Дубровный Анатолий Викторович: другие произведения.

Лиса. Книга вторая. Адмирал с бантиками

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 8.56*39  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Думала ли капитан "бойцовых котов" Алиса Таволич, что ей уготована такая судьба? Пройдя множество испытаний и будучи переброшена сначала на триста, а потом ещё на двести лет вперёд Алиса сумела не только сохранить свою жизнь, но и занять достойное место в новом для неё обществе. Продолжение рассказа о Алисе.

Обложка книги [Скомпоновала Оля]

Лиса. Адмирал с бантиками

Книга вторая

Глава первая. Очень интересная экскурсия в биосферный заповедник.

   Перелёты между звёздными системами занимают меньше времени, чем перемещение между планетами в самой системе, но по-другому не выходит. Межзвёздный лайнер, едва удалившись от космопорта, всегда расположенного на спутнике одной из дальних планет системы или на большом астероиде, сразу уходит в "прыжок", из которого выходит рядом с другим космопортом. А уж между планетами пассажиров развозят челноки, напоминающие старинные автобусы, только гораздо больших размеров. Да и на межзвёздных лайнерах кают нет, зачем они? Весь перелёт длится несколько часов. А вот в космопортах, даже если они расположены на лунах или больших астероидах, где нет атмосферы, а в большинстве случаев так оно и есть, имеются гостиницы разной комфортабельности, залы ожидания, кафе, рестораны, магазины и другие подобные заведения, чтоб пассажиры с удобствами могли дождаться своего рейса.
   Группе воспитанников из детского дома "Сосновый бор" ждать не пришлось. Пересадка с межзвёздного лайнера на внутрисистемный челнок произошла сразу же, и шумная ватага малышни, сопровождаемая двумя воспитателями и тремя воспитанникам старшей группы (видно, они выбрали специальность "педагогика", потому и сопровождали воспитанников младшей группы), наполнила большую кабину внутрисистемного челнока шумом, который всегда сопровождает подобные группы. Обычно дети стремятся сесть около окна, но на "Стреле два" (так назывался этот челнок) окнами были стены и овал потолка. Конечно, это были не окна, а экраны, их имитирующие, приближающие особо интересные объекты. Космопорт системы Арутас располагался на одной из лун, плывущей у самого кольца планеты-гиганта, поэтому челнок, прежде чем отправиться к своей цели - планете Таурике, некоторое время двигался вдоль этого кольца. В большой кабине челнока стих всякий шум, даже всегда неугомонные дети любовались небывалым зрелищем - кольцом большой планеты, переливавшимся всеми цветами радуги и сверкавшим, словно россыпь бриллиантов. Об этом и сказала одна из старших девочек в группе детей. Этой тёмно-русой девочке ответила её рыжая подруга:
   - Вообще-то россыпей бриллиантов не бывает, бриллиант - это уже обработанный камень, а их никто не будет потом разбрасывать в россыпь, если и разложат вместе, то так, чтоб получился красивый узор.
   - Алиса, но ведь красиво же! Разве тебе не нравится? - ответила русая девочка, рыжая ответила:
   - Нравится, Таня, очень нравится, но я уже насмотрелась на эту красоту, в том числе и в инфракрасном, и отражённом сигнале радара. Разглядывала всё это довольно долго, аж надоело, да ещё и в разном диапазоне...
   - Алиса, а зачем ты туда забралась, ну в этот диапазон? И что это такое? - тут же задала вопрос маленькая девочка, мальчик постарше солидно объяснил:
   - Диапазон - это такой большой челнок, Алиса здесь уже была раньше, на такой же экскурсии, как наша, когда посещала заповедник. Правда?
   Мальчик посмотрел на Алису, ожидая подтверждения своим словам, та потрепала его по голове, собираясь что-то сказать, но не успела, одна из стюардесс сообщила, что до прибытия осталось пять минут, поэтому она просит всех занять свои места и пристегнуть ремни. При этом девушка недовольно посмотрела в сторону группы малышей. Недовольство стюардессы можно было понять, с такими пассажирами всегда были проблемы: мало того, что вертелись, не хотели пристёгиваться, так ещё и вскакивали со своих мест и бегали по салону-кабине челнока, часто мешая пилоту. В таких шатлах у пилота не было отдельной кабины, его кресло стояло тут же, в общем салоне, у пульта управления, правда, и обязанности пилота сводились к контролю автоматики, ведущей челнок по заданному маршруту, посадка тоже осуществлялась автоматически. Но стюардессы (да и пилот тоже) напрасно волновались, малыши были быстро усажены на места и как следует пристёгнуты, это сделали даже не воспитатели, их сопровождающие, а две старшие девочки - русая и рыжая. Но на этом сюрпризы не кончились, оказалось, что обычному рейсовому челноку была подготовлена торжественная встреча! Кроме оркестра, цветов, почётного караула из служащих местных сил самообороны присутствовали члены правительства и сам президент планеты (или как он здесь назывался - великий кормчий), уже немолодая женщина. Выходящие из челнока пассажиры были в некоторой растерянности от такой встречи. Ещё большее удивление вызвал начальник почётного караула, который печатая шаг, направился к сбившейся в кучу группе испуганных малышей. Растерялись воспитатели этой группы и сопровождавшие её старшие воспитанники, похоже, что самообладание сохранила только рыжая девочка. Она вышла вперёд, словно собираясь закрыть детей собой, начальник почётного караула, остановившись перед ней, вытянулся и, вскинув руку к козырьку, отрапортовал. Словно это была не девочка, а кто-то из высокого начальства. Девочка, к удивлению присутствующих, тоже вытянулась и приложила руку в воинском приветствии к своему кепи, больше напоминающему обычную панамку. Начальник караула отступил в сторону, а рыжая девочка, так же продолжая держать руку у панамки и широко улыбаясь (видно, ситуация её забавляла), пошла вдоль строя людей, затянутых в парадные мундиры. Начальник почётного караула, отстав от Алисы на два шага, пытался, печатая шаг, следовать за ней, пытался, потому что ему мешали дети, жавшиеся к рыжей девочке. За гурьбой детей, стараясь от них не отставать, шли воспитатели и старшие воспитанники. Воспитатели из "Соснового бора" время от времени недоумённо переглядывались, они не понимали, почему их воспитаннице воздают такие почести, словно она президент Содружества (так теперь называли Объединённую Федерацию Свободных Государств), а она это принимает как должное. Ещё больше их удивила очень пожилая женщина, к которой подошла Алиса, она попыталась поклониться девочке, но та, шагнув вперёд, не дала этого сделать:
   - Уважаемая Хитомо Саунаро, не надо этого делать. И почести мне воздавать не надо...
   - Алиса, то, что вы сделали для нашего народа, цены не имеет! Не отдельные люди, а весь народ Тайлиани обязан вам тем, что он существует, если бы не вы...
   - Не надо, прошу вас, - остановила женщину рыжая девочка и, разведя руками, спросила: - Ну разве я похожа на спасительницу целого народа, я скромная ученица, вернее, воспитанница детского дома...
   - Я знаю, что с вами произошло, - теперь Хитомо остановила Алису и пояснила: - Вы знаете, кто я. Я почувствовала ваше возвращение, и на мой запрос ответили, ответила ваша уважаемая сестра. А то, что вы прибыли на Таурику именно в этот знаменательный день, не простое совпадение! Вы и ваши спутники будете приняты, как подобает вашему статусу, а сейчас, ваших спутников прошу проследовать к приготовленному для них глайдеру, а вы...
   - Алиса! Не уходи-и-и! - маленькая девочка, до этого старавшаяся быть как можно ближе к Алисе, теперь вцепилась в неё мёртвой хваткой. Рыжая девочка, виновато улыбнувшись, развела руками, показывая, что ничего поделать не может, потом погладила девочку по голове и ласково сказала:
   - Не бойся, Ёлочка, я никуда не уйду!
   - Хорошо, тогда я поеду с вами, - сказала Хитомо Саунаро и повела группу детей из "Соснового бора" к большому глайдеру, при этом оркестр заиграл какой-то бравурный марш. Уже в глайдере, но не обычном, таком, в каком возят экскурсии, а более комфортабельном, представительском, в каких ездят разные важные делегации, воспитатель младшей группы спросил у своей коллеги:
   - Арина, ты что-то понимаешь? Сколько я возил экскурсий на Таурику, в местный заповедник, но ни разу ещё такой встречи не было! Неужели это всё из-за Алисы?
   - Сим, ты же сам видишь, так чего спрашиваешь? Так торжественно встречают именно Алису, называют её спасительницей здешнего народа.
   - Вот это непонятно, когда и кого девочка успела спасти, тем более здесь, хоть она и была в этой звёздной системе, но на планете ни разу не была, она же сама об этом говорила, там в шатле, - в недоумении произнёс Симиналь Крито, Арина Сергеевна ответила, кивнув в сторону Алисы, возле которой сидела Хитомо Саунаро:
   - Сим, ты же слышал, что говорила президент Таурики, Алиса спасла народ Тайлиани, сейчас населяющий эту планету, и это...
   Воспитательница не договорила, глайдер выехал (выехал, потому что летел низко, над самой дорогой) на центральную площадь города. В центре площади на высоком постаменте стояла фигура в космическом комбинезоне со снятым шлемом, Крито, глядя на этот монумент, произнёс:
   - Меня всегда удивляло, почему у этого космонавта-первопроходца... я так думал, кому же ещё ставят памятники в центре города? Так вот, почему у этого космонавта косички с большими бантами? Ладно, косички, может, тогда мода такая была, но банты?.. Может, надпись что-то об этом говорит, но я не могу её прочитать, это местный язык. Но, Арина, посмотри на лицо! Это же Алиса!
   Симиналь, чтоб обратить внимание коллеги на памятник, произнёс последнюю часть громко, Саунаро, видно услышав, обернулась и перевела надпись на постаменте:
   - Там написано: Алисе Таволич от спасённого ею народа Тайлиани. Надпись, естественно, на тайлианском.
   - Алиса, Алиса! - закричали дети почти хором, тоже рассмотревшие, кто стоит на постаменте. - Это же ты! Только с косичками! И бантиками!
   - А какие у тебя там бантики? А почему сейчас нет? - Ёла, державшая Алису за руку, засыпала ту вопросами. Алиса ответила:
   - Вот такие же зелёные, как у тебя, а сейчас нет, потому что волосы короткие, привыкла я уже так. Но вижу, что с бантиками лучше, теперь отращу волосы, заплету косички и повяжу бантики, пусть они лопнут от зависти!
   - А кто они? - тут же задала новый вопрос Ёлочка.
   - Очень нехорошие дяди, меня обижают, не дают на истребителе летать, - ответила Алиса, Ёлочка тут же предложила:
   - А ты Арине Сергеевне скажи, а она тем дядям скажет, что так поступать очень нехорошо, и они тебе разрешат полетать на этом... как его...
   - Истребителе, - как всегда серьёзно добавил всё знающий мальчик и пояснил: - Истребитель, значит, он истребляет, всяких вредителей истребляет, чтоб они не вредили. Алиса, а где ты их будешь истреблять? В полях или в лесу?
   - Где поймаю, там и истреблю, - засмеялась Алиса. Вдруг став серьёзной, задумалась и обратилась к Хитомо Саунаро: - На Таурике есть местные силы самообороны? Или они подчиняются центральному командованию?
   - Есть, но только в случае угрозы они переходят в распоряжение федерального командования.
   - А пока нет угрозы, получается, пользуются определённой самостоятельностью, то есть вопросы набора личного состава - ваша прерогатива, - сделала вывод Алиса. Жалобно посмотрев на президента планеты, попросила: - А не могли бы вы оказать протекцию одному пилоту? С большим боевым опытом. Он уже прошёл первоначальную переподготовку на Зане и показал хорошие результаты.
   - Думаю, что этот пилот показал не просто хорошие, а отличные результаты, - улыбнулась Саунаро и, хитро прищурившись, пообещала: - Я приложу все усилия, чтоб этот пилот занял соответствующее его опыту и квалификации место в силах самообороны Таурики. Тем более что у нас уже есть десять пилотов, ранее служивших под командой полковника Таволич и прошедших переобучение на новые машины. Это те люди, что были спасены "Алисой", так называется патрульный корабль, работающий в системе Гонта. Я знаю о том случае, сами понимаете, меня очень заинтересовало сообщение о находке, и я постаралась узнать всё, что произошло с теми, кого там нашли. Администрацией Таурики были сделаны соответствующие предложения, и я очень рада, что ещё один пилот выразил желание служить в силах самообороны Таурики. Но для решения вопроса о принятия на службу рекомендуемого вами, Алиса, пилота придётся утрясти некоторые вопросы с высшим педагогическим советом.
   То, что говорила госпожа президент, слушали все: воспитатели, старшие воспитанники и младшие. Но если Таня и Клим не поняли о чём идёт речь, Арина Сергеевна и Симиналь Крито что-то заподозрили, но не успели это обдумать. Ёлочка же поняла, что Алиса о чём-то просит эту добрую бабушку и решила помочь своей старшей подруге:
   - Потрясите, хорошо потрясите, так чтоб сразу всё утряслось! Хорошенько утряслось! Очень вас прошу!
   - Непременно утрясу, приложу все усилия, - серьёзно ответила девочке президент планеты и улыбнулась.
  
   После всех мероприятий по чествованию героини (Алиса попросила сократить их до минимума) у группы младших воспитанников "Соснового бора" и их сопровождающих экскурсионная поездка пошла по обычной программе: посещение биосферного заповедника, горного каньона и других мест с первозданной природой. Таких мест на планете было много. Поскольку она была заселена поздно и поселенцам оказана Федерацией техническая помощь, то все промышленные объекты были вынесены в космос, а некоторые, там уже размещенные, ещё сохранились после попыток освоить систему мерианцами. В кольце планеты гиганта было развёрнуто не только производство "прыжковых" двигателей, ранее уничтоженное при непосредственном участии Алисы, остальные промышленные объекты тоже были вынесены за пределы планеты. Поэтому сама планета оказалась практически нетронута. Свою роль ещё сыграло то, что сразу было создано общепланетное правительство, где слово великого кормчего (пожизненного президента) было решающим. Понятно, что он в первую очередь будет заботиться о благосостоянии своего народа, а не о собственном кармане, поэтому все попытки крупных международных корпораций дать взятку кому-нибудь из должностных лиц не имели успеха. Когда Алиса, слушая рассказ об освоении Таурики народом Тайлиани, спросила у Хитомо, что так таки и ни разу никто не взял? Та ответила, что были попытки, но они сразу пресекались - хорошо поставленная информационная служба. Тут Алиса хмыкнула, мол, как же без добровольных, а главное, идейных стукачей, на что госпожа ответила, что если это делается во благо народа, то не просто допустимо, даже поощряется! Кроме того, она сама, тогда ещё секретарь верховного кормчего за этим следила, строго следила, и от неё ничего не могло укрыться, Алиса должна знать - почему так. Девочка кивнула - госпожа Саунаро обладала паранормальными способностями, сила которых превосходила все известные Алисе случаи. Вот поэтому, продолжила свой рассказ Хитомо, она сразу чувствовала ложь, и парочка показательных казней отбила всякую охоту воспользоваться служебным положением в своих интересах. А когда пост великого кормчего стал вакантным, то Хитомо Саунаро была избрана единогласно. Алиса про себя отметила, похоже, показательных казней было не просто парочка, а парочка десятков, если не сотен.
   Когда экскурсионная программа была закончена и группа прибыла к аэровокзалу, чтоб погрузиться в челнок, особых проводов не было (вообще не было). С Хитомо Алиса поговорила заранее, ещё раз получив обещание похлопотать о ней перед высшим педагогическим советом (Хитомо рассказала, что эти хлопоты уже начала сестра Алисы, сенатор Таволич, а она просто присоединится), и попросила госпожу президента не устраивать проводы.
   На этот раз посадки в челнок пришлось ждать довольно долго, но в здании аэровокзала были комфортабельные залы ожидания, поэтому ни воспитанники, ни преподаватели не скучали. Для детей была организована специальная игровая зона, правда, младшим воспитанникам "Соснового бора" там было тесновато. Но как говорится - в тесноте, но не в обиде. Пока малыши развлекались, Шахов увлёк старших девочек в буфет, вообще-то, девочкой по-прежнему выглядела Алиса, а Татьяна уже была девушкой, и довольно красивой. Естественно, в буфете были разные напитки, но заказали кофе со сливками и пирожные. Уже собрались возвращаться к остальным - пирожные были съедены, а кофе выпито, как Клим напрягся, а за спиной Татьяны и Алисы раздался голос:
   - Ты посмотри, какая цыпочка! Такая аппетитная курочка не должна быть одна, идём за наш столик, я угощаю.
   Высокий парень, одетый с вызывающей роскошью, не ограничился этим сомнительным комплиментом, он ещё и шлёпнул Таню ниже спины и громко заржал (так как смехом это трудно было назвать), но его ржание сменилось хриплым бульканьем - он так с открытым ртом повалился на пол. Что произошло, никто не понял, только Таня заметила, как мимо её лица что-то мелькнуло, по тому как развернулась её подруга, девушка поняла, что этого дылду в ярко-красном пиджаке ударила Алиса. Тело парня едва успело упасть на пол, как на нём уже сидела Алиса и широко размахивала руками, это действие девушки сопровождалось звонкими хлопками пощёчин.
   - Что ты делаешь?! Зачем ты его бьёшь? - закричал один из посетителей, он не видел, что сделал этот парень, потому что только обернулся на звук и увидел, что делает рыжая девочка, сидящая верхом на неподвижном теле в ярко-красном пиджаке. Алиса демонстративно замахнулась и ударила ещё раз, серьезно прокомментировав своё действие:
   - Вы, что? Не видите, что я делаю? Я спасаю жизнь этому несчастному! У него тяжёлый приступ падучей, вот он и упал, потеряв при этом всё своё сознание, и не только его. Если его не привести в чувство, он сейчас умрёт в страшных муках! Видите, какой он бледный? Его немедленно надо привести в чувство, любыми подручными средствами, а у меня под руками только... вот! - Алиса показала свои руки и продолжила лупить уже очнувшегося верзилу по щекам. Тот попытался приподнять голову, Алиса сильным ударом снова опрокинула её на пол и продолжила бить по щекам, ласково при этом приговаривая: - Лежи, лежи! Тебе нельзя волноваться! Сейчас всё пройдёт, вот, уже и щёки порозовели, а то такой бледный был.
   Парень сделал движение, собираясь встать и сбросить с себя эту нахальную девчонку, но та вскочила сама, при этом Алиса ударила верзилу коленом в солнечное сплетение. Поднявшаяся на ноги девочка, указав на парня, лежащего на полу и судорожно хватающего ртом воздух, сказала собравшимся вокруг людям:
   - Вот видите? Ему уже намного лучше, открытый массаж сердца и печени уже не понадобится, но всё же я рекомендовала бы поставить ему пиявки, за шиворот.
   - Алиса, а почему за шиворот? - поинтересовался Клим, когда он, Алиса и Таня подошли к своей группе, рыжая девочка, кровожадно улыбнувшись (сделав такой вид), ответила:
   - А чтоб он их сразу достать не смог!
   Но Таня и Клим не слушали свою подругу, они восхищённо смотрели на высокую белокурую незнакомку, остановившуюся, чтоб пропустить шагающую Алису. Та, резко затормозив, обернулась на своих друзей, открывших рты, а потом в недоумении повернулась к этой девушке. В этот момент Таня, словно бросаясь в холодную воду, выпалила:
   - Здравствуйте! А можно ваш автограф!
   Такое желание высказал и Клим, глядящий на девушку не менее восторженно, чем Таня. Незнакомка, обворожительно улыбнувшись, ответила:
   - Можно, только вот куда? У вас же ничего нет, да и у меня тоже.
   - На лоб, но, к сожалению, нельзя! - хихикнула Алиса и пояснила, почему такое предложила и почему этого нельзя делать: - Этот ценный автограф всем видно будет, вот только мыться его счастливым обладателям нельзя будет год, а может, и дольше.
   - Почему? - удивилась незнакомка, Алиса и это объяснила:
   - А чтоб не смыть такую ценность!
   - А ты не хочешь получить мой автограф, - поинтересовалась белокурая незнакомка. Алиса помотала головой:
   - Не-а, у меня тоже ничего нет, а я не привыкла так долго не мыться. Лучше быть без автографа, но чистой.
   - Алиса, это же Урсула Вайла! - дёрнула подругу за рукав Таня и тем же громким шёпотом повторила: - Сама Урсула Вайла!
   - Да?! - удивилась Алиса и таким же шёпотом, как её подруга, поинтересовалась: - А кто она такая?
   - Это, это... - начала объяснять Таня и задохнулась, не в силах объяснить, кто же эта незнакомка, а та, улыбаясь, просто сказала Алисе:
   - Я не буду объяснять, я просто спою, для тебя и твоих друзей.
   Урсула протянула назад руку, и один из сопровождавших её мужчин подал ей футляр музыкального инструмента, откуда девушка извлекла гитару, по виду очень дорогую. Взяв несколько аккордов, девушка очень мелодично запела, песня лилась плавно, и игра на гитаре была очень виртуозна. Слушали не только старшие воспитанники "Соснового бора", но и быстро собравшиеся люди. Алиса слушала, затаив дыхание, а когда девушка запела очередную песню, аж подалась вперёд. Урсула, польщённая таким вниманием, ведь эта девочка, судя по всему, её не знала и сразу была настроена более чем скептически, закончив петь, сочла нужным пояснить:
   - Эта песня о минувшей войне, как вы поняли, она рассказывает о бессмысленности и пагубности войн.
   - Кто переводил? - спросила Алиса, услышав ответ, что это делала сама Урсула, покачала головой: - Немного вольный перевод, да и поётся не так. И вообще, это песня не о минувшей войне, а о войнах вообще. И появилась она задолго до последней войны.
   Урсула Вайла немного удивилась и спросила, как надо петь и чем же нехорош её перевод? А потом, чуть насмешливо глянув на очень серьёзную девочку, спросила, как бы та спела? Алиса протянула руку за гитарой, и Урсула, мгновение поколебавшись, отдала инструмент. Алиса пробежалась по струнам, вызвав одобрительный кивок переставшей улыбаться певицы, и запела. Песня была более ритмична, чем в исполнении Урсулы, голос Алисы был более низкий и не такой нежный, песня звучала совсем по-другому, да и пела её девочка на староравалийском.
   - Тяжёлым басом гремит фугас, ударил фонтан огня... - начала Алиса. Её слушали все, а те, кто понимал слова, затаили дыхание, словно это пела не эта рыжая малышка, а всем известная Урсула Вайла.
   - Простите солдату последний грех и, памяти не храня, не ставьте над нами печальных вех, какое мне дело до вас до всех, а вам до меня! - Алиса допела и протянула гитару её владелице, та осторожно взяла инструмент, словно только что пропетая песня находилась внутри его, могла выпасть и потеряться. Задумчиво посмотрев на эту рыжую девочку, Урсула Вайла поинтересовалась, как ту зовут, а после сказала:
   - Алиса, у тебя талант! Но его надо развивать, для этого надо много работать! Очень много! Я бы с удовольствием с тобой бы позанималась, если, конечно, твои преподаватели это позволят, ты же ещё учишься, так? - певица посмотрела на девочку, которую окружила вцепившаяся в неё малышня, потом глянула на воспитателей из "Соснового бора". Алиса, погладив по голове Ёлочку, показывающую, что та не намерена больше отпускать свою старшую подругу, ответила:
   - Я об этом никогда не думала, совсем не думала. Да и сейчас у меня другие планы, но за предложение спасибо! Может, потом...
   - Я тебя не тороплю, подумай, если решишься, напиши мне на мою страничку. Тебя Алиса зовут, а фамилия как?
   - Таволич, - ответила рыжая девочка и заторопилась, так как объявили посадку на челнок, отправляющийся к космопорту.
   - Полная тёзка местной героини, это символично! - улыбнулся один из мужчин, сопровождающих известную певицу, прибывшую на гастроли, та кивнула и о чём-то задумалась.
  
