Дунаева Татьяна Валерьевна: другие произведения.

Политический брак, взаимовыгодный, с разменом. 1я часть.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
***Фентези, любовный роман. Чуть-чуть интриг... ***
Что будет, если взять взять эльфийскую принцессу, да и вырвать из привычного окружения?
Что будет, если спутником и защитником в её скитаниях станет безумно очаровательный, но... темный эльф?
А еще королевство бунтует, эльфы едят друг друга поедом за древний трон, а наследница пропала...
Возрастные ограничения 16+
Первая часть трилогии.
Всего в цикле про этих героев будет три книги.
На СИ представлен отрывок книги.
Полностью книга доступна на Призрачных Мирах Купить книгу можно по этой ссылке
И да, оценки заблокированны. Т.к. на меня разобиделись "взрослые дяди-тети, поклонники-аниме" и приходят ко мне на страничку отложить кучку =)))
contador de visitas счетчик посещений


  
  Пролог.
  
  Эльфийские Королевства. Оплот магии, науки, искусства, мира и процветания на всем континенте. Залог спокойной жизни, неизменности и стабильности.
  Маги Высших эльфов, под предводительством Совета Архимагов, охраняют покой нашего народа, выступают гарантом законов и власти. Объединенная армия, подчиненная Королю и правящей династии, зорко следит за противниками.
  Академии, библиотеки, дипломатические корпуса всех разумных рас, самые лучшие товары со всех уголков нашего мира...
  Мир, покой, красота в каждом предмете - даже в придорожном столбе на Великом Торговом тракте, процветание и сытая жизнь всем подданным.
  Доброжелательные, прекрасные, хотя и несколько высокомерные жители столицы. Утопающие в зелени и цветах вечные леса, разноцветные птицы, поющие в запреденьной высоте крон древ-гигантов.
  Балы, приемы и праздники под сенью звезд в резиденциях Старших семейств и в королевском дворце - прекрасном, как радуга алмазного блика, как звездное видение на глади ночного озера...
  
  Это только фасад. Это то, что показывают смертным. То, что поддерживается всеми силами, не щадя ни золота, ни ресурсов магов.
  
  На деле... На деле - те же склоки, те же свары, те же интриги, что и везде, только растянутые во времени на века, и от того не так заметные для гостей столицы...
  
  Его Величество Король, правитель объединенного Эльфийского Королевства, выбранный лишь по воле случая и то при вмешательстве армии и Совета Архимагов, начавших уже потихоньку роптать и сомневаться в своем выборе, пытается удержать власть, не допустить выборов новой династии, нового Короля. Наследник трона юн, хрупок и обладает сильным даром к стихийной магии, а значит, не сможет претендовать на престол... Её Величество, шестой год удерживаемая в этом мире только стараниями лекарей и заботой супруга, никак не может оправиться после родов.
  
  Архимаги сосредоточенно пытаются добиться от обязанного им Короля новых привилегий и прав для своих подопечных. И новых финансовых вливаний в исследования - бесспорно, важные и нужные... Но не сейчас, не в это смутное время.
  
  Королевский Совет является советом Архимагов только на бумаге, а на деле почти все ахимаги их него со скандалом ушли, а их места заняли растерявшиеся от такой чести младшие магистры.
  
  Армия расколота на части, её терзают сомнения в законности власти. Противоречия и различия таких разных ветвей-народов внутри объединения. Лесные эльфы - непоседы и авантюристы - тянут на себя, да и с дисциплиной у них туго, северяне - грозные и грубые, просто великаны среди эльфов - в открытую не слушают команд 'хлипких' военоначальников. Горные кланы требуют открытые шлемы, что бы было видно клановые татуировки, игнорируют форму и субординацию. Воины из высших эльфов задирают носы и требуют особого положения и отсутствия лесных на важных постах... В результате отряды сформированы не по силе и мощи, не по уму, а с единственной целью: не допустить грызни и дележки на наши-ваши. Только несколько частей, возглавляемых опытными командирами, сохраняют боевую готовность и могут дать отпор. Но пять отрядов по сотне воинов в каждом - жалкая капля, не способная защитить границы и побережья от вторжений. Гордые - все. Умных - мало. Уступать - не умеет никто.
  
  Да еще и аристократические семейства держат дружины, каждый - свою. А своих магов за пределы родных владений не выпускают, опасаясь влияния Короля или Академии.
  У каждого - свои козыри в рукаве, у каждого - свои артефакты в сокровищницах, свои финансы в банках, свои планы на трон и на то, как управлять государством.
  
  Напряженные, нервные отношения с обоими ветвями народов Темных эльфов на этом фоне просто теряются, хотя и не добавляют спокойствия подданным.
  
  Гномы снова требуют от эльфов какие-то артефакты времен переселения народов, а под шумок демонстрируют новые изобретения в области осадной инженерии. Ну и снижения пошлин и отмены ограничений на торговлю с людьми на торговлю, как всегда.
  
  Вдобавок люди на границах зашевелились - в Леса прут толпами, пограничные отряды замучились их выпроваживать. Деревушки и Бурги потихоньку строят. Причем хитро: вот вроде бы граница, а они - чуть чуть на своей стороне, а так - на нашей. И не жечь же их в самом деле... Просто карты у нас, эльфов, дескать, не правильные. На их картах - все так. На таможенных постах висят подробные карты, изготовленные гномами и заверенные подписями глав государств. Самых упертых пограничники приводят туда и тыкают лицом в карты... Но переселенцы - не отчаиваются, да и заплатить они готовы за эти вот спорные четверть лиги земли... Хошь зерном, хошь - продуктами, ну или там, скотом... Теперь, чтобы не было сомнений - между нами полоса голой, покрытой лишь травой, земли в три сотни локтей вдоль всей границы: ни единого дерева, ни единого кустика, только граница и башни с дозорными и дежурными магами в пределах прямой видимости.
  Да и даже так умудряются 'заплутать' отдельные семейства. Причем вместе со скотиной, скарбом, и с топориками на готове. Только сигнал отряду в башню пришел, а эти уже тут как тут - к дубам с топориком примериваются. Мол - а что? тут рубить нельзя? Вы же вон какую просеку прорубили - и что?... Как не рубили? ПЕРЕСАДИЛИ?!!! Да ну, врете! 'Та не могет таке быть!...' И так - раза четыре на неделе.
  
  Вот так как-то все обстоит на деле. Или даже еще хуже - кто их, эльфов поймет - у них же на лицах не написано - настоящие истуканы бесчувственные...
  
  
Часть 1.
   Глава 1.
  
  Во королевском дворце ажиотаж - через два дня пребывает делегация от Темных.
  Все в спешном порядке перепроверяется, перемывается, переставляется и начищается до слепящего глаза блеска. Обновляются заклинания защиты, алхимики - варят галлоны противоядий и успокоительных капель, дамы нервно вздрагивают, пугаясь каждого шороха и тени, господа проверяют охрану и перерывают сокровищницы в поисках амулетов и парадных кинжалов. Дворцовая стража репетирует выход и шлифует манеры, что бы даже ненароком не оскорбить никого из делегации темных. По такому случаю им выдали литые маски из серебра, дабы точно не возникло недоразумений, как в прошлый раз, когда кто-то из стражи - имя его уже тщательно затерто и убрано из истории - недозволительно высоко вскинул бровь при взгляде на одного из дроу... Срочно из дворца и предместьев Столицы убраны (с компенсацией золотом за причиненные неудобства) все полу-эльфы и эльфиниды. Делегация от Северного Королевства - люди и всевозможные полукровки, срочно перебрались в гостиницы на Великом Тракте - от греха подальше, 'чтобы не было, как в прошлые разы'. Жить хочется всем.
  
  А приурочено все это событие к шестилетию Его величества наследного принца. Ну и к прибытию племянницы Короля ко дворцу - тоже.
  
  О том, что делегация уже неделю, как прибыла, челядь знать не знала, да и почти все в столице, как ни странно, находились в счастливом неведении. И всю эту неделю идут ожесточенные переговоры (ну это для эльфов они ожесточенные, а для сторонних наблюдателей, если бы они тут были, они были расслабленными, вальяжными и предельно вежливыми)... Послы - трое мужчин-дроу, практически неотличимых один от другого - наседали на сиятельного Короля Аллорэ Тинвэ и его советников, двух почтенных Высших эльфов самого благородного происхождения. В загородной резиденции одного из Советников разгорались нешуточные баталии, завуалированные под пологом лести и взаимных уступок. Темные требовали войны. С обнаглевшими в конец людьми и, как водится с орками. Светлые целиком эту идею поддерживали, более того - именно они, на самом деле, все это инициировали (хоть и не имели права в этом признаться, так как с людьми тридцать лет как заключен мир), но вот некоторые пункты соглашений, предложенных лордами дроу, заставили сиятельного Аллорэ Тинвэ упереться самым резким образом. Жестко, на гране приличия и дозволенного, на грани возможной ссоры с послами. Вместо безапелляционного, радостного согласия он выразил желание подумать, что является просто неслыханной дерзостью для правителя, обложенного разумными доводами и вескими аргументами со всех сторон - даже со стороны его собственных Советников. Аллорэ Тинвэ проявлял неслыханное упрямство и непозволительную роскошь - терзание совести вкупе с милосердием, а сие, как известно, для Короля непростительно. Даже для такого молодого, как он.
  
  Упрямство Его величества вполне понятно, если учесть требование послов дроу. Они требуют в заложники его единственную племянницу, дочь его брата - ныне покойного Архимага Аллиан Тинвэ, принцессу Элениэль Тинвэ. Сроком 'всего-то' на десять 'земных' лет. Причем ей гарантируется полная безопасность, продолжение обучения, прекрасные условия, даже замок во владение на этот срок - никаких подземельев или подземных городов, забота, уважение, охрана, положенное по статусу и прочее, прочее, прочее... Но десять лет... Без права высунуть нос из имения-тюрьмы. И как к этому отнесутся архимаги? А светское общество? А его маленький сын, обожающий свою кузину?..
  
  Вот потому Король и заартачился, предложив уговорить девушку самим послам.
  
Глава 2.
  
  Элениэль редко выбиралась за пределы 'Города магов' - Академии Магии, тем более сюда, в дом отца. Последние годы она чаще она приезжала в шикарные и совершенно безликие дворцовые покои, закрепленные за ней с самого детства. Слуги все те тридцать лет, что прошли со дня гибели отца и брата, поддерживали дом и сад в порядке, ровняли и посыпали белым песком дорожки, поддерживали порядок на клумбах, посаженных еще её бабушкой, стирали пыль с книг в библиотеке... Меняли ежедневно постельное белье и по сезону занавеси в её комнатах. Вызывали и оплачивали магов-рунников для наложение или снятия статиса и с её детских кукол и домика для них. Хотя ей и было уже почти два длинных года - двести десять лет по меркам людей, и в куклы она уже лет сто восемьдесят, как не играла. И все же было приятно, хоть и немного грустно приехать Домой.
  В этот раз Архимаги не хотели её отпускать - по неизвестной принцессе причине, они заметно нервничали, напутствуя её в дорогу, косясь недобро то на сопровождающих, присланных царственным дядей то на карету с гербами её Дома. Королевского дома Столицы Эльфийского Государства. Ничего толком не объяснили, лишь переглядывались с начальником охраны, и поджимали губы, доводя девушку до мандража своими переглядываниями.
  Три дня в дороге, и вот, рано утром - Столица, но, как ни странно, её доставили не во дворец, а в резиденцию её отца - сложно привыкнуть считать дом, где в среднем проводишь две недели в году, своим. Извинились, оставили охрану от Короны, сказали, что через два часа Его Величество прибудет в гости лично, и ускакали в сторону Дворца, отвесив учтивые поклоны на прощание.
  Девушка в задумчивости прошла по знакомой до каждой мелочи лестнице на третий этаж, затем - по малой гостиной её покоев, прикасаясь к родным с детства предметам: деревянной лодочке, вырезанной её братом, любимая флейта вызвала на губах улыбку при воспоминании о том, как братец пытался инструмент спрятать от нее, не выдержав ежедневных 'упражнений в игре на нервах семьи', книги со стихами, едва различимые от старости акварели на пожелтевшей и хрупкой уже бумаге, домик, копирующий один-в-один их резиденцию, куклы в кружевных нарядах, сшитые для нее нянечкой полу-эльфом, давно уже почившей. Кусочек старой, спокойной и светлой жизни маленькой принцессы. Жизни, давно уже оплаканной одинокими ночами в уютных комнатах, выделенных для нее в Академии Стихийной Магии. Сейчас осталась только грусть. Светлая и легкая, как утренняя роса на паутинке. И она была благодарна слугам за этот глоточек прошлого, как никогда.
  А сейчас - ванная, переодеться к визиту дяди - он терпеть не может, когда я в ученической мантии спускаюсь к столу - говорит, отец мой вечно в заляпанной чем-нибудь хламиде вылетал к столу, ураганом проносился по столовой, хватал что-нибудь съестное, извинялся и удирал обратно в лабораторию. А ему, Аллорэ, приходилось всех успокаивать после этого часами. И извиняться перед отцом за поведение непоседы - брата. Охотно вериться - братья были совершенно не похожи характерами, хотя и невероятно похожи внешне.
  
  Стук в двери её покоев раздался неожиданно, вырвав из приятных воспоминаний. Слуга, привычный, что в малую гостиную можно входить без приглашения, замер на пороге в поклоне.
   - Ваше Высочество, гости прибыли!
   - Спасибо, Лин. Передайте Его величеству, что я сейчас спущусь.
  Лин, Линвэ - слуга нашей семьи, эльфинид с крохотной толикой человеческой крови в жилах. От человеческих предков у него только разрез глаз, да темные, каштановые волосы. Когда-то, в незапамятные времена он последовал за прадедом в новый мир: слуга, телохранитель, бессменный управляющий нашим поместьем, поклявшийся на крови служить нашей семье до скончания времен, неизменный и спокойный, как скала, решил добить сегодня нервы принцессы. Он, стоя по-прежнему в поклоне, изрек:
   - Его Величество не один, он с гостями... И я прошу позволения прислуживать Вам за ужином. Лично.
  Элениэль, справившись с шоком, кивнула слуге:
   - Дозволяю, Лин. Если вы считаете, что так нужно.
   - Да, госпожа, так нужно.
  И первый покинул гостиную. Дождался госпожу, закрыл высокие резные двери, и пошел следом. Лин прислуживал ей за столом только в детстве, когда учил манерам и этикету совсем юную эльфийку. Сейчас же... Сейчас весь вид Лина выражал крайнюю степень неодобрения. Даже, казалось, камзол и тот возмущался! Вот уж день сюрпризов!
  
  Обескураженная девушка последовала за слугой в столовую. Там ждал новый удар - её появления дожидались трое эльфов: Король и двое темных - гладкие и лоснящиеся, как две черные пантеры, плавные в движениях и в неизменных черных одеяниях.
  - Добрый вечер, Ваше величество, - шок-шоком, а этикет вдолбленный в детстве помогает справиться и не с такими ситуациями: легкий полу-кивок, спина - прямо, - Доброго вечера, милорды.
  Старший из темных эльфов был ей хорошо знаком, а вот младшего она никак не могла опознать, как не напрягала память. Но пристально разглядывать дроу, или спросить напрямую его имя?.. Нет, это совершенно не допустимо и не безопастно. Лучше подождать, пока его кто-то представит, или он представится сам, вспомнив о манерах.
  Девушка застыла на пороге столовой в ожидании, когда один из мужчин проводит её к месту за столом. Старший из пары дроу плавно приблизился к девушке, галантно предложил руку, дождался, когда леди положит пальчики на сгиб локтя и столь же плавно и грациозно проводил её к месту за столом. В полной тишине подвинул стул - тот даже не царапнул по паркету, так же спокойно дождался, когда леди займет место, поклонился и 'утек' на свое место. Мужчины, как по команде, заняли свои места - Их величество по правую руку от Элениэль, дроу - на противоположную сторону стола. Лин - за спину светлых.
  Ужин протекал в молчании. Лин следил за темными, не забывая прислуживать за столом, дроу следили за Лином, как пара сытых котов за наглой мышью.
  - Леди Элениэль, а ваш слуга по-прежнему нагл, как тролль... - Старший из дроу едко улыбнулся слуге, - Я не знаю второго такого наглого полукровку в нашем мире, как этот.
  - Нет, он просто привык, что все вокруг меняется, кроме него. И мы, отец, для него как неразумные, эгоистичные дети, - подал голос младший.
  Король покосился на племянницу, та ответила невозмутимым взглядом.
  - Думаю, просто для Линвэ долг гораздо ценнее, чем сиюминутные неудобства.
  Старший дроу позволил себе усмехнуться, едва заметно отсалютовав слуге бокалом, младший же излишне громко скрипнул ножом по тарелке с полу-сырым мясом, которое вот уже как четверть часа аккуратно расслаивал на отдельные волокна.
  Король в задумчивости переводил взгляд со слуги на невозмутимую племянницу, и слегка склонил голову к плечу, требуя объяснений ситуации.
  - Дело в том, Ваше величество, что мы с милордом Дэрахом давно знакомы, со времен моего детства. И он не упускает случая подразнить нашего Линвэ, тот же за все время знакомства не сказал в ответ милорду не единого слова.
  - Вы не знаете всю соль ситуации, юная леди, - Дэрах вновь улыбнулся, - когда-то давно, когда мы с вашим достойным отцом были еще мальчишками, а вас, Ваше величество, еще на этом свете не было, мы сильно повздорили с Аллианом. Да так, что за мечи схватились. А ваш слуга нас расшвырял, как котят, и выговор сделал, да такой, какой я даже от жриц Лоры в жизни не получал... После чего ему и было обещано, что, если Лин произнесет в мой адрес хотя бы одно слово, я его убью... Причем было и второе условие, признание которого из меня выдавила ваша бабушка - я не трогаю вашего слугу на территории ваших имений. Вот с тех пор и повелось. Я нападаю, а слуга - молчит, и не высовывает носу за порог имения.
  - И оба условия, как я понимаю, еще не нарушены? - Аллорэ с уважением глянул на невозмутимого слугу. Тот даже не шелохнулся, продолжая стоять истуканом за плечом принцессы.
  - Да, представьте себе, этот наглец держится не смотря на все мои старания. - Дроу подался вперед, перейдя на доверительный тон, - Но я дождусь шанса, верно, слуга?..
  - Линвэ не только слуга, он еще и мой телохранитель, милорд... - Принцесса мягко улыбнулась дроу, - И, очень на это надеюсь, будущий телохранитель моих детей.
  - Увы, миледи, это зависит не от меня, а от вашего слуги, - дроу вернул улыбку.
  
  Когда ужин со стола был убран, а вино и легкие закуски - выставлены, за окнами уже спустились сумерки, начальник охраны подошел к его величеству и кивнул, Аллорэ таки перешел к главному:
  - Элениэль, как ты знаешь, у нас сейчас тяжелое, не спокойное время. Политическая обстановка такова, что опять может вспыхнуть война. Затишье длилось почти тридцать лет, но в человеческих землях опять сменилось поколение, в орочьих племенах - уже два... Король на миг замолчал, и продолжи, - Точнее, война будет. Причем скоро, вряд ли у нас есть хотя бы пол-года. Я бы не хотел, что бы ты участвовала в ней. Ни как медик, ни как маг, ни как воин. Ни как.
  Девушка нахмурилась, обвела недоуменным взглядом гостей, старший из дроу, в ответ слегка пожал плечами, Аллорэ же продолжил:
  - Я вообще не хочу, чтобы ты находилась на территории нашего государства в этот момент. Мы с милордом Дэрахом, - легкий кивок в сторону старшего дроу, - пришли к выводу, что тебя нужно от этой войны оградить, помня о том, что ты, в случае моей гибели - единственная наследница престола, не считая моего сына.
  Лицо Элениэль на этих словах вытянулось.
  - Дядя, но я же маг! - девушка тихо прошептала, словно не веря, - Я не наследую престол, мой отец отказался от прав на корону в вашу пользу уже очень давно. Ваш сын - наследник, и я...
  - А вы рождены еще до того, как ваш отец отказался от престола. До того, как принял звание архимага, отринув власть и титул. Фактически, ваш дядя - регент до тех пор, пока вы не примерите белую мантию! - Дроу довольно резко перебил принцессу, - И слишком многие начали об этом задумываться, а то и вслух говорить в приватных беседах.
  - Но я же действительно не хочу на трон! - леди сжала ножку бокала так, что пальцы побелели, - Я, как и отец, буду совершенствоваться в управлении стихиями.
  - Никого ваши стремления, моя девочка не волнуют, - Король едко усмехнулся, - Вас, при необходимости подымут над стягом и понесут выше знамени, как в свое время меня. Тем более - схема уже отработана: война, неразбериха, гибель правителя, выборы нового прямо на поле боя...
  Девушка во все глаза смотрела на дядю, забыв, кажется, даже дышать. Дроу же добил:
  - Если совет Архимагов прикажет вам, леди, встать во главе осиротевшего государства, куда вы денетесь? - слово 'прикажет' темный выделил с особым ехидством, - Вы встанете под знамена. Они могут вами управлять до тех пор, пока вы не получите хотя-бы третью стихию. Сейчас же, на сколько я знаю, вы едва преодолели первую стихию. Начали развивать контроль второй, но пока не особо хорошо получается, частые срывы контроля при вашей силе... - Дроу пригубил вино, издав восторженное 'м-м-м', и замолчал.
  - Мда, а вы, как всегда, хорошо осведомлены, господин... посол, - последнее слово Король выделил интонацией.
  Дроу чуть изогнул губы, изображая улыбку.
  Над столом вновь повисла гнетущая тишина. Элениэль сидела с откровенно кислым и сердитым лицом, начисто забыв про самоконтроль, нервно терзала салфетку. Молодой дроу с интересом наблюдал картину маслом - светлый эльф оправляется от легкого шока, довольный жизнью дроу, обиженно сопящая светло-эльфийская принцесса. И все это за одним столом. Да, вечер, определенно удался.
  Девушка, наконец, взяла себя в руки, с усилием выпрямилась, смело посмотрев в глаза дроу:
  - В подобной ситуации, как вы её видите, меня лучше всего тихо устранить, не так ли? - И дождавшись кивка посла, продолжила:
  - А поскольку у вас с дядей есть какие-то договоренности по будущей военной компании, - уголки губ дроу снова чуть дрогнули, - Вы не хотите, что бы кто-то решил сменить власть, пока не получите то, что хотите от старой.
  Тут уже оба старших эльфа с изумлением уставились на принцессу, которая спокойно заключила:
  - И, так как я еще не достигла звания архимага, я не могу отказать Совету, но обязана выполнить веление моего Короля и единственного старшего родственника... Интересное у меня положение - я даже о нем не задумывалась раньше как-то.
  Девушка отвернулась от переглядывающихся поверх бокалов собеседников и тихо продолжила рассуждать в слух:
  - Выполню требование Архимагов - нарушу волю правителя, предам семью и Дом, выполню волю правителя - не получу ступень магистра, потеряю очень много лет на самостоятельное изучение магии, буду вынуждена обратиться к кому-нибудь из архимагов за пределом наших владений, куда мне пока что ход заказан по причине моего возраста, так?
  - Все верно, только вряд ли кто-то за пределами наших владений возьмется вас обучать, Элли, - Король со смесью сочувствия и удивления глядел на девушку, - Никто не захочет связываться с опальным магом, да еще и членом правящей семьи. Даже из уважения к вашему отцу. Только если люди... Эти за деньги согласятся, но цена будет... Явно не в золоте, скорее всего вы попадете в заложники к кому-нибудь из ушлых людских корольков.
  - Что вы предлагаете? - принцесса так же безучастно продолжила смотреть в окно.
  Король с послом переглянулись, слово взял дроу:
  - Элениэль, вы знаете, что я с вашим отцом был связан не только узами давней дружбы, но и клятвой, - и, дождавшись кивка девушки, продолжил, - Я поклялся его защитить. Я не выполнил эту клятву.
  - Вы бы и не смогли защитить его, - голос девушки стал совсем бесцветным, - Никто бы не смог. Это роковая случайность, арбалетный болт прошел на палец выше ворота... Никто из нас от этого не застрахован, тем более боевые маги, стоящие в первом ряду при обороне... Это случайность.
  Девушка совсем сникла, голос стал тише шороха листвы.
  - Да, именно это меня и спасает, но не извиняет, и не отменяет обязательств. Но если я не смогу защитить и вас, миледи, моя жизнь уже не будет иметь смысла, - Дроу подался вперед в попытке хоть как-то привлечь внимание эльфийки, - Я должен обезопасить вас. Единственный вариант, который мы видим, это скрыть вас на нашей территории. И в статусе, который не даст вас втянуть в дрязги или войну. Это либо жрица богини Лауры, а это пожизненный статус, либо... Либо в качестве чьей-то супруги...
  Эльфийка резко вскинулась, вокруг нее даже воздух пошел легким маревом.
  - Вы как это себе представляете, милорды? - девушка уже не шептала - шипела. - Замуж? Мне еще нет десяти Долгих лет, по нашим законам я не имею права выбора, и не могу выйти замуж. А жрицей... нет, извините, не смогу. Хотя это и решит многие проблемы, но не все.
  - Да и не выдержите вы там, Элениэль. Даже года не выдержите - либо храм на воздух взлетит, либо жрицы вас из храма сами выгонят, - младший дроу откровенно любовался девушкой, - Вы слишком живая для жрицы, слишком много магии, слишком много 'Воздуха'. Жрицы откажут, а надавить на них не получится.
  Эльфийка смутилась - даже румянец на щеках проступил. Сложный и сомнительный комплимент. Для девушки - да, возможно и комплимент, но для Высшего эльфа, для мага неприятно услышать лишний раз, что он себя плохо контролирует. На достигнутом 'успехе' дроу не остановился:
  - Если вы согласны с нашим вариантом, на завтрашнем празднике будет объявлено о союзе наших родов, о достигнутых договоренностях, и о помолвке - тоже. После заката, при первой луне, жрицы проведут обряд. Нужно провернуть это все как можно скорее, пока все прочие будут обсуждать наши действия и придумывать подробности, мы вас увезем как можно дальше от столицы.
  Старший подхватил:
  - Да, по вашим законам вам еще рано думать о замужестве, по нашим - вполне пора. Тем более, это политический брак, он и не такое дозволяет. Подобные 'браки' уже случались в истории наших народов, так что вы не будете первой.
  Король же, словно поставив точку в этом вопросе, продолжил речь, пытаясь успокоить племянницу:
  - Элениэль, этот брак можно будет расторгнуть по обоюдному согласию сторон, даже без вмешательств жриц или Императрицы дроу. Отсутствие совместных детей, подтвержденное документально по истечении десяти земных лет совместной жизни, и все, вы оба свободны. Останется только подать прошение главам ваших Домов - мне и лорду Дэраху, которое мы, разумеется, подпишем для вас без промедлений.
  Мужчины уставились на девушку, ожидая её реакции. Та уже взяла эмоции под контроль, и просто сидела, с кривой усмешкой разглядывая лица заговорщиков.
   - Десять лет? Хорошо. Еще условия есть?
  Эльфы переглянулись, не веря, что так легко было получено согласие.
  - Есть. Вы не покидаете пределов имения супруга в течении одного стандартного, короткого года. Любые перемещения по истечении этого срока - только под охраной супруга. Ну и по возвращении вы, если будет на то желание, продолжите свое обучение в Академии, - интриганы сделали самые невинные лица.
  - И на престол я, как эльфийка с запятнанной на всю жизнь репутацией, конечно же больше не подхожу - мало ли, что там со мной на ваших землях сделали... - Девушка уже откровенно издевалась, но дроу и это стерпели, хоть и заметно дернулись от такой наглости.
  - Да, именно так. Мало ли что... - Молодому дроу явно изменила выдержка, раз он позволил себе более резкий тон, чем допускают приличия.
  - Хорошо. Я согласна. - Девушка встала из-за стола, очень аккуратно пристроив на тарелку с нетронутым ужином истерзанную салфетку, положив, тем самым, конец разговору.
  Его величество, поднявшись следом, изумленно вымолвил:
  - Вы даже не спросите - кто ваш будущий супруг?
  - А зачем, Мой Король? Вы же уже все решили, и мое согласие или не согласие - лишь формальность, не так ли? Я не буду ломать вам вашу игру, милорды. Я подчиняюсь Вашей Воле, - Элениэль поклонилась королю. Кивнула темным, и, развернувшись, резко направилась вон из столовой... По направлению к подвалу... Слуга тенью проследовал за ней, привычно закрывая её спину своей.
  - Элли! - Дядя опешил от такой наглости, но дроу его придержал:
  - Ваше величество, оставьте, пусть побуянит там, где это безопасно - у вашего брата там в подвале, тренировочный зал вроде бы был, защищенный не хуже залов Академии Магии...
  Его речь прервал оглушительный грохот тяжелой двери, а следом раздалась серия гулких взрывов из подвала, и, подряд - треск молнии, снова удары и наступила тишина.
  - Она там как?.. - младший дроу даже вскочил с кресла.
  - А что ей будет? Стихийнику-то? Ну выплеснет весь резерв. Так там Линвэ, он не даст ей перерасход сил устроить. По-психует девочка, энергию сбросит, завтра спокойнее и тише будет.
  Словно в подтверждение слов Его величества, раздалась еще одна серия взрывов, уже чуть-чуть тише, но их сменило глухое завывание ветра.
  - А вот это - не хорошо уже. Просто неприлично даже! - Старший дроу поджал губы и продолжил, - Её отец себя в этом возрасте лучше контролировал. И там сейчас очень опасно, между прочим... Дарр, сходи, проверь - слуга выжил?
   Дарриэль, усмехнувшись, пошел в подвал, оставив старших эльфов наедине.
  
  
Глава 3.
  
  
  На подходах к двери подвала обнаружилось сразу три вещи: прядки волосы сами выплетаются из косы и встают дыбом, противно липнут к замшевому вороту куртки; тут чертовски холодно и встречный ветер, как в горах, даже ступени обледенели; слуга жив, и застыв спокойной статуей, прятался за обитой мифрилом и покрытыми рунной резьбой массивной дверью с песочными часами в руке. При виде Дарра молча продемонстрировал часы, три пальца, и снова замер в ожидании. Дроу поежился, и решил последовать примеру слуги-полукровки. Как раз тут снова раздался сухой, резкий треск, будто кто-то простынь рвал с огромной силой, треск сменила серия коротких взрывов, ветер стих, слуга же, невозмутимо кивнув своим подсчетам, показал уже один палец и убрал часы в карман. За всеми этими манипуляциями Дарр следил, как за невиданным представлением. Снова удар, на сей раз совсем жуткий, как будто две льдины столкнулись, и тишина. Слуга кивнул дроу и аккуратно раскрыл дверь в подвал.
  Там, в подвале, в свете магических светильников, скрытых за толстым слоем кристаллического стекла, царил хаос: по углам нагромождение таящих гор льда, в воздухе медленно кружилось ледяное крошево, а на стенах, исписанных защитными рунами, словно диковинные цветы, распустились черные цветы - следы влетевших туда молний. Среди всего этого бедлама, в центре покрытой инеем площадки, стояла Элениэль и деловито отряхивала заметно подрагивающими руками с платья снег.
  - Мда-а-а, миледи... И часто вы так... Переживаете? - от голоса дроу девушка подскочила, и, инстинктивно кинула в него дрожащей воздушной стрелой. От которой он, кстати, ловко увернулся, не забыв одарить слугу гневным взглядом, который тот проигнорировал с невозмутимостью статуи.
  - Не часто, милорд. Я себя последнее время довольно хорошо контролирую. Например, во сне уже обхожусь без самопроизвольных выбросов энергии, - взъерошенная принцесса, чуть пошатываясь, выбралась, наконец из подвала и приняла протянутую руку помощи Дарра, - ступени уже хорошим слоем инея покрылись, и выбраться самостоятельно шансов было мало, - Так что ваш жених может не опасаться за свою жизнь, если мы будем с ним довольно редко пересекаться.
  - Не наш жених, а ваш, Ваше Высочество, - усмехнулся темный, - И я ему, бедняге, искренне сочувствую! - Дарр подтянул к себе девушку, и галантно поцеловал пальчики, не обращая внимание на то, что они сейчас холоднее льда, - Вы позволите проводить вас в ваши покои? Или мне по-прежнему нельзя к вам приближаться ближе, чем на сто шагов? - Дарр уже откровенно потешался над девушкой.
  - Дарриэль? Вы?! - принцесса попыталась отвоевать свою ладонь у дроу, да куда там... - Ваше счастье, что я резерв весь выплеснула. Что сил на вас не осталось.
  - Ну полно вам, Ваше Высочество, я тоже рад вас видеть. Так хотелось увидеть вас снова, - Дарр сделал паузу, и продолжил: - Взрослой, рассудительной принцессой. Но, кажется мне, я рановато пришел...
   Дроу уже просто скалился, уверенно ведя принцессу под руку в её покои, напрочь игнорируя сверлящий спину взгляд слуги и попытки девушки вырваться.
  - И мне очень жаль, но вы, Дарриэль, тоже с годами не изменились. Скажите, милорд, вы теперь всю жизнь мою будете издеваться? Припоминать мне мое детство, так? Или у меня есть надежда, что вы одумаетесь?, - темный мечтательно улыбнулся, - Да, я на вас накричала, и кинула в вас книгой! Мне было пять лет, я на вас обиделась тогда. Сильно.
  - Конечно я вас простил уже. И тем, более, повод на меня кричать был достойным - сломанная кукла? Но я же исправил свою оплошность - в тот же день подарил новую, самую хорошую купил, у лучшего мастера-гнома! А вам не понравилась.
  - Да, не понравилась! - эльфийка уже шипела рассерженной кошкой, - Лучшую куклу, да-да-да! И эта кукла была точной, уменьшенной копией гоблина-шамана в боевом трансе! Со всеми анатомическими подробностями!!! В два локтя ростом!!! Шедевральное творение. Да я её боялась, как огня! А вы её поставили на самую верхнюю полку, а снять её от туда смогла только в двенадцать! Я почти восемь лет на это чудовище любовалась! Засыпала с трудом, заперев дверь в игровую комнату на ключ, и придвинув пуфик к двери.
   Дроу уже хохотал в голос, а девушка разошлась окончательно:
  - А когда мне было шесть, вы опять мне 'подарок' сделали - лук, у которого тетива не натягивается! И плечи не гнуться, а к нему - стрелы. Чуть-чуть кривые, чуть-чуть не сбалансированный наконечник, да еще и короче наших на три пальца!... И что? Я все пальцы в кровь сбила, пока не догадалась, что это шутка такая была...
  - И сколько на это ушло времени? - Дарр хитро сощурил темно-вишневые глаза.
  - Не скажу, - Элли надула губки.
  - Дайте угадаю - две недели?
  - Три. С половиной. Еще три дня на стрелы. Еще месяц на до мной старший братец потешался... Я себя последней дурочкой почувствовала тогда.
  - Ну что вы, Ваше Высочество, всего-то три недели... Я думал, шутка дольше продлиться, - Дарр хмыкнул, - Жаль. А шахматы вам понравились, которые я вам на двадцатилетие прислал?
   Эльфы уже приблизились к покоям Элениэль, слуга обогнал их, молча распахнул двери и замер.
  - Очень понравились, милорд! И Ректору, и куратору, и преподавателям, и даже сокурсникам. А мне за них выволочку сделали, и наказали на неделю. Доклад подготовить, на четыре часа выступления. 'О договоре сотрудничества и взаимопомощи, заключенным народами Светлых и Темных эльфов'... - Элли, наконец-то смогла совладать с собой, и говорить почти нормальным тоном, - А прочие ваши дары вообще были... Верхом неприличия! Я все ваши подарки, на каждый мой земной день рожденья, в отдельный шкаф-витрину ставила у себя в гостиной, в Академии. С поясняющими записками и комментариями ректора и преподавателей. Так что вы в нашей академии - знаменитость, милорд Дарриэль.
  - Чертовски приятно узнать это, миледи!
  Дарр опять поцеловал пальчики принцессы и церемонно откланялся, пожелав той доброй ночи.
  
