула ствол, плазменным импульсом отшвыривая нападающего обратно. Выпавшая из его рук граната, закрутилась волчком. Сола всем телом вжалась в шершавый металлопластик палубы и прикрыла голову зажатым в руке импульсатором. Граната разорвалась, ударив осколками по стволу и вспоров ткань на рукаве куртки, обдав жаром затылок и спину.
   "Мятеж! Вернуться на мостик или рвануть к арсеналу?" - думала в это время Сола. Вскакивая на ноги, она уже приняла решение и кинулась назад, к дверям командного поста. Внутри Варгас оказалась вовремя. Там уже вовсю шел рукопашный бой. Нагель отступал под ударами Стивенса. Вот еще один пропущенный хук и ноги лейтенанта подкосились. Он упал рядом с распростертым у его ног телом Франца Зиберта. В спине Семена торчала рукоятка армейского ножа. Тяжело дыша, Стивенс обернулся навстречу новому противнику. В его полных ненависти глазах горела решимость идти до конца. Сола нажала на спусковой крючок "корсара", но выстрела не последовало. Отбросив неисправный импульсатор, она бросилась на полковника, не давая ему воспользоваться оружием на поясе поверженного Нагеля. Стивенс увернулся от прямого удара в горло и попытался перехватить руку девушки, но неудачно. Боковой удар стопой в коленную чашечку заставил его припасть на разбитое колено. Добить полковника Варгас не успела. Удар по затылку свалил ее с ног, заставив перелететь через уже почти поверженного Стивенса. В глазах потемнело, но Сола заставила себя снова вскочить на ноги. Теперь на нее наступал пришедший в себя Франц Зиберт, не намного уступающий в габаритах стокилограммовому Нагелю.
   - Добей ее! - орал Стивенс. - Я деблокирую арсенал!
   - Сола! Это Престон! - неслось из наручного коммуникатора. - Арсенал под атакой! Что с мостиком?!
   Превозмогая боль в затылке и, несмотря на разноцветные пятна перед глазами, Сола все-таки сумела парировать следущий удар инженера и, захватив кисть атакующий руки, заставила пасть на колени. Хрустнуло сломанное запястье. Взвыв от боли, Зиберт, тем не менее, не сдался. Рывком снизу вверх, поддев девушку плечом, он припечатал ее к стене. Воздух перестал поступать в легкие Солы, кровь толчком наполнила рот. Но, борясь за жизнь, она принялась наносить удар за ударом по шейным позвонкам хрипящего Зиберта.
   Стивенс, тем временем, добрался до "корсара" Нагеля. Вырвав импульсатор из кобуры, полковник облокотился о капсулу командирского кресла, помогая себе подняться. Поднявшись, он навел ствол на Варгас. Но разбитые позвонки заставили-таки Зиберта рухнуть на палубу, увлекая за собой и девушку. Плазменный заряд "корсара" прошел в считанных сантиметрах над ее головой. Второй выстрел Стивенс совершить не успел. Голова полковника оказалась в крепком замке рук, возникшего за его спиной все еще живого Нагеля. Прежде чем Ллойд Стивенс успел что-либо предпринять, лейтенант мощным финальным движением свернул ему шею.
   Сола выкарабкалась из-под обмякшего тела Зиберта и подбежала к истекающему кровью Нагелю. Он попытался ей что-то сказать, но из горла агента раздалась только бульканье. Девушка помогла лейтенанту сесть на палубу рядом со Стивенсом, остекленевшими глазами смотрящим в сторону мертвого инженера.
   - Сола, мы с Симадзу под огнем! Вся надежда на Фернандеса! - прорвалось из коммуникатора. - Что на мостике?
   - Мостик под контролем, Даг, - ответила Сола, раскладывая аптечку.
  
  
   Престон отер пот со лба и, перешагнув очередной труп, подвел итог:
   - Шестерых завалили.
   - Да, попотеть пришлось, - кивнул Симадзу, продолжая обрабатывать рваную рану на своем бицепсе.
   - Я тоже потерял шестерых, сэр. Только сержант Романеску остался, - невесело доложил лейтенант Фернандес.
   - Что докладывает Романеску? Какова ситуация в машинном отсеке?
   - Второй инженер мертв - подорвался на собственной гранате. Вот только...
   - Ну. Продолжай. В чем дело? - Престон вперил усталый взгляд в лейтенанта.
   - Похоже, сэр, что оба сайлан - преобразователя мертвы.
   - У него что, термоядерная граната была?! - мгновенно побагровел от злости Престон.
   - Нет, сэр, - вытянулся Фернандес. - Мерзавец, видимо, перед смертью что-то сделал с ними. Надо найти Зиберта. Может, он разберется.
   - Престон, - коммуникатор голосом Солы Варгас остановил поток ругательств, которым уже был готов взорваться офицер.
   - Слушаю! - зло откликнулся капитан, сплюнув на палубу.
   - Прямо по курсу патрульный спиралодиск шшарков. Мы на границе системы Бетельгейзе. И еще - кибер-шкипер докладывает о полной потере контроля над двигательным отсеком.
  
  
  
  
   Часть 2
   Высшие мотивы
  
   А на дальнем берегу подруги
   И друзья стоят, теряясь в страхе:
   Ах, зачем он не остался дома!
   Буен ветер! Вдаль относит счастье!
   Вправду ль другу суждена погибель?
   Ах, почто он в путь пустился? Боги!
  
   Иоганн Вольфганг Гете "Морское плаванье"
  
  
   ГЛАВА 1
  
   Анфарра - крупнейший по величине мегаполис Сахары - планеты рептилоидов - шшарков, греющейся под лучами жаркого Бетельгейзе. За семь лет своего существования город расползся на сотни километров вдоль границы северных оазисов и океана раскаленных песков с каменными островами, тянущегося почти до южного полюса. Многочисленные деловые конторы, банки, гостиницы и развлекательные центры, ярусами уходящие в прохладную глубь планеты, просторные космодромы, а также низкие налоги за короткий промежуток времени позволили рептилоидам превратить Анфарру в торговую мекку для десятков рас, в том числе и землян. А в последнее время для многих людей эта территория стала еще и убежищем от страшных реалий войны с октопоидами.
   Ресторан "Мертвый инсектоид" примостился у самой поверхности планеты. Приглушенный свет светильников не мог скрыть объем огромного зала, напоминающего военный ангар. По ночам створки потолка расходились и сквозь стекло купола виднелись звезды, время от времени заслоняемые взлетающими с близкого космодрома кораблями. Вот и сейчас они поблескивали над головой Вадима Ракитина, расположившегося на диване в одной из десятков ниш ресторана, окружающих длинный подиум с голограммами танцующих танго пар в архаичных костюмах и платьях. Рептилоиды сходили с ума от чужой, давно забытой у себя на родине музыки. Как попала первая запись на Сахару никто не помнил, но уже который год плавные ритмы танго заполняли рестораны, магазины и даже деловые центры Анфарры, да и другие, уже малодоступные для чужаков, города шшарков.
   Но Вадим смотрел не на подиум, а на маленький виртуальный экран прямо перед собой. Под мелодию танго на экране улыбалась его любимая женщина - Элен. Навстречу ей по изумрудной траве бежал шестилетний мальчуган с такими же пронзительно синими как у отца глазами. Уже более года Вадим был разлучен с ними. Слишком далеко пришлось колонистам обосноваться, чтобы избежать преследования властей. Но жизнь на Новой Делии развивалась. Не все пока удавалось производить самим. Делийцы нуждались в обновлении спутникового, строительного, горнодобывающего и медицинского оборудования, в транспорте. Именно за этим экипаж транспортника "Триглав" добирался почти двенадцать месяцев до Сахары. Через шшарка Хиршша, уже достигшего ранга адмирала в звездном флоте цивилизации рептилоидов, Вадим и Ортега сделали заказ на все необходимое для колонии, в том числе и на дорогостоящий сайлан-маяк, который намеревались тайно установить на полпути к Делии. Возможность гиперперемещения значительно облегчила бы беглецам связь с обжитыми районами космоса. Но внезапно разразившаяся война разрушила все планы. Торговый транспорт с заказом для пиратов бесследно затерялся на обратном пути к Сахаре.
   При виде приближающихся Хорхе Ортеги и адмирала Хиршша, Вадим со вздохом свернул экранчик и встал навстречу. Пожав морщинистую руку, Вадим пригласил рептилоида за стол. Усевшись за стол и сделав глоток канши - сахарского пива, Хиршш сразу перешел к делу:
   - Я сумел договориться о покупке и транспортировке необходимого вам оборудования в кредит. Хотя сейчас так не делается - война внесла в бизнес коррективы.
   - Спасибище, Хиршш! - расплылся в улыбке Ортега, делая хороший глоток пенистого напитка. - Э-эх, какая дрянь!
   - Не торопись благодарить, Хорхе, - продолжил шшарк. - Компания, пошедшая мне навстречу, требует оплатить хотя бы двадцать пять процентов от суммы заказа и транспортных расходов.
   - Думаю, двадцать пять процентов наскребем, - посмотрел на Вадима Хорхе.
   - Двадцать максимум, - покачал головой Вадим. - Но думаю, что подвох не в этом. Верно Хиршш?
   - Да, Вадим, - тяжело оперся о стол шшарк. - Доллары не возьмут. Только найс или сайлан. Могу помочь вам личным капиталом, но это не покроет и пяти процентов.
   - Вот черт! - хлопнул ладонью по столу Ортега.
   - А если вам отказаться от части заказа? Сократить его?
   - Там нет ничего лишнего, - задумчиво подпер подбородок кулаком Вадим. - И не для того мы проделали свой путь, чтобы возвращаться полупустыми.
   - Я попробую переговорить с ними еще раз. Можете поучаствовать и вы. Но поймите, принудить их к сделке силой я не могу.
   - Этого мы и не требуем, - кивнул Вадим. - А переговорить еще раз стоит.
   - Тогда сегодня же я договорюсь о новых переговорах и сообщу вам о месте и времени встречи.
   - Хорошо, - пригубил канши Вадим. - А что насчет запрета на полеты? Вчера одна яхта все-таки взлетела. Видел, грузились только люди.
   - Мы выдворили близнецов Коллинз. Пусть катятся - чем дальше, тем лучше. В ближайшее время прибудут делегации Заргатона и Банши и нам лишние проблемы не нужны.
   - Коллинз? - поднял бровь Вадим.
   - Да, под этой фамилией сыновья Нургали Бараката здесь по клубам полгода ошивались. Постоянно нарывались на неприятности и влипали в истории.
   - Думаешь, Хиршш, дела землян совсем плохи? Как Кормчий Ххарк настроен? - отставил кружку Ортега.
   - Не спрашивай, - осклабился Хиршш. - Это государственная тайна. Одно скажу - в войне никто из его окружения не заинтересован. Лично я с таким как ты и Ракитин биться не хочу и другим шшаркам не желаю.
   - А Ххарк? - не унимался Хорхе.
   - Ххарк принимает решения единолично. Но моя позиция ему известна.
   - Значит, шанс у людей есть, - поднял кружку Вадим. - За тебя Хиршш!
  
  
   - При всем уважении, я не представляю, чем могу вам помочь, капитан Варгас, - равнодушным тоном начал посол Юсуф Хаджиф, разглядывая картину в золоченой раме на стене. - Транспортник посольства я вам отдать не могу. Ситуация на Сахаре может измениться в любую минуту и судно понадобится для срочной эвакуации...
   - Вы, кажется, не расслышали, господин посол. У меня и группы офицеров ФСБР задание особой важности, высшего приоритета. Мы должны доставить груз категории секретности "А" по назначению, во что бы то ни стало. Но разбитые в бою двигатели судна окончательно встали и мы зависли на орбите спутника Хайка. Рептилоиды требуют убраться, так как мы отказали им в досмотре. Но ни то, ни другое невозможно. Представители Шшарка разрешили мне прибыть сюда и в двадцать четыре часа решить проблему, иначе они арестуют корабль и груз. Этого никак нельзя допустить! Дайте нам транспорт! - уже с нажимом повторила Сола, с трудом удержавшись, чтобы не добавить: "И прекрати пялиться на эту древнюю мазню на стене, скотина!"
   Но посол и ухом не повел. Все тем же тоном он произнес:
   - Напоминаю вам, капитан, что я действую согласно инструкции военного времени. И не надо наседать. Я сам офицер разведки, причем звание у меня повыше вашего будет. Я сижу здесь уже месяц без какой-либо связи с Центром и питаюсь лишь слухами и сводками врагов. А у меня на руках сотня персонала, за который я отвечаю. И большая часть этих людей также ни при каких обстоятельствах не должна попасть в руки врага. Мне их расстрелять, прикажете?
   - Но...
   - Наймите корабль, Варгас, - перевел наконец-таки взгляд с картины на девушку Хаджиф. - Их здесь предостаточно.
   - Я думала над этим, но, околачиваясь больше часа в вашей приемной, узнала, что уже несколько суток, как шшарки запретили кораблям землян покидать Сахару. К тому же необходимо избежать участия посторонних в миссии.
   - Да, такой запрет имеется в связи с предстоящим прибытием делегации октопоидов. Ящеры не хотят никаких недоразумений в системе. Все должны сидеть тихо, - с этими словами Хаджиф заметно помрачнел и ослабил галстук. Встав с кресла и направившись к бару, он буркнул:
   - Знать бы, чем все это закончится.
   - Нам надо убраться из системы, посол, - встала и Варгас, твердо решив про себя, что пока не добьется своего не уйдет.
   - У некоторых землян с шшарками установились достаточно дружеские отношения. Для них сделают исключение. Поищите таких.
   - Посол! - нахмурилась Сола.
   - Я выделю вам сотню кило найса из запасов посольства. Доллары сейчас ничего не стоят, - покосился на нее посол, принимая из автомата небольшого бара бокал с водой. - Наймите перевозчиков, не вводя в курс дела. Я попрошу своего помощника расстараться и разузнать, у кого есть свободный ордер на взлет. "Любимчики" уже наверняка обзавелись такими.
  
  
   Единственным транспортом в подземной части Анфарры являлась обширная система электромагнитных лифтов. В удобном кресле одного из них, под негромкую мелодию аргентинского танго, Сола Варгас добралась до окраины города с многочисленными дешевыми отелями и недорогими кафе и ресторанами. Покинув кабину, девушка посмотрела на наручный коммуникатор. Оставалось шестнадцать часов.
   Без особого труда, Сола разыскала небольшой отель под вполне земным названием "Эдельвейс". Там после недолгих препирательств, в ходе которых ей пришлось выгрести из карманов всю местную наличность, коей ее не слишком щедро снабдил Хаджиф, она выяснила, где можно найти командора Руа - командира транспортного корабля "Триглав".
   Сола торопливо прошмыгнула между уже закрывающимися створками лифта и на этот раз оказалась в компании попутчиков - двух молодцеватого вида землян в пилотских куртках с шевронами частной компании.
   - Судьба явно благосклонна к нам, раз послала такую очаровательную... - начал было блондин с аккуратно уложенными волосами.
   - Заткнись, молокосос! - раздраженно оборвала его Сола. - Твои соплеменники сейчас гибнут, отстаивая свободу Федерации, а ты в ресторанах штаны просиживаешь, да за бабенками волочишься. Поэтому стой и не вякай!
   Из лифта Варгас вышла одна. Отшитые пилоты застыли словно истуканы. Иногда Сола позволяла себе расслабиться с каким-нибудь не обремененным интеллектом красавчиком, но не сегодня. Настроение в последнее время у нее и так было прескверным, а разговор с послом Хаджифом и долгое ожидание необходимой информации от его помощника и вовсе разозлили ее.
   "Пусть радуются, что я их по стене не размазала!", - думала девушка, приближаясь к "Мертвому инсектоиду" и цепляя на лацкан золотой значок со сложной эмблемой с крестом в центре. Легко взбежав по широким ступеням, она вошла внутрь, под сверкающую зеленым неоном вывеску, изображающего скрюченного инсектоида, больше напоминающего таракана или креветку. Звуки танго снова объяли ее.
   - Что угодно, мэм? - появился перед девушкой пожилой господин в идеально сидящем черном костюме с галстуком цвета неспелого лимона на шее и такого же цвета уголком платка в кармане.
   - Я ищу господина Вадима Руа. Мне сказали, что он здесь.
   - Минутку, мэм, - по тараканьи шевельнул пышными усами человек и скрылся в рассеянном свете обширного зала.
   Минут десять Сола провела в ожидании, провожая взглядом всех субъектов покидающих заведение. Когда же ее терпение закончилось и она решила отправиться на розыски сама, из зала появился широкоплечий брюнет лет тридцати пяти - тридцати шести с внимательным взглядом синих глаз. На бедре, затянутом в камуфляж, темнела кобура с "корсаром", а на футболке цвета хаки, обтягивающей тренированные мышцы, проступала тонкой цепочкой слабая, почти выцветшая, надпись - "Авалон".
   Пошарив взглядом по сторонам, брюнет остановился перед Варгас и изучающе уставился на нее. За его спиной, в полутемном проеме зала, Сола отметила еще одну атлетическую фигуру. Незнакомца страховал товарищ.
   "Вот дьявольщина! - с досадой подумала Сола, - Бывшие военные! Тяжело будет. Но делать нечего - другого выхода нет. Разрешение на взлет пока есть только у них".
   - Здравствуйте, - улыбнулась Сола со всей доброжелательностью, на какую была способна. - Я - старший адепт церкви святого Нестора Константинопольского Сола Варгас. Мне нужно переговорить с командиром корабля "Триглав" Вадимом Руа.
   - Говорите, - продолжая пристально рассматривать Солу, негромко сказал наемник. В глазах его не было заинтересованности в ее женских прелестях. Если он и оценивал ее физическую форму, то только с целью возможного боевого противостояния.
   - Вы - Руа?
   - Говорите, Варгас. Я теряю время.
   - Корабль нашей миссии с новообращенными членами сильно поврежден и сейчас застрял на планетарном спутнике Хайка. Мы хотели бы нанять другое судно, способное доставить нас в систему Стромингер.
   - Путешествие куда бы то ни было в ближайшее время я не планирую. Найдите кого-нибудь другого.
   - У нас на борту всего пятьдесят человек и небольшой груз, но мы готовы хорошо заплатить. Полсотни кило найса авансом и полсотни по прибытии в пункт назначения.
   - Такой рейс менее двух сотен кило не потянет.
   - Вы ставите нас в сложные условия, командор.
   - А я еще и не согласился, - продолжал рассматривать Солу холодными синими глазами Руа.
   - Когда дадите ответ? Через четырнадцать часов я обязана покинуть Сахару. Мы не прошли досмотр.
   - Что же у вас за груз такой интересный?
   - Это мощи святых тел - апостолов Франца и Левона. Только посвященные имеют право лицезреть их, но никак не твари инопланетные.
   Руа усмехнулся:
   - Скоро богов и святых станет больше чем людей. Не смешите меня Варгас.
   - Потому и беды претерпевает сейчас род человеческий, что множатся лжепророки, - с печалью в голосе вздохнула Сола.
   - А может у тварей инопланетных боги посильнее? - улыбнулся Руа.
   - Все не так, как вы...
   - Ладно, - перебил Солу Руа. Улыбка слетела с его лица. - Оставьте номер коммуникатора и подготовьте аванс - сто кило. Если в ближайшие пять часов я не свяжусь с вами, значит контракт не состоится.
   - Но...
   - Мы все обсудили, Варгас, - покачал головой Руа.
   Удостоверившись, что коммуникатор считал номер девушки и, скользнув взглядом вдоль улицы, командор развернулся и снова скрылся в полутьме ресторанного зала.
  
  
   ГЛАВА 2
  
   - Всего-то пару месяцев, чтобы смотаться туда и обратно. Управимся. Глядишь, к нашему возвращению шшарки заказ и выполнят, - принимая из ниши электронного ресторатора очередную кружку канши, заговорил Хорхе. - Так с торговцами договориться не удалось, а с сотней найса сразу все завертится.
   - Не нравится она мне, - сдвинул брови Вадим. - Врет все.
   - С мимикой у бабенки все в порядке.
   - Против хорошего агента ФСБР физиогномика и кинесика не помогут.
   - Вадим, уже восемь лет прошло. Про нас уже давно забыли. Тем более война разразилась и у ФСБР проблемы намного серьезнее появились.
   - А ты ей веришь? - откинулся Вадим на спинку дивана.
   - Хрен ее знает, конечно, на самом деле, - вздохнул Ортега. - Появилась как чертик из коробки. Но выхода другого нет. На Делии нас ждут с оборудованием. Что-то надо делать, Вадим. Корабль есть, оружие есть, экипаж опытный - справимся. Может и придется понервничать, но где наша не пропадала.
   Ракитин понимал, что Хорхе прав, но и осозновал, что контракт со странной девчонкой может дорого стоить. Как же было бы здорово сейчас оказаться на Делии, рядом с любимой супругой и сыном. Вадим вдруг ощутил непреодолимое желание снова увидеть их и провел рукой по коммуникатору, вызывая маленький экранчик.
   - Я тоже скучаю по своим, - тихо произнес Хорхе, отодвигая кружку с пивом. - Как вернусь, зацелую до полусмерти.
   - Верно, Хорхе. Обнять бы их и больше не разлучаться никогда, - поднял на Ортегу глаза Вадим. - Но начатое дело завершить необходимо. Так и быть - рискнем.
   Виртуальные пары исчезли и под аплодисменты завсегдатаев на сцену начали подниматься живые музыканты и танцоры. Работники ресторана стали спешно расставлять в зале дополнительные столики и стулья.
  
  
   Створки транспортного шлюза распахнулись и в отсек шагнули два наемника. Темноволосый и синеглазый - по всей видимости, командир "Триглава" Руа, а следующий за ним лысый гигант, поигрывающий штурмовым плазматором - старпом Гонсалес. Когда Престон сделал шаг навстречу вошедшим, у него возникло стойкое ощущение того, что этих людей он где-то уже видел. Тем временем, жизнерадостно улыбаясь, Сола Варгас произнесла:
   - Приветствую вас, господин Руа. Позвольте вам представить - Даглас Престон - руководитель нашей миссии и владелец корабля.
   Престон протянул руку для рукопожатия, но командир "Триглава" проигнорировал ее и, пробежав взглядом по грузовому отсека "Гепарда", заявил:
   - Я не верю в историю с религиозной миссией, господин Престон, но плевать. Вы заплатили, и мы доставим вас и ваш груз в пункт назначения при условии, что ваши люди взойдут на борт моего корабля без оружия. И еще - я должен знать, что за груз предстоит перемещать.
   Престон, опустив руку, поджал губы в узкую полоску. Наемник заметил это и добавил:
   - Иначе контракт расторгается, а аванс остается у команды "Триглава". Условия обсуждению не подлежат.
   Престон дал знак Фернандесу и Романеску открыть ближайший контейнер.
   Лысый здоровяк заглянул внутрь и доложил:
   - Стрелковое оружие - "хищники", "стражники", гранаты. Внушительно.
   - Миссию нужно охранять, - сердито пояснил Престон.
   - Снимайте и бросайте в ящик, - приказал здоровяк Фернандесу и Романеску, указывая на пистолеты в их поясных кобурах.
   Сола Варгас попыталось что-то возразить, но верзила приказал и ей:
   - Вы тоже госпожа Варгас. Снимайте "корсар". На борту "Триглава" вам нечего опасаться.
   - Какого черта? Мы так не договаривались! - вскипела Сола.
   - А вера вам позволяет поминать рогатого, старший адепт? - перевел взгляд с Престона на нее Руа. - Не нравится - найдите другого перевозчика. Мы убываем.
   - Мы не ортодоксы, - хмуро парировала Сола.
   - Если мы нарвемся на октопоидов, а такое наверняка случится, так как они ныне везде, то вся эта груда оружия даст им повод пустить нас в расход. Без него мы мирный транспортник, а вы - милые мирные пассажиры, - пояснил Ракитин.
   - Если мы их встретим, они даже выяснять не будут мирные мы или нет. Ударят всей огневой...
   - Я позабочусь, чтобы не ударили, Варгас. Но досмотреть "Триглав" могут и мы должны быть к этому готовы. Поэтому оружие останется здесь. С десяток "хищников" я могу прихватить и поместить в корабельный арсенал, чтобы вернуть вам после прибытия, но не более того.
   - Ладно, мы согласны, - нехотя кивнул Престон, а через мгновенье он понял, кто перед ним и голове завертелось: "Неужели это те самые Вадим Ракитин и Хорхе Ортега! Не может быть!"
   - Откуда у вас "стражники"? - ударил стволом плазматора по краю контейнера с оружием Ортега. - Эти пистолеты разработаны специально для тюремных надзирателей. Управление по исполнению наказаний ударилось в религию?
   - Разные люди присоединились к нашей миссии в поисках спокойного места для своей души, - не моргнула глазом Варгас.
   - Ну-ну, - усмехнулся Ракитин. - При входе на "Триглав" мы будем обыскивать всех подряд. Так что все огнестрельное, плазменное и холодное оружие пусть ваши люди оставят на "Гепарде". Могут взять только молитвенники и кресты. Если есть, конечно.
   - А здесь что? - приблизился Ортега к большому контейнеру, с которого Престон предусмотрительно убрал все пломбы ФСБР.
   Стараясь ничем не выдать волнения, Престон отодвинул заслонку небольшого смотрового окошка. Ортега прильнул к стеклу.
   - Что там? - поинтересовался Ракитин, не спускающий глаз с Солы, Фернандеса и Романеску.
   - Пара каких-то субъектов в мутном желе, - брезгливо скривился Ортега.
   - Это мощи, имеющие сакральное значение для нашей церкви, - захлопнул окошко Престон. - Это святыни.
   - Ладно, святыни это или нет, но я помещу ваш контейнер в отдельный бокс и запру на весь срок полета. Так надежнее будет, - снова не удержался от ухмылки Ракитин. - Если не передумали, то приступаем к погрузке.
   - Дайте нам немного времени обсудить выдвинутые вами условия, - вежливо улыбнулся Престон.
   - Хорошо. Даю четверть часа. Если не согласны, "Триглав" убывает. Я буду ждать решения на его мостике, - кивнул Ракитин и неспешно зашагал к шлюзу. Заняв позицию у проема, он дождался, когда к нему присоединится зорко прикрывавший спину Ортега. Затем оба они исчезли за тяжелыми стальными створками.
   Шумно втягивая воздух ноздрями, Престон развернулся к Соле.
   - Я предупреждала, что придется иметь дело с военными наемниками, - скрестила девушка на груди руки. - Не самый приятный контингент, но что есть, то есть.
   - Дьявольщина! - подошел ближе Престон. - Варгас, ты знаешь кто это?! Восемь лет назад это были самые разыскиваемые люди в секторах Федерации!
   - О чем ты, Престон? - насупилась Сола.
   - О пиратах и боевиках Красной Бригады Вадиме Ракитине и Хорхе Ортеге! Неужели тебе не приходилось изучать их досье?! Вся ФСБР на ушах стояла! Они президента Федерации Мехди Фараджа, а заодно и космопорт Новой Калифорнии, накрыли!
   - Когда случилась та волна терактов, Престон, я выполняла миссию в дальнем космосе. К моменту моего возвращения, этих субъектов уже не первый год считали погибшими, а лидера Красной Бригады казнили. Я, знаешь ли, не протирала штаны в кабинетах, и лишним временем для изучения списанных в архив файлов не располагала! - огрызнулась Сола.
   - А я изучал, - сбавил тон Престон. - Это они и есть. Отъявленные мерзавцы и террористы! Звери!
   - Оставим эмоции! Если они те, о ком ты говоришь, то сумеют доставить нас и груз по назначению, что и требуется для решения поставленной задачи. Затем ликвидируем ублюдков без лишних угрызений совести. Еще и по лишней звездочке получим на погоны.
   - Сола, они разоружают нас!
   - При необходимости добудем оружие у врага. Ведь нас этому учили, Даг.
   - Они не верят нам, Сола.
   - У них хороший корабль, капитан.
  
  
   Сопрано Галины Ковалевой, выводящей "Аmarilli, mia Bella" Каччини, заполнило собой помещение мостика. Хрустальный тембр голоса певицы, оставившей бренный мир более трех веков назад, и поразительной красоты музыка обостряли тоску по жене и сыну, оставшимся на далекой планете, терзали душу тревожным предчувствием. Но выбор сделан и предстоящую работу надо выполнить.
   Вадим наблюдал за площадкой грузового шлюза. Контейнер со "святынями" уже погрузили и наступила очередь посадки на борт пассажиров "Гепарда". Под вооруженным надзором Хорхе Ортеги и офицеров канонирской группы - ветерана Ахмеда Шантэ и молодого Майка Мелоуна, "паломники", проходили сквозь сканер-рамку, установленную при выходе из шлюза старшим инженером-техником "Триглава" Менгардом Ратасом. Остальные члены экипажа помогали прошедшим контроль добраться по запутанным коридорам корабля баншийской постройки до приготовленных кают.
   То приближая, то отдаляя изображение на виртуальном мониторе, Вадим изучал людей, ступающих на палубу "Триглава". Много мужчин в куртках со споротыми шевронами. Женщины, испуганно озирающиеся по сторонам. Вот прошла сквозь рамку молодая светловолосая девушка с отрешенным выражением лица и припухшими, словно после слез, глазами. Невеселые взгляды у гостей, а у многих даже личных вещей нет. Дезертиры?
   Вадим остановил взгляд на двухметровом рыжеволосом парне, замыкавшем вереницу пассажиров. По габаритам он не уступал мощному спецназовцу Ортеге и здоровенному темнокожему Шантэ, некогда служившему в морской пехоте. Голова опущена, но цепкий взгляд, стреляющий из-под низких бровей по сторонам, и уверенный шаг выдавали в нем непростого субъекта. Вадим тут же мысленно причислил его к группе лидеров, куда уже занес Престона и Варгас.
   "Ничего, справимся, - мысленно повторял Ракитин. - Все члены экипажа проинструктированы. Все пятнадцать человек начеку".
   - Посадка закончена, Вадим, - доложил Ортега. - Вот только господин Престон желает задать вопрос.
   - Что там у него?
   На экране корабельного коммуникатора показалось лицо Дагласа Престона:
   - Хотелось бы узнать, командир Руа, когда мы отчалим.
   - Старт состоится ровно через час, господин Престон. Четыре часа спустя мы достигнем ближайшего сайлан-маяка и затем совершим гиперпространственный прыжок к маякам системы Эренфест. Оттуда, уже своим ходом, двинем к Стромингеру.
   - Понял, - кивнул Престон. - У меня есть просьба.
   - Что еще?
   - Как руководитель миссии, я буду безмерно признателен, если в случае возникновения непредвиденных препятствий или незапланированных... встреч по пути следования, вы незамедлительно сообщили мне об этом.
   - Если препятствия будут непреодолимы, я своевременно извещу вас, Престон, - пообещал Ракитин и отключил коммуникатор.
   - Готовимся к старту, шеф? - уточнил Гарри Колтон - старший пилот "Триглава".
   - Да, Гарри, собирай смену и приступай к подготовке старта, а я пройдусь по отсекам и посмотрю, как люди устроились.
  
