Дунаев Сергей Георгиевич: другие произведения.

Пе-8 и "Туполевская шарага": разоблачение одной фальшивки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 2.22*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Якобы принадлежащие перу авиаконструктора Л.Л. Кербера, ближайшего сотрудника А.Н. Туполева, записки под названием "А дело шло к войне", опубликованные в 80-х в журнале "Изобретатель и рационализатор", на деле являются грубой и мерзкой фальшивкой, что очевидно для любого инженера, работавшего в "оборонке".

  Наткнулся на эту книжку в недрах "Милитеры". Прочел. Вот результат.
  
  В последнее время многие СМИ с недоумением отмечают парадоксальное явление: в обществе, что самое странное - даже среди молодежи устойчиво растет процент людей, положительно относящихся к сталинскому периоду развития России, к личности самого Вождя и его сподвижников. Для либеральных публицистов настоящим шоком стали итоги интернет-конкурса "Имя Росси", показавшие нешуточную популярность И.В. Сталина несмотря на постоянные передергивания со стороны жюри и мощный прессинг со стороны либеральных масс-медиа. И судя по всему, публицисты, взявшие на себя нелегкую задачу защиты неразумного электората от "рецидивов тоталитаризма", забеспокоились...
  Недавно, заглянув по своим делам в Интернет, наткнулся вот на такую аннотацию:
  Настало время вернуть книге "Туполевская шарага" имя настоящего
  автора, открыть его миллионам читателей во всем мире. Кроме того,
  чрезвычайно интересно и поучительно прочитать написанные очевидцем событий
  образным живым языком несколько десятков страниц правды о прошлом России: об
  ее яркой, духовно свободной, высокообразованной и талантливой интеллигенции
  -- ученых, конструкторах, техниках. О людях, получивших прекрасное
  образование у досоветских московских, питерских, казанских (а также
  немецких, английских, французских) профессоров. О гражданах, свободно
  ездивших до 1913 года учиться в лучшие университеты Европы и работать в
  ведущих западных фирмах и беспрепятственно, а главное, с огромным желанием
  возвращавшихся жить и работать домой в Россию... (Потом была война,
  революция, НЭП, железный занавес и кровавые тиски сталинского тоталитарного
  режима). Еще для многих будет открытием узнать о незаурядных западных
  чудаках-идеалистах, соблазненных советской пропагандой, приехавших помогать
  строить "новую счастливую свободную Россию" и попавших в те же тиски.
  Знать это особенно необходимо сейчас, когда многое уже забыто, а юные
  школьники и студенты все чаще и чаще читают и слышат по радио и ТВ "как
  прекрасно чекистами Л.П. Берия был организован научный труд перед войной, во время войны и в послевоенное время", мол, есть что перенять..
  Речь шла о книге "Туполевская шарага", написанной якобы высокопоставленным сотрудником А.Н. Туполева, начальником отдела самолетного оборудования Леонидом Львовичем Кербером. Стало интересно. Дело в том, в конце 80-х я весьма активно читал разную диссидентскую литературу и полагал, что перечитал все мало-мальски заметное в этом жанре. А поскольку я любитель истории авиации, для меня представляло двойной интерес ознакомиться с ранее неизвестной мне книгой, написанной о жизни туполевского КБ в наиболее ответственный период нашей истории - в предвоенные и военные годы, да еще и диссидентом! И надо сказать, удовольствие от анализа "записок Л.Л. Кербера" превзошло все мои ожидания.
  Интрига начинается сразу с выходных данных "Шараги". Впервые она была издана в 1971 г. За рубежом, в издательстве "Посев" под псевдонимом "Г. Озеров". Что это за издательство? А это один из метастазов западных разведок, окопавшихся в Европе и занимавшихся антисоветской пропагандой. В их число, кроме "Посева", входили издательства "ИМКА-Пресс", "НТС", радиостанции "Свобода", "Свободная Европа", "Голос Америки", "Немецкая волна". Аккумулировали они в себе самых никчемных представителей эмиграции второй и третьей волны (способные и трудолюбивые работали по специальности, человеку работящему достойное место найдется везде) - "вольных художников", бездельников, маргиналов и социальных паразитов. У этой категории эмигрантов за границей было только два пути: либо мыть полы, либо - пакостить своей Родине за деньги западных разведок. Солженицын и Щаранский, Новгородцев и Терц - все они, оказавшись перед этим выбором, выбрали второе. Повторяю: "Посев" и другие подобные конторы представляют собой скопище предателей Родины, и потому к их медиа-продукции всегда надо подходить только в противогазе и резиновых перчатках. То есть очень осторожно и критично.
  Так вот, будучи предателями по природе, эти люди, перейдя на сторону противника, не могли не предавать и там. Поэтому вербовка агентуры в этой среде представляла для сотрудников КГБ детскую забаву, что-то вроде учебного полигона для начинающего оперативника-вербовщика. Всю подноготную этих редакций, издательств, "фондов" и "центров" на Лубянке знали лучше, чем их хозяева. И с учетом этого попытка автора спрятаться за каким-то псевдонимом выглядит просто смешно! Да чекисты его личность установили раньше, чем наборщик взял из кассы первую литеру. И немедленно возникает вопрос: если автор - действительно Л.Л. Кербер, почему написание и тайная передача в откровенно враждебное СССР зарубежное издательство подрывного пасквиля не имело для него ни малейших последствий? Да такого в начале 70-х не могло быть по определению! Это с конца 80-х поливать грязью свою Родину стало не только безопасно, но и прибыльно. А между тем это так - никаких санкций к Керберу не применялось, иначе об этом в приложениях к книге и библиографических справках по Керберу упомянули бы всенепременно. Вывод может быть только один - это не Кербер! Но, с другой стороны, в тех же приложениях говорится, что в 1988-90 гг. Леонид Львович уже сам подготовил и издал в журнале "Изобретатель и рационализатор" эту же рукопись, только под названием "А дело шло к войне". Противоречие вопиющее. Но давайте заглянем в книгу - может, что-то и прояснится.
  Прежде всего, бросается в глаза полное умолчание автора о конкретных причинах посадки как его самого, так и остальных его коллег по шараге. А это уже симптом! Мой богатый опыт изучения мемуарной, в т. ч. диссидентской антисоветской литературы, говорит однозначно: те, кто был арестован незаконно (например, генерал Горбатов), и те из действительно виновных, кто нашел в себе мужество переоценить свои поступки и осознал свою вину перед народом, как, например Самутин - бывший глава пресс-службы у Власова, об обстоятельствах своего ареста пишут прямо и открыто. И наоборот, понесшие заслуженное наказание антисоветчики либо с гибкостью дождевого червя огибают острые углы, забалтывая этот вопрос морем не относящихся к нему слов, как Солженицын, либо молчат вглухую, сразу переходя к своим реальным или выдуманным страданиям в "мрачных застенках" - как Шаламов. "Мемуары Кербера" как раз из этого второго разряда. И это, во-первых, сразу порождает подозрение в том, что "грели нары" эти конструкторы отнюдь не безвинно, а во-вторых, усиливает подозрение в том, что автор "Шараги" - не Кербер.
  Так за что же их сажали, всех из себя таких пушистых?
