Дуденко Олег Тихонович: другие произведения.

Рваная рана Глава 15

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 15
  
  Бывали случаи, когда загнанные антилопы в смертельном страхе старались спастись среди людей - вбегали прямо в лагерь или прятались между работающими на поле женщинами. Иногда собак удавалось прогнать криками и камнями, но часто они, не стесняясь присутствия людей, разрывали свою жертву прямо на виду у всех.
  (Михаэль и Бернард Гржимек
  "Серенгети не должен умереть")
  
   После встречи с Шахтером, Ганс велел всем собраться на квартире, где уже хозяйничал брат Андрюхи, Василий. У Васи были прекрасные природные данные, и без качания железа он выглядел внушительно. Вот только длинные волосы, цвета соломы, хаотично разбросанные по голове, выдавали в нем типичного сельского жителя и невольно вызывали улыбку. Ничего, как сказала лягушка-мама в мультфильме "Дюймовочка": "С нами поживет, позеленеет". Ко всему прочему он отслужил в армии, в национальной гвардии и неоднократно стрелял из автомата. Вполне возможно скоро ему предстоит сдать экзамен на меткость, но на этот раз стрелять придется по живым мишеням.
  Ганс критически обвел взглядом собравшихся и сказал:
  - Я недавно говорил, что всех нас ждут тяжелые испытания и каждому придется пройти через кровь. Предупреждаю последний раз, кто не готов, пусть уйдет сейчас. Через несколько минут на самом деле будет поздно.
  Юрец - серый кардинал, внимательно ощупывал взглядом каждого, ища слабину. Причем для этого он отошел в угол, чтобы видеть всех, а самому оставаться в тени. В комнате повисла гнетущая тишина, которую прервал Ганс.
  - Значит, все готовы идти со мной до конца. Рад, очень рад. И за себя и за вас. Потому, как вы знаете сегодня, я имел разговор с еще одним очень большим человеком, и он сделал мне очень лестное предложение. Заменить быка Гирского.
  В комнате наступило оживление.
  - Да, да, да. Это значит, большие деньги и совершенно новая жизнь. Но для этого надо, чтобы Гирский и все его ближайшее окружение исчезли с лица земли. Как мы это сделаем, я сообщу вам позже. Сейчас надо вот что...
  Ганс задумался, выдерживая театральную паузу, затем продолжил.
  - Клещ, ты как, еще в педагогическом институте учишься?
  Клещ - Игорь Савченко, парень неприятной внешности, с заостренными чертами лица, глупо хихикнул и ответил.
  - Не знаю, я там давно не был.
  Лицо Ганса вдруг сделалось строгим, даже жестоким.
  - Я вот никак не пойму, или ты идиот или придуриваешься. Вылететь с четвертого курса.... Это, каким же надо быть придурком. Ты, что же всю жизнь собираешься шнырять по базару, у старушек мелочь отнимая?
  - Да нет, ответил Клещ насупившись.
  - В общем, так. Завтра же иди в институт, и если тебя исключили, восстанавливайся, как хочешь. И учись хорошо, я лично буду тебя контролировать. Потом через Полипа, тебе надо сделать документы тренера по гиревому спорту. Герасим, ты занимался у Полипа, поможешь Клещу. Далее, надо договориться насчет аренды спортивного зала в школе 27 под спортивную секцию. Ну, это я беру на себя.
  - Понял. Все сделаю, ответил Клещ.
  Выглядел он очень серьезно. Впервые на него было возложено ответственное дело. "Этот будет землю рыть", подумал Ганс и продолжил.
  - Степа, ты поговорил с родителями?
  - Да, они согласны.
  - Согласны?!
  В первое мгновение Ганс захлебнулся от возмущения, но затем быстро взял себя в руки.
  - Этого мало. Пора действовать. И хоть в нашей общей кассе средств не так уж много, на пару палаток я думаю, мы денег наскребем. Правда, Юрец?
  - Наскребем, подтвердил Юрец, широко улыбаясь и подходя ближе к вожаку.
  Его тщательные наблюдения не выявили явных диссидентов, все смотрят на вожака с восторгом и одобрительно кивают на каждое его слово. Это пока. Но когда придет время настоящих дел, кто знает, сколько из них сломается.
  - Так что Степа пришло время тебе и твоим родителям посуетиться.
  Степа пытался что-то сказать, но главарь больше не смотрел в его сторону, он продолжал давать распоряжения, словно директор предприятия на планерке.
  - Далее, Санек.
  Обратился он к Саше Зощенко по прозвищу Енот. Саша чуть не подпрыгнул от неожиданности.
  - Слушай Санек, не надоело ли тебе клянчить машину у папы?
  Енот открыл было, рот, но не нашелся, что ответить. Чтобы не смущать старого соратника, не дожидаясь ответа, Ганс продолжил.
  - В общем, так, Юрец найдет деньги, а ты купишь и оформишь на себя микроавтобус. Можешь на нем время от времени "покосить". Главное, когда понадобиться, машина должна стоять на месте. Это все мы со временем утрясем. Кстати о "месте".
  Ганс опять сделал театральную паузу, словно собираясь с мыслями, затем продолжил.
  - В принципе "тачка" эта будет наполовину твоя, а со временем я думаю, она насовсем перейдет к тебе. А посему гараж ты снимешь за свои деньги. И еще, будешь покупать машину, посоветуйся с отцом. Он у тебя специалист в этом деле?
  - Вроде да, ответил опешивший Енот.
  И на этот раз ответа Ганс не слушал, теперь он обращался ко всем сразу.
  - И еще парни, очень всем рекомендую, у кого есть сбережения, делайте ценные покупки. Кто, что может: квартиры, машины, сотовые телефоны, телевизоры, золото. И, чтобы все это видели люди. Потому как нам предстоит война, говорю это вполне серьезно. В нашей победе я не сомневаюсь. И потому мне не хотелось бы, чтобы народ говорил, мол, мы свои деньги на людской крови заработали. Это будет плохим началом.