   В этот раз места группы детей из "Соснового бора" оказались в рядах сразу за местом пилота. За детьми сидели седовласый мужчина и такая же женщина, сначала они с неодобрением смотрели на детей, но потом стали глядеть весьма одобрительно. Впрочем, такого отношения этих двух пожилых людей заслужили старшие воспитанники, сопровождавшие своих младших товарищей. Мужчина сказал, обращаясь к женщине:
   - Магда, обрати внимание, как эти ребята относятся к малышне, особенно девочки. Малыши отвечают им... я бы сказал - любовью, которую не каждый опытный воспитатель может заслужить. Хорошая смена растёт!
   - Ниро, - ответила женщина и строго, но с одобрением в голосе добавила: - Тут мало врождённых качеств, ещё требуется очень деликатная работа воспитателей. Посмотри, они почти не вмешиваются в отношения детей, только изредка как бы направляют, так тоже надо уметь. Кажется, это группа из "Соснового бора", там хороший педагогический состав. Ты прав, смену они готовят хорошую, только не себе, а уже нам с тобой.
   - Молодые люди! Ведите себя прилично! - раздался строгий голос одной из стюардесс, находящейся в дальнем от пилота конце кабины. Звук шлепка и последовавший за ним взвизг показали, что увещевания стюардессы не достигли цели, да и сама девушка, пробежавшая к пилотскому креслу, где находились места обеих стюардесс свидетельствовала о том, что ситуация вышла из-под контроля! Вслед за стюардессой по проходу между рядами шли пятеро парней в красных пиджаках. Женщина с проседью выдохнула:
   - Скинклоты!
   Мужчина попытался заступить этим парням дорогу, но его грубо оттолкнули, и он упал. А впередиидущий красный пиджак увидел Татьяну и, обернувшись назад, у кого-то спросил:
   - Это с ней у тебя такой облом вышел? Красивая цыпочка, думаю, она мне не откажет.
   Тот, к кому обращался впередиидущий, кроме красного пиджака имел ещё и красные щёки. Смотрел он не на Татьяну, а на Алису, испуганно смотрел. Тот, что шёл впереди, небрежно выбросил из кресла малыша, мешающего ему подойти к Томита, но натолкнулся на Алису, заступившую ему путь. Со словами "Это что ещё за рыжий одуванчик" верзила попытался ухватить Алису за нос, но это ему не удалось, девушка вывернула ему руку и толкнула. Парень упал. Но тотчас же вскочил и, выхватив из кармана шокер, бросился на Алису, уже вышедшую в широкий проход между рядами кресел. Девушка неуловимым движением перехватила руку нападающего, а сам он оказался лежащим без движения на полу.
   - Ты знаешь на кого руку подняла?! - угрожающе произнёс другой красный пиджак и объяснил: - Это сын Вираша! Отдай шокер, а не отдашь, то я ей сделаю больно!
   - Знакомая фамилия... - начала Алиса, но увидев, что верзила ухватил одну из девочек, прошипела: - Это ты напрасно!
   Алиса подбросила, отобранный у Вираша младшего шокер вверх. Державший девочку непроизвольно на мгновение поднял глаза, выпустив Алису из виду, этого мгновения ей вполне хватило, чтоб оказаться рядом, поймать шокер и вынуть малышку из сломанных рук верзилы. Тот непонимающе уставился на свои вывернутые руки, а потом завыл от боли. Алиса усадила малышку на место, спросив всё ли у той в порядке, после чего повернулась к стюардессам и, показав на продолжавшего выть парня, скомандовала:
   - Вколите этому что-нибудь обезболивающее, прилетим в космопорт, там ему окажут помощь. Виновата я, перестаралась, но уж очень он меня разозлил - не стоило ему трогать Милочку. А вы... - Алиса повернулась к оставшимся трём парням, но не договорила - двое из них решили всё-таки проучить эту нахальную девчонку. Они не могли поверить в то, что эта пигалица так легко разделалась с их неслабыми товарищами. На месте остался только тот, у которого кроме пиджака были красные щёки.
   - Значит так, ты и ты, - Алиса показала на краснощёкого, и на ещё одного, что хотел напасть на неё, но отстал от первого на полшага, а теперь растерянно остановился, глядя на своего товарища, без движения растянувшегося на полу. Девочка ласково улыбнулась и закончила фразу: - Взяли этих и понесли на свои места, и чтоб я вас до космопорта не слышала! А ты сам иди, ноги у тебя целые. Хотя, нет, подожди, пока тебе укол сделают, - Алиса показала на того со сломанными руками, переставшего выть, так его впечатлила молниеносная расправа с его товарищами, мало того, что очень быстрая, так ещё и учинённая рыжей девчонкой без всяких видимых усилий.
   Одна стюардесса сделала укол верзиле в красном пиджаке, а вторая оказала помощь, тоже сделав укол, седому мужчине, которого толкнули. Он и стюардессы с некоторым удивлением смотрели на рыжую девочку, а вот седая женщина строго произнесла:
   - Этой девочке не место рядом с малышами, она агресс! Разве вы не поняли? Она немедленно должна быть...
   Что должна Алиса женщина не успела сказать. Алиса резко отвернулась и отошла к стене-окну, повернувшись лицом к нему. Растерянная Татьяна видела, как у Алисы задрожали губы, её подруга, всегда готовая дать отпор, повиновалась этой строгой женщине. Малыши, вскочившие со своих мест, собрались гурьбой бежать за Алисой, но седая женщина преградила им путь:
   - Не надо вам к ней идти и не надо с неё брать нехороший пример, она...
   - Ты сама нехорошая, это с тебя ничего брать не надо! - закричала Ёлочка и, увернувшись от рук женщины, с рёвом бросилась к Алисе, за ней последовали и остальные дети. Женщина с укором посмотрела на воспитателей, не успевших вмешаться, а теперь растерявшихся и не знающих, что предпринять. Дети... Стоит одному заплакать, как этот плач подхватывают остальные, тем более что причина была - обидели их Алису, какая-то злая тётка хочет её прогнать. Ревущие малыши вцепились в Алису, а та, резко развернувшись, спросила:
   - Что?! Кто вас обидел?!
   Женщина, попытавшаяся пойти за малышами, отшатнулась: лицо девочки, хоть на нём и блестели дорожки от слёз, напоминало застывшую маску!
   - Она же... - снова начала эта женщина, но седой мужчина, придержав её, усадил в кресло и начал что-то тихо говорить. А Алису малыши увлекли в свои ряды.
   - Алиса, у пилота есть шокер и он бы навёл порядок, зачем ты вмешалась? - укоризненно произнёс Симиналь Крито, глядя на рыжую девочку, та показала шокер, ею отобранный:
   - Эта штука гораздо мощнее, чем у пилота, к тому же их было пятеро и неизвестно, есть ли шокеры у остальных, надо было бы их обыскать. Но сейчас это уже поздно делать, тем более что...
   С заднего ряда раздался голос одного из парней в красных пиджаках, судя по тому, что он говорил, того самого Вираша, чьими родственниками пугали Алису. Он громко и визгливо кричал в мобильное устройство связи:
   - Папа! На меня напали, избили и ограбили! Да, я в челноке, что направляется в космопорт Арутас. Пусть меня там встретят там, я покажу начальнику охраны, кто это сделал, пусть накажет...
   - Судя по дорогому переговорному устройству, это не просто один из скинклотов, это представитель "золотой молодёжи", а эти считают, что им всё дозволено. Мне непонятно, зачем они шли к пилоту, - поджав губы, говорила женщина по имени Магда, её спутник, уже пришедший в себя, ответил:
   - Об этом можно только догадываться, но я уверен, что это была бы какая-нибудь хулиганская выходка, чтоб самоутвердиться и показать свою значимость. Ты же слышала фамилию их предводителя, он уверен, что любое его действие останется безнаказанным, папочка защитит. Такие считают, что законы не для них, - мужчина глянул на Алису, вокруг которой собралась малышня, и обратился к ней: - Не бойся, девочка. У нас с Магдой достаточно влияния, чтоб тебя защитить.
   - Спасибо за то, что хотите мне помочь, - ответила Алиса и, по-детски шмыгнув носом, добавила: - А я и не боюсь. Я когда-то уже имела дело с представителями этой семейки, счёт нашей встречи не в их пользу. Увеличить его мне ничего не стоит.
   Говорят - глаза зеркало души, и мужчина, глядя в эти глаза, содрогнулся, несмотря на юный вид и совсем детское шмыганье носом, перед ним сидел хищник, готовый нанести смертельный удар. Не знающему что ответить, мужчине невольно пришла на помощь сидящая рядом с ним женщина, видно, чтоб как-то оправдаться за свои предыдущие обвинения, сначала обратившаяся к своему соседу, а потом сказавшая Алисе:
   - Конечно, Ниро, мы поможем девочке. Девочка, тебя ведь Алиса зовут? Да? Я Магда Мареску и он, Ниро Молф, члены высшего педагогического совета и наше слово...
   Договорить женщина не смогла, челнок сильно тряхнуло, и на обзорном экране появились хищные силуэты, одна из стюардесс, побледнев, выдохнула:
   - Исанские пираты!
   Подтверждая слова девушки, на пульте управления челноком замигал сигнал вызова, и когда пилот вдавил клавишу приёма, раздался голос, говоривший на одном из языков мерианского союза:
   - Малый шатл, сопротивление бесполезно, погасить скорость и приготовиться к стыковке, в противном случае будете уничтожены!
   В челноке многие поняли, о чём говорил пират, раздались причитания и испуганные вскрики, а пилот зло скривился:
   - Они и частоты наши знают, и расписание, видно, ждали, пока мы подойдём, спрятавшись от патруля в кольце. Нам от них не уйти! Что же теперь делать?!
   - Место мне уступить, - предложила Алиса, оказавшаяся рядом с пилотом.
   - Что? - не понял тот, хоть не совсем маленькая, но хрупкая с виду девушка, резким движением выкинула крупного мужчину из кресла, при этом извинившись:
   - Прошу прощения, но мне тебя уговаривать некогда, сядь в сторонке и не мешай.
   В этот момент снова пришёл сигнал вызова. Алиса утопила сразу две клавиши, включив не только звуковую, но и видео связь. На экране появился суровый и небритый мужчина, заявивший:
   - Погасить скорость! Или открываю огонь! Повторять больше не буду!
   - Бе-бе-бе, - ответила Алиса и показала язык. Мужчина растерялся, он ожидал чего угодно: просьб пощадить, согласия со своими требованиями (пассажирский челнок ничего не мог противопоставить малым боевым корабликам), но не появления рыжей девочки с высунутым языком на месте пилота шатла. Алиса надула щёки и изобразила руками большие уши, после чего сказала:
   - Мне мама с незнакомыми не разрешает разговаривать, особенно с небритыми! У них щёки колючие!
   После чего, отключив внешнюю связь, скомандовала пассажирам пристегнуться, так как выполняется противопиратский манёвр. Шаттл, прибавив скорость, повернул в сторону кольца планеты-гиганта. Стюардессы побежали по салону проверяя, все ли пристегнулись, помогая тем, кто это не успел сделать. В итоге все пассажиры, в том числе стюардессы, были пристёгнуты. Пилот шатла видел не только решительные, но и умелые действия этой девочки, придя к выводу, что хуже не будет, отдал инициативу ей. Тем более что он видел, как она легко расправилась с скинклотами.
   Шаттл - это не истребитель, а именно эти машины были у пиратов, он летит медленнее. Пираты, решив, что добыча не уйдёт, даже не погнались за челноком, а взяли его в коробочку: четыре истребителя ограничили горизонтальный и вертикальный манёвр, ещё один, обогнав тихоходный пассажирский кораблик, перекрыл ему дорогу вперёд (да и куда было лететь шаттлу, впереди были скалы и камни кольца). Остальные пиратские истребители, не спеша, летели позади челнока. Истребитель, что перекрыл путь вперёд, снова вызвал челнок и пригрозил открыть огонь и прострелить двигатель, если шаттл не остановится. В этот раз Алиса не стала показывать этому пирату язык, вообще отвечать не стала, подработав манёвровыми дюзами, перевернула маленький кораблик вокруг своей оси так, чтоб он летел маршевыми дюзами вперёд, но скорость не сбросила. Пират, видно, решил, что таким образом шаттл собирается тормозить, и немного сдвинул свой истребитель в сторону, а Алиса, подкорректировав курс, резко затормозила, использовав для этого основные дюзы, выхлоп которых был направлен на истребитель пирата. Особого вреда от этого боевая машина не получила, но её отбросило на скалу. Повреждённый истребитель закувыркался, и его пилот на некоторое время потерял ориентацию, Алиса, воспользовавшись этим, снова перевернув челнок, увела его в кольцо, умело маневрируя между большими и малыми камнями. Шаттл уходил в кольцо всё глубже и глубже, отрываясь от погони. Отброшенный Алисой в сторону истребитель не смог сразу начать погоню, остальные сильно отстали, в итоге - шаттлу удалось скрыться в кольце.
   На большом экране кабины-салона шаттла мелькали скалы и малые камни, составляющие кольцо планеты-гиганта. Это зрелище вызвало у пассажиров крики ужаса, казалось, что или челнок врежется в скалу, или камни - в него. Молчал только пилот шаттла, он лежал на полу и стонал, он проигнорировал команду Алисы - пристегнуться (а как же, опытный космолётчик!), и его несколько раз приложило о пол, потолок и стены во время бешеных кульбитов челнока.
   - Господи! Тут автопилот бессилен! - простонала одна из стюардесс. Вторая девушка, такая же бледная, как и её коллега, хрипло произнесла:
   - Она сразу отключила автопилот и взяла управление на себя, ты что, не поняла?
   - Она нас угробит! - всхлипнула первая стюардесса. Алиса, не поворачивая головы, утешила её:
   - Зато будет красиво - взрыв и куча обломков. Или ты считаешь, что оказаться в плену у пиратов лучше, что они с пленными делают?
   Что делают пираты с пленными, Алиса не стала слушать, как только шаттл вошёл в зону приёма космопорта, был вызван оперативный дежурный сил самообороны.
   - Здесь "Стрела три", полковник Таволич, меня преследуют неизвестные на "Кобрах", истребители доставлены кораблём-маткой, переделанном из сухогруза, ухожу от них, спрятавшись в планетном поясе, какие будут указания? - сообщила Алиса и, получив координаты, где её будут ждать, отключила связь. Некоторое время шаттл продолжал свой сумасшедший слалом среди камней кольца, потом, заложив совершенно безумный вираж, вырвался на чистое пространство, где уже висел патрульный корабль сил самообороны, на его внешних подвесках блестели корпуса шести истребителей. Алиса подвела шаттл к стыковочному узлу патрульного, и в кабину-салон челнока вошли пять человек в форме. Двое, предварительно перебросившись с Алисой короткими фразами, увели её, именно так могло показаться со стороны. А трое остались, один из этих троих занял кресло пилота, штатный пилот продолжал пребывать в беспамятстве, его уже пристегнули к одному из пассажирских кресел. С заднего ряда поднялись три человека в красных пиджаках, и один из них, потирая руки, злорадно произнёс:
   - Вот! Эту рыжую забрали ещё до того, как мы добрались до космопорта! Я говорил, что папа позаботится!
   - Сядь на место! - произнёс один из оставшихся людей в форме, но этот представитель "золотой" молодёжи, оттопырив нижнюю губу, произнёс:
   - Моя фамилия Вираш! Я хочу сделать заявление, эта рыжая...
   Человек в форме показал своей дубинкой-шокером на задний ряд и приказал:
   - Сесть! Или...
   Скинклоты поспешили ретироваться, решив не связываться с представителем сил самообороны, тем более что тот не намерен вступать в разговор с кем-либо из них. Но хмурый вид военного с дубинкой не остановил Арину Сергеевну, она решительно заявила:
   - Я воспитатель детского дома "Сосновый бор", требую сказать - куда вы увели нашу воспитанницу, Алису Таволич!
   Ответил не тот, кто был с дубинкой, а сидящий в кресле пилота, он обернулся и, широко улыбаясь, сказал:
   - Полковник Таволич мобилизована для выполнения важного задания. Но и после его выполнения она вряд ли вернётся в ваш детский дом, приказ о восстановлении её в должности уже подписан президентом. Да вон смотрите!
   Пилот показал на экран, где было видно, как с внешних подвесок патрульного корабля сорвались совсем маленькие кораблики и стремительно нырнули в каменный хаос кольца. Ёлочка, решившая, что Алису кто-то куда-то увёл и она теперь не вернётся, заплакала:
   - Алиса! Не трогайте Алису! Она хорошая-а-а! Пусть она вернётся-а-а-а!
   Остальные малыши были близки к тому, чтоб присоединится к девочке. Тот, который с дубинкой, присел перед Ёлочкой на корточки и серьёзно ей сказал:
   - Алиса очень хорошая, не просто хорошая, а замечательная! Её никто не собирается обижать, она сама кого хочешь... гм... она пошла наказать нехороших дядей, которые хотели вас обидеть. Она обязательно вернётся и сама тебе всё-всё расскажет.
   В это время заговорило переговорное устройство шаттла, но вызывали не челнок, кто-то запрашивал патрульный корабль:
   - Буря, Бурану три, доложите обстановку.
   - Буран три, Буре. В квадрате сорок три - восемь обнаружен исанский рейдер, сбросивший истребители. Зафиксирована попытка захвата внутрисистемного шаттла. Принято решение - рейдер вывести из строя, потом разобраться с истребителями.
   Докладывающий замолчал, а первый голос озабоченно сказал:
   - Буря, Бурану три. Рейдеры исанцев несут не меньше двадцати истребителей, пусть это и старые машины, но у них более чем трёхкратный численный перевес! Надо было подождать, к вам идут Буран четыре и два.
   - Буран три, Буре, решение на атаку приняла полковник Таволич, - стараясь быть бесстрастным, ответил один из голосов и, не сдерживая радости, добавил: - Лиса вернулась!
   Прислушивающиеся к этому разговору Мареску и Молф переглянулись, и мужчина спросил у сидящего на месте пилота:
   - Как такое может быть? Эту девочку послушался капитан патрульного корабля, и не только он, пилоты истребителей тоже! Они взрослые люди! Они ведь несут ответственность за свои действия, а тут... Переложили её на ребёнка!
   - Лиса для Мушина, капитана патрульного корабля, и не только для него - неоспоримый авторитет! Любой приказ полковника Таволич будет выполнен без обсуждения! - ответил улыбающийся пилот.
   Седовласые мужчина и женщина переглянулись, Молф многозначительно кивнул:
   - Её фамилия - Таволич, это не совпадение! Она - та самая девочка! Сенатор Таволич была права, когда протестовала против решения высшего педагогического совета...
   - Но по всем признакам это был ребёнок. к тому же в её ментограмме не было зубца Кухарченко-Риммана! Соответствующее воспитание... - Магда попыталась возразить Ниро, но тот её остановил жестом руки:
   - Она повела истребители! Как ты думаешь, что они там будут делать? И ты видела, как она поступила с теми... - мужчина кивнул в сторону дальнего конца кабины-салона шатла. Женщина ничего не сказала, только задумчиво покачала головой.
  
