Дудко Инна Николаевна: другие произведения.

В королевстве далеком.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!





:Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Забавная история о том,что не всегда следует верить тому что видишь.

   В королевстве далёком.
  
  
   Всё что видишь ты видимость только одна
   От поверхности мира до самого дна
   Полагай несущественным явное в мире
   Ибо тайная сущность вещей не видна.
  
  
  
  
  - Ваш приказ выполнен. Она здесь, - раздался глуховатый голос тайного советника.
  - Отлично, - ответил король и довольно потер руки. - Быстро сработали, орлы просто.
  - Служим Вам! - с готовностью ответил советник, но от короля не укрылась лёгкая ирония, проскользнувшая в интонации старого лиса, тем не менее, он сделал вид, что ничего не заметил. Явор II был сейчас занят совсем иными делами, чтобы обращать внимание на такие мелочи.
   - Где она? - чуть подрагивающим от нетерпения голосом произнес Явор.
  - В комнате под номер шесть, как вы любите, - тут же ответил советник.
  - Тогда проводи меня туда и на сегодня, Гай, ты свободен.
  - Ваше величество, вы так добры ко мне, - загадочно улыбаясь, ответил советник.
  - Да ладно, - ухмыльнулся король, - веди уже. И придумай что-нибудь, сам понимаешь, чтобы нас не беспокоили.
  - Будет сделано. Выставлю стражу и сообщу вашей супруге, что вы заняты делами государственной важности в допросной.
  - Ох, да говори ты что хочешь, только чтоб ни одна живая душа нам не помешала. В противном случае ты на своей шкуре узнаешь, почему меня называют Явор Суровый.
  - До этого дело не дойдет, - поспешил заверить Гай. Ушлый советник отлично знал, что и кому надо будет сказать для того, чтобы устроить всё наилучшим образом, как знал то, что именно в комнате Љ6 есть отлично оборудованное слуховое окошечко с хитроумным приборчиком, благодаря которому можно было незаметно подсматривать за тем, что там, в этой комнатке происходит.
  Советник проводил своего повелителя до нужных дверей, а сам отправился, как он выразился "утрясать формальности". Король в свою очередь несколько минут потоптался у порога не находя смелости открыть тяжелую дубовую дверь, затем зло рыкнув на себя за свою нерешительность вошел внутрь. Смелости ему хватило ненадолго, ровно до того момента как его взгляд упал на безобразного вида бабку по-хозяйски рассевшуюся в его любимом кресле. Она лениво взглянула в его сторону и по тому, как она это сделала Явор, чётко понял кто сейчас "хозяин в доме".
  - По что звал? - неприятным скрипучим голосом поинтересовалась старуха. - Ужо и в старости нет мне покоя.
  - Что вы на себя наветствуете? - глупо улыбаясь, промямлил король. - Какая старость? Вы ещё молодым фору дадите!
  - Да ну? - старуха надменно изогнула бровь. - Тогда раздевайся.
  - Вы не так меня поняли, - испуганно замахал руками Явор.
  - Неужто? - усмехнулась ведьма. - А я-то уж и губу раскатала. Да, ладно, не трясись, словно осиновый лист, шучу я. Последний раз спрашиваю: что надо? У меня времени разговоры разговаривать нет.
  - Хорошо...- собираясь с мыслями, протянул король, он прошел к уютно потрескивающему камину и уселся во второе, не такое удобное как его, кресло. - Люблю женщин с деловой хваткой.
  - Опять? - грубо перебила его старуха и сделала вид, что собирается встать.
  - Нет-нет, - вскинув руки в жесте отчаяния, прохрипел Явор и, откашлявшись, тут же продолжил, - я приступаю к сути вопроса.
  - Короче, у тебя пять минут. Успеешь или нет - твоя забота, - жестко заметила ведьма и удобно откинулась на спинку кресла.
  - Спасибо, - облегченно выдохнул король и промокнул кружевным платком испарину, выступившую на его широком с глубокими залысинами лбу. - В столице есть один всеми уважаемый аптекарь, у него есть дочь - Лиза, - при упоминании о девушке глаза Явора подернулись мечтательной дымкой. - Чудо как хороша, просто бутон розы в лучах восходящего солнца.
  - Да, вы, батенька, поэт, - хихикнула старуха. - Только я пока в толк не возьму: в чём проблема-то?
  - Как в чём? - опешил король, вырванный из своих мечтаний старушечьим голосом. - Она ни в какую знать меня не хочет. Не помогают ни подарки, ни угрозы. Я даже грешным делом обещал, что королеву сошлю в монастырь, а сам на ней женюсь, так ведь без толку. Нет и всё. Я уж и так и этак.
  - Со словами и без слов, - старуха оскалилась в улыбке, и король с удивлением отметил, что все зубы у неё свои, хоть и растут вкривь да вкось, но свои.
   - Да не то слово, извелся весь. Куда не гляну - везде она мерещится, глаза закрою снова она передо мной стоит.
  - А от меня ты что хочешь? Отвар чтобы наваждение спало али перекинуть твой интерес на другую особу, более сговорчивую?
  - Нет!!! - взвизгнул король и затопал ногами. - Нет, хочу я, чтобы дала ты мне что-нибудь такое, чтобы приползла она ко мне и умоляла, чтобы я её в любовницы определил.
  - А-а-а, - насмешливо протянула бабка, - ну, что-то в этом духе я и предполагала, у вас мужиков одно на уме. Только не сказал ты, что я получу за свои услуги.
  - А ты сможешь?
  - Я всё могу, если меня заинтересовать, конечно. Так что я получу, если та твоя девка будет бегать за тобой как собачонка?
  - Проси, что хочешь.
  - Даже так?
  - Да, так.
  - Тогда корзину золота, три бутыли с кровью девственниц и пожизненный пансион за счёт государственной козны.
  - Всего-то? - присвистнул Явор. - А не слишком ли ты дорого берешь за услуги?
  - Так ведь твоё дело, коли не по карману ещё не поздно отказаться.
  - Ладно, - немного подумав, ответил король, - твоя взяла.
  - Вот и чудненько, вот и ладненько, - забормотала ведьма. Затем она встала и, шаркая босыми ногами по начищенному паркету, подошла к креслу в котором сидел Явор. - Давай тогда, дорогой, сделку заключим, - с этими словами она смачно плюнула себе на ладонь и протянула её под нос королю. Тот брезгливо морщась, тут же вскочил и в непонимании уставился на старуху. - Я говорю, давай сделку заключим, - с нажимом повторила старуха. - А то знаю я вас, как что надо, так готовы порты последние снять. Зато когда дело сделано, сразу же: вы о чём бабуся? Мы вас и знать не знаем, а о чем вы беседу ведёте, так и вовсе ведать не ведаем. Так что давай, плюнь себе в ладонь и пожмем друг другу руки.
  - А это обязательно? - пытаясь скрасить мину отвращения благожелательной и даже немного заискивающей улыбкой уточнил король, ему вовсе не хотелось дотрагиваться до этой старухи, тем более до её оплёванной руки.
  - Конечно, обязательно, касатик, закон такой. Такой уговор ни в коем случае нарушать нельзя, а коли нарушишь, то потом очень пожалеешь.
  - А чего это я нарушать должен? - возмутился король. - Вы у нас тоже в числе благонадёжных не состоите.
  - Тем более чего тебе бояться, - ухмыльнулась ведьма и протянула руку.
  Явор, страдальчески морща лицо, плюнул в ладонь и пожал руку старухи.
  - Вот так-то, - довольно произнесла она. - Теперь мы с тобой повязаны одной цепью. Что ж твою просьбу я удовлетворю в самом скором времени, но я предлагаю не предавать это дело огласке. Ни к чему это, чтобы девица, свихнувшаяся от любви к тебе, завывала под окнами замка. Лучше ты наведайся к ней денька через два. К тому времени я думаю, будет с твоей Лизкой всё в ажуре. Ну и как только насладишься своей красавицей так сразу же и мне мою оплату пришли. Не заставляй бабушку повторно к тебе в замок наведываться, тебе дороже станет.
  - Будет сделано, - стараясь сохранить спокойствие, ответил Явор.
  - Тогда прощай, на ужин не останусь - даже не уговаривай, - ведьма заковыляла в сторону двери. - Да, провожать меня не надо, - не оборачиваясь, произнесла она и вышла вон.
  Как только король остался один он тут же ожесточенно стал вытирать многострадальную руку, которую только что пожала ведьма, кружевным платком. Ладонь казалась ему невыносимо грязной и вонючей, и избавиться от этого ощущения он не мог до самого вечера.
   ****
  Всё случилось так, как и предсказывала ведьма, через два дня, когда король во время своей ежедневной прогулки посетил знаменитого аптекаря, его дочь вела себя совсем по-другому. От её строптивости не осталось и следа, она вдруг сделалась кроткой как ягненок и кидала в сторону монарха восторженно-умиленные, а затем и откровенно-призывные взгляды. В лавке практически никого не было, сам аптекарь уехал за город за какими-то редкими травами, оставив любимую дочь присматривать за хозяйством. Королю такое стечение обстоятельств очень понравилось, он поблагодарил в уме расторопную ведьму и подозвал своего тайного советника, без которого в последнее время не делал и шагу. Явор II не отличался большим терпением, и тут же отдав распоряжение Гаю, чтобы их не беспокоили, увел Лизу наверх для "доверительной беседы". Через час он спустился, на его венценосном челе ясно читалось разочарование и досада. Ничего не сказав своей свите он быстрым шагом направился к выходу и уже только оказавшись в карете громко рявкнул:
  - Домой, чёрт подери!
  Гай, который был в курсе происходящего, так как воспользовался в тот день слуховым окошком, находился в полном недоумении. Всё произошло, как обещала ведьма, чем же Его Величество не доволен. Ещё более его удивило, что король не спустился трапезничать, а заперся в своем кабинете с внушительным запасом спиртного. Но на то он и был тайный советник, чтобы обо всём знать, поэтому, нисколько не смущаясь, выждав время, за которое алкоголь должен благотворно повлиять на состояние психики главы государства, Гай постучался в двери кабинета, назвал себя и тут же был допущен в скудно освещенное помещение.
  - Ваше Величество, по какой причине вы изволите придаваться тоске? - участливо поинтересовался Гай.
  - Да тут такое дело...- Явор неопределённо повел рукой и пьяно икнул. - Короче неоправданные ожидания. Вот как.
  - Это вы о дочке аптекаря?
  - А ты откуда знаешь? Подслушивал?
  - Бог с вами. Я что похож на идиота? Для того чтобы связать визит одной немолодой дамы и увиденное мной сегодня в лавке вовсе не нужно подслушивать чьи-либо разговоры, достаточно просто подумать. А я, хочу заметить, далеко не дурак и думать умею иначе не был бы вашим доверенным лицом.
  - Ты прав, извини брат, погорячился.
  - Так что всё-таки случилось? Я имею только общее представление о произошедшем, хотелось бы узнать кое-какие подробности, чтобы иметь возможность вам помочь.
  - Да какие к черту подробности,- король устало закрыл глаза,- я думал, я представлял, как мы с ней в порыве страсти, как она извивается, а тут. Короче такое ощущение, что обнимался с какой-то селедкой, даже запах, вкус.
  - В смысле? - не понял Гай.
  - Да я её целую, а во рту вкус как будто я микстуру от запора принимаю, понимаешь. Да, что там говорить, - король зло махнул рукой, - и ноги у неё холодные, и грудь волосатая, и в кровати ничего не умеет. Одна радость: хоть девой невинной оказалась, и на том спасибо.
  - Ну, так и забудьте, как страшный сон. В нашем государстве столько достойных дев.
  - Да я бы и забыл, и не вспомнил, так ведьме ж надо заплатить. Она-то свою часть договора выполнила.
  - Ой, да, ладно. Обойдется. Вы бы за бракованный товар на рынке плотить стали?
  - Нет, - тряхнул головой король и снова икнул.
  - А тут то же самое.
  - Дело говоришь, Гаюшка, недаром я тебя к себе приблизил. Я удовольствие не получил? Не получил. Так за что плотить? За то, что эта дурища мне на шею кинулась? Так может это и не колдовство, может это она на себя повнимательней в зеркало посмотрела и поняла какой шанс в жизни упускает.
  - Да, да,- старательно закивал советник. - То, что это колдовство ещё доказать нужно.
  - А явиться старуха сюда, так гнать её в шею. Нечего по моим хоромам ходить да песок с трухой сыпать.
  На том и порешили. Явор пил что-то ещё, Гай услужливо подливал, а сам всё думал, как ему эту "некрасивую" ситуации повыгодней использовать. Затем, когда король заснул там, где сидел, советник выскользнул в коридор и кликнул двух молодцов стоявших на посту неподалёку. Втроем они доставили монарха в опочивальню и по всем правилам уложили в постель.
  ****
  Явор очнулся только ближе к обеду, вчерашнее возлияние жестко давало о себе знать тупой головной болью и тошнотой. С третьего раза он всё-таки смог сесть на своём ложе и тут же услышал насмешливый старческий голос.
  - Что, соколик, перепил с радости?
  Король испуганно повернул голову и увидел ведьму. Старуха вольготно развалилась на кушетке стоявшей рядом с окном.
  - Ну и здоров же ты поспать, государь, я уж грешным делом подумала: не помер ли?
  - Не дождешься, - насупившись, буркнул Явор.
  - Не загадывай, касатик¸ я вас всех вместе взятых переживу. Ну, да я на твоё хамство не обижаюсь, будем считать, что это у тебя так, легкое помутнение в голове вышло по причине тяжелого похмелья. Но ты ведь понимаешь, я такой доброй долго быть не могу - профиль не тот. Так что давай по-быстрому распорядись на счет вознаграждения, что мне причитается, и на том расстанемся. Только вот к корзине золота надлежит добавить ещё что-нибудь этакое очень дорогое, но со вкусом. Я ж предупреждала: не дожидайся, чтобы я лично за оплатой к тебе шла, моё время подороже золота будет.
  - Зря шла-то, - через силу улыбаясь, произнес король.
  - Неужто ты оплату уж отправил да мы с ней в пути разминулись? - изумилась бабка.
  - Нет. Всё намного проще. Я не буду тебе плотить, - не так твердо как ему этого хотелось заявил Явор.
  - Ты что? - старуха удивилась до такой степени, что даже на минуту потеряла дар речи. - Ты в своём уме? Ты хотя бы понимаешь кому ты, дурачок, это говоришь? Ты хоть думаешь, кому ты тыкаешь?
  - Знаю, ведьма старая, и нисколько тебя не боюсь, - король храбро откинулся на подушки и по самый нос натянул покрывало.
  - Ты, мил человек, глупец, - строго заметила старуха. - Не знаю, что ты там вчера намешал, что у тебя такой сдвиг в мозгах произошел, но про возраст ты это вообще зря. Ты со мной договор заключил? Ты мне руку пожал? Ну, так и не обижайся. Я теперь, что только душенька моя пожелает, в счет оплаты услуг взять могу, ты своим глупым отказом развязал мне руки. Ну, да только этого мне мало, надо тебя, что ли наказать как-то показательно, чтобы другим неповадно было...
  Короля била мелкая противная дрожь, ещё никогда в жизни ему не было так страшно, он с удовольствием позвал бы на помощь, но боялся. Он в сотый раз проклял тот день, когда связался с ведьмой.
  - О, - ведьма подняла вверх скрюченный палец, - придумала. Лишу-ка я тебя самого дорогого.
  - Эт-т-то чего? - запинаясь, спросил Явор. - Трона?
  - Эк мелко ты мыслишь, - ведьма, казалось, даже обиделась. - Разве этим ты дорожишь? Нет. Есть у тебя один страх, глубоко в тебе он сидит да мне как раз его видно.
  - Это что ж за страх такой?
  - А вот, как усохнут за неделю твои "бубенчики" так сразу и поймешь.
  - НЕТ! - дико завизжал король, как только до него дошел смысл сказанного. - Прошу Вас только не это. Лучше сразу смерть, чем перестать быть мужчиной.
  - А разве ты мужчина? - вздернула бровь старуха. - Разве мужчина к колдовству прибегает, чтобы завладеть сердцем женщины?
  - Да какой там женщины? - зло швырнул подушку в угол Явор. - Так, ни рыба ни мясо. Если б знал, какова она в постели я б и медяка ей не кинул.
  - Дело, однако, твоё, только сам ты её выбрал, а я цену назначила, так что пеняй на себя. А на счёт силы твоей мужской, ты мне потом ещё спасибо скажешь, времени много свободного появиться, глядишь, за ум возьмешься, может, и в государстве порядок наведёшь, - с этими словами бабка тяжело встала и мелкими шажочками засеменила к королевскому ложу.
  Отчаяние придало Явору сил, и он закричал, что есть мочи:
  - Стража, ко мне! Помогите! Убивают!
  Покои тут же заполнились набежавшей по первому зову стражей. Старуха замерла там, где стояла, затем укоризненно покачала головой.
  - Ох и глуп же ты! - только и произнесла она, а затем растворилась в воздухе.
  ****
  Слух о произошедшем моментально разнесся по замку. Всех от мала до велика интересовало, что же делала ведьма в покоях Его Величества, не исключением стала и королева. Она выждала некоторое время, за которое как ей казалось, король должен был прийти в себя, и отправилась к супругу с визитом.
  Король в это время находился со своим любимым советником в библиотеке. Изящным жестом Её Величество указала Гаю на дверь, и как только понятливый служака оставил их наедине, спросила звенящим от ярости голосом:
  - И как вы прикажете это понимать, сударь?
  - Ой, Марго, только не начинай, - отмахнулся король. - И без тебя тошно!
  - Куда ты в очередной раз влез? - уперев руки в бока, упрямо продолжила королева.
  - Какая разница? Что сделано - не вернешь...
  - Господи, ну, почему мне в мужья достался такой тупица? - она молитвенно сложила руки и устремила взгляд в потолок, будто там, где находиться люстра сейчас откроется потайной люк, и Бог немедленно даст ей пояснения по её вопросу.
  - Не драматизируй, - вздохнул Явор.
  - Я не драматизирую, я констатирую,- невозмутимо заметила королева Маргарита. - Какого лешего ты с этой ведьмой связался. Разве ты не знаешь, что о ней говорят? Разве ты не знаешь, что с ней нельзя ссориться?
  - Теперь знаю, - обреченно склонил голову король.
  - Что между вами произошло? Что она здесь делала?
  Королева пристально посмотрела мужу прямо в глаза и под этим взглядом, который он не мог никогда вынесли, Явор решил, что в его положении сейчас лучше в очередной раз во всём повиниться, ибо повинную голову даже меч не сечёт, но не успел. В дверь постучали и, не дожидаясь разрешения, в библиотеку ввалился Гай. Вид у него был весьма растерянный.
  - Ваше Величество, - обратился он к королю. - Ваша племянница, княжна Владислава, которая прибыла для обучения изящным искусствам, пропала.
  - Как пропала? - перепугано вскрикнули супруги в один голос.
  - Вот так. Гуляла в саду и всё. Садовник говорит, что видел, как к ней подошла отвратительного вида старуха, и они вместе растаяли в воздухе.
  - Началось, - король в ужасе схватился за голову.
  - Та-а-а-к, а теперь вы мне всё расскажите, - с явной угрозой в голосе произнесла королева.
  - Да, что рассказывать, - горестно вздохнул король. - Поздно, слишком поздно и ничего не изменить.
  - Не впадай в истерику! - прикрикнула Маргарита на супруга и обратилась к Гаю. - Мне нужны факты.
  - Какие факты? - Гай опасливо оглянулся на приунывшего короля. - Нарвались как девочки - вот и всё.
  - Вы мне это бросьте! - королева недобро блеснула глазами. - Я вам не позволю из меня идиотку делать!!! Может мне напомнить вам обоим кто такая княжна Владислава? Может мой дражайший супруг позабыл, что её к нам прислал для обучения изящным наукам его брат могучий князь Ярослав? Может мне напомнить, что за Владиславой в любой момент может заявиться её отец либо жених королевич Елисей? Может мой муж не в курсе, какой скандал нас ждет, если князь узнает, что его любимая дочь пропала? - королева на мгновенье смолкла, а затем будто обращаясь не к Явору, а к самой себе горестно произнесла. - Да кого я обманываю, какой к чёрту скандал - это война!
  - Марго, мне кажется, что ты сгущаешь краски, - попытался успокоить жену государь. - Старуха-ведьма конечно стерва, но мстить она будет мне лично, мой народ здесь ни при чём.
  - За что она тебе мстит? - снова взялась за своё королева.
  Ответ нисколько её не удивил, нечто в этом стиле она и предполагала. Эта мудрая женщина уже давно смирилась с похождениями супруга. Единственное, что она требовала от него, так это чтобы, когда Его Величество вдруг объявлялся в супружеской постели, то предъявлял ей справку о состоянии здоровья от её личного лекаря, которого невозможно было ни запугать, ни подкупить в связи с исключительной преданностью Её Величеству. И сейчас внимательно выслушав дурацкую историю, в которую по собственной глупости влез её супруг, королева Маргарита испытала только приступ глухого раздражения. Не отвлекаясь на бесполезные упреки, она взглянула на мужа и холодно спросила:
  - Ну, что будем делать?
  - А что тут можно делать? - вскинул брови Явор. - Ждать и искать, врать и изворачиваться.
  
