Дрыжак Владимир Борисович: другие произведения.

Виктор Сергеевич против Цру

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Трактуется тема взаимодействия третьеклассников с обитателями далеких миров.



                     Владимир Дрыжак

              ВИКТОР СЕРГЕЕВИЧ ПРОТИВ ЦРУ

                 Машке, Дашке, Митьке и их маме посвящается




                                    Командующему ПВО РА
                                 генерал-полковнику Тулупову

                     Ориентировка

   Довожу до вашего сведения,  что 25.06....  в 16.20.32  по
местному времени станциями слежения ПВО  Зап.Сиб.ВО  в  зоне
над  Красногорском  зарегистрированы  аномальные    световые
вспышки на высоте от 30 до 50 километров,   сопровождавшиеся
высоким уровнем радиопомех.  Никаких посторонних летательных
аппаратов в воздушном  пространстве  в  указанное  время  не
зарегистрировано. Выписки из журналов наблюдений станций ПВО
прилагаю.

                             Начальник службы ПВО Зап.Сиб.ВО
                                 генерал-майор Шубин
                           ---

   Учащийся четвертого класса средней школы Виктор Сергеевич
Васютин сидел за партой и интенсивно ждал,  пока учительница
закончит разговоры и отвернется к доске. Дело в том, что еще
до конца урока ему необходимо было завершить три дела,    не
терпящих никаких отлагательств.  Во-первых,  ему нужно  было
срочно  стукнуть  линейкой  по  затылку  Вовку  Межерецкого,
сидящего спереди, за то,  что он на прошлом уроке арифметики
стукнул Виктора  Сергеевича  по  лбу  учебником  арифметики.
Во-вторых,  следовало  как  можно  скорее  дернуть  за  косу
Таньку, сидевшую за партой слева, в отместку за то,  что она
на прошлом уроке не давала ему списывать диктант,  а точнее,
те предложения,  которые Виктор  Сергеевич  прохлопал  ушами
из-за того,   что  в  него  плевали  сзади  жеваной  бумагой
близнецы Савины.  С ними еще предстояло разобраться,  но это
пока терпело. Что же касается Таньки,  то она - просто дура.
Если бы бумагой плевались в нее,  она  тут  же  накапала  бы
учительнице. За свои пятерки удавиться готова!
   Но  главная  проблема  состояла  не  в  Таньке  и  не   в
близнецах, а в том, что тот бублик, который Виктор Сергеевич
нашел вчера за  гаражами,    свалился  за  батарею  парового
отопления и там застрял. А Сашка, который, сидел сзади и все
видел,  уже начал ширять туда крышкой от пенала,  и она тоже
свалилась за батарею,  после чего ее  удалось  носком  туфли
выдвинуть за пределы досягаемости Сашкиного ботинка. Но это,
ясное дело,  не гарантировало спокойную жизнь.  Сашка  может
достать новую крышку,   или,    чего  доброго,    обнародует
местоположение бублика, и весь класс после звонка полезет за
батарею.  Допустить это Виктор Сергеевич не мог.  Вот почему
он так внимательно слушал учительницу, не выпуская из виду и
Сашку,  и близнецов,  и Танькину  косу,    и  затылок  Вовки
Межерецкого.
   Однако,  торопиться Виктор Сергеевич не имел права.   Все
должно быть сделано быстро,    четко  и  без  лишнего  шума.
Малейший промах,  и Виктор  Сергеевич  окажется  за  дверью.
Сашка получит свободу действий,  достанет бублик,   а  тогда
попробуй выменяй его обратно.  Такой бублик попадается раз в
сто лет, а может даже раз в тыщу лет. Днем жужжит, а ночью -
светится!
   Урок близился к концу,  а учительница все никак не  могла
дочитать рассказ про огурцы.    Она  даже  и  не  собиралась
отворачиваться.  И зачем только  эти  писатели  пишут  такие
длинные рассказы про огурцы?!
                          ---

   -  Что с зондом в системе Z?  -  поинтересовался  Куратор
Проекта.- Есть какие-нибудь новости?
   - Нет. - Руководитель сектора связи прикусил губу. - Зонд
не отвечает. Или мы не ловим его посылки.
   - Я хотел  бы  услышать  от  вас,    как  специалиста  по
нуль-связи,  ответ на  такой  вопрос.    Зонд  действительно
замолчал,  или мы просто потеряли с ним связь?  Каковы шансы
за то, что в ближайшее время он отзовется?
   -  Связь отвратительная - вспышка сверхновой в  четвертом
рукаве.  Поэтому,  шансы есть.  Но небольшие.  Если он ведет
передачу,  то хоть что-то бы  прорвалось!    "Надо  готовить
отправку второго зонда, - подумал Куратор, - похоже, никаких
шансов нет - голову он мне  морочит  своими  вспышками!"  Но
вслух произнес:
   - Если что-то будет - докладывайте немедленно.  И  жестом
отпустил руководителя сектора связи.
                           ---

   -...А теперь, дети,  запишите домашнее задание...  Виктор
Сергеевич внутренне подобрался.  Его правая рука  скользнула
за спину соседки по парте,  левая с растопыренными  пальцами
замерла между секциями батареи. Сейчас!..  И тут он заметил,
что искомый бублик, как ни в чем ни бывало,  лежит у него на
коленях.  У Виктора Сергеевича глаза полезли  на  лоб,    но
правая рука  знала  свое  дело  -  вскочившая  Танька  тонко
взвизгнула...  Виктору Сергеевичу просто  сказочно  повезло.
Именно в этот момент грянул звонок.  Класс дружно взревел  и
ринулся в проходы между партами.
   - Васютин,  ты опять не записал домашнее задание?  Виктор
Сергеевич сунул бублик в карман и вскочил.
   - Я?.. Я не успел... Я потом.., потом спишу... И влился в
поток одноклассников.
   - Васютин!
   Эффект Доплера опустил голос учительницы до басовых  нот,
потому что Васютин несся по коридору со  всей  скоростью  на
какую был способен.  А  способен  Виктор  Сергеевич  был  на
многое...
   Последний урок прошел нормально.  Бублик лежал в кармане,
посему  Виктор  Сергеевич  проявлял  чудеса    терпения    и
прилежания.  Он даже два раза поднял руку,  хотя второй  раз
напрасно, ибо понятия не имел о том, для чего нужно охранять
полезных птиц и лягушек, о которых в этот момент шла речь. А
главное, как, и от кого именно?..
                         ---

   Дома никого не было.  Младшая сестра находилась в детском
саду, родители, как им и положено, пребывали на работе.  Все
складывалось самым наилучшим образом.   Минуя  переодевание,
умывание и прием пищи,  Виктор Сергеевич сразу же отправился
в ванную,  запер дверь,  выключил свет и  вынул  из  кармана
бублик.
   Да,  ему не померещилось: бублик  действительно  светился
холодным сиреневым светом.    Более  того,    внутри  кольца
мелькали какие-то искорки.    Виктор  Сергеевич  без  лишних
размышлений сунул туда палец и  ощутил  легкое  покалывание.
Бублик действовал! Теперь следовало подумать над тем,  какие
еще эксперименты следует проделать  над  бубликом.    Можно,
например, сунуть его в таз с горячей водой,  но ведь можно и
с холодной... Или, скажем, можно сунуть его в духовку...
   Первый раз за свою жизнь Виктор Сергеевич ощутил,  что  у
него в груди есть сердце - так оно колотилось.   Жизнь  была
прекрасна, а бублик в перспективе сулил самые удивительные и
неисчислимые удовольствия.
                          ---

   Генерал сидел в кресле за столом  и  обдумывал  ситуацию.
Ситуация  была  сложной:  исчез  разведывательный   спутник.
Причем, как исчез. Вот он, то есть спутник, есть,  а вот его
уже нет.  И никаких следов - как корова языком слизнула!  Но
никаких русских,  ни,   тем  паче,    американских  коров  в
орбитальных коридорах не зафиксировано.   А  спутник  исчез.
Причем, хороший спутник, новейшая разработка.  Фоторазведка,
связь...
   Из доклада явствовало,  что  со  спутником  был  проведен
сеанс радиосвязи,    принята  информация  -  телеметрические
данные  без  отклонений.    Спутник   ушел    за    горизонт
радиовидимости.   Однако,    через  сорок  минут,    вопреки
ожиданиям,  спутник не появился,   и  никаких  остатков  или
фрагментов на траектории обнаружить не удалось.    В  то  же
время,  с другого спутника была получена информация  о  том,
что в точке, лежащей на траектории исчезнувшего спутника над
территорией    русских       зарегистрирован        источник
кратковременного  импульса   излучения    в    рентгеновском
диапазоне.
   Сопоставив эти  факты,    генерал  пришел  к  неизбежному
выводу: спутник уничтожен русскими.  Но как?  Вероятно,  они
разработали какоето новое и чрезвычайно эффективное  оружие,
способное поражать с земли и уничтожать без остатка цели  на
низких орбитах. И, к сожалению, он, генерал, командующий ВВС
США, никакими данными об этом оружии не располагает. Генерал
перешел к оценке сложившейся ситуации.
   Хорошо,  спутник исчез.  Кто должен нести ответственность
за это? НАСА,  с которой был заключен контракт на разработку
и запуск? Нет, потому что спутник передан ВВС для постоянной
эксплуатации. ВВС? Конечно, все постараются спихнуть вину на
ВВС. Но ВВС не занимается сбором разведывательной информации
о противоспутниковом оружии. Этим занимается ЦРУ. И если ЦРУ
прохлопало новую разработку русских,   то  причем  тут  ВВС?
Генерал нажал кнопку вызывного устройства.
   - Да, сэр! - раздалось ниоткуда.
   - Сержант, соедините меня с директором ЦРУ.
   - Слушаюсь,  сэр!
   Генерал повернулся к экрану монитора. Экран посветлел,  и
на нем появилось изображение человека,  сидящего за столом в
кресле  с  монументальной  спинкой  и  улыбающегося  во  все
тридцать два зуба.  "Хорошие зубы,    -  подумал  генерал  и
скривил губы.  - Такие  зубы  носят  только  госсекретарь  и
советник Президента по безопасности.  Явно гражданские зубы.
Военные зубы  должны  иметь  защитный  табачный  цвет..."  И
осклабился в ответ.
   - Хэлло, Ник, как дела, - поинтересовался он.
   - Олл райт, Джеймс, - меланхолично ответил экран.
   - Все русские агенты уже пойманы?
   - Все, и даже парочка лишних про запас.
   - Ты один?
   - Почти, - собеседник усмехнулся.
   - У нас с тобой неприятности. С орбиты исчез спутник.
   - А причем тут я? Орбиты - это НАСА.
   - Похоже,  что его сбили русские.  Причем  способом,    о
котором я не имею ни малейшего представления, а ты меня даже
не предупредил.
   - Зачем?
   - Что - зачем?
   - Сбили. У них что, своих проблем не хватает?
   - Трудно сказать.  Возможно,  они хотели попасть  в  свой
спутник, но не смогли. Русские любят стрелять. Почти так же,
как мы...
   - Это что, последний ваш спутник?
   - Нет, но дело не в этом.  Придется докладывать сенатской
комиссии, они затеют расследование и...
   - А вы пробовали искать - может он найдется? Пошарьте там
по  своим  орбитам,    спутник  -  не  ядерная   боеголовка,
потеряться бесследно не может.
   Генерал поморщился.  Директор  ЦРУ  намекал  на  недавний
инцидент  с  пропажей  на  складе  ВВС  ядерной  боеголовки,
которую  позже  обнаружили  при  захвате  контрабандистского
судна вместе с десятком килограммов наркотиков.
   - Мы,  разумеется,  пошарим,    но  все  же  материалы  я
направляю в адрес вашего ведомства на предмет расследования.
   - А может быть лучше связаться с ФБР?
   - Нет, они будут против.
   - Хорошо,  - директор ЦРУ помолчал и добавил: - Но только
по официальным каналам.
   - О'кей, - буркнул генерал. И,  отключив связь,  дал волю
своему раздражению.
                           ---

   Виктор Сергеевич хранил тайну бублика ровно неделю. Потом
он всетаки не выдержал,  и  открылся  своему  лучшему  другу
Петьке Жегалову,  потому что к этому  времени  его  фантазия
истощилась окончательно.  Что он только не выделывал с  этим
бубликом!  И в чайнике кипятил,  и клал под горячий утюг,  и
совал в морозильник. Даже рискнул взять отцовский инструмент
и раза два хорошенько приложился молотком по зубилу.  Бублик
все вынес с честью, а вот зубило - подкачало... Да,  бублик,
что надо! В темноте светится, а возле уха - жужжит.
   Петька был почти на год старше Виктора Сергеевича, на три
года опытнее, и уже посещал однажды авиамодельный кружок. Он
тщательно осмотрел бублик,  молча сходил  с  ним  в  ванную,
послушал жужжание и после этого коротко спросил:
   - Где взял?
   -  Где взял - там нет,   -  дипломатично  ответил  Виктор
Сергеевич.
   - Не темни, темнило! Может, ты его у отца свистнул?  Я же
знаю,  где твой отец работает.  Где  работает  отец  Виктора
Сергеевича, знали все,  но полагать,  что он с работы принес
такой бублик и положил так,  что его удалось спереть,   было
верхом глупости.
   - Ты что, вообще?.. - Виктор Сергеевич повертел пальцем у
виска. - Ничего я не свистнул - на пустыре нашел.
   - За гаражами? - уточнил Петька.
   - Ну. Где полмотора валяется.
   - Может это от него?
   - Не знаю... Если бы было от него,  мы бы его уже сто раз
нашли раньше.
   - Да,  мы с Васьком там уже все  давно  раскурочили,    -
задумчиво сказал Петька. - А клевая штука! Интересно, как он
светится?
   - Не знаю.
   - Ты с ним что-нибудь делал?
   - Ну.
   Виктор   Сергеевич    вкратце    изложил    суть    своих
экспериментов. Петька выслушал, немного подумал и спросил:
   - А магнитом пробовал?
   - Н-нет.., - Виктор Сергеевич почесал лоб.  - Я в розетку
хотел, но только провода надо найти.
   - В розетку нельзя,  - рассудительно сказал  Петька.    -
Пробки вылетят, а потом тебе же и всыпят.
   - Не всыпят. Мне отец никогда не всыпляет,  только мораль
читает.
   - Да, у тебя батя - что надо. А мой,  чуть что - сразу за
ремень хватается.  Я уже все ремни попрятал,    а  мать  как
найдет, так давай на мозги капать... Где бы магнит взять?
   - Магнит есть в телевизоре.
   - Точно!  Пошли ко мне,   я  у  нас  знаю,    как  крышка
отвинчивается.  На той неделе мастера вызывали - я видел.  У
меня мамка без сериалов жить не может, отца задолбала,  он и
вызвал. А твоя смотрит?
   - Не знаю. А отец вообще ничего не смотрит, только книжки
читает и паяет.
   - Да, тебе хорошо... Пошли?
   - А если телевизор испортим, тогда что? Небось, твой отец
все ремни сразу найдет.
   - Да-а... Ну и пусть!
   Петька был мужик  рисковый,    за  что  его  уважали  все
дворовые пацаны. И побаивались. Ему было все равно, здоровый
ты, или нет - стукнет в нос и отскочит. А потом еще стукнет,
и опять отскочит. А в него попробуй попади! Виктор Сергеевич
с ним познакомился год назад,  когда переехали.  Он вышел на
улицу, а к нему сразу Фитюлька привязался,  мол,  смотри,  я
тут самый крутой.  Тогда Виктор Сергеевич сказал,    что  он
дурак. Фитюлька начал выступать, а Петька увидел и дал ему в
нос.  А Фитюлька,  хоть и длинный,  и руками машет,    сразу
заныл,  что позовет двоюродного брата-каратиста.   А  Петька
сказал, что ему наплевать, если брат выступит, он и ему даст
в нос. И они с Виктором Сергеевичем подружились,  потому что
Петьке нравилось,  что Виктор Сергеевич выдумывает вранье из
головы и разные интересные штуки.
   Вот поэтому Виктор Сергеевич не  мог  допустить,    чтобы
Петьке всыпали.
   - Давай уж лучше наш курочить, - сказал он. - А если что,
отец починит.
   Операция по разборке телевизора длилась минут двадцать  и
увенчалась полным успехом. Телевизор сам по себе представлял
немалый интерес, но под это дело на всякие там мелкие детали
приятели не обратили  ни  малейшего  внимания.    Магнита  в
телевизоре не оказалось,  хотя Петька точно знал,    что  во
время работы он где-то там образуется.  Решили надеть бублик
на конец кинескопа,  для чего пришлось с этого конца стащить
какую-то штуковину с детальками.  Бублик надели,    а  потом
надели обратно эту штуковину,  воткнули антенну и  собрались
включить телевизор в сеть, но этого не потребовалось. Потому
что экран вдруг посветлел,  и  на  нем  замелькали  какие-то
фигуры. После минутного замешательства и последующих громких
воплей были предприняты многочисленные попытки интерпретации
возникающих  картинок,    особым  успехом,    впрочем,    не
увенчавшиеся.  Особенно удивил пытливых  исследователей  тот
факт,  что картинки были цветными,  хотя сам  телевизор  был
задуман создателями как черно-белый.  Это настораживало.   В
конце концов,  было решено включить телевизор в сеть,   дабы
таким путем заставить его проявить свою внутреннюю сущность.
   - Давай мне вилку, - сказал Петька,  - я буду втыкать,  а
ты смотри, и если что - отскакивай.
   -  Ты сначала чуть-чуть воткни,    -  посоветовал  Виктор
Сергеевич.  - Воткни,  и сразу выткни.  Петька так и сделал.
Ничего не произошло.
   - Нормально, сказал Виктор Сергеевич.  - Втыкай насовсем.
Петька опять воткнул,  но - в целях безопасности - оставался
вблизи розетки,  откуда ему не было видно,  что делается  на
экране.  Он вынужден был делать выводы об этом по  выражению
лица Виктора Сергеевича.  А это было затруднительно,  потому
что тот просто вылупил глаза и хлопал ртом.
   - Ну,  что там?  - закричал Петька  недовольно.
   Виктор Сергеевич перевел на него безумный взор и  показал
пальцем на экран.
   - Ва... Ва..,  - сказал он,  и снова уставился на  экран,
раскрыв глаза так,  будто  хотел  проглотить  этими  глазами
телевизор  вместе  с  корпусом,    кинескопом   и    силовым
трансформатором.
   Петька  не  выдержал,    сделал  шаг  в  сторону  Виктора
Сергеевича,    и  тут  начали  происходить  вещи    поистине
удивительные.    Пространство  вокруг   телевизора    начало
сминаться,  а сам  телевизор  засветился  каким-то  неземным
изумрудным светом,  после чего стал медленно  терять  форму,
расплываться и как бы проседать,   словно  кусок  сливочного
масла на горячей сковородке.  Петька  прыгнул  к  розетке  и
выдернул штепсель.  Но это не помогло.  Телевизор  неумолимо
стекал вниз,  становясь все прозрачнее,  внутри стали  видны
размытые очертания всяких радиоштуковин,  а в  самом  центре
багрово светился злополучный бублик. Виктор Сергеевич застыл
в немом изумлении, Петька заметался между ним и розеткой,  а
телевизор стекал на ковер  и  расплывался  блестящей  лужей.
Ножки,  на которых он стоял,  проседали на глазах,  кинескоп
сморщился, и жирными каплями стекал вниз, а бублик продолжал
висеть там же, где и был, только теперь он переливался всеми
цветами радуги  и  слегка  пульсировал.    Так  продолжалось
минуту-другую,  пока,  наконец,  Виктор Сергеевич  не  издал
дикий вопль,    не  выбросил  руку  вперед  и  не  шагнул  к
телевизору.  Петька рванулся,  сбил его с ног,  и оба вместе
рухнули на пол.
   Когда они поднялись, все было кончено.  Бублик,  как ни в
чем не бывало, лежал у стены,  а телевизор,  вернее лужа,  в
которую он превратился,  тонким слоем расплылась по полу  и,
частично затопив ковер, затвердела. Поверхность ее сверкала,
как стеклянная.
   - Вот это да-а! - только и сказал Петька.
   Виктор Сергеевич обрел дар  речи  несколько  позже.    На
какое-то время житейская перспектива выволочки заслонила для
него сияющие горизонты неведомого.   Он  присел  над  лужей,
ткнул в нее пальцем,  зачем-то лизнул этот  палец  и  сказал
тоскливо:
   - Как банка с вареньем... Ну, теперь мне отец да-аст!
   Петька,  присевший рядом,  только сочувственно вздохнул и
попытался отколупнуть лужу от пола.  Лужа  легко  отскочила,
как блин со сковородки, но оказалось, что этот блин пропитал
ковер,    и  отделить  муху  от  котлеты  не  представляется
возможным.
   - Может, отломим до ковра и выбросим? - предложил Петька.
   - Не, лучше не надо.  Мать все равно истерику закатит,  а
отец устроит допрос,  и спросит,  кто отломил...   Пусть  уж
лучше так останется.  Ты еще шнур сверху положи,  чтобы  как
будто так и было.
   Петька подпихнул концы оплавленного шнура под  блин,    и
уложил его художественным образом змейкой к розетке.
   - Надо смываться,  - сказал он.  -  Если  нас  двоих  тут
застукают - хана!  А так ты скажешь,  что он сам по  себе...
Может и обойдется. А если что, вали все на меня. Скажи,  что
это я включил телевизор,  он и начал растекаться.  Наври,  в
общем, что-нибудь...
   Но Виктор Сергеевич,  вместо того,  чтобы бежать  куда-то
сломя голову,  отправился на кухню,  взял два  куска  хлеба,
отрезал колбасы и, вернувшись, протянул Петьке.
   - Что-то есть захотелось, аж в животе хрюкает,  - пояснил
он свои действия.
   Они принялись жевать бутерброды, пялясь то на блин, то на
бублик,  лежащий возле плинтуса с таким видом,    как  будто
вовсе не он устроил весь этот переполох.
   - Смотри,  а кабель-то от антенны целый,  - вдруг  сказал
Петька. Действительно,  кабель в катаклизме не пострадал,  у
него даже штекер был целый.
   - Ну и что? - спросил Виктор Сергеевич.
   - А то, что картинки на экране начались после того, как я
его в гнездо затолкал.
   - Точно?
   - Ну. Виктор Сергеевич покрутил носом, что-то соображая.
   - Ладно,  - сказал он наконец,  пора смываться,  а то еще
мать вдруг заявится пораньше...
   Он подобрал бублик,  сунул его в карман,  и они с Петькой
выскочили на улицу.
                           ---

