Дуплевская Светлана Аркадьевна: другие произведения.

Слезы луны

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Надеюсь вам понравится мой роман. Он ещё не закончен, но надеюсь скоро дописать, если будут хорошие отзывы.


   Дверь громко хлопнула. Так громко, что Вика вздрогнула от неожиданности. "Ну, что ж, - подумала она, - значит так тому и быть." Девушка медленно присела на табурет, и устремила опустошенный взгляд в окно. За окном белые пушистые снежинки кружились в воздухе, они то поднимались вверх, то безнадежно падали на землю. "Я похожа сейчас на эти снежинки, размышляла Вика,- они кажутся такими красивыми, независимыми и сильными, а прикоснешься - заплачут. Господи, как все глупо. Столько лет, и всё зря. Наверное нужно сейчас быть сильной, чтобы жить дальше. Но как? Все рухнуло и ничего не осталось. Ничего. Ни одной живой души рядом. Что же делать? Ну, что ж, все, что бог ни дает, все к лучшему. А сейчас - спать, утро вечера мудренее". Вика не могла плакать, слезы застыли где-то внутри, поэтому она не чувствовала облегчения от своих мыслей. Стукнув своим маленьким кулачком по столу, девушка порывисто встала, и отправилась в постель.
   Утро выдалось солнечным и морозным, солнышко пробивалось в комнату сквозь задернутые шторы. Вика открыла глаза, и долго, бездумно смотрела в потолок, как вдруг зазвонил телефон.
   - Вот, чёрт, ну кто это, в шесть утра? - пробурчала Вика, потянулась рукой к тумбочке за мобильным телефоном, и недовольным голосом ответила, - алло?
   - Викусик, привет! - бодро прокричала в трубку Викина подруга, Катя.
   - Господи, Кэт ты на часы смотрела? Шесть утра, - обиженно спросила Вика.
   - Смотрела, смотрела, ты лучше телек включи, там твоего показывают, красавец ещё тот,- радостно сообщила Катя.
   - Да я знаю, вчера смотрела. Кстати, с сегодняшнего утра он уже не мой,- с горечью сказала Вика.
   - Что? Ты, что, с ума съехала? - удивилась Кэт.
   - Видимо, да, если позволила себе потратить столько лет на этого мерзавца,- ответила Вика, - Кэт, знаешь что, давай-ка, приезжай ко мне, только захвати чего-нибудь к чаю, а то у меня пустой холодильник.
   - О'кей, я через полчаса буду у тебя, ставь чайник, - обеспокоенно пролепетала Кэт.
   Вика села на кровати, обняла колени, и задумалась. Вся её жизнь пронеслась у неё перед глазами. С Вадимом она познакомилась в университете, они учились в одной группе. Сначала они общались, как друзья, но постепенно их отношения переросли в нечто большее, чем дружба. Вика поняла, что полюбила этого серьёзного юношу всем сердцем. Вадим тоже был не равнодушен к Вике, и молодые начали встречаться. Так пролетели пять лет. После окончания университета они не потеряли друг друга, Вадим познакомил любимую со своей матерью, которая очень приветливо приняла девушку. Через несколько месяцев после знакомства молодые решили пожениться. Сейчас Вика размышляла о том, что свекровь любила её больше, чем собственная мать. Вика за десять лет совместной жизни с Вадимом, ни разу не поссорилась с этой мудрой женщиной, и со своей стороны она тоже старалась ничем не огорчать свою свекровь.
  
