Дудко Олег Викторович: другие произведения.

Энциклопедия Наших Жизней Книга 10 Наша Семья Глава 3 Милочка и Наша Семья

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главы - 3, 4, и 5, 10 -ой книги - посвящена моей любимой сестрёнке - Милочке и публикуется на 40-ой день после её ухода в МИР ИНОЙ. Воспоминания охватывают жизнь нашей семьи (ИРАИДЫ И ВИКТОРА ДУДКО) и семьи МИЛОЧКИ и ВОЛОДИ СУХОВЕРОВЫХ. Не писать о нашей семье не получилось, так как судьбы наших семей в жизни переплелись едиными событиями, разделить которые - не представляется возможным. И всё же о нашей семье постарались рассказывать кратко, иногда - тезисно... А о Милочке, Володе и Серёже вспоминаем по возможно - подробно. Жизнь Милочки охватывает период с первого её крика в момент рождения и до последнего её вздоха на нашей Родимой земле... Прошу у них у всех прощения за допущенные неточности в датах. В остальном старалась быть - объективной... Царства ей небесного и Вечный покой... ===================================================

  ЭНЦИКЛОПЕДИЯ
  НАШИХ
  ЖИЗНЕЙ
  
  ..........................................................................................
  
  КНИГА 10
  НАША СЕМЬЯ
  ..........................................................................................
  
  ГЛАВА 3
  МИЛОЧКА и НАША СЕМЬЯ
  
  Посвящается моей младшей сестренке - МИЛОЧКЕ.
  27 марта 1941 год - 16 декабря 2015 год.
  
  ..................................ВВЕДЕНИЕ..........................................
  
  Из записей - 1 января 2015 года...
  Мы встретили НОВЫЙ ГОД, собравшись всей семьёй у новогодней ёлки за праздничным столом.
  А Милочке на этот раз коротала ночь в компании с сыном Серёжей. На маленьком столике были все вкусности, которые Стэлла перед праздничными днями привезла им. Но никакие маленькие радости, которыми старались окружать Милочку близкие родственники с нашей стороны и со стороны её покойного мужа - Володи - не радовали её. Нескончаемые боли не позволяли расслабиться и раскрепоститься. Физическая боль не отпускает всё её тело вот уже второй год - без передышки, не отпускает ни на минуту.
  
  Милочка - и моя БОЛЬ... Переживаю за неё всё время и испытываю боль почти физическую, когда представляю, как больно ей самой от её нескончаемых болезней.
  Милочка - БОЛЬ моя... Душой болею за неё - ну, почему на одного человека вылилось столько невезения, причем, не однажды, а на протяжении всей жизни капал на неё дождь из тучи чёрного негатива...
  Милочка - ЛЮБОВЬ моя... Люблю мою младшую сестрёнку. Если раньше это чувство родственной любви не особенно осознавалось, и, соответственно, проявлялось, то с уходом каждого очередного близкого родственника моя любовь к ней становилась ощутимее и ярче.
  Милочка - ЛЮБОВЬ моя... Вот и настал момент, когда в иной потусторонний мир ушли наши родители, и мы вышли на "передовую" линию. Конечно, где-то есть двоюродные и троюродные братья и сестры. Но близких, кровных родственников уже никого в живых нет. Остались мы вдвоем...
  
  16 декабря 2015 года.
  В 7-ом часу вечера сердце Милочки перестало биться.
  
  В нашей семье не было похорон после 2007 года (умерла Т. В.).
  Перед этим - 30 августа 2005 года умер муж Милочки - Володя Суховеров.
  Витина сестра - Марта (Рита), Виктор, Я и Милочка как бы вышли на финишную прямую. Из старшего поколения - по возрасту в наших прямых кровных ветвях РОДОСЛОВНЫХ ДРЕВАХ старше нас никого не осталось.
  Мы все вчетвером, как будто бежали наперегонки к финишу.
  В 2016 году:
  Виктору в феврале исполнится - 82. Мне - в январе - 81. Мы почти месяц будем с ним ровесниками. И Рите стукнет в марте - ровно 80 лет.
  
  И вот финишную ленточку порвала самая младшая из нас четверых - Милочка. Ей в этом году исполнилось всего 74 года, в то время, как мы - остальные перешагнули грань - 80-летнего возраста.
  
  Милочка была тяжело больна. В течении двух лет она медленно угасала от двух болезней, каждая из которых была источником сильнейших нескончаемых болей. Это была пытка адом. Никто не может ответить на вопрос - за что и почему ей выпала такая тяжелая судьба? А она действительно была тяжелой, начиная со дня рождения, и до последнего дня жизни.
  Эту Главу я начала писать на следующий день после её смерти. Планирую опубликовать её на 40-ой день...
  
  Посвящаю всё здесь написанное ей - моей дорогой сестрёнке.
  Вспоминая всё, что о ней помню, хочу, чтобы жизнь её ещё раз пробежала перед моими глазами. И пока она ещё витает над нашей грешной землёй, может быть, она "увидит" или - "услышит" каждое написанное здесь слово, и будет знать, что память о ней не умерла вместе с её физическим телом.
  Нашу книгу - "ЭНЦИКЛОПЕДИЯ НАШИХ ЖИЗНЕЙ" мы публикуем в САМИЗДАТЕ уже третий год. Естественно, рассказывая о наших родных, мы многое писали и о Милочке. Из наших воспоминаний о ней Вы многое о ней уже знаете. Поэтому, когда я в этот раз решила написать о её уже прожитой жизни, задумалась - в какую форму облечь эти мои воспоминания. Опустить всё, что уже было опубликовано в предыдущих Главах? Но ведь, те, кто будут читать эту Главу, не все читали предыдущие публикации.
  Решила всё начать сначала - не повторяя предыдущих текстов, написать всё заново "другими" словами. Попробовала - не получилось... Как рассказать (как в школе раньше писали "изложения"), о тех же события, сохранившиеся в бабусином дневнике и многих письмах ещё раз, не утеряв важного и главного?
  И ещё одна трудность. Сложно вычленить из массы воспоминаний - события, касающиеся только Милочки. Её детство проходило рядом с нами - мной и братом - Борисом. И бабуся и родители неотъемлемо присутствовали в жизни всех нас троих до самой их смерти. Все 8 опубликованных книг нашей "ЭНЦИКЛОПЕДИИ..." касались жизни всей нашей семьи, то разъединяясь на разные судьбоносные ручейки, то сливаясь в единый ручей, то сплетаясь в один спутанный клубок, то расплетались тонкими разноцветными нитями... Но это была история одной семьи. И переписать её ещё один раз уже не в 8-и книгах, а в одной Главе просто не реально... А вырвать воспоминания из всего этой "САГИ" только о ком-то одном из нас, например - Милочки, у меня не получилось.
  И пришлось мне выбрать единственно возможный и посильный для меня вариант, чтобы успеть написать Главу до 24 января (40 дней со дня её ухода в потусторонний мир) - компиляция из уже написанного ранее, с добавлением информации, доступной для публикации.
  Хочу особо отметить - не удивляйтесь, что я в составленные для публикации тексты включаю не только события, касающиеся Милочки и её жизни, но и кратко касаюсь воспоминаний о главных событиях из жизни моей и Виктора. Дело в том, что в 10-ой книге воспоминания о нашей семье мы будем продолжать начиная с того места, где мы остановились раньше, то есть - с 1990 года. Ну, к тому же и жизнь Милочки, в основном, протекала на фоне нашей, поэтому я решила все исторические моменты из нашей "ЭНЦИКЛОПЕДИИ..." не растаскивать по будущим Главам, а именно в этой Главе упомянуть о них, чтобы немного освежить в памяти события тех далёких лет. Это не касается Глав, посвященных рассказам о жизни Олега и Стэллы. Здесь без нового осмысления и современного взгляда на их прошлое, в том числе - детство и юность - не обойтись. А, впрочем, время покажет - как лучше нам распорядиться тем материалом, который уже опубликован и как отразить последующие года жизни нашей семьи, о которых мы ещё Вам не рассказали...
  
  Глава, приведенная здесь - грустная. Предназначается для чтения понимающих - смысл появления нас всех на земле и несоответствия радужных планов и надежд печалям и разочарованиям дарованной нам - кармы, нареченной Всевышним...
  
  =================================================================
  
  
  ..................................ЧАСТЬ 1...........................................
  ...........................ГОРОСКОП МИЛОЧКИ..............................
  
  И меня, и всех, кто близко знал Милочку и её судьбу всегда задавались - одним и тем же вопросом - ЗА ЧТО?
  За что именно ей выпало хлебнуть за жизнь столько горя и лишений?
  Попробуем покопаться в прошлом.
  
  Милочка родилась 27 марта 1941 года.
  
   1941-ый год для меня запомнился двумя событиями: родилась Милочка и началась война...
  
  У всех была относительно тяжёлая жизнь, проявлявшаяся в разные годы радостью или горем. А у Милочки похоже вся жизнь состояла и состоит из одних трудностей. Иногда, даже не видно какого-то выхода из сложившихся ситуаций.
  Перебирая предположения, я остановилась на трёх...
   Первая причина, которая может быть виной её кармы. Она была нежеланным ребёнком. У мамы только что умер родившийся ребёнок. Работы ни у неё, ни у папы не было. Аборты были запрещены. Надвигалась война... Могло ли это всё повлиять на её судьбу?...
  
  Вторая причина - она в детстве не была окрещена в церкви.
  
  Меня и братишку - Бориса окрестили. Я знаю это точно. По рассказам мамы. И, как не правдоподобно звучит - что-то помню сама.
  Мы жили в Казани. Иногда, к нам приезжали погостить мамины родители - наши дедушка и бабушка, которые жили в городе Горьком: Николай Николаевич и Надежда Павловна Варсобины.
  
   Бабушка Надя (мамина мама) и мама Нина взяли меня и Боричку и поехали в церковь где-то на краю города, чтобы никто не увидел. Тогда эти вещи не поощрялись и не афишировались. Может быть, мы бы тоже об этом не узнали бы, если бы не забавный случай. После крещения Боричку стали одевать. Одели штанишки, ставят его на ноги, а он падает. Опять ставят, а он опять падает. Оказалось, что его обе ножки засунули в одну штанину.
   Позже, неоднократно этот случай вспоминался, как комичное приключение, заодно и выплыл секрет нашего крещения.
   Милочку в церкви крестить не удалось. Бабуся пригласила как-то домой божью старушку, которая в домашних условиях Милочку окрестила. А, может быть, это была бабусина мама, которая к нам однажды приезжала в Казань? Я точно не помню, как, впрочем, не могу поручиться, что это было вообще.
   Кстати, если вспоминать забавные случаи, можно к ним отнести такой. Когда ездили на пароходе, обычно располагались в каюте вчетвером: мама, папа, я и Боричка. В этот раз Боричка был ещё грудным. Когда отчалил пароход и провожающие остались на удаляющемся берегу, пассажиры стали устраиваться в своих каютах. Мама положила сверток с Боричкой на постель, меня посадила на другую и стала разбирать сумки. Глянула на постель и обомлела - Бориски там не было. Что тут началось! Искали везде, где только было можно - нет нигде... И только много позже обнаружилось следующее. Внизу стоял открытый чемодан. Боречка заворочался и потом благополучно скатился в чемодан. Крышка чемодана захлопнулась... Как ещё он не задохнулся?
  
  Окрестилась в церкви Милочка уже сама, будучи взрослой...
  И третья причина - порча. Как ни странно это звучит, это всё было в реальности. Свекровь Стэллы в чудовищной форме ревновала своего сына - Юру к Стэлле. Она считала, что та отобрала у неё сына. Свою недоброжелательность к невестке она перенесла на всю нашу семью. Её раздражала наша интеллигентность, образованность и многое другое. Пока был жив Юра, он каким-то образом умел сдерживать её негативные всплески настроения. Но, после его "пропажи", она просто раскрепостилась. Мы все - взрослые стали мишенью её активных действий. Её больное воображение видело в нас всех - основную причину его гибели. И она, решив отомстить нам - "за прошлое", активно взялась за наше - будущее. Она ездила по всевозможным колдуньям и заказывала конкретно на каждого из нас - виды порчи. Соблюдая внешние условные отношения, она не особенно распространялась в разговорах с нами на эту тему. Мишенью почему-то она выбрала Милочку. Каждый раз, возвращаясь после очередной поездки к колдунам и чёрным экстрасенсам, она звонила Милочке и рассказывала об очередном проведенном "заговоре" на порчу. Милочка под впечатлением - звонила и рассказывала о таких звонках - мне. А я её успокаивала, убеждая, что это просто - болтовня, и бояться нечего. Тем более, что многое, чем она нас всех пугала - здоровьем, уже и без всякой порчи начало с годами проявляться в каждом из нас. И, тем не менее, иногда какие-то факты и сравнения вызывают предположение, что часть "обещанного" имеет место - быть.
  
  Например, она желала Милочке познать состояние и чувства вдовы. Володя умер. И Милочка действительно пережила его на 10 лет и хлебнула сполна вдовьего "счастья"...
  Кроме того она желала Милочке, чтобы её сын повторил судьбу Юры в части "принятия на душу напитков с градусами"... Случилось...
  Стэлле она желала разорения фирмы, убежденная в том, что всеми успехами фирма обязана только Юре. Фирма вскоре после смерти Юры действительно обанкротилась. Тоже самое случилось и со следующей фирмой, которую Стэлла организовала позже вместе со вторым мужем - Александром.
  Мне лично она желала переболеть теми же болезнями, которые перенесла она и особо - те, которые привели её к смерти. Тоже сбылось. И - гораздо в большем объеме, чем она могла тогда даже представить. У неё был диабет. И у меня - тоже. Она умерла от рака кишечника. Я - лечась от болезни Паркинсона - принимаю лекарства, которые вызвали побочные осложнения. В частности - постепенно отрафируется кишечник... Но ещё у меня - был инсульт и в догонку настигла меня - мерцательная аритмия.
  Однажды одна врач - невропатолог сказала мне - "Вы боитесь, что по наследственной линии вы умрете от инсульта, как ваши отец и бабушка. Выкиньте из головы. Никто не знает - отчего он умрет. Боится инсульта, а умрет от элементарного аппендицита". После её слов я успокоилась. А теперь - тем более, так как любая моя болезнь может привести к одному и тому же неизбежному концу: - и инсульт, и - тромб в сердце, и тот же Паркинсон... А будет так, как Бог нарек...
  Вот такие три причины Милочкиных "трудностей" приходят мне на ум. Хотя, на самом деле - все эти причины могут быть надуманными или - случайными совпадениями, так как: и нежеланным детям порой выпадает счастье при жизни, и - не крещенные рано или поздно встречаются с Богом, и порча - это вовсе не порча, а досадные совпадения...
  И всё же, чтобы поискать правильный ответ, сделаем последнюю попытку узнать истину - построить и посмотреть Милочкин гороскоп.
  
  =====================================================================
  
  Странно, что я не помню - что именно мы увидели в Милочкином гороскопе, когда начали заниматься астрологией. Но в ночь после её смерти, я не обнаружила сохранившихся Милочкиных данных. Однажды у нас в старом компьютере при его ремонте часть архива была утеряна (уничтожена).
  
  Первое что я сделала в ту первую бессонную ночь после смерти Милочки - используя метод ректификации уточнила её час рождения. Используя правило Трутины Гермеса, определилось время её рождения - 6 часов 21 минута 08 секунд.
  Итак - строим карту на 27 марта 1941 года, 6 часов 21 минута 08 секунд. Место рождения - город Казань.
  Примечание: гороскоп просмотрим, как говорится - "на первый взгляд", не погружаясь на более следующие уровни. Сейчас того, что мы увидим - достаточно для ответа на наш вопрос - говорит ли карта о глобальных затруднениях на протяжении всей жизни Милочки, о предназначенной ей тяжелой карме.
  То, что я увидела в её Гороскопе меня - потрясло. Те, кто занимаются астрологией, меня поймут.
  Во-первых я увидела, что передо мной фигура ДЖОНСА - ЛОКОМОТИВ.
  Все планеты расположены в секторе 255 гр., т.е. занимают ~ 2/3 окружности. Пустая зона не превышает 120 гр. Она равна - 105 градусов. И всё же это - ЛОКОМОТИВ.
  Локомотив - конфигурация устойчивая. Энергия распределяется более равномерно, нежели в "Чаше". Обладатель этой конфигурации может ощущать недостаток свойств и черт характера, которые несут в себе неохваченные знаки. Ему нужно сделать что-то очень важное в этом мире, решить какую-то проблему.
  Это человек практического склада ума, способный быть первопроходцем. Личность, представленная "Локомотивом" более динамична, нежели в типе "Брызги" и менее ограничена и одержима как в "Связке". М. Джонс считал, что при такой конфигурации планет особую роль играет "первая восходящая планета" - это первая планета, которая встретится, если двигаться из пустой трети против часовой стрелки. Она является главной точкой приложения всех сил личности.
  Неохваченные знаки: часть ВЕСОВ (воздух), СКОРПИОН (вода), СТРЕЛЕЦ (огонь) и часть КОЗЕРОГА (земля).
  Следовательно, Милочке не хватало качеств всех 4-х стихий, и даже ОГНЯ, хотя она сама была - ОВНОМ, знаком ОГНЯ (СОЛНЦЕ в ОВНЕ).
  Вспомним основное значение планет по стихиям:
  ОВЕН (огонь) - СТРЕМЛЕНИЕ.
  ТЕЛЕЦ (земля) - ИНТЕГРАЦИЯ.
  БЛИЗНЕЦЫ - (воздух) - ОЖИВОТВОРЕНИЕ.
  РАК (вода) - ЭКСПАНСИЯ.
  ЛЕВ (огонь) - УВЕРЕННОСТЬ.
  ДЕВА (земля) - АССИМИЛЯЦИЯ.
  ВЕСЫ (воздух) - РАВНОВЕСИЕ.
  СКОРПИОН (вода) - ТВОРЧЕСТВО.
  СТРЕЛЕЦ (огонь) - АДМИНИСТРИРОВАНИЕ.
  КОЗЕРОГ (земля) - ДИФФЕРЕНЦИРОВАНИЕ.
  ВОДОЛЕЙ (воздух) - ЛОЙЯЛЬНОСТЬ.
  РЫБЫ (вода) - ТОНКОЕ ВОСПРИЯТИЕ.
  Из вышеперечисленного следует, что Милочке не хватало в характере: РАВНОВЕСИЯ, ТВОРЧЕСТВА, АДМИНИСТРИРОВАНИЯ и ДИФФЕРЕНЦИРОВАНИЯ.
  То же самое мы можем посмотреть - по ДОМАМ.
  I ДОМ - Я
  Общие личностные характеристики человека.
  II ДОМ - БЛАГОСОСТОЯНИЕ.
  Запас жизненных сил, способность работать, заработок собственным трудом.
  III ДОМ - ИНФОРМАЦИЯ
  Ближайшее окружение человека, соседи, братья и сёстры, среда быта, начальное образование.
  IV ДОМ - НАШ ДОМ, ОТЧИЙ ДОМ.
  Дом, в котором воспитывался, для взрослого - собственный дом, родина.
  V ДОМ - ДОМ ТВРЧЕСТВА.
  Творческое проявление человека. Дети.
  VI ДОМ - ДОМ ПОВСЕДНЕВНОЙ СЛУЖБЫ и БОЛЕЗНЕЙ.
  Служба. Отношение с начальниками и подчиненными. Здоровье.
  VII ДОМ - ДОМ ПАРТНЕРСТВА.
  Выбранные человеком партнеры (муж, жена, соавтор, компаньон). Явные враги и друзья.
  VIII ДОМ - КРИЗИСНЫЙ (ДОМ СМЕРТИ).
  Умение человека адаптироваться в чужих энергиях, пользоваться ими, управлять или - гибнуть.
  IX ДОМ - ДУХОВНЫЙ.
  Способность глубокого проникновения в науку или духовную жизнь, высшее образование. Дальние путешествия.
  X ДОМ - КАРЬЕРА.
  Общественное положение, звания, титулы.
  XI ДОМ - ДОМ ДРУЗЕЙ.
  Корпорационные связи человека, единомышленники и друзья по идеям.
  XII ДОМ - СЛУЖЕНИЕ ЛЮДЯМ.
  Удаление от материального мира (тюрьма, больница, изгнание, самовольное уединение), тайные друзья и врачи.
  
  --------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  Восходящий градус АСЦЕНДЕНТА - "ВЛАДЕТЕЛЬ ГОРОСКОПА" или - "УПРАВИТЕЛЬ РОЖДЕНИЯ".
  В Милочкиной карте АСЦЕНДЕНТ находится в соединении с САТУРНОМ. Следовательно - САТУРН - УПРАВИТЕЛЬ РОЖДЕНИЯ.
  
  Самое время посмотреть - какие ДОМА не заполнены планетами, то есть - пустые. Сила ДОМОВ в их "заселённости планетами". Пустые ДОМА - бездействуют.
  У Милочки не заселенные ДОМА:
  II ДОМ - БЛАГОСОСТОЯНИЕ.
  Запас жизненных сил, способность работать, заработок собственным трудом.
  V ДОМ - ДОМ ТВРЧЕСТВА. Если не считать находящегося там во 2-м градусе разрушающего весь ДОМ ПЛУТОНА...
  Творческое проявление человека. Дети.
  VII ДОМ - ДОМ ПАРТНЕРСТВА.
  Выбранные человеком партнеры (муж, жена, соавтор, компаньон). Явные враги и друзья.
  VIII ДОМ - КРИЗИСНЫЙ (ДОМ СМЕРТИ).
  Умение человека адаптироваться в чужих энергиях, пользоваться ими, управлять или - гибнуть.
  IX ДОМ - ДУХОВНЫЙ.
  Способность глубокого проникновения в науку или духовную жизнь, высшее образование. Дальние путешествия.
  XI ДОМ - ДОМ ДРУЗЕЙ.
  Корпорационные связи человека, единомышленники и друзья по идеям.
  -----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  Смотришь на перечень не заселённых ДОМОВ и становится грустно. Ведь, это означает, что, именно, эта большая сфера жизни и деятельности, которая должна быть активно задействована на протяжении всей жизни - попросту отсутствовала.
  Не было БЛАГОСОСТОЯНИЯ - (2-й ДОМ).
   Не было ДЕТЕЙ - (5-й ДОМ).
  В 6-м ДОМЕ ПЛАНЕТЫ есть - НЕПТУН и ПРОЗЕРПИНА. Но они играли роль - разрушающих здоровье планет.
   Муж был. Но потом она всё-таки став вдовой - осталась одна. Друзей было мало, врагов? Были во второй половине жизни - мало, но навредить успели (я имею ввиду - порчу...) - (7-й ДОМ).
   В чужих энергиях не купалась. Наоборот - все свои энергетические силенки отдавала семье и работе. А смерти родных и близких были порой трагическими - 8-й ДОМ проявлял себя в жестокой форме.
  Высшего образования не получила. Дальних поездок не было - (9-й ДОМ).
  Корпорационных связей и соратников по идеям - не было. А друзья по работе, конечно, - были. Но это другие связи - связи по обязательствам. (11-й ДОМ).
  Вот вам и весь расклад ДОМОВ в гороскопе.
  Не весь, конечно. Вот мы и подошли к тому моменту, о котором в начале Главы я сказала, что он - "ПОТРЯС МЕНЯ".
  Планеты распределились в ФИГУРЕ ЛОКОМОТИВ таким образом, что толкал весь этот ЛОКОМОТИВ - МАРС, являясь первой планетой по движению планет (против часовой стрелки).
  МАРС - ПРИНЦИП ДЕЙСТВИЯ. Произведение МАССЫ на СКОРОСТЬ...
  В четырёх знаках находится всего по одной планете:
  В РАКЕ - ХИРОН, во ЛЬВЕ - ПЛУТОН, в ДЕВЕ - НЕПТУН, в ВЕСАХ - ПРОЗЕРПИНА.
  ХИРОН - Двойственность, адаптация к любым возможным и невозможным жизненным условиям и ситуациям.
  ПЛУТОН - Бульдозер ЗОДИАКА - очищение от старого.
  НЕПТУН - Антогонист УРАНА, всеобщий растворитель.
   Прозерпина - Трансмутация, преобразование природных влияний, превращение элементов из одного состояния в другое.
  Прозерпина моделирует глубинные процессы сознания.
  При переходе в ЭРУ ВОДОЛЕЯ моделирование КОСМИЧЕСКОГО УМА возлагается на ПРОЗЕРПИНУ. (НЛО, АЯ и т. д.).
  
  А все остальные планеты представляют собой СТЕЛЛИУМ, который охватил - I-й и XII-й ДОМА. Ну, ладно бы I-й ДОМ, а самое ужасающее то, что в XII-й ДОМ попало столько планет, да - каких!
  В I-м ДОМЕ: суровый и строгий законник - САТУРН и ЮПИТЕР со взрывным УРАНОМ.
  САТУРН - Принцип структурирования, кристаллизации, накопитель энергии.
  ЮПИТЕР - Экспансия, расширение роста, развития.
  УРАН - Принцип разрывности функций, перехода, мутации, революционер ЗОДИАКА - продолжение функции.
  
  В XII-м ДОМЕ... Напомним, XII-й ДОМ - БОЛЬНИЦА, ТЮРЬМА, ВСЁ ТАЙНОЕ. СЛУЖЕНИЕ ЛЮДЯМ...
  Дом связан со всем, что больше нас (противоположность VI дому). Тяжелые испытания, серьезные болезни. Удаление от материального мира - места страдания или заточения: (тюрьма, больница, изгнание, монастырь, самовольное уединение и т. п.), тайные друзья и враги.
   Преданность, жертва, одиночество. Всё, что противопоставлено повседневному: возвышенность, отрешенность.
  Материальное и духовное ограничение свободы, враги, препятствия, глубокие мысли.
  
  В 12-м ДОМЕ - этом ДОМЕ УЖАСОВ находятся, как в заточении, на протяжении всей жизни - ПЛАНЕТЫ: СОЛНЦЕ, ЛУНА, МЕРКУРИЙ и ВЕНЕРА. Это её:
  СОЛНЦЕ - Я.
   ЛУНА - Тень СОЛНЦА, дополнение к СОЛНЦУ, отражение его, два конца одной оси, на которой формируется человек. Функция ЛУНЫ - донести до земли энергию СОЛНЦА.
  МЕРКУРИЙ - Информация, мышление.
  ВЕНЕРА - Любовь и искусство.
  Подробнее? Пожалуйста...
  
  
  Солнце - Мужской принцип. Жизненная сила, дух, сила воли, созидательная сила, творческие способности, здоровье. Даѐт славу, почести, уважение или позор и потерю репутации.
  Луна - Женский принцип. Душа, психика, подсознание, воображение, адаптация, мать, плодородие, семья, нация, наследственность, жидкости. Даѐт популярность, гласность, перемены в жизни.
  Меркурий - Интеллект, взаимодействие, мышление, способность к пониманию, критические и аналитические способности, связи, контакты, изменчивость, чувство равновесия, нервная система, органы речи и слуха. Даѐт способность к торговле, предпринимательству, способность к обучению.
  Венера - Способность оценивать, чувства, гармония, красота, эмоциональность, чувственность. Даѐт либо мир, согласие, счастье, либо разлад, разрыв, разочарование.
  
  ЛУННЫЕ УЗЛЫ - фиктивные точки, влияющие на здоровье, психику и карму человека.
  Точки пересечения лунной орбиты с плоскостью эклиптики.
  НИСХОДЯЩИЙ (южный) УЗЕЛ - ХВОСТ ДРАКОНА (тоже в 12-м ДОМЕ).
  
  "Закрытая дверь" - запирание, трудности, которые необходимо преодолеть, чтобы продолжался рост.
  Наследие прошлого, носитель индивидуальных наследственных черт, как в психосоциальном, так и в духовном плане.
  
  ДОМ, в котором много планет - наиболее активный ДОМ.
  Значит, ко всему прочему 12-й ДОМ ещё и самый активный ДОМ.
  
  Ну, и как жить с таким ГОРОСКОПОМ?
  
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  Те читатели, которые - не увлекаются астрологией, что-то поймут по ключевым словам, которые я постараюсь здесь привести специально для них.
  
  Пояснения для тех, кто не знаком с астрологией даются в лаконичной форме.
  
  Гороскоп состоит из 12 ЗНАКОВ ЗОДИАКА. Кроме того - в нем находится 12 ДОМОВ.
  Все ПЛАНЕТЫ в ГОРОСКОПЕ располагаются в определенных ЗНАКАХ ЗОДИАКА и - ДОМАХ, которые влияют на эти ПЛАНЕТЫ, и их взаимодействие между собой (аспекты), предопределяющие СОБЫТИЯ, которые могут происходить с человеком на протяжении всей его жизни.
  Соответственно, важно - в каких ЗНАКАХ и ДОМАХ находятся ПЛАНЕТЫ в ГОРОСКОПЕ.
  Всего рассматриваются 12 ПЛАНЕТ: СОЛНЦЕ, ЛУНА, МЕРКУРИЙ, ВЕНЕРА, МАРС, ЮПИТЕР, САТУРН, УРАН, НЕПТУН, ПЛУТОН, ХИРОН, ПРОЗЕРПИНА.
  Есть ещё и важные Арабские точки, типа - КОЛЕСО ФОРТУНЫ и КРЕСТ СУДЬБЫ.
  Но, обычно, в первую очередь, смотрят - какие ЗВЕЗДЫ вступают в СОЕДИНЕНИЕ с ПЛАНЕТАМИ и ДОМАМИ ГОРОСКОПА, наделяя судьбу человека своим влиянием.
  У Милочки многие ЗВЕЗДЫ отметились в час её рождения.
  Мы приведем значение некоторых из них.
  
  ЛУНА - в соединении со звездой - ШЕАТ
  ШЕАТ (Андра)
  
  Дает слабоволие, крайнюю степень несчастья, опасность утопления, самоубийство (на границе VIII дома или в соединении с Луной). На Asc - жертва рока, с Марсом - тюрьма, страшные противники, с Меркурием - ограбление, дурные мании и навязчивые идеи.
  Влияние: Нептун, Сатурн, Луна; Сатурн
  В нашем случае - звезда ШЕАТ находится в соединении с ЛУНОЙ. Не все качества ЗВЕЗДЫ передаются человеку. Чаще всего она оказывает влияние на характеристики планеты, с которой она вступает в соединение.
   Луна - Женский принцип. Душа, психика, подсознание, воображение, адаптация, мать, плодородие, семья, нация, наследственность, жидкости. Даѐт популярность, гласность, перемены в жизни.
  Транзитная ЛУНА ежегодно вступает с Натальной ЛУНОЙ в разные дни и время. Скорее всего, ШЕАТ наградила Милочку - крайней степенью несчастья и - слабоволием, не позволяющим бороться за это счастье.
  Транзитная ЛУНА ежегодно вступает с Натальной ЛУНОЙ в разные месяцы, дни и время. В день смерти Милочки Транзитная ЛУНА ещё не вступила в точное соединение с Натальной ЛУНОЙ, но она уже находится в границах допустимого ОРБИСА и движется к этому точному соединению...
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  МАРС - в соединении со звездой - ТЕРЕБЕЛЛУМ
  [7597] ТЕРЕБЕЛЛУМ
  
   Буквально означает "войны на земле". Звезда, связанная с переломами, катастрофами, несчастьями в поездках. Дает неудачи, преследования, несчастья, неожиданные перемены к худшему. На границе VIII дома - явная насильственная смерть, на Asc - самоубийство, на МС - потеря работы без выходного пособия. С Меркурием - клевета и долгое сидение в тюрьмах, с Венерой - убийство своей жены, искушение убить ее или покушение на ее жизнь. Возможность убийства не только супругов, но и близких.
  Марс, Юпитер, Плутон.
  П. П. Глоба называет планеты, в соединении с которыми звезда проявляет максимальное свое влияние - слугами этой звезды.
  Зная Милочкину судьбу, я бы рассматривала значение выражения - "война на земле" влияние ТЕРЕБЕЛЛУМА не только - конкретно на самого человека, в карте которого звезда находится в соединении с какой-то планетой, но и - влияние на близких и дорогих человеку людей, влекущее несчастья и перемены к худшему.
  Муж Милочки - Володя и сын - Серёжа попали в ужасную катастрофу, когда ехали на машине на дачу. Машина превратилась "в лепешку". Володя пострадал меньше. А Сергей разбился основательно (рёбра, голова, лицо - пришлось даже пришивать язык)... Ранения Серёжи впоследствии проявили себя не лучшим образом...
  ==================================================================
  
  МЕРКУРИЙ - в соединении со звездой - СКАТ
  СКАТ
  Рука Водолея, держащая сосуды. Очень хорошая звезда. Человек сам всего добивается, сам строит свое благополучие, имеет продолжительное счастье, удачу. Очень хороша эта звезда для работы, прочного места службы, уважения начальства. Дает многодетность. На МС - гениальные дети, слава потомков, генетическая слава.
  Влияние: Марс, Венера, Меркурий
  В нашем случае - звезда СКАТ находится в соединении с МЕРКУРИЕМ.
  Меркурий - Интеллект, взаимодействие, мышление, способность к пониманию, критические и аналитические способности, связи, контакты, изменчивость, чувство равновесия, нервная система, органы речи и слуха. Даѐт способность к торговле, предпринимательству, способность к обучению.
  
  Если бы на месте МЕРКУРИЯ БЫЛА - ВЕНЕРА, мы бы смотрели тему - детей.
  МЕРКУРИЙ же наводит нас на мысль, что СКАТ влияет - на успехи на работе, прочное место службы, уважения начальства. И, действительно, Милочка в своей карьере всего добивалась сама. Не имея никакого образования, кроме школьного, она, начав работать в научно-испытательной лаборатории по анализу новых пороховых образцов, со временем была назначена руководителем этой лаборатории, и дослужилась там же до пенсии...
  ----------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  САТУРН - в соединении со звездой - АЛЬМАХ
  Альмак (Аламак)
   Нога Андромеды. Связана с Юпитером, Венерой, Плутоном. Артистическая карьера или карьера художника, иногда режиссёра. Большая популярность, влияние на публику. Менеджер, меценат. Может зарабатывать на произведениях искусства. Часто проявляется у фарцовщиков и у тех, кто торгует произведениями искусства, иконами, картинами. С Меркурием или с Юпитером, а также на МС, звезда сулит большое возвышение и капитал. Человек прочно стоит на ногах, не сворачивает с пути. С Марсом - рантье, тот, кто будет жить на свои сбережения. С Солнцем - актёрская карьера или судьба деятеля искусства.
  В нашем случае - звезда АЛЬМАХ не находится в соединении - ни с Меркурием, ни с Юпитером, ни с Мс. Она соединилась со зловредным САТУРНОМ. Видимо, именно САТУРН не воспринял артистичного влияния АЛЬМАХА и больших капиталов...
  ---------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  НЕПТУН - в соединении со звездой - ЛАБРУМ
  [4382] ЛЯБРУМ (Чаша Грааля)
  
   Звезда преображения, мистерии святого Грааля. Дает человеку рыцарство, идеализм, высшие устремления, но всегда с принятием некоего обета. С Крестом Судьбы или со злыми планетами делает из человека "Дон Кихота". В медицинской астрологии это целительская звезда.
  Влияние: Юпитер, Нептун, Плутон.
  
   Событийно сильный добрый Нептун дает контакты с тайными духами, невидимыми силами. Они его ведут, направляют, отводят от опасности, его могут предупредить во сне о важном событии.
  
   Событийно злой Нептун дает жизнь полную беспокойства, тайных сил и врагов. У человека много страхов, фобий, его преследуют кошмарные сны. Он угнетен, может умереть тайной смертью, может испытать на себе воздействие ядов. Ему следует опасаться воды, путешествий на воде, которая при злом Нептуне является смертоносной стихией. Если он стоит у власти - может стать жертвой тайного заговора (Г. Распутин).
  
   В нашем случае - НЕПТУН, соединяясь со звездой ЛАБРУМ, и, находясь в 6-м ДОМЕ (ДОМ БОЛЕЗНЕЙ), должен проявлять целительские способности. Наш НЕПТУН по своему Космическому статусу находится - в ИЗГНАНИИ. Он ослаблен. В карте Милочки, если смотреть по балам, он является - злой планетой. Кроме всего прочего, в Милочкиной карте НЕПТУН - РЕТРОГРАДНЫЙ, то есть - пятящийся назад. РЕТРОГРАДНОСТЬ заставляет планету проявлять свои качества - "наоборот" - противоположные прямому движению...
  Вот, теперь можно предположить, будучи злым, ослабленным и ретроградным, под влиянием звезды ЛАБРУМ, НЕПТУН - не исцелял, а затягивал болезни, превращая их в хронические и неизлечимые.
  
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  ХИРОН - в соединении со звездой - ПРОЦИОН
  Процион
  
   Звезда связана с опасностью от ядов, ядовитых газов, укусов змей и насекомых, абсцессов, ран, гноящихся повреждений. Например, у Эмиля Золя она была в соединении с Крестом Судьбы - он погиб от отравления газом.
  Влияние: Солнце, Нептун, Марс.
  Помощниками ПРОЦИОНА являются - СОЛНЦЕ, НПТУН, МАРС.
  А у нас ПРОЦИОН соединен с ХИРОНОМ.
  Хирон - Двойственность, адаптация к любым возможным и невозможным жизненным условиям и ситуациям.
  Мне кажется, что ПРОЦИОН в карте Милочки проявил себя в части возникновения АБСЦЕССОВ и РАН. (4 стадия рака, незаживающий шов после операции и т. д.). ХИРОН это - АДАПТАЦИЯ к любым условиям и ситуациям. А что ещё ей оставалось делать? Он - терпела нескончаемые боли целых два последних года жизни. Кроме того она терпела боли от мучившей её всю жизнь мигрени - приступы сильнейшей головной боли со рвотой, а порой и с потерей сознания...
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  Мы бегло посмотрели на звезды, которые находятся карте Милочки в соединении с планетами. Уже и этого хватило, чтобы представить себе - какое влияние они все вместе взятые оказывали на Милочкину судьбу и её здоровье на протяжении всей её жизни. Нет смысла рассматривать остальные звезды, находящиеся в соединении с куспидами ДОМОВ и другими точками Натальной карты.
  В какие-то моменты мне кажется, что не может ГОРОСКОП одного человека содержать столько негативов. Я ловлю себя на мысли - не подтасовываю ли я, толкуя Натальную карту Милочки - данные, желая найти причины её тяжелой КАРМЫ?
  Давайте ещё раз пробежимся по КЛЮЧЕВЫМ СЛОВАМ.
  Синтезируя характеристики ЗНАКОВ ЗОДИАКА, ДОМОВ и ПЛАНЕТ, попробуем ещё раз их просмотреть.
  
  Обычно, рассматривают сначала - I ДОМ.
  
  I - ДОМ (АСЦЕНДЕНТ) - "Я!"... ЛИЧНОСТЬ, ПЛАНЫ, МЫСЛИ, ТЕЛО, ЖИЗНЕННАЯ СИЛА, ВНЕШНИЙ ВИД, ПОВЕДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА, ХАРАКТЕР, СПОСОБЫ САМОУТВЕРЖДЕНИЯ и САМОВЫРАЖЕНИЯ.
  
  ПЕРВЫЙ ДОМ находится в ТЕЛЬЦЕ.
  ТЕЛЕЦ - УРОДЛИВЫЙ, РАСПУТНЫЙ, СЕКСУАЛЬНЫЙ, СВОБОДОЛЮБИВЫЙ, СТРАСТНЫЙ, МАТЕРИАЛИСТ, МУЖСКАЯ и СОЗИДАТЕЛЬНАЯ СИЛА, ЖАЖДА ДУХОВНОЙ ЖИЗНИ, ПЛОТСКОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ и ЧУВСТВЕННАЯ ЭКЗАЛЬТАЦИЯ, РАЗГУЛ ИНСТИНКТОВ, СТРАСТЬ ОБЛАДАНИЯ, ВЗРЫВЫ ЯРОСТИ, ВЫНОСЛИВОСТЬ, НАСТОЙЧИВОСТЬ, УПРЯМСТВО, КОНСЕРВАТИВНОСТЬ...
  
  В ТЕЛЬЦЕ и ПЕРВОМ ДОМЕ находятся 3 планеты из 12: САТУРН, ЮПИТЕР и УРАН.
  Сатурн - Закон, концентрация, ограничение, выдержка, серьѐзность, ответственность, долг, упорство, терпение, бережливость, судьба, время, медленный, но уверенный успех либо помехи, преграды, препятствия, лишения.
  Юпитер - Ориентация, цель, экспансия, мудрость, справедливость, философия, вера в Бога, социальные и культурные ценности, мировоззрение, счастье и благополучие, обилие, богатство или расточительность и карьеризм.
  Уран - Оригинальность, эксцентричность, спонтанность, интуиция, озарение, изобретательский талант, альтруизм, неожиданность, своеволие, аритмия, нервные срывы, энергетика, разрушение.
  Примечание:
  САТУРН в СОЕДИНЕНИИ с АСЦЕНДЕНТОМ (вершина 1-го ДОМА). Находится в ТЕЛЬЦЕ. Космический статус - РОДСТВО. Находясь в соединении с вершиной 1-го ДОМА, будет влиять на весь 1-ый ДОМ, и соответственно - на ПЛАНЕТЫ в нем находящиеся: ЮПИТЕР и УРАН.
  В свою очередь - УРАН находится в СОЕДИНЕНИИ с ЮПИТЕРОМ.
  УРАН в ТЕЛЬЦЕ - в ПАДЕНИИ. Это указывает на ослабленный его космический статус.
  ЮПИТЕР в ТЕЛЬЦЕ имеет - ВРАЖДЕБНЫЙ космический статус.
  Ослабленный УРАН в СОЕДИНЕНИИ с ВРАЖДЕБНЫМ ЮПИТЕРОМ - будут влиять на всё, чем владеет 1-й ДОМ (ЛИЧНОСТЬ, ПЛАНЫ, МЫСЛИ, ТЕЛО, ЖИЗНЕННАЯ СИЛА, ВНЕШНИЙ ВИД, ПОВЕДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА, ХАРАКТЕР, СПОСОБЫ САМОУТВЕРЖДЕНИЯ и САМОВЫРАЖЕНИЯ) скорее негативно, чем - позитивно.
  Положительное влияние УРАНА в СОЕДИНЕНИИ с ЮПИТЕРОМ это - Богатый дух, счастье, хорошая профессия, поездки за рубеж, счастье в риске, хороший оратор.
  Но в карте Милочки - и УРАН и ЮПИТЕР влияние оказывают - негативное. А отрицательное влияние означает всё то же, но - во всем неудача, излишняя односторонность...
  Вот и первая причина, которую мы можем усмотреть от влияния ЮПИТЕРА с УРАНОМ на её 1-ый ДОМ. Плюс - САТУРН, олицетворяющий - Закон, концентрацию, ограничение, выдержку, серьѐзность, ответственность, долг, упорство, терпение, бережливость, судьбу, время, медленное, но уверенное продвижение к успеху, либо помехи, преграды, препятствия, лишения.
  Синтезируйте все ключевые слова, и поймете, что с самого начала её карма не предполагала лёгкой жизни ни в личной жизни, ни в чём-то другом...
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  Посмотрим дальше.
   II - ДОМ - БЛАГОСОСТОЯНИЕ.
  Материальные приобретения. Деньги, поведение в мире денег. материальные блага и капитал. Всё, что достается индивидуальными усилиями.
  
  Запас жизненных сил, способность работать, заработок собственным трудом.
  Особая независимость. Особая ограниченность.
  
  2-й ДОМ - в БЛИЗНЕЦАХ.
  
  БЛИЗНЕЦЫ - БЛИЗНЕЦЫ - это: ЧЕСТНОСТЬ, ЛЮБОПЫТСТВО, ДВОЙСТВЕННОСТЬ, ПРОТИВОРЕЧИВОСТЬ, КРАСНОРЕЧИЕ, СТРАСТЬ К ПЕРЕМЕНАМ, ВЛИЯНИЕ НА БЛИЗКИХ ЛЮДЕЙ, КОНТАКТНОСТЬ, НЕБОЛЬШИЕ ПОЕЗДКИ, ПИСЬМА.
  Во ВТОРОМ ДОМЕ ПЛАНЕТ НЕТ...
  
  Примечание. Если в ДОМЕ нет ПЛАНЕТ, смотрим по УПРАВИТЕЛЮ этого дома. УПРАВИТЕЛЬ - МЕРКУРИЙ. Он - в 12-м ДОМЕ. А что означает - 12-ый ДОМ, скажем позже, когда до него дойдем - ничего хорошего...
  
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  III - ДОМ Ближайшее ОКРУЖЕНИЕ, УМ, ИНФОРМАЦИЯ.
   Братья, сестры, соседи, ближайшее окружение человека. Контакты со средой (среда быта - то есть связи, которые мы не выбираем). Ум, интеллект, учеба, речь, небольшие поездки, обмен, рукописи, переписка, пресса, почта, передачи.
  
  3-й ДОМ находится в БЛИЗНЕЦАХ и РАКЕ.
  
  РАК - ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ, ИСТОКИ, ДОМ, РОДИНА, СТАРОСТЬ, ПОТЕРИ РОДНЫХ, СЕМЕЙНЫЕ СПОРЫ, УПОРСТВО, ИНОГДА - ЛЕНЬ, ЭМОЦИОНАЛЬНОСТЬ, УЯЗВИМОСТЬ, СТРАХИ, МАЛОДУШИЕ.
  
  В 3-м ДОМЕ ПЛАНЕТ нет.
  
  Примечание: 3-ий ДОМ занимает два знака - БЛИЗНЕЦЫ и РАК Вершина 3-го ДОМА находится в БЛИЗНЕЦАХ (УПРАВИТЕЛЬ - МЕРКУРИИЙ). УПРАВИТЕЛЕМ ЗНАКА - РАК является - ЛУНА. ЛУНА, также, как и МЕРКУРИЙ находится в 12 ДОМЕ... Кроме того, ЛУНА - в СОЕДИНЕНИИ с СОЛНЦЕМ.
  
  СОЕДИНЕНИЕ СОЛНЦА с ЛУНОЙ определяют основной характер ГОРОСКОПА.
  При положительном влиянии это СОЕДИНЕНИЕ означает - Полноту жизни, постоянство и согласие.
  При отрицательном влиянии - Перемены к худшему, трудности всех видов.
  И МЕРКУРИЙ и ЛУНА с СОЛНЦЕМ - в 12-м ДОМЕ. Ничего хорошего от них ждать не приходится. Раз они управляют 3-м ДОМОМ, а этот ДОМ означает - БРАТЬЯ...
  Что же произошло у Милочки (и у меня) в жизни под влиянием 3-го ДОМА?
  
   Наш брат - БОРИС трагически погиб в 1960 году на предприятии - сгорел заживо от взрыва пороха.
  
  ------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  IV- ДОМ (Глубина неба, Ic) - НАШ ДОМ. ОТЧИЙ ДОМ.
  ДОМА - СОБСТВЕННЫЙ и РОДИТЕЛЬСКИЙ. НАЧАЛО и КОНЕЦ ЖИЗНИ.
   Дом, в котором воспитывался, для взрослого - собственный дом, родина.
  Наследственность, земельное имущество.
  Наследственное влияние. Дом, недвижимое имущество. Семейная жизнь. Характер начала и последних лет жизни. Всё, что находится под землей: источники, местонахождения, клады... Корни личности.
  
  4-й ДОМ в РАКЕ. В нем находятся - ХИРОН.
  
  Хирон - Двойственность, адаптация к любым возможным и невозможным жизненным условиям и ситуациям.
  ПОСКОЛЬКУ других ПЛАНЕТ нет, мы смотрим УПРАВИТЕЛЯ 4-го ДОМА. УПРАВИТЕЛЬ - ЗНАК РАКА. Опять - ЛУНА в СОЕДИНЕНИИ с СОЛНЦЕМ. - в 12 ДОМЕ!!!
  ЛУНА в СОЕДИНЕНИИ с СОЛНЦЕМ.
  А СОЛНЦЕ в ОППОЗИЦИИ с ПРОЗЕРПИНОЙ.
  ПРОЗЕРПИНА - Трансмутация, преобразование природных влияний, превращение элементов из одного состояния в другое.
  Поскольку мы рассматриваем карту умершего человека, можно считать, что именно ОППОЗИЦИЯ ПРОЗЕРПИНЫ С СОЛНЦЕМ оказала своё влияние на 4-й ДОМ, влияющий на конец жизни человека - трансмутация. Под влиянием ПРОЗЕРПИНЫ и ЛУНЫ с СОЛНЦЕМ в 12-м ДОМЕ, в течении длительной тяжелой болезни в конце жизни изменялось не только физическое состояние Людмилы, но и - сознание постепенно подвергалось соответствующим возрастным изменениям.
  -----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  V - ДОМ - ДЕТИ, ТВОРЧЕСТВО, ЛЮБОВЬ.
  Дети, искусство, любовь, удовольствия. Развлечения: игры, в том числе азартные, мода. Спонтанные чувства. Образования. Осуществления желаний. Любовь. Предприимчивость. Творческое проявление человека.
  ЛЕВ - УСПЕХ, ХОРОШАЯ РЕПУТАЦИЯ, МНОГО ДРУЗЕЙ, ОТВАЖНОСТЬ, ВЕРНОСТЬ, ВСПЫЛЬЧИВОСТЬ, ЖИЗНЕННАЯ СИЛА, ВЛАСТНОСТЬ, СТРАСТЬ К ПОБЕДАМ, ТРЕБОВАТЕЛЬНОСТЬ, ТВОРЧЕСКИЙ ПЫЛ, ТАЛАНТ РУКОВОДИТЬ.
  5-ый ДОМ - ДЕТИ. А в 5-м ДОМЕ находится - ПЛУТОН. Да ещё - УПРАВИТЕЛЬ 5-го ДОМА - СОЛНЦЕ - в 12-м ДОМЕ...
  Плутон - Трансформация, экстремальные ситуации, высшая воля, разрушающая и созидающая сила, организованная толпа, массовые выступления, цепная реакция, давление, магия, мафия.
  Примечание: ПЛУТОН во ЛЬВЕ. Космический статус - ЭКЗАЛЬТАЦИЯ - сильный ПЛУТОН. Но он - РЕТРОГРАДНЫЙ, имеет значительное Космическое влияние на 5-й ДОМ. Скорее всего, именно ПЛУТОН проявил свою разрушающую силу на проблему деторождения. Ну, и УПРАВИТЕЛЬ ЗНАКА ЛЬВА, в котором находится 5-ый ДОМ - СОЛНЦЕ в 12-м ДОМЕ тоже не помогло в этом плане. Собственных детей у Милочки не было.
  ------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  VI - ДОМ - ДОМ повседневной СЛУЖБЫ и БОЛЕЗНЕЙ.
  Служба. Отношение с начальниками и подчиненными. Здоровье.
  Повседневный и обязательный труд. Все, кто меньше или ниже нас: подчиненные, домочадцы, животные. Всё, что требует дисциплины. Гигиена, уход за телом, медицина и её приложение.
  
  6-й ДОМ - БОЛЬШОЙ. Занимает два ЗНАКА - ДЕВУ и ВЕСЫ.
  
  
  ДЕВА - ЧЕСТНОСТЬ, ЗДОРОВЬЕ ВСЕХ, ДОСТАТОЧНО СЧАСТЬЯ И БЛАГОСОСТОЯНИЯ, МНОГО ПРИБЫЛИ, НАСИЛИЕ, УГРОЗА ИМУЩЕСТВУ, СПЕКУЛЯЦИИ, ССОРЫ В СЕМЬЕ, ИЗОБРЕТАТЕЛЬНОСТЬ, ЕЖЕДНЕВНЫЙ ТРУД, ЛЮБОВЬ К ДЕТЯМ, ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТЬ И РВЕНИЕ, ДОБРОДЕТЕЛЬ, РАЗРУШИТЕЛЬНЫЕ ТОЛЧКИ, ПЕРЕВОРОТЫ В ЖИЗНИ, СЕРЬЁЗНОСТЬ.
  
  ВЕСЫ - ЛЮБОВЬ, БРАК, ВРАГИ, ГРАЖДАНСКИЕ СПОРЫ, СЧАСТЬЕ, ПОПУЛЯРНОСТЬ, ЗАБОТЫ, МАЛО ЭНЕРГИИ, НО ЖИЗНЕННАЯ СИЛА, ЭМОЦИОНАЛЬНОСТЬ, ДИПЛАМОТИЧНОСТЬ, РАССУДИТЕЛЬНОСТЬ, СПРАВЕДЛИВОСТЬ, НЕРЕШИТЕЛЬНОСТЬ...
  Но основное, конечно - ЗДОРОВЬЕ.
  В 6-м ДОМЕ находятся - НЕПТУН и ПРОЗЕРПИНА.
  Нептун - Феноменальные и экстрасенсорные способности, гениальность или самообман, иллюзии, фантазии, растворение, брожение, медитации, проникновенность, глубинные пласты души, вещие сны, вдохновение, обман, расстройство, хаос, алкоголизм.
  НЕПТУН - РЕТРОГРАДНЫЙ.
  Прозерпина - Трансмутация, преобразование природных влияний, превращение элементов из одного состояния в другое.
  Надо было бы построить МЕДИЦИНСКИЙ гороскоп и посмотреть афетические таблицы. Но сейчас мы это делать не будем. Уже присутствие в 6-м ДОМЕ РЕТРОГРАДНОГО НЕПТУНА, находящегося в ИЗГНАНИИ, и трансмутирующей ПРОЗЕРПИНЫ достаточно для того, чтобы понять, что со здоровьем у Милочки будут проблемы на протяжении всей её жизни.
  ------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  В общем, выше мы уже рассматривали все эти ПЛАНЕТЫ и ДОМА.
  Наверное, не стоит повторяться... Для очистки совести приведем ключевые слова, характеризующие дальнейшие ДОМА и ПЛАНЕТЫ...
  
  VII - ДОМ - - Связи, которые мы выбираем сами (муж, жена, соавтор, компаньон). Вид и характер связи, партнерства. Женитьба, союзы, контракты. Судебные тяжбы. Явные враги и друзья. Взаимоотношения с окружающими.
  7-й Дом - в СКОРПИОНЕ.
  СКОРПИОН - МАЛО СЧАСТЬЯ, СЛАБОЕ ЗДОРОВЬЕ, СПОРЫ С БЛИЗКИМИ, НАСЛЕДСТВО, ЗАВЕЩАНИЯ, САМОМНЕНИЕ, ЖЕСТОКОСТЬ, НЕДОСТАТОК ЧУВСТВ, САРКАЗМ, СИЛЬНЫЕ СТРАСТИ, НАСИЛИЕ, РЕВНОСТЬ, МСТИТЕЛЬНОСТЬ, СОЗИДАНИЕ И РАЗРУШЕНИЕ, КРИЗИСЫ, СЕКСУАЛЬНОСТЬ, ЭРОТИЗМ, БУНТЫ, ВЕЧНАЯ БОРЬБА ЗА СУЩЕСТВОВАНИЕ, КОМПЛЕКСЫ ВИНЫ И САМОБИЧЕВАНИЕ.
  Планет в 7-м ДОМЕ нет. Управитель 7-го ДОМА - ПЛУТОН и МАРС.
  
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  VIII - ДОМ - КРИЗИСЫ, СМЕРТЬ, НАСЛЕДСТВО,.ОККУЛЬТИЗМ.
  СМЕРТЬ, трансформация. Оккультное знание, сфера потустороннего. Страсть и сексуальность. Отказ от материальных благ (противоположность II ДОМУ). Завещания и наследство. Имущество дружественных лиц.
  Уменье человека адаптироваться в чужих энергиях, пользоваться ими, управлять или гибнуть.
  
  8-й ДОМ находится в Стрельце.
  Планет в 8-м ДОМЕ нет. Управители 8-го ДОМА: - ЮПИТЕР и НЕПТУН.
  
  Юпитер - Ориентация, цель, экспансия, мудрость, справедливость, философия, вера в Бога, социальные и культурные ценности, мировоззрение, счастье и благополучие, обилие, богатство или расточительность и карьеризм.
  Нептун - Феноменальные и экстрасенсорные способности, гениальность или самообман, иллюзии, фантазии, растворение, брожение, медитации, проникновенность, глубинные пласты души, вещие сны, вдохновение, обман, расстройство, хаос, алкоголизм.
  ------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  IX - ДОМ - ДУХОВНЫЙ. РЕЛИГИЯ, ЗАГРАНИЦА, ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ.
  Высшая духовная жизнь, интуиция, чужбина, лица, связанные браком.
  Идеальное. Абстрактное. Бегство от действительности. Дальние путешествия - реальные или воображаемые. Высшее образование. Заграница и и иностранцы. Все, что возвышает человека: религия, законы, философия.
  Способность глубокого проникновения в науку или духовную жизнь, высшее образование. Дальние путешествия.
  
  9-й ДОМ - немного - в СТРЕЛЬЦЕ и - в КОЗЕРОГЕ.
  
  СТРЕЛЕЦ - ЧЕСТНОСТЬ, СЧАСТЬЕ, БЛАГОСОСТОЯНИЕ, ДРУЖЕСТВЕННОСТЬ, СУДЕБНЫЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВА, ОТВАЖНОСТЬ, ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, СТРЕМЛЕНИЯ К ПУТЕШЕСТВИЯМ И ПРИКЛЮЧЕНИЯМ, ВЗЛЁТ И БЛИСТАТЕЛЬНЫЙ ПОРЫВ.
  
  КОЗЕРОГ - Знак РАСПУТНЫЙ И ЗЛОЙ. Зато, знак влияет на: ЖИЗНЕННОЕ ВОСХОЖДЕНИЕ, ПРОФЕССИЮ, ПЕРЕМЕНЧИВОЕ СЧАСТЬЕ, БОЛЕЗНИ, ПЕРЕЛОМЫ, ТЕРПЕЛИВОСТЬ, УСЕРДИЕ, МАЛО ЧУВСТВ, ПЕССИМИЗМ, ЗАВИСТЬ, РЕВНОСТЬ, УПОРСТВО, КАРЬЕРА, УСПЕХИ, СУРОВЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ, НАСТОЙЧИВОСТЬ, КОНСЕРВАТИЗМ, ВЕРНОСТЬ, ПОСТОЯНСТВО, СКРОМНОСТЬ, РЕШИТЕЛЬНОСТЬ, ВЛАСТОЛЮБИЕ...
  Планет в 9-м ДОМЕ нет.
  Управители 9-го ДОМА: ЮПИТЕР, НЕПТУН, САТУРН и УРАН.
  ---------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  X - ДОМ (середина неба, МС) - ПРОФЕССИЯ, КАРЬЕРА.
  Общественное положение, общественная жизнь. Цель. Замыслы, тщеславие. Отказ от наследственного влияния (противоположность IV дому). Судьба. Удача, успехи.
  Профессия, серьезность, социальное положение, звания, титулы.
  
  10-й ДОМ - в КОЗЕРОГЕ.
  В 10-м ДОМЕ - МАРС.
  Марс - Активность, импульс, воля, энергия, мужество, решительность, опрометчивость, необузданные животные инстинкты, агрессивность, стремление к успеху, дух борьбы, эгоизм. Воспаления, раны, несчастные случаи.
  ............................................................................................................................................
  
  XI - ДОМ - ДОМ ДРУЗЕЙ.
  Друзья, которых мы выбираем, протекция, общества, желания, помощь. Надежды, проекты. Клиентура. Корпорационные связи человека, единомышленники и друзья по идеям.
   Чувства, которыми управляет разум (противоположность V дому). Платонизм.
  
  11-й ДОМ - в ВОДОЛЕЕ.
  
  ВОДОЛЕЙ - СПОКОЙСТВИЕ, ДРУЖЕСТВЕННОСТЬ, СТРЕМЛЕНИЕ К БЛАГОСОСТОЯНИЮ, БОЛЬШИЕ КРИЗИСЫ, СТРЕМЛЕНИЕ К НАУКЕ И ПОГРЕССУ, К ЭМАНСИПАЦИИ И НЕЗАВИСИМОСТИ, СДЕРЖАННОСТЬ, ВНУТРЕННЯЯ БОРЬБА, БЕСКОРЫСТИЕ, ХРУПКИЙ ХАРАКТЕР, НЕПРИСПОСОБЛЕННОСТЬ...
  В 11-м ДОМЕ ПЛАНЕТ нет. УПРАВИТЕЛЬ - УРАН и САТУРН.
  А о 12-м ДОМЕ даже повторять ничего не хочется.
  Вот, так мы на внешнем поверхностном уровне просмотрели Милочкину Натальную карту.
  Получается, что Милочка при жизни отрабатывала чьи-то грехи - кого-то из наших предков. Но кого? Нам, наверное, этого уже никогда не узнать...
  
  ==================================================================
  
  
  ..................................ЧАСТЬ 2...........................................
  ...........................ВОЕННОЕ ДЕТСТВО..............................
  
  27 марта 1941 года родился на свет маленький человечек...
  Этого человечка никто не спрашивал - хочет ли он родиться на нашей грешной земле, да ещё, если этому человечку в соответствии с кармой - предстоит на протяжении всей жизни отрабатывать чьи-то чужие грехи...
  Но этот человечек родился в нашей семье, где уже были двое сорванцов, я - Ираида и мой братишка - Борис. Я родилась в 1935 году, Борис - в 1937-м.
  Когда я родилась, молодой Советской стране исполнилось всего 17 лет. Это была - молодая, неопытная, бедная, много не понимающая, постоянно качающаяся на волнах непрекращающихся войн и приближающаяся к последней Великой отечественной войне. Я родилась в годы "БОЛЬШОГО ТЕРРОРА". Так назвали период с 1934-го по 1939 годы.
   Позже я иногда расспрашивала маму о том, как проходило её детство. Она вспоминала, в основном, ветлечебницы. Рассказывала, как не раз отцу приходилось бороться против эпидемии сапа. Жалко было лошадей, которых убивали и закапывали в специальных могильниках.
   Рассказывала о первых годах революции. Мама была ещё маленькой, но хорошо запомнила перестрелки между белыми и красными. Власть сменялась чуть ли не каждый день. Придут красные, а наутро на частоколах нанизаны головы беляков. Отобьют белые городок, наутро на тех же частоколах - головы красноармейцев...
   Настал момент, когда прошёл слух, что в город идут большие Красные войска и белые покидали город окончательно. Ночью раздался стук в окно. Николай Николаевича вызвал на двор белый офицер. Бабушка не жива, не мертва стояла и только крестилась и шептала молитву. Она думала, что мужа расстреляют. За её юбку уцепились и тоже замерли в страхе четыре девчонки - мал-мала-меньше. Но оказалось, что офицер пришел с предложением - помочь эвакуироваться семье ветврача, т.к. знали, что он дворянин и интеллигент не первого поколения.
   Уехать с белыми войсками Николай Николаевич отказался, хотя и понимал, что это может быть расценено, как предательство. Но к счастью, офицер спешил, а, когда увидел вышедшую во двор Надежду Павловну с малыми ребятишками, махнул рукой и ускакал.
   Бытует версия, что этот белый офицер был безумно влюблён в красавицу Надю, и прискакал ночью, чтобы увезти её с собой, но она, выйдя к нему с детьми, уехать с ним - отказалась.
   Все четыре сёстры Варсобиных выросли, вышли замуж, народили кучу ребятишек - это наши двоюродные братишки и сестрёнки. В живых из маминых сестёр уже не осталось никого, да и из двоюродных моих родственников тоже многие уже ушли из жизни. О каждой семье можно рассказывать много и долго.
  Но мы - малыши о прошлом наших родителей тогда ничего не знали, не понимали и не задумывались - в какой стране нам предстоит жить, мы просто - росли, шалили и всегда хотели кушать. А с этим делом было во все эти годы трудновато.
  Аборты были запрещены. И новые дети, где уже расли двое, были, наверное, не всегда желательны. В 1939-м году мама родила третьего ребёнка - мальчика. Но он прожил в роддоме всего полтора часа, совсем недолго, и умер ещё в роддоме.
  И вот теперь, на свет родилась наша сестрёнка - Милочка. Шел 1941-ый год.
  Наша семья состояла, естественно, не только из детей. Были и мама НИНА -- Нина Николаевна и папа ВОЛЯ - Владимир Васильевич и бабуся (мама отца) - Мариамна Алониевна. И все мы носили самую популярную а стране фамилию - Степановы.
  
  
  Нина - это моя мама - Нина Николаевна Степанова. Воля - это сокращённое имя моего отца. Владимир Васильевич, практически, всю жизнь был в вечных поездках с целью заработка. У него было не полное высшее образование инженера - строителя. Но в те годы и такое образование очень ценилось. Он устраивался на работу в другие города. Может быть, действительно, в Казани не мог удачно устроиться, а, скорее всего, его угнетал домашний быт и ответственность за благополучие семьи. Ему хотелось свободы, приключений, романтики. И он находил всё это вдали от дома. Правда, деньги и посылки он нам присылал. Иногда возвращался на время домой. Ведь появились же откуда-то и Боричка, и Милочка.
  Итак, мы - все трое детей родились в Казани.
   По рассказам родителей, сначала они снимали квартиру на улице Чернышевского. Позже переехали жить на улицу имени Баумана. В конце её располагался знаменитый Казанский Кремль. Мы ходили с бабусей гулять на площадь перед кремлём, где стоял храм. Я запомнила его одинокий мрачный облик. И большие, железные, покрывшиеся ржавчиной, и забитые крест - накрест двери. А, на площади перед этим памятным храмом валялись огромными грудами гранитные и мраморные камни. Говорят - раньше это был памятник императрице, а теперь - груда каменных глыб из мрамора и гранита. Мы часто играли, залезая на них, или сидели на ступенях этого бывшего храма. Нам нравилось, отыскав, или отбив с трудом осколки от мраморных плит, высекать искры, ударяя их друг о друга.
  Поскольку родителей дома днями не было, к тому же и отец часто уезжал надолго на заработки, нас всех троих обслуживала и воспитывала бабуся.
  Ещё до рождения Милочки ей одной трудно приходилось справляться с нами - озорниками, да - плюс все хлопоты по ведению хозяйства тоже лежали на ней.
  Она вела дневник, в котором записывала всё, что касалось нас - детей. Но, иногда, перечитывая его, я понимала, как ей было трудно. Иногда, я буду приводить выдержки из этого дневника - такие, как эти.
  Мне - в 1938-м - 3 года, Боричке - год.
  
   04.02.38. Иде запрещаю дергать занавески. Карнизы приделаны так "устойчиво", что кажется летящая муха может их уронить. Милые родители рассуждают "по обыкновению" в данном случае: - "пока еще не вышло ничего серьезного", а только упавшим карнизом ударило Идочку по голове...
   Сегодня она дернула занавес, карниз упал, но благополучно. Она отчаянно закричала, Боря проснулся, начал кричать, Тобик в этом случае начал лаять - началась истерия! Ребёнок не выспался, начал блажить, дел по горло, заходили нервы... Правильное воспитание срывается! Ида была удалена в залу - этим я положение не спасла, но была ли она виновата? А возможно, этот случай у неё запечатлится навек. Ни один обед у неё не проходит спокойно. К приходу Нины Идка доходит почти до ненормального состояния - хочет спать. Капризничает весь обед, никакие уговоры и угрозы не помогают. Боря в это время тужится, крякает - надо сажать на горшочек и т.д. и т.п. ...
   Принимаю меры, чтобы выйти из положения, но условия таковы, что, видимо, всё так и останется, пока они не будут побольше.
  
  
  07.02.38. Спрашиваю Иду: - "Куда ты поцелуешь папу, когда он приедет?" - "в губки", - "а ещё?" - "в глазки, носик, щёчки". За обедом, уже при матери задаю ей тот же вопрос. Она отвечает: - "в морду." Нина не удержалась и фыркнула. Я употребила все усилия, чтобы не последовать её примеру, справилась.
   Взглянула на себя в зеркало, что стало со мной за эти 10 лет? Куда делся мой смех? Отчего мы так раньше много смеялись, достаточно было "пальчик показать". Или это молодость смеялась? Или мы просто - дети своего времени!
  
   26.02.38. Трагикомедия. Я готовлю к обеду. С одной стороны - Идка, с другой - второй. Поставила плошку с очищенной картошкой и налитой водой "подальше"... Ида зацепила и все пролила. Пришлось во второй раз мыть пол, стол и т.д. Нервы "подняли" настроение. Идка сбежала, а я прикусила язык, чтобы не разразиться наставлениями. Плошку налила и поставила с другой стороны. Пока я заканчивала возню, Боря зацепил рукой и пролил всё снова. Заорал благим матом от испуга. Сцепив зубы, начала в третий раз подмывать столовую. Второпях толкнула кошель и просыпала весь картофель. Тут уж я заплакала и сама... одна.
  
  11.06.38. Сегодня при уборке, глядя с тоской на ободранную печку (мела нет), я вспомнила, и рассмеялась, как Дочка на мой вопрос: - "кто это сделал?", ответила - "Это мы с Боричкой сделали!" Работа выполнена замечательно. Печка не то обкусанная, не то ободранная...
  
   21.08.38. Я месила тесто. Ида стояла на столе в одних трусиках и чувячках. Воспользовавшись случаем, когда я повернулась, она бросила мне в тесто песку. Стоит и в ответ на мой убийственный взгляд притоптывает и поет, глядя на меня. Но, видимо, взгляд мой был достаточно выразительным, т.к. Ида сказала: - "Бабуся, я больше не буду".
   У Бориски поносик все не прекращается и от Воли все ни слуху, ни духу. Посадила обоих играть в спальне на пол. Ида забрала оба ящика с посудой. Случайно попав в Идку кастрюлькой, Боря несмотря на её слёзы, начал запускать в неё остальной посудой, так ему это понравилось. Пришлось самыми быстрыми темпами "сворачиваться".
   Хотелось бы, чтобы Идка моя стала впоследствии детской писательницей! Мечта! С этой точки зрения я и подбираю материал из её жизни: какую чудную книжку можно написать для детей, имея дневник. Ведь, я до сих пор не могу забыть книги В. Желиховой - "Как я была маленькой."
  
  ............................................................................................................................................
  
  
  Единственная написанная, мной и моим мужем - Виктором, книга - "Энциклопедия наших жизней", которую мы публикуем здесь, наверное, должна быть посвящена БАБУСЕ, так как, именно, она заложила в меня любовь к литературе и способности - правильно излагать свои мысли).
  
  
  
   27.12.38. - "Бабуся, когда будет война?" - "Эх, плохо будет, если будет война!" - "А что такое война?" - "На войне стреляют и убивают друг друга". - "Значит, когда мы с Борькой побиваем друг друга, это война?"
  
   В воздухе пахло войной.
  Начался 1939-ый год.
   Берлин планировал захватить Польшу, а затем выступить против Франции и Англии.
   23 августа В.М. Молотов и министр иностранных дел Германии И. Роббентроп подписали в Москве пакт о не нападении и секретный дополнительный протокол к нему о разделе "сфер влияния в Восточной Европе. Согласно протокола Берлин признавал "сферой влияния" Советского Союза республики Балтии, Финляндию, восточную часть Польши и Бессарабию.
  
   1 9 4 0 год.
   Через несколько дней подписания пакта о ненападении, Германия напала на Польшу. Англия и Франция объявили о поддержке Варшавы.
   Началась вторая мировая война. Советский Союз вёл себя нейтрально.
  
   За последние годы агрессивная политика Японии уже привела к двум крупным военным конфликтам с СССР - на озере Хасан в 1938-ом году и на реке Халхин-Гол в 1939 году.
   События развивались быстро. Япония, не получив успеха в военных действиях против СССР, переметнулась в сторону южного направления - наступления на колониальные владения Англии и США: Малайзия, Бирма, Филлипины и др.
   В апреле 1941-го года СССР подписал с Японией пакт о нейтралитете.
   А советские войска вошли на восточные земли Польского государства. К СССР была присоединена Западная Украина и Западная Белоруссия - территории, входившие ранее в состав Российской империи, но утерянные в результате советско-польской войны и мирного договора в 1921 году.
   В сентябре - октябре 1939-го года Эстонии, Латвии и Литве были навязаны "договоры о взаимопомощи", по условиям которых, они предоставляли СССР свои военные базы. В 1940-ом г., обвинив эти страны в нарушении договоров, Москва потребовала создания в них "народных правительств". Вскоре были проведены "выборы" в сеймы Литвы и Латвии и в Госсовет Эстонии, в них участвовали лишь кандидаты от местных компартий. Избранные таким образом парламенты обратились с просьбой о принятии своих стран в состав СССР.
   В конце августа Советский Союз пополнился тремя новыми социалистическими республиками.
   В это же время СССР потребовал от Румынии возвращения Бессарабии, находившейся в составе России с начала 19-го века, вплоть до января 1918 г., а также Северной Буковины, никогда не принадлежавшей России.
   На эти земли без промедления вводятся советские войска.
   В июле 1940-го года Буковина и часть Бессарабии были присоединены к Украинской ССР, а другая часть Бесарабии - к Молдавской ССР, образованной в августе 1940 года.
   СССР вынашивал подобный замысел и против Финляндии. Он начал войну с Финляндией, в результате которых финны потеряли 23 тысячи убитых и умерших от ран, а Советский Союз - 95 тысяч. За эти действия, в декабре 1939-го года СССР был исключен из Лиги Наций, как государство - агрессор.
   Но всё же правительство Финляндии договором от 12 марта 1940 года уступило СССР часть территории на Карельском перешейке и в ряде других приграничных районов.
   Однако судьбы мира решались тогда не в Москве, а в Берлине.
   К осени 1940 года, Германия оккупировала большую часть Западной Европы, включая Францию. Германская авиация бомбила британские города. Англия не сдавалась. Германия готовила операцию "Морской лев" - вторжение в Англию через пролив Ла-Манш. Гитлер сомневался. Англия обладала самым мощным в мире флотом.
   В конце концов, Гитлер сделал выбор. Он знал, что после репрессий 30-ых годов Красная армия ослаблена, и являла собой "колосса на глиняных ногах".
   Посчитав СССР более лёгкой добычей, Гитлер решил обрушить удар на СССР. В июле 1940 года германский генштаб приступил к обсуждению перспектив войны против СССР.
  
