Дубровный Анатолий Викторович: другие произведения.

Листик. Дочь Дракона.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 6.93*103  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая книга о приключениях маленького дракончика и его друзей.


   Листик. Дочь дракона
  
  
   Глава 1. Наследница
  
   Старый граф Лэри де Гривз, барон Дрэгис, неспешно ехал на охоту в Дрэгисский лес своего баронства. Собственно говоря, графом он был только по титулу: пятый сын владетельного графа Гривза Лэри мог рассчитывать только на этот громкий титул и длинную череду славных предков. Поэтому молодой Лэри избрал военную карьеру и дослужился до генерала. В довесок к званию генерала он получил приграничное баронство Дрэгис. Само баронство называлось по имени леса, занимавшего добрых две трети его территории и примыкавшего к Хасийским горам. Приграничные баронства были головной болью зелийского королевства, особенно те, что прилегали к Хасийским горам. Именитые дворяне не стремились к их приобретению, и они доставались дворянству служилому. Впрочем, и по наследству они переходили редко. Бароны гибли, не успев оставить наследника, или, как в случае с бароном Лэри, их дети гибли раньше. Набеги диких племен с гор, нечисть, в изобилии водившаяся в горах и предгорьях, были причиной повышенной смертности как среди баронов, так и среди их подданных. Баронство Дрэгис было важно тем, что через его территорию пролегал тракт, идущий через Ларнийский перевал в Хасийских горах. Это был очень удобный путь, удобный до недавнего времени. Года три назад перевал стал непроходимым. После того как бесследно пропали четыре купеческих каравана, выяснить в чем дело отправился отряд, состоящий из лучшей половины дружины барона и возглавляемый его сыном. Отряд погиб полностью, за исключением одного воина. Сильно израненый, он с трудом добрался до заставы, что разместилась в предгорьях, и перед смертью успел рассказать об огромной стае скальных химер, появившихся на перевале. Понятно, что с теми остатками дружины, что осталась у барона, нечего было и думать о том, чтоб очистить перевал. По приказу барона, чтоб воспрепятствовать проникновению химер в долину, завалили ущелье, по которому шла дорога на перевал. Теперь, чтоб преодолеть Хасийские горы, купеческим караванам приходилось делать крюк в пятьсот миль. А баронство Дрэгис лишилось источника дохода в виде пошлины, что взималась с купеческих караванов. Средств же, что давали пять деревенек баронства, хватало лишь на поддержание остатков дружины барона. Но и оставшиеся три десятка воинов были грозной силой. Все они -- ветераны Гринейских войн, где Лэри де Гривз и получил чин генерала, были норвеями -- наёмниками с севера. Воевавшие под началом генерала де Гривза, после войны они решили не возвращаться в свои суровые северные края, а осесть в Зелии, и с радостью приняли предложение новоиспеченного барона Дрэгиса вступить в его дружину.
   Барон оглянулся на десяток его сопровождавших. Всем воинам было уже за сорок, а некоторым и за пятьдесят. Молодежь ушла вместе с его сыном и с ним же сгинула в горах. Барон тяжело вздохнул: по сравнению с его шестидесятью восьмью эти ветераны выглядели молодыми. Барон еще раз тяжело вздохнул -- чувствовались пройденные пятнадцать миль. Гуго, капитан дружины барона, заметил вздохи барона и, послав вперед своего коня, поравнялся со своим командиром:
   -- Еще миля, и мы подъедем к удобному месту для привала.
   -- А-то я не знаю, -- ворчливо ответил барон.
   -- Лэри, я же вижу, у тебя...
   -- Кости болят? Это можно терпеть, я уже привык, а вот эта боль... -- барон приложил руку к сердцу, -- хоть уже три года прошло, а Тэрик пред глазами, как в тот день, когда отправился в тот злосчастный поход...
   Капитан дружины тоже тяжело вздохнул, он искренне любил Тэрика, ведь практически он его вынянчил. Молодая жена барона умерла при родах. И как только юный баронет был отнят от кормилицы, так сразу же за его воспитание взялись все ветераны дружины барона, особенно Гуго. Он к Тэрику относился как к своему сыну. Когда-то капитан пришел в полк тогда еще молодого полковника де Гривза зеленым новичком вместе с остальными норвеями, и с тех пор они с бароном были неразлучны. Не раз спасали друг другу жизнь, прикрывали спину, казалось, в безнадёжных схватках, делились последним куском хлеба, давно были на "ты" и были ближе чем кровные братья.
   Гуго с сочувствием глянул на своего старого друга, да сдал Лэри, сильно сдал. Уж очень его подкосила гибель сына. Хотя кто в дружине не сожалел об этой потере? Гуго помнил, как двадцать два года назад барон и его бывшие солдаты, а теперь дружинники, пришли сюда. Одним из условий получения баронства было скорейшее обзаведение наследником. Лэри не стал откладывать это дело в долгий ящик, ведь он уже был далеко не мальчик -- все-таки сорок пять лет. Невеста нашлась быстро, шестая или седьмая дочь такого же приграничного барона, совсем без приданого. Этой семнадцатилетней девушке светил только монастырь -- кто же возьмет бесприданницу? И ее отец с радостью согласился на предложение своего нового соседа. Быстро сыграли свадьбу. Да, тогда дружина барона знатно погуляла. А барон перестал обращать внимание на свою молодую жену, как только она понесла, только изредка справлялся о ее здоровье. Гуго знал причину -- барон встретил в лесу необычайно красивую девушку и влюбился в нее. Кто она такая -- этого никто не знал. Не селянка, не нечисть, просто девушка... Где она жила -- тоже никто не знал. Она появлялась в лесу и там же исчезала. Барону, ослепленному страстью, было не до таких мелочей. Его дружинникам тоже: барон жив, здоров, счастлив, пребывает в хорошем настроении -- чего же еще?
   Кончилось всё резко и печально. Девушка исчезла накануне родов жены барона. Тихая и молчаливая супруга барона угасала по мере приближения срока разрешения от бремени. Она отошла в лучший мир сразу же, как закричал ее ребенок. Барон ее смерти даже не заметил. Он полгода пребывал в отчаянье после исчезновения своей лесной любимой. Потом, словно очнувшись, всю свою любовь отдал сыну. И вот его сын погиб. Гуго видел -- барон медленно угасает. И сейчас, в этот поход, затеянный под видом охоты, Гуго вытащил своего друга в надежде хоть как-то его встряхнуть. А этот поход был необходим. Охотники из предгорьев рассказывали, что открылся заваленный проход на перевал, а это означало, что в долину могут прорваться скальные химеры. Еще рассказывали, что в предгорьях видели дракона. Дракона видели и селяне. Драконы -- эти большие, неповоротливые и довольно глупые звери -- иногда прилетали из-за гор. Они были очень сильными и хорошо защищенными крепкой чешуей. Для мирных селян драконы представляли нешуточную опасность. Но воины, вооруженные мощными арбалетами, могли застрелить такого зверя. Кроме того, существовали артели охотников, которые охотились на драконов. Были еще рыцари-драконоборцы, те вообще выходили против драконов в одиночку и даже иногда их побеждали.
   Вот и взяв с собой лучшую половину дружины, Гуго отправился выяснить обстановку, проход снова завалить, да и на дракона посмотреть. А если он действительно появился, то отогнать или убить.
   Достигнув нужной полянки, дружинники расположились на привал. Барон с кряхтением слез с лошади, от помощи своего капитана он отказался:
   -- Когда я сам не смогу ни сесть на лошадь, ни слезть с нее -- то всё, лягу и умру.
   -- Ну, что ты...
   -- Я ведь одним махом в седло вскакивал, причем в полном доспехе, а теперь... -- барон горестно вздохнул.
   -- Ну...
   -- Да знаю я, знаю. -- Покачав головой, барон направился в глубь леса, а Гуго, сделав знак одному из дружинников следовать за ним, догнал барона.
   -- Здесь должен быть водопад, -- вздохнул барон, -- здесь мы встречались с моей Веточкой.
   Гуго вспомнил, что Веточкой барон звал свою возлюбленную, так таинственно пропавшую тогда. Некоторое время барон приезжал сюда и молча сидел у этого водопада, надеясь, что его Веточка вернется, потом надежда пропала. Почему барон называл ее Веточкой -- Гуго не знал. Девушка была огненно-рыжей, очень веселой. Совсем не похожей на тех, кому давали такие имена.
   Неспешно пробираясь сквозь заросли, люди услыхали смех и громкое пение. У водопада кто-то был. Барон ускорил шаг. Гуго вытащил меч и обогнал барона.
   -- Лэри, здесь давно никого не было. В озере под водопадом могла поселиться какая-нибудь водная нечисть. Место здесь глухое, -- вполголоса заговорил Гуго. -- Слышишь, смеются! Несколько голосов! Кто полезет в воду в таком месте? А эти не боятся и смеются -- точно водяная нечисть!
   Барон не ответил, только засопел, еще ускоряя шаг. У водопада, видимо, услышали приближающихся, и это несмотря на шум падающей воды. Гуго придержал барона и подал знак сопровождавшему их воину, тот тоже вытащил меч.
   -- Услышали и затихли, -- сказал Гуго, -- точно нечисть.
   Как бы опровергая его слова, у водопада снова запели. Голос был звонким, но в тоже время хрипловатым, как будто пел простуженный ребенок. Песенка сначала была довольно веселая, про зеленого кузнечика, который сидел в траве, но закончилась печально, хотя вполне закономерно -- кузнечика съели. Гуго, все также придерживая барона, осторожно раздвинул кусты. В озере купался ребенок. Периодически мелькавшее тело уже не было совсем детским, в нем проступала худоба подростка, который начал расти. Наблюдавшие за купальщиком поёжились -- вода в озере под водопадом была довольно холодная, все-таки предгорье. Поплескавшись еще минут пять, чем вызвал у наблюдавших за ним почти озноб, купальщик выбрался на берег. Это оказалась девочка, худая девочка-подросток, в чьей фигуре еще не было даже намёка на женственность. Она попрыгала сначала на одной ноге, потом на другой, совсем по-мальчишески вытрясая воду из ушей. Именно эти действия и успокоили капитана баронской гвардии, нечисть не буде так делать. Хотя эта девочка купалась одна и совсем не боялась ни водной, ни лесной нечисти. А ведь именно в таких забытых людьми местах и заводятся всякие твари. Девочка же, вытряхнув воду из ушей, на мгновение замерла, и ее волосы будто высушило тёплым ветром. Она стала похожа на лохматый рыжий одуванчик, ее волосы непокорными вихрами торчали в разные стороны. Капитан придержал собравшегося было выйти на поляну воина, он хотел дать девочке время одеться, чтоб не смущать ее. А девочка и не думала одеваться, тем более что никакой одежды поблизости не наблюдалось. Она уперла руки в бока и сказала, обращаясь к кустам:
   -- Ну, долго вы еще там сидеть будете? Если пришли купаться, то я уже закончила. Озеро свободно! И хватит подглядывать. Вылазьте!
   Поняв, что они раскрыты, мужчины вылезли из кустов и стали внимательно, уже вблизи, рассматривать девочку. Та, нисколько не стесняясь своей наготы, тоже пристально рассматривала барона и его спутников.
   -- Ну, -- первой нарушила молчание девочка, -- что вы здесь делаете?
   -- Мы... хм... -- растерялся Гуго. Воин дружины молчал, справедливо рассудив, что начальство лучше знает, что отвечать. Барон тоже молчал, пристально рассматривая девочку. Поэтому инициативу в переговорах, понимая всю неестественность ситуации -- какие могут быть переговоры с ребенком, -- взял на себя капитан:
   -- Лэри де Гривз, барон Дрэгис, объезжает свои владения. Я, Гуго Норек, капитан гвардии барона, его сопровождаю...
   -- А это, значит, вся гвардия барона, -- девочка указала на молча стоящего воина.
   -- Это воин гвардии барона, -- Гуго утвердительно кивнул. -- А ты кто такая и что здесь делаешь?
   -- Купаюсь, -- коротко ответила девочка на второй вопрос, проигнорировав первый.
   -- Не боишься? -- строго спросил капитан.
   -- Кого? -- ответила вопросом на вопрос девочка.
   -- Ты одна, в лесу, у озера. Тут не только лесная, но и водная нечисть может быть...
   -- Не-а, не боюсь, кого мне тут боятся? -- искренне удивилась девочка.
   -- Тебе не холодно? Ты бы оделась, где твоя одежда? -- подал голос барон.
   -- Не холодно, -- пожала худенькими плечиками девочка, -- мне так удобнее, не надо всё время раздеваться-одеваться.
   -- Зачем всё время раздеваться? -- удивился капитан такому ответу.
   -- Раздеваться, чтоб одежду не порвать, -- терпеливо пояснила девочка очевидную для себя вещь. -- У меня только одно платье, мне его Марта дала.
   -- Так ты ученица Марты? -- спросил Гуго. Если девочка была ученицей Марты, то это многое объясняло. Марта была местной знахаркой, или, как здесь считали, колдуньей и даже ведьмой. Жила Марта не то что бы рядом, а милях в трёх отсюда. И если девочка ее ученица (а то, как она магией высушила себе волосы, капитан заметил), то действительно может не опасаться многих видов нечисти. Многих, но не всех. Есть такие, от которых и сама Марта прячется. Но даже если девочка ученица колдуньи, то всё равно -- что она делает так далеко в лесу, да и при том совершенно голой. Гуго высказал эти свои сомнения. Барон кивнул, ему тоже пришла такая мысль, а воин промолчал -- рядом начальство, вот пускай оно и думает. Девочка пожала плечами, она считала всё то, что делала, правильным и само собой разумеющимся.
   -- Так почему ты здесь одна? И где Марта? -- опять начал приставать с вопросами капитан.
   -- Наверное, у себя, -- пожала плечами девочка.
   -- Она, наверное, волнуется -- куда это пропала ее ученица?
   -- А разве Ирэн пропала? -- удивилась девочка.
   -- Какая Ирэн? -- удивился в ответ капитан.
   -- Ученица Марты, -- пояснила девочка. -- Ты же сказал, что она пропала?
   -- А разве не ты ученица?
   -- Нет.
   -- Тогда что ты здесь делаешь?
   -- Купаюсь! -- Девочка привычно пожала плечами, показывая, что не собирается объяснять очевидные вещи.
   Капитан вздохнул и попытался зайти с другой стороны:
   -- А где ты живёшь?
   -- В пещере, -- ответила девочка.
   -- В пещере? Той, что в скалах? -- спросил капитан, он знал только одну пещеру, расположенную поблизости, ее называли -- драконьей. Девочка утвердительно кивнула, а Гуго удивленно продолжил: -- Это же большая пещера, там жить неудобно!
   -- Это в большой пещере неудобно, а в той, что за ней, очень даже удобно.
   Гуго не нашелся что ответить. Насколько он знал, драконья пещера была только одна, и за ней не было никаких других пещер.
   -- А не соблаговолит ли юная леди пригласить нас в гости? -- спросил барон, до этого внимательно слушавший и не менее внимательно рассматривавший девочку.
   -- А в гости ходят с подарками! -- заявила девочка.
   -- Мы не рассчитывали встретить здесь кого-либо. Поэтому не захватили достойных подарков. Но мы угостим леди всем, что у нас есть, -- церемонно поклонился барон.
   Девочка кивнула и присела в книксене, что в ее исполнении выглядело очень забавно:
   -- Я приглашаю благородных господ посетить мое скромное жилище. А вы умеете жарить мясо? А-то у меня не получается, всё время подгорает.
   -- Конечно умеем. Умеем жарить на костре, запекать в глине, готовить на углях. Вот только свежего мяса у нас нет. А вяленое не очень пригодно для жарки.
   -- Это ничего, главное, что готовить умеете. А мясо у меня есть, я утром козла поймала. Вот, отмывалась после охоты.
   -- Тогда мы постараемся удивить леди своими кулинарными талантами, -- с кряхтением изобразил придворный поклон барон Дрэгис.
   Капитан, выпучив глаза, смотрел на этот великосветский обмен любезностями.
   -- Гуго, едем. Зови наших. -- Барон повернулся к своему капитану, тот отдал приказ воину:
   -- Поднимай дружину, привал отменяется. Пусть моего коня и коня барона приведут сюда. Выполнять.
   Воин скрылся в кустах, а капитан опять пристал к девочке:
   -- Ты так голой и пойдёшь, тебе что, нечего надеть?
   -- Здесь нечего.
   -- Я тебе дам свой плащ, -- Гуго попытался снять плащ, но девочка его остановила:
   -- Не надо, он будет только мешать.
   Кони шли быстрой рысью за шагавшей впереди девочкой. Гуго Норек, ехавший рядом с бароном, наклонился к нему и тихо сказал:
   -- Не нравится мне это, вроде и не спешит, -- он указал на девочку, -- а мы за ней еле успеваем. И ведёт она к старой драконьей пещере.
   Барон не ответил, только пожал плечами. Гуго нахмурился: барон в точности повторил движение девочки, когда та тоже пожимала плечами, будто заразился. Хмурясь, капитан продолжил:
   -- И пещера та -- нехорошее место. Недаром селяне ее зовут -- драконьей. Нечисто тут! Колдовство!
   Барон Дрэгис снова пожал плечами.
   Спешившиеся барон, капитан и два воина шли к драконьей пещере. Капитан помнил, что здесь была к ней удобная тропинка, но сейчас она напоминала полосу препятствий, как будто кто-то эти камни набросал. Причудливо разбросанные скальные обломки приходилось или обходить, или перелазить через них. Наконец появилась пещера. Когда вошли под ее сумрачные своды, капитана поразило обилие всевозможных костей, живописно разбросанных по полу.
   -- Что это? -- не удержался он от вопроса.
   -- А это всё дракон, он здесь живет, и это всё его жертвы, -- как-то даже с гордостью ответила девочка.
   Барон, внимательно рассматривавший эту костяную икебану, постучал по одной из больших костей рукоятью кинжала. Кость легко переломилась, образовав облачко белой пыли. Барон хитро посмотрел на девочку:
   -- Эту зверюшку дракон съел не меньше чем пятьсот лет назад, а насколько я помню, в этой пещере еще пять лет назад было чисто. И этого зверя зовут слон, это его бивень был. А слоны водятся далеко на юге, в нашем климате они замерзнут. Странно, что дракон притащил слона аж сюда, такого старого, причем уже в виде костей.
   Капитан с удивлением заметил, что, невозмутимая до сих пор, девочка смутилась. Смутилась и начала оправдываться:
   -- Ну так, где я столько свежих костей возьму? И кости должны быть большими, чтоб все видели, что дракон больших зверей ест -- значит, сам очень большой и страшный!
   -- А что, дракон большой? И страшный? -- прищурился барон.
   -- Нет, еще не большой, -- вздохнула девочка, но тут же добавила, сделав круглые глаза: -- Но очень страшный!
   -- Очень? -- переспросил барон. -- Если дракон такой страшный, то почему юная леди завела нас прямо в его логово? А если этот маленький, но очень страшный дракон прилетит? Разве в ее жилище нет другой дороги?
   -- Есть, только вы там не пролезете, там узкий лаз. Вот приходится вести вас через гостевой вход.
   -- Это гостевой вход? -- удивился капитан и обвел рукой окружающую их мечту любого дворового пса. -- С такими-то костями?! Какие же гости осмелятся сюда зайти, увидев всё это?!
   -- Вот для того это всё, чтобы незваные гости и не ходили, а то замахаешься камнем вход перекрывать! -- вздохнула девочка.
   Действительно, миновав большую пещеру с костями, девочка и ее спутники подошли к проему, который был в полтора человеческих роста высотой и в размах рук взрослого мужчины шириной. Около него лежал камень, даже не камень, а обломок скалы высотой в два человеческих роста и такой же ширины. Удивленно хмыкнув, приглашенные девочкой зашли вслед за ней в следующую пещеру. Эта пещера была чуть поменьше предыдущей, но с более высоким сводом. Льющийся сверху мягкий свет давал хорошее освещение. Но отверстий в своде не было видно. Сложенный в углу камин трубы не имел, но и стена рядом с ним не была закопченой, что свидетельствовало о хорошей тяге вверх. Околокаминное пространство, судя по наличию больших плоских камней, изображавших мебель, было кухней. В углу журчал небольшой водопадик. Вода падала из отверстия в стене в маленькое озерко, ручейком вытекала из него и исчезала где-то под другой стеной. В дальнем углу пещеры, где царил полумрак, виднелся стожок душистого сена, накрытый мягкими шкурами, видно, служивший девочке постелью. Душистые связки травы были развешаны по всем стенам. Люди с удивлением разглядывали это пусть пещерное, но уютное жилище. Девочка легко отодвинула крышку с большого каменного ящика и достала оттуда тушу горного козла. Судя по тому, что мясо было свежее, на тушу было наложено сохраняющее заклинание. Капитан многозначительно кивнул головой, указав барону на тушу глазами. Один из сопровождавших барона воинов взял у девочки эту тушу и направился к камину. Второй попытался закрыть каменный ящик, он с натугой задвинул крышку, удивленно покачал головой и присоединился к первому дружиннику. Девочка, пройдя к своей постели, взяла с нее платье, сшитое из домотканого полотна, и надела его. Платье ей было явно великовато.
   -- Вот, -- девочка сделала приглашающий жест, указав на малые камни-стулья, стоящие у большого камня-стола, -- садитесь.
   -- Как ты этого козла завалила? -- спросил у девочки воин, занимавшийся разделкой туши животного. -- Что-то я не вижу следов от стрелы, а в капкан поймать его невозможно.
   -- Шею свернула, подкралась сзади, когда он на скале стоял, и свернула.
   -- Как же к нему можно подкрасться? Он же на скале стоял?
   -- Угу, стоял и вниз смотрел, а я сверху. Козлы же редко вверх смотрят.
   Воин хмыкнул, он не мог себе даже представить, как можно подкрасться к горному козлу, стоящему на скале, и как такая маленькая девочка может свернуть ему шею. Закончив разделку туши, он глянул в сторону камина. Там была навалена довольно большая куча дров.
   -- Пока это всё прогорит... -- с сомнением сказал он. -- Угли нужны, тогда мясо хорошо испечётся.
   Барон толкнул своего капитана, словно о чем-то предупреждая. Капитан хотел было спросить, на что его друг намекает, но тут девочка дунула в камин. Там взметнулось жаркое пламя. Пробушевав несколько секунд, пламя опало. В камине, вместо дров, ровным слоем лежали тлеющие угли. Капитан удивился такому быстрому способу получения углей из довольно толстых поленьев, но, видя спокойствие барона, вида не показал. Воин, разделывавший тушу, тоже не высказав удивления, стал нанизывать мясо на шампуры, которые лежали возле камина. Второй воин бросился ему помогать, раскладывая шампуры над углями.
   Мясо действительно получилось очень вкусным. Капитан достал походную фляжку, там у него оказалось вино, и всех угостил. Девочка отказалась, она напилась воды из родника-водопадика. В это время освещение в пещере поменялось, видно, свет от солнца, переместившегося по небосводу, стал попадать в пещеру через другие отдушины. Осветился уголок, до этого пребывавший в полумраке. Там на небольшом возвышении стояла статуэтка. Это была девушка, раскинувшая руки, будто собиравшаяся взлететь. Она была высотой всего в две ладони, но при этом были видны мельчайшие детали. У барона, взглянувшего на статуэтку, сердце пропустило два удара.
   -- Откуда!.. Откуда у тебя она?! -- хрипло спросил он у девочки дрожащим голосом.
   -- Это я сама сделала, -- гордо ответила девочка, не заметив волнения барона. Затем подошла к статуэтке и провела по ней пальцами. -- Это моя мама.
   -- Где?! Где она?! -- выдохнул барон.
   -- Погибла, -- грустно ответила девочка. -- Это я делала по памяти.
   -- Веточка! Веточка... -- прошептал барон, опускаясь перед статуэткой на колени. Тут он заметил изящное плетеное колечко, лежащее у ног статуэтки. Девочка, увидев внимание барона к этому предмету, попыталась схватить колечко, но барон успел раньше.
   -- Откуда?! -- еще более хрипло выдохнул барон.
   -- Отдай! -- вскрикнула девочка, -- отдай!
   Барон протянул девочке колечко и снова спросил:
   -- Откуда у тебя оно?
   -- Мама дала перед своей гибелью, а ей дал мой отец. Так мне мама сказала.
   Барон дрожащими руками снял с шеи медальон, раскрыл его, там лежало точно такое же колечко.
   -- Вот, одно у меня, другое было у Веточки. Наши колечки. Это всё, что у меня осталось от нее.
   Барон протянул колечко девочке, она взяла его и повертела в пальцах, что-то рассматривая. Потом подняла взгляд на Лэри де Гривза. В его глазах стояли слезы. Он тихо сказал:
   -- Веточка, моя Веточка...
   -- Ветикалинариона -- так звали мою маму, а меня -- Листикалинариона. Мама называла меня Листиком.
   -- Листик, -- тихо сказал барон, -- Листик...
   Пока барон Лэри беседовал с девочкой, а воины доедали мясо, Гуго Норек, заинтересовавшись предметами в углу, подошел и стал их рассматривать. Подняв один, нагрудную пластину доспеха, он обернулся к девочке:
   -- Откуда это у тебя?
   -- С перевала, там была битва. Там погибли воины. На них напали скальные химеры.
   -- Ты видела, как это случилось?
   -- Нет, это было несколько лет назад, а я здесь всего полгода, ну, чуть больше.
   -- Как ты это взяла? Там же химеры!
   -- А я их всех пожгла, -- девочка произнесла это так, как будто жечь скальных химер было для нее очень простым и привычным делом.
   Даже воины перестали жевать и слушали разговор, при этих словах девочки они дружно хмыкнули. Скальные химеры были очень опасными тварями. Чем-то похожие на драконов, только раза в два меньше, они нападали стаей и могли запросто порвать даже дракона, если тот вовремя не улетал. Химеры летать не умели. Люди выстраивали стену из тяжелых копий, упирая их древки в землю, не давая химерам к себе приблизиться, и расстреливали их из арбалетов или жгли из огнемётов. Но если химерам удавалось прорваться за копья -- люди были обречены.
   -- А люди, те, что погибли? -- спросил капитан.
   -- Я их похоронила, огненным погребением. Там же камни, копать трудно, да и много бы пришлось. А там были такие, как ты и как они, -- девочка указала на слушавших ее воинов. -- Вы же с севера? Да? А там именно так хоронят. Правда?
   Воины закивали, мол, правильно, именно так.
   -- Листик, я хочу увидеть, где они погибли, -- произнес барон.
   -- Тогда идем. -- Девочка сложила колечки к ногам статуэтки, стянула с себя платье и аккуратно сложила его обратно на кровать.
   -- Ты что, так и ходишь? -- удивился капитан. -- Дома одеваешься, а когда из пещеры выходишь...
   -- Ага, платье жалко. Порвется, -- туманно объяснила свое странное поведение девочка. Пока она собиралась, оба дружинника ушли поднимать своих товарищей. Пропустив вперед барона и его капитана, девочка замешкалась у выхода из своей пещеры. Посмотрев на остановившихся мужчин, она сказала:
   -- Дверь закрыть надо.
   Удивленный капитан смотрел, как силуэт девочки размылся и стал увеличиваться. Через мгновение у камня-двери стоял дракон, стоял на задних лапах. В три человеческих роста, он, тем не менее, уступал в размерах драконам, что видел капитан, примерно втрое, да и те никогда не становились на задние лапы. Этот же дракон имел почти человеческую фигуру, очень изящную фигуру, даже спинной гребень, мощный хвост и прижатые к спине крылья не портили ее. Красивая золотисто-изумрудная чешуя слабо поблескивала в скудном освещении пещеры с костями. Дракон легко взял передними лапами камень и закрыл им вход. Силуэт дракона снова затуманился и размылся, и перед мужчинам опять стояла девочка-подросток.
   -- Ну что, пошли? -- вопросительно подняла она бровь. Ошарашенный капитан посмотрел на своего командира:
   -- Лэри, ты... Как ты догадался?
   -- Она дочь Веточки, -- пожал плечами барон.
   -- Так, значит, твоя Веточка тоже была...
   -- Да, -- коротко ответил Лэри де Гривз, барон Дрэгис.
  
   Солнце стояло в зените, но в горах было довольно холодно. Но это не беспокоило девочку, чья обнаженная фигурка шагала впереди отряда барона Дрэгиса, ехавшего рысью. Отряд шел, не останавливаясь с самого рассвета. Заночевали у самых гор, в ранее заваленном, а теперь расчищенном ущелье. Гуго Норек боялся, что ночью могут напасть какие-нибудь твари, в изобилии водящиеся в предгорьях. Но ночь прошла спокойно. Видно, твари боялись дракона, вернее, девочки, которая всю ночь проспала завёрнутая в плащ барона. Спала она, положив голову барону на колени. Гуго подозревал, что его друг так и просидел всю ночь, не сомкнув глаз, он гладил девочку по голове и счастливо улыбался, при этом его губы что-то шептали. Гуго не расслышал -- что. Теперь же капитан с беспокойством поглядывал на своего друга, ведь отряд шел десять часов без привала, но барон не выказывал признаков усталости. Капитана беспокоило и то, что отряд шел прямо в логово скальных химер, погубивших предыдущую экспедицию. Не то что бы он не верил словам девочки, но всё же... А воины барона шли за своими командирами, не высказывая и тени сомнения: даже если на перевале засели скальные химеры, и барон со своим капитаном ведут их на верную гибель, -- то такова воля богов. И вообще, что может быть лучше для воина-норвея чем смерть в бою?
   Широкая площадка сменила узкую дорогу, одним боком прижимаясь к отвесным скалам, а другим нависая над глубокими пропастями. Отряд резко остановился. Увиденная картина впечатляла. Широкая площадка, где раньше делали привал торговые караваны и где принял последний бой отряд Тэрика, примыкала к отвесной скале, уходящей вверх. Отряд остановился без команды, пораженный открывшейся картиной. На скале был очень искусно высечен барельеф -- группа израненых воинов готовилась к последнему бою, впереди стоял их командир. Помятый доспех, глухой шлем, нога, наступившая на отрубленную голову скальной химеры, меч в руке, острие которого направлено вниз. Весь вид израненых и уставших воинов говорил о решимости принять этот последний бой.
   -- Тэрик, -- покачнувшись, глухо произнес барон.
   Гуго поддержал его. Сзади одобрительно загудели воины. А капитан сказал, обращаясь к девочке:
   -- Кто это сделал?
   -- Я! -- гордо ответила девочка. -- Я нашла здесь следы битвы и похоронила воинов. А они же были норвеями, доспехи у них были норвейские, -- пояснила девочка, как она определила национальность погибших. -- Вот я их и похоронила.
   А потом продолжила, как бы оправдываясь:
   -- Но здесь же кругом скалы, копать тяжело. Вот я всё и сожгла, ведь у норвеев же принято огненное погребение? Да? А потом согнала сюда скальных химер и тоже сожгла, ну как жертву. Мама мне говорила, что когда знатного норвея хоронят, то надо жертву принести, чтоб путь в Валгаллу был легким. Ведь они туда же уходят? Правда, ведь? Ну и потом решила, что если тут они нашли свою смерть, то надо памятник им поставить, вот я и сделала.
   -- Ты всё правильно сделала, доченька! -- хрипло выдохнул барон.
   -- А почему в шлеме? -- спросил капитан, показывая на фигуру воина с мечом, которая выдавалась вперед из барельефа и скорее была статуей. -- Ведь мы не носим закрытых шлемов!
   -- Но я же не видела его лица!
   -- Вот, -- барон снял с шеи медальон, где раньше лежало колечко, и открыл его. На внутренней поверхности крышки было выгравировано лицо юноши. -- Вот, вот это он. Тэрик!
   Девочка взяла медальон, некоторое время его рассматривала, а потом вернула барону. Повернувшись к скале, вытянула в ее направлении руки. Сорвавшееся с них пламя ударило в фигуру, выступающую из барельефа. Когда пламя опало, у воина на голове не было шлема. Суровое лицо, выступающие скулы, развевающиеся волосы, крепко сжатые губы, взгляд, устремленный вперед, -- всё это как-то удалось выразить в камне.
   Все дружинники барона, выхватив мечи, подняли их вверх, и громкий боевой клич норвеев раскатился по окрестным горам. Барон спрыгнул с коня и встал на одно колено перед девочкой:
   -- Спасибо, Листик!
   Потом поднялся и громко, как в былые годы отдавал команды, произнес:
   -- Я, граф Лэри де Гривз, барон Дрэгис, перед Богом и воинами своей дружины признаю Листика...
   Он вопросительно посмотрел на девочку; та, поняв, что он хочет спросить, сказала:
   -- Листикалинариону...
   -- Листикалинариону -- повторил барон, -- признаю своей дочерью и объявляю наследницей!
   Боевой клич норвеев снова разнесся над горами, потом воины дружины во главе со своим капитаном спрыгнули с коней и опустились на одно колено перед девочкой. Барон назначил своего наследника, вернее, наследницу. То, что она девочка, -- такова воля их командира и сеньора. И еще воины были благодарны ей за то, что она сделала для их павших товарищей. Ведь что может быть лучше для воина-норвея чем погибнуть в бою? Только погибнуть в бою с последующим огненным погребением!
  
   Глава 2. Принцесса и рыцарь
  
   Гуго Норек, капитан дружины баронессы Дрэгис, сидел на верхней площадке донжона замка. Сидел потому, что уже немолод стоять, вот и принесли сюда кресло специально для него. Принесли вместе с поворотным кругом, чтоб можно было поворачиваться в любую сторону и смотреть в подзорную трубу, что капитан и делал. Он осматривал окрестности, а караульный, чей пост был на вершине донжона, тоже осматривал окрестности, в конце концов -- это была его прямая обязанность, но осматривал так, чтоб всё время находиться за спиной капитана и не мешать ему.
   Гуго посмотрел на купеческий обоз, пыливший по дороге мимо замка. Обоз шел к Ларнийскому перевалу в Хасийских горах. Открытый год назад, перевал снова стал наиболее удобной дорогой через горы, и пошлина, взимаемая с купцов, едущих по этой дороге, стала основным доходом баронства Дрэгис. Это позволило снизить налоги на крестьян, что сразу увеличило поток переселенцев в баронство. И, как результат, в баронстве было уже семь деревень. Кроме этого, стабильный доход позволил увеличить дружину до ста воинов. Ведь дружинникам не только платить надо, но и кормить их, одевать, вооружать. Да и новые метательные машины на стенах замка -- тоже результат постоянных поступлений доходов в казну баронства. Гуго усмехнулся, вспоминая. Когда было объявлено о безопасности Ларнийского перевала, он лично провел первые три купеческих каравана. Убедившись, что дорога безопасна, по ней сразу, сплошным потоком, пошли купеческие обозы. Правда, не обошлось без эксцессов. Сначала лихие люди решили, что пошлина с купеческих караванов полагается не только барону Дрэгису, но и им. Но "лесных братьев" быстро выловили баронские дружинники. Выловили и развесили на деревьях вдоль дороги. Воины барона сразу же выходили на стоянки разбойников, как только те появлялись в Дрэгисском лесу. Те даже не успевали разведать выходы к дороге, чтоб устроить там засаду. Как будто кто-то сразу узнавал о появлении чужих в лесу и сообщал об этом капитану. Гуго снова усмехнулся, он-то знал, кто на самом деле хозяин леса и кому обо всём докладывают все его обитатели, даже лесная нечисть.
   Потом сосед, герцог Вэркуэлл, решил, что такие доходы -- это будет многовато для простого барона. И он вторгся в баронство, объявив, что сделал это исключительно для безопасности торгового пути через горы. А где он был все эти три года, пока на перевале хозяйничали скальные химеры? Почему тогда не пошел и не уничтожил их? Нет же, позарился на доходы, что стал получать барон. Не подумал герцог, что если у барона появилась сила, позволившая ему отбить перевал, то и справиться с бароном ой как не просто будет. И когда против почти тысячного войска герцога выстроилась дружина барона Дрэгиса, герцог откровенно начал смеяться. А потом прилетела та самая сила и тремя огненными плевками разогнала всё войско Вэркуэлла. Герцог даже королю жалобы подавал, что, мол, барон с чудовищем связался. Приехали отцы инквизиторы, долго всё тут вынюхивали, но так ничего и не нашли. А то, что дружинники у барона норвеи-язычники, так и в гвардии короля половина таких норвеев. Кстати, пополнение дружины капитан организовал тоже из земляков-норвеев.
   А полгода назад старый барон умер. Похоронили его на перевале, рядом с могилой сына. Похоронили так, как он просил, -- огненным погребением, по норвейскому обычаю. А потом Листик сделала еще одну статую, так и стоят рядом -- отец и сын, как бы охраняя перевал. Среди купцов и путников уже возникла легенда о двух воинах, отдавших свою жизнь в битве с чудовищами. И бог или боги, это кто во что верит, за их героизм даровали им такое посмертие -- охранять перевал. Так их теперь и называют -- "Стражи перевала". И лежат у ног Стражей цветы, и все, кто проходит, останавливаются у Стражей помолиться, а купцы бросают мелкую монетку в пропасть, верят, что это принесет удачу.
   Гуго снова усмехнулся, вот так рождаются легенды, обрастают подробностями и живут века, и никто потом не помнит, с чего всё началось. Капитан посмотрел в подзорную трубу. Над горами появилась точка. Гуго подождал, а потом навел трубу на скалы, где находилась драконья пещера. Точно, Листик летит! Капитан забеспокоился, обычно Листик улетала в горы поохотиться рано утром, еще затемно, и прилетала тоже в темноте -- чтоб никого не пугать и не беспокоить. Ведь о том, кем является баронесса Дрэгис, знали очень немногие. Или же уходила пешком к своей пещере и уже оттуда взлетала. Туда же возвращалась, если было светло. Могла вообще неделю не появляться в замке. Дружинники любили свою баронессу, а капитан, у которого никогда не было семьи, вообще в ней души не чаял. Теперь он с беспокойством наблюдал за ее полетом. Листик летела к пещере и несла явно не козла. Капитан поднялся со своего кресла и пошел вниз, он решил послать нескольких дружинников к пещере, так, на всякий случай, а то мало ли что.
  
   Капитан королевских гвардейцев взмахнул мечом, располовинив очередного нападавшего. Это же надо, даже не скрываются! Капитан давно узнал, кто на них напал. За густо лезшими на конвой наёмниками маячили люди герцога Наразака. Гвардейцы дрались хладнокровно и умело, отдавая одного своего за четверых, а то и за пятерых нападавших. Но гвардейцев было всего тридцать, а нападавших несколько сотен. Но, всё равно, конвой уже почти прорвал кольцо нападавших, когда капитан увидел преграждающий дорогу строй арбалетчиков в цветах герцогских дружинников. Те подняли свои арбалеты, капитан понял -- это конец. Ведь болты из тяжелых арбалетов пробьют даже доспехи из драконьей кожи с нашитыми на них стальными пластинами, что были на королевских гвардейцах. Пусть первый залп положит не всех его людей, но пока королевские гвардейцы доберутся до них, дружинники герцога успеют сделать еще один залп. Мало того, болты из тяжелых арбалетов пробьют насквозь карету, а там...
   Говорят, что в минуты смертельной опасности, время как бы замедляет свой бег. И капитан видел, как медленно поднимаются арбалеты, болты также медленно нацеливают свои наконечники, вот дрогнули пальцы на спусковых крючках и медленно начали сгибаться. И тут строй арбалетчиков утонул в ревущем пламени. И в гущу дерущихся людей упал дракон. С изумрудно-золотой переливающейся чешуей, он совсем не был похож на тех драконов, которых видел капитан. Гораздо меньше, намного гибче, он, казалось, танцевал среди застывших людей. Его крылья и лапы со страшными когтями мелькали в завораживающем ритме. Каждый их взмах, как и взмах хвоста, уносил одну, а то и две жизни. Послышалась гортанная команда, и, опустив длинные копья, на сражающихся, ускоряясь, двинулась основная дружина герцога Наразака -- полторы сотни тяжелой рыцарской конницы. До этого скрывавшиеся за изгибом дороги рыцари теперь неслись на замерших людей. Капитану снова захотелось зажмуриться, теперь точно конец! Эти снесут и затопчут всех, и дракона в том числе. Дракон рыкнул и выдохнул струю пламени в сторону скачущих рыцарей. Это было невозможно, но это остановило их атаку. На дороге валялись обугленные трупы людей и лошадей в оплавленной броне, те же, кого пламя задело лишь вскользь, с дикими крикам факелами катались по дороге. Еще раз выдохнув струю пламени в сторону части леса, скрывавшего поворот дороги, дракон одним ударом лапы сорвал крышу с кареты, выхватил оттуда белый комок и взмыл в небо.
   -- Принцесса! Принцесса похищена! -- Истошный крик фрейлины заставил очнуться замерших людей. Оглядевшись, капитан с удивлением отметил, что напавший дракон не тронул никого из его бойцов. Хотя он ворвался в самую гущу боя и раздавал удары направо и налево, но при этом бил только по людям герцога.
   -- Принцесса похищена! -- продолжала вопить фрейлина.
   Капитан поморщился:
   -- Заткните ее кто-нибудь.
   -- А ну, цыть! Курица! -- рыкнул на нее один из гвардейцев.
   -- Капитан! Наши потери -- восемь убитых и четверо тяжелораненых! -- доложил сержант. Капитан кивнул и распорядился:
   -- Убитых и раненых в карету, продолжаем движение!
   -- А принцесса? -- спросил сержант. Капитан нахмурился:
   -- Сержант, вы умеете летать? Или знаете, куда полетел этот странный дракон? А вот герцог Наразак может организовать еще одно нападение.
   -- Для чего? -- удивился сержант и показал на нескольких улепетывающих. -- От них он узнает, что принцесса похищена.
   -- Для того, чтобы король не узнал, кто напал на конвой принцессы. Если бы захват принцессы удался, как вы думаете, сержант, его люди оставили бы нас в живых? То-то. Проверьте, остался ли кто в живых из людей герцога. Если найдете -- связать, и привяжите к вьючным лошадям, карета и так перегружена. Выполнять! Через пять минут мы должны двинуться дальше.
   И уже когда колонна конвоя, потерявшая принцессу, в быстром темпе двигалась по лесной дороге, уходя от места засады, капитан поделился своими соображениями с сержантом:
   -- Если бы не этот дракон, мы бы все погибли. Хотя, если бы он не поубивал людей герцога, я бы решил, что этот дракон науськан герцогом, чтоб похитить принцессу.
   -- Как такое возможно? -- удивился сержант, скакавший рядом с капитаном, -- Ведь драконы не поддаются дрессировке!
   -- А еще драконы не выдыхают пламя, -- капитан слегка пришпорил своего коня, увеличивая скорость движения. -- А этот, вы заметили, сержант, поливал огнем, как батарея крепостных огнемётов, при этом дальность его огня превышала раз в пять их дальнобойность. И я думаю, что это не предел. И потом, он украл именно принцессу, как будто знал, кого надо было красть.
   -- Ну, на эту толстую курицу вряд ли кто бы позарился, -- усмехнулся сержант, намекая на фрейлину. -- А, по легендам, драконы всегда похищают принцесс.
   -- Вы верите этим глупым сказкам? Еще не было ни одного случая, чтоб дракон похитил принцессу. Простых селянок -- да. И исключительно с гастрономической целью, дракону всё равно кого съесть -- овцу или селянку. Причем всегда, если есть выбор между селянкой и коровой, дракон хватает корову. Так что тот дракон должен был схватить именно фрейлину, но он унес принцессу.
   -- Но баллады... в них поётся, что дракон похищает принцессу, а потом появляется отважный рыцарь и спасает ее...
   -- Убивая при этом дракона. Сержант! Ну, подумайте сами, для чего дракону похищать принцессу! Чтоб в итоге быть убитым? Корова больше, да и искать ее будут не так тщательно и активно, как принцессу. Уж во всяком случае, отважный рыцарь не будет спасать корову. Да и охраняется принцесса намного лучше, чем корова, это понимают как разумные, так и самые безмозглые твари! А у драконов есть, пусть и слабый, но разум.
   -- Но, капитан, этот дракон украл именно принцессу!
   -- Вот это-то и странно, и очень подозрительно!
  
   Принцесса Милисента открыла глаза. Она пришла в чувство от того, что ей плеснули в лицо пригоршню холодной воды. Первое, что она увидела, -- ухмыляющееся лицо. Курносый нос, зеленые глаза, веснушки на щеках, лицо то ли мальчика, то ли девочки -- в этом возрасте еще трудно разобрать. Тем более что торчащие в разные стороны рыжие вихры никак не говорили о половой принадлежности этого лица.
   -- Где я? -- спросила принцесса и тут же вспомнила недавние события. -- А где дракон?
   -- А зачем тебе дракон? -- спросило ухмыляющееся лицо. Голос был какой-то странный, одновременно и звонкий, и хриплый.
   -- Меня похитил дракон! На нас напали, гвардейцы отца сражались, а потом дракон! Он разломал карету и схватил меня!
   -- Ага! -- радостно подтвердило лицо.
   -- Что -- ага? Меня дракон похитил! -- немного обиженно сказала принцесса.
   -- Ага, -- снова подтвердило ухмыляющееся лицо. -- Похитил. И унес. В пещеру!
   Потом лицо звонко засмеялось, принцесса осмотрелась вокруг -- действительно это была пещера. Она с ужасом посмотрела на собеседницу -- это была девочка. Милисента это увидела, когда та отошла, девочка была совершенно голой.
   -- А ты кто? -- спросила принцесса.
   -- Листик, -- ответила девочка. Заметив удивление принцессы, пояснила: -- Вообще-то мое имя Листикалинариона, но его мало кто может выговорить, поэтому его сократили до Листиканила -- это если официально, а Гуго называет меня Листиком.
   И, видя непонимание принцессы, объяснила еще:
   -- Гуго Норек, капитан дружины дрэгисского баронства, да и другие дружинники меня так называют. А тебя как звать?
   -- Я принцесса Милисента! -- гордо ответила принцесса, упоминание о баронской дружине ее успокоило. А ее собеседница громко рассмеялась, хлопая в ладоши:
   -- О-о-о! Классика! Дракон похищает принцессу! Как в рыцарской балладе! Только вот, принцесса, чего ты такая грязная?
   -- Мы ехали к моему батюшке королю, скрытно. Потому ночевали не на постоялых дворах, а в лесу. Где же там было помыться?
   -- Тогда раздевайся, сейчас мыться будем! -- опять засмеялась девочка Листик и добавила: -- Мне тоже помыться надо, я с охоты, такого козла поймала! И бросила, из-за тебя, вот!
   Девочка плюхнулась в озерко под водопадиком. Озерко оказалось неожиданно глубоким, девочке по грудь. Она с удовольствием поплескалась и посмотрела на принцессу:
   -- Вставай давай, это, между прочим, моя постель, а ты на ней грязная лежишь, в сапогах. Раздевайся и лезь сюда!
   Принцесса смущенно вскочила, он все-таки была воспитанной девушкой. И начала раздеваться, пугливо оглядываясь по сторонам:
   -- Так это пещера? Не замок?
   -- Пещера, пещера! -- Листик выскочила из импровизированной ванны и стала помогать принцессе, развязывая многочисленные завязки и отстёгивая крючочки.
   -- Ой! -- воскликнула принцесса, увидев большую дыру на спине платья.
   -- Извини, -- почему-то начала оправдываться смутившаяся Листик, -- это я нечаянно!
   -- Разве ты могла это сделать? Вон какая большая дыра!
   -- Ага! -- Еще больше смутилась Листик, это я когтем, когда тебя несла. Но ты не беспокойся, сходим к Марте, у нее есть нитки и иголки, там зашьем!
   Принцесса посмотрела на руки Листика, ее перламутровые ноготки никак не напоминали когти, которыми можно так порвать платье, да и сама Листик вряд ли могла ее долго нести. Решив выяснение этого вопроса оставить на потом, принцесса спросила:
   -- А кто такая Марта?
   -- Это травница и лекарка, она здесь недалеко живет, -- ответила Листик, довольная тем, что принцесса не ругает ее за порванное платье.
   Принцесса уже совсем разделась и попробовала ногой воду:
   -- Ай! Какая холодная! Как ты в ней купаешься?
   -- Разве холодная? Я привыкла, не замечаю, -- пожала плечами Листик и добавила: -- Счасс!
   Принцесса с удивлением увидела, как ее новая знакомая дунула на воду пламенем, потом подтолкнула принцессу, та попробовала воду ногой -- вода была теплая, даже слегка горячая. Листик снова прыгнула в воду, окатив принцессу брызгами. Принцесса тоже прыгнула в эту импровизированную ванную. Некоторое время девочка и девушка с визгом плескали друг на друга водой. Наплескавшись, принцесса спросила:
   -- А как же мыться? Мыло есть?
   -- Вот, -- Листик достала из-за камня кусочек душистого мыла и баночки с не менее душистыми жидкостями, -- вот мыло, а этим голову мыть. Это мне Ирэн принесла.
   -- А кто такая Ирэн?
   -- Это ученица Марты, она скоро должна прийти. Они с Мартой нас видели.
   Помывшись, принцесса устало вылезла из бассейна. Листик обратила внимание на то, какая принцесса бледная, а по ее бледному телу были разбросаны черные пятна размером с серебряную монету. Коснувшись одного пальцем и резко отдернув руку, девочка спросила:
   -- Это что?
   -- Болезнь, -- коротко ответила принцесса. Купание утомило ее и она села на один из камней. Видя недоумение девочки, принцесса пояснила: -- Это болезнь, такая же, как и у моей сестры. Ее не смогли вылечить, и она умерла. И у меня такая же, и я тоже скоро умру. -- Принцесса произнесла это спокойно, как бы констатируя факт. Видно, она уже давно свыклась с этой мыслью. Милисента устало закрыла глаза. Девочка снова потрогала черное пятно, а потом стала ощупывать принцессу, водя по ее телу руками.
   -- Ты что? -- Открыла глаза принцесса.
   Девочка отступила на шаг и сказала:
   -- Сиди и не двигайся!
   На принцессу обрушился поток пламени. Это пламя было белым и оно не жгло. Милисента даже если бы хотела пошевелиться, то не смогла бы. Ей становилось то жарко, то холодно, но терпеть можно было. А потом всё тело начало нестерпимо болеть, принцесса закричала и потеряла сознание.
   Милисента открыла глаза, она снова лежала на знакомом стожке. Она помнила боль, погрузившую ее в беспамятство, но сейчас у нее ничего не болело. Она попробовала пошевелиться, это у нее получилось.
   -- О! Шевелится! -- раздался знакомый голос.
   -- Девочка, как ты себя чувствуешь? -- Над принцессой склонилась женщина, молодая на вид, но с седыми прядями в черных волосах. -- Листик! Ну, разве можно так делать?!
   -- А как? -- спросила девочка, тоже наклонившаяся над принцессой. -- Она же умирала! Еще немного бы -- и умерла бы совсем! А так, вон видишь, Марта, смотрит, и сейчас ругаться начнет!
   -- Я не буду ругаться! -- Принцесса села и отбросила простыню, которой была накрыта. Она с удивлением смотрела на свое тело -- черные пятна исчезли. Принцесса провела рукой по тому месту, где было самое большое пятно, и спросила: -- Но как? Как это получилось? Вы меня вылечили? Я теперь не больна?
   -- Это, деточка, была не болезнь. Это проклятие, проклятие некроманта, и очень сильное. Оно не лечится и не снимается. По крайней мере, до сих пор так считалось, -- сказала женщина.
   -- Но эти мерзкие пятна пропали!
   -- Да, деточка, скажи спасибо Листику, она просто выжгла проклятие. На моей памяти такое -- в первый раз. А ты, Листик, следующий раз спроси у меня, если задумаешь опять что-то подобное сделать. Если бы эта девочка была бы обычным человеком, то ты просто убила бы ее. -- Женщина укоризненно посмотрела на рыжую девочку, та нисколько не смутилась:
   -- Но не убила же! Я всё правильно делала, как надо!
   -- А откуда ты знаешь, что всё делала как надо? И почему ты ее сюда принесла?
   -- Ну, я охотилась, такого козла поймала! И когда его несла, вдруг поняла, что должна быть там и забрать ее, -- Листик ткнула пальцем в принцессу.
   -- Интересно, -- протянула женщина. -- Что-то тебе подсказало, куда...
   -- Вот, всё готово! -- раздалось от камина, принцесса посмотрела туда и увидела хлопотавшую у стола черноволосую девушку, примерно одного с ней возраста. Та приглашающе махнула рукой: -- Давайте сюда, а то всё остынет.
   -- Ой! -- смутилась принцесса, на ней была только простыня, и та упала, когда она встала. А где мое платье?
   -- Я его заштопала и постирала, -- сказала девушка. -- Уж очень его Листик подрала когтями и запачкала, когда тебя несла.
   -- Ну, надо же мне было ее за что-то зацепить! -- стала оправдываться девочка, и чтоб отвести разговор от такой неприятной для нее темы, начала представлять присутствующих друг другу:
   -- Познакомься -- Марта, она здесь лекарка и самая лучшая травница! А это Ирэн, она ученица Марты, -- сказала Листик, по очереди указав на женщину и девушку.
   -- А это Милисента, она принцесса! -- Листик указала на принцессу, севшую обратно на стожок сена, указала так, как будто то, что Милисента принцесса, целиком ее заслуга. Ирэн рассмеялась и, расставляя угощение, сказала:
   -- Ладно, мойте руки, ваше величество и ваша милость. Вытирайся, вот полотенце, а то я знаю, у Листика их тут не водится. Она так сушиться.
   Девушка достала из большой корзины, которую гости принесли с собой, полотенце, и подала его принцессе. Женщина взяла платье принцессы, посмотрела на зашитую прореху и покачала головой:
   -- М-да, видно шкодливую лапку одного дракончика.
   -- Ну, так я же спешила, там бой шел. Надо было принцессу вытаскивать и ее солдатам помочь...
   -- И как это ты всегда везде успеваешь. Правда, при этом клочки и лоскутки в разные стороны летят, -- засмеялась Ирэн.
   -- Так на солдат принцессы бы снова напали, там за лесом еще были, другие, ну такие же, как те, что нападали. А так, пока разобрались, куда принцесса делась, вот ее сопровождающие убежали... -- стала туманно объяснять Листик.
   -- Наверное, волнуются... -- укоризненно начала Ирэн, но ее перебила принцесса, переводившая удивленный взгляд с девушки на девочку:
   -- Постойте! Меня ведь дракон похитил? Так?
   -- Так, -- утвердительно вместе кивнули девочка и девушка. Женщина улыбнулась. А Милисента обратилась уже к Ирэн:
   -- А почему ты именно Листика ругаешь за то, что меня похитил дракон?
   Ирэн улыбнулась и официальным тоном произнесла:
   -- Ваше высочество, разрешите вам представить Листиканилу, баронессу Дрэгис, она же Золотой Дракон!
   -- Листик! Она что, шутит?
   -- Не-а, -- замотала головой Листик и отпрыгнула на середину пещеры. Принцесса пораженно замерла -- там стоял дракон! Очень изящный, если так можно сказать про дракона, с изумрудно-золотистой чешуей, с большими зелеными глазами. Он похлопал пушистыми ресницами и произнес голосом Листика:
   -- Ну?
   Принцесса сделала шаг назад и уперлась в каменный стол. А Ирэн, засмеявшись, сказала:
   -- Листик, не пугай свою гостью!
   Возле стола снова стояла рыжая девочка. Принцесса недоверчиво потрогала ее, всё произошло так быстро, что она даже не успела испугаться:
   -- Листик, а ты и вправду дракон?
   -- Ага!
   -- И баронесса?
   -- И баронесса тоже, одно другому не мешает.
   -- Ой, Листик! -- Принцесса от избытка чувств обняла девочку. -- Какой ты красивый дракон!
   -- Ага, -- гордо подтвердила Листик.
   Принцесса перевела взгляд на женщину:
   -- Марта, вы сказали, что я бы умерла, если бы была человеком, а разве я не человек?
   -- Человек, но не совсем. В тебе есть кровь драконов. Не таких, как здесь водятся, то не драконы, а настоящих, истинных, таких вот, как она, -- женщина кивком указала на Листика. Девочка уже сидела за столом и ела пирожок. А Марта продолжила: -- Но драконом ты не стала, просто проявились некие свойства организма -- сопротивляемость к магии и некоторые другие способности. Вот, к примеру, попробуй ударить по камню.
   Принцесса с сомнением посмотрела на камень, стоящий в трех метрах от нее, женщина ободряюще улыбнулась:
   -- Представь, что это твой враг, и ударь его мысленно, ну взмахни рукой, будто замахиваешься, и...
   Принцесса замахнулась и резко опустила руку, как будто действительно ударила; сорвавшееся с ее руки пламя раскололо камень на мелкие осколки. Листик радостно захлопала в ладоши, а Марта, покачав головой, сказала:
   -- Пока ты будешь гостить у Листика, я с тобой позанимаюсь, такую силу надо научиться контролировать, да и Листик поможет, да?
   Рыжая девочка-дракончик утвердительно закивала головой, ответить она не могла, так как жевала пирожок.
  
   Хриплый рёв разбудил принцессу Милисенту, и не только ее. Рядом завозилась и открыла глаза рыжая девочка. С другой стороны подняла свою черноволосую голову Ирэн. Она покачала головой и произнесла:
   -- Бедное животное, за что же его так мучают?!
   И, как бы подтверждая ее слова, снова раздался хриплый рёв, с какими-то визгливыми нотками. Рыжая девочка замотала головой и высказала свою догадку:
   -- Как жалобно воет! Наверное, его за хвост тянут, и ему очень больно!
   Принцесса засмеялась и, видя осуждающие взгляды своих новых подруг, пояснила:
   -- Это рыцарский рог, и рыцарь в него трубит.
   -- А разве у рыцарей есть рога? -- удивилась Листик.
   -- Но если рыцарь в него трубит, -- сделала предположение черноволосая девушка, -- то, наверное, есть.
   -- Какие вы смешные, -- засмеялась принцесса, -- вы, что, рыцарей никогда не видели?
   -- Видели, почему не видели! -- даже немного обиделась черноволосая девушка. -- Только те рыцари не издавали таких жутких звуков!
   Снова раздался этот душераздирающий рёв, и рыжая девочка, поморщившись, высказала свою догадку:
   -- Это потому, что у них рогов не было, а как только появляются, так они сразу трубить начинают. От радости, нет, скорее, с горя, уж очень противно трубит.
   Принцесса уже громко захохотала:
   -- Листик! Ты что, тоже настоящих рыцарей не видела? Ты же баронесса! У тебя должны быть вассалы, рыцари!
   -- Ну, Милисента, я же приграничная баронесса. У меня не вассалы, а дружина. Воины-норвеи у меня, и у них рогов нет! Вот они и не трубят в рога по утрам, как эти дикие рыцари!
   Тут заулыбались обе девушки, вчера они славно посидели, поужинали. У Ирэн в ее бездонной корзине нашлась небольшая бутылочка с вишневой наливкой, и они с принцессой выпили, совсем по чуть-чуть. Листику не давали, мотивировав это тем, что она еще маленькая. Листик расстроилась, признала, что она действительно очень маленькая, еще и двадцати нет, а до первого совершеннолетия ждать почти двести лет. Ее пожалели и налили, ну самую малость. Потом хором пели любимую песенку Листика про кузнечика. В общем, хорошо провели время, засиделись за полночь. Это был последний день пребывания принцессы в гостях у Листика. Две недели пронеслись как один миг. Учёба у Марты, проказы в лесу с Листиком и Ирэн. А самое захватывающее -- полёты! Полёты, когда Листик превращалась в дракончика и катала на себе принцессу. Вчера подруги решили устроить прощальный ужин и немного засиделись. И вот теперь какой-то рыцарь с рогами не дает выспаться, с самого раннего утра трубит под пещерой.
   -- Ну что он дудит? Что ему надо? -- плачущим голосом спросила Листик, ей очень хотелось спать. И как бы отвечая на ее вопрос, рыцарь перестал дудеть и громким зычным голосом закричал:
   -- Выходи, поганое чудовище, на смертный бой! Выходи и ответь за свои злодеяния! За похищенных принцесс! За вдов и сирот!
   -- Однако, -- протянула Ирэн и повернулась к принцессе, -- откуда это он узнал про тебя? И при чем здесь вдовы и сироты?
   -- Выходи и отведай рыцарской стали! -- продолжал надрываться рыцарь.
   -- Это он что? Нам такое вот угощение принес? -- удивилась Листик. -- Мало того что в такую рань, так еще и совсем несъедобное!
   -- Выходи, поганый дракон! -- закончил свою речь-вызов рыцарь и снова затрубил в рог.
   -- Еще и обзывается! -- возмутилась Листик. -- Кого это он назвал "поганым драконом"?
   -- Ну, Листик, рыцари так всегда вызывают драконов на бой, -- пояснила принцесса.
   -- Так он что, сюда с утра подраться пришел? -- Листик уже серьезно рассердилась. -- Нашел бы себе такого же, как он сам, рогатого рыцаря, и дудели бы друг на друга!
   -- Пошли посмотрим на этого рыцаря, -- предложила Ирэн. -- Есть ли у него рога или нет?
   -- Ага, и смотреть не будем, сразу эти рога поотшибаем, чтоб не дудел. И хвост оторвем!
   -- Листик, а почему ты думаешь, что у него хвост есть?
   -- Если рога есть, то и хвост может быть! Ирэн, вот спроси у Милисенты, она рыцарей вблизи видела. Есть у них хвосты или нет?
   Листик вскочила со стожка, на котором они ночевали, и, пока девушки одевались, в нетерпении нарезала вокруг них круги. Потом троица вышла, но не через главный вход, который в драконьей пещере, он сейчас был заложен камнем-дверью, а через узкий запасной. Они вышли выше и левее пещеры. И закрытые густыми кустами стали рассматривать поляну перед главным входом.
   Посреди поляны стоял тощий боевой конь рыцаря-драконоборца. На нем восседал такой же худой рыцарь. Его худобы не скрывали даже латы. Латы были так себе, да еще слегка помятые. На голове рыцаря красовался шлем, похожий на детскую панамку, но со стальной личиной, закрывавшей лицо.
   -- А панамку он, что, от солнца надел? -- удивилась Листик. -- Он что, тут собирается торчать весь день? А в кустах там кто?
   -- Это оруженосец, -- пояснила принцесса, как наиболее сведущая в рыцарских обычаях. -- Он за рыцарем оружие носит.
   -- Так у рыцаря вон щит, копье и вроде как меч, зачем ему еще оружие? Тем более что у оруженосца только дубинка. -- Листик, склонив голову, рассматривала сквозь ветви кустов этих драконоборцев. Принцесса хотела продолжить пояснения, но рыцарь, сдвинув свою личину немного в сторону, поднес к губам рог и полянку вновь накрыл истошный визг.
   -- Ну, всё, я больше не могу этого терпеть! -- зарычала Листик и прыгнула сквозь кусты на поляну. За спиной рыцаря приземлился уже золотистый дракон. Стоя на задних лапах, он, больше, чем на человеческий рост, возвышался над рыцарем, сидящим на лошади. Дракон похлопал рыцаря по плечу и, когда тот обернулся, очень недовольным голосом сказал:
   -- Слышь, ты, дудеть перестань!
  
   Хосе Ируво, отважный оруженосец доблестного рыцаря-драконоборца Бертрана де Виллио, сидел в кустах. Оруженосец сидел в кустах не потому, что боялся, нет, а потому, что бой должен быть честным. Потом, когда чудовище будет повержено, он выйдет добивать. Для этого он и сжимал в руках увесистую дубину. Увы, его господин был беден, и средств на оружие для оруженосца не хватало. Впрочем, Хосе и не возражал, зачем ему таскать лишнее железо, жизнь и так тяжела, поэтому ее и следует облегчать всеми доступными способами.
   Путь к этой пещере, где засела мерзкая тварь, благородному рыцарю Бертрану указал какой-то крестьянин, за серебряную монету. Между прочим, последнюю монету, что оставалась у его господина. И вот они вышли на бой совсем голодные, так как вчера не ужинали, а сегодня не завтракали. Одна надежда, что у дракона в пещере спрятаны несметные сокровища, если же сокровищ нет, то и шкура дракона ценится не дешево. Из шкур драконов, когда на них сверху крепят стальные пластины, получаются отличные рыцарские доспехи. Благородный рыцарь Бертран уже почти час вызывал подлую тварь на бой, по всем правилам вызывал, но дракон из пещеры не выходил, наверное, боялся. И это вдохновляло, хотя, с другой стороны, чтобы сразится с этим трусом драконом, придется лезть в пещеру, а там вон сколько костей! И все такие большие! Выходит, и дракон не маленький! И вот когда Хосе уже решил, что дракон не появится, тот появился. Появился, как и положено подлой твари, неожиданно и за спиной рыцаря. Но вместо того чтобы напасть, сказал очень злым голосом:
   -- Слышь, ты, дудеть перестань!
   От удивления Хосе выронил свою дубину, а благородный рыцарь Бертран тоже выронил свой рог, подпрыгнул вверх вместе с конем и храбро рванул от дракона. Дракон же, вместо того чтоб бросится за рыцарем, наступил на рог и с каким-то злорадством на нем потоптался, раздавив его. Рыцарь же, сделав круг, наклонив свое копье, с воинственным кличем помчался на дракона. И когда, казалось, что рыцарь насадит эту мерзкую тварь на копье, как каплуна на вертел, дракон увернулся, и рыцарь промчался мимо. Развернувшись, рыцарь вновь поскакал на дракона, но дракон снова увернулся. Так продолжалось некоторое время, причем дракон раскрытым крылом махал перед скачущим на него рыцарем, как опытный тореро машет своей мулетой перед носом быка. При этом дракон даже приговаривал время от времени: -- "Торро, торро!" Хосе даже показалось, что он слышит аплодисменты и крики девушек: -- "Браво! Браво!"
   Видно, благородный Бертран это тоже слышал и, рассвирепев, он закричал:
   -- Дерись со мной, мерзкая уродливая тварь!
   -- Что-о-о?! -- в ответ завизжал дракон. -- Это кто тут мерзкая и уродливая тварь?!
   И когда рыцарь в очередной раз проскочил мимо дракона, тот хлестнул рыцаря хвостом по затылку. Рыцарь вылетел из седла и, перелетев через своего коня, упал перед его копытами. Обученный рыцарский конь сразу остановился. А дракон повернулся к кустам и сказал:
   -- Эй, ты, там, зачем сидишь?
   И дохнул пламенем на кусты, листья с кустов облетели, открыв упитанную фигуру оруженосца, а дракон опять грозно спросил:
   -- Ну, зачем ты туда забрался, да еще с дубиной?
   -- Добивать, -- дрожащим голосом ответил Хосе.
   Дракон кивнул и одобрительно сказал:
   -- Это правильно, чтоб не мучился! -- И, указав когтем своей лапы на рыцаря, приказал: -- Ну, чего сидишь? Иди добивай!
   Нервы Хосе не выдержали и он рухнул в обморок. Когда же Хосе пришел в себя, он увидел, что над поверженным рыцарем хлопочут три девушки. Вернее, две девушки в платьях и одна девочка, совсем без платья. Девочка громко оправдывалась, тыча в рыцаря пальцем:
   -- Он же первый начал! Сначала дудел, спать не давал, а потом и вовсе обзываться начал! Сам виноват! Рыцарь безрогий!
   Одна из девушек что-то сказала, и двое из них, ухватив за руки, а девочка за ноги, утащили рыцаря в драконью пещеру. Хосе некоторое время еще посидел в кустах, но только он решился выйти, как из пещеры вышел дракон и стремительно унесся в небо. Хосе решил, что раз дракона в пещере нет, то можно туда сходить и узнать, что с его господином. И верный оруженосец тихонько, по стеночке, стал подкрадываться к пещере. Зайдя в полумрак под ее своды, он осторожно начал пробираться между кучами костей в глубь, удивляясь такой прожорливости совсем не большого дракона. Когда впереди показался проход, как Хосе понял, в другую пещеру, сзади раздался хрипловатый голос, очень похожий на голос дракона:
   -- Ну, чего стал на дороге? На, неси!
   Подпрыгнувший с перепугу Хосе развернулся и увидел девочку, протягивающую ему тушу горного козла, причем держала она эту немаленькую тушку одной вытянутой рукой. Девочка, потерявшая терпение, громко прикрикнула:
   -- Ну, кому сказала! Взял и понес!
   Оруженосец безропотно взял тушу и под конвоем девочки пошел вперед. Следующая пещера никак не могла быть жилищем дракона, скорее человека. Камин у стены, подобие мебели. У камина сидел рыцарь Бертран, уже освобожденный от доспехов. Возле него хлопотали две девушки.
   -- А я вот козла поймала! -- гордо заявила девочка, показывая на Хосе. Девушки прыснули смешинками, рыцарь с перебинтованной головой нахмурился, а девочка спросила у оруженосца: -- Ты мясо готовить умеешь?
   Хосе закивал головой, девочка, указав на большой камень у камина, служивший столом, скомандовала:
   -- Тогда вперед! Тушку разделать, мясо приготовить! Внутренности и шкуру сложишь туда. -- Она показала на выемку в скале, сама же плюхнулась в небольшое озерко, обдав всех холодными брызгами. -- Уф, хорошо!
   -- Листик, ты бы поосторожнее, а то вот видишь, сэр рыцарь ранен! -- сказала одна из девушек, на которой было платье из очень дорогой ткани, правда, с большой заплаткой на спине.
   -- Шишка на голове -- это не рана! И вообще, шишки рыцарей только украшают! Это же не рога, -- ответила девочка и нырнула под воду. Девушки захихикали. Рыцарь не знал, то ли ему рассердиться, то ли присоединиться к девушкам -- все-таки они его спасли от дракона, и теперь он у них в гостях. А тут еще вынырнувшая девочка заявила:
   -- И вообще он первый начал! Значит, сам виноват! И вообще это мне приз полагается!
   Рыцарь не понял, за что полагается приз этой рыжей девочке. Но на всякий случай решил представиться:
   -- Бертран де Виллио, странствующий рыцарь-драконоборец, а это мой верный оруженосец Хосе Ируво! -- Рыцарь показал на потрошащего тушу козла Хосе.
   -- Ирэн, ученица лекарки, -- представилась девушка, одетая в простое платье.
   -- Листикалинариона, баронесса Дрэгис, -- представилась, вынырнув из воды, рыжая девочка и снова нырнула.
   -- Милисента, принцесса Зелийская, -- представилась третья девушка.
   -- О-о-о! Принцесса... -- начал было рыцарь, но его перебила снова вынырнувшая баронесса:
   -- Драконоборец? И скольких же ты драконов поборол?
   Рыцарь стушевался, но, видно, решив, что врать благородному рыцарю ни престало, сказал правду:
   -- К моему великому сожалению -- ни одного, здешний дракон -- первый.
   -- Ты что? Ты разве его победил? -- возмутилась баронесса, вылезая из воды.
   -- Нет, это он меня... Если бы не вы, прекрасные леди, я бы пал жертвой мерзкого...
   -- Что-о-о?! -- громко возмутилась баронесса. -- Это кто мерзкий? На себя посмотри! Железную панамку напялил и туда же... Дудят тут по утрам всякие, спать не дают!
   Рыцарь вытаращил глаза, не понимая, чем вызвана такая ярость маленькой баронессы, которая вылезла из воды и, совсем не стесняясь своей наготы, решительно направилась к рыцарю. Девушки, заступив ей дорогу, начали успокаивать ее:
   -- Ну, Листик, Листик! Не сердись на него. Он уже всё осознал и больше не будет!
   Рыцарь не понял, что он осознал, и чего делать ему категорически не рекомендуется, но, прижав руки к груди, начал горячо заверять маленькую рассерженную баронессу, что он всё осознал и никогда так делать не будет. Та немного успокоилась, но всё равно продолжала сердито смотреть на рыцаря. Хосе закончил кулинарные приготовления, вопросительно посмотрел на девушек. Камин был пуст и чист.
   -- Давай, Листик, ты, -- сказала ученица лекарки, -- а-то у Милисенты еще плохо получается -- она всё сожжёт!
   Баронесса показала Хосе, чтобы тот уложил мясо на решетку, после чего вытянула руки. С ее рук сорвалось пламя и равномерно, и быстро стало прожаривать мясо. Принцесса тоже вытянула руки к выемке в скале, куда Хосе сложил отходы. Там только полыхнуло, и всё моментально сгорело, не оставив следов.
   -- Вот, я же говорю, Милисента, у тебя еще не получается дозировать, ты бьешь со всего маху! -- покачала головой ученица лекарки. Огонь, который испускала баронесса, быстро прожарил мясо. В корзине ученицы лекарки нашлись лепешки и овощи, а когда благородный рыцарь посетовал, что ему нечем угостить дам, так как у него нет вина, Ирэн достала из своей бездонной корзины бутылочку вишневой наливки. Выпили за знакомство, за прекрасных дам, за благородных рыцарей. Листику не наливали, мотивировав это тем, что она еще маленькая, и если выпьет, то драться начнет. А если драться начнет, то ее никто не сможет утихомирить. Листик начала было дуться, но тут оруженосец Хосе, к удивлению своего господина, предложил тост за прекрасных и благородных драконов. Маленькая баронесса, к удивлению рыцаря, сразу же пришла в хорошее расположение духа и предложила спеть ее любимую песню про кузнечика. Дамы с энтузиазмом поддержали это предложение, и припев последнего куплета рыцарь и оруженосец тоже подпевали. Потом рыцарь сказал, что он тоже знает много песен и баллад, все тут же стали его просить спеть, а Листик побежала на полянку за гитарой рыцаря. Принесла она не только гитару, а все довольно тяжелые перемётные сумки рыцаря, чем сильно его удивила. Все-таки сумки были тяжелые, а Листик маленькая.
   Рыцарь, настроив гитару, запел балладу о прекрасной принцессе, похищенной драконом, о благородном рыцаре, поехавшем эту принцессу спасать. О страшной битве, в которой рыцарь победил и убил дракона, но сам потом скончался от ран с именем любимой на устах. У сэра Бертрана был красивый и сочный баритон и пел он очень хорошо. Только вот баллада была очень длинной, такой длинной, что дамы заскучали, а верный оруженосец даже вздремнул. Одна юная баронесса внимательно слушала, подперев щеку рукой, а в конце даже всхлипывать начала. Ободренный таким восторженным слушателем, сэр Бертран пел так, как он никогда не пел, а когда закончил, Листик расплакалась.
   -- О, прекрасная дама, вы плачете? Вас так поразила судьба отважного рыцаря? -- спросил Бертран.
   -- Дракончика жалко, -- всхлипывая, ответила баронесса. -- Отравился бедный!
   -- Почему отравился? -- удивился сэр Бертран. -- Его же поразил копьем рыцарь!
   -- Так поразил его он же в шестьдесят пятом куплете, а бедный дракончик потом его кусал с семьдесят второго по восемьдесят девятый куплет! Вот укусил рыцаря и...
   -- Судя по количеству куплетов, дракон не просто покусал рыцаря, а долго и со вкусом жевал! -- захихикала принцесса.
   -- Я же и говорю, -- снова всхлипнула Листик, -- отравился! Видно, рыцарь ядовитый был. Бедный дракончик, ему попался не только рогатый, а еще и ядовитый рыцарь!
   -- Почему рогатый? -- спросил сэр Бертран.
   -- Ну, у него же рог был? Он же дудел перед драконом?
   -- Да, настоящий рыцарь всегда вызывает противника на бой звуками своего рога!
   -- Вот, видишь, сэр Бертран, этот рыцарь дудел из своего рога! Значит, рогатый!
   -- Какой кошмар! -- воскликнула Ирэн, -- Мало того что рогатый, так еще и ядовитый. Сэр Бертран, вы никому не рассказывайте об этом методе охоты на драконов!
   -- О каком? -- спросил ошарашенный рыцарь, он никак не поспевал за рассуждениями своих собеседниц.
   -- Ну, как же, рыцарь перед тем, как вызывать дракона на смертный бой, натирается ядом. И если дракон его съедает, то сразу и умирает. Вот доблестный рыцарь и выходит победителем!
   -- Съеденный? -- переспросил сэр Бертран, ему трудно было вот так сразу представить съеденного рыцаря победителя.
   -- Лучше перед боем принять яда внутрь, -- посоветовала принцесса. -- И побольше, для надежности. А то, может, маленькая доза на дракона не подействует!
   Листик снова надулась, она обиделась на подруг, что те советуют рыцарю, как охотиться на драконов. Милисента обняла ее и прижала к себе, а Ирэн посоветовала рыцарю:
   -- Вы, сэр Бертран, бросайте это неблагодарное дело -- охоту на драконов. Лучше займитесь исполнением песен и героических баллад, у вас это здорово получается. Вон Листика до слёз довели.
   -- Я эту балладу сам сочинил! -- гордо сообщил рыцарь.
   -- Вот видите, сэр Бертран, у вас талант! И негоже свой истинный талант губить в охоте на драконов! -- поддержала свою подругу принцесса.
   -- Гм, -- произнес проснувшийся Хосе. Ему не понравилось такое понижение в статусе его господина, ведь одно дело быть оруженосцем странствующего рыцаря-драконоборца, совсем другое -- слугой тоже странствующего, но менестреля, хотя, в принципе, это одно и то же.
   Ирэн правильно поняла тяжелый вздох Хосе и предложила ему:
   -- Хосе, а ты будешь вторым номером подыгрывать. Ты же умеешь играть на каком-нибудь музыкальном инструменте?
   -- Только на барабане, я был полковым барабанщиком.
   -- Вот, на барабане и будешь играть, только сделаешь его длиннее обычного и назовешь "там-там". Будешь экзотическим там-тамщиком. Успех вам обеспечен!
   Хосе облизнулся: если успех, то и сытная кормежка, а-то оруженосцы странствующих рыцарей, как правило, спать ложатся голодными, да и завтракают не всегда.
   Но всё хорошее когда-нибудь кончается, и поднявшаяся из-за стола Ирэн сообщила, что пора собираться. Ни рыцарь, ни его оруженосец не поняли куда, но принцесса в заштопанном платье тоже заторопилась, она сказала, что осталось всего три дня, правда, не уточнила до чего. Баронесса Листик сказала, что всегда готова, и довезет Милисенту к ужину. Ученица лекарки предложила рыцарю Бертрану и его верному оруженосцу проводить их через лес до тракта самым коротким путем. Рыцарь Бертран был воспитанным человеком, он намек понял и стал прощаться. Потом вместе с Хосе пошел к выходу, за ними направилась Ирэн, подхватив свою безразмерную корзину. Пещера с костями произвела на рыцаря очень большое впечатление. Он понял, какой опасности он подвергался, пытаясь сразиться с этим страшным драконом. Ведь съесть такое количество живности может только очень могучий дракон, и рыцарь заторопился покинуть эту пещеру, не желая пополнить своими костями эту коллекцию. А-то вдруг дракон вернется? И вернется голодный? И может, тут живет не один дракон?
   Выйдя из пещеры, рыцарь и оруженосец начали быстро седлать один своего боевого коня, а другой -- не менее боевого ослика, которые до этого мирно паслись на поляне, их ничуть не смущала страшная пещера с костями. Уже оседлав коня, рыцарь не выдержал и спросил ученицу лекарки:
   -- А вы не знаете, почему баронесса ходит... эээ... обнаженной?
   -- Ей так удобней, -- ответила девушка.
   И тут из пещеры появился дракон! Тот самый дракон! У рыцаря волосы встали дыбом, ведь дракон всё это время скрывался в пещере и мог напасть в любой момент! Дракон подмигнул рыцарю, потом лег на землю. Из пещеры вышла принцесса и взобралась на дракона. Устроившись в том месте, где шея переходит в туловище, она обернулась и помахала рукой. Ирэн помахала в ответ. Дракон из положения лёжа буквально ввинтился в небо, настолько это было стремительное движение. Рыцарь выдохнул и вытер со лба пот.
   -- Сэр Бертран, все-таки прислушайтесь к моему совету -- смените вид деятельности, петь и играть на гитаре у вас очень хорошо получается! -- улыбаясь, сказала ученица лекарки.
  
   Глава 3. В государстве, где всё тихо и...
  
   Король Саеш третий сидел, нет, не на троне в тронном зале, а за столом. Стол был не круглый, а обычный, прямоугольный, такой большой стол для совещаний. Стоял этот стол в зале малого совета. И за этим большим столом, кроме короля, сидели: герцог Грег, он же канцлер королевства Зелия, герцог Марикант, он же главнокомандующий всеми войсками и по совместительству военный министр, граф Клари -- начальник тайной стражи, или, если сказать более точно, разведки и контрразведки, мэтр Фиранто -- королевский маг.
   -- Ну что скажете, господа, -- нарушил молчание король.
   -- Подняты все агенты, и никаких следов. Будто этот дракон, унесший принцессу, просто испарился, -- развел руками начальник стражи.
   -- Армия тут тоже бессильна, -- покачал головой военный министр. -- Чтобы предпринять какие-то действия, надо знать хотя бы место, где их предпринимать.
   -- Три дня! Осталось три дня, или я предъявлю наследницу, или лорды устроят мятеж! Ведь герцог Наразак именно этого добивался, напав на конвой принцессы. Вирит, вы выяснили, как герцог узнал о конвое?
   -- Да, мой король, -- ответил граф Клари. Благодаря капитану Кунгнему выяснили, он прихватил уцелевших из нападавших людей Наразака, среди них оказался и его младший сын. И сыночек "запел", выдав всех участников назревающего мятежа и их планы. Так что можем их брать.
   -- Вирит, это можно будет сделать только тогда, когда будет объявлен наследник или наследница! Вы же знаете этот дурацкий закон о наследниках! Он и на королей распространяется!
   -- Боюсь вас огорчить, ваше величество, но даже если принцессу доставят сюда, то она умрет через месяц, может, через полтора, -- покачал головой королевский маг.
   -- Магистр Фиранто, вы выяснили, что это за болезнь?
   -- Да, ваше величество, только это не болезнь, это проклятие.
   Король побледнел и выдохнул:
   -- Кто?! Кто это мог сделать? Найти и его, и заказчика!
   -- Время, ваше величество, время! А у нас его нет, -- грустно сказал начальник тайной стражи.
   -- Вирит, но хоть какая-то зацепка? Может, маленькая деталь, ускользнувшая от других? Ты же прекрасный аналитик!
   Начальник тайной стражи открыл папку, достал два листка бумаги и подал королю:
   -- Вот гляньте, ваше величество. На первом -- рисунок дракона, сделанный со слов гвардейцев, а вот второй -- это эскиз нового герба, присланный из баронства Дрэгис.
   -- Дракон, на обоих рисунках дракон. Но какая связь? Насколько я помню, Дрэгис это маленькое приграничное баронство.
   -- Да, ваше величество, маленькое приграничное баронство, пожалованное вашим отцом генералу де Гривзу. Четыре года назад у него погиб сын, и вот накануне вступления в действие закона о наследстве он объявляет наследницей какую-то девчонку, о которой никто раньше не слыхивал. -- Граф Клари, пока это говорил, взял у короля рисунки и передал их военному министру. -- А вы, герцог, что на это скажете?
   Тот взял рисунки и, рассматривая их, пробурчал:
   -- Умный ход со стороны барона, как там его... Успел-таки вовремя найти наследницу, чтобы его владение нельзя было конфисковать в пользу корны.
   -- Да, нашел, и через полгода умер, в чем тут его выгода? Герцог, ну что скажете?
   -- Граф, это очень хорошо выполненные рисунки, особенно вот этот, -- герцог потряс вторым листком бумаги, -- но я вам авторитетно заявляю: таких драконов не бывает! Это плод фантазии художника!
   -- Вот, -- поднял вверх палец начальник тайной стражи, -- вот! Этот плод фантазии художника и похитил принцессу! Ведь первый рисунок нарисован со слов гвардейцев, видевших дракона, унесшего принцессу. Значит, этот дракон существует реально, и существует ни где-нибудь, а именно в приграничье, в баронстве Дрэгис! Потому как рисовавший эскиз герба почти воспроизвел первый рисунок, и сделал это до того, как дракон похитил принцессу!
   -- Герцог Марикант, пошлите капитана Кунгнема с отрядом в баронство Дрэгис, пусть он там всё перероет и найдет принцессу или этого дракона...
   Дверь резко распахнулась, и в зал малого совета буквально ввалился мажордом дворца:
   -- Ва... Ва... Ва... Ваше велич... Драко...
   -- Патрик! Доложите, как подобает! Вам подобная суетливость не к лицу!
   Мажордом поклонился и вышел. Через несколько секунд он медленно растворил двери, ударил своим жезлом об пол и торжественно провозгласил:
   -- Дракон! Ваше величество!
   Последовала немая сцена, после чего военный министр вскочил и закричал:
   -- Что за глупые шутки!
   Большое, от пола до потолка, окно распахнулось, и в него до половины влез дракон. Точь-в-точь как дракон, нарисованный на эскизе нового герба баронства Дрэгис. Дракон кокетливо похлопал большими ресницами и произнес простуженным голосом:
   -- Что, не ждали? А мы уже тут!
   -- Папа! -- воскликнула принцесса, скатываясь в зал со спины дракона. -- Папа!
   -- Ладно, не буду мешать, зайду попозже, -- важно произнес дракон и исчез из окна. Подбежавшие к окну и выглянувшие в него военный министр и начальник тайной стражи увидели высоко в небе быстро удаляющийся крылатый силуэт.
   -- Доченька... -- только и вымолвил король, обнимающий принцессу.
  
   Инсольда, старшая фрейлина, вошла в спальню принцессы. Конечно, жаль было будить девочку так рано, она столько пережила, но этикет есть этикет, тем более что на сегодня было запланировано много дел. На широкой кровати под балдахином было набросано много подушек и одеял. Как-то странно принцесса спит, отметила Инсольда, спит, собрав в кучу все подушки и укрывшись одеялами с головой. Покачав головой, старшая фрейлина громко произнесла:
   -- Ваше высочество! Принцесса Милисента! Пора вставать!
   Некоторое время ничего не происходило, и Инсольда собралась снова позвать принцессу, как куча подушек и одеял зашевелилась, и из-под них высунулась... голова дракона! Высунулась и зарычала! Громко завизжав, старшая фрейлина бросилась вон из спальни. Она уже не видела, как из-под одеяла высунулась голова принцессы и строго сказала:
   -- Листик! Ну зачем ты пугаешь почтенную женщину!
   -- Я же не знала, что она такая пугливая! Я просто пошутила, -- ответила рыжая голова, высунувшаяся на другом конце кровати из-под кучи подушек и одеял.
  
   Король Саеш третий подошел к спальне своей дочери. У двери скопилось много народу, фрейлины, которые боялись зайти в спальню, потому что там дракон! Гвардейцы, которые дракона не боялись, но тоже не решались зайти в спальню принцессы без разрешения.
   -- Там дракон! Страшный дракон! Бедная принцесса, столько пережить, и вот теперь... -- Что теперь, причитающая старшая фрейлина не решилась сказать. Король прошел сквозь расступившуюся толпу и постучал в дверь, удивляясь, почему столь простое действие -- постучать, не пришло в голову никому из присутствующих.
   -- Да? Войдите! -- раздался из-за двери голос принцессы. Король вошел. Принцесса в ночной рубашке сидела на пуфике у зеркала и расчесывала свои роскошные пшеничные волосы. Обернувшись, она встала и поклонилась королю:
   -- Доброе утро, ваше величество. -- Потом, строго посмотрев на толпу народа, теснившегося в дверях, капризно сказала: -- Я уже проснулась! Почему никто не идет меня умывать, причесывать и одевать!
   Фрейлины, застывшие в дверях, пристыжено молчали, а из глубокого кресла, стоявшего в глубине комнаты, раздался громкий хи-хик. Король перевел взгляд на кресло. Там сидела совсем голенькая рыжая девочка и ела яблоко.
   -- Позвольте, ваше величество, представить вам мою подругу баронессу Дрэгис, Листиканилу.
   -- Здрасьте! -- ответила девочка, оторвавшись от яблока.
   -- Листик, позволь представить тебе моего отца, короля Саеша третьего, -- официально продолжила принцесса. На что девочка, с интересом рассматривая короля, еще раз сказала:
   -- Здрасьте!
   -- Очень приятно познакомиться, баронесса, -- ответил король, тоже внимательно рассматривая девочку в кресле. -- А почему вы, баронесса, в таком виде?
   -- Листик только вчера прибыла, она путешествует налегке.
   -- Совсем налегке, без полагающегося ей по статусу гардероба? -- ехидно спросил король.
   -- Ага! -- подала голос девочка. -- Это что же получается, мне это всё на себе тащить надо? Гардероб с кучей одежды?
   Принцесса захихикала, она представила себе летящего дракона с платяным шкафом в лапах. Король, не понявший, почему баронесса должна сама тащить свой гардероб, спросил:
   -- Баронесса! А слуги? У вас разве нет слуг...
   -- Так это что? Я еще и слуг должна тащить? -- возмутилась баронесса. Король перевел взгляд на дочь, он никак не мог понять, как эта девочка может тащить своих слуг. Конечно, эти жители приграничья отличаются некоторой экстравагантностью, но не до такой же степени, чтоб лично таскать своих слуг.
   -- Ваше величество, я вам потом объясню! -- вмешалась принцесса. Повернувшись к старшей фрейлине, она произнесла:
   -- Инсольда! Я попрошу вас позаботиться о подобающем гардеробе для Листика.
   Старшая фрейлина ничего не поняла, но поклонилась:
   -- Будет исполнено, ваше высочество!
   Следующие слова принцессы вообще повергли старшую фрейлину в шок:
   -- Инсольда, я прошу вас извинить Листика за утреннюю шутку, она так больше не будет! -- Принцесса строго посмотрела на девочку, сидящую с ногами в кресле.
   Та улыбнулась и закивала головой:
   -- Ага! Больше так не буду!
   И снова захрустела яблоком.
  
   За столом сидели трое мужчин. Их одежда свидетельствовала об их высоком положении в обществе. Один барабанил пальцами по столешнице стола, два других с почтением его слушали. Закончив свои музыкальные упражнения, он сказал:
   -- И что теперь? Завтра король объявит принцессу Милисенту своей наследницей. А это значит, что все условия договора о наследовании будут соблюдены! И тогда рухнет вся наша затея, рухнет!
   -- Принцессу можно убить в любой момент, -- подал голос другой.
   -- Если принцесса будет убита после церемонии провозглашения наследника, у короля все равно появляется еще пять лет! До следующей церемонии, а за это время он может снова обзавестись наследником, и не одним. Закон и традиции будут соблюдены! Вы же знаете, что наших тупоголовых лордов можно поднять в оппозицию, только обвинив короля в нарушении закона о наследовании! Вы что мне обещали, мэтр? -- обратился мужчина к одному из присутствующих, облаченному в мантию, что говорило о его высоком статусе в магической иерархии. -- Вы обещали, что принцесса умрет в течение двух месяцев! Не доживет до церемонии!
   -- Мне и самому интересно, как такое могло произойти? Этот вопрос требует глубокого изучения.
   -- Сейчас не время для ваших теоретических изысканий!
   Мужчина в мантии развел руками:
   -- Новое наложение проклятия требует времени на подготовку. И теперь я не знаю, будет ли оно действенным, ведь принцесса каким-то образом сумела преодолеть предыдущее. А оно было непреодолимым, по крайней мере, до сих пор.
   -- Понятно, вы бессильны...
   -- Ну почему же? Но в те сроки, что вы...
   -- Мне надо завтра! А лучше сегодня! Так, чтоб до церемонии! Зарисс, -- главный обратился ко второму мужчине, -- вы меня слышали? Если сможете -- то сегодня! В крайнем случае -- завтра! До церемонии!
   -- Я понял, ваша милость! Я тотчас же свяжусь с ночной гильдией и потребую, чтоб на решение нашего вопроса они бросили все силы. Но это будет стоить...
   -- Дайте им столько, сколько они запросят! Если вам не хватит тех денег, что у вас уже есть, обратитесь к моему казначею! Я отдам соответствующее распоряжение!
   -- Понял, ваша милость! Тогда разрешите мне откланяться. -- Поднявшись из-за стола, второй мужчина вышел из помещения. А тот, кого называли -- ваша милость, обратился к магу:
   -- А вы, мэтр, подготовьте и свой вариант. Уж вы постарайтесь подготовить всё необходимое поскорее.
  
   По дворцовому парку шла принцесса Милисента. Ее сопровождал распорядитель церемоний, который, несмотря на довольно быстрый шаг, монотонным голосом повторял инструкции к предстоящему ритуальному действу. Впереди шли два королевских гвардейца, еще два гвардейца шли сзади -- это была охрана. Принцесса удивилась таким строгим мерам безопасности -- что ей может угрожать во внутреннем королевском парке, через который надо пройти к тоже внутреннему храму королевского дворца-замка, где и должна проходить церемония. Удивилась, но возражать не стала. За королевой шла старшая фрейлина, рядом с ней должна была идти Листик, но та то забегала вперед к принцессе, то отставала, составляя пару с фрейлиной. Эта чопорная женщина не делала замечаний расшалившейся девочке. Листик у нее сразу вызвала симпатию, и Инсольда лично подобрала для девочки одежду -- нарядный сарафанчик, с подолом на ладонь выше колен. Под сарафаном у Листика были кружевные панталончики, чуть короче сарафана. Они страшно нравились девочке, и она время от времени подпрыгивала, чтобы на них полюбоваться.
   Гвардейцы тоже не обращали на девочку внимания, она им не мешала, потому как бегала внутри их строя. А вот распорядитель церемоний морщился, когда Листик забегала вперед, она нарушала монотонность его вещания. Вот и сейчас забежавшая вперед девочка снова подпрыгнула! Он открыл рот, чтобы сделать ей замечание, но захрипел и стал заваливаться на фрейлину. Из его горла торчала короткая оперенная стрела. Также начали падать и два впереди идущих гвардейца. Листик приземлилась после своего очередного подпрыгивания, в руках она держала две такие же стрелы, как и те, что поразили распорядителя церемоний и гвардейцев. Эти две стрелы предназначались принцессе. Загородившие дорогу пятеро в серых закрытых комбинезонах бросили арбалеты и присели в низкую стойку, доставая длинные ножи. За их спинами стояли еще пятеро таких же с небольшими арбалетами. Щелкнули курки, и сорвавшиеся пять стрел сгорели в воздухе. Фигуры, застывшие в низкой стойке, так и не распрямились, их и тех, что за ними стояли, накрыло ревущее пламя. А Листик, оказавшаяся за спиной замыкающих гвардейцев, стегнула огненными плетями по кустам. Потом протянула пойманные ею семь стрел гвардейцу:
   -- На, две это тех, что впереди были, а эти пять вон тех сзади, что в кустах валяются. Только осторожно, они ядом смазаны!
   Гвардеец машинально взял стрелки и аккуратно спрятал их в сумку. Он видел нападавших, но понимал, что ничего не успевает сделать. Слишком быстро те действовали. Теперь он с изумлением смотрел на эту девочку и принцессу, они без посторонней помощи справились с тремя пятерками убийц из ночной гильдии. Наверное, с самыми лучшими пятерками, потому что убивать принцессу пошлют самых лучших.
   -- Ну, всё в порядке, всё уже хорошо! -- успокаивала Листик старшую фрейлину, до которой еще даже не дошло, что только что ее должны были убить. -- Ну, Инсольда, всё хорошо, идем дальше. -- И Листик аккуратно положила на траву распорядителя церемоний, которого успела подхватить, не дав тому упасть на старшую фрейлину.
  
   -- Вот так это всё и произошло, гвардейцы ничего не успели сделать, -- закончил свой рассказ о прошедших событиях начальник тайной стражи.
   -- И вы, граф, хотите сказать, что принцесса и ее маленькая подружка справились с тремя пятерками ночных убийц? -- скептически хмыкнул герцог Грег.
   -- Да, герцог, именно это я и хочу сказать. Причем, если те пятеро, что нападали сзади, просто разрублены напополам, разрублены, судя по следам, чем-то вроде огненного меча, то те десять, что напали спереди, сожжены начисто!
   -- Вы хотите сказать, что девочки применили магию огня? -- спросил мужчина в мантии.
   -- Да, Ансельм, именно магию огня! Причем сила удара была таковой, что от стоявших ближе к принцессе остались только кучки пепла! -- сказал второй мужчина в мантии.
   -- Друг мой, Фиранто, в это трудно поверить. Я бы сам хотел посмотреть на этих детей.
   -- Вот поэтому я вас и пригласил сюда, господа. -- Король обвел руками королевский сад и улыбнулся. -- Именно сюда, потому что вы наверняка захотите убедиться в способностях девочек, а я, знаете ли, хочу, чтобы мой дворец остался целым. А вот и они!
   Король указал на принцессу и ее подругу, которые появились на аллейке парка в сопровождении старшей фрейлины и четырех гвардейцев.
   -- Здравствуйте, ваше величество, здравствуйте, господа, -- поздоровалась наследница зелийского престола. Гвардейцы отдали честь, фрейлина поклонилась. Рыжая девочка в сарафанчике внимательно всех оглядела и тоже поздоровалась:
   -- Здрасьте!
   Король взмахом руки отпустил фрейлину и гвардейцев охраны, после чего кивнул девушкам и попросил:
   -- Ваше высочество и госпожа баронесса, не могли бы вы нам продемонстрировать, как вам удалось отбиться от напавших на вас вчера?
   Девочка улыбнулась:
   -- Запросто! Куда ударить?
   Ансельм Канвио, ректор академии Магических Искусств, благожелательно кивнул и наобум ткнул пальцнм куда-то в сторону, а там как раз стояла садовая беседка, частично сделанная из камня и дерева. Девочка сказала, обращаясь к заметно волнующейся принцессе:
   -- Давай, Милисента, ты первая!
   Принцесса слегка напряглась и махнула рукой в сторону беседки, там вспухло огненное облако, и раздался грохот взрыва. Когда пыль рассеялась, на том месте только дымилась воронка. Девочка критически оглядела сделанные принцессой разрушения, одобрительно кивнула:
   -- Можно и так, а можно и так.
   Она не подымала рук и не махала ими, но по второй беседке, стоящей рядом с тем местом, где только что была первая, будто ударили множеством огненных лезвий, превращая все конструкции этой беседки в щепки. Через мгновение на месте симпатичного павильончика была куча мелких обломков.
   -- Да-а-а, -- протянул граф Клари, -- впечатляет!
   Ободренная похвалой девочка обернулась к третьей беседке, стоящей за спиной присутствующих, и деловито спросила:
   -- Эту тоже?
   -- Нет, нет, -- замахал руками король, -- не надо, там приготовлен легкий перекус!
   -- А что там? -- спросила девочка.
   -- Напитки, сладости, -- улыбнулся король.
   -- А там тоже было? -- расстроенно спросила девочка и показала в сторону уничтоженных павильончиков. -- И всё пропало?
   -- Нет, к счастью, те беседки были пустые.
   -- Это хорошо, -- удовлетворенно кивнула девочка.
   -- Листик! Нельзя же быть такой жадной! Ты и так съела почти все пирожные за завтраком! -- хихикнула принцесса.
   -- Почему жадной? -- удивилась Листик. -- Это у меня жутко растущий организм, и ему требуется жутко много пищи!
   -- Жутко много пирожных! -- Засмеялась принцесса. Остальные тоже заулыбались, они немного отошли от демонстрации открывшихся способностей девочек. Все потянулись к беседке с угощением. Только два мага отстали.
   -- Теперь вы понимаете мое беспокойство, друг мой, -- сказал придворный маг ректору академии, -- вы обратили внимание на их ауру во время демонстрации и сразу после нее?
   -- Да, друг мой. Абсолютно никаких изменений! Ведь любому магу после такого расхода энергии требуется время, чтобы восстановиться! А тут... Просто феноменально!
   -- Вот и я так думаю. Их надо обучать. И прежде всего, самоконтролю! Думаю, что надо определить на боевой факультет, с их-то любовью жечь всё подряд!
   -- Да, но на боевой факультет в этом году не было набора... -- задумчиво проговорил Ансельм Канвио. -- Хотя для принцессы и ее маленькой подруги можно будет сделать исключение и принять их сразу на второй курс.
   -- Я так тоже думаю, -- поддержал его магистр Фиранто. Маги зашли в беседку, где уже за столом расселись остальные. Граф Клари сел с одной стороны баронессы, а ректор Канвио с другой стороны. Граф достал листок бумаги, развернул и показал девочке:
   -- Вот это я взял в геральдической канцелярии, вы хотите, юная леди, чтоб таким был новый герб вашего баронства?
   -- Да!
   -- А не подскажете ли, юная леди, кто это рисовал?
   -- Я, -- ответила девочка, она уже успела засунуть в рот полпирожного, поэтому отвечала так односложно.
   -- И как вы это рисовали, сами придумали?
   Девочка замотала головой, прожевав пирожное, она важно ответила:
   -- Я рисовала с натуры!
   И тут же засунула в рот еще одно пирожное. Граф терпеливо подождал, пока девочка прожует, и задал следующий вопрос:
   -- Значит, такие вот драконы водятся в вашем баронстве?
   -- Почему водятся? Дракон там живет, и он такой там один!
   -- Всего один? И вы часто с ним встречаетесь?
   -- Да!
   -- А не могли бы вы познакомить нас со столь замечательным и красивым драконом? -- вмешался с другой стороны Ансельм Канвио.
   -- Конечно! -- Девочка явно была польщена такой высокой оценкой ее знакомого дракона.
   -- И когда же мы будем иметь счастье увидеть такого красивого дракона? Увидеть и полюбоваться! -- вкрадчиво сказал начальник тайной стражи, он сразу уловил, что похвалы в адрес ее дракона приятны девочке.
   -- Да хоть сейчас! -- вскинулась девочка, но потом посмотрела на свой сарафанчик и грустно сказала: -- Нет, сейчас нельзя, сарафанчик порвется.
   Ректор и граф задумались, пытаясь понять глубокую связь между немедленной демонстрацией дракона и порчей сарафана девочки. Граф вопросительно посмотрел на ректора магической академии, тот пожал плечами и сделал жест, долженствующий означать, что логика ребенка не всегда поддается пониманию взрослых. Граф тоже пожал плечами, тем более что к нему обратился король.
   -- Вирит, вот тут магистр Фиранто советует послать принцессу и нашу гостью баронессу Дрэгис на обучение в академию Магических Искусств. А ты что посоветуешь?
   -- Почему бы и нет? -- ответил, мгновение подумав, граф. -- Принцессу все равно придется куда-то прятать. А прятать лучше всего на самом видном месте. О проснувшихся магических способностях принцессы никто не знает, кроме здесь присутствующих. А мы будем молчать. Только я бы рекомендовал принцессе сменить имя и титул. Ну, может, имя не надо, а вот титул... -- Граф посмотрел на уплетающую пирожные девочку и продолжил: -- К примеру, назваться баронессой из приграничья, второй или третьей дочерью какого-нибудь барона. Этого мало для вхождения в высший свет, а вот для обучения в академии Магических Искусств -- в самый раз!
   Граф замолчал, ему в голову пришла какая-то мысль. Он повернулся к рыжей девочке:
   -- Баронесса, а вы хотели бы, чтоб у вас была сестра, вот она -- принцесса Милисента?
   -- Но как же с очередностью наследования? -- спросил герцог Грег.
   -- А с этим как раз всё нормально, -- усмехнулся граф Клари. -- Согласно уложениям закона о правилах наследования, наследник объявляется владетелем манора. Вот он и объявил своей наследницей свою младшую дочь, а старшую собирался просто выдать замуж, насобирав для нее приданого. Но тут в обеих дочерях открылись магические способности, вот их и послали учиться в академию Магических Искусств. Двух сестёр Дрэгис, обе они баронессы, только одна -- владетельница земель, а вторая -- не наследная. Принцесса, надеюсь, я вас не оскорбил своим предложением?
   -- Нет, ну что вы, граф. Я бы очень хотела бы, чтоб моей сестрой была Листик!
   -- А вы, баронесса Листик? -- Граф удивился странному имени баронессы, но, видно, она не возражала, чтобы ее так называли.
   -- Я согласна! -- Захлопала та в ладоши. Потом спросила, обращаясь ко всем присутствующим: -- Можно, да?
   -- Можно, можно, -- благодушно кивнул король, такой выход из создавшегося положения ему тоже нравился. Листик прищурилась, ее лицо стало очень серьезным, она встала и подошла к Милисенте. Та тоже поднялась, и они обе отошли от стола. Листик подняла руку вверх и произнесла:
   -- Я, Листикалинариона, Золотой Дракон, признаю тебя, Милисенту...
   -- ...Тэрриэлл, -- подсказала та, и Листик продолжила:
   -- ...Милисенту Тэрриэлл своей кровной сестрой!
   Принцесса точно так же подняла левую руку и тоже торжественно произнесла:
   -- Я, Милисента Тэрриэлл, признаю тебя, Листикалинариону, Золотого Дракона, своей кровной сестрой!
   Пораженные торжественностью, которая прямо-таки исходила от девочек, люди молчали, происходящее удивило их. Листик подняла свою правую руку, ее перламутровые ноготки превратились во внушительные когти, и она полоснула ими принцессу по руке. Король было дернулся вперед, но принцесса тоже подняла свою правую руку, у нее тоже были когти! Пусть не такие большие, как у Листика, но это были именно КОГТИ! Она тоже провела ими по руке девочке. Кровь Листика, в отличие от крови принцессы, превращалась в пламя. Девушка и девочка соединили свои окровавленные руки, и их кровь смешалась. Смешиваясь, кровь превратилась в желтый вихрь, который окутал обнявшиеся фигурки.
   -- Сёстры! -- разом сказали девушки, и золотой вихрь скрыл их от глаз людей.
   Вихрь со стеклянным звоном исчез, в углу беседки стояли две обнявшиеся фигурки. На людей смотрела пара синих глаз принцессы и пара зеленых глаз девочки. Присутствующим показалось, что у этих глаз были вертикальные зрачки! Нет, только показалось.
   -- Что это было? -- хрипло спросил король.
   -- Древний обряд кровного побратимства, -- не менее хрипло ответил придворный маг. -- Я думал, что такое невозможно! Теперь у принцессы есть сестра -- сестра больше чем кровная! А у вас, ваше величество, появилась еще одна дочь.
  
   Глава 4. Академия. Первые шаги -- комом
  
   Декан боевого факультета академии Магических Искусств магистр Клейнмор пребывал в прескверном настроении. Он только что вернулся от ректора академии господина Канвио, который сообщил магистру, что к нему на факультет, на второй курс приняты еще две студентки. Дурное настроение выражалось только в шипящих нотках его речи, которую он произносил перед своим другом мастером Харалеком.
   -- Господин ректор официально известил меня, да-да, Виго, именно официально известил, что к нам на второй курс он добавляет двух студенток, -- магистр Клейнмор слово "студенток" произнес так, как обычно произносят -- ядовитые змеи. Мастер Харалек поднял брови, только этим выразив свое изумление, потом опустил их:
   -- Игви, это не первый случай, десять лет назад наш факультет закончила леди Саманта.
   -- Леди Саманта -- воительница! Воительница по призванию, по духу! И вполне закономерно, что у нее обнаружился дар боевого мага! А тут, Виго, две молоденькие девчушки, Милисента и Листиканила Дрэгис, ты когда-нибудь, что-нибудь о них слышал?
   Мастер Харалек пожал плечами, а магистр Клейнмор продолжил:
   -- Я вот тоже -- нет!
   Мастер Харалек опять флегматично пожал плечами, он не был магом, он был мастером меча, одним из лучших. А такой предмет как фехтование воспитывает хладнокровие и выдержку, к тому же Харалек был норвеем, а эта нация сама по себе отличается невозмутимостью. Поэтому он предложил магистру:
   -- Вот когда они появятся, тогда и посмотрим. Ведь их сразу можно поставить на первое испытание. Вот и увидим, чего они стоят.
   -- Хочешь их на первое испытание? Это же нарушение правил, без вводных лекций, сразу -- на первое испытание!
   -- А на второй курс, без вступительных тестов -- это не нарушение правил? Может, на нашего ректора надавили, вот он и подсунул этих девиц именно тебе, на боевой факультет. С тем чтоб они сами отказались.
   -- Надавили? Кто может надавить на мэтра Канвио? -- сам себя спросил магистр и сам же ответил: -- Король может, кто из герцогов тоже может... А ведь может быть и так: ректор Канвио, вероятно, что-то кому-то пообещал и теперь ему неудобно отказывать. А если эти студентки сами откажутся, то вроде как ректор и не при чем.
   -- Вот видишь, Игви, всё не так и страшно.
   -- Ну что ж, пойдем глянем, господин ректор обещал, что эти девицы прибудут сегодня, к первому занятию.
   Когда магистр Клейнмор и мастер Харалек вошли в главную аудиторию боевого факультета, там уже стоял строй замерших студентов. Боевой факультет это было, по сути, военизированое отделение академии Магических Искусств. Боевой маг -- это не только магическая специализация, но и военная должность, а военный или армейский -- это, прежде всего, дисциплина. Вот и прививали студентам этого факультета вроде бы как сугубо гражданской академии армейскую дисциплину всеми доступными методами.
   Преподаватели осмотрели замерший строй, в конце стояли две новых студентки.
   -- О боги! -- одними губами произнес мастер Харалек. Магистр Клейнмор внутренне усмехнулся, но на его лице не дрогнул ни один мускул -- эк пробрало всегда невозмутимого мастера при виде новых студенток, вернее, студентки. Если первая девушка, лет шестнадцати, была одета в элегантный брючный охотничий костюм -- дорогой, но очень простой, что говорило о вкусе и богатстве его обладательницы, то вторая... Она была даже не девушкой -- девочкой. Девочкой, только вступившей в подростковый возраст! Рыжие вихры, торчащие во все стороны, курносый нос, веснушки на нем и на щеках, улыбка до ушей. А сарафан! Зеленый, в красный горошек, сарафан, заканчивающийся на ладонь выше колен. А из-под сарафана виднелись кружевные панталончики! Магистр почувствовал, как сзади беззвучно застонал Харалек, Клейнмор вполне разделял его чувства -- боевой маг в панталончиках! Куда катится мир!
   Ничем не выдав своих чувств, магистр поздоровался со студентами, строй дружно ответил, вот только в дружном хоре студентов диссонансом прозвучало "здрасссьте" -- самой младшей студентки. Магистр даже не поморщился, его лицо осталось бесстрастным, он подошел к концу строя и отрывисто спросил у новых студенток:
   -- Ваши имена?
   -- Милисента Дрэгис! -- четко ответила старшая. Магистр кивнул и с трудом сдержался, чтобы не скривиться, так как вторая пропела чуть хрипловатым голосом:
   -- Листик!
   Она бы еще "цветочком" назвалась! Боевой маг -- Цветочек! Вернее, Листик! Ничем не выдавая своего раздражения, магистр спокойным, монотонным голосом произнес:
   -- Студентка! Что это за имя? Представьтесь полным именем!
   -- Листикалинариона, а мама называла меня Листик, и так мне больше нравится, все меня так называют -- и воины дружины, и Милисента, и вы меня так называйте, потому что...
   -- Студентка! Когда к вам обращается кто-то из преподавательского состава, надо коротко, ясно и четко отвечать, вам понятно?
   -- Ага! -- ясно и четко ответила студентка.
   -- Надо отвечать -- "так точно", если ответ утвердительный, или "никак нет", если ответ отрицательный, -- столь же монотонным голосом размеренно продолжил магистр Клейнмор, -- вы поняли, студентка?
   -- Так точно!
   -- Что вы поняли, студентка?
   -- Так точно, когда "ага", и "никак нет", когда "не ага"! -- отрапортовала маленькая студентка, при этом ее улыбка стала еще шире. Магистр хотел было что-то сказать, но передумал. Зачем тратить нервы на воспитание этой девицы, или их обеих, если сейчас они с плачем откажутся от учебы на боевом факультете, а может, и с мокрыми штанишками -- магистр покосился на панталончики младшей. Перекатываясь с пятки на носок, магистр прошел вдоль строя, продолжая вещать тем же тихим монотонным голосом:
   -- У нас, на боевом факультете академии Магических Искусств, выразили желание учиться две студентки, Милисента Дрэгис, и Цветочек Дрэгис...
   -- Листик! -- возмущенно пискнула младшая, магистр не стал обращать внимания на столь вопиющее нарушение дисциплины, он продолжил:
   -- ...Листик Дрэгис. Учиться на нашем факультете -- это большая честь и тяжелый труд. Только достойные из достойных достойных... -- Магистр понял, что заговаривается, поэтому прервал свою вступительную речь, продолжив по существу: -- Право учиться надо доказать! Для этого и существует первое испытание, и новые студентки, думаю, легко и с честью пройдут его!
   Старшая студентка спокойно стояла, ожидая продолжения, а младшая стала улыбаться еще шире, тем самым еще больше нервируя магистра. Строй затаил дыхание. Студенты были поражены коварством магистра, почему-то сразу невзлюбившего новеньких. Хотя понятно почему: сунуть двух девиц сразу на второй курс -- в этом явно просматривалась большая мохнатая лапа. И, видно, магистр, он же декан боевого факультета, сразу решил показать, что на его факультете могут учиться только доказавшие это своими личными качествами. И никакие родственные связи здесь не помогут. Но, с другой стороны, в чем виновата эта маленькая девочка, влиятельные родственники которой решили сделать из неё боевого мага. И которую сейчас напугают до заикания, а возможно, и до мокрых панталончиков.
   Главная аудитория боевого факультета являлась большим залом и представляла собой мини-полигон, хорошо защищенный от магических воздействий изнутри. Ведь студентов надо учить, а обучение боевых магов имеет свою специфику. Были и специальные полигоны как в стенах академии, так и за ее пределами. Но проводить лекции на полигоне не совсем удобно. А показывать наглядно только что изложенный теоретический материал из раздела боевой магии в обычной аудитории просто опасно.
   В главной аудитории находился стенд "первого испытания" -- заключительный аккорд в отборе кандидатов для учебы на боевом факультете. Это испытание проводилось после трехмесячного вводного курса, где студентов обучали самоконтролю, методам концентрации и первичным защитным заклинаниям. По достижении студентами определенного уровня они сдавали теоретический и практический зачёт. Теоретический зачёт сдавался преподавателю, а вот практический сдавался на стенде "первого испытания". Этот стенд представлял собой длинную тридцатиметровую трубу, образованную защитным полем, прозрачную только снаружи. На одном конце этой трубы, на специальной площадке, помещали испытуемого, а на другом клетку со сликсами. Преподаватель открывал дверку клетки, и на студента устремлялся голодный сликс. Этих сликсов специально держали постоянно голодными, и студент должен был поставить защитное поле, чтобы обезопасить себя. На это отводилось буквально три секунды -- время преодоления сликсом тридцатиметровой дистанции. То есть проверялись способности студента действовать в критической обстановке. Проверялись -- самоконтроль, концентрация и то, как студент усвоил поданный ему теоретический материал. Немногие выдерживали, примерно одна треть. Остальные пытались убежать, падали в обморок, некоторые даже обделывались. Понятно, что за три секунды даже самый прилежный студент первого курса не сможет построить защитный щит. Тут проверялась скорость реакции, а именно, как поведет себя кандидат в боевые маги перед лицом смертельной опасности. Известной опасности, потому что студенты знали, что ждет их. Но весь фокус заключался в том, что труба за три метра до испытуемого была перегорожена стационарным защитным щитом, и вот этого студенты не знали. Они все потом думали, что щит в последнюю минуту поставил преподаватель.
   И теперь магистр Клейнмор собирался подвергнуть этих девочек такому испытанию. Но, надо отдать должное магистру, он очень подробно расписал условия испытания, показал клетку со сликсами и пригласил желающую к стенду, видно надеялся, что девочки испугаются и откажутся. Первой к стенду подошла старшая девушка. Она зашла в открытый конец трубы. Дверь за ней закрылась. Теперь девушка видела непрозрачные стены тоннеля и голодных сликсов, отделенных от нее только решеткой и тридцатью метрами пространства. Магистр не смог удержаться, чтоб не пожать плечами, мол, он предупредил. Помедлив пару секунд, чтобы девушка смогла хорошо рассмотреть беснующихся в клетке тварей, подал знак мастеру Харалеку, тот дернул за рычаг три раза. Три раза! И на девушку с визгом устремились три крупных твари.
   Это были сликсы, вид полуразумной нечисти. Похожие на крыс, но с крыльями, с пастью, подобной крокодильей, и с тремя рядами зубов: первый ряд -- клыки, два вторых -- жевательные зубы, тоже очень острые. Лапы и концы крыльев усеяны когтями. Хвост длинный и голый, им сликс может стегать как кнутом. Сликсы атаковали, при этом издавая громкий визг, переходящий в ультразвук.
   Девушка спокойно и как-то даже лениво вскинула руку, и недолетевшие до нее метров пять сликсы утонули в ревущем пламени. Огонь прокатился по трубе до самой клетки и там затих. Сликсы в клетке на секунду замолчали, а потом завыли с новой силой. Те же три штуки, что летели на девушку, упали обугленными тушками. Девушка четко развернулась и спросила у магистра:
   -- Разрешите встать в строй?
   Магистр ошарашенно кивнул головой, такое было первый раз за все время его преподавания. Тут же раздался голос второй девушки, вернее, девочки:
   -- А теперь я, да, дяденька магистр?
   Этот вопрос вывел Клейнмора из ступора, он посмотрел на девочку и строго сказал:
   -- К преподавателям факультета следует обращаться -- господин магистр, или господин мастер, -- магистр кивнул в сторону так же пребывающего в шоке Харалека, -- или же по фамилиям -- магистр Клейнмор, мастер Харалек! К преподавателям других факультетов можете обращаться по своему усмотрению или по их выбору, как захотите, -- добавил он мстительно, не одному же ему страдать -- в том, что эта девочка тоже пройдет испытание, Клейнмор уже не сомневался. Сдвинув брови, он строго спросил:
   -- Вам понятно, студентка?
   -- Аг... Так точно! Господин магистр! -- звонко ответила девочка и вприпрыжку побежала к стенду. Встав на позицию, она кивнула головой. Мастер Харалек снова три раза дернул за рычаг, Клейнмор увидел, что у мастера глаза горят азартом, ему и самому было интересно. Переведя взгляд на девочку, магистр похолодел -- защитный щит рассыпался, старшая девушка, сжигая сликсов, сожгла и щит!
   Время растянулось. Три сликса с воем неслись на девочку. Та сложила руки как для стрельбы из арбалета и начала стрелять. В сликсов полетели маленькие пульсары. Они взрывались, не долетая до тварей. Складывалось такое впечатление, что девочка не может попасть. Сликс летел вперед, перед ним взрывался маленький огненный мячик, отбрасывал сликса к клетке и тот снова с воем летел вперед. Клейнмор тряхнул головой, и время для него снова пошло нормальным ходом. Но теперь вой сликсов, взрывы пульсаров слились в один протяжный гул, от вспышек рябило в глазах. Так продолжалось секунд двадцать, магистр понял, что девочка просто играется! Он уже раскрыл рот, чтоб прекратить это безобразие, но тут девочка перестаралась, один пульсар попал в дверь клетки, и та осыпалась пеплом. Сликсы, ничем не сдерживаемые, вырвались на волю! А щит был разрушен, да и сама силовая труба зияла прорехами. Клейнмор начал плести защитное заклинание, чтобы прикрыть студентов от атаки разъяренных тварей. Девочка вытянула вперед руки и растопырила пальцы, с каждого пальца в сторону сликсов устремился огненный поток. Казалось, этими потоками никто не управляет, но огонь безошибочно бил по воющим тварям. Как только сликс вспыхивал, огненная плеть находила следующую жертву. Три секунды -- и всё было кончено. Магистр убрал защитное плетение, со стеклянным звоном осыпалась защитная труба и с треском завалилась пустая клетка.
   -- Однако... -- произнес мастер Харалек, даже его проняло, всегда невозмутимый, он выглядел слегка растерянным.
   -- Господин магистр, а... -- девочка повернулась к Клейнмору и развела руками, вид у нее был очень несчастный, -- а где... А еще...
   -- Всё, студентка, сликсы кончились, больше не будет! -- строго сказал декан боевого факультета, к нему уже возвратилась его невозмутимость, он правильно понял этого ребенка: тому понравилась игра и он хотел еще.
   -- Так, господа студенты, -- сурово оглядев снова подравнявшийся стой, магистр, сдвинув брови, продолжил: -- По техническим причинам теоретическое занятие переносится на вторую пару. Сейчас у вас будет занятие по фехтованию. Мастер Харалек, ведите группу!
   -- Слушаюсь, магистр! -- вытянулся мастер и скомандовал: -- Нале-во! Бегом марш!
   Строй развернулся и побежал в спортзал, в конце строя подпрыгивала "техническая причина".
   -- Ты уж постарайся без подобного... -- указал глазами на разгром декан факультета.
   -- Постараюсь, -- ухмыльнулся мастер, -- тебе сейчас не позавидуешь, Дир-дыр точно тебе в голове дырку прогрызёт! -- И, продолжая усмехаться, Харалек побежал вслед за студентами.
   Магистр вздохнул и дунул в серебряный свисток, вызывая команду ремонтников, понимая, что сейчас ему предстоит разговор с завхозом академии гномом Грымдуалендирдыром.
  