   Когда на обзорных экранах-иллюминаторах появилось ещё несколько патрульных кораблей, шаттл продолжил движение к космопорту. Его пассажиры уже не любовались красотами кольца, а обсуждали произошедшее. Полёт продолжался недолго, и скоро внутрисистемный челнок пристыковался к "хоботу" приёмного терминала, пассажиры вереницей последовали в космопорт. Первыми прошли дети, остальные потом. Малышня, особенно Ёлочка, вертела головами, выискивая Алису. Арина Сергеевна глянула на своего коллегу и вздохнула - скоро предстояло утешать расстроенных малышей, вот-вот начнётся посадка в межзвёздный лайнер, а рыжей девочки всё нет. Да и в детском доме придётся объяснять - где и как потеряли воспитанницу старшей группы. Алиса появилась внезапно, выскочив словно ниоткуда, на ней был не тевларовый комбинезон, который носили воспитанники "Соснового бора", а форма служащего самообороны, великоватая на неё (широкая, с подвёрнутыми рукавам и штанинами). Девочка, виновато улыбаясь, по очереди обняла малышей, а потом сказала Татьяне и Климу:
   - Ну, давайте прощаться, я остаюсь здесь.
   - Алиса, как же так, тебе же ещё два года учиться, а потом ещё и экзамены сдавать! - всплеснула рукам Арина Сергеевна, Симиналь Крито, поддержал коллегу:
   - Действительно, Алиса, нельзя же так!
   - Только так и можно, - вздохнула Алиса, обнимая прижимающуюся к ней Ёлочку, - я нужна здесь! Очень нужна! А учёба и экзамены... Я уже столько училась и столько сдала разных экзаменов, что мне на остаток жизни хватит, какая бы она длинная не получилась бы.
   - Но всё же ты... - попытался возразить Крито, ему не дал это сделать мужчина, тоже в форме, подошедший вслед за Алисой с группой военных:
   - Таволич нужна здесь, вы же не будете отрицать, что пиратам не удалось захватить шатл, только благодаря тому, что Алиса была на его борту. Мало того, ей удалось в одиночку захватить пиратский рейдер! Благодаря этому мы узнали, что он не один, ещё десять таких кораблей на подходе!
   - Ух ты! - восхитился Клим Шахов и спросил: - Алиса, как тебе это удалось, наверное был жаркий бой?
   - Да нет, ничего особенного, - пожала плечами Алиса и попыталась пояснить: - С подводной лодки деться некуда, но и на абордаж её взять нельзя, но если кому удастся попасть на её борт, то это становится полной неожиданностью для экипажа.
   - Мы вышли из кольца и сразу атаковали истребители и их корабль-носитель, - стал рассказывать ещё один человек в военной форме. Его слушали не только из группы "Соснового бора", присоединившиеся к этой группе Мареску и Молф и ещё несколько подошедших человек. Пилот истребителя, о чём свидетельствовали нашивки на его форме, продолжал: - Их рейдер - это переделанный грузовой корабль. Истребители он перевозит в трюме, там же оборудованы и стартово-приёмные камеры. Чтоб попасть в такую камеру, надо состыковаться с причальной штангой. Вот такая старая и архаичная у них система, да и истребители у них - "Кобры", это старые мерианские машины. С теми пятью, что были у корабля-матки, быстро разобрались, остались те полтора десятка, что погнались за шатлом, они ещё не успели вернуться. Им, скорее всего, с корабля-носителя уже сообщили о нашей атаке, но это не страшно, мы и вшестером с ними бы справились, но тут Алиса пристыковалась к причальной штанге, и её истребитель исчез в трюме исанского корабля. А когда появились истребители пиратов, им с их же корабля сообщили, что внутрь никого не пустят, так как корабль захвачен, и убрали причальные штанги! Остаться без корабля-матки - верная гибель для истребителя. Поэтому боя как такового и не было, все пираты сдались!
   - Алиса, мне сообщили, что вы захватили пиратский корабль, но как вам это удалось сделать?! Да ещё и в одиночку? - спросил подошедший человек со звёздами полковника на погонах. Алиса, улыбнувшись, стала рассказывать:
   - Когда мой истребитель оказался у них в трюме, они не сразу поняли, что это не свой, а чужой. А я сразу выскочила из машины и... В общем, техники не бойцы, тем более что их было всего семеро. Вооружившись большим гаечным ключом, я побежала к капитанскому мостику. По дороге мне ещё человек пять встретилось...
   - Понятно, они тоже не бойцы, опять же - фактор внезапности - рассмеялся полковник и, уже захохотав, добавил: - Представляю картину: бежит по коридору полуодетая рыжая девочка с большим гаечным ключом, тут любой растеряется!
   - Вот так я добежала до их капитанского мостика, - невозмутимо продолжила Алиса, там их всего шестеро было. Я их всех оглушила...
   - Ну да, кто из них мог ожидать, что на их корабле, да ещё в центре управления их будут бить по голове гаечным ключом!
   - А заблокировать все помещения - это уже дело техники, пожарная тревога и наводнение...
   - Какое наводнение? На космическом корабле? - удивился один из слушателей, Алиса со вздохом пояснила:
   - Лопнула цистерна с горючим...
   - Так нет же таких цистерн!
   - Именно для такого случая и поставили, мало ли какая вводная может быть? - под общий смех серьёзно закончила Алиса.
   - Представляю реакцию людей в отсеках того корабля, - сквозь слёзы проговорил один из смеющихся, - во время боя блокируются все двери и сообщается о затоплении всех соседних помещений, это на космическом-то корабле! Тут сразу сдаваться надо, чтоб не утонуть!
   Алиса снова предложила друзьям попрощаться, но ей опять этого не дали сделать, кто-то визгливо закричал:
   - Вот она! Она напала на меня! Чуть не искалечила, а Рипу поломала руки и ноги!
   Кричал тот самый парень, что с шокером пытался напасть на Алису в шаттле, только теперь на нём был не красный пиджак, а серый, из дорогой ткани, такой же пиджак был у похожего на этого парня пожилого человека, за спиной которого стояли два верзилы-бодигарда. Кроме этих пяти были ещё трое полицейских, в нерешительности замерших - жертва нападения (как он сам себя назвал) показывал на очень молодую девушку, почти девочку, но одетую в форму сил самообороны и окружённую людьми в такой же одежде. Алиса, не обращая внимания на этого молодого человека и его сопровождающих, сказала Ёлочке и остальным малышам:
   - Вы меня извините, но я не могу с вами уехать. Но я обязательно к вам приеду на новогодние праздники, хорошо?
   - Офицер! Арестуйте её! - снова закричал молодой человек растерявшимся полицейским, те смотрели на улыбающихся служащих самообороны и начинали понимать, что тут что-то совсем не так, как им рассказали. Начал это понимать и пожилой человек, может, он бы и поддержал своего родственника, даже в том случае если то не прав, но видел расстановку сил и уже понял, что предъявить этой рыжей малолетке ничего не получится. Алиса попрощалась с воспитанниками и воспитателями "Соснового бора", подождала пока они пройдут на посадку, повернулась к человеку в сером костюме, к тому, который старше, и спросила:
   - Какие у вас претензии ко мне, господин Вираш? Именно у вас, а не у вашего сына?
   Тот уже всё понял и, отрицательно покачав головой, произнёс:
   - У меня никаких, я только хотел извиниться за недостойное поведение своего сына.
   Алиса улыбнулась, откуда-то достала шокер и протянула Вирашу старшему, посоветовав:
   - Вот возьмите, это, наверное, ваше и следите за тем, чтоб подобные "игрушки" не попадали в руки вашему сыну. Если бы он применил эту штуку против кого-нибудь из детей, то всё кончилось бы намного хуже. Кстати, тот его друг, с пострадавшими руками, хотел обидеть одну из девочек, за это и был наказан.
   - Вот! Она сама во всём призналась! Офицер, арестуйте её! - продолжил взывать к полицейским не угомонившийся Вираш младший. Полицейскому совсем не хотелось быть участником разборок между одним из олигархов и офицером сил самообороны, к тому же личным гостем великого кормчего (полицейский узнал Алису). Да и разборка вроде как закончилась, не успев начаться, судя по их разговору, ни господин Вираш, ни госпожа Таволич на конфликт идти не собирались. Но надо было как-то угомонить разбушевавшегося юнца (сделав это так, чтоб не рассердить его родителя). Полицейский нахмурился и спросил у Вираша младшего, показывая на шокер:
   - Это ваша вещь? Как она оказалась у этой девушки?
   - Она забрала её у меня там, в шаттле!
   - Полковник Таволич совершенно правильно сделала, шокер такой мощности в шаттле разрешено провозить только в багаже! Если бы полковник у вас его не конфисковала, то я вынужден был бы привлечь вас к ответственности. Но поскольку инцидент улажен, предлагаю вам извиниться перед полковником Таволич за доставленное ей беспокойство. Если она примет ваши извинения, то конфликт можно будет считать исчерпанным к удовлетворению обеих сторон.
   - А? Что? - не понял парень и попытался встать в позу: - Мне извиняться? За что?
   - Замолчи, идиот! - прошипел Вираш старший и сам извинился перед Алисой, та, благосклонно кивая, приняла извинения. После чего в сопровождении своих друзей, будущих сослуживцев (хотя почему будущих?) ушла. А недоумевающего Вираша младшего увели бодигарды его отца. Про этого парня Алиса потом сказала:
   - Похоже, династия промышленных магнатов Вирашей скоро прервётся. Не потому, что этого придурка пристрелят, как его далёкого родственника, он просто разорится.
  
   Ниро Молф и Магда Мареску сидели в зале для ВИП персон, ожидая своего рейса. Женщина вслух рассуждала:
   - Я навела справки об Алисе Таволич, не сенаторе, а её старшей сестре, они обе так утверждают, хотя старшая выглядит девочкой. До того как старшую поместили в реанимационную камеру, она была зрелой женщиной. Что там произошло такого, что женщина стала девочкой, с этим пусть медики разбираются, меня интересует совсем другое: её отношение к детям и их отношение к ней! Маленькие дети не могут тянуться к тем, кто может причинить им вред. Они это чувствуют и боятся таких людей, на подсознательном уровне боятся. А в этом случае наоборот, я, да и не только я, многие в совете предполагали - если у этой девочки нет в ментограмме зубца Кухарченко-Риммана, то воспитанием можно подавить её агрессивные наклонности. Вроде это произошло - она тянется к детям, а дети к ней...
   - Магда, ты уже это говорила, а наличие или отсутствие зубца ещё не о чём не говорит. Ты же знаешь, бывают исключения, - прервал размышления женщины мужчина. Посмотрев куда-то в сторону, он улыбнулся и привлёк к увиденному внимание женщины. Там в углу, непонятно как попавшая в этот зал, рыжая кошка вылизывала двух котят. Почувствовав, что на неё смотрят, кошка восприняла это как угрозу, выгнула спину и зашипела. Ниро Молф улыбнулся: - Она тебе никого не напоминает? Уверен, у этой рыжей нет зубца Кухарченко-Риммана, но она готова драться со всем миром, защищая своих котят.
  

Глава вторая. Заговор ведьм.

