Дубчек Виктор Петрович: другие произведения.

Попаданец с ноутбуком

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Альтернативная, Но Подлинная История Всего.

Попаданец с ноутбуком



         - По крайней мере - уверенный пользователь?
         - Да, вполне. Интернет...
         - Там - Интернета не будет. У тебя будет только та информация, которую мы загнали сюда.
         Валера чуть прихлопнул ладонью по крышке ноутбука. Заметно было, что машинку свою парень бережёт: хлопал аккуратно, нежно. Вообще, конечно, зря - модель защищённая, в толстом рифлёном чемоданчике, с титановыми уголками и вставками.
         Хотя начинка... ну, не самая крутая, конечно. С баблом у ребят явно неурожай. Я вообще не понимаю, как они умудрились собрать эту свою «Установку». Но я кто - офисный планктон. На хлеб с маслом хватает, а в науку лезть - это без меня, дураков нет. И так четыре года в универе отмучился... потом купил военник, устроился на полный день. Стал уже довольно прилично заколачивать... ну, по нашим меркам. Нормально, в общем, лучше многих. Если б не влез сдуру в долг к одному чучмеку...
         Ладно, чего теперь. Хорошо хоть, наткнулся на этих ребят. Счастливый случай, конечно. Говорят - подхожу по каким-то там параметрам. Я не вникал, подхожу так подхожу. Хотя забавно: городок у нас миллионник, а кроме меня в прошлое и отправить некого.
         Ну да, в прошлое. Для того эта их «Установка» и придумана. Я, как услышал, сам не поверил. А потом думаю: чего мне терять-то? Здесь всё равно чучмеки убьют... если повезёт. Хотя, скорее, продадут на Кавказ, в рабство. Бизнес у них такой, ничего личного.
         Бизнес, он всегда почему-то именно такой: ничего личного - и сплошное рабство.
         Так что я уж лучше к Сталину.
         А я не сказал? К Сталину, к Сталину. Куда ещё-то... ключевая фигура истории. Валера объяснял что-то такое... про точки бифуркации, про аксиоматику Пеано. Всякая там высшая математика, я не вникал. В общем, перенести человека из нашего времени куда попало не получится, как ни пытайся.
         Да! и попытка только одна. «Установка» больше не выдержит, Валера объяснял.
         - По крайней мере, тебе про логины-пароли объяснять не надо, - сказал Валера.
          - Да, - сказал я, непроизвольно почёсывая подмышку со свежевытатуированной строчкой, - вам со мною повезло: уверенный пользователь. Значит, Википедия там есть? Ну, скачанная?
         - Нет, конечно, - рассеянно ответил Валера, и мне даже стало обидно от его небрежного тона: как будто он считал Википедию чем-то вроде как для совсем дебилов. - Там мемуары: Рокоссовский, Василевский, Судоплатов... А, ну, техническая подборка. Промежуточный патрон, «тридцатьчетвёрка» с новой пушкой и командирской башенкой... ну, всё в таком роде. По Бомбе полный комплект документации. Там сам разберёшься по директориям, файловая система от записи защищена - ничего не сломаешь.
         - Бомба?
         - Атомная.
         - А, Эйнштейн...
         - Курчатов, - поморщился Валера. - Мы у пиндосов чертежи спёрли, когда наши уже и сами всё посчитали. Да и у пиндосов Эйнштейн ничего не решал, из соображений престижа его привлекли.
         - Для понту, типа?
         - И это тоже... Андрей Валентиныч тебе про бумаги объяснял?
         Бумаги да, бумаги были мощные. Все-таки на современном лазернике документы подделывать - одно удовольствие. Хотя Андрей Валентиныч и изговнял мне новенькое удостоверение какими-то ржавыми скрепками... ладно, чего теперь. Главное - попасть к Берии.
         А Берии я, кстати, совсем не боялся. Ну, то есть... ну, как. Что-то про него столько ужасов рассказывали, что как-то уже не верилось. Даже Википедии. Да и вообще... после российской-то полиции — ну, глупо как-то Берии бояться.
         Жаль, не было времени с ребятами поближе пообщаться, они как раз Лаврентий Палыча сильно уважали. Вроде как и «Установку» строили на основе работ, начатых ещё в 53-м... но не было времени, не было. Вчера поздно вечером Серёга с Валерой «выловили» меня очередным каким-то хитрым прибором, притащили в полуподпольную лабораторию, наскоро проинструктировали... я добровольно согласился, конечно. Как только они суть вопроса объяснили. Всё равно деваться некуда.
         А сегодня, сейчас, рано-рано утром - пора.
         Следующее «окно» только через пять лет. Россия столько не протянет.
         - Времени больше нет, - сказал Валера, отрываясь наконец от клавиатуры. - Ты всё запомнил? Логин, пароль, иксы. Если что - работаешь в консоли: эм-цэ, вим... да нет, всё там железобетонно.
         Он вздохнул, смущённо блеснул стёклами очков. Протянул руку к моему плечу, задержал ладонь, но потом всё-таки решился и похлопал.
         «Почувствуй себя ноутбуком», подумал я.

