Дубровская Жанна: другие произведения.

Фредерик и Флориана

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ..Балы и светские рауты, устраиваемые королём и королевой с целью женить наследника, оставляли Фредерика равнодушным, он находил обременительной необходимость вести пустые беседы с жеманными иностранками. Более всего он ценил в людях искренность и ум. Его избранница, к тому же, должна была иметь добрый нрав..

Флориана []

Фредерик и Флориана

Воскресла нежная душа
К любви.
Ей в этом помогли глаза
Твои.
Она прочла в них, что ждала
Давно:
Простую истину - душе любить
Дано.

   В волшебной стране Флоризении правил великий и справедливый король Георг. И был у короля единственный сын Фредерик. С детства Фредерик был обучен стрельбе из лука, дворцовому этикету и искусству ястребиной охоты.
   Однако более остальных наук принцу пришлась по сердцу астрономия. Часами мог он просиживать на крыше, мечтая о далёких мирах, загадочных и недостижимых. Зная об увлечении сына модной наукой, король Георг распорядился построить в королевском саду обсерваторию. Когда обсерватория была готова, из-за границы доставили самый мощный в мире телескоп. И теперь, когда над сказочным королевством опускалась ночь, молодой принц приходил полюбоваться на озарённые Солнцем планеты, делал в журнале наблюдений ему одному понятные пометки и мечтал увидеть жизнь на одной из планет воочию, а не в объектив телескопа.
   Балы и светские рауты, устраиваемые королём и королевой с целью женить наследника, оставляли Фредерика равнодушным, он находил обременительной необходимость вести пустые беседы с жеманными иностранками. Более всего он ценил в людях искренность и ум. Его избранница, к тому же, должна была иметь добрый нрав.
   Дабы у Вас не сложилось впечатление, что был наш Фредерик мечтателем, витающим в облаках, скажу, что неоднократно он наравне со своим отцом участвовал в сражениях, бывал ранен, но душу имел чуткую, к тому же был весьма и весьма образован, и не понимал поэтому зачем нужны бесконечные кровопролитные войны, которые вело их королевство в борьбе за чужие территории.
   В день, когда молодому принцу исполнилось двадцать пять лет, на королевство Флоризению напало враждебное войско короля страны Вечных Туч. Король Георг собрал своих верноподданных и призвал их сплотиться перед лицом неприятеля. Вызвал король и своего сына Фредерика и приказал тому собираться в дальний путь защищать границы родного королевства.
   Защищать родимый дом - святое дело, удел каждого уважающего себя мужчины. Сложил Фредерик в дорожную сумку всё самое необходимое, надел доспехи, сел на коня и отправился вместе с отцом во главе королевского войска на битву с иноземными захватчиками.
   Долго ли, нет ли длился освободительный поход, много воинов полегло, но сумел король Георг обратить вражескую армию в бегство. Когда последние жалкие остатки неприятеля покинули территорию Флоризении, король Георг приказал своему изрядно поредевшему войску возвращаться домой.
   Дорога воинов короля Георга лежала через дремучий лес, известный в округе своими сказочными обитателями. Здесь на болоте заплетали свои косы прекрасноокие русалки, маня в трухлявые изумрудные глубины доверчивого странника, злые тролли жгли по ночам жаркие костры, возле которых отплясывали свои жуткие танцы. Но более всего лес был знаменит своей покровительницей - злой колдуньей Джиурьей, заморочившей голову немалому количеству путников. Поговаривали даже, что окаменевшие вековые стволы с устремлёнными ввысь сухими ветками и есть те несчастные, волею коварной Джиурьи ставшие вечными памятниками своей беспечности.
   Как ни храбры были воины короля Георга, не решили они вступить на территорию злой Джиурьи и поехали в объезд зловещего леса. Георг, как их предводитель, вынужден был последовать вслед за своим войском. И только молодой Фредерик не побоялся россказней окрестных сплетниц и смело направил коня в заколдованный лес.
   Смеркалось, на небе проступили первые звёздочки, притягивающие к себе взгляд молодого принца. Наконец, можно было не думать о невзгодах и насладиться покоем, исходящим с небес. Фредерик спешился и повёл за уздцы послушного коня, который вышагивал храброй поступью и не думал пугаться резких вздохов филина и поскрипов вековых сосен. Уже и полная луна засияла на тёмном пологе небес, а лес всё не заканчивался, а только становился всё глуше да таинственней. Дорогу освещал лишь полуистлевший факел в руке неустрашимого Фредерика.
   Когда факел уже готов был потухнуть, грозя погрузить всё вокруг в непроглядную тьму, Фредерик увидел вдали яркие огни, разбросанные не спонтанно, а составляющие какую-то непонятную издали фигуру. Там были люди, и это было самое главное: усталый принц мог рассчитывать на радушный приём, а его верный конь Патрик - на добрую порцию сена.
   Огни становились всё ярче, а лес вокруг всё глуше. Корявые стволы преграждали путь, цеплялись своими прихотливо изогнутыми ветвями за одежду, хлестали по лицу тонкими безжизненными ветками. Чем ближе подходил Фредерик к незнакомому жилищу, тем беспокойнее становился его конь. Конь взбрыкивал, артачился, словом, проявлял непонятное упрямство и нежелание приближаться к спасительному очагу. Такое поведение не могло не настораживать, и Фредерик вдруг припомнил, как его няня, Лукреция, рассказывала, что в заколдованных лесах живёт злая ведунья Джиурья, сгубившая немало путников на своём веку. Воспоминания лишь подзадорили нашего принца, ведь молодости так бывает свойственна неосмотрительность и отчаянная смелость в поступках.
   Когда до обитаемого жилища осталось не более четверти мили, лес внезапно расступился, являя взгляду Фредерика вересковую пустошь с поникшими от жестокой засухи кустами. Кто бы ни являлся хозяином величественной постройки, раскинувшейся на небольшом возвышении, сам факт существования обжитого жилища, вселял надежды в мужественное сердце Фредерика. Его не насторожила странная фигура, сложившаяся из зажжённых окон - острый меч, поражающий невидимую цель. Голодный и уставший, принц мечтал лишь о двух вещах - о сытном ужине для себя и своего коня, да о постели, могущей подарить ему долгожданный отдых.
   Факел погас, но яркая луна отчётливо освещала окрестности. Громадный замок, к которому лежал путь Фредерика, был окружён глубоким рвом, через который был переброшен шаткий деревянный мостик. Принц решительно вступил на редкие досочки, мостик задрожал и прогнулся, но выстоял. Несчастный перепуганный конь следовал за хозяином, хотя копыта порой проваливались в пустоту, а душу терзало неодолимое предчувствие беды. Хотелось предупредить неразумного смельчака-принца обо всех опасностях, связанных с заколдованным замком, но разве тот поймёт его лошадиный язык! Оставалось лишь покорно плестись вслед за Фредериком, уповая на счастливую звезду и помощь Высших сил.