  Что касается собственно Кербера, тут какая-либо информация к размышлению просто отсутствует. Опереться совершенно не на что. Еще один из конструкторов-заключенных, упоминаемых в книге, Томашевич, получил срок за совершенно конкретное деяние - он был непосредственно причастен к гибели В.П. Чкалова на самолете И-180, как и сидевший вместе с ним директор авиазавода Усачев. А вот с Туполевым и его сотрудниками интересно. Один из лучших современных отечественных историков, Арсен Беникович Мартиросян, в одной из своих книг излагает следующую версию. Дело в том, что в 1938 г. Туполев возглавил крупную авиационную делегацию, посетившую США с целью ознакомления с новейшими достижениями тамошней авиапромышленности и покупки лицензий на производство самолетов. Якобы Туполев и его подельники накупили на казенные деньги шуб, костюмов, бытовых холодильников и т. п., а задачу поставленную не выполнили, купив только одну лицензию - на производство транспортно-пассажирского самолета Дуглас DC-3, причем вся техдокументация на него была выполнена в английской системе мер. Это потребовало грандиозной работы советских конструкторов по пересчету чертежей и спецификаций в метрическую систему, а сам факт покупки документов в фунтах-дюймах расценен как вредительство, с соответствующими последствиями для Туполева и Ко.
  При всем моем глубочайшем уважении к Арсену Бениковичу - а он действительно Историк с большой буквы, каких по пальцам перечесть можно, и прирожденный сыскарь - в этом случае согласиться с ним я не могу. Во-первых, если бы делегаты просто растратили казенные деньги на личные нужды, они бы сидели по банальной уголовной статье. Если бы им вменили вредительство, то опять-таки как вредители они бы и сидели. Это тоже 58 статья, но пункт другой, вплоть до высшей меры, и судил бы их либо суд, либо сессия военного трибунала. А так туполевцев пропустили через Особое совещание при НКВД СССР, которому были подсудны только дела с верхней планкой 8 лет лишения свободы, и вменялась им "очень популярная" в те годы 58-10 - антисоветская агитация. Так что я практически уверен, что села группа за длинный язык. Вернувшись из командировки в Америку, где они насмотрелись на красивую жизнь своих коллег, делегаты, по привычке творческой интеллигенции, видимо, начали немножко фрондировать - вот, мол, как надлежит ценить труд авиаконструктора! Не то, что у нас! Картина, знакомая до оскомины: будучи специалистом узким, такой фрондер не дает себе труда задуматься - а возможно ли сравнивать образ жизни в стране, которая к тому времени уже 70 лет не воевала на своей территории и вдобавок сказочно обогатилась в годы Первой мировой войны, и в стране, которая только-только начала вставать на ноги после страшнейшей гражданской войны в мировой истории? И еще невдомек такому говоруну, что в США он имел дело с тончайшей прослойкой топ-менеджеров и высококлассных технических специалистов, на рабочих окраинах не бывал и чем пахнет жизнь американского работяги - понятия не имеет! Ведь характерный штрих - в то же самое время в США действовала и группа во главе с П,О. Сухим, и с теми же задачами. Он закупил лицензию на легкий бомбардировщик Валти VS-11. Но Сухого по возвращении в СССР пальцем никто не тронул! Более того - его карьерная траектория с этого момента начала ощутимо "кабрировать". Думаю, у Павла Осиповича хватило здравого смысла правильно оценить то, что он в Америке увидел, и не болтать глупостей.
  Читаем дальше. Начало книги словно списано с печально известного романа А.И. Солженицына "В круге первом". Что из себя представляет Александр Исаич как писатель и как личность, сегодня не знает только тот, кто знать не хочет. Такого отъявленного, законченного лгуна - поискать. Поэтому схожесть описаний сразу настораживает. Более того, в тексте то там, то сям проскальзывают заведомо лживые утверждения, которых опять-таки не мог сделать Л.Л. Кербер, всю жизнь вращавшийся в технической среде и знавший многое. Вот, например:
  Самого Владимира Михайловича освободили накануне, -- прямо с доклада на
  Лубянке о ходе испытаний пикирующей 100 отвезли домой. Слухи о готовящемся
  освобождении ходили уже давно, а когда он не вернулся -- ожесточились. Во
  всех трех спальнях далеко за полночь обсуждали, когда и кого? Подсчитывались
  шансы, строились гипотезы, высказывались предположения. Волновало это не
  только петляковцев, но и всех остальных, ведь прецедентов не бы
  Да разве?! Сотни! Достаточно вспомнить дело "Промпартии" и лично профессора Рамзина. Этот выдающийся - без дураков выдающийся - специалист-теплотехник в середине 1920-х возглавил организацию. Поставившую своей целью организованно вредить развитию промышленности СССР путем проведения решений, тормозящих строительство новых предприятий, их нерациональное планирование, омертвление капитала и пр. И это не "провокация ОГПУ". Будучи в загранкомандировке в Париже, проф. Рамзин выступил с докладом перед бывшими воротилами русской промышленности, объединившимися в антисоветскую организацию "Торгпром". Это была мощнейшая подрывная банда, в которую входили Путилов, Милюков, Рябушинский и другие "бывшие", располагавшие за границей большими капиталами и немалым влиянием. Так вот, на протяжении нескольких часов Рамзин восторженно расписывал, как мастерски он и его единомышленники водят за нос малограмотных советских работников, спуская в унитаз народные миллионы и подкапываясь под фундамент промышленной мощи СССР. Хвастался, как жених на смотринах, не подозревая, что его слушают и агенты ОГПУ. А потом на суде каялся и просил о снисхождении. Суд, состоявшийся в 1930 г., оценил его деятельность по полной: высшая мера! Но по инициативе никого иного, как Сталина, он и ряд его подельников были помилованы, а позднее - освобождены(!!!), а 1943 г. Рамзин за успешную работу над новой техникой получил не много, не мало - Сталинскую премию. Если это не прецедент, то я уж и не знаю, что назвать прецедентом. А пресловутый "инженер" Курчевский, аферист от артиллерии, автор мертворожденных безоткатных пушек? Ведь тоже первый раз простили, и, если бы взялся за ум, мог бы жить и здравствовать. Но понесло в "соратники" к Тухачевскому, чья безмерная вина перед народом сегодня целиком и полностью доказана - не обижайся. А Н.Н. Поликарпов с Д.П. Григоровичем - уж их-то историю авиаконструктор Кербер должен был знать, к попу не ходи? Арестованные в 1929, эти конструкторы уже в 1931 были амнистированы и вновь заняли немаленькие посты в системе авиапрома. Примеры можно продолжать, но, по-моему, и так понятно, что автор "Шараги" лжет, как сивый мерин. Особенно меня умилила цифра в "15 000 000 узников лагерей", приводимая автором "Шараги". Сегодня все статистические материалы о деятельности ГУЛАГа рассекречены, и из них видно, что даже в самые пиковые годы их работы, 1942 и 1944, численность "спецконтингента" едва-едва превышала 2 000 000, причем в это число входили и осужденные по уголовным статьям и было их намного больше, чем "пятьдесят восьмой". И кстати, смертность в лагерях даже в самый страшный, самый голодный и отчаянный 1942 год не превышала 10%. Тупое убеждение в том, что в ГУЛАГе сидели десятки миллионов - характернейший признак трепача-диссидента.