  Дальше разговор пошел ни о чем. Говорили о славных денечках, что ждут их впереди и о том, что все это только первый шаг. Ганс старался втянуть в беседу как можно больше людей, желая послушать каждого. И это не потому, что он сильно уважал мнение своих парней. Просто вдруг он почувствовал, что где-то рядом притаилась страшная опасность. Вдруг среди, казалось бы, верных бойцов прячется предатель. "Это мания преследования, успокоил сам себя Валера, рановато. Еще не достиг никаких высот, а голова уже кружиться".
  Неожиданно Ганс спохватился и сказал:
  - Костя сегодня понадобиться твоя "пушка", сходи принеси.
  В ответ Костя самодовольно улыбнулся и, распахнув одну половину куртки, показал рукоятку нагана.
  - Она со мной.
  Ганс подошел вплотную и постучал костяшками пальцев по лбу обладателю нагана.
  - Зачем ты ее с собой таскаешь? Что, крутой техасский рэнджер? По-глупому залететь хочешь? Учти, вытаскивать тебя никто не будет, сгниешь в тюрьме.
  - Я думал, на всякий случай. Вдруг Гирский решит напасть, стал оправдываться Костя.
  - Ты меньше думай, больше делай, рявкнул Ганс и закрыл эту тему.
  Все вдруг ощутили, что прежнего Ганса не стало. Теперь перед ними настоящий повелитель. Пройдет еще немного времени.... Примерно лет пять, шесть, может семь и некоторым старым товарищам придется называть его по имени отчеству. Парни стояли тесным кольцом и наблюдали как при них, вернее у них на глазах рождается новая личность. Чей авторитет ощущался каждой клеточкой организма. В нем появилась небывалая внутренняя сила, выделяющая настоящих лидеров из толпы. И даже будь он хоть паралитиком в инвалидном кресле его слова были бы так же весомы и гнев его вызывал бы страх. При определенных условиях подобные личности способны завертеть колесо истории по своему усмотрению и наплевать им на законы развития общества. Как не жаль было парням прежнего Ганса, новый вызывал у них восторг. И любой, кто вызывал его раздражение, ощущал на себе всеобщее негодование.
  Ганс это чувствовал, но все равно какой-то внутренний дискомфорт, не переставая, терзал душу. Где-то, что-то происходит не так. Но что? Ладно, разберемся со временем. Резко развернувшись на каблуках, он поспешил к двери, на полпути остановился, и сказал.
  - Юрец и Костя пойдемте со мной, дело есть. Остальные тихо расходитесь.
  Когда пришли на место, Ганс широко расставил ноги и сказал не без гордости, сплевывая через оттопыренную губу.
  - Где-то здесь я "замочил" того придурка.
  Костя в первые мгновения не поверил своим ушам. Но потом убедился, что вожак не шутит. Настало время больших перемен, и он действительно кого-то убил. Ганс расстегнул куртку, зажег зажигалку и, подсветив, показал железный крест. С самодовольным видом он приступил к комментарию, обращаясь непосредственно к Косте.
  - Это визитная карточка клуба "Железных сверхлюдей", если хочешь такой, хватит жевать сопли и таскать в кармане "хлопушку" от собственного страха. Пришло время стрелять и стрелять не по бутылкам.
  Сердце Кости подскочило в груди.
  - Так мы здесь для этого?!
  С готовностью сказал он, прощупав пистолет у себя подмышкой. Сейчас ему казалось, нет на свете ничего проще, выстрелить в человека. Взять и выпустить из пистолета маленького вестника смерти. После этого и он будет автоматически зачислен в славную когорту сверхлюдей, отринувших от себя глупые понятия морали, что гирями висят на ногах у людей способных на великие поступки. Все это, и мораль, и закон, для толпы, для баранов. Косте вспомнился старый концерт легендарной группы "Pink Floyd" под названием "Animals". Музыканты разделили мир на: свиней, баранов и собак. Но они забыли про волков. Есть еще и люди-волки, которые над всеми.
   Костя родился и вырос в обеспеченной семье. Отец его был главным инженером на нефтезаводе, мама бухгалтером, там же. Учился парень ни шатко, ни валко и потому вечно занятые родители поощряли мальчика различными дорогими подарками. Однажды когда Костя в восьмом классе шел на экзамен (за успешную сдачу экзаменов родители обещали ему видео приставку), он увидел толстого мужчину в одних трусах, буквально вылетевшего из подъезда соседнего дома. За ним следовало три крепких парня. У одного в руках было охотничье ружье, которое он держал за стволы.
  - И это так, ты, встречаешь своих друзей?! Своих старых добрых друзей?!
  Сказал тот, что нес ружье.
  - Своих преданных друзей, ты встречаешь с дробовиком в руках. Мы ведь пришли к тебе на выручку в критический момент и сейчас просто решили напомнить про должок. А ты?! Просто стыд!
  Толстяка ощутимо ударили в необъятное пузо, он упал на четвереньки и по-собачьи завыл. Крепкий парень присел возле воющего толстяка, двумя пальцами оттянул тому ухо и сказал отчетливо почти по слогам.
  - Слушай меня внимательно, слушай и запоминай, ты свинья. Понимаешь, ты жирная свинья, а мы волки. Чувствуешь разницу, тварь!
  - У-у-у!
  Продолжал выть толстяк, единственное, на что он был способен, это, морщась от боли кивать головой. Парень продолжал сжимать его ухо, которое распухло и покраснело.
  - Так вот, свинья, твой долг вырос вдвое. Не отдашь через неделю, порвем на куски.