  ****
  Княжна Владислава действительно прогуливалась в саду, в тот самый момент, когда перед ней предстала уродливого вида старуха. Настроение у княжны было самое препаршивое. Уже месяц она жила в гостях у своего дяди и ровно месяц изо дня в день её мучали гаммами и истязали правилами этикета. Все эти премудрости светской жизни были ей глубоко противны и неинтересны. Только вот кому пожалуешься, если тебя сюда сослал собственный отец?
  - Подойди ко мне, деточка! - сладким голосом произнесла старушка.
  Приученная к тому, что старость надо уважать Владислава подошла ближе, старуха ухватила её за руку и пейзаж вокруг тут же изменился. Не на ажурной дорожке в саду теперь стояли они, а на поляне в самом, что ни наесть дремучем лесу.
  - Как это понимать? - слегка опешив, поинтересовалась княжна.
  - А никак, - пожала плечами ведьма.
  - Как вас хоть по имени отчеству величать, - напоминая себе, что старость всё равно надо уважать, не смотря на некоторые присущие ей чудачества, поинтересовалась Владислава.
  - Капитолина Карповна, - удивленно заморгав, ответила ведьма, сколько лет она жила на свете, но ни разу похищенные ею девицы не вели себя подобным образом, они выли, стенали, ругались, впадали в истерику, а этой хоть бы хны. Стоит с интересом оглядывает дремучий лес, и нет в ней и капельки злобы или раздражения - одно сплошное любопытство.
   "Хороша девка", - вдруг подумалось старухе, и характер видно легкий, да и сама красы неописуемой. Одни глазищи с длиннющими ресницами да брови в разлёт чего стоят.
  - Так мы тут стоять и будем? - прервала затянувшуюся паузу княжна.
  - Отчего же можешь и присесть, коли ноги не держат, - буркнула бабка и зло напомнила себе, что она на работе, а тут не может быть никаких личных симпатий. Тут как говориться исключительно дело принципа и деловой репутации.
  Взбодренная такими мыслями старуха в плотную подошла к девице и ещё раз внимательно оглядела её с ног до головы, вздохнула и сунув руку за пазуха метнула красавице прямо в лицо горсть какой-то непонятной толи пыли, толи золы. Владислава зажмурилась от неожиданности и попыталась закрыться руками, но старуха больше ничего не делала, она спокойно рассматривала синее облако окутавшее лицо пленницы, зато на княжну напал страшный чох. В носу свербело, глаза пекло, она чихала и не могла остановиться. Когда же приступ окончился и девушка стала вытирать выступившие слезы рукавом шелковой рубахи Капитолина Карповна взяла её за руку.
  - Ты не думай только, что это я тебе, - неловко переминаясь с ноги на ногу, произнесла ведьма. - Это я не тебе, а дяде твоему. К тебе у меня ничего личного. А теперь дитятко я тебя домой верну к мамкам-нянькам или как их там сейчас называют.
  Владислава ничего не успела возразить. Не успела она и глазом моргнуть, как стояла она со странной бабусей уже не в лесу, а в замковой библиотеке и на них с открытыми ртами пялились её королевствующие дядя и тётя, а так же их советник.
  - Ты куда молодую княжну дела, злыдня? - тут же нашелся король и в обвинительном жесте ткнул пальцем в сторону ведьмы.
  - Дядя, я же здесь! - воскликнула ничего не понимающая Владислава.
  - Какой я тебе дядя?! - взревел король. - Ты себя в зеркало видела, страшилка?
  Ведомая любопытством Владислава тут же направилась к зеркалу, которое висело в глубине библиотеки. Раньше она всегда удивлялась: на кой ляд его там повесили, а тут вишь пригодилась. Девушка взглянула на своё отражение и обомлела. Из зеркала на неё смотрело чудовище. Прошло несколько тягостных минут прежде чем до княжны дошло, что это существо с огромным носом нависшим над губой, лицом усыпанным бородавками, из которых торчали жёсткие волоски и синюшным цветом кожи и есть она сома. Как только она это поняла силы тут же оставили её и девушка упала без чувств.
  - Что ж ты племянницу с пола поднимать не спешишь? - язвительно поинтересовалась ведьма.
  - Так это Влада? - в ужасе прошептала королева и кинулась к племяннице.
  - Ага, - довольно кивнула старуха. - Она самая, хорошая у вас родственница, скажу я вам - ни чета некоторым тут присутствующим.
  - Ой, вот не надо только этих грубых намёков. Говори, что ты хочешь? - набравшись смелости поинтересовался король.
  - Жизнь сложная штука, - пропустив мимо ушей реплику Явора, продолжила ведьма. -Только, что поделаешь? Не захотел наш король честно слово своё сдержать, услуги оплатить, пришлось самой взять. Причём то, что моей душеньке угодно. А я, знаете ли, в последнее время такая фантазерка стала, самой страшно. Вот вишь польстилась на красу племянницы вашей. Моя она теперь, красота-то, а вы уж её родителям сами всё объясните, по-семейному. Я в политику не лезу - не моё это.
  - Ах, ты, стерва старая! - не выдержал король. - Я ж тебя в порошок сотру, в темнице сгною.
  - А вот это ты зря, - поучительно выставив когтистый палец ответила Капитолина Карповна. - Я б может, если бы ты повинился, поупрашивал меня может быть и простила, я ведь отходчивая. А так, кукиш тебе с маслом, разбирайся сам.
  - Нет, вы слышали? - король аж подскочил с насиженного места. - Ты, мне тут ещё вякать что-то будешь? Стража!
  - Ох и грубиян же ты, - зло огрызнулась старуха. - Мало того, что грубиян, так ведь ещё и дурак, - она сочувственно посмотрела в сторону королевы, которая всё это время пыталась привести в чувства бедную княжну. - Как-то ты с ним живешь? А? Слышишь меня, королева?
  - А вот так и живу, - раздражённо, но всё-таки стараясь сдерживаться, ответила Маргарита.
  - Стража!!! - уже во всю глотку заорал взбешённый таким отношением король.
  - Ты чё орешь? - мстительно улыбнулась ведьма. - Всё равно тебя никто не слышит и никто не придёт. Я-то уж и забыла по доброте душевной про наказание для тебя лично. Да ты сам напомнил. Жди. Через недельку усохнут "бубенцы" твои, "бубенчики", и погонит тебя королева твоя поганой метлой, если не полная дура конечно. Хотя женщины народ жалостливый, может и не прогонит.
  - Да ты!!! - король просто побагровел весь от нахлынувшего гнева и затряс кулаками в стороны пакостно улыбающейся бабки.
  - За сим спешу откланяться, - старуха присела в шутовском реверансе и ехидно улыбнулась зубастым ртом. - Не поминайте лихом, как говориться, - и растаяла в воздухе, будто и не было её здесь.
  - Стой! Куда? - с запозданием выкрикнул Явор, но ему естественно никто не ответил.
  - Как думаете действовать в сложившейся ситуации? - спустя несколько долгих минут оглушающей тишины несмело поинтересовался советник.
  - А никак, - Явор устало откинулся на спинку кресла.
  - Это как это? - королева в гневе в одно мгновенье оказалась рядом с мужем и зло рванула его за плечо. - Заварил кашу и в кусты?
  - Спокойствие, мадам, спокойствие, соблюдайте правила приличия и хорошего тона, я пока, что ещё король и хочу заметить ваш полноправный супруг и господин, - не скрывая иронию произнес Явор. - Я уже всё придумал. Всё до неприличия просто. Итак, Владиславу тайно отвозим в монастырь, там она принимает постриг и посвящает оставшуюся жизнь служению Богу. Не будем себя обманывать: девочке явно не хватало такта и изящества, а в свете последних событий это для неё самый идеальный вариант, ибо для служения Всевышнему главное - внутренняя красота, а вот внешняя совсем не обязательна.
  - А что мы скажем родственникам и жениху? - сердито поинтересовалась королева.
  - Да что угодно, кроме правды естественно. К примеру: влюбилась в трубадура заезжего и сбежала с ним, забыв про всякий стыд, а ещё лучше сказать, что её выкрали могучие враги. У нас как раз на западной границе не спокойно. Глядишь, под эту марку и государственные проблемы решим.
  - Ох, Явор, не нравиться мне всё это, - королева печально покачала головой. - Чует моё сердце: на этот раз твоя глупость тебе просто так с рук не сойдет.
  - Не каркай, - зло блеснул глазами король. - Я решение принял, так для всех будет лучше. Так что, Гай, возьми пару толковых молодцов и снесите Владиславу пока в её покои, только накинь моей племяннице на голову платочек. Чего зря парней пугать? Оставь кого половчее за нею приглядывать, только зеркало из комнаты обязательно вынесите. Мало ли что? Вдруг у неё сердце слабое, ещё окочуриться. Не хочу брать грех на душу.
  - Да я думаю, до этого не дойдет, - ответил советник. - Мне так кажется, что после того что бедняжка в зеркале увидала она долго в чувства не придет.
  - Твои б слова да Богу в уши, - улыбнулся Явор, в этот момент он представлялся себе этаким злым гением, в руках у которого судьбы людей, и это ощущение будоражило и бодрило его. - Это нам пошло бы очень даже на пользу. Хотя какая по большому счету разница. В любом случае сегодня ночью княжна Владислава должна отправиться в самый дальний монастырь.
  - Елфимовский или Костянский? - заискивающе поинтересовался Гай.
  - Какой тебе Елфимовский, дурья башка, - раздражённо произнесла королева, ей очень не нравилось происходящее, тем более что бездетная Маргарита очень привязалась к своей молодой племяннице. - Елфимовский же мужской!
  - Пардон, - смутился Гай. - Я не сведущ в таких мелочах, - затем старый хитрец прокашлялся и будничным тоном, словно речь идет о какой-то незначительной мелочи продолжил, - тогда, как я понимаю, однозначно в Костянский?
  - Ты понимаешь правильно, - одобрительно кивнул Явор.
  - Охрану давать или мне доставить "груз" лично дабы избежать огласки.
  - По твоему усмотрению, - король позволил себе благодушно улыбнуться. - Назначаю тебя, Гай, ответственным за выполнение этой сугубо секретной международной миссии. А сам я, что-то устал больно сегодня, изматывают меня эти дела государственные. Пойду, что ли отдохну...
  Гай поспешно выбежал из библиотеки в поиске молодцов, которым можно было бы доверить такое непростое дело, оставив супругов снова наедине.
  - Да уж, - хмыкнула королева, как только за советником закрылась дверь, - я и смотрю, надорвал здоровье благодетель ты наш трудом непосильным.
  - Попрошу без иронии, - Явор потянулся всем телом. - Посмотрел бы я как бы вы, будучи на моём месте, поплясали.
  - Мне и на своём неплохо пляшется, - тут же огрызнулась Маргарита и смолкла, словно вспомнив о чём-то очень важном. Явор внимательно посмотрел на супругу и когда понял, что ничего добавлять к сказанному она не собирается, направился к выходу, радуясь, что буря так легко миновала. Когда король был уже практически у дверей Маргарита, преодолевая некоторую неловкость, как бы, между прочим, поинтересовалась. - Раз ты заговорил о пляске, то я хотела уточнить: что это ведьма там тебе про какой-то музыкальный инструмент говорила?
  - Какой инструмент? - не понял король.
  - А такой, только не запомнила я: толи цимбалы, толи бубенцы. Будто усохнут они у тебя, и я тебя выгоню. Что-то вроде этого. Так что она имела в виду?
  - Ой, только не строй дурочку, будто не догадалась о чём идет речь, - король буро покраснел и покрылся холодным потом, это обстоятельство как раз-таки выскочило из его головы. Мысленно он приказал себе собраться, не очень натурально улыбаясь быстро подошел к жене и взял её руки в свои. - Естественно эта ведьма имела в виду мою мужскую силу, но дорогая можешь не волноваться это всё блеф, она до меня даже не дотронулась.
  - А кто сказал, что меня это волнует? - грустно произнесла королева.
  - Даже так? - обиженно вздернул нос Явор. - Смотри, как бы пожалеть не пришлось, - он сделал страшные глаза, - а вдруг действительно только неделю мне полноценным мужчиной побыть осталось?
  - И что?
  - Как что? Неужели ты забыла наши ночи? Неужели тебе меня совсем не жаль?
  - А чего мне тебя жалеть? - почти шепотом сказала Маргарита и обернулась в сторону, где на полу так и оставалась, всё это время лежать княжна Владислава. - Вот её мне жалко, её жизнь загубленную, её молодость.
  - Её тебе значит жаль, а родного мужа нисколько? - разгневался Явар. - Так может и тебе с ней в монастырь? Могу устроить: прокачу с ветерком, да только в одну сторону!
   - Думаешь, напугал? - королева гордо расправила плечи и заглянула мужу прямо в глаза. - Нет, меня такой мелочью не напугаешь. Может я бы сама с радостью от мирских дел ушла. Только совесть не позволяет, потому что знаю: пропадешь без меня. Да ладно бы просто пропал, пропадешь и государство своё погубишь.
   От каждого слова произнесённого королевой Явор морщился, словно хлестала она его своей белой рученькой по лицу, а как только она смолкла, он развернулся и вышел вон.
  
  ****
  Владислава лежала в своей комнате на кровати, советник Гай выполнил всё, как было велено и даже больше. Он распорядился, чтобы княжну не беспокоили, а пригляд оставил снаружи у дверей, здраво рассудив, что девица после такого шока захочет побыть одна. И вот Владислава возлежала на пуховых подушках заботливо укутанная в одеяло, и, злобно сверкая глазами, думала, что ей теперь делать. Надежду, что всё происходящее с ней лишь кошмарный сон одним махом убили два огромных пятна на стене, ещё утром там висели огромные зеркала. Княжна сразу обнаружила пропажу, как только её оставили одну и она смогла, наконец, отрыть глаза. Король и королева изрядно бы удивились, узнай, что их племянница лишилась чувств буквально на несколько мгновений, а остальное время искусно изображала обморок. И дело здесь было вовсе не в том, что она намеренно хотела подслушать их разговор, просто так получилось. Сначала никто не заметил, что девушка пришла в себя и открыла глаза, а когда речь зашла о том, что от неё хотят избавиться Владислава сама уже не захотела выдавать своего присутствия и сосредоточенно слушала о судьбе, которую ей готовит "дорогой и очень добрый" дядя.
  - Вот чувствовало же мое сердечко: не надо мне сюда ехать! - вслух произнесла девушка. - Так нет же, спровадил батюшка культурный уровень поднимать. Что-то бы он теперь сказал, полюбовавшись на дочь-красавицу?
  Княжна представила выражение лица отца и мстительно улыбнулась.
  - Нет, дорогой дядюшка, не согласна я с вашим решением, - продолжила Владислава рассуждать вслух. - Сам в монастырь отправляйся или к лешему, да хоть к чёрту только меня не тронь!
  Девушка резко встала с постели и, стараясь не шуметь, на цыпочках прокралась в дальний угол комнаты. Там за огромным креслом ею было припрятано всё необходимое для побега. По удивительному стечению обстоятельств княжна уже неделю готовила своё отбытие в родные пенаты. Уехать она хотела давно, буквально с того дня как здесь появилась, но данное отцу слово не позволяло ей вернуться в отчий дом, ранее чем она достигнет определенного уровня в изящных науках. Только вот неделю назад Владислава чётко поняла, что ей этих высот не видать, как собственных ушей, а терпеть издевки учителя музыки по имени Рюмшталь, больше похожего на страдающего ожиреньем аиста, чем на всемирно известного музыканта, у неё попросту не было. Пересмотрев на скорую руку свой нехитрый скарб, девушка осталась вполне довольна. Здесь не было ничего лишнего, только то, что понадобиться в дальней дороге. Владислава взглянула на часы, которые неспешно тикали на стене. Дело близилось к вечеру - значит времени у неё в обрез. Княжна метнулась к шкафу, в котором был размещен её гардероб, и достала из укромного местечка мужской костюм. Дома он был для неё повседневным и только здесь, дабы не смущать родственников, ей пришлось отказаться от привычной одежды, сменив её на богато расшитые жемчугами да золотом и очень неудобные платья.
  Немного подумав, Владислава решила пока не переодеваться и аккуратно уложила свой мужской костюм к остальным вещам необходимым в пути, закинув на плечо дорожную сумку, она бесшумно подошла к окну и огорченно присвистнула: там, под окном, лениво переговариваясь о чём-то своём, стояли стражники. Девушка осторожно отошла вглубь комнаты. Теперь у неё был один выход: попытаться бежать, когда её повезут в монастырь. Отложив суму подальше, княжна присела на кровать. Теперь ей оставалось только ждать, когда за ней придут.
  На улице уже стало смеркаться, когда в дверь вежливо постучали. Владислава не ответила, и через некоторое время стук снова повторился, затем дверь распахнулась, и в комнату вбежал взволнованный советник.
  - Слава Богу, - выдохнул он, заметив фигурку девушки, уныло сидящей на своем ложе. В тот момент, когда он постучал, а молодая княжна не ответила, ему почудилось, что случилось страшное. Вот сейчас зайдет он в покои, а там Владислава в петле колыхается или что ещё похуже. За эти страшные секунды неведения он успел проклясть себя за халатность, за недальновидность, за то, что не оставил с девушкой хотя бы няньку. Ох, эта конспирация! Как бы не вышла она советнику боком. Осознав, что с княжной всё в порядке, если так можно выразиться, по крайней мере, что она жива - здорова, Гай моментально успокоился, ему даже стало немного смешно и чего это он, право, испугался? Короля Явора вполне устроил бы и такой вариант развития событий, для него главное, чтобы Владислава исчезла, а куда она направится в монастырь или на тот свет - это уже несущественные мелочи. - Княжна, - прерывая затянувшуюся паузу, окликнул девушку советник.
  - Что, - нехотя ответила девица.
  - Нам надо ехать.
  - Куда? - не проявляя особого интереса, скорее автоматически поинтересовалась она.
  - В монастырь.
  - Зачем?
  - Там вам помогут. Король и королева чрезвычайно огорчены произошедшим с вами несчастьем, они собрали консилиум виднейших лекарей государства.
  - Так быстро? - недоверчиво подняла лохматые брови девушка.
  - Всё исполняется мгновенно, когда речь идет о жизни нашей милой гостьи, - Гай медленно, стараясь не смотреть на лицо бывшей красавицы, пересек комнату и сел с ней рядом, хитрец знал, что для того, чтобы безукоризненно выполнить возложенную на него миссию ему следует найти контакт с ней, расположить к себе. Поэтому он по-отечески погладил её по голове и, не встретив сопротивления, взял её руку в свою. - Эти ученые светила заседали пять часов к ряду, но в итоге пришли к выводу, что ничем не могут помочь, они не встречали таких странных метаморфоз за свою многолетнюю практику. Только не плачьте, не всё так безнадежно, один из ученных, после консилиума подошел к вашим безутешным дяде и тёте. Он сказал, что вам может помочь истинная вера, возможно, то, что с вами случилось - кара за грехи, неважно чьи, - Гай многозначительно умолк, затем выдержав театральную паузу, продолжил, - а искупить их, как вы знаете, могут только труд и молитва.
  - Но я хотела бы попрощаться с королем и королевой, - с трудом скрывая вспыхнувшую ярость от нахальной лжи старого пройдохи, прошептала Владислава и высвободила свою руку из ладони советника.
  - Влада, можно я буду так вас называть? - поинтересовался советник и, не дожидаясь ответа продолжил. - Ваши дядя и тетя уже отбыли из замка, они решили объехать все монастыри государства и в каждом из них отслужить молебен за ваше здоровье, - не моргнув глазом стал врать Гай дальше. - Вам же надлежит отправиться в Костянский монастырь и ждать их там, проводя дни в молитвах, трудах праведных. Монахини этой славной обители тоже будут за вас молится. Все вместе мы справимся с бедой, которая с вами приключилась. Я лично сопровожу вас в обитель и прослежу, что бы о горе постигшем вас узнало как можно меньше людей.
  - Хорошо, я согласна, - смиренно склонив голову, произнесла княжна. - Я могу взять с собой кое-какие вещи?
  - Конечно, - советник встал и направился к выходу. - У вас двадцать минут на сборы, а потом я приду за вами, карета уже ждет, так что поторапливаетесь.
  Владиславе на сборы хватило и одной минуты, оставшееся же время она потратила на корректировку плана побега. Теперь, когда она точно знала, что везти её будет советник, что поедут они в карете и что связывать её не собираются всё стало на свои места. Сейчас девушка была уверена на сто процентов, что ей удастся улизнуть. У неё было весьма важное преимущество перед людьми, которые замыслили от неё избавится: она знала об их предательстве, а вот они об её посвященности в свои планы не догадывались.
  Через двадцать минут вернулся советник. Он был в несколько приподнятом настроении, его очень радовало то, с какой лёгкостью ему удалось найти общий язык с княжной. Гай понимал, что ему несказанно повезло, ведь реакция у девушки могла быть совсем иной. Владислава была укутана в чёрный дорожный плащ. Накинутый на голову капюшон скрывал большую часть лица, но даже подбородка, который из-под него выглядывал, было достаточно, чтобы случайному встречному ночью приснились кошмары. Гай подал бедняжке руку, но она лишь качнула головой, давая понять, что это лишнее, тогда он поднял с пола её нехитрый багаж и направился к двери, почтительно пропуская девушку вперёд. Они шли молча, самыми темными коридорами старательно избегая ненужных встреч, у чёрного входа их ждал запряженный шестёркой гнедых скакунов экипаж. Советник помог Владиславе занять своё место и сам уселся не напротив, а рядом с ней, пояснив, что его укачивает, но Владислава поняла, что он просто не хочет, любоваться её "прелестями" до самого монастыря, путь-то неблизкий. Наконец карета тронулась, и княжна облегченно вздохнула: советник не взял усиленную стражу. Видимо введённый в заблуждение покорностью несчастной девушки он решил обойтись без посторонней помощи. Владислава выглянула из кареты, делая вид, что хочет в последний раз взглянуть на замок, в котором провела последние несколько месяцев, чтобы ещё раз убедится, что за ними действительно больше никто не следует. Тут сердце девушки предательски ёкнуло - за каретой следовало два наездника, но она быстро успокоилась, в конце концов, советник, возница и двое стражников это не так уж и много. Главное грамотно всё спланировать и выбрать подходящее время для побега.
  Они ехали уже несколько часов, ночь давно уже вступила в свои права и темнота плотно укрыла свои владения от посторонних глаз. Советник давно клевал носом, княжна тихо посапывала у него на плече. Гай боролся со сном, волнами наплывающим на него. Наконец настал момент, когда старый лис всё-таки сдался на милость победителю и захрапел во всю, откинув голову назад. Княжна тут же открыла глаза и, стараясь не потревожить спящего, приподняла голову, затем осторожно выглянула в окошко. Карета мерно покачивалась на хорошо утрамбованной просёлочной дороге, оба сопровождающие с зажженными факелами в руках теперь ехали спереди, скудно освещая путь. Возница осторожно следовал за ними, не слишком понукая лошадей, он знал, что спешка в дороге, причём такой темной беззвездной ночью, ни к чему хорошему не приведёт. Владислава улыбнулась: пока что всё складывалось как нельзя лучше. Улучив момент, она приоткрыла дверку и выкинула рядом с приметной кривой сосной свою дорожную сумку, которую предусмотрительно попросила уложить в салон, дескать, там хрупкие и весьма необходимые для неё вещи. Затем поднялась и стала присматривать участок дороги, на котором могла бы сойти сама, создав как можно меньше шума и получив как можно меньше травм. Такое место вскоре представилось. Там лес подходил вплотную к дороге, словно в разведку выпустив вперед широкую полосу высокой густой травы переходящей в не менее густой кустарник. Девушка сделала глубокий вздох, настраиваясь на прыжок, назначенное место было уже совсем близко, и в этот момент советник открыл глаза и поднял голову:
  - Ты куда? - хриплым спросонья голосом поинтересовался он.
  - Освежиться, - брякнула первое, что пришло в голову Владислава, - я туда и обратно, а вы спите и не о чём не тревожьтесь. Это всё сон.
  - Сон...- как завороженный произнес Гай и закрыл глаза, княжна, не теряя ни секунды, тут же сделала шаг в темноту. - Как сон?! - советник подскочил на месте, он вдруг осознал, что рядом происходит что-то неладное. Он растерянно огляделся - княжны рядом не было. Гай попытался закричать, но в горле от волнения пересохло, и вместо зычного крика вырвался жалкий хрип. Он прокашлялся и набрал полную грудь воздуха, чтобы снова закричать, но не успел. Раздался страшный грохот и улюлюканье, карета стала резко заваливаться на бок.
  - Разбойники... - обреченно прошептал Гай, понимая, что ничего хорошего эта неожиданная встреча не принесёт.
  ****
  Владислава вполне удачно приземлилась, она на несколько долгих минут затаилась в траве. Когда же она подняла голову и глянула в сторону удаляющейся кареты, её пробрал холодный пот: в месте, где два могучих дуба, что росли по разные стороны от дороги, простёрли свои огромны ветви друг другу на встречу, незадачливых путников ждала засада. Раздался сигнальный свист, и тени со страшными криками кинулись навстречу своим жертвам. В считанные минуты карета была повалена и разбойники, наскоро расправившись с оказавшими сопротивление всадниками, стали деловито разбирать добычу.
  Владислава наблюдала за происходящим боясь пошевелиться, но потом поняла, что разбойники, как впрочем, и советник, если он ещё жив, сейчас очень заняты. Решив, что случившееся даже к лучшему: теперь её следы будет отыскать совсем трудно, Владислава медленно поползла к кустам, а там добралась и до леса. Крадучись, таясь за стволами деревьев, следуя вдоль дороги, девушка вернулась к сосне, у которой выкинула свою дорожную сумку. Не теряя ни минуты, она отошла к ближайшим зарослям и переоделась в мужскую одежду. Идти сейчас куда-либо было весьма опасно, поэтому княжна решила подыскать местечко, где можно дождаться утра и передохнуть. Такое место вскоре нашлось, недалеко от дороги росло огромное дерево, корни его угрожающе торчали из-под земли, но между ними была вполне глубокая яма, дно которой устилала сухая листва. Владислава устроилась в ней.
   Печальные мысли завладели княжной. О возвращении домой к отцу и речи быть не могло, к жениху тоже в таком виде не заявишься. Да и кому она такая "красотка" на этом свете вообще нужна? Княжна печально вздохнула, но жалеть себя не стала. Поразмыслив о своей горькой судьбе, девушка попыталась вспомнить сторону, где находилась ближайшая деревня. Это было нелегко, ехали они в темноте, и княжна не имела возможности постоянно смотреть на дорогу. Но Владислава была человеком действия и такая мелочь не могла её напугать. Девушка решила, что ей непременно надо постараться уснуть, чтобы поднабраться сил. Ведь утро вечера мудренее, авось при свете дня разберётся, куда путь держать, тем более, что она уже точно знала куда пойдет и, что будет делать.
  