  
   - Он сам выбрал этот путь, Келли, - кинула куртку поверх аккуратно заправленного и пристегнутого ремнями одеяла Сола.
   Ловланд молчала, отвернувшись к стене на койке напротив.
   "Черт, лучше было бы даже с хамоватым Нагелем", - подумала Варгас и присела на край узкой кровати.
   - Найдешь себе другого красавчика офицера - помоложе и поумнее. Девчонка ты симпатичная - не пропадешь. Как прибудем на Стромингер-8, я похлопочу за тебя. Пристроим на хорошее место. Не пожалеешь.
   - Мне ничего от вас не надо, - глухо процедила Ловланд.
   - Не надо, так не надо, - хмыкнула Сола. - Только держи язык за зубами, пока мы здесь.
   - Сола, - заглянул из коридора Престон. - Выйди-ка на минутку.
   Лицо Дагласа имело встревоженное выражение и Варгас торопливо покинула каюту.
   - Ну?! - нахмурилась девушка, когда дверь за спиной захлопнулась.
   - Пропал Романеску. Фернандес не может его найти.
   - Остался на "Гепарде"? Но Ортега-Гонсалес вел подсчет. И насчитал пятьдесят два человека, как и должно быть.
   - Понимаешь...
   - Внимание по отсекам, - перебил Престона голос из динамика общекорабельной связи. - Говорит старший пилот корабля Колтон. Транспортный корабль "Триглав" стартует ровно через двадцать минут. Всем занять свои места и приготовиться к взлету. Ждать никого не будем.
   - Понимаешь, - зашептал Даг в ухо Солы, - я приказал Фернандесу перед переброской на судно пиратов пустить в расход Барнетта. Он послал Романеску. Романеску на борт "Триглава" не взошел, но количество сходится. Значит...
   - Значит, и так все понятно. Барнетт здесь, - договорила Сола с досадой в голосе. - Лучше бы ты сам дело сделал или Кейтаро поручил.
   - Господа, вы команды с мостика не слышали? - Ракитин появился рядом неожиданно, словно из воздуха. Взгляд из-под хмуро сведенных темных бровей не предвещал ничего хорошего, в отличие от спокойной и вежливой интонации голоса.
   - Да, командор, - кивнул с деланной готовностью Престон. - Все ясно.
   - Поторопитесь, - добавил Ракитин и уверенной походкой зашагал дальше по коридору, заглядывая по пути в каюты и выстукивая пальцами по кобуре "корсара" на бедре такт одному ему известной мелодии. Футболка цвета хаки все также обтягивала широкую спину и узкую талию. Что-то в этом человеке было особое.
   - Ты слышишь меня? - вновь зашипел Престон, отвлекая Солу от созерцания удаляющейся фигуры командира "Триглава". - А если Барнетт все расскажет командору?
   - Барнетт не знает, кто такие на самом деле Ракитин и его люди. Парень будет прятаться. Мы его тихо вычислим и без шума доведем дело до конца. Никто и не заметит. Меня больше беспокоит Келли Ловланд. Вот ее зря мы не отправили вслед за Стивенсом, Даг. В отличие от Барнетта она знает много больше и находится на виду.
   - Если мы уложим всю эту шайку в мешки для трупов, Сола, мы войдем во все учебники спецслужб.
   - Возможно, Даг. Только действовать следует крайне осторожно.
  
  
   ГЛАВА 3
  
   Келли присела на край плоского валуна, вросшего в склон невысокой, но крутой горы. Справа громко журчал бегущий с вершины широкий ручей, слева источали хвойный аромат редкие молодые ели. Девушка разулась и, свесив босые ноги, посмотрела на растилавшийся перед ней пейзаж. Но блестевшая внизу река и открывающаяся за ней долина с синеющими вдоль горизонта горами, не радовали Келли.
   Нет ее Ллойда. Он никогда больше не приобнимет ее за плечи, нашептывая ласковые слова. Не погладит увеличивающийся животик в ожидании их малыша. Прыгнуть бы вниз и покончить навсегда с этой иссушающей тоской по еще недавно близкому, но так и не свершившемуся семейному счастью. Но все эти деревья, ручей и обрыв с пестреющей далеко внизу речной лентой - обман. Иллюзия виртуальной реальности одного из трех боксов в комнате релаксации чужого корабля. Ровно час, в порядке очереди, чтобы побыть наедине с собой в прекрасном, но полностью смоделированном компьютером искусственном мире.
   Внезапно все вокруг стало меркнуть и зазвучал предупредительный зум. Келли посмотрела на часы. Прошло только двадцать минут.
   - Госпожа Ловланд, позвольте войти. Мне необходимо переговорить с вами, - послышался знакомый голос.
   Келли обернулась. Изображение в районе склона пошло зыбким муаром и демонстрация закончилась. На серо-стальной плоскости стены возник прямоугольник проема, из которого появился человек в униформе колониального надзирателя. Как только он перешагнул порог, створка позади него стала на место и все вокруг вновь наполнилось изумрудно-голубой иллюзией.
   - Барнетт?! - удивленно вскинула брови Келли.
   - Я тоже рад вас видеть, госпожа Ловланд. Позволите присесть рядом? У нас в запасе еще сорок минут имеется.
   - Что ж, присаживайтесь.
   - Ух, до чего же красиво! - осмотрелся Крейг Барнетт, примостившись на валуне рядом с девушкой. - Знаешь, Келли...Я уже несколько раз мог погибнуть, но не смог себе этого позволить. Не хочется подыхать, скорчившись засохшим червяком внутри консервной банки. Найти бы наяву такое место, как это. Вот тогда, глядя на реальное великолепие жизни, и можно сделать последний вздох.
   - Ты оказывается романтик, Барнетт, - печально улыбнулась Келли и вновь уставилась на реку внизу. Солнечные зайчики стайкой бежали по синей поверхности воды.
   - Уже вторые сутки маюсь. Точно крыса хоронюсь в трюмах машинных и грузовых отсеков, да еду ворую. Пытаюсь понять, что происходит, но по обрывкам подслушанных разговоров не очень-то хорошо получается. Помоги разобраться, что к чему, а? Больше обратиться мне не кому.
   - Как ты выбрался?
   - Стивенс оставил ключ от наручников и когда пришел "пес" меня в расход пустить, я смог с ним сладить. Его форма теперь на мне, а сам он остался в каземате "Гепарда".
   - Ты убил его?
   - Не, поначалу чуть придавил. Подумал, а вдруг я Стивенсу понадобился и он за мной прислал. От наручников-то комендант не просто так мне помог избавиться. Но когда этот урод брякнул, что Стивенс давно в морге и попытался ножом меня ткнуть, то.... Пришлось помочь ему успокоиться раз и навсегда.
   При упоминании о Стивенсе, Келли не выдержала и расплакалась.
   Барнетт вздохнул и, смущенно кашлянув в кулак, чуть прикоснулся к плечу рыдающей девушки:
   - Понимаю, Келли, но... Жизнь-то продолжается. Да и не одна ты. Вот родится у тебя, э-э...малыш. Знаешь, какое веселье начнется. Ого-го! Только поспевай вертететься! Эти карапузы такие...непоседливые.
   - Тебе-то откуда знать? - улыбнулась сквозь слезы Келли.
   Крейг поскреб затылок:
   - Да я в прошлой жизни руководил небольшой фирмой, где в основном одни девчонки работали. Вот и набрался опыта. А насчет обидчика.... Как узнаю кто - придушу. Сдается мне, что к смерти Ллойда ручонки приложил тот же тип, что и меня в камере "метелил". Ты рассказывай давай, что на корабле творится. Думаю, нам вместе лучше держаться.
  
  
   Ракитин вошел в командирскую рубку. Вся дежурная смена, как и полагается, находилась на месте. Пилот Колтон, штурман-навигатор Джулиус Чен, канонир Мелоун - все сосредоточены на экранах своих виртуальных мониторов. А посмотреть было на что. Сканер дальней разведки тихо, но настойчиво сообщал все о новых и новых объектах впереди по курсу.
   - Одна десятая парсек, Вадим, - доложил Чен. - Похоже, масштабное сражение. Сотни целей. Раскинулись словно сеть аж на две системы. Есть тенденция смещения в нашу сторону. Вот-вот войдем в зону четкой идентификации.
   - Безусловно, им не до нас, - присел в командирское кресло Ракитин. - Но все же судьбу испытывать не стоит. Не специально, так случайно разделают. Придется пережидать или прокладывать к Стромингеру новый курс.
   - Если немного отклониться, то можно переждать на геологоразведочной базе рептилоидов на Кайге. Точка небольшая, но хорошо оборудованная. Есть подземный док для такого транспортника как наш. Если он свободен, то на орбите светиться не придется, - предложил Чен.
   - Неплохая мысль, - согласился Вадим. - Там нас никто не тронет. А если эта мясорубка и суета вокруг затянутся, с Кайги легче уйти по обходному маршруту. Действуем.
   Джул Чен считался опытным навигатором. Ровесник Ракитина, он успел послужить и на военных кораблях, и на гражданских. Как-то ему пришло в голову заняться коммерцией и организовать собственное дело, но дело не пошло и, быстро оказавшись в долгах, как в шелках, Чен скатился до махровой контрабанды. В итоге задолжал и парочке мелких, но "зубастых" криминальных боссов Деметры. Единственным спасением стало бегство на борту "Трезубца", отбывающего к новой планете. С тех пор "Трезубец", а после смены идентификатора - "Триглав", стал его вторым домом.
   Получив команду, Чен в течение считанных секунд задал все нужные параметры кибер-шкиперу и Колтон взял под контроль изменение вектора движения транспортника. Довольно проведя ладонью по блестящим, туго забранным в короткий черный хвост волосам, Джул снова сосредоточился на показаниях сканера дальней пространственной разведки, дублируя молодого канонира, высматривающего возможную угрозу.
   Вставив в уши "фасолины" наушников, чтобы довольно прохладно относящиеся к классической музыке Чен и Мелоун не нервничали, Вадим подключил коммуникатор к фонотеке корабля и дальше наблюдал за действиями дежурной боевой смены под гениальную чакону Владимира Федоровича Вавилова.
  
  
   Геологоразведочная база шшарков на очередную, уже которую по счету, попытку установления контакта не отозвалась.
   - Странно. Что могло случиться? - озадаченно погладил лысину Ортега. - Скоро достигнем орбиты Кайги.
   - В любом случае мы уже здесь, - развернулся в командирском кресле Вадим. - Надо выяснить, что случилось. Если нужна помощь, то оказать.
   - Почему тогда молчит аварийный маяк?
   - Хорош лысину тереть. Протрешь, - улыбнулся Вадим и уже серьезно продолжил:
   - Возможно, просто неполадки с аппаратурой. Через полчаса достигнем орбиты и еще раз вызовем. Если нет, придется отправлять челнок с десантом.
   - Ладно, возьму Шантэ и посмотрю что там к чему.
   - Пожалуй, спущусь и я.
   - Э-э, нет, Вадим, - мотнул головой Ортега. - С таким контингентом на борту, один из нас точно должен оставаться на мостике. И лучше, если это будешь ты. Десантная операция для нас с Ахмедом привычное дело.
   Ортега, несомненно, был прав и Вадим согласился:
   - Ладно, будь по-твоему, Хорхе. Но пока подождем результатов орбитальной разведки.
   Сработал коммуникатор личной связи Ортеги.
   - Это Джама.
   - Выводи на экран. Он сегодня вахтует в машинном отсеке. Время доклада.
   - Хорхе, что-то не так, - возникла перед Ракитиным и Ортегой обезьяноподобная физиономия лохматого малакана - уроженца далекого Гербера.
   - В чем дело, Джама? Проблемы? - для сверки Вадим быстро вывел на экран рапорт кибер-шкипера по двигательным залам.
   - С машинами все в порядке, командир, - осклабился в кривозубой улыбке малакан. - Работают как часы.
   - Так в чем же дело? - нетерпеливо поторпил Ортега.
   - Шоколадки.
   - Какие шоколадки? - хором переспросили удивленные офицеры.
   - В кок-автомате не хватает шоколадок. Кроме меня их в инженерной группе никто не любит. А я знаю, сколько ем. Ровно десять шоколадок в день. А сегодня по счетчику получается, что вчера я съел двадцать один батончик. Что-то не так. Кто-то посторонний ест мои шоколадки.
   Вадим и Хорхе переглянулись. Ракитин снисходительно улыбнулся. О пристрастии забавного малакана к шоколаду знал весь экипаж.
   - Кок-машина сломалась или ты ночью сам прокрался и нажрался от пуза. Просто не помнишь ничего - шоколадная амнезия. Не слышал о таком? - засмеялся Ортега. - Новая болезнь. И как ты мог ее подхватить? Шляешься где попало - вот и результат!
   - Джама все хорошо помнит, - выпятил нижнюю губу малакан. - Ты меня не путай, Хорхе. Пойду тестировать кок-машину.
   - Да, займись, Джама, - снова улыбнулся Вадим. - Вдруг с ней действительно что-то не так.
   Как только малакан отключился, поступил вызов от корабельного врача Ксении Уилсон:
   - Надо переговорить, Вадим. Подойдешь? Странная просьба поступила от одного пассажира.
   - Ладно, оставайся за командира, Хорхе. А я дойду до медчасти.
   - Черт! - покачал головой Ортега. - Сегодня день странностей.
   - Надеюсь, шоколадные батончики Джамы останутся на первом месте, - поднялся Вадим из кресла.
   Покинув центральный пост, Ракитин прошел в следующий, пассажирский, отсек и спустился на палубу, где располагались помещения медицинской части.
   - Что случилось, Ксения?
   - Присядь.
   Вадим опустился в одно из мягких кресел уютной каютки Уилсон.
   - Сегодня осматривала девушку по имени Келли Ловланд, - сунула Ксения Вадиму в руку витаминный коктейль. - Она консультировалась по поводу беременности. Третий месяц.
   - Здорово, конечно...
   - С ребенком все хорошо. Проблемы в ином. Она попросила меня решить вопрос о переводе ее из каюты, где она сейчас проживает.
   - А в чем дело?
   - Не говорит. Но я заметила, что она чего-то опасается. Более того, ее психическое состояние не совсем устойчиво.
   - Ну, в таком положении...
   - Послушай. Она говорит, что отец ее ребенка погиб вовремя нападения на их корабль банши.
   Вадим отставил стакан с недопитым коктейлем:
   - Постой-ка. Их лидер - Престон утверждает, что "Гепард" подвергся атаке разведчика октопоидов. Какие банши?!
   - И еще. Они следуют со Ставроса. Ты слышал, что-нибудь об этой планете?
   - Нет, о Ставросе я ничего не слышал. Надо заглянуть в атлас. По словам Престона, они шли с Дейдры, где судно и зарегистрировано на принадлежащую ему частную компанию. Но идентификатор "Гепарда" разбит, а в корабельных реестрах данных о таком судне и владельце нет. Говорит, что корабль прошел регистрацию за несколько дней до начала войны, потому каталог и молчит. Запросы на Дейдру бесполезны - планета в настоящее время оккупирована заргатами.
   - Выводи девчонку, Вадим. Поселим ее здесь и я постепенно выведаю у нее, что к чему.
  
  
   Вернувшись с медосмотра, Келли, не раздеваясь, легла на койку и прикрыла тонкой рукой глаза. Сола сделала вид, что смотрит фильм на виртуальном экране, раскинувшемся на потолке полутемной каюты. Но в голове ее роились мысли бесконечно далекие от сюжета картины. Ошибкой было оставлять Ловланд в живых. Жалость при выполнении задания непозволительна. Особенно сейчас, когда идет война и секретный груз может иметь важнейшее значение для победы. Решение о ликвидации Келли созрело в голове Солы окончательно. Оставалось продумать, как его реализовать. Сола неслышно опустила босые ноги на палубу.
   Зум со стороны входной двери остановил Варгас. На экране возникло лицо Ракитина.
   - Беспокоит командир корабля. Прошу извинить, но мне необходимо войти. Есть разговор.
   - В чем дело, господин Руа? Мы уже отдыхаем, - торопливо отозвалась Сола. Но, казалось уже задремавшая, Келли Ловланд тоже села на краю кровати и крикнула:
   - Пожалуйста, входите, командор! Мы еще не спим!
   Ракитин появился в сопровождении судового врача Ксении Уилсон.
   - Надеюсь, что-то важное? - встала Варгас навстречу.
   - Не для вас, госпожа Варгас, - улыбнулся Ракитин, быстро и внимательно окидывая взглядом находящихся в помещении девушек и окружающую обстановку.
   "Словно животное, - подумала Сола. - Еще немного и воздух начнет нюхать".
   - Корабельный врач сообщила мне, - тем временем продолжал Ракитин, - что ваше положение, госпожа Ловланд, требует специального наблюдения и контроля. В связи с этим я хочу предложить вам переместиться в один из медицинских боксов. Там мы сможем обеспечить соответствующий уход вам и вашему малышу.
   - Пару месяцев беременности не повод для паники. Я не думаю... - начала Сола, но Ракитин, подойдя вплотную, резко перебил:
   - Медику виднее, госпожа Варгас. Вы не согласны? Я могу попросить госпожу Уилсон прочитать вам небольшую лекцию о беременности и родах. У вас есть дети, Сола?
   - Нет, Вадим, - состроила подобие улыбки Сола. - Не нашла подходящего партнера.
   Ракитин не спускал с Варгас глаз до тех пор, пока Уилсон не увела Келли.
   - Мне будет скучно одной, командор, - снова улыбнулась девушка, когда они остались вдвоем.
   - Наденьте на ноги что-нибудь - простудитесь, - криво ухмыльнулся Ракитин и направился к выходу.
   Стоило переборочной двери закрыться и за ним, Сола выплюнула вслед самые грязные ругательства, на какие только была способна. Немного остыв, она плюхнулась на койку и добавила:
   - Выстрелить бы в эти синие глаза, чтобы не видеть их больше!
  
  
   В свои сорок шесть Джулиус Чен семьей не обзавелся. При всей любви к женскому полу, как объекту сексуального удовлетворения, постоянные отношения вызывали у него стойкое отвращение. Мимолетные связи, которые Джул коллеционировал не первый десяток лет, служили главной его гордостью и основной темой для разговоров с товарищами. Из-за этой особенности ровесники часто посмеивались над ним, а иногда и избегали. Лишь совсем молодые ребята, такие как Майк Мелоун, недавно переступивший двадцатилетний рубеж, проявляли интерес к бесконечным историям про покорение женских сердец. При этом более всего их удивляло, каким образом "ловеласу" с весьма ординарной и ничем не примечательной внешностью удавалось привлекать к себе внимание противоположного пола в таком количестве. Но, несмотря на некоторую склонность к приукрашиванию, Джулиус Чен не врал. В толпе ни одна из девушек даже не удостоила бы взглядом такого субъекта, но стоило Джулу втянуть объект вожделения в беседу, как в нем просыпался бог красноречия. Он мог часами занимать и веселить даму, вскоре оказываясь у нее в лучших друзьях, а еще через некоторое время и в постели. Последнее время Джул перестал донимать Майка своими историями, что являлось признаком того, что Чен снова положил на кого-то глаз и ждет удобного момента, чтобы завлечь "жертву" в сети своего обояния. Сегодня "рыбка", на которую он облизывался с самого старта "Триглава" с Сахары, сама вплыла в его руки.
   - Позволите? - статная темноокая девушка, мило улыбнувшись, остановилась у столика Чена.
   - Пожалуйста, присаживайтесь, - расплылся Джулиус в любезной удыбке, не раз отрепетированной перед зеркалом. Все складывалось, лучше не придумаешь. Обеденные часы миновали и посетителей в кают-компании было немного. Ничто и никто не помешает его общению с девицей.
   - Позвольте представиться, меня зовут Джулиус - офицер-навигатор этого превосходного корабля.
   - А меня Сола, - снова улыбнулась девушка, красивыми длинными пальцами набирая на панели стола заказ для кок-машины.
   - У вас поразительной красоты руки, Сола.
   - Только руки? - кокетливо хлопула густыми ресницами красотка.
   - О, не только! Хотите, я расскажу вам об Испании? Это была потрясающая страна, которая на всю планету славилась своими красивейшими женщинами. Такими, Сола, как вы. Уверен, ваши предки родом из тех мест.
   - Вы правы Джулиус, это действительно так. Вы довольно проницательны и наверняка много знаете о стране моих предков. Я с удовольствием послушаю.
  
  
   ГЛАВА 4
  
   Небольшой катер отделился от зависшего на орбите "Триглава" и нырнул к поверхности Кайги. Замелькали под днищем острые зубья горных кряжей и черные ленты глубоких ущелий. На небольшой планете с частыми ураганами и довольно бедным животным и растительным миром, борющемся за жизнь в мерзлых камнях, уже второй год работали геологи-разведчики Шшарка. Их база под названием "Кайга-1" славилась удобным подземным причалом, сооруженным с прицелом на будущее расширение присутствия рептилоидов на планете. Правда, такой большой транспортник как "Триглав" мог поместиться там только в одиночестве.
   Ортега застопорил ход катера у кромки территории базы и сконцентрировался на показаниях сканеров.
   - Итак, что мы имеем?
   - На крышке дока - большая яхта, - подтвердил замеченное еще с орбиты, Ахмед Шантэ. - Или причал занят или их не пустили. Идентификация корабля - название "Джамбия", межзвездная яхта первого класса, тип "Шеддад". Владелец - Вольдемар Горелик, частное лицо. Порт приписки - "Эллада", Венера.
   - Кто такой Горелик?
   - Хрен его знает. Какая-то богатая скотина - стоит такая яхта немало - как два "Триглава".
   - Джама, что по целям?
   - Все чисто, Хорхе, - отозвался с места канонира малакан и запустил в рот шоколадный батончик.
   - Починил кок-автомат?
   - Он в порядке, Хорхе. Я уверен кто-то посторонний взял мои шоколадки.
   Очередной запрос на посадку, отправленный на "Кайгу", остался без ответа.
   - Ладно, облетим по периметру, - снова бросил катер вперед Ортега. Прячась в складках местности, разведчики облетели вокруг комплекса базы.
   - У "Джамбии" сильные повреждения по левому борту, район машинного отделения, - продолжал докладывать Шантэ.- У входа в жилой корпус центрального корпуса "Кайги" пустой вездеход. Похоже, с "Джамбии".
   - Вооружение базы?
   - Слабое, Хорхе. Две автоматические лазерные турели - над главным шлюзом и на крыше. Не для войны.
   - Если ударят, когда выйдем - мало не покажется, Ахмед.
   - Давай расстреляем. Много времени не займет.
   - Нет, - подумав, решил Хорхе. - Мы с добрыми намерениями прибыли. Негоже сразу же чужое имущество портить. Подставим вездеход, а Джама прикроет.
   - Прикрою, прикрою, - чавкнув шоколадкой, вставил малакан.
   - Что же, садимся, - пробежался Ортега пальцами по панели управления, выбирая место посадки и задавая команду кибер-шкиперу.
   - Давай вплотную.
   - Знаю, Ахмед. Не учи ученого.
   - Да хрен тебя знает. Уж пятый десяток вовсю прет - может мозги стали сохнуть?
   - Кто бы говорил! Самому уже сто лет в обед! - весело огрызнулся Ортега на слова чернокожего приятеля.
   Катер мягко опустился возле входа в жилой комплекс базы. Ортега попытался доложить о посадке на мостик "Триглава", но безуспешно.
   - Связь глушится, Хорхе, - сообщил Ахмед. - Источник помех находится на борту "Джамбии".
   - Ладно, разберемся на месте, - со вздохом пробурчал Ортега, покидая пилотское кресло.
   Опустив бронированные забрала шлемов и закинув за спины штурмовые плазматоры со встроенными сканерами, Хорхе и старший канонир двинулись к выходу. Джама остался на месте стрелка, взяв под контроль сторожевую лазерную установку над шлюзом базы.
   Прячась за корпусом катера, Ортега и Шантэ, с трудом преодолевая сильнейшие порывы ветра, метущегося по маленькой каменистой долине, добрались до вездехода "Джамбии". Разворотив запертую дверцу с помощью брикета штурмовой взрывчатки, Ахмед заскочил в просторную кабину и подал тяжелую и по армейски бронированную машину ближе ко входу здания. Под прикрытием ее горбатой туши, они подкрались к панели связи и ручного управления тяжелыми створками шлюза.
   Ортега, нажав тумблер, вежливо сообщил:
   - Хорхе Гонсалес, старпом с транспортного корабля "Триглав", порт приписки "Анфарра", Сахара. Прошу разрешения войти. Ваша база не отвечает на запросы, "Триглав" готов оказать помощь.
   К удивлению разведчиков ответ последовал почти сразу и на чистом английском языке:
   - Можете войти, Гонсалес.
   Исследователи миновали одну створку, вторую, и оказались в небольшом помещении, служащем одновременно и складом и гаражом, большую часть которого занимала пара вездеходов с эмблемами Шшарка.
   Из-за ближайшей машины появился высокий землянин в бронежилете и с "хищником" наперевес. На голове топорщился узкий ежик темных волос. Позади что-то звякнуло - еще один "молодец", прятавшийся за пирамидой металлических ящиков у входа, взял на прицел спины Хорхе и Ахмеда.
   - Остыньте, ребята, - развел руки Ортега, улыбаясь и делая небольшой шаг вперед. Метнуться было куда, если договориться не удастся. Благо хлама в помещении много, а Шантэ прикрывает спину. - Мы с гражданского транспортника на орбите. Хотели укрыться здесь, пока впереди по курсу сражение идет. У нас куча пассажиров на борту. Чего зря рисковать.
   Высокий незнакомец еще раз оглядел Ортегу и Шантэ с ног до головы.
   - Как-то непохожи вы на гражданских персон и амуниция у вас серьезная.
   - Ясное дело, приятель, - продолжал дружелюбно улыбаться Ортега. - Мы с приятелем по тридцать лет в морской пехоте отслужили. Теперь вот самостоятельно зарабатываем на хлеб насущный. А без хороших "пушек" и соответствующего барахла в нынешнее время никак. Космос есть космос. Холодный он только издалека, а коснешься - обжечься можно. Никогда не знаешь, на какую тварь и где нарвешься. Но вы, ребята, как я погляжу, тоже не клерки.
   - Что есть, то есть, - продолжая с подозрением разглядывать гостей, кивнул парень с ежиком.
   - Со старшим поговорить можем?
   - Хорошо, проходите, - отошел в сторону парень, освобождая площадку перед лифтом. - Старший этажом ниже.
   - Молодняк из частной охраны, - презрительно сплюнул Шантэ, войдя вслед за Хорхе в металлическую коробку.
   - Похоже на то, - согласился Ортега. - Тем лучше. Федералы нам ни к чему.
   Первый подземный уровень встретил бухающей ритмичной музыкой. Посреди уставленного аппаратурой помещения в луже крови без движения лежал шшарк. Рядом, подпирая задами разбитую плазменным импульсом крышку стола, переговаривались два увешанных оружием бугая. Еще пара таких же круглолицых и плечистых, словно из одной пробирки, мордоворота появились из соседней комнаты, откуда помимо музыки доносился пьяный смех и женское повизгивание.
   - Хе, весело у вас тут, - буркнул Ортега, снова опуская взгляд на тело рептилоида. Дело принимало крайне опасный оборот.
   Ближайший здоровяк, отличавшийся от других аккуратной седой бородой и более зрелым возрастом, отнял зад от стола и приблизился к Ортеге. Остальные головорезы напряглись, готовые в любой момент вскинуть стволы импульсаторов.
   - Привет, Гонсалес, - растянул на лице искусственную улыбку бородач, поглаживая корпус "хищника", болтающегося на шее. - Так, говоришь, где служил?
   - Пятый флот, 2-ой отдельный штурмовой батальон морской пехоты. А что, могли пересекаться?
   - Вряд ли, - склонил голову на плечо бородач. - Я специальными операциями занимался. Теперь вот на старости лет в частной охране штаны протираю.
   - Да не похоже, что протираешь. По-моему, у вас тут полномасштабная война, - показал глазами на рептилоида на полу Ортега.
   Прежде, чем бородач успел ответить, дверь в соседнюю комнату снова распахнулась и в проеме появился крепкий парень лет двадцати на вид с темной бутылкой в руке. Кольца черных волос прилипли к потной коже на лбу, толстые губы влажно блестели. Небрежно, по-хозяйски, он бросил в сторону бородатого телохранителя:
   - Слышь, Марио! Хорош трепаться! Выкури этих бестий из подвала и найди нам корабль! Надоело здесь торчать!
   Физиономию Марио перекосило от такого обращения, но, повернувшись к нахалу, он вежливо ответил:
   - У нас появились новые возможности, сэр. Думаю, скоро вопрос разрешится....
   - А это кто?! - сощурил "сэр" пьяные глаза и показал в сторону Ортеги и Шантэ бутылкой.
   - Это ребята с гражданского транспортника. Я думаю, они помогут нам выбраться отсюда.
   - Отлично! - качнулся на нетвердых ногах парень. - Вот только пусть они сперва помогут этих ублюдочных шшарков добить! Достали они нас с братом! Заполонили все вокруг - ни отдохнуть, ни попутешествовать спокойно! Ящерицы недоделанные!
   В помещение вбежала полураздетая девица в шутовском колпаке и с новой порцией визга повисла на шее парня. Когда они скрылись в комнате с грохочущей музыкой, Марио снова повернулся к Ортеге.
   - Видно, хорошо они платят, - ухмыльнулся Хорхе.
   - Да, люди очень состоятельные и влиятельные, - пробурчал Марио и, перешагнув мертвого шшарка, вплотную подошел к разведчикам "Триглава".
   - Тут такое дело, ребята. Если поможете, очень хорошо заработаете.
   - Сначала поясни, в чем дело, Марио, - произнес Ортега, с каждой минутой все больше осознавая, какая надвигается беда.
   - Яхту моих нанимателей, - показал в сторону громыхающей музыкой комнаты Марио, - недалеко от Кайги сильно потрепал разведывательный катер октопоидов. Нам удалось уйти, но повреждения двигателя оказались слишком серьезны. Запросили у базы шшарков разрешение на аварийную посадку. Они разрешили, но только на сутки - для ремонта. Сели, осмотрели "Джамбию". Оказалось, что сутками явно не отделаешься, да и нет среди нас ремонтников. Почти вся инженерная группа погибла во время удара заргатов. Остался только один техник. Он пытается сейчас что-то сделать с помощью остатков экипажа, но пока безрезультатно.
   - Почему же шшарки вам только сутки дали? Да и с ремонтом могли бы помочь. Не похоже на них.
   - Мы идем с Сахары. Там хозяева немного набедокурили и им запретили посещать территории Шшарка.
   - Ясно. Так что же дальше?
   - Попытались договориться с шшарками, чтобы они нам свой корабль предоставили. У них в подземном ангаре должен быть. Но чертовы "зубастики" наотрез отказались сотрудничать, хотя Саит и Гурам не жадные люди. Ну, слово за слово, и один из наших повздорил с их главным. Пальнул в него из "корсара". Тогда остальные, недолго думая, забаррикадировались в подземном доке вместе со своим кораблем. Уйти не могут - "Джамбия" на створках их подземного космодрома стоит. Откроют - судно рухнет им на голову. Сигнал вяжет "шумоподавитель" "Джамбрии". Но при всем при этом, сидят взаперти который час и даже на переговоры идти не хотят. Хотя среди них, насколько я понял, только ученые. Ни одного военного. Что за глупый народ!
   - Это же повод для рептилоидов выступить против землян на стороне заргатов. Ты понимаешь, что вы здесь натворили, Марио? - тихо процедил сквозь зубы Хорхе.
   - Я не дурак, Гонсалес. Но так уж получилось. Ребята переборщили, что же поделать. Лучше помогите устранить остальных шшарков и зачистить следы нашего пребывания. Сообща мы быстро с этим управимся. Как прибудем на Гроган, вас озолотят.
   - Гроган? - удивился Ортега.
   - Да, там их папашка в комфортабельном бункере ждет. Отвалит за доставку отпрысков, сколько попросите. Любые издержки покроете.
   - Без командира корабля я этот вопрос решить не могу.
   - Ну, так сообщи ему. Только поторопись. Время - деньги.
   Ортега вздохнул и обратился к Шантэ:
   - Поднимитесь с Джамой на орбиту. Расскажи Вадиму, что к чему.
   - Поторопись, братец, - улыбнулся Марио. - А мы с Гонсалесом еще пообщаемся. Обернувшись к одному из подчиненных, Марио приказал:
   - Бобби, "чивас"!
   Ловко поймав бутылку виски, Марио сорвав с нее крышку:
   - За знакомство, Гонсалес!
   Сделав небольшой глоток, телохранитель протянул бутылку Ортеге.
   - За знакомство, Марио, - согласился Хорхе.
  