  Когда он спустился к отцу и королю светлых, те замолчали и с любопытством на него уставились.
  - Дарриэль, это что? Новая молодежная мода? Приведи себя в порядок, будь любезен! - Отец таким с укором во взоре смотрел на сына, что тот, не чинясь, прошел к зеркалу на стене, и тихо, сквозь зубы, принялся материться. На него из зеркало взирало чудовище - белоснежная, нежно лелеемая грива частью торчала дыбом, частью облепила плечи, частью свернулась тугими, кокетливыми колечками... Дарр зло зыркнул на невозмутимо молчащего слугу, рыкнул и, извинившись, принялся приводить себя в порядок. Ровно до слов Его Величества:
  - Без толку, лорд Дарриэль, это теперь только мыть и переплетать заново. У меня сын тоже с Даром. И Элли практически во дворце росла... Это не расчесывается, не приглаживается, не поддается ничему, кроме воды и шампуня, можете мне поверить... Идите, Дарриэль, вам уже приготовили покои, а нам с вашим отцом еще многое нужно обсудить, а тут сейчас самое спокойное и безопасное место в столице.
  
  
  
Глава 4.
  
  
  Элли резкими, размашистыми шагами мерила комнату. Сюрприз, тролль его сожри! лорд Дарриэль, собственной персоной. Персональный кошмар, длящийся всю её сознательную жизнь. Единственный из эльфов, при одном звуке имени которого она сразу начинала закипать. О боги! Как же она его в детстве боялась! Няне достаточно было просто намекнуть: 'попрошу вашего отца милорда Дарриэла в гости пригласить на неделю', и Элли готова была на всё - есть очень полезное овощное пюре, пить молоко, учить танцы, ломать язык в попытках правильно произносить всеобщий или Старшую Речь, даже вышивать день на пролет под монотонное бормотание учителя, стоя на голове при этом - только бы его не видеть.
  Она его боялась с первой, и единственной же встречи, когда, уже взрослый, состоявшийся как воин и как дипломат Дарриэль, в составе делегации темных эльфов был приведен в дом отца в гости. Да, он случайно сломал ту богами проклятую куклу - она и так разваливалась уже, до того старая и хрупкая была. Но мне её трогать запретили настрого, а этот... этот... жук темный, её взял в руки, едва войдя в комнату! Начал вертеть, разглядывать! И у нее отвалилась голова. А когда мы вместе её попытались починить, еще и руки отлетели. Элли аж всхлипнула и губу закусила от накатившей обиды. Она тогда не столько на Дарра разозлилась, сколько испугалась реакции родителей и няни - ведь был нарушен прямой запрет! И не могла же она, как девчонка - плакса, начать валить все на гостя нашего Дома, бес бы его побрал! Да, она кинула в него книгой, и пирожным следом запустила, да, накричала! Да так, что на крик сбежались все домочадцы, и отец Дарра с ним. Такого стыда в жизни не испытывала, как тогда, когда при ухмыляющихся темных потом 'песочили'. А этот... хмырь... спокойно на столик положил пойманную в полете книгу, и аккуратно оттирал крем от пирожного с рукава камзола. И скалил клыки, когда на него никто не смотрел. И это в мой же день рожденья!
  Девушка навернула очередной круг по спальне, вспоминая обиды:
  'Так мало того 'шамана', он же после этого на каждый первый день весны - день, когда я появилась на свет - начал присылать подарки. Домой, в школу, в колледж, в академию. Неизменно, раз за разом, его подарки были таковы, что стыд за тот случай накатывал новой волной. Я каждый раз в ожидании посыльного нервничала - что на этот раз будет, даже к лекарю обращалась однажды, когда совсем нервы расшалились. Да половина моих 'срывов' во время обучения - на его совести! И даже несколько 'неудов' - тоже последствия его подарков. Если бы не показала их ректору, и не объяснилась - вылетела бы с академии, не глядя на заслуги семьи и оплаченный вперед весь период обучения. Наличными и в платине.
  Этот гад меня с упорством... с упорством дроу изводит почти две сотни лет! Ни разу с той памятной 'встречи' не появившись в поле зрения, он умудрялся изводить.'
  Элли даже толком не помнила - как он выглядит - так, темный овал лица, обрамленный гривой белых волос, да взгляд жутких, темно-красных глаз из-под белых же ресниц и бровей.
  Какая-то догадка скользнула на границе сознания, и снова удрала, оставив только неясный, тревожный след. И почему-то в памяти всплыли слова отца, сказанные с улыбкой в ответ на её сбивчивые жалобы на лорда Дарриэла: 'Дроу, девочка моя, никогда не делают что-то просто так. Это либо месть - но мстить маленькому ребенку, тем более - девочке, они не будут, либо у него есть какая-то цель, и, поверь мне - не твой страх ему нужен. Отнесись к этому, как к загадке. И подумай, что он делает и зачем? А с лордом я поговорю, но не думаю, что это что-то изменит, моя звездочка!'
  Подумать получалось плохо - злость не самый лучший советчик.
  Наконец, девушка, решила успокоиться, и попытаться поспать. Не тут-то было!
  
  Вот когда знаешь, что нужно выспаться, что завтра - трудный день, то уснуть втрое тяжелее. Лежишь и считаешь: 'Если я сейчас усну, то мне останется спать шесть часов... Пять с половиной... Четыре...' Когда до рассвета осталось чуть более трех часов, Элли не выдержала и встала с кровати. И раз поспать не получится, нужно хоть в медитации попробовать, хотя бы частично, восстановить растраченный в психозе почти полностью резерв, ну и дать отдых телу, только халат надевать лень, а пижамка - комплект из батистовых бриджей и короткой туники, гараздо удобнее, чем узкое платье. Хотя и забавно выглядит, наверное со стороны, маг, медитирующий в пижаме...
  Стоило только устроиться на полу в удобной позе, взять под контроль дыхание и прикрыть глаза, как из соседней комнаты раздался тихий звук, из-за которого Элли вздрогнула. Судя по звуку - дверь в спальню кто-то настойчиво царапает. Это кто же такой талантливый, что смог открыть два не хилых таких замка? Внешний - на гостиной, и второй, во внутренние покои - в комнату непосредственно перед спальней. Элли тихо подобралась с пола, прихватила пару черных, узких кинжалов из-под подушки - привычка, пугающая всех без исключения горничных, уже не раз спасала жизнь девушке. И тихонечко, стараясь не шуметь, прокралась к двери. Там как раз удобные портьеры во бокам - трое таких, как Элли можно спрятать. Ну что ж, глянем, кто еще у нас ночами не спит.
  Тихий шум вновь повторился, на сей раз дополнился тихим вздохом и неожиданной репликой: 'Ну как так можно! Любой кретин войдет', щелчок замка окончательно вывел из себя - нет, ну вот что за наглость? Нет что бы отмычками, или заклинанием - замок-то не сложный. Так этот кто-то еще и ключами двери открывал. Тут Элли замерла а по спине пошли мурашки - единственный, у кого есть ключи, это Линвэ. Который никогда, ни при каких обстоятельствах, кроме угрозы жизни, не пойдет ночью в её в покои. Да и смысл идти, когда на прикроватном столике у нее стоит один из амулетов для связи? Отец был талантливым и изобретательным магом, он в свое время, превратил загородный дом в крепость - все системы завязаны сейчас на Элениэль и Линвэ с его супругой, но пользоваться толком девушка этим всем не умела - не тот уровень... Сейчас же она лихорадочно размышляла - нажать ли на пластину, включающую защиту на стене, или нет? А если это не убийца? Его же размажет тонким слоем по внутренним покоям! Его размажет, а Дэраха с сыном, и охрану, приставленную дядей, мирно спящих в покоях гостевого крыла, парализует, равно как и любого постороннего в доме. Да так, что только архимаг сможет с них паралич снять, а это никак раньше полудня не случится. И то, если архимаг поторопиться, а он явно специально начнет время под благовидным предлогом тянуть, узнав, что жертвы - дроу и охрана его Величества... И это время она будет без дополнительной охраны, что, в свете новых сведений... Девушка мысленно застонала от такой перспективы. Лучше уж рискнуть, в крайнем случае - можно выжать из себя чуть-чуть сил от ауры и...
  Ночной визитер тем временем уже в наглую отпирал дверь в спальню - три тихих щелчка, и дверь раскрылась. Элли, собравшись с силами, удобнее переместила кинжалы - обращаться с ними она плохо, но умеет.
  - Элли, - шепот Дарра звучал очень вкрадчиво - на столько, что мурашки побежали, размером с мышь каждая, - Меня отец к вам отправил. Прекращайте сопеть, и вылезайте, будьте добры, из-за портьеры... От вашего топота охрана нервничает, и спать не может.
  Элениэль тихо скрипнула зубами. Мелькнувшая было мысль - 'надо было нажимать, меня бы оправдали', была отогнана, как недостойная. Девушка, аккуратно положив на пол кинжалы, вышла из-за портьеры и встала напротив дроу. Вот же, гад - стоит, и только глазами своими, красными, посверкивает... В темноте видно только их и белоснежную клыкастую улыбку. На голове капюшон, скрывающий белые волосы.
  - Элли, если бы я вас убивать пришел, вы бы не проснулись, так что расслабьтесь. Дроу внаглую вошел в комнату, обходя девушку впритык, осмотрелся и уверенно попер к столику, на котором стоял графин с водой и бокалы. Налил в один из них воды, достал какой-то пузырек, смерил оценивающим взглядом тоненькую девичью фигурку в белой пижамке, буркнул 'одной - за глаза, но лучше три...', и, провожая взглядом каждую капельку, отмерил три капли чего-то темного и тягучего в бокал. После чего облизнул край пузырька, зажмурился с видом гурмана, вручил опешившей от такой вот демонстрации наглости Элли бокал, и устроился в кресле у столика, скрестив ноги, всем видом показывая: никуда я не пойду, пока не выпьешь.
  - Вам сейчас это просто жизненно необходимо, Ваше Высочество. Пейте.
  - Нет, спасибо, - девушка покосилась на бокал в своей руке, как на ядовитую змею, которая 'спит', сглотнула, - Я с утра что ни попадя не пью...
  - А что, часто пьете? - дроу аж подался весь вперед.
  - Нет, не часто... - девушка перевела рассеянный взгляд на Дарра. Моргнула и возмутилась, - А вот вы сейчас вообще о чем?
  - Я? О воде... О лекарствах... А вы? - Дроу засиял, - Вы пейте-пейте, там успокоительное. Вам полезно.
  Принцесса придирчиво осмотрела бокал, понюхала содержимое - вода и вода... Ни запах, ни цвет не выдает 'добавки'.
  - Ваше любимое средство, как я погляжу?
  Дроу отчетливо скрип зубами:
  - Да, мое любимое. Сам делал.
  - А покупного - нет? - личико принцессы - сама невинность, - Может там, от алхимика хорошего, что бы с гарантией и без побочных эффектов... А то мало ли что, может, не получилось, рука дрогнула, спиртовка погасла - всякое, знаете ли, бывает.
   - Бывает, - протянул, улыбаясь, мужчина, - Бывает и не такое, бывает - думаешь, что же у меня вот в том пузырьке-то?...
  Дроу замолчал, Элли тихо, давясь смехом, спросила - 'И что?'
  - А вот не знаю уже, говорить вам, или нервы ваши, расшалившиеся, поберечь. Или свои поберечь и по-другому лекарство дать, тихо и по-быстрому, как и собирался... - Мужчина будто бы рассуждал в слух, но девушка, верно уловила угрозу, и, собравшись с духом, одним махом выпила 'лекарство'.
  - Вот и умница, хорошая девочка! - Дроу подошел и забрал пустой бокал из руки девушки, - Но, на будущее - пока не выяснишь, что там в стакане, не пей.
  От такого девушка аж пошатнулась, темный же так же лениво продолжил:
  - На будущее учтите - верить нам, дроу - нельзя. Равно как и вашим, светлым. Хотя - никому нельзя верить, но нам - в особенности.
  Мужчина, легко поднялся из кресла и чинно, будто на приеме поклонившись, направился к двери, инструктируя совершенно будничным тоном:
  - Успокоительное начнет действовать минуты через три, до следующего утра его должно хватить. Резерв за это время восстанавливаться не будет, так что осторожнее - контролируйте себя, 'счастливые' обмороки на празднике не нужны. Мы будем вас сопровождать до дворца, там - тоже. От нас - ни на шаг. Я бы еще и вашего Лина прихватил, но, увы - отец его тут же убьет - это сильнее его.
  Дроу притормозил на пороге, словно вспоминая - что забыл.
  - Да, отец велел надеть родовой защитный амулет - он, если что, защитит вас от части возможных неприятностей. Платье и обувь уже проверили, утром их вам принесут. Подвенечное - тоже, оно уже во дворце. С собой ничего не брать, как бы не хотелось. Все необходимое в замке супруга уже есть - ждет вас.
  - Вы, как я понимаю, уже давно ко всему подготовились. Не сомневались в моем 'единственно правильном выборе', так? - Элли стояла, сжав кулачки, и исподлобья рассматривала темного.
  Дарр вздохнул, окинул девушку взглядом, ухмыльнулся, и выдал:
  - Элениэль, вы разумная девушка - всегда были такой. Да, юны и эмоциональны - это серьезный недостаток, но вы разумны и сообразительны. Никто не сомневался в том, что вы сделаете то, что необходимо. И нам, и вам.
  - Да уж... Как о сильфе рассуждаете, - Элли скривилась, но продолжила, - Прошу вас, Дарр, только честно ответьте, если имеете право на это, - девушка смутилась, но, собравшись с духом - выпалила, - Дядя сразу согласился, или нет?
   Дарриэль в задумчивости смотрел на светлую, раздумывая над ответом. Если сказать 'да', с девушкой будет проще - это отчасти подавит её волю. Если сказать 'нет', то у нее останутся опасные иллюзии на счет её родственника. А в том, что дядя отдал бы её им, можно и не сомневаться - это было лишь вопросом времени.
  - Ваш дядя дал согласие. Мне жаль, миледи, но он согласился почти сразу. Ваш отказ был бы лишь поводом возобновить переговоры, длящиеся уже почти год, - дроу выдавил грустную улыбку.
  Девушка, против всех ожиданий, лишь спокойно кивнула. Успокоительное уже начало действовать на неё, и эта новость не вызвала бурю эмоций, лишь едва заметную улыбку на красивых губах.
  - Да, все правильно. Дядя прав. Вы бы сделали встречное предложение, от которого бы он не смог отказаться, и все бы решилось точно так же, просто чуть больше взаимных уступок, и все.
  - Не берите в голову, миледи. Вам, с вашей убийственной, просто смертельной честностью, от политики нужно быть как можно дальше, - мужчина легко коснулся её локтя, будто пытаясь успокоить девушку.
  Отвесил учтивый поклон, и вышел из комнаты, бросив напоследок, 'А пижамка милая!', закрыл за собой дверь. На ключ.
  
  
Глава 5.
  
  
  Утро выдалось настолько славным, что если бы не состояние легкого отчуждения, вызванное успокоительным, Элли бы радостно летала по дому, напевая песенки, не взирая на события прошлых суток. А так, она просто сдержанно улыбалась.
  На пороге столовой её встретил крайне сконфуженный Лин, замерший в низком поклоне при виде хозяйки. Элениэль, видя пристыжённый облик слуги, задала только один вопрос:
  - Он угрожал вам?
  - Нет, Ваше Высочество, не мне. Вам. - Лин продолжил стоять в той же позе ожидая приговора хозяйки.
  - Лин, я чуть было не включила защиту дома, - слуга лишь ниже склонил голову, - Будьте в следующий раз более... рассудительны... прошу вас.
  Слуга, по-прежнему не подымая головы, изрек:
  - Боюсь, что в следующий раз я поступлю так же, моя госпожа.
  Девушка тяжело вздохнула, и сделала знак слуге уйти.
  
  Ну вот как это называется? Темные всего один вечер в доме, и все уже пошло вкривь. Слуги вздрагивают, гости шатаются по ночам, цветы на столе не стоят, и завтрак - тоже запаздывает. Значит, помощники повара, тоже полу-эльфы, трясутся, как листики на осине, лишь мешая на куне. Как она раньше не замечала, каким нервозом все вокруг заражаются при виде беловолосых воинов-дроу?
  
  Спустя три минуты стол уже был накрыт, а одна из горничных, опять же, пряча глаза, и постоянно извиняясь, отказалась идти за гостями, дабы позвать их к завтраку. Ну что ж, сами вынудили - нашли самую смелую! В другое время Элли устроила бы слугам взбучку, что бы не забывались... А сейчас - бестолку, они боятся гостей больше, чем гнева молодой хозяйки. И девушка их, честно говоря, очень хорошо понимала...
  Что ж... Выбрала два серебряных подноса по-больше, нос - по-выше, коленки - не дрожать! И пошла к коридору, ведущему в гостевое крыло. Сделав слугам знак уйти, подняла оба подноса над головой... И с размаху приложила их один о другой. Бегом ломанулась обратно в столовую, по пути успев пристроить подносы на сервировочный столик. Влетев вихрем в столовую, принцесса быстренько заняла свое место за столом. Даже успела тщательно расправить складки утреннего платья и сделать вид - я тут не причем.
  
  Реакция мужчин последовала с задержкой почти в четверть минуты - первым влетел Дарриэль с обнаженными парными клинками на перевес, следом - его отец, держащий пару кинжалов, следом - охрана короля, одетая... частично одетая, но все - при оружии... Немая сцена длилась лишь пару мгновений. Девушки - и леди, и служанка, разливающая чай, в веселом изумлении взирали на толпу вооруженных мужчин разной степени одетости.
  - Доброе утро, милорды, доброе утро и вам, господа! Вы как раз к завтраку, - приветливо произнесла Элли и невозмутимо приняла из рук служанки чашку с ароматным травяным настоем, - Прошу вас, присоединяйтесь!
  Дроу отмерли первыми, следом - охранники Его Величества поспешили откланяться и вернуться в отведенные им покои - приводить себя в порядок.
  - Элли, при вашем отце такого... хм... звонка к завтраку... я что-то не припомню... - посол неуловимым движением убрал кинжалы куда-то под плащ и проследовал к своему месту за столом, - Но к вам присоединюсь с удовольствием.
   Дарриэль же наоборот, оружие убирал за спину не спеша, не сводя пристального взгляда с девушки. Элли, поняв, что вот еще секунда, и она нарушит всю конспирацию, спрятала улыбку за чашечкой чая, стараясь не отвести взгляд.
  - Колокол, как я понимаю, серебряный? - полный достоинства кивок, - И где-то в коридоре спрятан, на первом этаже, - Дарр, окинув ленивым взором столовую, чуть задержавшись на сервировочном столике, тоже присел за стол.
  - Да, милорд, на самом видном месте... висел.
  - И куда же он... перебежал? - Дарр уже откровенно злобствовал.
  Элли пожала плечами и молча кивнула на сервировочный столик:
  - Вернулся на место.
  Мужчины, не выдержав, расхохотались. Но не это было полной неожиданностью, а то, что Дарриэль, повернувшись к отцу, молча достал из кармана какой-то перстень, кинул его ему, со словами - 'вы опять выиграли', и, посмеиваясь, принялся накладывать себе на тарелку все подряд.
  Элли, возмущенно изогнув бровь, повернулась к лорду Дэраху, в ожидании объяснений, тот не стушевался:
  - Леди, все просто: мы с сыном сегодня поспорили - как нас будут будить и звать к завтраку. Дарриэль был уверен, что вы лично нас позовете, или отправите кого-то из охраны. Я же утверждал, что будет нечто особенное на это утро, - лорд тем временем аккуратно и быстро уплетал блинчики с джемом, полностью отвергая слухи, что дроу едят только мясо, - Мы так увлеклись спором, что даже позволили себе опоздать, и специально тянули время в ожидании вашего решения.
  - А охрана? - с сомнением протянула девушка, - Тоже с вами в споре участвовала?
  - Нет, эти просто проспали, - отмахнулся Дарриэль зажатой в руке вилкой.
  Девушка, подозрительно сощурившись, рассматривала мужчин-дроу, с аппетитом уминающего сладкое:
  - Проспали?!
  - Угу, просто проспали. Спали всю ночь - сладко, крепко и не доставляя лишних неудобств... - Дроу с улыбками переглянулись, как два заядлых заговорщика, даже подмигнули друг другу, - Вы завтракайте, миледи, у нас еще множество дел на сегодня!
  
  Сразу после завтрака Дэрах лично принес платье, туфли и украшения, разложив все это на постели, поклонился со словами 'сегодня ваш слуга - я, миледи' и ушел в гостиную, крепко прикрыв за собой дверь. Вот как они умудряются, разговаривая со мной на одном языке, так выворачивать смысл фраз? Не 'я - ваш слуга', что вежливо и приятно услышать любой леди, а 'Ваш слуга - я'. Жестко и непримиримо - попробуй только поспорь с таким высказыванием.
  Элли, в очередной раз тяжело вздохнула, и, более не мешкая, начала переодеваться. Ровно в тот момент, когда девушка стояла напротив туалетного столика и думала - что сделать с прической, вернулся Дэрах с какими-то скляночками и коробочками на 'утреннем' подносе, молча указал принцессе на кресло, и начал уверенно и ловко колдовать над её волосами. Спустя буквально несколько минут, девушка с изумлением, широко распахнув ярко-зеленые глаза, рассматривала получившиеся чудо в зеркале. Да, матушка и отец всегда ей говорили, что Элли - красивейшая из принцесс. Брат тоже самое повторял... Но... Но поверить этому было сложно - все Высшие эльфы красивы - одинаковой, холодной красотой серебристых статуй. У всех - светло-золотистые, почти белые волосы, у всех - либо серые, либо голубые, либо бирюзовые глаза. Изредка, как у Элли яркие, желто-зеленые - цвета первой весенней листвы, или же темно-серые, почти черные, как были у её матери. Все изящные и точеные... Но из зеркала на Элли глядела принцесса из волшебных сказок. Тонкий серебряный обруч на голове был сделан столь искусно, что, казалось, это замершая серебристая веточка плюща примостилась на волосах. Её светло-золотистая, почти до колен длинной, грива, с которой обычно столько мороки, была уложена волосок к волоску, мягкими волнами струясь по спине, перехваченная лишь на затылке небольшой заколочкой с таким же листиком плюща, как и на обруче. Белое с серебром и зеленой, под цвет глаз, вышивкой по вороту и рукавам платье, сидело идеально, нежно обхватывало фигуру, и делало и без того хрупкую, тоненькую девушку похожей на видение из снов. Легкий, струящийся плащ из тонкого, темно-синего шелка, расшитый, против обыкновения не знаками Дома, а просто серебряными и еще более темными, чем ткань, цветами, дополнял образ волшебного видения.
  Дроу откровенно залюбовался девушкой, мягко улыбнулся отражению в зеркале, и поклонившись, констатировал:
  - Вижу, первый мой подарок вам понравился, Элениэль.
  - Первый? Вы шутите? Будет и второй? - Элли во все глаза смотрела на темного, не зная - плакать ей или смеяться.
  - Да, будет, но позже, вечером, моя дорогая, вечером!
  - Жду с нетерпением. - Элли даже изобразила реверанс, - Хотя и немножко опасаюсь... Но если лорд Дарриэль не приложил к этому подарку руку, тогда я вся в предвкушении.
  Дроу искренне засмеялся и галантно подал руку принцессе, ни чего не ответив.
  Менее, чем час спустя была подана белая с серебром карета - изящное чудо, запряженное парой белоснежных, белогривых сильфов. Элениэль, зажатую между охраны, быстро и технично усадили в карету, следом влетели дроу и все закружилось...
  
  
Глава 6.
  
  
  Путь ко дворцу от загородного имения рода Тинвэ занимал около трех часов. Темные, сидящие против движения кареты, молчали и были расслаблены, как на прогулке. Лорд Дэрах читал какую-то книжечку, поминутно хмыкая и криво ухмыляясь, делал в ней пометки карандашиком. Лорд Дарриэль разглядывал проплывающий в окне пейзаж. Окно было завешано только с той стороны, где сидела принцесса. Спустя час, когда молчание было уже невыносимым, Элениэль решила исправить ситуацию.
  - Лорд Дарриэль, - темный скосил на девушку глаз, не поворачиваясь, - Скажите, пожалуйста, а как часто вы бываете в Столице?
  - Часто, леди Элениэль, - темный опять перевел взгляд на пейзаж за окном. Но, словно вспомнив что-то, встрепенулся и наклонился к девушке с хищным прищуром.
  - Миледи, а не могли бы вы прояснить непонятный для меня момент, связанный с вашим именем?
  Девушка напряженно кивнула, и темный продолжил расспросы:
  - Лорд Дэрах раз за разом уходит от ответа и отшучивается, а больше спросить просто некого... Как случилось, что все во дворце называют вас 'Принцесса Элли'?
  Дэрах, не отрываясь от чтения, хмыкнул.
  - Дело в том, что Элениэль - это первое из моих имен, - оба дроу слаженно кивнули, - его используют в неофициальной обстановке, знакомые, родственники и друзья... - опять слаженный кивок. И девушка продолжила историю:
  - Когда Его высочеству было восемь месяцев, нас впервые 'представили' друг другу. Ну и так получилось, что мы с Его Высочеством играли весь вечер вместе, - улыбка старшего лорда - он был свидетелем этой истории, - А ночью, когда Его Высочество отвели спать, я в сопровождении Королевского Архимага вернулась в Академию. Все бы ничего, - хитро улыбнулась светлая, - но утром, когда маленький принц проснулся, он со слезами начал требовать 'Эли-Эли'...
  - Дальше позвольте мне, миледи, - мягко перебил Дэрах и отложил в сторонку книжку, заложив карандашом страницу, - Я в этот момент находился во дворце и ждал аудиенции Его Величества, и лично стал свидетелем того, как за несколько часов был поднят на ноги весь дворец. Были срочно созваны все лекари, воспитатели, даже несколько Архимагов покинули свои столичные резиденции и прибежали на зов. Их Высочество не унимался, плакал и продолжал требовать 'Эли-Эли'...
  Девушка лукаво улыбнулась замершему с недоверием на лице младшему лорду.
  - Дальше - больше. Ближе к вечеру всех начало потряхивать, поползли шепотки - а вдруг наследный принц болен? А вдруг что-то не так?... Лекари в один голос заявляли - принц здоров, просто расстроен и ему нужна 'Эли-Эли', - темный смотрел на сына и хитро улыбался его обескураженному виду.
  - А к вечеру весть докатилась до Академии, лорд Дарриэль, - продолжила принцесса, - и я, переживая за маленького принца, напросилась вместе с ректором во дворец.
  - Напросилась? - деланно возмутился лорд Дэрах, - Да вы просто замучили бедного Архимага и довели его до белого каления!
   Девушка кокетливо пожала плечиком, и, как ни в чем ни бывало, продолжила свой рассказ:
  - Когда нас с ректором пропустили к принцу, тот, увидев меня, закричал свое 'Эли-Эли' и кинулся ко мне через весь зал. Вот так и повелось, что юный принц, а следом и почти все его окружение, начали называть меня сначала 'Эли-Эли', а позже, когда Его Высочество подросли и начали говорить уже внятно, переименовали меня в 'Принцессу Элли'.
  Темные невольно улыбались девушке. Просто, когда тебе вот так искренне и ласково улыбается прекрасная светлая эльфийская принцесса, сохранить мрачную, невозмутимую маску очень сложно. Красота - страшная сила...
  - Это еще что, - ухмыльнулся старший из темных своим воспоминаниям, - Вот когда на одном из балов Его Высочество, забывшись, представил послам Халифата свою спутницу, как 'Принцессу Элли', был невероятный конфуз. Ведь днем позже, на приеме в честь халифатских гостей, те попросили так же передать дары 'прекрасной принцессе Элли' представьте лица всех, знающих смысл шутки, и состояние вспыльчивых южных гостей, пытающихся осознать - в чем собственно причина эпидемии смешков и кашля, поразившей Высокое собрание эльфов...
  