  Но самое интересное в "Шараге" - это история собственно КБ-103, которое возглавлял сам Туполев. Ему была поручена разработка пикирующего бомбардировщика. КБ-100 работало над высотным двухмоторным истребителем "100", КБ-101 - над фронтовым истребителем "101", КБ-102 - над дальним высотным бомбардировщиком "102". Давайте, посмотрим, как это выглядит в описании автора "Шараги" - и как это происходило в реальности. Предупреждаю, разница - потрясающая.
  Пресловутый лозунг "СССР - родина слонов" и его специализированный вариант "Советские слоны - самые сильные слоны в мире" уже принес и продолжает приносить много бед. В частности, благодаря "слоновьему" освещению многие события в истории отечественной авиации оказались вырванными из своего исторического контекста, приобретя при этом искаженное, прямо-таки сюрреалистическое содержание, послужив предметом недобросовестных трактовок, спекуляций и прямых подлогов.
  В материалах, посвященных предвоенному периоду развития ВВС РККА, периодически сталкиваешься с упоминанием о некоем нереализованном проекте четырехмоторного пикировщика, разработка которого велась Туполевым в бытность его "клиентом" НКВД. Само собой, акценты во всех статьях и книгах расставлены "правильно": НКВД - плохо, Туполев - хорошо, все в лучших традициях недоброй памяти XX партсъезда. Но вот что настораживает - событийное обрамление, в которое вписана "сага о четырехмоторном пикировщике", имеет два различных варианта:
  1. От Туполева потребовали (конечно, лично Сталин и его прихвостень Берия), чтобы вновь проектируемый в ОКБ-29 дальний тяжелый бомбардировщик мог, ко всему прочему, еще и пикировать. Понимая абсурдность этого требования, Туполев бился, как лев, рискуя при этом навлечь на себя гнев неадекватного вождя со всеми вытекающими, но, в конце концов, задача обеспечить громадному бомбардировщику возможность бомбить с пикирования была все-таки снята. В результате появился замечательный дальний, высотный, скоростной, тяжелый бомбардировщик ТБ-7. Почему-то названный позже Пе-8.
  2. От Туполева потребовали (конечно, лично Сталин и его прихвостень Берия) создать нереального по определению монстра: дальний, высотный, скоростной, четырехмоторный и при этом ПИКИРУЮЩИЙ бомбардировщик. Туполев (вестимо, рискуя жизнью и т.д.) протестовал, доказывал, что это физически невыполнимо, и в конце концов нелепый прожект был спущен на тормозах и потихоньку выброшен в корзину.
  Так все-таки - "в корзину" полетел проект пикирующего бомбардировщика под шифром ПБ или послужил базой для создания несравненного ТБ-7? Темны воды советской истории! Тоталитаризьм...
  Между тем ничего особенно темного в истории ПБ нет. Есть просто нежелание внимательно изучить вопрос, отложив предварительно в сторонку свои политические симпатии и антипатии. Строго говоря, это симпатии и антипатии должны возникать из рассмотрения фактов, а не наоборот.
  Вплотную с "загадкой" (кавычки - потому что, скажу заранее, никакой загадки тут нет) проекта ПБ пришлось столкнуться, разбираясь с доводами, которые так называемый "Виктор Суворов" приводит в доказательство того, что военная доктрина СССР была ориентирована исключительно на внезапный вероломный удар с последующим молниеносным захватом самого святого: мирной, пасторально-демократической Западной Европы. В которой в это время фашистским было каждое второе государство, не считая каждого первого.
  Не мною первым подмечено, что с документальными доказательствами у группы шустрых авторов, работающих под логотипом "Виктор Суворов", довольно туго. Глава 2 книги "День М", содержание которой, собственно, и натолкнуло меня на мысль разобраться с ПБ, в этом отношении, на первый взгляд, выглядит неплохо - аж 12 ссылок. Не касаясь пока вопросов, непосредственно связанных с качествами и возможностями применения ТБ-7, судьба которого является как бы сюжетным стержнем главы, остановимся на утверждении ВС о возможностях советской промышленности "выпустить к концу 1940 г. тысячу таких самолетов". Вот как это выглядит у "Суворова":
  "Создатель ТБ-7 авиаконструктор Владимир Петляков... ни минуты в этом не сомневался. Александр Микулин, создавший двигатели для ТБ-7, был полностью уверен, что советской промышленности такой заказ по плечу. Заместитель авиаконструктора А.Туполева профессор Л.Кербер, ведущие эксперты авиапромышленности С.Егер, С.Лещенко, Е.Стоман, главный конструктор завода, выпускавшего ТБ-7, И.Незваль, главный технолог завода Е.Шекунов и многие другие, от кого зависел выпуск ТБ-7, считали задачу выполнимой в отведенный срок. Авиаконструкторы В.Б.Шавров и А.Н. Туполев считали, что тысяча ТБ-7 могут быть готовы к ноябрю 1940 года".
  ССЫЛОК здесь нет. Есть утверждения. В библиографии "Дня М" из всех свидетелей, на которых ссылаются авторы, есть фамилии Кербера и Шаврова. Ну что ж, хоть два из девяти - все хлеб. Берем источники, проверяем...
  ...и оказывается, что В.Б.Шавров о возможностях производства ТБ-7 не говорит ничего вообще. Ни вдохновляющего, ни обескураживающего. Даже процитировать нечего. Главка, посвященная ТБ-7, в книге Шаврова "История конструкций самолетов в СССР, 1938-1950гг." довольно велика - со 158 по 163 страницу, но о возможности/невозможности крупномасштабного выпуска ТБ-7 в ней нет ни слова.
  
  А вот что пишет на эту тему автор "Шараги":
  "Четыре раза машину эту ставили на производство и вновь снимали. Мне подумалось, а если бы Молотов во время визита Риббентропа в Москву сказал ему, что тысяча таких бомбардировщиков на наших аэродромах готова к действию, - рискнули бы немцы в 41-м году затеять войну с нами? Что же касается того, смогла ли бы наша авиапромышленность за четыре года их выпустить, то сидевшие с нами директора крупнейших заводов: Лещенко, Абрамов, Войтов, Калганов, Усачев - однозначно ответили: смогла бы! Да, собственно, отвечать и не нужно было, ответ в тех десятках тысяч машин, что она поставила ВВС".
  Отсюда и растут ножки у суворовских рассуждений.
  Но это свидетельство - очень серьезно. Леонид Львович Кербер работал у Туполева не уборщицей, не чертежником и даже не рядовым расчетчиком.
  И тем неменее, проверим, насколько можно доверять - не конструктору Керберу, а автору "Шараги". Вот как автор преподносит завязку "детектива" с четырехмоторным пикирующим бомбардировщиком.
  "Прием у Берии, в его огромном кабинете, выходившем окнами на площадь, был помпезным. На столе разостланы чертежи. У конца, который в сторону "ближайшего помощника и лучшего друга" главного вождя, сидит Туполев, рядом с ним офицер, напротив Давыдов. Поодаль, у стены, между двумя офицерами - Егер и Френкель. Выслушав Туполева, "ближайший" произнес: "Ваши предложения я рассказал товарищу Сталину. Он согласился с моим мнением, что нам сейчас нужен не такой самолет (речь идет о замысле будущего "103" - Ту-2 - Г.К.), а высотный, дальний, четырехмоторный пикирующий бомбардировщик, назовем его ПБ-4. Мы не собираемся наносить булавочные уколы, - он неодобрительно указал пальцем на чертеж АНТ-58, - нет, мы будем громить зверя в его берлоге. - Обращаясь к Давыдову: - Примите меры, - кивок в сторону заключенных, - чтобы они через месяц подготовили предложения. Все!"