   Громоздкие ворота, ведущие на территорию замка, как ни странно, оказались отпертыми. Быть может, кто-то, обитающий в этом величественном замке, ожидал визита заблудившегося странника? Однако едва Фредерик миновал ворота и сделал несколько шагов в сторону дома, как откуда ни возьмись сбежались огромные чёрные доги и, клацая зубами, окружили принца и его едва живого от страха коня плотным кольцом. Фредерик достал меч и уже приготовился к схватке с голодными псами, когда они вдруг расступились и униженно склонили головы. Фредерик поднял глаза и не смог сдержать восхищённого возгласа - перед ним стояла женщина неземной красоты. Чёрные смоляные волосы трепетали на порывистом ветру, тёмные глубокие глаза, словно две сверкающие молнии, мерцали на безупречной красоты лице.
   - Рада приветствовать Вас у себя дома, принц Фредерик, - произнесла незнакомка низким грудным голосом, но вопреки словам на её лице не отразилось ни радости, ни каких-либо иных чувств.
   - Откуда Вам известно моё имя? - удивился Фредерик, а конь его тем временем наклонил голову и задышал в ухо принца, силясь предупредить хозяина об опасности, исходящей от роковой красавицы.
   - Хоть я и живу в лесу, мне многое известно. Мои соглядатаи, чёрные вороны, принесли весть, что у меня нынче именитые гости.
   - Наверное, это нескромный вопрос, но мне хотелось бы узнать имя моей спасительницы. Как Вас зовут, о прекрасная незнакомка? - спросил, отвешивая уважительный поклон, Фредерик, поражённый небывалой красотой хозяйки замка, конь же при этом буквально застонал от ужаса, поняв что за женщина стоит перед ними.
   - Мать нарекла меня Джиурьей, что на языке колдунов означает "повелительница леса", - и, заметив, как помрачнело лицо Фредерика, едва он услышал её имя, засмеялась так, что у коня Патрика зашевелилась от ужаса грива на голове, - По Вашему виду я поняла, что Вы слышали обо мне и, наверняка, не самые лестные вещи. Решитесь ли Вы теперь принять от меня помощь, или испугаетесь глупых слухов, которые распространяют неграмотные суеверцы?
   - Никакие слухи не убедят меня в чьей-либо порочности. Я привык сам наблюдать человеческие порывы и судить о людях не по чьим-то рассказам, а по личным наблюдениям. Вам не стоит опасаться с моей стороны предвзятого к себе отношения, а то, что Вы предложили мне помощь, лишь возвышает Вас в моих глазах.
   - Хорошо, Фредерик. Приятно иметь дело с разумными людьми. Что ж, проходите в замок, а я тем временем определю Вашего коня. У меня, правда, нет конюшен, но думаю, Патрику придётся по вкусу ночлег в одном из замковых сараев.
   Пока Фредерик грелся перед жарко растопленным камином, Джиурья повела коня Патрика на самый дальний двор и привязала его крепко-накрепко к толстенному столбу прямо под открытым небом. Обуянный сильным страхом, конь даже не думал сопротивляться и, словно одурманенный, послушно шёл за колдуньей. Фредерик в это время рассматривал портреты мрачных женщин с такими же смоляными, как и у Джиурьи, волосами, очевидно, её ближайших родственниц.
   Когда Джиурья вошла в гостевую залу, Фредерик, уже изрядно утомлённый изучением странных картин, от которых, казалось, веяло холодом, сидел на высоком готическом стуле и думал, не совершил ли он ошибки, приняв приглашение Джиурьи. Что-то неуловимо-опасное сквозило в окружающей атмосфере, или это разыгралось разбуженное голодом и усталостью воображение? Джиурья тоже была задумчива, её глубокие и огромные, точно ночные озёра глаза, сверкали неприкаянной решимостью.
   - Прежде, чем мой слуга накроет на стол, и ты, Фредерик, утолишь свой голод, выслушай моё предложение. Слушай внимательно, ибо от твоего решения зависит твоё счастье и жизнь твоего верного коня. Я предлагаю тебе взять меня в жёны. Я молода, красива, могущественна и полна сил. Твой отец стар и слаб, ему недолго осталось, поверь мне. После кончины отца ты станешь королём великой Флоризении, и люди перестанут роптать, что жена у тебя - колдунья. Если захочешь, я рожу тебе наследника: он будет бесстрашен, как его отец, а красоту и силу он унаследует от матери. Если же нет, сгинешь ты в окрестных болотах, и даже косточек твоих не останется, а коня я отдам на съедение своим псам - пусть потешатся. Так каков будет твой ответ?
   - Мне необходимо время для того, чтобы подумать. Вопрос серьёзный, ведь на карту поставлена не только моя судьба, но и судьба всего королевства. К тому же я сильно утомился и нуждаюсь в отдыхе.
   - Хорошо, подумай, только пищу ты получишь лишь после положительного ответа, в случае же отрицательного - она тебе и так не понадобится, умирать можно и на голодный желудок. Что ж, отдохну и я, - и с этими словами колдунья поднялась высоко в воздух и, прислонившись спиной к потолку, замерла, - Только не вздумай сбежать, все двери на замке, тебе их не взломать, так что даже не надейся улизнуть, помни, ты целиком в моей власти, - Джиурья прикрыла глаза и через минуту захрапела.
   Несмотря на всю свою колдовскую проницательность, Джиурья не знала о маленьком нательном крестике, с которым Фредерик никогда не расставался, ведь крестик был подарком его любимой матушки. В освободительных боях и мирной жизни этот талисман любви и символ веры всегда спасал Фредерика от несчастий и бед. Зная о том, каким волшебным даром он владеет, Фредерик исполнился уверенности, что сумеет преодолеть все преграды на пути к свободе. Маленький серебряный крестик и вера в победу спасут и его, и коня, вырвав из колдовских объятий коварной Джиурьи!
   Фредерик направился к закрытой двери, ведущей во двор замка, на ней висел огромный амбарный замок. Ключ, очевидно, был у Джиурьи, но Фредерик не стал отчаиваться - он склонился над замком, взял в руки крестик и вставил его в скважину замка. В тот же миг замок открылся, путь был свободен.
   Однако впереди Фредерика ожидало ещё одно испытание - свора давно не кормленых псов, жаждущих его крови. Огромные доги сидели полукругом возле входной двери и пожирали Фредерика плотоядными взглядами, готовые в любую минуту броситься на вооружённого лишь одним мечом принца и разорвать его на части. Фредерик не дрогнул, а трижды перекрестившись, отправился на поиски своего коня. Доги словно окаменели, и лишь с видимым сожалением провожали голодными взглядами невозмутимого Фредерика. Так маленький крестик совершил новое чудо, освободив Фредерика от чар колдуньи.
   Конь Патрик несказанно обрадовался приходу хозяина. И хотя он, как и принц, был голоден и обессилен, желание спастись придало ему энергии.
   На востоке занимался рассвет, ночное небо светлело, скрывая луну и звёзды, и придавая забвению ночные ужасы, которые довелось пережить храброму принцу Фредерику и его верному коню Патрику. Воздух становился всё более прозрачным и ясным, мгла рассеивалась, однако было по-прежнему неясно, какая из многочисленных тропинок вела из леса.