   Слабая надежда Ракитина, что глава геологоразведочной миссии "Кайга" еще жив, не оправдалась. Вадим поднялся с колена, на которое опустился рядом с телом рептилоида минуту назад, и перевел взгляд на развалившихся в креслах близнецов, тискающих полуголую девицу, ерзающую между ними. Ни малейшего сожаления не отражалось в их пустых, мутно-оловянного цвета, глазах. Сытые и пьяные, с лоснящимися физиономиями, отпрыски семейки Баракатов снова подставили не только себя самих, но и все земное человечество. Всех людей до единого.
   - Он уже сдох часов десять назад, командор, - усмехнулся один из них. - Может, поговорим о деле? Сколько вы хотите за доставку нашей "особо важной экспедиции" в пункт назначения?
   Девчонка на его коленях хихикнула.
   - Кто стрелял? - выдавил Вадим, преодолевая спазм гнева, тисками стиснувший горло.
   - Да какая разница, Руа? - пнул мертвое тело Марио.
   - У нас же земля под ногами теперь гореть будет.
   - Так давайте зачистим все как следует!
   - Ты прав, Марио, - кивнул Вадим и, рванув из кобуры офицерский "корсар", выстрелом в упор разнес начальнику охраны голову.
   Под визг девиц вскинули плазматоры Хорхе и Ахмед. Остальные телохранители, явно не ожидавшие такого поворота событий, попытались дать отпор, но доли секунды, понадобившиеся на осмысление ситуации, были безвозвратно потеряны вместе с шансами на жизнь. Ракитин, Ортега и Шантэ методично расстреляли "личку", забрызгивая диспетчерскую и находящихся в ней людей горячей кровью.
   - Всем к стене! - дернул стволом Вадим, - Ахмед, разберись с теми, кто в соседней комнате!
   Пять минут спустя музыка прекратилась и вдоль стены диспетчерской выстроилось две дюжины человек - сами братья Хевроны и сопровождавшие их в безумном вояже друзья и девушки. Некоторым, находящимся в состоянии наркотического или алкогольного угара, пришлось надавать порядочных тумаков, чтобы привести в чувство и теперь кто-то утирал кровавые сопли, а кто-то поскуливал, держась за разбитое прикладом ухо.
   - Лифт опускается, - доложил Шантэ.
   - Ты знаешь, что делать, Ахмед.
   Шантэ быстро установил на палубе у дверей лифта небольшой боезаряд направленного действия. Стоило створкам дверей разъехаться в стороны, тугой огненный жгут устремился во внутренности отворившейся коробки, разрывая и выжигая содержимое. Наемник, стоявший на часах у шлюза и вдруг решивший спуститься к товарищам, скорее всего, даже не успел понять, что произошло.
   - Там еще один остался. Пойду пообщаюсь?
   - Действуй.
   Когда Ахмед скрылся на лестнице, Вадим снова задал свой главный вопрос:
   - Кто застрелил шшарка?
   Наступившую тишину нарушила лишь закашлявшаяся от едкой взвеси в воздухе девушка. Взвесь стала гуще, когда в разбитую коробку лифта, на обуглившийся труп своего сослуживца, с вернего этажа рухнул еще один телохранитель Баракатов. Это сработал Шантэ. Старый ветеран хватки не потерял.
   - Зря вы так, - исподлобья засверкал глазами один из близнецов. - Пожалеете. Знаете, кто мы?!
   - Знаю. Сыновья Нургали Бараката, - улыбнулся Вадим и, схватив кучерявого наглеца за воротник, метнул его на палубу - к трупам шшарка и обезглавленного Марио, плавающего в широкой луже свежей крови.
   - Значит, это ты сделал, ублюдок?! - Ракитин ткнул парня в затылок стволом импульсатора, а затем рывком снова поставил на ноги и упер "корсар" в висок.
   - Н-нет, не я, - пролепетал молодой Баракат.
   - Хорошо, спросим у свидетеля, - скрипнул зубами Ракитин. - Приглядывай за ними, Хорхе. Если уложишь пару, я не обижусь. А мы пройдемся вниз, к доку.
   - Осторожнее, у них там еще один "молодец" на часах стоит. Шшарков стережет, - предупредил Ортега.
   - Справлюсь, - потащил Бараката к лестнице Вадим.
   - Я - Саит Баракат, племянник президента Федерации! Он вас в порошок сотрет! - заверещал тот. - Скоты безродные!
   - Жаль, что президента вместе с братцем здесь нет! Может, и война бы закончилась! - зло бросил Ракитин и с такой силой пнул Бараката, что тот кубарем покатился по лестнице вниз.
   Снова поставив почти потерявшего от боли сознание Саита на ноги, Ракитин заставил его идти дальше. Миновав несколько лестничных площадок, они оказались глубоко под землей.
   - Что происходит, сэр? - напрягся телохранитель, появившийся у основания последнего лестничного марша.
   Прикрываясь заложником, Вадим двумя импульсами опрокинул охранника навзничь. Споткнувшийся Саит, уже не удерживаемый Ракитиным, снова полетел вниз и упал на четвереньки в скользкую темную лужу. Рвотные массы наполнили его горло и устремились наружу.
   - Вставай! Вперед! - ударом ботинка по ребрам Вадим снова заставил парня подняться. Ненависть душила Ракитина. Он задыхался. Почему и откуда появляются такие ублюдки? Как они достигают высот, позволяющих распоряжаться судьбой огромного числа людей? Осознают ли на что обрекают их? Или делают это походя, даже не замечая и не понимая, какое зло творят? Ну, так и получайте зло в ответ! Сполна!
   Они остановились у бронированной плиты, закрывающей вход в док. Ракитин нажал кнопку на панели связи и вместе с Саитом Баракатом отошел на несколько шагов назад, чтобы рептилоид мог хорошенько рассмотреть их.
   - Шшарки! Я - Вадим Ракитин, - снова приставил Вадим к виску Бараката ствол. - Я шел с вами по Великому Пути! А ныне адмирал Хиршш прислал меня к вам на помощь! Осада снята! Вы свободны!
   - Мы не верим вам, люди! - показалось на экране ящероподобное лицо шшарка. - Вы убили всеми уважаемого шшарка. А ведь он в жизни оружия ни разу в руках не держал. Он был только ученым.
   - Вы знаете, кто стрелял?! Он?! - Вадим толкнул Саита ближе к экрану.
   - Да, это он, - вглядевшись в лицо молодого человека, глухо произнес шшарк.
   - Нет! - взвизгнул Саит, разворачиваясь лицом к Вадиму, - Не я стрелял! Это брат! Это Гурам! Он путает! Мы для них все на одно лицо!
   Ракитин нажал на спусковой крючок. Плазменный импульс ударил Бараката в грудь и бросил на стену рядом с переговорной панелью. Оставив на ней жирную алую кляксу, Саит упал на палубу. Спустя несколько минут бронированная плита дрогнула и поехала в сторону, открывая просторное помещение подземного причала. Один за другим у распростертого тела собралось полдюжины шшарков. Старший направился к Ракитину:
   - Теперь я узнал тебя, Вадим Ракитин. Это ты привел шшарков к Сахаре.
   Вадим вложил "корсар" в кобуру:
   - Остальные нападавшие будут переданы вам для дальнейшего расследования и предания суду. Надеюсь, что эта трагедия не ухудшит взаимоотношения между шшарками и людьми.
   - Я тоже надеюсь, - протянул шшарк четырехпалую руку. - Меня зовут Ларкс Варахх. Я - заместитель главы исследовательской миссии "Кайга".
   - Вы уверены, что это тот самый, - кивнул Ракитин в сторону трупа Саита Бараката. - Наверху, под охраной моих людей, остался его брат-близнец - Гурам. Похожи как две капли воды.
   - Шеф поспорил с другим, но выстрелил этот, - подошел к телу Варахх. - Этот в плечах заметно шире и над бровью татуировка. Тогда волосы у него были зачесаны назад и она хорошо просматривалась.
   Рептилоид нагнулся и откинул со лба Саита прядь волос. На лбу, над правой бровью, застыло изображение скорпиона.
  
  
   ГЛАВА 5
  
   Келли разбудил сигнал коммуникатора. Девушка села на кровати и взяла в руки браслет.
   - Келли, я должна тебе кое-что срочно рассказать. Тебе необходимо это знать. Встретимся в зоне отдыха через пять минут. Бокс номер два, - послышался голос Сары.
   Сара Стилл - клерк из отдела обеспечения колонии была одним из немногих людей, с которыми Келли поддерживала, если и не дружеские, то очень хорошие отношения. На Ставросе девушки часто проводили время вместе. Смерть Стивенса и наметившийся очередной роман Сары с одним из молодых надзирателей, охладили их отношения. Ловланд замкнулась в себе, а Стилл продолжала искать любовных приключений, будто и не было всех этих несчастий и смертей вокруг.
   - Что случилось, Сара? - попыталась выяснить Келли, но связь пропала.
   Гадая, что это вдруг Стилл взбрело в голову так срочно встретиться, Ловланд попыталась возобновить связь с ней, но ответом была лишь тишина.
   Встав с кровати и поддерживая уже заметно округлившийся живот, девушка оделась и направилась к выходу из медицинской зоны. По пути она заглянула в каюту Ксении Уилсон, но врача там не было. Наверное, помогает кому-нибудь. Взглянув на мониторы внешнего обзора с пустым общим коридором, Келли решилась выйти. Мысль о возможной встрече с Солой Варгас она гнала прочь. Угроза, которая, как еще недавно ей казалось, исходила от агентов ФСБР, ныне, после спокойствия последних дней и общения с доброжелательной Ксенией, представлялась призрачной и надуманной. Однако сегодня Келли твердо решила рассказать ей всю правду о полете "Гепарда". Будет лучше, если Уилсон и командор Руа будут все знать, а дальше - будь, что будет.
   Поднявшись уровнем выше и миновав несколько, по-баншийски коротких и извилистых, коридоров, Келли достигла комнаты релаксации и прошла в бокс номер два. Вокруг простирался уже знакомый пейзаж - справа водопад, слева склон с елями. Вот только Сары Стилл нет. Однако она никогда не отличалась пунктуальностью. Вздохнув, Келли дошла до валуна и осторожно уселась на край, раздумывая, не поменять ли вид на морской.
   На миг изображение вокруг померкло, а затем за спиной послышались шаги. Обернувшись, Келли замерла. Сердце, словно сжала невидимая рука. К девушке тяжелой поступью приближался Семен Нагель.
   - Извините, госпожа Ловланд, но так будет лучше для всех, - вперившись в нее равнодушным взглядом, тихо произнес великан. - Есть высшие мотивы.
   - Нет! - срывающимся голосом взмолилась Келли, вставая на колени и прикрывая руками живот. - Пожалуйста, не трогайте меня! Я никому ничего не сказала и нечего не скажу! Во мне нет опасности!
   - Она есть, Келли! Ты просто сама этого не понимаешь. Поверь, лучшее, что ты можешь сделать для Федерации - умереть, - навис над ней Нагель.
   В глазах Семена было лишь холодное спокойствие и Келли поняла, что приговор вынесен и обжалованию не подлежит. Смирившись, она что есть сил зажмурилась. Струйки слез потекли по щекам.
   Через несколько долгих мгновений странные звуки заставили девушку снова взглянуть на своего убийцу. Хрипя, Нагель пытался освободиться от удавки, наброшенной ему на шею Барнеттом. Но Крейг, не обращая внимания на потуги противника, все сильнее и сильнее стягивал узкий, но прочный кабель. Кожа на шее Семена уже лопнула, вены на лице вздулись, а глаза почти выкатились из орбит, но здоровяк продолжал сопротивление. Всей своей массивной тушей он припечатал Барнетта к стене, пытаясь раздавить. Крейг охнул, харкнув кровью, но хватку не ослабил. Теряющий сознание Нагель сунул руку в набедренный карман. Выудив отвертку, он начал наносить по распятому за спиной врагу удар за ударом. Но руки истекающего кровью Барнетта продолжали затягивать удавку, словно существовали отдельно от своего израненного хозяина.
   Нагель рухнул, а Крейг все еще продолжал стоять рядом на коленях, сжимая концы кабеля. Из-под торчащей в бедре отвертки обильно сочилась кровь.
   - Вот и рассчитались, - прохрипел Барнетт.
   - Крейг! - бросилась к нему Келли.
   - Хм, надо же, - уже не в силах поднять головы, посмотрел на нее Крейг исподлобья. - Видно мне с вами, девчонки, всю жизнь придется возиться.
   - Вниманию членов экипажа и пассажиров, - раздалось из динамиков общекорабельной связи. - Через пять минут судно начнет снижение для планетарной посадки. Всем занять свои места.
   Крейг медленно завалился набок, рядом с поверженным противником. Глаза Барнетта из-под полуприкрытых век смотрели на белеющие под ослепительно голубым небом горные пики вдали.
   - Как красиво.
  
  
   - Вот, черт! - выругался Гарри Колтон, увидев краем глаза на мониторе корабельного видеонаблюдения нетвердым шагом приближающуюся к мостику фигуру. - Какого дьявола она тут делает? Мы же на посадку идем!
   - Я разберусь! - выскочил из кресла Чен.
   - Мы маневр выполняем, Чен! Сядь на место и не вздумай...
   - Да это же Сола, Гарри! Я хорошо ее знаю, - нахмурился Джул, направляясь к бронированной плите, защищающей вход в рубку. - Да еще и без оружия. Она на ногах еле стоит! Что-то случилось и ей нужна помощь!
   - Ладно, выясняй с ней отношения снаружи и не забывай, что Вадим приказывал держать с ними ухо востро, - проворчал Колтон, сосредотачиваясь на управлении кораблем. - Вот приземлимся и я обязательно доложу ему, что ты с пассажиркой спутался. Без обид!
   На экране внутренней связи возникло встревоженное лицо Ксении Уилсон:
   - Где Ракитин и Ортега, Колтон?! На борту агенты ФСБР!
   Но Джулиус, торопившийся на помощь предмету своей страсти, уже ударил по панели ручного управления дверью и шагнул за порог.
   Колтон не видел, как, оказавшись в проеме, Чен получил быстрый и смертельный удар в горло и прежде, чем упасть на палубу лишился плазматора, выдернутого из кобуры проворной рукой Солы Варгас. Это увидел Майк Мелоун с места канонира, но от неожиданности произошедшего молодой пират опешил и смог лишь издать сдавленный вскрик:
   - Джул!
   Гарри Колтон вскочил с кресла и, развернувшись к проему, рванул с бедра "корсар".
   Они выстрелили друг в друга почти одновременно. Но плазменный импульс Колтона пронесся рядом с головой агента ФСБР и ушел в коридор, а Сола Варгас успела выпустить в пилота целую серию зарядов. Один из них вспахал приборную доску, а два последующих вскрыли живот противника, заставив упасть на палубу и скорчиться в предсмертной агонии.
   Пары секунд, что длилась дуэль Колтона и Варгас, хватило Майку Мелоуну, чтобы прийти в себя и, наконец, выдернуть из кобуры личное оружие. Удар плазмы в грудь выбросил Варгас обратно в коридор и бронированная дверь захлопнулись. Майк поспешил ударить по кнопке экстренной механической блокировки входа на мостик.
   Не обращая на верещание компьютера о сбое в программе посадки корабля, Мелоун бросился к Колтону.
   - Корабль..., - прохрипел, корчась от боли Колтон. - Сажай корабль!
   - Как же так, Гарри?! Как же так?! - лепетал Майк, прилаживая к телу товарища коробку портативного кибер-медика.
   Но пилоту уже ничто не могло помочь. Мертвыми глазами он смотрел в такие же мертвые глаза Джулиуса Чена.
  
  
   Ракитин не мог оторвать взгляда от скал, обметаемых легкой снежной поземкой. В другом полушарии, в ущелье, затерянном среди таких же неприветливых мерзлых пиков, приземлился "Триглав".
   "Корабль захвачен людьми Престона! Я забаррикадировался на мостике. Колтон и Чен убиты. Сажаю судно в аварийном режиме...", - это оборванное помехами сообщение Майка Мелоуна пришедшее полчаса назад с борта транспортника развеяли надежды Вадима на благополучный исход затеянной операции. И теперь, прожигая взглядом монитор, он мысленно клял себя за то, что оставил мостик на Гарри и Джулиуса и что вообще решился на этот с самого начала сомнительный рейс.
   Внезапно, до сердечной боли, захотелось снова взглянуть на родные лица Элен и сына, но Вадим усилием воли подавил это желание, боясь вдруг совсем раскиснуть, да еще и на глазах присутствующих в диспетчерской Ортеги и Варахха.
   - Только не вздумай, корить себя за случившиеся, - угадывая мысли командира и друга, положил широкую ладонь на его плечо Хорхе. - Колтон был достаточно опытным парнем. Не иначе, эти уроды провернули какую-нибудь хитрость.
   - Корабль в их руках, - склонил голову Вадим.
   - Еще нет, раз он торчит в ущелье. Пока он там, у нас еще есть шанс разобраться с ними. Час лета, и мы на месте.
   - Собьют на подлете.
   - "Триглав" лежит в ущелье, значит, зона обстрела ограничена. Сядем вне досягаемости и доберемся пехом. А дальше, как удача улыбнется. Уверен, Майк еще держится. Ты же знаешь его отца, Вадим. Парень весь в него.
   Стэнли Мелоуну Ракитин был обязан и хорошо это помнил. Когда-то вместе с Джамой бывший солдат вынес раненого Вадима из отсеков разваливающегося на куски "Верхахта". А Ксения Уилсон помогла выжить, несмотря на тяжесть ранений. Теперь она и сын Стэна находились в смертельной опасности. Помочь им, да и другим оставшимся в живых членам экипажа - дело чести. Но как проникнуть на борт бронированного и хорошо вооруженного исполина? Как не погибнуть прежде, чем удастся столкнуться с врагом лицом к лицу?
   - Позвольте мне помочь, - вступил в разговор молчавший до сих пор Ларкс Варахх.
   Подойдя к панели пульта, шшарк вывел перед людьми виртуальную схему зоны посадки "Триглава".
   - Скалы в тех местах испещрены сотнями километров естественных карстов и туннелей их соединяющих. Некоторые из них выводят в ущелье, где застрял "Триглав". По ним вы сможете подобраться к кораблю. А так как пещеры, как стало недавно известно, насыщены флорой и фауной, следящие сканеры не смогут среди всего этого разнообразия выделить пару-тройку диверсантов.
   - Фауна? - поднял голову Вадим.
   - Сотни видов. Не то, что на поверхности, - продолжил Варахх. - Шеф Рранг в последнее время пристально изучал их. Он составил карту подземелий и каталог с описанием большинства его обитателей. Поэтому мы и называли ту область "Зоной Рранга". Если бы шеф остался жив, то наверняка отправился бы вместе с вами. Я в складывающихся обстоятельствах оставить базу не могу, но предлагаю вам скачать карту с каталогом и воспользоваться любыми техническими средствами, которые находятся в распоряжении миссии.
   - Не будем терять времени, - оживился Ракитин. Ситуация уже не казалась безнадежной.
   - Возьмем спиралодиск шшарков, - покосился Ортега на Варахха. - Если все-таки засекут, то не сразу поймут, что к чему.
   Варахх кивнул и двадцать минут спустя небольшой дискообразный катер со штурмовой группой людей на борту стартовал в сторону "зоны Рранга". Пока Ортега управлял машиной, Ракитин, Шантэ и Джама спешно подгоняли и перепроверяли боевую экипировку.
  
  
   На экране внутренней связи появилось лицо Дагласа Престона:
   - Ты остался один Майк. Машинные отсеки тоже в наших руках. Открывай и останешься в живых. Мы не убийцы, а офицеры ФСБР.
   Мелоун еще крепче сжал рукоятку "корсара" и приложил холодный ствол к нервно запылавшему лицу. Монотонный и уверенный голос Престона, мертвые тела товарищей в лужах крови - все это мешало сосредоточиться. Майк ударил по панели коммуникатора, прерывая связь.
   "Что делать?! Неужели я остался один?! Может быть, сдаться, и меня действительно не тронут, а потом появятся Ортега с Ракитиным и сами с ними разберуться?! Как бы поступил отец?!" - сонм вопросов вращался в голове бесконечным пульсирующим хороводом.
   Снова зажужжал зуммер коммуникатора. Помедлив, Майк все же нажал кнопку приема.
   - Мелоун! - ожил экран. На этот раз на нем возникло бледное и злое лицо Солы Варгас. Бронежилет спас ее от импульса плазмы, угодившего в грудь. - Мы подтянем ремонтный резак и не пройдет и часа, как вскроем эту чертову дверь. Но тогда пощады не проси.
   - Идите к черту, сволочи!
   - Знаешь его? - Сола подтянула к себе перепуганного Мартина Злотника из инженерно-технической группы "Триглава".
   Майк Злотника, конечно же, знал. Знал и его семью, оставшуюся на Новой Делии - хохотушку жену и сыновей пяти и четырех лет.
   Варгас ткнула в висок инженера стволом "корсара":
   - Считаю до трех! Не откроешь, он умрет! И так до тех пор, пока мы весь экипаж не перестреляем! Их смерть будет на твоей совести!
   - Нет, сука, нет! - закричал Майк, снова оключая связь.
   Изображение растаяло. Судорожно сглотнув, молодой канонир попытался представить, как на его месте поступил бы отец или Ракитин.
   - Они бы не открыли, не открыли, - вслух стал убеждать себя Мелоун, не обращая больше внимания на зуммер вызова. - Престон и Сола, не задумываясь, убили Чена и Колтона. Также убьют меня и других заложников, как только я сдамся. Им плевать на всех нас. Им нужен корабль.
   Заходив взад-вперед по помещению центрального поста, Майк вспомнил, что в порту Анфарры по заказу Ракитина защиту командирского мостика "Триглава" усилили новой переборочной дверью с мощной прослойкой из даргонской биоброни. С такой броней резаком за час не справиться. Чтобы ее вскрыть понадобится часов пять, а то и все шесть. А за это время, глядишь, командир вместе с Ортегой на выручку и подоспеют.
   - Они знают, что я здесь! Не бросят! - снова зашептал, словно молитву парень. - Они устроят здесь Армагеддон! Им только нужно время добраться!
   Усевшись в командирское кресло, Майк снова попытался наладить связь, но ничего не получилось. Кибер-шкипер выдал сообщение о повреждении антенной группы. То ли посадка прошла неудачно, то ли люди Престона и Варгас постарались. На дисплеях внешнего обзора виднелись лишь отвесные каменные стены, изрезанные острыми складками и темнеющие многочисленными темными провалами, окаймленными ледяной коркой. Корабль покоился на дне глубокого ущелья.
   Откинувшись на спинку кресла, Майк закрыл глаза и мысленно попросил Ракитина и Ортегу поторопиться.
  
  
   ГЛАВА 6
  
   Спиралодиск быстро приближался к "зоне Рранга". Вадим еще раз осмотрел с ног до головы Джаму, проверяя его готовность к походу. Тот недовольно морщился. Таскаться по скалам в доспехах класса "Б" с килограммами оружия в руках и за спиной малакан не любил.
   - Надо, Джама, надо, - хлопнул его по шлему Ахмед Шантэ. - За бортом минус сорок пять, а в пещерках, по которым придется прогуляться, до хрена всяких тварей.
   - На моей родной планете тоже много пещер, - пробурчал Джама.
   - Знаю, потому и беру с собой. Только пойми, для жителей местных подземелий ты такой же чужак, как и мы. Без разницы. Не хочу, чтобы маленький лохматый малакан стал их ужином, - объяснил Вадим.
   - Ну, уж дудки! - возмущенно выдал Джама.
   Вадим улыбнулся. Любивший читать все, что только попадалось на глаза, уроженец Гербера с внешностью обезьяны частенько удивлял всех использованием в своей речи необычных и зачастую давно забытых выражений.
   Тем временем Ортега гнал катер, держась минимальной высоты и прячась в глубоких складках гористого рельефа. В десяти километрах от места приземления "Триглава", он, по приказу Вадима, мягко опустил машину на узкую площадку небольшого плато, затерявшегося среди многочисленных скал.
   - Далековато. Долго топать придется, - уже на ходу, следуя за стремительно покидающим борт друзьями, засомневался Хорхе.
   - А тебе и не придется, - остановил его Ракитин.
   - Как так?
   - Для Джамы пещеры - дом родной, а Шантэ отлично знает корабль, так как участвовал в его переделке на Деметре. Они и пойдут со мной. Ты останешься в спиралодиске и в случае необходимости поддержишь группу с воздуха. Будь на связи.
   - Может, сам останешься? У меня тоже есть обязательства перед семейством Мелоунов.
   - У меня, как у командира "Триглава", обязательств больше. А вот уверенности не хватает. Если ты будешь страховать нас с тыла, мне будет намного легче.
   Ракитин спрыгнул на камни вслед за Ахмедом Шантэ и Джамой.
   - Может, Хорхе прав? - тоже засомневался Шантэ.
   Не тратя время на слова, Ракитин, устремился к вершине ближайшей скалы. Сила тяжести была меньше стандартной в полтора раза, а склон достаточно пологий, поэтому Вадиму понадобилось не более минуты, чтобы оказаться у верхушки скальной гряды.
   - Ловите картинку.
   На виртуальных экранах шлемов Шантэ и Джамы, продолжавших топтаться у катера, возник пейзаж, наблюдаемый Ракитиным.
   - Видите на одиннадцать часов скалы правильной формы? - снова раздался в наушниках голос командира.
   - Хочешь сказать, это надстройки "Триглава"?
   - Да, они и есть, Ахмед.
   Шантэ вывел карту маршрута и углубился в расчеты. О движении по прямой не могло быть и речи. Впереди извилистые туннели подземелий.
   - Не менее пяти часов выходит, Вадим, - хмуро доложил спустившемуся с гряды Ракитину канонир. - А если нарвемся на что-нибудь этакое не очень дружелюбное? Ты каталог успел просмотреть?
   - Переборка мостика продержится не менее пяти, а может даже и все шесть часов. Только бы сам Майк не сломался, - вздохнул Вадим. - А касательно каталога.... Будем изучать на ходу.
   Еще раз сверившись с картой, Ракитин указал рукой в сторону узкой расселины в скалах:
   - Вход в ближайший тоннель в ста метрах отсюда. Я - первый, Джама - замыкает и прикрывает с тыла.
   - Давай я первым пойду, - остановил зашагавшего к входу в пещеру товарища, Ахмед. - Не обижайся, но опыта боевых действий в горах у меня поболе, чем у бывшего полицейского.
   - Ладно, - согласился Ракитин. - Я буду сверяться с картой и направлять, а ты смотри в оба в авангарде. И не волнуйся - спину прикроем.
   Цепочкой маленькая команда вошла под своды сначала узкого, а затем стремительно расширяющегося естественного коридора, ведущего в глубь гор, отделявших ее от "Триглава".
  