  Туполев вернулся злой, как тысяча дьяволов, затея Берии была явно несостоятельной. Высотный - значит, герметическая кабина, то есть стесненный обзор. Четырехмоторный, дальний, следовательно, крупногабаритная, неповоротливая машина - отличная цель для зенитчиков и непригодная для крупносерийного производства. Герметические кабины не позволяли применять надежное оборонительное вооружение, ибо дистанционно управляемого в то время в СССР еще не было. Одним словом, масса против и ни одного "за", разве только то, что немцы и американцы уже имеют одномоторные пикировщики, следовательно, нам следует переплюнуть их и создать очередной уже не "царь-колокол", а "царь-пикировщик"!
  Вечером Туполев собрал свою группу и поделился сомнениями: "Дело очень ответственное. Возможно, этот дилетант уже убедил Сталина, и им будет трудно отказаться от ПБ-4. Сталина я немного знаю, он менять свои решения не любит. Надо очень добросовестно подработать общий вид машины, примерный весовой расчет - как жалко, что с нами нет Петлякова, он лучше меня знает все данные АНТ-42 (Пе-8), а ведь ПБ-4 должен быть примерно такой же. Возьмем за основу 42-ю, герметизируйте кабину, продумайте выход бомб из люка при пикировании, учтите дополнительный к АНТ-42 вес. Расчетную перегрузку для пикировщика придется поднять. Объяснительную записку напишем мы с Жоржем (Френкелем)".
  В записке освещались четыре основных положения:
  1. Высотный, дальний, четырехмоторный тяжелый бомбардировщик уже создан, это АНТ-42. Для того, чтобы "бить зверя в его берлоге", нужно организовать серийное производство АНТ-42.
  2. Пикировщик, поскольку процент его потерь все же будет большим, должен быть малоразмерной массовой машиной.
  3. Для прицеливания на пикировании машина должна быть маневренной, чего нельзя достигнуть на тяжелой четырехмоторной машине.
  4. Заявленные им, Туполевым, точные данные по самолету 103 он гарантирует, требуемые по ПБ-4 - не может".
  Вот отсюда и мой интерес к проекту ПБ. Потому что сцена постановки задачи на проектирование ПБ в описании автора "Шараги" выглядит, мягко говоря, сомнительно. Читая "Шарагу", можно ненароком подумать, что это Сталин с Берия, откушав не в меру "хванчкары", вдруг взяли - да и замыслили: а не сделать ли нам...?! Нет крепостей, которых не сумели бы взять большевики! А подать сюда Андрюшку Туполева...
  Казалось бы, все логично, все связно и понятно. Никаких видимых противоречий нет. Был Сталин "выдающейся посредственностью" (CR - Л.Д.Бронштейн-Троцкий)? Да конечно! Тиранил, кого ни попадя? Ни дня без этого не мог! Нормальное дело: приспичило Сталину иметь "царь-пикировщик", шевельнул едва заметно бровью - и тотчас же обер-лакей Берия, брызжа слюной и тряся щеками, начинает выкручивать руки маленькому, но гордому Туполеву: делай четырехмоторный пикирующий! Делай четырех... Естественно, по законам диссидентско-лагерного жанра, априорно хороший Туполев мужественно сопротивляется априорно плохим чекистам, но, не будучи в силах противостоять всесокрушающей машине тотального подавления, вынужден дать полуобещание-полупредупреждение: проектировать будем, но успеха не гарантируем. И зэки, скрежетнув зубами, начинают через силу, не скрывая отвращения, воплощать в чертежи заведомо нежизнеспособный замысел кремлевского самодура... Читатель, как положено, скорбно склоняет голову...
  А напрасно.
  Дело в том, что при любом режиме существуют такие вещи, как установленный порядок заказа техники - без разницы, военной ли, гражданской. Не важно, идет ли речь о 40-ваттной лампочке или космической станции "Мир" - проект начинается с ЗАКАЗА, который немыслим без перечня требований, предъявляемых заказчиком к будущему изделию. И не важно, дойдет проект до конвейера или завянет еще на чертежной доске - под него в любом случае выделяются деньги, а деньги требуют отчетности. Деньги же вкладываются под некую конкретную работу, подразумевающую на выходе некий конкретный результат. Я знаю, о чем говорю: я работал инженером - военным представителем на оборонном заводе. Начиная проект, хотят на выходе что-то получить. Что именно? На этот вопрос отвечает - в случае, когда речь идет о военной технике - документ под названием "Тактико-технические требования", ТТТ (где-то с начала 50-х и по сей день этот документ именуется ТТЗ, тактико-техническое задание). Страшный Берия, вымогая у Туполева самолет, должен был ему эти самые ТТТ вручить. Но тогда вначале их кто-то должен был составить.
  Логично предположить, что требования к аппарату должен составлять тот, кто будет им потом пользоваться. Если верить автору "Мемуаров", дедуктивно получается, что заказчиком ПБ выступает НКВД в лице Л.П.Берии. Забавно. Зачем чекистам тяжелый пикирующий бомбардировщик? Китайских спиртоносов в уссурийской тайге гонять? Или норвежских браконьеров в Баренцевом море? 1500-кг бронебойной бомбой по сейнеру: хрясь! чтоб с гарантией!
  Понятно, что это ерунда. Самолет, конечно же, нужен ВВС Красной Армии. Тогда одно из двух: либо Сталин с Берия, мнения военных не спросив, готовят им сюрприз на 23 февраля, что тоже попахивает шизофренией, либо функции ведомства Берии в данном случае - сугубо почтальонские! Передать зэкам ТТТ, разработанные где-то в недрах ВВС - и не отсвечивать.
  Но разработчик ТТТ к будущим самолетам давно известен - из этого никогда секрета и не делалось. Это НИИ ВВС Красной Армии, а точнее, его отдел, который прямо так и называется - "Отдел тактико-технических требований", черным по белому, открытым текстом. НИИ, в свою очередь, подчиняется Главному управлению (ГУ) ВВС.
  Во главе ГУ ВВС в описываемый период стоял генерал-полковник авиации Смушкевич, а НИИ ВВС возглавлял генерал-майор авиации Филин. И вот грех смеяться, но поневоле захихикаешь: а ведь оба поименованных лица были позднее арестованы и расстреляны. Получается, сталинское правосудие вполне справедливо воздало прожектерам, которые вредительски пытались навязать промышленности и ВВС заведомо ублюдочный проект, да еще бросить при этом тень на ни в чем не повинное руководство НКВД?! Воистину, награда нашла героев...
  Однако переведем дух. Причины ареста Смушкевича и Филина, как и других крупных военных руководителей в 37-41гг. - вопрос, до сих пор толком не исследованный, поэтому оставим в покое поименованных товарищей и вернемся к проблемам формирования требований к проектам самолетов. Откуда берут офицеры отдела ТТТ НИИ ВВС цифры характеристик, которые конструкторам предстоит реализовывать в металле? Тоже не с потолка.