   Студенты стучали бокенами, отрабатывая задание данное мастером. Две новеньких студентки стояли под стеночкой, ожидая распоряжений. Харалек усмехнулся и, указав на оружейную стойку, кивнул старшей:
   -- Прошу!
   Девушка выбрала бокен, поклонилась мастеру и встала в стойку. Мастер тоже кивнул и напал. Девушка довольно грамотно фехтовала, уколы блоки, связки, чувствовалось, что ее обучали. Уяснив ее уровень, мастер нанес укол. Девушка подняла свой бокен, отсалютовав мастеру, поклонилась и встала к стенке.
   -- Студентка Милисента, в вас чувствуется школа. Вы где-то обучались? -- спросил мастер Харалек.
   -- Так точно, мастер. В монастыре карротинок.
   -- Не менее шести лет, так? -- понимающе кивнул мастер.
   -- Семь лет! Уровень -- младшая послушница.
   Мастер с интересом посмотрел на девушку, младшая послушница -- это серьезно. Милисента поставила бокен в стойку и заняла место у стеночки рядом со своей сестрой.
   -- Теперь вы, -- кивнул мастер девочке. Та ухватила первый попавшийся деревянный меч, тоже поклонилась, копируя свою сестру, встала в стойку. Мастер улыбнулся -- уж очень это забавно выглядело. Еще он отметил, что девочка схватила бокен не по руке, он для нее был слишком тяжел.
   -- Бой! -- скомандовал мастер и попытался напасть, но не успел -- на него обрушился град ударов. Сначала, ушедший в глухую оборону, мастер с удивлением наблюдал, как девочка машет своим оружием. Почти тридцать секунд непрерывной атаки, тут и опытный воин с привычным для него оружием выдохся бы. Но девочку сопротивление мастера только раззадорило, она еще нарастила темп! Мастер, уже приноровившийся к манере девочки, усмехнулся. Да, скорость и сила ударов были удивительны для такой маленькой девочки, а вот техника! Нет, она не махала мечом, как палкой, но складывалось такое впечатление, что ей показали три связки, вот она их и использовала, причем в одной и той же последовательности. Выждав еще тридцать секунд, надеясь, что девочка выдохнется, мастер поймал девочку на широком замахе и, хитро повернув свой бокен, сделал им вращательное движение. Меч девочки вылетел из ее руки и, перевернувшись в воздухе, оказался в руках у Харалека. Тот усмехнулся, но девочка уже вцепилась в его бокен. Вцепилась своими когтями! Мастер осуждающе проговорил:
   -- Вот этого, студентка Листик, я вам категорически не советую делать в реальной схватке, когти проиграют против стали меча.
   Девочка засмущалась, а потом увидела стоящее в углу чучело рыцаря в цельностальном доспехе с вытянутым вперед мечом. Это чучело было муляжом, на котором студенты отрабатывали удары по уязвимым местам доспеха, уворачиваясь от ответных выпадов этого чучела. Меч был тупой, но стальной, деревянный бы быстро поломался об студентов. Девочка спросила:
   -- Можно?
   Мастеру стало интересно, и он кивнул. Девочка подскочила к рыцарю и ударила когтями по мечу, меч переломился! Вернее, не переломился, а был как будто перерезан! Потом нанесла удар в центр доспеха, ее когти с легкостью пробили броню, а потом начали вскрывать ее как консервную банку, когда девочка повела рукой вниз.
   -- Достаточно, студентка Листик! Вы так все учебные пособия перепортите. Но все-таки я бы не советовал использовать когти против меча. Когти -- это оружие ближнего боя, или диверсанта, например, чтобы нанести завершающий удар, которого противник не ожидает со стороны голой руки, или скрытно снять часового. Вам понятно, студентка?
   -- Ага!
   -- Что -- "ага"?!
   -- Ой! Так точно, господин мастер! Нанести завершающий удар и скрытно снять часового! -- выпалила студентка и стала оглядываться в поисках часового, над которым можно проделать всё то, о чем говорил мастер.
   -- Отставить часового, студентка! -- строго сказал мастер Харалек. Потом он показал сестрам, какие упражнения надо им отрабатывать на этом занятии и вернулся к остальным, которые только делали вид, что занимаются, а сами с интересом наблюдали за мастером и новенькими.
  
   Магистр перехватил группу идущих на вторую пару студентов и повел их в обычную аудиторию. Потому как в главной бригада брауни еще не закончила ремонт. Руководил бригадой домовых гном Грымдуалендирдыр, которого все называли завхозом, так как он заведовал хозяйственной частью академии, хотя его должность называлась -- проректор по хозяйственной части. Поэтому его нотации о недопустимости порчи академического имущества магистр выслушал безропотно, привычно пропустив их мимо ушей.
   Когда студенты расселись за партами, причем новенькие студентки заняли места за пустующей первой партой, Клейнмор скомандовал:
   -- Господа студенты, достали конспекты, записываем первую тему этого учебного года, -- тут он заметил, что девушки не выполнили его команду, -- а вам, новенькие, что, особое приглашение надо?
   -- Никак нет, -- ответила вставшая из-за парты старшая, -- у нас нет тетрадок!
   Магистр покачал головой и достал из своей сумки две тетрадки и два карандаша:
   -- Вот, возьмите, а на перемене зайдите в академическую лавку и купите всё необходимое. Попросите -- набор первокурсника, в нем есть всё что вам надо. Итак, продолжим, тема номер один -- основы магической защиты. Это очень важная тема, студент Мишлин, напомните нам, чем отличается боевой маг от обычного?
   -- Боевой маг -- это маг-универсал, оперативно реагирующий на изменяющуюся обстановку! -- бодро отрапортовал вскочивший студент. Магистр благосклонно кивнул:
   -- Именно, а маг-универсал всегда слабее мага, специализирующегося в какой-нибудь одной области. Но обычно в поединке победителем выходит боевой маг. Студент Харвлин, почему?
   -- Потому, что боевой маг всегда бьет первым, выбирая самое уязвимое место, -- ответил, вскочив, второй студент.
   -- Именно! Неожиданно и в самое уязвимое место! К примеру, маг земли может устроить землетрясение, которое разрушит стены обороняющегося города, что весьма трудно сделать боевому магу. Но магу земли требуется время для подготовки, и пока он будет готовиться, его могут просто убить, как маги противника, так и простые солдаты из осажденного города, сделавшие вылазку под прикрытием вражеского боевого мага. Поэтому задача боевого мага нападающих защитить своего коллегу. Да, студентка Милисента? -- Прервал свою речь магистр, увидев поднятую руку студентки.
   -- А если у штурмующих не будет мага земли, чтоб разрушить стены города? -- задала вопрос девушка.
   -- Тогда задача их боевого мага -- открыть ворота. Это трудно, но гораздо труднее потом эти ворота удержать, удержать до подхода своих солдат. Приведу еще один пример, вам, как боевому магу, поставлена задача сопровождать конвой. Важная почта, вип-персона, не суть важно. И на узкой лесной дороге на конвой напали. Ваши действия, студентка Листик.
   -- Я их всех пожгу! -- вскочила девочка.
   -- Замечательно! -- саркастически хмыкнул магистр. -- Будете действовать в стиле -- всех пожгу, одна останусь? Но дорога узкая, и у напавших на вас было время хорошо подготовится. И они подготовились, и пока вы, студентка Листик, будете жечь их с одной стороны, те, что с другой, уничтожат ваш ценный груз. Заметьте, не захватят, а именно уничтожат! Получается, даже если вы их всех пожжете, ваша миссия будет провалена. Ну и, чтоб всех пожечь, вам просто не хватит вашего резерва магической силы, и скорее всего вас тоже убьют.
   Листик пренебрежительно хмыкнула, а потом задумалась. А магистр продолжил:
   -- Но если вы поставите защиту, то у вас появится время, чтобы принять правильное решение. Даже если у нападающих есть маг, то он все равно сразу не взломает вашу защиту, если, конечно, она грамотно поставлена.
   Закончив со вступительной частью, магистр продолжил читать лекцию, студенты прилежно конспектировали.
  
   В академической столовой в первый день учебного года было многолюдно. Нельзя сказать, что здесь хорошо кормили, вернее, хорошо кормили, но только за деньги. Бесплатная кормёжка, которая полагалась бюджетникам и выдавалась по специальным талонам, была совсем невкусной и не очень питательной. А вот за деньги можно было поесть, и неплохо. Но, с другой стороны, за деньги можно было поесть еще лучше в ресторанчиках, что находились недалеко от академии. Длительность большой перемены позволяла это сделать.
   В академической столовой за угловым столиком, вызывая удивленные взгляды, сидела девочка в зеленом сарафанчике, из-под подола которого выглядывали кружевные панталончики. Она прижимала к себе две полотняные сумки с набором первокурсника. Сразу после второй пары Милисента и Листик пошли в академическую лавку и купили там всё необходимое. Гном-продавец сложил это всё в большие полотняные сумки и пояснил, что с ними удобно ходить на занятия. Потом сестры пошли в столовую, путь куда им показал тот же гном из лавки. Листик как вцепилась в лавке в свою сумку, так и не выпускала ее из рук. Ведь там были такие богатства: тетрадки в клеточку и тетрадки в линеечку, тетрадки толстые и тонкие, папки с листами бумаги для зарисовок, перья самопишущие, не требующие постоянного макания в чернильницу, карандаши простые, самозатачивающиеся, карандаши цветные. Цветные карандаши требовалось точить, для этого прилагалась специальная машинка, от которой Листик отказалась. Она тут же заточила один из карандашей своим когтем, впрочем, гном-продавец не удивился: в стенах академии он и не такое видел. В столовой Милисента предложила Листику положить сумки на стулья и пойти за едой, но, увидев нежелание подруги расставаться со своими сокровищами, махнула рукой, отдала ей свою сумку и пошла сама. А Листик сидела, время от времени доставая коробку цветных карандашей, и счастливо вздыхала.
   Листик подняла голову от своих сокровищ, перед ней стоял высокий парень. Ухмыльнувшись, он сел на стул и сделал козу:
   -- Утю-тю-тю, и кто это тут у нас в таких панталончиках?
   Листик успела отстраниться, и он ее не достал, тогда он попытался выдернуть сумку из рук девочки, но она, оттолкнувшись ногой от стула, где сидел парень, отъехала в сторону. При этом нога девочки чиркнула по камзолу этого парня, довольно нарядному камзолу, и, видно, это его разозлило. Он громко сказал:
   -- Что это за детский сад в стенах академии? Всякие тут...
   При этом он большим и указательным пальцем схватил Листика за нос, вернее, хотел схватить, потому что его рука с растопыренными пальцами застыла в трёх сантиметрах от ее носа. Листик отодвинулась еще дальше, всё так же прижимая сумки к себе, а вокруг пальцев парня заплясало пламя.
   -- А-а-а-а! -- заорал парень.
   -- Чего орёшь, лишенец? -- спросила подошедшая с подносом Милисента, на котором стояли горшочки, чашечки и лежали ложки и ломти хлеба. Девушка попыталась оттолкнуть стул парня, со словами:
   -- Чего ты сюда сел? Не видишь, стол занят?
   Стул отъехал, и парень упал на пол лицом вниз. А вот кисть его руки осталась на том же месте, где была, когда он пытался схватить нос Листика, поэтому рука завернулась за спину. Милисента строго сказала:
   -- Листик, отпусти этого лишенца!
   -- А я не знаю, как! -- заявила девочка.
   -- Почему "лишенец"? -- спросил кто-то из толпы студентов, собирающихся вокруг их столика.
   -- Потому, что сейчас пальцев лишится! Листик их ему отожжёт! -- пояснила Милисента.
   -- А-а-а-а! -- еще громче заорал парень. Он лежал на полу, а его вытянутая вверх рука была как будто зажата в невидимых тисках.
   -- Как не знаешь? Ты же его сама... -- произнес один из студентов, но его перебил строгий женский голос:
   -- Что здесь происходит?
   -- А-а-а-а! -- ответил парень.
   -- Девочка... -- начала строгая женщина в таком же строгом костюме, Листик вскочила и представилась, впрочем, не выпустив обеих сумок из рук:
   -- Студентка второго курса, боевой факультет, группа боевых магов, Листик!
   -- Студентка Листик! Отпустите студента Вэркуэлла!
   -- Я не знаю как, -- уже совсем растерянно произнесла Листик.
   -- Но это ты его поймала? И что за заклинание ты применила? -- строго спросила женщина, но увидела, что девочка расстроилась из-за того, что ее будут сейчас ругать. В таком состоянии дети замыкаются, и чего-либо от них очень трудно добиться, поэтому, сменив свой строгий тон на более ласковый, женщина похвалила девочку:
   -- Молодец! Отлично сработано! Как же тебе удалось его так ловко поймать? Ты сама это заклинание сплела? А какое?
   -- Да, это я его поймала! -- гордо сказала Листик. -- Поймала в малую индивидуальную защиту! Нам сегодня магистр Клейнмор лекцию читал!
   Женщина что-то быстро проговорила в большой медальон, висевший у нее на шее, внимательно посмотрела на парня с вывернутой рукой и сказала девочке:
   -- Ты помнишь, как ставила? Попробуй в обратном порядке!
   Листик наморщила лоб и засопела носом. Через секунд десять парня дёрнуло и потащило вверх, еще больше выворачивая руку.
   -- А-а-а-а-а! -- парень завыл так, что женщина поморщилась.
   -- Что здесь происходит? -- задал вопрос вошедший магистр Клейнмор.
   Женщина в строгом костюме быстро обрисовала ситуацию.
   -- И как же вы, магистр Клейнмор, дали такое заклинание, не пояснив студентам, как его деактивировать! -- закончила возмущенно строгая женщина.
   -- Это вводная лекция, магистр Вилари, сегодня был только теоретический материал. Матрицу заклинания я показал как пример, а ее построение, активация и деактивация будут изучаться только на следующих занятиях.
   -- Но как тогда ваша студентка смогла сплести и активировать заклинание? Да еще такое мощное?!
   -- Я и сам бы хотел знать это!
   -- Вот так! -- решила пояснить Листик, и тут же парня снова дёрнуло и потащило вверх, уже отрывая от пола.
   -- А-А-А-А! -- завопил он, вися на вывернутой руке.
   -- Студентка Листик, прекратить! -- скомандовал магистр Клейнмор.
   -- Есть прекратить! -- ответила Листик.
   Магистр пару секунд всматривался в висящего и вопящего парня, потом щёлкнул пальцами, и тот упал лицом вниз на пол. Его подхватили пару человек и потащили в медпункт. Магистр Вилари подцепила магистра Клейнмора под руку и увлекла из столовой, спрашивая на ходу:
   -- Как вам удалось деактивировать это заклинание? У меня не получалось...
   -- Заклинание довольно несложное, просто студентка очень много влила в него силы, и оно не поддавалось деактивации, потому как получился самоподдерживающийся контур. А я просто разрушил скрепляющие узлы.
   -- Какая интересная у вас студентка. Почему я не видела ее ранее?
   -- Вам сейчас представится возможность с ней познакомиться, ведь следующая пара у ее группы ваша...
   Магистры вышли из столовой, и о чем они говорили дальше уже не было слышно. Милисента обвела взглядом столпившихся вокруг студентов и почти прошипела:
   -- Ессли ещщщё кто попробует обидеть Лисстика... -- На ее руках появились когти и возник огненный шар, жар которого заставил отшатнуться студентов, стоящих вокруг. Но жар от шара ей самой не доставил ни малейшего беспокойства. Она погасила огонь и сказала Листику, продолжавшей прижимать к себе полотняные сумки:
   -- Давай есть, а то остыло всё, да и на следующую пару скоро.
  
   Магистр Вилари оглядела группу "боевиков", как называли группы факультета боевых магов. Первые две пары учебные группы проводили на своих профильных факультетах и кафедрах, а третья пара посвящалась смежным областям магических наук. Читали лекции и проводили практические занятия по ним специалисты с соответствующих кафедр. Сейчас у "боевиков" была некромантия и читала ее магистр Стэлла Вилари. Заинтересовавшая магистра девочка со своей подругой, вернее, с сестрой, так как фамилия была у них одинаковая, сидели на первой парте.
   -- А сейчас небольшая демонстрация всего вышесказанного и заодно проверка материала, пройденного в прошлом году, -- закончила магистр вступительную часть и сделала знак. В аудиторию ее ассистент вкатил низенькую тележку, на которой что-то лежало накрытое простыней.
   -- Вот, -- сказала магистр, -- простейший зомби, и мы с вами рассмотрим приемы его упокоения.
   -- Ой, -- громким шепотом сказала девочка, -- этот простейший зомби что-то привёз!
   Ассистент, расслышавший шепот девочки, неодобрительно на нее взглянул, а магистр Вилари, сдернув простыню, произнесла:
   -- Зомби, вернее, будущий зомби, сейчас ассистент Геровец его подымет.
   -- Ой, бедненький, -- прошептала девочка.
   -- Кто? Зомби? -- тоже шепотом спросила сидящая рядом девушка.
   -- Нет, ассистент, ему же сейчас этого мертвяка руками брать надо будет, чтоб поднять, а он так воняет!
   -- Нет, руками никто его брать не будет, -- улыбнулась магистр, -- поднять -- это означает... Впрочем, сами увидите. Прошу, ассистент Геровец.
   Бледный ассистент, сам чем-то похожий на зомби, сказал какую-то непонятную фразу, после чего протянул в сторону мертвеца руку и сказал:
   -- Встань!
   Мертвец сел на своей каталке, вонь от него стала сильнее.
   -- Простейший зомби, -- сказала магистр Вилари, -- представьте, что на вас нападает толпа таких монстриков, вам надо упокоить их. А некромантов рядом нет, то есть все необходимые действия вы должны совершить сами. Ваши действия?
   -- Сожгу! -- грозно заявила девочка.
   -- Одного, ну может, двух, а может, даже трех. Но зомби плохо горят, и у вас не хватит сил, чтоб сжечь всю толпу. И вы останетесь против этой толпы с вычерпанным магическим резервом. А зомби, когда их жгут, еще и сильно воняют.
   Как бы подтверждая слова магистра, зомби завонял еще сильнее.
   -- Фу, какая мерзость! Всё равно сожгу! -- решительно заявила девочка.
   Зомби встал с каталки, в его пустых глазницах зажглись красные огоньки. Потом он вытянул руки, на которых появились когти, в сторону девочки и зарычал, вонь при этом стала просто нестерпимая. Рычащий зомби шагнул к девочке. Девочка брезгливо скривилась, тоже вытянула руки в сторону зомби, причем когти у нее были гораздо больше, чем у зомби, и тоже зарычала. Зомби остановился, красные огоньки в глазах закатились, как глаза у человека перед обмороком. Пару раз качнувшись, зомби упал и перестал вонять.
   -- Первый раз вижу такой странный способ упокоения, -- сказала магистр Вилари, рассматривая неподвижного зомби. Тот под взглядом магистра пару раз дернулся. Вилари хмыкнула: -- Хотя он не упокоенный, может еще встать, самопроизвольно.
   -- Не-а, больше не встанет, -- уверенно сказала девочка. Магистр задумчиво посмотрела на нее, потом перевела взгляд на лежащего зомби. Тот опять дернулся. Магистр кивнула своему ассистенту, тот снова произнес непонятную фразу и приказал мертвецу:
   -- Встань!
   Но мертвец всем своим видом показывал, что вставать никак не хочет. Хотя время от времени дергался.
   -- Встань! -- громко и грозно произнес ассистент Геровец. Зомби задергался сильнее, но все равно вставать не хотел. Магистр задумчиво покачала головой:
   -- Геровец, попробуйте еще раз, если не встанет, будем окончательно упокаивать.
   -- Встань! -- приказал ассистент громким и гулким голосом, сделав рукой непонятное движение. В глазах зомби вновь зажглись красные огоньки, он, не вставая, повернул голову в сторону девочки.
   -- Только попробуй! -- грозно сдвинув бровки, сказала та. Огоньки в глазах зомби погасли, и он сложил руки на груди, как бы показывая, что и без окончательного упокоения он не встанет ни за какие коврижки.
  
   Глава 5. Бытовые мелочи. И не только...
  
   Хотя Листик и Милисента были второкурсницами, они стояли в хозяйственной части академии в толпе студентов первого курса. Небольшой зал, предбанник большого склада, с трудом вместил всех студентов, пришедших за различными бытовыми мелочами, постельным бельем, кружками, графинчиками и другими вещами, необходимыми в быту студенческого общежития. Листику и Милисенте уже выделили комнату, и, надо сказать, неплохую комнату. Примерно раз в шесть больше, чем обычная комната для двух студентов. Но девочки были не простыми студентками, они были контрактниками. То есть за свое обучение заплатили сами, вернее, за них заплатили. А такие студенты жили или на съемных квартирах за пределами академии, или на территории академии в общежитии, но в особом его крыле, где комнаты были значительно просторнее.
   Проректор по хозяйственной части, очень важный гном Грымдуалендирдыр вещал о правилах проживания в общежитии и о бережном отношении к академическому имуществу уже час. Милисента зевала, а Листик с неослабевающим вниманием слушала. Она хотела точно знать, что можно делать, а что нельзя, чтоб не попасть в очередной раз впросак. Она протиснулась в первый ряд и с открытым ртом внимала гному. А тот, стоя на возвышении, чтобы видели все студенты, вдохновляясь таким восторженным слушателем и не думал останавливаться. Наконец, поняв, что пошел на третий круг своей речи, гном закруглился и сел за столик. Достав большую толстую книгу, он провозгласил:
   -- А теперь мы запишемся в книгу учета студентов ваши имена, произносить их четко и внятно, а также материальные ценности -- те предметы обихода, которые вы желаете получить. Называть причину, по которой вы желаете получить именно этот предмет. А я решу, достаточно ли у вас оснований для владения данным предметом. И напротив каждого имени студента я запишу, кто что получил из материальных ценностей, дабы при порче академического имущества было видно, кто и что испортил, и мы с него потом взыщем за эту самую порчу!
   -- О! -- восхитилась Листик.
   Польщенный таким восторженным отношением к его ораторским талантам, гном закончил:
   -- Я проректор по хозяйственной части академии Магических Искусств мастер Грымдуалендирдыр! Попрошу не искажать мое имя, я этого не люблю. -- После чего милостиво обратил свое внимание на Листика. -- Вот вы, студентка, видно, что почтительная, хоть и молодая, ваше имя?
   -- Листикалинариона, баронесса Дрэгис. Мое имя тоже иногда искажают, но вы можете называть меня Листик, мне так больше нравится. А это моя сестра Милисента. -- Листик ухватила за руку Милисенту и выдернула из толпы студентов. Гном стал записывать имена и фамилии студенток в свою толстую книгу. А Листик начала тараторить:
   -- О, какая у вас толстая книга, уважаемый мастер Грымдуалендирдыр, это, наверное, бухгалтерская книга? Журнал учёта материальных и других ценностей? Да? И в нем все страницы пронумерованы, а потом прошнурованы и скреплены круглой печатью? Да?
   Пораженный такими глубокими знаниями студентки в области ведения учёта, а еще и тем, что она правильно выговорила с первого раза его имя, гном только кивнул. А Листик продолжала:
   -- У старшины Фримуандидора тоже такая есть -- и тоже круглая. Он говорит, что круглая печать имеет юридическую силу. А разве квадратная печать не имеет юридической силы? И какая это сила? Наверное, очень сильная! Вот Гвидо, это лейтенант дрэгисской дружины, когда сердится, так и говорит -- "юридиччеееская сила"! А мастер Фримуандидор, это старшина дрэгисской дружины, он тоже гном. А вот он говорит, что только гномы могут правильно следить за ведением хозяйства. И только гномы могут правильно и без ошибок вести учёт материальных ценностей! Потому что только у гномов самые светлые головы!
   С этим не согласиться польщенный гном никак не мог, и он важно кивнул, а Листик продолжала трещать дальше:
   -- Да, у гномов самые светлые головы, вот только не свежие!
   Брови мастера Грымдуалендирдыра полезли вверх от такого заявления, а девочка продолжала:
   -- Старшина Фримуандидор всегда ругает наших воинов, а они все норвеи, так вот он их ругает за беспорядочность, говорит, что никакого порядка среди них нет! -- И, явно кого-то копируя, девочка произнесла: -- Порядок должен быть во всём, даже в мелочах! Даже такая мелочь, как портянки! Да, солдат в грязных портянках далеко не уйдет! Поэтому их надо стирать! А стирать портянки надо с вечера, чтобы утром их можно было быстро намотать, на свежую голову!
   Гном потряс головой, скорость, с которой Листик это всё рассказывала, не давала ему вставить даже слово. А девочка трещала дальше:
   -- Это правда, что стираные с вечера портянки наматывают только на свежую голову? Я, сколько ни подсматривала, ни разу не видела, чтоб старшина Фримуандидор наматывал портянки себе на голову по утрам, хотя он их стирал каждый вечер! Получается, что у него голова несвежая? -- Девочка закончила свой монолог и вопросительно уставилась на проректора по хозяйственной части. Мастер Грымдуалендирдыр быстро, чтоб студентка не затрещала вновь, выясняя степень свежести головы у всех гномов в общем и у него в частности, написал что-то на бумаге и протянул ее девочке:
   -- Вот накладная-наряд на получение!
   -- Благодарю вас, мастер Грымдуалендирдыр! -- присела в книксене старшая студентка, взяла наряд и потащила за собой девочку. -- Пошли, Листик!
   На складе, куда пришли девочки, гном кладовщик развернул наряд и увидел не привычный перечень того, что обычно выдается студентам, заселяющимся в общежитие, а запись "Выдать всё!" и большую размашистую подпись своего начальника.
  
   Еще раз оглядевшись, брауни убедился, что всё в порядке. Его звали Кузя, хотя не его, а ее -- Кузя была девочкой, домовушкой. И она, после долгих просьб, получила эту должность -- комнатного домового. В студенческом общежитии каждая комната имела своего домового. В комнатах, где жили девушки, были домовые женского пола -- домовушки. Правда, не все студенты и студентки знали, что в их комнатах обитает еще один жилец. Некоторые догадывались, но домового не видел никто. Домовые всегда прячутся от людей, но, как известно, любят уважительное отношение к себе -- чтоб к ним вежливо обращались, всегда угощали, ну хотя бы блюдечко с молоком ставили. Если же этого нет, то тогда домовые начинают шалить. Сапоги, поставленные вечером у кровати, утром оказываются под кроватью. Носки расползаются, как живые, а конспект, вечером брошенный под одну кровать, утром оказывается под другой. Тем же, кто им оказывал знаки уважения, домовые помогали сохранять порядок. Но уборку в своих комнатах все равно приходилось делать самим студентам.
   Кузя потирла лапки, всё очень удачно сложилось -- новые студентки прибыли в академию в день начала занятий. Для их комнаты не нашлось никого из брауни, и тут вспомнили о Кузе. Пимен, старший домовой пятого этажа, долго инструктировал домовушку. Правда, комната Кузи была на шестом, но она там была единственной и мансардной. Потому-то она и была такой большой. Когда эту комнату показали студенткам, которые будут в ней жить, младшая как-то презрительно произнесла:
   -- Маловата пещерка, расширить бы надо!
   Ну, куда тут расширять? С одной стороны капитальная стенка с камином, в ней, кстати, и была ухоронка домовушки, с противоположной -- большое окно, а другие стенки представляли собой покатые скаты крыши. Эта маленькая студентка сама захотела на самый верх, так чем она теперь недовольна?
   В коридоре послышались шаги и пыхтение, в комнату вошли ее жильцы, Кузя едва успела спрятаться. Девушки принесли всё, что получили на складе, тючок получился немаленький, и тащила его младшая. У старшей тоже был груз, хоть его было раза в три меньше, чем у младшей, но пыхтели они одинаково. Свалив свою ношу, девочки огляделись, и младшая снова произнесла:
   -- Какая маленькая пещерка! Хорошо, хоть камин есть!
   -- Тут и ванная есть, вон дверь видишь? -- показала на дверь в ванную комнату старшая.
   Младшая тут же поскакала туда, и из ванной раздался разочарованный вздох:
   -- Тут же нет водопадика! Какая-то неуютная ванная!
   Кузя даже слегка обиделась, услышав такой презрительный отзыв о вверенной ей студенческой жилплощади.
   -- Водопадик будет, если кран свернуть, -- рассеянно сказала старшая студентка, она разбирала вещи, но при этом думала о чем-то своем.
   -- О! -- раздалось из ванной, -- щас я его сверну!
   Старшая студентка поднялась, быстро прошла в ванную и вытащила оттуда младшую. Видно, устраивать в ванной водопадик, старшей показалось не очень удачной идеей. Она поставила перед собой младшую и спросила:
   -- Листик! Объясни, пожалуйста, что со мной происходит!
   При этом девушка подняла руку и ее перламутровые ноготки превратились в когти, она продолжила:
   -- Вот ногти цвет поменяли, и когти стали вылазить! Раньше хоть маленькие были, а теперь вон какие большие!
   Листик тоже подняла свою руку, ее когти были больше, чем у Милисенты, в два раза, она помахала рукой в воздухе и удовлетворенно заметила:
   -- Когти, чего тут особенного? Когти -- это очень удобно, можно карандаши точить или банки с консервами открывать. А у меня когти больше! Вот! Так что, не переживай!
   -- Но у меня же раньше не было! -- Милисента не собиралась истерить по поводу когтей, но голос она повысила. Листик обняла ее и стала утешать:
   -- Ну, не переживай, тебе же Марта сказала, что в тебе есть древняя кровь. Вот она и проявляться начала.
   -- Хорошенькое проявление этой крови в виде когтей! И когда у меня зубы и крылья расти начнут? Может, и хвост появится? И скоро ли я начну огнем плеваться, как ты?
   -- Я огнем не плююсь, и вообще плеваться некрасиво! -- немножко обиделась девочка и попыталась отстраниться, но теперь девушка ее обняла и удержала:
   -- Но ты же дракон? А драконы всегда огонь выдыхают!
   -- Ничего и не выдыхают! -- Перед девочкой заклубилось пламя, но ее рот был закрыт.
   -- Может, через нос выдыхают? -- сделала предположение девушка, Листик зажала себе нос и рот руками, но пламя не погасло.
   -- Втт, вввшш... -- начала она, потом, отняв руки ото рта и носа, продолжила: -- Вот видишь, совсем не из носа пламя, огонь возникает просто перед тобой и летит туда, куда хочешь. Ты же тоже огнем бросаться можешь, и не изо рта и не через нос!
   Милисента задумалась, перед ней тоже полыхнуло пламя.
   -- Вот видишь, -- обрадовалась Листик, -- ты тоже можешь! Только вот в дракона сейчас обернуться у тебя не получится, так что не будет пока у тебя ни зубов, ни хвоста, ни крыльев! Может, потом... Если сильно захочешь. Но этого надо сильно захотеть.
   -- Знаешь, Листик, как-то по поводу зубов и хвоста я не переживаю, а вот крылья хотелось бы... -- вздохнула девушка. Потом продолжила разбирать принесенные тючки, выставляя на стол посуду. Листик бросилась ей помогать. Когда стол был накрыт, Листик хлопнула в ладоши:
   -- Вот, теперь ужинать будем! -- Пристально посмотрев в угол, девочка сказала: -- А ты чего там прячешься, вылазь давай, я же сказала -- ужинать будем!
   Милисента увидела, как из угла комнаты появилось дрожащее существо, размером с кошку, только шерстка у него была короткая и коричневая. Существо пару раз всхлипнуло и тоненьким, но приятным голоском произнесло:
   -- Не надо меня кушать!
  
   Быстро спрятавшись в свою ухоронку, Кузя наблюдала за девушками. А они начали воинственно размахивать когтями, а потом вообще пламя стали выдыхать, или не выдыхать? Вроде пламя у них и так получалось. Но пламя было большое, оно ударялось в камин и вылетало через трубу. Домовушка похолодела, перед ней были страшные вайниры! Ужасные вайниры, которыми мамы домовушки пугали своих детей:
   -- Не будешь слушаться, придет страшный вайнир с когтями, как кухонные ножи, пыхнет огнем и съест тебя!
   Не то что бы маленькие домовенки верили, но было очень боязно. Потом Кузя узнала, что в древние времена действительно жили такие чудовища, и они действительно охотились на брауни. И теперь древний ужас стоял перед Кузей! Она молилась всем богам, чтоб эти пришельцы ее не заметили, но, видно, боги не услышали. Младший вайнир, или вайнирка, ее увидела, это в ухоронке внутри стены-то, и позвала на ужин, наверное, в качестве главного блюда. Кузя поняла -- убежать ей не удастся, и она на подгибающихся ногах вышла в комнату.
   Старшая вайнирка только сейчас заметила Кузю, подскочила к ней, погладила и воскликнула:
   -- Ой, какая красивая и мягонькая у тебя шерстка, ты кто?
   -- Кузя, -- ответила домовушка дрожащим голосом и залилась слезами. Этой вайнирке ее шубка понравилась, наверное, теперь, перед тем как съесть, с Кузи сдерут ее замечательную шкурку.
   -- А чего ты плачешь? -- спросила младшая, подхватила Кузю и посадила на стол. Кузя зарыдала в голос, на столе стояли чашки и пустая тарелка, точно, сейчас ее положат на тарелку и есть будут.
   -- Ну, чего ты плачешь? -- опять спросила младшая.
   -- Как же мне не плакать, когда меня, бедную, съедят?!
   -- Это кто тебя есть собрался? -- нахмурилась вайнирка.
   -- Вы, -- пропищала Кузя и заплакала еще сильнее, -- и-и-и-и-и!
   Старшая подхватила Кузю на руки и стала гладить, видно, пробуя, подойдет ли ей домовушкина шкурка. Потом достала платок и начала промокать Кузе слёзки, приговаривая:
   -- Ну что ты плачешь, глупая, никто тебя не собирается есть.
   -- А она, -- Кузя показала на Листика.Та аж поперхнулась:
   -- Я-а-а-а?!
   -- Не плачь, Кузя, Листик не ест... А кстати, Кузя, ты кто?
   -- Брауни, -- ответила за Кузю Листик, -- домовушка. Она, наверное, здесь живет. У меня в пещере тоже живут, целое семейство брауни. Они людей боятся. Кузя, не буду я тебя есть. Вообще, мы разумных не едим!
   -- Ну, вы же сказали: иди сюда, ужинать будем?! -- всхлипнула Кузя.
   -- Я тебя пригласила поужинать с нами, я всегда приглашаю брауни. А раз ты здесь живешь, то тебя тоже надо угостить, потому что самим есть, а других не угощать -- не вежливо! -- объясняла Листик, наливая в расставленные чашки молоко и высыпая на пустую тарелку плюшки из большого кулька. Старшая девушка посадила Кузю перед чашкой и сказала:
   -- Вот наш ужин, это мы из столовой принесли. Вот молоко, а плюшки на тарелке. Угощайся!
   Кузя посмотрела на девушек, потом на чашку с молоком и спросила:
   -- Это мне? Вы меня угощаете?
   -- Ага! -- ответила младшая, пытаясь целиком засунуть себе в рот плюшку. -- Тепе, ушошайся.
   -- Тебе, тебе, -- засмеялась старшая девушка, -- мы теперь будем на троих в столовой ужин брать, и на завтрак тоже. Чтоб и тебе хватило.
   -- Мне много не надо, -- ответила Кузя, откусывая кусочек от плюшки и запивая молоком. Старшая девочка погладила домовенку, а младшая, прожевав плюшку, сказала:
   -- Я Листик, а она -- Милисента, будем знакомы.
   -- А я Кузя, я брауни, который будет присматривать за вашей комнатой, ваш домовой! -- ответила Кузя.
   -- Ага! -- сказала Листик и потянулась за еще одной плюшкой. -- А домовые есть у всех?
   -- Да, в каждой комнате есть. У мальчиков -- домовой, а у девушек -- домовушка!
   -- Кузя! А ты мне поможешь этой пещерке придать жилой вид? А-то здесь как-то неуютно, -- сказала Листик. Кузя огляделась, комната как комната, только большая, но ей стало интересно, что же хочет сделать Листик, и Кузя согласно кивнула.
  
   Уже начало темнеть, но в садовой беседке горел магический светлячок, поэтому тем, кто там находился, сгущающаяся темнота не доставляла неудобств. Король Саеш третий, задумчиво рассматривая те места, где раньше стояли две другие беседки, спросил у придворного мага:
   -- Все-таки меня очень беспокоит этот странный обряд побратимства или посестринства, как-то уж всё очень просто, без предварительной подготовки, без этих всяких магических штучек. И тем не мене уж очень... -- Король пощёлкал пальцами, наверное, чтоб показать, как это его беспокоит.
   -- Видите ли, ваше величество, я тоже такое видел в первый раз, но раньше читал о подобном. Баронесса Дрэгис, несомненно, носительница древней крови, ваша дочь, как выяснилось, тоже. А они, я имею в виду носителей древней крови, обладают особыми способностями. Вы же видели, как баронесса разнесла беседку? -- Придворный маг кивнул, указав на место, где была та беседка. Там уже зеленела трава, остатки беседки давно убрали и на том месте разбили клумбу. Король тоже туда глянул и тоже кивнул. А маг продолжил:
   -- Она просто туда посмотрела, никаких пасов руками, ни заклятий, произнесенных вслух, и, как мне кажется, про себя она тоже ничего не произносила, просто посмотрела, захотела, и всё!
   -- Но моя дочь тоже сожгла, но при этом она взмахнула рукой!
   -- Ваша дочь еще не научилась контролировать свои силы, как баронесса. Она взмахнула рукой, потому что ей требовалось сосредоточиться на задуманном действии. Но она быстро прогрессирует, думаю, что в итоге принцесса будет одним из сильнейших магов королевства!
   -- Ей до этого еще дожить надо! Меня очень беспокоит то, что на моих детей было наложено проклятие. Ведь только Милисента сумела выжить! Кто с нее снял это заклятие? И как? Вы же говорили, что его снять невозможно!
   -- Мне удалось выяснить, ваше величество, что заклятие накладывал некромант, заклятие на крови...
   -- Как ему удалось достать кровь моей дочери?
   -- Это я выясню, ваше величество, -- вступил в разговор третий собеседник.
   -- Выясните, Вирит, выясните. Я очень хочу с ним побеседовать, с ним и с его заказчиком тоже.
   -- Тот, кто снял с принцессы это заклятие... -- придворный маг потеребил свою бороду, -- я думаю, он же и пробудил в принцессе спящую древнюю кровь.
   -- Но как так получилось, что в моей дочери есть древняя кровь?
   Маг только развел руками, а король повернулся ко второму мужчине:
   -- Ладно, Единый с ней, с этой кровью, может, это и к лучшему. А что вы скажете, Вирит?
   -- Как вы сказали, ваше величество, это оказалось как нельзя к лучшему. Пробуждение этой самой крови в вашей дочери, ваше величество, изменило рисунок ее ауры. На церемонии объявления наследницы она была в капюшоне. Ее лица никто не видел, а того, что Королевский Камень ее признал, для лордов было уже достаточно. И эта юная баронесса тоже оказалась очень кстати. Весь месяц ее видели рядом с принцессой, а потом принцесса исчезла. А баронесса и ее сестра, очень похожая на принцессу, идут в учиться в академию Магических Искусств.
   -- А не намудрили ли вы, Вирит? -- нахмурил брови король.
   -- Нет, ваше величество, -- улыбнулся граф Клари. -- Наш неведомый злоумышленник, пока неведомый, обязательно проверит эту версию и обнаружит девушку, похожую на принцессу! Только похожую, так как ее аура и не напоминает ауру принцессы.
   -- Да, у этого злоумышленника должен быть слепок ауры принцессы и образец ее крови, -- кивнул придворный маг.
   -- Мэтр Фиранто, вы же проверяли ее кровь? Что скажете? -- спросил начальник тайной стражи. Король, услыхавший про кровь, забеспокоился:
   -- Мэтр Фиранто, надеюсь, вы это сделали в тайне и уничтожили кровь, которую брали у принцессы?
   -- Ваше величество, я брал три раза образцы крови у принцессы и баронессы Дрэгис. И все три раза они были разными, -- придворный маг развел руками, -- это не поддается объяснению. Но в последний раз кровь принцессы и баронессы была очень схожа, такое бывает только у кровных родственников!
   -- Даже так, -- потер руки граф Клари, -- это просто замечательно!
   -- Рассказывайте, граф, рассказывайте, какую очередную многоходовую зубодробительную комбинацию вы задумали? -- Поднял бровь король.
   -- Наш неведомый злоумышленник должен именно так и подумать. Вот смотрите, появляется принцесса, а с ней мало кому известная маленькая баронесса. Все видят, что они очень близки. Через месяц в академию Магических Искусств по королевской протекции поступают две девушки. И одна из этих девушек та самая баронесса, лучшая подруга принцессы! Какой отсюда вывод?
   -- Вторая девушка -- принцесса, -- пожал плечами король. И тут же забеспокоился: -- Но если этот вывод очевиден, то, может, было бы лучше спрятать принцессу в одном из монастырей? У тех же сестёр карротинок?
   -- Вот, это и должно прийти в голову злоумышленникам! -- торжествующе вскинул палец начальник тайной стражи. -- Девушку, что рядом с баронессой, обязательно проверят! Но принцесса не обладала никакими магическими способностями, а эта девушка обладает! И немалыми! -- Граф указал на те места, где раньше стояли беседки. Король и маг послушно туда посмотрели, а потом перевели взгляд на палец графа. Он покачал своим поднятым пальцем, как будто кому-то погрозил, и продолжил:
   -- Помимо способностей есть еще и аура, которая не соответствует ауре принцессы, и, как сказал уважаемый мэтр Фиранто, кровь! Кровь тоже не соответствует! Значит, они будут искать принцессу в другом месте!
   -- Но в другом месте принцессы нет! -- возразил придворный маг.
   -- Почему нет, -- усмехнулся граф и снова покачал пальцем, -- есть! Вернее, будут, так как они туда едут! Семь принцесс, в семи каретах, сегодня выехали из дворца и поехали в разные стороны!
   -- Я поражен, граф, где вы взяли столько принцесс? -- воскликнул маг Фиранто.
   -- Только в двух каретах девушки, замаскированные под принцессу. Обвешанные отражающими и защищающими амулетами. Они изъявили желание учиться в монастыре карротинок, их туда и везут разными путями. В пяти остальных каретах только амулеты, создающие фантом принцессы и заряженные боевым магом гвардии, -- начальник тайной стражи, увидев обиду, написанную на лице придворного мага, извинился: -- Прошу простить меня, мэтр, вас к этой операции я решил не привлекать. Вы слишком заметная фигура.
   Маг согласно кивнул, в словах начальника тайной стражи был резон. А граф Клари продолжил:
   -- Пять других карет с амулетами, срок действия которых -- три дня, тоже поехали в разных направлениях. Причем гвардейцы, которые сопровождают карету, знают, что в ней обманка, но они уверены, что принцесса точно находится в одной из других карет!
   -- Но наш враг может организовать засаду, как это было проделано в прошлый раз!
   -- Может, но три дня слишком малый срок, и семь карет -- не одна! Он тоже понимает, что принцесса может быт только в одной!
   -- Но через три дня останутся только две! -- вскричал маг.
   -- Да, через три дня гвардейцы бросают карету-обманку, разъезжаются в разные стороны и мелким группами двигаются в разные монастыри. В том числе, и к карротинкам! У каждой группы есть амулет, создающий фантом принцессы! Таким образом, количество принцесс увеличивается втрое!
   -- Хитро, -- сказал король, -- комбинация как раз в твоем стиле! Но какую-нибудь группу могут отловить, и убедиться, что у них принцессы нет!
   -- Да, убедиться, что принцессы нет именно в этой группе, а в других? Дорога займет чуть меньше месяца, и наш противник всё это время будет гоняться за фантомами. Он знает, что я придумаю нечто в этом роде, а я, в свою очередь, знаю, что он знает, а он знает, что я знаю, что он знает...
   -- ...что знаешь ты, -- засмеялся король.
   -- Именно так, ваше величество, поэтому он будет искать в каждом нашем действии скрытый смысл. А обилие вариантов заставит его суетиться, и чем больше своих ресурсов он задействует, тем легче мне будет обнаружить следы его деятельности, и... -- Граф сделал движение рукам, как будто затягивал петлю на чьей-то шее.
  
   Смеркалось не только вокруг беседки в королевском саду, но и во всем городе. В ничем не приметном особняке, в таких жили небогатые купцы и такие же небогатые дворяне, в комнате на втором этаже за столом сидели трое мужчин. Главный из них барабанил пальцами по столу, о чем-то размышляя. Перестав барабанить, он обратился к младшему:
   -- Так, говоришь, семь карет, в разные стороны?
   -- Да, ваша милость!
   -- И еще одна девчонка в академии Магических Искусств?
   -- Да, ваша милость!
   -- Что ж твои хваленые специалисты из ночной гильдии? А Зарисс?
   -- Они, ваша милость, ничего не смогли сделать! При попытке убить принцессу погибли три их лучшие пятёрки! Но я вам тогда сразу и доложил! И аванс они не вернули, -- немного обиженно ответил мужчина.
   -- Да, три пятёрки лучших убийц ничего не успели сделать, и при этом были моментально уничтожены, сожжены огнем. Что вы думаете об этом, мэтр?
   -- Принцессу сопровождали три боевых мага, не меньше. И маги не из слабых. Боевые маги такого класса все известны. Но кто это был, даже не догадываюсь, -- развел руками тот, кого называли -- мэтр.
   -- Ладно, вернемся к нашим баранам, вернее, принцессам, размножившимися чудесным образом. Семь карет, и в одной из них принцесса, хотя я не уверен, что принцесса не удаляется от столицы другим путём. То, что ее увезли из города, -- несомненно! Хитромудрый Клари мог придумать что-нибудь этакое, с него станется. Наблюдение за каретами установлено?
   -- Да, ваша милость, за всеми семью, но у нас мало людей. Пришлось задействовать почти всех!
   -- Пошлите весточку Наразаку, пусть попробует перехватить.
   -- Его в прошлый раз сильно потрепали, да и против него выслан карательный отряд, так что он вряд ли высунет нос из своего замка. Да и дракона он боится.
   -- Чушь, -- фыркнул главный, который "его милость". -- Дракона он придумал, чтоб скрыть свою несостоятельность. Почти три сотни дружины и две сотни наёмников, и не справиться с тридцатью гвардейцами! И где это видано, чтоб дракон плевался огнем! Чушь!
   Маг склонил голову, он был полностью согласен с главным из их троицы.
   -- А что это за девки, направленные в академию по протекции короля?
   -- Это, ваша милость, баронесса из какого-то приграничного баронства и ее сестра. Правда, старшая похожа на принцессу...
   -- Похожа? -- заинтересовался его милость и повернулся к магу, тот кивнул головой:
   -- Очень похожа, но это не она. Ауру принцессы я хорошо знаю. Тут совсем другая конфигурация и наполнение. Потом, у принцессы не было ни грана магических способностей, а эти две сестрички разнесли огнем магистру Клейнмору его любимую игрушку.
   -- Огнем, говорите? Мэтр, я попрошу проверить вас этих студенток. Вряд ли это принцесса, уж слишком она на виду, даже для этого хитреца Клари... И это не его стиль, там бы была многоходовая комбинация с двойным, а то и тройным дном. Нет, это не принцесса, но вы, мэтр, всё же проверьте. А ты, Зарисс, займись каретами. Я надеюсь, что ты на этот раз не оплошаешь.
   -- А если принцесса успеет укрыться у карротинок?
   -- Постарайся, Зарисс, постарайся. Даже если укроется... Не надо меня огорчать, а я огорчусь, если ты ее не поймаешь, очень огорчусь!
  
   Домовенок Триша опоздал на вечернюю планёрку брауни. Но у него была уважительная причина, он очень переживал за Кузю. Она только вступила в должность комнатного домового, тогда как Триша уже год работал. И сегодня у нее был первый день. Триша затаился в стенной ухоронке, недалеко от комнаты новых студенток. Он не видел, что там происходит, но почти всё слышал. Слышал, как одна из студенток сказала: -- "Будем ужинать!" И слышал, как Кузя просила ее не есть, дальше Триша слушать не стал, он бросился за помощью. Но, прибежав, он, как раз попал на трапезу. Совместная вечерняя трапеза для домовых была священна. Хотя какая она вечерняя, скоро уже рассвет. Ведь брауни бодрствуют ночью, а спят днем. За исключением тех, что входят в ремонтную бригаду уважаемого Грымдуалендирдыра. Они даже на брауни не похожи, а похожи на маленьких гномов. По крайней мере, бороды у них такие же.
   Главный домовой общежития Трифон неодобрительно покосился на опоздавшего. К старшему по общежитию присоединился и старший по этажу -- домовой Пимен, он тоже неодобрительно покосился на Тришу. Молча кивнув ему на его место, он запустил свою ложку в общий котелок с кашей. Эту кашу специально готовили для домовых брауни в академической столовой.
   -- Господин Пимен, -- начал было Триша, но грозно сдвинутые брови старших и не менее грозные взгляды остальных заставили замолчать нарушителя традиций. А традиции -- это всё! Это -- святое! Брауни чтили традиции не менее, а, может, даже более чем гномы. Триша сел с краешку и достал свою ложку, но ничего не ел, каша не лезла ему в горло. Он сидел и тихо плакал.
   Когда котелок опустел, Трифон степенно облизал и спрятал свою ложку. Потом глянул на Пимена, тот тоже не менее степенно облизал ложку и грозно посмотрел на злостного нарушителя традиций:
   -- Ну!
   -- Кузю съели! -- давясь слезами, выкрикнул Триша.
   -- Ну! -- повторил Пимен, а потом удивленно спросил: -- Как это, съели? И кто это мог ее съесть?!
   -- Студентки съели! Новенькие! -- Триша уже громко, в голос, зарыдал.
   -- Постой, постой-ка, -- вмешался Трифон. -- Как это, съели? Разве нас можно есть, мы охраняемся законом!
   -- А они съели! На ужин! -- По мохнатым щекам Триши ручьями бежали слёзы, ему было очень жалко Кузю.
   -- Никак это невозможно! -- Трифон оглядел притихших брауни.
   -- Однако же ее нет, -- тоже оглядел всех Пимен. -- Никак на совместную трапезу опаздывать невместно... Традиция же, однако.
   Брауни начали растерянно переглядываться, действительно традиция была злостно нарушена, домовушки не было. Студенты, конечно, всегда голодные, но не до такой же степени, чтоб есть домовых.
   -- Однако, есть брауни неможно! -- степенно провозгласил Трифон, почесав затылок. Все брауни согласно закивали. Надо было идти разбираться. Но если эти студентки съели одну домовушку, то на этом могут и не остановиться. Пойти пожаловаться на студенток почтенному Грымдуалендирдыру? Так он же не брауни, уже спит, наверное. Трифон снова степенно почесал затылок. Так ничего и не решив, он глубоко задумался, но его раздумья были прерваны тоненьким голоском домовушки:
   -- Ой, извините, я опоздала.
   Прерванные в самый свой разгар раздумья не способствуют быстроте реакции, и Трифон застыл с открытым ртом, но чесать затылок не перестал. Пимен неодобрительно посмотрел на домовушку и так же неодобрительно сказал:
   -- Опаздывать на совместную вечернюю трапезу никак невместно! Даже если тебя съели! А кто тебя съел?
   -- Никто меня не ел, -- засмеялась домовушка, -- А опоздала я потому, что Милисента и Листик пригласили меня с ними поужинать! Отказываться неприлично, вот! А меня угощали молочком и сладкими плюшками! Вот!
   По группе домовых пронесся вздох зависти, их никогда не приглашали на молочко и сладкие плюшки, в лучшем случае, так, где-нибудь в уголке поставят блюдечко с молоком. Но это так редко бывает.
   -- Ты показалась людям?! -- грозно спросил старший домовой Трифон, наставив на Кузю палец.
   -- Ага, ой, нет! Они меня сами увидели! И пригласили!
   -- Как это, пригласили? Они тебя что, увидели? Как это может быть?
   -- Ага, увидели! Листик увидела! У нее когти -- во! И огонь она может выдыхать через нос! Вот!
   -- Ну, неправда! Совсем не через нос! -- раздался чуть хрипловатый голос, и в главную ухоронку брауни вошла рыжая девочка. Вошла, как ходят брауни, прямо через стенку. В просторной ухоронке сразу стало тесно. Девочка присела на корточки, даже для невысокой Листика потолок был низким, ведь ухоронки рассчитаны на брауни, а не на людей.
   -- Вот! Это -- Листик! -- представила девочку Кузя. Листик попыталась изобразить общий поклон, насколько это возможно сидя на корточках. -- Она моя подруга!
   -- Ага! -- подтвердила Листик. Старший домовой Трифон отметил это "ага", точно так начала отвечать и Кузя. Домовой осуждающе покачал головой, мало того что Кузя самовольно вышла к людям, так она еще и набралась у них дурных манер. А нарушение традиций, как и дурные манеры, требуют немедленного наказания, о чем Трифон и не замедлил высказаться. На что Листик подняла руку, вместо ногтей у нее появились внушительные когти, и она не менее внушительно сказала:
   -- Кузю я пригласила, так что она не виновата. И вообще, кто Кузю обидит -- порву на ленточки!
   -- Вайнир! -- с ужасом выдохнул кто-то из брауни.
   -- Ой, ой! -- тоненько запричитал Триша.
   Трифон тоже испугался, но не подал виду, он все-таки был старшим домовым. А старший домовой должен сохранять спокойствие и степенность, даже когда его едят. Но, присмотревшись к девочке, он не нашел в ней признаков вайнира. Ее кожа была теплого золотистого цвета, а не бледно-синюшной как у вайниров. Да и глаза у нее были зеленые, а не красные. И вайниры не могли залазить в ухоронки брауни, выцарапать домовых оттуда когтями -- да, но не полностью залезть.
   Девочка, увидев, что ее выходка напугала маленьких брауни, смутилась. Она спрятала когти и попросила Трифона:
   -- Уважаемый... эээ...
   -- Трифон! -- подсказала Кузя.
   -- Трифон! Не наказывайте Кузю, она очень хороший домовой, и я хочу выразить вам признательность и благодарность, что именно она домовой нашей комнаты!
   Трифон снова почесал в затылке со всей солидностью, на которую только был способен. Выражение признательности и благодарности, особенно когда это всё выражают тебе, оказалось неожиданно приятным. Присмотревшись к девочке, Трифон признал в ней носительницу древней крови. Брауни гораздо древнее людей, а кровь девочки говорила о том, что она принадлежала к существам еще более древним, чем брауни. Трифон кивнул Пимену, тот тоже это рассмотрел. Теперь стало ясно, почему эта девочка может проходить сквозь стены как брауни. Старший домовой поклонился девочке и сказал:
   -- Хорошо, раз вы довольны домовушкой вашей комнаты, то мы тоже выносим ей эту...
   -- ...благодарность! -- подсказала Листик. -- И не надо ругать ее за опоздания, мы же не можем ужинать без нее, она же с нами живет.
   -- Но совместная вечерняя трапеза, -- вмешался Пимен, -- это же традиция!
   -- А можно, Кузя будет с нами проводить... -- девочка, слегка привстав, заглянула в котелок, -- совместное торжественное вечернее поедание каши? Ведь это тоже будет совместная вечерняя трапеза, да? И традиция не будет нарушена. -- Листик не стала уточнять, что кашу вполне можно заменить плюшками, а-то, чего доброго, эти важные брауни посчитают это злостным нарушением традиций.
   Трифон кивнул и посмотрел на Пимена, тот тоже кивнул, Трифон важно произнес:
   -- Да, традиции это всё! И раз вы, Листик, обладаете способностями брауни, то вечерняя трапеза с вами не будет нарушением традиций!
  
   Масин фон Крунув, студент третьего курса факультета некромантии крался по коридору. Уже скоро рассвет, в это время самый крепкий сон, а значит, вероятность того, что жертва розыгрыша проснется, очень мала. Масин обожал разные шутки и розыгрыши, а первая ночь нового учебного года просто была предназначена для розыгрыша или шутки. Но всё надо было проделать так, чтобы завтра на него никто не подумал. Осторожно, прижимаясь к стенке, Масин бесшумно двигался по коридору, замирая при любом шорохе. Вот и сейчас он замер с широко раскрытыми глазами. Из стены, Масин точно помнил, что в том месте нет ни дверей, ни ниш, вышла ведьма! Это точно была ведьма! Она была рыжей, очень молоденькой и совсем голой, правда, без метлы. Ее сопровождало существо размером с кошку, покрытое короткой коричневой шерсткой. Но это существо передвигалось на задних лапах, или всё же ногах? Фигурка этого существа больше напоминала человеческую, а не кошачью. Масин затаил дыхание -- откуда в общежитии академии Магических Искусств могла взяться ведьма? Студент себя ущипнул, чтоб проверить, не кажется ли это ему. Фигуры не пропали, они посмотрели налево, направо, как люди, переходящие дорогу, и двинулись к противоположной стенке. Масин еще раз ущипнул себя, но уже сильнее. Ведьма повернулась к нему и показала язык. Существо, сопровождавшее ведьму, тоже показало студенту язык. Потом они исчезли в противоположной стенке коридора. Переведя дыхание, Масин на цыпочках подкрался к тому месту, где исчезли ведьма и ее спутник, осмотрел и даже ощупал стены. Они были глухие и оштукатуренные. Но те, кого он видел, исчезли именно здесь! Прислонившись к стенке, Масин задумался. Вряд ли это была ведьма, а если не ведьма, значит, фантом или наведенный морок. А на кого можно наводить морок ночью в коридоре общежития? Только на того, кто сейчас по этому самому коридору крадется! Масин оглянулся, ожидая, что сейчас раздастся взрыв смеха, и шутники себя обнаружат. Но всё было тихо, а это значит, что шутки еще не кончились, что над ним собираются еще подшутить. Масин осторожно двинулся в обратном направлении, стараясь как можно быстрее добраться до своей комнаты и спрятаться там.
  
   Глава 6. Пари
  
   Косые струи дождя из темноты барабанили по стёклам балконной двери. Еще не было поздно, но уже было темно, все-таки конец листопадника, последнего месяца осени. Но в комнате Листика и Милисенты было тепло и уютно. Для этого пришлось потрудиться, и хорошо потрудиться! Если камин особых усовершенствований не требовал, то всё остальное... Нет, водопадика в ванной девушки на сделали, но вот заделать все щели в крыше, да и утеплить ее и стены комнаты надо было обязательно. Комната, которую выделили сестрам Дрэгис, была большая, но на этом ее достоинства и заканчивались. Это была мансарда под самой крышей пятиэтажного здания студенческого общежития и занимала она часть чердака, то есть являлась уже шестым этажом. Одна стена капитальная, около нее и располагался камин, построенный по какой-то прихоти проектировщика этого здания, как иначе назвать то, что шикарный камин был устроен практически на чердаке? Две других стены -- это были скаты крыши, опускавшейся от центра к краям комнаты, не доходили до пола немногим больше, чем полтора метра. Стена, противоположная от капитальной, представляла собой большое окно, выходившее на крышу пятого этажа. Эта часть крыши была постоянной головной болью проректора по хозяйственной части, так как она, несмотря на все плановые, внеплановые и ежегодные ремонты, протекала.
   Конечно, Милисента и Листик не смогли бы привести в порядок свою комнату самостоятельно, тем более что гном Грымдуалендирдыр вряд ли бы выделил свою бригаду ремонтников для таких работ. Но тут девочкам очень помогла Кузя. Она организовала группу младших домовенков и те законопатили все щели мхом, который принесла Листик, этим же мхом утеплили стены и крышу. Листик слетала в свою пещеру и принесла оттуда много шкур, которыми застелили постели и завесили часть стен. На пол положили большую шкуру пещерного медведя. Листик на него специально не охотилась, это он сам попытался съесть рыжую девочку, лакомившуюся сладкими ягодами в малиннике. Напавший на маленькую девочку медведь погиб от удара драконьего хвоста по лбу. А нечего было молча нападать! Зарычал бы, может, и остался бы жив.
   А из окна, выходившего на крышу, сделали дверь на балкон. С балконом вышла вообще отдельная история. Когда Кузя рассказала девочкам историю злосчастной крыши, Милисента предложила очень оригинальное решение. Она пообещала старшему домовому Трифону, что совершенно бесплатно починит крышу, если тот организует балконные перила. Вызвав к себе старших домовых Трифона и Пимена, девочки сначала коварно угостили их молоком со сладкими плюшками, а потом, в четыре руки, спекли черепицу крыши в монолитную плиту. Расслабившиеся брауни не ожидали от девочек такого коварства, ведь студентки испортили академическое имущество! Но когда разгневанным старшим домовым было продемострировано, что монолитная плита, в отличие от черепицы, не пропускает воду и не трескается, когда по ней ходят ногами, сменили гнев на милость. После недолгого совещания было решено оформить Милисенту и Листика как временных домовых, и выполненную ими работу признать внеплановым ремонтом. А проректору по хозяйственной части было доложено, что проблема с крышей решена. Ремонт выполнен силами комнатных домовых, без привлечения ремонтной бригады. Важный гном Грымдуалендирдыр лично проверил качество ремонта, остался доволен и подписал наряд на изготовление балконных перил, которые и выковали в академической кузне на следующий день. Вот так в выигрыше остались все: проректор по хозяйственной части, что крыша больше не протекает, а девушки получили в довесок к своей комнате шикарный балкон. Теперь Листик могла его использовать как взлетную площадку. Правда, о том, что она дракон, в академии узнала только Кузя и пообещала никому не рассказывать. Но наслаждаться вечерними посиделками на балконе девочкам довелось не долго. Пришли осенние холода, с сыростью, дождями и пронизывающим ветром.
   Сегодня как раз и был такой вечер. Но в комнате было тепло, в камине горел горючий камень, ведь дров не напасешься, да и таскать их на шестой этаж замаешься. Милисента сидела у стола и что-то черкала в своих конспектах, а Листик, поджав под себя ноги, сидела на своей кровати. Вернее на том, во что она эту кровать превратила. По ее просьбе брауни под командой старшего домового Трифона принесли еще одну кровать. Две кровати соединили вместе, набили большой матрас сеном, которое опять же принесла Листик, появление такого большого количества свежего, душистого, хорошо высушенного сена в комнате у девушек вызвало у Трифона удивление, но он не стал их расспрашивать. Потом Листик набила тем же сеном множество подушек, набросала мягких шкур, и получилось уютное теплое гнездышко. Как сказала Милисента -- драконье гнездышко. А потом Милисента и себе такое захотела. Ей тоже сделали, благо площадь комнаты позволяла.
   Листик сидела, поджав под себя ноги, в своем "драконьем гнездышке", а вокруг нее расположились пять маленьких брауни, тех, что помогали девочкам приводить комнату в порядок. Домовята сидели, раскрыв свои и без того большие глаза, и восторженно попискивали от ужаса. Листик рассказывала страшную историю:
   -- В темном-притемом королевстве стоит темный-притемный лес! А в том темном-притемном лесу стоит темный-притемный город! А в том темном-притемном городе стоит темный-притемный замок! А в том темном-притемном замке есть темный-притемный зал! И в том темном-притемном зале сидит темный-притемный повелитель! -- Последнюю фразу Листик произнесла зловещим шепотом, из камина высунулась заинтересованная таким обилием темноты огненная саламандра. Маленькие домовята еще громче запищали от сладкого ужаса, а Листик, сделав большие, даже больше, чем у домовят, и страшные глаза, продолжила:
   -- И никто-никто! Никто его не может найти!
   -- Да, трудно найти темного-притемного повелителя в темном-притемном зале, -- задумчиво произнесла Милисента, отрываясь от конспекта. -- Наверное, потому его никто и не ищет, понимают, что это безнадежная затея.
   -- Да! Его никто не ищет! -- зловеще произнесла Листик.
   -- И-и-и-и, -- запищали домовята от ужаса.
   -- И этот очень темный повелитель очень горько плачет! -- закончила Листик, домовята перестали пищать, а самый смелый задал вопрос:
   -- А почему! Почему темный повелитель горько плачет?
   -- Наверное потому, что его никто не ищет, -- пояснила вместо Листика Милисента. -- Понимает, что он никому не нужен.
   -- А разве так может быть, что никому не нужен? -- спросил тот же домовенок.
   -- Наверное, может, -- пожала плечами Милисента, но пояснить, почему может, не успела, в дверь раздался стук. Домовят как ветром сдуло, они спрятались в стенную ухоронку. Спряталась в огонь и саламандра. Листик, не меняя позы, развела руки в сторону и повернула раскрытые ладони вверх, закрыв при этом глаза.
   -- Войдите! -- сказала Милисента.
   В комнату вошли две студентки третьего курса, травница Иззелла и некромантка Аррима. Если Иззелла была более похожа на человека, то Аррима была в длинном черном балахоне, с бахромой по подолу и на рукавах. Ее черные волосы были сбиты в высокую прическу, глаза жирно подведены черной тушью, лицо выбелено пудрой, до почти синего цвета, а губы выкрашены темно-синей помадой.
   Милисента отложила конспект и с интересом уставилась на некромантку, та покосилась на Листика и спросила:
   -- Что это она?
   -- Отрабатывает концентрацию магических потоков. Медитирует. В смысле, накапливает силу для завершающего удара, -- пояснила Милисента.
   -- А что, может ударить? -- опасливо спросила некромантка.
   -- Ну вот, как накопит, так и ударит, не пропадать же накопленному, -- Милисента пожала плечами.
   -- А куда? -- не отставала некромантка, несмотря на свой устрашающий вид, она не была смелой.
   -- Вот откроет глаза, что первое увидит, по тому и ударит. Нам же надо тренироваться, -- скучающим тоном разъяснила Милисента. Листик, подсматривавшая сквозь щёлочки закрытых век, хихикнула и открыла глаза. Обе пришедшие девушки шарахнулись в сторону, стараясь спрятаться за Милисенту. Тут уж громко захихикали обе сестры.
   -- Да ну вас, -- обиделась некромантка. -- Мы тут посоветоваться пришли, а вы...
   -- Советуйтесь, -- благосклонно кивнула Милисента, но хихикать не перестала. А Листик, некоторое время похихикав, обратилась к некромантке:
   -- Слушай, Аррима, если тебя запереть в темном зале, то из тебя может получиться отличный темный повелитель!
   -- Не надо меня запирать! -- еще больше обиделась девушка. -- Да еще в темном зале!
   -- А чего это ты так вырядилась? На кладбище собралась? Вампиров пугать?
   -- Иззелла! -- кивнула некромантка, и травница выложила на стол глянцевый журнал. -- Вот, новое веяние в столичной моде. Называется готский некростиль!
   -- Ого! -- сказала Милисента, рассматривая иллюстрации, Листик соскочила с кровати, подбежала к столу и тоже заглянула в журнал.
   -- Ого! -- повторила она вслед за старшей сестрой, -- так же совсем невозможно одеться.
   -- Почему? -- хором спросили гостьи.
   -- Ну, ты же, когда так будешь одеваться, должна же в зеркало посмотреться? -- спросила Листик. Девушки кивнули, а Милисента снова начала хихикать.
   -- Вот! -- победно продолжила Листик. -- Начинаешь одеваться и смотришь в зеркало, а там такое! Увидишь -- испугаешься и убежишь! Так неодетой и убежишь!
   Милисента засмеялась, а Аррима совсем обиделась:
   -- Я посоветоваться, а вы...
   -- Аррима, -- приобняла девушку за плечи Милисента, -- это же совсем не твой стиль! У тебя же румяное лицо! Так зачем же его скрывать за этим гримом. А фигура?! Фигура у тебя вообще, куда там этим красавицам! Тебе надо вот так... Талия высоко, разрез на платье или юбке вот досюда, и обязательно высокий каблук! -- И Милисента начала набрасывать на чистом листке бумаги контуры женской фигуры. Обе девушки внимательно слушали ее. Милисента одевалась скромно, легенда о дочерях приграничного барона не позволяла девушке покупать дорогие наряды. Но даже скромный сарафан на Милисенте выглядел как бальное платье. Листика она тоже так пыталась одевать, хотя той было всё равно, что носить, лишь бы было удобно. Изысканный вкус и чувство гармонии сделали Милисенту признанным экспертом в вопросах нарядов среди женской части академии. Но не это способствовало ее авторитету, а то, что Милисента всегда подсказывала наилучший вариант.
   Синхронное кивание Арримы и Иззеллы было прервано новым стуком в дверь. Оторвавшись от своего рисунка, Милисента громко сказала:
   -- Войдите!
   В комнату осторожно вошел Масин фон Крунув. Он поздоровался со всеми и поинтересовался, чем они тут занимаются.
   Раньше всех ответила Листик:
   -- Мы обсуждаем новый стиль моды, называется "нотский гекростиль"! Вот!
   Девушки застыли с открытыми ртами, а Листик подскочила к Масину и стала его просвещать:
   -- По этому стилю так, как ты, уже не одеваются! Вот тут у тебя надо сделать разрез! -- Листик провела появившимся у нее когтем поперёк живота студента, всем своим видом показывая, что такой разрез она готова сделать хоть сейчас. Ей тоже очень хотелось что-нибудь кому-нибудь посоветовать, и она, принявшая молчание застывшего студента за согласие, с энтузиазмом продолжила:
   -- А разрез глаз?! Такой уже не носят, давай мы тебе их быстренько переразрежем? А уши?! Но разве это по моде, давай их тоже подравняем? Ага?
   -- Ммм, -- замычал ошарашенный таким напором Масин, -- Листик, ты знаешь, я как-то не стремлюсь следовать всем веяниям моды, тем более такому стилю, когда надо уши равнять! -- Тут его взгляд упал на модный журнал, потом он с ужасом посмотрел на Арриму и срывающимся голосом спросил ее, косясь на Листика:
   -- Она тебе что, уже подровняла?
   Девушки громко захихикали, а Листик надулась:
   -- Вот, только собралась приобщить человека к высокой моде! И это, заметьте, совершенно бесплатно! -- Она горестно взмахнула рукой, уже со спрятанными когтями, и с несчастным видом поплелась на свою кровать.
   Масин тоже был контрактником и стипендии не получал, деньги на учебу и жизнь ему присылали из дому. Но, на его взгляд, присылали очень мало. Ему казалось, что жизнь в столичном городе требует гораздо большей суммы. И как всякий студент он был не прочь подзаработать, или, на худой конец, одолжить. И он первый пришел к новеньким студенткам, почему-то принятым сразу на второй курс, ведь раз их так приняли, то, наверное, они дети очень богатых родителей. Пришел с целью одолжить десяток золотых, пришел со словами -- "Мы же друзья, так выручите меня по-дружески". На что младшая сразу ответила, что "если мы друзья, то к друзьям надо приходить с подарками и угощением", и выкатила такой список того, чем бы она хотела, чтоб ее угостили, что Масин решил поддерживать просто дружеские отношения. Тем более что в младшей он узнал ту рыжую ведьму, которую встретил в первую ночь учебного года. Но Листик сделала вид, что видит Масина в первый раз. И тот успокоился, решив, что он таки пал жертвой розыгрыша кого-то из старшекурсников.
   Милисента указала студенту на стул и вопросительно подняла бровь, весь вид Масина показывал, что у него есть какая-то новость. Масин сел и не разочаровал:
   -- Грунс Вэркуэлл рассказывает, что вас взяли на боевой факультет по блату, за вас заплатили богатенькие родственники, и что вы не из приграничного баронства. Уже неделю всем это рассказывает.
   Листик презрительно хмыкнула из своего вороха подушек и шкур, а Милисента просто пожала плечами, показывая, что ее не интересуют подобные сплетни. А Масин продолжил:
   -- И что вы не проходили первого испытания, что магистр Клейнмор всё сам подстроил, будто вы прошли, а на самом деле он сам...
   Листик снова хмыкнула, а Милисента уже с интересом слушала.
   -- И что вы папенькины дочки, и что у вас...
   -- Слушай, Масин, а ты хочешь заработать денег? -- перебила студента Милисента. Не то что бы она была жадная, но денег всегда студентам, а тем более студенткам, не хватает. А недавний поход с Листиком по кондитерским... Хотели просто полакомиться, но стоило старшей отвлечься, как младшая заказала себе пять килограмм дорогущего лакомства -- мороженого! Самое интересное, что она его таки съела. При этом даже не простудилась, только чуть-чуть хрипеть больше стала, и то не долго.
   -- Да! -- сразу откликнулся Масин. -- А сколько?
   -- Много, и насколько много -- будет зависеть от тебя.
   -- А как, как заработать?
   -- Раскрути этого Вэркуэлла на пари. Мол, ты подговорил этих богатеньких папенькиных дочек на принципиальный спор. Если они действительно хотят стать боевыми магами, то такая малость, как первое испытание "охотников", для них совсем не страшно. Вэркуэлл же уверен, что мы по блату, вот и должен клюнуть.
   -- А если нет?
   -- Ну, это уже твоя забота, раскрутишь -- получишь долю от выигрыша пари!
   -- Пятьдесят процентов!
   -- Ха! -- сказала Листик.
   -- Пять! -- сказала Милисента.
   Сошлись на пятнадцати.
  
   Грунс Вэркуэлл, четвертый сын герцога Вэркуэлла, ходил в нетерпении по коридору, он ждал этих выскочек, двух студенток со второго курса боевого факультета. Сам он был пятикурсником того же факультета, но группа не "боевиков", а "охотников". Охотников за нечистью, или, как их еще называли, -- "ведьмаков". Боевой факультет имел два потока. Поступающих тщательно отбирали, а потом по каким-то непонятным признакам делили на два потока. И если группы "ведьмаков" набирали каждый год, то "боевиков" через год, а то и через два. В этом году набора в группу "боевиков" не было, ни один кандидат не прошел предварительного отбора, то есть даже не был допущен к первому испытанию. Грунс Вэркуэлл считал, что с ним поступили несправедливо, он достоин учиться на боевого мага, а его определили в "ведьмаки"! Ведь уничтожать нечисть -- это плебейское занятие! Занятие, которым не пристало заниматься, пусть и четвертому, но сыну герцога Вэркуэлла! И появление сразу на втором курсе дочек захудалого баронишки он воспринял как личное оскорбление. А когда он узнал, что две студентки, так опустившие его в первый день учебного года в столовой, это те самые, то он стал вынашивать планы мести, попутно распуская всякие слухи о них. И вот вроде они клюнули! Весть об этом принес проныра Масин фон Крунув, этот недостойный сын своих славных родителей. Недостойный-то недостойный, но выторговал у Грунса пятьдесят процентов от выигрыша пари. Но не в деньгах счастье, Вэркуэлл собирался поставить этим выскочкам еще одно условие, Грунс был абсолютно уверен, что эти девки не пройдут первого испытания "охотников", он сам его еле прошел и до сих пор с содроганием вспоминает.
   В конце коридора появились эти девки в сопровождении фон Крунува. Грунс, хоть и испытывал к ним неприязнь, но, помимо своей воли, залюбовался старшей. Стройная фигурка, затянутая в серый с черными вставками костюм, аккуратные черные сапожки, пшеничные волосы, заплетенные в косу. Такую даже жалко, но жалость сразу пропала, когда взгляд Вэркуэлла четвертого уперся в младшую. Ее любимое зеленое платье и белые кружевные панталончики, надетые как бы в насмешку над ним, сыном герцога Вэркуэлла, подпрыгивающая походка и эта ненавистная улыбка до ушей! Жалость сразу пропала, уступив место холодной ярости. И как будто для того, чтоб усилить эту ярость, старшая, остановившись перед ним, непочтительно произнесла:
   -- Ну?
   -- Фон Крунув сказал, что вы приняли мои условия, леди? -- Слово "леди" Грунс буквально выплюнул.
   -- Ага! -- Еще шире заулыбалась младшая, если бы Вэркуэлл был не в такой ярости, эта улыбка должна была его насторожить, но не насторожила.
   -- Ага! -- повторила младшая и подала Масину фон Крунуву увесистый мешочек с пятьюстами золотых. Там были все деньги сестёр -- сто золотых, и еще четыреста, которые они наодалживали по всему общежитию, в том числе и у домовых. Девочка кивнула Масину:
   -- Пересчитай, всё должно быть честно! А где твой заклад? -- Это она уже обратилась к Грунсу. Тот скривился и передал свой мешочек. Глянув на сестёр, он произнес:
   -- Условия вам известны, вы проходите через вольер с драконом, это первое испытание для "охотников". Этим вы докажете, что достойны учиться на боевом факультете. Если же нет... У меня дополнительное условие: если испугаетесь или побежите, то пишите заявление, чтоб вас отчислили с боевого факультета. Куда хотите -- в травницы, в целительницы, в алхимики. Согласны?
   Старшая задумалась, видно, испугалась, а младшая стала улыбаться еще шире, видно, не представляла, что ей предстоит.
   -- Вы вправе выдвинуть встречное предложение. Если я проиграю, то я готов... -- Грунс на несколько секунд задумался -- к чему же он готов, и продолжил: -- Готов, ну вот... хоть съесть свою шляпу!
   -- Какой-то неравноценный обмен, шляпа против отчисления, -- хмыкнула старшая, -- но мы согласны, и если мы сделаем что-нибудь выходящее за стандартные рамки испытания, то...
   Старшая сделала вид, что раздумывает, а младшая, продолжая улыбаться, заявила:
   -- Не-а, шляпа не пойдёт! Ты тогда съешь свои сапоги! Вместе с портянками или носками! Что там у тебя надето.
   Вэркуэлл скривился, как это по-плебейски -- жевать носки! Но кивнул, он был уверен в своей победе, тем более что он сжульничал. Дракон был на цепи и во время испытания он не мог дотянуться до кандидата в студенты, если тот прижимался к самой стенке вольера. Но сейчас цепь была размотана так, что дракон мог передвигаться по всему вольеру. Грунс лично снял стопор с ворота, стоявшего за вольером, и отпустил цепь на всю длину. Пройти сквозь вольер -- в этом-то и заключалось испытание -- девушки просто не смогут, дракон их не пустит. Герцог криво улыбнулся и сказал:
   -- Что ж, если всё обговорено, то приступим, чего тянуть.
   -- Ага, -- ответила младшая, и они пошли в зверинец, за ними двинулась внушительная толпа зрителей, на ходу заключавшая пари на исход испытания.
   У вольера толпа остановилась, и Грунс, торжествующе улыбаясь, открыл маленькую дверцу в воротах, сделанных из толстых стальных прутьев:
   -- Прошу!
   -- Ага! -- ответила младшая студентка, и смело шагнула в вольер, за ней вошла и старшая.
   Дракон, увидев вошедших девушек, привычно зарычал. Но рычал как-то лениво. Потом его рык прекратился. Дракон будто всматривался, и раскатистый громовой рёв прокатился по всему зверинцу. Дракон подпрыгнул и даже попытался встать на задние лапы, хотя известно, что драконы никогда на них не поднимаются, строение тела не позволяет. Потом, совершив пару прыжков вверх, дракон, молотя своим мощным хвостом, кинулся на девушек. Всё это сопровождалось страшным рёвом, которого от дракона никогда не слышали. Но девушки, как будто не видя опасности, бесстрашно шли, шли не вдоль решётки вольера к дальнему выходу, а прямо к дракону! Дракон подскочил к девушкам, припал к земле и открыл свою страшную пасть!
  
   Дракон Зюзюка работал в академии Магических Искусств, драконом. Работал на ставке младшего магического сотрудника. Ведь дракону нужно же что-то есть? А это что-то стоит денег, и не малых. Но ставки младшего магического сотрудника хватало. Можно сказать, что в свое время Зюзюка сам устроился на эту должность. Уже пожилой и небольшой дракон Зюзюка с трудом выдерживал конкуренцию со своими молодыми и гораздо большими, чем он, собратьями. Говорят, что драконы -- полуразумные существа. Неправда! Они вполне разумны, но зачем думать, когда ты большой и сильный? Просто пришел туда, куда захотел, и съел, что захотел. И никто и слова сказать не смеет. Были, правда, артели ловцов драконов и рыцари драконоборцы, но они охотились на больных и слабых драконов. Со здоровым и сильным драконом не так-то просто справиться. А под тяжелые арбалеты дружинников приграничных баронов, даже у самых тупых драконов хватало ума не лезть. Но вот уже пожилому Зюзюке всё труднее становилось добывать себе пропитание. И как-то раз он наткнулся на экспедицию академии Магических Искусств. Руководил экспедицией магистр Захарус, заведующий охотничьей кафедрой, или кафедрой "ведьмаков" боевого факультета академии Магических Искусств. У Захаруса была идея организовать для студентов нечто вроде первого испытания "боевиков", и дракон для этого подходил как нельзя лучше. Всё было уже подготовлено, дело оставалось за малым -- поймать дракона. И экспедиция отправилась в Хасийские горы. Один из привалов случайно разбили возле ночной лежки Зюзюки, его как раз в очередной раз выгнал из пещеры более молодой и сильный дракон. И Зюзюка подслушал разговор Захаруса с его помощником. Когда все легли спать, Зюзюка тихонько позвал начальника экспедиции и обо всём с ним договорился. Надо было видеть вытянувшиеся, удивленные лица ловцов и других участников этой экспедиции, когда утром выяснилось, что Захарус ночью, в одиночку, поймал и укротил дракона!
   Вот так и попал Зюзюка в академию. Здесь у него была приличная жилплощадь -- отдельный вольер в зверинце, даже с небольшой пещеркой. Необременительная работа -- пугать студентов на первом испытании и изображать дракона во время практических занятий на полигоне, там даже полетать немного можно было. Хотя летать Зюзюка не любил.
   И вот сегодня послеобеденная дрёма Зюзюки была нарушена каким-то нахальным студентом, тот, правда, не подтянул, а отпустил цепь. Эту цепь Зюзюка и сам мог снять, но надо же делать вид, что ты совсем неопасен, потому как на цепи. Потом около вольера началось какое-то шебуршение, маленькая дверца открылась, и в вольер вошли два студента. Зюзюка понял, что собираются проводить первое испытание, хотя его удивило то, что его проводят так поздно, аж в листопадник, да еще в такое неурочное время -- после третьей пары. Зюзюка поднял голову и привычно зарычал. А два студента, вместо того чтобы боязливо пробираться по стеночке к дальней дверке, пошли прямо на него. Студенты были какие-то мелкие, совсем не похожие на могучих кандидатов в охотники, Зюзюка присмотрелся внимательнее -- это были человеческие самочки! Зюзюка снова зарычал и поперхнулся, в обеих чётко просматривалась кровь повелителей! Точно! Та, которая поменьше, и была повелителем! Вернее, повелительницей! Зюзюка привстал и издал клич, которым положено приветствовать повелителя. Не переставая приветственно реветь, Зюзюка, отбивая поклоны, пошел навстречу. Не дойдя пары метров до повелительницы, Зюзюка припал к земле и издал особо громкий приветственный рёв.
   -- Фу, совсем оглушил! -- сказала меньшая. -- Тебя как зовут?
   Широко разинув пасть, Зюзюка проревел свое имя, человек бы не понял, а повелительница поняла. Она почесала его за ухом, это выглядело очень забавно, ведь ухо у Зюзюки в диаметре больше метра. Почесала и спросила:
   -- Зюзюка, а ты меня покатаешь?
   Повелительница попросила ее покатать! Она обратила на него свое благосклонное внимание! Зюзюка заревел от восторга и замахал своим громадным хвостом, как щенок при виде хозяев. Повелительница взобралась к нему на шею и сказала второй девушке:
   -- Милисента, открывай ворота, поедем кататься!
   Та, которая неповелительница, а только обладающая кровью повелителей, отбросила засовы на воротах. Зюзюка носом открыл их и наклонил голову, чтоб этой неповелительнице было удобней залезть к нему на шею. Когда обе девушки удобно уселись, Зюзюка, оглашая радостным рёвом окрестности, имитируя галоп, пошел по двору академии.
  
   В кабинете у ректора академии собрались все деканы факультетов и заведующие кафедрами. Это было рядовое совещание, и оно уже подходило к концу. Все уже высказали свои жалобы и получили причитающиеся им нагоняи. На скромно сидящую в углу девушку, в скромном сером платье, время от времени с интересом поглядывали все присутствующие. Хотя какая это девушка, ее знали многие из присутствуюших: она закончила академию десять лет назад, закончила боевой факультет. Когда все вопросы обязательной повестки были исчерпаны, девушка поднялась, и Ансельм Канвио произнес:
   -- Надеюсь, представлять леди Саманту Грег вам не надо. С сегодняшнего дня она зачислена старшим преподавателем на боевой факультет. Она будет вести младшие группы "боевиков" и "охотников", разгрузив магистров Клейнмора и Захаруса. Кроме того, она готовит свою работу к магистерской защите, так что...
   Договорить ректор Канвио не смог, его прервал трубный рёв дракона. Все присутствующие бросились к широким окнам кабинета. По двору академии галопировал дракон Зюзюка. Вернее, он изображал галоп, так как двигался он довольно медленно, но при этом высоко подбрасывал свою заднюю часть и размахивал своим могучим хвостом. На шее, ближе к голове, сидели две девушки. Впереди -- маленькая и рыжая, ее волосы торчали в разные стороны, широкая улыбка не сходила с ее лица, казалось, что происходящее ей доставляет море удовольствия. За ней сидела девушка постарше, ее пшеничные волосы были заплетены в тугую косу, и было видно, что ей происходящее тоже нравится. Зюзюка старался во всю, он ревел, подпрыгивал, топал ногами, махал хвостом и крыльями. Из распахнутых ворот зверинца робко выглядывали студенты, особо смелые вдоль стеночек пытались оттуда улизнуть.
   -- Это что? -- спросил ректор академии, его вопрос был адресован магистру Клейнмору. Тот невозмутимо пожал плечами:
   -- Студентка Милисента и студентка Листик, сестры Дрэгис, ваши протеже, мэтр Канвио.
   -- Они же до сих пор не были замечены в подобных шалостях?! Вы же, магистр Клейнмор, сами о них отзывались как о примерных и прилежных студентках!
   -- Да, господин ректор, до сих пор ни в чем подобном они не участвовали. Но, должен вам заметить, милорд, что чем тише ведут себя студенты вначале, тем масштабнее проказу они устраивают потом.
   -- И что это они устроили? -- нахмурился ректор Канвио.
   -- Я думаю, -- магистр Клейнмор потер подбородок, -- что они проходят первое испытание "охотников".
   -- Но Зюзюка... он же всегда спокоен, как скала! Как же так?! -- воскликнул магистр Захарус.
   -- Вам повезло, магистр, -- повернулся к нему Клейнмор, -- ваш Зюзюка легко отделался, эти студентки решили на нем только покататься, а ведь могли и выпотрошить. Я бы на вашем месте выяснил, кому из ваших "охотников" пришла в голову идея над ними подшутить. Ведь последствия могли быть более...
   Каковы могли бы быть последствия, никто не узнал, так как галопирующий Зюзюка приблизился к клумбам, и магистра Клейнмора перебил завопивший проректор по хозяйственной части:
   -- Клумбы! О-о-о! Клумбы, там высажены редкие сорта цветов! О-о-о, клумбы! Столько сил и средств! -- Гном Грымдуалендирдыр схватился одной рукой за сердце, а второй за печень. Наверное, чтоб показать, как он принимает происходящее близко к сердцу и как всё остальное его достало, прямо-таки до самых печенок. Магистр Захарус побледнел, он представил, что деньги на восстановление порушенных клумб заберут из бюджета его факультета. Он тоже хотел было схватиться за сердце, но в последний момент решил, что бывалому охотнику за нечистью не пристало так переживать, и схватился за печень. Магистр Клейнмор пожал плечами, стенд первого испытания его факультета уже восстановили, и больше ассигнований в этом году на учебные пособия для боевого факультета не предвиделось, так что у него забрать было нечего. Леди Саманта, заинтересовавшись происходящим во дворе академии, слегка перегнулась через подоконник. Когда Зюзюка приблизился к клумбам, она сделала знак рукой, призывающий к вниманию. Зюзюка, не переставая реветь, прекратил галоп и аккуратно прошел между клумбами, даже хвост поднял, чтоб ненароком не задеть чего-нибудь. И только отойдя на безопасное расстояние, Зюзюка снова продолжил свой галоп, уже по направлению к зверинцу. Выпрямившаяся леди Саманта щёлкнула пальцами. Магистр Клейнмор внимательно посмотрел на нее:
   -- Саманта, вы были уверены, что Зюзюка не будет топтать клумбы. Как вы догадались? Или что-то знаете?
   Леди Саманта улыбнулась, а гном Грымдуалендирдыр важно кивнул головой:
   -- Студентки Милисента и Листик очень почтительные и ответственные, они не могли допустить, чтоб академическому имуществу был нанесен ущерб! Да еще в таких масштабах!
   А то, что эти ответственные и почтительные студентки катаются по двору академии на драконе, мастером Грымдуалендирдыром воспринялось как должное и не вызывающее никакого удивления. Магистр Клейнмор подозрительно посмотрел на проректора по хозяйственной части, тот, против обыкновения, не ругался и не метал молнии в адрес пусть и не нанесших ущерб, но покусившихся на академическое имущество. Видно, он тоже что-то такое знал про этих студенток. Спокойным оставался и ректор академии Ансельм Канвио, вот он-то про этих студенток знал больше всех.
  
   Глава 7. Зачёты, заговоры и другие хлопоты
  
   Громко рявкнув приветствие, строй студентов снова застыл. Сегодня первое занятие проводилось не в аудитории, а в фехтовальном зале. Кроме магистра Клейнмора и мастера Харалека, перед строем студентов стояла невысокая худенькая девушка в сером платье. Платье было девушке чуть великовато, но не висело, белоснежный кружевной воротничок и такие же манжеты дополняли картину. Девушка, слегка улыбаясь, рассматривала студентов, те тоже косили на нее глаза. Только косили, потому что в строю положено "есть" глазами начальство, а начальством был магистр Клейнмор, по своему обыкновению мягко расхаживающий перед студентами. Вот они его и "ели". Только маленькая рыжая студентка, стоящая в конце строя, не скрываясь, рассматривала девушку. Взгляд девушки остановился на этой студентке, ее наряд -- зеленый сарафанчик, скорее подошел бы девочке подростку, а не студенту боевого факультета академии Магических Искусств. Девушка улыбнулась и подмигнула девочке, та широко заулыбалась. Магистр Клейнмор строго на нее посмотрел, но девочка не перестала улыбаться, мастер Харалек тихонечко вздохнул, очень тихонечко. Но магистр его услышал, с тех пор, как на факультете появились эта студентка и ее сестра, всегда невозмутимый мастер Харалек начал проявлять эмоции. Эмоции в виде тихих вздохов, правда, их слышал только магистр Клейнмор.
   -- Представляю вам нового преподавателя, -- сурово сдвинув брови, сообщил студентам магистр Клейнмор. -- Мастер Саманта Грег будет вести у вас тактику смешанного боя, теоретические и практические занятия.
   По строю студентов прокатился восхищёенный вздох, о воительнице Саманте Грег слышали все, но вот так, совсем близко, ее никто из них еще не видел. Мастер Саманта кивнула, приветствуя студентов:
   -- Здравствуйте, господа студенты!
   Строй снова рявкнул приветствие, Саманта улыбнулась, а магистр сказал, обращаясь ко всем:
   -- Надеюсь, мне не придется краснеть перед мастером Самантой за вас, господа!
   -- Никак нет! -- привычно ответил строй.
   -- Ага, -- сказала маленькая студентка, продолжая улыбаться, но, увидев нахмурившегося магистра, сразу же поправилась: -- Так точно! Ой! Никак нет!
   Мастер Саманта, выгнув бровь, посмотрела на маленькую студентку, та, засмущавшись, опустила взгляд, но улыбаться не перестала. Магистр Клейнмор хмыкнул, и они вместе с мастером Харалеком покинули зал. Мастер Саманта еще раз оглядела строй и произнесла:
   -- Мое имя вы уже знаете, теперь я хочу познакомиться с каждым из вас. Выходите и называйте свое имя и берите оружие. Можете выбирать любое.
   Первым из строя шагнул высокий парень, он взял из стойки деревянный меч и назвался:
   -- Джеф Харвлин!
   -- Что ж, студент Харвлин, атакуйте!
   -- Но, мастер, у вас же нет оружия!
   -- Попробуйте нанести хотя бы укол, -- усмехнулась мастер Саманта. Студент несмело ткнул мастера прямым выпадом и оказался на полу, а его бокен непонятным образом переместился в руки леди Саманты.
   -- Плохо, -- сказала Саманта. -- Плохо. Но ожидаемо, еще раз!
   Студент повторил свою атаку, но уже резче. И так три раза, и каждый раз результат был одинаков. Харвлин подымался с пола, и мастер Саманта возвращала ему меч. Следующий студент повторил судьбу Харвлина, хоть его атаки были резче и замысловатей. Очередной студент выбрал не бокен, а метательные ножи, вернее их имитацию, мастер их все поймала, а потом отправила обратно в сторону студента. Все учебные ножи попали в цель, сконфуженный студент, потирая ушибленные места, занял свое место в строю. Очередь дошла до Милисенты, она выбрала бокен. Обозначив атаку, Милисента ударила не мечом, а "воздушным кулаком", и, не давая мастеру опомниться, нанесла удар своим мечом, но промахнулась. Саманта увернулась от "воздушного кулака", но времени провести контрприем у нее не осталось, поэтому от выпада меча Милисенты она тоже увернулась и, поменяв направление движения, мастер оказалась за спиной студентки. Но Милисента, видимо, что-то почувствовав, кувырком ушла вперед. Развернувшись в кувырке, студентка встала в стойку, вытянутый вперед меч описывал восьмерки, а в отведенной в сторону левой руке загорелось пламя. Но мастера перед ней уже не было.
   -- Хорошо! А вот это уже очень хорошо! -- Голос Саманты раздался из-за спины Милисенты. -- Очень хорошо, студентка Милисента! Встаньте в строй!
   Милисента встала на свое место, а мастер Саманта, оглядев еще раз всех студентов, спросила:
   -- Как вы думаете, почему студентка Милисента удостоилась похвалы? Хотя двое из вас продержались дольше, но их я не похвалила.
   -- Потому, что Милисента атаковала вас сразу с двух направлений, магией и мечом, -- ответил звонкий, но при этом чуть хрипловатый голос.
   -- Правильно, студентка Листик!
   Листик разулыбалась, довольная, что ее похвалили, а мастер продолжила:
   -- Вы все атаковали оружием, забыв, что вы в первую очередь маги, боевые маги! Вот вам первый урок по моему предмету, который я буду у вас вести.
  
   Третьей парой у группы "боевиков" второго курса была алхимия. Вёл ее завкафедрой алхимии магистр Сигуранц, высокий, худой мужчина, уже в летах. Его синяя мантия была всегда чистая и идеально выглаженная. Как это ему удавалось в атмосфере алхимической лаборатории, не знал никто. У его ассистентов мантии были всегда чем-то заляпаны, прожжены в нескольких местах, и магистр на их фоне выглядел франтом. Этаким эталоном образцового мага на фоне неряшливых экспериментаторов. Вот и сейчас величественный магистр кивнул своему замызганному ассистенту, и тот выставил на лабораторный стол три хрустальных стакана с прозрачной жидкостью. Магистр кивнул и провозгласил:
   -- Сегодня у нас завершающее занятие по курсу "Минеральные яды", это занятие будет практическим и в некотором роде зачётным. Тому из вас, кто сумеет выполнить мое задание или внятно объяснить, что следует делать, я засчитаю этот курс и поставлю зачёт автоматом. Как вы знаете, зачёт дифференцированный, следовательно, бал, который я выставлю, будет наивысшим. Итак, господа студенты, приступим. Перед вами три стакана с абсолютно прозрачной и не имеющей запаха жидкостью. В одном из стаканов чистая ключевая вода. В другом тоже чистая ключевая вода, но с сильнодействующим минеральным ядом. В третьем стакане тоже вода, тоже ключевая, но яд там растительного происхождения, тоже сильно действующий. Это чтоб немного усложнить вам задачу. От вас требуется определить, в каком из стаканов минеральный яд. Использовать разрешается только подручные средства.
   Магистр зорко оглядел ошалевших от такой "засады" студентов. Ведь их не предупредили о готовившемся испытании, и никто из них не позаботился о "подручных средствах", хотя бы шпаргалках. Магистр усмехнулся, правильно поняв растерянность студентов. Он величествено кивнул и продолжил:
   -- Вы же будущие боевые маги! Поэтому должны быстро реагировать на стремительно меняющуюся обстановку, вроде так вас учит магистр Клейнмор? Представьте себе, что вы находитесь на приеме у знатной особы, и вы узнали, что кто-то хочет отравить одного из высокопоставленных гостей этой особы. Времени у вас нет, чтобы развернуть полевую лабораторию, да и будет ли это уместно на подобном приеме? Так кто из вас попробует выполнить эту задачу или хотя бы объяснить, как ее следует выполнять? Вот вы, студент Мишлин.
   Поднявшийся студент взял по очереди все три стакана, солидно посмотрел сквозь них на свет и так же солидно ответил:
   -- Задача очень непростая, но яд легко определить, использовав рог единорога. Напиток, содержащий яд, налитый в рог единорога, поменяет свой цвет.
   -- Очень хорошо, студент Мишлин, очень хорошо, -- усмехнулся магистр Сигуранц. -- Но считать подручным средством такую дорогую вещь как рог единорога? И как вы это представляете, учитывая мою вводную? Вы будете бегать с рогом единорога между лакеями, разносящими напитки, хватать с их подносов кубки и бокалы, переливать их содержимое в рог единорога, а потом обратно? Вас не поймут. И потом, такие вещи надо, по возможности, проделывать максимально скрытно. А вы с рогом единорога наперевес...
   Среди остальных студентов послышались смешки. Пристыженный Мишлин сел. Следующий студент предложил применить заклинание "истинности", под действием этого заклинания любой предмет или вещество являли свою суть. Поощренный кивком магистра, студент сплёл заклинание и наполнил его силой. Во всех трёх стаканах вода проявила свою суть, показав то, что она действительно является водой. Раздосадованный неудачей студент сел на свое место.
   Магистр внимательно оглядел растерянные лица притихших студентов. Его взгляд остановился на двух студентках, сидевших на первой парте. Старшая, как давно отметил магистр, -- очень прилежная, наморщив лоб, что-то быстро писала на листке бумаги. Магистр одобрительно кивнул, девушка не сдавалась, и из, казалось бы, неразрешимой ситуации искала выход. А вот младшая... Ее задорная улыбка выглядела ярким солнечным пятном на сером, почти дождливом фоне остальных приунывших студентов. Магистр тоже улыбнулся, глядя на этого никогда не унывающего ребенка, но тут же, согнав улыбку с лица, строго спросил:
   -- А вы, студентка... эээ... Листик? Вы так весело улыбаетесь, наверное, нашли решение этой сложной задачи?
   -- Ага! -- вскочила та.
   -- И как же, позвольте спросить, вы найдете решение этой задачи?
   -- Позволяю, -- важно кивнула рыжей головой студентка, -- спрашивайте!
   Студенты снова захихикали, а улыбнувшийся магистр, его забавляла непосредственность этой девочки, развел руками:
   -- Тогда, не соблаговолит ли уважаемая Листик просветить нас темных, как нам определить -- в каком из стаканов находится смертельный яд?
   Студентка встала, и со всей солидностью, на которую была способна, кивнула. Медленно подошла к столу со стаканами, по очереди взяла их, посмотрела сквозь них на свет, как это делал студент Мишлин, потом каждый понюхала. Наморщила лоб и сдвинула бровки, всем своим видом изображая бурную работу мысли. Не улыбаться, глядя на нее, было невозможно. Усмехнувшись, магистр Сигуранц, спросил:
   -- Ну, и каков вердикт уважаемого эксперта?
   -- Ага, щасс, -- кивнула головой девочка и быстро отпила по нескольку глотков жидкости из всех трёх стаканов. Раздался звон бьющегося стекла, это ассистент магистра уронил на пол до этого протираемую им какую-то посудину. Аудитория ахнула в один голос. Сигуранц побледнел, а девочка, зажмурившись, прислушивалась к своим ощущениям. С первой парты встала вторая студентка и обратилась к бледному как полотно магистру:
   -- Разрешите, господин магистр? -- Магистр машинально кивнул, он не отрывал взгляд от младшей девочки, а старшая, которую совсем не смутили действия младшей, продолжила: -- Надо применить заклинание "истинности", но не к воде, а к ее свойствам, после чего посмотреть сквозь стаканы на свет, но под определенным углом. Жидкость, в которой растворены яды, будет иметь другой угол преломления лучей света, чем чистая вода. Поэтому интенсивность цветового распределения преломившихся солнечных лучей на гранях стаканов будет разная. Вот тут описание цветовой гаммы спектра чистой воды!
   Студентка протянула магистру листок бумаги.
   -- Ага, -- сказала открывшая глаза младшая студентка, она облизнулась и подняла первый стакан, -- вот тут -- соединения цианида, это минеральный яд. Смерть вызывает моментально, противоядий нет. А вот это... -- Девочка поставила первый стакан и взяла второй:
   -- Вот в этом яд цикутника остролистого, очень ядовитое растение. Смерть наступает в течение тридцати секунд после приема внутрь... -- Девочка снова облизнулась. -- Ну а вот в том стакане чистая вода, это легко проверить, если сравнить спектр преломленных на гранях стакана лучей солнца с тем, что описала Милисента. Или же немножко отпить, тогда тот, кто отпил, через некоторое время просто увидит, что он не отравился...
   Девочка оглядела аудиторию и, широко улыбнувшись, предложила:
   -- Никто не хочет попробовать? Тут яда нет, правда, правда!
   Желающих не нашлось, те же из студентов, на ком останавливался взгляд девочки, начинали энергично мотать головой.
   -- Э-э-э... -- сказал магистр, он не сводил глаз с младшей студентки, она уже должна была, по ее же словам, лежать мёртвой. А она стояла и улыбалась. Но, видно, ей самой надоела затянувшаяся пауза, и она требовательно посмотрела на магистра:
   -- Так задание выполнено, да?
   Магистр кивнул головой, потом перевел взгляд на старшую сестру:
   -- Студентка Милисента, вы пояснили, как можно выполнить это задание, привели и описания спектра преломленных лучей, по которому можно определить воду, не содержащую ядов...
   -- А я?! -- возмущенно пискнула Листик, -- я же тоже правильно определила где и что!
   -- Ваш метод, студентка Листик.... эээ... несколько нетрадиционен, поэтому зачесть его как решение поставленной задачи... -- начал магистр Сигуранц, но девочка возмущенно его перебила:
   -- Вы же сами сказали -- подручными средствами! А у меня их под рукой не оказалось, только я сама! Я же не могла заставить кого-то попробовать... -- Улыбка сошла с лица девочки, уголки ее губ опустились и задрожали. Пораженный магистр с трудом удержался, чтоб не погладить ее по голове:
   -- Конечно-конечно, студентка Листик, вам тоже будет зачтено это решение. Вам и вашей сестре. Вы справились с поставленной задачей, правда, несколько, гм, оригинальным способом. Но ваш анализ был абсолютно точен. Кстати, как вы себя чувствуете?
   -- Хорошо, -- всхлипнула девочка и с надеждой подняла глаза на магистра, -- вы же мне тоже поставите зачёт, я же ответила?
   -- Да, да, и вам, и вашей сестре! Вы обе справились. Молодцы! Отлично! Садитесь!
   Обе сестры сели за парту. Серьезная Милисента и повеселевшая, снова заулыбавшаяся Листик.
  
   Милисинента и Листик вошли в свою комнату. Щёлкнув пальцами, Милисента зажгла под потолком магический светильник. Листик, развернув принесенный сверток, стала накрывать на стол. Сегодня девочки пришли в академическую столовую слишком поздно, и сладких булочек им не хватило. Нет, они не голодали, у них всегда было чем поужинать, вот сейчас Листик нарезала хлеб и делала бутерброды с ветчиной и сыром. Милисента вскипятила воду в чайнике, просто взяв его в руки. Пока она заваривала чай, Листик закончила сервировку стола и достала из холодильного шкафа кувшин молока. Она всегда пила чай с молоком. Листик взглянула на накрытый стол и тяжело вздохнула: какой же это ужин без сладкого? Милисента только разлила чай по чашкам, как раздался стук в дверь. После разрешения в комнату вошла леди Саманта.
   -- Добрый вечер, девочки! Вы ужинать собрались? А меня возьмете в компанию? -- Саманта высыпала на пустую тарелку из принесенного кулька печенье.
   -- О, печенюшки! -- восторженно захлопала в ладоши Листик и посмотрела в сторону Кузиной ухоронки. Листик засомневалась -- стоит ли раскрывать Саманте присутствие домовушки. Леди Саманта тоже глянула в ту сторону и улыбнулась:
   -- Приглашай, приглашай. Ведь вижу, что ей тоже хочется печенюшек с молочком. Тем более что нарушать традиции вечерней трапезы никак не можно! -- Последние слова леди Саманта произнесла, явно копируя старшего домового Пимена.
   -- Ой! Так вы знаете про домовых? -- удивилась Листик.
   -- Конечно, ведь я же преподаватель, хотя я знала про них уже тогда, когда училась здесь. А вот сегодня решила познакомиться с вами поближе. За всю историю академии -- вы третий случай, когда на боевом факультете учатся девушки.
   -- Третий и четвертый, -- важно кивнула Листик, -- ведь нас двое! Получается, что Милисента это третий случай, а я четвертый.
   -- А разве вы были не первая, господин магистр, кто учился на боевого мага? -- спросила Милисента.
   -- Саманта, называйте меня Саманта, когда мы не на занятиях, -- улыбнулась леди Саманта. -- Нет, не первый, до меня училась еще одна девушка, но это было давно.
   -- Кузя, Кузя! Вылазь, у нас молочко с печенюшками! -- позвала домувушку Листик. Выскочившая из стенной ухоронки Кузя устроилась на своем месте. Саманта некоторое время рассматривала Кузю, а потом спросила:
   -- Тебя Кузей зовут? А у меня была -- Бася. Знаешь ее?
   -- Да, это моя старшая сестра, только она сейчас не работает, она в отпуске, -- сказала домовушка, и уточнила: -- в декретном.
   Саманта понимающе кивнула, а потом обратилась к Милисенте:
   -- О вас я достаточно знаю... -- Увидев удивление девушки, Саманта подтвердила: -- Да-да, мне о вас рассказали герцог Грег, он мой дедушка, двоюродный, и его величество. А вот о баронессе Дрэгис даже они смогли поведать слишком мало. Да, мое желание -- повысить свой уровень до магистра и их просьба присмотреть за двумя студентками, обучающимися в академии, -- совпали. И, пообщавшись с вами, я увидела, что вы не только обладаете определенными способностями, а хотите их развивать. А сегодняшнее происшествие, о нем мне рассказал магистр Сигуранц, поставило меня в тупик.
   -- Видите ли... -- Милисента замялась, Саманта ей поощряюще кивнула, -- Саманта, Листик и я не просто обладаем определенными способностями, а и...
   Милисента помахала своей рукой, на пальцах которой появились когти. Саманта улыбнулась и тоже продемонстрировала появившиеся когти. Листик вскочила со своего места и померилась когтями с Самантой. Удовлетворенно хмыкнув, девочка убрала когти, они у нее были больше, чем у леди Саманты. Та улыбнулась:
   -- Я знаю о древней крови. Я тоже...
   -- Ага! -- сказала Листик.
   -- Саманта, у Листика это очень сильно проявляется, вот отсюда и ее особые способности.
   -- Ага! -- подвердила Листик.
   -- Но даже древняя кровь не дает возможности безнаказанно пить те яды, что демонстрировал магистр Сигуранц! -- воскликнула Саманта.
   -- Это не моя тайна, -- пожала плечами Милисента, -- Листик обладает способностями, очень превосходящими даже способности носителей древней крови. Примите это как должное.
   -- Хорошо, я не буду настаивать, -- улыбнулась Саманта. -- Пусть ваша тайна так и останется тайной. Но я надеюсь, что это не помешает нам стать друзьями!
   -- Ага, -- подтвердила Листик, протягивая руку, -- давай дружить!
   Саманта засмеялась, потом очень серьезно пожала протянутую руку.
  
   В том же неприметном особняке и в той же комнате сидели те же трое мужчин и так же привычно слушали, как барабанил по столу, раздумывая, самый главный из них. Прекратив барабанить, видно, ему в голову пришла какая-то мысль, он спросил у младшего:
   -- Так ты говоришь, Зарисс, что в академии появилась новая преподавательница? На боевом факультете? И это ни кто иная, как сама леди Саманта?
   -- Да, ваша милость!
   -- Да, принцессу мы не нашли, но кое-что начинает проясняться. Помнится, мэтр, вы высказывали догадку, что в день объявления принцессы наследницей ее сопровождали три боевых мага, которые и расправились со специалистами из ночной гильдии? Три очень сильных мага, но о которых вы ничего не слышали?
   Мужчина в мантии мага в знак согласия наклонил голову.
   -- Так вот, -- продолжил старший мужчина, -- я думаю, что ее сопровождали эти две студентки и леди Саманта. Как мы выяснили, эти студентки, при всей их необученности, обладают очень большими способностями, именно в магии огня! Как вы думаете, мэтр, могли ли необученные девушки, но с такими специфическими способностями, под руководством опытной воительницы расправиться с наемными убийцами?
   -- Думаю, да!
   -- Вот и я так же подумал! Вот и всплыли наши неизвестные боевые маги, нарушившие наши планы. Та самая карта, вытянутая из рукава хитрым графом Клари, которая и побила наши козыри.
   -- Да, очень похоже. Леди Саманта могла спрятаться, а двух девчонок просто не приняли во внимание. Тем более что старшая, в отличие от младшей, во дворце не мелькала.
   -- И тем не менее, она там была! И то, что у этих двух студенток и леди Саманты, только прибывшей в академию, сразу установились доверительные отношения, говорит о многом. Как утверждает Зарисс, -- его милость кивнул в сторону самого младшего собеседника, -- они часто проводят вместе вечера, да и гуляют по городу тоже вместе.
   -- А может, это она их охраняет? -- подал голос младший.
   -- Не смешите меня, Зарисс! Охранять двух, пусть только будущих боевых магов, тем более что уже сейчас они обладают значительной боевой мощью! Разве что она охраняет окружающих от них, чтоб эти девочки кого не сожгли ненароком, -- хмыкнул его милость.
   Некоторое время все молчали, обдумывая уже известные факты, но открывшиеся как бы с другой стороны.
   -- Вот что, -- сказал его милость, -- принцессу мы потеряли. Несмотря на все ваши усилия, Зарисс, мы ее не нашли. И это очень плохо!
   -- Но, ваша милость, я потерял почти тридцать человек!
   -- И это тоже плохо! Часть из них попала в руки тайной стражи!
   -- Но... ваша милость! Это рядовые исполнители, они знают только командиров пятёрок!
   -- Среди тех, кто попался, были и четыре командира ваших пятёрок.
   -- Двое покончили самоубийством, когда за ними пришли, а еще двое погибли при сопротивлении, когда их пытались арестовать. Это абсолютно проверенные сведения.
   -- Хорошо, если так. Но ты не расслабляйся, Зарисс. И вот что, отправляйся-ка в вэркуэллское герцогство, там во время инцидента с дрэгисским баронством вроде как мелькнул след дракона, очень похожего на того, что летом похитил принцессу. Давай, давай поезжай и тщательно проведи расследование. Отправляйся прямо сейчас.
   Молодой человек поднялся и вышел из комнаты. Маг посмотрел ему вслед и спросил у оставшегося мужчины:
   -- Ваша милость, вы думаете, что тогда принцессу все-таки похитил дракон?
   -- Чушь, скорее всего, того дракона придумал граф Клари, чтобы скрыть след принцессы! Его хитрый ход с множеством карет -- это повторение уже удачного трюка. Только тогда это был мнимый дракон. И скорее всего, та карета тоже была пустая.
   -- Но как же свидетельства о похищении драконом принцессы людей герцога Наразака, да и подслушанные по тавернам разговоры королевских гвардейцев?
   -- Скорее всего, людям герцога показали иллюзию, а в карете был спрятан огнемёт. Была хорошо организованная засада на засаду. А гвардейцы... Там каждый второй -- человек Клари, им приказали распространить слухи по кабакам, вот они и совмещают приятное с работой.
   -- Но зачем же вы послали Зарисса к Вэркуэллу?
   -- Чтобы удалить его из столицы. Он много мелькал в последнее время, его могли заметить люди графа. Хоть командиры пятёрок погибли, но много рядовых попали в руки Клари, кто-нибудь что-нибудь да слышал, видел. Лучше подстраховаться. А поиски дракона... Пусть займется хоть каким-то делом, а то от безделья лезут в голову разные мысли, весьма нехорошие порой... А вы, мэтр, займитесь академией, ведь один раз удачно использованный прием могут повторить. Весьма возможно, что ту троицу граф Клари может еще раз использовать для охраны принцессы. Вот и понаблюдайте за ними.
   -- Вы знаете, ваша милость, это очень трудно, особенно в академии. У меня там нет надежных информаторов.
   -- Работайте с ненадежными, перепроверяйте полученные сведения. Постарайтесь не выпускать из виду этих девиц и их подругу-воительницу. Может, от них и потянется ниточка. В средствах я вас не ограничиваю.
  
   Листик сидела в академической столовой и ковырялась в тарелке с кашей. Против обыкновения она не улыбалась. Даже сладкая каша ей казалась пресной и противной. Милисента, еще с утра заметившая скверное расположение духа своей сестры, пыталась хоть как-то ее растормошить:
   -- Вот, хочешь молочка или сладкого компота, хочешь принесу?
   -- Не хочу!
   -- Да что с тобой, что случилось, Листик?
   -- Летать хочу! -- шепотом ответила девочка. -- Летать! Я соскучилась по небу, по горам! По козлам, наконец!
   -- Как -- по козлам? -- удивилась Милисента.
   -- Ага! В горы хочу! Охотиться на горных козлов. Представляешь, Милисента, вокруг горы! Высокие пики, скалы, сверху небо -- голубое и глубокое! И козлы! Много козлов! -- Последние слова Листик произнесла довольно громко, привлекая к себе внимание.
   -- Представляешь, Милисента, -- продолжила Листик, не обращая внимания на то, что окружающие уже с интересом слушают ее, -- представляешь, стоит такой козел, гордый тем, что он такой могучий и сильный! Что его никто и никак не может достать! Никого не боится! А тут ты -- раз, и свернула ему шею!
   Листик сделала руками движение, как будто сворачивает кому-то шею. Слушавшие ее студенты шарахнулись в разные стороны, все уже знали, что, несмотря на свой маленький рост и кажущуюся хрупкость, Листик вполне могла свернуть кому-нибудь шею, силы у нее хватало.
   -- Правильно! Так им козлам и надо! Нечего задаваться! -- раздалось из-за соседнего столика. Сидевшая там румяная девушка одобрительно смотрела на Листика.
   -- Аррима, что случилось, откуда в тебе такая кровожадность? -- удивилась Милисента.
   -- Да! Так им козлам и надо! И вообще, все мужики -- козлы! -- всхлипнула Аррима. Милисента поняла, что у той очередная сердечная драма. А вот Листик всё поняла буквально и сразу подхватилась:
   -- Аррима, тебя что, козел обидел?
   -- Да, -- еще сильнее всхлипнула та, -- козел, самый настоящий козел!
   -- Где, где этот козел? Я ему шею сверну! -- обрадовалась Листик, что можно хоть на кого-то поохотиться. Некоторые из сидящих за столиками студентов постарались быстро и незаметно покинуть столовую, даже не доев свои порции. Милисента с уважением посмотрела на Арриму: еще неизвестно, кто кого обидел, поклонники -- Арриму, или Аррима -- своих поклонников. Покачав головой, Милисента сказала Листику:
   -- Хорошо, устроим большую охоту в воскресенье.
   А удовлетворенная Аррима с удовольствием наблюдала, как из столовой разбегаются студенты мужеского пола. Милисента хихикнула:
   -- Аррима, теперь тебе будет трудно найти новых поклонников, разве что пригрозишь натравить на них Листика, если не будут ухаживать.
   -- Ага! -- подтвердила уже улыбающаяся Листик. И девушки громко засмеялись.
  
   Преподаватель академии Саманта Грег субботним вечером пробиралась в студенческое крыло общежития. Пробиралась, потому что Милисента и Листик попросили ее прийти так, чтобы никто не видел. Саманта удивилась, но пообещала выполнить то, о чем ее попросили девушки. И вот теперь она, как студентка, задумавшая какую-то пакость, замирая при каждом шорохе, скрытно проникала на шестой этаж общежития. Сейчас она сильно жалела, что не умеет, как Листик, ходить путями брауни, хотя так ходить можно было, только не имея на себе или при себе ничего материального. И если покрытым короткой шерсткой брауни это было без разницы, а Листик изображала из себя ведьму, время от времени прикрываясь мороками, то преподавательнице пересекать голой коридор студенческого общежития... А каждый раз создавать морок, значило непременно привлечь к себе внимание, потому как студенты, устраивая друг другу розыгрыши, прикрывались именно мороками. Поэтому большинство охранных заклинаний, развешанных в коридорах, были настроены именно на мороки. Еще Саманту удивило, что девушки попросили взять теплые вещи, будто они собирались гулять всю ночь по крыше. У них в комнате был замечательный балкончик, но в начале снеженя, первого месяца зимы, устраивать ночные посиделки на балкончике? В такую пору лучше сидеть у камина, тем более что камин у девушек в комнате был.
   Войдя в комнату девушек, Саманта отметила, что Милисента одета именно для такой ночной прогулки по крышам, ее одежда была теплой и удобной, совсем не сковывающей движения. А вот Листик была как всегда в своем привычном зеленом сарафане.
   -- Саманта, -- начала Листик, делая страшные глаза, -- мы откроем тебе очень большую тайну! Но ты должна дать клятву, что никому и никогда...
   Саманта улыбнулась и кивнула головой, но и Милисента на нее смотрела очень серьезно:
   -- Да, Саманта, ты должна поклясться хранить в тайне то, что мы тебе расскажем и даже покажем, мы это сделаем только потому, что доверяем тебе! И ты с нами одной крови!
   Услышав такое от всегда серьезной Милисенты, Саманта поняла, что девочки задумали что-то очень важное, что это не простая шалость или студенческий розыгрыш. Ведь они должны были понимать, что Саманта как преподаватель не допустит никаких нарушений. Хоть она с девочками и перешла на "ты" и хоть у них установились очень доверительные отношения, но на занятиях их общение было официальным, как принято между преподавателем и студентами. И обвинить Саманту в том, что она завела себе любимчиков, никто не мог, потому что она гоняла этих двух студенток даже больше, чем остальных, особенно Листика.
   Саманта произнесла требуемую клятву, огонь в камине полыхнул, как бы это свидетельствуя. Листик, продолжая так же серьезно смотреть на Саманту, спросила:
   -- Саманта, а ты умеешь жарить мясо?
   -- Умею, а где вы возьмете мясо, чтоб жарить? -- удивилась Саманта не столько вопросу, сколько странному переходу от намека на страшную тайну к жареному мясу.
   -- Поймаем, -- облизнулась Листик. -- Поймаем козла и пустим его на мясо.
   -- Какого козла? -- Саманта удивилась еще больше.
   -- Горного козла!
   -- Листик, где же ты найдешь в городе горного козла? Они же не бегают по крышам!
   -- Саманта, мы приглашаем тебя на охоту! -- сказала Милисента и, к удивлению Саманты, предложила надеть теплые вещи, потом открыла дверь на балкон. Пока девушки надевали свои теплые вещи, раздевшаяся Листик прошлепала босыми ногами мимо них и остановилась у перил.
   -- Листик, а ты не просту... -- начала Саманта и пораженно застыла: у перил балкона стоял дракон! Нет, не так, а вот так -- Дракон! Именно стоял, стоял на чуть согнутых задних лапах, опираясь на мощный хвост. Его передние лапы, или руки, упирались ему в бока. Своей удивительно гармоничной фигурой он напоминал скорее человека, чем дракона. И потом -- он стоял! Драконы же не могут встать на задние лапы, а этот стоял! Маленький, всего в три человеческих роста, очень красивый дракон! Саманта застыла с открытым ртом, хоть такая поза была не характерна для опытной воительницы, преподавателя академии Магических Искусств. Она стояла и любовалась этим прекрасным зверем, плавными линиями его пропорционального тела, покрытого чешуей. Чешуя была не большая и не маленькая, в самый раз, отсвечивающая золотисто-перламутровым цветом. Этот дракон был прекрасен!
   -- Он прекрасен! -- почти прошептала Саманта. -- Этот дракон -- прекрасен!
   -- Ага! -- подтвердил дракон хрипловатым голосом, очень напомнившим Саманте голос одной рыжей девочки.
   -- Листик, это ты? -- спросила пришедшая в себя Саманта.
   -- Ага! -- ответил дракон. И тут же сварливо спросил: -- Ну, чего встали?
   -- Тобой любуемся! -- ответила Милисента. -- Знаешь, Листик, я, как только вижу тебя, когда ты дракон, так сразу и любоваться начинаю, настолько ты красивая!
   -- Ага! -- ответил дракон голосом Листика. Кокетливо похлопав длинными ресницами, дракон опустился на передние лапы и сказал:
   -- Хватит любоваться, залазьте и садитесь. Вам сидеть, а мне крыльями махать!
   Милисента быстро вскарабкалась дракону на спину и села почти на шею, потом поманила Саманту. Та, робея, тоже взобралась на дракона и села позади Милисенты, обняв ее за талию.
   -- Готовы? -- спросил дракон, и свечой взмыл в небо. Маленький коричневый шерстяной комочек помахал вслед лапкой, вздохнул и направился в комнату. Кузя еще раз вздохнула, закрыла балконную дверь и полезла в драконье гнездышко Листика -- ждать возвращения девушек. Зарывшись в теплые шкуры, домовушка решила немного вздремнуть.
  