  
   Спустя четыре года после замужества, у Вики умер отец, это было тяжелым ударом для неё, отца она очень любила и доверяла ему то, чего не могла доверить никому. Отец тоже отвечал любовью, и никогда не давал повода дочери усомниться в ней. Аркадий Николаевич всегда поддерживал Вику, во всем она ощущала его заботу. Даже когда переехала жить к Вадиму, они с папой часто перезванивались и часами могли взахлеб рассказывать друг другу о своих успехах или бедах. Когда Вике сообщили о скоропостижной смерти отца, она поняла, что у неё отобрали половину сердца, как будто её разделили пополам, и вторая половина умерла.
   Мать не уделяла внимания дочери, она замкнулась в себе, и продолжала жить в каком-то своём мире. Вика не пыталась вторгаться в этот мир со своими проблемами, она знала, что это бесполезно, поэтому навещала её крайне редко. Когда мама заболела, Вика взяла все заботы о ней на себя. Деньги, заработанные в компании, все уходили на лечение, которое не давало результатов. Вика знала, что рак неизлечим, но пыталась как-то облегчить страдания родного человека. В эти последние месяцы жизни, они сблизились, о многом разговаривали, вспоминали прошлое. Мама понимала, что ближе и дороже для неё никого нет, родня узнав о диагнозе как-то быстро забыла о ней. Только соседи и мамины подруги пришли на помощь в трудную минуту, и Вика была им очень благодарна за это.
   После смерти матери у Вики остались только Вадим и свекровь - Юлия Семёновна, да ещё Катька, её лучшая подруга. Они всячески поддерживали Вику, в чем она очень нуждалась. Особенно Катька, у неё была такая же беда, она тоже осталась совершенно одна, и пожалуй если бы не сынишка, которого она родила в восемнадцать, наверное она бы сошла с ума. Катя не давала Вике ни минуты покоя, звонила ежедневно по пять раз, приезжала через день, и Вика потихоньку стала оживать.
   После окончания университета Вика устроилась на работу в крупную энергетическую компанию инженером. Работа отнимала много сил и энергии, Вика очень уставала, но она и отвлекала от мрачных мыслей. Домашние хлопоты тоже лежали на её хрупких плечах. Виктория делала всё, чтобы Вадиму было комфортно и уютно дома, но со временем, она стала замечать, что они отдаляются друг от друга. Любовь исчезла так же внезапно, как и появилась. Спасением от равнодушия для Вики было рисование. Ещё в детстве у неё проявился талант к живописи, сначала это были детские рисунки, затем школьные стенгазеты, и лишь после замужества Вика начала рисовать серьёзные картины, которые не считала профессиональными, поэтому кроме близких людей, их никто не видел. Вадим, глядя на её увлечение, говорил, что ничего не понимает в живописи, и если ей это нравится, то ради бога, пусть рисует. И Вика рисовала. Только в своей маленькой комнатке, со своими картинами она чувствовала себя абсолютно счастливой. Омрачалось счастье только одной проблемой - у молодых не было детей. Юлия Семёновна часто предлагала свою помощь, так как сама работала терапевтом в больнице, и могла посодействовать в решении этой проблемы, но Вадим слышать ничего об этом не хотел, и говорил, что помощь нужна не ему, а Вике, вот пусть и лечится. Вика решила обследоваться и обследовать мужа. После долгих уговоров и убеждений Вадим согласился пройти обследование. В результате у него обнаружили серьезные проблемы, поэтому вопрос стоял о серьезном лечении. Но Вадим не придал этому большого значения, он не верил врачам, он даже мысли не мог допустить, что с ним может быть что-то не так. У Вики также обнаружилась проблема, которую решить было практически невозможно, нужна была операция. Вика сознательно пошла на этот риск, надеясь на положительный результат, но операция не помогла, и Вика потеряла надежду. Со временем они смирились с тем, что детей у них не будет. Прошли годы, их жизнь шла размеренно и обыденно, собирались вместе только по вечерам, перебрасывались парой слов, ужинали, и спать. Так проходила жизнь.
   Закончилось это все довольно плачевно. Вадим почувствовал себя независимым, и со временем у него появилась любовница.
   Девушку звали Аня. Это была полная сил и энергии молодая леди. Сначала были только дружеские жесты с её стороны, но потом Вадим начал замечать, что к нему проявляют отнюдь не дружеский интерес. К нему на мобильный телефон начали приходить смс-сообщения фривольного содержания с одного и того же
   номера. Однажды он решился позвонить по этому номеру и познакомиться с таинственной незнакомкой. На том конце ответил нежный голосок:
   - Алло! Слушаю вас.
   - Простите, меня зовут Вадим, я получаю сообщения на свой мобильный телефон с этого номера, это вы их присылаете?
   - Да, это я, меня зовут Аня, я сотрудник вашей фирмы, и вы мне очень нравитесь.
   Вадим был поражен столь смелому ответу молодой поклонницы, но не сдавался.
   - Я могу встретиться с вами, милая девушка?
   - Да, если вы не против, я спущусь в ваш кабинет.
   - Хорошо, я вас жду,- удивляясь смелости этой юной особы, улыбнулся Вадим.
   Предварительно постучав, Аня зашла в кабинет. Вадим, оценивающе глядя на девушку, жестом пригласил её присесть в кресло напротив. Она ему понравилась, очень понравилась. Аня была одета в джинсовую короткую юбку и маечку, едва прикрывающую голый живот, на ногах красовались золотистые босоножки, её белокурые волосы волнами стекали по спине и резко контрастировали с загорелой кожей. Она улыбнулась произведенному эффекту, и, присев в кресло, закинула ногу за ногу. Разговор непринуждённо начала Аня, и Вадим расслабился, они сидели и общались довольно долго. Какое-то время. Вадиму льстило то, что он ещё интересен такой юной особе, поэтому после первой встречи он снова и снова находил повод вызвать Аню к себе в кабинет. В таком общении проходил день за днём, он настолько привык к беседам с Анной, что уже не представлял, как он проведёт очередной день без неё. Вадим долго сопротивлялся искушению завести серьёзный роман, но молодость победила сомнения - они начали встречаться.
   Сначала это был типичный секс в машине за городом, потом всё стало намного проще, потому что родители Ани купили себе квартиру, а прежнюю оставили дочери, и влюблённые нашли себе в ней пристанище. Вадим совершенно потерял голову, он покупал ей дорогие украшения, цветы, подарки, всё то, что Вика получала от мужа очень редко, так редко, что каждый подарок за десять лет совместной жизни могла пересчитать по пальцам. Остановиться Вадим уже не мог, он по уши влюбился в эту замечательную девушку, не замечая, что она его не любила. Всё было довольно просто - девушке пора было замуж, ей стукнуло 24 года, самый тот возраст. Аня продумала каждый свой шаг, она прекрасно знала, что нужно приложить максимум усилий, чтобы завоевать такого благополучного человека, как Вадим. Аня навела справки и узнала, что у него с женой нет детей, и девушка подумала, что если ещё и забеременеть, то результат может превысить самые смелые её ожидания.
   Аня начала тактично подталкивать его к разрыву с женой, но Вадим категорически отказывался говорить об этом, его вполне устраивали такие отношения, он ничего не собирался менять в своей жизни, поэтому неоднократные попытки Ани поговорить о совместном будущем, резко пресекались. Он не догадывался о планах Анны и даже предположить не мог, как повернутся события. Вся жизнь этих людей перевернулась буквально в один день. Хотя был ещё один человек, который ещё не знал, какая ему уготована роль в этой истории. Его вмешательство в ход событий изменило всё.