  Из дневника бабуси...
  
   03.01.40. Достали кое-как ёлку. Навязали на неё веток, вышло даже что-то похожее на стройность. (Елок в продаже почти нет). Верхушку воткнули в бутылку, кое-чем украсила: это кукольная ёлка. Радости не было конца: целый вечер проиграли, не переставая. Воля, видимо, всё ещё не работает. Настроение неважное. За работу Нине инженер не несёт денег, а в кошельке почти ни копейки. Мучается и Воля, мучается и семья. Нину перевели в ж.д. правление. Вчера пошла в первый раз.
   Стояла в очереди за хлебом, думала - живой не выйду. Как дети обрадовались хлебу.
  
   19.01.40. (Мой день рождения всегда отмечался дома не 20 января, а накануне - на КРЕЩЕНИЕ)
  Житьё незавидное: Воля чуть не голодает, терпит всякие мытарства в ожидании места. Нине инженер не платит за её выполненную работу. У меня - ишиас. Мороз - 40 градусов. Жутко! У нас дома холодно. Ребятишки в шерстяных кофточках, в валенках, с посиневшими ручонками, холодными, как лед. Вчера собрались зажечь ёлку. Заиграл патефон. Нина повертелась с малышами, а Ида, надев на себя мои байковые панталоны, представляла, как клоун. Вот праздник!
  
   13.03.40. Только что вышла на двор сегодня, как соседка объявила чрезвычайную новость: перемирие с финнами (наше радио не работает). Сказала Иде. - Она в ответ: "Как хорошо теперь будет, бабуся! Не будут бить, убивать! Не будет очередей! Будет всё".
   У меня всё время не угасала надежда, что миролюбивая политика нашего правительства сыграет громадную роль и прекратит хищнические аппетиты агрессоров.
  
  04.04.40. Нас замучили крысы. (Говорят, нашествие крыс - к войне). Ничто не помогает от этих проклятых тварей. Пол весь прогрызан, кое-как заклепан безобразно торчащими палками. Клали яд. Приглашали на гастроли кошку, ставили крысоловку - каждую ночь не могу спать: такая поднимается возня, точно черти! Вчера ночью проснулся даже Боря. Зажгли огонь. Взглянула - он уже сидит в постели. Но до чего у него был обворожительный вид! Комически всклокоченная головка, с громадными, расширенными от страха глазами, с горящими щёчками и раскрытыми пурпурными, точно лепестки цветка, губками, между которыми сверкали беленькие зубки - всё просилось на портрет! Поднятый пальчик и шёпот: - "Мишка там!" (звучит, как - бишка). На утро, только открыл глаза, начинает рассказывать: - "О-о! (спали), там мишка ням-ням маму, Борю, нам-ням Лялю и т.д. " - всех перечислил. - "Так изя (нельзя), надо бить мишку палкой. Мама идёт (придёт), будет бить мишку и будя ням-ням".
  
   24.10.40. Вчера давали по карточкам чечевицу, т.к. нечего было есть, сварили из неё кашу. Ида ела, Боря - нет. За едой протекал такой разговор: - "А я знаю, бабуся, ты умрешь раньше всех". - "Почему?" - Мы с Борей маленькие, мама и папа молодые, а ты старая" - подумала и продолжает: - "Потом мама и папа будут старые, а мы как мама и папа. А потом все умрём. А как не хочется умирать!" Неужели это ни с того ни с сего рассуждает ребёнок, которому ещё нет шести лет?
  
  ----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  
   1941-ый год для меня запомнился двумя событиями: родилась Милочка и началась война...
  
  27.02. 41. Нина и Воля до отказа работают и днём и ночами. Работают для того, чтобы поехать и закупить в Москве кое-что из продуктов. Дети вечером представлены сами себе, на головах ходят.
  
   11.03.41. В воскресенье встречали своих из Москвы. Как я и ожидала, на Иду очень малое впечатление произвела Москва, т.к. она почти всё время просидела "дома", играя с девочкой своего возраста. Видела только метро и высокие дома центра. Жаль! Да, были ещё в стереокино. Понравилось. Стала ещё упрямее, непослушная. Беспризорность этих дней сказалась. Привезли много вкусного. Дети сказали - у нас праздник и мы справляем бабусины именины, на которые была только жареная картошка и ни куска сахара к чаю...
  
   02.04. 41. 26 марта, половина девятого вечера, Нина почувствовала себя худо. Пришлось ей идти с Волей, а через полчаса у моих озорников была сестрёнка.
  
  (Поскольку мы с Витей в 1990 году начали занимались немного астрологией, для составления гороскопов, нам всегда нужно было точно знать время рождения. Судя по данной записи, Милочка родилась где-то в 1-ом часу ночи 27 марта 41-го года. Но, рассчитав точное время рождения Милочки с помощью астрологической программы ректификации, мы определили, что она родилась 27 марта в 06 час. 21 мин. 08 мин.).
  
  Нина, уходя, целовала Борюшку, а тот ухватился за неё и буквально рыдал: - "Мама, мамочка!" - он никогда её так не называл - "Ты не надолго! Не надолго!" Для него, видимо, настоящая трагедия! Пришлось буквально оторвать. Очень тяжёлая сцена...
   Ида в это время сидела на сундуке, прислонившись к печке, и рассматривала картинки с каким-то особенным выражением лица: я бы сказала - каменным! Картинки смотрелись для вида. Боясь, как бы и тут не разразилось слезами, я отвлекла её внимание. Удалось. Она ничего не сказала по поводу ухода матери. Очень хотелось знать, она горевала об уходе матери или оттого, что та ушла, не поцеловав её.
   На другой день, она говорит и мне: - "Бабуся, а почему мама не поцеловалась ни со мной, ни с тобой? Ведь, она уходит надолго?" Пришлось как-то вывернуться...
   Иногда Боря, сидя на сундуке, а Ида у окошка, гадают, что пройдёт: автомобиль или трамвай. - "Я права!" - кричит Ида. - "Нет, Боря пальва" - кричит Боря. Начинается "история", а иногда соглашаются мирно и играют долго. Раз Боря говорит: - "Козюлька на лошади едет!" - это вызывает безудержный смех. Ободрённый Боря повторяет десятки раз эту фразу, и оба так же безудержно смеются. Самый лучший в мире смех!
  
  
   06.04.41. Вчера дети встретили ляльку. Радости не было границ. Нина сказала, что будет кормить сестрёнку. - "А как же ты будешь кормить, когда у неё нет зубов?" - спрашивает Боря.
   А Ида буквально замучилась: - "Когда же я буду за ней ухаживать? Когда же она будет кричать? Она все спит и спит... Оба заинтересованы тем, что у мамы нет " животика". Ида задаёт десятки вопросов - "наводящих", но мать увиливает от прямого ответа.
  
   10.04.41. Вечером за чайным столом. Боря к матери: "Мама, пока ты не дашь мне книжки, я молоко пить не буду". - "Ну, и не пей". Боря, подумав: - "А вот ка-к я тебя хлопну!" Утром встал и говорит: - "Если Дочка пойдёт в школу, мне её жалко не будет, т.к. я буду играть с лялей". (Употребляет сложное предложение).
  
   18.04.41. Воля заболел ишиасом. На больничном. Услышав, что доктор советует ему лечь в больницу, Ида говорит: - "Ну, вот, ляжешь папа в больницу и тоже родишь ляльку!" Папа поддразнивает Борьку. Тот собирается плакать. Я говорю Боре, что папа шутит. Боря соображает: - "А вот я закрою уши и не буду тебя слушать!" И... затыкает.
   При крике ляльки, жалеет её и сейчас же сообщает всем об этом и, чтобы успокоила её, когда самому не удается это сделать.
  
  09.06.41. С хлебом очень, очень плохо. В субботу добились полтора кг. сахару. Стояла Нина с обоими. Мясо почти бросили есть (30 р. кг.), масло - тоже (18 р. кг.) На 100 рублей на базаре ничего не купишь: придёшь с пустыми карманами и почти пустой сумкой. Деревья развертываются туго, цветёт черёмуха. На дворе посадили деревья. Дети радовались, что и у них будет "сад". Бедные, бедные деточки! Даже в окрестности никуда не поедешь - такой холод! На днях после ливня выпал град с горошину, а в Москве - с куриное яйцо. - "Боря, вставай!" - "Пока встану погодить".
  
  
  Ляля, Мила, Милочка. Теперь это имя прописалось в нашей семье рядом с нашими - Ида - дочка, Боря - маленький...
  
  ------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  
   К началу 1941-го года Германия разработала план "Барбаросса" - план войны против СССР.
   22 июня 1941-го года... Даже песня есть такая:
   22-го июня, ровно в четыре часа,
   Киев бомбили, нам объявили,
   Что началася война...
   22-го июня, по радио к народу обратился первый заместитель Председателя Совнаркома, нарком иностранных дел В.М. Молотов. Призвав народ к решительному отпору агрессору, он сказал слова, ставшими девизом всех военных лет: - "Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!".
   По плану "Барбаросса" немцы планировали до наступления зимы 1941-го года захватить важные центры страны, и выйти на линию Архангельск - Волга - Астрахань. Немцы рассчитывали на "блицкриг" - молниеносную войну.
   Немцы сосредоточили свои силы по трём направлениям.
   - группа армий "Север", под командованием генерал - фельдмаршала В. Лееба в Восточной Пруссии. Её задача - уничтожить советские войска в Прибалтике, захватить порты на Балтийском море и Ленинград.
   - группа армий "Центр", под командованием генерала - фельдмаршала Ф. Бока. Её цель - наступление на Минск, и далее - на Смоленск и Москву.
   - группа армий "Юг", под командованием генерала - фельдмаршала Г. Рундштедта. Её цель - разгромить силы Красной Армии на Западной Украине, выйти к Днепру, и далее - наступать на юго-восток.
  
   22-го июня, без объявления войны, немцы напали на СССР. В боевых операциях вместе с ними участвовали вооруженные силы Венгрии, Италии, Румынии и Финляндии.
  
   Первыми врага встретили пограничные заставы. С весны войска были выведены в лагеря. Нападение немцев застало всех врасплох. Только корабли и военно-морские базы Северного, Балтийского и Черноморского флотов по приказу наркома Военно-морского флота Н.Ф. Кузнецова были приведены в повышенную боевую готовность и встретили самолёты противника плотным заградительным огнём. Все пограничные заставы держались до последнего патрона.
  
  
  
   20.07.41. Война развёртывается все круче... Приемник пришлось сдать, газет не получаем и новостей негде узнать.
  
   19.08.41. За это время наша маленькая сильно переболела диспепсией. Была при смерти. Не думали, что выживет. Отстояли. 8 дней была с Ниной в больнице. Делали промывание желудка, анализы всякие, рентгены. Рвота, рвота... Вчера принесли домой, но понос продолжается. Страшно капризничает: привыкла к рукам. А я её отучила от рук, от укачивания, от пеленания... Но сосок применяю.
  ----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
   Милочка тяжело переболела диспепсией. Не думали, что она выживет. Помню, как папа взял меня и Борю с собой - попрощаться с Милой. Я не помню, что он нам говорил, возможно, что Милочку куда-то увезут, возможно... Я помню, как папа с нами пришёл к больничным окнам. Где-то наверху и почему-то мне запомнилось, что мы смотрели издали.
   А дальше, как в кино, запомнился чёрно-белый кадр: в окошке мамина фигура с белым свёртком на руках. Она поднимает этот свёрток, стараясь повернуть его так, чтобы мы рассмотрели, что в нём...
   Но, к счастью, Милочка выжила. Может быть, эта болезнь наложила свои отпечатки. У Милочки долго не работали ножки. Она очень хотела ходить, но пошла очень поздно.
  
  
  Из дневника бабуси...
  
   28.09.41. Отправляю детей гулять. Вчера в 5 утра получили вторую повестку. Ида начала приставать - "Папу на войну? Да? На войну?" - "Глупенькая, ты ещё ничего не понимаешь!"
  ----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  Когда началась война, мне было 6 лет. Что мне запомнилось?
  У меня стоит перед глазами кадр, опять же, как из какого-то фильма. Домой пришла повестка в военкомат. Когда папа пришел домой, ему её показали. Он, не раздеваясь, в своем потёртом кожаном пальто прошёл в спальню и лёг на постель. А мы все обступили кровать: мы, дети - молча, а взрослые задавали какие-то вопросы, что-то решали...
   Я понимаю, отец был - не вояка по всем показателям. Но какие гражданские были готовы к защите отечества с ружьём в руках?
  
   Вопрос решился неожиданно просто. Отец в последнее время устроился на работу в министерство железнодорожных путей сообщений. А всем работникам, относящихся к этому ведомству, давали бронь. Но не просто бронь, для того, чтобы отсиживаться дома. Их использовали на работах, связанных с восстановлением железных дорог и ещё с какими-то другими специфическими в то время работами. Папа уезжал - это называлось командировками.
   Ему, как и всем давали паёк, платили какую-то зарплату. Когда он повредил ногу - её переехали гружёные сани - ему дали больничный. Несколько раз за долгие годы войны он приезжал домой на побывки (в краткосрочные отпуска).
  Иногда, он приезжал в Казань за дровами или чем-то ещё для рабочих бригад. Наверное, всё, что делали "забронированные" тыловики, было не менее важно, чем остальные работы, выполняемые не на передовой. К сожалению, подробностей я не знаю, мне было шесть лет, и на всё я смотрела детскими глазами, а потом я его почему-то не расспрашивала.
   Работы, на которых находился отец, выполнялись далеко от дома. И чем дальше продвигались войска, тем дальше уезжали на работу бригады, к которым был приписан отец.
  
  
  Из дневника бабуси...
  
   18.09.41. Семейная идиллия: Оба разодрались. Оба виноваты. Одного посадила в свою комнату на оттоманку, другого в спальню на стул. Наказаны! Тут начался такой рёв, как будто, поголовное избиение младенцев! Глядя на них, расплакалась маленькая. За входной дверью кричит мать, вернувшаяся с председателем домоуправления, который отбирает у нас амбар, оставляя наши дрова под открытым небом. Надо ли прибавлять ещё что-нибудь к этому? Какие нужны нервы?
   Объявлено всеобщее военное обучение.
  
   04.10.41. Суббота. У меня - генеральная уборка. Мытьё всех детей. В общем - страдный день. С раннего утра (7 ч.) Нина ушла хлопотать дрова. Воля уехал вчера в командировку. Значит, дети почти полу беспризорники. В руках у меня горит работа, но... всё-таки только 2 руки. Иногда орут все трое. Миле варю кашку манную. Излишки даются Иде и Боре. Кастрюлечкой и большой ложкой завладевает Ида. Боря с крохотной ложечкой в претензии и орёт: Ида самым наглым образом надувает: - "А почему у людей хвостов нет?... А почему на нас враги нападают?" - спрашивает Борю...
  
   14.10.41. Снег лежит уже толстым слоем льда. Мороз. За эти дни много новостей. Надо было покончить с картошкой и дровами. (Родителям от работы выделалась делянка земли за городом под картошку). Для последних нет амбара. Лежат под снегом во дворе. Картошку рыла Нина втроём со своими сослуживцами (один из них "со спиной"). Целый день моросил дождь. Хмуро. Холодно. К ночи закончили работу только наполовину. На другой день - великолепная погода. Нину отпустили с работы и они уже вчетвером закончили рыть картошку - нашу надежду на зиму... Кули приготовили раньше. Но как перевезти? Казённая лошадь подвела. Дешевле 15 руб. с куля никто не берётся везти. Трудно передать состояние человека, у которого все труды, вся надежда на безголодное существование семьи зимой рушится только благодаря отсутствию лошади. Наконец, Нина случайно поймала дедушку, как-то попавшего сюда из Юдино и он за 50 руб. со своими мешками в две поездки перевёз картошку. Но дальше надо было снимать мешки, тащить их вверх и снова складывать на лошадь. Наконец, привезено! Я подготовила свою комнату (иначе - гостиную) для картофеля. Теперь он у нас просушивается.
   А в это время дома: я захворала мигренью. Целый день - кошмарные боли. Дети одни. Дочка управлялась сама, но я не на секунду не должна была упускать их из вида. Какой-то незабываемый кошмар!
   8-го был врач и поставил мне диагноз - артериосклероз головного мозга.
  
   21.10.41. Как-то Мурка залезла в печку, а я уже затопила. Она замяукала. - "Бабуся, бабуся! Мурка - в печке!" - "Дети, ищите скорее, где она? Неужели в печке?" - "Бабуся, она сгорит! А-а-а! Жалко!" - "А-а-а!" - вторит Боря. Плач переходит в рыдания. Раскидываю дрова и оттуда медленно выползает Мурка".
  
  28.10.41. Кончилась ранняя "суровая зима" с её сугробами, льдами, санками и лыжами, следом пришла гололёдка, пошла гнилая осень, с её дождями, а сегодня - сухо, сравнительно тепло, т.е. все как полагается доброжелательному октябрю.
   Вечером затемняемся. Кажется, завтра всё население - на рытье оборонительных окоп.
  
   (Я помню. Каждый вечер окна завешивались плотными старыми байковыми одеялами. Затыкали все края, чтобы не оставалось щелей. Дворник проходил по тёмной улице, и стучал в окна тем, у кого светились щёлочки по краям рам).
  
   Молоко - 30 руб. за четвертинку. Мясо - с 30 руб. хорошее не спадает. Картофель - 3 руб. за кг., масло - 75 руб. за кг. и т.д.
  
  
   30.10.41. Вчера в 7 часов вечера Воля срочно собрался и выехал вместе с другими по авралу на Волгу. Настроение такое тяжёлое... Страшит неизвестность...
   А Милка сидит на сундуке и первый раз в её жизни она хохочет, как большая. Ее смешит Боря, делая гримасы. Вот контраст!
  
   15.11.41. Получили письмо от Воли от 4 ноября, а выехал он с бригадой 30-го. Ещё не доехали. Пока едут сытые. Ида радуется: - "Ах, милый папочка! Как все за ним ухаживают: как хорошо ему ехать!"
  А на самом деле - невылазная грязь. Идут за подводой, еле вытаскивая ноги и отсчитывая километры... Хорошо: в Т... отсчитали 700 ступеней! Досталось! Ида написала ему самостоятельно письмо, начав так: - "Милый папочка! Ой, как я тебя люблю!" и заканчивает: - "Целую очень, очень, очень, очень. Ну, пока!" А куда посылать?
  
   Сегодня сделала лепёшки из годовалых сухарей (так их было есть не под силу): распарила, прибавила мучки (самой скверной, почти ржаной), содки и соли. Испекла. Чтобы съели, в особенности - Ида, чуть смазала их капелькой сохранившегося чудом мёда. И как ели! Теперь сыты!
   Взяли по трём карточкам муки. Теперь хлеба не хватает. Милку кормим лапшой. Аппетит колоссальный.
   Постоянно мокрая. До того замучили её (крайне вонючие) пелёнки, что у меня от стирки появились на руках мозоли.
  
   Сценка из "Ревизора" (Добчинский и Бобчинский): - "Бабуся, кошка сидит на плите, среди кастрюлей. Смотри, не сожги её!" - кричит Ида. - "Хорошо, не забуду!" и, конечно забыла. Затапливаю. - "Бабуся, бабуся! Мурка сгорит!" - "Ах, батюшки! Я и забыла!.. Брысь, брысь!" - "А я, ведь, говорила тебе!" - "Нет, я говорил!" - "Нет, я!" - "Нет, я! Я первый сказал, а потом уже ты сказала!" - говорит Боря.
  
   20.11.41. 16-го ноября вселили к нам двоих из военкомата. Как будто оба люди деликатные. Чрезвычайно довольны, что устроились хорошо. Я знаю, что даже на редкость хорошо! Дети очень довольны. Младший всё жалеет, что у нас в Казани решительно ничего нельзя найти, чтобы полакомить детей (даже бы самого скромного).
   Ида и Боря сейчас, взявшись за руки (левую и правую), вертятся, крича и напевая. Милка в восторге, как и её брат с сестрой. Ида предварительно заправляет платье в свои зелёные штанишки.
  
   04.12.41. 30-го Воля уехал. Приезжал на 10 дней на заготовки дров для бригады, работающей уже где-то далеко, около передовой. Радости у всех не было конца и также было тяжело провожать. Дети сели на дрова и проводили его до конца двора. Боря расплакался: не хотел сходить с саней. Теперь не знаем, когда увидимся. Горько! Привёз свой паек: гороху, пшена. Купил немного мяса. Жить становиться всё тяжелее, на базар не ходим: нечего там делать. Молоко уже 50 руб. за четвертинку. Мясо - 40 руб. и в драку. Масла не достанешь. Милку кормим (Воля достал килограмм) - "белыми сухарями". Приходиться их варить, как картошку, так тверды. Морозы сильные. Дети не решаются выходить гулять.
   - "Ида, Ида! Слушай, что тётя говорит по радио: сейчас дадут конфект". - "Ах, бабуся, какой Боря смешной! Будет концерт, а он говорит - конфект".
  
  
   12.12.41. Не знаю, чем и кормить детей! Боря ест картошку. Ида - нет. Молоко на рынке, говорят, уже 90 руб. за четвертинку. Мы уже не ходим.
   Морозы сильные. Пурга.
   Воля прислал письмо. Ехать на место работ - три дня! Попали в страшную метель. Потеряли дорогу. Наконец, выбились и приехали в ту самую деревню, куда нужно. Сколько мучений, сколько страданий!
  
  -----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
   Физические работы на морозе, непривыкшим к тяжёлому труду людям часто оборачивались простудами и ишиасами. Но, в то военное время - "не посачкуешь". Справка ВКК подтверждала заболевание, но не освобождала от работы вообще. Поэтому работать в бригадах, в которые был откомандирован, отец продолжал почти до окончания войны. Но то, что его отпускали во время пристуров болезни лечиться домой, это точно.
  
   ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА ВКК от В/У 42 г.
   СТЕПАНОВ В.В.
   З А К Л Ю Ч Е Н И Е В К К А
   Ввиду наличия часто обостряющегося левостороннего люмбоишиаса, применительно к статье 9 - В признан........... - освобождается от строевых занятий, и тяжелой физической работы.
  
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  1 9 4 2 год
   Весной и летом 1942-го года неудачи преследовали советские войска. И.В. Сталин настоял на проведении серии наступательных операций, для того, чтобы добиться перелома в войне. Сталин ожидал наступления немцев на Москву, и поэтому стянул к ней значительную часть танковых войск и авиации, тем самым ослабив те направления, на которых он приказал наступать. Он ошибся. Немцы планировали в 1942-ом году разгромить советскую армию на юге, овладеть районом Кавказа, где была нефть, выйти к Волге, захватить Сталинград, Астрахань. И только затем - нанести удары на Москву и Ленинград.
   По приказу Сталина, советские войска в мае перешли в наступление в Крыму и под Харьковым. Оно закончилось тяжелым поражением.
   В июле пал Севастополь, были оккупированы Донбасс, и важные районы Украины и юга России. Немцы вышли к Северному Кавказу и начали штурм Сталинграда. После поражений в красной Армии началась паника. Сталин вынужден был отдать знаменитый Приказ от 28 июля 1942-го года Љ 227 - "Ни шагу назад!". В соответствии с этим Приказом в "неустойчивых подразделениях создавались специальные "заградительные" отряды. В их обязанности входило - расстреливать на месте паникёров и трусов.
   Контрнаступление началось 19-го ноября 1942-го года.
   В этой операции объединили свои усилия три фронта: Юго-Западный, под командованием генерала Н.Ф. Ватутина, Донской, возглавляемый К.К. Рокоссовским и Сталинградский, которым командовал А.И. Ерёменко.
   Сталинград стоял на смерть, в прямом смысле этого слова. Бои велись за каждую улицу, за каждый дом. Нашим войскам удалось создать внешнее кольцо окружения. Передовые части Юго-Западного и Сталинградского фронтов сомкнулись.
   6-ая армия генерала Ф. Паулся попала в окружение. В кольцо были взяты более 330 тысяч немецких солдат и офицеров. Дальше был приказ - всем, кто не сдастся в плен - уничтожать на месте.
   10 января 1943-го года советские войска под командованием К.К. Рокоссовского приступили к ликвидации блокированной группировки.
   2 февраля 1943-го года её остатки сдались в плен.
  
  
  Из дневника бабуси...
  
   07.02.42. С 28 января лежу больная. Температура не снижается. Будто бы воспаление почек, в чём я сильно сомневаюсь. Состояние очень тяжёлое.
   Запишу кое-что. Раз как-то Ида кормит Милочку кашей. - "Бабуся, каша на два раза сварена?. - "Да, на два". - "А она уже кончается". Заподозрив неладное, я прохожу и спрашиваю: - "Ты всё-таки помогала ей есть?" - "Нет". - "Не обманывай. Боричка, ты ел?" - "Ида мне дала и я ел" - ответ современного Адама! Ида уже не смотрит на меня "правдивым" взглядом, признав как негодную эту практику, а опускает пушистые ресницы на заалевшие щечки и... молчит. Но в вине своей не признается. Следует внушение и беседа об обмане.
   Мать кормит грудью Милочку. Боря наблюдает: - "Мама, у тебя ещё народится Лялька?" - "Нет". Молчание... - "Ну, тогда тебе надо грудь отрезать".
  
  
  
   18.03.42. Ида - именинница. Сколько ожиданий! Воля заблаговременно купил (достал) ей подарки. Сколько было радости!
   К завтраку изжарила из мороженой картошки котлеты. Дала по чашке молока с "печеньем" - пресные лепёшки на соде. Обед, как Ида сказала пришедшей матери: суп без круп, одна луковка (в буквальном смысле), да и тот тёплый (нет керосина). Дети одевают Милкины пелёнки, как ризы, а на головы - " короны". В ходу - ободок от барабана. - "Ты будешь - король, одень корону!" - говорит Ида. - "Да, она - худая!" - "Но, ведь все короны бывают худые!"
  
  
   05.04.42. Ах, как дети рады празднику! Как радовались пирогу с картошкой! Ведь каждый день картошка, так что картошка в тесте только ради праздника.
   Яйца - 120 руб. за десяток. Масло - 200 руб. и т.д. Все кругом зарыто в сугробы. Днём начинает таять. Вечером и утром - подмораживает. Идёт снег. Дети на дворе. Сшила и тому и другому новые светлые платьица. Достала случайно уцелевшие чулки дяди Бориски. Прелестные, новые, белые и розовые чулки. Носят сплошную дыру. На базаре - 70 руб. пара. Боря баюкает Милку. Импровизация: - "Спи, моя дочурка! Я куплю тебе пистолет и научу тебя стрелять! Если не будешь спать, не куплю.... Бабуся, она спит! Я ей это нарочно пел про пистолет, чтобы она уснула скорей. А она спит и думает, что я ей куплю".
  
   13.04.42. Нина вместе с другими раскидывала снег лопатой на улице возле нашего дома. Я убирала снег возле нашего крыльца. Часа в три мы закончили нашу работу. Дома нет ни дров, ни керосину, ни электричества, ни углей. Нечем даже вскипятить воды и сварить кашки для ребёнка.
  
   Заняли дров. Сырая печь дымит. Кое-как истопили печь. Всё в облаках дыма. Смрад и чад. Надышались все. Холодно. Открыли форточку. За Ниной пришли - отбивать ледник. Пошла, а уже 5 часов вечера. Началась у всех головная боль. Милку первую стошнило. Ида ноет. Боричка жалуется, что у него в животе стучит вот так: отводит обе руки от груди, а потом обратно... А у меня с желудком, что-то и с головой... В общем - угорели. Жуткая картина! Кому ухаживать: все беспомощные. Открыли снова все форточки, трубу, приняли лекарства. Легли. Ночь прошла благополучно.
  
   08.05.42. "Веселый месяц май!"... должен быть, а у нас холода. Люди помогли убрать природе снег. Всё сухо. И то хорошо! Апрель для нас был очень тяжёлый: нет дров, нет керосину, нет электричества, нет углей. Теперь достали немного дров и дали свет, готовим на плитке. Воля приехал и привёз картошки. Сколько было радости у тех, у кого её совсем не было, а тут им дали по мешку.
  
   На рынке все растет: картошка - 35 руб. за кг., молоко - 150 руб. за четвертинку, хлеб - 150 руб. - 2 кг., мясо от 150 до 300 руб., яйцо - 120 руб., масло за один фунт 200 или 300 руб., лук - 60 руб. За кг.
  Дети играют во дворе, хотя и холодно.
  
   20.12.42. Кормить детей становится все труднее. Картошки у нас нынешний год очень мало, а уходит на нашу семью чрезвычайно много. Цены на базаре кошмарные: кирпич хлеба - 200 руб., молоко - тоже, мясо от 400 руб., масло около тысячи, картофель - 40, овощи - не дешевле. Заработная плата не велика. Недавно я испекла лепёшку: намешала оставшейся Милкиной кашки (на воде, без масла, без сахара), прибавила оставшейся картошки и немного мучки. Дети как раз шли к матери на службу. - "Бабуся, а ты дашь и маме кусочек лепёшки?" - "Вот возьми, заверни в бумагу!" Мать не застали на работе. Вечером Нина приходит и спрашивает: - "Вы, кажется, мне лепёшку приносили? Давайте теперь, я её попробую". - "А мы её съели, ведь тебя же не было! - резонно отвечают оба.
  ----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  
  1 9 4 3 год
   Третий год шла война. Успешно развивалось наступление на Южном фронте, где удалось выгнать немцев с Северного Кавказа и большей части Донбасса. На центральном участке были освобождены Ржев, Воронеж, Курск.
   Немцы сконцентрировали внимание на Курской дуге. Там сражались войска Центрального фронта под командованием генерала К.К. Рокоссовского, и Воронежского, под командованием генерала Н.Ф. Ватутина. Немцы хотели двумя мощными танковыми соединениями прорвать оборону советских войск, окружить их, и прорваться к Москве.
   Красной Армии удалось с помощью разведки разгадать планы гитлеровцев. И, когда 5 июля 1943-го года немцы обрушили удар на Курскую дугу, Красная Армия не только выдержала его, но и пошла в наступление.
   Наступил коренной перелом в ходе войны.
   В августе 1943-го года были освобождены города: Орёл, Белгород, Харьков, в сентябре - Смоленск. Советские войска форсировали Днепр. В ноябре советские части вступили в Киев, а к концу года продвинулись далеко на запад.
   В августе, в бою под Харьковым, погиб бабусин племянник, сын дяди Вити - Юра Мейстрик.
  
  
  Из дневника бабуси...
  
   27.02.43. Борька научил Милку танцевать, она сидя, вертится волчком, дрыгает ножками, поднимает ручки к голове, сама "поёт", строя уморительные рожицы и играя глазами. Боря в восторге. Иногда увлекается и сам играет с ней.
  Ей уже почти 2 года, а ножки - не ходят. Боря учит её говорить, но она только пока знает - "мама", "папа", "няня", "ляля" - "кто там?" Пробует становиться понемногу на ноги. Опять-таки Боря замечает все её " новости".
   Отец продолжал отсутствовать дома в связи с нахождением в длительных командировках. Но бывало, что изредка ему удавалось приезжать домой на несколько дней. Для нас его приезды были большим праздником, особенно, ещё и потому, что он привозил нам пусть небольшой, но по тем временам очень ценный - продуктовый паёк.
  
   ВЫПИСКА
   ИЗ ТРУДОВОЙ КНИЖКИ СТЕПАНОВА ВЛАДИМИРА ВАСИЛЬЕВИЧА
   1. 1943 г. 11. 4. За успешное выполнение основных плановых заданий
   объявляется благодарность.
  
  
   29.03.43. Вчера Милочке исполнилось 2 года. Она уже потихоньку ходит, держась за что-нибудь. Сознательна вполне. Видимо, очень хочется говорить, но кроме - "ым-ым" с верными интонациями, ничего не выходит. Мимика удивительная. Музыкальна весьма. Видимо, и Борю беспокоит, что он до сих пор говорит, как маленький: - "Мы посьли в театль, там была больсяя кукла и т.д.". Стихи стал запоминать легко (прислушивается к Иде) и читает выразительно. Пишет "папа" и "мама", но машинально, не разделяя на звуки, видимо ещё не понимает.
  
  29.04.43. Сегодня 5-ый день праздника. Какой убогий! Перед праздниками на одну карточку взяли муки, на один кирпичик хлеба выменяли масла, за 1/2 кирпичика -- молока, и так трудно пришлось с хлебом - беда! Испекли из просеянной муки куличик, пирожок с саго. Сделали сырник (сотни ухлопали!). Сколько детям было радости! Как они ждали того момента, когда можно было сесть за завтрак!
  День был тёплый и можно было одеть весеннее пальто. Ребята нагулялись вдоволь.
   Числа 15-го бросила топить печку. Вчера первый раз открыли дверь во двор на целый день. Волга вскрылась. Открылась навигация. На фронте уже давно нет существенных изменений.
   Милка охотно ходит по стеночке. Недавно Ида утром не могла найти чулки. Начались поиски. Нигде! Конечно, целая драма. Боря, спустя долгое время, взял валенки свои и хотел одеть, а там Идин чулок. Милка запрятала. В другой раз пропал сосок (Милка жить без него не может). Снова драма. Случайно Ида обнаружила его запрятанным в карман Милкиного фартука. Проводила в 6 утра Нину. Поехала за картошкой. Возможно, на месяц. Дети на удивление равнодушны к отъезду матери.
   Милка, как просыпается, сразу же кричит - "ням-ням!", Боря - "хочу кушать"... И так целый день. А чем кормить? Особенно скверно почему-то стало с хлебом. Не хватает. Хорошо, что перед праздником дали свет. Можно хоть воду кипятить на плитке.
  
   30.05.43. Нина ещё не приехала. Вчера у нас было нашествие крыс, больших, как кошка. Работали пренахально. Вот ещё ужас!
  
   Милка говорит: да, ладно, сама, ещё, тоже, сейчас, кошка, сядь, стать, ляг, дай, но меня все еще называет мамой, а Иду - няней.
  
   12.07.43. Мы с 19-го в Займище на даче. Сижу на веранде. Милка и Боря играют в травке в палисаднике. Передо мной расстилаются необъятные луга с разбросанными там и сям озёрами, за ними протянулся тоненькой лентой лесок, за ним высокие горы, покрытые сплошняком хвойником, а у подножья их спряталась от любопытных глаз наша любимая Волга. Всюду зелень, как бархат. В какую сторону ни глянь, красивейшие пейзажи. Не могу насмотреться, не могу надышаться. Дети готовы днями сидеть в воде. Даже Милка плещется, как утка. Ида или простудилась или, действительно не хватает витаминов, заболела воспалением десён. Теперь уезжает с матерью в Казань через день, где ей делают прижигания. Стала беспризорной. Мать дежурит с 7 до 11-30 ночи. Ида предоставлена себе. Завтра ей кончают лечение и уже будет оставаться здесь. Чувствуют себя ребята великолепно. Очень поправились. В особенности, заметно на Милке. Начала ходить, говорить. Очень любит заниматься составлением предложений. - " Мне пора спать, папе пора спать и т.д." и заканчивает фразой - " всем пора спать". Очень любит наблюдать за колёмой, баляшки, коза, лошадки. Милка чистушка, аккуратница. Принимает участие в играх. Ходим в соснах. Собираем ягоды. Раз набрали 4 стакана (на 60 руб.), но зато попали под грозу и промокли до нитки. Собираем в лесу шишки и Нина увозит в Казань (60 руб. мешок). Тащим и хворост и Милку, а цветов уже не решаемся рвать: уже не под силу... Вчера приехали утром всё: Воля (после трехнедельной командировки), Нина, Ида и приехал дедушка из Горького. День прошёл, как сон.
  
   19.07.43. Вчера у Бори целый день держалась температура 39,6. Ужасно были напуганы. Вечером родители, взяв Борю, уехали в Казань. Обратились там к дежурному врачу. Ничего не нашли и сегодня приехали обратно с нормальной температурой. А уж я как рада! Воля достал 8 цыплят из инкубатора. Дети пока что не налюбуются, а Ида "пока" охотно ухаживает.
  
   24.07.43. Дня три тому назад достали рыбы. Я сварила и пожарила. Дети не могли дождаться обеда. Наконец, сели за стол. Боре и Миле дала тёшку, выделив кости. Милка под шумок залезла в другую тарелку, отковырнула кусок от спинки и о, ужас! Я взглянула, а у неё изо рта торчит косточка. Когда я вскрикнула, она постаралась поскорее её проглотить и, видимо, подавилась. Что тут было! Зная, что здесь медицинской помощи нет, я решительно принялась за извлечением кости. Измучилась вконец. Милка уснула, но видимо, косточка " прошла". А в это время Боря разгорелся до 40. Дав ему аспирин на ночь, уложила его. Скоро температура начала спадать, потом успокоилась. Я так намучилась, что завтра не решилась уехать... В довершение всего Милка за ужином выпила полоскание Иды из перекиси водорода. Надо же было это всё за один день. Через день Нина отвела Иду и Борю в поликлинику. У Иды снова обострение. У Бори анализ показал приступ малярии. Дети вернулись одни по железной дороге и прекрасно добрались до дачи. А сегодня Ида снова одна приехала. Попала под дождь, промокла, а, проходя по лужице, порезала ступню. Вернулась со слезами. Я снова испугалась до невозможности. Здесь, в это лето одна девочка умерла от лёгкого пореза стеклом и заражения от грязи. Поэтому я была напугана.
  
   28.08.43. Сегодня ровно месяц, как мы вернулись с дачи. Мила начала хорошо говорить. Недавно у неё появилась опухоль железы. Обратились к врачу. Сказали, что туберкулез желез. Снова и снова боль за ребёнка. Не дается даже отдыха. У Бори больше повторений болезни не было. У Иды, как видно, вылечили её дёсна.
  
   Ида ждёт, считая чуть ли не часы, начала учения. Боря мечтает о поступлении в детский сад. Милку думали отдать в ясли. Приходится делать это скрепя сердце, по необходимости, но я уже детям больше дать ничего не могу: дети управляются как-то сами и я за день выполняю тысячи дел, изматываясь в конец к концу дня. Какая я уже воспитательница!...
  
  26.09.43. Вчера получила известие, что Юра, мой племянник, убит на войне под Харьковым. Я разрыдалась. Кошмарное, тяжёлое известие. Дочка начала напоминать о погибшем герое - лейтенанте. Она припомнила, как будучи в Астрахани вместе с родителями у дяди Вити и как Толя (Юрин брат) стоял на голове, а Юра водил её в какую-то комнату и показывал ей лодочку, которую они сделали сами вместе с братом. Ах, какой даровитый юноша погиб! Возможно, будущий крупный ученый. Гордость родителей! Горе родителей не поддается описанию...
  
   У Милочки болезнь желез развивается. Назревает вторая железка. У Бори снова только кончился бронхит, уже, кажется, третий за лето. У Иды никак не проходят дёсны. Жалко Милку. Какая она умница! Поёт под акомпонимент уже "Чижика". Всё схватывает на лету и говорит, как большая. Послушна, сообразительна, аккуратна. Грозит постоянно: - "Казю маме" или - "казю матери". Боря говорит: - "Нет, не скажешь!" - "Скажу" и ... конечно, скандал: - "Боричка дразнится!" Милка иногда поёт: - "Мама идёт базар, купит лака и помажет хлеб маслом!"
  
   У Иды лживость вошла уже в привычку. Раз принесла молоко - поллитра и заметно меньше, чем всегда. Ничто не помогло сознаться в том, что она выпила. Наконец, созналась. Но на другой день то же. Мать не выдержала и всыпала ей. Посмотрим, не подействует ли это?
  
   Медлительность ее движений выводит всех из себя. И странное дело - в школе не нахвалятся ею, а дома уже с утра истории с ней. А она, пожалуй, совершенно равнодушна к этому.
  
   24.10.43. У Милы прорвалась железка. Пока другая - нет. Получает усиленное питание из детстоловой: 200 грамм каши с маслом, 300 грамм лапши и тоже с маслом и 250 грамм молока. Это сильная поддержка в нашем бюджете. У неё цветущий вид. Пятнышки на теле снова и снова зудят. Грипп - капризы страшные. Это время были больны все трое: простудились в бане. Из болезней не выходят...
  
  Милка недавно посмотрела на портрет отца, снятого вместе с матерью и говорит: - "Папа села с Катенькой". Мать никак не могла уверить её, что это она, а не Катенька. (У неё куклы - катеньки). Боря ходит в сад. После четырёх дней хождения - заболел... Возобновил. Очень недоволен и рад будет, если его возьмут. Застенчив. Не сходится с детьми в играх. Скучает. Дети отвратительны. - "За столом говорят глупости" - уверяет Боря. Стал хулиганить: передразнивает взрослых, ведёт "клозетные" разговоры. Смешит старших при гневе на него, иногда остроумен и находчив. - "Как ты смеешь отвечать так взрослым? Знаешь ты, с кем ты так говоришь?" - "С бабой ягой" - не задумываясь отвечает он.
  
   Милка пристает с разговорами ко мне. Говорю: - "Боря, поговори с ней". Боря молча всовывает ей, висящий на её шее огрызок соски. - "Вот пусть теперь поговорит!" - серьёзно отвечает он. Боря в восторге, что начал говорить букву - "Р", но в речи не употребляет.
  
   22.12.43. Совсем забросила дневник. У меня трясётся сильно рука. Последнее время - шум в голове. Ничто не располагает к письму...
  
   Война идет своим чередом... Как-то уж и не мечтаем о конце! Скоро ли? А как дети ждут! Даже Боря говорит, что он разорвал бы Гитлера на клочки и бросил в помойную яму. Милка развивается не по дням, а по часам. Умна. Говорит свободно. Бегает. Ласкова. Послушна и аккуратна. Употребляет выражения: обязательно, пожалуй. - "Я буду читать вслух". Но... железа как будто набухает снова. У Бори впереди зубов совсем нет. За это время снова был болен бронхитом.
  
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  Мне очень хорошо запомнилось, как мы с классом ходили в госпиталь. Мы рассказывали стихи, пели песенки для раненых. Потом нас всех из столовой, где мы "давали" концерт, развели по палатам, где лежали тяжёлораненые солдаты. Меня проводили в палату, где лежал офицер с забинтованной головой. Я начала рассказывать стихотворение, пардон, декламировать, но раненый застонал. К нему быстро позвали врача, который сказал, что лучше всем из палаты уйти. То ли раненому стало хуже, то ли ещё чего, только мне так и не пришлось перед ним выступить... Но сколько волнения и переживаний вызвал у меня, да и у остальных детей этот наш концертный поход. В госпиталь мы ходили ещё не раз, но этот первый поход оставил особое впечатление.
  
   Зима 43-го года была особенно голодной не только для нашей семьи, но и для всех советских людей. У нас наверху, с железной внешней лестницы - двери вели в три разные квартиры, в которых жили еврейские семьи. Помню, однажды, бабуся дала мне штучки три склизкой синей картошки и велела отнести на второй этаж в одну из этих квартир. Я вошла в незапертую дверь. Посреди комнаты стоял стол. На нём лежала женщина. Рядом сидела на стуле - другая. Та, что лежала на столе - умерла от голода. В этой же семье жил старый еврей. Он каждый день сидел посредине моста и просил милостыню. Вскоре умер и он и тоже от голода.
   К кому-то из нашего дома привезли девочку, чудом вывезенную из осаждённого Ленинграда. Тётя этой девочки не зная, что нельзя при истощении переедать, стала от души пичкать её едой. У девочки случился заворот кишок. Её еле спасли...
   Помню, однажды, когда бабусе совсем нечего было готовить, она достала с книжного шкафа запрятанный мешочек с горсткой гороха. И, о ужас! В место гороха в мешочке были одни жучки. Бабуся сварила из них суп. Когда она нас кормила этим супом, свет не зажигала, а, может быть, не было света?... Жучки на зубах хрустели. Мы спрашивали - почему суп хрустит? Бабуся что-то нам наплела, а сама в темноте плакала. А мы уговаривали её, что мы весь суп не съедим и оставим и ей.
  
  
  
  1 9 4 4 год
   В 1944-ом году страна вступила на завершающий этап войны.
   В январе началось наступление Ленинградского и Волховского фронтов, возглавляемых генералом Л.А. Говоровым и генералом К.А. Мерецковым. Была снята блокада Ленинграда.
   В феврале и марте 1-ый и 2-ой Украинские фронты, под командованием генералов Н.Ф. Ватутина и И.С. Конева вышли на границу с Румынией.
   Летом Ленинградский и Карельский фронты выбили финские части из Карелии. Финляндия перестала воевать на стороне немцев и СССР в сентябре подписал с ней договор о перемирии.
   В июне - августе войска четырёх фронтов - 1-го, 2-го и 3-го Белорусских, и 1-го Прибалтийского, под командованием маршала К.К. Рокоссовского, генералов Г.Ф.Захарова, И.Д. Черняховского и И.Х. Баграмяна, в ходе операции "Багратион", выгнали немцев с территории Белоруссии.
   В августе 2-ой Украинский (генерал Р.Я. Малиновский) и 3-ий Украинский (генерал Ф.И. Толбухин) фронты освободили Молдавию.
   Осенью немцы отступили из Западной Украины и Прибалтики.
   В октябре государственная граница СССР восстановилась на всём протяжении от Баренцева до Чёрного морей.
   В июне 1944-го экспедиционные воска союзников СССР - Англия и США высадились на севере оккупированной Франции и с боями шли вперёд, к Берлину.
   Советская армия пересекла границы СССР и вступила на территорию сопредельных государств. В июне - в Польшу, в августе - в Румынию, в сентябре - в Болгарию, в октябре - в Югославию и Норвегию. Советским войскам помогали: 1-ая и 2-ая армии Войска Польского, Чехословацкий армейский корпус, две Румынские добровольческие дивизии, две югославские танковые и пехотная бригады, французский авиополк "Нормандия-Неман" и другие.
  
  
  Из дневника бабуси...
  
   24.01.44. Прошёл день рождения Иды. Мы предложили ей не ходить учиться. Ни за что! У неё физкультура. Любит урок. Только встала с постели, а уже спрашивает - есть ли подарки? Нина купила две чашечки (полуглиняные), по 25 руб. и маленькую кружку для Милки. Вот и всё Я ей сшила из Нининого серого платья и переделала из моего шерстяного - полусарафанчик на кокеточке. Идка была очень довольна. Бедная детка! Пекли пирог из отрубей и печенье. Пили кофе. Справили, таким образом, крещенье, и её день рождения. Вечером позвали детей. Пели и славили ёлочку, танцевали, играли. Но как только за гостями закрылась дверь, Идка прыг на сундук и ... за книжку (Гекельбери Фин).
   Борин труд: раздевает и одевает Милку, сажает её на горшочек и т.д., обрывает бересту для растопки, толчёт дресву, обрывает мочалу с луба, толчёт соль, достает картофель из подполья, открывает и закрывает за всеми дверь. Оба вчера помогали чистить и вывозить снег из подвала - дровяника. Раз пришли со двора, голодные. Обед. - "А я вам что-то приготовила, кроме супа" - расплылись физиономии. - "Печенье? Конфеты? Пряники?" - шепчет мне Ида. - "А я разве сказала, что сладкое?" - "Ну, тогда - каша!" - кричат ребята". - "А вот сейчас покажу!" Все заглядывают в кастрюлю. Милка первая догадывается - "Лапша!" - кричит Милка. Все любят редкое блюдо. Разочарованы, что мало.
   Милка говорит: - "Дай попробовать!" (дай лопать).
  
  
   27.02.44. 11 февраля Воля уехал в Москву, где получил назначение в Киев и разрешение на переезд семьи в связи с новым местом его работы.
  18 февраля он выехал в Киев. Прибыл ли, сведений не имеем. На другой же день Боря заболел бронхитом. Лекарств в аптеках - никаких, только на базаре - по кошмарным ценам. (Sulfidin - 100р.). Горчичники - испытание для всех. Кричит так, что Нине приходится лечь на него, чтобы он не сорвал компрессы. Я не выдерживаю и готова бежать из дома. Единственное, что ему - легче.
   21 февраля заболела я, конечно, расстройством. Сильно испугалась, но сама себя вылечила. Сегодня встала первый день. Дети сейчас ушли в цирк. Пожалуй, цирк для них - любимейшее развлечение... Ждут, не дождутся.
  Милка развивается не по дням, а по часам. Говорит всё и мало чем её выговор отличается от Боричкиного, т.к. Боря все ещё на точке замерзания. Слово - "Р" выговаривает прекрасно, но в дело не идёт. Говорит: - "Плисель", "Холесе" и т.д. С азбукой не идём дальше. Бросила. Охотно занялся "срисовыванием" букв и слов, например - "Каштанка" и доволен, когда кто-нибудь прочитает списанное им. У него крайне серьёзное отношение к работе, но с букваря списывать - ни за что. Бросила убеждать - предоставлю времени. Слушать Идино чтение очень любит. Недавно рассказал очень хорошо прослушанную им сказку по радио (первый раз). Милка слушала его с открытым ртом и потом старалась тоже "рассказывать". Ида очень охотно ему читает, но объяснять ничего не хочет, а мечтает быть учительницей.
   Боря стал охотно выходить во двор и играть. Иду же забивают мальчишки и она боится. Как мне её жаль!
   Боря стал дерзким, но как-то не грубым ещё. Плакса страшный. Ревниво следят, как бы кому не досталось больше из еды: - "Да, ей больше!" Ида совсем и не в каком виде не ест картошку. Почти жива одним хлебом. Милочка ест всё, у неё прекрасный аппетит. Но у старших готовы выдернуть всё изо рта. Я читаю им по этому поводу нотации, но видно свой желудок ближе. Сладкого в доме абсолютно ничего нет.
  
   Молоко - 70 руб. литр, масло - 360 руб. кг., мёд - 600 руб., мясо от 300 руб., картошка - 600 руб. пуд. Как же не мечтать о Киеве, где всё наполовину дешевле.
   Я говорю: - "Вот какая Ида неряха!" - "А я буду ряха!" - говорит Мила. Она невозможная чистюля. Говорю ей: - "Будешь кричать, не буду любить". - "А я буду тихонечко..."
  
   03.03.44. Сегодня Воля вылетел в командировку в Чернигов. И когда только мы двинемся к нему?
  
   16.04.44. Пасха.
   Сегодня дети поднялись чуть свет: ждут не дождутся одеться во всё новое, сесть за обильный завтрак. Нина выкрасила им по яйцу. Испекли два пирога: один с картошкой, другой с визигой и огурцами. Испекли лепёшечки из пеклеванной муки и куличик (почти ржаная мука). Заправили селёдку. Купили полфунта масла (135 руб.), четвертинку молока (180 руб.), сделали мясной суп и жареное. Дети после завтрака объявили, что они сыты (неслыханно!) и отправились во двор. Погода замечательная. Во дворе почти сухо. На праздник ушли все наши сбережения. Такое позволяем чуть ли не раз в году.
  
  
  О переезде в Киев в дневнике - записи, сделанные моей рукой.
  
   11.07.44. Дядя Валя достал машину и мы все поехали в вагон. Потом, когда мы уже приехали в Киев, машину уже достал не дядя Валя, а папочка...
   Ехали мы скоро, но нас очень трясло. С бабусей чуть не случилась морская болезнь. С каждым днём становилось все теплее и теплее. Под Харьковом была тропическая жара. Но с каждым днём продукты становились всё дешевле. Семечки мы лузгали целыми днями (7 рублей стакан). Теперь думаю написать цены.
   Цены: семечки - 7 руб. стакан, ягоды - 5 руб. стакан, морковь - 4 руб. пучок, сметана - 20 руб. стакан, кислое молоко - 15 руб. два стакана, молоко - 20 - 25 руб. литр.
  
  ------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  В жизни нашей семьи 44-ый год стал годом больших перемен. Мы переехали в Киев.
   Нам выделили половину товарного вагона, где разместились не только ящики, мебель и т.п., но были устроены и постели для всей семьи. Во второй половине вагона ехала чья-то другая семья. Когда мы погрузились, вагон еще трое суток, а может быть и больше, простоял на запасных путях, пока его не подцепили к составу, формировавшемуся на Киев. Однажды, когда мы ещё стояли "в запасе", бабуся позвала меня и показала рукой в сторону железнодорожного моста. Она была дальнозоркой и поэтому хорошо разглядела на мосту мальчишек с нашего двора, которые пришли с нами попрощаться. По совету бабуси, я помахала им рукой. Я помню, что почему-то мне было в этот момент стыдно за дыру на моём одетом фартучке, как будто им было её видно... Так мы распрощались с городом моего детства...
  
   В Киев мы ехали долго, окрылённые надеждой на сытную и счастливую жизнь. Мы, дети, многого, естественно, не понимали.
   Например, не помню на какой-то станции, которую мы проезжали рано утром (это было где-то уже недалеко от Киева), на платформе лежал труп какого-то мужчины. Он лежал к нам спиной, голый и почему-то весь синий, правильнее сказать - совсем посиневший. Поскольку поезд стоял какое-то время, взрослые сбегали за водой и потом шёпотом рассказывали, что умер мужчина от голода, что его раздели мародёры, что это не редкий случай, что утром ездят по городу и собирают трупы, если они за ночь появляются на улицах и т.д. и т.п....
   Еще был случай, который я помню нечетко. Я даже не уверена, было ли это или не было. Ведь, мы переезжали в Киев через несколько месяцев после того, как его освободили. Поэтому мало вероятно, что немцы могли бомбить эти места. Но, вроде бы немецкие самолеты, действительно, прорывались в наш тыл и бомбили те или другие объекты. По крайней мере, я помню, как над поездом летали самолеты. Поезд почему-то остановился. Недалеко от путей, через поляну, был перелесок. Люди выпрыгивали из вагонов и бежали в этот лесок. Мы не прыгали и не бежали, а просто из широко раскрытых дверей вагона смотрели на бегущих людей. Самолеты улетели. Люди вернулись. Опять же взрослые долго ещё обсуждали, как бомбы попали в два вагона в середине состава. Вагоны загорелись. Их сумели потушить, но от поезда их не отцепляли. Вскоре поехали дальше... До сих пор не могу гарантировать, было ли это все на самом деле или нет? Я не видела этих горящих вагонов, т.к. не выходила из вагона. Но, ведь, почему-то это отложилось в моей памяти?...
   В Киеве предоставленная нам квартира была недалеко от вокзала, почти на углу улицы Саксагановской. В угловом доме располагался гастроном, а следующий дом был наш. Дом был двухэтажный. Вход был с улицы. На втором этаже была одна квартира налево и наша - направо. В квартире жило три семьи. Но это не была коммунальная квартира. В первом тамбуре было три двери. Направо в отдельной комнатке жила тётя Соня, очень приятная одинокая женщина, средних лет. Почему-то запомнилось, что она работала в сберегательной кассе. Дальше - дверь прямо. Она вела в отдельную большую квартиру. Там жила семья, где было двое детей, наших ровесников. Девочку не помню, как звали, а мальчик - Женя, это я помню точно. И, наконец, дверь налево - в нашу квартиру. Входишь в коридор, а в нём опять три двери: налево - в туалет, прямо - в кухню, направо - в комнаты. Их было тоже три и все проходные. Первая служила нам столовой, вторая - узкая, но длинная в глубину. Она служила нам спальней. И, наконец, большая последняя комната - гостиная. Здесь стоял, купленный на бабусины деньги рояль. Здесь же стояла оттоманка, по-моему был стол и резные наши старинные стулья, которые служили, в основном, для гостей или для больших праздников. Все окна выходили в узкий длинный двор. Напротив нашего дома, во дворе стоял такой же дом, как наш. Поскольку двор был узким, дом напротив был совсем рядом. Наверное, дом был рядом, поэтому двор был узким. Во всяком случае, из наших окон прекрасно можно было рассмотреть всё, что творилось в доме напротив. Там, также, как и у нас, квартира располагалась по длине всего дома. Только в отличие от нас у них был ещё и балкон.
   К слову сказать, в это время в Киеве, впрочем, наверное, как и во всех других городах, воровство было в разгуле. Поэтому, раз уж я упомянула о семье напротив, расскажу коротко о следующем происшествии.
   Это было поздним вечером. В квартире напротив были гости. Но одной женщине нездоровилось. Она прошла в первую от входа комнату и прилегла на кровать. Два жулика вскрыли дверь, вошли в комнату, увидев лежащую женщину, приказали ей молчать и спокойно стали собирать какие-то вещи в узлы. Женщина сначала молчала, а потом заорала. Один жулик кинулся к ней и стал душить подушкой. Но крик был услышан. Гости вбежали в комнату, завязалась драка. Одна женщина выбежала на балкон и стала звать на помощь. Жулики бросились убегать. Во двор вели огромные металлические решётчатые ворота, которые почти всегда были заперты на замок, а открытой была калитка. Один жулик замешкался, застряв с узлом в калитке, но, все-таки пролез и убежал, а второму пришлось узел бросить. Вроде бы его догнали и здорово побили.
   Мы всю эту сцену наблюдали в окна с того момента, как раздались крики с балкона - "Спасите!".
   К нам тоже залезали жулики два раза. Папа, как всегда был в отъезде. Мама работала на окраине Киева, там и ночевала, домой приезжала редко, по выходным дням. И поэтому, как всегда, бабуся была дома одна с нами, детьми. Мы все спали в средней комнате. Окно из последней комнаты выходило на крышу тамбура нижней квартиры. Не знаю почему, но вход к ним был со двора, начинаясь чуть ли не от дверей уличного туалета. Небольшая металлическая лестница вела в небольшую прихожую, пристроенную к дому, а крыша упиралась в наше окно. По ней ничего не стоило залезть в нашу квартиру. Предполагая такой вариант, бабуся на ночь закрывала двери в большую комнату, как мы её называли, - втыкала ножницы в петли для замка.
   И вот однажды ночью раздался шорох, потом откровенные не приглушённые шаги. Бабуся вскочила, подкралась к двери. Затаив дыхание и, замерев от страха, застыла так, готовая нас защищать. А мы, дрожа от страха и холода, вцепились в её рубашку. Ночной гость зажёг свет, все обшарил и, видимо, не найдя ничего интересного для себя, также спокойно и нагло удалился через окно, как и пришёл. Мы не спали всю ночь. И только, когда совсем рассвело, бабуся решилась открыть дверь в эту комнату. Закрыв окно, она нам показала, что в комнате никого нет. Не помню, уснули мы потом или нет, только пережитый страх запомнился навсегда.
   В нашей кухне была дверь, которая вела на чёрную лестницу. Так мы называли чёрный ход. Дверь выходила на небольшую площадку с окном, с которой вёл ход на чердак. По этой чёрной лестнице мы выносили помойные вёдра в туалет, который находился во дворе. Такой же чердак находился и в доме напротив. Мальчишки часто залезали на чердак, где находили иногда много интересного. Всякое жульё после краж притаскивало на чердаки свою добычу, разбирало там ворованные вещи, ненужное бросало... А вездесущей детворе было любопытно. Правда, я была трусихой и боялась лазить со всеми на чердак. Помню, что на чердаке мальчишки как-то нашли несколько ящиков с металлическими буквами. У каждой буквы были на верхнем и нижнем концах заостренные отогнутые кончики. Эти буквы можно было прибивать к любым деревянным поверхностям, что мы и делали. Поскольку чаще всего кому-то доставалась горка одинаковых букв, мы ими обменивались с тем, чтобы можно было прикнопить из них какие-то определенные слова.
   Дверь из кухни старательно всегда запиралась и нам запрещалось пользоваться чёрным ходом. Но суть не в том, что мы нарушали этот запрет, а в том, что было страшновато сознавать, что по ночам, за нашей дверью, на чердаке ведется какая-то другая жизнь. Иногда бывали облавы, кого-то на чердаках вылавливали... И вот однажды также спокойно, как и в первый раз, дверь в кухню открыли с чёрного входа и украли всё бельё, которое накануне бабуся постирала и повесила сушиться на верёвке на кухне. Я знаю, что бабуся жалела в первую очередь постельное белье, а мне до сих пор жалко моё любимое синее платьице... Война ещё не кончилась и поэтому воровство было неотъемлемой частью того времени. Хотя, кажется, эта черта свойственна не только военным годам, но и всему последующему столетию и нынешним временам и будущему...
   Напротив нашего дома располагался кинотеатр. Рядом, на углу стоял остов разрушенного бомбами, а может быть расстрелянного, дома. Его подорвали, чтобы он не обрушился сам. Я помню, как он падал, рассыпаясь ещё в воздухе.
   В кинотеатр мы пробирались регулярно, естественно, без билета. Надо было ухитриться - пристроиться к какому-нибудь толстому дядьке со стороны, противоположной контролёрше, так, чтобы она не увидела. Но если она замечала, то безжалостно хватала за шкирку и выталкивала на улицу. Но мы ухитрялись всё-таки пробираться незамеченными.
   Запало в памяти, как все обсуждали событие, как в подвалах каких-то разрушенных домов поймали прятавшихся немцев. Они оказались не простыми военными, а какими-то важными гестаповцами. Их судили и приговорили к смертной казни. Казнь проводили на одной из улиц, в общем-то, недалеко от нашей. Нашу улицу Саксагановскую пересекало множество других перпендикулярно расположенных улочек. Ниже улицы Саксаганского шла улица Жадановича, ещё ниже, вдоль железной дороги - короткая улочка Гайдара, которая плавно перетекала в улицу Боженко. Улицу Саксагановского пересекали улицы Льва Толстого и Владимирская, затем улица Горького, потом - Красноармейская. И все эти улицы как бы скатывались с горы, или упираясь в железную дорогу или продолжая бежать вдоль её. Мы часто съезжали на санках по этим улицам сверху вниз, как с горы. Правда, это было опасно, да и наверх тащиться с санками иногда было лень, но мы упивались свободой и чувством вседозволенности.
   Так вот, казнь немцев проходила на одной из таких улиц. Виселицы были поставлены где-то вверху, а любопытствующий народ заполнял эту улицу на несколько кварталов вниз. Всем, говорят, было видно хорошо. Я не ходила смотреть, а мальчишки с нашего двора бегали туда и, говорят, пробрались совсем близко. Они рассказывали потом обо всём подробно, как это происходило, как немцы долго дергались в петлях и т.д. Хорошо, что я не ходила. Наверное, это было зрелище не для детей. И кто бы мог подумать тогда, что спустя много лет, по телевизору будут показывать во всех фильмах и многих сериалах не менее жуткие картины убийств во всех возможных разновидностях жестокости.
   ----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  Из дневника бабуси...
  
   22.07.44. Вчера отправили детей в санаторий Боярки. Наконец-то! Целых 20 дней собирались. Какая радость у Бори и Иды и сказать нельзя. Мать их проводила до места. Это 45 минут езды по железной дороге и 15 минут ходу до места. По приезде дали им всем по стакану какао и по две лепёшки. Местность дивная. Питанием обеспечены: 40 грамм жиров в день, по половине литра молока и т.д. Как я рада за ребят! Уж я долбила, долбила, попросить кого следует и всё-таки добилась своего, дети в санатории. Пока мы в Киеве, Боря не хворал. Не знаю, как будет дальше.
  Мила развивается не по дням, а по часам. Говорит хорошо с буквой - "Р". Мне понравилось её выражение: - "Дождь замолчал (перестал). Мы будем с тобой любиться (т.е. обниматься со мной и целоваться)". С самых первых лет её речи, она стала говорить: - "Бабусенька - милусенька". Как же будет она себя чувствовать без Иды и Бори? Здесь всё сравнительно дешевле в сравнении с Казанью и все дорого сравнительно с нашими карманами. Пока проедаем мои деньги. Как будет дальше?"
  
   27.08.44. Дети вернулись из санатория. Могли бы жить и дольше, в особенности Боря. Взяли их из-за Иды, т.к. ей надо было держать экзамен в музыкальную школу.
   Воля уехал в Лубин. Нина поступает на новую должность. Сразу стало легче жить. Наконец-то! Одно отоваривание карточек чего стоит! Скольких унижений, ломаний шапок перед всякими гадиками... Полученный кусок становился поперёк горла. Овощей и яблок дети едят вдоволь. В санатории они избаловались: очень хорошо питались. Местность, где располагается санаторий - замечательная. В лесу собирали и ели всякую ягоду, которую ели до отвала. Грибов "завались" - по их выражению.
   У Иды там уже был " кавалер". Объяснила это слово, как "защитник". Но этот кавалер, видимо, снабжал её всякими (ворованными) фруктами и овощами, отчего у неё не было аппетита за столом. В результате она поправилась всего на 600 грамм за всё время. Кашу, хлеб и то, что она не любит, она ухитрялась отдавать подругам.
   Боря добросовестно съедал всё, т.к. " нельзя было не доедать" - резонно заявил он. Какой послушный ребёнок! Говорят, их там все любили.
   Мила вела себя без них безукоризненно. Играла. Целыми днями одна со своей куколкой, поёт, ходит на "пасал" (базар), покупает продукты, готовит обед. Стала говорить: - "Срадкие яброки", "Пошра" и т.д. Но звонкие гласные произносит, как мягкие: П вместо Б, Т вместо Д и т.д. Внешность её - очаровательная куколка. Иногда, на неё пальцами показывают на улице и восторгаются, как когда то, Идой.
  
  
   10.09.44.Оба ходят в школу. Мила развивается быстро. Перенимает все "хорошее" тоже очень быстро: - "Даю тебе честное слово, что я тьебя так ударю, что узнаешь!" - говорит она Боре, являясь достойной партнёршей в играх с Борей.
  
   08.11.44. Совсем бросила записывать. После бронхита Боря бросил учиться. Всё равно его бы пришлось "тянуть". Пусть лучше "доспеет". Слоняется без дела, не зная, куда себя деть. Жаль его. Но я не в состоянии уделить ему и минуты. Милушка догоняет его - Недавно говорила: - "Срадкие яброки", а теперь: - "Ррраз тебя сказала напорррю, так, честное слово, напорррю!" Очень развитой ребёнок, как Ида.
   Ида ходит в школу. Учение из рук вон плохо. Совсем не читает. Так же медлительна, так же не аккуратна и так же всё теряет, доводя меня до отчаяния. По музыке получает пятёрки. Прибавилась мне и музыка. Живём в неостекленной квартире. Холодно. Уплотнились в две комнаты, отказавшись от кухни и столовой.
  
   22.11.44. 19 ноября выпал снег. Держался дня два. Был настоящий мороз. Ида пошла в валенках. Бедному ребёнку не в чем ходить: ни ботинок, ни калош. А погода большей частью мокрая. С квартирой никак не наладится: начали топить числа с 6-го ноября. Никак не приспособлюсь к топке углём. С остеклением из рук вон плохо: 1500 руб. одна рама. Холодно. Посолили капусту. Боря помогал. Нарубил целое ведро. Как он мечтает о столярных инструментах. Всё бы ему строгать, пилить, рубить! Обещала ему купить кое-что на базаре, да ничего не понимаю в этом деле.
   Мила почти во всём догоняет Борю. Дразнит он её невозможно. Она от него всё время плачет, но играют вместе замечательно.
   Мила развивается не по дням, а по часам. Садиться к роялю, играет, поёт. Считает все пальчики на руках, сейчас же разуется и считает на ногах. Старается рассмешить. Любит наряжаться, делает уморительные гримасы.
  
   19.12.44. Морозы от 7 до 12 градусов. В комнате у нас мороз. Все ходим в тёплых пальто и в валенках. Дети всё время просят есть, жалуются на то, что замерзают. В особенности, ножонки все обморожены, а валенки у всех худые.
  
   Воля получил вторую премию за свой вальс - "На отдыхе", когда выступал на смотре сам... Хорошо начал играть на аккордеоне. Дети в восторге были от его игры "на гармошке", как они называют аккордеон.
  
  ------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  
   1 9 4 5 год
   В январе 1945-го года была освобождена Польша. Советские войска двинулись на Берлин.
   23-го января войска 1-го Украинского (командующий И.С.Конев), вышли к реке Одер. 29-го января вступили на территорию Германии войска 1-го Белорусского фронта (командующий Г.К. Жуков).
   2-ой Белорусский фронт (командующий К.К. Рокоссовский) вышел на Балтийское побережье и с боями занял Силезию.
   3-ий Белорусский фронт (командующий И.Д. Черняховский, а после его гибели - А.М. Василевский) окружили мощную немецкую группировку в районе Кенигсберга, столицы Восточной Пруссии.
   Под прикрытием армий А.М. Василевского и И.С. Конева. 16-го апреля 1945-го года Г.К. Жуков перебрасывает двухмиллионную группировку для прямого штурма Берлина. Тяжелые бои развернулись на Зееловских высотах, на подступах к Берлину. Они были взяты.
   20-го апреля советские войска вышли на восточные окраины Берлина. На следующий день в Берлин с юга ворвались армии 1-го Украинского фронта.
   25-го апреля на реке Эльба произошла дружеская встреча советских передовых частей с американскими.. Но к этому времени Берлин уже был блокирован советскими войсками.
   И, наконец, 30 апреля двое солдат 150-ой стрелковой дивизии М.А. Егоров и М.В. Кантария, водрузили Красное ЗНАМЯ ПОБЕДЫ над поверженным Рейхстагом.
   Одновременно, в феврале с боями была взята столица Венгрии Будапешт, в апреле - Кенигсберг и столица Австрии - Вена, в мае - столица Чехословакии Прага.
   В ночь на 9-ое мая 1945-го года представители германского командования подписали АКТ О БЕЗОГОВОРОЧНОЙ КАПИТУЛЯЦИИ. Этот день навсегда вошел в историю нашего народа, как великий ДЕНЬ ПОБЕДЫ.
  
   Для нашей семьи этот год прошёл более или менее спокойно - по моим понятиям. Мама устроилась работать в столовую. Столовая была ведомственная. Порядки были строгие, но своим работникам разрешали покупать обеды и брать их домой. Эта работа была возложена на Борю. Иногда он артачился, но после уговоров всё-таки ходил.
   У организации, к которой относилась столовая, было своё подсобное хозяйство. Работники столовой по-очереди ездили туда на работу или за продуктами для столовой. Мама иногда брала нас туда с собой. Это тоже было своего рода - "на подкормку"...
   Часто болел Боричка и, как не странно, и я. Почему-то, в основном, простуживали лёгкие. Возили нас в санаторий - в Боярки. Но, к сожалению, Борька подхватил там туберкулезную палочку, т.к. вместо оздоровительной группы его поместили в группу детей с открытыми лёгочными процессами. Хорошо, что были приняты все меры, главным образом - с питанием (хотя это было больше, чем невозможно) и постепенно его вытащили из этой страшной ситуации.
   Учиться я стала плохо. Мне было просто неохота. Видимо, у меня в характере было заложено - делать спустя рукава то, что не нравиться. Но, если что-то начинает получаться, наплывает энтузиазм и все получается само собой... А потом опять. Итак, всё время - вверх, вниз, вверх, вниз.
   Помню, как перед Пасхой - дома идет уборка, вкусно пахнет куличами, а я стою перед входной дверью и долго не решаюсь позвонить. Нас отпустили на каникулы и выдали табеля. А у меня в табеле - две или три двойки. Помню, что я перекрестилась и сказала - "Боженька, если ты есть, сделай так, чтобы они не очень ругались"... и позвонила. Конечно, бабуся расстроилась. Но страшный момент показа табеля уже прошёл, я облегчённо вздохнула и поняла, что можно жить дальше в радостном предвкушении святого праздника.
  
  
  Из дневника бабуси.
  
  29.01. 45. Вот уже прошли и праздники. У детей была чудесная ёлка, которая зажигалась только раз - некому заниматься с детьми. Башмачок вышел чудесный: Ида получила красные туфельки, Мила - куклу, Боря - инструменты. К столу Рождественскому были булочки, пирожки с рисом, колбаса, сало, масло, кофе, консервы рыбные, конфеты. Мешочек с гостинцами был тоже замечательным: печенье, конфеты, мандарины, яблоки, орехи, финики. На первый день Иду брали на ёлку. Тоже - гостинцы. Боря только в сочельник встал после бронхита. Ида перешла в другой класс.
  
  02.03.45. Ида уже хорошо танцует, даже вальс танцевала, а где и как выучилась не знаю: удивительно способная. С Борей выучила польку (учат в музыкальной школе), а с Милочкой - другую: польку на раз. Мила " читает" - сплошная импровизация. Поёт: - "...и " пад" этим дубом партизан лежит и т.д., а "под" ним старушка слёзы пролила"... Очень способная: иногда подсказывает Боре и очень удачно. Боря стал как-то вдруг читать бойко, даже для меня неожиданно. Буквально "глотает" книги. Как черепахи, двигаемся с письмом, но уже понял, в чём дело. Со сложением - слабо, но начал решать столбиком.
  