  
   Первые полчаса и пару километров по подземелью чужой планеты пираты преодолели без особых помех. Лишь время от времени похрустывали под тяжелыми ботинками панцири в огромном количестве снующих мелких насекомых, да испуганными стаями поднимались с насиженных мест пушистые крылатые существа. Повизгивая и хлопая кожистыми перепончатыми крыльями, они быстро растворялись под сводами пещеры. Один раз Шантэ вляпался в растянувшиеся поперек коридора вязкие растяжки ядовитого слизня и теперь осклизлыми желеобразными ошметками они дрожали и растекались по его широким бронированным плечам, не в силах причинить никакого вреда. Казалось, все складывается исключительно удачно.
   - Стоп, - вдруг скомандовал старший канонир. - Чувствуете вибрацию?
   Подтверждая, хоть и с небольшим опозданием, опасения Шантэ, запищали встроенные в шлемы и плазматоры сканеры. Объемный объект двигался пересекающим курсом. Вот-вот он должен был выскочить на перекресток двух подземных путей в паре метров впереди по ходу движения. Вслед за Ахмедом Вадим прижался к бугристой стене и знаком приказал Джаме сделать то же самое. Взяв оружие наизготовку, люди замерли.
   Тварь, появившаяся на перекрестке, без труда просматривалась и без помощи сканеров - колонии люминесцирующих микроорганизмов густо облепили неровную поверхность стен и давали достаточно света. Мощное тело, закованное в костяные чешуеобразные пластины, покоилось на сильных когтистых лапах. "Украшенную" многочисленными наростами тупую морду оснащала широкая пасть с рядами острых зубов.
   "В холке метра два с половиной, не меньше, - сразу отметил Вадим и положил палец на спусковой крючок "хищника". - Глаз не видно. Вычисляет, видимо, по запаху, вибрации или электроимпульсам". В подтверждение мыслей Ракитина, животное заводило мордой из стороны в сторону, то ли прислушиваясь, то ли принюхиваясь. Внезапно из мерзкой пасти молнией выскользнул длинный язык и в мгновенье ока обвил шею притаившегося на расстоянии не менее трех метров Ахмеда Шантэ. Двухметровый боец, словно кукла на резинке, полетел навстречу разверзшейся пасти. Вадим и Джама спустили курки и плазменные импульсы, обгоняя Ортегу, впились в небо подземного монстра, изнутри разрывая рогатую голову.
   Срывая с шеи остатки еще извивающегося языка и смахивая с брони темные сгустки, Ахмед выдал дьявольски витиеватую тираду, в которой досталось и дохлой твари, и Ракитину с Джамой, и всей планете в целом.
   - Ладно, Ахмед, хорош, - остановил разъяренного верзилу, взбираясь на поверженную тушу к самому своду пещеры, Вадим. - С севера быстро приближается целая стая еще каких-то целей. Отродья почувствовали запах свежего мяса. Не будем их дожидаться.
   Напоследок еще что-то сердито пробурчав себе под нос, Шантэ заторопился вслед за товарищами, давя бесчестное количество мелких созданий, которые, не дожидаясь более крупных конкурентов, уже пытались приступить к трапезе.
   - Быстрее, - поторапливал занявший место в авангарде и перешедший на бег Вадим. Коридор уходил вниз под углом почти в сорок пять градусов и ноги сами несли своих хозяев вперед.
   Остановились они лишь на берегу небольшого подземного озера, преградившего путь.
   - Дьявольщина! Совсем не хочется лезть в воду. Там все что угодно может быть, - попятился назад Ахмед. Джама тоже скорчил кислую гримасу.
   Вадим сверился с картой и показаниями сканеров. Иного пути не имелось. Только вперед.
   - Черт!Черт! - заходил вдоль берега Ахмед. - В каталоге нет ни черта! Даже о том "носороге" с языком хамелеона ни слова! Чего уж говорить о воде!
   - Заодно и отмоешься! - попытался шутить Ракитин. - Весь в дерьме. Осталось только в перьях вывалять и можешь кудахтать.
   Ахмед зло фыркнул. Но сканеры снова сообщали о приближении с тыла большого количество крупных целей. Туша поверженного монстра задержала их ненадолго. Они должны были вот-вот появиться. Когда Шантэ все-таки решился войти в воду, показались первые преследователи. Лохматые существа величиной с крупных псов, щелкая изогнутыми саблями зубов, замелькали черными загривками среди светящихся валунов. Пинком в зад Ракитин отправил мешкающего Джаму следом за скрывшимся под темной гладью Ахмедом, а затем открыл заградительный огонь из плазматора. Как только лидер "псов" завертелся визжащим от боли волчком, Вадим прыгнул в озеро и сам.
   Кислородный автомат не сработал, и подачу в шлем дыхательной смеси пришлось активировать вручную. Пережив несколько неприятных секунд, Вадим, наконец, сориентировался и зашагал по вязкому дну. Жизнь в воде оказалась не менее насыщенной, чем на суше. Сканер транслировал десятки созданий, рассекающих водную толщу вокруг. Но в основном это была какая-то мелочь, занятая бесконечной погоней друг за другом.
   Ракитин уже почти нагнал товарищей, когда один из многочисленных плавающих вокруг червей, походивший на длинный гибкий шланг, обвил ногу. Ухватив упругое тело, Вадим попытался отделаться от него, но тот намотался на руку. Из ближайшей расселины выскользнуло трехметровое существо, по виду напоминающее гигантскую мурену. Компьютер просигналил о высшем классе опасности, совместив данные сканирования с каталогом Рранга. Подводный убийца в два счета оказался рядом, ловко увернувшись от импульса "хищника" Ракитина и вцепился зубами в руку, обмотанную "шлангом". Плазменный заряд со стороны, взорвал тело "мурены", опрокинув и завертев Вадима. Перед глазами промелькнуло еще одно длинное и сильное тело, стремительно рассекающее воду.
   Возникший рядом Джама, потянул за собой. Сделав несколько шагов, они уперлись в скалу и перед самым носом Ракитина появилась рука Шантэ. Ухватившись за нее, Вадим рывком выскочил на каменистый берег, а затем помог Ахмеду быстро втянуть и малакана.
   Ракитин смахнул с предплечья рваные лохмотья, оставшиеся от червя и рассмотрел на броне ряд глубоких зазубрин, оставшихся от зубов кайганской "мурены".
   - Спасибо, парни, - поблагодарил Вадим друзей и присел на ближайший валун. Положив плазматор на колени и, что было сил, стиснув его корпус руками, он постарался унять дрожь в пальцах и восстановить ровное дыхание. Сердце бухало в груди, словно в попытке вырваться наружу.
   - Лучше не задерживаться, - посматривая на свод, шевелящийся ковром крылатых бестий, произнес Шантэ.
   - Да, ты прав, нечего рассиживаться, - поднялся Ракитин и взглянул на часы. Прошел час, а впереди оставалось почти семь километров.
   "Соберись, парень! Это все цветочки, ягодки будут на борту "Триглава". Соберись и двигай вперед!" - с этими мыслями Вадим повел группу дальше.
  
  
   Заложив руки за спину, Престон шел вдоль длинной шеренги людей выстроившихся на главном проходе пассажирского отсека. Встав по центру, он качнулся с пяток на мысы и громко, с ноткой металла в голосе, обратился к вытянувшимся перед ним мужчинам и женщинам:
   - Теперь все мы - боевой экипаж этого корабля. Основная часть управлявших им террористов схвачена и находится под арестом. Остались считанные часы до того, как мы сломим сопротивление забаррикадировавшихся на мостике бандитов и стартуем к системе Стромингера. Отныне "Триглав" - военный транспорт Земной Федерации. И наша с вами основная задача - встретиться с основными силами Флота, чтобы уже совместными усилиями противостоять наглой агрессии Заргатона. Командовать кораблем буду я - капитан Федеральной службы безопасности и разведки Даглас Престон. Моими помощниками, как и прежде, остаются капитан Сола Варгас и лейтенант Кейтаро Симадзу. Подчиняться этим офицерам следует также беспрекословно, как и мне.
   Престон снова качнулся вперед-назад и выдвинул вперед квадратный подбородок. Ему пришла в голову приятная мысль, что с погонами командора он смотрелся бы очень даже эффектно. Но быстро, хотя и не без сожаления, отбросив грезы, Даглас снова вернулся к делу:
   - А сейчас лейтенант Симадзу распределит вас по боевым частям и отделениям, назначит старших. Есть вопросы?
   Вопросов не последовало и, предоставив слово Кейтаро Симадзу, Престон подошел к Соле.
   - Часа три еще, не меньше, Даг. Защитная плита хорошо усилена.
   - Ч-ч-черт! - прошипел Престон.
   - Просто вопрос времени, Даг. Боевые расчеты уже дежурят у корабельных лазеров и плазматронов. Ракитин и Ортега не подберутся, а шшарки им помогать не будут.
   - Если еще в союз с заргатами не вступили, Сола. Не поторопились ли мы с захватом?
   - Мы все правильно сделали, не сомневайся. Когда ликвидация Ловланд сорвалась, а сама она вместе с Уилсон заперлась в медзоне, счет пошел на считанные минуты. Действовать требовалось незамедлительно. Повезло, что не было парочки Ракитин - Ортега. Находись они на судне, то среагировали бы мгновенно. Вот тогда действительно пришлось бы туго. Но удача на нашей стороне.
   - Не могу поверить, что кто-то мог завалить Нагеля, Сола. Этот кто-то наверняка в медицинских отсеках прячется, вместе с девчонками. Кровищи в боксе много. Кто мог такое сделать? Здоровяк Шантэ?
   - Вспомни про Барнетта. Мог и он. Нагель брал и допрашивал Барнетта и тот ему вряд ли простил.
   - А Шантэ где? И где маленький ублюдок - малакан с Гербера?
   - Скорее всего, они высадились вместе с предводителями на Кайгу. Иначе нам бы уже пришлось с ними схлестнуться.
   - Выжжем медицинскую зону, Сола! - Престон сомкнул перед грудью кулаки.
   - Оборудование может понадобиться, Даг. Путь не близкий. Закончим с мостиком и перекинем ремонтный резак к медотсеку. У них переборка послабже - за час вскроем и тогда сочтемся. А пока выставим часовых.
   "До чего же хороша, чертовка! "Покувыркаться" бы с ней на досуге!"- подумал Престон, глядя в карие глаза Варгас, а вслух приказал:
   - Организуй патрулирование отсеков, Сола. Вдруг кого-нибудь "забыли" или Ракитин найдет способ проникнуть внутрь. Беспокоит меня активное движение в скалах вокруг корабля, выявленное сканерами.
   - Будет сделано.
   - Действуй.
  
  
   ГЛАВА 7
  
   Система микроклимата доспехов не справлялась с повышенной нагрузкой. Пот заливал глаза и мелкими бисеринами покрывал даже бронестекло шлема. Схватка в очередном карсте подземелий Кайги затягивалась. Странные существа обступили астронавтов со всех сторон и бесстрашно бросались на них, несмотря на стремительно растущие горы трупов. Приходилось не только жать на спусковой крючок, но и орудовать прикладом и ногами. Шматы лопающейся плоти и кровавые брызги, бьющие из разорванных артерий, превратились в плотную взвесь, затрудняющую и без того плохую видимость на поле боя. Расстреливая нападающих, Вадим не столько боялся подпустить к себе клыкастую тварь с заостренным куском породы в длинной лапе, сколько задеть огнем товарищей или самому угодить под шальной импульс плазмы Джамы или Шантэ, которых то и дело терял из виду.
   - Суки! Да сколько же вас?! - срезая полчерепа очередному лохматому "гиббону", как прозвал их Шантэ, выкрикнул Ракитин. Уложив еще парочку "агрессоров", он забрался, а вернее вполз на вершину окровавленной горы, образовавшейся перед ним. С ее шевелящейся агонизирующими телами вершины он наконец-то заприметил свободное от противника пространство.
   - Давайте ко мне! Здесь можно пройти! - развернулся к продолжающейся схватке Ракитин и отсекающим огнем прикрыл бросившихся к нему Ахмеда и Джаму.
   Скатившись вниз, они бросились по очередному извилистому и узкому коридору. Большой и грузный Шантэ пыхтел как паровоз.
   - Не... заблудимся? - задыхаясь, прохрипел ветеран.
   - Нет, но сделаем небольшой крюк - метров четыреста, может чуть больше, - на бегу смахнув с забрала сгустки чужой крови и сверясь с картой, ответил Вадим. Ему тоже дышалось с трудом. Усталость брала свое. Прорыв по подземным лабиринтам Кайги давался тяжело.
   - Стой! - резко остановился Ракитин и, снова вскинув ствол "хищника", осмотрелся.
   - Вот...черт! - выдохнул Ахмед.
   Маленький отряд оказался перед новой просторной пещерой. Достаточно большой, чтобы в ней разместилось небольшое поселение.
   - Сдается мне, что сотню-другую жителей этого "мегаполиса" мы только что порвали, - все еще пыхтя и отдуваясь, снова забормотал Шантэ. - А согласно каталогу Рранга на Кайге нет разумно мыслящих существ.
   - Как видишь, есть, Ахмед, - с досадой произнес Вадим. - Заметил, насколько ловко они на своих двоих бегают и с камнями управляются? Мне пару раз по шлему весьма ощутимо попало. Рранг сюда не успел добраться, поэтому их и нет в каталоге.
   Правильной формы двух и трехэтажные домишки, грубо выложенные из камня расположились посреди своеобразного острова, окруженного естественной преградой в виде пропасти шириной пару десятков метров, с теряющимся где-то далеко внизу дном. Изгородь из валунов с цепочкой смердящих черепов по верху дополняла защиту. Единственный путь вперед вел через деревню, но сперва необходимо было пересечь узкую, метровой ширины, скалистую перемычку, по прихоти природы мостом нависшую над пропастью.
   - С тыла приближаются, - предупредил Джама. - И быстро, очень быстро.
   - Попробуйте свод перед их носом вальнуть.
   - Без проблем. Но тогда другого пути, как сквозь поселок, не останется, - засомневался Шантэ.
   - Попробуем. Сдается мне, что основные силы остались позади.
   Пока Шантэ с Джамой занимались сводом коридора в тылу, Ракитин снова принялся изучать поселение прямо по курсу. Макушки и морды жителей то и дело мелькали в просветах изгороди, но наступательной активности, в отличие от сородичей, встретивших пришельцев в соседнем карсте, они не проявляли. Вадим надеялся, что его предположения подтвердятся и серьезного противодействия пираты не встретят.
   За спиной с гулким эхом ухнул взрыв, заваливающий коридор. Откуда-то сверху на изгородь поселения рухнул гигантский кусок скалы, светящийся облюбовавшими его микроорганизмами. Поднимая желтое облако, он разлетелся на сотни сколов. Несколько довольно крупных камней упало недалеко от Вадима и он поспешил отступить назад, поглядывая вверх. На другой стороне пропасти поднялся крик, похожий на визг обезьян в тропических джунглях.
   Когда пыль и крики улеглись, Вадим снова приблизился к краю обрыва. Сменив в плазматоре иссякшую батарею и подав конец страховочного троса Шантэ, он ступил на узкое полотно моста. На середине Ракитин поднял ствол "хищника" и, прицелившись в гигантский валун, загораживающий вход в деревню, принялся вколачивать в бугристый бок заряд за зарядом. Джама поддержал. В то же самое время далекий купол над головой снова стал опасно осыпаться увесистыми фрагментами скальной породы. Тучи успокоившихся было крылатых "мышей" с мерзким писком заметались вдоль стен.
   - Поднажми, Вадим! Сейчас по мосту вдарит! - раздался в наушнике крик Ахмеда.
   Отстегнув трос и закинув за спину плазматор, Ракитин длинными скачками бросился вперед, стараясь как можно быстрее пересечь хлипкую переправу. Что-то тяжело ухнуло позади и мост начал стремительно уходить из-под ног - камнепад все-таки разбил его. Но последний прыжок к подножью расколовшегося валуна позволил Вадиму уцепиться за острые скалы, а затем рывком бросить тело вперед, на груду обломков, образовавшейся на месте расстрелянной преграды. Защитников встретивших его атаку оказалось не более десятка. Рванув из-за спины "хищник" и в упор разворотив плазмой морду первому кинувшемуся навстречу "гиббону", Вадим расстрелял и остальных, прежде чем они смогли приблизиться в попытке вонзить в шею длинные зубы или забить камнями.
   Когда скоротечная схватка закончилась, подоспели и Шантэ с Джамой.
   - Попробуем их гранатами, пока кучно стоят? - предложил Ахмед.
   - Подожди, - осторожно делая шаг вперед, остановил его Вадим.
   Плотно стоящие вдоль узкой прямой улицы, пересекающей деревню, "гиббоны" тихо шумели, но топтались на месте.
   - Это женщины и дети, - догнал Ракитина малакан. - Их последняя защита полегла у ворот.
   - Но зубы у них такие же острые, а руки длинные, Джама, - хмыкнул шествующий замыкающим Шантэ. - С чего ты взял, что они нас не тронут? Вы не родственники случайно?
   - У вас внешнего сходства больше, - парировал маленький малакан.
   - Не стреляйте, но будьте наготове. Авось, без лишнего кровопролития проскочим, - приказал Вадим, посматривая на двухметровых косматых бестий, прижимавших к себе маленькие пушистые комочки и неприветливо поблескивающих красными глазами. "Ребятишки" постарше жались к ногам взрослых и что-то тихо лопотали на своем языке.
   - Двести метров, командир, до следующего моста. Если сомкнуться, не сдобровать, - слышался в наушниках тревожный голос Шантэ.
   - Ровным шагом идем вперед, Ахмед, - успокаивал товарища Вадим и, крепче сжимая плазматор, как молитву мысленно повторял: "Дайте нам спокойно пройти и мы никого не тронем. Дайте уйти и никто больше не умрет".
  
  
   Майкл Мелоун сидел на палубе мостика "Триглава", забившись в угол подальше от входа, броню которого снаружи уже который час резал ремонтный робот. Обложившись "корсарами", он напряженно ждал развязки. Пройдет еще час, может быть полтора - броня сдастся, и агенты ФСБР ворвутся в помещение центрального поста. Долго ли он сможет продержаться прежде, чем присоединится к павшим товарищам?
   Чтобы унять овладевший телом озноб, Майкл сильнее обхватил себя руками за плечи и закрыл глаза. Отметая мысли о предстоящей схватке, он вспомнил Альпину - маленькую планету, на которой был рожден. Разноцветные от обилия цветов луга и белоснежные вершины гор под ярко голубым небом поплыли перед его мысленным взором. Гретта - старшая сестра сплела венок и, заливаясь от смеха, примеряет на голову братишке душистую корону, щекочущую уши. Сколько ему тогда исполнилось? Десять? Еще жива мама и все счастливы. Свободны и счастливы. Пройдут годы. Погибнет от шальной пули пьяного гуляки мама и ее заменит старшая сестра. Отец - Стэн Мелоун с головой уйдет в работу. Только луга, горы и небо останутся неизменны.
   А потом на краю долины появится изящный космический корабль с экипажем пиратов под командованием тогда еще одноглазого Вадима Ракитина и его помощника и друга Хорхе Ортеги. Сплоченные, красивые и сильные люди. Сердце Ракитина было занято красавицей Элен Фэйр, а сердце Ортеги покорит Гретта. Потому Ракитин и возьмет на борт "Верхахта" семью Мелоунов, когда федералы начнут вторжение на планету вольных людей. И завертит семью новая, полная опасностей и приключений, жизнь. Ракитин спасет Стэна от смерти на Сахаре, а Стэн Мелоун отправиться с Вадимом по пути Ведикого Исхода шшарков и плечом к плечу пройдет сквозь монстров "Авалона". А затем вместе с малаканом Джамой выдернет истекающего кровью командира из ловушки корпорации "Анкоридж". Никто и никогда не бросал своих товарищей в беде.
   - Так будет и впредь! - поднял голову и вслух заговорил Майкл. Звук собственного голоса придал ему уверенности. - Ракитин и Ортега придут. Обязательно придут на помощь. Ударят, когда никто из врагов их не ждет. Сваляться, словно снег на голову. А я не подведу и встречу этих уродов из ФСБР как подобает Мелоуну - хладнокровно и с оружием в руках. Уж стрелять я умею! Ян Фримен расстарался - сделал из меня отличного стрелка!
   Воспоминания о Яне заставили Майкла замолчать и судорожно сглотнуть. Молодой Фримен навсегда остался в останках расстрелянного "потрошителями" "Верхахта".
   - Майкл! Это Ксения. Как там у тебя? - раздался голос судового врача в коммуникаторе.
   - Режут, Ксения. Вся надежда на Вадима и Хорхе.
   - Они придут, Майки. Я точно знаю. Держись!
   Взяв в каждую руку по импульсатору, молодой человек поднялся на ноги. Ксении Уилсон с беременной девчонкой и раненым парнем на руках намного тяжелее и страшнее должно быть, а он слюни распускает. Они еще узнают, кто такой Майкл Стэнли Мелоун!
  
  
   Пиво. Большой золотистый бокал с пенистой шапкой через край и капельками влаги на покатых боках. Крейг не очень-то любил этот напиток - предпочитал более забористую выпивку. Но сейчас он хотел пива - прохладного, освежающего. Горло пересохло, жар ломал тело. А бокал с живительной влагой на столике прямо перед ним. Но рука словно одеревенела, а чье-то бормотание у самого уха мешает сосредоточиться на движении. Кто же это там воркует приятным женским голосом, но совсем не вовремя, о сломанных ребрах, порванной артерии и сильной кровопотере? И о чьих это ребрах идет речь? И дадут ему, наконец, выпить пива или нет?!
   Пригубить янтарной жидкости Крейгу так и не пришлось. Наваждение внезапно развеялось, и он разглядел лица, склонившихся над ним Келли Ловланд и девушки - корабельного врача. События последних часов сразу всплыли в памяти.
   - Неужели я так плох?
   - Не настолько, чтобы прохлаждаться в койке, Крейг, - строго произнесла врач. - Корабль захвачен агентами ФСБР и посажен на Кайге. Слышал о такой планетке? Пока они ломятся на мостик, где забаррикадировался Майкл Мелоун - наш канонир, но как только вскроют центральный пост, то займутся нами и тогда не поздоровится. Надо усложнить им задачу. Прогуляемся.
   - Как вас зовут?
   - Ксения Уилсон - корабельный врач "Триглава".
   - Очень приятно.
   - Поднимайтесь, мы вам поможем.
   Девушки помогли Барнетту подняться с платформы, на которой Ксении вместе с кибер-медиком пришлось штопать его.
   - И куда же мы направляемся? Далеко ли уйдем?
   - Из медзоны есть еще один выход. Его нет на схемах, так как "баншиец" не раз переделывался. Проберемся в грузовые отсеки, а затем и к причалам спасательных катеров.
   - Это здорово, конечно, - закинул в рот поданную Ксенией пластинку тонизирующего найса Барнетт, - но если даже допустить, что нам удастся погрузиться на катер, то далеко не улетим - собьют сразу же. Наверняка уже наши "друзья" перевели корабельные орудия на ручное управление и контролируют прилегающее пространство.
   - Ты прав, - нахмурилась Ксения. - Тогда хотя бы потянем время до подхода помощи,
   - Помощи? - Барнетт потер ноющую ногу.
   - Ракитин и Ортега не бросят нас. Вместе с Ахмедом Шантэ и Джамой они мощный ударный отряд. Нам надо лишь продержаться до их подхода.
   - Ракитин?! - Крейг невольно сузил глаза. - Командир "Триглава" - Вадим Ракитин из Красной Бригады?
   - Он самый, Барнетт! - сверкнула Уилсон голубыми глазами.
   Кровавая слава Ракитина и Ортеги Крейгу была хорошо известна. Присоединяться к компании террористов, замешанных в массовых убийствах, ему не хотелось.
   - А где же они, если не на корабле?
   - Высадились на местную базу рептилоидов. Престон со своими людьми воспользовался этим.
   - Престон знает, с кем связался?
   - Не знаю, Барнетт. Идем, - Ксения взяла Крейга под локоть. С другой стороны руки коснулась Келли.
   "Хотя, если кто и вытащит мою задницу из этой передряги, то только такие молодчики, как Ракитин и Ортега", - подумал Крейг и заковылял, поддерживаемый девушками, к выходу из бокса.
   Пройдя к складской выгородке, троица оказалась перед переборочной створкой, открываемой вручную.
   - Это аварийный выход для эвакуации раненых. За дверью лифтовая платформа, с автономным генератором. Она опустит нас на нижнюю палубу, ведущую к грузовым отсекам и спасательным ботам, - пояснила Ксения.
   Как Уилсон и обещала, платформа, на которую троица взошла в полутьме аварийного освещения, опустила их двумя уровнями ниже. Там они попали в длинный узкий коридор, который привел их в какое-то темное помещение. Когда сенсоры сработали, и появилось освещение, оказалось что это бокс, заставленный контейнерами.
   Протиснувшись между ящиками и обогнув стальной куб на транспортной платформе, Крейг и его спутницы оказались перед основными створками.
   - Думаю, за переборкой погрузочно-разгрузочный отсек, а за ним - шлюз спасательного бота, - решила Ксения рассматривая виртуальную схему, выданную коммуникатором..
   - Нет, мы дальше не пойдем, - замотал головой Барнетт, присев на ближайший ящик. Несмотря на наркотики, боль в ребрах и ноге все же давала себя знать. Вкус крови во рту тоже не доставлял удовольствия.
   - Согласна, - поддержала его Келли. - Будем ждать помощи здесь.
   - Вот этот "кубик" подгоним к створкам и таким образом забаррикадируемся, - устало кивнул Крейг в сторону большого контейнера. - Он полностью заслонит собой проем. Лифтовую платформу заблокируем контейнерами поменьше.
   - Хорошо, - согласилась Уилсон. - Так и сделаем.
   - Но если в ближайшие часы Ракитин с кавалерией не подоспеет... - не договорив, Крейг многозначительно посмотрел на корабельного врача.
   - Все будет нормально.
   - Настрой "комм" на автоматическое соединение с коммуникатором командира. Как только он появиться поблизости, то, надеюсь, сразу же ответит на вызов, - посоветовал Барнетт, вставая. - А теперь давайте-ка займемся делом.
  