II

   - Анютка, привет, я здесь, в кафе напротив, заказал твой любимый салат и кофе. У тебя перерыв, по-моему, давай, спускайся со своих небес,- прогремел голос в Анином мобильном.
   Аня работала на фирме Вадима экономистом, её офис располагался на шестом этаже, и когда она выходила на балкон, ей казалось, что она работает где-то на небе. Выслушав Олега, она улыбнулась и подумала, что, пожалуй, сегодня пообедает с ним, тем более Вадим уехал на какое-то совещание, и не увидит их вместе.
   Олега Аня знала с детства, их родители дружили. Сначала они вместе учились в одном классе, затем Олег помог Ане подготовиться к вступительным экзаменам в университет, он относился к ней как к сестре и любил её по-братски. Их судьбы сложились по-разному: Олег увлекался творчеством, антиквариатом, он хорошо разбирался в произведениях искусства, к нему обращались за помощью довольно состоятельные люди, и Олег со временем стал лучшим экспертом в этой области, что приносило ему довольно неплохой доход, позже он стал заниматься организацией выставок на родине и за рубежом. Аня пошла другим путём, она после окончания университета устроилась на фирму экономистом. У Ани был математический склад ума, поэтому экономические расчеты ей удавались в полной мере, она была довольна своим положением, оставалось только одно - удачно выйти замуж.
   Анна закрыла кабинет и спустилась в кафе.
   - Привет, Олежек,- Аня приветственно помахала ему рукой.
  -- Привет, милая, я жутко соскучился, где ты пропала, не звонишь, не пишешь?- отодвигая девушке стул, спросил Олег.
  -- Ты знаешь, всё как-то некогда, то отчёты, то семинары, прости, - Аня бросила сумочку на соседний стул, и села.
  -- Хорошо выглядишь, глазки светятся, я слышал, ты встречаешься со своим шефом? Скажи, а ты в курсе, что у него жена, семья, и по-моему вполне благополучная, - сказал Олег, пристально глядя в глаза Анне.
  -- Олег, ну какая семья? О чём ты говоришь? Жена! И всё! Детей у них нет, да и отношения, насколько мне известно, не так уж безоблачны, - скептично ответила девушка.
  -- Аня, я знаю тебя уже много лет, скажи честно, ты любишь его? - спросил Олег, не сводя глаз с Ани. Аня задумалась: "А ведь действительно, люблю я его? Наверное, да. Вадим очень нежный, щедрый, и в постели тоже вроде ничего".
  -- Конечно,- уверенно сказала Аня,- иначе я не стала бы встречаться с женатым мужиком.
  -- Прости, Нюта, но я тебе не верю, что-то ты задумалась, прежде чем ответить, а это верный признак того, что любовь здесь не живет. Извини за прямоту, но кроме меня тебе никто не скажет правду, - сказал Олег, поворачиваясь к официанту, который принёс заказ. Разговор на минуту прервался, у Анны в глазах заплясали огоньки ярости, Олег напротив, выглядел самоуверенным.
  -- Олег, а ты хам! - шепотом проговорила Аня, наклонившись вперёд,- какое ты имеешь право судить о том, люблю я или не люблю, я между прочим, не вмешиваюсь в твои отношения с Марго, хотя ты прекрасно знаешь, что она мне не нравится.
  -- Ну, конечно, ты ведь до сих пор не можешь успокоиться, что я предпочёл её тебе. Ну, скажи, ты ревнуешь? Ха-ха-ха, - рассмеялся Олег, видя, как закипает Анна, - ты всё ещё ревнуешь меня к Марго. Нюта, это же смешно.
  -- Это не смешно, Олег, - немного успокаиваясь, сказала Аня, откинувшись на спинку стула, - вот увидишь, она опустошит тебя, и ты будешь страдать, а я этого не хочу, ты для меня почти как брат.
  -- О, как возвышенно - опустошит тебя, - повторил Олег,- интересно, это как? Как ты своего благоверного? Извини, милая, но я не связан узами Гименея, и Марго совершенно свободна, а вот у твоего любимого есть жена, понимаешь? Же-на, - подчеркнул Олег, - и, наверняка она его любит, и вполне возможно он её тоже.
  -- Ха-ха-ха, - он её любит, - кривляясь сказала Аня, стукнув стаканом с соком по столу, - да не любит он её, и никогда не любил. Что это за любовь такая, когда ты только берёшь, ничего не давая взамен. А жена его просто дура, если до сих пор терпит всё это. Мне её искренне жаль. И знаешь, что я тебе скажу, она будет мне ещё благодарна. Да, да, не смейся. Когда он уйдёт ко мне, она поймёт, что совершенно ничего не потеряла, а наоборот приобрела. Эта женщина, которая ничего кроме работы и кухни не видела, поймёт, что свободна. Может она встретит ещё своего принца. А этот принц будет мой, он с рук у меня есть будет, - гордо заметила Анна, допивая остывший кофе и вставая из-за стола, - извини, дорогой, мне пора. Олег жестом остановил её. Аня снова села на стул.
  -- Подожди, я не сказал тебе главного, зачем я пришел. Нют, сегодня у Марго день рождения, прошу тебя, приходи, мы будем рады видеть тебя. Можешь прийти с Вадимом, - Олег просящим взглядом посмотрел на Аню.
  -- Олежек, я тебя очень люблю, но прости, я не смогу. Вадим пригласил меня сегодня в ресторан, не обижайся, пожалуйста, - Аня протянула руки через стол, взяла его руки в свои и крепко сжала.
  -- Ну, что ж, - с сожалением сказал Олег, осторожно вынимая свои руки из Аниных, - но если вдруг надумаешь, обязательно приходи, будет масса наших общих друзей.
  -- Договорились. Ну, пока, - проговорила Анна, вскочив со стула. Она поцеловала Олега в щеку, и помчалась в офис, - спасибо за обед, - крикнула она, обернувшись.
  -- На здоровье, - тихо ответил Олег, печально глядя вслед девушке. На него внезапно нахлынула такая нежность, и вместе с тем тревога за это хрупкое создание, которое само не ведает, что творит. Он, доставая деньги, чтобы расплатиться за обед, нащупал в кармане огромный список продуктов, которые нужно купить на вечер. Олег чертыхнулся, и помчался по магазинам.
   Аня вернулась в офис, совершенно подавленная, она села за стол, и уставилась в окно. Разговор с Олегом очень взволновал её, в душе нарастали чувства, которых раньше не было, и это очень встревожило девушку. Аня считала, что чувства будут мешать её планам, поэтому она никогда не пускала в своё сердце любовь. Аня вздохнула, и отвернулась от окна, перед ней на столе лежала куча отчётов, которые она обещала подготовить к концу дня, и девушка углубилась в работу, напрочь забыв о личных проблемах.
  