   Полный адмирал Гутрент, ещё довольно молодой и симпатичный мужчина, старший инспектор сил самообороны содружества, что было на ранг ниже командующего силами сектора, эту должность иногда называли региональный координатор. Но региональным координатором могли ещё называть любого командующего силами самообороны: нескольких звёздных систем, одной такой системы или отдельно взятой планеты. Просто инспектор осуществлял проверку сил самообороны планеты, старший инспектор - одной звёздной системы или нескольких. Гутрент, занимающий именно такую высокую должность, прибыл в систему Арутас для инспекции местных сил самообороны планеты Таурики. Для выполнения подобной миссии достаточно было просто инспектора, но послали Гутрента - полного адмирала! Это можно было расценить как неудовольствие начальства и намёк на будущее понижение в должности, так сказать - урок самому строптивому адмиралу и другим ему подобным (таким же неудобным для высокого начальства).
   Мало того, что все силы самообороны системы Арутас соответствовали планетарным, да ещё как-то так получилось, что здешние военные больше подчинялись своему президенту, или как здесь говорили великому кормчему. Местного президента избирали так же, как и остальных, но в отличие от них великого кормчего выбирали только один раз - это была пожизненная должность! Может, поэтому здешняя администрация противилась полному подчинению местных вооружённых сил командованию содружества? Это доставляло некоторые неудобства, в том числе и в кадровой политике. Вот и сейчас, Гутренту попутно с инспекцией надо было решить какую-то малозначительную задачу - рассмотреть и утвердить подтверждение звания командор-полковника (такое вот архаичное воинское звание) какому-то Таволич. Интересно, долго ли этот некто пребывал в нафталине? Это звание было упразднено уже более ста лет назад! Похоже, этого военного деятеля отправили в отставку ещё тогда, а сейчас он решил восстановиться в армии, не понимая, что его время давно ушло! Не иначе как дедуля выпил лишнего и решил вспомнить молодость! Гутрент с отвращением посмотрел на пухлый том личного дела этого Таволич, это надо было бы прочитать до встречи с этим ветераном, но что-то не хочется! Адмирал перевернул первую страницу и вздохнул - так и есть, герб ещё анариканских вооружённых сил! Со второй страницы на адмирала смотрел рыжий парень, почти мальчик, когда-то поступивший в анариканскую Академию Воздушно-космических сил. Тогда это был мальчик, а сейчас... Сколько ему? Намного больше двухсот? Сейчас таких даже в резерв не зачисляют! К тому же этот командор-полковник должен лично явиться в это время для собеседования, а его нет! Такое проявление недисциплинированности и неуважения к старшему начальнику! И он собрался в действующую армию! Пусть она сейчас и по-другому называется, но это не дом для престарелых, хоть и заслуженных ветеранов!
   - Ага, совершенно с вами согласна! - произнёс хоть и чуть хрипловатый, но явно юношеский голос, соглашаясь с Гутрентом, видно, последние слова он произнёс вслух. Адмирал поднял глаза и увидел сидящую напротив него рыжую девочку, лет четырнадцати-пятнадцати, хотя... может, и моложе, на что указывали бантики в косичках и короткое, на ладонь выше коленей, платье, зелёное в белый горошек. Гутрент досадливо поморщился - никакой дисциплины в местных силах самообороны! Мало того, что здесь приняли на действительную службу какого-то деда, так ещё по местному управлению свободно разгуливают дети, заходя в любой кабинет и отвлекая занятых людей! Обо всём, что думал по поводу этого безобразия адмирал, можно было догадаться, глядя на то, как он недовольно морщится. А девочка широко улыбнулась, а потом попыталась утешить адмирала:
   - Не расстраивайтесь, не вы первый попались на эту удочку. Видели бы вы лица майора Зиберта и полковника Зурана, когда они всё узнали.
   - Что узнали? - машинально спросил Гутрент, на что девочка ответила:
   - Вы читайте, там всё написано, а я потом отвечу на все ваши вопросы, думаю, они у вас обязательно возникнут. Читайте.
   Что-то в голосе этой рыжей девочки было такое, что адмирал, хоть и морщась, принялся за чтение. Чем дальше он читал, тем более удивлённым выглядел. Девочка, продолжая улыбаться, вызвала дежурного стюарда и заказала кофе для адмирала и для себя, себе ещё заказал пирожное. Пирожное - нормальный заказ для ребёнка её возраста, но читая пухлый том, лежащий перед ним, адмирал уже не думал, что это ребёнок. Об этом явно свидетельствовало то, что было написано в этом личном деле, а документы и фотографии, там подшитые, вряд ли были сфальсифицированы!
   Адмирал читал это личное дело, как увлекательную повесть, девочка ещё два раза заказывала кофе. Когда была перевёрнута последняя страница, Гутрент, глядя на девочку с бантиками, уплетающую пирожное, при этом вымазавшуюся кремом, недоверчиво спросил:
   - Это всё вы?!
   Девочка вытерла салфеткой руки и откуда-то достала ещё одну папку с личным делом, значительно тоньше, чем первая. Подавая её адмиралу, предложила и это прочитать, когда тот закончил, посмотрела в совершенно круглые от удивления глаза, кивнув, сообщила, что это тоже она, но эту папку видело очень мало людей, в это время. Тогда это тоже были секретные документы, хоть и не очень особо. Это обычное личное дело сохранилось чудом. Обычно такие дела хранят несколько десятков лет, а это хранилось очень долго, возможно, о нём просто забыли, а может, было особое распоряжение - хранить именно это дело. Вполне возможно, что у приказавшего это сделать возникли какие-то соображения или подозрения насчёт того, на кого было это всё написано. Но как бы то ни было, сейчас Алиса была благодарна этому сверхподозрительному служаке. Адмирал, закончив чтение, потряс головой и посмотрел на сидящую перед ним девочку с косичками. Слишком уж фантастично было всё, что он прочитал. Старший инспектор поинтересовался - зачем это ему всё было показано. Девочка серьёзно ответила, что её будущий непосредственный начальник должен знать, с кем имеет дело, чтоб не возникало ненужных вопросов. Гутрент очень удивился, спросив, каким начальником он здесь может быть и откуда такие сведения?
   - Вы читали, но видно пропустили это, как не имеющее особого значения. Там этому посвящено несколько страниц, где говорится, что Алиса Таволич, то есть я, обладает паранормальными способностями. Насколько сильными, не мне судить, могу сказать - есть люди гораздо сильнее меня, например, наш президент, Хитомо Саунаро, в этом значительно меня превосходит. Но вернёмся ко мне, я применяла свои способности в некоторых боях, со стороны это должно было показаться небывалым везением, но это не так. В старину таких, как я, называли ведьмами и сжигали на кострах, вернее, пытались, обладающему такими способностями очень трудно причинить вред, он чувствует опасность. Настоящую "ведьму" нелегко обнаружить и поймать, обычно гибли невиновные или заигравшиеся шарлатанки.
   - Женщины - ведьмы, а мужчины? Ведьмаки? - улыбнулся адмирал, уж очень то, что рассказывала эта девочка, похоже на сказки, те сказки, которые рассказывают на ночь маленьким детям, девочка улыбнулась в ответ и продолжила говорить:
   - Их называли колдунами, но, во-первых, мужчин с такими способностями меньше чем женщин и, во-вторых, они использовали свои способности, чтоб захватить власть или устроиться около неё. Все звездочёты-составители гороскопов, знаменитые предсказатели - именно такие люди, история знает множество примеров. Скажу больше - почти все великие инквизиторы обладали такими способностями, вот поэтому они "ведьм" не ловили, знали, что не поймают.
   - Но костры инквизиции... Описываемые во множестве случаи поимки и наказания ведьм... - начал адмирал, его увлек рассказ этой девочки, к тому же он имел диплом магистра истории и сталкивался с этим вопросом, пусть и вскользь. Девочка кивнула:
   - Да, жгли, во множестве жгли, топили, убивали по-разному. Но, повторюсь, это были невиновные, не способные защитить себя или хотя бы убежать. У настоящей "ведьмы", я имею ввиду реально обладающую паранормальными способностями, очень развито чувство опасности, его ещё можно назвать - предвидение. У обычных людей тоже иногда бывают озарения, как говорят - пятая точка от страха сжимается, хотя опасности вроде ещё нет. Знакомое чувство? Не так ли? Мистики в этом нет, просто хорошо развитая интуиция.
   - Увлекательно, - согласился адмирал и спросил: - Но какое это всё имеет отношение ко мне? Вы сказали, что я буду вашим начальником, разве можно это объяснить интуицией? Или я настолько для вас опасен, что у вас сжалась за... гм, то место, на котором вы сидите?
   - Нет, не опасны, даже симпатичны, - улыбнулась Алиса и кивнула: - То, что я узнала о вас, согласитесь, я не могла не навести справки о человеке, который послан, пусть и косвенно, решать, что делать со мной, мне очень понравилось. Свои звёзды вы честно заслужили, но высокое начальство вас не очень любит, поэтому вы не координатор сектора и не командующий флотом, а только старший инспектор сил самообороны, должность важная, но не совсем подходящая для боевого адмирала.
   Гутрент смотрел на улыбающуюся девочку и тоже улыбался, но улыбка эта была грустная, эта малышка оказалась на удивление информированной, но в свете того, что о ней стало известно, это не удивляло, удивлял только её юный вид. Алиса перестала улыбаться и, став серьёзной, кивнула в сторону тонкой папки:
   - Могу вам сказать, вы здесь первый, кто это прочитал. Почему вам это дали и кто? Это мой архив, и им могу распоряжаться только я, теперь понятно кто? А почему? Вы только не обижайтесь на меня.
   Девочка виновато шмыгнула носом и стала так похожа на нашкодившего ребёнка, что Гутрент улыбнулся и спросил:
   - Почему я должен на вас обижаться? Да и за что?
   - За то, что это я сделала вас своим начальником, - пояснила Алиса и, сделав виноватое лицо (ну, точно ребёнок, что-то сломавший), добавила: - Приказ о вашем назначении командующим этим сектором, а сюда кроме этой звёздной системы теперь входит ещё четыре, придёт послезавтра.
   - Откуда вам это известно? - удивился Гутрент, девочка и это разъяснила:
   - Некоторые связи в сенате, к тому же кандидатура регионального координатора должна быть согласована с государствами содружества этого региона. Президент Таурики, как вы знаете, это единственная пригодная для жизни планета системы Арутас, и президенты других планет, трёх близлежащих систем, не просто одобрили вашу кандидатуру, а решительно за неё высказались!
   - Но как такое могло быть?! Обо мне здесь же ничего не знают! - удивился адмирал Гутрент, Алиса пояснила, делая "страшные глаза":
   - Я же вам уже говорила, я - ведьма! Вот я им и сказала - не выберете Лео Гутрента, я вас ка-ак заколдую, ка-ак заколдую!
   Девочка закончила предложение гулким, "замогильным" голосом, при этом ещё и изобразив пальцами "козу". Гутрен опешил, он ожидал всего, чего угодно, но только не такого, Алиса, подхватив папки, выбежала из кабинета. Лео Гутрент потёр переносицу, пытаясь осмыслить - что означает последняя выходка этой ещё маленькой с виду, но уже вполне взрослой девочки, как раздался стук в дверь. После разрешения вошёл стюард с подносом, где дымилась чашка кофе, стояла рюмка, бутылка коньяка и тарелочка с нарезанным кружочками лимоном. Стюард это всё поставил перед Гутрентом и сказал, что это Алиса, то есть командор-полковник Таволич, приказала вам это принести. Когда стюард вышел, адмирал налил себе полрюмки и взглянул на тарелочку, где кроме кружочков лимона была маленькая горка сахара, после чего, усмехнувшись и подняв рюмку, словно собираясь произнести тост, сказал:
   - Да, уважаемая равалийка, намёк понял.
  
   Четыре полных адмирала и два генерала, среди которых был военный министр, собрались во дворце великого кормчего Таурики, кроме военных присутствовали ещё пять президентов планет, из звёздных систем, входящих в это региональное командование. Это собрание, если можно так сказать, закрывало официальную часть и открывало не официальную. А собрались все по случаю представления вновь назначенного командующего (или как его ещё называли - регионального координатора) силами самообороны этой части Содружества. Региональное командование называлось Арутас, по названию звёздной системы, где был центральный штаб и где была планета с наибольшим населением. Кроме адмиралов, генералов и президентов были другие официальные и не очень лица, а именно: несколько сенаторов (членов верховного совета), несколько членов высшего педагогического совета (который по значимости не намного уступал верховному), членов медицинского совета, неполных адмиралов и генералов (как хихикая, о них высказалась Алиса - худых), ну и множество других приглашённых. Но все эти лица (официальные и не очень) не вызывали такого интереса, как косички двух рыжих девочек. Очень похожих девочек, но одна была в мундире командора, а вторая - в строгом костюме со значком сенатора. Они и президент Таурики о чём-то оживлённо беседовали с вновь назначенным региональным координатором, а о рыжих девочках тоже шёл разговор в другом конце зала, там собрались все высшие военные во главе со своим министром, представители высших советов педагогического и медицинского. Беседы как таковой не было, все слушали одного из медиков, который рассказывал:
   - Больше четырёх лет назад, в медицинский центр Заны были доставлены двенадцать человек в состоянии близком к коме. Среди них была одна женщина, уже не молодая женщина, пожалуй, старше остальных. Исходя из состояния, в котором они все находились, было принято решение погрузить их в реанимационные коконы для прохождения процедуры интенсивного восстановления. Если в процессе лечения остальных всё было штатно, то с коконом этой уже немолодой женщины что-то случилось, процесс лечения вышел из-под контроля, и в итоге произошло полное омоложение организма, женщина стала девочкой! За год исследований выяснить, что же это было и чем вызвано, так и не удалось. В итоге решили провести эксперимент, повторяющий все условия предыдущего случая, добровольцем для участия в этом эксперименте вызвалась академик Таволич. Почему я говорю - эксперименте? Потому что женщину первый раз помешали туда в состоянии комы, для лечения, а Таволич была здорова, как для её возраста, всё-таки ей намного больше двухсот лет. То есть в кокон поместили относительно здорового человека. Можно сказать, эксперимент удался - из кокона выбралась девочка, но... Выяснить, что происходило в коконе, так и не вышло! Была проведена тщательная диагностика всего оборудования, но это ничего не дало! Все тесты показали - кокон исправен и работает в штатном режиме. Эксперимент снова повторили, сделав это несколько раз, в кокон ложились десять добровольцев из персонала центра, но... Омоложения, как в первых двух случая, не произошло.
   - Понятно, почему вызвалось такое количество добровольцев, омолодиться захотелось, - заметил один из генералов, медик на него неодобрительно посмотрел и продолжил рассказывать:
   - Была высказана гипотеза, что инициатором этого процесса была кровь, у обеих Таволич (оказалось, что та женщина и сенатор - сёстры) очень редкая группа, был найден доброволец с такой же группой, но снова ничего не вышло. Такого эффекта, как с обеими Таволич, не повторилось. Сейчас этот кокон тщательно исследуют, чтоб выяснить, что же произошло, но пока безрезультатно.
   - А что говорят эти... гм, сёстры, - спросил кто-то из педагогического совета, видно, он хотел сказать - девочки, но назвать девочками командора и сенатора, ему показалось не совсем удобно, медик ответил:
   - Первая не помнит, как её поместили в кокон, очнувшись, сразу и не поняла, что произошло, академик рассказала о своих ощущениях более подобно, но это ничего не дало.
   - И что же она рассказала?
   - Говорит - щекотно было.
   - И всё?
   Медик развёл руками, а один из слушавших его задумчиво произнёс:
   - Мечта о вечной молодости до сегодня была только мечтой, вам удалось, пусть и случайно, к ней вплотную приблизиться, постарайтесь не упустить дарованный вам судьбою шанс!
   Медик, ничего не сказав, снова развёл руками, этот жест можно было понять, мол, делаем всё возможное, но не очень-то получается.
   Обе Алисы, адмирал Лео Гутрент и великий кормчий народа Тайлиани Хитомо Саунаро стояли в другом конце зала и делали вид, что ведут беседу, а на самом деле слушали, что о них рассказывает работник медицинского центра Заны. Вернее, слушали только сёстры и Саунаро, не только слушали, но и тихонько комментировали, что слышали. Гутрент знал, что делают его собеседницы, но сам того, о чём говорили в другом конце зала, не слышал и только вежливо кивал, делая вид, что участвует в общем разговоре. Сначала его очень удивляли способности местного президента и сестёр Таволич, но потом он уже привык. Удивляли его и более чем дружеские отношения этих девочек и женщины, годящейся им в прабабушки, но потом он вспомнил слова Алисы о ведьмах и удивляться перестал, эти трое, о них можно было сказать - одного поля ягоды, вот они и тянулись друг к другу. После очередной фразы говорившего на том конце зала, Хитомо спросила у Таволич-сенатора:
   - Алиса, я слышала, что ты собираешься сложить свои полномочия сенатора, да? Я понимаю, раньше это можно было объяснить возрастом, мол, тяжело, я устала, но сейчас-то почему?
   - Именно возраст, - улыбнулась Алиса младшая и пояснила: - Когда солидные люди, а во всех советах люди солидные, видят рядом с собой девочку, им становится очень неуютно.
   - Угу, им сразу хочется отправить такую девочку в школу, где ей самое место, как они считают, - поддержала младшую старшая сестра и поинтересовалась: - Ал, ты им язык показывала?
   - Нет, но очень хотелось! Я поступила по-другому, я вышла из высшего совета, медицинского тоже, но поставила им условие - не вмешиваться в мои дела. Клиника, которую я здесь открыла, не подконтрольна высшему медицинскому совету, вот так!
   - Вот так, так-так! - многозначительно кивнула Алиса старшая, намекая на важных персон, собравшихся в противоположном конце зала, потом засмеялась: - А я то думала, чего на представление координатора секторальных сил самообороны - событие важное, но только для определённых кругов - собрались почти все советы содружества в полном составе, ну почти полном. Ал, они подозревают тебя в утаивании важной информации! Думают - ты знаешь секрет, как омолодиться! Боюсь, что они хором начнут под тебя активно копать!
   - Ну, в моих силах не допустить этого, Таурика пользуется определённой экстерриториальностью, вот Лео не назначили же, а утвердили только после моего назначения, хотя были и другие кандидатуры, настойчиво мне предлагаемые.
   - Угу. Представляю, какой шум поднимется, когда они узнают о наших планах модернизации кораблей из хранилищ в кольце большой планеты, - предположила Алиса, Хитомо, хитро прищурившись, сказала:
   - А нечего было, пользуясь нашей слабостью, устраивать там хранилища старого военного хлама, да ещё и военные заводы размещать, а потом их уже за ненадобностью передавать нам, мол, берите, это высокотехнологическое, но исключительно оборонное производство, уже не нужное нам. Если в него как следует вложиться, то можно на мирные рельсы перевести. Вот такой подарочек нам подбросили, пришлось принять. Они-то думали, что это всё будет демонтировано, но хорошему хозяину всё пригодится! Вот и пригодилось!
   - Боюсь, что не только это будет причиной, после того как они тебя, Хитомо, увидят на одном из будущих советов... - многозначительно начала Алиса младшая и, хитро прищурившись, замолчала. Саунаро, тяжело задышав, выдохнула:
   - Что?! Тебе это удалось?..
   - А вот то самое не удалось, но некоторые мысли есть, - продолжая улыбаться, ответила Алиса младшая. Посмотрев на бледную тяжело дышащую очень пожилую женщину, всё-таки двести тридцать лет - это возраст, спросила: - Ведь не откажешься? Хотя это может быть опасно. Очень опасно! Да и девочкой ты не станешь.
   - Ну, это понятно, - тоже кивнула Алиса старшая. Глядя на тяжело дышащую женщину, пояснила, почему не надо становиться девочкой: - Великий кормчий с косичками - это уже перебор, несолидно. А вот до того возраста, когда я тебя впервые увидела...
   - Это реально? - тихо спросила Хитомо, заглядывая в глаза Алисам, младшая кивнула. А старшая показала язык, на что младшая отреагировала вопросом к молчавшему Гутренту:
   - Господин адмирал, вас не смущает такая подчинённая? Мало того, что с бантиками, так ещё и с высунутым языком! Да и бантики у неё больше, чем мои! Разве это порядок?
   - Так я же старше! - возмутилась Алиса старшая, младшая в ответ сама показала язык. Глядя на расшалившихся сестёр, полный адмирал Гутрент серьёзно произнёс:
   - Победила командор Таволич, у неё язык длиннее! Вот что значит опыт и длительные тренировки. Хотя вы, Алиса Николь, не расстраивайтесь, упорные и каждодневные занятия по этому предмету позволят вам не только достичь уровня вашей старшей сестры, но и значительно превзойти её результаты!
   Обе Алисы, словно предлагая адмиралу ещё раз оценить их возможности, повернулись к нему, высунув языки. Так они некоторое время стояли с высунутыми языками. Потом Алиса младшая, хихикнув, сообщила Гутренту:
   - Сейчас вас военный министр позовёт, вам придётся держать ответ за наши высунутые языки.
   Как Алиса младшая сказала, так и получилось, военный министр сделал адмиралу знак подойти. Когда Гутрент приблизился к группе на противоположном конце зала приёмов, ему был задан вопрос:
   - Адмирал, не расскажете ли нам, чем вызвано такое странное поведение вашей подчинённой и её сестры? Хоть они и мал... гм, достаточно юны, но вести себя надо как-то скромнее, согласитесь, показывать язык... может, у медиков так принято, недаром же они говорят - откройте рот, покажите язык. Может, это уже вошло у них в привычку... - военный министр, не закончив фразу, несколько ехидно посмотрел на членов медицинского совета. Один из медиков возмущённо вскинулся:
   - На что вы намекаете? Это делается только при медосмотре, и показывает язык только пациент, а не врач!
   - Бывали случаи, что врач заражался от пациента, - усмехнулся военный министр и, став серьёзным, спросил у Гутрента: - Но если оставить шутки, то почему ваша командор Таволич показала язык своему непосредственному начальнику?
   - И если это не секрет, что было сказано госпоже президенту, что она так побледнела? - спросил член медицинского совета, Гутрент подробно и очень серьёзно объяснил:
   - У них, я имею в виду госпожу президента и сестёр Таволич, возник принципиальный спор - чей язык длиннее. Увидев языки сестёр, госпожа Саунаро очень расстроилась, она поняла, что уступает сёстрам в этом вопросе, это вы и видели. Сёстры Таволич продолжили спор, призвав меня в арбитры. Демонстрацию длины языка, вы приняли за непочтительное ко мне отношение, но уверяю вас, ничего обидного для меня не было, ведь это же спортивное состязание, а я судья. Должен же я как-то оценить результаты?
   Гутрент с некоторым превосходством посмотрел на своих слегка обалдевших и растерявшихся слушателей. Следующий вопрос задал не военный министр, а один из адмиралов:
   - Э-э-э... И чей же язык длиннее?
   - Командор Таволич не посрамила честь флота! У неё язык длиннее! Если у вас, господа, больше ко мне вопросов нет, то я бы хотел вернуться к госпоже президенту и сёстрам Таволич, вдруг они ещё чем-нибудь померяться захотят, а рассудить их будет некому? Очень неудобно получится.
   Когда Гутрент отошёл, пришедший в себя военный министр сказал:
   - Безумная планета! Похоже, что адмирал Гутрент уже заразился местным безумием! Надеюсь, мы недолго здесь пробудем и не успеем подцепить местный вирус или то, что вызывает подобное помешательство!
  