   Взъерошенный  руководитель  сектора  связи  ворвался    в
кабинет и без приглашения упал в кресло.
   - Что?  - спросил Куратор Проекта,   поднимая  голову  от
бумаг.
   - Что-то случилось?
   - Да. Зонд вышел на связь!  -  торжественно  провозгласил
руководитель сектора связи.
   - Из пятого квадрата?
   - Нет из системы "Z"!
   - Ага-а! Отозвался таки... Расшифровали?
   - Частично.
   - И что там хорошего?
   - Планета обитаемого типа! - выпалил руководитель сектора
связи.  От волнения он даже начал слегка заикаться.  Куратор
подскочил на стуле:
   - Да вы что!!! Это точно?!
   - Никаких сомнений!
   У Куратора кровь прихлынула к лицу. В голове зашумело,  и
предметы вокруг утратили очертания.
   "Вот оно!..  Господи,  столько лет,  сколько усилий...  А
сколько нервов, кто бы знал!.. И все-таки я оказался прав...
Прав!..  И теперь...  Господи,   что  же  теперь?..    Х-ха!
Теперь!..  Теперь уже совсем другой  разговор!"  Он  помотал
головой и постарался взять себя в руки.
   - Конкретно, - сказал он сухо. - Главное.
   - Да, хм.., конечно.  Третья планета от звезды,  как вы и
предсказывали.  Атмосфера: кислород,  азот,  углекислый газ.
Мощный водяной покров.  Биосфера  -  миллионы  видов.    Вы,
понимаете, миллионы!..
   - Я понимаю,  понимаю,  - Куратор улыбнулся.  - Мне ли не
понимать... Что еще?
   - Несколько материков - сложный рельеф поверхности.  И...
И следы разумной деятельности!
   - Это достоверно?
   - С вероятностью единица!
   - Ну уж, так-таки... Скажем, ноль девяносто девять...
   - Да нет же, я вам говорю, никаких сомнений!  - начальник
сектора связи начал горячиться.   -  Я  вам  сейчас  принесу
материалы,  и вы сами лично убедитесь..,  - он вдруг  осекся
под взглядом Куратора.
   - Пытались что-либо передать?
   - Да. На всякий случай,  выдали  команду  на  активизацию
программ Контакта.  Но,  похоже,  связь односторонняя.    Во
всяком случае,  подтверждения приема мы не получили...  Пока
не получили - связь оборвалась,  -  поправился  руководитель
сектора связи.
   -  Так!  -  Куратор  прихлопнул  ладонью  по  столешнице.
Немедленно передайте нуль-баллистикам,  пусть просчитают еще
раз траекторию для дубль-зонда. И энергетикам.., впрочем,  я
сам!.. Запуск - через двое суток.
                          ---

   Виктор  Сергеевич  и  Петька  выскочили  из  подъезда   и
короткими перебежками двинулись к штабу.  Штаб  располагался
между забором и сараем.  Часовых,  видимо,  уже сняли делать
уроки, или отправили за хлебом.  Времени было - в обрез.  До
возвращения матери Виктора Сергеевича  с  работы  оставалось
примерно  полтора  часа.    За  это  время  необходимо  было
тщательно  обсудить  сложившуюся  ситуацию,        придумать
правдоподобную версию случившегося и разработать  конкретный
план  дальнейших  действий  для  всех  вариантов    развития
событий.  Оперативное совещание открыл Петька,  принявший на
себя обязанности начальника штаба.
   - А ты,  Витька не врешь,  что нашел бублик за  гаражами?
Может,  все-таки,  его твой батя с работы приволок?   Виктор
Сергеевич отрицательно мотнул головой:
   - Ты что!  У них там знаешь как строго...   Не  веришь  -
спроси!
   Ответ Петьку не удовлетворил.
   - Мало что строго,  - сказал он рассудительно.   -  Везде
строго,  а все все тащат...  Откуда же он  тогда  взялся  за
гаражами? Вырос, что ли?
   - Может,  кто-нибудь через забор бросил,   -  предположил
Виктор Сергеевич.
   - А зачем ему бросать?
   - Ну-у... Надоел, он и бросил.
   - Ты бы бросил?
   - Я бы - нет. А может, он и не бросил, а спрятал.
   - Спрятал!.. - презрительно сказал Петька.    -  Кто  так
прячет, что всякий дурак может найти?
   Виктор Сегеевич  хотел  уж  было  обидеться  на  "всякого
дурака",  но тут в его голове столкнулись,   наконец,    три
мысли, бродившие по извилинам в поисках друг друга.  Первая:
бублик этот -  штука  непростая,    и  для  чего  он  сделан
непонятно. Вторая: антенна нужна для того,  чтобы передавать
сигналы и информацию,  информация же  бывает  простая,    но
бывает и секретная.  И третья:  телевизор  расплавился,    а
антенна - нет.  Скажем прямо,  событие  такого  рода  крайне
маловероятно и происходит отнюдь не во  всякой  голове,    а
только в такой,  в которой,  как говорят,  словам тесно,   а
мыслям - просторно.  Ну,   то  есть,    где  им  есть  место
разгуляться.
   Такие головы,  хотя и  редко,    но  все  же  попадаются.
Вероятно, у Виктора Сергеевича, в виде исключения,  была как
раз такая голова,   и,    что  самое  главное,    он  иногда
использовал ее по прямому назначению.  Так вот,  результатом
столкновения  трех  мыслей,    явилась   дополнительная    и
совершенно блестящая мысль, а именно: ведь этот бублик вовсе
не бублик, а...
   Виктор Сергеевич пододвинулся к Петьке вплотную и  горячо
зашептал:
   - Слушай,  Петька,  это же ведь шпионский бублик!  Может,
его специально подбросили,    чтобы  он  все  подслушивал  и
фотографировал,  понимаешь?!
   Петька  был  достаточно  начитан,    чтобы  оценить    по
достоинству  тонкость  гипотезы.    Он  знал,    что  агенты
иностранных  разведок  способны  на  все.    Например,     в
позавчерашнем кино они подсунули батарейку с ядовитым  газом
прямо в стол знаменитого ученого.  Но долг начальника  штаба
заставил его усомниться.
   - Ну да, - сказал он, - а зачем же он тогда ваш телевизор
растопил?
   - А как же, - с жаром зашептал Виктор Сергеевич.  - Он же
передавал информацию в Центр!
   - Как это? - опешил Петька.
   - А так. Через спутники.  Он слушает,  слушает,  а  потом
р-раз, и передает. Спутники ему подают сигнал.
   - А разве через крышу сигнал проходит?
   - В том-то и дело,  что нет!  Но телевизор-то подключен к
антенне, понимаешь?
   - Антенне?  Какой ан...  Точно!  -  Петька  уставился  на
приятеля,  завороженный красотой,  тонкостью и  удивительной
последовательностью его гипотезы.  - Ну,  ты даешь!  Не  зря
твоего папахена в институт взяли.  Рубильник пашет,   как  у
Льва Толстого!.. Слушай, а почему же он раньше не передавал?
   - Так ведь я его все время дома держал,  он со  спутников
сигнал и не ловил.  А когда на  телевизор  надели,    он  по
антенне поймал, и давай наяривать, аж разогрелся.
   - Точно! Он ведь без антенны висел просто так...  А я еще
подумал, нужна для магнита антенна, или нет. А потом, думаю,
воткну на всякий случай... Концы,  таким образом,  сошлись с
концами,  и у приятелей почти не осталось никаких  сомнений,
что они попались в шпионские  сети,    хитро  расставленные,
иностранными разведками. Оба притихли,  подавленные степенью
ответственности, легшей на их плечи.
   - Витька, а как ты думаешь, где этот центр, а?  - наконец
прервал затянувшееся молчание Петька.
   - Не знаю... Наверное, в ЦРУ. В этом ЦРУ все ихние центры.
   - Это что, американское ЦРУ, - уточнил Петька.
   - Ну.
   - И что теперь с ним делать?  В милицию отнести?
   Друзья прикинули так и эдак.  По  всему  выходило,    что
загадочный бублик нужно  нести  либо  в  милицию,    либо  в
Разведку.  Где эта самая Разведка,  ни Виктор Сергеевич,  ни
Петька не знали, а в милицию идти было боязно.  Вдруг это не
шпионский бублик.  Спросят: "Где взяли?",   -  "Нашли",    -
"Врете, небось, сперли где-нибудь. Ну-ка признавайтесь!" А в
чем признаваться-то?!  Вместе с тем,  действовать надо  было
смело и решительно. Ведь если бублик утерян шпионом, то шефы
в ЦРУ могли заподозрить неладное,  и даже последний сеанс их
не убедил после недельного молчания.    Приняв  все  это  во
внимание, Виктор Сергеевич предложил:
   - Слушай Петька,  надо им еще  информацию  передать.    У
шпионов связь каждый день,  а нет связи - провал.  Давай  им
спихнем какую-нибудь секретную информацию.
    Петька  не  мог  угнаться  за  быстрой  мыслью   Виктора
Сергеевича:
   - Как это?.. И где мы ее возьмем?
   - Да нет,  ты не понял.  Это понарошку.    Мы  как  будто
передаем сведения, а сами будем читать газету.
   - А-а-а... Не, газету нельзя.  Надо шифры и коды.
   Виктор  Сергеевич  глянул  на   Петьку    с    уважением.
Действительно, если читать газеты, их сразу раскусят, потому
что газеты и так можно читать.
   - Тогда я сейчас сгоняю за "Арифметикой" - мы  им  оттуда
будем шифры и коды читать, - решил он.
   - Верно, - поддержал Петька. - Давай, жми, пока твоя мать
не пришла.
   Виктор Сергеевич крадучись проскочил в подъезд,    открыл
дверь, схватил "Арифметику", еще раз убедился, что телевизор
не самовосстановился, и через минуту появился за сараем.
   - Давай попробуем, - сказал он Петьке. - Ты держи бублик,
а я буду в него читать.  Петька подставил  бублик  дыркой  к
носу Виктора Сергеевича,    тот  раскрыл  свою  "Арифметику"
наугад и принялся бубнить замогильным  голосом,    то  есть,
именно так,  как,  по его мнению,  передают информацию самые
матерые шпионы:
   - Шеф,  Шеф,  вызывает Агент.  Внимание!  Агент на связи.
Передаю секретную информацию.  Тридцать пять прибавить пять,
будет.., - он прикинул в уме,  - сорок.  Сорок четыре отнять
шесть - тридать семь.., нет, восемь...
   - Ты быстрее считай!  - прошипел Петька.  - а то они тебя
тут же вычислят.., то есть, засекут.
   - Что я тебе,  калькулятор...  Не  мешай!..    Двенадцать
прибавить восемь будет двадцать... Шеф,  прием...  Пятьдесят
отнять одиннадцать...
   И тут случилось именно то,   что  и  ожидалось  с  самого
начала.   Бублик  посветлел,    по  краям  сделался  как  бы
прозрачным,   а  внутри  -  заискрился.    Потом  его  дырка
помутнела,  как будто подернулась дымкой,  и в  дымке  стали
видны отчетливые вспышки.  Раньше ничего подобного у бублика
не замечалось.
   - Во! - зашептал Петька. - Работает! Давай, наяривай!
   ...Виктор Сергеевич работал вовсю.   Он  в  уме  выполнял
задание по арифметике за  пару  недель  вперед  и  передавал
секретные сведения самого высокого качества. Наконец,  сеанс
закончился, и бублик принял свой обычный вид.
   - Ну, ты башка-а! - сказал восхищенный Петька.  Пусть они
теперь, в своем ЦРУ, подавятся. Сто лет будут расшифровывать
- не расшифруют!
   Он как в воду глядел.  Ни данное секретное сообщение,  ни
все  последующие  в  ЦРУ  расшифровать  не  удалось.      Их
расшифровали совсем в другом месте.
                          ---

   Коллегия собралась в полном составе.  Все сидели молча  и
ждали, что скажет Куратор Проекта. А он собирался с мыслями.
Наконец он встал.
   - Уважаемые коллеги, все вы, вероятно, уже в общих чертах
знакомы с ситуацией.  Ситуация экстраординарная.  Суть ее  в
том, что наш Проект дал первые результаты. Положительные или
отрицательные - судить не берусь,  но результаты есть,  и их
следует  проанализировать.    Моей  прерогативой    является
принятие конкретных решений во исполнение программы Проекта.
Как вы знаете, главной задачей Проекта является зондирование
известных планетных систем в галактиках ближайшего окружения
на предмет  обнаружения  жизни  вообще,    и  разумной  -  в
частности...
   Куратор осекся. "Что я такое несу! - подумал он.  - Жизни
вообще и в частности...  Волнуюсь,  наверное...  Еще бы!"
   И продолжил:
   - Прошу прощения,  что я несколько...  хм,    слишком  уж
официально...  Вкратце,  ситуация такова.  Нами послано  уже
десять зондов,  с девятью из них  поддерживается  устойчивая
нуль-связь,  но результаты отрицательные.  Мертвые  планеты,
хотя,  возможно,  это  слишком  сильное  утверждение.    Что
касается  десятого  -  экспериментального  зонда   последней
модификации - есть серьезные основания утверждать,   что  он
обнаружил живую планету.  И не просто  живую,    но  с  ярко
выраженными проявлениями жизнедеятельности разумных существ!
Зал сдержанно загудел.
   - Подумайте, коллеги, что произошло.  Мы впервые вышли на
контакт с иной цивилизацией.  Мы не одни во вселенной!  Пока
это не вполне достоверный факт,    но  лично  я  в  этом  не
сомневаюсь.
   Куратор окинул взглядом всех присутствующих.
   - Однако, имеются серьезные проблемы.  Дело в том,  что с
десятым зондом что-то случилось. Что именно - непонятно,  но
связь с ним односторонняя и не слишком устойчивая.   В  этой
связи,  я предлагаю...  Впрочем,  я полагаю,    нам  сначала
следует выслушать  краткое  сообщение  руководителя  сектора
связи.
   Руководитель сектора связи поднялся.
   - Постараюсь быть предельно кратким.  Все десять  зондов,
включая и экспериментальный,    автономны  и  предназначены,
главным образом,  для разведки.  В связи с ограничениями  на
точность        некорректируемой           слабонаправленной
нуль-транспортировки,  они имеют малую массу,  а  вследствии
этого,  функционально ограничены.    Предполагалось,    что,
обнаружив космические объекты,  интересные  с  точки  зрения
задач Проекта,  такой зонд передаст сообщение,  после  чего,
имея его нульпеленг и примерные координаты точки нахождения,
мы пошлем ему в помощь интеллектуальный  многоцелевой  зонд,
имеющий программы контакта автономного типа.   К  сожалению,
случилось то,   что  мы  должны  были  предвидеть,    но  не
предвидели.  В  момент  переброски  вспыхнула  сверхновая  в
третьем рукаве второй спирали нашей галактики,   а,    кроме
того,  вблизи трассы переброски обнаружилась своевременно не
выявленная массивная черная дыра.  В  результате,    первое:
связь с зондом односторонняя и неустойчивая - это  следствие
энергетических ограничений на  передачу  со  стороны  зонда.
Второе: есть предположение, что зонд по каким-то причинам не
принимает наши нульсообщения возможно, поврежден приемник. В
третьих: принимаемые от зонда  сообщения  фрагментарны  и  с
трудом поддаются расшифровке.  В  расшифрованных  сообщениях
есть информация о том,  что при  выходе  из  подпространства
зонд  претерпел  столкновение   с    каким-то    орбитальным
космическим объектом невыясненной  природы.    Не  исключена
вероятность того,   что  зонд  либо  находится  в  аварийном
состоянии,  либо  в  его  памяти  частично  стерты  какие-то
программные блоки.
   Начальник сектора связи  тяжело  вздохнул,    и  выдержал
паузу,  ожидая вопросы.  Вопросов  не  последовало,    и  он
продолжил:
   - Вместе с тем,   практически  все  варианты  расшифровки
сообщений однозначно указывают, что зонд не только обнаружил
высокоразвитую  цивилизацию,       но    и    находится    в
непосредственном контакте с некоторыми ее представителями, а
его подвижность ограничена.  Фактически это означает,    что
кто-то овладел зондом, хотя вряд ли понимает его назначение.
Очень опасная ситуация!    Совершенно  неясно,    что  могут
предпринять объекты контакта в отношении  зонда.    Если  он
исправен, то не примет команду на самоликвидацию, коль скоро
таковая может представлять опасность для  объекта  контакта.
Если же нет, то неизвестно,  как он ее проинтерпретирует.  В
любом случае мы не можем выдать такую команду,  даже если бы
и могли связаться с зондом.  Я вижу единственную возможность
восстановить контроль над ситуацией: послать второй зонд. Но
для  этого  нужно  в  срочном  порядке  провести   коррекцию
загружаемого программного обеспечения,  ибо со вторым зондом
может произойти то же самое,  что и с первым,  но вести себя
он должен иначе...
   - Так мы,  пожалуй,  со временем заполним нашими  зондами
весь исследуемый квадрат,  - раздался из зала чей-то ехидный
голос.
   - Если вам известно иное решение - предложите, - вмешался
Куратор. - А сентенций подобного рода я и  сам  могу  выдать
сколько угодно...  Как Куратор Проекта,  я  имею  полномочия
принять решение единолично, но в сложившихся обстоятельствах
не  считаю  возможным  это  сделать.    Предлагаю   Коллегии
назначить  комиссию  для  отслеживания  ситуации  с  десятым
зондом и принятия решений.  Грубо говоря,  коллеги,    нужно
основательно  проанализировать  всю    имеющуюся    у    нас
информацию,  и я предлагаю заинтересованным лицам принять  в
этом участие. У меня, лично,  уже мозги вспухли от раздумий,
но ничего толкового я предложить не могу...
                          ---

   Виктор Сергеевич сидел в засаде.  Он видел,  как  мать  с
сестрой вошли в подъезд, и теперь дожидался отца.  Опытный в
таких делах Петька дал мудрый совет: выволочка будет  так  и
так,  но если Виктор Сергеевич сунется домой еще до  прихода
отца,  будет две выволочки.  Две выволочки всяко хуже  одной
это первое,  а второе то,  что когда родителей  двое,    они
довольно скоро начинают ругаться  между  собой,    и  Виктор
Сергеевич получит благоприятную возможность для лавирования.
Отец задерживался.   Сердце  Виктора  Сергеевича  сжималось,
когда  он  представлял  себе,    как    мать    обнаруживает
телевизорный блин,  сросшийся с ковром,   а  его,    Виктора
Сергеевича, нет, и где он неизвестно. Бублик Петька забрал с
собой  по  обоюдному  согласию.
   Было решено,  что при сложившихся обстоятельствах  вполне
вероятно,  что Виктор Сергеевич будет подвергнут обыску,   а
прятать бублик за сараем крайне неразумно.   Ибо  его  могут
случайно найти,  да и вообще...  Может и  не  шпион  найдет,
который потерял,  а несмышленые дворовые мальки,  или,  чего
доброго,  тот же Фитюлька со своей компанией.  А  это  такой
народ... Наконец,  Виктор Сергеевич заметил,  как отец рысью
пересек двор и исчез в  подъезде.    Он  понял,    что  мать
позвонила ему на работу,  и пожалел,   что  бублик  растопил
безвредный телевизор,  а не вредный телефон,    по  которому
учительница все время капает на мозги родителям.
   Тянуть дальше было некуда,  надо было идти и  нести  свой
крест...  Дверь в квартиру оказалась не запертой,  и  Виктор
Сергеевич безболезненно проник через коридор в ванную.    Он
наскоро умылся, оглядел себя в зеркале и, приняв независимый
вид,  направился в комнату.
   Диспозиция была такой: мать располагалась в дверях  кухни
- ее лицо было заплакано.    Отец  стоял  на  коленях  возле
бывшего  телевизора  и  вертел  в  руках  шнур.       Сестра
высовывалась из дверей детской - на ее  лице  было  написано
почти столько, сколько во всей "Родной речи".  Ну,  то есть:
"Ага-а,    Витечка!.."  Увидев  Виктора  Сергеевича,    мать
всплеснула руками,  бросилась к  нему  с  криком:  "Господи,
хорошо хоть сам цел!", и начала проверять, все ли части тела
у Виктора Сергеевича на месте.  Отец же грозно сдвинул брови
и, сощурив глаза, поинтересовался:
   - Ну,  что,  допрыгался?!  Твоя работа?
   Виктор  Сергеевич  решил  придерживаться    выжидательной
тактики. Он, набычившись,  стал вырываться из рук матери,  а
потом буркнул:
   - Какая работа? Никакая не работа!..
   - Ты мне ваньку не валяй,  - посоветовал отец.  - Включал
телевизор?
   - Я его только один раз включил, а он, как этот...
   - Что "как этот"?! - спросил отец, грозно надвигаясь.
   - Сергей!.. - предупреждающе воскликнула мать.  - Ребенок
тут не причем!
   - Ах, не причем? А кто причем?! - загремел отец.
   - Телевизоры надо делать нормальные!
   - Ах, телевизоры?..
   - Да, вот именно, телевизоры!..
   Все шло,  как по писаному.    Петька  оказался  блестящим
психологом и футурологом.  Он еще советовал,  выждав удобный
момент, зареветь, но Виктор Сергеевич держал этот козырь про
запас.
   - Этот ваш Витечка,  между прочим,  всегда телевизор  сам
включает,    а  мне  так  не  дает  мультики  смотреть,    -
прогнусавила сестра и скорчила рожу.
   - А ты вообще молчи!  - сказал Виктор Сергеевич и показал
кулак.
   - Сам молчи! - огрызнулась та.
   Поднялся  страшный  тарарам.    Отец  и   мать    кричали
одновременно, сестра немедленно заревела, и Виктор Сергеевич
счел за благо сделать то же самое.  Через пять минут страсти
улеглись,  сестру удалили с поля,  а Виктора Сергеевича отец
пригласил  к  месту  безвременной  кончины  телевизора   для
конфиденциального разговора,  пообещав матери держать себя в
руках и добавив,  что Виктор  Сергеевич  уже  не  маленький,
должен уметь нести ответственность за свои действия,  и  что
разговор у них будет чисто мужской.
   Началось самое трудное.  Виктор Сергеевич знал,    что  в
телевизорах его отец разбирался не хуже любого  телемастера,
и надуть его почти невозможно.  Но решил заранее,   что  про
бублик не скажет ни слова, пусть его хоть распилят!
   - Ну,  хорошо,  Виктор,  - сказал отец,  - допустим,   ты
только включил телевизор,  и все.  Но тогда как объяснить то
странное обстоятельство, что задняя крышка от него,  не имея
даже зачатков крыльев,  расположилась возле балконной  двери
цела и невредима?  А это от места события в трех метрах.   У
тебя есть версия?  Да,  это был крупный промах.   Надо  было
крышку бросить на телевизор,  и тогда все концы в воду.    А
теперь вот выкручивайся...
   - Я его включил,  а он не включился,  -  угрюмо  забубнил
Виктор Сергеевич. - Я тогда стал смотреть: лампы горят,  или
нет. Тут он и потек. А крышку я успел отдернуть.
   - Любопытно.., - произнес отец с ноткой сарказма в голосе
и принялся тыкать пальцем в сплав телевизора с ковром. - Так
ты у нас просто героическая личность. Телевизор,  понимаешь,
у него течет, а он, понимаешь ли, крышку спасает... Это надо
отметить на скрижалях истории золотыми буквами с  малиновыми
разводами...  Натуральный Прометей,  если,    конечно,    не
Герострат... А лампы, кстати, горели?
   - Ну, горели, - буркнул Виктор Сергеевич,  не понимая,  к
чему клонит отец.
   - И как же ты это обнаружил при надетой крышке?  И,   где
винты,  коими она прикреплялась?  Утекли в расплав?
   Виктор Сергеевич похолодел.  Петька  выкручивал  винты  и
отдавал ему.  И  теперь  они  мирно  лежали  в  кармане  его
штанов... Нет, рисковать было нельзя!
   - Да вот они, - произнес он, набычившись и достал искомые
винты из кармана.
   - Ага-а!.. Так ты, стало быть, крышку отвинчивал?
   - Ну, отвинчивал...
   - Не "ну,  отвинчивал",  а отвинчивал,   -  констатировал
оттец.
   - Это, разумеется,  делает тебе честь и достойно похвалы.
Что же случилось потом?
   - Потом включил.
   - А если бы тебя  трахнуло?!    -  возвысил  голос  отец.
"Сергей, ты ведь обещал!" - послышался голос из кухни.
   - Не  трахнуло..,    -  буркнул  Виктор    Сергеевич    и
приготовился зареветь вторично.
   - Заладил! Ну, ладно,  черт с тобой...  Но объясни ты мне
за ради Бога,  как тебе удалось его  расплавить?!    -  отец
колупнул пальцем блин на ковре  и  забормотал  обескуражено:
Ведь это же надо... Корпус потек, а не сгорел...  Деревянные
ножки из чистейшего бука расплавились... С ума можно сойти!
   Виктор Сергеевич,  наконец,  понял: с точки зрения  отца,
факт расплавления телевизора вместе с деревянным корпусом  и
подставкой настолько невероятен,    что  с  него,    Виктора
Сергеевича, и спросить нечего. Ну, включил,  а он и потек...
И,  стало быть,  лично ему,  Виктору Сергеевичу,   ничто  не
угрожает.  Просто не надо особенно распространяться,   пусть
отец сам дозреет. Отец,  между тем,  подцепил блин за край и
попытался поднять,  но это удалось сделать только  вместе  с
углом ковра. Тогда отец приказал Виктору Сергеевичу нести из
кухни нож,  что и было исполнено молниеносно.   После  этого
отец без лишних разговоров,  и,  не дожидаясь  протестов  со
стороны матери,  быстро отрезал кусок ковра с  телевизионной
пропиткой.  Образовавшуюся ковротелесмесь плоского  вида  он
аккуратно завернул в газету и положил в прихожей на полку.
   - Уроки сделал? - строго спросил он у Виктора Сергеевича.
Тот мотнул головой наискосок,  предоставив  отцу  трактовать
данное телодвижение, как ему заблагорассудится.
   - Тогда марш спать! - решил отец.
   Виктор Сергеевич понял,  что гроза  пронеслась,    молнии
ударили мимо,  гром отгремел,    небо  очистилось  и  погода
устанавливается. Он отправился в спальню, на ходу давая себе
слово впредь быть осторожнее и не дразнить гусей...
                          ---