  Закрытую карету, окруженную четверкой конных охранников, молча пропустили на территорию дворца, а на ступенях, средь увитых цветами белоснежных резных колонн, их встречала целая делегация - дипломаты, сановники, советники. Первые люди государства во главе с Его Величеством и Королевским Архимагом в придачу.
  Хорошо, что темные все-таки озаботились спокойствием своей подопечной - иначе бы она бы точно либо струхнула, либо неподобающе захихикала, вспоминая лица всех присутствующих в тот вечер, когда Наследный Принц таки нашел свою 'Эли-Эли'.
  Да, все эти именитые эльфы так или иначе приходились родней принцессе, но в присутствии этих матерых, прожженных интриганов, каждый из которых минимум в десятки раз старше самой девушки, она бы растерялась.
  Когда из кареты медленно, с ленцой, выбрались по очереди оба дроу, Король, в компании Архимага и двух советников, чинно начали свой спуск на встречу гостям. Когда же Старший из лордов дроу изящным, красивым и выверенным жестом подал выходящей из кареты принцессе руку, Архимаг весьма заметно скис, советники сбились с шага, а 'родственники' начали переглядываться.
  Карета уехала, гостей встретили в положенных шести шагах, обе стороны обменялись церемонными поклонами и положенными по протоколу витиеватыми и вежливыми приветствиями на старшей речи с обязательным перечислением всех титулов и полных имен всех присутствующих. Растянулась процедура на пол-часа. Довольно быстро, если учесть, что именно в нашем государстве ходатайство, посланное в Королевскую Канцелярию, может быть вернуть с отказом просителю с резолюцией 'Вернуть адресату, по причине выцветших чернил и истлевшего материала, на коем прошение было подано'... Люди, например, месяцами ждали аудиенции Его Светлости. А тут раз - и все. Только пол-часа постояли на подходах ко дворцу... Элли, где-то в середине церемонии, начала незаметно покачиваться, переступая с пятки на носок, но быстро опомнилась, стоило Дарриэлю на нее строго глянуть.
  Наконец Его Величество соизволил закончить патетически вещать - тепло приветствовать племянницу и лордов, и царственно кивнуть. Советник жестом показал, что гости могут следовать во дворец. Чем те и воспользовались, чинно последовав за хозяевами во дворец, ибо торчать на ступенях у всех на виду дольше положенного как-то совершенно не хотелось.
  Элли к этому времени уже просто висела тряпочкой на локте Дэраха. Трое суток в дороге с краткими перерывами в пути на смену лошадей, когда даже пищу, переданную в корзине охранником через окошко, приходилось поглощать прямо в карете, стараясь не отбить зубы о горлышко фляжки, сон урывками на протяжении еще двух суток до этого - с момента 'вызова' во дворец, нервотрепка с зачетом и попыткой обуздать некстати, рывком, проснувшуюся водную стихию на протяжении последних трех месяцев, вечерний срыв, ночь без сна и опустошенный резерв. Все это будто разом навалилось, а на все это сверху легла приличная доза неизвестных ей успокоительных капель... Девушка чувствовала себя медузой, которую мотает волнами в полосе прибоя. Дэрах, видя её состояние, тихо шепнул:
   - Сейчас пройдем все дебри протокола, я вас смогу оставить под присмотром Дарриэла, и вы сможете отдохнуть около часа.
  Элениэль вздрогнула всем телом, но сопротивляться сил уже не было.
  - Дарриэль сколько капель дал? - прошептал темный.
  - Три, - девушка нервно сглотнула.
  - Я бы дал пять... - тихо протянул Дэрах, - И утром бы еще две добавил. Вы сколько времени без нормального сна, девочка моя?
  - Шесть суток, милорд, - посол сердито поджал тонкие губы, но тут же натянул холодную надменную маску, - И три месяца до того толком спать не получалось, если это важно.
  - Важно, сейчас все важно, - меж белых бровей мужчины залегла едва заметная складочка, - Два часа на сон. Дарриэль будет рядом, сейчас я вас ему передам, к бесам протоколы, держитесь!
  Дэрах накрыл своей рукой пальчики девушки и чуть сжал. Подал едва заметный знак сыну. Мгновение, и Элениэль идет уже под руку с Дарриэлем в сторону жилого крыла, где располагались покои Королевской семьи и её комнаты.
  - Сейчас мы мирно беседуем, ни о чем, вы же ведете меня в сторону ваших комнат. Не спорим, не ругаемся, тихо и четко, улыбаясь и сияя, делаем вид, что вы рады меня видеть, вам понятно, Ваше Высочество? - Дарриэль умудряется тихо шипеть все это сквозь зубы, при этом еще и сияющие улыбки расточать встречным. Кстати, когда он так улыбается, клыков не видно. Он их только ей что ли каждый раз демонстрирует?!
  Девушка сдержано кивнула - мол, поняла - собралась с силами и начала щебетать глупости, усиленно улыбаясь мужчине, успевая отвечать на приветствия придворных, отшучиваться от вопросов и мастерски уходить от желающих поговорить, обещая уделить минутку на приеме вечером. Дарр только диву давался.
  Без приключений минули кучу коридоров, поворотов, галерей и переходов - настоящий сверкающий серебром и белоснежным мрамором лабиринт, способный сбить с толку любого, кто пожелает найти дорогу самостоятельно. Добрались до покоев принцессы, у дверей которых двумя статуями замерла пара стражников в серебряных масках на лицах.
  Элениэль, продолжая беззаботно болтать глупости, приложила узкую ладошку к дверям, дождалась свечения, легко толкнула двери и вошла в столь не любимые ею покои - двенадцать комнат музейного великолепия, из которых она использовала только три - спальню - для сна, ванную - по назначению и гостиную в качестве всех прочих вариантов. Даже успела сделать несколько шагов по выложенному из редчайших пород дерева золотистому паркету в гостиной, пока дроу закрывал двери...
  Последней мыслью, прежде чем сознание решило сбежать, было - 'вот бесы, только бы при этом белобрысом в обморок...'.
  
  Пришла в себя девушка уже после полудня, и долго не могла сообразить - где она и что с ней случилось. Тело затекло, голова кружилась, во рту стоял мерзкий медный привкус. Отвлекла от самоанализа какая-то тень, деловито кружащая на периферии зрения. Скосив глаза, девушка чуть не застонала - вот он, её личный кошмар! Стоит с бокалом очередной гадости рядом с кроватью и скалит клыки в счастливой улыбке.
  - Опять ваши опыты в области алхимии, милорд? - простонала девушка, делая попытку встать с неудобной, безумно мягкой кровати, - Может, не надо?
  - Здесь укрепляющее, ваше любимое вино и снадобье, которое вам давали в Академии после срывов. От себя лично ничего не добавлял, хотя после того бреда, что вы мне по дороге несли, очень хотелось...
   Дроу, устав наблюдать за попытками девушки встать, отставил бокал и аккуратно, схватив за подмышки, посадил её на край кровати, как тряпичную куклу. Перехватив за плечи одной рукой, второй молча подсунул ей ко рту бокал. Выбора не было, девушка опять выпила, не сводя глаз с лица дроу - у того уголки губ дрожали от сдерживаемого смеха. Едва дав допить, дроу уложил её обратно, и самым хамским образом, шикнув 'тихо', полез к ней руками под юбку. Опешившая Элли с размаху засветила ему кулаком в лоб и зашипела, тряся отбитой рукой. Дроу захихикал, погрозил пальцем и продолжил свое занятие, просто прижав ноги девушки локтем. Через несколько секунд борьбы до дроу что-то дошло и он тихо прорычал - 'Да лежите вы... спокойно, у вас все тело затекло на этой... кровати, сейчас исправлю', Элли замерла с занесенным вторым кулаком - на сей раз в ухо метила, так же тихо прошипела 'что?!' 'То самое!' - дроу, воспользовавшись затишьем, быстро пробежал пальцами по коже девушки, нажимая на точки, отзывавшиеся мгновенной, горячей болью, затем резко, не церемонясь, перевернул девушку на живот и так же 'прошелся' пальцами по спине и шее, вызвал новую волну негодования и резко отпрянул.
  Дрожащая, злая как фурия эльфийка, просто слетела с кровати и встала напротив дроу, сжимая и разжимая отбитые кулачки, тот же спокойненько повернулся к ней спиной, и отправился к туалетному столику - приводить себя в порядок.
  Невероятным усилием, внимательно глядя на свои кулачки, девушка успокаивала себя, бормоча тихо 'если он... если этот белобрысый... хоть еще раз!... Да я его!!!'
  - Вы уже успокоились, леди? - последнее слово он произнес с заметной издёвочкой в голосе, - Тогда позвольте я вашу прическу в порядок приведу, а то даже слепой поймет - чем мы тут занимались последние три часа, и все старания пойдут прахом...
  Дроу сделал приглашающий жест в сторону туалетного столика, лицо - холодная бесстрастная маска.
  Девушка фыркнула, гордо вздернула подбородок и смело (ну как ей казалось), подошла и уселась на пуфик перед зеркалом. Взгляд в зеркало заставил опять тихо взвыть, вызвав еще один приступ здорового, злорадного смеха у темного. Там отражалась уже не принцесса из сказки, а чудовище из страшных снов... Но Дарриэль, хмыкнув, начал это чудовище перевоплощать обратно в принцессу. Конечно, времени он потратил больше - около получаса ушло, но результат был столь же ошеломляющим, если не сказать больше - прическа полностью копировала утреннюю, разве что пара локонов лежала чуть-чуть иначе, но это смотрелось, будто она сама их поправила.
  Отошел, полюбовался, быстро отстегнул от ворота платья измятый плащик, прицепил на его место в точности такой же, но свежий, после чего вручил ей пару кусочков безумно ароматного темного шоколада с миндалем - она его не очень-то любила - слишком пахнет сильно. Мятый плащ был аккуратно сложен и спрятан лордом куда-то в недра его карманов. Элениэль с возрастающим беспокойством наблюдала за этими манипуляциями, но шоколад, морщась, ела.
  - Дарриэль, а как вы решили вопрос тишины в моих покоях за время сна?
  Дроу ушел в гостиную, вернулся и продемонстрировал ей маленький записывающий кристалл, слегка сжал его, и в комнате раздался голос принцессы:
  - Милорд Дарриэль, а вы видели конюшню моего отца? Там выращивают самых лучших сильфов в эльфийских землях!... - Дарриэль, не сводя взгляда с лица принцессы, снова сжал кристалл, голос стих.
  - Кристалл был на вороте вашего платья, принцесса, и записывал только ваш голос, я же, пока вы были без сознания, сидел в гостиной, и вам 'отвечал'. Как раз сорок минут мы добирались до ваших покоев, тридцать из них - ваш щебет. Охрана у покоев сменяется раз в час, я как мог тянул время...
  - Боги! Вы шесть раз это слушали?! - Элли тряхнула головой и с умилением уставилась на темного эльфа.
  - Нет, - буркнул тот в ответ, - Семь. И если я еще хоть один раз услышу про вашего ректора... Я просто взорвусь, предупреждаю, миледи, это уже не шутка.
  Девушка закусила губу, чтобы не засмеяться, но все же не выдержала:
  - Дарриэль, вам, с вашими талантами, только шпионом...
  Дроу усмехнулся и добавил в тон принцессе:
  - А вам, с вашей болтливостью и неспособностью молчать, да при вашей-то интуиции...
  - Все, мир! - девушка подняла обе ладони, - Меня род вашей деятельности совершенно не касается, нам бы до вечера дожить... Отдадите меня супругу, и забудете обо мне, как о страшном сне!
  Против ожидания, Дарриэль шутку не поддержал, молча подал ей руку, и довольно быстро, так что девушка едва успевала ноги переставлять, пошел на выход. Так же быстро и молча, темный провел девушку обратно в малый Церемонный зал, срезая дорогу и часть минуя часть коридоров. На обратную дорогу ушло почти втрое меньше времени, чем в первый раз.
  Довел до зала, в котором уже начали собираться гости и откланялся.
  Пока Элли стояла и вертела головой, её перехватил посол - четко и быстро, под локоток увел в сторонку, к одному из столиков с напитками и закусками, предложив выбрать 'вот те чудесные пирожные' и 'вот то светлое ягодное вино', девушка, нацепив любезнейшую из улыбок, конечно же согласилась и, едва успела подхватить бокал и тарелочку с пирожным, её снова поволокли - на сей раз во внутренний сад. По пути у нее дважды из рук пропадали и столь же неожиданно возвращались обратно в руки бокал и тарелочка, что это начало уже даже забавлять.
  - Милорд? - девушка бросила вопрошающий взгляд на сопровождающего, тот едва заметно кивнул, поле чего девушка-таки смогла оценить по достоинству 'исчезающее' лакомство и пригубить вино.
  В этот момент дроу, улыбаясь, приобнял её за плечи, склонился и тихо зашептал ей в ушко, а девушка приняла скучающий вид, будто из вежливости слушает вздорную сплетню, или набившие оскомину комплименты.
  - Леди, ничего не ешьте, ничего не пейте кроме того, что я или Дарр вам дадим сами. Ситуация несколько изменилась, не в нашу пользу. По всей Столице срабатывают порталы, прибывают маги. Не хочется быть паникером, но их на праздник не звали. В добавок ко всему есть небольшие изменения в планах. Вы с супругом покините дворец не сразу же, а позже, на изломе ночи. Вас проводят в ваши покои после церемонии. Дальше вас проинформирует супруг.
  Посол отстранился, отечески похлопав её по руке, девушка сделала вид, что крайне смущена, покачала головой - мол, как же так? Вы и такое девушке сказать. Дроу отвесил низкий поклон, добавив уже вслух:
  - Прошу меня простить, миледи, за столь грубый комплимент и неприкрытую лесть, но я искренне поражен вашей красотой и умом!
  - Я понимаю, лорд Дэрах, и прощаю вас, - склонила голову в ответном поклоне Элли, вновь положив пальчики на предложенный локоть лорда.
  Если за ними и наблюдали, то вроде бы все обошлось. Несколько пар, решивших уединиться в этой аллейке внутреннего сада лишь скользнули по ним умеренно-заинтересованными взорами, и вернулись к прерванному интересным зрелищем общению.
  
  Этот внутренний сад был, пожалуй, единственным местом во дворце, который девушка любила. Он был похож на кусочек волшебного леса. Мозаичные дорожки утопали в зелени и цветах, изящные высокие колонны, оплетенные темно-зеленым и серебристым плющом, поддерживающие своды арки... Все они были стилизованны под стволы и ветви серебристых дубов, и были столь искусно вырезаны, что была полная иллюзия настоящего, хоть и сильно ухоженного леса. Но вот спустя еще час 'гуляний' по дорожкам, любований звенящими фонтанчиками, замаскированными под роднички, обсуждений редких цветов и кустарников, свезенных сюда со всего мира, 'неожиданных' встреч со знакомыми с детства аристократами, стало уже не до красоты. Когда же ноги заметно начали гудеть, в огромный, заполненный льющимся через прозрачную крышу светом зал, вышел Его Величество с сыном и свитой. Элли не смогла сдержать искренней улыбки - она видела принца последний раз почти пол-года назад. И принц, из всех сил стараясь 'держать лицо', все-таки чуть-чуть вертел головой в поисках Элли.
  Дэрах, видя нетерпение девушки, чуть прижал локоть и строго, как на расшалившееся дитя, шикнул на девушку. Да, рано еще, успеется. Но, когда маленький мальчик - единственное в мире родное существо, которое искренне радуется каждому твоему приезду... Тут тяжело устоять. Принце же тем временем, занял свое место рядом с отцом. Ровно держа спинку, чуть оставив левую ногу назад, одна рука - вдоль тела, вторая - легко лежит ладошкой на нарядной портупее, держащей настоящий кинжальчик, и надетой поверх белоснежного, расшитого серебром камзола. Строгий и величественный настолько, что Элли едва сдержала слезы, пообещав себе: 'Выдержу, я все выдержу. Вот ради него! Я не сдамся'.
  Тем временем торжественная речь Короля подошла к концу, и начались поздравления: каждый из гостей подходил к принцу, кланялся и произносил короткую речь-пожелание. Все, кто хотел, подарить принцу подарки, уже отправили ранее их во дворец, осталось лишь произнести пожелания и выслушать благодарность от Его Высочества наследного принца Анарендила.
  Элениэль подошла одной из первых - следом за Королевским Архимагом и советниками Его Величества, низко склонила голову в самом учтивом из поклонов:
   - Мой принц, безмерна рада вновь вас увидеть! Я не успеваю следить за тем, как быстро вы растете и мужаете, - девушка не скрывала своей радости от встречи, в уголках глаз заблестели слезы, принц тоже просиял, - Надеюсь, к следующему моему приезду, вы порадуете меня известием, что вы стали еще и искусным наездником!
  Элениэль вновь поклонилась мальчику.
   - Принцесса Элениэль, я бесконечно счастлив вас лицезреть, и обещаю, что ваши прекрасные сильфы будут в том же почете, и окружены не меньшей заботой, чем в вашем Доме! - принц церемонно поклонился, кинув полный мольбы взгляд на отца, тот же улыбнулся и отрицательно покачал головой, прошептав - 'позже'.
  
  Элли отошла от принца и вернулась к темному, лучезарно улыбаясь. Дальше церемония пошла своим чередом, гости подходили к принцу, сообщали смысл, вкладываемый ими в подарки, принц отвечал - степенно, как взрослый, вызывая улыбки у леди и лордов, допущенных на праздник.
  
  Спустя еще час с лишним, когда девушка уже вся извелась и зверски замучила еще пару 'чудесных тарталеток', к ним подошел один из слуг принца Анарендила, и попросил следовать леди и сопровождающего её лорда за ним. Тут уже Элли тащила улыбающегося темного за собой едва не волоком. О том, что кузена и кузину связывает искренняя, теплая дружба, знали, пожалуй все, потому за забавной сценой наблюдали не с осуждением, а даже с подобиями понимающих улыбок.
  
  Анарендил вместе с отцом ждал в кабинете Его Величества. Сидел на диванчике надув щеки, как обиженный бельчонок, и явно недавно плакал. Дроу тактично отстал при входе, и, взяв первую попавшуюся книгу с полки, уселся в самое дальнее кресло в укромном уголке и 'углубился' в чтение. За прошедшие часы девушка уже успела пообвыкнуть, и почти не озиралась в поисках 'сопровождающего', да и не первый раз она выходила на публику с охраной.
  Принц при виде кузины вскочил и кинулся наперерез, позабыв всякую важность и манеры, словно он - не наследный принц, а дитя простых лесных эльфов. Девушка же, не глядя на шикарное платье, опустилась на колени, поймала мальчика и крепко прижала голову принца к своему плечу. И начала что-то тихо шептать ему на ушко, ласково улыбаясь.
  Король, с щемящей нежностью во взгляде наблюдал за этими перешептываниями - не первый раз видел он эту картину, а все же было грустно - так обычно бегут к матери, а не к кузине. И причину столь сильной привязанности он тоже понимал: мальчик почти не видит свою мать - та круглосуточно находится под присмотром лекарей, лишь изредка приходя в слабое подобие сознания. Мальчика за всю его жизнь она смогла обнять лишь один раз - при его рождении.
  Элли, будто чувствуя это, никогда и ни в каком состоянии не отказывала ребенку в тех крохах тепла, что могла ему подарить, и каждый раз позволяла ему держать себя за руку, брала мальчика на руки, когда он был еще малышом, обнимала и гладила по солнечным волосам, всегда терпеливо выслушивала и разговаривала с ним ласково, но как с равным, даже когда малышу было лишь три земных года. Дважды в месяц Элли писала ему письма и вкладывала в них свои рисунки, или редкий засушенный цветок, забавную веточку, или интересную карту Королевства, купленную в сувенирной лавке. Ради того, чтобы самостоятельно читать письма кузины, Анарендил очень рано освоил грамоту и начал изучать географию, поэзию и историю. Начал много читать и стараться - 'чтобы Вас, отец, и принцессу Элли порадовать'.
  Зачерствевший в интригах, уставший от невзгод Король сначала подозревал девушку во всевозможных темных умыслах и стремлениях, пока не понял - никто не понимает принца так, как дочь двух архимагов, выросшая на попечении нянечек и воспитателей, видевшая своих родителей не чаще одного-двух раз в год, или по особым праздникам.
  Последний раз она видела отца телепортирующимся к месту прорыва человеческих войск в одном из наших приграничных городов. Что с ним стало потом, она уже узнала только из официального отчета, полученного от начальника гарнизона.
  Её брат погиб в тот же день, в том же сражении. Мать - пропала без вести немногим позже - неудачный эксперимент по перемещению унес жизни двух архимагов и без малого дюжины магистров. В течении трех лет Элениэль осталась совсем одна. И, когда маленький Анарендил впервые потянул к ней свои ручки, исковеркав её имя до 'Эли-Эли', девушка потянулась к нему со всей нерастраченной нежностью своего сердца.
  
  Дети, наконец, нашептались и принц торжественно извлек из-за отворота рукава камзола кружевной белый платочек, с самым серьезными видом вручил его его принцессе, у которой подозрительно блестели глаза.
  Вот так же, за ручку, он отвел Элениэль к диванчику, усадил её, после чего чинно уселся рядом, не выпуская её ладонь из своей.
  Король взял слово:
  - Анарендил, у нас еще одна хорошая новость, - он сделал строгое и торжественное лицо, - Принцесса Элениэль выходит замуж сегодня вечером, при Первой луне. У нас, в Королевском храме.
   Принц непонимающе посмотрел на отца, затем - на кузину и сердито нахмурился.
  - А как же я?..
  - Мой принц, я правда выхожу замуж, и очень хочу, чтобы это было сегодня, в Ваш праздник, - Элли мягко улыбнулась мальчику, - Это еще один мой подарок для Вас, хоть и не совсем обычный...
  Принц возмущенно перебил принцессу:
  - Но Элли, я же хотел, когда выросту, на Вас жениться! Вам же не тяжело подождать и пока что не выходить ни за кого?
  Из угла, где сидел дроу, раздалось тихое 'хм'... Принц, устыдившись, исправился:
  - Ну, вернее, я надеялся, что Вы бы вышли за меня... - нашелся мальчик. - И как же теперь быть? - мордашка эльфенка стала совсем расстроенной.
  - Принцесса Элли не виновата, мой сын. И очень надеялась, что вы за нее порадуетесь, а не будете столь эгоистичны, - Король поджал губы и неодобрительно покачал увенчанной короной головой.
  - Мой принц, я обещаю, что продолжу писать Вам, как только устроюсь на новом месте, - тут мальчик совсем сник, понимая, что его Элли еще и уезжает куда-то далеко, - Мы с супругом должны будем уехать на некоторое время - у него дела, и мне тоже пора попутешествовать.
   - Тогда вы пишите по-чаще, ладно? - принц с надеждой во взоре смотрел на девушку.
  - Конечно, мой принц. И буду присылать вам всякие диковинки из странствий, а когда я вернусь, то мы наберем целую кучу вкусностей, возьмем наших сильфов, и ускачем далеко-далеко в дворцовый парк, и будем говорить и болтать целый день на пролет! - Леди чуть сжала руки мальчика, с любящей улыбкой разглядывая его, будто пытаясь запомнить.
  - Ну я к этому времени стану уже немножко магом, и мы сможем от всех улететь за стену парка, да? - Анарендил просиял.
  - Да, мой принц. Если Его Величество позволит, - со смехом добавила эльфийка.
  Две пары светло-зеленых, обрамленных черными ресницами, очень похожих глаз столь умоляюще уставились на Короля, что тот не выдержал и рассмеялся, махнул на них рукой и позвонил в колокольчик.
  
  Спустя несколько секунд в кабинет вошел личный телохранитель принца, который для непосвященных был его слугой и наставником, как и Линвэ в детстве для Элли.
  Они едва успели обняться на прощание, как подошел темный. Принц его смерил очень внимательным взглядом, учтиво поклонился, не сводя с него глаз, и ушел из кабинета отца следом за слугой.
  - Элениэль, кого-то мне юный принц сильно напомнил... - улыбнулся дроу, - Так же внимательно на меня посмотрел, и глаза - копия просто...
  - Лорд, оставьте намеки другим, глаза у них в прадеда такие, он был из народа Нолда, а там и не такие чудеса случались - они сильные маги, и стихии их изменяют не только внутренне, но еще и внешне. Я и сам иногда дивлюсь на этих двоих эльфят. Их таких всего двое в наших семьях, и оба с одинаковым даром к магии, и похожи внешне, как родные брат и сестра... - Король снял корону и устало провел по белоснежным волосам, после чего аккуратно вернул символ власти на место.
   - Элли, благодарю тебя за внятные объяснения принцу... - король замешкался.
  - Но вы должны понимать, что писать часто у вас не получится - по крайней мере, так часто, как вы привыкли, да и с отправкой писем возникнут сложности - только с дипломатической почтой, украдкой, без обратного адреса. Хотя с путешествием вы хорошо придумали, - дроу отвесил девушке шутливый полу-поклон, - об остальном мы позаботимся...
   - Хватит...
  Эльфы, уже занятые какими-то картами, которые они начали раскладывать среди идеально расставленных предметов на огромном столе короля, оглянулись. Губы Элениэль были сжаты, на бледном лице четко проступили скулы, руки сцеплены, глаза потемнели, став изумрудными от гнева.
  - Это вы... Политики, - Элли процедила это слово, как ругательное, - А я первый раз в своей жизни сейчас произнесла ложь.
  - Что ж, ваша ложь смогла убедить принца, даже я на секунду решил, что вы искренни... - Их Величество говорили спокойно и холодно, - Привыкайте, Элени, вам умение убедительно лгать пригодиться в жизни, возможно, даже больше, чем ваша магия.
  Элениэль не ответила, просто развернулась на месте так резко, что волосы и плащ взметнулись вокруг нее крылом, и направилась было на выход, но её удержал резкий окрик темного:
  - Элениэль, без меня - ни шагу, я вас предупреждал. Третий раз предупреждать не буду... - В голосе дроу прорезался металл.
  Девушка сменила маршрут, выбрала ту же книгу, что и дроу до этого, и уселась в то же самое кресло, 'погрузившись' в книгу. Даже позу, в которой до того темный сидел почти в точности скопировала.
  Дроу тихо усмехнулся, прошептал одними губами Королю 'про-тес-ту-ет', и эльфы принялись тихо шептаться, поочередно тыкая то в карты парка, то в и схему коридоров того крыла, где разместят 'молодоженов', тихо и очень вежливо споря.
  
  
Глава 7.
  
  
  Как ни странно, книга оказалась интересная, и Элениэль, не заметив, действительно зачиталась... И только проснувшись, она поняла, что интересное содержание книги ей лишь снилось, в действительности это была генеалогия одного из исчезнувших ныне Домов Старших эльфов - редчайшая тягомотина, а её уже третий раз окликнули по-имени и кто-то настырный попытается вытащить из её рук фолиант, который она обняла на манер подушки.
  - Элениэль, ну вот сколько можно спать, скажите?! - да кто бы сомневался, кто тут такой настырный есть, кроме Дарра! - Уже пора, вам нужно переодеться в подвенечное платье, прическу опять поправить...
  Дарр наконец-то вытащил книгу, глянул на заглавие, присвистнул.
  - Право слово, принцесса, я некогда не хотел быть нянькой. Я телохранитель. Вы что-то путаете, миледи. То на ковре пытаетесь уснуть, то в кресле... Вы, маги, говорят, все такие?
  Продолжающую зевать принцессу темный нагло вытянул из кресла и под ручку поволок в соседнюю комнату, дверь в которую была замаскирована под книжный шкаф. Пора приводить уже принцессу в порядок. По пути он слегка встряхивал девушку, пытающуюся уснуть прямо на ходу.
  - Угу, почти. Рунники - непробиваемо спокойные, - Элениэль отчаянно зевнула, продемонстрировав принцу не хилый такой оскал - в отличии от клыкастых темных, у Высших зубки острыми были все - даже передние резцы были с довольно-таки острой кромкой, а вот клыков не было, - Даже если вокруг рунного мага мир рушится, он знает, что все можно починить. И мизантропы похлеще вас, темных эльфов. Есть еще алхимики... Эти вообще чокнутые, - Элениэль наконец приняла вертикальное положение и смогла встать, почти не шатаясь.
  - Ну если даже вы, маг-стихийник, их чокнутыми называете... То это, наверное, вообще что-то невообразимое. И много у вас в королевстве таких психов? - дроу аккуратно направлял сонную девушку в сторону манекена с платьем в центре комнаты.
  - Да нет, среди эльфов - только четверо. Только полукровки на такое соглашаются. Многие берутся за изучение алхимии после третьей стихии - отдохнуть, так сказать, годик-другой, прослушать базовый курс... А так, чтобы взять профильной алхимию - нет, таких, к счастью, крайне мало. А доживают до конца обучения - единицы. Потом еще несколько лет, или десятилетий копят на услуги лекаря - восстановить потерянные пальцы, глаза, уши и волосы...
  - Жуть какая, - дроу аж передернуло, - Вот уж действительно - чокнутые. Что ж они туда идут-то, да еще по доброй воле?
  - Деньги, милорд... - Девушка улыбнулась, - Много денег. На курс алхимиков берут с минимальными способностями к магии - буквально чуть-чуть дара и хватит, за обучение платит казна, еще и компенсация родным, и похороны - если есть, что хоронить - тоже за счет Короны. У них вообще отдельные корпуса за границей Академии. И стена между нами в двадцать локтей... Ну а кто доживет до выпуска - тот уже ни в чем не будет нуждаться - спрос на их товары будет всегда.
  Темный лишь пожал плечами и тактично оставил девушку одну. Наедине с платьем, бросив напоследок: 'понадоблюсь - позовете'.
  
  ***
  
  Даже понимая, что нужно поторопиться, что за окном уже сгущались сумерки и скоро придет время обряда, девушка с трудом заставила себя облачиться в подвенечное платье. Взор застилали непрошеные слезы, когда она затягивала шнуровку на запястьях элегантных рукавов, расшитых серебром и крошечными жемчужинами.
  Каждая девушка в тайне мечтает надеть свадебный наряд. Говорят, люди даже копируют наше подвенечное платье, до того оно красивое. Только там еще корсеты и туфли на каблуках добавляются зачем-то. Элли видела людей очень редко, тем более - женщин, и слабо представляла - что такое корсет, хотя человеческие туфли на высоких каблуках как-то в руках держала - одна из лесных, рыженькая хохотушка Мирримиэль, с каникул протащить умудрилась. Жутко не понравились им всем эти орудия пытки, хоть и стоять на них, да и ходить и даже бегать получалось, но вот не дольше пары минут...
  А платье... В мечтах это платье надевается для любимого, для единственного... Каждой хочется быть самой-самой красивой, самой желанной и чудесной. Отец, помнится, в шутку говорил Элениэль, что она избавлена от тягот политического брака, и может себе выбрать любого эльфа в будущем. Вот и не сложилось.
  Даже по окончании срока 'заложничества', девушка не надеялась, что шепотки и сплетни за её спиной стихнут, что от нее не будут шарахаться в ставшей уже родной Академии. Что ж, попрошу перевод в Сердце Мира, и будет время учиться, а не думать о ерунде.
  В очередной раз за этот день проделав дыхательную гимнастику, уже ровным голосом смогла позвать темного - самой ей все эти жемчужные пуговки на спине не застегнуть, как не извивайся. Так что пусть сами мучаются, раз заварили всю эту кашу...
  
  Дарр спокойно, даже ни единый мускул на темно-сером, почти черном, но по-своему красивом лице не дрогнул, застегнул платье, помог расправить накидку, и занялся прической, вплетая белоснежные крохотные звездчатые цветы, жемчужную нить и серебристые ленты из заранее подготовленных шкатулок.
  - Дарр...
  Ноль эмоций.
  - Дарриэль... - Девушка сново тихо позвала дроу, который как раз закреплял очередную тончайшую ленту в хитрую конструкцию из кос на её голове, придерживая часть ленточек клыками, смешно поддергивал их, морща свой узкий нос с хищными ноздрями.
  - Ну?
  - Вы рядом будете? На церемонии?
  - Угу, - дроу выпустил ленточки из зубов, и аккуратно продолжил украшать цветами волосы, - Рядом. Не удерете.
  - Да я и не собиралась удирать, - протянула девушка, с любопытством подглядывая за манипуляциями мужчины, - Я нервничаю просто.
  - Не надо нервов, еще раз прическу вам делать сегодня не намерен, - строго вымолвил дроу, чуть сильнее, чем надо, дернув за локон.
   Элениэль зашипела, чего и требовалось.
  - Все, готово! - Дроу обошел со всех сторон замершую на пуфике девушку, кивнул каким-то свои мыслям, - Шедевр! Если бы я вас не знал, решил бы, что это сама богиня Лаур ко мне пришла! Чему только за долгую жизнь не научишься, даже девчонкам кукол чинить, и косички плести.
  - Дарр, я серьезно!
  - Я тоже серьезен, как голодный тролль. Идемте, все уже ждут.
  - А вы что, не переоденетесь?
  Девушка придирчиво осмотрела костюм дроу: замшевый, безликий черный камзол до середины бедра, узкие черные же брюки, сапоги на шнуровке с мягкой подошвой. Единственное украшение - серебряная цепочка с символом его дома - совершенно непонятными сторонним завитушками, сообщающим тем, кто знает, что это младший из принцев дома Серебряных Теней. Четвертого из Великих домов, перешедших в новый мир под защиту новой богини Лоры. Ну и неизменная перевязь с парой черненных кинжалов на бедрах.
  - Я переоделся, миледи, - дроу чуть-чуть развел руки в стороны, демонстрируя свой наряд, - Снял клинки, поменял камзол, и кстати, - он продемонстрировал девушке края кружевных, черных опять-таки манжет, на четверть пальца выглядывающих из рукавов камзола, - Надел даже это. Ну и плащ сменю на более короткий и бархатный.
  - Тоже черный? - Девушка заулыбалась.
   - Красный! - Дроу оскалился, наслаждаясь произведенным своей улыбкой эффектом, - Конечно черный, что ж я, как вы, светлые, буду разряжаться?..
  Девушка тихо рассмеялась, и уже смелее, чем утром, протянула кисть темному, прошептав 'ведите, Дарриэль, бежать мне некуда'.
  
  
Глава 8.
  