  ****
  Советник затаился в перевёрнутой карете, он сжался в комок и отполз в самый темный угол, надеясь, что его не заметят. Но чаяньям его не суждено было сбыться. Дверца с жалким хрустом отлетела в сторону и два человека в масках ловко забрались внутрь экипажа. Гая обнаружили мгновенно и, дав для профилактики в глаз, выволокли наружу. Держась одной рукой за лицо, а другой пытаясь уцепиться за что-нибудь, Гай пытался встать, но это у него не получалось. Подталкиваемый чьими-то пинками, он стал куда-то ползти, наткнулся на бесчувственное тело одного из сопровождавших карету стражников, понял, что бедняга мёртв, отпрянул, получил ещё один пинок и продолжил движение в неизвестную ему сторону. Затем кто-то схватил его за волосы и принудил встать на колени, а затем и вовсе подняться. Голова кружилась, волнами накатывала дурнота, но что-то не давало Гаю упасть. Спустя какое-то время бедолага понял, что держится на ногах не благодаря железной силе воли, а потому что его попросту привязали к дереву. Теперь советнику стало по-настоящему страшно.
  - Ба! Знакомые всё лица! - чей-то знакомый голос вырвал советника из лап неотвратимо надвигающегося обморока, надежда трепетным огоньком зажглась в его сердце и подбадриваемый этим ещё неокрепшим пламенем Гай, превозмогая сковавший его страх, открыл глаза. Разбойники подожгли раскуроченную карету, и пламя жадно накинулась на добычу. В свете этого импровизированного костра пылающего неподалёку советник смог различить, что в двух шагах от него стоит и нагло ухмыляется плечистый детина с нечёсаной кудлатой бородой.
  - Гордей? - срывающимся от волнения голосом произнес советник, он не мог поверить, что судьба оказалась настолько благосклонна к нему.
  - Я, - довольно пробасил разбойник.
  - Вели - ка чтобы меня развязали, - повелительным тоном скомандовал Гай.
  - С какой такой радости? - удивился детина и подошел к советнику ещё ближе.
  - Ты что забыл? Под моим начальством состоишь молокосос. Тебе нужны проблемы? Так я устрою! - надменно заявил пленник, неожиданная надежда на спасение неуклонно угасала, но советник пятой точкой чуял: прояви он хоть чуточку слабости перед этим разбойником и это будет всё - конец.
  - Да плевал я на тебя и на проблемы, которые ты мне сулишь! - яростно прошипел Гордей.
  - Ох, не петушился я б на твоём месте!!
  - Пока что ты на своём!
  - Я уже доложил королю, что из-за вашей безынициативной работы козна недополучила семь мешков золота.
  - Что? - разбойник на мгновение потерял дар речи, он стоял и то открывал, то закрывал рот будто рыба, которую выкинуло на берег.
  - Что слышал! - довольный своей маленькой победой ответил Гай.
  - Да ты что гад несёшь?! Мы с ребятами работаем дубин не покладая, всю вверенную территорию под контролем держим, в такой страх народ ввели, что самим тошно!
  - Вот именно! - Гай выпятил бороду вперёд. - Вот именно! А подумать о том, что перегибать палку не следовало, умишка-то не хватило. Это же ёжику понятно: вы такого страху на округу нагнали, что ни один зажиточный крестьянин сюда не сунется, не то, что торговый караван.
  - А то, что это ваше личное предложение, это ничего? - возмущенно затараторил Гордей. - Это же вы придумали, дабы мы запугали всех и вся, чтобы люди пользовались услугами королевской охраны, которую вы по-умному назвали служба сопровождения? Только люди почему-то не оценили вашей выдумки и предпочитают в случае необходимости звать наёмников.
  - И я грешен и я могу ошибаться, - сокрушенно покачал головой советник. - Вот я и говорю: безынициативно работаете, без искры. Увидели, что гениальная идея дала сбой доложили бы наверх.
  - Ой, да закройте ж ему кто-нибудь рот, наконец, - не выдержал один из разбойников, - силушек слушать такое больше нет.
  Гай огляделся и увидел, что вся ватага оставила свои дела и внимательно слушает их перепалку с атаманом.
  - Коли нет, так не слушай, - возразил возмутившемуся татю кто-то.
  - Да что там слушать, - Гордей окинул злым взглядом своих людей и снова обернулся к советнику. - С тобой Гай спорится, что против ветра делать сам знаешь что. Только ведь и мы не лаптем деланы, смекаем, что к чему. Можешь не стараться, мы и так знаем, что язык у тебя хорошо подвешен, потому и в советниках при короле состоишь. Только вот язычок-то и укоротить можно! Верно, я говорю, братцы?! - разбойники в ответ одобрительно загудели.
  - Не одним языком я себе дорогу наверх проложил и в голове должно кое-что быть для этого, - немного поникнув, но, не сдаваясь, ответил Гай.
  - И это нам то ж ведомо, - ухмыльнулся Гордей. - Потому ты и жив. Хочу заметить: пока жив.
  - Перестань грозить мне, охальник! - советник решил снова пойти в атаку. - Вот узнает Явор...
  - И что будет? - нагло перебил его атаман.
  - Конец вам всем будет.
  - Ой, напугал! - заржал Гордей и его хохот подхватили остальные. - Ребята, советник тут такие страхи рассказывает, как бы нам штаны потом сушить не пришлось.
  - А ты смейся, смейся, - зло прошипел Гай. - В петле-то оно не так смешно будет.
  - Прям так и в петле?
  - Голову сечь сброду всякому слишком много чести, вздернут на первом же дереве и всего делов! - советник всё ещё надеялся запугать и таким образом привести в повиновение взбунтовавшихся разбойников, но сам слабо верил, что у него это получится.
  - Так-таки и на первом? - подал голос одноглазый верзила, что стоял по правую руку от Гордея. - А если в поле поймают?
  - Уймись, Афоня, не до шуток сейчас, - Гордей хлопнул молодца по плечу. - Не видишь, что ли? Советник пока ещё не понял, что никто его не боится.
  - И зря, - пленник не упустил возможность вставить своё словечко.
  - Не тебе судить, Гай. Я вижу, что ты от страха не можешь трезво оценить ситуацию, а времени на праздные беседы у нас нет. Поэтому скажу тебе прямо: дела твои из рук вон плохи и жизнь на волоске висит. Во-первых, с чего ты взял, что король вообще узнает о твоей геройской гибели от наших предательских рук, сами мы об этом никому не скажем, а во-вторых, мы вообще больше вашему Явору - самодуру не подчиняемся.
  - Это как? - дрожащим голосом произнес враз ослабевший Гай, его прошиб холодный пот и ноги стали ватными.
  - А вот так, надоело нам дураку служить да и поступило другое, более выгодное предложение. Мы теперь под началом хазарейской царицы. Только не говори никому.
  - Так кому ж я скажу, если вы меня сейчас в расход пустите? - прошептал Гай, старый лис отчетливо понял, что дела намного хуже, нежели ему показалось в начале. Иметь дело с обнаглевшими от безнаказанности разбойниками - это одно, а вот с предателями, переметнувшимися на сторону злейшего врага - это уже совсем другое.
  - Ну что ты заранее себя хоронишь? - усмехнулся Гордей. - У нас есть к тебе вполне заманчивое предложение, причем очень хорошо оплачиваемое чистым золотом.
  - Шпионить?
  - Естественно, - атаман достал из-за голенища сапога внушительный нож. - Ты станешь ушами и глазами царицы при дворе Явора.
  - А если я откажусь - смерть.
  - Сам понимаешь, - разбойник развел руками. - Уж слишком ты опасный свидетель.
  - И не стыдно вам? - горько произнес Гай.
  - За что? - Гордей в непонимании уставился на советника.
  - Вы же землю свою предаёте, вы же врагам продаётесь.
  - А почему бы и нет, коли платят хорошо? - подал голос Афанасий.
  - А нам какая разница, при какой власти разбойничать?
  - А чем твой Явор хазарейки лучше?
  - А тебе какое дело? - посыпались вопросы со всех сторон.
  - Угомонитесь! - Гордей повелительно поднял руку. - Я последний раз спрашиваю тебя советник: ты согласен?
  - А сколько хоть платить будут?
  - Продешевить боишься? Не бойся - не обидят. Ну, так как? Подлая, но жизнь или геройская смерть за отечество? - с этими словами атаман поднес свой нож к лицу пленника.
  - Жизнь, - прошептал Гай и громко сглотнул набежавшую слюну.
  - Отвяжите его, - распорядился Гордей и спрятал нож за голенище.
  Как только приказ атамана был исполнен, Гай обессилено рухнул на землю, происходящее казалось ему какой-то нелепицей, кошмарным сном. Мало того, что он умудрился потерять вверенную ему княжну, так ещё и предал своего короля, хотя это уж точно в его планы не входило, по крайней мере, пока. На этот счет у Гая были свои задумки, но время для их реализации ещё не наступило.
  - Поднимите его, - весело распорядился атаман, - да под белы рученьки сопроводите в мою берлогу, у меня будет долгий разговор с нашим новым другом и соратником.
  ****
  Королю снился кошмар, он бежал полуодетый по пустому замку, а за ним гналась толпа хорошеньких нагих женщин, которым он как мужчина, увы, не мог ничего предложить. Разлепив опухшие веки, Явор уставился на потолок украшенный лепными амурчиками, провёл ладонями по лицу, будто пытаясь таким образом стряхнуть наваждение, но не помогло: сердце бешено стучало, широкий лоб вновь усеяли бисеринки пота, и скупая мужская слеза скатилась по щеке.
  Раздался легкий шорох, и открылась потайная дверца, замаскированная под полку с книгами. По комнате разнесся аромат изысканных цветочных духов с горьковатой ноткой. Рядом с кроватью, на которой возлежал монарх, появилась стройная и весьма привлекательная девушка. Явор улыбнулся, он, как всегда, был рад увидеть её, свою единственную отраду в жизни. Девушка присела на край ложа и провела рукой по щеке короля.
  - Что- то случилось? - участливо поинтересовалась она.
  - Да, так, мелочи, Магдалена, - отмахнулся Явор. - Накатило вот что-то. А ты, моя козочка, чего так рано встала?
  - Да не спалось мне как-то. Мысли там всякие...
  - Что за мысли, - король заинтересованно подался вперёд,- давай обсудим.
  - Да...даже не знаю с чего начать...
  - Ну, хоть с чего-нибудь да начни, а там разберемся.
  - Хорошо, - ответила девушка и скромно потупила взор. - Вот я думаю: у тебя с королевой детей нет.
  - Нет, - согласно кивнул Явор.
  - Я - твоя единственная дочь, - сбивчиво прошептала девушка, было видно, что Магдалена очень нервничает, она старательно отводила взор и теребила поясок своего шелкового платья. - Но никто об этом не знает. Кроме советника естественно. Почему?
  - Потому что мне пришлось всё рассказать Гаю, чтобы он помог мне представить тебя ко двору. Мы выдали тебя за его племянницу, что тут непонятного? Странно было бы, если бы я выдал тебя за его родственницу, не введя в курс дела. Кроме того, я пошел на этот шаг, чтобы при дворе не ходили слухи, будто ты моя любовница, потому что это оставило бы черное пятно на твоей репутации и могло сделать невозможным твоё счастливое замужество в будущем.
  - Па, я не об этом. Почему ты честно не объявишь всем, кто я на самом деле. Ведь вопрос о том, кто унаследует престол, давно будоражит страну, а я твоя дочь. Я имею право продолжить нашу династию.
  - Девочка моя, не всё так просто, - ласково ответил Явор, он провел рукой по волосам дочери и тяжело вздохнул, он и представить себе не мог, что его Магдалена когда-нибудь станет спрашивать о подобном.
  - Я не маленькая, перестань со мной так разговаривать, - девушка резко встала и начала расхаживать по комнате. - Я получила самое лучшее образование, я не дурна собой, так почему ты представляешь меня перед двором как чью-то родственницу? Ты стыдишься меня?
  - Конечно, нет, - поспешил возразить король. - Ты у меня умница и должна понимать, что сейчас просто неподходящий момент. Королева Маргарита...
  - Что королева Маргарита? - перебила его Магдалена. - Что королева Маргарита? Ты ведь сам говорил, что моя мать тоже самая настоящая королева.
  - Королеву Маргариту любит народ, - с трудом подбирая слова, нашёлся Явор, не мог же он своей единственной кровиночке так запросто выложить, что её мать настоящая королева, только не какого-нибудь государства, а самого популярного в столице борделя. Он очень любил её, царицу разврата, а она его деньги, их связь могла длиться бесконечно, но Саяда забеременела и умерла во время родов. Явор очень переживал эту чудовищную утрату и решил забрать ребенка себе. У Саяды родилась девочка, и безутешному отцу пришлось повозиться, прежде чем хозяин борделя продал её ему, через подставных лиц конечно. В ребенке король нашел утешение и отраду, он содержал её как настоящую принцессу и отправил на учебу за границу, а теперь, когда она стала настоящей невестой, приблизил ко двору, чтобы удачно выдать замуж. Вот только заботливый отец никак не рассчитывал, что у его крошки окажутся такие аппетиты.
  - И что? - Магдалена надменно вскинула бровь. - Она бездетна - и этот недостаток перевешивает все её достоинства.
  - Дитя, какое же ты ещё дитя, - король с любовью посмотрел на дочь. - Я никак не могу понять, что тебя больше задевает в этой ситуации: то, что ты не можешь претендовать на престол или то, что ты не можешь открыто заявить кто твой отец.
  - И то и другое, - как-то в раз смутившись, ответила девушка, она подбежала к ложу, на котором вольготно развалился король, и устроилась рядом, как в детстве.
  - Я обещаю тебе, - король приобнял дочурку и привлек к себе, - мы что-нибудь придумаем. Во всяком случае, я даю честное отеческое слово, что выдам тебя замуж за самого настоящего принца.
  - На белом коне? - улыбнулась девушка, уткнувшись носом в теплое отцовское плечо.
  - А на гнедом не подойдет? - наигранно удивился король.
  - Нет, конечно.
  - Ну и запросы у современной молодёжи, - проворчал король и посильнее прижал к себе единственное существо в мире, которое по-настоящему любил и которое кажется, отвечало ему взаимностью.
  