   Прямо  с  утра  следующего  дня  Виктор  Сергеевич  начал
соблюдать строжайшую конспирацию.  Он понимал,  что  если  к
телевизору добавить еще и  замечание  в  дневнике,    то  не
миновать разбирательства,  в процессе которого задний  Сашка
может выболтать про тот бублик,  который упал за батарею,  а
уж тогда отец примется за него всерьез.   Поэтому,    вместо
того,  чтобы на переменах без толку носиться  по  коридорам,
Виктор  Сергеевич  сидел  на  своем  месте  и  готовился   к
очередному уроку. Это было нетипично и крайне подозрительно.
   Виктор Сергеевич решил,  что  впредь  он  будет  готовить
уроки загодя.  Тем более,  что,  как  показал  опыт,    даже
рациональное использование времени,  предоставленного куцыми
школьными переменами, приносит свои плоды.  Виктор Сергеевич
получил две пятерки и четверку,  а учительница сказала,  что
если к его способностям добавить  чуточку  прилежания,    то
вполне  можно  ожидать  появления  в    недалеком    будущем
какого-нибудь нового Галуа или Геделя. Еще она сказала,  что
не худо бы ему записаться в математический кружок.    Виктор
Сергеевич в ответ  скромно  заметил,    что  ему  еще  нужно
подтянуться по русскому языку,  а уже тогда можно подумать о
математических кружках.
   В общем,  уроки прошли  вполне  благополучно,    если  не
считать  удара  портфелем  по  спине  и  двух-трех  ответных
шелбанов.  После уроков Виктор Сергеевич  отправился  домой,
немедленно переоделся, съел все, что было оставлено на обед,
и даже кое-что лишнее для верности.  Затем он  полтора  часа
усердно занимался  уроками,    и  только  заполнив  дневник,
двинулся в штаб.  Начальник штаба  уже  сидел  за  сараем  и
изнывал от скуки.
   - Ты где пасешься?!  - возмутился он.  - Сижу тут уже два
часа, а тебя все нет и нет.
   - Уроки делал, - лаконично ответил Виктор Сергеевич.
   - Что?!  - изумился Петька.  -  Совсем  сдвинулся?    Тут
бублик, а он - уроки!
   Виктор Сергеевич вкратце изложил свою позицию по  данному
вопросу. Петька его выслушал и погрустнел.
   - Да, - сказал он, - это ты правильно решил.  Иначе можно
провалить всю операцию.  А у меня в  дневнике  одни  пары...
Отец грозится отправить к тетке в Саратов. Тетка - учителка.
Отец говорит,  что она меня  так  прижмет,    что  вся  дурь
улетучится. Я уже был у нее летом два месяца - зверь  тетка.
Хуже завуча в сто раз!
   - Ты что, не можешь хотя бы на тройбаны перейти?
   - Могу... наверное. Скука только...
   - Ладно,  с завтрашнего дня будем  вместе  уроки  делать.
   Петька учился в четвертом классе,  а Виктор Сергеевич - в
третьем, но это не смущало. Одно и то же, что там, что тут.
   - Бублик принес? - спросил он деловито.
   - А как же! Во, целый и невредимый.
   - Уже пора начинать связь.  А то они в этом ЦРУ могут нас
заподозрить.
   - С каких щей? Чего им нас заподазривать?
   - Да с таких.  Двойная игра,  - сказал  Виктор  Сергеевич
многозначительно.
   - Какая еще игра?
   - Да такая. Подумают,  что нас взяли и заставили работать
на себя. Скажут: "работают под контролем", ясно?
   - А-а-а..,  - протянул Петька.  - Верно!  Давай  быстрее.
Арифметику принес?
   - Арифметику больше нельзя.  Они  могут  разгадать  шифр.
Надо что-то другое  придумывать...    Ты  таблицу  умножения
помнишь?
   - Чего?.. Ну, помню. Дважды два - четыре...
   - Четыре.., - презрительно буркнул Виктор Сергеевич. Нет,
это не пойдет.  Дважды два четыре - какой же это код?  Сразу
поймут, что мы им лапшу на уши вешаем!
   - А тогда что?
   - Давай сюда бублик.
   Петька вытащил  бублик  из  кармана  и  протянул  Виктору
Сергеевичу.
   - Да нет, - зашипел тот, - не мне, а под нос суй!  Петька
немедленно  исполнил  указание.    Виктор  Сергеевич  сделал
зверское лицо, закатил глаза и забубнил:
   - Шеф,  шеф,  прием...    Внимание,    передаю  секретную
информацию. Дважды два - семь. Пятью пять - двадцать восемь.
Трижды три - один. Шесть на семь... двадцать шесть...
   Бублик действовал безотказно.  Как только  Петька  поднес
его к лицу Виктора  Сергеевича,    он  тут  же  посветлел  и
заискрился.  Жужжание превратилось в  щелчки  -  все  как  в
первый раз.  Петька слушал всю эту тарабарщину  и  немел  от
восторга. Виктор Сергеевич в его глазах возвысился до звания
резидента,    и  отныне  именно  он  являлся   руководителем
секретной операции.
   Когда  Виктор  Сергеевич  закончил  передачу  информации,
бублик опять принял прежний вид.  Иначе говоря,  все шло как
по маслу. ЦРУ, несомненно, попалось на удочку,  все тамошние
боссы сейчас бегают как угорелые,  потирают руки,    готовят
сейфы для информации и с нетерпением ждут очередных  сеансов
связи.
   Тем не  менее,    сразу  после  сеанса  Виктор  Сергеевич
серьезно задумался.  Ясно было,  как дважды два - семь,  что
долго так продолжаться не может. Что,  они там,  в этом ЦРУ,
дураки,  что ли?  Нет,  конечно!  Были бы дураки - кто бы им
бублик дал: Они могут,  в конце концов,  сообразить,  что их
потчуют тарабарщиной, а тогда все провал. Это одно. С другой
стороны,  шефы-то должны передавать своим агентам инструкции
- это он точно знает.  Но никаких инструкций нет и в помине.
А если вдруг передадут, что с ними делать?
   Все это предстояло еще хорошенько обдумать.   Но  главное
было то, что непрерывное таскание бублика в карманах чревато
самыми катастрофическими последствиями.  А  если  на  них  с
Петькой нападут шпионы?  Или просто какие-нибудь балбесы  из
тех,  например,  что по вечерам таскаются вокруг дома,  бьют
бутылки и орут дурными голосами...   Не-ет,    он,    Виктор
Сергеевич осознает высокую ответственность за порученный ему
участок разведки! Бублик нужно спрятать,  да так,  чтобы его
никто не нашел. И они с Петькой его спрячут!
                           ---

   Следующие две недели сеансы связи проводились  регулярно.
Правда Центр не отвечал,  но,   поскольку  Виктор  Сергеевич
нашел   чрезвычайно    качественный    источник    секретной
информации, они с Петькой почти не сомневались, что рано или
поздно ЦРУ отзовется.
   Дело в том, что дома у Виктора Сергеевича,  на стеллаже с
книгами,    целых  две  верхних  полки  были  отведены   под
специальную литературу, которой пользовался его отец. Шарить
там категорически воспрещалось.  Впрочем,   особого  желания
Виктор  Сергеевич  и   не    испытывал.        Всякие    там
"Электродинамики", "Квантовые электроники" и "Справочники по
высшей математике" не сулили никаких особых  удовольствий  и
приятностей  из  разряда  тех,    что    доставляют    такие
произведения, как, например,  "Незнайка на Луне",  или те же
"Приключения Тома Сойера".  Тем не менее,  Виктор  Сергеевич
нарушил запрет и,  роясь  в  этой,    с  его  точки  зрения,
макулатуре, в поисках источников секретных кодов,  обнаружил
совершенно замечательную книжку  под  весьма  многообещающим
названием:  "Таблицы  специальных  функций".    Книга    эта
оказалась    битком    набитой    первоклассной    секретной
информацией. Шефам ЦРУ такая информация и не снилась!
   С этого дня  целые  страницы  справочника,    столбец  за
столбцом, широким потоком полились в сейфы секретных архивов
ЦРУ. Таблицы брались из середины и диктовались по порядку, с
целью создания эффекта максимального правдоподобия. Впитывая
эти числа,  бублик от восторга верещал и  переливался  всеми
цветами радуги,  а,  кроме того,   периодически  звенел  как
колокольчик и хрюкал как поросенок.
   Что касается  места  хранения  бублика,    то  выбор  его
оказался делом весьма и весьма нелегким.   В  конце  концов,
Виктор Сергеевич и Петька остановились на варианте  "будка".
   Во дворе дома,  где они жили,    стояла  трансформаторная
будка с зигзагами стрел на железных дверях. Задняя и одна из
боковых стенок этой будки вплотную  примыкали  к  гаражам  и
сараям, но там,  все же,  оставалось свободное пространство,
куда взрослые шпионы протиснуться не могли, а малогабаритный
Виктор Сергеевич делал это вполне свободно. Там, где в будку
заходил кабель, имела место небольшая сквозная дыра.  Она-то
и была избрана в  качестве  места  для  хранения  секретного
шпионского бублика. Подходы к дыре были изучены, установлена
их полная скрытность и безопасность с разных  точек  зрения.
Бублик  вкладывался  в  дыру  и  присыпался  песком.    Если
какой-нибудь взрослый шпион вздумал бы подобраться  к  дыре,
он непременно застрял бы  между  двумя  стенками  на  потеху
всего двора,  после чего оставалось его взять,   скрутить  и
доставить,  куда надо.
   Таким образом,  обе проблемы  были  решены  в  кратчайшие
сроки,  то есть именно так,   как  они  решаются  настоящими
контрразведчиками.
   В дополнение к вышеозначенным  оперативным  мероприятиям,
были приняты меры к усилению конспирации. Петькины двойки и,
так  называемые,    "бананы"  были  подвергнуты  остракизму,
частично  истреблены,    частично  исправлены  на  тройки  и
четверки, а все прочие покинули насиженное место в Петькином
дневнике и разбрелись по другим дневникам,  благо недостатка
в них не было, ибо никто пока дневники не отменял,  да никто
особенно на отмене таковых и не настаивал...
                          ---

   Руководитель сектора  связи  потребовал  срочного  созыва
оперативной группы по десятому зонду.  Из состава  группы  в
наличие были только трое,  с Куратором Проекта включительно.
В  назначенный  срок  все   собрались    в    кают-кабинете.
Руководитель сектора связи выглядел крайне взволнованным. Он
поминутно открывал  свою  папку,    что-то  выискивал  между
псевдобумажными страницами,  и читая данные,  нервно потирал
лоб.
   - Напрасно вы так волнуетесь,  - доброжелательно  заметил
один  из  членов  группы.    -  Даже  если  произошло  нечто
экстраординарное,  лучше не нервничать,  а спокойно во  всем
разобраться.
   - Совершенно  справедливо,    -    подтвердил    Куратор,
нервничать  не  следует...    Собственно,    больше   никто,
по-видимому, не явится - у всех разные уважительные причины,
так что можно было бы и начать.
   -  Хорошо..,  - руководитель сектора связи нервно почесал
кончик носа и опять раскрыл папку.  Потом резко захлопнул  и
отложил в сторону.  - Видите  ли,    дело  в  том,    что...
Впрочем...  Я хочу  сказать,    что  связь  с  "десяткой"  в
последнее время... Вернее...
   - Да не волнуйтесь вы так!  -  воскликнул  кто-то,    сам
заметно волнуясь.
   - Да-да... Связь...    В  целом,    связь  с   "десяткой"
устойчива.  В последнее время нуль-траектория очистилась,  и
мы почти каждый день принимаем нульграммы...
   - Я даже слышал,   что  нуль-килограммы,    -  усмехнулся
Куратор.
   - Вот  именно!    Идет  поток  информации,       но    ее
интерпретация...  Прежде всего,  о телеметрии.   Выяснилось,
что, вследствие орбитального столкновения,  зонд неисправен,
и практически лишен способности  к  передвижению.    Процесс
самовосстановления затягивается. Остается надеяться...
   - Это всегда остается,  -  сухо  заметил  тот  из  членов
группы,   который  до  этого  момента  с  безучастным  видом
рассматривал стереопейзаж с видом на  двойной  пульсар.    -
Говорите по существу.
   Вероятно,  эта фраза как-то благотворно подействовала  на
руководителя сектора связи - он подобрался,  поджал  губы  и
заговорил отрывисто, четко выговаривая каждое слово:
   - По существу - ситуация непонятна. Зонд или не принимает
наши команды,  или не понимает,    или  не  в  состоянии  их
выполнить.  То есть,  он неуправляем.  Но главное не в этом.
Его сигналы мы принимаем,   и  группа  расшифровки  работает
круглосуточно.    На  сегодня  мы   располагаем    следующей
информацией.  Зонд сообщил,   что  взаимодействует  с  двумя
представителями  разумного  вида  существ,    обитающих   на
планете.
   - Гуманоиды?
   - С большой степенью вероятности.   Судя  по  информации,
полученной  в  период  орбитального  полета,     цивилизация
сравнительно высокоразвитая.  Владеет методами  технического
применения электромагнитных взаимодействий,    электроникой,
радиосвязью...
   -  Вероятно,  зона три,    интервал  пять  или  шесть  по
Классификации?  - уточнил член  группы  -  историограф.    -
Атомная энергетика?
   - Данных нет.  Вернее,  данных очень мало,  чтобы сделать
окончательный вывод.
   - Продолжайте.
   - Я  уже  сказал,     что    зонд    лишен    возможности
самостоятельного передвижения,  - руководитель сектора связи
сделал паузу. - А те два гуманоида ведут себя очень странно.
Судя по всему, они прячут зонд от всех.
   - Политика?
   - Судить не берусь.  Данных нет.  Вам ведь известно,  что
зонды  первой  серии  не   программировались    на    анализ
общественно политической ситуации.
   - Еще бы они программировались! - заметил Куратор.  - Под
вопросом было  даже  само  существование  альтернатив  нашей
жизни.  Было бы просто смешно,  если бы мы,  посылая зонды в
никуда, программировали их на подобный анализ.
   - Тем не менее,  резервная и очень примитивная  программа
Контакта у зонда имеется.   Анализ  показывает,    что  зонд
действует в соответствии с этой программой.
   - Все это понятно,  - раздраженно сказал историограф.   -
Хотелось бы теперь понять, зачем нас здесь собрали.
   Руководитель сектора связи поджал губы.
   - Я как раз и собираюсь  рассказать  о  тех  результатах,
которые    буквально     вчера        получены        нашими
экспертами - дешифровщиками. Помимо той информации,  которую
зонд  успел  собрать  и  передать  в  процессе  сближения  с
планетой - это данные о составе атмосферы,    радиоперехват,
геодезические данные, оптическая информация и так далее - мы
имеем  фрагменты  посылки   из    замкнутого    пространства
посредством  использования  какого-то    неясного    канала.
Предположительно,    это  длинный  металлический  проводник,
возможно, электромагнитная антенна. Зонд передал телеметрию,
разрозненную информации,  и дополнительно сообщил,   что  на
него  пытались   воздействовать    различными    физическими
факторами:    температурой,        механическими    ударами,
высокочастотным электромагнитным полем.  Все воздействия  он
нейтрализовал.
   - Может быть,  его испытывали?  - высказал  предположение
Куратор.
   - Может быть, но данных нет. К сожалению,  во время этого
сеанса связь была неустойчива,  и многие  фрагменты  посылки
утрачены.  В дальнейшем мы подобрали параметры,    на  прием
канал работает  без  замечаний,    и  зонд  начал  регулярно
передавать  звуковую  информацию,    получаемую   от    двух
аборигенов, с которыми находится в контакте.
   - Зонд имеет программы лингвистического анализа?
   - Да. Но возможности их ограничены,    и  расшифровку  мы
делаем уже здесь.
   - А видеоинформация имеется?
   - Пока нет. Зонду не хватает времени для передачи. Дело в
том,  что контрагенты зонда,  неизвестно по  какой  причине,
прячут его в определенном месте,  причем в  непосредственной
близости    от    источника     сравнительно        сильного
электромагнитного излучения частотой около пятидесяти  герц.
Радиоперехват,  в связи с помехами,   зонд  осуществлять  не
может, визуальной информации нет, поскольку обзор ограничен,
а передачу информации осуществлять либо  невозможно,    либо
просто опасно.  В такой ситуации  зонд  запрограммирован  на
переход в пассивное состояние.  Он имеет  возможность  вести
передачу только в моменты,  когда его  изымают  из  укрытия.
Судя по тому, что в каждом сеансе имеется запрос на загрузку
программ расширенного Контакта,   зонд  наши  нульграммы  не
принимает. Причины неясны, и мы над этим работаем.
   - Так-так..,  - произнес Куратор задумчиво.  -  А  что  с
расшифровкой информации от акустического датчика?
   - Вне всякого сомнения, это речь.  Более того,  экспертам
удалось  в  общих  чертах  реконструировать   фонетику    и,
частично, морфологию. Накоплен достаточно обширный словарный
запас,  хотя семантика  большей  части  слов  не  трактуется
однозначно. Дело в том,  что контекстуальное обрамление слов
весьма ограничено...
   - Но хоть какие-то связные фрагменты вы получили?  Можете
изложить то, что трактуется однозначно?
   - Насчет однозначности - это не в моей  компетенции.    В
целом, информация имеет довольно странный характер.  Сначала
это были просто числа.  Потом - в двух посылках  -  какие-то
математические соотношения между числами...
   - Какие, например?
   - Например,  дважды два - семь.  Пятью  пять  -  двадцать
восемь.
   - Вы это серьезно? - возмутился кто-то из членов группы.
   - Абсолютно. Это  -  результат  работы  целой  экспертной
группы.
   - Интересный  результат.      И    главное    -    весьма
многообещающий...  Дважды два - семь!  Даже не пять,   прошу
заметить... Полная чушь! Или ваши эксперты не знают, сколько
будет дважды два?
   -  Мы провели анализ тремя  независимыми  группами,    их
результаты совпали.
   - Вероятно, это следствие попыток сохранить реноме.
   - Хорошо,  пусть так.  Но попробуйте  проинтерпретировать
следующий факт.   Все  последние  сообщения  содержат  некие
наборы чисел.  Так вот,  числа эти есть не что  иное,    как
последовательные    значения    известных     неэлементарных
математических функций. Причем,  с точностью до пятого знака
включительно и через равные интервалы значений аргумента! По
существу, это математические таблицы.
   - Таблицы?  - растерянно переспросил Куратор.  - А  зачем
они... Виноват! Я не ослышался?
   - Нет, именно таблицы.
   - Но ведь это ерунда! - взорвался историограф. - Зачем им
передавать эти функции, если, судя по вашим словам, они даже
не понимают,  с чем имеют дело.  Я далек от мысли,   что  вы
сознательно вводите нас в заблуждение, скорее всего,  просто
выдаете желаемое за действительное.
   - Но мы можем доказать обратное!   -  пожалуй,    слишком
горячо возразил руководитель сектора связи. - Теперь,  когда
результаты расшифровки налицо,  любой мало-мальски грамотный
специалист может составить программу  лингво-статистического
анализа и получить таблицу,   после  чего  мы  сличим  ее  с
таблицей  из  любого  справочника  и  получим  совпадение  в
девяноста девяти случаев из ста!..  Собственно,  это главная
причина,  по которой я настаивал на  встрече.    Историограф
встал:
   - Я в это ни секунды не верю!   Боже  мой...    Потратить
столько сил и ресурсов,  и  получить  в  результате  таблицу
каких-то функций.  И это называется Контакт с высокоразвитой
цивилизацией... Мы дискредитируем идею Проекта.  Я настаиваю
на независимой экспертизе хотя бы потому,   что  дважды  два
четыре во всех областях вселенной!..
   Экспертиза была проведена.    Она  полностью  подтвердила
правильность расшифровки сообщений десятого зонда экспертами
сектора связи. Куратор, как, впрочем, и вся группа, пребывал
в полной растерянности.    Историограф  принес  извинения  и
попросил  отставки.    Прошение  большинством  голосов  было
отклонено.
                          ---