  
  В храм пробирались окольными путями и тайными переходами, о которых, как выяснилось, лорд Дарриэль был в курсе. Пару новых дверок девушка узнала уже от него. В целом прошло все успешно, только в одном из тайных ходов темный резко замер и зашипел огромной злой кошкой, да так, что Элли аж опешила - в пустом, темном углу ничего не было, кроме старой, пыльной паутины... Как рассмотреть-то умудрился, тут даже для Элли было темновато... Девушка несколько раз перевела взгляд с шипящего сквозь зубы дроу, стоящего в защитной стойке с выхваченными кинжалами - ни разу не декоративными, на паутину и обратно. Тут девушка что-то явно вспомнила, хлопнула себя ладонью по лбу, выхватила из складок платья платочек, и, стараясь не ухмыляться, аккуратно платком собрала всю паутинку. Дроу передернуло всего. Девушка постояла с запачканным платочком в руках, хмыкнула, и аккуратно пристроила его так, чтобы паутину на нем не было видно. Когда вернулась к темному, он уже стоял с независимым видом...
  - Я тоже пауков не очень люблю... - Доверительно сообщила девушка и протянула руку темному. Руку он сначала придирчиво осмотрел, потом даже обнюхал. Но взял её за запястье - мало ли что там могло прилепиться.
  - Дарриэль, простите, я забыла, что вы, дроу, пауков, - дроу опять вздрогнул, - не любите...
  - Элениэль, прекратите говорить это слово... - темный внимательно осматривался по сторонам, продолжая тащить девушку за запястье за собой.
  - Какое, милорд?.. - в голосе сквозило ехидство...
  - Вы все поняли, миледи... - прошипел дроу и сильнее дернул её за руку - вот же злюка обидчивая.
  - Ага! - девушка улыбалась и старалась не слишком громко подхихикивать.
  Тут дроу резко остановился, да так, что почти бегущая следом Элли с размаху впечаталась носом в спину мужчины.
  'Пришли, тихо сейчас' - предупредил темный. Повернулся к девушке, придирчиво её оглядел и принялся отряхивать её наряд так, будто пыль из портьеры выбивает. Девушка, уже не стесняясь в выражениях, тихо, сквозь зубы, шипела ругательства в адрес Дарра, тот даже ухом не повел, хотя слух у дроу просто феноменальный...
  Отряхнув костюм девушки, он, демонстративно сдул несуществующую пылинку со своего 'нарядного' рукава и аккуратно приоткрыл неприметную даже тут дверцу. Опять потащил эльфийку за собой куда-то в сторону. Вышли они в одном из коридоров храма - тихо и незаметно прошли по переходам и оказалась в 'Комнате ожидания невесты'. Одна - темный незаметно испарился, прикрыв за ней дверь... Элли была уже в состоянии тихого помешательства: темный знает не только тайные проходы, не известные, явно, никому кроме него, так еще и протащил её в одну из самых защищенных частей храма... Вот так сюрприз, бесы его побери! Из алтарной ниши за её метаниями лукаво наблюдала прекрасная и светлая статуя богини Лаур, украшенная в честь праздника гирляндой из белых звездоцветов. Именно этими цветами и были украшены её волосы.
  Не дав толком ей опомнится, и воздать молитву светлой богине, вошли младшие жрицы и за белы ручки поволокли её прочь, другими коридорами. Голова девушки кружилась, перед глазами уже все плыло, когда она осознала себя стоящей на искрящихся светом ступенях, ведущим к алтарному камню, вокруг которого виднелись три мужские фигуры - Король, посол темных и - тут девушка судорожно сглотнула - жених. Жрицы мягко подтолкнули опешившую 'невесту' в сторону алтаря. Король с верхних ступеней 'радушно' улыбался племяннице. Последняя возможность сбежать, отказаться... Дроу стояли чуть в стороне - не разглядишь толком - мало того, что похожи они все, да еще и сияющий серебристый свет, идущий от большой статуи богини мешал. Пробормотав тихонько любимую фразу своего учителя 'Ладно, где только наша не пропадала', девушка начала восхождение по ступеням к улыбающимся мужчинам. Дойдя под нежные перезвоны серебряных колокольчиков в руках жриц, до алтаря, девушка замерла, в абсолютном непонимании разглядывая присутствующих. Король, Дэрах, Дарриэль, незамеченная ранее ласково улыбающаяся ей Старшая Жрица... Снова пересчитала... Невозмутимый Дарриэль подошел к девушке, встал рядом, аккуратненько водрузил её вмиг ослабшую руку на свое запястье. Дэрах встал за плечом сына, Король - за плечом племянницы, улыбающаяся столь же лукаво, как и сама статуя Лаур, жрица - на против них, через алтарь.
  Дождавшись, когда жрица своим сильным, хорошо поставленным и приятным голосом, заведет свою традиционную речь, девушка тихо прошептала:
  - Как это понимать, лорд Дарриэль?
  - Планы поменялись слегка, леди Элениэль. Вас разве не предупредили?
  - Да, но где мой жених! - девушка слишком громко прошептала, вызвав волну смешков со стороны замерших несколькими ступенями ниже младших жриц.
  Дроу скосил на нее свои вишневые глаза и прошипев, 'Тшшш, дайте послушать жрицу - хорошие вещи говорит...' проигнорировал вопрос.
  - Какие, например?! - опять прошептала девушка.
  - Про послушание, про уважение и заботу друг о друге, например, - ответил тот.
  - Дарриэль, я вас очень прошу ответить - что происходит! Я сейчас скандал устрою, прямо тут - и не будет вам ни уважения, ни послушания... - леди вцепилась коготками в запястье темного.
  - Хорошо, скажу, если вы столь не догадливы, - дроу был сама покладистость, - вы выходите замуж. Мы долго с вашим дядей спорили - кто будет вашим супругом. Выбрали меня.
  - Почему вас, милорд? - прошипела эльфийка.
  - Так получилось, миледи.
  Лорд аккуратно перехватил пальцы девушки, поднес к губам и легонько поцеловав каждый пальчик, вернул её ладонь на свое запястье. И снова внимательно уставился на жрицу, которая уже закончила свою речь и перешла к алтарному камню, на котором, поблескивая, лежали парные брачные браслеты её Дома.
  Дроу протянул переплетенные руки жрице, которая торжественно, но довольно быстро, с немалой сноровкой, подхватила браслеты и защелкнула их на запястьях молодоженов. Элли только успела открыть рот, чтобы произнести формулу отказа, положенную по протоколу, как уже была обручена. Невозмутимый дроу заставил девушку поклониться статуе, подняв их сплетенные руки с символами заключенного брака... Секунда... Третья.. И, к несказанному удивлению жриц, да и всех присутствующих, оба браслета мягко засияли чистым, звездным светом.
  Девушку, застывшую в состоянии потерявшегося зомби, уверенно и торжественно дроу развернул её лицом к себе, обвил талию рукой, другой - явно, чтобы она не вырвалась, придержал за затылок и поцеловал - легонько коснулся её чуть приоткрытых губ.
  Какое там вырваться?! Элли в таком ступоре была, что даже не замечала ничего вокруг - только на браслет, мягко светящийся на её руке, и косилась... 'Такого не может быть! Я сейчас проснусь и посмеюсь над этим всем. Вот Мирри расскажу этот сон - она любит подобные истории и посмеется...' думала про себя девушка... Только увы, Высшим эльфам не снятся сны, кроме пророческих...
  В себя Элли пришла уже на улице, идущей к паре скакунов - серебристый, тонконогий и долгогривый сильф её отца, покрытый праздничной попоной, с увитой цветами и лентами гривой, и черный как сама ночь, красноглазый и красногривый скаковой зверь дроу в боевом облачении и с алой попоной. Этих монстров, отдаленно напоминающих внешне лошадей, в простонародье называют 'Кошмарами'.
  Они торжественно шествовали в окружении жриц и охраны по дорожке, усыпанной лепестками роз и листвой ясеня и дуба, залитой светом звезд и трех взошедших лун - ночь для праздника принца специально так выбиралась, чтобы все луны были на небосклоне... Рядом спокойно и торжественно шел её... муж... А в отдалении стояла разноцветная толпа злых, как демоны преисподней, архимагов и магистров её Академии. Им осталась только бессильная злость. Темный эльф, принятый в её Дом самой богиней - сияние браслетов на наших руках видели все желающие - был неприкосновенен. Никто не хотел спорить с волей Лаур - милостивая богиня если наказывает, то так, что потом несколько веков все, кто имел неосторожность быть рядом с провинившимися, вздрагивал...
  Супруг Элли - теперь старший лорд Дома Тинвэ Норрэн, аккуратно посадил девушку на спину сильфа, рывком влетел в седло своего 'кошмара', и процессия двинулась через площадь ко входу во дворец. Напоследок девушка успела разглядеть улыбку старшего дроу, который кивнув ей, одними губами произнес: 'второй подарок', и учтиво поклонившись, исчез в толпе провожающих.
  
  
Глава 9.
  
  
  Выслушать поздравления родичей, как и напутственные речи аристократов молодоженам, не дали - Дарриэль мягко потянул девушку в сторону 'жилого' крыла, вызвав волну улыбок - мол, не терпится им уединиться. Видя состояние Элли, Король дал короткое распоряжение, и молодым освободили коридоры. Не сопротивляющуюся, едва сдерживающую слезы Элли, темный подхватил на руки и понес в покои принцессы. Та только уткнулась носом в грудь супруга, и затихла. Когда добрались до покоев и стражи закрыли за ними дверь, темный тихо и равнодушно спросил Элли 'стоять сможешь?' дождавшись кивка, аккуратно поставил её на пол в спальне, повернул лицом к себе. Элли стояла опустив глаза и упорно отказывалась смотреть на мужчину. Руки безвольно висели вдоль тела. Стоя в кольце горячих рук она чувствовала, что задыхается - паника и удушье волной накатывали на нее, туманя сознание, заставляя плыть очертания предметов.
  - Нет, так не пойдет, - темный подхватил девушку обратно на руки, и отнес на кровать, - Если у вас сейчас опять будет 'срыв', я сам завою!
  Темный пошарил по карманам, вытащил крохотный пузырек, выдрал зубами притертую крышечку и примерился к девушке с намерением споить ей очередную, заранее заготовленную гадость. Девушка, только что лежавшая куклой на подушках, начала с чудовищной силой сопротивляться, вырываясь из рук темного, который старался и челюсти Элли разжать, и снадобье не пролить. Молча и лишь сверкая на него глазами, ставшими цвета летнего неба, девушка отбивалась, мелкие предметы, равно как и волосы девушки начали подниматься в воздух и кружиться вокруг - срыв контроля на пределе сил. Если это не остановить... Дроу резко, с коротким замахом отвесил ей пощечину, да такую, что голова мотнулась. Девушка замерла, глаза прояснились, сквозь синеву проступила зелень... Молниеносный рывок, и снадобье влито сквозь сжатые зубы, а принцесса на коленях у дроу - одной рукой он зажал ей нос, а другой удерживал вместе тонкие запястья... Дождавшись, когда девушка судорожно сглотнула, он её выпустил, но лишь для того, чтобы подхватить её на руки и аккуратнее умостить её на своих коленях , как маленького ребенка, и прижал макушку девушки к своему плечу.
  Девушка затихла. Сколько они так сидели, она не понимала, очнулась лишь от тихого, усталого голоса темного - он шептал, уткнувшись носом ей в макушку:
   - Я ударил вас, Элениэль. Я не прошу прощения, но я испугался за вас. Вы могли разнести весь дворец в таком состоянии.
  - Дарриэль, - девушка вяло возмутилась - она не помнила, когда он её успел ударить и о чем он говорит, - А за обман вы не хотите извиниться?
  - Какой обман? - С тихим вздохом пробормотал темный.
  - Вы стали моим супругом, между прочим! - девушка предприняла слабую попытку занять более безопасную позицию, чем на руках у темного... Хотя... Вот именно тут сейчас - самое безопасное место, так что бесы с ним, пусть держит. Тем более, что каждый мускул сопротивлялся движениям, наказывая её болью за попытки шевельнуться.
  - Вас никто не обманывал, моя драгоценная супруга, - судя по голосу, темный улыбался ей в волосы, - Вам сказали - выйдете замуж за одного из нас. Вот вы и вышли. Где тут обман? Вы сами обманули себя, считая, что лорд Дэрах доверит вас кому-то кроме меня.
  Девушка затихла на несколько секунд, прокручивая в уме все, что услышала от темных за последние сутки. Да, все верно, она сама себя обманула, ей ни разу никто не говорил - кто будет её мужем. А когда Дарр ей предложил сказать, она сама отказалась узнать. Дарриэль, словно внимательно слушая её мысли, кивнул ей и начал расстегивать пуговки на спине её платья. Медленно и спокойно, будто всю жизнь только этим и занимался. Элли замерла и вся сжалась.
  - Вы что делаете?! - девушка попыталась вырваться, но закусив губу, чтобы не заскулить от охватившей мышцы боли, обмякла в руках темного.
  - Снимаю с вас платье, моя жена... - Дроу уже добрался до пуговичек и шнуровки на рукавах платья, - Нет, если вы желаете спать в платье... но вроде бы это не в ваших привычках, не так ли? А вы о чем подумали, миледи?
  Темный легонько поцеловал её в макушку, и пересадил пытающуюся удержать расстегнутое платье на плечах и стремительно заливающуюся краской стыда эльфийку на кровать.
  Откланялся девушке и ушел из комнаты вон, пожелав доброй ночи. Сил разбирать прическу уже не было - девушка только смогла скинуть великолепное, но тяжелое платье, стоимостью как уютный дом в предместьях города, на пол, вытрясти из волос часть помятых, зачарованных от увядания звездоцветов, которые полагается бережно хранить потом всю жизнь в специальной шкатулочке, и заползла обратно на кровать. Уснула она раньше, чем смога доползти до подушки и укрыться.
  
  
  
Глава 10.
  Элениэль Аллиан Тинвэ.
  
  Едва я успела уснуть, как меня кто-то начал тормошить, вытаскивая из под теплого, мягкого одеялка...
  'Дарриэль. Опять Дарриэль, да что ж это такое-то!' подумалось мне. 'Ну вот за какие проступки мне это наказание, богиня? Я же всегда была хорошей девочкой!..'
   Дарриэль, не успокоившись, начал бесцеремонно вытаскивать меня из-под одеяла.
  - Элли, ну что ж это опять... такое!
   - А это? - Я возмутилась, попытавшись отмахнуться от немилосердно дергающих меня рук темного, - Вы мне поспать когда-нибудь дадите, лорд Дарриэль?
  - Молодоженам в первую брачную ночь не положено спать!
  Дарр технично начал напяливать на меня темно-серую рубашку. Рядом на кровати уже лежало несколько свертков столь же 'нарядных' цветов. Один из свертков вручил мне, буркнул 'штаны надевайте сами', и пошел к окну, демонстративно отвернувшись.
  Развернула сверток - темно-коричневые длинные бриджи. И гольфики... Серые. Рядом с кроватью обнаружились мягкие высокие ботиночки, какие носят лесные эльфы. С ботинками возникли проблемы - пальцы плохо слушались, но справилась сама. На кровати так же нашлась плотно прилегающая куртка буро-коричневого цвета с кучей ремешков - для подгонки размера и темно-серый плащ с глубоким капюшоном из знаменитой на весь мир 'эльфийской ткани'. У нас он просто звался 'маскировочным'.
  Облачившись, я провела рукой по волосам и замерла - косы были расплетены, жемчуг и ленты отсутствовали. На подушке так же ничего не обнаружилось - кто-то аккуратно все вытащил из волос и прибрал. Во сне. Страшненько как-то становится, когда рядом кто-то настолько способный ходит.
  Пока я расчесывалась, плела косу и прятала волосы под плащ, не заметила, как дроу подкрался, осмотрел меня со всех сторон, хмыкнул, и начал подгонять куртку, поддёргивая и поправляя ремешки и завязки.
  - Сейчас мы выдвигаемся - идем через подземелья, - Я нервно сглотнула - ненавижу подземелья - 'наземный эльф', маг воздуха - я была в них слепа, глуха и почти беззащитна.
  Дроу, одетый так же, как и я, аккуратно накинул мне на голову капюшон, продолжил инструктаж:
  - Дальше, от туда, идем через лес. Там нас будут ждать лошади - да, именно лошади - не будем привлекать лишнего внимания, от туда зигзагами будем перемещаться до замка. Около месяца проведем в дороге. Все ясно? - я кивнула, - Идем.
  В гостиной нас уже ждали: сидели и тихо беседовали трое - Дэрах, незнакомый мне молодой дроу, одетый в те же одежды, что были на Дарриэле на свадьбе, и девушка со светлыми, длинными волосами и в моей любимой пижамке, выглядывающей из полу-распахнутого халата. При виде нас с Дарром, они встали и поклонились.
  - Доброе утро, леди! - Молодой дроу, не виданный мной ранее, улыбнулся и подмигнув, подхватил под ручку моего 'двойника' и увел в спальню.
  - Так, ладно, это - мой двойник, но вот ваш, милорд, совершенно не похож на вас! - Я чуть откинула край капюшона и состроила гримаску.
  - Вообще-то, леди, - Дарриэль, обвив рукой мою талию, потащил к стене мимо отца, к скрытой двери в очередной тайный ход, ведущий из моих покоев прямиком в подземелье, - Мы о-о-очень похожи с ним - он мой младший брат, разница - всего четыре весны, что при нашем возрасте - сущая мелочь. Кроме отца, и пары самых близких друзей нас никто не различает, - дроу тихо рассмеялся, увидев мою гримаску недоверия, - А вы, значит, очень хорошо меня рассмотрели, если для вас мы с братом столь непохожи, - прошептал дроу, слегка мазнув губами по моему ушку, - пр-р-риятно знать, что я вам не безразличен...
  Коленки уже начали подкашиваться, а мой 'персональный кошмар' продолжил:
  - Нас, кстати, ваши отец и матушка никогда не путали - говорили, что совершенно разные типажи, ну и Линвэ ваш тоже, куда ж без этого шустрого полукровки. Вы не знали, что у меня есть брат, миледи? И, кстати, он помогал мне передавать вам подарки, когда я был слишком далеко, или сильно занят, чтобы отвлекаться, - темный чуть сильнее прижал меня к себе, когда я попыталась вырваться вперед.
  - Не торопитесь, мое сокровище! Нам нужно очень тихо пройти этот участок, не используя магию, только собственные силы, - мужчина отпустил-таки мою талию но перехватил за руку.
  - Дарриэль, я очень плохо вижу в полной темноте, - я начала сама уже стараться держаться ближе к темному, - И еще я не смогу пользоваться здесь частью заклинаний - почти все атакующие 'воздуха' не срабатывают глубоко под землей, только часть защитных, ну и 'вода' - те, что могу контролировать, но это только 'атака'...
  Темный совершенно спокойно, будничным тоном закончил за меня:
  - А еще вы почти ничего не слышите - эхо мешает - благодаря вашему совершенному слуху, каждый шорох превращается для вас в жуткую мешанину скрежета и шуршания. Добавим к этому, что вы едва видите, испытываете жуткий дискомфорт от гнета огромной массы камня над головой, приступы паники, воздуха не хватает и стены давят, так?
  Я аж позеленела, но сообразив, что дроу спиной не видит, сдавленно прошептала севшим голосом 'да'. И 'добавила' ему в спину - 'мстительный темный... эльф'
  - Вы это мне за паутину мстите, да? - рука дроу, крепко сжимавшая мои пальцы чуть заметно дрогнула, - Недостойно и неприятно, милорд!
  - Ну кому - как, миледи, - Протянул дроу, опять свернув в какой-то низкий, темный коридор, где Элли стало совсем не по себе, даже зубы клацать начали, - Вы над моим терпением уже вторые сутки измываетесь.
  Дарр остановился и начал принюхиваться, определяя местонахождение нужного им выхода.
  - А вы над моим - уже две сотни лет, будете отрицать?! - Я покорно ждала, когда дроу нас, наконец, выведет из этих нор. На их фоне даже темный эльф казался теплым, живым и родным таким...
  - Не буду отрицать, было забавно читать гневные письма и ноты протеста вашего ректора и нотации вашего учителя, где они расписывали, как мои подарки плохо влияют на вашу хрупкую психику, - темный, наконец, определился с направлением и уверенно направился в один из боковых коридоров...
  
  Миновав бессчетное количество переходов, где я, кажется, собрала всю пыль на десятке лестниц, приложившись пару раз об невидимые в темноте выступы, мы, наконец, начали подниматься на верх по узкому, похожему на колодец - даже локти толком не расставишь, наклонному лазу. Дроу, вконец уставший ловить, подымать меня с пола, вытаскивать застрявшие в щелях и между камней ноги, протолкнул мое тельце перед собой. Ядовито пообещал 'нежно подталкивать меня под... нижнюю часть спины... если я попытаюсь еще раз застрять'. Так шустро в своей жизни на пузе я еще не ползала. Да если быть честной - на пузе я вообще впервые в сознательной жизни ползала! В конце тоннеля дроу скомандовал 'лежи' и бесцеремонно прополз вперед прямо по мне, умудрившись не только не застрять, но даже и не придавить меня своим весом. Оттеснив меня в сторонку, он чуть-чуть высунулся наружу - там уже во всю занималось утро, щебетали птички, трещали цикады. Выполз первый и бесцеремонно выволок меня за ворот куртки, пока я пыталась проморгаться. Зрачки темного были похожи на две узкие вертикальные щелочки, одежда была чистой - лишь чуть-чуть испачканы колени. В то время, как моя одежда и волосы выровнялись по цвету - все равномерно серо-бурое, в разводах.
   - Мда-а-а, - процедил сквозь зубы дроу, - Высший эльф, краса и гордость эльфийской расы... Отряхнулась, и побежали. Бегать-то хоть умеете, пыльное мое сокровище?
   - Умею и быстро, - дроу иронично изогнул бровь, - Но не долго, - вторая бровь поползла вверх, - И не далеко!
  Я упрямо выставила подбородок, покрытый разводами грязи. И начала отряхиваться, подняв целое облачко пыли. Эльфийская ткань практически не пачкается, но вот лицо и руки... Тут уже только отмываться.
  Темный молча протянул маленькую кожаную фляжку, из которой только что сделал несколько глотков со словами 'вода, честное слово'. Я сердито засопела, но флягу приняла и под пристальным взглядом темного сделала несколько глоточков, а когда тот фляжку отобрал, добавил 'вода почти чистая и почти без примесей', и, пока я пыталась прокашляться, резко рванул по подлеску. Увидев то, с какой скоростью этот белобрысый 'летит', я мысленно застонала. А потом вздохнула и понеслась следом.
  Да, темные несравнимо выносливей подавляющего большинства светлых эльфов. Сильнее, злее, резче... Другие у них просто не выживают. Но и у светлых есть свои особенности: я, истинная дочь 'Воздуха', неслась, почти не касаясь земли - перепрыгивала кустарники и выворотни, перелетала с одной кочки на другую. Едва заметное касание тут, носочком ботинка оттолкнуться здесь, и вот уже дюжина локтей позади... Но Дарра, как не старалась, догнать не получалось. Он постоянно раздражал тем, что был где-то в десятке локтей впереди. Злость давала силы, обида жгла сильнее, чем огонь... Но спустя буквально половину часа ботинки заскользили по мху, опора начала подводить, дрожащие коленки подламываться, а легкие горели так, что вздохнуть не получалось. В висках - стучало, в боку - кололо, а в глазах начало двоиться. Когда же меня начало уже шатать и я едва увернулась от очередной низко опущенной ветки, меня молча подхватили сильные руки - дроу обнял за плечи и заметно снизил скорость - сконцентрировавшись лишь на том, чтобы не упасть, не опозориться, я и не заметила, что тот уже давно бежит рядом, страхуя и готовый в любой момент подхватить. От осознания своей слабости захотелось плакать, и я до крови закусила губу - не разреветься, хватит на сегодня уже позора.
  Темный лишь улыбался, глядя на мои мучения. Сам-то он явно готов был бежать так часами на пролет...'Отдохнув' немного под мышкой у темного, я упрямо мотнула головой и выдохнула 'сама', дроу меня тут же выпустил, но вперед уже не рвался - панический бег перешел в спокойную пробежку по лесу с преодолением препятствий - то чуть-чуть вверх по ручью, то перепрыгнуть овраг, то подлезть под валежник... Даже под самым носом от обалдевшего и возмущенного нашей наглостью медведя пробежали... С перепуга, под издевательский хохот Дарра, я несколько секунд летела впереди, причем именно летела, сорвавшись в бесконтрольную 'левитацию'... Когда темный отшкрябывал меня, распластанную об очередной предательски выскочивший перд самым носом ствол, в голове упорно зудел голос наставника по вспомогательным заклинаниям: 'левитацию допустимо применять только на ровной, хорошо просматриваемой местности, ибо угол поворота наших неприспособленных к полету тел таков...' А дальше шла формула просчета траектории полета тела... Только на практике я поняла, что на просчитать по формуле угол поворота уходит около двух минут, а на влететь на хорошей скорости в дерево - секунда...
  Бесконечный, выматывающий бег по лесу закончился, когда день перевалил уже за вторую половину. Мне уже было все равно - поймают нас или нет. Если поймают, то хоть водички дадут, домой на лошади отвезут... Да куда угодно - даже на темницу или сырой подвал согласна, лишь бы не скачки раненой ланью по лесу под едкие и емкие комментарии дроу... Когда темный остановился и поманил в очередной овражек, я по привычке попыталась побежать, так что мужчине пришлось меня ловить и подержать немножко в объятиях, пережидая, когда у меня ноги перестанут дергаться в попытке бежать.
   - Все, все, прибежали уже, - дроу неожиданно тепло улыбался пытающейся сползти на землю мне, - Сейчас можно будет отдохнуть чуть-чуть. Мы немного раньше, чем я планировал, добрались. Минут пятнадцать у нас есть.
   - Положите меня на землю, милорд. Воооот под тот кустик, - я вяло махнула лапкой на густой, темно-зеленый куст самшита, - И можете там меня закопать - скажите, так и было, ладно?
   Дроу засмеялся и крепче меня к себе прижал. Я замерла от неожиданности, не понимая - что происходит.
   - Нет, мое сокровище, я вас, пожалуй, закапывать не буду... Могу вас наградить!
  Дроу меня выпустил, помог сесть на землю и сунул под нос... Яблоко! Большое, красное, сладко и зазывно пахнущее! Где он мог спрятать целое яблоко?
  Желудок, не кормленный уже более суток, взвыл... Но яблоко в руках Дарра казалось столь чужеродным элементом, что я подозрительно косилась на этот 'приз'.
   - Ну если вы не голодны, то я сам его, с удовольствием, съем, - Яблоко медленно начало уплывать из под моего носа...
   - Нееет, это мой приз, а призы не отбирают, - я аккуратно перехватила яблоко, - А водичка ваша, почти чистая, еще есть?
   - Есть. А еще есть немного светлого эльфийского вина, и пара лимбасов, но вы их еще не заслужили - это ужин!
  Дроу протянул фляжку, вода в которой бултыхалась явно на самом донышке...
  'Так, Элли, молчим, молчим... Молчим и запоминаем.... Все запоминаем - чтобы было, что потом припомнить в удобный момент!' - сама себя уговаривала я, примериваясь к яблоку.
  Вот вы хоть раз пытались аккуратно откусить кусочек от огромного, гладкого и сочного яблочка? Вот-вот... Темный эльф, вдоволь натешившись, отобрал яблоко, разломил на две части и отдал мне ровные половинки, прошипев 'принцесс-с-с-са', а я впилась зубами в одну из половинок, прорычав 'позер-р-р-р-р'... Пока я 'обедала', стараясь как можно дольше растянуть удовольствие, и допивая крохотными глоточками остатки воды, мужчина оставил меня в одиночестве, бесшумно растворившись в подлеске - как и не было его, даже тонкие веточки кустарника не шелохнулись.
  
  
  
Глава 11.
  
  
  Когда вдалеке раздалось тихое ржание лошадей, я подобралась - темный так и не вернулся, а бряцание сбруи окончательно убедило - не кажется. Тихонечко завинтила флягу и внимательно осмотрела овражек, вмиг переставший казаться таком милым и уютным. И шмыгнула под куст самшита. Завернувшись в 'маскировочный' плащ, замерла. Если это люди, то заметить меня не реально - утешала я себя.
  Лошади дошли почти края оврага и остановились. Всадники молчали - только кони тихо пофыркивали, да шумно переступали тяжелые подкованные копыта. Рядом с 'моим' кустом начала осыпаться земля. Накатила волна паники. Птицы, которые на нас, эльфов до того не реагировали, примолкли и тоже затаились... Чтобы не заорать, пришлось больно закусить палец.
  Чуть чуть так постояв, этот кто-то метнулся к кусту и схватил меня за ноги... Вот тут я уже не выдержала, завизжала, попыталась вывернуться и засветить в него чем-нибудь, но не успела - этот кто-то держал меня над землей за щиколотки вдруг и хмыкнул - знакомо так, что аж слезы опять на глаза навернулись.
  - Ваше высочество, если вы не научитесь дышать бесшумно, не сопя при этом на весь лес, у вас будет шанс спрятаться от меня, - дроу бесцеремонно 'положил' меня на землю.
  - Я не сопела! - я вывернулась и села на землю, скрестив ноги.
  - Ага, на пол-леса фырчали, как ежик, застрявший в норе. И кусты дрожали, - Темный протянул руку, которую я проигнорировала - сама встала.
  - И яблоками пахнет так, что даже лошади чуть сюда не свернули - еле удержал их, пришлось привязать к дереву по-толще...
  Я скрипнула зубами. Вот же бесов дроу! Нет чтобы хоть раз что-то приятное сказать... Хотя не-е-е-т, если он скажет что-то приятное, я первая на дерево полезу. Из опасений, что это, возможно, последняя минута моей жизни...
  Выползая на край оврага, я уже раз десять прокляла свою не вовремя проснувшуюся самостоятельность и гордость... Почва на краю оврага - смесь мокрого песка и мелких камней, щедро замешанная на мягкой глине - бодренько ползла под ногами. И я бесславно месила это все ботинками, не продвигаясь дальше двух локтей в высоту до тех пор, пока 'муж' не соизволил кинуть мне веревку. С предусмотрительно завязанной на конце петлей для запястья.
  Вылезла я грязная, мокрая, злая и пристыженная... Дроу, к счастью, комментировать картину не стал, просто молча указал на 'мою' пару лошадей.
  Ну на лошадях я, положим, умею ездить. И не только в теории. Просто как бы сказать... Если наши сильфы - разумные, понимающие речь существа, лишь по незнанию называемые людской расой 'эльфийскими лошадьми', и они ни за что не причинят вред хозяину, то лошади... Эти будто только и мечтали о том, как бы отомстить своим наездникам. Норовили то куснуть, то прижать, то притереться к друг другу бочком - если шли рядом, и их совершенно не волнует, что чьи-то ноги могут застрять в стременах и пострадать... Отдельные, особо фанатичные заводчики утверждали даже, что лошади - сообразительные животные, просто довольно злопамятные и живущие слишком мало для того, что бы как-следует поумнеть. Некоторые даже увлекались их разведением, выведением новых пород, поведясь на динамичность этого процесса - лет за сто можно вывести что-то принципиально новое и посмотреть на результат своих трудов... Но все сходились в одном: какой смысл тратить силы на животное, которое хоть чуть-чуть умнеет годам к четырем, а спустя всего десяток лет уже начинает стремительно (для нас, эльфов) дряхлеть.
  Я же их вообще опасаюсь... Ну деваться - не куда. Выбрала себе одну из гнедых лошадей. С ней, конечно же, пришлось чуть-чуть повоевать, поскольку эта поганка испугалась моего экзотического вида - чучело глиняное перемазанное и злое, но я с ней справилась и подъехала к темному. Повод второй лошади я заранее привязала к седлу - запасная будет. Дроу восседал на единственном в этом 'кобыльем царстве' темно-гнедом жеребце, и на сменную себе взял более тяжелую, чем достались мне, флегматичную кобылу, плотно навьюченную тюками и парой чересседельных сумок. Мои лошадки тоже были 'нагружены'. Ладно-ладно, мне нисколечко не любопытно - что там в сумках. Узнаю сегодня же на привале.
   - Ладно, ужин заслужили, - мой 'супруг' оглядел меня, уверенно и гордо сидящую в седле, - Я уже опасался, что вы только на сильфах и умеете кататься, Ваше Высочество.
  - Муж мой, я на сильфах, равно как и на лошадях, не только 'кататься' умею, даже приручать их и ухаживать. И галопом скакать - тоже.
  - Конечно, умеете... - покровительственно улыбнулся мне этот мерзавец, - Только быстро, не долго и не далеко... В правой сумке - перчатки, миледи.
  И первый тронул пятками своего гнедого, опять оставив последнее слово за собой. А что? Крыть-то нечем! Я действительно самое большее в жизни часов шесть подряд в седле провела. Лишь однажды - неделю в походе. Но то на спине умного сильфа - без поводьев, которые нужно постоянно контролировать, и без жесткой конструкции под... низом спины... А не на этом... живом орудии пыток, пытающемся утянуть поводья и увильнуть на обочину за вкусненьким клевером, или тянущее свою морду к моему ботинку...
  
  ***
  Новая пытка продолжалась до самого заката. Я уже не знала, как еще примостить сою отбитую еще в подземелье попу на седле. Дроу молчал и не оборачивался, лишь изредка останавливал своего коня и подымал вверх ладонь. Я послушно натягивала поводья своей Поганки (да-да, именно так я и решила назвать лошадей - Поганка и Лисичка - других имен они незаслужили). Так мы с минутку стояли и продолжали путь.
  Едва на лес начали опускаться сумерки, темный выбрал полянку, окруженную кустарником и скомандовал привал. Стараясь не шипеть, я слезла с Поганки, и начала пытаться стянуть с нее сумки и тюки. Снять седла и мешки с овсом мне не дали - темный сам их снял, оттеснив меня в сторонку локтем. Логично, я бы их не удержала, обязательно грохнув о землю. Молча и не бухтя вытерла лошадям спины, затем прошлась по влажной короткой шерстке жесткой ворсистой щеткой, выданной мне дроу. Пока я возилась с лошадьми, спутывала им ноги, чтобы не уходили далеко - никакого желания утром гоняться за незнакомыми лошадьми по лесу, дроу распределил овес по торбам и принес воды в кожаных ведрах для лошадей. Все успевает.
  Когда же напоенные, накормленные животные были оставлены пастись на соседней полянке, уже наступила ночь. И я таки вспомнила, что я, леди правящего дома, принцесса, в конце-то концов, а стою грязная, резко пахнущая лошадьми в замызганной одежде и с косой, явно украшенной не цветами и жемчугом... Видя мой настрой, темный махнул рукой в направлении ручья.
  Ручеек был так себе - ямка меж корней старого дуба в две ладони глубиной и в полтора локтя в поперечнике, заполненная ледяной водой, да тонкая ниточка ручья, что терялась в двух шагах от родничка между камней. Но меня уже ничем не напугаешь, да и лицо под коркой грязи чесалось так, что будь там хоть иней - возьму и умоюсь! Отмываться ледяной водой пришлось долго. Еще дольше я вычищала ботинки и куртку - плащ не пачкается ничем, кроме крови - гарантировано, а штаны было проще выбросить, но я и их смогла кое-как почистить.
  Стуча зубами нацепила мокрые штаны, ботинки не рискнула, и поплелась, подрагивая всем телом, к костру. Темный отлепился от дуба, около которого все это время, оказывается, стоял, и, подойдя в плотную, молча отобрал мокрые ботинки и куртку, сил надеть которую уже не было. Подтолкнул в сторону полянки, на которой он уже успел развести маленький, неприметный костерок.
  Я шла и глотала злые слезы. Ну вот за что? Он знал - кто я. Прекрасно знал. Я - изнеженная, маленькая и всеми любимая принцесса. Я талантливый маг. Я... Стою, молча глотаю слезы и вру сама себе. Это я себя ругаю вот уже целый день. А он либо молчит, либо просто комментирует. Ехидно. И не ругает. Темный, поставив обувку ближе к огню и повесив куртку на колышек, вбитый в землю рядом с костром. Мягко надавил мне на плечи, вынуждая сесть на заранее подготовленное около огня одеяло, накинул мне на плечи свой плащ и, сев рядом и расцепив мои судорогой сведенные руки, вручил мне кружку с моим любимым травяным настоем.
  Пах он так же, как и тот, что готовила всю мою жизнь мне Тунивиэль - супруга Линвэ... Чабрец, липа и дикая кошачья мята... Запах дома, запах тихого вечера у камина. Лин, рассказывающий истории из жизни моих предков, вышивка в руках няни... Я не смогла сдержаться, выдав себя тихим всхлипом. Темный, так же молча забрал выпадающую из ослабевших пальцев кружку и прижал меня к своей куртке, продолжая глядеть в огонь. Я плакала, стараясь не реветь слишком громко, а 'мой детский кошмар', мой 'политический брак' тихо гладил меня по спутанным волосам, по дрожащим плечам и легко касался горячими губами моей макушки. Я не знаю, сколько мы так просидели, но костер уже почти прогорел и звезды разгорелись в полную силу, освещая своим светом тихую полянку, когда я уснула в кольце самых надежных в этом колеблющимся мире рук.
  