   Прошагав по сильно заросшему лесу не одну милю, Фредерик понял, что кружит на одном месте. Поляну, на которую вывела одна из лесных тропок, он видел уже великое множество раз. Впору было отчаиваться, казалось, угроза Джиурьи относительно мучительной смерти, начинала сбываться, но Фредерик решил рискнуть ещё один, последний раз. И прежде, чем отправиться на поиски выхода из леса, принц решил немного передохнуть. Он вынул покрывало из-под седла Патрика, расстелил его на земле и сел.
   Из невесёлой задумчивости Фредерика вывел странный предмет, упавший ему на колени. При ближайшем рассмотрении предмет оказался лесным орешком, уже кем-то заботливо очищенным от скорлупы. Фредерик вскочил на ноги и запрокинул голову: на ветке, чуть повыше его глаз сидела маленькая рыжая белочка и очищала орешки, которые затем бросала прямо на покрывало, разложенное на земле. Фредерик не поверил своим глазам - дикое лесное существо решило подкормить наследного принца!
   Белочка словно почувствовала на себе изумлённый взгляд Фредерика и посмотрела ему прямо в глаза своими бесконечно печальными глазками.
   - Угощайтесь, Ваше высочество. Я знаю, что Вы очень голодны, а поскольку Вы никогда не обижали моих сестёр, я решила оказать Вам посильную помощь.
   - Как, ты умеешь разговаривать? - удивлению Фредерика не было предела.
   - Чему тут удивляться, ведь если в нашем королевстве существуют настоящие ведьмы, почему бы нам, белкам, не говорить? - сказала белка скорее утвердительно, чем вопросительно и разгрызла очередной орех.
   - Но откуда в дремучем лесу орешник? Мой бедный конь отчаялся найти хотя бы кустик зелёной травы, чтобы восполнить свои силы.Вокруг - только сушь и деревья, в стволах которых уже нет жизни.
   - Лес не однороден, он только кажется мёртвым, а на самом деле есть в нём места, куда ещё не залетала метла злой Джиурьи, вот там мы и кормимся, - с печалью в голосе проговорила белка.
   - Чем мне тебя отблагодарить за твою доброту, милая белка? - спросил, насытившись, принц Фредерик.
   - Возьмите меня с собой, я не стану для Вас обузой, к тому же, я смогу вывести Вас из леса, только возьмите меня с собой, - взмолилась белка. И такой маленькой и беззащитной показалась она принцу, что сердце его дрогнуло, и он тотчас же согласился забрать свою рыжую спасительницу из заколдованного леса.
   Стремительнее звука спустилась белка с дерева, на котором сидела, быстрее молнии вскарабкалась на плечо Фредерика и, как опытный лесничий, начала нашёптывать принцу подсказки по какой тропинке идти да на какую сворачивать.
   А тем временем в своём замке проснулась колдунья Джиурья. Потягиваясь, она отстранилась от потолка, повисев немного в воздухе, опустилась на пол и тут обнаружила исчезновение принца Фредерика. Ярости зловредной женщины не было конца. Бросилась было она вдогонку за беглецами, да куда там, разве их догонишь?! Достала тогда Джиурья волшебную подзорную трубу, припала к окуляру правым глазом и увидела то, чего так страшилась: потерян навсегда для неё принц Фредерик, чары её леса для него уже не опасны, а что хуже всего - рядом с ним эта проклятая девчонка Флориана. Да, видимо, от Судьбы не уйдёшь. Было на роду ей встретиться с принцем, и вот, пожалуйста - сидит у него на плече, да ещё на ушко нежности разные шепчет, белка драная! Ну ничего, заклятье-то на ней нешуточное: чтобы стать человеком, нужно девчонке пройти через все торжества человеческой свадьбы, а это - невозможно. Ни один мужчина в мире не согласится взять в жёны лесную белку, тем более - принц!
   Торжествуя и радуясь чужому горю, подхватила Джиурья из угла гостиной косматую метлу и закружилась с ней по зале, выкрикивая проклятия и любуясь в зеркала, отражающие её молодое, породистое, но такое порочное и злое лицо. И была она счастлива и весела, будто принц Фредерик и его конь уже сгинули в местных болотах, а их белые косточки уже обглодали её верные соглядатаи - чёрные вороны и развеяли над заколдованным лесом - её лесом, где была она полновластной хозяйкой.
   ... Когда Фредерик вернулся в родное королевство, оказалось, что родные уже не чаяли увидеть его среди живых. Целый месяц самые лучшие следопыты искали его в зачарованном лесу, но ни следов пребывания принца в лесу, ни его останков не обнаружили. От горя и переживаний слёг его отец, король Георг; любимая матушка проводила подле супруга всё своё время. Узнав о беде, приключившейся с отцом, Фредерик вспомнил слова Джиурьи, но, не желая верить в сказанное, счёл её слова пустой угрозой. Однако тревога за здоровье отца крепла день ото дня, подпитываясь неутешительными прогнозами, которые озвучивал придворный эскулап. Только поддержка, оказываемая принцу забавным лесным зверьком, спасшим ему жизнь, не давала пролиться горьким слезам отчаяния. Да, наш принц Фредерик был смел и храбр на поле битвы, но когда с кем-то из близких ему людей случалась беда, он становился обычным человеком с обычными земными слабостями.
   В середине зимы король Георг умер. Королевская семья устроила ему пышные похороны, на которые пришли тысячи людей, чтобы проститься с любимым монархом. Спустя месяц короновали принца Фредерика, на торжество прибыли послы и державные четы из разных стран. Даже король из поверженной страны Вечных Туч посетил коронацию молодого монарха! Празднества были умеренные, ведь ещё совсем недавно страна лишилась своего любимого короля, но даже несмотря на скромность торжеств, об их грандиозности и масштабности ещё долго судачили далеко за пределами Флоризении.
   Вот так, нежданно-негаданно, стал Фредерик королём волшебной страны Флоризении. Недостаток опыта руководства Фредерик компенсировал тем, что ввёл новый совещательный орган - палату мудрецов. Ни одно важное решение не принимал он, не посоветовавшись с убелёнными сединами старцами, имеющими обширные познания в различных областях науки и жизни. Так, король Фредерик, с согласия мудрецов ввёл в Флоризении обязательные регулярные занятия для детей бедняков. И главной наукой, преподававшейся в учебных классах, стала любимая Фредериком астрономия. Теперь тысячи детей, не видящих в своей жизни ничего, кроме пинков и колотушек, заворожённо смотрели в ночное небо, выискивая на нём Млечный Путь или Полярную Звезду.
   Среди прочих дел не забывал король и про свою маленькую спасительницу. Он поселил говорящую белку в своей комнате, кормил её из своих рук и никогда не забывал оставить на окне блюдце с родниковой водой, чтобы в его отсутствие любимая зверушка могла утолить жажду. Самый лучший плотник королевства изготовил для белки небольшую кроватку, самые лучшие швеи сшили и набили лебяжьим пухом крохотную перинку, а самые лучшие ткачихи выткали для любимицы короля превосходное одеяльце.