   - Итак, что скажете? - командующий силами самообороны сектора полный адмирал Гутрент посмотрел на зашедшую к нему с ворохом чертежей командора Таволич. Махнув рукой, мол, не надо показывать, попросил: - Коротко и не вдаваясь в технические подробности.
   Алиса вздохнула, ей очень хотелось похвастаться проектами, разработанными при её непосредственном участии. Но отложив чертежи в сторону, устроилась за столом напротив хозяина кабинета и, заявив, что коротко не получится, начала рассказывать:
   - Вы в курсе, как была отбита первая атака исанских пиратов. Тогда они сделали ошибку - понадеялись на истребители, хотя... Похоже, их целью был захват челноков как малых внутрисистемных, так и больших межзвёздных, а для этого истребителей вполне хватит. Мы тогда отбили ту атаку без особого труда, но смогли уничтожить только три рейдера из десяти, а одиннадцатый, который появился в системе первым, удалось захватить. Семь рейдеров, не дожидаясь атаки наших истребителей, отступили, а потом ушли в "прыжок".
   Гутрент кивнул, тот первый рейдер захватила лично Алиса, ещё не восстановленная в звании. Это позволило узнать о готовящемся нападении и принять меры по его отражению. К тому же те рейдеры, кроме двух, не были военными судами, это были транспортники, в основном сухогрузы, переделанные в носители истребителей. Но их прикрывал один корабль, о котором и напомнила Алиса:
   - Патрульные корабли всем хороши, и истребители, что они несут - отличные машины. Но патрульный предназначен для патрулирования и предотвращения атак пиратов на гражданские суда. То есть защита коммуникаций. Для линейного боя нужны другие корабли, и семь рейдеров исанцев смогли уйти, потому что их прикрывал корабль с рельсовыми пушками! Тяжёлый крейсер, в башни которого установили не одну, а две, пусть менее мощные, рельсовые пушки. Вес залпа от этого даже уменьшился, а вот количество снарядов, сразу выпущенных, удвоилось, и патрульные кораблики ничего этому сразу противопоставить не смогли! Их энергетические орудия не смогли достать этот крейсер. Силы самообороны Таурики потеряли в том бою шесть кораблей из двадцати четырёх! Шесть! А исанцы всего три, и это были сухогрузы, причём довольно старые!
   - Я читал отчёт о том бое, насколько я понял, командование тогда приняли вы и вам удалось отогнать пиратов, - чуть приподнял бровь Гутрент, Алиса кивнула:
   - Пришлось. Поскольку региональный координатор сил самообороны Таурики был в одном из тех корабликов, что пошли в безумную атаку на крейсер исанцев. Я ведь предупреждала, что этого делать нельзя! А он решил - струсила девочка. Сам погиб и шесть патрульных кораблей угробил! О мёртвых или только хорошее, или ничего. Поэтому ничего и не скажу.
   - Алиса, не будьте так строги. Он был храбрый офицер, и у него не было того опыта, что есть у вас, - вздохнул адмирал и, показав несколько листов бумаги, попросил: - Не могли бы вы более подробно рассказать, что там произошло? Вы об этом рапорта не писали, а тут об этом бое крайне невнятно написано.
   - Что тут рассказывать, - вздохнула Алиса, - когда-то один из древних полководцев написал о бое в трёх словах: пришёл, увидел, победил. Об этом бое можно сказать больше: пришёл, увидел, получил по голове, вернее получили, мы получили, в том числе и я. Моя вина в том, что я не воспрепятствовала той безумной атаке, ведь я же видела этот крейсер и его пушки видела. Но!..
   - Алиса, не будьте так строги к себе, во всех рапортах отмечается, что вы были против и предупреждали командующего. Но он не послушал, а потом именно ваши умелые действия позволили избежать больших потерь, в итоге исанцы отступили.
   - Именно, отступили организованно и со знанием, как можно бороться с патрулём. Они вернутся, с гораздо большими силами и патрульные корабли... ну не знаю, может и отобьемся, но... - Алиса увидела что Гутрент качает головой, показывая, что он не это хотел услышать. Алиса вздохнула и, сев в кресло напротив командующего сектором, стала подробно рассказывать:
   - Исанские пираты вывалились в обычное пространство за пределами системы, возможно, не хотели, чтоб всплески выхода засекли станции слежения, а возможно, просто промахнулись. Понятно, что никакого боевого порядка у них не было, и первые их три корабля были атакованы нашим патрулём с ходу. Тут была первая ошибка, мы атаковали сразу всеми кораблями, если бы исанцы разделились, то их вторая группа вошла бы вглубь никем не защищённой системы. А там на линиях обычно не меньше чем три шатла, а бывает, и больше трёх! Хорошая добыча! Это не считая грузовиков, да и космопорт... это гражданский объект. Он не защищён. Там пушек нет, вернее, не было, сейчас уже есть, я распорядилась поставить. Угу, превысила свои полномочия, как временно командующего силами самообороны. Можно сказать - захватила власть и этой властью распорядилась по своему усмотрению!
   - Так никто же и не возражал, - усмехнулся Гутрент.
   - Попробовали бы возразить, я была очень злая! - нахмурившись, пояснила Алиса и продолжила свой рассказ о бое с пиратами: - Наше численное преимущество позволило сразу уничтожить три корабля, импульсные пушки хорошая штука. Но только при стрельбе в упор, достать убегающих пиратов мы не могли, и командующий приказал начать преследование, чтоб они не ушли в "прыжок". Повторюсь, а если бы была вторая группа? Пока мы гонялись за пределами системы за первой, вторая... ладно, я об этом уже говорила. Вот так мы увлечённо гнались за оставшимися семью пиратами, как вдруг нарисовался крейсер и сразу открыл огонь. Что его не заметили, было несколько причин: первая - с азартом гнались за беззащитной добычей, вторая - активные помехи, то есть видели, что там кто-то большой есть, но не придали этому значения. А этот здоровый дядька начал стрелять, как только дистанция позволила. Вообще-то он мог начать стрелять и раньше, но сделал это тогда, когда патрульные вошли в зону гарантированного поражения. Рельсовая пушка - это не импульсная, хоть мощность у неё ниже, но её дальность выше. Первыми же выстрелами крейсер накрыл патрульных, что шли первыми. Два корабля были уничтожены сразу, два получили средние повреждения, два - совсем незначительные, вот их-то крейсер и стал добивать. В первом кораблике, который погиб, был командующий...
   - Дальше можете не рассказывать, всё и так понятно, - прервал Алису Гутрент и досказал сам: - Вы приняли командование на себя и, приказав уплотнить строй, открыли огонь из пушек патрульных кораблей. Причинить вред крейсеру и убегающим пиратам с такого расстояния нельзя, но плотный огонь энергетических пушек сжигал снаряды рельсовых орудий крейсера, не давая им поразить ваши корабли. Мало того, ваш плотный строй, своими импульсными пушками изрыгающий потоки огня, шёл на крейсер и тому, чтоб не быть уничтоженным, пришлось срочно "прыгнуть", вслед за ним, а может, и раньше, это сделали пиратские рейдеры. Ваши действия, командор Таволич, в той ситуации, были единственно правильны. Вам следовало бы за это не просто объявить благодарность, а повысить в звании, контр-адмиральские погоны были бы достойной наградой, я обязательно подам рапорт, на представление вас к этому званию.
   - Угу, - кивнула Алиса и, саркастически улыбнувшись, предположила: - Вам не откажут, просто положат ваш рапорт под сукно, так сказать, на вечное рассмотрение. Ведь контр-адмиралом не может быть столь юная особа, да ещё и с бантиками. А я бантики снимать не собираюсь, даже ради контр-адмиральский погон. Вот так!
   - Ладно, с бантиками и погонами потом разбираться будем, есть дела более важные, - Гутрент, вызвав стюарда, заказал кофе себе и Алисе, для девочки ещё и пирожные, та благодарно кивнула и принялась за угощение, адмирал, мельком просмотрев чертежи, углубился в чтение пояснительной записки. Алиса доела пирожные, а Гутрент, закончив читать, поинтересовался, что уже сделано? Ведь Алиса принесла всё это не просто так, а с какой-то определённой целью. Алиса, покивав, сообщила:
   - Шесть кораблей уже готовы, ещё шесть переделываются. В отстойнике я нашла двадцать крейсеров, последней постройки. Их тогда штамповали в огромных количествах, обеспечивая превосходство над мерианцами. Правда, я об этом только сейчас узнала, вы же знаете - я провалилась в солнце Гонты и... - Алиса замолчала, посмотрев на Гутрента, тот согласно кивнул:
   - Да, эти крейсера - последняя модель. К концу войны их много понастроили, потом девать некуда было. Кое-что порезали, а часть вот так сложили в отдалённых системах, якобы на хранение. Так дешевле было, чем утилизировать, расходы-то за хранение возложили на те системы, куда это всё сбагрили. Таурика была одной из таких систем. Тогдашний президент согласился на создание такого хранилища-отстойника, тем более что за это что-то даже заплатили, а хозяйство планеты поднимать надо было, и эти деньги, малые для содружества, но значительная сумма для Таурики, оказались не лишними.
   - Угу, - теперь кивнула Алиса и добавила от себя: - Там несколько десятков таких корабликов, восемнадцать из них - совсем новые. Пока взяли двенадцать, переделки минимальные, в носовую башню вместо рельсовой поставили энергетическую пушку. Кстати, все эти крейсера, проект двести три, здесь сложили с полным боекомплектом. Непонятно почему, решили сэкономить на утилизации, или простое головотяпство. Но как бы то ни было, боеприпасами мы обеспечены. А там наладим собственное производство, с Хитомо я на этот счёт говорила, она согласна. Один из заводов в кольце планеты-гиганта этим и займётся. В общем, господин региональный координатор флот у вас уже есть, так что вы теперь полноценный адмирал, а не командир патруля. Единственное, что теперь надо сделать - это как-то зарегистрировать наши военно-космические силы в командовании самообороны. Им надо будет объяснить, что это только регистрация, ни о какой передаче кораблей под их команду речи не идёт. Крейсера - теперь собственность Таурики, и никак иначе!
   Гутрент, глядя на вымазанную кремом девочку, улыбался, трудно было поверить, что эту работу организовала рыжая малышка с косичками. Алиса взяла очередное пирожное и сосредоточенно им занялась, словно забыв обо всём, что только что говорила. Адмирал с умилением смотрел на этого взрослого ребёнка, пытаясь понять, чего в нём больше - взрослой серьёзности или детской непосредственности. Об этом он и сказал. Алиса, доев пирожное и облизав пальцы (на них же столько крема осталось, не пропадать же добру!), серьёзно сказала:
   - Вы же читали моё личное дело и знаете, сколько мне лет, больше пятисот! Пусть я их не все прожила на самом деле, но опыт и знания у меня, не обижайтесь, побольше ваших. А вот тело девочки, соответственно и восприятие многих вещей - соответствует его возрасту. Недавно Хиомо подарила мне и сестре по кукле, так вот... не смейтесь! - Алиса вскочила с кресла и топнула ногой. Заулыбавшийся было Гутрент постарался состроить каменную физиономию, но у него это плохо получилось, когда Алиса сказала, что не знает, что ей доставило больше радости: кукла, о которой она мечтала ещё в детстве, или восстановленные крейсера. Увидев, что адмирал удивился, девочка пояснила, что президент всё-таки обладает сильными паранормальными способностями и ей выяснить, какой подарок на день рождения (Алиса младшая не знала когда родилась, поэтому решила, что дата её рождения будет такая же как у сестры) хотят обе Алисы, не составило труда. Командор Таволич, злорадно улыбнувшись, сообщила, что такой же подарок она приготовила и госпоже президенту и та будет тоже рада, получив его. Адмирал не понял, что имеет ввиду Алиса, а та ушла от этой темы, заявив, что хочет провести разведку в системах контролируемых исанцами. Мол, предчувствие у неё нехорошее, хотя это предчувствие не является основанием для рейда на вражескую территорию, Гутрент должен понимать обеспокоенность Алисы и пойти ей навстречу. Адмирал согласился со своей подчинённой и предложил для этого использовать один из переоборудованных крейсеров. Алиса не стала откладывать этот разведывательный поход, и через день крейсер ушёл в рейд. А региональному координатору положили на стол приказ президента Таурики о присвоении командору Таволич звания контр-адмирала с назначением её заместителем командующего силами самообороны системы Арутас.
   Гутрент внимательно прочитал этот приказ и по экстренней связи вызвал Хитомо Саунаро. Вообще-то он не возражал, даже приветствовал присвоение Алисе этого звания и назначение её своим заместителем. В силах самообороны Таурики вообще не предусматривалось такого звания - адмирал. Чем бы адмирал командовал? Двадцатью шестью патрульными корабликами? Это уровень командора, но никак не полного адмирала. Поэтому назначение Гутрента региональным координатором системы Арутас можно было расценить как понижение, ожидаемое понижение. Так решили в главном штабе сил самообороны содружества. Когда пришёл приказ президента Таурики на назначение на эту должность именно Гутрента, в штабе даже обрадовались. Такое назначение-наказание строптивого адмирала было не их инициативой, это с одной стороны, с другой - ну как не пойти навстречу президенту одной из систем содружества? Гутрент подозревал, что его начальство именно так хочет с ним и поступить, но после разговора с Алисой увидел всё совершенно в другом свете. Мало того, теперь, когда командор Таволич с благословения президента Саунаро, стала восстанавливать (или создавать заново, у Таурики его же никогда не было) боевой флот, должность регионального координатора сил самообороны становилась действительно адмиральской. Но при этом был один очень важный нюанс: если назначение на эту должность местный пожизненный президент (фактически ничем и никем не ограничиваемый диктатор) согласовывал с высшим командованием сил самообороны, то теперь снять с этой должности нельзя было без согласия великого кормчего Таурики. Конечно, Саунаро могла наплевать на мнение чинов из верховного штаба (что, похоже, она и сделала, всё-таки это был её флот) и назначить своего человека заместителем к региональному координатору, но всё же... открытой конфронтации с правительством содружества лучше избежать! Об этом и хотел поговорить с президентом Таурики региональный координатор, но... Обычно Саунаро сразу же откликалась на вызовы Гутрента, но в этот раз молчала, отвечала её секретарь, сообщая, что Великий кормчий занята очень важным государственным делом.
   Получив очередной раз вежливый отказ, Гутрент пожалел, что рядом нет Алисы, она бы быстро... Хотя... Адмирал набрал другой номер закрытой линии, а экране сразу же появилось веснушчатое лицо с зелёными бантиками в рыжих косичках и ему ответил знакомый, немного ехидный, но всё же отличающийся от привычного голос:
   - Алиса Таволич внимательно слушает, здравствуйте Лео.
   Гутрент рассказал о возникшей проблеме и пожаловался на то, что не может связаться с госпожой президентом. Алиса Николь поинтересовалась, что такого важного произошло? И для чего так срочно нужна Хитомо?
   - Понимаете, Алиса, - вздохнув начал излагать суть создавшего положения, - такой приказ о назначении вашей сестры моим заместителем и присвоении ей очередного звания, это уже не уровень правительства планеты или звёздной системы. Это уже входит в компетенцию командования силами самообороны содружества. А там... не мне вам объяснять, это вызовет активное сопротивление. Мало того, что ваш президент всех как бы обманула, назначив меня командующим не патруля, а создаваемой боевой эскадры, так ещё и продвигает в мои заместители своего человека, а именно таким человеком считается ваша сестра. На должность моего заместителя, а я в этом абсолютно уверен, уже есть кандидатура, кто-то из адмиралов, кого и хочет назначить верховное командование, а это...
   - Я в курсе, - кивнула Алиса Николь и пояснила: - Я знаю эту кухню. Всё-таки я была сенатором почти пятьдесят лет. Кроме верховного совета есть советы, так сказать - отраслевые: педагогический, медицинский и так далее. Верховный штаб сил самообороны, он же - военный совет, является частью общей системы управления содружеством. Военные сейчас будут из кожи лезть, чтоб доказать свою значимость, думаю, что если бы исанские пираты не напали, то военный совет что-нибудь подобное выдумал бы.
   Гутрент покивал, соглашаясь, и выразил удивление, почему его назначили региональным координатором на Таурику, если система приобретает такое значение для обороны содружества, на что Алиса младшая с улыбкой ответила:
   - Сюда должна была быть направлена полноценная эскадра с командующим, назначенным верховным штабом. Региональный координатор перешёл бы в подчинение командующему эскадрой. Корабли для этой эскадры частично строятся, частично снимаются с хранения, как это сделала моя сестра. Кстати, некоторые крейсера собирались взять из хранилищ в этой системе. Алиса их опередила. Понятно почему?
   Адмирал растерянно посмотрел на младшую Таволич, всё, что она ему только что рассказала, было очень похоже на заговор, только вот против кого? Алиса Николь улыбнулась и пояснила, что наличие федеральной эскадры (или как сейчас говорят - содружества) в системе - это утрата суверенитета, ведь присутствие такой военной силы предусматривает и какую-то гражданскую администрацию, а она, в свою очередь, опираясь на военную силу, постарается ограничить местные властные структуры, насколько и как - это отдельный вопрос, но это обязательно произойдёт. А Таурика очень лакомый кусок: пригодная для жизни планета - моногосударство, с немаленьким населением, хорошо развитой промышленностью (заводы на орбите и в кольце большой планеты) и отлично работающей властной вертикалью. Пожизненный президент, фактически диктатор, хоть и избирается, но на всю оставшуюся жизнь. Нынешний президент более чем преклонного возраста, то есть выборы должны состоятся в самое ближайшее время, а если будет нужный кандидат, к тому же опирающийся на значительную военную силу, то успех обеспечен, по крайней мере, так кажется. К тому же здесь кроме хорошо развитой промышленной инфраструктуры, несколько хранилищ законсервированной военной техники. Хитомо Саунаро, при всей своей склонности к авторитарному правлению, заботится о своём народе и желает процветания своей стране-планете. Выборы нового великого кормчего до этого времени была чистая формальность, выбирают того, кого нынешний президент назначает своим преемником. Следующим великим кормчим народа тайлиани должна была стать сестра национальной героини, пусть очень немолодая женщина, но в отличие от нынешнего президента ещё полная сил. Но с появлением Алисы Александры и некоторых других событий появились варианты, что за варианты, пока говорить рано.
   - Вы хотите сказать, что следующим президентом станет Алиса, ваша сестра? - Гутренту показалось, что он догадался, как дальше будут развиваться события. Алиса младшая покачала головой и пояснила, что её сестра не хочет быть президентом ни при каких обстоятельствах, даже главнокомандующим вооружённых сил Таурики быть не хочет. Она довольно долго подбирала кандидатуру на эту должность и остановила свой выбор... Гутрент сам должен был бы догадаться, кого выбрала Алиса. А президентом Таурики будет... Но об этом рано говорить, всё решится буквально на днях. Адмирал в который уже раз вздохнул и высказался, что с обеими Алисами и госпожой президентом очень трудно, всё у них какие-то далекоидущие планы и недоговорки. Алиса засмеялась и совсем как её старшая сестра, сделав страшные глаза, заявила, что по-другому и не будет, ведь все трое - ведьмы! Гутрент снова собрался вздохнуть, но решив, что подобное выражение чувств совсем не приличествует адмиралу, поэтому, приподняв над столом приказ президента, выложил свои опасения:
   - Такие приказы сразу регистрируются в делопроизводстве сил самообороны, скорее всего, о нём уже известно высшему командованию. Там, конечно, постараются затянуть принятие решения, но прекрасно понимают, что повлиять на решение президента Таурики они не смогут и Таволич, какое бы у неё звание ни было, фактически становится вторым лицом (если не первым, про себя добавил Гутрент) в силах самообороны звёздной системы Арутас, и не только в ней, а и в четырёх близлежащих. Комиссию из штаба следует ожидать в ближайшее время, а госпожа президент...
   - Бюрократическая машина разгоняется медленно, даже если она военная, - улыбнулась Алиса Николь и постаралась успокоить адмирала: - Не волнуйтесь, Лео, всё идёт по плану. К тому времени, когда сюда заявится комиссия из вашего штаба, и Хитомо, и Алиса будут на месте.
  