  После чего крепкие ребята разбили ружье об асфальт сели в машину и уехали, не говоря больше ни слова. Они даже не смотрели по сторонам. Казалось, их ничего не смущает, ни множество соседей выглядывавших из окон, ни возможность появление милиции, вообще им все было до лампочки. Они являлись хозяевами жизни и не только своей. Когда дверь машины хлопнула толстяк взвизгнул и пополз в сторону подъезда, из которого выскочила, по всей видимости, его жена и стала помогать подняться на ноги.
  С того самого момента Костю не интересовали ни экзамены, ни видео-приставки, ни магнитофоны и вообще ничто на свете больше не волновало мальчика. Теперь он мечтал об одном, стать человеком-волком и все делал для достижения этой цели. Его старые прилизанные товарищи, дети таких же обеспеченных родителей ушли из его жизни, он начал водиться со всякой шпаной, пока случай не свел его с Гансом.
  У Кости от волнения даже ладони вспотели. Ведь сейчас у него появился шанс войти в эту касту избранных и для этого достаточно, пожалуй, одного выстрела. И тогда в нем произойдут метаморфозы, которые не ускользнут от окружающих. Ему и так очень часто уступают дорогу, но теперь все будут буквально шарахаться в сторону, ведь он станет человеком-волком. А овцы со своим вегетарианским нюхом за версту чуют хищников.
  Но Костю ждало разочарование.
  - Нет, Костя, ты здесь не для этого. Сегодня день Юрца и дело надо делать без шума и пыли. Ты отойди в сторону и постой на "глазном".
  Юрец достал обрезок трубы из-за пазухи. А Костя, разочарованно поджав губы, стал отходить в сторону. Но Ганс его успокоил.
  - Ничего Костик, будет и на твоей улице праздник, поверь. И причем очень скоро.
  Некоторое время развлекали друг, друга анекдотами в полголоса, да посматривали по сторонам. С автовокзала доносился рев отходящих и приходящих автобусов, но в "дубках" не было ни души. Неожиданно Ганс скомандовал.
  - По местам.
  На узкой тропинке появились двое. Впереди шла дородная девица, в которой вскоре нельзя было не узнать Атаманшу, сзади семенила Мышка с двумя сумками. Увидев стоящих в тени деревьев Юрца и Ганса, Валентина прибавила в скорости, и уже почти бежала. Нина так увлеклась погоней за Атаманшей, что рассмотрела Ганса лишь в самый последний момент. Буквально сделав два шага, он вышел на встречу побелевшей как мел девушке.
  - Привет Мышка.
  Сказал Ганс голосом напоминающем рокот дизельного двигателя. Юрец заходил, сзади держа наготове свое оружие и ожидая команды вожака. Ганс схватил готовую потерять сознание девушку за куртку и притянул к себе.
  - Ты, что же это сука, честной "давалкой" вдруг заделалась?! Ты тварь, тварью и помрешь!
  Мышка болталась в руках Ганса словно тряпичная кукла, зубы ее тарахтели как шарики в погремушке, но слова вымолвить она не могла. Ганс ощутил аромат косметики идущий от девушки, перемешанный с запахом страха, даже ужаса. В данный момент она готова была на все, лишь бы вырваться из его рук. Сейчас она продаст семью, любимого, душу, сейчас она расскажет любой секрет, который не поведала бы никому. Сейчас.... Ганс ощутил ту безраздельную власть, какую он имеет над Мышкой. Его фантазия услужливо подбросила ему массу порнографических картинок. Он яростно стиснул зубы. Ему перехотелось убивать Мышку, наоборот сейчас ему очень захотелось ее .... но в данный момент нет времени и место не подходящее. Ко всему прочему он вдруг вспомнил, что как-то Нина обмолвилась о брате-близнеце. О таком же маленьком, темноволосом, симпатичном, стройном пареньке с раскосыми глазами и похожем на девочку. Вот кого Гансу вдруг захотелось прижать к себе и говорить нежные слова. Стоп! Это же "голубизна". А впрочем.... Со временем можно будет позволить себе, все что угодно. Большой человек может иметь маленькие слабости. "Ничего прейдет время, и я найду и ее, и ее братика и мы "покувыркаемся" втроем", подумал Ганс и сам ужаснулся своим мыслям. Вернее это были не его мысли, или даже не совсем его. Его мысли и желания, страсти и похоть перемешались с чувствами и эмоциями еще одного существа поселившегося в нем. Существо это во многом очень помогает, но иногда даже Ганс приходил в оцепенение от желаний своего квартиранта. Ну, ничего ради великой цели можно жить в этом симбиозе долгие, долгие годы. Ведь ничего не дается даром. "Так, что потерпи дружок, будет день и будет пища", сказал Ганс своему второму "Я".
  Тем временем Юрец подошел к Мышке на расстояние удара и уже начал отводить руку.
  - Погоди Юрец.
  Сказал Ганс и еще раз тряхнул Мышку.
  - А теперь тварь, слушай внимательно. И запомни этот день как свой второй день рождения. Я дарю тебе жизнь, вернее даю взаймы. Запомни! В любой момент я могу потребовать должок или, что-нибудь взамен. Сейчас ты поедешь домой и не будешь носа высовывать дальше своего вонючего Геническа, пока я тебе не разрешу. И не дай господь тебе встретить кого-то из девок, твоих коллег. Я уже не говорю про то, что не приведи господи хоть одна живая душа узнает о нашем разговоре. Тогда ты пожалеешь, что сейчас не умерла! Ты поняла!
  Мышка слабо кивнула. Она задыхалась, перед глазами плясали разноцветные круги, но девушка боялась не то, что попытаться оторвать от себя руки, что вот-вот переломают ей шею, она ужасалась даже пошевелиться. Ведь это может разозлить чудовище с горящими глазами, что стоит возле нее оскалив свою зловонную пасть. Еще миг и его клыки вонзятся в нежную шею. Или товарищ чудовища, что стоит сзади, ударит ее по голове и как Пецу сбросит в канализационный люк.