   Маленькая белка была почти счастлива: она была сыта, согрета заботой и в безопасности, покровительство короля спасало её от издевательств Джиурьи, но в душе она по-прежнему мечтала стать человеком, и эти безнадёжные в своей смелости мечты заставляли бедняжку проливать горькие слёзы. Король Фредерик ни о чём не догадывался, он считал белку домашней любимицей, милой забавной зверушкой, умеющей разговаривать, но ему и в голову не могло прийти, что рядом с ним живёт красавица Флориана, заколдованная дочь богатого купца Иегона!
   ...С ранних лет Флориана была любимицей всех домочадцев, она радовала родителей склонностью к наукам, была ровного нраву, много смеялась, заражая весельем окружающих. К тому же девочка росла настоящей красавицей, и к шестнадцати годам превратилась в очаровательную девушку с розовыми щёчками и густыми белокурыми волосами. Многие рыцари королевства отдали бы всё своё богатство, лишь бы назвать прекрасную Флориану своей женой. Но к несчастью Флорианы, сердце её было занято: в нём безраздельно царил наследный принц Фредерик. Девушка увидела своего будущего правителя на одном из ежегодных королевских балов, и её сердечко выпрыгнуло из груди и покатилось под ноги черноволосого красавца. А принц Фредерик, слишком занятый общением с очередной принцессой, не смотрел под ноги и наступил на трепетное сердечко Флорианы. С тех пор не утихала сердечная боль, Флориана бродила по дому, словно тень, её смех уже давно не раздавался в покоях замка, ничто её не волновало, все мысли были лишь об одном Фредерике.
   Услышав от своей кормилицы историю о колдуне Вольдемаре, покровителе волшебных болот, несчастная Флориана решила при помощи магии добиться благосклонности принца Фредерика. Поздним вечером она покинула отцовский дом и направилась в заколдованный лес к колдуну Вольдемару. Звёзды указали ей правильный путь, лунная тропинка привела к болотам. Не испытывая ни страха, ни сомнений, но несколько взволнованная встречей с колдуном, Флориана обратилась к покровителю болот:
   - Уважаемый Вольдемар, не могли бы Вы на секундочку отвлечься от своих важных дел и выслушать мою просьбу. Смиренно прошу Вас об этом. Будьте так любезны, - добавила девушка дрожащим от волнения голосом.
   Ответом девушке была тишина, прерываемая кваканьем любопытных лягушек, вылезших на берег, чтобы получше рассмотреть нежданную гостью. Насмотревшись вдоволь, несколько лягушек исчезло в мутной трясине болота - они отправились в подводный дворец Вольдемара предупредить колдуна о приходе прекрасной просительницы. Заинтригованный неожиданным визитом Флорианы, но догадываясь о её просьбе, Вольдемар сел на огромную лягушку, заменяющую ему средство передвижения, и всплыл на поверхность болота.
   - Слушаю тебя, Флориана, дочь купца. Говори свою просьбу и, может быть, я смогу тебе помочь. Но помни, что я злой колдун, и за своё волшебство потребую непомерную цену. Готова ли ты её заплатить?
   - Боюсь, я теперь согласна на всё, лишь бы мечта моя осуществилась. Так случилось, что на королевском балу увидела я принца Фредерика, будущего правителя нашей Флоризении. С тех пор судьба моя у него в руках, только он о том не ведает. И даже если бы он полюбил меня, союз меж нами невозможен, ведь я всего лишь дочь купца, а он - будущий король.
   - Чего же ты хочешь от меня, я отнюдь не всесилен, и не смогу сделать из тебя особу королевских кровей? - сочувственно заметил Вольдемар.
   - Я просто хочу быть рядом с любимым принцем, я хочу, чтобы он дарил мне крупицу своей нежности. На большее я не претендую, - скрепя сердце, молвила Флориана. Конечно, она мечтала быть возлюбленной супругой Фредерика, но социальное неравенство довлело над их судьбами и лишало Флориану надежд на совместное будущее. К тому же, Фредерик не обращал на дочку купца никакого внимания.
   - Хорошо, Флориана, быть по-твоему. Ты будешь рядом со своим принцем, он будет ценить тебя, возможно, ты даже займёшь в его сердце уютный уголок, но не спеши меня благодарить, - предупредил Вольдемар поток благодарственных слов, готовых сорваться с уст Флорианы, - За своё счастье ты заплатишь сполна. Неравенство, о котором ты говорила, покажется тебе пустяковым по сравнению с тем, что я тебе приготовил. Ты превратишься в лесную белку, и твой шанс покорить сердце будущего монарха будет равен практически нулю. Однако если даже принц влюбится в тебя, ему придётся противостоять семье и своим подданным, которые никогда не примут дикое лесное существо в качестве своей повелительницы. Для того же, чтобы стать прежней Флорианой, тебе необходимо будет пройти все торжества брачной церемонии: обручение и венчание в церкви.
   - Я согласна. Жизнь моя - ничто, если рядом нет Фредерика. Он - самая моя большая радость и отрада, смысл моей жизни. Лишь с ним я хочу стариться вместе и умереть в один день, как в сказках, которые рассказывала мне в детстве кормилица.
   - Вспомни о своих родителях, которые к тебе очень привязаны. Ты обречёшь их на одинокую старость, вдали от любимой дочери, - воззвал Вольдемар к дочерним чувствам Флорианы, но, ослеплённая своей любовью к Фредерику и окрылённая возможностью близкого счастья, та ответствовала:
   - А разве лучше будет для моих близких наблюдать моё медленное угасание? Разве станут мои родные счастливее оттого, что я рядом с ними, но им не под силу облегчить мои страдания? Я никогда не забуду о своих родителях и кормилице, я буду навещать их так часто, как только смогу, жаль только, что они никогда об этом не узнают.
   - Итак, ты решилась. Что ж, так тому и быть, каждый волен выбирать то, что ему по душе. Возьми этот волшебный орех и съешь его, - и Вольдемар протянул Флориане светящийся в ночном сумраке плод. Едва девушка проглотила орех, как обернулась маленькой рыжей белкой и, взобравшись на ближайшее дерево, скрылась в его кроне.
   -Кончено, - пробормотал колдун Вольдемар и медленно погрузился в пучину зловонного болота.
   ... Первый год правления короля Фредерика был на исходе. Народ уже успел полюбить своего молодого короля за его доброту и заботу о простых тружениках. Фредерику удалось добиться стабильности в экономике и политике страны, установить с соседними государствами добрососедские отношения. Он уменьшил налоговое бремя на земледельцев и скотопромышленников, чем заслужил одобрение совета мудрецов и королевы-матери. Вдовствующая королева могла быть вполне довольна своим сыном, если бы не одна деталь - упорное нежелание Фредерика вступать в брак. Сотни знатнейших невест со всего мира приезжали в Флоризению, надеясь завоевать сердце неприступного короля, но возвращались домой ни с чем, в слезах и печали. На все упрёки матери, Фредерик отвечал, что пока не встретил девушку своей мечты, а женитьба по политическим мотивам не входит в его планы.