   С 18 Мая по 21 Мая Милушка заболела гриппом в тяжёлой форме. Лечили сульфодомизином и горчичниками. Такая была невозможная капризница, в особенности, когда ставили горчичники, что могла всех вывести из терпения. Воля в командировке и всегда кто-нибудь заболевает в его отсутствие, точно он увозит с собой чье-нибудь здоровье.
   Как это не глупо, но я верю вот во что: писала брату письмо, где упоминала о цветущем виде Иды и Милы, а сама думала, как бы "не сглазить!" И почти на другой день, как-то молниеносно заболевает Ида, а потом Мила. И такой случай не первый. Хоть это и предрассудок, но больше экспериментов делать не буду.
   В субботу брала Борю в церковь ко всенощной. Служил митрополит. На него всё это произвело сильное впечатление. Стоял и наблюдал за всем очень внимательно. На Пасхальной неделе приезжал Патриарх. К сожалению, Ида была больна, а мне так хотелось бы её взять.
  
  
  22.08.45. Иде сегодня врачи сказали, что процесс в бронхах закончился благополучно и она совершенно здорова. Я была так рада, что расплакалась, как маленькая.
   Мила говорит: - "У меня в яичке нет желтка". Боря: - "У всех яйцев есть желтки". Мила: - "Ну, я буду тогда есть в мятку".
  
  
  30.09.45. Мила говорит: - "Бабуся, я сегодня "именинница?" - "Да" - "И вечером буду?" - "Да". - "А завтра?"... - "Бабуся, я сейчас плюнула. Сколько у меня слюнов во рту?..."
   Дети вчера с вечера приготовили ей подарок: положили в салфеточку: пончик (Ида принесла свой завтрак из школы), груши, яблоки, конфеты, орехи, печенье. Завязали красным бантом. Ида "собирала" подарок с тем расчетом, чтобы на следующий день досталось всем поровну. Утром Милочка всё "разделила".
  
  
  18.11.45. Мороз. Окна запушило.. Мила, слушая взрослых, "решает" задачки, сочиняет сама и "читая" книжки, выдумывает разные рассказы. Никто её не слушает, не интересуется: ребёнок развлекается сам. Пишет буквы: - О, А, Р, считает до десяти, но цифр знает чрезвычайно много. Случайно я ей подсказала стишки. Она их сейчас же выучила наизусть. А дальше выучить, так у меня времени, как всегда не хватило.
  
  ------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
   После окончания войны, перед страной встал целый ряд проблем: восстановление с/х и промышленности, разрушенных городов и сёл, а главное - начался длительный период "холодной войны".
   В марте 1946-го года, бывший премьер-министр Великобритании У. Черчилль сформулировал две стратегические цели Запада:
   - не допустить дальнейшего расширения сферы влияния СССР и его коммунистической идеологии, и
   - оттеснить социалистическую систему к довоенным границам, а затем добиться её ослабления и ликвидации в самой России.
   И.В. Сталин в 1946-ом году принимает решение за опережающий рост тяжёлой промышленности.
   В марте 1946 г. Верховный Совет СССР одобрил план пятилетки.
   К концу 1946 года была завершена демилитаризация экономики. При сокращении удельного веса выпускаемой боевой техники, огромные средства вкладывались в модернизацию военно-промышленного комплекса, в разработку новых видов оружия.
   Лёгкая и пищевая промышленности финансировались "по остаточному принципу". Не удовлетворялись даже самые минимальные потребности населения.
   Правда, положительными сдвигами стали выпуск ряда сложных товаров, таких, как автомобили - "Победа" и "Москвич", мотоциклы, телевизоры и т.д.
   В сельском хозяйстве остро не хватало техники. Во многих колхозах землю пахали на коровах, или люди впрягались сами.
   В 1946-ом году, как нарочно, случилась большая засуха. Почти ничего не получая из колхозной кассы, колхозники могли жить только за счёт личных хозяйств. Но власти, изыскивая "скрытые резервы", урезали приусадебные участки....
  
  Из дневника бабуси...
  
   08.01.46. Рождество. Дети никак не могли дождаться праздника. Ходили и просили: - "Когда ты, бабуся, будешь вешать коврики?" А когда всё было приведено в порядок, не могли налюбоваться и подтвердили: - "Как уютно, как красиво, как чисто!" С самой Пасхи у нас вид комнат был казарменный.
   В сочельник ребятки ставили "башмачок". Утром с восторгом доставали гостинцы, но, видимо, все ожидали подарков, которых не оказалось... Бедные ребятки!" Воля и я рассказывали о праздниках из своих воспоминаний. В самый разгар уборки и печения булок пришла классная руководительница Иды с табелем. Двойки по русскому и арифметике. Остальные тройки. Я рада, что выяснила все наболевшие вопросы. Удастся ли мне наладить её учёбу? Но как мне жаль Иду, мою дорогую и любимую внучку...
   На дворе + 2, но сыро. Сегодня приглашаем пятерых ребят на ёлочку. Булок, рулетов, пирогов напекли, как будто, вдоволь. Хватит дня на три, главное как съедается всё быстро. Закуски чуть-чуть. Получила на карточку только селёдку и всё!!! Хорошо, что я ещё летом сделала яблочное повидло. Ну, и это хорошо!
   Воля и Нина в отпуску и поэтому у нас настоящий праздник - невиданный и неслыханный.
   Целый месяц у нас не было электричества. Намучились и вдруг... Нина закричала таким диким голосом, что мы подумали о нападении на неё какого-нибудь разбойника. Оказалось: свет! Все закричали. Как раз нужно было зажигать ёлку. Вот бывают такие удачи!
   Ёлка вышла удачная. Дети напрыгались вволю.
  
  
   20.01.46. Воскресенье. День рождения Иды. Снова "собрали" подарки. Я - цветы и стакан сахару, обещанного ещё в Казани. Мать и отец - краски, орехи, яблоки, конфеты, 30 руб. на кино. Боря - собственный пенал с цветными карандашами.
   В два часа пригласили тех же детей, что и были на елке. Ида так была довольна, что сказала вечером: - "Ах, зачем сейчас не утро!"
   Вечером, отпустив гостей, мы с ней отправились в церковь, где был устроен духовой концерт на тему "Рождественские колядки". На Иду произвело замечательное впечатление и она всё твердила, пойдём ли мы с ней в следующее воскресенье опять.
   Мила продолжает все следить за всеми. Кричит строго играющей на рояле Иде: - "Играй хорошо! Смотри в ноты!"
   Отец взялся за новый приёмник. Вытащил все части и разобрал их. Боря спрашивает: - "Что папа делает?" - "Замыкание!" - отвечает Мила. Какая чёрная ирония...
  
  
  04.02.46. Сегодня утром отправили Боричку в санаторий. Никто из родителей не провожал. Просили сторожиху из столовой поехать вместе с ним до Боярок... Грустно, ах как грустно! Милушке не дали путевку. Как она, бедная, плакала! Навзрыд! Она так любит играть с Борей и теперь совсем одна. Что я буду делать с ней, если её не удастся определить? Боря ни Иду, ни Милу не поцеловал на прощание. Целоваться с девчонками он считает позором.
  
  27.02.46. Пикантный диалог. Мать и Мила, проснувшись в 8 утра, не решаются встать. Мила: - "Мама, а я нашла пупок у тебя!" Нина: - "Где? В голове?" Мила: - "Нет, пониже" Нина: - "Где же?" Мила: - "...Ну ра-зве ты не по-ни-ма-ешь!?"
  
  27.03. 46. Мила. Сегодня её день рождения. Она уже давно отогнула листочек в календаре на 27.03. Должен приехать её папа. Привезет ли он ей какие-нибудь гостинцы? Никто не мог ей сделать хотя бы ничтожного подарка: хроническое отсутствие денег. Для меня это особенно тяжело. Я же любила отмечать эти семейные праздники каким-либо, хотя бы, гостинцем. Но у меня от моих десятков тысяч уже ничего нет... Милочка сегодня "отличилась". На окне стояла кастрюля с молоком, на котором было немного пенок, я их хотела взять для кофе. Хвать! Их уже нет. - "Милочка, ты взяла пеночки?" - молчит, а сама красная, как кумач. Сделала внушение и прощение её "греха". Следом, Ида, желая пальцем из баночки взять повидлу, неосторожно двинула крышкой. Я была здесь. - "Ида, зачем ты тихонько брала?" - "Нет, я не брала и не трогала совсем". Уличенная, замолчала. Привела в пример Милу, которая, наверное, уже не в первый раз "подражает" старшей сестрице. Но я верила правдивой малютке. Мила - пока правдивый ребёнок. Ласкова: всем протягивает свои алые губки для поцелуя: побегает и снова... То и дело говорит: - "Бабуся! Милуся!" и обнимает мои ноги, так как наклоняться каждый раз для поцелуя мне трудно. Ждет с нетерпением отца, мать. Тоскуя, начинает плакать. С подругами жива, весела, деятельна, не капризна, но и себе на ногу наступить не даёт. Подружки её любят. Жаловаться на них не любит, даже, если обидят. Она послушна. Редко противоречит приказаниям. Аккуратна: возвращаясь с прогулки, сейчас же всё вешает, ложится спать, аккуратно свертывает снятое. Книжки бережёт, всегда кладёт в шкаф, карандаши прячет. Рваного на себе не терпит: просит сейчас же зашить. Грязное просит сменить. Руки сейчас же моет. На грязные ступни ножек, ложась спать, обращает внимание старших. Не скупа, но и не разбрасывает всё направо и налево, как Ида. Бережно относится ко всему, что ей дали старшие или подружки. Сладким охотно поделится. От праздничных гостинцев у неё иногда ничего не оставалось: так хорошо к ней пристраивались (конечно, Ида). Трусиха. Боится мышей и волков. Оставаясь со мной одна, не позволяет мне выйти в соседнюю комнату, следует за мной, как притянутая магнитом. Пошлёшь её: посмотри, который час? Идя в комнату, сейчас же начинает кричать: - "Бабуся, а скоро мама придёт? А папа?..." И будет говорить до тех пор, пока не вернётся. Это она так подбадривает себя. Время показывает раздвинутыми руками, как Ида, бывало. Любит слушать чтение. С книгой Маршака (стихи) - не расстается. "Читает" сама всё время, пока нет Иды. Иногда закроет книгу и говорит наизусть. Это значит, что она учит уроки. Память у неё прекрасная. Ей так мало кто читает, но она большинство стихов уже знает: - "Теремок", всю Азбуку в стихах и т.д. Стихи знает: "Ёлочку", "Снежок", "За уроками давно", "Песенку стрекоз (А. Толстого) и много других. Иногда читает "прозу". Сидит и выдумывает, но единой сюжетной линии я как-то не уловила. Любит очень вводные предложения. Например: - "Пойдем гулять, сказала мать". Все вводные предложения в "Теремке" прекрасно знает. Употребляет слова "абсолютно" и пробовала сказать - "специально", но немного не вышло. Говорит литературно, иногда только скажет: - "он купляет" (вместо - покупает), "вытери", "запери". Ида её дразнит, и она тогда начинает капризничать. "Истерики" перед спаньём прекратились. Считает хорошо до 13. Будет хорошей хозяйкой. Ничто не ускользает из её поля зрения. Знает, где лежит каждая вещь. Взяв, положит на место. Вымыв чашки, опрокинет их на плиту, уберёт в буфет, со стола сотрёт, пол подметёт. Следит за печками: прогрелись ли они, не надо ли подложить угля? Не закрыть ли поддувало?
  
   Любит наряжаться: надевает кисейные накидки с подушек, повязывает голову разными тряпочками. И чтобы не надела на себя, делается ещё привлекательнее. Она сильно выросла и по-моему похорошела ещё больше. Глаза становятся серыми.
   24 марта ездили к Боре. Он чувствует себя хорошо. Домой хочет "немножко" (вероятно, из деликатности так сказано). Оставили ещё на два месяца: апрель и май. Как я рада: чем бы мы стали кормить его дома? Сегодня испекли пирожок с черникой. Хотела было детям испечь "кресты" (традиционные), но как-то в сутолоке забыла. Сегодня перелом поста. Сегодня за ночь (27-го) выпал довольно глубокий снег, а позавчера была чудесная весенняя погода.
  
  08.04.46. 28-го апреля в 4 часа утра я почувствовала себя дурно: началась тошнота и рвота, мучительное головокружение. Приглашённый врач не поставил диагноза, а дано было направление на исследование желудочного сока. Что-нибудь одно: или катар, или язва, или рак - сказала успокаивающим голосом врачиха. На другой день пригласили прекрасного, опытного врача - консультанта. Сразу же диагностировал: - результаты артериосклероза. Вылежала полторы недели. Теперь еле брожу. Ребятишки нежно ухаживают за мной, что мне придавало сил пережить тяжёлые страдания.
  На второй день болезни, вдруг, раздался набат в дверь и крики: - "Пожар, горим!" Не буду писать о панике. Я имела силы приподняться и одеться, а детям велела одеться в шубы. К счастью, всё обошлось благополучно.
   А вечером снова крик женщины: - "Караул! Грабят!" - в подъезде была раздета женщина.
  
  
  06.04.46. Отвели Милочку в детский сад санаторного типа. Не могла спокойно дождаться момента, когда уедет. Когда родители, отвозившие её сказали: - "Ну, Милочка, нам пора уйти", - "ну, и уходите!" и дала спокойно ручку воспитательнице и спокойно скрылась из глаз.
  
   17.04.46. Страстная среда. Была у доктора. Прописал снова порошки. Неужели лечиться? По-моему - лечись, не лечись, результат один... На дворе холод. Ездили к Миле. Домой не хочет. "Заказала" сшить сарафан: танцует в балете на праздниках.
  
   22.04.46. Пасха. Ида была на двенадцати евангелиях. Донесла горящую свечу до дома. Была на выносе плащаницы, на Светлой заутрене и обедне. Освятили куличик и яйца. Раздавали милостыню. От всего в восторге. Милочку взяли на пасху. Куличи вышли замечательные. Воля сам стирал глазурь и украшал куличи. Дети красили яйца. У нас были колбаса, сало, селёдка, масло, сыр. Всё это в миниатюрном количестве, но у нас аппетиты не особенно большие. Все довольны. Ах, если бы я чувствовала себя прежней...
   Характерное наблюдение. Открылась дверца у шифоньера. Мимо прошли родители, затем Ида - в выходную дверь. Последней шла Мила. Она двинула влево рукой, просто инстинктивно, затворила и прошла дальше. До чего умница девочка!
   На третий день ездили к Боре с массой гостинцев. Принял милостиво, разговаривал с Идой. Хорошо занимается. Кашляет.
  
   29.05.46. Отдание пасхи. Ида выдержала на 5 по музыке и переведена из второго сразу в четвертый класс. Вернулась с экзамена такой восторженной, что я давно её такой не видела. Её состояние меня чрезвычайно обрадовало: значит, у неё ещё нет безразличного отношения к учёбе, она ещё "живой" человек.
   Борюшка поправился. Оставили ещё всё-таки на месяц. С гордостью говорит, что перешёл во второй класс. Как я рада за него!
  
   Милушка стала неохотно уходить в сад. Причина: нянька, переодевшись бабой ягой, желая "потешить" малюток, запугала их до полусмерти.
   Один родитель (летчик), придя за сыном в садик, начал буянить: бить, колотить, кричать, ломиться в двери. В первый раз удалось освободиться от него. Через день снова явился и снова - то же буйство. Старшую группу удалось вывести, а младшая группа осталась забаррикадированная им. Паника была ужасная. Удалось няньке вылезти в окно и пригласить бойцов. Оказалось, что этот гранд - сумасшедший. И это в Киеве!
   Внучка Ида - всё та же. Стараюсь приучить к хозяйству, например - убрать постель сейчас же, как встаёт. И что же? Раз убрала только в 5 часов дня. Во всём нужно каждый день, каждую минуту стоять над ней и ждать, когда она закончит. И то сомнительно, чтобы она приучилась к аккуратности. Во лжи делается виртуозной: купила три красные конверта и старалась убедить меня, что в таких конвертах письма отправляют без марок.
  
   04.06.46. 31 мая Воля приехал из Москвы с тётей Тамарой (сестра Нины). Возил для продажи семечки, чернику. В Астрахани купил селёдку, но прогорел так, что даже детям по конфетке не мог привезти. Но встряхнулся, как следует.
  
   10.06.46. Понедельник. Волин день рождения. Вчера Воля и Нина уехали в Астрахань через Москву, желая сделать некоторые афёры с селёдкой. Раз уже прогорел, что выйдет из второй поездки?
  
   В субботу Милушку не хотели брать домой, но она, воспользовавшись тем, что пришли за её подружкой Галей, живущей рядом с нами, как снег на голову, явилась неожиданно домой. Дома продолжает капризничать. Удивительнее всего, что и её Галя точно также ведёт себя дома: видимо, так они наскучаются в саду по своим капризам, что здесь измудряются над всеми.
  
  
   19.06.46. Наших всё нет. Я вся изнервничалась. Вчера целый день пролежала из-за мигрени. Лекарств от головной боли не было. Ида выручила: сбегала, купила в аптеке и я была спасена. В субботу, например, она так провела день: встав утром, купила хлеба, сбегала на базар, продала его. Позавтракала, пошла на музыку, занеся посуду в столовую. Обратно прошла через базар, купила себе черешни и принесла обед домой. Вымыла после обеда посуду, вымыла везде полы (делает всё кое-как, грязно). Захотела расколоть косточку от черешни, окинула глазами, чем бы разбить её и не найдя ничего, она взяла непроливайку - чернильницу и раз! продырявила у неё дно, чернила на белой клеёнке, брызнули ей на платье... Ну, что будешь тут говорить?!
  
   14.07.46. Нина вернулась. Съездили в убыток: не хватает расплатиться с лицами, у которых занялась для поездки. В связи с отменой пропусков, цена селёдки в Астрахани поднялась, а здесь сильно снизилась. А я отдаю последние деньги на всякие афёры...
  
   12 июля Воля уехал в Москву. 13-го уехала Ида в лагерь санаторного типа в Боярки. Я ей купила за 380 руб. путёвку. Она по-настоящему счастлива. Но как продолжает меня расстраивать. Пролила чернила и залила салфетку, которую я хранила как реликвию и только что постелила её на столик. На другой день пролила снова, но уже на клеёнку. Потом она мыла её с содой и протёрла до дыр: вид у клеенки ужасный, а эта белая, как скатерть клеёнка придавала светлый вид комнате. Но, ни слезинки сожаления, ни тени сознания вины, ни просьбы о прощении.
   Нина привезла дочку Тамары (1 год 3 месяца) в надежде, что Варсобины приедут и возьмут внучку. Отказались и вот уже три недели ребёнок живет у нас. Я больна, мне не под силу уход, да ещё за чужим ребёнком. Во что это выльется?
   Боря еле-еле остался в санатории до первого августа. Соскучился и не поддается ни на какие убеждения. - "Убегу!" - говорит. Сегодня мать поехала к ним обоим. Милушка оставлена на август (150 рублей в месяц). Она очень довольна. Я так рада за них: Что они могут дома? Что есть?... Я - то одна как-нибудь и на чае проживу.
  
   01.09.46. Воскресенье. Завтра начинается ученье, но где будет учиться Ида, ещё неизвестно. Везде уже закончен приём, вывешены списки, а мы только начали бегать по школам... Грустно!
   Боря снова заболел. Температура доходила до 41 градуса. Жаловался на горло. Вчера была уже нормальная, а сейчас бегает. Да, и как не болеть, погода резко с пяти градусов тепла стала холодной, а он бегает босиком - нет обуви. Потом ложился у окна, покрытый слегка кое-чем, а много ли ему надо? Очень хрупкий организм...
   Он мне кое-что рассказал про санаторные нравы. Одна из "воспитательниц" мило называла их сопляками, как клещами хватала их за руки повыше локтей, оставляя чуть не кровяные следы у больных ребятишек. А ночью за лёгкое "преступление" схватила его за ухо и так натёрла его, что он проплакал до утра под одеялом. Её манера схватить ребёнка и толкнуть - обычна. Дети привыкли и, видимо, уже никак не реагировали. Однажды, оттолкнутый ею ребёнок упал и разбил в кровь лицо... Занятия в школе были таковы: учительница выпускала целые страницы по задачнику и не обращала внимания на чтение.
   Боря говорит, что, когда он прощался с врачом, то целовал и обнимал её, а "этой" показал бы кулак и дулю, даже готов был ударить... И такая горечь, обида звучала в его голосе, что жутко было слушать - ведь он не злобливый ребёнок.
   А у Иды в её лагере сильно "сжимались" и без того невеликие порции: только раз попались ей свежие яйца, а то были все время тухлые, а их уже не меняли. А полагалось по два... А у Бори в супу часто попадались "гусеницы", как они называли червей. Их успокаивали, что ничего от них не будет. Неудивительно, что он возненавидел этот "санаторий" и перестал есть.
  
   Из Москвы ни слуху, ни духу: что там? Дети все время спрашивают, приедет ли папа домой или мы поедем к нему в Москву?
  
   24.09.46. За это время Воля у нас устроился в Москве на работу и выехал в Сызрань в командировку. Но у нас всё неопределенно...
  
   Боря поступил во второй класс, но почувствовал, что он от всего отстал (подзабыл) и под разными предлогами стал оставаться дома. В 1-ый класс - ни за что! Нашли выход только такой: буду заниматься дома, безо всякой программы, а там видно будет.
  
   Ида поступила в железнодорожную школу. Как будто обстановка недурная. Но она всё та же. Раз мне говорит: - "Вот сначала хочется, страшно хочется учиться, а потом всё надоедает". Записалась в кружок физкультуры. Работает с увлечением. Учитель говорит - "У тебя талант!" Каково! Еще маленькая она мечтала, что будет циркачкой, артисткой, а теперь говорит о балетном искусстве. Но смущается, когда говорю, что везде надо много и много работать, чтобы быть знаменитостью. Подтверждение моих слов она нашла в американском фильме - "Балерина", который она смотрела с восторгом.
  
   25.09.46. Были у доктора ухо-горло-нос с Борей. Сказал, что пока серьёзного ничего нет. Но тоже советовал ехать в Евпаторию. Как у меня изболелось за него сердце. Какой он капризный! Аппетит неважный, всё время привередничает: никак к нему не подойдешь.
  
   На дворе детвора невозможная. Его дразнят. Он сильно переживает. Я вступаюсь и получаются нелепые сцены, во вкусе рыночных торговок. Как мне жалко его! Все это озлобляет его и портит характер.
  
   Милушка очаровательна. Очень любит наряжаться. Достаёт платья, косынки, воротнички, раздевается и облекается во все "новое", стоя перед зеркалом и не переставая разговаривать. Она сказала сегодня матери, когда та сказала одну и ту же фразу два раза: - "Мама, не надо повторять одно и то же сто раз".
  
   06.10.46. Холода не прекращаются. Уже давно топим печи. Одели тёплые пальто.
  
   Из Москвы ничего нового. Воля уже месяц не работает. Не удовлетворён. Хлебный паек уменьшен мне - 250 грамм и детям. Чтобы хлеб подкупить - не хватает денег. Страшная нужда. Я забрала все деньги из кассы и теперь не могу купить Боре сливочного масла. Молоко ему достаётся очень редко. Начались страшные очереди за хлебом. За вчерашний день мы ещё получили хлеба, но могут и не дать.
  
   Боря начал было увлекаться вязаньем на спицах. Раз так и уснул с рукодельем в руках. Сейчас охладел. Боря стал очень груб. Сегодня, доставая фанеру с окна, уронил банку. На моё замечание, как закричит: - "А я почём знал, что здесь стоит банка. Взяла бы и сказала!" Или как начнет без конца твердить с криком: - "Я не буду есть! Назло всем! Вот и буду хулиган!", но потом остывает и становится опять приличным во всем мальчиком. У Иды - все та же ложь во всём.
  
   13.12.46. Почти два месяца не писала, но новостей мало. Москва всё в том же положении. Что-то не верится, чтобы мы уехали их Киева. Больше всех ждёт Боря: - "Когда же? Когда?" Ответа ребёнку нет. Занимается неважно, способности слабые. У него нет ни книжек для чтения, ни учебников для учения. Как же можно с ним заниматься? Никого этот вопрос не интересует. Что я ни делала, чтобы обеспечить ребенка учебными пособиями, библиотекой, всё безрезультатно. А сама я никуда уже не выхожу. Было родительское собрание у Иды. Надо было взять табель. Немецким совсем бросили заниматься. Как тяжело это переживается мною. У Иды свободного времени ни минуты, у Бори - хоть отбавляй. Предлагала записаться в физкультурный кружок. Радости у него было без конца. Опять некому водить. Так ли воспитывались мои дети: всё и вся для них! А у нас - капризы, дразнение друг друга, грубости, нежелание сделать что-нибудь для брата или сестры... А дети, ведь не виноваты. На них тоже все кричат с утра и до ночи...
  
  ===================================================================
  
  
  
  На этом дневники, которые вела бабуся обрываются. Переписывая их, я как будто пережила второй раз свое детство. Лучше и подробнее, чем описывала бабуся события тех далёких дней, я бы не рассказала, да и не вспомнила бы. Поэтому могу добавить к выше рассказанному только то, что бабуся могла не знать или то, что в моей памяти сохранилось немного в другом видении...
  
   Мы прожили в Киеве 1946 и 1947 - самые голодные годы. Мне сейчас трудно разделить - что происходило в 46-ом или в 47-ом годах, поэтому я запишу то, что помню, а ошибка событий с разницей в один год, наверное, сегодня не имеет большого значения.
  
   Учиться не хотелось... Лето 1946, а потом и 47-го года было трудным, а для меня - беспризорным. Отец уехал в Москву. Получил разрешение на прописку, но с работой было тяжеловато. Денег не было не только для семьи, но и для себя.
   Маму из столовой перевели на дальнюю точку - официанткой в буфет при аэродроме. Поскольку это было далеко, она редко стала бывать дома. Приезжая домой, она привозила гостинцы. В первую очередь это были засохшие остатки недоеденных пончиков, которые оставались на столах завтракавших лётчиков. И ещё она привозила бидончик с суфле. Это напоминало растаявшее, перемешанное то ли с мукой, то ли с крахмалом - мороженое. Это было, конечно, большим подспорьем, но съедалось моментально. Помогло то, что Боричка находился в санатории, а Милочка - в круглосуточном детском саду. Её домой брали только на выходные. Периодически оставались дома только я и бабуся. Я пользовалась неограниченной свободой. Однажды, я наврала бабусе, что с подружками идём в ботанический сад, где работал фонтан. И мы, якобы, будем купаться в этом фонтане...
   На самом деле мы поехали на пляж. В Киеве славился своими песками - Золотой пляж. Но, чтобы попасть на него, надо было купить билет и переправиться через Днепр на речном трамвайчике, который постоянно обслуживал желающих. Детей без взрослых - не обилечивали. Я с двумя подружками, выбрав молодого парня, попросили его купить нам билеты и сказать, что мы едем с ним. Так всё и произошло... Песок был горячий, рассыпчатый, по цвету - желтый, недаром пляж прозвали золотым.
   Девчонки сразу же залезли в воду. Я плавать не умела, но потом всё-таки решилась. Сделав в воде два - три шага, я почувствовала, что дна под ногами нет. Течением меня подхватило и понесло. Я то скрывалась под водой, то моя голова выныривала на мгновенье и т.д.
   Так меня протащило почти до причала. Причал был сделан из длинных, уходящих далеко от берега мостков, т.к. трамвайчик не смог бы подойти вплотную к берегу. Как раз в это время по причалу шла толпа вновь приехавших отдыхающих. На моё счастье, один из идущих по мосткам парень обратил внимание на появляющуюся из воды мою голову. Он не задумываясь нырнул в воду, перехватил меня у течения и вытащил на берег. Вокруг нас сразу же собралась толпа. Стали спрашивать, где мои родители, я махнула в сторону нашего "лежбища". Девчонки, увидев, что меня ведут взрослые, схватили свои платьишки и кинулись к кустам, которые обрамляли пляж. На пустом песке одиноко лежало только моё платье. Я заплакала. Меня хотели сдать в милицию, но плыть со мной назад или искать милиционера здесь, приехавшим загорать, видимо, не захотелось. Меня посадили на отплывающий трамвайчик... Девчонок в этот день я уже не увидела, а бабусе сказала, что мы искупались в фонтане, в ботаническом саду.
   Из моих путешествий по большому городу в эти беспризорные дни мне запомнилась экскурсия в Киево-Печёрскую лавру. Про неё рассказывали много всякого страшного. Во время войны там, якобы, прятались партизаны. Потом - не успевшие сбежать немцы и бендеровцы. А в настоящее время - просто бандиты. Лавра была не восстановлена. Для экскурсий была открыта только часть пещер. Перед экскурсией всех предупреждали, чтобы никто не отходил от общей группы. Во-первых можно было легко потеряться и заблудиться, т.к. ходы и пещеры тянулись под всем Днепром. А во-вторых можно было легко стать добычей бандитов. Уже не раз отставшие или зазевавшиеся выбирались из лавры самостоятельно голыми в полном смысле этого слова. Хорошо ещё, что живыми.
   Экскурсоводами были монахи. Группы набирались человек по десять. В одной из таких групп оказалась и я...
   Коридоры, по которым мы шли, были темными - электричество тогда не работало. У монаха был летучий фонарь, а желающие купили свечи. Своды сырые. Во многих местах капала сверху через трещинки - Днепровская вода. От основного коридора в стороны то и дело отходили боковые ходы. По некоторым нас проводили. Вдоль нашего пути, вдоль каменных стен стояли на невысоких подставках гробы, скорее похожие на ящики со стеклянным верхом. Под стеклом почти ничего нельзя было рассмотреть - все было тёмным, непонятным. Чаще всего разглядеть можно было только высохшие, сложенные вместе руки мощей.
   Монах рассказывал нам истории святых мучеников, чьи останки мы разглядывали. Показывал нам небольшие лазы в стенах, скорее напоминавшие чьи-то норы. Оказалось, эти лазы в каменных стенах вырубали себе монахи, которые уходили навсегда от людей. Они жили в тесных пещерах, где впоследствии и умирали.
   Я, конечно, боялась, поэтому не отходила далеко от монаха, а частенько даже вцеплялась рукой в его черную рясу...
   Мне пришлось побывать не раз ещё на экскурсии в лавре, но это было уже в 80-ые годы, когда я ездила в Киев в командировку. Ничего общего с той послевоенной лаврой не было: электрический свет, зашпаклёванные и побелённые своды, везде указатели, таблички и другие признаки современной цивилизации.
  
   Помню ещё такую ситуацию. Напротив нашего дома, через дорогу, до самого угла улицы, и дальше - направо за угол, всегда был базарчик. Если днем на нём продавались кое-какие продукты, то вечером здесь, в основном, "работали" спекулянты. Купить можно было всё, но, в основном, это были папиросы и спички. Дети подрабатывали на этом. Решили подработать и мы с Борькой. Нас подвели к какой-то молодой женщине, она дала нам по два или три (не помню точно) коробка спичек и назвала цену. Мы, как и все другие ребятишки, стали бегать и предлагать прохожим купить спички. Вдруг смотрим, все куда-то врассыпную разбежались - появились то ли дружинники, то ли переодетая милиция. И только мы, новички, остались на опустевшей улице. Борьку кто-то из них схватил за воротник. Он с испугу заорал, как резаный. Я кинулась к нему, пробуя оттащить от дядьки. А дядька устроил допрос с пристрастием - откуда спички? Мы по наивности сказали, что дала тётя... В конце концов нас отпустили и мы спрятались в подворотне. Когда милиционеры ушли, постепенно все "продавцы" вернулись на улицу. Причём, все они не стояли на одном месте, а изображали из себя прохожих.
   Не сразу, но через некоторое время мы нашли "свою" женщину, всучили ей назад спички и сказали, что больше торговать не будем. Дома, конечно, мы ни о чём не рассказали.
  
   А с Милочкой был такой случай. Её строго предупреждали, чтобы она ни у кого ничего не брала и ни с кем никуда не ходила, так как детей воровали на мясо. Действительно, нам пришлось быть очевидцами пирожков с человеческим мясом. Однажды, когда родители повезли нас на Золотой пляж, они купили у тётки, которая ходила по пляжу с корзиной домашних пирожков - пирожки. Мама разломила пирожок, а там был человеческий ноготь... Я не вру... Так вот, без спроса, конечно, Милочка пошла гулять не во двор, а на улицу. Особенно, интересно всегда было отираться на углу, около входа в магазин. Всегда можно было увидеть что-нибудь любопытное. К Милочке подошла какая-то тётя, сказала, что Милочка ей очень понравилась: - "Ах, какая красивая девочка! Пойдём со мной, я тебе конфетку дам"... Но родители, видно, хорошо поработали с Милочкой, потому что после этих слов тётки, Милочка устроила такую истерику, что тётка смылась, а Милочку привели домой какие-то чужие добрые люди. Они думали, что девочка потерялась. Потом, спасаясь от голода, удалось Милочку устроить на пятидневку в детский сад, а Боричка уехал в санаторий.
  
   Когда мы с бабусей оставались вдвоём, а дома не было никаких продуктов, нашей пищей был только хлеб. Его давали по карточкам по 250 грамм на человека в день. Остальных продуктов даже по карточкам не выдавали - магазины были пустые. Я приносила половинку буханки или буханку хлеба, если его выдавали на два дня. Мы договаривались, что хлеб делим на двенадцать частей - по кусочку на утро, день и вечер. Свою порцию я съедала сразу. Через некоторое время бабуся отдавала мне свою маленькую порцию и говорила, что у неё нет аппетита. Верила я в это или нет, не помню, но её кусочек хлеба я брала. Это был кусок чёрного хлеба, шириной в большой палец руки, отрезанный целым куском от кирпичика. Я его брала и бежала на базарчик, который всегда тусовался на противоположном углу улицы. Я вставала в ряд торговок и протягивала кусок прохожим. Совсем скоро находились желающие и покупали у меня этот драгоценный кусок хлеба. На эти деньги я покупала здесь же на базарчике две конфеты - они были длинные, в виде цветной закрученной трубочки, завёрнутые в прозрачную бумажку. Вся прелесть заключалась в том, что хлеб съелся бы сразу, а конфеты можно было сосать долго.
  
   Потом я бежала на вокзал. Если подниматься по лестнице, расположенной где-то сбоку вокзального здания, а не по центру, можно было попасть в зал ожидания для транзитных офицеров. В зале был экран и им часто показывали кино. Я, как и многие другие дети, предоставленные сами себе, пробирались в этот зал, садились вдоль темных стен на пол и смотрели фильмы.
   На вокзальной лестнице, пролетом ниже этого зала, всегда стояла женщина с аптечным товаром, разложенным в ящике под стеклом. Ящик висел на ремне через плечо и ещё у него были откидные ножки, которые можно было легко сложить. Я у этой женщины всегда на оставшиеся деньги покупала пертусин. Он был дешёвый и сладкий - десять таблеток, завернутые столбиком в бумажку.
   А бабуся в это время таяла с каждым днём. Она никогда не была полной, а теперь стала совсем похожа на скелет, обтянутый кожей. А в один из этих голодных дней она просто перестала вставать с кровати. Где-то в это время приехала мама. Вызвали врача. Он сказал, что помочь уже ничем не может, т.к. у бабуси - дистрофия и жить ей осталось недолго. Бабусе сказали, что врач поставил диагноз - атеросклероз.
  
   Вернулись домой Боричка и Мила. Папе удалось прислать из Москвы посылку. В ней оказалась, кроме каких-то продуктов, большая буханка белого хлеба. Она мне запомнилась большой - большой, белой - белой, с коричневой сверху корочкой и, наверное, очень вкусной.
   А ещё один раз нам дали американскую посылку. В ней была длинная железная банка с беконом. Это были узкие кусочки шпика, который просто таял во рту. В посылке было много чего вкусного и в первый раз мы попробовали жвачку. Она была в виде белых подушечек, похожих на конфеты. Были в посылке пакетики: с яичным желтком в виде порошка, с сухим молоком и что-то ещё...
   Всем на удивление бабуся не умерла. И, по обыкновению, через силу стала потихоньку вставать...
  
   Недалеко от нашего дома, в конце улицы Саксаганского был "Евбаз" - большой базар - привоз. Перед базаром была большая площадь, на которой всегда стояло много машин и лошадей с подводами. Теперь на этом месте - метро...
  
   Но мы любили ходить не на этот базар, а на базар, располагавшийся на Вокзальной улице. Ниже улицы Саксаганского, начинаясь от моста, вдоль железнодорожных путей протянулась улица Гайдара. Чтобы попасть на неё, мы пробегали квартал по своей улице, затем сворачивали за угол, сбегали под горку и уже пройдя немного по улице Гайдара, попадали на небольшой, но очень уютный рынок. Там, в основном, торговали приезжающие с пригородными поездами крестьянки. Здесь много было всего вкусного. Помню, как подойдя к ряду, на котором горками были насыпаны на столах семечки, я двумя пальчиками брала одну семечку, а ладошкой зачерпывала горсточку и с невинными глазами спрашивала - "А почём семечки?"... Горсточка из кулачка высыпалась в кармашек платья. Пробежишься так вдоль всего ряда, смотришь - в кармане семечек прибавилось. Наверное, таких как я, было много. Мы были похожи на воробьев, которые стайками налетали на те же семечки. Но от воробьев торговки отмахивались, а нас они не замечали. Может быть, просто жалели?
  
   У нас дома редко водилась картошка. Но, если она бывала, чистили её тоненькими полосками. Шкурки не выбрасывали, а копили. Они высыхали и поэтому накопить их было трудно и долго. Но, когда набиралось маленькое ведёрочко таких очисток, то или я или Боря бежали на этот рынок. Не в рядах, а прямо на земле располагался ряд продавцов жмыхом. Они же покупали картофельные очистки для скота. Взяв наше ведёрочко, такая торговка долго перебирала наши очистки, уж больно они были тощими. Потом долго рассматривала нас, а потом высыпала очистки в свой мешок, а нам давала кусок жмыха. Мы не уходили, молча смотря на неё. Она начинала ворчать, потом что-то шептать, но в итоге добавляла нам ещё кусочек. Жмых был желто-коричневого цвета, жёсткий. В нём было больше шелухи от семечек, чем чего-то съестного. Но это было так вкусно. Разделив жмых поровну, мы долго его грызли, сосали, мусолили, остатки прятали в карманы, а потом, не выдержав, опять грызли. Ведь это было не просто лакомство, но и еда...
  
  
  
  1947 год
  
   В 1947 году голод был ещё хлеще. Но мы в это время уже переезжали в Москву.
  
   Больше всего мне в душу с детства запали Киевские каштаны. Они растут везде - вдоль всех тротуаров. Огромные, с широкими резными листьями, а весной с душистыми свечками - цветами. А осенью под ногами везде валяются каштаны - в зелёных колючих скорлупках, как грецкие орехи. Мы их набирали, чистили, сушили, а потом играли с ними. Всю жизнь я мечтала вырастить каштан на даче или около дома, в Москве. Мне лично это сделать не удалось, но мечта моя исполнилась.
   Однажды весной, в школьном дворе, который находится около нашего дома на улице Бестужевых, проходил субботник. Школьники под руководством взрослых посадили по всему периметру школы каштаны. Они прижились. Сейчас это уже огромные деревья и на них, также как и в Киеве, каждую весну в небо глядятся белые свечки душистых цветов...
  
  ===================================================================
  
  
  ...........................................ЧАСТЬ 3................................................
  
  
  ....................................ВЕЛЬЯМИНОВО...........................................
  
  
   Дневники бабуси кончаются 1946-м годом. Они, как зеркало, отражают события тех лет.
   С 1947-го года по 1958 включительно все воспоминания основываются, в основном, на памяти и письмах, которые частично сохранились. К сожалению, дневников никаких больше никто не вёл, поэтому некоторые факты могут быть изложены с приблизительной точностью. Но, тем не менее, основные события отражены правдиво.
  
  
   Итак, 1947- 1948 годы.
  
   Мы уезжаем из Киева. В этот раз отъезд отличается от нашего переезда в Киев из Казани. Туда мы ехали долго, в товарном вагоне, зафрактованным на две семьи. В этот раз также вагон был выделен на две семьи, только разрешили в вагоне ехать одному сопровождающему. Поэтому все остальные члены семьи ехали обычным пассажирским поездом.
   Папа был в Москве задолго до нашего переезда. В Москве у нас родственников не было, поэтому папа жил в Пушкино, под Москвой. Там в собственном доме жила семья Гладилиных - папиного двоюродного брата. Там же часто находился другой папин двоюродный брат - Василий Степанов. Папа по переводу из Киева работал в Министерстве Путей Сообщения. Кроме того вместе с Василием Степановым они занимались подработкой - составлением смет и проектов на строительство домов и каких-то ещё объектов.
   Папе обещали дать квартиру в Москве, в доме, который был ещё не достроен. А временно нашей семье предоставили жильё в подшефном совхозе ВЕЛЬЯМИНОВО УРСа МОСУЗЛА МПС по Павелецкой дороге. Туда папа и перевёз мебель, которая пришла по железной дороге как раз, почти одновременно с нашим приездом.
  
   Вельяминово, Вельяминово, Вельяминово... Сколько воспоминаний связано с жизнью в этом совхозе...
  
  Чтобы добраться до Вельяминово, нужно было на электричке доехать до ст. "Вельяминово".
  Вельяминово - железнодорожная платформа Павелецкого направления Московско-Курского региона Московской железной дороги. Расположена в Ступинском районе Московской области в 64 км от Павелецкого вокзала. Рядом со станцией находятся населенные пункты: поселки Вельяминово, Татариново, Ртищево, Юрьевка, деревня Вельяминово.
  Платформа Вельяминово. Была открыта в 1900 году как полустанок Вельяминово на 59 версте Рязанско-Уральской железной дороги. Полустанок находился в Вельяминовской волости Серпуховского уезда Московской губернии.
  Рядом со станцией располагался рабочий посёлок. Он был расположен вдоль двух наезженных дорог, по обеим сторонам которых стояли дома посёлка. В принципе они ничем не отличались от деревенских рубленых изб, с огородами и палисадниками. Но, в основном, все жители посёлка работали в Москве, куда доезжали ежедневно на электричках. Многие женщины устраивались на работу в детские сады, ясли, больницу. Предприятий основных, которые могли бы обеспечить работой всех жителей посёлка, не было. Впрочем, как и во многих таких же поселениях, расположенных вдоль железной дороги.
   Две дороги, проходившие по параллельным улицам через посёлок от ж/д станции, убегали в перелесок, за которым располагался совхоз - "Вельяминово - М П С". Совхоз подчинялся Министерству Путей Сообщений. Дороги, пробежав через перелесок, кончавшийся зарослями каких-то кустов, выбегали на простор. Между дорогами лежало совхозное поле. А дальше - и поле и дороги упирались в лысую, с утоптанной местами травой, площадь. По кругу площади расположилось несколько бараков и совхозная контора. Если пройти дальше, через площадь, можно было попасть опять на две дороги. Одна выводила нас к "Большому пруду", по берегам которого разрослись столетние деревья и развесистые ивы. Пробегая мимо пруда через мостик, дорога оставляла справа деревню с частными домами, а потом тянулась за три километра, через поля, к "Центральному" посёлку "Вельяминово", расположенному на основной автомобильной трассе по Каширскому шоссе.
   Центральное "Вельяминово" называлось "Центральным" недаром. Там находился старый парк и развалины усадьбы Вельяминовых. Мы, ребятишки летом ходили туда стайками - искать малину с одичавших старых кустов и рвать черёмуху. По одному туда не ходили, так как наслушались много рассказов о приведениях на месте развалин и всякой другой нечисти.
   В Центральном Вельяминово, в помещении большого каменного здания школы всегда проводились выборы, а в клубе - основные мероприятия и концерты.
   Если с лысой площади совхоза пойти по левой дороге, то сначала пройдёшь мимо "Малого пруда". Затем дорога выводила к совхозным полям и огородам, пробегала через луга, на которых встречались - бочаги. Это глубокие ямы или воронки, заполненные прозрачной водой. По краям бочагов рос кустарник, а иногда в воде встречались и кувшинки.
   Когда мы с бабусей возвращались из леса с вязанками хвороста за спиной, мы в жаркую погоду останавливались у бочага, который побольше, и я купалась. Странно, но с детства я была застенчивой, поэтому в бочагах я купалась в трусиках, хотя, кроме бабуси рядом никого не было. А зря. Купаться полностью раздетой, ощущать, как прохладная вода оптекает и ласкает всё тело - это такое блаженство...
  
  
  Дорога, по которой мы ходили за хворостом, шла вдоль леса, на село - "Привалово".
   И ещё с вытоптанной площади в центре совхоза выбегали маленькие дорожки - тропки. Одна из них вела к детским яслям, другая к конторе, по одной из них можно было покороче добраться до пруда, по другой - к теплицам, ну, и, конечно, к каждому из бараков. В центре площади стоял электрический столб. Наверху всегда вечерами включался фонарь. Место вокруг столба называлось "пяточком". Там по выходным или праздникам устраивались танцы под радиолу или патефон. Но чаще всего, вечерами, уставшими за день от полевых работ ногами, девчонки - под гармошку выбивали дроби.
  На этом пятачке не один вечер я танцевала с подружками под гармошку. А Милочка, живя в Вельяминово аж до 1959 года, научилась не только отбивать дроби, но и петь частушки.
   Вот такое оно - "Вельяминово", разбросанное: и маленькое и большое, и богатое, как "Центральная усадьба" и бедное, как совхоз "М П С", но всегда красивое, как красивы все подмосковные местечки.
   Почему я так подробно описала Вельяминово, каким оно было в те далёкие годы?.. Недавно, моя сестрёнка - Милочка, прожившая в Вельяминово дольше меня, решилась съездить на старые места своего детства и юности.
   Сойдя с электрички, она не узнала посёлка вообще. На месте деревенских домов с огородами, выросли каменные коттеджи. Всё чужое. Как ни странно, прежним остался только вокзал. Когда Милочка вошла внутрь здания, на неё со всех сторон обвалились воспоминания. Ничего не изменилось...
   Дойдя до бывшего перелеска, который раньше и влево и вправо перерастал в лесные заросли, она увидела лишь небольшой перелесок с редкими деревцами.
   От совхоза ничего не осталось вообще. На месте его тоже выросли коттеджи. Разговорившись со случайным встречным, Милочка узнала, что совхоз давно закрыли. Бараки сломали. В центральном Вельяминово, где-то недалеко от шоссе, выстроили жилой многоквартирный дом, в который переселили всех жильцов из бараков. У Милочки больные ноги, и она не решилась идти дальше в поисках своего прошлого. Да и мало вероятного, что она отыскала бы своих бывших подружек. Их родителей, наверняка, давно нет в живых. Да и они сами все уже бабушки...
   Вернувшись домой, Милочка сделала для себя вывод - прошлого не вернуть, и, вероятно, не стоит его искать. С годами плохое не то, чтобы - забывается, просто в памяти боль притупляется. А хорошее - греет душу. Так и надо жить с этим хорошим. А встречи со состарившимся прошлым чаще всего ранят, и разочаровывают...
  
   Поскольку папа был направлен в совхоз на "временное поселение" от самого министерства, ему выделили "квартиру в бараке". Других домов в совхозе не было, кроме дома директора совхоза. Барак был крайний с левой стороны площади. В отличие от стандартных бараков, где входили в коридор в дверь в одном конце барака, а выходили - в другом конце, этот "наш" барак имел другое расположение. С торцов был вход в большой тамбур, из которого опять же был вход в одну "квартиру" - нашу. Она состояла из двух комнат, вернее из одной большой комнаты, в которой стояла огромная русская печь. Если зайти с другой стороны печи, создавалось впечатление второй комнаты.
   В первой стояла бабусина кровать и вдоль окна - обеденный стол. Во второй - наши кровати. Боря с Милкой предпочитали спать на печи, а я и мама с папой - на кроватях.
   Из тамбура ещё одна дверь вела в огромную комнату, которая ещё достраивалась внутри. На земле были установлены столбики, на которых накиданы доски. Часть комнаты, от дальней стены уже была застелена полом. Создавалось впечатление сцены и длинных лавок. Днём там работал плотник, а вечером мы, ребятишки, собирались в этой комнате и играли в театр.
  
  Я пишу - МЫ, так как мы - это все трое: я, Борис и Милочка. И всё, что здесь рассказывается неразрывно касается нас троих. Мы держались всегда вместе, хотя и часто ссорились не всерьёз, а потом быстро наступало перемирие...
  И чем больше трудностей выпадало на долю нашей семьи, тем дружнее мы становились...
  
   Когда достроили комнату рядом с нами, нас переселили в противоположный конец барака. А теперь уже - двухкомнатную "квартиру отдали какому-то начальнику. У нас не было второй большой комнаты, но зато был большой коридор, в который мы незамедлительно выставили всю не нужную мебель: какой-то матрац, кровать и т.д.
   В этот недолгий период жилось нам не плохо. Папа каждый день ездил в Москву на работу. Мама первое время не работала. Да и подыскать работу с её специальностью - чертёжницы, было не возможно.
   Поскольку мы приехали весной, нас с Борькой сразу же отправили в школу. Естественно, школы в совхозе не было. Поэтому, мы ходили в школу в рабочий посёлок "Вельяминово" при станции. Я - в 6-й класс, Борька, кажется, в третий. Милочка пошла в школу только на следующий год.
  
   Весну в Вельяминово мы встретили в приподнятом настроении и томительном ожидании чего-то очень хорошего. Ожидали, когда достроят дом в Москве, и мы туда переедем жить. А пока мы просто жили и радовались. Наконец, мы жили с отцом. Он каждый день возвращался с работы на электричке. Мы, дети бегали к перелеску его встречать, а бабуся сидела и ждала его на крылечке. Приближалась пасха и майские праздники.
   Пасху в советское время было не принято отмечать. Тем не менее, её отмечали в совхозе в каждой семье. Причём в "партийных" семьях это тщательно скрывали, а жены партийцев всем на показ, на пасху стирали бельё, и вывешивали его сушиться на верёвки.
   В этом году мы всей семьёй сидели за настоящим пасхальным столом: были и куличи и пасха, и пироги, и, наверное, ещё что-то вкусное. С продуктами было туговато. Год был голодный. Но папа сумел достать всё необходимое, наверное, с рынка, за деньги. Потом долгие годы, почти десять лет такого стола больше в нашей семье уже не было.
  
  Вот так всё хорошо начиналось...
   Однажды летом, когда Милочка и Боря побежали вечером встречать отца к перелеску, он не приехал. Вместо него кто-то привёз, неожиданную для нас, страшную новость - отца арестовали...
  
   Спустя столько лет, я не помню точно, что ему вменялось в вину. Вроде бы ему было поручено спроектировать, и построить жилую перемычку между двумя домами, соорудив внизу - арку, а над ней, несколько этажей квартир. Где-то довели строительство до второго этажа, и вот это всё обвалилось вниз. Слава богу, всё это случилось ночью, и не было никаких жертв. Стали проверять расчёты, сметы. А сметы составлял папин двоюродный брат Василий. А он был без высшего образования, как и отец. Папа, хоть бросил строительный институт с третьего, или четвёртого курса, а у Василия не было и этого. Он допустил не точности в расчетах, а отец не перепроверил. Папа по договору был основным подрядчиком. Василий не был оформлен вообще. Поскольку у обоих была фамилия - Степановы, папа взял полностью ответственность за ошибки в расчётах на себя... Брата он выгородил, а сам загремел, как говорят, "на полную катушку".
   "Подфартило" ещё и то, что в это время издан был жестокий Указ, номер которого я запомнила на всю жизнь - "Указ от 06.07.47 года". По этому Указу сажали хоть за булку, хоть за мешок картошки, хоть ещё за какие-то провинности, на срок от десяти и выше.
   Отцу дали 12 лет...
  
   Так оборвались все наши мечты и солнечные ожидания московской квартиры и сладкого будущего...
   Начались трудные долгие голодные и холодные годы борьбы за выживание и ожидания возвращения отца.
  
   Нас осталось пятеро: безработная мама, мне - 12 лет, Борьке - 10, Милочке - 6 лет, и бабуся. Весь наш доход сводился к малюсенькой бабусиной пенсии по старости. В своё время она бросила работу, чтобы воспитывать нас троих. Рабочий стаж учительницы был не велик, и к пенсии по старости ничего не добавлял.
   Начали с того, что мама пошла искать работу. Сначала летом она со всеми совхозными женщинами выходила на работу в поле и на совхозные огороды.
  
  В летние каникулы я и Борька тоже выходили на работу - "куда пошлют".
   Это делалось так. К 7-и утра все подходили к конторе. Выходил на крыльцо агроном и зачитывал разнарядку. Он называл фамилию бригадирши (в основном, все бригадиры были женщинами), называл место работы (например, на прополку свеклы или капусты и т.п.), и перечислял - кто зачислен сегодня в эту бригаду. Когда все были названы, к нему подходили не постоянные, а временные, не заявленные накануне, желающие поработать, вроде нас. Он секунду думал, а потом направлял нас в какую-нибудь бригаду.
  
   Работать с непривычки было тяжело. Солнце печёт, дождь ли крапает, всё одно - работать надо в любую погоду. Грядки длинные, нам иногда казалось, что они бесконечные. Опытные совхозницы по грядке идут быстро, пропалывают играючи. Вскоре мы их видим уже на далёком конце грядки. А в конце грядки - лес. Дойдя до края грядки, они ложатся на траву в холодок и несколько минут отдыхают. Когда мы добираемся до конца гряды, они уже встают на новые грядки и начинают свой "бег" в обратную сторону.
   А мы... Спины болят, руки скрючиваются от напряжения и усилий. Норму, естественно, мы выполняли редко. Платили нам копейки. Но и эти копейки были для нас каким-то маленьким спасением. Ведь, помощи нам ждать было не откуда.
  
   А однажды, возвращаясь с дальнего поля лугами, я увидела распустившиеся цветы. Это были метёлочки светло малинового цвета. Я сорвала, понюхала, и задохнулась от сладкого медового запаха. Придя домой, я пошепталась с Борькой. А утром рано-рано, мы пошли на луг и нарвали две огромных охапки цветов. Сели на электричку в тамбур, чтобы успеть убежать от ревизоров в другой вагон. В Москве сразу же прибежали на базар. В те годы, на площади, прямо напротив павелецкого вокзала был колхозный продуктовый рынок. Мы встали в конце рядов, положив охапки цветов прямо на землю, стали складывать их в букетики и протягивая их в руках, предлагали проходившим мимо - купить их. И их покупали. К концу наши цветы подвяли, ведь они были уже столько времени без воды. И всё-таки, мы продали все цветы. Не так уж много мы выручили денег. Помню только, что мы купили молока и белые булки хлеба. Мы были голодные, и с удовольствием сразу же уплели целую булку на двоих. Остальное привезли домой.
   На следующий день утром мы опять побежали на тот же луг. Но к нашему удивлению мы не нашли там цветов. Как будто это были цветы одного дня...?
   Осенью я и Борька пошли в школу. Мама работала и поваром и счетоводом в конторе...
  
   Её профессия чертёжницы была, естественно, не востребована. Сначала она работала на совхозных работах, по принципу - куда пошлют.
   Но в конце года нужно было совхозному начальству составлять техпромфинплан на следующий год и сводный баланс за прошедший. У мамы это хорошо получилось и, впоследствии, её каждый год привлекали к этим работам. В остальное время она перепробовала разные специальности, и перебывала на разных работах. После того, как она успешно составила техпрофинплан, вместо записи в трудовой книжке - "полевые работы..." записали, что она назначена на должность счетовода...
  
   Бабуся выполняла все основные работы по дому: стирка, уборка, а главное - ежедневная топка печи и готовка еды при полном, практически, отсутствии продуктов. Не было и дров.
   Я помню, как бабуся брала меня и Борьку с собой в лес. Иногда за нами увязывалась и Милка. Мы ходили и собирали хворост. Сначала этот хворост стаскивали в три кучки. Потом эти кучки надо было стянуть верёвками так, чтобы было удобно нести, и он не рассыпался бы. Если при поиске хвороста нам попадались грибы, мы их собирали и бабуся варила грибной супчик.
  
   А ещё мы ходили "на промысел". Собиралась нас группка ребятишек, а, иногда, и подростков, и мы осуществляли набеги на совхозные огороды. На огурцы и помидоры мы не покушались. Эти огороды охранники оберегали с ружьями, могли и подстрелить. А вот помню точно, лазили ночью за морковкой. Делали это ночью. Выжидали, когда сторож, обходя вверенный ему участок, пройдёт в другой конец. Потом нужно было перебежками или ползком пробежать подальше от края. Одежду одевали, как говорят, не со своего плеча, чтобы можно было за пазуху или в штанины накидать побольше той же моркови.
  
   А ещё мы лазали за горохом. Заходили днём, со стороны леса. Ночью мы горох не отыскали бы среди его зелёных стеблей. Да и бдительность у сторожа днём ослаблена. Наверное, он не верил, что посреди ясного дня, у всех на виду найдутся наглецы. В отношении гороха лучше всего получалось у Борьки. Он маленький, худенький, заползал в заросли гороха, его и не видно было. Наберёт полную пазуху стручков, вылезет с грядок и стрекача к лесу, где под каким-нибудь кустиком нас ждала Милочка. Мы садились в лесу и наедались гороха до отвала.
  
   Ближе к осени мне довелось пару раз попасть по разнарядке на сбор помидор. Вдоль длинных грядок расставляли корзины так, чтобы удобно было с любого места относить к ним собранные помидоры. Рвать можно было разовые и бурые. Краснеть почему-то им не приходилось - их собирали раньше. А, может быть, потому что, они не вызревали в Подмосковье под открытым небом. Иногда попадались почти красные помидоры. В первый раз я не поняла, почему все женщины брали с собой в карманы в бумажечки соль. А оказалось, "ларчик просто открывался". Без соли не очень спелые помидоры не съедобны. Вернее, можно, конечно их съесть, но не много. А вот, если сорвёшь даже бурый помидор, разломишь его, посолишь, а он - душистый, как говорят - сахарный, сочный, вкуснятина... Но после работы взять с собой помидоры никто не решался. За это могли сдать тебя "органам"...
  
  -----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  СОБЫТИЯ 1949 года
  
   Наступил 1949-й год, который быстро набирал обороты.
   Я окончила 7-ой класс и распрощалась со школой. Надо было думать, что делать дальше. Учиться в 8-ом классе можно было только в Михнево, так как в Вельяминово десятилетки не было. Возможно, на центральной усадьбе и была школа, но туда надо было ходить за три км в любую погоду. А зимой, говорят, из леса в поля выбегали и волки. Можно было поступить в техникум какой-нибудь в Москве. Но это был бы крах всем мечтам бабуси. Столько сил и надежд она в меня вложила, что представить меня без высшего образования - это просто кощунство. Но впереди было лето.
  
   Как только окончилась учёба, я и Борис опять пошли опять работать в совхоз. Посылали нас на разные работы. Помню, мы набивали в теплицах торфяные горшочки землёй для рассады, сушили, и скирдовали сено, пропалывали всё, что можно. Но был однажды и курьёзный случай. Меня определили в бригаду на дальний участок по заготовке сена. Внутри бригады нужно было кого-то назначить поваром. И вот, у кого-то пришла на ум дикая мысль, которую подхватили все - назначить поваром меня. А ведь, я ещё никогда в жизни не готовила, живя за бабусиной спиной.
   Я не знаю, что там я вытворяла, когда все ушли с рассветом на косьбу. Я налила в котёл пару вёдер воды. С трудом разожгла огонь. Потом в кипяток сыпала пшенку и ещё что-то. В общем, когда пришла бригада на обед, пшенка была сырая, похлёбка не солёная, и, вообще, несъедобная. А они набрали грибов и хотели быстренько добавить их в суп вместо мяса. Добавили. Но уже без меня. Поварихой выбрали другую девушку. Нюра быстро доварила похлёбку, добавив в неё грибы, соль, лаврушку, может быть, ещё что-то. Но было очень вкусно, а, главное, сытно. К котлу меня больше не подпускали. Косить меня тоже не брали. В основном, я и ещё пара девчонок, ворошили ряды скошенного сена, чтобы оно не слежалось и не загнило от росы. А потом мы его собирали в копёшки. Сено увозили в совхоз. Как сейчас помню, на той же лысой площади в совхозе, по кругу устанавливали высокие копны, которые зимой припорашивало снегом. Сено оттуда брали в коровник.
  
   Кстати сказать, почти вся продукция совхоза, включая и молочную, отправлялась в Москву, как для предприятий МПС, так и для самого министерства. За свои деньги можно было покупать совхозные продукты. Для этого надо было написать заявление, оплатить их стоимость в конторе, а потом получить их со склада или хранилища. Но нам это было не по карману. Поэтому молоко мы выписывали очень редко...
  
  В этом году я продолжила учебу в Михнево. Жила в интернате. За питание бабуся отдавала свою маленькую пенсию...
  
   Я окончила 8-ой класс. И опять летом сразу же оформилась уже на всё лето на работу в совхоз... И Борис тоже работал со мной. Милочка перешла во 2-ой класс.
  
  -----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
   С О Б Ы Т И Я 1950 года
  
  Мы с подружкой Талкой (Светлана Кулинич) мечтали куда-нибудь вырваться из дома, получить самостоятельность. Мне было пятнадцать, Талка была на год старше меня.
   И вот мы поехали с ней в Москву сдавать документы в торговый техникум. У неё документы приняли, у меня - нет. Я не проходила по возрасту...
  
   Вслед за Талкой я тоже стремилась куда-нибудь приткнуться. Поэтому я несколько дней подряд моталась по Москве, тычась, как кутёнок носом - где бы устроиться. И вот, однажды, еду в трамвае, стою, гляжу в окно. Потом поднимаю глаза и читаю наклеенное объявление о приёме в кожевенно-обувной техникум. Дальше перечислялись все прилагающиеся блага: общежитие, клуб и т.д. и т.п.
   Я записала адрес, поехала туда, и подала заявление. Заявление приняли. Вступительные экзамены я сдала средне. Диктант написала хорошо и математику - тоже, химию и физику с трудом сдала на тройки.
  
   Помню заседание приёмной комиссии. Длинный стол в аудитории, за которым сидели все заведующие кафедр. Перед ними по очереди проходили в те, которые набрали необходимое число баллов. Потом те, кто нуждался в общежитии, но получил хорошие оценки, и в последнюю очередь те, которые и в общежитии нуждались, и баллов достаточно не набрали. Я была в числе последних. Помню, как я стояла перед этой комиссией, скромно потупившись. Мне стали задавать вопросы: где живу, кто родители и т.п. Я отвечала жалостливо, что так мол и так, отец сидит, семья бедствует, идти мне некуда, и дома жить не на что... Смотрю стали перешептываться. Наконец, один из них говорит: - "Вот вы подали, как все на обувное отделение. Это, конечно, интересно. Но в нашем техникуме есть ещё экстрактовое отделение. Это специальное приготовление экстрактов, которыми дубят кожу, чтобы потом она была пригодна для изготовления обуви. Скажем честно, на остальные отделения все места заняты. Я - заведую экстрактовым отделением. Я могу принять вас к себе. На этом отделении стипендию дают даже с тройками. Какое решение вы принимаете?".
   А какое решение мне нужно было принимать, если мне было всё равно, куда меня примут. Лишь бы было общежитие, стипендия. А что будет потом, жизнь покажет.
   Так я оказалась студенткой экстрактового отделения кожевенно-обувного техникума. Жила в общежитии. Получала стипендию с тройками. Учёба меня не интересовала вообще. Так, "зацепилась" за общежитие, задержалась на время. А там будет видно, что случиться дальше... Я инстинктивна искала способ выжить в этом хаосе событий, спать без забот и как-нибудь - прокормиться.
  
  А Милочка, Борька, бабуся и мама вели полуголодное существование...
  На летние каникулы я не поехала в Вельяминово. В поисках работы обратилась в отдел кадров техникума. Женщины, там работавшие, меня пожалели и устроили в знакомую семью - уборщицей. Мыла полы, получала маленькую зарплату, ночевать приходила в общежитие, днем болталась с подружками - москвичками в парке, в Сокольниках или у кого-нибудь из них дома. Иногда ездила к своим в Вельяминово. Помочь им ничем не могла. Но, понимая, что все беды исходят по причине отсутствия отца, загорелась желанием добиться его помилования.
  
   Когда отца арестовали, мама подавала апелляцию в Верховный Суд.
   Ему скостили два года. Но и десять лет было огромным сроком.
   Я взяла у мамы документы, составила прошение на помилование, и решила подать его Швернику.
   Я не помню - где находилась приёмная Шверника. Помню только, что это было огромное помещение, напоминающее вокзал. Кафельный пол. Вдоль всех стен по кругу стояли скамейки, тоже, как на вокзале. Стояли они и по всему залу, расставленные рядами. Народу в этом зале была - уйма. Говорили все шепотом. Улыбок там не было. Слёзы были на глазах у многих. И ещё была во всей этой толпе какая-то покорность, униженность, зависимость.
   Ровно в 10 утра, в зал вошло несколько человек. Один из них распорядился, чтобы все заняли места вдоль стен. Все бросились занимать места. Кому не хватило, сели на скамьи в середине зала. Пришедшие чиновники разошлись по разным сторонам зала, и стали обходить по-очереди сидящих на скамейках людей. Довольно быстро продвигаясь, подошли они и ко мне. Мужчина, чуть наклонившись, спросил - какой у вас вопрос. Я ответила - "Просьба о помиловании". - "Давайте документы". Я отдала. Последняя фраза была - "Ждите помилования"...
  
   Ответ пришел не скоро и был формально отрицательным...
   Тогда я решилась на не формальный поступок. Я написала "рыдающее" письмо - заявление. В нём я просила освободить отца, потому что погибают от голода его дети и старушка мать. Писала, какие худенькие от голода у них ручки, как теряет зрение с каждым днём бабуся, как я, вынуждена бросить учёбу, так - как не на что учиться... И много другого в том же духе. Прошение написала на имя начальника Главного Управления Лагерей - ГУЛАГа. Каким-то образом узнала, где находится это Управление, и отправилась туда.
   Управление ГУЛАГа находилось в известном здании на Лубянке. Здание само - очень большое, занимает целый квартал по периметру. Если дойти с центральной его стороны до угла, затем завернуть налево и опять дойти до угла, там находиться дверь в бюро пропусков. В небольшом помещении были два или три окошечка, а вдоль стены были телефонные будки. Я зашла в одну из них, осмотрелась. На стене была табличка с указанием нескольких справочных телефонов. Я звонила по очереди по каждому из них, и старалась узнать, как позвонить "Главному" начальнику Гулага". Долго звонила, приставала с вопросами, с просьбами и т.д. Наконец, даже теперь самой не верится, каким-то образом, я узнала этот таинственный номер телефона. Теперь я точно знаю, что мне помог ангел - хранитель, а, может быть, сам Бог. Иначе, как поверить, что в такой секретной организации кто-то мог назвать мне этот вожделенный номер.
   Кажется, это было так. Я набирала наугад номера телефонов, и спрашивала (я не помню сейчас, как его звали), - "Это Иван Иванович? Нет, как же так, я набирала его телефон". -"А какой Вы номер набирали?" - называла номер. "Нет, вы ошиблись". - "А какой правильный номер?" - "Узнайте в справочной". И так несколько раз, пока кто-то не назвал, может быть, машинально, правильный номер.
   Я набрала его. Мужской голос ответил - "Слушаю". Я стала объяснять... Меня прервали с возмущением... Я набрала опять... И опять услышала возмущение... Я набрала опять... Голос перешел на тон выше, трубку бросили... Я набрала опять... Голос стал угрожать: - "Вы не представляете, что я сейчас с Вами сделаю! Заберу! Накажу! Арестую!". А я в ответ: - "Так я этого и хочу. Арестуйте, главное, выслушайте! Помогите! Спасите! Пожалейте!!!"...
   После недолгого раздумья, голос сказал - "Говорите". Я, сквозь слёзы, изложила ему свою просьбу. Голос опять спросил - "А как Вы узнали мой телефон?". Я ответила - "Добрые люди подсказали". - Голос буркнул - "Разберусь...", а потом изрёк - "Никуда не уходите. К Вам подойдут. Как фамилия?" - "Степанова". - "Ждите"...
  
   Минут через десять с улицы вошел мужчина, в строгом костюме, обычного вида. Спросил - "Кто здесь Степанова?" - говорю - "Я". - "Выходите со мной". На улице повернулся ко мне лицом и говорит - "Давайте Ваши бумаги". Я нахально так отвечаю - "А откуда я знаю, что Вы их передадите...?, и что Вам можно верить?". Он, молча, отвернул борт пиджака, там был приколот какой то значок. Я сделала вид, что проверив его, поверила ему. А что это за значок, я и не разглядела. Отдала я ему своё "Письмо - Прошение".
  
   А через месяц нам, в Вельминово пришло официальное извещение о том, что отец помилован.
   Я помню, сколько наивной радости в те дни мы пережили. Я, ведь, уже была большая, но, тем не менее, иногда выкидывала детские глупые номера. На этот раз, когда мы получили это известие, я говорю Борису - "Пошли встречать папу". Я была уверена, что он стремится домой, и вот-вот приедет. А приехать он может через Москву и электричкой, и... Скорее всего это будет не так. Он сядет на попутную машину и приедет на Центральную Усадьбу, по основному шоссе.
   Я уговорила Бориса. Мы дошли до шоссе и сели на обочине дороги. Мы ждали час, второй, третий... Машины проезжали мимо, не останавливаясь, и скрывались вдали. Борису ждать надоело. Мы поплелись домой.
   Ждали в этот день возвращения отца мы зря. Не приехал он и через месяц. Только прислал письмо, что освободился и решил задержаться в Иркутске, чтобы немного подработать деньжат...
  
  ----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  1951 год
  
  Осенью началась учеба на 2-м курсе техникума.
   После зимней сессии начались каникулы. Стипендию почти всю я раздала за долги, а оставшиеся деньги быстро пролетели, как всегда. Я, как и прежде, домой не поехала. Скиталась по общежитию. Ходила в гости к подружке - москвичке - Инке. Денег много не было. Есть хотелось постоянно. Однажды, придумывая, чего бы пожевать, я, в поисках еды в который раз облазила все тумбочки, проверяя, не осталось ли чего-нибудь съестного. В одном месте, под кроватью стоял ящичек с картошкой. Я взяла несколько штук и сварила... Больше съестного не нашлось...
  
   Каникулы кончились. Девочки вернулись в общежитие. И тут неожиданно разразился скандал. Одна девочка сказала, что у неё пропало несколько картошек. В общем, скандал был большой. В комнате устроили собрание, скорее, похожее на судилище. Мне было обидно, но картошку-то я действительно взяла.
   В порыве обиды я пошла в отдел кадров и забрала документы, бросив учёбу в техникуме.
  
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  1952 год
  
   Устроилась я на работу на строительство МГУ. Но не на саму стройку, а на очень неплохую работу, на университетские склады. Работа - несложная. Нужно было смазывать техническим вазелином приборы, которые хранились на складе в ожидании, когда они потребуются в университетских лабораториях...
  
  Получив первую зарплату, я решила съездить в Вельяминово, и признаться, наконец, бабусе, что бросила техникум. Я накупила гостинцев. Не помню - каких, знаю только, что покупала какие-то крупы, и то те, которые подешевле, чтобы больше купить.. Когда я приехала в Вельяминово на выходные, был вечер, и все уже засыпали. Я помню, как с печки протянулись тоненькие ручки Милки и Борьки. Первое, о чём они спросили - привезла ли я чего-нибудь поесть... Они продолжали жить впроголодь. Помогать им я ничем не могла, так как сама "болталась", как щепка, попавшая в ручей. Временам эту щепку прибивало к какому-нибудь берегу. Но вскоре течение подхватывало её и несло дальше... А куда?
   А они жили на маленькие мамины заработки и бабусину "копеечную" пенсию...
  
  Работа моя была скучная, однообразная. Не удивительно, что я вскоре уволилась... Пока нового на горизонте ничего не светилось, осенью я опять вернулась в Вельяминово.
  
  В сентябре я ещё раз оказалась в той же Михневской школе, в том же интернате. Приняли меня в десятый класс, засчитав за девятый - учебу в техникуме.
   И опять бабуся копила свою пенсию, чтобы оплачивать мою учёбу.
  
   Несмотря на то, что я поболталась по "самостоятельной" жизни, почти что соприкасалась иногда с житейской грязью и омерзительными сценами, я осталась такой же наивной фантазёркой, какой и была раньше. Ведь, если я о чём-то рассказывала бабусе, что я хочу того-то и добьюсь этого, я, ведь, верила в это, а не просто "вешала лапшу на уши". А, ведь, мне исполнилось уже 17 лет.
  
  Но и в этот раз я недолго проучилась в школе.
  
  Наступил 1953-й год.
  
  Учиться мне опять быстро надоело. В основном, я с головой погрузилась в художественную самодеятельность. Чтобы бросить школу, нужна была какая-то причина. И она не замедлила явиться...
  