   Всякий раз, когда очередь доходила до ковра, мать Виктора
Сергеевича тяжело вздыхала.  Пылесос ей горестно вторил,   и
казалось,  что атмосфера уныния,  царившая  в  доме  с  того
злополучного вечера, уже никогда из него не выветрится...
   На следующее утро  после  трагической  гибели  телевизора
отец взял "блин", завернутый в газету,  под мышку и унес его
на работу.  С работы  он  возвратился  задумчивый  и,    как
показалось,  мрачноватый.  Он ответил на  пожелание  доброго
вечера,  пристально изучил  физиономию  Виктора  Сергеевича,
изобразившего на ней полную невинность, пробурчал: "нуну", и
удалился на кухню где молча подвергся кормлению и допросу со
стороны матери. После ужина он, опять-таки молча,  уселся за
свой рабочий стол в углу  и  начал  рыться  в  справочниках,
бормоча себе под нос что-то о "температуре плавления буковой
древесины". Виктор Сергеевич счел за благо не маячить у него
перед глазами,  и занялся чтением "Трех мушкетеров" в  своей
комнате.
   Отец Виктора  Сергеевича  был  инженером-электронщиком  и
работал  в  некотором  учреждении,    из  названия  которого
несведущему  человеку  было  очень  трудно  определить   его
профиль.  Учреждение это совсем недавно было оборудовано  по
последнему слову техники,   так  что  его  сотрудники  могли
решать разные,  в том числе,  и очень сложные  задачи.    Но
решить задачу о том,  как в земных условиях пропитать  ковер
телевизором,  они не смогли в течение целой недели.    Более
того, в конце недели даже перспектива этого не маячила.
   А дело было так.  Незадолго до  утреннего  чаепития  отец
Виктора Сергеевича, которого в лаборатории,  где он проводил
рабочее время,  звали просто Сергеем,    достал  принесенный
сверток со шкафа,  развернул его и положил содержимое  перед
коллегами.
   - Граждане, - сказал он шутливо, - на носу аванс. Я готов
его без остатка истратить на торты или пиво - в  зависимости
от конъюнктуры - если кто-либо скажет мне,  что это такое  и
как его сделали.
   Коллеги по очереди держали  "блин"  в  руках,    ковыряли
пальцами и нюхали носами, но тщетно.
   - Вероятно,  одного аванса недостаточно,  - сказал кто-то
из коллег. - Я удваиваю ставку. Удвоение не помогло.
   - Хорошо, - сказал отец, - даю наводящую справку.  Это не
что иное,  как совокупность части  моего  ковра  с  моим  же
телевизором. Кто даст ответ на вторую часть вопроса? Условия
те же.
   Коллеги взбодрились и версии посыпались,    как  из  рога
изобилия.  Здесь фигурировала и просто молния,    и  шаровая
молния,  и направленное высокочастотное излучение,   и  даже
остронаправленное лазерное.  Но  все  они  были  подвергнуты
нелицеприятной критике и полной гласности.
   Слухи о чудо-блине поползли по институту.    Приходили  с
самых верхних этажей учреждения и из  подвала,    но  ничего
путного о его происхождении сказать не могли.
   После обеда  заскочил  на  огонек  сам  директор  -  член
корреспондент и прочая,  и прочая  -  в  сопровождении  двух
замов. Потрогал,  поцокал языком.  Спросил,  кто автор.  Все
показали пальцем на отца Виктора Сергеевича.    Тот  вкратце
обрисовал комплекс обстоятельств,  сопровождавших  появление
феномена.  Директор сказал,  что надо бы  разобраться,    но
сейчас у него дела,  а завтра с утра хорошо бы встретиться и
поговорить  основательно.    Возможно,    появятся  какие-то
соображения, либо выявятся новые обстоятельства.
   Таким образом, в первый вечер после события, отец Виктора
Сергеевича пребывал в задумчивости,    припоминал  детали  и
готовил справочные материалы к завтрашней встрече.   Сам  же
Виктор Сергеевич, между страницами "Трех мушкетеров", принял
окончательное решение ни в  чем  не  сознаваться  и  хранить
тайну "бублика" до гробовой доски.
   На следующий день беседа состоялась,  и  отцу  было  дано
указание исследовать  "блин"  всеми  доступными  методами  с
привлечением специалистов всех необходимых профилей.  "Блин"
был подвергнут  рентгеноструктурному  анализу  и  исследован
методами гаммамасспектрометрии. И другими методами с разными
замысловатыми названиями.  К концу недели выяснилось,    что
"блин" вовсе никакой не  "блин",    а  натуральный  образец,
содержащий  в   себе    зачатки    двух    десятков    новых
полупроводниковых технологий.  И сулит он  никак  не  меньше
двух революций в такой науке,  как физика твердого тела.  Но
ясности относительно методики изготовления "блина" так и  не
наступило.
   А время,  тем временем,  шло себе и шло.  Образцы "блина"
были  переданы  в  смежные  институты,    и  вопрос  о   его
происхождении становился все более актуальным.
   И еще: через две недели отец  Виктора  Сергеевича  привез
домой новый телевизор, причем, цветной.  Но - странное дело!
- никто,  кроме сестры его не включал.  Даже мать,  любившая
смотреть всякие дурацкие сериалы про любовь,    с  этих  пор
потеряла к ним всякий интерес.
                           ---

   Программное  обеспечение  зондов  второй   очереди    еще
находилось в стадии отладки,  специалисты дневали и ночевали
возле компьютеров,  а Куратор Проекта уже в срочном  порядке
собрал Коллегию,  чтобы обсудить  ситуацию.    Десятый  зонд
по-прежнему ничего не принимал,  или  делал  вид,    что  не
принимает,  но регулярно выходил на связь и  выдавал  потоки
чисел.  Не оставалось никаких сомнений,  что числа эти -  не
что иное,  как таблица функций Бесселя первого рода.  Следом
за первым родом пошел второй,  потом третий,  когда же  дело
дошло до модифицированных функций Бесселя, терпение Куратора
лопнуло...
   Это  было  просто  наваждение.    Из  каких-то  неведомых
пределов вселенной какие-то загадочные существа с невиданным
упорством транслировали своим собратьям  по  разуму  функции
Бесселя. С одной стороны, функции эти на дороге не валяются,
и иначе,  как разумной жизнью,  их таблицы порождены быть не
могут.  Но  с  другой  стороны,    зачем  же  их  передавать
полностью?! Если хочешь дать понять, что у тебя на плечах не
кочан капусты, передай немножко,  а потом начинай передавать
что-то другое.
   Мнения членов Коллегии разделились.  Одни упирали на  то,
что следует проявить осторожность и подождать.  Ведь таблицы
когда-то кончатся,  и за ними последует что-то иное.  Другие
склонялись к тому, что следует форсировать события.  Куратор
настоял на принятии решения о посылке второго  зонда,    как
только он будет готов. Потому что только с его помощью можно
было наладить управление первым,  и как минимум,    хотя  бы
законсервировать его. Неуправляемый зонд в руках поклонников
функции Бесселя представлял серьезную опасность.   С  учетом
примитивности программы Контакта,  Бог знает,  что он  может
выкинуть.  Лучше  всего  заставить  его  самоликвидироваться
безопасным образом, но как, если он неуправляем?..

                           ---
   В назначенный срок зонд-2 был выведен  в  заданную  точку
пространства, ушел в нуль-пространство и,  выпрыгнув из него
неподалеку  от  третьей  планеты  системы  Z,    перешел  на
эллиптическую орбиту с малым эксцентриситетом.
                           ---

   Командующий ВВС США только что  возвратился  с  заседания
Сенатской комиссии по космическим вооружениям.    Настроение
было отвратительное.
   "Эта шайка бездельников полагает, что она лучше генералов
ВВС и Армии разбирается в спутниковых системах наблюдения  и
разведки...  Грязные политиканы!  Если бы  все  те  миллионы
долларов,    которые  они  потратили  на  свои  предвыборные
кампании,  пустить в дело,   мы  бы  давно  уже  утерли  нос
русским... Они блокируют любые запросы на ассигнования наших
проектов, годами мурыжат эти проекты в своих подкомиссиях, и
вот результат.    Русские  ухлопали  спутник,    а  мы  даже
приблизительно не знаем,   как  они  это  сделали.    Бедная
Америка!.."
   Так думал генерал,  сидя  в  своем  кресле  перед  пустым
столом и уставясь  невидящим  взглядом  в  пустой  же  экран
монитора.  У него начала болеть голова.  В этот момент дверь
открылась,  в кабинет неслышно вошел адъютант и,   козырнув,
доложил:
   - Срочное сообщение, сэр!
   - Что там еще? - генерал поморщился.
   -  В  космическом  пространстве  над  территорией  Штатов
станциями  слежения  зафиксирован    неопознанный    объект.
Параметры орбиты...
   - Параметры оставьте при себе. Что за объект?
   - Вероятно, космический объект потенциального противника.
   - Классифицировали?
   - Никак нет, сэр. Размеры очень маленькие.  Скорее всего,
фоторазведчик новой разработки.
   - Русские сообщали  о  запуске  спутника  на  траекторию,
близкую к траектории обнаруженного объекта?
   - Никак нет, сэр! Параметры орбиты не сопоставляются ни с
одним  из  русских  спутников,    о  запуске  которых   было
официально заявлено.
   - Следовательно, это секретный спутник?
   - До сих пор,  сэр,   обо  всех  своих  запусках  русские
объявляли официально.    Мы  следим  за  всеми  орбитальными
группировками.
   - До сих пор!.. - презрительно буркнул генерал.  - До сих
пор никто не уничтожил ни одного нашего спутника...   Каковы
последние результаты испытаний системы "Спейсаут"?
   - Успешные,  сэр.   Поражены  стратосферные  цели.    Для
испытаний на орбитальных целях требуется решение президента,
поскольку...
   - Приказываю уничтожить обнаруженную космическую цель.
   - Но, сэр, русские могут...
   - Я сказал, уничтожить!.. Русские... Не объявлен, значит,
ничей. Ничей, следовательно, его быть не должно. Выполнять!
                           ---

                              Командующему ПВО РА
                          генерал-полковнику Тулупову.
                                    Срочно!

   Довожу до вашего сведения, что по данным станций слежения
за  космическими  объектами  07.07...г.    в   08.02.12    в
космическом  пространстве  над  территорией   потенциального
противника в точке с координатами ... С.Ш. ... З.Д на высоте
126 км зарегистрирована мощная световая вспышка. Аналогичные
вспышки  регистрировались    спутниковыми    средствами    в
стратосфере    при    испытаниях    ВВС    США      новейшей
противоспутниковой  системы  "Спейсаут".    По    сообщениям
официальных  источников  потолок  упомянутой   системы    не
превышает 70 км.

                            Начальник Центра слежения
                         за космическими объектами  ПВО  РА
                              генерал-лейтенант Дохин
                           ---

                           НОТА

                             МИД Российской Федерации -
                        Государственному  Департаменту США.

   По сведениям из компетентных  источников  07.07...г.    в
04.02.12 по Гринвичу  Соединенные  Штаты  Америки  произвели
испытания  нового  противоспутникового  оружия,    уничтожив
космический объект над своей территорией. Подобные испытания
противоречат пунктам... и... статьи...  ,  а также статье...
Договора о Запрещении Испытаний Противоспутникового  Оружия,
подписанного обеими сторонами.  В связи с вышесказанным  МИД
Российской Федерации уполномочен заявить официальный протест.
                           ---

   Через два дня генерал был срочно вызван в Белый Дом.
   - Послушайте,  сэр,  - сказал Президент,  не  вставая  из
своего президентского кресла,  и даже не предложив  генералу
сесть,  - вчера у нас с Госсекретарем состоялась  дискуссия.
Он утверждал,  будто Президент  этой  страны  -  я,    я  же
настаивал, что им являетесь вы. Не могли бы вы разрешить наш
спор?  Держу пари,  что мы с вами  уже  полтора  года  водим
избирателей за нос...
   Днем позже генерал подал в отставку.
                            ---

   Второй зонд успел передать,  что  благополучно  вышел  из
нульпространства переместился на низкую орбиту и приступил к
зондированию поверхности третьей планеты системы Z.   Больше
никаких сообщений от него не поступало.  Зонд исчез,  как  в
воду канул.
   Не успели члены Коллегии оправиться от разочарования, как
поступила новая информация:  прямой  канал  связи  с  первым
зондом наконец восстановлен.  Зонд подтвердил,   что  принял
нуль-посылку с новыми управляющими программами и  приступает
к их выполнению.  Кроме того,  он  передал  очередной  пакет
значений модифицированной функции Бесселя. Но самое главное,
зонд,   наконец,    смог  передать  довольно  большой  объем
видеоинформации.    Начальник  сектора  связи  лично  вручил
видиокристалл  Куратору  Проекта,       и    с    сожалением
констатировал,  что зонду,  по всей вероятности,  так  и  не
удалось  восстановить  функцию  перемещения,    что   крайне
неприятно,    ибо  без  посторонней  помощи  он  не    имеет
возможности изменять свое местоположение.
   На  официальный   просмотр    видеоматериалов    Коллегия
собралась в полном составе,  ожидая,  вероятно,  чего-нибудь
сногсшибательного. Увиденное,  однако,  многих разочаровало.
Никакой  панорамы  видов   неведомой    обитаемой    планеты
видеоинформация не содержала.    Сначала  в  зоне  голографа
возникло нечто овальное,  вихрастое и лопоухое.  Это,    как
нетрудно догадаться,  была веснушчатая Петькина  физиономия,
относительно которой никаких сомнений в ее гуманоидности  не
возникло.  Члены  Коллегии  многозначительно  переглянулись.
Куратор взял на себя смелость констатировать,  что,  по всей
видимости,  это лицо одного из двух гуманоидов,  с  которыми
имеет дело зонд,  причем,   на  этом  лице  имеется  ротовое
отверстия, два приемника оптического излучения,  а также два
приемника звуковых волн (и,  добавим от себя,  два отверстия
для сопения).
   После  непродолжительной  дискуссии  была  дана   команда
сменить  кадр,    и  теперь  в  зоне  изображения  появилась
сосредоточенная  и  шевелящая  губами  физиономия    Виктора
Сергеевича. Масштаб лица был больше,  что дало богатую почву
для разного  рода  догадок  и  домыслов.    Следующие  кадры
содержали изображение стены сарая,  покрытой вкривь и  вкось
надписями неизвестного содержания.  Любой грамотный гуманоид
вида Homo Sapiens мог  почти  сразу  определить,    что  они
означали.  "Серега  -  пень",    "Петух  -  баран  и  осел",
"Карабас-Барабас - получил Васютин в глас",  и разное другое
в этом роде.  Но представители  высокоразвитой  цивилизации,
безусловно,  не могли проникнуть в таинство смысла указанных
надписей,   хотя  высказывались  предположения,    что  они,
возможно, носят ритуальный характер.
   Немного погодя,   в  зоне  изображения  появился  дощатый
забор,  тощее деревце,  куча  хлама  и  прилегающие  участки
почвы,  покрытые  чахлой  травой.    Наконец  взорам  членов
Коллегии  была   предъявлены    две    раскрытые    страницы
"Справочника специальных функций, содержащих: правая таблицу
с  отчетливо  различимыми  столбцами  чисел,    и  левая   -
отобразившая собственно графики первых трех функций Бесселя,
аккуратно расчерченные координатной сеткой.  В  этот  момент
зале раздался дружный вздох,  а члены Коллегии,   обладавшие
достаточно  серьезным  математическим  образованием,    даже
повскакали  со  своих  мест.    Все  было  ясно.     Природа
многообразна, нет конца ее проявлениям, но функция Бесселя -
это функция Бесселя. Она одна и та же в любой точке Млечного
Пути, и даже за его пределами, равно как парабола, синусоида
и экспонента...
   Одна эта страница говорила об уровне развития цивилизации
больше, нежели десять наугад взятых индустриальных пейзажей.
   Куратор сидел бледный и торжественный. Все подтвердилось.
Да,    стоило  не  спать  ночей,    корпеть  над  схемами  и
программами,  тратить  нервную  и  прочую  энергию,    чтобы
убедиться в том,  что где-то там,  в  миллиардах  парсек  от
просмотрового зала, тоже есть существа,  для которых функция
Бесселя - не просто бессмысленная кривулька... Подводя итог,
Куратор встал.
   - Коллеги, - сказал он, - я поздравляю вас. Основная цель
Проекта достигнута.   Цивилизация,    с  которой  установлен
контакт,  достаточно высокоразвита,  чтобы  мы  могли  найти
точки соприкосновения...
   Он хотел добавить что-то еще,  но,  не найдя от  волнения
нужных слов, только махнул рукой и сел на свое место. В зале
раздались сначала жидкие аплодисменты,  но очень  скоро  они
перешли в овацию. Члены коллегии радовались, как дети.
   Когда страсти немного улеглись,   Коллегия  приступила  к
обсуждению деталей.  Главный  вопрос,    который  предстояло
разрешить, состоял в том, почему этим двум гуманоидам пришла
охота в течение столь долгого  времени  транслировать  через
межзвездные дали таблицы функций Бесселя всех трех родов, да
еще и модифицированных в придачу.  Они ведь  не  могли  быть
осведомлены  о  том,    что  имеют  дело  с  посланцем  иной
цивилизации.  Да и внешний вид,  и гримасы братьев по разуму
отнюдь не наталкивали на мысль,   что  совершаемые  действия
имеют целью сообщить о своих глубоких  познаниях  в  области
математики.  Скорее  они  напоминали  ритуальные  заклинания
шаманов,  хотя о существовании шаманов  на  третьей  планете
системы Z Коллегия, разумеется, и понятия не имела.  Короче,
тут была какая-то загадка.
   Мнения членов Коллегии разошлись,  и  обсуждение  приняло
бурный  характер.    Предположения    высказывались    самые
фантастические, но и они ничего не смогли прояснить. В конце
концов, было принято решение в ближайший же сеанс нуль-связи
с зондом передать  неведомым  абонентам  таблицы  и  графики
какой-нибудь замысловатой функции,  например той же  функции
Лежандра,  и проследить реакцию.  В любом случае это не было
бы лишним,  а при достаточно развитом интеллекте  упомянутые
представители смогут понять,  что их  математический  призыв
кем-то услышан.  Тогда,  возможно,  они предпримут  какие-то
иные действия, что позволит оживить Контакт и вывести его на
новый уровень взаимопонимания.
                           ---

   Откровенно говоря,  Виктору Сергеевичу уже стал надоедать
этот ежедневный ритуал.  Бубнишь,  бубнишь цифры,   а  толку
никакого нет!  Может,  эти шефы в ЦРУ ничего  не  соображают
вообще... Просто какие-то дураки! Другие шефы уже триста раз
прислали бы инструкции,  или,   на  худой  конец,    ящик  с
ядовитыми патронами.  Вот тогда были бы улики и факты...   А
так можно всю книжку передать - и какой толк?
   Петька исправно ассистировал и энтузиазма не терял. Он-то
знал,  что подозрительность у шефов ЦРУ в крови.   Эти  шефы
даже друг другу не верят,  не то,  что агентам.  Сначала все
сто раз проверят,  а только потом  начинают  давать  явки  и
пароль.  А без них в Разведке делать нечего.  Дадут по  шее,
или того хуже, накапают родителям. А вот будут явки - тут уж
все ясно,  как ни крути.  Они с Виктором  Сергеевичем  сразу
идут в Разведку,    те  устраивают  операцию  и  ловят  всех
агентов. Наверняка им с Витькой отвалят по пистолету, потому
что без них операцию провести нельзя.  Надо  договориться  и
пароль не выдавать, мол, сами скажем,  когда на явку придем.
И дело в шляпе - не отвертятся!..
   Интересно,  что этот Фитюлька тогда скажет.  Опять  будет
крутого из себя корчить, ну и получит в нос!..
   И на этот раз все сначала шло,  как обычно.  Но  в  конце
сеанса с бубликом что-то случилось.   Он  вдруг  весь  пошел
волнами,  заискрился,  засвиристел и...    И  растворился  в
воздухе!  А вместо него перед  носом  у  Виктора  Сергеевича
возникло нечто,  вроде белого полотна,  а  на  нем  цифры  и
картинка, очень похожая на те, что попадались в справочнике.
От неожиданности Виктор Сергеевич завалился на  спину,    но
сразу вскочил и, недолго думая, запустил руку в экран.  Рука
не встретила никакого препятствия, но часть ее исчезла,  как
будто обрубленная топором.  А  потом  из  экрана  высунулась
растрепанная  Петькина  голова  с  выпученными  глазами    и
попыталась что-то сказать,    но  изо  рта  вылетело  только
какое-то "ва.., ася.., а чо!"
   И тут Виктор Сергеевич понял,  что вот оно,   свершилось!
Ясно,  как божий день,  что ЦРУ откликнулось,   им  передают
зашифрованную информацию,  а кривульки - это,  наверное,   и
есть пароль.  Мол,  мы ваши таблицы расшифровали...  Да мало
ли, зачем эта кривулька! Неважно! Может, это позывные,  или,
там, секретный маршрут - в Разведке разберутся...
   Экран  повисел  еще  некоторое  время,    потом  медленно
развернулся, поплыл к стенке сарая,  после чего исчез,  а на
стене отпечатались все эти столбцы цифр и кривулька.  Бублик
же лежал у его ног, как ни в чем ни бывало.
                          ---