   В самом начале весны, когда снег ещё только начинал таять, в королевстве Флоризении устроили массовые катания с горы на деревянных санях. Гора располагалась неподалёку от заколдованного леса, поэтому в забаве участвовали лишь самые смелые и отчаянные. Поглазеть же на катания пришли многие желающие пощекотать себе нервы.
   Королю Фредерику, как почётному гостю, достались самые быстроходные и лёгкие сани. Добравшись до вершины горы, король с силой оттолкнулся и запрыгнул в сани. По мере снижения скорость скольжения всё возрастала, сани летели упругой стрелой: они миновали толпу веселящихся горожан, сбили заградительные сооружения и, оставив далеко позади себя границу заколдованного леса, остановились.
   Фредерик вылез из саней и осмотрелся. Воспоминания о прошлом визите в заколдованный лес заставили его сердце тревожно забиться. Нет, он не боялся козней Джиурьи: маленький крестик надёжно хранил его от её чар, просто король вспомнил, с каким ужасом говорила о колдунье его спасительница-белка, и ему стало немного не по себе.
   Прямо перед Фредериком рос молодой дуб, в ствол которого по рукоять вошёл топор. Из рваной раны сочился сок. Король никогда не мог пройти мимо чужой боли, поэтому он подошёл к дубу и с усилием вытащил топор. Рана на стволе тотчас же зарубцевалась.
   - Благодарю Вас, Ваше величество. Целый год я испытывал невыносимую муку, Вы избавили меня от мучений. Если бы я мог что-нибудь для Вас сделать, хотя что может сделать дурацкое дерево! - произнёс дуб совершенно убитым голосом.
   - Конечно, я, как король, привык ничему не удивляться, но говорящий дуб - это всё же за пределами моего понимания. Наверное, я просто устал, - сказал сам себе Фредерик и повернулся, чтобы выйти из леса, когда дуб снова заговорил:
   - Постойте, Ваше Величество. Выслушайте меня, возможно, мой рассказ станет для кого-то предостережением. Видите ли, ещё совсем недавно я был знатным уважаемым вельможей, и была у меня прекрасная дружная семья - жена и две дочки. Однажды, поздним летним вечером, возвращался я с ярмарки - вёз подарки своим женщинам. Чтобы не делать крюк, решил я ехать напрямую, через заколдованный лес. Еду час, еду два, чувствую - заблудился. А время позднее, темно - глаз выколи, на небе ни звёздочки. Вдруг осветился лес, посмотрел я в небо - батюшки, а в нём черным-черно от воронья. Увидели меня, загалдели, закаркали, точно зовут кого-то. И точно, не успел я испугаться как следует, как на лесной тропинке в окружении искрящегося света показалась нимфа лесная. Волосы чёрные, как смоль, брови соболиные, а улыбка такая, что мороз по коже. Представилась: Джиурья, говорит, меня зовут. Обещаю, говорит, сохранить тебе жизнь в обмен на то, чем ты владеешь. Вспомнил тут я про жену, про дочек и решил, что ничего этой злобной паршивке не достанется, пусть делает со мной всё, что пожелает. Сильно осерчала Джиурья, ногами затопала, брови сдвинула, но и я не из робких - стою на своём. Вдруг поднялась Джиурья в воздух, подлетела ко мне, заглянула прямо в душу, а глаза у неё тёмные, точно ночные озёра, и положила свою руку мне на плечо. Быть тебе бревном бесчувственным, говорит. Очнулся я - ни Джиурьи, ни её прихвостней, вокруг лишь лес шумит. Хотел пошевелиться, да ничего не вышло, глянул вниз, а вместо ног у меня корни топорщатся. Вот так я и стал деревом. Поначалу тосковал сильно по семье, по дому, а потом привык. Шевелю листочками, гляжу, как птички гнёзда вьют на моих ветвях, вижу, как нарождаются малые птахи, и думаю - а всё же не даром стою. Прошло два года, как стал я деревом, я уж и думать забыл про Джиурьу, да только она сама меня нашла. Гуляла она однажды по лесу, осматривала свои владения, заметила меня и спрашивает: а не передумал ли ты граф, может поделишься со мной нажитым, а то жена твоя уж больно убивается по пропавшему мужу, да и дети плачут - папку им жалко. Призадумался я, а что если и вправду согласиться на условия колдуньи, вернуться в семью, однако мысль о том, что придётся моей семье всю жизнь скитаться по чужим людям, жить в нужде, отрезвила меня. И сказал я Джиурье, что решения своего не изменю. Усмехнулась та, подняла руку, а в руке топор блестит, в лунном свете переливается. Размахнулась Джиурья, бросила топор, и вонзился он чуть пониже сердца. Воля твоя, говорит колдунья, не хочешь - не надо, оставайся при своих интересах, вот только добро твоё тебе больше не пригодится, умрёшь ты мучительной смертью и никто тебе не поможет. Сказала, и растворилась во мраке.
   - Мне понятны Ваши печали, уважаемый граф, я и сам однажды был пленником Джиурьи. Коварная женщина хотела получить мой титул, но к счастью мне удалось покинуть её дом прежде, чем она испытала на мне свои колдовские чары. А дорогу, ведущую из заколдованного леса, показала мне маленькая говорящая белка.
   - Говорящая белка? Уж не та ли это заколдованная дочка купца Иегона, что прибегала ко мне излить свои горести? Как она Вас любила!
   - Любила? Меня? Заколдованная дочка купца? Не будете ли Вы столь любезны, граф, и не поведаете мне историю этой несчастной девушки?
   - Конечно, отчего нет? Вы добрый человек, Ваше Величество, и, может быть, сможете хоть как-то облегчить участь бедняжки. Так вот, в семье богатого купца Иегона росла единственная дочь - прекрасная Флориана. В возрасте шестнадцати лет попала она на ежегодный бал, устраиваемый в королевском замке. На балу увидела Вас, Ваше Величество, и - влюбилась. Да так сильно, что для того, чтобы только быть рядом с Вами, пошла глупышка на сговор с колдуном Вольдемаром, повелителем здешних болот. Посулив Флориане встречу с Вами, колдун превратил её в дикую белку. И теперь лишь в Ваших, Фредерик, силах расколдовать бедную влюблённую девочку.
   - И что же для этого нужно сделать?
   - Самую малость - жениться на ней.
   - Да Вы верно шутите! Как могу я, король Флоризении, жениться на лесной белке, хоть и заколдованной?! Это невозможно!
   - Знаю, Ваше Величество, знала это и Флориана, когда соглашалась на условие Вольдемара. Но сила её любви была такова, что сама возможность быть рядом с Вами казалась ей наивысшим счастьем. Жаль, бедняжку, ей, как и мне, коротать свои денёчки в чужом обличье!