  
   - Не отстают, твари, - проворчал Шантэ. - Продолжают следовать по пятам, как привязанные.
   - Но и не приближаются, держатся на расстоянии, - заметил Ракитин, взглянув на сканер. - И то хорошо.
   - По запаху расстояние определяют?
   - Может и так, - остановился Вадим, водя сканирующим прибором прямо перед собой.
   - Наверно, Джама с утра забыл душ принять, - с деланной озабоченностью в голосе гигант весело шлепнул малакана по плечу.
   - Нет, это твой одеколон своих поклонников со всей Кайги собрал, - в ответ Джама ткнул Шантэ прикладом в бок.
   - В чем дело? - отскочив от маленького приятеля, Ахмед приблизился к застывшему Ракитину. - Неохота задерживаться. Вдруг этим "ребятам" снова взбредет в голову атаковать.
   - Дьявол! - в сердцах выдал Вадим, разглядывая показания на дисплее. - Минут двадцать назад впереди нас ждал коридор, а теперь посмотри - тупик. Словно и не было пути.
   Шантэ сделал несколько шагов вперед и внимательно осмотрел преграду.
   - Грунт здесь рыхлый, вот и просел. И так совпало, что незадолго до нашего появления. Как бы и нас не накрыло, - обернулся он к Ракитину. - Будем возвращаться и разыскивать обходной путь?
   - Не знаю, - пробормотал Вадим, - пропустят ли нас обратно. Да и время не ждет.
   - А что ты предлагаешь? Землекопами поработать? Метров пятнадцать прорыть придется. И под угрозой очередного обвала.
   - Я готов в землекопы! Не надо назад! - с готовностью выступил вперед Джама.
   - Постойте-ка, - подошел к стене, подстраивая сканер, Ракитин. - Что-то движется на нас сквозь завал.
   - Это как так?
   - Что-то весьма внушительное по объему прорывается сквозь осевший грунт в нашу сторону. Достаточно большое, чтобы потом воспользоваться проделанным туннелем.
   - Вот "обрадовал", так "обрадовал", командир! - начал спешно менять батарею плазматора Шантэ. - И что же это такое "весьма внушительное по объему"?
   - Хрен его знает. Какая-то голодная землеройка восьми с лишним метров длиной.
   - Ну, восьмиметровый "червячок" мне на один зубок! Будем встречать? - встал напротив завала Шантэ.
   - Да, будем встречать, - вздохнул Вадим, поднимая ствол плазматора. - Готовься, Джама.
   - Есть, командир, - присоединился к линии обороны малакан.
   Порода впереди стала осыпаться - сначала небольшими, а затем увесистыми пластами. Под ногами все сильнее ощущалась вибрация.
   Когда грунт брызнул комьями в стороны, воины спустили курки, обрушивая на подземное чудовище всю имеющуся огневую мощь. По ушам, несмотря на защиту наушников шлемов, больно ударил мерзкий свист, а вместе с камнями в стены грота и в броню панцирей забарабанили осклизлые куски.
   - Вроде готов...или готова, - опустил оружие Ракитин, когда свист смолк, а движение агонизирующего тела прекратились.
   - Готово, я бы сказал, - прекратил огонь и Шантэ.
   - Можно накрывать на стол, - усмехнулся Вадим.
   Джама начал стряхивать с себя перемешанную с песком слизь.
   - Что дальше? - рассматривая дымящийся "винегрет", спросил Ахмед.
   - Надо идти вперед, - махнул Вадим в сторону развороченной громады и добавил, повернувшись к приводящему себя в порядок малакану:
   - Зря стараешься, Джама. Нам туда.
   - Сквозь мясо лезть?! - отшатнулся Шантэ.
   Вадим, преодолевая отвращение, подошел к останкам существа ближе и стал вновь посылать в них заряд за зарядом, разрывая и выжигая внутренности.
   Несколько минут спустя, отерев с шлема грязно-оранжевую слизь и отправив "хищник" за плечи, Ракитин полез в образовавшийся проход.
   - Знаете, что я вас попрошу, друзья? - услышал Вадим в наушниках задумчивый голос Шантэ. - Когда мы будем рассказывать о нашем славном походе, давайте не будем упоминать об этом эпизоде.
   - Такого со мной еще никогда не было, - откликнулся изумленный Джама.
   - Со мной тоже, - засмеялся Вадим, все интенсивнее орудуя тесаком и скользя по внутренностям. - Зато следующие в хвосте "местные ребята" будут слагать о нас легенды и передавать их из уст в уста своим детям и внукам.
   - Хорошо, что они наших имен незнают, - пропыхтел Шантэ, протискиваясь сквозь слизистые волокна.
   Но злоключения на этом не закончились. Выбравшись из чрева изуродованного монстра, Ракитин почувствовал, что земля уходит из-под ног. Еще мгновение и его понесло вместе с оседающией породой куда-то вниз.
   - Ч-ч-ерт! - заорал Вадим, пытаясь руками и ногами задержать падение. - Я лечу вниз!
   Падение было недолгим, а приземление достаточно комфортным, будто матрас подложили. Но радость Ракитина была преждевременной. Ложе смягчившее удар зашевелилось. Проваливаясь во что-то скользкое и извивающееся, Вадим вскочил на ноги. С ужасом он обнаружил, что почти по колено стоит в массе змееподобных существ. Компьютер шлема выдал информацию из справочника Рранга о змеях-вампирах, питающихся кровью подземных обитателей планеты. Метровые бестии стремительно обвили человека с ног до головы, ища прорехи в броне. Ракитин принялся срывать змей с себя, топтать их ботинками и кромсать тесаком, но они продолжали атаку, выползая из многочисленных, словно соты в улье, отверстий в стене узкого колодца - ловушки. Выдернув из кобуры "корсар", Вадим принялся стрелять себе под ноги и в рыхлые стены вокруг. Сбив первую волну пресмыкающихся, он заорал:
   - Джама! Ахмед! Давайте веревку скорее, черти!
   Пристегнувшись к упавшему сверху тросу, Вадим полетел вверх. И вовремя. Что-то большое, покрытое рогатым хитином, промелькнуло внизу и заметалось по кругу в поисках жертвы. Не обнаружив ее, существо вскинуло вверх украшенную клыками морду и, оттолкнувшись сильными лапами, метнулось в прыжке вверх, вслед за Ракитиным. Инстинктивно поджав ноги, Вадим выбросил навстречу чудовищу руку с импульсатором и нажал на спусковой крючок, посылая в разверстую пасть заряд плазмы.
   Существо полетело обратно вниз, на жаждущий крови живой ковер. Как только туша достигла дна, извивающаяся кровососущая ватага поглотила ее с головой, готовясь к мерзкому пиршеству.
  
   ГЛАВА 8
  
   Спасательно-исследовательский катер серии "Кристоф" медленно всплыл над корпусом "Триглава". Ортега скинул ноги с пульта управления. Вряд ли группа Вадима уже пробралась на борт транспортника и разобралась с захватчиками. Скорее всего, Престон засек спиралодиск и выслал разведчиков. Хорхе затянулся остатками сигары, размышляя над дальнейшими действиями. Против бортового вооружения "кристофов", об оснащении которых Ортега сам когда-то серьезно позаботился, легкому спиралодиску шшарков не выстоять. О прямом боестолкновении речи и быть не может. Можно укрыться в пещере, но это может раскрыть замысел Ракитина. Надо воспользоваться тем, что по летательному аппарату шшарков агенты ФСБР сразу стрелять побоятся. План созрел быстро.
   Когда "кристоф" достиг гряды, за которой укрывался спиралодиск, Ортега тоже плавно поднял машину в воздух. Приборы сразу доложили об активной работе вражеских сканеров. Противник готовился к бою.
   - Нет, ребята, - осклабился Хорхе. - Будем играть иначе.
   На борт "кристофа" отправилось сообщение: "Я - заместитель главы исследовательской миссии "Кайга-1" Ларкс Варахх. Готов оказать помощь".
   В чреве зависшего в воздухе напротив катера думали или сносились с "Триглавом" минут пять, а затем пришел ответ: "Помощь не требуется. Спасибо". Однако на экране связи возник Карлос Фернандес. Видимо, он намеревался продолжить общение. Показать свое лицо Ортега не мог и заблокировал ответную видеотрансляцию. Развивая ситуацию, он заставил бортовой компьютер направить новое послание: "Нами задержаны и помещены под охрану четверо землян, которые пытались захватить базу. Имеют ли они к вам какое-нибудь отношение?"
   На лице Фернандеса ясно выразилось недоверие, а затем оно исчезло с экрана. Снова потянулись минуты ожидания. Хорхе нестерпимо захотелось курить. Но вместо этого он щелкнул забралом герметичного шлема и приготовился к катапультированию, в глубине души понимая, что если "кристоф" в упор вдарит обеими плазменными установками и лазерной пушкой, то даже трансформируемое в спасательную капсулу кресло вряд ли убережет.
   Ортега уже взял управление диском на себя и приготовился к маневру уклонения, как Фернандес снова возник на экране:
   - Это беглые преступники. Они разыскиваются властями Федерации и должны быть живыми или мертвыми переданы ее представителям. Командир нашего корабля готов взять на себя эту миссию.
   "Мы готовы передать их вам. Следуйте за мной", - отправил сообщение Ортега, направляя спиралодиск в сторону базы рептилоидов.
   - Прошу видеоконтакта. Не вижу вас, господин Варахх, - начал настаивать Фернандес.
   "Спиралодиск подвергся обстрелу преступниками, о которых идет речь, поэтому аппаратура связи работает неккоректно. Серьезные повреждения имеет и сама база. Мы надеемся, что эти люди понесут соответствующее наказание", - пояснил Ортега, набирая скорость.
   Помедлив, Фернандес решил последовать за ним. Рыбка заглотнула наживку. Теперь предстояло выполнить вторую, не менее сложную часть плана.
   Стараясь держаться у самых пиков, Хорхе развил максимальную скорость. "Кристоф" Фернандеса не отставал, болтаясь в хвосте. Когда до базы оставалось не более пары сотен километров, Ортега максимально сосредоточился на задуманном. Предстояло заставить противника проскочить вперед, чтобы расстрелять наверняка. Вот показались две гряды скал с широким и длинным ущельем между ними. Ортега еще чуть снизился. Пики замелькали справа и слева от несущегося с бешеной скоростью спиралодиска. "Кристоф" продолжал держаться выше, но сократил дистанцию до четырех сотен метров.
   - Пора! - скомандовал себе Хорхе и начал быстро гасить скорость, одновременно направляя машину вверх. Не доверяя чужому кибер-канониру, Хорхе сам поймал в прицел брюхо проскакивающего над головой катера и нажал на гашетку. Лазерный луч ударил по основному двигателю неприятельской машины. Куски кормы брызнули рваным фонтаном, а через считанные секунды развалился на множество частей и весь "кристоф", густым и аккуратным шлейфом обломков растягиваясь над ущельем.
   Пройдя сквозь барабанящие по обшивке останки катера, Ортега послал диск в мертвую петлю, а затем начал снижение. Оказавшись у самого дна пропасти, он сорвал с головы шлем и, смахнув со вспотевшей от напряжения лысины пот, задал шкиперу программу сканирования обломков подбитого катера. Ожидая результатов, Хорхе сжимал в ладони маленький медальон с заключенной в него прядкой детских волос и тихо приговаривал:
   - Твой папочка еще кое-что может, Делия. Твой папочка обязательно вернется.
   Когда сканирующее устройство доложило о выявленных спасательных капсулах среди нагромождения обломков скал и изувеченного металла, Ортега приземлился и, прихватив плазматор, высадился на дно ущелья. Осторожно перемещаясь между камней, он достиг первой капсулы. От удара об землю она раскололась, словно скорлупа ореха, и человека расплющило в кровавое месиво. Не задерживаясь и стараясь не думать о том, что на месте мертвеца мог оказаться он сам, Хорхе заторопился дальше.
   Во второй капсуле обнаружился "приз" - контуженный, но невредимый Карлос Фернандес. Вытащив лейтенанта на снежный наст, Ортега хлестнул его пару раз по щекам:
   - Есть работенка, Карлос! Давай, приходи в себя скорее!
  
  
   Впереди забрезжил свет. Выход из подземелий Кайги был уже близок. Вадим метнул в сторону светлого проема кибернетического "жучка"-шпиона. На виртуальном экране перед расположившимися на камнях пиратами возникло изображение посадочных опор "Триглава".
   - Удачно вышли, - посмотрел на Вадима Шантэ. - Всего метров двадцать до опоры под девятнадцатым отсеком.
   Вадим задумался. Внутри ближайшей опоры имелась шахта лифта, ведущая к шлюзу вспомогательного отсека машинной зоны. Можно быстро попасть на корабль, но у шлюза Престон, без сомнения, выставил пост. Людей у него много. Хватит перекрыть все шлюзовые камеры имеющиеся на транспортнике.
   Раздумья Ракитина прервал вызов личного коммуникатора.
   - Майк?!
   - Командир! Это Майкл Мелоун! Вы уже здесь! Я не сомневался! - зазвучал обрадованный голос.
   - Как обстановка, Майк?! Где ты?! Кто с тобой?! - взметнулся Вадим, одновременно подключая к разговору коммуникаторы Шантэ и Джамы.
   - Обстановка тяжелая, командир. Колтон и Чен мертвы. Я заперся на мостике, но минут через сорок - сорок пять переборка падет. Все остальные ребята в руках людей Престона. Где держат, не знаю. Знаю лишь, что Ксения Уилсон забаррикадировалась в медицинских отсеках с парой перебежчиков. Из их информации следует, что часть наших пассажиров - агенты ФСБР. Даглас Престон у них за главного. Бортовые орудия под его контролем.
   - Дьявол! - зло ударил прикладом плазматора о покрытую инеем стену коридора Ахмед. - ФСБР! Только этого не хватало!
   - Что по видеоконтролю коридоров и служебных помещений? - заспешил к выходу из пещеры Вадим.
   - Большая часть камер выведена из строя, но кое-где остались.
   - Тогда по возможности будешь "подсвечивать" нам ситуацию.
   - Есть, понял.
   - Ты пытался переборки блокировать?
   - Они пользуются портативными устройствами, которые снимают электронную блокировку.
   - Надо же, "крыс" протащили! - снова зло прошипел Ахмед, вспоминая о разработанном специально для ФСБР миниатюрном кибер-дешифровщике. - Небось, новая модификация.
   - Ладно. У шлюза номер шесть видишь, что творится? - продолжил расспросы Вадим.
   - Там дежурят трое парней Престона. У одного из них "корсар", у остальных ремонтные резаки. К дверям шлюза прикреплен какой-то брикет.
   - Ракетную установку вездехода разобрали, мерзавцы, - догадался Шантэ и привалился к стене у выхода из подземелья, рядом с Ракитным осторожно выглядывающем наружу. - А вот со стрелковым оружием у них напряженка, Вадим. До арсенала также сложно добраться, как и до мостика. Вовремя ты его на механический замок перевел. Ближайшие четверть часа у них будет только личные "корсары", которые они отобрали у экипажа. Шесть единиц.
   - И пара десятков портативных плазменных резаков, - напомнил Ракитин.
   - Не люблю ФСБР. Они любят воевать, - подал голос Джама.
   - Ты прав, малакан, - невесело хмыкнул Шантэ.
   - Как пойдем, Ахмед? Вскроем крышку лифта и далее по шахте?
   - Думаю, да. Сигнал о вскрытии пойдет к Майку - на мостик, да в примыкающий к месту проникновения отсек - один из восьми, относящихся к машинной зоне. В нашем случае - это помещение, где находится оборудование, обслуживающее вспомогательные маневровые двигатели по правому борту. Вряд ли кто-нибудь там "пасется".
   - Точно так, - отозвался Мелоун. - Все чисто.
   - Ладно, время бежит. Будем импровизировать по ходу пьесы, - ринулся Ракитин наружу.
   Штурмовая группа быстро преодолела расстояние до опоры и влетела в гостеприимно распахнувшийся лифт.
   Ракитин заблокировал коробку, а Джама, по обезьяньи ловко вскарабкавшись на плечи высоченного Шантэ, принялся резать лазерной насадкой "хищника" отверстие в потолке. Металл там не отличался толщиной и работа шла споро.
   - Как там обстановка, Майк?
   - У шлюза все спокойно, а мне, боюсь, уже немного осталось.
   - Ты в латах?
   - Да.
   - Отлично. Займи оборону за пультом канонира. Там для этого самое удобное место. И учти, в качестве доспехов они могут использовать ремскафандры. Бей по сочленениям и в горло, - посоветовал Ракитин. - Держись, Майк, мы идем! Джама, поднажми!
   Стальной лист тяжело шлепнулся на пол и штурмовики, вскарабкавшись наверх, оказались в шахте. По ее узким ступеням они, не мешкая, взлетели на тридцатиметровую высоту, проигнорировав люк шлюзовой камеры. Немыслимо изловчившись, Ахмед и Джама демонтировали тяжелую крышку, прикрывающую узкую камеру с многочисленными трубопроводами вспомогательных двигателей. Полетев вниз, она с грохотом прошила крышу лифта. Вслед за крышкой Ракитину и Шантэ пришлось отправить и часть амуниции, в том числе бронированные панцири штурмовых доспехов - иначе протиснуться было невозможно. Худосочному Джаме броней жертвовать не пришлось.
   Десять минут спустя все трое ползком добрались до технического люка нужного отсека. С пульта командного поста отомкнуть его не удалось и пришлось вскрывать вручную. Люк долго не поддавался. Утекали драгоценные секунды. Наконец, под совместным напором взмокших от пота Шантэ и Ракитина, крышка вздрогнула и, приподнявшись, отъехала в сторону. Один за другим пираты спустились в отсек, а затем выскочили в коридор.
   - Зачищаем шлюзовую зону и идем дальше, - приказал Ракитин останавливаясь перед входом в шлюзовой отсек, где примостились на часах трое охранников.
   - И давайте сразу договоримся, - вскинул ствол плазматора Шантэ. - Никого не щадить и не оставлять у себя в тылу. Даже безоружных. Иначе пожалеем.
   - Я не могу убивать безоружных, - тут же заявил Джама.
   - Тогда придумай способ так выводить их строя, чтобы ближайшие часов пять они нас не беспокоили, - зло смерил взглядом малакана чернокожий воин.
   - Ладно, Джама, берешь крайнего справа. Твоя задача вывести из строя, но не убить - нужен "язык". Ты, Ахмед, бьешь левого, а я укладываю центрального, - распределил Ракитин цели и сделал шаг вперед. Многослойные створки дверей поехали в стороны. Ничего не подозревавшие охранники не успели даже понять, что произошло. Зная, благодаря "подсветке" Майкла их расположение, штурмовая группа пиратов обрушила на них короткий, но меткий шквал плазменных импульсов. Троицу разметало окровавленными куклами, кого куда.
   В живых остался лишь бывший надзиратель, послуживший целью малакану. Он завалился между шкафчиками со скафандрами и, скрипя зубами от боли, зажимал разорванное в клочья плечо. Кровь густо струилась между пальцев. Ракитин и Шантэ вытянули его за ноги на середину отсека.
   - Перебьешься, - Ахмед вырвал из рук раненого портативную кибер-аптечку, которую тот снял с пояса, чтобы оказать себе помощь.
   - Мне...надо срочно остановить...
   - Где Престон прячет пленных? - перебил причитания раненого Ракитин.
   - Они в командирской каюте.
   "Что ж, значит, отклоняться по пути к мостику не придется. Моя каюта в соседнем с ним отсеке", - подумал Вадим и поднял ствол, целясь раненому в голову. Парень зажмурил глаза.
   - Нет, я свяжу его! - подскочил Джама.
   Выстрел Шантэ поставил точку.
   - При таком ранении со связанными руками он долго не протянул бы, Джама. Так будет лучше и для него и для нас, - пояснил ветеран нахмурившемуся малакану.
   - Бронежилет возьми, Ахмед, - приказал Ракитин, стаскивая с ближайшего трупа броню.
   - Категория "С", - сморщился Шантэ. - Толку-то от него. "Корсар" и резак расколят эту скорлупу без труда.
   - Если только в упор, Ахмед. Одевай! Или ты предпочтешь скафандр ремонтника? - бросил Вадим жилет темнокожему товарищу. Шантэ выполнил приказание с брезгливой миной.
   - А теперь, вперед, - щелкнул застежками и Ракитин.
   Смертельным ураганом они прошлись по полудюжине канонирских отсеков, где размещались пульты местного управления корабельными плазматронами. Внезапно врываясь в помещение, они на бегу расстреливали очередной боевой расчет и мчались дальше. Ошеломленные жертвы не успевали ни оказать сопротивления, ни сообщить о нападении другим.
   Цель - выстрел, цель - выстрел. Ракитин не всматривался в лица. Словно на стрелковом полигоне, отстранившись от всего на свете, кроме необходимости поразить с первого попадания максимальное количество мишеней, он сносил возникающим на пути силуэтам головы. Шантэ не отставал в мастерстве, довольно хмыкая при каждом удачном выстреле. Джаме оставалось лишь считать трупы, да следить за тылом.
   Когда очередные переборочные створки, за которыми удалось-таки скрыться одному из новоиспеченных канониров, отказались разойтись и загорелся сигнал их ручной блокировки, Ракитин услышал в наушниках крик Мелоуна:
   - Они здесь!
  
  
   ГЛАВА 9
  
   Влетевший в пассажирский отсек надзиратель по имени Лех Мазурский бросился к панели управления переборочными дверьми, спешно блокируя их аварийным рычагом.
   - В чем дело?! - подскочил к нему Симадзу, собиравшийся с парой помощников из числа коллег Мазурского обойти патрулем помещения транспортника.
   - Они...уже здесь, - прижался спиной к дверям Лех. Его лицо было белым словно мел, тонкие губы мелко дрожали. - Там к-командор Руа с к-командой своих г-головорезов. Они к-как влетели, так и п-положили всех четверых. Н-никто даже глазом моргнуть не успел. Все кончено!
   - Что ж ты товарищей бросил? - презрительно скривил губы Симадзу, одновременно выхватывая из кобуры "корсар".
   Мазурский ничего не ответил. Ноги его вдруг подкосились, взгляд остановился. Оставляя на переборке бурую полосу, он съехал, словно сложился, на палубу и ткнулся лицом в ботинки Симадзу. В спине Леха зияла рваная черная дыра.
   - Твою мать! - отпрянули спутники Кейтаро назад.
   - Престон у нас прорыв! Ракитин идет по правому борту, со стороны шестого отсека, уровень - два! - заорал Симадзу в коммуникатор, а затем обернулся к застывшим в немом ступоре патрульным. Те не сводили глаз с тела Мазурского.
   - Ванич! Быстрее дуй на левый борт! Герметизируй переборки! Куза в трюм! - заорал им в лица Симадзу, мысленно проклиная и оторопевших парней и баншийских кораблестроителей, создавших "Триглав", "сотовое" расположение многочисленных отсеков которого являло собой запутанный лабиринт, оборонять который с горсткой бойцов и без поддержки с мостика являлась архисложной задачей.
   Но ни Марко Ванич, ни Богдан Куза не сдвинулись с места. Более того, Ванич вдруг направил на Симадзу ствол "корсара".
   - Никуда я не пойду! Не хочу умирать! Вместо того чтобы воевать с октопоидами, мы истребляем друг друга! Зачем?! Это бред какой-то!
   Богдан Куза положил руку на пристегнутый к поясу плазменный резак и в его глазах Кейтаро тоже разглядел нехороший огонек.
   - Это же террористы! Пираты! Пособники врага!
   - Какие пособники, Кейтаро? Вы сами наняли "Триглав" и они транспортировали нас, куда договорились. И вдруг, ни с того ни с сего, вы учинили кровавую баню. Не сходится все как-то.
   Кейтаро молниеносным движением поймал запястье Ванича и, с хрустом вывернув его, подхватил выпавший "корсар". Болью заставив ренегата пасть на колени, Симадзу уткнул ему в макушку ствол импульсатора:
   - Тогда какого черта мы делаем здесь, на Кайге?! Пособники Заргатона заманили нас сюда, чтобы сдать с потрохами этим слизням с щупальцами! Тупицы!
   - Это ваша чертова команда во главе с Престоном и сумасшедшей девчонкой с момента бегства из колонии мутит воду! - корчился от боли, но не унимался Ванич. - Скольких вы отправили к праотцам еще до прибытия на Сахару? Не заргаты, не шшарки и не террористы, а "съехавший с катушек" капитан Престон и вы вместе с ним уже угробили половину из тех, кто сумел вырваться из-под бомбежки на Ставросе.
   - Надо прекратить все это, лейтенант! Мы сами стали походить на террористов! Это не они, а мы взяли заложникиков! Все совсем не так, как должно быть! - поддержал товарища Богдан Каза, прожигая взглядом Кейтаро. Казе уже явно не терпелось сорвать с пояса плазменный резак и покончить с агентом.
   "Времени на разглагольствования больше нет! Пора действовать!" - подумал Симадзу и нажал на спусковой курок. На стену брызнули мозги Ванича. Куза попытался вскинуть резак, чтобы раскроить противника от пояса до плеча, но Кейтаро опередил его. Первый импульс плазмы, ударивший в бронежилет, бросил Богдана на палубу. Второй разворотил в кровавую кашу лицо.
   Кейтаро сунул за пояс "корсар" Ванича и бегом бросился по трапу на верхний уровень. Он даже был рад, что теперь придется действовать одному, без посторонних. Действовать по собственному плану и надеяться только на себя. Толку от этих "псов" тюремных никакого.
   Восстанавливая по памяти сложную схему отсеков и переходов баншийского корабля, которую он внимательно изучал все время полета на борту "Триглава", Кейтаро намеревался теперь не обгонять штурмовую группу в попытке герметизировать переборки на ее пути, а выйти в тыл. Проскакивая отсек за отсеком, Симадзу улыбался. Запах крови и уверенность в своих силах заводили и подначивали его. Еще в детстве попавший в специальный учебный корпус ФСБР из сиротского приюта, откуда служба время от времени черпала необходимые людские ресурсы, он вырос в человека, способного без страха смотреть в лицо любой опасности, и в солдата, готового безоговорочно и всеми доступными способами выполнить любой приказ командира.
  
  
   Прямоугольник вырезанной брони глухо ухнул внутрь мостика "Триглава".
   - Вперед! - подтолкнул Престон к узкому проему пару надзирателей, облаченных в скафандры инженеров-ремонтников.
   Первый из них, получив от Мелоуна импульс плазмы в слабозащищенный броней сустав руки, выронил "корсар" и трусливо попятился назад. Еще пара импульсов опрокинула его на напарника и они оба вывалились обратно в коридор. Престон скрипнул зубами и, отпихнув в сторону раненого, подтолкнул ко второму бойцу заложника.
   - Попробуй войти с ним!
   Надзиратель замешкался.
   - Даглас, - подошла Сола. - Возвращается Фернандес.
   - И что?
   - Он сообщает, что Ракитину удалось бежать.
   - Я и так знаю! Он шурует на корабле!
   - Фернандес везет Ортегу!
   - Отлично пусть незамедлительно пускает скотину в расход и присоединяется к нам. Я прикажу разминировать пятый шлюз. Пусть швартуется к нему и атакует штурмовую группу террористов с тыла. Поможет Симадзу. Кстати, от Кейтаро есть сообщения?
   - Не отвечает, - сквозь зубы ответила Сола, бегая пальцами по запястью с коммуникатором.
   - Вызывай снова, - бросил Даглас и снова развернулся к бойцу с заложником.
   - Террористы идут на прорыв! - сверля глазами безликую поверхность шлема рослого надзирателя, отчеканил Престон. - Они уже в паре отсеков отсюда. Накрошили с два десятка человек. Нам необходимо взять мостик, чтобы разобраться с ними раз и навсегда.
   Закованный в тяжелый костюм боец все-таки кивнул и, толкая перед собой инженера, снова ринулся в командный отсек. Прячась за их спинами, следом протиснулся и Даглас. Не теряя времени, он метнулся к ближайшему пульту. Но Майкл Мелоун, видимо, принял решение стоять до конца или просто обезумел от страха, превратившись в загнанное в угол опасное животное. Грудь инженера Злотника взорвалась кровавыми звездами, задергалось тело прикрывающегося им бойца. Престон, воспользовавшись развернувшейся перед ним дуэлью, принялся высматривать позицию канонира "Триглава".
   Надзиратель, потеряв прикрытие в виде заложника, попытался отстреливаться. Но, несмотря на доспехи и ответный огонь, пират все же достал его, расколов длинной очередью импульсов броню, прикрывающую шею. Выдав фонтан крови из-под шлема, "латник" попятился назад и плашмя упал во входном проеме. Шлем с головой внутри покатился в коридор.
   "С палубы стреляет, мерзавец! Снизу вверх, из-за канонирского пульта!" - догадался Престон. Знаками он объяснил Соле Варгас, замаячившей в проеме над поверженным телом, что необходимо сделать. Не затеваясь с доспехами и шлемом, Варгас тут же заглянула в отсек, выдавая серию импульсов в сторону противника. Престон вскочил на ноги и открыл огонь по мелькнувшей вдали тени. На переборку брызнула кровь Мелоуна, но ответный импульс прошелся по касательной вдоль неприкрытой головы Дагласа, ослепляя и разрывая острой болью. Отпрянув и скорчившись за командирским креслом-капсулой, капитан дотронулся дрожащими пальцами до левой стороны лица - все липкое и скользкое. Ухо превратилось в рваный кусок мяса.
   "Ничего, всего лишь легкая контузия", - мотнул головой Даглас и торопливо активировал кибер-медика на поясе. Иньекции прояснили взгляд и заглушили боль.
  
  
   Проигнорировав лифт, Симадзу кошкой скользнул по трапу в тамбур-шлюз нижнего уровня и, осторожно выглянул наружу. Увидев удаляющиеся спины пиратов, он удовлетворенно хмыкнул и сделал шаг вперед.
   - Бинго! - Кейтаро вскинул перед собой руки с зажатыми в них "корсарами" и под мелодию танго, разливающуюся по отсеку, спустил курки.
   Замыкающий группу пират сразу же покатился кувырком, получив по заряду плазмы в спину и голову. Шедшие перед ним товарищи попытались развернуться, чтобы ответить. Симадзу, не прекращая стрельбы с двух стволов, бросился в атаку, стремительно сокращая расстояние, чтобы пробить бронежилеты наверняка. Основной удар принял на себя гигант двух с лишним метров росту. Не успев дать огневой отпор, он схватил в грудь серию из трех импульсов плазмы и полетел на палубу. Третий пират, получив заряд в забрало шлема, выронил плазматор и тоже опрокинулся, словно сбитая шаром кегля, но откатился куда-то в сторону и пропал из поля зрения Симадзу.
   "В спортзал метнулся, сволочь!" - досадливо скривился Кейтаро, продолжая держать под прицелом коридор. У ног зашевелился один из поверженных пиратов. В отличие от остальных на нем имелся бронированный панцирь, который выдержал плазменный шквал.
   "Да это никак Джама! - догадался Кейтаро и, заткнув один из "корсаров" за пояс, схватил малакана за шиворот и рывком поставил на ноги. - Подойдет в качестве дополнительной защиты".
   Кейтаро сорвал с маленького человечка шлем, а затем, приставив к его лохматому виску ствол "корсара" и прикрываясь словно щитом, вошел в холл спортзала. Там агент встряхнул жертву и приказал, оглядывая цепким взглядом помещение:
   - Зови босса, Джама.
   - Я держу его, командир! - прокричал малакан, внезапно, будто тисками, стиснув пальцами кибернетического протеза руку Симадзу с оружием. От боли и неожиданности Кейтаро не успел ничего предпринять. Он даже не видел, откуда выстрелил Ракитин. Плазменное жало вражеского "корсара" снесло лейтенанту половину лица и он большим, но мертвым и бесполезным телом распростерся на ворсистой синтетике напольного покрытия тесного холла. Оставшийся целым глаз застыл мутным, полуприкрытым веками, стеклом.
  