   - Боже мой,  - воскликнул Куратор Проекта,  - Да ведь это
же дети! Члены группы удивленно на него воззрились.
   - Ну,  конечно же,  дети,  ведь это ясно и ребенку..,   -
бормотал Куратор. - Но мы-то, мы-то хороши!
   - Дети?  - переспросил историограф.  - А  почему  вы  так
решили?
   - Да вы посмотрите, как они себя ведут! - Куратор показал
рукой на изображение головы Петьки,  пронзившей голограмму с
таблицей и графиками.   -  Подумайте,    может  ли  взрослый
гуманоид вот так, очертя голову, сунуть свой нос в зону, где
происходит нечто загадочное. Уверяю вас,  нет.  Он,  скорее,
отскочит и бросит туда какой-либо предмет.
   - Пожалуй..,  - неуверенно согласился историограф.  - Но,
все же, этого мало, чтобы принять такую версию.
   - Есть и еще кое-что,  - вмешался один из  членов  группы
биолог, - Обратите внимание на изображение... Вон там слева,
на стене, если, конечно, это стена. Видите?
   - Кажется,  это детские каракули.  Изображение гуманоида.
Руки, ноги, рот до ушей...
   - "Запятая,    огуречик,    получился    человечек!"    -
торжествующе процитировал Куратор.
   - И еще,  вон там,  в дальней перспективе,  в просвете...
Обратите внимание - фигура. Видите?.. Добавьте увеличение...
Очень удачно! Похоже, это взрослый гуманоид. Совершенно иные
пропорции... Вы правы, коллега, несомненно, это дети.
   - Дети,  дети..,  - пробормотал Куратор.   -  Это  многое
проясняет.  Но многое и запутывает.  Какое  отношение  могут
иметь дети к функциям Бесселя?
   - Ну,  вероятно,  это очень способные дети,    усмехнулся
историограф.
   - А вы знаете других?  - живо отозвался Куратор.  -  Я  -
нет.  Это потом все их  способности  куда-то  улетучиваются.
Воспитание, образование, ответственность...
   - Все это очень хорошо,  но что же нам теперь делать,   -
перебил биолог.  - Ведь зонд  неисправен.    Надеюсь,    все
присутствующие здесь отдают себе отчет в том,  что такое наш
зонд,  да еще и неисправный,  в руках детей.  Нам необходимо
немедленно решить,  какой стратегии Контакта придерживаться.
Подобный сценарий прорабатывался?
   - Прорабатывался сценарий взаимодействия с дикарями,    и
там мы не видели особых проблем.  Но дети - не дикари.  В их
руках, судя по таблицам, вся мощь цивилизации, - историограф
усмехнулся. - Интересно,  среди членов Коллегии есть ли хоть
один педагог, либо специалист по детской психологии?
   - Теперь будут,  - заверил Куратор.  - Мы,  конечно,   не
специалисты, но дети есть у всех. Что делает ребенок, если в
его руках оказывается  вещь,    предназначение  которой  ему
неизвестно?  Он  сначала  изучает  ее  свойства,    а  потом
приспосабливает к своим играм.  Нам нужно понять,   в  какую
игру включили зонд вот эти  конкретные  дети.    Давайте  на
минуту впадем в детство.
   - Слишком мало информации, - сказал историограф.
   - Правильно. Но мы не должны вести себя пассивно,   иначе
новой информации не дождемся.  Вот ситуация: дети  играют  с
зондом.  Что должен делать зонд?  Он должен играть  с  ними,
будить их фантазию...
   - Упаси нас Бог!.. - невольно воскликнул историограф.
   - Правильно. Нам следует быть осторожными, понять правила
игры и вести детей в нужном  нам  направлении.    Иначе  они
проявят инициативу, а предсказать, какую именно,  заранее мы
не сможем.  Смею вас заверить...    Вспомните  свое  розовое
детство, коллеги!
   - Пожалуй, вы правы, - задумчиво согласился биолог.  - Я,
например...
   - Минуточку!  - Куратор поднял руку.  - У  нас  не  вечер
воспоминаний.  Давайте сосредоточимся и попытаемся  наметить
канву поведения.  Для  начала  предлагаю  принцип  мартышки.
Попробуем их передразнивать...
                          ---

   Виктор Сергеевич битый час сидел за  сараем  и  аккуратно
переносил в  свою  тетрадку  содержимое  таблицы  на  стене.
Петька в то же самое время с  не  меньшим  упорством  снимал
копию с графика функции Лежандра.  Оба  неимоверно  пыхтели,
физиономии у обоих были запачканы известкой,    и  выглядели
примерно так же,  как лица приятелей Тома  Сойера  во  время
исторической побелки забора. Наконец, работа была закончена.
Петька  взял  кусок  кирпича  и  стер  со  стены  сарая  всю
секретную информацию.  Теперь нужно было решать,  что с  ней
делать.
   - Слушай, Петька, - сказал Виктор Сергеевич озабоченно, -
а ведь мы должны подтвердить шефу, что приняли код и пароль.
Давай, тащи бублик обратно. Петька наморщил лоб,  соображая.
Потом кивнул,  протиснулся между стенами,  достал бублик  и,
вернувшись, сунул под нос Виктору Сергеевичу.
   - Шеф,  шеф,  - забубнил  тот,    -  информацию  приняли,
прием... И тут кто-то гнусаво, но вполне отчетливо произнес:
"Шеф, шеф, прием... Агент,  прием...  Дважды два - четыре...
Инфор-р-рмация!  Глаза Виктора Сергеевича расширились.    Он
уставился на Петьку, подозревая его в чревовещании.
   - Витька! Ты слышал? Бублик-то базарит...
   - А я думал, это ты!
   - Да нет, я... Петька не договорил, а вместо этого,  ни с
того,  ни с сего,   раздвоился,    как  будто  рядом  кто-то
невидимый поставил зеркало.   Виктор  Сергеевич  сличил  два
изображения и завопил:
   - Видал! Во, дает! Тебе две штуки!
   Но в  этот  момент  и  сам  раздвоился.    Дальше  начало
происходить чтото неописуемое.  Пространство между сараем  и
забором заполнила целая толпа Петек и Викторов  Сергеевичей.
Одни из них были тонкими,  другие толстыми,    а  третьи  на
длинных ножках.  Одного Виктора Сергеевича так  перекрутило,
что Петька,  взглянув на него,  упал,  как припадочный,    и
принялся хохотать.   Виктор  Сергеевич,    не  долго  думая,
попытался схватить ближайшего двойника,  но тот,  почему-то,
лопнул прямо на глазах. Тогда Виктор Сергеевич начал хватать
других,  Петька к нему присоединился,  и они вдвоем за  пять
минут ухлопали всех двойников. Бублик,  между тем,  спокойно
лежал на траве и делал вид,  что к появлению дублей не имеет
никакого отношения.
   Набегавшись и нахохотавшись вдосталь,  приятели  улеглись
на землю и принялись дрыгать ногами.
   - Нормальный бублик! - констатировал Виктор Сергеевич.  -
Интересно, как он работает?
   - Что-то непохоже, что он шпионский, - заметил Петька.
   - А какой же он,  по-твоему?  И зачем тогда он  телевизор
растопил?
   - Откуда я знаю...  Может,  японцы теперь  такие  игрушки
делают.   Кто-то  купил,    да  посеял...    Если  бы  такие
продавались, ты бы купил?
   - Я бы - да. А ты?
   - Я бы - тоже да.
   - Может он еще чего умеет?
   - Давай попробуем в него что-нибудь болтать,  - предложил
Виктор Сергеевич.
   - Давай. Петька взял бублик и сказал в дырку:
   - Бублик-круглик трам-пам-пам.
   Бублик весь заискрился и прямо на глазах расцвел  цветком
невиданной красоты. Лепестки его шевелились,  и с них капала
роса.  Тогда Виктор Сергеевич,  в свою очередь,    сказал  в
цветок:
   - Бубл-кругл, щелкни в нос, получился паровоз.
   Цветок съежился и исчез, а вместо него появилась объемная
копия того самого человечка,  который  красовался  на  стене
сарая.  Человечек стоял прямо на бублике и кривлялся.  Потом
из его рта выдулся пузырь, стал расти, расти,  пока не вырос
больше  самого  человечка,    после  чего  этот    человечек
сноровисто вскарабкался на пузырь и стал  по  нему  деловито
вышагивать.  Пузырь,  тем  временем,    завертелся,    потом
сморщился, как сушеное яблоко,  снова расправился,  и на нем
стали  видны  очертания  материков.    Человечек  же    стал
уменьшаться,  пока не превратился  в  маленькую  искорку  на
поверхности Земного шара в районе Бермудского треугольника.
   - Так ведь это глобус! - догадался Виктор Сергеевич.
   - Точно! Здорово они там,  в ЦРУ,  работают,  прямо как в
цирке. И все понятно.  Наверное,  это какая-нибудь секретная
карта.
   - Верно. Они хотят,  чтобы мы провели секретную операцию.
Только где - я не понял...
                           ---

   Теперь  группа  целиком  переключилась  на    изобретение
фокусов  для  демонстрации  представителям    высокоразвитой
цивилизации.
   - Ну,  как идут дела?  - поинтересовался Куратор,  вызвав
руководителя сектора связи после очередного сеанса.
   - Пока все нормально.  Никаких эксцессов.   Мы  стараемся
сделать так, чтобы они подольше общались с зондом. С языком,
в общем,  проблем нет - накоплен достаточно большой словарь.
При желании, можно даже побеседовать.
   - А как вам это удалось?
   - Мы демонстрируем им нечто,  варьируя форму и оформление
по  какой-либо  теме.    Они,    естественно,     реагируют,
обмениваются впечатлениями...
   -  Понятно. А какова главная  канва  общения?    Как  они
воспринимают зонд? Ну, то есть, что он для них?
   -  Видите ли..,  - руководитель сектора  связи  несколько
стушевался. - Тут вот какое дело...  Разумеется,  это только
предположение,  но,  похоже,  наш зонд для них нечто,  вроде
передатчика,  с помощью которого они сообщаются  с  какой-то
организацией,  занимающейся разведывательной  деятельностью.
Трудно  судить...    Разговоры  все  время  вертятся  вокруг
каких-то секретных сведений,  паролей,  операций и прочего в
этом духе.  Похоже,  на этой  планете  достаточно  непростая
общеполитическая ситуация, есть несколько противодействующих
центров,  возможно,  государств,  отношения  между  которыми
складываются не лучшим образом.  А дети - есть дети.   Им  в
руки попал предмет,  назначение  которого  непонятно,    они
решили, что это дело каких-нибудь враждебных сил, и, копируя
взрослых,  решили поиграть в разведчиков...   Кстати,    наш
второй зонд могли просто уничтожить на орбите.
   - Простите, что вы сказали? Уничтожить? Зачем?
   - Но ведь... Не исключено,  что  его  приняли  за  объект
противника.
   - Вы так считаете? - Куратор вскинул брови.  - Но..,  это
меняет дело.  Хм...  То есть,  их  технических  возможностей
хватило, чтобы преодолеть защиту зонда? Ведь тогда...  Хм!..
Это принципиально меняет дело!  Надо проконсультироваться  с
историологами...  Мы ни в коем случае  не  можем  допустить,
чтобы наш неисправный  зонд  попал  в  руки  какой-то  одной
враждующей стороны и... Технологические разработки,  которые
мы применили,  вполне можно использовать для создания,   ну,
скажем новых видов оружия,   которые  резко  изменят  баланс
сил...  Все это мы сами проходили пять  веков  назад.    Это
совершенно недопустимо!  Да  это  просто  немыслимо!..    Мы
проявили  завидную  беспечность,    и  теперь  надо   что-то
предпринимать немедленно.  Фактически,    десятый  зонд  уже
выполнил свою задачу,  он у нас не последний,  а  нам  нужно
время,  чтобы тщательно проанализировать ситуацию.  Из  сего
вывод... Да,  в общем,    и  выбора-то  нет  -  зонд  должен
самоликвидироваться.
   - Но как он  может  это  сделать,    не  подвергая  детей
опасности? И потом, ведь пока это - всего лишь предположения.
   - Дай Бог,  чтобы они  не  оправдались!    Вы  что,    не
понимаете,  чем это может кончиться?..  Как бы там ни  было,
игры пора кончать...  Так-так...  Стало быть,  дети играют в
разведчиков..,  - Куратор потер лоб,  немного успокоился,  а
потом хитро усмехнулся.  - Не  могли  бы  вы,    к  примеру,
устроить с ними такую игру. Вы,  так сказать,  представитель
"Центра"...
   - Они все время запрашивают связь с каким-то "шефом".
   - Это кто?
   - Судя  по  всему,    с  их  точки  зрения,      какой-то
руководитель,  то есть он как бы..,    м-м-м..,    начальник
разведслужбы противника.
   - А!  И прекрасно!  Вот вы и будете этим  самым  "шефом".
Попробуйте прощупать,  не могут  ли  они  как-нибудь  строго
секретно доставить зонд в пустынное место,  где можно  будет
дать ему команду на самоликвидацию.  Только не  забывайте  о
безопасности детей. Не старайтесь форсировать события, ищите
удобный  повод  и  обдумывайте  каждое  передаваемое  слово.
Проконсультируйтесь со специалистами...
   - Хорошо, я подумаю.
   - И постоянно держите меня в курсе событий.
   - Безусловно.
                            ---

   Очередной сеанс начался как обычно.  Петька достал бублик
из укрытия,  сунул под нос Виктору Сергеевичу,  и тот  начал
вызывать ЦРУ.
   - Шеф,  шеф,  передаю секретную...  И вдруг,   совершенно
неожиданно для обоих приятелей бублик заговорил!
   - Я - шеф,  - произнес он несколько гнусаво,   но  вполне
отчетливо. - Внимание! Я - шеф.  Вызываю резидента по кличке
Агент.  Внимание,  я - шеф...
   - Ну!  -  Петька  толкнул  Виктора  Сергеевича  в  бок  и
зашептал: - А ты говорил, не шпионский. Еще какой шпионский!
   Естественно,  Виктор Сергеевич теперь  и  сам  ничуть  не
сомневался,  что бублик именно шпионский,  а  не  какой-либо
иной.
   - Тихо ты! - прошипел он, и нарочито грубо продолжил: - Я
- Агент, внимание, я - Агент. Слушаю вас, шеф, прием!
   - Агент, как меня слышишь? - немедленно отозвался бублик.
   - Слышу хорошо, прием.
   - Внимание,  Агент!  За вами могут следить.    Соблюдайте
осторожность и полную  конспирацию.    Внимание!    Спрячьте
передатчик в надежном  месте.    Немедленно,    я  повторяю,
немедленно уничтожьте всю секретную информацию!   Никому  ни
слова! Прием.
   - Вас понял,  Шеф.  Приступаю к выполнению,    -  ответил
Виктор Сергеевич как заправский шпион.
   - Внимание,  Агент,  связь завтра в это же время.   Конец
связи. Прием.
   - Внимание,  Шеф,  конец связи.
   Петька показал Виктору Сергеевичу большой палец,   тот  в
ответ знаками приказал отнести бублик в укрытие,  что и было
немедленно исполнено. Когда они выбрались из-за сарая,  лица
у обоих были такие, что любой мало-мальски толковый взрослый
индивидуум, попадись он навстречу,  немедленно заподозрил бы
их в противоправных действиях.  Но,  к счастью,    навстречу
никто  не  попался,    и  оба  контрразведчика  благополучно
пробрались в квартиру к Петьке,  где,  в целях  конспирации,
сразу засели за уроки.
                          ---

   Прошло две недели.  Связи группы с шефами из ЦРУ  заметно
окрепли, были получен и выполнен ряд указаний,  в частности,
бублику дали послушать транзисторный приемник,    посмотреть
телевизор и сносили на  экскурсию  по  городу.    Шефы  дали
инструкцию регулярно выполнять  домашние  задания.    Виктор
Сергеевич решил,  что им еще не вполне доверяют,  поэтому  и
дают такие глупые указания.
   По линии школы дела Петьки заметно поправились.   Средний
балл дрогнул  и  плавно  пошел  вверх,    достигнув  трех  с
половиной, и это, как заметил классный руководитель, был еще
далеко не предел. Что касается Виктора Сергеевича, то у него
резко улучшилась дисциплина.  Мать  не  могла  нарадоваться,
обнаруживая в  его  дневнике  полное  отсутствие  каких-либо
замечаний.    Уже  четвертую  неделю  нижние  поля  дневника
оставались девственно чистыми,  в отличие от  предшествующих
недель,  заполненных сентенциями типа: "На уроке  пения  пел
соловьем. Прошу зайти в школу" (подпись),  или: "На перемене
заталкивал своего товарища в учительскую.    Поведение  -  2
(подпись)".
   Но отца Виктора Сергеевича  это  почему-то  не  радовало.
Дома сын вел себя чинно и благопристойно, придраться было не
к чему.  В школе -  никаких  замечаний.    В  дневнике  одни
пятерки.  Все это вместе взятое было  крайне  подозрительно.
Дело в том,  что разбирательство  с  телевизорным  блином  в
учреждении, где он работал, затягивалось,  и пока никто даже
примерно  не  мог  сказать,    каким  образом  телеблин  мог
образоваться из обыкновенного черно-белого телевизора.   Уже
целая лаборатория занималась этим вопросом, и ходили упорные
слухи, что скоро им займутся совсем уж компетентные органы.
   Отец  Виктора  Сергеевича  имел  обстоятельную  беседу  с
директором  -  последнего    интересовали    обстоятельства,
сопутствующие образованию телеблина.  Отец обещал поговорить
с сыном еще раз и попытаться выяснить подробности.  В то  же
время,  директор предупредил,  что просто так брать  сына  в
оборот нельзя - замкнется и ничего не скажет.   Отец  и  без
всякого директора это понимал.  Нужен был повод к разговору,
а как раз  его  Виктор  Сергеевич  и  не  подавал  ни  своим
поведением,  ни успеваемостью.  Он стал просто возмутительно
примерным мальчиком! Вот это больше всего и настораживало...
                           ---

   К очередному сеансу Виктор Сергеевич  готовился  особенно
тщательно.    Была  обещана  не  просто  секретная,        а
сверхсекретная информация особой важности и, так называемые,
инструкции по проведению операции.   Интуиция  подсказывала,
что произойдет нечто из  ряда  вон  выходящее.    И  она  не
обманула.  Бублик в этот день выглядел особенно солидно:  не
жужжал и окрасился в какой-то  серо-зеленый  защитный  цвет.
Сразу  за  тем,    как  он  оказался  перед  носом   Виктора
Сергеевича,  раздался мелодичный  звон.    Виктор  Сергеевич
подобрался и сурово взглянул на Петьку.
   - Внимание, Шеф, выхожу на связь,  - произнес он чеканным
голосом. Бублик отозвался немедленно:
   - Я - Шеф, вызываю Агента!
   - Я - Агент, прием!
   - Агент,  внимание!  Передаю информацию особой  важности.
Приготовьте шифр и код... Внимание, один, два, шесть,  один,
три, один, девять, тире, пять,  дробь,  четыре...  Повторяю:
один , два... Повторяю: один, два...
   Секретную особой важности информацию писать было  некуда.
Петька было задергался,  но  Виктор  Сергеевич  показал  ему
кулак,  подобрал щепку и записал все - цифра в цифру - прямо
на земле.
   Закончив,  бубнить цифры бублик как-то  странно  хрюкнул,
будто поперхнулся, немного помолчал и вдруг зловещим голосом
произнес:
   - Внимание,   Агент,    вам  угрожает  особая  опасность.
Повторяю,  особая опасность!    Немедленно  после  окончания
сеанса связи вам надлежит,  первое: уничтожить все  шифры  и
коды,  второе: сменить все явки и пароли,  третье: имея  при
себе передатчик,  замаскированный под бублик в  форме  тора,
сменить место дислокации и,  выбрав удобное время,   скрытно
выбраться из города.  Далее: найти  за  пределами  городской
черты пустынную зону,  подобрать надежное место  и  спрятать
передатчик.  Повторяю: спрятать передатчик в пустынной  зоне
за городом!  В радиусе  километра  не  должно  быть  никаких
объектов.   За  вами  будут  следить  наши  люди.    Следует
оторваться от хвоста и не поддаваться на провокации.  Строго
выполняйте наши указания,  иначе - провал!  Внимание:  через
неделю к вам явится наш человек и передаст новые инструкции.
Пароль - Лагранж,  отзыв  -  Бессель.    Повторяю:  Лагранж,
Бессель.  При встрече  вы  получите  дальнейшие  указания  и
инструкции Центра из ЦРУ.  Повторяю: из  ЦРУ.    Подтвердите
прием и приступайте к выполнению задания. Как поняли? Прием.
   Виктор Сергеевич обомлел,  Петька чуть было не вскрикнул,
но успел таки зажать рот ладонью.
   - Внимание, Агент, как меня поняли, прием...
   - Вас понял, Шеф,  - деревянными губами пролепетал Виктор
Сергеевич.
   - Повторите пароль и отзыв.
   - Пароль... Эта... Лагранж. Отзыв - Бессель.
   - Строго придерживайтесь инструкций. Конец связи.
   -  Конец связи,  - выдавил  совершенно  ошалевший  Виктор
Сергеевич.
   Бублик,  тем временем,   переменил  окраску  на  обычную,
немного пожужжал и утихомирился. Первым пришел в себя Петька.
   - Ну, шепотом сказал он, что будем делать?
   - Что делать,  что делать...   Надо  выполнять  указания.
Иначе их люди нас выследят и кокнут.
   - А как они нас выследят? Откуда они знают, что мы здесь?
   - Да по бублику засекут!   У  них  есть  пеленг.    Сидят
где-нибудь на крыше,  да  и  смотрят  в  бинокль.    Или  со
спутников фотографируют.
   Петька повертел головой.  Небо было чистое,  разных  крыш
вокруг  достаточно,    но   нигде    не    заметно    ничего
подозрительного.
   - Слушай, Витька, а вдруг они нас сейчас подслушивают?
   - Как?
   - А так. Через бублик.    Мы-то  думаем,    что  они  его
выключили, а они сидят и слушают, как мы треплемся.
   - Да ну... Видишь - жужжит.  Он когда жужжит,  ничего  не
передает.  А вообще-то болтать поменьше надо...  Давай бегом
домой, возьми сумку и хлеба полбуханки... Деньги есть?
   - Зачем деньги-то?
   - На электричку.
   - Так мы и без билетов...
   - Нельзя. Попадемся - кранты.
   - А куда поедем?
   - Куда-куда... На Кудыкину гору!.. На карьер поедем.  Там
можно хоть тысячу бубликов спрятать,   и  там  они  нас  фиг
выследят - все кругом видно на километр. Понял?
   - Понял. Нормально придумал!  - Петька вскочил и едва  не
наступил на секретную информацию.
   - Куда лезешь! - зашипел Виктор Сергеевич. - Топчется как
слон!..
   - Я бумажку и карандаш принесу - все спишем,  - предложил
Петька.  Виктор Сергеевич  подумал  немного  и  отрицательно
мотнул головой:
   - Нет,  на бумажку сейчас нельзя.  Они если нас выследят,
найдут бумажку и скажут: "Ага-а, продать хотели!".  Лучше ты
иди, а я кирпичом на стене все накарябаю. Так, с виду, никто
ведь не подумает, что она секретная: раз-два-тричетыре-пять
   - вышел зайчик погулять. Понял?
   - Ну, ты прямо как всю жизнь шпионом работал!  восхитился
Петька. - Может, ты и вправду шпион?
   - Сам ты шпион!..  Давай,  не тяни время...    Соображать
надо: если они даже за нами и следят, то подумают, вот, мол,
раз на стене пишут, значит, в Разведку не понесут. Стенку-то
туда не потащишь!..
                          ---