   Глава 8. Охота на козлов и ее последствия
  
   Холодный ветер бил в лицо, вышибая из глаз слёзы. Стремительно подымающийся дракон мерно махал крыльями, как-то даже лениво махал. Саманта посмотрела вниз, на исчезающие огни города, еще пара взмахов крыльев -- и дракон вошел в плотные облака и полетел горизонтально. Вокруг заклубилась белесая муть.
   -- Милисента, а куда мы летим?! -- прокричала Саманта. Девушки сидели в обнимку, но сильный ветер, бивший в лицо, мешал разговаривать, унося слова.
   -- На охоту! В Хасийские горы! -- тоже прокричала Милисента.
   -- Но это же приграничье, туда аж месяц езды! Даже дракон туда будет лететь неделю! Сколько же мы туда добираться будем?! -- удивилась Саманта, она хотела еще что-то спросить, но дракон резко пошел вниз и вывалился из густых облаков. В неизвестно откуда появившемся лунном свете Саманта увидела громаду гор. Высокие горы выросли прямо перед драконом, и девушке казалось, что до них можно дотронуться рукой.
   -- Вот, это Хасийские горы, а мы уже в предгорье! -- сказала Милисента. Воздух был по-прежнему холодным, но уже не бил в лицо с той силой, что раньше, и говорить уже можно было нормально.
   Дракон спускался вниз, мелькали голые скальные выступы и участки гор, покрытые лесом. Всё это было хорошо видно в довольно ярком лунном свете. Саманта подняла голову, они же летели в плотных облаках, а сейчас на небе не было ни облачка, светила яркая луна и перемигивались большие звезды, такие, какие бывают только в горах при хорошей погоде. Девушка перевела взгляд на горы, уже нависавшие над спустившимся драконом и его пассажирами. Горы, Хасийские горы? Ведь до них месяц скачки на коне, а они вылетели из столицы минут десять назад. Дракон приземлился на поляну перед входом в пещеру, девушки спрыгнули с него. Дракон махнул лапой, приглашая за собой, и скрылся в пещере. Милисента пошла за ним, Саманта к ней присоединилась. Войдя в пещеру, наполненную костями, Саманта пораженно спросила:
   -- Это что?
   -- Кости съеденных драконом животных, -- охотно пояснила Милисента. -- Дракон очень большой и могучий, он ест только крупных животных.
   -- А мелких? -- поинтересовалась Саманта.
   -- Мелких он просто давит не глядя. Очень уж большой дракон, мелочь не замечает.
   Саманта оглядела этот "собачий рай" и спросила:
   -- А где же этот большой и могучий дракон живет? Здесь даже нам едва пройти можно? А дракону? Ему же и спать где-то нужно?
   Милисента задумчиво оглядела россыпи костей:
   -- Действительно, где же этот дракон спит? Что-то здесь не продумано. Может, он как летучая мышь -- спит вниз головой, уцепившись ногами за потолок?
   Обе девушки задрали головы и стали рассматривать потолок, выискивая спящего там дракона.
   -- Чего встали? Что вы там ищите? -- спросил кто-то хрипловатым голосом. Девушки посмотрели в ту сторону -- у большого камня, ранее закрывавшего проход в следующую пещеру, стояла девочка. Листик.
   -- Дракона, -- серьезно ответила Милисента.
   -- Какого дракона? -- удивилась Листик.
   -- Большого и могучего, который спит на потолке, как летучая мышь, -- очень серьезно пояснила Саманта. Листик тоже задрала голову, но, не найдя дракона, похожего на летучую мышь, пожала плечами:
   -- Тут дракон не спит, тут он ест, свою добычу ест. Как поймает добычу, несет сюда и ест, а спит он в другом месте. У него многокомнатная пещера. Вот!
   -- Многокомнатная пещера со всеми удобствами?
   -- Ага! -- гордо ответила Листик. -- Идем, покажу!
   Во второй комнате многокомнатной драконьей пещеры было уютно, был даже камин. В углу, в маленькое озерцо падал небольшой водопадик. Листик с визгом прыгнула в это озерцо, обрызгав девушек прямо-таки ледяной водой.
   -- Родник, холодный! -- пояснила Милисента, показав на водопадик. -- Здесь же предгорье.
   Вода из холодного родника, видимо, ничуть не смущала Листика. Девочка с явным удовольствием плескалась в этой ледяной воде.
   -- Мы тоже можем помыться потом, когда Листик наплескается, только воду надо будет подогреть. Прошлый раз мне Листик грела, а сейчас я и сама могу. Только воду надо постоянно подогревать, она здесь проточная, -- объяснила Милисента и предложила, показав на большой каменный ящик, похожий на саркофаг, накрытый такой же каменной крышкой: -- Давай пока этот ящик откроем, здесь у Листика продукты хранятся.
   С трудом отодвинув крышку, девушки обнаружили в каменном ящике немного вяленого мяса, засохший сыр и кусочек черствого хлеба.
   -- Это всё? -- разочарованно спросила Милисента.
   -- Ага! -- подтвердила вылезшая из озерка Листик.
   -- Видно, большой и могучий дракон всё поел, остались одни жалкие крохи, -- сделала предположение Саманта.
   -- Ну, так я же тут долго не была, -- начал оправдываться "большой и могучий дракон", владелец многокомнатной пещеры.
   -- Надо было ужин с собой взять, -- покачала головой Милисента.
   -- И охотиться чем будем, мы же на охоту собрались? -- спросила Саманта.
   -- Вот, совсем вы меня не жалеете! Мало того что я вас несла, так еще надо было тащить еду и оружие для охоты! -- начал жаловаться "большой и могучий дракон", но, увидев погрустневшие лица девушек, Листик улыбнулась: -- Не расстраивайтесь! Дракон не только большой и могучий, а и...
   -- ...грызёт кости! -- прыснула смешинкой Милисента.
   -- Нет! Он обо всём позаботился, потому что он мудрый! Вон там, в углу, лежит оружие, всякое. Там можно подобрать себе что-нибудь для охоты, -- Листик показала рукой в угол, туда тотчас пошла Саманта и начала перебирать сваленное там кучей оружие, время от времени неодобрительно хмыкая.
   -- Ну а ужинать чем мы будем? Или мудрый дракон предлагает своим гостям пойти в соседнюю комнату его пещеры и погрызть сваленные там кости? -- язвительно спросила Милисента.
   -- Сейчас Ирэн придет, она нам ужин принесет. Вкусные пирожки, -- облизнулась Листик. И пояснила: -- Ее Марта пришлет, она всегда знает, когда я прилетаю.
   Действительно в дальнем углу зашуршало, и оттуда вышла черноволосая девушка с большой корзиной.
   -- Добрый вечер! -- поздоровалась она со всеми.
   -- Добрый вечер, Ирэн, -- ответила Милисента и пояснила Саманте: -- В том конце пещеры есть узкий лаз наружу, запасной выход. Мы там пройдём, а если кто крупнее -- застрянет.
   Листик, поприветствовав Ирэен, взяла у нее корзину и поставила на стол. И на правах хозяйки пещеры представила девушек друг другу:
   -- Ирэн, это Саманта, она преподает у нас в академии, а это Ирэн, она ученица травницы, на следующий год собирается поступать в академию!
   -- Очень приятно, леди, а что вы преподаете? -- спросила Ирэн, с любопытством рассматривая стройную девушку небольшого роста.
   -- Просто Саманта, и давай на "ты", а то как-то неудобно получается, -- улыбнулась девушка, -- Листик и Милисента со мной на "ты", а ты будешь так официально обращаться.
   -- Саманта преподает у нас тактику смешанного боя, она воительница! -- гордо произнесла Листик. -- Она та самая воительница -- леди Саманта!
   -- Ой! Саманта! Вы... ты сама на себя не похожа! -- воскликнула Ирэн.
   -- Как это не похожа? -- удивилась Саманта.
   -- Вот! -- Ирэн достала из своей безразмерной корзины журнал с яркой обложкой. -- Вот! Героические истории в картинках о непобедимой воительнице Саманте Грег! Победительнице злобного дракона, и совершившей множество других славных подвигов! Последний выпуск!
   На яркой обложке была изображена красотка неимоверно героических пропорций: ее огромная грудь была едва прикрыта бронированным лифчиком, остальную ее одежду составляли кольчужные трусики и различные цепочки на разных частях оголенного тела. Девица стояла в картинной позе, явно демонстрируя все свои слабоприкрытые женские прелести, при этом она ногой опиралась на что-то, похожее на большую курицу с зубастым клювом. В руках она держала кривую блестящую оглоблю.
   Листик и Милисента схватили журнал и стали сравнивать картинку с оригиналом.
   -- Здесь ты гораздо упитанней, да и на голову выше! Ой, как ты похудела! -- пожалела Саманту Листик, а Милисента громко засмеялась:
   -- Ой, не могу, я представила, что ты в таком виде пришла бы к нам на первое занятие!
   -- Да, однако! -- протянула Саманта, тоже рассматривая картинку. -- М-да, эта оглобля -- должно быть, меч? А доспехи, в смысле одежда! Я бы на этого художника ее надела...
   -- Бронированный лифчик? -- продолжила хихикать Милисента.
   -- Нет! Эти кольчужные трусы! И заставила бы его в них пробежать пару километров! -- сердито сказала Саманта, а потом, глянув на хихикающих сестер и улыбающуюся Ирэн, мстительно добавила:
   -- А поверженный дракон похож, что-то знакомое просматривается! -- Саманта сделала вид, что сравнивает дракона на картинке с Листиком.
   -- Ну, и совсем не похож! -- обиделась Листик. -- Даже на ваших виверн не похож!
   -- Там внутри еще интересней! -- захихикала Ирэн. Некоторое время девушки рассматривали "героические истории в картинках", а потом Саманта закрыла журнал и перевернула, чтобы посмотреть на последнюю страницу, со словами:
   -- Надо посмотреть имена этих творцов -- художника и издателя, и нанести им визит...
   -- Чтобы поблагодарить?
   -- Нет, чтоб надеть на них такое кольчужное бельё и заставить в нем побегать!
   -- Ага! -- согласилась Листик.
   -- Ой, не могу! -- Снова засмеялась Милисента. -- Представляю твой визит в редакцию! "Всем стоять! Упали, отжались! Бегом, марш!"
   Девушки засмеялись, а Саманта, обращаясь к Листику, сказала:
   -- Листик! Ну, кто же так оружие хранит! Мало я тебя гоняю, надо будет тебе еще факультатив по правилам хранения и использования оружия ввести!
   -- Ну, Саманта! Я же с оружием не охочусь, оно мне не надо. А здесь я просто собрала всё, что позабирала у разбойников и герцогских дружинников, мне же оно не нужно, ну не бросать же его... Гуго обещал заехать забрать.
   -- Ладно... -- Саманта села чистить и смазывать арбалеты, справедливо решив, что с мечами охотиться на горных козлов как-то не очень удобно. А девушки стали накрывать на стол, доставая продукты из корзины Ирэн. Листик активно им помогала, в смысле -- мешала, и ее отстранили, послав помогать Саманте. Та посадила девочку смазывать спусковые механизмы вычищенных арбалетов. Это были тяжелые арбалеты, как у баронских дружинников, на козлов с такими идти -- что с мечом идти против тараканов, но Саманта решила и их привести в порядок. Пока они работали, девушка спросила Листика:
   -- Послушай, я поняла, что ты дракон. Но какой-то не такой, нет, ты гораздо красивее, чем обычные драконы. Но почему ты такая?
   -- У вас здесь, Саманта, не драконы. Это виверны. Они разумны, ну, когда захотят или сильно припрёт, еще они умеют летать, но плохо. Вообще-то в разных мирах... Ты знаешь, что ваш мир не единственный?
   Саманта кивнула, не отрываясь от арбалета, а Листик продолжила:
   -- Во всех мирах есть существа, которых зовут драконами, но не всегда они даже похожи на драконов. Истинные же драконы -- это очень могучие и красивые создания, но им нет дела до происходящего в разных мирах. Да, они иногда появляются там, но редко. Где они обитают -- мало кто знает. Я вот, например, не знаю.
   -- Но ты же дракон, Листик!
   -- Я полукровка, причем полукровка не в первом поколении. Настоящие драконы не умеют превращаться в человека. Нас, таких, тоже очень мало и мы тоже живём в разных мирах, кто где. И нас очень часто принимают за истинных драконов. А мы дракланы -- тоже драконы, только не такие. Я вот от них сбежала, сбежала из того мира, где раньше жила. Там погибла моя мама. -- Листик создала магический огонёк, который осветил угол пещеры, где стояла статуэтка. Саманта поднялась и подошла к ней.
   -- Ветикалинариона... -- произнесла она враз охрипшим голосом.
   -- Ты знала мою маму?! -- воскликнула Листик.
   -- Да, -- ответила Саманта и обняла Листика, -- да, я знала твою маму, она когда-то меня спасла, и именно благодаря ей я стала магом и воительницей. -- Саманта подняла руку, на ее пальцах блеснули выдвинувшиеся когти. Некоторое время девушка и девочка стояли обнявшись.
   -- Мама тебя инициировала, -- задумчиво сказала Листик, -- ведь до встречи с ней у тебя когтей не было, да?
   -- Не было, -- ответила Саманта, -- я тогда была тяжело ранена и еще попала под смертельное заклятие, а твоя мама меня как-то вылечила. И после ее лечения появились когти, я стала гораздо сильнее, чем раньше, и магические способности усилились.
   -- Ага, -- утвердительно сказала Листик, -- она увидела, что в тебе есть наша кровь, кровь дракланов, вот и помогла. И инициировала, когда лечила. Как я Милисенту.
   -- Кушать идёте? -- позвала их Ирэн.
   -- Ага! -- ответила Листик.
   Когда с основными блюдами было покончено и девушки перешли к чаю и сладкому, Ирэн, немного робея, спросила Саманту:
   -- Саманта, а ты и вправду та самая воительница?
   Воительница кивнула, она как раз жевала сладкий пирожок, а Ирэн продолжила задавать вопросы:
   -- Но как так может быть? Ты же выглядишь не старше меня и совсем не похожа на крутого воина?
   -- Чтоб быть крутым воином, совсем необязательно так выглядеть, -- Саманта кивнула на "Героические истории". -- А возраст... мне сорок пять лет.
   -- Как так может быть? -- спросила Ирэн.
   -- Я маг, а маг может выглядеть так, как ему хочется. И еще я женщина, а женщина всегда хочет выглядеть молодой.
   Обе девушки согласно кивнули, а Листик, воспользовавшись тем, что Саманта отвлекла их внимание, ухватила еще один сладкий пирожок. Ирэн вздохнула и сообщила:
   -- Мне вот этой зимой восемнадцать исполняется, и на будущий год я тоже хочу в академию поступать, на целителя.
   -- Ирэн, а почему на будущий? При академии есть подготовительные курсы, правда, эти курсы не столько для подготовки, сколько чтобы выявить талантливую молодежь. Ведь людей, и не только людей, наделенных магическими способностями, так мало. Ты бы вполне могла попробовать поступить, приемные испытания как раз после зимней сессии, через три недели. Я уверена, ты поступишь!
   -- Да, это очень хорошо, но мне же собраться надо, да и до столицы ехать на перекладных... Это почти полтора месяца.
   Все три девушки одновременно посмотрели на Листика, так как раз решала очень сложную задачу -- как отпить чая из стоящей перед ней чашки, ведь в обеих ее руках было по пирожку. Листик насупила брови, и взлетевшая чашка подлетела к ее губам, но только девочка собралась отпить, как утратила контроль, и чашка чуть было не упала. Но ее кто-то подхватил и удержал. Саманта увидела, что это Ирэн, та чуть напряглась. Когда Листик сделала глоток и по очереди откусила от обоих пирожков, которые держала в правой и левой руке, чашка медленно опустилась на стол.
   -- Шпашибо! -- поблагодарила Листик, прожёвывая пирожки.
   -- Листик! Ты настоящий дракон! Пытаешься съесть всё, до чего можешь дотянуться! -- засмеялась Ирэн.
   -- Я думаю, ты успеешь к приемным испытаниям на подготовительные курсы, -- задумчиво произнесла Саманта, глядя на жующую девочку. -- Имея такую подругу... Листик, ведь ты поможешь Ирэн, чтоб она успела поступить на подготовительные курсы в академию?
   -- Ага! -- Листик уже прожевала оба пирожка и ухватила чашку обеими руками. -- Конечно помогу!
   -- А все-таки, Листик, как тебе удается пролетать такое большое расстояние так быстро? -- задала Саманта давно мучавший ее вопрос.
   -- А я лечу не здесь, -- заявила Листик, -- я лечу в межпространстве. Ты же знаешь, что миров очень много...
   -- Да, -- кивнула Саманта, девушки тоже кивнули, видимо, они об этом тоже знали.
   -- И ты же знаешь, что можно переходить из мира в мир?
   -- Да, но это можно делать только там, где грань между мирами наиболее тонкая, там существуют проходы. Ведь миры располагаются друг за другом, как будто бусинки ожерелья, нанизанные на нитку. Вот в том месте, где проходит эта воображаемая нитка, можно и перейти, но только в соседний мир. А чтоб перейти дальше, надо по тому миру дойти до следующей дырочки под нитку. Так можно путешествовать по мирам, переходя с бусинки на бусинку, -- Саманта изложила основы строения Вселенной в такой простой форме. Листик кивнула и сказала:
   -- Да, так оно и есть, вот только ниточка не вытянутая, а сильно запутанная, и из мира в мир можно перепрыгнуть в любом месте, и не обязательно в тот, что рядом на ниточке, а в любой! Между мирами и находится межпространство, вот через него и можно прыгнуть, а можно обратно вернуться в тот мир, из которого выпрыгнула, туда, куда захочешь.
   -- И что, все твои... гм... сородичи так могут? -- спросила Саманта, остальные девушки слушали, открыв рты.
   -- Нет, дракланы -- это такие, как я, -- не могут. Могут только настоящие драконы.
   -- Листик, а как же тогда ты...
   -- А я могу, и мама моя могла. Ведь войти в межпространство может любой драклан, а вот выйти -- только где получится, если, конечно, получится. Они не видят, куда выходить, а я вижу.
   -- Слушай, Листик, а эти дракланы все в драконов оборачиваться могут? -- спросила Милисента.
   -- Мы не оборотни, -- даже немного обиделась Листик, -- мы не оборачиваемся, мы просто переходим из одной ипостаси в другую. Ведь оборотень, когда обернется, размеры не меняет. А драклан может быть таким, как хочет, у некоторых даже не две, а несколько ипостасей! Вот!
   -- Это точно, -- согласилась Саманта, -- взрослые оборотни обычно -- здоровущие лбы!
   -- Листик, а у тебя только две ипостаси? Может, ты тоже можешь еще кем-нибудь стать? -- Загорелись от любопытства глаза у Ирэн.
   -- Не знаю, -- пожала плечами девочка, -- я не пробовала.
   -- Так давай попробуй!
   -- Что, прямо сейчас?
   -- Да! Чего тянуть! Интересно же!
   И девушки наперебой начали уговаривать Листика попробовать. Польщенная таким вниманием девочка не стала отказываться, она сосредоточилась, надула щёки и даже закатила глаза.
   -- Ну, еще, еще, ну чуть-чуть! -- подбадривала ее Ирэн. Листик еще больше надула щёки и даже немного запыхтела. Когда уже все перестали надеяться, Листик мяукнула, вернее, мяукнула уже не девочка, а кошка. Большая кошка, размером с рысь, с такими же кисточками на ушах, но с окраской снежного барса и таким же длинным, как у него, хвостом. Только вот это был не взрослый зверь, а котенок, это было видно по лапам, да и по общему строению тела. Котенок как-то обиженно мяукнул, а потом зашипел. Подумав несколько мгновений, рыкнул и снова зашипел. Саманта и Ирэн шарахнулись в сторону от этого зверя, а Милисента протянула руку и почесала котенка за ухом, он заурчал. Милисента обняла его и прижалась к большому рысенку:
   -- Ой, Листик! Какая ты красивая!
   -- Ага! -- ответил рысенок хрипловатым, хорошо узнаваемым голосом. Тут уж обе другие девушки подскочили к этому большому котенку и начали его гладить и тормошить.
   -- Ну, чего пристали?! Кошек не видели?! -- возмущенно закричала Листик.
   -- Нет, таких красивых и миленьких не видели! -- почти хором отвечали девушки, продолжая тискать Листика-кошку. Не выдержавшая таких издевательств, кошка сиганула в бассейн под водопадиком, окатив завизжавших девушек ледяной водой.
   -- Листик! Кошки же не любят воды! Тем более такой холодной! -- закричала Ирэн.
   -- Так это кошки! -- ответила кошка, плескаясь в озерце. -- А я дракон!
   Девушки засмеялись, и из озерца вылезла уже девочка, она всех гордо оглядела, как бы говоря: -- Вот как я могу! А вы так сможете?
  
   Магистр Клейнмор крался по лестнице на шестой этаж. Крался за студентом, кажется, с факультета некромантии. Будущий некромант тоже крался, прижимая к себе бурдюк с вином. Магистр давно это определил, и вот, накинув на себя полог невидимости, он осторожно шаг в шаг ступал за этим студентом. Клейнмора терзало предчувствие, что они направляются в одно и то же место, только поэтому он сразу не задержал нарушителя внутреннего распорядка. Тихонько поскрипывала лестница, и они, уже миновав пятый этаж, стали подниматься на шестой. Неясные предчувствия магистра переросли в уверенность.
   А началось всё еще вчера вечером, магистр Клейнмор хотел уточнить расписание занятий "боевиков" второго курса, ведь близилась сессия. Хотел уточнить с мастером Грег, а с мастером Харалеком он договорился еще днем. Но Саманты Грег он нигде не обнаружил, и решив, что та может находиться в комнате студенток Дрэгис, поднялся к ним на шестой этаж. Но на стук в дверь никто не отозвался, на дверях были охранные чары. Это насторожило магистра, он спустился вниз и у привратника на воротах академии узнал, что ни студентки Дрэгис, ни мастер Грег территории академии не покидали. Тогда магистр Клейнмор снова поднялся в мансарду к сестрам и осторожно открыл дверь, охранные чары студенток ему были не преграда. К своему удивлению, он обнаружил, что комната была пуста, если не считать маленькой домовушки, посапывающей на постели Листика. Почти всю ночь магистр обшаривал территорию академии, обыскал все укромные уголки, заглянул даже в вольер к Зюзюке, с этих сестёр станется -- устроиться ночевать у дракона. Но ни их, ни мастера Грег нигде не было. Вздремнув несколько часов, магистр Клейнмор продолжил свои поиски. И вот когда уже стемнело, Клейнмор увидел свет в окне комнаты на шестом этаже. Поднимаясь туда, он чуть не столкнулся со студентом, который тоже, воровато оглядываясь, пробирался на шестой этаж.
   Студент остановился перед дверью и тихонько постучал, дверь отворилась, и студент бочком проскользнул в комнату, впрочем, магистр тоже успел проскочить туда -- навыки диверсанта-профессионала никуда не делись. В комнате находилось человек двадцать, были все "боевики" второго курса, те, которые жили в общежитии, а не на частных квартирах, были студентки и студенты с других факультетов. В ноздри злого, голодного и не выспавшегося магистра ударил раздражающий аромат жареного мяса! Хотя почему раздражающий? Божественный аромат мяса, замаринованного в специях и жарящегося на гриле. Жарила студентка Милисента на решетке, установленной над углями в камине. Остальные, расположившиеся кто где, уже ели, видно, студентка жарила вторую порцию, а может, и третью. Студент, принесший бурдюк, поднял его и громко сказал:
   -- Радуйтесь, ваганты! Вино!
   Нестройный гул -- то ли одобрения, то ли осуждения -- был ему ответом. Студент, потрясая бурдюком, торжественно провозгласил:
   -- Есть ли причина, могущая нам воспрепятствовать вкусить сего божественного нектара!
   Магистр хотел было вмешаться, чтобы прекратить это безобразие в самом начале. Не поедание жареного мяса, в этом не было ничего противозаконного, а попытку распития хмельных напитков на территории академии, и не просто территории, а в студенческом общежитии! Но его опередили. Раздался спокойный голос, в котором он узнал голос мастера Саманты Грег:
   -- Такой причины конечно нет! Но завтра у студентов боевого факультета первое занятие ведёт мастер Грег, а она очень строгая, и если студент не выполнит норматив или не проявит должных знаний, то...
   -- У-у-у-у, что будет, что будет! И потом, Масин, так же нечестно -- вы будете пить божественный нектар, а мне нельзя? -- поддержал Саманту хрипловатый голос. Магистр глянул в угол, откуда раздались оба этих голоса, там, на широкой кровати, чуть ли не в обнимку, сидели мастер Саманта Грег и студентка Листик Дрэгис. Они ели жареное мясо из одной большой тарелки. Листик еще прижимала к себе бутылку молока, если судить по цвету. Магистр решил не вмешиваться, раз здесь есть преподаватель, то она не допустит никаких нарушений, а с ней самой можно будет поговорить завтра. Клейнмор хотел тихонечко выйти, благо на нем был полог невидимости, но сидящие в дальнем углу его увидели. Саманта понятно как, она все-таки была опытной воительницей, а вот как его увидела маленькая студентка? Они одновременно сделали приглашающий жест и подвинулись, освобождая место для магистра. Тот осторожно, чтоб не наступить на расположившихся прямо на полу на большой шкуре студентов и тем самым себя не выдать, пробрался к кровати и сел на предложенное место.
   -- Саманта, -- спросил он, -- как это понимать?
   -- Ужин, столовая закрыта, а кушать хочется, вот мы и решили поужинать, кого-то пригласили, кто-то сам пришел. Не выгонять же, -- ответила Саманта.
   -- Ага! -- подтвердила Листик. Потом сделала вращательное движение рукой, и от камина к ним по воздуху устремилась еще одна тарелка с мясом. На нее никто из пирующих студентов не обратил внимания. Тарелка плюхнулась магистру на колени, там был большой ломоть хлеба, свежая зелень и жареное мясо, испускающее божественный аромат. Магистр сглотнул слюну.
   -- Угощайтесь, господин магистр! -- сказала Листик.
   -- Угощайся, Игви! -- поддержала девочку мастер Саманта.
   -- Что это? -- спросил магистр Клейнмор, откусывая большой кусок.
   -- Козла завалили! -- гордо ответила Листик. -- На охоту ходили!
   -- Куда-куда, на охоту? -- чуть не поперхнулся магистр.
   -- В Хассийские горы! -- так же гордо продолжила Листик.
   -- Игви, это действительно горный козёл, -- пояснила Саманта. -- А откуда -- не спрашивай, это государственная тайна, прими как должное.
   -- Жареный горный козёл -- государственная тайна! -- изумился магистр, широко открыв глаза.
   -- Ага! -- подтвердила Листик. -- Да вы ешьте, ешьте, господин магистр, мясо свежее, этот козёл еще утром по горам бегал.
   Ошарашенный магистр взглянул на Саманту, та кивнула. Магистр Клейнмор вздохнул, совсем как мастер Харалек, и принялся за угощение, решив расспросы оставить назавтра.
  
   Эту ночь магистр Клейнмор тоже плохо спал. Ему снились горные козлы, скачущие по крышам академии, и студентка Листик, которая кралась за ними с крепостной баллистой в руках. Может, это было следствие предыдущих, почти бессонных суток, а может вечернего переедания. Мяса было много, точно целый козёл, и оно было очень вкусным, потому как свежим. Ведь мясо горного козла -- это деликатес, на этих козлов очень трудно охотиться, они живут только в горах и скачут почти по отвесным кручам. Но даже подстреленного козла надо еще довезти до столицы. А довезти можно только в засоленном или копченом виде, даже сохраняющее заклинание не позволяло сохранить свежесть мяса на время его доставки от гор до столицы. А тут совсем свежее мясо, совсем не потерявшее всех своих изумительных вкусовых качеств. Магистр машинально сглотнул, да мясо было изумительным и великолепно приготовленным.
   Из открытых ворот зверинца выглянул магистр Захарус, вид у него был таинственный и растерянный. Оглянувшись по сторонам, Захарус увидел Клейнмора и жестом позвал. Заинтригованный такой таинственностью, Клейнмор вошел в зверинец. Захарус подвёл его к вольеру Зюзюки. Дракон лежал и сыто отдувался, вокруг него были разбросаны останки козла, об этом ясно говорили куски шкуры, копыта и большие рога.
   -- Вот, -- сказал почти шепотом магистр Захарус, -- козёл!
   -- По-моему, это дракон, -- тоже вполголоса ответил Клейнмор.
   -- Нет! Я имею в виду того, кого дракон съел! -- трагическим шепотом произнес магистр Захарус.
   -- Ну и что? -- уже в полный голос спросил магистр Клейнмор, -- что с того, что дракон съел козла? Видно, на ужин ему его дали.
   -- Вы не понимаете! -- всё тем же трагическим шепотом продолжил заведующий охотничьей кафедрой, -- это большерогий архарус! Горный козёл! Они водятся только в Хасийских горах! Как он сюда попал?! И этот козёл совсем свежий! И его не давали Зюзюке на ужин!
   -- Мне трудно судить о свежести или несвежести козла по его копытам и рогам, -- пожал плечами магистр Клейнмор, но он уже не то что начал подозревать, а мог точно сказать, откуда этот козёл взялся.
   -- Зюзюка не стал бы есть несвежее мясо, -- пояснил магистр Захарус.
   -- Вы знаете, магистр, даже ума не приложу, откуда здесь взялся козёл! -- ответил Клейнмор и пошел на свой факультет с намерением устроить допрос с пристрастием одному мастеру и двум студенткам.
   Мастера Саманта Грег и Виго Харалек о чем-то мирно беседовали. Магистр предстал перед ними как ангел мщения пред двумя студентами, стащившими на ярмарке сладкий пирожок.
   -- Мастер Саманта! Я надеюсь, что вы мне объясните ваше вчерашнее поведение?! И откуда в вольере у Зюзюки взялся горный козёл?! -- с металлом в голосе спросил Клейнмор.
   -- Магистр Клейнмор, в моем вчерашнем поведении не было ничего предосудительного! -- так же официально начала Саманта. -- А козла в вольер к Зюзюке забросила я. Листик очень хотела его угостить, но сама не могла, она второго козла держала.
   -- Так, значит, козлов было два? -- голосом следователя спросил магистр. -- А где вы были вчера вечером?! И откуда взялись эти два козла?
   -- Выросли из козлят, -- пояснил мастер Харалек. -- Игви, надеюсь, тебе объяснять, откуда берутся козлята, не надо?
   Магистр Клейнмор свирепо взглянул на своего друга, он никак не ожидал от него, что он поддержит Саманту, а не его.
   -- Игви, -- мягко сказала Саманта, успокаивающе положив руку на плечо магистру, -- как ты, наверное, и сам догадался, эти козлы с Хасийских гор. Как они сюда попали, я не могу тебе сказать, это государственная тайна. Да, Игви, я дала подписку о неразглашении, дала графу Клари, лично.
   -- Саманта! Ты связалась с тайнушниками? -- пораженно произнес мастер Харалек.
   -- Не я с ними, а они со мной. Граф сделал мне предложение...
   -- От которого невозможно отказаться! -- скептически проговорил, почти прошипел, Клейнмор.
   -- Да, Игви, -- кивнула Саманта, -- именно так, это вопрос сохранения династии и безопасности нашего государства. Больше я не могу ничего сказать, сами понимаете...
   Магистр Клейнмор задумался, а мастер Харалек спросил:
   -- И каким боком здесь эти два горных козла? Какая связь между этими козлами и безопасностью государства?
   -- Это связано с этими двумя дево... -- начал Клейнмор, но Саманта его прервала:
   -- Тссс, я и так вам очень много сказала. Так получилось, что эту тайну доверили мне, и всё остальное, что с ней связано. Примите всё как есть, не устраивайте внутреннего расследования. Пусть будет всё, как было. Прошу вас, по старой дружбе!
   -- С этими студентками всё не так, всё как-то необычно, -- вздохнул мастер Харалек.
   -- Вот и относитесь к ним как к обычным необычным студенткам, -- улыбнулась Саманта.
   -- А ты с ними... Это твое задание? -- спросил магистр.
   -- Не только задание, это мой долг! И я с ними и подружилась. Они действительно очень необычные, и это... -- Саманта продемонстрировала свои когти, оба -- и магистр, и мастер -- понимающе кивнули головой, они понимали, что такое задание и что такое долг.
   -- Это не моя тайна, я бы вам с радостью доверилась, но решаю не я, -- закончила Саманта. Ее собеседники кивнули. Саманта улыбнулась:
   -- Ой, у меня же первая пара начинается, я побежала! -- И она выскочила из деканата.
   -- Вляпалась наша девочка, я подозреваю, в большую политику, -- вздохнул мастер Харалек. -- И наш долг ей помогать, и раз она просит нас не спрашивать ее, значит, так надо, ты же знаешь Саманту, она же ничего, что противоречит ее понятиям о чести, не сделает!
   -- Да-а-а, -- задумчиво протянул магистр Клейнмор. -- Это точно, ну что ж, раз она просит, то постараемся ей помочь, хоть так. Но эти две студентки... -- Магистр вздохнул, совсем так, как до этого вздыхал мастер Харалек. Одновременно со своим другом вздохнул и Харалек. Некоторое время мужчины удивленно смотрели друг на друга, а потом захохотали. Они хохотали и хлопали друг друга по плечам.
   -- Представляешь, -- давясь от смеха, произнес Клейнмор, -- захожу в зверинец, а там Зюзюка уже сожрал горного козла! Ты бы видел, какие глаза были у Захаруса!
   И они снова захохотали. Так их и застал магистр Захарус, зашедший в деканат боевого факультета. Последнюю фразу он слышал, а увидевшие его Клейнмор и Харалек захохотали еще больше. Магистр Захарус обиженно поджал губы:
   -- Господа, ну как вам не стыдно! Право, взрослые люди, а ведёте себя, как студенты первокурсники! Вам только шутки шутить! Ну зачем вы забросили архаруса в загон к Зюзюке! А если бы он отравился?
   -- Кто бы отравился? Козёл? -- продолжая смеяться, спросил Харалек.
   -- Нет, не отравился, он был свежий, только что пойманный, -- сквозь смех произнес Клейнмор, -- я его попробовал.
   -- Как, Игви, ты надкусил того козла? Перед тем, как кинуть его Зюзюке? Попытался объесть бедного дракона? Или пробовал -- свежий ли он? -- продолжая хохотать, вывалил кучу вопросов Харалек и добавил сквозь смех: -- Ну не ожидал я от тебя такого...
   -- Господа! А где вы взяли архаруса, да еще совершенно свежего? -- Любопытство у Захаруса пересилило обиду.
   -- Артур! Ты будешь смеяться, но я бы тоже это хотел бы знать! -- Еще громче захохотал Клейнмор, хлопая магистра Захаруса по плечу.
   -- Да ну вас, вам бы только розыгрыши устраивать! -- Хотел было снова обидеться магистр Захарус, но через несколько секунд присоединился к Клейнмору и Харалеку. Заглянувший на шум аспирант с соседней кафедры, увидев трёх хохочущих преподавателей боевого факультета, постарался быстро ретироваться, -- если так смеются, значит, точно что-то задумали, а попадать под шутки "боевиков", нет уж, увольте!
  
   Глава 9. Студент бывает весел -- от сессии до сессии, а сессия...
  
   Магистр Клейнмор удовлетворенно оглядел строй студентов "боевиков" второго курса, стоящие напротив них "охотники" выглядели нестройной толпой. Сегодня у второго курса "боевиков" был экзамен по фехтованию. Его решили совместить с таким же экзаменом студентов-"ведьмаков" четвёртого курса. Магистр Захарус с этим согласился, уровни по этой дисциплине у обеих групп совпадали, ведь "охотников" тоже учат сражаться, но их противник не фехтует, поэтому навыки боя у "ведьмаков" несколько отличаются от навыков боевых магов. Но умения и ловкости "охотникам" не занимать, опять же, пусть они хуже фехтуют, но опыта схваток у них больше, все-таки -- четвёртый курс!
   Магистр Клейнмор кивнул мастеру Саманте, и та объявила первую пару:
   -- Студентка Листик Дрэгис и студент Ыргиз Хыратх! Выбор оружия произвольный! Магию применять запрещено, только выбранное вами оружие! Сражаетесь внутри дуэльного круга, до первой смертельной раны или совокупности ран, приводящих к летальному исходу! Вышедшему или выбитому за пределы круга засчитывается поражение!
   В центр зала вышел могучий орк с большим топором. Конечно топор был учебный, но ни размерами, ни весом он не уступал боевому орочьему. Листик выбрала два охотничьих ножа. На оружие, как и на студентов, наложили заклинание. Это заклинание не позволяло им нанести серьезных, а тем более смертельных ран. Но удары всё равно были довольно болезненные и фиксировались красными магическими метками, чем ярче цвет, тем серьезнее рана. Орк был одет в темно-коричневые кожаные сапоги, штаны и такую же безрукавку. Его одежда была проклёпана металлическими заклёпками. Листик, на этот раз, оделась в зеленые штанишки до колен и белую рубашечку с кружевами по воротнику и манжетам, на ногах -- легкие сандалики. Орк презрительно посмотрел на свою противницу, едва доходящую ему до пояса, и с легкостью крутанул своим огромным топором, который размерами несколько превосходил студентку, ему противостоящую. Листик тоже прокрутила в руках ножи и спрятала их в набедренные ножны.
   -- Бой! -- скомандовал магистр Клейнмор, он занял место за столом экзаменаторов, рядом с мастером Харалеком.
   -- А не слишком ли неравную пару вы подобрали? -- спросил магистр Захарус у мастера Грег. Та пожала плечами:
   -- Они друг для друга очень неудобные противники, максимально неудобные!
   Листик сосредоточенно начала обходить по кругу замершего в стойке с поднятым топором орка. Ыргиз медленно за ней поворачивался, он злился, что ему подобрали такого никчемного противника, ведь на этой пигалице даже не покажешь мощи своих ударов! Девчушка не нападала, видно, боялась, и охотник сделал резкий выпад, его топор со стремительной быстротой обрушился на противницу. Если бы это был настоящий бой, то таким ударом орк бы разрубил девочку на две половины и вогнал бы топор в землю на всё лезвие. Топор гулко ударился об пол и отскочил, Ыргиз снова застыл в стойке с высоко поднятым над головой топором. Это было невероятно, но эта студентка увернулась от его удара, мало того -- она еще и пропала из его поля зрения, но Ыргиз знал эти подлые приемы "боевиков" -- уйти за спину противника и оттуда напасть, нанести коварный удар. Он крутнулся, но сзади девочки тоже не было, он крутнулся в другую сторону, наверное, она успела снова спрятаться ему за спину. Среди студентов послышались смешки. Точно! Она каждый раз уходит ему за спину и готовится нанести смертельный удар, но его повороты не дают ей этого сделать. И Ыргиз начал крутиться то в одну, то в другую сторону, стараясь поймать эту пигалицу. Смешки усилились, некоторые студенты уже в голос смеялись, а улыбались даже некоторые члены комиссии. Окончательно рассвирепевший "ведьмак" секунд тридцать крутился на месте, как собака за своим хвостом. Запыхавшись, он остановился, студентки нигде не было, но она и не вышла за пределы круга -- в этом случае ей бы засчитали поражение.
   -- Ыратх фырарт и грымуз! Прыдрам в хрыпыр уралам! -- в сердцах выругался орк.
   -- О-о-о! -- раздалось изумленное у него над головой, и орк резко поднял голову. На его топоре, который он продолжал держать над головой, сидела его противница. Сидела, уцепившись за топор мёртвой хваткой когтей рук и ног. Ее и без того большие зеленые глаза сейчас вообще превратились в блюдца и горели от восхищения.
   -- Прыдрам в хрыпыр уралам! -- от неожиданности повторил Ыргиз.
   -- О-о-о! -- снова в восхищении протянула девочка и тут же спросила: -- А так что, все орки делают?! Да? Но это же, наверное, очень больно! Туда ногой, и чтобы нога по колено!
   Студенты-зрители уже хохотали, Ыргиз так и застыл с поднятым топором, на котором сидела девочка. Его лицо пылало от смущения, он стал красным, как вареный рак.
   -- И что теперь будем делать? -- спросил улыбающийся до ушей магистр Захарус.
   -- Ыратх фыра... -- начал было привычно выражать свои чувства Грымир Травар -- мастер охотничьей кафедры, тоже орк, но, увидев, как девочка повернулась к нему, превратившись в одно большое ухо, смутился, замолчал и закашлялся.
   -- Разговорчики в строю! Прекратить балаган! -- рявкнул магистр Клейнмор. Смех стих не сразу, но стих. А Ыргиз так и продолжал держать свой топор в высоком замахе, с сидящей на нем девчонкой.
   -- Эээ... так что будем делать? -- повторил вопрос магистр Захарус, -- по-моему, ситуация патовая.
   -- По-моему, в реальном поединке у вашей студентки такой трюк не прошел бы, ведь настоящий-то топор железный! -- заметил мастер Травар.
   -- Студентка Листик и в железный топор так же вцепилась бы, -- хмыкнул мастер Харалек и показал на стоявший в углу рыцарский доспех, толстая нагрудная пластина которого была до половины распорота. -- Вон, посмотрите, это она своими когтями, а доспех-то усиленный!
   -- Поединок прекращается ввиду отсутствия результата! -- громко сказала мастер Саманта. И скомандовала: -- Студентка Листик, слезьте со студента Ыргиза, хватит вам на нем сидеть!
   Студенты снова захихикали, сдерживая громкий смех. Листик, как белка с дерева, спустилась со смущенного студента, а он быстро пошел в дальний угол фехтовального зала. Но Листик от него не отставала, она забегала вперед и, подскакивая, пыталась вопросительно заглянуть гиганту орку в глаза, видимо, надеясь получить ответ на такой интересный вопрос -- делают ли такое орки, и если -- да, то как такое у них получается.
   Смущенный Ыргиз забился в самый дальний угол фехтовального зала. Впрочем, это не мешало ему, с высоты своего роста, хорошо видеть всё происходящее в дуэльном круге.
   -- Студенты Милисента Дрэгис и Марвиэль эл Вэлигайлас, -- объявила следующую пару мастер Саманта.
   -- Ой-ой! -- забеспокоилась Листик, идя вслед за Ыргизом, она оказалась в задних рядах, причем не "боевиков" -- те бы пропустили ее вперед, -- а "ведьмаков". Теперь из-за их сомкнутых могучих спин она ничего не видела. Выпустив когти, она собралась то ли ущипнуть, то ли уколоть стоящего перед ней. Но Ыргиз подхватил ее на руки и посадил себе на плечо.
   -- Теперь видно? -- спросил он.
   -- Ага! -- ответила Листик и запустила руку ему в его жёсткие, кирпичного цвета волосы. Ыргиз замер, точно так делала его маленькая сестра, когда он сажал ее на плечо. Правда, эта девочка весила намного меньше сестры. Но ощущение было приятным, и Ыргиз, забывшись, спросил:
   -- Выр урум мырмай?
   -- Уру мырмай Листик! Ты что, не слышал, мое имя называли, когда вызывали в дуэльный круг! -- ответила девочка.
   -- Да как-то не обратил внимания, -- ответил Ыргиз, и вдруг понял, что они с девочкой разговаривают на орочьем. Девочка говорит чисто, и ее чуть хрипловатый голос вполне мог принадлежать маленькой орчанке.
   -- Давай смотреть, там сейчас моя сестра! -- сказала девочка, не переставая тормошить его волосы.
   -- Студент Марвиэль, вы назначаетесь старшим группы, выберите себе в команду двоих студентов, -- произнесла мастер Грег. Эл Вэлигайлас, усмехнувшись, назвал двоих студентов, составивших его команду. Они вошли в круг, где их уже поджидала Милисента.
   -- Саманта, а не слишком ли ты круто? -- вполголоса спросил Захарус, -- эл Вэлигайлас -- чистокровный эльф, а они и так неплохо фехтуют. Может, с тремя "ведьмаками" твоя студентка и справилась бы, но когда у них предводитель эльф...
   Саманта усмехнулась и указала глазами на круг, где уже сходились соперники. Эльф остановился на грани круга, как бы не решаясь атаковать, а его напарники обходили Милисенту с двух сторон, беря ее "в клещи". Девушке надо было атаковать или их, или эльфа, потому что, когда противники завершат свой маневр, она окажется в окружении, причем один из ее соперников будет всегда у нее за спиной. Эльф выхватил свои парные мечи и сделал шаг к девушке. Милисента тоже выхватила свои мечи и присела. Этот манёвр смутил соперников, и они на мгновение замешкались. Воспользовавшись их замешательством, девушка прыгнула, прыгнула не вставая, прыгнула в сторону ближайшего из соперников, причем с такой быстротой, что тот не успел опустить свой вытянутый вперед меч. Девушка пролетела под этим мечом и, откатившись в сторону, вскочила на ноги. Студент выронил свой меч и схватился обеими руками за живот, куда он получил довольно болезненный удар. Сквозь его руки было видно пылающую алую полосу.
   -- Покиньте круг, вы убиты, -- скомандовала мастер Саманта этому студенту, тот, подобрав свой меч, продолжая держаться руками за живот, поковылял в сторону.
   -- Ыратх фырарт... Эээ, я хотел сказать, что такой удар совсем смертельный! -- смущенно сказал Грымир Травар.
   -- Да, мастер Травар, такой удар действительно -- совсем смертельный, после него совсем мёртвыми становятся, -- усмехнулась Саманта.
   А в дуэльном кругу события продолжали развиваться, потеряв одного из своей команды, студенты, нападавшие на Милисенту, теперь уже не пытались взять ее "в клещи", они, образов нечто вроде строя, пытались просто задавить массой. Милисента, воспользовавшись тем, что противники отдали инициативу в ее руки, атаковала сама, наращивая темп.
   -- Саманта, а вам не кажется, что ваша студентка так быстро выдохнется, ведь она нападает? -- спросил магистр Захарус. Саманта, Клейнмор и Харалек синхронно улыбнулись.
   А Милисента еще увеличила темп, теперь она была похожа на большую юлу, мелькание ее мечей превратилось в прозрачную сферу, с металлическим блеском. Так продолжалось почти минуту, и ее противник, не тот, который эльф, ошибся, он вскрикнул -- пылающая алая полоса тянулась от его плеча вниз, через грудь и живот.
   -- Покиньте круг, -- снова скомандовала мастер Грег. Студент поковылял в сторону, даже несмотря на заклинание, удар был довольно чувствительным.
   -- Да, в реальном бою она бы его разрубила пополам! -- воскликнул Захарус. -- Откуда у этой девчушки столько силы!
   А Милисента, с огромной скоростью крутя своими мечами, продолжила наступать на оставшегося в одиночестве эльфа. Тот сделал несколько шагов назад и поднял свои мечи вверх, потом положил их к своим ногам и поклонился остановившейся девушке:
   -- Вы истинная воительница! Я признаю свое поражение и поздравляю вас с победой!
   Милисента тоже поклонилась и вбросила свои мечи в ножны.
   Саманта объявила:
   -- Победа студентки Милисенты Дрэгис! Милисента, вам выставляется отличная оценка. Студент эл Вэлигайлас, почему вы прекратили поединок?
   -- Я увидел бессмысленность дальнейшей борьбы.
   -- Вы это увидели раньше, почему ж тогда вы не прекратили бой?
   -- Меня бы не послушались мои напарники.
   -- Ваши действия, если бы этот бой происходил реально?
   -- После гибели первого члена команды я бы дал сигнал к отступлению и попытался бы уйти от преследования.
   После недолгого совещания экзаменационной комиссии Саманата огласила решение:
   -- Получившие смертельные раны будут этот экзамен пересдавать. -- В зале послышались смешки, магистр Клейнмор нахмурил брови, и смешки стихли. А Саманта продолжила: -- Студент эл Вэлигайлас, вам засчитывается поединок и выставляется "хорошо". За фехтование и правильную оценку обстановки вы заслуживаете пять баллов, но оценка вам снижена за неумение руководить подобранной вами же командой.
   Экзаменационное занятие продолжалось еще долго, когда же оно закончилось, оказалось, что из "боевиков" не сдали экзамен только Листик и еще один студент. Саманта посмотрела на насупившуюся девочку, потом, посовещавшись со своими коллегами, сообщила:
   -- Студентка Листик, вам разрешается сделать еще одну попытку сдачи экзамена. Все, кто не сдал экзамен, сейчас могут попытаться его сдать! Студентка Листик, вы готовы?
   -- Так точно! -- ответила Листик и спрыгнула с плеча Ыргиза, где просидела всё это время. А Саманта, улыбнувшись ей, сказала:
   -- Но вам, студентка, придется сражаться не с одним соперником, а с командой, вы готовы?
   -- Ага, -- ответила Листик, но тут же поправилась: -- так точно! Да хоть со всеми, кто остался!
   Если кто и хотел попытать счастья в поединке с маленькой девочкой, то, увидев ее хищный оскал, сразу передумали, -- весь вид маленькой студентки выражал непоколебимую уверенность в своей победе. В ее глазах было нечто такое, что даже магистр Захарус, встретившийся с ней взглядом, поёжился, и вполголоса спросил у мастера Грег:
   -- Саманта, кого ты готовишь из этих девочек? Этой малышке уже сейчас мало кто может противостоять, да и старшая... Играючи справилась с тремя моими лучшими "охотниками"-четверокурсниками!
   Мастер Грег усмехнулась, но ее улыбка выглядела как-то очень зловеще. Оглядев притихших студентов, она сказала:
   -- Что ж, раз желающих нет, студентке Листик Дрэгис засчитывается победа и выставляется отличная оценка.
   Услышав это, Листик растерянно оглянулась и жалобно спросила:
   -- Что, никто не хочет со мной подраться? Я не сильно бить буду, честно, честно!
   Но желающих не нашлось, сдерживающий улыбку магистр Клейнмор объявил об окончании экзаменационного занятия и предложил студентам разойтись. Занятие продлилось гораздо дольше положенных трёх пар, поэтому все студенты побежали в столовую. Кушать-то хочется!
  
   До Нового года оставалось три дня, а у Листика и Милисенты сегодня был последний экзамен. Девушки прибежали к аудитории, где должен был быть этот экзамен, позже всех. Не потому, что проспали, просто Милисента не знала, что надеть на Листика. После долгих раздумий, Листик заявила: -- "Хочу как ты!" И теперь девушки были одеты в одинаковые черные брючные костюмы с серебряным шитьём, темно-коричневые сапожки и белоснежные рубашки с кружевами. Костюмы как нельзя лучше соответствовали экзамену, сегодня группа "боевиков" второго курса сдавала некромантию.
   У дверей аудитории, где должен был вот-вот начаться экзамен, стояли две очереди -- студентов-"боевиков" и зомби. Зомби стояли под присмотром лаборанта-некроманта. Зомби были практической частью экзамена, студенты должны были то ли упокаивать их, то ли от них отбиваться.
   Прибежавшие сестры вызвали оживление как среди студентов, так и среди зомби. Зомби, до этого крайне агрессивно настроенные, видно, не хотели упокаиваться, сразу погрустнели. А студенты, наоборот, -- повеселели. Джеф Харвлин, стоявший в очереди первым, сделал приглашающий знак рукой:
   -- Прошу! Дам пропускаем вперед!
   Листик встала первой, а Саманта за ней. Листик внимательно посмотрела на очередь зомби и показала им язык. Зомби заволновались и не разбежались только потому, что им это не позволил сделать лаборант. А Милисента, повернувшись к Харвлину, сказала:
   -- Знаешь, Джеф, откуда пошла традиция -- пропускать женщин вперед?
   Харвлин пожал плечами, а остальные студенты сделали вид, что заинтересовались, Милисента продолжила:
   -- Когда люди жили в пещерах, как тролли и гоблины, то женщину всегда пропускали вперед, чтоб проверить, не забрался ли в пещеру дракон или медведь! Так и вы пропускаете к страшным некромантам слабых девушек!
   Харвлин засмущался и попытался объяснить свое поведение:
   -- Но вы же отличницы, всегда хорошо отвечаете, вот "некроманты" и подобреют, когда услышат отличный ответ от студентов с другого факультета. И оделись вы как будто специально как "некроманты". А потом, зомби Листика боятся! -- привел студент главный аргумент.
   -- Ладно, -- улыбнулась Милисента, -- прикроем мы вас, нахлебники, своими слабыми плечами прикроем.
   -- Ага! -- Тоже расплылась в улыбке Листик.
   -- Первые три студента, прошу войти! -- пригласил открывший дверь аудитории ассистент.
   -- Идем, -- сказала Милисента Харвлину, -- не удалось тебе отсидеться, третьим будешь!
   В аудитории, за столом приемной комиссии сидели магистр Вайлент, два его ассистента и незнакомый маг в черной мантии. Его крючковатый нос и недобро блестевшие глаза придавали ему зловещий вид.
   -- Тяните билеты! -- пригласил студентов магистр Вайлент. Пока студенты выбирали себе экзаменационные билеты, лаборант загнал зомби в дальний угол аудитории. Листик прочитала вопросы своего билета и хмыкнула. Заметивший это незнакомый маг приподнял одну бровь, отчего обрёл еще более зловещий вид. Тоже заметивший хмык Листика, магистр Вайлент спросил:
   -- Студентка Листик, вам что-то непонятно?
   -- Ага! Ой! Никак нет! Господин магистр! Всё понятно!
   -- Ну, студентка, если вам всё понятно, то садитесь, готовьтесь.
   Листик опять хмыкнула, а зловещий маг поднял еще одну бровь и вкрадчиво спросил:
   -- Может, такая ваша реакция, студентка, вызвана тем, что вам не требуется подготовка? Вы и так готовы отвечать?
   -- Ага!
   -- Ну, тогда отвечайте!
   -- Вопрос первый -- "Виды лесной нечисти и нежити", -- бодро отрапортовала Листик.
   -- Ну-с, студентка, мы вас внимательно слушаем, -- сцепил руки в замок под подбородком зловещий маг.
   -- Лесная нечисть и нежить делится на разумную и неразумную. Это деление условно, так как существуют виды полуразумные, такие как хрымчики. Это подвид упырей, они не опасны поодиночке, потому как у них есть чувство самосохранения, то есть признаки зачатков разума налицо. Но когда они собираются в стаи, то нападают, не считаясь с потерями, получается, что ими движет только инстинкт.
   Листик подробно перечисляла виды лесной нежити и ее повадки, магистр Вайлент благосклонно кивал, а зловещий маг двигал бровями и хмурился, видно, ему что-то не нравилось. Когда Листик закончила, этот маг задал вопрос:
   -- Студентка, а почему вы не упомянули такой вид нежити как русалки?
   -- Так разве они нежить? -- удивилась Листик. -- Их-то и к нечисти отнести нельзя!
   Зловещий маг снова зашевелил своими кустистыми бровями, а магистр Вайлент кивнул Листику:
   -- Поясните свою позицию, студентка Листик.
   -- Так они же тёплые, ну и что с того, что живут в воде, но и на суше тоже могут находиться долгое время! Вот Мрина! Она русалка, но она хорошая, всегда меня рыбкой угощает и сладкими подводными корешками!
   -- Гм, студентка, а где вы свели такое знакомство?
   -- В лесу. Дрэгисский лес -- это в предгорьях Хасийских гор!
   -- Студентка Листик Дрэгис из приграничных баронств, -- наклонившись к магу, тихо сказал магистр, но Листик его услышала.
   -- Да, я баронесса Дрэгис! Я и Милисента, она моя сестра, мы из приграничного баронства!
   -- Сестры Дрэгис? Из дрэгисского баронства? Очень интересно! -- оживился зловещий маг, но от этого зловещим быть не перестал.
   -- Да, они сестры, и, надо заметить, очень прилежные студентки, что среди "боевиков" большая редкость! Ведь тех интересуют только их профильные предметы, -- пояснил магистр Вайлент.
   -- Но, студентка, чем же вы объясните, что ваши хорошие русалки топят зазевавшихся людей? -- продолжая двигать бровями, спросил зловещий маг.
   -- Так топят не русалки, а водяницы! Те похожи на русалок, и их часто путают!
   -- А русалки прямо-таки безвредные? Зачем же им нужно завлекать к себе людей?
   -- Им надо, чтоб их любили, -- пояснила Листик. -- Они без этого не могут, вот и завлекают. Но только мужчин! А те, когда видят, с кем они ночью... ну это... то сильно пугаются и выходят из-под контроля русалки и сразу тонут! Ведь всё происходит под водой. А те, кто не пугаются, то с ними всё нормально. И им даже нравится. Вот у Мрины и Гильемо, это десятник дрэгисской дружины, так даже детки есть...
   -- Русалки?! -- пораженно воскликнул магистр Вайлент.
   -- Гримка -- русалка, она девочка, а Мримо -- нормальный мальчик, человек.
   -- Э-э-э... такие неизвестные науке факты! Как интересно! Это надо обязательно исследовать!
   -- Ну так приезжайте летом к нам в баронство! -- улыбнулась Листик. -- Я вас познакомлю не только с Мриной, а и с другими, может, у вас тоже детки...
   -- Гм, -- смутился магистр, -- я не в том смысле... В смысле исследовать...
   -- Ну вот и поисследуете вдвоём! -- предложила Листик, она не понимала, что так смутило магистра.
   -- Да, очень интересные дела творятся в северном приграничье, -- протянул зловещий маг.
   -- Это требует обязательного изучения! Мэтр, я надеюсь, вы донесете до Высшего Синклита такие интересные, требующие всестороннего исследования, факты. Необходима большая экспедиция! Надеюсь, Синклит выделит на ее организацию необходимые ассигнования!
   -- Я доложу о вашей просьбе, магистр, на ближайшем же собрании магов Синклита. Но мы несколько уклонились в сторону. Студентка, переходите к практическому вопросу.
   -- "Экспресс-методы упокаивания сложного зомби", -- прочитала Листик второй вопрос своего билета.
   -- Да, студентка, что вы предпримете для упокаивания сложного зомби?
   -- Осиновый кол или мелко изрубить. Показать?
   Зомби в углу заволновались и зашипели.
   -- Как же вы его колом? Он же сложный, может напасть или убежит.
   -- От меня не убежит!
   -- А если их будет несколько, и все они очень агрессивно настроены? -- спросил незнакомый маг.
   Листик на мгновение задумалась, а потом подняла руку -- на ее ладони распустился огненный цветок, переросший в ревущее пламя.
   -- Студентка Листик, огнем не всегда возможно упокоить сложного зомби, это вызовет большой расход вашей энергии, вы окажетесь магически пустой перед повторным нападением. Тем более что зомби, как правило, сырые и плохо горят! -- вмешался в диалог студентки и зловещего мага магистр Вайлент.
   -- А разве зомби бывают жареные или вареные? И я не буду их пробовать, сырые они или вареные! Я их просто сожгу! -- ответила Листик. Пламя, бившее с ладони девочки, увеличилось и достигло потолка, жар от него заставил отшатнуться экзаменаторов. Если магистр Вайлент видел только пламя, то маг, которого он величал мэтром, увидел, что это не простой огонь. Это был первозданный огонь, огонь, способный сжечь всё, в том числе и сырых зомби. Еще мэтр увидел, что магический резерв студентки не уменьшается, что при таком расходе энергии было просто невероятным. Он вскинул руку, защищаясь от жара, и воскликнул:
   -- Довольно, довольно!
   Когда девочка убрала пламя, он произнес:
   -- Я вижу, что лично вы справитесь, но не все же обладают подобными способностями, я бы хотел увидеть, как надо правильно подготовить зомби к упокаиванию традиционным способом. Не могли бы вы это продемонстрировать? -- Мэтр указал на зомби, стоящих кучей в углу аудитории. Листик растерянно посмотрела на Милисенту, традиционных способов упокаивания зомби они еще не проходили, только экспресс-методы, видно, зловещий маг этого не знал. Милисента сделала движение ладонью вниз, будто пригибала кого-то к земле. Листик улыбнулась и направилась к зомби.
   -- Так! -- грозно произнесла она, медленно ступая, перекатываясь с пятки на носок. -- Как стоим? А ну выравняться! Встать в одну шеренгу! Щас я вас упокаивать буду!
   Зомби, зашебуршившись, недовольно зашипели и стали нехотя выстраиваться в одну шеренгу. Листик нахмурилась, щёлкнула пальцам и прикрикнула:
   -- Разговорчики в строю! Я вам покажу, как дисциплину хулиганить! Смирно! Что? Недовольны? А ну, упали-отжались! Раз-два! Раз-два!
   Маги с удивлением наблюдали, как зомби выстроились в подобие строя, а потом легли на пол и стали отжиматься. А Листик увеличила темп, начав считать быстрее. Прохаживающаяся перекатывающимся шагом перед отжимающимися зомби девочка магистру Вайленту кого-то сильно напоминала. Он прошептал:
   -- Магистр Клейнмор!
   -- Кто? -- не понял второй маг.
   -- Магистр Клейнмор! Декан боевого факультета! Она, -- Вайлент указал не девочку, -- студентка боевого факультета!
   -- Это трудно не заметить, -- проговорил маг, который мэтр.
   -- Быстрее, еще быстрее! Кто плохо выполнит это упражнение, побежит кросс, с полной выкладкой! А вы все выполняете отвратительно! -- Топнула ножкой девочка. -- Я вас научу, как правильно упокаиваться! Чтоб дальше жизнь мёдом не казалась!
   -- Э-э-э, мэтр, студенты второго курса боевого факультета еще не проходили тему классического упокаивания зомби. Думаю, студентке Дрэгис можно поставить отличную оценку, пока она всех учебных зомби не ухайдокала.
   -- Пожалуй, вы правы, -- кивнул мэтр, с жалостью смотря на бледных, дрожащих, но продолжающих отжиматься зомби, -- а-то они рассыплются сами, без упокоения!
   -- Достаточно! Достаточно, студентка Листик! Вы справились с заданием! Отлично!
   -- Спасибо, магистр Вайлент, -- сделала книксен Листик, потом с сожалением посмотрела на переставших отжиматься лежащих зомби. -- Эх, жалко, что они петь не могут. А-то бы еще тут помаршировали бы немного, с песней.
  
   В камине трещал огонь, а за столом пили чай. Милисента и Листик решили отпраздновать успешное окончание сессии, ведь они сдали все экзамены и зачёты только на "отлично". Вот и решили отпраздновать, накупили сладостей, для этого специально сходили в город в кондитерскую лавку. Саманта составила им компанию -- и в походе за слабостями, и в чаепитии. За столом сидела еще и Кузя, как же без нее! Она и Листик пили молоко. А за столом их было пятеро, пятой была черноволосая девушка в скромном платье. Она появилась в комнате Листика и Милисенты три дня назад. О ней пока никто не знал, потому что в комнату она вошла через балкон. И пока никуда не выходила, она должна была выйти завтра -- завтра ее предстоял вступительный экзамен на подготовительные курсы целительского факультета.
   -- Через три дня Новый год, а потом каникулы целых две недели! Может, устроим большую охоту? -- предложила Листик.
   -- Нет, девочки, большой охоты не получится, разве что на пару дней вырвемся. -- Саманта поставила свою чашку, как бы намекая на серьезный разговор.
   -- Это почему? -- спросила Листик.
   -- В первый день после Нового года состоится большой королевский прием. Милисента, ты же знаешь, что присутствие на нем наследника или наследницы обязательно.
   -- Но как же... Я же не могу, вот так сразу... -- растерялась Милисента.
   -- Мы приглашены -- все трое: я, ты и Листик. Причем я как не наследная герцогиня Грег, а вы как баронессы Дрэгис.
   -- А как же тогда принцесса?
   -- Принцесса тоже будет, -- улыбнулась Саманта.
   -- Наверное, очередной хитроумный план графа Клари? -- спросила Милисента, а Листик, до этого внимательно слушавшая, спросила:
   -- А большой королевский прием -- это как? Как в прошлый раз, вкусными пирожными угощать будут? Ну, если для этого что-то развалить надо, так я запросто, я видела -- там, в королевском парке, еще много беседок осталось.
   -- Нет, -- засмеялась Саманта, она слышала про испытание способностей девочек в королевском парке, закончившееся сожжением двух беседок. -- Нет, Листик, на королевском приеме не угощают, там король осыпает своими милостями и рубит головы...
   -- Это как, сначала осыпает, а потом рубит, или наоборот? -- заинтересовалась Листик.
   -- Нет, Листик, это так говорят, -- Милисента тоже засмеялась.
   -- А после королевского приема будет бал, но мы на него не попадём, потому что у нас будет работа. Впрочем, много мы не потеряем, а вот потом... Бал в дворянском собрании, бал в городской ратуше, бал в купеческом собрании... Там не только танцы будут, там и угощение будет -- пирожные, мороженое...
   -- Мороженое! -- воскликнула Листик. -- Тогда сначала на балы, съедим мороженое, а потом на охоту.
   -- Конечно, -- засмеялась Саманта, -- сначала мороженое, а потом охота!
   -- Ага, -- согласилась Листик.
   -- А что за работа на большом королевском приеме? -- спросила Милисента. Саманта вполголоса начала рассказывать, но не успела она закончить, как раздался стук в дверь. После разрешения вошел, согнувшись, гигант орк, он поставил на стол большой торт и сказал:
   -- Я это... Подумал тут, что... ну, в общем, надо отметить окончание сессии. Вот я принес, ну... чтоб поздравить тебя, Листик, и тебя, Милисента... -- Тут орк заметил мастера Саманту. -- Ой, звините, мастер! Я на минутку, вот, к девушкам, чтоб, значит...
   -- Ой, тортик! -- обрадовалась Листик. И быстро затараторила: -- Садись, Ыргиз! Вот, познакомься, это Ирэн, наша подруга, она будет поступать на целительский факультет, на подготовительные курсы. Ирэн, зто Ыргиз, он орк, у него самый большой топор! И он им...
   -- Листик, -- улыбнулась Ирэн, -- не так быстро, а-то, видишь, Ыргиз даже сесть не решается. Садитесь, Ыргиз.
   Орк аккуратно сел, стараясь ничего не раздавить. Кузя спряталась, как только раздался стук в дверь, так что за столом снова сидели пятеро. Листик оценивающе глянула на орка и сказала:
   -- Знаешь, Ыргиз, это хорошо, что ты такой большой и сильный, у тебя хорошо болеть получится!
   -- Как болеть? -- удивился орк и напряг свои могучие мускулы. -- Я совершенно здоров!
   -- Ага, -- согласилась Листик, -- так у тебя получится болеть сильно и здорово!
   Ыргиз посмотрел на Милисенту, ожидая, что она объяснит слова Листика. Улыбающаяся Милисента пояснила:
   -- Мы завтра идем болеть за Ирэн, у нее же вступительный экзамен! Листик тебя приглашает в нашу группу поддержки.
   -- Ага! -- подтвердила Листик.
   -- Ну, так болеть я согласен, -- заулыбался орк. Милисента налила ему чаю, а Саманта деловито начала разрезать торт, приговаривая:
   -- Торт -- это хорошо! Торт -- это хороший подарок для Листика по случаю окончания сессии. Листик, ты же с нами поделишься, не оставишь нас, бедных, голодными? Ты же добрая и щедрая!
   -- Ага! -- ответила Листик, -- поделюсь, я добрая и щедрая!
   -- А еще и очень красивая! -- добавила Милисента, обняла девочку и прижала ее растрёпанную рыжую голову к себе. Листик покраснела от удовольствия, так, что даже ее веснушек не стало видно.
  
   Разговаривающие в коридоре магистр Клейнмор и мастер Харалек замолчали. Мимо них двигалась странная процессия. Впереди, взявшись за руки, шли студентка Милисента и незнакомая черноволосая девушка. За ним -- мастер Саманта и орк Ыргиз, на плече орка ехала Листик. Участники процессии поздоровались с преподавателями, а Листик еще и пояснила:
   -- Мы на целительский факультет! Болеть идем!
   Клейнмор и Харалек переглянулись, вроде всё правильно, если заболели, то надо в медпункт, туда же, где и целительский факультет. Только вот из этой группы никто не выглядел больным. Вроде все были здоровы, а Листик, которую несли, была жизнерадостней всех.
   -- Это Ирэн, -- представила девушку Саманта, -- она подруга Милисенты и Листика, она приехала поступать на факультет целительства, на подготовительные курсы. А мы группа поддержки, идем за нее болеть.
   -- Ага! -- подтвердила Листик. -- Ой! Так точно!
   Группа поддержки скрылась за углом коридора, а смотревший ей вслед мастер Харалек выдохнул:
   -- Слава богам, что не к нам, я бы еще одну такую студентку просто не выдержал бы!
   -- А почему ты думаешь, что она...
   -- Ну, Игви! Это же их подруга! А какая у них может быть подруга! И это хорошо, что к целителям, пусть они тоже почувствуют! -- злорадно прибавил мастер Харалек. Магистр Клейнмор задумчиво потёр подбородок и сказал:
   -- Знаешь, Виго, я готов поспорить на свое месячное жалование, что эта девушка, подруга Милисенты и Листика, попала в академию не через ворота. Именно так! Не веришь? Сходи поинтересуйся у привратника.
  
   Величественно шествующий магистр Фиоринэль эл Минэтэйнион подходил к аудитории, где должны были проходить вступительные экзамены на подготовительные курсы факультета целительства. Фиоринэль эл Минэтэйнион, эльф, был заведующим кафедрой ботаніки целительского факультета. Эту кафедру еще называли -- кафедрой травничества, но эльф с негодованием отвергал такое вульгарное название. На его кафедре изучали не только травы, но и другие растения. Целительский факультет состоял из трёх кафедр -- целительской, ботаники и алхимии. Каждая кафедра готовила специалистов по своему профилю, но эти специальности тесно переплетались. Ведь целителю надо знать, как приготовить лекарство из минеральных и растительных компонентов. Травнику необходимо знать болезни, от которых помогает то или иное растение, уметь оказать первую медицинскую помощь, ну и алхимику тоже надо уметь это делать и знать свойства растений.
   Магистр увидел у дверей аудитории странную группу -- мастер боевого факультета, гигант орк, вроде из "ведьмаков", и две студентки -- обе из "боевиков". Студенток магистр знал очень хорошо, обе отлично учились, интересовались его предметом, а главное -- знали большинство растений, правда, младшая путалась в их классических названиях, называла простонародные. А классические названия -- это имена растений на староэльфийском, и каждый специалист, да что там специалист -- просто культурный разумный обязан их знать! Но, надо отдать младшей должное, она точно знала свойства всех растений!
   А после одного случая магистр Фиоринэль эл Минэтэйнион в девушках вообще души не чаял. А дело было так: на первом занятии по ботанике магистр попросил студентов-"боевиков" достать альбомные листы и нарисовать цветок. Магистр считал, что студенты так лучше запомнят, где у цветка что. Потому как студент-"боевик" одного из предыдущих курсов серьезно утверждал, что цветочную пыльцу соскребают с корней! Брезгливо рассматривая нарисованные студентами цветы, больше похожие на сковородки с яичницей, эльф дошел до сестер, и задохнулся от изумления. Мало того что у младшей был талант художника, так еще и нарисованный на скале цветок был ничем иным как Blanko Edeliveus! Редчайший цветок, растущий только на отвесных скалах Хасийских гор. Даже эльфам редко когда удавалось добыть эту редкость!
   -- Где, где вы видели это чудо?! -- спросил тогда изумленный эльф.
   -- В горах, когда охотилась, -- просто ответила девочка, и добавила: -- Хотите, я вам такой принесу?
   Эльф только кивнул в ответ, он уже представил себе, как он доложит о возможности такого ценного приобретения в Высший Синклит магов и Совет старейшин Светлого Леса. Ему обязательно выделят средства на экспедицию, и летом следующего года он поедет в горы за этим чудом, ведь если девочка видела, где растут эти цветы, то наверняка запомнила то место. Каково же было его удивление, когда на следующее занятие сестры принесли этот цветок! Не сорванный варварским способом, а растущий на скале, кусок которой девочки вырубили вместе с цветком, не потревожив нежную корневую систему этого белоснежного чуда. Потом они вместе -- девочки и эльф -- прилепили этот скальный фрагмент к стене оранжереи. Эльф долго колдовал, создавая вокруг цветка защитную сферу и горный климат под этой сферой. Тут надо сказать, что в создании условий для цветка ему очень помогла младшая из сестер, очень точно описавшая требуемые условия.
   -- Здравствуйте, магистр эл Минэтэйнион! -- поздоровалась с магистром чуть ли не хором эта странная группа, а студентка Листик, сидевшая на плече у орка, сообщила:
   -- А мы сюда болеть пришли!
   -- Может, вам надо в медпункт? -- забеспокоился магистр.
   -- Нет, -- заулыбалась мастер боевого факультета, -- болеть, в смысле переживать, за нашу подругу, она сдает вступительный экзамен.
   -- Очень похвально, очень! -- произнес магистр эл Минэтэйнион и величественно проследовал в аудиторию. А группа поддержки стала болеть. Саманта рассказывала Милисенте случаи из своего богатого боевого опыта, орк тоже с интересом слушал, а Листик держала сжатые кулаки и пыхтела, видно, это должно было означать усиленное боление за Ирэн.
   Экзамен окончился, экзаменуемые вышли и стали ждать решения комиссии, Листик перестала пыхтеть и спросила у Ирэн:
   -- Ну, как?
   Девушка пожала плечами:
   -- Я ответила на все вопросы... -- Договорить она не успела, открылась дверь и комиссия вышла. Мэтр Велисса Шариэлл, декан целительского факультета, начала зачитывать список поступивших на подготовительные курсы, всего пятнадцать человек, вернее, десять человек и пять эльфов. Ирэн среди них не было. Девушка опустила голову и кусала губы, Милисента обняла ее, утешая. Саманта хотела что-то спросить у декана целительского факультета, но Листик ее опередила:
   -- Ну как же так! Ведь Ирэн знает все растения и их названия, даже на староэльфийском! И лечить умеет!
   -- Это та самая ваша подруга? -- спросил у Листика магистр эл Минэтэйнион.
   -- Да -- ответила девочка и всхлипнула, из ее глаз начали капать слезы.
   -- Ну-ну, не надо так переживать, ваша подруга проявила отличные знания!
   -- Так почему же...
   -- Соискательница Ирэн Файри, единогласным решением комиссии вы зачисляетесь на первый курс целительского факультета, на специальность целитель! -- объявила декан. И обратилась непосредственно к Ирэн: -- Вы показали базовые знания по специальности, достаточные для зачисления вас на второй курс, но есть еще обязательные дисциплины, входящие в учебную программу, поэтому мы решили, что учебу вы начнете на первом. Вступительный экзамен вам засчитывается как сессия. Вы согласны, студентка?
   -- Да, -- чуть слышно проговорила Ирэн.
   -- Очень хорошо, тогда сегодня вам надо заселиться в общежитие. Идите к коменданту и предъявите временный студенческий билет, -- декан передала Ирэн листок бумаги.
   -- Уррра! -- закричала Листик, подпрыгнула и свалилась с плеча орка, но Ыргиз ее поймал и посадил обратно.
  
   За неделю до большого королевского приема в зале малого совета, или большом кабинете короля Саеша третьего, собрались те, кого можно было назвать малым королевским советом. Места за столом им вполне хватало, так как их было всего четверо, включая короля.
   -- И так, господа, через неделю начинаются новогодние праздники. Открываются они, как вы знаете, большим королевским приемом. На нем присутствие наследника, в нашем случае наследницы, обязательно. А это значит, что мы должны будем показать всем приглашенным Милисенту, а это значит показать и заговорщикам!
   -- Так в чем проблема, надо показать, так покажем, -- пожал плечами граф Клари.
   -- Вирит! Вы же сами предложили спрятать девочку в академии Магических Искусств! А показать ее сейчас, это значит нарушить всю нашу маскировку! Все увидят изменения, произошедшие с ней! -- вскричал король.
   -- Мы Милисенту будем показывать не как принцессу, а...
   -- А кого мы покажем? Фантом? Так на приеме будут маги, они сразу распознают обман! Двойника? А как же королевский трон? Ведь этот артефакт покажет, что на нем не принцесса!
   -- Не волнуйтесь, ваше величество, всё продумано. Мы с мэтром Фиранто подготовили куклу, неотличимую от принцессы. У мэтра остался слепок ауры Милисенты, той, прежней, что была до изменений, произошедших с ней.
   -- Но трон! Все увидят, что на троне не принцесса! -- Воскликнул король.
   -- Ваше величество! Милисента сядет на трон, и все увидят, что принцесса присутствует на приеме, но смотреть будут на куклу, -- ухмыльнулся граф Клари своей фирменной улыбкой злодея.
   -- Граф, как вы собираетесь провернуть эту аферу? -- спросил король, его немного успокоила уверенность начальника тайной стражи королевства, тот явно что-то задумал.
   -- Мэтр, объясните его величеству наш план, -- обратился к мэтру Фиранто граф Клари, -- а я пока распоряжусь о нашей обманке.
   Граф поднялся и вышел из кабинета. Мэтр не успел объяснить королю всех тонкостей плана, как граф вернулся в сопровождении двух гвардейцев. Они втащили большой ящик с надписью "Осторожно, стекло!"
   -- Что это? -- в один голос спросили король и канцлер, который тоже присутствовал на совещании.
   -- Новая посуда, специально заказанная к новогоднему большому приему, -- ухмыльнулся граф Клари.
   -- Зачем ее принесли сюда? -- удивился король.
   -- Чтобы вы сами смогли оценить произведение наших мастеров, и одобрить или отклонить, -- ответил граф Клари, с натугой снимая крышку с ящика. -- Тяжелая, зараза!
   -- Посуда? -- не понял король.
   -- Нет, ваше величество, крышка! -- Граф снял крышку и позвал мага: -- Прошу вас, мэтр!
   Придворный маг подошел к ящику, сделал пас рукой и приказал:
   -- Очнись!
   Из ящика, как из гроба, поднялась Милисента! Король и канцлер синхронно охнули, принцесса сделала книксен и поздоровалась:
   -- Добрый день, ваше величество! Я рада вас видеть!
   -- Эээ... -- ответил изумленный король, -- дочь моя! Зачем вы забрались в этот ящик, и что за странный способ прибытия во дворец? Или вы это всё придумали в целях конспирации? -- Последний вопрос король задал начальнику тайной стражи.
   -- Именно! Именно в целях конспирации! Время, оставшееся до большого приема, принцесса проведёт здесь, в шкафу, а потом, когда...
   -- Вы в своем уме, граф! Да как вы...
   -- Ваше величество, -- придворный маг выставил ладонь, призывая короля к спокойствию, а принцесса произнесла ровным голосом:
   -- Не надо волноваться, батюшка, от волнений портится цвет лица!
   -- Милисента! -- воскликнул пораженный король, -- Вы, в этом ящике...
   -- Вы совершенно правы, ваши величество, погоды самые что ни на есть новогодние, -- улыбнулась принцесса, потом, как бы немного подумав, кивнула головой и сказала: -- Вам к лицу этот камзол!
   -- Вот видите, ваше величество, -- потёр руки граф Клари, -- она даже отличает камзол от платья, может вести светскую беседу, думаю, большего не понадобится! -- Граф обернулся к придворному магу:
   -- Великолепно, мэтр, великолепно!
   -- Ваше величество, -- начал свои объяснения придворный маг, -- это не принцесса, это кукла. Очень сложная кукла, она способна выполнять простые действия, ходить, разговаривать, и она заменит принцессу на большом приеме. А пока она постоит в шкафу.
   -- Таким образом, ваше величество, принцесса чудесным образом появится во дворце, покажется всем и отбудет в неизвестном направлении. И пускай ее снова ищут, ломают голову, как она здесь оказалась и как покинула дворец.
   Король и канцлер синхронно закрыли рты, открытые от удивления, встали и обошли по кругу улыбающуюся принцессу.
   -- Поразительно! -- воскликнул канцлер, -- она как живая!
   -- Но артефакт трона распознает подмену, и обман раскроется. А аура? Я чувствую, что что-то есть, но что-то не то, а я ведь не маг! -- Пощупал принцессу король и покачал головой.
   -- Ваше величество, вы же сразу не распознали! Издали полная иллюзия ауры. Вы же поняли, только когда дотронулись, а вот дотрагиваться до принцессы на приеме не позволят!
   -- Но кто-нибудь может случайно прикоснуться, или не случайно!
   -- Вот этого-то и не позволят никому, -- очень серьезно сказал начальник тайной стражи, -- никому! Об этом позаботятся...
   Король скептически хмыкнул, он понимал, что другого выхода нет, показать настоящую Милисенту -- означает подставить ее под удар заговорщиков, но если на приеме раскроется обман, то скандал обеспечен, и какой скандал! От короля могут отвернуться лендлорды, а лишиться их поддержки сейчас... Король еще раз хмыкнул и спросил своего начальника тайной стражи:
   -- Ну, хорошо, допустим, вы обеспечили принцессе полную неприкосновенность, но трон! Когда она сядет на трон рядом со мной, обман сразу раскроется!
   -- Ваше величество, на трон сядет настоящая принцесса, и артефакт отреагирует должным образом, правда, это вызовет маленький скандальчик. -- Произнося последние слова, граф несколько мечтательно улыбнулся: -- Да, скандальчик!
  
   Глава 10. Приемы, балы, дуэли
  
   В первый день, вернее вечер первого дня нового года большой зеркальный зал королевского дворца сверкал огнями. Свет магических светильников, размещенных в люстрах и настенных бра, отражался в многочисленных зеркалах, играл бликами на хрустале этих осветительных приборов, на золотом и серебряном шитье роскошных одежд собравшихся в этот вечер на большой королевский прием. Этого дня многие ждали целый год, ведь на этот прием мог прийти любой дворянин, теоретически, и обратиться к королю со своей просьбой, тоже теоретически. Поскольку просьб было очень много, настолько много, что королю не хватило бы и нескольких недель, чтоб их только выслушать, просьбы подавались заблаговременно в королевскую канцелярию. И бывало так, что на большом королевском приеме король оглашал свое решение по некоторым из них, что поделаешь -- традиция! А традиции надо блюсти!
   Король уже давно занял свое место на троне, стоящем на возвышении. Трон был старинным артефактом, выточенный из громадного кристалла горного хрусталя, он был подарен одному из первых королей Зелии гномами. Но не этим был ценен этот трон, его особенностью было свойство сиять ярким сине-голубым светом, когда на трон садился истинный король, представитель династии основателей зелийского королевства -- Тэрриэлов. Трон был двойной, обычно на нем восседали король или королева и официальный наследник. Супруг правителя или правительницы занимал трон поменьше, стоящий по левую руку от трона-артефакта, ведь он не был представителем династии Тэрриэлов. Сейчас место по правую руку короля пустовала, его должна была занять наследница короля Саеша третьего, принцесса Милисента. Но она запаздывала.
   -- Что-то принцессы не видно, -- говорил один из присутствующих в зале другому, ему тут же на выбор предлагали несколько версий:
   -- Говорят, что принцесса смертельно больна и не встаёт с постели.
   -- Да нет, что вы, принцесса удалена в один из отдаленных монастырей!
   -- Ну, как такое может быть? Официально объявлена наследницей и отправлена в опалу?
   -- Она там скрывается от злодеев, совершивших на нее покушение! Ведь она осталась единственной дочерью кроля! Остальные дети -- кто погиб, кто умер от болезни!
   -- Но на приеме-то она обязана быть!
   -- Должна, но раны, полученные во время последнего покушения, не дают ей это сделать! Сейчас об этом будет официально объявлено!
   -- Но вы-то об этом откуда знаете?
   -- У меня самые обширные связи во дворце!
   -- Да у маркиза самые обширные связи среди служанок...
   -- Я попрошу вас, граф...
   -- Да полноте вам, господа, на вас уже смотрят! Или вы хотите, чтоб гвардейцы вывели вас из зала?
   -- Но всё же, господа, а где принцесса?
   И как бы отвечая на последний вопрос, глашатай трижды ударил своим посохом об пол и объявил:
   -- Ее высочество, наследница зелийского престола принцесса Милисента!
   Тяжелые двери, ведущие во внутренние покои дворца, распахнулись. Все присутствующие обернулись к ним и вытянули шеи, чтоб лучше видеть. На пороге появилась девушка, даже не девушка, а девочка-подросток. Она была одета в темно-бежевый замшевый брючный костюм, без всяких вышивок или иных украшений, белоснежную рубашку с кружевами и темно-коричневые сапожки. На ее поясе в набедренных ножнах висели два ножа. Торчащие во все стороны непокорные рыжие волосы и большие зеленые глаза дополняли картину. Эта девочка никак не могла быть принцессой. Она на мгновение остановилась и обвела присутствующих взглядом. В зале было много людей, но каждому казалось, что девочка смотрит именно на него, смотрит сквозь прицел арбалета и ее палец уже сгибается, нажимая на спусковой крючок.
   Девочка шагнула вперед, и наваждение пропало. В шаге за девочкой шла принцесса Милисента, одетая в роскошное, но строгое платье, с воротником стойкой и рукавами по самые запястья, на руках принцессы были белые перчатки. Чуть бледноватое лицо и надменный взгляд, взгляд даже не принцессы, а скорее королевы. За принцессой шли, нет, не фрейлины, что было довольно странно. Отстав от принцессы Милисенты на полшага, шли две девушки, одетые и вооруженные так же, как и рыжеволосая девочка, идущая впереди. Но если девушку, шагающую по левую руку от принцессы, узнали многие, это была Саманта Грег, маг и воительница, то девушку справа от принцессы, как и рыжую впереди, не знал никто. Эта незнакомка была одного роста с принцессой и удивительно на нее похожая. Но если взгляд принцессы был отстраненный, полный собственного достоинства, то взгляд этой девушки был такой же, как и взгляд рыжей девочки, казалось, она тоже выискивает цель для выстрела из арбалета.
   Принцесса и ее сопровождавшие девушки беспрепятственно прошли к трону, если кто и оказывался на дороге этой странной процессии, то сразу же старался уйти в сторону. К трону они подошли в полной тишине, стучали только каблучки принцессы, девушки шли бесшумно.
   -- Здравствуйте, дочь моя, -- обратился к принцессе король.
   -- Здравствуйте, ваше величество, отец мой, -- ровным голосом ответила принцесса. Она поднялась по ступенькам на возвышение и заняла свое место на троне. Вместе с ней поднялась и незнакомая девушка, что шла по правую руку от принцессы, и одновременно с ней села на трон, но не на сидение, а на правый подлокотник. Резная спинка торна, высоко возвышающаяся над королём и принцессой, засияла всеми оттенками синего цвета, показывая присутствующим в зале, что место на троне заняла истинная наследница. Но зал ахнул не от этого, рядом с принцессой, на широком подлокотнике нагло сидела неизвестная девица и нахально покачивала ногой. Она, нисколько не стесняясь своего поведения, обвела шокированных гостей самоуверенным взглядом. Справа от нее, немного выдвинувшись вперед, встала Саманта Грег, а рыжий подросток расположилась перед принцессой, прямо на ступенях трона.
   -- Какой скандал! Неслыханно! Попрание всех правил и приличий! -- начал возмущаться один из приглашенных, дворянин в роскошном костюме.
   -- Не скажите, не скажите! -- возразил ему другой в полувоенном френче, впрочем, выправка и так выдавала в нем военного. -- Эта девочка очень грамотно перекрыла свой сектор, прикрыла принцессу от возможного нападения! И вы обратите внимание, как она сидит!
   -- Ну, как сидит? Очень нагло сидит, прямо на троне! Да еще ногами болтает!
   -- Не на троне, а на подлокотнике, и сидит так, что готова в любую минуту соскочить и отразить нападение, да и другие девушки тоже... К принцессе сейчас не подобраться. Видно опытную руку, похоже, именно леди Саманта ими командует.
   -- Ну, что вы! Что же может угрожать принцессе, тем более здесь?
   -- Видно, что-то может, раз принцессу сопровождают не фрейлины, а боевые маги!
   -- С чего вы решили, что эти девчонки -- боевые маги?
   Но военный не ответил, усмехнувшись, он отошел в сторону, зачем объяснять кому-то очевидные вещи, если тот в них не ничего понимает, да и не хочет понимать.
   Сидящая на подлокотнике трона девица совершила следующую наглость, она что-то сказала королю, но сказала очень тихо. И король, вместо того чтоб одёрнуть нахалку, указать ей ее место, благосклонно улыбнулся. Улыбнулась и принцесса. Потом король сам что-то спросил у девицы и некоторое время они вели тихую беседу, видно, и принцессе было интересно, потому что она улыбалась и кивала головой.
   -- Дочь моя, принцесса Милисента, -- через час обратился король к принцессе, при этом девушка, сидящая на подлокотнике, улыбнулась, -- дочь моя, вы устало выглядите.
   -- Да, ваше величество, отец мой, меня утомила дорога. С вашего позволения, я бы хотела удалиться, отдохнуть, -- произнесла принцесса. Король благосклонно кивнул, на самом деле он сказал кодовую фразу, по которой принцесса должна была покинуть прием. На том совещании, где королю показали куклу, которая должна была заменить Милисенту, возник вопрос о степени схожести куклы с человеком. Ведь программа этого подобия принцессы была довольно ограничена. Придворный маг, мэтр Фиранто предусмотрел и это, программа, заложенная им в куклу, могла быть изменена по ходу развития событий. Те или иные действия двойника принцессы вызывались специальными кодовыми фразами.
   Принцесса поднялась с трона, одновременно с ней соскочила с подлокотника и светловолосая девушка, и тут же свечение трона со стороны наследницы погасло. Выстроившись тем же строем, принцесса и ее сопровождающие направились к выходу из зала.
   -- Граф, ваш род же имеет эту привилегию! Почему бы вам не воспользоваться ею? -- сказал один дворянин другому, когда от них до принцессы оставался десяток шагов.
   -- Но, маркиз, как-то неудобно!
   -- Другого случая обратить на себя внимание вам может и не представиться! Ну, смелее! Сейчас принцесса пройдёт мимо!
   -- Но ее же охраняют! -- попытался возразить тот, кого назвали графом.
   -- Какие-то девчонки, а леди Саманта идёт с другой стороны. Они вряд ли сумеют среагировать! Тем более что с вашей стороны вот та нахалка, что сидела на троне, ну же, смелее! Они ничего не успеют сделать, и потом, у вас есть эта привилегия! Или вы боитесь?
   -- Я?! Боюсь?! -- воскликнул граф и, когда до принцессы оставалось три шага, бросился вперед. Он попытался проскочить за спиной рыжей девчонки, но та резко выставила ногу, и граф, споткнувшись, начал падать. Он взмахнул руками, пытаясь за что-нибудь схватиться, но был остановлен тугой волной воздуха. На мгновение он завис неподвижно над полом, а потом его с силой приложило об паркет. Принцесса остановилась, леди Саманта и девушка, похожая на наследницу, подошли к ней почти вплотную, вокруг них замерцал силовой щит. В руках у рыжей девчонки -- она оказалась вне щита -- возникли два огненных шара, она крутанула один из шаров на ладони и он увеличился до размеров хорошего арбуза, жар от шара почувствовали все вокруг стоящие. Послышался изумленный вздох, это была реакция тех, кто знал, что обилие хрусталя в большом зеркальном зале было неслучайно. На самом деле это был не хрусталь, это был минерал, блокирующий магию. В большом зеркальном зале королевского дворца, как и во многих других помещениях, любые проявления магических действий блокировались. Но, видно, девушки, сопровождавшие принцессу, об этом не знали, и магичили вовсю! Мало того, это у них с легкостью получалось!
   -- Так, это покушение? -- обрадованно спросила рыжая девчонка. -- Счас будем отрабатывать план "А"!
   -- Постой, Листик! Пока не надо никого убивать! -- сказала леди Саманта.
   -- Ну почему... -- даже обиделась девочка, -- на нас напали? Напали! На принцессу покушались? Покушались! Счас я буду их убивать, пока они во всём не признаются!
   -- Листик, -- улыбнулась леди Саманта, -- если ты всех поубиваешь, то некому будет признаваться!
   Девочка задумчиво крутила огненные шары, казалось, она не чувствовала их жара. Леди Саманта посмотрела на лежавшего юношу и скомандовала:
   -- Листик, подними!
   Рыжая девочка, погасив один из огненных шаров, подняла лежащего графа за шиворот. Но девочка была маленького роста, поэтому она подняла лежавшего только в положение "на четвереньки"
   -- Ну, -- сказала рыжая, -- признавайся!
   -- Я граф де Коэльяк! -- попытался гордо сказать граф. -- Мой род имеет старинную привилегию!
   -- Это какую еще такую привилегию? На принцесс бросаться, что ли?
   Вокруг послышались смешки. Граф попытался возмущенно посмотреть на посмевших над ним хихикать, но из положения "висящие четвереньки" грозного взгляда не получилось. Листик встряхнула своего пленника, что при ее комплекции было совершенно невероятно -- девочка-подросток оторвала от пола довольно-таки упитанного юношу!
   -- Ну! -- Нахмурила брови рыжая девочка.
   -- Древняя привилегия рода Коэльяк! Привилегия, восходящая к эпохе становления зелийского королевства! -- начал пространно объяснять граф, но потерявшая терпение девочка встряхнула его еще раз, и граф быстро закончил: -- Привилегия -- целовать руку принцессе!
   -- Ну, ничего себе! -- удивилась девочка. -- А если принцесса не хочет?
   -- Эта привилегия дарована нашему роду за заслуги королём...
   Девочка опять встряхнула графа, тот клацнул зубами и попытался объяснить:
   -- Все представители нашего рода постоянно пользуются...
   -- А если бы вашему роду была дана привилегия -- ковыряться в носу в присутствии короля, то ты тоже бы постоянно этим пользовался? Так и ходил бы в присутствии короля с пальцем в носу?
   Вокруг послышался смех, а Саманта сказала, при этом кивнув в сторону мужчины в полувоенном френче:
   -- Да, Листик, Коэльяки действительно имеют такую привилегию. А вот герцоги Нарронэллы имеют привилегию сидеть в присутствии самого короля!
   -- Да? -- удивилась Листик. -- Но герцог Нарронэлл не ходит же постоянно с табуреткой, чтоб сидеть в присутствии короля. А те, которые даже когда видят, что их поцелуи неуместны, всё равно кидаются на принцесс!
   Вокруг уже раздавался не сдерживаемый смех. Листик выпустила графа, и тот упал на пол. Девочка откатила ногой незадачливого целовальщика рук принцессы в сторону. А Милисента обратилась к принцессе:
   -- Ваше высочество, продолжим путь?
   Принцесса кивнула головой, посмотрела на лежащего в нелепой позе графа Коэльяка и, то ли желая подбодрить, то ли изощренно издеваясь, сказала тому:
   -- Вы, граф, прекрасно выглядите, вам к лицу этот камзол!
   Граф выпучил глаза, а принцесса добавила:
   -- Не надо волноваться, от волнений портится цвет лица!
   После чего в сопровождении своих телохранительниц проследовала к выходу.
  
   На кровати Милисенты сидели она и Саманта, а Ирэн сидела на своей. Ирэн поселилась в студенческом общежитии, в комнате Листика и Милисенты, благо места хватало. Кровать она себе поставила обыкновенную, а не такое "драконье гнездо" как у Листика. Сейчас же девушки наблюдали за Листиком. Та творила, высунув от усердия кончик языка. Девочка пламенем вырезала на стене барельеф. Это был дракончик, уменьшенная копия самой Листика. Копия получилась очень похожей на оригинал, даже выражение на драконьей мордочке было такое же лукавое, как и у настоящего дракона Листика.
   -- Вот, -- удовлетворенно сказала Листик, когда закончила, -- вот такой дракон, сразу видно, кто здесь живёт!
   -- Только никто не знает, что это ты! -- улыбнулась Ирэн. Саманта встала с кровати и подошла к получившемуся барельефу, даже потрогала его рукой.
   -- Здорово! Как живой! Даже чешуйки есть! -- восторженно проговорила Саманта. -- Листик! Ты настоящая художница! Ты знаешь, у тебя талант! Тебе надо учиться в академии Изящных Искусств!
   -- Как?! -- возмутилась Листик, -- еще и там учиться?
   -- Ну, может, не на стационаре, а факультативно. Или хотя бы брать уроки.
   -- Вот выучусь на боевого мага, тогда посмотрю, может, на художника пойду учиться, -- задумчиво проговорила Листик. -- До совершеннолетия у меня еще время есть!
   -- А сколько тебе до совершеннолетия? -- поинтересовалась Саманта.
   -- Еще почти двести лет, -- тяжело вздохнула Листик.
   -- Как двести? -- ахнула Саманта.
   -- Я же не человек, -- еще раз вздохнула Листик, -- я такой маленькой буду еще долго. А Милисенте повезло, она уже почти взрослая.
   -- А при чем здесь Милисента? -- удивилась Саманта.
   -- А после ее инициации и обряда посестринства она получила некоторые свойства, -- хитро прищурилась Листик. -- Драконом она стать не сможет, а вот другие возможности... Но она же не пробует!
   -- Вот еще, -- сказала Милисента, -- мне хватает того, что у меня получается. Я тогда в пещере, помнишь, Ирэн, первое время вообще с почти закрытыми глазами ходила, чтоб чего-нибудь не сжечь.
   -- Ага, -- засмеялась Листик, -- вот тот граф к тебе бы прыгнул руки целовать, и только фыррр -- от него бы кучка пепла осталась. Так никаких графьёв не напасешься!
   -- Кстати, о графьях, -- Саманта посмотрела на девушек, -- завтра бал в дворянском собрании, мы приглашены.
   -- Опять принцессу охранять? -- Засмеялась Милисента.
   -- Нет, вы приглашены как сестры Дрэгис, баронессы.
   -- А что нам там делать? -- спросила Листик.
   -- Там будут танцы, угощение, правда, не такое обильное, как в купеческом собрании.
   -- Так может, сразу пойдем угощаться в купеческое собрание? -- предложила Листик.
   -- Туда тоже пойдем, но в дворянское нам по статусу положено. Вот и приглашения есть! -- Саманта показала красивые пригласительные билеты, разложенные на столе.
   -- А Ирэн? Она тоже приглашена? -- спросила Листик.
   -- Нет, я же не дворянка, -- грустно улыбнулась Ирэн.
   -- Почему? Почему не дворянка? Дворянка! -- возразила Саманта, -- ты поступила в академию Магических Искусств, а по королевскому указу всякий поступивший получает личное дворянство! Так что ты тоже знатная дама! Тем более что пойдёшь не одна!
   -- Ура! -- обрадовалась Листик, -- значит, Ирэн идёт с нами! Идем сначала в дворянское собрание угощаться, когда там всё съедим, пойдем в купеческое.
   -- Да, -- сказала Саманта, -- вот пригласительные на бал в купеческом собрании. Ирэн тоже приглашена. А вот приглашение на Бал Цветов.
   -- Это от кого такое? -- удивилась Листик.
   -- От эльфов, -- пояснила Милисента, -- эльфийская община тоже дает новогодний бал.
   -- А почему цветов? Какие же цветы зимой?
   -- А у эльфов любой бал -- бал цветов.
   -- Да, -- подтвердила Саманта, -- И что интересно, Ирэн тоже приглашена. А вот приглашение от гномов, и тоже на всех нас четверых.
   -- А у гномов какой бал -- камней? -- спросила Листик.
   -- Скорее, пива! -- засмеялась Саманта. -- Но колбаски к пиву у них подают очень вкусные!
   -- Тогда к гномам тоже идем! -- решила Листик.
   -- Вот еще куча приглашений от разных частных лиц, -- Саманта веером раскрыла приглашения, -- герцоги, графы... кто во что горазд. Конечно поскромнее, чем...
   -- Саманта, если там не будет угощения, то не пойдем! -- Насупилась Листик. -- Что это за бал без угощения!
   -- Листик, -- теперь засмеялась Милисента, -- на балу не кушают, там танцуют!
   -- А если проголодался?
   -- Предлагают легкие закуски, напитки, сладости, мороженое.
   -- Сладости! Мороженое! Тогда идем на все балы! Надо обязательно сходить! Надо же проверить, как там танцуют и чем там угощают!
  
   Зал дворянского собрания был намного больше зеркального зала королевского дворца. Под громкую музыку кружились пары танцующих. Для тех, кто не танцевал, в здании дворянского собрания было множество больших и малых гостиных, где можно было пообщаться с интересным собеседником или просто отдохнуть. Были и многочисленные буфетные комнаты, где можно было утолить возникшие голод и жажду.
   В начале бала приглашали танцевать только Саманту и Милисенту, Ирэн же и Листика не приглашали -- наверное потому, что Ирэн была совсем новым человеком и ее не знали, а Листика считали слишком маленькой для танцев. Но потом убедившись, что Ирэн пришла с Самантой, решили, что она достаточно знатная, и стали ее тоже приглашать, ну и Листика за компанию. Теперь Ирэн самозабвенно кружилась в танце со своим кавалером, а Саманта с беспокойством оглядывалась -- Листик куда-то пропала вместе со своим последним партнёром по танцу, очень молодым человеком, может, чуть-чуть старше Листика. Саманта нашла глазами Милисенту и та указала взглядом на боковой переход. Саманта извинилась перед своим кавалером и, тоже показав взглядом Милисенте следовать за ней, устремилась в тот переход. Пробежав по коридору, они обнаружили девочку и ее кавалера в одной из буфетных комнат. Те стояли у стола с напитками и закусками, а перед ними находился молодой франтовато разодетый мужчина, презрительно на них смотревший. Спутник Листика был бледный как стена. А вот по плавным движениям девочки и по ее увеличившимися и без того большим зелеными глазам было видно, что Листик очень сердится.
   -- Тэрри, а шшшто надо делааать, если тебя оссскорбииили? -- растягивая слова, с каким-то шипением спросила Листик у своего кавалера. Но вместо него ответил франтоватый мужчина:
   -- Если это дама, то она дает пощёчину, а если это мужчина, то он выплеснет свой бокал в лицо обидчику!
   -- Бокал обязательно должен быть с вином? И что потом? -- уточнила Листик.
   -- Можно и с вином, -- ухмыльнулся мужчина. -- Такое оскорбление смывается кровью. Поэтому потом следует дуэль! Но куда вам, деткам, вы же пьёте сладкий крюшон! Я не вижу перед собой ни дамы, ни мужчины...
   Франт не успел договорить, Саманта тоже не успела вмешаться, как Листик схватила ковшик, которым разливали крюшон по бокалам из большой серебряной чаши, и заехала в лоб этому франту, со словами:
   -- Это тебе вместо пощёчины! Еще руки об тебя марать, а вдруг ты заразный!
   Но, видно, этого девочке показалось мало, и она схватила большую серебряную чашу и, подпрыгнув, надела ее на голову ошалевшему франту. Тот от неожиданности, а может и от удара по голове, сел на пол. Крюшон водопадом стекал по его одежде.
   -- Вот, -- удовлетворенно сказала Листик, -- это вместо бокала вина! Надеюсь, количество заменит качество!
   Листик оглядела дело своих рук и постучала сверху по чаше, которую мужчина пытался снять:
   -- Эй, ты готов, чтоб я с тебя это всё смыла кровью?
   Франт что-то промычал в ответ, разобрать было трудно, так как чаша была глубокая и налезла ему почти до подбородка. Листик еще раз постучала и спросила:
   -- Так будем смывать, или так и будешь ходить?
   -- Леди! Вы видите, маркиз Гираноми не может снять крюшонницу с головы? -- вмешался один из присутствующих дворян. Листик пожала плечами:
   -- Вы хотите сами снять эту посудину с головы этого нахала? Ничего не имею против. Снимайте! Если не получится, можете ее разрубить топором! Думаю, маркиз не получит сотрясения мозгов -- за их неимением.
   Наконец, с большими усилиями маркиз снял с головы крюшонницу, его тщательно уложенная прическа была испорчена, как и его костюм. Он с ненавистью глянул на девочку:
   -- Ты... ты... мерзкая...
   -- Еще раз надеть? -- угрожающе спросила Листик.
   -- Маркиз, ведите себя прилично! Не смейте оскорблять даму! -- громко сказала Саманта.
   -- Это кто еще... -- Маркиз резко повернулся к Саманте, но наткнулся на ее взгляд. Он узнал воительницу и замолчал. На его щеках играли желваки, он зло усмехнулся и произнес:
   -- Меня оскорбили! Я требую сатисфакции! Это можно смыть только кровью!
   -- Ага, -- сказала Листик, -- он хочет, чтоб я смыла с него крюшон кровью. Это запросто, главное, чтоб у него крови хватило.
   И, отвечая на недоуменные взгляды собравшихся на шум скандала дворян, пояснила:
   -- Его же кровью и смою, или кто-то хочет предложить свою?
   -- Так вы согласны на дуэль? -- быстро спросил маркиз Гираноми.
   -- Ага, -- ответила Листик. И, обращаясь к окружающим, добавила: -- Согласна, заметьте, это он сам предложил дуэль.
   Дуэли были запрещены королевским указом, все участники и зрители подлежали наказанию. Их зачинщики наказывались в первую очередь. Но это не останавливало драчливых дворян. Они всё равно устраивали дуэли. А дуэль, приведшая к смерти одного из участников, каралась очень серьезно.
   -- Ваши секунданты? -- так же быстро спросил маркиз, словно боясь, что девочка передумает.
   -- Саманта Грег и Милисента Дрэгис, -- кивнула в сторону девушек Листик, -- а ваши?
   -- Граф де Коэльяк и маркиз Галирамо, -- тоже кивнул в сторону названных дворян маркиз Гираноми.
   -- О! -- обрадовалась Листик, увидев знакомого по большому королевскому приему и участливо спросила неприязненно смотревшего на нее графа: -- Я вас не сильно поваляла? Бока не болят?
   -- Условия дуэли -- только сталь! Никакой магии! -- кривясь, объявил граф, которого валяла на приеме Листик.
   -- Ага, -- согласилась девочка. -- Какое оружие вы хотите выбрать?
   -- Шпага! -- быстро сказал маркиз Гираноми.
   -- Должен вас предупредить, что маркиз профессиональный дуэлянт и мастерски владеет именно шпагой! -- вполголоса предупредил Саманту один из присутствующих дворян. -- Я не знаю, получится ли уже вмешаться и остановить эту дуэль, но жизнь вашей подруги в большой опасности!
   Саманта пожала плечами, чем вызвала большое изумление предупреждавшего ее дворянина. Милисента, обсудив правила поединка с другим секундантом, кивнула Листику, и все присутствующие высыпали на улицу. Там очертили дуэльный круг, и дуэлянты встали друг против друга. Конечно, многие осуждали маркиза Гираноми, ведь он опустился до того, чтобы драться с женщиной, почти ребенком, но возражать никто не решался. Не хотели ссориться с маркизом и его покровителем герцогом Вэркуэллом, оба были очень злопамятны и не упускали случая отомстить. Ну и раз девочка сама вышла защищать свою честь, то получается, у нее нет никого, кого бы она могла выставить на замену, при этом многие с недоумением смотрели на леди Саманту -- почему она не заступилась за свою подругу?
   Листик стояла на месте, и маркиз Гираноми сделал первый небрежный, но стремительный выпад, девочка не стала отбивать шпагу противника, она просто уклонилась от нее. Еще четыре выпада прошли в том же ключе, маркиз старался поразить девочку шпагой, а та просто уворачивалась. Раздосадованный маркиз прошипел:
   -- Почему ты не дерёшься?!
   -- Не вижу соперника, -- спокойно ответила девочка, -- ты же не умеешь!
   При этих словах Листик не уклонилась от очередного выпада, а приняла его на свою шпагу, совершив неуловимое вращательное движение, девочка выбила оружие из рук маркиза. Маркиз кинулся за своей далеко отлетевшей шпагой, Листик ему не препятствовала. Подняв шпагу, маркиз с яростью бросился на девочку, но его новый выпад снова закончился неудачей. Листик опять выбила из его рук шпагу. Так повторилось четыре раза, маркиз подымал свое оружие, атаковал улыбающуюся Листика, та выбивала шпагу из его руки, отбрасывая ее подальше. Когда запыхавшийся маркиз, тяжело дыша, снова встал напротив девочки, та участливо спросила:
   -- Маркиз, а вы не устали? Что это за бега вы здесь устроили? Или вы думаете, что я с вами в догонялки играть буду? И вообще, вы драться на шпагах умеете? Или приказать принести вам тролличью дубинку?
   Среди зрителей послышались смешки, разъяренный маркиз снова бросился на девочку, та опять повторила свой трюк. Зрители уже откровенно смеялись, на их глазах унижали грозного дуэлянта, унижали в деле, в котором он считался непревзойденным мастером. В очередную атаку маркиз бросился, как бык в финале корриды, его налитые кровью глаза видели только ненавистную соперницу. Когда же шпага, уже в который раз, вылетела из его руки, он попытался просто ударить девочку выхваченным из-за голенища сапога кинжалом. Листик уклонилась и приложила маркиза рукояткой своей шпаги по лбу. Профессиональный дуэлянт рухнул как подкошенный.
   -- Фу, -- сказал Листик, -- мало того, что собрался драться с такой маленькой и слабенькой девочкой, как я, так он еще и ведёт себя как горный тролль! Применяет грязные приемы, словно в кабацкой драке! Никакого благородства! Заберите этого невежу! -- Последние слова, под смех зрителей, были адресованы секундантам маркиза. Саманта с улыбкой глянула на дворянина, предупреждавшего об опасности дуэли с маркизом Гираноми. Тот молча ей поклонился.
   -- Думаю, что произошедшее здесь вряд ли можно считать дуэлью! -- громко сказала Саманта, привлекая внимание уже собравшихся расходиться зрите лей. -- Это была просто дружеская разминка.
   -- Но маркиз получил серьезную травму! -- возмутился граф де Коэльяк. -- Ему требуется лечение...
   -- Серьезную травму получило самолюбие маркиза, -- возразила Саманта, -- потому как шишку на лбу вряд ли можно считать травмой. Приложите ему ко лбу что-нибудь холодное, это поможет, заодно остудит его пыл.
   -- Ага! -- поддержала подругу Листик, и посоветовала графу: -- Вы наденьте ему на голову крюшонницу, она холодная. И на голову маркизу налезет, уже проверено!
   Под громкий смех окружающих Листик отвернулась от графа, нашла глазами своего малолетнего кавалера и позвала его:
   -- Тэрри, пошли крюшон пить, там еще и пирожные оставались!
   -- Тэрри? -- Подняла бровь Саманта.
   -- Граф Тэрри де Гривз, -- представился тот.
   -- Листик, а чего этот маркиз к тебе прицепился? -- спросила Милисента.
   -- А он не ко мне, а к Тэрри. Подошел и сразу начал обзываться! Нахал какой-то!
   -- Он давно провоцирует меня на дуэль, видно, сейчас решил, что есть очень удобный повод, ведь я не мог не ответить на оскорбление своей дамы.
   -- Да уж, нашел на кого наехать, -- засмеялась Милисента, -- Листик таких, как он, десяток на ленточки порвёт и не запыхается.
   Молодой граф удивленно посмотрел на девушку, а смущенная Листик поспешила представить своих подруг.
   -- О! Леди Саманта! -- выразил свой восторг граф Тэрри. -- Я много о вас слышал!
   -- А о генерале Лэри де Гривз вы слышали? -- улыбаясь, спросила Саманта.
   -- Да! Это мой двоюродный прадедушка!
   -- Ну а Листик его дочь, так что, получается, она ваша бабушка, двоюродная. Генерал де Гривз за военные заслуги получил баронство Дрэгис, -- пояснила Саманта.
   -- Да, я слышал, что один из младших братьев моего прадеда получил в награду баронство, где-то в приграничье, но я не знал, что это именно генерал де Гривз. Я очень рад, что у меня есть такие очаровательные бабушки, -- молодой граф поклонился девушкам, -- и я приглашаю вас, Листик и Милисента, на бал, который дает мой отец. Приглашаю и ваших подруг. Отец будет рад с вами познакомиться, я надеюсь, что вы примите мое приглашение.
  
   Бал в купеческом собрании был не менее скучный, чем бал у гномов. Важные и солидные господа беседовали о важных и нужных вещах -- котировках акций, торговых сделках, прогнозах роста или падения цен на те или иные товары. Их важные и не менее солидные жены беседовали о таких же важных и нужных вещах -- какие брильянты надела госпожа Рокицки в свой последний визит на прием к городскому голове, какие лекарства или травы помогают от тех или иных болезней, прогнозах моды на будущий сезон. Их дети, с которых умудрялись не спускать глаз как важные господа, так и их не менее важные жены, пытались веселиться, хотя бы танцевать. Но танцы были какие-то вялые, чопорные.
   Но девушки не скучали. Милисента и Саманта вели переговоры с самыми важными господами. Эти господа сначала окружили Листика и, наговорив ей кучу комплиментов, попытались уговорить ее на какие-то скидки в тарифах за проезд через Ларнийский перевал, или снижение какой-то пошлины -- в обмен на оказание каких-то услуг. Это Листику очень напомнило вчерашний бал у гномов. Там тоже очень важные и солидные гномы насели на маленькую баронессу с просьбой предоставить им концессию на разработку полезных ископаемых в недрах Хасийских гор в пределах территории баронства. У девочки от таких мудреных слов чуть уши в трубочку не свернулись. Она бы точно покусала этих важных бородачей, если бы не Милисента с Самантой, они сразу взяли ведение переговоров на себя, чем удивили и озадачили гномов. Выяснив, что эта просьба гномов мотивирована тем, что Хасийские горы -- именно в пределах дрэгисского баронства -- очищены от крупных видов нежити и там теперь относительно безопасно, девушки поставили свои условия. Довольно жёсткие условия -- никакой гномьей автономии в пределах дрэгисского баронства, полное подчинение всех гномьих поселений баронессе, с выплатой полагающихся налогов. Строительство на Ларнийском тракте, в особо опасных местах, тоннелей, что делало этот тракт проходимым и зимой. Гномы согласились, уж очень богатые полезными ископаемыми были горы, опять же -- девушки обещали охрану и защиту гномьих поселений от нечисти и нежити, всё равно Листик уже всю крупную уничтожила и распугала, -- а вот нечего на таких вкусных горных козлов зариться! Там территория одного дракончика, и всяким объедальщикам там не место!
   Купцы и промышленники каким-то образом узнали о договоре с гномами, теперь попытались и себе выторговать у юной баронессы преференции. Но они не знали, на каких условиях тот договор был заключен, теперь же только отдувались, выслушивая встречные условия, выдвигаемые Милисентой. Саманта плохо разбиралась в коммерческих делах, поэтому она только поддерживала подругу. Переговоры вела Милисента, Саманта и представители купечества никак не ожидали такой деловой хватки от этой хрупкой девушки. Ирэн тоже не скучала, она просвещала как почтенных матрон, так и их юных дочек в некоторых тайнах кулинарных и лекарских рецептов. Конечно девушка рассказывала только простейшие рецепты, особенно лекарские. Всё приготовленное по ним ни в коем случае не могло кому-либо чем-либо навредить. Разве что при условии большой передозировки -- вызвать понос. Женская половина собравшихся с восторгом внимала Ирэн.
   -- Не будет ли мой вопрос бестактным, сиятельная леди, -- спросил Милисенту один из купцов, -- почему владетельницей баронства является ваша сестра, хотя она и младше, а хозяйственные вопросы ведёте вы?
   -- Как вы справедливо заметили, владетельница баронства баронесса Листик, она им владеет, а хозяйственные вопросы веду именно я, во-первых, я к этому наиболее подготовлена, а во-вторых, владение -- это такая тяжелая работа, ни на какое хозяйствование уже не остаётся времени! -- Тяжело вздохнула, пряча улыбку, Милисента. Саманта тоже тяжело вздохнула, подтверждая слова своей подруги. Важные господа серьезно покивали головами. Занятые такими важными разговорами, девушки не заметили исчезновения Листика. В зал вошел, почти вбежал, очень сильно обеспокоенный один из распорядителей бала. Он не решился прервать беседу важных господ купцов и Милисенты, а направился к Ирэн, беседовавшей в женском окружении.
   -- Извините, леди, что я вас беспокою, но не могли бы вы пройти со мной, там ваша подруга... Она... -- запинаясь, начал распорядитель, Ирэн его взволнованно перебила:
   -- Листик?! Что с ней?
   -- Она, как бы это сказать... -- попытался объяснить распорядитель, но обеспокоенная Ирэн снова его перебила:
   -- Она там, что? Сражается? -- Ирэн хотела сказать -- "подралась", но в последний момент подобрала слово помягче. Распорядитель озадаченно кивнул:
   -- Можно сказать и так...
   -- Идем! Быстрее! -- почти крикнула Ирэн, срываясь с места. За ней устремились озабоченные Саманта и Милисента, за ними и все остальные. На балу было скучно, а тут хоть какое-то развлечение, опять же, интересно посмотреть на безумца, решившего подраться с маленькой баронессой. О событиях на большом королевском приеме и историю дуэли в дворянском собрании знали все присутствующие, такие слухи очень быстро распространяются.
   Девушки, сопровождаемые распорядителем и остальными к ним присоединившимися, вбежали в большую буфетную. В купеческом собрании, в отличие от дворянського, была только одна буфетная, но большая. В углу этого помещения стояла толпа народа. Протолкавшись сквозь нее, девушки остановились, пораженные открывшейся картиной. За большим столом сидела Листик. Перед ней стояло множество пустых вазочек из-под мороженого. Единственная не пустая, наполовину опустошенная стояла перед девочкой. Листик в три приема доела оставшееся мороженое и голосом более хриплым, чем обычно, обиженно сообщила:
   -- Я так и не поняла, какое мороженое все-таки вкуснее?!
   -- Вот, -- пораженно сказал распорядитель, -- закончила сражаться, а ведь здесь было больше сорока порций!
   -- Листик! Ты это всё съела?! -- всплеснув руками, воскликнула Милисента.
   -- Ага! -- подтвердила девочка и пояснила: -- Только я не ела, я пробовала, надо же мне было выяснить, какое мороженое самое вкусное! Вот я и пробовала, чтоб потом его съесть.
   -- Но ты же съела всё!
   -- Ну, нельзя же оставлять надкушенное, в смысле надъеденное мороженое, это неприлично! Вот мне и пришлось доесть всё попробованное. -- Листик задумчиво посмотрела на пустые вазочки и начала перечислять: -- Вкусное мороженое шоколадное, ванильное, кофейное, клубничное, вишнёвое, малиновое, земляничное, черничное...
   -- Стоп, стоп, стоп! -- остановила девочку Саманта. -- Ты это всё съела?
   -- Нет, это я всё попробовала, а теперь буду есть то, что выбрала, -- серьезно объяснила Листик и тут же сказала распорядителю: -- Давайте несите!
   -- Эээ... -- Растерялся распорядитель.
   -- Да, -- подтвердила Милисента, -- принесите ей то, что она перечислила, но только по одной порции!
   -- Эй! -- заволновалась Листик, -- я же не всё перечислила! И почему только по одной порции?!
   -- Леди Милисента, а вашей сестре не станет плохо? -- спросил один из важных господ купцов.
   -- Ей нет, а вот окружающим вполне может, если ей не дадут мороженого, -- усмехнулась Милисента.
   -- Принесите и нам мороженого, -- попросила Саманта и вслед кинувшимся за заказанным слугам быстро добавила: -- По одной порции!
   А Милисента подошла к Листику и вполголоса ей стала выговаривать:
   -- Листик, ну нельзя так много есть мороженого...
   -- Мало осталось, да? -- жалобно спросила девочка. -- Может не хватить?
   -- Ну что вы, леди, -- вмешался распорядитель бала, -- у нас достаточное количество различных сладких закусок, пирожные более чем пятидесяти сортов, мороженое тоже пятидесяти видов.
   -- Вот! Видите! -- возмутилась Листик, -- пятидесяти сортов! А мне дали не всё попробовать! И пирожные тоже!
   -- Листик, -- укоризненно сказала Милисента, -- ну как так можно!
   -- Да! Как так можно! Столько видов, а вдруг я пропустила самое вкусное? Я же не все попробовала!
  