III

   Звонок в дверь прервал размышления Виктории. Она вспомнила, что должна прийти Кэт, а Вика всё ещё в постели. Девушка порывисто встала, открыла дверь, и молча протянула руки, чтобы взять из рук Кати сумки. Она знала, что Катюха накупит продуктов на неделю, и большую часть из них будут составлять сладости.
  -- Привет, ты чего, ещё чайник не поставила? Викусь, я есть хочу, я тут такой тортик надыбала, язык проглотишь, - раздеваясь, тараторила Кэт.
  -- Всё, всё, уже ставлю, давай раздевайся, и вымой руки, - сказала Вика, унося продукты на кухню.
   Вика очень любила свою подругу и ценила её помощь и поддержку. Кэт как никто другой, всегда понимала её с полуслова, да чего там, с полувзгляда, и всегда могла дать дельный совет. По сути, это был единственный человек, который остался в её жизни.
   Катя выросла в "неблагоприятной семье", как принято было говорить. Отца она не помнила, мать пила, любовники сменяли один другого. По сути, Катю воспитала бабушка, которая прилагала все свои усилия, чтобы девочка не пошла по стопам непутёвой матери. Девочке запрещалось гулять допоздна, строго контролировались её друзья. Но усилия бабушки не оправдались. Пить Катя не стала, но сразу после окончания школы она забеременела и вынуждена была выйти замуж, благо парень не отказался от ребёнка, и в восемнадцать она родила сына. С мужем они прожили три года и развелись. Сергей исправно платил алименты, и помогал Кате чем мог, но вернуться не просил. Так Катя осталась одна с маленьким ребёнком. Вика всегда удивлялась выдержке этой маленькой девчушки. Вместе они нянчились с Димкой, потом Катя отдала его в детский сад, устроилась на работу в супермаркет продавцом, и в общем-то жизнь её постепенно наладилась. Через три года Катя решила начать своё дело, она взяла в аренду помещение, и открыла маленький магазинчик, который пользовался большим успехом, потому что Катя излучала такую позитивную энергию, что в магазин приходили просто посмотреть на товар, а в итоге что-нибудь покупали. Её бизнес процветал, через два года она открыла ещё один магазин, который завоевал репутацию лучшего в городе, а Катя получила звание самой успешной деловой женщины города. Вика очень гордилась своей подругой.
  -- Вика, я тебе купила слоника, - весело крикнула из ванной Катя,- я решила, что в моё отсутствие он будет тебе лучшим другом.
   Вика вынула из пакета смешного плюшевого слонёнка и улыбнулась, Катька была в своём репертуаре. Катя заскочила в кухню, обняла Вику и тихонько в ухо пробормотала:
  -- Добро пожаловать, мадемуазель, в клуб свободных, молодых, брошенных жён.
  -- Катя, - укоризненно сказала Вика, отклонившись и взглянув на подругу, - ну что за слово - брошенная. Это не он меня, а я его бросила.
  -- Ты, что? - округлила глаза Кэт, - правда? Вика, я потрясена. Ты бросила Вадима? Не верю! Я конечно надеялась, что это когда-нибудь произойдёт, но никогда бы не подумала, что именно ты будешь инициатором разрыва. Он что так тебя достал?
  -- Да, уж, - вздохнула Вика, и отвернулась к окну, - чаша терпения переполнена, любовь окончательно убита, а привычки можно изменить.
   По щеке девушки покатилась слеза, плечи затряслись, и впервые за сутки она расплакалась. Катя обняла подругу, и поглаживая по спине, утешала какими-то банальными фразами.
   Закипел чайник и громко засвистел. Девушки вздрогнули, посмотрели друг на друга, и улыбнулись.
  -- Ну, что, чаю? - спросила Вика, вытирая слёзы.
  -- Чаю! С лимоном! - отозвалась Катя.
   Они молча пили чай, каждая думала о своём. Кэт хмурила брови, поглядывая на Вику, затем со стуком поставила чашку на стол.
  -- Вика, я знаю чем мы сейчас займёмся, - с воодушевлением произнесла Кэт.
  -- Ну, и чем же? - с интересом, глядя поверх чашки на Катю спросила Вика.
  -- Неси сюда мешки!
  -- Какие мешки?
  -- Мусорные конечно!
  -- Зачем?
  -- Будем выбрасывать мусор, - гордо ответила Кэт.
  -- Мусор? Ты в своём уме? У меня чисто и нет никакого мусора, разве что обёртки от конфет, которые ты только что слопала, - засмеялась Вика.
  -- Ты уверена, что у тебя нет мусора? Смотри, - Катя потянула за руку Вику в ванную комнату, - вот это что, не мусор? - спросила она, указывая на бритвенный станок, - значит так, неси мешки! Пора почистить дом, - воинственно улыбаясь, сказала Катя.
   Вика поняла, что имела ввиду подруга, и сердце её сжалось от боли. Она подумала, что если сейчас она выбросит вещи Вадима, умрёт последняя надежда на примирение, но вспомнив как жестоко он с ней обошёлся, какие отвратительные слова говорил ей уходя, Вика решительно схватила бритвенный станок, зубную щётку, и пошла за мешками.
   Собрав все вещи Вадима, Вика пригласила соседа по площадке и попросила забрать вещи себе. У Вики как - будто груз свалился с плеч, когда сосед забирал последний мешок, при этом горячо благодаря соседку за столь щедрый дар с её стороны.
   Когда уборка была окончательно завершена, Катя собралась уходить.
  -- Викусик, пока, не скучай. Чем займёшься?
  -- Завтра на работу, а там посмотрим.
  -- Вик, ты только не плачь за ним, ладно? Ни один мужик в мире не стоит слёз такой женщины, как ты. Ты лучше порисуй, ладно?
  -- Ага. Ты права, у меня как раз не закончен "Центурион", - ответила Вика, и закрыв дверь за подругой, вздохнула.
   "Центуриона" Вика начала рисовать два года назад. Прототипом картины был, как всегда, Вадим. Однажды утром она проснулась, и посмотрела на Вадика, он так сладко спал, она взглянула на его мужественный профиль, на нос, который был похож на нос Брюса Уилиса, и её охватило чувство такой всеобъемлющей нежности, что Вика тихонько прикоснулась губами к его колючей щеке, и вдруг ей захотелось нарисовать его в образе центуриона Древнего Рима.
   Сначала всё получалось очень неплохо, но когда дело дошло до глаз, Вика поняла, что у неё ничего не получится. Взгляд получался слишком мягкий, а ей нужно было совершенно другое. Картина была отставлена в угол. Периодически Вика доставала её, пыталась добавить какие-то штрихи, чтобы улучшить, но так ничего и не получалось.
   И вот Вика решила, что если сейчас ничего не получится, она прекратит попытки оживить эту картину. Она взяла в руку кисть, и представила себе Вадима в ту минуту, когда он бросал ей в глаза обвинения в том, что она плохая жена, плохая хозяйка, никчемная любовница. Но самым обидным и жестоким было то, что он обвинил её в том, что у них нет детей. Его глаза были холодны и жестоки, а слова рвали сердце в клочья. Рука с кистью двигалась сама, как-будто не по её воле. Вика, словно впала в какой-то транс. Спустя час, девушка выронила из руки кисть, очнувшись посмотрела на картину, и вздрогнула, на неё смотрел её Вадик, но не любящий и нежный муж, а совершенно чужой человек с жёстким взглядом. Только сейчас Вика поняла, что всё закончилось вместе с этой картиной. Она молча вымыла руки, взяла Катиного плюшевого слоника, легла в постель, и моментально уснула.
   В ту ночь ей приснился странный сон. Будто она идёт по парку, вокруг цветы, деревья в зелени, и вдруг ей навстречу выбегает девочка лет двух, и кричит: " Мама, мама, я тебя лублю!" Вика хватает ребёнка на руки, и её охватывает ощущение полного счастья. Но тут выходит какой-то мужчина, протягивает руки к ребёнку, и говорит:
  -- Лиля, это не твоя мама.
   После этих слов ребёнок ещё сильнее прижимается к Вике, и она понимает, что ни за что не отдаст этого ребёнка. Она крепче прижимает к себе девочку, и говорит мужчине:
  -- Разрешите, я оставлю её себе. Я буду хорошей мамой, поверьте мне.
   И вдруг мужчина обнимает их, и Вика понимает, что любит этих двух людей больше жизни. Она пытается посмотреть на него, чтобы увидеть лицо, но неожиданно что-то настойчиво начинает звенеть, и Вика проснулась. "Господи, бред какой-то приснился", - подумала она. Но чувство тревоги не покидало Вику весь день. Она никак не могла сосредоточиться на работе, наделала кучу ошибок в документах. Кое-как досидев до обеда, Вика позвонила Кате.
  -- Катюш, ты как, свободна? Давай пообедаем вместе?
  -- О`кей, я уже внизу, давай быстрее.
   Вика рассказала Кате о своём сне. Катя восприняла его очень серьёзно.
  -- Викусь, мне кажется, что тебя ожидают серьёзные перемены, - задумчиво произнесла Катя.
  -- Да куда уж серьёзнее, Катя. Я рассталась с мужем, о чём, впрочем, уже не жалею, но заводить новые романы я пока не намерена, и уж тем более заводить детей, ты же знаешь, что это невозможно. Да и возраст поджимает, - грустно сказала Вика.
  -- Какой такой возраст? - Катя прищурила глаза, - ты хочешь сказать, что нас уже можно списать со счетов? Мне между прочим, всего лишь тридцать шесть, как и тебе, но это ещё не значит, что я не могу родить ребёнка.
  -- Катюша, да я не об этом. У тебя же есть Димка, а у меня никого, - пожала плечами Вика.
  -- Да, вот здесь облом. Вик, а ты не думала о том, чтобы усыновить ребенка, или найти вдовца с ребенком, - предложила Катя.
  -- Да, да, вот вдовца мне сейчас и не хватает для полного счастья. Кать, ну что ты мелешь? - устало вздохнула Вика, - ладно, пошли, а то уже перерыв закончился, а мне ещё кучу отчётов разгребать.
   Девушки встали, обнялись на прощание, и каждая пошла по своим делам.
   Вечером Вика поужинала, поговорила по телефону с Кэт, которая никак не могла успокоиться после разговора с Викой, её просто захватила идея уговорить Вику подумать об усыновлении. Катя считала, что это единственный выход для Вики, чтобы она не оставалась в одиночестве. Вика считала иначе, она понимала какая это ответственность воспитывать чужого ребенка, поэтому наотрез отказывалась от идеи Кэт, она была ещё не готова к этому морально.
   Вика налила в чашку чай и пошла в мастерскую. Она присела на стул, и задумалась, глядя на пустой мольберт. Затем встала, подошла к нему, взяла в руку кисть и начала рисовать. Создавалось впечатление, что кисть движется сама по себе, она как-будто впала в мистический транс. Очнувшись, Вика посмотрела на картину с изумлением, с холста на неё смотрела та самая девчушка из её сна. Вика не могла объяснить почему, но ей вдруг захотелось назвать картину "Лилия". Она ещё долго сидела и смотрела на картину, смутное воспоминание будоражило ей сердце, но так ничего и не вспомнив, Вика накинула на холст покрывало и вышла из мастерской.
  