  
Глава 12.
  
  Утро началось уже с привычного тормошения и тихого бурчания 'ну вы и соня, принцесса, а еще эльф, называется!'. Холод был зверский, одеяло - воглое, вокруг - клочья жиденького тумана. Лошадей темный уже оседлал, лагерь убрал, а меня начал будить в последний момент. Либо пожалел, что вряд ли, либо еще раз мне решил продемонстрировать мою неприспособленность к жизни. Спасибо - и так знаю. За то я могу порталы через пол-мира строить, и врагов косить 'цепной молнией', как траву...
  Мне под нос подсунули вчерашнюю кружку - там, спасибо большое, было разогретое легкое, травяное вино со специями, и еду - тонко порезанное холодное мясо на лепешке и яблоко. На сей раз маленькое и зеленое, но от того не менее желанное. Дождавшись адекватной реакции, дроу отошел обратно к лошадям - еще раз проверить сбрую и перераспределить по-своему вес. Кстати, рядом я нашарила сверток - там была моя куртка - сухая и чистая, новые штаны, расческа и - о чудо - маленький брусочек лавандового мыла, завернутый в кусочек тонкой кожи. Ладно, намек понят... Быстро доела, подхватила распотрошенный сверток и ушла приводить себя в порядок.
  Когда вернулась, от стоянки не осталось и следа - будто ни костра, ни лежанок не было - только медленно, с ленцой расправляющаяся травка, которую из кожаного ведра чем-то поливал мой невообразимый 'супруг'.
  Челюсть подобрала со стуком.
  Закончив садоводческую деятельность эта загадка богов подмигнула мне и улыбнулась! Бесы ведают, что твориться. Я думала все, после вчерашнего позора он на меня даже смотреть не будет... Так... О чем я?... А не все ли равно, как он на меня будет смотреть?..
  Я прошла к лошадям, влетела в седло - тело за ночь отдохнуло и почти не ныло, и выжидательно уставилась на темного.
  Тот добил:
  - Доброе утро, моя дорогая!
  И продолжил скалить клыки.
  - Доброе утро, мой дорогой! - Я тоже умею быть лапочкой, когда допекут, - Между прочим, у многих существ скалить клыки - это признак агрессивных намерений и предупреждение о нападении, - Дроу оскалился еще сильнее и радостнее, я аж даже сбилась на мгновение от такой 'красоты', но продолжила вкрадчиво, - А у зеленокожих народностей, это вообще оскорбление...
   - У нас, кстати, тоже! - Дроу выглядел о-о-очень довольным, - И за такое на дуэль вызывают. Мужчины. А девушки...
  - Наслышана, благодарю вас, - резко и высокомерно перебила я темного, - Избавьте меня от подробностей. Я только что плотно позавтракала, - оскал потух, сменившись злым прищуром.
   Вот так вот тебе, не-хорошесть красноглазая! То, что я вчера у тебя на груди рыдала, еще не значит, что это норма и меня теперь можно по стенке размазывать...
  - А давайте вернемся к тому чудному кустику, что вам так в качестве надгробия глянулся, ласковая моя, я передумал... - Голос дроу шипел зимней поземкой.
  - Увы, мой милый, я передумала, там грунт слишком мягкий - меня любая гадина откопает в два счета... А закапывать меня нужно качественно...
  - Да, вы совершенно правы, моя леди, у меня в замке есть чудесное подземелье - вам там понравится, обещаю разместить вас там с максимальным комфортом! И главное, по истечении срока 'замужества', я смогу вас вернуть вашему венценосному дяде отлично сохранившейся... - дроу тоже влетел с седло и мягко тронул поводья коня, задавая темп, - И главное, если кто спросит, почему в таком виде я вас вернул, есть хорошая отговорка - сама, из природного любопытства, полезла в подземелье и заблудилась. Меня оправдают.
  Поняв, что снова проиграю эту словесную дуэль, если продолжу с ним соревноваться в ехидстве, я приняла самое мудрое решение - помолчать. Пару дней. Для начала...
  
  В обед сделали короткий привал, перекусили холодным мясом и дроу опять выволок из закромов яблоко. Для меня. А я взяла и съела. Врагу на зло.
  Темный перекинул часть сумок на гнедого и Поганку. Понятно, пересаживаемся на запасных лошадей. Лошадок, в отличие от нас, беречь надо. Не будет их - наш путь дальше превратиться с сущий ад. Еда, вода, одеяла и оружие поедут на наших могучих плечах...
  
  В полном молчании ехали по тропинками, по прогалинам и по высохшим руслам ручьев и мелких речушек до вечера. Я уже немного освоилась в седле и начала потихоньку разглядывать лес вокруг меня. Совершенно не знакомый. Большую часть растительности опознавала, но с трудом - по рисункам в энциклопедиях и учебникам по ботанике.
  Вечером опять все повторилось: вместе обихаживали лошадок, после чего темный мне так же молча указал на крохотный ключик, бьющий среди камней. Только на сей раз выдал мне с собой пару пустых бурдюков, кружку и закопченный котелок. Хорошо-хорошо, я - самая послушная девочка на свете. И сообразительная.
  Аккуратно разгребла камушки, выковыряла ямку и принялась ждать, когда муть и поднятый мной песок унесет. К костру я уже вернулась умытая и с бурдюками на шее, котелком в руках и кружкой в зубах...
  Темный не изволил даже улыбнуться. Молча забрал у меня котелок и кружку, и, повернувшись ко мне спиной, принялся кашеварить. Бурдюки я сгрузила рядом с горкой наших сумок - чуть в стороне - не смотря на все мои старания, они были мокрые.
  Лежанка мне была уже подготовлена, одеялко заботливо откинуто, сверху - тонкое провощеное кожаное 'покрывало' - для защиты от росы и тумана. Даже 'подушечка' имелась: мешок с овсом, с расстеленным на нем шелковым белым платком с моей монограммой. Платки из моего секретера в комнатах Академии. И это запомним...
  Ужинали молча. Я, не дожидаясь указаний, собрала в котелок миски, ложки и кружки и ушла к роднику с намерением вымыть. 'Муж' пошел проследить. Видя, что я намереваюсь помыть и котелок, он мягко отобрал его у меня и показал, где я не права - аккуратно отколупал остатки каши, собрал их в кучку и выкинул в костер, потом вернул мне почти чистый котелок на помывку. Я закусила губу от досады. Вот же... И не подумала сразу, что по ручью 'потекут' остатки каши со специями и мясом, привлекая к нам голодных ночных хищников.
  
  Спать ложились в полной тишине. Темный, похоже, понял, что я решила с ним не разговаривать, и всецело поддержал мой молчаливый протест.
  Утром я проснулась сама едва начало светать. Встала, умылась, набрала воды - Дарр как раз костер сооружал, свои сумки и скатки собрала сама. Темный их демонстративно перепроверил за мной, скатку пересобрал и навьючил на Лисичку под аккомпанимент моего сердитого сопения.
  
  Вот так мы и ехали неделю. В полной тишине. Не говоря ни слова. И не смотря друг на друга. К концу недели я уже не валилась с ног на привалах, и дроу, пока готовилась еда, молча положил рядом со мной мои же кинжалы - в незнакомых, но удобных ножнах с 'крышечками' - плетенными ремешками, которые обматываются вокруг рукоятей и не дают кинжалам выпасть, даже если их владелец на дереве кверху ногами будет висеть. И с мягким, приятным на ощупь замшевым поясом, в котором, как оказалось еще и несколько кармашков и отделов пряталось. Я, впервые за неделю напрямую посмотрела на темного. Тот молча кивком указал на маленькую песчаную прогалину в нескольких шагах от меня. Намек понят, новую пытку придумал. Сейчас меня будет гонять. Молча подымаюсь и иду на полянку. Дроу стоит. Смотрит на меня. Не в лицо, на грудь. Поманил пальцем - нападай. Я и напала. Отлетела, и снова напала. А потом упала... Снова вскочила в стойку, смахнула рукавом рубашки песок с носа, а этот суицидник- профессионал, подождал, когда я отряхнусь и опять поманил пальцем. Я кинулась. На сей раз упасть мне не дали - дроу меня аккуратно ссадил на землю. Отобрал кинжалы, отстегнул мой пояс, развернулся и ушел. Брезгливо поджав губы. Обидно было - до жути. Хотелось кинуться на него и стукнуть его по голове. Дубиной.
  От собственных мыслей меня аж буквально передернуло. Я сижу и размышляю, как кого-то убить. Да я же даже в самых отчаянных мечтаниях никого не убивала! Ни разу никому не желала смерти. Даже выходя на магический поединок с кем-то из сокурсников, никогда не задумывалась о том, что мой противник может погибнуть. Всегда нас контролировал кто-то из архимагов или рунников, которым было достаточно бровью шевельнуть, и мы 'застывали', если разошлись слишком сильно. Всегда рядом дежурили лекари, способные откачать, вылечить или просто спасти нас, недоучек, при серьезных повреждениях. На кратком курсе 'самообороны', который для нас ввели дополнительно, нас старались не искалечить, не допускали вольностей или обид. Сейчас стало понятно попытка научить нас защищаться без магии была лишь для отчетности. Кто ж из инструкторов будет по своей воле настраивать против себя будущих правителей государства, гоняя до посинения или выдавая заслуженных тумаков? Да и самоконтроль у юных стихийников - легендарный... В смысле, про спокойных стихийников ходят легенды... И анекдоты... Любое неосторожное движение, или резкая боль - и все, срабатывают щиты и у инструктора есть маленький шанс выжить. Если медики успеют.
  Я вот тоже сижу и дышу. Вдох через нос, пауза, выдох через рот...
  Дроу спокойно, будто нервничающий маг, что сидит в десятке локтей от него - ерунда из разряда трухлявого пня с примостившейся гадюкой, убрал мои кинжалы и пояс в свою сумку, вытащил из нее короткий лук, тулью со стрелами и ушел в лес.
  Он не первый раз так уходит в лес на дневном привале - погода стоит жаркая, и полуденный зной мы стараемся переждать в тенечке, дать отдых лошадкам.
  Возвращается темный примерно через час-два - то с парой кроликов, то с небольшой молоденькой лесной козочкой - косулю. Однажды притащил небольшого полосатого дикого поросенка. Когда он ловко и сноровисто занимался добычей, Элли всегда вставала рядом, и, стараясь не кривиться от тяжелого запаха крови и потрохов, наблюдала за его действиями. Темный не гнал, а она - училась, понимая, что все, что она за это путешествие узнает, может не только пригодиться в будущем, но и спасти её жизнь вернее, чем вовремя выставленный щит.
  Ну пока дроу будет добывать еду - а припасы наши начали истощаться, я могу вымыть волосы, простирнуть одежду, почистить одеяла... Да любое занятие лучше, чем сидеть и бессмысленно злиться на того, кому на твою злость начхать!
  
  Спустя пару часов, когда я сидела и сушила волосы на солнышке, вернулся мой драгоценный 'супруг' с парой каких-то водоплавающих птичек - мы последние несколько дней двигались вдоль небольшой, но глубокой речушки в поисках брода. И с дичью проблем не возникало - маленькие, жирные утки взлетали шумными, орущими кучами, стоило приблизится к заросшим камышами берегам. Темный их потрошил и запекал на углях, обмазав толстым слоем глины. Оставалось только вытащить из углей комок запекшейся глины и расколупать - все перья и кожа оставались на глиняной 'скорлупе' - бери и ешь. Только вкус у этих речных птичек оставлял желать лучшего. Например - жаждать кролика, тушеного в белом вине, да под сливочным соусом... На серебряной тарелке... И салатика на гарнир... Пришлось срочно сглатывать слюни. Я, которая всегда клевала на каникулах как птичка, а во время учебы ела, не разбирая вкуса и запаха пищи, начала чувствовать себя в путешествии последним проглотом. Я ела всегда, много, почти не вспоминая о манерах - с лепешки - так с лепешки, кашу из оловянной миски деревянной ложкой? да пожалуйста! Только добавку оставьте. И по-больше, ага. Единственное, что успокаивало - темный тоже ел, словно впрок и никак не комментировал мою проснувшуюся прожорливость - всегда оставлял мне добавочки, или лишний кусочек мяса.
  Пока Дарр занимался птицей, я молча принесла глины от реки, и положила рядом с костром - темный наблюдательный, найдет. Вот что интересно: постепенно я начала брать на себя часть обязанностей. Например, забота о лошадях уже целиком была на мне - только седла и отощавшие мешки он неизменно снимал со спин наших животных сам. Так же я приносила воду, мыла посуду, собирала по утрам свою постель - дроу обходился тонкой истертой подстилкой из пропитанной чем-то водоотталкивающим кожи... Но каждый раз, когда я что-то из обязанностей на себя брала, дроу реагировал спокойно - наблюдал за моими действиями, исправлял, если я что-то не правильно делала, и, дождавшись, когда я научусь, больше к этому вопросу не возвращался. Не доверял только готовку, охоту и костер. Я и не лезла. Верхом моих кулинарных талантов было сервировать стол. Или приготовить чай. За то я знаю всю положенную по протоколу сервировку! Для девяносто шести случаев приема гостей - от родственников или глав Домов, до гоблинских послов, вот! Знаю, как можно лишь сервировкой стола сделать так, чтобы гость был доволен, и так, чтобы он навсегда забыл к моему столу дорогу. Не оскорбив при этом.
  
  ***
  Когда же глиняные 'комочки' с нашим обедом были аккуратно водружены в костер и присыпаны жаркими углями, темный молча указал мне на взрыхленный пятачок песка и первый туда пошел. Издевательства над моим бедным тельцем продолжить желает, ясненько...
  Битый час я летала по полянке - дроу швырял меня, как куль с зерном и улыбался счастливой улыбкой довольного жизнью садиста. К концу часа я перестала уже соображать - что делаю, куда лечу, где верх, а где низ. Трижды чуть не сорвалась - один раз Дарр сильно заломил мою руку, второй - наступил ботинком на мои волосы, больно, аж жуть, третий раз - когда, явно не удержавшись от соблазна, весьма болезненно шлепнул меня, растянувшуюся в позе 'барсука, роющего глубокую нору', пониже спины. Тут я уже не выдержала, сам собой сработал рефлекс, и вокруг меня вспыхнул и заискрился кристалликами льда 'Щит воды'. Темный хмыкнул, резко наклонился к земле и кинул в меня полную пригоршню песка. Щит с треском разрядился, оставив после себя только быстро таящий иней и запах морозного денька, совершенно неуместный здесь, в светлых южных лесах. Дроу одним слитным движением поднес к моему горлу кинжал, изобразил губами воздушный поцелуй и отпрянул раньше, чем я смогла даже дернуться. Все его действия заняли буквально секунду. А пока я моргала и пыталась прийти в себя, этот... гад... танцующей, легкой походкой отправился к своим сумкам - я уже выяснила, что в моей сумке - мои вещи, а у него - другой комплект. Совсем другой. Яблоки, дико любимые мною с детства, кстати, были у него. Тем временем он вытащил сверток с запасной одеждой, кусок материи (Полотенце?! Черное?!!! Хотя что это я? У нас - белые полотенца, а у них черные - под цвет кожи...), и, насвистывая веселенький мотивчик, ушел к реке... Я же - опять грязная, мокрая и побитая, отправилась выгребать наш 'обед' из углей. Явно пташкам не пойдет на пользу, если они перепекутся...
  Дарр вернулся аккурат тогда, когда наши птички уже лежали в мисках, посыпанные мелко порезанным свежим розмарином и чуть сдобренные солью. Я случайно, чисто рефлексорно, аккуратно сервировала кожух, который мы использовали вместо скатерти. Рассмотрев свое 'творение', я не стала ничего переделывать - не нравиться, пусть не ест!
  Дарр - чистенький и сияющий, как новенькая платиновая монета, прошел к 'столу', оглядел критическим взором сервировку, налил в свою кружку воды из фляжки, водрузил её в центр кожуха и впихнул в нее букетик из бело-розовых речных лилий и резных листиков лапчатки. Церемонно уселся, поджав под себя ноги, изобразил учтивый кивок и накинулся на еду. Ничем его не прошибешь. А вот я была чуть-чуть в шоке. Дроу принес цветы...
  Делать нечего, я пошла мыться - не садиться же за 'стол' грязным чучелом. В спину мне пролетело чуть влажное полотенце дроу, которое я, все-таки смогла, извернувшись, поймать. Сдержав рвущийся рык, цапнула с куста высохшую уже запасную одежду, пошла-таки мыться.
  Мылась я быстро, нервно и второпях, наскоро вытерлась и бегом просто переоделась - еда-то стынет. Вернувшись за стол обнаружила две неприятные вещи: первое - еда, как я не торопилась, остыла; второе - темный, пока меня не было - не съел не кусочка, и либо продолжил есть только после моего возвращения, либо... Либо он меня опять 'охранял', пока я судорожно отмывалась на песчаном, прозрачном мелководье. Стараясь не краснеть, и не подымать глаз на эту 'темную личность', начала давиться остывшей уткой, запивая чуть теплым 'чаем'... Молча и в рекордные сроки убрала после еды, и бегом удрала мыть посуду. Когда я уже по третьему разу начала отмывать тарелки, темный молча подошел, и, прислонившись к необхватному стволу прибрежной ивы, наблюдал за моими судорожными попытками сделать 'занятой' вид. Его тяжкий, долгий вздох мученика вызвал новый приступ жгучего стыда. У меня начали пылать и чесаться уши... Повздыхав 'супруг' спустился ко мне на песок, уселся на корточки рядом со мной отобрал сверкающий уже 'чайный' котелок и тарелки, и замер напротив. Дыхание предательски сбилось, руки задрожали, лицо тоже присоединилось к ушам - запылало. 'Уйдите, ну уйдите, пожалуйста, лорд Дарриэль...' мысленно я молилась про себя, сжимая плотнее губы. Дарриэль, будь он неладен, протянул руку - как раз ту, на которой под рукавом куртки прятался брачный браслет, и медленно коснулся моего подбородка. Все, выносите меня. Теперь и коленки задрожали... Поднял мое лицо, которое я прятала за свисающими влажными прядями челки, и начал рассматривать мое лицо. Спокойно, без единой эмоции. Без любопытства. Так, тролли его сожри, камень, под ноги подвернувшийся, разглядывают. Насмотревшись, он медленно выпустил из плена мой подбородок, легко встал и ушел. Я же сидела, боясь шелохнуться, и в мозгу бились две мысли - что это было, и что, дохлый бес, со мной происходит?!
  Резко опустила ладони в воду, напряглась, влила между ладоней чуть-чуть силы... Вода вокруг меня начала остывать - даже льдинками местами покрылась. Отлично! То, что сейчас нужно, чтобы успокоиться - умыться ледяной водой. Спустя несколько минут я уже почувствовала силы вернуться на полянку.
  
  
Глава 13.
  
  А на поляне меня ждала очередная кучка... неожиданностей:
  Первое: лошадки, попривыкшие к нам, мирно паслись в сторонке - не осёдланные;
  Второе: наш лагерь не только не был убран, но и добавилась уютная, большая кучка кучка хвороста;
  Третье: дроу, в одной расстегнутой рубашке и штанах, босой, лежал в тенечке, закинув руки за голову. Загорал он там, под деревом, наверное.
  Четвертое: моя 'постелька' была аккуратно разложена буквально в трех локтях от загорающего темного эльфа.
  И, пятое: на моей 'постельке' лежала стопочка из трех 'карманных' книжек и яблоко. Зеленое. Скорее даже ранетка, а не яблоко.
  
  Подойдя к лежанке, я взяла в руки стопку книг. Верхняя, в ярко-синей обложке со знаком 'Воды', была карманным учебником. Для адептов первого - шестого круга. Я добралась как раз до третьего, когда меня 'выдернули' из Академии. Вторая, более тонкая, в переплете из черной кожи, оказалась краткой энциклопедией оружия - со схемами, названиями на всех основных эльфийских диалектах и краткими инструкциями по уходу. Третья же... Оказалась любовным романом. На эльфийском. В бархатной, розовой обложке с тиснеными сердечками и вензелёчками. С иллюстрациями.
  Я разложила все эти 'дары' рядком, посмотрела на зеленое маленькое яблочко - дикое и лесное... И такая злоба накатила, что я, правда, не виновата! Книги, а следом и яблоко, покрытые толстой коркой льда, сами сорвались с одеяла и полетели туда, где только что лежал в расслабленной позе дроу!!! Я сидела, закрыв глаза и сжав кулаки так сильно, что ногти больно врезались в ладони. И пыталась вернуть контроль. Дроу, сгруппировавшись, как кошка перед прыжком, сидел на толстой ветке дерева над моей головой. Правильно, пусть там посидит, целее будет. Его предупреждали - я не стабильна, стихии хлещут через край, зачастую без участия моего разума. Если к этому добавить, что сочетание 'Воздуха' и 'Воды' дает непредсказуемые результаты... А тут этот... упырь! Со своими намеками!
  Сидела, плотно зажмурившись и контролировала дыхание, как учили. На одеялко перед моими коленями, с дерева, что-то упало. Приоткрыв один глаз, посмотрела. Оказалось, что упал памятный флакончик с успокоительным. Я кивнула. Подманила пальцем кружку от костра, которая услужливо ко мне подлетела по воздуху, занесла ладонь над кружечкой, сконцентрировалась. Под моей ладонью начала формироваться крупная капля воды. Одна 'капля' - одна единица силы, и чем больше я потрачу сейчас, пока есть хоть какое-то подобие контроля, тем меньше вероятность срыва. 'Накапав' половину кружки, я откупорила 'успокоительное', и отмерила пять капель. Закрыла. Флакончик медленно уплыл вверх - к хозяину. Тот шевельнулся - поймал, наверное.
  Вдох. Выдох. Выпила. Встала, ушла к речке. К бесам в все их интриги, намеки... Устала уже от них! Свернулась калачиком в корнях старой ивы и вырубилась.
  
  ***
  
  Проснулась уже поздним вечером от запаха жаренной рыбы и компота... Повела носом - яблочный компотик, с малиной. Начала осматривать себя на предмет целостности. Итак, я в своей 'кроватке', уже без куртки. На мне - рубашка и бриджи. Ботинки оказались вычищенными и стояли рядом на травке. Куртка, тоже чистенькая, нашлась на соседнем кусте. Я вновь почувствовала себя дурочкой - из-за моей истерики мы потеряли половину дня, темный опять со мной 'нянчился'. Единственное, что радует - срыв я сдержала.
  А вот темного на полянке не наблюдалось. Ужин был 'накрыт' на одного. 'Точнее - на одну заспавшуюся принцессу' - мысленно поправила я себя... Думала - еще повалиться, но нет, рыбка пахла так соблазнительно, что пришлось, затолкав гордость по-глубже, отправиться есть. Поужинала, прибрала за собой, вымыла посуду. Потопталась по полянке - уже совсем стемнело, а Дарра так и нет. Проверила лошадей и вернулась на лежанку.
  Когда на небосклоне взошла вторая луна, отмечая начало второй трети ночи, я начала нервничать. Выходило, что раз когда я встала, компот и рыба были горячими, то темный ушел, едва заслышав мою возню. С этого момента прошло около пяти часов - он не разу не отлучался более, чем на два часа. 'Так, спокойно. Ничего с ним не могло случиться. Он - воин дроу, убить их практически не возможно, к тому же - он шпион или лазутчик. Он жив и здоров, просто... Просто...' Что - просто, додумать уже не смогла - не на что спокойное и безопасное фантазии не хватало, а ужасы придумывать я себе запретила.
  Я сидела на 'нашей' лужайке, завернувшись в одеялко, и старалась не дрожать. Одно дело - ночевать в лесу, зная, что ты под защитой того, кого даже ночные звери стороной обходят, и совсем другое - уговаривать себя, что 'ты маг воздуха девятнадцатого круга, маг воды третьего круга контроля, ты раскидаешь по полянке любого, кто попытается на тебя напасть'. В полной тишине, на противоположной стороне поляне, под деревьями, хрустнула веточка. Между лопаток пошли маршем мурашки... Я вся подобралась, медленно, по-тихонечку встала с лежанки, отложив одеяло в сторонку. Ветка хрустнула еще раз - с уже с другой стороны. Бесы! Я попыталась развернуться, и тут оказалась словно в тисках! Меня кто-то держал, да еще и крепко зажал ладонью рот! Я задрожала от испуга, полностью растерявшись. А мой враг... ...цапнул меня! За ухо! Я сразу пришла в себя, попытавшись вцепиться зубами в мешающую дышать ладонь, и двинуть локтем за спину. Я не промахнулась, нет, но локоть я отбила так, что завыла сквозь зубы в прикушенную со всей дури ладонь!!! Пленивший меня тихо засмеялся, вновь прикусив кончик уха. Дарриэль! Я перестала вырываться и разжала зубы, замотав головой в попытке освободиться. Этот тип, продолжая посмеиваться, освободил, наконец мой рот, и перехватил меня локтем за шею в еще более жестком захвате, продолжая, как ни в чем ни бывало, мягко покусывать мое бедное ушко! Я всхлипнула против воли - ну вот, опять со мной что-то странное творится! Я же эльф, я не могу болеть! А тут: в ногах - слабость, живот - крутит, руки плетьми повисли вдоль тела, суставы как ватные. И озноб с жаром накатывают волнами. А голова кружится так, что глаза закрыть хочется. Обкусав мое ухо, 'супруг' мягко усадил меня на лежанку и разжал руки. Продолжая тихо посмеиваться, он отошел к своему кожуху и начал на нем гнездоваться - отстегивать свое оружие и раскладывать его вокруг себя. Я осторожно, не сводя с сводя с этого типа глаз, забралась под одеяло и свернулась комочком, давя паническое желание укрыться с головой.
  Темный чуть-чуть повозился, закрыл глаза и затих, а я и не заметила, как уснула. Проснулась от какой-то тихой возни сбоку, приоткрыла чуть-чуть один глаз и присмотрелась. Темный как-то криво сидел, прислонившись спиной к дереву. Левая штанина оказалась подкатана до колена, и дроу, тихонечко матерясь, зашивал длинную, почти в ладонь длинной, рану на ноге. Когда я медленно приподнялась на локтях, он перестал материться и зыркнул на меня, не прекращая своего занятия. Закончив с 'штопкой', вытащил из поясной сумки несколько флакончиков темного стекла, начал лить то одно, то другое на рану, тихо шипя сквозь стиснутые зубы. Когда закончил процедуры и забинтовал ногу, принялся отмерять в кружку по несколько капелек разной гадости из других флаконов. Намешав кучу всего непонятного, залпом выпил, и выдохнув, принялся убирать за собой. На столько все это выглядело обыденно и буднично, все его действия были такими спокойными и привычными, что оторопь брала от мысли, как часто он вот так, в одиночестве, ночами, себя штопает. Я легла обратно, когда темный по-удобнее устроился и вновь затих.
  До самого рассвета я не могла сомкнуть глаз - разглядывала своего 'супруга' сквозь ресницы. Как я не замечала, что у него темные - даже на фоне его почти черной кожи - круги под глазами. И что волосы - всегда блестящие, как белое полированное серебро - сейчас заметно потускнели. Он не расплетает косу уже вторую неделю, и не спит, как я под одеялом - только вот так - полу-лежа, прислонившись спиной к дереву, или к седлу, брошенному на землю... Пока я тут дулась, жалела свою 'загубленную жизнь', истерила и коллекционировала поводы ему отомстить, мой 'супруг' не расслабляясь ни на миг, обеспечивал мою безопасность. Я почувствовала себя маленьким ребенком, с которым возится терпеливый взрослый. Неприятное открытие, когда ты уже разменял третью сотню лет жизни.
  Я закусила губу и попыталась потихонечку выбраться из-под одеяла. Замерла, прислушиваясь - темный не шевельнулся, даже дыхание не изменилось. Поддавшись какому-то порыву, я прихватила с собой свое нагретое одеяло - укрыть Дарриэла. Получилось. Только, когда я уже собралась тихонечко, на цыпочках, уйти, темный поймал меня за пальцы. Не открывая глаз поднес мою руку к губам и поцеловав запястье, выпустил.
  Я аккуратно, бочком отошла в сторонку. Чем дальше, тем страннее.
  
  
Глава 14.
  
