Дуденко Олег Тихонович: другие произведения.

Чистилище глава10

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Глава 10
  
  В это время старая Гасинда скрипя зубами, смотрела в мутную воду. "И как это я заснула", шептала она время от времени с силой дергая себя за седые волосы. Она знала, если Яйцо доведет свой мини караван до Дворца, ей будет гораздо больнее. Хозяин не сжалится. Однажды она допустила промашку и теперь... Лучше пока об этом не думать и сосредоточиться на главном. И как это ее угораздило помочь этому круглому грамотею. Самолично приготовила для него волшебное снадобье. Лучше бы сделала для него качественного яду. Ну что теперь сокрушаться, надо выправлять свои ошибки.
   Первым делом ведьма разбудила эту рыжую тварь, что готова спать сутками и бегом заставила мчаться через пески. Затем взглянула на стаю. "Нажрались сволочи теперь лежите, задрав брюхо "падальщики" ненасытные". С каким бы удовольствием она наслала бы порчу на мерзкую свору, но нельзя, пока нельзя. Старой карге необходимо было выплеснуть на кого-то свою злобу, и в ее империи начали массовые экзекуции. Крики истязаемых будили людей за несколько кварталов.
  
  Шестая ночь пути. Воды осталось совсем мало и кроме смачивания губ, каждый мог себе позволить по маленькому глотку. Ни о каких обтираниях не могло быть и речи. Остатки лепешек казалось, вновь превратились в камень, из которого они были изготовлены. Мясо напоминало по вкусу резину. После слегка сладковатых фруктов еще больше хотелось пить. Жара не спадала ни на миг, ни днем, ни ночью. Но путники продолжали упрямо двигаться вперед.
  Ира уже ни о чем не могла думать. В голове ее крутилась старая песня В.Высоцкого. Вернее не вся песня, а только ее коротенькая фраза:
   Наматываю мили на кардан,
   И пулю в скат влепить себе не дам.
   И что-то там было обнадеживающее, в конце. Вы там кого-то:
   Урезоньте,
   Когда я появлюсь на горизонте.
  "Господи! Когда я появлюсь на горизонте? Где он этот горизонт?! В кромешной тьме ничего не видно",
  
  Седьмая ночь пути. Неделя. Отметили это событие, каждый сделал по большому глотку воды, и это было волшебно.
  
  Стая нагнала Юхана, даже слегка опередила. Наученная горьким опытом старая ведьма пустила их параллельными курсами, обезопасив рыжего от кровожадной стаи сильным заклинанием. Теперь он шел нетвердой походкой, поедая все на своем пути, отдыхая время от времени. Во время отдыха Юхана старуха не позволяла себе спать. После короткого сна она гнала и гнала его вперед. А когда у того перестало держаться в руках копье, она погрузила его в глубокий сон, согнав ему на завтрак десяток скорпионов и многоножек. Расстояние до беглецов неумолимо сокращается. Время еще есть и не надо рисковать, либо стая, либо рыжий обязательно настигнут Яйцо с компанией.
  
  Их путь продолжался восьмые сутки. Вчера после привала Яйцо посмотрел в небо и сказал грустно.
  - Если в ближайшее время мы не выйдем к оазису, мы погибли.
  На глаза его навернулись слезы и он добавил:
  - Неужели я заблудился?!
  Это было вчера, а сегодня после полудня, когда Ира выбралась из палатки, что бы облегчиться. Она увидела на горизонте огромную черную тучу, да такую что закрывала полнеба. Сердце ее подскочило в груди. Яйцо и Костя спали после ночного перехода, маринуясь в собственном поту. Девушка не стала их будить. Но сама она уже уснуть не смогла. Некоторое время, поерзав на одном месте, она прошептала.
  - На горизонте я увидела тучу.
  И Яйцо и мальчик через миг были на солнцепеке. Не заботясь о потере влаги, они начали прыгать от радости.
  - Ночью дождь будет у нас!