  ****
  Владислава проснулась, когда солнце уже разгорелось во всю свою не маленькую силу. Девушка обругала себя за безалаберность, поднялась и не став даже завтракать отправилась в дорогу. План, которого она решила придерживаться, пока не выяснит своё точное местонахождение, был отчаянно прост: идти вдоль дороги пока не встретится какой-нибудь путник. Но уже вскоре этот самый план, казавшийся безотказным и надёжным, дал трещину. Княжна не учла, что за последние сутки её внешний вид мягко сказать сильно изменился. Вспомнить об этом беглянке пришлось, когда шедший ей как раз на встречу мужичок со страшным криком сиганул в кусты, что росли неподалёку от дороги. Реакция остальных путников, что ей посчастливилось встретить, не отличалась разнообразием. В основном народ просто спасался бегством, но были и такие что начинали истово креститься, а один паренёк ещё и камнями швыряться стал. Повезло Владиславе только один раз, случилось это когда одна дородная женщина, увидев её, кинулась бежать, откинув увесистую кошёлку, в которой оказался каравай свежего хлеба и бутыль с молоком. По крайней мере, хоть девушка и не узнала, где находится, но смогла плотно позавтракать. За едой девушка обдумала сложившееся положение и постановила, во что бы то ни стало следовать вдоль дороги дальше. Пусть надежды на помощь от случайных встречных нет, но, по крайней мере, дорога должна привести её в какую-нибудь деревню. Приняв такое решение, княжна собрала остатки снеди и отправилась дальше.
  Настоящее разочарование настигло Владиславу, когда она, наконец, добралось до ближайшей деревни. Оказалось, что и здесь храбрецов днём с огнем не сыскать. Никто не захотел даже разговаривать с несчастной девушкой, улицы мгновенно опустели, и даже вездесущей ребятни нигде не было видно. Княжна попыталась постучаться в несколько домов, но получила настолько лаконичный и точный ответ, куда ей стоит убираться, что не стала больше испытывать судьбу. Тяжело вздохнув, девушка решила попытать счастья в другой деревне, может там люди окажутся более приветливыми. Но как говориться если не везёт, то не везёт. В соседней деревне, которая оказалась неподалёку с ней тоже не стали разговаривать. Но Владислава не отчаялась, она продолжала путь, надеясь, что её труды будут, в конце концов, вознаграждены.
  Так она провела в пути уже два дня, девушка понимала, что она заблудилась иначе она по всем расчётам давно бы вышла уже к столице. Селяне по-прежнему сторонились девушку, словно она была посланницей из преисподней. Те же немногие с кем ей всё-таки удалось заговорить, толи от страха, толи по незнанию не могли дать бедняжке вразумительный ответ, где можно найти некую Капитолину Карповну.
   Еда закончилась, и девушку стал мучать голод, в деревнях её боялись и даже пропитание себе добыть она не могла. Так на третий день мучимая голодом и жаждой Владислава наткнулась на заброшенный хутор. Девушка подошла к покосившемуся забору и, набравшись смелости, крикнула:
  - Эй, есть кто дома? - ей никто не ответил, но где-то рядом раздалось едва уловимое шуршание, и девушка, преодолев робость, снова спросила. - Здесь есть кто?
  - Я...- ответил еле слышно старческий голос.
  - Где вы? - Влада оглянулась по сторонам, но никого не увидела.
  - Здесь, под забором, - устало ответил кто-то.
  Девушка заглянула за покосившиеся жерди и жалостливо охнула, там лежал беспомощный старик с окровавленной головой, она тут же перемахнула через забор и склонилась над несчастным.
  - Что с вами, дедушка? - спросила Владислава. - На вас напали?
  - Да нет, - прохрипел дед и слабо улыбнулся, - это я до ветру сходить хотел да подвернул ногу и упал, голову себе расшиб. Мне б встать да в хату, а я не могу. Вот и лежу здесь почитай вторые сутки.
  - Бедный, - прошептала княжна и погладила старика по руке, её сердце сжалось от жалости. - Давайте, дедушка я вам помогу. Сейчас мы с вами до избы доберемся, а потом я вашу рану осмотрю.
  - Да где ж тебе пигалице меня поднять? - удивился дед.
  - А вы не смотрите, что я ростом не велика, во мне знаете, силища какая, я иной раз сама удивляюсь.
  - А я и не смотрю, - загадочно усмехнулся дед. - Только ведь уж больно тяжел я.
  - И не таких поднимали, - ответила Владислава и улыбнулась не менее таинственно.
  К удивлению старика, девушка действительно оказалась достаточно сильна, она ловко помогла ему подняться и, подперев его под плечо, довела до избы. Там по-хозяйски усадила его на скамейку и стала осматривать рану, а после и вовсе отвела в комнату и уложила в постель, игнорируя слабые протесты. Дед для вида посопротивлялся, а после забылся тяжелым сном, рана была не глубокая, но в его возрасте и такой было достаточно, чтобы надолго слечь в постель. Пока старик спал, девушка ознакомилась с хозяйством, накормила нехитрую скотину, которая состояла из козы и двух курочек, приготовила нехитрый ужин. Старик проснулся, когда на дворе стояла глубокая ночь.
  - Эй, пигалица, ты ещё здесь, - громко позвал он.
  - Здесь, - отозвалась Владислава.
  - Помоги мне встать, - потребовал старик.
  - Зачем это ещё? - удивилась девушка. - Я вам поесть сейчас принесу.
  - Не надо мне ничего нести, я хочу за столом повечерять.
  - Но вам нельзя вставать.
  - А ты мне не указывай, что можно, а что нет. Говорю: помоги, а нет, так я сам сейчас встану.
  - Не надо. Я уже иду, - ответила княжна и поспешила на помощь упрямому старику.
  К своему удивлению Владислава обнаружила, что дед уже встал сам, а когда она подставила ему плечо, усмехнулся и, отстранив ее, пошел сам. Правда у самого стола он споткнулся и чуть не упал, но подоспевшая Владислава вовремя подхватила его и посадила на крепкий дубовый табурет.
  - Что есть будем?
  - Картошку с салом и огурцами, - ответила девушка и пододвинула к старику щербатые миски с едой. - Только вы меня простите, я уже отужинала. Очень уж есть хотелось.
  - Ничего страшного, тогда за компанию посидишь, беседой меня старика потешишь. Как тебя звать величать?
  - Влада.
  -А я дед Охрип. Вот и познакомились. Ну, рассказывай, как в края наши забрела. Я так понимаю ты не местная.
  - Да что тут рассказывать, - княжна смущенно замолчала, ей вовсе не хотелось вспоминать о своих злоключениях особенно сейчас, когда после долгих блужданий она обрела хоть и временный, но кров над головой. Этот странный дед ни разу не упомянул о её уродстве и вообще вел себя так будто перед ним сидит самая обыкновенная девушка, поэтому немного подумав, она тихо произнесла. - Вот шла-шла, смотрю - пришла.
  За столом повисла тишина, но старик, казалась, этого не заметил, он с аппетитом уминал картошку вприкуску с солёным огурцом. Снова он заговорил со своей спасительницей только когда расправился с ужином и вытер вспотевшее морщинистое лицо рукавом.
  - Хорошо рассказываешь, аж заслушаться можно.
  - Так ведь кто на что мастер.
  - Заметно, что сказы сказывать не твой конек.
  - Не мой, - с легкостью согласилась Влада. - Лучше вы мне дедушка расскажите, как оказались один в такой глуши.
  - Длинная это история, - важно ответил старик и огладил пышную бороду.
  - Так и я никуда не спешу.
  - Ты, пигалица, наверное, сказки слушать в детстве любила.
  - Очень.
  - Ну, тогда ладно, так и быть, послушай мою историю, только помни, что всё это правда и ни капли вымысла в словах моих нет. Может и пригодится тебе услышанное, может и не натворишь ошибок, которые я по молодости наделал.
  - Я постараюсь, - Владислава подперла щеку кулачком и приготовилась слушать.
  - Давно это было, - со значением начал дед Охрип. - Молод я был и горяч. Одним словом, первый парень на деревне, все девки местные, да и заезжие по мне сохли. Знаешь, какой я был? Ого! - с этими словами старик, кряхтя, расправил сгорбленные под тяжестью лет плечи и гордо поднял голову. Владиславе хватило одного взгляда, чтобы понять: дед Охрип нисколечко не врёт и даже не преувеличивает.
  - Да вы и сейчас ого! - улыбаясь сама не зная чему, сказала девушка.
  - Так вот, - дед снова огладил бороду. - Пришел мне срок жениться. Раньше с этим очень строго было. Присмотрели мои родители мне девку из хорошей семьи, работящую, с покладистым нравом, ну и фигурка у неё тоже была что надо. Короче посватался я к ней, всё по-быстрому сговорили и назначили день, когда свадьбу играть будем. Ох и повыли девчата, когда узнали, что женюсь я.
  - Ещё бы, - кивнула Влада. - А что дальше было?
  - Не спеши, - старик погрозил своей слушательнице пальцем. - Всё по порядку. Вот. А жила в нашей деревне девчушка одна.
  - Красавица, наверное, писанная? - не удержалась княжна.
  - Да какая красавица, так замухрышка. Родители её жили богато, хоть и не знатного рода были. Правда мать рано померла, зато отец души в дочурке не чаял. Всё для неё делал. Так вот втрескалась эта девка в меня, как говорится по уши. Ну, не то чтобы она мне прохода не давала, всё вздыхала по углам да томные взгляды в мою сторону кидала. Как прознал её батя про это - чуть ума не лишился. Тут же отправился в город и сговорился выдать дочь замуж за весьма уважаемого и богатого вдовца, который давно на неё виды имел. Вишь как всё ладно складывалось: и у меня свадьба и у неё на носу счастливое замужество. Так ведь нет! - дед умолк, махнул рукой и страдальчески сморщился.
  - А дальше что было? - спросила девушка, испугавшись, что старик на этом и закончит свой рассказ.
  - Что-что, а вот что! Решил я накануне свадьбы в последний раз погулять с друзьями. Собрались у одного бобыля в хате отметили последний день моей свободной жизни хорошенечко. До поздней ночи засиделись. Как шел домой, не помню. Только вот у сеновала смотрю - тень мелькнула. Я сначала и значения не придал, мало ли что с пьяна привидится. Ан нет, не показалось, идет она мне на встречу.
  - Кто она?
  - Капа.
  - В смысле невеста? - не поняла княжна.
  - Да какая тебе невеста, замухрышка та. Идет, что лебедушка плывет, и в лунном сиянии, а может и от выпитого, такой красавицей она мне привиделась, что и во рту у меня пересохло. Подошла она ко мне, в глаза смотрит, а я и сказать ничего не могу. Не знаю, что на меня нашло, только подхватил я её на руки да на тот самый сеновал и утащил.
  - А потом вы поняли, что всю жизнь друг друга искали? - мечтательно поинтересовалась Влада.
  - Нет, - зло буркнул дед. - Отведал я плода запретного не для меня предназначенного, да и сбежал, как только она уснула. Испугался содеянного. А утром по всем законам невесту свою, Клавдию, взял в жёны.
  - Как же так? - возмутилась девушка.
  - А вот так, - грустно развел руками старик. - Народили мы с женой пять сыновей и одну дочку, жили дружно вроде и ладно, да только нету мне с той самой ночи покою. Поэтому и из деревни, как только овдовел, ушел жить на этот хутор. Спокойнее мне тут. Дети навещают, харчи привозят, что ещё в старости надо.
  - А Капа? Что с ней стало? Наверное, тоже замуж вышла.
  - Нет. Не вышла. Хоть я её с той ночи и не видел, точно знаю: не вышла. Пришла к отцу и сказала, что не пойдет за нелюбимого, тот попытался ей пригрозить да видимо в волнении за судьбу любимой дочки переусердствовал. Отреклась она от мира.
  - В монастырь ушла?
  - Хуже, - дед Охрип тяжело вздохнул, - в ведьмы подалась. Ведьмой стала да самой страшной во всей округе. Так, что как видишь двойной грех на мне: загубил я не только её молодость, но и душу бессмертную.
  - Ой, - сердце Владиславы тревожно забилось, - а Капа - это случайно не Капитолина ли?
  - Капитолина, - кивнул старик.
  - И вы, может быть, знаете, где её искать?
  - Знаю, только тебе-то это зачем, красавица?
  - Вы что издеваетесь? - княжна обиженно встала из-за стола. - Какая я вам красавица? Пугало огородное, страшилище лесное - вот кто я.
  - Э нет, девонька, не наговаривай на себя, - старик протянул к ней руку. - Ты самая что ни на есть раскрасавица. Ты меня от верной гибели спасла, накормила, байки мои стариковские выслушала, слово ласковое сказала. А всё остальное дурь и пыль, - улыбнулся дед. - Красота она внутри, а внешнее, так - для отвода глаз.
  - Так, стало быть, вы меня не видите? - вдруг догадалась Владислава.
  - Не вижу. Я уже почитай годков двадцать как слеп. Только что это меняет?
  - Ничего, - согласилась девушка. - Так подскажите мне, где Капитолину Карповну искать?
  - Отчего не подсказать. Только подумай хорошенько действительно ли тебе к ней надо.
  - Я давно подумала, у меня просто нет другого выхода. Она моя последняя надежда.
  - Ну, если так, что ж завтра утром объясню, как найти её. А сейчас давай спать ложиться. Что-то подустал я.
  
  ****
  Гордей сидел за богато накрытым столом и насмешливо поглядывал на пленённого советника. Гай униженный и оскорбленный топтался рядом с дверью не смея сесть за стол без приглашения.
  - Что стоишь? - насладившись сполна моментом, произнес атаман. - Присаживайся, в ногах правды нет.
  Гай благодарно затряс головой и тут же бухнулся на ближайший стул, боясь, что Гордей может передумать. Разбойник с любопытством смотрел на советника. Ещё месяц назад этот человек казался ему всемогущим, а теперь он не дал бы и ломаного гроша за его жизнь.
  - Так каким ветром тебя сюда занесло? - как бы между делом поинтересовался Гордей.
  - Дела государственной важности, - многозначительно ответил Гай, забыв на мгновение, что он не в том положении, чтобы строить из себя особо значимую персону.
  - Подробней, - почти ласково произнес атаман, но от советника не укрылось то, как хищно блеснули глаза разбойника под косматыми бровями.
  - Да, ну, - отмахнулся старый лис и туго набил рот снедью, надеясь таким нехитрым способом выиграть хоть пару минут, чтобы обдумать: о чём следует сейчас говорить, а о чём лучше и помолчать.
  - Ну-ну, будет скромничать, - елейным голосом сказал Гордей, - не делай из меня дурачка, не по грибы-ягоды ты к нам пожаловал.
  - К вам - это уж точно, - не до конца прожевав еду, прошамкал Гай и с тоской подумал, что отдал бы половину своего состояния за то, чтобы оказаться сейчас совсем в другом месте.
  - Я слушаю, - уже с нажимом произнес Гордей и в его голосе послышался металл. - Давай, не выпендривайся, как девка на сеновале, отрабатывай съеденный кусок хлеба, тем более что ты его очень густо намазал чёрной икрой.
  - Да нечего мне особо рассказывать, - скорбно улыбнулся Гай, - вёз я королевскую племянницу на молебен в монастырь, да вот только сбежала она, охальница, дорогой, а обнаружил я продажу в момент, когда твои молодцы на карету напали.
  - А чего это она от тебя удрала? - заинтересованно подался вперёд атаман. - Уж не на ласки хахаля молебен променяла?
  - Откуда я знаю, но это вряд ли, не до этого ей теперь. Может, испугалась чего.
  - А девка-то хороша собой?
  - Ни в сказке сказать, ни пером описать, - ничуть не кривя душой, ответил советник.
  - Эт хорошо. Даже очень хорошо, - хохотнул Гордей.
  - Что же в этом хорошего? - не понял советник.
  - Всё. Прекрасная дева блуждает по лесу, места у нас тут гиблые, так что страху натерпится, как пить дать. И тут её спасет от верной гибели удалой молодец.
  - А откуда ему здесь взяться? - пробурчал Гай более занятый в этот момент изысканными кушаньями, нежели разговором.
  - А я тебе, чем не молодец? - ухмыльнулся Гордей. - Молод, хорош собой, не дурак опять же. О таком спасителе любая баба только мечтать может.
  - Но тебе это зачем? - тщательно прожевывая кусок слабосолёной семги, поинтересовался советник.
  - Как зачем? Тебя мои ребята, наверное, слишком сильно по голове приложили, - пристально посмотрев на пленника, констатировал атаман. - Всё ж ясно как белый день. Найду племянницу короля, спасу от лютой смерти и женюсь на ней. Чем плохо с королем породниться, да если ещё девка хороша, как ты говоришь?
  - Но ты же перешёл на сторону хазарейской царицы?
  - А одно другому не мешает, - потягиваясь, произнес Гордей, - имею я право подстраховаться? То-то что - имею.
  Гай запихнул в рот очередной кусок семги и с уважением посмотрел на собеседника, теперь он не казался ему таким уж безнадёжным тупицей возомнившим о себе невесть что.
  - Сейчас дам приказ прочесать местность, - доверительно сообщил Гордей и вышел из комнаты. Вернулся он, держа в руках бутылку странной формы. - Вино заграничное игристое, подарок от хозяйки, - гордо пояснил атаман. - Для особого случая берег. Что ж я думаю, этот случай настал. Давай, Гай, что ли отметим начало нашего плодотворного сотрудничества.
  Советник молча подставил свою чарку.
  