  - Открой рот!
  Скомандовал Ганс, девушка незамедлительно подчинилась.
  - Вот тебе десять "баксов" на дорогу и учти молчок и чтобы никто тебя больше не видел.
  Ганс сунул скомканную бумажку девушке в рот, затем швырнул ее на землю и ушел прочь, уводя за собой своих спутников.
  Кажется все правильно, но вот только в какой-то момент Ганс почувствовал, что перестают себя контролировать. Им словно завладел некто, полностью управляя его телом. И на этот раз он сам из хозяина превратился в квартиранта. Так дело не пойдет. Необходимо постоянно держать себя в руках. Подошел Юрец и сказал.
  - А не напрасно ли мы ее отпустили? Вдруг проболтается?
  - Нет, не проболтается. И, кроме того, у меня на счет нее имеются свои планы.
  Объяснил Ганс, не вдаваясь в подробности своих эротических фантазий. Такое даже верному другу лучше не рассказывать. Следом за Юрцом подошел Костя неторопливой походкой.
  - Это все.
  Сказал он бодрым тоном. Но если бы не ночная тьма по бледному лицу юноши было бы видно, что тон его обманчивый. Его буквально колотило от увиденного и он никак не мог взять себя в руки.
  Когда Ганс схватил девушку, Юрец подошел и стал так, что бы удобно было ударить жертву по затылку, при этом он не мог видеть лица вожака. Костя же стоял с боку и заметил, не мог не заметить, как глаза Ганса вдруг вспыхнули адским пламенем, словно у дикого зверя ночью, даже еще ярче. Эти глаза он уже видел однажды.
  Случилось это чуть больше двух лет назад. В то время Костя дружил с Геной Фалеевым. Гена жил на Божедарке. Это был один из самых старых районов города, состоящий из частных домов с абрикосовыми и вишневыми садами, с огородами, с извилистыми улочками ведущими в грязные тупики, с кучами мусора лежащими прямо на тротуаре, с хулиганами в больших кепках "аэродромах". Не далеко от Гениного дома находилось старое Божедаровское кладбище. Там очень давно никого не хоронили, и кладбище мало-помалу зарастало деревьями и кустарниками, превращаясь в нечто среднее между пустырем и неухоженным парком. Лишь за несколькими могилками продолжали следить родственники, и они словно редкие волосинки на лысине напоминали людям, что когда-то здесь был погост.
  Так вот на краю этого кладбища в конце восьмидесятых годов построил себе дом один не в меру разбогатевший мясник с базара. Обычный двухэтажный дом из силикатного кирпича. По нынешним временам просто убогая коробка, а тогда это считалось роскошью. По слухам во время рытья фундамента было найдено множество человеческих костей. Мясник без лишней суеты и угрызений совести залил их бетоном. Позже люди говорили что там, в общей могиле была похоронена семья каннибалов. Подробности их жизни и смерти толком никто не знает, очень много воды утекло с тех пор. Но некоторые "знатоки" утверждают, что конец их был примерно такой: в один из зимних вечеров глава семьи, уложив всех спать, закрыл заслонку дымохода и вся семья угорела. Поутру, когда соседи выломали двери, то увидели на столе записку "ПРОКЛЯТЫ" и горы обглоданных человеческих костей на чердаке. Вполне возможно все это домыслы. Но, как бы там ни было, а дом мясник себе строил за территорией кладбища. Как раз впритык к старой ограде, которую даже сейчас еще можно визуально восстановить по некоторым сохранившимся фрагментам. А ведь по старинным церковным канонам именно самоубийц и страшных нераскаявшихся грешников зарывали не отпетыми за территорией кладбища. Но оставим прошлое историкам.
  Не прошло и двух месяцев после шумного и веселого новоселья, как на хозяина дома упала тяжелая люстра, проломив тому череп. Только не надо думать, что уход мясника в мир иной был быстрым, нет, он превратился в долгую и мучительную агонию. А в доме начались твориться всякие безобразия. Некоторые ученые и псевдоученые называют это полтергейстом. Название конечно мудреное, но никак не объясняющее того, что за три года дом сменил восьмерых хозяев, причем цена его всякий раз значительно снижалась. Последними владельцами "нехорошего" дома была цыганская семья, которая почти в открытую перепродавала краденное и сбывала "наркоту". Причем семейным бизнесом занимались все без исключения члены семьи, включая младшего девятилетнего сына. Но даже бесшабашные цыгане не смогли ужиться бок о бок с призраками. Примерно через полгода они продавали дом за смехотворную цену. Но покупателей не нашлось. В городе родилось поверье, что, покупая дом, вместе с ним ты приобретаешь и его проклятье. Так и не продав дом, цыгане уехали в неизвестном направлении, но семья их уже не была такой большой и шумной. Девятилетний мальчик утонул в озере, что было поблизости. А девочку двенадцати лет, за мелкий проступок, задушил отец в приступе ярости. Подобные приступы с ним начали случаться едва он переступил порог "нехорошего" дома. И прекратились, как только лейтенант Рябов защелкнул на его руке наручники.
  С тех пор дом стоял опустевший, злобно поглядывая на мир своими разбитыми окнами. Люди побаивались подходить к дому близко, не говоря уже о том, чтобы взять там хоть что-то. Прекрасные железные решетки который год ржавели на окнах первого этажа; два абсолютно новых листа шифера просто так лежали на земле; перемычка, несколько уголков и множество нужных в хозяйстве вещей были разбросаны посреди заросшего бурьяном двора, словно заманивая алчных людей в пасть дьявола.
  Так вот именно в эту кирпичную коробку о двух этажах под самую крышу наполненную приведениями, решили забраться подвыпившие товарищи шутки ради. С собой у них имелась еще водка, кое-какая закуска и папироска "забитая" афганским "драпом".