Глава третья. Космический абордаж с последующим грабежом.

  
   Большой охотник "Новик" вышел из прыжка между орбитами двух дальних планет системы звезды Тавота. Вообще-то "Новик" был крейсером, которые строили на верфях Федерации уже в конце войны с Мерианским союзом. Это, можно сказать, была последняя разработка таких боевых кораблей. Их построили довольно много, поэтому некоторые из них даже не принимали участия в боевых действиях, а сразу были поставлены на хранение. А что с ними ещё делать? Война-то кончилась. Одним из мест такого хранения была выбрана система Арутас. Там была одна заселённая планета, к тому же моногосударство с довольно слабой экономикой, вот умники из верховного совета посчитали, что у Тайлиани не хватит средств, а если что и случится, то не будет даже желания снимать с консервации и восстанавливать эти корабли. За хранение Федерация что-то платила, сначала это были значительные суммы, а последние пятьдесят лет затраты по хранению этих кораблей полностью легли на Тайлиани. Как сказала Алисе Хитомо Саунаро:
   - В верховном совете надеялись, что мы займёмся утилизацией этого добра, ведь по стоимости это как двадцать лет хранения. А я решила, что боевые корабли могут пригодиться, тем более они в отличном состоянии. Денег у федералов я больше не просила, вот они и пришли к выводу, что проблема решена: мы с этими корабликами разобрались сами, а они сэкономили.
   Вот так и получилось, что в распоряжении правительства Таурики, то есть президента, оказался пусть и слегка устаревший, но очень немаленький боевой флот, хотя и требующий восстановления. Алису этот факт сразу заинтересовал, как только она о нём узнала. План Алисы по возвращению в строй некоторых кораблей, с последующей модернизацией, заинтересовал Хитомо, и она дала "добро" на эти работы. К моменту вылета Алисы на разведку в строю уже было десять крейсеров из двенадцати выбранных Алисой. Крейсера проекта двести три предназначались как для несения патрульной службы, так и для эскадренного боя. Это были хорошо вооруженные (лишь ненамного слабее линейного крейсера) быстроходные корабли. Они несли всего четыре истребителя, в отличие от других крейсеров, где таких машин было несколько десятков, подразделений десанта у этих корабликов не было, а соответственно, и всего того, что требуется десантному подразделению. Это были гончие, назначение которых - догонять и рвать! Или если противник был сильнее, убегать, но опять же - рвать! У крейсеров проекта двести три было пять орудийных башен с мощными рельсовыми пушками, дававшими им преимущество над любым противником такого же класса и позволяющими достойно противостоять даже линкорам! Носовая орудийная башня позволяла накрыть огнём всю переднюю полусферу. Четыре других башни были равномерно распределены по всей длине корабля и представляли собой кольца, опоясывающие корпус. Размещённая внутри такого вращающегося кольца-башни, рельсовая пушка могла стрелять в любую сторону от оси корпуса. При модернизации в двух башнях рельсовые орудия были заменены энергетическими пушками, не такими дальнобойными, как рельсовые, но гораздо более мощными. Вот на таком кораблике Алиса отправилась на разведку. Конечно, крейсер до модернизации носил другое имя, не "Новик", на смене имён вновь вступающих в строй кораблей настояла Алиса, аргументировав это тем, что корабли были списаны и отданы на слом, то есть уже как бы уничтожены. А эти, что вступают в строй флота Тайлиани - совсем новые корабли, как бы построенные на верфях Таурики. Да и классификацию боевых кораблей Алиса ввела совсем другую, а не такую, какая принята в Содружестве, патрульные корабли стали называться малыми охотниками (сюда же отнесли и восстанавливаемые корветы), крейсера - большими охотниками, фрегаты - средними охотниками.
   Выбранный для разведки в мирах, занятых исанцами, "Новик" был замаскирован под каменную глыбу. Алиса ничего нового не придумывала, а использовала уж несколько раз опробованный приём - корпус крейсера обмазали строительной пеной, а на неё налепили камни. Капитан корабля попытался возразить, что в этом случае не получится вести огонь из пушек, на что Алиса ответила:
   - Согласитесь, астероид с пушками вызовет, если мягко сказать, определённое недоумение. Средства визуального контроля позволяют рассматривать объекты на значительном расстоянии. Большой камень с пушками вызовет вполне обоснованные подозрения. А если нам всё же надо будет стрелять, то специальные пиропатроны позволят моментально избавиться от нашей маскировки. Но будем надеяться, что этого делать не придется. Такое может случиться в том случае, если нас обнаружат, но тогда нам будет надо не отстреливаться, а уносить ноги! То есть для нас главное не вооружение "Новика", а его скорость! Вот из этого и будем строить нашу тактику - подкрадываемся, высматриваем, а потом так же осторожно удаляемся или бежим так быстро, как это возможно.
   И вот замаскированный под большой камень "Новик" медленно (по космическим меркам медленно, спешить-то было некуда) дрейфовал по системе Тавота. Может, кого и заинтересовал бы одиноко блуждающий камень, но судоходству он не мешал, космическим объектам на орбитах трёх обитаемых планет не угрожал, вот на него пока внимания и не обращали. На орбите одной из обитаемых планет обнаружили довольно большие верфи, но что там строили - гражданские или военные суда - определить не удалось, близко подходить Алиса сочла нецелесообразным. Как она сказала, это подтвердил один из инженеров-судостроителей, привлечённый к этому разведывательному полёту в качестве эксперта, что если там что-то и строится, то не больше эсминца, скорее всего, в рейдеры переделываются гражданские суда. А вот непонятный грузопоток на одну из дальних лун необитаемой планеты Алису очень заинтересовал. Туда шли только закрытые грузовые корабли, перевозившие такие грузы, которым открытый космос противопоказан. Грузовые корабли, перевозившие крупногабаритные грузы, например, элементы строящегося корабля или орбитальной станции, имели открытые платформы. Вот Алиса и решила посмотреть на того, кому предназначалось такое количество груза. Пока корабль, замаскированный под камень, не спеша добирался до той луны, грузопоток сократился почти до минимума, из чего был сделан вывод, что работы там уже закончены или почти закончены.
   - Мы строили, строили и наконец построили! И мне кажется, что это жжж там неспроста! - сказала Алиса, кого-то цитируя, подумав, ещё добавила: - Мне жуть как интересно - что же там построили.
   Увиденное превзошло все ожидания, на низкой орбите маленькой луны висела громадная решётчатая ферма, с вкраплениями различных модулей, переходами между ними внутри и кольцами орудийных башен снаружи. Наплевав на опасность быть обнаруженными, Алиса приказала подвести корабль-разведчик как можно ближе и долго рассматривала это сооружение. Потом поинтересовалась у присутствующих, что они думают по поводу увиденного. Инженер высказал мысль, что это боевая станция орбитальной обороны, её потом отбуксируют к одной из обитаемых планет, или она пойдёт туда своим ходом, ведь у этой станции есть двигатель, только непонятно, почему такой большой. Капитан "Новика" предположил, что это корабль, но его смущали размеры этого сооружения - уж очень громадный! Алиса с улыбкой выслушала обмен мнениями и сказала:
   - Это корабль, супер линкор класса Исано, их было заложено всего пять. Таких гигантских кораблей не было ни у одной из воюющих сторон, вот класс и назвали по имени первого корабля. Это было в конце войны, мерианцы проигрывали и надеялись переломить её ход в свою пользу с помощью такого чудо-оружия, но не успели, война закончилась, они её проиграли. Согласно мирному договору эти монстры подлежали утилизации, что с тремя и сделали, но два где-то затерялись, хотя разведка докладывала о том, что их разобрали, вернее, начали разбирать. Но, видно, до конца не разобрали, по крайней мере - этот. Откуда я это всё знаю, интересовалась, читала. А то, что не разобрали, узнала вот сейчас, да вы и сами это видите, вон он - красавец, уже почти готовый к бою. Пятнадцать башен с орудиями главного калибра и больше чем два десятка вспомогательных пушек в башнях поменьше, вон смотрите! Их эти умельцы поменяли на энергетические пушки, а вон те кабеля силовых контуров, что идут поверх наружных конструкций несущей фермы, делают этот кораблик неприступной крепостью. Что за силовые контуры? Это нечто вроде силовой динамической защиты, этакая непробиваемая броня. Не знаю как для снарядов рельсовых пушек, но импульс энергетического орудия гасят, должны гасить. Я об этом читала, но в действии ещё не видела.
   - Об этом надо немедленно доложить командованию! Там примут соответствующие меры! - воскликнул взволнованный капитан "Новика". Алиса в ответ усмехнулась:
   - И что, по-вашему, предпримет командование? Тем более что ваше командование - это я, считайте, что вы уже доложили, а я приняла решение.
   - Какое же вы приняли решение, начальник? - поинтересовался прикомандированный инженер, он, как и любой штатский на его месте, стремился не выглядеть военным и немного бравировал тем, что подчиняется Алисе как гражданскому начальнику, а не как военному командиру. Алиса прекрасно это понимала, поэтому, улыбнувшись, заявила:
   - Мною принято решение демонтировать эту конструкцию, пока она не в рабочем состоянии. Совсем демонтировать, если сказать проще - уничтожить!
   - Как вы хотите это сделать? - поинтересовался инженер, капитан "Новика" был более категоричен:
   - Это безумие! Нас расстреляют после первого нашего залпа! А мы вряд ли что-то сможем сделать этой махине, даже если у них отключена динамическая защита!
   - Защита отключена, сами посмотрите - модули защиты, если она есть, светятся, а сейчас? Они тёмные, значит - защиты нет, к тому же вы, капитан, неправы, если знать куда стрелять и куда попасть, то и наш кораблик может вывести линкор из строя. Вы правы в том, что мы этот корабль не уничтожим, вред нанесём - это да, но не уничтожим! А восстановить поврежденный линкор - дело времени, поэтому мы стрелять не будем. К тому же... гляньте туда, видите? Батареи как на орбитальных платформах, так и на спутниках этой луны, похоже, эти спутники имеют искусственное происхождение и построены как орудийные платформы. Вот они нас и разделают в пух и прах, если мы себя обнаружим, так что - никакой стрельбы или другой подобной активности.
   - Но мы же... - испуганно начал инженер, только сейчас разглядевший то, на что указала Алиса, девочка кивнула:
   - Да, мы находимся в зоне их плотного контроля, поэтому изображение такое размытое, используем только отражённый сигнал. Хотя, скорее всего, здесь не такой контроль, как на внешних границах этой зоны, а мы далеко в неё забрались, но всё же лучше поберечься.
   - Но мы же маневрируем. Это может вызвать подозрения - и тогда нас!.. - не мог успокоиться инженер, Алиса пожала плечами:
   - Да, риск есть. Но маневрируем мы с помощью "огнетушителей", поэтому подозрений не вызываем, мало ли у кого из какого места пар выходит. ("Огнетушителями" Алиса называла размещённые в наружной маскировочной оболочке резервуары со смесью сжатого воздуха и воды, подогрев не давал воде замёрзнуть, а при выбросе из специального сопла, эта смесь создавала реактивную тягу). Сейчас у нас вообще нет никакой активности, мы просто камень, слегка нагретый, то ли светилом, то ли какими-то внутренними процессами. Так что не волнуйтесь, если нас до сих пор не обнаружили, то и не обнаружат. А мы этим воспользуемся, я имею в виду одним из огнетушителей, как? Сейчас расскажу.
   Алиса изложила свой план, капитану и инженеру он показался невыполнимой фантастикой, о чём инженер и сказал, капитан был более осторожен в своих высказываниях, так как слышал о том, как Алиса в одиночку захватила исанский рейдер. Из трёх офицеров, присутствующих на мостике, два не только поддержали своего адмирала, но и вызвались участвовать в этой безумной затее. Алиса подвела итог этому импровизированному совещанию, приняв предложение лейтенантов и наметив осуществление операции на послезавтра.
   В час "Ч" весь экипаж "Новика" прильнул к обзорным экранам. Камеры, передающие изображение с этих экранов, работали сначала в оптическом диапазоне, а потом перешли на радарное сканирование, но поскольку это было не активное сканирование, а только приём отражённого сигнала, то отважная троица, Алиса и два лейтенанта, быстро пропала из виду. Тем более что эта троица, оседлавшая один из "огнетушителей", завернулась в маскировочную плёнку, делающую невидимыми для радаров тех, кто под ней спрятался. Для наблюдателей через оптику "огнетушитель", с сидящими на нём, выглядел как каменная глыба, довольно маленьких размеров, поэтому не представляющая метеоритной опасности, её отбросит динамическая защита любого корабля. Об этом и спросил один из лейтенантов Алису, а пропустит ли их динамическая защита? Алиса покачала головой, мол, о таких вещах им должны были рассказывать в академии, или где он там учился? Динамическая защита, потому так и называется, что задерживает все предметы, движущиеся с большой скоростью, а если скорость маленькая, да и масса небольшая, то такой объект игнорируется, иначе бы из корабля невозможно было выйти в космос. Почему? А потому, что всех вышедших сразу отбрасывало бы от корабля, особенно тех, кто в тяжёлых скафандрах, увешанных различным оборудованием. Ещё девушка пояснила инженеру, сомневавшемуся в успехе того, что задумала Алиса (как прямо сказал этот прикомандированный инженер - авантюры), сказав, что, да, задуманное просто никому в голову не приходило, так как взять на абордаж космический корабль невозможно, в принципе невозможно. Но высадиться на неподвижный объект, космическую станцию, строящийся корабль - это запросто, что ремонтные или строительные бригады постоянно делают. Инженер возразил, мол, их там же ждут, на что Алиса ответила:
   - А кто вам сказал, что нас на этом кораблике не ждут? Ждут, ещё как ждут, только сами об этом не знают. А почему ждут? Вы наблюдали эти три дня за линкором, что вы заметили? Плохо смотрели. Работы там уже закончены, так как никакой активности не видно, но штатного экипажа ещё нет, иначе была бы заметна активность другого рода - опробование ходовых и маневровых двигателей, вооружения, ну, там башни двигались бы или поле динамической защиты меняло напряжённость, но этого всего нет. А это значит - строители уже ушли, оставив только дежурную смену, а военные ещё не прибыли. Тех, кто там остался, совсем немного, столько, сколько требуется для поддержания жизнедеятельности этого огромного механизма, они же будут передавать линкор экипажу, поэтому нам стоит поторопиться и успеть раньше: оценить сделанное, принять работу и, если нам не понравится, а нам, точно не понравится, то принять меры.
   - Какие меры? - не понял инженер.
   - Поломать всю эту красоту, - с сожалением сказала Алиса и, увидев, что её собеседник не понял, пояснила: - Взорвать линкор!
   Инженер возразил, что взорвать линкор не получится, потому что - нечем! Даже если собрать все боеприпасы на "Новике", то их всё равно для такого не хватит, и возникает ещё один вопрос - как это всё на линкор доставить? На это Алиса ответила, что на любом военном корабле достаточно собственных ресурсов, чтоб его качественно разрушить, если уметь с ними обращаться, или не уметь - это зависти от того с какой стороны к этому делу подойти. Иногда неумелый экипаж способен угробить свой корабль без посторонней помощи, имеется в виду противник.
   И вот Алиса и два её товарища, имея только личное оружие, верхом на баллоне с паровоздушной смесью отправились взрывать огромный боевой корабль. Всё произошло так, как и планировала Алиса, диверсантам удалось незаметно приблизиться к линкору, мало того, они ещё немного полетали внутри корабля. Как уже говорилось - линкор представлял собой огромную решётчатую ферму, внутри которой были размещены различные модули. При наличии штатного экипажа, такие действия вряд ли удались бы, не удалось бы даже приблизиться к кораблю, но команды на линкоре ещё не было. Но это не значит, что он не охранялся, но артиллерийские платформы располагались достаточно далеко от эллинга, где линкор стоял. Внутри своей системы мало кто ожидает нападения противника, а если и ожидает, то готовится к отражению атаки мощного флота, но никак не трёх человек, можно сказать, пешком подкрадывающихся.
   Алиса подвела "огнетушитель" к шлюзовой камере входа и на вопрос одного из лейтенантов: ставить ли вышибной заряд и хватит ли его мощности, чтоб выломать этот массивный люк, Алиса, ответив, что не надо, обойдёмся без взрывов, после чего быстро набрала какие-то символы на выдвинувшейся консоли. К удивлению обоих лейтенантов, сработала автоматика и массивный люк открылся! Уже миновав шлюзовую камеру, затем - "предбанник", выйдя в раздевалку, кто-то из лейтенантов поинтересовался:
   - Командир, вам известен код доступа? Откуда?