  ****
  Капитолина Карповна сидела в своей избушке и пила травяной чай с баранками. За окном уже второй час лил монотонный дождь. Настроение у старой ведьмы было не очень, эта история с королём Явором выбила её из колеи.
  - Надо же! Каков наглец!! - возмущенно произнесла старуха.
  - Угу! Угу! Угу! - согласно закивал огромный филин, сидящий под потолком в углу.
  - А ты не поддакивай, а то в суп пущу, - беззлобно обратилась ведьма к птице и та, прикрыв клюв крылом, обиженно отвернулась к стенке.
  Внезапно входная дверь открылась, и в изрядно натопленную комнатку ввалился нежданный гость или гостья, по одежде трудно было разобрать.
  - Добрый день в хату! - человек скинул насквозь промокший плащ и шляпу прямо у порога. По голосу сразу стало понятно, что это девушка, причём видимо очень молодая.
  - Добрый! - опешив от такой наглости, ответила ведьма. Гостья без приглашения прошла к столу и уселась напротив. Старуха возмущенно уставилась в лицо посетительнице и невольно отпрянула. Не очередная дурочка прибежала к ней жениха привораживать и не зрелая охотница за чужим счастьем - сейчас перед ней сидела, зло сверкая глазами, околдованная ею племянница Явора.
  - Что же ты бабуся молчишь? - сердито поинтересовалась девушка. - Али на работу свою засмотрелась? Почему не спросишь, какими я здесь судьбами: дело пытаю али от дела лытаю?
  - А чё мне зазря языком то молоть? - оскалилась в улыбке старуха. - В моём возрасте силы экономить нужно. А что до тебя так если ты по делу значит сама всё и расскажешь, ну а коли по глупости или там ещё по какому поводу то посидишь, передохнешь да и пойдешь своей дорогой, пока жива здорова.
  - Я так понимаю, это значит, что мне пора переходить к сути вопроса?
  - Попробуй.
  - Тогда приступлю без предисловий - расколдовывай меня, а то я за себя не ручаюсь! Побаловались и будет.
  - Экая ты шустрая, - старуха с плохо скрытым одобрением посмотрела на княжну. - Не всё так просто. Ты девка не глупая, понимать должна, что стала пешкой в "большой нравоучительной работе". Иными словами, через тебя я наказываю твоего беспутного дядю.
  - Вот тут-то вы бабуся и ошибаетесь, - девушка гулко стукнула по столу кулаком, ей была совсем непонятна логика этой престарелой ведьмы, да и расплачиваться за грехи родственников тоже вовсе не хотелось. В комнате повисла тишина. Ведьма всем своим видом показывала, что разговор окончен, а Владислава никак не могла придумать, как объяснить упрямой страхе, что из её задумки ничего не выйдет, точнее уже ничего не вышло. В конце концов, девушка решила пойти на хитрость. Сделав смиренное выражение лица Владислава сокрушённо произнесла. - Если б оно как вами задумано выходило, так я б не прочь хоть и таким странным способом поучаствовать в перевоспитании заблудшей души. Я всеми руками и ногами - "за". Поймите, я совсем не одобряю поведение своего дядюшки и полностью согласна, что с этим что-то надо делать. Только ведь просчитались вы в чём-то...
  - Это как это? - не поняла ведьма, и филин настороженно ухнул в своём углу.
  - А так. Дяде моему случившееся безразлично, может кто-то и озаботился бы или чувством вины преисполнился за содеянное, за то, что по его вине душа безвинная страдает, а ему что с гуся вода.
  - Не может быть! Врешь! - ведьма недоверчиво уставилась на девушку. - Это же политика! У меня все ходы наперед просчитаны! Твоё преображение грозит Явору такими дипломатическими осложнениями, что в раз осознает, как бабушек обижать! А ты мне всё это говоришь только чтобы красу свою вернуть!! Знаю я вас вертихвосток! На всё пойдете только чтобы в зеркало на себя любоваться!
  - Зря вы так, Капитолина Карповна, - Владислава печально склонила голову. - Вы же ничегошеньки обо мне не знаете. Да и Бог с ним. Только повторяю вам ещё раз, не пойдет моему дяде эта наука впрок.
  - Почему? - старуха упрямо скрестила руки на груди.
  - Да потому что он уже выход нашел.
  - Как так? Какой же здесь может быть выход?
  - Меня в монастырь, а родственникам моим укажет, что меня враги выкрали. Так что... - девушка на секунду запнулась, а затем горько добавила, - вы ему ещё и услугу оказали: он одним махом от ненужной племянницы избавится, и дела свои подлые на границе поправит.
  - Ах, он шельмец, - яростно прошипела ведьма. - Вот же связалась на свою голову.
  - Что делать будем? - скромно поинтересовалась княжна.
  - А что тут сделаешь? - бабка скорбно поджала губы. - Придумаю что-нибудь новое. Я его проходимца всё равно допеку!
  - А я?
  - А что ты?
  - Мне-то, что делать?
  - Не знаю, сама думай.
  - Но как же? - опешила Владислава. - Что я могу придумать? Я же к вам за помощью пришла.
  - Как пришла, так и уйдешь.
  - Так вы меня расколдовывать не собираетесь?
  - Люблю сообразительных, - старуха похвально похлопала своей заскорузлой рукой по руке девушки.
  - За что? Почему я безвинно страдать должна, ведь никому от этого ни холодно, ни жарко.
  - Вот именно, дорогуша, вот именно. Кабы что-то поменялась от того красавица ты или страшилка лесная я б может ещё и подумала, а так, - ведьма махнула рукой, - живи пока живется.
  - Так вот? Да? - холодно поинтересовалась девушка, еле сдерживая охватившую её волну праведного гнева.
  - Да, так.
  - Это ваше окончательное решение?
  - Конечно.
  Княжна резко вскочила с места, лёгким движением откинула стол в сторону, будто он был весом с пушинку, и схватила опешившую старуху за горло.
  - А так? - девушка приблизила своё лицо вплотную к лицу старухи и заглянула прямо ей в глаза. - А так ты не передумала? - и слегка сжала дряблое горло.
  - Да ты что девка, - прохрипела в ужасе бабка,- рехнулась что ли. - Я ж не со зла, я ж действительно просто так тебя расколдовать не могу, пойми. Чтобы снять порчу, которую я на тебя навела надобно её на кого-то другого перевести. На себя я, прости, её взять не могу, старая я, это будет верный конец моего земного пути. Разве что ты кого на заклание мне приведешь.
  - Как так?
  - Ну, вот так, найдешь какую дурочку и приведешь ко мне, а я то, что у тебя на лице на неё переведу.
  - Не пойдет так, - княжна уныло вздохнула, - не выход это.
  - Отчего не выход? - удивилась ведьма. - Ты станешь хороша как прежде и забудешь случившееся как страшный сон. Я тебе за попорченные нервы ещё и зелье приворотное подарю.
  - Нет, не нужно мне такого счастья. Почему ещё одна душа неповинная страдать из-за чьих-то глупостей должна?
  - В таком случае оставаться тебе такой до конца веку, - скорбно заметила ведьма и добавила, - так что обдумай моё предложение на досуге, а пока отпусти-ка мою шейку-то лебединую, а то, не ровен час, ещё повредишь мне что-нибудь, а у меня сама понимаешь - возраст.
  - Да-а-а, - протянула княжна и отпустила старуху, - положеньице.
  - Да, - согласилась старуха. - Первый раз вижу, чтобы девица от собственной красы отказалась.
  - А ты на моём месте как бы поступила? - взволнованно спросила княжна, ей вдруг вспомнился рассказ деда Охрипа. - Стала бы строить своё счастье на чужом горе?
  - Не обо мне сейчас речь, - странно заморгав, ответила ведьма и отвернулась. - А о тебе. Ты не думай, в благородство тут поиграть не получится. Над той порчей, что я тебя "наградила" ни один приворот не властен. Так что некрасивая, но счастливая не про твой случай.
  - Да при чем здесь приворот? - не выдержала княжна. - Я к этой гадости никогда не прибегала и не собираюсь.
  - Ну-ну, - покачала в ответ головой бабка. - Вот поговорим об этом годков через десять, когда от одиночества волком взвыть захочется. Последний раз предлагаю, давай переведу порчу на кого другого. Может тебе кто насолил или дорогу перешёл? Тут кто угодно сгодится, только что б женского пала был.
  И снова в комнатке воцарилась тишина, даже филин в своём углу перестал копошиться.
  - Значит так, - тихо, но твёрдо сказала Владислава, её голос звенел от напряжения, - в мир мне нельзя, в монастырь я не хочу - поэтому останусь жить у тебя.
  Старуха, услышав такое заявление, аж рот от удивления открыла, но ничего не сказала.
  - Возьми меня в ученицы что ли, - ободренная тем, что ей не отказали сразу, продолжила девушка, - вид у меня самый, что ни наесть подходящий.
  Ведьма, растирая саднящую шею, с любопытством уставилась на странную гостью: таких девиц ей действительно приходилось видеть впервые. Мало того, что с потерей красоты смирилась так спокойно, так ведь не боится её, ведьму, не брезгует.
  - Даже не знаю, - напустив важность начала Капитолина Карповна, - учить - дело ответственное, но ведь в чём-то и ты права. Опыта у меня во, - ведьма провела рукой над головой, - выше макушки. Помирать-то я пока не собираюсь, но пока его передам, на это много времени понадобится. Так что сдается мне, что попробовать можно. Оставляю тебя на испытательный срок, только если будешь баловать да лениться - выгоню в шею.
  - И на том спасибо, - ответила княжна.
  - Как хоть звать тебя величать? - всё ещё сидя на полу, поинтересовалась ведьма.
  - Владислава.
  - Как-то уж больно длинно.
  - Можно тогда просто Слава или Влада, кому как нравится.
  - Вот и добро, а меня зови просто - баба Капа, а то пока мои имя да отчество выговоришь, забудешь, чего от меня хотела. Ну?
  - Что "ну"? - не поняла Слава.
  - Я долго ещё на полу валяться буду, словно рваный башмак?
  Девушка смущенно охнула и ринулась поднимать наставницу с пола.
  - Урок первый, - важно произнесла старуха, - не бросайся на врага, словно баран на новые ворота, изучи для начала противника.
  - Это вы к чему? - не поняла девушка.
  - Я ведь тебя и развеять могла, - хитро сощурилась бабка, - кабы мне интересно не было, что ты будешь делать.
  - А может, так и лучше было бы, - грустно заметила Слава и баба Капа вдруг почувствовала, насколько тяжело бедной княжне дается спокойствие.
  - Отставить сопли, - строго скомандовала старуха. - Первый урок теории ты уже получила, переходим к практике. Значит так, берешь метлу, ведро, тряпку и наводишь здесь идеальный порядок, а я буду контролировать твои действия с печи. Если вдруг услышишь храп, знай - это я тебя проверяю на счет бдительности.
  Слава только улыбнулась в ответ и стала закасывать рукава, она сама чувствовала вину за разгром, который устроила. Бабуся, кряхтя, взгромоздилась на лежанку и блаженно потянулась, подоткнув под бок пуховую подушку, она глянула в сторону старательно работающей новоявленной ученицы.
  - А как ты меня нашла? - поинтересовалась ведьма.
  - Кто ищет - тот всегда найдет, дело тут не хитрое, - уклончиво ответила княжна, так как дала деду Охрипу честное слово не упоминать о нем ни слова.
  - А если серьезно.
  - А я серьезно и ответила, как вас звать величать я знала, род деятельности тоже, - девушка поняла, что не отделается общими фразами, но и нарушать данное слово она тоже не собиралась, поэтому сказала первое, что пришло в голову. - Так что, как добралась до ближайшей деревни, когда от дядюшки сбежала, стала людей спрашивать, кого догнала. Мне сразу и ответили, даже переспрашивать не стали, вы в этих местах, можно сказать личность легендарная. Вот ведь и моя новая внешность на что-то сгодилась - никто спросить не рискнул: зачем вы мне сдались, видимо с одного взгляда и так всё ясно.
  - Не печалься, - махнула рукой ведьма, - ко всему человек привыкает, и ты привыкнешь, главное на отражение своё не смотри и всё хорошо будет.
  - А люди?
  - А что люди?
  - Я же для них чудище.
  - Полно тебе, какие люди в такой глуши. Ну, да, ладно и этот вопрос решим, если он тебя так волнует. Ты про азиатов слыхала? У них бабы в специальных таких штуках на голову одетых ходят, чтобы никто их лица увидеть не мог, только глаза и видать.
  - Зачем?
  - Наверно больно страшные, - предположила старуха и добавила. - Так и мы тебе что-то подобное смастерим, глаза - то у тебя прежние, очень даже красивые.
  - Не издевались бы, - зло буркнула княжна.
  - А я и не издеваюсь, - зевая, ответила ведьма и перевернулась на другой бок. - Как приберешь, тоже передохнуть можешь, только не долго - у тебя на сегодня ещё много дел.
  Слава хотела возразить и даже рот открыла, но с печи донесся богатырский храп, по которому княжна поняла, что разговор закончен.
  
  ****
  Явор II вкушал послеобеденный сон, когда в его покои влетела, словно встревоженная наседка, королева.
  - Знаешь, кого ты мне сейчас напоминаешь? - лениво потягиваясь, пробурчал король. - Курицу, которую согнали с насеста.
  - Посмотрим, на кого станешь похож ты, когда узнаешь, кто к нам в гости пожаловал, - строго ответила Маргарита.
  - Ну и кто? - не проявляя должного интереса, спросил Явор и зевнул.
  - Королевич Елисей, собственной персоной, - как бы, между прочим, ответила королева, ей до чёртиков хотелось ухватить мужа за грудки и как следует растормошить, но она решила перенять его манеру поведения.
  - Какого рожна он здесь забыл? - всё ещё не понимая, что так встревожило королеву, поинтересовался король.
  - А так, сущую безделицу, - королева намеренно сделала паузу и стала пристально изучать свой маникюр, словно впервые его увидела.
  - Ну! - проявил нетерпение монарх.
  - Что ну? За невестой он приехал, которой является никто иная как твоя племянница Владислава.
  - Чёрт!!! Началось! - вскричал король и подхватился на ноги с таким видом, словно его ужалила оса.
  - Знаешь, кого ты мне напоминаешь? - язвительно поинтересовалась королева.
  - Не знаю и знать не хочу, - Явор стал метаться по комнате.
  - А чего это ты вдруг так разнервничался, - всё тем же издевательским тоном спросила Маргарита. - У тебя же всё схвачено и всё под контролем? Или не всё?
  - Советник ещё не вернулся!!! Где его носит? Может что-то случилось? - игнорируя издёвки супруги, затараторил король. - Что делать? Что я скажу этому жениху, будь он неладен?
  - Тоже что и всем говорить собирался.
  - Ага, а вдруг что-то пошло не так. Я сейчас этому Елисею лапши навешаю о том, что его невесту враги выкрали, а через час Владислава в прежнем обличии сюда заявится и сообщит, что я её в монастырь заточить пытался?
  - Что же ты об этом раньше не подумал, - зло прошипела королева, - когда дитя невинное за тебя пострадавшее на такую злую участь обрекал.
  - Да я вообще не об этом речь веду, - Явор отвернулся от жены, она как всегда его не поняла. - Всё я отлично устроил и не о чём не жалею. Просто если бы Гай вернулся, мне было бы спокойнее. Если её там по моей высочайшей просьбе вне очереди постригли в монашки, уже особой разницы нет - страшна она как смертный грех или прекрасна словно пава. Монастырь есть монастырь, особенно Костянский, его настоятельница мне многим обязана, так что оттуда обратной дороги для нашей "красавицы" нет.
  - Интересно мне знать и чем это настоятельница тебе так обязана? - недобро сощурилась королева.
  - Да так, - замялся Явор, не мог же он на самом деле рассказать жене, каким именно способом горничная Юлия стала настоятельницей богатой обители. - Пересекались. Ну да не стоит сейчас об этом. Ты лучше подскажи, что с гостем названным делать?
  - А что ты с ним сделаешь? - Маргарита задумчиво склонила голову. - Тут у тебя два варианта: либо тянуть время пока не явится твой обожаемый Гай, либо принимать гостя немедленно и рассказывать о страшной судьбе постигшей его невесту.
  - А ты как думаешь? - король подошел к супруге и взял её руку в свою.
  - Даже не знаю, - растерянно ответила королева, она давно отвыкла от того чтобы муж интересовался её мнением. - Во всяком случае, пойти встретить гостя прибывшего из далёких краев полагается по этикету.
  - Полагается - встретим. Пусть его карету отгонят к моим, почистят, подлатают.
  - Он не на карете.
  - Пешком что ли прошел? - хохотнул король.
  - Нет. На коне прискакал.
  - Уж, не на белом ли?
  - На белом.
  - Постой-ка, - король на мгновение замер, а затем заговорщицки подмигнул супруге, - меня посетила сейчас гениальная идея. А что если мы Елисею подсунем другую невесту.
  - Зачем? - удивилась королева.
  - Затем, - довольно потирая руки, ответил Явор. - Насколько я помню, моя племянница и её жених виделись один раз и, причём в далёком детстве, так что вряд ли узнали бы друг друга при встрече. Мы встречаем королевича, знакомим с невестой и играем свадьбу. Та-дам!!! И волки сыты и овцы целы.
  - Не понимаю, что за бред!!! Зачем нам играть им свадьбу?
  - Какая ты не сообразительная. Королевич Елисей жениться на подставной княжне, после торжества забирает жену и возвращается восвояси, а насколько я знаю, живёт он о-о-очень далеко от княжества моего любимого братца. Так что к тому моменту, когда Ярослав вспомнит о доченьке, она будет далеко и даже если он решит её навестить и обнаружит подмену, это уже будут проблемы Елисея. Мы знать не знаем ничего, ведать не ведаем, сдали нашу кровиночку с рук на руки.
  - Но как ты объяснишь Ярославу, что свадьбу сыграли так спешно и без него?
  - Скажу, что, мол, дело молодое, охватила влюблённых страсть, и они от этой самой страсти наворотили дел, а я, чтобы скрыть позор их по-быстрому сочетал законным браком.
  - Ладно, но как ты Елисея заставишь жениться прямо здесь и сейчас? - не унималась королева.
  - Что-нибудь придумаю. Например, скажу, что получил тайную депешу от Ярослава, где тот пишет, что волнуется за судьбу дочери и просит не тянуть с бракосочетанием в связи с политической обстановкой.
  - Всё-то ты предусмотрел, на всё у тебя ответ имеется, - грустно заметила Маргарита.
  - На том и стоим, - весело ответил Явор.
  - Для Магдалены стараешься?
  - С чего ты такую глупость взяла? - наигранно возмутился король. - Чего ради, я должен устраивать судьбу родственницы советника.
  - Хватит врать, - королева пристально посмотрела на мужа, - я, да что я, весь двор знает, что она твоя дочь. Не надо хвататься за сердце и ловить ртом воздух. Я точно знаю, что это правда.
  - Ну, а раз знаешь, - холодно ответил Явор, - тогда не мешай.
  