  Переживания - переживаниями, а завтракать нужно. Правда я такой повар, что... Но чему-то я научилась у темного? Вот есть прекрасный шанс проверить. Я, как смогла, сложила и запалила костерок и пошла за водой к речке. К одной из опущенных до самой воды ветвей ивы оказалась привязана тонкая бечевка. Потянув за нее, улыбнулась предусмотрительности и запасливости темного эльфа. На бечевке, пропущенной через жабры, суетились крупные рыбины - как раз таких я на ужин и ела жаренными. Рыбу я потрошить не умела, но желание показать себя присутствовало. Да и как рыба жаренная должна выглядеть я знала, а остальное - дело техники. Так что вернулась за ножом и принялась за первую рыбину. Промучившись несколько минут, сообразила, как её выпотрошить, худо-бедно, в основном ногтями, отколупала скользкую чешую, промыла замученную рыбку. Взялась за следующую. Из пяти рыбин осталось четыре - одна, самая вроде бы тихая, умудрилась резво ускакать от меня в воду по бережку. Ну и ладно!
  Дальше - проще: нанизала их на веточки, как темный до того мясо козы жарил, и разместила над костром. Затем - чай. Пока котелок с водой грелся, а у оставшихся трех рыбок (одна упала в костер, когда я их переворачивала) пеклась над углями вторая сторона, я начала рыться по своим сумкам в поисках берестяного туеска с сушеными травами. В поисках заварки я перерыла всю сумку, найдя её на самом дне. Под туеском лежали памятные книги, бережно завернутые в кусок ткани.
  Я их вытащила и прихватила с собой - делать-то все равно нечего, пока рыба готовится. Уселась около костра и задумчиво провела пальцем по тисненому серебром знаку 'Воды'. Хм... Что он этим хотел сказать? Явно не оскорбить меня, как мне показалось в тот момент. 'Вода' для младших адептов. Энциклопедия оружия. Любовный роман. Да, и зеленое яблоко. Я воровато оглянулась на спящего Дарра, и открыла верхнюю - 'Воду'. Пролистала всю книгу - нет ни отметок, ни надписей, ни знаков никаких, кроме 'штампа' нашей Академии. Почти половину книги занимали упражнения на самоконтроль и концентрацию. Новенькая книга. Явно украденная из подвальной библиотеки... Дальше - оружие. Такие книжицы продаются в Столице - видела в витрине книжного магазина на Дворцовой площади. Стоят довольно дорого, их обычно берут богатые гости Столицы - либо в дар кому-то, либо в качестве сувенира на память. Тут тоже не единой посторонней отметки - потертая, старенькая книга в черном переплете. Не ветхая, но слегка исцарапана кожа обложки и корешка, истрепались уголки... Будто её много и часто таскали в карманах, или в сумке. Заглянула в 'содержание', нашла где раздел, посвященный оружию темных эльфов. Скромненько - всего одна страничка. И тут ничего, никаких подсказок. Даже обидно. Ладно, последняя - любовный роман, который меня так разозлил тогда. 'Розовые сопельки', как их называли юноши с курса. Первые пять страниц грубо вырваны. В качестве начала теперь - картинка акварелью - влюбленная парочка, держащаяся за руки на фоне звездного неба. Пошлость какая. Но рисунок качественный. Я фыркнула и начала искать название книги. И тут разочарование - последние, с содержанием и словами автора страницы - тоже отсутствуют, столь же безжалостно выдраны, как и первые. Еще там в комплекте было яблочко, закончившее свой жизненный путь в компоте... Зеленое яблоко - маленькое и не зрелое, лесное. Наверняка горько-кислое, противное и вяжущее, но пахнущее так зазывно, что так и хочется куснуть, а рот слюной наполняется... Так, яблоко - это я? Зеленая, маленькая, кислая и не зрелая, но пахну, значит, заманчиво, ладно. 'Вода', украденная из Академии и 'оружие' из столицы. Тут тоже вроде все ясно. А роман?! он тут причем? Это намек такой не изящный?! Ну уж не-е-ет, хватит с меня. Я решительно затолкала книги обратно на дно мешка и вернулась к костру - как раз успела смогла спасти рыбу и заварить чай к моменту, когда дроу завозился под своим деревом. Я как раз раскладывала рыбу по тарелкам, когда он, слегка прихрамывая, подошел к костру, завернутый в мое одеяло и мрачный, как приведение брошенного замка. Посмотрел на меня до-о-олгим взглядом, а когда он увидел 'пищу' - едой или кушаньем это сложно назвать, вздрогнул всем телом... Но, принюхавшись, все-же поборол брезгливость и, забрав тарелку, ухромал обратно к своему дереву. Ну да, рыба выглядела... Да жутко она выглядела. Но пахла же съедобно? А золу и отковырять можно! И самые горелые места я соскребла уже. А то, что без соли - так полезнее...
  Ели мы, как всегда, в гробовом молчании. Я же, украдкой косилась на дроу. Он ел! Давился, ковырялся, но ел. Мой герой! Я первая не выдержала, каюсь! Собралась с духом, и подошла. Ну а для прикрытия - понесла чай. Прокашлялась и севшим от долгого молчания, позвала мужчину, делавшего вид, что местами подгорелое месиво в его тарелке - это самое важное сейчас в его жизни:
  - Дарр...
  Дарр медленно оторвал взгляд от тарелки и хмуро уставился на меня.
  - Лорд Дарриэль, - голос совсем сел, предательски дрогнув, - Простите мне мое поведение, пожалуйста. Я вела себя недопустимо и глупо.
  Темный чуть склонил голову на бок, рассматривая меня так пристально, что я уже едва могла побороть трусливое желание удрать. Отставил в сторону свою тарелку, осторожно забрал и поставил на землю кружку, которую я выставила, как щит перед собой. Бережно, как что-то очень хрупкое, взял меня за запястья и протяну на себя. Я боялась шелохнуться - кто знает, что с ним сейчас происходит - может, он отравлен, или крови много потерял и не соображает почти... Глаза вон совсем больные, зрачки круглые и почти во всю радужку. Как-то в памяти начали всплывать сплетни про то, что темные с удовольствием кушают свежее сырое мясо и печень своих врагов...
  - Элениэль... Выдох-стон. Медленно и осторожно он прижал меня к себе, усадил рядом и зарылся носом в мои волосы. Руки нежно, но крепко обхватили, не давая шанса отпрянуть. 'Дарриэль, ну что же ты творишь? Неужели не понимаешь сам, что ничего не может быть. Что через десяток лет ты вернешь меня домой, и мы расстанемся - таков договор. А договора ни ты, ни я, не нарушим. Зачем ты это делаешь?!' - мысленно вопрошала я, продолжая тихо сидеть, прижимаясь плотнее к этому непонятному эльфу, вдыхая полной грудью такой приятный для меня запах этого мужчины - 'Я же эльф, понимаешь? Высший эльф из древнего Дома. Ничего ты не понимаешь, милый...'
  - Дарриэль, - прошептала я в грудь темному, зная, что он услышит, - давайте не будем больше так, ладно?
  - Ладно, - послушно пробормотал темный с улыбкой в голосе, переместив поцелуи к моему ушку. Мурашки мягко понеслись по всему телу, - не будем. Вы о молчании? Или о ваших выходках? Или о вот этом? - опять поцеловал, гад.
  - Я обо всем этом вместе взятом! - попытка сжаться в комок и спрятать ухо провалилась - жадные, дурманящие губы перешли на мою шею.
  - Ммммм... Нет. - Дроу слегка куснул кожу и принялся зарываться носом глубже в ворот моей рубашки, расшнурованной по причине жары.
  - Милорд, ну что вы вытворяете, а? - я вдруг поняла, что не только ему не мешаю, но еще и выгнулась поудобнее, запрокинув голову, пропуская нахала к своей ключице.
  - А вы что, не знаете? Совсем не понимаете, миледи? - темный с явной неохотой оторвался от моей шеи и, поймав мой подбородок пальцами, притянул мое лицо к своему губам, и прошептал, - Уже должна была догадаться, мое сокровище!
  Мои возмущения потонули в нежном поцелуе. Спустя мгновение он меня выпустил, но отстраняться не было не сил, не желания. Лишь по-удобнее угнездилась в кольце рук и спрятала нос в вороте его расстегнутой куртки, пытаясь совладать с дыхание. Да все я поняла. Осталось разобраться - что дальше делать. Так мы и сидели. Дарр, казалось, снова задремал - сердце, которое я чувствовала под своими пальцами застучало медленно и ровно. А я думала.
  Я - Высший эльф. Из правящего дома. Вторая наследница на трон. Была ей и останусь. До тех пор, пока у кузена не появятся и не вырастут свои дети. До это примерно около двух с половиной тысяч лет, если сильно повезет, и больше времени, если не очень. За эту прорву времени я стану архимагом, если доживу до этого славного момента, войду в состав Совета - по достижении десяти 'долгих лет'... Десять раз по сто сорок четыре года на нашей родине, по сто десять лет Нового мира. Сейчас мне два. За последнюю неделю моя жизнь изменилась столь резко, что былой уверенности в моем будущем уже нет. И разделяли мою жизнь на два куска - десять коротких, человеческих лет политического 'союза'. Кем я выйду из него? Я - потомок древнего рода, дававшего нашему народу сильнейших архимагов, эльф с живой, 'стихийной' душой, поняла, что влюбляюсь. В темного эльфа, даже название расы которого в их родном, покинутом ими мире, переводится как 'предатель'...
   Дарриэль старше меня на пять долгих лет. Для нас, Высших, это не существенная разница, по нашим меркам он - юный эльф, не достигший даже совершеннолетия. Два длинных года назад, когда мы с ним впервые встретились, я была маленькой девочкой в белом платьице с оборочками и тоненькой, едва доходящей до плеч, беленькой косичкой, в которую лент вплетали больше, чем волос. А Дарр уже тогда считался взрослым мужчиной. Между нами - пропасть различий, хотя наши расы и похожи, даже внешнее сходство есть - черты лица, разрез глаз и телосложение таковы, что если рисовать наши портреты и не раскрашивать, то только опытный, взрослый эльф может с уверенность сказать - где изображен дроу, а где - Высший эльф. Но при этом... Сложно найти более разных внутренне существ. Тут и характер, и менталитет, и уклад жизни самих дроу, о котором я хоть имела хоть и обрывочные, но достоверные сведения.
  Перейдя по зову богини Лоры в новый мир темные, как и мы, уклад жизни почти не поменяли. Лора, Принцесса Ночи, одарила часть из них магией, наградив их даром некромантии и возможностью спокойно выносить яркий солнечный свет, забрала часть способностей, присущих детям их родного мира. Говорят, что очень редко среди темных появлялись и 'воздушные' маги - наши богини-покровительницы - родные сестры.
  После долгих, кровопролитных войн на заре новой истории, наши народы, под давлением богинь-сестер и перед угрозой полного истребления другими расами, заключили союз. Мы, Высшие эльфы, вмешались тогда, встав между остервенело истребляющими друг-друга лесными эльфами и дроу. Темные эльфы, впервые увидев нас, молча опустили оружие и долго, с удивлением разглядывали наших представителей. Война была окончана и был заключен первый мирный договор, гарантом которого выступали богини-сестры и наши Архимаги. Спустя еще очень долгое время начались первые 'попытки' наладить общение, вылившееся в вереницу интриг и гигантские шпионские сети, охватывающие почти весь мир. Живя на разных концах 'эльфийской' трети континента, наши народы умудряются этот огромный кусок суши делить, постоянно подозревая соседей в том, что они что-то 'замышляют' против. При этом мы, Высшие, с темными никогда, ни разу за всю историю не ссорились - остальные ветви эльфийского народа за нас это с успехом делают. Иногда возникают короткие, кровавые, стычки, в глаза же - мир и дружба, ласковые, учтивые слова, 'мой драгоценный сородич' сквозь зубы... И отравленные иглы, зажатые в умелых руках наемных убийц. Темные не давали нашему народу расслабится ни на секунду, держали в постоянном тонусе правящие семьи, подчищали 'наших' полукровок. Светлые не давали дроу сконцентрироваться на идеи полного уничтожения других рас. Мир, баланс и взаимопонимание.
  Только одно 'но'. Для нас 'Дом' значило 'семья'. Для них - 'правительница и свита'. У нас рождение ребенка в семье Высшего эльфа - величайший праздник для всего города. Такое событие случается столь редко, что абсолютно все аристократы знают на перечет имена всех детей во всех Домах. У них... у них все осталось по-прежнему. Маленький дроу, брошенный в одиночестве в коридорах их города-пирамиды, вынужден выживать вопреки всему, едва научится стоять на ногах. У него нет ни имени, ни защиты до тех пор, пока он не проявит себя.
  А если учесть, что в новом мире они, наделенные даром бессмертия, начали жить несравнимо дольше - над ними больше не довлели их старые, кровожадные боги, богиня Лора укрыла их в нашем уютном, закрытом мирке, защитив и спрятав своих приемных детей, то они начали еще жестче отбраковывать 'потомство', производимое их женщинами в немалых количествах. Их женщины практически безвылазно сидели в своем городе-пирамиде. О их жестокости слагали легенды, рассказываемые шепотом и озираясь по сторонам. Их мужчин практически невозможно встретить нигде, кроме нашей Столицы, да Сердца Мира - гигантском городе на самой южной оконечности нашего континента. Спасало только то, что женщин у них безумно мало.
  Иногда представители наших родов 'пересекались' не только в дипломатических и шпионских сражениях. Об этом не принято говорить, эти факты замачиваются. Но мы, эльфы, не умеем забывать. У нас в языке нет даже слова, обозначающее 'забыть'. Есть - 'спрятать в памяти'. Бывает так, что между мужчинами-дроу и женщинами наших Домов возникает симпатия, перерастающая в дружбу. Порой - даже любовь. Глупая, обреченная на гонение и неодобрение, на месть и предательство, любовь без права на счастье. Почему? Ни они, ни мы не допускаем появления полукровок. Это позор... Да и кто из гордых, амбициозных Высших эльфиек, способных за всю свою бесконечную жизнь родить двух, от силы трех детей, пойдет на то, чтобы её дитя стало изгоем и объектом охоты и мести семьи отца? Кто из дроу останется с любимой, проигнорировав приказ повелительницы Дома вернуться немедленно? Это участь хуже смерти...
  Итак, впереди десять коротких, 'земных' лет. И я полюбила. Второго шанса полюбить кого-то у меня нет. Только однажды и на всю жизнь. Прости папа, но мой второй брак тоже будет 'политическим'. Шанса на другой мне не оставили.
  Я сильнее вжалась в ворот куртки мужа.
  Именно что не оставили. Все эти подарки на протяжении моей жизни... Либо Дарриэль, либо его отец, либо брат их лично привозили, как выяснилось. Я его ни разу не видела за все это время. Он всегда держался в тени. Мне вспомнились шахматы, что он подарил. Белые фигуры, вырезанные из кости, изображали воинство 'светлых'. Темные - дроу. Удивительно красиво и подробно вырезанные фигурки. Единственный из подарков Дарра, который я неизменно брала с собой - и в школу и, позже, в Академию. Признаться, я их часами в руках вертела - насмотреться не могла. А Мирри и Тинни - две лесные эльфиечки, две кузины, учившиеся в Академии на два года старше меня, еще и томно вздыхали, разглядывая фигурки воинов, лучников и магов. С этими девушками я познакомилась случайно - две непосредственные, веселые рыженькие хохотушки были моими соседками по общежитию, их двери были по обе стороны от моей. Мы сдружились с ними спустя всего месяц после моего поступления. Их родители, богатые и уважаемые эльфы, могли позволить себе выучить своих талантливых детей в лучшей Академии нашего государства. И самой дорогой - тоже.
  Вспомнив этих несносных девушек, я невольно заулыбалась - они были настоящим ураганом. Рыжим живым ураганом, врывавшимся ко мне в гостиную с шумом и хохотом. Ураганом с запахом пирожных, апельсинов и персиков, шуршащий упаковочной бумагой и обертками от шоколада и конфет. Девчата не могли помочь мне с учебой, их способности к магии были сильно слабее моих, но они 'помогали не киснуть', как сами заявляли. Они были чуть младше меня, но лесные взрослеют раньше нас. Дружба с ними тоже не поощрялась обществом, поскольку девушки не принадлежали к кругам аристократии, были несдержанными, позволяли себе резкие высказывания в адрес других, бегали по коридорам... И, бесы, какие они для меня были 'живые' после колледжа для аристократии! Семь лет, которые продлилась наша дружба, были самыми лучшими в моей жизни. Мы хулиганили, бегали на танцы, строили козни, умудряясь почти не попадаться - лишь один раз нас 'поймали на горячем', но, благодаря моему титулу, обошлось лишь строгим, трехчасовом выговором и неделей отработки в оранжерее. Кстати, Тинни обожала любовные романы, и вечно норовила мне их подсунуть - сначала просто их 'забывала' у меня в гостиной, потом - начала мне рассказывать что там такого интересного, позже - таскать мне каждую новую прочтенную книгу... Когда мне это надоело, я на очередных каникулах скупила все новые романы в Столице, и через посыльного отправила их Тинни. Все тридцать четыре штуки! Тинни была с одной стороны счастлива - ей их хватило бы на пол-года, но с другой стороны - разобиделась на меня, заявив, что 'Ты, Элениэль, еще просто не доросла до них!'. Мирри, чуть более сообразительная и старшая в их тандеме, одернула Тин, заявив, что 'Когда время придет, поймет о чем ты ей талдычишь! Сама.' Мы с Тин дулись друг на друга с целый день, ровно до ужина, когда Тинни, уставшая от вида наших надутых щек, отвесила кузине подзатыльник, а мне, на правах 'старшей' подруги, погрозила пальцем... Больше мы не ссорились, а Тинни прекратила таскать мне всякую 'розовую муть'...
  Когда пришла пора расстаться - девушки доучились до порогового, семнадцатого круга контроля стихии и не желали продолжать обучение - я, как смогла, помогла им в жизни. Мирри мечтала служить в одном из гарнизонов на границе с людскими землями, а Тинни, которая училась на факультете 'Жизни и целительства', мечтала открыть свое дело в Сердце Мира. Я тайком помогла им, но обе девушки, получив назначения, тут же заявились ко мне - ругаться и возмущаться. А я... я просто молча, со слезами на глазах, обняла подружек и сказала им 'Спасибо...'
  Мы сидели почти до утра - болтали, вспоминали, делились планами на жизнь. А утром девушки уехали. Мы вяло переписывались первый год - им было некогда писать - обе выскочили замуж... В последний же год я получила буквально по паре писем от каждой из них. Мирри с мужем ждали ребенка, а Тинни с супругом зашивались со своими делами...
  Мирри была права - не правильная я принцесса. Она, помнится, постоянно мне это говорила. Принцессы, по её мнению, должны были быть нежными, томными созданиями, сидеть около окна и слушать менестрелей... Ну или быть властными и смелыми интриганками... А не учиться до позеленения и пара из ушей, как я это делала всю жизнь. 'Не дуб и не ива...' Говорила она обо мне.
   В их нарядных, разноцветных книжках все заканчивалось пышной, красивой свадьбой... А в моей истории - со свадьбы все и началось. Ну и жених в них всегда был хорошим, добрым и красивым, достойным светлым эльфом... Я скосила глаза, со скепсисом посмотрела на супруга. Мда-а-а... Ну только в пункт 'красивый', с натяжкой, можно вписать галочку... Здоровенную и черненькую...
  
  
Глава 15.
  
  Уже сильно после полудня я, не выдержав, начала ерзать. Нет, за без малого восемь десятков лет непрерывного обучения в колледже, я могу долго и не шевелясь просидеть даже в самой неудобной позе, но все же:
  - Дарриэль, не притворяйтесь, что вы все еще спите, - Я чуть-чуть дернула его за ворот куртки. Тот заулыбался, и не открывая глаз, пробормотал:
  - Если это единственный способ заставить вас тихо сидеть рядом со мной - буду.
  Темный поцеловал меня в макушку и нехотя разжал объятия. Потянулся всем телом и тихо ругнулся на своем языке. Я отползла в сторонку, что бы не мешать мужчине.
  Подтянув к себе свои сумки, дроу размотал и принялся осматривать рану на ноге. Поджила, только ровненький шрам остался, осталось снять швы и обработать. А мне бы такую рану дня три-четыре пришлось сращивать. Или все дело в снадобьях?.. Я аж вся вперед подалась. Дроу только улыбнулся на мое неуемное любопытство.
  - Там засада была, люди, - дроу махнул рукой куда-то мне за спину за спину, продолжая колдовать над свежим шрамом, - Не на нас, но все равно, слишком близко таскались, вот и пришлось убрать их по-тихому, - пояснил он мне.
  - А ранил - кто? - я с сомнением посмотрела на длинный порез, оставшийся на штанине.
  - С ними эльф был, из горного клана, - Дроу закончил с процедурами и встал на ногу, пробуя - нормально слушается или нет, - То ли Барсы, то ли еще какие-то кошки. Он весь в шрамах был, да и татуировки на лице старые и перебитые новыми частично. Просто отбросы, не паникуйте. Они давно тут по-близости ходят. Нервируют. И дичь пугают... - Дроу подмигнул мне и пошел к реке, почти не хромая.
  Я поджала губы и бросила в спину:
  - И сколько их было таких... Случайных засад?
  Темный, не поворачиваясь, пожал плечами и продолжил движение...
  
  ***
  
  На нашей полянке мы провели еще два дня. Дроу пытался доказать, что здоров, гоняя меня по песчаному пятачку, уже вырытому моим тельцем вглубь, наверное, на целую ладонь. Темный так и не вернул мне кинжалы, заявив, что опаснее неумехи с парой острых кинжалов может быть только званный ужин в логове тролля, и начал учить меня азам.
  Сказать, что наши отношения сильно поменялись... Значит соврать! Дроу умудрялся изводить меня придирками и ядовитыми замечаниями во время тренировок, и быть при этом просто очаровательным, приятным собеседником на отдыхе... Этот... темный... умудрялся за считанные секунды доводить меня до неприличного для принцессы состояния бешенства и мгновенно успокаивал, поймав в объятья и легко, нежно целуя меня до тех пор, пока я не затихала в его объятиях. К исходу второго дня я уже сама готова была рвануть в лес хоть пешком, лишь бы отвертеться от тренировок. Ну кто выдержит, когда твою стойку называют 'позой танцующей уточки', или твою атаку отбивают походя, лишь одной рукой, добавляя тебе в спину 'а вот это, миледи, вообще больше похоже на балет... в младшей группе школы...' Я ругалась, шипела, потирала ушибленные локти и колени, разминала ноющие плечи, и снова шла в обреченную на провал атаку...
  
  На рассвете третьего дня мы, наконец-то, выдвинулись дальше в путь. А еще через два дня на привале, дроу, проинспектировав наши сумки, изрек 'пора добывать провизию'. Как добывают провизию - я знала. Нужно пойти в лавку, торгующую едой... Или к ближайшему трактиру... Или к торговцу... Но у темного был свой способ, как оказалось!
  Темный достал карту, прикинул что-то по солнцу, и мы свернули куда-то на запад. К ночи дроу оставил меня с лошадьми, припечатал - 'ждите тут!' и бесшумно исчез в подлеске. Я помялась чуть-чуть, и занялась делом - осмотрела копыта лошадей. Гнедая Дарра, которую он, кстати, назвал просто 'Кобыла' как-то неуверенно ставила правую заднюю, часто её переставляла, и нужно было проверить. Повоевав немного с упрямой скотиной, я смогла рассмотреть её ногу и выругалась. Как не вовремя, а! Часть гвоздей вывалилась, разворотив край копыта. Да и подкова при таком условии только мешает животному, причиняя беспокойство. Придется лошадку либо бросать, либо искать кого-то не пугливого, кто сможет нам помочь. Все, что можно было сделать, я сделала - аккуратно подрезала край 'ногтя'. Еще пару дней животина продержится, а потом обязательно захромает.
  
  Пока я возилась с лошадьми, темный дважды возвращался из темноты, притаскивал какие-то мешки и исчезал вновь. Добытчик...
  Я, конечно же, сунула нос в каждую из странных, незнакомых мне покроем и тканью, сумок, сшитых по бокам из куска грубой, колючей материи, сложенной пополам. Лямки, они же и завязки, были из грубой волосяной нити... Это же человеческое! Аж подпрыгнула от неожиданности. Мы по территории людей идем. А это, значит... провиант...
  Когда темный завершит свое 'челночничество' я ждала, сложив руки на груди. И да, притопывала ножкой! Тот, вернувшись в очередной раз аж замер на месте при виде моей 'позы'. Тихо, бочком сделал шаг в сторону и прошептал 'Что, дорогая?..' Я так начала допрос - так же шепотом, сквозь зубы:
  - Мы - на территории людей?
  - Да, именно, - Кивнул муж с опаской, глядя на меня, как на буйно-помешанную.
  - Это - еда?
  - Даааа, - темный, подумав еще шажок в сторонку сделал.
  - Вы её украли?! - Я наступала.
  - Да-а-а-а-а-а..... - Темный, кажется начал понимать, чего я от него пытаюсь добиться, - Украл... наверное.
  И осторожно добавил:
  - Если вы так на это смотрите, то - да...
  Я поджала губы. Нет, я понимаю, что люди нам не совсем 'друзья'. Но вот так, ночью, тайком украсть у крестьян несколько мешков еды и овса!
  - Так нельзя! - я сново непримиримо сложила руки на груди и посмотрела на воришку исподлобья, а темный на меня вообще, как на умалишенную поглядывал.
  - Я что, должен был за нее заплатить? - осторожно так спросил, как у упыря о самочувствии.
  - Конечно, - я фыркнула.
  - Ночью?... - переспросил мужчина.
   - Э-э-э..... - протянула я, разом растеряв весь пыл и вмиг залившись краской.
  Я уже даже рот открыла сказать, что сглупила, а его уже и след простыл.
  Вернулся он минут через двадцать - я себя уже успела не только обругать, но и пожалеть и даже придумать себе хорошее, достойное оправдание.
  Эта гадость белобрысая, скопировав один-в-один позу и, даже, выражение лица моего слуги Лина, торжественно протянул мне еще один пухлый мешок, и изрек:
  - Сдача, миледи!
  Я с сомнением посмотрела на мешок. Долго смотрела, не понимая - что такое 'сдача' и что с ней делать. Видя мое непонимание сути данного действа, дроу расслабился и, перестав паясничать, будничным уже тоном мне разъяснил:
  - У него сдачи с золотого не было, взял пирожки и цыпленка жареного - больше у него ничего не было готового, - Пожал плечами мой добытчик.
  - У кого?... - пропищала я, совсем запутавшись, пытаясь осознать - какая сдача может быть с золотого.
  - Да у трактирщика этого, - дроу махнул мешком в сторону кустарника, где он исчезал, - я ему перечислил что взял у него, спросил, сколько с меня... Тот сначала сопротивлялся, но ты же сказала - заплати, я и начал настаивать.
  Темный всучил мне мешок со 'сдачей' и начал сноровисто перегружать провизию в сумки. Я уже просто сползла на землю, стараясь сдержать всхлипы и истерический хохот...
   - Он сказал - один золотой, я, как положено у человеков, начал торговаться, - Я уже тряслась, зажав рот ладонью, - Сошлись в итоге на восьми с половиной серебрушках - он, конечно, трясся, но смело держался на своем. А когда я ему протянул золотой, этот боров мне сказал - сдачи нет...
  Темный закончил с сумками, тоже осмотрел копыто своей гнедой, хмыкнул, и продолжил меня 'добивать':
  - Вот я и взял пирожки - -они вроде бы свежие, и курёнка жаренного, с чесноком.
  Я сидела под дерево, зажав рот рукой и тряслась от хохота. Темный, склоня голову рассматривал меня, и с улыбкой закончил рассказ:
  - И вот теперь у нас есть около половины часа, что бы от этой деревни убраться: ровно столько этому хряку понадобится, чтобы доораться до помощника, спящего в кладовке, отвязаться от стула, сменить подштанники и поднять на уши деревню.
  Словно в подтверждение его слов со стороны деревни донесся отчаянный собачий лай и первые истошные вопли.
  Я подорвалась с земли и, не дожидаясь приглашения, влетела в седло, трепетно прижимая рукой к груди 'сдачу'. Теперь смеялся уже дроу.
  Коней пустили рысью, благо тут, рядом с людским поселением, было даже подобие дороги - две кривые колеи с натоптанной копытами дорожкой промеж них.
  - Зато заплатил, - бросила мне в спину этот ехидный эльф.
  
  Пирожки, оказавшиеся вкусными, хоть и совершенно не привычными - из ржаной муки с мясной начинкой, мы ели по пути, когда, наконец, притормозили коней и пустили их рядом тихим, неспешным шагом. Дроу, каждый раз беря у меня из рук очередной пирожок, лукаво блестел на меня глазами и улыбался уголками тонких губ. Я тоже не выдержала и начала улыбаться. Как представлю, как мой темный и белобрысый муж человека из кровати поднял... как начал торговаться... Пробирал смех и сама собой наползала шальная улыбка. Гроза человечества, темный воин дроу.. Мальчишка!
  В какой-то момент мы свернули с дороги - время-то позднее, а уставшие лошади, не видя практически ничего в темноте, отчаянно прядали ушами и повизгивали на каждую подозрительную тень. Выбрав местечко в стороне от дороги, мы начали устраиваться на ночлег. Костра в этот раз не стали разводить - в мешках, в одной из фляжек обнаружился жиденький ягодный кисель, да разделили меж собой пирожки и тощего, жесткого куренка. Тушку птички делили долго, витиевато отказываясь от предложенной чести и мотивируя отказ тем, что 'это ваша сдача, милорд', 'вашему молодому и растущему организму просто необходимо хорошо кушать, миледи!'. В конце концов, криво раскроили предмет спора вдоль и обглодали жесткое суховатое мясо, запивая киселем. Я расстелила свою 'кровать', половину которой у меня тут же отхватил супруг. На мое возмущенное пищание он лишь откинул край одеяла и приглашающе похлопал рядом. Я уперлась, на что темный просто меня скрутил и уложил рядом, рыкнув 'спи, ночью будет холодно, а костра не будет'. Укрыл одеялом, обнял меня поверх него и затих. Я чуть-чуть повозилась и тоже устроилась спать. Бес бы с ним, с упрямцем.
  
  
Глава 16.
  