  Выкрикнул Яйцо. В это время из песка выбралась гигантская многоножка и, треща хитиновым панцирем, кинулась к нему. Ее мощные жвалы были разинуты и готовые вонзиться в ногу единственного в этом мире ученого. Ира не ожидала от себя такой ловкости. Одним молниеносным движением она выхватила из-за пояса большой штык-нож, который самолично нашла на свалке, и вонзила его в огромное насекомое. Они сумели быстро собраться и покинуть это место до появления других многоножек. Это была, пожалуй, их первая встреча с реальной опасностью. Конечно, если не считать пустыню, которая сама по себе является смертельной опасностью.
  Поздним вечером, когда путешественники были в пути, действительно хлынул ливень. Воздух в считанные минуты из раскаленного сделался прохладным. Прохладным - в это трудно было поверить. Ира даже представить себе не могла как это приятно, ощутить на своем теле легкую свежесть. Как там у Шевчука: "Я часто не верю, что будет зима
   Когда душной ночью лежу на полу".
  Так и она еще совсем недавно и представить себе не могла, что в мире может существовать что-то еще, кроме адской жары.
   Яйцо решил, что это реальный шанс для отдыха, и объявил внеочередной большой привал с ночлегом. Все трое путников впервые за все время пути смогли по-настоящему крепко уснуть и причем ночью, тот день, когда они приняли волшебный напиток не в счет. Предварительно они вволю напились и запаслись водой. Правда, Иру некоторое время мутило от изрядного количества выпитого. Но вскоре она спала сном младенца. Их сон был так крепок, что они не услышали и не почувствовали как резким порывом ветра опрокинуло палатку. Это их и спасло. Рано утром мимо проходил дракон. Чудовище не заметило палатку присыпанную песком.
  Утром воздух был настолько прохладным, что Яйцо принял решение двигаться в светлое время суток. Где-то в середине дня опять припустился мелкий дождик и они, наконец, вышли к оазису. Но к превеликому сожалению цветущий оазис пришлось обходить стороной. Там пустынные драконы устроили брачный турнир, оглашая окрестности диким ревом. Хорошо, что путники запаслись водой во время дождя. Этот сезон дождей наступил как нельзя своевременно.
  Ира еще раз взглянула на зеленый островок в безбрежном песчаном океане, она не могла оторвать глаз от оазиса, и не переставала оборачиваться даже тогда, когда пески поглотили прекрасное видение. Впрочем, пустыня была уже не та. На короткое время она зацвела скупой, но неповторимой красотой. Когда-то в глухих кавказских селениях можно было встретить таких девушек, не ведающих что такое косметика и не знающих слова "эмансипация", и как природа, с точки зрения европейца диких и прекрасных.
  Пустыня была богата пищей и водой. И главное было прохладно настолько, что можно было идти и ночью и днем, чем и воспользовались путники. Впервые они продолжали путь при свете двух солнц. Прошлую ночь под дождем они прекрасно выспались, и теперь ничто не могло остановить их.
  Проходя мимо маленького кактуса, зацветшего прекрасным алым цветом девушка не могла удержаться, чтобы не понюхать его. Она склонилась над цветком. И в нос ей ударил густой трупный смрад. Девушка так сильно отшатнулась, что едва не упала. Только сейчас она обратила внимание, что возле цветка вьются мухи и другие насекомые спутники падали. Ира глубоко вздохнула и подумала. "Что за место, здесь даже цветы, и те воняют". Но она оказалась не права, в пустыне, на короткое время, зацвело немало прекрасных бутонов с чудесным ароматом. А белая песчаная лилия ко всему прочему была богата вкуснейшим нектаром. Сразу вспомнились бабушкины блины с медом, и идти стало легко и весело, словно на прогулке. Опять захотелось поговорить. Ира стала придумывать тему для разговора, желательно отвлеченную, но в голову ничего не лезло. Девушка шла замыкающей, и потому ей пришлось прибавить в скорости, что бы нагнать Костю.
  - Долго ли будет продолжаться этот сезон дождей?
  Спросила она.
  - Дня два, три, в лучшем случае пять, ответил мальчик.
  - Что?!
  Удивленно воскликнула Ира. В ее понимании слово "сезон" ассоциировалось с гораздо большим сроком. Мальчик невозмутимо продолжал.
  - Ну, если будет затяжной сезон дождей, то продлится он может дней до восьми - девяти. Но такое бывает крайне редко.