IV

   Аня после встречи с Олегом долго не могла прийти в себя, размышления об отношениях с Вадимом разворошили душу, и от этого она ощущала дискомфорт. Её размышления прервал телефонный звонок.
  -- Милая, это я, совещание затягивается, поэтому ресторан отменяется, - прошептал в трубку Вадим.
  -- Дорогой, но я уже купила новое платье, ты же обещал, - обиделась Аня.
  -- Зайчонок, ну прости, завтра мы обязательно куда-нибудь сходим. Всё. Пока. Целую, не скучай, - попрощался Вадим, и связь прервалась.
  -- Вот, чёрт, - Анна была в ярости, она бросила телефон на стол и закусила губу. Но тут её взгляд прояснился, она улыбнулась, вспомнив, что приглашена на день рождения.
   Вечером в квартире Олега собрались друзья. Прозвенел звонок, Олег открыл дверь и с восхищением уставился на гостью. Анна была прекрасна. Длинные белокурые волосы струились по плечам, огромные голубые глаза, обрамленные длинными ресницами, озорно сверкали. Под изящной норковой шубкой красовалось Короткое красное платье открывало её длинные стройные ноги, глубокое декольте подчёркивало пышную грудь, бриллиантовое колье сверкало на шее. Аня, увидев выражение лица Олега, улыбнулась произведенному эффекту.
  -- Можно войти? - спросила Аня.
  -- Чёрт, конечно. Анька, ты восхитительна, как всегда, - восторженно произнёс Олег, пропуская девушку в квартиру, - Рита, посмотри, кто к нам пришёл.
   Из комнаты вышла очаровательная брюнетка. Марго была одета в широкие брюки, приспущенные на бёдра, белую блузку, открывающую её плоский живот с пирсингом на пупке. Её короткие чёрные волосы резко контрастировали с длинными белыми волосами Ани. Эти две красавицы были похожи на огонь и лёд, но при этом ни одна из них не проигрывала в красоте другой.
  -- С днём рождения! - сказала Аня, протягивая Марго коробочку. Она наспех купила в ювелирном магазине какой-то браслет.
   Рита осторожно открыла коробку и увидела потрясающей красоты золотой браслет с изумрудами под цвет её глаз. Марго была потрясена столь щедрым подарком девушки, которая относилась к ней с неприязнью. Она подняла глаза и взглянула на Аню с недоверием.
  -- Это мне? - спросила Рита.
  -- Тебе, кому же ещё, - улыбаясь, ответила Аня, - день рождения ведь у тебя.
  -- Спасибо, очень красиво! - поблагодарила Марго, - проходи, пожалуйста.
   Аня прошла в комнату, где уже собрались гости. Здесь было очень много общих друзей, одноклассников, которых она не видела много лет. Аня своим появлением произвела настоящий фурор. Мужчины смотрели на неё с восхищением, женщины с завистью. Вечер прошёл довольно весело. Аня беззаботно танцевала, слушала комплименты, беседовала с гостями. К концу праздника Анна поняла, что перебрала, и одна, пожалуй, не доедет домой. Олег вызвался проводить её, вызвал такси и доехал с ней до дома.
   Лифт, как всегда не работал, пришлось идти на четвертый этаж пешком. Спотыкаясь, они кое-как добрались до квартиры, где жила Аня. Она открыла дверь, и они, смеясь, ввалились в комнату, чуть не свалившись на пол. Олег удержал Аню от падения за талию, прижав к себе. Их лица приблизились, они посмотрели друг другу в глаза, и неожиданно Олег начал неистово целовать Аню в шею, грудь. Платье соскользнуло на пол. Аня активно отвечала на поцелуи Олега, они уже не могли остановиться. Олег взял её прямо в коридоре, ещё никогда он не испытывал такого блаженства.
   Насладившись друг другом, оба вдруг поняли, что сотворили величайшую глупость в своей жизни. Олег моментально протрезвел, он быстро оделся, внимательно посмотрел на Аню, которая пребывала в шоке. Она присела на диванчик в коридоре и тупо смотрела в стену. Почувствовав на себе пристальный взгляд Олега, она испуганно посмотрела на него.
  -- Олег, что мы наделали? Зачем? - обречённым голосом проговорила она, слёзы душили её.
  -- Я не знаю. Анечка, это всё было глупо и думаю нам обоим лучше быстрее об этом забыть, - Олег присел на корточки возле неё и осторожно вытер слёзы, которые ручейками стекали по щекам.
  -- Да, ты прав. Олежек, я не хочу, чтобы Вадик узнал об этом. Я тебя умоляю, никому не говори. Хорошо? - умоляла Аня.
  -- Конечно, я никому не скажу, только не плачь, хорошо? - участливо проговорил Олег, - ну, всё, ты сейчас ложись в постельку, а завтра всё будет хорошо, ты встретишься со своим Вадиком и всё забудешь.
   Олег отвёл Аню в спальню, уложил в постель, посидел немного на краю кровати, пока она не уснула, а потом тихонько ушел, захлопнув за собой дверь.
   Через несколько недель у Ани произошла задержка месячных, она купила в аптеке тест, и узнала, что беременна. Это был настоящий шок, нужно было немедленно что-то предпринять. Она сразу же поняла, что это ребёнок Олега, но он не должен был знать об этом. Аня решила действовать по-другому. Она надела очень короткую юбку, облегающую кофточку, под ней просвечивалось кружевное бельё, и зашла, как - будто по делу, к Вадику с документами. Вадим, увидев столь соблазнительное создание, не сдержался, закрыл дверь и повалил Аню на диван. Дело было сделано. Через пару недель Аня объявила Вадику, что беременна. У Вадима от новости пропал дар речи. Он долго стоял молча, вспоминая, когда он оплошал и не предпринял мер предосторожности, и тут он вспомнил этот случай у себя в кабинете, Вадим понял, что попал практически в безвыходную ситуацию. Он размышлял, что ему дальше делать со своей жизнью, как быть с Викой. Аня стояла напротив Вадима, затаив дыхание, она понимала, что сейчас решается её судьба, и судьба ребёнка. Но тут Вадим посмотрел на Аню счастливыми глазами, подошёл к ней и нежно обнял. Аня прижалась к нему, и поняла, что победила. Она была счастлива, её захлестнули незнакомые чувства. Аня почувствовала такую благодарность и любовь к Вадиму, что слёзы выступили у неё на глазах. Она всхлипнула, и Вадим, отстранившись, посмотрел на неё с недоумением.
  -- Зайчонок, что такое? Ты чего плачешь? - спросил он.
  -- Всё хорошо. Это я от счастья, - улыбнулась Аня.
   Вадим вытер слезы на её щеках, и нежно поцеловал. В этот момент он принял окончательное решение.
  