   По  дороге  на  вокзал  контрразведчики  несколько    раз
пересаживались из автобуса в автобус, пытаясь запутать следы
и, как выразился Виктор Сергеевич, "отвязаться от хвоста". В
электричке уселись не рядом,  как обычно,    а  друг  против
друга,  и всю дорогу подозрительно оглядывали всех входящих,
с тем, чтобы вовремя дать деру в случае опасности. На второй
остановке к ним подсела какая-то бабка,  ворчливая  и  очень
подозрительная с виду.  Виктору Сергеевичу даже  показалось,
что у нее под мышкой пистолет с глушителем - так неловко она
двигала левой рукой. Правда, при бабке была корзина с кошкой
и здоровенная сумка с какой-то снедью,  так что,  по зрелому
размышлению,  приятели решили,  что на шпиона она не  тянет.
Кошка шпиону ни к чему, а если он ее где-то подобрал,  чтобы
мозги запудрить,  то она непременно бы сбежала по дороге,  а
раз сидит, значит, привыкла к хозяйке...
   Дискуссия на эту тему  была  исчерпана,    когда  за  три
платформы  до  карьера  бабка  сошла  вместе  с  обсуждаемой
кошкой.  Приятели,  однако,  сочли за благо перейти в другой
вагон. Солнце уже клонилось к закату, когда они выскочили из
электрички на платформу.  Нужно было пройти через  небольшой
поселок и потом еще топать два километра до карьера.
   Рабочий день еще не закончился,    и  единственная  улица
поселка была пустынна.  Но за четыре дома до конца улицы  им
попался очень подозрительный толстый милиционер. Он был одет
по форме, в портупее и с кобурой на боку. И шел неторопливо,
как будто прогуливался.  Увидев милиционера,  Петька,    уже
достаточно заряженный  конспиративными  соображениями  и  не
терявший  бдительности  ни  на  секунду,    ткнул    Виктора
Сергеевича в бок:
   - Видишь?
   - Ну.
   - Какой-то не очень настоящий милиционер, а?
   - Почему не настоящий - настоящий.
   - Подозрительный какой-то... Толстый. Как он преступников
ловит, если толстый?.. Давай перейдем на другую сторону.
   - Давай. Они перешли. Милиционер прошел мимо,  не обращая
на ребят никакого внимания.   Но  потом  вдруг  оглянулся  и
крикнул:
   - Эй, мальцы, вы куда летите?  Виктор Сергеевич качнулся,
как от удара, и тонким жалобным голосом ответил:
   - К тетке...
   - А-а... Ну-ну..,  - произнес  милиционер  и  неторопливо
пошел дальше.  А Виктор Сергеевич с Петькой ускорили шаг  и,
достигнув последнего дома, рванули по дороге во всю прыть.
                           ---

   Старший лейтенант милиции Мякота Иван Гордеевич  следовал
пешим порядком на электричку.  Он работал участковым в  этом
поселке,  а жил в соседнем.  Дежурство закончилось,  и можно
было не спеша прогуляться - день отменный, воздух чистый, на
участке никаких происшествий.  Настроение у Ивана Гордеевича
соответствовало обстановке,  тем более что он  заказал  жене
две бутылки пива,  каковые  наверняка  уже  куплены  и  ждут
своего часа,  подвергаясь охлаждению в  железной  бочке  для
сбора атмосферной влаги с  целью  полива  грядок.    Завтра,
конечно, день хлопотный,  но хлопоты будут завтра,  а пиво -
сегодня...  Да,  завтра надо обязательно  взять  мотоцикл  и
съездить на карьер - проверить,  не наладились ли  шофера  с
кирпичного завода возить туда мусор.  А то,  понимаешь,  как
станет потеплей,  народ,   соберется  поехать,    отдохнуть,
искупаться (карьер был заброшенный,    и  частично  заполнен
водой),  а эти гаврики из него мигом свалку сотворят.    Вот
ведь,  у людей совести нет ни грамма!  Сами же  туда  ездят,
сами себе и гадят...
   Эти два встречных пацана не вызвали  у  Ивана  Гордеевича
никаких подозрений.  Идут себе и идут,  лишь бы не  шкодили.
Правда, непонятно, к какой это тетке они идут?  К Никоновой,
что ли?.. Так она уже три месяца гостит у сына в Казахстане.
Да и какая она тетка - внуки  уже,    поди...    А  тогда  -
непонятно... И, главное дело, с сумкой идут...  И не местные
- он таких не знает...  И что у них в  сумке?..    Наверняка
что-то сперли...
   Иван Гордеевич по инерции (а отсутствием инерции,  в силу
понятных причин, он не страдал) прошел еще метров двести,  и
тут ему на память пришел прошлогодний случай. Тогда, вот так
же,  трое пацанов подались на карьер,  а при себе имели  три
пачки патронов от автомата АКМ.  Разожгли костер,    бросили
туда эти патроны и стояли рядом,  пока не началась пальба...
Одному кисть перебило - теперь,  наверное,   так  калекой  и
остался...  Причем,  где взяли,  так ведь  и  не  сознались.
Нашли, и все тут!
   Иван Гордеевич остановился и обернулся.  Ребят  нигде  не
было видно.  Хотел было следовать дальше,  но тут его словно
бы кто-то в спину толкнул: "Чертовы пацаны! - подумал он,  -
ведь жить без шкоды не могут,  обормоты!"  И  все  больше  и
больше ускоряя шаг, двинулся обратно.
   Сначала улица шла на подъем,  но  сразу,    как  кончился
поселок,  дорога резко  ныряла  вниз  и  просматривалась  до
самого карьера.  Увидев километрах в полутора от того места,
где он находился,  две маленькие  фигуры,    Иван  Гордеевич
подхватил кобуру и рысью побежал по дороге.
                           ---

   Петька  и  Виктор  Сергеевич   заметили    агента    ЦРУ,
переодетого милиционером,  в тот самый момент,  когда дорога
разветвилась и нырнула в карьер.  Агент бежал  и  размахивал
руками.
   - Петька!  - заорал Виктор Сергеевич.  - Жми,  он за нами
бежит. Спрячемся в карьере - он нас там не найдет!  И сделал
рывок.
   - А бублик? - крикнул Петька, скача во весь опор следом.
   - И бублик... хы... хы... тоже...
   - А если он... ху... ху... найдет?..
   - Не найдет... хы... хы.., мы за ним следить будем.
   - У него же...    ху...    пистолет!..
   Контрразведчики углубились в лабиринт песчаных холмов  на
дне карьера.  Виктор Сергеевич  лавировал,    сворачивал  то
вправо,  то влево,  пока не убедился,  что погоня безнадежно
отстала.  Можно  было  остановиться  и  отдышаться.    Место
казалось глухим и пустынным, но приметным.  Экскаватор здесь
наткнулся на огромный валун и,  отступив,  повернул  налево.
Валун был наполовину засыпан песком,  слева и справа  осыпь,
поросшая чахлой травой и кустиками непонятно чего,  а  сразу
за валуном возвышался песчаный холм.
   - Давай, вытаскивай,  - приказал Виктор Сергеевич,  а сам
принялся рыть яму под валуном. Петька вынул бублик из сумки,
а тот,  словно бы только и ждал этого момента,    немедленно
посветлел и засвиристел.
   - Витька,  он опять на связь просится!  Виктор  Сергеевич
вскочил,  выхватил бублик из Петькиных рук  и  скороговоркой
проговорил в дырку:
   - Шеф, за нами погоня! Прячем приемник и уходим.
   - Прячьте и немедленно уходите,    -  сварливым  гнусавым
голосом  проскрипели  из  бублика.    -  Внимание,    Агент,
немедленно покиньте место дислокации!  Как поняли?   Аппарат
подготовлен к самоликвидации. Ищите укрытие! Внимание, взрыв
через две минуты! Как поняли, прием.
   - Вас понял,  - машинально пробормотал Виктор Сергеевич и
шагнул к валуну.   Но  тут  выяснилось,    что  бублик  стал
настолько горячим, что держать его в руках стало невозможно.
   - Ну,  что стал,  как пень?  Прячь,  и драпаем!  - заорал
Петька.
   - Не могу - горячий, как утюг! - Виктор Сергеевич выронил
бублик на песок и запрыгал вокруг него, тряся руками.
   - Тогда так драпаем - все равно ему крышка!
   Друзья рванули налево,  потом направо,  продрались  через
кусты,  свалились  в  яму  и  залегли.    Сердце  у  Виктора
Сергеевича готово было вот-вот разорваться,    Петька  лежал
рядом и сопел как паровоз. И тут земля под ними дрогнула.
   Нет,  никакого взрыва не последовало,  но там,  за  кучей
песка,  где был брошен бублик,  что-то зашипело,  как  будто
прорвало гигантскую  батарею  парового  отопления.    Виктор
Сергеевич инстинктивно прикрыл голову руками,  Петька  сполз
вниз и уткнулся носом в песок.    Шипение  все  усиливалось.
Теперь оно стало напоминать звук,  который издает  двигатель
реактивного самолета,   когда  тот  выруливает  на  взлетную
полосу. Сверху, однако, ничего не летело, и Виктор Сергеевич
поднял голову.  То,  что он увидел,  не поддавалось никакому
описанию (позже, в своих мемуарах Виктор Сергеевич прямо так
и написал).
   Из-за  холма  вертикально  вверх  уходила  прямая   белая
колбаса.  Пространство  вокруг  колбасы  как  бы  смялось  в
гармошку и дрожало, во всяком случае, так показалось Виктору
Сергеевичу,  который  вскочил  на  ноги  и  хотел  было  уже
рвануться к холму, но очнувшийся Петька поймал его за штаны.
Виктор Сергеевич лягнул приятеля ногой, но это не помогло, и
он упал.
   Шипение,  между тем,  перешло в тонкий  свист,    колбаса
начала истончаться,  лопнула посередине,  ее  верхний  конец
стремительно унесся ввысь,  а нижний упал за холм,  а вместо
него из-за холма взошла огромная луна  -  раз  в  пять-шесть
больше обычной.  Поверхность луны кипела  и  бурлила.    Она
поднималась все выше и выше, потом, словно бы наткнувшись на
невидимое препятствие, сплющилась, сделалась ярко бордовой и
лопнула на глазах  широкой  общественности  в  лице  Виктора
Сергеевича и Петьки.
   Все это  продолжалось  секунд  пятнадцать-двадцать,    но
друзьям показалось, что прошло целых полчаса.
   - Лопнула..,  - произнес  Виктор  Сергеевич  с  тоской  в
голосе.
   - А здорово, правда?  - сказал Петька.  - Расскажешь - не
поверят.
   - Да, - подтвердил Виктор Сергеевич.  - Айда,  посмотрим,
что от бублика осталось. Может он еще целый.
   - Угу, целый,  - Петька сплюнул,  - Видал,  как лопнул...
Ладно, небось, не последний такой бублик. Пошли, глянем, что
из него получилось.
   Приятели,  забыв,  что на пятки им  наступает  переодетый
шпион, выбрались из кустов и побежали по дороге. Они немного
проскочили,  свернули не  туда,    вернулись  и,    наконец,
обнаружили тот валун,  под которым оставили бублик.    Валун
лежал  на  прежнем  месте,    и  внешне  вокруг  ничего   не
переменилось,  только у его подножия образовалось  небольшое
углубление, из которого валил пар.  А приблизившись,  ребята
заметили,  что  край  валуна,    нависший  над  углублением,
оплавился и сдвинулся вниз.  Каменные  капли,    упавшие  на
песок, шипели и стреляли как пистоны.
   - Во! - сказал Петька. - Видал! От сварки так же шипит!
   - Ну, - согласился Виктор Сергеевич. - А сумка твоя где?
   - Не знаю.
   - Может,  ты ее в той яме оставил,  - предположил  Виктор
Сергеевич.
   - Да нет, я, когда бублик достал, бросил ее тут, а потом,
когда бежал,  думал,   что  теперь  пропадет.    Вот  она  и
пропала...  Петька повертел головой - сумки нигде  не  было.
Она словно испарилась, да, похоже, так оно и было.
   - А вон, гляди, это не от нее пряжка?
   - Где? Петька оглянулся,  и тут краем глаза заметил,  что
из-за поворота на полном ходу показался милиционер,  который
гнался за ними по дороге.
   - Витька, атас! Шпион! Виктор Сергеевич тоже оглянулся, и
оба,  не сговариваясь,  ринулись мимо валуна к тому боковому
склону песчаного холма, который казался положе.
                          ---

   Старший лейтенант Мякота Иван Гордеевич  бежал  изо  всех
сил. Последний раз он так бегал пятнадцать лет назад,  когда
ловил одного своего приятеля.  Приятеля он догнал.  Но тогда
он был на  пятнадцать  лет  моложе  и  легче  на  пятнадцать
килограмм...
   Иван Гордеевич ворвался в карьер,  сминая воздушные массы
и поднимая тучу пыли.  Пацаны как сквозь землю  провалились.
Скорее всего,  они повернули к пляжу,  и  старший  лейтенант
рванулся налево. Но тут справа что-то ухнуло,  и из-за бугра
в небо ударил белый сноп света. Мякота ринулся туда напролом
через бурьян, перемахнул горку, сбежал на колею и понесся по
ней со всей скоростью,  на которую был способен.  Луч,   тем
временем,  превратился в серебряный шар и исчез  в  вечернем
небе.  А чуть позже Мякота заметил,  как  в  просвете  между
двумя холмами мелькнули две  мальчишеские  фигуры.    "Слава
Богу,  - пронеслось у него в голове,  -  целы,    невредимы.
Чертовы пацаны, что же они там произвели такое!?"
                          ---

   Виктор Сергеевич  взлетел  на  вершину  холма,    как  на
крыльях. А Петьке не повезло. На половине дороги он наступил
на какой-то камень,  нога подвернулась,   и  Петька  кубарем
скатился  вниз,    прямо  под  ноги  подоспевшему    шпиону,
немедленно схватившему его за шиворот.
   "Ну, все..,  - с тоской подумал Петька,  - Теперь хана...
Либо кокнет, либо ядом отравит..."
   Ему стало нестерпимо жаль себя,   а  больше  всего  мать,
которая хоть и ругала,  и пилила,  и даже охаживала тряпкой,
но всегда потом жалела.  И Петька  заплакал  злыми  горькими
слезами.
   Виктор Сергеевич, оказавшись на вершине холма, оглянулся,
и тут только заметил,   что  Петьки  нет,    а  внизу  стоит
переодетый шпион и держит этого  самого  Петьку  за  шкирку.
Оставить друга в беде Виктор Сергеевич не мог.    И  Суворов
говорил,  и в школе  -  тоже:  "Сам  погибай,    а  товарища
выручай". Нет, не такой человек был Виктор Сергеевич,  чтобы
позорно удрать,  оставив друга на растерзание акуле мирового
империализма.
   - Эй ты, шпик! - закричал он страшным голосом.  - Отпусти
ребенка! Это я Агент - меня лови!
   - А ну,  агент,  спускайся вниз,   пока  я  тебе  уши  не
оборвал, - невозмутимо сказал шпион.
   Тогда Виктор Сергеевич нагнулся, выбрал подходящий камень
и стал медленно спускаться вниз.  Шпион тяжело дышал,  с его
лба градом катился пот.  Но,  заметив в  руках  подходившего
мальчишки камень, он встрепенулся.  Петька неожиданно ойкнул
и присел на одной ноге.   В  этот  момент  Виктор  Сергеевич
размахнулся и прицельно метнул камень. Камень попал шпиону в
плечо,  он зарычал,  отпустил Петьку и  ринулся  на  Виктора
Сергеевича. Но тот, вместо того,  чтобы дать деру,  рванулся
навстречу. Шпион был толстый и сильный,  но Виктор Сергеевич
был тощий и юркий. И пока шпион ловил его за шиворот, Виктор
Сергеевич успел его два раза укусить: один раз в запястье, а
другой раз за палец.   Тогда  шпион  завернул  руку  Виктора
Сергеевича за спину и возмущенно загремел:
   - Ты что,  малый,  ополоумел?!  Смотри-ка ты,    обнаглел
совсем - в милицию камнями швыряет.    Да  еще  и  кусается,
бандюга!
   Петька сидел на песке и с тоской  смотрел  на  плененного
Виктора Сергеевича. Ни бежать,  ни помочь он не мог - что-то
случилось с ногой. И было ясно,  как божий день,  что теперь
им обоим кранты.  Он зачерпнул пригоршню песку  и  метнул  в
шпиона, но песок расыпался веером и не долетел. Шпион, между
тем,  крепко тряхнул Виктора Сергеевича за  плечо  и  грозно
приказал:
   - Ну, докладывай,  что вы тут взрывали?  Живо!  Где взяли
боеприпасы?
   - Так я тебе и сказал, шпион проклятый!  - злобно зашипел
Виктор Сергеевич.
   - Где шпион? Кто шпион?..  Ты что,  сдурел?!  Я лейтенант
милиции!
   -  А чем докажешь?  - Виктор Сергеевич  завертелся  ужом,
пытаясь вырваться.
   - Ага... Он меня укусил,  а я ему буду  доказывать!
   Но старший лейтенант уже несколько пришел в себя,  а  так
как  по  природе  он   был    человек    рассудительный    и
трезвомыслящий,  то сообразил,  что случай здесь особый,   и
лучше доказать сразу,    чем  еще  полчаса  воевать  с  этим
бесенком,  а потом все равно доказывать,  что он никакой  не
шпион.  Свободной рукой он  вытащил  из  нагрудного  кармана
удостоверение с надписью: "Россия.  Министерство  Внутренних
Дел", и сунул его под нос Виктора Сергеевича.
   - Читать умеешь?   Читай!    Удостоверение  произвело  на
Виктора Сергеевича магическое действие. Он перестал шипеть и
вырываться, а вместо этого переспросил с надеждой в голосе:
   - Так вы и вправду не агент ЦРУ?
   -  Нет,  - буркнул вконец измотанный  старший  лейтенант,
отпуская руку, - не агент.  А тебе что,  сильно нужен именно
агент?
   - Не,  - Виктор Сергеевич смутился и  покраснел,    -  не
сильно. Просто мы думали...
   И умолк.
   - Думали... Они - думали!..  Это же надо...   Ну,    чего
сидишь? - обратился он к Петьке. - Вставай.
   - Не могу... Нога..,  - сказал Петька  и  всхлипнул.    А
следом за ним заревел и Виктор Сергеевич.
   - Во шельмы! - изумился старший лейтенант. - Устроили тут
черт знает что, а теперь сопли распустили... Сильно болит?
   - Сильно.
   Между тем, пока шла баталия, совсем стемнело.
   - Значит,  не хотите сознаваться  в  преступных  деяниях,
так?.. Понятно... Ну-ка,  прекратить рев!..  Здесь,  что ли,
взрывали?..  Ладно,  завтра  разберусь,    -  решил  старший
лейтенант.  - И фуражку где-то потерял...  Черт с ней,   все
равно придется завтра ехать... Скоро вообще темно станет,  а
еще этого тащить.., - забормотал он, потом подошел к Петьке,
повернулся спиной,  присел и скомандовал: - А ну,   вставай!
Лезь на закорки.
   Петька подчинился.  Старший лейтенант  подхватил  его  за
ноги, выпрямился и двинулся вперед.
   - Смотри-ка ты,  а с виду и не скажешь..,  - забурчал он.
Пуда два тянет... Ты за шею не держись - за грудки хватай, а
то задушишь,  кто тащить будет...  Лопать,  небось,  хотите,
вдруг заключил он. - Ну-ка расстегни кобуру.
   - А зачем?
   - Низачем.  Открывай,  говорю!..
   Виктор  Сергеевич  не  без  трепета  расстегнул   кобуру,
полагая,    что  предстоят  какие-то  события  криминального
порядка,  но вместо ожидаемого пистолета там оказался кулек,
а в кульке обнаружились  два  домашних  пирожка  с  луком  и
яйцами.
   Дорога шла в гору,  да и пирожки сильно мешали.  А  потом
Виктор Сергеевич чуть не упал, потому что заснул на ходу.  В
конце концов,  уже затемно,  они таки добрались до  местного
отделения  милиции,    где  старший  лейтенант    сам    был
начальником,  сам и подчиненным.  Первым  делом  он  куда-то
позвонил по телефону, доложил о происшествии, потом два раза
сказал "так точно",    три  раза  "никак  нет"  и  один  раз
"разберемся и доложим".
   - Вот что, удальцы, - сказал он, бросая трубку на рычаги,
- время уже час ночи, электрички не ходят,  и девать мне вас
некуда.    Да  к  тому  же    вы    являетесь    малолетними
правонарушителями и должны  мне  дать  показания.    Поэтому
объявляю вам сутки аресту и сажаю в изолятор.  Там хоть нары
есть, а я тут на стульях залягу. Завтра будет допрос, имейте
в виду, а пока вы,  как преступный элемент,  изолируетесь от
общества.  Он отпер дверь в соседнее помещение,  занес  туда
Петьку и посадил на скамейку.  Петька кривился,  кусал губы,
но не издал ни единого стона,  как и  полагается  настоящему
бойцу невидимого фронта.
   - Так, - сказал старший лейтенант раздумчиво. - Болит?
   - Не очень.
   - Ясное дело,  что "не очень".  Было бы "очень" - орал бы
благим матом... Та-ак... Скорую что ли вызвать...  Аккурат к
утру прибудут, так, если что, я ее утром и вызову...  Ладно.
Дай-ка...  И стянул с Петькиной ноги тапок.  Петька  ойкнул.
Поверхностным  осмотром  был  установлен   диагноз:    вывих
голеностопного сустава третьей  категории.    Почему  именно
третьей, а не второй или первой, и сколько их всего, старший
лейтенант не объяснил,  а вместо этого  вдруг  ухватился  за
Петькину стопу и резко дернул вниз.  Петька обмяк и сполз со
скамьи на пол.
   - Завтра будет как огурчик,  - пообещал старший лейтенант
Виктору Сергеевичу, возвращая Петьку на исходную позицию. Он
вышел,  снял с вешалки  фуфайку,    шинель  и  плащ-палатку,
вернулся, уложил преступный элемент на нары и дал отбой.
                          ---

                              Командующему Зап.Сиб.ВО
                           генерал-лейтенанту Кожанову.
                                     Срочно!

   Докладываю,  что...  в 19.42 местного времени в воздушном
пространстве над территорией в районе г.Саяноярска визуально
наблюдалось свечение атмосферы в виде белого столба света от
поверхности земли до высоты  около  4км,    сопровождавшееся
свечением облаков,  а также  галло,    имевшее  тороидальную
форму.  Одновременно радарными установками и  радиостанциями
регистрировались  сильные  помехи  в    широком    частотном
диапазоне.  Прошу запросить,  не проводились ли в  указанное
время  над  указанным  районом   какие-либо    эксперименты,
связанные с использованием космических аппаратов. Прошу дать
разрешение на выезд в указанный район спецгруппы из  состава
частей ПВО на предмет выяснения причин  упоминавшегося  выше
аномального явления.