  Настроение Ирины резко упало, и говорить ей перехотелось, она заняла свое место замыкающей и продолжила путь. Хорошенькое дело, два дня. Что можно успеть за два дня? Практически ничего. Разве, что двигаться и днем, и ночью, пока есть такая возможность. Со своими предложениями сократить до минимума время отдыха Ира решила обратиться к Яйцу, и она вновь прибавила в скорости. Проходя мимо мальчишки, девушка приветливо улыбнулась и подмигнула сыну. Костя ответил ей улыбкой во все лицо.
  
  Копьеносец шел вперед, время от времени практикуясь в метании своего оружия. Именно копьеносцем считал себя Юхан. Кем-то наподобие святого Георга, победителя дракона. Да, да он идет вперед со святой миссией покарать отступников. Вся его прошлая жизнь была лишь подготовка к этой миссии. Старая Гасинда как следует, поработала с мозгами рыжего мужчины. Если еще два дня назад это была безвольная тряпка, двигающаяся вперед только благодаря железной воле ведьмы, то теперь он являл собой, грозного воина фанатично верного идеи догнать и убить беглецов. Теперь за ним не надо следить ежеминутно. Теперь он сам рвался в бой. В нем проснулась кровь его воинственных предков. Рыжий Эрик истинный первооткрыватель Америки был одним из них. Юхан так увлекся героической историей своего народа, что в первое время не обратил внимание на три темные точки на горизонте, которые медленно уходили в пустыню, прочь от оазиса. Но вскоре он их заметил. Сердце Юхана подпрыгнуло в груди, ничего, что оазис придется обойти, главное его копье вот-вот напьется крови. Потомок викингов почти бежал, вдалеке можно было рассмотреть человеческие силуэты. Они шли один за другим, на небольшом расстоянии друг от друга.
  Неожиданно путь Юхану преградило чудовище. Он отскочил в сторону, стал в боевую стойку, выставив вперед копье. Это всего на всего варан-переросток. Рыжий мужчина издал боевой кличь. На большую рептилию вопли копьеносца никак не подействовали. Наоборот варан двинулся вперед, беря немного левее. Вся решимость Юхана прошла в одно мгновение. Как-то сразу он забыл, что является потомком грозных воинов. Его тело покрыл холодный пот. Одно дело заколоть толстяка, ребенка и женщину, и совсем другое сражаться с ящерицей огромных размеров, чьи намерения легко можно прочесть на облизывающейся морде, и чьи огромные кривые когти могут оставить на теле страшные раны.
  Гасинда взглянула в мутную воду, и с ее губ сорвался крик.
  - Идиот!
  Старая ведьма в который раз проклинала себя за то, что послала в погоню этого тупого и безвольного здоровяка, маленький гаитянин, в свое время мечтавший стать жрецом Вуду, уже давно настиг бы беглецов и перерезал им глотки. Проклятая страсть к излишней показухе. Гасинда вновь вцепилась в свои сильно поредевшие волосы. Она прекрасно знала, какая опасность подстерегает Юхана. Ведь варан даже очень крупный никогда не нападет на человека в одиночку. Так оно и есть, сзади этого тупицы почти полз по песку еще один ящер, стараясь, напасть со спины. Ого! Вот и третья особь, отрезает путь к отступлению. Эта троица работает очень слаженно. Дело не шуточное, пришло время брать все в свои руки. Гасинда плеснула себе в лицо волшебный раствор и принялась за чтение заклинания.
  Страх Юхана испарился. Практически испарился и он сам. От него остался только крепкий костяк и натренированные в спортзале мышцы. Старуха управляла им как марионеткой. Но это требовало больших усилий. Ничего не поделаешь, эту тряпку нельзя оставить одну. Тело рыжего мужчины отпрыгнуло в сторону. Как раз во время. Мощный хвост со свистом ударил по песку. Попытка к бегству была оборвана в самом начале. Огромная пасть захлопнулась буквально в сантиметре возле правой ноги. Удар копьем и один из варанов завертелся на месте. Рана на боку рептилии была глубокая, но далеко не смертельная. Два других варана ринулись в атаку. Но старуха вовремя разгадала их замысел. Теперь главное не спешить. Раненый варан скоро выйдет из строя, у этих тварей так устроен организм, что даже незначительная потеря крови может иметь катастрофические последствия.