  Стояла тихая южная ночь, середины лета. Ветра, обливаясь потом прятались в глубоких подвалах. Если хоть какое-то заблудившееся облачко и пересекало небосклон, то двигалось оно так медленно, словно во сне. И казалось, на звездном небе появилась темная заплата. Где-то рядом сливаясь в нестройный хор брехали собаки, отрабатывая хозяйскую похлебку. На соседней улице яростно бранилась парочка. Даже издалека, по голосам, было слышно, что оба изрядно пьяны. Дверь злополучного дома была заколочена двумя досками, крест на крест. Но не составляло огромного труда оторвать их.
  Словно в классическом фильме ужасов, издав протяжный стон, дверь сама отворилась. Словно кто-то давно поджидавший гостей приветливо открыл ее. Хмель ребят улетучился, и решимость сошла на нет, и только желание не показаться друг другу трусом погнало их вперед. Едва Костя вошел в дом, то каждой клеточкой организма ощутил присутствие чего-то. Чего-то безумно злого и могучего. Казалось, это что-то проникает в душу, внося туда смятение и ярость. Причем ярость такую сильную, что парень крепко сцепил зубы, представляя как он вонзает их в живую, трепещущую плоть. Да, именно так и поступают люди-волки, они разрывают врагов зубами. Нечто подобное творилось и с Геной. Глаза его бегали от страха и от лютой злобы, которую необходимо было на кого-то выплеснуть.
  Сразу за входной дверью начиналось царство мрака, в виде прямоугольного коридора, из которого вели две совершенно одинаковые филенчатые двери и крутая односкатная лестница поднимающуюся в верх. Для своего путешествия по стране призраков мальчишки выбрали лестницу. Тихо ступая, они поднялись на второй этаж. Эхо их шагов тонуло в пыли. Откуда столько пыли? Словно тысячи пылесосов изрыгнули здесь свое содержимое. Странно, очень странно. И не только это. Полная луна, словно прожектором залила светом большую комнату второго этажа. Видно все в мельчайших подробностях, даже не надо зажигать свечу предусмотрительно захваченную Геной. Но такого не может быть. Даже в самую лунную ночь не бывает так светло, а тем более в помещении. "Но это, смотря в каком помещении", услышал Гена в собственной голове чей-то голос. Он резко обернулся. Словно хотел увидеть говорившего, при этом точно зная, что голос звучит лишь в его мозгу. Заметив боковым зрением резкое движение товарища, Костя отскочил в сторону. Гена скорчил презрительную гримасу и подумал: "Чего дергаешься, баран". А сам продолжил изучение большой, даже огромной, во весь второй этаж комнаты. Рассматривать тут собственно было нечего. Голые стены, голый пол, все покрыто толстенным слоем пыли и только возле противоположной от окна стены стоит старый журнальный столик, и пыли на этом месте не так уж много. Видимо любители острых ощущений не однократно использовали этот столик для ночных посиделок.
  Не отдавая себе отчета, парни словно разгоняя призраков, начали громко разговаривать ни о чем. Но собственные голоса приглушенные стенами, покрытыми толстым слоем пыли, не внушали отваги. Наоборот душевное смятение переросло в страх, даже в бесконтрольный ужас. При этом злость не утихала ни на миг. Она словно раскаленная лава в вулкане клокотала в груди и требовала выхода.
  Вот бы сюда забрел подвыпивший мужичек. Через пять минут он бы захлебывался в собственной крови. Гена нащупал у себя в кармане нож- "выкидуху" и представил, как лезвие ножа погружается кому-то в живот, при этом доставляет неимоверное наслаждение своему хозяину. В то время Гена еще не познал женщину, хотя не раз хвастался своими победами перед друзьями. Но, как правило, победы эти происходили над унитазом с порнографической фотографией в руке. Среди мальчишек Гена пользовался авторитетом, но вот девочки просто не обращали на него внимание. Словно парня не существовало в природе, и это было унизительно. Но сейчас он вдруг понял, что зарезать кого-то так же здорово, как и "трахнуть" первую школьную красавицу. Член его сделался твердый как камень, и через миг по правой ноге потекла горячая липкая жидкость. По всему телу расплылась волна наслаждения. Он сделал шаг вправо, затем влево, широко расставляя ноги при этом, продолжая держать руку в кармане и поглаживая нож.
  Нож ему продал соседский парень, брат которого работал в ИТК. За пару пачек чая заключенные буквально из двух гвоздей сделают прекрасный нож на пружине. Это тебе не китайская "бабочка" каких полным полно на рынке и какую может купить любой сопляк. Это нечто особое, что в магазине не купишь. Гена не переставая, гладил рукоятку с кнопкой сделанную из коричневого пластика. Ему не терпелось сдвинуть эту кнопку в сторону, и пружина вытолкнет сверкающее лезвие. Что потом? Какая разница. Главное пройдет этот страх, что сковывает движение и заставляет вздрагивать от каждого шороха.
  Костя стоял у самой стены и с раздражением смотрел на товарища. "Чего разбегался, клоун?!". И тут же словно раскручиваясь по спирали раздражение переросло в злобу и уже чесались зубы готовые вонзиться в горло мечущегося из стороны в сторону друга. "Да какой он мне друг?! Просто знакомый. Причем сволочь последняя. Быдло крестьянское. Хам. Холоп. Таким место в хлеву". Костя ногой стал ворошить толстый слой пыли в поисках камня или куска арматуры, каких всегда множество на стройке и в заброшенных домах, и каким можно оглушить своего спутника, после чего спокойно перегрызть горло. "Стоп, остановил сам себя Костя, и как раз вовремя, носком кроссовка он зацепил полуметровый обрезок толстого стального прута, это проклятый дом начинает на нас действовать. Надо сдерживаться". Неимоверным усилием воли он сумел подавить приступ ярости и в тот же миг панический ужас загнал его сердце в пятки. Он ошарашено смотрел по сторонам не в силах шевельнуться.