  Захромавшую вконец лошадь мы смогли поменять только через четыре дня. Дроу ушел в обед, уведя понурую гнедую под уздцы, а вернулся только к позднему вечеру, когда на небе разгорались звезды и вышла первая из лун, ведя в поводу уже другую скотину - рыжего, лохматого и низкорослого поника, нагруженного мешками и сумками. Разгрузил его и отправил пастись к остальным, спутав коняге ноги - чтобы обратно не вздумал уйти.
  На мой не высказанный вслух вопрос, привлек меня к себе и, взъерошив мне волосы, пояснил 'Да купил я его, купил. У полуросликов - есть тут одно маленькое их поселение. Самого высокого выбрал!' и, воспользовавшись моментом, снова поцеловал...
  Пока я пыталась в себя прийти - со мной каждый раз что-то странное твориться, когда Дарр меня целует - темный извлек из сумки умопомрачительно пахнущий сверток и сноровисто 'сервировал' нашу скатерть на две персоны. Я чуть слюной не поперхнулась! Еда! Горячая, вкусная и пахнущая специями, а не костром и непонятно-чьим мясом. Да, я, конечно, научилась - спокойно и не содрогаясь - вытаскивать из своей тарелки приблудившихся там кузнечиков и муравьев, научилась ловко разливать чай из котелка и вылавливать ложкой заварку из кружки... Но бесы вас пожри, как хорошо есть то, что за вас приготовили чьи-то шустрые, опытные руки... И с тарелок! И - держите меня - с хлебом! Мягкими, теплыми и пышными румяными булочками. Урча, мы накинулись на еду, явно соревнуясь на звание 'самого жадного едока в мире'. Кстати, победила я - смогла умыкнуть последнюю булочку, состроив испуганную рожицу и, глянув круглыми глазами за спину дроу, приоткрыла 'в удивлении' рот... Пока тот вскакивал и выхватывал клинки, я сперла булочку, шустренько прибрала ею с тарелки подливку и умяла. Когда же темный, с перекошенной от злости физией обернулся ко мне, я, пожав плечами, прошамкала 'пыкажалось!'...
  А дальше я уже бегала кругами по полянке вокруг сосенки, гоняемая безжалостной рукой с зажатой в ней хворостиной. Вдоволь набегавшись, я сдалась - ну нельзя же бегать на полный желудок, вредно это - и влетела белкой на дерево, спасаться от гнева супруга. Выбранное мною деревце оказалось настолько тонким и хлипким, что темный не рискнул забраться следом из опасений, что оно сломается, едва тот попробует за него ухватиться. По-этому я сидела на опасно накренившейся макушке, а темный, стоя внизу, рассказывал мне предположения о моей родословной, вкупе с размышлениями на тему того, как мою персону нужно лечить от чрезмерной впечатлительности... А я в ответ строила около-медицинские предположения, почему такой прожорливый темный эльф никак не может потолстеть. Вдоволь по-изгалявшись и мстительно улыбнувшись, дроу ушел.
  Сидела на деревце я еще долго, с каждым мгновением понимая, что большей дурочки, нежели я, в округе не сыскать. Спускаться-то придется все равно, так? Так... А я ему тако-о-о-го напоследок наговорила, что самой стыдно теперь стало. Обозвала его и маньяком, и белобрысым упырем и даже жадным гоблином, который для маленькой хорошенькой принцессы последнюю булочку пожалел...
  Чую, будет мне... упырь...
  Спускалась я долго и в несколько приемов: на локоточек вниз, замерла-прислушалась, еще локоточек вниз... Ничего не произошло даже когда я встала обеими ногами на землю. Прислушалась. Тишина, но это еще ни о чем не говорит.
  Пробравшись к лагерю, я присмотрелась. Темный лежал на своем кожушке, нагло повернувшись спиной к возможной опасности, то есть ко мне. Ладно, меня игнорируют, понятно, проходили уже... Тихо, стараясь не шуметь, прокралась к своей лежанке и, ме-е-едленно завернувшись в одеялко, решила следить за ним. Моего решительного желания 'бдить' хватило почти до середины ночи, когда мне окончательно надоело заниматься сим бессмысленным занятием - дроу тихо спал.
  Стоило мне закрыть глаза и попытаться уснуть, как я оказалась вжатой в свою 'постельку'. Темный лежал, умудрившись заблокировать мне руки и ноги и скалил клыки мне в лицо. Жутко непередаваемо! Глаза горят красным, клыки блестят прямо напротив моего носа... А волосы закрывают обзор, образуя вокруг нас белую завесу... Налюбовавшись вдоволь на произведенный эффект, он медленно приблизился и принялся меня целовать - легко, дразня касаться губами уголков губ, щек, лица, прикрытых век. Я замерла, невольно наслаждаясь этой лаской.
  Одно дело твердить себе 'нельзя', и совсем другое - отказаться от наслаждения. Воля моя проигрывала и я тихонько сдавалась, тая.
  Пришла я в себя, резко вскинувшись, когда поняла, что я лежу на дроу и сама уже обнимаю замершего темного. В нетерпении, каком-то животном исступлении, прижимаясь к нему, гладя по растрепанным волосам и откровенно напрашиваясь на его поцелуи... А темный, с загадочной улыбкой, рассматривал меня сквозь ресницы, и успокаивающе поглаживал меня по спине. Мне стало вдруг как-то очень нехорошо... И страшно. Темный, глядя на мои переживания и сменяющие друг-друга тени эмоций на моем лице, просто подмигнул и, стянув меня к себе под бок, устроился рядом, прикрыв глаза. Всем своим видом демонстрируя - 'не знаю, как вы, миледи, я намерен спать!' Еще и подгреб меня под бок, укутав одеялом.
  Когда стало понятно, что уснуть мне не дадут эмоции, что бушевали в не желавшем успокоиться теле, а проделать дыхательные упражнения не давали руки дроу, которыми он меня к себе крепко прижимал, я начала думать. Смотрела на кусочек звездного небо, проглядывающего сквозь прореху в сплетенных кронах деревьев над нами, и пыталась понять, сопоставить. Что-то не давало мне покоя, что-то неправильное было в моем прошлом и царапало разум, не давая расслабиться. Что-то я упустила за вереницей последних событий.
  Дроу, называющий меня 'мое сокровище'... Позволяющий себе вольности и дружелюбное, ласковое и чрезмерно терпеливое - для его расы - отношение, и при этом терпящий от меня то, за что любого бы другого уже просто убил. Так, что я о них знаю? Кроме общедоступной информации? Не много. Первое. Это прирожденные убийцы. Диверсанты и шпионы. Их с раннего детства приучают к ядам, учат организм с ними бороться. Как и нас. Меня с двух лет, когда разрешили лекари, тоже, кстати, начали приучать. Крохотными, выверенными и перепроверенными дозами мне давали яды, снотворные, паралитические зелья. Сначала - легкие, к десяти годам доводя дозы до смертельных для людей и большинства эльфов. Потом - снова наращивая дозы начали давать уже значительно более 'тяжелые' яды. Позже 'прививались' только отдельные 'новые' яды. Некоторые из самых страшных ядов сейчас вызывали лишь недомогание, некоторые самые мерзкие творения алхимиков вызывали состояние 'болезни'. День-два и я в норме. Сейчас есть очень маленький список тех отрав, что способны меня парализовать или убить. Дроу же довели это свое умение до абсолюта. Кровь взрослого дроу смертельна для большинства смертных. Кровь темного, перешагнувшего порог в десять-пятнадцать долгих лет опасна и для меня. Даже шутка ходит: 'Дроу достаточно плюнуть в бокал, и человек отравиться сам'... Только не многие в курсе, что это не шутка.
  Далее. Если дроу что-то задумал, то он это сделает. Тут тоже все понятно. Жизнь темного лишена смысла без цели. Это может быть клятвой, личной местью, служением Дому, либо выгодная ему интрига. Часто все эти цели переплетаются между собой. 'Месть' мне никто не объявлял - я вообще жила раньше тихо и мирно... Родственникам - вроде тоже. Либо я об этом не знаю. Хотя, когда 'месть' объявляется темным по всей форме, а там отдельные заморочки, об этом становится известно всем. И 'жертва' мести сама становится изгоем в обществе. Никто не хочет встать на пути дроу, выбравшего себе 'врага'. Без схемы тут не разберешься. А у меня нет всех фактов. Или что-то еще не вытащила из глубин памяти.
  Итак. Я поерзала и устроилась по-удобнее, от чего дроу еще и ногу на меня закинул, вызвав ответную волну дрожи в моем теле. 'Сконцентрируйся, принцесса Элли!' - строго приказа я себе и углубилась в мысли дальше. Итак, я - помеха в планах их правящей верхушки. Или нескольких домов, или - конкретно их, Четвертого Императорского Дома. Весьма многочисленного, кстати и влиятельного. Хм... Не обязательно только это. Они могут преследовать несколько целей, но данных нет.
  Ладно. Берем вариант, который мне соизволили озвучить: я - помеха в чьих-то планах. Меня легко убрать с доски. Я - маг-недоучка, нет ничего проще подстроить 'несчастный случай' на практических занятиях. А с учетом книги, явно вытащенной из защищенных магически подвалов Академии... Да, но ведь есть еще Дэрах, связанный клятвой с моим отцом, который действительно должен сохранить мою жизнь. И обезопасить её от посягательств. Мой дядя тоже понимает, что если со мной что-то случится, то маги, а за ними большая часть армии, горячо любившая моего старшего брата и уважавшая отца, взбунтуется. Не говоря уж о обществе. Дядя власть не удержит, будет смена династии. Ему, если останется после этого в живых, придется с семьей отправиться в изгнание. Меня осенило! Его жена, его возлюбленная!!! Она же находится во власти магов. Её жизнь зависит от них, от стараний целителей. И налицо явный шантаж. Его могут заставить делать все, что угодно. Я - только еще один рычаг давления на Короля. И не основной.
  'Корона' даже после смерти родных мне всегда аккуратно переводила деньги на карманные расходы - не из средств, доставшихся мне в наследство, а из казны - я лично расписывалась в казначействе каждый раз за них. Не малые, кстати, деньги! Я получала на столько внушительные суммы, что, даже не задумываясь, могла заказать праздничный ужин в самом дорогом ресторане Столицы, да с доставкой через портал. Один платиновый - тысяча золотых монет - за доставку. Еще сотня золотых - за ужин... Сейчас, когда темный сказал, что наш провиант примерно на две недели пути и фураж для четырех лошадей обошелся ему в золотой... Я испугалась. Перед внутренним взором всплыло лицо ректора, когда вернулась как-то с каникул и попросила его 'хранить у себя мои финансы', выданные мне на пол-года авансом. Десять платиновых монет. 'А то растрачу все'. Теперь понятно, почему он был так напряжен. Думаю, ту деревню, где мы 'закупались' провизией, я бы смогла на них купить. Целиком, вместе со скотиной, жителями и тараканами.
  Дальше. Лорд Дарриэль. 'Мой кошмар'. Если разобраться, его 'тень' помогала мне в жизни. Мое 'пугало' и 'кнут'. Это не он пугал меня, а я сама себя пугала им. Тот пережитый в пять лет стыд, тот ужас, что во мне вызывал 'гоблин', я прочно связала с ним самим. А он его просто подпитывал. И хорошо, что Дарриэль не показывался мне на глаза все это время. Я бы перестала бояться его, начав задирать нос, или откровенно грызться с ним, на деле борясь с собой, со своим страхом в его лице.
  При таком вот общем фоне, надо понять, как я вообще до своих лет-то дожила?.. Допустим, до тридцати лет нас, Высших эльфов, не выпускают за приделы усадьбы. С нами всегда - и днем и ночью - учителя, няни, охрана, старшие родственники. И кто-то из магистров, если дитя одаренно магией. В тридцать нас, если все идет хорошо, переводят в закрытые пансионаты. Группки по двое-трое, объединенные по статусу в обществе. И усиливают охрану. И дело не в том, что мы отсталые - в тридцать мы вполне сформированы, и физически и умственно - примерно как большинство смертных в двадцать лет. Дело в любопытстве, упрямстве и вспыльчивости. Если нас оставить в этом возрасте без присмотра, то пиши 'пропало'. В смысле - пропал ребенок. Нам же все интересно! И нет чувства опасности. И инстинкты самосохранения напрочь отсутствуют. Они после двухсот лет появляются. Если повезет до этого возраста дожить.
  Со мной в детстве было на удивления мало проблем - Линвэ с супругой и моя покойная нянечка вполне справлялись со мной, если не справлялись - был непререкаемый авторитет - старший брат, Охтарон. Ну и еще, был 'страшный и ужасный лорд Дарриэль'. Я сама себя начала контролировать в двадцать лет. В тот же год меня перевели в школу при Академии магов. Небывалый возраст - мои одноклассники были старше меня минимум в пять раз. От туда - в закрытый колледж для отпрысков аристократических семейств. Там я застряла на до-о-олго... Политика - не мое. А там это основная дисциплина.
  Причина 'самоконтроля' проста: 'незримый' лорд Дарриэль мне не давал расслабиться. В то время, как большинство моих сородичей познавало 'страх' лет так в тридцать-сорок, я его познала в пять. Тот грешный 'шаман', что стоял на верхней полке в комнате и, как мне тогда казалось, постоянно на меня смотрит, научил меня бояться. Все прочие подарки только закрепляли результат. Четки из круглых бусин черного агата и черепов каких-то грызунов, вырезанных из трупно-зеленого, как гниль, непонятного гладкого камня. Настолько противные и мерзкие на вид, что я их вытаскивала из подарочной коробочки кончиком столового ножа, который потом закапала в саду... Книга в шикарном переплете из светло-золотистой кожи, с тиснением и резным окладом из золотистого ясеня... 'Яды и способы их определения'. С подробными, мастерски сделанными иллюстрациями. В том числе - жертв ядов. Как вспомню, так до сих пор передергивает... И почти все - вот так. Редчайшие, изящные вещицы, книги, украшения, все из самых дорогих материалов - каждый подарок - целое состояние. Но на сколько отвратны они были по содержанию и смыслу...
  А если рассортировать подарки по годам? Я нахмурилась, упорядочивая события в памяти.
  Шахматы. Ровно в тот год, когда я начала свое обучение магии. Начало игры?.. Светлые против темных? Учителей трясло от одного вида этих шахмат. Но молчали. Или нет?.. Нет. Меня начали невзначай 'знакомить' с особенностями темных эльфов. Ко мне приходили слухи о их зверствах, о их циничности и жестокости по отношению к смертным и полукровкам. А я?.. Для меня тогда 'смертные' были лишь воспоминанием о страницах в 'Энциклопедии разумных рас'. Никаких чувств эти слухи не задевали. Вызывали лишь недоумение - 'а я-то тут при чем?'
  Дальше. Четки - когда я потеряла первый раз контроль над стихией и меня выхаживали лекари несколько недель.
  Скелетик 'канализационной крысы'. Он был подарен ровно в тот же год, как я потеряла отца и брата. Стоп... Стоп... Именно через канализацию тогда прорвался людской сброд. Именно там, в катакомбах, в отчаянной битве они и погибли - горло отца насквозь пробил кривой, ржавый арбалетный болт. Под мантией он всегда носил мифриловую кольчугу - 'безрукавку' до середины бедра. Единственное слабое место - шея и лицо. Братика-Охтарона же, оставшегося без прикрытия запаниковавших магов, потерявших руководителя, зарубили на части, навалившись толпой. Не помогло ни мастерство, ни скорость, ни броня.
  Когда погибла мама... В этот год мне была подарен 'сувенирный набор' - куклы в пол-локтя высотой. 'Совет Архимагов Эльфийского Королевства'. Тоже намек?
  Редкие книги по медицине, когда я заинтересовалась этим предметом, мне преподнес в дар лорд Дэрах. На официальном банкете, при целой толпе свидетелей. Так что забрать эту книгу из моих цепких ручек было не реально, хоть Его Величество и 'журил' темного, что это слишком тяжелое чтиво для юной девушки.
  Книжка 'Яды' мне пригодилась сильно - из нее я узнала несколько новых видов отравы, к которым у меня не было устойчивости. И приняла меры, естественно.
  Каждый подарок был 'говорящим'. Или же 'пугающим', или что-то исправлял в моем восприятии мира, в моем характере. Позже, когда я уже выросла, подарки стали полезными или просто познавательными, хотя и оставались чем-то инородным в моем серебристо-перламутровом окружении. Они не давали мне замкнуться в моем мире из хрусталя, белого мрамора и серебра, постоянно выбивая меня из колеи. Да он меня просто 'воспитывал', получается? Я опять завозилась, пытаясь повернуться лицом к темному. Тот на мгновение ослабил хватку, позволив мне это сделать. Уже открыла рот - высказать все, что думаю по этому поводу... И не смогла. Я считала, что меня сложно удивить... Но вот такой вот взгляд - смесь сочувствия, любви, нежности, грусти... Я не смогла ему ничего сказать. Просто уткнулась носом ему в грудь и прошептала: 'Дарриэль!' Темный крепче прижал к себе и поцеловал в макушку.
  - Складывается?... - ехидно спросил меня темный.
  - Да. Я думаю, да... Но не все еще.
  - Каких кусочков не хватает?
  - Мотивов, лорд Дарриэль. Ваших мотивов не хватает, - Я для верности ткнула пальцем ему в грудь.
  - Мммм... Тут все просто, - Темный поправил сползшее одеяло, и, выдержав паузу, добавил, - Когда поймете, поделитесь соображениями.
  Я надулась и фыркнула. И ведь даже под пытками не скажет, реально. Думайте, мол, принцесса, сами. А я потом посмеюсь над вашими выводами.
  
  
Глава 17.
  
  В таком темпе - тренировка с утра, прогон по лесу, тренировка в обед, или, если не было подходящего места то лорд тактично оставлял меня наедине с учебником по 'Воде', после чего опять в седло, с которым я уже, кажется, срослась. Еще конный переход до первых звезд на небе. В сумерках ужин и ночью - сон, мы двигались еще две недели. Места вокруг были глухие и совершенно дикие. Лес вокруг неуловимо менялся, появились первые приметы осени, а ночами начало подмораживать. Изредка вокруг нашего лагеря ночами бродило зверье, но нападать на нас не решалось - они чувствовали темного, да и мага, как Дарр объяснил, тоже опасались. И хищники - сытые по осеннему времени - уходили искать более легкую и сговорчивую добычу.
  На привалах темный учил меня охотиться с луком. Его странный, короткий лук был совершенно для меня непривычным, стрелы - слишком тяжелые и короткие, а жесткая и неподатливая тетива, не смотря на перчатки, в кровь расшибала кожу на запястье. Я, сцепив зубы, училась, но пока что чаще искала стрелы в листве или снимала их с деревьев, чем выслеживала добычу. Только в конце второй недели смогла подбить какую-то птицу - толстую, ленивую и явно пришедшую на эту полянку тихо умереть от старости. Есть её досталось мне. 'Подстрелила - ешь!' - жестко мне скомандовал темный эльф на мои предположения, где её прикопать. Пожарила и съела. Весь день сопела, сердилась и жевала, сидя в седле. К вечеру дожевала последний кусок этой деревянной добычи и получила сморщенное, чуть вялое яблоко. Как приз за упорство, наверное.
  'Рукопашную', когда я уже во время 'полетов' научилась приземляться на ноги, а не на попу или голову, сменили две короткие оструганные дубовые палки, имитирующие кинжалы. Дроу торжественно пообещал, что когда я перестану о них спотыкаться, и ронять их ему и себе на ноги, подумать о возвращении мне кинжалов. По его 'оптимистичным' прогнозам - через пол-года точно сможет без страха за мою жизнь мне их отдать.
  Мы двигались с юго-востока на север континента, медленно пробираясь в сторону гор. Когда мы начали продвигаться по каменистой местности, перемежаемой полосами кривеньких, перекрученных непогодой деревьев, уже сбрасывающих листву, я, с полного одобрения Дарра, добавила к нашим тренировкам еще и магию. Тут, в глухих местах, уже не было страха, что нас засекут по моим 'выплескам'. На каждое мое заклинание темный наглядно показывал, что может противопоставить мне опытный воин. Начала со звоном рушиться еще одна иллюзия - моей неуязвимости как мага. Четыре, от силы пять секунд - вот все, что я могу ему противопоставить. А дальше... Дальше идут уже те заклинания, которые лучше не применять в виду их разрушительности. Мои 'стрелы' отлетали от ловко подставленного рукава заговоренной куртки. Отправленные в полет некрупные предметы просто либо отклонялись легким касанием палки в сторону, либо воин от них уходил, демонстрируя чудеса ловкости. Молния? Да, но это только неожиданно можно провернуть, или по стоящей цели - попробуй-ка сконцентрируйся и попади по вооруженному до зубов мужчине, от которого ты зайцем скачешь по камням... Дроу дразнил меня 'оружием массового поражения' и 'гномьей пушкой', когда я с ним пыталась спорить, что 'маги по одному не воюют'... Он, конечно, был прав, но меня это сильно задевало. На мои жалобы, что 'я еще маленькая', он радостно скалился и ехидненько выдавал: 'тогда врагам предлагай подождать с сотенку лет, когда ты подрастешь и сможешь с ними сразиться.' Крыть такое было нечем.
  В целом же темный вел себя корректно - не переходил границы приличия, но и 'в покое' меня не оставлял. Стоило зазеваться, или задуматься о чем-то, или выйти из себя - я в объятиях и меня нежно целуют. Ну и я, чего уж тут, в долгу не оставалась. Начала неосознанно тянуться к 'мужу'. За месяц даже самая стойкая девушка не выдержит, дрогнет. Вот я и дрожала, плавясь в его руках. Поцелуи и объятия чередовались с настолько язвительными репликами, что я не знала - убить его или плюнув на все, телепортом сбежать на край мира. Куда-нибудь в халифатскую столицу, координаты и 'образ для переноса' которой я знала очень хорошо - вызубрила в свое время по настоянию отца. Но останавливал подписанный дядей 'договор'. А еще больше то, что за те четыре секунды, что необходимы для построения портала и активации его, меня скрутят, как кутенка... А потом еще и извиняться придется. Нет уж, потерплю.
  
  ***
  
  Мы еще дважды 'добывали' в деревнях провиант, а к исходу пятой недели пути мы остались практически без лошадей. Случилось это так:
  Нас уже третьи сутки кто-то преследовал по лесу. Поняла я это только по поведению моего спутника. Темный начал ускорять темп нашего путешествия, отменил тренировки, обеды и послеполуденные привалы. Он был спокоен и чуть расслаблен, как всегда. Но часто бросал на меня задумчивые взгляды и слегка хмурился. На мои расспросы просто отмахивался. Когда же ночью мы не стали даже разводить костер и темный опоясал меня поясом с кинжалами, я, игнорируя 'кровать', устроилась в позе медитации под ближайшем деревом, и начала сосредоточилась на заклинании 'Око'. Мгновение, переход на другое зрение, дать 'духу' подняться в воздух и смотрим - что вокруг. Причем именно вокруг. Разом и одновременно воспринималось все вокруг меня, единой, объемной картинкой - и все это с высоты в тысячу локтей. Тяжелая для нервов и психики способность - мутит потом, по возращению в тело, долго не можешь перестроиться на нормальный 'угол зрения', ограниченный возможностью глаз. Нет, ниже. Еще ниже... Вот оно. В перелеске, в трех лигах от нас разбит чей-то лагерь. Обширный довольно. Четверо воинов-людей - только они таскают на себе столько 'железа'. С десяток лошадей... И маг. Рассмотрев мага, я резко, рывком вернулась в тело со стоном 'Не-е-е-е-ет, ну что за подлость? Ну вот почему именно он?' Темный заломил токую белую бровь, глядя на мои поскуливания. Понятно - он знал, ибо уже разведывал, пока я спала ночью - что там сзади нас плетется.
  - Этот не отстанет от нас, - Я подошла и села под бочок к 'мужу', прижалась лбом к его плечу - мне так лучше думается. И спокойнее.
  - Знаю, - кивнул тот невозмутимо, приобняв меня рукой за плечи.
  - Это лич, некромант. У нас с ними... сложные взаимоотношения.
  - Да, вы всего-то всегда при встречи стараетесь убить друг друга, - темный широко улыбнулся, - Я в курсе. Все-же он может двигаться по своим делам, и отстать по дороге?
  Он мальчишеским каким-то жестом взъерошил мне волосы и улыбнулся хитро. Вот как ему объяснить? Я осторожно начала, из далека:
  - Мммм... Знаете, милорд... Когда я чувствую, что рядом ходит что-то 'не-мертвое'... Мне сразу хочется это уничтожить... Так уж получилось, что это желание у нас с этим, не-мертвым, обоюдное. Это на грани инстинктов. И к тому же, некросы - вне закона...
  Темный молча кивнул. Подумал чуть-чуть... И предложил:
  - Нападаем сейчас? Или обороняемся следующей ночью?
  - Следующей, - смалодушничала я, вызвав взрыв здорового такого смеха. Злорадного.
  - А почему не сейчас? Вам же уго убить хочется, так? - отсмеявшись, начал он вкрадчиво подначивать меня.
  - Что вы от меня хотите добиться, милорд? - сложно изобразить оскорбленную гордость, когда прижимаешься к куртке мужчины и, практически, сидишь у него на коленях, но я попыталась.
  Темный, посмотрев на мои актерские муки, лишь покачал головой.
  - Признания, миледи!
  - Какого признания, милорд? - Я аж отодвинулась, попытавшись по-тихому слинять от разговора. Ага, сейчас...
   Дарриэль держал паузу, чуть улыбаясь уголками губ, да в глазах чертики плясали. Сидели, пристально глядя друг другу в глаза. Я все сильнее нервничала, но непонимающее лицо 'держала'.
  - В том, что вы боитесь, мое сокровище! - Припечатал наконец Дарр.
  - Да, я боюсь с ним встречаться, - облегченно выпалила я. И еще головой покивала. Для верности.
  Фух... Я то уже подумала не о том признании... Разнервничалась.
  Темный опять загадочно улыбнулся и начал устраиваться по-удобнее. На ночлег. На мои нервные метания по полянке, процедил:
  - До них три с лишком лиги. Ночь. У них лошади. Они не полезут к нам сегодня - только завтра, если смогут сократить расстояние до 'прямого' удара. Или попытаются подойти вплотную, чтобы нас взять живьем. Сегодня ночью мы отдыхаем. Завтра днем - все как обычно. Вечером... Вечером я их ловлю на живца.
  Я замерла и тихонечко спросила, что бы быть точно уверенной, что мне не послышалось:
  -'Живец', это?...
  - Конечно, вы, моя дорогая. На меня некромант не клюнет.
  Смазанная тень, и темный оказался рядом - вот как он так умеет быстро перемещаться, что глаза не успевают отследить его движения? Схватил меня в охапку и поволок спать.
  - Не переживайте вы так, миледи. Ну лич, ну с наемниками. Так вы же, маги, поодиночке не ходите, так? - поддел он меня , - Вот завтра на них и посмотрим. А сейчас - дайте мне отдохнуть.
  
  ***
  
  Я не смогла сомкнуть глаз до самого рассвета, когда дроу легко поднялся и, подмигнув мне, ушел. Что ж, убирать лагерь мне. Я уже давно сама справляюсь. Да и когда руки заняты обыденными делами, не так заметно, что они дрожат.
  Когда лорд вернулся, я как раз критическим взором осматривала наших животин. Дроу бесшумно подошел и тихо спросил - 'что не так?', на что я молча указала подбородком на нашего косматого пони. Это замечательное, хотя и своевольное животное тащило на себе больше, чем другие лошади - почти весь фураж, воду, часть оружия... Но! Скорость его 'галопа' была равна моему прогулочному шагу. Он нас задерживал. Сильно.
  Дроу молча снял всю поклажу с поняхи и махнул мне, уводи мол, я его расседлала и повела в сторону от наших притихших лошадей. В десятке метров, скрепя сердце, со всей дури припечатала его ладонью по крупу, и понях, взвизгнув, сорвался в галоп, бодро, с треском исчезнув в проломленных его тушей кустах. Жалко его, но, если повезет, выйдет к жилью, а там и пристроится. Вернувшись, обнаружила кучку отбракованных темным вещей. Дарр, поливая их какой-то очередной загадочной жидкостью алхимического происхождения, улыбнулся так гаденько, что мне даже спрашивать расхотелось - что за сюрприз мы оставляем нашим преследователям. По крайне мере - в слух не хотелось., хотя и было любопытно. Сам расскажет, может быть. Если захочет.
  Остальные вещи раскидали по сумкам и навьючили на оставшихся трех лошадок. Мы разом лишились половины запасов. Но это ерунда по сравнением с тем, что впереди, как назло, почти дневной переход по ровной, покрытой невысокой и чахлой травой, долине. К предгорью, где тоже не особо где можно разжиться фуражом. Переглянулись с темным. Остается только выбрать место, удобное нам. И ждать.
  Подходящее местечко нашли только ближе к вечеру, когда с уздечек лошадей уже начали срываться клочья пены, а бока перегруженного гнедого ходили ходуном. Животных, находящихся на грани, начали выхаживать - плохо будет, если еще и без них останемся, а потом, не расседлав, отпустили рядом пастись. Если что - поймаем. А вот для себя на ночь выбрали каменную площадку - сто на пятьдесят локтей - ни воды, ни травы. За то за спиной - здоровый валун. Не подберешься. У меня выбранное местечко почему-то прочно ассоциировалось со сценой...
  Когда совсем стемнело, Дарриэль подошел ко мне и, легонько встряхнув меня за плечи, спросил: 'Веришь мне?'. Я, немного подумав, кивнула, прошептав ехидненько 'доверяю'. Мужчина ухмыльнулся и, легко и нежно поцеловав в губы, ушел в сумрак сгущающейся ночи. Некоторое время я еще видела, как он, крадучись, пробирается в сторону от меня - его задача зайти в тыл к воинам. А потом я моргнула, и не смотря на все мое острое зрение, я уже не смогла различить, за каким из валунов, разбросанных в округе - Дарр.
  Ну что ж. Приманка - готова, охотник - на месте. Где лич?
  А лич, зараза, не торопился. Он явно ждал того краткого момента, когда первая из лун уже уйдет к горизонту, а вторая - только покажется кусочком. Осенью луны нашего мира ходят по небу друг за другом, всего на час пересекаясь на небосклоне. Нам-то с личем все-равно, когда встречаться - он в темноте видит не хуже меня, а вот людям - наемникам - придется не сладко. Тем себя и успокаивала.
  Когда же настал сей долгожданный миг - я уже вся извелась в ожидании - на границе чахлого, жухлого леса появились-таки преследователи. Сказать, что я была зла - не сказать ничего. Ночь, холодно - аж пар изо рта вырывается, тусклый свет двух лун 'гасил' сияние звезд, разливая по всему пространству вокруг смешанный, мертвый свет, перемешивая, ломал тени. Хотелось есть и поспать тоже было бы не плохо. Я аж начала ботинком притопывать от нетерпения. Еще два часа, в течении которых добавилось еще и явное недомогание и тошнота - обычная реакция нашей расы на не-мертвых, я с трудом сдерживала желание 'подсветить' этим недотепам дорогу. Нет, к личу претензий никаких - прет себе и прет, лошадь-то тоже мертвая. А вот люди... Сдавленно ругались - я аж заслушалась, сопели, дергали без нужды животных, которым и так не сладко было - их за умертвием тащили.
  Через два часа они остановились напротив моей стоянки - в трехстах локтях примерно. И начали пытаться создать эффективное построение, только для начала перепуганных лошадей впотьмах упустили, о чем мне - ну не мне, а так, в пространство -весьма экспрессивно поведали. Лич молчал и разглядывал меня. Жуткое зрелище, наверняка вызывающее нервный паралич у смертных: лошадь - конечно же черная -застыла изваянием, низко пригнув голову, а на ней - высокая, закутанная в опять же, черный, развевающейся на ветру балахон, фигура, рваный длинный плащ полощется на ветру за спиной всадника, как крылья... И все всадник, и лошадь стоят неподвижно, молча, без движений, присущих всем живым. Только две пары глаз светятся красным. Меня он не напугал совершенно - после бешеного от злости дроу, на меня эти 'эффекты' не имели действия, а наоборот, желание похихикать и пальцем в него ткнуть возникало.
  Стояли мы не долго - люди, плюнув на взбесившихся лошадей, встали полукругом позади некроманта, и начали четко, слаженно взводить арбалеты. На мое счастье, человеческие, а не самозарядные гномьи. Но арбалетчики - это плохо. Очень плохо. Будь я более низкого круга контроля, тут бы мне и конец... А так - отобьюсь...
  Некромант медленно и вальяжно поднял руку, я инстинктивно выставила перед собой 'воздушную стену'. Болты подхватило плотным потоком воздуха и откинуло в сторону. Я сняла 'стену' - нечего силы тратить. Еще мгновение, лич чуть шевельнул кистью - кости, вылетевшие от куда-то из сумки некроманта, сложились в мерзкого вида 'копье' и полетели в меня. 'Щит'. Заклинания, столкнувшись, уничтожили друг друга. Меня обсыпало с ног до головы облаком уже безобидного праха - снова ему его не поднять.
  Я долго смогу так обороняться, дольше, чем он нападать. И мы оба это знаем. Стоим, смотрим друг на друга. Я мысленно молю Дарриэла: 'Только не убивай их, не надо. Если ты их убьешь, ты дашь некросу фору в виде четырех 'свеженьких' бойцов-зомби и восполнить резерв за счет их смерти...
  Еще мгновение, в меня летит темный сгусток какой-то гадости, не отбивая его, ухожу в сторону перекатом - лишь бы не задело, и швыряю в него 'шаровой'. Щит, треск уходящей в землю молнии, и Лич сидит на земле а рядом дымящиеся останки 'лошади'. Только бы не потерять инициативу. Молния - увернулся. Я не могу запустить 'цепь' - там где-то Дарриэль, который должен уже был начать 'работу'. 'Цепь' не контролируемая и поражает все живое на очень хорошем пятачке земли... Еще молния - попала. Лич завыл и зашатался. Добиваю комплексным: объединяю 'Копье' и 'Шаровую молнию' в одно сияющее, плюющееся синими злыми искрами таранное заклинание и швыряю в противника. Готово. На месте лича - неаккуратная куча смердящих кусков. Пригнувшись, перебегаю на другое место - я же пока призывала силу, была как на ладони - моя фигурка подсвечивалась струящейся по мне силой лучше, чем статуя богини в нашем главном храме. Аккуратно высунулась из убежища, присмотрелась и не нашла никого. Живых никого. Дарриэль, умничка, отвлек на себя людей, пока мы с личем обменивались ударами. А как только с магом было покончено, быстро добил их. Осталось проверить лошадей - может и вражеские к наши прибились, а может - и наши в панике удрали, за компанию. И уходить от этого места нужно было срочно. У каждого лича есть хозяин - более сильный, чем он, некромант. Вот с ним никакого желания встречаться нет еще лет так триста. Пока не подрасту немного, ага.
  Пока шла к лошадям, сосчитала мысленно - сколько резерва потратила на одного лича. Выходило плохо. Четверть резерва ушло из-за того, что не могла работать на 'массу'. С 'шаровой' тоже погорячилась - было достаточно 'стрелы', чтобы снять разовый щит. Нужно будет поговорить с Дарром и объяснить, почему 'войска' стоят позади мага, а не уходят в тыл к врагу. Если бы его там не было, обошлась бы 'Цепной молнией', потратив едва ли десятую часть своих сил.
  Пока шла, мысленно ворчала на своевольного лорда, помешавшего мне красиво выкосить разом всех противников. Пока ловила лошадей, выяснилась новая неприятность. Наших животин осталось только две: Конь и Поганка паслись неподалеку. До того устали за последнии дни, что и убежать не могли. Третья же лошадь валялась рядом с нашими вещами - что-то съестное вынюхивала, наверное, когда ей болт пробил насквозь брюхо, а вещи, до того лежавшие ровной, красивой кучкой - моя скатка, остатки фуража, бурдюки и часть провианта - оказались раскиданными агонизирующей кобылой вокруг. Часть вещей вообще были густо залиты кровью. Что можно - я спасала, раскладывая по чудом уцелевшим двум сумкам. Новых лошадок, к сожалению, не прибилось.
   Дарриэла я на сей раз смогла засечь - он, не скрываясь, шел ко мне. Злой, как голодный тролль. Сжимал и разжимал кулаки, губы сжаты, глаза пылают - куда уж тут личу до моего милого супруга?
  'Сейчас орать будет' - вяло подумалось мне. И точно:
  - Ты почему сразу его, как из леса вышел, не вырубила? - Дарр едва сдерживал срывающийся на рык голос, от злости весь протокол, похоже, напрочь забыл и на 'ты' перешел, - Зачем нужно было ждать, когда они встанут по-удобнее, а?
  - Ну... - Я растерялась - а действительно, зачем? - Ну-у-у-у... - я стушевалась, поняв, насколько я сглупила.
  - Ну и? - подтолкнул мои мысли темный, прожигая меня взглядом.
  Нет, ну не признаваться же, что я даже мысли не допустила первой напасть?
  - Это не честно, и вообще, может они мимо шли? От куда я знаю?! - Я от возмущения даже руками всплеснула, - У них, может, свои дела, а тут - я...
  - И они, по твоему, решили догнать и посмотреть - а кто ж тут у нас, так? - дроу уже шипел на меня, медленно, мелкими шажками придвигаясь. И руки от греха за спину спрятал - чтобы меня не задушить ненароком, наверное... - А тут у нас эльфиечка молоденькая, светлая, из Высших. За месяц конного пути от родных мест! Да еще одна - какая удача. Да еще и маг. А давайте мы ей... чаю предложим!!!
  Темный к концу сорвался-таки и заорал на меня. Но, быстро спохватившись, цапнул одной рукой под уздцы своего коня, а другой рукой, прихватив за пояс, просто закинул меня в седло. Рывком отобрал у меня поводья, и пошел, ведя двоих сопротивляющихся лошадей за собой. Справившись с голосом продолжил на меня шипеть:
   - А потом ты сделала еще одну... глупость, - Я предпочла помолчать, изобразив вид смущенный и сконфуженный. Во избежание еще больших проблем, - Ты, вместо того, что бы просто развоплотить эту тварь, начала скакать и устраивать фейерверк. Мало того, ты, на сколько я знаю, отлично владеешь заклинаниями 'Цепь' и 'Светлый воздух'. Что мешало использовать их? Под ногами, - он для наглядности попинал щебень, - Мелкие камни, острые осколки, пыль, остатки травы... Они бы полетели в них? И лич бы ослаб и 'выбыл' из строя минуты на две-три. Ты бы могла его спокойно добить. Лежащего, - темный, вперив в меня негодующий взор, ждал ответа. Я пришибленно кивнула.
  - И? - глаза уже светились, как два уголька, прожигая меня, казалось, насквозь.
  - Я боялась задеть тебя... И забыла про то, что не-мертвые теряют силы и связь с хозяином от 'светлого воздуха'... - Шепотом добавила я.
  Моя реплика вызвала целый ураган эмоций: дроу резко, за куртку, стащил меня с седла, несколько раз встряхнув при этом на вытянутых руках, пытаясь что-то сказать. Получалось только: 'Ты!.. Ты!.. ТЫЫЫЫ!...' Я висела котенком в руках, плотно стиснув зубы и поджав конечности, угомонится - поговорим. Если не прибьет. Тоже мне - во-о-о-ин, те-е-е-емный эльф. Выдержки совсем нет.
  Еще пару раз встряхнув меня для острастки, дроу, мученически простонал 'принцесса' - прозвучало, вообще-то как оскорбление, после аккуратно поставил меня рядом с собой. И, заглядывая в мое запрокинутое лицо - я ниже его на пол-головы - начал четко, разделяя слова паузами, в которых явно читались слова не из лексикона высшего общества, выговаривать сквозь зубы:
  - Если ты... Еще раз. Вместо того. Чтобы думать о себе. Будешь бояться... Меня задеть... Я просто тебя запру. На все десять лет, в замке. Поняла?
  - Нет...
  - Что тут не понятно? - дроу опять меня встряхнул. Лацканы куртки, за которые он продолжал меня держать, затрещали.
  Мне почему-то было совсем не страшно. Бояться устала уже за сегодняшний день, наверное. По-этому совершенно спокойно отрапортовала:
  - Я приучена думать о тех, кто рядом. Работала в защите. В боях не участвовала напрямую - либо стояли в 'кольце', замыкая общую 'Стену Воздуха', либо - в массовом же нападении, пятерками - на орков. Я не сражалась в одиночку. Если ты хочешь, что бы я не боялась за тебя - будь рядом. В поле зрения, а не в гуще событий.
  - А я не привык стоять за спинами магов, - дроу начал успокаиваться, даже хватку ослабил и глаза 'потухли', - И не знал, что ты не работала одна. Вас должны были этому учить.
  - Меня - не учили, - я коснулась ладонями груди хмурого темного и начала успокаивающе поглаживать, - Мой учитель запрещал мне отходить от него. Не давал выходить из пятерки - четверо магов, подобранных по силе и стихиям и один - направляющий архимаг. Он и воевал, мы только делились силами с ним и наблюдали, учились. В случае необходимости - выстраивали защиту для всей группы. По очереди. Темный аж застонал и уткнувшись мне лбом в макушку, спросил:
  - А предупредить тяжело было?
   - Тяжело, - я спокойно в этом призналась, - Ты бы тогда полез на лича сам. А его простое оружие не берет, сам знаешь.
  - Знаю. Да, тут ты права. Но знаешь что? - Он опять тяжело вздохнул и привлек меня к себе, - Я бы с ним справился.
  Я недоверчиво хмыкнула.
  - Серьезно справился. Быстрее, чем ты, - В голосе лорда послышалась улыбка.
  - Я верю, - я тоже улыбалась, зарывшись носом в распахнутый ворот куртки.
  - Испугалась сильно? - спросил меня дроу.
  - Ужасно!
  Я заулыбалась так, что мужчина, не выдержав, спросил меня:
  - А что так? Я же рядом был?
  - Ну представь, сижу я такая, сумки перебираю, думаю о своем, о девичьем...
  Темный, округлив глаза, вытаращился на меня, я же продолжила обиженным тоном:
  - И тут, из-за камней ка-а-ак вылетит...
  - Что вылетит?..
  - Да чудовище. Жуткое просто - сам черный, глаза - красным горят! И рычит!
  - Так его же из далека видно было, ты же на него два часа пялилась... - не понял темный.
  - Да не-е-ет, я его только вблизи заметила.
  - Как вблизи? У тебя со зрением - что? - просипел шокированный Дарр.
  - Да так! Ты ж почти бесшумно ходишь, вот я тебя и заметила в последний момент... Смотрю, а тут ты: сам черный, глаза - красным горят, и рычишь...
  Дроу стиснул хихикающую меня так, что ребра отчетливо хрустнули... Помолчал, посопел и переспросил:
  - Лича испугалась?
  - Не-е-е, - прохрипела я придушено, - Куда ему до тебя, сокровище мое?
  В ответ - только что-то явно нецензурное на языке дроу, но, что радует, сквозь смех.
  - Вот таких комплиментов мне еще не делали... Ладно, давай убираться от сюда, - резюмировал дроу, когда вновт обрел способность разговаривать приличными словами.
  Я пожала плечами, и вот так вот, в обнимку, мы пошли искать место для ночлега.
  А я тихо, про себя, ругалась на свою несообразительность - ну как я могла забыть про 'Светлый воздух'?
  