         - «Ноутбук»? - с интересом переспросил Иосиф Виссарионович, откидываясь в кресле.
         - Так точно, товарищ Сталин, - подтвердил Берия. - Слово английского происхождения. По словам задержанного, там у них победил англо-американский мир.
         - Значит, всё-таки «задержанного»? - усмехнулся Сталин, неторопливо выбивая трубку.
         Нарком чуть замялся, но от слов своих не отступил.
         - Задержанного, товарищ Сталин. Хотя вынужден признать, что на контакт с органами НКВД гражданин П. вышел сам, инициативно. Сотрудничество также предложил сам, как только встретился с нашим командиром соответствующего уровня компетенции.
         Сталин поднял глаза.
         - Подполковник Безенчук, - сказал Берия.
         Сталин наклонил голову
         - Есть, товарищ Сталин, - сказал Берия.
         Сталин прищурился.
         - Никак нет, - твёрдо сказал Берия, - никаких мер воздействия к задержанному не применялось. Всё произошедшее есть результат его личной инициативы. В том числе, он добровольно указал месторасположение закопанного герметичного чемодана с «ноутбуком», о самом существовании которого мы, естественно, даже не подозревали.
         Лаврентий Палыч поправил пенсне и постучал ногтем по кожаной папке.
         - Кроме того, обращаю Ваше внимание, товарищ Сталин, что с документами такого качества гражданин П. имел более чем существенные шансы безо всяких проблем легализоваться в СССР.
         Сталин хмыкнул.
         - Высочайшего, - подтвердил Берия. - Фактически, единственный признак подделки — следы от металлических скрепок: документы свежие, нового образца, а все заляпаны ржавчиной, прямо как нарочно.
         - Не исключаю, Лаврентий, не исключаю, - добродушно проговорил Сталин, явно думая о чём-то другом. - Что же. Будем исходить из предположения об искренности намерений этого...
         - Попаданца, товарищ Сталин.
         - Как? - сдержанно удивился Иосиф Виссарионович.
         - «Попаданец». Мы и тему так озаглавили. Гражданин П. сам себя этим словом называет. Фактически, это было первое, что он сказал Безенчуку: «Я — попаданец! Срочно сообщите товарищу Лаврентию Павловичу Берии и товарищу Сталину... если можно». Вот рапорт подполковника...
         - Полковника, - напомнил Сталин, делая нетерпеливый жест рукой. - Потом. Что, он говорит, за система такая в этом «ноутбуке»?
         Берия еле заметно поморщился, - эти чортовы англо-американские слова... западные варвары вечно коверкают человечий язык, - и быстро заглянул в бумаги.
         - «Икспи», - произнёс он с лёгким усилием, словно озвучивал некую не вполне осмысленную похабщину. - Да, верно: икспи.
         - Икспи... - задумчиво сказал Сталин и с большим сомнением ещё раз оглядел ребристый чемоданчик. - Полагаю, настало время лично пообщаться с этим твоим... попаданцем.