   УМЕР ВЕЛИКИЙ СТАЛИН и...
  
   Народ задохнулся в едином безголосом вопле горя, неверия в случившееся, непонимания происходящего и парализующего страха за будущее. На прощанье с кумиром шли, как на амбразуру, и погибали под ногами таких же как они загипнотизированных, обманутых и обездоленных...
   И только одна мысль стучала в виски: - что же будет дальше? Как дальше жизнь? И на кого молиться?
  
   -- Началось ВОЗРОЖДЕНИЕ ...
  
   Страна медленно, как тяжело больной, начала возвращаться из комы. Сначала не понимали - что происходит. Ещё не очнувшись окончательно от временно возникшей амнезии, продолжали жить по инерции, в ожидании чего-то лучшего, но, не зная, каким должно быть это лучшее. Нет, знали - надо продолжать строить социализм, чтобы приблизить счастливое коммунистическое будущее. Но важно было то, что в каждом советском человеке внутри не угасало желание участвовать в этом великом созидании.
   Пусть медленно, но уже началось ВОЗРОЖДЕНИЕ и перестройка в умах каждого думающего ЧЕЛОВЕКА.
   1953 год был судьбоносным годом 20-го века...
  
  Смерть Сталина - как гром с ясного неба...
  
   Впечатление от этого известия было такое, что казалось, - будто небо обрушилось на землю.
   Я собрала в интернате свои вещички, приехала домой. Бабуся спрашивает - "Почему ты приехала посреди недели? А как же учёба?" А я в ответ: - "Бабуся, а какая может быть теперь учёба? Ведь Сталин умер!"....
   Вот так, в очередной раз я бросила учёбу.
  
   Надо сказать, что в Михнево, кроме самодеятельности, я вела много другой общественной работы. Меня знала в райкоме комсомола куратор нашей школы. Бросив учёбу, я приехала к ней и попросила помочь найти работу, например, старшей пионервожатой, или что-нибудь в том же духе. Самое интересное, что к этому времени я ухитрилась несколько месяцев не платить комсомольские взносы, а потом и потерять комсомольский билет.
  
   Моему куратору я наплела, что школу я бросила, потому что нечем платить за учёбу. Она мне посочувствовала и сказала, что у райкома есть возможность направить меня на учёбу в Высшую Комсомольскую Школу, в Москву. Я задумалась лишь по поводу - а как быть с потерянным комсомольским билетом? А в следующее мгновение, я ответила согласием. Мне вручили путёвку, с которой я и явилась опять в Москву, на улицу - "Малый Комсомольский переулок".
   В школе нужно было проучиться, кажется полтора года. Выпускали оттуда инструкторов райкомов комсомола, старших пионервожатых, воспитателей в разные детские и молодёжные учреждения и других специалистов.
   Школа находилась в центре Москвы. В том же здании, где была школа, располагалось общежитие. И в этом же здании были учебные классы.
  Учеба в школе была сродни веселым забавам. Нас обучали всему, что должно знать и чему можно научить подрастающее поколение...
  
  Однажды, прогуляв занятия, я в качестве оправдания, придумала причину - "заболел живот". Директриса подняла панику - а вдруг дизентерия? Это же заразно... И я угодила в больницу. У меня ничего не нашли. Но отделение было инфекционное. И я застряла там в карантине на 24 дня...
  С навещающими родственники больные общались через окно.
  
   Ко мне пару раз приходили под окошко девочки из группы. Они передавали передачи, которые покупали на специально выделенные для этой цели деньги дирекцией школы. Но однажды мне передали записку, и я не поверила своим глазам. Приехал отец, отыскал меня, и теперь написал, что стоит под окном нашей палаты...
  Я прочитала и - бросилась к окну. На улице я увидела отца, но не одного. С ним была незнакомая женщина.
   В общем-то, он уже писал бабусе в письмах, что познакомился в Иркутске с Лидией Павловной Черных, что она ему очень помогла, когда он вышел из заключения, что он ей многим обязан, и теперь они - одна семья...
   И вот - он стояли под окном больницы, с чужой женщиной...
  
   Папа мне кричал в окно, что он мне очень обязан за его досрочное освобождение, что он сделает всё, что я захочу и т.д. Дальше он сказал, что был у моей директрисы - Фаины Борисовны. Она обо мне очень хорошо отзывалась. Когда она от него узнала, что я потеряла комсомольский билет, сказала, что это ерунда, билет восстановят. Папа произвёл на неё очень хорошее впечатление (он вообще всегда магически влиял на женщин). Фаина советовала оставить меня в школе до окончания учёбы. Но...
   Но я уже решила, что Комсомольскую школу я брошу...
  
   От отца я узнала, что он устроился на работу - мастером строительно-ремонтного цеха в Подмосковье, в городе Шатура. Туда он поедет жить с Лидией Павловной и её дочкой - Ольгой, младше меня года на четыре.
   Не раздумывая, я сказала, что поеду с ними, что хочу, наконец, окончить 10 классов и поступить в институт...
  
   Итак, в очередной раз я бросала временное пристанище в лице Высшей Комсомольской Школы. Интересно, если бы я её окончила, как сложилась бы моя жизнь? Школа давала возможность сделать карьеру сначала по комсомольской линии, а затем по партийной. Но я не только тогда об этом не задумывалась, я и не представляла, и не понимала - что это такое...
  
  
   Я не присутствовала, и не была очевидцем, как отец объяснился с мамой... Со слов Милы я узнала об этом трагическом моменте. Он приехал в Вельяминово, объяснил суть вопроса, что так мол и так... Милке и Борису он предложил решать самим - с кем им жить. Борис сразу же сказал, что поедет с отцом. Бабуся, естественно, тоже - другого и быть не могло. Милка понимала, что уехать - это обрести сытую жизнь. А они так все устали от голода, нищеты и безысходности... Но, мама, мама... Милка металась в своих решениях, и всё-таки, глядя на безумное состояние мамы, сказала, что остаётся с ней...
  
   Вскоре папа приехал на грузовой машине, собрали, и погрузили старую мебель "астраханских времён" и... уехали.
   Когда грузили буфет, кровати с набалдашниками, стулья и сундук, в комнате остались только стол, табуретки и две казённые железные кровати, ну, и русская печка, которую увезти было невозможно...
   Мама спросила - "а нам-то что же остаётся?" Бабуся, помолчав мгновенье, обвела взглядом пустую комнату и, жестом поведя вокруг себя, сказала - "Всё это...". Зная её доброту и чуткость, с трудом верится в эту бессердечность. Но кто знает, что она чувствовала в тот момент? И был ли у неё какой-нибудь другой вариант раздела её имущества? Кровать, буфет, стулья, сундук...???
  
   Мила рассказывала, что когда все уехали (я имею ввиду бабусю и Бориса, я ещё была в больнице), с мамой творилось что-то неладное. Она, буквально не вменяемая, сидела на стуле, находясь в какой-то прострации. Длинные волосы были распущены и разметались по плечам и спине. Она не плакала. Спазмы душили её горло. Казалось, что она не переживёт этого мгновенья. Милка сбегала за маминой сослуживицей. Та пробовала успокоить её, уговаривала, гладила по голове, но неутешное горе, свалившееся на маму и Милку, не отпускало их не только в этот момент, но и долгие последующие годы.
  
   Виновата ли я в том, что их бросили одиноких и беззащитных? Виновата ли бабуся, которая дождалась, наконец, своего сына и поехала за ним? Виноват ли Борька, который выбрал отца? И можно ли это назвать предательством?...
  
  =================================================================
  
  
  
  ........................................................ЧАСТЬ 4................................................
  
  
  ..............................................ПЯТЬ ДОЛГИХ ЛЕТ.......................................
  
  
  1954-й - 1959 годы
  
   Итак, мы приехали в Шатуру Московской области. Мы - это отец, бабуся, Борис, Лидия Павловна Черных с дочкой Ольгой и примкнувшая к ним я - Ираида. Лидия Павловна - гражданская жена отца, вместе с которой он приехал из Иркутска, после заключения. Для каждого из нас это было вступлением в новую жизнь. Позади остались очень трудные времена в Вельяминово и в Москве. Не хотелось думать о прошлом. Мы все жили в ожидании лучших времён и хотелось верить, что счастье на этот раз нам всем улыбнётся. Розовые мечты...
  
  За 5 лет с 1954 по 1959 годы - я, наконец, окончила 10-ый класс. В педагогический институт не прошла по конкурсу. Поступила и окончила техникум, получив специальность техника-строителя. Съездила по распределению на работу в Армению, откуда быстро сбежала. Поработала мастером ремонтного цеха на Шатурской ГРЭС 5.
  
  И, когда меня опять потянуло на что-нибудь новенькое, сумела устроиться на интересную работу в подмосковье. Мне удалось перевестись на должность инженера по подготовке кадров на строительстве ТЭЦ-22 в посёлке Дзержинском Люберецкого района. Причем, на новую работу я перешла переводом, получив разрешение на прописку по лимиту в общежитие.
  
  Борис в Шатуре за то же время окончил школу, и затем - энергетический техникум.
  
  "Мачеха" быстро стала продвигаться по карьерной лестнице, работая в ПИЩЕТОРГЕ. С её дочкой мы с Борисом не ладили, часто ссорились, что отражалось негативно на отношениях взрослых.
  
  Отец работал на стройках прорабом. Наконец их связь с Лидией Павловной распалась. Отца, как и раньше, потянуло куда-то уехать, на новое место за новыми впечатлениями.
  
  К этому времени я на работе уже имела достаточный авторитет и связи. Благодаря им, я добилась для отца разрешения на прописку по лимиту в общежитии и перевода его из Шатуры мастером на железобетонный комбинат.
  
  Мы с отцом решали вопрос - как и куда забрать из Шатуры бабусю и Бориса...
  
   А в это время, все эти 5 лет Милочка с мамой продолжали тянуть лямку нищенской и голодной жизни. Вспоминая те года, Милочка рассказывает...
  
  Ходила лютой зимой она в старых резиновых сапожках. Прибежит в школу, или из неё домой, скинет сапожки, а ног не чувствует. Они, как ледышки. Может быть, застудившись в то время, она по этой причине и не смогла потом иметь детей?
  
   Милочка голодала практически всё время. Была одна семья - Ивановых. Дядя Ваня работал на пасеке. Тётя Поля - в совхозе. Они держали свою корову. Так вот, эта тётя Поля иногда подкармливала Милочку. Мила придёт, встанет под её дверь и стоит часами, ждёт, когда тётя Поля выйдет. Та откроет дверь, увидит Милочку, которая стоит под дверью, молча, потупив глаза, вздохнёт и уйдёт. Через пару минут выйдет, также молча сунет Милочке кружечку молока. А сверху лежит - тоненький кусочек хлеба, помазанный мёдом. Каждый день вот так выстаивать было стыдно, но так хотелось есть.
  
  Став холостым и живя в общежитии, отец писал письма в Шатуру бабусе с Борькой, и в Вельяминово - маме с Милочкой. Вспомнил теперь и о них.
   А им жилось, ой как плохо! Ещё в Шатуру Милочка писала об их житье-бытье.
  
   15.01.58 г. ЗДРАВСТАУЙТЕ, ДОРОГИЕ БАБУСЯ, ИДА И БОРЯ!
   Как ваше здоровье? Почему не пишете? Я посылала письма, мама писала, и все молчат. Я даже не знаю, что случилось.
   Как вы провели Новый год? Папа пишет, а вы нет. Что случилось? Пишите. Немного о себе. Четверть закончила с тремя тройками: по литературе, физике и немецкому. Вечер в школе прошел весело. Был духовой оркестр. За костюм снегурочки получила приз - лису и двух лебедей.
   Ездила к Нине Мироновой на вечер. Давали билет в Лужники, но не поехала, не было денег. Вообще, на Новый год в доме не было ни копейки денег. И сейчас нет. Мама уехала с балансом. Сдаёт годовой отчёт. У меня сильно болят зубы.
   Бабуся! Я начала вязать. Очень мне нравится. Дома бывает очень холодно. Дрова и уголь кончаются. Хожу в туфлях, и те - рваные.
   17 числа еду на конференцию. От комсомольской организации едут 7 человек. Будет весело.
   Мама уехала в субботу. Сегодня жду, думаю приедет. Пришла со школы, и лежит от папы письмо. Я очень рада, что у него сейчас хорошо. Хоть работает в тепле. Что-то не пишут ни Ида, ни Боря. Неужели так трудно? Все молчат. Как у вас с питанием? Я уже как-то привыкла без горячего. Уже сварю суп, да и тот выливаю. Если бы ты увидела меня, сказала, что я похудела. Это все говорят у нас в школе. Один нос большой торчит.
   Умерла тётя Стеша Копырина и тётя Катя Миронова, кладовщика жена.
   Привет вам от Витьки Устинова. Просил вам передавать. Исправился, стал вежливым. Но на лицо всё такой же не симпатичный.
   Больше, кажется, новостей нет. У нас - то холодно, то тепло. Сейчас, кажется, потепление. Зима надо мной смилостивилась. Видит, что ходить не в чем. Ну, пока всё. Крепко вас всех целую. Пишите. Жду ответа.
   Целую Вас. Ваша МИЛА.
  
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
   В эти трудные времена Милочка пару раз приезжала в гости в Шатуру к Борису и Бабусе. Это были счастливые моменты в жизни для всех троих. Они не рассказывали об этом никогда, но, позже, когда мне достались в наследство фотографии Бориса тех лет, я, рассматривая неизвестные мне фотографии, на которых были запечатлены Боричка с Милой, я прочувствовала это сердцем...
  
  
   Я приглашала Милочку пожить у меня летом в общежитии, но, к сожалению, у неё это не получилось.
  
   Письмо на Тэц-22, в общежитие Степановой И .В. из Вельяминово, Михневского района от Степановой Нины Николаевны.
   Адрес общежития: - "Московская область. Г.Люберцы. Пос. Дзержинского, О - 2. Общежитие. Степановой Ираиде Владимировне.
   Адрес в Вельминово: - "Московская область. Михневский район. Ст. Вельяминово. С/Х МПС. Степановой Нине Николаевне и Людмиле Владимировне."
  
   10.06.58 г. ДОРОГАЯ ИРА!
   Как мы договорились, ничего не получилось с Милой. Пошла я в школу договориться, а Иван Ефимович меня прямо ошарашил. Показал постановление министерства, что без отработки практики не переводить в следующий класс, так что, педсовет будет заседать только после 24 июня.
   Справку об окончании 9-го класса он не даст.
   Ничего поэтому предпринимать не пришлось. Обидно - из 20 дней весь год пропадает. Ира, теперь тебе придётся самой до 24-го июня съездить в Шатуру за папиным костюмом, или написать Боре, чтобы он привёз. Но лучше тебе съездить, больно он уж не надёжный, ещё где-нибудь в вагоне оставит.
   Картошку мы посадили - 10 соток, вчера только, теперь отлегло, а то всё думалось. Если даже не придётся убирать, то можно продать.
   Мила ходит ежедневно с классом в колхоз, даже не разрешили работать в нашем совхозе.
   Анна Сергеевна на всё лето уехала с ребятишками в лагерь, так что в Москве остались одни взрослые девочки.
   Как теперь сложится у папы с работой. Прямо из головы не выходит. Ты, как обещала, то поговори и с начальником отдела кадров, и с начальником ТЭЦ - 22, чтобы он успокоился, а то он очень нервничает.
   Ну, пока. Целую. Привет от Милы.
   МАМА.
  
  -----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  
  И вот ещё одно сохранившееся письмо, которое я до сих пор перечитываю с чувством вины.
  
   8.06.59 г. ЗДРАВСТВУЙ, ДОРОГАЯ ИДА!
   Вот и я решила написать тебе письмо, но на это есть некоторые обстоятельства. Сейчас у нас экзамены. Три уже сдали. Сочинение написала на три, алгебру на пять, геометрию на пять. В среду будем сдавать физику. Мне кажется из всех экзаменов физика - самая трудная. Папа был у нас в субботу. Он сейчас не живёт у Долговых, а живёт где-то на частной комнате.
   У нас сейчас очень и очень трудное положение. Была Наташа с тётей Ритой. Приехала из Каменец-Подольского посмотреть Москву. Она приезжала к тебе, но не застала. Не знаю, виделись вы с ней, или не виделись. Знаешь, у меня чуть-чуть не сорвалось с выпускным вечером, нет ни туфлей, ни платья. Наташа пришлёт на платье белого материала (креп-сатен). Мама заплатила за картошку. Если можешь, то пришли мне, хоть на танкетки, а я пойду работать после десятилетки, и тебе отдам. Знаешь, как хочется быть на выпускном вечере, ведь он бывает только раз в жизни. А на ногах у меня ничего нет. Ну, а если не можешь, то не надо. Борис приезжал. Он застал Наташу, они вместе поехали в Москву. Папа получит первую получку, но ещё не расплатится с долгами.
   Ида, пожалуйста, если можешь, то пришли. Очень буду тебе благодарна.
   Крепко, крепко тебя целую.
   МИЛА.
   Привет от мамы. Дай обязательно ответ.
   МИЛА.
  
  ----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
   Я не помню, ответила ли я ей, и что ответила, но то, что не послала деньги на босоножки, это точно. Конечно, у меня, как всегда, не было "свободных" денег, но теперь я считаю, что это не причина. Недавно я спрашивала Милочку, как же она обошлась? Она говорит, что всё-таки купила какие-то дешевенькие парусиновые туфельки.
  
  
  Папа пару раз съездил к маме и Милочке в Вельяминово. Ничего не обещал. Объяснил, что сам находится в процессе устройства в общежитие и на работу на ТЭЦ-22. Просто приехал навестить...
  
  Но в сердце мамы зародилась маленькая надежда. Ведь, приехал же... И ведёт себя, как будто не было этих нескольких лет разлуки.
  А вдруг, когда устроится, позовет их с собой? Странно устроены эти несчастные брошенные женщины. Вроде бы и надеяться пока не на что, а они надеются и ждут...
  
  ===================================================================
  
  
  ........................................................ЧАСТЬ 5................................................
  
  
  ..........................................ВОССОЕДИНЕНИЕ СЕМЬИ..............................
  
  
  1959 год
  
  Папа решил, что пора бабусю и Бориса забирать в Дзержинку, где уже, хоть и в общежитии, но уже обосновались - он сам и я.
   Посёлок Дзержинского в то время был маленьким городком, на краю которого, в сторону леса, располагалась очень старая деревня - Гремячево.
   Деревня располагалась на горе. Её улочки протянулись - одна к лесу, вверх, а вторая - вдоль основной дороги. По ней ходили автобусы, тоже до леса, только правее. Там "наверху", был пятачок, на котором автобус разворачивался и ехал обратно. Летом, в лес, на знаменитые песчаные карьеры, люди приезжали даже из Москвы. Они доезжали до этой конечной остановки, и потом пешком шли через лес к воде и песку.
   Папа снял комнатку у хозяйки маленького домика в деревне - Гремячево, у Фени. Фенин дом стоял именно на той улице, которая стояла на краю горы, и протянулась параллельно дороге, пробегавшей внизу, под горой. У неё был совсем маленький домик с палисадником и небольшим двориком. В глубине двора стояли сарайчики и погреб. За домом был небольшой огород, обрывающийся на краю крутой горы. В этом месте, спустившись вниз, можно было попасть сразу же к знаменитому ключевому источнику. Прямо из горы вытекала вода, заключённая в большую выводную трубу. Вода текла беспрерывно, падая в бревенчатый сруб. В ночь под крещенье каждый год там происходили церемонии "купанья" и "крещенья".
   Я не помню, куда перебралась сама Феня со своими ребятишками, а воспитывала одна двух мальчишек, но нам она сдала свою единственную комнату.
   Когда у Фени со временем собралась вся наша семья, мы перебрались в другой дом, - к тёте Моте. Центральная и - единственная комната в доме Моти была по сравнению с комнатушкой в домике Фени - просто огромной.
  
   Так до сих пор, когда мы с Милочкой (моя сестрёнка) вспоминаем те времена, у нас бытует выражение: - "Когда мы жили у Фени", или - "Когда мы жили у Моти"...
  
   Моя бабуся, несмотря на то, что именно она ратовала за объединение семьи, в этот момент засомневалась. Ей было жалко бросать Шатурскую квартиру, в которой именно сейчас сделали капитальный ремонт. Помощников у бабуси не было, и вся строительная грязь легла на её плечи.
   Кроме того, Борис защищал в это время диплом - он оканчивал энергетический техникум.
  
   Но время бежит быстро. Борис диплом защитил.
   Причин оставаться в Шатуре больше не было и папа перевёз из Шатуры бабусю с Борисом в Гремячево к Фене.
   А чуть позже, туда же переехали из Вельяминово и мама с Милой. Если за вещами, в Шатуру, папа ездил на машине, то мама с Милой привезли с собой по узелку со своими пожитками - это всё, что у них было...
  
   Папа долго колебался и морально "сопротивлялся" воссоединению с мамой. Хотя он не раз после освобождения ездил к ним. Как всегда, у него была любовница. На этот раз ею стала боевая жена Долгова, с которым он сдружился в общежитии. Долгов - директор строящейся школы на ТЭЦ-22. А пока он временно жил в общежитии. Когда школу ввели в строй, его семье дали квартиру, которая находилась при школе. Валентина Ивановна была полноватой, знойной по темпераменту женщиной. Работала фельдшером. Хорошо делала массаж. Как она иногда, смеясь, рассказывала, что после её массажей мужчины забывали про свою "несостоятельность"...
  
  Работая на стройке, папа в свободное время навещал Долговых чуть ли не каждый день. Сам Долгов вёл уроки истории в школе, а Валентина Ивановна и Владимир Васильевич в это время "пили чай".
  
   Когда приехала мама, встречи с Долговыми стали реже, в основном, по праздникам. Папа увлёкся молодой маляршей, которая работала у него на участке. А маме всё это время он "вешал лапшу на уши", что ещё, будучи в заключении в Иркутске, он чем-то переболел, и превратился в полного импотента. В своё время бытовал анекдот про красивого сибирского кота, который каждой кошке объяснял, что в Сибири отморозил х... Нет, они ложились в одну постель, но... Тем более, что у Фени в одной комнате (на ночь ставили раскладушки) спали и Мила, и бабуся, и Боря, и хоть и редко, но из общежития приходила и оставалась ночевать с ними и я.
  
   Вот так и получилось, что в этот памятный 1959 год воссоединилась наша семья Степановых, которую столько лет мотало, и болтало по дорогам судьбы. Мила в этот год окончила 10 классов. Боря защитил диплом, окончив энергетический техникум.
  И, наконец, в ноябре состоялась наша с Виктором Дудко свадьба.
  
   Наше знакомство с Виктором Дудко, и развивающиеся отношения, напоминают две разные дорожки, или тропинки, которые иногда сближались, подходя очень близко друг к другу (еще в нашем детстве), и потом - опять разбегаясь далеко в стороны. Потом они бежали всё ближе друг к другу, ближе, соединились на Новый 1959 год, потом опять разбежались, потом опять сходились, и разбегались, пока, наконец, 20 ноября 1959 года не слились в единую широкую дорогу, по которой мы уже шагаем вместе больше 50 лет.
  
   Я упомянула - в этой истории есть что-то мистическое. В 1944 году, после освобождения Киева от немцев, моя семья переехала туда жить. В это же время Витина мама с детьми - Виктором и Мартой проезжали через Киев в Каменец-Подольский. В этот же город переехали жить мои дедушка с бабушкой и две мамины сестры. С одной из них - Маргаритой Николаевной познакомилась, и подружилась Витина мама. Голодной весной 44-го года Виктор с Володей (сын М.Н., сестры моей мамы) ходили на поля в поисках мороженой картошки, из которой пекли лепёшки. Получается, что ещё в детстве, судьба свела вместе Виктора с моими родными. А я с Виктором познакомилась только спустя 15 лет и не на Украине, а в Дзержинке...
  
   Но в январе того далёкого Нового 1959 года, у нас была ещё у каждого своя самостоятельная жизнь, свои друзья, свои интересы.
  
  Когда мы познакомились - оба жили в общежитиях. Я - на ТЭЦ-22, а он в Дзержинке, в общежитии молодых специалистов. Оба никаких накоплений или сбережений не имели. В отличие от меня у Виктора било отложено немного денег, на которые мы купили свою первую мебель - деревянную кровать...
  
  
   Расписывались мы 20 ноября, а свадьбу справляли 22-го.
   20 ноября я не помню, во что мы были одеты. Нет, помню. Бабуся подарила мне к свадьбе деньги на платье. Я купила голубое, из крепа. По отложному вороту были пришиты бусинки из стекляруса. Но уж точно, никаких свадебных платьев и колец не было...
   Был четверг. У нас было ощущение, что это только "прелюдия", не требующая зрителей. Мы просто пришли в поссовет к 12 часам в обед, и, как видно, ошиблись со временем. Заведующая поссовета куда-то отошла и в маленьком домике, стоявшем на отшибе, на пригорке за "большим" монастырским прудом, "дежурила" только молоденькая секретарша. Она была не только молоденькой, но ещё и "глупенькой".
   Мы пришли и обращаемся к ней с недоумением - как же так? Нам назначили в это время роспись, а никого нет. И эта "наивная" девочка нам говорит - "А в это время у нас регистрируют только собак..."
   Мы попросили её проверить по книгам. Она проверила, и обрадовалась - "Правда!", и пригласила нас в кабинет заведующей.
   Вероятно, ей не часто приходилось садиться за этот "официальный" стол, перед которым стояло два стула для посетителей. Она пригласила нас сесть на эти стулья, а сама, водружившись "на трон", с любопытством стала рассматривать бумаги и документы, лежавшие на столе.
   Мы ей напомнили, что, в общем-то, мы пришли зарегистрироваться...
  
   (Это было время обеденного перерыва у обоих. Приччем, мы не отпрашивались с работы.)
  
  Она сосредоточилась, наконец, поняла, что надо делать, стала ещё важнее "в своих глазах", разыскала бланки, и детским почерком стала записывать наши данные.
   Мы забыли обо всём, помогали ей записывать правильные имена и даты... И, наконец, когда она с трудом заполнила "Свидетельство", и с ещё большим трудом отыскала печать и поставила её на документе, мы стали мужем и женой...
   В общем, это произошло так буднично, прозаично, и обыденно, что мы не поняли даже, что произошло... Тем более, что сама свадьба была назначена на 22-ое ноября. Не было ни свидетелей, ни поздравлений, ни цветов, были только мы... А о кольцах мы не вспоминали, а может быть, и не подумали о них, так как ни о каких свадебных обычаях мы не знали вообще ничего...
  
   Мы пришли домой, показали всем "Свидетельство", и выяснили, что в нём допущена ошибка. На левой страничке было написано, что в брак вступает - Степанова Ираида Владимировна. На правой страничке - фамилия жены. И там, вместо Дудко, тоже было написано - Степанова...
   Пришлось идти в поссовет на следующий день, и уже сама председатель поссовета, извинившись, выписала нам новое правильное "свидетельство".
  
   Собственно, на этом можно закончить изложение событий, которые произошли в 1959-ом году.
   Надо отметить, что год был полон важных свершений в жизни многих наших родных, также, как и в нашей:
  
   Милочка окончила 10 - ый класс,
   Борис окончил энергетический техникум,
   Рита (Витина сестра) и Коля окончили институт,
   Я и Борис стали работать в Дзержинке, в НИХТИ,
   Мои родители сошлись после многих лет разлуки,
   Мама тоже поступила на работу в НИХТИ,
   Батя (Витин отец) расстался с Жениной (сводный брат Виктора) матерью,
   И, наконец, мы с Виктором поженились.
   Виктор начал восхождение по карьерной лестнице в НИХТИ.
  
  ===================================================================
  
  
  .....................................................ЧАСТЬ 6...................................................
  
  
  ...............................................ГИБЕЛЬ БОРИСА...........................................
  
  
  
  1960 год
  
  
  В этом году, после свадьбы наша большая семья собралась вся под общей крышей дома тёти Моти.
  
   1 января предприятие п/я 6, было введено в состав п/я 14. В соответствии с этим все работающие на предприятии п/я 6 с 1.01. 60 г. были переведены на п/я 14. Строительную контору, в которой я работала, расформировали, передав её функции какому-то другому отделу завода. Меня, как и всех, кто попал под это расформирование (практически - сокращение), вызвали в отдел кадров, и мне предложили должность старшего техника в лаборатории 10, с окладом 800 рублей. Я согласилась, распрощавшись навсегда с профессией строителя. Так случайно мы с Виктором оказались работающими на одном предприятии - п/я 14.
  
   Я работала теперь в п/я 14. Это Научно-Исследовательский химико-технологический институт, занимавшийся разработкой твёрдых порохов (топлива) для баллистических ракет. Располагался институт в посёлке имени Дзержинского. Испытания двигателей проводилось на территории института, находившейся в лесу, сразу же за посёлком. Из-за секретности посёлок считался "закрытой территорией".
  
   Надо пояснить следующее. Испытательный полигон находился в лесу. Эту территорию так и называли - "в лесу". Там было несколько лабораторий и полигон. Полигон представлял собой несколько расположенных вдали друг от друга бункеров. В бетонированном помещении, глубоко под землей (на случай безопасности во время возможного взрыва) были установлены рельсы. На них крепился двигатель - стеклопластиковая труба, начинённая порохом, и вся обвешанная датчиками. Двигатель прочно крепился к рельсам. При испытании его "включали" - поджигали. И он начинал метаться на своей опоре, пока не догорал порох. Если вдруг, он обрывал крепления, то вылетал на площадку перед бункером. Площадка представляла собой дно огромной ямы, вырытой глубоко в земле. Двигатель бешено метался по стенкам ямы, пока не догорал. Бывали случаи, когда он вылетал вверх, и тогда мог упасть где угодно, и не только в лесу. Были случаи, когда обломки долетали до колхозных полей, и падали рядом с работающими на грядках колхозниками, оставляя чёрные следы сажи и гари.
   Виктор работал на основной территории предприятия, а "в лесу" работал мой брат - Борис.
  
   Жить мы продолжали на частной квартире, в доме Моти, который снимали мои родители. Не помню почему, но они не брали с нас деньги за жильё, которые они платили тёте Моте. С первых же дней я объявила своим, что мы с Виктором будем питаться отдельно и самостоятельно распоряжаться своим бюджетом.
   Свою семейную жизнь мы начинали с проб и ошибок. Конечно, самым больным вопросом был финансовый. Мы начинали жизнь с нуля. Не было даже элементарных ножей и вилок. Правда, на свадьбу нам подарили столовый сервиз, который служил нам верой и правдой много лет.
  
   Когда мы поженились, у Виктора было на книжке 600 рублей. На эти деньги мы сделали первую покупку - кровать, которую поставили в нашей каморке. Не помню, кто нам подарил верблюжье зелёное одеяло, подушки и постельное бельё. Наверное, это сделали мои родители.
  
   На свадьбу БАТЯ (отец Виктора) привёз нам большой немецкий ковёр, который закрыл стенку со всех сторон вокруг кровати. Столик у окна и два стула. Вот и вся обстановка нашего "гнёздышка". Но оно было такое уютное, тёплое, а, главное - своё первое жилище, хотя оно было и в частном доме.
  
   Но хотелось большего. Не имея денег, я любила ходить по магазинам и мечтала. Я рассматривала мебель, посуду, какие-то нужные, и не очень нужные вещи. Было интересно представлять - как будет у нас, когда мы рано или поздно получим свою комнату. О квартире мы тогда и не мечтали. С жильём было трудно всегда. В Дзержинку приезжало каждый год несколько молодых специалистов. Их поселяли, как и Виктора, в общежитие. А те, кто был женат, снимали в той же деревне Гремячево, где обосновались и мы - комнатки.
   Утром, когда из Гремячево мы спешили на работу, всегда встречались с такими же, как мы - молодоженами. Некоторые везли калясочки с малышами, чтобы по дороге оставить их в яслях или у нянь...
  
   Гремячево - одна из 4-х деревень, принадлежавших Николо-Угрешскому монастырю, образовавших в последствии посёлок, а затем и город - Дзержинский в Московской области. Сейчас на месте бывшей деревни Гремячего - новый район, улица Томилинская.
   Деревня Гремячево упоминается в документах в 1521 году, как выселки Капотневского стана, сожженные крымскими татарами, при походе их на Москву.
   В 1773 году в Гремячево было 50 дворов и проживало 310 человек.
   С 1861 года деревня входила в Выхинскую волость Московского уезда Московской губернии, которая была после революции переименована - в Ухтомскую.
   В 1890 году в деревне было 688 жителей, действовала 3-х классная школа, размещавшаяся в крестьянском доме. В 1911 году для школы построили специальное здание.
   В 1930 году был создан колхоз, который в 1950 вошел в объединённый колхоз имени Ленина.
   Вот такой была история деревни Гремячево, в которой мы с Виктором с нуля начинали свою семейную жизнь.
  
   Мебельные гарнитуры были в то время дефицитом. На нашем маленьком поселковом рынке внутри монастыря, у малого пруда, был мебельный магазинчик. В него завезли чешский гарнитур, но при перевозке в серванте разбили стекло. Поэтому сразу его никто не купил, хотя продавец гарантировал, что стёкла привезёт позже обязательно.
   Во время обеденного перерыва, я иногда любила прогуляться по магазинчикам, в том числе, забегала и в мебельный. Увидев гарнитур, я загорелась желанием - купить его, и немедленно уговорила Виктора посмотреть мебель. Стол, стулья и тумбочки из гарнитура были уже проданы. Остались сервант и шкаф. Шоколадного цвета фанеровка. В серванте уйма полочек, ящиков, и даже был бар, внутри - зеркальный. Ну, не было стекла, но ведь, обещали...
  
   Виктор на этот раз не сопротивлялся. Я уже была беременна. В посёлке строился дом для молодых семей с малогабаритными однокомнатными квартирками. Мы надеялись, что и нашей молодой семье, выделят квартиру в этом доме. А там одной кроватью не обойдёшься.
   Короче, мы не растерялись, перезаняли денег, и купили шикарную мебель, и перевезли её в Гремячево.
  
   Неожиданно наша хозяйка тётя Мотя предложила нам переехать в соседний угловой двухэтажный дом, который принадлежал её дочери. Нас это очень устраивало, так как мы с Виктором сразу же абонировали комнату на втором этаже. Туда мы привезли первую нашу крупную покупку - сервант и шкаф из чешского гарнитура. Комната была большая, уютная. И мы, приходя с работы, с удовольствием ныряли в своё гнёздышко.
  
  Мои родные жили на первом этаже, а мы с Виктором - на втором. На нашу новую мебель мы не могли наглядеться. Кстати, всю остальную обстановку позже мы подбирали под купленный гарнитур, который нам служил много - много лет.
  
  
  Про покупку мебели я написала, так как это события вместе с радостью от приобретения, было связано с обидной неприятной случайностью.
  В серванте не хватало одного из двух главных раздвижных стёкол. Продавцы обещали подобрать другое стекло. Обещание выполнили. И через несколько дней я возвратилась с работы с новым стеклом для серванта. Стекло вставили в пазы. Теперь стеклянные полки серванта были закрыты стёклами и защищены от пыли.
  Нашим покупкам радовались и Милочка с Борисом. Однажды Мила, сидя на полу перед раскрытыми дверками серванта, расставляла на нижние полки - книги. Неожиданно, новое стекло, довольно толстое и крепкое и довольно- таки тяжелое спокойненько так выпадает из серванта и сверху падает вниз, прямо на голову сидящей на полу Милочки, и разбивается на части, ударившись о её голову...
   Милочку тошнило, и долго болела голова. В общем, не обошлось без сотрясения мозга... Видимо, подобранное стекло было толще, чем полагалось, и не вошло глубоко в пазы серванта.
  Черт с ним, со стеклом, мы переживали за Милочку, считая, что она пострадала косвенно по нашей вине.
  
  
   Однажды бабуся позвала меня и говорит, что её беспокоит настроение Бориса, моего брата. Он никуда не ходит. А мы с Виктором, уединяясь, мало с ним общаемся. Бабуся попросила, чтобы я побольше уделяла ему внимания. Помню, после этого разговора с бабусей, я действительно старалась сблизиться с ним. Всё-таки то время, которое он провёл в Шатуре, а я в общежитии на ТЭЦ-22, разъединило нас не только километрами, но и интересами, и общими друзьями.
   Я посмотрела на него какими-то "новыми" глазами, и увидела, что он вырос, возмужал, правда, оставался худым. До сыта ему есть до воссоединения семьи приходилось не всегда. Теперь он начал зарабатывать. На свои деньги купил себе светлый плащ. Похвалился. Он действительно выглядел в нём импозантно. Борис стал вечерами, особенно, когда Виктор уезжал в командировки, подниматься в нашу комнату. Приходила туда и Милочка. Мы сидели втроём, как в далёком детстве, и болтали. В минуты откровенности, Борис рассказал, что познакомился с девушкой. В следующий раз рассказал, что первый раз поцеловался с ней. В его жизни это был первый и единственный поцелуй.
  
   22 июня 1960 года Борис трагически погиб, не до целовав, не до любив, не успев насладиться молодостью и жизнью. А нам надо было жить дальше за себя и за него, превозмогая боль утраты.
   Наше предприятие располагалось в самом посёлке - Дзержинском. А в лесу (действительно, в настоящем лесу) находился полигон и цеха. Там и работал Борис. Было ему всего 23 года, работал он техником. Его рабочее место находилось в одной из комнаток в подземном бункере. В небольшом помещении был установлен термостат, куда помещались образцы порохов. В его обязанности входило - снимать показания с испытываемых образцов и т. п...
  
   22-го июня Борис и другие ребята должны были сдавать что-то вроде экзамена, связанного с работой. Его напарник пошёл на улицу покурить, и, уходя, не до конца задвинул дверцу термостата. Борис не пошёл на улицу, решив ещё раз проштудировать вопросы перед экзаменом. Он сидел за столом спиной к термостату. И случилось страшное...
   Разряд... и искра из термостата через приоткрытую дверку вырывается наружу. От высокой температуры, как от молнии, вспыхивает порох в бочонке, который стоял в углу комнаты (в нарушение всех правил техники безопасности). От взрывной волны наглухо захлопывается входная дверь, которая должна открываться наружу в коридор, а она закрывалась изнутри...
  
   Нас всех потом успокаивали, что он не чувствовал, как горел. Он задохнулся газами горящего пороха. Его нашли сидящим за столом, он успел лишь закрыть голову телогрейкой. Из всех комнат бункера были сделаны люки, которые имели выход в основной коридор. Ребята из его отдела, не дожидаясь, когда всё потушат, через люк пробовали добраться до горящей комнаты. Вернулись первые двое ребят. У них ничего не получилось - большой жар и газы... И только третьему удалось вытащить Бориса. Но, тот был уже мёртв... Ребята, которые пытались его спасти, долго лежали в больнице. У них были обожжены горло, лица, а у последнего пострадали и лёгкие.
  
   В этот день, я, ещё ничего не зная, возвращалась из Дзержинки домой в деревню. Когда завернула у пожарки на нашу улочку, удивилась тому, что на ней было много народа. Стояли группами, и чем ближе к дому, тем людей было больше. Вдоль заборчика собралась уже целая толпа. Когда я шла, все замолкали. Я почувствовала, что происходит что-то неладное. Но что? Подойдя ближе к калитке, я взглянула поверх неё и увидела, что на крыльце стоят обнявшись мама, папа и Милочка. Рядом с ними - наши хозяйки - тётя Мотя и Феня. Казалось, они поддерживали руками родителей, будто бы они могли упасть.
   Значит, действительно что-то случилось. С бабусей? Но её мало кто знал в Гремячем... Борис? Что с ним могло случиться? Да, значит - Борис!
  
  
   Дальше всё происходило будто не со мной. Как будто я всё видела со стороны. Как в немом чёрно-белом фильме, в замедленном показе. Помню в висках застучала мысль - "Надо что-то сделать. Все смотрят на меня. Ждут моей реакции... Кажется, в такие моменты люди падают в обморок. Но я-то не падаю... Но, значит, надо упасть?". Я остановилась у калитки. Слева и справа заборчик был укреплён валиком присыпанной земли, поросшей травой. Я пригнулась вправо, оперлась рукой на валик, и медленно стала сползать на землю. Меня какие-то женщины сразу же подхватили под руки, и стали быстро говорить о том, что мне нельзя нервничать, чтобы не расстраивать ребёночка, и, открыв калитку, повели меня к крылечку. На крыльце, увидев меня, все зарыдали громче, и стали объяснять мне, что была авария. Боря в больнице. Но, видимо, надежд мало... Бабусе ничего не говорили. Велели мне идти к ней, и виду не показывать, что что-то случилось...
  
   Бабуся лежала на своей кровати, молча, как будто на смертном ложе. Только руки её были не на груди, а были вытянуты вдоль тела. Я села рядом на стул, и стала говорить ей, что ещё ничего не известно. Что-то там не так пошло на работе. Он в больнице. Наверное, поправится... Она никак не реагировала на мои слова. Она знала. Её изношенное материнское сердце всё чувствовало и понимало без слов. Позже она скажет, что давно знала, что ЭТО произойдёт. Она не знала - как именно и когда, но, то, что ЭТО случится, она знала всегда. Знала с тех пор, как родился наш Борька - её внук, с душой её покойного сына Бориса. Мистика который раз доказала, что - ОНА РЕАЛЬНО ЕСТЬ.
  
  
   В день похорон гроб с Борисом привезли не в наш дом, а в дом тёти Фени, где мы жили раньше. Меня туда не водили, боялись, что я рожу раньше времени. Я не помню точно того состояния, в котором находилась тогда. Помню только, что я всё время сидела рядом с кроватью, на которой лежала бабуся. Мне запретили плакать, чтобы бабуся не догадалась. Я сидела рядом с ней, и чего-то врала, о чём-то говорила. А сама всё время прислушивалась. Я знала, что должны привезти гроб, и почему-то думала, что должны раздастся крики и причитания, когда его привезут.
   Но криков я не услышала. И это стрессовое ожидание во мне замерло внутри. Ещё долгие дни и ночи я всё ждала этот крик...
  
   Постепенно я бабусю подводила в разговоре о том, что случилось. В дом входили и выходили и наши, и кто-то ещё. В один из таких моментов, я сказала бабусе, что Борис не выжил. И она ответила - "Я знаю. Я давно знала, что такое случится".
   Я долго не могла выйти из стрессового состояния. Мне всё казалось, что это неправда. И, что я в автобусе или ещё где-либо встречу Бориса... Но этого не случилось... И ещё я всё время ждала, что где-то что-то случится, ожидание КРИКА сводило меня с ума...
   Хоронили Бориса всем поселком. Было огромное количество молодёжи. Процессия прошла от Гремячево по улице Бондарева, по улице Советской до поворота на кладбище, которое к тому времени было ещё не очень большим. Впереди шли девушки и бросали под ноги цветы и еловые ветки, затем закрытый гроб, затем родственники, затем оркестр. Потом огромное количество людей, часть из которых стояла по обе стороны дороги, а часть провожала Бориса в последний путь...
  
   Похоронили его на старом маленьком кладбище, которое притаилось за стенами нашего предприятия, там, где начинается узкоколейка, и стоит вокзальный домик, построенный колонистами. На могиле установили временный памятник, такой, какие ставят на могилах погибших солдат...
  
   Слёз у меня так и не было. Душа зажалась. И вот, недели через две, сижу рядом с бабусей, и вдруг, слышу на улице пронзительный, душераздирающий крик. Я, несмотря на свой огромный живот, пулей выскочила из дома и добежала до дороги. Оказалось, что в доме рядом с нами, повесился молодой мужчина. Кричала его жена...
   После этого что-то у меня внутри отпустило. Хотелось плакать. Но мне говорили - нельзя, т.к. это не понравится ребёночку.
  
  Пишу и думаю - почему всё - о себе? Я оставалась дома с бабусей. А моим родителям и Милочке пришлось пройти весь этот последний Боричкин путь до места вечного забвения...
  
  Милочка переживала всё чрезвычайно тяжело. Всё-таки у них с Борисом были очень трогательные отношения. И в раннем детстве, будучи не намного старше её, Борис занимался "воспитанием" и "обслуживанием" Милочки. Я не переписывалась с ним, когда уехала из Шатуры, а они писали друг другу письма. Милочка летом пару раз приезжала к Борису и бабусе в Шатуру, когда уже и отец переехал в общежитие на ТЭЦ-22 и на новую работу. И даже, когда вся семья воссоединилась и поселилась в частном доме в деревне Гремячего, у Милочки с Борей были свои секреты, а я уже "играла" в собственную семью и ждала первенца... Узи тогда не делали, и кто родится - было не известно...
  
  Милочке на кладбище стало плохо. Она упала в обморок. Присутствующие там медики сделали ей укол, который почему-то был произведен неудачно. Рука почти сразу же распухла. В последующие два дня ей сделали серию уколов. Мы так и не поняли - внесли инфекцию, делая кол на кладбище, или другая какая причина, но она чувствовала себя крайне плохо.
  
  Дома обстановка была тяжелая. Врачи посоветовали Милочке куда-нибудь из дома уехать на эти долгие траурные дни. Три дня она гостила у подружки, работавшей в пионерском лагере. Нужно сказать, что весь медицинский персонал медсанчасти предприятия очень тепло отнесся к нашему горю. Ежедневно доктор навещала нашу бабусю. Местком выделил путевку для Милочки и она уехала на 24 дня в дом отдыха на побережье Каспийского моря.
  
  
   Оставаться в этом доме тяжело. Бабуся немножко взяла себя в руки. Мила два дня была на уколах. Потом три дня была у подружки в пионерлагере, а вчера проводили её на 24 дня в дом отдыха, на побережье Каспийского моря.
  Я не отходила от постели бабуси, которая первое время всё время молчала. Я же, наоборот, всё время о чем-то щебетала без устали, так как молчаливая тишина сразу же воспроизводила заново всё пережитое.
  
  Наконец Милочка вернулась. Она присоединилась к нам с бабусей. А когда вечером с работы возвращались родители, Милочка поднималась ко мне на второй этаж, так как Виктор уехал в командировку, и я была одна.
  Мы с Милочкой не тушили свет, забирались с ногами на кровать, и прижавшись друг к другу - шептались, вспоминая наше прошлое, и, конечно, - Бориса. Мы впервые находились в доме, где ещё могла витать душа Бориса. На уровне подсознания мы это понимали и чувствовали. Где-то что-то неожиданно шелестело, стукало.... Вдруг могли под чьими-то шагами заскрипеть ступеньки, хотя в доме никто к нам наверх не поднимался. И на нас с Милочкой наползал страх, окутывая нас темнотой и знобящим леденящим ужасом.
  Милочка ложилась спать со мной. Мы прижимались друг к другу, долго не могли уснуть и засыпали только на рассвете, забывшись тревожным сном...
  
  
  Нам вернули документы Бориса. В кармане его рубашки нашли обгоревшее заявление в институт. Он собирался поступать в химико-технологический институт имени Менделеева. В институте была кафедра порохов, и поэтому руководство предприятия объявляло набор на эту кафедру среди работников нашего института, с тем, чтобы подготовить новую молодую смену. Даже организовали сдачу некоторых вступительных экзаменов не в учебном институте, а в посёлке.
   Я держала в руках это заявление и "дала Борису обещание" - поступить в институт и сделать то, что ему не удалось при жизни...
   Я подала в институт заявление, и прошла по конкурсу. Химию я не просто не знала, а - терпеть не могла. Тем не менее на этот раз слово, данное Борису, я сдержала. В институт я поступила и проучившись 7 лет (год - академический отпуск), я получила диплом химика - технолога по переработке пластмасс...
  
  
   У нас на предприятии погибали люди, не так часто, но погибали. И была традиция что ли, я даже не знаю, как это назвать - семьям погибшего выделяли без очереди жильё. Виктор был в командировке, когда этот вопрос коснулся и нашей семьи... Поэтому мне пришлось непосредственно принять участие в решении данного вопроса.
  
   Добавляет Виктор: - несколько лет спустя, я понял, что нас одурачили с выделением квартиры. Борис погиб из-за грубейшего нарушения техники безопасности в подразделении Ваваева, которого могли привлечь к ответственности, если бы мы "раздули этот случай", т.е. пожаловались хотя бы в министерство, да и руководству не поздоровилось бы. И, чтобы откупиться, в таких случаях, руководство родственникам предлагало квартиры или ещё что-либо. Поэтому Жуков был обязан встретиться с родственниками, и, чтобы замять дело, должен был заткнуть им рот. Его сочувствие было фальшивым, а все действия были обязательными.
  
  Нам Б. П. Жуков и местком предприятия предлагали попеременно несколько вариантов жилья. Но всё было не приемлемо, так как нам предлагали на всю нашу большую семью (а теперь уже - две семьи) две - три проходные комнаты в коммунальных квартирах. Мы отказывались, тем более, что мы с Виктором надеялись после рождения первенца получить своё отдельное жильё.
  В конце концов, нам предложили вариант, на который мы согласились.
  
  В результате всех квартирных переговоров и предложений наша семья переехала в дом около предприятия. Этот дом, в основном, предназначался в своё время для семей руководства института. В этом же доме получил квартиру Р.Е. Соркин - научный руководитель Виктора. Дом кирпичный, пятиэтажный. Потолки высокие, с лепниной. Все квартиры с балконами. Правда, воды горячей не было, установлены были колонки. Строили этот дом заключённые, среди которых, говорят, был известный футболист - Стрельцов.
  
   Так вот, в этом доме нам дали жильё. Маме, папе, бабусе и Милочке - на четверых предоставили однокомнатную квартиру на четвёртом этаже, а нам с Витей - в соседнем подъезде, на третьем этаже - комнату в трёхкомнатной квартире, окно которой выходило на здание, где на первом этаже находилась машина "Урал - 1", на которой работал Виктор.
   Соседями по лестничной площадке у мамы были - Русины и Фоменко. С ними мы и дружили многие годы. Ниже этажом жила семья Норд - близкие друзья моих родителей. А у нас же в подъезде на нашем этаже жили Ваваевы и Полуяновы. Но почему-то мы в их компанию не входили.
  
   Несколько лет, каждый день, из этого дома, и мимо этого дома, одной и той же дорогой все спешили к проходной предприятия. С этим домом и институтом меня связывали самые счастливые мои молодые годы. Я могу без лишнего пафоса сказать, что посёлок Дзержинский, а позже - город, стал второй Родиной для Виктора, меня и Милочки, а институт (НИХТИ) - вторым родным домом.
  
  Переехав из деревни Гремячево в наше собственное жилье, боль нашего несчастья не прошла, но как-то немного притупилась.
  
  А 27-го августа, 1960 года, на смену Борису, в нашей семье родилась дочка - СТЭЛЛА.
  
  Всё когда-нибудь кончается, и наступает новый период, новые события. Кончался и мой декретный отпуск. Однажды что-то у меня расстроился живот, и начались какие-то мясного цвета выделения. Я испугалась, и поспешила к врачу на приём. Женская консультация и роддом находились в бывших кельях Угрежского монастыря. Причём, дежурная медсестра со своим столиком располагалась в каком-то полуоткрытом углублении, прямо на лестничной клетке, а роддом был на втором этаже, в этом же подъезде.
  
   Прихожу к врачу, а там столько народа. Я к сестре с просьбой записать меня без очереди. Она спрашивает - "А что случилось?" - "Да, вот так и так, говорю..." - "Да вы что! Какой вам врач нужен! У вас роды начинаются. Идите быстро на второй этаж!". Поднялась на второй этаж, узнала, что с собой можно брать и отправилась домой. Позвонила сестрёнке - Милочке по телефону. Тогда она работала на этой территории (позже перешла работать "в лес"), где работали и мама и я и Витя. Я попросила её меня проводить.
   Милочка быстро прибежала. Не помню, что я взяла из вещей, по-моему - зубную щётку с пастой, мыло и всё. В роддоме халаты и тапочки выдавали. Мы с ней зашли в магазин и "отоварились" по полной программе. Я помню, что сетка - такая, вязаная с крупными дырками - растянулась во все стороны. Мы купили печенье, яблоки, конфеты и ещё что-то. Варенье в банках я взяла из дома. Пришли в роддом, позвонили у дверей, вышла дежурная сестра и ахнула - "Куда это вы собрались с таким количеством продуктов? Вы рожать пришли или кормиться?"
  
   В конце коридора слева была предродовая палата. Почему-то в коридоре лежало вдоль стены на раскладушках несколько женщин. То ли на сохранении, то ли ещё почему-то. Перед предродовой палатой было две палаты, в которых рожали, и ещё было несколько палат, где лежали молодые мамочки. Где-то располагались новорожденные...
   В предродовой палате я была одна. Сначала я наелась всякой вкуснятины, которую принесла с собой (в основном, яблоки и сладости). Потом я улеглась на кровать, которая стояла вдоль окна, и задремала. К вечеру начал побаливать живот, потом всё сильнее и сильнее. Пришла сестра, посмотрела, и сказала, что у меня отошли воды и скоро буду рожать...
  
   Я легла на спину, во время схваток крепко держалась руками за края железной кровати и постанывала. Мне казалось, что, когда стонешь, не так больно. Когда схватка (приступ боли) проходила, я спокойно задрёмывала до следующего приступа. Так длилось долго. Схватки становились всё чаще, стонала я громче...
   Во втором часу ночи я услышала, как одна из лежащих женщин позвала дежурную акушерку, и сказала, что вроде бы я начинаю рожать.
   Заспанная акушерка подошла ко мне, посмотрела и сказала - "Вставайте, пойдём в родильную". Я встала, сделала шаг и присела на корточки от боли. Встать не могу и уговариваю её подождать, что сейчас всё пройдёт, и я встану и пойду. Она взяла меня под руки и сказала - "Ну-ка, быстренько, быстренько! А то ты сейчас здесь на полу родишь...".
  
   Уложили меня на большой стол, ногами к окну. А сама акушерка открыла окно и села на подоконник. Ночь была тёплая, тёплая и тихая. Я немного волновалась. Почему она не рядом со мной? Вдруг я рожу сразу и ребёночек упадет со стола? А акушерка смотрела в темноту за окном, и только в моменты схваток поворачивала в мою сторону голову и говорила: - "Давай, давай, давай, давай...". Она это говорила так быстро, что я позднее, рассказывая об этом, пробовала повторить так же, но у меня не получалось.
   Наконец, наступил момент, когда она слезла с окошка и подошла к столу. - "А теперь будем рожать". И, действительно, около двух часов ночи появилась на свет малютка, с чёрными волосами, и сразу же заорала таким благим басом, что я думала - родился мальчик...
  
   А потом было, как у всех. На следующий день принесли кормить. Молока ещё не было. А потом появилось молоко, и она прекрасно сосала, потом - уставала, и засыпала. Я зажимала ей носик, чтобы она проснулась. Она просыпалась и сосала опять.
   Ко мне приходили, передавали записки, передачи. Потом они стояли под окном и ждали, когда я выгляну. Приходили Смирновы Валя с Сашей. Принесли мне конфеты и дыню. Я им сказала, чтобы дыню не передавали. А позже Витя сказал - "А ты взяла бы и потом передала нам...". А я и не догадалась.
  
   А, вообще, Витя был молодец. Сначала он порасстраивался, что родилась девочка, но потом смирился и, вроде бы, даже, был счастливым молодым папашей. К моему возвращению домой он подготовился отлично. Купил и установил детскую кроватку. Вымыл сам (единственный раз в жизни) полы. А мне в подарок купил пластинку - "Маленький цветок". До сих пор, когда я слышу эту мелодию, я вспоминаю, что получила её - в честь рождения дочки... Пластинка была маленького размера. На обратной стороне была записана очень красивая мелодия. Но, со временем пластинка пропала, а в продаже я её не встречала. И что за мелодия была на пластинке с другой стороны, я теперь не помню, а жаль...
  
   Ну, что добавить? Наверное, надо вспомнить, почему мы назвали дочку Стэллой? Мы ещё до её рождения придумывали имена. Взяли тетрадку и написали в ней все имена мужские и женские, какие знали. Договорились, что каждый в отдельности выпишет имена, которые ему нравятся. И те имена, которые совпадут, мы оставим для будущего ребёночка.
   Помню, я, перебирая женские имена, рассуждала примерно так: - "Нина - не хочу, у Вити была девушка с таким именем, Света - то же самое, Александра - его первая любовь, Антонина - та, которую я "выгнала" из чудильника (так называли их мужское общежитие) незадолго до свадьбы и т.д. Но, всё-таки несколько женских имён я выписала.
   Когда мы сравнили свои списки с именами, у нас из мужских имён совпало только одно - ГЕРМАН... А среди женских имён совпало тоже только одно. Это имя было - СТЭЛЛА. Так мы и назвали свою дочурку.
   Надо сказать, что, когда мы её регистрировали, женщина в загсе не знала, как правильно пишется это имя. Мы ей подсказали - СТЭЛЛА, через - Э. А, оказывается, правильно пишется через - Е.
   Был случай, когда в школе учительница подчеркнула красными чернилами имя СТЭЛЛА, написанное на тетрадке. Пришлось показывать ей метрику, где написано было так, как мы зовём её всю жизнь.
   Мои родители тоже пытались отговорить нас и назвать её как-нибудь иначе, но мы не сдались.
   А потом появились у нашей дочки и другие имена. Мы её сокращенно стали называть Эллой, Эллочкой. А в одной из записок в роддом моя мама и её бабушка написала так: - "Как чувствует себя Елка (вместо Элка), а я прочитала - Ёлка. Так, с самых первых дней, мы стали называть её Ёлка, Ёлочка... А теперь она уже давно - СТЭЛЛА ВИКТОРОВНА ДУДКО, потом стали её называть - СТЭЛЛА ВИКТОРОВНА АНУФРИЕВА и, наконец, теперь она зовётся - СТЭЛЛА ВИКТОРОВНА ГОРБУНОВА.
  
   Сохранились записки в роддом и из роддома. Их было много. Но здесь я приведу всего - две.
  
   ЗДРАВСТВУЙ, ДОРОГАЯ ИДОЧКА!
   Поздравляю тебя с новорожденной. Что же это ты меня тёткой сделала? У нас только и разговору, что о твоей дочке. А я даже не могу представить, что ты теперь будешь худая (без живота).
   Ида, без тебя я соскучилась. Как хочется скорее увидеть тебя с дочкой.
   Сейчас пообедали. Витя чувствует себя высоко. Ведь, теперь он папа.
   Сегодня ездила на работу. Говорила я с Димитриенко. Он велел на работу приезжать в понедельник. Идок, смотри, если чего тебе надо, ты пиши. Поправляйся скорей. Крепко целую тебя и Стэллу.
   Привет всем по палате.
  
   МИЛА.
  
  -----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
   ИДЕ.
   Ещё раз поздравляю тебя, милая Ида с рождением дочки. Вырасти её большую, пребольшую и такую же хорошую (правда, не всегда!), как когда-то была и сама (я сравниваю с тобой, с маленькой). Воспитай её так, чтобы, ну, в общем, как всегда я старалась вас, внучат воспитать: быть обаятельными. Сначала ... обаятельная Лялька, потом ... обаятельна Девушка, мать и т.д.
   Впрочем, слишком рано об этом загадывать, как и рано думать о том, что у неё широкий рот, какой-то нос и т.д. А сейчас будьте только обе здоровы - больше ничего от вас пока и не требуется.
   Уж и смеялась я, читая твоё письмо. Посоветовала твоему благоверному - сохранить эти письма.
   А тебе бы порекомендовала завести дневник, куда записывать хоть раз в неделю "достижения" твоей "звёздочки".
   Пока заведи просто тетрадку, а потом тебе супруг подарит какой-нибудь изящный бювар. Для дневника и твоих бумаг. Как долго протянется эта неделя!.. Хотелось бы поскорее узнать подробности родов. Вот хотела ты меня "накрыть", да не вышло. Милка, не называя, но всеми своими жестами и мимикой подсказала, зачем и куда она тебя отвела.
   Ну, выздоравливай! Как-то пройдёт третий день?
   Чувствую себя по-прежнему, но, как видишь, пишу тебе - значит, уже полегчало. Ну, вот написала тебе всякую ерунду, не обессудь, уж очень жизнь наша не богата особенно интересными событиями.
   Да, забыла поздравить тебя с поступлением в институт! Ведь три года я ждала этой радости! Только возьмись за ум и больше не лентяйничай. Ну, думаю, теперь есть кому поддержать тебя! Нужно, чтобы твоя доченька гордилась обоими родителями (в одном отношении), а не одним...
   ЦЕЛУЮ ТЕБЯ - БАБУСЯ.
  
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  Чтобы закончить эту трудную для всех тему, приведу письмо, написанное бабусей своей младшей сестре. В этом письме - она подводит итог основным событиям этого года.
  
  И вот оно - это печальное письмо, ещё одно свидетельство о той большой печали, которая окутала нас в 1960 году, и потом затаилась в глубине души на всю жизнь.
  
  
   Письмо младшей сестре - Фаине Алониевне Фирсовой (Мейстрик) от Мариамны Алониевны Степановой (Мейстрик - старшей).
  
   17 августа 1960 года.
   МИЛАЯ ФАНЯ!
   Вот и собралась, наконец, ответить на твоё письмо!
   Давно надо было! Но... если я раньше и писала себе, что я развалина, то теперь я по-настоящему стала ей. Если я "тогда" через год докатилась до истерии, то теперь она меня не спасёт. Чувствую, что силы падают с каждым днём, так как червоточит и душу и мозг неотвязчиво, и справиться я со своим горем уже не могу - вот все обо мне, больше упоминать об этом не буду.
   Напишу тебе кое-какие подробности из недавнего прошлого.
   Я уже писала, что подробностями о нашей трагедии я и боялась и боюсь интересоваться. Воля, видимо, запретил говорить при мне обо всём, касающемся нашего Бореньки, но Нине, конечно, не терпелось "поведать" мне и из нескольких брошенных слов можно себе представить картину похорон.
   Я ничего не видела, и не прощалась... В памяти остался живым...
   Ко мне приставили фельдшерицу с баульчиком. В момент острого горя, я и понимала, откуда и для чего она у нас. Ида всё время была со мной. Меня уложили почему-то на два дня в постель. Часов в 7 вечера, фельдшерица ушла, а часов в 10 пришла врач, высокая, полная, седая женщина, с удивительно привлекательным лицом. Она, ничего не говоря, как-то по-особому действовала успокаивающим образом. Бывают же такие люди! А я вот сочувствую людям до боли, а "подойти" не сумею.
   Как-то вскользь упомянула о том, что смерть произошла молниеносно. Последнее было мною пропущено мимо ушей, только потом я осмыслила, сколько в этом было брошено утешения.
   Между прочим, сказала и о себе (конечно, тоже для утешения меня), что и ей пережить то же. Она похоронила 10 лет тому назад мужа - генерала, занимавшего ответственные посты в Москве. Что-то такое у него случилось по службе. Его разнесли на партийном собрании. Он пришел домой, удар и смерть. Она осталась с четырьмя малолетними детьми.
   Она хотела показать, что у всех есть горе. И, может быть, ещё тяжелее. Всё это скользило только в мыслях, а главное:
   - "Бореньки-то нет и не будет!!!"
   Да, хотела сказать о пышно - торжественных похоронах, на которые были отпущены тысячи.
   Снаряжали его в дальний путь не материнские руки...
   Музыка. Путь, усеянный хвоей и даже цветами. Венки. Шествие, кем-то руководящего полнейшим порядком. Кто-то сказал, что народу, как на демонстрации. На могиле - речи, истерики и помощь фельдшерицы. Какие-то старушки, строго следившие и даже командовавшие соблюдением разных, иногда, нелепых традиций...
   Поминки... Сорокоуст и панихида, заказанные в церкви...
   А потом пошли разные "компенсации" за жизнь такого скромного, так мало думавшего о подвиге моего дорогого внучка...
   Иде дали комнату сейчас же, уже без всяких проволочек. Нам, - по-моему, чудесную, однокомнатную квартиру.
   Воле дали удостоверение о выдержанном экзамене о техминимуме, хотя он (всё такой же лентяй) и не сдал.
   Начальник, грозный, из Москвы, разносящий всех - и правых и виноватых, обошелся с ним так хорошо, что, конечно, ожидать этого было нельзя и думать.
   Может быть, всё это мелочи, но всё - за это...
   Ну, в общем, понятно без слов, это я хотела бы сказать этим. Я только одна думаю так, а другие - по-другому. Может быть, я и не права. В Москве готовится 3-х тысячный памятник. Ограда и скамья уже поставлена. Могила устлана цветами. Внутри обширной железной ограды (у нас в Астрахани делались маленькие) растёт молодое деревце, а осенью посадят снаружи ограды.
   Сослуживцы Воли и Нины оказали помощь, что дало возможность отправить Милушку на Кавказ. Нина всё время на работе, пошла недавно. Надежду Павловну (Нинину мать), проводили наскоро, хотя она, видимо, истосковалась.
   Гостил Женька, брат Виктора, от второй жены Бати. 13 лет мальчугану. Воля и Виктор в отпуску до 1.09. Воля, Виктор и Женя - вместе выехали, кто куда. Воля и Женя - в Брест. Воля, погостив с недельку (уже вернулся), а Виктор - в Минск к своей тётке, родной сестре матери его. У них своя дача в сосняке и своя "ВОЛГА". Виктор сдал экзамен на шофёра, но ему нужна практика, что стоит очень дорого. Вот он и поехал в Минск, где соединит приятное с полезным. Потом заедет в Брест, к отцу, и 20-го вернётся.
   У свёкра - сад. Овощей, фруктов - пропасть - девать некуда. Сбыта нет. На базаре больше продавцов, чем покупателей. Нам посылок без конца. Воля привёз громадный чемодан яблок. Все объедаются.
   Милочка "поправилась" - убавила 2,200 кг. 12 дней болела рука. После укола на кладбище получилось воспаление. Пока ехала, на больших станциях делали перевязку (видимо, сообщили по телефону). Душевное настроение вернулось. Чрезвычайно довольна.
   У Иды отношение с мужем - пока нельзя желать лучшего. В особенности после смерти Бореньки: накануне Виктор ни за что, ни про что обидел Борю. Он со слезами (это Боря-то!) сказал Миле, а она - мне, родителям - ни гу-гу!. Иде я передала о такой горькой, горькой обиде...
   Не могу простить... А надо, живём вместе, для меня так тяжело и никак не забывается. Виктор, может быть, и правда, со слов Иды, тяжело пережил свой грубый поступок.
   Виктор с Идой живут всё время с нами, и только ночуют дома, Так будет, видно, до родов, которые пока только у всех на уме. Ида когда-то заменила, то есть - отвлекла, что ли меня от моего горя, а теперь едва ли я способна полюбить и принять "замену"...
   Ида - целая тумба, таскает целую "гору". Располнела. Советов никаких не слушает: больше валяется, и совершенно не гуляет. Ну, не маленькая! При нашем исследовательском институте открылся пункт для поступления в открывающееся отделение Менделеевского химического института. Мой внучек начал задолго готовиться... А Ида только, когда начались экзамены. Всё такая же лентяйка. А у неё ли не было времени? Но... И выдержала по 4-м экзаменам. И поступила.
   Вся молодёжь института заволновалась от предоставившейся возможности - сдавать вступительные экзамены в группу по специальности предприятия, где они работают. Все кинулись держать экзамены. Чтобы ехать в Москву на экзамены, подавался автобус.
   Провалилось очень много. Ведь, это так удобно: все консультации будут проводиться здесь, в Дзержинске. Мила как-будто склонна оставить свою работу и перейти в одну из лабораторий института.
   Вечером собираемся у телевизора... На меня действует усыпляющим образом: я скоро засыпаю.
   Желаю всего лучшего! Крепко целую тебя и Свету.
   МОРЯ.
   От всех горячий привет и поцелуи.
  
  ----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
   Добавляю:
   Во время похорон, на кладбище, Милочка в какой-то момент потеряла сознание. Ей сделали укол. Что-то с ним не так пошло. Руку разнесло. Пришлось потом делать серию уколов, чтобы спасти руку.
   Когда погиб Борис, нам выплатили страховку. Каждый, кто работал на нашем предприятии, был застрахован. Нам полагалось получить 2 000 рублей. Посовещавшись, мы на эти деньги решили отправить Милочку на лечение в санаторий. В месткоме предприятия нам помогли приобрести путёвку в санаторий куда-то на Кавказ. Перемена обстановки помогла ей выйти из кризисного душевного тупика...
  
  
  Этот год, кроме печальных событий, в качестве компенсации, подарил нам немного радости:
  
  Родилась Стэлла,
  Виктора повысили - назначили руководителем группы,
  Виктор поступил в аспирантуру,
  Получили собственное жильё - ценой жизни Бориса,
  Я поступила в химико-технологический институт имени Менеделеева.
  
  ===================================================================
  
  
  
  ..................................................ЧАСТЬ 6.......................................................
  
  
  ...................................А ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ..................................
  
  
  1961 год.
   После того, как воссоединилась наша семья, и мы все вместе собрались под одной, хоть и чужой крышей, Милочка перешагнула через границу, отделившую её от безграничной нищеты. Годы, прожитые в Вельяминово, кроме ощущения юности, в памяти не оставили ничего, кроме не проходящего голода и холода...
   Она только что окончила десятый класс. И встал вопрос - что делать? Идти работать? Куда? Бабуся категорически была против того, чтобы Милочка пошла работать на предприятие, где погиб Борис. И потом, я столько раз подводила бабусины надежды в части того, что ленилась учиться, не поступила в институт... И ей очень хотелось, чтобы, хоть у Милочки всё произошло своевременно: школа, студенческая жизнь и т. д. Так и решили. Милочка подала документы в медицинский институт, на стоматологическое отделение. Я никогда не спрашивала её - почему она выбрала именно эту специальность. Возможно, у неё где-то отложилось, что эта специальность является гарантией будущего материального благополучия, может быть, ещё что-то. Но с первого раза поступить в институт ей не удалось. Конкурс был такой большой, что, даже прилично сдав экзамены, ей не удалось набрать проходной балл. На помощь пришла тётя Виктора - Лия Валентиновна Слабковская. Она работала начальником отдела кадров 3-го медицинского (стоматологического) института. Мы обратились к ней с просьбой и она устроила Милочку на работу в одну из лабораторий учебного института лаборанткой. Одновременно, Мила посещала подготовительные курсы при институте, что, в общем-то, помогло ей целенаправленно готовиться к вступительным экзаменам в следующем году.
  
   Мне трудно вспомнить некоторые подробности, связанные именно с её здоровьем, но, видимо, предыдущие тяжелые годы в совхозном бараке в Вельяминово, повлияли на него не лучшим способом. В виде "подсказок", приведу из разных писем коротенькие выдержки, восстанавливающие некоторые подробности того времени.
  
  
   --------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
   29.12.59 г. Из письма Светлане от Бабуси
  
   ......Вернусь к Боречке. Всё свободное время посвящает своему аккордеону. Но приходится учиться по самоучителю, так как, с учителями ничего не вышло. Жизнь у него и у Милушки не из весёлых: работа и работа. Выйти некуда. Мила начала последнее время хоть на танцы выходить, да драмкружок посещает. А Боря - никуда ни шагу. У обоих нет ни подруг, ни товарищей, А что может быть хуже для вас, девушек и юношей!........
  
  
  
   ---------------------------------------------------------------------------
  
  
  
  
   10.08.61 г. Милая Фаня!
  
   ....................Наша Милочка принята в институт. Студентка! Радости у неё нет конца! Но что стоили ей экзамены! И была худа, а тут уж и вовсе вытянулась. А меня больше всего радует, что она будет дневной студенткой, а не вечерней, или ещё хуже (тяжелее) заочной. Но у неё одна тройка (2 ошибки по орфографии) и стипендию не получит. 2 четвёрки и 1 пятёрка. Ну, уж неужели родители (только не Воля, конечно) будут "кряхтеть". Милушка страшно радуется, но я боюсь, как бы она не сдрейфила, когда начнутся практические работы по анатомии........................
  
   .................Вернусь опять к Милушке. Местная врач дала направление к какому-то врачу московскому. Знаменитый что ли? Месяц тому назад она записана у него, и вот вчера должны были узнать, когда ей будет назначен приём. Диагноз: базедова болезнь. Отсюда - головные боли, обмороки, нервы..................
  
   МОРЯ.
   Сегодня узнали. Мила пойдёт на приём 25 сентября. Что-то скажут?
  
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
   27. 11. 61 г.
   МИЛАЯ ФАНЯ!
  
   ...................Да, вот ещё, Фаня, Мила обращается к тебе с большой просьбой: не сохранился ли у тебя атлас по анатомии человеческого тела. Дело в том, что нет в продаже, и у букинистов нет. Девица просто вся измучилась. Череп достала... Будь так добра, если есть у тебя, вышли, за сохранность уж я поручусь. Пожалуйста!
   Память убийственная: запечатала письмо, а самое существенное, что хотела написать, забыла. Пришлось распечатывать. Наверное, я надоедаю своими просьбами?.......................
   МОРЯ.
   ------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
   13. 02. 62 г.
   МИЛАЯ ФАНЯ!
  