  Два резких выпада копьем оставили на мордах рептилий болезненные отметины. Ящерицы слегка попятились и начали поочередно хлестать своими длинными хвостами. Для тренированного тела рыжего началась серьезная проверка. Необходимо было подпрыгивать, приседать и угибаться, при этом по возможности наносить ответные удары. Неожиданно тройственный союз развалился. Два здоровых варана набросились на раненого. Появилась возможность поспешно ретироваться. Гасинда передала бразды правления телом его хозяину, а сама устало плюхнулась в кресло. Перед ее глазами заплясали разноцветные круги, руки дрожали и в голове молотили кувалды.
  Обретя себя, Юхан резко бросился бежать, при этом он неудачно подвернул ногу. Какая досада! Теперь его копье будет больше походить на костыль чем на грозное оружие. Юхан в сердцах сплюнул на раскаленный песок. Попытался сделать несколько шагов не опираясь на копье и чуть не упал. Теперь он слабо напоминал святого Георга, теперь он больше походил на хромого нищего. Но ничего, главное настигнуть отступников.
  
  Голодная стая не видела уходящих в пустыню беглецов. Она находилась по другую сторону оазиса. Жажда и голод погнали стаю к зеленому острову. Им надоело питаться собратьями и всякой гадостью, а так же слизывать влагу со спин друг друга. Их много, они сильны и полны решимости. Кто их остановит?! Драконы? Те, что устроили брачные игры в самом центре оазиса? Пусть попробуют! Стая, ощущая свою безмерную силу, словно серая река спустилась к озеру, не обращая внимание на драконов.
  Такая наглость была вскоре наказана. Все члены стаи еще не успели вволю напиться, как дерущиеся драконы объединились и вместе бросились на них. Один дракон спасовал бы перед огромной сворой. Два вполне возможно тоже. Но три гиганта, на глазах у самки, не могли позволить кому-либо посягнуть на их территорию, особенно накануне спаривания. Драконы в один голос испустила такой боевой клич, что с соседних деревьев осыпалась листва, и бросились на непрошеных гостей, их с удовольствием поддержала дама. Особенно свирепствовал самый старый самец, он понимал, что шансов одолеть двух молодых претендентов у него практически нет, и выбрал достойный способ удалиться. Он гонял остатки стаи по пустыне до тех пор, пока оазис не скрылся с глаз. Потом резонно решив, что любовью сыт не будешь, принялся поедать убитых маленьких наглецов.
  
  Подходят к концу десятые сутки пути. Опять юбилей. По этому поводу закатили целый банкет. Одним метким выстрелом Яйцо убил сразу двух тушканчиков, а Костя нашел странный овощ, растущий глубоко в песке, и по вкусу напоминающий сочную морковь. Остатки лепешек Яйцо приберег на "черный день". Ира тогда подумала: "С ужасом себе представляю, каким он будет этот "черный день"". Перед самым рассветом поморосил мелкий дождь. На этом закончился сезон дождей. Зато путникам повстречалась полоска синей глины, но идти с комфортом долго не пришлось. По какому-то дикому закону подлости, синяя тропинка заросла черным кустарником, чьи шипы очень ядовиты. Опять пришлось топать по песку.
  Ближе к полудню Яйцо устроил привал. После короткой трапезы дарами пустыни он сказал.
  - Пройдем еще немного, и будем ставить палатку. Жара постепенно усиливается. Опять придется идти только по ночам.
  Спорить никто не стал, так как все ощущали на своем теле каждый лишний градус. Конечно, еще не вступила в права адская жара, но все равно прогулка по солнцепеку требует больших энергетических затрат, а силы надо беречь.