  ****
  Король, было, хотел встретить гостя прямо внизу, но потом решил, что слишком много чести для какого-то юнца. Иными словами: не пристало ему королю перед каким-то королевичем на "задних лапках" бегать, личную заинтересованность показывать. Поэтому король отправился в специальную роскошно обставленную игровую комнату, где всегда наготове стояла шахматная доска с не доигранной партией. Удобно усевшись за изящным искусно инкрустированным столиком, Явор взял первую попавшуюся фигуру в руку и застыл, изображая стратега занятого судьбой шахматного сражения. Королевича всё не было, и Явор невольно задумался над тем, насколько удачна его идея. Когда Елисей, наконец, вошел в игровую, то перед его взором предстал монарх, с головой погруженный в раздумья. Откуда молодому человеку было знать, что в этот момент Явор занят судьбой вовсе не пешек, а людей? Королевич тактично кашлянул, и король вздрогнув выронил фигуру из руки, смущенно улыбнулся, будто его застали за чем-то постыдным и легко поднявшись пошел навстречу гостю.
  - Какими судьбами? - пробасил он, обнимая опешившего королевича.
  - Да так, - немного смутившись от такого горячего приема, ответил молодой человек, ему не совсем было понятно происходящее: почему сначала его одного, без свиты привели непонятно куда, нарушив все правила приличия, почему король, который сначала казалось, и не заметил его появления, теперь обнимает его как старого знакомого.
  Прочитав немой вопрос на лице гостя, король тут же принялся разъяснять ситуацию:
  - Дорогой Елисей, - начал он. - Я вижу недоумение на вашем светлом челе и поэтому считаю своим долгом сразу всё разъяснить. Вы смущены нетрадиционным приёмом, который мы вам оказали?
  - Нет, что вы, - попытался возразить королевич, но получилось это у него не очень убедительно.
  - Не спорьте, я же вижу, - почти ласково произнес Явор. - И спешу довести до вашего сведения, что дело тут не в неуважении лично к вам или в игнорировании этикета, тут кое-что другое. Вопрос в политической обстановке и в просьбе, которую я должен передать вам от имени моего брата всемогущего князя Ярослава. Я посчитал, что наиболее благоразумно будет объясниться с вами до начала так сказать официальной части.
  - Что-то случилось с моей невестой? - взволнованно произнес Елисей.
  - Слава Богу, пока что нет, но всё может быть. Поэтому не буду тянуть понапрасну время и скажу сразу: мой брат просит вас не теряя времени взять его дочь в жены. Если вы согласны, то свадьбу сыграем завтра.
  - Но...- королевич явно был удивлен таким поворотом событий, - я бы хотел прочитать послание князя лично.
  - Мой дорогой, - король покровительственно улыбнулся своей жертве, - эта информация настолько секретна, что я даже не буду говорить вам, как сам её получил. Но если вам не хватает моего королевского слова, - Явор сделал многозначительную паузу, - единственное, что я могу сделать - это дать небольшое разъяснение такому поведению моего любимого брата. Я думаю, вы знаете, что земли моего брата долгие годы подвергались нападению хазарейской царицы Найды. В последнее время вроде как ситуация немного улучшилась, особенно, когда ваш батюшка вмешался, но имеется информация, что царица поклялась отомстить непокорному князю и отыграться на его дочери. Именно по этой причине мой брат просит вас взять княжну Владиславу в законные жёны и немедленно увезти к себе за тридевять земель, где она будет в безопасности.
  - Я понимаю, - негромко ответил королевич. Молодого человека мучали смутные сомнения, хотя рассказ Явора вполне походил на правду. - Но мы с Владиславой виделись всего один раз, и это было в глубоком детстве, а что если я ей или она мне не придемся по нраву.
  - Тоже мне проблема, - отмахнулся король, - стерпится-слюбится. У вас, молодой человек, голова совсем не тем забита, а речь идет о жизни несчастной девушки.
  - Я княжну в беде не брошу, но и свою молодость губить не намерен, - гордо ответил Елисей. - Для того чтобы дать согласие на свадьбу я должен как минимум познакомится с невестой.
  - Так с этого бы и начал, дорогой, - заулыбался Явор, - я мигом велю привести княжну.
  С этими словами король метнулся к колокольчику, стоявшему на столе, и энергично затряс им.
  - Ну, вот, - довольно сообщил король, - минуту терпения и она предстанет пред нами.
  Действительно, не прошло и пяти минут, как в комнату скромно опустив долу очи вошла девушка. У Елисея даже дыхание перехватило, так она была хороша. Магдалена чарующе улыбнулась и окинула беглым взором потенциального жениха. Ростом он был невелик, но крепок и плечист, голова круглая коротко стриженная. Черты лица тоже не отличались правильностью, попросту говоря, королевич был далеко не красавец, но что-то в нём было такое, что заставляло женские сердца сладко замирать и надеется на более близкое знакомство.
  - Княжна Владислава, - официальным тоном произнес Явор, и девушка слегка склонила голову. Отец успел предупредить дочь о том, что для того чтобы стать королевой Магдаленой завтра надо побыть княжной Владиславой сегодня.
  - Королевич Елисей, - в свою очередь представился гость. Молодой человек открыто любовался красотой девушки. Ему очень понравилась невеста, только он на сто процентов был уверен, что это вовсе княжна Владислава. Не далее, как полгода назад они обменялись миниатюрными портретами, и королевич точно знал, что княжна зеленоглазая брюнетка, а сейчас перед ним стояла голубоглазая блондинка. Поэтому полюбовавшись ещё пару минут на красавицу Елисей перевёл взгляд на довольного произведенным эффектом Явора и чётко произнес. - Невеста хороша, да только она не моя и потрудитесь сразу разъяснить, что всё это значит.
  - А ничего не значит, - через силу захохотал Явор и сделал Магдалене знак глазами, немедленно удалится. - Проверял я тебя, не отдам же я в руки первого встречного любимую племянницу.
  - Понятно, - несколько раздраженно ответил Елисей.
  Явор ещё раз внимательно посмотрел на королевича, ему очень не хотелось упустить такую добычу из своих рук, желание устроить судьбу дочери любым возможным путём лишало разума и силы воли. Поэтому король положил руку на плечо потенциального зятя и вкрадчиво спросил:
  - Елисей, мы с вами почти не знакомы, но я вижу, что вы человек дела. Поэтому у меня к вам весьма выгодное положение.
  - Интересно какое? - решив ничему не удивляться, ответил Елисей.
  - Я видел, что невеста вам пришлась по вкусу, вы ей тоже. Давайте сыграем свадьбу?
  - Вы что издеваетесь?
  - Нисколько, - Явор ещё раз внимательно посмотрел на собеседника, он понимал, что очень рискует, раскрыв карты перед этим юнцом, но внутренний голос просто вопил, что он обратился по адресу. В конце концов, если Елисей откажется можно будет сделать вид, что это всего лишь шутка, мол, он как заботливый дядя решил испытать жениха племянницы на полную катушку. Король сделал таинственное выражение лица и прошептал, - признаюсь, эта прелестница - моя дочь, естественно внебрачная, так-то у меня детей нет.
  - И зачем вы мне это говорите? Нет, точнее, зачем вы мне эту аферу предлагаете?
  - Как зачем? Во-первых, вы получите в жены писаную красавицу, во-вторых я даю ей в приданное половину своего королевства, естественно без огласки, но с полным пакетом документов, а когда я умру то провозглашу её единственной наследницей и вы получите всё моё государство. Ярослав будет думать, что вы женаты на его дочери, и вы получите половину его княжества.
  - Но если обман вскроется? Как я объясню князю, где его дочь.
  - В современной политической обстановке ему некогда будет заниматься дочерью. Между нами говоря, ходят слухи, будто проклятая хазарейка собирает новое войско, чтобы приступить к очередной атаке на его княжество. Так что месяца два-три у нас точно есть, а когда всё уладится, можно сказать, что Владислава умерла родами или ещё что-нибудь придумать.
  - Стесняюсь спросить, - скептическим тоном начал королевич, - а где настоящая дочь Ярослава? Где молодая княжна?
  - О, - король сделал грустное лицо, - дорогой мой друг, княжна немного повредилась рассудком, видимо тяготы военных будней тяжело отразились на ней. Бедная девушка почему-то решила, что если она уйдет в монастырь и проведёт остаток жизни в молитве, то в её стране, наконец, воцарится мир и благоденствие.
  - И вы здесь совершенно не при чём? - ухмыльнулся Елисей.
  - Побойтесь Бога! - возмутился Явор. - Конечно, нет! Вы бы знали, сколько раз я пытался её отговорить, но всё без толку! Уперлась и всё тут! Только после того как она приняла постриг у меня появилась мысль попробовать предложить вам в жёны собственную дочь. Поймите, в этом нет ничего подлого и зазорного. Владислава сама выбрала свою судьбу, ей намного легче сейчас, чем нам с вами. Разве подумала она, что я скажу её бедному отцу, что я вам скажу, в конце концов. Выход, который предлагаю я самый оптимальный. Это же так просто: мы ставим на место выпавшего звена, другое и вот механизм работает дальше. Нет, конечно, если вы мне не верите, вы можете сами отправится в монастырь пообщаться с невестой, если она захочет с вами разговаривать, чтобы убедиться в правдивости моих слов и чистоте помыслов, - Явор произнес эти слова спокойно и уверенно. Он на сто процентов был уверен, что племянница в её нынешнем обличии под любым предлогом откажется от встречи с женихом, а даже если и нет, то вряд ли Елисей узнает невесту. - Я вам в этом препятствовать не стану, могу даже карету и сопровождающих выделить.
  - Не стоит, я вам верю, - скромно ответил королевич.
  - Как хотите, - насколько смог безразличным тоном ответил король.
   Явор, как опытный интриган видел, что гостя зацепило его весьма заманчивое предложение, но дельце весьма спорное и Елисей никак не может окончательно определиться со своим решением. Король вполне понимал королевича, окажись он на его месте, ему тоже трудно было бы принять решение, поэтому хитрец решил пустить в дело свой последний козырь.
  - Я понимаю ваше состояние, тем более что вы только с дороги, а я вас тут же нагрузил делами государственной важности. Поэтому давайте поступим так, вас сейчас проводят в купальню, вы вымоетесь, отдохнёте, вечерком мы представим вас местной знати, а завтрашний день вы проведёте с Магдаленой, так зовут мою дочь. Раззнакомитесь, пообщаетесь - глядишь, и решение созреет само собой. С ответом я вас не тороплю, у вас будет целый день на размышленья. Только хочу подкинуть вам ещё одну темку для раздумий. Обдумайте на досуге, что лучше получить в приданное: княжество истерзанное и ослабленное длительной войной или процветающее королевство и вышеупомянутое княжество в придачу.
  - Что вы мне всё разжевываете, словно малолетнему ребёнку? - возмутился Елисей. - Я и без ваших подсказок могу принять решение, только окончательный ответ я вам дам не послезавтра, а через месяц. Мне спешить не куда, тем более что по вашим словам у нас предостаточно времени.
  - Времени действительно хватает, - несколько удивленно подтвердил король. - Только, что вы целый месяц собираетесь обдумывать? Здесь же и так всё ясно как белый день!
  - А я и не обдумывать собираюсь, - строго ответил Елисей, - я изучать финансовое положение в вашем процветающем государстве буду, чтобы потом сюрпризов не было.
  - Ого, - вырвалось у Явора, он с уважением посмотрел на собеседника, этот малый нравился ему с каждой минутой всё больше и больше. - Даже так. Это значит, что вы предпочитаете более близкому знакомству с невестой знакомство с её приданым?
  - Это значит: одно другому не мешает.
  - То есть...- неопределённо протянул Явор.
  - То есть я принял ваше предложение на счёт вступления в брак к рассмотрению и даже согласен провести завтрашний день в обществе вашей дочери, но окончательный ответ вы получите только, когда я ознакомлюсь с финансовым состоянием страны, то есть как я и сказал - через месяц.
  - А побыстрее никак нельзя? - с надеждой в голосе поинтересовался король. - Через неделю к примеру.
  - Через три, но только из уважения к вам, - немного подумав, ответил Елисей.
  - Давайте ни мне, ни вам - через две.
  - К чему такая спешка?
  - Нам ведь ещё и к свадьбе подготовится надо будет, в случае если ответ будет положительным, - сделав бровки домиком, произнес король.
  - Не знаю, - снова задумавшись, ответил королевич. - Обещать не буду, могу не успеть.
  - А и не надо, - обрадованно вскрикнул король. - Как только так сразу. По рукам?
  - По рукам, - немного смутившись, ответил Елисей, ему до сих пор было не по себе от происходящего: приехал за одной невестой, а ему тут же подсунули другую. С одной стороны предложение весьма заманчивое, а с другой стороны, что если это всё обман? Королевич внимательно посмотрел на Явора, да вроде бы не врет чудак-человек, но и рисковать не хочется. Хотя собственно, чем он рискует? Свою невесту он по большому счету не знает, княжество их сейчас действительно не в самом лучшем состоянии, а если что-то пойдет не по плану, он, Елисей, всегда может сказать, что стал жертвой заговора или что этот самый заговор пытался раскрыть, чтобы представить предателей перед справедливым судом, но вслух королевич сказал совсем другое. - И всё-таки мне кажется, что ваша идея несколько сумасбродна, уж очень много всяких "но" в ней.
  -Согласен, но ведь: "Кто не рискует - тот самогонку по утрам не дует". Удача благоволит к решительным и рисковым людям.
  - Может быть, но вот мне сейчас пришло в голову: как вы представите мою невесту гостям, если и Владиславу и Магдалену знают при дворе.
  - Голубчик, а на что фата, на что покрывало невинности. Укутаем вашу суженную так, что её мама родная не узнает. Не забивайте голову пустяками, на это дело здесь есть я, а если я берусь за дело, то можете быть спокойны: всё будет предусмотрено.
  -Тогда до вечера, - тут же согласился Елисей.
  - Приказать, чтобы вас провели в купальню?
  - Да, что я вам девица что ли? Вот если бы в баню. Это другое дело.
  - В баню, так в баню - пожелание гостя для нас закон.
  С этими словами Явор снова позвонил в колокольчик и приказал тут же появившемуся на пороге комнаты слуге организовать баньку для королевича.
  
  ****
  Король Явор сдержал своё слово и на следующий день королевич Елисей под руку с Магдаленой прогуливался по парку. Явор подробно проинструктировал любимую дочь, как следует себя вести, но девушка практически сразу выкинула советы отца из головы, как только Елисей взял её за руку. Магдалену влекло к этому молодому человеку, и своим женским чутьём она ощущала, что королевич испытывает то же самое. Он не мог отвести свой взгляд от лица прелестницы, не мог выпустить её руку из своей, потому что это было смерти подобно. Они прогуливались достаточно долго, говорили о пустяках, смеялись без причин и с каждой минутой этой их затянувшейся прогулки, Магдалена чётко понимала, что этот сильный и достаточно неглупый мужчина целиком и полностью в её власти. Уже вечерело, когда они подошли к королевскому флигелю, который находился в самом дальнем углу парка. Магдалена загадочно улыбнулась и, шаловливо щелкнув королевича по носу, шепнула:
  - Догоняй, - и подобрав юбку кинулась бежать в сторону изящного строения, служившего пристанищем для влюблённых.
  
  ****
  Гай внимательно смотрел на Гордея. Атаман явно был не в духе: его шикарный план породниться с княжеским родом терпел поражение, так как невесту никак не могли найти. Советнику совсем не нравилось ситуация, в которую он так некстати попал, от того настроение его было пессимистичным, мир вокруг виделся исключительно в чёрных тонах. Вырванный из привычной обстановки, принужденный к ненужному ему сотрудничеству, лишенный поддержки Гай запаниковал, он никак не мог придумать что-нибудь этакое, чтобы повернуть ситуацию в выгодную ему сторону и поэтому отчаянно злился на свою тупость, хотя раньше причислял себя к умнейшим людям государства.
  - Мне бы ко двору вернуться, - робко подал голос советник. - А то как-то не очень красиво всё получается.
  - Да уж, - рассеянно кивнул головой разбойник.
  - Ну, так я пошел?
  - Куда? - вскинул голову Гордей с таким видом, будто его только что разбудили.
  - Как куда? В столицу. Я ж и толкую, что я уже давно в замок вернуться должен был, ещё заподозрят в государственной измене, как я тогда твоей хазарейке информацию поставлять буду?
  - В подземелье кружкой по стене стучать станешь - мне и передадут.
  - Я смотрю: не цените вы своих людей, а с задатком что? Неужели и золота не жалко? - и Гай погладил тугой тяжелый кошель, который Гордей дал ему часом раньше.
  - Да пёс с ним с этим золотом, всё равно не моё, а так - на нужды выданное.
  - Не пойму я тебя, - вздохнул советник. - На службу хазарейке меня склонил, деньги дал не малые, а теперь сам же на гибель толкаешь. Мало того, что мне ещё до столицы добраться надо, я ведать не ведаю, что мне Явору сказать. Вот спросит он меня: где был, где племянница? И что мне ему ответить?
  - Тоже мне проблему нашел, - отмахнулся Гордей. - Правду скажи. Мол, напали лесные люди, в темноте не узнали, а когда разобрались, уж поздно было - карета в дребезги, сам в живых чудом остался. Потом, когда разобрались, сутки другие у меня провел по состоянию здоровья. А я тебе и справочку выдам, что так оно и было.
  - А Владислава?
  - А с княжной по обстоятельствам, - глубокомысленно заявил Гордей. - Тем более, что вариантов тут не много: либо она уже давно к дядюшке под крылышко вернулась, либо сгинула в лесу дремучем. Есть, конечно, маленькая вероятность, что она где-нибудь в глухой деревне с хахалем затаилась, но мои люди в таком случае её скоро найдут и приведут пред мои светлы очи.
  - Я это и так, без сопливых, понимаю, - Гай раздраженно дёрнул плечом, - тут вопрос в другом: говорить, что княжна от меня сбежала или нет.
  -Чем ты слушаешь? - пробурчал атаман. - А ещё тайный советник называется. Я ж тебе и говорю: смотри по обстоятельствам. Если княжна в замке - скажи, что мы напали до того как вы до монастыря добрались, опять же и объяснение твоему длительному отсутствию, мол в потасовке княжну потерял и искал её в лесу, надеялся, что она жива и прекратил поиски когда утратил всю надежду. Если её в замке нет - скажи, что довёз до монастыря, сдал с рук на руки, а на обратном пути такая неприятность вышла.
  - Ага, а если Явор мои слова проверить захочет? Он-то настоятельницу хорошо знает, не одну ночку по молодости вместе скоротали.
  - И что? - Гордей лениво подпер подбородок кулаком, ему было невыносимо скучно вести эту затянувшуюся беседу с советником, который на деле оказался жутким занудой.
  - И всё! Спросит он у неё: где княжна, а та и знать не знает. Тут с меня и спросят за всё. А я, имей в виду, боль переношу плохо, поэтому быстро во всём сознаюсь и полетят наши с тобой головы...
  - Постой, а я тут уже причём?
  - Ну, как это? А хазарейцам кто продался? А меня кто к измене государству и отечеству подтолкнул?
  - А скажи-ка мне, Гай, - Гордей с сочувствием посмотрел на советника, - тебя мои парни во время налёта не сильно по голове стукнули? А то я уже как-то и сомневаюсь в том, что ты действительный тайный советник.
  - Это почему? - Гай обиделся, так его ещё никто не оскорблял.
  - Да потому, что задаёшь странные вопросы, делаешь глупые угрозы. Может на тебя после длительного времяпровождения в замке свежий воздух дурно влияет? Или... - атаман хитро сощурил глаза, - это только ты себя умным считаешь, а на самом-то деле всё далеко не так?
  - Да как ты смеешь? - взревел Гай, в этот момент он забыл, что его жизнь висит на волоске, что атаману достаточно щелкнуть пальцами и его труп никогда не найдут. - Да я такие дела проворачивал, когда ты ещё под стол ходил, что тебе и не снилось!
  - Тогда сейчас в чём дело? - невозмутимо поинтересовался Гордей. - В чём проблема? Почему я тебе должен растолковывать как малому дитю, что делать и что говорить. Будто ты сам не понимаешь, что если даже король захочет проверить твои слова и обратится к настоятельнице, против её слова всегда есть твоё. Стой на своём, что отвез княжну в монастырь и всё тут. Явору скажешь, что настоятельница специально на тебя клевещет, чтобы скрыть, тот факт, что сама не углядела за Владиславой.
  - А если княжна в монастыре?
  - Мои люди туда наведывались - нет её там, а даже если она туда и забредет, то это только подтвердит твои слова в глазах короля. И вообще давай закроем эту тему, а то ты мне уже надоел со своей нудотой!
  - Мы не договорили! - уперся советник.
  - Разговор окончен! - с нажимом ответил Гордей.
  - Но...
  - Никаких "но"! Что ты вообще ко мне прицепился, - ни с того ни с сего завёлся атаман. - Что ты от меня хочешь?
  - Чтобы ты меня отпустил, - удивленно промямлил Гай, ему была непонятна такая резкая смена настроения у молодого разбойника.
  - Так иди, - глухо прорычал Гордей. - Кто тебя держит?
  - Как кто? - советник от возмущения подскочил на месте. - Ты!!!
  - Нужен ты мне больно, - отозвался атаман, - ты мог идти на все четыре стороны, как только подписал документ удостоверяющий, что ты находишься в услужении у хазарейской царицы и получил аванс за услуги.
  - Но почему ты мне об этом не сказал? - багровея от злости, произнес Гай.
  - А ты что настолько глуп, что не додумался до этого сам? С чего мне тебя держать при себе, занудство твоё терпеть, когда наше сотрудничество получило документальное подтверждение?
  - Так я свободен? - не веря своим ушам, переспросил Гай.
  - Как ветер.
  - И могу идти.
  - Конечно.
  - Тогда я пошел, - с этими словами советник метнулся прочь из комнаты, а потом и из разбойничьей хаты.
  В апартаменты атамана тут же ввалился любопытный Афоня и поинтересовался, кивнув в сторону убегающего Гая:
  - Чёй-то с ним?
  - Без понятия, - развел руками Гордей.
  - Я серьёзно.
  - А я и не шучу, - ответил атаман, которому хотелось сейчас побыть одному, но Афоня сделал такое жалостливое лицо, что Гордей всё-таки сжалился над товарищем и пояснил. - Да, просто я объяснил ему, что он свободен и может валить на все четыре стороны.
  - Вот чудак, - расхохотался Афанасий. - На что он нам здесь сдался.
  - И я о том, - Гордей улыбнулся, - я ещё никак понять не мог чего этот пройдоха уходить не хочет, нудит и нудит над ухом будто комар. Уже даже подумывать стал, что мало ему червонцев отсыпал, а он оказывается, себя всё ещё пленником считал.
  В это время Гай уже летел на крыльях внезапно обретённой свободы по лесу. Никто не попытался его остановить и Гай сломя голову ломанулся, куда глаза глядят, пробежал метров двести и остановился отдышаться. Затем переведя дух и оглядевшись по сторонам, советник грустно вздохнул и униженно побрел обратно. Разбойники с недоумением наблюдали за его скорым возвращением, но вопрос, который задал Гай, поставил все точки над "i", заливаясь краской стыда, он спросил:
  - А куда идти-то надо? Где дорога?
  
  ****
  До замка Гай добрался вполне благополучно, крестьяне, ехавшие на ярмарку в столицу, почли за честь подвести такого важного господина и даже в знак уважения прошагали всю дорогу рядом, уступив телегу в полное пользование советника, чему он ни в коей мере не противился. Как только Гай вернулся восвояси и зашагал по до боли знакомым коридорчикам замка, уверенность в своих силах тут же вернулась к нему. Унизительное общение с разбойниками забылось и представилось кошмарным сном, он вновь почувствовал себя очень хитрым и практически всесильным, даже положение, в которое он попал, уже не казалось ему таким непоправимым. В какой-то момент Гаю даже показалось, что всё складывается самым удачным образом. В первую очередь он наведался к своему верному слуге и разузнал, что происходило в замке в его отсутствие. Леон тут же выложил патрону последние новости, из которых Гай узнал о том, что в замок прибыл жених княжны Владиславы, а сама невеста исчезла самым таинственным образом, правда король нисколько не обеспокоен случившимся, видимо знает, куда пропала племянница. Гай задал слуге ещё пару казалось бы ничего не значащих вопросов и отправился прямиком в покои короля. Ему предстояло объяснить Явору своё длительное отсутствие, но это его нисколько не смущало, настроение Гая после непродолжительной беседы с Леоном значительно улучшилось. Теперь советник точно знал, что княжна в замок не вернулась, и это существенно облегчало его задачу. Явор встретил своего советника недовольным ворчанием, но выслушав, сменил гнев на милость.
  - Бедный мой Гай, мне так жаль, что ты безвинно пострадал, - сочувственно произнес он, - я задам нашим разбойникам такую взбучку, что в следующий раз они трижды перепроверят на кого имеют наглость напасть!
  - Не стоит, мой король, - скромно произнес Гай, - всё же обошлось, синяк под глазом - это мелочь в сравнении со смертью.
  - Да, - кивнул Явор и тут же сменил тему. - Мой дорогой Гай, у нас будет ещё время, чтобы обсудить твои злоключения и наказать виновных, а теперь я хочу посвятить тебя в дела, которые я закрутил в твоё отсутствие.
  И Явор весьма довольный собой, стал излагать другу историю о том, как он решил выдать Магдалену за королевича Елисея. По мере его рассказа глаза Гая всё более и более округлялись, советник не мог поверить, что за несколько дней, которые он отсутствовал этот недалёкий монарх умудрился вляпаться в такую авантюру, но естественно вслух он говорить об этом не стал.
   - Ну, каково? - окончив рассказ, поинтересовался Явор.
  - Феерично, - скрывая нахлынувшее раздражение, ответил советник, а про себя подумал: "Только этого мне и не хватало".
  - И я так думаю, - довольно сообщил Явор.
  - А как Маргарита к этому отнеслась? - поинтересовался Гай, проигнорировав титул королевы, в приватной беседе с королём он иногда позволял себе такие вольности.
  - А что с ней станется? Естественно она против. Надулась как мышь на крупу. Кстати она в курсе, что Магдалена моя дочь, скорее всего именно поэтому так себя и ведёт.
  - А она правду Елисею не расскажет?
  - Не должна, зачем оно ей. Тем более, что вчера вечером, она кричала, что вообще к этому дурно пахнущему делу никакого отношения иметь не будет и на свадьбе ноги её не будет. А даже если она что и тявкнет, что с того? - король напыщенно задрал нос. - Я король!! Что её слово против моего?! Так, пыль.
  - Конечно, конечно, - закивал головой Гай, в очередной раз, удивляясь тупости своего короля.
  ****
  Маргарита очень удивилась, когда король действительно в скором времени потерял всякий интерес к прекрасному полу. Сначала королева отнесла такое изменение в поведение супруга к занятости его судьбой внебрачной дочери. Но по замку вскоре поползли слухи, игнорировать которые Маргарита уже не могла. Исполненная решимости она отправилась прямо к супругу и стала свидетельницей пренеприятной сцены. Король стоял на коленях перед своим лекарем Полем, хоть и молодым, но уже зарекомендовавшим себя учёным, и плакал.
  - Успокойтесь, Ваше величество, - сочувственно произнес лекарь.
  - Как я могу успокоиться!!! - взвыл король. - Как ты смеешь говорить мне, чтобы я успокоился!!! За что я тебя вообще при дворе держу?!
  - Ваше величество, - лекарь положил руку на плечо убитого горем монарха. - В жизни каждого мужчины наступает такой момент: у кого-то раньше, у кого-то позже. Не стоит так отчаиваться: жизнь на этом не заканчивается.
  - Ты слышишь себя, крыса очкастая! - Явор вскочил и со всей силы оттолкнул лекаря. - Какой ты к чертям доктор?
   Поль не ответил на оскорбление, он рассеянно перебирал волоски в своей аккуратной бородке клинышком. Затем словно придя к какому-то решению, он направился к своему маленькому чемоданчику со снадобьями.
  - Сейчас я дам вам микстурку будите принимать её утром и вечером.
  - Ты всё-таки сжалился надо мной, - победоносно сверкнул очами Явор. - Говори, это моя жена запретила тебе лечить меня?
  - Что вы, - замахал руками лекарь. - Ваша супруга на такое не способна, она волнуется за вас, а в благодарность вы такое о ней думаете!
  - Тогда почему ты не дал мне лекарство сразу? - король выхватил бутылочку и отхлебнул горького напитка. Затем, так и не услышав объяснений лекаря заявил. - А вообще, какая разница. Главное, что лекарство сейчас у меня. Когда я смогу посетить своих дам и доказать, что я мужчина в полном расцвете сил?
  - Н-никогда, - немного робея, ответил Поль.
  - Как? - удивился король, но как-то вяло.
  - Вот так, - лекарь развел руками, - я же вам объяснял, что бессилен против этой неизвестной хвори.
  - Зачем тогда ты дал мне лекарство?
  - Чтобы вы успокоились. Принимая мою микстуру, вы не станете вновь полноценным мужчиной, но зато этот факт вас практически перестанет волновать.
  Что было дальше королева не знала, увиденного ей хватило с лихвой, она, так и оставшись незамеченной, вернулась в свои покои. Королева Маргарита надеялась, что теперь король образумиться и, сбросив путы похоти, наконец, займется своим государством, но её надеждам не суждено было сбыться. Хотя у короля и появилась масса свободного времени, порядка в стране больше не стало. Отношения с мужем стали просто невыносимыми и однажды доведённая до отчаянья королева заявила, что хочет пожить пару недель в летней резиденции. Явор не стал возражать, тем более что Маргарита могла помешать реализации его плана по устройству судьбы единственной дочери. Он даже в считанные дни помог организовать поездку, волнуясь как бы его супруга не передумала, и даже снабдил жену вооруженной охраной.
  Маргарита с облегчением выдохнула, когда замок остался позади. Она не случайно выбрала летнюю резиденцию, которая находилась совсем недалеко от Костянского монастыря. Именно туда отправил король Владиславу, и королева намеривалась теперь вытащить свою племянницу оттуда. Маргарита давно вынашивала план по спасению Владиславы, но осуществить его непосредственно под носом у короля и его советника было проблематично да и рискованно. Судьба бедной девочки не давала женщине покоя, не было и дня, чтобы она не вспоминала о ней, не горевала об её загубленной жизни. И вот теперь по стечению обстоятельств у королевы появилась возможность действовать.
  