   .....................За Милушку я прямо болею: справится ли она? Преподаватель по анатомии прямо сказал, что их будут "душить", а приказ есть, чтобы экзамены проводить как можно строже.
   Стоматологический институт помещается в сквернейшем здании. Занятия в несколько смен: здание занято непрерывно с 8 - 11 вечера. Учебников не хватает. По 60 страниц задаётся за один раз. Латинский - по несколько страниц. На первом курсе они работают, как санитарки (вся группа ребят). На 2-ом - фельдшерами, на 3-ем - врачами. Только на 4-ом и 5-ом специальные дисциплины..................................
  
   ................Вы учились в тяжелые года, и ничего подобного не было, и я никогда не слыхала от вас (вообще и в прессе об этом ничего не говорится) о загруженности студентов вследствие перегруженности программ......................
  
   ....................... Мне кажется, тебе писала Мила о студенте Борисе Волкове. Это был друг нашего Боречки. Оба, и с ними наша Мила составляли такое чудное трио. Он всё ещё в больнице, но начал уже говорить. Врачи говорят, что поправится окончательно. Все говорят, что он обязан своим выздоровлением лишь потому, что попал в Люберецкую больницу, какую-то привилегированную, где отличные врачи, а, если бы в нашу, то был бы уже у праотцов. Мы все переживаем, как за своего родного. Он - студент, где и Ида. Но теперь, конечно, у него уже год пропал. Интересно, что выяснит следователь. Говорят, что уже нашли того парня, который нанёс ему раны в вагоне железнодорожной электрички, и потом выбросил его на рельсы... У Бори Волкова есть уже невеста. Он сам служит (тоже в институте), по-моему, очень интересный, и очень, очень славный юноша.
   На днях почти такой же случай на катке. Подобрали. Говорят, будет жив... Ещё: на площадке вагона ограбили вчистую (деньги, документы) одного мужчину при... полном людей вагоне. Ну, что это делается? А все мои, ведь, ездят, даже ночью, на той же электричке..............
  
   ........................ У нас трагические случаи не прекращаются: задавили, или сбросили коллегу у Воли, прораба. Завтра похороны. Кому-то "чиркнули" ножом по носу. И всё - электричка! Позавидуешь моей тишине.......................
   Всех горячо целуем. Всего, всего лучшего и здоровья!
  
   МОРЯ.
  
  --------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
   В письме бабуся пишет про друга нашего Боречки - Бориса Волкова. Я уже упоминала о том, что смерть Бориса была окружена мистикой. Он забирал с собой всё, что любил. При этом все погибали трагически, как и он сам. Убили кота Мишку. Забили его любимую собаку. Умерла, не перенеся операцию на сердце, Люсенька Мамонова, любившая нашего Бориса. И выжил только его друг - Борис Волков, которого сбросили с электрички. Чудом врачи сохранили ему жизнь. В тот год было много подобных случаев и в нашей электричке, которая ходила от нашего посёлка до станции Люберцы II, и на катке: грабили, убивали... Стало ли сейчас спокойнее в этом смысле? Наверное - нет. Разница только в том, что тогда все подобные случаи широко не афишировались, а обсуждались только в масштабе какого-то местечка или города, где они произошли. А теперь наше уважаемое СМИ доводит до нас всё случившееся не только в нашей стране, но и во всём мире. Поэтому создаётся впечатление, что кругом царит один - беспредел...
  
  ------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
   Выдержки из письма в Брест из Дзержинки.
   Бате от Иры.
   6.06.61 г.
   ЗДРАВСТВУЙТЕ, ЖЕНЕЧКА И ПАПА!
   Очень извиняемся за долгое молчание, но, когда я напишу причину, Вы нас извините. У нас в посёлке была сильная эпидемия гриппа. Две недели болел Витя. Потом заболела нянька и заразила Стэллу. Стэлла болела две недели, а потом я слегла. И у наших все болели. А потом я обратилась в больницу к невропатологу. Собрали комиссию и положили в больницу. Сейчас пишу в больнице письмо и лежать мне ещё больше месяца. Признали аветоневроз. Запретили сдавать в этом году экзамены - дали академический отпуск. Стэллу сначала возили в Гремячево к няне каждый день. Она там загорела. А с сегодняшнего дня её взяли в ясли. Витя сейчас представлен сам себе. ..................................
  
   Вите мы купили ещё один костюм - очень красивый, модный, ярко зелёный, и пальто под ратин. Материал называется - "молодой ратин" - светло шоколадного цвета. Витя очень доволен. Такой пижон стал, Вы его не узнаете.
   Купили дома люстру и тумбочку под телевизор.......................................
  
   В мае месяце я ездила в Ленинград, в командировку. Меня послали туда, а без меня похоронили Шуру - соседку..............................................
  
   Феня нашла себе мужа. Художник - работает в редакции..............................
  
   Мила наша совсем больная. У неё сердце и увеличенные железы и гипертония и обмороки. Прописали ей валокордин и нигде его сейчас не достанем. И бабуся часто болеет и говорит, что очень хочет Вас увидеть. Конечно, хорошо было бы увидеться.
  
   Ну, пишите. Не болейте, как мы все. Целую. От всех большой привет.
   ИРА.
   Витя приписал: Пишите. Ждём ответа.
  
  -----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
   Добавляет Ираида: - В письме я упоминаю о командировке в Ленинград. Помню, я тогда работала в группе Юрьева Бориса Сергеевича.
   Когда умерла наша соседка - Шурочка, со мной творилось что-то непонятное. Год назад мы похоронили моего брата - Бориса. И я панически боялась любых событий, связанных со смертью и похоронами. Виктор поговорил с Юрьевым. И мне оформили командировку в Ленинград. Дело осложнялось тем, что я в баллистике пока была ни бум-бум. Мне оформили допуск и дали задание - в 1-ом отделе получить (переписать) какие-то данные по отработке определённого двигателя.
   В результате, я привезла длинные таблицы результатов испытаний, которые были совсем никому не нужны. Спасибо, Юрьев понимал ситуацию и очень хорошо относился к нам с Виктором. Инцидент был исчерпан.
  
  И ещё в письме упоминается о том, что весной 1961 года я попала в больницу...
  
   Помню, я сидела с учебником у окна. Поскольку я низко склонила голову над книгой, Виктор обратил внимание, что у меня на голове лысинка с пятак. На следующий день я помчалась к кожнику на приём. Он меня выслушал, потом спокойно взял в руки прядь моих волос, дёрнул их, и...они остались у него в руках. Мне так стало обидно, что я разревелась. А потом мой рёв перешел в истерику.
   Доктор успокоил меня, и говорит - "Ну, а теперь рассказывайте, какие неприятности происходили с вами за последнее время?". Я говорю - "вроде бы никаких. Правда, прошлым летом (меньше года) трагически погиб брат, а я была беременна, и волноваться мне было нельзя... и т.д.". - "Э, милочка, вам не ко мне нужно было идти. Вот в соседнем кабинете принимает невропатолог. Ну-ка, пошли со мной". Он взял мою карточку, без очереди провёл меня к доктору Кричевскому, который к тому же заведовал физиотерапевтическим отделением.
   И уже через несколько дней меня положили в больницу, где я пролежала больше месяца.
  
   Посещения родственников были не ограничены. Женщины в палате лежали со всего Люберецкого района. Все рассказывали о чём-то своём. Помню, я подружилась с одной больной астмой - Галей. Она рассказала о своей любви с известным математиком (я его знаю только по учебнику) - Рыбкиным. Это был интересный роман...
  
   В это же время заболела крупозным воспалением лёгких моя бабуся и тоже попала в больницу. Она лежала на втором этаже, в терапии. Родильное отделение было крайним с торца монастырских келий. А дальше были палаты терапии. Я навещала бабусю.
  
   Была не притча, а быль. В одной из палат, кстати, рядом с палатой бабуси, в стене была ниша, в которой в давние времена была роспись - изображение богоматери. Сколько бы её не забеливали или закрашивали, образ проявлялся через любую краску. Интересно, сейчас, когда восстановили все помещения монастыря, этот образ сохранился до сих пор???
  
   Мне очень нравилось лечение. Особенно, хвойно-жемчужные ванны. Ложишься в изумрудную воду, пахнущую хвоей. Из-под тебя поднимаются, и обволакивают всё тело кислородные пузырьки. Это так приятно...
   Я уже упоминала, что заведовал отделением врач физиотерапевт - Кричевский. Высокий, интересный, не очень молодой. Меня женщины предупреждали, что он любит молодых. Не знаю, в чём выражалась его любовь к молодым, но я помню, что каждый раз, когда я принимала ванну, он приходил. Никаких особых чувств он не проявлял. Просто, когда я лежала в ванной, он подходил, щупал рукой воду и спрашивал - "Не холодная?". Сначала я стеснялась, сразу двумя руками старалась закрыть все интимные места. А потом мне это надоело. Ну, смотрит, не съест же он меня?
  
   И еще запомнилась мне эта больница тем, что в одно из посещений, когда мы были в саду, ко мне пришла мама со Стэлкой. Она встала от меня на расстоянии нескольких шагов и опустила Ёлку на землю, и спросила - "Где мама?". Я протянула руки навстречу и Ёлка первый раз пошла своими ножками....
  
   Уколы витаминов, циркулярный душ, хвойно-жемчужные ванны и покой сделали своё дело. Волосы на голове стали восстанавливаться и меня выписали домой. В это время уже во всю шла весенняя сессия. Мне пришлось взять академический отпуск
  
  
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  Выдержки из старых писем, которые мне переслала Света Фирсова после смерти своей мамы.
  
  
   Пписьмо - своей младшей сестре Фаине от моей бабуси .
  
   6.07.61 г.
  
   МИЛАЯ ФАНЯ!
   Отвечаю на твоё письмо. Повторяю, как завидую тебе, что ты так разумно, плодотворно устроила свою жизнь! Я всю жизнь мечтала вот о таком домике и садике и ... при разбитом корыте...
  
   У меня дело совсем плохо. Вот уже целый месяц больна. 2 недели пролежала в больнице - воспаление лёгких и, вот уже 2 недели, лежу дома. Изредка, как и наша Эллочка, пробираюсь "по стеночке", да и то, сейчас же ложусь, как-то воздуха не хватает...
   Неожиданно заболела Эллочка. 4 дня температура около 40. Милка (она в отпуску) завертелась по хозяйству, а тут больной ребёнок, и надо навестить сестру.
   Я только смотрела и только... У Милушки весь так отпуск и пропал, а у неё горячая пора: подготовка к экзаменам. Снова похудела.
   Наконец вышла из больницы Ида, поправилась Эллочка, но жизнь всё как-то не наладится........................................
  
   Наша малышка уже такая большая, такая умненькая, но из кроткого ребёнка, после болезни, превратилась в капризулю..................................
  
   Хотелось бы ещё написать, но, может быть, окрепну, тогда? А ты помоги мне окрепнуть, если можно. Мне не дали никаких наказов, я живу без лекарств. Всё ещё кашляю.
   Ну, все мы желаем тебе здоровья. Крепко все тебя целуем. Пиши, не забывай. Сердечный привет ребятишкам.
   МОРЯ.
   .......................................................................................................................
  
  
  
  
  30. 08. 61 г.
   МИЛАЯ ФАНЯ!
  
  
   Как тяжело всё-таки думать, что в мои годы нельзя уже мечтать, что увидишь Милушку - окончившей институт, что определённо думается об Иде.................
  
   Наша Эллочка уже свободно ковыляет, но не довольствуется такими достижениями, и старается "бегать". 27-го ей исполнился годик. Родители торжественно справили "её" день. Кроме взрослых были и малыши, на которых именинница, говорят, не обращала никакого внимания, как и они на неё. Подарков получила массу...................................
  
  
   Ты думаешь, празднество было устроено от "лишних" денег? Ничуть. У них долг и большой, но как-то ухитряются, и, пожалуй, им не хватает только холодильника, а вот уж про одежду и обувь... совсем плохо. Мы так не жили. Такой жизни я не понимаю. А кто знает? Может быть, они более приспосабливаются к жизни, чем мы? А какая у них уже библиотека!...................
  
   Погода у нас холодная. Дни пасмурные. Моросит. Все одели не только плащи, но и пальто. Взрывы слышатся ужасные... И не один наш Боренька.......
  
   Эх, милая Фаня, неужели когда-нибудь я преодолею эту невыносимую сердечную боль, вечно "плачет" душа, нет, слишком поздно уйдёт всё это со мной... Дай Бог, не узнать тебе этого никогда!..........................................
  
   Ну, будь здорова! Не забывай нас! Как твой садик? Ещё зелен? Или "помят, поломан, и пуст?" Как дела у тебя с ремонтом? Управилась? Как твоё здоровье? Когда запечатаю письмо, обязательно вспомню, что не написала что-то главное...
   Крепко и горячо вас целуем.
   МОРЯ.
   Сегодня узнали. Мила пойдёт на приём 25 сентября. Что-то скажут?
   Относительно аспирантуры: Виктор держит уже экзамены. Виктор сказал, что получить аспирантуру можно только в том вузе, который кончил. Он кончил московский авиационный институт.
  
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  В письме бабуся вспоминает о взрывах.
   В этом году, действительно, не в лесу, а на предприятии был взрыв. Окна комнаты, в которой мы жили выходили непосредственно на предприятие. За металлическим забором было длинное здание, а за ним, на территории - другие здания-цеха. И совсем в глубине этого архипелага располагались "опасные цеха".
   На этот раз взорвался дальний цех. Воспламенился магний. Он очень трудно поддаётся тушению. Сначала бабахнуло так, что мы все подскочили с кроватей в ужасе, не понимая со сна - что случилось. В комнате стало светло, намного светлей, чем днём при ярком солнце, по вечерам светящем в наше окно. Сначала мы подумали, что это взорвалась атомная бомба.
   Виктор сразу скомандовал - подальше от окон и на пол... Потом подождав и не услышав повторных взрывов, мы сначала осторожно выглянули в окно, и увидели за основным зданием зарево. С верхних этажей, вероятно, было видно лучше.
   Мы, осмелев, залезли на подоконник. Видно было, как языки пламени взмывали вверх, и потом опускались вниз, как будто исполняли бешенный, непонятный нам - танец. А зарево держалось долго, пока магний весь не выгорел. Водой огонь затушить было нельзя. На работе аварийная территория была вся оцеплена до тех пор, пока не ликвидировали все последствия пожара. Поскольку взрыв был ночью, кажется, из людей никто не пострадал. Сейчас я уже не помню...
  
  ----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  
  18. 10. 61 г.
   МИЛАЯ ФАНЯ!
  
   Наконец-то я собралась ответить на твоё письмо и очень, очень поблагодарить за лекарство, теперь пью во всю........................................
  
   Нина, как и в прошлом году, согласилась поехать на закупку картофеля для коллектива. Милушка уезжает рано, а приезжает поздно: загружена страшно. Ей бедной приходится тяжело преодолевать науки, в особенности нажимает латынь и история...................................................
  
   Ну, всего, всего лучшего. Будьте здоровы. Крепко всех вас целуем.
   МОРЯ.
   ..........................................................................................................
  
  
  27. 11. 61 г.
   МИЛАЯ ФАНЯ!
  
  
   В последнем письме я сообщала и о нашем семейном горестном событии и о многих других неприятностях. Теперь, кажется, заканчивается эта серия карантинов нашего ребёнка (скарлатина, ангина, бронхит). Действительно, сколько забот, тревоги, забот, вынесено за этот год за здоровье такой крошки!..................................
  
  
   МОРЯ.
  
  ---------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  Вот так и прошел этот год - в болезнях, больницах...
  Правда, одно событие обрадовало всех - Милочка поступила в стоматологический институт...
   Сэллочке исполнился годик. Жизнь продолжается...
  
  ===================================================================
  
  
  ..................................................ЧАСТЬ 7.......................................................
  
  
  ..................................................СВАДЬБА....................................................
  
  
  1962 год
  В этом году Виктор был назначен начальником лаборатории. Это стало основным значимым событием этого года, кроме свадьбы Милочки и Володи.
  
  Выдержка из писем Виктора - находился в командировке в Ленинграде.
   28 марта 1962 г. ЗДРАВСТВУЙ, ДОРОГОЙ ВИТЁК!
  Утро. Среда. Беспокойное настроение. Все эти дни Элка чувствует себя хорошо и, вдруг, вчера мы погуляли часик, и у неё поднялась до 38,5 температура. Держалась целый день. Давали лекарства для снижения температуры. К вечеру снизилась, но сегодня капризничает страшно. Вообще-то у неё прорезался зуб на левой стороне вверху, между клыком и коренным..............................................
  Вчера было Милино день рождения. Купили ей туфли за 30 рублей - чёрные, на почти что - шпилька - чуть потолще. С бантиками - чешские. Кроме того, 2 метра капрона белого на кофточку, духи "Сказка" и капрон. А Володя (друг Милочки) подарил ей перстенёк за 12 рублей. Очень оригинальный.
   Приходила Света Мамонова и Русина Раиса Михайловна - принесла 2 метра ситца. Был за столом - торт, мускатель, шампанское, чекушка, сельдь, сыр, колбаса, сосиски с пюре, свежие огурцы - папа привёз прямо из теплицы - килограмма полтора. Но было не очень весело.
  
   Сейчас прерываю письмо, Элка устроила истерику. Она сидела рядом за столом. В бабусино кресло поставили её стульчик маленький и она сидела "рисовала". Потом ногами встала на стульчик. Могла упасть. Я её сняла на пол. Что было! Она кинулась на пол, стучала ногами, вся тряслась, и рыдала так, будто с ней была истерика (такая, как со мной иногда бывала в Гремячево после смерти Бори). Минут 15 мы с ней ничего не смогли сделать. Потом кое-как успокоили.................................
  ИРА
  
  ----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  Выдержка из письма в Брест
   Бате от Виктора.
   6.08. 62 г.
   ЗДРАВСТВУЙТЕ, ПАПА И ЖЕНЕЧКА!
  
   У Вити осенью должен быть экзамен по спец. предмету в аспирантуре. Мила уехала со своим знакомым - Володей к его родным, в деревню....................
  
   К маме собирается приехать её сестра из Каменец-Подольского с двумя детьми. Ну, вот, кажется и все наши новости. Когда вы к нам соберётесь? Мы купили диван-кровать специально для гостей. Теперь будет - где спать спокойно. Привет от всех наших. Пишу на работе. Уже кончается лето, а хорошей погоды устойчивой мы так и не видели. Ну, ладно, пишите нам. Целуем.
   ИРА. ВИТЯ. СТЭЛЛА.
  
  
  
  Письмо в Брест из Москвы.
   Бате от Виктора.
   Число не установлено, и конец письма отсутствует...
   ЗДРАВСТВУЙТЕ, ПАПА И ЖЕНЯ!
   Эле по-домашнему справили три года. Купили большого плюшевого медведя. Рычит. Она уже совсем большая. Уже знает, что, после того, как будет ёлка, ей купят сестрёнку или братишку. Она хочет и того и другого. Но это по заказу не бывает. На зиму ей будем покупать новую шубку. Старая мала - растёт не по дням, а по часам. Ростом она 96 см. Весит 17 кг. Шалунья, как все дети. Из детского сада и от соседей набирается всяких нехороших слов, но быстро улавливает, что их говорить не хорошо, и всё-таки говорит, когда балуется. Я занимаюсь на третьем курсе. Пока всё хорошо. Витя сделал половину диссертации. Мила учится хорошо...................................
  Виктор.
  
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  Письмо в Брест из Москвы.
   Бате от Виктора.
   20.11.62 г.
   ДОРОГОЙ ПАПА И ЖЕНЯ!
   В спешке ничего не смогли купить. Передаём зефир, вафли и халву. Сейчас кругом очень много народа. Все только что кончили работу и спешат и в магазине и в транспорте.
   Большое спасибо за яблоки. Особенно, от Эли, которая больше всего ест их, а также от бабушки, которая до сих пор болеет.
   Мила скоро (на днях) выходит замуж..........................................
  
   С трудом мне удалось приехать с корзиной. Очень трудно отпрашиваться. В следующий раз буду поступать, как Юлик.
   Так как никаких гостинцев купить мне не удалось, то посылаю тебе в этом письме 10 рублей на них............................................
  
   Всё. ВИТЯ. 20.11.62 г.
  
  -----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  Учёба давалась Милочке в институте трудно. К тому же, за ней стал ухаживать студент - Володя Суховеров. У Володи рано умер отец. Мать сама воспитывала трёх дочек: Соню, Зинаиду и Катерину. Владимир был младшеньким. Сёстры опекали единственного брата, а мать и вовсе боготворила его. Когда Милочка познакомилась с Володей, большая семья Суховеровых жила в рабочем районе Москвы, в бараке, в Перово, недалеко от одноимённой остановки электрички. В одну, правда - большую комнату, к сёстрам переехали и их мужья. Только Володя ходил в холостяках.
   Когда Милочка начала встречаться с Володей, в первое время чувство влюблённости тянуло их друг к другу. А когда встречаться-то? Лекции и практические занятия и домашние задания поглощали, казалось - все 24 часа в сутки. А так хотелось погулять "по аллеям, где старые липы листвой шелестят", или посидеть вдвоём в холодные зимние вечера... А где посидеть то? В бараке у Володи, или в однокомнатной квартире, где жили мама, папа, бабуся, Милочка, и не вылезала от них наша Ёлочка?... И сбегая с лекций, они действительно, бродили по опустевшим заиндевелым аллеям парков. Ну, и добродились... Сессию оба завалили напрочь.
  
   Милочка с Володей учились вместе в институте, где и познакомились.
   Как развивались отношения Володи и нашей Людмилы, мы узнали позже, когда они уже бросили институт. Не знаю почему, но они долго скрывали, в основном от Володиной семьи, что встречаются. А, скрывая свои свидания, они убегали с занятий. В результате - хвосты, хвосты, хвосты...
  
   Когда они поняли, что не могут жить друг без друга, а в институте всё безвозвратно запущено, возник вопрос - что делать? Естественно - жениться. Решив создать семью, они одновременно бросили институт, хотя могли бы взять академический отпуск. В голубых мечтах: они нашли хорошую работу, получили жильё, и начали обустраивать свою собственную семейную жизнь...
  
   А на самом деле? Милочка первая обо всём рассказала дома, и познакомила всех с Володей. Помня о моих скитаниях по жизни, бабуся всплакнула тихонечко - рушились её последние надежды на то, что хоть одна из внучек получит высшее образование. Конечно, мы были рады, что Милочка выходит замуж по любви. Как отнеслись родные Володи, мы можем только догадываться. Тем более, как оказалось позже, о том, что Володя бросил институт, и решил жениться, они узнали только после их "свадьбы". Поэтому никаких разговоров о свадьбе у них и не могло вестись. У нас же в нашей большой объединённой семье всё прошло просто и с молчаливого согласия всех. Но всё, что могли, мы сделали от души и с большой любовью в Милочке. А много-то мы и не могли сделать... Поэтому это великое для Милочки и Володи событие, мы отпраздновали по-семейному.
   Заявление в загс они подали в Дзержинке, там, где расписывались и мы с Виктором.
  
   Я хорошо помню Милочкину свадьбу.
  
   Долго думали - из чего сшить белое платье. А потом неожиданно кто-то обратил внимание на занавеску на окне. На предприятии, в технических целях использовали капрон. Вероятно, кто-то выносил с предприятия куски капроновой ткани и продавал желающим. Поэтому, капроновые занавески на окнах вместо тюлевых, висели не в одной квартире. Теперь не помню, из занавесок, снятых с окна, или из специально по этому случаю купленной ткани, мама сшила белое свадебное платье. Какая разница, из чего было сшито платье, если оно вышло торжественно-нарядное.
   В квартире накрыли стол. Мама, конечно, постаралась приготовить всякую вкуснятинку. В гостях были только мамины соседи - Русины.
  
   А вот, как мы с Витей выбирали подарок от нас, я помню хорошо. Мы объездили много магазинов. Денег, как всегда, не хватало на дорогой подарок. А дарить ерунду "для галочки" не хотелось. Наконец, в комиссионном магазине купили большой, во всю стену, тканый ковёр, на котором были изображены знаменитые "три медведя" Шишкина. Мы помнили, как совсем недавно нам Витин папа подарил на свадьбу ковёр, и как мы были счастливы, когда обвили им нашу кровать с трёх сторон в нашей коморке. И пусть этот ковёр с габеленовым рисунком не был дорогим немецким ковром, мы верили, что этот подарок им понравится.
   Не помню, почему в ЗАГС с Милочкой и Володей никто не ходил. Мы с Витей тоже расписывались без свидетелей. И у меня не было белого платья, также, как не было и колец... Всё тогда было проще, чем сейчас.
   Когда молодые вернулись из ЗАГСа, все сразу же сели за стол. Зачитали поздравительную телеграмму от Светы и тёти Фани Фирсовых.
  
  
   11.12.62 г. ТЕЛЕГРАММА ДЗЕРЖИНКУ ИЗ БОЛЬШОЙ МАРТЫНОВКИ
  
   ГОРЯЧО ПОЗДРАВЛЯЕМ МИЛОЧКУ ВОЛОДЮ УЗАМИ ГИМЕНЕЯ ПУСТЬ ОНИ БУДУТ ОЧЕНЬ КРЕПКИМИ ВСЮ ЖИЗНЬ НАДЕЕМСЯ ПОПИРОВАТЬ ЗОЛОТОЙ СВАДЬБЕ МОРЕ СЧАСТЬЯ БУКЕТ РОЗ КРЕПКО ОБНИМАЕМ ГОРЯЧО ЦЕЛУЕМ ВСЕХ
   ФИРСОВЫ
   ................................................................................................
  
  
   Когда отзвучали первые тосты, началась церемония подарков.
   Свой подарок мы положили в обычный мешок и спрятали его на кухне. Когда пришла очередь нашего подарка, Витя вошел в комнату с мешком за плечами, делая вид, что несёт что-то тяжелое. Затем, мы заставили молодых щупать по очереди мешок и отгадывать - что там. И очень радовались, когда все долго не могли догадаться, что лежит в мешке. Наконец, позволили им развязать мешок и достать и развернуть ковёр. Он был размером 2 Х 3 метра. И, кажется, молодым наш подарок понравился.
  
   Скромная, маленькая свадьба. Но мы с родителями сделали всё, чтобы Милочка с Володей запомнили её на всю жизнь.
  
   После свадебного застолья, Милочка распрощалась с нами и они налегке уехали к Володе. Если у моих родителей им негде было разместиться (мама с папой спали в комнате, а бабуся - на кухне), то у Володи и вовсе ночи напоминали "цыганский табор на ночлеге в степи". Вся комната уставлялась ночами раскладушками, между которыми с трудом можно было протиснуться к выходу - туалет-то был в бараке в конце длинного коридора один, общий.
  
   Когда Володя приехал с Милочкой и представил её, как свою жену, мне и представить то трудно, как всё это происходило. Для них это было в первый момент большим ударом. Во-первых было озвучено то, что он бросил институт. А во-вторых, они все своему единственному обожаемому брату желали, вероятно, в жены, уж, если не заморскую принцессу, то, по крайней мере, не такую бесприданницу, как наша Милочка. И всё-таки, спасибо им, они приняли её в свою семью, а со временем и полюбили.
  
   Как-то мама мне "по секрету" рассказала, что первая свадебная ночь случилась у них лишь спустя пару недель, хотя постель им стелили вместе. Мама имела в виду то, что Володя был девственником, и не имел опыта сексуальных отношений. А я сразу же подумала - а как бы эта первая брачная ночь смотрелась на виду у всей любопытствующей родни? Это сейчас молодёжь считает возможным всё, а первые сексуальные отношения происходят задолго до свадьбы...
  
   Милочка устроилась на работу на нашем предприятии, где и проработала всю жизнь, до самой пенсии, приезжая на работу ежедневно из Москвы.
  
   Володя сначала устроился на работу в Москве. Чем-то его эта работа не устроила. И поэтому Виктор в следующем, 1963-м году взял его на работу к себе в лабораторию. Позже он перешёл в лабораторию к Гамию - на ЭВМ.
  
  --------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  Выдержки из старых писем бабуси - своей младшей сестре - Фаине Алониевне.
  
  
   13. 02. 62 г.
   МИЛАЯ ФАНЯ!
  
   Ида на вечернем отделении химии Менделеевского института. Виктор - аспирант. Я прошлый раз перепутала: он - начальник лаборатории, (как-то у них называется по номерам), а был начальником группы.......................................
  
   Воля работает прорабом в Вишняках (2 часа на поездку). Работать тяжело, как и везде. Взаимоотношения терпимы.............................................
  
   Нина в том же институте, в какой-то лаборатории завхозом. Выбрана - цехкомом (кажется так?). Она одна из всей семьи на службе чувствует себя, как рыба в воде; работа "не бей лежачего", как говорил когда-то мой В.И..............................................
  
   Всех горячо целуем. Всего, всего лучшего и здоровья!
   МОРЯ.
  ----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  
   12.03.62 г.
   МИЛАЯ ФАНЯ!
  
  Вся семья в гриппе. Сильнее всех я и Эллочка, у которой вдобавок краснуха; дня два побудет в яслях, что-нибудь прихватит, и снова дома (больше у нас). Завтра разрешили как будто в ясли, но надолго ли? Врач говорит: чуть не эпидемия кори, ну, и снова здорово! Ребёнок замучился: все болезни пережила!
   Взаимоотношения В. и Н. терпимы, даже, пожалуй, больше. Воля прекрасно, как и всегда относится к детям.........................................................
  
  
   Я, типичная интеллигентка, до сих пор не могу привыкнуть к мещанству, вульгарности,... т.е. к тому, что другие, дожив до старости, никак не могут взять в толк. Стараюсь быть терпимой. Хозяйства, после своего Бореньки не отдала. Что в силах, делаю. Преимущественно работу "горничной" выполняю: от кухни отказалась на отрез. Газа ещё нет. Я уже писала тебе, что Воля зорко следит за моим здоровьем и за отношением ко мне других. Внучки у меня заботливые, но они молоды,... а мы что, лучше были? Только сейчас охватываешь "былое", и за многое так горько, так стыдно..............................................
   Виктор не химик. У него мудрая какая-то специальность: никак не запомню: он, ведь, кроме авиационного института, ещё закончил 2-ух летние курсы по другой специальности (тоже с отличием), по которой работает и сейчас (на счётной машине "УРАЛ"). И тема для диссертации взята та же. Он не преподаватель, но, как специалист, приглашается читать лекции в Москве. Сейчас вернулся из командировки в Ленинград. Книгу, которую он издал, крайне необходима для тех, кто работает по этой специальности - учебник...........................................................
  
   Недавно Ида познакомилась с одним солидным журналистом. Он со "всей откровенностью", по его словам, изложил "страдный" путь человека, пожелавшего стать работником этой профессии. Ида сделала вывод, да и он акцентировал её внимание на главном: на талантливости, если нет, "затрут", вот хорошо, если есть протекция!
   А какая зависть даже среди заслуженных, которым, кажется, некого бояться. Он очень много с ней говорил, касаясь всех сторон этой среды, работы и т.д. Моя внучка и нос повесила. Про речь и говорить нечего - самое главное. Ида и раньше беседовала с журналистами, когда была совсем ещё юной: говорили всё - тоже.
   У нас трагические случаи не прекращаются: задавили, или сбросили коллегу у Воли, прораба. Завтра похороны. Кому-то "чиркнули" ножом по носу. И всё - электричка! Позавидуешь моей тишине.
   Крепко все целуем вас, и семью Миши.
   МОРЯ.
  
  --------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
   25. 04. 62 г.
   МИЛАЯ ФАНЯ!
  
   Поздравляю вас с праздником, и желаем здоровья, и всего, всего наилучшего, чего может дать жизнь..............................................
  
   Милочка изменилась до неузнаваемости (как и мы с тобой): столько интересного и, главное, полезного найдётся для Светы, как учительницы.
   Ида вчера ездила в Москву за продуктами. Не думай, что это так легко. Стоять приходится часами. Сегодня Нина отпросилась, поехала. Воле как-то по знакомству удалось достать сотню яиц по 90 коп. за десяток, а Ида - по 1р.30 коп. Всё это с бою берётся. Здесь у нас этого нет. Там же достанет сырковой массы. Но куличей не будет. "Майские кексы" (куличи) так дороги, что не укупишь. Пока у нас нет, а мы привыкли встречать праздник по старинке, как наши деды и прадеды встречали, пасхальный стол напомнит далёкое, далёкое детство, но для молодых, конечно, лишь бы было вкусно.
   Здоровье не важное: встаёшь и не знаешь, буду ли лежать целый день, или "топтаться".
   В институте у Милочки профессора решили как можно строже проводить зачёты: никаких поблажек. А у неё и сейчас только одни глаза да нос остались, а платья сидят, как на вешалке.
   Ну, до свидания? Ида карточку Светы прилепила куда-то на видное место: визитёры спрашивают - кто такая интересная девушка?
   Крепко и горячо вас обнимаем, целуем. Всех успехов обоим.
   МОРЯ.
  
  ================================================================
  
  ..................................................ЧАСТЬ 8....................................................................
  
  
  .............................................РОДИЛСЯ ОЛЕГ............................................................
  
  1963 год
  В этом году родился Олег.
  Всё, что касается его появления в этом мире - уже было написано не раз, поэтому в этой Главе повторяться не будем. Тем более, что готовится к публикации Глава 2-ая 10-ой книги, где о его жизни ещё раз вспоминается во всех подробностях.
  Единственное, о чем мне здесь хотелось бы упомянуть и сказать всем родственникам Володи Суховерова - большое спасибо за их гостеприимство.
  Когда грудного Олежку положили в Филатовскую клинику, оказалось, что мамы могут находиться в больнице с 6-и утра и до 12-и ночи.
   Ночевать в Москве мне было негде. Единственным выходом было - ночевать у Милочки. Она вышла замуж, и в это время жила в коммуналке с Володей в его семье. Это где-то в Перово недалеко от одноимённой платформы Казанской железной дороги, в рабочем районе, в старом кирпичном бараке, в одной из комнат жили: Володина мама, три сестры с мужьями, и Володя с Милой. Когда на ночь стелили постели на раскладушках, негде было поставить ногу. И вот, при такой тесноте, они мне выделили раскладушку, сразу же за входной дверью, чтобы я могла возвращаться ночью, и никому не мешать, а утром уходить до рассвета.
   Утром в больницу я приезжала с открытием метро, а ночью я сцеживала молочко, и меня отпускали пораньше, а сестра его кормила сама.
   Наконец, настал день, когда нас выписали домой...
  Если бы не они, я просто не представляю - где бы я перекантовывалась на ночь в Москве.
  
  Я уже упоминала, что Володя Суховеров - муж Милочки, после того, как они с Людмилой поженились, и бросили свою учёбу в стоматологическом институте, пробовал устроиться на работу в Москве. Но, по каким-то причинам, эта работа его не удовлетворила, и Виктор, после многочисленных обсуждений в семье, устроил его в НИХТИ, в своё подразделение.
  
   Людмила тоже устроилась на работу в институт, в лабораторию испытания опытных образцов порохов.
  
   Мама перешла на работу по прежней своей специальности - копировщицей в чертёжном отделе.
  
   Я - (Ираида) - продолжала трудиться в расчётной группе обработки результатов испытаний и -
  
   Виктор - в Вычислительном центре института.
  
   Таким образом, почти вся наша семья, как, впрочем, и многие семьи посёлка Дзержинский, работали в НИХТИ полным составом.
  
  ===================================================================
  
  ..................................................ЧАСТЬ 9.......................................................
  
  
  .......................................ПРОСТИ, ПРОЩАЙ..............................................
  
  1964 год
  На рассвете к нам прибежала мама и сказала, что бабуси больше нет. Я сразу же побежала к ним домой, благо они жили в соседнем подъезде.
   Я вбежала и остановилась в проёме дверей, ведущих в комнату, и тихо заплакала, боясь подойти ближе...
   Мама с папой потом утверждали, что, когда бабуся умерла, у неё на лице застыло мучительное выражение. А, когда я прибежала, лицо расправилось, стало спокойным и губы расправились, напоминая лёгкую улыбку...
   Мама сама омыла её тело. От долгого лежания у бабуси ноги не разгибались в коленках. Когда мама с силой попробовала их распрямить, послышался хруст. Наверное, разорвались связки. И ноги распрямились.
   Пришла доктор, выписала справку. Потом заказали гроб. Пригласили двух бабулек, которые по-очереди читали все три дня молитвенник.
   Похоронили её на нашем кладбище рядом с Боричкой.
  
   Незадолго до того, как бабусю парализовало, она попросила, чтобы я её проводила на кладбище. Мы сидели на лавочке, которой сегодня уже давно нет. И она обратилась ко мне с просьбой - не ставить ей тяжёлого каменного памятника. - "Пусть будет простой деревянный крест". Наверное, она чувствовала, что больше не будет выходить из дома. Вскоре её парализовало. Причём, не сразу. Она пошла в туалет, (у них был туалет, совмещённый с ванной), и когда она стала вставать, её мотануло. Она позвала папу. Он довёл её до постели в кухне, где она спала. А окончательно её парализовало только на следующий день. Она попробовала встать, как обычно, сделала несколько шагов, и упала. Больше она не вставала, пролежав почти три года в постели. Её перевели лежать в большую комнату, у правой стены от входа. На этом же месте потом пролежал парализованным семь лет мой отец.
  
   Когда бабуся уже лежала больной, помню, я приходила к родителям с маленьким Олежкой. Садилась рядом с ней. Одна рука у неё двигалась, и она брала Олежку высохшими пальцами за пяточку, гладила его ножку и улыбалась. Так встречалась уходящая старость с народившейся молодостью...
  
   Конечно, я передала папе пожелание бабуси - поставить деревянный крест. Но он сказал - "Я, что не в состоянии поставить своей матери дорогой настоящий памятник?". И поставили бабусе памятник из красивого серого мрамора.
  
  
   А несколько лет назад, уже после 2000-го года, мне снился очень явный, как говорят, сон, связанный с этим памятником.
   Мне приснилась бабуся. Она была какая-то вся встревоженная, и что-то пыталась мне объяснить. Но я её не понимала. Через пару дней звоню Милочке и узнаю следующее. Милочка в те же дни почувствовала какое-то беспокойство, её что-то потянуло (позвало) съездить на кладбище. Она уговорила Серёжу поехать с ней. Приехали и увидели, что бабусин памятник снят с постамента. Мародёры сначала откололи сзади кусок мрамора, чтобы проверить - настоящий ли камень. А потом, сняв его с фундамента, прислонили к ограде, внутри её. То есть, им осталось только вывезти его.
   Милочка сразу же заявила заведующему кладбищем. Тот "удивился", и обещал разобраться, а памятник установить обратно.
   Прошло какое-то время, и, хотя всё было оплачено, памятник никак не устанавливали на цементный раствор. Пришлось Стэлле брать с собой Андрея - (брат близкой подруги). Он высокий, респектабельный на вид. При сём, при том умеет говорить "внушительно". Именно, так он поговорил с работниками кладбища, и памятник был восстановлен в тот же день.
  
   Но как назвать тот вещий сон, в котором бабуся просила помощи? И каким образом Милочку потянуло приехать туда? И как во-время они с Серёжей там появились... Ведь, бабуся позвала сначала меня, а когда я не поняла её, обратилась к Милочке за помощью... Вот, и не верь, в сны и приметы...
   Позже я поняла, что между Милочкой, мной и ушедшими близким в мир иной, установлена постоянная связь, позволяющая нам общаться через сны. Не раз они предупреждали меня о предстоящем. Я не сразу научилась правильно расшифровывать сны и понимать поступающие от них сигналы. Но потом я в тревожных ситуациях не раз спрашивала их о чём-то и получала ответы, позволяющие принимать правильные решения...
  
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  В этом году мы с Виктором рискнули поехать в отпуск с двумя нашими малышами на Украину к Витиным родственникам. Конечно, там все переболели кто чем...
  В Москве грипповали тоже многие...
  ДОРОГАЯ ИРА И ВИТЯ!
   Получили от тебя сегодня письмо, прямо содрогнулись, что там все переболели. Берегите сейчас ребят, когда поедете обратно. Фолликулярная ангина не простудная, а заразная, где-нибудь подхватили.
   Да, я права была, что такого маленького никуда не надо возить, трудно их уберечь. С Витей тоже дело серьёзное, надо бросить питаться в столовой, готовить дома, и есть, т.е. кушать более калорийную пищу, в конце концов, от питания в столовой будет осложнение, и образуется язва.
   При остром гастрите требуется также диета - молочно-растительная пища, и бульоны из курочки. Исключить из пищи алкоголь.
   Вы, наверное, улыбаетесь, но это серьёзно, и это длится уже порядочно, гастрит, конечно.
   Квартиру Вам дают, вчера полдня бегала, заполняла Вам справки и заявление для утверждения в Исполком.
   Две справки из отдела кадров о месте работы, и с какого года здесь работаете. На Виктора я написала - с 1954, а тебя - с 1959, и кадры мне заверили.
   Две справки от коменданта о занимаемой площади, и с какого года проживаете. В паспортном столе пришлось списывать номера Ваших паспортов.
   Одна анкета - заявление от Вити и акт обследования квартиры, в которой проживаете.
   Язык высунула, пока всё собрала. Мне никто не говорил, я услышала у Нагорной, позвонила Устинову. Он сказал - есть в списках, заполните все документы, а то сегодня, т.е. 7-го поедут в Исполком утверждать. Ну, теперь всё в порядке.
   Вале Андреевой звонила, она говорит, что на работе всё в порядке, но заседание Малого Совета не было, так что отдыхайте спокойно.
   Сегодня заболела Мила, температура 37,5, ангина. Уехала домой, взяла больничный. Сразу опять осунулась, завтра, если не приедет, съезжу к ней.
   Я выстирала бельё у себя дома и у меня раздуло так руку, что сейчас меня колят, и биомицинят. Сижу, не прикасаюсь даже к тарелками. Мила с Вовой у Вас ночевали, и их не кусали. Травить надо перед отъездом в Вашу новую квартиру. Если, конечно, рука станет лучше, постараюсь что-нибудь сделать, а если нарывы не пройдут, ничего не обещаю. Я сама измучилась. Дёргает так, что ночи плохо сплю. Жалела, что стирала бельё.
   В Москве и у нас всех фруктов много. И не дорого. Пожалуйста, не мучайтесь. Яблоки от 25 к. до 50 коп. Груши - 50 коп. Сливы - 30 коп. Виноград - 40 коп. Арбузы - 6 коп.
   Если захотите - привезите немного баклажан и кролика, если он на 2 кг., а, если маленький, не надо. Крупы появились и у нас в Дзержинке, кроме гречки и муки.
   Ну, ладно, целуем Вас и детей. Привет Вере Николаевне и нашей родне.
   ПАПА И МАМА.
  
  -----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  Мы так ждали получение отдельной квартиры, но могли потерять её, когда уехали отдыхать. Списки утверждались у Устинова, после чего их должны были повезти 7-го числа на утверждение в Исполком. Те, кто к этому дню не представили свои документы (а их нужно было собрать - целую кучу), автоматически оставались "за бортом". И опять-таки добрые люди предупредили маму, и она "галопом по Европам" собирала необходимые документы, и вовремя их представила Устинову.
   И почему только всегда получение квартир достаётся с таким трудом, и не только, конечно, нам...
   И, наконец, после всех этих и дополнительно кучи - других неприятностей и переживаний мы всё-таки получили свою первую собственную квартиру.
  
   Мы получили собственную двухкомнатную квартиру по улице Лермонтова 4, на пятом этаже нашего пятиэтажного дома. Под нами на 4-ом этаже такую же квартиру получили Иваньковы (Валентина Ивановна Иванькова работала в лаборатории Виктора, а Лёня, её муж был начальником лаборатории).
   У Иваньковых было двое сыновей, а у нас были два разнополых ребёнка.
   Нам полагалась трёхкомнатная квартира. Но это было не единственным минусом, допущенным при распределении квартир. И, как мы предполагаем, к этому решению приложила свою ручку та же Чернова, имеющая не малую власть, как председатель завкома. Квартиру нам дали на последнем - пятом этаже, в доме, не имеющем лифта. А, ведь у нас были маленькие дети, и Олега мы ещё долго таскали на руках, не считая - колясок, санок и т. п. тяжёлых вещей.
  
   Особенностью нашей квартиры было ещё и то, что при строительстве дома, она служила кладовой для строителей, а, когда крыли перекрытие и крышу дома, то на угол положили плиты, которые пролежали долгое время, в том числе и при морозе на земле. Это предопределило, что весной угол дома, как раз над нашей угловой квартирой потёк. Пришлось нашему ЖКО и Устинову (зам. директора по общим вопросам) долго и со скрипом устранять эти недостатки.
  
  
   Наш дом стоял на вершине горки, а предыдущий, стоявший параллельно нашему находится на 1,5 - 2 этажа ниже. И с верхотуры нам было видно всё, что происходило в том доме, а им только половину наших туловищ. А в доме напротив было мужское общежитие. Занавесок плотных на окнах не было, а на многих окнах они вообще не задёргивались никогда. К мужчинам часто приходили в гости, естественно, девушки и женщины. Порой можно было наблюдать интимные картинки. Мы были молодые, и нам было любопытно подглядывать, иногда, за чужой жизнью.
  
   Из окна нашей маленькой угловой комнаты была видна дорожка вдоль корпуса больницы, которая выходила к остановке автобуса - было удобно от остановки прямо пройти к нашему дому через больничный двор, (а также было видно, кто по ней идёт, но саму остановку не было видно).
   На все перечисленные минусы, тогда мы даже не обратили внимания.
   Мы переехали в новую маленькую квартирку, на верхнем этаже, в углу дома, и были счастливы неимоверно.
  
   На этот раз, в отличие от получения первого нашего собственного жилья - комнаты в коммуналке, новоселья мы не справляли. Нет, конечно, отмечали, но только с родными и самыми близкими друзьями - Смирновыми и Сухаревыми-Алексеевыми.
  
   В этой маленькой квартирке мы прожили 12, не побоюсь сказать - самых счастливых лет из 56 (на сегодняшний день).
  
  
   В этом году, кроме новоселья, у нас было ещё одно грандиозное событие .
   Виктор защитил диссертацию.
  
   Вот как он сам вспоминает об этом.
  
   Над диссертацией я работал, как правило, после основной работы.
   Из нашего дома было видно моё окно и через одно окно - окно Соркина Р.Е. Так что то, что я нахожусь на работе, а не играю в преферанс, было видно как на ладони!
   Соркин подготавливал к изданию свою первую книгу и по отдельным главам давал её читать сотрудникам своей лаборатории, а также и мне.
  
   На Совете института мы защищались вместе с Юрьевым, руководителем группы у Иры. Защита для меня прошла довольно трудно. Председатель - Жуков Б.П. стал мне, не специалисту по баллистике, задавать каверзные вопросы, а я растерялся - выручил Смирнов Л.А., который шепнул Жукову, что я не баллистик. Да и Райзберг Борис Абрамович как-то поддержал меня своим прекрасным ораторским искусством, выступив с зажигательной речью. Он был моим вторым оппонентом.
   Борис Абрамович был доктором экономических наук, доктором технических наук. В 1961-67 годах работал научным сотрудником, заместителем главного конструктора филиала опытного КБ-1. Участвовал в разработке первой советской межконтинентальной баллистической ракеты на твёрдом топливе (МБРТТ) и системы шахтного старта МБРТТ. Райзберг был одним из создателей системы аварийного спасения космонавтов.
   Только 40 лет спустя я узнал, что он пытался перейти от Королёва на наше предприятие, вслед за Аксельродом Виуленом Абрамовичем. Но Жуков правильно определил для себя неудобным моментом - наличие целой группы умных евреев (Аксельрод, Соркин, а теперь ещё и Райсберг...). Например, Соркин однажды не пошел на то, чтобы включить Жукова в соавторы своей книги - "Внутренняя баллистика".
  
  Я в последнее время часто задаюсь вопросом, на который, к сожалению, не могу ответить. Как повлияла перестройка на судьбы многих учёных, которые подошли к 90-ым годам в преклонном возрасте? И как наша новая Россия использует их ум и знания на пользу страны. С теми, кто продолжает работать в моём родном НИХТИ (ныне - Федеральный центр двойной технологии "СОЮЗ"), я встречаюсь до сих пор. Но с теми, которые, как и я выпорхнули из родных стен предприятия, и с кем меня свела судьба в те шестидесятые годы, давно потерялись из вида.
  
   С Борисом Абрамовичем Райсбергом, уже после моей защиты, мне случалось встречаться несколько раз. О его трудовой деятельности мне известно, что в 1967-70 году он работал начальником отделения ЦНИИ химии и механики, в 1970-92 в НИЭИ Госплана СССР. В 1992-95 был консультантом Рабочего Центра экономических реформ при правительстве РФ. С 1995 - Главный научный сотрудник Института макроэкономических исследований при Министерстве экономики РФ. А в настоящее время Борис Абрамович - профессор, главный научный сотрудник Института макроэкономических исследований Министерства экономического развития и торговли РФ. Я рад за него, что его труд востребован и сегодня в его 84 года...
  
   Но вернёмся к моей защите кандидатской диссертации. После выступления Бориса Абрамовича, Жуков ушёл с Совета, вести который продолжил Л.А. Смирнов, как заместитель председателя. В целом, я защитился без чёрных шаров.
  
   Может быть, я слишком требовательно и строго относился к своей работе, но мне тогда казалось, что моя диссертация была слабее, чем могла бы быть, если бы в ней были представлены расчеты по поверхности осесимметричных изделий (самое большое моё достижение, полученное вместе с Ивановой Н.А. и Ларионовой В.Н.).
  
   Обычно на заседаниях Учёного Совета Р.Е. Соркин садился в первом ряду и, казалось, не слушал соискателя, и даже не смотрел на развешанные плакаты. Могло даже показаться, что он дремал. Но - всегда вовремя задавал нужные вопросы и тонко улавливал тему соискателя. Это была кажущиеся "дрёма" - он прекрасно всё слышал и прекрасно во всём разбирался. Поэтому все соискатели старались ещё до защиты, заранее показать, и, если это было нужно - доложить Соркину своё детище (произведение, диссертацию) и, по-возможности, заручиться поддержкой доктора. У нас с Юрьевым он выступал в качестве научного руководителя.
  
   После защиты мы должны были организовывать банкет для членов Совета и приглашённых.
   Мы с Юрьевым накануне защиты арендовали в клубе второй этаж, расположенный над фойе, расставили столы, купили съестное, ящик коньяка по 4-12, и т.д. и т.п. Мы почему-то были уверены в положительном решении Совета, так как у нас научным руководителем был Соркин.
  
   Банкет проходил так: в большом зале, на втором этаже клуба, расставлялись столики. В буфете мы заказывали закуску, которую буфетчица расставляла по столикам. А спиртное приносили мы своё. В основном, это был коньяк и вина нескольких видов. Была организована музыка - магнитофонные записи через усилитель. Были танцы.
  
   По установленному порядку, мы с Юрьевым банкет проводили вскладчину, поровну разделив расходы. Поэтому каждый приглашал одинаковое количество людей. В первую очередь, это было руководство, и "необходимые" люди с каждой стороны, и только потом - близкие друзья. Поскольку "нужных людей" оказалось почему-то очень много, поэтому для друзей столиков оказалось мало. Но я всё-таки пригласил из своей лаборатории самых-самых, которые помогали в процессе написания диссертации, и её защиты. Конечно, это были Нина Иванова, Валя Андреева, Валя Таламанова (Ларионова), Валентина Иванькова и некоторые другие.
  
   По моим представлениям, банкет прошёл несколько официально, формально что ли. Мне больше запомнилось, как на следующий день мы отметили защиту диссертации дома у родителей Ираиды. Поскольку было закуплено коньяка с большим запасом, остатки мы с Юрьевым разделили, и принесли домой почти полный ящик коньяка. Мама накрыла стол, как всегда, вкусно приготовив всякую всячинку. А позвали мы в гости только соседей. А соседями были - Русины - Михаил Ильич (зам. директора института) с женой - Раисой Михайловной. Ради Раисы Михайловны, Русин оставил первую семью. Когда Жукова перевели на наше предприятие, Русин был назначен одним из его заместителей.
   Русины были соседями Ириных родителей.
  
   В конце жизни Михаила Ильича парализовало. Он несколько лет был прикован к постели, очень похудел, да и полным-то он никогда не был. Русина легко переносила его на руках с кровати в кресло и обратно.
  
  Теперь уже нет в живых и Раисы Михайловны. От большой шумной семьи осталась одна Ольга с детишками. Она два раза выходила замуж, и оба раза неудачно. К тому времени Русины переехали в другой дом, и мы встречались с ними очень редко, тем более, что мы жили уже в Москве.
  
   Ну, а в тот радостный для нас день защиты Витиной диссертации, Русины были у нас в гостях. Русин в нашей спокойной домашней обстановке расслабился и даже станцевал нам кан-кан. Поскольку места было мало - можно было пройти только боком вокруг стола, Русин танцевал на одном месте, вскидывая ноги в стороны высоко над столом. Всем было радостно и весело. А коньяк мы допивали ещё не один день.
  
   После защиты стало оставаться свободное время, и мы с Ираидой решили написать книгу о случайном падении спутника, по неизвестным причинам сошедшего с орбиты. Мы хотели её назвать "ТАСС уполномочен заявить...". Но мы не смогли уделить ей необходимое внимание, и наш замысел остался нереализованным. До сих пор, среди старых бумаг попадаются листочки с набросками к задуманной книге, где описывалось непредвиденное снижение спутника и возможность его падения в незапланированный район земного шара и другие невероятные события.
   Нас обрадовало то, что Ю. Семёнов так же назвал свою книгу, хотя содержание её полностью отличается от нашего замысла!
  
  ===================================================================
  
  ..................................................ЧАСТЬ 10.......................................................
  
  
  ..................................................ДИПЛОМ.......................................................
  
  В 1965-м году памятных событий не было. Жизнь как будто затормозила ход времени. Спокойствие...
  
  1966 год
  Зато 1966-й год в моей жизни был рубежным годом победителя. Я защитила диплом. Ах, как жаль, бабуся не дожила до этого дня. Она так мечтала о том, чтобы её любимая "дочка" получила высшее образование...
  Я выполнила обещание, данное Борису уже после его гибели...
  
  Со мной в институт, на защиту диплома, поехал папа. Сам он не кончал институт, поэтому с одной стороны ему интересно было посмотреть, как это происходит, а с другой - он хотел быть сопричастным к моей защите. Он гордился мной. И мне было это приятно.
   Защитилась я на четвёрку. Как сказал кто-то из членов комиссии, в моём дипломе не было творческих моментов, т.е. была представлена существующая литьевая машина, без модернизации, или каких-нибудь экспериментальных предложений. Ещё чего захотели! Я литьевую машину, да и другие подобные и в глаза не видела. Спасибо, такую машину нарисовала...
   Мама мне переводила с синек через стекло чертёж на ватман, а я обводила. У меня была слабость - я не умела чертить тонкие линии. Они всегда получались у меня жирными, толстыми. Но зато видно всё было отлично даже издалека.
  
   Мы приехали домой с папой, где мама уже накрыла праздничный стол. Все меня поздравляли. Жалели, что бабуся не дожила до этого момента.
   А я про себя говорила братишке, что я сдержала слово, и выполнила данную ему клятву - окончила институт и за себя, и за него...
  
  
   В прошлом году, на Витино тридцатилетие мой папа подарил ему золотое кольцо. Вернее, папа дал деньги, а мы с Витей съездили в Москву в ювелирный и подобрали колечко.
   В честь моей защиты диплома, папа тоже мне подарил деньги на обручальное колечко. Я потом шутила, что раз кольцо мне подарил не муж, а отец на защиту диплома, значит, я обручилась с наукой. И, действительно, как потом оказалось, в дальнейшей жизни, моя работа всё время требовала научного подхода, инициативы, сообразительности, а главное, мне всегда было интересно то, чем я занималась.
  
   Когда защитились все из нашей поселковой группы, мы в складчину устроили вечер. Собрались мы на квартире у Яны Полк. Её мама помогла приготовить много вкусных вещей.
   Кстати, я увидела, как она жарит рыбу. Для меня всегда было трудным - посолить рыбу, перед тем, как жарить. Я солила каждый кусочек рыбы в отдельности. Получалось - то пересолю, то недосолю. Янина мама сначала насыпала в тарелку муку, затем в неё добавляла соль, и хорошо всё перемешивала, после чего обваливала рыбу в подсоленной муке. Для меня осталось не ясным - сколько соли сыпать в муку?
  
   Посидели мы дружно, но, к сожалению, впоследствии мы таких встреч, как группа Виктора, не устраивали. Близкие отношения поддерживали, в основном, с теми, с кем сдружились за годы учёбы.
   Мы с Витей первое время поддерживали отношения с Шалуновыми Люсей и Володей и все годы нашей жизни дружили с Валей Сухаревой и Женей Алексеевым, который умер в 2006 году, а Валя - в 2009-ом...
  
   Моей сестрёнке Милочке в этом году удалось достать путёвку на юг, Почему-то она никак не оправится от постоянных недомоганий. Может быть, санаторное лечение поможет? Жаль, что поехала она не на море, а в горы, и не жарким летом, а в довольно-таки прохладную погоду. Да к тому же подхватила, видимо, в дороге - грипп.
  
  
   "Эльбрус", корпус 2 палата 23. Суховеровой Л. В.".
   4.05.1966 г. ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДОРОГИЕ ИРА, ВИТЯ И ОЛЕЖКА!
   Вот, и покатили денёчки. Сегодня уже 5-ый день, как я нахожусь в санатории. Ну, что сказать?
   1. Болею. В дороге, 29-го, затемпературила. Сильная головная боль. Горло болит ужасно. А носом не дышу. Ужаснее всего - дышать нечем. А воздух здесь чудесный. Напротив нашего корпуса - горы. В солнечную погоду видны снежные вершины. До чего же красиво.
   Город маленький, но очень зелёный и чистый. На каждом шагу пансионаты, санатории, дома отдыха. 2-го мая была на экскурсии в Кисловодске. Это мы ехали на автобусе 2,5 часа в один конец, и 4 часа были в Кисловодске. Мне очень даже всё понравилось. В письме, конечно, не расскажешь о всей той красоте, что я видела. Проезжали Пятигорск и другие города.
   6-го поеду на Голубые озёра, в горы, с экскурсией. Вот только чувствую себя плохо. На ногах тоже плохо переносить грипп.
   Назначили мне грязи через день. Но, после первой грязи чувствую себя хуже. Может это связано с общим моим состоянием. В общем, дальше видно будет. Кушаю ещё хуже, чем в Москве. Аппетита совсем нет. Вот так.
   Погода ужасная. Хуже не придумаешь. Дождь, холод. Температура -13 гр. У нас в Москве и то выше. В общем - "греюсь на солнышке".
   Ну, что Вам ещё написать? Теперь Вы имеете представление о том, как я отдыхаю. Но думаю, что дальше всё изменится в лучшую сторону.
   Как Вы там? Как твоя сессия? Поедете ли Вы куда-нибудь?
   Олеженька, ты, наверное, соскучился по Эллочке. Вот они, наверное, греются на солнышке. Ну, крепко вас целую. Пишите. Целую.
   МИЛА.
  
  ------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  В этом году Виктор получил звание СТАРШЕГО НАУЧНОГО СОТРУДНИКА.
  
  ==================================================================
  
  ..................................................ЧАСТЬ 11.......................................................
  
  
  ...............................................НОВАЯ КОЛЕЯ................................................
  
  1967 год
  Получив диплом, я поняла, что в НИХТИ мне ничего в смысле карьеры не светит. Тем более, что к этому времени окончила курсы СЕТЕВОГО ПЛАНИРОВАНИЯ и УПРАВЛЕНИЯ и НОТ - нового модного направления и в науке и в производственных процессах.
  Я узнала, какие предприятия есть поближе к дому. В Москву перейти на работу тогда у меня и в мыслях не было. Это казалось таким затруднительным - из-за дальней дороги. Маршрутки в то время ещё не ходили, а автобус тащился до метро долго.
   В Люберецком районе, недалеко от посёлка Дзержинского, был ковровый комбинат, всякие строительные организации, силикатный завод, нефтеперегонный завод и т.д. Наконец, я узнаю, что в Люберцах - 2 (вторых), так они и назывались, есть завод пластмасс. Ехать до него было удобно. Можно было сесть на "рабочую" электричку, которая ходила от нашего посёлка прямо до Люберец вторых. Потом, перейдя наискосок через целый ряд железнодорожных путей, попадаешь прямо к проходной завода. Можно было проехать и другим путём. Сначала автобусом надо было доехать до Люберец, а потом одну остановку на электричке.
   Я приехала на завод, позвонила из проходной не в отдел кадров, а сразу в дирекцию. Секретарь соединила меня с директором (а могла бы и не соединить). Мне выписали пропуск. Я ничем не рисковала, чувствовала себя уверенно. Директору показала свой диплом и вложенное в него свидетельство, о том, что я ещё оканчивала при Бауманском институте курсы по специальности - "Сетевое планирование и управление". В то время только ещё входило "в моду" на предприятиях заниматься "научной организацией труда". Если честно, то глубоко этим вопросом я, естественно, не занималась, но общее представление какое-то имела (отдалённое).
   Директора завода заинтересовала моя кандидатура - молодая, значит, перспективная, образование - специальное (переработка пластмасс и СПУ), замужем, двое детей, значит, не легкомысленная... А главное, наверное, всех директоров в это время "дрючили" в министерствах за не ведение работ в направлении НОТ. В общем, недолго думая, он принял меня на работу.
   Правда, сказал, что отдела такого нет, поэтому он меня может оформить только инженером НОТ в технический отдел завода... И ещё была загвоздка с зарплатой. Оклад был всего 120 рублей. Но у них выплачивались ежемесячно прогрессивки и премиальные. В общей сложности он гарантировал мне ежемесячно - 180 рублей. Я тоже недолго раздумывала и согласилась.
   Таким образом, у меня в трудовой книжке появилась новая запись:
  
   22 1967 г. 07.05. Уволена по собственному желанию.
  
   23. 1967 г. 07.10. ЛЮБЕРЕЦКИЙ ЗАВОД ПЛАСТМАСС
   Зачислена в технический отдел завода
   на должность ИНЖЕНЕРА НОТ.
   Мой переход на новое место работы немного изменил уклад жизни нашей семьи. Чтобы успевать на электричку, нужно было выходить из дома раньше, чем отводить Олежку в детский сад, а Ёлку в школу. Она в этом году пошла в первый класс. Важно, что помогали все: и мои родители, хотя они оба ещё работали, а, главное - Виктор. Если бы он меня не поддержал в тот первый мой переход на новую работу, у меня в жизни с карьерой ничего не получилось бы. Спасибо им всем, а особенно - моему Витеньке.
  И ещё в этом году мы провернули такое, практически - не реальное для нас - мероприятие, как покупка автомашины.
   В этом году мы купили машину - "МОСКВИЧ".
   Наконец, подошла наша очередь на машину.
   Чтобы купить машину, нам пришлось занять большую сумму денег. И, хотя мы откладывали на книжку все Витины премии (у меня, во времена работы в НИХТИ, они были мизерными, как у техника), нам для покупки машины не хватало приличной суммы. На этот раз мы решили купить машину, чего бы нам это не стоило.
   У нас своих денег было 3200 рублей.
   Машина стоила 4661 рубль и гараж за 800 рублей. Нам нужно было занять 2280 рублей.
  
  Для начала мы составили список знакомых, подходящих для того, чтобы просить у них денег в долг. Около каждой фамилии мы проставили реальную сумму, которую по всей вероятности, эти люди могли бы нам одолжить. Хотя, около некоторых фамилий мы для себя помечали, какой могла бы быть эта сумма на самом деле, и помечали - в какие сроки мы с ними можем расплатиться. Естественно, мы понимали, что не все пойдут нам на встречу. Поэтому список составлялся "с запасом".
  
  У нас сохранился список, кому мы должны были отдать деньги и когда. Это был график отдачи долгов за машину.
  Мы, как говорится - затянули потуже пояса, но все долги отдали точно в установленные сроки.
  Одновременно купили гараж.
  Сами себе не верили, что осилили такую грандиозную проблему.
  
  -----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  После смерти бабуси, с нашими родственниками переписывался теперь отец. Приведу два его письма, в которых он упоминает о болезни Милочки.
  Опять она, милая моя Милочка болела и на этот раз даже попала в больницу.
   ДОРОГИЕ НАШИ ФАНЯ И СВЕТОЧКА!
   Большое спасибо за присланное, интересное письмо, которое, как обычно, было прочитано нами с большим интересом. Ты пишешь про морозы, да, конечно, привыкаешь к животному. Я помню, ещё в Астрахани, у нас подох кот Сурка, как плакала мама, а я положил на санки его и повёз к Троицкому мосту, и там оставил его.
   Я задержался несколько с ответом, и, откровенно, по той причине, что заболел. С трудом попал к урологу. Диагноз: "простатит". Эта болезнь была у Ирадиона Парамонова и он не пожелал сделать операцию и скончался.
   Прописали ванночки - внутренние с ревинолом, затем таблетки - витацеклин по 5 раз в день. Очень жаль, что всё это случалось перед отпуском. Правда, мне симптомы заболевания напомнили нечто подобное года 3 назад, но я лишь сказал об этом Нине, но к врачу не обращался, и спустя неделю - полторы, всё прошло, а вот сейчас уже с 22.06. и улучшения, пожалуй, нет. Боли в паху, в пояснице, выделение мочи пассивное. Вот какие дела, мои дорогие.
  
   Милочка находится в больнице. Сегодня консилиум. Будет невропатолог, терапевт, и зав. терапевтическим отделением. Вечером зайдём к ней и узнаем результаты.
   Жара у нас стоит ужасная + 32 гр., дождей нет, страшная сушь, но это, пожалуй, лучше, нежели холод. Вчера ездил в Электросталь и буквально свалился.
   Вчера Виктор с Идой получили машину, и вечером были у них. Купили гараж за 800 руб., но денег нет, будут занимать, а 6-го надо отдавать. Интересно, как была организована продажа: так как машина изготовлена на экспорт - дополнительно 150 руб., но ничего особенного, лишь на моторе клеймо - ЭКСПОРТ. С завода выгнали машины и по-очереди, без выбора, выдавали машину. Наши уже поехали домой, и обнаружили, что внутри нет панели одной, вернулись, и им сделали. У одних не работали дверцы. Вот безобразие, за такие деньги и так сдают на руки вещь. Машина цвета рубина, конечно, красивая, изящная.
   Виктор и Ида последние дни ходят оба, как одурманенные, усталые, а ещё надо её всю очистить от смазки, ехать в ГАИ для получения номера. Виктор, хотя и имеет права, получил в 1959 году, и с того дня не ездил на машинах. Ему ещё надо научиться где-то, потренироваться и привыкнуть к вождению её. Хотят, вернее, Витя, числа 15.07. поехать в Брест и Минск с детьми, а Ида не советует, да и мы тоже такого же мнения, пусть поучится ещё.
   Ида глубоко благодарит за поздравление её с окончанием института, и говорит, что напишет попозже, после того, как закончатся все волнения и поблагодарит. Открытка её очень понравилась и она её поставила на пианино.
   Вы, наверное, читали в газете о случае у мавзолея, на Красной площади? Это было 28.06., в 13 часов. У человека, стоявшего в очереди к мавзолею, взорвалась бомбочка. Он взлетел в воздух, и ещё 6 человек ранено. Какое безобразие! Он оказался латышом.
   Ну, вот, сколько всего произошло за время между моим последним и настоящим письмом.
   Света! Ну что же, ты теперь свободна, кончились все экзамены? Куда же ты решила поехать? Сначала к нам, или в конце своего отпуска, или в середине?
   Как-то на днях, по телевидению передавали вечер выпускников нескольких школ. Я с удовольствием смотрел и вспоминал, Света, твой вечер с твоими питомцами. Какая это хорошая пора. Жаль, что мы далеко от вас. А с каким бы удовольствием я поел бы тутника. Мальчишками мы собирали его и ели. В тяжелые годы мама делала из него пирожки, а вы его подметаете и выбрасываете, жаль!
   Ну, вот, пока на этом я закончу своё повествование. Крепко обнимаем, и целуем вас. Пишите.
   Воля и Нина, Милочка, Ида и Витя шлют сердечный вам привет, и говорят: напиши, папа, что мы купили машину, а я уже, не дожидаясь их, об этом написал раньше.
   1.07. Были в больнице, Мила сказала, что намечено на сегодня просвечивание головы. Думает, что это связано с мигренью.
   ВОЛЯ И НИНА.
   -------------------------------------------------------------------
  
   30.07.67 г.
   ДОРОГАЯ ФАНЯ!
   Сейчас 17 часов, Нина шьёт платье, и готовит плов, а я сел черкнуть тебе весточку. На улице гремит гром, идёт дождь, но очень тепло, даже жарко.
   Света с Виктором, Идой и Татьяной с мужем и дочерью (гостят из Астрахани) уехали на машине в лес. Утром было солнышко, но им не страшно, так как машина укроет от дождя.
   Большое тебе спасибо за присланные яблоки, мы и не знали даже о том, что у вас в саду растут такие чудные плоды. Света по субботам и воскресеньям ездит по окрестностям Москвы, довольна. Астраханцы должны ехать в Винницу к Любе, но им что-то не хочется, погостили бы у нас больше, но мы уезжаем 3.08 г.
  
   Милочка выписалась из больницы, чувствует себя лучше, но ещё на больничном! Как её выпишут, думает поехать к родне мужа, на ст. Льва Толстого, это где-то в сторону Елецка. Виктор хочет её отвезти на своей машине. У него теперь и суббота выходной. Расстояние как будто 360 км. в один конец.
  
   До нашего отъезда осталось три дня. Настроение чемоданное я уже 2.08. не работаю, будем собираться. Предлагали Свете поехать с нами до Горького, но она не захотела.
   Если у тебя сейчас гостит Миша с Лидой, передай от меня с Ниной сердечный привет и наилучшие пожелания. Нам пиши, Фаня, к 28.08. - 29.08., мы до этих пор будем отсутствовать. Как ты справляешься с хозяйством, ведь тебе двигаться трудно, а сад и дом заставляют двигаться.
   Ну, пока, всего наилучшего, крепко обнимаем и целуем. Нина обнимает и целует.
   ВОЛЯ И НИНА.
  
  ===================================================================
  
  
  ..................................................ЧАСТЬ 12.......................................................
  
  
  ..................................................ОТПУСКА................................................
  
  
  1968 год
  Прежде, чем писать о наших отпусках, я задумалась. А нужно ли? В отпуск ездили каждый год. Рассказы об отпусках уведут нас от основных историй из воспоминаний о нашей жизни. Но потом я решила всё-таки о каждом отпуске приводить здесь самые интересные моменты. Отпуска в нашей жизни тоже относились к главным и самым интересным впечатлениям. Не успевали мы приехать из одного отпуска домой, как сразу же начинали планировать - следующий автопробег - с детьми, собакой, палаткой, и всеми необходимыми для путешествия причиндалами. Так что - решено. Немного об отпусках будем здесь приводить выдержки...
  
  
  Я продолжала работать на Люберецком заводе переработки пластмасс.
   Через некоторое время меня с должности инженера НОТ перевели на должность инженера - технолога. Это было сделано для того, чтобы мой оклад сделать стабильным. Если раньше он зависел от прогрессивок (оклад + прогрессивка), то теперь это был стабильный оклад - 180 рублей, а прогрессивка была дополнительной радостью. В целом это было уже повышение. Значит, я его заработала.
  
   В трудовой книжке появилась запись:
  
   24. 1968 г. 09.27. Числить ИНЖЕНЕРОМ - ТЕХНОЛОГОМ
   ТЕХНИЧЕСКОГО отдела
   А Виктор по-прежнему ездил в командировки. В этот раз он поехал читать лекции по программированию на ЭВМ М-20 по своей ненапечатанной книге. Лекции надо было читать в военноморской части, расположенной в городе Пушкино, под Ленинградом. Слушатели: офицеры и вольнонаёмные (как правило, женщины) программисты. Часть только что получила ЭВМ М-20, а подготовленных специалистов не было в этом городке, где когда-то учился Пушкин. Да и до города Ленинграда было довольно далеко. К тому же электрички оттуда ходили очень редко. Но чем отличался городок, это -- Екатерининским дворцом (тогда ещё не отреставрированном), и прекрасным дворцовым парком с большим прудом. От фасада дворца широкая многоступенчатая лестница спускалась к пруду.
  Все воспоминания о наших "безлошадных" поездках на Украину - в принципе не разнятся друг от друга: встречи с роднёй Виктора, которая жила в Каменец-Подольском, походы на рынок, на привоз, купанье в речке Смотрич, прогулки по Старому Городу, походы в Старую Крепость и т.д. и т.п.
  
   В этом году мы ездили на Украину на своей машине. Благодаря машине, начиная с этого года, мы, ухитрялись, кроме основного отпуска, ездить почти ежегодно - весной на Украину, а осенью - в Брест. Это возможно было у Виктора за счёт отгулов и дежурств по предприятию, а у меня - праздничные дни, плюс дни экзаменационной сессии. Нам (у кого не было хвостов), давали справки на освобождение от работы - где-то на 20 дней. Главное было - подойти к сессии без хвостов. Потом можно было в сессию - часть экзаменов сдать досрочно, часть просто завалить, а потом опять долго подчищать хвосты. Но главное - я ухитрялась за счёт этих дней ещё и съездить с Витей в Полонное, или в Каменец - Подольский, или в Брест. Эти поездки нам нравились очень. И не только потому, что мы навещали Витиных родственников.
  