   За окном было еще темно, Листик потянулась и осторожно выпуталась из теплых шкур, так чтоб не разбудить Кузю, соскочила со своего "драконьего" ложа и тихонько прошлепала босыми ногами в ванную комнату. Там, открыв кран, присела на край большой ванны. Сегодня первый день второго семестра. Листик вздохнула -- вот и закончились зимние каникулы, балы, большие и малые, приемы, танцы и угощения. Листик облизнулась, вспоминая мороженое. Особенно ей понравилось на балу у эльфов, там не было такого изобилия сортов, как на балу в купеческом собрании -- всего-то каких-то десять видов. Но мороженое было настолько вкусное! А пирожные! Прямо так и таяли во рту! И опять же, тактичные эльфы не приставали к девочке с нудными вопросами о таможенных льготах, снижении тарифов и прочей галиматье, а сразу позвали танцевать, а потом угощали мороженым, пирожными, а потом снова танцевали. Листик не знала, что у эльфов тоже был свой интерес, но со своими просьбами они сразу обратились к Милисенте.
   -- Если уважаемая леди Милисента уделит мне толику своего драгоценного времени, -- вкрадчиво начал Илисарионианэль эль Велинатэлиэнион, полномочный представитель Светлого Леса, и старейшина эльфийской общины в столице королевства, -- я бы хотел обсудить некоторые аспекты нашего будущего взаимовыгодного сотрудничества. Насколько я понимаю, все экономические и хозяйственные вопросы дрэгисского баронства вы взяли в свои руки, тем самым оградив свою сестру от крайне необдуманных и скоропалительных решений. Вам делает честь такое бескорыстное участие в жизненно важных делах баронства. Хотя вы достойны гораздо большего. И я абсолютно уверен, что эти большие дела вы будете вершить со столь же непринужденной легкостью, как и решаете проблемы маленького приграничного баронства!
   Милисента поняла, что этот умудренный эльф знает, кто она такая, но сохраняя улыбку на лице, она ответила:
   -- Светлейший Илисарионианэль, я безмерно рада помочь вам. Но давайте не будем упоминать о столь отдаленных перспективах, когда на мои хрупкие плечи лягут те большие проблемы, о которых вы изволили упомянуть. Это никоим образом не повлияет на наше взаимовыгодное сотрудничество сейчас.
   Эльф понимающе склонил голову, показывая Милисенте, что он всё понял -- уступок не будет, и ему рекомендовали сохранить тайну девушки. А та продолжила:
   -- Но сейчас я -- как не наследная баронесса Дрэгис -- стараюсь, по мере моих скромных возможностей, помогать моей младшей сестре...
   Едва заметная улыбка тронула губы эльфа, но Милисента ее увидела и повторила с нажимом:
   -- Листик действительно моя сестра, и стараюсь, чтоб ни ей, ни ее владению не был нанесен ущерб. Поэтому давайте перейдем к сути дела...
   Переговоры с эльфами закончились к обоюдному удовлетворению, но в конце Милисента озадачила эльфа своей фразой:
   -- Светлейший Илисарионианэль, когда будете говорить комплименты Листику, а вы же обязательно будете, постарайтесь говорить попроще, а то она вас точно покусает!
   Удивленный эльф посмотрел туда, где в окружении эльфийской молодежи, весело смеясь, танцевала Листик, покачал головой и на всякий случай пожал плечами, потом перевел взгляд на Милисенту. Та, улыбнувшись, кивнула головой, мол, так и будет, если старейшина эльфов ее не послушает.
   Вообще-то Листик догадывалась, что у эльфов тоже был свой интерес, да и Милисента ей рассказала о результатах переговоров. И Листик была очень благодарна своей сестре, что та избавила ее от этого крайне нудного и неинтересного занятия.
   Ванна наполнилась, и Листик с удовольствием туда плюхнулась. Погрузившись с головой воду, девочка замерла. Пролежав так минут десять, Листик почувствовала, как ее кто-то дергает за ногу. Резко высунувшись из воды, девочка услышала визг обрызганной Милисенты:
   -- Ай! Листик! Вода же ледяная! Как ты можешь в ней лежать!
   -- А мне нравится! И если я не полежу в воде, то буду всю первую пару спать, если конечно это не будет фехтование!
   -- Вылазь давай! Нам с Ирэн тоже надо умыться!
   Листик выметнулась из воды, вновь обдав холодными брызгами Милисенту и заодно заглянувшую в ванную Ирэн.
   -- Ай-и-и! -- завизжали девушки в два голоса, а Листик рванула мимо них -- одеваться.
   -- Ну чего так кричать, да еще в такую рань! -- Высунула из шкур на "драконьем" ложе свою сонную мордочку Кузя.
  
   Глава 11. Что такое кабаре, и как стать его владельцем
  
   За столом сидели Милисента и Ирэн, а Листик устроилась в своем гнездышке. Девушки молчали, они были заняты делом -- кто читал свои конспекты, кто учебники. С начала занятий прошла уже неделя, новогодние праздники с их балами и приемами отошли в прошлое, теперь же шли суровые трудовые, в смысле учебные, будни. Милисента и Ирэн были примерными студентками, конспектировали все лекции и готовили все домашние задания. И если Листик пыталась отлынивать, раньше только одна Милисента призывала ее к порядку, то теперь к ней присоединилась еще и Ирэн. Нет, Листик не была лентяйкой, но почему бы не отложить скучные занятия на потом, когда можно поиграть с Кузей или повозиться с маленькими брауни. Вот и сейчас девушки время от времени строго поглядывали в сторону Листика, а та читала учебник и громко сопела, выражая этим свое усердие. На раздавшийся стук в дверь первой отреагировала Листик громким -- "Войдите!"
   В комнату осторожно вошел Масин фон Крунув, конечно он дружил с девушками, но мало ли что? Вот и теперь, явно обрадованная Листик соскочила со своей кровати и подбежала к студенту:
   -- Масин! Как хорошо, что ты пришел! Я тут к завтрашнему занятию готовлюсь, ты мне поможешь?
   -- Я бы рад, но наши профессиональные профили несколько различаются, -- тактично начал студент, но, увидев начавшую обиженно надувать губки девочку, быстро согласился. -- Конечно, Листик, чем смогу, помогу!
   -- Ага! -- Повеселела девушка. -- Вот скажи, Масин, если надо узнать важную информацию, которую скрывает противник, что надо сделать?
   -- Ну, даже не знаю, -- пожал плечами студент. -- Я бы его поднял и допросил, если он конечно уже мёртвый.
   -- Интересный подход, -- засмеялась Милисента. -- Сначала умертвить, а потом допрашивать!
   -- А что, можно по-другому? -- удивился Масин. -- Мы такого не изучали.
   -- Ага! Мы как раз изучаем! -- Кивнула Листик. -- Сейчас я тебе покажу!
   -- Это как? -- спросил студент, стараясь подальше отодвинуться от загоревшейся энтузиазмом девочки, та, наоборот, шагнула к нему поближе, приперев его к стенке.
   -- Сейчас я тебя буду допрашивать, а ты будешь мне отвечать!
   -- Что? Что отвечать?! -- Уже серьезно испугался Масин.
   -- Правду, чистую правду и только правду! -- грозно ответила Листик, закатывая рукава.
   -- Это за... зачем? -- начал даже заикаться Масин, настолько был грозный вид у девочки. -- За-зачем?
   Фон Крунув уже совсем прижался к стене и показал на закатанные рукава девочки, та, прищурив, глаза ответила:
   -- А вдруг ты не всю правду скажешь? Или вообще врать начнешь? Тогда я буду вынуждена применить к тебе воздействие!
   -- Какое воздействие! -- почти закричал Масин, пытаясь то ли вжаться в стенку, то ли на нее залезть.
   -- Трёхступенчатое! -- пояснила Листик. -- Сперва призываем тебя к добровольному сотрудничеству, потом применяем физические меры принуждения, а потом и магические...
   -- Э-э-э, я не согласен! -- завопил студент.
   -- Ага! -- Обрадовалась Листик. -- Злостно запираешься! Значит, первую ступень пропускаем, сразу переходим ко второй.
   -- Я вообще не согласен! Вообще не согласен принимать в этом участие! -- Масин круглыми от ужаса глазами посмотрел на очень серьезную девочку. И шепотом добавил: -- Убивают!
   -- Ну что ты так волнуешься! Ты же некромант, потом сам себя поднимешь! -- утешила перепуганного студента Листик. Масин поднял глаза и увидел хихикающих Милисенту и Ирэн.
   -- Листик, магистр Клейнмор, если бы это видел, точно поставил бы тебе зачёт по этой теме! -- Засмеялась Милисента.
   -- Э-э-э, -- сказал Масин, -- вы что, меня опять разыгрываете?
   -- Не мы, это Листик! -- Тоже засмеялась Ирэн.
   -- Ну, я бы немножечко, совсем чуть-чуть, -- заявила Листик и, обратившись к Масину, обиженно спросила: -- Ну что, тебе жалко было, да? Немножечко подопрашиваться?
   -- Фух, -- выдохнул студент. -- С вами не соскучишься. Говорят, самые большие юмористы -- "некроманты"! Но со всей ответственностью заявляю -- "некроманты" с вами и рядом не лежали!
   -- И правильно, я не позволю всяким "некромантам" тут лежать! -- грозно сказала Листик. -- А ты, Масин, ладно, можешь сесть! Вон туда, на стул, он вроде чистый.
   -- Спасибо! -- серьезно поблагодарил студент и обернулся, чтоб посмотреть, что впивалось ему в спину, когда он прижимался к стенке. Повернулся, посмотрел и восхищенно охнул:
   -- Что это? Какая красота! Кто это?
   -- Это я! -- гордо ответила Листик.
   -- Это Листик сделала! -- быстро поправила сестру Милисента.
   -- Красивый какой! -- еще раз повторил Масин, разглядывая вырезанного на камне дракончика. -- Только вот таких драконов не бывает.
   -- Как это -- не бывает? -- возмутилась Листик и показала на стену с барельефом: -- А это тогда откуда?
   -- Действительно, откуда? -- переспросил Масин. -- Листик, неужели эту красоту ты сама придумала и сделала? Да? Ты талант! Тебе надо не на боевого мага учиться, а на художника! Да что там -- учиться! У тебя и так замечательно выходит!
   Листик, покрасневшая от удовольствия, загордилась, а продолжавший ее хвалить Масин уже явно что-то прикидывал в своем авантюрно-коммерческом уме.
  
   Грымыхыр Уралам сидел за столиком в самом углу зала трактира и грустил. Мечта всей его жизни накрывалась медным солдатским котелком. Тяжело вздохнув, Грымыхыр обвел взглядом большое помещение, которое должно было быть главным залом его кабаре, но...
   Уралам был полуорком, а куда податься полуорку? Только в наёмники. И тридцать лет своей жизни из сорока он был наёмником, хорошим наёмником. Поэтому он сумел, правдами и неправдами, скопить достаточную сумму денег, чтобы выкупить в столице большой трактир. Прежний хозяин этого трактира находился на грани разорения, поэтому он с радостью продал свое убыточное заведение. Почему убыточное? Потому что этот трактир не блистал ни интерьером, ни изысканностью кухни, и гостиницы при нем не было. А находился этот трактир в крайне неудобном месте -- на границе района, где жили аристократы, и района купцов. Понятно, что аристократы ходили в рестораны, которых было даже слишком много в их районе, а купцы ходили в таверны и другие подобные заведения в своем районе. А в это пограничное заведение общепита ходила в основном молодежь, и то только для того, чтобы подраться и побуянить. Понятно, что такие клиенты много прибыли не принесут. Кроме того, эта территория между районами, как и всякое приграничье, контролировалась третьей силой -- криминальной группировкой, подчинявшейся ночной гильдии. И вот только Уралам вступил во владение, как к нему явились накачанные мужички и потребовали плату за "охрану"! А от кого они будут охранять? От самих себя, что ли? Бывший наёмник был неробкого десятка, он мог постоять за себя в любой драке. Но молодцы из ночной гильдии не устраивают честных поединков -- обычно нож под лопатку, и всё. Грымыхыр снова вздохнул, а какие были планы! Ведь он всегда любил музыку! Пусть наёмнику и не часто удавалось ее послушать, но когда это случалось, Грымыхыр блаженствовал. Бывший наёмник даже знал ноты, правда, не все, вот например -- нота соль. Хорошая нота, нужная, и название у нее подходящее, к ней бы идеально подошла нота "мясо", но такой ноты, к сожалению, не было. Зато была нота ре -- очень непонятная нота, и непонятно что означающая, так Грымыхыр думал до последнего времени. Пока не услышал это благозвучное название -- кабаре! Первая часть, понятно, происходит от слова "кабак", а вот вторая -- это точно нота! А нота это песня! Значит, кабаре это кабак, где поют или слушают песни. Слушают выступающих певцов. И вот мечта о своем кабаре гибла на корню. Ведь мало было купить помещение, надо было его еще и оформить в соответствующем стиле! Да и название придумать подходящее, тут фантазия полуорка дальше "Пьяного тролля" или "Дырявой кастрюли" не шла, он все-таки воин, а не менестрель! Пока кабак, так и не ставший кабаре и не имевший названия, работал в прежнем режиме, режиме питейного заведения средней руки. Благо, повара и официантки перешли по наследству к новому хозяину от прежнего. Заходили в него в основном пьяньчуги и местная голытьба, правда, третьего дня зашел благородный, как оказалось, студент, из неподалеку расположенной, вроде как, магической академии.
   Тренькнул колокольчик на двери, и в безымянный трактир (старую вывеску Грымыхыр снял, а новой еще не повесил) вошел давешний студент. Бывший наёмник сразу подобрался -- нет, студент его не впечатлил, а вот его сопровождающие четыре девушки... Если черноволосая была обычной, то три других... По тому, как они двигались, Грымыхыр сразу опознал в них бойцов, и очень опасных!
   -- О! Друг Грымыхыр! -- Вскричал увидевший Уралама студент. Подойдя ближе, он проговорил: -- А я тебе нашел художника-оформителя, вот познакомься, Листик! А это ее подруги -- Милисента, Саманта и Ирэн!
   Саманта, когда узнала о том, что предлагает студент Масин фон Крунув девушкам, решила их обязательно сопровождать, при этом строго приказав Масину никому не говорить ни о том, куда они идут, ни о ее статусе преподавателя академии Магических Искусств.
   Орк немного расслабился, если девушка -- художник, то, может, сразу в драку не полезет и сильно бить не будет. Грымыхыр велел принести кувшин вина и предложил девушкам. Масину не предложил, потому как знал, что тот может выпить много, тем более на халяву, а от много выпившего -- толку не дожешься.
   Поскольку девушки не пили, а обиженный Масин (а как же -- выпивкой не угостили!) попрощался и ушел, при этом, правда, не забыв получить с полуорка свое вознаграждение за найденного художника, за разговором Грымыхыр один выпил весь кувшин. И хмелеющий полуорк рассказал девушкам всё: и про свою жизнь наемника, и про свою мечту, и про трудности, у него возникшие. Девушки оказались хорошими слушательницами, они внимательно слушали Грымыхыра, сочувственно кивали в нужных местах, а полуорк всё говорил и говорил, видно, ему просто надо было выговориться. Когда Грымыхыр закончил, младшая рыженькая девушка протянула ему платочек -- у полуорка по щекам текли слёзы.
   -- Какая у тебя поэтическая натура, -- сказала рыженькая, -- даже ноту придумал новую -- "мясо"! Интересно, а как она звучит? Девочки, а давайте ему поможем, а? Будет здесь кабаре, а Грымыхыр будет его директором!
   -- Вот только имя, -- задумчиво произнесла девушка с пшеничными волосами, -- как-то не очень подходит для директора кабаре -- Грымыхыр!
   Грымыхыр насупился:
   -- Это имя дали мне родители, правда, отца я вообще не знал, а мать, отрядная маркитантка, пьяница и... -- что "и", Грымыхыр не стал уточнять.
   -- Я же не предлагаю тебе сменить имя, возьми сценический псевдоним, так все творческие люди делают, -- пожала плечами девушка. Но, увидев полное непонимание на лице полуорка, пояснила: -- Все артисты, ну те, которые поют и играют на музыкальных инструментах, придумывают себе красивые запоминающиеся имена. Понял?
   Орк закивал головой и задумался, после нескольких секунд напряженного размышления он выпалил "красивое и запоминающееся имя":
   -- Я буду "Стальная кувалда"!
   -- Ты же не на состязаниях по боевым единоборствам выступать собираешься, надо что-то менее агрессивное, а то так ты всех посетителей своего кабаре сразу распугаешь, -- засмеялась девушка. А рыженькая предложила:
   -- Дядюшка Грым!
   -- Нет, "дядюшка" и "Грым" как-то не сочетаются, -- задумчиво проговорила русоволосая, -- совсем не сочетаются... А ну встань!
   Было что-то командное в голосе этой девушки, такое, что Грымыхыр вскочил и вытянулся как перед отрядным сержантом и отрапортовал:
   -- Ефрейтор Грымыхыр Уралам!
   -- Ого! Вот это голосина! Прямо громовая голосина! -- восхитилась черноволосая. -- Таким голосом на плацу скомандуешь, сразу все новобранцы от испуга попадают!
   Грымыхыр польщенно улыбнулся, а рыженькая захлопала в ладоши:
   -- Вот! Дядюшка Гром! Звучит и ласково, и строго! Дядюшка Гром!
   -- А что, неплохо, подходит и под голос, и под комплекцию, -- кивнула русоволосая, оглядывая большую и упитанную фигуру бывшего ефрейтора, -- очень подходит! Как тебе такое имя? Нравится?
   -- Рад стараться! -- снова рявкнул Грымыхыр.
   -- Саманта, ты его совсем запугала, -- засмеялись остальные девушки. А та, что с пшеничными волосами, добавила:
   -- Вот что значит -- военная косточка! Саманта, он в тебе сразу командира почувствовал!
   -- Вольно, ефрейтор, можешь сесть, -- скомандовала Саманта, и полуорк сел на свое место. А девушка обратилась к своим подругам: -- Ну что, девочки? Возьмем шефство над вновь создаваемым кабаре?
   -- А как мы назовём это кабаре? -- спросила рыженькая, и тут же предложила: -- А давайте -- "Золотой Дракон"! А?
   -- Эээ... леди, -- несмело начал полуорк, -- но деньги! Я все деньги потратил на покупку, и у меня уже почти ничего не осталось. А тут надо еще вложить, раза в три, если не больше!
   -- Это не страшно, мы достанем, -- сказала девушка с пшеничными волосами. -- Давай так, то, что ты уже вложил, пойдет как твоя доля в нашем совместном предприятии. За тобой остается пост директора и общее руководство, дядюшка Гром. А мы будем помогать в меру своих сил. Вон Листик будет заниматься оформлением, Ирэн знает много оригинальных рецептов разных блюд, это тоже привлечет посетителей.
   -- А как рецепты привлекут посетителей? -- спросил полуорк, -- это же не аптека!
   -- Если здесь будут готовить блюда, каких не будет во всём остальном городе, то посетители и без музыкального оформления обеспечены, а если тут будет еще и хорошая музыка, то вообще, только за вход деньги брать можно!
   -- Это очень хорошо, но не забывайте, что вам еще и учиться нужно, -- вмешалась русоволосая девушка, строго посмотрев на своих подруг.
   -- Саманта, я же не говорю, что мы здесь всё время заняты будем, -- возразила девушка с пшеничными волосами. -- Ирэн просто один раз покажет и запишет рецепты -- как готовить. Листик будет только рисовать эскизы, а для оформления мы наймём художников, не мастеров, но таких, чтоб могли по этим эскизам работать. А Листик будет только осуществлять надзор, скажем, по вечерам или во время обеденного перерыва в занятиях, заодно и пообедаем. Тут же совсем близко к академии! Ну, дядюшка Гром, как вам наши планы?
   Полуорк улыбнулся, ему нравились эти девушки, особенно младшая, рыженькая. Старшая хоть и внушала опасения, но он с ней чувствовал себя как со строгим, но справедливым командиром, который накажет сам, но своих в обиду не даст никому. Грымыхыр встал и протянул руку, сверху на нее легли четыре девичьих ручки.
   Девушки весело засмеялись, к их звонкому смеху добавился бухающий хохоток полуорка.
   -- Это всё хорошо, даже замечательно, но раз вы вошли в долю с хозяином этого заведения, то обязаны выплатить по его долговым обязательствам. А поскольку вас как хозяев теперь больше, то и сумма выплат увеличивается вдвое, -- вкрадчиво проговорил невысокий серый человечек с мало запоминающейся внешностью. Он и подошел так, что дядюшка Гром этого не заметил. Саманта вроде как и не удивилась появлению этого персонажа, она приподняла бровь и вежливо спросила:
   -- А позвольте узнать, что это за долговые обязательства? И почему мы должны платить не только по ним, а и непонятно за что и от себя?
   -- Охрана данного заведения стоит очень дорого, -- развел руками человечек, и сокрушенно добавил: -- Такие затраты, такие затраты...
   -- А если мы откажемся от вашей охраны? -- еще вежливей спросила Саманта.
   -- Тогда у вас будут очень большие проблемы, причем начнутся они прямо сейчас! А мне бы так не хотелось, чтобы пострадало это замечательное заведение и вы лично, а это обязательно произойдёт, если мы вас перестанем охранять.
   Полуорк опустил плечи, всё так хорошо началось, и вот эти шакалы тут как тут, сейчас эти девушки откажутся от своей затеи, ведь даже им, по виду не плохим бойцам, будет не под силу справиться с бандой этих грабителей, а то, что сюда пришла вся банда, Грымыхыр не сомневался.
   -- Какая прелесть! -- пропела девушка с пшеничными волосами. -- Рэкет! Самый настоящий! И вам не стыдно грабить бедных девушек? А если у нас нет с собой такой непомерно большой суммы денег?
   Серый человечек поморщился:
   -- Ну что ж, мы можем подождать, пока одна из вас принесет требуемую сумму, остальные останутся с нами, так сказать, гарантом лояльности. Я бы рекомендовал вам поторопиться, потому как наше терпение не безгранично, и мы можем вас, девушки, заставить отрабатывать свой долг. А такие красивые девушки могут отработать только одним единственным способом.
   -- Листик?.. -- спросила девушка с русыми волосами.
   -- Восемнадцать в зале, восемь блокируют окна снаружи, по два на каждое. Десять перед входом. Этого хмыря не считаю, у него только нож, -- широко улыбаясь, ответила рыжая девочка.
   -- Милисента?.. -- снова спросила русоволосая.
   -- Листик -- за двери, и занимается теми, кто на улице, не дает им уйти. Я по часовой, ты против часовой, встречаемся у дверей и выходим к Листику.
   -- Принято, -- кивнула русоволосая и обратилась к серому человечку: -- может, мирно разойдёмся, вы уходите -- и мы о вас забываем, а?
   -- Девушка, вы не поняли. И времени у вас не осталось, видно, придется вам отрабаты...
   -- Листик, -- спокойно сказала девушка.
   Сидящая за дальним концом стола рыженькая девочка неуловимым движением оказалась рядом с серым человечком, и тот сложился пополам.
   -- Гром, прикрой Ирэн! -- скомандовала русоволосая, и полуорк задвинул черноволосую девушку себе за спину, а остальных девушек уже около него не было -- размытые тени с невероятной скоростью перемещались по залу, здоровые мужики падали на пол и застывали в нелепых позах, впрочем, некоторые из этих мужиков тоненько подвывали. С улицы пару раз раздался яростный рев, переходящий в дикий визг.
   Полуорк достал свой нож, но уже всё было кончено. Русоволосая девушка, стоящая посреди зала, скомандовала:
   -- Гром, теперь этих, -- девушка брезгливо кивнула на разбросанных по залу рэкетиров, -- на улицу.
   -- Может, связать? -- спросил полуорк.
   -- Зачем? -- усмехнулась девушка. -- С такими переломами не поозоруешь.
   Грымыхыр дал команду слугам мужчинам заняться переноской "тяжестей", а сам спросил у черноволосой Ирэн:
   -- Кто они?
   -- Боевые маги, -- ответила Ирэн.
   -- Да? -- удивился Грымыхыр, -- а почему же они тогда магию не применили?
   -- Зачем, если они и так справились. А может, они размяться хотели. Думаешь, чего на улице этих бандюков Листик так долго гоняла, она с ними просто игралась.
   -- Со здоровыми мужиками, умеющими драться, и хорошо драться, эта девочка игралась как кошка с мышкой! -- тихо и с благоговением произнес Грымыхыр.
   -- Ага! -- совсем как Листик подтвердила Ирэн.
   -- Ыратх фырарт и грымуз! -- начал привычно выражать свои чувства полуорк, но Ирэн замахала на него руками и зашептала:
   -- Тише, тише, уважаемый Гром! Не дай Единый, Листик услышит!
   -- А то что? -- тоже шепотом испуганно спросил Грымыхыр.
   -- Не отстанет, пока всё подробно не объяснишь, еще и показать попросит!
   Полуорк представил, что он проделывает всё то, о чем говорится в таком привычном ему оркском ругательстве, и в первый раз в жизни покраснел.
   Перед безымянным трактиром, будущим кабаре, возле стонущих и слабо шевелящихся тел, сваленных в кучу, вышагивала Листик. Девочка выглядела очень расстроенной, ведь всё так быстро кончилось. За ней с улыбкой наблюдали расположившиеся на крыльце этого трактира Саманта и Милисента. Саманта сказала, что сейчас должна будет подойти городская стража, и что ей надо сдать эту банду. Чтоб в дальнейшем не возникло проблем с этими бандюками, да и остальных припугнуть, чтоб и не думали о возможных наездах на новое кабаре. Хотя в помещении сработано было быстро, но на улице Листик, гонявшая бандюков, наделала много шуму, -- здоровые мужики сначала ревели от ярости, а потом визжали как поросята. Саманта не ошиблась, появился усиленный патруль городской стражи.
   -- Что здесь происходит? -- грозно спросил капитан городской стражи, присмотревшись к бандитам, лежащим кучей. А потом еще более грозно спросил: -- Что это?! Кто посмел напасть на почтенных горожан?!
   Саманта усмехнулась, оказывается, эти бандиты делились частью денег, полученных от рэкета, с городской стражей, с конкретным ее капитаном. Девушка вышла вперед и сказала:
   -- Эти бандиты вымогали деньги с почтенного Грымыхыра, владельца этого ресторана. А потом они напали на нас! Бедных, слабых и беззащитных девушек! Пришлось их успокоить.
   -- Да кто ты такая? -- заорал капитан, оглядывая невысокую девушку в брючном костюме. -- Как ты посмела вообще...
   Что "вообще", он не договорил, к его уху наклонился человек из патруля, но этот человек был в штатском, и зашептал:
   -- ...леди Саманта... воительница... та самая!
   Чтоб полностью развеять все сомнения офицера, Саманта подошла к нему и показала какой-то значок. Оба, офицер и человек в штатском, побледнели, причем человек в штатском прошептал:
   -- Тайная стража!
   -- Я передаю всех арестованных мною вам, господин капитан, -- ехидно улыбаясь, произнесла Саманта, -- надеюсь, сил вашего отряда хватит, чтоб препроводить их в городскую тюрьму. Рапорт о количестве задержанных и степени их вины я направлю по инстанции. Эти бандиты должны быть наказаны! Выполняйте, капитан!
   -- Так точно! Будет исполнено! -- Вытянулся командир патруля, выкатив глаза в порыве служебного рвения. И уже своим подчиненным отдал команду: -- Обыскать, связать и выстроить в колонну по трое!
   Когда колонна арестованных двигалась по улицам к городской тюрьме, невысокий серый человечек с мало запоминающейся внешностью обратился к капитану городской стражи:
   -- Тезимус, может, ты нас отпустишь, а? Я увеличу твою долю в два раза, так как?
   -- Вашша, ты знаешь, с кем связался? Это Саманта Грег, воительница, боевой маг! Кроме того, она имеет полномочия от "тайнушников", ты понимаешь, что это такое? Она могла тебя и всю твою банду там просто сжечь, и никто ничего ей бы не сказал! И рапорт она направит, рапорт! А там количество арестованных! Если хоть одного не будет хватать -- это неминуемое служебное расследование! Так задницу порвут, мало не покажется! А мне, знаешь ли, она очень дорога, моя задница!
   -- Так поймай на улице кого-нибудь, а меня отпусти! Количество же будет совпадать! -- попросил главарь, при этом остальные члены его банды глухо зароптали
   А старший стражник скривился:
   -- Чем ты слушаешь, Вашша? Я же тебе сказал, что та девка -- боевой маг! На вас наверняка стоят магические метки! И если я приведу вместо тебя человека без такой метки, то не только задницу порвут, но и голову оторвут!
  
   Через четыре месяца на месте безымянного трактира стояло совершенно новое здание, вернее, старое, но основательно перестроенное. Разрешение на перестройку у городских властей выбила Саманта, беззастенчиво воспользовавшаяся своими полномочиями сотрудника тайной стражи. Деньги на все работы принесла Листик. Когда была составлена смета необходимых работ, то полученная сумма всех впечатлила: она была в несколько десятков раз больше, чем изначально планировалась. Милисента предложила занять у короля, то есть взять деньги из королевской казны, но Саманта отговорила подругу от этого шага. Ведь об этом станет многим известно, а это нарушит конспирацию, возникнет вопрос -- почему это из королевской казны простой баронессе, пусть и приближенной к принцессе, выделяют такую большую сумму. У Саманты тоже не было таких денег, у Ирэн тем более. Тогда Саманта предложила взять ссуду в гномьем банке, но там были большие проценты, опять же -- требовались гарантии. Дать гарантии можно было от дрэгисского баронства, но тут возразила Милисента: прижимистые гномы потребовали бы пересмотра ранее заключенного договора. Тогда Листик предложила просто ограбить гномий банк, а Саманта ей это категорически запретила делать. Но в тот же вечер Листик пропала, вернулась только утром, с большим мешком золотых монет. На вопрос -- где взяла? -- девочка хитро улыбнулась и заявила:
   -- Там еще есть!
   Мешок явно был банковской упаковкой, Листик выслушала от Саманты нотацию на тему -- как плохо брать чужое. Но когда Саманта потребовала вернуть туда, откуда взяла, Листик наотрез отказалась, заявив, что там столько, что пропажу одного мешка никто не заметит. Потом за девочку взялась Милисента, она сказала, что если Листик признается, где взяла, то ей ничего не будет.
   -- Я дракон, так? -- спросила Листик. Все с этим согласились, девочка продолжила свою мысль: -- А у драконов всегда есть сокровищница, так? И если я дракон, то у меня тоже есть сокровищница, так? Вот из этой сокровищницы я и взяла!
   -- А те, кто эту сокровищницу наполняют, знают, что она твоя? -- спросила Саманта.
   -- Не-а, -- помотала головой Листик, -- зачем им эти ненужные знания? А-то еще наполнять перестанут! Люди такие жадные! Им же будет жалко пару монеток для бедного маленького дракончика!
   В гномьем банке, куда мешок отнесли на следующий день, определить, какого государства эти монеты, не смогли и приняли золото по весу. Саманта сделала вывод, что это золото Листик утащила из другого мира. Золото перевели в местную валюту и открыли счёт в том же гномьем банке. В итоге оказалось, что денег хватит на все расходы, и еще много останется. Появившиеся деньги пустили на реконструкцию трактира, для этого наняли мастеровых-строителей. Под руководством приглашенного архитектора, который использовал какой-то свой старый проект, быстро переделали большой зал в еще бо?льший. Установили сцену, а вокруг общего зала расположили отдельные кабинеты, наподобие театральных лож. Зал был спланирован так, что в любом его месте великолепно было слышно всё, что произносили на сцене, но то, что говорилось за столиками, а тем более в ложах, соседям было почти не слышно. Внешне трактир тоже преобразился, теперь это было нарядное трёхэтажное здание, по всему фасаду которого шла надпись -- кабаре "Золотой Дракон". А над ней Листик выжгла прямо на каменной кладке симпатичного дракончика. Приглашенный художник раскрасил его золотой краской. Листику расцветка не очень понравилась, но ее убедили, что так лучше в рекламных целях.
   Кабаре уже две недели работало в режиме ресторана, по крайней мере, днем. Великолепные блюда по оригинальным рецептам сразу привлекли гурманов из всех сословий. Но особой фишкой были блюда, приготовленные из горного козла с Хасийских гор. Свежее мясо этого животного было изысканным деликатесом. Но довезти его свежим до столицы не представлялось возможным даже с помощью магии. Каким образом оно попадало в "Золотой Дракон" -- не знал никто, тем более что и здесь оно было редкостью. На столики в дни, когда такие блюда появлялись в меню, записывались заранее. И не всем доставались места, хотя такие блюда стоили очень дорого.
   Листик, когда увидела в меню название блюда -- "седло горного козла", -- сказала Грымыхыру:
   -- Дядюшка Гром, ты что, сначала седлаешь козла, а потом его жаришь? Почему тогда седло подается отдельно от козла? И если есть седло, то тогда и стремена должны быть! Вот тут в меню, сразу после седла, должен быть пункт -- "стремена горного козла"!
   Саманта и Милисента долго смеялись, а потом объяснили девочке, что это за блюдо.
   В "Золотом Драконе" устроили три зала: большой, со сценой где и должны выступать разные артисты; малый зал, для особо важных персон, где и подавали особо изысканные блюда, в том числе и из горного козла; третий зал был побольше зала для особо важных персон, но меньше зала кабаре, там, обычно, была публика попроще, туда стали ходить и студенты из академии Магических Искусств, ведь в "Золотом Драконе" готовили вкуснее, чем в академической столовой.
   На второй день после открытия сцену опробовала Листик, спев свою любимую песню про кузнечика. Ее выступление слышал один из менестрелей, случайно обедавший в зале, он оценил акустические свойства зала и попросил разрешения выступить. Дядюшка Гром с радостью ему разрешил, и этот менестрель дал пару концертов. А поскольку на время таких выступлений была введена "музыкальная надбавка" на все подаваемые блюда, то менестрелю выплатили гонорар за его пение. И в новое кабаре теперь выстроилась очередь из желающих там выступить. Всего за две недели работы "Золотой Дракон" приобрел большую популярность в городе. Дядюшка Гром был счастлив -- сбылась его мечта. Девушек, которые это всё организовали, он готов был носить на руках, особенно младшую, рыженькую. Правда, старшую девушку, Саманту, он не перестал побаиваться. А нанятые им швейцарами-вышибалами бывшие наёмники -- орки Турым и Пурым, полуорки Марадор и Фрыст -- вообще при виде Саманты вытягивались по стойке "смирно". Саманта и девушкам спуску не давала, для Милисенты и Листика она увеличила учебную нагрузку почти вдвое. За Ирэн тоже приглядывала, но та и так училась очень хорошо. Учеба и хлопоты по созданию кабаре совсем не оставляли девушкам свободного времени, а Листик еще и в Хасийские горы летала по ночам, не каждую ночь, но довольно часто.
  
   Маэстро Илларэинни, оглядев место будущего выступления своей труппы, остался очень доволен. Зал был красиво оформленный, с отличной акустикой, ее даже не надо было подправлять магией, что довольно часто приходилось делать в других местах. Стены зала были украшены рисунками, выполненными очень профессионально и с большим вкусом, даже по эльфийским меркам. Маэстро был эльфом, очень хорошим менестрелем, но он уже не выступал. Он выполнял в группе роль импресарио и художественного руководителя. Основным исполнителем был молодой менестрель, пение которого маэстро услышал в одной из придорожных таверн. У парня был талант, большой талант! Он прекрасно играл на гитаре, сам сочинял слова и мелодии к своим песням, а его голос! Красивый сочный баритон не оставлял слушателей равнодушными. Маэстро предложил этому менестрелю присоединиться к его труппе, тот согласился, и оба не прогадали. Группе маэстро Илларэинни с тех пор неизменно сопутствовал успех. Его группа менестрелей стала лучшей!
   Маэстро еще раз с удовлетворением оглядел место будущего выступления, его взгляд остановился на рисунке, находящемся чуть выше и справа от сцены. Это, несомненно, была нотная линейка, с нотами. Рисунок, выполненный в немного абстрактной манере, но какое-то несоответствие резало глаза опытного музыканта.
   -- Уважаемый мастер Гром, а почему у вас на том вон рисунке изображена лишняя нота? -- спросил удивленный маэстро. Мастер Гром важно пояснил:
   -- Это недостающая нота, но она должна быть!
   -- Что же это за нота? -- удивился музыкант и композитор, маэстро Илларэинни сам сочинял музыку, поэтому в незнании нот его трудно было заподозрить.
   -- Это нота "мя"! Вообще-то я хотел, чтоб ее полное название было "мясо"! Но Листик сказала, что для ноты такое название не совсем подходит, и предложила вот такое имя. А вы, маэстро, как считаете, для ноты имя "мя" подходит? -- спросил мастер Гром. Маэстро Илларэинни задумчиво потер подбородок, ну что он мог сказать? Не объяснять же этому орку, или полуорку, основы нотной грамоты. Поэтому он только кивнул. Если хозяин этого кабаре хочет, чтоб над сценой была нарисована лишняя нота, пусть так и будет. А полуорк, ободренный молчанием маэстро, продолжил:
   -- Вот посмотрите сами! Эту ноту Листик нарисовала, очень симпатичная нота получилась! С зубками!
   Маэстро присмотрелся, действительно нота улыбалась, при этом сверкала белоснежными зубами! Маэстро еще раз потер подбородок и спросил у хозяина кабаре:
   -- Уважаемый мастер Гром, дело в том, что все ноты имеют звучание, -- и маэстро пропел, -- до, ре, ми, фа, соль, ля, си! А как звучит ваша нота?
   Лучше бы он этого не спрашивал, видно, полуорка уже кто-то просветил о звучании нот, и тот продумал этот вопрос. Набрав полные легкие воздуха, мастер Гром проревел:
   -- Мыяааасоооуууу!
   Оглушенный эльф потряс головой, пытаясь, избавиться от звона в ушах. Да, эта нота в исполнении этого полуорка впечатляла! Быстро попрощавшись с хозяином кабаре, ведь условия завтрашнего выступления уже были оговорены, маэстро Илларэинни пошел в гостиницу, где остановилась его труппа.
  
   Новый менестрель труппы маэстро Илларэинни поднялся в свой номер, на третий этаж. Гостиница находилась в купеческой части города, поэтому была довольно приличная. Отличная кухня, чистота номеров и обеденного зала, высокие потолки светлых комнат, большие окна в комнатах пропускали много света. Вот такое большое окно менестрель и открыл, он с удовольствие вдохнул свежий весенний воздух -- воздух, который имеет неповторимый аромат пробуждающейся от зимней спячки природы. Полюбовавшись багровыми красками заката над крышами домов, менестрель оставил окно открытым и прошел в глубь комнаты, следовало проверить свою гитару. За четыре дня дороги с ней могла произойти любая неприятность. Труппа маэстро Илларэинни прибыла в столицу третьего дня, и маэстро уже нашел зал, где можно выступить, причем и условия предлагались довольно неплохие, фиксированный гонорар и процент от выручки с продажи билетов. Трупа маэстро Илларэинни хоть и выступала до сих пор в провинции, но ее слава, возникшая с появлением нового исполнителя песен, докатилась и до столицы. Для первого выступления найденный маэстро зал был очень неплох. Последнее предложение музыкант, задумавшись, проговорил вслух.
   -- Ага! -- подтвердил чей-то голос. Голос был смутно знаком и пробудил неясные воспоминания. Менестрель быстро повернулся на его звук, на подоконнике сидела рыжая девочка. Она, заложив ногу на ногу, совершенно не стесняясь своей наготы, с интересом рассматривала музыканта.
   -- Знаешь, когда ты без той своей железной панамки, то гораздо лучше выглядишь! А когда не дудишь в тот ужасный рог -- так вообще симпатяга! -- продолжила девочка.
   -- Листик! -- воскликнул менестрель, -- как ты здесь оказалась? Да еще в таком виде! Прямо посреди города! А где леди Ирэн и принцесса Милисента?
   -- Отвечаю по порядку: мимо проходила, увидела открытое окно и зашла. В таком виде потому, что так удобнее всего заходить в открытые окна. Ирэн и Милисента будут на вашем выступлении. И запомни хорошо, Милисента моя сестра, а не принцесса, понял?
   Менестрель кивнул головой.
   -- Вот и хорошо! Не забудь, Милисента теперь -- баронесса Дрэгис. Почему так? Потому что так надо! Лишних вопросов не задавай! И вообще, неплохо выглядишь, я вроде уже это тебе говорила? Ну, не такой худой, как раньше. Ну, пока, до встречи! -- Закончив говорить, девочка перевесилась через подоконник наружу, в воздухе мелькнули ее ножки.
   -- Постой, Листик! -- кинулся к окну менестрель. Мимо него вверх метнулась большая тень, слабо различимая в вечерних сумерках. Музыкант непроизвольно поднял голову вверх, но там уже никого не было, посмотрел вниз: двор был пуст, если не считать одного слугу, который тащил бочонок в здание гостиницы. Наверное, если бы кто-то упал сверху, этот слуга заметил бы.
  
   Подпрыгивая, Листик бежала по коридору общежития. Она несла пирожные на ужин. После посещения менестреля она зашла, вернее, залетела в "Золотой Дракон", там, на чердаке, она оборудовала себе комнату, окно этой комнаты выходило на крышу. А крышу, вернее ее небольшой кусочек, защищенный от посторонних взглядов стеной брандмауэра и дымовыми трубами, девочка использовала как площадку для взлётов и прилётов. Вот и сейчас, прилетев в кабаре, она спустилась к дядюшке Грому, уже в виде девочки. Грымыхыр, нечаявший в ней души, с гордостью рассказал о презентации своей ноты. Потом собрал Листику большой кулёк с пирожными и другими лакомствами, и девочка побежала в академию. Уже в академическом общежитии, резко выскочив из-за поворота, Листик налетела на кого-то очень большого и от неожиданности выронила кулёк. Но ничего не рассыпалось, и кулёк, и сама девочка были подхвачены чьими-то сильными руками.
   -- И куда это ты так спешишь? -- прогудел знакомый голос.
   -- Привет, Ыргиз! Я вот на ужин спешу! У меня тут пирожные! Семь видов! Мы будем чай с ними пить!
   -- Ну-ну, не так быстро, конечно, ужинать одними пирожными это здорово, -- добродушно прогудел орк, -- тем более когда их семь видов! Сколько ж у тебя этих пирожных? А? Сладкоежка!
   -- Я не считала! Зачем их считать, только расстраиваться от того, что их так мало в кулёк вошло! Слушай, Ыргиз, пошли к нам чай пить, мы с тобой пирожными поделимся, хотя тут только семь видов! -- не переставая тараторила девочка.
   -- Ну, хоть одну девушку сегодня вижу, которая расстраивается из-за нормальных вещей, малого количества лакомств, а не из-за завтрашнего выступления менестрелей. -- Орк поставил девочку на пол и передал ей кулёк с пирожными, который ненамного уступал ей размерами. Она потому-то и на орка налетела, что кулёк закрывал ей обзор. Листик выглянула из-за кулька и спросила:
   -- А почему расстраиваются? И при чем здесь выступления?
   -- Ты, что не слышала? Завтра в "Золотом Драконе" выступление группы менестрелей под руководством знаменитого маэстро Илларэинни. У него, говорят, появился новый солист, опять же говорят, что это менестрель от богов! Многим не досталось билетов, ну и билеты дорого стоят, не всем по карману. Вот девушки и рыдают.
   -- Где рыдают? Кто рыдает? -- удивилась Листик.
   -- Да вот, сама смотри, -- кивнул орк, они с девочкой уже вышли на лестничную площадку. Там в темном уголке рыдала девушка, а вторая старалась ее утешить, но было видно, что и она тоже вот-вот заплачет.
   -- Аррима! Ты чего плачешь? Пошли чай пить! С пирожными! У меня их вот, целый кулёк! Семь видов!
   -- Ыыы, -- еще громче заголосила девушка, а вторая, увидев, что у первой появился утешитель, тоже зарыдала, -- уууу.
   -- Так! Идем! -- Листик передала свой ценный кулёк Ыргизу и ухватила обеих девушек под руки. -- Аррима, Иззелла! Идем, там расскажете! -- Листик потащила девушек по лестнице на свой пятый этаж.
  
   Большой зал кабаре "Золотой Дракон" был полон народу. Тесно сдвинутые столики, это все-таки было кабаре, а не концертный зал, вдвое больше стульев около столиков, чем во время, когда кабаре работало в режиме ресторана. По узким проходам, оставшимся между столиками, сновали официантки, разнося прохладительные напитки и шипучее вино. В кабинеты вокруг основного зала набилось народу вдвое, а кое-где и втрое больше против обычного. Даже галёрка, обычно пустовавшая, была полностью заполнена, там напитков не разносили, там была публика попроще, но и туда билеты стоили по три золотых.
   Магические светильники убавили свой свет, а сцена осветилась ярче. Выступление открыли две эльфийки, они спели несколько песен, при этом еще и танцевали. Потом на сцену вынесли барабаны, связанные странным образом. К ним вышел коренастый упитанный человек, эльфийки взяли в руки арфы. Вышел еще один эльф, у него в руках было что-то среднее между трубой и охотничьим рогом. Зарокотали барабаны, зазвучали арфы, запела труба, полилась нежная мелодия. На сцену вышел молодой худощавый юноша с гитарой, он тронул струны и запел. Его глубокий сочный баритон просто завораживал, песня, вернее не песня, а баллада, заставила всех замереть, затаить дыхание. Баллада, которую исполнял менестрель, рассказывала о драконе, который влюбился в принцессу и похитил ее. Об их любви, о том, как обстоятельства и боги препятствовали их счастью. Кончилось всё, как всегда, очень печально -- принцесса умерла, отравленная злодеем, нежелавшим ее счастья, а дракон поднялся в небо и бросился на скалы. В общем, сюжет довольно избитый и банальный, но вот исполнение...
   Менестрель Бертран, выйдя на сцену, попытался найти своих знакомых девушек в зале, но не нашел. Потом он начал петь и, как обычно, баллада его захватила, он отдался ей полностью. Когда же он закончил, со стороны столика, стоявшего почти у самой сцены, но сдвинутого почти к самой стене, раздался громкий всхлип. Это послужило сигналом, и почти вся женская половина слушателей тоже начала выражать свои чувства подобным образом. Но Бертран уже увидел -- за столиком сидели Ирэн, Милисента и еще три незнакомые девушки, а кроме них, за столиком еще был гигант орк. Листику места уже не хватило, но она с комфортом устроилась на коленях у орка. Теперь же и она всхлипывала. Бертрану вспомнилась драконья пещера, точно так же всхлипывающая Листик и ее неожиданное:
   -- Дракончика жалко!
   Бертран помахал девушкам, те помахали ему в ответ, зал разразился аплодисментами, присутсвующие приняли приветствие Бертрана на свой счёт. Потом менестрель исполнил еще пару баллад, потом пару песен дуэтом с эльфийками. Зал неистовствовал. А когда выступление закончилось, менестрель поднял руку, призывая зал к вниманию, и сказал:
   -- Я хотел бы спеть любимую песенку одной моей хорошей знакомой. Она присутствует в зале, именно благодаря ей и ее подругам я выбрал этот путь, путь менестреля!
   Менестрель начал наигрывать простенькую мелодию, ее подхватили эльфийки на своих арфах, барабанщик стал отбивать ритм, и менестрель запел:
   -- В траве сидел кузнечик...
   Песенка была простая и незамысловатая, можно сказать, детская. И повернулся менестрель к столику, за которым сидела Листика с подругами, так что ни у кого не осталось сомнения, для кого же предназначена эта песенка -- улыбающаяся и подпевающая девочка была самой юной в этой компании. Менестрель спрыгнул со сцены и закончил петь у столика девушек. Потом, пока Листик представляла незнакомых ему девушек, он галантно целовал им руки. Среди остальной женской части зала, да и не только женской, слышались завистливые вздохи. Присутствующие узнали из шести сидящих за столиком девушек четверых, известных по большому королевскому приему и новогодним балам.
   -- О, Хосе! Привет! Ты таки стал тут-тутщиком? -- поприветствовала подошедшего барабанщика Листик.
   -- Листик, Хосе не тут-тутщик, он тамтамщик, его барабаны называются -- тамтамы, -- пояснила Ирэн.
   -- Ну как же они там, когда они тут! -- удивилась Листик. Засмеялись все, и подошедшие эльфийки тоже. Бертран представил их:
   -- Познакомьтесь, это наши солистки Валиолла и Энариолина.
   -- Леди Листик, -- начал объяснять Хосе, -- эти барабаны называются тамтамы, такое у них название!
   -- Ага, -- кивнула Листик, -- только всё равно неправильно, они же разные, есть большие, а есть маленькие. Вот! Значит, если большой барабан -- тамтам, то маленький должен быть тут-тут! А ты, Хосе, должен быть там-тутщиком!
   Все снова засмеялись, а тоже подошедший к столику маэстро Илларэинни, спросил у девочки:
   -- Скажите, леди, а не вы ли нарисовали вон ту зубастую ноту? -- Маэстро указал на ноту "мя".
   -- Я! -- гордо ответила Листик. И забеспокоилась: -- А что, разве неправильно нарисована? Наверное, зубов мало, надо было больше добавить!
   -- Да нет, зубов в самый раз, и звучание у нее... А не вы ли, леди, подсказали, как звучит эта нота, почтенному хозяину этого гостеприимного кабаре? -- улыбнулся маэстро и поведал о презентации этой ноты, которую устроил ему хозяин кабаре. Общий смех пошел по второму кругу, а польщенная Листик предложила:
   -- А давайте я вам покажу, как она звучит?
   -- Не надо, -- выставил руки вперед маэстро Илларэинни, -- я уже слышал! Конечно, в вашем исполнении она, наверное, звучит более мелодично. Но прошу вас, не надо!
   -- Прошу вас, господа, пройти в другой зал, -- пригласил всю компанию появившийся хозяин кабаре.
   -- Нам с Иззеллой как-то неудобно, -- тихо сказала Аррима Милисенте, -- вы нас сюда провели, и менестрелей знаете, да и хозяин кабаре...
   -- Какие глупости, Аррима, -- ответила Милисента, -- идем!
   Когда вся компания, провожаемая завистливыми взглядами, поднималась в зал для особо важных персон, одна из эльфиек тихо спросила у барабанщика:
   -- Хосе, а почему ты обижаешься на нас, когда мы тебя называем барабанщиком, а не тамтамщиком, а на эту девочку нет?
   -- Это же Листик! -- ответил Хосе, как будто этим всё объяснил, но эльфийка всё равно не поняла.
   -- Дядюшка Гром, на всех нас целый зал слишком много, нерентабельно! Организуй входные билеты для всех желающих, в стоимость включи два бокала шипучего вина, остальное пусть покупают, причем с концертной наценкой! -- тихонечко сказала хозяину кабаре отставшая от всех Милисента.
   -- Но как же вы, леди... -- попытался возразить Грымыхыр, но Милисента объяснила:
   -- В зале мест много, нам хватит нескольких сдвинутых столиков. Остальные тоже хотят продолжить праздник. Так почему бы им это не устроить, за соответствующую плату? Кабаре должно приносить доход, так? Давай действуй!
   -- Слушаюсь, леди Милисента! -- ответил хозяин кабаре и побежал отдавать соответствующие распоряжения.
   -- И в кого ты такая хозяйственная, Милисента? -- спросила услышавшая разговор Саманта.
   -- Должна же я, как старшая сестра, заботиться о благосостоянии младшей? Хозяйство не должно страдать!
   -- Милисента, а у тебя среди родственников брауни или гномов нет? -- хихикнула Саманта.
   -- Не-а! -- совсем как Листик ответила Милисента. -- Нет, это я точно знаю. А вот драконы точно есть!
   Обе девушки звонко засмеялись.
  
   Глава 12. Экспедиция, и немного о просветляющих свойствах пива
  
   Ректор академии Магических Искусств Ансельм Канвио оглядел собравшихся и продолжил:
   -- Итак, коллеги, запросы на экспедицию в Хасийские горы, посланные в Высший Синклит магов от кафедры некромантии, кафедры ботаники и кафедры охотников, удовлетворены. Необходимые на экспедицию средства выделены. Поскольку эта экспедиция, ввиду удаленности Хасийских гор от столицы, будет довольно длительной, а именно не менее четырёх месяцев, то выход назначаю на двадцатое число месяца травня. Студентам, участвующим в этой экспедиции, она будет зачтена как полевая практика. Но поскольку выход в поход назначен до сессии, то следует отобрать только успевающих студентов. Необходимые зачеты и экзамены принять у них в походных условиях, силами преподавателей, участвующих в экспедиции. Начальником экспедиции назначаю заведующего кафедрой охотников магистра Захаруса, его обязанности на время его отсутствия возлагаю на магистра Клейнмора. Заместителем магистра Захаруса и ответственным за безопасность участников экспедиции назначаю мастера Грег, боевая кафедра. Из преподавательского состава в экспедицию войдут магистр Вайлент, кафедра некромантии, магистр эл Минэтэйнион, кафедра ботаники. Ассистентов и студентов, господа магистры, подберете сами, учитывая выше сказанное. Вопросы?
   -- Ваша милость! -- Поднялась Саманта Грег. -- Какова конечная точка продвижения экспедиции?
   -- Хасийские горы, а именно -- Ларнийский перевал, далее заходить не имеет смысла.
   -- Это территория дрэгисского баронства.
   -- Поэтому участие обеих баронесс Дрэгис не вызывает сомнения. Впрочем, оставляю этот вопрос на ваше усмотрение, -- кивнул Саманте ректор Ансельм Канвио. Девушка, удовлетворенно улыбнувшись, села. Поднялся магистр Захарус и сказал:
   -- Я думаю, что к экспедиции следует привлечь не только баронесс Дрэгис, а и тех студентов, владения родителей или родственников которых будут лежать на пути экспедиции.
   -- Повторяю, это на ваше усмотрение. Но маршрут вы должны проложить так, чтобы вернуться в академию не позднее последних чисел вересеня. -- Ректор оглядел присутствующих и закончил: -- Если вопросов больше нет, то не смею вас задерживать, господа.
   Преподаватели стали покидать большой кабинет ректора. Участники будущей экспедиции, выйдя из кабинета, собрались небольшой группой.
   -- Ваши студентки, Саманта, как я понял, обязательно примут участие в экспедиции? -- спросил магистр Захарус.
   -- Конечно, Артур, они же баронессы Дрэгис, а насколько я уяснила, основная работа экспедиции будет проведена именно в дрэгисском баронстве! Как-то неудобно получится -- заниматься изысканиями и проводить другие работы на территории баронства и не спросить разрешения у владетеля.
   -- Да, да! Вы обязательно должны включить студенток Милисенту и Листика в состав экспедиции! -- горячо поддержал Саманту магистр эл Минэтэйнион. -- Ведь только они знают, где в Хасийских горах произрастает это чудо Blanko Edeliveus!
   -- Кто о чем, а эльф о цветочках, -- хмыкнул магистр Захарус.
   -- Коллега! -- даже обиделся магистр эл Минэтэйнион, -- этот цветочек, как вы столь легкомысленно выразились, имеет для науки очень большое значение! И если будет изучена его природная среда обитания, то только это одно окупит затраты на экспедицию!
   -- Да! Баронессы Дрэгис, как жительницы тех мест, будут отличными проводниками! Ведь у них уже налажены контакты с местными магическими обитателями, -- поддержал эльфа некромант.
   -- Вас послушать, так и начальником экспедиции надо сделать одну из баронесс -- Милисенту или Листика! -- несколько обиделся "охотник".
   -- Да нет, -- засмеялась Саманта, -- вот как раз этого делать не стоит. Если Милисента серьезная девушка, то Листик очень увлекающаяся натура. Она может не туда нас завести. Причем без всякого злого умысла.
   -- Я надеюсь, что вы, Саманта, окажете на баронессу Листика соответствующее влияние, -- кивнул магистр Захарус. -- Поскольку выход через восемь дней, прошу предоставить список отобранных вами участников послезавтра. И прошу заняться подготовкой, составить к тому же сроку списки всего необходимого.
   Магистры и мастер Саманта раскланялись друг с другом и разошлись по своим делам.
   -- Вот здорово! -- закричала Листик, когда узнала от Саманты о будущей экспедиции. -- Завтра можно будет поохотиться!
   -- Нет, Листик, мы поедем обычным путём, на лошадях. Будет как-то подозрительно, если мы исчезнем из академии и встретим участников экспедиции уже на месте, -- ответила Саманта, поставив свою чашку на стол. Девушки, как всегда, собрались на вечернее чаепитие с пирожными из "Золотого Дракона". Саманта продолжила: -- Кроме того, я назначена ответственной за безопасность экспедиции, то есть должна двигаться со всеми.
   -- А как же наше кабаре? -- спросила Ирэн.
   -- Думаю, дядюшка Гром справится и без нас, тем более что с маэстро Илларэинни подписан контракт на четыре месяца, как раз на всё время нашего отсутствия. Я еще попрошу присмотреть за безопасностью кабаре магистра Клейнмора и мастера Харалека, думаю, они мне не откажут.
   -- Но это значит рассказать им о нашем участии в работе кабаре, -- сказала Милисента.
   -- А-то они не догадались, -- усмехнулась Саманта. -- Не бойтесь, они нас не выдадут.
   -- Ага, -- подтвердила Листик, -- они точно знают, только делают вид, что им неизвестно. Саманта, а Ирэн с нами поедет?
   -- Я не могу включить Ирэн в свою группу, но я поговорю с магистром эл Минэтэйнионом, думаю, он не откажет.
   Девушки согласно закивали.
  
   Опять неприметный особняк и комната на втором этаже. И снова барабанная дробь, выбиваемая по столу пальцами главного заговорщика. Закончив стучать, он обратился к магу:
   -- Так вы говорите, мэтр, что после новогодних праздников те девушки усиленно учились?
   -- Да, ваша милость, усиленно учились. Саманта Грег устроила им просто драконовский режим. Учёба по основному курсу, дополнительные занятия по теории, усиленные тренировки. Даже преподаватели удивлялись, как такое эти девочки могут выдержать.
   -- Но выдержали же!
   -- Да, ваша милость, и это учитывая то, что попутно они занимались коммерческой деятельностью!
   -- Пожалуйста, мэтр, поподробнее, что это за коммерческая деятельность? -- заинтересовался самый главный.
   -- Они вошли в долю с каким-то полуорком, бывшим наёмником. Тот выкупил убыточный трактир, и уже был на грани разорения -- какой из бывшего наёмника хозяин? Но тут появились эти девочки во главе с Самантой и вошли с этим полуорком в долю. Они дали деньги на перестройку этого трактира в кабаре, и немалые деньги!
   -- Проследить, откуда эти деньги, удалось? Не из королевской ли казны?
   -- Нет, не оттуда. Удалось только узнать, что они открыли счёт в гномьем банке и сразу внесли сумму, равную нескольким годовым доходам дрэгисского баронства. Вы же знаете, ваша милость, гномы строго соблюдают тайну вкладов, поэтому больше узнать ничего не вышло.
   -- Кабаре... хм, кабаре... Что за блажь пришла им в голову? -- проговорил старший, а младший, до сих пор молчавший, поспешил пояснить:
   -- Это кабаре "Золотой Дракон", очень неплохое кабаре! И кормят там очень вкусно!
   -- Да, это кабаре "Золотой Дракон", -- подтвердил маг, -- сейчас очень преуспевающее заведение, и надо сказать, что коммерческими делами там заправляет не леди Саманта, а старшая из сестёр. Та, которая похожа на принцессу. Вы, ваша милость, видели ее на большом королевском приеме.
   -- Да, видел. А вы, мэтр, смогли с этими сестричками даже пообщаться. И что скажете? -- спросил старший из заговорщиков.
   -- Вы, ваша милость, видели, как эти девчонки магичили в зеркальном зале дворца. Это в принципе невозможно! По крайней мере, невозможно было до сих пор! А еще я видел, как младшая работала с огнем, это что-то грандиозное! Такое впечатление, что ее резерв просто бездонный! Причем настолько бездонный, что она может использовать магию, не обращая внимания на блокировку хризолана! Вы же знаете, что кристаллы этого минерала полностью поглощают магию, -- с жаром проговорил маг, старший заговорщик кивнул, а маг продолжил: -- А у этой девочки такой потенциал, что хризолан просто не успевает всё поглотить! Да и старшая... Я уверен, что у нее потенциал еще больше!
   -- Да, то, с какой непринужденностью они магичили в зеркальном зале, меня впечатлило. Но есть одно "но" -- их натаскивают на нападение, никак не на защиту! То есть вряд ли готовят из них телохранительниц принцессы. Кстати, Зарисс! Вы смогли выяснить, откуда прибыла во дворец принцесса и куда она потом направилась?
   -- Нет, ваша милость, такое впечатление, что она появилась из ниоткуда и туда же пропала! Мои люди проследили за ее телохранительницами и Самантой. Девчонки некоторое время пробыли во дворце, а потом спокойно направились в академию.
   -- Получается, что это была просто демонстрация. Потом эти девочки повеселились на многочисленных балах, ни от кого не скрываясь, а по окончании праздников занялись коммерческой деятельностью, не забывая при этом усиленно учиться. И деловые вопросы на себя взяла старшая из сестёр? Да? А младшая чем занималась?
   -- Она рисовала, то есть взяла на себя оформление того кабаре. Кстати, рисует она просто великолепно! Кроме этого, у них появилась еще одна подруга, простолюдинка. Дворянство ей пожаловали королевским указом, как и всякому поступившему в академию, -- добавил маг, и ответил на невысказанный вопрос главного заговорщика, -- нет, она не может быть принцессой, хотя и появилась в тот момент, когда принцесса исчезла из дворца. Эта девушка черноволосая, да, волосы можно перекрасить, но у нее натуральные черные волосы. У нее другая фигура, а это никак нельзя сымитировать, по крайней мере, на такой продолжительный срок. Она старше принцессы, да и аура совершенно иная.
   -- Это ученица травницы из дрэгисского баронства, я ее видел, когда искал там дракона, -- добавил младший из заговорщиков.
   -- Да, с тамошним драконом тоже темное дело, одни его видели, другие категорически отрицают то, что он есть. Причем те, кто видел, по-разному его описывают, -- в свою очередь вставил маг.
   -- Что ж, из всего того, что нам удалось узнать, напрашиваются следующие выводы: из двух девчонок, которые учатся в академии на боевом факультете, ни одна не может быть принцессой. В том, что обе они баронессы Дрэгис, ты, Зарисс, убедился, когда гостил у герцога Вэркуэлла...
   Во время многочисленных посещений своей пещеры Листик наведывалась и в баронский замок. Там она рассказала капитану своей дружины, старому норвею Гуго Нореку, про Милисенту, и объяснила, почему эта девушка стала сестрой маленькой баронессы. Гуго, как и всякий норвей, очень серьезно относился к такому обычаю как побратимство, а то, что в данном случае было посестринство, дела не меняло, ведь побратавшиеся были девушками. Капитан построил дружину и других обитателей замка и объявил, что у их баронессы появилась старшая сестра, но младшая хозяйка. Гуго приказал об этом везде болтать, не о том, что недавно появилась, а том, что всегда была. А поскольку и сама Листик появилась тоже не так давно, а до этого где-то скрывалась, то появление второй баронессы было воспринято как должное. А то, что обе девушки учились в академии Магических Искусств, на боевых магов, воинами дружины было воспринято на ура. Ну а когда Милисента показала, как она умеет сражаться на мечах, у суровых норвеев всякие вопросы отпали сами собой.
   -- ...И третья девчонка тоже из того же баронства, -- продолжал главный заговорщик. -- У меня сложилось такое впечатление, что хитрый граф Клари специально подсовывает нам этих девок. Он умело воспользовался сходством старшей баронессы с принцессой Милисентой и отвлек наше внимание от истинной принцессы. Но мы, во многом благодаря вам, мэтр, -- старший заговорщик кивнул в сторону мага, -- смогли, пусть и не сразу, но разобраться. Теперь же нам надо определиться с тем, откуда появилась и куда потом исчезла принцесса. Вот тут напрашивается мысль о телепорте... Что вы об этом можете сказать, мэтр?
   Маг пошевелил своими кустистыми бровями, подумал, еще раз пошевелил, и задумчиво произнес:
   -- Телепорт, гм, интересная гипотеза. Упоминания о телепортации есть в древних хрониках. Этим умением владели маги Старой Империи, но с ее падением многие знания были утеряны. Современной магической науке удалось многое восстановить, во многом даже превзойти имперских магов, но телепортация... Нет, принципы известны, но вы же должны понимать, что теоретические знания бывает очень трудно воплотить практически. Если не хватает какой-то детали, маленького фрагмента... А здесь провалы, просто информационные пропасти! Я не знаю не то что удачных примеров возрождения этого умения, но даже попыток... В общем, ваша милость, это невозможно!
   -- Да, я понимаю, но представьте, что это кому-то удалось, это предположение как рабочая гипотеза, -- остановил старший заговорщик попытку мага возразить, -- именно как гипотеза! Это сразу многое объясняет! Появления принцессы из ниоткуда и такие же исчезновения! Да, мэтр, вы можете просто не знать, это далеко от ваших профессиональных интересов, ведь вы же некромант! А может, это просто скрывают. Кому-то удалось разгадать секрет, и граф Клари прибрал к рукам и секрет, и его разгадавшего! И теперь он этим пользуется! А мы ловим воздух!
   -- Так что же делать, ваша милость? -- растерянно спросил младший заговорщик.
   -- Работать, Зарисс, работать! Использовать те сведения, что у нас есть... Любую зацепку, любой след!
   -- Так за что же уцепиться, ваша милость?
   -- Мэтр, что там поделывают наши студентки? -- спросил у некроманта старший заговорщик.
   -- Он включены в состав академической экспедиции в Хасийские горы. Синклит магов выделил ассигнования, да и Светлый Лес подбросил, -- ответил маг.
   -- Эльфы? -- удивился старший заговорщик, -- эти скряги? Странно, что за интерес-то у них? Но, может, это и к лучшему, это займёт не меньше четырёх месяцев. Как вы говорите, мэтр, эти очень опасные студентки будут отсутствовать в столице не меньше четырёх месяцев. Может, это и хорошо! Зарисс! Постарайся внедрить в состав этой экспедиции своего человека, будет лучше, если нескольких. Кого? Да хоть сам туда устройся! Мэтр, попрошу вас, посодействуйте нашему юному другу в этом, я со своей стороны тоже похлопочу. Зарисс, а ты постарайся, чтоб эта экспедиция затянулась как можно дольше. Мэтр, а вы все-таки постарайтесь выяснить, есть ли телепорт. Возможно, он не во дворце. Помните, на приеме, принцесса выглядела очень устало, да и ее фраза о том, что ее утомила дорога, о многом говорит. Возможно, этот телепорт не в самом дворце, возможно, даже не в столице. Возможно, эта академическая экспедиция с этим как-то связана.
  
   Дорога серой лентой ложилась под копыта коней отряда экспедиции академии Магических Искусств. Дорога была отнюдь не пыльной, это был тракт, вымощенный брусчаткой. Все основные дороги королевства представляли собой сложные инженерные сооружения. Кое-где они остались от Старой Империи, а в других местах, где были сделаны недавно, не уступали имперским, -- дорожное покрытие тоже было из камня, такие же дренажные системы, не позволяющие воде разрушать дорожное полотно, и всё это к тому же укрепленное магически. Отряд насчитывал сорок пять человек. Пятнадцать студентов-"охотников" во главе с магистром Захарусом, семь "боевиков", включая мастера Саманту, и остальные -- "некроманты" и целители. Все верхом, у каждого запасная, так называемая заводная лошадь, и десяток вьючных лошадей. Поэтому отряд выглядел как небольшая орочья орда, собравшаяся перекочевать на новые пастбища, но, с другой стороны, отсутствие повозок и наличие заводных лошадей позволило отряду двигаться в два раза быстрее обычного купеческого каравана. Правда, сначала возникли проблемы -- все лошади боялись Листика. Даже две небольшие мохнатые лошадки, больше похожие на пони, чем на обычных коней, выделенные девочке как основная и заводная, при виде ее шарахались в сторону и начинали жалобно ржать. Еще выяснилось, что Листик совсем не умеет ездить верхом.
   -- Как же ты передвигалась дома? -- спросил удивленный Ыргиз, он, как и всякий орк, верхом научился ездить раньше чем ходить.
   -- Пешком ходила! -- ответила Листик, она бы могла еще сказать -- по воздуху летала, но эту свою способность она не афишировала.
   -- Но ты же баронесса! Как так можно, баронесса и пешком! -- удивился один из "охотников". -- Баронесса пешком -- это просто неприлично!
   -- А у меня почти всё баронство лес и горы, где ж в густом лесу на лошади скакать? -- ответила Листик. -- А по горам только козлы скакать могут. Так что, мне на козле ездить? Ты считаешь, что баронесса верхом на козле -- это прилично?
   Но вскоре проблема с лошадками Листика была решена, они перестали от нее шарахаться, девочка как-то их уговорила. Те, кто случайно это слышали, были сильно удивлены: Листик гладила лошадок и обещала их не кушать. Эти лошадки перестали ее бояться, хотя другие лошади отряда, в том числе боевые кони, которые были приучены не боятся ни нечисти, ни нежити, продолжали коситься на девочку с подозрением и некоторым страхом.
   Все члены отряда, кроме четверых, были в той или иной мере магами -- преподаватели, аспиранты и студенты академии Магических Искусств. Четверо не-магов были прикомандированы к отряду в самый последний момент. Это были граф де Нариньяк, представитель Палаты пэров, и его секретарь -- маркиз Игерос, и их слуги. Они направлялись в герцогство вэркуэллское, расследовать жалобу герцога о нападении дракона на его земли. Граф де Нариньяк на одном из привалов об этом так и заявил:
   -- Моей целью является расследование возмутительного нападения дракона на мирных подданных герцога Вэркуэлла!
   Когда это услышала Милисента, она возмутилась:
   -- Вооруженные до зубов мирные подданные герцога Вэркуэлла вторглись на территорию соседнего баронства, при этом совершенно мирно и дружелюбно грабили и насиловали? А некоторых совсем мирно убивали? Так что, вы, граф, собираетесь расследовать?
   -- Именно нападение дракона! И если это будет доказано, то вы, как боевые маги, обязаны мне оказать содействие в поимке или уничтожении оного дракона!
   -- Наша задача как боевых магов, прежде всего, обеспечить безопасность экспедиции, -- вмешалась Саманта. -- И я, как непосредственно отвечающая за выполнение этой задачи, не могу распылять вверенные мне силы!
   -- Но предписание совета пэров неоднозначно указывает на... -- начал было граф, но Саманта его перебила:
   -- Мы выполняем приказ ректора академии мэтра Канвио, а предписания совета пэров для нас не являются обязательными... -- Тут Саманта обратила внимание на очень рассерженную Листика. Мастер чему-то улыбнулась и продолжила: -- Впрочем, исключительно из уважения к вам, граф, я могу выделить для выполнения поставленной вам задачи одного боевого мага. Несмотря на свою молодость, это очень сильный и умелый боец, об этом вы можете навести справки у других членов нашего отряда. Вас устроит такой выход?
   -- Хоть что-то, -- пробурчал граф. -- И где же ваш боец? Представьте его мне!
   -- Студентка Листик, -- позвала Саманта, -- вам ясна задача? Всемерно содействовать графу в розыске и поимке дракона! А если поймать не будет возможности, то уничтожить!
   -- Так точно! Поймать и уничтожить! А может, сначала уничтожить, а потом уже ловить? Ведь драконы такие коварные создания! -- откликнулась заулыбавшаяся Листик.
   -- Совершенно верно, студентка, драконы очень сильные и хитрые существа, они могут скрываться в самых неожиданных местах! Не только в пещерах, но и в замках. Вам придется проявить всё ваше умение для его поимки!
   Листик, видя недовольную мину на лице графа, -- вместо опытного воина подсовывают какую-то пигалицу, -- создала огненный шар размером с хороший арбуз и запустила им в большую скалу, стоящую у дороги. Скалу разнесло взрывом в мелкий щебень. Окрестности заволокло каменной пылью.
   -- Вы хоть предупреждайте, когда следующий раз устроите свои тренировки! -- закричал возмущенный магистр Захарус, отряхиваясь от пыли.
   -- Господин магистр, -- ответила официальным тоном Саманта, -- студентка Листик продемонстрировала графу де Нариньяк свои возможности боевого мага, она будет помогать ему в поисках и поимке дракона. Да, студентка? Вы приложите все силы для поимки этого возмутителя герцогского спокойствия?
   -- Так точно, господин мастер! -- ответила Листик, растягивая рот в радостной улыбке. -- Приложу все усилия, какие только у меня есть! Только вот, знаете, господин граф, эти драконы очень хитрые, я бы даже сказала -- кошмарно коварные существа. А этот дракон вполне может, как правильно сказала мастер Саманта, спрятаться в замке, так что если я порушу пару замков, вы уж, будьте так добры, извинитесь перед герцогом Вэркуэллом!
   -- Почему перед герцогом Вэркуэллом? -- изумился граф.
   -- Так ведь дракон же нападает на мирных людей герцога! Он вполне может их выгнать из замка и там спрятаться! А может и захватить их в заложники! Ну что прикажете делать, чтоб выкурить его оттуда? Только развалить замок!
   -- Но почему замок герцога?! -- вскричал граф.
   -- Так дракон же нападает на людей герцога, остальные ж не жалуются! Вот и ловить мы его будем по замкам!
   -- Ловить по замкам кого, герцога?.. -- спросил вконец ошарашенный граф.
   -- Можно и герцога, -- пожала плечами Листик. -- Мне без разницы кого ловить. Герцога даже удобнее, он, в отличие от коварного дракона, летать не умеет!
   -- Но... Но как вы узнаете, что дракон именно в замке? -- Опомнился граф.
   -- Элементарно, граф! -- Листик вспомнила рыцаря Бертрана с его рогом, поэтому авторитетно заявила: -- Мы подъедем к замку, подудим в рог и закричим: -- "Выходи, подлый дракон, на честный бой! Ответь за свои злодеяния! За бедных вдов и сирот!" И если дракон отзовётся, я сразу начну рушить замок!
   -- Эээ... госпожа Листик, а если дракон не отзовётся? -- возразил Граф.
   -- Значит, он точно там, просто затаился и не отзывается, и надо как можно быстрее ломать замок!
   -- Но если дракона в этом замке не окажется?! -- вскричал граф, он с ужасом представил, что эта девочка сотворит с замком то же самое, что и со скалой!
   -- А как я узнаю, есть ли там дракон или нет? -- спросила девочка, и объяснила графу: -- Я это узнаю, только превратив замок в щебень, так, чтобы коварному дракону негде было спрятаться!
   -- А при чем здесь вдовы и сироты? Откуда они возьмуться? -- Влез с вопросом маркиз Игерос.
   -- Появятся... Как только развалю замок, так сразу и появятся, -- заявила Листик. -- Обязательно должны появиться! Надо же кому-то рыдать на развалинах!
   -- А если все-таки не появятся? -- заупрямился маркиз.
   -- Тогда на развалинах придется рыдать вам! -- очень серьезно заявила Листик.
  
   За две недели отряд прошел почти три четверти пути. Оставалось чуть больше недели, и экспедиция достигнет территории баронства Дрэгис. Путь лежал мимо большого леса, который расположился между трактом и предгорьями Хасийских гор. Почему-то новая дорога делала большой крюк, обходя этот лес, хотя, если пройти сквозь него по старой имперской дороге, путь можно было значительно сократить. Едущий впереди дозор из двух студентов-"ведьмаков" остановился у развилки. Основной тракт уходил вправо, а старая дорога вела в небольшую деревушку, и дальше в лес. Деревушка была больше похожа на небольшую крепость, чем на поселение мирных земледельцев. Последние несколько дней отряд ехал по относительно пустынной местности, относительно потому, что поселения всё же были, но встречались не так часто, как в центральных областях королевства, но и не так редко, как в приграничье. Последние две ночёвки пришлось делать в полупоходных условиях, так как постоялые дворы не смогли вместить всех членов экспедиционного отряда.
   К остановившимся дозорным "ведьмакам" подскакали магистр Захарус и мастер Грег, после недолгого совещания они показали отряду следовать за собой и поехали в сторону деревушки. Миновав мощные, почти крепостные ворота, отряд подъехал к большому трактиру при постоялом дворе. Само здание и конюшни при нем были довольно большие, это вселяло надежду, что места хватит всем, так как постояльцев в этом заведении не наблюдалось. Последними к трактиру подъехали Ыргиз и Листик, они сегодня были замыкающим дозором. Пока девочка и орк рассёдлывали своих и заводных лошадей, все уже зашли внутрь трактира.
   Войдя в полутемное помещение, девочка направилась к своим подругам, сидевшим за дальним концом стола. Получилось так, что Ыргиз с "ведьмаками" оказался за тем же столом, напротив них "некроманты", и "ботаники" за соседним. А Ирэн села со своими подругами. Магистр Захарус сделал заказ на всех, и хозяин отдал соответствующие распоряжения на кухню, извиняясь, что ничего не приготовлено:
   -- Дык, никого нет, чо готовить-то? Давно к нам стока гостей не заезжало-то, а вы, стал быть, по виду не купцы-то будете, а кто? Если конечно не секрет-то!
   -- Научная экспедиция, -- ответил магистр Захарус, и спросил в свою очередь, -- а почему к вам не заезжают? От тракта вы не далеко, можно сказать, рядом.
   -- Дык, мы-то, аккурат, в серёдке дневного перехода от Васиньков до Терпинок. Если к нам заехать, то у нас-то и заночевать придется. А это день дороги терять-то. А ежли после обеда от нас выехать, то до темна-то до Терпинок-то недоедешь! Заночевать придется в поле-то. А рядом лес, нехороший лес! Проклятый лес! В него-то никто и не ходит-то. С ним рядом-то, когда темно, и находиться страшно! Всяка нежить ночью-то оттудова вылазить!
   -- Ну-ка, ну-ка, поподробнее, почему лес проклятым зовёте, и почему туда никто не ходит, ведь дорога туда ведёт, -- заинтересовалась Саманта. -- Дорога старая, еще имперская. Кружная дорога более поздней постройки, и более длинная. Зачем ее было строить?
   -- Так был тракт через лес-то, к Дрэгисам в баронство, значить, аккурат к дороге на Ларнийский перевал выводил. Но это в стародавние времена было-то. Потом поселился в лесу супостат, некромант, то есть. Ну и проклял он лес. И завелась в лесу всяка нежить, перекрыла тракт-то. Вот и проложили дорогу в обход леса, -- пояснил словоохотливый хозяин трактира.
   -- Не вижу логики, -- задумчиво проговорила Саманта, -- некромант, или кто он там, зачем-то перекрывает дорогу, причем довольно оживленную дорогу. Зачем ему это надо? А те, кто ездит по этой дороге, вместо того чтобы нанять отряд с магом и выбить нежить и этого некроманта, зачем-то строят дорогу в объезд. Причем дорога удлиняет путь более чем на неделю, да и затраты на такую стройку в разы превышают сумму, которую запросили бы наёмники с магом.
   -- Людская логика не поддается никакому логическому объяснению, -- заметил эльф эл Минэтэйнион.
   -- Я же говорю вам -- некромант это, а все некроманты крайне злобны! По злобе он-то и проклял! -- с горячностью заявил хозяин трактира.
   -- Гм, -- хмыкнул магистр Вайлент, заведующий кафедрой некромантии, добрейшей души человек. Про него говорили -- он даже муху не обидит, ну разве что мёртвую поднимет.
   -- Да, очень злобный и темный! Потому как темное это проклятие! -- Не унимался хозяин трактира.
   -- В темном-притемном, проклятом-припроклятом лесу сидел злобный темный повелитель! И задумал он злобное и темное дело! И решил он проклясть... -- донеслось с дальнего конца стола, это Листик, слышавшая весь разговор, начала сочинять очередную страшилку.
   -- Листик! -- строго сказала Саманта.
   -- Ага! -- ответила Листик.
   -- С чего бы это ему проклинать и кого он так проклинал? -- спросил у девочки один из "ведьмаков". Ребята как раз заказали себе пиво и теперь маялись, ожидая, когда его принесут, Листик хоть как-то скрасила ожидание своим рассказом.
   -- Потому что он темный повелитель! Потому он и начал всех проклинать! Страшным проклятием! -- немного с подвыванием продолжила Листик.
   -- А почему? Почему он начал проклинать? -- шепотом спросил впечатленный хозяин трактира.
   -- А потому что ему пиво долго несли! Или вообще не дали! И закричал он страаашныым голосом: -- Гдеее моееё пииивоо?! -- еще больше завывая, объяснила девочка, и быстро закончила: -- Вот он и начал всех проклинать!
   -- Ка... какое пиво? -- заикаясь, спросил посеревший хозяин.
   -- Темное, -- объяснила Листик обычным голосом, -- естественно, темное! Он же темный повелитель! Вот и пьет темное пиво, а если был светлым, то пил бы только светлое пиво!
   -- Интересный подход, -- усмехнулся тот же "ведьмак", -- а лагер кто тогда пьет?
   -- И темный, и светлый повелители, но только в походе! -- тоном эксперта по повелителям пояснила девочка.
   -- Листик! -- опять укоризненно сказала Саманта.
   -- Саманата, -- жалобно произнесла Листик, -- Саманта, я же должна дорассказать про темного повелителя!
   -- Да, Саманта, -- неожиданно поддержал девочку магистр Захарус, -- пусть расскажет, очень интересная гипотеза.
   Магистр Захарус улыбнулся и подмигнул Саманте, кивнув на замерших прикомандированных к экспедиции графа и маркиза. А ободренная Листик продолжила:
   -- И темный повелитель так долго ждал, когда ему принесут пиво, что со злости проклял его! А проклятое пиво сразу скисает, вот ему и принесли скисшее пиво! Когда темный повелитель попробовал скисшее пиво то от злости продолжил всех проклинать, а когда не осталось кого проклинать, то он проклял сам себя!
   -- Почему?.. -- громким шепотом в наступившей тишине спросил маркиз Игерос.
   -- По инерции, остановиться уже не мог, -- пояснила Листик. -- И с тех пор в проклятом лесу...
   Что в проклятом лесу, Листик закончить не успела, принесли пиво, и "ведьмаки" начали разбирать кружки.
   -- Бзырр пупырчатый! -- в сердцах воскликнул первый из студентов-"охотников", попробовавший пиво.
   -- Да эту кислятину невозможно в рот взять, это не пиво, а ослиная... -- поддержал его другой студент.
   -- Вот! Вот, проклятие темного повелителя докатилось уже и сюда! -- утвердительно заявила Листик. -- Пиво скисло! Щас начнется!
   -- Что начнется? -- одновременно перепуганно спросили маркиз Игерос и хозяин трактира.
   -- Страшное-пристрашное, тёмое-притёмное колдовство, которое...
   -- Листик! -- строго сказала Саманта, -- перестань пугать людей!
   -- А что их пугать? -- Пожала плечами Листик. -- Они и так боятся! А вот завтра, когда пойдем в лес, вот тогда и будет самый страх, вот тогда они все...
   Закончить девочка опять не успела, служанки принесли рагу. Овощное рагу и жареное мясо было очень вкусным, поэтому некоторое время участники экспедиции ели молча, потом принесли молоко, в отличие от пива не бывшее кислым. Видно, скисляющие чары темного повелителя распространялись только на пиво. Этот вопрос вызвал живейший спор за соседним столом, где сидели студенты факультета целительства. А у студентов-"некромантов" возник спор -- влияет ли количество пива на ориентацию повелителей.
   -- Вот если светлого повелителя долго поить темным пивом, то станет ли он темным? -- задал вопрос один из студентов-"некромантов". А другой ему ответил:
   -- Очень возможно, зависит от количества выпитого пива.
   -- Теоретически, на такой вопрос очень трудно дать ответ. Тут, несомненно, требуются натурные испытания! -- с умным видом добавил третий.
   -- Ага, -- хихикнула Листик, -- поймать светлого повелителя и поить его темным пивом до состояния полного потемнения. А темного поить светлым -- до полного просветления!
   -- Скорее, опьянения, -- заметила одна из целительниц, а вторая, поджав губы, заявила:
   -- Все мужики одинаковы, что светлые, что темные, дай им только дорваться до пива!
   -- Скорее у повелителей, как светлого, так и темного, наступит цирроз печени, -- засмеялась Ирэн. -- И никто из них не доживёт ни до потемнения, ни до просветления!
   -- Но они же повелители, значит маги, могут и дожить, -- попытался возразить студент-"охотник".
   -- Против ударных доз алкоголя даже магия бессильна, -- заявила Ирэн.
   На другом конце стола Саманта тихо спросила магистра Захаруса:
   -- Так, все-таки, Артур, почему не используется дорога через лес?
   -- Лет пятьдесят назад, еще до Гринейских войн, этот тракт интенсивно использовался. Но затем стали пропадать караваны, сначала через один, а потом вообще сразу три подряд. Была предпринята экспедиция, ты должна знать, экспедиция Сварида. Там было три боевых мага и полтора десятка охотников. И ни один не вернулся.
   -- Может, скальные химеры? Как на Ларнийском перевале? -- сделала предположение Саманта. И сама же ответила: -- Хотя, какие могут быть здесь химеры? Здесь же лес!
   -- До гор здесь уже не так далеко, но ты права, Саманта, химеры в таких местах не живут, разве что какая-то новая разновидность?
   -- Артур, а почему не была направлена усиленная экспедиция, после того как не вернулся Сварид?
   -- Начались Гринейские войны, -- вздохнул Захарус. -- Сама понимаешь, стало не до закрытого тракта. А потом купцы проложили дорогу в обход этого леса. Ну и то, что там засело, не проявляет активности. Вот эта деревенька живет на самом краю леса, и ничего. За прошедшее время никакой угрозы со стороны этого проклятого леса не наблюдалось.
   Саманта задумчиво покивала головой, а потом подозвала остальных магистров.
   -- Господа, -- обратилась она к ним, -- что будем делать? Идти в обход -- потерять больше недели времени, даже с нашей скоростью передвижения. Если пойдем через лес -- это всего два дня. При этом выходим почти к Ларнийскому перевалу.
   -- А вы как считаете, Саманта? -- спросил магистр эл Минэтэйнион.
   -- Я за переход через лес, -- ответила девушка.
   Ее поддержал магистр Вайлент:
   -- Я думаю, -- стоит рискнуть! Выигрыш во времени -- почти десять дней! Это время, которое мы сможем посвятить своим исследованиям. Опять же, дорога назад... Если будем опять идти в обход, то надо будет выйти на десять дней раньше. Я за дорогу через лес.
   -- Саманта, должен тебе напомнить, что в группе Сварида было три опытных боевых мага, и "охотники" тоже были не новичками. А у нас только ты полноценный "боевик", остальные же студенты, да и мои "охотники", -- всего пятеро пятикурсники, остальные -- третий курс.
   -- Я не Сварид, да, у меня студенты, но мои девочки уже сейчас дадут фору сразу нескольким "боевикам". Ты видел, как Листик разнесла скалу? Милисента тоже так может, да и я могу. Поэтому я за дорогу через лес!
   -- Присоединяюсь к Саманте, -- сказал магистр Вайлент.
   -- Я тоже "за"! -- поддержал Саманту эльф.
   -- Но это же безумие! -- воскликнул граф де Нариньяк, он подошел и слушал. -- Входить в лес, не зная, что там, это безумие!
   -- Граф, вы не член экспедиции, вы просто прикомандированный, я не могу вам приказывать, но и вы мне не указ, -- невозмутимо произнес магистр Захарус. -- Я как руководитель экспедиции принял решение идти через лес, это даст нам большой выигрыш во времени. Вы же можете покинуть наш отряд и двигаться самостоятельно в обход. Выступаем завтра за полчаса до рассвета, к лесу мы подойдем уже по-светлому. Купеческие караваны преодолевали лес за два дня, на середине пути был постоялый двор. Хорошо укрепленный постоялый двор, думаю, с нашим темпом движения мы там будем к пяти часам. Если там всё спокойно, то заночевать можно будет там. Я не хотел бы останавливаться на ночёвку прямо в лесу. Если ничего не произойдёт, то оставшуюся часть пути мы тоже пройдём в светлое время суток. Если же придется принимать бой ночью, то лучше это сделать, находясь за крепкими стенами. Вопросы есть? Нет. Тогда всем отдыхать. Мастер Грег, распорядитесь о дозорах.
   Два человека стояли на стене, окружающей селение, и смотрели, как в лесу скрывается отряд академической экспедиции. Солнце только взошло, поеживаясь от утренней прохлады, младший из наблюдавших спросил старшего:
   -- Что же нам теперь делать, граф?
   -- Дождемся попутного купеческого каравана и двинемся дальше, -- ответил старший.
   -- Но нам надо как можно быстрее... -- начал младший, но старший его перебил:
   -- Вы что, маркиз, хотите в одиночку путешествовать вдоль этого леса? Даже если отряд академической экспедиции прорвётся через этот проклятый лес, в чем лично я сомневаюсь, мы всё равно не догоним его по кружной дороге. А рисковать своей жизнью я не намерен ни в малейшей степени! -- Скривился старший.
   -- Но, граф, полученные вами указания совета пэров...
   -- Я очень уважаю совет пэров в целом и каждого лендлорда, входящего в него по отдельности, но даже этого уважения недостаточно, чтоб я совершил по их указаниям попытку самоубийства! А двигаться по тракту вдоль леса без должной охраны -- я расцениваю именно как попытку самоубийства!
   -- Но они, граф... -- Младший кивнул в сторону последних всадников, исчезающих в лесу, и хотел что-то сказать, но старший снова не дал ему это сделать.
   -- А вот они совершают коллективное самоубийство, заметьте, даже не попытку, а именно самоубийство! И если вы, Зарисс, хотели разделить их участь, то почему не последовали за ними? -- Криво усмехнулся граф де Нариньяк. -- Впрочем, уже поздно, вы их не догоните!
   -- Но инструкции... -- попытался возразить маркиз, но граф опять не дал ему сказать:
   -- Я вам уже сказал по поводу инструкций. Да и вы их прекрасно сами знаете! Или вы получили другие? В обход меня? -- Граф подозрительно уставился на своего секретаря.
   -- Нет, что вы, граф! Никаких дополнительных инструкций ни от кого я не получал! -- Как можно более искренно попытался заверить маркиз графа. Но тот, прищурившись, недоверчиво покачал головой.
  
   Глава 13. Экспедиция, сражение и всё остальное
  
   Отряд экспедиции уже как полчаса двигался по лесу. Копыта лошадей звонко цокали по брусчатке дороги. Дорога была чистой, магия, примененная при строительстве имперского тракта, действовала и сейчас, не давая ни падающим деревьям и веткам, ни даже листьям засорять дорогу. Сделав поворот, дорога вывела отряд к речке. Через речку был когда-то переброшен каменный мост. Но теперь мост был разрушен.
   -- Интересно, -- заметил магистр Захарус, -- а мост-то не сам завалился! Его порушили целенаправленно, вон, видите, на опорах следы магических ударов!
   -- Да, кто-то обрушил мост, -- согласилась Саманта. -- Только вот зачем? Но этот вопрос оставим на потом, есть вопрос более актуальный -- как будем переправляться? Речка не настолько маленькая, чтоб перейти ее вброд.
   -- Ваример! Возьми свою тройку, срубите пять подходящих деревьев, свяжем их и перебросим на ту сторону, на сохранившуюся опору моста, -- начал отдавать распоряжения магистр Захарус. Выбранные студенты-"охотники" пошли рубить деревья, а кто-то из них встал дозором вокруг импровизированного лагеря. Те, кто не был задействован в строительстве переправы, собрались внутри охраняемого периметра. Листик подошла к Саманте и что-то зашептала ей на ухо.
   -- Мы отойдём с Листиком, -- сказала Саманта Захарусу.
   -- Зачем? -- Насторожился тот.
   -- Артур, -- укоризненно покачала головой Саманта, -- у девушек могут быть свои потребности, и тогда им необходимо уединиться.
   -- Так никто же больше... -- начал магистр, но Листик, надув губки, его перебила:
   -- Никто больше, а у меня вот возникли потребности, очень большие и серьезные!
   -- Ну, хорошо, хорошо, -- замахал руками магистр Захарус, -- идите, только будьте осторожней! Саманта, ты там присмотри...
   -- Тут опасности нет! -- уверенно заявила Листик, и они с Самантой направились в заросли вверх по течению реки. Отойдя метров на сто от отряда, девушки спустились к реке, берег тут был пологий и песчаный. Листик быстро разделась и зашла по пояс в воду. Девочка похлопала ладонями по поверхности воды и сказала:
   -- Вылазь! Я же вижу, ты тут сидишь!
   Из воды высунулась симпатичная, даже красивая девушка, вот только ее кожа была нежного сине-зеленого цвета.
   -- Листик, -- представилась девочка и представила свою спутницу: -- А она Саманта.
   -- Налина, -- назвала себя русалка.
   -- Ага, -- сказала Листик, -- Саманта, вы тут побеседуйте, а я посмотрю, что и как.
   Листик нырнула в воду, и через мгновение у противоположного берега речки из воды вынырнул золотистый дракон. Дракон стремительно полетел в глубь леса, сначала над самыми деревьями, а потом набирая высоту.
   -- Налина, а не скажешь мне, что происходит в лесу, там за речкой? -- спросила Саманта, усаживаясь на корягу, выступающую из воды.
   -- Смерть, -- без всякого выражения ответила русалка.
   Саманта хмыкнула и переспросила:
   -- Смерть? Какая смерть? В каком виде? Смерть не приходит сама по себе, ее кто-то или что-то приносит. Так что там за смерть?
   -- Страшная смерть, -- также равнодушно ответила русалка. -- Она спала, вы ее разбудили. Теперь она придёт сюда. Не спастись. Я тоже умру.
   -- Разбудили? -- удивилась Саманта, -- как разбудили?
   -- Вы зашли сюда, смерть вас почувствовала, она спала, но теперь проснулась, она голодная и она придёт сюда. Не спастись. Никому!
   -- Хорошо, мы ее разбудили, она проснулась. Но ты раньше здесь жила, и смерть тебя не чувствовала, а теперь что? Как она тебя сейчас найдет?
   -- Раньше она была не такая голодная, текучая вода спрятала нас от нее, но теперь она голодная и будет искать. Найдет и убьёт!
   -- Если голодная, то, скорее, съест. Получается, что спала и проснулась очень голодная, и будет искать, чем бы подкрепиться. И пока не съест кого-нибудь, не заснёт? Так? -- Попыталась выяснить намерения этой самой смерти Саманта.
   -- Теперь не заснёт, -- также равнодушно сказала русалка, -- будет искать. Найдет -- съест, и снова будет искать. Никому не спрятаться, даже ей, -- русалка кивнула в ту сторону, куда улетела Листик. Саманта задумчиво покачала головой, понятно, русалка чем-то напугана, и сильно напугана. Что-то может съесть даже такое малосъедобное существо как русалка. Но вот что это такое? Саманта попыталась зайти с другой стороны:
   -- Какая она, эта смерть? Бегает, летает, а может, ползает?
   -- Она приходит и убивает, а потом ест, -- ответила русалка.
   -- Очень информативно, -- хмыкнула Саманта, -- сначала приходит, а потом ест, в смысле, сначала убивает, а уже потом ест. Очень напоминает страшилку Листика.
   -- Эге-гей! Саманта! Листик! -- раздалось с той стороны, откуда пришли девушки. Русалка быстро и беззвучно нырнула в реку. Разворачиваясь в сторону голосов, Саманта заметила, как со стороны противоположного берега в воду, тоже без всплеска, вошла большая золотистая тень. Саманта облегченно вздохнула, она уже начала беспокоиться о Листике.
   -- Саманта! Что вы тут так долго? Мы уже волноваться начали! -- Из колючих зарослей на берег продрался магистр Захарус, за ним вышел орк Ыргиз со своим огромным боевым топором. Саманта не успела ничего ответить, из-за ее спины раздался голос Листика:
   -- А подглядывать некрасиво! Ишь, волнуются они, что подсмотреть не получилось! А может, я вот смущаюсь!
   Несмотря на свои слова, Листик, нисколько не смущаясь, вылезла из воды и обсушилась горячим воздухом, а засмущались магистр Захарус и Ыргиз, они отошли и отвернулись в сторону.
   -- Ну что? -- тихо спросила Саманта.
   -- Паутина, над лесом и в самом лесу паутина, причем, чем дальше в лес, тем гуще. И пауки, большие и маленькие, -- так же тихо ответила девочка.
   -- Насколько большие? -- спросила Саманта.
   -- Как корова, это большие. А маленькие -- как собака. В серёдке леса большой дом с конюшнями, обнесенный каменным забором. Дом очень старый, сложенный из больших камней. Вокруг дома много костей, человеческих и лошадиных, -- Листик всё это тихо рассказывала Саманте и быстро одевалась. Одевшись, она повернулась в сторону мужчин и сказала: -- Можете повернуться, я больше не смущаюсь. А вот ты, Ыргиз, за мной подсматривал!
   -- Да ты что, Листик! Я волновался, не случилось ли чего! Мост уже готов, переправляться начали, а вас всё нет!
   -- Ага! -- сказала Листик и легко запрыгнула Ыргизу на плечо. -- Поехали!
   Орк на другое плечо положил свой топор и как носорог пошел ломиться сквозь колючие кусты.
   -- По берегу можно обойти было, там кусты не такие густые, -- сказала Листик, поджимая ноги.
   -- А здесь ближе, -- прогудел Ыргиз в ответ.
   По просеке, проложенной орком, шли Саманта и Захарус.
   -- В лесу гнездо чундру, и очень большое. Есть особи размером с корову. До недавнего времени пребывали в спячке. Сейчас, насколько я поняла, всё гнездо перешло в активную фазу. -- Саманта поделилась информацией с Захарусом. Тот просто кивнул головой, принимая к сведению. Откуда эту информацию взяла Саманта, он не спросил, но и в ее достоверности он не усомнился. Некоторое время он шел молча, потом спросил:
   -- Что делать будем?
   -- Я думаю, чундру не успокоятся, пока не насытятся. Даже местная нечисть напугана, сильно напугана. Надо идти вперед, будем пробиваться к матке, судя по всему, центр гнезда в районе старого постоялого двора, вот туда и ударим.
   -- Но хватит ли у нас сил? -- спросил Захарус.
   -- Должно хватить, жечь буду я с девочками, все остальные обеспечивают защиту. Если отступим, чундру выйдут из леса и пройдутся по близлежащим селениям, а это надо предотвратить! Потому что появятся новые гнезда. Этого нельзя допустить!
   -- Интересно бы знать, кто их здесь развел? -- поинтересовался магистр Захарус.
   -- Скорее всего, ответ мы найдём на старом постоялом дворе, ведь недаром матка устроила центр гнезда именно там, -- предположила Саманта.
   К импровизированному мосту они подошли, когда весь отряд уже переправился на ту сторону. Быстро перебежали по широкой кладке, состоящей из пяти брёвен, и присоединились к остальным участникам экспедиции. Саманта выстроила всех походным порядком. Отряд тронулся в путь. Чем дальше они углублялись в лес, тем зловещее становилась окружающая обстановка. Не пели птицы, их просто не было. Скорее всего, зверей тоже в этом лесу не было. Несмотря на то, что после рассвета прошло всего три часа, становилось всё темнее и темнее.
   -- Отряд, стой! -- неожиданно скомандовала Саманта. -- "Охотникам" приготовиться к отражению нападения! С дороги не сходить!
   -- "Охотникам" спешиться! -- закричала Листик. -- Смотреть за ногами!
   -- Выполнять! -- Подтвердила команду Листика Саманта, и скомандовала остальным: -- Защиту! Сверху!
   Отряд остановился, "ведьмаки" спешились и обнажили кто меч, кто топор. Целители, находящиеся в середине строя, и разместившиеся вокруг них "некроманты" растянули защиту. Листик с Самантой были во главе отряда, Милисента замыкала строй, остальные четыре "боевика" занимали места равномерно вдоль вытянувшейся цепочки построения. Некоторое время ничего не происходило, потом Саманта скомандовала:
   -- Огонь!
   Скомандовала и метнула огненный шар вперед и вверх. Шар с грохотом лопнул, вспыхнула до этого невидимая паутина, растянутая между деревьев над дорогой. На паутине находилось множество пауков, они как по команде ринулись на отряд. Эти твари были размером с хорошую собаку. Их выступающие вперед жвалы, больше напоминающие острые сабли, угрожающе щёлкали. Тело этих тварей было покрыто мощным панцирем, а лапы заканчивались большущими когтями. Казалось, эта шипящая лавина накроет отряд, но коллективная магическая защита выдержала. "Боевики" начали расстреливать мечущихся вдоль невидимой преграды пауков огненными шарами. Саманта и Листик тоже метали шары, они делали это с огромной скоростью, и казалось, совсем не целились, но каждый шар находил свою жертву. Спешившиеся "охотники" не принимали участия в этом сражении, но они стояли готовые отразить нападение. Поэтому появление длинных, гибких белых корней или щупалец не явилось для них неожиданностью. Щупальца метнулись из придорожных кустов, норовя обвить ноги людей и лошадей или ударить когтями, которыми заканчивалось каждое такое щупальце. "Охотники" встретили появление этого нового врага остро отточенной сталью. Надо отдать должное "ведьмакам" -- ни одно из щупалец не достигло своей цели. Все они были обрублены, особо длинные или нахальные были порублены на несколько кусков. Обрубки, истекая бурой кровью, если конечно это была кровь, втянулись обратно в чащу. В это время раздался топот на дороге сзади. Пауки, размером с корову, а может и больше, неслись на отряд. У многих перехватило дыхание, удара этих тварей коллективная защита отряда выдержать не могла. Да и три "ведьмака" с топорами, прикрывавших тыл отряда, вряд ли могли сдержать такую массу набравших очень приличную скорость пауков. "Охотники" теснее сдвинулись и подняли топоры, готовясь встретить мчащуюся на них смерть. Милисента, единственный боевой маг, находившийся в конце построения, вскинула руки. Когда до несущихся на отряд тварей оставалось всего двадцать метров, ударила! Ударила не огненным шаром, даже не серией огненных шаров, а сплошным потоком огня. Ревущее пламя накрыло гигантских пауков. Милисента поддерживала огненную стену секунд десять, когда же огонь погас, вместо пауков на дорожное покрытие оседал серый пепел. "Ведьмаки" застыли в изумлении, наблюдая за этим пеплом, обычно при таком огненном ударе остаются сильно обожженные, ну, на худой конец, обугленные туши, уж очень большая масса была у нападавших тварей, да и их было слишком много, но тут от них остался только пепел.
   Магистр эл Минэтэйнион, он тоже находился в конце строя отряда и поддерживал защитный щит, с изумлением смотрел на девушку. После огненного удара такой мощности она должна была потерять сознание от магического истощения, но ее резерв даже не уменьшился. От удивления магистр потерял на мгновение концентрацию, и щит над ним дрогнул. Воспользовавшиеся этим твари обрушились на магистра и двух студенток, находившихся возле него, но добраться до них чудовища не успели -- Милисента снова ударила потоком огня, сжигая чудовищ. Всё же одна тварь избежала огненной плети, она падала прямо на голову Миримиэль, студентки-эльфийки. Ирэн, находящаяся среди целителей, выхватила из наспинных ножен клинки. Заслонив собой эльфийку, девушка встала на дороге паука. На нападающую и шипящую тварь обрушился град ударов. Скорость, с которой наносила эти удары Ирэн, была запредельна как для человека, так и для эльфа. Ирэн не только рубила своими клинками паука, но и отбрасывала его ошмётки в сторону. Через пару мгновений с чудовищем было покончено. Магистр эл Минэтэйнион снова пришел в изумление, его удивила не столько скорость и сноровка, с которой девушка расправилась с пауком, а само оружие студентки -- парные изогнутые клинки, почти черного цвета.
   -- Щит! Держите щит! -- закричала Саманта, она увидела оплошность эл Минэтэйниона, хотя, казалось, всё ее внимание было обращено на пауков, атакующих отряд спереди. Видно, ей и Листику надоело выжигать пауков по одному, и девушки слаженно ударили такими же потоками огня, как и Милисента. Ревущий огненный вал устремился вперед, сжигая и пауков, и их паутину. Огонь бушевал секунд двадцать, когда он опал, стало видно, что дорога впереди чистая, на просматриваемом пространстве вся паутина была сожжена. Магический резерв девушек, так же как и резерв Милисенты, нисколько не уменьшился. Это снова вызвало удивление, не только эл Минэтэйниона, но и остальных двух магистров -- у них, да и у студентов резерв уменьшился, незначительно, но уменьшился.
   -- Вперед! -- скомандовала Саманта. -- Надо добраться до матки, она попытается нас задержать такими атаками!
   Спешившиеся "охотники" вскочили на коней, и отряд поскакал по дороге. Много раз им пытались преградить путь новые полчища пауков, но Саманта и Листик слаженными огненными ударами расчищали путь. Милисента, прикрывающая отряд с тыла, тоже постоянно отражала атаки пытавшихся напасть сзади тварей. Бешеная скачка, продолжавшаяся почти шесть часов, и постоянные отражения атак пауков вымотали и людей, и лошадей. Магический резерв многих студентов уже был практически на нуле, да и у магистров его оставалось меньше половины, и только Саманта со своими воспитанницами не выказывали усталости, их резерв пыл полон, хотя им пришлось труднее всех. Не сбавляя темпа, отряд выскочил на широкую поляну, даже не поляну, а не большой луг. В центре его стояло хорошо сохранившееся здание, а перед ними колыхалась огромная масса пауков. Но не это поразило людей, посреди этой массы стоял огромный паук, над которым возвышалась такая же огромная темная тень. Сам вид этой зловещей тени просто наводил ужас.
   -- Ыратх фырарт и грымуз! Прыдрам в хрыпыр уралам! -- выразил свои чувства Ыргиз, но Листик на это не обратила внимания.
   -- О Единый, это же Лосс! Лосс! -- вырвалось у Ирэн.
   -- Защиту! Спешиться! Коней в центр! -- громко скомандовала Саманта и ударила огнем по паукам, не давая им приблизиться к остановившемуся отряду. По гигантскому пауку слаженно ударили боевые маги, находящиеся по бокам отряда. Но их огненные шары, ударившись о панцирь этого паука, просто погасли.
   -- Листик! -- закричала Саманта, но девочка будто застыла, к ней от черной тени, возвышавшейся над пауком, протянулись толстые темные жгуты и начали ее оплетать. Саманта ударила огнем по пауку, но эта же черная тень заслонила того, и огненный удар Саманты не достиг цели.
   -- Листик! -- снова закричала Саманта и повернулась к девочке, но та стояла неподвижно, по ее щекам текли слёзы.
   -- Мама, мамочка! -- прошептала девочка и закрыла глаза. Ее руки безвольно повисли, и сама она как-то сгорбилась.
   -- Листик! -- pакричала рванувшаяся к девочке из середины строя Ирэн. Она начала рвать черные жгуты, оплетавшие Листика. При этом ее руки засветились темным светом, и в тех местах, где касались этих жгутов, стали покрываться страшными ожогами. С самой Ирэн тоже начали происходить изменения, ее и без того смуглая кожа стала еще темнее, большие темные раскосые глаза стали еще больше и превратились в черные омуты, лишившись белков. Ее ушки вытянулись и заострились как у эльфов. Губы потемнели, стали почти черными, из-под них показались белоснежные волчьи клыки. Черты лица стали резче, девушка стала еще красивее чем была, но красота эта была хищная, опасная. Ирэн рвала жгуты и при этом что-то напевала низким, гортанным голосом. Черная тень забеспокоилась и протянула к почти освобожденной девочке еще больше жгутов. Ирэн, оборвав последний жгут, заслонила собой девочку и закончила свою песню громким выкриком. Этот гортанный крик остановил темные жгуты и как будто разбудил Листика, с ней тоже произошло изменение -- всё ее тело покрылось золотистой чешуёй. Девочка открыла глаза и зарычала, так рычать мог бы разъяренный тигр, но никак не девочка-подросток. Низкий, мощный рык прокатился по поляне, останавливая начавших движение в сторону отряда пауков. С поднятых рук девочки сорвалось яркое бело-оранжевое пламя, людей окатило жаром как из открытой печи. Казалось, это пламя заполнило всё вокруг, настолько оно было ярким. Оно настолько ослепляло, что все непроизвольно закрыли глаза. Сколько времени бушевало это пламя, определить было трудно, потому что еще долго перед глазами ослепленных людей прыгали солнечные зайчики и разноцветные круги.
   Перед проморгавшимися участниками экспедиции, на фоне почерневшего луга и таких же стен строения, стояли две изменившиеся девушки. Они стояли обнявшись. Левую половину лица черноволосой от виска до скулы украшала черная татуировка, а ее руки были сильно обожжены.
   -- Да это же дарк тёмный! Клан Мягко Ступающих, клан убийц! -- громко и с ужасом прошептал магистр эл Минэтэйнион.
   -- Пустите! Пустите! -- Сквозь расступающихся участников экспедиции протолкалась Милисента. -- Листик! Ирэн! С вами всё в порядке? Ирэн, тебе срочно нужно смазать руки и перевязать их!
   У кинувшейся к девушкам Милисенты произошедшие с ними изменения не вызвали не то что страха, а вообще никакой реакции.
   -- Да! Целители! Где вы там? Бзырр пупырчатый! Срочно сюда! Надо перевязать Ирэн! -- закричала Саманата, к ней только что вернулось зрение после ослепления огненной вспышкой, устроенной Листиком. -- Сюда, бегом! Да скорее же вы, чего встали?!
   Вслед за Милисентой к Ирэн подбежала еще одна девушка, целитель. Она стала смазывать руки Ирэн какой-то мазью и бинтовать чистыми бинтами, при этом она ворчливо приговаривала:
   -- Ирэн, ты же сама целитель! Как можно так подставляться!
   -- По-другому нельзя было, Миримиэль, -- ответила Ирэн, -- Лосс могла бы захватить Листика!
   -- Какая такая Лосс? Кто это? -- спрсила Миримиэль, не прерывая оказания медицинской помощи, она не только бинтовала, а еще и пыталась магически лечить.
   -- Лосс, верховное божество дарков, обычно являющееся в виде гигантской паучихи... -- пояснил магистр эл Минэтэйнион. Он подошел к девушкам, но встал так, чтобы между ним и Ирэн находилась Саманта. -- Миримиэль...
   -- Да, я вижу, что она тёмный дарк, ну и что? Она спасла меня от паука, и сейчас она помогла Листику! -- перебила магистра эльфийка.
   Остальные магистры тоже подошли поближе, а эл Минэтэйнион сконфуженно замолчал. Милисента обняла плачущую Листика и стала утешать ее. Девочка приобрела свой обычный вид, золотистая чешуя исчезла. Но вид плачущей девочки поразил всех гораздо больше, чем появлявшаяся на ней чешуя. Всегда веселую и жизнерадостную Листика еще никто и никогда не видел плачущей.
   -- Ну что ты, что ты, -- стала гладить по голове девочку Милисента, они вдвоём с Самантой пытались утешить плачущую Листика, -- всё уже хорошо, ты их всех сожгла!
   -- Они вот так убили мою маму, -- всхлипывая, ответила девочка, -- напали неожиданно, их было много...
   -- Кто напал? -- спросил магистр Захарус.
   -- Луввоки, -- продолжая всхлипывать, ответила девочка, -- эти твари!
   -- Гм, Саманта, а тебе не кажется, что это было не гнездо чундру? А что-то гораздо серьезнее, а? Хотя пауки и похожи, -- проговорил магистр Захарус, покачал головой и добавил: -- Неизвестное проявление нежити... надо было парочку оставить, для изучения.
   -- Да, коллега! Вы совершенно правы! Саманта, надо было хоть одного оставить! Это же не известный науке вид нежити! -- поддержал магистра Захаруса магистр Вайлент.
   -- Да, господа магистры, ваш исследовательский энтузиазм просто не знает границ! -- усмехнулась Саманта. -- Вы напомнили мне шутку про профессора, который исследовал редкий вид укропа, когда его варил в котле людоед. Мы столкнулись со смертельной опасностью и чудом ее избежали, а следуя вашим советам нам надо было всё тщательно изучить, а потом уже отбиваться!
   -- Что будем делать дальше? -- спросил магистр Захарус.
   -- Надо проверить здание постоялого двора, если там всё чисто, то там и переночуем, -- ответила Саманта. По команде магистра Захаруса, в здание отправились тройка "охотников" и два "боевика".
   -- Саманта, ты опасаешься, что в лесу есть еще твари, и они могут на нас напасть? -- спросил магистр Вайлент. Саманта посмотрела на Листика, девочка отрицательно помотала головой:
   -- Нет, не нападут. Здесь были все, луввок собрал здесь всех своих слуг.
   -- Листик, а вы знаете, почему слуги у этого луввока выглядели как чундру? -- спросил, закончивший отдавать распоряжение, магистр Захарус. -- И где вы сталкивались с ними раньше?
   -- Луввок подчинил себе гнездо чундру, они всегда создают себе свиту из разной нежити. А дралась я с ними раньше, там, где жила с мамой, -- ответила Листик, видно было, что ей это тяжело вспоминать. И Милисента ее снова обняла.
   -- Не надо ее спрашивать, -- тихо попросила Саманта остальных магистров. -- Вы видите, ей не хочется это вспоминать, да и досталось ей сегодня... больше чем нам всем.
   -- Господин магистр, дом чист! -- доложил Захарусу один из студентов, осматривавших дом. -- На втором этаже мы нашли скелет и вот это! -- "Охотник" передал магистру толстую тетрадь с пожелтевшими от времени страницами.
   Захарус перелистал ее и протянул магистру Вайленту:
   -- Возьмите, коллега, это, судя по записям, лабораторный журнал некроманта. -- И, повернувшись к студентам, стал командовать: -- Отряд! Заходим в здание постоялого двора! Коней расседлать! Размещаемся на первом этаже. Ваример! Твоя тройка -- первая стража!
   Студенты стали заводить своих коней во двор. Началась обычная суета, суета отряда, остановившегося на ночёвку.
  
   Прошло два часа после захода солнца. На первом этаже бывшего постоялого двора расположился весь отряд академической экспедиции. Почти все его участники, утомленные тяжелым дневным переходом уже спали. Поужинали сухим пайком, разбавленным горячим чаем, он был приготовлен из той воды, что была в походных флягах. Воды, как и дров, взять было негде, никто из магистров не решился посылать студентов в мёртвый лес за топливом. Огонь развела Саманта, она подожгла камни камина, и теперь там пылал пусть небольшой, но согревающий огонь. Это вызвало у магистров новые вопросы, что у них накопились за день, но задавать их Саманте они не спешили.
   -- Листик, Ыргиз, -- тихо позвала Саманта, стоявшая у камина. Орк тут же поднялся, Листик тоже вылезла из-под одеяла, которым они укрывали вчетвером -- она, Милисента, Ирэн и эльфийка Миримиэль. Листик потянулась, а Саманта, с улыбкой наблюдавшая за девочкой, сказала:
   -- Ыргиз, Листик, ваша смена.
   -- Ага, -- тихонько подтвердила Листик, -- Ыргиз, пошли службу нести.
   -- Пошли, -- согласился орк, кладя на плечо свой огромный топор.
   -- А меня? -- жалобно спросила девочка.
   -- Ага, -- точно как Листик ответил заулыбавшийся орк, подхватил тоже заулыбавшуюся девочку и посадил ее на другое плечо. При этом он ворчливо сказал: -- Ты будешь только службу нести, а я буду и службу, и тебя! За это мне полагается двойной паёк.
   -- Ага, -- согласилась Листик, -- вот доберёмся до гор, я тебя угощу фирменным блюдом -- жареным седлом горного козла, со стременами.
   -- Нет, со стременами не надо, -- снова улыбнулся орк. -- Их обгладывать долго, да и в зубах они застревают...
   Так перебрасываясь шутками, они вышли из здания, через некоторое время вернулся дозор, который они сменили. Подождав, когда студенты улягутся и заснут, Саманта, с улыбкой смотревшая во след ушедшим Листику и Ыргизу, кивнула магистрам, и когда те подошли к камину, сказала:
   -- Спрашивайте, я же вижу -- вы не заснёте, пока не получите объяснений.
   -- Саманта, а ты уверена, что можно отправлять в дозор Листика? Ыргиза да, он очень сильный и выносливый, а вот Листика... -- с сомнением сказал магистр Захарус.
   -- Уверена, это сейчас лучшая пара. Оба отлично видят в темноте. Ыргиз выносливый и сильный, а Листик уже пришла в себя, как вы поняли, ей восстанавливать -- как остальным -- свой магический резерв не надо. Если кто и попытается напасть... она просто расстреляет издали.
   -- Леди Саманта, -- официально начал магистр эл Минэтэйнион, -- вы знали, что студентка Ирэн -- дарк? А кто такая студентка Листик? Кто такая студентка Милисента? И вообще, вы сама кто?
   -- Знала, и что это меняет?
   -- Но студентка Ирэн -- убийца! Клан Мягко Ступающих -- это же клан убийц! Сами дарки очень опасны и непредсказуемы, а уж те, кто из клана Мягко Ступающих...
   -- Магистр эл Минэтэйнион, -- так же официально ответила Саманта, -- Ирэн не принадлежит к этому клану! -- И, видя недоуменные взгляды магистров, пояснила: -- Она ушла из клана, да, она прошла полную подготовку воинов клана, но потом ушла из него. И заметьте, выбрала профессию целителя, и в академию поступила, уже имея опыт врачевания. То есть она лечила, а не убивала! Ее воспитывала и учила сельская знахарка, очень хорошая травница, впрочем, о знаниях Ирэн вы, магистр, должны иметь представление.
   Эльф кивнул головой, действительно у Ирэн знания были, и очень хорошие знания, да и выбор девушкой профессии действительно говорил о многом.
   -- Хорошо, Саманта, -- кивнул головой магистр Захарус, -- а как объяснить твои способности и способности твоих учениц? Я за вами наблюдал во время перехода через лес. У вас совсем не истощался магический резерв! Как будто вы сами являетесь мощными накопителями! И потом, как объяснить метаморфозу, произошедшую со студенткой Листик? Кто она? Откуда? И где раньше сталкивалась с этими тварями?
   -- Как вы поняли, господа, Листик не человек. Да, да не человек, впрочем, вы, магистр эл Минэтэйнион, тоже не человек...
   -- Я эльф, чистокровный эльф! -- важно и гордо сообщил магистр эл Минэтэйнион.
   -- В этом никто не сомневается, -- улыбнулась Саманта, -- так вот, Листик пришла к нам на Геллу из другого мира, она принадлежит к одной из рас, населяющей его. И, как оказалось, она не первый пришелец из того мира. Ее мать некоторое время жила здесь. Не знаю, где Листик родилась, но ее отец -- барон Лэри Дрэгис, так что девочка его законная наследница. Листик некоторое время жила с матерью, но потом по какой-то причине ее мать направила девочку сюда...
   -- Причину понять нетрудно, если в том мире водятся такие твари, как та, с которой нам пришлось столкнуться сегодня, да и водятся они там в таком количестве, что даже детям приходится с ними сражаться... В общем, понятно желание матери обезопасить своего ребенка, -- согласно кивнул магистр эл Минэтэйнион.
   -- Но если там все такие, как студентка Листик, это значит, что...
   -- Не волнуйтесь, магистр Вайлент, не все -- только некоторые. К ним и принадлежала Ветикалинариона, это мать Листикалинарионы, Листика, -- ответила Саманата.
   -- Вы ее знали?
   -- Да, знала, была очень хорошо с ней знакома. И то, что некоторые жители нашего мира обладают сходными способностями, говорит о том, что мама Листика была не единственной, кто здесь побывал.
   -- Но если жители того мира обладают такими способностями, то захватить наш мир... -- начал обеспокоенный магистр эл Минэтэйнион.
   -- Не беспокойтесь, магистр, если бы они хотели, то уже бы захватили бы. И потом, насколько я поняла, то попасть на Геллу им очень трудно, практически невозможно, сделать это могут только избранные. Так что захват нам не грозит, -- улыбнулась Саманта.
   -- Леди Саманта, а вы так тоже можете? Ну, как студентка Листик? -- спросил магистр Вайлент.
   -- Да, я очень многое могу, -- согласно кивнула Саманта, -- но так, как Листик, покрываться чешуёй не умеем ни я, ни Милисента. Кстати, господин ректор знает о наших особенностях, и именно он выступил инициатором того, чтобы собрать нас в академии.
   Магистры переглянулись, теперь им стало многое понятно, и то, что носители этих особых способностей собраны вместе, и их запредельные тренировки. Саманта не только гоняла девочек, она и сама точно так же тренировалась с ними.
   -- А Милисента, она такая же, как Листик? -- спросил магистр Захарус.
   -- У Листика и Милисенты разные отцы и матери, но они сестры. Причем они даже ближе, чем могут быть родные сестры, -- пояснила Саманта, но, видно, магистры ничего не поняли из этого туманного объяснения, и девушка, пресекая попытки дальнейших вопросов, сказала: -- И поверьте, большего я вам не могу сказать, сами понимаете, я связана словом. Это не моя тайна. Примите всё как есть.
   Саманта не открыла коллегам всей правды, ведь даже ректор Канвио не знал того, что знала Саманта о Листике. Об этом вообще мало кто знал, и открывать эту тайну Саманта не считала нужным. Девушка глянула на толстую тетрадь, которую нашли "охотники" в здании и которую не выпускал из рук магистр Вайлент, и перевела разговор на другую тему:
   -- Магистр, а вы что скажете? Что вы узнали из этого лабораторного журнала?
   -- Это не лабораторный журнал, это скорее дневник, в котором записаны происходившие события и мысли его автора, по поводу происходящего, -- ответил магистр Вайлент. -- Автор этих записок -- мэтр Скаливари. Вы знаете, это был величайший ученый, без вести пропавший накануне Гринейских войн. Теперь понятно, чем он занимался и как погиб.
   -- Кажется, мэтр Скаливари был некромантом? -- Поднял бровь магистр эл Минэтэйнион.
   -- Не только, -- ответил магистр Вайлент, -- это был величайший ум! Он работал во многих областях магической науки, не только в некромантии. Последняя его работа была связана с утерянными знаниями по телепортации. Он очень далеко продвинулся, но его исчезновение похоронило все его достижения. Вот в этом дневнике мэтр Скаливари описывает ход своих опытов. К сожалению, лабораторный журнал найти не удалось, похоже, перед своей гибелью мэтр его уничтожил. Так что, повторить его опыты не сможет никто!
   -- Получается, мэтр Скаливари понимал, что он натворил и кого вызвал? -- возмущенно спросил магистр эл Минэтэйнион. -- Зачем он это сделал?!
   -- Мэтр предполагал, что телепортация -- это точечные, направленные проколы пространства. И он попытался осуществить такой прокол. Понимая, что это может быть опасным, местом своего опыта он выбрал эту таверну, стоящую в лесу. Лес, вернее его аура, магическое поле, должны были локализовать последствия в случае неудачи.
   -- Почему же мэтр Скаливари не ушел в лес, а остановился здесь? И здесь же проводил свои опасные опыты?
   -- Здесь был постоялый двор с трактиром, место ночёвки торговых караванов, следующих через лес...
   -- Понятно, -- хмыкнула Саманта. -- Уйти в лес и полностью отказаться от благ цивилизации и сопутствующего им комфорта было выше сил почтенного мэтра...
   -- Леди Саманта! Вы напрасно иронизируете! Мэтр Скаливари был гений и.... -- возмутился магистр Вайлент, но Захарус не дал ему возмущаться дальше, он примирительно выставил руку:
   -- Да, да, магистр Вайлент, мы с этим согласны. Гениям и величайшим умам требуется комфорт даже больший, чем простым смертным. Вы расскажете, что произошло дальше?
   -- Во время проведения эксперимента что-то пошло не так. Прокол получился, но не туда, куда планировал мэтр, и в эту прореху прорвалась эта тварь...
   -- Луввок, -- подсказала Саманта.
   -- Да, спасибо, леди Саманта, прорвался луввок. Мэтр мог бы с ним справиться, но произошла трагическая накладка -- в этом лесу оказалось гнездо чундру, и этот луввок каким-то образом его подчинил, вернее, подчинил матку гнезда.
   -- Да, Листик говорила, что луввоки, как высшая нежить, подчиняют себе другие виды нежити, создавая из нее свою свиту.
   Магистр Вайлент кивнул:
   -- Да, к этому же выводу пришел и мэтр Скаливари, он пытался его уничтожить, но у него не хватило сил. Тогда он активировал магическое поле леса, создав из него клетку для этих тварей. К сожалению, эта клетка оказалась непроходимой для всех, кто находился внутри нее, как для разумных, так и для зверей. А создавшийся симбиоз пришлой нежити и местной уничтожил всех, кто находился на постоялом дворе. Это всё хорошо описано в дневнике.
   -- Истинный ученый, -- хмыкнула Саманта, -- его ели, а он проводил научные исследования и описывал свои ощущения, а то, что по его вине здесь погибли люди, которые не смогли выйти из леса...
   -- Наука требует жертв! -- воскликнул магистр Вайлент, магистр эл Минэтэйнион согласно кивнул.
   -- Да, и если мир погибнет, то его угробят такие вот исследователи, готовые принести любую жертву ради науки, -- опять хмыкнула Саманта. -- Лучше бы это оказался очередной кандидат во властелины мира!
   -- Почему? -- искренне удивился магистр эл Минэтэйнион.
   -- А с ними проще, они, по крайней мере, знают, чего хотят. И мы знаем, чего от них можно ожидать, а вот такие гении совершенно непредсказуемы! И впустят к нам какую-нибудь тварь...
   -- Леди Саманта, ваш сарказм неуместен! Мэтр Скаливари, когда понял, чем грозит его открытие, -- уничтожил лабораторный журнал! Уничтожил, чтобы никто не смог повторить его опыты! Уничтожил, понимая всю бесценность его для науки! И он же создал клетку для этой твари!
   -- Да, создал. Но, понимаете ли, магистр, что, опоздай мы хотя бы на полгода, эта тварь вырвалась бы из этой клетки! -- гневно ответила Саманта.
   -- Но как? Почему? Почему вы так думаете?
   -- Потому что мэтр завязал клетку на магию леса! И луввок это прекрасно понял! И всё это время он целенаправленно уничтожал лес! Его обитателей, всех! И зверей, и нечисть, ему не подчинившуюся! Да что там обитателей, луввок даже деревья уничтожал! А нет леса, нет и его магии! Посмотрите вокруг, лес уже мёртвый!
   -- Тише, тише, коллеги, вы разбудите студентов, -- начал утихомиривать Саманту и Вайлента магистр Захарус. Те, хоть и выражали свои эмоции столь бурно, но делали это шепотом.
   -- Да, действительно, господа, давайте спать, -- поддержал Захаруса магистр эл Минэтэйнион. -- Завтра нам двигаться дальше.
   -- Саманта, вторая стража моя, я сменю Ыргиза и Листика, а потом заступишь ты, я тебя разбужу, -- сказал Захарус, девушка кивнула в знак согласия.
  