  Генеральный штаб, планируя ход возможных боевых действий, формулирует задачи, которые предстоит решать ВВС в рамках общего оперативно-стратегического замысла. В свою очередь, исходя из объема и характера этих задач, ВВС рассчитывают, сколько и КАКИХ самолетов потребуется для их решения. Слово "каких" подразумевает самые общие требования, которым должен отвечать будущий штурмовик, истребитель, бомбардировщик. Чтобы при этом операторов Генштаба, в силу специфики своей работы довольно далеких от технических тонкостей, не "зашкалило", специалисты НИИ ВВС, теоретически, должны ввести эти требования в технически выполнимые рамки. Однако на практике это правило не всегда соблюдается.
  В ?5/6 журнала "Авиация и космонавтика" за 2002г. опубликована превосходная, с точки зрения приведенного фактического материала, монография Владимира Ригманта ""Летающая крепость" Красной Армии". Тираж - увы, 5000 экз. В монографии детально исследована, на основе документов того времени, история создания и производства бомбардировщика ТБ-7.
  Оказывается, в КОСОС ЦАГИ, возглавляемом Туполевым, с начала 30-х в порядке смелого эксперимента разрабатывался проект самолета ВСБ-1 - высотного скоростного бомбардировщика. Это НЕ ТБ-7: шифр ВСБ-1 - АНТ-38, шифр ТБ-7 - АНТ-42. Но в октябре 1934 года - задолго до прихода в руководство НКВД Берии! Задолго до ареста Туполева! - именно ВВС решили "скрестить ежа и ужа" и приложили ТТТ ВСБ-1 к проекту ТБ-7:
  "Полет фантазии ВВС был безграничен. Боевая высота оговаривалась - 13000 - 14000м, потолок - 15000м, дальность полета на высоте 15000м - 2000км, максимальная скорость - 600км/ч, бомбовая нагрузка - 500кг, разбег - 400м, пробег - 150м. Однако на тот период реальных возможностей по созданию самолета с подобными ЛТХ явно не существовало, и поэтому вскоре вернулись к более реалистичным ЛТХ, которые предлагал ЦАГИ на основании своих предварительных расчетов".
  
  Из этой небольшой цитаты можно сделать сразу 4 промежуточных вывода:
  1. Волюнтаристским подходом в определении параметров будущей техники прихварывал не Сталин. "Полет фантазии" в данном случае продемонстрировали именно профессионалы из ГУ ВВС;
  2. Никаких трагедий это не повлекло - военных поправили, вернули к реальности, помогли взглянуть на вещи здраво. Военные, видимо, тоже смогли осознать свои заблуждения - никто в 34-м тов. Туполева за несогласие с фантастическими ТТТ за цугундер не брал и в Бутырку не волок;
  3. Первый вариант легенды о "пикирующем" четырехмоторнике, по-видимому, берет начало именно в этом эпизоде - поверхностно изученном и плохо осмысленном. Возможно, на него наложился и эпизод с ПБ, отраженный в "Мемуарах".
  4. При всей своей нереальности ТТТ ВСБ-1, "переадресованные" ТБ-7, бомбометания с пикирования НЕ СОДЕРЖАЛИ.
  Кстати. Любителям клеймить сталинскую систему и лично тов. Сталина за волюнтаризм рекомендую сравнить приведенный эпизод с практически аналогичной историей, случившейся практически в то же время, но - в абсолютно "демократической" Великобритании (информация взята с сайта http://airwar.ru). И - оценить последствия:
  
  "Short Stirling был единственным самолетом RAF времен 2-й Миpовой войны изначально спроектированным под четыре двигателя; он был первым "тяжеловесом", поступившим на службу; он нес бомбовую нагрузку намного большую чем все, что было предложено ранее; и он обычно являлся достойным противником даже для немецких Bf 109. Stirling, кроме того, стал машиной заложившей основу Сил наведения и целеуказания (Pathfinder Force), доблестно послужил при вторжении в Европу как буксировщик планеров и транспортный самолет и еще летал в последней роли после сражений.
  Hесмотря на все это, Stirling все еще рассматривается официальными историками как "разочарование" - отчасти недальновидный приговор.
  Несомненно, Stirling имел свои проблемы, однако все они фактически берут начало от зашоренного мышления AM. Вскоре после своего поступления на службу, для примера, он был раскритикован за его неспособность набирать более чем 4000 метров высоты с полной бомбовой нагрузкой, хотя даже эта проблема почти полностью была вызвана требованием AM, чтобы размах крыла не превышал 30480 мм, так как самолет должен был помещаться в существующих ангарах. Другой причиной вывода Stirling из боевого состава BC RAF была его неспособность нести что-либо большее, чем 227-кг бомбы - важнейший пункт спецификации, согласно которой был построен самолет.
  И в качестве последнего примера, о Stirling говорили как о трудном в полете, что являлось преувеличением. Он был, несомненно, ничего не прощающим самолетом при взлете из-за своих длинных стоек шасси - результат требования RAF увеличить угол установки крыла - однако в воздухе он был более маневренным и чутким в управлении, чем любой другой самолет его класса и, время от времени, демонстрировал свою способность благополучно возвращаться на базу после получения значительных повреждений.
  Первоначальный проект "Short" с крылом, подобным крылу удачной летающей лодки Sunderland и размахом 34138 мм, предполагал хорошие высотные данные. Именно на этой стадии AM вбило первый гвоздь в гроб Стирлинга, потребовав, чтобы размах крыла не превышал 30480 мм для соответствия размерам существующих ангаров. В результате крыло Stirling стало короче и шире и расчетные высотные данные были пересмотрены".
  Вот так, ни больше, ни меньше: Министерство ВВС Великобритании вбило гвоздь. Да не один. Хотя никакого Берии в МВД Соединенного Королевства не водилось, да и населен Альбион отнюдь не туповатыми русскими, а самыми что ни на есть продвинутыми британцами.
  Вернемся в Россию. Оказывается, на стадии оформления ТТТ в НИИ ВВС работа над ними отнюдь не прекращается. Уже после ознакомления исполнителей с ТТТ нередко происходит корректировка генеральских запросов, причем совсем необязательно в сторону их снижения, как это может показаться на первый взгляд. Так, С.В.Ильюшин примерно в это же время, посмотрев на ТТТ к конкурсу на ближний бомбардировщик "Иванов", пожал плечами и откровенно саботировал конкурс, посчитав точку зрения ВВС на самолет поддержки наземных войск неверной и ведущей к созданию заведомо слабой машины - что и доказал блестяще, создав Ил-2.
  Нормальный рабочий процесс: идет согласование желаний и возможностей, чтобы не тратить зря время и силы на изначально устаревшую или, наоборот, прожектерскую разработку.
  Так вот, ТТТ содержит ОБЩИЕ характеристики машины. Для бомбардировщика это - масса бомбовой нагрузки нормальная и максимальная (т.н. "перегрузочная"), дальность полета - с нормальной и максимальной нагрузкой, рабочий потолок, взлетный вес, схема вооружения.
  А вот количество моторов к числу задаваемых характеристик НЕ ОТНОСИТСЯ.
  Оно ВЫТЕКАЕТ из весовых характеристик машины и располагаемой мощности двигателей, которые может предложить конструктору промышленность. Оно определяется именно в период согласования ТТТ, на "пристрелочном" этапе, когда желаемое первый раз, прикидочно, соотносится с возможным.