   Алиса усмехнувшись (ещё и головой тряхнула, так она обычно делала, когда у неё были бантики, но сейчас их не было), сказала, что это не код доступа, а пароль на вход. Причём пароль не военных, а гражданских, то есть строителей, их сменных бригад, а они такими мелочами как секретность и передача пароля друг другу не заморачиваются, да и вообще не запоминают, у них других забот хватает. А чтоб не торчать в космосе перед люком, ожидая, пока выяснят, кто они такие, и сообщат код, выбирают самый простой пароль, а что может быть проще, кроме самого слова "пароль". Алиса сказала, что есть ещё пара общепринятых слов, используемых в качестве пароля, но что это за слова, говорить не стала. Пока шёл этот разговор, "диверсанты" переоделись в одежду рабочих-монтажников, как сказала их командир - в том тёплом белье, что надевают под скафандр бегать по коридорам неудобно, а в скафандрах тем более. Поэтому из раздевалки-тамбура вышли два рабочих монтажника и девочка лет четырнадцати в большом для неё комбинезоне. По пути в командный центр линкора (или как его ещё называют - капитанский мостик) встретили всего двух человек, которые очень удивились, не столько незнакомым рабочим, сколько увидев девочку, идущую рядом с этими двумя. Кроме как удивиться, эти люди больше ничего не успели сделать. К капитанскому мостику Алиса вела свой маленький отряд сложным маршрутом, по пути закрывая переходы в другие модули, вручную закручивая кремальеры и намертво их блокируя. Расположение помещений в этом линкоре почти не отличалось от того, что помнила Алиса из своего прошлого опыта. Судя по тому, что во время этого бега по коридорам больше никто не встретился, работы на линкоре уже были закончены и рабочих увезли, оставив только дежурную смену минимального состава.
   Начальник смены или временный командир суперлинкора "Гордость Исании" сидел в кресле капитана и скучал, изредка поглядывая на троих своих помощников, тоже скучавших. Собственно, помощников было два, третий был безопасник, неизвестно зачем околачивающийся на корабле. Все рабочие-монтажники, занимавшиеся доводкой и модернизацией этого корабля, были много раз проверены-перепроверены, да и если бы кто из них задумал провести диверсию или какое другое вредительство, то как бы безопасник это предотвратил? Он же не мог одновременно находиться около каждого рабочего? Тем более что лояльность рабочих и инженеров была обеспечена очень действенным и жёстким способом, и если бы такая диверсия была бы сделана, то расплата последовала бы незамедлительно. Начальник смены искоса глянул в сторону сотрудника службы безопасности, осторожно глянул, чтоб тот не заметил ненависти во взгляде смотрящего на него. Глянул и широко зевнул, показывая, насколько устал, остальные тоже демонстративно зевали. А бдительный "молчи-молчи" пристально пялился в пустой экран, непонятно кого там выискивая. Начальник смены не стал говорить безопаснику, что тот экран отключен, на нём только заставка со звёздным небом, причём не этой, а совершенно другой системы. Очередной раз зевнув (всё же хотелось спать), начальник смены посмотрел на часы, до прибытия шаттла с основным экипажем оставалось ещё несколько часов. Это почти полусонное царство взбудоражил громкий крик:
   - Встать! Руки за голову!
   Начальник смены повернул голову и увидел рыжую девочку, в великоватом для неё костюме монтажника, в руке девочка держала что-то похожее на пневмат, но пневмат больше размером, а у бластера дуло намного толще, скорее всего, это была игрушка. Да и весь вид этой рыжей девочки-подростка не располагал всерьёз отнестись к её словам. Девочка, видно, поняла, что её слова никого не напугали, продолжила грозиться:
   - Я кому сказала, встать! Сейчас кому-нибудь что-нибудь отстрелю, тогда поймёте, что это не шутка!
   То, что это не шутка, начальник смены понял, когда увидел возникшего за спиной девочки мужчину, вот у того в руках был мощный армейский пневмат! В этот момент хлопнула игрушка в руках у девочки (как для игрушки у этой штуки был слишком длинный ствол) и по полу зазвенел бластер безопасника, а он сам некоторое время сидел в кресле, глядя на всех одним мёртвым глазом и чёрной дырой вместо второго, а потом повалился на пол.
   - Идиот! Стрелять из бластера, тем более из такого, в помещении - полный идиотизм, он бы всех тут поджарил! - прокомментировала девочка попытку безопасника сопротивляться. Начальник смены понял, поняли и его подчинённые, что стреляла девочка из своего, кажущегося игрушкой, оружия, стреляла не прицеливаясь, почти от бедра и под неудобным углом, при этом попала точно в глаз! Девочка повторила команду, и мужчины, сидевшие в креслах, её выполнили. И теперь они стояли с поднятыми руками, со страхом глядя на ворвавшихся в центр управления неизвестных.
   - Командир, что теперь с ними делать? Тоже в расход? - спросил один из ворвавшихся, спросил на тайлиани (до этого девочка командовала на общемерианском языке), начальник смены понял и тоже быстро заговорил на тайлиани:
   - Не убивайте! Я тайлианец! Мы все тайлианцы, мы всё сделаем, что вы скажете, только не убивайте!
   - И много вас тут таких? - спросила Алиса на тайлиани, но при этом оружие не опустила.
   - Вся смена! Мы специалисты, нас мобилизовали, но поскольку мы тайлианцы, то считаемся неблагонадёжными, они взяли в заложники наши семьи, - скороговоркой выложил начальник смены, его подчинённые дружно закивали. Узнав, что семьи инженеров и рабочих содержатся в куполе на соседней малой луне, скорее, большом камне, там же находятся и остальные тайлианцы, задействованные в ремонте линкора, Алиса задумалась, а потом предложила:
   - Если вы готовы сотрудничать со мной, то я вывезу вас и остальных на Таурику, там находится свободное государство тайлианцев, входящее в Содружество или Федерацию Свободных Государств, как равноправный член федерации. Ответ мне нужен сразу, вы же понимаете, если мне не удастся увести линкор, я его взорву.
   - Командир, вы хотите захватить этот корабль? - удивился один из лейтенантов, сопровождающих Алису, та ответила:
   - Я уже его захватила, теперь собираюсь увести. Мне этот кораблик понравился.
   Выяснив, сколько человек и где они находятся, Алиса по громкой связи объявила, что принимает командование линкором на себя и сейчас корабль отправится за остальными тайлианцами и членами их семей. Потом начальник смены, обрисовав ситуацию, призвал своих товарищей и подчинённых выполнять все команды... Запнувшись, начальник смены посмотрел на Алису, не представляя себе, как её представить. Уже было понятно, что именно она старшая в этой троице, без труда захватившей корабль, но двое были взрослые мужчины и, если судить по выправке, военными, а подчинялись ребёнку. Алиса снова переключила внутрикорабельную связь на себя и представилась:
   - Я, Алиса Таволич, контр-адмирал флота государства тайлианцев на планете Таурика, звёздная система Арутас, от имени великой кормчей Хитомо Саунаро обещаю всем, кто захочет, и их семьям убежище и гражданство. А теперь - слушаю ваши ответы.
   Люди в отсеках линкора по очереди выразили готовность подчиняться контр-адмиралу Таволич. Начальник смены сообщил Алисе, что вот-вот должен прибыть штатный экипаж линкора. Рыжая девочка, хищно улыбнувшись, уселась в кресло главного канонира и предложила подождать, она уже убедилась, что на корабль загружен полный боекомплект, горючее и другие припасы. Сорок истребителей стояли в своих ангарах, это были не устаревшие "Кобры", а какая-то новая разработка, неизвестная Алисе, с этим она решила разобраться позже. С двумя большими баржами-шаттлами на которых везли экипаж "Гордости Исании" было покончено двумя выстрелами, потом были расстреляны все батареи прикрывавшие верфь, которую Алиса тоже уничтожила, отойдя от неё. Закончив стрелять, Алиса сообщила на "Новик", где не понимали что происходит, о том, как был захвачен линкор, и теперь она будет им командовать. Приказав капитану большого охотника следовать за собой, Алиса направилась к луне с жилыми куполами.
   Всё поселение рабочих и инженеров, работающих на верфи, представляло собой четыре купола, три больших и один малый, в малом располагалась охрана. Как объяснили Алисе, там жили только охранники, семей у них не было, семьи были у работающих на верфи. Оно и понятно - хмыкнула Алиса, семьи - это заложники лояльности работающих на верфи, а вот охрану держать на таком крючке не требуется, да и смысла держать большое количество охранников нет, в поселении под куполом бунт не то что легко подавить, он невозможен! Охране не надо стрелять или применять другие методы, достаточно перекрыть подачу воздуха. Вот для контроля систем жизнеобеспечения и нужны охранники. Зависнув над лунным поселением, Алиса на открытой волне объявила о начале срочной эвакуации работников верфи. Ни у кого, никаких подозрений не возникло. Ведь это был линкор, который только что построили и на котором уже была штатная команда (так думали под куполами). А почему объявили эвакуацию? А кто может знать планы начальства? Глубокий смысл этих планов до простых исполнителей доводится редко, если вообще об этом сообщают, обычно отдают приказ - делай! Вот поэтому никого не удивила команда, пришедшая с линкора от адмирала (Алиса огласила приказ о себя лично, не упомянув при этом, чей она адмирал) - сначала загрузить рабочих, а потом грузиться охране, которую так и не загрузили. Когда все рабочие тайлианцы были на борту - линкор убрал трубы-переходы, и можно так сказать: помахал удивлённой охране ручкой.
   Конечно, рабочие, да и инженеры - это не штатная команда, поэтому основная нагрузка управления огромным кораблём легла на Алису и четырёх офицеров (ещё двое перешли на линкор с "Новика"). Но и это ещё было не всё, ещё была такая немаленькая куча пассажиров, большинство из которых были дети. Так уж сложилось традиционно, что семьи выходцев с Асиатского континента всегда многодетны, и космическое расселение этого не изменило. Ещё на орбите малой луны, где находились купола города-резервации рабочих и ИТРовцев верфей, к Алисе явилась женская делегация. Вообще-то городом рабочих руководил выборный мэр, которого утверждала администрация верфи (как узнала Алиса, эти чиновники жили в куполе охраны), мэр был тайлианцем, а не исанцем, поэтому предпочёл эвакуироваться со всем остальным населением города (а что ему ещё оставалось делать?). Мэр был представлен Алисе как руководитель гражданского населения, и Алиса, занятая управлением линкором и выполнением одной своей задумки, не очень вникала в дела многочисленных "пассажиров", размещённых в отсеках десанта и пустых ангарах. Но видно мэр не устоял под женским напором и, смущаясь, рассказал грозному адмиралу о требовании женщин. Адмирал вздохнула и, сказав, что после того как ей принесут две зелёные ленточки, можно будет пустить женщин. На вопрос одного из своих лейтенантов "Зачем ленточки?", Алиса, вызвав улыбки своих офицеров, пояснила:
   - Надо соответствовать образу, а как же это сделать без бантиков?
   Когда Алиса вышла к довольно многочисленной женской делегации, её не сразу заметили, а если кто и заметил, то не обратил внимания на рыжего ребёнка, каким-то образом улизнувшего от своих родителей и отправившихся исследовать корабль. Как оказалось, не замечать Алису были причины, выйдя из центра управления кораблём, она натолкнулась на двух мальчишек и одну девочку, вертевшихся у люка в центр управления и тщетно пытающихся туда заглянуть (дух авантюризма и исследования неизвестного присущ не только мальчикам, но и многим девочкам).
   - Ух ты! - восхитился один из мальчишек и спросил: - А как ты туда попала? Что там? Говорят, там адмирал, строгий аж жуть! А ты вот так просто туда зашла, а теперь оттуда вышла! Как это у тебя получилось?
   - Как-как, просто взяла и вошла, - ответила Алиса и добавила: - Было бы очень странно, если я туда вошла, а вышла не оттуда.
   - Слушай, рыжая, а ты кто? - поинтересовался второй мальчик, глядя на Алису. - Что-то я тебя не помню. А я всех в городе знаю.
   - Я не из вашего города, я с корабля, на нём и прилетела, - сообщила Алиса, не уточняя, с какого она корабля. Затем Алиса, передвинув кобуру с бластером на живот, громко щёлкнула пальцами, привлекая внимание уже уставшего отбиваться от женщин мэра. Тот вцепился в Алису, как утопающий в соломинку:
   - Госпожа адмирал! Вот представители женского комитета просят рассказать, куда нас везут и что с нами будет дальше.
   Алису сразу не засыпали вопросами, потому что женщин удивил вид этого грозного адмирала - рыжая девочка, одетая в великоватый для неё комбинезон рабочего, особенно удивили большие зелёные бантики. Алиса, воспользовавшись секундой тишины, громко произнесла:
   - Я, Алиса Таволич, контр-адмирал флота республики Таурика! Этот корабль захвачен мною как приз, вас же я намерена вывезти на планету Таурика. Дальше на все ваши вопросы ответит лейтенант Исото, а мне некогда.
   Алиса так сказала, потому что вышедший лейтенант, обращаясь к ней, произнёс:
   - Командир! Подходим к базе исанцев, ваше присутствие на мостике необходимо!
   Оставив вместо себя лейтенанта, Алиса развернулась, собираясь пройти на капитанский мостик, но её за рукав ухватила девочка, попросив:
   - А можно мне с тобой?
   Алиса молча взяла её за руку, шагнула через комингс, после чего закрыла большой люк, прямо перед носом растерянных мальчишек, успев показать им язык (ну, не удержалась, с кем не бывает?). Алиса, указав девочке на одно из свободных кресел, сама села в кресло командира корабля. Накануне (вернее несколько часов назад), разговаривая с капитаном "Новика", Алиса высказала свои соображения:
   - Насколько я узнала от местных, этот линкор не единственный корабль, который восстанавливают исанцы, они, как и мы, тоже занялись восстановлением боевого флота и, судя по всему, весьма в этом преуспели. Как бы нам не оказаться в проигрышном положении, попросту говоря - в луже. В принципе, задача нашего разведывательного рейда выполнена и даже перевыполнена, но имея такую машинку... - Алиса, сидящая в кресле главного канонира, словно погладив домашнего любимца, провела рукой по пульту управления огнём. После невольной паузы продолжила: - Было бы преступлением не воспользоваться предоставленной возможностью. Курс на главную базу их флота, пока они не догадались, что их линкор захвачен. Вряд ли с верфи успели сообщить о том, что что-то пошло не так, верфь я уничтожила, а в том городе посшибала все антенны, а если и сообщат о том, что линкор вывез всех рабочих и их семьи... При этом командует какой-то адмирал... Решат, что капитан корабля спятил от радости и думает, что он адмирал, и вот такие глупости теперь делает. Если мы появимся у их базы, постараются выяснить - что произошло с капитаном, ведь там не знают, что я его вместе со всем экипажем расстреляла. В общем, наносим визит вежливости и в знак своего глубокого уважения сразу же начинаем стрелять, думаю - "Новику" уже можно маскировку не сохранять. Отстрелявшись, уходим в "прыжок".
   И вот база исанского флота приближалась, там кроме полусотни рейдеров, переделанных из гражданских судов, стояли четыре крейсера, пять эсминцев и восемь фрегатов. С базы о чём-то запросили приближающиеся корабли, видно, вызвало удивление, что линкор не один, а с каким-то крейсером, Алиса не стала отвечать, сразу открыв огонь. Линкор израсходовал больше трети своего боезапаса, при этом база и все находящиеся там корабли были уничтожены. Алиса повернулась к девочке, глядящей на неё широко отрытыми глазами, и спросила:
   - Слушай, а как тебя зовут? Меня Алиса, ты уже это слышала, а ты...
   - Йоно, - ответила девочка дрожащим голосом, Алиса медленно и задумчиво произнесла:
   - Йоно, вот как, когда-то у меня была подруга с таким именем. А ты рисовать умеешь? Умеешь, и хорошо, давай дружить.
   Но ответить девочка не успела, внимание Алисы отвлёк возглас её лейтенанта:
   - Командир! Смотрите!
   Огибая луну, линкор вышел на группу кораблей, висящих на её геостационарной орбите. Три крейсера и какой-то корабль, больше напоминавший угловатый сундук, размерами немного уступавший линкору. Алиса сразу же начала стрелять, и через несколько секунд от крейсеров осталась только космическая пыль. Корабль-сундук никак не отреагировал на избиение своего конвоя, даже не попытался скрыться, может, там понимали, что от боевого корабля уйти не удастся, а может, по какой-то другой причине. У этого корабля не было пушек, судя по всему, это было какое-то гражданское специализированное судно, но ведь конвой к нему был приставлен не просто так! Размышления Алисы прервал возглас одного из инженеров с верфи:
   - Это же "Шкатулка"!
   - Какая такая шкатулка? - поинтересовалась Алиса и получила ответ, что на верфи года три назад был построено это судно, по сути являющееся большим сейфом, такой вот корабль, предназначенный для перевозки или хранения большого количества ценностей. Скорее, для хранения, потому как золотой запас планеты вряд ли нужно будет куда-то везти.
   - Но зачем? - удивился лейтенант с "Новика". Алиса, засмеявшись, сказала:
   - Очень оригинальное решение и понятное - зачем. Все страны, входившие в Мерианский союз, были диктатурами, обычно всепланетными моно государствами, думаю, и сейчас положение не изменилось. А для диктатора что самое страшное? Жизнь потерять и власть? Это тоже, но страшнее всего потерять всё нажитое непосильным трудом, понятно? Нет? Этот сундук, похоже, своеобразная страховка - если правителю станет на планете слишком жарко, то он оттуда сбежит. Но при этом не надо заботиться о наворованном, в смысле - честно нажитом, оно уже упаковано и готово для транспортировки, лежит в укромном месте, где-нибудь на орбите, охраняемое верными нукерами. Кто такие нукеры? Это те, которых я только что постреляла. А вот в этот сундучок мы стрелять не будем, а с собой прихватим. Пиратствовать - это не только стрелять, но и грабить, вот пришёл черёд и это делать, грабим!
   Линкор, сбросив скорость, надвинулся на судно-сейф и, раскрыв свой стыковочный узел, специальными захватами притянул туда угловатый корабль. Стыковочные узлы были у всех военных кораблей, они предназначались не только для быстрой дозаправки, но и для срочной загрузки различных грузов: боеприпасов, повреждённых десантных модулей и многих других вещей. Не успели захваты щёлкнуть, фиксируя корабль-пленник, как Алиса дала команду на разгон для "прыжка", пока линкор разгонялся, в навигационный комплекс были введены необходимые координаты и намертво сцепившиеся корабли исчезли.
  