  С наступлением темноты путешественники вновь были в пути. Ира не выспалась и потому постоянно зевала. Она думала какое счастье, что никто не натер ноги. Это была бы катастрофа. Девушка попыталась подсчитать примерное количество километров пройдено их группой. Нет, не просто группой. А героической группой. Да, именно так. Все центральные газеты пестрят заголовками: "Возвращение героев" или "Столица с ликованием встречает первопроходцев". Как в старой хронике они едут на заднем сидении большой машины, с открытым верхом, посередине центральной улицы. Ликующая толпа плотной стеной стоит по обе стороны дороги. В руках яркие флажки и цветы. Пышные букеты летят к автомобилю, многие попадают под колеса. Вскоре вся улица напоминает цветастый, душистый ковер. Быстрый самолет рассыпает листовки с лаконичным "ура" и разноцветным конфетти. Ну ладно, хватит оваций, займемся нехитрыми подсчетами. Пускай мы движемся со средней скоростью 3 км./ч. В пути мы не менее 10 часов в сутки. Итого получается, что нами пройдено более 300 километров. Ого! А сколько еще предстоит пройти?
  Этого не знал даже Яйцо. Он знал только одно, что идти надо неимоверно долго. А, что такое долго? Тут он профессор. Долго это когда мучительно больно и ничего поделать не можешь, и главное никакой надежды. Да именно действие вселяет надежду. Вот они сейчас двигаются, упрямо продвигаются вперед, не смотря ни на что, и путь их уже не кажется таким бесконечным. Хотя если честно в иные моменты думаешь, что с того дня как они вышли из дома, прошли века. А их троица как Сизиф, катящий в гору огромный каменный шар, не знает покоя. Яйцо напряг память, вспоминая, чем же Сизиф вызвал гнев богов? Была там какая-то афера со смертью. Яйцо плохо знал античную мифологию и вообще не любил сказки. Но одно он запомнил наверняка, это то, что хитрый правитель Коринфа умудрился обмануть самого Аида, за это и был жестоко наказан.
   И вдруг метеором промелькнула мысль, о том что, и он когда-то пытался обмануть смерть. И вот теперь как говорится: "За, что боролся. На то и напоролся".
  А ведь как у него, так и у Сизифа была и есть надежда. Вот докатит он камень до вершины, и закончатся его мучения. Шар срывается и с грохотом катится вниз. Ничего в следующий раз повезет. Яйцо сравнил свои жизни с тщетными попытками древнего грека.
  "Нет, мои жизни не бесплодны. Ведь недаром у меня сохраняется прекрасная память. Может все мои предыдущие рождения, есть не что иное, как начало этого пути. И моя задача привести во Дворец малыша и его маму. Да, именно так все и обстоит. И какая-то могучая сила помогает нам в пути. Без сомнения".
  Яйцо шел, опустив голову. Он смотрел себе под ноги и представлял, что под его ногами хрустит не песок, а белый снег. Когда-то он не любил зиму и холод. Но сейчас он с восторгом вспоминал рождественские забавы на свежем воздухе. Он еще совсем ребенок и нет войны. Отец еще не инвалид и он всегда добр и весел. Вспоминались катания на санках, игра в снежки и многое другое. С неба падают большие пушистые снежинки. Все вокруг смеются. Дома ждет счастливая мама. В камине весело трещат дрова. На столе шипят только, что приготовленные колбаски, ароматно пахнет тушеная капуста. Господи! А какой вкусный пирог готовила мама, объедение!
  - А это кто у нас?!
  Говорит дедушка Клаус. "Он все еще думает, что я малыш", сердился тогда Яйцо. Но все равно торопливо бежал к седому старику, от которого почти всегда пахло пивом и чьи карманы были полны подарков.
  - Папа, не балуй ребенка.
  Говорила мама, а дедушка отвечал ей со смехом.
  - Ну кто его еще побалует. Вы, наверное, морите ребенка голодом. Смотри, какой легкий стал. Как пушинка. Как пушинка.
  С этими словами дедушка подхватывал внука на руки и высоко подбрасывал, казалось под самый потолок. С такой высоты видно все, все, все. Вон на буфете за кофемолкой лежит коробок спичек. Сегодня утром его искал папа, что бы прикурить трубку. Надо будет похвастаться своими знаниями перед взрослыми.
  - Аккуратней папа.
  Волнуется мама и просит всех к столу.
  Потом началась война. И начало ее было как большой праздник с музыкой и веселыми лицами. Наверное, так начинаются все войны. Но очень скоро лица делались все суровей и суровей. И зимы становились все холодней и холодней. Зимой 1918 года он казалось, промерз насквозь и думал, что уже никогда не отогреется.