  Конечно, иногда количество моторов очевидно - например, в техзадании на фронтовой истребитель. Но отнюдь не всегда. Собственно, задача силовой установки - обеспечить требуемую удельную мощность, а уж сколько при этом придется установить ВМГ (винтомоторных групп) - дело второе. Примеров, когда число моторов изменялось на одном и том же самолете, - множество. Для иллюстрации этого тезиса я специально подобрал примеры из истории зарубежных ВВС.
  1. Первоначальный вариант немецкого транспортного самолета Ju.52 имел ОДИН двигатель. Вскоре после начала его серийного производства Гуго Юнкерс, с вполне понятной целью повысить грузоподъемность и надежность машины, добавил еще ДВА: получилась знаменитая "Железная Анна" - рабочая лошадка Люфтваффе, Ju.52/3m.
  2. Столь же знаменитый итальянский "аэросилуранти" Савойя-Маркетти SM.79 впервые выкатился из сборочного цеха на бетонку с двумя моторами. Однако хроническая неспособность итальянской промышленности создать достаточно мощный двигатель вынудила конструкторов добавить третий движок, придав SM.79 тот своеобразный внешний вид, в котором мы его и знаем сегодня.
  3. Англичане тоже побывали в такой ситуации. Под заявленный фирмой "Роллс-Ройс" двигатель "Vulture" мощностью 2000лс было спроектировано, по меньшей мере, два двухмоторных бомбардировщика: "Галифакс" и "Манчестер". Когда стало ясно, что "Роллс-Ройс" своего "валчера" до ума не доведет - а на дворе, между прочим, был 1940 год - начался аврал. Из положения вышли, перепроектировав машины под 4 двигателя меньшей мощности. Но потеряли при этом время, которое, как известно, лишним не бывает. Тем более во время войны.
  А мы заметим себе, что количество двигателей - величина переменная, зависящая от их мощности и требуемых характеристик самолета.
  Но, может быть, при наличии четырех моторов самолет принципиально не способен пикировать? Может быть, есть какие-то причины, делающие пикирование на четырехмоторной машине технически невыполнимым? Не зря ведь автор "Мемуаров" так настойчиво дергает нас за рукав: смотри, какие дураки эти Сталин с Берией! Это ж надо додуматься - чтобы четырехмоторный самолет еще и пикировал! Бедный Туполев... Несладко приходилось ему в застенках проклятого режима...
  617-я эскадрилья Королевских ВВС Великобритании летала на тяжелых четырехмоторных бомбардировщиках "Ланкастер". "Ланкастер" - это тот самый "Манчестер" после переделки под четыре двигателя. Вот как описывает атаку эскадрильи на позиции крылатых ракет Фау-1 Пол Брикхилл, автор книги "Затопить Германию!":
  "На следующую ночь они вернулись к Па-де-Кале. Манро выпустил осветительные ракеты. Мартин, плюнув на все и всяческие приказы, круто спикировал, целясь самолетом прямо в "лыжи". Он нашел ночное пикирование на четырехмоторном бомбардировщике немного волнительным занятием, но маркеры сбросил и вышел из пике на высоте 400 футов... Выровнявшись, Мартин с удовлетворением увидел красный и зеленый огни, мигающие посреди просеки".
  Может быть, писатель просто не в курсе дела? Дилетантизм в литературе - явление распространенное... Но не в данном случае. Брикхилл - летчик-истребитель, участник Второй мировой. Чем отличается пикирование от просто крутого снижения по глиссаде, он, безусловно, знает.
  Размах крыльев "Ланкастера" - 31,1м, максимальная взлетная масса - 28 тонн (версия МкI), нормальная бомбовая нагрузка - 6 тонн, 4 двигателя по 1480лс. Никакого специального пикировочного оборудования - тормозных решеток, автомата ввода/вывода из пикирования - самолет не имел. Как говорится, ноу коммент.
  А вот еще.
  В последние годы стало хорошим тоном к месту и не к месту кивать на организации, подготовку и оснащение Вермахта и Люфтваффе: а вот у немцев-то было вот так! С обязательным припевом: эх, Сталин-дурачина! Куды нам до тевтонов... Что ж, посмотрим на тевтонов.
  Немцы первыми применили в бою пикирующий бомбардировщик - знаменитый Ju.87 Stuka. Эффект, как говорится, произвел неизгладимое впечатление, и прежде всего - на самих немцев. Результатом стало требование ко ВСЕМ вновь создаваемым бомбардировщикам обеспечить бомбометание с пикирования. Таковы были двухмоторные Ju.88 и Do.217. Но, кроме них, такое же требование было предъявлено к тяжелому четырехмоторному бомбардировщику He.177. Несмотря на то, что пропеллеров у него было только два, фактически он был четырехмоторным: на каждый винт через общий редуктор работала спарка из двух двигателей DB-601; вместе с редуктором весь агрегат назывался DB-606 и развивал мощность 2360 лс на границе высотности. Массогабаритные показатели "хейнкеля" - 31,44м, 31 тонна, максимальная бомбовая нагрузка - 6 тонн - тютелька в тютельку совпадают с аналогичными показателями британского "Ланкастера", который, как мы видели, пикировал вполне уверенно. В конструкцию He.177, в отличие от "Ланкастера", были, к тому же, специально внесены дополнительные приспособления, характерные для пикировщиков - в частности, аэродинамические (воздушные) тормоза, призванные не допускать разгона самолета свыше безопасной скорости.
  
  He.177 славы не снискал. Тому было несколько причин, но сердцевиной их являлся нетривиальный агрегат DB-606, который так и не сумели "приручить". Имели место быть и проблемы с пикированием - несколько машин было разбито именно при испытаниях на пикирование. Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что губили самолеты и испытателей не принципиальные ошибки концепции, а... элементарная ошибка конструкторов. Заглянем на сайт http://base13.glasnet.ru, где выложена работа Андрея Фирсова "Крылья Люфтваффе":
  "Несмотря на большой объем испытаний и доработок, Не.177A-1 не годился для боевого использования. Причем проблемы с двигателем осложнялись недостаточной прочностью конструкции. Отчет из Рехлина от 9 октября 1942 г отмечал: Испытания показали, что прочность крыла Не.177 на треть ниже расчетов Хейнкеля. Причиной этого является разная жесткость отдельных деталей конструкции, что приводило к деформациям ряда узлов под нагрузкой. На Хейнкеле это не было вовремя выявлено из-за трудностей со статическими испытаниями такой большой конструкции. В официальной речи на приеме у генерал-люфтцойгмейстера неделей спустя отмечалось, что он (Хейнкель) знал об этих проблемах. Он также знал, что конструкторское бюро не провело всех необходимых расчетов и доработок".
  М-да. По крайней мере, в данном случае сумрачный тевтонский гений определенно дал маху. Но для нашего исследования вот что важно: германские авиаспециалисты идею тяжелого пикировщика воспринимали вполне лояльно, чем-то неосуществимым не считали.
  В невеселой (для немцев) истории He.177 есть и еще один момент, напрямую имеющий отношение к теме данной статьи. Намучившись с агрегатами DB-606 и угробив несусветное количество самолетов (и экипажей), КБ Хейнкеля и RLM пришли в итоге к закономерному решению - просто заменили проблематичную шибко авангардную силовую установку на четыре обычных мотора DB-603, с четырьмя соответственно воздушными винтами, и получили отличный бомбардировщик, ни на волос не уступающий американской "Сверхкрепости" Боинг B-29 - He.277(см. там же). Но поезд к тому времени, как говорится, уже ушел.