  
   К сказанному выше добавлю только, почему мы называли эти поездки - "Поездками в весну". Обычно, выезжая из Москвы, мы проезжали по умытому, вычищенному к первомайским праздникам городу, но ещё с деревьями, не проснувшимися от зимней спячки. Их веточки казались тёмными, голыми и почему-то мокрыми. Проехав несколько сотен километров, по бокам дороги мы видели уже кусты и деревья с молодыми салатными и светлозелёными листочками. Ещё дальше уже стояли деревья, густо покрытые тёмнозелёной листвой. А когда мы въезжали в Полонное, а мы сначала заезжали туда, а потом уже ехали в Каменец, мы уже ехали по дорогам, усыпанным опавшими лепестками отцветающих садов. Воздух был пряным, тёплым. И это чудо происходило у нас на глазах на протяжении двух суток, которые мы тратили на дорогу.
  
   Как всегда, мы уезжая в Полонное и в Каменец, загружали машину продуктами и московскими подарками. А с Украины привозили, в основном, дешёвую стеклянную посуду, которой там, в магазинах было изобилие...
  
   ... В этом году мы решились на поездку на новой машине в Крым. Заранее разработали маршрут.
   Наш маршрут: Москва - Белгород - Харьков - Мариупль - Джанкой - Симферополь - Алушта - Ялта - Алупка - Симеиз - Севастополь - Симеиз и обратно той же дорогой, какой приехали из Москвы.
  
   Компания у нас подобралась весёлая: Витя, Ираида, Стэлла, Олег, соседка - Шура Дружина с детьми Андрюшкой, Леночкой и котёнком.
   Мы решили ехать к морю, в Крым. Вообще-то это было легкомысленное решение. Опыта вождения у Вити практически ещё не было (зато был огромный апломб). Мы взяли на себя ответственность за чужую семью. Беспечность?! (Да!)
  В Симеизе мы сняли большую комнату для всей нашей компании. Кроме купаний в море и загораний, мы всё время делали вылазки на машине - во все уголки Крыма.
  Поднимались мы на Ай-Петри. Это была наша первая победа - на машине в горы, на перевал. Чем выше мы поднимались, тем становилось прохладнее. Помню наверху, на перевале, мы все одели кофточки. Такого вида с горы мы больше нигде не видели. С вершины Ай-Петри открывается широкая панорама центральной части южного берега Крыма. Говорят, что здесь прекрасным бывает рассвет и восход солнца, если встречать его в горах.
  
   Нас особенно поразило то, что когда мы поднялись на перевал и вышли из машины на огромное плоское плато вершины, мимо нас проплывали облака. Они плыли рядом с нами. Их можно было потрогать руками...
   А ещё я больше ни разу в жизни не видела на плато такого бескрайнего моря огромных ромашек - с ладонь руки каждая. Иногда облака цеплялись за лепестки и на миг застывали...
   Может быть, потому что все эти радостные ощущения мы переживали первый раз в жизни, а всё, что первый раз - особенно потрясает, но запомнились эти картины так чётко на всю жизнь, что даже и сейчас, если закрыть глаза, видишь всё реально и ярко.
  Были мы в Бахчисарайском дворце-музее. Это бывший ханский дворец, построенный в конце 16-го века. Экспонаты рассказывают о деятельности Суворова в Крыму, о пребывании в Бахчисарае А.С. Пушкина. На территории много памятников средневековья - пещерных городов. Но больше всего нам запомнился "Фонтан слёз". Сам зал дворца днём был погружен в прохладный сумрак. Фонтан сам по себе небольшой и встроен в стену. Несколько получаш РАЗНЫХ РАЗМЕРОВ располагались друг над другом. Из них скатывались капли воды, которые внизу стекали в большую получашу у стены. Кругом всё в камне - каменные стены, пол. Оригинальные узоры из мозаики. Почему-то было не только сумрачно, но и веяло сыростью. Каждый из нас омыл руки и лицо водой из фонтана. Так мы приобщились к далёкой истории нашей Большой Родины. Был там и небольшой бассейн, в котором плавали кувшинки.
  
   Ездили мы и в Севастополь. Дорога всё время шла над морем. Шоссе хорошее, но берег к морю был обрывистым, так что иногда было страшновато...
   Мы проехали Голубой залив, Оползневое, Санаторное, после которого дорога пошла вверх. Мы прошли перевал - "Байдарские ворота". Это всего 503 метра над уровнем моря. Но тогда нам показалось, что мы высоко в горах.
   В 6 км от Севастополя, подъехали к Сапун-горе. На ней находится памятник славы нашим воинам, участникам штурма в мае 1944 при взятии этой горы. Мы осмотрели диораму, которая так и называлась - "Штурм Сапун-горы 7 мая 1944 года".
   В Севастополе мы были недолго, т.к. куда бы мы ни сунулись, везде "нас не ждали..." Город закрытый. Везде "кирпичи" и объезды по каким-то окраинным неухоженным улочкам. Нам надоело блудить и мы уехали обратно.
  Ездили мы в Никитский Ботанический сад. Он создан в 1812 году. На территории в 280 гектар собрано почти 7 тысяч разновидностей, видов, форм и сортов культурных и дикорастущих растений всех континентов мира. Нам он очень понравился. На память у бассейна мы все сфотографировались.
  
   Но детям, конечно, больше всего запомнилась наша поездка на поляну сказок. Это интересный уголок в окрестностях Ялты. На поляне выставлены работы народного умельца П. Безрукова. Это мастер - резчик из причудливых корневищ и пеньков создавший мир сказочных скульптур. Здесь был и Тарас Бульба и Пушкинский Черномор и Баба Яга и много-много всяких других персонажей из разных сказок.
  
  
  Домой мы доехали спокойно, без приключений.
   В общем, нашей первой поездкой на машине в отпуск мы остались довольны... Все девять живых существ, не считая котёнка, которого наши дети взяли с собой из дома, доехали нормально!
   Так держать!!!
  
  
   Письмо из Дзержинки в Крым - "Крымская область. Ялтинский район. Почтовое отделение КАЦИВЕЛИ, До востребования Дудко И.В.
  
   13.06.68 г. ДОРОГИЕ ИДА, ВИТЯ, ЭЛОЧКА И ОЛЕЖКА!!!
   Наконец, получили от Вас, наши дорогие Черноморцы, телеграмму. За поздравление большое спасибо, душевно рады за вас, что отдыхаете, купаетесь, загораете - хорошо!
   Мила тоже пишет о том, что довольна своим отдыхом, оттуда они с Катей ещё заедут к тётке. ...........................................
  
  ---------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  Катя, это сестра Володи. У них в селе - ЛЕВ ТОЛСТОЙ жила тётя. У неё был свой дом с садом и огородом. Поскольку своих дач тогда ещё ни у кого не было, московские родственники свои отпуска проводили у тёти.
  Отпуска у Милочки с Володей не всегда попадали на одно и то же время, поэтому приходилось ездить раздельно. В этом году Катя и Милочка отдыхали где-то под Москвой у родственников семьи Суховеровых, а потом догуливали отпуск у тёти во "Льве Толстом" вдвоем, без мужей. Милочке деревенский воздух, свежие овощи и фрукты пошли на пользу. Она приехала посвежевшая, отдохнувшая.
   А мы в этом году смогли осенью ещё раз съездить в отпуск: я, Виктор, Олежка и Батя. Летом, возвращаясь из армии, Равиль Курманаев, Витин двоюродный брат, проездом был у нас. В какой-то момент родилась безумная идея - съездить в Среднюю Азию на машине, где жили родители Равиля.
   Но поехали мы не летом, а осенью, когда в Средней Азии спадает жара, и не на машине, а на поезде.
  А мои родители - опять плавали на теплоходе по Волге.
  
  ===================================================================
  
  ..................................................ЧАСТЬ 13.......................................................
  
  
  ................................................ЦНОТ - ХИМ....................................................
  
  1969 год
   Оканчивалось первое десятилетие нашей совместной жизни. У нас двое детей, один кандидат наук.
   Я продолжала работать на Люберецком заводе пластмасс.
   Я уже начинала понимать, что для меня работа на заводе являлась лишь ступенькой к дальнейшему, как я ожидала, чему-то более интересному. Мне становилось на заводе скучно.
   Мне надо было только для себя взвесить два момента: если я останусь на заводе, я вступлю в следующем году в партию, если же перейду на работу в ЦНОТ-ХИМ, передо мной открываются новые возможности, но о партии нужно будет надолго или навсегда забыть.
  
   Так в этом году в моей трудовой книжке появилась новая запись.
  
   Запись в трудовой книжке:
   25. 1969 г. 03.13. Уволена по собственному желанию.
   26. 1969 г. 03.18. Зачислить на должность РУКОВОДИТЕЛЯ
   ГРУППЫ отдела УПРАВЛЕНИЯ ТРУДА.
   27. 1969 г. 11.10. Назначена НАЧАЛЬНИКОМ СЕКТОРА
   отдела ОРГАНИЗАЦИИ УПРАВЛЕНЧЕСКОГО ТРУДА.
  На работу в ЦНОТ-ХИМ меня взяли с условием, что я выполню персональное задание - разработаю тему, которая должна была лечь в основу докторской работы директора.
  Работу я выполнила на ура! Директор защитился. Я получила повышение и руководила группой специалистов, выполняющей тематические договорные разработки на химических предприятиях, находившихся в разных городах страны. Часто приходилось ездить в командировки. Но моя семья и родители меня поддерживали и помогали...
  В этом году у нас появилась первая наша собачка - Альма, которую подобрали брошенную на Покровском бульваре в Москве.
   В этом же году, несмотря на плотный график работы, и другие заботы, в отпуск мы собрались в обязательном порядке. Съездили мы на машине по очень интересному маршруту. В отпуск взяли с собой детей.
  
   ...Планируя отпуск, мы пришли к выводу, что юг нам надоел. Пора попробовать осуществить маршрут куда-нибудь ещё, скажем... в Поволжье на машине.
   Наш маршрут: Москва - Кашира - Воронеж - Павловск - переправа через Дон на пароме - Волгоград - дорога на Астрахань через пустыню - Астрахань - через пески к Кизляру вдоль устья реки Волга - Армовир - Крапоткин и далее Воронеж и домой, в Москву.
  
   Но, несмотря на спланированный маршрут, нас всё-таки вынесло на юг, и мы побывали и в горах, и на море...
  
   Мы решили, возвращаясь домой, уезжать другой дорогой из Астрахани. Наивные люди! И почему нас иногда упорно тянуло ввязываться в разные сомнительные приключения?
  
   Когда мы ехали устьем Волги, нас удивила следующая картина. Насколько хватает глаз, до самого горизонта простирается огромное поле, заросшее сочной зелёной травой. Наверное, это была осока. И вдруг у нас на глазах по этому полю мы увидели ползущую громадину, оказавшуюся трёх или четырех палубным теплоходом с названием "Киргизстан". Это было так здорово, потому что - необыкновенно. Потом мы поняли, что перед нами было не поле, а низменность с разлившейся по ней водой и заросшая осокой и камышом. А где-то вдали (за этой осокой не видно) текла Волга (один из её многочисленных рукавов), по которой и плыл теплоход.................................................
  
   Сначала дорога шла более - менее ничего... По сторонам слева и справа степь сменилась песками. Ветерком задувало песок на дорогу и он как бы шевелился на ней то собираясь горкой, то переливаясь по ней волнами... Затем по бокам дороги песок стал расти на глазах большими валами. А еще позже мы за этим песком уже не видели ничего больше. Нас предупредили, чтобы мы никуда не сворачивали, и ориентировались по телеграфным столбам. Мы так и делали. Даже когда дорога полностью была засыпана песком, и угадывалась только по наитию, мы старались толкать машину, но столбов из вида не упускать.
  
   Дело шло к вечеру. Мы решили не останавливаться. Дорога шла немного вверх. По бокам - насыпи из песка. Между ними наша маленькая красная машинка. А впереди перед нами - восходящая огромная желтая, как персик, Луна. Впечатление усиливалось тем, что чем дальше мы ехали, тем больше она становилась, выкатываясь из-за горизонта. Казалось, что вот-вот ещё немного, и мы на неё въедем... Незабываемое ощущение. Хотелось сказать, что диаметр луны равнялся почти двум метрам. Она стояла прямо перед машиной, и, когда мы проезжали по колее, поднимающейся немного вверх, действительно было полное ощущение, что мы едем на луну. Вероятно, тогда было полнолуние. Затем, колея куда-то пропала. Мы повернули в какую-то сторону. Мы не заметили, куда девались столбы. Ехали уже просто наугад. Мы долго блудили среди песчаных дюн. Иногда останавливались, стараясь определить - с какой стороны их лучше объезжать, а порой и буксовали...
  
   Настроение портилось. Но страха не было. Мы почему-то не испугались того, что ветер становился всё сильнее, пески колыхались всё активнее, как бы предупреждая нас о своей затаённой угрозе. Всё чаще приходилось откапывать буксующие колёса и толкать вперёд уставшую машину.
  
   И, вдруг, неожиданно, среди песков, возник деревянный домик, обнесённый дощатой изгородью. Это была гостиница. Нас на неё вывел не иначе, как ангел-хранитель, оберегавший нас в дороге. Нам потом рассказали, что не раз в пустыне пропадали машины. То ли их отнимали, а людей убивали, и закапывали в песках, то ли они сами блудили-блудили, и погибали без питья и еды...? Кто теперь расскажет? Но как мы не заблудились окончательно? И никто не знал бы - где мы потерялись...
  
   Мы въехали во двор. Домик оказался гостиницей. Во дворе стояли грузовики. Была уже глубокая ночь. В гостинице не то, чтобы мест свободных не было, а и ногой-то ступить было некуда. Шоферы спали на полу в коридоре и везде, где только можно было. Я уже не помню, куда пристроились Вова, Витя и Олег, но они переночевали в доме. Я же осталась в машине. Когда мы подъезжали, начинался ураган. Ветер всё усиливался и усиливался. Машина, несмотря на то, что стояла в огороженном дворе раскачивалась от ветра из стороны в сторону. Песок как вода просачивался в машину даже там, где не было никаких щелей. Утром, когда открыли дверку машины, из неё полился песок. У меня песок был в волосах, на зубах и вообще везде...
   Нам рассказали, как ехать дальше. И, действительно, без дополнительных приключений мы выехали на основную дорогу........................
  
   Дальнейший наш маршрут был: - Орджоникидзе - Крестовский перевал - Тбилиси - Севан - Ереван - граница - Пушкинский перевал (планировали попасть в Батуми) - туда и обратно - Поти - Сочи - Ростов на Дону - Воронеж - Москва.
  
  
   Самое интересное, что когда мы приехали в Ереван, о том, чтобы остановиться в гостинице, мы даже не мечтали. И когда мы растерялись немножко, остановившись на какой-то площади, к нам подъехала машина. Местный интеллигентный армянин поинтересовался - откуда мы и зачем. Проникнулся к нам уважением за то, что мы проявили интерес к Армении, и приехали, аж, из Москвы, чтобы на неё посмотреть. К тому же, он оказался ещё - каким-то большим начальником. Он велел нам ехать за ним. Мы приехали на шикарную турбазу на краю города. Многоэтажные корпуса с обвивающими их балконами. А в середине площадки между корпусами - бассейн. Этот армянин пошел к директору турбазы и договорился, чтобы нам разрешили поставить палатку прямо около бассейна. Спасибо ему. Мы прекрасно провели время в Ереване и на этой турбазе. Посещали музеи и прекрасную детскую железную дорогу, площади и проспекты и другие интересные места......................................
  
   Сначала мы решили проехать вдоль границы к Батуми. Незамеченными мы проехали первый пост и дальше ехали вдоль границы, мы думали, что сама граница в нескольких км от дороги, а оказалось, что она совсем рядом в нескольких метрах от дороги. Слева от дороги уже за границей совсем рядом возвышалась гора Арарат, на вершине которой находится, по преданиям, Ноев ковчег.
   Нас остановили на втором посту, взяли паспорта, спросили - откуда мы, потом вышел офицер и, отдав паспорта, сказал, чтобы мы до заката вернулись назад, и выехали из запретной пограничной зоны (а это было уже поздно вечером), иначе он нас арестует, и всё возмущался, как это мы незамеченными проехали первый пост. Мы вернулись, и уже ночью подъехали к подножью горы, наверху которой находится Пушкинский перевал. По краям дороги стояло несколько домиков и несколько машин. Водители этих машин остановились здесь на ночлег, чего и нам советовали сделать.
  
   Но мы по какому-то неразумному упрямству решили ехать дальше.
   Ночь была чёрной - чёрной. Такие ночи бывают только на юге. Я вспоминаю свою любимую картину - "Лунная ночь" Куинджи. Когда бросишь на неё первый взгляд, перед тобой - второй "чёрный квадрат" Малевича. Но вот, начинаешь всматриваться в эту черноту, и неожиданно замечаешь, что из мглы возникают микроскопические огоньки. Интересно, что появляется впечатление, что они живые - то пропадают, то опять появляется их мерцание. А ещё позже в этой темноте глаза начинают нащупывать спящие хатки.
   Это я вспомнила к тому, что наша реальная чёрная ночь не была похожа на ту, лунную, что на картине. Сколько не всматривайся кругом, ни впереди нас на дороге, ни по бокам, никаких мерцающих огоньков пока не появлялось.
   Мы медленно, упорно ползли вверх к перевалу. Нам рассказывали, что по этому перевалу Фонвизин с дипломатической миссией в своё время проехал в Персию, где и был убит. Но проезжал по этой дороге Фонвизин, наверное, всё - таки днём. И убит он был человеческой волей. Но убивают не только люди. Горы - живые. Они могут и убивать и миловать... Но мы тогда об этом даже не думали........................................................
  
   Взбираясь всё выше, к спящему небу, мы попали в густой туман. У нас работал только дальний свет, в котором видимость достигала не далее одного метра. Так, буквально на ощупь, мы, доползли до перевала, преодолели его, и стали спускаться вниз. Почему-то нас обуяло радостное чувство от того, что мы миновали перевал. И мне показалось, что Виктор прибавил скорости. Как ему удавалось в кромешной тьме ориентироваться, и ни разу не ошибиться при спуске и частых неожиданных поворотах, для меня до сих пор остаётся загадкой. Но, он всегда помнил, что несёт ответственность не только за себя, но и за тех, кто находится рядом в машине.
  
   Грунтовая дорога всё время вилась вдоль обрыва, Я порой охала, когда дорога невообразимым, непонятным образом возникала то слева, то справа от машины. А мы, казалось, ехали, колёсами касаясь самого края обрыва. Мы даже слышали, как из - под колёс срывались вниз маленькие камушки, которые падая вниз, увлекали за собой более крупные. И нас периодически преследовал громкий звук шороха каменной лавины, родившейся нашим движением по дороге.
   Я беспечно об опасности тогда просто не думала... А, если и ойкала, так это от неожиданности, когда в свете фар, вместо дороги, возникала при крутых поворотах пустота бездны...
   Поскольку из-за тумана, в лучах дальнего света нашей машины, был виден только маленький кусочек дороги впереди, мне запомнилось ощущение, что мы несёмся не с горы вниз, а медленно опускаемся в эту самую бездну. Незабываемое ощущение парение в туманной "невесомости"...
  
   Наконец, туман остался позади. Это было, как наваждение. Был туман, и - нет его. Как будто мы вынырнули из чёрных вод ночи на поверхность крутого берега реки. И вдруг, также неожиданно, как оборвавшийся туман, где - то далеко внизу мы увидели огоньки: это было бесподобное прекрасное зрелище - прямо фантастическая картина!
  
   Мы даже не понимали того, что забыли про осторожность. Нас окрыляло появление далеко внизу мерцание огоньков, которые по мере того, как мы неслись вниз, приближались к нам, и становились всё ярче, как на той картине Куинджи. И наконец, мы поняли, что это огни какого - то поселения, которое находилось внизу. А это значит, что Пушкинский перевал остался позади, и горы скоро выпустят нас из своих грозных объятий...................................................
  
   Можно представить, с каким блаженством мы отсыпались после такого крутого подъёма, а потом - спуска. И спали, мы крепким, счастливым сном победителей. А что снилось нам, я уже не помню........................................
  
   Дальше мы поехали в сторону Грозного, затем по военно-грузинской дороге, и далее опять через горы - к морю.
  
   Остановились на какой-то дикой стоянке. Тогда уже начали дикарей на машинах гонять с побережья, и, поэтому найти место для стоянки мы смогли не сразу. Наконец, по-моему, где-то в районе Лесилидзе, за какой-то большой свалкой на побережье, мы наткнулись на "стойбище" машин, и присоединились к этим диким "племенам аборигенов".
   Позагорав, и вдоволь накупавшись, мы через несколько дней тронулись в дорогу домой...
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
   Милочка с Володей продолжали жить в той же большой комнате в бараке, куда её привел Володя после их свадьбы. Барак готовился к сносу. И все его жители ожидали получения нового жилья. Одновременно расселить всё население барака было просто невозможно. Поэтому семьи расселялись поочерёдно. Ждали нового жилья и Милочка с Володей.
  
  В то время я не вела специальных записей или - дневников о нашей жизни. Поэтому сегодня мне трудно восстановить точные годы отдельных событий. Я это говорю, потому что не помню точно - когда всё-таки большая семья Суховеровых получила квартиры. Но настало время, и получила квартиру - семьи Зины. Почему-то мне помнится, что сначала получили большую трёхкомнатную квартиру, выделенную - Маме Володи, семье Кати и Володе с Милочкой. Но их обещали расселить в скором будущем. Отдельных квартир, видимо, не хватало, а сроки сноса барака торопили...
  
  В это время произошло ещё одно неприятное событие. Милочки и Володя поссорились. Проблема лежала на поверхности. У Володи на работе намечался роман с одной молодой женщиной - Тамарой. Как далеко зашли их отношения - не знаю, но сплетни о нас всех всегда бегут впереди нас. Конечно, нашлись добрые люди, которые о случившемся поспешили предупредить Милочку.
  Произошли взаимные объяснения. Володя с предприятия уволился и нашел работу где-то в Москве.
  
  Работала Милочка по-прежнему в НИХТИ, поэтому мы часто встречались... Но ещё чаще Милочка после работы забегала к родителям, которые остались в своей однокомнатной квартире - вдвоем...
  =================================================================
  
  ..................................................ЧАСТЬ 14.......................................................
  
  
  ................................................КОКТЕБЕЛЬ.....................................................
  
   1970 год
   В 1970 году отпуск был длинный, интересный, но не всё гладко прошло в части здоровья.
  
   После первой поездки в Крым, на следующий год, нам опять захотелось на море. К сожалению, у нас с Витей не совпадали отпуска. И мы решили, что сначала Витя отвезёт меня с детишками на юг, а потом сменит меня. Таким образом, мы Олежку с Ёлкой вывезем на море на два месяца.
   Это раньше посёлок назывался Коктебель. Это слово звучит как французское. На самом деле оно тюркского происхождения. Слово Коктебель состоит из трёх составляющих. Кок - означает "синий, голубой, небесного цвета". Тубе - "Верх, верхушка, холм, макушка". Эль - "страна, народ, племя, люди". А вместе переводится как - Страна голубых вершин, холмов и т.д.
  
  
   Когда мы приехали в Коктебель, комнату нам удалось снять быстро. В небольшом домике - отдельная небольшая комнатка. Слева и справа у стен - кровати. Между ними у окна столик. Окно выходит во двор. Напротив окна стоит наша машина. Если выйти на улицу и пойти налево, через несколько домов - кафе. Там мы питались. Утром по желанию отдыхающих там даже для нас варили каши. Это было удобно для тех, кто отдыхал с детьми. А отдыхающих было - очень много............................................
  .
   Если по улице пойти направо, можно было дойти до тропинки, которая сворачивала направо, и вилась вдоль крутого берега моря.
   Своё новое название - "Планерское" Коктебель получил после войны. Местность, на котором раскинулся посёлок, раньше была морским дном. Она небогата растительностью: полынь, терновник, акация да туркестанский тополь.
   Пляж - песчано-галичный. Уже в июне вода - 20 градусов, а в июле доходит до 25. Часто бывают туманы. В тумане очень красивой бывает Святая гора, особенно, если она подсвечена луной. По ней местные жители определяют погоду. Если вершина её окутана облаками или туманом, значит, быть дождю. Как правило, эта примета сбывается.............................................
  
   Особого внимания заслуживает величественный Кара-Даг. Хорошо подняться перед заходом солнца к Кара-Дагу. Можно постоять здесь минут двадцать и дождаться сумерек. Они удивительны. Если на Кавказе тьма наступает мгновенно, точно рушится с гор, то в Коктебеле сумерки прозрачны, нежны, осторожны. Они заставляют задуматься, но не грустить. Они успокаивают и бодрят. А далёкие огоньки навевают воспоминания об удивительных гриновских городах и хороших стихах. Хорошо послушать молчаливую природу, подставив лицо южному ветерку, искупавшемуся в волнах, и почувствовать себя частью и этих гор, и этого моря, и этого ветра... Ведь для этого мы сюда и приехали.
   А в туманные вечера хорошо смотреть на Кара-Даг из Тихой бухты. Густой туман медленно и осторожно ползёт вверх по склонам. Если утром он только у подножий, то к вечеру он поднимается до половины горы. И тогда контур Кара-Дага начинает таять, растворяться. Вот уже он почти не виден и контуры его скорее угадываются только по памяти. А контуры Кара-Дага представляют собой лобастую голову, склонённую над водой. Эту скалу называют профилем Волошина.
   И это всё мы могли наблюдать каждый день, каждый час, каждый миг - сколько душе угодно......................................................
  
   Я не любительница далёких пеших походов. Поэтому самое большее, на что мы с ребятишками решались, это после завтрака уходили к морю. Мы доходили до тропинки, поворачивающей направо, шли вдоль берега моря и выбирали себе бухту. Первой бухтой была Лягушачья, затем Гравийная, потом - Ливадия, за ней - Пасха. И было ещё много маленьких бухт без названия................................................................
   Мы с ребятишками совершили поездку на прогулочном катере вокруг Кара-Дага. Из Планерского речной трамвайчик забирает пассажиров и плывет едет в сторону Карадагской балки. Там он сажает экскурсионную группу и едет обратно. Экскурсовод рассказывает нам обо всём, что мы видим слева по берегу. Словами не передать этой изумительной сказочной картины. Поэтому приведём сокращенный перечень скал, гротов и бухт, которые мы лицезрели.
  Мы написали письмо Милочке и уговаривали её приехать к нам в свой отпуск.
  Мама в письме написала:
   1.07.70 г. ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДОРОГИЕ МОИ ОТДЫХАЮЩИЕ!
   .................................. Мила к тебе не поедет - она идёт в отпуск в августе и вместе с папой и мамой думает поехать под Ростов (в Мартыновку). Потом они пароходом поедут до Волгограда (без Милы) и поедут в Сероглазку.....................
  ------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  А через несколько дней мы получили письмо от папы:
  8.07.70 г. ДОРОГАЯ ИДА, ЭЛОЧКА И ОЛЕЖКА!
   Тётя Тамара прислала два письма из горьковской больницы одного содержания. Пишет, что мы, наверное, поняли, что были не правы.
   Мама настолько расстроилась, и возмутилась такому хамству, написала тёте Лиде и всем, и сказала, что её (Тамару) и видеть не хочет.
   Тамара, видимо, наговорила на нас Милочке, дяде Жене, тёте Лиде, словом, всем, кому только можно было. Написала Милочке о том, что опять хочет приехать в Москву. Какой-то ужас.
   Милочка будет иметь отпуск в августе, но куда поедет не решила.
  
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  Это письмо требует дополнительных разъяснений. Речь идет о сестре моей мамы - Тамаре Николаевне Варсобиной.
  
  Тамара Николаевна была в семье самой красивой из всех четырёх дочерей.
   Даже странно, что официально она ни разу не вышла замуж.
   Она успешно окончила медицинский институт и стала отличным стоматологом. Раньше говорили - зубным врачом. Она не только лечила зубы, но и была прекрасным зубным техником. Тамара могла сама от начала до конца выполнить все работы по лечению и протезированию зубов. Естественно, как и все специалисты - медики, она бралась за частные заказы. А деньги и сейчас, и тогда за эту работу платили не маленькие.
   Беда заключалась в другом. Тамара Николаевна была широкой натурой. Любила застолье, веселье. Не умела жить по средствам, экономить, или хотя бы сопоставлять желаемое и возможное. Получив аванс, или плату за работу, она "уходила в загул", не в смысле пьянства. Куча прихлебателей, мнимых подруг и друзей всегда окружали её, пили, ели и веселились за её счёт. Денег на застолья не хватало. И тогда Тамара спешила набрать побольше новых заказов. В конце концов, у неё не хватало ни времени, ни денег, чтобы довести набранные заказы до конца. "Больные" начинали надоедать Тамаре своими преследованиями, и она в какой-то из моментов, просто сбегала из этого города, бросив всех и вся.
   Перебиралась Тамара Николаевна к каким-нибудь близким родственникам. И там повторялось всё то же самое, может быть, немножко с другими нюансами.
   Отличался её очередной побег от предыдущего, в основном, лишь тем, что менялись действующие лица. Ну, и, кроме того, брошенные "больные" начинали преследовать родственников, у которых временно обосновывалась Тамара Николаевна. Это было для них очень неприятным временем. Если были деньги, они вынуждены были, отдавать Тамарины долги из своего кармана. Если денег не было, оправдывались, как могли. И таких было не мало. Она пожила и в Горьком, и в Каменец-Подольском, и в Киеве, а в более поздние времена, в Дзержинке, у моих родителей, и в Москве у Милочки. Милочка долго отдавала за тётю Тамару долги. Чтобы не было подозрений, почему в квартире всё время раздаётся подозрительное постукивание, и не догадались бы о том, что ведутся частные работы по изготовлению коронок и зубов (были ещё советские времена, и за эти дела - судили), Тамара мастерскую у Милочки устраивала в туалете. А потом Милочка с Володей ещё долго отдавала за тётю Тамару долги.
  После отъезда из Дзержинки Тамарины долги отдавали мои родители. Мама пробовала разыскать Тамару у родственников в Горьком. Видимо, Тамара Николаевна была в это время там, так как прислала ответное письмо...
  Во всей этой истории пришлось поучаствовать и Милочке с Володей.
  
  
   Когда не осталось родных, у которых бы Тамара Николаевна "отметилась", она вернулась в Каменец-Подольский, к дедушке и бабушкой, своим родителям, у которых всё это время воспитывались её дети - Надюшка и Коля.
  
  Много лет спустя, когда Тамара Николаевна стала одинокой стареющей и больной женщиной, её взял к себе сын - Коленька, который жил в это время со своей семьёй в Измаиле. Он всегда оставался добрым, любящим сыном и заботился о ней до конца её жизни...
  
  
  Я с детьми продолжала отдыхать в Коктебеле.
  
  
   18.07.70 г.
   ДОРОГИЕ НАШИ КРЫМЧАНЕ, ИДА, ЭЛОЧКА И ОЛЕЖЕК!
   Вчера Витя уехал к вам, а телеграмма пришла на три часа позднее его отъезда. Поехали на центральную почту, так как все почты были уже закрыты, и денежный перевод можно было сделать лишь с Главпочтамта.
   Ну, сегодня, видимо, вы уже получили нашу телеграмму, и деньги, высланные до востребования на вашу почту.............................................................
  
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
   Сейчас с ужасом вспоминается, как нам не повезло в этом отпуске со здоровьем.
  Перед комнатой, которую мы снимали, был маленький тамбур, в который была втиснута кровать. И больше ничего в этом тамбуре не было... первое время - на этой кровати спала моя двоюродная сестренка - Наташа, которую мы уговорили поехать с нами. Когда она уехала, хозяйка заселила туда женщину с ребёнком. Нам объяснили, что ребёнок болен брогхитом. Они приехали в Крым подлечиться...
  
  Женщина с ребёночком, кашляли не переставая, и сумели заразить всю нашу компанию.
   Оказалось, они болели не бронхитом, а инфекционной пневмонией. Болезнь заразная и протекает тяжело.
   Сначала куксился и заболел Олег. Уложили его в постель. Лечили, и кормили дома.
   Первой свалилась я. Я не могла встать с постели, не было сил. Вставала и падала. С большим трудом добралась до какой-то медсанчасти, где мне выписали таблетки. Дети за мной ухаживали. Это было так трогательно, когда они приносили мне из ближайшего кафе манную кашу и кружку кофе с молоком.
   Я не знаю, сколько это продолжалось, но, когда я с трудом, потихонечку стала вставать и передвигаться по стенке, заболела Элка. Но самым мучительным был кашель. Он вытягивал все внутренности и приступы были затяжными.
   Женщина с девочкой уехали раньше времени, но своё "чёрное дело" они выполнили сполна...
  
   Была ночь, тёплая южная ночь. Мы спали с открытым окном. И, вдруг, под утро, я услышала шорох. В какой-то миг мне стало страшно. Я приподнялась на кровати, и увидела в окне мужскую фигуру. Ну, конечно, это приехал Витя. Он прошептал - "Не пугай детей"... Но, они, конечно, проснулись. А дальше уже не спали до утра.
   Витя приехал на смену мне.
  
   Таким образом, мы в 1970 году, организовали детям двухмесячный отдых на море: сначала месяц со мной, а затем - месяц с папой.
   Я улетела в Москву всё ещё больная, с дикими приступами кашля, а Виктору оставляла Олежку и больную Ёлку...
  
  Милочка к нам в Коктебель не приехала. Ей достали путевку в дом отдыха в Алушту.
  
  
  
  Мама писала мне в письме:
  
  ..............................Мила выезжает в отпуск с двумя сослуживцами, в Семфирополь, а оттуда под Алушту куда-то, в рабочий посёлок, а Вова - в дом отдыха. Они, конечно, в ссоре, и Мила говорит, если бы не предстоящее получение жилья, ушла бы сейчас - что хочет делает, держит карманные деньги по 35 рублей, и не известно откуда, уходит - приходит, когда заблагорассудится.
   В общем, семьи нет. Когда будут давать жильё, она немедленно оформит развод, и получит комнату..........................................................
  
  ----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
   Действительно, через некоторое время Володя с Милочкой и и Володиной мамой получили свою отдельную квартиру - трёхкомнатную в районе метро - Ждановское... На этот раз сестры Володи "насели на него все разом" и уговорили его и Милочку не спешить с разводом. А присутствие рядом с ними их мамы должно было сдерживать назревавшие ссоры.
  Как ни странно, переезд на новую квартиру сказался положительно на отношениях Милочки и Володи. Им пришлось всё свободное время заниматься обустройством новой квартиры, приобретением мебели, созданием уюта. Общие заботы объединили их усилия. Молчаливая строгость матери тоже возымела свое действие на Володино поведение. Постепенно наступил в их семье мир и относительное спокойствие. Относительное, потому что всё-бы хорошо, но Милочка продолжала часто болеть...
  
  Может быть, я что-нибудь путаю, надо будет уточнить - насчёт сроков получения этой квартиры... Только у кого?
  
  ------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  В этом году Виктору вручили медаль к 100-тию Ленина. Много лет спустя, при выходе на пенсию, именно эта медаль и звание ветеранов труда дало нам с Ираидой ряд льгот по оплате квартиры, телефона и света...
  
  
   -----------------------------------------------------------------------
   Внешняя страничка Удостоверения:
  
   СОЮЗ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК
  
   УДОСТОВЕРЕНИЕ
  
   К ЮБИЛЕЙНОЙ МЕДАЛИ "ЗА ДОБЛЕСТНЫЙ ТРУД, В ОЗНАМЕНОВАНИЕ 100-летия СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ВЛАДИМИРА ИЛЬИЧА ЛЕНИНА".
  
   -------------------------------------------------------------------------
  
   Левая часть внутренней странички Удостоверения:
  
   "За доблестный труд, в ознаменование 100 - летия со дня рождения
   ВЛАДИМИРА ИЛЬИЧА ЛЕНИНА"
  
   Ниже - изображена сама медаль...
  
   ----------------------------------------------------------------------
  
  
   Правая часть внутренней странички Удостоверения:
  
   УДОСТОВЕРЕНИЕ
  
   ДУДКО ВИКТОР АНАТОЛЬЕВИЧ
  
   От имени ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР
  
   Награждён юбилейной медалью
  
   "ЗА ДОБЛЕСТНЫЙ ТРУД, В ОЗНАМЕНОВАНИЕ 100-летия СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ВЛАДИМИРА ИЛЬИЧА ЛЕНИНА".
  
   Секретарь Исполкома ЛЮБЕРЕЦКОГО ГОРОДСКОГО Совета депутатов трудящихся
   .....................................................................подпись
   4 апреля 1970 года.
  
   -----------------------------------------------------------------------
  
  
   В этом же году мне было присвоено звание УДАРНИКА КОММУНИСТИЧЕСКОГО ТРУДА.
  
  
   ----------------------------------------------------------------------
  
   На левой внутренней стороне красных корочек значилось:
  
   Под портретом ЛЕНИНА надпись - УДАРНИК КОММУНИСТИЧЕСКОГО ТРУДА. Правее - МЫ ПРИДЕМ К ПОБЕДЕ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ТРУДА /Ульянов Ленин/
  
   -----------------------------------------------------------------------
  
   На правой внутренней стороне красных корочек написано:
  
  
   УДОСТОВЕРЕНИЕ
  
   Выдано тов. ДУДКО ВИКТОРУ АНАТОЛЬЕВИЧУ НИХТИ
  
   УДАРНИК КОММУНИСТИЧЕСКОГО ТРУДА
  
   3 апреля 1970 года.
   Подписи:
   Председатель комитета профсоюза.......................................
   Руководитель предприятия (организации)..............................
  
   ------------------------------------------------------------------------
  
  ============================================================
  
  
  
  ..................................................ЧАСТЬ 15.......................................................
  
  
  .......................................В БИЙСК ЧЕРЕЗ КАСПИЙ.....................................
  
  1971 год
   ОТПУСК С МАКАРОВЦАМИ
  Этот отпуск был переполнен эмоциями, я не сумела сократить записанное в дневнике, поэтому публикуем его полностью.
  
  
   Вопрос о совместном отпуске встал неожиданно. Очередь на "Волгу" продвигалась чрезвычайно медленно. И вдруг - побежала... Мы перепугались. Вдруг, очередь подойдёт, а у нас опять, как в предыдущий раз своих денег не хватит. Решили быстренько продать своего любимого, ухоженного "Москвича".
   Этой идеей поделились с Колей Макаровцем. А он сразу же сказал - "Я покупаю". А Виктор спросил - "А как же переправить машину из Москвы в Бийск?"... То, что расстояние большое, это ладно, но дороги!!!
  
   Подумали, погадали, и кто-то из них предложил - перегнать машину "своим ходом", а за рулём будут попеременно - Коля и Виктор. Естественно - жены при них. Время до отпуска оставалось мало. А у Коли не было даже прав, не говоря уже и навыков езды. В общем, как всегда - "Из огня, да в полымя...". Но отступать перед трудностями мы не привыкли. Решено - сделано. И мы сразу же приступили к реализации нашей идеи.
   Машину нужно было подготовить к такому дальнему пробегу. Да и мы сами должны были как-то подготовиться - и материально, и морально.
   Решили, что Коля с Викой приедут к родителям Николая, которые жили в Кроливце... Туда же Витя перегонит заранее нашу (теперь получается, что уже не нашу) машину. И до начала совместной поездки, Коля поучиться на ней ездить, и подготовит машину к пробегу.
  
   Рассматривали несколько вариантов нашего автопробега.
   Выбрали следующий:
   Автопробег: МОСКВА - БАКУ - НА ПАРОМЕ ЧЕРЕЗ КАСПИЙ - БУХАРА - САМАРКАНД - ЛЕНИНАБАД - ФЕРГАНА - ОШ - перевалы в горах Тянь-Шаня - ФРУНЗЕ - СЕМИПАЛАТИНСК - БАРНАУЛ - БИЙСК.
  
  Выдержки из дневника...
  
   10 июля.
   Гуляли по Кролевцу. Купили в дорогу Столичной. Мне купили спортивные брюки - под эластик или, вернее - полуэластик. И кто сказал, что полным не идут брюки?! Во всяком случае, в них очень удобно.
   Вторую половину дня мужчины вместе с соседями чинили в машине свет и меняли камеру в запаске.
  
   11 июля.
   С рассветом выехали... Итак - первый день автопробега. Коля оказывается запасся справками о том, что группа научных работников Сибирского отделения АН СССР совершает автопробег: Москва - Ростов - Баку - Самарканд - Алтай.
   Справка на красивом фирменном бланке с шапкой - "Алтайский научно-исследовательский химико-технологический институт".
  
   Решили сократить дорогу и влипли... 85 км. пилили по плохой дороге. Около Ахтырки Макаровец, будучи за рулем застрял среди коров.
  
   В Харькове обнаружили, что потеряли один болт, а два раскрутились. На одной из центральных улиц Харькова Макаровец лежал под машиной и привинчивал болты, которые купил на 1 рубль у проезжающей машины (стоят они копейки и иметь их надо всегда с собой на всякий случай побольше).
  
   Видели на дороге перевёрнутую машину. Макаровец опять застрял среди коров. Ночевали в Изюме - трое в гостинице, а Макаровец в машине. Его обхаживали поздно вечером грузины, но когда увидели, что он не спит, отошли к рядом стоящему зданию Горкома партии и сделали вид, что изучают часы приёма.
  
  12 июля.
   Дебальцево. Хочется горячего кофе. Кафе - "Турист". Остановились. Зашли. Паршивый гуляш и помоечное кофе... Официантка флиртовала с Дудко... Едем дальше. Макаровец уже не застрял в стаде коров. Въехали в Ростовскую область. Вот и Ростов! Купили ещё значков и решили в Ростове не останавливаться, а ехать дальше. (Роковая ошибка!).
  
  17.40. На счетчике - 47017 км. Врезались в грузин!!! Позже выяснили, что они оказались азербайджанцами. Это была первая авария за всё время существования нашей машины.
   Всё вышло очень просто. За рулём - Коля. Впереди объезд и перед нами машина с азербайджанцами - Волга. Она останавливается перед знаком - "ОБЪЕЗД" и начинает медленно (двигаться назад!!! Это было их ошибкой и позволило нам требовать компенсацию) выруливать вправо. Коля видит всё, а идёт на скорости - 60 км. и продолжает ехать, не снижая скорости. Витя кричит - "Тормози!"...
   Практически, если бы Коля затормозил, мы бы остановились перед той машиной, но, увы!... Коля (по ошибке ли?! Или у него соскочила нога?!) вместо того, чтобы нажать на тормоз, нажимает на газ... Мы мчимся на разворачивающуюся машину... Скрежет... Врезаемся в неё...
  
   Так как основная дорога ремонтировалась, то здесь был съезд на объездную дорогу, идущую вдоль разросшихся деревьев. У знака был съезд на эту дорогу. Кювет был крутым и глубоким - шириной до 1,5 метров.
   Нас выносит вправо, ... И мы летим на большой скорости через кювет прямо на большое дерево!...(За кюветом вдоль дороги метрах в 20-ти довольно часто были посажены деревья, как защита поля от дороги. К счастью мы попали между двумя деревьями - со стороны шофёра в непосредственной близости от дерева. Дерево остается в одном сантиметре слева. Это спасло жизнь Коле и Вике - она сидела за ним слева, а, может быть, и всем нам. Дальше была сцена, которую просто так словами не опишешь.
  
   Остановились любопытные машины. У нашей машины смято все левое крыло, разбита фара, в мочалку - молдинг и вмятина по всему левому боку... Я до того привыкла к Витиной аккуратной езде, что у меня даже на мгновенье не мелькнула мысль, что виноват Коля. Я выбежала на дорогу, бегаю туда - сюда и кричу, не переставая, истошным голосом - "ГАИ сюда! ГАИ!!!" Останавливаю машины, прошу вызвать ГАИ, но в ответ слышу один и тот же вопрос - "Зачем?" Мне объясняют, что если приедет ГАИ, оно заберёт права у обоих водителей. Кроме того, если докажут, что виноваты мы, нам вообще ничего не заплатят. И все добавляют - "Договоритесь на месте".
  
   Но я этого всего не знала и не понимала и в исступлении продолжала бегать по дороге и кричать - "ГАИ сюда! ГАИ!!!"...
  
   Тем временем наши мужчины с азербайджанцами бегали по кругу, махали руками и "качали права" до тех пор, пока один азербайджанец не сообразил, что он может потерять права и стал уговаривать ребят - "Заберите свою женщину, она вызовет ГАИ!" Может быть, у него были ещё какие-нибудь другие причины не встречаться с ГАИ? (Машина могла быть угнанной или ворованной?!?).
  
   В это время кто-то из любопытных, подъехавших позже и не видевших, кто виноват, но видя, что наша машина пострадала больше, стал советовать азербайджанцам - "Заплатите им деньги и пусть они чинятся, а вы - уезжайте!".
  
   Начались торги:
   - На - 100!
   - Да ты что!!! Посмотри сколько разбито!!!
   - 150!
   - Мало!!!
   - 200!
   - Вот и колесо поцарапано!!! А оно новое!...
   Любопытные советуют - "Дайте им 300".
   - 300!
   Коля шепчется нервно с Виктором. Виктор не может определить стоимость ремонта и не знает, что решать. И, как не странно, Виктор внешне выглядел наиболее спокойно, может быть, потому, что машина была уже не его, а Колина, может быть, потому, что виноват был Коля, а может быть, он был просто в шоковом состоянии?...
  
   И, вдруг, Коля в запале кричит:
   - 400!!!
   Азербайджанец схватился за голову:
   - Ты меня раздеваешь! Пусть ГАИ зовут!
   Он выбежал на дорогу и теперь мы уже дуэтом кричим :
   - Давай ГАИ!!!
   Коля кидается за ним и тянет за рукав в сторону:
   - Давай 350!!!
   - НА! - шипит азербайджанец и всовывает Коле пачку денег. Коля судорожно считает деньги и бежит за ним, а тот уже готов уехать.
   - Эй, эй! Здесь даже 300 нет!!!
   Считают судорожно оба. Азербайджанец добавляет до 300 рублей. Коля соглашается, азербайджанцы исчезают, а мы остаемся у разбитой машины...
  
   Кто-то, кто хорошо знает здешние места, советует проехать до конца объезда и, переехав через дорогу, заехать в домик, где живут обслуживающие дорогу работники - они помогут...
  
   Никто не подумал, что после пережитого Коле пока нельзя садиться за руль, а он сел... Проехали по объездной дороге до конца объезда. Кстати - основная дорога была уже готова и просто ещё не сняли указатели, можно было проехать прямо, по основной дороги. Но, кто же знал!... И, вот, проехав объездную дорогу, мы медленно выползаем наверх, на основную дорогу, пытаясь пересечь её. Коля спрашивает - "Машин нет?" Сзади их не было, кто-то сказал вслух - "Нет"...
  
   И вот, когда доехали почти до середины дороги, мы трое (кроме Коли) поворачиваем головы налево (направо!!!) и видим с угрожающей скоростью, парализующей весь организм, надвигающуюся на нас огромную машину с прицепом, идущую не по объездной дороге, а по основному шоссе и ревущую не сигналом, а всей своей мощью. Мы хором кричим Коле - "Машина!"... И Коля нажимает в этот раз вместо газа - на тормоз, мы медленно затормаживаем, а огромный рычащий зверь неумолимо надвигается на нас. Мы инстинктивно съёживаемся от страха, а наша машина медленно-медленно ползёт вперед.
  
   Белаз промчался сзади вихрем мимо нас, обдав нас жаром и гарью. (Он даже не пытался тормозить). Когда мы доползли до противоположного края дороги, первое, что нам бросилось в глаза - бегущая к нам женщина. Ей показалось, что мы выползли прямо из-под промчавшегося мимо Белаза. На наше счастье, наша машина не заглохла во время торможения - мы бы погибли все вместе...
  
   Самое интересное, что первый случай - авария перед этим, не произвела на нас такое ужасное впечатление. Она была неожиданной и мы не успели осознать в доли секунды опасность, а здесь каждый (кроме Коли - он просто слева не мог видеть машины мчавшейся на нас справа!) ощутил неотвратимый крах и никто ничего, кроме вопля, не успел сделать и даже - подумать. Это длилось тоже доли секунды, но позднее казалось, что этот ужас длился - вечность. Виктор потом сказал - "Я слышал, что перед смертью в мыслях может промелькнуть вся жизнь за секунду, что-то у меня ничего такого не было"... По-видимому, это был ещё не тот самый последний шаг..., но страшно было очень... (Наверняка, ангел-хранитель в этот миг витал над нами?!). Когда машина остановилась, мы буквально вывалились из неё и шмякнулись на траву. Лежали, пока не отдышались, и страх, сковавший все наши клеточки, немного отступил. Но стрессовое состояние длилось ещё долго...
  
  
   13 июля.
   Рабочие из домика свозили ребят к какому-то подпольному миллионеру по техобслуживанию машин. Ему завозят централизованно целые партии "левых" запчастей. Он дважды сидел, имел несколько своих автомашин и на днях его лавочку опять прикрыли. Он отказался помочь. И, вот, Коля и два рабочих из домика всю ночь рихтовали за 50 рублей крыло, чтобы можно было проскочить в Ростов мимо ГАИ.
   Утром выехали. Доехали благополучно до Ростова. Остановились в кемпинге и жили там минимум трое суток, пока чинили машину. Директор кемпинга просто пожалел нас и предоставил нам место в одном из домиков.
  
   Первый день пропал впустую. На станции техобслуживания - длинная очередь, а запчастей нет. И окунулись мы в мир толкучек и подпольных специалистов, которые ломались, набивали цену, но, в конце концов, отказывались и посылали к следующему "специалисту".
  
   Наконец, мастер одной авторемонтной мастерской послал нас к маляру - по имени - Витя из автохозяйства, на другой конец города (он всё может) - ул. Нансена 36. Этот Витя успел сменить место работы и, кроме того, находился в отпуске. Мы нашли его дома. Витя поехал с нами к автохозяйству и вызвал Васю. Коля долго что-то объяснял, но Вася помочь отказался категорически, посоветовав поискать Федю, который работает ещё в одной автомастерской. Тут подвернулся таксист. Он посоветовал вызвать Маркосяна или Васю рыжего. Ни тот, ни другой не вышли, что значит без личных рекомендаций... Поехали искать Федю - кузовщика. Федю не нашли, но зато нашли другую авторемонтную мастерскую. На счастье дежурный авто приёмщик сообразил, что с нас можно - "взять"... и машину взяли на ремонт.
  
   Два с половиной дня машину ремонтировали. За всё переплачивали всем - и за запчасти и за услуги. Официально нам выписали квитанцию на 140 рублей, а весь ремонт в мастерской встал - 225 р. + 50 р. за рихтовку = 275 р.
   На оставшиеся 25 рублей мы купили сухого вина и шампанского...
   В итоге: заменили крыло, молдинга нет. Коля будет его ещё доставать позже. Дверки отрихтовали. Следы остались. Надо будет ещё подкрасить.
  
   Вика с Витей ездили на толкучку - набрались впечатлений. Они познакомились с Витей Беленьким - специалистом - купцом по краскам, а также со старичком, похожим на сморчка, специалистом по "Волгам", с интеллигентом - специалистом по "Москвичам" и т.д., но ничего не достали. Видимо, не внушили доверия этим "подозрительным", как мы их окрестили - "специалистам".
  
   Я не знаю насколько я - суеверна, наверное, что - то в этом духе в душе теплится. Но в этот раз я решила подстраховаться. Я не признаю по жизни никаких украшений: ни колец, ни бус, ни ожерелий. Но вышло так, что незадолго до нашего путешествия, я увидела в магазине, среди дешёвой бижутерии перстенек. Металл ажурный - имитация по чернёное серебро, а в лапках - огромный камень - прозрачный, гранёный, свтлосиреневого цвета. Конечно, это - подкрашенное стекло, но мне очень понравилось. Я ещё тогда не знала, какие камни свойственны Козерогу. Да и знаки зодиака нас тогда не интересовали и не волновали. Но после аварии я где-то на уровне подсознания прочувствовала, что этот перстень с сиреневым камнем - не мой. Больше того, я предположила, что именно этот камень может приносить мне несчастья. И, чтобы обезопаситься, когда никого не было из наших в комнатке кемпинга, сняла перстень с руки, размахнулась и кинула его об стену. Стеклянный "камушек" я не нашла и не искала... А вот сам металлический перстенёк мне перед отъездом попался под руку. Я его взяла с собой, и ещё многие годы он у меня валялся среди всяких пуговиц и ненужных побрякушек, а потом потерялся совсем...
  
   16 июля.
   Наконец-то выехали дальше. Но в 13-00 остановились у техобслуживания - проверяли сход-развал.
   Едем дальше. Собираем на обочине дорог абрикосы с дикорастущих деревьев. Впрочем, мы предположили, что деревья были посажены специально. Ночевать свернули к реке "Кубань". Там уже остановилось на ночлег несколько грузовых машин. Мы такие "ночевки" наблюдали ещё не раз. На всякий случай, чтобы обезопасить себя от всяких жуликов и бандитов, шофёры разных машин стараются останавливаться на ночлег группами. К такой группе примкнули и мы. "Накрыли" стол. Выпили шампанского, красного шипучего виноградного вина, поднимали тосты за то, что самое страшное осталось позади...
  
   Меня потянуло на приключения. Для начала я пошла на огонёк. Шофёры собрались на берегу реки у костра. Помню, что сидели они, расположившись вокруг огня большим кругом. О чём-то я с ними поговорила, потом решила пойти купаться. Разделась, берег крутой, села на берег, опустила ноги в воду и сразу же почувствовала, как меня затягивает в воду. Я свалилась в воду, и меня понесло бурным течением. Река "Кубань" такая бурная, мутная, неожиданная... И как я только не утонула? Мне пришлось собрать все свои силы, чтобы подгрести к берегу и с трудом выползти из воды. На этом приключении наш ночлег на берегу реки "Кубань" - окончился.
  
   17 июля.
   Проехали Невинномыск. Заехали посмотреть Минводы. Не понравилось - большая деревня, даже значков нет.
   В Пятигорске не попали в музей Лермонтова (дом, в котором его вызвали на дуэль). Съездили на место его дуэли.
   Пообедали и поехали дальше. Едем по Кабардино-Балкарии. Кругом ишаки и мужчины в огромных папахах.
  
   Едем к Эльбрусу. Дорога узкой лентой вьётся между гор. Зелени много. Видели эдельвейсы, горные маки. Грузины мчатся мимо - на бешенных скоростях. Нам навстречу промчалась кавалькада машин (7 машин) - впереди ГАИ, потом охрана, потом 2 "чайки" с московскими номерами, потом - "Волги". Это, оказывается Брежнев спускался с Эльбруса - ехал ужинать. До Эльбруса мы доехали только вечером. На него тянется канатная дорога, но она уже не работала. Она тянется, конечно, не на самый Эльбрус, а до ресторана - "Эльбрус". У подножья, где мы остановились, располагается турбаза. Гостиницы нет, мест - тоже, и мы поэтому решили вернуться назад, вниз, в долину, где потеплее и там переночевать. Уже затемно в стороне от дороги рядом с речушкой мы нашли две ночующие машины с палатками, которые мы приметили ещё раньше, когда ехали наверх. Расположились около них. Поужинали сервелатом, который купили в киоске на Эльбрусе - видимо, в честь посещения этих мест правительством, дефицитную колбасу выкинули в продажу. Место, на котором мы поставили палатку, было сыроватым. Вика кашляла и поэтому Коля с Викой легли в машине, а я с Витей - в палатке.
  
  
   18 июля.
   Переночевав в долине, у подножья горы Эльбрус, проснулись в 5-30 утра. Вокруг горы, рядом журчит горная река, а издали, где протекает та же река, доносится шум, напоминающий водопад или пороги, ворочающие камни. Склоны гор внизу - салатово-бархатные, выше - поросшие кустарником и совсем наверху - коричневые выветренные громады. И где-то сверху, застывший, как замороженный - водопад. Вода, видимо, в нём такая холодная и будто бы с пеной, так что издали не поймёшь, что это - застывший в расщелинах снег или водопад? Ну, конечно, же это - водопад, который разбиваясь об очередные камни, вспенивается и застывает в этой изящной пене, напоминающей снег.
  
   Едем дальше. Тырныгауз - Кабардино-Балканская АССР. Недалеко - приблизительно 50 км. от Эльбруса. Небольшой городок шахтеров. Понравился рынок, на котором, в основном, были местные женщины - продавцы, которые продавали своими собственными руками из шерсти связанные вещи, а покупателей почти никого не было. Купили по свитеру домашней вязки - белые, с тёмной полоской на груди - по 25 рублей. Для лыжных прогулок - отлично.
   Когда мы спали в долине, ночью мимо нас с зажженными фарами проехали возвращавшиеся с ужина машины с Брежневым и другими. Шли на довольно большой скорости, а в горах это очень опасно.
  
   Нальчик не понравился. Обедали в кафе. Едем дальше.
   Поздно вечером, часов в 9, проехав Махачкалу, выехали к Каспийскому морю. Песок... Ракушки... Ряд палаток и машин. Купаться не зная берега, не рискнули, но в море побродили по колено - волны большие.
   У меня, видимо, произошла разрядка за все предыдущие дни и, хотя поводом послужил ряд незначительных мелочей, со мной случилась нервная истерика. Легли спать поздно. Вообще-то в палатке спать жестковато.
  
   19 июля.
   Встали в 6 утра. С удовольствием все купались в море. Но нужно ехать дальше. Море всё время где-то слева, но временами дорога выходила близко к берегу. Сегодня должны приехать в Баку. По первоначальному плану мы должны были приехать в Баку - 17 июля, а приедем - 19 - с опозданием на два дня. Все будет зависеть от переправы.
   Ели шашлыки с костями, по 1-50 порция. Мужчины в шашлычной побрились (своими бритвами).
  
   В Баку приехали по Московскому времени - в 5-30. Проехали по городу и сразу в порт. На наше счастье в 7-30 отходил паром. За час мы успели купить билеты для себя - в салон (самолетные кресла) - по 3-50 и в таможне заплатили 17 рублей за машину. Мы не знали, оказывается, можно было сразу взять каюту. Просто, когда нам сказали в кассе, что нет мест, надо было переплатить за каждого по 1-50 р... Когда стали загонять машину на паром, паромщик говорит - "Поздно приехали, не хочется мне вас заводить на паром - на бутылку коньяка дашь?" - Дали ему 5 рублей. Въехали в трюм, где среди ж/д вагонов мы поставили и закрепили нашу машину.
  
   Через час после отплытия, все по той же справке - "автопробег", получили в разных каютах по два места. С собой у нас был шашлык, а ещё шампанское и сухое вино (осталось от аварии). Мы с Макаровцами в их каюте покушали и допили вино, а затем перешли в свою каюту. В нашей каюте ехали два азербайджанца - Тофик большой и Тофик маленький - шестнадцатилетний брат невесты Тофика старшего. У них с собой были дыни. (Дыни в Баку были от 69 копеек до 1 рубля, а вчера в Дербенте мы покупали дыни по 2 рубля за кг. - за маленькую дыньку заплатили - 3-70.) В общем, мы с Тофиками хорошо посидели, а потом улеглись спать. Ночью спать было душно... Но, как говорят - солдат спит, а служба идёт. Мы спали, а паром нас перевозил через Каспийское море...
  
   20 июля.
   Красноводск. По деревянному мостику-причалу съехали на берег. По пути попрощались с Тофиками, помахав им руками из автомобиля. Последний раз искупались в море, перед этим позавтракали в ресторане - отварной осетринкой и окрошечкой.
   Наши мужчины постриглись. Виктор не переносит никаких бритв, кроме электрической, и пошёл в парикмахерскую со своей бритвой. Парикмахер - армянин обиделся - "Вай, вай! Давай побрею. Если ты хотя бы почувствуешь, что тебя бреют, то не с тебя деньги возьму, а тебе заплачу". И, действительно, побрил хорошо - знает "секрет".
   Выехали из Красноводска и поехали по обычной дороге (тога ещё асфальтовой дороги не было).
   Едем в пекле. Чтобы не перегрелся мотор, включено отопление, окна все настежь - стёкла опущены. В машину врывается горячий ветер. Если вытянуть в окно руку и дотронуться ею до корпуса машины - получишь настоящий ожог. Мужчины в плавках, а мы в купальниках.
   Дорога так себе - кругом солончаки - ни кусточка. Одни колючки. Невдалеке - голые сухие коричневатые горы. На земле местами выступает пролысинами соль. Едем...
  
   69 км от Баку. Температура - 60 градусов. Средняя скорость - 40 км в час. Мочу водой полотенце и вешаю его на голову. У Вики обгорело лицо. Машина раскалена так, что обжигаешь пальцы об стёкла, не говоря уже о металле. И, вдруг - радость - видим справа - море, а по карте - море в 30 км, а потом его вообще нет... Мы должны ехать от него. Справа видим большие баки. Мы решили, что это опреснители воды и рядом должно быть озеро. Прежде, чем свернуть к нему, догадались остановить местную машину, чтобы справиться - можно ли подъехать туда, чтобы искупаться? И нам объяснили, что в этом месте постоянный мираж моря. Мы чуть - чуть не погнались за миражом.
   По моему примеру все намочили по полотенцу на голову. Едем... Жарко... Всё равно едем... и говорим о бассейне с холодной водой и холодильнике с нарзаном... Жарко...
   Не рассчитали воду, в которой мочили полотенца - едем без них. Минеральную экономим. Через каждый час выпиваем бутылку на четверых.
  
   3 км до Небид-Дага. А мы едем так: 5 км едем, 15 минут стоим - перегревается двигатель. Два тяжёлых объезда - песок на зубах. И, наконец, Небит-Даг. Нашли ларёк с газированной водой - выпили по банке воды, ребята выпили по две банки, намочили полотенца и узнали, что Небид-Даг через 18 км. Едем к нему.
   Все пришли единогласно к мнению, что ехать надо вечером или с рассветом, а днём - искать в каком-нибудь городе - чайхану и отдыхать. К сожалению, на нашем ближайшем пути речек никаких нет.
  
   По Московскому времени - 5-20 вечера, а по местному - 7-20. Выехали на Кзыл-Арват. До него всего 160 км дороги по бездорожью. Никто не советовал ехать! Все говорили - "Заблудитесь"... Но мы - автотуристы! - народ отчаянный... И мы поехали...
   Жара спала до 40 градусов. На головах мокрые полотенца и всё время хочется пить, пить... и мы пьём и ещё пьём... Пьём чай, воду, есть не хочется, все наливаемся жидкостью так, что давит на сердце какая-то диафрагма.
   Ехать легче, чем днём, хотя всё равно - жарко. А что было днём, не хочется даже вспоминать: плавились мозги и отключались мысли - всё вокруг не существовало - лишь в висках стучало одно - продержаться так часа 2-3, а в самой голове - пусто, лишь каждая клеточка в организме хочет испить прохлады и воды...
   Но это было днём... А мы решили больше днём не ехать, а сейчас - посмотрим - что же сейчас будет?...
   Оказалось, что перед первым же объездом дороги (ремонт), нам пришлось остановиться. Мы встали, чтобы подвинтить контргайки, а заодно съели первый арбуз. Оказался - сладкий!!!
  
   Перед остановкой Коля был за рулём. Спасая его от жары, на него накинули мокрую простынь. Чтобы она не слетела с головы, он её прикусил зубами и стал похож на отличнейшую туркменку, а Витя рядом сидел в чалме из мокрого полотенца. Все проезжающие туркмены разевали от удивления рты - женщина в белой накидке - за рулём!!! (Не может быть!!!)
   Поехали дальше.
  
  
   21 июля.
   По Московскому времени - 4 утра, по местному - 6. Записываю о вчерашних наших приключениях. После бессонной ночи слипаются глаза, но я всё-таки запишу то, что мы пережили этой ночью.
   Вчера вечером бодро выехали из Небид-Дага. В Кум-Даге переспросили дорогу: 11 км. по шоссе - затем - 163 км. до Кизил-Арвата - по дороге в пустыне. Ну, по шоссе проехали шутя. Свернули правильно. Вёл машину Витя. Через час его сменил Коля. Здесь-то мы и совершили ошибку. У Виктора все-таки большая практика вождения машины по бездорожью (за счет бывших отпусков и поездок), а так же не плохая интуиция, которой он любит хвалиться. Вскоре Коля потерял дорогу. Правда, потерять её было легко. Быстро стемнело. Фары выхватывают впереди себя еле заметную колею от машин - накатанный след. Почва твёрдая. В основном, по этим местам гоняют Белазы и Кразы. Обычно они идут как попало, лишь бы было "напрямик". В результате они оставляют сотни переплетающихся следов. Но местные водители знают безошибочно направление, а мы - нет... Важно было не сойти с основного пути, а мы его потеряли... Мы заблудились... То есть с нами произошло именно то, что нам предсказывали абсолютно все, у кого мы спрашивали о дороге. Вокруг - бескрайняя пустыня...
  
   Ну, если бы нам пришлось просто блуждать по твёрдой почве, а то, ведь, вдруг, пошли солончаки и канавы - глубоко растрескавшаяся земля. А мы, как слепые котята - тычемся от канавы к канаве. Перевалим через одну, а там - другая... и опять плохая дорога...
   Вдруг вдали замаячили огоньки. Казалось, что они рядом, но мы до них ехали несколько часов...
   Наконец, въезжаем в какой-то посёлок. Кругом пусто, тихо. Во всех домах открыты окна и двери. Они все завешаны чем-нибудь. Ветер полощет этими занавесками и так жутко, как будто попали в только что вымерший город. Присмотрелись - около домов шевелятся тени - на земле спят овцы и верблюды. И не у кого спросить - куда мы попали.
   Наконец, у какого-то крыльца зашевелился парень - он спал на улице. Оказалось, мы попали в колхоз имени 26-и Бакинских Комиссаров. Дорога, которая нам была нужна, находится в 6-7-и км. Но, чтобы попасть на неё, нужно проехать по бездорожью километров 15 назад, т.к. напрямик по солончакам не проедешь. И ещё парень нам посоветовал уезжать, пока все спят...
  
   Поехали назад. Вдруг, видим - идут навстречу машины. Оказалось, ехал местный большой грузовик с прицепом, а за ним шли два "Москвича", заблудившиеся, как и мы. Водитель грузовика шёл правильной дорогой. А потом увидел, что навстречу идет вдали машина намного правее (это мы возвращались из колхоза), усомнился и решил пойти нам навстречу. Таким образом, он не только сам свернул с правильного пути, но и увёл за собой "Москвичей". Стали выбираться все вместе. Сначала нас перетащили через очередную канаву на канате, а потом были незабываемые гонки. Со стороны смотреть, вероятно, было бы очень интересно. Нам, участникам - не менее... По чёрной ночной степи во всю прыть мчит машынище с прицепом, а за ней, постепенно отставая, но не желая отставать - "Москвичи". "Москвичи" идут параллельно, перегоняя друг друга, поднимая пыльные бураны. А перед нами вдруг опять возникла канава. И мы стали осторожно её объезжать. Огни удаляющихся машин то пропадали, то обнадеживающе мерцали путеводными огоньками. Мы пыжились в желании их догнать, потом потеряли их совсем. Дорога стала портиться. Желая выбраться из солончаков, мы свернули в сторону и опять безнадёжно заблудились...
  
   Решили ночевать, сидя в машине. Выходить страшно. Мы видели таких огромных пауков и чёрных тарантулов, застывших в свете фар или ползающих по колее, что даже в туалет выходили только в свете ручных фонариков. Пока совещались, увидели двигающиеся в нашем же направлении огни. Решили подождать машину. Остановили её и спрашиваем - "Куда едете?" - "В Красноводск"... Здорово!
   Оказывается, последнее наше направление было совсем в противоположную сторону. Расспросили дорогу и решили ехать, тем более, что шофёр машины, которую мы остановили, сказал, что за переездом ж/д нас ждёт друг, а переезд уже рядом.
   И, действительно, как-то сразу так выскочили на переезд. И на самом деле нас ждал один из "Москвичей", от которых мы отстали. Он нас ждал уже час, чтобы показать нам дорогу дальше. И теперь уже до самого асфальта рубиновой звездочкой впереди нас мерцали задние красненькие огоньки "Москвича". Когда мы выехали на шоссе, начало светать. Мы блудили в пустыне всю ночь, а должны были проехать всего 163 км.
  
   То, что мы совершили, мы назвали - гонки по такыру. Такыром называют высохшую, серую застывшую поверхность пустыни, растрескавшуюся от жары и отсутствия воды и растительности, глину. Трещины бывают такие большие, что в них проваливались не раз большие машины. А в бесконечном бездорожье путники и машины могли блуждать неделями, не находя дороги и нередко погибали от жары и отсутствия воды. Мы же отделались лёгким испугом. А, может быть, мы даже и не успели испугаться, не осознав всего риска, на который мы отважились...
  
   Мы решили не останавливаться и, подменяя друг друга за рулём, ехать до Ашхабада. Доехали. Выбрали самый шикарный отель - "Ашхабад". Мест нет, а видок у нас - тот ещё! Все в пыли, мужчины обросшие, мы в халатах... Пошли к директору. Объяснили ему, что нам бы только на 6 часов отдохнуть... Сказали, что у нас есть соответствующие документы. Документов он у нас не спросил, а позвонил дежурной и приказал выделить два номера до вечера, которые приготовлены для иностранцев. За два одноместных номера с раскладушками, которые так и не поставили, мы заплатили 7-40. Сразу же все полезли в душ.
  
   Да, забыла записать - за 30 км. до Ашхабада, в Безменне - позавтракали, сходили на базар, затем зашли в магазин и обомлели - посуды! - любой: тарелки, чашки, сервизы... Я купила себе 6 тарелочек глубоких - японский фарфор - по 1-80 и 6 пиал - по 0,47. К сожалению, мы ограничены в покупной способности, т.к. из Бийска нужно будет лететь домой самолётом, а много не увезёшь, т.к. своих вещей достаточно.
   Перед Ашхабадом потеряли два часа, т.к. искали озеро, которое было "совсем рядом", только не подъедешь...
   В самом Ашхабаде магазины не понравились. Вечером, приняв по последнему разу душ, выехали дальше.
  
   22 июля.
   Ехали всю ночь. В 6 часов утра по местному времени приехали в Мары. Сразу же - в гостиницу. Мест нет... Объяснили, что ехали всю ночь, нужно отдохнуть. Бесполезно - посылают к директору. А где он? Говорят, будет с 8 до 9 и только. А сейчас 6 утра. Еле уговорили оформить койку для Вити - он ехал последним под утро и по очень плохой дороге. Он получил койку на веранде и сразу же лёг спать. Мы с Викой и Колей лежали, вернее, сидели в машине и тоже спали до 8 утра.
   В 8 позавтракали в ресторане. Дороги дальше нет - пустыня, песок, затем Аму-Дарья. Можно эти 200 км прокатиться на ж/д платформе. Сначала все показалось просто. Сняли копии с документов - технического паспорта машины и справки об автопробеге. Получили разрешение на перегон машины на платформе. Поехали на товарную станцию в Байрам-Али...
  
   Мары и Байрам-Али славятся тем, что являются самыми жаркими точками в Советском Союзе. Средняя температура в году +40 градусов. Всем работающим здесь платят по 25 процентов надбавки за вредность.
   В Байрам-Али нам оформили документы и послали на пакгауз для погрузки. Там уже ждал " Вазик" - мы с ним должны были сесть на одну платформу. Ждём. Никому до нас нет дела. Настали самые жаркие часы. Мочим полотенца на голову, сидим, ждём... Спасает киоск с газводой, куда мы периодически бегаем пить. Но до него бежать метров 50 по солнцу и после того, как пробежишь эти метры назад, опять хочется пить. Пьём мы все эти дни очень много. Удивляемся - куда только в нас столько входит и ничего не выходит? Вероятно, только с потом. Пот уже не шокирует, он может спокойно сбегать по шее, под коленками и вообще во всех местах.
   Наконец, все мы начинаем нервничать, тем более, что накануне на платформу (другую, конечно) погрузились две новые "Волги", которые перегоняют в Ташкент собственники машин. Простояв на платформе на путях сутки, они в этот день готовились к отправке.
  
   И мы хотим в этот же день! Стали бегать... У Коли в этом смысле хорошие способности и не только по его рассказам. В некоторых случаях мы были сами очевидцами. Короче говоря, усилия были не малые. Дежурной по станции мы подарили коробку трюфелей. Водителю мотовоза - столичную и к вечеру нам пригнали со сломанными бортами платформу из-под асфальта. Загнали машины. Сами их крепили растяжками. Вечером нас присоединили к сборному составу. Обещали ночью отправить. Мы легли спать, рассчитывая утром быть уже в Бухаре. Ночью жара спала - стало возможно дышать всей грудью. Ребята легли на Вазе - на платформе, мы с Викой - в машине.
  
   23 июля.
   Это что за остановка?
   Балагое иль Поповка?
   А ему все говорят - Это город Ленинград!...
   Мы утром проснулись на всё той же станции - Байрам-Али... Половину дня ещё простояли, отойти никуда не можем, т.к. отправления ожидали с минуты на минуту. Наш состав стоит, и половину дня его - "собирали". Наконец, в 10 утра состав тронулся.
  