  ****
  
  Королевич Елисей был человеком слова, конечно, он давал и забирал это самое слово исходя из личной выгоды, но в случае с королём Явором он его сдержал. Как ни старался король ускорить процесс принятия решения, Елисей дал окончательный ответ только когда досконально ознакомился с положением дел в стране через две с половиной недели. Ответ: "Свадьбе быть!", - прозвучал для Явора, словно самая сладкая музыка и он тут же направил всю свою кипучую деятельность на подготовку к этому мероприятию, тем более, что угроза ведьмы сбылась: отныне женщинам в постели он мог предложить только дружескую беседу. Поэтому чтобы как-то отвлечься от своей личной трагедии король по тысяче раз на дню прокручивал и продумывал все детали, чтобы на свадьбе всё прошло как по маслу, и никто не догадался о подлоге. В первую очередь он во всеуслышание объявил, что княжна Владислава по обычаю её страны удалилась в глухую деревню, чтобы подготовить приданное, а жених по тем же самым традициям должен оставаться при дворе и общаться с самыми хорошенькими девушками дабы доказать серьёзность своих чувств к невесте. После такого объявления Елисей и Магдалена имели возможность спокойно проводить время вместе не вызывая особых подозрений. Конечно, Явору задавались вопросы по поводу приличия и прочих нюансов поведения молодых, но король покровительственно улыбался и разводил руками, дескать, что он может сделать, он же не виноват, что его племянница и её жених дикари, которые не могут понять, что их традиции для цивилизованного общества неприемлемы.
  День свадьбы неотвратимо приближался, и всё-таки Явора что-то тревожило, несмотря на то, что всё шло как по маслу. Мысль о том, что ничего не получится, занозой сидела в его мозгу, он успокаивал себя, убеждал, что это всё нервы, но ничего не мог с собой поделать.
  И вот этот долгожданный день настал, Явор был просто на седьмом небе от счастья, наконец этот камень падет с его больной души. Сегодня он выдаст свою дочь за королевича и сегодня же они покинут его королевство.
  Церемония проходила в королевской часовне. По просьбе Магдалены её украсили белыми лилиями и ромашками, ничего лишнего. Невеста была одета в шикарное вышитое жемчугами платье, но вряд ли кто-то мог полностью оценить его красоту по достоинству, так как Магдалена была покрыта покрывалом невинности, а лицо её закрывала практически непрозрачная фата. Накануне вечером был разыгран целый спектакль для придворных. Явор обставил всё так, что весь двор видел, что княжна Владислава якобы приехала в замок, но никто не видел её вблизи. После всех чудачеств племянницы короля, то, что невесту не должен никто видеть и беспокоить до самой свадьбы было уже просто сущей безделицей. По приказу Явора девушку одевала неграмотная глухонемая кормилица, которой было в принципе безразлично кто на ком женится, а доставил Магдалену в часовню лично Гай. Королева Маргарита тоже сдержала слово и накануне торжества покинула замок. Её отсутствие естественно породило массу ненужных вопросов, но король в итоге пришёл к выводу, что ему так будет намного спокойнее: пусть лучше при дворе летают новые сплетни, нежели он будет переживать по поводу, а не взбредёт ли его своенравной супруге в голову расстроить свадьбу.
  Смахнув скупую слезу, Явор взял дочь под руку, и гордо повел к алтарю, где жених уже ждал свою невесту. Гости дружно зааплодировали, некоторые даже и вовсе расчувствовались, всех очень умилял поступок бездетного короля, который вызвался заменить племяннице в такой торжественный день родного отца, который не смог приехать на свадьбу дочери. Церемония прошла без сучка и задоринки, Елисей уже поцеловал невесту, да так, что кроме него никто не увидел её лица и Явор хотел провозгласить начало пира, когда дверь в часовню широко отварилась и по часовне прокатился раскатистый голос Ярослава:
  - Ну, что не ждали? - князь окинул грозным взглядом собравшихся, и прямиком направился к застывшим у алтаря только что обвенчанным мужу и жене. Явор, не веря своим глазам, смотрел на брата и не мог до конца поверить в происходящее, в какой-то момент он даже подумал о том, чтобы изобразить обморок, но передумал. - Не ожидал я от тебя такого подарка Владиславушка, - между тем строго выговаривал Ярослав, - да и от тебя Елисей тоже не ожидал, ну да что поделаешь, как говорится: дело молодое. Остаётся мне вас только поздравить, - с этими словами князь сжал в медвежьих объятиях Елисея, а затем перешёл к застывшей, будто статуя, девушке, обнял и тут же отстранился. - Что такое? - на лице Ярослава читалось неподдельное удивление, не помня себя, князь сорвал с невесты фату и покрывало. - Кто это?! Где Владислава?! Что происходит?!
  - Где невеста?! - тут же подхватил крик брата Явор, как опытный актёр, он выскочил к алтарю и затряс опешившего Елисея за плечи. - Где Владислава?!!
  - Нет, это я вас спрашиваю: где моя невеста?! Где Владислава?! - не уступая в актёрском мастерстве королю, взревел Елисей и оттолкнул от себя неудавшегося тестя, да так, что тот еле удержался на ногах. - Кого вы мне тут подсунуть пытались?!
  - Так это же Магдалена, родственница тайного советника! - услужливо подсказал чей-то голос и все взоры, включая князя Ярослава, короля Явора и королевича Елисея обратились в сторону позеленевшего от испуга Гая. Советник впервые в жизни не знал, что сказать, он только беззвучно шевелил губами и таращил глаза. В этот момент ситуацию спасла Магдалена. Девушка поняла, чем грозит сложившаяся ситуация лично ей, её жениху и отцу. Поэтому она вытянула руки вперёд и сделав безумные глаза пошла прямо на князя Ярослава:
  - Я княжна Владислава, - глухо бубнила красавица. - Я княжна Владислава и должна выйти замуж за королевича Елисея.
  - Она что помешалась? - отступая назад, вскрикнул Ярослав.
  - Всё обстоит намного хуже, - подал голос Явор, он понял хитрую задумку дочери и решил ей подыграть. - Она заколдована.
  - Что за глупости, - отмахнулся князь.
  - Не глупости, - подал дрожащий голос советник. - Вы посмотрите на бедняжку - здесь явное магическое вмешательство.
  - Да кому это надо.
  - А вот это нам и предстоит узнать! - зло произнес Елисей и стиснул кулаки.
  - Я думаю нам надо уединиться и обсудить случившееся в спокойной обстановке, - Явор заискивающе посмотрел на брата, но тот, казалось, не заметил этого.
  - Я согласен, - без обиняков сказал Елисей.
  - В таком случае пройдем в мой кабинет, - предложил король, затем обернулся к гостям, с интересом наблюдавшим за происходящим. - Все свободны! - громко произнес Явор, подозвал верного советника к себе и уже намного тише попросил: - А ты, пока мы совет держать будем, займись несчастной девушкой, тем более, что вы с ней родня. Она может пролить свет на произошедшее, когда придет в себя, - Явор хитро улыбнулся Магдалене, которая стояла покачиваясь и смотрела куда-то вдаль, - конечно, если она вообще придет в себя.
  
  ****
  Ярослав, Явор и Елисей спешно покинули часовню, оставив ошарашенных гостей в недоумении. Елисей хмуро брёл за своими неудавшимися тестями и клял себя за легкомыслие: как можно было впутаться в такую авантюру? Но Елисей был тёртым калачом, он тут же напомнил себе, что безвыходных ситуаций не бывает и стал тщательно продумывать, что он сейчас скажет князю Ярославу, судьба Магдалены его на данный момент совсем не волновала. Погружённый в решение этой весьма сложной задачи он не заметил, как оказался в каком-то кабинете. Недоуменно оглядевшись Елисей обнаружил, что ни князя Ярослава, ни короля Явора нет и в помине, а у дверей кабинета стоит угрюмый слуга. Выругавшись, Елисей плюхнулся на первый подвернувшийся стул, королевич понял, что его обхитрили, и первая часть переговоров пройдет без него. Что скажешь 1:0 в пользу Явора.
  ****
  Явор и Ярослав шли молча. Князь промолчал даже тогда, когда его братец искусно избавился от Елисея, словно случайно оставив его в одном из множества кабинетов, через которые они прошли. Смолчал он и когда они покинули пределы замка и тайными тропами пошли в неведомом Ярославу направлении, он не боялся, ему скорее было любопытно: куда, в конце концов, его приведёт "братец" и что скажет.
  Наконец они вышли к небольшой беседке на берегу заросшего камышами озерца. Князь не дожидаясь приглашения, зашел внутрь и уселся на покрытую изрядным слоем грязи скамейку, Явор последовал его примеру, хотя на его лице успела отразиться мысль, мол, не королевское это дело на абы чём седеть. Ярослав только ухмыльнулся в бороду, наблюдая за родственничком. Повисло напряженное молчание.
  - Даже не знаю с чего начать, - всё-таки выдавил из себя Явор и угодливо улыбнулся, но Ярослав лишь вопросительно изогнул бровь, давая этим понять, что пора бы уже перейти к делу.
  - Я думаю, - тут же горячо зашептал король, - её, дочь твою, выкрали у меня.
  - Да, ну? - не скрывая иронии, уточнил Ярослав.
  - Да, да, да, - закивал головой Явор с такой силой, что чуть не скинул корону.
  - И поэтому ты меня сюда привел?
  - Конечно! Если у меня такое дело под носом провернули - значит, ни к кому теперь в замке у меня веры нет!
  - Ой-ли! - хитро сощурился князь, ему стоило больших сил вот так мирно беседовать с этим прохвостом в короне. Сейчас бы сгрести его в охапку да в мешок, а там уже подальше от столицы да от войск и поговорить можно...
  - Да, ты никак во мне сомневаешься? - обиделся Явор. - Говорю, тебе: только выкрасть её могли, сама она по доброй воле не пошла б. Мы ж с ней душа в душу. Сам знаешь: у нас с Марго детей нет, твоя кровиночка нам вместо своего дитяти была, - и Явор театрально закусив губу, разрыдался "скупыми мужскими" слезами.
  - Полно комедию ломать, - крепкий тычок в плечо прервал завывания на самой высокой ноте. - Если ничего не знаешь - так и скажи: не углядел. А актёрскими способностями козырять перед девками будешь, передо мной без надобности.
  - Да, ты что?!! - Явор обиженно стиснул кулаки.
  - Ничего, - спокойно ответил Ярослав, но по его тону, король почувствовал, что действительно заигрался.
  - Не доглядел, - тут же сдался Явор и опустил голову ниже плеч.
  - Что за балаган ты со свадьбой устроил?
  - Никакого балагана! - король заглянул брату в глаза и, чеканя каждое слово произнес. - Я, между прочим, твою шкуру прикрывал!!
  - Что??!
  - Да и ещё раз да! Надо было дочь лучше воспитывать. Это где видано, чтоб так на мужиков вешаться!
  - Что ты мелишь? - взревел Ярослав и ухватил клеветника за грудки.
  - Это мельник мелит, а я что видел то и говорю!
  - Не может быть! Врешь собака! Владислава не такая!
  - Все они не такие! Я не такая, я не такая, а как до сеновала дело дойдет, где та скромность девичья делась?
  - Не уж-то застукал?
  - Застукал.
  - И при свидетелях повторишь, не забоишься?
  - Мне боятся нечего: не моя дочь жениха до свадьбы на сеновал потащила. Хочешь, я и при свидетелях присягну, что всё так и было? Только так уж точно огласки не избежать.
  - Всё равно не верю, - как-то вяло простонал Ярослав.
  - Зачем мне тебя обманывать, Яр? - Явор положил руку на плечо брата, он понял, что эта схватка за ним. - Мы ж с тобой родная кровь.
  Тут со стороны небольшой рощицы, что располагалась справа от беседки, раздались чьи-то шаги. Человек не таясь бежал к месту, где уединились братья, и это был никто иной как Гай.
  - Ваше величество! - закричал советник, поняв, что его заметили. - Ваше величество! Поймали!
  - Кого? - не понял Явор, и на его лице отразилось неподдельное удивление.
  - Похитителей, - довольно пояснил Гай и тут же склонился в раболепном поклоне.
  - Влада с ними? - с надеждой в голосе поинтересовался Ярослав.
  - К сожалению, нет, но я думаю, теперь мы её точно найдём. Я...
  Но договорить Гаю не дал король, с криком: "М-м-минуточку!!!" он ухватил своего верного советника и, не обращая внимания на удивленного князя, потащил советника в сторону от беседки. Бросив мельком взгляд на Ярослава, король горячо зашептал прямо в ухо Гаю, так чтобы князь не слышал:
  - Ты что, сволочь, вытворяешь?
  - Спасаю наши шкуры, - зло пробурчал в ответ Гай.
  - Это как?
  - А вот так, у нас в застенке два татя сидит, я им пообещал свободу, если подтвердят, что они Владиславу со двора свели и другим разбойникам передали.
  - А не подкачают?
  - У них вопрос жизни решается, им смысла подводить нас нет.
  - Голова! - восхищенно прошипел Явор.
  - Эй, вы, - вдруг подал голос Ярослав. - О чём разговор?
  - Да это я Гаю наказания сулю тяжкие, а при тебе как-то неудобно. Ведь я хозяин в замке с меня и спрос.
  Ярослав очередной раз хмыкнул в бороду. В том, что его попросту водят за нос, он не сомневался и минуты, начиная с момента, когда обнаружил подмену в часовне, но интуиция подсказывала ему, что не всё тут просто и выведать силой он ничего не сможет, а вот если подыграть, кто знает, где этот пройдоха Явор оступиться? Может, поверит в его, князя, наивность, расслабиться и правда всплывёт на белый свет? Скорчив страшную гримасу Ярослав спросил.
  - Когда я с разбойниками поговорить смогу?
  - Так их уже ведут, - тут же ответил Гай, словно только и ждал этого вопроса. - Вон они голубчики, - и указал на группу людей, медленно приближающихся к беседке.
  Двух грязных, нечёсаных мужиков с признаками тяжелой лихорадки вел усиленный караул из десяти молодцов с оружием на голо.
  - Это они? - скептически поинтересовался Ярослав.
  - Они, - кивнул Гай.
  - Я тут подумал, - вдруг подал голос Явор, - может погоню послать? Так сказать, по горячим следам?
  - Опомнился? - каким-то странным тоном спросил князь. - Я ещё в часовне распорядился.
  - Но как? Я же постоянно был рядом?
  Ярослав одарил брата таким взглядом, что тот сразу понял, кто из них идиот.
  Явор подошел к разбойникам и надменно хмыкнул, затем обернулся к советнику и сухо произнёс:
  - Я с ними разговаривать не имею желания, носит же земля такое отрепье. Гай, голубчик, допроси их, а мы послушаем.
  Гай вышел вперёд, поправил ручной работы пояс и произнес слегка севшим голосом:
  - Так, это вы молодую княжну со двора свели?
  - Мы, господин, - в один голос, но без особого энтузиазма ответили пленники.
  - Когда вы совершили это злодейство? - продолжил допрос Гай.
  - Как, когда? Кажись, после обеда дело было? - протянул тать, что был моложе. Всё лицо молодчика рябело от мелких оспинок, он очень нервничал и крупные капли пота то и дело скатывались по низкому лбу. Услышав про какой-то обед, Явор мысленно схватился за голову, но тут парень, встретившись взглядом с Гаем, исправился. - На утренней зорьке.
  - Это как же так? - усмехнулся Ярослав. - После обеда да на утренней зорьке?
  - А что тут такого? - подал голос второй разбойник. - Нам, ваша светлость, когда кусок хлеба достался тогда и обед. Что ж тут непонятного? Сегодня мы аккурат на утренней зорьке сухари грызли, а потом сразу на дело.
  - Куда княжну дели, ироды! - продолжил допрос Гай.
  - Передали другим людям, как договорено было.
  - А кто они?
  - Мы люди маленькие, то нам не ведомо, - пожав плечами, хором ответили допрашиваемые.
  -Куда княжну увезли?
  - Мы люди маленькие, то нам не ведомо, - снова пожав плечами, произнесли разбойники.
  - Жива она?
  - Мы люди маленькие, то нам не ведомо.
  - А сколько вам заплатили?
  - Мы люди маленькие, то нам не ве...- договорить фразу мужики не смогли испепеляемые грозным взглядом советника.
  - Повторяю, - будто не заметив немой вопрос в глазах допрашиваемых, продолжил Гай, - Сколько вам заплатили?
  - Мешок, - подал голос молодой, затем словно испугавшись собственной смелости еле слышно добавил, - то есть мешочек золота?
  - Кому вы служите?
  - Хазарейской царице.
  - Ну, вот, - Явор довольно потёр руки. - Всё как я и говорил.
  - Да, уж вижу, - Ярослав удручённо опустил голову, затем встал и ещё раз пристально изучил слуг хазарейки. - А где оно, то золото поганое? Хочу я на него посмотреть.
  - Конфисковано, пересчитано и отправлено в казну, - без промедления заявил Гай.
  - Эво, - хмыкнул князь. - И когда вы это только успели.
  - Золото - это такая вещь, - глубокомысленно пояснил советник, - ему счёт нужен. Легче сразу забрать, нежели потом по карманам дружинников шарить.
  Услышав такой нелестный отзыв, молодцы охранявшие разбойником обиженно зароптали.
  - И всё же думаю слишком много в славах ваших много неясного, - задумчиво произнес Ярослав, - Дозволь мне, Яв, самому с этими молодцами поговорить да выяснить замыслы хазарейки проклятой.
  Лица разбойников тут же вытянулись, на них отразился животный страх. Рябой открыл рот, чтобы что-то сказать, но его опередил король.
  - Да зачем же тебе это? - возмущенно произнес он. - По-моему они сказали всё что знали! - в это время Гай, так чтобы не заметил Ярослав, показал стражникам условный сигнал.
  Тут же откуда-то сзади послышался крик.
  - А раз всё сказали, так бей их ребята!
  - Режь предателей! - поддержал кто-то ещё. И стражники накинулись на опешивших преступников.
  - Говорил я: не верь королям! - успел крикнуть рябой, прежде чем рухнул рассеченный практически пополам.
  - Предатели! Изменники! - неслось со всех сторон.
  Вот уже и второй тать рухнул как подкошенный.
  Напоследок он с трудом открыл глаза и обвёл невидящим взглядом окружающих, непослушные губы разомкнулись:
  - Непра...непра...- последний звук будто не хотел выходить из горла, но умирающий пересилил себя и те кто стоял совсем рядом услышали, - непра...вда.
  Глаза разбойника закатились, а сам он обмяк.
  - Ха, Непра! - деланно усмехнулся Явор. - Непра. Хоть бы выучил что ли, что хозарейку не Непра, а Найда зовут.
  Ярослав кивнул, мол, согласен.
  - Хочу с Елисеем парой слов перемолвиться, - словно невзначай произнес князь.
  - Конечно, конечно, - засуетился Явор. - И то дело, мальчик тоже пострадал, надо бы его поддержать.
  - Я не поддерживать, я спрашивать, - раздраженно пояснил Ярослав.
  - Ну, так это даже не обсуждается, - натянуто улыбнулся в ответ Явор и жестом предложил гостю следовать за собой, затем обернулся к Гаю и будничным тоном добавил. - А вы тут приберитесь.
  