  Таким образом, имеем следующие промежуточные выводы:
  1. Геометрические размеры, масса и количество моторов САМИ ПО СЕБЕ не могут быть запретом на придание самолету способности бомбить с пикирования;
  2. Количество моторов не есть "вещь в себе", а всего лишь производная от заложенных в ТТТ летно-технических характеристик машины и мощности предлагаемых промышленностью моторов.
  А вот теперь, во всеоружии сравнений и аналогий, самое время внимательно рассмотреть собственно пресловутый ПБ. Что же такое несусветное вымогал у Туполева злой Берия, что Андрея Николаевича, якобы, чуть инфаркт не хватил? Сегодня мы имеем такую возможность благодаря небольшой, но очень информативной статье прекрасного авторского тандема Александр Медведь - Владимир Перов, которая так и называется: "Четырехмоторный пикирующий бомбардировщик А.Н.Туполева" и помещена в ?3/4 за 1997г. журнала "Самолеты мира".
  Итак, что потребовали от КБ-103 ОКБ-29 Остехбюро НКВД, которое возглавлял з/к Туполев? А потребовали вот что: спроектировать пикирующий бомбардировщик с нормальной бомбовой нагрузкой на внутренней подвеске - 1500 кг (бронебойная бомба БРАБ-1500 конструкции Надашкевича), максимальной нагрузкой в 3000 кг и максимальным калибром, доступным для размещения в бомбоотсеке - 1000 кг. Кажущееся противоречие требований объясняется тем, что БРАБ-1500 по своим габаритам соответствовала стандартной ФАБ-1000. И все! Никаких монстров в стиле He.177!
  Что это за цифры - 1000кг, 3000кг? Давайте сравним с зарубежными машинами.
  Ju.88A-4: нормальная бомбовая нагрузка - 2000 кг, максимальная - 3000 кг. Самолет оборудован тормозными решетками, автоматом ввода/вывода из пикирования, пикировочным бомбоприцелом. Это полноценный пикировщик, что он и доказывал неоднократно самым превосходным образом. В частности, именно пикировщики Ju.88 1000-кг бронебойными бомбами SD-1000 потопили советский линкор "Марат", а отнюдь не криворукий хвастун Ганс-Ульрих Рудель.
  Do.217E-1: нормальная бомбовая нагрузка - 3000 кг, максимальная - 4000 кг. Самолет оснащен аэродинамическим тормозом и всем необходимым оборудованием для бомбометания с пикирования. Мне неизвестны боевые эпизоды, в которых Do.217 выступали в роли пикировщика, но, во-первых, это еще не значит, что таких эпизодов не было, а во-вторых, мы видим, что самолет был разработан "сумрачным тевтонским гением" с учетом возможности в таковом качестве его применять.
  Ну, и He.177, куда ж от него денешься.
  Таким образом, ничего сверхъестественного от Туполева и остро переживающего за него автора "Шараги" не требовали. Но самое интересное даже не это.
  Оказывается, бомбардировщик под шифром ПБ проектировался Туполевым в ДВУХ вариантах. Внимание! Мы подходим к моменту, который я так тщательно иллюстрировал примерами из зарубежной конструкторской практики. Первый вариант имел обозначение ПБ 4М-105 и проектировался под установку ЧЕТЫРЕХ СЕРИЙНЫХ моторов М-105, представлявших собой форсированный по наддуву лицензионный Испано-Сюиза 14Ybrs, второй - ПБ 2М-120, под установку ДВУХ ПЕРСПЕКТИВНЫХ моторов В. Климова М-120, которые на тот момент только разрабатывались и неизвестно было, получится из этой затеи что-либо достойное серии или нет. Мощность М-105 варьировалась в пределах 1100 - 1200 лс в зависимости от модификации, мощность М-120 Климов заявил в 1650 лс.
  Ситуация сходна с той, в которой оказались конструкторы КБ Хендли-Пейджа и Авро ("Галифакса" и "Манчестера") буквально до десятого знака после запятой. Но мудрый Туполев, предвидя ситуацию из разряда "синица и журавль", предусмотрительно заложил в процесс проектирования параллельную разработку двух вариантов, в основном сходных между собой, чем обезопасил КБ от возможных срывов по вине моторостроителей. Проект М-120 не увенчался успехом: Климов вообще, строго говоря, показал себя в роли конструктора поршневых двигателей не очень успешно. Ничего, отыгрался потом на реактивных... Но это к слову.
  А расчетные данные по ПБ 4М-105 получились такие:
  "Для ПБ 4М-105ТК (предполагалось оснастить М-105 турбокомпрессорами) были заявлены следующие летные данные: максимальная скорость полета на расчетной высоте 8000 - 10000 метров - 570 - 600 км/ч; практический потолок - 11000 - 12500 метров, время набора высоты 5000 метров - 7,0 - 9,0 минуты. Нормальная дальность полета предполагалась 1500 км, максимальная - 4000 километров..."
  Но это НЕ дальний бомбардировщик! Это нормальный полноценный фронтовой бомбер. Читаем дальше:
  "...Нормальный взлетный вес ПБ 4М-105 практически совпадал по значению с нормальным полетным весом немецкого пикирующего бомбардировщика Ju.88A-4 (12200 кг). Что касается перегрузочного веса ПБ 4М-105, то он был всего на 1000 кг больше максимального веса другого немецкого пикировщика - Do.217E-2(16500 кг). Таким образом, проект ПБ 4М-105 находился на уровне разработок в этой области ведущих зарубежных авиастроительных фирм".
  Можно еще посравнивать. Например, размах крыла у четырехмоторного ПБ составлял 26 м, у двухмоторного - 25 м. Серийный двухмоторный Ер-2 имел размах не намного меньший - 21,65 м. При этом площадь крыла у Ер-2 равнялась 72,1 кв. м, у ПБ 4М-105 - 76,5 кв.м. И так далее - кто хочет, может сам продолжить эту цепочку сравнений сколь угодно далеко.
  Таким образом, мы видим, что заданные Туполеву параметры были вполне реальны, и психовать в камере, матеря злых чекистов (которые тут совсем уж ни причем), у Андрея Николаевича не было никаких оснований. Если кого и следовало помянуть незлым тихим словом, так это конструкторов-двигателистов, которые пока не сподобились запустить в серию что-нибудь на уровне Jumo-211 или BMW-801.
  *Вообще, авиационное двигателестроение - очень "узкое" место советской промышленности конца 30-х - начала 40-х годов. Но прежде, чем радостно ткнуть пальцем в Сталина - вот он, виновник! Ату его! - подумаем: а была ли вообще такая отрасль в России при всенародно оплакиваемом ныне царе? Но это - тема для отдельного разговора. На сегодняшний день - практически целина.*
  Осталось разобраться, куда же все-таки подевался проект ПБ, как в четырех-, так и в двухмоторном варианте?