  Яйцо невесело усмехнулся и подумал: "И вот я отогрелся. Да так, что никакие морозы не остудят".
  Он поднял голову и остолбенел от увиденного. Задумавшись, он не заметил, как подошел вплотную к змеиному коблу. Так ведь это шихи, ужасно ядовитые и агрессивные змеи! И как их много! Несколько крупных гадов извиваясь всем телом подползали к существу их потревожившему, с одной целью - убить.
  Яйцо, не раздумывая, бросил в змей горящий фонарь и крикнул Косте и Ире.
  - Стойте! Бегом назад!
  Мальчик и девушка подчинились не задумываясь. Они отбежали на приличное расстояние и остановились. Вскоре их догнал Яйцо. Разгоревшееся пламя не только остановило змей, но и разогнало их по пустыне. Дальше надо будет идти с предельной осторожностью.
  Яйцо выругался и сказал, беря оставшийся фонарь из рук Иры.
  - Что за невезенье!
  Но он не знал, что череда неудач только начинается.
  Через два дня у Иры случился сильнейший приступ аллергии на нектар песчаной лилии, что являлась их пищей долгое время. Лицо девушки распухло, дыхание сделалось прерывистым, ежеминутно она задыхалась, и приходилось много времени тратить на отдых. Едва Ира отошла от аллергии, произошло нападение бродячих пауков, и только избавившись от изрядного количества воды, удалось оторваться от преследователей. Это была слишком дорогая жертва, которая ставила под угрозу их жизни.
  Но затем произошло нечто. Глубокой ночью Яйцо сделал привал и заговорил вкрадчиво:
  - Мы проделали невероятно длинный путь. Такой длинный, что становиться страшно. Но....
  Яйцо замолчал на некоторое время. Словно подбирая нужные слова, но Ирина то знала, местный академик опять устраивает спектакль одного актера. Хотя своего он добился, две пары глаз смотрели на него с трудно скрываемым нетерпением и интересом.
  - Сейчас мы находимся на предельно малом расстоянии от одного объекта. Я просто обязан вам показать ЭТО.
  - Дуб.
  Вырвалось у Кости.
  - Да дуб. Чтобы его увидеть нам придется отклониться от курса и это рискованно. Но ЭТО того стоит.
  - Что за дуб?
  Спросила Ира раздраженно. Ей надоело быть постоянно не в курсе событий. Себя она считала уже бывалым жителем пустыни. Чуть ли не бедуином, но постоянно находиться нечто, о чем она и слыхом не слыхала. Из объяснений Яйца и Кости Ира поняла, что дуб это нечто настолько странное и грандиозное, что для того чтобы его увидеть стоит рискнуть. Даже самой жизнью.
  - Тогда чего сидим? Вперед к дубу, так к дубу.
  Через некоторое время девушка уже проклинала себя за это безрассудное решение. Но что-либо делать было уже поздно. Ночь неумолимо завершалась. Ранним утром дуб предстал пред путниками во всей своей красе. Услышав "Вот он", Ира откинула со лба слипшиеся волосы, посмотрела, куда указывал Яйцо, и оцепенела от увиденного. Даже с большого расстояния можно было понять, насколько он огромен. И девушка была согласна с Яйцом, что покинуть этот мир и не посмотреть на это чудо, было равносильно тому, что побывать в лесу и не увидеть ни одного дерева. Дуб вызывал восторг и восхищение. Костя, как и мама, видел этого гиганта впервые и знал и нем только по рассказам Яйца. Он был настолько поражен, что некоторое время не мог сдвинуться с места. По примерным подсчетам Ирины диаметр дерева был никак не меньше пятидесяти метров, ну а высота.... Высота была столь колоссальна, что девушка боялась даже в уме прикинуть эту высоту. Гигантскую крону покрывала яркая листва такой узкой формы, что листья больше походили на длинные иглы. Путники не отрывая взгляд от "дуба" словно кролики к удаву двигались прямо к нему. Ведь крона отбрасывала такую огромную тень, что там прекрасно сможет разместиться эскадрон гусар летучих. С конями и обозом. Когда до дерева оставалось совсем немного, Яйцо сказал:
  - Стоп. Дальше идти нельзя.