  В далеком детстве, когда к отцу Кости приезжал его брат со своим дебилом сыночком, который был на два года старше и гораздо крупнее и по своей скудности ума в отсутствии родителей он устраивал дурные игры. Во время которых накрывал Костю с головой большим ватным одеялом и прижимал к постели всем свои весом. Это называлось пытка "глубокая могила". Через пять секунд Костя готов был на все, только бы выбраться из-под одеяла. Он готов был безропотно ходить за хлебом и выносить мусор вплоть до самой старости. Он пытался кричать, но все звуки умирали под одеялом вместе с кислородом, отдам всех "трансформеров" за один глоток свежего воздуха. Вот и сейчас он придавленный страхом, задыхался в полутьме. Стены медленно надвигаются, мрак сгущается, и дышать уже не чем. А ведь он действительно в могиле и сейчас увидит, взглядом изнутри, как на малюсенькое окошко в гробу падают первые комья земли, брошенные родственниками. Затем за дело возьмутся бравые гробокопатели и живо перекроют тот узенький проход в мир живых.
  Костя вдруг ощутил у себя во рту землистый привкус.
  - Отдам всех "трансформеров" за глоток свежего воздуха, прошептал он, дрожа от страха.
  - Что ты сказал?!
  Резко переспросил Гена. В его голосе явно слышались угроза и страх. Гремучая смесь. Но Костино наваждение прошло, видимо повлияли воспоминания детства. Он уже почти полностью овладел собой. Ему всегда было легко с Геной, тот действительно воспитывался в далеко не профессорской семье, и особым интеллектом не блистал. Костя всегда находил нужные слова и добивался своей цели, нашелся он и в этот раз.
  - Ничего!
  Так же резко ответил он, и затем почти сразу добавил примирительно, разряжая накалившуюся обстановку.
  - Кстати, брат лихой, чего мы сюда притащились? Давай, что ли выпьем. И неплохо было бы "дунуть".
  - Давай.
  Согласился Гена и в одночасье его вулкан страстей погас.
  Ребята разложились на старом журнальном столике. С аппетитом выпили и слегка закусили. Посмотрели по сторонам. Все уже не казалось таким ужасным, хотя неприятный осадок в душе остался.
  - Да, жутковатое местечко.
  Сказал Костя. Гена, по простоте душевной согласился.
  - Знаешь, в какой-то момент я думал у меня "крыша поедет" от страха. Не могу понять почему, ведь ничего опасного не видать.
  С облегчением он вытащил руку из кармана и вытер вспотевшую ладонь о штанину, он уже не хотел никого резать.
  Ребята решили опробовать столик на прочность и сели каждый на свой край, поставив остатки водки и бесхитростную закуску посередине. На какой-то момент они забыли, где находятся. Выпили еще по одной. Закурили и стали обсуждать насущные мальчишеские проблемы. Немного поболтав, закурили "забитую" папироску. На время головы у обоих мальчишек полностью очистились от всевозможного хлама, а затем их "накрыло". Все сделалось нереально ярким и запахи и звуку. А самая обыкновенная мойва с хлебом вдруг сделалась неимоверно вкусной. Но при этом ужасная лень навалилось на все тело. Чтобы сделать любой движение необходимо было приложить усилие. Даже слова не вытекали изо рта, а вываливались, и падали рядом на пол, и там лежали кучкой без движения.
  Неожиданно обломок кирпича просвистел над их головами и с силой врезался о стену, как шрапнелью окатив их осколками.
  - Ты, что одурел?!
  Яростно выкрикнул Костя и поднялся на ноги. Лень вызванная легким наркотиком улетучилась и ее место заняла паника. Почти в это же мгновение подскочил и Гена. В правой руке он сжимал нож. Его глаза пылали злобой, руки слегка дрожали. Вот перед ним кандидат в покойники, приглаженный маменькин сынок, которого каждое утро ждут постиранные джинсы, наглаженная рубашечка и бутерброд с мослом. Сейчас Гена его прирежет как свинью, ведь это так же классно как трахнуть первую красавицу школы.
  Но Гена по этому поводу имел свое мнение. Он схватил со столика недопитую бутылку и хотел запустить ее в голову противнику. Он не рассчитывал на попадание, да этого и не требовалось. Одно он знал точно, бросок отвлечет Генку на какое-то время. За это время он сумеет поднять стальной прут находящийся как раз под левой ногой, много времени это не займет, и уже тогда можно будет подумать о горле, и о зубах, которые это горло перегрызут.
  Еще один обломок кирпича ударился в стену. Затем еще один. Ребята замерли друг напротив друга в позах гладиаторов, но бросаться в атаку уже никто не хотел. А когда журнальный столик начал мелко, мелко вибрировать они поняли, что пришло время бежать, причем действовать надо сообща. Костя бросился к двери а Гена прикрывал отход товарища, он пятился задом, не отрывая взгляда от медленно приближающегося журнального столика. Столик двигался зигзагами и напоминал умирающую бешеную собаку, почти лишенную сил, но между тем еще смертельно опасную.
  Костя распахнул дверь и едва не потерял сознание от увиденного. Весь дверной проем занимала жуткая физиономия с огромными горящими глазами. Мальчик попятился и спиной столкнулся с товарищем.
  - Ты, что обал....
  Начал говорить Гена, оборачиваясь. Закончить он не смог, так как тоже увидел кошмарную образину. Причем адское создание, издавая легкое кряхтение, резкими рывками начало протискиваться в двери. Невероятно, но несмотря на огромные размеры чудовища, получалось это у него без особых усилий. Мальчики метнулись в дальний угол. Журнальный столик попытался перегородить им дорогу, но одного сильного удара ногой было достаточно, чтобы он вновь превратился в предмет мебели, но на этот раз поломанный.