   В большом зале придорожного трактира было очень многолюдно. Этот зал занимал весь первый этаж здания, которое можно было назвать гостиницей. На втором и третьем этаже были комнаты для желающих переночевать, такие же комнаты были и над конюшнями. Комнаты над конюшнями обычно занимали купцы, не желающие или боящиеся далеко отходить от фургонов со своими товарами. Эта гостиница находилась в месте, где новый тракт, до этого совпадавший со старой имперской дорогой, уходил в сторону герцогства вэркуэллского, и далее в обход гор. Но с открытием Ларнийского перевала в Хасийских горах, старая дорога, проходившая через дрэгисское баронство, снова ожила. В той гостинице было удобно останавливаться на ночёвку перед последним переходом к подножью гор, там, на постоялом дворе, уже в дрэгисском баронстве, торговые караваны делали последнюю остановку перед преодолением гор.
   Многолюдно было потому, что, кроме обычных купеческих караванов, двигающихся к перевалу и от него, в гостиницу прибыл довольно большой отряд, состоящий в основном из молодёжи. Как выяснил ушлый хозяин гостиницы, это был отряд экспедиции академии Магических Искусств, направляющийся в Хасийские горы. Отряд прибыл около пяти часов вечера. Теперь студенты и их руководители, магистры, то ли поздно обедали, то ли рано ужинали. Хозяин не знал, что отряд сделал два стремительных дневных перехода. Один от трактира, расположенного в самом центре проклятого леса, до его опушки, и второй от ночёвки на опушке этого проклятого леса до этой гостиницы. Теперь все участники, заняв четыре стола в углу зала, просто отдыхали.
   За отдыхающими студентами украдкой наблюдали три человека, сидящие за столиком в другом углу зала. Поскольку зал занимал весь первый этаж довольно большого здания, его пересекали ряды колонн, поддерживающих верхние этажи. Вот за одной из таких колонн и сидела эта троица. Из других частей зала их было трудно разглядеть, но и им обзор был затруднен. Эти трое мужчин в дорожных плащах, которые они не сняли, и из-за которых было трудно рассмотреть их принадлежность к типу путешественников, пили пиво. Один, со скуластым лицом, покосился на своего соседа по столу и недовольно произнес:
   -- Вы, сударь, не говорили, что объектов будет двое, и что они будут путешествовать в такой большой компании. И как они выглядят, вы тоже не рассказали. Так покажите их сейчас.
   -- Видите девушку, что поднялась из-за стола? Так вот, ваши цели -- две девушки, что сидят по правую руку от нее, -- ответил его сосед.
   -- Хм, одна девушка, причем довольно молодая, а вторая совсем девчонка! И вы наняли целый отряд, чтобы... -- начал третий собеседник, но скуластый его оборвал:
   -- Постой, Фадиль! -- И обратившись ко второму, еще более недовольно произнес:
   -- Я так понял, они подруги с той девушкой, что отошла от них, да?
   -- Похоже, -- пожал плечами второй собеседник, -- раз сидят рядом, может быть и подруги. Вроде они мирно разговаривали, но что это меняет? Что вас так взволновало?
   -- Присмотритесь к девушке, -- почти прошипел скуластый, -- как она идёт, и как она выглядит!
   -- Ну, что особенного, ну идёт, ну смуглая, ну два меча за спиной. У тех же двоих мечей нет.
   -- Она идёт так, как ходят воины, причем очень опытные или хорошо обученные! Да, она смуглее, чем обычные люди, но обратите внимание на ее глаза и ушки, зубки, когда она улыбалась! А если вы еще ничего не поняли, то на рисуночек на ее щёчке!
   Мужчина напряг зрение, стараясь рассмотреть всё то, на что указал ему его собеседник, а вот третий из сидящих за столом -- видно, зрение у него было лучше, чем у первого, -- тихонько воскликнул:
   -- О боги! Дарк! Это же дарк! Из клана Мягко Ступающих!
   -- Вы хотите сказать... -- начал второй собеседник, но скуластый его перебил, он громким шепотом произнес:
   -- Именно! Эта девчонка дарк! Не просто дарк, а дарк из клана убийц! И то, что она девушка, не имеет никакого значения! Посмотрите на ее мечи! Носить мечи в этом клане имеют право только прошедшие полное обучение и выполнившие первое задание! А надо ли вам объяснять, какое задание выполняют обученные убийцы?!
   Первый из собеседников икнул, икнул прямо в полупустую кружку, поэтому звук получился довольно громкий. На звук обернулась одна из подавальщиц, шедшая от того стола, где сидели интересующие эту компанию девушки, к барной стойке. Скуластый поднял руку, подзывая девушку-подавальщицу к своему столику.
   -- Красавица, а принеси-ка нам еще по кружке пива! -- попросил он.
   -- Господа, я не обслуживаю этот столик, -- вежливо улыбнулась девушка, -- но я предам ваш заказ Фримме, и она сейчас же принесет вам пива!
   -- Спасибо, красавица, очень жаль, что не такая красивая девушка нас обслуживает, -- поблагодарил и сделал комплимент девушке скуластый. И посочувствовал, указав на студентов академии: -- Что, сегодня много работы? Наверное, компания молодых дворян? Золотая молодежь?
   -- Нет, что вы! Это студенты из академии Магических Искусств!
   -- И вот та маленькая, рыженькая, тоже студентка? -- изумился скуластый. -- Не может быть! Она же совсем ребенок!
   -- Да, студентка, она так же, как и ее подруга, будущий боевой маг! -- ответила подавальщица, гордая тем, что это знает. -- Очень вежливые девушки. Но прошу простить меня, господа, мне надо бежать выполнять заказ!
   -- Да-да, красавица, не забудь передать и наш заказ -- три темных пива! -- улыбнулся скуластый, но как только подавальщица отошла от стола, улыбка сползла с его лица:
   -- Как это понимать, сударь? Вы скрыли очень важную информацию о заказанном объекте! Их двое, с ними дарк, не простой дарк, и наконец, они боевые маги, пусть и необученные!
   -- Но вас же целый отряд! Вы можете организовать засаду! Можете напасть ночью!
   -- Ночью они будут здесь, и нападать на постоялом дворе -- это верх безумия, здесь и своя охрана, и охрана купеческих караванов. А устроить засаду? Вы думаете, что в их отряде только они боевые маги? И потом, напасть на отряд магической академии?.. Я не безумец!
   -- Так вы что? Отказываетесь от выполнения заказа?! -- прошипел первый собеседник.
   -- Имею полное право! Вы нарушили условия нашего договора, не дав полной информации! -- Криво улыбнулся скуластый.
   -- Вы просто испугались!
   -- Вы вольны думать всё, что пожелаете! Но не советую вам меня оскорблять! -- Кривая улыбка скуластого стала еще более кривой. -- Да, и в свете нарушенных условий нашего найма, нарушенных с вашей стороны, аванс не возвращается! Да!
   Смуглая девушка подошла к столику, за которым сидели четверо мужчин, с виду скорее зажиточные селяне, а не купцы. Они, своей степенностью и неторопливостью, чем-то напоминали гномов.
   -- Здравствуйте! -- поздоровалась девушка, блеснув волчьими клыками.
   -- И вам не хворать, госпожа, -- осторожно ответил самый старший.
   -- Как у вас дела? Как там Гуримна? Прошла ее хворь? -- продолжая улыбаться, спросила девушка.
   -- Эээ... госпожа, всё в порядке, выздоровела моя старуха, -- ответил селянин и, спохватившись, подозрительно спросил: -- А вам откуда известно, что моя жена хворала? И откудова, вы, милостивая госпожа, знаете Гуримну?
   При этом и пожилой селянин, и его более молодые спутники с опаской покосились на торчащие над плечами девушки рукояти мечей. Эти мечи явно указывали на благородное происхождение их собеседницы, а от благородных всего можно ждать. А ну как выхватит свои мечи и как рубанёт! Девушка, продолжая улыбаться своей волчьей улыбкой, в свою очередь спросила:
   -- Мастер Римарк, ты что, меня не узнал? Я же тебе летом мазь от радикулита делала и сама же ее тебе втирала!
   -- Эээ... не припомню, благородная госпожа, чтоб я вас в прошлом годе видал.
   -- Мастер Римарк, это же я, Ирэн! Ученица Марты! Ну, вспоминайте! -- продолжая улыбаться, сказала девушка. Мастер потеребил свою бороду, потом почесал в затылке, что свидетельствовало о крайнем напряжении его мыслительного процесса. А один из его спутников, внимательно приглядывавшийся к девушке, удивленно спросил:
   -- Ирэн? Это ты? Точно? -- И задумчиво продолжил: -- Вроде похожа, только вот стала темнее, загорела так сильно, что ли. Где так зимой загореть можно было? И зубы у тебя появились страшенные такие, и дракона тебе на щеке кто-то нарисовал.
   -- Да я это, я! -- засмеялась девушка. -- Я в академии Магических Искусств учусь, вместе с Листиком и Милисентой, вон они сидят! Видите?!
   Девушка указала на стол, где сидели Листик и Милисента, те наблюдали за Ирэн. И когда увидели, что селяне на них смотрят, приветственно помахали руками. Селяне некоторое время на них с недоумением смотрели, а потом, узнав, вскочили со своих мест и начали кланяться.
   -- Это же госпожа Милисента и госпожа Листик! -- объявил один из селян и так очевидное, а старший уточнил:
   -- Так вы, госпожа, путешествуете с нашими старшей и младшей баронессами?
   -- Да, а вы куда или откуда?
   -- Да вот возвращаемся домой, в Тронск на ярмарку ездили. Вот с сынами и кумом, я вот железа прикупил, железо-то оно завсегда нужно, -- начал, как будто оправдываясь, путано объяснять мастер Римарк, он был деревенским кузнецом в Подгорцах.
   -- А у нас экспедиция в Хасийские горы. Завтра мы идем дальше, к вечеру будем в дрэгисском замке, а послезавтра и у вас в Подгорцах, что-то передать Гуримне?
   -- Как-то неудобно просить вас, госпожа, мы тож домой едем, но наш фургон до замка-то два дня ехать будет, да еще два до дому добираться от замка-то, -- продолжал оправдываться кузнец.
   -- Да ладно, буду в Подгорцах, зайду к твоим, -- кивнула девушка и отошла к поджидавшим ее Милисенте и Листику.
   -- Батя, это ж точно Ирэн, она же завсегда с баронессами ходила, когда те в лесу появлялись, -- сказал один из сыновей кузнеца.
   -- Так-то оно так, токмо вот она-то какая-то на себя не похожая. Вся потемнела, зубы-то какие выросли, да и глаза такими страшенными стали, -- задумчиво потеребил бороду кузнец.
   -- Так она же сказала, что в академиях учится с нашими баронессами, может, это от учёбы-то? -- сделал предположение сын.
   -- Так баронессы-то не поменялись, -- возразил кузнец. Его сын почесал в затылке и предположил:
   -- Так, может, на благородных науки-то так сильно не влияют. А Ирэн простая, она ж Марты ученица!
   -- Вот до чего науки-то доводят! Была такая ладная девка, а как учится начала, так в такую страхолюдину превратилась! Я же говорил -- много науки вредно! Может, благородным оно-то и на пользу, а нам токо во вред. А ты, батя, всё "Учись, учись...", -- высказался второй сын кузнеца, а кум ничего не сказал, только задумался.
  
   Глава 14. Дела баронские, дела хозяйские
  
   Отряд академической экспедиции приближался к дрэгисcкому замку, стоящему на высоком холме. Замок, подобно всем замкам приграничья, был мрачен и угрюм. Нет, он не производил гнетущего впечатления, просто в приграничье замки выполняли свою основную функцию -- оборонительных сооружений. Поэтому замок не имел никаких украшений или декоративных элементов, одна голая функциональность. По мере приближения отряда к замку, он становился всё больше и больше, заслоняя собой синеющие невдалеке горы. Единственным украшением замка был большой флаг, который развивался на высоком донжоне замка. Флаг с новым гербом дрэгисского баронства. Герб был утвержден королевским указом в прошлом году, причем утвержден быстро, без обычной волокиты, возникающей в подобных случаях. На гербе был изображен золотой дракон на голубом фоне. Дракон был такой же, как дракон на стене в комнате студенческого общежития, где жили Листик и Милисента. И такой же, как на фасаде кабаре "Золотой Дракон". Так что, кто автор этого изображения, было всем понятно. Хотя магистр Захарус авторитетно заявлял, что таких драконов не бывает. Во-первых, драконы никогда не встают на задние лапы, и, во-вторых, драконы не бывают такими изящными.
   Процокав копытами по настилу опущенного подъёмного моста и миновав арку открытых ворот, кони вынесли своих седоков в большой замковый двор. Двор был пуст.
   -- Что-то у местного барона служба поставлена из рук вон плохо! -- неодобрительно отозвался один из четверокурсников-"охотников". Опровергая его слова, со звоном рухнула решётка, перекрывающая проем ворот, и заскрипел механизм подъемного моста. Появившиеся откуда-то суровые воины-норвеи прямо на руках унесли в одну из боковых дверей двух студенток -- Милисенту и Листика.
   -- Какое-то странное гостеприимство, вот так выскочили и утащили, -- удивился тот же студент. -- Может, это нападение?
   К отряду экспедиции вышел еще один суровый воин-норвей, постарше, чем те, что появлялись перед ним, он лишь обозначил поклон и произнес:
   -- Приветствую вас на земле баронства Дрэгис! Надеюсь, что ваш путь сюда был не труден? Ваших коней разместят в восточной конюшне, юноши, как и положено воинам, разместятся в казарме. Вас, господа, -- воин обратился к преподавателям, -- приглашаю в замок. Девушки тоже будут размещены в замке. Помещения для вас уже готовы!
   Выскочившие опять непонятно откуда молодые воины, или скорее оруженосцы, подхватили коней под уздцы и предложили студентам мужского пола следовать за собой. Те сперва насторожились, но после разрешения магистра Захаруса пошли в восточную часть огромного замка.
   -- Здравствуй, Гуго! -- поприветствовала старшего воина-норвея Ирэн. Тот, прищурившись, посмотрел на девушку, потом спросил:
   -- Ирэн?! Это ты? Что с тобой произошло? Как странно ты изменилась!
   -- Попала под магический удар, вот маскировка сущности и слезла, -- ответила девушка.
   -- Ох, и заругает тебя Марта, это же она тебя маскировала? Что ж ты так неосторожно? -- укорил девушку воин.
   -- Листика выручать надо было, вот и пришлось подставиться, -- пожала плечами Ирэн.
   -- Ладно, что сделано, то сделано. Проходи, твои комнаты всегда тебя ждут, -- кивнул норвей.
   -- Пошли, Миримиэль, у меня там и ванна есть! И скорее всего, уже подогретая, -- позвала эльфийку с собой Ирэн.
   -- Ванна? Здесь? -- Аж подпрыгнула эльфийка, а потом недоверчиво спросила: -- Откуда тут такая роскошь в этом захолустье?
   -- А ты что, думаешь, раз приграничье, так мы здесь в пещерах живем? Хотя пещеры у нас тоже есть, и в некоторых пещерах комфортнее, чем в иных столичных домах, -- ответила Ирэн, увлекая Миримиэль в какой-то боковой переход.
   -- Прошу вас, господа, -- пригласил старший норвей и, указав на девушек горничных, которые подошли к женской части отряда, и юных оруженосцев, приготовившихся проводить преподавателей к выделенным им апартаментам, сказал: -- Вот ваши сопровождающие, они покажут вам ваши комнаты. Там вы можете привести себя в порядок с дороги. А к восьми часам их милости, баронессы Дрэгис, приглашают вас на торжественный ужин, который дадут в вашу честь!
   -- Вроде никого не было, замок выглядел совсем безлюдным, а нас, оказывается, ждали, -- удивленно произнес магистр Вайлент, когда они с магистром Захарусом с проводниками шагали в глубь замка. -- И замок какой-то очень уж огромный!
   -- Это приграничье, -- произнес магистр Захарус, как будто этим всё объяснил, но, видя недоумение на лице коллеги, пояснил более подробно: -- Мы проезжали заставу, помните? Вот оттуда и сообщили в замок о нашем отряде.
   -- Но как?! -- еще больше удивился магистр Вайлент. -- Там же не было ни дымов, ни каких-либо других сигналов?
   -- Скорее всего почтовые голуби, -- сказал магистр Захарус, -- а дымами и огнем тут обычно оповещают о нападении, дублируя голубиную почту. Ведь голубей могут подстрелить нападающие. Поэтому здесь существует целая система различных сигналов, причем знают эти сигналы все: воины, селяне, женщины и даже едва начавшие соображать дети. Это вопрос выживания. Вы обратили внимание на размеры замка? Когда подойдут ваши студенты, поинтересуйтесь у них о размерах конюшни, где разместили наших лошадей, и размерах помещений, им выделенных.
   -- Да, я вижу, этот замок просто огромен! Непонятно, зачем такой! Ведь, чтобы его оборонять, надо иметь такой же огромный гарнизон! А, насколько я знаю, баронские дружины не так уж и велики?
   -- Да, баронская дружина -- это обычно несколько сотен, и то они в большинстве находятся не в замке, а на заставах. А гарнизоном этого замка в случае нападения становится всё население баронства. Если идёт набегом орда гоблинов или диких орков, то спастись можно только за крепкими стенами. И сюда собирается всё население баронства, люди сходятся со всем скарбом, который могут унести, со скотиной и живностью, которую можно увести. Ведь орда не пожалеет никого, да и всё съедобное съест. Поэтому замок -- это не только оборонное сооружение, но и зернохранилище. И места здесь столько, чтобы все могли разместиться. И о сигналах я вам рассказал, поэтому о нападении всё население баронства узнаёт заблаговременно и укрывается здесь.
   -- Неужели это циклопическое сооружение построили местные жители?
   -- Нет, конечно. Баронские замки приграничья -- это старые имперские пограничные крепости. Обычно в такой крепости квартировал легион, отвечающий за определенный участок границы. Хотя тогда тоже жители деревень, расположенных в зоне ответственности легиона, в случае опасности укрывались в замке. Как и теперь, -- магистр Захарус улыбнулся, -- но это не традиция, это необходимость.
   -- Но оборонять такой замок очень же тяжело! Ведь протяженность стен довольно велика, и нападающие могут организовать ложную атаку в одном месте, попытаться разрушить стену в другом. Подкопаться, наконец!
   -- Замок стоит на высоком холме, вернее скале, так что подкопаться под него невозможно. Высота стен в некоторых местах, вместе со скальным основанием, достигает сотни метров, а там, где можно подойти, очень много различных сюрпризов, если захотите, спросите у хозяев, они вам покажут стены. Впрочем, мы уже пришли к нашим комнатам. -- Магистр Захарус остановился перед дверью, которую распахнул сопровождавший его оруженосец.
   Приведя себя в порядок с дороги, участники экспедиции собрались в большом зале замка. Высота потолков здесь была в четыре человеческих роста, хотя в остальных помещениях не превышала полутора. В большом камине, в который, как в ворота, мог войти взрослый человек, пылало сразу несколько брёвен, что было нелишним, -- хоть уже было лето, но с гор тянуло холодом. Столы уже были накрыты, дрэгисские дружинники помогли гостям рассесться, и как только все сели, мажордом, более похожий на воина, приготовившегося идти в атаку, провозгласил:
   -- Их милости, баронесса Листик и баронесса Милисента!
   На девушках, вошедших в зал, были платья, вернее платье было на Милисенте, а на Листике был зеленый сарафанчик. Женская половина академической экспедиции вздохнула, они-то платьев не взяли, думали, что едут в совсем дикие земли, а тут различные блага цивилизации, даже ванны с горячей водой. А вот Ирэн и Миримиэль тоже были в платьях. Две подруги Миримиэль, тоже эльфийки, удивились такой ее предусмотрительности, они не знали, что с Миримиэль поделилась Ирэн, фигуры у девушек оказались одинаковы.
   Баронессы заняли место во главе стола. Все встали, Милисента произнесла молитву Единому. Орки и норвеи, которые поклонялись своим богам, тоже выслушали стоя. Потом баронессы сели, сели и гости, но никто не стал приступать к еде, все выжидающе смотрели на Листика. Милисента незаметно толкнула сестру и тихонько сказала:
   -- Листик, он ждут, когда ты скажешь, -- "Дорогие гости, разделите со мной трапезу, преломите мой хлеб..."
   -- Это, что? Вся эта толпа народа будет есть из моей тарелки? Да еще и весь хлеб поломают и покрошат? -- громким шепотом возмущенно спросила Листик. Милисента хихикнула и тоже шепотом пояснила:
   -- Нет, им всем дали каждому по отдельной тарелке. Это просто так положено хозяину говорить, приглашать к трапезе.
   -- Ага, -- понятливо кивнула девочка. И громко сказала: -- Дорогие гости! Приглашаю всех разделить со мной трапезу! Очень вас прошу, пожалуйста, ешьте из своих тарелок! И хлеб преломите, только не весь поломайте! И сильно не крошите!
   Сидящие за столом и не слышавшие разговора баронесс, в недоумении переглянулись, а те, кто сидел поближе и слышал разговор сестёр, захихикали, чем еще больше вызвали удивление остальных.
   -- Мне кажется, что вашим студенткам надо не только боевые искусства преподавать, а и немного знаний по этикету им бы не помешали, -- тихонько сказал Саманте магистр эл Минэтэйнион, как и все эльфы он очень строго относился к вопросам соблюдения этикета.
   -- Да, магистр, но, сами понимаете, очень плотный учебный график... У меня просто нет времени, если бы вы оказали мне такую любезность -- заняться обучением девочек, я была бы вам очень благодарна, -- тихо ответила Саманта и усмехнулась. Слышала бы ее сейчас Листик, точно бы надулась. Однако Саманта ошиблась, девочка всё слышала, но сейчас она была занята другим -- она зорко следила за тем, чтобы гости не крошили хлеб, ну и, естественно, своим вкусным пирогом.
   В зале были не только воины дружины баронства, студенты и преподаватели академии, а и другие гости, оказавшиеся по каким-то своим делам в замке. В уголке, за дальним концом стола, сидела группа гномов. Еще присутствовал сосед Листика -- барон Крэгинс с капитаном своей дружины. Сосед барон приехал по очень важному делу, он хотел, чтобы его просьбу баронессе Дрэгис передал Гуго Норек. Естественно, когда та появится в баронстве, но тут такая удача! Можно будет эту просьбу изложить непосредственно самой баронессе. А просьба была очень важная: кто-то или что-то стало нападать на крестьян барона Крэгинса. И поскольку крестьян у барона было мало -- всего две деревни, то он послал десяток своих дружинников разобраться. Дружинники не пропали, они были просто убиты. Это нечто как будто предупреждало барона, чтоб он и не пытался ему противодействовать. Кто-то из его дружинников посоветовал обратиться за помощью к Хозяйке леса. В приграничье люди и необычный народец жили бок о бок. В лесу встретить лешего, а на озере или реке русалку было обычным делом. Не все из необычного народца были для людей безопасны, водяницы вполне могли утопить зазевавшегося селянина, а кикиморы заманить в непроходимое болото. Да и лешаки, в отличие от леших, могли заставить неосторожного путника долго блудить по лесу. Лешие тоже так озоровали, но от них можно было откупиться каким-нибудь подарком, или просто задобрить их уважительным поклоном. Тогда леший мог помочь понравившемуся ему человеку. В общем, это было довольно мирное существование. Но все -- и необычный народец, и селяне -- уважали Хозяйку леса. Селяне потому, что Хозяйка заступалась за людей, но и необычный народец она не давала в обиду, особенно безвредных и беззащитных его представителей. На чем держался ее авторитет перед необычным народцем, люди не знали, ведь это была совсем юная девушка, почти девочка. Но ее слово было закон! И никто -- ни люди, ни лесные, ни озёрные и речные жители -- не смели его нарушить, даже горные тролли, для которых вообще не существовало авторитетов, слушались ее беспрекословно.
   Каково же было удивление барона Крэгинса, когда он узнал, что лесная Хозяйка -- это его соседка, баронесса Дрэгис. Сначала он хотел возмутиться, ведь Дрэгисский лес занимал половину и его баронства, а тут появляется какая-то самозваная Хозяйка! Но, поразмыслив, барон пришел к выводу, что подобный авторитет не возникает на голом месте. Вот барон и приехал к соседям, но каково же было его удивление, когда баронесс оказалось двое! Сомнения барона рассеял его капитан, он указал на младшую, рыженькую, и сказал, что именно ее называют Хозяйкой леса. Но она слушалась старшую сестру, и именно эта старшая заправляла всеми хозяйственными делами баронства, в этом Крэгинс тоже убедился. Еще один вопрос смущал барона, ведь женой Лэри де Гривза была одна из его младших сестёр, правда, они не общались. Она умерла после родов, но, видно, не после первых, -- думал барон Крэгинс. Первенца старого Дрэгиса, богатыря Тэрика, барон знал лично. А вот младших дочек граф Лэри де Гривз никому не показывал, он объявил младшую наследницей только спустя три года после гибели старшего сына. Именно младшую, а не старшую. Хотя, если верить слухам, обе девочки воспитывались в монастыре у сестёр карротинок. Известно, что в монастырях святой Карроты готовят из девушек именно воинов, а то, что теперь эти девочки учатся в академии Магических Искусств, тоже о многом говорит. Но сколько барон не всматривался в черты лица девочек, сходства со своей сестрой у баронес он не обнаружил.
   И вот теперь барон ёрзал на своем месте, с нетерпением ожидая окончания торжественного ужина. Он надеялся, что разговор с юными баронесами и разрешит все его сомнения. Наконец официальная часть ужина закончилась, подали сладкое, и обстановка стала более непринужденной. Барон Крэгинс встал и решительно направился к баронессам. Капитан Норек наклонился к старшей баронессе и что-то ей тихо сказал, указав на подходившего Крэгинса. Старшая приветливо кивнула барону. А вот младшая была сильно занята, она решала трудный вопрос: с какого из сладких пирогов начинать, с лесными ягодами или с клубникой. Увидев решительно двигавшегося к ним барона, Листик быстро запихнула себе в рот пирог с ягодами, а второй схватила руками. Кто его знает, этого барона, может, он действительно решил попробовать, что лежит в тарелке у девочки, а делиться пирогами Листик решительно не хотела. Барон поклонился и поприветствовал хозяек.
   -- И вам здравствовать, -- вежливо ответила Мелисента и указала на освободившееся место. -- Присаживайтесь, барон.
   -- Угымымм, -- тоже очень вежливо сказала Листик, она еще не успела прожевать кусок пирога, который засунула в рот, а второй держала в руках, на барона она смотрела уже благосклонно, тот явно на ее пироги не покушался. Барон же начал подробно рассказывать, что привело его к соседям.
   -- ...Моих воинов нашли на опушке леса, там, где он вплотную подходит к скалам. Все десять дружинников лежали в ряд, как будто кто-то специально их так положил. Все их доспехи пребывали в полном порядке, никаких следов схватки! И ран на телах не было! Но все мои люди были какие-то высохшие, словно этот неизвестный выпустил из них кровь, а потом еще подсушивал их неделю на солнце, -- закончил свой рассказ барон Крэгинс.
   Мелисента и Саманта удивленно переглянулись, они и представить не могли, кто бы это мог быть. Листик, справившаяся за время рассказа с обоими пирогами, кивнула каким-то своим мыслям, а Саманта спросила:
   -- Вы говорите, барон, что не заметили никаких следов борьбы, а не могли эти неизвестные подкрасться к вашим дружинникам, когда те спали?
   -- Это совершенно невозможно, леди, мои люди -- опытные воины. Вы же знаете, что в приграничье все, в ком есть хоть какая-то слабинка, гибнут в первую очередь! А это были ветераны, каждый провел на границе не менее пятнадцати лет. На привале всегда выставляются часовые, как минимум двое. А на марше внезапно напасть... Нет, это совершенно невозможно! -- ответил, горячась, барон.
   -- Тем не менее ваши люди убиты. Убиты очень странным образом, они не оказали нападавшим никакого сопротивления! Может, те, кто напал, были знакомы вашим дружинникам? -- сделала предположение Милисента.
   -- Тела обескровлены, гм, возможно, на ваших людей напали упыри? -- тоже сделал предположение магистр Захарус.
   -- Десять хорошо вооруженных воинов, да еще и ожидающие нападения, да они бы отбились от любой стаи упырей! -- возмутился барон таким предположением.
   -- Да, тут я с вами согласен, -- кивнул магистр. -- Десять хорошо вооруженных и опытных воинов приграничья -- это грозная сила, но тем не менее ваши люди погибли! Погибли от потери крови. Возможно, дружинники были одурманены перед нападением упырей?
   -- Артур, упыри бы рвали тела. Кровь бы выпили, но раны были бы рваные. Да и не подсушивали бы убитых, и тем более не складывали бы их в ряд на видном месте, -- задумчиво проговорила Саманта, возражая Захарусу.
   -- Скажите, барон, а когда вы осматривали тела ваших людей, не было ли у них в районе шеи маленьких ранок, таких вот дырочек, как будто ткнули вилкой? -- неожиданно спросила Листик. Барон удивленно посмотрел на молчавшую до этого девочку, наморщил лоб, пытаясь вспомнить. И неуверенно сказал:
   -- Точно не припомню, но вроде у двоих я заметил такие отметины.
   Саманта резко повернулась к Листику и спросила у девочки:
   -- Ты знаешь, кто это может быть?
   Листик утвердительно кивнула, она как-то вся подобралась, как будто к чему-то приготовилась. Барон Крэгинс поразился метаморфозе, произошедшей с юной баронессой, -- только что перед ним сидела девочка-подросток, а теперь перед ним был подобравшийся хищник, почуявший добычу или приготовившийся защищать свои охотничьи угодья. От девушки прямо-таки веяло угрозой и силой, очень нешуточными угрозой и силой. Барону показалось, что он понял, почему эту девочку-подростка называют Хозяйкой леса.
   -- И что ты предлагаешь? -- спросила девочку Саманта, спросила, так, как будто старшей здесь была именно эта девочка.
   -- Я не буду их ловить, это бесполезно. Я их просто уничтожу! -- Почти прошипела Листик. -- Эти твари очень опасны, и я очень хотела бы узнать, как они сюда попали!
   -- Вы предполагаете, или точно знаете, что они не из нашего мира? -- спросил магистр Захарус.
   -- Да, точно знаю! -- ответила Листик.
   -- Значит так, -- веско начала Саманта, -- на этих тварей идем я и Листик, остальная экспедиция работает по плану, его срывать нельзя. В качестве основной базы я предлагаю использовать дрэгисский замок. Выходить на полевые исследования только большими группами. В каждой группе должен быть один "боевик" и не менее трёх "охотников"! Артур, я вижу, тебе тоже хочется поучаствовать в ловле этих тварей, но ты руководитель экспедиции, значит, за тобой общее руководство и обеспечение безопасности полевых групп.
   -- Но, Саманта... -- попытался возразить магистр Захарус, -- я понимаю, что я не вправе оставить отряд, но возьми Милисенту и пару студентов-"охотников"!
   -- Милисента должна быть здесь! -- отрезала Саманта. -- Если эти твари попробуют напасть на вас, только она сможет их остановить. И вы сразу же должны укрыться в замке. Поэтому далеко от него не уходить!
   -- Но как же Blanko Edeliveus?! Он растёт только в горах! Моей группе надо именно в горы! -- воскликнул магистр эл Минэтэйнион. -- Ведь это растение является целью моей части экспедиции!
   -- Коллега, без Листика поход в горы бессмыслен, а при наличии той угрозы, о которой мы узнали, -- смертельно опасен! Поэтому ограничьтесь лесом на расстоянии половины дневного перехода от замка, с тем чтоб ночевать вы могли под защитой его стен и гарнизона, -- резко ответила Саманта, но, увидев донельзя огорченное лицо эльфа, продолжила немного мягче:-- Коллега Фиоринэль, я думаю, что как только мы разберёмся с возникшей проблемой, обязательно организуем поход в горы за вашим цветком.
   Эльф удрученно кивнул, он конечно понимал всю сложность положения и те меры по обеспечению безопасности, на которых настаивала Саманта, но когда цель похода была так близко, как же было невыносимо ожидание! А Саманта продолжила, обращаясь к магистру Захарусу:
   -- Тут ты, может, и прав, Артур. Нам, наверное, стоит взять двух или трёх "охотников". Листик, как ты считаешь?
   -- Да, возьмём Ыргиза и Палыма, -- ответила девочка, -- только их двоих, больше никого. Только они смогут противостоять влиянию птаров.
   Магистры переглянулись, оба, выбранные Листиком "охотники", были орки. По каким-то одним ей понятным причинам девочка отказалась от людей. И еще, девочка назвала этих непонятных врагов, видно, и с ними она уже где-то сталкивалась.
   -- Птары? -- спросил магистр Захарус, -- Листик, вы уже имели с ними дело?
   -- Да, -- ответила девочка, магистры опять переглянулись, по тому, как девочка вместо своего обычного "ага" ответила "да", они поняли, что дело очень серьезно.
   -- Почему птары? И кто они такие? Насколько большую опасность они представляют? -- Засыпал вопросами девочку магистр Захарус, остальные тоже хотели задать свои вопросы, но Саманта их остановила:
   -- Вопросы потом, сейчас у нас есть еще дела. Ыргиз и Палым, выходим завтра за два часа до рассвета. Барон, вы тоже будьте готовы, ваш замок будет нашей базой, -- Саманта кивнула барону Крэгинсу. И, обращаясь к остальным, напомнила: -- Прошу вас, соблюдайте меры безопасности! Артур, проследи за этим, пожалуйста! Магистр эл Минэтэйнион, вашим проводником по лесу может быть Ирэн, она местная и этот лес знает очень хорошо.
   Магистр эл Минэтэйнион посмотрел туда, где сидели эльфийки, три светлых и одна темная. Ирэн и Миримиэль, обнявшись, о чем-то тихо переговаривались. Магистр вздохнул, это было невероятно, но между этими девушками возникла дружба. Дружба между светлой и темной эльфийками! Нельзя сказать, что эл Минэтэйнион одобрял такие отношения, но он решил не вмешиваться, чтоб не нарушить доверие, возникшее между девушками. Возможно, с этой дружбы начнётся примирение двух эльфийских народов.
   Барон Крэгинс понял, что его просьба будет удовлетворена в кратчайшие сроки, поклонился и отошел. А к столу, за которым сидели Листик, Милисента, Саманта, Гуго Норек и магистры академии, подошла делегация гномов. Они степенно поклонились, и их старший протянул девушкам свёрток. Милисента взяла его и развернула, окружающие, те, кто понимал, восхищенно ахнули, -- это были парные черные мечи, с серебряным узором по лезвию. Парные мечи, слегка изогнутые, мечи из адаманита. Металла, который умели выплавлять и ковать только гномы. Мечи из адаманита резали сталь как бумагу и легко пробивали даже мифриловые доспехи. Но и у гномов изделия из этого металла были очень большой редкостью. И цены таким мечам не было. За меч из адаманита можно было купить три таких баронства как дрэгисское, и это если очень сильно повезёт. Подобных изделий было всего три в королевстве, да и то это были одиночные мечи. Но основной ценностью таких мечей было то, что они не боялись никакого магического воздействия, пробивали любую магическую защиту, и еще, такие мечи признавали только своего хозяина. Они сами выбирали его, и любой другой, кто попытался бы взять их в руки, был обречен на гибель. А эти мечи еще не выбрали своего хозяина, и то, как Милисента спокойно взяла их в руки, говорило о том, что они не прочь, чтобы именно эта девушка стала их хозяйкой. Милисента протянула их Листику, девочка взяла мечи и некоторое время постояла, как будто к чему-то прислушиваясь. Потом сказала:
   -- Милисента, протяни руки.
   Девушка, пожав плечами, вытянула перед собой руки ладонями вверх, Листик резким движением полоснула мечами по ладоням и быстро подставила лезвия мечей под капающую кровь. Капли крови, упавшие на лезвия, зашипели и исчезли, а Листик, перехватив мечи за лезвия, сунула их рукоятями в руки Милисенты. Снова раздалось шипение, и кровь, капающая из порезанных ладоней девушки, капать перестала.
   -- Листик! Я хотела, чтоб эти мечи стали твоими! -- воскликнула Милисента, но девочка улыбнулась своей широкой улыбкой и ответила:
   -- Ага! Но представь меня с этими мечами! -- Перед взором Милисенты возник дракон, парящий под облаками и держащий в лапах два меча. Они смотрелись как два маленьких столовых ножика в руках у человека, севшего за стол пообедать. Листик улыбнулась еще шире, и видение, возникшее перед Милисентой, пропало. Девушка улыбнулась, настолько забавно это выглядело, а ее сестра продовжила: -- Ага! Мое оружие совсем другое, а тебе это нужнее, и потом, эти ножики выбрали тебя хозяйкой.
   Мечи возмущенно зазвенели, видно, им не понравилось сравнение с ножиками.
   -- Ну, ну! Разговорчики в строю! -- прикрикнула на них девочка голосом, очень похожим на командный голос магистра Клейнмора. -- За пререкания с командиром полагается два наряда вне очереди!
   Мечи перестали звенеть, окружающие пораженно смотрели на них, на Милисенту и на Листика. Только Саманта, улыбнувшись, спросила:
   -- Листик, и как ты себе это представляешь, два наряда вне очереди, это мечам-то?
   -- Ну, как, как обычно, на кухню! -- ответила девочка с теми же командными интонациями. -- Ну и что, что адаманитовые мечи? Будут капусту шинковать! Как миленькие! Дисциплина -- она для всех!
   -- Баронесса у вас -- строгая! -- тихо сказал капитан крэгинской дружины сидящему рядом с ним воину-норвею.
   -- А-то! -- гордо ответил тот.
   Немного обалдевшие от произошедшего, гномы низко поклонились обеим баронессам, их старший, степенно огладив бороду, произнес:
   -- Это наш дар хозяйкам баронства, которые позволили нашему клану здесь поселиться. И мы рады, что не ошиблись!
   -- Спасибо, -- поблагодарила Милисента и вбросила мечи в ножны, поданные другим гномом, при этом на ее ладонях крови уже не было, даже следов порезов не было видно. -- Это действительно очень ценный подарок! Просто королевский подарок!
   Гномы переглянулись, и старший снова поклонился и многозначительно произнес:
   -- Я льщу себя надеждой, что и королеве понравится этот подарок!
   -- Понравился бы, -- улыбнулась Милисента, -- королеве обязательно бы понравился.
   Старший гном проговорил, теперь обращаясь к Листику:
   -- Мы приносим присягу владетельной баронессе Листикалинарионе Дрэгис, клянемся ей в верности!
   При этом все гномы опустились на одно колено и хором произнесли:
   -- Да будем мы верны Листикалинарионе Дрэгис, пока стоят эти горы и синеет над ними небо!
   -- Листик, это серьезно, -- тихо проговорила Саманта, -- тебе дали клятву верности представители клана, а это значит и весь клан.
   -- А как же их подгорный король? -- тихо спросила Милисента. -- Они что, изменили ему?
   -- Нет, просто несколько гномьих кланов давно ушли из подгорного королевства, какие-то древние разногласия. Часть из них осела у нас, в Зелии. Они принесли присягу королю Зелии еще в незапамятные времена. А эти, видно, скитались, вот их нам гномьи банкиры и сосватали тогда на балу в гномьем землячестве.
   -- Это же надо -- гномы-кочевники! -- фыркнула Милисента. -- Интересно, почему тогда нам, на балу, об этом не сказали?
   -- Скорее, гномы-скитальцы, -- тихонько пояснила Саманта. -- У гномов очень сильны родственные связи, и, скорее всего, в этом клане есть какие-нибудь дальние родственники одного, а может, и нескольких банкиров. Вот они и облагодетельствовали своих родичей, не бесплатно, естественно, ведь деньги на первоначальное строительство скорее всего эти банкиры им и дали, и не просто дали, а под процент.
   -- И назвать наш город мы решили в честь вас, о благородная Листик, -- меж тем торжественно продолжил свою речь старшина гномов. -- Называться он будет Листик-Казад-Дурр!
   -- Как?! Что это за название?! Почему Листик коза, да еще и дурра?! -- возмутилась Листик, и пока девочка всерьез не рассердилась, Саманта дёрнула её за рукав и шепотом произнесла:
   -- "Дурр" -- это по-гномьи "город", а "казад" -- это самоназвание гномов, получается -- Гномий город Листика.
   -- Не, я так не хочу! -- Топнула ножкой вскочившая девочка. -- Назовите свой город по-другому!
   Гномы смутились, они не поняли, отчего рассердилась девочка. Саманта быстро им объяснила, а Милисента спросила:
   -- А как называется ваш клан, почтенные? И насколько я поняла, вы расположились в ущелье, соседнем с тем, что ведёт на Ларнийский перевал.
   -- Клан Гремящего Молота, это если перевести на ваш язык, -- ответил старший из гномов. И начал оправдываться: -- Мы заняли пустующее ущелье, оно глухое и никуда не ведёт. Там отвесные скалы, пасти скот там невозможно. Его никто не использует ни как дорогу, ни как пастбища.
   -- И там ближе всего выходы руд к поверхности... -- Прищурилась Милисента. -- Ладно, ладно, заняли, значит, быть по сему. Но вот название действительно неблагозвучное, по крайней мере, для человеческого уха, а вы ведь собираетесь торговать с людьми, в первую очередь, да? А название вашего клана -- Гремящий Молот, Бэрен Дум? Так?
   Гномы дружно закивали, действительно на гномьем их клан назывался Бэрен Дум.
   -- Ага, щас они предложат назвать город что-то типа -- Листик-молоток! -- предположила Листик.
   Милисента улыбнулась и продолжила:
   -- Вашему ущелью дадим название -- Бэренийское, будет понятно, что это в честь вашего клана, да и для людского уха привычнее. И речка, там протекающая, будет называться -- Бэреника!
   Гномы закивали, видно, что ущелье будет называться в честь их клана, им польстило. Но старший попробовал возразить:
   -- Но название города... Традиции требуют, чтоб город назывался -- городом! Тогда понятно, что это город, а не какая-нибудь деревушка или горняцкий посёлок!
   -- Традиции дело святое! Их надо чтить! -- согласилась Милисента. Гномы одобрительно закивали, а девушка коварно продолжила: -- Но ведь слово "город" может быть не только на гномьем языке, а и на людском тоже! Ведь в традициях ничего же не говорится на этот счёт? Ведь так?
   Гномы задумчиво стали чесать бороды, лихорадочно вспоминая, что же там говорят об этом традиции. Почесав пару минут, решили, что название на другом языке не противоречит традициям, главное чтобы там было слово "город".
   Милисента победно улыбнулась.
   -- И будет город называться -- Листоград на Бэренике! И в честь баронессы Листика, и "город" в названии есть, и название вашего клана присутствует! Именно название вашего клана, и сразу всем понятно, чей это горд, а не безымянный город гномов. Так как, согласны?
   Чесание бород стало еще яростней, гномы даже немного поспорили на своем языке. Милисента, понимавшая язык гномов, с удивлением увидела, что название гномам понравилось, а спорят они из-за того, что каждый доказывает, что именно это название он хотел предложить изначально. Но другие ему не давали это сделать. Видя, что дело вот-вот дойдёт до драки и почтенные бородачи сцепятся, доказывая свою точку зрения, принципиально не отличающуюся от других, Милисента хлопнула в ладоши и громко сказала:
   -- Быть по сему! Да будет на землях дрэгисского баронства город Листоград на Бэренике!
   -- Ага! -- подтвердила решение сестры Листик, ее Милисента толкнула локтем в бок. До этого Листик с увлечением наблюдала за гномами, ожидая -- когда же они, наконец, подерутся!
   -- Вообще-то давать названия городам, это -- королевская привилегия, -- заметил магистр Вайлент, -- никак не баронская.
   -- Думаю, что король утвердит это решение, -- сказал магистр Захарус, а леди Грег загадочно улыбнулась, убедив магистров, что она точно что-то знает, но ни с кем этим не делится. Один магистр эл Минэтэйнион не заметил этого, он страдал. Страдал из-за задержки, которая отдаляла его встречу с вожделенным Blanko Edeliveus.
   А Милисента, ласково улыбаясь, выпытала у гномов, как те не осторожничали, сумму и условия займа на обзаведение, который им обещали столичные гномьи банкиры. И предложила свои услуги на более выгодных условиях. Но Листик и Саманта этого уже не видели, они ушли спать, ведь завтра им предстоял путь в соседнее баронство, а возможно и бой.
  
   Небольшой отряд двигался по лесной дороге. Возглавляли его Саманта и барон Крэгинс, девушка продолжала расспрашивать барона о подробностях нападений на селян. Барон отвечал общими фразами, он сам знал очень мало, и Саманта уже подумывала переместиться в конец отряда и поспрашивать Листика об этих неизвестных врагах. Но отряд выехал из леса, впереди возвышался крэгинский замок, он был менше, чем дрэгисский, но тоже был громадным. Замок также был построен на высокой скале, ближе к горам, как бы закрывая плодородные земли и деревеньки, на них расположенные, от угрозы, исходившей именно от гор. Но на этот раз беда пришла из леса, подковой охватывающего поля. Эти поля были пустынны, так же пустынны были и деревеньки. Складывалось впечатление, что там никого нет. Саманта, удивленно подняв брови, посмотрела на барона Крэгинса. Тот, пожав плечами, пояснил:
   -- Ввиду угрозы жителям, я перевёл баронство на осадное положение. Все жители со своим скарбом и живностью укрылись в замке. Да, я понимаю, что это истощает стратегические запасы, но терять людей я не хочу.
   -- Очень разумно, барон, -- одобрила решение барона подъехавшая Листик. Дорога, по которой ехал отряд, выйдя из леса, стала гораздо шире, теперь на ней могли разъехаться две груженые телеги. Строй отряда поменялся, кони шли по четыре в ряд, в четыре ряда. Листик пояснила свою точку зрения:
   -- Птары в основном охотятся на людей, и после того, как они убили ваших воинов, прошло довольно много времени. Поэтому птары проголодались, но не настолько, чтоб начать охотиться на лесных жителей. И не настолько, чтобы покинуть эту территорию. Вот мы и будем приманкой, они станут охотиться на нас.
   -- Листик, но если ты говоришь, что эти птары охотятся в основном на людей, то на нас они могут и не польстится. Ведь Ыргиз и Палым -- орки, -- заметила Саманта. Барон не понял, почему девушка не упомянула себя и Листика.
   -- Птары охотятся на всех, даже на необычный народец и зверей. Но люди для них лакомство, поэтому они их и предпочитают. А мы издали совсем как люди, -- ответила Листик. Барон Крэгинс на нее с удивлением посмотрел, он-то считал, что и Листик, и Саманта были самыми настоящими людьми. В это время отряд подъехал к мосту, переброшенному через реку, Листик соскочила со своей мохнатой лошадки и, сказав, что она на минутку, и сейчас вернётся, быстро сбежала под мост. Отряд остановился.
   -- А почему эти, как их, птары, не нападут на людей в замке? Ведь если они с легкостью справились с десятью воинами, причем смогли к ним незаметно подкрасться, то вполне могут скрытно проникнуть в замок? -- спросил Палым. Все члены отряда вопросительно посмотрели на Саманту, при отсутствии Листика та стала самым большим знатоком по неизвестным тварям. Саманта ответила:
   -- Вы знаете, что эти замки, по сути, являются старыми имперскими крепостями, только чуть-чуть перестроенными местными баронами? -- Все утвердительно закивали, а Саманта продолжила: -- Никаким серьезным переделкам эти крепости не подвергались, их стены, башни и другие фортификационные сооружения практически остались нетронутыми. Так вот, при постройке были использованы амулеты, заложенные в стены, которые не позволяют магически воздействовать ни на сами стены, ни на гарнизон, защищающий их. Да вы, барон, знаете, что никакая нежить или нечисть не может проникнуть внутрь крепости.
   Барон согласно кивнул, а Саманта продолжила:
   -- Даже вампиры не могут. А вы знаете, что вампир может проникнуть в магически защищенный дом, если его кто-то добровольно пригласит, из находящихся в этом доме?
   Все опять согласно закивали, а барон возразил:
   -- В замок вампир не войдёт, сколько бы его не приглашали!
   -- Именно, барон! -- Согласно кивнула Саманта. -- При постройке этих замков применена магия совершенно другого уровня, чем при создании стандартных охранных заклинаний. Магия, знания о которой утеряны, но заметьте, охранные заклинания, созданные при помощи этой магии, действуют и поныне!
   -- Но эти же замки брались штурмом и неоднократно! В прошлую войну воины моего клана взяли один такой замок, правда, расположенный в Гринейском королевстве, но тоже старой имперской постройки! -- возразил Ыргиз.
   -- Да, -- согласилась Саманта, -- эти замки можно взять штурмом, но при помощи только обычной стали, без всякой магии. Ты, Ыргиз, поинтересуйся у своих родичей, тех, кто участвовал в том штурме, участвовали ли в битве ваши шаманы? Ответ будет отрицательный!
   -- Тогда получается, что эти птары не могут проникнуть в замок, поскольку они являются какой-то разновидностью нечисти или нежити? Что-то типа вампиров? -- сделал вывод Ыргиз.
   -- Именно, -- подтвердила Саманта.
   -- Мастер, вам Листик что-то о них рассказала? -- спросил Палым. Его поддержал барон:
   -- Да, леди, вы что-то знаете об этих тварях? Кто они? Нечисть или нежить?
   -- Нежить, и очень сильная и опасная нежить! -- вместо Саманты ответила Листик, она как раз вылезла из-под моста. -- Опасная и уже голодная, очень голодная! Барон, следуйте в замок как можно быстрее. И не вылазьте из него. Пока мы вам не разрешим!
   Барон посмотрел на девочку, но не стал возражать против такого ее самоуправства на его землях. Он понимал, что Листик знает гораздо больше него и имеет полное право отдавать команды. В отличие от центральных областей королевства, в приграничье командовал не самый знатный, а тот, кто лучше знал, что надо делать в данный момент. Поэтому барон кивнул, а Листик его попросила:
   -- Барон, возьмите, пожалуйста, с собой мою Ласточку, -- девочка протянула барону повод своей лошадки.
   -- Как же вы будете, без лошади?! -- изумился барон.
   -- А мне так сподручнее, без лошадки. Да и жалко Ласточку, она же может пострадать, -- ответила девочка. Барон кивнул одному из своих дружинников, тот взял повод лошадки.
   -- Поспешите, барон, -- поторопила девочка и, обратившись к Саманте и оркам-"охотникам", сказала: -- Мы идем в лес! Птары уже вышли на охоту. Только вот не догадываются, что эта охота будет на них.
   Переехав через мост, барон оглянулся. В сторону леса быстрой рысью удалялись три всадника, перед их лошадьми шагала девочка, не бежала, а просто шагала, шагала со скоростью скачущих коней! Барон в недоумении перевёл взгляд на своего капитана, тот пожал плечами.
   -- Грэм, -- спросил барон, -- как она узнала? И кто она?!
   Капитан снова пожал плечами:
   -- Она -- Хозяйка леса! А узнала... Скорее всего русалки рассказали, не даром же она под мост лазила.
  
   Холодный ветер с гор трепал пшеничные волосы девушки, стоящей на смотровой площадке донжона замка. Слегка перегнувшись через перила, девушка наблюдала за небольшим отрядом, выезжавшим из ворот замка. Впереди ехали две эльфийки -- темная и светлая. Темная была проводником, поэтому она и ехала во главе отряда, а светлая просто за компанию со своей подругой. Наблюдавшая за выездом отряда девушка покачала головой -- поскольку время близилось к полудню, выезд был нежелателен, ведь выехавшим надо успеть вернуться до захода солнца. Девушка пыталась отговорить магистра эл Минэтэйниона от этого похода, но эльф уперся. Он был обижен на весь белый свет за задержку на пути к своей цели -- белоснежному цветку, растущему только в горах, на отвесных скалах. Но ведь только Листик знает, где растут эти цветы, а девочка, возможно, сейчас подвергается смертельной опасности. Листик, Саманта и барон Крэгинс выехали из замка до рассвета. Девушка вздохнула, она поцеловала сестру и попросила быть осторожной, но Листик и осторожность это взаимоисключающие друг друга вещи.
   -- Выезжаем из замка, Милисента, как слышишь? -- Ожил на груди девушки большой круглый переговорный медальон.
   -- Слышу хорошо и вижу тоже, -- ответила девушка.
   -- Милисента, не волнуйся, я их далеко от замка уводить не буду. Немного покружу, так чтоб они устали, и вернусь, -- раздалось из медальона.
   -- Ты там поосторожней, Ирэн! -- сказала девушка в медальон. -- Что-то мне очень неспокойно! Выходи на связь каждые полчаса, и если что, то сразу же зови на помощь!
   -- Поняла, -- очень серьезно ответил медальон, -- прекращаю связь, а то наш магистр что-то подозрительно на меня косится.
   Девушка отпустила свой медальон, и он повис на цепочке, а на ее плечи лёг тёплый плащ.
   -- Спасибо, Гуго, -- поблагодарила девушка, не оборачиваясь.
   -- Замёрзнешь, -- ворчливо сказал капитан. -- Там, в караулке у ворот, двадцать дружинников, и кони оседланы, если что, то сразу можно будет выдвинуться. Спускайся, всё равно отсюда уже их скоро не будет видно. -- Гуго кивнул в сторону отряда, уже достигшего опушки леса.
   -- Спасибо, Гуго, -- еще раз поблагодарила девушка. И передернула плечами: -- Что-то неспокойно мне, какое-то нехорошее предчувствие.
   -- И я о том же, -- согласился старый норвей, -- потому и подготовил воинов, оттуда тебе будет удобнее на помощь пойти. А я уж тут посижу, если что увижу, дам знать. -- Гуго похлопал себя по широкой груди, где висел такой же, как и у девушки, переговорный медальон.
   -- Вряд ли воины смогут мне помочь, если там будет драка...
   -- Долг воина везде сопровождать своего командира, -- сурово оборвал девушку старый воин. -- Все мы когда-нибудь умрём. И нет лучше смерти, чем погибнуть в бою. И не просто погибнуть, а прикрывая собой командира.
   -- Знаешь, Гуго, а я ведь не ваша...
   -- Знаю, Милисента, знаю! Но ты сестра Листика -- и этого для меня довольно! И если будет надо, то мы будем за вас умирать, и за тебя, и за Листика! Иди вниз к воинам и будь готова выступить, чует мое сердце, что сегодня придется подраться.
   -- Спасибо, Гуго! -- Девушка отдала плащ норвею и побежала вниз по лестнице.
  
   Глава 15. Большая охота
  
   Листик спешила, она вроде шагала так же, как и раньше, не ускоряя шаг, но Саманте и "охотникам" пришлось пустить коней в галоп, чтобы не отстать от девочки. Солнце уже перешло далеко за полдень, когда Листик вышла на поляну, расположенную почти у самых гор. Здесь горы начинались с отвесных скал, которые уходили резко вверх, возвышаясь над верхушками деревьев. Посреди довольно большой поляны рос огромный дуб, к нему и подвела своих спутников Листик.
   -- Вот тут будете стоять, под деревом, и постарайтесь от него не уходить! Здесь вам могут помочь, -- сказала Листик.
   Саманта осмотрелась и спросила:
   -- А ты куда, может, мы вместе?
   -- Нет, туда вам нельзя... -- начала девочка, но ее прервал отчаянный крик, раздавшийся со стороны скал. Этот крик, полный муки, также неожиданно захлебнулся, как и неожиданно начался.
   -- Кажется, я не успела! -- в отчаянии воскликнула Листик. -- Стойте здесь и не поддавайтесь на мороки!
   Листик кинулась в сторону скал и скрылась в лесной чаще. Саманта огляделась, ствол дерева был таким толстым, что, встав к нему спиной, можно было не боятся нападения сзади. "Охотники" так и встали, задвинув Саманту себе за спину.
   -- Вы, мастер, будете прикрывать нас огнем, а уж рубить будем мы! -- прогудел Ыргиз своим гулким басом, попробовав большим пальцем остроту своего огромного топора. Палым согласно кивнул и, поплевав на руки, как это делают мастеровые перед тяжёлой работой, достал из наспинных ножен свой двуручный меч. Саманта улыбнулась, эти двое молодых орков готовились к возможно смертельному бою как к тяжелой, но рутинной работе.
   -- Внимание, -- тихо произнесла Саманта, заметив какое-то шевеление в зарослях на краю поляны. "Охотники" ничем не выдали того, что тоже заметили это движение, но они плавным движением положили свое оружие себе на плечо, взяв его наизготовку. Некоторое время ничего не происходило, потом из-под прикрытия кустов на поляну выступили девушки. Они были соблазнительно обнажены. Как бы смущаясь своей наготы, они начали медленно приближаться к стоящим под деревом. Их тела призывно изгибались, несмелые взгляды, которые эти девушки украдкой бросали на "охотников", звали и манили. Люди бы давно потеряли голову, мужчины естественно.
   -- Вот та крайняя -- ничего, -- заметил скучающим голосом Палым, Ыргиз возразил:
   -- Именно что ничего, ни фигуры и остального тоже ничего, просто какая-то сушеная вобла! Вот та, что в центре, действительно ничего!
   -- Хм, похожа на орчанку, такая же крепенькая, но грудь слишком великовата, по-моему, перебор. И бёдра слишком широки. А вот та -- стройная! -- не согласился Палым. -- Смотри, какие ноги длинные!
   -- Ну, где же стройная?! Худющая! Ни груди, не бёдер! Одни ноги. И то какие-то неестественно длинные, наверное, быстро бегает. Догонять долго придется. Вот только не пойму, зачем им хвосты?
   Действительно, у этих красивых, по человеческим меркам, девушек были длинные голые хвосты, очень похожие на крысиные.
   -- Вот так погибли дружинники барона Крэгинса, они слишком близко этих, хвостатых, подпустили, -- тихо произнесла Саманта, до этого прятавшаяся за спинами "охотников". Она выглянула, активировала уже сплетенное заклинание и снова спряталась. Заклинание сняло морок, но нападающие этого не заметили. Продолжая изгибаться и кривляться, к "охотникам" медленно приближались уродливые твари. Ростом с высокого человека, но примерно в два раза толще, они были покрыты черно-бурой шерстью. Их кривые лапы, лапы -- потому, что их конечности никак нельзя было назвать руками и ногами, заканчивались такими же кривыми когтями. За спиной у них было что-то типа крыльев, на концах и суставах которых тоже были когти. На их мордах, с вывернутыми наружу ноздрями и маленькими глазками, открывались и закрывались большие пасти. А вот зубы у них были тонкими и длинными.
   -- Вот, я же говорил, совсем не стройные, а скорее -- разъевшиеся, -- не меняя интонации, заметил Ыргиз, удобнее перехватывая свой топор. -- Да еще и мохнатые какие! Побрились бы, перед тем как соблазнять порядочных орков.
   -- Ага, совсем небритые, -- согласился Палым. -- Признаю свою ошибку, ноги не длинные, зато, посмотри, какие кривые! Прямо загляденье, такими ногами хорошо... -- Что хорошо, он не успел сказать, две подошедшие близко твари прыгнули. Эти твари, видно, не поняли, что их обман раскрыт, и просто прыгнули, надеясь первым же ударом достичь "охотников". Одну тварь остановил Ыргиз, встречным ударом топора он разрубил ее до половины и отбросил в сторону. Вторую точно также разрубил и отбросил мечом Палым.
   -- Мужчина... -- заметил он. -- А на тебя, Ыргиз, судя по внешнему виду, самка напала, ох и нравишься ты женщинам!
   -- Самэц! -- ответил Ыргиз с ярко выраженным орочьим акцентом, разрубая вторую тварь, которая на него бросилась. -- Самэц! Мужчына это тот, у кого дэньгы есть! А это самэц. Да еще и немытый! -- Ыргиз брезгливо сморщил нос.
   -- Да, у этих уж точно денег нет. И воняют сильно, нет, подпускать их близко не будем, запачкают! -- Палым вращательным движением меча зарубил следующую тварь.
   -- Ага! Так вот какой ты пушной зверь, птар! Немытый и вонючий! -- Ыргиз закрылся, как щитом, от одной из тварей широким лезвием своего топора, а вторую отбросил ударом ноги. На него бросились сразу два птара.
   Палым не ответил, на него напали одновременно три твари, и ему стало не до разговора. Выписывая восьмёрки своим мечом, он пытался их достать, но эти твари, видно поняв, что их обман раскрыли, стали вести себя осторожнее. Хотя у них не было никакого оружия, но когти, которыми были в изобилии снабжены их конечности, с успехом его заменяли. Когти на концах крыльев достигали локтя в длине и, сталкиваясь с мечом, его отбивали. Да и на суставах крыльев, рук и ног когти тоже были немаленькими. И двигались эти твари очень быстро. Орки молча отбивали атаки, так продолжалось минут пять. Потеряв около двух десятков своих сородичей, твари отхлынули. У Палыма был распорот рукав куртки, на его предплечье кровоточила довольно серьезная рана. Ыргиза тоже достали, но он получил пару незначительных царапин. Воспользовавшись небольшой передышкой, Саманта быстро обработала и перевязала рану Палыма. Обработала обычными средствами и магически. Раны были бы намного серьезнее, если бы Саманта не держала магическую защиту, которая и поглощала большинство ударов птаров.
   Твари завыли и снова пошли в атаку, если раньше они навалились сразу все, гурьбой, при этом мешая друг другу, то теперь они перегруппировались, и в их атаках появился некий порядок. Складывалось впечатление, что этими атаками кто-то руководил. На каждого "охотника" нападали сразу три твари по фронту, еще две пытались атаковать с флангов. Остальные же просто ждали и, когда кого-нибудь из нападавших убивали "охотники", сразу же занимали место этой твари. Отбивая непрерывную атаку, которая длилась уже полчаса, "ведьмаки" устали. Устали, невзирая на свою тренированность и нечеловеческое происхождение. Да и получаемые раны давали себя знать. Как будто почувствовав усталость противников, твари усилили натиск. Раздвинув почти прижавших ее к дереву "охотников", Саманта сделала шаг вперед. С ее рук, повёрнутых ладонями к нападавшим, сорвалось пламя. Огненный вал ударил по рычащим и воющим тварям, отбрасывая их. Рычание тварей перешло в истошный визг.
   -- Ого! -- удивленно сказала Саманта, ее огненная атака поразила только тех из нападающих птаров, что находились ближе. Похоже, на этих тварях была магическая защита, пламя как бы обтекало их. Это и вызвало удивление Саманты. А вот у тех, кто был ближе, защита не выдерживала, она сначала шла волнами, а потом со звоном лопалась. Саманта начала прицельно бросать огненные шары, заставляя птаров держаться на расстоянии, тем самым давая передышку "охотникам". Те перевязывали свои раны, по возможности магически их залечивая.
   Так продолжалось еще с полчаса. Птары не пытались нападать, но всё время кружились перед Самантой и "охотниками", заставляя тех быть в напряжении от постоянного ожидания новой атаки.
   -- Мастер, а вам не кажется, что их стало больше? -- спросил Ыргиз. Саманта не успела ответить, словно услышав приказ своего невидимого командира, птары снова пошли в атаку. Но если сначала их атака была вполне грамотно организована, то спустя пару минут птары снова навалились гурьбой, будто этот невидимый командир пропал или утратил контроль над атакующими. Толпа тварей с воем навалилась на орков. В этот раз Саманта тоже работала своими мечами, без ее помощи орки просто не выдержали бы. Девушка не только рубила, но и активно прибегала к магическим ударам, бросая огненные шары и отбрасывая тварей ударами воздушного молота. Птары всё атаковали и атаковали, не считаясь со своими потерями. Обороняющиеся потеряли счёт времени, им казалось, что это безумная атака длится вечность. Неожиданно твари отхлынули. Орки устало прислонились к дереву, у них дрожали руки и подгибались колени. Саманта тоже была не в лучшем состоянии, эта безумная атака вымотала и ее. Саманта сдержала стон, ее магический резерв был на исходе, если птары сейчас пойдут в новую атаку, то ни она, ни "охотники" не выдержат!
   Птары зарычали, истошно завыли и снова пошли в атаку. Саманта глянула на Ыргиза и Палыма. Те подняли свое оружие, готовясь встретить врага. Они понимали, что это, возможно, будет их последний бой. Саманта подпустила тварей почти на расстояние удара меча и ударила огнем, вложив в этот удар остатки своего магического резерва, понимая, что на защиту сил уже не останется. Удар уничтожил первые ряды нападающих, но птаров было слишком много, и волна воющих тварей просто отбросила "охотников" к стволу дерева. Саманта не закрыла глаза, нет, она смотрела, слегка прищурившись, на надвигающуюся на нее смерть. Она не восприняла шум, возникший в кроне дерева, но с удивлением увидела, как в птаров полетели жёлуди, шишки, небольшие ветки и другой древесный мусор. Горсть мелкого мусора не сможет остановить закованного в броню рыцаря, но если эта горсть брошена ему в глаза... Именно такая горсть, вернее много горстей, брошенные в глаза атакующим птарам, остановили их. Саманте даже показалось, что мусор в глаза птарам гонит ветер, причем гонит прицельно. Мусор всё сыпался и сыпался, а вот ветер начал стихать. Тогда Саманта сама создала ветерок, подхвативший сор, сыпавшийся с дерева, и направила его в глаза атакующим. С глазами, запорошенными всяким сором, не очень то и понападаешь, птары остановились и даже подались назад, боясь попасть под меч или топор орков. Получившие передышку "охотники" старались восстановить свои силы и по возможности залечить раны. Саманта тоже быстро восстанавливала свой магический резерв, ведь создавать легкий ветерок, это не то же самое, что бросаться огненными шарами или воздвигать стену огня.
   -- Жёлуди понятно, это же дуб, а вот откуда шишки? -- спросил Ыргиз, он уже почти восстановился, а вот Палым еще тяжело дышал, он получил более серьезные раны, поэтому ему было тяжелее, но не вставить свою медяшку -- это было просто выше его сил:
   -- Шишки на дубе? Что ж тут удивительного, это же дикий лес, а в диком лесу всё возможно, а вот если бы это были бананы...
   Саманта усмехнулась: хорошая у нее команда подобралась, если ее ребята шутят перед лицом смертельной опасности. Но мусор кончился, и птары снова пошли в атаку. Впереди шел большой, покрытый буро-черной шерстью птар, его голый хвост яростно стегал его же по ногам. Он раскрыл свою пасть и заревел, вернее, попытался зареветь, потому что пасть ему заткнул неизвестно откуда прилетевший громадный банан. И судя по виду, банан, покрытый колючками.
   -- Кто тут дикие бананы заказывал? -- усмехнулся Ыргиз и, сделав шаг вперед, резким ударом топора смахнул ошарашенному птару голову. Саманта тоже шагнула вперед и, закрывая собой Палыма, пустила в ход свои мечи. Кто бы то ни был, устроивший птарам дождь из древесного мусора, он здорово помог, дав обороняющимся передышку. Но атакующие птары снова измотают орков. И Саманта прекрасно понимала, что помощь этого неизвестного дала только отсрочку решительной схватке и что в этой схватке перевес будет не на стороне "охотников".
  
   Листик продралась сквозь колючие заросли и выскочила на берег небольшой речки, текущей под самыми скалами. На берегу стоял птар, он был раза в два больше, чем остальные твари, его окружающие. Это чудовище держало за горло молоденькую девушку, держало, высоко подняв над землёй. Девушка уже не кричала, она безвольно обвисла в лапе птара, ее блендо-зеленая кожа стала еще бледнее. Еще несколько птаров, не таких больших, как первый, так же держали за горло еще троих русалок.
   -- Отпусти ее! -- прошипела Листик. Птар ухмыльнулся, показав свои длинные и острые клыки, потом резким движением оторвал русалке голову. Продолжая скалиться, он произнес бухающим неразборчивым голосом:
   -- Да, эта холодная и скользкая больше не нужна, когда пришла свежая пища с горячей кровью!
   Окружающие его твари гулко заухали, видно, это должно было означать смех. Листик зарычала и метнула в птара огненный шар, но на нем была защита от подобных атак, огонь растёкся по твари и погас. Но магическая защита не смогла полностью уберечь птара, огонь все-таки его опалил, сжёгши всю его шерсть. Листик сморщила нос, такой был сильный запах паленой шерсти, и насмешливо сказала:
   -- Лысая облезшая обезьяна! Да еще подпаленная и вонючая!
   Птар заревел от ярости и бросился на девочку, он вытянул вперед свои лапы с когтями, чтоб ее схватить, но был остановлен ударом в лоб, ударом драконьего хвоста. Удар был такой силы, что тело двигающегося вперед птара остановилось, а голова полетела в его еще гогочущих соплеменников. Те ничего не успели предпринять, как на них обрушился дракон, раздавая удары направо и налево. В первую очередь досталось птарам, державшим русалок. Освобожденные русалки сразу же нырнули в реку, а Листик продолжала крушить тварей. Птары опомнились и старались, наваливаясь всей гурьбой, если не схватить, то хотя бы ударить дракончика. Но тот, двигаясь с невероятной быстротой, уходил от тварей, нанося им смертельные удары. Спустя полминуты большинство птаров лежали бездыханными, а несколько оставшихся быстро улепётывали в чащу леса. Дождавшись, пока твари скроются, из воды высунулись две русалки, которых спасла Листик.
   -- Уходи! Уходи, Листик! Они тебя убьют! -- Сказала одна из русалок и махнула в ту сторону, куда скрылись птары. -- Этих очень много, они толпой на тебя навалятся. А есть еще их главный, он страшный!
   -- Главный? -- заинтересовалась дракончик. -- А как он выглядит?
   -- Так же, как эти, но еще страшнее. У него не только шерсть, а еще и чешуя! Мерзкая! Он нас поймал! И отдал этим! -- всхлипнула другая русалка. -- Он очень сильный, его нельзя победить! Уходи, Листик!
   -- Ага, -- ответил дракончик, -- это мы посмотрим! Флина, выполни мою просьбу, попроси Ханнау, чтоб та полетела к моему замку. Если кто-то из него вышел, пусть поможет им отбиться от птаров. Ну, если эти обезьяны туда доберутся. А Гирокау передай, что я просила присмотреть за крэгинским замком, если оттуда выйдут люди, пусть он им тоже поможет. Хорошо?
   -- Хорошо, Листик, -- русалки кивнули и скрылись под водой. Дракончик развернулся к лесу, оттуда вывалилась ревущая толпа птаров. Эта толпа была просто огромна, и вся она навалилась на маленького дракончика, отрезая его от леса. Устилая путь своими телами, птары давили на Листика массой всей своей толпы, заставляя ее отходить к скалам. Медленно отходящий дракончик была вынуждена или прижаться к скале и быть задавленной этой ревущей толпой, или отступать дальше -- в проход между скалами. Пятясь по этому проходу, вернее маленькому ущелью с отвесными стенами, Листик наткнулась на еще одну группу птаров, перегораживающих это ущелье. Чтоб не оказаться зажатой воющими тварями с двух сторон, Листик была вынуждена свернуть в боковое, более узкое ущелье. Продолжая наседать на пятящегося по всё более сужающемуся ущелью маленького дракона, птары издали победный рёв. Листик усмехнулась, если оскал разозленного дракона можно назвать усмешкой, она давно заметила причину, по которой уродливые твари загоняли ее именно в это ущелье. Еще поворачивая сюда, Листик увидела, что сверху это ущелье накрыто сеткой, сплетенной из толстых канатов, которые были еще и магически усилены.
   Листик продолжала отступать, прорваться вперед не было никакой возможности, здесь, наверное, собралось больше тысячи птаров, и они, дорого расплачиваясь за каждый шаг, продолжали теснить дракончика. Ущелье сделало несколько поворотов и закончилось тупиком. Сверху плотная сеть, которая не даст взлететь, с трёх сторон отвесные скалы, а перед дракончиком ревущая толпа. Листик прижалась к скале и ждала, пока в этот тупик, отделенный крутым поворотом от остального ущелья, втянутся все ее преследующие твари. Когда пространство перед попавшим в ловушку дракончиком заполнилось ревущими и воющими тварями, которые грозили раздавить ее своей массой, Листик, отбросив особо назойливых, спросила:
   -- Ну, что, клоуны, все собрались?
   Листик спросила, понимая, что птары отвечать не будут, вопрос был чисто риторический. Птары заревели еще громче и всей массой своей толпы качнулись на дракончика, норовя его расплющить о стенку, то, что при этом будут раздавлены многие из них, напирающие твари не брали во внимание. Посчитав, что птары все здесь, Листик обрушила на них мощный поток огня. Магическая защита птаров, защищающая их от огня, не выдержала этого очень жаркого, почти белого пламени, вой сгорающих тварей длился всего несколько секунд. Перед Листиком было чистое ущелье, даже пепел сгоревших тварей вымело потоком воздуха.
   -- Вот так, -- удовлетворенно сказала дракончик.
   -- Я поражен, не ожидал, не ожидал. Естественно, я понимал, что будут потери, но чтобы так, всех? Выше всяких похвал, но тем интереснее будет! -- произнес возникший перед Листиком непонятно кто. Она даже не смогла определить видовую принадлежность этого существа. Ростом в полтора раза выше Листика-дракончика, в три, а то и в четыре раза толще. Внешне похожий и на птара, и на дракона, вернее драклана в ипостаси дракона, незнакомец, покрытый местами черно-бурой шерстью, а местами такой же чешуёй, вызывал чувство брезгливости и страха одновременно. Картину дополняла уродливая голова с крокодильей пастью.
   -- Ты кто? -- брезгливо скривившись, спросила дракончик.
   -- Демон я, демон! -- Гордо ответил незнакомец.
   -- Врёшь! -- еще больше скривившись, заявила Листик. -- Демон должен быть красивым, говорят -- красив как демон! А ты на себя посмотри -- уродина! Да и воняет от тебя как от дохлого осла!
   -- Почему, дохлого осла?! -- Опешил демон. Он привык, что все его боятся, по крайней мере, пугаются, но чтоб к нему отнеслись с такой брезгливостью... Демон скорчил гримасу, которая должна была изобразить гнев и презрение, но Листик не стала больше с ним говорить, она ударила его огнем, вложив в этот удар всю свою силу. Когда пламя спало, этот урод стоял невредимый и с той же гримасой.
   -- Что, убедилась?! -- рыкнул демон и подскочил к Листку, он сделал это так стремительно, что дракончик не успела среагировать. Удар лапы этого существа отбросил дракончика к стене, больно ударив о скалу. Листик вскочила и бросилась на демона, некоторое время они обменивались ударами. Но если дракончик не смогла нанести этому чудовищу никаких повреждений, то когти демона оставили на шкуре дракончика серьезные раны. Листик поняла, что проигрывает, что этот демон может ее легко убить, но почему-то не делает этого. Демон наслаждался сложившейся ситуацией, он наносил удары и улыбался:
   -- Замечательно! Еще чуть-чуть и ты не сможешь сопротивляться, вот я тогда тебя и поймаю, а потом и сделаю своей рабыней. Рабыней и наложницей. Ведь ты девочка? Ты будешь выполнять все мои желания, потому что я захвачу не только твоё тело, но и твою суть. Для этого придется выполнить кое-какой ритуал, очень неприятный для тебя, я бы сказал, даже болезненный, но потом тебе будет даже нравиться.
   Листик яростно зарычала и кинулась в новую атаку, но демон ее остановил, стремительно ударив своей лапой в грудь. Удар был нанесен не только физически, но еще и магически. Листик снова отлетела к скале, этот удар выбил из нее дух и почти лишил всех сил. Демон не спеша подошел и схватил дракончика за передние лапки, резко дёрнув вверх, поднял Листика. Та попыталась сопротивляться, но это только развеселило демона:
   -- Так даже веселее, сейчас я тебя...
  
   Ирэн злилась, хотя внешне это никак не проявлялось. Она вот уже почти восемь часов честно выполняла роль проводника, водила отряд "целителей" во главе с магистром эл Минэтэйнионом по лесу, причем водила кругами, так, чтоб не удаляться далеко от дрэгисского замка. Но солидный магистр вёл себя как капризный ребенок, всё пытаясь уклониться от указываемого Ирэн маршрута. Девушка прилагала титанические усилия, чтоб этого избежать. Вот и сейчас магистр, сопровождаемый своими студентами, ломанулся в чащу, увидев там какой-то редкий вид растения. И как он только что-то там разглядел, в наступающих сумерках. Чувства Ирэн разделяли и приданные к отряду студент-"боевик", и три "охотника", их больше заботила другая проблема, как обеспечить безопасность этих лезущих в самую чащу "ботаников" во главе со своим наставником, тем более что те пытались еще и разбрестись в разные стороны в поисках этого якобы обнаруженного редкого растения. Хорошо хоть, Миримиэль держалась около своей подруги и не проявляла излишней инициативы в поисках различных травок.
   -- Миримиэль, что они там смогли увидеть? И что они там ищут? Всё, что здесь растёт, можно было насобирать под стенами замка, а не лезть в чащу. Это я могу сказать точно, как местная жительница! -- недовольно сказала Ирэн. Миримиэль пожала плечами, она вполне разделяла чувства своей подруги, а еще ей было стыдно перед Ирэн за поведение своего наставника. Ничем другим, кроме как упрямством, нельзя было объяснить его действия. Девушки продрались сквозь колючие заросли и выехали на поляну, по которой рассыпались студенты факультета целительства, в поисках лишь одной им ведомой травки.
   -- Ирэн, мне страшно! -- неожиданно произнесла Миримиэль.
   -- В круг! Все в круг! Спешиться! Защиту! Поднять защиту! -- закричала Ирэн. Студенты боевого факультета чуть ли не пинками стали сгонять "ботаников" в центр поляны.
   -- По какому праву... -- начал магистр эл Минэтэйнион, но был прерван рёвом ринувшихся на студентов отвратительных тварей. К счастью, этим тварям не хватило ума окружить поляну и напасть со всех сторон, они бросились на студентов только с одной. А вот "ведьмаки" среагировали, так как и положено опытным охотникам на нежить, они заступили тварям дорогу, активировав защитные заклинания, которые хоть и не остановили разогнавшуюся массу нападавших, но значительно замедлили ее. В ход пошли мечи, "боевик" стал метать в тварей огненные шары. Но огонь лишь подпаливал шерсть нападавших тварей, не нанося им значительного урона. Выхватив свои мечи, к "охотникам" присоединилась Ирэн, до этого она успела активировать переговорный медальон и позвать на помощь. Несколько "ботаников" тоже встали в ряд "охотников", сдерживающий тварей. Но полноценно противостоять мохнатым тварям студенты не могли, они пятились к краю поляны, причем к противоположной от замка. Ирэн понимала, что как только студентов оттеснят в лес, их строй сломается, и твари получат полное преимущество, поскольку на каждого студента их будет более чем по десятку. Уничтожение отряда станет делом нескольких минут, тем более что нанести особого вреда напавшим тварям у студентов не получалось. Понял это и магистр эл Минэтэйнион, он поднял руки и в тварей полетели ледяные стрелы. Каждая стрела, в отличие от огненного шара боевика, несла тварям смерть. Нападавшие, понесшие потери в своих первых рядах, ослабили натиск, этим воспользовались студенты эльфы, вызванная их магией высокая трава стала оплетать ноги мохнатых тварей, замедляя их. Но те оказались не столь тупы, как это казалось вначале, они правильно определили причину, вызвавшую усиления противодействия им, и на магистра эл Минэтэйниона сразу бросилось не меньше десятка этих зверей. Огненный шар, ледяные стрелы и мечи остановили большую часть тварей, но двум удалось прорваться, и магистр упал с разорванной грудью. Этих прорвавшихся тварей всё же удалось убить, но эльф был тяжело ранен, что сразу же сказалось на обороноспособности отряда, и отступление возобновилось еще с большей скоростью. До зарослей оставалось меньше десятка шагов, студенты, понявшие, что в лесу они не продержатся и пары минут, яростно отбивались, но силы были неравные -- тварей было больше и они были сильнее. Студентов спасало только то, что эти твари атаковали в лоб, не пытаясь обойти с фланга. И было чудом, что никто из отряда не погиб, хотя ранены уже были многие. Ирэн мысленно застонала, она поняла, что Милисента не успеет на помощь.
   Милисента вот уж несколько часов ходила по караулке, вроде всё было в порядке, Ирэн выходила на связь, как они и договорились, каждые полчаса. Но девушке что-то не давало покоя, и вот до заката осталось меньше часа, вышедший отряд должен был уже вернуться, но его еще не было видно даже с башни донжона, о чем только что сообщил капитан Норек, так и не покинувший своего поста наблюдателя. Милисента поёжилась, все-таки на смотровой площадке было холодно, а Гуго там сидит вот уже почти восемь часов.
   -- Милисента! На нас напали! Поляна слева, после третьего поворота, за второй развилкой! -- Прохрипел переговорный медальон голосом Ирэн.
   -- По коням! -- скомандовал десятник Гильемо, и два десятка норвеев, вскочив на коней, устремились за опередившей их Милисентой. Кони мчались к месту схватки, но Милисента чувствовала, что не успевает. Просто не успевает! Если только не случится какого-нибудь чуда.
   Ирэн оглянулась, еще пару шагов -- и лес! Тогда уже ничто не поможет, сама Ирэн была уверена, что сможет отбиться, возможно, еще кого-то сумеет прикрыть, скорее всего, Миримиэль, которая держалась за спиной темной эльфийки. Но это значило бросить остальных, а этого делать Ирэн не собиралась, значит, погибать придется вместе со всеми. Погибать, если не случится чуда.
   Чудо упало на нападающих тварей сзади, нескольких из них раздавило и громко заревело. От неожиданности твари остановились, это стоило им еще троих, убитых громадными лапами дракона. Зелено-серый дракон, приземлившийся в тылу нападающих, работал лапами и хвостом, но никого из них не рвал своей внушительной пастью. Видно, брезговал. Ирэн вполне его понимала, от этих тварей несло просто невыносимой вонью. Твари развернулись и все бросились на дракона, забыв о студентах. Они пытались вцепиться в дракона, кое-кому из них это удалось, но его крепкая чешуя не позволила им сделать большего. Хотя нет, одна, самая большая тварь оторвала бронированную чешуйку и победно завыла.
   -- Бейте, кто чем может! -- закричала Ирэн.
   Девушка шагнула вперед и зарубила одну тварь, остальные вонючие звери не обратили на это внимания, они все повернулись к дракону. Когда эти мохнатые чудища не подставляли под удары мечей свои крепкие когти, то рубить их оказалось очень легко. Ирэн зарубила еще одну тварь, но ее товарка повернулась к девушке и попыталась цапнуть ее когтями. Ирэн отбила выпад, и тварь упала, пронзенная ледяным копьем, которое метнула Миримиэль, выглянувшая из-за спины девушки. Миримиэль не могла создавать такие мощные ледяные копья, как магистр эл Минэтэйнион, и бросать их так же далеко, но ударить почти в упор у нее получилось.
   -- Молодец! -- выдохнула Ирэн, нанося еще один удар. -- Давай помогай!
   Остальные студенты, увидев, как действует пара Ирэн -- Миримиэль, стали им подражать, в свою очередь разбившись на пары мечник -- стрелок.
   Тварь отбросила оторванную чешуйку дракона и, победно завывая, вцепилась в следующую. Другие твари, вдохновленные примером своей товарки, или товарища, пол тварей определит было трудно, тоже вцепились в дракона. Тот заревел еще громче и ударил своим хвостом по тому месту, где вцепилась в чешую эта нахальная тварь. Ударил хвостом так, как корова бьёт по особо назойливому оводу. От твари брызнуло во все стороны то, что от нее осталось, -- такой силы был удар, видно, дракона она сильно достала. Дракон снова заревел и покатился по земле, давя облепивших его тварей своим массивным бронированным телом. Твари завизжали и кинулись в разные стороны, но большая часть из них, бросив дракона, снова навалилась на студентов, успевших отойти от кромки леса. Остальные отвлекали дракона, заставляя того крутиться на месте. А не ожидавшие яростной атаки студенты снова качнулись назад.
   -- Держать строй! -- закричала Ирэн. -- Держать строй! Если твари загонят нас в лес, дракон не поможет!
   -- Держись, Ирэн! -- раздался крик, и на поляну плотным строем вылетели норвеи. Они ударили копьями во фланг толпе тварей, сминая их. Когда же их порыв угас, завязнув в массе чудищ, норвеи спешились и пустили в ход мечи. Их умные кони, сами, без команды отбежали на безопасное расстояние. Опытные воины, а норвеи именно ими и были, быстро пробились к студентам. Милисента, она была на острие атаки, крутила своими новыми мечами, и каждый ее удар был смертельным. Кроме этого Милисента ёще и била тварей огнем, Ирэн заметила, что Милисента не вскидывает руку, как раньше, струя огня просто возникала перед девушкой и устремлялась к цели. Создавалось впечатление, что Милисента этот огонь выдыхает. Каждый такой выдох уничтожал тварь, на которую попадал. Норвеи, пробившись к студентам, очень вовремя заслонили тех от тварей. Студенты уже совсем выдохлись и очередной натиск этих вонючих зверей просто бы не выдержали. Несколькими мощными факелами Милисента отогнала птаров.
   -- Я так поняла, это и есть птары? -- спросила тяжело дышащая Ирэн. Милисента кивнула, ей было не до разговора, запущенная огненная стена, сформированная ею, обрушилась на воющую толпу птаров. Но огонь сжёг лишь ближайших, остальных только слегка опалил.
   -- На них магическая защита, -- выдохнула Милисента, -- мой огонь жжет только ближних! Что делать будем?
   Действительно, сложилась патовая ситуация. Птары поняли, что огонь им не причинит вреда, если держаться на некотором расстоянии от группы студентов, прикрытых Милисентой и норвеями. От медлительного дракона они тоже уворачивались, перестав нападать на него. А студенты не могли уйти с поляны, ведь углубиться в лес, значило -- сломать строй, а это было смертельно опасно. Уйти на конях? Умные животные скрылись в чаще, но по сигналу норвеев они бы вернулись к хозяевам, но всех унести бы не смогли. А кони студентов остались у дороги и, скорее всего, разбежались, они не были так хорошо обучены, как у норвеев. Да и начав садится на коней, студенты бы подставились под удар. Дракон попытался проложить просеку в лесу к дороге, но деревьев было много и они были очень толстые, да и в узости просеки птары смогли бы атаковать дракона более эффективно, ведь у того там очень сильно ограничивалась свобода манёвра. Ирэн переговорила по медальону связи с магистром Захарусом, тот рвался на помощь, но у него было слишком мало сил, даже с норвеями дрэгисской дружины. Тем более что уже стемнело, и если на поляне Милисента своим огнем устроила довольно сильное освещение, то в лесу все преимущества были у птаров.
   -- Будем ждать утра, -- сказала Милисента. Никто не возразил, все понимали, что это единственно возможное решение в данной ситуации.
  
   Прижав безвольно обвисшего дракончика к скале, демон, мерзко ухмыляясь, собирался совершить задуманное насилие. Листик, демонстрирующая полное бессилие и покорность, но при этом внимательно наблюдавшая за демоном сквозь свои густые реснички, прикрывавшие маленькие щёлочки не до конца закрытых глаз, увидела, как у того разошлись чешуйки, даже не чешуйки, а бронированные пластины, открывшие весьма уязвимое место. То самое место, которым демон и собирался совершить насилие.
   -- Что ж ты так быстро сдалась? Мое удовольствие будет неполным! За это я тебя накажу, строго накажу! -- приговаривал демон..
   Лапки, которые руки, у Листика были зажаты в захвате, а вот те, которые ноги, болтались в воздухе. Дракончик резко их поджала и со всей силы пнула демона в то место, которое тот так неосмотрительно открыл. Демон взвыл, удар Листика не нанес ему особого вреда, но ошеломил. Удар для демона не был опасным, все-таки это был демон, но был крайне обидным, именно потому, что демон. А дракончик выдохнула на стоящего перед ним демона пламя, выдохнула всей поверхностью своего тела. Это еще больше ошеломило демона, хотя он и не выпустил дракончика. Воспользовавшись тем, что ошеломленный демон на пару мгновений утратил ориентацию в окружающем пространстве, Листик прыгнула вперед. Прыгнула вместе с державшим ее демоном, прыгнула, упираясь ему ногами в грудь. Прыгнула не просто вперед, а в межпространство. Вернее, прыгнула сквозь межпространство в другой мир, при этом толкая демона перед собой. Прыжок занял мгновения, но всё это время, пока длился прыжок, Листик выдыхала огонь на своего несостоявшегося насильника, не давая тому сориентироваться. И даже упав на землю того мира, Листик продолжала выдыхать огонь. А потом сильно укусила демона за нос, тот от неожиданности выпустил руки Листика. Дракончик отскочила от поднимавшегося демона. Встающий демон заревел громовым голосом:
   -- Ах ты, мерзкая тварь! Я тебя за это хррр...
   Для того чтобы возмущенно реветь громовым голосом, нужно иметь много воздуха в легких, а когда этот воздух кончится, то быстро набрать новый, чтоб можно было и дальше издавать грозный рык. Что демон и проделал, но выпустив, вернее, выревев воздух, новый набрать он не смог. Воздуха-то в этом мире не было! Не было, потому что он весь замёрз, температура этого мира была даже ниже абсолютного нуля. И демоны, и драконы могут очень долгое время вообще обходиться без воздуха, даже выпустив его весь из легких. Но тут этот демон не только выпустил, но и попытался вдохнуть. А вдохнул он ледяную пустоту. А это был замёрзший мир, мир в котором даже атмосфера превратилась в лёд, и ее место заняла ледяная пустота. Очень нехорошая ледяная пустота, агрессивная и голодная. И сейчас эта ледяная пустота, которую так неосмотрительно вдохнул демон, заполняла его, попутно и замораживая. Демон попытался вырваться из этого мира, но его ноги уже были прочно скованы льдом. Выдыхая пламя, Листик растопила лёд, покрывавший поверхность этого негостеприимного мира, и демон упал в лужу. Листик вырвалась и отлетела, зависнув над поверхностью. Демон же успел подняться, но, впустив в себя ледяную пустоту, он ускорил замерзание этой лужи и теперь стоял, по колено вмороженный в лёд. Процесс полного замерзания занял всего мгновение, и вместо демона уже стояла его ледяная статуя.
   -- О Владыка Айсгора! Прими мою жертву! Отдаю тебе сущность побежденного мной! -- произнесла Листик ритуальную фразу. После чего сильно ударила хвостом в грудь ледяной статуи, та с хрустальным звоном разлетелась на множество осколков. В небе засверкала радуга, но какая-то холодная.
   -- Демон? Хм, неплохо. Его сущность ты отдаёшь мне? Такую неплохую сущность очень сильного демона? -- спросил появившийся хранитель этого мира, похожий на снеговика с бородой, одетого в красный тулуп. Дракончик молча поклонилась и прижала лапку к груди. Помесь снеговика и Деда Мороза усмехнулся:
   -- Вежливая и почтительная девочка! И очень осторожная! Молодец! Давно меня так никто не радовал! Уважила, ох уважила! Ну что ж, за такой подарок надо отдариться, разрешаю тебе посещать мой мир беспрепятственно. Да не будет тебе здесь ущерба! И да пребудет с тобой сила холода!
   Снеговик в тулупе торжественно стукнул о лёд неизвестно откуда-то появившимся посохом, в небе вновь возникла холодная радуга. Золотисто-изумрудная чешуя дракончика как будто покрылась инеем. Листик еще раз, молча, поклонилась, когда она выпрямилась, снеговик пропал, а к ее чешуе вернулся обычный золотистый цвет, и дракончик прыгнула, покидая этот негостеприимный мир.
   Листик выпрыгнула не в ущелье-западне с сетью, закрывавшей небо, а около речки, где она недавно столкнулась с птарами и где разговаривала с русалкой. Листик отряхнулась и поёжилась, несмотря на свою драконью ипостась, она замёрзла в том мире. Пару раз махнув лапами и подпрыгнув, чтобы согреться, дракончик увидела высунувшуюся из воды русалку. Та, увидев, что Листик ее заметила, выскочила из воды и низко поклонилась дракончику:
   -- О владычица! Ты спасла всех нас! Ты спасла наш мир...
   -- Флина, -- укоризненно сказала Листик, -- не начинай! Какая я тебе владычица! Я Листик! И спасала я, прежде всего, саму себя, а потом своих друзей! А мир и без меня бы что-нибудь придумал! Ты выполнила мою просьбу?
   -- Да вла... Листик! -- немного замявшись, ответила русалка. -- Но мы всё равно будем тебе благодарны! Я передала твою просьбу, Гирокау сейчас помогает тем, кто у дрэгисского замка отбивается от этих мерзких тварей, она вовремя успела, а вот твои друзья здесь на поляне...
   -- Флина! -- укоризненно закричала Листик, -- с этого надо было начинать! А не с владычицы!
   Листик стремительно прыгнула вверх и понеслась в сторону поляны, где оборонялись ее друзья. Русалка беззвучно ушла под воду.
  
   Ыргиз оглядел поле боя, вернее поляну, которая им стала. Наступившая ночная темнота нисколько ему не мешала, он всё прекрасно видел. Впрочем, и Саманта тоже обладала ночным зрением. Но и птарам темнота совсем не была помехой. То, что птары хищники, было и так понятно, а вот какие? Они атаковали и при свете солнца, и в темноте так же настырно лезли. Можно сказать -- круглосуточные хищники. И было их слишком много. Многих из этих тварей Ыргиз с Палымом сегодня покрошили, а леди Саманта, пожалуй, больше -- она работала и мечами, и огнем. Но тварей всё равно осталось около сотни, и сейчас они снова полезут, но сначала завоют. Мерзко завоют. Они почему-то, перед тем как нападать, воют. Сзади застонал Палым, ему больше всех досталось, он теперь сидел, привалившись спиной к дереву. Его в очередной раз перевязывала Саманта, его бы к целителю или хотя бы лекарю, а где здесь лекарь? Тем более целитель...
   -- Сейчас завоют и полезут, -- рядом с Ыргизом встала Саманта.
   -- Угу, завоют, -- ответил Ыргиз и спросил, -- огнем их никак?
   -- Никак, -- устало ответила Саманта, ее магический резерв был пуст, да и сама она еле на ногах стояла.
   -- Ну, что ж, придется топором, -- бодрясь, ответил Ыргиз. Он попытался бодро ответить, но тоже вымотался, и тоже был ранен. Вполне возможно, что эти твари сейчас достигнут своей цели. Что случилось с Листиком, Ыргиз даже боялся подумать, ведь если бы девочка была жива -- она бы обязательно пришла на помощь. Саманта тоже молчала, видно, и ее одолевали подобные невеселые мысли.
   Твари завыли и двинулись на Ыргиза и Саманту. Ыргиз перехватил топор, первых он точно достанет, а там как боги рассудят, может именно здесь ему предстоит погибнуть.
   -- Как воют, видно, долго тренировались, -- раздался сбоку хрипловатый, смутно знакомый голос. Ыргиз скосил глаза и чуть не выронил топор. В пяти шагах от дерева и чуть сбоку стоял дракон! Стоял на задних лапах! Примерно в три человеческих или в два Ыргиза роста, точь-в-точь как дракон на гербе дрэгисского баронства. Впрочем, Ыргиз его и раньше видел, этот дракон был изображен на стене комнаты студенческого общежития, где жили Милисента, Ирэн и Листик. Ыргиз почувствовал, как рядом расслабилась Саманта. Леди Саманта могла поступить так в единственном случае, если бы пришла помощь! Значит, помощь таки пришла!
   -- Ну, что делать будем? -- задал вопрос дракон, очень красивый дракон, как отметил Ыргиз. Выходит, такие драконы все-таки существуют, и Листик рисовала своего дракона явно с натуры.
   -- Листик, их огонь на дальнем расстоянии не берёт, на них какая-то защита, -- сказала Саманта, обращаясь к дракону. -- И вблизи тоже туго, какой-то гад постарался!
   -- Гад уже ответил, за свои старання, -- хмыкнул дракон. -- А то, что огонь их плохо берёт, я знаю. Да и магистр Захарус будет ругать меня, что ни одного птара ему не оставила для изучения.
   Ыргиз с удивлением отметил, что этому дракону известен магистр Захарус. Хотя магистр известный охотник, и слава о нем могла докатиться и сюда, но почему этого дракона волнует то, что его будет ругать магистр Захарус? И дракон о себе говорил так, будто это девушка. Выходит, дракон -- ОНА?
   Птары, остановившиеся при появлении дракона, снова пошли вперед, завывая еще громче. Дракон хлопнула своими ресничками, Ыргиза всегда удивляло это наличие ресничек на рисунках Листика, а оказывается это правда -- у этих драконов есть реснички! Дракон хлопнула ресничками и выдохнула пламя, как-то странно выдохнула, не открывая рта. Как будто это пламя просто возникло перед драконом, да и пламя было холодное, его холод почувствовали Ыргиз и Саманта. Птары тоже почувствовали, они перестали выть, потому что все превратились в ледяные статуи. Дракон удовлетворенно хмыкнула и ударила по статуям обычным жарким пламенем, это пламя растопило лёд, но птары не размёрзлись, ледяные статуи просто растеклись грязными лужами.
   -- Листик, где ты так научилась?! -- удивилась Саманта, -- Или когда и кто тебя этому научил?
   Удивление Саманты можно было понять, так работать с холодом из нынешних магов не мог никто. Ыргиз тоже удивился, но не тому, как с птарами расправился дракон, -- кто их местных драконов знает, какие-то они неправильные, стоят на задних лапах, на настоящих драконов совсем не похожи, хотя этот дракон очень красивый, вернее красивая, даже красивее, чем на рисунке, -- Ыргиз удивился тому, что Саманта постоянно называет этого дракона именем девочки.
   -- Это я честно обменялась, одному хранителю подарила почти вот такое же чучело, -- дракон показала на растекшихся в грязные лужи птаров, -- а он мне вот такое умение. Но об этом потом. Там напали на Милисенту и Ирэн, надо немедленно туда!
   -- Палым ранен, -- сказал Ыргиз. -- Ему срочно нужна медицинская помощь! Срочно!
   -- Его надо к Марте, -- сказала Саманта и спросила дракончика, это явно была дракончик, уж очень она была маленькая, по сравнению с другими драконами, -- Листик, сколько отсюда до домика Марты?
   -- Миль тридцать, может, немного меньше. -- Дракончик глянула на сидящего под деревом Палыма, подняла голову и позвала, обращаясь к кому-то в кроне дерева:
   -- Шушала! Вылазь, не бойся!
   С дуба спрыгнуло существо, напоминающее большую еловую шишку. Оно отряхнулось, совсем по-собачьи, и вопросительно уставилось на дракончика. Дракончик благосклонно кивнула и произнесла:
   -- Шушала, ты молодец! Очень помогла! Молодец!
   -- Шушала молодец! -- гордо ответило существо тонким голоском.
   А дракончик продолжила:
   -- Шушала, ты отведешь двоих воинов к Марте, она будет их лечить. Шушала, поведешь короткой дорогой, быстро поведешь, воину очень плохо, надо быстро! Поняла?
   -- Поняла, короткой дорогой! -- Кивнуло существо всем телом и повернулось к орку. -- Пошли!
   -- Ыргиз, бери Палыма на руки и иди, -- скомандовал дракончик.
   -- Тридцать миль?! -- Поразился орк. -- С Палымом на руках? Я боюсь, что и на конях его не довезём, а тут пешком!
   -- Кони пойдут за вами сзади, не бросать же их здесь! Коня Саманты тоже заберите. Ну, чего ждеш? Бери Палыма! -- Прикрикнула на орка дракончик, видя, что тот колеблется. -- Давай бери!
   Ыргиз пожал плечами и свистнул, подзывая коней, потом осторожно поднял своего друга. Существо, похожее на шишку-переростка, махнуло рукой, или скорее лапкой, в зарослях открылась тропинка, кончавшаяся метрах в ста на симпатичной полянке. На этой полянке стоял аккуратный домик, несмотря на начавшееся лето, из его трубы шел дым.
   -- Вон, Марта уже воду греет, -- сказала дракончик.
   -- Откуда она узнала? -- удивилась Саманта.
   Дракончик пожала плечами:
   -- Она всегда знает, когда я прилетаю, и всегда знает, когда что-то случается.
   -- Когда ты прилетаешь, всегда что-то случается, поэтому не заметить твоего появления очень трудно, -- усмехнулась Саманта.
   -- Это тридцать миль? -- удивился Ыргиз. -- Этот домик же рядом! Как его птары не нашли?!
   -- Этот домик в тридцати милях отсюда! Тебе же сказали! -- Рассердилась дракончик. -- Давай иди!
   -- Чего ждешь? Долго я буду тропу держать? -- недовольным голосом спросила шишка-переросток. -- Мне же тяжело!
   -- Быстрая эльфийская тропа! -- пораженно произнес Ыргиз.
   -- Какая эльфийская?! -- возмутилось шишкоподобное существо. -- Где ты тут эльфов видишь, громила!
   -- Да, Ыргиз, поторопись, Шушале тяжело держать тропу открытой. Коняшек позвать не забудь! -- поторопила орка дракончик.
   -- А вы как же без лошадей доберётесь? -- спросил Ыргиз, поднимая Палыма.
   -- Меня Листик понесёт, -- ответила Саманта, опять назвав дракончика именем девочки.
   -- Я Саманту понесу, -- согласно кивнула дракончик. Ыргиз с Палымом на руках шагнул на тропу, открытую лесным жителем, за ним послушно пошли кони. Орк не удержался и обернулся -- сквозь марево закрывающейся тропы он увидел взлетающего дракончика с Самантой на спине. И только сейчас Ыргиз вспомнил, чей голос напоминал ему голос дракончика, -- голос Листика! И зовут этого дракончика так же, как и девочку -- Листиком. Как такое может быть? Может, этот дракончик имеет какое-то отношение к девочке, ведь он пришел же на помощь! Как могут быть связаны Листик и этот дракончик, может, они родственники? Орк даже не подозревал, насколько он близок к истине. Но Ыргиз отогнал эту мысль как абсурдную, он решил спросить об этом у самой Листика, когда та появится.
  
   Ирэн с радостью передала командование студентами Милисенте. Как ни странно, но во время первых атак птаров именно Ирэн организовала студентов, и ни "охотники", ни единственный "боевик" в их отряде не претендовали на лидерство. Теперь, когда появилась Милисента, ее старшинство тоже никто не оспаривал, тем более что Милисента появилась не сама, а во главе двух десятков воинов-норвеев, которыми командовала. Норвеи сразу образовали защитную линию, отделившую усталых студентов от птаров, а Милисента своими огненными шарами держала птаров на приличном расстоянии. Со стороны леса, птары таки догадались, что можно атаковать и из чащи, отряд прикрыл дракон. Он расположил свое могучее бронированное тело между лесом и студентами. Атаку птаров он отбил, сметая тварей ударами своего мощного хвоста, а тех, кто сумел избежать этих ударов, додавил лапами. Теперь птары не решались нападать, но демонстрировали постоянную готовность к нападению. При этом эти твари противно выли, но как-то слабо, без былого энтузиазма.
   Милисента стояла сразу за линией норвеев, она наблюдала за птарами. К девушке подошли Ирэн, "боевик" и три "охотника", остальные студенты расположились под боком дракона, некоторые из них спали, дало себя знать напряжение боя. За раненым магистром эл Минэтэйнионом присматривали Миримиэль и другие эльфийки.
   -- Знаешь, Милисента, у меня сложилось впечатление, что птары шли куда-то колонной и наткнулись на нас неожиданно, причем и для них самих неожиданно... -- как бы раздумывая, произнесла Ирэн. Командир норвеев, десятник Гильемо, заинтересованно прислушивающийся, спросил:
   -- Ирэн, а почему ты так решила?
   -- Они ударили в лоб, сейчас вот они нас окружили, а тогда даже не пытались. Если бы они охватили наш отряд хотя бы по фронту, то смяли бы нас за пару минут. А так они упорно лезли на самых подготовленных, словно стараясь не уничтожить нас, а просто прорваться. Куда-то туда, -- Ирэн указала направление.
   -- Странно, там же ничего нет, -- удивилась Милисента. -- Там только скалы, да и до них топать и топать.
   -- Там пещера, -- веско произнесла Ирэн.
   Милисента вздрогнула:
   -- Ты хочешь сказать, что птары шли к... О боги! Листик с Самантой же сунулись туда, где их больше всего! Если их целью была пещера, то они хотели или поймать, или устроить засаду на... Надо срочно связаться с Самантой! Что там у них? Почему они молчат?
   -- Я пыталась, как только стало легче, сразу же попыталась, но медальон Саманты молчит, -- тихо и грустно сказала Ирэн.
   -- Только бы с ними ничего не случилось, только бы не случилось! -- повторяла как заклинание Милисента.
   -- А что, собственно, произошло? -- спросил Ваример, старший из "охотников".
   -- Саманта, Листик, Ыргиз и Палым пошли охотиться на птаров, и они, скорее всего, наткнулись на такую вот колонну, а может еще и большую, -- севшим голосом произнесла Милисента. -- Их всего четверо, а птаров может быть гораздо больше чем здесь!
   -- Ну, Ыргиз и Палым отличные бойцы, а леди Саманта боевой маг, да и Листик тоже... -- Что "тоже", охотник не уточнил, но, стараясь ободрить окружающих и самого себя тоже, закончил: -- Как она врезала тому чудищу в проклятом лесу! Может, они этих тварей выслеживают, потому и молчат!
   Саманта с Листиком действительно выслеживали птаров. Листик делала уже пятый круг над поляной, где расположились студенты. Темнота не мешала ни Листику, ни Саманте рассматривать положение сторон, сложившееся на поляне. Долетев сюда как можно быстрее, вернее, прыгнув сквозь межпространство, Листик хотела немедленно атаковать птаров, но Саманта ее отговорила, указав, что друзьям в данный момент опасность не угрожает. А вот птары, которые пытались напасть на студентов, могут разбежаться, и тогда лови их по чащобам. Теперь, вот так летая над поляной, Листик и Саманта думали, как бы выманить всех тварей из леса на поляну.
   -- Слушай, Саманта, а что птары тут собирались делать, да еще и в таком количестве? -- спросила Листик. -- Не на замок же нападать?
   -- Судя по следам, они куда-то шли. Шли от того места, где была их основная засада на тебя, да, да, именно на тебя! Те, с кем мы сражались, были отвлекающим отрядом или просто заслоном. А шли они по направлению к твоей пещере, скорее всего, намереваясь устроить и там засаду... на тебя засаду. Вот и способ их всех выманить из леса: ты притворяешься сильно раненой и садишься вон в том дальнем конце поляны, так чтоб наши друзья не успели тебе прийти на помощь. Птары все должны кинуться на тебя, ведь их цель именно ты! Вот тут ты и воспользуешься подарком своего Деда Мороза!
   -- Он не мой! -- Попыталась надуться Листик, но это в ипостаси дракончика у нее не получилось.
   -- Он подарок тебе подарил! Видно, его впечатлило количество съеденного тобой на новогоднем балу мороженого, -- хихикнула Саманта.
   -- Рррр! -- ответила Листик, а Саманта потрепала ее по шее, на которой сидела, и уже без шуток скомандовала:
   -- Значит, так и сделаем. Ты делаешь вид, что упала. Но перед этим высаживаешь меня в лесу. Я попытаюсь не дать птарам уйти в чащу. Мой резерв почти восстановился, так что за меня не волнуйся. А ты подпускаешь их поближе и бьёшь! Работаем?
   -- Работаем! -- ответила Листик и круто пошла вниз.
   Импровизированный военный совет прервал маленький дракон, неожиданно появившийся над самыми верхушками леса в дальнем конце поляны. Он приземлился и сразу захромал на левую ногу, немного подумав, захромал и на правую.
   -- Листик! -- одновременно закричали Милисента и Ирэн и попытались кинуться к дракончику на помощь.
   Но хромающий дракончик остановил их:
   -- Стоять! -- После чего жалобно запричитал: -- Ой бедная я, бедная! Мороженого мне поесть не дали, а теперь еще и попрекают лишней порцией! Ну, что вам, жалко было для маленького бедного дракончика? Теперь вот страдаю! -- Дракончик мало того что хромал на обе ноги, он еще и крылья подволакивал, но как-то странно, не касаясь земли, как будто боялся их запачкать.
   Милисента остановилась сама и сделала знак остановится другим, а дракончик продолжал жаловаться:
   -- Теперь вот за всякими вонючками гоняться, а Саманте хорошо -- она в лесу, в засаде, в тепле и удобстве.
   Последние слова потонули в радостном вое птаров, они забыли про студентов и все кинулись на дракончика.
   -- Перекрыть птарам пути отхода в лес! -- скомандовала Милисента своим воинам и добавила, обращаясь к большому дракону: -- Ханнау, не выпускай тварей с поляны!
   Большой дракон что-то согласно проревел. А проснувшиеся от начавшейся кутерьмы студенты, да и те, которые не спали, с удивлением смотрели на маленького дракона, хромающего на другом конце поляны.
   -- Какой красивый, -- умильно сказала одна из эльфиек.
   -- Дракон, и разговаривает! -- удивленно воскликнул один из студентов-"охотников".
   -- Ага, разговариваю, -- сварливо, хрипловатым голосом ответил дракон. -- Щас тебе еще и спою! Чё пялишься? Делом займись, тебе что Милисента сказала?
   Птары уже почти добежали до дракончика, они бежали к нему, как будто кроме этого дракона для них ничего не существовало, бежали и радостно выли. Когда, казалось, их набегающая толпа захлестнет его, дракончик взлетел и ударил по тварям волной холода, замораживая их. Тех из тварей, кто недобежал и не попал под удар, стали добивать воины-норвеи, студенты и большой дракон.
   -- Эй, эй, не всех рубите! -- закричал паривший над побоищем маленький дракон, -- парочку оставьте магистру Захарусу! Он их изучать будет и чучело сделает!
   -- Откуда он знает магистра Захаруса? -- спросил Ваример.
   -- Она знает, знакома, -- ответила Милисента, почему-то сказав об этом дракончике в женском роде.
   Через несколько минут с птарами было покончено, из леса вышла и Саманта, она там тоже прибила парочку пытавшихся убежать тварей. Но всё же нескольким птарам удалось скрыться. Маленький дракон снова опустился на землю и подошел к большому. Сейчас многие с удивлением заметили, что этот дракон передвигается на задних лапах, как человек. Дракончик сказал дракону:
   -- Спасибо, Ханнау! Ты очень помогла! Спасибо тебе!
   Большой дракон проревел что-то типа "всегда, пожалуйста!", и, взмахнув своими огромными крыльями, грузно полетел куда-то в глубь леса, а маленький дракончик повернулся к Милисенте и Ирэн:
   -- Вы как тут, всё в порядке?
   К удивлению студентов, Милисента кинулась к этому дракончику и стала его обнимать.
   -- Живая, живая... -- сквозь слёзы повторяла девушка.
   -- Ну что ты, что ты... -- успокаивал плачущую Милисенту дракончик.
   -- Мастер Саманта, -- спросил Ваример, -- что сейчас делать? И что с теми птарами, что сбежали?
   -- Сейчас построиться в походную колонну и в замок. Ваример, вы назначаетесь старшим над студентами. Гильемо, вы командуете всем отрядом.
   Норвей почему-то посмотрел на дракона и, получив от него утвердительный кивок, ответил:
   -- Слушаюсь, леди Саманта!
   -- Ирэн, Милисента и я доставим магистра эл Минэтэйниона к местной лекарке, ему срочно нужна медицинская помощь. Задача понятна? Выполнять! -- скомандовала Саманта.
  