   ... Услышав историю заколдованной девушки, король Фредерик задумался. В том, что в его комнате живёт Флориана, дочь купца, не было никаких сомнений. Бедная девушка мужественно охраняла свой секрет, ведь если бы Фредерик узнал тайну заклятья из уст Флорианы, она бы навсегда осталась в шкуре белки, даже если бы произошло чудо, и король взял бы её в жёны. Как удавалось этой хрупкой невинной девочке скрывать от него столь сильное чувство? И Фредерик вспомнил, как обсуждал с белкой достоинства той или иной претендентки на трон, поразившись при этом, что в каждой из девушек белка находила что-то положительное, что-то, что трогало короля до глубины души и заставляло смотреть на девушку иными глазами. Какие сердечные муки испытывала, должно быть, его лесная любимица, зная, что он никогда не поведёт её к алтарю!
   Фредерик ни словом, ни жестом не показал своей маленькой спасительнице, что знает её тайну, а про себя твёрдо решил, что обязательно разыщет купца Иегона. Он и сам пока не знал, зачем ему это нужно, может быть для того, чтобы утешить осиротевшего отца, а может, король просто хотел увидеть, чем до него жила Флориана.
   В один из весенних вечеров, приняв всех иностранных послов и завершив все королевские дела, направился король Фредерик к купцу Иегону порасспросить неутешного отца о его пропавшей дочери. Несмотря на вечерний час, окна замка не были зажжены, и внешний вид величественного строения навевал уныние. Либо здание было необитаемо, либо его обитатели пребывали в мрачном расположении духа, и лелеемая скорбь предписывала обходиться без благ цивилизации.
   Карета короля подкатила к парадному крыльцу замка, но никто не вышел его встречать: видимо и слуги в этом доме разделяли чувства хозяев, и не спешили разгонять печаль приёмом гостей. Входная дверь была наглухо заперта, но Фредерик не утратил присутствия духа и приказал своему слуге постучать в дверь. Слуга исполнил приказ, но вопреки ожиданиям, никто не поспешил распахнуть перед королём двери купеческого дома. Повторный стук раздался гулким эхом в пустотах заброшенного замка. Однако сдаваться на волю неудач было не в характере короля Фредерика, и он решил справиться у соседей купца Иегона куда же тот подевался вместе со своей семьёй.
   Волшебные птицы распевали свои песни, когда карета короля катила к дому соседа купца Иегона, графа Нисверли. Короля поразила огромная разница между тем, как встречали его во владениях купца Иегона и тем, с каким почтением граф Нисверли самолично встретил короля Фредерика на пороге своего дома, провёл по замку, демонстрируя внутреннее убранство, и познакомил со своими многочисленными родственниками. Как только все причитающиеся в данном случае церемонии миновали, Фредерик задал графу Нисверли вопрос, который его тревожил:
   - Уважаемый граф Нисверли, не знаете ли Вы почему замок купца Иегона пуст, и где находится его хозяин со своей семьёй?
   - Ах, Ваше величество, это печальная история. После того, как из дома ушла его единственная дочь, Флориана, мой сосед Иегон сильно опечалился и пообещал вознаграждение тому, кто вернёт ему утраченную дочь. Однако время шло, а Флориана всё не возвращалась. Кто-то говорил, что сгинула она в заколдованном лесу, кто-то - что ушла вместе с цыганским табором, влюбившись в красавца-барона. Только одной Флориане были ведомы её сердечные тайны, ни с кем из своих подруг она не делилась сокровенным. Моя младшая дочь водила с Флорианой дружбу, но и она не знает куда направлялась дочь купца в день своего исчезновения.
   - Всё это мне доподлинно известно, но мне хотелось бы понять, куда же пропал сам Иегон?
   - Бедный Иегон не вынес разлуки с дочерью, всё в старом замке напоминало о счастливых днях, каждая зала была наполнена смехом и улыбками потерянной дочери, это было слишком жестокое испытание для любящего отцовского сердца. И Иегон принял решение поселиться в охотничьем домике неподалёку от своего замка, жена Иегона поддержала его решение. Я, со своей стороны, с радостью объясню Вам как скорее добраться до жилья Иегона ещё засветло, - и любезный граф пустился в подробные объяснения.
   Поблагодарив графа Нисверли за гостеприимство и исчерпывающие ответы, король Фредерик вновь направил своих лошадей во владения купца Иегона. Уже начало смеркаться, когда карета короля остановилась возле бедного охотничьего домика, увитого плющом с основания и до крыши. В окнах низенького здания мерцал огонёк.
   Фредерик вышел из кареты и направился к дому, счастливый тем, что разгадка тайны Флорианы не за горами. Возле дубовой двери, подбитой ржавыми гвоздями, висел шнурок звонка. Король Фредерик дважды дёрнул за шнурок, и в глубине дома мелодично зазвенел колокольчик. Фредерик услышал чьи-то торопливые шаги, спустя мгновение дверь со скрипом отворилась, и на пороге обветшалого жилища возникла полноватая старушка с добродушным выражением на круглом лице. Потрясённая тем, что нежданный гость оказался самим королём, женщина молча стояла у двери, склонившись в почтительном реверансе. Первым молчание нарушил король Фредерик:
   - Приветствую Вас и Ваш гостеприимный кров. Не могу ли я увидеть хозяина дома?
   - Да-да, конечно, Ваше величество, проходите в дом. Для нас огромная честь видеть Вас в нашем скромном жилище.
   Невзирая на внешнюю неказистость дома, внутри строение было обставлено добротной старинной мебелью. Несмотря на пережитое горе, в доме царил порядок и уют: кто-то озаботился развести в камине жаркий огонь, приготовить ужин и зажечь свечи на подвесной люстре. Фредерик уважал людей, которые, несмотря на трудности и невзгоды, продолжали находить положительные стороны жизни.
   За столом, покрытым самой простой льняной скатертью, сидела семейная чета: сгорбленный старец с отрешенным взором и старушка в вышедшем из моды чепце. Даже самому ненаблюдательному гостю при беглом взгляде на эту грустную пару, становилось ясно, что в доме загостилось горе. Бледные лица страдальцев не румянил жар, исходящий от камина, не искрились отблески огня в их потухших глазах. Время остановилось...
   - Добрый вечер, Бартоломью Иегон, - молвил Фредерик, ощущая неловкость от того, какого рода необходимость привела его в дом купца.
   -Здравствуйте, Ваше величество, - ответствовал купец, при этом выражение его лица нимало не изменилось, лишь слабое подобие улыбки заплескалось в подернутых печальной пеленой глазах, - Присоединитесь к нашей скромной трапезе?
   - С удовольствием и почту за честь, - Фредерик искал и не находил нужные слова, вопрос о Флориане комом застревал в его горле, едва король бросал взгляд на несчастного купца и его жену. Что же было делать, как было помочь правде выйти на поверхность и узнать историю Флорианы, не ранив чувств её родителей? Решение возникло само собой, едва Фредерик взглянул на женщину, накрывавшую на стол. Граф Нисверли упоминал в своем рассказе о бытии семьи Иегона некую кормилицу, единственную из прислуги, кого оставили в услужении после исчезновения Флорианы. Вот кто мог пролить свет на сердечные тайны девушки и поведать о её прошлой жизни!