   Ехали полтора часа. Остановка. Спрашиваем - "Надолго?" отвечают - "Часов через 5 - 6 поедем. Бригада в жару легла спать"... Станция (скорее полустанок или разъезд) маленькая, вдалеке вроде аул. Людей не видно.
   Мы мочили полотенца и в полуобморочном состоянии "дремали" - кто в раскалённой машине, кто просто на платформе, а Коля - на вокзальной скамье. Магазин есть, но на полках одно сгущённое молоко. Мы ели арбуз, пили минеральную воду. Среди пекла, при ярком солнце вдруг пошёл крупный дождь. Несколько минут - и всё опять сухо и жарко. Наши женщины разделись до купальников. Жарище... И, вдруг, от станции бежит дежурная, и машет руками и кричит: "Вай, вай скорее одевайтесь, а то прибегут мужчины и забьют ваших женщин камнями!"... Кругом никого и ничего не видно, один песок и одна живая душа - это только дежурная... Пришлось подчиниться - так и парились наши женщины в одежде...
  
   В 5 часов вечера поехали и на остальных остановках стояли меньше. На одной из них ребята нашли в магазине (при пустых полках) - банки с тушёной говядиной, которой мы превосходно пообедали.
   6 км не доезжая до Чарджоу, на 49-ом разъезде поезд встал опять надолго, а в Чарджоу он должен опять переформировываться. Армянин, который перегонял машину с нашим составом, предложил нам подключиться к действиям. И, вот Коля с армянином поехали на тепловозе проходящего поезда, чтобы ускорить действия... Армянин с машиной ездит уже третий раз и, оказалось, знает уже всех дежурных. Во всяком случае, и на этот раз оказался знакомый дежурный. Ему дали 10 рублей и в 3 часа ночи ему удалось вызвать наш состав до Чарджоу, а в 8 часов утра он обещал отправить наш состав до Форабу. А так бы мы стояли сутки на 49-ом разъезде и больше суток в Чарджоу. Можно было бы переправиться в Чарджоу через Аму-Дарью на пароме, но оказалось, что паром - это катер, тянущий маленькую баржу. Желающих много. В будни он работает по два раза в день, в субботу и воскресенье - по одному разу. Кроме того, он часто садится на мель и стоит на ней по три дня. Поэтому ждём Фараба. Оттуда 115 км. до Бухары и еще 279 до Самарканда.
   (Добавляет Виктор: В Чарджоу нас ждали и готовились принять: отец написал другу, чтобы встретил нас, но мы не заехали, хотя у нас был его адрес. Это я узнал много лет спустя от отца).
  
   24 июля.
   5-30 утра. Формируют поезд. Армянин с туркменом ругаются по-русски матом, т.к. формируя поезд, его так дёргают, что кажется всё и вся с платформ должно разлететься в разные стороны. Но наши машины хорошо привязаны. Утром свежо и не вериться, что днём будет опять невыносимая жара. У Коли каждый вечер, когда уже спадает жара, ручьём из носа течет кровь - давление не справляется с климатом.
   Доехали до Фараб. Чтобы нас отцепили и разгрузили, надо было дать кому-то в лапу. Наши мужчины и армяне (на самом деле они оказались азербайджанцами, вернее один азербайджанец точно - Наби - таксист) - стали говорить пассажирам третей платформы - таджику и русскому майору -"Идите теперь вы договаривайтесь. Мы ночью уже 10 рублей заплатили". Таджик заартачился - "Мне всё равно. Я уже дома". А русский майор кричал - "Избаловали вы их своими червонцами! Все вы богатые!" А Наби ему в ответ - "Послушай! Зачем так говоришь? Посмотри на своё пузо и на моё - какой я богатый?!" Вообще у Наби очень образный язык. Когда таджик пошел всё-таки договариваться, кому-то дал 5 рублей, но невпопад. Вроде деньги взяли, но у них пересменок. Несмотря на то, что платформы подвезли к пакгаузу, весовщик не захотел до конца смены принимать платформы. Машинисты рассердились и увезли нас в тупик... Наби говорит - "И что за туркмен! Из его головы только холодец варить!"
  
   На станции, где спала бригада, Наби пробовал подкупить дежурного, чтобы поезд отправили раньше, у него ничего не вышло, и он стал ругаться - " Никакой советской власти на этой станции".
   У Наби "Волга" без номеров - говорит, снял их - хотел в Баку продать, да потом раздумал, т.к. что-то с новой "Волгой" не вышло..."
   Пока стоим. На разгрузку не подают, т.к., говорят надо ещё собрать денег машинисту, чтобы он нас подогнал на 200 метров к разгрузочной площадке. Каждый готов содрать при любой возможности - взятку. Не дать? Можно, но будешь стоять сутками на перегонах, разъездах. Почему? - А такой, у вас, говорят, поезд - сборный. Куда идёт, неизвестно и когда придёт - неизвестно.
   Наконец, заплатили с машины по три рубля. И нас подогнали одной платформой к пакгаузу. Съехали армяне, потом мы через их платформу.
  
   Ура!!! Мы на твёрдой земле.
   Поели и попили в чайхане и выехали в Бухару. Через 30 км. остановились на речке. Ну, и плескались! Мы мылись сами, вымыли машину, выстирали рубашки и халаты - всё моментально высохло. Сбежались на речку узбечата. Витя стал учить их плавать кролем и брасом. Они визжали от восторга, плавали с ним наперегонки. Дети - всегда - дети, какой бы нации они не были.
   Отъехали от реки с километр, и вдруг стало стучать, да так сильно - то ли кардан, то ли задний мост. Решили вернуться к реке на 2-ой скорости. Ребята разобрали машину. Хорошо, что временами они смогут хотя бы окунуться в речке. Вот уж не везёт в этой дороге. Надо было перстень выкинуть совсем...
   Сегодня, недалеко от Фараха, мы с Викой купили себе стеклянные фужеры. Простое стекло, с золотой каёмочкой, но очень приятной формы - для шампанского и, может быть для коктейлей. Купили две картонные коробки и упаковали фужеры в них. Интересно - довезём ли мы их до дома целыми? Правда, сейчас гораздо интереснее узнать - доедем ли мы сами?... И что случилось с машиной?
   Доехали до реки. 16-45 - самое пекло. Чинимся...
  
   25 июля.
   Вчера, пока Витя с Колей слушали стук, мы с Викой купались, потом Коля с Викой пошли в село (аул), чтобы купить молочка и хлеба, т.к. прогнали домой коров. Когда они вернулись, то их впечатлений от похода хватит надолго не только им самим, но и нам тоже.
  
   Они вошли в село. Их встретил мальчик, который приезжал купаться на осле на речку, и повёл их в чей-то дом. Входят. Тихо и пусто. Перед этим, увидев их, подходящих к дому, все жители куда-то попрятались. Затем вышла женщина и подняла истошный крик, показывая на Вику и ругая парнишку. Оказывается, она кричала ему - как он смел ввести в дом женщину с голыми руками и ногами! И отовсюду, как тараканы из щелей стали вылезать дети. Их было много. Все чёрненькие и все гортанно что-то выкрикивали. Минутой позже раздался топот - бежали дети и женщины по селу. У калитки - улюлюкающая толпа. Вика с Колей поспешили уйти. Толпа с гиканьем, сканируя по-русски - Здрав-ствуй-те! и ещё что-то матом, проводила их из села.
  
   Среди провожающих был единственный мальчик, который немного понимал по-русски, так как учился в школе и жил в интернате. В школу его увозили в другое большое село, а в этом ауле школы нигде было. Этот мальчик отвёл Вику с Колей на ферму, где зоотехник был "цивилизованным"... Им там налили молока бесплатно и дали сухую лепёшку.
   Обещали после десяти вечера свести с механиком. Но мы решили доехать потихоньку до Бухары с тем, чтобы чиниться там, т.к. никакие советы хороших механиков не помогут, если нет запасных частей.
  
   Ночью доехали (по 30 км в час) до Бухары. И ни в одной гостинице нет мест, даже в вестибюль не пускают поговорить. Говорим - "Нам в ОБКОМ позвонить". А нам отвечают - "А ОБКОМ что? Кого-то выселит, а вас поселит?" Правы, конечно, по-своему...
   Остановили таксиста, который возил гаёшника. И нам повезло. Оказалось, хороший парень - Володя - 12 лет за рулём - родился в Бухаре. Объяснил - где заправочная. Рассказал, что за Бухарой, всего в 8 км. в Галаасии есть места в гостинице. Кроме того - дал свой адрес и обещал помочь. И, действительно - пустая гостиница. Машину поставили в закрытом дворе. Было душновато, но выспались хорошо. Утром посмотрели Бухарский воскресный базар. Видели чудесные портфели, болгарской кожи, по 30 рублей - хороши для командировок. Пока мы все собирались встретиться, а мы потерялись на базаре моментально, портфелей в продаже уже не осталось. Из-за этой мелочи Коля с Викой немножко на нас подулись. Иногда такие встряски полезны.
  
   Днём приехали к Володе - таксисту. Он нас повёз в таксопарк на яму, но сторож не пустил - воскресенье. Звонили в ОБКОМ. Там поругались, но дали указание сторожу - пустить. Что-то подкрутили, но стук не пропал. Володя успокоил - просто есть люфт и, вообще, это не коленичка полетела и ехать можно.
   Спокойно дальше съездили с Володей в музей, искупались в Комсомольском озере (в следующую поездку на этом озере мы провели почти целый день), отлично отдохнули, поплавали, и хорошо покушили шашлыков. Поехали дальше, подарив Володе на прощанье - Столичную и две шоколадки - для жены и дочки. Такому парню ничего не жалко.
  
   Вообще на нашем пути встречаются самые разнообразные люди. К одним мы сразу же проникаемся доверием и симпатией. С другими мы ругаемся на заправках и ещё где-нибудь. Но со всеми - симпатичными и не очень - мы делим свой кусочек жизни. Мы с ними рядом спим, едим, едем... Но всё-таки встречается больше хороших.
  
   Сейчас едем в Гиджуван - это 40 км. от Бухары. Все хотим есть. Там, говорят, готовят лучшие в Узбекистане шашлыки и рыбу.
   Итак, после Бухары все сказали - наше путешествие не зря придумано. Столько экзотических, неповторяемых картин и приключений...
   Мы видели дворец Эмира - его белый зал - зеркальные стены, а по зеркалу - тонкая кружевная лепка. Жива буду - получу квартиру - разделаю так комнату. Видели Медресе - мусульманское высшее духовное училище. Нам рассказывали, что там, в основном, готовят наших разведчиков в Иран, Афганистан, Турцию и т.д.
  
   Витя всю ночь гнал до Бухары машину и полдня - по Бухаре. Очень устал и теперь за рулём - Коля, а Витя опять и опять поправляет его - "Не так обгоняешь, не так переключаешь, не так тормозишь..." И самое страшное, что Коля не воспринимает критику и игнорирует советы. Он в ответ Витиным нравоучениям ворчит, что ему мешают ехать, что это вырабатывается его стиль..." А Витя довольно часто ему замечает - "И опять ты создал аварийную ситуацию..." Далеко ещё Коле до настоящего умения водить машину, но эта наша поездка стала для него отличной школой езды, какую не получишь ни на каких курсах.
   Но самое смешное, когда упрямейший из настойчивых - Дудко кидает Макаровцу реплику - "Ну, и упрямый же ты, как любой хохол!"...
  
   Приехали в Гиджуван. Нашли шашлычную. Рыбы нет. Шашлыки есть. Съели 24 порции и выпили две бутылки виноградного шипучего. Мужики наши возопили, что обожрались. Чуточку отдохнули. Пока они приходили в себя, мы с Викушей проскочили в уже закрытый промтоварный магазин и купили на двоих 13 рюмок под сухое вино - розового стекла с золотой каёмочкой. Если довезем всё, решили тринадцатую разбить по окончании отпуска на счастье. С завмагом разговорились и он, узнав, что мы из Москвы, вынес нам кувшин - оригинально темно-синего стекла за 2-60. Мы отказались. - "Вот, говорим, если бы хрусталь!" Он говорит, что за хрусталём к ним в Узбекистан едут из Баку на машинах. Тот, что в магазине хрусталь - нам не понравился. Завмаг кряхтел, кряхтел и, наконец, вынес вазочку - небольшую, чуть больше поллитровой банки, тяжёлую, но такого тонкого и красивого рисунка, что мы просто ахнули - 10-50 р. Я купила. Это будет памятью об этом отпуске. И, действительно, она у меня сохранилась до сегодняшних дней.
  
   Уже ночью подъехали к Ката-Кургану - 80 км. не доезжая Самарканда. Ночевали в военной гостинице. Солдатики, когда увидели нас, захмыкали, а один воскликнул - "Братцы, бабы приехали!" Коля занервничал и зашептал нам - "Уходите в номер и не мозольте здесь глаза!"
   ХА - ХА - ХА!!! Три ХА - ХА! Может быть, именно это нам и интересно - мозолить глаза?
  
   26 июля.
   У нас с Витей пошёл отпуск на убыль, но всё-таки ещё половина. А у Вики с Колей - уже последняя неделя. Правда, нам предстоит ещё возвращаться из Бийска в Москву. Итак, до Самарканда - 80 км.
   Самарканд произвёл на нас впечатление гораздо меньшее, чем Бухара. Во-первых - страшная духота, около 60 градусов. Во-вторых - всё музеи реставрируются и внутри мы нигде не были. Снаружи мы посмотрели роспись. Неповторима архитектура всех этих сооружений. Но жара сковывает наши восторги и мы, проболтавшись полдня в Самарканде, вторую половину провели на реке. В 5 часов вечера выехали дальше.
   По дороге заезжали в Коопы - в кооперативные магазины. В таких - государственных - интересного нет ничего, а в кооперативных встречаются такие изумительные вещи. Вика, например, купила себе плащ немецкий за 54 рубля - бежевый, типа японских.
  
   27 июля.
   В час ночи приехали к другу Витиного детства - Владилену Боровику. Встретили нас от всей души. Ночью мы приняли душ, выпили сухого вина с дынькой, водочки со льдом, скушали жареной картошечки. Отоспались. Повалялись. Поели шашлыков. У Влена - "Волга". Он показал нам город Ленинабад, Сыр-Дарью, плотину. Съездили на Сыр-Дарьинское море (водохранилище), купались, загорали, вода в нём была голубого цвета (вероятно, из-за наличия хрома). В 6 часов вечера поехали дальше.
   Если бы в каждом городе было по другу детства!
  
   У нас с собой был шашлык, помидоры, хлеб. Остановились в чайхане. Сели по-турецки на топчаны. Рядом небольшой водоём. Едим и смеёмся - искупаться бы, да вода в водоёме больно грязная. Наливаем чай - тоже мутный. Спрашиваем - "Ата (отец)! Откуда воду берёшь?" - "Отсюда..." - показывает пальцем на водоём...
   Едем дальше.
  
   28, 29 и 30 июля.
   Вчера вскоре, после того, как поехали дальше, у меня начались резкие боли в желудке, затем боль расползлась по всему животу и ... В общем, я сидела в машине в полуобморочном состоянии. Что со мной? Пили квас в Ленинабаде, на море я одна пила сырую воду, затем в дороге опять пили квас. В чайхане ели шашлык из целлофанового мешочка и окисший сырой лук, которые мы не доели у Влена, и получили остатки нам на дорогу... Вот оно!... Я могла отравиться чем угодно... Хотелось отметить то, что в тот год по областям гуляла холера, и многие области закрывали проезд всем транзитникам, чтобы и у них не началась эпидемия. Поэтому мы боялись обращаться к врачам, при малейшем подозрении они могли всех нас посадить на карантин, а больного положить в клинику. (О здоровье больного мы почему-то не подумали!!!).
   Во всяком случае, говорят, вид у меня был не просто бледный, а страшный.
   В 3 часа ночи мы приехали в Уч-Кургон к родным Виктора и гостили там два дня.
  
  
   У Вити в роду есть украинцы - переселенцы в Среднюю Азию из-под Полтавы. Многие из них женились на русских, как Витин отец, но есть и татары. У Витиного деда было 10 детей - 9 мальчика и одна девочка - Нина Евстафьевна (Остаповна) Дудко. Она-то и вышла замуж за татарина - Гарифа Нассибуловича Курманаева. Это был необыкновенный человек, прошедший всю войну, затем возглавлявший большой колхоз, руководил рудником и, наконец, выйдя на пенсию, руководил райпотребсоюзом. (Был членом ЦК республики).
   У них родились два мальчика - Равиль и Ганик и старшая дочка - Роза. Интересно, что и Равиль и Ганик, когда выросли - женились на русских, и только Роза вышла замуж за татарина.
  
   Именно, к ним мы и заехали на короткие два дня. Правда, к знаменитому священному водопаду мы в этот раз не ездили.
   Для нас специально готовили лагман, плов, были арбузы, дыни, персики, виноград, урюк и еще масса всякой всячины.
   А я сидела первый день на голодной диете, второй день - на чае с сухариками. В аптеке мне дали сильнейшее средство, какое-то новое, кажется, - интеросептол Может быть, я и ошибвюсь), и сказали, что есть можно всё и на другой день - поправлюсь. Перед отъездом вечером я попробовала плова, а утром еле дотащилась до машины. Весь день - 30 июля - еле шевелилась. А сейчас, к вечеру начала даже "позировать" перед фотоаппаратом.
  
   Мама с папой прислала нам письмо на адрес тёти Нины в Уч-Кургон, где мы обязательно должны были сделать остановку.
  
   16.07.71 г.
   ЗДРАВСТВУЙТЕ, ИРА И ВИТЯ!
   У нас всё благополучно. Папу выписывают с 19-го июля. Вернее, он сам попросился, чтобы оформлять отпуск со 2-го августа.
   Феня почти оштукатурила ваш гараж. Первое время Феня достала машину раствора, и шофёру заплатила 6 рублей. Вторую машину нигде не могла достать, и папе больному, пришлось ехать в Растворный узел. Прораб разрешил, но ни один шофёр не соглашался ехать. Одного всё-таки он уговорил, и он поехал, тоже только за 6 рублей.
   Феня уже заштукатурила внутри всё, лицевую сторону снаружи, и заднюю стенку. Завтра будет белить.
   Убиралась она у вас целый день, и два дня уже откачивает у вас воду из смотровой ямы. Вёдер 200 в день, залила всю дорогу. Её все ругали, а она говорит, это не осень, просохнет.
   От Эли ничего нет.
   Ехать мы решили 2-го, а 1-го навестим Олега, да и Миле меньше будет хлопот с Альмой.
   Ну, ладно. Как вы там в такую жару выдерживаете?
   Мила что-то тоже простудилась. У нас стояла погода хорошая только два дня, а сегодня опять уже похолодало, и того гляди, опять пойдёт дождь.
   Ну, ладно, целуем вас, отдыхайте, и ни о чём не думайте.
   МАМА И ПАПА.
   Привет передайте тёте Нине и её супругу.
   Если будут перемены, то напишу в Бийск вам. Постараемся обить железом дверь, если найдём кровельщика.
  
  
  
   В этом же конверте мама переслала нам письмо от Бати.
  
   15.07.71 г.
   ИРА, ВИТЯ, ЗДРАВСТВУЙТЕ!
   Письмо Ваше получил, и ответил в Москву. Открытку вчера получил из Кролевца, благодарю за внимание.
   За здоровье пока нет оснований беспокоиться, появилась, правда, паховая грыжа, по приезду Жени надо будет резать. Мешает работать, и ходить. В остальном пока не плохо.
   Женя в Лийбаве. Либава на Балтике, в войсках на стажировке. Дома будет в конце июля. Помидоры растут хорошо, яблок будет немного. Погода переменная, то слишком жарко, то прохладно, с дождём. Живу, конечно, по-старому. Женя был 1-го и 2-го мая в в/ч.
   Ира писала, что Мила разводится с Вовкой, но причину умолчала.
   В письме в Москву писал, что пусть возьмёт Олега и приехала бы ко мне отдохнуть, ну, и Олег походил бы по городу, и побыл у дедушки. Посмотрел бы памятник в крепости. Однако, письмо вас не застало.
   Не зная вашего маршрута, там я писал адреса Андрея в Ташкенте, дяди Пети в Джамбуле, и Петра во Фрунзе. Но вы там не будете проезжать. От Нины, видимо, через горы, во Фрунзе.
   В Садовом можно было бы посетить Шуру Швецову, это мою сестру. Она живёт против клуба. Ну, а Пётр - на улице Логвиненко, 81. От Нины можно позвонить.
   Большой привет и наилучшие пожелания от меня Гарифу и Нине. А там - Петру с семьёй, Сергею с семьёй, и всем родным. Ко мне, как видно, Вам ехать не интересно.
   Желаю Вам и Вашим друзьям счастливого путешествия и благополучного возвращения.
   С приветом. Целую.
   ПАПА АНАТОЛИЙ.
   Бийский мёд очень хороший, этого не забудьте.
   ПАПА.
  
   ----------------------------------------------------------------------
  
  
  
   В Уч-Кургоне машине сделали профилактику.
   Поехали дальше через горы Тянь-Шаня во Фрунзе. Дорога идёт, медленно поднимаясь в горы. Справа от дороги - горная река - "Чаек" - голубая, пенящаяся, скачущая по камням. Машина днём все время перегревалась, и мы часто останавливались. Поэтому с 5 утра и до 8 вечера мы прошли всего 330 км., а до Фрунзе - ещё 270. Вероятно, ночевать будем в горах. Интересно!... На реке видели многих рыболовов - ловят форель.
  
   Подъехали к метеостанции, расположенной в горах. На метеостанции работают русские девчата, паренёк, похожий на Перепелицу и начальник станции Виктор Сокол с женой Нелей - тоже русские.
  
   31 июля.
   Ночевали на метеостанции. Нам открыли контору, постелили на пол матрацы. "Итагар" - так называется этот перевал, на котором стоит эта метеостанция - 3200 м. над уровнем моря. В переводе на русский язык - дохлая собака. Интересно то, что, действительно, собаки здесь часто погибают. Следующий перевал - Ала-Бель - 3800 м. - самый высокий перевал, на котором проложена шоссейная дорога. Мы вчера напекли оладьи. Виктор с Нели принесли чай, малинового варенья, мёда.
  
   Мы легли спать, а наши мужчины ещё долго сидели на веранде. Условия жизни здесь - жёсткие. Виктор, как начальник, получает 140 рублей. Кроме того, раз в месяц им закидывают продукты - из расчета на каждого работающего - на 30 рублей. А простые метео работники получают по 80 рублей. Их, кроме Нели - трое: две девушки и Петя. Состав работающих на станции сменяется каждый год, в ноябре, а Нели с Виктором работают здесь уже 4-ый год безвыездно (кроме отпуска). У них две дочки: 4 года и 2 года - Марина и Аллочка. Дети закалённые. Всё время бегают голенькими - и по весеннему снегу и в воде (постоянно очень холодных!) горных речек.
  
   Жизнь суровая, льгот никаких, т.к. они подчиняются метеослужбам, а эксплуатируют их дважды. Метеослужба отдаёт их в наём - службе автодорог. Таким образом, они выполняют двойную работу: оберегают дороги от лавин и камнепадов и передают метеосводки. Но, подчиняясь дорожному управлению, они теряют часть льгот, которые имеют работники других метеослужб. Они не приписаны ни к какому городу. Их прописка - перевал. Им в кредит не продают нигде ничего. Они не могут встать в очередь в кооператив и т.д.
   Тем не менее, эта семья - патриоты во всех смыслах этого слова. Они влюблены в работу, в горы, в горные вершины и быстрые реки и, как ни странно, даже в бешеные камнепады и лавины, с которыми им приходится бороться.
   Нас очень тронуло их гостеприимство. Я думаю, что они, наверное, так относятся ко всем проезжающим. Это так приятно - встретить на дороге теплоту и заботу. Надеемся, что как они относятся к людям, так и люди платят им тем же.
  
   В качестве маленького отступления, коротко вспомню, как несколько лет позже мы повторили маршрут: Москва - паромом через Каспий и т.д. Только на этот раз мы не доехали до Бийска, а через Палатинск и Целиноград вернулись домой на своей "Волге".
   Проезжая опять через тот же перевал, мы остановились переночевать на той же метеостанции. Спросили у работников - где Виктор Сокол? Сказали, что он осматривает дальний участок по поводу возможного схождения лавины. Когда они узнали, что мы его знакомые из Москвы, заулыбались, засуетились. Виктора с Олежкой уложили в доме, несмотря на то, что там в этот раз ночевало много народа. На улице в эту ночь "ночевало", действительно, много машин. А я со Стэллой устроились на ночлег в машине. Нам принесли по чашке свежесобранного мёда и горячий чай.
   Рассказали, что Сокол по-прежнему руководит метеостанцией. Жена - Нели от него ушла. Затосковала по городской жизни, да и девочкам нужно было поступать в школу...
   Мы уезжали на рассвете. Друзья Сокола горевали, что мы уезжаем, не дождавшись его. Но нам надо было, как всегда, ехать и ехать вперёд, тем более, что за рулём был единственный наш водитель - Виктор Анатольевич...
   Возвращаемся к нашему основному пробегу 1971 года.
  
   Едем дальше. Впереди перевал Ала-Бель. Все места, по которым мы едем - на карантине. Через каждые несколько километров - посты. Нас выручает всё та же справка с красивой шапкой - "Алтайский НИИ химической технологии". Везде написано - "ЯЩУР", но не скрывают, что в Пржевальске - холера. Говорят, во Фрунзе всем делают уколы. Видимо, ящур объявлен, чтобы не поднимать паники.
  
   Говорят, перевал Ала-Бель - тяжёлый на подъёме. Останавливаться во время подъёма нельзя, т.к. машина потом не заведется - разряженный воздух. Едем... Уши закладывает. А до перевала медленного подъёма ещё 40 км. Проезжаем альпийские бархатистые луга. Пасутся стада. Чабаны пасут их, разъезжая со стадами на лошадях. А ночуют они в юртах. Асфальт кончился. На одной горе увидели серпантин из овец.
  
   Едем дальше. Утром покрапал дождичек. Было довольно свежо, а сейчас уже выглядывает солнышко. Вика хочет из Фрунзе улететь к дочке в Красноярск. Как бы не попасть во Фрунзе в карантин. И самое интересное, что я уже пятый день чувствую себя всё также. Я стала понемногу есть, и силы появились, но расстройство желудка всё такое же. Если будут делать уколы, у меня может быть нехорошая реакция.
  
   Мотор остывает, а мы наблюдаем за стадом овец. До чего же у них выработалось чувство стадности. Стадо растянулось на несколько километров и идёт параллельными цепочками. Передние овцы встали - щиплют травку - встало всё стадо. Вожаки пошли и все пошли - отставшие догоняют бегом. Почему-то пастуха с этим стадом мы не увидели.
  
   Мы на перевале Ала-Бель. А мы думали, что он называется Алабель. Стоит стрелка - 3218 м. над уровнем моря. Остываем. Идёт дождь. Теперь пойдём на спуск. На Ала-Беле ещё одна метеостанция. Никого не видно. Видимо, люди спят под дождичек. Включили маяк. Давно не слушали последних известий, оказывается, американцы опять полетели на луну. После гибели наших троих космонавтов им морально, наверное, нелегко приходится.
  
   Спускаемся с гор. Огромная долина, со всех сторон высочайшие горы. Вдоль дороги течёт горная речка довольно широкая (более 10 -20 метров), бурная, но неглубокая. Альпийские луга, всё зелёное. До речки метров 50. Вокруг разбросано множество валунов разных размеров - подъехать нельзя. В долине, вдруг, возникли несколько стоящих домиков по обслуживанию дорог и столовая. Мы пообедали и поехали дальше.
   Впереди перевал - последний перевал Тюзашу. И он оказался самым тяжёлым. Крутые дороги, закрученные серпантинами с уклоном - 45 градусов. Едешь, а в переднем окошке - небо, дороги не видно. Остановиться нельзя, т.к. потом уж точно не заведёшь машину, да и не разрешается стоять на таких крутых подъёмах. Мы ползем. На каком-то крутом повороте обгоняем грузовик. Шофёр выругался, а через 100 метров у нас как рванёт что-то под капотом машины. Вверх - клубы пара, вниз - остатки воды. Коля возопил - "Мамочка! Радиатор полетел!"
  
   Открыли капот. Авария оказалась полегче - разорвало трубку, соединяющую мотор с радиатором. 2 часа чинились. Хорошо ещё, что с собой оказались - резина, проволока и изолента. Под конец ремонта обнаружили пропажу одного ушка для затяжки трубки. Ползали в пыли, готовы были вылизать всё языком, чтобы найти его. Наконец, нашли его. Вика локтем случайно смахнула в мотор. Мужчины не шумели. Представляю, как бы ворчал Дудко, если бы это сделала я...
   Идём к перевалу выше. Вода греется быстро. Вот уже опять стоим, остываем, а до перевала ещё половину пути. Его высота тоже 3800 метров. В горах прохладно, а где-то внизу - жара.
   В Москве передали - сегодня +6 градусов. Ничего себе! Что же лучше - жара или холод? Оптимум всегда лучше.
   Но где он - этот оптимум?
  
   Опять остановились остывать. Коля решил провести эксперимент - открыл радиатор сразу же как остановились. Что было! Коля шарахнулся в сторону в диком ужасе, крышку отбросило в сторону, а вверх вырвало клубы пара и метра на два выбило всю воду таким шипучим фейерверком...
   И опять заливаем всю имеющуюся у нас холодную воду, хорошо ещё, что рядом нашли проточную воду, чтобы залить с собой впрок.
   Перед Фрунзе должен быть ещё контрольный карантинный пост. На последнем, когда проверяли наши справки, предупредили_ "Вы, наверное, во Фрунзе захотите зайти в Академию наук, так предупреждаем - зря потратите время - все академики поголовно отправлены на заготовку сена, в Академии оставлены одни беременные женщины"... Когда ехали к перевалу, то справа от дороги вдали около воды заметили пост ГАИ, один милиционер побежал к дороге, махая палкой, но мы не остановились. Милиционер махнул рукой и вернулся обратно: зачем тратить силы - пусть едут, тем более, что эта машина из внутренних районов республики! (Вероятно, у них даже не было связи). А нам только это и надо!
   Но мы, кажется, заезжать в эту академию и не собирались.
  
   Наконец подошли к перевалу. Сам он выше 4260 метров. Раньше к нему вела та же грунтовая дорога. Холодно. Чтобы не подниматься к нему, особенно зимой, пробили через гору тоннель. Проехали тоннель - 3,5 км. В нём темно и сыро. Встречная машина подняла такой грохот, что даже страшно стало, вероятно, на полотне лежали листы железа.
   Вниз дорога крутая и ехать по ней ещё страшнее, чем вверх. Дорога вся в таких крутых поворотах, что приходиться ползти на брюхе. Когда спустились ниже, Витя стал шпарить по 40 км. в час. Страшно очень. Горы - удивительных сочетаний! Красные тона переплетаются с зелёными, коричневыми. Река всё время перевивается с дорогой (мосты)... Горы остались позади... Проехали пункт... и нам сказали, что во Фрунзе - холера. А мне стало лучше. Не хватало теперь во Фрунзе попасть в карантин или заболеть на самом деле холерой.
  
   1 августа.
   Воскресенье. Впереди ещё одна неделя отпуска. Вчера спокойно проехали последний карантинный пост (по справке). Милиция сказала - "Уж если вас до нашего пункта везде пропускали, что ж теперь с вами сделаешь!"
  
   Фрунзе. (Ныне Пишпек).
   Ночевали у родных - это родной брат Витиного отца - дядя Петя. Познакомились с его женой и тремя дочками.
   Сегодня Вика хотела уехать, вернее улететь в Красноярск к дочке на три дня, но билетов нет. Попробует улететь из Алма-Аты.
  
   Едем дальше. Дорога стала лучше. Ехать легче. Фрукты дороже. Помидоры - 80 копеек, а во Фрунзе были - 20, а в Самарканде - 8 копеек. Яблоки - 5 червивых штучек - 15 копеек. В Алма-Ате в этом году яблок почти нет. Вот тебе и "отец яблок"!
   Едем... Наконец, на горизонте показалась Алма-Ата. Сразу проехали в аэропорт. Все маршруты нелётные и задерживающиеся. Но билеты на Красноярск продали - случайный один билет по Колиной убедительной просьбе. Вику оставляем...
  
   Прекрасно пообедали в ресторане: рыбное ассорти - икра черная, два кусочка спинки холодного копчения осетра и два кусочка холодного копчения окуня, салат из свежих огурчиков, лимонад и отличнейший антрекот.
   Сейчас прощаемся с Викой, проедем по ночному Алма-Ата и уже ночью остановимся на ночлег.
   Осталась самая неинтересная часть пути - Казахстанские выгоревшие степи и под Бийском 150 км ужаснейшей дороги.
  
   Я хочу домой!...
   Ночь. Проехали 80 км. Темно. Много развилок. Холодно. Сильный ветер. Проехали плотину, а теперь не знаем, куда ехать. Поехали прямо... Вернулись назад... Проскочили переезд под носом у поезда... Машин нет. Указатели пошли новые...
   Час назад милиционер сказал - "Езжайте дальше. Мы давно ждём песчаную бурю". Что же делать? Стоять и ночевать в машине? Ветер такой, что ждать бурю не хочется. Время - без десяти два ночи. Мужчины хотят спать и ехать не решаются...
   Говорят и самолёты из-за бури не летают. Интересно, улетела ли Вика? Повидимому, я рано решила, что остался самый скучный участок дороги. Кроме того, ни одной ночи не было спокойной...
   Остановили автобус. Спросили дорогу... Поехали правильной дорогой. Вдруг, что-то случилось с тормозами. Час чинились... Доехали до деревни. Я с Витей ночевали в машине, а Коля - на рыночном прилавке под навесом.
  
   2 августа.
   Понедельник. Встали рано, т.к. Колю растолкала торговка яблоками (10 коп. штучка).
   Поехали дальше. Заехали в столовую. Едим вчерашний борщ и компот и сегодняшнюю глазунью. Разговорились. - "Коля, ты фрукты домой будешь покупать в Толды или до Толды?" - "Нет, за Толды". Это значит - через 100 км. Толды-Курган.
  
   В Толды-Кургане Витя в магазине - "Хрусталь" - видел хрусталь на любой вкус: и фужеры и рюмки и вазы... Час спустя он признался, что пошутил. Никакого хрусталя в магазине не было. Это, чтобы мне не лень было самой в магазин ходить.
   В деревне Антоновка Коля купил 4 ведра яблок домой для гостинцев. Два ведра по 1-50 и два ведра по 2 рубля. Треть он не довезет - яблоки неважные Дальше их не будет совсем - они пойдут только привозные.
   В дороге нас застала песчаная буря. Ветер дул нам в спину и был такой силы, что вентилятор машины не мог засосать воздух для охлаждения мотора. А ехали мы со скоростью не меньше 80 км, значит, и скорость ветра была больше. Приходилось останавливаться, чтобы мотор остыл. Где-то мы выбросили терморегулятор из системы охлаждения, так как он не помогал, а только мешал: двигатель часто перегревался.
  
   3 августа.
   Ночевали в селе Андреевка - по 50 коп за койку. Дёшево, т.к. сельская местность.
   Едем дальше. Вчера целый день по правую сторону дороги тянулись горы и где-то за ними - Китай. Во время заварухи, говорят, они проскочили через эти горы и угнали отару овец.
   Я целый день смотрела на горы и ждала, когда с них, как горох посыпятся китайцы, чтобы украсть нас. Но Витя говорит, что в плен они не берут, т.к. пленных кормить нечем... Тогда пусть не показываются.
  
   В степи проехали памятник приземлившемуся космонавту (они приземляются в этих местах). И такое безобразие. У ног шагающей фигуры был, по-видимому, изображен спутник, а в руках - орбита и, видимо, шлем - все отбито, искорежено и валяется у его ног. Надписи нет. По-видимому - символический памятник. Ни дорог, ни тропинок рядом нет... Остался один шагающий космонавт.
  
   Заехали пообедать в город Ая-Гуз, т.к. дальше на 300 км. не будет кругом жилья.
   Столовая ужасная, грязная. Какао прокисшее, чай в грязных стаканах, окрошка - один квас и лук. На базаре - помидоры - 1-50... и всё в том же духе. К тому же ни клочка зелени и погода холодная - без кофточки не выйдешь из машины.
   Осталась последняя тысяча километров - самая прозаичная.
   Въехали на Турксиб.
  
   Семипалатинск. Большой город. Вкусно поели в кафе - язычок отварной, пиво (мужчины пили минеральную) и что-то местное, типа салатиков и т.д. На улице холодно и целый день - дождь. Нам говорили, что 150 км. перед Бийском плохие дороги и в дождь по ним не пройдёшь. Поэтому мы и выбрали для поездки - июль месяц - самый жаркий месяц для автопробега. Мучились в жаре, но увы! - именно накануне Бийска (до него 608 км.) попали в зону ливневых дождей. Завтра предполагаем быть в пути последний день... Как-то будет?
  
   4 августа.
   Едем со вчерашнего утра без остановок. Ночью - с большим трудом, т.к. очень плохие дороги. В одном месте из канавы выросли шатающиеся фигуры. Думали - пьяный. Оказался - разбитый трактор с прицепом (лежал в кювете вверх колёсами). Шофёр - молодой парнишка, зовут Витя. Он с сильными ушибами - нога, бок... 2 часа не мог остановить ни одну машину. Он нам рассказал, что "левил" ("левачил" зарабатывал налево) - перевозил ворованное сено налево. Привёз его в деревню, продал, его угостили, выпил немного, но когда ехал (рядом железная дорога), его ослепил встречный поезд + машина и он - в кювете. Как ещё остался жив! Довезли до села и сдали на руки одному ему знакомому шофёру. Тот отвезёт его в больницу и займётся вытаскиванием трактора.
   Ночью не спали. В машине спать втроём тесно и холодно.
  
   В городе Рубцовске все гостиницы на замках с табличками - "Мест нет". Решили ехать дальше. Дороги плохие - 20 км. в час, к тому же прилично блудили. Были острые ощущения. Проехали, как говорят, по лезвию. На дороге - болото, а обочина под 45 градусов и обрыв. Витя со второго захода блестяще преодолел препятствие. Немного дальше застряли в грязи, теперь уже я с Колей на ура вытолкали машину...
  
   На Барнаульской дороге прошли дожди - мы не пройдем. Едем объездными путями по сёлам: Поспелиха, Курья, Краснощёково, Березовская, Усть-Каменка, Михайловка, Антоновка, Петропавловка, Николаевка, Паучково, Новопокровка, Верхнонуйск, Смоленское, Бийск.
   Отлетел глушитель, привязывали проволокой.
  
   Без остановки едем дальше. До Бийска 120 км.
   Итак, наше путешествие близится к концу. Впечатлений...!!!
   Если бы меня спросили - "несмотря на жару, аварию, приключения, поехала бы ещё?" - " Да, да, да! Безусловно! И теперь уже на новой "Волге" совершим не один еще интересный автопробег".
  
   Итак, позади 8263 км. Съедено 1000 литров бензина. Выпито около 60 бутылок сухого вина. Мало!
  
   В соответствии с распределенными обязанностями деньги на расходы получили:
  
   Дудко ВА - на переправу - 50 руб.
   на ночлеги - 80 руб.
   Макаровец Н.А. - на бензин
   и масло - 70 руб.
   . Дудко И.В. - на питание - 300 руб.
  
   Ради любопытства, привожу перечень наших расходов за весь отпуск.
   Я привожу эту таблицу полностью, т.к. сегодня, возможно, интересно посмотреть - какие цены были в 1971-ом году и сравнить их с действующими на текущий момент.
  
   10 июля..... Водка - 5 бутылок -15,35
   ....................... + 4 чекушки - 6,36
   ...................вино и лимонад - 3,98
   ............. огурцы и помидоры - 3,60
   -------------------------------------------------------------- --------------------------- -----------------
   ..................................... = 29,29
  
   11 июля. ..............................обед - 3,90
   ....................................ужин - 3,20
  
   ........................................ = 7,13
  
   12 июля......................завтрак - 2-60
   ...................................обед
   4 бутылки вина............... ~ 0,87 - 3,48
   ................................горчица - 0,24
   ...................................сырки - 0,56
   ................................... сахар - 0,94
   .....................................кофе - 0,94
   ........................................чай - 0,38
   .......................................хлеб - 0,16
   ......................................вино - 3,40
   ..................................колбаса - 2,10
   ....................................... = 17,98
  
   13 июля................... сковорода - 1,68
   ......................................ужин - 4,49
   ----------------------------------------------------------------------------------------------------------- ........................................... = 6,17
  
   14 июля..........................кефир - 0,26
   .....................4 стакана компота - 0,24
   .....................................яблоки - 0,20
   ......2 коробки конфет - трюфели - 4,36
   ..................маршрутное такси Вике -
   .................до Ростова и обратно - 0,80
   ...........................персики - 1 кг. - 0,70
   ......................................вишни - 0,25
   ...........вино "Цимлянское" - 1 бутылка
   ......... и 2 бутылки "Ессентуки"... - 3,60
   ............... огурцы малосольные - 0,80
   .............................2 кг. помидор - 1,20
   ........................................укроп - 0,10
   ...........................................ужин - 3,70
   .........................4 стакана семечек - 0,60
   -----------------------------------------------------------------------------------------------------------................................................ = 16,83
  
   15 июля.............Конверты и бумага - 0,50
   ................................... - обед И.В.- 0,75
   ...............................обед В.А. и В.И.- 1,80
   ............................................ужин - 3,60
   .....................вино - 3 бутылки х 0,87 - 2,61
   ...................................и 1 бутылка - 3,68
   -----------------------------------------------------------------------------------------------------------................................................ = 12,94
  
   16 июля....................................хлеб - 0,2
   ..............................................сыр - 1,45
   ........................................ молоко - 0,56
   ............................................. душ - 0,80
   .............................................пиво - 1,60
   ..............................................обед - 3,30
   ...............................доплата за хлеб - 0,05
   ..................огурцы свежие - 10 штук - 0,40
   ....огурцы малосольные 15 коп. пара - 1,2
   ..............................3 кучки помидор - 1,50
   ............................ - 2 десятка раков - 1,50
   ......................................масло топлёное,
   .............................................кофе - 1 бут.,
   .......................................хлеб - 1 буханка,
   ..............................................сахар - 1 кг.,
   .......................................сардельки - 1 кг.,
   ......... всё перечисленное вместе стоит - 6,02
   ..........................................лимонад - 0,20
   ..........................................лимонад - 1,00
   ----------------------------------------------------------------------------------------------------------- ................................................... = 19,78
  
   17 июля... Вода из ресторана "Машук" - 0,30
   .................................................обед - 2,53
   .................................колбаса сервелат - 5,72
   ..................................................ужин - 3,00
   -----------------------------------------------------------------------------------------------------------................................................... = 11,55
  
   18 июля........................ Взвешивались - 0,08
   ..............................................яблоки - 0,60
   .................................................обед - 3,20
   .........................................шашлыки - 3,00
   -----------------------------------------------------------------------------------------------------------..................................................... = 6,88
  
   19 июля..............................шашлыки - 6,00
   .................................................вода - 0,30
   ................................................дыня - 3,70
   .......................................ведро яблок - 2,00
   ........................4 стакана воды в Баку - 0,20
   ..................................................хлеб - 0,50
   ..................................................яйца - 2,48
   ............................шашлык, 2 бутылки вина,
   ......................6 бутылок минеральной воды
   ................................и 4 бутылки лимонада
   ............итого всё перечисленное стоит - 13,0
   -----------------------------------------------------------------------------------------------------------.................................................... = 28,58
  
   20 июля...........................яблочный сок - 0,56
   .....................................завтрак в ресторане:
   ............... осетрина, салат, окрошка, чай - 6,20
   ...............20 бутылок минеральной воды - 5,00
   ............................................газировка - 0,40
   ..............................открытки - "АВИО" - 0,36
   ---------------------------------------------------- ------------------------------------------------------....................................................... = 16,92
  
   21 июля...........................................обед - 3,00
   .....................................................дыня - 1,00
   ......................................................ужин - 6,60
   ........................и дополнительно - лимонад - 0,4
   ----------------------------------------------------------------------------------------------------------- ......................................................... = 11,00
  
   22 июля.......................................завтрак - 3,40
   ......................................................вода - 0
   ......................................................арбуз - 5,00
   ..................................................виноград - 0,85
   ..................................................виноград - 0,
   .........................................................вода - 0,15
   ...........................вода - ходили Витя с Колей - 0
   ..................................................и ещё пили -
   .....................................................лепёшки - 1,00
   ...................................................помидоры - 1,50
   ..........................................манты и лимонад - 2,70
   ............................................................вода - 0,
   ............................................................во
   .............................................................. = 15,89
  
   23 июля.................................................квас - 0,70
   ...................................................4 банки тушёнки
   ........................и три литра виноградного сока - 8,00
   .................................................................. = 8,70
  
   24 июля.....................................ведро помидор - 1,00
   .................................три стакана простокваши - 0,45
   .......................................5 порций плова и чай - 2,00
   ................................................ чай в бутыль - 0,20
   ...............................................................вода - 0,30
   ...............................................................вода - 0,10
   ............................................Пили бесплатно молоко.
   -----------------------------------------------------------------------------------------------------------
   ................................................................... = 4,99
  
   25 июля................................................завтрак - 2,87
   ..............................................................сахар - 1,00
   ...............................................................вода - 0,10
   ...............................................................квас - 0,09
   ...................................................................................пиво - 0,20
   ................за ремонт машины отдали 2 шоколадки - 1,48
   ............................................................семечки - 0,30
   ..................................................................чай - 0,40
   в Гаджуване............................................... пиво - 0,20
   .................................................................вода - 0,16
   .............................................................арбузы - 5,00
   ..................................................2 бутылки вина - 3,70
   ...................................24 порции шашлыка х 0,24 - 5,76
   .................................................8 порций салата - 0,80
   ..................................................................хлеб - 0,20
   .................................................................... = 22,26
  
   26 июля.............................................туалетная бумага - 0,28
   .........................................2 тюбика зубной пасты - 0,54
   ......................................................2 куска мыла - 0,60
   ...........................................................газ - вода - 0,30
   ............................................................кипяток - 0,20
   завтрак:..............................................плов Вите - 0,75
   ..........................................................3 лепёшки - 0,75
   ..........................................................плов Коле - 1,00
   ..................................................................рыба - 1,05
   ............................................................компоты - 0,12
   ..................................................................вино - 6,7
   ............................................................газ - вода - 0,22
   ..........................................................мороженое - 0,76
   ...................................................................... = 13,27
  
   27 июля..................................................газ - вода - 0,10
   ....................................................................квас - 0,78
   .....................................................................чай - 0,20
   ......................................................................... = 1,08
  
   28 июля..................................2 бутылки вина х 0,68
   ............................................................................. = 1,36
  
   30 июля.........................................................вино - 2,08
   ....................................................................дыня - 1,00
   -----------------------------------------------------------------------------------------------------------...........................................................................= 3,08
  
   31 июля..........................................обед на перевале - 2,78
   .....................................................................вино - 4,08
   .....................................................................водка - 3,62
   .......................................................................... = 10,48
  
   1 августа...................... 4 шоколадки и 450 гр. печенья - 2,90
   ...................................................................яблоки - 0,30
   ............................................................шампанское - 4,29
   ресторан:................................... ассорти рыбное, лангет,
   ...............................салат из свежих огурцов, лимонад - 9,00
   ...........................................................................= 16,49
  
   2 августа......................................................завтрак - 1,80
   .......................................................................обед - 4,1
   в г. Самарканде:.........................................2 банки икры - 1,10
   ......................................................................хлеб - 0,2
   ..3 плитки шоколада, 300 грамм конфет и 2 бут. кефира - 3,61
   ............................................................ведро яблок - 2,00
   -----------------------------------------------------------------------------------------------------------
   ........................................................................ = 12,89
  
   3 августа............................ ... завтрак и чай с собой - 3,20
   ...............................................................ресторан - 4,30
   ......................................................................... = 7,50
  
   4 августа........................................2 банки варенья,
   .........................................2 банки поросёнка в желе,
   .........................................1 банка бараньих языков,
   ...........................500 гр. сахара и калач по-уральски.
   ........................всё вышеперечисленное вместе стоит - 6,4
   .........................................................3 шоколадки - 1,80
   -----------------------------------------------------------------------------------------------------------
   ......................................................................... = 8,20
  
   Осталось от денег, выделенных на питание - 4,65
  
   Каждой семье возвращается по 2 рубля 30 копеек
   Дудко В.А. имел: на переправу - 50 рублей
   ..............................на ночлег - 80 рублей
   ......................................... = 130 рублей
  
   На переправе оплатили:
   ............за машину заплатили - 16,02
   ..............................за салон - 14,00
   ...................доплата за каюту - 6,80
   ..................взятка за посадку - 5,00
   -----------------------------------------------------------------------------------------------------------
   ......................................... = 41,82
   -----------------------------------------------------------------------------------------------------------
   50 р. - 41,82 = 8 р. - остаток.
  
   Каждой семье возвращаем по 4 рубля.
  
  
   Гостиницы: 11 июля, в Изюме - 4,80
   ....16 июля, кемпинг в Ростове - 13,50
   20 июля, гостиница "Ашхабад" - 7,40
   .............21 июля, гостиница в Мары - 0,70
   ......24 июля, гостиница в Галоо-Асия - 6,00
   ...25 июля, гостиница в Ката-Кургане - 5,00
   ......Платформа "Мары" - "Фораб":
   ....................................20 + 5 + 3 = 28,00
   ----------------------------------------------------------------------------------------------------------
   ................................................... = 65,40
   ----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
   .......................................80 - 65,40 = 14,60 - остаток.
   ---------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
   Каждой семье возвращаем по 7 руб. 30 коп.
   ----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
   С целью учёта велась интересная таблица по следующим показателям: Дни отпуска п/п, календарные числа, план расхода за день, фактический расход, общий баланс + или - , средний расход, остаток для контроля.
   Я не буду переписывать всю таблицу, но скажу, что именно она позволяла нам держать свой бюджет в рамках. И, кроме первого дня, когда мы перерасходовали около 10 рублей за счёт того, что купили столичной водки, все остальные дни тратили с небольшой экономией...
  
   И велась ещё одна интересная таблица, которая включала в себя следующие показатели: календарные числа, конкретное время - часы и минуты, показатель по счётчику, километраж нарастающим итогом и название мест, где происходили конкретные события: ночлег, обеды, ремонт машины, отдых, состояние дороги и т.д.
   Например: 2 августа, 16-20, на счётчике - 53 684 км. Сосновка. Выехали на асфальт. Макаровец застрял в стаде коров. В 17-00 повернули на Бийск. С начала автопробега пройдено - 8263 км.
  
   Ну, а что можно сказать про коров и Макаровца? Видно их притягивает друг к другу. А, в общем то, всё закономерно - с чего начали путешествие, тем и кончили: коровами.
   В 17-53 по Московскому времени, а по местному в 10 часов вечера мы приехали в Бийск.
   Потом мы, отоспавшись и помывшись, ездили по Бийску, а так же вверх в горы по знаменитому Чуйскому тракту вдоль речки Катуни, которая сливаясь с другой речкой, образует реку Обь.
  
   К О Н Е Ц П У Т Е Ш Е С Т В И Ю !!!
  
  
   Домой мы возвращались на самолёте. Естественно, взять с собой всё, чем была заполнена наша красненькая машинка, мы не могли. В основном, мы забрали те покупки, которые совершали в Средней Азии: фужеры, хрустальную вазочку и ещё что-то.
  
   Вазочка сохранилась до сих пор. А из фужеров остался один - стеклянный с вензелем из буквы В.
   Домой мы вернулись уже "безлошадными"!
  Наши дети в это время находились в пионерских лагерях.
  
  
   А это письмо мы получили от моих родителей, когда после нашего возвращения из Бийска, мы их дома не застали - они уехали в отпуск сами.
  
   30.07.71 г.
   ДОРОГИЕ ИРА И ВИТЯ!
   Через час мы уезжаем на вокзал, едем к тёте Фане, а оттуда хотим попасть в Сероглазку, а затем в Москву.
   План такой. Если достанем билеты на теплоход в Ростове...
  
   Был 24.07. у Олега. Отвезли ему фруктов "Ассорти, даже манго, который Олег пробовал в первый раз в жизни. Понравилось. Он сказал нам, что его можно забрать. У них троих детей родители взяли.
   Мы сказали, что вы приедете 8-го или 7-го. Родители, оказывается ездили каждые выходные дни. Мы с ним гуляли в лесу. Так что, вы обязательно к нему приезжайте.
   От Эллочки письмо получили, но ответили по её адресу, так как не знаем, где она будет, письмо получили в конце июля, а смена, видимо, заканчивается тоже в последних числах июля.
   Мы должны вернуться в конце августа. 30.08. маме и мне на работу.
   Анализы мои стали лучше, но не совсем. Буду там питаться фруктами, арбузами и овощами.
   Жаль, что в помидорах врачи меня ограничили.
   Целую вас. ПАПА.
   --------------------------------------------------------------------------
  
  
   В 1971 году папа лежал в больнице. Ему делали операцию - вырезали аденому простаты.
  
  ==================================================================
  
  
  
  ..................................................ЧАСТЬ 16.......................................................
  
  
  .............................................ГОССНАБ СССР.............................................
  
  1972 год
   У меня на работе намечалось очередное повышение, которое проходило приблизительно раза два в год. В наш отдел дали вакансию - должность главного специалиста с окладом 200 рублей, плюс премия. Я считала себя основной претенденткой на эту должность. Но вышло так, что, повысили не меня, а Стёпку. Я обиделась.
  
   Ещё находясь в командировке в Паланге, Виктор познакомился там на конференции с учёным - учеником академика Колмогорова. А тот при случае познакомил Виктора с Жуковым. Олег Жуков работал заместителем директора Главного вычислительного центра Госснаба СССР, занимался разработкой программного обеспечения. Виктор с Олегом нашли много общего.
   Олег в то время писал докторскую. Виктор помог ему какими-то материалами.
   И однажды, не специально получилось, Виктор вскользь упомянул, что вот, жена, мол, хотела бы перейти на новую работу. Жуков предложил своё посредничество. Он порекомендовал меня ещё одному заместителю директора ГВЦ ГОССНАБа СССР - Юрию Фёдоровичу Баснину. Мне дали телефон. А дальше получилось всё, как всегда.
  
   В моей трудовой книжке появилась ещё одна запись.
  
   Запись в трудовой книжке:
  
   28. 1972 г. 06.03. Освобождена от занимаемой должности и
   откомандирована в порядке перевода в
   "СОЮЗГЛАВХИМНЕФТЕМАШ"
   ГОССНАБА СССР.
  
   29. 1972 г. 06.07. Назначена старшим инженером ОТДЕЛА
   СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ
   СНАБЖЕНЧЕСКО-СБЫТОВОЙ
   РАБОТЫ И ВНЕДРЕНИЯ
   ВЫЧИСЛИТЕЛЬНОЙ ТЕХНИКИ.
  
  Меня приняли на должность старшего инженера. Я должна была сама организовать новый отдел по внедрению вычислительной техники в работу отделов Главка "СОЮЗГЛАВХИМНЕФТЕМАШ", после чего меня назначат начальником этого отдела.
  
   Кстати, я тогда не знала, что должность, на которую меня рекомендуют - номенклатурная, и утверждается она коллегией Госснаба СССР, и на этой должности начальником отдела должен быть обязательно член партии.
   В ЦНОТ-ХИМе я сразу же подала заявление об увольнении. Ребята долго меня уговаривали, а Ефремов подписал, не торгуясь. Бумажка из отдела кадров ГОССНАБа СССР была внушительной. Меня "зауважали" ещё больше.
  
  --------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  Виктору в этом году удалось выпустить монографию, написанную ещё в 1971 году, по основной задаче - расчёту газоприхода с поверхности заряда твёрдого топлива. Всё это предшествовало написанию диссертации, в состав которой вошло много материала из этой монографии. Очень не часто соискателям удаётся издать основные труды в монографии, тем более, написанной самостоятельно. Конечно, в монографии только постановочно была описана задача САПР зарядов РДТТ (впоследствии Липанов, давая заключение на мою докторскую диссертацию на предзащите, предложил развить эту задачу и сделать её основной в докторской работе).
   Виктор добавляет...
   Хочу сказать, что моя диссертация была вполне нормальной. Я показал её нескольким работникам нашего НИИ (около 15 человек), а также 5-6 коллегам смежникам, и даже договорился с одним оппонентом из Ленинграда (через Бачурихина Н.Н.). Отзывы были вполне положительные.
  
  ===================================================================
  
  ........................................................ЧАСТЬ 17..................................................................
  
  
  ............................................................ВОЛГА....................................................................
  
  1973 год
   Итак, я перешла из ЦНОТ-ХИМА на работу в ГОССНАБ СССР.
  
   Гопиус, начальник Главка, выждал какой-то момент, удостоверился, что его перестали ругать за "не внедрение ...", наконец, в 1973 году ввёл в штатное расписание отдел "ВНЕДРЕНИЯ ЭКОНОМИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ И ВЫЧИСЛИТЕЛЬНОЙ ТЕХНИКИ". А меня назначил исполняющей обязанности этого отдела.
   Сразу утвердить меня в этой должности не могли, так как нужно было пройти целый ряд согласований, и утверждений на разных уровнях, в частности, даже на коллегии. Должность-то была номенклатурной. А я-то была беспартийной. Но для Гопиуса я была протеже руководства ВЦ ГОССНАБа. Поэтому его моя кандидатура устраивала. В ВЦ я подружилась с Людой, нашим куратором. А она относилась ко мне особо, зная, что я "пришла" от Юрия Фёдоровича Баснина... Поэтому она "нажимала" на Гопиуса в части моего утверждения в этой должности.
  
   Тем не менее, процесс утверждения длился полтора месяца. Это был беспрецедентный случай для ГОССНАБа. Наверное, я была в этой системе единственным беспартийным начальником отдела.
   В этом году в моей трудовой книжке появилась новая запись.
  
   Запись в трудовой книжке:
  
   30. 1973 г. 05.01. Назначена И.О. НАЧАЛЬНИКА ОТДЕЛА
   ВНЕДРЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКО-
   - МАТЕМАТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ И
   ВЫЧИСЛИТЕЛЬНОЙ ТЕХНИКИ.
  
   31. 1973 г. 06.15. Назначена НАЧАЛЬНИКОМ ОТДЕЛА
   ВНЕДРЕНИЯ ЭКОНОМИКО-
   - МАТЕМАТИЧЕСКИХ МЕТОДОВ И
   ВЫЧИСЛИТЕЛЬНОЙ ТЕХНИКИ.
  -----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  Этим летом наши мои родители и наши дети - Олег со Стэллой гостили в Сероглазовке на Волге. Вскоре к ним присоединились и Милочка с Володей.
  
   - "Астраханская область. Енотаевский район. Совхоз "ВОЛЖСКИЙ" - КУШНИР (для ДУДКО)".
  
   15.06.73 г.
   ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДОРОГИЕ МАМА И ПАПА!
   Мы уже, как 2 дня в Сероглазовке. На поезде мы доехали хорошо. В Астрахани нас встретила вся семья Фабрикантовых. В тот же день мы сходили к дяде Коке. Он выглядит очень плохо. Совсем старенький. Он, ведь, всего на один год старше дедушки, а выглядит, как старик 70-летний.
   На следующий день мы съездили на базар, купили там вишни, черешни и клубники. Всё у них продаётся дорого.
   В 13 часов 20 минут выехали из Астрахани на метеоре, и через час с лишним были в Сероглазовке. Там нас никто не встретил, так как бабушка не позвонила из Астрахани. Мне пришлось сбегать в исполком, и позвонить Ивану Трофимовичу. В общем, всё хорошо.
   Вот два дня мы ходим купаться, только не на Волгу, а рядом с Волгой есть речка. В Волге вода ещё очень холодная. Там можно купаться только после дня Ивана Купалы.
   Олег сломал ручку, и приходится писать карандашом.
   В Сероглазовке очень много комаров, и в особенности - мошек.
   Мы сходили к дяде Вите. Он живёт хорошо. Его девочке уже пять лет. Они скоро уедут в отпуск, на 24 дня. Тётя Лиза уехала ещё 3 июня, и мы тут одни целыми днями, а Иван Трофимович приходит редко. Ну, всего хорошего.
   Привет вам от бабушки и Олега.
   Целую вас и Альму в том числе.
   ВАША ДОЧЬ СТЭЛЛА.
   ------------------------------------------------------------------
  
   Письмо в Москву из Сероглазки.
   7.07.73 г.
   ИДА И ВИТЯ!
   Ну, вот и мы снова заговорили о билетах на обратную дорогу, жаль, но что поделаешь, когда так устроена наша вся жизнь.
   Живём у Вити. Хорошо. Питаемся отлично. Стол изысканный: зажаренная задняя ножка баранины, бифштексы, жареная рыба - судак, отварная красная рыба, яйца, молоко, масло, сыр, огурцы, помидоры, абрикосы, яблоки не созрели.
   Олега и Элю соблазняет поездка на теплоходе.
   Ходим, ловим рыбу. Один день удачный. Наловили 14 судаков, а сегодня Володя поймал большого жереха, делаем балык.
   Олег с нами иногда встаёт в 4 утра и на Волгу, для него рыбалка - всё. Купается отлично. Вода чистая, тёплая. Больше всего достаётся маме. Она с утра и дотемна возится с готовкой, стиркой и т.д.. Решили ехать отсюда пароходом на Горький, а оттуда поездом на Курский вокзал. Рассчитываем 25.07. быть на вокзале, если достанем билеты.
   Линию Горький - Астрахань сохранили, а остальные все отменили.
   Завтра И.Т. обещал организовать тройную уху на Волге, вечером узнаем у него. Завтра день рыбака!
   Спать душно. Идут дожди, грозы сплошные. Мама и Мила смеялись вчера над нами. Когда разразились раскаты грома кошмарные, и мы с Володей как оглашенные, рванулись с крылечка в комнату. Им было смешно смотреть на нас, а нам было в эти секунды не до смеха.
   Я ехал на теплоходе отлично. Меня встретили Фабрикантовы, у них я позавтракал, и в 13 ч. 20 минут выехал на ракете в Сероглазку.
   Меня встретили мама, Эля и Олег. Крепко целую.
   МАМА И ПАПА.
   ------------------------------------------------------------------
  
  
  
   10.07.73 г.
   ЗДРАВСТВУЙТЕ, НАШИ ДОРОГИЕ МАМА И ПАПА!
   Получили от вас письмо. В тот день как раз мы встретили тётю Милу и дядю Володю. Они, оказывается, ехали с тётей Лизой в одном вагоне. В общем, доехали хорошо.
   На следующий день ходили на Волгу купаться, и рыбачить, а дядя Володя в этот день заразился рыбалкой. И на следующий день, то есть, вчера, в три утра встал и собрался идти за 2 километра от деревни. Поймали 11 больших судаков. И сегодня все блюда из судака.
   В тот день Мила обожгла все плечи и грудь. И сегодня весь день дома.
   Сегодня первую половину дня ходили купаться. А во вторую - лил сильный дождь. Сейчас его нет.
   Как у вас огурцы на балконе? Напишите, как там новая школа? Какой её вид? Завтра опять идём на рыбалку. Билеты будем заказывать 13-го числа. Приедем 25 июля.
   Папа, как с учебниками?
   Привет от всех. Ждём ответа. Целую.
   СТЭЛЛА
   -------------------------------------------------------------------
  
  
   16.07.73 г.
   ЗДРАВСТВУЙТЕ, ДОРОГИЕ НАШИ МОСКВИЧИ!
   ПАПОЧКА И МАМОЧКА!
   Как вы живёте? Я в предыдущих письмах спрашивала, что из себя сейчас представляет новая школа, но вы почему-то не ответили на этот вопрос.
   Мы живём хорошо, правда, последнее время с Олегом ссоримся, но совсем немножко. Очень по вас соскучились.
   Всё здесь хорошо, а дома лучше. Пусть даже дома нет Волги, с её крупной рыбой, нет больших садов и много фруктов бесплатно, нет плантаций арбузов и дынь, нельзя достать парного молока, и сухой рыбы. Но, ведь, дома: ты там родился, там родной дом, школа, сад, родные и друзья тоже там. И, наверное, ни за что бы я не променяла свой родной посёлок на этот совхоз.
   У нас очень жарко - 35 гр. и больше. Правда, последнее время, дня три - четыре, во второй половине льёт дождь, и селяне говорят - такого дождя, вернее, такой погоды, у них ещё не было. Для них просто рай, ведь, надо поливать поля, и воды из Волги много уходит на полив. А тут сама вода пришла.
   Сегодня ездили на двух машинах на рыбалку. Варили там уху из осетра. Туда ездили Иван Трофимович, Лизавета Михайловна, ещё один председатель с женой, водитель И.Т. - Серёжа со своей женой, и все мы, кроме тёти Милы. Она немного хворает, но это ничего, скоро поправится.
   Олег ни с кем не дружит. Я дружила немного с Аней, но она уехала. В кино мы не ходим, оно начинается в 9-45, и там очень много взрослых.
   Мама пишет, что на балконе цветут желтые цветы, как ромашки. А сегодня я увидела поля, на которых очень много желтых ромашек. Такая красота, и эта красота идёт на корм овцам. Я сорвала букет, и посылаю несколько цветочков. Мама, ты их сравни с теми цветами, что на балконе.
   Большое спасибо папе за учебники.
   Мама, мы так рады были за тебя, когда тебя повысили.
   Мы собираемся ехать пароходом до Горького, а оттуда прямо в Москву. Пароходы Астрахань - Горький не отменяли. Мы вам пошлём телеграмму, когда нас встречать. Мама, ты закрутила чёрную смородину?
   Посылаем вам воблы.
   Привет вам от всех. Целую.
   СТЭЛЛА.
  
   ------------------------------------------------------------------
  
  
   ТЕЛЕГРАММА ДЗЕРЖИНКУ АСТРАХАНИ
   ВЫЕЗЖАЕМ ИЮЛЯ ГОРЬКИЙ ТЕПЛОХОДОМ ДЕТИ
   РАДЫ ЦЕЛУЮ ПАПА
  
   ----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
   В 1973-ем году нам повезло. Мы отдыхали по путевкам в Адлере. Это был впервые шикарный цивилизованный отпуск. Пансионат "Адлер" представлял собой ультрамодный современный курортный массив. Я не помню, кто именно участвовал в строительстве этого чуда-города, но знаю, что это была целая группа архитекторов, художников и строителей.
   Многоэтажный корпуса. В каждом из них удобные номера с душем и всеми другими удобствами. Причём, из каждого номера можно было выйти на балкон, который опоясывал каждый этаж корпуса. И дома стояли так, что с любого балкона было видно море. Но удобные номера это далеко не все прелести пансионата. На его территории размещались причудливые каменные арки, фонтаны, детские площадки, цветники, беседки и всякие другие чудеса, инкрустированные цветными каменными узорами. Несмотря на то, что отдыхающих было сотни, на территории всегда было полупустынно. В любое время можно было найти затенённое место для отдыха. Огромные залы столовой всегда четко справлялись со своими обязанностями. Когда мы приходили, и садились за наш столик на четверых, на нём уже было всё накрыто. Кроме салатов, уже стояла супница с первым блюдом. Каждый наливал себе в тарелку столько, сколько хотел. Ещё мне нравилось то, что в конце обеда нам давали меню на завтрашний день и каждый отмечал в нём - то блюдо, которое ему нравилось... Вот это сервис!...
  
  
   8.09.73г ЗДРАВСТВУЙТЕ, НАШИ МАМОЧКА И ПАПОЧКА!!!
   Пишут вам Эля, Олег, дедушка, бабушка, Альма и морские свинки.
   Уже седьмой день мы учимся. Успехи пока хорошие. У Олега - 4 - чтение. У меня - 4 - химия, 4 - алгебра, 5 - физика.
   Погода у нас плохая, воздух тёплый, но чуть и не каждый день льёт дождь. Школа очень хорошая. У меня много разных новых учителей - по химии, черчению, физике, зоологии, английскому и физкультуре. Мне все учителя нравятся.
   У нас в квартире чисто, везде соблюдается порядок, Бабушка купила новый замок, не захлопывающийся, и дядя Лёша Бурлаков нам его сделал. Ещё она вызвала мастера насчёт холодильника и крана. Холодильник проверили и сказали, что надо менять какую-то вещь, которая стоит 75 рублей. Бабушка сказала, что без вашего решения ничего делать не будет. Кран починили.
   У нас дыни стоят 36 копеек килограмм, а виноград крупный зелёный стоит 60 копеек.
  Тётя Мила что-то прибаливает.
   У неё на работе какая-то девушка сильно обожгла ноги (каким-то веществом) и по этому делу было ЧП.
   Свинки растут.
   Дядя Володя всё ещё часто ходит за грибами. Я продолжаю ходить на баскетбол. Мы будем учиться правильно сажать растения, ухаживать за ними, скрещивать. Первое время, учительница нам сказала, что мы будем выращивать огурцы
   Мы очень рады за вас. Как хорошо, что вы теперь отдыхаете от всех своих дел. Приедете домой с полной силой и с большими впечатлениями.
   Как-то вечером звонил дядя Коля, бабушка забыла спросить - какой, но она говорит, что произношение украинское и, что это тёти Риты муж.
   Купайтесь, загорайте, как следует отдыхайте. Крепко целуем вас. Привет от бабушки, дедушки, Олега, тёти Милы, дяди Володи, Альмы, морских свинок и от меня.
  
  
   18. 09.73 г. ДОРОГИЕ НАШИ ИДА И ВИТЯ!
   Вчера ещё получили от вас письмо, и удивились, что посланные нами два письма вы не получили. Одно писала Эля, а другое - я. Видимо, неправильный адрес. Теперь вы пишете - "Сочи. А-167", а мы посылали прямо на Адлер. Отвечаю на все интересующие вас вопросы.
   Женя о своём адресе не сообщал. Анатолий Евстафьевич не приезжал и не звонил, но Коля Макаровец звонил два раза и, видимо, приедет к вам, когда вернётесь домой. Милочка и Володя не в ссоре. Володя столько навозил грибов, что мама уже и солить не стала, хотя у Володи пыл не прошел, и он зовёт маму поехать с ним ещё раз, но собранные им грибы будут собраны нам..................................................................................
  
  МАМА и ПАПА
  
  -----------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  У нас в ГОССНАБЕ пришла разнарядка - послать на курсы повышения квалификации по теме - "Научная организация труда" руководителей отделов и подразделений. Тогда это направление было модным. Курсы проводились в Риге, и были постоянно действующими. Вот и дошла очередь до ГОССНАБА.
   Пришлось немного подсуетиться, чтобы получить направление на курсы. Еще когда я работала в ЦНОТХИМЕ (Центр научной организации труда в химической промышленности), у меня было много командировок в Таллин. Но в Риге я еще не бывала, хотя Витя уже дважды в Риге был.
  
   Итак, у меня сохранились письма того периода. Я приведу вырезки из них - наиболее запомнившихся моментов.
  
  
   ...........................Побывала я в костёле - минут 30 послушала службу с органом. Обязательно схожу в Домский концертный зал - это рядом. Там концерты - по средам, субботам и воскресеньям..................................
   ..........................В субботу утром всей группой мы поехали на взморье. 30 минут на электричке. Затем выходим на станции - МАЙОРИ. Курортного типа городок и на центральной улочке подряд - магазинчики. Часа два-три мы ходили по этим магазинчикам. Все то же, что и в Риге, но всем, без исключения, понравилась одна вещь: покрывало шерстяное на софу - за 35 рублей. Размер большой, из ткани крупной вафельной вязки. Рисунок - крупная клетка. Цвет - синий с черным. Чуть мрачновато, но нам подошло бы точно под палас и скатерть, которую прислал Макаровец. Ещё была ярко оранжевая клетка с салатовым. Но нам не подходит под мебель и палас. Ну, а, в общем-то, теперь уже говорить поздно, так как у меня все равно все деньги кончились. Осталось на дорогу и еду.....................................................................
  
   ...........................Спасибо, что во время выслали деньги. А вообще в Риге - сколько не имей денег - все потратишь................................................
  
   ...........................Итак, мы прошлись по магазинам и по аллее, мимо санаториев, прошли на взморье. Еще издали нас удивил гул - равномерный и нарастающий по мере того, как мы приближались к взморью. Оно открылось сразу из-за сосен - внизу. Удивляет ровный берег - тянется на много километров влево и вправо. Песчаный берег и прямо на нас бегут волны, но не большие, а ровные и барашками. У берега - чайки на воде или просто ходят по песку, крупные, как утки. Вода холодная и ветер с моря пронизывающий.......................
  
   ............................. Метрах в ста от моря (ширина песчаного пляжа) высокий сосновый берег. Красотища завораживающая! И люди... Идут как на демонстрацию - по всему берегу растянулись: и группами и вереницами, и влево и вправо. И все - молча - гул сильный. И цепенеешь от этого холодного величия и осенней песни моря.........................................................
  