   Глава 16. Большое расследование
  
   Со дня боя с птарами минуло две недели. Эти две недели прошли в сплошных хлопотах, сначала воины дрэгисской дружины и студенты-"охотники" вылавливали тех птаров, что сумели убежать. Самое деятельное участие в этом принимала Милисента. Она моталась по своему и соседним баронствам верхом на золотисто-изумрудном дракончике, который заморозил, а потом сжёг птаров в том бою на поляне, где получил свою рану магистр эл Минэтэйнион. Магистр находился на лечении в домике местной лекарки Марты, и уже почти поправился. В тот же домик пришлось отнести и раненых студентов, так что там теперь был полноценный лазарет. Там же находились и все эльфийки, светлые и темная. Они помогали Марте, так как одна она с таким количеством пациентов просто бы не справилась. Охрану лазарета обеспечивали орк Ыргиз и еще два "охотника", поселившиеся в палатке рядом с домиком лекарки. А палатку им и остальным, кто не поместился в домике Марты, привезла Милисента, прилетевшая на золотисто-изумрудном дракончике.
   Казалось, что Милисента совсем не беспокоилась о куда-то пропавшей Листике, это вызывало удивление студентов и магистров Захаруса и Вайлента, ведь девочка была сестрой Милисенты, и ту должно бы обеспокоить отсутствие Листика. А тут девушка даже не вспоминает о своей сестре, зато всё время проводит с этим дракончиком, весь день летает на нем, правда, летает по делам. А спят они тоже вместе, там, где застанет их ночь. Успокаивало магистров и студентов только то, что и Саманту, и старого Гуго, капитана дрэгисcкой дружины, тоже не беспокоило исчезновение девочки. Видно, они что-то знали, но делиться этим знанием с остальными не спешили. А Милисента точно выводила поисковые партии на прятавшихся птаров, это тоже сначала вызывало удивление, а потом заметили, что Милисента и дракончик беседуют с лесными жителями из необычного народца. Стало понятно, откуда у Милисенты эти точные сведения о местах, где прячутся птары.
   Когда всех птаров выловили, некоторых, к удовольствию магистра Захаруса, взяли живьём. Милисента занялась хозяйственными делами. Она посетила, опять же слетав туда на дракончике, город гномов. Потом снарядила куда-то большой обоз. Когда ее спросили куда, она ответила:
   -- В проклятый лес, вернее лес, который был проклятым, теперь он становится вполне обыкновенным. Необычный народец помогает его приводить в порядок, я разрешила им там селиться.
   Эта оговорка сильно удивила слушавших ее, ведь необычный народец не признавал власти людей и селился там, где хотел. Лесные представители необычного народца вообще очень редко имели дело с людьми. А тут необычный народец мало того что активно помогал Милисенте в поисках птаров, так еще и спрашивал разрешение, собираясь что-то сделать.
   -- А зачем вы, госпожа баронесса, снарядили и отправили в этот лес своих людей? -- спросил барон Крэгинс, заехавший обсудить некоторые вопросы с баронессами Дрэгис. -- Ведь сейчас это совершенно дикое место, даже несмотря на то, что оно теперь безопасно.
   -- Вот для того, чтобы это место стало не диким, я и отправила туда своих людей и гномов. Гномы восстановят постоялый двор, а мои дружинники займутся проводкой караванов через лес, ведь этот путь гораздо короче, чем тот, которым пользуются теперь. Но купеческим караванам надо обеспечить безопасность, и хотя в том лесу сейчас совершенно не опасно, сопровождение воинов будет не лишним, -- ответила девушка.
   -- Разумно, -- согласился барон. -- Но ведь эти земли вам, вернее вашей сестре, не принадлежат. Значит, и пошлину за проезд через них вы не имеете права собирать. В чем же ваш интерес?
   Милисента загадочно улыбнулась и ответила:
   -- Через лес два дня пути, и ночёвка будет на восстановленном постоялом дворе, а этот двор сейчас не имеет хозяина, следовательно, его владельцем станет тот, кто его и восстановит. И если дорога будет безопасна, то караваны пойдут именно по ней, ведь, как вы верно заметили, барон, пошлину я брать там не могу, да и не собираюсь. Это в отличие от герцога Вэркуэлла, который за проход через свои земли пошлину берет, и не малую. А вот постоялый двор принесет гораздо больший доход, чем я получила бы от взимания пошлины.
   -- Умно! -- одобрил барон. Он если и завидовал, то самую малость, так как понимал, что у него не хватит ни людей, ни ресурсов, чтоб осуществить такую операцию. Но в этом всём было одно "но", и барон его высказал: -- А вы, баронесса, не боитесь противодействия со стороны герцога Вэркуэлла? Ведь вы лишаете его очень неплохого источника доходов.
   -- Пусть попробует, -- усмехнулась Милисента, а барон Крэгинс покачал головой:
   -- Но, баронесса, я понимаю, что в военном отношении с вами сейчас трудно тягаться, даже герцогу, тем более что прошлую его попытку напасть на ваше баронство вы отбили гораздо меньшими силами, чем есть у вас сейчас. Но он может подать жалобу в совет пэров, или королю!
   -- Пусть попробует, -- повторила Милисента.
   А барон спросил:
   -- А где ваша младшая сестра? Я бы хотел выразить ей свою благодарность.
   Милисента посмотрела в окно, там, на одном из дворов замка, золотисто-изумрудный дракончик надувала большой пузырь, играющий на солнце всеми цветами радуги. Вокруг собралась вся замковая ребятня, они с восторгом следили за действиями дракончика.
   -- Вы знаете, барон, баронесса Листик сейчас очень занята, занята очень важными делами и она никак не сможет с вами встретиться.
   Саманта, присутствующая в зале, тоже глянула в окно, чему-то усмехнулась и подтвердила слова Милисенты:
   -- Да, барон, дела настолько важные, что баронесса Листик никак не сможет от них оторваться!
   Магистры Захарус и Вайлент, они тоже находились в этом зале, посмотрели в окно, но там, кроме этого странного золотисто-изумрудного дракончика, стоящего на задних лапах, и кучи детей никого не было. Для них осталось загадкой, как девушки определили, глядя на эти забавы дракончика, что младшая баронесса занимается важными делами именно в эту минуту. Магистр Захарус уже хотел было спросить об этом Саманту, но тут в зал вошел Гуго Норек, капитан дрэгисской дружины.
   -- Мил, -- как-то, на взгляд барона Крэгинса, фамильярно обратился он к баронессе, -- там прибыли каких-то два хмыря, в сопровождении десятка вэркуэллских дружинников, говорят, что они какая-то комиссия от Палаты пэров. Гнать?
   -- Подожди, Гуго, они назвали свои имена? -- спросила Милисента.
   -- Да, граф где Коньяк и маркиз Карапуз, -- ответил капитан.
   -- Граф де Нариньяк и маркиз Игерос, -- поправила Саманта. -- Добрались-таки! И что они хотят?
   -- Хотят видеть баронессу Дрэгис, владелицу замка. Так хотят, что очень пожрать требуют!
   -- Это как? -- удивилась Милисента.
   -- Говорит, ну тот, который Коньяк, -- требую ауденции...
   -- Аудиенции, -- поправила Саманта.
   -- Ну да, аудиенции с владетельной баронессой, с оказанием мне полагающегося гостеприимства. Во как! То есть явно на пожрать намекает!
   -- Милисента, надо сказать Листику. Этот граф сюда приехал расследовать жалобу о нападение дракона на дружину герцога Вэркуэлла, тем более что у того граф уже был, а уж герцог наплёл... В общем, надо что-то придумать!
   -- Сделаем, -- ответила Милисента, что-то шепнула Саманте и выбежала из зала. Через некоторое время она появилась во дворе, подбежала к дракончику и стала что-то ей говорить. Дракончик кивнула, после чего опустилась, так чтоб Милисенте удобнее было на нее забраться, и они улетели.
   -- Я так понимаю, что баронесса Милисента полетела за своей сестрой? -- спросил барон Крэгинс. Саманта кивнула и, усмехнувшись, попросила капитана дрэгисской дружины:
   -- Гуго, приведите сюда этих гостей, но через полчаса, не раньше.
   Капитан вышел, а внимание магистров привлек пузырь, надутый дракончиком. Пузырь под радостные крики детворы, поднимался вверх. Поднявшись где-то на пятьдесят метров, он с грохотом лопнул, разбрызгивая вокруг себя разноцветные огни, наподобие фейерверка.
   -- Этот пузырь... -- сказал магистр Вайлент, -- он же был изо льда, причем льда очень эластичного! Я не понимаю, как такое сотворить удалось этому дракончику! Но дальнейшее... Ведь этот фейерверк -- это чистейшая магия огня!
   Саманта, к которой была обращена эта тирада магистра Вайлента, пожала плечами. А магистр Вайлент воскликнул:
   -- Магия огня! Понимаете? Магия огня! Но ведь драконы не обладают способностями к магии! Они просто магически устойчивы, магией на них нельзя воздействовать! И всё! А тут, этот дракончик одновременно применяет магию льда и огня! Это в принципе невозможно! Это взаимоисключающие друг друга стихии! А он применяет, создавая... -- Магистр не нашелся, как по-научному назвать пузырь, созданный Листиком, поэтому он изобразил руками нечто вроде окружности.
   Саманта ему подсказала:
   -- Пузырь, мыльный пузырь.
   -- Мыльный ледяной пузырь, наполненный огнем? -- Хмыкнул магистр Захарус. -- Оригинальное определение, представляю военную сводку -- боевые маги атаковали противника мыльными пузырями!
   -- При чем здесь мыльный пузырь? -- спросил сбитый с толку магистр Вайлент.
   -- Дракончик надул мыльный пузырь для этих ребятишек, -- Саманта показала на всё еще восторженно вопивших детей. -- Просто он использовал то, что было ему доступно, можно сказать, подручные заклинания.
   -- Боевые заклинания, за неимением соответствующих бытовых, используются как подручные для надувания мыльных пузырей? -- Осуждающе покачал головой магистр Захарус. -- Саманта, вы вроде бы имеете влияние на этого дракончика, объясните ему, что...
   -- Ей, -- поправила Саманта. -- Этот дракончик -- девочка, именно девочка, еще достаточно юная.
   -- Объясните ей, -- продолжил магистр Захарус, -- всю опасность таких забав, она может ненароком спалить или разрушить замок, неудобно получится, когда баронесса Листик вернется.
   -- Да при чем здесь это! -- вскричал магистр Вайлент. -- Сам факт того, что драконы обладают способностью к магии и способны оперировать заклинаниями такой сложности и на таком уровне, заставляет нас пересмотреть многие постулаты...
   -- Магистр, не надо так волноваться, -- прервала Вайлента Саманта, -- такими способностями владеет только один дракончик, и, как вы заметили, она довольно необычна. Она исключение. Поэтому ничего пересматривать не надо.
   -- Саманта, а откуда у тебя такие сведения, -- вкрадчиво спросил магистр Захарус, -- об этой юной и необычной... гм, дракончике? Или правильнее сказать -- драконе?
   -- Ах, Артур, ты же знаешь, я дружна с Листиком и Милисентой, следовательно, и с дракончиком тоже, поэтому я знаю немного больше, чем ты. И со всей ответственностью могу сказать, что эта дракончик уникальна. А совмещение магий холода и огня это моя разработка. Приоткрою вам тайну, это моя магистерская работа, -- ответила Саманта. Она не сказала, что эту тему для своей магистерской работы она выбрала всего несколько дней назад, когда Листик ей и Милисенте показала, как работать с холодом. Хранитель Айсгора, наделяя девочку способностями к магии холода, привязал их к крови дракончика. Милисента была кровной сестрой Листика, а Саманту инициировала мама Листика, поэтому у всех трёх девушек получилось нечто вроде кровного родства. А это привело к тому, что даром Ледяного Владыки смогли пользоваться и Милисента, и Саманта, конечно не в той мере, что Листик, но на довольно приличном уровне. Вряд ли Ледяной Владыка мог ожидать такого эффекта, но и у богов случаются ошибки, и это происходит довольно часто. А Саманта, получив это умение, как имеющая большой теоретический опыт, попыталась это умение усовершенствовать. И не просто усовершенствовать, а создать новое боевое плетение -- ледяной шар, начиненный огнем. Любой маг, против которого применено такое заклинание, будет выстраивать защиту против льда, но никак не против огня, и выплеснувшийся из такого ледяного шара огонь будет для мага смертельной неожиданностью. Когда же у Саманты получилась такая связка, то она обучила этому заклинанию своих подруг. А так как теперь работать с холодом могли все трое, то подобное плетение Листик и Милисента освоили быстро. Но Саманта и представить не могла, что боевое плетение можно использовать в таком качестве -- фейерверка для развлечения детей.
   -- Мастер Саманта! Только за одну эту разработку вы достойны степени магистра! Считайте, что мой голос на ученом совете академии уже отдан вам! -- пылко произнес магистр Вайлент.
   -- Присоединяюсь к вам, коллега, -- кивнул Вайленту магистр Захарус и, поклонившись Саманте, добавил: -- Мой голос я тоже отдаю тебе. Эта разработка открывает новую страницу в магической науке!
   -- Или хорошо забытую старую, -- усмехнулась Саманта. -- Я использовала некоторые данные из манускрипта времен империи. Так вот, чтоб сотворить нечто подобное, -- Саманта вытянула ладонь, и на ней появился ледяной шарик, как будто подсвеченный изнутри огнем. Впрочем, так оно и было, внутри этой ледяной сферы бушевал жаркий огонь. -- Так вот, -- продолжила Саманта, -- чтоб это воспроизвести, одних теоретических знаний мало, надо еще и обладать некоторыми врожденными способностями.
   Магистры согласно закивали, ведь магическими способностями обладали не все люди, и не все представители нечеловеческих рас, и эти способности были у всех разные. Магистр Вайлент задумчиво посмотрел на ледяной шар, увеличившийся вдвое, который Саманта теперь крутила на указательном пальце, посмотрел и сказал:
   -- Это понятно, но то, что вы сумели это сделать, пусть даже только воспроизвести, достойно магистерской степени!
   -- Саманта, а Милисента и Листик обладают этими способностями? -- спросил магистр Захарус и, увидев подтверждающий кивок Саманты, удовлетворенно закончил: -- Думаю, что именно совпадение ваших способностей заставляет тебя так много времени уделять обучению именно этих студенток. И мы в этом уже неоднократно убедились!
   Магистр Вайлент согласно кивнул, Саманта тоже кивнула, она не стала разубеждать магистров, сделавших не совсем правильные выводы.
   Вошедшие в зал Гуго Норек, граф де Нариньяк и маркиз Игерос, а также сопровождающие их воины в цветах герцога Вэркуэлла застали странную картину: активно кивающие головами магистры и мастер Саманта, непринужденно крутящая на пальце очень странный, но, несомненно, очень опасный боевой пульсар. Что в принципе было невозможно -- боевой пульсар сразу же после создания посылается в цель, иначе он может взорваться в руках неосторожного мага. Но, с другой стороны, это выглядело так, будто Саманта демонстрирует магистрам свои запредельные возможности, а те, сильно испуганные, ей подобострастно кланяются.
   -- Леди Саманта! Гости баронесс Дрэгис доставлены! -- бодро отрапортовал капитан Норек, нисколько не смущаясь от устроенной Самантой демонстрации. Он долго вёл гостей баронесс по длинным и довольно мрачным коридорам замка, создавая у тех впечатление, что их специально так водят, запутывая. Со стороны это выглядело так, будто графа де Нариньяк, маркиза Игероса и их сопровождающих коварно заманили в ловушку и готовятся сжечь этим необычным боевым пульсаром.
   -- Эээ... -- начал граф де Нариньяк, но высказаться ему не дали, сзади раздался голос:
   -- Приветствую вас, граф. Приветствую вас, маркиз. Как добрались?
   Обернувшиеся гости увидели, а те, кто стояли к ним лицом и так видели, как из боковой двери вышли держащиеся за руки Милисента и Листик. Милисента переоделась и теперь была одета в женский охотничий костюм, с широкой юбкой, более нарядный чем тот, в котором она летала на дракончике. А на Листке был зеленый, в белый горошек, сарафанчик, из-под которого виднелись белые кружевные панталончики, а на ногах белые, тоже кружевные носочки и совсем детские сандалики. Ее рыжие, всегда торчащие в разные стороны волосы на этот раз были собраны в два хвостика, украшенные огромными белоснежными бантами. Листик шмыгнула носом и сказала:
   -- Ага!
   -- Что "ага"? -- строго спросила Листика Милисента, но девочка уже увидела в руках Саманты переливающийся яркими красками шар и кинулась к ней.
   -- Ой, Саманта! Дай мне! Я сейчас им бабахну! -- закричала Листик, но Саманта быстро втянула шар себе в ладонь, что в принципе было невозможно, потому как созданный боевой пульсар нельзя деактивировать, его можно только взорвать.
   -- Листик, -- не менее строго сказала Саманта, -- что "ага"?
   Листик растерянно оглянулась, потом посмотрела на застывших гостей, присела в книксене:
   -- Я вас приветствую, граф. Вас, маркиз, тоже! Ну и вас, раз приехали, -- обратилась она к воинам вэркуэллской дружины. Но, поймав строгий взгляд Милисенты, быстро добавила:
   -- Прошу вас разделить со мной трапезу.
   Вэркуэллские дружинники расслабились и одобрительно закивали, они пока доехали -- успели проголодаться, и такое предложение было в самый раз, а с другой стороны, если приглашают поесть, то жечь боевыми пульсарами не будут. Потому как если сначала накормить, а потом сжечь, -- получится, что поступили крайне неэкономно -- даром перевели продукты.
   -- Но позвольте... Эээ... баронесса, -- начал граф де Нариньяк, он понял, что и девушка, и девочка, обе являются баронессами Дрэгис, которые, как он помнил, были сестрами. Но он не узнал в них студенток, всегда ходивших в брюках и более напоминавших мальчишек-сорванцов, чем девушек. Но граф мужественно продолжил, вызвав тихий ропот сопровождавших его вэркуэллских дружинников, они с самого утра ничего не ели, так как спешили в дрэгисский замок. Граф обратился к старшей:
   -- Позвольте, баронесса! Но я бы хотел сначала выяснить один щекотливый вопрос. Как вы знаете, я являюсь представителем Палаты пэров, королевским инспектором, наделенным особыми полномочиями! И вы как владетельная баронесса обязаны оказать мне содействие!
   Барон Крэгинс поморщился, в приграничье не любили вот таких напыщенных столичных хлыщей, тем более наделенных особыми полномочиями, добра от них ждать не приходилось, и если бы Милисента собралась выставить этого графа из замка, то барон бы поддержал свою соседку. Но, к его удивлению, Милисента спокойно сказала:
   -- Я готова оказать вам всемерное содействие, граф. Но сначала я бы хотела услышать, в чем оно будет состоять?
   -- В выяснении обстоятельств вероломного нападения дракона, обитающего в здешних краях, на людей герцога Вэркуэлла. И если его вина будет доказана, а она, по моему мнению, уже несомненно доказана, то и наказании оного дракона! -- напыщенно произнес граф.
   Милисента кивнула:
   -- Вполне с вами согласна, граф, но чтобы быть до конца объективным, надо выслушать и противоположную сторону, сторону, которую вы так голословно обвиняете.
   Все с недоумением смотрели на девушку, не понимая, к чему она клонит. А Милисента повернулась к своей младшей сестре:
   -- Листик?
   -- Ага! -- ответила девочка. И продолжила, обращаясь больше к вэркуэллским дружинникам: -- Раз ваш граф так хочет, то с обедом придется подождать, пока он проведет все свои следственные деяния.
   -- Действия, -- поправила девочку Саманта,-- он будет проводить следственные действия, за деяния -- наказывают.
   -- Ага! Наказание у него еще впереди, -- согласилась Листик.-- Ладно, это потом. Но пока он тут будет действовать, будем без обеда! Ну, пошли!
   Девочка повела за собой графа и его эскорт. Все, кто был в зале, шли за Листиком, всем было интересно, что такое придумали сестры, а в том, что они что-то придумали, не сомневался никто. Все настолько целеустремленно шагали за девочкой, что не заметили, как отставшая Милисента передала Гуго Нореку какой-то свёрток.
   Девочка вывела сопровождавших ее в один из дворов замка. Судя по размерам, этот двор использовался как плац для воинских упражнений. Сейчас этот широкий двор казался маленьким. На нем сидели четыре огромных дракона. Самый большой дракон, темно-коричневого цвета, раза в четыре был больше Зюзюки.
   -- Вот, -- гордо сказала Листик, теперь граф де Нариньяк ее узнал, эта была та самая студентка, которой мастер Саманта приказала ему помогать в поисках дракона, и которая собиралась рушить все встречные замки. А Листик продолжила: -- Как мы и договаривались, граф, я изловила всех окрестных драконов! Причем, как вы видите, взяла их всех живьём! Вы ведь живые?
   Последние слова Листик адресовала драконам, те застучали хвостами по плитам двора, при этом издавая громовой рёв, оглушивший присутствующих.
   -- Листик, не так громко! -- поморщившись, сказала Саманта, сказала почему-то девочке, а не драконам.
   -- Ага, -- ответила девочка и, обращаясь к драконам, строго приказала: -- слышали? Не так громко!
   Драконы снова заревели, видно, выражая свое согласие. Заревели не так громко, как в первый раз, но всё равно оглушительно. Когда у присутствующих прошел звон в ушах, Листик сказала, обращаясь к графу де Нариньяк:
   -- Ну, чего стоите? Приступайте!
   -- К чему? -- не понял граф.
   -- К своим деяниям, за которые мы потом вас... Ой, к своим следственным действиям. Вот вам все обитающие в окрестностях драконы, можете их допрашивать!
   -- Но допрашиваемый не должен оказывать сопротивления, -- растерялся граф. Листик серьезно оглядела драконов и удивленно спросила:
   -- А разве они оказывают сопротивление? По-моему, пока очень смирно сидят!
   -- Вот именно -- пока! Они же могут в любую минуту напасть! -- Загорячился граф. -- Надо эту возможность исключить, надо бы их обездвижить!
   -- А как? -- опять спросила девочка. -- Как вы себе это представляете? Думаете заковать их в кандалы? Так, как вы поступаете со всеми своими подследственными?
   -- Было бы неплохо, -- поддался на провокацию девочки граф.
   -- Капитан Норек! Выдайте графу кандалы! -- приказала девочка. Гуго протянул графу наручники, большие и крепкие, в них можно было заковать даже орка, но никак не дракона.
   -- Эээ... -- Граф взял наручники и с недоумением их рассматривал. А Листик ехидно сказала:
   -- Вот, граф, вам надо, вы и надевайте на них наручники, я свою часть работы выполнила! -- И, обращаясь к окружающим, сказала: -- Драконов поймала? Поймала! Причем всех, кто живёт здесь в окрестностях. Условия для допроса обеспечила? Обеспечила! Так что вы, граф, тут допрашивайте, а мы пошли обедать, -- закончила Листик под ухмылки и даже смех окружающих. Казалось, даже драконы смеются.
   -- Да, граф, моя студентка выполнила всё ей порученное. Она собрала вам всех местных драконов. А вы уж делайте с ними что хотите, -- добавила Саманта, уже под откровенный смех окружающих.
   -- Ну что? Идёте разделять со мной трапезу? -- Поинтересовалась Листик у присутствующих. Отказываться никто не собирался, только граф, сжимая в руках наручники, спросил жалобным голосом:
   -- А как же я?
   -- А вы, граф, допрашивайте, допрашивайте, -- посоветовала Милисента. -- Когда еще вам выпадет такой счастливый случай -- допросить драконов, тем более что собрать их всех тут было очень нелегко.
   Ухмыляющиеся люди потянулись к входу в замок, казалось, что наблюдающие за этим драконы тоже ухмыляются.
   -- Но как же я? -- Чуть ли не завопил граф, и не нашел ничего лучше, чем заявить: -- Как же я буду их опрашивать, мы же не представлены!
   Листик остановилась и подняла бровки:
   -- Уже опрашивать? Допрашивать их передумали? Ну, если только опрашивать, то я вас представлю. Это граф де Нариньяк, его секретарь -- маркиз Игерос, -- девочка указала на графа и маркиза, и поочерёдно указывая на драконов, представила и их: -- Ханнау, Фарранау, Уланнау и Гирокау.
   Большой коричневый дракон, которого звали Гирокау, что-то проревел, видно, что-то очччень приветственное, потому что очень уж громко проревел. От столь дружелюбного приветствия у графа снова заложило уши, а маркиз, который оказался сообразительнее графа и успел свои уши заткнуть, обратился к девочке:
   -- Уважаемая баронесса Листик, я думаю, что в опросе драконов нет необходимости. Вы же не откажетесь нам рассказать об интересующем нас, после трапезы, эта беседа доставит нам массу удовольствия! -- Маркиз изобразил изысканный придворный поклон.
   Листик тряхнула бантиками:
   -- Ну, если передумали, то пошли!
   Девочка весело вприпрыжку побежала за остальными людьми, удалившимися на значительное расстояние. Графу и маркизу, чтоб не отстать от девочки и не заблудиться в лабиринте замковых переходов, пришлось почти бежать за ней.
   Поздний обед прошел в тёплой и дружеской обстановке. Приглашенные вели себя прилично и в чужие тарелки не лазили. Когда подали десерт, граф де Нариньяк, который уже пришел в себя после демонстрации ему драконов, спросил у Листика:
   -- Прошу меня извинить, но я бы хотел узнать, что такое количество драконов делают в вашем замке?
   -- Вы же хотели, граф, чтобы я поймала вам дракона? И мастер Саманта мне это поручила, вот я и выполнила это порученное мне задание, -- ответила девочка.
   -- Но я просил поймать мне того дракона, который напал на людей герцога Вэркуэлла! А там было их четыре! А в жалобе герцога упоминается только один дракон!
   -- Так надо было спросить их, кто напал! Что ж вы этого не сделали? -- удивилась Листик. -- Я так старалась, ловила их по всему баронству! А вы теперь еще и предъявляете мне какие-то претензии!
   Граф слегка скривился, ведь баронесса -- формально -- выполнила порученное ей задание. Но кто ж знал, что она его именно так выполнит! А вот попробуй допроси дракона, да еще и не одного! И, при этом, не пойманного, а очень даже свободного! Но поднаторевший в различного рода интригах, граф вывернулся, он, хитро прищурившись, спросил у младшей баронессы:
   -- А не поведает мне, ваша милость, что эти драконы делают на территории вашего баронства?
   Листик растерялась, но вместо нее ответила Милисента:
   -- Эти драконы занимаются борьбой с сельскохозяйственными вредителями!
   Графа слегка выбил из колеи такой ответ, и он не нашелся, что сказать, но ему на выручку пришел маркиз Игерос:
   -- Насколько я сведущ в сельском хозяйстве, то с вредителями борются птицы. А эти драконы как-то для птиц... гм... несколько великоваты! Вы не находите?
   -- Вы, маркиз, немного отстали от жизни. Птицы борются с мелкими вредителями, а для борьбы с крупными -- драконы в самый раз, -- ответила Милисента.
   -- Это какие же должны быть вредители, чтоб на них напускать драконов? -- не унимался маркиз.
   -- Лоси, к примеру, или кабаны, вот у вас, барон, -- Милисента обратилась к барону Крэгинсу, который тоже остался на обед, -- у вас кабаны наносят вред сельскому хозяйству?
   Барон как раз взял бокал вина и хотел что-то спросить у Саманты, за разговором Милисенты и маркиза Игероса он не следил, но последнюю фразу услышал, поэтому с горячностью ответил:
   -- Конечно, баронесса Милисента, вредят! Да еще и как вредят! Особенно на тех полях, что возле леса! Бывает, за ночь так изроют, что просто... -- Барон махнул рукой, не находя слов, чтоб выразить тот вред, что наносят кабаны.
   -- Вот видите, маркиз, у нас в приграничье разных вредителей хватает с избытком! Даже драконы не всегда помогают, -- развела руками Милисента.
   -- Но позвольте, баронесса, почему же ваш... эээ... сторожевой дракон напал на людей герцога Вэркуэлла? -- вернулся к интересующей его теме опомнившийся граф де Нариньяк.
   Ему ответила младшая баронесса:
   -- Понимаете, граф, эти люди, ну которые от герцога, полезли на поле, вот дракон и подумал, что это совсем не люди, а новый вид сельскохозяйственных вредителей. Тем более что эти люди совсем на людей не были похожи, даже не нелюдей похожи не были -- ну чисто сельскохозяйственные вредители!
   -- Почему? Почему вы так... -- начал граф, снова сбитый с толку ответом младшей баронессы. Но та не дала ему спросить:
   -- Да потому что люди не будут жечь и топтать поля! И даже нелюди их не поджигают! А эти сразу жечь начали! И если бы не дракон, то и деревню бы сожгли! Вот дракон и предотвратил это безобразие. И если всякие полезут, то еще раз получат! -- грозно закончила Листик, с вызовом глядя на потупившихся вэркуэллских дружинников, составлявших эскорт графа и маркиза. Девочка не сказала, что этим сторожевым драконом была она сама.
   -- Но, позвольте, леди, это был не простой дракон! Этот дракон плевался огнем! Так говорят все очевидцы! -- Поднял голову десятник вэркуэллских дружинников.
   -- Ничего и не плевался! -- обиделась Листик. -- Плеваться не хорошо! Это даже драконы знают!
   -- Очевидцы? Какие очевидцы? -- вмешалась Милисента и, обращаясь к десятнику, которого узнала, сказала: -- Вы, наверное, там тоже были, герцог Ринус, а теперь приехали сюда, да еще и претензии предъявляете!
   Старший сын герцога Вэркуэлла покраснел, а Листик добавила:
   -- Ага, они так улепётывали, что только пятки сверкали, вся вэркуэллская гвардия! Испугались одного маленького дракончика!
   -- Но тот дракон был ненормальным! -- вскричал Ринус Вэркуэлл. -- Он же огнем плева... Бросался! А все знают, что нормальные драконы не могут вот так огнем...
   -- Что-о-о?!! -- Вскочила разозленная Листик. -- Это кто ненормальный? Ты сам ненормальный!
   -- Так, тихо! Все сели и успокоились! -- командным голосом рявкнула Саманта. Милисента усадила вскочившую Листика, младший герцог Вэркуэлл смутился и тоже сел, ведь он вёл себя совсем неподобающе, кричал на баронессу, пусть и не дружественную баронессу, но все-таки девочку.
   -- Успокоились! -- повторила Саманта. И строго оглядев всех, продолжила: -- Герцог был в своем праве, попытавшись разрешить конфликт с помощью оружия, это прописано в королевском эдикте "О разрешении спорных вопросов, возникающих между владетелями". Но, согласно тому же эдикту, баронесса Дрэгис тоже имела право -- "...защищаться всеми доступными средствами, дабы предотвратить урон, возникающий вследствие ведения избыточных военных действий..." -- процитировала Саманта по памяти и, сдвинув брови, подытожила: -- В эдикте от восемьсот двадцать третьего года так и написано -- "доступными средствами"! И нигде не сказано, что этим средством не может быть дракон!
   -- Но там написано -- "вследствие ведения избыточных военных действий"! -- начал возражать младший герцог, -- а разве можно считать избыточными военными действиями -- пару сожженных стожков, деревню мы же не успели подже...
   -- Ага! Не успели! -- вмешалась Листик, ее поддержала Саманта:
   -- Избыточность определяет защищающаяся сторона, -- и, обратившись к старшей баронессе, попросила: -- Милисента, процитируй.
   -- Понятие избыточности вводится, дабы уменьшить возможный урон, наносимый хозяйству стороны, возражающей супротив претензий стороны обвиняющей. Вводится с целью недопустимости неуплаты налога на "разрешение спорных вопросов", -- тоже по памяти процитировала Милисента и пояснила: -- Это введено потому, что конфликтующие стороны отказывались платить налог, налагаемый на боевые действия, мотивируя это полученным уроном. Кстати, герцог, ваш отец так и не уплатил этот налог, хотя он был стороной-зачинщиком. Не уплатил, мотивируя это смехотворной причиной: применение стороной оппонентом запрещенного средства обороны -- дракона. Но, как мы выяснили, дракон не является запрещенным средством!
   -- Но это же был не простой дракон, а огнедышаший! Это не нормально! Таких драконов не бывает! Это не магия, это запрещенное колдовство! -- опять начал возражать младший герцог.
   -- Но почему же не бывает? -- искренне удивилась Саманта. -- Давайте спросим у специалиста. Магистр Захарус, что говорит об этом магическая наука?
   Магистр Захарус улыбнулся, он сидел рядом с магистром Вайлентом. Они оба с интересом слушали, изредка тихо переговариваясь между собой.
   -- Магической науке до последнего времени не были известны огнедышашие драконы, но это не значит, что они не существуют! -- начал магистр Захарус так, словно он читал лекцию студентам. -- Но наука не стоит на месте! И в свете новых открытий такие драконы появились!
   -- Это что, выходит, что таких драконов маги вывели? -- пораженно спросил маркиз Игерос, который четыре месяца искал следы этого огнедышащего дракона и не мог найти, а тут вот так, походя, упоминают, что такие драконы есть.
   -- Нет, молодой человек, -- ответил магистр Захарус, окончательно войдя в роль лектора, -- маги пока таких драконов не выводят, но если появится такая надобность, то это вполне возможно.
   Листик прыснула смешинками, Милисента тоже заулыбалась, а Саманта, сохраняя строгое лицо и незаметно подмигнув магистру Захарусу, укоризненно сказала, обращаясь к младшему герцогу Вэркуэллу:
   -- Очень нехорошо, герцог, очень! Вы уклонились от уплаты налогов, мотивируя это смехотворной причиной -- мол, видели огнедышащего дракона! Если каждый, кто увидел дракона, огнедышащий он там или нет, перестанет платить налоги, то наступит финансовый коллапс государства. -- Саманта осуждающе посмотрела на Ринуса Вэркуэлла и, уже обращаясь к графу де Нариньяку, продолжила: -- Не платить налоги не просто нехорошо, это просто преступно! Вот чем надо вам, граф, заняться. Как представитель Палаты пэров и королевский инспектор вы просто обязаны этим заняться!
   -- Но я прибыл сюда по другому делу! -- попытался отбиться граф де Нариньяк.
   -- Но, обнаружив такие вопиющие нарушения, вы просто обязаны на них обратить внимание и принять меры по пресечению...
   -- И высечению... -- хихикнула Милисента.
   Саманта на нее строго посмотрела и продолжила:
   -- По пресечению выявленных нарушений и строгого наказания совершивших эти нарушения!
   -- Да, безобразные нарушения, -- поддакнула Листик. Саманта и на нее строго глянула, но девочка, нисколько не смутившись, продолжила: -- Прямо-таки вопиющие! Как и они сами! Как они вопили, когда разбегались!
   Милисента одёрнула свою сестру, и та замолчала. Но продолжала улыбаться.
   Младший герцог Вэркуэлл знал, что лучший способ защиты это нападение, поэтому попытался перевести стрелки на сестёр:
   -- Я заявляю протест! Господин граф, баронесса Дрэгис произвела захват королевских земель, направив свой отряд в Иланский лес! Это военный захват! В том же отряде есть воины!
   -- А почему вы раньше не направили туда своих людей, герцог? -- ехидно спросила Милисента, -- боялись, да? Знали, что там завелась какая-то нечисть, и боялись? А когда другие убрали эту опасность, то сами хотели туда сунуться? Но не успели? Так же как с Ларнийским перевалом! И у вас была прекрасная возможность помочь своим соседям в борьбе с птарами. Помогли бы, заслужили бы их благодарность. Но ни одного вашего воина я в приграничных баронствах не видела, а сейчас, насколько я знаю, вы подтягиваете к их границам свои войска.
   -- Да, герцог! Леди Милисента совершенно права, вы направили свои войска к моим границам, почему вы это не сделали, пока мы отбивались от чудовищ. А сейчас, когда моя дружина ослаблена, вы проявляете столь недружелюбные действия! -- гневно выдал барон Крэгинс.
   -- Не беспокойтесь, сосед, Гирокау будет в лесу, в вашем баронстве. -- Улыбнулась Милисента. И ехидно обратилась к представителю Палаты пэров: -- Мы же пришли к выводу, что охранять сельскохозяйственные угодья от всяких вредителей с помощью драконов -- разрешено, в эдикте от восемьсот двадцать третьего года на это же нет никаких запретов, не так ли, граф?
   Барон Крэгинс громко захохотал, сам бы он вряд ли выстоял против герцога, нет, герцог бы не стал захватывать всё приграничное баронство, ему совсем не нужны эти пограничные проблемы, а вот отхватить кусок плодородных земель у ослабленного соседа -- это запросто. Тем более что дружины крэгинского баронства, да и двух соседних сильно ослаблены после нападения птаров. Но теперь, когда Милисента недвусмысленно дала понять, что не останется в стороне от конфликта, да еще и драконов науськает, нападать становилось опасно. Младший герцог растерянно посмотрел на представителя Палаты пэров, и тот пришел к нему на помощь:
   -- Да, госпожа баронесса, что вы скажете по поводу ваших последних действий? Ведь это захват коронных земель! Преступный самозахват, и отвечать за это придется по всей строгости закона, и я как представитель Палаты пэров и королевский инспектор...
   -- У вас, граф, как королевского инспектора должен быть перстень истины, подтверждающий ваши полномочия, -- перебила графа Милисента.
   -- Не сомневайтесь, он у меня есть! -- Напыжился граф де Нариньяк и продемонстрировал перстень.
   -- Тогда, вот прочтите это! -- Милисента достала из-за обшлага рукава свёрнутый в трубочку пергамент, именно на таких пергаментных листах, а не на бумаге, печатались королевские указы. Граф развернул его и начал читать, по мере чтения у него лезли брови вверх.
   -- Читайте вслух, -- попросила Милисента.
   -- "Сим подтверждается, что все земли, именуемые Иланским лесом, и земли, лежащие между выше упомянутым лесом и землям дрэгисского баронства, передаются во владение баронессы Листикалинарионы Дрэгис", -- громко, словно декламируя, прочитал королевский инспектор.
   -- Подтвердите подлинность подписи, -- почти приказала Милисента. Инспектор провёл перстнем над подписью под текстом, и перстень загорелся синим цветом.
   -- Эээ... но тут только подпись наследницы, принцессы Милисенты. Принцесса, как наследница, имеет право издавать подобные указы, но их можно обжаловать в Палате пэров! Пока этот указ не подтвердил король, он не имеет юридической силы! И он не обязателен к исполнению! Но поскольку этот указ выводит эти земли из-под юрисдикции короны, то они считаются как бы ничейными, и тот, кто имеет право...
   -- Такая вот юридическая казуистика, -- сказала, непонятно кому жалуясь Милисента, -- вывести из-под юрисдикции имеет силу, но передать тому, кому надо, не имеет. И каждый, кто имеет право, то есть силу, может захватить! Но я уже захватила. Так что право имею именно я! Как сильнейшая!
   -- Но это можно оспорить в Палате пэров, пока этот указ принцессы не подтвержден королём. И тогда, чтоб выполнить решение Палаты, сюда будут направлены объединенные войска лендлордов! -- возразил граф де Нариньяк.
   -- Я это предвидела, -- пожала плечами девушка и достала второй пергаментный лист. Она протянула его графу, тот аккуратно его взял и прочитал:
   -- "Все решения моей дочери и наследницы, принцессы Милисенты, которые она примет в пользу баронессы Листикалинарионы Дрэгис, имеют силу утвержденного закона".
   -- Подпись! Читайте подпись! -- властно приказала Милисента.
   -- Король Зелии, Саеш третий, -- прочитал королевский инспектор. Слегка дрожащей рукой с перстнем он провёл над пергаментом, перстень интенсивно засветился синим.
   -- Так вы хотите пойти против королевского указа, господин королевский инспектор? -- произнесла Милисента с прежней властностью в голосе. Потом она обвела присутствующих взглядом, от которого те поёжились, и спросила: -- Или кто-то хочет оспаривать королевский указ в Палате пэров?
   Присутствующие молчали, они понимали, что если будет нарушен королевский указ, то восстанавливать справедливость прибудут не дворянское ополчение, и не дружины лендлордов, а королевская гвардия. Да и отобрать эти земли у дрэгисских баронесс будет очень трудно, их дружина по численности почти сравнялась с дружиной герцога Вэркуэлла. И еще были драконы, почему-то слушавшиеся сестёр.
  
   Вечером в одной из комнат замка сидели трое мужчин. Эта комната была выделена графу де Нариньяк на время, пока он будет гостить у баронесс Дрэгис. Поэтому одним из мужчин и был граф, вторым был его секретарь маркиз Игерос, а третьим был сын герцога Вэркуэлла, Ринус, до этого притворявшийся десятником дружины отца. Но его узнала Милисента, поэтому его поселили не в казарме, с остальными дружинниками, а выделили комнату в донжоне замка. Теперь все трое собрались в комнате графа.
   -- Но, граф, надо же что-то делать! -- Молодой герцог почти кричал, бегая вокруг сидящих в креслах графа и маркиза. Они оба держали в руках бокалы с вином. Маркиз посмотрел вино на просвет и скучающим голосом заметил:
   -- Надо сказать, что вино у здешних провинциальных баронесс очень неплохое, не в упрёк вам, герцог, будет сказано, может, оно даже лучше, чем у вас.
   -- Да при чем здесь вино! -- уже совсем сорвался на крик молодой герцог, -- при чем здесь вино?! Вы понимаете, что следующим шагом этой зарвавшейся баронесочки будет объявление себя графиней, а может и герцогиней!
   -- Вполне возможно, -- еще более скучающим тоном заметил граф де Нариньяк. -- Если эта баронесса сумела заручиться поддержкой короля, пусть даже через принцессу, то вполне возможно она станет в скором будущем герцогиней, вернее обе станут, ведь их же двое. Недаром же обе баронессы составляли свиту принцессы во время ее последнего официального появления, на большом новогоднем королевском приеме.
   Граф был опытным интриганом, увидев пергаменты с указами, которые ему продемонстрировала старшая баронесса, он сразу понял, на чьей стороне будет король в случае конфликта. И то, что конфликт будет неизбежен, граф тоже понял, ведь хотя он и был королевским инспектором, но был послан в приграничье как представитель Палаты пэров расследовать жалобу герцога Вэркуэлла. Сам факт того, что герцог подал жалобу на какого-то пограничного барона, говорил о том, что герцог не смог справиться с этим бароном самостоятельно. И графу были даны инструкции разобраться -- кто же стоит за этим бароном. И, как оказалось, стоит сам король, но от Палаты пэров было недвусмысленно указано -- оказать содействие в этом конфликте именно герцогу Вэркуэллу. И теперь граф раздумывал, как лично ему выйти из этой щекотливой ситуации. Ведь выполнить инструкции Палаты пэров, значило пойти против короля. Встать на сторону баронесс Дрэгис -- нажить могущественных врагов среди лендлордов. Это был непростой выбор, тут надо было всё взвесить, обдумать в спокойной обстановке, а младший герцог Вэркуэлл своей беготней и криками мешал этому важному занятию.
   -- И вы, граф, так спокойно об этом говорите?! -- опять закричал молодой герцог. -- Ведь это же... Это же... -- Ринус Вэркуэлл поперхнулся, не найдя что сказать. За него сказал граф:
   -- Это означает, что создается новый региональный центр влияния. И инициатором этого процесса выступил сам король, возможно с подачи принцессы, которая продвигает своих протеже. Ее тоже можно понять: она наследница, но при этом не имеет никакого авторитета среди лендлордов, они ее просто не знают. А так будет иметь мощную поддержку, возможно, всего приграничья. Ведь местные бароны, после недавних событий, поддержат именно баронесс Дрэгис. Тем более что, в отличие от вашего батюшки, она расширяет свои владения не за их счёт.
   Молодой герцог перестал бегать и начал багроветь от возмущения, граф с интересом наблюдал за этим процессом. Когда молодой герцог дошел до крайней степени багровости, граф опять высказался:
   -- Насколько я понял, вы, герцог, тоже участвовали в том походе? Который так бесславно для вас закончился, ведь вы даже не вошли в соприкосновение с дрэгисской дружиной?
   -- Это дракон! Проклятый дракон! Дракон, дышащий огнем! -- выдохнул молодой Вэркуэлл. -- Он дышал огнем, дышал, вернее выдыхал очень далеко! Мы просто не могли ничего этому противопоставить! Это против благородных правил ведения боевых действий, в рамках эдикта...
   -- Важен результат, -- хмыкнул граф, -- именно результат! Ведь тот, кто победил, тот и прав! У вас же был почти десятикратный перевес в воинах, но вы же не считаете, что это против благородных правил. А теперь, насколько я понял, вы утратили и этот перевес. Дрэгисская дружина почти не уступает по численности вашей, а если еще и гномы выставят свой хирд, они же вассалы баронессы, то вас просто раздавят.
   -- И драконы, -- поддакнул графу маркиз. -- Тогда был один дракон, а сейчас мы видели четырёх, и, как мне рассказали, есть еще один, верховой дракон старшей баронессы. Думаю, что и у младшей тоже есть. Ведь когда мы приехали, младшей баронессы в замке не было. А потом мы увидели взлетающего дракона с всадником, как я понял, старшая полетела за младшей.
   -- Но, возможно, обратно они прилетели на одном, -- возразил младший герцог.
   -- Я бы на вашем месте исходил из худшего, из того, что обе баронессы имеют верховых драконов. Хотя, какая вам разница, шесть драконов или пять, ведь вы-то и с одним не смогли справиться! -- саркастически заметил граф де Нариньяк.
   -- Господин герцог, а вы заметили того дракона, что сегодня взлетел, когда мы стояли у ворот замка? -- спросил маркиз Игерос Ринуса Вэркуэлла.
   -- Да! Я готов поклясться, что это тот самый дракон, что напал на нас в прошлый раз! -- ответил младший герцог. -- Именно его надо было и допрашивать!
   -- Что же вы молчали там, во дворе? -- ехидно спросил граф. -- Там было целых четыре дракона, вы могли бы допросить любого из них, думаю, младшая герцогиня, увидев ваше рвение, позвала бы и того, пятого дракона, -- не преминул съехидничать и граф де Нариньяк. -- Там вы спрятались за мою спину, хотя, думаю, что у вас было гораздо больше вопросов.
   -- Они ведьмы! Обе! И старшая и младшая! -- снова закричал младший герцог. -- Ведьмы! Потому их и слушаются драконы! Их надо сжечь!
   -- Они студентки академии Магических Искусств! Второй курс боевого факультета, если это что-то вам говорит! -- резко ответил граф, ему надоела истерика герцога. -- Очень способные студентки! Их непосредственный руководитель -- леди Саманта Грег, да вы ее видели, разве не узнали? И я уверен, что в случае конфликта она поддержит своих студенток, а боевой маг ее уровня может справиться со всей вашей дружиной самостоятельно! У вас же нет боевых магов в дружине? Тем более что это именно она и эти девушки очистили Иланский лес. И мне кажется, что это была заранее спланированная акция, ведь не могла же это предвидеть принцесса, выдавая баронессам эти пергаменты, со своим и королевским указом.
   -- Это граф Клари и герцог Грег, начальник тайной стражи и канцлер, скорее всего, это они спланировали! -- воскликнул маркиз Игерос. -- И они же посоветовали королю выдать баронессе эти указы, как будто это добрая воля принцессы... Принцессы... -- повторил маркиз. Его озарила догадка, что если принцесса подписала этот указ, то сделала это она накануне выхода экспедиции из столицы. Значит, она находилась в столице, а возможно и сейчас находится! Это надо было немедленно сообщить его милости, главному заговорщику. Поэтому маркиз обратился к графу:
   -- Господин граф, вы не будете отправлять в столицу почту в ближайшее время?
   -- Зачем, Зарисс, ведь расследование еще не закончено, вернее, не получено ничего такого, ради чего стоило бы посылать гонца.
   -- Мне надо срочно передать в столицу очень важные сведения, -- решительно сказал маркиз Игерос.
   -- И вы, маркиз, еще будете утверждать, что не получали никаких инструкций в обход меня? -- спросил граф. Его подозрения, что маркиз приставлен к нему как соглядатай, еще больше усилились, поэтому он немного злорадно сказал: -- Пока я являюсь королевским инспектором, именно я являюсь главой инспекционной комиссии, и я решительно не вижу причин посылать гонца в столицу!
  
   В другой комнате замка, вернее, в небольшом зале сидели магистры Захарус, Вайлент, мастер Саманта Грег, Гуго Норек и обе баронессы.
   -- Да, территория всех четырёх баронств очищена от птаров, но где гарантия, что мы выловили всех? -- Мастер Захарус продолжал свою ранее начатую речь.
   -- Мы выловили всех, -- вмешалась Листик, они с Милисентой сидели, обнявшись, в одном кресле. -- Если бы хоть один остался, то я бы знала.
   -- Откуда у вас, студентка Листик, такая уверенность? -- спросил магистр Захарус.
   Вместо Листика ответила Саманта:
   -- Лесные жители из необычного народца, они сообщили бы, если хотя бы один птар остался.
   -- Да, если бы хоть одно из этих чудовищ осталось, то мне бы Флина рассказала, -- подтвердил магистр Вайлент. -- Но я тоже считаю, что идти в горы всем составом экспедиции не имеет смысла. Часть может остаться здесь, в предгорьях достаточно материала для углубленного изучения.
   -- Флина? -- Поднял брови магистр Захарус. -- Кто она такая? Местная жительница?
   -- В некотором роде, местная, -- ответил смутившийся магистр Вайлент. -- С ней меня познакомила баронесса Милисента. Эта девушка, Флина, оказывает нам неоценимую помощь в полевых исследованиях, как знающая здешние реалии и окрестности.
   -- То-то я вижу, вы, магистр, так увлеклись полевыми исследованиями здешних реалий, что перестали в замке ночевать, -- ехидно сказал магистр Захарус. Листик, Милисента и Саманта заулыбались. Магистра Вайлента с русалкой Флиной познакомила Милисента совершенно случайно, Флина как раз рассказывала, где находятся птары, а магистр Вайлент оказался рядом, пришлось познакомить. Теперь магистр и русалка углубленно изучали жизнь лесных обитателей, да так увлекались, что магистр оставался на ночь в лесу.
   -- Так и решим, -- закончила обсуждение Саманта, -- в горы пойдут магистры Захарус и эл Минэтэйнион. Здесь останемся я и магистр Вайлент. Проводником будет Листик, она лучше всех знает горы. Да и то место, где растут эти так интересующие эл Минэтэйниона цветы. Часть "целителей" и все "боевики" останутся здесь. А вот "охотников" можно будет взять всех.
   -- Орков и еще четверых оставим здесь, -- предложил Захарус. -- Думаю, я, восемь "охотников" и студентка Листик смогут обеспечить безопасность, тем более что наш эльф получил хороший урок и будет слушаться...
   -- Эльф и послушание, по-моему, -- несовместимые вещи, -- хмыкнула Саманта.
   -- Я постараюсь, чтоб он больше никуда не влип, -- заверил девушку магистр Захарус. -- Да и баронесса Листик мне поможет.
   -- Ага, -- подтвердила Листик, -- помогу, но нам придется сойти с тракта, там есть такие места, что лошади не пройдут. Поэтому лошадей надо будет оставить у "Стражей перевала", там есть постоянный пост, при нем оборудована конюшня. Так что с лошадьми ничего не случится.
   Магистр Захарус кивнул, а Саманта обеспокоенно спросила:
   -- А птары в горы не забежали?
   -- Не-а, -- ответила Листик. -- Мы с Милисентой летали там, если бы хоть один туда пробрался, нам бы сказали, да и проход был не в горах, а в том ущелье, где меня пытались поймать.
   Магистры переглянулись, выходит, что Милисента и Саманта не беспокоились о девочке, потому что она летала с Милисентой, значит, девушки постоянно виделись.
   -- У вас, Листик, тоже есть дракон? И вы на нем, как и Милисента, летаете? -- спросил магистр Вайлент.
   -- Ага, -- ответила девочка, -- летаю... регулярно.
   Листик ответила чистую правду, ведь она действительно регулярно летала, а то, что своим драконом была она сама, то это не обязательно всем знать.
   -- А что это была за засада? -- заинтересовался магистр Захарус. -- И что за проход? Я так понял, что именно через этот проход к нам попали птары, ведь они же обитатели другого мира? Получается, что это межмировой проход, и если он открыт, это может быть очень опасно! Через этот проход сюда может пролезть еще кто-нибудь!
   -- Да, это был межмировой проход, стационарный портал, -- вместо Листика ответила Саманта. -- Его создала одна сущность, которая именовала себя демоном...
   -- Гад чешуйчатомохнатый, да еще и сильно вонючий! -- уточнила Листик. Саманта на нее укоризненно посмотрела, и девочка воздержалась от дальнейших комментариев. А Саманта продолжила:
   -- Да, тут я согласна с Листиком, гад. Он и открыл портал, но с его гибелью, в чем целиком заслуга баронессы Листика, этот портал потерял стабильность, произошло его схлопывание. Канал полностью разрушился и его восстановление невозможно. Мы можем туда съездить, осмотреть то место. Выход в горы через три дня, так что успеем.
   -- Баронесса Листик! Как вам удалось справиться с этим демоном?! -- в один голос вскричали магистры. Но вместо девочки ответила снова Саманта:
   -- Мощный комбинированный удар магией огня и льда, вы же видели эти заклинания. Листик сумела нанести такой внезапный удар, что этот демон не смог защититься.
   -- Но если бы Листик не смогла... это значило бы, что... -- почти прошептал магистр Вайлент, магистр Захарус ничего не сказал, он только с уважением посмотрел на девочку.
   -- Именно это бы и значило, портал оставался бы открытым достаточное время, чтобы в наш мир хлынули птары, а как с ними тяжело бороться, вы видели сами.
   -- Саманта, вы говорили о том, что на Листика была организована засада, получается, этот демон знал, что она может оказать противодействие?
   -- Да, Артур, знал. И организовал засаду, но Листик сумела этой засады избежать и победить демона, -- ответила Саманта. Листик стала центром всеобщего внимания, девочка гордо задрала нос, показывая, что справиться с демоном для нее обычное дело. Милисента засмеялась и погладила сестру по голове и сильнее к себе прижала. Листик расплылась в улыбке, и казалось, что девочка сейчас замурлычет от удовольствия, как кошка.
  
   Глава 17. Экспедиция продолжается
  
   Фиоринэль эл Минэтэйнион, светлый эльф, магистр академии Магических Искусств, заведующий кафедрой ботаники целительского факультета сидел за столом и наблюдал за сельской лекаркой Мартой. Лекарка что-то перекладывала у печки, готовила какие-то травы. Завтра отдельный отряд экспедиции академии отправится в горы. Поскольку домик лекарки находился не так уж и далеко от тракта, шедшего на Ларнийский перевал, то за теми участниками похода, что жили у лекарки, основная часть отряда во главе с магистром Захарусом заедет по пути. Потому как вызывать их в дрэгисский замок, ставший главной базой экспедиции, не имело смысла -- потом всё равно пришлось бы ехать в эту сторону. Лекарка молчала. Молчал и магистр. Их молчание было прервано шумным появлением двух эльфиек -- светлой и темной.
   -- Уважаемая Марта, -- обратилась к лекарке светлая эльфийка, -- Ирэн говорит, что надо обязательно положить к травам целительского набора гнилец крестовидный. Но ведь эта трава входит в состав зелья, применяемого только моряками, -- зелья, помогающего от морской болезни! А мы же идем в горы! Что же там может вызвать морскую болезнь?
   Лекарка прищурилась, кивнула и спросила у темной эльфийки:
   -- Ирэн, почему ты так решила, что тебя натолкнуло на эту мысль?
   -- Понимаешь, мама, -- задумчиво произнесла эльфийка, произнесла, не заметив своей оговорки, светлая эльфийка тоже не обратила на это внимание, а вот магистр эл Минэтэйнион бросил быстрый взгляд сначала на Ирэн, а потом на Марту. А Ирэн продолжила: -- Что-то меня как будто толкнуло, когда я перебирала травы, комплектуя лекарский набор первой помощи. Да, я знаю, это снадобье совсем не нужно в горах, но что-то мне подсказывает, просто кричит, что это надо взять!
   Марта снова кивнула и сказала:
   -- Раз просто кричит, то надо брать. Интуиция очень часто подсказывает нам верное решение возникшей проблемы, а иногда и той проблемы, которая возникнет в отдаленном будущем, но мы редко к своей интуиции прислушиваемся. Нам кажется, что предлагаемое решение противоречит логике. Но как мы можем оценить логику того, что еще не случилось? Иногда какая-нибудь мелочь, кажущаяся нам никчемной и незначительной, может спасти жизнь, а может ее и погубить. А это снадобье много места не займёт и тяжести к той поклаже, что вы берете, не прибавит. Так что, бери, доченька. К интуиции надо прислушиваться.
   Эльфийки согласно кивнули, вежливо поблагодарили за совет и убежали. А эльф внимательно посмотрел на деревенскую лекарку, или, скорее, лесную травницу, и спросил:
   -- Маритининиэль, почему?
   -- Узнал, -- усмехнулась травница. -- Я думала, раньше узнаешь. А Ирэн я подобрала раненую, выходила. Ну и что, что дарк, скажешь -- не просто дарк, а клан Мягко Ступающих? Видишь, знаю я, знаю. Знаю и то, что она прошла полный курс подготовки, и знаю, какой экзамен проходят окончившие этот полный курс, чтобы получить мечи.
   -- Она убила разумного! -- гневно воскликнул эл Минэтэйнион.
   -- Фиоринэль, можно подумать, ты не убивал!
   -- Это было по необходимости, в порядке самозащиты! А Мягко Ступающие убивают невиновных! Убивают тех, на кого указывают их старейшины!
   -- Да, она убила! Убила старейшину, который приказал ей убить ребенка! Такое вот ей придумали испытание. Убила и забрала его мечи! -- почти выкрикнула Марта.
   -- Но, Маритининиэль, это же очень опасно! Если она это сделала, то стала изгоем в своем клане! А если она еще и убила старейшину, то на нее должна была быть объявлена охота!
   -- Охоту объявили бы, если бы она просто убила, но она вызвала его на поединок. Она отказалась убивать ребенка, и за неисполнение приказа ей грозила смерть. Но она обвинила старейшину в оскорблении. Обвинила в том, что он ее унизил, дав задание убить несмышленое дитя, а не опытного воина. Старейшина вынужден был принять вызов, а Ирэн потребовала -- бой насмерть, мол, такое оскорбление можно смыть только кровью.
   -- Но почему ей назначили такое странное испытание -- ребенок, а не воин? -- спросил эльф.
   -- Тот, кто учил Ирэн, был хорошим бойцом, он очень хорошо обучил девушку. Она тоже стала очень хорошим бойцом, она бы легко расправилась с любым противником, если бы это был воин. Но клан Мягко Ступающих -- это клан убийц, а не воинов. И боец этого клана должен быть готов убить любого, на кого укажут старейшины. А учитель Ирэн, на свою голову был не только хорошим бойцом, но он был и хорошим психологом, он понял, что Ирэн убьёт любого воина, но не сможет поднять руку на ребенка, вот он и назначил ей такое испытание.
   -- Но если бы надо было убить не ребенка, а взрослого, Ирэн выполнила бы это задание и осталась в клане и стала бы хладнокровным убийцей! Понимаешь, Маритининиэль, убийцей! Тем, на кого ее учили! И рано или поздно она бы...
   -- Рано или поздно она бы сорвалась, она не смогла бы убить ни ребенка, ни беременную женщину, ни... -- Лекарка махнула рукой. -- В общем, она бы сделал то, что сделала. Только вот последствия были бы более трагичные для нее.
   -- И более кровавые для клана, -- закончил эл Минэтэйнион.
   -- Так и случилось, -- пожала плечами лекарка. -- Или ты думаешь, что молодая девушка, убившая одного из старейшин, одного из лучших мечников клана, была вот так просто отпущена? Ей отдали мечи побежденного, дали полдня форы и пустили по следу три боевые пятёрки. То есть организовали охоту, но не официальную.
   -- Три пятёрки! -- пораженно воскликнул эльф. -- Маритининиэль, ты хочешь сказать, что она их всех... Ведь боевая пятёрка дарков не сходит со следа, пока не добьётся своего или пока не погибнет! А Ирэн жива!
   -- Почему всех? -- усмехнулась женщина, -- четверых из последней пятёрки добила я.
   -- Ты хочешь сказать, что ты... Не может быть! Тебя хоть и учили, но не до такого же уровня!
   -- Девочка не только мечник, она еще и сильный маг, да, она была сильно изранена, но и тем тоже досталось неслабо. Так что моих сил хватило с ними расправиться, тем более что магией я тоже неплохо владею. -- Марта закончила перебирать свои травы и опустилась на стул напротив эльфа. -- Вот тут ты в моем уровне можешь не сомневаться. Ну что ты хотел еще спросить?
   -- Маритининиэль, почему ты ушла? Почему ты тогда ушла?
   -- А почему ушел ты? Почему молодой, подающий большие надежды маг жизни ушел из Светлого Леса? Ушел, не попрощавшись, что я должна была подумать?
   -- Я не мог иначе, мои исследования вызвали, ну ты помнишь, какую реакцию они вызвали среди наших старейшин. Они бы запретили мне работать дальше.
   -- И что теперь, ты продолжаешь работать над той проблемой?
   -- Нет, я понял, что развитие той темы опасно для всего живого. Может, это слишком громко сказано, но это действительно опасно! Я это понял и прекратил работы.
   -- Выходит, старейшины были не так уж и неправы? -- Подняла брови Марта.
   -- Выходит, что так. Но я понял это только со временем. Все мы делаем ошибки, особенно в молодости, и за них приходится расплачиваться, только вот иногда это очень дорого обходится, плата получается несоразмерна содеянному. -- Эльф произнес это, не сводя своего грустного взгляда с лекарки. А Марта задала еще один вопрос:
   -- Почему же ты теперь не вернешься в Светлый Лес?
   -- Потому что старейшины всё же неправы! -- При этих словах брови Марты снова удивленно поднялись, а эльф с горячностью продолжил:
   -- Мой пример, пусть я и был неправ, только показал, что политика, проводимая советом, ведёт народ эльфов к вырождению! Мы медленно, но верно вымираем! Если дарки как-то сумели вписаться в современное общество, пусть и в качестве наёмников и убийц, то светлые, со своей изоляционистской политикой, дошли до последней черты!
   -- Почему же здесь, в зелийском королевстве, эльфийская диаспора довольно обширна? И вроде из здесь живущих эльфов никто вымирать не собирается.
   -- Эльфы, живущие здесь, не хотят или уже не могут жить в лесу, они, как бы это лучше сказать... ну, не совсем эльфы.
   -- Как и ты, -- кивнула лекарка.
   -- Как и я, -- согласился эльф, грустно улыбнувшись, -- как и я, впрочем, как и ты. Разве ты этого сама не чувствуешь?
   -- Я? -- удивилась Марта. -- Знаешь, я как-то об этом не задумывалась. Сначала, пока я пряталась, было не до этого, потом появилась Ирэн. Надо было и ее прятать. Так что мне было некогда об этом думать.
   -- Но ты же не собираешься прятаться вечно? Тем более теперь, когда тайна Ирэн раскрыта! Думаешь, Мягко Ступающие забывают такие пощёчины? Теперь за девочкой снова придут, они узнают, где Ирэн, рано или поздно, но узнают. И придут, получается, придут не только за ней, но и за тобой!
   -- И что же мне теперь, бедной, делать? -- улыбнулась Марта.
   -- Не знаю, ты же была лучшей видящей. Разве ты не можешь предсказать грядущие события?
   -- Видящей? -- Грустно улыбнулась лекарка. -- Что вы знаете о видящих? Нас запирают в золотые клетки и заставляют смотреть. Смотреть в грядущее. Не понимают, что очень многие видят дорогу только до первого перекрёстка, ну до второго, не дальше. А там новые события и новые перекрёстки. И увидеть все вероятные направления пути просто невозможно.
   -- Но ты же можешь...
   -- Могу, до третьего. А дальше? И потом, когда смотришь вдаль, то можешь не заметить камня под ногами, споткнуться об него и разбить голову. Вот так! А ты говоришь -- видящая!
   -- Маритининиэль, я не могу ничего предложить, кроме своей помощи. И клянусь, я буду тебя защищать!
   -- С чего бы это? -- как-то очень грустно спросила лекарка.
   -- Потому что я не хочу потерять тебя снова! Потому что я люблю тебя! -- Эльф вскочил с места, подошел к лекарке, тоже вставшей со своего места, и обнял ее. Марта не стала вырываться, она посмотрела ему в глаза и спросила:
   -- А Ирэн? Ее ты тоже будешь защищать?
   -- Ее тоже! -- не раздумывая, ответил эльф, -- Ее тоже, все, кто дороги тебе, дороги и мне! И я буду вас защищать, сколько хватит моих сил! Сколько хватит моей жизни! Я люблю тебя, Маритининиэль!
   Фиоринэль эл Минэтэйнион поцеловал Марту, и она ответила на его поцелуй.
   -- Ага! И здесь целуются! -- раздался хрипловатый голос. -- Стоит их только оставить без присмотра, так сразу же целоваться начинают! Ой! -- Громко ойкнувшую Листика втолкнули в комнату, так как она встала на пороге и комментировала увиденное, никого на пропуская внутрь. В комнату ввалились магистры Захарус, Вайлент, мастер Саманта и Милисента.
   -- Ну, чего толкаетесь! -- закричала девочка, -- подглядывать нехорошо! А вы сюда все такой кучей подглядывать!
   -- А ты? -- улыбнувшись, спросила Марта, вернее теперь уже не Марта, а светлая эльфийка Маритининиэль, потому что с нее сошла прежняя личина.
   -- А я не подглядываю! Я конструирую факт, -- наморщив лоб, ответила Листик.
   -- Не "конструирую", а "констатирую"! И вообще, общение с королевским инспектором графом де Нариньяк тебе явно не пошло на пользу, -- заметила Саманта.
   -- Да, не пошло, совсем не пошло, -- тяжело вздохнув, согласилась Листик. И серьезно добавила: -- У этих столичных ответственных чиновников нельзя научиться ничему путному!
   -- Это точно, -- согласилась Милисента. Все засмеялись, а магистр эл Минэтэйнион, немного отстранившись от Маритининиэль, объявил:
   -- Познакомьтесь, господа, это моя невеста Маритининиэль!
   -- Это уже третья! -- радостно воскликнула Листик.
   Маритининиэль, тоже отстранившись, удивленно спросила:
   -- Как третья?!
   -- Ага, -- важно кивнула Листик, -- ты третья невеста! Первая -- Флина, вторая Талина. А ты, Марта, будешь третьей!
   Маритининиэль, уже совсем отстранившись, но не выпуская эльфа из рук, строго спросила:
   -- Фиоринэль, когда ты успел? Ты же здесь всё время, раненый, лежал! И потом, они же русалки!
   -- Какие русалки, какие невесты! -- вскричал ничего не понимающий эльф.
   Вошедшие вместе с Листиком засмеялись, а покрасневший магистр Вайлент сказал:
   -- Флина -- это моя невеста! Да, она русалка, ну и что? Что здесь такого? Насколько я знаю, межрасовые браки не запрещены! И у нас может быть здоровое потомство!
   -- Да, может, и не просто может, а уже будет, -- подтвердила Листик, -- мальчик и девочка.
   -- Как мальчик и девочка? -- растерялся магистр Вайлент, -- почему мальчик и девочка?
   -- Ну, вы же хотите сына, а Флина хочет дочку, вот у вас и будут сразу мальчик и девочка, -- очень серьезно объяснила Листик.
   -- Но... но откуда вы знаете? -- спросил ошарашенный магистр Вайлент.
   -- Раз Листик так говорит, то так и будет, -- подтвердила Маритининиэль, -- она в этом разбирается.
   -- В чем разбирается, в мальчиках и девочках? -- Никак не мог прийти в себя магистр Вайлент. -- Как она может разбираться?! Она же сама еще ребенок!
   -- Я неправильно выразилась, прошу прошения, -- склонила голову эльфийка, -- Листик это просто видит. А Флина русалка, а русалки могут выбирать пол и количество своих будущих детей.
   -- Эээ... то есть они могут по желанию... -- Магистр Захарус не нашелся, как сформулировать свою мысль, но решительно закончил: -- Это очень интересный научный факт! Эта информация нигде не была ранее отражена!
   -- Что ж тут неизвестного, -- пожала плечами Листик, -- тут об этом все знают, тут очень много родственников русалок.
   Маритининиэль, глядя на так до конца и не пришедшего в себя магистра Вайлента, с улыбкой кивнула. А магистр Захарус хлопнул магистра Вайлента по плечу:
   -- Так вас, коллега, можно поздравить? У вас будут и сын и дочка, как я вам завидую!
   Листик посмотрела на магистра Захаруса и предложила:
   -- А хотите, мы и вам русалку найдём? Здесь их у нас много! Выберете себе ту, какая вам больше понравится!
   -- Тут у вас просто какое-то русалочье брачное агентство, не успели мы попасть в приграничье, как одних уже почти женили, а другим насильно и очень активно невест подыскивают! -- Смутился магистр Захарус, остальные заулыбались. Тут уж магистр Вайлент хлопнул Захаруса по плечу:
   -- Ну что вы, коллега, всё на добровольных началах, а вы подумайте, когда еще такая возможность будет!
   -- Нет, спасибо! Я пока обойдусь, тем более что у меня уже есть невеста, вы лучше вот ей подыщите! -- Пришел в себя магистр Захарус, при этом, злорадно улыбаясь, показал на Саманту.
   -- Не, ей невеста не положена, она сама может стать невестой, -- серьезно сказала Листик, -- потом, когда захочет...
   Тут уж засмеялись все присутствующие, настолько серьезный был вид у девочки. Опять открылась дверь, и в домик заглянули Ирэн и Миримиэль. На темную эльфийку преображение лекарки из пожилой человеческой женщины в юную эльфийку не произвело никакого впечатления, а вот светлая застыла пораженная.
   -- Ой! Марта, это вы? -- воскликнула Миримиэль. Эльфийка, которую до сих пор обнимал магистр эл Минэтэйнион, улыбнулась:
   -- Да, Миримиэль, это я.
   Магистр Захарус, который раньше не видел Марту, подозрительно оглядел всех присутствующих и голосом прокурора спросил:
   -- Так, я так понимаю, что уважаемая Маритининиэль раньше выглядела совершенно по-другому? Да? Я не буду спрашивать почему, видно, у нее для этого были достаточно веские причины. -- Магистр эл Минэтэйнион энергично закивал, а начальник экспедиции продолжил: -- И я так понимаю, что свой облик она сменила совсем недавно, буквально перед нашим приездом, раз Миримиэль ее в этом новом виде не видела, а почему остальные не удивились? Или вы уже видели?
   -- Нет, -- ответила мастер Саманта, -- я не видела. Но я видела ее истинный облик.
   -- Это как? Не видела, но видела? Саманта, объясни! -- потребовал магистр Захарус.
   -- Я вижу истинный облик под мороком, под любой личиной, -- ответила Саманта и, предвосхищая новый вопрос, добавила: -- Милисента и Листик тоже обладают этими способностями. А магистру Вайленту сейчас не до этих мелочей.
   Действительно, тот с отсутствующим видом смотрел в окно. Там наблюдалось некоторое оживление среди студентов. Листик тоже выглянула в окно:
   -- Вот и недостающие невесты появились, Флина и Талина. Флина к вам, магистр Вайлент, а Талина к Кленму.
   Захарус покачал головой и сказал:
   -- Наверное, студента Кленма придется заменить, его оставлю здесь, двое влюбленных в отряде -- это уже перебор!
   -- Ага, -- согласилась Листик, -- он тоже будет думать только о своей русалке, и кто у них будет -- мальчик или девочка. А все и так знают, что у них будут двойняшки!
   -- Все всё знают, один я не догадываюсь ни о чем. Ну, как прикажете в таких условиях руководить экспедицией? -- Сокрушенно развёл руками магистр Захарус.
   -- Мудро и терпеливо, -- посоветовала Саманта. -- Можно еще решительно и строго, но это в меру. А то разбегутся, а некоторые и разлетятся.
   Присутствующие захихикали, магистр махнул рукой:
   -- Ладно, пойду руководить теми, кто меня еще слушается. А то тут собрались какие-то таинственные личности, с запредельными способностями, о которых я даже не догадываюсь.
   Захарус толкнул магистра Вайлента, который, забыв обо всём на свете, смотрел в окно. Тот как будто очнулся:
   -- А? Что?
   -- Или же влюбленные, не замечающие никого вокруг. Вот, Саманта, поделимся -- один со мной в горы пойдёт, а второй влюбленный с тобой останется. Не одному же мне мучиться. -- И сказал, обращаясь уже к Вайленту: -- Идем, я так понял, там ваша невеста появилась, -- и потащил того на улицу.
  
   По горной дороге, ведущей к Ларнийскому перевалу, двигался отдельный отряд экспедиции академии Магических Искусств. Впереди отряда ехали Листик и Ыргиз. Магистр Захарус пересмотрел свое решение не брать в горы орков. Ыргиза и Палыма он взял после долгих уговоров. Ему всё равно надо было кем-то заменить Кленма, который собрался жениться на русалке Талине. Поэтому он и взял Ыргиза, ну а Палыма взять его уговорили. Саманта осталась старшей над оставшейся частью экспедиции и пообещала лично присматривать за всеми поисковыми партиями, что будут заниматься различными исследованиями в Дрэгисском лесу и предгорье. А Милисента пообещала выделить для сопровождения каждой такой партии по десятку своих дружинников и по одному переговорному амулету. Кроме этого, три десятка воинов находились в замке, в постоянной готовности прийти на помощь в случае какой-либо опасности, для этого Милисента сняла часть своих дружинников с застав.
   Листик ехала на своей маленькой мохнатой лошадке, больше похожей на пони. Милисента уговорила сестру не демонстрировать свои возможности ходить быстрее скачущих лошадей и хотя бы до перевала доехать, как и остальные, -- на лошади. А дальше пешком пойдут все, так что Листику придется приноравливаться к скорости остальных участников похода. Отряд утром выехал от домика Марты и в одиннадцать часов проехал пост в начале подъёма на перевал. Там обычно ночевали купеческие караваны, два таких каравана отряд обогнал по дороге. Груженые купеческие фургоны двигались медленнее, чем всадники. А экспедиционный отряд состоял только из всадников. Поэтому они проскакали быстрой рысью весь день, с небольшим привалом на обед. На привале Листик собрала букетик цветов и теперь ехала с ним, вызывая удивленные взгляды Ыргиза. Не только его, и не только она -- букетик собрала и Ирэн, а после того, как она что-то тихо сказала остальным девушкам, и они тоже.
   Уже начинало темнеть, когда вышли на перевал. Перевал открылся неожиданно, за одним из очередных поворотов горной дороги обнаружилась большая площадка, даже не площадка, а довольно широкая площадь, похожая на городскую. Сходство с городской площадью этому месту придавал ряд зданий, прилепившихся к скале, нависавшей над этой площадью. Казарма дружинников дрэгисской дружины, занимавшихся проводкой караванов через горы, большой постоялый двор и конюшни для лошадей -- все эти здания были частично вырублены в скале, частично сложены из больших камней. Видно, эти камни были собраны по всей этой площадке, потому как она была чистая, если не считать пару открытых загонов для тягловых животных, которым не хватило место в конюшне. В одном таком загоне стояли более десятка быков каравана, прибывшего с той стороны перевала и уже расположившегося на ночёвку. Но не это поразило участников экспедиции, на выезде с горной дороги стояла каменная фигура, высотой в два человеческих роста. Это был немолодой воин, в доспехе королевского офицера времен Гринейских войн. Он был без шлема, его волосы развевались, казалось, он устремился на противоположную сторону площади, на помощь группе воинов, стоявших там. Это были тоже искусно высеченные в скале фигуры усталых, израненных воинов, готовившихся принять свой последний бой. Впереди стоял их командир, еще совсем юноша, наступивший на отрубленную голову скальной химеры.
   Листик спрыгнула со своей лошадки и положила букетик цветов к ногам одинокого воина, ее примеру последовала Ирэн, а за ней все девушки. Остальные тоже соскочили со своих коней и застыли перед статуей в молчании.
   -- "Стражи перевала", -- через некоторое время сказала Ирэн, отвечая на невысказанный вопрос остальных. -- Это Лэри де Гривз, барон Дрэгис, а там Тэрик, его сын.
   -- Листик, это твой... -- тихонько начал Ыргиз, но Листик его прервала:
   -- Да!
  
   Отдельный отряд академической экспедиции растянулся вдоль узкой тропы, по которой идти можно было только по одному. Каждый из участников похода нес тяжелый рюкзак, ведь коней пришлось оставить на заставе на Ларнийском перевале, и дальше идти своим ходом. Первый день дался особенно тяжело, ну а сегодня слышались даже шуточки, правда, шутили вполголоса, окружающие суровые горы особо не располагали к веселью. Впереди снова шла Листик, за ней шагал Ыгриз, несмотря на свои размеры и рюкзак, весивший втрое больше, чем у остальных, орк шел совершенно бесшумно. Да и остальные участники похода тоже передвигались на удивление тихо. Может поэтому, и услышали громкое сопение и топанье, еще до того, как тропу преградили существа, не уступающие ростом Ыргизу, но гораздо его толще.
   -- Каменные тролли, -- не оборачиваясь, вполголоса произнесла Листик, но ее услышали все. Отряд подтянулся, собираясь в компактную группу. В этом месте сходились сразу четыре ущелья, как бы образуя перекрёсток. Оружия пока никто не доставал, но в воздухе повисло напряжение от защитных плетений.
   -- Каменные тролли! -- тихонько повторил кто-то сзади. И вполголоса спросил, вроде как ни к кому не обращаясь:
   -- Почему они не окаменели? Ведь на солнце каменные тролли должны превращаться в камень!
   -- Распространенное заблуждение, -- не поворачивая головы, ответила Листик, она внимательно наблюдала за приближающимися великанами, ну не совсем великанами, но довольно-таки здоровыми человекоподобными существами.
   -- Да, это распространенное заблуждение, -- подтвердил слова Листика магистр Захарус, -- очень распространенное заблуждение и стоившее многим жизни.
   -- Почему? -- спросил кто-то из студентов.
   -- Эти тролли всеядны... -- начал магистр, а Листик продолжила:
   -- Ага, всеядны, едят всё, до чего дотягиваются их лапы, а лапы, видите, какие у них длинные!
   -- Так почему же они не окаменели? -- повторил вопрос тот же студент.
   -- Они не каменеют, просто у них очень толстая шкура. Такая, что пробить ее очень трудно. В горах, где они в основном и живут, холодно. А у них замедленный метаболизм, поэтому они медленно двигаются. Когда же попадают на солнце, то они просто застывают на месте, греются, вернее отогреваются. А вот нагревшись, могут двигаться очень быстро. Многие из путешественников вот так и ошиблись, приняв застывшего, греющегося на солнце тролля за окаменевшего, и неосторожно подошли к нему. Такие путники уже никому не могут рассказать о том, что тролль не окаменевший, а очень даже живой. А вот тем, кто издали рассматривал, казалось, что тролль окаменел. Стрелы-то от него отскакивают как от камня. Всё это студенты-"охотники" уже знают, а целители будут проходить на четвёртом курсе, -- прочитал мини-лекцию магистр Захарус. Действительно, издали серая шкура троллей очень сильно напоминала камень.
   -- Гм, нам бы их как-то сейчас пройти, не дожидаясь четвёртого курса, -- пробормотал кто-то из студентов-целителей. А Ыргиз проворчал, наблюдая за приближающимися троллями:
   -- Ишь, всю дорогу перегородили, явно собрались демонстрировать свою всеядность.
   Он встал слева от Листика, а справа выдвинулся магистр Захарус. Сзади к девочке подошел Палым, готовый задвинуть ее себе за спину и занять ее место. Тролли приблизились на расстояние броска камня и остановились.
   -- Ага, -- громко и удовлетворенно сказала Листик.
   -- Ыыых! Угыу! Гы-гы-гы! -- проревел в ответ самый большой тролль, выдвинувшийся вперед из толпы своих сородичей.
   -- Ага! -- ответила девочка, как бы оценив мощность голоса тролля, а ободренный тролль заревел еще громче:
   -- Гы-гы-гы! Уых! Уых! Гроу-гроу! Га-га-га!
   -- Ага! -- очень строго сказала девочка и махнула рукой в сторону бокового ущелья. И тролли дружно и послушно пошли в ту сторону.
   -- Чего это он? -- удивился Ыргиз, уже взявший свой топор на изготовку. -- Гогочет словно гусь, пришедший к своему любимому пруду и не обнаруживший того на месте!
   -- Этот лысый джентльмен... -- начал объяснять Палым, тоже доставший свой меч и приготовившийся к схватке. Тролли действительно были лысые, покрытые толстой шкурой, собирающейся складками. Палым спрятал меч в ножны и продолжил: -- ...этот лысый джентльмен хотел пригласить нас на обед...
   -- В качестве главного блюда, -- хмыкнул кто-то из студентов.
   -- Да, наверное, -- согласился орк. -- Но он же не кинулся сразу нами закусывать, а очень вежливо пригласил: мол, не разделите ли с нами трапезу, хотя бы в виде десерта! Поступил как истинный джентльмен.
   Среди студентов послышались смешки, а Палым продолжил:
   -- А Листик ему очень вежливо отвечает, -- нет, уважаемый тролль, мы сами голодные, поэтому это вы у нас пойдёте на первое блюдо. А тролль в ответ -- у меня шкура толстая, я даже на первое не гожусь. А Листик ему -- тогда на сухари пойдёшь...
   -- Палым, ты что, понимаешь язык троллей? -- спросил Ыргиз.
   -- Не-а, -- покачал головой орк. -- Но по поведению этих симпатяшек нетрудно догадаться, что Листик их отшила. И очень решительно отшила!
   -- Какие они страшные! -- сказала одна из студенток-целительниц. -- И все лысые!
   -- Да, все лысые, -- согласился Палым. -- Хотя должны быть мохнатыми, ведь они живут-то в горах, а здесь довольно-таки прохладно. Причем, вы заметили, лысые как самцы, так и самки.
   -- Разве среди них были и самки? -- удивилась та же студентка. -- Палым, как ты их различаешь?
   -- У самцов дубины, разве ты не заметила? А у самок...
   -- Да, Тирит, у самцов такие большие дубины, -- сказала подруга первой девушки и, смутившись, добавила, -- висят.
   Палым, а за ним Ыргиз захохотали, их подержали другие "охотники".
   -- Ой, не могу! -- Хохотал Палым, -- Не могу!
   -- Не висят, они их держат в лапах! -- отсмеявшись, пояснил Ыргиз. -- Тролли-самцы держат свои дубины в лапах. А у самок другое оружие.
   -- Ага, -- не унимался Палым, -- Улила, ты настоящая женщина, в минуты смертельной опасности замечаешь такие мелочи -- у кого что висит!
   -- Совсем даже не мелочи! -- возмутилась девушка, чем вызвала новый взрыв хохота, теперь уже смеялись все. После опасности, которой подвергся отряд, это была нормальная реакция. Не смеялась только Улила, она обиженно надулась и заявила:
   -- Даже у таких безмозглых чудовищ, как каменные тролли, женщины выглядят приличнее, чем мужики! Мужики -- голые! А на женщинах юбочки были!
   -- На самках, -- поправил Ыргиз, он уже не смеялся, а внимательно оглядывал окрестности, прислушиваясь к разговору Листика и магистра Захаруса, которые не принимали участия в общем веселье. -- На самках, -- продолжил Ыргиз, -- у троллей самки, женщинами их трудно назвать. И это не юбочки, а пояса, они их делают из кожи своих жертв. В этих поясах они хранят ножи. Да вы видели, если у самцов в лапах были дубины, то у самок ножи.
   -- Эти камни -- ножи? -- удивленно спросил кто-то. -- Уж очень они грубо выглядят.
   -- Тем не менее это ножи, -- подтвердил Палым, -- причем очень остро заточенные, они этими ножами режут горло своим жертвам, как остро оточенной бритвой!
   -- Да, -- кивнул Ыргиз, -- мало того, они эти ножи еще и великолепно метают, попадая в цель, в то же горло, с довольно большого расстояния.
   Студенты притихли, им теперь стала понятна реакция "охотников" на троллей, пусть и находившихся на довольно большой дистанции от отряда.
   -- Уходят, -- сказал магистр Захарус. Они с Листиком не принимали участия в общем разговоре студентов, а внимательно смотрели за исчезающими в боковом ущелье троллями.
   -- Ага, -- подтвердила Листик.
   -- Листик, а они не вернутся? Или может, они собираются устроить где-нибудь нам засаду? -- обеспокоенно спросил Магистр Захарус. -- Может, часть троллей засаду устроила там впереди, а эти вернутся и нападут с тыла, отрезая нам путь назад?
   -- Если бы собирались устроить засаду таким образом, то эти бы, -- Листик мотнула головой в сторону ущелья, где скрылись тролли, -- там остановились бы и ждали, пока мы пойдем вперед.
   -- Они что, настолько тупые? -- удивился магистр Захарус.
   -- Не-а, не тупые, просто ленивые, -- ответила Листик. -- И потом, они были сами очень напуганы, причем многие из них были сильно поранены.
   Магистр с сомнением покачал головой, по внешнему виду троллей заметно не было, что кто-то из них ранен.
   А Листик продолжила:
   -- Там, откуда они пришли, кто-то появился, или что-то, кого тролли посчитали своей добычей. Легкой добычей. Вот и ломанулись всем племенем туда. А эти кто-то как следует им надавали. Вот тролли и бегут со всех ног.
   -- Что-то незаметно, чтоб тролли бежали со всех ног, -- заметил Ыргиз.
   -- Бегут, бегут, -- усмехнулась Листик. -- Мало того что бегут, так еще и мне нажаловались.
   -- Я бы тоже нажаловался, -- ухмыльнулся Палым, отсмеявшись, он, как и все студенты, теперь внимательно слушал разговор Листика и Захаруса. Ухмыльнувшись, орк продолжил, вызвав новые улыбки у студентов: -- Я бы тоже нажаловался! Вот так -- сел обедать, а тарелка с супом мне кулаком прямо в морду -- бац!
   -- Ага, примерно так и вышло, -- серьезно кивнула Листик. -- Они только собрались пообедать, а им прямо в морду! Вот они и нажаловались, вернее их вожак.
   -- Листик, ты что, поняла, что ревел этот тролль? -- удивился Палым.
   -- Даже я понял, что там какая-то съедобная опасность, -- усмехнулся магистр Захарус. -- У каменных троллей язык, пусть очень примитивный, но есть.
   -- Ну да?! -- удивился Палым. -- Этот же их вождь ревел совершенно неразборчиво!
   -- Ага, -- согласилась Листик. И улыбнувшись, пояснила: -- Это он от волнения, всё никак не может прийти в себя, от того что тарелка с супом набила ему морду.
   Среди студентов снова послышались смешки, а магистр Захарус, не поддавшись общему веселью, обеспокоенно спросил:
   -- Листик, а вы уверены, что тролли не вернутся?
   -- Ага, -- ответила девочка, -- не вернутся, они меня боятся больше, чем ту суповую тарелку, а сейчас в этой стороне и я, и она. Так что тролли улепётывают отсюда.
   -- Вас? Тролли боятся вас, Листик? -- удивился магистр Захарус.
   -- Ага! -- ответила Листик, она не пояснила, что тролли знают, кто такая Листик и что они боятся именно Листика-дракона, огнедышащего дракона. -- Меня, я в прошлый раз тут хорошо навела порядок, эти толстокожие сунулись к тракту, пришлось объяснить им -- кто тут хозяин.
   Магистр кивнул, он решил, что Листик тут наводила порядок во главе отряда своих дружинников. Трудно было поверить, что эта миниатюрная девушка, почти девочка, может в одиночку нагнать страху на каменных троллей.
   -- А почему вы не уничтожили их? -- поинтересовался магистр эл Минэтэйнион, он был в группе, замыкающей отряд. Сейчас он подошел к Листику и Захарусу, пока остальные студенты устроили импровизированный привал. -- Ведь эти звери представляют собой нешуточную опасность!
   -- Нет, если им время от времени хорошенько чистить их каменную шкуру, то они вполне обучаемы. -- Заулыбалась Листик своей широкой улыбкой. -- Они теперь знают, что к тракту нельзя. И если попробуют сунуться -- будут сильно наказаны. А тут они как буфер между дорогой через перевал и северной частью гор. Там обитает всякая гадость, и она время от времени сюда лезет и напарывается на троллей. И те, если не могут сами съесть, прибегают жаловаться.
   -- Типа пришел шашлычок и нас покусал! Помогите нам его скушать! -- Ехидно вставил Палым, они с Ыргизом выдвинулись немного вперед и следили за тропой, выходящей из ущелья, откуда появились тролли, но при этом прислушивались к разговору.
   -- Ага, -- подтвердила Листик, -- вот и сейчас тоже они там на кого-то напоролись и нас предупредили.
   -- Какие милые и предупредительные создания! -- еще более ехидно сказал Палым.
   -- Листик, а эти тролли не пойдут вслед за нами, -- обеспокоенно спросил магистр эл Минэтэйнион, -- чтоб посмотреть -- справимся мы с их обидчиками или нет?
   -- Да, такой вариант развития событий возможен? -- поддержал своего коллегу магистр Захарус.
   Листик пожала плечами:
   -- Вряд ли, и повторю, тролли нам сейчас не опасны. А вот что там впереди, надо обязательно посмотреть!
   -- Но, возможно, это очень опасно! -- воскликнул магистр эл Минэтэйнион.
   -- Нам всё равно надо в ту сторону, -- снова пожала плечами девочка. -- И лучше будет, если мы посмотрим, что это такое. Сами посмотрим, а не будем ждать, пока этот "шашлычок", -- Листик показала язык Палыму, -- кинется нам на спину. Или вы передумали смотреть, где растёт Blanko Edeliveus.
   Эльф отрицательно замотал головой. Листик кивнула и сказала, указав на ущелье, откуда вышли тролли:
   -- Тогда идем, пойдем по этому ущелью! Посмотрим, что их там так напугало.
   -- И съедим сами! -- состроив кровожадную рожу, опять вставил свои пять медяшек Палым. Ыргиз ткнул его под рёбра. Магистр Захарус оглядел уже почти расположившихся на незапланированный привал студентов и скомандовал:
   -- Отряд! Подъём! Продолжаем движение! Походный порядок -- прежний!
  
   Ущелье, по которому двигался отряд, было гораздо шире предыдущего. Отряд шел в колонне по трое, в первой тройке шли Листик, по центру, магистр Захарус, справа, и слева Ыргиз. Замыкали колонну -- магистр эл Минэтэйнион и Ирэн. Магистр эл Минэтэйнион держал наготове сразу два плетения -- большого щита, чтоб в случае опасности закрыть если не весь отряд, то его половину, и плетение ледяного копья, чтоб ударит по появившейся опасности. Прикрывала его Ирэн с обнаженными мечами. Она скользила неслышной тенью, подтверждая все слухи об умениях Мягко Ступающих. "Охотники" равномерно распределились вдоль всей колонны. Все были готовы к любым неожиданностям, но пока ничего не происходило. Такая постоянная готовность к нападению изматывала больше чем сам поход. Уже ближе к вечеру отряд вышел в довольно широкую часть ущелья, напоминавшую маленькую долину, тут были даже деревья, правда, довольно чахлые.
   -- Может, здесь встанем на ночёвку? -- спросил магистр Захарус. -- Место довольно просторное, трудно будет подобраться к лагерю. Что-то пока не видно тех, кто напугал троллей.
   -- Ага, -- ответила Листик, -- ночевать будем точно здесь, потому что дальше не пропустят!
   Магистр Захарус насторожился, а Ыргиз шагнул вперед. У орков реакция быстрее, чем у людей.
   -- Назад, Ыргиз! -- закричала Листик, начиная двигаться вместе с орком, но нападение произошло слева, там, где находился Ыргиз. Листик не смогла обойти орка, и тот попал под первый удар. Кто-то нанес в грудь охотника такой удар, что тот отлетел на несколько метров, врезавшись в строй студентов и повалив нескольких из них. Но нападающий, отбросив орка, открылся перед Листиком, которая сразу же его атаковала, выхватив из набедренных ножен свои охотничьи ножи.
   Магистр Захарус выхватил свой меч и застыл, он не мог прийти на помощь девочке, настолько они с неизвестным агрессором быстро двигались. Звон сталкивающихся ножей Листика и оружия неизвестного слился в одну протяжную ноту. Среди мелькания сражающихся и поднятой ими пыли Захарус разглядел только большой хвост, покрытый чем-то, напоминавшим чешую. Магистр предположил, что нападавший был верхом, причем его верховое животное было вроде ящерицы, потому как посадка этого неизвестного была довольно низкая, ниже, чем если бы тот сидел на лошади, даже если бы это была не лошадь, а пони. Но это животное, как и сам нападающий, двигались очень быстро, и двигались они удивительно слаженно. Несколько раз это животное вставало на дыбы, лап магистр Захарус не разглядел, но он сделал такой вывод, потому как неизвестный поднимался вверх и нависал над девочкой, замахиваясь на нее одним из своих мечей. Мечей у противника Листика было два, и они были какие-то странные -- сильно изогнутые, причем изогнутые в направлении удара. Но Листик каждый раз уходила от удара этих мечей, демонстрируя скорость не меньшую, а может и большую, чем у нападавшего. Но, видно, скорость была недостаточной, потому как девочка не нанесла своему противнику ни одной раны.
   Сражение, больше напоминавшее какой-то замысловатый танец, продолжалось уже несколько минут. Не было даже заметно, что противники имеют хоть какое-то преимущество друг перед другом. Не было заметно и усталости сражающихся, что при такой скорости движения было очень странно. Не выказывало усталости и верховое животное противника Листика, что тоже было удивительно, ведь разумные гораздо выносливей любого животного, особенно в драке.
   Магистр почувствовал, как за его спиной отряд собирается в компактную группу, которую прикрывают "охотники", обнажившие свое оружие. Как над отрядом разворачивается защитное заклинание, которое активировал магистр эл Минэтэйнион. Как в это заклинание вливают свои силы некоторые студенты. Захарус одобрительно кивнул, действия его подопечных были слаженными и правильными. Теперь на отряд нельзя было внезапно напасть, а если нападение и произойдёт, то напавшие и их метательные снаряды завязнут в плетениях щита. Магистр Захарус удовлетворенно хмыкнул, недаром он гонял отряд на тренировках -- отлично сработали! И опять сосредоточил всё свое внимание на поединке Листика с неизвестным. Еще напрягало то, что нападающий был один, если в засаде есть еще несколько таких бойцов, то отряду придется очень тяжело.
   А темп сражения всё увеличивался, если раньше магистр мог видеть хотя бы отдельные фрагменты боя, то теперь всё смазалось в сплошную серую полосу. Рядом то ли хмыкнул, то ли хрюкнул Палым, он тоже всё видел, и понял, что против такого воина, с которым сражалась Листик, он не выстоит и десятка секунд. А если этих супербойцов в засаде несколько? А их должно быть несколько, может, даже несколько десятков. Ведь каким бы ни был великолепным воином нападавший, он должен понимать, что против магов ему не выстоять, а то, что в отряде есть маги и очень сильные, должно было стать понятно нападающим по уже видимым защитным плетениям! И то, что сражается всего один воин, выглядело очень странным. Захарус и Палым быстро переглянулись. Магистр чуть шевельнул пальцами, и Палым отступил за спину Захаруса, а тот начал выплетать защитное заклинание, которое должно было замкнуть круг. Магистр Захарус услышал, как одна из эльфиек активировала переговорный медальон. Но вместо ответа послышались шипение и треск -- горы или еще что-то мешало связи. За спиной застонал Палым, Захарусу тоже захотелось застонать, получалось, что они жертвовали Листиком, ведь если к тому воину присоединятся еще несколько, то девочке, прикрывшей собой весь отряд, просто не выстоять! Да и отряду тоже! Поэтому магистр Захарус голосом отдал команду на отступление.
   -- Я, я пойду... -- прохрипел очнувшийся Ыргиз. -- Я не брошу Листика!
   Пошатывающийся орк сделал шаг вперед, к нему присоединился и Палым, он, не оборачиваясь, сказал:
   -- Магистр, уводите отряд! Мы прикроем! Я тоже не оставлю Листика!
   Между орками метнулась серая тень с двумя черными мечами. Ирэн стремительно обогнула сражающихся и встала между ними и нагромождением больших камней, откуда выскочил этот странный воин, и застыла в стойке. За ней, не так быстро, вышла светлая эльфийка. На ее поднятой руке светилось заклинание ледяного копья. Было видно, что ей очень страшно, но она встала рядом с Ирэн, готовая ударить по тому, кто нападет на девушку.
   -- Миримиэль, ты зачем? -- прохрипел пошатывающийся Ыргиз. Эльфийка упрямо мотнула головой и ответила тихо и дрожащим голосом:
   -- Я с Ирэн!
   -- Артур, уводи детей! -- проговорил магистр эл Минэтэйнион, огибая Захаруса.
   -- Фиоринэль, ты куда? -- удивленно выдохнул магистр Захарус.
   -- Я не могу бросить Ирэн и Миримиэль, уводи детей! Уводи, пока есть время! -- тоже почти прохрипел магистр эл Минэтэйнион, он, полностью выкладываясь, сплетал новое защитное заклинание.
   Ирэн, вглядываясь в нагромождение камней, что-то там увидев, почти прошипела:
   -- Не леззсссь!
   Вокруг черных мечей Ирэн возникли язычки такого же черного пламени.
  
   Глава 18. Экспедиция продолжается, преодолевая все препятствия
  
   Вишасса, Старшая Мать рода Серебряного Лотоса -- народа сиашеисс -- с тревогой наблюдала за Гиашо-со. Он был последним воином рода. Остальные погибли во время исхода, вернее бегства оттуда, где раньше обитал род. Туда они тоже пришли в незапамятные времена. Сиашеисс в большинстве своем были довольно мирным народом, жили охотой и собирательством, стараясь не ввязываться в конфликты с другими разумными. Но если такой конфликт возникал, то противниками сиашеисс становились очень опасными: очень сильные и умелые воины, как мужчины так и женщины, они не знали пощады. Этому были свои причины: очень низкая рождаемость и специфические условия жизни заставляли их ценить жизнь каждого своего соплеменника. Поэтому они стремились уничтожить как можно больше врагов, и при этом свести свои потери к минимуму. Для этого годились все способы -- хитрые засады, ночные нападения, удары в спину ничего не подозревающего противника. За это их не любили народы, жившие с ними по соседству, за это, да еще за внешний вид, уж он очень отличался от облика других разумных.
   Одной из таких войн и был вызван исход из прежнего места обитания, да что места! Сиашеисс пришлось вообще покинуть тот мир. А новый мир, куда они в спешке перебрались, оказался крайне негостеприимным. Мало того что условия для жизни там были весьма неблагоприятны именно для сиашеисс, так еще и местные жители оказались очень враждебны. Как воины эти агрессивные, зубастые, покрытые грязно-бурой шерстью существа очень сильно уступали сиашеисс, но их было слишком много, и они нападали, не считаясь со своими потерями. Старшая Мать приняла решение уходить дальше. К этому решению подтолкнул случайно обнаруженный межмировой переход. Это был какой-то неестественный переход, не такой, как обычные, соединяющие соседние миры, он пронизывал пространство очень странным образом и в непонятном направлении, но это не остановило сиашеисс. Да и роду Серебряного Лотоса, оторванному от своего народа, было некуда деться. Тем более что разведчики рассказали о более чем благоприятных условиях в том мире, куда вёл этот странный переход. Но во время прохода на род было совершено нападение. Напали те самые твари, похоже, они тоже двигались в тот же мир по этому же переходу и догнали походную колонну рода. Чтоб дать уйти женщинам и детям, в заслоне остались все взрослые мужчины рода и все женщины, способные сражаться. Но среди этих тварей оказалось чудовище, владеющее искусством сеири. Воины гибли один за другим, гибель всего рода была неизбежна, и лучшие сеири-са во главе со Старшей Матерью рода остались прикрывать отход. Они все погибли, дав возможность остальным пройти переход. Старшей Матерью стала Вишасса как самая сильная сеири-са из оставшихся.
   И в этом мире те твари, вместе с возглавляющим их чудовищем, продолжали преследовать род. Но мир это не переход, и роду удалось оторваться от погони, уйдя в горы. Вот только в горах сиашеисс совсем не умеют жить -- охотиться тяжело, да и не растёт ничего такого, что бы могло обеспечить питание. На обессилевших сиашеисс и тут продолжались нападения, но, к счастью, это были не прежние твари с крысиными хвостами. Сначала напали существа, похожие на ожившие большие камни. Однако Гиашо-со, Ишша-си и Ушша-си их удалось отогнать. Но, судя по поведению нападавших, то были дикари, теперь же на стоянку рода вышли хуманы, явно шедшие по следу. А если они шли по следу, то вряд ли с добрыми намерениями.
   Уйти обессилевшим сиашеисс не представлялось никакой возможности, и воины рода выдвинулись, чтобы атаковать преследователей. Воинов оставалось всего трое -- один мужчина, даже не мужчина, а юноша, и две девушки, которые и воинами-то еще не были, а только учениками. Они уцелели только потому, что были очень молоды и во время прохода по межмировому переходу шли в головном дозоре. Теперь они были единственной надеждой рода. Атаку начал Гиашо-со, он атаковал, как казалось, самого большого, сильного и опасного противника и с легкостью отбросил того, но заступивший дорогу маленький хуман, который вроде как не представлял никакой опасности, сумел остановить воина рода. Мало того что остановил, он связал его боем, дав остальным хуманам время приготовиться. Среди тех оказалось много сеири-са и они создали мощную защиту, которую Вишасса не могла преодолеть, а если хуманы еще и атакуют, то одна Вишасса может не выстоять. Поэтому Старшая Мать рода подозвала к себе оставшихся сеири-са и они вместе начали выплетать защиту. Ишша-си и Ушша-си приготовились атаковать хуманов, но Старшая Мать медлила, не давая команды, что-то не позволяло ей это сделать, что-то было не так! И когда она решилась дать сигнал к атаке, дорогу воинам-девушкам сиашеисс заступила молодая женщина хуман, даже не хуман, а темный алив. С ними сиашеисс сталкивались раньше. Темные аливы были опасными бойцами и сильными сеири-са, и этот темный алив, вернее женщина народа алив, не составляла исключения, она вызвала сеири-гра, засветившееся темным пламенем на лезвиях ее мечей, и прошипела на всеобщем:
   -- Не лезззсссь!
   Это на мгновение отвлекло внимание Вишассы от схватки, когда же Старшая Мать снова глянула туда, Гиашо-со уже лежал под большим каменем, поверженный сильным ударом и скованный заклинанием холода. А маленький хуман -- это была девушка, даже девочка! -- весело улыбалась, растянув губы в широчайшей улыбке. Вишасса поняла, что казалось ей странным. Это было не странным, это было страшным! На нее, улыбаясь, смотрела Повелительница! Старшая Мать опустила руки и всхлипнула, она поняла, что остатки рода уже не спасёт ничто! Спустя пару мгновений это поняли и сеири-са, и девушки-воины. Они повторили всхлип Вишассы.
   -- Не убивай его! Прошу тебя! Возьми мою жизнь! Только не убивай его! -- К лежащему Гиашо-со бросилась молоденькая сиашеисс. Она упала рядом с ним, можно сказать что на колени и, обняв поверженного воина, всхлипывая, стала гладить того по голове. Несмотря на всю трагичность ситуации, Старшая Мать отметила, что Хиссу не атаковали, а Повелительница смотрит на нее даже с некоторым сочувствием. Потом Повелительница повернулась к Вишассе и сказала на языке сиашеисс:
   -- Выходите! Чего там затаились?
   Вишасса покорно вышла и приняла позу подчинения:
   -- Я и мой род покоряемся Повелительнице! Повелительница вправе назначить нам любое наказание, если это будет смерть -- мой род примет ее достойно.
   Повелительница как-то недовольно скривилась, у Старшей Матери сжалось сердце, сейчас Повелительница огласит свой приговор и скорее всего это будет-таки смерть! Ведь на Повелительницу напали, и она в своем праве. Повелительница скривилась еще больше и как-то очень обиженно спросила:
   -- Почему этот твой, -- кивок в сторону лежащего воина, -- напал на нас? Хотел со мной подраться? Тогда зачем было бить Ыргиза?
   Вишасса ничего не поняла, она только растерянно моргала. Но тут на Повелительницу накатил вал, состоящий из детей сиашеисс, -- все сорок два ребенка, вырвавшись из-под опёки уцелевших матерей, кинулись к Повелительнице, они громко жаловались и плакали. Повелительница вместо того чтобы разгневаться и наказать дерзких, подхватила самого маленького на руки, который и ходить-то толком не мог, но полз довольно быстро, и что-то громко и отчаянно закричала остальным хуманам, тоже замершим и наблюдавшим за происходящим.
  
   Магистр Захарус с зубовным скрежетом отдал команду к отходу, но при этом он не сводил глаз с двух орков и трёх эльфов, собравшихся принести себя в жертву для спасения остальных. Шестой была Листик, к какому виду разумных отнести девочку -- магистр уже не знал. То, что она не человек, это было уже давно понятно. Захарус моргнул, в этот момент всё и произошло -- раздался громкий хлопок, и всадник, сражавшийся с Листиком, отлетел к большому валуну и приложился об него спиной. Магистр Захарус пораженно замер, те, кого он принимал за всадника и коня, оказались одним существом. Выше пояса это был мужчина, вернее юноша, уж очень он молодо выглядел, а вот ниже... ниже это была змея, толщиной с взрослого человека и примерно трёх с половиной метров длины. Змеиное тело было покрыто крупной чешуёй серого цвета, верхняя половина тоже была чешуйчатой, но чешуйки были очень мелкие, почти незаметные. Увиденное настолько поразило магистра, что он на пару мгновений растерялся и застыл на месте. Также застыли и остальные студенты. Среди них прокатился шепот:
   -- Змеелюд! Наг! Шаиск! Людозмей!
   Это были разные названия легендарного народа людей-змей, о котором сохранились упоминания только в старых хрониках. Еще были свидетельства путешественников между мирами, которые сталкивались с представителями этого народа, но они были очень редки и больше напоминали выдумку. А тут живой представитель этого легендарного народа, хотя, может, уже и не живой, -- уж очень сильно его приложила Листик. Магистр с сожалением посмотрел на неподвижно лежащего змеелюда, его же можно было опросить, поисследовать каким-то другим образом, а тут остаётся разве что препарировать. Захарус растерянно посмотрел на эл Минэтэйниона, у того на лице читались те же чувства. Поверженный змеелюд шевельнулся -- все-таки он был не мёртвый, а только сильно ударенный. Из-за каменной гряды, перед которой стояла Ирэн, выскочил еще один змеелюд и бросился к своему лежащему собрату. Он опустился рядом с лежащим, положил голову того на свернувшуюся кольцами нижнюю часть своего тела и громко зашипел, обращаясь к Листику. Листик на этого, вернее эту змеелюдку -- у нее верхняя часть тела явно была женской, -- посмотрела вроде даже как с сочувствием. Потом змеелюдка, повернувшись к скальной гряде, что-то раздраженно зашипела. Оттуда выползла еще одна змеелюдка, постарше первой, хотя то, как эта змеелюдка передвигалась, трудно было назвать ползанием, скорее -- грациозным скольжением. Выползшая змеелюдка, или змеелюдина, -- Захарус даже не знал, как называть женских особей этого народа, -- приняла позу, явно свидетельствующую об уважении или даже подчинении Листику, и что-то зашипела. Девочка зашипела в ответ, как-то обиженно зашипела, змеелюдка явно растерялась. Хоть она и была покрыта мелкой серебристой чешуёй, но мимика у нее была довольно выразительна. Развернувшиеся события были настолько необычны, что наблюдавшие за всем этим участники забыли о возможной опасности нападения со стороны этих странных существ на отряд. Поэтому случившееся далее было для магистров и студентов полной неожиданностью, но, судя по реакции змеелюдки, это было неожиданностью и для нее. Из-за камней, из-за спины змеелюдки на Листика устремилась толпа маленьких змеелюдов, или змеелюденков? Там были, если судить по внешнему виду, как девочки так и мальчики, уже почти подростки и очень маленькие. Если те, кто постарше, грациозно скользили как взрослые змеелюды, то маленькие ползли, помогая себе руками. Из всех, кто присутствовал при этом, не растерялась одна Листик, он подхватила на руки самого маленького и громко закричала, обращаясь к магистрам и студентам:
   -- Помогите же! Дети очень голодные! Их надо накормить!
   Первым опомнился магистр эл Минэтэйнион, он начал громко командовать и, подчиняясь ему, студентки быстро стали доставать саморазогревающиеся пайки из своих рюкзаков, к ним присоединилась и часть студентов-мужчин, остальные стали устанавливать треноги, вешать на них котелки, наливать туда воду из фляг и разжигать под ними магический огонь. Работа кипела, все оказались при деле, возможная опасность была забыта. К Листику присоединились Ирэн и Миримиэль, у них на руках тоже оказались маленькие змеелюды. Вслед за малышами из-за камней высыпали женщины-змеелюды, они тоже приняли участие в общей суете, и их тоже накормили, увидев, какими глазами они смотрят на еду.
   Старшая Мать смотрела, как хуманы, повинуясь команде Повелительницы, готовят еду и кормят сиашеисс. Тем же из сиашеисс, кто был ранен, оказывают помощь, даже Гиашо-со, хотя он напал первым и дрался с Повелительницей, впрочем, он был не так уж сильно ранен, просто сильно ударился об камень, да еще и находился потом некоторое время под воздействием замораживающего заклинания. Помощь ему оказывали хуман и алив. Алив был какой-то странный, необычный. Причем таких аливов было еще несколько -- как юношей, так и девушек. Тех двоих, что оказывали помощь Гиашо-со, слушались остальные, даже Повелительница, что вызвало сильное удивление у Вишассы. Но потом старший из хуманов подошел к продолжающей тетешкать на руках самого маленького из детей Повелительнице и что-то спросил. Спросил на всеобщем, Старшая Мать услышала лишь обрывок фразы -- старший хуман интересовался тем, что Повелительница намерена делать дальше. Та что-то быстро ответила, хуман кивнул и без возражений отошел. После его команды часть этих, и хуманов, и аливов и еще один, тот, что не хуман и не алив, который первым подвергся нападению Гиашо-со, но теперь пришел в себя, стали ставить палатки, явно разбивая лагерь. Вишасса удовлетворенно кивнула, всё стало на свои места. Повелительница была слишком молода, поэтому командовали самые старшие из этих странных пришельцев. Но если надо было что-то сделать, то всё равно они обращались за позволением к Повелительнице. Вот только непонятно было, почему все-таки командуют мужчины, а не женщины? Разве у этих не было никого, кто был бы достойным стать Старшей Матерью? Ведь всем известно, что мужчины не умеют руководить, могут только командовать в сражении и то не всегда умело, женщина и это делает лучше!
   Гиашо-со пришел в себя. У него болело всё тело, от головы до кончика хвоста, это было странно, вроде по голове его не били, по хвосту тоже. Тут Гиашо-со вспомнил: он же сражался, а теперь лежит! Получается, его противник победил! Тогда почему враг его не убил? Взял в плен? Но вроде руки свободны. Гиашо-со открыл глаза, вокруг сновали хуманы и еще какие-то двуногие, в их суете принимали участие и сиашеисс. А дети, дети были в окружении хуманов, некоторых из детей хуманы держали на руках. Выходит, эти странные хуманы взяли остатки рода в плен? Гиашо-со попытался вскочить, но у него это не получилось, тело отказалось его слушаться, да еще и сильно заболело при этом. Ласковый голос, пытавшийся быть строгим, раздавшийся у него над головой, приказал:
   -- Лежи, лежи! После ледяного удара надо лежать! Листик сказала, что это скоро пройдёт, но надо полежать!
   Гиашо-со скосил глаза и задохнулся от счастья, его голова лежала на свёрнутом кольцом хвосте Хиссы, девушки, в которую Гиашо-со был влюблен, но девушка только фыркала, когда молодой воин пытался оказывать ей знаки внимания, а тут... Но долг прежде всего! Поэтому Гиашо-со, превозмогая боль, спросил:
   -- Что произошло? Нас взяли в плен?
   -- Нет, нам помогают. Повелительница приказала. Всех уже накормили, оказали медицинскую помощь. Тебе тоже. Тебя Повелительница победила, -- ответила девушка. Но Гиашо-со мало что понял, поэтому снова спросил:
   -- Какая Повелительница? Как я мог драться с кем-то из Повелителей, он бы меня сразу размазал!
   -- Вон она, смотри! Видишь! -- Хисса показала на детей, которые стояли кучей и сейчас восторженно вопили. Маленькая де вушка-хуман, скорее девочка, надула большой пузырь. Пузырь имел вид изумрудного дракона, он невысоко поднялся над детворой и тепер, переливаясь всеми оттенками зеленого цвета, махал крыльями. Дракон действительно был точь-в-точь как Крылатый Властитель. Но при чем здесь это жалкое подобие действительного Повелителя? Гиашо-со хотел было спросить у Хиссы, где же Повелитель, но тут эта девочка повернулась и посмотрела на него. Гиашо-со похолодел -- это был тот самый маленький хуман, с которым он дрался. Теперь понятно, почему молодой воин рода, пусть еще не очень опытный, но очень хорошо обученный, не смог победить своего мелкого противника. Да что победить, не смог ни разу достать мечом! А вот этот хуман мог своими короткими ножами не то что достать, а просто порезать Гиашо-со на ленточки. Во время схватки воин это чувствовал, это его сильно злило. Злило, но не насторожило! Гиашо-со пристыженно опустил глаза, он дрался с Повелительницей! И она давала ему возможность осознать то, на кого он напал! Осознать свою ошибку! А он не понял, и Повелительница разгневалась и наказала его! Одно утешало, что если Повелительница его сразу не убила, то, может, и дальше убивать не будет. Сделает своим рабом. Но тогда он с Хиссой никогда уже не сможет быть вместе. Гиашо-со с грустью всё это рассказал девушке, закончив словами:
   -- Хисса, я люблю тебя, но теперь нам никогда не быть вместе! Повелители никогда не прощают такой дерзости!
   -- Почему? Почему нам не быть вместе? Я ведь тоже люблю тебя! -- Девушка еще сильней прижала к себе поникшую голову воина.
   -- Потому что Повелители очень жестоки, и какая разница -- Повелитель или Повелительница! Она накажет меня за дерзость и разлучит нас! Прости меня, Хисса!
   -- Глупенький, хоть и воин, -- ласково сказала девушка, потом громко позвала: -- Листик! Листик!
   Повелительница, воспользовавшись тем, что внимание детей было сосредоточено на зеленом драконе, выскользнула из их окружения и подошла к валуну, у которого сидела Хисса, поддерживавшая голову Гиашо-со.
   -- Что? Ему стало хуже? Я же вроде не сильно ударила, -- произнесла Повелительница извиняющимся тоном.
   -- Нет, всё в порядке! Только он очень глупый! -- заявила Хисса.
   -- Почему? -- удивилась Повелительница, -- вроде я его по голове не била! Или он таким всегда был?
   Хисса засмеялась и пересказала Повелительнице все догадки и опасения Гиашо-со.
   -- Ыратх фырарт и грымуз! Прыдрам в хрыпыр уралам! -- громко сказала Повелительница на незнакомом языке, Гиашо-со сжался -- а что, если это заклинание, и Повелительница решила все-таки его наказать! Девушка, темный алив, находившаяся рядом, услышав произнесенное Повелительницей, стала что-то ей строго выговаривать, а смутившаяся Повелительница начала оправдываться. Это окончательно сбило Гиашо-со с толку. Он непонимающе смотрел на обеих девушек. Повелительница что-то быстро рассказывала на всеобщем девушке аливу, показывая на воина рукой. Гиашо-со немного знал всеобщий, но тут он отличался от общепринятого, и разговор вёлся очень быстро, воин только понял, что говорят о нем. Девушка-алив улыбнулась и сказала с гортанным акцентом на языке сиашеисс:
   -- Никто вас разлучать не будет, и наказывать тоже!
   -- А вот и накажу! -- неожиданно заявила Повелительница. -- Если этот глупый воин обидит такую замечательную девушку, да-да, Хисса, если он тебя обидит, -- накажу!
   Повелительница погрозила воину пальцем, а когда тот посерел от испуга, показала ему язык и побежала назад к детям.
  
   В темном небе уже зажглись звёзды. Горящие костры немного разгоняли мрак. Вокруг них, разбившись на группы, сидели люди и сиашеисс. Языковый барьер уже не был препятствием для общения, тем более что Листик и Ирэн знали язык сиашеисс и теперь шипели как настоящие змеелюды, переводя вопросы и ответы. Вообще, язык сиашеисс -- не сплошное шипение, просто в нем много шипящих. А язык хуманов, очень похожий на всеобщий, знали несколько сиашеисс. Палатки, которые ставили хуманы, -- к хуманам сиашеисс отнесли всех членов отряда академической экспедиции: и людей, и эльфов, и орков, -- эти палатки были предназначены для детей. Маленькие накормленные сиашеисс уже спали. Хотя двое самых старших устроились у костра рядом с Листиком, и матери рода не решились их оттуда прогнать.
   Вишасса и еще две матери устроились у костра, где сидели двое старших этой группы людей -- человек и необычный алив. Хотя, почему необычный? Самый обычный, аливы, оказывается, делятся на светлых и темных. В этом отряде все аливы были светлыми, только одна девушка, та, которая вызвала сеири-гра, была темным аливом.
   -- Так вы говорите, уважаемая Вишасса, что у вас все руководящие должности занимают исключительно женщины? -- задал очередной вопрос магистр Захарус, он, как и магистр эл Минэтэйнион, уже освоился с таким необычным соседством, и теперь оба магистра вовсю утоляли свое любопытство. Хотя это было взаимно. Старшая Мать рода пожала плечами, она не совсем поняла вопрос, она довольно хорошо знала всеобщий, но этот хуман изъяснялся уж очень мудрено. Но, подтверждая очевидную для себя вещь, она ответила:
   -- Да, руководить может только Старшая Мать.
   -- А как же мужчины? Почему они не участвуют в руководстве вашим обществом?
   -- А разве мужчина может быть Старшей Матерью? -- ответила Вишасса вопросом на вопрос. Потом она этот разговор перевела двоим своим соплеменницам. Они что-то живо между собой обсудили, а потом одна из них решительно прошипела, видно, высказала свое мнение. Отвечая на вопросительные взгляды магистров, Вишасса перевела:
   -- Она говорит, что это невозможно! Мужчина никак не может быть Старшей Матерью, даже просто матерью он не может быть!
   -- Действительно, это физиологически невозможно, -- согласился магистр эл Минэтэйнион, -- при всём своем желании мужчина не может быть матерью.
   Вишасса снова перевела, и обе змеелюдки, они, кстати, выглядели старше Вишассы, согласно закивали, а магистр эл Минэтэйнион уточнил:
   -- Мой коллега имел в виду руководство жизнедеятельностью вашего общества. -- Но увидев непонимание на лице Старшей Матери, он уточнил: -- Командовать, мужчина может командовать?
   Старшая Мать снова перевела своим подругам, и, не дожидаясь их ответа, ответила сама:
   -- Конечно, может, если это военные действия и если не найдется кто-то из матерей, кто примет это на себя.
   -- Гм, по-моему, у них матриархат, причем в классической его форме, -- хмыкнул магистр эл Минэтэйнион.
   -- Совершенно с вами согласен, коллега, -- кивнул магистр Захарус, -- Саманте это бы понравилось.
   Старшая Мать сразу же поинтересовалась, что такое матриархат и кто такая Саманта. Получив ответ, спросила, кем приходятся Повелительнице оба собеседника, и почему они командуют этим отрядом.
   -- Видите ли, уважаемая Старшая Мать, баронесса Листик учится в академии Магических Искусств, а мы имеем честь состоять в этой академии преподавателями, то есть занимаемся обучением студентов. Студенты -- это те, кто учится в академии. А сейчас мы находимся в полевой экспедиции. Магистр Захарус является руководителем этой экспедиции. А я его заместитель, по крайней мере, в этом походе, -- пояснил магистр эл Минэтэйнион.
   Старшая Мать снова перевела, и все трое сиашеисс уважительно кивнули, если Повелительница выбрала этих двоих своими наставниками, то они должны обладать выдающимися знаниями и умениями.
   А у других костров собрались молодёжные компании. Те из матерей, что были постарше, ушли присматривать за детьми, а остались совсем молоденькие сиашеисс, которые и матерями-то еще не были. У одного из таких костров сидела Листик, к ней с двух сторон прижимались две юные сиашеисс. Они уже вышли из детского возраста, но еще не достигли того, когда присваивается статус матери. Если верхние части туловища подростков размерами были такие же, как у Листика, то хвосты, собранные кольцами, представляли внушительное зрелище. В этих кольцах и устроилась Листик. Рядом сидели Палым и Ыргиз, причем если Палым, расположившийся на камне, сидел ближе к Листику, то Ыргиз устроился на кольцах хвоста Ушша-си. Впрочем, по-другому он и не мог, потому что сидели они почти что в обнимку. Дальше сидели Гиашо-со и Хисса, они не только обнимались, но еще и переплелись хвостами. Дальше расположилась Ишша-си, за ней сидела Миримиэль, рядом с которой, замыкая круг, пристроилась на хвосте еще одной сиашеисс Ирэн. Они все слушали Листика, а та, размахивая руками, в лицах изображала магистра Клейнмора:
   -- А он говорит -- дисциплина прежде всего, и для боевого мага тоже! И если ты в строю, то каким бы ты ни был гениальным воином, ты должен держать строй! Во!
   Листик говорила на языке сиашеисс, поэтому Ыргизу переводила Ушша-си, помогая себе руками и кончиком хвоста, а тот больше любовался ею, чем слушал. Ее перевод слушал и Палым. Для Миримиэль переводила Ирэн, остальные и так понимали.
   -- Он у вас, наверное, великий воин, если он учит тебя, Листик? -- спросила Ишша-си.
   -- Ага! -- ответила Листик на всеобщем, но это "ага" в переводе не нуждалось.
   Листика все сиашеисс сначала величали Повелительницей, но Листику это быстро надоело, и она в приказном порядке повелела называть себя по имени.
   -- А мне можно в вашу академию, учиться? -- робко спросила одна из юных змеелюдок, прижимающихся к девочке.
   -- Ага, -- ответила Листик, -- только надо сперва экзамены сдать, а потом испытание пройти. И, кроме этого, надо иметь способности к магии, это же академия Магических Искусств все-таки!
   -- Старшая Мать говорит, что когда я вырасту, я буду очень сильной сеири-са! -- гордо ответила юная змеелюдка.
   -- И я, -- пискнула с другой стороны вторая, и видимо, чтобы продемонстрировать свои способности, подняла кучу пыли и песка, сотворив маленький смерч.
   -- И я, -- влезла первая, тоже собираясь продемонстрировать свои способности. На нее зашипела сидевшая напротив Ишша-си, которой больше всего досталось от их магических экспериментов:
   -- Тихо, тихо! А-то получччишшшь!
   Молодая змеелюдка пискнула и теснее прижалась к Листику, та погладила ее и сказала:
   -- Это решает приемная комиссия, но думаю, что вас примут.
   -- Ты за нас попросишь? Ты же добрая!
   -- Вас и так примут, только из-за вашего экзотического вида, -- засмеялась Листик. -- Да и способности у вас есть...
   -- Ыргиз, а тебя тоже учит тот великий воин, что учит Пове... Листика? -- спросила орка Ушша-си.
   -- Да, -- коротко ответил тот, продолжая смотреть на девушку влюбленными глазами, той, видно, это очень нравилось, и она отвечала орку тем же. Она восхищенно сказала:
   -- Ооо! Ты тоже будешь великим воином!
   -- Ага, -- ехидно сказал Палым, -- он уже сейчас великий воин, только вот удар Гиашо пропустил!
   -- Так он же хвостом ударил! -- возмутился Ыргиз, -- причем сбоку! Если бы ногой бил, то я бы заметил, а-то он сперва пыль поднял, а потом хвостом... А у хвоста замах гораздо шире! Удар получается с того направления, откуда не ждёшь!
   -- Ты же должен быть готов ко всему! -- наседал на Ыргиза Палым, -- ты же "охотник"! "Охотник", а не боевой маг. А "охотники" имеют дело со всякими тварями! Извиняюсь, я не хотел тебя обидеть! -- Последние слова Палым адресовал Гиашо-со, которому переводила Листик. Тот пожал плечами и серьезно ответил:
   -- Я не мог ударить ногой, у меня ног нет.
   Засмеялись все, а Палым хлопнул Гиашо-со по плечу и, смеясь, сказал:
   -- Следующий раз, когда будешь нападать на Ыргиза, возьми с собой ноги, чтоб всё было честно! Сначала бей ногами!
   -- Где же мне их взять? -- как бы в раздумье проговорил Гиашо-со. -- Разве что у кого-то оторвать, заранее. Но все равно неудобно, если занять этими ногами руки, то чем же брать мечи?
   -- А почему у вас такие странные мечи? -- спросила Ирэн у Ишша-си. Та достала свои парные мечи, они больше напоминали серпы -- так же были изогнуты и заточены по внутренней кромке. Провернув их в руках, спрятала и стала объяснять:
   -- Эти наши мечи предназначены для боя с подобными нам. Ведь раньше мы жили в мирах, где преобладает наша раса. А мы покрыты чешуёй, она довольно прочная, и скользящим ударом ее пробить фактически невозможно. Да и тычком тоже довольно тяжело. А таким мечом легче, а потом, потянув на себя, будто вскрываешь чешую, нанося глубокую и длинную рану. А когда наш народ расселился по другим мирам, то техника боя осталась, просто ее приспособили под новые условия.
   Ирэн кивнула, удовлетворенная объяснениями. А Палым, заметив, что Ыргиз с Ушша-си уже обнялись и, наверное, начали бы целоваться, если бы вокруг никого не было бы, спросил у Листика:
   -- Листик, я понимаю, что у нас межрасовые браки не запрещены, а вот...
   -- Ага, -- сказала девочка, -- запросто могут быть.
   -- Листик, ты это о чем? -- удивилась Миримиэль.
   -- Это она о том, что у этой пары может быть здоровое потомство, -- пояснила Ирэн.
   -- Но как?! -- Удивление Палыма было таким сильным, что окружающие заулыбались, а молодые змеелюдки смутились и покраснели, это было видно даже сквозь их серебристую чешую. Змеелюды были одеты во что-то типа курток, спускавшихся чуть ниже пояса. Куртки были украшены различными узорами, вышитыми цветными нитками, у воинов были ёще и металлические накладки, а вот ниже пояса, там, где у прямоходящих ноги, был мощный хвост -- не во что не одетый. Так что сиашеисс можно было назвать прямоползающими. Хотя они, скорее, скользили по земле, а не ползали. Но никаких других органов, обозначающих половую принадлежность, у сиашеисс не было.
   -- Но как... -- повторил Палым, у него был настолько ошарашенный вид, что все остальные засмеялись. Листик, отсмеявшись, сказала:
   -- Могут, могут. И скорее всего будут! Но тебе я не скажу! Мучайся!
   -- О жестокосердная! Теперь я буду страдать от мук, вызванных любопытством! -- Заломил руки Палым. И заговорщицки добавил: -- Может, скажешь мне по секрету? На ушко?
   -- Ага, -- ответила Листик, -- скажу, но не даром! За три... нет, за пять порций мороженого!
   -- Но мороженое только в городе, в столице! -- вскричал Палым, продолжая заламывать руки.
   -- Вот в столице и скажу, информация денег стоит, в смысле мороженого! -- невозмутимо ответила Листик.
   -- О, я не доживу! Умру от любопытства, -- застонал Палым, -- умру прямо здесь! Похоронете и на могильном камне напишете...
   -- "...он любил подглядывать, а тут обломилось"! -- закончила за Палыма Листик. Все громко засмеялись, вызвав удивление у других костров. Одна из матерей выглянула из палатки с детьми и сделала знак, чтоб не шумели
   -- Да, пора спать, -- сказала Ирэн. И обращаясь к "охотникам" и воинам сиашеисс, добавила: -- Тем более что вам в дозор, во вторую смену.
   Магистр Захарус выставил стражу, потому как и каменные тролли могли появиться, да и другая какая нежить или нечисть. Старшая Мать нашла это разумным и приказала своим воинам присоединиться к страже. А Захарус и их включил в дозоры.
  