  

V

   В один из одиноких вечеров в гости к Вике заглянула её бывшая однокурсница по университету, Анжела. Они попили чаю, поболтали о пустяках, потом вышли на лоджию покурить, и тут совершенно случайно Анжела увидела старые холсты.
  -- Ты что, продолжаешь рисовать? - удивилась девушка.
  -- Да, так, балуюсь немного, - равнодушно ответила Вика.
  -- Кроме этого, есть что-нибудь ещё? - затягиваясь дымом, спросила Анжела.
  -- Конечно. Хочешь посмотреть? - вопросом на вопрос ответила Вика.
  -- Хочу, показывай, - отозвалась подруга.
   Вика отвела девушку в мастерскую, в которой царила атмосфера творчества. Картины висели и стояли повсюду. Анжела внимательно рассматривала картины с интересом и восхищением. Такой красоты, чёткости и простоты она ещё не встречала, хотя по роду своей деятельности, девушка повидала немало. Анжела работала в крупном издательстве журналистом и вращалась в определённых кругах, встречалась со многими знаменитыми современными художниками, видела их произведения, но все они не шли в сравнение с картинами Виктории. Особенно Анжелу поразили две картины: "Центурион" и "Лилия". Это было нечто завораживающее. Анжела восторженно смотрела на них и не могла оторвать взгляда.
   - Вика, у меня нет слов. Это должны увидеть все, - восторженно проговорила девушка.
   - Анжел, я не думаю, что они достойны такого внимания. Спасибо, но - нет, - твёрдо сказала Вика.
   - Ладно, посмотрим, упрямица эдакая, - пробормотала Анжела, и уже громче сказала, - ну, что ж, хозяин-барин. Рада была тебя повидать. Держись, подруга!
   Анжела чмокнула Вику в щёку, и ушла. Последствия этой встречи проявились уже через несколько дней. Ей на фирму позвонил какой-то мужчина, и приятным голосом попросил её о встрече. Сначала Вика хотела отказаться, но любопытство взяло верх, и девушка согласилась. В назначенное время Вика пришла в ресторан. Войдя в зал, она глазами искала человека, который ожидал её прихода. Тут она увидела, что с дальнего столика кто-то машет ей рукой. Вика подошла к столику, и внимательно посмотрела на незнакомца.
   - Здравствуйте. Вы Олег? - спросила Вика.
   - Да. Я - Олег. - Молодой человек поднялся, и отодвинул стул девушке. Вика поблагодарила его, и осторожно присела на краешек стула. Олег отметил про себя, что девушка очень нервничает, что придавало её облику ещё большее очарование. Вика очень понравилась Олегу, в ней чувствовался какой-то стержень, сила, и в то же время изящество, хрупкость слабой женщины. Это было поразительно, Олег не мог оторвать взгляда от этой чудной женщины.
   Олег Вике тоже понравился. Ей вообще нравился такой тип мужчин: черноволосый, чёрные глаза, в которых можно утонуть, чувствительный рот, мужественный подбородок, к тому же Олег был высоким, стройным, с широкими плечами и узкой талией, в общем, мечта любой девушки.
   Вика была польщена вниманием к себе такого красавца.
   - Ну, что ж, - начал разговор Олег, - я думаю, Вам интересно, зачем Вы приглашены?
   Вика кивнула в ответ.
   - Вика, я занимаюсь организацией выставок картин известных современных художников, помимо этого меня интересует антиквариат. У Вас случайно не завалялась какая-нибудь старинная вещица? - улыбаясь спросил Олег, пристально глядя на Вику.
   - О, нет, - смутилась Вика.
   - Анжела сказала мне, что Вы рисуете, и она видела у Вас нечто такое, что заслуживает особого внимания таких экспертов, как я. Это правда? - Олег посмотрел ей в глаза, и улыбнулся.
   Вика от этого взгляда потеряла почву под ногами. Ещё только утром она говорила Кате, что ни за что не будет выставлять свои картины напоказ, хотя Кэт убеждала её в обратном. Вике казалось, что все сговорились против неё, и вот сейчас, сидя напротив этого новоявленного "Дон-Жуана", она поняла, что готова безвозмездно отдать ему не только картины, но и саму себя в придачу. Это ощущение длилось несколько секунд, затем Вика очнулась, и взяла себя в руки.
   - Ну, что Вы? Анжела всегда была склонна к преувеличениям. Я не занимаюсь этим профессионально. Так, несколько набросковЈ не более. Я думаю, Вам это будет неинтересно,- ответила Вика, и скромно опустила глаза.
   - А, вот об этом, позвольте я буду судить сам, если Вы конечно позволите мне взглянуть на Ваши так называемые наброски, - сказал Олег. В данном случае Олег полностью доверял журналистскому чутью Анжелы. Если она говорила, что это стоит внимания, значит на горизонте появилось нечто необычное, и Олег неизменно спешил взглянуть на это чудо. Но в этот раз он ещё не видел Анжелу такой восхищённой, и Олег понял, что они наткнулись на что-то особенное. Он затаил дыхание, ожидая ответа Виктории, а вдруг она откажется?
   От мысли, что этот красавец переступит порог её дома, ещё и наедине с ней, у Вики перехватило дыхание. Она очень испугалась, но какой-то внутренний голос говорил ей, что она должна согласиться немедленно, или она потеряет этого человека навсегда.
   - Пожалуй, я покажу Вам свои творения, - упавшим голосом сказала Вика, как -будто подписав себе приговор,- когда Вы хотите посмотреть их?
   - А сейчас, можно? Обещаю, что ограничусь только просмотром картин, ну и если угостите чаем, тоже не откажусь,- сказал Олег, увидев, как напряглась Вика.
   Она пристально посмотрела в глаза мужчине, и не увидев ничего опасного, улыбнулась