  От выпуска четырехмоторного пикировщика отказались. Этот проект, изначально "заточенный" под крупнокалиберную бронебойную Надашкевича, имел достаточно узкую специализацию: он предназначался для борьбы с тяжелыми кораблями британского и особенно - японского флота. Сегодня уже мало кто помнит, какова была обстановка в конце тридцатых на Дальне Востоке, а жаль! Перманентная война там не прекращалась с 1922 года, дважды переходя в "горячую" стадию (Хасан и Халхин-Гол). При этом советские военно-морские силы на Дальнем Востоке, гордо именуемые "Тихоокеанским флотом", по составу надводных кораблей даже близко "не валялись" рядом с японскими армадами, и шансов выровнять соотношение по тяжелым надводным кораблям СССР не имел в течение лет, наверное, пятнадцати. Оставался "асимметричный ответ" - подводные лодки и авиация, что и делалось. ПБ - это типичный противокорабельный базовый самолет дальнего радиуса действия. Пикировщик - потому, что горизонтальное бомбометание со средних и тем более больших высот по малоразмерным подвижным целям суть бесполезная трата бомб. Большой и мощный - потому, что по линкору действовать бомбами калибра менее 1000 кг неэффективно. Высотный и быстроходный - а как иначе, если полеты предполагаются за пределы радиуса действия истребителей? Пример того же "Москито" однозначно доказал, что единственной по-настоящему действенной защитой бомбардировщика при отсутствии истребителей сопровождения являются только высота и скорость. Здесь все логично, одно звено цепи неизбежно тянет за собой другое. Но.
  Где-то на рубеже 39 - 40 гг. что-то произошло. Могу предположить, что высшему руководству страны стали известны некие данные, позволяющие исключить из числа завтрашних противников СССР Англию и Японию. При таком раскладе дальний тяжелый пикировщик становился непервостепенным проектом, на первый план выходила менее дорогая, менее сложная, менее мощная машина, предназначенная для решения задач в интересах сухопутных войск. Исходя из этих соображений, верх взял расчет по критерию "стоимость/эффективность": задачи пикирующего бомбардировщика выгоднее решать двухмоторной машине. Примерно так и сформулировал точку зрения ВВС начальник Главного управления авиационного снабжения П.А.Алексеев. Что же касается ПБ 2М-120, то его проект был положен в основу задания на разработку фронтового бомбардировщика под шифром ФБ, ТТТ на который сформулировал ни много, ни мало - ГКО страны на заседании 16 мая 1940 года. Воплощением ФБ в металле стал самолет "103", он же - знаменитый Ту-2, по праву считающийся одним из лучших самолетов Второй мировой в своем классе. Не "вместо", а в развитие проекта ПБ.
  Поздравим Туполева и его коллектив с несомненным творческим успехом и вернемся к тому, с чего начали - к "Шараге". Отложим в сторону материалы по ПБ, развернем стоваттную настольную лампу так, чтобы конус яркого света слепил подследственного, посмотрим ему в лицо добрыми, чуть усталыми глазами и спросим: подследственный! Может, хватит валять ваньку? Назовите свое настоящее имя!
  Я не случайно ни разу не упомянул в тексте статьи Леонида Львовича Кербера, как автора пресловутой "Шараги".
  Сотрудник Туполева, опытный работник сначала НИИ связи ВМФ, а затем - Наркомата авиапромышленности, физически НЕ МОГ не знать фактических обстоятельств зарождения и разработки проекта ПБ. Как не мог он не знать элементарных вещей, вроде стандартной процедуры выработки и согласования ТТТ на разработку любого нового самолета. Как не мог он не знать того, что происходит в соседних конструкторских бюро "шараги". Вспомним еще раз:
  "Высотный - значит, герметическая кабина, то есть стесненный обзор... Герметические кабины не позволяли применять надежное оборонительное вооружение, ибо дистанционно управляемого в то время в СССР еще не было. Одним словом, масса против и ни одного "за"...
  А в это время в КБ-102 конструктора Мясищева, с которым Кербер ежедневно, говоря сегодняшним языком, тусуется, создается... дальний, высотный, скоростной, НЕ пикирующий (горизонтальный) бомбардировщик "102", оснащенный гермокабинами и дистанционно управляемым с помощью сервоприводов оборонительным вооружением.
  Риторический вопрос автору "Шараги": любезнейший, а на кой, простите, такие конструкторы, если им нельзя поставить задачу на разработку какого-то оборудования, которого пока не существует? Вообще, конструктор, который нервно реагирует на предложение поискать неизведанных путей, мягко говоря, находится не на своем месте. Тем более - коструктор-творец, каковым по определению должен быть руководитель самого мощного в СССР авиационного КБ.
  Так может быть, Мясищев не справился с заданием - и тем блестяще подтвердил самые мрачные опасения Туполева? Ничего подобного. Зимой 1942г. самолет "102" был выведен на аэродром - на три месяца раньше идеологически близкого ему, но более мощного американского B-29. В серию не пошел по вполне понятным причинам - СССР было не до него, промышленность работала на фронтовую авиацию, и заниматься непростым процессом наладки производства непервоочередной машины в тех условиях не стали.
  Ссылка на давность лет ("автор мог что-то забыть, что-то перепутать; простим ему - он столько выстрадал; чекисты страшно гнобили его резиновой палкой и лишали пипифакса...") здесь не работает. Автор "Шараги" не просто ошибается с какой-то датой или фамилией, что, безусловно, было бы понятно и простительно для мемуариста. Он злостно обманывает читателя. Он выдумывает никогда не происходившие события, причем так ярко, выпукло и красочно, что, не зная, - примешь за чистую монету, проглотишь и не подавишься.
  
  А цель все та же, не потерявшая, по-видимому, актуальности со времен пресловутого XX партсъезда: представить Сталина и его сподвижников морально и интеллектуально ущербными людьми, использовав для этого авторитет Л.Л. Кербера и - опосредованно - А.Н.Туполева.
  Ну что ж, теперь мы знаем цену "фактуре", содержащейся в книге "А дело шло к войне", она же - "Туполевская шарага", в титуле которой - трудно сказать, каким образом - оказалась фамилия "Кербер". Я не знаю, как разрешить это противоречие; могу только предположить, что Леонид Львович в конце 60-х "сломался" или кто-то его "сломал" и он написал этот бред. Но вновь возникает вопрос: если это - его работа, почему он не был наказан? Ответа нет. Но есть установленный факт: автор "Шараги" не просто искажает факты, он напропалую врет в части, касающейся собственно работы над проектами ПБ и "103", будучи уверен, что его никто не схватит за руку. А раз так, не может быть и речи о том, чтобы доверять и всему остальному ее содержанию, состоящему из классического набора диссидентских тюремно-лагерных ужастиков а-ля Солженицын. Книжка, которую частенько рекомендуют как "зарисовку эпохи с натуры", представляет собой образец грубой, беспардонной лжи, подлой и злостной клеветы на сталинскую эпоху, на величайших руководителей ХХ века - И.В. Сталина и Л.П. Берию, равных которым в сегодняшней России нет и не предвидится! И совершенно неважно, существует ли в природе аутентичная рукопись "А дело шло к войне" или нет - если даже и "да", неизбежен вывод, что рукою Л.Л. Кербера кто-то водил.
  Мало ли в истории таких примеров?
  
  Сергей ДУНАЕВ
Оценка: 2.22*14  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) С.Суббота "Шесть секретов мисс Недотроги"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) Ф.Ильдар "Мемуары одного солдата"(Боевик) О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"