                          Начальник службы ПВО Зап.Сиб.ВО
                                 полковник Шушунов
                           ---

   В девять часов вечера истек последний срок.  Мать Виктора
Сергеевича  вышла  на  улицу,    покричала,       вернулась,
мобилизовала отца, и тот отправился искать сына по окрестным
дворам. Поиски успехом не увенчались.  В десять часов вечера
отец позвонил в милицию и сообщил о пропаже.   Там  записали
пол,    возраст,    внешние  приметы,    и  посоветовали  не
волноваться,  поскольку дело  это  житейское,    и  подобных
случаев у них - по три раза на дню.
   Совет "не волноваться" дается часто, но следуют ему очень
редко. Мать нервничала, тормошила отца,  тот ее успокаивал и
говорил, что все обойдется, но сам волновался не меньше.
   В двенадцать часов ему стало  очевидно,    что  случилось
нечто серьезное. Он снова позвонил в милицию - ответили, что
ищут, что сведений пока никаких нет,  а если будут,  сообщат
тотчас. И снова посоветовали не волноваться.
   Отец не находил себе места. Он посидел на кухне,  а потом
решил,  что надо порыться в вещах сына -  может,    отыщется
что-то...
   В портфеле был полный порядок,  то есть в нем  было  все,
что душе угодно. Моток проволоки от силового трансформатора,
два болта на двенадцать и гайка на четырнадцать,   будильник
частями,  диск от телефона в сборе и тому подобные  полезные
вещи,  не считая,  конечно,  пенала,  учебников,  тетрадей и
дневника.    Дневник  был    тщательно    заполнен    самыми
разнокалиберными домашними заданиями,  среди которых были  и
весьма зловещие, например: "кости скелета человека". В графе
"поведение" стояло "хор".  Какие  либо  примечания  к  этому
унылому и не сулящему ничего хорошего "хор" отсутствовали.
   Тогда  отец  взялся  за  книжную  полку  и  там,    среди
"Гулливеров" и "Тайн двух океанов",  с изумлением  обнаружил
"Справочник  специальных  функций",    в  который  сам    не
заглядывал уже лет пять. В справочнике лежала тетрадка,  два
листка которой  были  испещрены  столбцами  каких-то  чисел.
Кроме того,  в тетради имелся  листок  с  графиком  каких-то
функций.    Функции  эти  были  из  породы  тех,     которые
располагались на страницах справочника.    Заинтересовавшись
графиками, отец принялся листать справочник и обнаружил, что
они в точности соответствуют графикам функций Лежандра,    а
цифры в тетрадке - таблице упомянутых  функций,    за  одним
маленьким исключением,  а именно: таблицы в справочнике были
пятизначными,  а в тетрадке - шестизначными.   И  эти  самые
шестые знаки были не какие  попало,    а  очень  похожие  на
правду,  с точки зрения элементарной интерполяции.  Это было
какое-то наваждение!   Откуда  ученик  третьего  класса  мог
добыть шестизначные таблицы?    И  не  просто  какого-нибудь
косинуса,  а  функций  Лежандра!    Их  ведь  не  во  всякой
научно-технической библиотеке можно отыскать.  А  главное  -
зачем они ему могли понадобиться?!
   Можно было предположить,   что  его  сын  -  обыкновенный
гений, но это было слишком банальное объяснение.  А с учетом
"телеблина",  оно вообще  не  выдерживало  никакой  критики.
Пришлось отцу констатировать,  что он  слишком  мало  уделял
внимания воспитанию  сына,    оттого  у  Виктора  Сергеевича
завелись какие-то свои непонятные  дела.    Что-то  странное
происходило за его спиной,  а он замечал лишь последствия  в
виде этих таблиц и почившего в бозе телевизора...
   В половине второго позвонили из милиции и сообщили, что с
детьми все в порядке: они находятся  в  изоляторе  отделения
милиции,  который,  в свою очередь,  находится в поселке без
названия  на  тридцатом  километре  северного    направления
железной дороги, там, где старый карьер. Утром их доставят в
город, проведут воспитательные мероприятия и отпустят на все
четыре стороны.  И посоветовали дома провести дополнительные
воспитательные мероприятия по упрощенному варианту.    Какие
именно, мы здесь уточнять не будем.
   Мать хотела немедленно ехать на тридцатый километр,    но
отец сказал, что электрички уже не ходят,  никакой таксист в
это время туда не поедет,  а их  сыну  будет  очень  полезно
провести ночь в отделении милиции.  Чтобы  впредь  неповадно
было!
                          ---

   Строго между нами - удивительный народ эти взрослые!  Они
всегда выходят из  положения  тем,    что  взваливают  бремя
последствий  своих  ошибок  на  детей,      мотивируя    это
необходимостью  преподнести  хороший   урок,        провести
воспитательную работу,  или,  скажем,  желанием  лишний  раз
продемонстрировать своему чаду,  какая непростая это штука -
жизнь...
                          ---

   Когда Виктор Сергеевич проснулся,  он  обнаружил  себя  в
горизонтальном положении на второй полке какой-то деревянной
этажерки. В головах лежала тощая подушка,  набитая,  похоже,
скомканными газетами,    а  сверху  он  был  укрыт  шинелью.
Солнечные лучи весело били в зарешеченное окно,  и,  судя по
всему,  время приближалось к десяти утра.  Виктор  Сергеевич
глянул вниз - на первой полке мирно спал Петька. Тут дверь в
помещение распахнулась,   и  на  пороге  появился  вчерашний
милиционер.
   - Подъем!  - провозгласил он.  - Разгильдяи,  дебоширы  и
хулиганы - на допрос.
   Через пять минут друзья сидели перед столом участкового и
жевали хлеб с колбасой.  Толстый милиционер уселся напротив,
но хлеб с колбасой жевать не стал,  а  вместо  этого  достал
несколько листов бумаги,    шариковую  ручку,    и  принялся
выдавливать из нее  стержень.    Стержень  выдвигался,    но
оставаться в таком положении не желал,  а  нырял  обратно  и
выглядывал из отверстия, как бобик из конуры.
   - Дайте я, - сказал Виктор Сергеевич.
   - На. Вишь ты, шельма, не хочет!..
   Но Виктор Сергеевич и не такие стержни укорачивал!
   - Ну вот,   -  удовлетворенно  констатировал  милиционер,
когда ручка заработала. - Японцы эти ручки делают, так у них
без всяких кнопок торчит.  А наши без кнопок,  видать,    не
могут... Значит так, начинаем допрос,  - он покрутил носом и
уставился на Виктора Сергеевича.  - Фамилия,   имя-отчество,
место жительства,  род занятий?..
   Записав анкетные данные, милиционер торжественно произнес:
   - Меня зовут Мякота Иван Гордеевич. Я предупреждаю вас об
ответственности за дачу ложных показаний.  - И заметив,  что
приятели недоуменно переглянулись,  добавил: -  Это  значит,
чтоб не врали.
   - А мы и не собираемся, - сказал Петька.
   - Очень правильное решение. Давайте,  рассказывайте,  что
вы там вчера взорвали.
   - Бублик, - выдавил Виктор Сергеевич.
   - Та-ак... А ты? - милиционер ткнул ручкой в Петьку.
   - Тоже бублик.
   - Ясно. Показания совпадают.  Врите дальше.  Где  бублик,
какой бублик,  откуда он взялся,  этот бублик,  и сколько их
было всего?
   - Один,  - сказал Виктор Сергеевич.  - Я его за  гаражами
нашел. А потом оказалось, что это шпионский бублик. Мы через
него секретную информацию передавали в ЦРУ.  И они нам  тоже
передавали.  А вчера нам ихний шеф  сказал,    что  за  нами
следят, и чтобы мы его спрятали. А он взорвался.  Мы думали,
что вы тоже шпион...
   - Ясно. Теперь ты.
   - Он правду говорит, - буркнул Петька насупившись.  - Еще
мы этим бубликом телевизор растопили.
   - Понятно. Я вам вот что скажу.    Вот  вы  нашли  где-то
боеприпасы, пошли взрывать. И хорошо еще,  что все обошлось.
А если бы нет?  А может быть,  там еще есть?  Вы-то  -  люди
взрослые,  а если найдут какиенибудь сосунки?  И взорвут  на
территории населенного пункта?..  Так что не валяйте дурака,
а говорите правду. Какую форму имел этот бублик?
   - Бубликовую,  - брякнул Петька.  - Как у баранки  -  вот
какую.
   - Вес, цвет, размеры?..  Имейте в виду,  я все записываю.
Для пущей убедительности милиционер ткнул пальцем в ручку, а
потом в свою бумажку.
   - Килограмма полтора, - сказал Петька, - такой, примерно,
как вон та пепельница. И жужжал. А в темноте - светился.
   - Ясно. Долго он у вас был?
   - Целых два месяца.
   - Где хранили?
   - Под будкой.
   - Под какой будкой?
   - Под электрической.
   - Что еще за будка такая?!
   - Которая гудит.
   - А-а,  трансформаторная...  Стало быть,  вы вполне могли
устроить диверсию...
   Милиционер  аккуратно  записал    показания    и    снова
выжидательно уставился на приятелей.
   - Ну! - произнес он, наконец. - И что вы с ним делали?
   - Мы сначала хотели его в  разведку  отнести,    а  потом
решили сами, - дополнил Виктор Сергеевич.
   - Ну да? Так-так-так... И что?
   - Он нам разные мультики показывал за сараем.  А  мы  ему
секретные сведения передавали.
   - Где же вы их брали, если не секрет?
   - У папы в книжке.
   - У какого такого папы?
   - У моего. У него таких книжек - штук сто. Ну, мы и взяли
одну, он даже не заметил.
   - Понятно. Интересный у тебя папа... А у тебя тоже такой?
   - Нет, - сказал Петька. - У Витьки отец в институте,  а у
меня на заводе пашет.
   - Кем пашет?
   - Токарем.
   - Понятно...  Милиционер опять что-то долго и нудно писал
в свою бумажку.  Потом встал,  пригладил  редкие  волосы  на
затылке, надел фуражку и сказал.
   - Значит, так.  Врете вы складно,  но толку с этого мало.
Придется сопровождать  вас  в  город  -  пусть  там  с  вами
разбираются.  Боеприпасы - дело серьезное.  Военные действия
тут не велись,  откуда же им взяться?  Стало  быть,    опять
кто-то прохлопал ушами,  как в прошлый раз.  Или  того  хуже
злой умысел!.. Одного не пойму: почему все в карьер лезут?..
                           ---

   По дороге в город  старший  лейтенант  исподволь  пытался
выяснить, что произошло на самом деле.  Но все его ухищрения
разбивались  о  стройную  версию,    которой  неукоснительно
придерживались правонарушители.  Например,  он спросил,  как
зовут шефа ЦРУ, и получил ответ, что шефа зовут Шеф, но это,
понятно,  не фамилия,  а  агентурная  кличка,    потому  что
настоящая фамилия у него секретная.
   Тогда хитрый старший лейтенант намекнул,   что  если  все
рассказанное ими - правда, то выходит,  что они сотрудничали
с иностранной разведкой, а за это, понятное дело, по головке
не гладят.  Дремучий был человек,  этот  старший  лейтенант!
Вероятно,  он за всю свою жизнь не прочитал ни одной  книжки
про шпионов, ибо, в противном случае, должен был знать,  что
такое "двойная игра".
   Виктор Сергеевич все это втолковал ему буквально за  пять
минут. Старший лейтенант милиции Мякота, по его мнению,  был
просто обязан знать, что предательство Родины - это одно,  а
двойная игра с  целью  введения  противника  в  заблуждение,
установления явок,  выяснения паролей,  раскрытия тайников и
всей шпионской сети в целом - это совсем другое.  Все дело в
том, что он никогда не работал в Разведке, и, следовательно,
не разбирался во всех тонкостях этого опасного,    но  очень
важного дела.
   Мякота,  слушая Виктора  Сергеевича,    только  крякал  и
поддакивал.  Виктор Сергеевич уже хотел было объяснить  ему,
что такое "прямой контакт" и "силовое задержание",   но  тут
они приехали.  С вокзала старший лейтенант куда-то позвонил,
вскоре приехала серая "Волга",   и  через  полчаса  они  уже
сидели в кабинете с ковром и всякими стульями, очень похожем
на кабинет директора школы.
   Приятелей  усадили  на  стулья  возле  длинного  зеленого
стола,  озабоченный старший лейтенант расположился  сбоку  в
кресле,  поминутно доставая платок и вытирая потный лоб.   А
вот тот дядька,  который сидел в  кабинете  на  директорском
месте,  снял пиджак,    засучил  рукава  и  уселся  за  стол
напротив.  Виктору Сергеевичу он показался очень  веселым  и
располагающим к доверительной беседе.   Никаких  бумажек  он
писать не стал,  а,  наоборот,    задрал  вверх  палец,    и
заговорщицки  подмигнув,    выудил  из-под  стола   какой-то
коробок.  На коробке была кнопка,    он  ее  нажал  и  опять
подмигнул. Мол, глядите пацаны, какая у меня штуковина!
   - Это у вас что, магнитофон? - поинтересовался Петька.
   - Точно. Но не простой,  а гвардейский,  краснознаменный,
орденов Суворова и  Кутузова  магнитофон  имени  Пятницкого.
Причем,  что характерно,  в нем  есть  блок  против  вранья.
Небось,  про детектор лжи у американцев читали?  Вот и здесь
что-то наподобие этого,  только новейшей разработки на  базе
конверсионной технологии. Цены ему нет,  потому как нигде не
купишь...  Не верите?  Дело ваше.  Вот  я  сейчас  буду  вам
задавать всякие вопросы,  вы - отвечать,  а он - записывать.
Потом я перемотаю пленку и дам вам послушать.  Все,  что  вы
соврете,  он не запишет,  и вы в этом сами убедитесь,    как
говорится, собственными ушами.
   - Специально для шпионов, да?
   - Для шпионов в первую очередь, но для вас,  ввиду особой
важности, мы сделали исключение.  Так что вы уж давайте,  не
подкачайте, а то на шпионов у нас пленки не останется... Вот
протокол допроса, который проводил старший лейтенант Мякота,
здесь присутствующий, и могущий подтвердить его подлинность.
Это вам понятно?..  Вижу,  что понятно,  посему едем дальше.
Что же установлено с очевидностью и  подтверждается  текстом
данного документа?  А вот что.  Примерно два месяца назад вы
вступили во владение предметом,   в  просторечье  называемым
"бублик". Так?
   - Так, - хором подтвердили друзья.
   - Сначала вы им растопили телевизор, верно?
   -  Да он сам растопился!  -  с  жаром  воскликнул  Виктор
Сергеевич.
   - Это очень интересный факт.   И  каким  же  образом  вам
удалось довести его до такого состояния?
   - Да мы только сняли крышку,  отцепили провода,    надели
бублик на эту.., потом прицепили обратно. А потом включили в
розетку - он и  растопился...    А  до  этого  еще  картинки
показывал.
   - До того, как включили?
   - Ага.
   - И какие же картинки явились вашему взору  в,    образно
выражаясь, дорозеточный период?
   - Всякие,  - Виктор  Сергеевич  почесал  нос.    -  Такие
цветные... Ну, там, крокодилы,  звезды всякие и еще какие-то
рожи страшные. А потом из него волосы выросли...
   - Это когда включили в розетку?
   - Волосы,  и рожи,  и крокодилы - когда  в  розетку,    -
уточнил Виктор Сергеевич.
   - Ясно. А ты, Петька, их видел?
   - Не-а. Я возле розетки дежурил. Потом, когда телек начал
стекать,  Витька заорал - я его и выдернул.  Но он все равно
дотек... Петька махнул рукой, мол, о чем тут говорить, и так
все ясно, как божий день.
   - Да-а.., - задумчиво произнес дядька. - Это очень важная
информация. А как он тек, сразу, или постепенно?
   - Как, примерно, масло на сковородке.
   - Но вы-то, хитрецы, небось, сразу удрали?
   - Не, мы досмотрели, как он текет.  А потом по бутерброду
слопали. Ну, потом, конечно, смылись - чего нам там сидеть...
   - И спрятали бублик, правильно?
   - Угу,  - подтвердил Виктор Сергеевич.  - Но первый  день
его Петька забрал, а потом, когда узнали,  что он шпионский,
сразу под будку затолкали.
   - А как вы про это узнали?
   - Ну,  он все принимал...   И  из  Арифметики  и  таблицу
умножения.
   - Как же это он принимал, интересно?
   - Да  так. Сделается  такой  белый,    и  дрожит,      аж
переливается весь.
   - И много вы ему секретной информации скормили?
   - Почти полкнижки..,  - Виктор Сергеевич вдруг смутился и
поправился: - Несколько страниц.  Прямо по столбикам.  Целых
три недели почти каждый день передавали.
   - Так-так. А потом?
   - Потом эти, из ЦРУ, передали такой белый экран, а на нем
шифры,  коды и пароль.  Он на сарае отпечатался,   мы  потом
списали и кирпичем затерли.
   - Это вот те коды,  которые в вашей тетрадке?   -  дядька
показал знакомую тетрадку в клетку и листок с кривульками.
   - Ну,  эти...  И еще потом он разные мультики  показывал.
Нас там с Петькой была целая куча, да все полопались.
   - Вы-то как уцелели?
   - Так мы же настоящие были,    а  остальные  -  пустышки.
Ткнешь пальцем, они и лопаются.
   - Ловко подстроено!  А как вы  думаете,    для  чего  они
наделали этих пустышек и мультиков?
   - Наверно они нас  проверяли,    -  доверительно  сообщил
Виктор Сергеевич. - Я думаю, что проверяли.
   - А ты, Петька, как думаешь?
   - Я думаю, что они нам мозги компасировали. Мы-то сначала
не знали,  что они из ЦРУ.  Вот они,  эти шефы,    и  хотели
доказать, что, мол, вот мы какие крутые! Будете юлить, сразу
кранты...
   - Да,  похоже на то..,  - дядька  отвернулся  и  зачем-то
дернул себя за ухо.  - Почему же вы решили,  что эти шефы из
ЦРУ? Мало ли, какие еще шефы бывают.
   - Так они потом сами признались!
   - То есть, получается, бублик с вами разговаривал?
   - Только так! Два раза. Мол, прячьте коды и шифры, тащите
бублик за город и заройте.  И,  мол,  за вами будут  следить
наши люди. А через две недели, мол,  вас найдут и все такое.
Пароль.., этот.., как его...
   - Ленжадр,  - сказал Виктор Сергеевич.  - Я запомнил.   А
ответ - Бессель. Только нет, наоборот...
   - Ага! - сказал дядька серьезно. - Стало быть,  Лежандр и
Бессель.  Это хорошо - будем теперь  знать,    какие  у  них
пароли. А то ведь с этими паролями прямо беда... А почему вы
рванули на карьер?
   - Мы там с отцом были - мне понравилось,  - сказал Виктор
Сергеевич.
   - Ну,  хорошо,  вот вы прибежали к тому  камню,    и  что
дальше-то было?
   - Петька достал бублик и дал мне. А он начал вопить,  что
сейчас будет взрыв,  сматывайтесь  подальше.    Потом  ка-ак
нагрелся,  аж пальцы обжег.  Я его выронил,  а Петька  орет,
мол,  жмем отсюда.  Мы и удрали в канаву.  Потом засвистело,
выскочила эта белая колбаса,  взлетела,  и все.    Мы  пошли
смотреть,  а там ничего нет,    и  сумка  сгорела.    Дядька
назадавал еще кучу вопросов, посмеялся, а потом сказал:
   - Ну,  что же,  ребята,  вы,    прямо  скажу,    проявили
стойкость, мужество,  выдержку,  и вели операцию на редкость
толково.  Жаль,  конечно,  что вы не обратились  в  милицию.
Боялись, наверное?
   - Х-ха, - произнес Петька, - кто бы нам поверил!
   -  Тоже верно...  Сейчас давайте послушаем магнитофон  на
предмет  вранья  -  вдруг  что-то  проскочило.
   Магнитофон воспроизвел все слово в слово. Петька и Виктор
Сергеевич победно переглянулись.
   -  Одно слово: молодцы,  - сказал дядька.    -  От  имени
верховного главнокомандования выражаю  вам  благодарность  и
дарю этот самый магнитофон.  Кассету мы приобщим к делу,   а
взамен вот вам две другие - по штуке на брата.    Он  достал
из-под стола еще две кассеты,  подошел к  героям  невидимого
фронта и вручил пунцовому  от  смущения  Виктору  Сергеевичу
магнитофон, а Петьке - кассеты.
   - А вы этих шпионов поймаете? - неожиданно спросил Виктор
Сергеевич.
   - Разумеется. Куда же они теперь денутся, голубчики!  Все
пароли известны, улики - налицо...
   Тут дядька заметил,  что Петька хочет что-то сказать,  но
стесняется. И дружелюбно кивнул, мол, давай, валяй,  чего уж
там.
   - Вот если мы вырастем и потом.., это..,  вы нас возьмете
в Разведку.
   - Обязательно,  - твердо сказал дядька.  - Нам такие люди
очень нужны.  Только учитесь хорошо,  а уж за нами  дело  не
станет. Только давайте договоримся: об этом бублике и о ходе
самой операции никому не докладывать.  Сами понимаете - дело
нешуточное.
   - А отцу можно? - спросил Виктор Сергеевич.
   - Отцу можно - он в курсе.  Если что еще вспомните,   как
раз ему и расскажете. А матери - не стоит.  Еще разволнуется
и будет давить  на  психику.    У  нее  же  нет  специальной
подготовки,  так что пусть лучше телевизор смотрит,   верно?
   Отличный попался дядька, а уж магнитофон и того лучше!
                           ---