   - Ну, что ж, пойдёмте,- Вика встала со стула, и направилась к выходу. В этот момент её обуревали самые невероятные чувства, это был восторг одновременно со страхом, ей хотелось, и смеяться, и плакать одновременно. Она медленно шла к выходу, не замечая ничего вокруг.
   Через несколько минут Олег с интересом рассматривал картины, профессионально скрывая эмоции. Эта привычка выработалась у него уже очень давно, клиент не должен был догадаться по выражению лица специалиста, что его творение прекрасны, так как от того во сколько будет оно оценено, зависел заработок Олега. Вика смотрела на него, затаив дыхание, ей казалось, что он сейчас рассмеётся и уйдёт. Это испытание показалось ей страшнее, чем уход Вадима. Вике казалось, что этот осмотр длится несколько часов, хотя на самом деле прошло не более десяти минут. Вика уже не выдерживала этого напряжения, поэтому тихонько вышла из мастерской, чтобы приготовить чай.
   Олег продолжал внимательно рассматривать работы молодой художницы. Одна из картин привлекла его особое внимание. Олег сам не понимал, что с ним происходит, он просто стоял и тупо смотрел на картину. На ней была изображена маленькая девочка, сидящая на поляне из одуванчиков в кружевном платье, на голове у неё красовался венок из полевых цветов. Ребёнку было приблизительно два-три года. Эта картина совершенно заворожила Олега, он не мог оторвать глаз от ребёнка, что-то в этой девочке было магическое и до боли знакомое, но вот что, он не мог понять.
   В комнату тихо вошла Вика с двумя чашками чая.
   - Ваш чай, - Вика протянула вперёд чашку, но Олег не отреагировав на её слова, продолжал смотреть на картину, он был словно пригвождён к ней. Вика поставила чашки на столик, подошла к Олегу и дотронулась до его плеча. Тот вздрогнул, и повернулся к девушке. Вика увидела в его глазах какую-то невыносимую печаль и безысходность, он смотрел на неё, и словно не видел. Вика протянула руку, и погладила его по волосам. Олег, словно очнувшись ото сна, недоуменно посмотрел на Вику, та нежно улыбалась.
   - Я вижу, Вас тоже охватило ощущение, что Вы знаете этого ребёнка?
   - Да, признаюсь, я даже немного шокирован.
   - Это чувство испытывают все, кто смотрит на этот портрет, не знаю почему, но эта малышка вызывает ощущение покоя и грусти.
   - Вы правы. Но кто это? Она ваша дочь?
   - Нет, но мне хотелось бы, чтобы это было так. Этот ребёнок из моего сна. Её зовут Лилия. Правда, красиво?
   - Да. Даже чересчур. Но, мадам, Вам снятся удивительные сны. Вы и сама удивительная женщина, я право, восхищён, что бывает со мной, поверьте, довольно редко
   - Вы смущаете меня, - сказала Вика, протягивая Олегу чашку с чаем, - выпейте чаю.
   - Спасибо, - сказал Олег.
   Принимая из рук Вики чашку, он непроизвольно коснулся её руки, и Вику внезапно охватила какая-то дурацкая дрожь, она схватила в руки первую попавшуюся кисть, и начала крутить её в руках.
   - Вы чудесно рисуете, - продолжал Олег, не замечая состояния девушки, - я думаю, что возьмусь выставить Ваши картины в галерее. На этой неделе намечается выставка в Москве. Вы, как? Не против?- Олег посмотрел на Вику, та, продолжая крутить в руках кисть, задумалась.
   Вика думала не о том, хочет она выставлять свои картины или нет, её мысли были заняты Олегом. И вдруг Вика осознала, что ей сейчас предложили. Она поняла, что, согласившись на выставку, она большое количество времени будет проводить с этим замечательным мужчиной, который внезапно захватил в плен все её чувства и мысли.
   - Ну, что ж, раз такой мэтр, как Вы говорите, что мои работы стоят внимания, я не против, но у меня есть условие, - серьёзно произнесла она.
   - Я согласен на любые Ваши условия. Заметьте, на любые, - Олег улыбнулся. Вика сделала вид, что не поняла намёка, но при этом сердце её ёкнуло сильнее.
   - Две картины из коллекции не продаются.
   - Понял. Одну из них я уже знаю, какая же вторая?
   - Вот эта, - сказала Вика, доставая из-за шкафа картину. Это был "Центурион", Вика специально никому не показывала эту картину, даже Кате. Слишком уж изображённый воин был похож на Вадима. Вика не хотела, чтобы её жалели.
   Олег, увидев картину, был сражён. Он понял, что на картине изображён, какой-то очень близкий Вике человек, которого она не очень хочет лицезреть. Олег понял, что эти две картины будут истинным украшением выставки.
   - Да Вы не перестаёте удивлять меня, мадам, - восхищённо произнёс Олег, глядя на Вику, - Вы просто кладезь творчества. Может за другим шкафчиком ещё что-нибудь припрятано?
   - Нет, нет, - засмеялась Вика, - это всё!
   - Ну, слава Богу, - имитируя облегчение, сказал Олег, - тогда это следует отметить.
   Он взял со стола чашку с недопитым чаем, подошёл к Вике, стукнулся с её чашкой .
   - За Вас, Вика, и за Ваш успех!
   - Спасибо, и за Ваш тоже!
   Они допили чай, и посмотрели друг на друга. Их взгляды пересеклись, и мир вокруг перестал существовать. Так они и стояли в тишине не в состоянии оторвать взгляда друг от друга, а с картины на них смотрела маленькая девочка, загадочно улыбаясь.
   О том, что она влюблена, Вика поняла утром, когда проснулась. Она вспоминала Олега, его улыбку, глаза, и тепло разлилось по её телу, обжигая сердце горячей кровью. Впервые любовь пришла в её сердце. Страх и восторг от этого ощущения слились воедино. Это было восхитительное чувство. Ей хотелось петь, танцевать. Она схватила своего пушистого слоненка и закружилась с ним по комнате, весело смеясь.
  