   Вишасса смотрела на затихающий лагерь. Сидевшие у костров сиашеисс и хуманы укладывались спать там же, где и сидели. Все-таки молодёжь, молодые быстрее сходятся, начинают дружить и совсем не задумываются о том, что же делать завтра. Об этом пускай голова болит у старших. Старшая мать вздохнула, рядом синхронно с ней вздохнула Кишшара, Вторая Мать, видно, она думала о том же, тем более что она была старше Вишассы.
   -- Что будем делать? -- спросила Кишшара, Старшая Мать пожала плечами:
   -- А что мы можем сделать? Мы в чужом мире, в горах, тут мы чуть не погибли. Еще бы немного и начали бы умирать дети. Нам повезло, что мы встретили этих хуманов.
   -- Вернее, они нас встретили, -- хмыкнула Вторая Мать. -- Они просто шли по каким-то своим делам. Ведь ты же слышала, что сказал их старший, который магистр.
   -- Они оба магистры...
   -- Да, но один всё же главнее... Так вот, они шли дальше в горы, что-то там будут искать. А мы здесь можем так и остаться, -- снова вздохнула Кишшара.
   -- Но Повелительница...
   -- Повелительница очень молода, и разве мы можем судить о намерениях повелителей, тем более предугадать их действия. Сейчас она к нам благосклонна, а что может случиться завтра? Если эти хуманы уйдут, мы опять останемся одни в горах, с голодными детьми...
   Обе сиашеисс вздрогнули -- на плечи им легли руки. Обернувшись, они увидели девушку-алива, неслышно к ним подошедшую. Они должны были ее услышать, но не услышали, настолько тихо она подошла, можно сказать -- подкралась.
   -- Тсс, -- приложила она палец к губам, потом очень тихо сказала: -- пошли.
   Заинтересованные матери неслышно заскользили за передвигающейся бесшумным шагом девушкой, она вывела их за пределы лагеря, туда, куда не достигал свет от костров. Завернув за большую скалу, совсем скрывшую от них лагерь, они пораженно остановились. Там, в свете маленького костерка, они увидели Крылатого Властителя! Это была Повелительница! Ее чешуя, в темноте имевшая цвет старой бронзы, вспыхивала золотом, когда на нее падали отблески костра. Сиашеисс настолько поразило увиденное, что они, ахнув от восторга, застыли на месте.
   -- Ну, чего встали? Подходите давайте! -- несколько сварливо сказала Повелительница. Потом, показав пальцем своей лапы на Кишшару, продолжила тем же тоном: -- Ты останешься здесь, мы можем не вернуться до рассвета. Поэтому расскажешь остальным, куда делась их Старшая Мать. А ты, -- когтистый палец указал на Вишассу, -- залазь давай!
   -- Куда? Куда залазить? -- не поняла змеелюдка.
   -- Мне на спину, полетим! -- заявила Повелительница.
   -- Куда? Куда полетим? -- испугалась Вишасса.
   -- Ну, надо же определить куда-то твой род, чтоб детям, да и вам всем там было хорошо, а это лучше всего придумает Милисента, -- так же раздраженно ответила Повелительница. -- Ладно, чего ждём!
   -- Но я... Я не могу. Меня укачивает, -- чуть не плача ответила Вишасса, теперь, когда она испугалась, с нее сошла вся степенность ее звания Старшей Матери, и стало видно, насколько молода эта змеелюдка, не старше Ирэн. Миримиэль каким-то странным взглядом посмотрела на подругу и развязала свою сумку, достала оттуда какое-то снадобье и протянула его Вишассе:
   -- Вот, это зелье от морской болезни, проглоти -- и не будет укачивать.
   Змеелюдка протянула руку, взяла пузырёк и, крепко зажмурившись, выпила его содержимое. Потом подошла к дракону и взобралась тому на спину, устроилась поудобнее, свесив хвост на одну сторону. Дракон, взмахнув крыльями, свечой ушел в темноту неба.
   -- Ну, присаживайся, -- пригласила Кишшару Ирэн, -- будем ждать, когда они вернутся. Отсюда невозможно связаться не то что с замком, а и с постом на перевале. Поэтому Листик решила слетать в замок сама, прихватив вашу Старшую Мать. Заодно познакомит ее с Милисентой и Самантой.
   -- Кто такие Милисента и Саманта? -- спросила Кишшара.
   -- Милисента -- старшая сестра Листика, а Саманта очень хорошая подруга Листика и Милисенты, -- ответила Ирэн. Кишшара кивнула, принимая к сведению, и задала новый вопрос:
   -- А ты? Ты тоже хорошая подруга Повелительницы? Ведь ты пришла к ней на помощь, когда она сражалась с нашим воином?
   -- Да, я так считаю, да и Листик тоже так думает, так что я тоже хорошая подруга, а во время боя я вмешалась потому, что увидела, что так надо. Листик бы справилась и с вашим воином, и с воительницами, если бы они вмешались, но тогда бы ей пришлось их ударить, сильно ударить. Да и ваш воин бы пострадал намного серьезнее, -- задумавшись на мгновение, ответила Ирэн.
   Снова указав на молчавшую Миримиэль, которая никак не могла отойти от увиденного, ведь Листик превратилась в дракона прямо у нее на глазах, предварительно передав эльфийке свою одежду и попросив ее спрятать, со словами: "А то я прилечу, а магистры роются в моем костюме, пытаясь понять, не спряталась ли я сама к себе в карман", -- змеелюдка спросила:
   -- А она тоже подруга Повелительницы?
   -- Конечно! -- решительно сказала Ирэн, а Миримиэль тихонько проговорила, глядя на Ирэн увеличившимися до размеров блюдца глазами:
   -- Ирэн, а ведь ты -- видящая! Настоящая видящая, только еще не обученная!
   Темная эльфийка фыркнула:
   -- Какие у меня разнообразные таланты -- и убийца я, и мечник-виртуоз, и лекарка, и травница, а теперь еще и видящая! Миримиэль, меня многому учили, не всегда тому, что мне нравилось, но вот искусству смотреть -- никогда! -- Ирэн снова фыркнула, а потом обратилась к змеелюдке: -- Кишшара, расскажи про свой народ и про то, как вы здесь оказались...
   Кишшара свернула свое тело кольцами, поудобнее устраиваясь у костра, она поняла, что ждать придется долго, возможно, до рассвета, и начала свой рассказ. Она бы сильно удивилась, узнав, что в это же время то же самое рассказывает двум девушкам и одному дракончику Вишасса.
  
   Над дрэгисским замком парил дракон, его темный силуэт можно было разглядеть только потому, что он закрывал звёзды на ночном небе над замком. Листик делала круги, чтобы дать время Милисенте и Саманте подняться на башню, ближе всего расположенную к горам. Прыгнув вверх от костра, Листик сразу же ушла в межмировое пространство, сильно напугав Вишассу, но дракончик тут же вынырнула над темным лесом и что-то громко прокричала. Змеелюдка увидела, как внизу заворочалась огромная темная масса, и из темного леса грузно поднялся дракон, он был гораздо массивнее Повелительницы, двигался медленнее и, самое главное, он не был Повелителем! Дракон, набирая скорость и высоту, полетел куда-то в сторону, а Листик снова прыгнула в белесую муть межпространства, чтоб тут же вынырнуть над замком. Потом Листик по переговорному амулету связалась с Милисентой и Самантой.
   Приземлившись на верхнюю площадку башни, Листик представила Старшую Мать сиашеисс и Милисенту с Самантой друг другу. Когда с представлениями было закончено, Милисента решительно сказала, обращаясь к змеелюдке:
   -- Рассказывай! Как вы сюда попали, почему попали, и где вы жили? Только покороче, как я поняла, у нас мало времени.
   Когда Вишасса закончила свой рассказ, на башню поднялся седоусый воин, он немного удивленно посмотрел на змеелюдку, а вот дракончик не вызвал у него никакого удивления, видно, воин с ним был знаком. Подтверждая эту догадку Вишассы, воин обратился к дракончику:
   -- Листик, там прилетела Гирокау, говорит, что она по твоей просьбе.
   -- Да, Гуго, надо на нее нагрузить продовольствие для нашего отряда, а то мы почти всё скормили змеелюдам. Для них тоже надо, а то у них совсем ничего нет. И еще, нужны лагерные палатки на сотню, нет, лучше на полторы сотни человек, змеелюды больше людей и их в стандартную палатку меньше входит. Потом пусть пара воинов тоже полетят, змеелюдам понадобится сопровождение, после того как они выйдут на тракт, -- начала командовать Листик.
   Но ее перебила Милисента:
   -- Листик, я с тобой полечу, а в сопровождение надо не пару дружинников, а десяток. Гуго, дай команду, чтобы десяток выдвинулся на перевал. К тому времени, пока они доскачут, -- и змеелюды подойдут. Саманта, ты тут остаешься за главную. Я думаю, что род Серебряного Лотоса мы разместим в Иланском лесу, он сейчас пустой. Необычный народец весь лес не займёт, там еще очень много свободного места останется. Вот там и поселим сиашеисс. Вишасса, ведь вы жили в лесу у речки? -- Змеелюдка утвердительно кивнула, жить в лесу у водоёма с проточной водой это было то, что надо для сиашеисс. А Милисента продолжила, обращаясь к Саманте: -- Надо приготовить им транспорт до Иланского леса, не пешком же им идти, дружинников в сопровождение, припасы. Да и с необычным народцем переговорить. Это всё на тебе, Саманта.
   -- Слушаюсь, моя повелительница! -- вытянулась Саманта. Листик захихикала, а Вишасса с недоумением посмотрела на девушек и дракончика. Она никак не могла разобраться -- кто же из них старший, вроде командовала одна, с ней все соглашались, потом вдруг начинала командовать другая -- и ей тут же начинали подчиняться остальные. Одно было правильно -- командовали пусть и молодые, но женщины, а пришедший мужчина, хоть он и был их гораздо старше, но явно находился у них в подчинении. Когда мужчина удалился, Вишасса спросила у Милисенты:
   -- Старшая Повелительница, вы тоже будете превращаться в Крылатого Властителя?
   -- В кого? -- удивилась Милисента. И, сдвинув брови, строго сказала: -- Вишасса, прошу тебя, не называй меня повелительницей, это не мой титул, обращайся на "ты", мы примерно одинаковы по статусу. И я надеюсь, что ты станешь нашей с Листиком подругой. Так в кого я должна буду превратиться?
   Вместо смутившейся змеелюдки ответила Листик:
   -- Она думает, что ты тоже сейчас станешь дракончиком, как я.
   -- Нет, Вишасса, я так не умею, -- ответила Милисента и злорадно добавила: -- а полетим мы на одном наглом и самоуверенном дракончике! Чтоб она знала, как на старших наезжать!
   -- Но почему? -- еще больше удивилась Вишасса. -- Ты же старшая сестра Пове... Листика, и вы одной крови!
   -- Не умею я... -- со вздохом сказала Милисента. -- Но иногда так хочется полетать!
   -- Это в тебе говорит кровь Крылатых Властителей! -- серьезно кивнула змеелюдка.
   -- Ага, -- сказала большая рысь с кисточками на ушах и с длинным пушистым хвостом, сидящая на месте дракончика, -- вот я попробовала, и теперь вот так могу!
   -- Ой! -- ойкнула пораженная Вишасса, насколько она знала, так делать Повелители не умели, у них было только две ипостаси -- Крылатого Властителя и хуманоподобная, но тоже покрытая чешуёй. А у Листика это вторая ипостась, или третья? А та ипостась была неотличима по виду от девушки-хумана.
   -- Листик, хватит баловаться! -- накинулись на Повелительницу обе девушки. -- Давай превращайся обратно! Лететь пора!
   -- Ага! -- сказала уже дракончик. -- Залазьте, и полетели!
  
   Магистр эл Минэтэйнион сидел у почти погасшего костра и задумчиво смотрел на чуть тлеющие угли. Магистр Захарус ушел проверять, как несут службу в дозорах его студенты-"охотники". А эльф теперь сидел и предавался невеселым думам. Вчера, накормив голодных змеелюдов, отряд скормил им все запасы своего продовольствия, ну не все, на позавтракать еще осталось. А потом? Охотой в горах прокормить отряд не получится, да и змеелюдов бросать здесь тоже нехорошо. Получается, что надо идти обратно, а это означает, что основная задача похода не будет выполнена! Нет, магистр эл Минэтэйнион не сожалел о сделанном, накормить голодных детей -- это святое! Ну и что с того, что это дети змеелюдов! Да и самим змеелюдам надо помочь, обязательно помочь! Но теперь поход туда, где растёт это чудо -- Blanko Edeliveus, -- придется перенести на неопределенное время. А может, и вообще отменить, судя по тем событиям, которые происходят в последнее время, всё к этому и идёт. От этих тяжелых дум эл Минэтэйниона отвлёк появившийся Захарус, он был явно чем-то озабочен.
   -- Куда-то пропала Листик, нигде не могу ее найти, -- ни к кому не обращаясь, сказал магистр. Эльф поднял голову, Захарус, увидев отсутствующий взгляд коллеги, сказал, обращаясь уже к нему: -- Ирэн и Миримиэль тоже нигде не видно.
   -- Как? Куда же они подевались? -- всполошился эльф, -- надо срочно организовать поиски! Ведь с ними могло что-то случиться!
   -- Не думаю, -- задумчиво сказал магистр Захарус, наблюдая, как из-за скалы, находящейся за охраняемым периметром, выходят, держась за руки, светлая и темная эльфийки, рядом с ними скользила змеелюдка, одна из тех, что была вчера со Старшей Матерью. Захарус криво улыбнулся: -- Ставлю свое месячное жалование против разменной медяшки, что Старшая Мать тоже с ними была. А теперь, скорее всего, она где-то с Листиком.
   Но магистр эл Минэтэйнион его не слушал, он укоризненно обратился к подошедшим эльфийкам:
   -- Ирэн, Миримиэль, ну как вы могли?! Уйти из лагеря, уйти из-под охраны! А если бы каменные тролли вернулись? Или какие другие чудовища появились!
   -- С нами же была Листик! Она бы их всех огнем сожгла! Или так передушила бы! -- уверенно ответила светлая эльфийка.
   -- Миримиэль, что вы такое говорите? Ну как бы Листик всех передушила? Ну, огнем бы ударила, но передушить? Она же еще девочка! Как она может передушить? -- всплеснул руками магистр эл Минэтэйнион.
   -- У нее такие лапы, что... -- восторженно начала светлая эльфийка, но темная её толкнула под рёбра, и та, ойкнув, растерянно замолчала, понимая, что чуть не выболтала доверенную ей тайну. Миримиэль постаралась выкрутиться из ситуации, которую сама же и создала:
   -- Листика тут все боятся, и знают, что если кто-то под ее охраной, то лучше не задевать, потому что она прилетит и накажет, может и до смерти, от нее ничего тут не укроется!
   -- Миримиэль, вы прямо считаете Листика каким-то всемогущим и всеведающим, огнедышащим... -- эльф на мгновение запнулся и закончил: -- драконом!
   Сказав это, магистр эл Минэтэйнион даже сам не подозревал, насколько он близок к истине.
   -- Но это сначала Листик была с вами, а потом она куда-то ушла, вместе со Старшей Матерью змеелюдов. А если бы на вас напали во время их отсутствия? Тем более что они до сих пор не вернулись! -- прищурив глаза, очень хитро прищурив, высказался магистр Захарус.
   -- Да, они полетели посоветоваться с Самантой и Милисентой, -- ответила Миримиэль.
   -- Полетели? -- очень выразительно спросил магистр Захарус. -- Позвольте вас спросить, на чем они полетели? Или на ком?
   -- На золотом дракончике, -- ответила Миримиэль.
   -- И откуда же он здесь взялся? -- продолжал наседать магистр Захарус.
   -- Прилетел, совершенно случайно прилетел, -- ответила Ирэн, -- его прислала Милисента узнать, как у нас тут дела! Она волнуется, вот и прислала своего дракончика.
   -- Очень, очень предусмотрительно со стороны Милисенты! -- воскликнул магистр эл Минэтэйнион, он воспрял духом, раз Милисента прислала своего дракончика, то связь с основными силами экспедиции не потеряна, и, возможно, удастся восполнить запасы и продолжить поход. Продолжить, не отвлекаясь на дальнейшую помощь змеелюдам, этим займутся другие. А Захарус, многозначительно улыбнувшись, разве что не подмигнул, посмотрел на эльфа, но тот не понял, продолжая пребывать в преподнятом состоянии духа, ведь появилась надежда, что поход все-таки состоится! И магистр эл Минэтэйнион радостно продолжил:
   -- Милисента очень предусмотрительная и организованная студентка! Если она за что-то берется, то обязательно доводит до конца, причем делает это всегда в наилучшем виде.
   Миримиэль согласно кивала, а Ирэн смотрела куда-то вверх, в сторону вершин гор. Поэтому появление дракона она заметила первой. Дракончик возник будто из ниоткуда, прямо над лагерем сделав круг, чтоб его смогли все увидеть, и, выслушав восторженные крики в свой адрес, приземлился. Дракончик буквально плюхнулся на землю, так как в каждой лапе у него было по горному козлу. С него спрыгнули Милисента и Вишасса. Судя по тому, как ловко это сделала змеелюдка, она уже приноровилась к полетам на драконе. Заметивший это магистр Захарус лишь покачал головой.
   -- Здравствуйте! -- поздоровалась со всеми Милисента. И, обращаясь к магистру Захарусу, сказала: -- Магистр, объявите сегодняшний день -- днем отдыха, к вечеру сюда должна добраться Гирокау, она привезет необходимые припасы и сопровождающих для сиашеисс. А пока днёвка, я хотела бы поближе познакомиться с нашими новыми друзьями.
   -- Ага! -- сказала верховой дракончик Милисенты, все уже знали, что это девочка, -- ага, а я пока поохочусь, а то эти козлы какие-то маленькие, на всех не хватит. Маленькие и глупые, просто бараны, а не козлы!
   -- Почему? Почему глупые? -- Захлопала ресницами Миримиэль. Дракончик в ответ тоже похлопала ресницами и пояснила:
   -- Потому что стояли и смотрели, пока я их ни сцапала. Как бараны на новые ворота смотрели.
   -- Скорее, как на змеелюда верхом на драконе, это зрелище поразило их до полного столбняка, -- засмеялась Милисента. И добавила: -- Идем, Виша!
   -- Да, Мила, идем, я тебя познакомлю с матерями.
   И обе девушки -- одна человек, другая змеелюд -- направились к палаткам, где были размещены маленькие сиашеисс. Кишшара удивленно смотрела им в след. То, что эта девушка тоже была Повелителем -- это несомненно, но у Кишшары вызвало оторопь то, что они общаются со Старшей Матерью как очень близкие подруги. Покачав головой, Кишшара последовала за ними. Захарус посмотрел на эльфа и спросил:
   -- Коллега, вы поняли хоть что-то?
   -- Конечно! Вечером прибудет помощь для змеелюдов, а нам привезут припасы, необходимые для продолжения похода! -- радостно ответил эльф. Магистр Захарус покачал головой, у него как раз была куча вопросов, но поскольку отвечать на них ему никто не собирался, он пошел еще раз проверять дозоры, это успокаивало. А студенты и молодые сиашеисс, обрадованные незапланированным отдыхом, принялись жарить горных козлов, тем более что, вопреки утверждению дракончика, козлы были совсем немаленькие. А вскоре дракончик принесла еще нескольких, так что хватило не только позавтракать, а и пообедать, и поужинать. Вечером, когда еще не стемнело, а, как известно в горах темнеет очень быстро, в широкое ущелье, сразу ставшее маленьким, грузно приземлилась Гирокау, вызвав удивление змеелюдов. Они еще не видели таких больших драконов, то, что это дракон -- было несомненно, но это не был, вернее, не была Повелительница. Просто дракон, это было удивительно, а вот то, что она слушается обеих Повелительниц, у змеелюдов не вызывало ни капли удивления. Сиашеисс видели, что этот симпатичный изумрудно-золотой дракончик -- Листик. То, что двуногие не догадываются, что это Листик, сиашеисс не знали, а у них не вызывало удивления и то, что Листик поменяла ипостась.
   Гирокау привезла не только необходимые припасы и двух дружинников-норвеев, которые будут сопровождать змеелюдов до поста на перевале, на большом драконе прилетела Саманта. Магистр Захарус не удивился, когда обнаружил, что Саманта и Вишасса знакомы. Но улучив минуту, он схватил Саманту за завязки рубашки и заговорщицким шепотом спросил:
   -- Саманта, этот изумрудный дракончик -- Листик?
   -- Артур, если я скажу что "нет", ты мне не поверишь и будешь доискиваться дальше, а если я скажу "да", то нарушу клятву. Так что не приставай, а займись делом!
   -- Эээ... каким делом? -- Не понял магистр.
   -- Посты пойди проверь, как они там службу несут, а то им скучно без твоих проверок.
   Саманта улетела вместе с Гирокау, а Милисента осталась. Она о чем-то долго говорила со Старшей Матерью рода Серебряного Лотоса, видно было, что этот разговор они начали давно. Утром пути змеелюдов и отряда академии разошлись. Отряд пошел дальше, на этот раз проводником шла Ирэн, которая, как оказалось, знает горы не хуже Листика. А Милисента на дракончике сопровождала змеелюдов, которые пошли, вернее, поползли в сторону перевала. Впрочем, и магистры, и студенты неоднократно замечали высоко парящего изумрудно-золотого дракончика. Время от времени оживал и переговорный медальон, это Милисента, пролетая над отрядом, выходила на связь. Это успокаивало магистра Захаруса, -- раз Милисента присматривает, то она и Листик могут прийти на помощь в любой момент, а магистр эл Минэтэйнион радовался как ребенок, ведь, несмотря ни на какие трудности, экспедиция шла к своей цели!
  
   Почтенный Гунар Кларин пребывал, не сказать, что в скверном, но и не в радостном расположении духа. Караван купца только что встал на ночёвку на Ларнийском перевале. Пустые фургоны возвращались домой, в Зелию. Нет, всё удалось распродать довольно успешно, но вот загрузиться товарами на обратную дорогу не вышло. Нельзя сказать, что всё расхватали конкуренты, их-то не так уж и много и было, но сама ярмарка в этом году была какая-то хиленькая. Что-то помешало приехать торговцам с востока, с севера прибыло только несколько, так что и товара-то не было. Нет, золото в кошеле у почтенного купца было, но гнать пустые фургоны?! Это если не чистое разорение, то уже близко. Ведь быков надо кормить, и возниц тоже надо кормить, да еще надо им платить, да и охране, да дрэгисским дружинникам за проводку каравана... Хорошо хоть, быкам платить не надо. Гунар хмыкнул, настолько забавной ему показалась эта мысль, хотя, с другой стороны... Если надо было бы платить быкам, то они бы тогда явно были бы разумны, то есть можно было бы обойтись без возниц. Интересно, это получилась бы экономия или убыток? Гунар тяжело вздохнул и приложился к кружке с пивом, хоть пиво здесь хорошее, можно сказать, отменное. Когда кружка перестала закрывать обзор, Гунар обнаружил сидящую перед ним девушку в охотничьем костюме с пшеничными волосами, затянутыми в хвост, как это делают воительницы.
   -- Приветствую вас, уважаемый Гунар, -- обратилась к купцу девушка, обратилась очень вежливо, но в ее голосе было нечто такое, повелевающее, что Гунар непроизвольно поёжился. Обладательница этого голоса привыкла командовать, и привыкла, что ее приказы выполняются. Поэтому купец очень вежливо ответил:
   -- И вам здравствовать, чем могу быть полезен госпоже?
   -- Вы, уважаемый, гоните порожняком двенадцать фургонов. Как вы смотрите на то, чтобы немного подзаработать?
   Гунар насторожился, если подзаработать то всегда пожалуйста, но ведь и работа бывает такая, что можно не только прибыли не получить, но и всего лишиться, в том числе и головы. А девица, судя по всему, именно такую работу предложить собирается. Как-то появилась она совершенно ниоткуда, ведь не прискакала же! Не было слышно цокота копыт. Да и раньше она здесь не могла появиться, ведь в конюшнях, кроме коней дружинников, других не было. Это Кларин сумел разглядеть, когда ставил своего конька. Девушка, видно, поняв его сомнения, сказала:
   -- Мне нужны фургоны для перевозки детей, ваши подойдут. Да и ждать мне некогда, все-таки у меня дети, а здесь горы! Пять золотых за аренду каждого фургона. Устраивает?
   Купец внутренне похолодел -- везти детей? Откуда здесь, как сказала эта девица, дети? А если это работорговля? Ведь это запрещено законами королевства. Местная баронесса за это, как говорили, очень строго наказывает, прямо без суда! И сразу за шею! Девушка, видно, поняв, о чем подумал купец, усмехнулась:
   -- Вас будут сопровождать мои дружинники, отвезти надо в глубь королевства, до Иланского леса. До постоялого двора, что там расположен. Вам двойная выгода -- за перевозку получите деньги, и за проводку каравана платить не надо.
   Купец в недоумении покрутил головой, это что же выходит? Если не надо платить за проводку каравана, а ее дружинники будут охранять, то эта девушка и есть баронесса Дрэгис! А с другой стороны, ну кто из благородных может быть здесь на перевале без свиты и охраны? Только хозяйка здешних мест. Купец согласно кивнул и замялся:
   -- Иланский лес? Туда же нельзя, он же непроходимый!
   -- Уже проходимый, -- усмехнулась баронеса. -- Проходимый, теперь можно ехать по прямой дороге через лес. Всего два дня пути -- и никакой дорожной пошлины, и мои дружинники проведут вас до постоялого дома в центре леса.
   -- Ваша милость, а дальше? -- спросил купец.
   Баронесса снова усмехнулась:
   -- А дальше уже за плату, до самых Васиньков, а там уже коронные земли.
   Купец поскрёб бороду, выходит, зря он сетовал, вот как ему подфартило: и плату получит, и сопровождение бесплатное, а если еще и дорогу через Иланский лес освободили, так это вообще неделя выигрыша! Он степенно, как и полагается почтенному купцу, кивнул:
   -- По рукам, ваша милость. Когда выезжаем?
   -- Завтра с утра, грузитесь и едете, -- удовлетворенно кивнула девушка.
   Утром всё было как обычно: возницы щёлкали кнутами, выстраивая тяжелые трёхосные фургоны повышенной проходимости в походную колонну. Привычно занимали свои места охранники каравана, рядом, на конях, сидели дружинники-норвеи, десятка сопровождения. Вот в сопровождении баронессы, -- а в том, что это сама баронесса Дрэгис, уже не было никакого сомнения, -- показались пассажиры. Почтенный Гунар Кларин чуть не упал со своего коня -- пассажиры к фургонам ползли! Вернее, грациозно скользили по земле. Их верхняя часть туловища была почти как у людей, да что там почти! Совсем неотличима, а вот ниже! Ниже это были змеи! Большие и маленькие, самых маленьких несли на руках. Трое были воинами, они были с мечами. Купец растерянно оглянулся, такими же растерянными были и его караванщики, а вот норвеи невозмутимо гарцевали на своих лошадях, как будто так и надо. Подошедшая к купцу баронесса вежливо поздоровалась, также вежливо поздоровалась и женщина-змея, что шла, или все-таки ползла, рядом с ней. Поздоровалась на человеческом языке, с каким-то шипящим акцентом.
   -- Эээ... ваша милость... -- начал было купец, но баронесса его прервала:
   -- Вот, уважаемый Гунар, это ваши пассажиры, их надо доставить в Иланский лес, надеюсь, что это будет вам нетрудно. Или вас что-то смущает?
   Уважаемый купец не посмел возразить, он только кивал головой. Такими же ошарашенными, как купец, выглядели и возницы, и купеческая охрана. Наконец все змеелюды погрузились в повозки, и осталась только одна, по внешнему виду, девушка не старше баронессы, но, наверное, самая главная, если судить по тем знакам уважения, что оказывали ей остальные змеелюды.
   -- Виша, я к вам еще пару раз наведаюсь, мы с Листиком будем следить за вашим караваном, -- сказала баронеса. Змеелюдка обняла ее и ответила:
   -- Спасибо, Мил, ты для нас очень много сделала!
   -- Еще не всё, что можно, -- отрицательно мотнула головой баронесса, -- не всё, и мне не дает покоя твой рассказ о родах, что остались в том мире, откуда вы к нам перебрались. Твари, что вас преследовали, это -- птары. Очень опасные и кровожадные. Если твои сородичи застряли в том мире, то им грозит верная гибель. Я посоветуюсь с Листиком, может, им как-то удастся помочь. Ну, давай езжайте!
   Женщина-змея грациозным движением забралась в головной фургон, и баронесса махнула рукой. Гунар Кларин тоже махнул рукой, и караван тронулся. У скульптурной группы "Стражи перевала" купец обернулся, он так и не понял, как баронесса будет по дороге навещать его караван. Всадник, конечно, едет быстрее, чем двигаются фургоны, но не намного. И чтоб время от времени наведываться, баронессе придется всё время быть недалеко от каравана. Купец моргнул: к одиноко стоящей девичьей фигурки с неба упал дракон! Именно упал, а не спустился, вот его еще не было, а вот он уже тормозит, расправив крылья! Гунар Кларин, открыв рот, смотрел, как дракон наклонился, чтоб девушке было удобнее на него взобраться, а потом также стремительно, как появился, улетел. Взмах крыльями -- и он исчез! Выходит, это правда, что баронессе Дрэгис служат драконы. Купец, понукая своего конька, быстро догнал караван и, поймав удивленный взгляд одного из своих охранников, почтенный Гунар Кларин обнаружил, что он так и не закрыл, открытый от удивления, рот.
  
   Глава 19. Не только экспедиция
  
   На лесной полянке у речки, там, где дорога уже спустилась с гор, сидели три девушки -- две нормальные, с ногами, а у третьей вместо ног был змеиный хвост. Четвёртая девушка, почти девочка, купалась в речке.
   -- Бррр, никак не привыкну, что Листик может купаться в такой ледяной воде. Мало того -- это ей нравится! -- Поёжилась одна из девушек, та, что без хвоста.
   -- Ей это нравится?! -- изумленно воскликнула та, что с хвостом. -- Очень странно, ведь все Повелители не любят холодной воды! Я думала, у нее это ритуал такой -- лезть в ледяную речку.
   Листик купалась при первой удобной возможности, при этом всегда превращалась в человека, если, конечно, никто этого не видел. Если же были свидетели, то девочка купалась и в облике дракона, вызывая удивление не только у людей, но и у местных драконов, -- они тоже не любили холодной воды. А вода в речках, текущих в предгорьях, -- просто ледяная!
   -- Как видишь, Вишасса, нравится! -- усмехнулась третья девушка, постарше первых двух. -- Наверное, Листик все-таки неправильный повелитель! Вот Милисенте купаться в ледяной воде не нравится, так что на роль повелителя она больше подходит.
   Змеелюдка склонила голову:
   -- Милисента -- Повелитель. Я в этом нисколько не сомневаюсь!
   -- Но она же не может превращаться в дракона! -- возразила старшая девушка, но та, что со змеиным хвостом, лишь улыбнулась. А Милисента пожала плечами:
   -- Ладно, мы здесь собрались не для того, чтоб обсуждать то, каким должен быть этот мифический повелитель. Саманта, что ты хотела нам рассказать?
   -- Мне не дает покоя та часть рассказа Вишассы, где упоминается про еще три рода змеелюдов, прошедших в мир птаров. Получается, что они так и остались в том мире. Ведь они же не смогли пройти за вами? -- Вопрос был адресован змеелюдке.
   -- Да, -- кивнула та, -- мы прошли через переход в тот мир четырьмя родами, наш род, как самый сильный, шел первым. Но потом на нас напали те твари и отсекли от остальных.
   -- Напали именно на вас? Напали тогда, когда вы обнаружили портал в наш мир? Или раньше? -- быстро спросила Милисента.
   -- Когда уже обнаружили, вернее, нападали они и раньше, но особо сильной их атака стала тогда, когда наш род начал входить в портал. Сначала напали не на нас, а на остальных, а нам как будто давали время втянуться в переход. А уж потом и на нас насели, причем такими силами, что... Но я вам об этом уже рассказывала.
   Девушки синхронно кивнули.
   -- Получается, вас стремились как бы выдавить из того мира. Именно твой род. А атаки на вас были не согласованы, или вашему роду как бы давали возможность уйти, а потом вас догнали и напали. Напали так, будто хотели вас уничтожить, как помеху, -- раздумывая, проговорила Саманта. -- Получается, что и у нападавших на вас птаров не было единого руководства.
   -- Какое руководство? -- изумилась змеелюдка. -- Это же дикари! У них-то и оружия не было! Только когти! Много когтей, больших и острых! Но и только!
   -- Не скажи, -- покачала головой Саманта, -- у тех, что проникли в наш мир, а, следовательно, и гнали твой род по переходу, был главный, как говорит Листик, демон. Совсем не дикарь, да вы и сами в этом убедились, когда он влез в драку с вашими воинами и магами. Так что руководство у них было, может, эти их вожди действовали каждый сам по себе, исходя из собственных интересов.
   -- Что об этом говорить, -- пожала плечами Вишасса.-- Мой род почти уничтожили. Нас загнали в горы, без еды и без возможности ее добыть, начался бы голод.
   -- Но вы же могли выйти на равнину, -- удивилась Милисента.
   -- Да, -- согласилась змеелюдка, -- вышли бы, но без проводника это было бы слишком поздно, дети уже бы погибли.
   -- Да, -- подтвердила Листик, она накупалась и подошла к девушкам, капельки воды блестели на ее золотистой коже как бриллианты, -- дети были очень голодными, еще бы пару дней -- и они бы начали умирать. А выходили сиашеисс сюда четыре дня. И это с нашей помощью, а последний день их вообще везли. Ну и мы кормили их. Сами они в горах добыть себе пропитание не смогли бы.
   -- Вот именно, -- кивнула Саманта. -- А те сиашеисс, что остались в том мире, имели продовольствие? Они смогли бы продержаться?
   -- Да, у нас были запасы. Мы не надеялись сразу найти место, пригодное для жизни. Но моему роду пришлось их бросить, когда мы уходили от погони. А у тех, кто остались, не знаю, но и у них запасы должны вот-вот закончиться. Если те три рода уцелели, конечно.
   -- Саманта, ты думаешь, что те, кто остался в том мире, уцелели? Но портал схлопнулся же! Схлопнулся безвозвратно! -- Вскочила Милисента.
   -- Я думаю, что можно посмотреть, есть ли там уцелевшие сиашеисс, для этого портал не нужен, -- тряхнула головой Листик, капельки воды с ее мокрой головы попали на остальных девушек.
   -- Листик, ты чего не обсушишься? -- спросила Саманта.
   -- Само высохнет, -- опять тряхнула головой девочка. -- Но полечу туда я сама, там очень опасно!
   -- Ну, нет! -- воскликнула Милисента.
   -- А если сиашеисс еще живы? Тебе понадобится помощь! -- добавила Саманата.
   -- Если сиашеисс живы, то нужен будет кто-то, кого знают матери и воины. Они не поверят чужаку. А если, Листик, ты будешь одна, они предпочтут погибнуть, а не идти в рабство! Листик, ты же Повелитель! А Повелителям нужны только рабы, в крайнем случае -- слуги!
   -- Ну, я же... -- растерялась девочка.
   -- Да, ты неправильный Повелитель, но сиашеисс это же не знают, а времени убедить их в том, что ты не желаешь им зла, может у тебя не быть. Поэтому с тобой полечу я! -- решительно сказала Вишасса.
   -- Хорошо, вы туда прыгнете, а если там все-таки остались сиашеисс, как вы их оттуда вытащите? Портала-то нет! Листик, ты умеешь строить порталы? -- спросила Саманта, она была согласна с доводом Вишассы, при этом она взяла за руку Милисенту, пресекая возможные возражения той. Заметившая это Листик поддержала змеелюдку:
   -- Да, Виша права! Мил, ты нужна тут! И Саманта нужна тут! Но, Виш, ты понимаешь, что мы можем не вернуться, погибнуть там?
   -- Листик! -- вскрикнула Милисента, Саманта молча покачала головой.
   А Листик продолжила:
   -- Там же эти твари -- птары. Но пока мы будем искать сиашеисс, нам ничего не грозит, ведь птары летать не умеют. Хотя там есть еще эти, как тот, что на меня напал, -- демоны. Ну, он так себя назвал, а по имени не представился. Вот они не умеют прыгать через межмировое пространство. А если какой-то из них попробует к нам подлететь, то мы от него сбежим. Но если мы обнаружим сиашеисс, то придется драться!
   -- Мало найти там сиашеисс, надо их еще и вывести из того мира. Листик, а ты умеешь создавать межмировые порталы? -- повторила свой вопрос Саманта.
   -- Не-а, -- ответила девочка, -- но принцип я поняла, я же видела тот, который тот демон создавал.
   -- Но он создавал с помощью артефакта, а у тебя хватит сил, чтобы создать и некоторое время поддерживать такой портал? -- обеспокоенно спросила Милисента, она смирилась с тем, что Листик полезет-таки в тот мир, и теперь переживала за сестру про себя.
   -- Должно хватить, -- ответила девочка. -- Я теперь очень сильная после подарка Владыки Айсгора. Он сам не понял, какой силой меня наделил!
   -- Ой, не хвастайся! -- строго сказала Саманта. -- Надо трезво оценивать свои силы -- не преуменьшать, но и не преувеличивать!
   -- Ага! -- ответила Листик.
   -- Если решили, то когда полетим? -- спросила у Листика Вишасса.
   -- Сейчас, -- ответила девочка, вернее уже не девочка, а дракончик, -- садись, Виша, полетели!
   -- Как, вот так сразу, без подготовки? -- Растерялась змеелюдка, ее до сих пор удивляла та стремительность, с которой ее новые подруги воплощали свои планы в жизнь.
   -- Ага, чего откладывать! Там, может, каждое мгновение стоит жизни кому-то из твоих соплеменников, а мы тут будем готовиться?! -- Дракончик опустилась, чтобы змеелюдке было удобнее забираться, и после того, как та уселась, Листик стремительно рванула вверх, тут же исчезнув.
   -- Она уходит в межмировое пространство прямо с места, раньше ей надо было набрать хоть какую-то высоту, -- кивнула в сторону исчезнувшего дракончика Саманта.
   Милисента поёжилась и спросила:
   -- А нам что делать?
   -- Ждать, -- ответила Саманта, ответила спокойно, но было видно, что она тоже очень сильно волнуется, -- ждать, ничего другого мы сделать не можем. Пойдем к остальным змееелюдам, расскажем им. Я думаю, что Листик откроет портал прямо сюда.
   -- Саманта, ты уверена? -- с надеждой спросила Милисента.
   -- Абсолютно! -- уверенно ответила Саманта, обе девушки поднялись и направились к стоянке каравана, перевозившего сиашеисс.
  
   Изменяющееся небо переливалось всеми оттенками бордового, фиолетового и темно-красного. Два солнца, светившие ярко-красным светом, не могли справиться с бордовым полумраком, царившем в этом мире. Этому мешали рваные темно-бордовые тучи, время от времени закрывающие то одно, то другое солнце. На высокой скале стояла группа существ, напоминавших мохнатых крокодилов с крыльями, вставших на задние лапы. Они были раза в два выше Листика-дракончика. Один из них, выделявшийся своими размерами, что был в полтора раза выше остальных, лениво пошевелил своим покрытым крупной чешуёй хвостом. От других он отличался еще и отсутствием шерсти -- его тело блестело, отливая бордовой в лучах двух солнц, чешуей.
   -- Повелитель! Посмотрите! -- подобострастно обратился один из мохнатых к чешуйчатому гиганту. Там, куда указывал этот более мелкий, почти на границе видимости парил дракон. Маленький изумрудно-золотистый дракон выглядел чужеродным пятном в этом мире. У него на спине небольшим выступом серебрилась странная полоска.
   -- Вижу, Разариул, -- рыкнул тот, кого назвали Повелителем. -- Вижу, дракон. Интересно, что он тут делает?
   -- Может, охотится? -- высказал предположение второй мохнато-чешуйчатый. -- У него на спине шаиск! Видно, он одного поймал!
   -- Если бы он его поймал, то нес бы не на спине, а в лапах, -- лениво ответил гигант.
   -- Может, этого дракона изловить? -- предложил еще один из присутствующих на скале мохнатых крокодилов.
   -- Посмотрим, куда он полетит и что будет делать, -- так же лениво ответил гигант.
   Листик почувствовала, что за ней наблюдают, и, заложив резкий вираж, пошла вниз, в то ущелье, на которое ей указала Вишасса. Змеелюдка сидела у нее на спине, вернее лежала, вытянувшись вдоль шипастого гребня дракончика, переплетясь с этими шипами своим змеиным телом. Руками она тоже крепко держалась за шипы. Хотя змеелюдка и хлебнула из флакончика, который ей дала Ирэн, но тут Вишассу укачало -- уж очень сильны были порывы ветра, они мотали дракончика из стороны в сторону.
  
   Лирисса, Старшая Мать рода Белого Лотоса, открыла глаза. Она встретилась взглядом со Старшими Матерями родов Белой Лилии и Лунного Цветка. Те с надеждой на нее смотрели. Лирисса прикрыла глаза, пока думала, но придумать так и ничего не смогла. Три рода сиашеисс были загнаны в глухое ущелье, выход из которого перекрыли мохнатые твари. Эти твари с крысиными хвостами непрерывно атаковали, поэтому у входа в ущелье находились все воины трёх родов. Воинов осталось не так уж и много -- всего-то половина от того количества, когда четыре рода сиашеисс прошли переходом в этот мир. Род Серебряного Лотоса, шедший первым, был отсечен от остальных мощной атакой этих тварей и, наверное, весь погиб. О судьбе тех сиашеисс Старшая Мать старалась не думать. И она, и остальные сиашеисс видели, как поедают павших противников эти мохнатые твари, впрочем, эти твари поедали и некоторых своих погибших.
   -- Что будем делать, Лирисса? -- задала вопрос Старшая Мать рода Лунного Цветка. Лирисса была самой старшей и самой сильной сеири-са, поэтому стала лидером объединившихся родов.
   -- Не знаю, -- честно ответила Лирисса. -- Не знаю. Воины еще пару суток продержатся, но еды у нас уже не осталось. Начнут умирать дети. Потом падут воины, от ран и истощения. И тогда эти мохнатые твари нас всех съедят!
   Последние слова Лирисса почти выкрикнула, глаза Старших Матерей, да и просто матерей, собравшихся вокруг своего лидера, превратились в щёлочки.
   -- Да, да! Нам придется убить всех детей и сжечь их тела! А потом сделать то же самое и со всеми остальными сиашеисс! -- выкрикнула Лирисса в наступившей гробовой тишине.
   И вдруг повисшую тишину разорвали восторженные детские крики. Над стенкой, образованной огромными камнями и отделявшей небольшой участочек ущелья, где были дети, поднимался Крылатый Властитель! Он потешно, вразнобой махал крыльями, переливаясь всеми оттенками зеленого. За ним поднялся еще один, а потом, под восторженные крики детей, третий. Все три "властителя" зависли над каменной грядой, словно привязанные воздушные шары.
   -- Это что?.. -- удивленно спросила одна из матерей.
   -- Пузыри, -- пояснила молодая сиашеисс, выходящая из-за каменной стенки, -- пузыри... Их Листик надувает.
   И, как бы подтверждая её слова, к трём зависшим "властителям" присоединился еще один, большего размера и более зеленый.
   -- Этот ударный, -- пояснила сиашеисс, в которой многие узнали Вишассу из рода Серебряного Лотоса. Но из этого пояснения никто ничего не понял.
   -- Вишасса, как тебе удалось спастись, и как ты сюда попала? Твой род погиб? Или вам удалось спастись? А где остальные? Где Старшая Мать твоего рода? -- засыпали вопросами молодую сиашеисс.
   -- Погибла, погибли все воины и многие из матерей. Теперь по праву старшинства я Старшая Мать рода. Но нам удалось спасти детей! И мы ушли из этого мира. Я вернулась за вами, -- на одном дыхании, скороговоркой, ответила Вишасса, и позвала: -- Листик, Листик, иди сюда!
   Из-за стенки в окружении детворы, видно, не хотевшей ее отпускать, вышла молодая самка-хуман. Даже не молодая, а совсем юная, и на ней не было никакой одежды, в которую обычно кутаются все хуманы.
   -- Ну что, Листик, сможешь? -- с надеждой спросила эту юную самочку Вишасса.
   -- Нормально, Виш, -- ответила та, весьма фамильярно ответила, -- можно прямо отсюда. Давай готовь остальных, а я пока детей переправлю.
   -- Мы нашли проход в другой мир, там, правда, тоже чуть не погибли, но тот мир пригоден для жизни. Нам там помогли, вот она помогла, -- Вишасса показала на самочку.
   Лирисса встретилась глазами с этой самкой хуманов и похолодела, это был Повелитель! Вишасса тем временем быстро рассказала о том, что произошло с родом Серебряного Лотоса. Опять взгляды всех сиашеисс были устремлены на Лириссу. Решение оставалось за ней -- смерть или рабство. В то, что Повелитель может быть добрым и бескорыстно помогать сиашеисс, не верилось. Хотя, если судить по отношениям этой Повелительницы и Вишассы... Вишасса отнюдь не тяготится своим подчиненным положением. Да и подчиненным ли?
   -- Листик, Листик! -- высунулся из-за каменной стенки и позвал один из маленьких сиашеисс, -- Листик, иди к нам.
   -- Листик! Сделай еще одного! -- Еще пара маленьких мордашек высунулась и показала на парящих над головами надутых зеленых "властителей".
   И Лирисса решилась, ведь не один Повелитель не позволил бы к себе такого обращения, и уж подавно не стал бы возиться с детьми.
   -- Больше нельзя, а то очень сильно бабахнет, -- ответила эта странная Повелительница детям.
   -- А почему нельзя? А почему бабахнет?! -- засыпали Повелительницу вопросами дети.
   Та как-то растерянно посмотрела на Старшую Мать Белого Лотоса. Лирисса склонила голову:
   -- Мы согласны, Повелительница. Белый Лотос, Белая Лилия и Лунный Цветок идут под твою руку, Повелительница!
   А Повелительница еще больше растерялась и повернулась к Вишассе:
   -- Виш, чего это они?
   -- Тебе полагается ответить: "Принимаю вашу покорность и рабское служение..." -- сказала та и почему-то хихикнула, сильно удивив остальных сиашеисс.
   -- Ну-у-у... -- Повелительница вроде бы даже расстроилась, а Лирисса даже испугалась, а вдруг она чем-то разгневала Повелительницу, и та сейчас откажется от своих намерений.
   -- Листик, не обращай на них внимания, -- решительно сказала Вишасса. И дальше она уже говорила командным тоном: -- Лирисса, пошли кого-нибудь к воинам, пусть по сигналу отходят...
   -- Ага, -- подтвердила заулыбавшаяся Повелительница, -- сигнал -- зеленый свисток...
   -- Листик, не перебивай! -- строго сказала Вишасса, чем несказанно изумила присутствующих матерей -- так разговаривать, почти командовать Повелителем! И Вишасса продолжила: -- Подготовьте детей к эвакуации, и сразу за детьми пойдут остальные, Листик не сможет долго держать портал открытым, поэтому всё надо сделать быстро.
   -- Но если воины отойдут, то эти твари все кинутся сюда, -- робко подала голос одна из матерей.
   -- Не кинутся, я потому и говорю, чтоб отходили по сигналу. Вот это, -- Вишасса указала на слегка покачивающихся над головами зеленых надувных "властителей", -- это бомбы, Листик их взорвёт, и они остановят птаров, ну, этих тварей. Сигнал -- зеленая вспышка.
   Лирисса стала отдавать распоряжения, остальные матери бросились их выполнять. Не прошло и двух минут, как ей доложили, что всё готово. Она вопросительно посмотрела на этого странного Повелителя, девочка показала рукой на скалу за загончиком, где были дети. Бордовая скала, как и всё остальное в этом мире, будто покрылась серой плесенью, потом еще сильнее посерев, стала прозрачной. В конце серого тоннеля, шириной в пять метров, появилась зеленая трава, высокие деревья, какие-то странные сооружения на круглых щитах и дети! Много детей сиашеисс, которые до этого играли, а теперь удивленно замерли, а к ним уже спешили матери рода Серебряного Лотоса.
   -- Вперед! -- скомандовала Вишасса, и сводная колонна, состоящая из детей и матерей трёх родов, двинулась сквозь портал. Одновременно с этим висящие над головами пузыри двинулись в сторону выхода из ущелья. Окрестности озарила яркая зеленая вспышка, воины родов, отбивавшиеся от уродливых тварей, резко развернулись и со всех ног, вернее, со всего хвоста бросились к порталу. Твари, было растерявшиеся, победно завыли и погнались за убегавшими воинами. Но птары на своих кривых ногах двигались медленнее, чем сиашеисс на своих хвостах. Когда твари оказались под зелеными пузырями, те со страшным грохотом взорвались, заливая пространство огнем. Дождавшись, когда мимо нее пробегут все воины, Лирисса побежала вслед за ними. Уже выскакивая из портала, она обернулась. Она увидела, как Листик что-то начертала огнем на вспыхнувшей ткани того мира, как начал закрываться портал, как оседавшую девочку подхватила Вишасса и с ней на руках одним прыжком преодолела уже схлопывающийся портал. На месте тоннеля в тот багровый мир под голубым небом шумели зеленые деревья, а на траве перед ними лежала Вишасса, так и не выпустившая из своих рук обвисшую, как тряпичная кукла, девочку.
  
   -- Очень интересно! -- сказал чешуйчатый, расправляя свои крылья, -- очень интересно! На это стоит глянуть, кто это ко мне забрался и так нагло хозяйничает?
   Сильный взмах крыльев -- и это существо полетело, можно сказать, -- грациозно полетело. Его спутники тоже полетели, если конечно это можно назвать полётом. Так летел бы кирпич, если мог бы на траектории своего полёта дергаться вверх-вниз. Когда ущелье, где птары зажали проникших в этот мир сиашеисс и теперь происходили какие-то странные события, должно было показаться из-за скал, там что-то сильно полыхнуло. Чешуйчатый гигант, мощно взмахнув крыльями, опередил своих спутников. Сквозь пелену огня он увидел схлопывающийся межмировой портал.
   -- Кто! Кто посмел! -- в ярости взревел чешуйчатый, но когда его слегка перепугавшиеся спутники тоже опустились в ущелье на безопасном расстоянии от своего господина, тот уже успокоился. Он с интересом рассматривал скалу, сквозь которую и был проложен этот межмировой портал. Рассматривал даже с некоторым восхищением.
   -- Ну, ты посмотри, каков наглец, а? Вернее, нахалка! Это же надо, как она... Пришла, увидела, стащила! Я тут целую комбинацию выстраивал, интриговал, перед другими Властителями задолжал. А она пришла на всё готовенькое и стащила, нагло стащила! Однако она быстро восстанавливает свое могущество.
   -- Повелитель, -- робко обратился к своему господину один из мохнатых крокодилов, -- может, догоним? И строго накажем?
   -- Видишь, что тут написано? -- спросил Владыка багрового мира, а это был именно он.
   -- "И не думай..." -- прочитал крокодил, написано было на языке тари, разновидности всеобщего, более сложной разновидности, которой пользовались Повелители миров и различные боги.
   -- Вот, видишь! Кто ты такой, чтоб тягаться с Многоликой?!
   -- Повелитель! Простите мою дерзость, но почему вы решили что это... -- Крокодил даже не посмел назвать имя грозной богини.
   -- А кто еще способен так нагло действовать, причем на чужой территории? А? К тому же, тут сдвинуты пласты реальности, так что отследить, куда вёл этот портал, теперь просто невозможно. Ну кто еще способен на такое?
   Если бы это услышала Листик, то она страшно возгордилась бы. Ее принял за могущественную богиню Властелин того багрового мира! Но Листик была уже далеко.
   Когда чешуйчатый со своей крокодильей свитой, закончив осматривать место перехода, улетел, из-за камня на скале поднялся дракон, больше похожий на человека, чем на дракона. Он осторожно огляделся, его темно-зеленая чешуя совершенно его не маскировала на фоне окружающего бордового мира. Выждав некоторое время, он спустился к месту бывшего портала и долго его осматривал.
   -- Ай да Листикалинариона, а мы-то думали -- куда она делась. А она сбежала, вот так, через портал! Интересно, где она взяла портальный артефакт? Вроде ни у кого не пропадал, или не хотят заявлять о пропаже? -- тихонько бурчал себе под нос этот драклан, ощупывая камни, -- ты смотри-ка, никаких следов! Откуда пришла, куда ушла? Хм. И где она так наловчилась артефактом управлять? И пришла сюда же в самый нужный момент, пришла и увела из-под носа у Азариумала всех сиашеисс. Всех! Мы так старались, гнали их в этот мир, выполняли договор с архидемоном, хорошо хоть это случилось здесь, где не наша зона ответственности. И хорошо, что я проследил, теперь будет над чем подумать Совету старейшин! Ну а эта девчонка -- истинная дочь своей мятежной мамаши, вся в эту стерву Ветикалинариону! Выждала, выбрала момент, появилась, раз -- и в дамках! -- Хрипло и тихо рассмеялся драклан, потом расправил крылья и, стараясь высоко не подыматься, чтоб не быть замеченным, полетел к постоянному межмировому порталу.
  
   Отряд экспедиции шел по ущелью. По словам Ирэн, которая теперь была проводником вместо Листика, отряд должен был выйти к месту, являющемуся целью похода, около обеда. Поэтому магистр Захарус дал команду ускорить движение, с тем чтоб на место прийти пораньше и успеть обустроить стационарный лагерь до вечера. Во главе отряда шла Ирэн, по бокам от нее Ыргиз и Палым, за ними шагали Миримиэль и магистр эл Минэтэйнион. Несмотря на возбуждение, охватившее его от близости цели, магистр держал два плетения -- большого щита и ледяного копья, что вызывало восхищение студентов, все-таки эти плетения довольно трудны и энергоёмки. Замыкал отряд магистр Захарус с одним из своих студентов-"охотников".
   После резкого поворота открылась горная долина, противоположным своим краем упирающаяся в отвесный обрыв двухкилометровой высоты. Долина была небольшая, но довольно живописная. Невысокие, но очень зеленые деревья и ручеек, скорее маленькая речушка, скрашивали суровость окружающих скал. Но не это вызвало удивление участников экспедиционного отряда. Под отвесной скалой, на той стороне долины был разбит лагерь, причем лагерь не временный, полевой, а оборудованный для длительного пребывания. Стандартные армейские палатки, грибок дневального, даже полевая кухня, из трубы которой шел дымок, правда, запаха того, что там варилось, не чувствовалось -- все-таки далеко, да и ветер дул от студентов в сторону этого странного лагеря. Странного, потому что, несмотря на всю его обжитость, этот лагерь был совершенно безлюден. Не было видно ни единого его обитателя. На скалу, что нависала над лагерем, уходили три провешенные трассы для подъёма. Очень грамотно провешенные, об этом свидетельствовали умело вбитые крюки, как основные, так и страховочные. Верёвки в меру толстые, чтоб удобно было за них держаться, уходили вверх так, чтобы поднимающиеся по ним не мешали друг другу, но, если вдруг возникнет надобность, легко могли помочь товарищу рядом -- не надо далеко тянуться.
   -- О-о-о-о... -- выразил горестным стоном свои эмоции магистр эл Минэтэйнион, -- нас опередили! Кто-то пришел раньше нас и поднялся на скалы! Теперь они там самым варварским образом срывают Blanko Edeliveus! Это растение требует к себе бережного отношения! А эти неучи его погубят!
   -- Почему же неучи? -- удивился Ыргиз. -- Смотрите, лагерь очень грамотно устроен, да и подъём на скалы делали явно профессионалы.
   -- Откуда здесь профессионалы? Это точно браконьеры! -- магистр эл Минэтэйнион издал еще один стон.
   -- Ну, не скажите, господин магистр, многие браконьеры профессиональнее большинства профессионалов, -- хмыкнул орк.
   -- Ну как вы можете так говорить! -- воскликнул магистр. -- Ведь это же губители природы! И сейчас на наших глазах эти ваврвары уничтожают...
   -- Я пока не вижу ни одного варвара, -- сказал магистр Захарус, он подошел к голове остановившегося отряда и теперь, сложив ладонь козырьком, внимательно рассматривал скалу с провешенными трассами.
   -- Какая-то "Мария Селеста", только горная, -- хмыкнул Ыргиз. -- Всё есть, только люди куда-то пропали. Я не удивлюсь, если возле кухни стоят тарелки с еще не остывшим супом.
   -- Какой ужас, -- проговорила одна из эльфиек, они все, как, впрочем, и эльфы-юноши скучковались вокруг магистра эл Минэтэйниона, -- их, наверное, всех съели эти ужасные каменные тролли!
   -- Не-а, если бы это были каменные тролли, то они бы и то, что варится в полевой кухне, съели бы, а кухню перевернули, а она стоит, -- вмешался Палым. -- Ставлю серебреник против разменной медяшки, что там каша варится! Именно каша, а не суп!
   -- Кому что, а орку каша! -- возмущенно фыркнула та же эльфийка. -- Тут, возможно, произошла страшная трагедия! А ты, Палым, о столь низменном!
   -- Иллика, ну вот почему все эльфы считают трагедию возвышенной! А по-моему, именно кашу никак нельзя считать низменной! Вот посуди сама, разве может происходить хоть что-нибудь возвышенное на голодный желудок! -- воскликнул Палым, и в духе героя возвышенных трагедий для полноты сходства закатил глаза.
   -- Палым, а почему ты думаешь, что там каша? -- спросила орка Миримиэль. -- Как ты это определил? По запаху? Ветер же от нас дует...
   -- Ну что, никто не хочет со мной поспорить? -- Орк загадочно улыбнулся. А Миримиэль продолжала наседать:
   -- Ну как ты определил?! Ну, скажи! Скажи, пожалуйста! Мне на ушко! Я никому не разболтаю!
   -- Пять порций мороженого! Информация, она того... мороженого стоит! -- заявил орк.
   -- А ты его Листику отдашь, за тайну Ыргиза, -- засмеялась Ирэн. -- Вот до чего нездоровое любопытство доводит, начинаешь вымогать у своих товарищей взятки... мороженым!
   -- Ну чего? Листику можно, а мне нельзя? -- Обиженно надулся орк.
   Студенты, слушавшие этот разговор, засмеялись, Ыргиз хлопнул своего друга по плечу. Магистры не принимали участия в общем разговоре, они внимательно разглядывали этот неизвестно откуда появившийся лагерь. Вроде он выглядел совершенно мирно, никакой угрозы оттуда не чувствовалось. Магистры вышли немного вперед, отделившись от основной массы студентов.
   -- Браконьеры, это браконьеры! -- повторил магистр эл Минэтэйнион. -- Кто еще может забраться в такую глушь?
   -- Для браконьеров лагерь очень правильный, скорее это похоже на армейское подразделение, именно на армейское, даже не на лагерь баронских дружинников.
   -- Что вы этим хотите сказать, коллега?
   -- Что мы ничего не узнаем, если будем здесь стоять и рассматривать этот лагерь издали, коллега, -- ответил Захарус. -- Я предлагаю продолжать двигаться, когда мы подойдем ближе, то всё увидим.
   -- Но это же может быть опасно! -- забеспокоился магистр эл Минэтэйнион. -- Судя по количеству палаток, там людей не менше, чем в нашем отряде, это может быть засада! Они специально не показываются, мы подойдем, а они выскочат, и раз...
   -- И накормят нас супом, прямо из той полевой кухни, -- усмехнулся магистр Захарус.
   -- Кашей... Палым утверждает, что там каша варится, -- подсказала Ирэн, подошедшая к магистрам.
   -- Вполне может быть, Палым в этом здорово разбирается, -- согласился магистр Захарус.
   -- В чем? В чем разбирается, в каше? При чем здесь каша?! -- возмутился эл Минэтэйнион.
   -- Продолжаем движение, -- скомандовал магистр Захарус, и отряд, снова выстроившись в походную колонну, двинулся к этому странному лагерю.
   Место Ирэн во главе колонны занял магистр Захарус, а она сама и другие эльфы оттянулись в хвост построения.
   -- Я не понимаю, как можно столь легкомысленно идти прямо в логово врага! -- продолжал кипятиться магистр эл Минэтэйнион.
   Ирэн, улыбнувшись, заметила:
   -- Ну почему сразу -- врага? Это палатки дрэгисской дружины, вон, видите, и на флагштоке дрэгисское знамя!
   Действительно, налетевший порыв ветра развернул висевшее до этого полотнище, на котором красовался золотой дракон на голубом фоне. Казалось, дракон ехидно подмигивает с развевающегося флага.
   -- И видите, магистр Захарус занял место впереди колонны, там же собрались все "охотники", если нападут из лагеря, то времени для применения магии почти не будет, но нападающих всё равно встретят. Встретят "охотники", вооруженные мечами и топорами, они дадут нам время подготовиться и ударить заклинаниями, -- прокомментировала Ирэн действия наставника "охотников". Эльфы с уважением посмотрели на девушку. Хоть темная эльфийка и училась вместе с ними на целительском факультете, но чем дальше, тем больше она становилась для них авторитетом в военных вопросах.
   Уже на подходе к лагерю внимание магистра Захаруса привлёк странный звук, будто кто-то ударял деревянными палочками друг о друга. Сделав знак остановиться, Захарус осторожно сделал шаг вперед. С шуршанием осыпалось заклинание невидимости, и удивленные участники похода увидели двух норвеев, сидящих на больших камнях у тропы. Они были вооружены, но при этом азартно играли в нарды, метая деревянные игральные кости на деревянную же доску. Норвеи вскочили, вытянулись и гаркнули:
   -- Здравия желаем, господин магистр!
   -- Что ж вы так плохо службу несете? -- попенял им смутившийся магистр Захарус, он сам подошел к ним почти вплотную и всё равно не смог их заметить под покровом заклинания.
   -- Так мы, это, видали же, что вы идёте! Поэтому и не шибко прятались, -- ответил дружинник-норвей.
   -- Гм, а кто заклинание ставил? -- спросил Захарус.
   -- Так это, госпожа Саманта! Они тут прилетали недавно с госпожой старшей баронессой, на драконе. Смотрели, как здесь всё обустроено, -- так же браво доложил дружинник.
   -- А что, вас тоже на этом драконе привезли? -- поинтересовался магистр Захарус.
   -- Никак нет! Нас раньше на большом драконе доставили, дракончик госпожи баронессы столько бы не утащил! Мы на Фарранау прилетели. С десяток нас было, лагерь разбили, а потом остальные улетели, а мы, трое, вот в карауле остались. Мы здесь, а третий там, кашеварит.
   -- Так что, вы здесь так и будете дежурить? -- спросил магистр.
   -- Никак нет, через три дня сменят!
   -- Оригинальное решение, использовать драконов в качестве транспортного средства, -- проговорил подошедший магистр эл Минэтэйнион. -- Очень оригинальное, очень!
   -- Да, -- согласился Захарус, -- учебный дракон у нас в академии есть. Боевые драконы, как оказалось, у баронесс Дрэгис тоже есть. Вот, теперь и грузовые драконы появились. Очень удобно, должен сказать, можно возить грузы в любые труднодоступные места!
   Магистр эл Минэтэйнион важно кивнул, соглашаясь с этим утверждением:
   -- Несомненно, такой вид транспорта в приграничных баронствах очень полезен, тут же горы. А как мы убедились, дракон в горах и предгорьях -- это самое надёжное транспортное средство.
   Магистр Захарус с удивлением посмотрел на своего коллегу, так и не поняв, шутит тот или говорит серьезно.
  
  
   Почтенный Гунар Кларин был напуган, да что там напуган, он был в ужасе! Вчера, останавливаясь на ночлег, как обычно съехав с тракта в лес, он и не предполагал, что такое вообще возможно! Днем караван двигался по тракту, змеелюды прятались в фургонах, на виду были только люди. Видно, чтоб не пугать других купцов и путешественников, и не смущать их. Ночёвки организовывали не на постоялых дворах, а в лесу, наверное, с той же целью. Караванщик, сначала, опасался нападения зверей или каких-нибудь других тварей, в изобилии водившихся в горах и предгорьях, но баронские дружинники, охранявшие купеческий обоз, были спокойны. Видно, опасности пока не было. Но на душе купца было неспокойно, он чувствовал надвигающиеся неприятности. Сегодня то место, которое выступает как индикатор грядущих бед, прямо-таки завопило и задёргалось, с самого утра. На поляну, где расположился на ночёвку караван, еще до завтрака приземлился верховой дракончик баронессы. На этот раз баронесса была не одна, с ней была девушка постарше, видно, тоже из очень благородных, если судить по тем знакам уважения, которые ей оказывали дружинники. Вслед за дракончиком баронессы на поляну приземлились два больших дракона. По команде старшей девушки дружинники и караванщики стали их разгружать, драконы привезли большие тюки с продовольствием. Не успел почтенный купец подобрать свою отвалившуюся от удивления челюсть -- это же надо, так припахать драконов! -- а баронесса, прилетевшая с ней девушка, дракон баронессы и главная змеелюдка удалились в лес. Они там пробыли довольно долго, все успели позавтракать. Потом из леса вышли баронесса и прилетевшая с ней девушка, а змеелюдки и дракона не было. Девушки подошли к остальным змеелюдам, и баронесса стала им что-то говорить. Змеелюды заволновались, очень сильно заволновались, некоторые даже схватились за оружие -- а ну как баронесса скормила их соплеменницу своему дракончику, а теперь оправдывалась. Но баронеса, видно, сумела припугнуть этих человеко-змей, наверное, пообещав, что еще кого-нибудь отдаст дракону на растерзание. Змеелюды немного успокоились, а вот эти две девушки ходили вдоль опушки леса, в очень сильном волнении ходили. Наверное, переживали за своего дракона, может, он той змеелюдкой подавился?
   Время уже шло к обеду, и заскучавший, но не переставший ожидать неприятностей купец разглядывал драконов, прикидывая, какие выгоды можно получить, если использовать их как транспортное средство. Вдруг опушка леса замерцала серым облаком, закрывшим деревья. Облако довольно быстро пропало, но на его месте оказался не лес, а какой-то длинный тоннель, в конце которого был просто-таки кошмарный пейзаж! Дикие багровые скалы, кусочек такого же багрового, еще более дикого, неба... Всё это нагоняло ужас. И усиливая этот ужас, из этого тоннеля посыпались змеелюды. Много змеелюдов, сначала маленькие, а потом всё увеличивающиеся в размерах. Последние змеелюды были вообще с оружием! Они нервно озирались, вроде как намереваясь на кого-нибудь напасть. А серый тоннель стал уменьшаться. Баронесса вскрикнула -- из почти исчезнувшего тоннеля вывалилась старшая змеелюдка с ребенком на руках. Ребенок был без сознания, его руки и ноги безвольно болтались. Баронесса подскочила к змеелюдке и перехватила девочку, это была девочка, рыжая и совершенно голая. Баронесса прижала ее к себе, один из дружинников-норвеев подошел и дал второй девушке свой плащ. Они закутали девочку, и баронесса, так и не выпустившая свою ношу из рук, опустилась на землю. А старшая девушка кинулась к большому дракону:
   -- Гирокау, быстрее к Марте! Привези ее сюда! Быстрее!
   Могучий дракон сорвался с места и стремительно полетел в сторону гор.
   -- Ого! -- тихонько сказал старший погонщик, но купец услышал и повернулся к нему. Караванщик пояснил свое удивление: -- Обычно драконы летают медленно, я бы сказал, степенно. А этот рванул как наскипидаренный! И сразу же, как только эта леди ему приказала.
   Купец вопросительно поднял брови, а старший погонщик продолжил:
   -- Дракона трудно заставить что-либо сделать, даже просто убраться с облюбованного им места, а тут... ну, ты сам же видел!
   -- Но, Джер, на драконов же охотятся, может, этого поймали и приручили...
   -- Охотятся, Гунар, охотятся. Но только на очень старых и очень больных, а здоровый дракон обычно сам охотится на охотников. Охотники на драконов больше байки по тавернам рассказывают, чем на драконов охотятся.
   -- А с чего же они тогда живут?
   -- С охоты, только не на драконов, а на всякую нежить. Вот ты, если тебе надо будет защитить свой дом, к примеру, от упыря или мохтура, кого ты наймёшь? Обычного охотника на нежить или знаменитого охотника на драконов, ну и на нежить попутно? То-то!
   -- А это что было? -- Купец показал на то место, где был серый тоннель.
   -- Это был портал, межмировой портал. Видал я такие, даже хаживал через них. Но то были постоянные, они, как горные перевалы, существуют постоянно. По ним можно пройти из мира в мир. А этот видал? Был сделанный, наверное, кем-то...
   Купец мотнул в сторону змеелюдов и баронессы с лежащей на ее коленях девочкой.
   -- Не-е, тут нужен сильный маг, такой что... -- возразил старший погонщик, пошевелив пальцами и показывая, какой нужен маг, -- ну очень сильный! Я о таких и не слыхал.
   -- Слушай, Джер, а если нам снарядить караван в другой мир, а? -- И купец со своим караванщиком пустились в обсуждение выгод и трудностей такого предприятия, с опаской поглядывая на сильно увеличившихся в количестве змеелюдов.
   Лирисса смотрела, как кормят детей, как перевязывают раны воинам. На глаза у нее наворачивались слёзы. Никто не погиб. Спаслись все, и это тогда, когда была потеряна последняя надежда! Она обернулась, чтоб поблагодарить эту странную Повелительницу. Но та так и лежала, не подавая признаков жизни, вокруг нее хлопотали уже пришедшая в себя Вишасса и девушка-хуман. А эта странная Повелительница безвольно лежала на коленях у второй, плачущей девушки. Недалеко от этой группы мялись сиашеисс из рода Серебряного Лотоса. Они не знали, чем помочь, но всем своим видом показывали, что готовы оказать, если потребуется, любую помощь. И Лирисса понимала, что это не обязательная дань уважения или почитания, их чувства были искренни. А таких чувств у сиашеисс ни угрозами, ни применением силы не добиться. Старшая Мать рода Белого Лотоса с удивлением осознала, что нечто подобное начинает испытывать и она. Лирисса с сочувствием посмотрела на девушку, у которой на коленях лежала Повелительница. Девушка, видно, почувствовав взгляд, подняла голову. Лирисса вздрогнула -- это тоже была Повелительница! Но во взгляде этой Повелительницы было столько боли, беспокойства и еще чего-то, что Старшая Мать снова вздрогнула. Всегда холодные и рассудительные, Повелители не могут испытывать такие чувства! Совсем растерявшись, Лирисса опустила глаза. К ней подошли другие Старшие Матери.
   -- Дети накормлены и размещены в этих странных домах, -- сказала одна из матерей, -- матери из Серебряного Лотоса говорят, что эти дома едут. Их тянут те большие рогатые животные. Если это так, то это хорошо. Дети ослабли, и им будет трудно идти, там же разместили и тяжелораненых, остальные пойдут пешком.
   Немного помолчав, эта же мать продолжила:
   -- Мы благодарны Повелительнице, мы согласны признать ее нашей госпожой.
   -- Та хуман, -- Лирисса кивком указала на девушку, на коленях которой лежала Повелительница, -- тоже Повелительница, и она плачет.
   -- И та девушка-хуман, -- Лириссе указали на девушку, которая послала дракона за какой-то Мартой, -- тоже Повелительница.
   У Старшей Матери даже слегка закружилась голова от такого обилия повелителей вокруг. Этого не могло быть! Повелители очень редко общаются друг с другом, только по большой необходимости, а тут... сразу трое, причем действуют вместе и испытывают друг к другу дружеские чувства, даже более чем дружеские! Но обдумать это положение у матерей не вышло, на поляну буквально плюхнулся дракон. Это был тот дракон, которого одна из Повелительниц посылала за какой-то Мартой. С дракона спрыгнула еще одна девушка, это не была Повелительница, Лирисса вздохнула с облегчением, такое количество повелителей на столь малой площади было бы трудно выдержать, девушка была алив, только какой-то странный. Она подбежала к лежащей девочке и быстро ощупала ту, потом раскрыла свою огромную сумку, достала большую бутылку и буквально влила всё содержимое в рот юной Повелительнице. При этом эта девушка-алив громко ругалась:
   -- У нее полное истощение! Как физическое, так и магическое! Как можно было доводить ее до такого состояния! Вы, вообще, чем думали?! Ладно, Милисента, но ты, Саманта, ты же уже почти взрослая! Без пяти минут магистр! Ты что, не видела, что она уже на грани...
   -- Но, Марта, когда Листик прыгнула в тот мир, она была в полном порядке. Она оттуда открыла портал, чтобы смогли уйти сиашеисс...
   -- Категорически! Категорически нельзя было этого делать! -- продолжала кричать эта странная алив, вливая содержимое второй, еще большей, чем первая, бутыли в девочку. -- Категорически...
   -- Прошу меня простить, уважаемая, -- с опаской обратилась к этой странной алив Лирисса, -- но если бы Повелительница не открыла портал, то мы все погибли бы. Все три наши рода, погибли бы дети!
   Алив замолчала и посмотрела на фургоны, из которых выглядывали дети сиашеисс, на мнущихся неподалеку сиашеисс из рода Серебряного Лотоса. Горестно вздохнула:
   -- Да что говорить, Листик всё сделала правильно, она и не могла сделать по-другому. Но при этом довела себя почти до смерти. Еще немного бы, и...
   Ее прервал всхлип той Повелительницы, у которой юная Повелительница лежала на коленях. А третья Повелительница стояла рядом и ловила каждое слово этой девушки... Хотя, какая она девушка? Лирисса поняла, что эта алив старше ее вдвое, а может и больше. Старшая Мать с уважением посмотрела на эту женщину, которую беспрекословно слушаются Повелительницы, хотя она сама не Повелительница... Лирисса потрясла головой, совершенно запутавшись в Повелительницах, -- такое их обилие вокруг явно выбивает ее из колеи.
   -- Повезло, что Листик за последнее время увеличила свои силы... -- продолжила было женщина-алив, но тут ее прервала лежавшая девочка: она громко булькнула, делая последний глоток из бутылки, и, не открывая глаз, произнесла:
   -- Ага!
   -- Что "ага"? -- строго спросила алив.
   Девочка открыла глаза и заявила:
   -- Я сильная! Я очень сильная! Я могучая повелительница!
   -- Лежи уж, могучая повелительница, тебе вставать нельзя! До вечера так точно! -- еще строже сказала лекарка. Лирисса поняла, что эта женщина -- лекарка, причем не просто лекарка, а очень сильная сеири-са. Она не просто поила девочку снадобьями, но еще и лечила, применяя силу сеири.
   -- Ага, -- покорно согласилась маленькая Повелительница, поудобнее устраиваясь на коленях у второй девушки. Та обняла ее и прижала к себе.
   -- Что вы думаете делать дальше? -- спросила лекарка.
   -- Доставить всех сиашеисс в Иланский лес, там они займутся обустройством своего будущего места жительства, ты же знаешь, Марта, что необычный народец занял только часть окраины леса, и то за речкой, а в лес они отказались даже заходить, -- ответила Саманта.
   -- Там очень сильная аура смерти осталась после луввока, -- кивнула Марта. И пояснила, откуда она это знает: -- Я там побывала с Гирокау, видела.
   -- Но мы там с Вишассой были, ничего не заметили... Да, лес сильно пострадал, но он активно восстанавливается, -- Саманта пожала плечами, -- Виш там очень понравилось!
   -- Сиашеисс не столь чувствительны к подобным эманациям, и вот что мы сделаем, -- сказала Марта, -- я и несколько сиашеисс полетим туда на драконе. Я постараюсь ускорить процесс восстановления леса, и сиашеисс мне в этом помогут. Я все-таки неплохой маг жизни. Ну, и им будет полезно понаблюдать, тем более что их ауры вплетутся в ауру леса. Так они станут частью леса, а не гостями, временными обитателями. Я заметила, среди них есть маги с задатками магов жизни. Так что заодно и подучатся.
   Лекарка посмотрела на Лириссу и протянула ей руку:
   -- Меня зовут Маритининиэль, но можно -- Марта, последние сорок лет меня именно так звали. А тебя?
   -- Лирисса, -- ответила змеелюдка на всеобщем, тоже протягивая свою руку.
   -- Вот и познакомились, ты полетишь, я вижу, ты здесь самая главная, контакт с лесом тебе будет просто необходим.
   -- Но старшинство должно принадлежать Вишассе, она вывела свой род сюда, и она спасла наши...
   -- Ну, какая я Старшая Мать? -- возмутилась Вишасса, устроившаяся рядом с Милисентой. -- Я стала Старшей Матерью только потому, что была самой сильной сеири-са в роду, теперь, когда нам больше опасность не угрожает, я уступаю свое место Кишшаре, она будет лучшей Старшей Матерью для рода!
   -- А ты?
   -- А я пойду учиться в академию! -- гордо заявила змеелюдка. -- Вот Саманта говорит, что у меня большой потенциал! Ну, способности...
   -- Мы тоже! -- пискнули две совсем молоденькие змеелюдки из рода Серебряного Лотоса. -- Нам Листик сказала, что у нас тоже большой, этот... ну, который способности!
   -- Вы тоже, -- засмеялась Саманта, -- только не сейчас, а осенью, когда начнется прием студентов в академию.
   -- Но мы-то можем и сейчас, -- сказали почти хором две неслышно подползшие змелюдки, -- мы не в академию, мы к Листику в дружину!
   -- Да, я же обещала! -- пискнула Листик, высунув свой курносый веснущатый нос из плаща. Чихнула и добавила голосом умирающей: -- Это мое последнее желание.
   -- Перед смертью? -- уточнила Саманта.
   -- Перед тем, как я улечу... -- фыркнула Листик.
   -- Никуда ты сама не полетишь! -- строго сказала Милисента, -- полетим вместе на Гирокау.
   -- Они тоже, -- Листик указала на Ушша-си и Ишша-си. -- Они будут меня держать, чтоб я не упала.
   -- Мы все будем тебя держать, чтоб ты не улетела! -- строго сказала Саманта. -- Значит, так и решаем, мы летим в замок, у нас там дел полно. Марта летит в Иланский лес...
   -- Со мной летят Лирисса, ты, ты и ты, -- Марта указала еще на семерых матерей-змеелюдок, -- Ну подходите, будем знакомиться.
   Саманта кивнула, одобряя решение Марты, и продолжила:
   -- Мы летим в замок, а остальные сиашеисс продолжают двигаться прежним порядком. В Иланский лес.
   Группа сиашеисс, явно воинов, приблизившись, что-то зашипела. Опять высунувшаяся из плаща Листик перевела:
   -- Они воины, они тоже хотят в дружину. Говорят, что раз здесь будет безопасно, то они будут служить Повелительнице. -- И Листик что-то гневно зашипела смутившимся воинам. Лирисса улыбнулась: Листик ругала воинов за то, что они назвали ее Повелительницей.
   -- Очень хорошо, -- сказала Саманта, -- нам не помешают такие доблестные и умелые воины.
   Листик перевела, сиашеисс еще больше смутились, а Саманта продолжила:
   -- Но забрать всех мы не сможем, дракон же не резиновый. Поэтому с нами полетят только Ушша-си и Ишша-си, остальные сопровождают своих соплеменников к месту жительства, помогают там обустроиться. А мы, когда будем двигаться в столицу, обязательно возьмём всех желающих и служить в дружине, и обучаться в академии. Понятно?
   Все согласно закивали, с таким командиром не поспоришь, а то, что Саманта именно воинский командир, поняли все.
  
   -- Очень, очень предупредительная и примерная студентка, -- говорил магистр эл Минэтэйнион две недели спустя. Они с магистром Захарусом сидели у своей палатки и наблюдали за тем, как дежурные по кухне моют посуду после ужина. Это было делать не так тяжело, как в походных условиях. Протекающая рядом речушка давала неограниченное количество воды, а многосекционная полевая кухня с магическим огнем в топке исправно эту воду грела. Захарус кивнул в ответ на высказывание эльфа, а тот продолжил:
   -- Если бы не она, то нам бы пришлось тратить время на обустройство лагеря и подъём на скалы, а тут она всё нам приготовила, просто очень примерная студентка!
   -- Кого вы имеете в виду? Милисенту или Листика? -- спросил магистр Захарус.
   Эльф на мгновение задумался и ответил:
   -- Наверное, обеих, Листик нас довела, а Милисента приказала обустроить лагерь.
   -- Лагерь приказала обустроить Саманата, насколько я понял, --  кивнул в сторону собиравшихся воинов-норвеев, их должны были сегодня сменить. Потом встал и подошел к старшему дружиннику:
   -- Не могли бы вы передать леди Саманте, что я настоятельно прошу ее переговорить со мной.
   Воин-норвей согласно кивнул.
   Саманта прилетела на изумрудно-золотистом дракончике Милисенты, на следующий день утром. Прилетела тогда, когда магистр эл Минэтэйнион и еще пять студентов уже забрались на скалу. На скале была целая колония белых цветов, и теперь эльф замерял скорость и силу ветра, влажность и освещенность, мощность и вектор магического фона, и еще кучу других параметров. Всё это надо было сделать так, чтоб, не дай Единый или другие боги, не повредить растущие на скалах цветы. В общем, магистр эл Минэтэйнион занимался полевыми исследованиями и сопутствующими им научными изысканиями.
   -- Саманта, давай отойдём, -- увлёк девушку на другой берег речушки магистр Захарус. Зайдя за скальные обломки, так чтобы их не было видно из лагеря и со скалы, он остановился и спросил у шагавшего за Самантой дракончика:
   -- Листик, ведь вы же Листик?
   -- Ага, -- очень важно ответил дракончик, -- я это я, и никем другим быть не могу. Могу быть только самой собою!
   -- Студентка Листик, -- строго сказал магистр Захарус, -- я знаю, что это вы! Я догадался, что вы драконий оборотень!
   -- Ага, -- ответила уже студентка Листик, усаживаясь на камень, -- только я не оборотень, я дракон!
   -- Но вы же оборачиваетесь в дракона? -- спросил смущенный магистр, на девочке не было никакой одежды, но это ее нисколько не смущало. Она поболтала ногами, посмотрела на Саманту и сказала:
   -- Я не оборотень, я дракон! Я не оборачиваюсь, я меняю ипостась. И, в отличие от оборотня, при смене ипостаси все мои способности сохраняются!
   -- Да, Артур, Листик не оборотень! Она дракон! -- подтвердила Саманата. -- И я попрошу тебя не разглашать этого.
   -- Саманта, как давно ты это знаешь? -- спросил у девушки магистр Захарус.
   -- Очень давно, -- уклонилась от прямого ответа Саманта. И спросила сама: -- Ты же не для ответа на этот вопрос вызвал меня сюда?
   -- Нет, меня удивили и насторожили несколько моментов. Я ни в коей мере никого не подозреваю и не обвиняю. Но я думаю, что я достоин вашего доверия, -- магистр Захарус изобразил поклон в сторону девушек. -- И в случае возникновения любых конфликтов, кроме тех, что могут угрожать безопасности нашего королевства, я буду на вашей стороне. Но я уверен, что ни ты, Саманта, ни твои студентки не замышляют ничего подобного.
   Саманта кивнула, потом посмотрела на девочку, та тоже серьезно кивнула, будто с чем-то соглашаясь, но при этом не перестала легкомысленно болтать ногами. Это переглядывание не удивило магистра, более того он понял, что этот разговор для обеих девушек не является неожиданностью. А Саманта, улыбнувшись, спросила:
   -- Артур, и что тебя так насторожило? Или, лучше так спросить, -- на что ты обратил внимание?
   -- Вся эта цепь событий. Сначала в академии появляются две студентки, сразу на втором курсе элитного факультета. Зачислены они по личному распоряжению ректора академии господина Канвио. Хотя это можно объяснить их особыми способностями. Потом появляешься ты, хотя до этого пару раз отказывалась от предложений преподавательской работы в академии. А тут вдруг решила стать магистром, даже тему для магистерской диссертации подобрала. Появившись в академии, всё свое свободное время ты проводишь в обществе этих студенток, при этом ваши отношения более чем дружественные. И это несмотря на то, что ты гоняешь этих студенток раза в три больше, чем остальных студентов.
   -- Не вижу тут ничего странного, я подумала, хорошо подумала, и приняла предложение работать в академии. А девочки более чем талантливы, и их способности надо развивать. -- Саманта усмехнулась, магистр кивнул, принимая ответ к сведению, и продолжил:
   -- Обе эти девочки -- баронессы приграничного баронства, причем ту, которая не наследная, здесь все слушаются, даже больше, чем наследную. Мало того, дружина этих баронесс не уступает ни по численности, ни по выучке королевской гвардии, а если к ней еще присоединится гномий хирд, который гномы, как вассалы баронессы, должны выставить, то вообще в королевстве нет силы, способной остановить эту армию. Разве что объединятся все дружины пэров и королевская гвардия. Я не говорю о драконах, которые тоже примут участие в военном конфликте, если такой случится.
   При этих словах Листик хмыкнула, магистр глянул на нее, но девочка ничего не сказала, лишь утвердительно кивнула. Магистр продолжил:
   -- А последние события показали, что -- в случае чего -- на сторону баронесс Дрэгис встанут и все приграничные бароны! Я не думаю, что всем этим руководит одна Милисента, тут отчётливо видно твою руку, Саманта. И это тоже очень странно, ведь тут ты раньше была лишь пару раз, и то проездом! Но здесь все тебя знают, причем знают так, как будто ты тут жила последние полгода!
   Магистр угадал -- в последние полгода Саманта здесь бывала каждую неделю. И пока Листик летала в горы охотиться, они с Милисентой занимались и хозяйственными делами, и военными приготовлениями.
   -- Если бы я тебя не знал так хорошо, я решил бы, что ты, Саманта, готовишься здесь к мятежу! -- выдал на одном дыхании магистр Захарус.
   -- Да, Артур, я здесь готовлюсь именно к мятежу! -- ответила Саманта.
  
   Глава 20. Экспедиция всё больше становится спасательной
  
   По дороге двигался купеческий караван. Большие трёхосные фургоны повышенной проходимости тянула четвёрка могучих круторогих быков. Одно это свидетельствовало о богатстве купца, владеющего этим караваном. Трёхосные фургоны и четвёрку быков на фургон мог позволить себе не каждый. Да и заклинание, наложенное на каждый фургон, позволяющее ему преодолевать бездорожье и другие малопроходимые для обычных повозок места, тоже говорило об определенном достатке караванщика. Большинство купцов не пользовались этим заклинанием, дороги королевства, доставшиеся от Старой Империи, были отличного качества и образцово содержались. Но купцам, занимавшимся торговлей с другими странами, такое заклинание, повышающее проходимость их фургонов, было просто необходимо. Да и четвёрка тягловых быков увеличивала скорость движения каравана почти в полтора раза, по сравнению с упряжкой, состоящей из двух животных. Восемь фургонов двигались по старому имперскому тракту, теперь уже ставшего новой дорогой, ведущей через Иланский лес. Уже миновали поворот на бывшую дорогу, которая вела в обход леса и шла через владения герцога Вэркуэлла, теперь же она становилась "старой", так как увеличивала путь более чем на неделю. Караван шел почти без охраны, да и чего бояться на землях дрэгисского баронства? Появлявшихся разбойников дрэгисские дружинники отлавливали моментально, те даже не успевали выйти на дорогу, на свой промысел. Каким образом о лихих людях становилось известно дружинникам, для многих оставалось загадкой. Хотя особо знающие, или хотевшие таковыми казаться, закатывая глаза или надувая щёки, многозначительно говорили:
   -- Хозяйка леса! От нее ничего не укроется, а она уже дружинникам рассказывает.
   -- Да кто же эта Хозяйка, что ее и люди, и необычный народец слушаются? -- спрашивал собеседник.
   -- Поговаривают, что это сама баронесса! -- Еще больше надувал щёки особо знающий.
   -- А которая из двоих? -- проявлял информированность слушатель.
   -- Одна из двоих, -- чесал в затылке знающий, -- а может, и обе!
   -- Так говорят -- Хозяйка леса! А не хозяйки! -- наседал собеседник, на что знающий еще больше закатывал глаза и надувал щёки.
   Почтенный Гунар Кларин ехал не верхом, как обычно, а в переднем фургоне. Его караван делал вторую ходку по этому маршруту, сейчас он вёз продовольствие, инструменты ремесленные и сельскохозяйственные. Баронесса предложила хорошую цену за эту поездку, и почтенный купец не смог удержаться, правда, задействованы были не все фургоны его каравана, о чем Гунар сильно сожалел. Сейчас он сидел рядом с возницей, с легкостью управлявшей четвёркой могучих быков. Именно управлявшей, так как это была молодая женщина, девушка.
   -- Леди Саманта, -- обратился к вознице купец, -- выходит, что теперь это земля баронесс Дрэгис? До самого леса? И лес тоже их?
   Девушка не ответила, она только щёлкнула вожжами, зачем отвечать на и так уже известный всем вопрос. А купцу и не нужен был ответ, он просто хотел поговорить, а девушка, понимая это, отвечала на все его вопросы очень коротко и односложно.
   -- Я вот думаю, что дорожную пошлину герцогу Вэркуэллу уже платить не надо? Раньше ведь как было, аккурат на том перекрёстке, что уже проехали, стоял пост герцогских дружинников, и они плату брали со всех, даже с тех, что налево поворачивали. Всё равно брали! Вот же как получалось -- налево пошел, а пошлину всё равно плати! Говорят, зона охраняемых жизненных интересов и повышенной ответственности, мол, за охрану плати. А какая же может быть ответственность, когда налево пошел? Да и какая там охрана, когда ехать-то в другую от герцогства сторону...
   Закончить купец не успел, на дорогу из небольшой рощицы выскочили всадники, судя по их одежде и оружию, совсем даже не разбойники. Они перегородили дорогу, заставив караван остановиться. К первому фургону подскакали три воина вэркуэллской дружины, об этом говорили цвета их одежды. Купец в испуге сжался, а девушка хмыкнула:
   -- Ну, чисто петухи! Вот чем ниже боеспособность, таких, простите, вояк, тем ярче их одежда. -- И, уже обращаясь к герцогским дружинникам, грозно наставившим на нее арбалеты, закричала: -- Эй! Что это вы разоделись как шуты в ярмарочном балагане? Или думаете, что чем ярче выглядите, тем страшнее кажетесь?
   Воины охраны каравана, которых было раз в пять меньше, чем преградивших путь, дружно засмеялись. А вот нападавшие растерялись. Растерялись, потому что это была не обычная купеческая охрана, это были воины-норвеи, каждый из которых стоил пятерых вэркуэллских дружинников. Растерялись, но арбалеты не опустили.
   -- Что это вы едете по моей земле, а пошлину не платите? За это я налагаю на вас штраф! -- визгливым голосом закричал выехавший из глубины нападавших их предводитель.
   -- Во-первых, это не ваша земля, а баронессы Дрэгис... -- спокойным голосом начала девушка, сидящая на козлах первого фургона, она даже и не думала вставать, казалось, создавшаяся ситуация ее даже забавляла.
   -- Какой баронессы?! -- уже почти истерически закричал старший из дружинников.
   -- Баронессы Листикалинарионы Дрэгис, -- также спокойно продолжила девушка. -- Ей эта земля дарована королевским указом. И вы, Ринус Вэркуэлл, сами присутствовали при зачтении этого указа, его подлинность, если вы помните, подтвердил представитель Палаты пэров и королевский инспектор граф де Нариньяк. Или вы сомневаетесь в его полномочиях?
   -- Он подкуплен! И этот указ можно оспорить в Палате пэров!
   -- Можно, -- согласилась девушка, -- но пока он не оспорен, земля принадлежит баронессе...
   -- А-а-а, -- завопил Ринус Вэркуэлл, -- эта земля...
   -- Вам никогда не принадлежала, -- так же спокойно продолжила девушка. -- Вы брали пошлину за проезд через этот участок совершенно незаконно, и королевский инспектор как раз сейчас расследует эти ваши, уже можно с уверенностью сказать, преступные действия. За которые вы, именно вы и ваш отец, будете серьезно наказаны. Знаете ли, получение незаконных доходов, а тем более утаивание налогов с этих доходов очень строго карается!
   -- Убейте ее! Убейте их! -- в исступлении закричал юный герцог. Девушка улыбнулась и зажгла на вытянутой ладони огненный шар, размером с большой арбуз. Шар оторвался от ладони и, увеличиваясь в размерах, потрескивая и сыпля искрами, поплыл в сторону нападавших. Герцогские дружинники в испуге отшатнулись.
   -- Убейте ее! Гранмус! Убейте, ведь вы боевой маг! -- Почти сорвался на тонкий визг Ринус Вэркуэлл.
   -- Я не нанимался воевать с боевыми магами, -- спокойно ответил выехавший из отряда нападавших мужчина в кожаном плаще и широкополой шляпе. -- Я и мой отряд были наняты, чтоб очистить дороги герцогства от нежити и нечисти, а не для нападений на купеческие караваны.
   -- Ииии... Хррр... -- Задохнулся от своего крика молодой герцог.
   -- Мое почтение, леди Саманта! -- Мужчина в кожаном плаще подъехал к фургону, снял шляпу и изобразил придворный поклон, насколько это возможно не слезая с лошади. За ним подтянулись и его люди, одетые более чем скромно, если сравнивать с вэркуэллскими дружинниками.
   -- О, Фарли! И тебе привет! Что ж ты в такую плохую компанию попал? -- улыбнулась девушка.
   -- Наше дело выполнять команды нанимателя, мы же наёмники! Зарабатываем свой хлеб очень тяжким трудом! -- Растянул в улыбке тонкие губы мужчина в кожаном плаще. -- Мой отряд наняли для уничтожения нежити и нечисти. Но, как оказалось, мой наниматель под нежитью подразумевает мирных купцов! Как вы считаете, леди Саманта, это достаточный повод, чтоб разорвать контракт? Соответственно аванс при этом не возвращается!
   -- Конечно, Фарли, более чем достаточный! В дрэгисском замке как раз присутствует королевский инспектор, так что всё будет оформлено по закону.
   Мужчина снова поклонился, а Саманта, глянув на пошедшего пятнами молодого герцога, скомандовала:
   -- Арестовать этого... Ордер на арест получим потом, в замке.
   Герцогские дружинники опустили арбалеты и даже немного отодвинулись от своего командира. Ринус Вэркуэлл попытался дёрнуться, но его подхватили под руки люди в темной одежде из отряда Фарли Гранмуса и передали норвеям, которые, связав молодому герцогу руки за спиной, втолкнули в один из фургонов.
   -- А с этими что делать? -- спросил один из седоусых норвеев Саманту, показав на растерянных герцогских дружинников. Та пожала плечами:
   -- Отпустите на все четыре стороны, пусть едут по домам. Они без командиров безвредны.
   Мужчина в кожаном плаще и шляпе вопросительно приподнял брови, Саманата улыбнулась в ответ:
   -- Я знаю, что герцог Вэркуэлл неделю назад уехал в столицу, подавать протест в Палату пэров. При этом он взял с собой почти всю боеспособную часть дружины, а этих доходяг оставил своему сынку. А тот не придумал ничего лучшего, как устроить разбой на дороге. Да еще тебя в это втянул.
   -- Но, командир, нас наняли для...
   -- Я это уже слышала, Фарли, ты же не считаешь, что купеческий караван похож на нежить? Или думаешь, что там скрывается какая-то нечисть?
   -- Но, командир, недавно в таком же караване видели странных созданий. Вроде до половины люди, а до половины змеи. И при этом они громко шипят!
   -- Если шипят, то получается, что у них верхняя половина змеиная, а внизу ноги. Если же наоборот, то они должны разговаривать, -- усмехнулась Саманта. И потом позвала: -- Ушша-си!
   Из фургона грациозно выскользнула змеелюдка, она стремительно метнулась меж оторопевшими наёмниками и вернулась обратно, замерев рядом с Самантой.
   -- Познакомься, Фарли, это Ушша-си, воительница, телохранительница баронессы Милисенты. Если тебя наняли для охоты на них, то у твоих людей против змеелюдов нет никаких шансов. У тебя самого может и есть, если один на один и с применением магии. Ну и потом они, как ты понял, подданные баронессы Дрэгис, так что, напав на них, ты бы напал на людей баронессы, -- усмехнулась Саманта.
   -- Но они же не люди! -- попытался возразить ошарашенный мужчина, его впалые щёки побледнели, он увидел возможности этого странного существа. А змеелюдка улыбнулась и вполне чисто, без всякого шипения проговорила:
   -- Раз мы служим баронессе Дрэгис, то мы ее люди, даже если людьми не являемся.
   Мужчина еще раз кивнул, на это возразить было нечего, а улыбнувшаяся Саманта сказала:
   -- Отлично, если с вопросом -- кто является людьми баронессы, -- разобрались, то, думаю, что ни у тебя, Фарли, ни у твоих людей, -- при этих словах и Саманта, и Ушша-си ехидно посмотрели на наёмников, -- претензий нет! Тогда ты и весь твой отряд поступаете в мое распоряжение.
   -- Но, командир, -- возразил наёмник, -- мы же давно не в армии и зарабатываем свой хлеб очень нелегким трудом...
   -- Фарли! Не прибедняйся, считай, что ты со всем своим отрядом нанят! И ты меня знаешь, я не обижу!
   -- Слушаюсь, командир, -- шутливо вытянулся по стойке смирно сидевший в седле предводитель наёмников.
   -- Тогда пристраивайтесь за фургонами, -- скомандовала Саманта и щёлкнула вожжами. Караван продолжил свой путь.
   Углубившись в Иланский лес, караван некоторое время двигался по имперской дороге, а потом свернул на чуть заметный просёлок. Впрочем, эта дорога была довольно широкая и вполне пригодная для проезда больших купеческих фургонов. Пройдя еще около полутора часов, караван выехал на широкую поляну. Тут же на поляну высыпало множество змеелюдов, которые, откинув задние борта фургонов, стали их разгружать. К Саманте подошла невысокая красивая девушка с пшеничными волосами и стала ей что-то говорить. Фарли Гранмус, заинтересовавшись, подъехал поближе. Девушки замолчали, а Саманта указав на наемника, сказала своей собеседнице:
   -- Вот, капитан отряда наёмников, их нанял Вэркуэлл для охоты на нечисть и нежить, но попытался натравить на нас, причем уже на земле твоей сестры. Нет, не сам герцог, -- Саманта отрицательно качнула головой, -- не старый герцог, а его сын, Ринус Вэркуэлл, он и натравил. А старый герцог с дружиной отправился в столицу, и мне это очень не нравится! Похоже, наши оппоненты уже стягивают туда свои силы.
   Девушка согласно кивнула, потом, прищурившись, посмотрела на длинного, худого наёмника, а Саманта представила его:
   -- Фарли Гранмус, командир разведчиков пятого корпуса, был, а теперь капитан отряда наёмников. Очень неплохой боевой маг, окончил академию на семь лет раньше меня. Первые уроки по боевой магии дал мне он, хоть и был моим подчиненным.
   -- Интересно, а почему неплохой боевой маг, да еще и с таким опытом ведения боевых действий подался в наёмники, тем более занялся деятельностью, которая больше пристала бы выпускнику факультета охотников? -- прищурилась Милисента.
   -- Видите ли, леди... -- начал наёмник, но Саманта прервала его, представив девушку:
   -- Это Милисента, баронесса Дрэгис, -- и закончила объяснения за наёмника, -- Фарли не ладит с начальством, патологически не ладит.
   Баронесса подняла свои бровки, а Саманта, ухмыльнувшись, продолжила:
   -- Но не со мной, пока я была его командиром, всё было хорошо, а вот потом...
   -- Да, командир, -- развел руками наёмник, -- потом прислали тупицу, не мог же я после вас подчиняться ничтожеству!
   -- То, что он был ничтожеством, я согласна, но это же не повод его убивать!
   -- Леди Саманта, это была честная дуэль! Но на мою беду этот ублюдок был герцогом.
   -- Только это тебя и спасло, Фарли, -- прищурив глаза, кивнула Саманта.
   -- Спасло то, что убитый был герцогом? -- еще больше удивилась Милисента.
   -- Нет, спасло то, что дуэль была честной, -- хмыкнула Саманта.
   -- Вас оправдали? -- спросила у наёмника Милисента.
   -- Нет, приговорили к повешенью, в тот же день, -- криво усмехнулся тот.
   -- Тем не менее вы живы, как же вы спаслись? -- Снова удивилась Милисента.
   -- Ему удалось бежать, и он ушел от погони, -- пояснила за наёмника Саманта.
   -- И за это я вам бесконечно благодарен, леди Саманта, -- наёмник поклонился девушке.
   -- Я ему помогла бежать, -- пояснила, усмехнувшись, Саманта. -- А потом меня же послали во главе погони за ним. Понятно, что солдаты не горели желанием его ловить. А я делала вид, что ими командую. Но теперь, когда я наняла твою шайку, Фарли...
   При этих словах наёмник сделал вид, что обиделся и попытался возразить:
   -- Командир! Вы меня обижаете! Я их вымуштровал! Конечно это не разведчики, но солдат линейных частей они превосходят!
   -- Вот и посмотрим в деле, чего они стоят, -- кивнула Саманта. -- Посмотрим, или ты думаешь, что я тебя нанимаю для патрулирования дорог и обысков крестьянских подворий?
   -- Никак нет, командир! Я знаю, что с вами всегда весело!
   -- Ну что ж, пока разбивайте лагерь здесь, кстати, охрана арестованного герцогенка на тебе и твоих людях. Надеюсь, не убежит? -- Фарли Гранмус возмущенно закатил глаза, Саманта кивнула и, подхватив под руку Милисенту, увлекла ее в кусты, вернее через кусты. Там у речки, на склонившемся к воде дереве сидел изумрудно-золотой дракончик, он внимательно слушал немолодую сиашеисс. Она что-то нравоучительным голосом ему выговаривала. Вторая сиашеисс, гораздо моложе, сидела рядом и тоже слушала.
   -- Здравствуйте, Лирисса, -- поздоровалась Саманта. -- За что это вы ругаете Листика?
   -- Саманта, а ты что, уже стала понимать наш язык? -- удивилась Вишасса.
   -- Нет, Виш, просто знакомые интонации, я как будто в зеркало посмотрела, -- улыбнулась Саманта. -- Точно таким тоном я читаю нотации Листику и Милисенте.
   -- И правильно читаете! -- Лирисса ответила на всеобщем. -- Они этого заслуживают! Особенно Листик! Разве можно так легкомысленно себя вести? Они обе, все-таки, Повелительницы!
   -- Ну, сколько раз говорить, я не Повелительница, я Листик! -- возмущенно запищала дракончик. Лирисса покачала головой, она и сама как-то очень быстро стала воспринимать Листика не как Повелителя, а скорее как одного из детей сиашеисс, пускай и стоящего на пороге взросления, но всё равно ребенка, которого надо еще учить и воспитывать.
   -- Листик, ведь ты же леди! Поэтому тебе... -- Досказать Лирисса не успела, ее прервал вывалившийся из зарослей мужчина в кожаном плаще. Шляпу, чтоб не потерять, он держал в руках.
   -- Вот видишь, Листик, молодой человек даже шляпу снял, чтобы поприветствовать присутствующих здесь леди, и тебя в том числе! -- одобрительно сказала змеелюдка, кивнув на совсем не молодого и худого мужчину.
   -- Он не молодой, -- ответила Листик, -- и шляпу он снял, чтоб в этих колючих кустах не потерять!
   При этих словах дракончика, мужчина, только слегка растерявшийся, но было видно, что готовый начать оправдываться, просто обалдел.
   -- Ты... эээ, Вы говорите?! -- выпалил он, обращаясь к Листику. Обратился на "вы", видно, решил, что говорящий дракон заслуживает большего уважения, чем обычный.
   -- Ага! -- гордо ответила Листик, -- а еще я пою и танцую!
   И чтоб подтвердить свои слова, дракончик соскочила с ветки и закружилась по полянке, громко напевая:
   -- В траве сидел кузнечик, совсем как огуречик...
   -- Листик! -- строго сказала Лирисса, -- разве воспитанные леди себя так ведут! Сначала надо представиться!
   -- Ах, да! -- Остановилась дракончик, мужчина понял, что, судя по обращениям к нему, этот дракончик женского пола, а дракончик представилась: -- Листик! Дракон! Страшшшный дракон! Гроза и повелитель всех окрестностей!
   -- Листик! -- возмущенно воскликнула Лирисса и, обращаясь к Саманте, сказала: -- Ну хоть вы на нее повлияйте, разве леди себя так ведут!
   -- А как? -- заинтересовалась Листик.
   -- Ходят важно и степенно, -- хихикнула Милисента.
   -- Ага! -- ответила Листик и важно и степенно прошлась по поляне, так размахивая хвостом, что мужчине, чтоб не попасть под удар, пришлось забраться обратно в колючие кусты, а девушкам и змеелюдкам спрятаться за то дерево, на котором до этого сидела дракончик.
   -- Листик! -- хором закричали девушки и змеелюдки.
   -- Ну что -- Листик? -- обиженно проговорила дракончик. -- Петь нельзя! Танцевать нельзя! Когда я важно и степенно хожу, вам тоже не нравится! Злые вы, улечу я от вас!
   -- Куда?! -- Девушки и змеелюдки снова были единодушны.
   -- В тёплые края, за песнями, -- ответила дракончик, доставая из кустов мужчину в плаще. -- А это кто такой вежливый?
   -- Фарли Гранмус, капитан наёмников, -- ответила за мужчину Саманта, -- я наняла его и всю его команду.
   -- А зачем нам наёмники? -- спросила Листик, продолжая держать за шиворот мужчину.
   -- Листик, отпусти его! -- строго сказала Саманта. -- Фарли -- боевой маг! Он командовал разведкой пятого корпуса.
   -- Это Тени... -- начала объяснять Милисента, -- пятый корпус это те, которые...
   -- Да, -- односложно ответила Саманта, показывая, что дальше развивать эту тему не стоит.
   Отпущенный капитан наёмников отряхнулся и учтиво поклонился:
   -- Я приветствую вас, леди! -- Потом, обращаясь к Саманте, спросил: -- Всё же я повторю вопрос прекрасной леди Листика, -- наёмник еще раз поклонился, на этот раз персонально в сторону дракончика, -- всё же, зачем вам я нужен, командир?
   -- Фарли, твоя специализация была -- действия в городе, в частности -- ведение уличных боев. Вот ты мне для этого и понадобишься.
   -- Командир! Вы собираетесь захватывать город? Или сразу несколько?
   -- Только один, столицу, -- ответила Саманта.
   -- Командир, вы задумали мятеж? Нет, не подумайте, я не собираюсь на вас доносить. Я, если вы решили позвать меня с собой, приму участие в любой вашей авантюре, даже если вы собрались устроить мятеж и драться со всей королевской гвардией!
   -- Нет, Фарли, мятеж задумала не я, я его буду давить! И мне нужны люди, умеющие вести разведку во враждебном городе, а столица может им стать, если туда раньше успеют дружины мятежных герцогов. Вот с ними и придется драться!
   -- Командир! Официально резать этих зажравшихся благородных герцогов?! Леди Саманта, я ваш душой и телом, пусть меня потом и вздёрнут на виселице! -- воскликнул наёмник. Саманта улыбнулась и покачала головой:
   -- Думаю, до этого не дойдёт, но драться придется! А теперь, Фарли, если ты утолил свое любопытство, вернись к своим людям!
   -- Слушаюсь, командир! -- Приложил два пальца к полям шляпы наёмник, потом снял ее и поклонился остальным: -- Леди, ваш покорный слуга!
   Фарли Гранмус уже не сомневался, что все девушки, присутствовавшие на поляне, были, несомненно, леди, хоть двое из них были с хвостами, а третья была драконом.
   Когда наёмник удалился, ставшая серьезной Листик спросила:
   -- Так что делать будем? Саманта, ты не в курсе, Лирисса говорит, что в мире Каприн остались еще сиашеисс, может, они еще живы. Это надо проверить.
   -- Листик, тебя еле откачали после прошлого тоннеля, а теперь ты хочешь снова? -- сердито спросила Милисента. Дракончик исчез, а появившаяся рыжая девочка обняла свою сестру и жалобно проговорила:
   -- Мил, там же могут быть дети! Они или погибнут, или попадут в рабство к дракланам! А Каприн -- это мир дракланов, я туда знаю дорогу. Оттуда мне легче будет сделать тоннель, а потом, я теперь знаю, как их строить без таких затрат энергии, как в прошлый раз!
   -- Саманта, а ты что думаешь? Это может быть опасно! Потом, тех сиашеисс надо еще найти, а если Листик будет, как в прошлый раз летать, то ее могут заметить. Там же, насколько я поняла, тоже драконы живут, а они летать умеют! Так разве можно туда соваться? -- спросила у подруги Милисента. Та, на мгновение задумавшись, ответила:
   -- Вообще-то я не в курсе, но если надо спасать сиашеисс, то стоит рискнуть!
   -- Я не буду летать как в багровом мире, -- возразила Листик. И, видя удивление девушек и змеелюдок, пояснила: -- Мир Каприн мне знакомый, там я могу выглядывать. Ну, смотреть прямо из межпространства, только чуть-чуть высунувшись. Меня не заметят, а если и заметят, я могу сразу спрятаться. И портал я могу построить, затратив гораздо меньше сил, чем в прошлый раз. Лирисса, сколько там может быть сиашеисс?
   -- Нас оставалось только десять родов, когда мы попали в тот мир. Четыре рода Повелители почему-то пропустили к порталу, а шесть погнали в джунгли. В джунглях сиашеисс очень трудно поймать, но не Повелителям, так что пленение тех родов -- дело времени. Я думаю, стоит посмотреть, и попробовать их оттуда вытащить или хотя бы провести к порталу. Если, конечно, там остался еще кто-то живой. Их было чуть больше пяти тысяч. А сколько осталось сейчас? Не знаю!
   -- Они должны быть живы, если бы дракланы хотели их уничтожить, то сделали бы это сразу. Но им зачем-то нужны живые сиашеисс, -- задумчиво проговорила рыжая девочка. -- Именно живые, скорее всего, они щадили детей, уничтожая воинов и выматывая остальных.
   -- Рабство? -- сделала предположение Лирисса, девочка кивнула своей рыжей головой:
   -- Очень похоже на это, хотя я не понимаю, зачем дракланам нужны рабы -- сиашеисс?
   -- С Листиком полечу я! -- решительно заявила Вишасса. Она вспомнила свой прошлый полёт, судорожно сглотнула, но решимости не утратила. -- Я уже летала!
   -- Нет, тебя мало кто знает, меня же, как Старшую Мать рода Белого Лотоса, знают многие, поэтому с Листиком полечу я. И если будет надо, я там останусь!
   -- Лирисса! А как же твой род?
   -- Мой род теперь в безопасности, и мы решили наши четыре рода, объединить в один, слишком уж нас мало осталось!
   -- Куда будем портал открывать? -- деловито спросила Листик.
   -- Сюда, -- ответила Лирисса, но, подумав, добавила: -- Нет, лучше на соседнюю поляну, она большая, туда подвезли продовольствие, и там сейчас почти все взрослые сиашеисс наших родов. Если надо будет оказать помощь, то это будет сделано. Попрошу вас, Саманта и Милисента, убрать с поляны людей и фургоны, чтоб не смущать сиашеисс, если они пройдут через портал. А ты, Вишасса, готовь встречу.
   Вишасса склонила голову, девушки тоже согласно кивнули. Лирисса забралась на дракона, которым вновь стала девочка, и дракон исчез, даже не взлетая. Саманта посмотрела на Милисенту, вопросительно подняв бровь, та утвердительно кивнула.
  
   Колонна сиашеисс быстро двигалась по тропе среди огромного болота. Гириссе, Старшей Матери рода Лунной Травы, это очень не нравилось. Но другого пути не было. Этот участок джунглей был очень заболочен. Заболочен настолько, что даже сиашеисс могли идти только по тропе. Гириссу выбрали главой похода, как самую старшую из Старших Матерей, быстро меняющаяся обстановка не позволяла собирать совет для решения возникающих вопросов. Поэтому на Гириссу и была возложена эта ответственность -- решать за всех. Вот теперь она вела колонну из оставшихся от шести родов, чувствуя, что с каждым шагом приближается к ловушке. Но остановиться -- значило поставить всех под неизбежный удар неведомого врага, идущего за ними по пятам. Хотя, почему неведомого, за всеми бедами стояли Повелители, которым сиашеисс отказались подчиниться. Старшая Мать двигалась во главе колонны, но не впереди нее, впереди, в пределах видимости, двигались разведчики. Один из них подал знак, и Старшая Мать, ускорив движение, поравнялась с ним.
   -- Что там? -- спросила Гирисса.
   -- Похоже на засаду, -- тихо ответил воин. -- Впереди впадина, из нее трудно будет выбраться, в сторону уйти невозможно, а на выходе нас могут ждать. Перекрыв при этом дорогу назад.
   -- А у нас есть другой путь? -- Вздохнула Старшая Мать. -- Вокруг болото, непроходимое болото! Свернуть мы не можем, остановиться тоже не можем. Нас настигнут, тогда придется принять бой, а это верная гибель. У нас осталось очень мало воинов и сеири-са.
   Воин почтительно склонил голову, со Старшими Матерями не спорят, но он все-таки сказал:
   -- Мне не нравится эта ложбина, почти ущелье. И это на болоте. Она давно должна была заполниться водой. А она сухая, даже суше чем эта тропа!
   -- Повторю, у нас нет выхода. Вперед!
   Колонна сиашеисс, догнавшая разведчиков и Старшую Мать, стала втягиваться в эту странную ложбину. Когда почти все сиашеисс оказались на дне этого подозрительного ущелья, появился белесый туман. Он накрыл седой шапкой всю колонну, и чтоб скорее миновать это опасное место и выйти из тумана, Старшая Мать приказала ускорить движение, насколько это возможно.
   Серая белесая мгла создавала ощущение нереальности и пустоты. Эта грязно-белая муть, окружавшая дракончика, очень нервировала сидящую на этом дракончике змеелюдку, да что там нервировала -- пугала до дрожи! Эта мгла была очень похожа на ту, что охватывает путника, проходящего портал между мирами. Но тут она была гуще, колыхалась, даже извивалась и вообще казалась живым существом, опасным и агрессивным. Но дракона это нисколько не беспокоило. Листик продолжала парить, вернее, плыть в этом тумане, даже не шевеля крыльями. Наконец, когда Лирисса уже почти окаменела от страха, дракончик сказала:
   -- Вон они! Смотри!
   -- Шшшшссс, -- ответила Старшая Мать, совсем несолидно ответила, совсем не так, как подобает отвечать четырёхсотлетним змеелюдкам.
   -- Ага! -- Поняла состояние сиашеисс дракончик. В следующее мгновение Старшая Мать чуть не упала со спины Листика. Яркий солнечный свет ударил по глазам, и пронзительная синева заполнила всё вокруг. Земля внизу казалась большим ковром, сотканным из больших и малых лоскутков зеленого цвета разных оттенков. Внизу, еле заметная, двигалась колонна сиашеисс.
   -- Ниже нельзя, вон видишь, -- дракончик указала лапкой на две фигурки, парящие намного ниже, -- дракланы, они пасут твоих сородичей.
   Парящие фигуры очень напоминали Листика в ипостаси дракона, только они были больше и массивней. Два драклана были поглощены действием, разворачивающимся внизу. Колонна сиашеисс входила в длинное ущелье, казавшееся чужеродным на бескрайнем болоте -- болоте в джунглях, простирающихся до самого горизонта. Сзади, на расстоянии трёх часов быстрого бега, за колонной сиашеисс двигалась еще одна колонна существ, напоминавших бескрылых драконов, похожих на больших ящериц. На выходе из того ущелья беглецов ждали такие же существа. Их было много, гораздо больше чем сиашеисс.
   -- Драги! -- вскрикнула Листик. -- Это засада, твоих сородичей запрут в том ущелье, а оно явно искусственно созданное...
   -- Листик, надо же что-то делать! -- шепотом сказала Лирисса. -- Они же...
   -- Ага, -- подтвердила Листик, -- взрослых, скорее всего, убьют, а детей захватят в рабство. Будут из них воспитывать воинов, слуг, ну других всяких. Причем воспитание поручат драгам, сами дракланы до такого не снизойдут! В особых приютах будут воспитывать.
   При этих словах Лирисса почувствовала, как дракончик поежилась, видно, она об этих приютах знала что-то очень нехорошее. А Листик продолжила говорить:
   -- А потом продадут. Самим дракланам рабы-сиашеисс не нужны.
   -- Зачем? -- спросила змеелюдка. -- Повелителям же не нужно золото! Зачем же им продавать рабов? И куда они могут их продать?
   -- Наверное, продадут в другие миры, за услуги. Чем больше рабов, и чем лучше они обучены, тем значимее услуга.
   -- Листик! Но что же делать? Мы не успели! Ты можешь, ну хоть что-нибудь... Я готова любую цену...
   -- Ага, уже. Смотри! -- Дракончик заложил вираж так, чтобы Лириссе было лучше видно. Уже вошедших в это странное ущелье змеелюдов накрыл белесый туман, очень похожий на тот, из которого состояло межмировое пространство.
   -- Вуаля! -- сказала Листик с интонациями балаганного фокусника, потом показала своей лапкой на двух парящих драконов, злорадно хмыкнув при этом: -- Сиашеисс были почти ваши, а теперь ваших нет, остались только два сбоку! Сбоку -- и в дураках!
   Листик захихикала, а ничего не понимающая змеелюдка спросила:
   -- А сиашеисс? Что теперь будет с ними?
   -- А ничего, вернее, теперь будет всё хорошо! А нам тоже пора, незачем больше тут светиться, а то еще спалимся!
   Лириссу снова окутал так пугавший ее туман межмирового пространства. Но теперь это было всего лишь пару мгновений. Дракончик и змеелюдка опять вывалились под яркое солнце и опять очень высоко в небе.
   -- Промашка вышла, -- непонятно что прокомментировала Листик, -- не всегда фокусы удаются!
   После чего дракончик резко пошла вниз, отчего у змеелюдки аж засвистело в ушах. Дракончик не летела, а падала. Падала стремительно, ее крылья почти не тормозили падение, безвольно трепыхаясь на ветру.
   -- Листик! Листик! -- отчаянно закричала Лирисса, -- Листик!
   Но дракончик не слышала, она продолжала падать с всё увеличивающейся скоростью. Змеелюдка с ужасом поняла, что дракончик без сознания. Лирисса положила обе руки на шею Листика и стала шептать заклинание исцеления, но это не помогло, тогда змеелюдка начала просто отдавать дракончику свою жизненную силу. Она отдавала ее не потому, что боялась разбиться, а для того, чтобы спасти Листика, единственную надежду сиашеисс.
  