         Ну, потрясение, конечно. Только я о своих первых впечатлениях от встречи с товарищем Сталиным рассказывать не буду. Это же надо целый роман писать, наверное, да и то, наверное, не хватит.
         Вот.
         А когда уже в себя немного пришёл, выпили мы чаю... говорили, конечно. Много говорили. Только про 22 июня товарищ Сталин и без меня прекрасно знал. Да и вообще...
         Только я всё-таки не буду об этом рассказывать.
         Вот.
         А когда уже поговорили, товарищ Сталин попросил меня открыть ноутбук.
         Точнее, не попросил.
         Ну... и не приказал, конечно.
         В общем, я как-то сам крышку открыл и нажал кнопку включения.
         А, ну, и к розетке, конечно, подключил сперва. Там блок питания прямо в защищённый корпус встроен, универсально.
         Вот.
         Товарищ Сталин стоял у меня за спиной и смотрел на экран, как грузится система... и товарищ Берия тоже стоял, но в основном, конечно, товарищ Сталин.
         А я сидел за ноутбуком, на низком таком стуле, и смотрел, как оно всё грузится. Мне почему-то стало чертовски стыдно за нерусские буквы на экране... хотя я же девяностого года, что я мог тогда... В общем, это всё ерунда. Главное — это то, что там, внутри. Там же столько информации! Рокоссовский, атомная бомба, полное собрание Высоцкого... и про Хрущёва, обязательно! Если Хрущёва убрать — может, и не будет потом в мире нерусских букв...
         А буквы на экране были какие-то не те. Ну, буквы-то обычные, латинские, а слова - не те. Ну, я не читал, конечно, оно же там быстро так промелькивает. Просто вижу — ну не те.
         Вот.
         А потом мельтешение на экране остановилось, и я увидел строку для ввода логина. Обычную, текстовую. Ну, я же уверенный пользователь, поэтому удивился не особенно.
         Ввёл логин: popadanec.
         Ввёл пароль: 22061941.
         И замер.
         Потому что никакой привычной «хрюши» на экране не появилось.
         Там появилась обычная командная строка. Обычная, текстовая.
         - Что такое, товарищ... попаданец? - раздался из-за спины добродушный голос товарища Сталина. - Что-то не так?
         А я сидел... ни жив ни мёртв, и только в голове крутились Валерины слова:
         - Логин, пароль, икс-пи... логин, пароль, икс-пи...

         Когда всё ещё дико хихикающего «попаданца» увели дюжие санитары из спецлечебницы НКВД, Берия наконец нашёл в себе силы посмотреть в глаза Сталину.
         Но в глазах Иосифа Виссарионовича стояло ничуть не меньшее недоумение.
         - Товарищ Сталин, - с трудом проговорил Берия, - он казался совершенно психически нормальным... Возможно, в аппарат, в этот «ноутбук» встроен некий излучатель особых волн... либо же изображение на мониторе подобрано таким образом, чтобы пользователь... Товарищ Сталин! Остановитесь!
         Но Сталин уже склонился над столом, где на чёрном экране всё так же неприкаянно мигала вертикальная полоска курсора.
         - Товарищ Сталин! - окликнул не на шутку встревоженный нарком, тоже придвигаясь к ноутбуку. Лаврентий Палыч считал себя не вправе уступать в самоотверженности и бесстрашии Иосифу Виссарионовичу.
         - Странно, - сказал Сталин, внимательно вглядываясь в монитор. - Обычная Гента. Что же могло так его напугать?
         - Генту, действительно, - растерянно пробормотал Берия, - Генту-ушечка...
         Сталин протянул руку и, чуть прищурившись, одним пальцем выстучал на клавиатуре: startx.
         Ноутбук зашуршал диском.
         - Кеды как Кеды, - сказал Берия, вглядываясь в экран. - Не понимаю. Хотя обоина вырвиглазная. Да и шрифты, скажем откровенно...
         - Лаврентий, а ты слышал, что он бормотал, вот сейчас, когда его уводили? - неожиданно спросил Сталин, выпрямляясь над столом.
         - Что-то вроде «это не икспи, это не икспи»...
         И Берия вдруг выпрямился тоже, резко и понимая всё.
         - Не может быть! - сказал всесильный нарком, обессиленно стягивая пенсне и дрожащей рукой вынимая из кармана галифе мягкую бархатную тряпицу.
         - Иксы, Лаврентий. «Иксы» - «икспи».
         - Не может быть... Виндоус? Он думал, что его отправляют сюда, к нам - с Виндоус, товарищ Сталин!..