  ****
  Елисей уже решил, что о нем просто на просто забыли. Угрюмый слуга, который был здесь сначала, теперь охранял дверь снаружи. Молодой человек в тысячный раз окинул взглядом комнату, раздумывая, где здесь можно будет расположиться на ночлег в случае чего, под туалет он уже давно пристроил вазу с цветами. А что делать: на войне как на войне.
   В этот момент двери отворились и в помещение вошли князь Ярослав и король. Вид у обоих был довольно мрачный, но Елисей сразу осадил было поднявшуюся панику, резонно решив: а с чего им сейчас веселиться?
  - Елисей, - обратился к нему Ярослав, укоризненно кивая головой. - Что ж ты творишь ёшкин сын?
  - А что? - не понял Елисей, он даже боялся предположить, что ему сейчас ставят в вину.
  - Как что? Знаешь, что у нас с таким котами блудливыми делают?
  - Нет...
  - В сугроб без порток сажают, чтобы не свербело там, где не надо!
  - Вы о чём?! - удивился королевич.
  - Что до свадьбы подождать не мог?
  - Кого подождать?
  - Ты из себя дурочка не строй! - не выдержал Ярослав. - Отвечай: водил Владиславу на сеновал?
  - Нет! - твёрдо ответил Елисей.
  - Да, ну? - язвительно присвистнул Явор. - Ты не водил, а я вас застукал?
  - Да я вам тогда ещё говорил, что вы всё неправильно поняли, - королевич моментально включился в разыгрываемый спектакль.
  - А что тут понимать? Не утерпел. Захотел десерту вперёд обеду.
  - Не было такого! - прорычал в ответ Елисей.
  - Так что вы там в таком случае делали? - поинтересовался Ярослав.
  - Разговаривали.
  - Уж, не о том ли, сколь на небе звёзд, - гаденько засмеялся король.
  - А и о том, тебе, что за печаль?
  - Не груби, - сказал князь, - я к тебе не ссориться, я к тебе разговаривать пришел. Может вместе и скумекаем, что же произошло.
  - Что произошло я не знаю, - спокойно ответил королевич, - одно могу сказать точно: я до Владиславы и не прикоснулся, не говоря уж о том, чтобы на девичество её замахнуться. В этом могу поклясться.
  И Елисей не дожидаясь ответа, встал посреди комнаты и произнёс слова древней клятвы.
  - Да, - спокойно заметил Ярослав, - вижу я: молод ты и горяч. Понимать должен, что за слова тобой только что были сказаны.
  - А я и понимаю, - грубо оборвал его Елисей, - мне боятся нечего, потому как я правду говорю.
  - Что ж ты раньше-то молчал? - подал голос Явор.
  - А можно подумать вы меня слушали.
  - Ладно, - князь примирительно поднял руки, - не трогал ты Владиславу, зачем тогда с этой девицей, как её там, Магдалена кажется, связался.
  - Да не связывался я с ней, - не моргнув глазом ответил Елисей. - Просто, как ваш брат Владиславу из замка в деревню отправил, мы с этой Магдаленой пару раз в саду вместе прошлись.
  - И так-таки ничего у вас и не было? - сощурился Ярослав.
  - А даже если и было? - нагло уставился Елисей на несостоявшегося тестя. - Дело молодое, да и до свадьбы на последок можно.
  - Да...- протянул Ярослав, поглаживая бороду. - Хорошо, с тобой всё ясно. Но ты Явор, зачем дочку мою из замка выслал.
  - Как это из-за чего? - возмущенно заморгал глазами монарх. - Я ж думал, что они это...спелись короче.
  - Ну, спелись и ладно, их дело, тем более, что свадьбу так спешно назначили.
  - Извини, братец, - высокомерно фыркнул Явор, - у нас так не принято.
  - Ой, кто б говорил, - рассмеялся Ярослав.
  - Давай не переходить на личности при посторонних, - король кивнул на безучастно наблюдавшего за перепалкой Елисея.
  - Хорошо, - миролюбиво согласился князь. - Что будем делать?
  - Не знаю, - ответил Явор.
  - А ты чего молчишь? - обратился Ярослав к Елисею. - Любишь Владиславу?
  - Больше жизни! - зачем-то соврал королевич, и тут же его посетила идея, что он живой и здоровый может прямо сейчас покинуть ненавистный замок. - Готов немедленно отправиться на поиски. Обойду белый свет, а найду суженную!
  - Похвально, сынок, похвально, - растроганно произнес Явор.
  - Что ж не смеем тебя задерживать, готовься к отъезду, - более холодно произнёс князь.
  Как только братья остались наедине Явор произнес:
  - Не нравиться он мне, не доверяю я ему.
  - Да, ну? - Ярослав скептически посмотрел на брата. - После такой клятвы и не доверяешь?
  - Ну, знаешь, невиновен в одном, виновен в другом. Вот сейчас выедет за ворота и поминай, как звали.
  - Ну, об этом не беспокойся, одного его я отпускать не собираюсь. Даже не из-за подозрений, а просто из здравого смысла. Если в пропаже Владиславушки действительно замешена Найда ему одному не справится.
  - Дружину с ним пошлёшь? - настороженно поинтересовался Явор.
  - Зачем дружину? Я лучше придумал, пошлю с ним своего сотника Аглая, - и Ярослав тепло улыбнулся.
  - Что-то я тебя не пойму: значит, Елисей один не справится, а вдвоем с твоим воином запросто?
  - Думай, что хочешь. Я решение уже принял. Тут не грубая сила нужна, а смекалка да сноровка.
  - Да, уж я и смотрю, что ты со своей смекалкой да сноровкой годков как пятнадцать с хазарейкой воюешь, - едко поддел собеседника Явор.
  - А кто тебе сказал, что мы воюем?
  - Сорока на хвосте принесла, птичка такая, она мне даже пояснила, что вы не столько воюете, сколько эта кошка драная, Найда, щемит тебя по всем углам!
  В ответ князь раскатисто рассмеялся, он смеялся долго и смачно, вытирая широкой ладонью выступившие слёзы. Наконец совладав с собой, Ярослав произнес ещё несколько хриплым после смеха голосом.
  - Ну, братец, потешил. Я б даже сказал: повеселил.
  - А что я такого сказал? - удивился король.
  - Глупость несусветную, - уже совсем другим, строгим тоном сказал князь. - Может, назовешь имечко той сороки, а то очень уж узнать хочется, кто такую чушь по земле разносит.
  - А разве это не так? - с изрядной долей скепсиса уточнил Явор.
  - Нет, не так.
  - Не может быть.
  - Может.
  - А зачем тогда дочь за Елисея отдаешь?
  - А это в первую очередь торговый союз, а не военный да и возраст подошел уже.
  - Вот я дурень, - досадливо морщась, прошептал Явор, правда его огорчало в большей степени, не то что до него дошла неверная информация, а то, что у брата дела на самом деле не так плохи. - Но, всё равно, - словно хватаясь за последнюю хрупкую соломинку начал Явор. - Не может этого быть. Все об этом говорят.
  - Ну, и кто эти все. Поименно назови.
  - Да много, уйма людей всех разве упомнишь?
  - А-а-а, - многозначительно протянул Ярослав, - видишь, как оно получается: знаешь, что звон, да не знаешь где он.
  - Да, уж, - пристыжено развел руками Явор. - Ну, так раз уж ты здесь, объясни мне сирому, что на самом-то деле в мире делается.
  - Да всё, как и раньше: солнце утром восходит, а утром заходит. Только вот царица хазарейская частенько в гости завернуть норовит.
  - Ну, вот, - воспрянул духом король. - Сам себе и противоречишь.
  - Да, нет, Яв. Слова то может и похожи да смысл разный. Как комар тот, что самый мелкий да самый противный та царица для меня. Урона никакого, одна головная боль.
  - Не вериться мне что-то, больно уж внушительный комар в битве при Бучихе тебе пинков надавал.
  - Ну-ну, не преувеличивай, потери были большие, не спорю, но только с обеих сторон. И если хочешь знать войско то, не её вовсе было.
  - Как так? - удивлённо заморгал король, беседа сулила стать для него весьма познавательной.
  - А ты что об этом не знаешь? - в свою очередь удивился Ярослав.
  - Нет, мне её дела без надобности, - кротко пояснил Явор.
  - Ты меня поражаешь, брат Яв, - не совсем понимая, насколько искренен король, произнес Яр. - Ну, да что ж родная кровь, поясню: нет у хазарейской воительницы ни земель благодатных, так клочок бесплодной степи, ни армии смертоносной, так сотня оборванцев. Все военные действия она вершит руками того в чью постель умудрилась запрыгнуть. Да только желающих до её тела с каждым годом всё меньше да меньше, - улыбнулся Ярослав, - кого я с дружиной вразумил, кто сам поумнел. Очарованные ей сластолюбцы даже не задумываются о том, на кого войной идут.
  - Не может быть, - потрясённо всплеснул руками король. - Это чтобы какая-то бабёнка да такую силу над великими мужами имела...
  - А то ты не знал.
  - Догадывался, но...
  - Давай без "но", а то получается: я, по-твоему, и понятия не имею, кому обязан знакомством с Найдой.
  - Ну, я же извинился, - Явор понуро опустил голову.
  - А мне твои извинения до одного места, представь себе.
  - Я не виноват, так получилось, она первая ко мне полезла, - и щеки былого ловеласа пошли красными пятнами при воспоминании, о том, как полунагая богиня впорхнула в его палатку, когда он с верными людьми отправился на охоту в дальние леса. О том, что они вытворяли всю ночь лучше вообще не вспоминать. Если бы она тогда попросила его направить войска против собственных родителей, он сделал бы это не задумываясь.
   - Ага, - наблюдая за сменой чувств на лице собеседника, сказал Ярослав. - Ты не думай, я тебя не осуждаю, сам мужик, понимаю. Я одного в толк взять не могу: вам что в кровати кроме как обо мне и поговорить было не о чем?
  - Что ты пристал, как банный лист, - раздражённо отмахнулся король. Сейчас он впервые с тех пор, как понял, что растерял мужскую силу, отчетливо осознал, чего лишился. - Она спрашивала - я отвечал.
  - Тогда зачем про дедовский посох небылиц наплёл, будто силой он магической наделён и тот, кто им владеет непременно станет владыкой мира.
  - Я не помню, что первое в голову пришло, то и ляпнул. Я там совсем иными делами был занят.
  - Хорошо, что не сказал, будто голова у меня магическая.
  - Ну, вот и радуйся, - уже с нескрываемой злостью ответил король.
  - Т-ш-ш, тише, тише, - словно на ребёнка малого замахал руками Ярослав. - Здесь кажись, горелым запахло или мне кажется? Яв, так это ж ты аж дымишься, охолони малость, браток, мы ещё не договорили.
  - Что ты ещё от меня хочешь?
  - Правду, - тоном будто ему, князю, всё давно известно произнес Яр.
  - Я всё сказал, - решил идти до конца Явор и поднялся, чтобы покинуть злосчастный кабинет. - Только и ты будь уж добр, поясни: почему тогда посох не отдашь, раз дело в нем. Пусть бы девочка побаловалась.
  - Не бывать этому, - Ярослав грозно свёл брови, - что моё, то, уж увольте, моё. Посох этот дед наш сам своими руками сделал, беречь завещал и что бы я его бабенке какой-то на забаву отдал. НЕТ.
  - Из-за безделушки готов головы людские под оружие подставлять?
  - Ой, да что там за оружие. Зато мои люди всегда наготове, всегда врага приветят на том и стоим. А падет кто на поле бранном, что скажешь: бывает. Только, знаешь ли, и дома от хворобы помереть можно, коли срок пришел.
  - Ладно, - махнул рукой Явор. - Пошли в трапезную, перекусить пора.
  - Ты иди, - отмахнулся князь, - я следом. Я один побыть хочу, подумать.
  - Добре, если что кликнешь молодца он тебя проведёт, - и король облегченно вздохнув, покинул опасного гостя.
  Практически в тот час же на пути короля возник его верный советник. Явор поморщился, словно от зубной боли, и процедил:
  - Подслушивал.
  - Да.
  - Тогда иди и продолжай присматривать за ним. Может, кого позовёт или вслух сам с собою обмолвиться...
  
  ****
  Ярослав остался один в комнате, он сначала прошёлся вдоль стен и пристально изучил их на предмет слуховых окон и прочих премудростей для подслушивания. Явор любил пользоваться этим нехитрым, зато вполне действенным способом для добычи информации, и князю это было очень даже известно. Неприятные находки не заставили себя ждать, Ярослав даже присвистнул, на такое количество "слуховушек" и "гляделок" он не рассчитывал. Затем он прошел к окну и стиснул свои огромные кулаки до хруста в костяшках. И вдруг, словно вспомнив о чём-то важном, он полез под свиту, туда, где на кожаной ленточке висел маленький оберег. Как величайшую ценность он накрыл вещицу ладонью и умиротворенно выдохнул. Оберег издавал мерное тепло, что говорило о том, что с его любимой дочкой всё в порядке и ничего ей не угрожает. Как-то когда Владислава была ещё очень маленькой, она заблудилось в лесу, и нашлась только спустя сутки, он тогда чуть с ума не сошел от беспокойства. Как только дочка отыскалась, он специально заказал два оберега, один себе, другой ей, и попросил ведунью заговорить их так, чтобы в любой момент можно было найти Владиславушку, но ведьма не захотела выполнить княжескую просьбу. Сказала, что этого делать нельзя, мол, и так их судьбы чересчур переплетены, а коли совершить такой обряд, то беде быть: случись с одним что-то та же участь и второго постигнет. Но увидев опечаленное лицо князя, бабка предложила по-другому оберег заговорить. Дотронувшись до него, Ярослав мог узнать: жива ли Владислава, угрожает его кровиночке опасность или нет и ничего больше, но и за это сейчас Ярослав был благодарен бабке от всей души. Князь невесело усмехнулся своим мыслям: с одной стороны ему было радостно, что с дочерью всё в порядке, зато с другой он совсем отчаялся разгадать, что же здесь происходит, с третьей он чётко понимал, что часть вины за произошедшее лежит на нем самом.
   Память услужливо подсунула момент их прощания, когда он её, наспех одетую, вкинул в сани, сверху кинул пяльца с вышивкой и грозно крикнул, так что цепные псы присели:
  - Вернёшься, когда вышивать научишься.
  Она не плакала, только обиженно сопела и уж рот открыла, сказать хотела что-то, да он не дал. Наотмашь шлёпнул коня по крупу и тот с громким ржанием ринулся вперёд...
  - Чуяло видать серденько, - кляня себя последними словами за самодурство тихо проронил Ярослав. - Да, что уж теперь...Одно тебе обещаю Владиславушка, найду тебя и того, кто тебя посмел обидеть в бараний рог скручу.
  Затем князь постоял ещё минутку и добавил глядя на один из гобеленов, который блестел на свету живым глазом.
  - Скручу, если ты сама этого не сделала. Норов у тебя крут, в меня пошла, не в маменьку.
  ****
   Явор сидел грузно развалившись на любимом кресле в своей комнате. Он достаточно уже выпил, но ему казалась, что ещё пара бокалов хорошего вина ему не помешает и он потянулся за очередной бутылкой. Неожиданный приезд князя Ярослава и неудавшаяся свадьба здорово потрепали ему нервы, но теперь это всё было позади, его хитрость и мужество позволили ему выйти сухим из воды. Сегодня утром его замок покинул королевич Елисей в сопровождении сотника Аглая. Явору до сих пор было непонятно, что нашёл Ярослав в своем сотнике, в этом молодом невысоком пареньке. Явор пьяно икнул. Это хорошо, что королевич съехал - одним свидетелем меньше, и то, что Аглай на самом деле оказался не пойми кем, а не богатырем былинным, как он, было, подумал вначале тоже было ему на руку. Жалко конечно, что он, Явор, больше никогда их не увидит: мало ли что в дороге может случиться? Король рассмеялся, потому что знал, что именно должно произойти.
  - Чему ты так радуешься? - раздался тихий голос совсем рядом.
  Явор от неожиданности подскочил на месте и разлил вино на расшитую золотом шелковую рубаху.
  - Кто здесь? - с трудом ворочая от страха языком, произнес он.
  - Я, пап, - ответила Магдалена и обняла отца, - я. Почему ты ко мне не пришел? Я так долго тебя ждала.
  - Да вот вишь улаживал дела, что наворотил. Прости меня, что втравил тебя в эту историю, - Явору вдруг так стало стыдно перед единственной дочерью, что он чуть не зарыдал в голос.
  - Ничего. Я сама виновата. Я так думаю: гроза миновала?
  - Ну, можно и так сказать.
  - А где Елисей? - Магдалена пристально посмотрела на отца.
  - А зачем он тебе, этот проходимец?
  - П-а-а-а-п? - Магдалена взяла отца за руку. - Я что-то пропустила или чего-то не понимаю?
  - Ай, девочка, - Явор прижал теплую ладошку девушки к щеке, - у тебя ещё сотня таких Елисеев будет, если не тысяча.
  - Мне не нужна ни сотня, ни тысяча, - взвилась девушка и высвободила свою руку. - Мне нужен только он.
  - Зачем он тебе? - страдальчески закатил глаза король.
  - Потому что он мой муж.
  - Э, нет, - Явор погрозил дочери пальцем, - не твой. Хоть церемония бракосочетания и была завершена, но ты-то за него выходила не под своим именем.
  - А вот и нет, - Магдалена победоносно сверкнула очами. - Под своим. Священника я подкупила, и во время церемонии он громко говорил имя Владиславы, а тихонько шептал моё.
  - Но ведь этого мало.
  - Ты меня недооцениваешь, - девушка присела на подлокотник и обняла отца, - я знаю, что не это главное.
  - Да? - упавшим голосом выговорил король, внутри у него всё сжалось от нехорошего предчувствия.
  - Да, в брачной книге стоит МОЁ имя и МОЯ подпись.
  - Что? - Явор ухватил Магдалену за плечо и заглянул в глаза. - Но зачем? Неужели ты так хочешь власти?
  - Нет, - девушка безразлично пожала плечами.
  - Но зачем тогда?
  - Я просто его люблю.
  - Этого ещё не хватало, - Явор схватился за голову.
  - А что такое?
  - Он уехал, - практически спокойно ответил король.
  - Но как? Куда? Почему?
  - Ярослав отправил его на поиски Владиславы. Мой брат не в курсе ваших амурных дел.
  - Но он же вернётся?
  - Не знаю, - устало сказал Явор, решив скрыть от дочери, что он послал отряд убийц к её мужу, чтобы убрать ненужных свидетелей. - Этого я не знаю.
  - Он вернётся, - с нажимом выговорила Магдалена. - И ты для этого сделаешь всё возможное и невозможное.
  - Но...
  - Никаких "но", я ничего не хочу слышать.
  - Хорошо, - обреченно ответил король, - иди, отдыхай, а я что-нибудь придумаю.
  - Вот сразу бы так, папочка, - ласково чмокнула отца в щеку девушка.
  Магдалена поднялась и мурлыкая под нос что-то мелодичное отправилась к потайной двери. Приведя механизм в действие и, уже, было, шагнув в открывшийся узкий проход, девушка обернулась:
  - Да, пап, забыла ещё кое-что тебе сказать.
  - Что, доченька? - Явор повернулся к Магдалене и невольно залюбовался её нежной красотой.
  - Ты будешь дедушкой. Поздравляю.
  - Что?
  - Я беременна, - и с этими словами Магдалена исчезла в тайном ходе.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Анжело "Сандарская академия магии. Перерождение" (Любовная фантастика) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | О.Гринберга "На Пределе" (Попаданцы в другие миры) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | М.Анастасия "Обретенное счастье" (Фэнтези) | | А.Кувайкова "Дикая жемчужина Асканита" (Приключенческое фэнтези) | | К.Вереск "Кошка для босса" (Женский роман) | | С.Суббота "Свобода Зверя. Кн.3" (Любовное фэнтези) | | М.Кистяева "Кроша" (Современный любовный роман) | | А.Федотовская "Зеркало твоей мечты" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"