   Куранапулатинновалинион ленивыми движениями крыльев удерживал свое могучее тело над джунглями. Он повернул голову -- в паре десятков взмахов парил Феронупатионамилаприон, он был ответственен за подводку сишов к месту захвата. И судя по всему, он справился неплохо. Колонна змеелюдов довольно быстро приближалась к ловушке, быстро, но усталость сишов чувствовалась, они уже выдохлись, и это было хорошо. Если устали, то меньше будут сопротивляться, хотя сопротивляться будут. Упрямые твари! Ведь покориться всё равно придется, и своих зверенышей, которыми сишы так дорожили, отдать придется. В том, что при этом эти низшие будут отчаянно драться, Куранапулатинновалинион нисколько не сомневался. Поэтому их и гоняли почти неделю по джунглям, гоняли, не давая передохнуть. Гоняли, стараясь выбить побольше воинов и магов, при этом щадя детенышей. Гоняли так, чтобы все запасы пищи у них кончились, а новых добыть они не успели, да и какая в здешних джунглях охота? Нередко охотник сам становился дичью. Дракон удовлетворенно хмыкнул: сишы вошли в ловушку. Вот последние из них втянулись в рукотворное ущелье, хотя почему рукотворное -- маготворное! Над ущельем заклубился грязно-белый туман. Куранапулатинновалинион, не поворачивая головы, скосил глаза в сторону своего товарища -- это еще что за самодеятельность, вроде о таком не договаривались. Хотя Феронупатионамилаприону виднее, это еще зона его ответственности, драги Куранапулатинновалиниона должны начать действовать, когда первые сишы появятся из ущелья, тогда ловушка и захлопнется! Драконы продолжали спокойно парить в небе какое-то время. Бескрылые драконы преследующей группы подошли к ущелью и остановились в нерешительности, они явно опасались туда заходить. Туман над ущельем клубился и не рассеивался. Дракон забеспокоился, он повернул голову и спросил:
   -- Ферон, почему твои солдаты не входят в ущелье?
   -- Ты же накрыл его каким-то заклинанием, оно может представлять для них опасность, а я не хочу терять своих слуг, -- ответил второй дракон. Хоть расстояние и было довольно значительным, драконы разговаривали не напрягаясь.
   -- Постой-ка, а разве это не твоё заклинание? Ты же должен гнать сишов в ловушку?
   -- Слушай, Куран! Ты же должен был их здесь встретить! Ты же готовил эту западню! Откуда я знаю, что ты здесь наворотил!
   Дракланы сблизились, они поняли, что что-то пошло не так, но особого беспокойства пока не проявили -- сишы загнаны в заранее подготовленную ловушку, и деваться им некуда. Отдав своим отрядам распоряжение максимально приблизиться к ущелью, дракланы спустились ниже и сильным воздушным ударом попытались разогнать этот странный туман. Подчиняясь их совместному усилию, туман начал медленно, как бы нехотя рассеиваться. Когда сквозь клочья тумана стало возможным разглядеть ущелье, дракланы пораженно замерли: там было пусто, даже намёка на чьё-либо присутствие не наблюдалось. Следы, которые оставили сишы, обрывались точно посреди этой ложбины.
   -- Портал... -- выдохнул один из дракланов, -- это был портал! Этот туман -- след межмирового перехода. Кто-то открыл портал!
   В горах мира Каприн на одной из вершин, не очень высокой, в сооружении, напоминавшем большую садовую беседку, сидели дракланы. Их можно было бы назвать седобородыми старцами, если бы у них были бороды, но бород у них не было. К тому же треть этого собрания составляли женщины. Все дракланы были во второй своей ипостаси -- ипостаси человекоподобного существа. Их можно было бы принять за людей, если бы их тела не были покрыты чешуёй. Помещение представляло собой амфитеатр, накрытый крышей, которую подпирали колонны. Промежутки между колоннами были таковы, чтоб свободно мог пролететь драклан, в ипостаси дракона. Дракланы сидели на скамьях амфитеатра, а в центре стоял более молодой, чем остальные присутствующие, он только что кончил докладывать.
   -- Куранапулатинновалинион, ты утверждаешь, что это был портал? Но прямых доказательств этого ты не представил, -- проговорил один из дракланов, сидевших в амфитеатре.
   -- Да, Ариматуларикиланион, -- почтительно склонил голову драклан, стоящий в центре амфитеатра, -- все признаки указывают на это! Косвенные признаки, так как мы с Феронупатионамилаприоном не почувствовали этот портал, пока не разогнали туман.
   -- Интересно, портал такой мощности, что сквозь него ушло более тысячи сишов, и вы не почувствовали? -- хмыкнул другой драклан, вернее драклан-женщина. Куран в знак подтверждения молча склонил голову, а дракланка продолжила: -- Вы должны были почувствовать действие артефакта, с помощью которого открыли портал. Но говорите, что ничего не чувствовали. Нет, я не сомневаюсь в вашей правдивости, но это довольно странно.
   -- Ты думаешь, что мог вмешаться кто-то из богов? -- спросил один из сидящих в амфитеатре.
   -- Вряд ли, богам нет дела до таких мелочей, тем более в нашем мире. Это кто-то другой. Туман, оставленный на месте портала, ясно свидетельствует об этом, -- в раздумье проговорила дракланка. Все обратили свои взоры к ней, а она пояснила свою мысль: -- Туман, который трудно рассеять, это часть межмирового пространства. Тот, кто воспользовался артефактом портала, крайне неумело это сделал. Можно сказать, что опыта построения таких переходов у него крайне мало, а может, и совсем нет.
   -- Раманапиритикалиона, может, ты и права, -- покивал головой один из сидящих дракланов, -- надо проверить, не пропадал ли у кого артефакт портала, хотя это может быть и не наш артефакт. Как нам стало недавно известно, изгой Листикалинариона имеет такой артефакт и активно им пользуется...
   -- Теперь понятно, как она сбежала! -- прошипела другая дракланка. -- У этой стервы, Ветикалинарионы, был такой артефакт! Я всегда это подозревала! И она передала его своему ублюдку!
   -- Гара! -- ехидно улыбнулась первая дракланка, -- ведь воспитание девочки наше высокое собрание поручило именно тебе! Хотя я тогда возражала! А ты не придумала ничего лучшего, как поместить этого талантливого ребенка в свой приют для драгов!
   -- Ублюдок не может быть талантлив! -- завизжала вторая дракланка, -- не может! И тебе это, Рамана, должно быть хорошо известно!
   -- Тем не менее девочка сбежала, -- так же ехидно продолжила Раманапиритикалиона, -- сбежала, и не просто сбежала куда-нибудь в джунгли, а воспользовалась артефактом портала, заметь, Гара, умело воспользовалась! Это в ее-то возрасте. Кто ее научил и когда?
   -- Это ее мамаша, еще та стерва была! -- Почти брызгала слюной вторая дракланка.
   -- Не смеши меня, Гара, сколько уроков могла дать Ветикалинариона своей дочке? А искусству управлять артефактом такой сложности и силы учатся годами! А тут только показали, и девочка работает с перемещениями на очень высоком уровне, ведь так, Усимт?
   Один из сидящих дракланов склонил голову, выражая свое согласие. Сидящий с ним рядом задал вопрос, обращаясь ко всем присутствующим:
   -- Так, может, сишов похитила Листикалинариона? Ведь из мира Иптар именно она увела тех, что мы передали Азариумалу? Может, стоит рассмотреть эту возможность? Усимт, ведь ты же видел, как она это там сделала? Как она там открыла портал? -- Последние вопросы драклан адресовал сидящему рядом с ним, тот отрицательно покачал головой:
   -- Это вряд ли, там она была в непосредственной близости от портала. И портал был очень экономным, я бы даже сказал, аккуратным. А тут портал был открыт кем-то, кто находился от него на значительном расстоянии, ведь ни ты, Куран, ни ты, Ферон, не почувствовали присутствия кого-нибудь?
   -- Да мы и самого портала не чувствовали! -- с горячностью ответил драклан, продолжавший стоять в центре амфитеатра.
   -- Вот видите, не почувствовали, -- наставительно продолжил сидящий драклан, -- не почувствовали ни открывающего, ни самого портала! И это несмотря на то, что портал был открыт крайне небрежно, то есть сила на его открытие была в несколько раз большей, чем надо.
   -- Ты хочешь сказать, Усимтариканокилион, что портал открыл кто-то из Высших? -- спросил самый старший из дракланов. -- Но если это так, зачем это Высшему? Зачем похищать сишов? Тем более ты сам сказал, что Азариумал принял Листикалинариону за одну из Высших?
   -- Я вот что подумал, -- продолжил Усимт, -- а что если эта сбежавшая талантливая девочка заручилась поддержкой одного или одной из Высших? Или они ее используют? Ведь кто-то же обучил этого еще ребенка так виртуозно работать с артефактом? Не сама же она научилась, может, и сам артефакт она получила из рук Высшего? И этот Высший преследует какие-то свои цели? А девочка просто выполняет его, или ее, волю?
   -- Но если это так, то связываться с этой девчонкой опасно, можно накликать гнев Высшего! -- Покачал головой старший драклан.
   -- А мы осторожно, -- усмехнулся Усимт, -- очень осторожно посмотрим, просто понаблюдаем. А там видно будет.
   -- Найти этого ублюдка, найти! -- зашипела дракланка Гаранаманаралариона. -- Найти, забрать артефакт и строго наказать!
   -- Именно найти, Гара, сначала надо найти! -- Усмехнулась другая дракланка, очень ехидно усмехнулась. -- Или ты знаешь, куда Листик от тебя убежала и где она сейчас находится?
   -- Прекратили! -- прикрикнул на женщин старший драклан, и продолжил своим скрипучим голосом: -- Как мы и планировали, направим в ту сторону отряд. Усимтариканокилион, ты старший, возражения есть? Нет? Замечательно! Кроме того, предлагаю включить в состав этого отряда Раманапиритикалиону, если вам удастся выйти на Листикалинариону, то ты, Рамана, ты же была дружна с ее матерью, попытаешься наладить с ней контакт. Возможно, эта девочка действительно служит кому-нибудь из Высших. Но сначала понаблюдайте, очень осторожно понаблюдайте.
   -- Почему вы считаете, что Листик находится именно в том луче? -- поинтересовалась дракланка.
   -- Вы пройдёте через Иптар, по договору с Азариумалом мы можем пользоваться порталами в его мире ближайшую тысячу лет. То, что он потерял сишов, не наша вина. Мы их ему передали, так что договор в силе. А почему я думаю, что беглянка в том луче миров? Мне удалось проследить, куда уходила ее мать, кроме этого, интуиция, а она меня никогда не подводила, сейчас мне говорит, что вы встретите это беглое дарование. Поэтому надо к этому быть готовым.
   Гара ехидно улыбнулась и хотела что-то такое ехидно-обидное сказать сопернице, но, встретившись глазами со своей заклятой подругой, поперхнулась, у той улыбка была еще более ехидная и какая-то прямо-таки победная, будто та добилась того, чего хотела. Гара отвела взгляд, а когда снова глянула, на лице Раманы было прежнее высокомерно-холодное выражение.
  
   Плотная колонна сиашеисс вырвалась из подозрительного ущелья на большую поляну, скорее маленькое поле. Окружавший лес мало напоминал джунгли мира Каприн и уж совсем не походил на болото. Это открытое пространство возникло внезапно, будто стены ущелья неожиданно исчезли, это и насторожило Гириссу, ведь сиашеисс не поднимались из ложбины вверх. Старшая Мать выкрикнула короткую команду, и колонна моментально перестроилась в компактный круг, в центре которого были дети. А стоящие по наружной стороне круга воины ощетинились мечами. Воинов было очень мало, промежутки между ними заняли матери, они тоже приготовились драться, хоть и не все это умели делать. Только после этого Гирисса огляделась. Никто и не думал нападать, да и драгов нигде не было, а стоящие вокруг сиашеисс с интересом наблюдали за манёврами своих сородичей. Среди них Гирисса стала узнавать многих знакомых из пропавших ранее четырёх родов. Увидев знакомую, змеелюдка спросила:
   -- Кишшара, это ты?
   -- Я, -- улыбнулась змеелюдка и помахала рукой. -- А вы с кем это собрались сражаться?
   -- На нас нападали драги, мы уходим от них уже неделю, запасы уже кончились. Тут мы примем последний бой! Присоединяйтесь к нам!
   По команде Старшей Матери воины немного расступились, чтоб взрослые и дети сиашеисс, находящиеся на этой большой поляне, могли укрыться внутри круга. Но змеелюды, собравшиеся вокруг, странно переглядывались и улыбались.
   -- Что же вы?! Драги сейчас будут здесь, и вы все погибнете! Бесславно погибнете! А так хоть окажем им сопротивление и заберём многих из них в Леса Вечной Охоты!
   -- Гирисса, здесь никогда не было драгов, и, да не допустит этого Великая Пресветлая Мать, никогда не будет! -- ответила Кишшара.
   -- Почему? -- ошарашенно спросила Гирисса, -- почему! Ведь мы же...
   -- Вы уже в другом мире, тут нет драгов. Тут нам помогли, и тут мы будем жить! -- отчётливо выговаривая каждое слово, проговорила Кишшара. Заметив недоумение и растерянность на лицах вновь прибывших сиашеисс, она пояснила: -- Вас сюда переместила Листик!
   -- Кто такая Листик? -- спросила Гирисса, она немного расслабилась, но бдительности не теряла и команду на роспуск строя не давала. При ее вопросе многие из стоящих вокруг змеелюдов заулыбались, а одна молодая сиашеисс, но явно сильная сеири-са, гордо сказала:
   -- Она Листик! Листик -- это Листик!
   -- Она владеет здешними землями, и она нас здесь устроила, -- пояснила Кишшара. -- Именно устроила, все четыре рода, но теперь мы один род -- род Золотого Листочка!
   -- А кто у вас Старшая Мать? -- спросила Гирисса. Новость о том, что четыре рода сиашеисс решили объединиться, ошарашила ее еще больше, чем неожиданное перемещение из мира в мир.
   -- Лирисса, бывшая Старшая Мать рода Белого Лотоса, а теперь, когда наши роды объединились, она Старшая Мать рода Золотого Листочка! -- гордо ответила Кишшара.
   Гирисса кивнула, Лириссу она знала очень хорошо и даже была дружна с ней. Она оглядела стоявших перед ней змеелюдов и спросила:
   -- А где она? Я бы хотела с ней поговорить!
   -- Она улетела с Листиком, вас спасать, -- ответила молодая сеири-са.
   -- Как улетела? -- удивилась Гирисса. -- На чем улетела?
   -- На Листике и улетела, -- хихикнула эта молодая змеелюдка. -- Сначала отругала за неподобающее Повелителю поведение, а потом на ней же и улетела!
   -- Как Повелителю?! -- напряглась Гирисса. -- Ты хочешь сказать, что эта ваша Листик, в честь которой вы назвали свой объединившийся род, -- Повелительница?! И вы ей покорились?! Так вот почему эта Листик здесь владеет всеми землями!
   -- Не всеми, -- возразила та же молодая змеелюдка, но Старшая Мать ее уже не слушала, она громко и с горечью сказала:
   -- Так здесь не один Повелитель? Зачем нас было перемещать сюда? Чтоб мы увидели ваш позор -- сиашеисс, покорившихся Повелителям, сиашеисс -- добровольно отдавших им своих детей?
   При этих словах своей Старшей Матери вновь прибывшие сиашеисс теснее сомкнули ряды, приготовившись дорого отдать свою жизнь.
   -- Послушай, Гирисса... -- начала Кишшара, но та не дала ей сказать:
   -- Я не хочу слушать ту, которая недостойна носить имя сиашеисс, которая добровольно отдала своих детей, которая...
   Но ей тоже не дали договорить, -- с неба, с криком "Поберегись!", буквально упал Повелитель. Он, расправив крылья, затормозил в последний момент, но все-таки чувствительно приложился о землю. Но при этом этот Повелитель, в ипостаси дракона, старался сделать так, чтобы не пострадала сидящая на нем сиашеисс. Она спрыгнула с лежащего дракончика и стала ему выговаривать:
   -- Листик, ну разве так можно хулиганить? Разве можно было так быстро спускаться, при этом совсем не тормозить!
   Поднявшийся дракончик как-то слабо улыбнулся и начал оправдываться:
   -- Не сердись, Лирисса, я же не хоте... -- Договорить дракончик не смогла, она пошатнулась и упала. Упала прямо на руки змеелюдки, но упала уже рыжая девочка, хуман.
   -- Листик! -- отчаянно закричала другая девушка-хуман, выскочившая из-за деревьев, она подскочила к Лириссе и бережно взяла у растерявшейся змеелюдки девочку. К ним подбежала еще одна девушка-хуман, потом из-за деревьев появились и другие хуманы. Молодая сиашеисс тоже подскочила к рыжей девочке и стала ее лечить, именно лечить. Такой сильной сеири-са Гирисса еще не видела, причем заклинания этой змеелюдки отличались от принятых среди сиашеисс, сильно отличались. И эта змеелюдка говорила девушкам-хуманам и Лириссе:
   -- Не мешайте, не мешайте! Я знаю, что делаю! Марта меня научила и показала заклинания именно для этого случая, она как знала, что так будет!
   -- Листик, Листик... -- сквозь слёзы повторяла девушка, державшая девочку на руках.
   -- Осторожнее, осторожнее, -- суетилась вторая девушка, а остальные хуманы и змеелюды суетились почти молча, если не считать сочувственные "ахи" и "охи". О продолжающих стоять в оборонительном построении вновь прибывших сиашеисс, казалось, все забыли. Те с удивлением наблюдали за всеобщей суетой. Но, видно, Повелительнице было не так плохо, как это показалось вначале всем окружавшим. Она громко чихнула и открыла глаза. И тут же заявила:
   -- Я сильная и могучая!
   Услышать такое заявление от Повелителя было в порядке вещей, а вот то, что произошло дальше, повергло в шок Гириссу и остальных сиашеисс, пришедших вместе с ней. Девушка с пшеничными волосами сильней прижала к себе Повелительницу и заплакала, приговаривая при этом:
   -- Листик, Листик, я тебя больше никуда не отпущу!
   К ней присоединилась Лирисса, смахивая слёзы, она строгим голосом говорила:
   -- Листик! Разве так можно! Ты там, в межмировом пространстве, простудилась! Так долго там нельзя находиться! А потом чуть не упала! Ты же могла разбиться! Так нельзя больше делать! Я тебе запрещаю так рискованно летать! -- То, что при этом могла разбиться и она сама, Лирисса не принимала во внимание, ее больше заботило состояние этой рыжей девочки. Старшая Мать рода Золотого Листика выговаривала Повелительнице так, как будто это была нашкодившая сиашеисс-детеныш, а та не то что не гневалась, а виновато шмыгала носом.
   -- Что здесь происходит? Ты хоть что-то понимаешь? -- спросила Гириссу Старшая Мать одного из прибывших родов.
   -- Я бы хотела сама это узнать, -- ответила Гирисса и тихонько позвала: -- Кишшара, Кишшара!
   Когда та услышала и подошла, Старшая Мать также тихонько попросила Кишшару объяснить, что это всё значит. Змеелюдка постаралась сжато рассказать о произошедших событиях.
   -- А когда Листик пригрозила покусать того, кто назовёт ее Повелительницей, мы приняли ее в свой род, -- закончила змеелюдка. Гирисса, и не только она, удивленно вскинула брови:
   -- Но она же совсем юная! В каком же статусе вы ее приняли?
   -- Как ребенка, находящегося на пороге взросления, ее и ее сестру. А Саманту, как молодую мать, еще не имеющую своих детей.
   -- Как? Вы приняли в род хуманов?! -- изумилась Гирисса.
   Кишшара пожала плечами:
   -- Разве внешний вид имеет такое уж большое значение? Главное, какой ты внутри, кем ты себя чувствуешь. А эти девушки в душе сиашеисс! Может, даже больше чем многие из нас!
   -- И какая же сиашеисс Повелительница?
   -- Листик, называй ее Листик, а-то сильно обидится.
   -- Обидится? И что тогда будет? Разгневается и накажет?
   -- Будет дуться целый день и ходить с очень несчастным видом, пока не пожалеешь, -- улыбнулась Кишшара. -- Совсем как ребенок, да, впрочем, она и есть ребенок.
   -- И что же, вы Повелительницу как ребенка воспитываете? И она вас слушается?
   -- Воспитываем, и слушается, но не всегда. Как и все дети, -- снова улыбнулась Кишшара.
   -- Совсем как ребенок, -- повторила Гирисса, она смотрела, как Лирисса продолжала воспитывать девочку, при этом не забывая что-то выговаривать и ее сестре, а те даже не пытались оправдываться, только кивали, но в глазах у обеих прыгали озорные огоньки.
   -- Совсем как ребенок, -- еще раз повторила Гирисса. -- Как маленькие дети, которых воспитывает Старшая Мать, а они, полные раскаяния, задумывают следующую шалость.
   -- Будь уверена, задумывают, и не одну, а Листик на проказы вообще неистощима, -- засмеялась Кишшара.
   Гирисса, Старшая Мать рода Лунной Травы, подняла руку и громко сказала:
   -- Можно больше не держать строй! Мы пришли в безопасное место, но в этом нет моей заслуги, я слагаю с себя полномочия решать за всех! Теперь за свой род решают его Старшая Мать и Совет Матерей!
   Повернувшись к расслабившимся и опустившим оружие сиашеисс, также громко продолжила:
   -- Я не могу приказывать, я прошу совет матерей рода Лунной Травы принять решение присоединиться к роду Золотого Листочка! Мы пришли, и здесь будет наш дом, если нам разрешат здесь остаться!
   -- Конечно, разрешат! Добро пожаловать, сестры, в нашу семью! -- К распавшемуся кругу сиашеисс подошла Лирисса, закончившая воспитывать Листика. Вместе с ней подошли и другие матери уже обосновавшихся здесь сиашеисс. К оставшимся без присмотра Листику и Милисенте из-за деревьев набежали дети, уже, можно сказать, местных змеелюдов. И над толпой визжащих от восторга малышей поплыли два зеленых дракона. Они важно махали крыльями, корчили рожицы и смешно топорщили спинные гребни.
   -- Еще! Еще! Листик, еще! Милисента, еще! -- Восторженные крики детей разносились над поляной, а Листик и Милисента выдували следующую пару драконов. Дети вновь прибывших смотрели на эту забаву с завистью и с желанием присоединиться, -- это старшие, а младшие, сначала несмело, а потом всё быстрее и быстрее стали перебегать в ту веселую компанию, и их голоса присоединились к общему восторженному хору.
  
   Глава 21. Драконом быть непросто
  
   Старшая Мать рода Золотого Листочка, Лирисса, спешила в большой зал дрэгисского замка, за ней скользила Гирисса, Вторая Мать рода. Они прибыли в замок вместе с очередным обозом. Милисента развила бурную деятельность по снабжению увеличившейся колонии змеелюдов. Им нужно было продовольствие и необходимый инвентарь для ведения хозяйства, поскольку во время своего переселения и трагических событий, сопровождавших его, сиашеисс сохранили только оружие. Милисента наняла еще два купеческих каравана, они возили всё необходимое из центральных районов королевства. А караван Гунара Кларина ходил в сопредельные государства, возил продовольствие оттуда, приграничье не было бедным, просто стратегические запасы никто из баронов трогать не хотел, ведь неизвестно, когда они понадобятся. Все эти закупки требовали денег, больших денег. Эти деньги снова принесла Листик, полновесные золотые монеты, но неизвестной чеканки. Когда Саманта попыталась укорить девочку -- мол, воровать нехорошо, Листик заявила:
   -- Я взяла не насовсем, а на время! Взяла из фонда помощи бедным дракончикам!
   -- Интересно, где этот фонд находится? -- спросила Милисента. -- И знают ли его пайщики, что они состоят в этом фонде?
   -- Конечно, знают! -- уверенно ответила Листик. -- Они же удвоили охрану!
   -- И зачем же они приняли такие меры предосторожности? -- ехидно спросила Саманта. -- Может, чтоб уберечь свой замечательный фонд от частых посещений одного маленького, но очень нахального дракончика?
   -- Это чтоб всякие нежелательные гости туда не залезли и не обокрали маленького и бедного дракончика, -- заявила Листик. -- Много всяких есть, которые постоянно зарятся на чужое!
   -- А ты? -- уже прямо спросила Саманта.
   -- А меня там ждут, каждый раз деньги переупаковывают и в хранилище поглубже кладут, чтоб их для меня лучше сохранить, и чтоб мне удобнее брать было. И вообще, мне там всегда рады, в последний раз, когда я оттуда деньги брала, даже салют в мою честь устроили! Стреляли на улице и внутри помещений, из таких маленьких пушек, которые в руках носят. Бегали все и радостно так кричали, меня приветствовали, подарок мне приготовили, вот!
   -- А с чего ты решила, что кричали радостно? И что тебя приветствовали? И что подарок приготовили?
   -- Очень громко кричали, так громко, чтоб я услышала, -- ответила Листик. -- Вот так кричали: -- "Где он, только бы нам его увидеть! Мы бы ему показали!" Но я решила даже не смотреть, потому что брать у них подарки не совсем удобно, они и так для меня деньги собирают, а если я еще и подарок возьму, то это просто взятка какая-то получится!
   -- Листик, с чего ты решила, что они тебе взятку предлагают? И что это именно взятка? -- укоризненно качая головой, спросила Саманта.
   -- Ну, если я возьму то, что они мне покажут, это же взятка получится, возьму же? Так лучше и не смотреть, а то взять захочется.
   -- Они, эти добрые люди, которые тебе такие странные взятки предлагают и которые стреляют в твою честь, случайно в тебя не попадут? -- забеспокоилась Милисента.
   -- Не-а, они меня даже не видят! -- Отрицательно мотнула головой Листик.
   Гирисса, присутствовавшая при этом разговоре, осуждающе покачала головой -- если кто-то хочет поприветствовать Листика, то зачем их лишать этого счастья. Ведь Листик, в отличие от других Повелителей, достойна того, чтоб ей оказывали подобающие ее статусу почести. И то, что девочка этого не хочет и отказывается от предлагаемых подарков, говорит только в ее пользу, такая скромность заслуживает похвал! Свое мнение Гирисса сразу озвучила, это вызвало укоризненный взгляд Саманты, озабоченный Милисенты, а Листик гордо задрала нос, ведь Гирисса не часто хвалила девочку.
   Войдя в большой зал, сиашеисс направились к своему столу. Для них поставили стол, не для того чтоб отделить их от людей, просто анатомическое строение змеелюдов не позволяло им сидеть на стульях. Они сидели на своем хвосте, свернув его кольцом, поэтому змеелюду за столом требовалась несколько большая площадь, чем человеку. А сам стол должен быть ниже, чем обычный.
   В большом зале собралось довольно много народу. Тут была вся академическая экспедиция, та ее часть, что была в горах, уже вернулась. Было около тридцати молодых сиашеисс, которые намеревались отправиться в столицу, чтобы поступать в академию Магических Искусств. Они прибыли в дрэгисский замок, чтоб подучить людской язык, самим привыкнуть к людям, и чтоб люди к ним привыкли. С ними собирались ехать в столицу и несколько матерей, представиться королю, ну и по разным другим делам. Были представители от гномов, были почти все соседи Листика, приграничные бароны. Были купцы, чьи караваны возили грузы к змеелюдам, еще были купцы, которые надеялись тоже получить такой выгодный заказ.
   За столом, где должны были разместиться студенты, были не только они. Рядом с Ыргизом сидела Ушша-си, он решила поступать в академию Магических Искусств, на боевой факультет. За тем же столом сидела русалка Талина, невеста охотника Кленма. Ну а Фалина, тоже русалка, сидела за главным столом рядом с магистром Вайлентом. Она тоже собиралась поступать в академию. Купцы немного диковато косились на такое соседство -- ладно бы гномы, орки и эльфы, а тут и представители необычного народца, да еще и такие экзотические создания как змеелюды.
   -- Милейший, -- тихо обратился один из купцов к сидящему рядом норвею, -- а не скажете ли вы, кто эти красивые девушки? Я никак не могу определить, к какому народу они принадлежат, вроде тип -- южный, но у южанок не бывает такой бледной кожи.
   -- Эти девушки -- русалки, а принадлежат они к необычному народцу, местные они, -- тоже тихо ответил воин, усмехаясь в усы, а купец вытянул шею и склонил голову, пытаясь заглянуть под соседний стол, на что дружинник-норвей рассмеялся: -- Не вытягивайте так шею, почтенный, нет у них хвостов, обычные ноги.
   -- Но как же так? Если это русалки, то почему нет хвостов?! -- изумился купец, а потом догадливо кивнул: -- А, понимаю, это бесхвостые русалки!
   Воин-норвей громко захохотал, потом пересказал свой разговор с купцом окружающим, те тоже заулыбались, а купец всё никак не мог понять:
   -- Но если есть бесхвостые русалки, то и хвостатые непременно должны быть! Почему же не пригласили и хвостатых русалок?
   -- Почтенный Ранап, -- обратился к купцу один из его собратьев по ремеслу, -- вы возите товары по центральным областям и югу королевства, а здесь северное приграничье.
   -- Понял, почтенный Хурам, здесь, в северном приграничье, водятся только бесхвостые русалки.
   -- А много ли вы русалок вообще видели?
   Купец смутился и признался, что до сих пор не видел ни одной русалки -- ни хвостатой, ни бесхвостой. Но сдаваться купец не хотел, он указал на змеелюдов и сказал:
   -- Но вот они-то с хвостами! Хоть и живут на севере королевства...
   Воин-норвей пожал плечами:
   -- Но они-то не русалки. И потом, у них ног нет, а у русалок есть ноги, так зачем им еще и хвосты?
   -- Но у драконов есть и ноги, и хвосты! -- не сдавался купец. -- И своим хвостом дракон может запросто разбить трёхосный фургон!
   -- Так у драконов и крылья есть, на то они и драконы. -- Опять пожал плечами норвей.
   -- Вот видите, почтенный, -- нашел новый довод в пользу хвостатости русалок купец, -- драконы летают, и у них есть крылья! А русалки в воде плавают, значит, у них обязательно должны быть хвосты!
   -- Но есть же еще луговые, лесные русалки, -- пришел на помощь, не знавшему что ответить на этот довод дружиннику, его товарищ. -- Зачем луговой или лесной русалке хвост? Он же будет ей только мешать!
   -- Но они же называются -- русалки! -- Никак не мог успокоиться купец, он снова показал на змеелюдов. -- Вон у них же есть хвосты! Значит, и у речных русалок тоже должны быть! Может, и у лесных есть, только спрятанные!
   Второй норвей, заметив, что остальные купцы даже перестали разговаривать между собой, прислушиваясь к их спору, кивнул головой и серьезно сказал:
   -- Ваша правда, почтенный, есть у русалок хвосты! Только они, как вы догадались, их прячут, вот такие у них выдвижные хвосты. В речке там поплавать, если русалка водяная, или следы замести, если русалка лесная...
   -- А-а-а!.. -- поразился купец.
   А второй воин вдохновенно продолжал:
   -- Вот такую русалку в лесу поймать совершенно невозможно, бежит по лесу и следы хвостом заметает. Так и вертит хвостом, так и вертит, она в одну сторону, а хвост в другую!
   -- Ага, -- сказала Листик. Воин так громко говорил, что в зале стихли остальные разговоры, все слушали норвея. А девочка еще и от себя добавила: -- Бежит по лесу, а хвост рядом бежит, так и не знаешь, кого ловить -- русалку или ее хвост!
   -- Вот! -- Обрадовался неожиданной поддержке норвей. -- Госпожа баронесса не даст соврать! Она скажет, правда это или нет!
   -- Ага, -- согласилась Листик, -- не дам соврать!
   -- Ага, -- хихикнула Милисента, и тихо добавила: -- эта точно не даст соврать, сама выдумает.
   -- А змеелюды, им хвосты зачем? -- спросил купец, от таких новых сведений у него глаза стали совсем круглые и даже слегка полезли на лоб. Норвей задумчиво посмотрел на сидящих на своих хвостах, замерших змеелюдов. Посмотрел и, еще более вдохновляясь, продолжил:
   -- Это у них оружие! Ну и хозяйственный инструмент.
   -- Это как? -- Изумленно выдохнул купец.
   Норвей опять задумчиво оглядел змеелюдов, прикидывая, какие же работы по хозяйству можно выполнять хвостом, и уверенно сказал:
   -- Дрова рубят! Вот так берут и рубят, в мелкие щепки!
   Пораженный купец не смог даже представить, как это можно хвостом рубить дрова. Он посмотрел на Листика, девочка важно кивнула, подтверждая слова своего дружинника:
   -- Ага, рубят! Как только где дрова увидят, так сразу рубить и начинают.
   Купец перевёл пораженный взгляд на змеелюдов, многие из них еще довольно плохо знали всеобщий, поэтому мало что поняли из этого разговора, матери остались невозмутимыми, а вот те из молодых сиашеисс, которые поняли, о чем речь, закивали, пряча улыбки. Некоторые грозно застучали хвостами, как бы требуя дров для рубки.
   -- Вот так и рождаются разные байки среди людей, -- осуждающе покачал головой магистр Захарус. -- Теперь пойдёт молва о выдвижных хвостах-топорах. И никакой просветительской работой будет невозможно опровергнуть то, что было вот так легкомысленно рассказано.
   -- Да, Артур, народные слухи -- это сила! В отличие от академических знаний. -- Засмеялась Саманта.
   -- Сплетни надо пресекать! -- поджав губы начал Захарус, но закончить он не успел, сквозь распахнутое окно в зал влетела необычная птица и уселась на стол перед магистром, тот коснулся ее рукой -- и птица с тихим хрустальным звоном рассыпалась. На столе перед магистром Захарусом лежал конверт с вензелем академии.
   -- Это последняя разработка факультета теоретической магии, вы же знаете, что руководит этим факультетом сам господин ректор, разработка совершенно секретная, я сам узнал о ней только накануне выхода в экспедицию. Мне это сообщили под подписку о неразглашении государственной тайны. Сообщили, что могут воспользоваться таким способом для экстренной связи, -- магистр Захарус сказал это больше для своих коллег, чем для всех остальных. Сказал, как бы оправдываясь. Саманта просто кивнула, словно приняв это к сведению, магистр эл Минэтэйнион поднял брови, выразив удивление то ли самим способом передачи послания, то ли тем, что этот способ столь секретный. Магистр Вайлент на такие мелочи просто не обратил внимания -- рядом с ним сидела русалка Флина, его невеста, и ему было не до этого. Захарус раскрыл конверт и начал читать, по мере чтения его брови поднимались всё выше и выше. Когда он закончил читать, его брови уже слились с волосами, а интерес присутствующих поднялся, вообще, на недостижимую высоту.
   -- Это письмо от господина ректора, -- сообщил Захарус. -- Он сообщает, что нашей экспедиции надо немедленно возвращаться. В столице мятеж! Король то ли убит, то ли захвачен мятежниками, -- точных сведений у господина Канвио нет. Руководство экспедицией переходит к мастеру Саманте.
   Магистр встал и поклонился побледневшей и закусившей губу Милисенте:
   -- Ваше высочество, господином ректором академии я уполномочен сообщить вам о том, что академия вас полностью поддерживает и окажет содействие во всех ваших действиях по наведению законного порядка.
   Недоумение всех присутствующих в зале не успело вылиться в вопросы, как еще одна птица влетела в окно, сделав круг, она села перед Самантой. Девушка коснулась ее рукой, как-то очень привычно коснулась. Эта птица тоже рассыпалась, оставив на столе еще один конверт, на этот раз с вензелем королевской канцелярии. Магистр эл Минэтэйнион ехидно улыбнулся, а магистр Захарус снова удивленно поднял брови. Саманта в полной тишине, нарушаемой только тихим изумленным шепотом присутствующих, быстро прочитала письмо. Повернулась и сказала Милисенте:
   -- Это письмо от графа Клари... Король убит, и канцлер, герцог Грег, тоже убит, магистр Фиранто тяжело ранен, сам граф Клари тоже ранен. Мой брат, младший герцог Грег, погиб. Погиб, выполняя свой долг -- пытаясь защитить короля. Граф Клари вместе с магистром Фиранто укрылись в казарме гвардии. Часть гвардии, та, что из титулованных, перешла на сторону заговорщиков. Верными присяге остались только норвеи. В столице беспорядки, академия перешла на осадное положение, но возможен ее штурм силами заговорщиков. Сейчас их основные силы пытаются штурмовать казармы гвардии, пока безуспешно, но к заговорщикам должны подойти дружины южных герцогов, тогда положение может измениться.
   -- Кто?.. -- выдохнула Милисента, -- кто?!
   -- Герцог Варрант Тэрриэлл, -- ответила Саманта.
   -- Дядя Варрант... -- сдавленно произнесла Милисента. -- Чего ему не хватало?
   -- Власти, ваше высочество, -- ответила Саманта и, отвечая на удивленные взгляды присутствующих в зале, пояснила: -- Милисента -- наследная принцесса, дочь короля Саеша третьего.
   -- А Листик? -- спросил кто-то из студентов.
   -- Листик моя сестра! -- с нажимом ответила Милисента.
   -- Тоже принцесса? Но она же баронесса Дрэгис! -- сказал кто-то из приграничных баронов.
   -- Ага, -- ответила Листик, -- баронесса.
   -- И моя сестра! -- с еще большим нажимом ответила Милисента.
   -- Значит, тоже принцесса, -- утвердительно склонил голову тот же барон, остальные согласно закивали.
   -- Взять его! -- властно кинула Саманта, указав на пытающегося тихонько выбраться из зала маркиза Игероса. К тому подскочили два норвея и скрутили ему руки.
   -- Это один из заговорщиков, за ним давно наблюдают... Как это герцог Варрант послал его с нами? Он же был его правой рукой, -- скривилась Саманта.
   -- Видно, не такой уж правой, -- сделал вывод магистр Захарус. Саманта согласно кивнула и подозвала бледного, как свежевыбеленная стена, графа де Нариньяк: -- Граф, к вам никаких претензий нет, вас использовали в темную. Подойдите сюда, вы же королевский инспектор, вы можете официально засвидетельствовать то, что Милисента принцесса!
   Граф подошел и протянул Милисенте свой перстень, когда девушка его взяла, синий камень засиял ярким светом. Де Нариньяк опустился перед Милисентой на одно колено и склонил голову:
   -- Ваше величество...
   -- Я еще не коронована, -- ответила Милисента.
   -- Вы наследница, и в случае смерти короля становитесь королевой, коронация это уже формальности. В случае войны, или каких-либо других катастрофических обстоятельств, становитесь королевой и без коронации! А мятеж это именно катастрофические обстоятельства! -- произнес граф, не вставая с колена. Вслед за ним на колено опустились все присутствующие в зале, только Листик этого не сделала. Милисента обняла девочку и прижала к себе, заставив стоять рядом. Граф де Нариньяк стал громко произносить слова присяги, все вслед за ним повторяли. Когда же импровизированная церемония возведения принцессы в ранг королевы была закончена, вставший с колена граф поклонился так и стоявшим в обнимку девушкам:
   -- Ваше величество! Ваше высочество!
   -- Ага, -- сказала Листик и протянула вперед и вверх руку. Маленький дракончик, размером с воробья, севший к ней на ладошку, исчез с хрустальным звоном, в руке у девушки оказался черный цветок.
   -- Вот, -- Листик показала цветок Милисенте, -- это меня вызывают. Мне надо срочно туда слетать!
   -- Нет, -- отрицательно качнула головой Милисента, -- на этот раз, ты полетишь со мной. Я тебя одну не отпущу.
   -- Мил, ну ты же теперь королева! У тебя есть королевство, подданные, обязанности! -- возразила Листик.
   Милисента снова качнула головой:
   -- А еще у меня есть ты, ты, которая мне дороже всего королевства! И я тебя больше никуда одну не отпущу! Если тебе надо куда-то лететь, летим вместе! А королевство, подданные и обязанности могут подождать! Или пускай идут лесом!
   -- Ага! -- хихикнула девочка. И пояснила: -- Я себе представила, как твоё королевство и подданные идут лесом, а впереди бегут обязанности.
   -- Если решили, то летим, нечего откладывать! Леди Саманта, вы назначаетесь регентом в мое отсутствие. Все слышали? Распоряжения герцогини Грег выполнять как мои!
   Присутствующие, все как один, в знак согласия склонили головы. Милисента и Листик вышли из зала. Магистр эл Минэтэйнион протянул руку, и на нее села белая птица, она точно также, как и те, что были перед ней, рассыпалась, оставив в руках эльфа белый конверт, вместо вензеля на нем был замысловатый рисунок.
   -- Новая и очень секретная разработка, -- хмыкнул эльф, распечатывая письмо. -- Этим методом передачи посланий эльфы пользуются уже полторы тысячи лет.
   Прочитав письмо, магистр эл Минэтэйнион вытянул руку, и послание вспыхнуло белым бездымным пламенем, пока письмо горело, не обжигая держащую его руку эльфа, тот, глядя на Марту, произнес:
   -- Скверно, очень скверно! А самое главное -- как не вовремя!
  
   Высоко в горах, на вершине плоской скалы на камне сидела женщина. Довольно молодая, очень красивая. Ветер трепал ее темно-бронзовые волосы. Но она этого не замечала, что было довольно странно, так как женщина была обнажена, а ветер был очень холодный. Она машинально вертела в своих тонких пальцах большой кулон, который висел на цепочке, надетой на ее шею. Даже не на цепочке, а на довольно массивной цепи, причем цепь была такой длины, что если бы женщина встала, то кулон оказался бы ниже ее колен. Женщина отвлеклась от своего занятия и посмотрела на другой конец верхушки скалы, там прямо из воздуха возник изумрудно-золотистый дракон. Распахнув свои крылья, он затормозил и сел на каменную площадку. С его спины ловко спрыгнула девушка, ловкость проделанного говорила о большом опыте подобного действия. Женщина удивленно подняла бровь. А рыжая девочка, появившаяся на месте исчезнувшего дракона, поздоровалась с женщиной:
   -- Здрасьте, тётя Рамана!
   -- Здравствуй, Листик, а кто это с тобой? -- поздоровалась и спросила женщина, глядя на ёжащуюся от холодного ветра Милисенту. Листик ответила:
   -- Это Милисента, она моя сестра!
   -- Да? Сестра? -- переспросила женщина, теперь уже очень внимательно рассматривая девушку, немного смутившуюся под этим взглядом. Женщина прищурилась и спросила: -- Если это твоя сестра, Листик, то почему она не прилетела сама? Почему приехала на тебе?
   -- Она не хочет, боится, наверное. Я ей говорю, а она даже не пробует. -- Казалось, девочка одновременно жалуется на свою сестру и в то же время сильно за нее переживает.
   -- Вот как, очень интересно! Крайне запущенный случай, еще немного и наступит полное атрофирование egodrakiana с полной потерей функциональности. Интересно, даже очень! Эта девочка умрёт в процессе initsiatsia valarizatsia, или все-таки выживёт? Надо попробовать, должно получится или нет... Да или нет? Интересный вопрос, его можно решить только опытным путём, -- задумчиво в полголоса проговорила женщина, она как бы забыла про своих собеседниц и, продолжая бормотать себе под нос непонятные слова, стала расхаживать по верхушке скалы. Удивленная Милисента вопросительно взглянула на свою сестру. Та кивнула в сторону женщины:
   -- Не обращай внимания, тётя Рамана очень сильный маг жизни-смерти, когда она задумывается над очередной научной проблемой, то забывает обо всём на свете, почти как магистр эл Минэтэйнион.
   Девочка при этом хихикнула, а вот Милисенте было не до веселья:
   -- Она говорит что-то про меня, получается, что эта проблема -- я? И при чем здесь -- выживу я или нет? Очень настораживает...
   Милисенту прервала женщина, находившаяся на другом конце скалы, чтоб девушки ее услышали, она громко выкрикнула:
   -- Да, проблема! И эта проблема -- Листик! И сейчас я ее уничтожу!
   Милисента увидела, как женщина превратилась в дракона, раньше подобных превращений Листика девушка заметить не могла, слишком быстро всё происходило, но теперь она это очень ясно и подробно разглядела. Разглядела, как дракон выпустил мощные когти и с рёвом прыгнул на Листика.
   -- Не-е-е-ет! -- закричала Милисента, только что ей сообщили о смерти ее отца, а теперь хотели забрать самого родного человека, пусть Листик и не была человеком, но роднее ее и дороже у Милисенты никого не было. И не думая о том, что она вряд ли сможет защитить свою сестру от громадного разъяренного дракона, Милисента заступила ему путь.
   -- Не-е-е-ет! -- снова закричала Милисента и ударила дракона в грудь рукой, ударила, останавливая его прыжок. Ударила дракона, который возвышался над ней аж на четыре человеческих роста! Ударила в грудь?! Ударила рукой?!! Милисента зарычала и сама испугалась своего рёва, она с изумлением смотрела на отлетевшего от удара дракона, который был намного выше ее. Девушка посмотрела на свои руки. Руки?! Это были громадные лапы, с громадными когтями.
   -- А у тебя теперь когти больше! А вот реснички такие же, как и у меня! -- заявил изумрудно-золотистый дракончик, обнимая другого золотисто-изумрудного.
   -- Ох-ох-ох, -- большой бронзовый дракон рассматривал быстро затягивающуюся рану на своей груди, -- рана, конечно, не смертельная, но довольно болезненная! Надо ж такие когти сразу отрастить! Видно, сильно убить меня бедную хотела!
   -- Не-а, это Мил меня защищала! -- гордо ответила самый маленький дракончик, вновь появившийся золотистый дракон хоть немного, но превосходил в росте Листика. И маленький дракон, отступив от своей сестры, теперь уже тоже дракона, потребовала: -- А ну, подними крылья! Быстро!
   Милисента машинально подняла крылья, даже не понимая, как она это сделала, ведь раньше у нее крыльев не было! И как ими управлять она совершенно не представляла.
   -- Инстинкты -- великая вещь! -- прокомментировала действия золотистого дракончика бронзовый дракон, или драконша? Она уже залечила рану, нанесенную Милисентой, и теперь решительно направилась к сестрам.
   -- Нет! Нет, тётя Рамана, нет! -- теперь уже закричала Листик, заступая путь бронзовой драконше.
   -- Она что, все-таки хочет убить кого-то из нас? -- грозно спросила Милисента.
   -- Не-а, она хочет спихнуть тебя со скалы!
   -- Зачем? -- удивилась золотистая дракона. -- Или всё же хочет убить?
   -- Глупая девчонка! -- рыкнула бронзовая дракона. -- Как ты научишься летать? А?
   -- Вы считаете, что если меня сбросить со скалы, то я сразу полечу? Я же никогда этого не делала! И не знаю, как это делать! Даже не знаю, как управлять этими крыльями!
   -- Глупая девчонка... -- повторила бронзовая дракона, -- инстинкты -- великое дело! Они подскажут! Ты во сне летала?
   Получив утвердительный кивок, бронзовая дракона снова грозно рыкнула:
   -- Так лети!
   Милисента зажмурилась и, взмахнув крыльями, взлетела. Не открывая глаз, она сделала круг над скалой и приземлилась на то же место, точно туда, откуда взлетела. Бронзовая дракона, наблюдавшая за всем этим, вздохнула:
   -- Отлично! Только в следующий раз, когда будешь лететь, глаза открой, а то ненароком врежешься куда-нибудь! Как с вами непросто, и с тобой, и с Листиком, сразу видно, что вы сестры!
   -- Ага, -- подтвердила Листик, Милисента молча кивнула, потом, широко раскрыв глаза, взмахнула крыльями и рванула в небо. Сделав пару кругов, сначала неуверенно, а потом, набирая скорость, Милисента металась вверх-вниз, переворачивалась в воздухе, пролетала в опасной близости от скалы, чуть не чиркая по ней крыльями. Если сначала она всё это проделывала молча, то потом ее радостный смех заполнил окрестности.
   -- Я лечу! Лечу! -- в упоении кричала Милисента.
   Наблюдавшая за всем этим бронзовая дракона качала головой:
   -- Как же она жила без всего этого? Это же не жизнь! Она рано или поздно погибла бы, или умерла бы от тоски! Рожденный крылатым -- без неба не может!
   К Милисенте присоединилась Листик, и оба дракончика устроили в небе замысловатый танец. Когда же они, налетавшись, спустились к улыбавшейся бронзовой драконе, та сказала:
   -- Девочки, вы подарили мне минуты счастья! Какое это наслаждение -- ставить на крыло маленького дракончика! Жаль, не все это понимают!
   -- Спасибо, тётя Рамана, -- сказала не менее счастливая Листик, -- теперь Милисента -- настоящий дракон!
   -- Еще не совсем, ей еще учиться и учиться, -- строго сказала бронзовая дракона, и все три драконы весело засмеялись. Но золотистый дракончик, прервав смех, сказала:
   -- Я, наверное, плохая дочь, у меня убили отца, а я тут радуюсь обретенным способностям, радуюсь как ребенок.
   -- Это нормальная реакция, -- сказала бронзовая дракона, -- может, это тебе и помогло пройти границу и превратиться в дракона, твоё горе и страх за сестру. У тебя было упущено время превращения и чем дальше, тем тебе бы хуже становилось. Тебе же хотелось летать?
   -- Очень! Почти каждую ночь снилось, что я летаю!
   -- Вот видишь! А горе, горе всегда служит катализатором. Одних оно заставляет стать сильнее, а других ломает, убивая всякую надежду. Так что эти твои полёты -- это нормальная реакция, а ушедших близких надо помнить. Вспоминать с грустью, но не горевать, в горе можно утонуть и не выплыть.
   Три драконы немного помолчали.
   -- Тётя Рамана, зачем ты меня позвала? -- спросила Листик.
   -- Совсем недавно совет дракланов начал искать новые пути прохода по мирам. Ты знаешь, Листик, чтобы совершить переход, надо знать куда, а чтоб открыть портал тем более. Для этого надо изучить те миры, а вот попасть в них можно только обычным путём, через стационарные межмировые переходы. А за проход надо заплатить Владыке того мира, где находится такой переход.
   -- Но люди же ходят, правда, они тоже платят, но только правителям тех стран, где находится такой переход, -- сказала Милисента. -- Но не богам тех миров, или, как вы сказали, Владыкам.
   -- Да, девочка, но то люди, чем меньше магический потенциал, тем незаметнее это существо для Владыки мира, вы же не берете пошлину за пересечение границы с зайцев? То-то, вот для получения такого разрешения советом была задумана одна комбинация, но тут вмешался один маленький вредный дракончик.
   -- Но, тётя Рамана, детей сиашеисс нельзя продавать в рабство, а взрослых убивать! -- возмущенно воскликнула Листик.
   -- В совете считают иначе, сишы для них рабочий скот, даже не пригодный к использованию как слуги или солдаты. Но при этом сишы выгодный товар, поскольку большинство Владык их с охотой берут и как слуг, и как солдат, но только хорошо выдрессированных берут. А дикие, -- заметив гримасу на мордочках дракончиков, бронзовая дракона поправилась: -- вольные сишы не поддаются дрессировке, только еще маленькие...
   -- Тётя Рамана! Но ты же так не думаешь! -- возмущенно закричала Листик.
   -- Не думаю, потому я и здесь, а еще потому, что люблю одну маленькую вредину, дочь своей сестры и лучшей подруги! Так вот, Листик, тебя видели в мире Иптар, когда ты открывала портал. Видели и сделали вывод, что у тебя есть артефакт, даже не перехода, -- бронзовая дракона показала на кулон, теперь уже нормально висевший на ее могучей шее, -- а артефакт портала, а такой артефакт очень лакомая добыча.
   -- Но, тётя Рамана, -- засопела Листик, -- ты же знаешь...
   -- Знаю, -- кивнула дракона, -- такими же способностями обладала и Ветика, но об этом знаю только я, остальные думают по-другому. И не надо их разочаровывать. Потому что так они хотят просто забрать этот артефакт, а если узнают о твоих способностях, то за тобой начнётся настоящая охота. И я тебе ничем не смогу помочь.
   -- Но что же делать... -- растерялась маленький дракончик.
   -- Надо создать такой артефакт, -- прищурилась большая дракона.
   -- Но это же... я же... -- совсем растерялась Листик, -- я просто не умею и не смогу сделать такой артефакт!
   -- Листик, а ведь такой артефакт не обязательно должен быть работающий, -- вмешалась Милисента, она до этого молча и внимательно слушала этот разговор.
   -- Молодец, девочка, соображаешь, -- одобрительно кивнула бронзовая дракона. -- Тем более что на последнем совете было высказано одно очень занимательное предположение.
   Раманапиритикалиона подробно рассказала, что происходило на последнем совете дракланов.
   -- То есть надо не просто создать обманку в виде артефакта портала, а сделать так, чтобы дракланы подумали, что этот артефакт принадлежит одному из богов, -- сделала вывод Милисента и засмеялась. -- Тогда то, что этот артефакт не работает в чужих руках, будет выглядеть совершенно естественно, мол, мне дали, я вам передала, а то, что он не работает, -- то не моя вина, обращайтесь к вышестоящему начальству. И пусть они ищут того бога, что дал Листику этот артефакт, и с ним разбираются!
   -- Ха! А ведь и найдут! -- Тоже засмеялась Листик. -- Найдут, на свою голову! Или на какое другое место! Хи-хи!
   Листик вытянула вперед свои лапки, и вершина скалы покрылась льдом, резко похолодало. Пошел снег, очень холодный и очень колючий.
   -- Ого! Листик, а ты времени даром не теряла, как тебе удалось заручиться поддержкой Владыки Ледяного мира? Да еще и получить от него такие способности? Он же скряга, очень злобный скряга! Мало кто, попав в его мир, уходит целым, если вообще там не остаётся!
   -- Ну почему злобный? Очень милый и добрый! А как я заручилась его расположением? Я пришла к нему в гости и принесла пирожки, и еще стишок рассказала...
   В горах раздался грохот сходящей лавины, очень напоминавший громовой раскатистый хохот. Бронзовая дракона поёжилась и опасливо огляделась, повернувшись к Листику, сказала:
   -- Будь осторожна, девочка, милости богов непостоянны! Их настроение изменчиво! Лучше держаться от них подальше!
   -- Но у меня нет другого выхода, -- ответила Листик, -- надо предъявить артефакт, я его предъявлю! Надо, чтоб этот артефакт был подарком бога, что ж, так и будет. А там будет видно, надеюсь, Владыка Айсгора меня простит, а я ему за это еще пирожков напеку!
   Ответом изумрудно-золотистому дракону снова был громовой хохот, или это где-то сошла лавина?
  
   Над дрэгисским замком кружили два дракона. Один изумрудно-золотистый, другой золотисто-изумрудный. Их полёт был очень красив. Но ими никто не любовался, драконов не было видно, потому что уже был поздний вечер, почти ночь.
   Они вышли из межмирового пространства прямо над замком. Из того мира, где они встречались с Раманапиритикалионой, они не сразу ушли. Сначала они немного полетали над горами. А потом Листик сказала Милисенте:
   -- Ну, чего ждёшь? Ныряй!
   -- Куда? -- не поняла Милисента. Тогда Листик схватила её и вместе с ней нырнула в межпространство. Милисента вскрикнула, но потом с интересом стала разглядывать открывшуюся картину. Вместо уже привычного грязно-белого тумана кругом было звёздное небо. Только звёзды были очень большими и яркими.
   -- Что это? -- изумленно воскликнула Милисента, а улыбающаяся Листик ответила:
   -- Это разные миры, так они выглядят отсюда, но такими их не видят даже дракланы, они могут ходить через межмировое пространство только с помощью амулетов, и то только туда, где уже побывали, а вот я вижу всё, что захочу, и ты теперь тоже так можешь!
   -- Но как? Я же вижу только эти большие звёзды!
   -- А ты присмотрись повнимательнее, что ты видишь?
   -- Вокруг этих ярких звёзд крутятся звёздочки поменьше, ой как забавно, а вокруг этих маленьких крутятся совсем маленькие!
   -- Большие звёзды -- это солнца, они очень горячие, к ним тебе подлетать пока не надо, я тебе потом покажу, как в них прятаться. Звёздочки поменьше -- это миры, разные, большие и маленькие, в некоторых очень удобно, а в некоторых плохо, даже подышать нечем. Теперь внимательнее присмотрись к какому-нибудь миру.
   Милисента напряглась, а Листик захихикала, настолько это забавно получилось у ее сестры. Милисента уже было хотела обидеться, но тут мир приблизился и стал больше, он как будто был отделен от дракончиков прозрачной перегородкой. Там были зеленые джунгли, голубое небо, белые облака.
   -- Ой, как красиво! -- Милисанта захлопала ладошками своих лапок, -- а как туда попасть?
   -- Также, как ты смотрела, захоти!
   В следующее мгновение дракончики вывалились прямо в облака, спустившись ниже, немного полетали над джунглями, а потом Милисента спросила:
   -- А как обратно? Тоже захотеть?
   Листик кивнула, дракончики снова нырнули в звёздную ночь межмирового пространства. Немного поэкспериментировав с разными мирами, Милисента поняла, как смотреть из межпространства в мир, как можно в выбранный мир выходить, предварительно рассмотрев то место, куда надо попасть.
   -- Листик, а ты всегда так видела межмировое пространство, да? -- поинтересовалась Милисента. Маленький дракончик кивнула, а золотистый дракон спросила: -- А как мы теперь найдём наш мир? Мы же тут почти заблудились! А-а-а, поняла, захотеть!
   Один из миров стал то ли светиться ярче, то ли стал притягивать к себе, и Милисента уверенно указала на него, мир тут же приблизился и стал большим.
   -- О, Хасийские горы! А вон и Ларнийский перевал! -- Узнала Милисента, и выскочила прямо над заставой, Листик последовала за ней.
   -- Смотри! Госпожа баронесса! -- Показал один из воинов другому на пролетающего над вершинами гор дракона. -- Вон, видишь?
   -- Нет, это дракон не госпожи Милисенты, он побольше, да и цвет немного другой, -- второй воин, прищурившись, смотрел на парящего в лучах закатного солнца дракона. Первый почесал в затылке, действительно этот дракон отличался от того, на котором летала Милисента. Но вслед за первым драконом появился и второй, поменьше, знакомого изумрудно-золотого цвета. Первый дружинник радостно пихнул второго:
   -- Вот видишь! Я же говорю, госпожа Милисента!
   -- А тот дракон? Который первый? На нем кто летит? -- Дружинник указал на большего дракона, первый дружинник уверенно и гордо ответил:
   -- Вестимо кто, госпожа Листик! Или ты думаешь, что у наших баронесс один дракон на двоих? Нет, брат, у них у каждой свой персональный ездовой дракон. Таких хозяюшек как наши баронессы еще поискать надо!
   Дружинник с поста на перевале, сам не зная того, попал в точку: теперь у Листика и у Милисенты был свои, персональные ездовые драконы -- они сами.
   Снова нырнув в межмировое пространство, дракончики выскочили из него над дрэгисским замком, и тут Милисента запаниковала. Она совершенно не представляла, как превратиться обратно в человека. Два дракончика уже делали пятый круг над замком.
   -- Листик, ну что мне теперь делать? -- плачущим голосом спросил один дракон другого, -- у меня не получается обратно превратиться! Что делать?!
   -- Не надо здесь превращаться! -- испуганно сказал другой дракончик, -- мы же не умеем летать, во второй ипостаси, а тут высоко! Падать далеко, и камни внизу, полетели на мою башню, там и места много, и не увидит нас никто. А превращаться очень легко -- надо сильно захотеть, или представить, что ты уже превратилась!
   Листик и Милисента заложили вираж и, снижаясь, взяли направление на ту башню, что указала Листик. Но пролетая, к счастью, низко пролетая, над одной из башен, Милисенте, видно, очень захотелось обратно превратиться, и она превратилась. Девушка рухнула на смотровую площадку башни, на которой никого не было, поэтому ее падение не было замечено. Создав в последний момент воздушный щит, Милисента мягко приземлилась, вернее прибашнилась. Севшая рядом Листик возмущенно зашипела:
   -- Мил, ты рано превратилась! Давай, превращайся обратно! И полетели на мою башню!
   -- У меня не получается, -- чуть не заплакала девушка, -- пошли так, пешком, тут недалеко апартаменты Саманты, пошли к ней!
   -- Это ты устала, с непривычки. Ладно, пошли! -- Это уже сказала не дракончик, а рыжая девочка. И сестры начали осторожно спускаться по лестнице, уже добравшись почти до выхода на этаж, где жила Саманта, Милисента спросила у Листика:
   -- Листик, ты так и пойдёшь, голой?
   -- Мил, ты же тоже голая, посмотри на себя, ты что, не чувствуешь? Клочки твоей одежды остались там, на скале, когда превращаешься в дракона, надо всегда раздеваться! -- поучительным тоном сказала Листик.
   -- Ой, что же теперь делать?! Я совсем не чувствую холода! И не обратила внимания, что на мне нет одежды. Как же теперь быть?
   -- Побежали к Саманте, быстро-быстро, она тебе что-нибудь даст.
   Девушки осторожно выглянув в коридор, убедившись, что там никого нет, рванули к апартаментам, которые занимала Саманта, когда находилась в дрэгисском замке.
   Несмотря на поздний час, Саманта не спала, да и как же ей было спать, когда она проводила военный совет. В гостиной ее апартаментов собрались все три магистра академической экспедиции, а также бароны Крэгинс, Брэнигенс и Дрэленгс, были также русалка Фалина и травница Марта, или как ее называли теперь -- светлая Маритининиэль. Были сиашеисс Лирисса и Гирисса, представители от гномов, естественно, были капитан дрэгисской дружины и три лейтенанта, присутствующие в замке, в общем, народу набралось порядочно.
   -- Листоград на Бэренике выставляет в помощь дружине баронессы полный хирд! -- заявил старшина гномов, продолжая ранее начатую речь. -- Мы оставляем минимальное количество воинов, стена, перегораживающая вход в ущелье, уже построена! Так что, оборона не пострадает.
   Саманта согласно кивнула, полный хирд это немало, полторы тысячи гномов, в тяжелой броне -- серьезная сила. Воительница посмотрела на баронов. После того, как Листик и Милисента ушли по каким-то своим, важным для них делам, приграничные бароны посовещались и решили тоже поучаствовать в походе за восстановление законных прав на трон принцессы, а теперь уже королевы Милисенты. Кроме того, им льстило то, что одна из приграничных баронесс -- сестра королевы. Бароны выделили на это дело кто треть, а кто и половину своей дружины, не потому что были жадными, просто границу без прикрытия тоже нельзя оставлять. Решили, что в поход пойдут не все бароны, а только трое. Старшим над объединенными дружинами выбрали барона Дрэленгса, его заместителями баронов Крэгинса и Брэнигенса, естественно, с подчинением Саманте. Саманту признали главнокомандующим, так как у нее уже был опыт командования большими армейскими соединениями и опыт ведения боевых действий.
   -- Мы не можем дать много воинов, у нас их просто нет, но все желающие смогут тоже пойти с Листиком и Милисентой, -- сказала Лирисса. -- Думаю, сотни три наберется, кроме этого пойдут все, кто хотел поступать в академию, они не воины, но тоже могут сражаться. Любой сиашеисс превосходит воина-хумана.
   Саманта согласно кивнула, это было правдой. Сама Саманта с сиашеисс не сражалась, но видела их тренировки. Разглядеть стремительные движения сиашеисс ей удалось только благодаря своей драконьей крови. Для людей сиашеисс были серьезные противники, даже те, кто не воины. Саманта поднялась и подвела итог этого импровизированного военного совета:
   -- Дружины баронов собираются у дрэгисского замка, сюда же подходит гномий хирд. Мы будем двигаться в сторону столицы по старому имперскому тракту, поэтому сиашеисс нет смысла идти сюда, они присоединятся к нам в Иланском лесу. Если всем всё ясно, то предлагаю...
   Что хотела предложить Саманта, присутствующие не услышали, распахнулась дверь и в комнату влетели Милисента и Листик, они хором закричали:
   -- Саманта! Мы к тебе... -- И обе замолчали, увидев столь представительное собрание.
   -- Ой, -- ойкнула и покраснела Милисента, пытаясь прикрыться руками, она была полностью голой, Листик тоже была без одежды, но это ее не смутило, она обвела присутствующих хитрым взглядом и сказала:
   -- Ага! Все собрались, это хорошо, теперь никуда не расходитесь, мы скоро! Саманта, пошли с нами!
   Когда девушки удалились, находящиеся в гостиной обрели дар речи. Один из баронов покрутил головой и спросил, обращаясь ко всем присутствующим:
   -- Эээ, а что это было?
   -- Нас почтили своим визитом ее королевское величество и ее королевское высочество, -- ответил магистр Захарус.
   -- А почему они... эээ... в таком виде?
   -- Вы, барон Дрэленгс, хотите спросить -- почему абсолютно голые? Даже не знаю, что вам ответить, может, это у вас в приграничье такой обычай, перед принятием ответственного решения -- бегать в голом виде по своему замку. Вот, к примеру, вы, барон, бегаете голым по своему замку?
   Барон покраснел и поперхнулся от возмущения, после чего замотал головой, чтоб восстановить дыхание. Магистр Захарус воспринял это как подтверждение своей догадки, поэтому заинтересовался:
   -- Очень оригинальный обычай. А как вы это проделываете -- в одиночку или со своей супругой? Или вы бегаете во главе своих домочадцев и воинов? Слуги тоже участвуют в этом забеге?
   Барон Дрэленгс, пытаясь как можно скорее ответить, чтоб быстрее развеять эти инсинуации, глубоко вздохнул, снова поперхнулся и еще энергичнее затряс головой. Ему на помощь пришел барон Крэгинс:
   -- Что вы, магистр, у нас нет такого обычая!
   -- Нет? А жаль, это был бы красивый и очень оригинальный обычай. Но если это не обычай приграничья, то что это было? -- Магистр Захарус вопросительно посмотрел на баронов, будто те знали ответ, но не хотели его говорить. Барон Крэгинс пожал плечами, а потом сделал предположение:
   -- Возможно, они собрались в баню, париться. У нас здесь замечательные бани, устроенные по норвейскому образцу, с парилками. Таких в столице нет, а наши бани, знаете ли...
   -- Как гипотеза это может быть принято к рассмотрению, студентка Милисента очень организованная, аккуратная и предусмотрительная, -- тут Захарус ехидно посмотрел на магистра эл Минэтэйниона, ведь так эльф характеризовал Милисенту у скал в горах, где был разбит полевой лагерь, -- она собралась идти в баню, париться. Прихватила с собой сестру, обе предусмотрительно и аккуратно разделись и пошли в баню. Но поскольку студентка Милисента очень организованная, то по дороге решили зайти за Самантой. Зашли и пригласили.
   -- Гм, -- сказал Гуго Норек, вставая и направляясь к двери, -- пойду, может, девочкам надо помочь?
   -- Ну, какие еще будут гипотезы? Красивый обычай приграничья отпадает, баня тоже, может кто-то еще что-то предложит? -- тоном лектора спросил магистр Захарус, обводя всех присутствующих взглядом. Кто потупился, кто пожимал плечами, только Лирисса и Гирисса оставались абсолютно невозмутимыми. То, что произошло, они считали вполне нормальным. Одежда у сиашеисс была скорее признаком статуса, чем защитой от непогоды. Ведь хвост, на котором змеелюды передвигаются, невозможно во что-либо одеть. А туники и свободные куртки, одеваемые на верхнюю половину тела, служат бронёй у воинов -- на них нашивают металлические пластины, предметом гордости у молодёжи -- их расшивают цветными нитками и бисером. Только у матерей это одежда, да и то очень функциональная, имеющая обилие карманов для разных полезных вещей, поскольку сумками сиашеисс пользуются очень редко, в основном для переноса больших тяжестей, или в походе. А дети ползают так. Листик и Милисента имели еще статус детей, и если Милисента была всегда одета, то Листика сиашеисс одетой редко видели, дракон не нуждается в одежде. А когда Листик перекидывалась в свою вторую ипостась, чтобы искупаться в речке, то у нее одежды тем более не было.
   -- Я думаю, что скоро мы узнаем, потому как это всё неспроста, -- многозначительно проговорил прокашлявшийся барон Дрэленгс. -- И ваш сарказм, господин магистр, здесь неуместен, если наша королева Милисента и ее сестра баронесса Дрэгис, принцесса Листик, так сделали, то они имели для этого очень веские причины, о которых нам будет сообщено. Если будет на то воля королевы.
   Барон почтительно склонил голову, два его товарища последовали его примеру. А магистр Захарус, пожав плечами, сказал извиняясь:
   -- Прошу меня простить, если я вас задел, -- и добавил уже недовольно, -- но меня достали эти тайны. С самого начала экспедиции что-то происходит, о чем я не имею ни малейшего понятия. Если и узнаю, то самым последним, и это притом, что я являюсь руководителем этой экспедиции. Являлся, теперь всё руководство передано Саманте.
   -- Коллега, вас это огорчает? -- спросил Захаруса эл Минэтэйнион, тот пожал плечами, показывая, что это ему уже всё равно, а эльф тихо добавил, так чтоб его слышал только рядом сидящий Захарус: -- Я думаю, что леди Милисента больше не будет летать на своем дракончике.
   -- Это почему? -- так же тихо спросил заинтересовавшийся магистр Захарус.
   -- Они будут летать рядом.
   -- Вы думаете, коллега...
   -- Абсолютно уверен!
   Остальные присутствующие прислушивались к разговору магистров, пытаясь услышать, о чем те секретничают, но последние фразы так и не расслышали. А магистр эл Минэтэйнион громко произнес:
   -- Думаю, что в наши планы будет внесена некоторая корректировка, о которой мы услышим в ближайшее время.
   Действительно, дверь открылась, и дружинник Листика предложил всем находящимся в гостиной Саманты пройти за ним.
  
   Саманта почти бежала за Милисентой и Листиком, те, вбежав в один из малых залов с горящим камином, остановились. Милисента как-то диковато озиралась, а вот Листик была абсолютна спокойна.
   -- Саманта, у тебя нет ничего из одежды, чтоб на Милисенту надеть? -- спросила Листик, одетую совсем по-домашнему -- в мягкие сапоги, полотняные штаны и такую же рубашку, -- Саманту. Та развела руками, показывая, что если она что-то с себя снимет, то будет иметь вид немногим отличающийся от обеих девушек. Опомнившись, она спросила:
   -- Что у вас за вид? Где ваша одежда? И вообще, что случилось?
   -- Случилось! Вот! -- ответила Милисента, отошла на середину зала, и в довольно просторном зале сразу стало тесно -- в середине стоял дракон. Красивый золотистый дракон!
   -- О! -- выразила свои чувства Саманта. Дракон опять стал девушкой, а потом снова драконом. И так раз пять подряд.
   -- Не мельтеши! -- строго сказала пришедшая в себя Саманта.
   -- Это я от волнения! -- ответила дракон, а закончила фразу уже девушка: -- у меня еще не получается контролировать себя, когда волнуюсь, сразу хочется кого-нибудь укусить, а когда хочется укусить -- превращаюсь в дракона!
   -- Конечно, ведь когда ты дракон, кусать намного удобнее, -- невозмутимо пояснила Листик, -- нормальное состояние.
   -- Что -- нормальное состояние? -- удивилась Саманта, -- Листик, ты считаешь, что когда кого-то хочется укусить -- это нормальное состояние?
   -- Когда сердишься, то кого-то хочется укусить, а драконом кусать сподручнее, поэтому превращаешься в дракона, кусаешь, успокаиваешься и превращаешься обратно, -- пожимая плечами, пояснила девочка.
   -- Но ты же, когда сердишься, не превращаешься? -- спросила Листика Саманта, девочка только снова пожала плечами. А Милисента, опять начав чехарду превращений, выдала:
   -- Так в королевском дворце меня постоянно что-то раздражает! Эти придворные постоянно злят! Так что это выходит? Я их всех перекусаю? Представляете, королева гоняется за придворными и кусает всех, кого поймает!
   -- Было бы неплохо, -- мечтательно сказала Саманта. -- Эти придворные индюки только для этого и годятся. Быть регулярно покусанными!
   Золотистый дракон, вновь возникший посреди зала, горестно застонал, а Саманта строго сказала:
   -- Так! Все успокоились и сели! И рассказали мне, что произошло!
   Милисента, уже девушкой, подошла к креслу, где уселась Листик, и села рядом с ней. Девочка обняла свою сестру, тело Милисенты еще некоторое время покрывалось золотистой чешуёй. Но, видно, объятия Листика подействовали успокаивающе, и этот эффект пропал. Но кожа девушки приобрела золотистый оттенок, точно такой же, как и у ее сестры. Девушки, перебивая друг дружку, рассказали Саманте о произошедших событиях. Та внимательно выслушала, а потом спросила:
   -- Листик, как скоро эти твои злобные родственники могут сюда добраться?
   -- Не знаю, -- пожала плечами девочка, -- думаю, что не раньше чем через месяц. Сюда идти через обычные переходы довольно далеко. Этот луч находится как бы на отшибе.
   -- Луч? -- Подняла брови Милисента.
   -- Ага, -- ответила Листик. -- Миры расположены в пространстве такими группками, как бы вытянутыми в длину, потому такие группки называют лучами.
   -- Но ты же быстро добралась в их мир, да и обратно...
   -- Так то же я, они так не смогут. -- Снова пожала плечами Листик.
   -- Значит так, пока мы готовимся к походу, и пока будем добираться до столицы, ты, Листик, делаешь эту самую обманку, думаю, времени тебе хватит, а мы поможем, чем сможем.
   -- Мы не будем добираться до столицы месяц, как только всё будет готово, я открою портал, -- ответила Листик.
   -- Опять! -- возмутилась Милисента. -- Опять портал, а потом тебе будет плохо, ну уж нет!
   -- Да! Открывать портал между мирами -- это одно, а внутри мира -- совсем другое! И ты мне поможешь, когда мы сюда летели, ты же видела, что ходить меж мирами просто? Ты же быстро научилась ходить, и смотреть тоже уже можешь! Значит, и портал у тебя должен получиться! Вот вместе и откроем, нам же надо быстрее в столицу попасть!
   Ответить Милисенте не дал Гуго Норек, он появился в зале. Милисента опять засмущалась, а Гуго извиняющимся тоном сказал:
   -- Я не захватил никакой одежды. Спешил, ее было бы долго искать, но вот!
   Резким движением Гуго сорвал с окна портьеру и протянул девушкам. Саманта осуждающе покачала головой, но ничего не сказала, а сестры завернулись в ткань, не вставая из кресла.
   -- Я тут послал бойца за остальными, -- продолжил Гуго, -- сейчас их сюда приведут, совет-то надо закончить.
   Саманта одобряюще кивнула, а Милисента повыше натянула на себя портьеру.
   В зал вошли все участники импровизированного совета, пока они рассаживались, Захарус спросил, обращаясь к сестрам:
   -- Не объясните ли мне, почему вы в таком виде?
   -- Мы летали, -- заявила Листик, Милисента подтверждающе кивнула.
   -- На метле? -- ехидно спросил магистр Захарус. -- Для этого вы, как настоящие ведьмы, разделись догола? А Саманта к вам когда присоединится?
   -- Не дождёшься, -- заявила Саманта. -- Даже если и полечу на метле, то раздеваться не буду! У меня и так -- в штанах и сапогах -- получится! Очень хорошо получится
   -- На метле неудобно, -- серьезно ответила Листик, -- она мешает! И потом, ведьмам необязательно раздеваться догола, чтоб полетать. Господин магистр, хотите я вас с ними познакомлю? И вы сами всё увидите!
   -- С кем? -- ошарашенный таким предложением невпопад спросил Захарус.
   -- Так с ведьмами же, если хотите, могу познакомить только с одной! -- Листик была полна решимости расширить кругозор магистра Захаруса.
   -- Нет, спасибо! Вы лучше познакомьте с ведьмой магистра Вайлента, это больше по его профилю, -- перевёл стрелки Захарус.
   -- Не, ведьма же живая, не зомби, -- отрицательно покачала головой Листик. -- Да и Фалина приревнует. Они еще подерутся!
   -- Кто? Вайлент с ведьмой? -- удивился магистр Захарус.
   -- Фалина с ведьмой, -- объяснила девочка, -- русалки они же страсть какие ревнивые!
   Пока шел этот разговор, все расселись кто где, и Гуго кашлянул, привлекая внимание Листика.
   -- В наши планы, согласно вновь открывшимся обстоятельствам, я вношу коррекцию. Три дня на сборы и перемещаемся в Иланский лес. Там к нам присоединяются змеелюды, и мы перемещаемся в столицу, -- объявила Саманта.
   -- Как перемещаемся?! -- в один голос вскричали бароны Брэнигенс и Дрэленгс. Крэгинс промолчал, он уже знал, что Милисента и Листик на многое способны.
   -- Королева с принцессой откроют портал, -- пояснила Саманта. Тут уж все стали переглядываться в недоумении: то, что Листик выводила сиашеисс из других миров, из присутствующих не знал никто, кроме самих сиашеисс, естественно. То, что количество змеелюдов сильно возросло, знали все, но думали, что Листик и Милисента просто собрали такие же затерявшиеся группы сиашеисс, как первая. А Саманта продолжила:
   -- Таким образом, мы избежим длительного изматывающего марша и в столице будем уже через пять дней. Мало того, мы будем иметь точные данные о силах заговорщиков и их дислокации, и если придется, то в бой вступим сразу после выхода из портала.
   -- Леди Саманта, а откуда у нас появятся точные сведения о силах заговорщиков? -- спросил барон Брэнигенс.
   -- Разведка доложит, -- коротко ответила Саманта, бароны понятливо закивали -- разведка всегда действует тайно, и не все знают как, об этом может знать только главнокомандующий, а главнокомандующим здесь была Саманта.
   -- Если всё понятно, то попрошу заняться подготовкой вашей сводной дружины, -- Саманта изобразила полупоклон в сторону баронов, те, выразив свое почтение закутанной в занавеску королеве и ее сестре, удалились. За ними ушел и Гуго, ему тоже надо было готовить дрэгисскую дружину к походу. Ушли гномы и сиашеисс, им тоже было всё понятно. Остались только магистры академии.
   -- Саманта, объясни, пожалуйста, откуда возьмутся порталы? -- задал вопрос магистр Захарус.
   Вместо девушки ответил магистр эл Минэтэйнион:
   -- Новейшая секретная разработка, государственная тайна под подписку о неразглашении, так? Насколько я понял, вы Саманта знали о том, что студентка Милисента -- наследная принцесса. И, насколько я понял, -- это была очень охраняемая тайна. Ведь так?
   Саманта улыбнувшись кивнула, а эльф продолжил:
   -- И о том, что баронесса Дрэгис -- дракон, вы, леди Саманта, тоже знали?
   Саманта снова молча кивнула, а магистр Захарус подозрительно уставился на своего коллегу, но поняв, что тот не понимает вопросов, задаваемых взглядом, спросил:
   -- Уважаемый коллега, выходит, что вы тоже знали, что студентка Листик дракон? -- Получив подтверждающий кивок эльфа, "охотник" обвиняюще закончил: -- Выходит, вам об этом сообщили, а меня держали в неведении! Как давно вы это всё знаете?
   -- Об этом я начал догадываться с самого начала учебного года, и успокойтесь, коллега, мне никто этого не сообщал, я это сам увидел, я все-таки маг жизни, и, смею надеяться, хороший маг, -- улыбаясь, ответил магистр эл Минэтэйнион. -- Но это не моя тайна, и я не вправе был ее разглашать, поэтому я молчал.
   Магистр Захарус вздохнул и повернулся к Саманте:
   -- Какие будут приказания, госпожа начальница экспедиции?
   -- Вам, магистр Захарус, снова возглавить эту экспедицию и следовать за основными силами. На вас возлагается очень ответственная задача -- сберечь студентов, остановить тех, что полезут в бой, особенно ваших "охотников"-орков. И не дуйся, Артур, тебе это не идёт. Я же, как ты понял, буду осуществлять командование военными силами. И я забираю из состава экспедиции студенток Милисенту и Листика.
   -- Слушаюсь, госпожа главнокомандующая! -- Вытянулся магистр Захарус.
   -- Ага! -- сказала Листик и показала язык.
   Все посмотрели на завёрнутых в занавеску сестёр и засмеялись.
   -- Ага! -- совсем как Листик, сказала Милисента и присоединилась к общему веселью. Отсмеявшись, магистры разошлись по своим комнатам. Саманта серьезно посмотрела на так и сидящих в обнимку сестёр.
   -- Я так понимаю, разведка возлагается на двух бедных маленьких дракончиков? -- спросила Милисента.
   -- Ага! -- ответила Саманта. Девушки снова засмеялись. Когда хихиканье затихло, Саманта спросила: -- А что, есть другие предложения?
   -- Да нет, -- хором ответили сестры и снова захихикали.
   -- Тогда мы, пока наша армия готовится к переходу, вот что сделаем, -- заговорщицки начала Саманта и стала рассказывать то, что она задумала. Сестры сидели в кресле и согласно кивали.
  
   Глава 22. Визиты, официальные и не очень
  
   Ырам сидел на пороге своего шатра и курил трубку. Солнце уже взошло, и Кочевье наполнилось привычным шумом. Ырам пыхнул дымом и усмехнулся, это орочье поселение называли Кочевьем только из уважения к нему, шаману и вождю племени Острых Когтей. Старый орк снова пыхнул дымом, название своего племени большинство молодых орков уже и не помнят. Называют -- орочий народ, или степняки. Вот разве что степняки, потому что кочевниками уже и назвать трудно, орки уже совсем оседлый народ, земледельцы. По крайней мере, те, что живут на территории зелийского королевства. Хотя эти территории никогда королевству не принадлежали, да и Старой Империи они тоже не принадлежали. Это была степь, свободная и дикая. Отсюда на Империю накатывались волны лихих набегов, а сюда потом приходили карательные экспедиции. Железные легионы Империи огнем выжигали кочевья тех, кто не успевал вовремя уйти. Ну а потом те, кто уцелел, снова шли в набег, мстить. И так повторялось бесконечно, Ырам еще помнил те времена. А потом вечная Империя рухнула, рухнула не от удара внешних врагов, нет, ее развалили изнутри. И земли, граничащие со степью, стали принадлежать зелийскому королевству. Если сравнивать с Империей, то совсем слабенькому государству. И этому слабенькому государству удалось сделать то, на что была неспособна могучая Старая Империя. Замки приграничных баронов, построенные на развалинах имперских гарнизонных крепостей, сделали бессмысленными набеги. Нет, такой замок можно было взять, это не были твердыни северного приграничья. Орки несколько раз успешно штурмовали баронский замок, но при этом несли очень большие потери. А пока орки осаждали приграничный замок, в котором укрылось всё окрестное население со всем своим нехитрым скарбом, подходило подкрепление из глубины королевства. И налётчикам оставалось или принять бой, или быстренько отступить в степи, отступить почти без добычи. Потому как что взять с бедного люда, живущего вдоль границы? А какой же это набег, когда нет добычи? Да и какая может быть добыча с очень небогатого приграничья, да еще когда все жители баронства, заранее оповещенные дозорами, уходили со всем своим имуществом в замок? А те, кто побогаче, вообще бежали в глубь королевства. Вот и получилось, что если нельзя взять, так приходится необходимое выменивать, да и не только необходимое, вот и появляется торговля. А где торговля, там и общение всё более тесное и тесное. Орки увидели, что с маленького поля семью можно прокормить не хуже чем с огромного пастбища, а орки, несмотря на всю свою воинственность, народ работящий. Вот многие и стали распахивать землю, распахивать поближе к границе с королевством: во-первых, местные покажут и научат, как лучше. Во-вторых, в случае чего можно к ним уйти в замок, там защитят от набега более диких сородичей. Вот так и стала эта земля земледельческой. А Ырам быстро смекнул, что под королевской рукой он получит защиту, в первую очередь, от зелийских вельмож, а от своих сородичей он может и сам отбиться. Небольшая дань, или, как говорили королевские чиновники, -- налоги, сторицей возвращалась к оркам в виде подарков и государственных выплат -- на содержание гарнизона, ремонт дорог, охрану границы. Ну а сам Ырам мог теперь на равных говорить с разными баронами и другими графьями, так как он теперь не Ырам Острый Коготь, а Ырам -- барон Хрылак.
   Старый орк снова пыхнул дымом, он откинулся на подушки, которые каждое утро выносят ему из шатра слуги, чтоб их вождь, барон Хрылак, мог вот так посидеть с трубкой, поразмышлять о вечном и не только. Потом орк шел в свой дом, большой каменный дом, построенный гномами на заказ, это хоть и не замок, но уже почти дворец. Да и Кочевье называлось так по традиции, на самом деле это был городок, обнесенный уже каменной стеной, а шатёр был только один, стоял он вне города, в нем никто не жил, тут лежали только подушки, тут Ырам размышлял, иногда вершил суд. Все-таки, суд вершить на свежем воздухе куда приятнее, чем в душном зале, куда набьётся куча народу.
   Ырам докурил трубку, выбил ее о каблук своего сапога и уже собирался позвать свою охрану, которая, чтоб не мешать своему господину думать о вечном, была за шатром, как воздух перед ним потемнел, и прямо перед орком появился дракон. Очень красивый дракон, не такой, как обычные. Гораздо меньше их, изящнее, и изумрудно-золотистого цвета. Ырам даже не понял, надо ли ему сразу пугаться, или немного подождать, потому как дракон, широко раскрыв крылья, резко остановился, а потом сложил их. Со спины дракона спрыгнул молодой орк, он закричал:
   -- Привет, деда! Мы тут к тебе в гости!
   Ырам узнал одного из своих внуков. Внука, на которого он возлагал большие надежды, недаром же этот внук учится в академии Магических Искусств, единственном учебном заведении, где при поступлении учитываются только личные способности и умения, куда не помогут поступить ни знатность рода, ни деньги. Старый орк неспешно склонил голову и степенно произнес:
   -- Здравствуй, Палым! А кто это с тобой?
   Молодой орк представил своих спутниц, тоже спрыгнувших с дракона:
   -- Ее величество королева Зелии, Милисента! Ее высокопревосходительство, командующая войсками королевства, леди Саманта, герцогиня Грег!
   Старый орк удивленно склонил голову, у него уже были эмиссары принца Варранта, они убеждали Ырама, что король серьезно болен и скоро умрёт, и что королём станет именно принц Варрант. Предлагали принести присягу, убеждая, что принц, когда станет королём, за такую верность осыплет Ырама своими милостями. А оно вот-то как, похоже, гражданская война начинается.
   Палым представил своего деда, представил по всем правилам как королевского, так и орочьего этикета:
   -- Великий вождь Острый Коготь, главный шаман великой богини Анурам, Хранитель границы степи, барон Ырам Хрылак!
   Старый орк хотел благосклонно кивнуть, но так и застыл в недокивнутом положении, застыл от удивления. Дракон, вернее дракончик, он был в несколько раз меньше обычных драконов, на котором прилетели гости, что само по себе уже было необычно, так как драконы никого на себе не возили, заговорил! Так вот, этот дракончик, до этого сидевший спокойно, вскинулся и обиженным голосом, вполне членораздельно произнес:
   -- А меня! Меня представить!
   Палым явно растерялся, тогда дракончик, сделав что-то наподобие придворного реверанса, представился сам:
   -- Листик! Золотой Дракон! Главный Повелитель и ужасная гроза всех окрестностей!
   -- Листик, -- строго сказала леди главнокомандующая, -- веди себя прилично!
   -- А что я такого сделала? -- обиженно заголосил дракончик. -- Как куда-то лететь, так -- Листик! Как кого-то напугать, так опять Листик! А как почести оказывать, положенные по повелительскому статусу, так сразу -- "веди себя прилично"!
   Эта тирада дракончика вогнала в ступор как Ырама, так и его охрану, выбежавшую на шум из-за шатра.
   -- Листик, не вредничай, я тебя мороженым угощу, -- пообещала дракончику королева.
   Старый орк только хлопал глазами: где же это видано, чтоб дракон так членораздельно разговаривал? Да еще чтоб от него мороженым откупались?
   А дракон, оглядевшись, увидел большие, в рост человека, ритуальные барабаны. Ими созывали орков на совет. Или оповещали о важных событиях, такая вот дань традиции.
   -- О, барабан! -- обрадовался этот странный дракон по имени Листик. Он схватил один из барабанов, сел, и пару раз в него ударил -- бумм, бумм. Видно, звук дракончику понравился, он захлопал длинными ресничками, у этого странного дракона были большие и пушистые реснички! Дракончик засмеялся и сказал:
   -- А можно я этот барабан себе возьму?
   -- Листик, ну зачем тебе такой большой барабан? Что ты с ним будешь делать? -- спросила девушка, которая королева.
   -- Я буду лететь и бить в барабан! -- ответил дракончик и счастливо засмеялся.
   Немного пришедший в себя Ырам отметил, что дракончик ведёт себя как ребенок, которому дали понравившуюся игрушку. А леди Саманта хмыкнула:
   -- Листик, ты обеспечишь подданным Милисенты сердечные заболевания, если не всем, то большинству!
   -- Это почему же? -- Дракончик поудобнее уселся, поставив перед собой барабан.
   -- Потому что дракон, летящий по небу и при этом стучащий в барабан, это зрелище не для слабонервных. Тем более что этот барабан здесь стоит не для развлечения!
   -- А для чего? -- спросил дракончик и, не дожидаясь ответа, сказал Ыраму: -- Хорошо, я не буду брать барабан с собой, я здесь побарабаню. Можно?
   И дракончик азартно забарабанил. Старый орк оглянулся на так и не пришедшую в себя охрану, сказал девушкам:
   -- Вообще-то этими барабанами созывают большое народное собрание, сейчас все орки побросали свои дела и бегут сюда.
   -- О Единый! -- воскликнула девушка-королева. -- Мы не хотели! Листик, прекрати сейчас же!
   -- Подумаешь, сбегутся все. Если на совет, так заодно и посоветуетесь, не прекращать же мне такую чудесную музыку из-за такой мелочи! Я почти как тут-тутщик!
   -- Тамтамщик, -- машинально поправила дракончика Милисента и растерянно посмотрела на Ырама.
   Тот улыбнулся и сказал:
   -- Может, это и к лучшему, может, так хотела Великая Анурам, и ваш дракон только выполнил ее волю, подтолкнув нас к правильному решению.
   -- Никого я не толкала! -- снова обиженно закричала дракончик. -- Ну вот, опять я виновата!
   Ырам отметил, что о себе дракончик говорит в женском роде, значит, это дракон-женщина, или скорее уж девочка, если судить по ее поведению. Он снова улыбнулся и обратился непосредственно к дракону:
   -- О леди Листик, Золотой Дракон, гроза всех окрестностей, я умоляю вас, не надо больше барабанить. Вы прекрасно играете, ваша музыка услаждает мой слух, -- при этих словах все присутствующие слегка скривились, единственным достоинством музицирования Листика на барабане была громкость, а старый орк продолжил: -- Я подарю вам другой барабан, еще больший, чем этот...
   -- Правда? -- обрадовалась Листик и поставила барабан на место.
   А Ырам кивнул:
   -- Да, больший, чем этот, я прикажу немедленно начать его делать! И пусть этот барабан послужит символом нашей дружбы!
   -- Ага, -- растроганно ответила Листик, -- вам одному понравилась моя музыка! Пусть этот барабан будет у вас, я буду часто прилетать и барабанить на нем, чтоб вы могли меня послушать!
   Орк обреченно кивнул, а его внук и девушки посмотрели на Ырама с сочувствием. Пока происходил этот разговор, на достаточно большую площадь перед шатром собирались орки. Они с некоторым удивлением рассматривали гостей вождя, то, что это уважаемые гости, было видно по тому, как Ырам к ним относился. Особый интерес вызывал изумрудно-золотистый дракон, сидевший по правую руку старого орка. Дракон улыбался, кивал, а некоторым отвечал на их приветствия взмахом своей лапки. Когда народ собрался, Ырам встал, поднял руку, призывая к тишине, а странный дракон несколько раз ударил в барабан. Когда гомон стих, орочий барон произнес:
   -- Свободный народ! Вы знаете, что к нам приезжали послы принца Варранта, они утверждали, что наш милостивый король болен и скоро умрёт, и что королём станет принц. Но разве доступно человеку такое знание? Знание, которым располагают только боги? Разве может один человек знать, когда умрёт другой? Конечно, может, -- ответите вы, может лишь в одном случае -- тогда когда сам намерен убить этого человека! Так и произошло, принц подло убил милосердного короля Саеша третьего, убил ударом ножа в спину...
   -- Откуда у твоего деда знание таких душераздирающих подробностей? -- тихо спросила Палыма Саманта. Тот пожал плечами и так же тихо ответил:
   -- Ораторский прием, нужно подготовить народ к принятию правильного решения. Что делать, скажет дед, а вот делать ли это -- решает народное собрание, и решает именно так, как скажет дед.
   А народ, услышав от своего вождя такие ужасные подробности, заволновался, раздались гневные крики.
   Ырам немного выждал и, когда шум толпы стих, продолжил:
   -- Но его коварным планам не суждено сбыться! Не быть подлому убийце нашим королём!
   -- Ого! -- также тихо сказала Саманта.
   А орк продолжал, всё больше распаляясь сам и накручивая при этом толпу:
   -- У короля Саеша есть дочь! И именно она достойна быть королевой... Она здесь! -- Ырам обернулся и протянул руку Милисенте, девушка подала свою руку орку, и он торжественно вывел ее вперед.
   В наступившей тишине раздалось:
   -- Ага! Достойна! -- Сказавший это дракончик, нисколько не смущаясь всеобщим вниманием, направленным на него, высказал свою точку зрения: -- Милисента -- королева! А Ырам -- добрый и хороший!
   Народ пораженно замолчал, а дракончик, видно, восприняв это молчание как неодобрение своему мнению, обиженно спросил:
   -- Разве это не так? -- Изумленные орки так же продолжали молчать, тогда дракончик спросил уже сердитым голосом: -- Или есть другие мнения? А? Давай выходи, кто не так думает!
   -- Да здравствует королева Милисента! Слава нашему мудрому и доброму вождю! Слава Ыраму! -- Раздались крики из толпы, сначала несмелые, а потом переросшие в общий восторженный рёв.
   Ырам улыбался и благосклонно кивал, Саманта сохраняла спокойствие, а вот Милисента немного растерялась -- она не привыкла к такому восторженному проявлению верноподданических чувств. А Листик радостно присоединилась к общим восторженным крикам, вызывая еще больший энтузиазм у орков. Ведь их вождь действительно велик, мудр и добр, если об этом кричат даже драконы.
   Когда всеобщее ликование стихло, Ырам продолжил свою речь:
   -- Но подлый узурпатор хочет обидеть нашу королеву! Разве мы можем допустить это? Мы должны ее поддержать! Поддержать не только своим моральным одобрением, а и своими руками, вооруженными руками!
   -- Эк загнул, так он всё степное приграничье поднимет в набег на центральные области королевства, -- тихо сказала Саманта Милисенте, -- хотя помощь с этой стороны нам не помешает.
   -- И мы выступим, завтра выступим! -- закончил орк. Его поддержали с большим энтузиазмом, а он, еще больше усилив этот энтузиазм, объявил: -- А сегодня в честь нашей королевы и ее друзей будет большой пир!
   -- Пир это хорошо! -- громко заявила дракончик, вызвав новые восторженные крики, -- пир это замечательно! А мороженое будет? Я очччень люблю мороженое!
   Тут растерялся Ырам, он посмотрел на дракончика и виноватым голосом сказал:
   -- Мы не ожидали вашего визита, леди Золотой Дракон Листик, поэтому не приготовили этот продукт.
   -- Мы можем обойтись и без мороженого, -- прищурилась Саманта, но, глянув на расстроившегося дракончика, заговорщицки сказала вождю орков: -- Но для Листика без мороженого пир это не пир, она очень сильно расстроится, тогда одним барабаном дело не обойдётся. Давайте пир перенесём на вечер, вы, уважаемый Ырам, распорядитесь, чтоб приготовили мороженое, а мы к вам завернем на обратном пути. Заодно и Палыма заберём, ведь он не откажется у вас денёк погостить?
   Оркский барон заверил, что это будет наилучший вариант, а Саманта невзначай обронила:
   -- Нам надо еще слетать в расположение пятого и третьего корпусов.
   После чего, заверив, что они обязательно будут к пяти часам, девушки погрузились на дракончика, и тот с места стрелой взмыл в небо, вызвав новые восторженные крики.
   -- Дед, я думал, тебя долго уговаривать придется, и не выступить на нашей стороне, а просто сохранить нейтралитет, а ты сразу решил нам помочь, почему? -- спросил Палым. Они уселись на ковёр перед шатром, народное собрание разошлось по своим делам, охрана снова спряталась за шатёр, чтоб не мешать беседе деда с внуком. Почему бы им не побеседовать, они давно не виделись, а все необходимые распоряжения по поводу пира Ырам уже сделал.
   -- А скажи-ка мне, почему ты встал на сторону этой девочки? Только честно скажи. -- Прищурился старый орк.
   -- Потому что она принцесса, она имеет все права на трон, ее признал Камень Истины, что в перстне королевского инспектора. Она сестра Листика, а Листик тоже говорит, что Милисента принцесса!
   -- Сестра этого дракона? Или драконы? -- удивился Ырам.
   -- Нет, просто этого дракона зовут так же, как и баронессу Дрэгис, сестру принцессы Милисенты. Хотя они очень похожи.
   -- Что, баронесса такая большая, как этот дракон? Как женщина может быть похожа на дракона? Хотя должен признать, что что-то драконье есть в каждой женщине, -- в раздумье проговорил старый орк.
   -- Нет, дед, Листик еще девочка, нельзя сказать, что совсем маленькая, но она еще ребенок, очень забавный и милый ребенок, но при этом хороший товарищ и великолепный боец! И она, и ее сестра учатся у нас в академии, на боевом факультете. Они уже сейчас очень сильные боевые маги и, мне кажется, самые сильные в королевстве. А уж когда выучатся...
   -- Хм, интересные у тебя знакомые, баронесса-ребенок, но при этом хороший боец, принцесса, уже почти ставшая королевой. И при этом они самые сильные боевые маги королевства. А если добавить к ним леди Саманту, воительницу и командира пятого корпуса, а это самое боеспособное подразделение королевской армии...
   -- Дед, она преподает у нас в академии! Она не может быть командиром...
   -- Она была командиром пятого корпуса, она им и осталась. И за ней пойдёт не только пятый, а и второй, третий и четвёртый. Только первый -- королевская гвардия -- это дворяне, не пойдёт, да и то там четверть норвеи, а они-то как раз пойдут за леди Самантой, а, следовательно, и за принцессой... Я ответил на твой вопрос, внук?
   Палым склонил голову, признавая правоту деда, то, что он чувствовал сердцем, старый орк просчитал, и как вождь своего народа выбрал самое верное, с его точки зрения, решение. Опять же, устроить набег на законных основаниях, пограбить замки заговорщиков -- это просто высшая мудрость политика!
  
   Генерал Драмир Вилен разбирал бумаги. Что поделаешь, работа командира корпуса в мирное время -- это сугубо административная работа. Правда, большую ее часть делает заместитель командира по хозяйственной части и начальник штаба, но командир всё равно должен быть в курсе всех дел, должен контролировать их. За открытым окном раздавались команды, это сержанты обучали новобранцев. Проводили строевое занятие, впрочем, и ветераны в этом участвовали, умение держать строй -- залог победы в сражении, даже для такого подразделения как пятый корпус.
   -- Держать строй, сдвинуть щиты! Копьями коли! -- командовали сержанты, и мерный топот солдатских сапог перекрывался грохотом сдвигаемых щитов. Отвлекшийся генерал вздохнул и вернулся к документам. Но его снова отвлекли совсем не уставные крики со двора гарнизонной крепости. Сначала удивленные и несколько испуганные, а потом приветственные, даже восторженные. Генерал встал и пошел к окну, крики смолкли и генерал услышал:
   -- Как вы держите щиты? Плохо держите! Руки напряженные, сильным ударом запросто можно щит выбить, вот так! -- Раздался грохот упавшего щита, а голос продолжил: -- А копья? Ну, кто так держит копья?! И смотрите вы только вперед! А если враг сверху подкрадётся? Вот как я, тихонько прилетит и внезапно нападет?
   Подошедший к окну генерал увидел дракона, стоящего на задних лапах и читающего нотацию его солдатам. Солдаты молчали, не потому, что всё, что говорил дракон, было верным, их поразило то, что этот дракон стоял перед ними на задних лапах, говорил связно и членораздельно. А дракон, поощряемый таким вниманием, размахивая передними лапами, как руками, говорил дальше:
   -- Вы должны ожидать нападения со всех сторон, сверху тоже! А если бы это не я прилетела, а коварный враг? Он бы вам коварно свалился прямо на головы!
   -- Коварный враг всегда коварно падает, прямо на голову, -- раздался голос за спиной генерала. Он резко развернулся, на пороге стояли две девушки. Обе в брючных охотничьих костюмах, одна русоволосая, вторая с волосами цвета спелой пшеницы.
   -- Леди Саманта, -- поклонился генерал и вопросительно посмотрел на вторую девушку, -- леди?..
   -- Милисента, -- подсказала Саманта, -- только не леди, а королева! Королева Милисента, законная королева Зелии!
   -- Ваше величество! -- Еще раз поклонился генерал. А Саманта подошла к окну и закричала на дракона:
   -- Листик! Перестань! Ну что ты там устроила? Как тебе не стыдно!
   -- Провожу курс молодого бойца, -- нисколько не смутившись, ответил дракон. -- Совсем распустились! Щитами гремят как кастрюлями, копья держат как швабры, совсем неправильно! И вообще...
   Что "вообще" -- дракон не сказал, только горестно махнул лапой, видно, совсем удрученный творящимися безобразиями в этой воинской части.
   -- Гм, -- хмыкнул генерал, а Саманта, улыбнувшись, посоветовала ему:
   -- Драмир, не обращай внимания, Листик сейчас не в духе, барабан не дали, мороженым не угостили... Я-то знаю, что пятый корпус -- лучший!
   -- Леди, вы мне льстите, славу лучшего пятому корпусу создали именно вы! Я, в меру моих скромных сил, стараюсь эту славу сохранить и...
   -- Драмир, у тебя это неплохо получается. Ты отличный командир! Ни чета тем индюкам, что предлагал совет пэров. Кстати, я повстречала лейтенанта Гранмуса, он сколотил команду и занимается охотой на нечисть и нежить. По большим дорогам, -- усмехнулась Саманта.
   -- Фарли! -- вскричал генерал, -- он жив! А говорили, что он был убит, когда погоня его настигла!
   -- Не настигла, он тогда ушел, но тем, кто за ним гонялся, надо же было оправдаться перед начальством. Так оправдаться, чтоб Фарли больше не искали. Но теперь он под моей командой.
   -- Как в старые добрые времена, -- с грустью проговорил генерал, -- а я... Сейчас ценится не умение воевать, а умение красиво себя подать. Да и знатность рода ценится больше, чем личные качества... Я слышал, нас собираются расформировать?
   -- Думаю, королева этого не допустит, -- очень серьезно ответила Саманта и сделала полупоклон в сторону Милисенты.
   -- Ваше величество, -- снова поклонился генерал Милисенте. И обращаясь к Саманте, сказал: -- Командир, не просветите ли меня о сложившейся обстановке, а то тут сплошные непонятки. Только что отсюда уехали -- даже не знаю, как их назвать, -- представители-прихлебатели герцога Варранта, они утверждают, что король умер, и теперь на трон взошел именно герцог.
   Милисента улыбнулась, она отметила, что генерал Вилен назвал Варранта не принцем, а герцогом, как бы намекая на незаконность притязаний того на трон. Саманта тоже это отметила и одобрительно кивнула. В этот момент в окно кабинета, расположенного на втором этаже, всунулась голова дракона.
   -- Саманта! Они меня не слушаются! -- обиженным голосом сообщил дракончик. -- Я хотела их построить, а они не строятся!
   -- Ну, зачем тебе строить солдат? -- спросила Саманта.
   -- Как зачем? А как мне провести строевые занятия? А они все попрятались от меня!
   -- Листик, ты же не их командир! Потому они тебя и не слушаются!
   -- А когда я стану их командиром? -- поинтересовался дракон.
   -- Когда академию закончишь, может, и станешь командиром, но для этого надо учиться и не приставать ко всем подряд! -- строго ответила Саманта.
   Дракон явно расстроился. Королева подошла к окну и стала гладить дракона по его обиженной мордочке:
   -- Ну, Листик, ты же всё понимаешь, почему же ты капризничаешь?
   -- Купаться хочу... -- вздохнул дракон.
   А королева Милисента, продолжая гладить дракона, сказала:
   -- Хорошо, искупаемся, я тоже хочу, но нам же надо слетать еще в три места. А кроме тебя, нас с Самантой никто не отвезёт так быстро, ну потерпи немного.
   Генерал Вилен с удивлением посмотрел на Саманту, он, конечно, знал, что его командир на многое способна, но чтоб вот так оседлать дракона и летать по гарнизонам? Да, это могла сделать только Саманта Грег, воительница и полководец, живая легенда. Генерал поклонился обеим девушкам и произнес:
   -- Я полностью поддерживаю вас и готов поручиться, что весь мой корпус тоже поддержит. Если вы немного подождёте, то я прикажу трубить общее построение. Пятый корпус принесет присягу королеве Милисенте!
   -- Сейчас не время, вернее времени совсем нет! К столице собираются подойти дружины южных герцогов, тогда с узурпатором будет трудно справиться, -- ответила Саманта. -- Присягу ты, Драмир, и твой корпус принесете в торжественной обстановке, в столице. А сейчас ты поднимаешь свой корпус и идёшь на столицу, нам надо создать там подавляющий перевес сил, тогда те, кто поддерживает мятежников, увидят, что это бесполезно, и не будут сопротивляться.
   -- А дружины южных герцогов, которые могут подойти? -- спросил генерал Вилен, -- может, стоит двинуть корпус на их перехват?
   -- Югом займётся барон Хрылак, -- Саманта подняла руку ладонью вперед, пресекая возражения Вилена Драмира, -- это не набег, у оседлых орков сейчас не те силы, это уже не орда, так что, поднять всех, у Ырама не получится. Пойдёт только дружина барона, ударят по замкам самых мятежных, думаю, что и все остальные южане повернут свои дружины на защиту своих поместий. А грабить всех -- я оркам не дам. Я буду их контролировать, сейчас у меня есть для этого возможности. -- Саманта кивнула в сторону дракона и королевы. Генерал не понял, при чем здесь королева, но спрашивать не стал, если Саманта сказала, что так есть, то так оно и есть.
   -- Ладно, Драмир, подымай своих орлов, а я в остальные корпуса слетаю. -- Саманта протянула генералу руку, тот пожал ее, а потом, наклонившись, поцеловал. Королеве тоже поцеловал.
   -- А мне? -- спросил опять всунувший голову в окно дракон. Саманта и королева засмеялись, Милисента сказала:
   -- Тебе потом, в столице. Целование рук и мороженое.
   -- А можно, чтоб мне целование рук отдали мороженым? -- спросил дракончик. Девушки засмеялись и прямо из окна, по очереди запрыгнули на дракона. Высунувшийся из окна генерал проводил стремительно удаляющегося дракона взглядом, а потом скомандовал, тоже глазевшим на исчезающую точку, офицерам своего корпуса:
   -- Трубить общий сбор! Корпус идёт на столицу! Это приказ королевы Милисенты и леди Саманты!
  
   Саманта сидела на берегу речки и наблюдала за купающимися Листиком и Милисентой. Девушки весело плескались в воде. Довольно-таки холодной воде. Но Милисенте, после того как она стала драконом, тоже стало нравиться купаться, и теперь они это проделывали с Листиком вдвоём при первой же удобной возможности, не обращая внимания на температуру воды. Саманта поёжилась -- уж больно холодной была вода в этой речке. Но если девочкам нравится, то пусть купаются. До вечера, а, следовательно, и до пира, устраиваемого оркским бароном еще далеко, а сделать сегодня успели всё намеченное. Завтра два корпуса двинутся на столицу, а еще два -- возьмут под контроль основные города центральных провинций. А вечером, вернее ночью предстоит еще одно дело, но это после пира.
   -- Листик, а ты не пробовала уходить в межмировое пространство, не превращаясь в дракона? -- спросила плескавшуюся сестру Милисента.
   Листик пожала плечами, а потом задумалась, даже забыв очередной раз нырнуть, наморщив лоб, ответила:
   -- Нет, не пробовала, и пробовать не буду, потому что нельзя! Ты разве не заметила, когда ты в межпространстве, то раскрываешь крылья, чтоб не упасть!
   -- Заметила, а еще я заметила, что крыльями махать не надо, что держишься в полёте какой-то другой силой, а не крыльями! -- Милисента встала напротив Листика, вода ей была по грудь, а девочке по шею. -- Получается, что совсем не надо быть в виде дракона, чтоб путешествовать между мирами. Ведь ты же открывала межмировые тоннели, при этом была в ипостаси человека!
   -- Ну, не знаю, драконом сподручнее, увереннее, что ли... -- Пока Листик это говорила, Милисента раскинула руки и пропала.
   -- Мил! Ты куда?! -- отчаянно закричала Листик и тоже исчезла.
   -- Девочки! -- закричала с берега Саманта, он видела, что девушки не ушли под воду, а исчезли. Она вскочила и развела руками: -- Ну что мне с вами делать? Всё у вас какие-то эксперименты! Всё не как у людей, даже не как у драконов!
   Саманта опустилась на траву, обхватила колени, положила на них голову, и стала ждать.
  
   Граф Эрин Лирамен, главный королевский распорядитель церемоний, оглядел вверенных ему дворян и подчиненных слуг. Вроде всё в порядке, дворяне правильно расположились согласно ранжиру в большом зеркальном зале, а слуги уже заканчивали наводить марафет. Завтра должна состояться коронация принца Варранта, поэтому всё должно быть на высшем уровне. Принц лично предупредил, чтоб не было никаких неожиданностей. Поэтому граф Лирамен и устроил эту репетицию, конечно, многие дворяне возмущались, что их гоняли как рекрутов на плацу, но граф пригрозил, что те, кто не подчинятся, не будут допущены на коронацию. Это заткнуло рот особо крикливым. Граф Лирамен едва заметно скривился, эти все дворянчики, придворные прихлебатели, -- ни замков, ни хоть каких-нибудь поместий, а гонору! Живут на подачки королевского двора, участвуя в подобных церемониях, а требуют к себе отношения, будто они ровня ему, графу Лирамену. Конечно, более знатные, вернее более богатые, в этой тренировке не участвовали, это немножко беспокоило графа, а вдруг кто-то что-то не так сделает? Отвечает-то за церемонию он -- граф Эрин Лирамен! Брезгливо поджав губы, граф объявил:
   -- Спасибо, господа, до встречи завтра!
   Обрадованные дворяне потянулись к выходу. Выслушав доклад старшего из слуг и проверив их работу, граф отпустил и их. В зале остались только он, граф де Коэльяк и маркиз Галирамо. Еще присутствовал Патрик Угенья, дворецкий, который отвечал за порядок во дворце. Дворецкий посмотрел на хрустальный трон и вздохнул. Он переживал смерть короля, мало кто знал, даже во дворце, что король убит, официальная версия была -- сердечный приступ. Помимо этой печальной вести была еще одна, всем -- и дворянам, и слугам -- была продемонстрирована кукла принцессы, найденная в покоях короля, при этом было объявлено, что сама принцесса умерла уже давно, а король таким вот образом это скрывал. Многие поверили, ведь они видели эту куклу на большом королевском приеме. Но то, что трон сверкал синими сполохами, приветствуя наследницу, когда на него села кукла, объяснить так никто и не смог. Старому Патрику было жалко принцессу, ведь девочка росла у него на глазах, пока не умерли от странной болезни ее старшие брат и сестра, тогда по приказу короля принцессу спрятали в одном из монастырей сестёр карротинок. К находящимся в зале присоединился военный министр, герцог Марикант. Он огляделся и удовлетворенно кивнул. Зал был полностью подготовлен. Успешное покушение на короля произошло именно в этом зале, и его следы пришлось убрать заговорщикам лично, доверить это слугам просто побоялись. Ведь тогда бы слуги догадались, что это был за сердечный приступ у короля, поэтому пришлось убить бы и слуг, а такое количество смертей во дворце вызвало бы различные слухи. Поэтому следы покушения убрали сами заговорщики, убрали крайне неумело. Беспорядок в зале объяснили паникой, возникшей при смерти короля. А уж окончательный марафет наводили слуги.
   -- Всё готово, господа? -- спросил военный министр.
   -- Как видите, ваше превосходительство. Всё в лучшем виде, завтра никто и не пикнет, -- немного развязно ответил маркиз Галирамо, распорядитель церемоний поморщился -- вопрос герцога Мариканта был адресован ему, графу Лирамену. Но он смолчал, этот молодой наглец набрал большую силу при принце Варранте.
   -- Тогда, господа, пройдёмте в малую гостиную, вас хочет видеть принц, -- военный министр сделал приглашающий жест, все направились к выходу. Патрик Угенья снова вздохнул.
   -- Не вздыхайте так душераздирающе, ваша принцессочка давно мертва и не услышит ваших стенаний, -- ехидно заметил, идущий рядом с дворецким, маркиз Галирамо.
   -- Ошибаетесь, маркиз! -- Раздался голос за спинами уже почти вышедших из зала людей. -- Очень ошибаетесь, услышу! И увижу, кто так желает моей смерти!
   Резко обернувшиеся люди увидели стоящую у окна обнаженную девушку. С ее пшеничных волос, да и со всего тела стекала вода, собравшись у ее ног в приличную лужу. Девушка недовольно тряхнула головой, отчего ее волосы, частично прикрывавшие ее, разметались в разные стороны. Нисколько не стесняясь замерших у порога зала мужчин, она, шлёпая босыми ногами, прошла к трону и села на него. Трон буквально взорвался сиянием синего света всех оттенков. Такое могло быть только тогда, когда на трон садился истинный король, или королева. Девушка насмешливо обвела застывших в изумлении дворян:
   -- Ну? Что вы можете сказать своей королеве? Сразу покаетесь в предательстве и мятеже, или подождёте, пока из вас это признание вытащит палач? Железными клещами...
   -- Ваше величество! Простите! Простите! -- Упал на колени дворецкий Патрик Угенья, за ним точно также опустился и Эрин Лирамен, остальные стояли, растерянно хлопая глазами. Они узнали в этой девице ту нахалку, что сидела на подлокотнике трона зимой, во время большого королевского приема.
   -- Встаньте, Патрик, встаньте, граф Лирамен! Ваша вина в случившемся минимальна, я прощаю вас. А вы, герцог Марикант!.. Ведь вы же считались другом моего отца, он верил вам! А вы его предали!
   -- Стража! Стража! -- закричал герцог, выпучив глаза.
   Но никакой стражи не появилось... А от двери раздался другой, очень испуганный голос:
   -- Мил! Как же ты меня напугала! Я еле тебя нашла!
   Обернувшиеся на этот голос дворяне, увидели рыжую девчонку, сопровождавшую принцессу на том знаменитом королевском приеме и повалявшую по полу графа Коэльяка и опозорившую на дуэли маркиза Галирамо. Она тоже была голой, и с нее также стекала вода.
   -- Листик, закрой дверь! -- приказала сидящая на троне.
   -- Ага! -- ответила рыжая и поискала глазами, чем бы заклинить большие закрытые двери, ведущие в зал, но так ничего и не найдя, просто провела по ним рукой. Удары, раздавшиеся в двери с той стороны, показали, что двери уже закрыты, и закрыты хорошо.
   -- Вот, -- удовлетворенно сказала девочка. Потом ехидно посмотрела на побледневшего графа Коэльяка, заулыбалась и произнесла:
   -- О, граф, и вы здесь! Специально, чтоб доставить мне удовольствие повалять вас по полу? Сейчас вы заслужили это гораздо больше, чем тогда!
   Граф побледнел и отступил назад, а вот маркиз с рычанием двинулся на девочку, выхватывая свой меч. Широко замахнулся, чтоб ударить ее сверху, чуть наискосок, такой удар должен разрубить девочку на две половинки. Защититься девочке было нечем, в руках у нее ничего не было, да и из одежды тоже ничего не было.
   -- Гххааа! -- Выдохнул маркиз Галирамо, опуская меч на голову девочки.
   -- Ага! -- ответила девочка, она подняла руки и поймала меч маркиза, зажав его в ладонях у себя над головой. Маркиз, вложивший всю силу в этот удар, пошатнулся вперед, с недоумением глядя на улыбающееся лицо в рыжих веснушках.
   -- Ага! -- ехидно повторила девочка и показала маркизу язык. Тот, побагровев от ярости, дёрнул меч на себя и вверх, пытаясь вырвать его из захвата. Но вместе с мечом он поднял и девочку, та, качнувшись, как на турнике, заехала ногой ему в лоб. Маркиз закатил глаза и осел на пол, девочка, ловко отпрыгнув от своего падающего противника, показала язык застывшим дворянам.
   -- Листик, -- строго сказала девушка, сидящая на троне, -- оставь бяку, иди сюда!
   -- Ага! -- ответила рыженькая, и на одной ножке, оставляя мокрые следы, поскакала к трону. При этом она напевала; -- В траве сидел кузнечик...
   Допрыгав до трона, она, в прыжке легко совершив в воздухе разворот, плюхнулась рядом с девушкой, на то место, которое обычно занимал наследник. Трон снова засверкал синими сполохами, будто приветствуя девочку. Так и не поднявшиеся с колен распорядитель церемоний и дворецкий в один голос выдохнули:
   -- Принцесса!
   -- Ага! -- ответила рыжая девочка и, кивнув на сидевшую рядом девушку, сказала: -- А Милисента -- королева! И кто будет против, того мы не помилуем, правда, Мил?
   При этом девочка зажгла на своей ладошке огненный шар и подбросила его, шар, увеличиваясь в размерах, поднялся почти да потолка и завис там, потрескивая и рассыпая искры.
   -- Правда, Листик, -- ответила девушка и строго посмотрела на военного министра. Герцог Марикант не выдержал этого взгляда и тоже упал на колени:
   -- Помилуйте, королева! Помилуйте!
   -- А ты чего стоишь? -- спросила рыжая девочка, ткнув пальцем в бледного графа Коэльяка. Огненная сфера под потолком качнулась и затрещала сильнее. Граф тоже рухнул на колени.
   -- Не-а, -- отрицательно покачала головой девочка, -- на колени добровольно, а ты должен распоростеретица ниц!
   -- Распростереться, -- машинально поправила девушка.
   -- Ага! -- согласно кивнула девочка. И грозно сказала графу Коэльяку: -- Ну, чего застыл? Делай, что сказали!
   Граф распростёрся, в это время, поддавшаяся ударам снаружи, но так и не раскрывшаяся, дверь рухнула. В зал ворвались разгоряченные гвардейцы. Ворвались и изумленно застыли от открывшейся перед ними картины -- на полу перед троном, распростёртые ниц, лежали граф де Коэльяк и маркиз Галирамо. Герцог Марикант, граф Лирамен и дворецкий Угенья стояли на коленях, а на троне, игравшем сполохами синего света, сидели две голые и мокрые девицы. Та, что с пшеничными волосами, смотрела очень строго, а рыжая ухмылялась во весь рот.
   -- Принцесса Милисента! -- выдохнул кто-то.
   -- Королева Милисента! -- поправила рыжая девица. И добавила: -- Принцесса это я! Принцесса Листик! Ага! -- После чего показала всем язык. Потом встала, протянула руку второй девушке:
   -- Пошли, Мил, у нас еще куча дел!
   Вторая девушка тоже встала,