  
   Ракитин опустился на колено рядом с Шантэ.
   - Я виноват. Не смог прикрыть вас с тыла, - зашептал Джама. - Не заметил я врага.
   - Это война, Джама. На войне всегда погибают, - вздохнул Вадим.
   - Я не хотел войны!
   - Ни я, ни Шантэ ее тоже не желали.
   - ФСБР начали войну!
   - Вот они и виноваты в гибели Ахмеда, - вынул из руки погибшего товарища плазматор Вадим, - Поэтому продолжим наш рейд и поквитаемся с ними. По полной.
   - Вадим, - сработал коммуникатор голосом Ортеги. - Я приближаюсь и хочу к вам присоединиться, а то вы наверняка совсем скисли в обществе черного зануды.
   - Шантэ убит, Хорхе, - поднялся Вадим. - Мы в пятом отсеке пассажирской зоны. Не исключено, что пал мостик. Семь минут назад связь с Майком прервалась. Заходи с правого борта, который мы почистили от канониров. Пока не стыкуйся - шлюзы заминированы. Зависни и жди команды.
   - У меня есть таран по имени Фернандес, - глухо отозвался Ортега, когда Вадим и Джама пересекли отсек. - Меня примут в любом месте.
   - Тогда попробуй войти через носовой стыковочный узел номер один. Оттуда до мостика рукой подать, - решил Ракитин, съезжая по трапам все ниже и ниже, в самый трюм отсека. - Ударим с двух сторон.
  
  
   ГЛАВА 10
  
   Престон снова попытался обстрелять Мелоуна и даже попал ему в шлем, но тот в ответ открыл такой ураганный огонь с двух "корсаров", что Дагласу снова пришлось скорчиться, прикрывая голову, за командирским креслом. Все вокруг разлеталось в куски. Чтобы восстановить после такого боя нормальную работу мостика понадобится не один день.
   "Лучше бы мы ракетой саданули по этой чертовой двери! Эффект был бы тот же! Столько времени потеряли!" - расстроено думал Престон под шипение плазменных импульсов над головой.
   - Даг! - зазвучал голос Варгас в коммуникаторе. - Полностью потеряна связь с другими группами, в том числе с Симадзу и Фернандесом. Похоже, мы теряем контроль над ситуацией. Предлагаю попробовать втиснуть груз в "кристоф" и свалить отсюда. Выскакивай давай, пока цел, и за дело.
   - Заталкивай на мостик резак, Сола! Я его сейчас....
   - Это не штурмовой плазматрон, Престон! Одного меткого выстрела достаточно, чтобы он вышел из строя! Выбирайся, Даг, говорю тебе!
   Под прикрытием Варгас, Престон выкатился в коридор.
   - Здорово он тебя отделал!
   - Пустяки! - выдавил сквозь запекшиеся губы Даглас. - Я не уверен, насчет "кристофа". Может, все-таки погрузимся в грузовой челнок?
   - Слишком тихоходен и без оружия. Я уже прикидывала, если в грузовом отсеке "кристофа" демонтировать пару второстепенных агрегатов, то контейнер войдет.
   - Ты имеешь в виду запасную регенеративную установку вместе с аварийными запасами кислорода? А еще там шкафы со скафандрами.
   Ответить Сола не успела. Со стороны носового отсека переборочные двери разъехались и в проеме появился штурмовик в латах и с "хищником" наизготовку. Судя по росту и широченным плечам, это был Ахмед Шантэ или Хорхе Ортега.
   - Черт! - вскинул "корсар" Престон, но плазменный импульс "хищника" бросил капитана на палубу.
   - Сюда! - схватив раненого офицера за шиворот, Сола рванула его к себе, под прикрытие ремонтного резака, представляющего собой весьма габаритный и тяжелый агрегат более трехсот кило весом, покоящийся на электромагнитной платформе. Импульсы, шипя, ударили по его корпусу.
   - Сейчас, урод! - прошипела и Варгас, манипулируя кнопками на пульте управления резаком.
   Агрегат, разгоняясь, быстро двинулся в сторону атакующего стрелка. Отщелкнулись фиксаторы и платформа резко остановилась. Резак тяжелым снарядом полетел в пирата, сбивая его с ног.
   - Быстрее! Быстрее! - Варгас помогла встать Престону, зажимающему разорванное плечо, и потянула его к противоположному выходу из отсека. Оказавшись в соседнем помещении, они задраили за собой переборку и дали себе несколько минут отдыха. Сола наскоро обработала раны Престона и ввела инъекцию найса.
   - Сложный денек выдался, - тяжело дыша и морщясь, прошептал Престон.
   - Сейчас полегчает, - приободрила его Сола.
   Оторвавшись от переборки, они добрались до командирской каюты, где под присмотром двух надзирателей находились плененные члены экипажа "Триглава". Старший - сержант Ганеш соскочил со стола, на котором сидел поигрывая портативным плазменным резаком.
   - Все шесть поднадзорных на месте. Сидят, не выступают, - доложил он, кивнув на связанных и рассаженных вдоль стены пиратов.
   - Отлично, - кивнул Престон, ощущая, как двойная доза найса гасит боль и восстанавливает силы. Подойдя к ближайшему пленнику - молодой девушке с большими испуганными глазами, он схватил ее за руку и заставил встать на ноги. Даглас помнил, что ее зовут Анастасия. Она входила в состав навигационной группы экипажа. Вместе с Майком Мелоуном они были самыми молодыми в команде Вадима Ракитина. Командир "Триглава", в отличие от других, звал девушку немного странно - Настена.
   - Берем с собой, - толкнул Даглас девушку в объятия Ганеша. - Следуем в грузовой сектор. Пойдешь с ней впереди, будешь держать в качестве щита. На выход!
   Подталкивая вперед Анастасию, сержант Ганеш вышел в коридор. За ним, по молчаливому кивку Престона, вышел и напарник - Золтан Дюла.
   - Идем, Даглас, - задержалась у дверей Сола.
   Престон взглядом показал ей на оставшихся в помещении заложников.
   Сола посмотрела на индикатор батареи своего "корсара" и с сомнением покачала головой. На девяносто процентов иссякла и батарея импульсатора Престона, а предстояло преодолеть не один отсек, прежде чем удастся добраться до нужного. Но и оставить пособников известных террористов Даглас не мог.
   - Капитан... - раздался и оборвался в коммуникаторе встревоженный голос Ганеша.
   Сола и Даглас, чертыхаясь, выскочили из отсека. Хлестнув по лицам веером горячей крови, мимо пролетела голова сержанта. Два силуэта быстро приближались со стороны дальней переборки, на ходу ведя огонь из штурмовых плазматоров. Анастасия, зажмурив глаза и подтянув к подбородку ноги, вжималась в палубу, а Золтан Дюла, раскинув в сторону руки, принимал в грудь заряд за зарядом, густо фонтанируя разрываемой плотью, но все еще держался на ногах, будто не веря в наступившую смерть.
   Варгас, увлекая за собой Престона, рванула в ближайшие двери, распахнувшиеся им на встречу. Бегом они пересекли кают-компанию, затем камбуз и выскочили в коридор идущий вдоль противоположного борта. Там, они достигли тамбур-шлюза с трапом, ведущим на нижние палубы. Стараясь не снижать темпа, они ринулись в сторону грузовых отсеков.
  
  
   - Настена, ты в порядке? - склонился над девушкой Ракитин, рассекая тесаком ремень, стягивающий ей руки.
   - Все...нормально. Я в порядке, командир, - попыталась улыбнуться девушка, но вместо этого лицо ее исказилось и наружу вырвались рвотные массы.
   - Ничего, - погладил ее по плечу Вадим. - Самое трудное позади. Вернешься к сестрам и матери на Делию и позабудешь все как ночной кошмар.
   Когда приступ закончился, Ракитин помог подняться Насте на ноги. Затем заглянул в свою каюту, но Джама уже освободил остальных заложников.
   - Ребята говорят, Престон и Варгас собирались в грузовые отсеки, - сообщил Джама. - На мостике наши им здорово врезали, вроде как. Престон еле на ногах держался от потери крови.
   - Разбирайте оружие и двигайтесь в командный отсек, на воссоединение с Ортегой и Мелоуном, - вводя себе инъекцию тонизирующего найса, приказал Ракитин. - Ты, Джама, назначаешься старшим группы. А я возьмусь за Престона и Варгас. Уйти им я не дам!
   - Надеюсь, что Хорхе и Майк живы. Связи нет.
   - Я тоже надеюсь. Поторопись, Джама, - уже через плечо крикнул Вадим, устремляясь в сторону кормы и на бегу меняя батарею плазматора. Он был полон решимости уничтожить, растереть в порошок, разорвать в куски людей, которые превратили последние сутки жизни экипажа "Триглава" в ад.
  
  
   - Это...здесь, - задыхаясь и морщась от боли, прохрипел Престон и устало положил ладонь на переборочные двери перед ним.
   - Знаешь, Даг, - прислонилась к переборке спиной Сола, - с твоей стороны было бы правильнее сказать что там. Ради чего мы творим все это, ради чего так рискуем?
   - Неважно. Есть приказ и его необходимо выполнить.
   Варгас, недовольно нахмурившись, прикрепила к панели управления дверьми небольшую пластину "Крысы-11" - портативного взломщика и дешифратора. Минут через пять двери разомкнулись, но путь в отсек офицерам преградил контейнер, покоящийся на деактивированной ЭМ-платформе.
   - Отлично, далеко тащить не придется.
   - Панель управления платформой с другой стороны, Даглас, - сделала шаг назад Сола. - Кто-то забаррикадировался контейнером изнутри. Отойди-ка от щелей.
   Престон огляделся:
   - Выведем из дока напротив вездеход и легонько ткнем ящик, освобождая проход и доступ к панели управления платформой.
   - Что там, Даг? С минуту на минуту появится безумец Ракитин. Может, заскочим в катер и поминай как звали?
   - Там оружие против банши, Сола. Две особи "кровососов", зараженные смертельным вирусом, от которого им всем наступит быстрый каюк.
   - Но мы не воюем с Банши, Даг!
   - А вдруг они вступят в войну на стороне октопоидов?
   - Если этот контейнер попадет им в руки, точно вступят, - пораженная услышанным проборматала Сола.
   - А мы с тобой на что?
   - Ящик и содержимое лучше уничтожить пока не поздно, Даг!
   Но Престон уже не слышал, он ковылял к доку вездехода. Сола догнала капитана:
   - Давай я, у меня лучше получится. Ты пока отойди к причальному шлюзу.
   - Ладно, будь по-твоему. Послежу за тем, кто выскочит из отсека.
   Сола бегом преодолела пару десятков метров до дока и уже минут через пять вывела в центральный проход грузового сектора вездеход. Остановившись напротив бокса с контейнером, Сола зацепилась взглядом за панель управления ракетной установкой. Еще несколько секунд раздумий и пальцы побежали по кнопкам, задавая цель последнему оставшемуся снаряду.
   - Нас учили не сдаваться, Сола. - донесся из коммуникатора голос Престона, словно почувствовавшего ее колебания. - Нельзя подвести. Нельзя обмануть доверие.
   Варгас посмотрела на Дагласа. Несмотря на усталость и раны, он не собирался отступать. Отметая сомнения, Сола сняла палец с гашетки и направила вездеход вперед. Уткнувшись ограничительной рамой в контейнер, машина начала осторожно двигать его внутрь бокса.
   Не успел Престон заглянуть в образовавшуюся щель, как по лобовому стеклу хлестнула серия плазменных импульсов, в куски разрывая над Варгас, кинувшейся на пол, спинку сиденья.
   "Скотина Барнетт! Жив еще!" - стиснула зубы девушка, успев разглядеть мелькнувшее за контейнером лицо. Не поднимая головы, она подала вездеход назад, выходя из зоны обстрела.
   - Ничего, сейчас мы его достанем! - заскочил на подножку со стороны пассажирского места Даглас. - Сделаем так...
   Договорить капитан не успел - что-то словно смело его в сторону. Варгас увидела в проеме одного из дальних боксов фигуру с плазматором. Синеглазый "дьявол" настиг их. По и без того уже серьезно потрепанной кабине ударила новая, еще более мощная волна плазмы и Сола снова оказалась на полу.
   "Если у него найдется термобарическая граната, то сейчас добавит и тогда - конец!" - подумала Варгас и, не дожидаясь подтверждения догадки, пулей выскользнула через противоположную дверцу наружу. Прижавшись к корпусу вездехода, она увидела, как полыхнуло выжигающее машину изнутри пламя. Догадка подтвердилась.
   "Еще жива, но что дальше?" - бросила взгляд Варгас на индикатор батареи. Пара выстрелов и она иссякнет. Что-то дрогнуло в груди и Соле вдруг захотелось плакать. Это стало такой неожиданностью, что у нее перхватило дыхание.
   "Какого хрена! - разозлилась на себя, Сола. - Нас учили не сдаваться!"
   Она бросила тело вверх, на крышу вездехода, намереваясь оттуда разрядить в ненавистного Ракитина оставшиеся заряды. Но в лоб ей неожиданно уперся ствол "хищника" - враг оказался проворнее.
   - Все Варгас! Финиш! Сдавайся или я давлю на спусковой крючок!
  
  
   Ракитин быстро скрутил Варгас руки и, бесцеременно толкая ее перед собой, приблизился к Престону.
   Капитан ФСБР Даглас Престон все еще был жив. Он скреб руками залитую кровью ребристую палубу под собой, но тело уже не слушалось.
   - Помоги ему, - тихо попросила Сола.
   - За то, что вы натворили вас расстреливать надо, Варгас, а не помогать! Не знаю, почему я еще не убил тебя, - зло огрызнулся Вадим, с трудом сдерживаясь, чтобы хорошенько не двинуть Варгас прикладом. - Наверное, потому, что я еще не настолько бессердечная и жестокая тварь как вы.
   - Мы выполняли приказ, Ракитин.
   - Какой приказ?! Сколько трупов вокруг! Что в том контейнере?!
   - Там тела банши, зараженные смертельным для них вирусом.
   Вадим не сдержался и дал Варгас увесистую затрещину.
   - Вы там в ФСБР с ума все посходили?!
   - Не знаю, - устало опустила голову Сола.
   Из-за бокса с контейнером показались Ксения Уилсон, Келли Ловланд, а вслед за ними заляпанный кровью незнакомец с импульсатором в руке.
- Это еще кто? - направил ствол "хищника" на ковыляющего незнакомца Вадим.
   - Долгая история, Вадим, но он с нами, - пояснила, приближаясь, Ксения. - Но если коротко - беглый каторжник со Ставроса. Престон и Варгас оттуда этот ящик тянули.
   - Крейг Барнетт, - представился парень и отдал Ксении "корсар". - Спасибо. Больше, надеюсь, не понадобится.
   - Час от часу не легче, - проворчал Вадим и, указав Ксении на офицера на палубе, приказал:
   - Посмотри, что с ним.
   Ксения склонилась над Престоном.
   Теперь срочно требовалось избавиться от контейнера с опасным грузом. Даже не просто избавиться, а уничтожить его без следа. И незамедлительно. Прямо сейчас. Ракитин наручниками стянул Варгас руки за спиной и толкнул ее к Барнетту:
   - Присмотри.
   Барнетт кивнул и Вадим быстрым шагом направился к вездеходу.
   Раздавшийся позади мощный взрыв поднял Ракитина в воздух и швырнул в борт машины. В глазах потемнело.
  
  
   Сынок неуверенно делает шаг по песку. Ножки у него маленькие, как у игрушки. Морская волна тихонько подкрадывается к ним и обнимает теплой белой пеной. Он весело визжит. Смеется и Элен. В больших серых глазах ее светится счастье. И она такая красивая, что перехватывает дыхание и становится нечем дышать.
   Вадим закашлялся и видение исчезло. Перед глазами материализовался стальной потолок, а во рту появился привкус крови. Невозможно пошевелить ни рукой, ни ногой. А есть ли у него еще руки и ноги? Электроника шлема вырубилась. Молчит "комм".
   Среагировав краем глаза на движение, Ракитин повернул голову. Расплывчатая фигура в хамелеон-накидке скользнула в бокс с контейнером ФСБР. Вадим снова попытался пошевелить пальцами. С руками наконец-то получилось - чувствительность начала возвращаться, а вот ног словно и не было. Приподнявшись на локтях, Вадим посмотрел на них. На вид все в порядке. Значит, поврежден позвоночник.
   Призрак в мареве электронного камуфляжа выскочил из бокса с контейнером. Не успели створки позади него захлопнуться, как палуба вздрогнула от очередного взрыва, на этот раз разносящего вдребезги злополучный контейнер со всем его содержимым. Длинный язык пламени выскользнул на мгновенье наружу, но замки переборки щелкнули и он исчез.
   Ракитин поискал глазами плазматор. Слишком далеко. Скользнул рукой к кобуре "корсара", но вспомнил, что отдал его Насте. Тесак вряд ли поможет. Надо дотащить свое тело до "хищника".
   Ликвидатор тем временем двинулся к пытающейся подняться на ноги Соле Варгас. Перед ней марево материализовалась в воина в легких черных доспехах. В руке он сжимал плазматор, направленный в лицо Варгас.
   - Не вставайте, капитан. Операция прекращена. Все кончено, - донеслось до ушей Ракитина.
   - Как прекращена?! Кто вы?! - Сола нашла в себе силы подняться. Из рассеченной кожи на голове текла кровь, заливая ей глаза, но девушка прямо и бесстрашно смотрела в лицо незнакомца.
   - Я из отдела зачистки, капитан. У меня приказ.
   - Мы тоже выполняем приказ.
   - Ситуация изменилась. Мне жаль, но исключений не будет. Высшие мотивы, капитан Варгас.
   Сола хотела еще что-то сказать, но слова застряли у нее в горле. Она все поняла и взгляд ее изменился. Там был не страх, нет. Только разочарование.
   Убийца нажал на спусковой крючок, а затем направил ствол плазматора на новую цель, распростертую у его ног. По разметавшимся по палубе длинным светлым волосам Вадим узнал Келли Ловланд.
   - Стой, урод! - закричал Ракитин, пытаясь дотянуться до плазматора. Пальцы вот-вот коснуться рукояти. - Давай ко мне!
   Агент в черном обернулся, целясь в Вадима. Но выстрелить не успел. Плазменные импульсы один за другим вонзились в его корпус и голову. Несмотря на попадание, агент, прокатившись по палубе, вскочил на ноги и бросился к ближайшему шлюзу, пытаясь отстреливаться. У самого люка самонаводящаяся ракета настигла беглеца и поставила жирную кровавую точку в его жизни.
   Вадим посмотрел в сторону спасителя. Вернее, спасителей, которых оказалось не менее полудюжины. Все они не являлись людьми. Расправляя и скручивая конечности в тугие кольца, к Ракитину приближались заргаты.
   - Че-е-ерт! - простонал он и обессилено снова распластался на палубе.
  
  
   Неширокая речушка тихо несет воды свои вдоль поросшего осокой берега, мимо старой ветлы, раскидистым куполом прикрывающей ее от клонящегося к закату солнца. Слабые порывы ветра гонят тонкую рябь по поверхности вместе с редкими листьями. Элен присела у края воды и коснулась ее пальцами. Фигура девушки изящна и стройна, волосы волнятся по спине. Маленький мальчик в коротких штанишках примостился на корточках рядом и что-то рисует тонким прутиком на тонкой кромке песка. И ветла, и речка, и девушка, и малыш - едины и неразрывны между собой, словно небо и звезды, словно дыхание и воздух. Вадим замирает, боясь лишним движением или словом нарушить прекрасное равновесие.
   Элен ведет тонкими пальцами по воде. Мягкие прозрачные бурунчики обтекают их и торопятся дальше, расходясь и растворяясь в ласковом теле реки. Вадим тоже присаживается на траву и все смотрит и смотрит. На ветлу и реку, на жену и сына, на зажигающиеся над ними первые звезды. А где-то далеко за рекой звучит и звучит печальный вавиловский ричеркар.
  
  
  
   Часть 3
   Рука Заргатона
  
   Я стою на берегу, 
Бурю взором стерегу. 
И держу в руках своих 
Горсть песчинок золотых. 
Как они ласкают взгляд! 
Как их мало! Как скользят. 
Все - меж пальцев - вниз, к волне, 
К глубине - на горе мне! 
Как их бег мне задержать, 
Как сильнее руки сжать? 
   Эдгар Аллан По "Сон во сне".
  
  
  
  
   ГЛАВА 1
  
   Сильное щупальце охранника-октопоида втолкнуло Ракитина в каюту, которую он когда-то считал своей. Потом здесь обосновались люди Престона, а теперь в удобном кресле расположился офицер-заргат. Затянутый в защитную искусственную кожу, он крутил верхние щупальца в тугие кольца и вращал круглыми глазами в верней части бочкообразного тела.
   "Присаживайтесь".
   - Значит, телепатические способности заргатов не выдумка. Будете в мозгах у меня копаться?
   - Разгадывать шарады из ваших образов я не намерен. Люди слишком сумбурно мыслят, - продолжил заргат разговор уже через кибер-переводчика. - Если бы я решился на это, то задействовал специальную аппаратуру. Посему давайте начнем сначала. Итак, прошу вас, командор, присаживайтесь.
   - Спасибо, - буркнул Вадим. - Но со стянутыми за спиной руками сидеть не очень-то удобно.
   Одна из многочисленных конечностей быстро распрямилась и свернулась обратно, уже сжимая в мелких отростках наручники.
   - Так лучше, командор?
   Вадим опустился в кресло напротив октопоида.
   - Рад, что нам удалось быстро восстановить ваше здоровье...
   - Что с моими товарищами? - перебил головоногого Ракитин.
   - Из тех, что находились с вами в отсеке, выжили лишь беременная девушка и ее плод. Оба сейчас вне опасности.
   Вадим поник головой, вспоминая Ксению Уилсон. Она так и не сошлась ни с кем после смерти Яна Фримена восемь лет назад. И теперь погибла в бою, как и он.
   - Что с остальными членами экипажа? Майкл Мелоун, Хорхе, Джама? - снова обратился к заргату Ракитин.
   - Они, а также еще шесть человек экипажа и четырнадцать лиц, которых условно можно назвать "пассажирами", живы и находятся под нашей опекой, командор. Не беспокойтесь.
   - Я хотел бы их увидеть.
   - Такая возможность вам будет предоставлена сегодня же, - пообещал металлическим голосом кибер-переводчика заргат. - А сейчас позвольте представиться - Саркс О - комиссар-дознаватель Особой военной комиссии Заргатона.
   - Рад знакомству, господин О, - выдавил Ракитин. - Прошу учесть, что мы - экипаж частного гражданского судна. Мы не учавствуем в боевых действиях. Я знаю, что заргаты - благородная раса и не воюет с мирными тружениками. Исходя из этого, надеюсь на соответствующее отношение.
   - Так и есть, командор, - снова начал крутить кольца из щупалец Саркс О. - Чего не скажешь о людях. Они явно не проявляют щепетильности в подобных вопросах.
   "Какая мерзкая привычка", - подумал Вадим о выкрутасах Саркса О с конечностями, но тут же поспешил отогнать от себя эту мысль и вновь сосредоточился на разговоре.
   - Согласен, господин О. Действия некоторых представителей нашей расы вызывают недоумение и сожаление даже у соплеменников.
   - На борту вашего судна мы стали свидетелями достаточно серьезной бойни, командор. Если бы люди всегда лупили только друг друга и не лезли к соседям, война не случилась бы.
   - Мы разные.
   - Да, очень разные, господин Руа. У вас религий под сотню наберется, а богов, наверное, еще больше. Вы сами какому из них поклоняетесь?
   - Я никому не поклоняюсь. Я верю в свободно мыслящего человека и в справедливость.
   - Заргаты тоже хотели справедливого суда и заслуженного наказания для мерзавца Нургали Бараката. Нам было отказано, поэтому Новая Земля получила войну.
   - Акция наемников Бараката - это глупая и вряд ли запланированная ошибка. Новая Земля это признала и принесла извинения. Была бы моя воля, я бы и виновника выдал. Но я не президент, и даже не мелкий клерк из федеральной конторы.
   - Давайте вернемся к событиям на вашем корабле, командор. Что же все-таки случилось на его борту?
   - "Триглав" подвергся нападению пиратов.
   - Да, шшарки с базы "Кайга-1" и ваши товарищи подтверждают это. Однако очень много нестыковок. Если бы не уважение, с которым к вам относятся подданные диктатора Ххарка, я бы уже закинул всех вас в детекторы для сканирования мозга или применил весьма эффективные химические методы допроса.
   - Что за нестыковки? Попытаюсь все разъяснить.
   - В некоторых телах, оставшихся после маленькой войны, разгоревшейся на вашем "Триглаве", мы обнаружили вживленные идентификационные чипы офицеров ФСБР. А на корпусе военный катер специального назначения типа "Гарпия-3", нашпигованный разведывательной аппаратурой и мощным оружием. Что скажете, командор?
   - Что ж, - вздохнул Ракитин. - Признаюсь, у меня и у моих людей не очень хорошие отношения с властями Федерации. Более того, мы стараемся избегать их. Но, называя нападение пиратским, я не кривил душой. Они наняли нас для пассажирской транспортировки, прикинувшись гражданскими лицами. Когда же я и часть моей команды приземлились на Кайгу, чтобы договориться о временной остановке, наниматели попытались силой захватить судно. И даже во время боя не афишировали свою принадлежность к ФСБР. Для меня самого это открытие. Скорее всего, нам пришлось иметь дело со сборищем ренегатов-дезертиров, пытающихся спрятаться от войны. Им приглянулся мой корабль и они сами стали пиратами.
   - Предположим, что так. А что же с "гарпией"?
   - Вероятно, ФСБР решила наказать отступников и направила следом ликвидатора. Это их обычные методы.
   Октопоид молчал. Вадим рассматривал заргата. Два сферических выступа на макушке с вращающимися, как у хамелеона, глазными яблоками давали хороший круговой обзор. Они были самым уязвимым местом на головоногом теле. Щупалец - восемь. Мощные и быстрые. Оружие - плазменный импульсатор жезлообразной формы. Много оборудования вживлено в туловище и щупальцы. Аптечка, таким образом, постоянно отслеживает состояние организма и автоматически поддерживает его в случае необходимости. Генератор защитного поля, тоже вживленный в плоть, образует в боевой обстановке плазменную броню. Все это хорошо, если не выйдет из строя. В противном случае придется тащить в себе кучу бесполезного хлама. Повреждение плазменной батареи генератора и вовсе может убить.
   - Вероятно, все так и есть, господин Руа, - наконец-то снова заговорил Саркс О. - Но все это необходимо перепроверять и уточнять, что в условиях военного времени несколько обременительно. За вас лично радеют шшарки, а вот вашим друзьям мы, к сожалению, ничего гарантировать не можем. Будьте также готовы, что "Триглав" нам придется реквизировать для военных нужд Империи. Не скрою, в недавнем сражении с вашими собратьями недалеко отсюда мы понесли ощутимые потери.
   - Свяжитесь с адмиралом Хиршшем...
   - Уже связался. Он очень хорошо отзывается о командоре Вадиме Руа. Только благодаря этому я и разговариваю с вами. Иначе давно бы поставил к стене, как у вас принято говорить. Слишком странные дела творятся на "Тргиглаве", командор.
   - Не уверен в пассажирах, но мои товарищи точно не являются военными или сотрудниками спецслужб. И корабль нужен нам как воздух. Его потеря равносильна смерти, - заволновался Вадим, лихорадочно ища выход из сложившейся ситуации.
   - Вы смелый и умелый человек, господин Руа. По рассказу шшарков о ваших действиях по освобождению "Кайги-1" чувствуется хорошая подготовка.
   - Я могу подсказать, как найти Бараката.
   - Вы о его сыне, которого помогли скрутить шшаркам? - кольца щупалец заргата замерли. - Мы уже пообщались с ним. Никчемное существо, думающее только о развлечениях и своих прихотях. Пустышка. Нас он не интересует. Пусть сгниет в тюрьме шшарков.
   - Чтобы вычислить Бараката-старшего понадобится много времени, - покачал головой Ракитин, чувствуя, что его загоняют в ловушку. - Захват такого объекта тоже сверхсложная задача.
   - Придется поторопиться, командор. Сейчас на Сахаре проходят трехсторонние переговоры. Если банши и шшарки пойдут на союз с нами в деле уничтожения землян, ваша помощь уже не будет иметь для нас серьезного значения.
   Ракитин взъерошил волосы. Как спасти друзей и корабль?
   - Соглашайтесь, командор. Данные о возможном местонахождении Нургали мы предоставим. Сами бы взялись, но эта планета находится в глубине обороны землян. Если и прорвемся, он к тому времени улизнет.
   - Можно подумать, если я привезу Нургали, вы прекратите войну, - исподлобья посмотрел на заргата Вадим.
   - Он - камень преткновения. Доставьте его, и все может измениться. Жаль, что ваши политические руководители не могут этого понять.
   - Какие гарантии?
   - Только мое слово и запись нашего разговора, если хотите.
   - Хочу гарантий от командующего вашей эскадрой. Причем независимо от исхода переговоров на Сахаре.
   Помедлив, Саркс О шлепнул щупальцей по столу:
   - Хорошо.
   - Гарантии должны быть даны в присутствии адмирала Хиршша.
   - Если вас устроит сеанс квантовой связи.
   - Мне будет необходима помощь моих людей, военное снаряжение и соответствующее техническое обеспечение. Также я хочу допросить членов экипажа и пассажиров "Джамбии".
   - Договорились, но участвовать в акции будете только вы, Вадим. Один.
   - Вы с ума сошли?! - нахмурился Ракитин. - Одному мне не провернуть такое дело!
   - У вас будет "Гарпия-3" и жетон офицера ФСБР Дагласа Престона. Его идентификационный чип мы подкорерректировали и уже вшили вам под кожу.
   - Черт! Чип выгорает со смертью носителя и превращается в ненужный мусор!
   - Престон был еще жив, командор, когда мы обнаружили и обработали капсулу.
   - Жив?!
   - Да, как ни странно. При таких ранениях, как у него, обычно умирают сразу. Но его мощный организм продержался почти час. Удивительные вы существа, люди.
   - Еще раз повторяю - мне нужны помощники.
   - Если вы провалите дело, Вадим, то это будет только ваша вина и ничья еще.
   - Мне нужна помощь или катитесь к черту, Саркс!
   Саркс замолчал, переваривая слова Ракитина.
   - Один человек, Вадим.
   - Хорошо. Пусть это будет мой старпом - Хорхе, а в качестве груза - Баракат-младший. Но не Гурам, а Саит. С живым хлопот не оберешься, а мертвеца я заставлю поработать с пользой. Об аресте Гурама шшарки пусть информацию придержат. И еще. Помимо возвращения "Триглава" и освобождения его экипажа, в обмен на Нургали Бараката я требую материального вознаграждения.
  