   - Ну,  хорошо,  давайте подведем итоги.  Есть у  нас  что
подвести?  - сказал первый дядька.  Он был ни толстый,    ни
тонкий, а так, средний.
   - Итогов кот наплакал, а вот фактов - хоть пруд пруди,  -
заметил второй.  - Однозначные выводы не получаются.
   Этот второй дядька был худой,  длинный и веселый.  Именно
он снимал допрос с Петьки и Виктора  Сергеевича,    а  потом
подарил магнитофон.
   - Ну,  хоть какие-нибудь сделать можно?  - устало  сказал
первый. - Иначе, зачем мы тут сидели...
   - Какие там, к черту, выводы!  - воскликнул третий дядька
- полный мужчина с благородной сединой  на  висках,    очень
прилично одетый,   но  производивший  впечатление  человека,
которого  вот  только  что  вытолкнули  из    переполненного
автобуса. Оттого, вероятно, что его галстук занимал какую-то
немыслимую позицию между  ухом  и  подбородком.    -  Просто
какое-то... Я не знаю! - он вскочил со стула.  - У вас факты
и аргументы,  а у меня этот самый  бывший  телевизор,    как
бельмо в глазу.   Вы  когда-нибудь  видели,    чтобы  дерево
плавилось? Нет?  И я не видел.  Я видел его уже застывшим из
расплава. Органика!.. Вот вам и факты...
   - Это что,  переворот в физике?  - поинтересовался первый
дядька.
   - Это переворот в моих мозгах!  Ведь вот оно,  вот...   А
как?!  Верите ли,  нет,  а мне этот  "блин"  ночами  снится.
Какие-то дурацкие табуретки в автоклаве...
   - Нам бы ваши заботы,  - проворчал второй дядька.  - Этот
бублик пустил такую волну по нашему ведомству,  что  того  и
гляди... Пошли всякие слухи,  на Западе газеты уже пронюхали
и публикуют заголовки с  такими,    примерно,    названиями:
"Русские на "ты" с летающими тарелками".    Или  еще  хлеще:
"Россия укрывает инопланетян от взоров мирового сообщества".
   - А наша пресса что пишет?
   - Наша пресса,  как обычно,    перепечатывает  то,    что
печатают за  бугром,    с  соответствующими  нелицеприятными
комментариями. И камни мечет в наш огород. Это бы ладно,  но
оттуда начали зондаж уже по дипломатическим каналам. Вот это
действительно неприятно.
   - Что же вы им отвечаете? - ехидно поинтересовался первый
дядька.
   - Мы? А почему вы думаете,  что отвечаем мы?  На это есть
Министерство иностранных дел.
   - Хорошо, что же отвечают они?
   - Они дипломатично отвечают,  что Россия всегда выполняла
обязательстьва по своим международным договорам,   и  впредь
будет поступать так же.  А нас просят информировать  и  дать
ориентировку.
   - Ага! А вы?
   - А мы отвечаем, что как только, так сразу.
   - А что по поводу шефов из ЦРУ? Есть факты?
   Второй дядька поморщился.
   - Ну,  стопроцентно я утверждать не могу -  там  ведь  не
дети сидят,  но,  похоже,  наши коллеги тут непричем,  да  и
функций Бесселя они не знают.., как, впрочем, и я.  И вообще
такое ощущение, что это дело не по нашему ведомству.
   - Ага... Я понял так,   что  все  умыли  руки.    Здорово
устроились!  - первый дядька хмыкнул.  - А вот что прикажете
отвечать мне на запросы граждан  нашего  города?    Граждане
интересуются знать, что случилось на старом карьере,  почему
там выставлено оцепление,  и куда смотрят  городские  власти
вкупе с губернатором вверенной ему области?   Вы-то  -  люди
казенные,  чиновники и бюрократы.  Какой с вас спрос.  А я -
лицо выборное,  и не имею права ударить  им  в  грязь  перед
лицом электората... Так что ему отвечать прикажете?
   - Отвечайте прямо: не знаем.
   - В том числе и на вопрос о том,  куда смотрят  городские
власти?
   Второй дядька ухмыльнулся.
   - На этот вопрос отвечайте  так:  власти  смотрят  в  рот
ученым, а ученые как воды в рот набрали.
   - А!  - воскликнул третий  дядька  и  сдвинул  галстук  к
другому уху.  - То есть,  все камни в наш огород...  А я  не
знаю,  что там произошло!  Не знаю,  и все!  Там приземлился
луноход!  Туда из космоса залетел  луч  Лазаря,    посланный
пришельцами по разуму!
   - Стройная гипотеза, - буркнул первый дядька.
   - А вы как думали?..  Керн  из  расплавленного  песка  на
глубину три метра - Господи, спаси и помилуй! Силы небесные,
ангелы угодники!.. Энергетический удар колоссальной мощности
и строго направленного действия. И, обратите внимание, никто
не пострадал.  Просто ювелирная работа!  А эти ваши  "агенты
ЦРУ" сидели рядом и толкуют про "белую колбасу"...  Нет,  вы
как хотите, а я, лично,  считаю,  что это работа пришельцев.
Это ведь за гранью любых технических возможностей!
   - Ясно, что их - чья же еще?! - поддакнул второй. - И все
же... Меня волнует этот шестой знак в таблицах.  То,  что он
правильный, твердо установлено?
   - Абсолютно! Две ошибочных цифры на сотню.
   - Стало быть, пацаны их сочинить не могли?
   - Да кто ж их знает, стервецов! Но... Крайне маловероятно.
   - Ну,  что же,  стало быть,  кроме  пришельцев,    других
кандидатур нет,  - констатировал первый дядька.  - Завтра же
даю официальную информацию в местную прессу.
   - Вы это серьезно? - третий дядька подпрыгнул на стуле. -
Да вы с ума сошли!
   - А что прикажете делать? Сделаем сообщение,  потом дадим
опровержение,  а следом дадим информацию о  том,    что  мэр
города сошел с ума, и назначим перевыборы. Вы как хотите,  а
я опять выставлю свою кандидатуру.  От блока  "Пришельцы"...
Шучу,  разумеется...
   И,  помолчав,   добавил  задумчиво:
   - М-мда... Поздно уже, однако,  пора расходиться.
   Второй дядька  встал,    протянул  руку  своим  визави  и
направился к двери. Потом остановился и сказал:
   - Нет,  вы как хотите,  но,  по-моему,  мы где-то еще  не
дорабатываем с нашими детьми. Уверяю вас, наши дети способны
на многое. Мне, например, известен случай...
   - Не надо примеров,  - первый дядька поморщился.  - Перед
нами - ярче не бывает.
   - Кстати,  - второй дядька открыл  дверь,    -  в  данном
примере дети, как раз, оказались на высоте.  Они даже пароли
выяснили и собрали кучу секретной информации.  Да не  просто
секретной - у меня ею весь сейф забит -  а  с  точностью  до
шестого знака...
                            ---

   Конференция, посвященная проблемам Контакта, открылась по
плану,  но так уж случилось,  что она совпала с  завершением
первого этапа Проекта.  Никто,  естественно,    предполагать
этого заранее не мог. Проблематика конференции была обширна,
доклады готовились разные,  те,  кто готовил и  анонсировал,
теперь уже были просто обязаны свои доклады озвучить,  а все
прочие - выслушать и дать отзывы.    Но  в  свете  последних
событий,  и те,  и  другие  с  нетерпением  ждали  сообщения
Куратора Проекта по результатам первого этапа, понимая,  что
доклады докладами, но Контакт,  как таковой,  уже состоялся,
и,  возможно,  теперь  придется  часть  докладов  переписать
заново, а другую часть, как утратившую актуальность,  вообще
выкинуть в корзину.  Всех  теперь  интересовали  фактические
результаты,  а также выводы из этих  результатов.    Куратор
Проекта имел три дня на обдумывание своего сообщения.  В его
распоряжении имелось море фактов и  океан  аргументов.    Но
выводов имелся только жалкий ручеек.  Резюмирующая часть  не
склеивалась.
   Да, вот Контакт,  вот высокоразвитая цивилизация,  и что?
Что,  собственно дальше?  Можно обмениваться информацией.  А
какой,  и зачем?  И что получится из этого обмена?    Налицо
огромный технологический разрыв в уровне развития.    Можно,
допустим,  передать какие-то знания и технологии.  А что  из
этого получится,  кто ими воспользуется  и  с  какой  целью?
Будет ли это во благо, или,  как раз,  наоборот?  Вообще,  к
каким  последствиям  может  привести  взаимодействие    двух
совершенно различных по уровню развития культур?  Ясно,  что
уклониться от такого взаимодействия теперь нельзя,   но  как
избежать негативных последствий,  и как отличить  негативные
последствия от позитивных, особенно на той стадии, когда они
еще не наступили?..
   Вопросов было много,  а ответы  подозрительно  напоминали
другие вопросы, только вопросительные знаки распрямлялись и,
выпячивая грудь,  превращались в восклицательные.   А  точки
превращались в многоточия...
   Только  в  последний  вечер  перед  днем  выступления   у
Куратора появились кое-какие соображения. Но для того, чтобы
оформить их  в  виде  научного  доклада,    времени  уже  не
оставалось.  Поэтому он решил в заключительном слове  просто
сказать то,  что думает,  плюнув на  реноме  ученого  и  все
прочие условности жанра научной конференции.
                           ---

   -...Таким образом,  уважаемые коллеги,  мы с вами  должны
признать свою полную научную несостоятельность. Контакт, как
таковой,  не состоялся и не мог состояться (сдержанный гул в
зале и отдельные реплики).
   В чем же дело?  Дело в том,  что мы  подошли  к  проблеме
Контакта совсем не с той стороны, с какой к ней есть подход.
Если говорить о том,  что теперь можно,    то  можно  только
сказать,  что делать нельзя ничего (реплики из зала).  Любое
наше  действие  чревато  негативными    последствиями    для
цивилизации,   с  которой  мы  контактируем.    Нельзя  даже
обнаруживать свое существование.  Что  же  делать?    Можно,
например,  не делать ничего.  Просто закрыть  Проект  и  все
(протестующие возгласы).
   Совершенно справедливо! Закрыть Проект нельзя.  Он просто
не закроется. Знание того,  что мы не одни во Вселенной само
по себе  не  даст  его  закрыть.    Технические  возможности
контакта существуют,   значит  рано  или  поздно  они  будут
задействованы.  Найдутся и горячие головы,    и  воспаленные
мозги. Мы с вами, как трезвомыслящие люди,  должны придумать
правила, по которым будет развиваться Контакт, понимая,  что
этим правилом не может быть абсолютный запрет на Контакт. Мы
здесь и сейчас должны увидеть перспективу Контакта,    пусть
весьма отдаленную,  но все же вполне реальную.   Перспектива
эта - естественное врастание цивилизаций друг в друга (гул в
зале).
   Позволю себе некое отвлечение от темы.  Представьте себе,
что гдето,  скажем,  на песчаном берегу моря,    встретились
кошка с собакой. Что произойдет?  Я полагаю,  драка.  Собака
знает,  что она собака и должна ловить кошку.  А кошка  тоже
кое-что знает... Теперь представьте, что встретились щенок и
котенок.  Возьму на себя смелость утверждать,    что  спустя
какое-то время они начнут играть друг с другом.  Во что?  Во
что угодно.  В то,  что подвернется под руку,  точнее,   под
лапу...  Представьте себе,   что  встретились  наши  дети  и
малолетние представители третьей планеты системы Z.   Думаю,
никакой  проблемы  "контакта"  между  ними  не  возникло  бы
вообще.  Они бы затеяли какуюнибудь игру,   правила  которой
совершенствовали по ходу дела.  Игра эта  была  бы  для  них
самодостаточной,  с точки  зрения  и  цели,    и  смысла  их
взаимодействия (жидкие аплодисменты).
   Прошу простить мне мою жалкую попытку прямо здесь,   стоя
за этой высокой трибуной,  разобраться в вопросах,  где  моя
компетентность весьма сомнительна... Взрослые и дети - какая
между ними разница?  Мы ведь тоже играем  между  собой.    В
ученых и руководителей, в Контакты и Проекты.  Но все дело в
том,  что мы  играем  по  уже  изученным  жестким  правилам,
придуманным задолго до нас.  Да,   возможно,    эти  правила
целесообразны и продуктивны, но только лишь с позиций нашего
общества и нашей культуры. И они наверняка дадут сбой, когда
мы начнем взаимодействовать  с  обществом,    организованным
иначе. Каждое будет играть по своим правилам, и что из этого
выйдет,  предсказать  заранее  невозможно.    Жизнь,    увы,
программирует каждого из нас,  и чем ближе к старости,   тем
жестче и прямолинейней  мы  выполняем  эти  программы.    Из
сказанного выше можно составить некий рецепт,  который,    в
перспективе  может  вывести  Проект  на  качественно   новый
уровень.  Давайте смотреть на него глазами детей.    Давайте
попробуем привлечь их  к  работе  над  Проектом  в  качестве
экспертов и непосредственных участников.  Давайте,  наконец,
устроим так,  чтобы первыми начали  взаимодействовать  между
собой самые юные представители наших цивилизаций.
   Я полагаю, что в этом случае наш Проект просто обречен на
успех! Пусть дети играют, привыкают друг к другу,  взрослеют
вместе.  Мы же будем следить за тем,  чтобы их игры не вышли
за рамки  собственно  игр.    Мне  кажется,    что  это  наш
единственный шанс. Почему?  Давайте разберемся,  в чем может
заключаться конечная цель Проекта. Убедиться, что мы не одни
во Вселенной,  что жизнь не игра  случая,    а  закономерная
ступень развития природы?  Ответ на эти вопросы уже имеется.
Собственно, он венчает первый этап Проекта.  Теперь мы можем
начать играть роль сторонних наблюдателей.  Будем их изучать
и контролировать,    избегая  прямого  вмешательства.    Это
возможно,  хотя  этическая  сторона  такого  подхода  весьма
сомнительна.  Мы хотя и намного  впереди  в  технологической
сфере,  но этого вполне недостаточно,  чтобы претендовать на
роль Бога. Да, вероятно, это и весьма неблагодарная роль...
   Я полагаю, что следует постепенно и исподволь готовить их
младшее поколение к осознанию того,  что мы существуем.  Они
должны взрослеть с мыслью о том,    что  разумная  жизнь  во
вселенной не сосредоточена только в  одном  месте.    Тогда,
повзрослев, они начнут нас искать, и... найдут!  Пока у меня
нет рецептов,  как реализовать эту программу.   Может  быть,
имеет  смысл  разработать  какие-нибудь  "сказочные  зонды",
которые будут взаимодействовать только с детьми,  а взрослым
казаться чем-то обыденным,  не стоящим  внимания  и  имеющим
совершенно естественное объяснение.  Я полагаю,  мы должны в
качестве второго этапа Проекта  затеять  Большую  Игру,    в
которую с удовольствием будут играть дети,   а  взрослые  не
должны принимать всерьез. Нечто,  вроде всепланетного цирка,
может быть... Не знаю...  Ясно одно: нам всем следует крепко
подумать,  прежде чем очередной зонд стартует в систему Z...
(Шум,  отдельные группы покидают зал.  Объявляется перерыв в
заседаниях)
                           ---

   Магнитофон оказался штукой просто замечательной.  Сначала
Петька записывал,  как Виктор Сергеевич гавкает по собачьи и
мяукает по кошачьи.  Потом Виктор Сергеевич записывал,   как
Петька кукарекает и блеет козлом.   Потом  они  записывались
дуэтом, причем Петька пел как Кобзон, а Виктор Сергеевич пел
соловьем.  Потом записали автодорожные звуки и решили пугать
ими прохожих. Кончилось это тем, что какой-то дядька захотел
надрать Виктору Сергеевичу уши, и надрал.  Еще он хотел дать
Петьке по шее, но не смог. Потом... И так далее.
   На следующий день выяснилось,  что никакого блока  против
вранья в магнитофоне нет.  Виктор Сергеевич лично  наврал  в
него с три короба - магнитофон воспроизвел все  в  точности.
Это,  конечно,  было неприятно,  и лишало  приятелей  многих
заманчивых возможностей.    Так  например,    можно  было  с
легкостью установить,  действительно ли Вовка Огородников из
соседнего подъезда,  приехавший  недавно,    жил  раньше  во
Владивостоке и плавал на настоящей подводной лодке,  или  он
все упомянутое выдумал из головы.
   В общем,  легкое  разочарование  по  поводу  гвардейского
магнитофона толкнуло приятелей,  сидевших,  как обычно,    в
штабе за сараем,  критическим взором  окинуть  прошлое.    И
теперь,  когда все уже было кончено,    Виктору  Сергеевичу,
склонному,  как мы знаем,  к углубленному анализу и  широким
философским обобщениям,  показалось,  что трактовка событий,
принятая ими ранее безоговорочно,  далеко не так убедительна
и очевидна.  В самом деле,  для чего это  шефу  понадобилось
взрывать бублик? У него их что - вагон?  Куда подевались его
люди, и почему тот дядька ничего про них не сказал? И почему
их с Петькой не привлекли для  продолжения  "двойной  игры"?
Нет, что-то тут было нечисто...
   - А знаешь,  Петька,  по-моему,  этот бублик  никакой  не
шпионский,  - сообщил он после долгого  раздумья.
   Петька, лежавший на спине и,  по обыкновению таращившийся
в голубое небо, встрепенулся.
   - Новости! То шпионский, то не шпионский...  Зачем же ему
было взрываться, если он не шпионский?
   - Вот  именно!    -  Виктор    Сергеевич    необыкновенно
возбудился, - в этом все и дело!
   - А какой же он тогда?
   - Да обыкновенный.
   - Ты мне лапшу на уши не вешай.  Обыкновенный...  Где  ты
видел такой обыкновенный, чтобы сам свиристел и базарил?
   - Конечно обыкновенный.  Обыкновенный космический бублик.
Называется зонд,  понял.  Я читал,  такие  зонды  на  другие
планеты посылают,  и к нам тоже посылали,  только наши-то их
за летающие тарелки принимают, а никакие это не тарелки.
   - Да ты что? - Петька вскочил. - Точно?
   - Ну.
   Мысль Виктора Сергеевича повернулась настолько круто, что
когда Петька ее тоже стал думать,    он  даже  рот  раскрыл.
Только теперь он полностью осознал,    насколько  глубоко  и
фатально они заблуждались, и как глупо себя вели.
   Да-а...  Это был удар!  Ведь получалось,  что они,   быть
может,  приняли космических пришельцев за каких-то  дурацких
шефов,  а их летательный аппарат - за шпионский  передатчик.
Как будто найдется  такой  балбес  шпион,    который  бросит
передатчик на пустыре за здорово живешь,  не засунув  его  в
чемодан, не закопав в землю и не пометив место на карте!..
   ...И выходит,  вместо того,  чтобы устроить с пришельцами
контакт,  разузнать,  как там живется на других планетах  (а
может даже и у других звезд!),   выяснить,    откуда  именно
прилетели эти пришельцы и записать точные координаты, вместо
всего этого они с Витькой долдонили какието цифры из книжки.
Пришельцы наверняка решили,  что они сумасшедшие из дурдома,
или какие- нибудь умственно отсталые дураки.
   Петька даже сплюнул с досады.  И было от  чего  прийти  в
отчаяние. Но все же кое-какие сомнения еще оставались.
   - Вить, а Вить, как же они там помещались?
   - Кто?
   - Ну,  пришельцы?  Это же,  небось,    была  их  летающая
тарелка, а в ней сидели гуманоиды.
   Виктор Сергеевич глянул на Петьку с уважением.  Ибо слово
"гуманоид" знакомо далеко не каждому. И с человеком, который
знает, как его употребить к месту, можно иметь дело.
   - Так у них, наверное, планета маленькая,  вот они сами и
маленькие... А я, дурак, их в духовку совал. Чуть, наверное,
не изжарил!
   - И зачем они только взорвались,  - с отчаяньем в  голосе
сказал Петька.
   Оба замолчали,  думая о том,  какие они оба  дураки,    и
сколько возможностей упущено.
   - Взорвались..,  - Виктор Сергеевич вдруг уставился перед
собой,  шевеля губами.  - А они и не взорвались!   Что  они,
ослы, что ли взрываться. Они не взорвались,  а стартовали на
орбиту, понял? Наверное,  полетели обратно.  Помнишь,  какая
там была колбаса?..  Это никакая не колбаса,   а  реактивная
струя от двигателя.
   - Точно?
   - Ну!  Мы же их под будку засунули - как оттуда  улетишь?
Они и решили нам мозги запудрить,    чтобы  мы  их  подальше
уволокли, за город...
   - Точно!
   Петька вскочил на ноги и запрыгал как людоед  Центральной
Африки перед охотой.  А  следом  за  ним  вскочил  и  Виктор
Сергеевич.  Час спустя,  гипотеза Посещения  превратилась  в
стройную    теорию,        обремененную      многочисленными
экспериментальными  фактами  и   безупречными    логическими
доказательствами. Все стало на свои места.
   - Да-а,  - сказал Петька мечтательно,  - вот бы рвануть с
ними на другие планеты... Как думаешь, они вернутся?
   Виктор Сергеевич ничего не ответил.    Он  опять  впал  в
задумчивость.    Ход  его  мыслей  понять  было  невозможно,
поскольку никаких эмоций на лице не отразилось.  Но вывод он
сделал однозначный:
   - Вернутся,  куда они денутся.  Да только к нам больше не
попадут. Ну, ничего, надо там на пустыре еще пошарить...
                          ---

   В самом конце этой печальной истории я хочу обратиться  к
вам,  мои девяти-десятилетние братья по  разуму.
   Коллеги,  гуманоиды и товарищи по несчастью,  на вас  вся
надежда!    Так  что  слушайте  инструкции  и    запоминайте
хорошенько. Если за гаражами,  или на стройке,  или даже  на
помойке вы найдете что-то,  хотя бы  отдаленно  напоминающее
космический бублик, не показывайте его взрослым! Ни дядькам,
ни, тем более, тетькам. Ни за какие коврижки и кофеты, равно
как "Марсы", "Сникерсы" и прочие чипсы!  Этого нельзя делать
ни в коем случае, даже если вашего друга зовут не Петька,  а
Колька или Васька.
   Поймите,  контакты с  внеземными  цивилизациями  взрослым
доверять нельзя,  даже если с виду эти дядьки и тетьки очень
приличные люди. Я их знаю, как облупленных.  Они обязательно
все контакты испортят!  Либо начнут  делать  противоракетную
оборону, либо какой-нибудь ракетный щит родины.  Если уж они
тут договориться не могут,  то какие могут быть переговоры с
внеземными цивилизациями!  Помните,    на  карту  поставлено
будущее нашей планеты в  системе  "Z",    да  и  вообще  все
остальное.
   Нет, нет и нет! Немедленно, повторяю, немедленно, сразу и
безоговорочно вступайте в контакт сами.   Сначала  передайте
всю имеющуюся у вас информацию (для этого начинайте готовить
ее прямо сейчас, а то потом хватитесь, да никакой подходящей
информации не окажется). И далее. Передав информацию, тотчас
передавайте    пароль    ("Гаусс"),        получите    отзыв
("Остроградский"), после чего немедленно начинайте объяснять
братьям по разуму,  что наша планета не такая уж и  дрянная,
что все еще можно исправить,  и как только вы  повзрослеете,
так сразу и начнете.  Только не путайте братьев по разуму  с
разными ослами,  вроде этого Фитюльки из соседнего  подъезда
(Помните,  у братьев по  разуму  в  голове  должны  быть  не
опилки, а мозги.  С опилками в контакт вступать нельзя - они
мысли не проводят).
   Но самое лучшее - не ждать повзросления, а начинать сразу
после сеанса связи с внеземными  цивилизациями.    Они  ведь
поверят, явятся, а у нас тут полный завал и капут!
   Короче, пацаны, вы меня поняли...

                                    Железноярск-26
                                      1991-2000

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) О.Бард "Карфаген 2020. Полигон"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"