  - То есть как это стоп!
  Возмутилась Ира, но остановиться остановилась. Яйцо не стал разглагольствовать, а просто передал девушке самодельную подзорную трубу со словами:
  - Внимательно посмотри там, под деревом.
  Девушка так рванула подзорную трубу из рук Яйца, что едва не оторвала тому пальцы. Она напрягала зрение, но ничего не видела. Опять эти загадки:
  - Ну что я должна увидеть?!
  - Ну там под деревом. Неужели ты не видишь кости?
  Девушка всмотрелась и действительно увидела череп дракона, а затем и весь скелет. Затем еще кости и еще и еще. Да буквально весь песок усеян мелкими и крупными костями. Опять какая-то ловушка. Яйцо не стал ожидать очередного вопроса, а сам объяснил, что в тени гиганта обитает крупная колония плотоядных жуков, которые в считанные минуты могут обглодать даже дракона. Ире пришли на ум пираньи из Амазонки. И здесь нечто подобное только обитает в песке. Ира перевела взгляд на крону и удивленно вскрикнула.
  - Господи! Сколько же там птиц. Погоди, погоди да там множество мелких животных.
  - А еще насекомые, пресмыкающиеся, грибы, цветы, лианы и еще множество живых существ кого я не смог квалифицировать. Там целая экологическая система. Целый мир в одном дереве.
  Ира могла бы смотреть на "Дуб" не один час, но понимала, что им надо продолжать путь. И кроме того Костя наверное тоже хочет взглянуть. Она передала подзорную трубу сыну.
  Как же жаль, что нельзя подойти вплотную к такому прекрасному растению, но одного взгляда на "Дуб" было достаточно, чтобы понять, они не зря отклонились от своего маршрута. "Вот ведь правы были и Яйцо и Костя. В этом ужасе действительно много удивительного и прекрасного".
  Ира, приложив ладони ко лбу, продолжала смотреть на дерево не вооруженным глазом и тоже сумела кое-что рассмотреть. Примерно в трех сотнях шагов от огромного ствола из песка выбился росток приблизительно двухметровой длины. Яйцо пояснил, что это тоже маленький "дуб". Ему не менее двухсот лет и еще примерно столько же он отращивал многокилометровые корни.
  - А сколько же лет большому "Дубу"?
  Восторженно спросила Ирина. Яйцо почесался, ему сделалось неловко. Ира даже обрадовалась, наконец, нашлось что-то чего этот грамотей не знает.
  - Тысячи, тысячи очень много тысяч лет. Впервые я его увидел очень давно, безумно давно и тогда это дерево было гигантом, а ростка не было и в помине.
  Фантастика, да и только.
  Когда путники покидали чудесное дерево, Ира думала, что очень не зря Яйцо привел их сюда. Вполне возможно, да почему возможно. Все именно так и будет. А будет следующее. Пройдет сотня, а может не одна сотня тысяч лет и на этом месте будет прекрасная роща и планета эта перестанет быть адом. А это надежда. Даже не надежда, а уверенность в будущем. А уверенность в будущем дорогого стоит.
  Отойдя на приличное расстояние от "Дуба", сделали большой привал и разбили палатку. Перекусили и легли спать. Но заснуть сразу никто не смог. Всех переполняли эмоции и всевозможные мысли, которыми необходимо было поделиться. Наконец Яйцо не выдержал и скомандовал "отбой".
  Естественно Ирине приснился колоссальных размеров "Дуб". Она подошла к нему на рискованное расстояние и долго любовалась. Неожиданно в ее руке оказался прекрасный военный бинокль. Сам собой, такое во сне возможно. Девушка поднесла бинокль к глазам и обомлела от ужаса. Вся крона "Дуба" была покрыта густой паутиной, в которой копошились гигантские гусеницы, размером со среднего питона. В нос ударил резкий запах конского пота.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Крымова "Скандальная невеста, или Попаданка не подарок"(Любовное фэнтези) М.Якушев "Сборник рассказов"(Научная фантастика) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) Е.Рэеллин "Команда"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"