   И мы тоже шли (от 3-х км до 5-и, точно не знаю), растянувшись по берегу моря. Я видела людей, которые искали палочками в выброшенных морем водорослях янтарные крупинки. А я собирала ракушки - такие маленькие, которыми обклеивают шкатулки. Когда они обсыхают, они не так блестят, а выброшенные морем на мокром песке они как перламутровые - розовые и белые, как прозрачный фарфор. Под ногами ракушки хрустят, как яичная скорлупа. Их очень много. Я набрала кулечек для Елки. Может быть, она захочет из них что-нибудь сделать.......................................................
  
   ................................Мы находились так, что на следующий день ноги болели как после лыж... А уходить не хотелось. Но надо было возвращаться, т.к. к 8-и часам были куплены билеты в Домский собор на концерт. Накануне мы туда ходили как в музей - слушали экскурсовода. А вечером, в субботу мы слушали органный концерт. Исполняли Баха, Моцарта и т.д. Акустика изумительная, исполнение - также. Я видела - люди плакали, но и наряду с ними - сидели, спали. Много местных, но в основном - экскурсанты. В память о концерте мы все купили по пластинке с записью концерта, но не того, что мы слушали, а другого (с Аве - Мария), но в том же исполнении. Впечатлений было много.....................................
  
   .........................................А в воскресенье нам была предложена поездка в СИГУЛДУ. Нас предупредили, что это дорого, "Рафик" - НОТснабовский, но шофера оплачиваем мы. Кроме того, мы должны были его целый день кормить (вместе с нами).
   С нами ездил руководитель курсов - военный пенсионер на пенсии, но молодой (около 50-и). Мы и его должны были кормить и поить за свой счет. Завтракали мы в столовой, обедали в ресторане (даже с икрой). Мы все взвесили: электричкой в один конец полтора часа и еще пешком 5 км. До места, а там еще ходить целый день, да вдруг - дождь... Ну и согласились. Нам обошлось по 12-70 руб. с человека.
   В обед на 11 человек у нас было заказано всего - одна бутылка коньяка и одна бутылка Алиготе. А те, кто хотел (мужчины наши - их двое и руководитель) пили принесенную с собой водку. А мы пили кофе............................................
  
   .........................................Что такое - СИГУЛДА? Ее зовут Советской Швейцарией. Два высоких берега, а в долине - извивающаяся река, мостик, красивые излучины. Но берега - это не то слово. Это огромные холмы с сосновыми парками, развалинами замков, пещерами из туфа. С одного берега на другой - канатная дорога длиной около 2,5 - 3-х км., фуникулер. Мы тащились по ней туда и обратно. Сверху вид сказочный.
   Лазали по ступенькам в старый замок, окруженный рвом (200 с лишним ступенек). Мы залезали на смотровую башню в другом замке. Кормили белочек. А воздух такой, что кажется, что ты его пьешь, как в Паланге, только холоднее.
   В четвертом часу нас повезли назад. По дороге заехали в ресторан - "Грибок", который считается днем - придорожный, а вечером в него не попадешь. Все столики заказаны заранее из Риги. А их мало. Учитывая, что в ресторан из Риги ехать далеко, а пить за рулем нельзя, едет, в основном, публика, которую возят или которая может взять на вечер такси, т.к. обратно ничем не доедешь. Кормят хорошо. Но в Риге хорошо кормят везде - даже в дешевых столовых. А так ничего особенного не было (наверное, не тот контингент). И ресторан - ничего особенного. По форме - выпуклая навесная кровля. Внутри - полированные столики - без скатертей. У каждого декоративная салфетка - на нее ставят прибор. Кругом вместо стен - стекло, прикрытое дорогим тюлем. А лестницу, ведущую вниз, прикрывает стенка из цветного подсвеченного стекла. Когда темнеет, а темнеет в Риге в 5 часов, зажигают притушенные люстры. В общем - все обычное. Или я стала слишком придирчивой и требовательной ко всему?.............................................
  
   Приехала Люда из СОЮЗГЛАВАРМАТУРЫ. Она звонила своему знакомому. Он работает администратором в ресторане - кабаре "РУСА" - это в новом районе Риги. Она еще не ездила в кабаре, но поедет и зовет меня. Я бы еще пошла на вечерний сеанс, программа та же, что и ночью, но, во-первых - дорого, во-вторых, сама Люда хочет идти с 11 до 5-и утра. Это тяжело. Билет туда стоит 7 рублей, но достать его невозможно. За 7 рублей дают только коктейль и кофе и смотришь программу, а остальное заказывают сами, дополнительно. Едва ли Людин знакомый проведет меня бесплатно, хотя, может быть?... Но все-таки я не пойду. Будем с тобой в Риге, может быть, сходим еще когда-нибудь......................................................
  
   .............................Ездили в лагерь смерти - в САЛАСПИЛС - на электричке. Впечатление угнетающее. Дорожка из маленькой гальки. И каждый камушек этой дороги в лагере выложен детскими ручками........................................
  
  ...........................Люда организовала билеты в ночной ресторан - кабаре "РУСА". Я ещё никогда не бывала за границей. Но здесь впечатление осталось такое, что я побывала где угодно, но только - не в СССР. Концерт - сплошная эротика и в костюмах, и в танцах, да во всем.....................................................
  
  -------------------------------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  
   Возвращалась из Риги домой счастливая, в предвкушении встречи с родненькими деточками, Витей.
   Поезд подошёл к перрону Рижского вокзала. Меня встречал Витя. Взял мой чемодан, я - лыжи (подарок Вите) и коробки. Он меня повёл мимо метро к автостоянке. Я сначала не догадалась и только потом поняла, что Витя приехал за мной на нашей новой машине - ВОЛГА.
   Машина тёмно-синего цвета, почти чёрная. Очень красивая.
  
  На этот раз долгов за машину у нас было гораздо меньше. Мы быстро расплатились и служила она нам верой и правдой много - много лет...
  
  ===================================================================
  
  
  
  ..................................................ЧАСТЬ 18.......................................................
  
  
  .....................................................КАВКАЗ.....................................................
  
  
  1974 год
  
   Естественно, что в 1974-ом году мы решили провести отпуск на новой Волге.
   Для начала, на майские праздники, (плюс несколько дней за свой счёт) мы съездили с детьми в одну интересную поездку по маршруту:
   Москва - Смоленск - Витебск - Полоцк - Вильнюс - Трокай - Вильнюс - Друскиникай - Гродно - Пружаны - Брест - Беловежская пуща - Брест - Минск - Москва.
  
   Прибалтика на наших детей не произвела особого впечатления, хотя в Вильнюсе мы ночевали в гостинице ЦК республики, в центре города, где и оставляли машину, пока пешком гуляли по городу. Были мы в русском храме Петра и Павла, который поразил нас своей шикарностью, т.е. превосходил по своему убранству всё ранее увиденное.
  
   Эта поездка была интереснее нам, взрослым. Хотя, надо признать, выбранный маршрут был "привязан" к поездке в Минск и Брест, к Бате. Если бы специально поехали в Прибалтику, то, наверное, поехали бы в Ригу или Таллин.
  
  
  
  
  
   Впереди был основной отпуск. К нему мы готовились заранее.
   Мои родители отдыхали с Олежкой в Сероглазке. Поэтому мы решили ехать в Поволжье. Там планировалось отдохнуть, покупаться в Волге, половить рыбку, поесть икорки, взять с собой Олега и поехать на Кавказ.
   С нами поехал Володя Суховеров муж Милочки.
  
  Володя был в восторге от нашего путешествия. Приехав, он во всех подробностях не раз рассказывал Милочке о своих впечатлениях.
  В этой поездке мы сделали много фотографий, один экземпляр которых отдали Володе с Милочкой на память.
  
  Поскольку с нами в этом автопробеге участвовал муж Милочки, и опять-таки я не знаю - что оставить, а что вырезать из описаний этого отпуска, решила оставить записи дневника об этой поездке здесь полностью...
  
  
   Этот автопробег оказался одним из самых сложных по трудности прохождения через перевалы по старой военно-осетинской дороге, по которой нормальные путешественники обычно не ездят.
  
  
  
  
  
   О Т П У С К 1 9 7 4 г о д а
  
   ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ.
  
   Сегодня 2016 год.
  
   Каждый год мы всей семьёй отправлялись в отпуска на машине: сначала на МОСКВИЧЕ - 408, а потом - на 24-ой ВОЛГЕ.
   Мы себя считали авто-альпинистами. Во время многих отпусков мы путешествовали на машине по республикам Советского Союза (кроме Эстонии, Латвии и Карелии), преодолевая реки и моря, пустыни и высокие перевалы в горах (горы Крыма, Кавказа, Карпат, Памира, Тянь-Шаня и Урала).
  
   Со времён этого отпуска прошло 42 года. Сохранился дневник и пачка старых фотографий.
  
   Путевые заметки в этом отпуске вела Я - ИРАИДА ВЛАДИМИРОВНА ДУДКО, мама.
  
   Когда Олег стал постарше, дневники наших поездок вёл уже он.
  
  
   Планировали проехать по следующему маршруту:
   Москва - Воронеж - Волгоград - Астрахань - Махачкала - Баку - Тбилиси - Орджоникидзе - Эльбрус - Пятигорск - Сухуми - Сочи - Новороссийск - Новочеркасск - Харьков - Москва.
  
   20 июля.
   Итак... В субботу на рассвете...
   Таким был наш девиз. В каждый отпуск мы уезжали ранним утром в субботу. И в этот отпуск тоже. В лаконичном на этот раз дневнике нашей поездки я записывала показания счетчика по поводу заправки бензином, остановок в каких-либо пунктах и т. д. Это сегодня не столь важно, поэтому в конце каждого дня путешествия я буду указывать лишь количество километров, которые мы проехали за день.
  
   Итак, на рассвете мы с Витей выехали из дома. Заехали за Володей. Накачали колёса... Выехали на Каширское шоссе. Съезд вправо. Овсяное поле и березовый лес. Позавтракали.
   Заправка. Не заправили по талонам. Сказали, что через 18 км. заправляют по талонам. Мы спорить не стали. Заправились в Ельце.
  
   Остановились на передышку. Опять овёс, просека, а рядом совсем с дорогой разрослись ветлы и под ними много тени. В овсе васильков и ромашек, наверное, больше, чем самого овса. И квакают лягушки в маленькой канавке на дороге, намытой дождём. И откуда они только там взялись? Солнце печёт - в Москве передали 30 градусов. Здесь, пожалуй, на солнце побольше.
  
   Купили в деревне Боголюбовка шикарной молодой картошки. Ведро молодой картошки стоит 2 рубля. Купили ещё большое ведро старой - за 4 рубля. На обочинах дороги выставлены смородина, малина, вишня... Прелесть!
   Погостили немножко и пообедали у родственников в Воронеже, в семье Витиного двоюродного брата - Толи, сына дяди Миши. Нас встретили очень радушно - жена Толика Нэля и детишки - Володя и Лена... Бегут годы. Растут дети...
  
   На одной из заправок бензин был опять только за деньги. Доехали до следующей заправки - нет 93-го. И один товарищ сказал, что едет от Ростова и нигде нет 93-го бензина. У нас в баке - 30 и в канистре - 20 литров бензина. Рискуем, но едем дальше. Возвращаться не стали. Ещё одна заправка. Нет 93-го. Едем дальше. Ещё одна заправка в Павловске. Опять нет бензина 93-го. Богучар. Тоже нет... Нет, все-таки есть. Дают каждой машине по 10 литров. Очередь огромная. Решили встать в очередь. Тётя в белом халате проверяет справки у всех, кто едет из Ростова - о прививках и карантине. Заправили за три захода - 30 литров. Поехали в гостиницу. Мест нет...
  
   Через дом нас пустила переночевать учительница. У неё 10 лет назад умер муж. Остались на её руках престарелые родители - по 80 лет и двое детей. Сын - учится в Ленинграде в пожарном училище и дочка - эпилептик, инвалид с детства на пенсии. Сама учительница веселая, энергичная. Ей 53 года. Откуда только она черпает энергию, чтобы её хватало на всех и на всё? Нас она угостила вишней и яблоками.
  
   На спидометре в Москве было - 10250 км.
   В Богучаре - 11038 км. ________________________________________
   За день проехали - 788 км.
  
   21 июля.
   Заправились и выехали дальше. Перед заправкой заехали на рынок. Привоз бедный. Фруктов много. Картошка - 2 рубля ведро. Малина - 2 руб. литровая банка. Огурцы - 50 - 60 коп. десяток. Вишня - 3,50 ведро.
   Заправка. 93-го бензина нет. Опять заправка. Опять нет. Тарасовский посёлок. Нет бензина. Наконец, в Каменск-Шахтинском бензин есть. (Кстати, здесь был один из комбинатов, который был, кажется, филиалом нашего предприятия. Правда, я на нём никогда не был, но часто слышал о нём). Заправились. Нам дали 20 литров. Въехали в сам город в поисках завтрака. Видели аварию. "Москвичу" кто-то смял весь зад. Очень много народа идёт на рынок, как на демонстрацию - утро, воскресенье...
  
   Позавтракали в кафе на улице Ворошилова. Кафе - забегаловка. Но мы, учитывая старый опыт, съели по полной тарелке борща и выпили по стакану компота из вишни. Сытно и самая безобидная еда. Заправились при выезде - ещё 20 литров. Повернули с основной трассы. В поселке Крутинском кончился асфальт. Проехали реку - Белую Калитву. При выезде из посёлка стоит кафе "Турист". Там нашли кипяченой воды и сделали в дорогу чай. Вчерашний чай сегодня утром окис, пришлось остаток вылить.
   Нет, оказалось асфальт ещё не кончился. Впереди шли две машины - N 03-14 ВЖ и N 23-19 ДЛ. Это военные шофёры баловались на дороге. Один не пускал второго.
   Скорость - 90 км. в час. Как они только не разбились?
  
   Справа Морозовск. Слева - купающиеся люди в каком-то болотце.
   Объезд по грейдеру. Строится мост через железную дорогу. Объезд окончился и опять асфальт... Асфальт кончился и опять объезд по грейдеру...
   Выехали на асфальт. Повернули на переправу. Дорога плохая.
   Паром стоял у берега. Купили билеты и сразу же заехали на паром и поплыли. В Калаче искали, где можно было бы поесть. При гостинице есть кафе и рядом кафе. Они не работают - нет света. Были в столовой. Ели рассольник без картошки (так в меню и написано), гуляш с вермишелью и компот без сухофруктов - одна жижа.
  
   Заправляемся при въезде в Волгоград. Бензин 93-ий есть. Заправляют в любом количестве. Осматривали Мамаев Курган. Затем заехали в гостиницу "Интурист" и гостиницу "Волгоград". Мест, конечно, нет. Устроились ночевать на пристани. Нам на одну ночь дали два места - мне и Вите, а Володя спал в машине. Встали по местному времени - в 6 утра, а по Московскому - в 5.
  
   Вчера не смогли дозвониться до Сероглазки - приехал ли дедушка туда или нет? А письмо, которое он нам должен был прислать на почту, мы не получили, т.к. почтамт работает до 5 вечера, а мы опоздали...
  
   На спидометре - 11 646 км.
   _________________________________
   За день проехали - 604 км.
  
   22 июля. Третий день отпуска.
   Позавтракали. Получили от дедушки письмо. Он уже в Сероглазке.
   В Красноармейске - опять объезд - разбитый, грязный. В то же время можно ехать напрямик через город, потом вдоль трамвайной линии. Поехали в объезд... Объезд перешёл в разбитый грейдер.
   Вскоре за Черным Яром - съезд налево к Волге. Но... купаться было нельзя - берег очень крутой, течение быстрое.
  
   Доели московские запасы. Виктор съел вспученную сметану и творог. Будет ли жив?...
   Грейдер весь в выбоинах, как будто ходили мамонты. Едем не быстро.
  
   Фотографировали местную церковь. Потом ещё где-то... В Солёном Займище сфотографировали каменную церковь с погнутыми крестами. Изумительной красоты церковь в Никольском. Ещё одна церковь, как мы её назвали - Медвежья" - неуклюжая такая... Это было село - Пришитинское. Вообще нас поразило - как много церквей мы проехали вниз по Волжским дорогам. И все без исключения они были такой красоты, что хотелось их запомнить. Я несколько церквей даже пробовала зарисовать в тетрадку. Ну, и, конечно, фотографировали их все.
  
   Цыган Аман Калмыкской АССР. Заправка!!! 93-ий бензин - свободно. Сказали, что через 8 км будет асфальт. Даже не верится. Кругом пыль. Печёт. Температура - 35 гр. в тени.
   Асфальт!!! Повернули на совхоз Волжский...
   Приехали к воротам Кушниров. Дома никого нет. Прождали час. Решили съездить на Волгу. Там нашли наших - маму, папу, Олега.
  
   Искупались. Вода тёплая. Вернулись домой. Все живем у Горы, это ещё один дедушкин (Ирин папа) друг.
   Сероглазка или правильнее - Сероглазовка - это большой совхоз. Есть центральная усадьба и условно - пригородный посёлок. Волга здесь основная кормилица, поэтому все дома посёлка протянулись на несколько километров вдоль берега Волги. Когда надо было съездить в центральную усадьбу, где жили Кушнеры, надо было ехать на машине или добираться по пеклу пешком. Гора жил где-то на краю.
  
   С Кушнирами мои родители познакомились, когда плавали на теплоходе. Они подружились. Иван Трофимович был маленький, толстенький, с приплюснутым носиком. Работал директором совхоза "Волжский" Совхоз был миллионер. Свои бахчи, коровники, совхозные сады и теплицы. Особенно славился совхоз овцами и каракульчой. Каракульча от каракуля отличается тем, что мех не курчавый, как у каракуля, а гладкий, с мраморными разводами и редкими завитушками. Его получают от только что рожденных ягнят. Мне их жалко. Особенно редким считается коричневый каракуль. Жена Ивана Трофимовича - Елизавета Петровна показывала нам свою шубу из коричневого каракуля. Красиво, но я в этом почти ничего не понимаю... Там же, в Сероглазке мои родители познакомились с Горой. Сначала, приезжая в Сероглазку на лето, они останавливались у Кушниров. А позже - у Горы. Там им было вольготнее. Жить у председателя совхоза хорошо, но это накладывало на них какие-то обязательства. Особенно тяжелый характер был у Елизаветы Кушнир. Она считала себя пупом земли, была заносчивой и резковатой.
  
   У Кушниров было три сына. И все они отличались резко друг от друга. Старший уже женился и готовился со временем заменить отца. Жил он в отдельном собственном доме, работал главным механиком совхоза и уже имел сынишку. Средний - Николай был скромным, застенчивым. Готовился поступить в семинарию... И, наконец, младший - шалопай и хулиган - Мишка... Кем он будет?
  
   В день приезда нас пригласили на ужин. Мы сначала думали, что это празднично накрытый стол. Но оказалось, что дарами Волги они угощаются ежедневно.
   Ужин нас поразил. Такого мы еще никогда не видели. На край стола поставили десятилитровую кастрюлю с осетровой ухой. Сверху на три пальца стоял слой жёлтого осетрового жира. В тарелки выкладывались огромные куски отваренной белой рыбы. Они заполняли тарелку так, что для бульона почти не оставалось места. Осетрина сочная, во рту таяла, есть её можно было бесконечно. Но как на всё растянуть аппетит и желудок? На столе стояли тарелки с жареным сазаном и лещём и т.д. и т.п. А в середину стола поставили глубокую тарелку с чёрной зернистой икрой и сказали, что мы можем её есть сколько хотим... Я до сих пор вспоминаю эту тарелку с икрой и жалею, что стеснялась и скромно попробовала чайную ложечку икры. Мне не хотелось показаться изголодавшейся по таким деликатесам "бедной родственницей из столицы".
  
   На спидометре - 12042 км.
   ------------------------------------
   В этот день мы проехали - 396 км.
  
   23 июля.
   Я заболела - результат вчерашнего обжорства: я ела осетрину, затем пила чай, сумела выпить после свежих огурцов и помидор парного молока и затем Волжской воды. Здесь своих колодцев нет. Вернее, сами-то колодцы есть. Но нет местной воды и водопровода нет. Напускают в искусственный бассейн Волжской воды. Она отстаивается. Затем машинами с цистернами воду развозят по домам и заливают в колодцы. Местные привыкли и пьют её запросто сырой. Где-то далеко есть родник. Иногда привозят воду оттуда. Называют её сладкой. Я ещё не успела попробовать сладкую воду, но говорят, что она очень вкусная.
  
   Утром пошли на Волгу. Покупались и позагорали часа два. Больше нельзя, а то обгорели бы. Температура в тени - 35 градусов, а на солнышке - 42. Но жара здесь переносится легче, чем в Москве, т.к. влажность здесь всего 5 процентов, а в Москве - 95.
  
   К хозяевам всё время приходят родственники и проводят время с нами. Муж сестры хозяйки (живет в Гродно) и её брат, который находится на больничном из-за ангины. Пьют каждый день. Утром начинают понемножку за завтраком. Обедали, правда, мы отдельно. А ужинали зато в компании до двух ночи и всё под рюмочку. Днём на машине съездили в самое пекло в Сероглазку, а потом на бахчу. Посмотрели как растут арбузы. Представьте себе - выжженная степь. Зелени нет никакой, только сухие солончаки. Но если присмотреться, то к удивлению видишь, что невдалеке, а потом дальше, и в стороне подальше - лежат в песке, как большие мячи - арбузы. От каждого арбуза тянется тонкий, наполовину высохший стебель, который прячется потом в песке. Удивляешься - где же эти стебли берут воду для питья? И как они растут в раскалённом песке, а не в земле?
  
   Один арбуз мы съели там же, на бахче. Сторож велел нам взять лопатку и закопать корки, чтобы его не ругали. Мы так и сделали. Нам с собой дали или как они говорят - накатали больших "Астраханских" арбузов. Они сочные, сладкие, но немножко ещё не дозревшие. Надо было бы потемнее им быть. Они красные, но не бордовые. Уж мы-то астраханских арбузов напробовались. Дедушка нам их привозил каждое лето из Астрахани. А там он проводил все свои отпуска, катаясь на пароходах Москва - Астрахань, туда и обратно. Это здесь мы пробовали первые арбузы. Сбора массового ещё не было...
  
   Вчерашнюю уху всю вылили и опять сварили такую же огромную кастрюлю свежей. За обедом съели уху и жареной осетрины. Надо было бы мне поголодать, да я, конечно, не выдержала и вкуснятинку ела со всеми. И начались такие боли в желудке, такие рези и т.п... В общем, за день я выпила такие лекарства:
   - 6 таблеток энтеросептола
   - 3 таблетки фталазола
   - 3 таблетки сульгина и
   - 2 таблетки бесалола
   __________________________________
   Итого = 14 таблеток.
  
   Вечером на 2 часа сходили на Волгу. Солнце пекло меньше, но всё равно загоралось. Володя с Горой ездили в совхозный сад и по разрешению нарвали три ящика яблок - с розовыми бочками, сочных.
   День прошел быстро. Вечером мужчины опять ездили в Сероглазку в гости к куме. Пили самогон, заедали икрой.
  
   29 июля.
   Ездили в Астрахань. Кончился бензин. Долили из бачка. Затем заправили 50 л. В Астрахани мужчины постриглись - с каждого по 0-84 копейки. К тому же Олегу обрезали бритвой ухо.
  
   Ездили к дяде Коке Степанову. Это двоюродный брат моего отца. Он очень постарел, но по сравнению с прошлым летом, выглядит немного лучше. Он ведь перенёс односторонний паралич.
   К вечеру вернулись домой.
  
   На спидометре - 12382.
   ______________________________
   Наездили - 258 км.
  
   30 июля. Утро.
   Послезавтра поедем дальше. Если коротко рассказать, чем запомнилось нам наше короткое пребывание в Сероглазке, я бы сказала следующее.
  
   Волга широкая. Вода ласковая, тёплая и песочек тоже.
   Мужчинам, конечно, запомнится рыбалка. Один раз рыбача на лодке, на крючок подцепили большого осетра. Видели его близко, когда он у лодки временами всплывал и "ходил" - красивый, сильный. Мы били его по голове, но не совсем удачно. Но, конечно, порвал все лески и ушёл... Володе запомнится как он "ходил" на лодке за лещём. Лещи в темноте выходят на мель. И они с одного захода с родственником Горы - Женей взяли по одному мешку лещей на каждого. Лещ золотой, крупный. И жарили его и солили. На вкус сладкий, прелесть.
  
   Запомнится обилие овощей и фруктов. Яблоки гниют ящиками. Огурцы - с пупырышками, сладкие. Помидоры сорт "Астраханские" - хороши. Но ещё больше нам понравились - "Бычье сердце", которое они вырастили у себя в огороде. Они не только вкусноты необыкновенной, но и очень красивые.
   Арбуз разрезают, если он им "не показался", выбрасывают сразу корове.
  
   Ездили в Астрахань. Она не меняется нисколько. Все домики деревянные. Некоторые, особенно на окраине вросли в землю. Были на рынке. Такое же обилие овощей. Но дыни дорогие - 1 рубль за килограмм.
   На обратной дороге заезжали на вододелитель. Там хороший магазин - много приятных товаров.
   Подружились с местными собаками. Их здесь, действительно, много...
   Все переболели желудками. Почти все переболели ангинами. Выручила наша аптечка - перепробовали все лекарства. Помогло...
  
   Были и другие огорчения. Володя отправил два ящика с яблоками Милочке. А их из Енотаевска вернули обратно по причине необструганных ящиков. Жаль пропали яблоки, а Володя с такой любовью их укладывал и всё зря - Милочка их не получила.
   Володя об якорь поранил палец на ноге. Мама ему лечит. От солнца спина покрылась какими-то пупырышками (это всё у Володи). Мама и спину ему лечит.
  
   С нами до Грозного поедет Аня, дочка Горы. Очень симпатичная девушка. Она окончила в этом году школу и едет в Грозный к родственникам с целью попробовать поступить в институт.
   Итак, кончается пассивная часть нашего отпуска, и послезавтра мы двинемся в интереснейший путь...
  
  
   Приведу выдержки из письма, которое я написала на работу своим девочкам - о том, как мы провели время в Сероглазке.
  
  
   Письмо в Москву - Покровский Бульвар, дом 3. СОЮЗГЛАВХИМНЕФТЕМАШ". Комната 283. Гореловой Елене.
   Из г. БАКУ. Проездом. От ДУДКО И. В.
  
   4 августа 1974-ый год.
   ДОРОГИЕ ДЕВОЧКИ!
   Выполняю обещание - написать вам. Завтра брошу письмо в Баку. Всего, что видели - не опишешь. Впечатлений - уйма.
   В субботу, на рассвете выехали на Волгоград. В общем, всё идёт хорошо. Гостили на Волге 10 дней. Вы не поверите - такое изобилие овощей и фруктов - стоят ящики и глаза не смотрят. За всё время там съела 3 яблока. А перед глазами - любые: хочешь - с дерева, хочешь - из корзин.
   Варили нам уху - 10-и литровая кастрюля. В неё кусками до половины складывают осетрину. Сверху, на 4 пальца - жир. Так я такую уху и есть не стала, и ещё издевалась - говорила, что сверху - рыбий жир. Местные жители говорят, что то, за что в Москве заплатишь 3 рубля - съешь до капельки, и будешь хвалить, а здесь добро гниёт ящиками, и никто не ценит. Но труд у них адский. Почва - глинистая, прошел дождь - вязнешь в резиновых сапогах. Утром, в 4 выгоняют коров, и на ногах уже допоздна. А в степях корма нет - всё выжжено, одни колючки для верблюдов. Коровы возвращаются домой голодные, а дома ещё овцы, свиньи, утки, куры и т.д. и т.п., да ещё кошки и собаки.
  
   Рыбы в Волге много. Все мужчины ходили на рыбалки. На удочки ловилась разная рыба. А однажды Володя пошел с одним товарищем с сеткой. У берега завели сетку - там, где по колено, по илу. За 15 минут вынули 2 мешка лещей - каждый килограмма по 2-3. Засолили их, повялили. Нам в дорогу положили - кучу лещей и балык осетровый. Мечтала привезти и угостить вас всех. И...увы! Вчера, вернее, сегодня при отъезде - развернули их - решили переложить - т.к. все газеты пропитались жиром, а в них - большие черви. И мы всех лещей выкинули. Осетринный балык тоже привял. Уже кусок с килограмм выбросили. Если завтра не доедим - придётся выбрасывать - вещи нежные и долго не лежат. Так что, заранее извиняюсь, рыбкой угостить не придётся. 1-го числа мы выехали (я вежливо опускаю момент, как в первый же день я всего перепробовала, и заболела от "обжорства"... Я сумела съесть осетрину и запить её парным молоком, а потом - водой из Волги. Затем я 3-ое суток ничего не ела, выела штук 30 таблеток, после чего, меня закрепило (я извиняюсь) на 8 суток)... Я знаю, что вы смеётесь, но грех вам смеяться, так как мне было не до смеха.
  
   Итак, 1-го числа мы поехали дальше. Два дня были, ну прямо скажем... и названия не подберу. Жара в тени - 45 градусов. Кругом колючки, пески и дорога - грейдер, причём разбитый. Мы даже думали, что по нему мамонты с копытами огромными ходили. Не едешь, а ковыряешься. А, в общем, когда это пекло позади - вспоминается всё в экзотическом свете. Представляете? Видели степных журавлей - совсем рядом. Дорогу перебегала лиса рыжая. Мы остановили машину. Она не испугалась, но когда подошли к ней ближе, она убежала. Самое интересное дальше - темнеет, надо ночевать - а где? Кругом голая степь. Нашли болотце. Вероятно, искатели копали, вернее, бурили скважину под нефть, напали на воду. Скважину бросили, трубу оставили, и вода - хлещет - солоноватая, холодная. Кругом - следы. На водопой ходят стада. Мы объехали это болотце и за холмом поставили палатку. Володя спал - в машине, а в палатке - я, Витя, Олег и Аня (забыла сказать, что нам из Сероглазки посадили Анечку - перешла в 10-ый класс - дочка хозяйки). Она с нами проведёт дней 10, а потом мы её сдадим тётке в Грозном.
   Темнеет, поэтому пишу кое-как.
   Итак, легли в палатке. А кругом - степь. Кто-то свистит, пищит. Я не спала до рассвет! Всё представляла, как чечены или калмыки придут нас резать. Ой!...
   Лучше эту ночь не вспоминать. В общем, на 2-ой день к вечеру приехали на Каспийское море. Вчера там провели (на чудесном пляже) сутки, сегодня проехали дальше и сейчас ночуем на турбазе "Спутник". Завтра будем в Баку. Ну, ладно, наверное, вам это всё, о чём я пишу и не очень интересно. Уже по всем вам соскучилась. Про сигареты даже ни разу не вспоминала. Ну, и как вы там без меня справляетесь, конечно, нормально чувствую, что пора мне "на пенсию". В обиду вы себя тоже не даёте, даже Петровой. Я, конечно, шучу.
   Галочка, не обижайся. Как там Юшата? Как отдохнула Рита? В общем, приеду, всё узнаю. Загорела, но не похудела.
  
   Инночка и ЛЕНОЧКА!
   Если ГВЦ к 10 не выполнит расчётов для бурового отдела - немедленно идите прямо к Гопиусу.
   Если вы этого не сделаете - будем виноваты мы. Это тот единственный случай, когда нужно бить в набат. Помните - немедленно к Гопиусу.
   Но мне хочется верить, что всё хорошо.
   Большой привет Алле Пенкиной и Лениной маме, Инниному Володе и всем вам.
   Совсем темно. Целую. Кончаю.
   ДУДКО И. В.
   --------------------------------------------------------------------------
  
  
  
   1 августа.
   Выехали из Сероглазки. Заправляемся в Астрахани. Повернули под мост на лиман. Проезжаем село Икряное. Какое вкусное название. Остановились и зашли в универмаг. За 50-75 руб. купили венгерскую куртку из искусственной кожи. За универмагом во дворе - чистый туалет. Купили алюминиевые кружки. Заправляться будем в Лимане.
  
   Кончился асфальт. По обе стороны дороги - водоём. Причём, под небольшим насыпным мостиком - труба. Через неё вода протекает под дорогой. Вода тёплая и чистая. Купались и отдыхали два часа. Водится много рыбы. На этом месте отдыхали пять лет назад, запомнили его и остановились снова. Отдохнули нормально.
  
   За Промысловской выехали на грейдер. Расспрашивали встречных шоферов о дороге. Поехали направо.
   Ехали долго. Кругом одна степь. Ехали бесконечно и будто бы в бесконечность. Наконец, какое-то село без названия. Сказали, что через 6 километров - Нарын-Худук. Доехали до Нарын-Худук. Огромное село. И кругом ни души. Нашли сельмаг, а там, конечно, народ. Расспросили о дороге.
   Едем дальше. Выезжаем на щебёнку, а кругом раскалённые пески.
  
   Лопнуло колесо. Меняли. Когда собирали обратно в багажник вынутые вещи, вылили, вернее, разлили в багажнике растаявшее сливочное масло.
   Едем дальше. У Ани текла кровь из носа. Странно. Она же всё время живёт в этом климате. Должна была бы привыкнуть к жаре.
   Даже не верится, что где-то есть асфальтированные дороги.
   Был объезд на "объезд" - вся дорога в рытвинах - чёрт те что!
  
   Пожалуй, сегодня самый тяжёлый день пути. Видели цапель, может быть, журавлей. Красивые серые птицы на длинных ногах. Видели в степи бегущего сайгака. В Комсомольске заправились. Видели лису. Въехали в Комсомольск. Устали. Хотели есть. С 6-и утра проехали всего 312 км, но каких!
   Выехали из столовой. Какой-то кошмар! Мало того, что нас обсчитали на 1 рубль и взяли с нас 5-80, кормили так: на второе только "плов" - отваренный рис и в нем два маленьких кусочка свинины, а на первое - кладут всё тот же "плов" и заливают какой-то тёплой жидкостью, цвета сока манго и неопределенной на вкус...
  
   Поехали дальше... Остановились. Слева от дороги из-под земли выкачивается из скважины вода и рядом - озерцо. Умылись. Сфотографировались. Объехали озерцо и за холмиком разбили палатку. Ужинали арбузом. Спали хорошо все наши пассажиры. Я же боялась жуликов и не спала до рассвета. Всех кусали сороконожки...
  
   На спидометре - 12754 км.
   ________________________________
   Проехали - 372 км.
  
   2 августа.
   Встали в 5 утра. Выехали дальше. Видели коршуна. Дорогу переходили стриженые овцы. Среди них была почему-то одна нестриженая чёрная овца.
   Наконец, выехали на щебёнку. Селенье - Кочубей. Домики беленькие. Улица прямая. Дорога широкая. В стороне - вышки и факелы. Качают нефть. Посёлок зелёный. И ... асфальт!!! Поворот налево. Через 4 км будет основная трасса.
  
   Налево - на Кочубей Дагестанский. Направо - на Пятигорск. Куда ехать? Голоснули. Четверо за Кочубей, Витя же предлагал поехать направо. Но мнение большинства - закон. Повернули на Кочубей.
   Кочубей Дагестанский. Жарко. Отдыхали пятнадцать минут. Забили кол. Мы каждые тысячу км отмечали колышком у дороги. Заправка. Заправили 30 литров.
   Очень жарко. Дороги пошли плохие - разбитый асфальт, покрытый галькой.
   Едем в сторону Хаса-Вьюрта. Опробовали новый примус - жарили яичницу.
  
   Разрезали арбуз. Оказался розовым. Съели половину. Наелись досыта.
   Отдыхали у Терека. Сам Терек - разведённый ил. А зато на берегу - труба с ключевой водой - отдохнули шикарно.
  
   Въехали в Махачкалу. Заправили 30 литров. Городок понравился. Чистенький. Видели порт. На центральной площади - памятник Ленина. При объезде - справа - парк, слева - кладбище. Видели техникум и медицинский институт. Есть университет. Едем дальше.
  
   Приехали на Каспийское море. Поворот на дом отдыха "Чайка". Недалеко от пляжа дома отдыха стояло несколько "диких" машин. Мы пристроились к ним. Поставили палатку.
   Пляж отличный, из мелкой ракушки. Пошли сразу купаться. Вода отличная. На ужин выпили по чекурочку. Вова отравился, вернее, расстроил свой нежный желудок.
  
   На спидометре - 13206 км.
   ______________________________
   За день проехали - 502 км.
  
   3 августа.
   За ночь приехало машин во весь берег - в три ряда. Рассказывают, что много машин приехало с Чёрного моря, т.к. там всех гоняют - с машинами нигде не остановишься. А здесь - свободно. В общем, на берегу вырос целый палаточный город.
   Ночью всё подъезжали - машина за машиной. Молодежь бренчала на гитарах. В общем, колготились всю ночь, а мы спали...
  
   Выспавшись, решили позавтракать. Нам рассказали, что если подняться немного в горы, там есть родник. И мы, действительно увидели, как отдыхающие с ведёрочками или бидончиками направляются к горам. Вдоль моря - песчаный берег, а чуть дальше - горная местность. Витя с Володей и Олегом пошли вслед за другими к роднику за водой, а мне велели приготовить завтрак. Я их предупредила, что не смогу зажечь сама примус. Они посмеялись и со словами - "Сможешь!" - ушли.
  
   Ну, я попробовала делать всё, как написано в инструкции. Мы её накануне изучали. Ничего не получилось. Я его накачала. Потом подлила куда надо бензинчика. Он не просто загорелся, а вспыхнул факелом. А кругом машины наставлены так тесно, что при желании им сразу не разъехаться. Я испугалась, что примус сейчас взорвётся и решила его затушить, Стала бить по нему какой-то тряпкой. Тряпка зацепилась за примус и не отцеплялась. Я стала бить примус по песку, дергая тряпку вверх вниз... Это происходило всё так быстро, что обомлевшие вокруг отдыхающие не успели даже ахнуть. Я догадалась вместе с примусом отбежать от машин, волоча примус на тяпке за собой, потом раскачала его и швырнула подальше на песок, там, где не было машин. Примус ещё долго обгорал. До тех пор, пока не выгорел весь бензин. Когда наши вернулись с водой, они увидели обгоревший чумазый, весь в копоти наш новенький примус. Как ни странно сам примус не испортился и ещё долго служил нам в походах верой и правдой.
   Этот день мы решили отдохнуть на море. Купались, загорали.
  
   4 августа.
   Выезжаем от дома отдыха "Чайка" в 11-ом часу утра. Поздно. Выехали на основное шоссе. Побритые как огурчики. Видели на скале выбитый профиль Пушкина.
  
   Заезжали в Дербент. Обедали в оригинальном ресторане "Орфей". Пивбар при нём. Въехали в Азербайджан. Повернули на турбазу "Хазар".
   Ехали по очень плохой дороге 20 км. Переезд. Затем налево.
   Ночевали в стационарной палатке на 4 койки. А Володя - в машине. Вечером выпили по чепурочку...
  
   (Добавляет Виктор: - Эта турбаза относится к привилегированным. Ира по своему удостоверению Госснаба, смогла договориться, чтобы нас туда пустили. Кстати, именно там произошёл разговор с одним из постояльцев. Он предложил продать ему нашу "Волгу", а взамен он даёт такую же "Волгу" и плюс стоимость моей машины. Почему это он делает, да потому, что наша машина по цвету почти чёрная, а в Баку - машина такого цвета считалась престижной).
  
   На спидометре - 13432 км.
   _____________________________
   Проехали всего - 276 км.
  
   5 августа.
   Выезжаем из турбазы "Хазар". Утром Витя обругал Аню за то, что она мыла ноги в роднике, из которого пьют и который почитается местными как нечто священное. Выехали на основную дорогу. Ехали не той, что вчера, а берегом моря. И дорога лучше. Ехали через Худат. Выехали налево. Доехали до Хачмаса. Нам сказали, что на Гяндов - плохая дорога. Повернули на Кубу.
   Куба. Заправили 30 литров. Поехали на Баку.
  
   Въехали в Баку. Долго вертелись в поисках главпочтамта.
   (Поясняет Виктор: - Здесь мы как автотуристы должны были отметить свою туристическую книжку печатью. Перед каждым отпуском, в который мы отправлялись на машине, мы заходили в Московские клуб автотуристов, и регистрировали там свой маршрут. И в каждом определенном городе, мы обязаны были на главпочтамте поставить в маршрутной туристической книжке печать, подтверждающую, что мы этот город не миновали. После возвращения в Москву, мы должны были предоставить в клуб отчет о поездке, и нам присваивалась группа сложности и какие-то еще регалии. Но мы этого почему-то потом не делали).).
   У вокзала обошли маленькие магазинчики. Чего только в них нет! Правда, в основном - мишура, но приятная. Видели памятник 26-и Бакинским комиссарам.. Видели набережную, Дом правительства.. Заехали в пассаж, в универмаг. Купили массажные щетки для головы, сетки. В Баку долго не задерживались.
  
   Выезжаем из Баку. Заправили 40 литров. Дорога пошла веселее, в гору. На протяжении 100 км мы всё время медленно поднимались в гору. Дорога местами ремонтировалась, поэтому шли не быстро, да и в гору по извилистым дорогам быстро ехать опасно.
   В общем, темнота застала нас возле Шемаха - перед Ахсу, на самом перевале. Проехали по серпантину с головокружительной высоты. Повороты резкие. Далеко внизу в кромешной темноте, находясь на середине спуска, увидели огоньки. Сзади - чёрная тьма, впереди, в свете фар выхватывается небольшой кусочек дороги. А впереди тоже всё черным черно. Как будто мы не едем, а парим в чёрном космосе к далеким огонькам внизу. Ощущение сказочное. И как только папа смог ехать по этим крутым поворотам! У меня от страха заныло под ложечкой. Мерцающие во мгле огоньки селения приближались. Мы спустились вниз.
   У мальчишек - пастухов узнали, что гостиница есть. Ещё несколько раз спрашивали дорогу и, наконец, доехали. Володя, как обычно, спал в машине, а мы - в гостинице. Олег спал с Витей на одной постели, т.к. мужских мест свободных не было. В горах, когда спускались, ударились о какую-то деревяшку и потеряли брызговик.
  
   Вчера, когда заезжали пообедать в Баку, был любопытный случай. Мы заехали пообедать в какой-то ресторан. Правда, мы его приняли за обычное кафе. Сидели и долго ждали, когда к нам подойдёт официантка. Она подошла и сказала - "Лучше шли бы вы в столовую. У нас всё не для вас. Табака - 3-25 порция, куриные котлеты - 3-60 и т.д." Ну, понятное дело, мы ушли в столовую. Но интересно, неужели у нас такой "отпетый вид", что для ресторана мы уже совсем не подходим?
  
   На спидометре - 13865 км.
   ______________________________
   Проехали - 423 км.
  
   6 августа.
   Выезжаем из гостиницы. Подъехали к чайхане. Специально для нас разжигали мангал. Рубили свежую баранину. Жарили. Подали снятые с шампуров кусочки шашлыка на тарелочках. На одном отдельном шампуре запекали нам помидоры. Чай подавали в отдельных чайниках - каждому. Заварка крепкая, душистая. Чай пили с удовольствием. Мясо пробовали жевать - не получилось. Оказались косточки, жилочки и жир. Говорят, кусочек мяса был всего один и тот попал Олегу.
   - "Сколько с нас?" - 10 рублей. - "Пожалуйста". Всем хотелось повторить (ре-пе-те). Но не было гарантии, что после второй десятки мы будем сыты. И опять - таки, для здоровья лёгкое чувство голода - полезно. И мы поехали дальше.
  
   Повернули на Манчегеурское водохранилище. Решили там отдохнуть. Остались очень довольны пляжем, водой. Выехав с Манчегеурского водохранилища, решили ехать на Севан.
  
   В машине был сквозняк. Вылетела из окна этикетка. Вернулись назад, но не нашли. Трагедия! Папа, кажется, выругался... Видно, устаёт. С утра настроение у него не ахти. На нас на всех по очереди ворчит и всё не по делу. Видно, тяжело ехать одному за рулём без смены.
  
   Заправили 30 литров при въезде в Кировобад. Магазины бедные. Купили хлеба, пахлаву. Ищем столовую. Не нашли. Выезжаем из Кировобада.
  
   Въехали в Армению. Много ремонтов дороги. Причём, перед каждым объездом висит плакат - " Просим извинить нас за доставленные неудобства, но поймите, дорога строится для вас". Темнота застала в горах, так же как и накануне. Севанский перевал проходили в 21-00 при полной темноте и густом тумане. Просто не было пути назад. На расстоянии 20 км тянется серпантин. Поднимались на высоту 2100 м над уровнем моря.
  
   В общем, все ехали притихшие, настороженные. После перевала доехали до Севана. Указателей - "кемпинг" нигде не было. Блуждали до 11 ночи. Еле нашли палаточную гостиницу на берегу Севана. Дали нам палатку. На деревянном полу лежат матрасы. Еле набрали нам белья. Полотенец вообще не дали.
   Холод. Ветер. Температура + 10 градусов. Севан называют Армянским севером.
  
   Хорошо оборудованный пляж. Ночью шёл дождь. Утром варили кофе на плитке. Она никак не зажигалась. Володя сказал, что не будет пить, если не прокипит. Аня принесла кофе и сказала, что оно кипело. У Володи желудок не прореагировал - это сила внушения. Зато у него болит голова. Может быть, оттого, что на ночь выпили по чепурочку.
  
   После завтрака пошли посмотреть на озеро Севан поближе. Берега высокие, крутые. К воде не подойдёшь. Гладь воды вся в рябинках. К воде ведет крутая лестница с деревянными ступеньками и старыми обветренными перилами. Но было холодно, поэтому спускаться вниз мы не стали. Просто постояли и посмотрели, вглядываясь в серую даль вод Севана. Говорят, в его водах ловится вкуснейшая форель и корюшка. Называли ещё какую-то рыбку, я не запомнила. Правду говорят, что Севан - чудо природы. А в такую мрачную погоду, как ни странно, озеро выглядело ещё величественнее, суровее...
   Недалеко от места нашей стоянки находились величественные останки старинной крепости, по которым мы с интересом полазали.
  
   На спидометре - 14316 км.
   _________________________________
   За день наездили - 451 км.
  
   7 августа.
   Выезжаем из Севана. Кончился бензин. Доливаем из бака. Едем по направлению к Еревану. И, наконец, въезжаем в Ереван.
   Гуляли по центральной площади.
  
   "Умирали" в магазинах. Замшевые куртки, юбки, пояса, платформы любые, трикотаж, кримпленовые платья. Выезжая с платной стоянки, заплатили 25 копеек. Хорошо поели в столовой. Заправились при выезде из Еревана. Нанервничались. Порядка никакого. Лезут машинами друг на друга. Очередь очень большая. Но всё-таки нам удалось...
   Выехали из Еревана. 2114 м. над уровнем моря. Перевал Севанский.
  
   Инджеван. Ищем турбазу. Директор турбазы спать в палатке нам не посоветовал, сам позвонил в гостиницу, договорился, чтобы нас там поселили. Гостиница - великолепное современное 10-ти этажное здание. Все номера двухместные с душем, телефоном. Но... воды не было ни горячей, ни холодной. Сказали, что такое - первый раз. Мыться ходили с 9-го на 2-ой этаж. Выпили сухого. Азербайджанское столовое оказалось лучше Армянского Роздана. Ели арбуз.
  
   На спидометре - 14530 км.
   _____________________________
   За день проехали - 214 км.
  
   8 августа.
   Выезжаем из Инджевана. Вчера пошли в буфет. Купили к ужину колбасы, кусочек брынзы, помидор и вдруг сзади возглас - "Что я слышу! Русскую речь!" Зовут его Николай Степанович. Он уже месяц живет здесь в командировке - курирует монтаж завода по выработке бутонита - новое вещество. И ещё до 6-го сентября быть ему в этой командировке. Николай Степанович зашёл к нам посидеть. Похвалился, что он племянник Катышева Константина Федоровича. Мы ему сказали, что машину поставили во двор гаража и договорились со сторожем. Что направил их туда с площади - любезный армянин. Николай Степанович всполошился - "Что вы наделали! Этот хлюст специально заманивает туда машины, а ночью они там меняют резину и т.д." Виктору чуть плохо не стало от такого сообщения. В темпе собрались, забрали машину и сам Николай Степанович договорился со сторожем гостиницы, чтобы машина стояла рядом. Сторож хромой, с собакой. Володя, для перестраховки, лёг спать в машине, хотя номер ему уже взяли. Ну, что ж, спасибо добрым людям...
   Всю ночь шёл проливной дождь. И сейчас идёт.
   Выехали из Армении.
  
   Проехали границу Азербайджана и Грузии.
   Заправка - бензин есть. Тока нет. Поехали дальше. Заправлялись в следующей заправке за деньги - 4 рубля.
   Рустави... Тбилисо! Цветущая Грузия!
   У придорожного арыка вымыли машину.
   Долго кружили по улицам Тбилиси в поисках улицы Руставели. Везде в центре перекрыто. Перекрыта улица Пекина и ещё какая-то. И, поэтому как не вывернешь в центр, каждый раз попадаешь на улицу Ленина. Наконец, приехали. Ходили 2 часа. Ничего хорошего в магазинах не нашли. Теперь ищем главпочтамт. С утра ничего не ели.
  
   В поисках заправки "съели" колодки. Оказалось, что машина буксует на третьей скорости. Были в одном парке - нет колодок. Все посылают в таксомоторный парк. Были там. Оказалось - очень вежливый директор. Говорит - "Москва? Поможем!" Запустили нас в парк. Поставили на яму. Сказали - люфта нет. Отрегулировали. Погоняли. Всё равно буксует на 3-ей. Сказали, что колодки в порядке. Поставили остывать. Пока все решили пообедать в их столовой. Ели шницель и пили лимонад. Машина остыла, но буксует... Опять загнали на яму. Разобрали. Володя всё время помогает чинить - скоро будет настоящим автослесарем. Говорят, сели пружины. Купили у них пружину за 4 рубля. А сколько за работу ещё - не знаем. Починили нам багажник. Он теперь защелкивается сразу, а раньше надо было приложить усилия. За всё это удовольствие (ремонт) заплатили 29 рублей. Пока машина бежит хорошо.
  
   На спидометре - 14749 км.
   ____________________________
   За день проехали - 194 км.
  
   9 августа.
   Никак не готовится тушёнка с яичницей. Сейчас будем есть сырые желтки.
   Ночевали на турбазе. В 10 утра выехали на Грозный.
   Пасанодра. Заходили в магазин. Купили по 2 кувшинчика. Деньги на покупки кончились...
  
   Начало Крестового перевала. Через 2 км остановились у родника. Из горы вытекает ручеек.
   Поднялись на смотровую площадку.
  
   Едем дальше. Проезжаем Крестовый перевал. Конец Крестового перевала и, наконец, граница РСФСР.
   Перед границей - красивейшее Дарьяльское ущелье.
  
   Въехали в Орджоникидзе. Поели в молодёжном кафе. Заправились.
   Из Северо-Осетинской въехали в Чечено-Ингушскую АССР.
  
   Въехали в Грозный. Целый час искали улицу Моздокскую. Наконец, приехали...
  
   На спидометре - 15079 км.
   _________________________________
   За день проехали - 330 км.
  
   10 августа. Суббота.
   Началась последняя неделя отпуска. Выезжаем с Моздокской улицы. Встретили нас хорошо. Ночевали по-королевски - в спальне, на мягких кроватях и хрустящих изумительно белых простынях. Расстались с нашей попутчицей Аней. (Характерной особенностью молодёжи, живущей в тепле на юге, являлось то, что считалось особым "шиком", иметь белую незагорелую кожу).
  
   Заправились. Выехали из Грозного. Переезжаем границу Чечено-Ингушской АССР и въезжаем в Северо-Осетинскую.
   Беслан. Поворот на Нальчик. Повернули в Баксане на Эльбрус... Тырнауз. Заправились. Заезжали в кафе "Адырсу". Ели чанахи - в горшочках чесночный суп с молодой картошкой и бараньими костями.
   Затем "катались" на фуникулере - поднимались к подножью Эльбруса. Отличные виды. Сфотографировались. Из всех доступных нам гор, Эльбрус самый красочный. Он как будто нарисован на полотне из голубого неба...
  
   Выезжаем из Чигета. Поднимались на Чигет по подвесной дороге. Неповторимое зрелище. (Внизу под тобой проплывают великолепные стройные сосны). Правда, немного страшновато. Иногда мелькает мысль - а что, если она оборвётся? Вагонеточки движутся медленно, временами останавливаясь, чтобы дать возможность сойти пассажирам с детьми или женщинам. Большинство людей умело спрыгивают со скамеек, не задерживая движения.
  
   На спидометре - 15462 км.
   _____________________________
   Проехали - 383 км.
  
   11 августа. Воскресенье.
   Пьём горячий чай. Ночевали в палатке в долине - километров 20 спустившись от подножья Чигета. Вчера, пожалуй, за всё путешествие был самый впечатляющий день. Мы поднимались по подвесной дороге наверх - 16 опор.
  
   Ехали долго. Люлька на двоих. Олег сидел в середине. Володя не поехал, т.к. болеет - простудился ещё в Иджеване. После бани он спал в машине, до которой пробежался по холоду.
   Едешь в люльке - ноги болтаются. Люлька похожа на карусельные люльки - лавочка и всё. Под тобой - макушки деревьев-сосен, обрывы, впадины. И чем выше, тем сильнее ветер и холоднее. Едешь и постепенно приближаются снежные горы и вдруг, в какой-то момент совсем рядом, слева предстает во всем великолепии Чигет - с большой снежной шапкой. Высота снеговой шапки - 81 м. Она и смотрится как настоящая шапка. А справа - совсем кажется рядом - Эльбрус. Высота его - 5642 м.
  
   Едешь и всех охватывает какое-то непонятное возбуждение. Кто-то во все лёгкие орёт - "Ого-го-го!" из какой-то люльки, кто-то хохочет. Легко дышится, только холодно. Слева рядом ехали одиночные люльки. Можно было поехать и на них. Приехали наверх и оказалось, что вниз возвращаются те, кто приехал ещё утром на целый день гулять. Народу - тьма, а запускают по два человека на люльку, посадка идёт медленно. Пока каждая люлька подъедет... Холодно. Все дрожат. Температура - +8 градусов. А один чудак в знак протеста разделся по пояс. Прождали около часа. Спускались вниз, было уже не до красот. Скорей бы уж спуститься, так замёрзли.
  
   Переночевали в палатке. Напились горячего чая. Палатку мы поставили на "нашем месте". 4 года назад мы здесь ночевали с Макаровцами. Спать было холодно очень. Холоднее, чем на Севане. Утром умывались из горного ледяного ручья. Вчера "лечились" - выпили последнюю бутылку водки. Вечером пробовали ловить рыбу, но увы! Форель не хочет, чтобы мы её попробовали. Около нас на ужин остановилась машина местная - кабардино-балкарская с номерами - 00-45. Вывозили на шашлык какого-то москвича с женой. Все они ели шашлык (и нам один перепал) и пили коньяк. И шофёр был тоже прилично поддатый. И как они только потом ехали?
  
   На шоссе видели тренирующихся лыжников, у которых были лыжи на колесиках. Видели уходящих в горы альпинистов в горных ботинках, с кирками, в куртках. Интересно!!!
   Вчера, когда мы поднялись на Чигет, можно было подняться ещё на "второй" этаж или "ярус". Вторая верхняя линия одиночных люлек привозит прямо на ледник. Мы туда не ездили, а те, кто оттуда возвращались, привозили в руках снег.
  
   Мы решили испытать себя на выносливость и смелость. Вместо того, чтобы ехать по военно-грузинской дороге, мы выбрали новый маршрут - в горы, через Цейское ущелье...
  
   Итак, напившись горячего чая, едем дальше.
   Поворот на Пятигорск из Баксана на основную трассу.
   Въехали в Пятигорск. Около вокзала заправили 40 литров. Выехав из Пятигорска, поехали дальше. До Домбая 189 км.
  
   Карачаево-Черкесская автономная область. Заезжали на Черкесское водохранилище. Хорошо позавтракали. Володя поправляет - "Не хорошо, а отлично!" Мы выпили по бутылке ряженки, съели булочки - калорийчики, сыр, колбаску, сулугуни. Едем дальше.
   Въехали в Черкесск и повернули на Карачаевск. Видимо, объезд. "Идёт вода, Кубань река - куда велят большевики". Эти слова написаны на ГРЭСС. Мимо нас проехал кто-то из правительства. Впереди ГАИ, затем Чайка, потом Волга. Машина ГАИ ехала с зажжёнными фарами и в рупор объявляли - "Остановитесь! Остановитесь! Стоять!" Машины мчались со скоростью 110 - 120 км в час.
  
   Подъезжаем к Карачаевску. Въехали в заповедник. Получили инструкции. Повернули на Домбай...
   Выезжаем с Домбая. За 2 км стоянка машин. Нас посылают туда. Мы спросили, а почему другие машины едут? Нам ответили, что они заезжают всего на 15 минут. Мы сказали, что и нам на 15. А пробыли в заповеднике целый час. Покатались на кресельной дороге. Не поднимались ни разу выше вершин деревьев, а поэтому ехали просто по просеке. Иногда перед нами открывался вид на горы.
  
   В общем, красиво. Но по сравнению со вчерашним, впечатляет меньше.
   Выехав с Северного приюта, покушали в кафе "Встреча". Пиво везде кислое.
   Выехали из заповедника. Заправились при выезде из Тиберды. Повернули на Черкесск. Приехали ночевать на то же место, где завтракали - Черкесское водохранилище.
  
   На спидометре - 16010 км.
   ______________________________
   Проехали - 548 км.
  
   12 августа. Понедельник.
   Выезжаем с Черкесского водохранилища.
  
  
   На обочине сидел серый заяц. Правда, мне он показался коричневым. В Пятигорске повернули на Нальчик. Въехали в Нальчик. Мы опять в Северной Осетии. Заправились в передвижной АЗС. Спросили дорогу на Цею. Нам сказали, что до Цеи дорога отличная, а после Цеи дороги нет вообще. Через перевал иногда с трудом раза два в год проезжают грузовики (вероятно, с контрабандным или запрещенным грузом - ведь здесь ни поста ни таможни никогда не было и нет) и то в период долгой засухи, когда нет трещин на горных тропах.
   Ехать или нет? Не зря же мы называли себя автоальпинистами. Назвался груздем - полезай в кузов... Решили не отступать. Повернули на Цею.
  
   Выехали из Алагира на Цею. Цея представляет собой высокогорный курорт. Несколько красивых многоэтажных корпусов. От курорта в горах проложено несколько пеших тропинок в горы и на перевалы, а так же предусмотрены прогулки на лошадях, конечно, в сопровождении опытных инструкторов и проводников (так называемые пешие и конные маршруты). К курорту мы не подъезжали, он остался справа вдали.
  
   Съехали к реке Ардон и сытно позавтракали или пообедали. Поехали дальше искушать судьбу. Начинается самое интересное, неизведанное.
   Если мы 4 года назад брали Пушкинский перевал без дальнего света, ночью, то?... Впрочем, посмотрим. До перевала - 60 км.
  
   Кончился асфальт... Повернули из Бурона на перевал.
   Место называется - ТИП. Это развалины старой крепости и могильники.
   До перевала 18 км.
  
   Застряли. Сели на задний мост. К счастью в этом месте около дороги была разровнена большая площадка, которая уходила вглубь горы и зияла чёрной большой дырой - пещерой. Там, как мы потом догадались, были рудники. Вход в пещеру охранялся военными. А в рудниках работали заключённые. Военные долго смотрели на наши тщетные попытки сдвинуть машину с места. Потом один ушёл внутрь горы и привёл оттуда 8 человек - заключённых. Они подняли нашу машину на руках и поставили на дорогу. Спасибо им.
  
   (Виктор поправляет меня. На самом деле всё было по-другому: мы проехали эти пещеры - входы в рудники, и поехали дальше на перевал по одноколейной грунтовой дороге. Так как она была неровной, то где-то в горах мы сели на брюхо, точнее на задний мост. И никак не могли выкарабкаться. В это время сзади нас догнал грузовик, который нас никак не мог объехать. Тогда из кабины вышел офицер, который скомандовал едущим в грузовике людям (заключённых везли к месту работы или отдыха): "поможем, ребята!". И человек 8 - 12 подняли машину на руках и отнесли в сторону от дороги. А потом сами сели в машину и поехали дальше).
  
   Ползём дальше. Дорога такая узкая, что левое колесо движется по самому краю этой дороги, вернее сказать, нехоженой тропы. Иногда из-под колеса вниз срывается камушек, и по дороге за собой он срывает с належанных мест шлейф пыли и других камушков. Чем ниже от нас уходит эта каменная лавина, тем она отзывается всё большим гулом. Если заглянуть вниз, то далеко - далеко видны маленькие могильники и полуразваленные стены старой крепости. Это мы так далеко поднялись снизу вверх. Дух захватывает, когда осмеливаемся заглянуть в эту жуткую пропасть. Хотя вид завораживающий. Сфотографировали. Там же внизу возле речки уныло и безжизненно стоят дома и пустынные улочки. Даже, кажется, есть и минарет. Всё целое, не разрушенное ни людьми ни временем. Ни одной живой души, кроме могильников и старой крепости, стоявшей как бы вдалеке от брошенного жителями жилья. Жалко и страшно смотреть на селенье - могильник в наше время, когда в небе уже летают спутники и космонавты!
  
   А если бы машина свалилась вниз, я думаю, что от нас только один дух и остался бы.
   Чтобы этого не случилось, мы с Володей вышли из машины и шли впереди машины, спиной к дороге. Широко разведёнными руками - на ширину колес, мы показывали Вите возможное направление для продвижения машины. Причем, возможности для варьирования были настолько малы, что руки наши практически всё время оставались почти прямо направленными. Надо учесть, что дорога была вся в рытвинках. Слава богу, не было давно дождей. Как нам и говорили, мы бы тогда не просто не проехали, а скатились бы с дороги вниз в обрыв вместе со струями дождя. Дорога была бы размыта ручейками, и покрыта трещинами. Но и в сухую погоду эти трещины оставались, правда, со временем они засыпались мелкими и большими камнями скатывающимися сверху.
  
   Наконец, доползли до перевала. Рядом ледник. Высота 2819 км. Это не самая большая высота, на которую мы "восходили" на машине. Это Мамисонский перевал. Вниз до шоссе ещё 30 км такой же ужасной, адской дороги. Нам говорили, что дорога там будет ещё хуже.
  
   Граница Грузии. Спустились в долину. То ли ощущение, что если мы едем вниз, то это менее безопасно, то ли устали, но из машины, пока ехали вниз, не выходили. В этом месте гора изогнута большой дугой. Мы ехали по внутренней стороне этой дуги. Сначала надо было спуститься вниз, а потом по этой же дуге подняться наверх. Такой красоты мы в жизни еще никогда не видели. Как говорят, перед нами предстала девственная красота. Стройные сосны и ели. Стройные деревья и пушистые кусты застыли как зачарованные в безмолвии. Казалось, что небо опустилось на землю своими нежно-голубыми облаками. Далеко внизу эти кусочки облаков запутались в зелени, и тоже застыли лёгкой туманной дымкой. Трудно было отвести взгляд от этого волшебства. Иногда казалось, что это всё не живое, а придуманное или нарисованное на фоне Мамисонского ущелья.
  
   Когда на спидометре было 16361 км, Витя срезал угол серпантина. Машина спускалась под углом 45 градусов, собственно, на одних тормозах. Выиграли 200 метров.
  
   Когда спустились вниз, в долину, к нашему удивленью дорога стала еще хуже, хотя хуже было просто уже нельзя представить. Мы ехали по валунам. Просто в этих местах камнепады оставили на дороге свои основные трофеи, т.к. дальше им катиться было некуда.
   С большим трудом перекатились по валунам и стали медленно подниматься вверх. Идём на первой скорости. Практически ползем. Я и Вова через каждые 20 метров выскакиваем их машины и, как и раньше, показываем руками как объехать яму, канаву, болотце, камни и т.д. и т.п. 100 метров идём впереди машины, 20 метров едем...
  
   Встречались нам и речки (скорее, горные ручьи с холодной и чистой водой), где вместо гальки, в воде тоже лежали большие валуны, На наше счастье большинство из них были плоскими, но всё равно по ним двигаться приходилось ползком (т.е. медленно и очень осторожно).
  
   После долины мы думали, что все трудности кончились и сейчас за горой откроется цивилизованный мир. И, вдруг, дорога пошла вверх всё выше и выше. Мы объезжали какую-то большую гору. На обратную сторону перевалили, когда было уже совсем темно. На перевале неожиданно появился асфальт. А ещё через несколько метров мы остановились перед воротами турбазы Шови.
  
   В первый момент мы не поверили своему счастью. Неужели мы победили? Осилили этот труднейший автопереход через Мамосинский перевал и ущелье?
  
   Во второй момент мы почувствовали тяжесть усталости, которая предательски разливалась по нашим рукам и ногам.
  
   В третье мгновенье, превозмогая усталость, но предвкушая отдых, мы кинулись на территорию турбазы... Но сторож хладнокровно встал на нашем пути. Дело в том, что на турбазу приехало какое-то высокое начальство, но не с целью проверок, а для разгульного отдыха. Слышались пьяные голоса, выкрикивающие тосты, музыка, пахло шашлыками.
  
   Никакие уговоры не подействовали. Единственное, чего мы добились, нас сопроводили к местному руководству. Естественно, мест в турбазе - "нет"... Нам было предложено ночевать у ворот турбазы. Наконец, после слёзных уговоров нам разрешили заехать на территорию базы и переночевать в своей палатке, только тихо... Но мы обрадовались и этому.
   Поставили палатку. Наспех чего-то пожевали и повалились спать. Володя, как всегда, в машине. А я, Витя и Олег - в палатке.
  
   Случилось непредвиденное. Мой надувной матрац вдруг начал пропускать воздух. Началось с того, что я проснулась от леденящего холода. Турбаза расположена на самом перевале. Здесь находится вечная мерзлота. Под небольшим слоем хвои и земли и песка - лёд. Проснувшись, я обнаружила, что лежу на сдувшемся матраце, на ледяном полу палатки. Я попробовала надуть её. Вроде бы получилось. Но заснув, я тотчас же просыпалась опять, чувствуя под собой ледяной пол.
   В конце концов, я устала бороться с усталостью и сном. Каждый раз я всё дольше и дольше сквозь дремоту уговаривала себя встать и надуть матрац. В результате я так промучилась до утра...
  
   Переписывая сейчас эти строки, я могу рассказать, чем для меня кончилась эта борьба с вечной мерзлотой. Мы вернулись домой загорелые, счастливые. Вышли на работу. И через несколько дней у меня начались острые боли в пояснице. У нас при Госснабе в этом же здании, в полуподвале была своя шикарная поликлиника. Меня направили к невропатологу. Она положила меня на кушетку, на спину и по-очереди поднимала мои ноги. Они поднимались. А при радикулите в эти моменты я должна была испытывать острую боль и вскрикивать. А я спокойно их задирала. Доктор решила, что я притворяюсь. Вид после отпуска у меня был более, чем здоровый... В конце концов, она меня направила на снимки. У меня обнаружили застуженный остеохандроз позвоночника. Уколы и всякое другое лечение меня вывело из этого состояния. Но при малейшей простуде или охлаждении спины меня в дальнейшем, практически всю жизнь, преследовали приступы этой болезни. А несколько раз даже случались защемления нерва, что по сути ещё больнее и тяжелее.
  
   На спидометре - 16375 км.
   _____________________________________
   За день проехали - 365 км. Но каких!!!
  
  
   13 августа.
   Выезжаем из турбазы Шови. Заправились в Алебролаури. Купались в речке, обливались, завтракали и мыли машину. Пекло. А утром в горах было + 7 градусов. Мы были во внутренней Грузии. И местные водители всё удивлялись - откуда здесь машина с московскими (областными) номерами?
   Въехали в Кутаиси. Это город в горах.
   Обедали в Зугдиди, в ресторане при отеле "Одиши". Ели солянку по-грузински и пили холодный лимонад.
   Приехали в дом отдыха Бабушеры.
  
   На спидометре - 16815 км.
   _____________________________
   Проехали - 385 км.
  
   14 августа.
   Ночевали и гостили у Сухаревых в пансионате Бабушеры. Сухаревы - наши друзья. Я с Валей Сухаревой и Женей Алексеевым училась в институте. Мы дружили семьями. Женя в это время был председателем месткома Капотненского нефтеперегонного завода. Поэтому достать себе такие дефицитные путёвки, как в этот фешенебельный пансионат, было делом обычным. Его здесь принимали как уважаемого гостя. Часть этого гостеприимства распространилась и на нас.
  
   15 августа.
   Выезжаем из Бабушер. Нас провожали - директор, комендант, шофёр, сторож, Сухаревы и дождь. За день отдыха восстановили свои силы, которые мы оставили на память Мамасинскому перевалу. Особенно нужно было придти в себя Вите. Мне кажется, если бы за такие победы над собой и природой давали ордена, то Вите нужно было бы повесить награды за каждый пройденный в этих горах километр (перевал!).
   Выехали от аэродрома на основную трассу.
   В Сухуми где-то заблудились и поехали мимо порта. На основную трассу выехали только через 17 км. Шли по кошмарным дорогам. Лучше бы не блудили.!!!
  
   Леселидзе. Въехали в Большое Сочи, в РСФСР. Решили напоследок искупаться в Чёрном море. На берегу, сразу же за Леселидзе увидели возле какой-то помойки, а, может быть, свалки - дикий палаточный городок. Нам рассказали, что по всему побережью "дикарей" гоняют. И только здесь, на краю РСФСР им удалось приткнуться к морю. Правда, городок с каждым днём увеличивался и они боялись, что и их разгонят.
  
   Заправляемся на выезде из Адлера. Уже дают на сдачу - мелочь. Это значит, что Грузия кончилась.
   Обедали в Головинке... Джугба. Повернули от моря в сторону Краснодара.
  
   На спидометре - 17428 км.
   ____________________________________
   За день проехали - 613 км.
  
   16 августа.
   Выезжаем с ночёвки. Вчера ехали до 12 ночи, чтобы сегодня успеть доехать до Харькова. Ночевали в палатке на обочине. Долго блуждали в Краснодаре.
   Ночью мучились с заправкой. Заправились после развилки.
   Позавтракали в Новочеркасске. Повернули на Харьков.
   Въехали в УССР. Заправились в Дебальцево. Скоро Харьков.
  
  
   На спидометре - 18123 км.
   __________________________________
   За день проехали - 695 км.
  
  
   17 августа. Последний день отпуска.
   Ночевали в Харькове у Володиной сестры - Сони. Угощали нас домашним обедом. Это вкуснее, чем во всех придорожных кафе и столовых, а, может быть, и в ресторанах... Украинский борщ и т.д.
   Выезжаем утром на рынок и потом домой.
   Выехали из Харькова.
   В добрый путь к родимому дому!!!
  
   Встретилась машина 73-72-ХАТ - Х-У-Л-И-Г-А-Н-!!!
  
   Заправили 10 литров 93-го. Бензина нигде нет.
   В 21-00 въехали на окружную. Завезли Володю домой.
   В 24-00 машину поставили в гараж.
  
   На спидометре - 18933 км.
   Когда выезжали, было - 10250 км.
   ______________________________________________
   За отпуск проехали - 8683 км.
   Из них - половина по бездорожью, горным тропам и перевалам!!!
   ----------------------------------------------------------------------------
  
  
   Письмо БАТЕ - отцу Виктора...
  
   15.03.74 г.
   ДОРОГОЙ ПАПА И ДЕДУШКА ТОЛЯ!
   Ждали мы Вас, ждали, но Вы так и не приехали к нам. Сначала мы думали, что Вы заедете проездом с юга. Потом думали, что Вы к нам соберётесь на женские праздники (3 дня). Значит, не смогли. Женя и не пишет, и не едет. У нас всё по старому. Я болела бронхитом, и сейчас ещё мучает кашель и насморк.
   Дети переболели гриппом. Папа тоже часто болеет - то почками, то горло. А теперь какая-то тяжесть в желудке.
   Витина диссертация уже год лежит в столе. Его начальник, видимо, видит в нём конкурента, и не выпускает на защиту. А замечания сделал такие, что вроде бы не хватает одного раздела. А этот раздел нужно ещё пять лет разрабатывать. Так что мы на эту тему не говорим даже.
   Машиной очень довольны. Очень хотелось бы купить для неё финские чехлы. Как их достать - не знаем.
   Начали отдавать маме с папой долг. Отдали 300 (осталось 700). Может быть, до отпуска осилим почти всю сумму. В отпуск планируем с 22 июля по 18 августа.
   Мама 15 июня с детьми уедет на Волгу. А мы все: я, Витя, Вова (у Милы отпуск зимой) на машине приедем туда же, в Сероглазку под Астрахань. Папа приедет или с нами туда, или же позже, чтобы потом с мамой вернуться оттуда пароходом. Всё будет зависеть от того - уйдёт ли он совсем на пенсию в июне, или ему ещё удастся остаться поработать. Мама агитирует его уйти совсем. У него пенсия - 100 рублей, и у мамы - 50. Из одежды и мебели они всё купили, и мы долг отдадим - это их сбережения. Так что, наверное, можно уже не работать.
  
  ================================================================
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"