  Неожиданно в нос Косте ударила невероятная смесь. Вот еще одна странность "нехорошего" дома, не замеченная мальчишками сразу. Буквально несколько минут назад, до того как они закурили коноплю, в нем напрочь отсутствовали запахи. Теперь же казалось вонь всего мира концентрировалась тут: это и выгребные ямы, и общественные сортиры, и гниющее мясо, и тлеющие мусорные кучи. И еще приторный аромат ярко-зеленой травки, которую святят в день святого Маковея и которой летом в деревнях обкладывают покойников. Желудок юноши свело судорогой. Он с трудом, но все же сдержал рвоту.
  Между тем огромная голова чудовища почти полностью протиснулась в дверной проем. "Все конец", подумал мальчик, и взгляд его остановился на большом окне. На втором этаже нет решеток. Это единственный путь к спасению. Костя дернул Гену за рукав и прошептал в самое ухо.
  - Окно.
  Гена отреагировал мгновенно. Он кивнул и сказал, словно герой кинобоевика.
  - На счет три.
  Костя кивнул и резким движением вытер пот, накативший вдруг на глаза. На какое-то мгновение он перестал ощущать страх, но сильное возбуждение заставляло дрожать буквально каждую клеточку организма.
  - Раз. Два. Три-и-и.
  Резко прокричал Гена и мальчишки, словно спринтеры, рванулись к окну. Они не думали о порезах, какие неминуемы в момент разбивания стекла, их не заботили травмы возможные при падении. Сейчас их интересовало одно, скорее выбраться из проклятого дома. Неожиданно лунный свет померк, прямо из пола выросла огромная когтистая лапа. Так вот почему вокруг так много пыли. Это чудовище состоит из нее. Оно обволокло собой весь дом, чтобы быть одновременно во всех местах. Спасения нет, оно везде.
  Мальчишки резко остановились едва не упав на пол. Чудовище сделало неловкую попытку поймать ребят своей огромной лапой. Те вновь отскочили в дальний угол. Гигантская голова дернулась в их сторону и злобно клацнула зубами. У адского создания уже появилась узловатая шея и костлявые плечи. Рука начала удлиняться, еще немного и она соединиться с плечом. Тогда ее движения будут более точны. Пыль под ногами мальчиков пошла мелкой рябью, она стекала со стен преобразовываясь во всевозможные сгустки напоминающие то палец, то плечо, то щупальце. Костиному самообладанию пришел конец, казалось и разум его на какое-то время померк, даже не померк, а выключился совсем. Все живые существа продолжают бороться за свое существование до последнего вздоха. Даже безмозглый таракан будет метаться по кухне ища спасения, до того момента пока его не прихлопнут веником или он не юркнет в узкую щелку. И только человеческий разум в считанные секунды, проанализировав ситуацию, может сделать неутешительный вывод "спасения нет" и, извинившись отправиться на отдых. В такие момент хорошо было бы довериться звериным инстинктам но, увы, они начали исчезать еще в то время когда было изобретено колесо.
  Страх, вернее ужас полностью овладел Костиным существом, не осталось больше никаких эмоций, все на какое-то время отмерло. Страх в буквальном смысле превратил его в маленькую бездомную собачонку, он упал на четвереньки и по-собачьи взвыл. Гена присоединился к товарищу. Их дуэт двух голодных бездомных щенков должен был перебудить всю округу. Но звуки умирали в доме, словно под толстым одеялом.
  - Прости, прости нас, скулил Костя, размазывая сопли и слезы по лицу.
  - Прости, мы сделаем все, что ты пожелаешь, вторил ему Гена.
  Свой нож он потерял где-то в движущейся пыли. Да и нож против этого чудовища все равно, что против слона рогатка.
  Пылевой демон на миг замер, словно прислушиваясь к словам мальчиков. Он соткал себя из пыли по впалый живот, было отчетливо видно, как из его грудной клетки словно стальные прутья торчат ребра. Одна его рука была полностью готова, и теперь он формировал вторую. Его голова увенчанная рогами упиралась под потолок и там слегка закругляясь, стелилась по плите перекрытия.
  Размеры чудовища были колоссальны, казалось еще чуть-чуть и оно заполнит собой всю большую комнату. Чудище резко вытянуло шею, словно собиралось боднуть, его огромная уродливая голова оказалась перед мальчиками. Отчего они разом вскрикнули и обмочились. Горящие глаза демона испепеляли.
  - Черви, вы знаете, кто я такой?!
  Мальчишки отрицательно замотали головами, но сами хором ответили.
  - Да.
  - Грязные навозные черви, вы готовы мне служить?
  Вроде бы вопрос риторический, но он требует ответа. Кто в здравом уме откажется служить этому монстру? Неужели найдется человек, что осмелится ослушаться демона? Нет таких людей не существует в помине. Может быть по страницам героических книг и бродят психи способные на подобные поступки, но ребята были не из таких. Почему же тогда так тяжело дать ответ. Словно какая-то сила мешает языку пошевелиться. Как бы давая время на обдумывание. Да какое может быть обдумывание?! Надо срочно отвечать пока демон окончательно не вышел из себя.
  - Да.
  Проблеяли в унисон Костя и Гена.
  - Клянитесь в верности, черви.
  Пророкотало чудовище и оставило распахнутой свою огромную пасть. Можно было хорошо рассмотреть серый постоянно двигающийся из стороны в сторону язык и гигантские, острые как ножи клыки демона. И очень легко себе представить, как эти клыки разрывают тебя в клочья. Мальчики наперебой затараторили.
  - Клянемся, клянемся!
  - Клянемся!!
  Голова монстра заняла свое место под потолком, ее сменила огромная костлявая задница. Тяжелый смрад заполнил все вокруг.
  - Клянитесь.
  Вновь послышался зловещий рокот.