  
   ГЛАВА 2
  
   - Нельзя покидать закрытую зону космодрома, пока мы не осмотрим ваш корабль, господин Престон, - преградил Ракитину путь таможенный чиновник с типичной внешностью гуманоида-герраннита - красное лицо и узкие глаза-щели. Второй офицер, скользнув взглядом по кобуре с "корсаром" на бедре Вадима тоже поспешил выйти из-за стойки.
   - Оружие, господин Престон, придется оставить на борту. На нашей планете правом на ношение...
   - Просканируйте, пожалуйста, - Вадим опустил на пол армейскую сумку-рюкзак и выложил на стойку жетон офицера ФСБР.
   Старший таможенник быстро провел по бляхе портативным сканером и уставился на дисплей.
   - Извините, господин капитан, - озадаченно оторвался он от информации на экране минуту спустя. - Мы не имеем права задерживать вас. Но если посчитаете нужным, можете сообщить о грузе и пассажирах.
   "Октопоиды не подвели. Хорошо сработали", - подумал с облегчением Ракитин, цепляя бляху обратно к поясу.
   - Особого секрета нет. Груз - мертвое тело гражданина Земной Федерации по имени Саит Баракат. Его последним пожеланием было упокоиться с миром на Грогане. Любил он эту планету. Я взял на себя труд исполнить предсмертную волю покойного.
   - Добро пожаловать в Сайкадзо - столицу Грогана, господин капитан, - вежливо улыбнулся чиновник.
   - Спасибо. Подскажите, где тут поблизости можно найти недорогую гостиницу на пару суток и что-нибудь вроде похоронной конторы.
   - К территории космопорта примыкает торгово-развлекательный квартал "Лерой", а за ним небольшой парк. Как минуете их, увидите мотель "Красное и черное". А уже за мотелем небольшое здание конической формы фирмы "Мамбук". Там помогут с организацией погребения. Все очень близко и доступно, господин капитан.
   Аэрокаров в ближайшем агентстве проката не имелось и Ракитину пришлось взять в аренду автомобиль. На нем он быстро достиг дальней окраины "Лероя", преодолев несколько небольших улиц с неброской рекламой. В эти ранние утренние часы они были пустынны.
   На экране видеосвязи возникло лицо Хорхе Ортеги с традиционной сигарой в зубах:
   - Как все прошло?
   - Без проблем, - успокоил товарища Вадим и добавил, поглядывая на облако сигарного дыма над его головой:
   - Ты бы поперег здоровье, Хорхе. Для восстановления после ранения легким необходим щадящий режим. Забыл, что медик сказал?
   - С тобой восстановишься, Ракитин! Опять втянул меня в непредсказуемую авантюру, - заворчал Ортега.
   - Справимся.
   - Как-то сомнения меня одолевают, Вадим. Сюда ли на самом деле шла "Джамбия"? - снова пустил кольцо дыма Ортега. - Посмотрел видовой фильм про Гроган. Дыра еще та.
   - Как сказать, Хорхе, - Вадим проводил взглядом песочную поземку пробежавшую по асфальту перед автомобилем. - Особо интересными полезными ископаемыми и развитой промышленностью планета не обладает. Основной вид деятельности местных жителей - сельское хозяйство. Агрессоров это вряд ли может заинтересовать. К тому же герраниты знают, что октопоиды их в плен брать не будут. Следовательно, если "каракатицы" здесь все-таки появятся, то биться с ними будут до последнего. Несомненно, Баракаты на это и рассчитывают, укрываясь где-то в этих местах.
   Коробки невысоких, в четыре-пять этажей, домов с узкими окнами кончились, и началась парковая зона с аккуратно подстриженными кустарниками и деревьями с плоскими кронами ярко-салатового цвета.
   - Знаешь, Вадим, - туша сигару, снова заговорил Хорхе, - когда вернемся на Делию, я в космос больше ни ногой. Буду копаться в саду, любить жену, да дочку растить. Хватит приключений. Баста!
   - Я думаю, Хорхе, что и мне пора заканчивать с приключениями, - вздохнул Вадим. - Устал до смерти. Пусть молодые ребята, если что понадобится, к звездам идут. Майк Мелоун боевого опыта набрался. Будет командовать "Триглавом"...
   - Да уж набрался, так набрался, - проворчал Хорхе. - Еле откачали. Столько крови парень потерял. Да и смерть Злотника....Сам понимаешь.
   - Главное, что Майк сейчас жив и здоров. А Злотник погиб не зря. Быть может, его смерть спасла всех нас.
   - Может и так, - вздохнул Ортега.
   - Ладно, хватит болтать, - Вадим плотнее сжал руль - Подъезжаю к гостинице "Красное и черное". Не расслабляйся. До связи.
   Ракитин свернул к пятиэтажному зданию из стекла и бетона с яркой вывеской и припарковал джип на полупустой стоянке. Внутри мотеля он зарегистрировался в портье-автомате и, получив пластиковый ключ от дешевого двухкомнатного номера, направился в ресторан.
   В зале разбитом на три десятка открытых кабинетов посетителей было немного. Все - герраниты. Они сосредоточенно поглощали пищу под странноватую струнную музыку без начала, конца и мотива.
   "Что ж, разбавим немного местное общество", - ухмыльнулся Вадим и под искоса бросаемые взгляды прошел к ближайшему свободному столику у стеклянной стены с видом на стоянку. Стянув куртку, бросил ее на сиденье напротив. Просмотрев электронное меню, сделал заказ - графин местной водки и мясное блюдо с труднопроизносимым названием на закуску.
   Полчаса спустя, когда Ракитин почти расправился с обедом, на гостиничную стоянку опустился аэрокар.
   "Вот и дождался, - рассматривая, вышедшего из кабины человека в просторном светлом костюме и темных очках, подумал Вадим. - Вряд ли ему нужен кто-то из краснокожих. Идет ко мне".
   Отклонив полу пиджака приближающегося к мотелю незнакомца, порыв ветра обнажил поясную кобуру с "кейтелем".
   "Что ж, шоу продолжается", - взъерошил волосы Вадим и опрокинул в рот стопку водки.
   Человек в очках вошел в зал. Крупный, но рыхловатого сложения, с тщательно зачесанными назад иссиня-черными волосами, он несколько секунд осматривал зал, а затем, остановившись взглядом на Ракитине, вальяжно направился к его столику.
   - Господин Даглас Престон?
   - Он самый, - развязно откинулся на спинку дивана Ракитин.
   - Капитан ФСБР Пинар, Арсен Пинар. Глава отдела "Гроган", - снимая очки и демонстрируя служебную бляху на поясе, представился гость. - Думаю, нам необходимо познакомиться поближе.
   - Присаживайтесь, капитан, - указал на место рядом с собой Ракитин, вылавливая в кафе-автомате вторую стопку и наполняя ее водкой.
   - Мне сообщили, что на Гроган прибыл коллега, - отставил предложенную емкость с горячительным Пинар.
   - Так и есть, - положил на стол свою бляху Ракитин. - Капитан Даглас Престон, отдел охраны и сопровождения.
   - Кто с вами еще прибыл?
   - Труп Саита Бараката в морозилке, - криво ухмыльнулся Ракитин, рассматривая Пинара. На вид тому было лет тридцать, не больше. Сколько в реальности и достаточно ли опыта, покажет дальнейшее развитие событий. - Я следую с Кайги, где находился с особой миссией. На Гроган заглянул всего на пару суток. Обещал Гураму Баракату доставить сюда тело его брата и достойно похоронить.
   - Управление в курсе, что вы здесь? Почему я не поставлен в известность? - недовольно надул губы Пинар.
   - Вот я и ставлю, - дыхнул ему в лицо водкой Вадим. Что же касается Управления, то им плевать, где я. Для них главное, чтобы я выполнил поставленную задачу. А я ее выполнил. Вопрос с грузом со Ставроса закрыт.
   Пинара явно не удовлетворил ответ, в темных глазах читалось сомнение.
   - Не нервничайте, Арсен. Завтра вечером я покину планету. На Кайге туго пришлось, измотался весь. Психоэмоциональное состояние теряет стабильность, так сказать. Надо отдохнуть немного. Вы же наверняка бывали в серьезных переделках и все понимаете.
   - Что за груз? И где Гурам Баракат? Что случилилось с его братом? Почему он мертв? - забросал Пинар Ракитина новыми вопросами.
   - А вам зачем все это знать, капитан? - помрачневшим взглядом вперился Вадим в Пинара. - Вы директор ФСБР или Нургали Баракат? Вам ни к чему забивать себе голову лишней информацией.
   На лице Арсена Пинара промелькнуло выражение растерянности и Вадим пришел к выводу, что офицер еще совсем молод и особого опыта оперативной работы не имеет.
   - Просканируйте, - указал Вадим глазами на жетон. - Правила есть правила.
   Пинар снял с пояса портативный сканер и провел им сначала по бляхе, а затем по груди Ракитина.
   - Все нормально, Арсен?
   - Хорошо, - стараясь придать своему голосу уверенности и твердости, произнес Пинар, убирая сканер. - Отдыхайте. Если понадобится помощь, обращайтесь. Сбрасываю вам на коммуникатор адрес дислокации моего отдела.
   - Спасибо, капитан.
   - Не за что, - офицер поднялся, снова доставая из кармана солнцезащитные очки.
   - Перед отлетом заскочу попрощаться, - сграбастал со стола жетон Вадим.
  
  
   Роберт Хайсмит оторвался от сводок и рапортов и, уперевшись локтями в крышку стола, устало прикрыл лицо ладонями. Напор боевых соединений октопоидов с началом переговоров на Сахаре значительно ослаб. Заргаты усиленно убеждали шшарков и банши принять участие в войне на их стороне. Ни те, ни другие принимать решение не торопились. В органах власти Банши не имелось единого мнения по данному вопросу, а кормчий Ххарк, как докладывали источники, хотя и был не прочь прихватить десяток другой миров из владений Земной Федерации, но хорошо понимал, что заргатам необходимо свежее пушечное мясо, чтобы сократить собственные потери. Превращать в него шшарков диктатор не торопился. Придя к власти, он обещал своему народу мир и стабильность. Война Ххарку, если и нужна, то быстротечная и малокровная. Сейчас он усиленно просчитывал последствия военного союза с Заргатоном и ждал решения Банши. Для Земной Федерации наступило время передышки и перегруппировки имеющихся сил. Но если людские ресурсы еще не исчерпаны, то кораблей катастрофически не хватает. Для восстановления прежней мощи уже понадобятся десятки лет.
   Оторвав руки от лица, Хайсмит снова уставился на Виктора Горского:
   - Что по Файнбергу?
   - Как вы уже знаете, просьба Новой Земли об участии в переговорах отклонена. Однако премьер активно встречается с представителями Шшарка и Банши, в том числе и с представителями разведок. Октопоиды на контакт не идут.
   - Думаете, он радеет о Земле, а не готовит для себя возможность "мягкой посадки"?
   - Протоколы официальных встреч свидетельствуют, что он действительно пытается предостеречь и тех, и других от союза с противником. Тревожит множество неофициальных контактов, о содержании которых мы имеем крайне скупую информацию.
   - Куда охрана смотрит?
   - Зачастую он отказывается от людей ФСБР и выходит на встречу под прикрытием телохранителей из "Анкориджа". Файнберг более полусотни наемников корпорации притащил с собой на Сахару.
   - Неужели среди них нет наших людей?
   - Специалисты "Биотек" их периодически перетрясают.
   - Уму непостижимо! "Биотек" уже работает не на нас?!
   - Файнберг платит более щедро.
   - Я должен знать обо всем, чем премьер там занимается! - в сердцах хлопнул по столу Хайсмит. - Любыми путями обеспечьте поступление полной информации по Файнбергу.
   Ослабив узел галстука, директор ФСБР сделал долгий глоток минералки с добавкой тонизирующего найса. Голова шла кругом от навалившихся проблем. Времена, когда можно было спокойно и размеренно планировать многоходовые комбинации по устранению или смене "нестабильных объектов", а затем с чувством удовлетворения наблюдать за их успешной реализацией, похлопывая по задницам парочку любовниц, давно прошли. Любовницы, как и законная супруга заброшены. Остались лишь бессонные ночи за бесконечным потоком документов, да постоянное нытье недовольных сменой привычного уклада жизни некогда любимых женщин. Пара сыновей превратились в инфантильных оболтусов, протирающих штаны в штабе и волочащихся за юбками. Им плевать на войну и возможный крах человеческой цивилизации. Наследники из них никакие, хоть лоботомию делай. А ведь ему, Роберту Хайсмиту, уже девяносто лет. Уже пора отдыхать на солнышке у бассейна, потягивая коктейль за коктейлем. А тут эта война! И на кого опереться? Даже этот Горский себе на уме, хоть и протеже его старого товарища.
   - Ладно, - снова вперил взгляд в полковника Хайсмит. - Какие новости по "Снегу"?
   - К сожалению, агент-ликвидатор так и не вышел на связь, после сообщения о том, что искомый объект обнаружен и он приступает к зачистке, - заерзал в кресле Горский. - И хотя из-за концетрации на поверхности и орбите Кайги серьезных сил заргатов, подтвердить факт выполнения поставленной задачи пока не удается, я думаю, что операция все-таки увенчалась успехом. В противном случае, банши уже подняли бы вой.
   - Вы шутите, полковник? - почти прошептал Хайсмит, наливаясь ядом.
   - Есть основания так считать, - поспешил продолжить Горский. - На космодроме Грогана сегодня утром совершил посадку катер серии "Гарпия-3", пилотируемый Дагласом Престоном.
   - Дагласом Престоном?! - удивленно переспросил директор.
   - Да, так звали офицера ФСБР, ответственного...
   - Я знаю, кто это! - перебил Хайсмит. - Ближе к делу!
   - Состоялся его контакт с Арсеном Пинаром - начальником отдела ФСБР по Грогану. Престон сообщил ему, что вопрос по грузу со Ставроса закрыт.
   - И что он забыл на Грогане? - поползли вверх брови Хайсмита. - И почему это Даглас Престон, а не ваш агент-ликвидатор? Престон вместе с грузом должен был уйти в небытие.
   - Гроган рассматривался как запасной вариант для отхода после выполнения задания, если сюда пробиться будет невозможно. Я допускаю, что под именем Престона на Гроган прибыл мой агент.
   - Так почему же он не доложил вам по форме и мы вынуждены здесь сидеть и гадать, что произошло на самом деле?! Почему он доложился какому-то Пинару, а не мне или вам лично?!
   - Несомненно, есть обстоятельства, о которых нам пока ничего не известно. Дайте мне немного времени и я разберусь.
   - Пинар... - Хайсмит наморщил лоб. - Знакомая фамилия.
   - Это сын бывшего начальника управления анализа и статистики ФСБР.
   - Ах, да, - поморщился директор, вспомнив, что лет десять назад сам утверждал Арсена Пинара на должность начальника отдела в "тихом теплом месте" по просьбе его отца. Опыта серьезной оперативной работы у капитана не имелось. - А есть там кто-нибудь поопытнее?
   - Э-э, не думаю.
   - Ладно, дадим Пинару шанс стать полезным. Пусть арестует Престона. У него десять человек в отделе - справится. А вы, полковник, лично вылетайте на Гроган и проясните ситуацию с Престоном и грузом со Ставроса. "Снежный" вопрос должен быть закрыт в кратчайшие сроки.
  
  
   ГЛАВА 3
  
   Хорхе приблизил виртуальный экран внешнего обзора. Краснорожий герранит в робе инженера-техника с эмблемой космопорта, уже минут пять пялился из окна своего автомобиля на стальное тело "гарпии". Вот автомобиль снова тронулся и остановился уже под техническим шлюзом рядом с грузовым отсеком. Платформа вместе с кабиной медленно поползла вверх и остановилась напротив люка.
   - Вот и гости пожаловали, - вынул изо рта сигару Хорхе и выключил зуммер тревоги. - Что ж, приятель, действуй. Добро пожаловать.
   Герранит тем временем начал крепить к замку люка устройство декодировки. Ортега быстро пробежался по клавиатуре компьютера, снижая уровень безопасности до минимального. Взломщику, однако, понадобилось минут двадцать, чтобы вскрыть шлюз.
   Герранит осторожно вошел в шлюз, а затем и во внутренний тамбур. Там он замер прислушиваясь к звукам.
   - Давай, не теряй времени. Тебя ждет "невеста" в морозилке, - продолжал насмешливо бубнить Ортега.
   Герранит повел носом, словно пес.
   - Да ладно тебе, - с сомнением посмотрел Ортега на дымящуюся сигару в руке. - Не может такого быть. Через две переборки не почуешь.
   Гость достал сканер.
   - Вот черт! - Ортега хлебнув виски, выплеснул остатки на палубу и откинув спинку кресла, развалился в нем с видом мертвецки пьяного человека. Пустая бутылка покатилась к переборочному люку, а минут пять спустя его замки щелкнули и он медленно отъехал в сторону. Осторожно ступая, шпион подкрался к Ортеге.
   "Надеюсь, эта краснорожая скотина не ткнет меня чем-нибудь, - размышлял Хорхе, равномерно посапывая. - На куски порву!"
   Взломщик что-то распылив в воздухе вокруг Ортеги, склонился над панелью управления. Ортега мысленно похвалил себя за заблаговременно вставленные в ноздри фильтры.
   Поколдовав немного с компьютером, шпион вскоре покинул мостик и быстро направился в грузовой отсек. Как только замки люка щелкнули, Ортега снова привел кресло в вертикальное положение и активировал анализатор, который сообщил о повышенной концентрации в воздухе усыпляющего газа.
   - И только-то? Спасибо, что не насмерть, - улыбнулся Ортега и принялся следить за дальнейшими действиями мнимого техника, уже проникшего в грузовой отсек и отпирающего морозильную камеру.
   "Надо же! - подумал Хорхе, наблюдая как герранит берет образцы тканей мертвого тела. - Все происходит точно так, как говорил Ракитин! Может и выгорит дельце!"
  
  
   - Так, какие выводы, полковник? - устало потер переносицу Файнберг, выслушав Горского.
   - Если капитан Даглас Престон не тронулся умом, что тоже исключать нельзя, учитывая из какого ада он вдруг возник, то, весьма вероятно, что его цель - всем известный магнат.
   - Вы допускаете, что его завербовал Заргатон?
   - Если он прибыл на Гроган с трупом Бараката-младшего, то это хорошая приманка для Нургали.
   - А что мы знаем о близнецах?
   - Месяц назад их яхта под названием "Джамбия" покинула Сахару в неизвестном направлении. Но если они шли на Гроган, то небольшой крюк на Кайгу возможен. А Престон упоминал в разговоре с Пинаром именно Кайгу, где сейчас дислоцируется одна из эскадр заргатов.
   - Как-то агент Заргатона особо и не прячется, полковник. Офицер просто спятил, не иначе. Единственное, что нам требуется от него, так это узнать, что с безумным проектом Хайсмита и Хануссена. Если контейнер попал в руки врага - это крах.
   - А может быть, агент заргатов намеренно не потрудился хорошенько замаскироваться? Что если это прямое предложение сделки? Только не по ослиному упершемуся президенту, а здравомыслящим землянам, желающим остановить войну. Мы даем возможность взять Нургали, сделав вид, что он сам попался, а Заргатон отступает, удовлетворившись трофеем, который является причиной конфликта.
   - Хорошо, если бы так, - закинул в рот пластину найса Файнберг. - Но где скрывается мерзавец Нургали знают только президент, да директор Хайсмит.
   - Если Престон - агент заргатонской разведки и у него в багажнике Баракат-младший, то не зря он появился на Грогане. Они достали сыновей и выяснили конечный пункт маршрута. Пункт, где они должны встретиться с отцом. Вполне возможно, что у него убежище на планете герранитских беженцев или поблизости. Герраниты, кстати, с большим уважением относятся к Баракату. Он же прищемил хвост их исконным врагам, а последовавшая вслед за этим война, по их мнению, приведет к поражению Заргатона. Глупцы!
   - Но сформированные из герранитов батальоны отлично сражаются. Этого у них не отнять.
   - Только из девяти подразделений за месяц сражений осталось только два, - невесело напомнил на экране дальней связи полковник Горский.
   - Как полагаете действовать?
   - Директор направляет меня на Гроган лично разобраться с ситуацией по Престону. Вылетаю через полчаса.
   - А про Саита он точно не знает?
   - Нет. Я жду вашего решения, Карлтон.
   - Здесь ситуация накалена до предела. Банши и кормчий Шшарка серьезно рассматривают предложение Заргатона о союзе, хотя драться с нами им не очень хочется. Если бы я смог пообщаться с представителями Заргатона или стать полноправным участником переговоров, наши шансы на перемирие резко возросли. Но заргаты даже слышать об этом не хотят. "Где Нургали Баракат?" - с этого начинается и на этом заканчивается наше общение.
   Файнберг замолчал, обдумывая решение.
   - Карлтон, - поторопил его Горский.
   - Пусть Заргатон возьмет Нургали, - кивнул, наконец-таки, Файнберг. - И пусть это будет шумно, но быстро. А я уж постараюсь убедить президента принять случившееся и пойти на переговоры.
   - Хорошо, господин премьер-министр.
   - Удачи, Виктор.
   Экран квантового передатчика погас. Карлтон устало запрокинул голову. Если все получится, у Земной Федерации будет новый президент, а место порядком надоевшего и неуправляемого директора Хайсмита, займет полковник Горский.
  
  
   Подперев подбородок сплетенными в замок руками, Вадим смотрел на экран следящего устройства, транслирующего ситуацию в коридоре и на стоянке перед мотелем. Из аэрокара опустившегося полчаса назад до сих пор никто не показался. Или Пинар выставил соглядатая, или появились люди Бараката.
   "Ситуация изменилась. Мне жаль, но исключений не будет. Высшие мотивы, капитан Варгас", - почему-то вспомнились Вадиму последние слова, которые услышала Сола Варгас перед смертью. Вспомнилось лицо девушки, в последние секунды жизни осознавшей, что все было зря. Вся жизнь от рождения и до этого момента под дулом ликвидатора ФСБР прошла впустую. "Ситуация изменилась" и целый мир под именем "Сола Варгас" был уничтожен и стерт, как ставший ненужным файл из памяти компьютера. Стерт теми, ради кого доблестный офицер убивала и сама неоднократно рисковала жизнью. Те, в правоту которых она безоговорочно верила, предали ее, как предали и Дагласа Престона. "Высшие мотивы" оказались важнее верных церберов. Когда-то был офицером и Вадим. Думал перевернет весь мир, накажет зло и заставит торжествовать справедливость. Вот только тем, кто в мире людей находится у власти, справедливость оказалась не нужна. А подобные Ракитину, Ортеге, Престону и Варгас не более чем расходный материал. Вадим и Хорхе успели это понять, Престон - нет, а Сола поняла слишком поздно.
   Ракитин повертел в руке жетон Дагласа Престона. Возможно, если бы капитан выжил, он сейчас стоял на стороне "пиратов", "террористов" и "отъявленных мерзавцев" Ракитина и Ортеги.
   - Тебя запомнят, капитан, - вернул на пояс жетон Ракитин.
   Из аэрокара начали выскакивать герраниты. Трое двухметровых верзил с красными рожами двинулись к входу в гостиницу. Спустя секунду-другую помехи прервали трансляцию "жучков", расставленных Ракитиным. Погасла лампа на столе.
   - Приступим, - Вадим щелкнул застежками защитной шлем-маски и поднялся с кресла. Выхватив из сумки укороченный вариант "хищника", подошел к двери, ведущий в коридор гостиничного этажа и осторожно отвел ее в сторону. В полутьме, слабо рассеиваемой мутной аварийной лампой кто-то из жильцов орал, требуя восстановить подачу электроэнергии. Ракитин направился к лестнице и бесшумно взлетел по ступеням этажом выше. Здесь освещения не было вовсе. Автоматически активизировались визор-сканеры шлем-маски. Осторожно выглянув из-за угла, Вадим разглядел у дверей своего номер герранита с пистолетом-пулеметом в руке. Заметив на глазах у штурмовика очки ночного видения, Ракитин отпрянул назад.
   С дальнего конца коридора донесся шум. Еще один возмущенный жилец выглянул в коридор. Воспользовавшись этим, Вадим выскользнул из-за угла и в два счета оказался возле часового. Не успев обернуться, тот получил прикладом плазматора по затылку и беззвучно сложился к ногам Ракитина. Быстро затянув на запястьях поверженного герранита пластиковые наручники и сунув за пояс трофейный пистолет, Вадим открыл дверь в номер. На полу гостиной лежали еще два тела. Парализующий газ, наполнявший номер, сделал свое дело. Скрутив руки и ноги остальным, Вадим втащил в номер часового. Закрутив винтиль баллона, припрятанного за креслом, запер дверь и распахнул окно, впуская в комнату поток свежего воздуха. Разгоняя сумерки, на улице зажглись фонари и рекламные вывески. Их свет проник и в гостиную.
   - Большая часть мотеля пустует. С чего вы взяли, что я буду вас в своем номере дожидаться? - стянул Вадим с лица маску и принялся обыскивать взломщиков.
   Пять минут спустя на стол легли два полицейских "кейтеля", портативный парализатор и три удостоверения сотрудников местной транспортной авиакомпании с незамысловатым названием "Крылья Сайкадзо".
   - Что ж приступим к беседе, - привалил к дивану герранитов Ракитин. - Ишь ты, здоровые какие, черти!
   "Летчики", как их мысленно прозвал Вадим, и взаправду были мощные. Могли легко составить конкуренцию богатырю Ортеге. От серии пощечин и под влиянием тока воздуха с улицы, парочка, надышавшаяся газа, быстро ожила. Подзатыльниками остановив их попытки освободиться от пут, Ракитин присел на край стола напротив.
   - Мне рассказывали, что герраниты хорошие воины и верные союзники землян. Ворами и бандитами они никогда не были. Что же вас привело ко мне в номер? Да еще с таким богатым набором? - положил Вадим руку на оружие, сложенное на столе.
   Герраниты зло сопели, но хранили молчание.
   - А вы знаете, кто я? - похлопал Вадим по служебному значку на поясе. - Я - капитан ФСБР Даглас Престон. Прибыл с Кайги, где с трудом выбрался из серьезной потасовки с заргатами. Думал, что смогу передохнуть денек-другой на Грогане. И уж если и ждал нападения, то со стороны агентов Заргатона, преследующих меня, но никак не со стороны дружественных герранитов. Вот так вы платите за убежище, которое предоставила вам Федерация?
   Герраниты поглядывали то на жетон, то на оружие и документы на столе, но продолжали игру в молчанку.
   - Дьявол! - выпрямился Вадим. - А может вы и есть агенты Заргатона? Они клепают киборгов - от живых людей не отличишь!
   Вадим подтащил тело герранита с разбитой головой поближе к его товарищам.
   - Сканер может ошибиться после вашей ЭМ-атаки, но есть более действенный способ! - Ракитин выдернул из ножен армейский нож и опустился на колено рядом с телом. - Надо вскрыть грудную клетку и все станет сразу ясно.
   Рывком Вадим порвал на груди герранита футболку, обнажая грудь.
   - Нет большего оскорбления для герранита, чем обвинение в пособничестве Заргатону, - раздался скрипучий голос одного из пленных.
   Подавив вздох облегчения, Вадим покосился на заговорившего:
   - Тогда объясни мне, герранит, какого хрена вы напали на меня?
   - Мы не и не думали убивать. Нам заплатили, чтобы мы обездвижили вас и доставили в условленное место для... беседы.
   - Интересный способ приглашать на беседу. Ты врешь, герранит!
   - Я не лгу! - помотал головой пленный. - У них нет уверенности в том, что вы тот, за кого себя выдаете и прежде, чем общаться, необходимо провести что-то вроде проверки или теста. Так они нам объяснили.
   - Знаю я эти проверки! Мозги в "кресле-качалке" поджарить решили! - сощурил глаза Ракитин и, поднявшись с колена, схватил со стола "хищник". - Значит, вы решились пойти не только на похищение офицера ФСБР, но и его незаконный допрос с помощью технических средств. Как вы думаете, кому это могло понадобиться? Только Заргатону! - Вадим направил на пленных ствол плазматора. - Это измена! Тянет на высшую меру наказания. По закону военного времени я сейчас вас расстреляю и буду прав. А Пинар пусть потом уборщиков высылает.
   - Но, - быстро заговорил второй "летчик", помоложе, - нам сказали, что с начальником местного отдела ФСБР все согласовано!
   - Согласовано, говорите? А вам не приходило в голову, что если бы со мной не все было чисто, то мою персону уже вовсю допрашивали бы в этом самом отделе. У них с соответствующей техникой все в порядке - враз раскололи бы. Вы-то для чего здесь?
   Герраниты переглянулись.
   - А я вам объясню, - прошипел Ракитин. - Тот, кто вас нанял, к ФСБР отношения не имеет. У него свои интересы. И вряд ли они носят законный характер. А вас, дураков, подставили, чтобы в случае провала уйти от ответственности. Это заговор!
   - Нет, случилась какая-то ошибка! - заерзал молодой герранит. - Надо все уточнить.
   - Да что тут еще уточнять, приятель?! - приставил к его лбу ствол "хищника" Ракитин. - Для вас все кончено!
   - Нас наняли люди Нургали Бараката! Он не может служить Заргатону! - проскрипел старший.
   - Баракат? - Ракитин снова присел на крышку стола. - Но я ничего не имею против Бараката. Я дружил с его сыновьями.
   - Мы не знаем. Нас просто наняли привезти вас в состоянии подходящем для допроса, - опять заканючили пленники.
   Ракитин изобразил на лице задумчивость.
   - К герранитам я также ненависти не питаю. Говорите, где найти Бараката-старшего и я сам с ним объяснюсь.
   - Мы не знаем. Нам предложил работу начальник его личной охраны - Реми Насер. Он и раньше поручал нам разные дела. Пару раз даже в присутствии хозяина. Всегда все было нормально.
   - Где, говорите, их найти?
   Пленные замолчали.
   - Все! Я теряю терпение! - подскочил Вадим, уже злясь на самом деле.
   - Он сам всегда находил нас, - решился-таки старший герранит. - Чаще всего встречались в офисе "Крыльев Сайкадзо" на площади Фараджа.
   - Ха, как же я сам сразу не догадался, - хмыкнул Ракитин. - А кто владелец компании?
   - Вольдемар Горелик.
   - Знакомая фамилия, - кивнул Вадим, доставая из сумки шприц. Герраниты встревожено задергались в новой попытке освободится от пут.
   - Успокойтесь. Это всего лишь снотворное. Одному из вас придется немного поспать.
   Сделав инъекцию младшему "летчику" Ракитин рассек пластик, стягивающий ноги старшего. Заставив подняться, толкнул его к выходу:
   - А с тобой прокатимся до офиса, мой друг.
   Герранит пробубнил что-то невнятное, но послушно поплелся вперед. Но только они вышли в уже хорошо освещенный коридор, как путь им преградили.
   - Недооценил я вас, капитан, - сверкнул белоснежной улыбкой чернокожий франт в отлично подогнанном костюме цвета кофе с молоком, из кармашка которого элегантно выглядывал шоколадного цвета платок. Широкое лицо украшала щегольская нитка усов переходящая в бородку клином. - Надо было самому за работу браться.
   Справа и слева от франта, два верзилы в костюмах попроще целили в герранита и Ракитина из "корсаров". Ракитин дернул на себя "летчика" и выставил из-за его плеча ствол "хищника".
   - Отпустите Дракса, капитан, и бросьте оружие, - продолжал демонстрировать зубы чернокожий. - Если мы не найдем общего языка, то изрешитим и его, и вас.
   - Какого черта вы мне указываете?! - продолжал прикрываться живым щитом Ракитин. - Я - офицер ФСБР и сам сейчас из вас решето сделаю, если не объясните, в чем дело!
   - Не горячитесь, Престон. Я сам прослужил в ФСБР тридцать пять лет и вышел в отставку в звании полковника. С началом войны мой статус автоматически восстановлен. Поэтому рекомендую прислушаться к совету старшего по званию.
   - Это тот о ком ты говорил, Дракс? - дернул Вадим за воротник герранита.
   - Да, я - Реми Насер, начальник личной охраны господина Бараката, - ответил франт за герранита. - Меня интересует судьба его сыновей. Труп одного из них находится в корабле, на котором вы прибыли.
   - Если я и буду с кем-то разговаривать на эту тему, то только лично с Нургали Баракатом. Объясняться с непонятно кем себя мнящим идиотом и под прицелом импульсаторов я не собираюсь. Складывайте оружие или убирайтесь!
   - Если честно, Престон, - улыбка мигом слетела с лица Насера, - я считаю вас наемником Заргатона, подосланным, чтобы убить господина Бараката. Вы добрались до близнецов, а теперь хотите добраться и до их отца. Но Нургали очень любит своих детей и хочет видеть их рядом. Он надеется на лучшее. Поэтому и послал меня разобраться. Сейчас у меня предчувствие, что данный вопрос лучше закрыть и более к нему не возвращаться.
   Насер сделал быстрый шаг назад, прячась за вставшими плечом к плечу громилами с "корсарами". И они, и Ракитин одновременно нажали на спусковые крючки. Коридор наполнился шипением импульсаторов и взвесью из частиц одежды, брызг крови и фрагментов вырываемой из тел плоти.
  