   Ужин прошёл в молчании, тишину нарушал лишь скрип хвороста в камине, да шум ветра за окном. Поблагодарив хозяев за гостеприимство, Фредерик отозвал в сторону кормилицу Флорианы и в нескольких словах объяснил ей причину своего визита. По лицу кормилицы пробежала тень, но воля монарха была священна, и женщина согласилась ответить на вопросы Фредерика.
   Чтобы не смущать беседой хозяев дома, кормилица и Фредерик вышли из дома и в сопровождении слуги короля, освещавшего путь, направились к заброшенному замку. По пути Франциска (так звали няню бедной Флорианы) поведала королю печальную тайну девичьего сердечка, которое весь последний год перед исчезновением девушки, билось ради и во имя Фредерика. Флориана засыпала с его именем на устах, и пробуждалась ото сна, вспоминая о любимом. Кормилица говорила о прошлом спокойно, поскольку считала свою воспитанницу мёртвой, Фредерика же несказанно взволновал её бесхитростный рассказ.
   - Ох, на беду я, Ваше величество, поведала моей бедной девочке о могуществе Вольдемара - властителя местных болот. Не думала я, что она примет мои россказни так близко к сердцу и убежит из дома, ища его покровительства. Когда стало ясно, что Флориана исчезла, пошла я к главному болоту, обошла его кругом и на одном из валунов, прямо у воды, увидела платье моей девочки. Ветер колыхал лёгкую ткань, вокруг стояла тишь, светило солнце, а моё сердце обливалось кровью - решила я, что девочка моя стала вечной гостьей коварного Вольдемара. Мой бедный хозяин, Иегон и его жена были в таком состоянии, что я побоялась рассказать им правду и убить в них надежду увидеть дочь живой. И я отправила платье Флорианы вслед за ней самой. Теперь и Вы знаете, что случилось на самом деле. Вы осуждаете меня?
   - Нет, Франциска. Но наличие платья вовсе не говорит о том, что его владелица погибла. Это была всего лишь ткань, а где находится сама Флориана, мы с Вами пока не знаем. Будем надеяться, что она жива и здорова, и вскоре вернётся домой, пролив целительный бальзам на души своих родителей.
   Меж тем, король и Франциска миновали подъездную аллею к замку, и Фредерик вновь удивился, до чего необитаемым и печальным выглядел этот дом. Стайка летучих мышей кружила возле крыши замка, остроконечные шпили облюбовали вороны, и их пронзительное карканье завершало грустный образ. Ключей от парадных ворот у Франциски не было, но она знала потаённый вход, через который и провела короля Фредерика внутрь здания. Факел в руках слуги короля высвечивал фрагменты убранства замка: старинные портреты в резных рамах, гобелены и фрески, мебель, покрытую чехлами.
   - Ваше Величество, я покажу Вам комнату Флорианы, и она расскажет о своей владелице больше, чем я могу выразить словами.
   Комната Флорианы была расположена на втором этаже. Эта комната была единственным помещением в здании, которое сохранили в первозданном виде. Создавалось впечатление, что её владелица отлучилась всего лишь на несколько часов, чтобы потанцевать на балу или навестить подругу. Первое, что привлекло внимание короля - был большой портрет, висевший напротив входа. Взглянув более пристально, Фредерик почувствовал, как забилось его сердце - на портрете был запечатлён он сам, ещё без короны, в парадном костюме.
   - Таким Флориана увидела Вас на балу и сразу же влюбилась. Три месяца она денно и нощно вышивала Ваш образ атласными лентами, и сходство получилось столь удивительным, что она часами простаивала возле своей поделки, не в силах отвести глаз от Вашего лица. А Вы по-прежнему не замечали её, хотя она не пропускала ни одного бала. Ваше внимание было отдано заморским принцессам, у дочери простого купца, да ещё столь юной, не было ни единого шанса на Ваше, пусть мимолётное внимание.
   Горечь, смешанная с острой жалостью к незнакомке, причиной страданий которой он невольно стал, исторгла из уст короля слова, которых он сам от себя не ожидал, но которые вдруг так закономерно легли на его сердце:
   - Я хочу её видеть. Покажите мне портрет Флорианы.
   Франциска увлекла короля в небольшую комнату, примыкавшую к спальне. Первое, что удивило Фредерика - это огромное количество книг, многие из которых принадлежали перу философов. Но увидев на одной из стен портрет хозяйки комнаты, он тут же лишился возможности удивляться и думать - с портрета на Фредерика смотрела его мечта, столь часто посещающая его в грёзах. Именно так она и выглядела, только была ещё прекраснее, ещё нежнее, ещё желаннее.
   По возвращении во дворец, Фредерик крепко призадумался. И задумчивость его с каждым днём становилась всё более глубокой. Когда-то с возмущением отвергнув невероятную идею жениться на белке, высказанную заколдованным графом, Фредерик более не находил ничего необычного в подобном браке. Доброе влюблённое сердце короля обливалось слезами, едва он думал о судьбе Флорианы. Лучшей жены он и желать себе не мог, её бескорыстная любовь, её преданность и скромность, её незаурядный ум и милосердие, и, наконец, её чистая красота, пробудили в короле чувство, о существовании которого он знал лишь по рассказам своей кормилицы и сборникам цветистых сонетов, штудировать которые его заставлял учитель словесности. Фредерик никогда не считал себя сентиментальным человеком, но история Флорианы поразила его до чрезвычайности, а её прекрасные черты будили в нём ураган эмоций и неодолимое желание заключить их обладательницу в крепкие объятия.
   Флориана не догадывалась о чувствах короля. Она видела, что тот изменился и стал задумчивее обыкновенного, но не решалась спросить Фредерика, что за кручина туманила его глаза, когда он смотрел на неё. Бедное беличье сердечко то сжималось, то колотилось, словно лопасти водяной мельницы - король влюбился. Флориана знала, что не ошиблась в своих догадках, ибо любящие сердца бьются на одной частоте, даже если объекты их любви не совпадают. Вот и случилось то, о чём предупреждал её Вольдемар: вскоре зазвучат во дворце голоса волынок, запоют скрипки, возвещая о счастье Фредерика, потому что ни одна девушка в мире не сможет остаться равнодушной, если её полюбит король Фредерик. Бесстрашный и галантный, мужественный и верный, добрый и заботливый, мудрый и одновременно по-мальчишески озорной - ах, сердце Флорианы плакало от безысходности и невозможности излить своё чувство на объект своей любви. Оковы колдовства сковали её уста навечно.
   Промучившись две недели, проведённые практически без сна и еды, бледный и печальный Фредерик пришёл к своей матери, королеве Бьянке.