   Полный адмирал Лео Гутрент испытывал сильное беспокойство, ему только что на стол легла телеграмма (вообще-то, эти сообщения мало были похожи на древние телеграммы, но по-старинке назывались именно так) о скором прибытии военного министра Содружества со свитой. Такой визит ничего хорошего не сулил, поскольку Лео знал, с какой целью прибывает столь высокая комиссия. Первое - это восстанавливаемые крейсера, пусть их и переименовали в большие охотники, но крейсерами они от этого быть не перестали, факт восстановления значительного количества таких кораблей обеспокоил верховный совет, и Гутренту уже было высказано неудовольствие начальства, с намёком - передать эти корабли в подчинение главного командования. Второе - присвоение Таволич звания контр-адмирала, присвоение таких званий - это прерогатива главного командования, то есть военного министерства, а там ясно дали понять, что потолок Алисы - командор, и не больше. Командор местных сил самообороны, без права занимать должности, соответствующие этому званию в федеральном флоте, то есть - флоте содружества. Может, Саунаро что-нибудь правдоподобное и придумала бы для военного министра, но, как назло, она куда-то пропала и до сих пор не появилась, к тому же не вернулась из разведывательного рейда сама Алиса... Гутрент тяжело вздохнул и, словно желая ему окончательно испортить настроение, пришёл доклад с дальней станции слежения о выходе из "прыжка" чего-то неизвестного и очень огромного. Для ухода в "прыжок" и выхода из него существовали определённые зоны, расположенные на границах солнечных систем: для гражданских межзвёздных судов ближе, для военных дальше. Поэтому космопорты строили или на лунах дальних планет, или в поясе астероидов (если он был и это было удобно), военные базы в большинстве случаев располагались за границами системы, а вообще-то граница системы - весьма условное понятие. В военное время боевые корабли могли выйти где угодно (хотя это и было чревато аварийной ситуацией), но в мирное - правила "прыжков" соблюдались неукоснительно. Судя по тому, где вышла из "прыжка" эта непонятная огромная конструкция, это было что-то военное. Если судить по размерам, то это - малая боевая станция, но такие конструкции не предназначены для "прыжков". Гутрент потребовал вывести на экран картинку этого нечто и непроизвольно сглотнул, там был суперлинкор класса Исано! И этот огромный корабль был не один, он как бы тащил захватами своего приёмного шлюза какой-то контейнер, незначительно уступающий ему в размерах. Присмотревшись, Гутрент обнаружил у этого контейнера двигатели, получается, что это тоже был корабль, но почему... разобраться, почему эти корабли двигаются вот так в обнимку, координатор сектора не успел - из прыжка вышел "Новик", сразу обозначив себя идентификационным сигналом. Тут же с суперлинкора пришёл вызов, ответил дежурный, изображение того, кто посылал вызов, появилось и на экране монитора Гутрента, на него смотрело, нахально улыбаясь, немного веснушчатое лицо его заместителя, контр-адмирала Таволич!
   - Доложите командующему, разведывательный рейд прошёл успешно, все поставленные задачи выполнены и перевыполнены. У нас трофеи, только я не знаю, что там, говорят, очень ценные вещи, - произнесло улыбающееся лицо. Гутрент включил камеру, так чтобы его тоже стало видно, и строго сказал:
   - Контр-адмирал Таволич, доложите о трофеях подробнее и как вы оказались на борту этого трофея?
   - Это не трофей, - Алиса сделала вид, что обиделась. Нахмурившись, она повторила: - Это не трофей, это добыча! Моя добыча! А трофей - это вот тот ящик, говорят, что там что-то очень ценное, только мне некогда было смотреть, что там. Вот так ухватила и убежала, хотя... может, я поспешила, так как все корабли, что были в зоне досягаемости, я постреляла. Но об этом позже, сейчас у меня примут этот сундук и посмотрят, что там, там ещё и экипаж должен быть, вряд ли они окажут сопротивление, слишком уж я их напугала, а вы, Лео, свяжитесь с Хитомо. Надо организовать приёмку гражданских, у меня на борту их несколько тысяч. Что, не можете связаться? Наверно, ещё из кокона не вылезла, ладно, я сама с Массаи свяжусь, пусть организует шаттлы для перевозки гражданских и какой-нибудь буксир для этого сундука, линкор я на планету не посажу. Планета - это не астероид, около которого можно "повисеть".
   Изображение Алисы пропало, а Гутрент потряс головой пытаясь осмыслить то, что увидел и услышал. Понятно, этот суперлинкор Алисе каким-то образом удалось захватить, понятно и то, что имея под своей командой такую игрушку, она не удержалась, чтоб не пострелять. А вот оттуда она взяла столько гражданских? И что это за намёк относительно госпожи президента? Выходит, сёстры Таволич знают, что произошло и где сейчас Хитомо Саунаро. Адмирал вздохнул и решил не строить догадок, Алиса, когда появится, всё расскажет.
   Вопреки всем установленным правилам, Алиса не явилась на доклад к своему непосредственному начальству, а сразу отправилась в президентский дворец, где и пропала на три дня. За это время Гутрент, решив не беспокоить свою своенравную подчинённую, успел ознакомиться с рапортами о разведывательном рейде капитана "Новика" и остальных офицеров, а также имел с ними продолжительные беседы. Через три дня адмирал был приглашён в президентский дворец.
   Гутрента, облачённого в парадную адмиральскую форму (всё-таки к президенту приехал) во дворце встретили две рыжих девочки с зелёными бантиками в косичках, одетые в одинаковые зелёные сарафанчики, с куклами в руках. Их Гутрент узнал - сёстры Таволич с подарками президента, вот только определить, где какая Алиса, он затруднялся. Третьей была молодая девушка, одетая в мягкий халат и очень похожая на госпожу президента, так похожая, словно это была она сама, такая как была в юности. У этой девушки в руках тоже была кукла! Она привычно, как это всегда делала президент Саунаро, подала руку для поцелуя, а потом, смутившись, начала оправдываться:
   - Вот, подарили, не могла же я отказываться? Ведь у меня, можно сказать, это второй день рождения. Но это только один из подарков, второй тоже ничего, но если честно, то этот мне дороже!
   - А какой второй? - вежливо спросил Гутрент и застыл с открытым ртом, подошедшая к девушке Массаи Кававнаси, секретарь великого кормчего, а фактически второе лицо в государстве, доложила:
   - Госпожа Саунаро, расселение привезенных Таволич из рейда закончено. Люди довольны и выражают вам свою благодарность. Это действительно благодарность, они очень довольны, ещё просили передать, что очень благодарны адмиралу Таволич.
   - Как, все хором так и благодарили? - с некоторой ехидностью поинтересовалась одна из рыжих девочек, Гутрент понял, что именно она его подчинённая. Секретарь великого кормчего пояснила, что благодарны все привезенные, условия жизни здесь намного лучше, чем там, откуда их привезли, а выражали благодарность выбранные представители. После чего передала Алисе-адмиралу, рисунок, сказав, что это очень просила передать одна девочка, по имени Йоно. На рисунке была нарисована Алиса с очень ехидным выражением лица. Алиса вторая, глянув на рисунок, сообщила:
   - У этой девочки талант! Так ухватить самую суть!
   Алиса первая отреагировала на это замечание, показав язык, заявив при этом, это сестре обидно, что не её изобразили. Заявление не осталось без ответа, которым был тоже высунутый язык. Глядя на этот обмен любезностями, адмирал не мог сдержать улыбки, уж очень это по-детски выглядело, если не знать реальный возраст сестёр, то их можно было бы принять за расшалившихся малолеток. Но его удивило высказывание девушки:
   - Вы знаете, Лео, мне очень хочется к ним присоединиться! Понимаю, что это несолидно при моей должности, но... очень хочется!
   - Я отвернусь, госпожа президент, - улыбнулся Гутрент, он уже понял, что эта девушка - пропадавшая на некоторое время Хитомо Саунаро, видно, что Алисе Николь удалось открыть секрет и она сразу испытала своё открытие на, можно сказать, близкой подруге, успешно испытала! Алиса младшая, или лучше говорить - вторая, грустно улыбнулась и очень серьёзно сказала:
   - К сожалению, этот способ омоложение применим не ко всем людям, только к некоторым, с некоторыми особенностями, встречающимися очень редко, примерно один на миллиард, а может, реже.
   Алиса Николь не стала вдаваться в подробности и рассказывать, что всё дело в крови с очень редкими свойствами, как раз такая кровь оказалась у Хитомо. Переливание крови сестёр не вызвало у той отторжения, как вызывает у обычных людей, но и в этом случае был возможен летальный исход, Саунаро была об этом предупреждена и всё же согласилась. А разговор пошёл совершенно о другом. Говорили в одной из малых гостиных дворца, можно сказать, почти в домашней обстановке. Там разговор был достаточно серьёзный. Гутрент рассказал об инспекции, что будет проводить сам военный министр. Не только военное ведомство обеспокоено увеличением военного флота Таурики, этим обеспокоен верховный совет содружества!
   - Они подозревают нас в том, что мы хотим отделиться, или ещё хуже - перейти на сторону наших бывших врагов, - кивнула Хитомо Саунаро и рассказала о последних новостях: - Мне уже сообщено, что нам прекращено финансирование всех федеральных программ, что мы уже в помощи не нуждаемся и из разряда получателей дотаций переходим в разряд плательщиков федеральных взносов. Я не скажу, что прекращение финансирования - это смертельный удар по нашей экономике, хотя очень неприятно. Но размер взноса, что мы должны платить в федеральный бюджет, ляжет непосильным бременем, вернее, лёг бы... если бы не рейд Алисы. Лео, вы знаете, что было в том сундуке, что приволокла Алиса? Нет? Не знаете? Вас больше интересовал линкор, а сундук сразу утащила Массаи. Очень хозяйственная девочка, хотя и выглядит, как моя бабушка. А я ведь её старше! Но об этом как-нибудь в другой раз, сейчас о сундуке. Там была вся казна Исании! Как я поняла, исанское правительство, вернее, тамошний диктатор разницы между казной страны и своей собственной не делал, он, как и всякий диктатор, очень опасался, что его могут попытаться свергнуть и такая попытка будет удачной, и ему придётся бежать. Вот он к бегству и приготовился, решив всё нажитое непосильным трудом, и не только своим, приготовить к возможной эвакуации. Куда? Ну, не знаю, да мне это и не интересно. Но тут появляется одна рыжая нахалка, мало того, что линкор присвоила, его строителей увела, громкого шороху в той системе наделала, так ещё и самое дорогое у правителя стащила. Я бы сказала, что нам следует ожидать ответного визита вежливости, но, Лео, как вы поняли из просмотренных записей об этом беспримерном разведывательном рейде, приехать к нам им уже не на чем.
   - А если что-то и осталось, то соотношение стволов очень не в их пользу, - улыбнулся Гутрент и озабоченно добавил: - Но меня волнует второй линкор. Всего было пять, три порезали на металл, а два где-то пропали. Один нарисовался в системе Тавота, а где второй? А Арутас находится ближе всего к секторам, занятым бывшим Мерианским союзом, а там не все смирились с поражением, и ближайшая к нам их система - тому пример. Очень похоже на то, что первый удар придётся по нам! Поэтому мы должны быть готовы к появлению вражеской эскадры, сильной эскадры с линкором класса Исано. А в нынешнем флоте содружества ему противопоставить нечего! Я бы не рекомендовал его отдавать объединённому командованию.
   - Я и не буду этого делать, - улыбнулась Хитомо. Продолжая улыбаться, девушка добавила: - Мало того, восстановление флота будет продолжено ускоренными темпами. Тем более что те люди, привезенные Алисой, работали на военной верфи и среди них много отличных специалистов. А условия для работы и жизни их и их семей мы создадим. Ну а комиссию из вашего военного министерства и верховного совета (эта тоже обязательно будет) мы примем, хорошо примем. В этом, Лео, не сомневайтесь!
  
   Жолио Кампоманто, полный адмирал, военный министр, председатель совета самообороны или как его называли сами военные - главного штаба (соответственно Кампоманто был его начальником), стоял в центре управления линейным крейсером "Непобедимый". Это был грозный боевой корабль, построенный после войны, построенный в одном экземпляре, так как враг был разбит и строительство новых кораблей, подобных "Непобедимому", посчитали не нужным. "Непобедимый" вышел из "прыжка" у границы системы Арутас, в эшелоне, предназначенном для военных кораблей, вслед за ним вышли корабли сопровождения: восемь крейсеров проекта двести три, довольно грозная сила. Но эта мощная эскадра была не предназначена для запугивания местных властей, и тем более не для ведения здесь боевых действий. Просто надо было показать, что командование силами самообороны обладает достаточным количеством кораблей, чтоб противостоять любому противнику, и та самодеятельность, что устроили здесь местные власти, совершенно ни к чему! По непроверенным сведениям здесь то ли начали восстанавливать находящиеся на хранении старые корабли, то ли начали строить новые. Адмирал Кампоманто с удовлетворением наблюдал за чётким выходом из "прыжка" крейсеров своей эскадры. Вообще-то видеть сами корабли он не мог, "Непобедимый" всё-таки не туристический шаттл, и визуализация различных объектов тут не предусмотрена, адмирал видел появляющиеся отметки на экране радара. Внимание адмирала отвлёк возглас одного из офицеров, наблюдавших за экранами передней полусферы, адмирал повернулся и замер от удивления, там чётким строем шли двенадцать крейсеров! Но не это вызвало удивление, возглавлял эту колонну, судя по отметке, линкор! Даже не линкор, а корабль гораздо больших размеров! Офицер увеличил разрешение и ахнул:
   - Пятнадцать башен с орудиями главного калибра, ещё двадцать шесть вспомогательных пушек!
   - И, похоже, там штатные рельсовые поменяли на энергетические... - выдохнул ещё один офицер, тоже быстро посчитавший башни этого монстра. Потом с тем же придыханием добавил: - Этот корабль не имеет себе равных! Он непобедим!
   - Непобедимых не существует, - недовольно произнёс Кампоманто, он не мог позволить, чтоб кто-то усомнился в его компетенции, военный министр должен знать всё, и этот суперлинкор не должен вызвать у него удивления, а тем более страха (ну, пусть не страха, опасения). Адмирал, повернувшись к офицеру связи, хотел приказать, чтобы на эту эскадру послали запрос, но пока он думал, о чём же запрашивать, на экране связи появилась улыбающаяся рожица, по другому это лицо, покрытое веснушками, растянутым до ушей ртом и большими зелёными глазами, назвать нельзя было. Картину дополняли рыжие волосы, собранные в торчащие в стороны косички, украшенные зелёными, под цвет глаз, большими бантами. От этой рожицы можно было ожидать чего угодно: высунутого языка, сделанного "носа" или даже "козы"! Но продолжающая жизнерадостно (где-то даже шаловливо, словно задумала какую шкоду) девочка отрапортовала:
   - Сэр! Командующий первой эскадрой системы Арутас, контр-адмирал сил самообороны Таурики Алиса Таволич, приветствует вас!
   - А? - растерялся военный министр, уж очень этот официальный рапорт не соответствовал внешнему виду рапортовавшего. А девочка, продолжая улыбаться, продолжила:
   - Приветствую вас от себя лично, от всех сил нашего флота, его командующего пяти звёздного адмирала Гутрента, президента Таурики Хитомо Саунаро. Они готовы вам лично засвидетельствовать своё почтение, только, адмирал, рот закройте и своим офицерам прикажите это сделать, а то можно подумать, что вы все голодные и кушать просите.
   В конце своей торжественной речи девочка хихикнула и исчезла с экрана, вместо неё появились адмирал Гутрент, президент Хитомо Саунаро и секретарь верховного кормчего Массаи Кававнаси. К удивлению Кампоманто, Хитомо Саунаро, которую он помнил очень пожилой женщиной, выглядела уж слишком молодо, не девочкой, как контр-адмирал Таволич, но девушкой лет двадцати-двадцати пяти. Это тоже ввело военного министра в некоторую растерянность, и он не нашёл ничего лучшего, как спросить:
   - А почему командор Таволич представляется как контр-адмирал?
   - Видите ли, адмирал, командование такой эскадрой, какая вышла вас встречать, подразумевает у командующего ею более высокое звание, чем командор. Поэтому мною Таволич, имеющей звание командор сил самообороны Содружества, было присвоено звание контр-адмирал сил самообороны системы Арутас. А поскольку Арутас, я имею в виду не только нашу звёздную систему, но и четыре близлежащих, объединенных под этим названием, пользуются некоторой экстерриториальностью, то я, как глава этого объединения, имею полное право это сделать. Или вы не согласны со мной? - Саунаро закончила свои объяснения вопросом, и объектив камеры переместился на упомянутого контр-адмирала сил самообороны системы Арутас, непочтительно высунувшей язык. Увидев, что её изображение появилось на главном экране, Алиса приложила ладонь к своему кепи в воинском приветствии и снова торжественно представилась:
   - Командующий первой эскадрой системы Арутас, контр-адмирал сил самообороны Таурики Алиса Таволич!
   - Я думаю, когда вы ознакомитесь с предоставленными вам материалами разведывательного рейда, возражений утверждения Таволич контр-адмиралом у вас не возникнет, несмотря на длину её языка, - серьёзно произнёс адмирал Гутрент, обращаясь к военному министру. Увидев, что тот хочет возразить, добавил: - Как не будет возражений и против увеличения численности флота системы Арутас.
  

Оценка: 8.56*39  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Лайм "Мой князь Хаоса" (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Навязанная жена" (Любовное фэнтези) | | Т.Серганова "Когда землю укроет снег" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Кофф "Вот так как-то.... " (Короткий любовный роман) | | Я.Логвин "Только ты" (Современный любовный роман) | | Н.Самсонова "Жена по жребию" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Крохотное чудо " (Короткий любовный роман) | | С.Шавлюк "Угадай суженого" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Романова "Опекун" (Короткий любовный роман) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"