  
   ГЛАВА 4
  
   - Эй, Вадим, как ты?! Не вздумай бросать меня здесь одного! - донеслось откуда-то издалека до Ракитина. Он открыл глаза и сквозь застилающую их бурую пелену увидел Хорхе Ортегу, стаскивающего с него окровавленные лохмотья, оставшиеся от бедолаги Дракса.
   - Что с тобой?! - Ортега озабоченно принялся ощупывать Ракитина. - Похоже, кровь чужая! Ты цел, ловкач!
   Вадим сел и осмотрелся. Весь коридор - полы, стены, потолок был не забрызган, а залит кровью. Дракс и телохранители Насера превратились в бесформенные навалы истерзанного плазмой мяса.
   - Вовремя я подоспел, - разглядывая запачканного с ног до головы кровью Ракитина, улыбнулся Ортега. - Начальничка огрел, как следует, по макушке, а потом поддал жару в спину его ребятам.
   - Я ж задеть тебя мог, Хорхе. Стрелял почти вслепую, - прошептал Вадим.
   - Ну не задел же, - сграбастав плазматор, поднялся Ортега. - Что дальше делать-то?
   - Обыщи "начальничка" и руки ему хорошенько стяни. Это Реми Насер - начальник охраны Бараката.
   - В яблочко попали! - кинулся к Насеру, распростершемуся в конце коридора, Ортега.
   Вадим посмотрел на свои покрытые алым руки. Их била крупная дрожь. Чтобы унять ее, он сжал ладони в кулаки.
   - Вадим, вставай! Поднимайся! - снова приблизился Ортега и протянул руку, помогая подняться, - Нам надо действовать. Девченки с малышами заждались. Обязательно надо вернуться. Нельзя раскисать, дружище!
   - Все верно, Хорхе, все верно, - кивнул Вадим и вскочил на ноги. Ортега подал позаимствованный из кармашка Насера платок и Ракитин отер лицо. Придя в себя, он осмотрел Ортегу с ног до головы:
   - Откуда такой плащ?
   - Нашел в гардеробе "гарпии". Чистая кожа. Удобно пушки прятать. Чертовски практичная вещь. Так идем?
   Ракитин мешкал и Хорхе понял почему.
   - Тыл обязательно надо зачистить, Вадим. Иначе далеко не уйдем.
   Вадим и сам это понимал. Сейчас, когда в руки к ним попался начальник охраны Бараката, ситуация требовала более жестких и решительных действий.
   - Хочешь, я с ними решу?
   - У Насера имелось оружие?
   - Полицейский пистолет, - Ортега выдернул из-за пояса и подал "кейтель".
   - Поднимай Насера и тащи к транспорту, - взял оружие Вадим. - Знаешь, где они припарковались?
   - Здоровенный черный аэрокар на противоположной стороне улицы.
   - В нем есть кто?
   - Нет. У входа в гостиницу "светился" еще один головорез, но я с ним разобрался по пути сюда и привалил за автоматом с напитками в холле.
   Передернув затвор, Ракитин направился в свой номер. Войдя в гостинную, он, не давая себе времени на лишние мысли, торопливо расстрелял оставленных там герранитов. Вернувшись в коридор, вложил пистолет в руку одному из мертвых охранников Насера. Затем вместе с Хорхе, они затащили начальника "лички" в лифт и спустились на первый этаж.
   - Подожди с ним здесь, Хорхе. Надо заглянуть в диспетчерскую. Есть граната?
   - Есть парочка. Прихватил все, что ты мне в багажнике оставил. Только давай по быстрому.
   Дверь в диспетчерскую, конечно же, оказалась незаперта. На полу мычал связанный, с мешком на голове, служащий. Перешагнув через него, Вадим приладил к компьтерному блоку кибер-управляющего связку гранат, а затем выпихнул герранита и выскочил из помещения сам.
   Когда троица выбралась на улицу, взрыв разнес компьютер и диспетчерскую. Редкие прохожие бросились врассыпную. Чей-то заруливающий на стоянку мотеля автомобиль резво развернулся и умчался прочь.
   Достигнув нужного аэрокара, друзья быстро юркнули внутрь. Вадим с уже приходящим в себя Насером устроился на заднем сидении, а Хорхе разместился на месте пилота.
   - Куда?
   - Давай-ка на стоянку у космопорта. Там и пообщаемся с господином Насером.
   - Будешь "болтушку" вводить?
   - Думаю, придется, - начал готовить шприц Ракитин.
   - Смотри не переборщи, коп. Иначе наш "гость" в овощ превратится.
   - Знаю.
  
  
   Размытое изображение перед глазами стало четче и вскоре сформировалось в чье-то лицо. Пристальный взгляд синих глаз, длинная прядь темных волос непослушно пересекает лоб. Острые, хищные черты лица. Они знакомы Насеру, но вспомнить, кто перед ним не получается.
   - Твое имя? - приходит в движение рот хищника, склонившегося над Реми.
   - Реми Абдулла Насер, - произносит Реми, не узнавая своего голоса, словно за него говорит кто-то абсолютно чужой, незнакомый. - Родился в две тысячи двести сорок седьмом году в Титон-сити, в семье банковских...
   - Где твой катер? - новый вопрос заполняет мозг Реми.
   - Площадка номер девять космодорома "Сайкадзо". Крупнейший космодром Грогана. Гроган - планета в системе...
   - На кого ты работаешь?
   - Работаю на Нургали Рашида Бараката - главу корпорации "Саманид", - не в силах противостоять и контролировать свой поток сознания, быстро заговорил Насер. - "Саманид" - крупнейшая корпорация Федерации. Флот из ста десяти судов, военный корпус в сто тысяч человек...
   - Где Нургали Баракат сейчас находится?!
   - Находится Баракат на Эллингтоне. Эллингтон - второй спутник Грогана. Гроган - планета в системе....
   - Эллингтон! Где база Бараката?!
   Исчезло лицо синеглазого человека. Теперь Реми видел лишь огромные наползающие буквы - БАЗА БАРАКАТА. Становясь все больше и больше, они небоскребами вздымались к небу и бесконечной стеной расползались в стороны. Казалось, они вот-вот раздавят Реми. Сомнут его кости, заставят лопнуть череп.
   - Каковы базы координаты?! - послышалось с далеких вершин и поскакало вокруг бесконечным эхом. - Скажи координаты!!!
   Насер забормотал координаты в надежде, что это поможет остановить наступающие на него вместе с головной болью буквы и остановит разрывающее барабанные перепонки эхо.
   - Расскажи о базе!!!
   Задыхающийся, распятый огромными буквами, Реми торопливо, не останавливаясь, зашептал:
   - Старая база времен освоения грогана выкупленная у военных тридцать лет назад все постройки на поверхности снесены подземные помещения расширены и оборудованы для длительного проживания отличные бассейны коктейли шестьдесят человек обслуги и сто восемьдесят охраны скрытое и комфортное убежище для клана Баракатов на случай непредвиденных обстоятельств...
   - Каков базы тип??
   - Тип "Гнездо-9", модернизация по проекту "Террариум".
   - Система эвакуации!!!
   - Эвакуации? - еле прошептал Насер, уже раздавленный гигантскими буквами. Головная боль терзала голову. Казалось, еще немного и череп расколется.
   - Система эвакуации!!!
   - Система эвакуации "Оса". Оса - насекомое...- перед глазами Реми замелькали белые роящиеся вспышки.
   Издалека поплыла фраза: "Эти системы мне знакомы. Заканчивай с ним, Вадим, а то сейчас заблюет здесь все. Он на пределе".
   Внезапный укол в руку заставила исчезнуть буквы-убийцы и отступить головную боль. По телу разлилось приятное уютное тепло и мягкий сон объял усталый мозг Реми.
  
  
   Сидя за пультом управления несущегося к Эллингтону катера, Вадим вспоминал разговор с Ортегой перед стартом.
   "Что-то не нравится мне твой план, Вадим".
   "Вдвоем нам не пройти. Идентификационный чип ФСБР имеется только у меня. И интересует Бараката только моя личность. Твое присутствие вызовет лишь подозрения. Поэтому придется действовать по схеме предложенной мной, Хорхе".
   "Как ты пройдешь в одиночку и без оружия, Вадим?! Ума не приложу!"
   "Жди сигнала, чтобы подхватить нас на выходе. Если ты сработаешь, как надо, все закончится успешно. Вся надежда на тебя, не подкачай".
   "Ладно. Только учти, если не выйдешь оттуда, я сам пойду на штурм. Без тебя мне возврата нет. Я Элен обещал присмотреть за тобой".
   "Все получится, Хорхе. Должно получиться".
   Вадим смотрел на звезды заполняющие экраны внешнего обзора. Лезть в пасть зверю, конечно, не хотелось. Хотелось перенестись подальше отсюда, в ставший родным мир Новой Делии, к семье. Обнять Элен, поиграть с сыном. Но если не взять Бараката, октопоиды уничтожат экипаж "Триглава". А он, как командир, в ответе и за них, и за корабль, и за будущее далекой колонии. Нет другого выхода. Только любым способом захватить Нургали Бараката или погибнуть.
   Оторвавшись от звезд и серого шара растущего Эллингтона, Вадим устало закрыл глаза и принялся снова мысленно прокручивать предстоящие действия. Об Элен и сыне он старался больше не думать. Теперь ему следовало превратиться в безжалостного и хладнокровного убийцу, которого никто не остановит.
  
  
   ГЛАВА 5
  
   Пощечина разбудила Реми Насера. Открыв глаза, он увидел Эллингтон, заполнивший собой почти все экраны пилотской кабины "миража". Потом рядом возник Престон с бутылкой воды в руке. При ее виде жажда заполнила все существо Реми. Он не мог отвести взгляда от жидкости за прозрачным запотевшим стеклом.
   - Пить, - шевельнул пересохшими губами Насер.
   - Конечно, - протянул руку с бутылкой Престон.
   К своему удивлению Насер обнаружил, что не связан. Схватив емкость с жидкостью, он в несколько жадных глотков опустошил ее.
   - Климат-контроль включи.
   - Был сбой, но я все устранил. Сейчас все нормализуется. Наберись терпения, - уселся в пилотское кресло напротив Престон. Ему тоже приходилось жарковато. На футболке виднелись темные пятна от пота.
   Насер почувствовал приступ тошноты. Голова была словно налита свинцом. В мозгу всплывали обрывки странных воспоминаний.
   - Что со мной произошло? "Болтуна" ввели, скоты?
   - Угадал, - криво усмехнулся Престон, не сводящий с Насера глаз.
   - Тебе все равно не достать Нургали. Внешней охраной занимается команда из пятидесяти агентов ФСБР, не говоря уже о втором эшелоне из моих людей.
   - Ты не понял, Реми, - продолжал ухмыляться, закинув ноги на пульт управления, Престон. - Меня Баракаты интересуют только как источник будущего материального благополучия. Я знаю, где скрывается Гурам. Я сам его спрятал. В обмен на исполнение необременительных просьб личного характера, я подскажу, как сыночка вытащить. Мне не хочется больше состоять на государственной службе и подставлять свою голову. Все! Баста! Хочу припеваючи жить на какой-нибудь теплой планетке в обнимку с кучей красивых баб! Понял, дуралей?
   Тошнота и пульсирующая боль в животе мешали Насеру сосредоточиться.
   - Дай таблетку. Все болит и блевать хочется, - пробубнил Насер.
   - Лови, - бросил Престон коробку со шприцом. - Это подействует лучше.
   - Пожалуй, потерплю, - с подозрением отложил Насер коробку.
   - Тебе виднее, - хмыкнул Престон, закидывая в рот пластинку найса.
   - Ладно. Допустим, ты просто хочешь нажится, - поднялся из кресла Насер. - Зачем же столько крови?
   - Ты первый начал, Реми. Оттого оружие я тебе решил не возвращать. На твоем "мираже" пушка есть только у меня.
   - А где твой напарник?
   - Остался на Грогане. Ему вам нечего сказать. Да и не ждете вы его.
   - Скажи, где Гурам и я сам договорюсь с Нургали. Даю слово офицера.
   - Рубашку смени, Реми. На воротнике кровь засохла. Там, в шкафчике есть парочка таких же. Цвет топленого молока. Твой любимый, как я понимаю.
   "Ладно, - переодевая рубашку, подумал Реми. - Один в поле не воин. Приведу его на базу. Там и возьму стервятника в оборот. Расскажет даже то, чего не знает".
   - Поторапливайтесь, шеф Насер, - захлопнул дверцу шкафчика Престон, - База "Зам-Зам" вызывает. Право переговоров, как хозяину этой посудины, предоставляется вам.
   С недовольной гримасой на лице, Реми прошел к креслу пилота. Следя за каждым его движением, Престон уселся в соседнее.
   - "Зам-Зам" - это Насер. Буду у вас через сорок минут. Прошу разрешения на посадку.
   На экране коммуникатора возникло лицо Нургали Бараката с аккуратно стриженой бородой.
   - Насер, это хозяин. Жду доклада. Кто это рядом с тобой? - блеснул он черными глазами.
   - Это тот самый капитан ФСБР Даглас Престон, сэр. Утверждает, что знает, где Гурам и как ему помочь. Хочет встретиться лично с вами. Будет торговаться.
   Нургали нахмурил брови, тоже тщательно подкорректированые парикмахером:
   - О каком торге может идти речь?! Стоит мне связаться с директором ФСБР, как вас в порошок сотрут, капитан!
   - Пока вы будете связываться с директором, а затем тереть меня в порошок, Гурам может погибнуть, господин Баракат, - даже бровью не повел Престон. - А мои требования для такого человека, как вы легко выполнимы. Но позвольте продолжить обсуждение при личной встрече. Не доверяю я этим виртуальным картинкам.
   С минуту Нургали Баракат оценивающе смотрел на Престона, а затем произнес, подрагивая крыльями ноздрей:
   - Хорошо, паркуйтесь. Но если обманете мои ожидания, Престон, то горько пожалеете об этом. Будете молить о смерти, потому что жизнь превратится для вас в ад.
   Экран погас.
   - Сажайте катер, Насер, - приказал Престон.
   "Ничего, когда ты лишишься оружия, наглец, спокойствие мигом слетит с твоего лица", - стиснул зубы Реми и, превозмогая новый тошнотворный ком в глотке, активировал программу посадки "миража".
   Вскоре изображение серой поверхности безжизненного спутника, покрытого пылью и редкими скальными скоплениями, заполнило почти все дисплеи пилотской кабины. У самого полюса, над длинной грядой невысоких гор, "мираж" застопорил ход и начал опускаться в центр небольшой долины. Когда до поверхности оставалось не более двух десятков метров, огромные тяжелые плиты, прикрытые пылью и россыпями камней, разошлись, открывая широкую шахту, ведущую в подземный порт. Кибер-шкипер начал плавный спуск. На километровой глубине шахта закончилась просторным доком, способным вместить еще с десяток средних катеров подобных "миражу". Но сейчас их место занимала личная яхта Нургали Бараката - "Аманат", щетинившаяся десятками стволов орудий и лесом антенн, дополнительно установленных на нее.
   Как только "мираж" коснулся площадки рядом с яхтой и двигатели стали, к его корпусу подкатил бронетранспортер и из него высыпал десяток человек в черно-коричневой форме офицеров ФСБР.
   - Ваш выход, капитан, - улыбнулся Реми. Он ощущал себя уже дома. Даже самочувствие улучшилось - исчезла тяжесть в голове и желудке. Он снова был полон сил и контролировал ситуацию.
   - Только после вас, полковник, - поднялся ему навстречу Престон. - Но прежде, чем шагнете наружу, хотел кое о чем предупредить. Извините, что не сделал этого ранее.
   - В чем дело, Престон? - напрягся Насер, почувствовав подвох. - Какую еще пакость вы придумали?
   - Знаете, что такое "Ватербласт-2000"?
   Насер нервно сглотнул. Жидкая взрывчатка, имитирующая обычную воду, часто использовалась ФСБР в спецоперациях. Наполняя внутренности жертвы, она превращалась в смертоносный гель, ждущий детонации, а сам носитель в ходячую, до поры до времени ничего не подозревающую, бомбу. Симптомы поступления в организм - легкая тошнота и редкие тупые боли в пищеварительном тракте. Как Реми мог забыть об этом, принимая бутылку с жидкостью из рук Престона?! Мерзавец все продумал. Он знал, что последствия химического воздействия "болтушки" схожи по ощущениям, да вдобавок вывел из строя систему климат-контроля катера, повысив температуру в отсеке. Жажда разрывала Реми и он повелся. Совсем потерял хватку за годы спокойной службе при Баракате.
   - Оружие я сдам, Реми, - хладнокровно продолжал Престон. - Но дистанционное управление все равно останется при мне. Поэтому не отдаляйтесь и не делайте лишних или резких движений. Позволь мне переговорить с Нургали и я вас отпущу.
   - Сволочь, - прошипел, задыхаясь от смеси ужаса и злобы, Реми.
   - Поторопимся, Насер. Если через час-полтора "ватербласт" не извлечь, смерть для вас станет неизбежна. Проходил, наверное, в академии?
   Престон толкнул растерянного Реми к люку шлюзовой камеры.
  
  
   - Приветствую вас, капитан Престон, - взглянув на показания порт-сканера, произнес офицер, командующий группой встречающих. - Но если вы намереваетесь встретиться с господином Баракатом, с оружием и средствами связи придется расстаться. Таковы правила.
   - Конечно, майор, - выдернул Ракитин из кобуры "корсар" и протянул рукояткой вперед.
   Как только пассажиры погрузились, бронетранспортер резво понес их мимо "Амананта" к выезду с территории порта.
   - Угрожающе смотрится, - кивнул на экран с промелькнувшей яхтой Ракитин.
   - И круглосуточно готова к старту, - пояснил майор. - Издалека к нам?
   - С Кайги.
   - Не так уж и далеко. А что там интересного, если не секрет.
   - Эскадра заргатов обосновалась.
   Майор нахмурился и примолк. Теперь мрачное лицо Насера никого не удивит. Бросив взгляд на шефа личной охраны Бараката, Ракитин подумал: "Хорошо, что кожа у него черная. Иначе сидел бы белый словно молоко. Только бы не психанул".
   Нырнув под низкую арку, машина побежала по длинному широкому туннелю. Позади нее то и дело с тяжелым уханьем смыкались тяжелые бронеплиты. Минут пять спустя путь вывел к круглой площадке со множеством люков и створок. Здесь Ракитина встретила группа из пяти военных наемников корпорации "Саманид". Обвешанные "корсарами" и "хищниками" верзилы под прицелом сканеров, видеокамер и автоматических пулеметов, установленных по всему периметру, снова с ног до головы обыскали Ракитина.
   Наконец, пройдя сквозь очередной шлюз, Вадим в сопровождении все того же майора и Реми Насера оказался в первом отсеке жилой части подземного убежища Баракатов. Зал был выполнен в греческом стиле. Свод поддерживала помпезная колоннада. Между колоннами высились статуи древних богов в туниках и доспехах, бюсты мыслителей и философов. Стены за спинами истуканов украшали подсвеченные картины. Могучие воины сражались и побеждали разнообразных мифических существ, спасая грациозных нимф. Но и здесь то тут, то там виднелись сферы сканеров и камер наблюдения.
   Следующий отсек встретил делегацию пышной растительностью, заполняющей все вокруг. Потолок превращенный в трехмерный дисплей демонстрировал пронзительно голубое небо с парящими в вышине белыми облачками. Лишь аккуратно выложенные тропки и мраморные скамьи нарушали иллюзию дикой живой природы.
   - Здорово у вас здесь, - оглядываясь по сторонам, усмехнулся Вадим. - Надеюсь, из кустов не выскочит очередной "молодец" с пушкой и сканером. Сколько можно меня щупать? Если бы почтенный Баракат для такой работы девченок нанял - другое дело.
   - Господин Баракат в следующем помещении. Немного осталось, - улыбнулся в ответ майор.
   Миновав очередной шлюз, они оказались в большом комнате, оформленной в арабском стиле. Стены с витиеватыми арабесками и пестрыми коврами, диваны в шелках, атласе и парче, потолок с перламутровой мозаикой. В узорчатых нишах поблескивали крутыми боками вазы и кальяны.
   - Присаживайтесь, господа, - в противоположной части комнаты появился моложавый Нургали Баракат. Человек, не знающий его реального возраста, дал бы ему лет сорок пять - сорок восемь, не более. Под присмотром двух дюжих телохранителей Баракат бодро прошагал к ближайшему дивану и опустил коренастое тело в его разноцветные подушки. "Гориллы" заняли позиции по бокам.
   Насер торопливо присел на забранное парчой кресло. Судя по зеленому оттенку лица, он чувствовал себя все хуже. Присел в одно из кресел и Ракитин. Майор остался стоять за спиной.
   - Капитан Престон, - подался вперед Баракат. - Как погиб Саит?
   - "Джамбия" следовала с Сахары на Гроган, но в пути их серьезно потрепали заргаты. В поисках помощи они приземлились на Кайге. Но и там нарвались на разведчиков Заргатона. В перестрелке Саит пал. Гурама мне удалось вытащить из пекла и укрыть в подземных лабиринтах южной части планеты. Там мною оборудовано небольшое убежище, где можно с относительным комфортом схорониться пять-шесть месяцев. Думаю, что сумею вам помочь вытащить парня. Если пожелаете, конечно.
   - А как вы сами оказались на Кайге?
   - Выполнял особую миссию, возложенную на меня руководством. К сожалению, не могу останавливаться на ее подробностях.
   Баракат задумчиво разглядывая Ракитина, провел ладонью по отливающей серебром бороде.
   - Не скрою, капитан, я проконсультировался насчет вас в Управлении. Ваш особый статус мне подтвердили. Но также мне сообщили, что планируется ваш арест и посоветовали не иметь дел с капитаном Дагласом Престоном.
   "Вот дьявольщина! Пора уже переходить к делу! Да и Насер вот-вот свалиться с кресла!" - подумал Вадим.
   - В Управлении знают, что я устал и больше не хочу на них работать. Но вы прекрасно понимаете, что данное обстоятельство не помешает нашему сотрудничеству, иначе встреча не состоялась бы. Об этом я говорил и господину Насеру... - начал пояснять Ракитин, но, повернув голову в сторону шефа телохранителей, тревожно заметил:
   - Э, да ему вроде как плохо!
   Первым подскочив к уже оседающему в кресле Насеру, Ракитин, давя зубами силиконовую капсулу, дернул его тело сначала вверх, а затем, развернув спиной к остальным, отбросил прочь от себя с криком:
   - У него бомба!
   Тело Насера рвануло адской смесью, даже не успев приземлиться на резной столик ручной работы в центре комнаты, куда швырнул его Ракитин. Разрушительный смерч прошелся по всему помещению, скручивая и сжигая все, что попадалось на пути.
  
  
   ГЛАВА 6
  
   Вадим отнял руки от головы и осмотрелся. Один из телохранителей прикрывших собой Бараката зашевелился, пытаясь освободиться от парчовой портьеры, накрывшей его голову и плечи. Ракитин бросился к нему. Плотнее затянув ткань на шее охранника, он нанес несколько ударов по обтянутому парчой лицу и выдернул из скрытой кобуры оружие. Когда в ладони оказался закодированный на владельца "стражник", Вадим чертыхнулся и хотел его отбросить, но затихший было телохранитель, пришел в себя и локтем так треснул по ребрам, что в глазах у Ракитина на миг потемнело. Разозлившись, он начал что есть силы лупить рукояткой пистолета по голове противника, пока портьера не потемнела от крови.
   Отсутствие у второго охранника головы делало его абсолютно безопасным. Быстро обшарив тело и обнаружив на поясе очередного "стражника", Ракитин снова мысленно выругался. Единственной полезной находкой стали наручники. Подобрав на полу заостренный осколок разбитой вазы, Вадим за шиворот выдернул из-под тел охранников тушу Бараката. На вид с ним было все в порядке. Лишь борода превратилась в паленое клочковатое мочало, да растерянно хлопали веками округлившиеся глаза. Замкнув на руках Бараката браслеты, Вадим пинками заставил его подняться. Затем, соорудив из ремня, сдернутого с одного из телохранителей, удавку, накинул ее пленнику на шею. Разглядев в дымной пелене силуэт майора ФСБР, выкарабкавшегося из-под обломков мебели, Вадим намотал на руку свободный конец кожи и приставил к горлу Нургали зазубренное острие:
   - Назад! Иначе ему конец!
   Майор метнулся в сторону, за колонну с густо чадящим у основания навалом тряпок и дерева.
   - Где запасный выход?! - нажал острием на шею Баракату Вадим. Кровь быстрой струйкой побежала по коже. - Веди!
   В комнату влетело несколько наемников.
   - Назад! Я вскрою ему горло! - снова заорал Ракитин.
   Вскинув стволы плазматоров, наемники замерли.
   - Скажи им, чтобы убирались к черту! Или я рассеку тебе глотку от уха до уха, урод! Ты им за это платишь?! - заорал Вадим Баракату в ухо, уткнувшись лбом в его затылок и ослабляя ремень.
   - Назад! Назад! - выбросил руки вперед, звякнув наручниками, Нургали Баракат. - Уходите! Иначе он убьет меня!
   - Не стрелять! - подал из-за колонны голос майор. - Отступаем!
   Под судорожный кашель Бараката, задыхающегося от дыма и затянутой на горле петли, наемники попятились, отступая в соседнее помещение. С потолка хлынула запоздавшая завеса пламягасящей жидкости.
   - Веди к аварийной шахте, Нург!
   - П-подожди Престон! Сколько ты хочешь? КОНЕЦ ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ФРАГМЕНТА
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"