   - Что с тобой, мой дорогой сын? Какая кручина иссушает твою душу? Открой сердце своей матери и, возможно, я смогу залечить его раны, дав совет не королевы, но женщины, прожившей на этом свете вдвое дольше тебя и повидавшей на своём веку немало лишений.
   - Милая мама, я влюблён, но не всё так просто, - и Фредерик поведал матери историю Флорианы. Он говорил о заколдованной девушке с такой теплотой, что королева поняла, что к её сыну пришло настоящее чувство. Но человеческие законы не могли поощрить это чувство, ибо король всегда должен быть эталоном разумности и примером для своих подданных. Об этом, стараясь облечь свои слова в наиболее щадящую для чувств сына форму, напомнила королева Бьянка влюблённому Фредерику. И добавила, что примет будущую невестку как дочь, которой у неё никогда не было и о которой она всегда мечтала. Но Фредерику придётся самому решить шараду, предложенную Вольдемаром. Тут она сыну не помощница.
   Тем же вечером у короля с Флорианой состоялся разговор, не принёсший радости ни одному из его участников, потому что король не смог рассказать всю правду своей любимой, а Флориана, слишком расстроенная известием о женитьбе короля, не смогла прочесть его сердце.
   Под предлогом тайного венчания со своей избранницей, Фредерик той же ночью, взяв с собой заколдованную Флориану, отправился инкогнито в монастырь ордена Молчания, с настоятелем которого у него была договорённость провести тайный обряд. Фредерик, как человек истинно верующий, часто посещал обитель и считал её настоятеля своим духовным наставником. Только человеку, врачующему души, мог он доверить тайну своего сердца и быть спокойным за её сохранность и понимание порывов любящей души.
   В тайну предстоящего обряда Фредерик посвятил и Франциску, няню Флорианы, которую после сообщения столь ошеломительной новости, пришлось долго отпаивать настоем валерианы. Франциска же и сшила прекрасное подвенечное платье, ведь только она одна знала мерки своей воспитанницы.
   Итак, в скромной бревенчатой церкви, украшенной старинными образами, всё было готово к обряду венчания. Церковные свечи источали медовый аромат, две позолоченные короны, точно два голубка, ждали своего часа, священник делал последние приготовления к таинству.
   Флориану удивило отсутствие в церкви избранницы Фредерика, но она предположила, что та просто немного задержалась в пути. Однако тот факт, что священник невозмутимо приступил к обряду, едва король переступил порог церкви, поверг её в несказанное удивление.
   - Ваше Величество, - обратился священник к Фредерику, - Не хотите ли Вы сделать признание, прежде чем я обвенчаю Вас и Вашу избранницу?
   Как ни пыталась рассмотреть таинственную незнакомку Флориана, высовывая мордочку из кармана плаща Фредерика и вставая на задние лапки, чтобы лучше разглядеть происходившее, она так и не смогла увидеть невесту короля.
   - Около полутора лет назад одна прекрасная девушка спасла меня от неминуемой гибели. Всё это время она была и остаётся моим ангелом-хранителем, дарит мне свою заботу и, надеюсь, свою любовь. И разве не закономерно, что именно её я хочу видеть своей возлюбленной женой и матерью своих детей? Я не стану спрашивать у неё согласия на поцелуй, надеюсь, она простит мне мой порыв и ответит согласием на моё предложение стать моей женой. Я люблю тебя, Флориана, - с этими словами Фредерик достал из кармана свою любимицу и, прежде чем та смогла осмыслить произошедшее, поцеловал её грустную мордочку. В мозгу Флорианы вспыхнули миллионы ярких звёзд, её голова закружилась, но прежде чем лишиться чувств, она упала в объятия короля прекрасной золотоволосой девушкой. Любовь Фредерика возродила Флориану, рассеяв чары властителя болот Вольдемара.
   Очнувшись, Флориана обнаружила себя облачённой в белоснежное платье - это Франциска одела свою воспитанницу, подготовив её к самому важному и счастливому моменту в её жизни - к единению с любимым перед Богом и людьми.
   После венчания, которое бесконечно счастливая Флориана восприняла как дивный сон, сказку, способную рассеяться в любой момент, последовал поцелуй Фредерика, уже мало похожий на сон, ибо губы его были горячи и требовательны. И Флориана откликнулась на поцелуй, отныне её любовь была благословлена, она стала женой человека, которого любила и обрести которого уже не надеялась.
   Под торжественные песнопения монахов молодые покинули церковь и направились в дом родителей Флорианы. Франциска отправилась туда чуть раньше и как смогла подготовила своих хозяев к встрече с дочерью. Ошеломлённые, ещё не верящие в её возвращение, сидели купец Иегон и его жена за столом, сервированным лишь блюдом с чёрным хлебом и плетёной солонкой, и смотрели на дверь, ожидая появления молодых супругов.
   Итак, Флориана стала женой Фредерика, короля Флоризении. Бескорыстная любовь, подобно горной реке, пробивающей путь среди скал, разрушила все препятствия на своём пути и соединила двух прекрасных молодых людей, освятив их союз. Жители Флоризении приняли молодую королеву и полюбили её, увидев, как она предана своему мужу. Мать Фредерика, Бьянка, выполнила своё обещание сыну и приняла Флориану как родную дочь, а вскоре и сама вспоминала о том, что это не совсем так лишь во время визитов во дворец настоящих родителей девушки. А уж сколько радости подарила Флориана своим близким, родив мужу очаровательных близнецов - мальчика и девочку. Посовещавшись с родными, молодые родители нарекли сына Георгом в честь отца Фредерика, а дочку назвали Франциской - в память о верности семье Иегонов кормилицы Флорианы.
   Колдунья Джиурья поняв, что её честолюбивым планам относительно Фредерика не суждено сбыться, погоревала немного, почудила, да и приняла предложение Вольдемара поселиться в его подводном дворце и стать в нём полновластной хозяйкой.
   Едва сомкнулись затянутые тиной воды над головой Джиурьи, как ожил сонный лес, зазеленела трава, защебетали лесные птицы. Мрачный замок Джиурьи превратился в прекрасный дворец, чёрные вороны, соглядатаи колдуньи, заметались стайкой пёстрых канареек, а величественные доги - стражи Джиурьи - превратились в безобидных болонок.
   Своим особым указом король Фредерик открыл в расколдованном замке Университет, в котором могли учиться и дети бедняков, и дети титулованных родителей, впрочем, благодаря усилиям Фредерика, бедность в стране Флоризении была вскоре упразднена. Гордостью Университета стал огромный телескоп, подаренный королём. Иногда, когда государственные дела требовали особенного внимания и мудрости, король Фредерик приходил на крышу Университета, смотрел на звёзды, и те вдохновляли его на принятие верных решений.
   Так ли всё было или иначе, то мне неведомо. Только рассказы о прекрасной любви дочери купца Флорианы и короля Флоризении Фредерика до сих пор передаются из уст в уста потомками очевидцев этой сказочной истории.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Троицкая "Церребрум"(Антиутопия) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Н.Опалько "Я.Жизнь"(Научная фантастика) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"