  Это, что же, надо целовать зад этому чудовищу? И, что потом? Потом он нас отпустит или потребует еще что-то? Душу, или что-либо еще, взамен на свободу? Вопросы роились в головах у мальчишек. Раньше не один из них не задумывался над существование Господа или дьявола. Да и душа для обоих была не более чем абстрактное понятие. По большому счету они и сейчас не сильно задавались теологическими вопросами, хотя мысль о грехе словно метеор промелькнула в мозгу каждого. Но, что такое грех по сравнению с демоном. Грех это нечто аморфное, да и вообще непонятное, а огромный демон тут рядом он реален и ужасен. Но целовать зад очень не хочется, это по "пацанячим" понятиям "западло". И за это со временем придется ответить. Хотя в принципе, это ведь просто утрамбованная пыль, не более. Что тут страшного? Но с другой стороны....
  - Клянитесь или ....
  К ребятам метнулась огромная сжатая в кулак рука. Такая ручища может одним ударом прихлопнуть их обоих, оставив только лишь мокрое место. Больше не терзаясь сомнениями мальчишки принялись покрывать зад демона поцелуями и повторять одно слово "клянемся".
  - Так кто я?
  Спросило чудовище, не повышая тона, в голосе его начали прослушиваться дружественные нотки. Ответ родился у Кости сразу, и он сказал быстро и без запинки.
  - Хозяин.
  - Правильно.
  Самодовольно усмехнулся демон.
  - А теперь поласкайте эту штуку своими языками.
  И сказано это было таким тоном, словно старый товарищ попросил своего друга почесать между лопатками.
  Зад демона поднялся выше, обнажились две тощие, покрытые густой шерстью ноги и огромное рыхлое женское влагалище между ними. Вонь усилилась.
  "Вот теперь нам конец", подумал Гена. Все происходит как в колонии для малолетних преступников. Первое время тебя долго и жестоко испытывают. Стоит только раз дать слабину и на тебя бросаются всей сворой. Тебя избивают, отнимают понравившиеся вещи, заставляют выполнять различные поручения, унижают, затем насилуют и превращают в животное. И ты уже не человек, ты самое бесправное существо, хуже раба. Вот и демон сейчас накуражится всласть, потом возьмет да и размажет свои игрушки о стену. Или вновь стравит как двух гладиаторов себе на потеху. Нет, надо срочно что-то делать. Бесхитростный Генин разум подсказал единственный верный путь к спасению - это борьба. А может это, наконец, проснулись давно забытые инстинкты. Ведь не смотря на пережитые унижения, парни еще не превратились в подобие огородных овощей, с которыми можно делать что угодно. Гена посмотрел на Костю. У того перекосило рот, глаза вылезли из орбит, казалось еще миг и рассудок покинет его. Через мгновение будет поздно.
  Гена ощутимо стукнул товарища в бок.
  - Это просто пыль. Понимаешь! Если мы не позволим ему, он ничего не сможет нам сделать. Ты меня слышишь?! Это просто пыль!
  Но казалось, Генины слова не доходят до Кости. Он с каждой долей секунды уходил в неведомые дали своего подсознания. Тогда мальчишка схватил с пола первую попавшуюся железку и с криком:
  - Смотри!!!
  Запустил ее в демона. Прямо в голову. С легким хлопком физиономия чудовища рассыпалась, но через несколько секунд вновь собралась вместе. Но этого было достаточно, чтобы Гена пришел в себя.
  От хорошего пинка зад чудовища также рассыпался в прах, а под градом строительного мусора исчезли его мерзкая образина и туловище. Только две огромные руки, словно два дерева росли прямо из пола и размахивали из стороны в сторону в тщетной попытке поймать ребят. Но мальчики были уже за дверью и стремглав спускались по лестнице. Вот уже виден темный прямоугольник выхода. До которого рукой подать.
  Неожиданно Гена резко заверещал. Было трудно поверить, что человек способен издавать подобные звуки. Одну его ногу обмотал телевизионный кабель и медленно, но уверенно втягивал парня на второй этаж. Знакомые очертания вновь появились в дверном проеме и вновь пытались в него протиснуться, только теперь в обратном направлении.
  - Помоги!!!
  Дико закричал Гена.
  Одно мгновение Костя был в замешательстве но, в конце концов, он принял правильное решение. "Если мы пришли сюда вдвоем, значит и уйти должны вместе". Обеими руками он вцепился в кабель и рванул, что было сил. Невероятно, но толстый кабель с треском оборвался. Мальчики кубарем скатились с лестницы, набив неимоверное количество шишек и синяков. Но это было не важно. Главное они вырвались из лап чудовища. Через миг они были на улице, а в след им летело:
  - Вы поклялись!
  Оказавшись на улице, Костя ощутил новый приступ ярости. "Елки-палки обоссался, целовал задницы, ползал на коленях, плакал и все это из-за этого придурка".
  Он бросил гневный взгляд на Гену.
  Но того, по всей видимости, обуревали аналогичные мысли. Выпятив нижнюю губу, Гена сказал холодным тоном.
  - Слышишь, ты. О случившемся никому ни слова!
  - Да пошел ты на ....
  Коротко ответил Костя и шатаясь, побрел домой, стараясь держаться в тени деревьев и домов. Ему очень не хотелось в подобном виде попасться кому-то на глаза.
  Больше закадычные приятели не виделись и старались не вспоминать о случившемся.
  Но сейчас Костя все вспомнил. Мало того он знал кому принадлежат эти горящие глаза. "Хозяин", вот он пришел снова. Костя смотрел на Ганса с ужасом и трепетом, готовый выполнять каждый его приказ.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Максим "Рисс – эльф крови"(ЛитРПГ) Р.Брук "Silencio en la noche"(Антиутопия) B.Janny "Берег мёртвых "(Постапокалипсис) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 7. Перековка"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"