         - Виндоус, Лаврентий, - медленно проговорил Иосиф Виссарионович. За весь вечер на Ближней даче он так и не раскурил трубку, не притронулся к стакану с любимой «Хванчкарой». Было заметно, как сильно потрясло его невероятное открытие.
         - Виндоус, - повторил Сталин, - Виндоус, Лаврентий. В XXI веке — они пользуются этой пакостью в XXI веке.
         Берия никак не мог найти нужных слов, и только снова и снова протирал стёкла пенсне.
         - Товарищ Сталин, - сказал он наконец, чтобы хоть как-то разрядить тягостное молчание. Мысли о том, что их потомки живут в таком аду... нет, эта мысль разрывала доброе и нежное сердце железного наркома. - Возможно, это всего лишь случайность? Возможно...
         - Нет, Лаврентий. Ты же видел: этот несчастный юноша утратил рассудок от ужаса, едва лишь соприкоснувшись с Линуксом. Он не мог и вообразить, что его отправят в прошлое с ноутбуком, на котором установлена нормальная, человеческая операционная система. А ведь такая мысль была бы очевидна жителю мира, где Линукс занимает доминирующее, - подобающее ему, - место.
         Сталин тяжело провёл рукой по лицу, на мгновение задержав ладонь таким жестом, словно хотел прикрыть ею глаза. Лишь бы не видеть этой, - столь живо проносящейся пред его внутренним взором, - стыдобищи.
         - Что же это, Лаврентий? - произнёс Иосиф Виссарионович, отнимая ладонь от лица. - Неужели всё было напрасно? Мы голодали, терпели немыслимые лишения, боролись. Мы побеждали. Впереди ещё одна война с Западом; нам предстоит победить и в этой новой войне. Предстоит восстановить промышленность, развить науку, образование, культуру. Предстоит построить новое оружие. Кстати...
         - Уже. Игорь Васильевич Курчатов, Лаборатория №2.
         - Хорошо. Но работы необходимо ускорить, Лаврентий. У нас слишком мало времени, слишком мало. И этот подлец, Никитка, кстати...
         - Уже.
         - Хорошо.
         Соратники помолчали.
         Сталин, успокаиваясь, пригубил вина.
         - Скажи мне, Лаврентий, - произнёс он негромко. - Неужели это всё — только для того, чтобы наши потомки пользовались... «форточками»?..
         Берия молча покачал лысеющей головой. Представить мир без Линукса... такому миру и существовать-то незачем.
         - Неужели это конец? - спросил Сталин. Несколько мгновений он рассматривал мрачную полную Луну через стакан, затем вздохнул и отставил вино. - Неужели это — конец?
         - Мы не допустим... - сказал нарком.
         - А дальше что? - продолжал Иосиф Виссарионович, словно желая испить эту душевную боль до дна. - До какого же нравственного, до какого умственного оскудения должен был дойти наш народ, чтоб бояться Линукса?.. Как теперь должны мы смотреть на потомков? Как на что?..
         - Мы не допустим! - твёрдо повторил Берия, убирая в карман тряпицу и решительно приуготавливаясь вернуть на нос пенсне.
         Он вдруг почувствовал необычайный прилив бодрости.
         - Неужто нет предела человеческой глупости? - спросил Сталин, откидываясь в кресле, - Что дальше - Эппл?
         Пенсне в руке наркома хрустнуло, как закалённое стекло ёмкостного сенсорного экрана.
         - Мы не допустим, - произнёс Берия с такой интонацией, что гражданин П., пожалуй, мог бы сейчас свихнуться вторично.
         Лаврентий Палыч решительно повернулся к Сталину.
         - Венде… - начал было железный нарком, но поймал взглядом лукавую улыбку соратника, осёкся и медленно, выпуская пар, выдохнул сквозь сжатые зубы.
         - Молодец, Лаврентий, - сказал Сталин, довольно оглаживая усы. - И как собираешься действовать?
         Берия ненадолго задумался.
         - Для начала подкорректируем Уголовный Кодекс, - сказал он наконец, - расширим 154, часть а.
         Сталин чуть поморщился:
         - Мужеложество?
         - Оно, - с не меньшим отвращением сказал Берия, - но это против фанатов «яблока». А вот что с «форточками» делать...
         - Как там звали того очкастого мажорчика? - спросил Сталин вставая. - Ну, у которого маменька в совете директоров IBM?.. - и, не давая наркому ответить, продолжил. - Впрочем, это терпит. Завтра вызови ко мне Судоплатова.
         Он с удовольствием потянулся, встряхнул плечами, расслабляя тело.
         Берия встал следом.
         - А что, Лаврентий, как ты порыбачить? Сетунь — два шага.
         - Ночь, товарищ Сталин, - коротко ответил нарком.
         - Ночь, - согласился Иосиф Виссарионович, - ну так это к лучшему: не окаменеем. Пойдём. Есть у меня тут мост один заветный...



Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"