  
Глава 18.
  
  С оставшимися двумя лошадьми скорость нашего передвижения значительно упала. Мы шли по местности, где самой крупной добычей был заяц, а хворост на костер приходилось собирать весь день по дороге. Воду и еду экономили, урезали рацион животным...
  Я осматривала местность вокруг нас, и меня, дитя всегда теплых и ласковых, не знающих зимы и увядания лесов, в дрожь бросало. Кустарники, деревья, даже трава - все либо ядовитое, либо колючее. Даже на стебельках и крошечных листьях редких и мелких цветов, притулившихся между камней - шипы или цепляющиеся за кожу крючки. Когда-то тут было все иначе: плодородные зеленые долины, быстрые и коварные, но прозрачные реки, в которых водилась во множестве радужная форель, множество дичи в густых лесах... А потом началась череда сражений за это место - то люди, то эльфы, то зеленокожие, даже гномы однажды пытались занять эти долины для каких-то своих целей. И войны сделала свое дело - уже несколько тысяч лет, как тут каменистая пустошь, не пригодная для жизни. Все ушли, бросив погибающий край. Гоблины - обратно в свои горы, хоббиты-полурослики - первые ушли в свою долину... А победители, люди, помыкавшись тут несколько поколений, тоже куда-то делись. Я начала понимать - где мы есть, какими топами идем, когда на горизонте стремительно начали вырастать громадные горы.
  На мои предположения о конечной цели нашего путешествия, дроу отшучивался, отговариваясь тем, что место вполне безопасное и что за те годы, что он владеет этим замком, туда даже случайно никто не забредал ни разу.
  Спустя еще пять дней мы приблизились к горам и опять свернули в сторону. А я попрощалась с мечтами о гордом, красивом замке высоко в горах... Мысленно, конечно. Эх...
  Пока ехали, темный подробно расспрашивал меня о том, чему меня учили в Академии - недавняя стычка показала такие пробелы в моем образовании, о которых я раньше как-то не задумывалась. Я постоянно сравнивала себя не с теми из магов, которые достигли моего уровня, а со сверстниками - в том и была моя ошибка. Я развивала свой дар с упорством маньяка, нагружая себя занятиями сверх всякой меры. Ночами сидела над схемами, над древними фолиантами, а с наступлением утра бежала в тренировочные залы - работать со стихиями... Я неимоверно обгоняла сверстников, только приступившим к изучению принципов, но, как выяснилось, почти все мои знания были 'академическими'. Стало понятно так же, что мои учителя просто пытались меня угомонить, притормозить, зачастую подсовывая мне только защитные заклинания, не давая боевых... Но проще было уговорить несущуюся волну цунами остановиться, чем меня, рвущуюся к знаниям...
  
  А утром второго дня, что мы шли вдоль гор, я окончательно сориентировалась в пространстве. Дело в том, что в какой-то момент тропа вильнула, и нашему взору открылась удивительная долина - не маленькая, но такая обжитая и уютная, что стало сразу ясно - кто тут живет. Люди, на мой взгляд, просто не умеют так обустраивать мир вокруг себя. Здесь деревья тоже уже тронули краски осени, а маленькие, какие-то просто игрушечные поля, были убраны и расчищены для следующего, весеннего сева. Каждое поле окружали деревья, а между ними вились едва заметные дорожки от округлых холмиков, поросших травой. Из многих холмиков торчали кирпичные трубы, над которыми вился дымок. Пока я во все глаза разглядывала это сказочное чудо, Дарриэль высматривал что-то свое на горизонте. И, когда уже не только я, но и наши лошадки начали проявлять нетерпение, Дарр дал высочайшее разрешение - идем.
  Понурые, усталые лошади воодушевились - там же еда, там пахнет жильем и другими лошадками, там вкусный овес и куски сладкой морковки... Животных приходилось сдерживать, они норовили перейти в галоп, а это не приемлемо! Как объяснил Дарриэль, это очень тихая долина. Здесь крайне редко приходит кто-то извне - бывает, что житель этой игрушечной долины за всю свою жизнь ни разу не увидит чужака. И это считается хорошей, правильной и достойной жизнью. И тут мы: галопом, подгоняя лошадей в облаке пыли и с шумом несемся по их улицам... Что случится? Правильно - мы никого не найдем - все жители закроют крепкие дубовые двери и ставни своих нор...
  Я насторожилась и спросила мужа:
  - Дарр, а если тут так редко бывают чужие, то, может нам не стоит тут проезжать?
  - Почему это? - Дарр, казалось, был искренне удивлен вопросом.
  - Ну если все так, как ты говоришь, то наше появление запомнят все. И будут обсуждать эту новость еще несколько лет - мы же не просто люди, или торговцы, мы с тобой довольно колоритная парочка, - я с лукавой улыбкой рассматривала потрепанную куртку мужа и, особенно внимательно - белые прядки, выползшие из-под накинутого на голову капюшона.
  Дарр мне лучезарно улыбнулся из под капюшона - видимо, ему понравилось, как звучит 'колоритная парочка', и успокоил:
   - Да, нас будут еще очень до-о-олго, годами, обсуждать меж собой - у каждого очага, у каждого камина, на каждой сходке и за кружечками ячменного пива по вечерам, - темный откинул капюшон, и поправив растрепанные волосы, продолжил, - Но это только при своих, только в компании тех, кто живет здесь, в этом Долле. Никто чужой о нас не узнает. Они хранят свои тайны лучше, чем кто-либо.
  - Как-то не верится в такое, - я с сомнением разглядывала приближающиеся жилища, - Неужели они вообще ни с кем не пересекаются?
  - Ну почему? Помнишь нашего пони? - я кивнула - при одном воспоминании об этом чуде природе, на лицо улыбка наползала, и не только у меня, темный тоже улыбался, - Я его как раз у полуросликов купил, во внешнем поселении.
  Я навострила ушки - всегда думала, что полурослики, а на всеобщем - хоббиты, живут только в своих долинах - живут тихо, своими силами и не вмешиваясь ни в политику, ни в конфликты - мирно торговали продуктами, все необходимое для себя - даже ножи и инструменты - делали сами. Магов у них нет - магия на них вообще очень слабо действует, кроме 'Жизни' и Рунной - но они действуют на всех. Увидеть хоббита вне долин было практически нереально, большинство жителей нашего мира, попроси их описать внешность рядового хоббита, упомянут только маленький, чуть больше гоблина, рост да тот факт, что у них лапы волосатые. А тут темный мне рассказывает, что есть внешние поселения этих загадочных существ, да еще и на территории людей. Все любопытнее и любопытнее!
  Дарр, вместо того, чтобы помочь мне удовлетворить любопытство, ушел, в прямом смысле этого слова, от разговора - спешился и пошел рядом со своим Конем, мелко подрагивающим от нетерпения. Я, последовав примеру, тоже спешилась и начала разглядывать уже заметные от сюда крайние холмики. Аккуратные садики - с карликовыми деревьями и кустарниками, пышные клумбочки и нарядные, декоративные заборчики, увитые яркими осенними цветами, пестрили, как рассыпанный бисер в ладонях, но после серости, через которую мы пробирались последние дни, радовали глаз.
  - Такое ощущение, что хозяева этих домиков соревнуются между собой - у кого уютнее и красивее вход в норку! - Я с изумлением рассматривала один из домиков, круглая и отполированная до теплого, янтарного сияния, дверка которого была покрыта затейливой резьбой. А резная скамейка, что притулилась около входа, была словно для ребенка сделана - до того маленькая и низенькая.
  - И кому ты отдала бы главный приз? - Дарр откровенно наслаждался произведенным на меня эффектом.
   - Вон тому домику! - я ткнула пальцем на один из домиков, - Или вон тому чудесному домику с кучей цветов вокруг, или вон тому!
   Дарриэль рассмеялся и свернул на центральную улицу.
  Я же уже даже растерялась - как можно было выбрать самый красивый домик, если они все - очаровательны и так не похожи друг на друга?
  - А ты заметила, что ни одного жителя на улице нет?..
  Я растерялась даже - как я могла не заметить? Я на столько была впечатлена домиками и долиной, что даже не обратила на этот факт внимания.
  - Нет, я проморгала этот момент, - я хитренько улыбнулась темному, - Но мне просительно вертеть головой при виде такой красоты, не так ли?
  Тот лишь головой в укор мне покачал. Правильно - что со мной сделаешь? Принцесса увидела цветочки и удивительную, непривычную красоту. И потерялась.
  
  Тем временем мы дошли до трактира - двухэтажного, широкого здания в конце долины, чей сложенный из крупных, песчаного цвета камней, фасад разделял надвое центральную дорогу - единственного замеченного мною здесь наземного сооружения. Сам трактир тоже выглядел скоее как холмик, чем как привычные здания: первый этаж, выложенный из крупных красных кирпичей, был заметно шире второго, деревянного, а чердак под черепичной крышей очертаниями напиминал горбатую чугунную крышку на котелке. Там, у неожиданно высокой - примерно мне по плечо, и традиционно круглой, двери, сложив ручки на обширном пузике, стоял невероятно колоритный персонаж. И поджидал нас, судя по всему. Этакий весь кругленький, гладенький, аккуратненький маленький человечек. Только на человека он был похож лишь на первый взгляд: совсем другие пропорции тела, да и лицо, сначала показавшееся мне вполне людским, было при этом неуловимо другим - шире, круглее и как-то уютнее, что ли? И ушки, торчащие из аккуратно, на пробор, зализанных кудрей, выглядывали остренькие, хоть и тоже, как все в облике этого господина, округлые.
  И такое вот чудо стояло, сердито разглядывало нас из-под темных косматых бровей, пождав губы и сложив пухлые лапки поверх белоснежного передника с огромными карманами. И в добавок сердито притоптывало босой шерстистой ступней по порогу. Я аж растерялась от такого приема, а Дарр невозмутимо забрал у меня поводья лошади и привязал их к коновязи, не снимая даже с них наших сумок. 'Да никто тут их не украдет' - бросил он мне в ответ на мой скепсис.
  Дальше развернулось целое представление, за которым я, привыкшая к придворным церемониям, во все глаза следила, не веря, что такое возможно! Дроу встал напротив толстячка, скопировав его позу. Хозяин заведения, даже стоя на верхней из пяти ступеней, не дотягивал темному до подбородка, но это его не смущало ни сколечко. Толстяк перевел сердитый взгляд ярко-карих глаз с дроу на меня, нерешительно замершую около темного, смерил меня осуждающим взором и снова уставился на дроу. Еще и засопел сердито. Особенно уделил внимание моей потрепанной куртке и замызганным штанам, и, сквозь зубы, процедил:
  - Ну и?
  Дарр, так же невозмутимо продолжил его разглядывать.
  - Вы опоздали на неделю, господин эльф! - лапки расплелись, и указующий перст, дрожащий от негодования, уткнулся в грудь моего мужа, на что тот невозмутимо кивнул, а пухлик продолжил возмущаться, - Я неделю, как дурак, вам комнаты каждый день готовлю, неделю моя жена каждый вечер праздничный ужин стряпает! Мои дети мне все нервы вытрепали уже! А вы?! - хоббит, устав держать пухлую ручку на весу, упер её в бок - и как талию-то нашел? Еще и выставил круглый, с ямочкой, подбородок.
  - А мы - задержались в пути, - темный был само спокойствие.
  - Э-э-э-эх вы-ы-ы-ы... Эльфы, одно слово... - сдался хоббит, - Заходите, покормлю, что ж с вами еще делать, бродяги?
  Этот удивительный полурослик махнул на нас рукой и, грустно повесив нос, поплелся в глубь трактирчика, бурча про себя, 'чем же мне теперь вас кормить? И пивко новое еще не дозрело... А старого-то мало осталось - всего тридцать бочонков, что ж делать-то прикажете...'
  - Что это... он? - я цапнула посмеивающегося в кулак темного за локоть и, согнувшись, последовала за ним сквозь низкую дверь. Ступеньки, все пять, было удобнее разом перешагнуть, чем пытаться на них ногу уместить - до того маленькие и не высокие.
  - А, не обращай внимания - он не доволен, что как следует покормить нас до вечера не сможет.
  Темный уверенно вел меня куда-то вглубь просторного и чистенького, но темноватого помещения. Присмотрелась и сделала вывод, что темно из-за расположенных на уровне наших колен окон. Мы же под 'потолком' шли практически! Люстру, свисающую на толстой цепи на уровне наших глаз, мы аккуратно обогнули. Спасибо, что потолочные балки были на пару ладоней выше, чем наши макушки - а то б вообще согнувшись идти пришлось...
   И вот так, уворачиваясь от свисающих с балок плетенок с чесноком и перевитых яркими лентами сушеных букетов 'от нечисти' из чертополоха и полыни, обходя дебовые столики, высотой чуть выше наших колен и лавки, на которых разве что ребенок сможет сидеть, пробрались к огромному, растопленному и пышущему жаром камину. А рядом с камином нашелся вполне привычный для нас по размерам стол, с вполне нормальным, только громоздким и даже на вид слишком мягким диванчиком и парой деревянных стульев с резными спинками. Всё в этом трактирчике - и мебель, и камин, сложенный из крупных камней, и даже стойка, за которой, судя по всему, встречает обычно гостей хозяин, было добротным, чистеньким, капитальным и увесистым. Даже представить сложно, как эти малыши таскают, например, вот такой стол - у него же столешница в ладонь толщиной и ножки в две моих руки! А над столом, покрытым белой скатертью, висел самый большой 'веник'. Я смогла в нем рассмотреть пять видов растений, отгоняющих, по людскому поверью, нечисть и отвращающих сглаз...
  - Не помогает, - констатировала я, ткнув для наглядности пальцем в 'веник'.
  - Что - не помогает? - темный воззрился на объект обсуждения и заломил бровь, требуя у меня объяснений.
  - Ну вот ты стоишь и не реагируешь на него... - я пожала плечами с самым невинным видом.
  - А должен? - темный нахмурился, внимательнее рассмотрел сушеные растения, перечисляя - что там в этом букете висит и, явно не понимая - в чем смысл его 'висения' здесь.
  - В целом этот 'сбор' очищает немного воздух вокруг себя. Но смысл явно не в том... - рассуждал вслух темный.
  Я с самым светскими выражением на лице, доложила:
  - А должен, цитирую: 'Зашипев аки змей гадкий и, подвывая и распространяя вокруг себя мерзко-противную вонь, испариться на месте сем, от зла надежно защищенном!' - пафосно провозгласила я и, уже будничным тоном, продолжила, - Плетенки с чесноком люди, вроде бы, вешают 'от упырей и вампиров'. А этот 'букет' призван защитить от нечисти и сглазливых, и он явно не помогает...
  Темный еще раз ме-е-едленно и внимательно осмотрел 'наш' букет над столом, те, что развешаны по залу... О-о-о-очень внимательно посмотрел на меня, пытающуюся умостится на самом дальнем от него краю диванчика... И протянул задумчиво:
  - Даааа... не помогает...
  После чего сел ко мне на диван и, поймав меня за пояс, подтянул к себе под бок, и доверительно прошептал мне на ушко, слегка касаясь губами:
  - А знаешь, мое сокровище, как зовут жену упыря?
  Я, сжавшись в комочек, мотнула головой, а муж продолжил, слегка прикусывая кончик моего уха:
  - Упырица, моя радость... Жена упыря - упырица...
  
  Когда вернулся маленький, едва ли до пояса мне ростом, хозяин с огромным, тяжело груженным медным подносом, мы сидели, и тесно прижавшись, обменивались 'лестными' эпитетами, где 'не-умертвие неугомонное' - это про меня, и 'мизантроп агрессивный' - это про дроу, были самыми вежливыми вариантами. И все это ласковыми, приятными голосами, с нежностью глядя друг другу в глаза...
   На мгновение дядечка замер, прислушиваясь к нашему обмену 'любезностями', и, широко заулыбавшись, протянул 'эх, молодоже-е-е-ены!!!', смутив меня, но не темного - он еще крепче меня к себе прижал, и мечтательно заулыбался... Даже глазки прикрыл, упырь!
  А хоббит тем временем начал быстренько и ловко пристраивать тарелки и пышущие жаром глиняные горшочки с едой на стол перед нами... М-м-м-м... Если темный меня сейчас не выпустит, я начну есть его самого! Когда же в центре стола появился печеный поросенок и огромная чугунная сковорода с чем-то жаренным и умопомрачительно пахнущим... да следом - теплые булочки, сочащиеся расплавленным сливочным маслицем из надрезанного бочка... Я, тихо порыкивая, начала вырываться из цепких лап хохочущего темного.
  - Выпусти девушку, изверг! - строго прикрикнул на дроу хоббит, - Видишь - тоненькая совсем, не кормишь небось, и загонял так, что только глаза и остались! - и, уже мне, ласково и учтиво, - А вы, пресветлая госпожа, кушайте, не стесняйтесь! Тут, правда, только завтрак, а время уже к обеду ближе... Но буквально часик потерпите и я вас нормально, по-хоббитски, покормлю!
  С этими словами полурослик откланялся и убежал в сторону распахнутых дверей кухни.
  - Завтрак?... - я обвела шальными взором стол, где свободными остались только углы, и спросила дроу, как более опытное существо, - А обед - это как?
  Темный, уже успевший сунуть нос с половину горшочков в поисках самого вкусного содержимого, хмыкнув, задумчиво изрек:
  - А это так же, только вместо компота - эль, а вместо омлета - суп, ну и часть блюд подается сразу после супа... Ну и на десерт - пироги или тортик... Ты есть будешь?
  - Мммм... а что такое - омлет?... И суп... И...
  Договорить он мне не дал - молча привстал с дивана и начал накладывать мне на гигантскую, размером с колесо, тарелку все подряд, проговаривая мне при этом названия на всеобщем - 'омлет', 'голубцы', 'репа паренная', 'запеканка с грибами', 'холодец'... Что ж. Кто не спрятался, как говориться, я не виновата. Если не съем все - то хотя бы перепробую, что смогу.
  
  
Глава 19.
  
  С 'завтраком' мы расправились как раз к обеду - меня хватило только на то, чтобы попробовать все, но доесть я осилила только в лучшем случае четверть 'завтрака', щедрой рукой наваленного мне Дарром на тарелку. Все остальное невозмутимо прибрал дроу. Вот куда у него уместилось все? Я сидела, откинувшись на спинку диванчика и расстегнула уже не только куртку, но и ослабив поясок. И все равно дышала с трудом... А этот проглотище спокойненько сидит и ковыряет в клыках зубочисткой, бросая на меня насмешливые взгляды. У него где-то там, наверное, пресловутое четвертое измерение припрятано. В желудке... Вот и ест в него, пряча пищу на черный день... Другого объяснения я не нашла.
  Когда я уже хотела заикнуться про 'отдых', шустро вбежала пара менее кругленьких, но очень похожих друг на друга и на хозяина хоббитят, и сноровисто убрав со стола, доложили: 'сейчас обед принесем'. Паника проступила на моем лице столь явно, что эти бесята круглолицые звонко и заразительно рассмеялись.
   - Нееет, не надо пока обед, - лениво протянул дроу и кинул мальцам две серебрушки, - Видите - у меня сейчас эльфийка прям тут уснет. А она знаете, какая тяжелая? - мальчишки, блестя карими глазенками, беззастенчиво уставились на меня, - Вот то-то же. Давайте, отведите девушку наверх. И ванну для леди организуйте.
  - Уже сделано, господин Дарриэль! - сказал тот, что слева, - Как вы кушать изволили сесть, так и подготовили все, господин эльф! - радостно доложил малец справа.
  Вот бесята! Я разулыбалась, на них глядя: мало того, что лицами схожи, как два листика одного деревца, так у них и одежка одинаковая - беленькие рубашечки с кружевными манжетками и воротом-стоечкой, нарядные бархатные жилеточки, расшитые листьями дуба и желудями, бриджи до колена - все темно-горчичного цвета. Только у того, что справа стоял, кармашек на жилетке нашит справа, а у того, что слева - наоборот. Темный меня легонько толкнул под ребра локтем, шепнул: 'иди, у меня тут дела еще' и, к явному восторгу озорных мальчишек, вытолкал меня с дивана.
  Я и пошла... С трудом переставляя ноги и пытаясь не сбить 'веники' с потолка на своем пути, направляемая командами тоненьких, звонких голосков, доносившихся с лестницы на второй этаж...
  Номер, кстати, был 'двухместным'. Четыре прямоугольные, и практически нормальной высоты, двери в общей гостиной вели в спальни и ванную, мне даже сгибаться не пришлось, когда я из любопытства заглянула в каждое из помещений, что нам достались. Мальцы скороговоркой, хором, отбарабанили: гостиная-спальня-спальня-ванная-общая-туалет-тут за-дверкой, и, синхронно поклонившись, удалились, громко треснув дверью напоследок. Я тут же, скидывая по пути куртку и ботинки, рванула в ванную. М-м-м-м-м... Ванная... Кровать... Совсем я, значит, одичала, раз так радуюсь простым и привычным вещам.
  Правда, сама ванная меня несколько смутила, но напрягая фантазию, я догадалась, что вот эта вот деревянная огромная бочка, занимающая почти всю крохотную комнату - это она и, то есть, ванная и есть. А вот эти всякие приспособления, больше похожие на щетки для чистки лошадей, наверное, что бы мыться... Ровная высокая стопка полотенец - надеюсь, нормального размера, нашлась рядышком, на скамеечке, а на полочке рядом с заполненной водой бочкой были выставлены расписные глиняные кувшинчики, плотно прикрытые крышками и - о роскошь! - два флакончика из тонкого стекла, с красивыми надписями на моем родном языке, гласящими 'ополаскивать для светлых волос' и, я захихикала - 'крем от ожогов для детей'. Кто ж им их продал-то?
  Я, нетерпеливо скинув с себя грязную, пропахшей дымом и едким лошадиным потом одежду, полезла в бочку, и чуть не взвизгнула - я успела отвыкнуть еще и от от горячей воды, но, притерпевшись, с блаженством погрузилась в воду - бочки хватало как раз сесть, поджав ноги. С мыслью 'потом посмотрю, что там в кувшинчиках', я откинула голову на толстый деревянный бортик и, сама незаметив этого, задремала.
  Очнулась я от того, что кто-то тихонечко тянет меня за ухо. Резко подорвалась и отмахнулось тем, что первое подвернулось под руку - странного вида здоровенной щеткой на длинной ручке... И, сообразив, что этот кто-то вырвал из моей руки оружие и тихо, сдавленно хихикает рядом, открыла-таки глаза. Рядом с бочкой, в луже на полу, сидел мокрый дроу, и, обняв щетку, сдавленно хихикал, потирая ушибленную грудь. Я аж нырнула с перепуга в бочку по самые глаза, окатив весельчака новой волной поостывшей - как раз для меня - водички. Тот уже не хихикал - ржал, постанывая, в голос. Сижу и дуюсь. Ну как так можно? Ну уснула, ну с кем не бывает?!
  - А пугать-то зачем было? - я вынырнула из бочки и с укором поглядела на веселящегося темного. Подумала и протянула руку за щеткой, - Отдай, удобная штука, дома такую заведу.
  Тот уже просто слег, поскуливая и отчаянно замотал головой - нет, мол, не отдам.
  - Дарр, ну отдай щетку, я не помылась еще, хватит скалиться-то!
  Ноль реакции. Ла-а-адно, мы не из стеснительных. Вылезла из бочки, завернулась в полотенце и села рядом с темным, который как раз безуспешно пытался принять вертикальное положение и тихо, но как-то истерично и с подвыванием, всхлипывал, стараясь не глядеть на меня. Что-то он какой-то странный, даже для дроу. Зайдем с другой стороны. Как нужно с психами разговаривать?
  - Дарриэль, - взрыв хохота, - Что-то случилось? - Часто-часто закивал головой, продолжая хихикать, - Тебе плохо? - вот, головой мотает, - Хорошо? - кивает, продолжая поскуливать.
  - Хм... - я, честно, растерялась... - Что случилось-то?
  - Ы-ы-ы-ы-ы..... - это уже что-то, не хохот и не хихиканье, а результат.
  - Ты мне расскажешь, что тебя так... рассмешило? - я пыталась сдержаться, но улыбка начала сама наползать на лицо.
  - Ты-ы-ы-ы, - темный простонал, протягивая одной рукой мне щетку, а другой вытирая выступившие слезы.
  - Ты это что-то! - выдал он сквозь уже начинающуюся икоту, - Я в жизни так не смеялся.
  - Я что-то сделала? - заинтриговал, мерзавец!
  - Ничего-о-о-о... - темный, наконец, собрался и сел ровно, прислонившись к двери спиной.
  Я совсем запуталась. Я ничего не сделала, только приложила его с размаху щеткой - тяжелой, кстати - настоящая дубина! А он в истерике. Что-то тут не чисто.
  - Чего же я не сделала?.. - нашла нужный вопрос я.
  - Ничего ты не сделала, - темный, подтянув к себе край моего полотенца - не жалко, это целая махровая простынь, вытер лицо и, продолжая икать, объяснил-таки:
  - Когда я пришел, начал тебя искать. Нашел, ты тут спишь, а у тебя вода уже остыла в бочке... Сходил вниз, выпросил еще два ведра горячей воды, вернулся... - Я начала понимать - к чему он клонит, - Вылил оба тебе в бочку... Пытался разбудить - ноль внимания. Потом, где-то через час, еще ведро принес, вычерпал лишнюю воду долил свежей, горяченькой... Стоял и думал: нужно либо тебя мыть, либо будить. Решил помыть...
  - И-и-и-и? - подтолкнула я его рассказ, тихо закипая.
  - И ничего. Ты меня четко, с самым строгим лицом, не просыпаясь, витиевато послала! Да так заковыристо, что я до сих пор думаю - как столько приличных, высокопарных слов, можно объединить в столь грозную и мощную конструкцию? Вас этому специально, с детства учат, да?
  - У-у-у-у.... - теперь явно была моя очередь сползать на пол.
  - А потом, поняв, нужно тебя будить, я тебя за кончик уха дергать начал. Когда уже устал и начал подумывать - а не вытащить ли тебя просто от сюда, ты мне въехала щеткой в живот... На дворе - поздний вечер, скоро уже ужин... Весь день все жители долины под разными предлогами заходят в трактир! Я уже устал есть, в меня не лезет ни пиво, ни чай, и я не могу уже вежливо болтать с ними! А ты - спишь!
  Я закусила губу и начала всхлипывать от с трудом сдерживаемого смеха. Как представлю этого мизантропа, чинно попивающего пивко под вежливые, неспешные разговоры в компании хоббитов... Черная, вежливая и сытая гадюка среди цыплят...
  Переставший икать темный с улыбкой смотрел на меня - ждал, когда я успокоюсь.
  - Ты давай, уже или мойся, или одевайся и выходи вниз - тебя там ждет целая деревня хоббитов, - я аж хихикать перестала, вспомнив про свою грязную, опостылевшую одежду...
  А Дарр продолжил:
  - Одежду, чистую, для тебя хоббиты давно принесли, на кровать положили. И, да, мы тут дня на три - как раз отъешься, отдохнешь и успеешь все рассмотреть как следует. И письмо племяннику - тоже можешь написать - передадут позже через своих...
  Я взвизгнула и повисла на шее вздрогнувшего от такого обращения дроу - пусть что хочет думает! Он - прелесть просто, когда не доказывает всему миру обратное!
  Дроу, подумав лишь секунду, поднял меня с пола, продолжая держать меня в кольце рук. Поправил полотенце и ехидненько так произнес:
  - А ты в курсе, сокровище мое, что на тебе только полотенце?...
  - В курсе, - я, как могла, поправила махровую простынку, - Но тебя же это не смущает?
  - Нисколько... Даже наоборот... А тебя? - дроу начал поглаживать легонько меня по обнаженным плечам пальцами.
  - А должно? - я реально не могла понять - что его смущает-то? Может, у них просто другое отношение к наготе?
  - Ну, теоретически, ты должна смутиться... - Темный прижал меня к себе крепче, и, зарывшись носом в мои волосы, мученически вздохнул, - Нет, не должна?
  - Хм... Если для тебя это так важно, муж мой...
  Я удобнее перехватила рукой сползающий край полотенца, по-глубже вздохнула, и послушно заорала:
  - А ну немедленно вышел вон из моей ванной комнаты, упырище невоспитанное!!!
  Продолжая орать на опешившего мужа и выталкивать его из комнаты, я второй рукой крепко придерживала полотенце. Темный, слегка присев, спиной, не сводя с меня ошарашенных глаз, ретировался из ванной и быстро захлопнул дверь. Еще и подпер - дверь-то наружу открывается. Я легко пожала плечами, улыбаясь - должен был знать, что мы, Высшие, совершенно не стесняемся наготы и не вкладываем того же смысла в нее, как они, или, чего хуже, люди - те вообще, говорят, наготу в ранг позора возвели. Ну тело и тело. И что?
  Отмывалась я быстро - настроение отличное, и даже почти остывшая вода его не могла испортить, и, продолжая улыбаться, пошла одеваться. Платье было интересным - явно хоббиты шили. Покрой - наш, эльфийский, ткани - сочных, темно-зеленых тонов и застежки-пуговки эти смышленыши свои использовали - такие же крепкие и капитальные, как и все в этой деревушке. Застегнув верхнее платье и затянув шнуровку по бокам, стало понятно, что ходить я смогу, только гордо выпрямившись и медленно, величаво ступая. И, боюсь, ни есть, ни сидеть в этой броне толком не получится. Расчесалась, посмотрела на себя критическим взором - я стала в этом броне-костюме больше на пару размеров точно. Обуви другой не было, но кто-то заботливый почистил мои ботинки и накрепко пришил к ним пышные зеленые банты в тон к платью.
  Шумный и искренний восторг хоббитов, набившихся в обеденный зал, стоил всех этих мучений, и даже больших. А искренняя, теплая улыбка супруга - тем более. Разомлев, я даже испорченные кем-то ботинки почти простила!
  
  
**** Полностью книга доступна на Призрачных Мирах, Купить книгу можно по этой ссылке
  

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"