  

VI

   Олег не находил себе места. За что бы он ни брался, всё валилось из рук. Мысленно он каждый раз возвращался в тот чудесный день, когда он познакомился с этой потрясающей женщиной, которая изменила его жизнь.
   Марго заметила изменения в поведении Олега. Он стал задумчивым, приходя домой, молча ужинал, уходил в кабинет и часами сидел, глядя в стену и при этом загадочно улыбался. Рита интуитивно ощущала, что её мужчина влюбился в другую, а уж если Олег полюбил, значит она его потеряла навсегда. Рита понимала, что рано или поздно это произойдёт, и вот теперь, когда это случилось, она растерялась. Нужно было решать, как жить дальше. Рита была женщина умная, поэтому устраивать истерик не стала, она просто терпеливо ждала развязки, при этом не забывая о себе. Девушка вспомнила, что её подружка работает в брачном агентстве, специализировавшемся на иностранцах. Уже через несколько дней Ритины фотографии были помещены на сайте в Интернете.
   В это время выставки проходили одна за другой с ошеломляющим успехом. Вика работала, не покладая рук. Они часто встречались с Олегом, но он не предпринимал никаких попыток к сближению, только взгляды их иногда пересекались, обжигая обоих. Вика видела, какой нежностью светятся его глаза, и в то же время, сколько в них боли. Не смотря ни на что, картины пользовались огромным спросом, Вика не успевала творить, все моментально продавалось. Однажды она бродила на очередном вернисаже по галерее, и не заметила, как к ней подошел импозантный мужчина, и остановился рядом. Вика стояла как раз напротив "Центуриона" и любовалась картиной.
   - Не правда ли, занимательная картина? - спросил мужчина, пристально посмотрев на полотно.
   - Занимательная? - удивилась Вика.
   - Да, именно занимательная, - утвердительно кивнул посетитель, - во-первых одежда не совсем соответствует той эпохе, во-вторых, какой-то он угрюмый. Я думаю художник немного далек от истории древнего Рима.
   - Я так не думаю, - улыбнувшись, сказала Вика, - я защитила диплом в университете на тему: " Эпоха развития и гибели Римской империи".
   - Вы? Боже мой, простите, так Вы и есть художник? - смутился мужчина.
   - Да, я и есть художник, - ответила Вика.
   - Разрешите представиться - профессор исторического факультета, Перов Виктор Иванович, - мужчина протянул руку для приветствия.
   - Подольская Виктория Аркадьевна, - девушка вложила свою руку в руку профессора, и тот крепко ее пожал.
   - Может мы продолжим нашу дискуссию где-нибудь в другом месте? - предложил Виктор Иванович.
   - Спасибо за предложение, но я не могу, - улыбнулась в ответ Вика и увидела в дверях Олега, который пристально смотрел на них.
   Вика подошла к Олегу и громко сказала, взяв его под руку:
   - Познакомьтесь, это мой друг и организатор выставки - Ставицкий Олег Анатольевич.
   - Очень приятно, профессор исторического факультета и ценитель живописи, Перов Виктор Иванович.
   Мужчины пожали друг другу руки. Олег внимательно рассматривал профессора, пока тот обсуждал тонкости живописи с Викой. Не нравился ему этот тип, вроде и одет солидно, и ведет себя интеллигентно, но что-то в его облике не понравилось Олегу. Эти бегающие глазки, нервные движения руками, все говорило о том, что мужчина не искренен, что-то задумал нехорошее.
   Вечером Олег заехал к Вике, они попили чаю, и он поделился своими опасениями.
   - Ты знаешь, мне не понравился этот тип,- сказал Олег, прихлебывая горячий чай.
   - Какой тип?- рассеяно спросила Вика.
   - Ну, этот, профессор,- уточнил Олег, посмотрев на Вику поверх чашки.
   - А-а-а,- протянула Вика,- ты о знатоке живописи? Ну, почему? Очень интересный тип, как ты выразился.
   - Я думаю иначе. Странный он какой-то, в глаза не смотрит. Ты заметила, как странно он смотрел на "Центуриона"? Мне кажется он заинтересовался этой картиной.
   - Милый, ты же знаешь, он не продается, также как и "Лилия". Кстати, господин Перов очень настаивал, чтобы я их продала ему, и знаешь сколько он предлагает? Не поверишь, два миллиона долларов,- торжественно сказала Вика.
   Олег чуть не поперхнулся, он удивленно посмотрел на Вику.
   - Странно, откуда такие деньги у историка? И, что, ты не согласилась?
   - Нет, я своих решений не меняю. Эти картины очень мне дороги, и я не собираюсь их продавать. Даже за три миллиона долларов.
   -А за десять?
   - И за десять.
   - А за двадцать?
   - И за сто тысяч миллионов не продам. Олег, ну ты же знаешь, - умоляюще протянула Вика.
   - Да знаю, знаю, - рассмеялся Олег, - за это я тебя и люблю.
   - Что? - Вика подняла глаза и взглянула на Олега. Тот подошел к ней и крепко обнял. Вика не отстранилась, а наоборот крепко прижалась. Олег прикоснулся губами к ее волосам, вдохнул аромат. От этой близости у него закружилась голова, он понял, что окончательно пропал. Он поднял ее лицо, посмотрел в ее серые глаза и решился:
   - Вика, я давно хотел тебе сказать. Я тебя безумно люблю. Я столько месяцев носил это в себе. Но теперь все, я решил. Я не могу без тебя. Я засыпаю с мыслью о тебе, я просыпаюсь с мыслью о тебе. Я так больше не могу, я хочу видеть тебя, ощущать ежеминутно, ежесекундно. Вика, я прошу тебя, стань моей женой.
   Вика была в шоке, ей казалось, что все это происходит не с ней. То, чего она ждала все эти месяцы, вдруг так внезапно сбылось. По её щеке скатилась слеза.
   - Милая, что случилось? Прости, я совсем не хотел тебя обидеть,- Олег вытер слезинку с её щеки.
   - Это от счастья, - улыбнулась Вика сквозь слезы,- господи, Олег, я безумно тебя люблю, я так долго ждала этого момента.
   Олег обнял её крепко, прижал к себе. Он решил для себя, что никогда и никому не отдаст свою любовь.
   Для Олега существовала только одна проблема, но очень существенная. Нужно было поговорить с Марго, но Олег всё никак не решался сделать это. Время шло. Олег разрывался между выставками, Викой и Ритой. Вика понимала, как трудно было любимому решиться на этот разговор, тем более, Вика была в прекрасных дружеских отношениях с Марго. Ей самой было ужасно стыдно и больно от этого замкнутого треугольника, но Вика терпеливо ждала.
   Однажды вечером Марго позвонила Вике и попросила встретиться. Вика сказала, что подруга может приехать хоть сейчас. Марго с воодушевлением приняла предложение Вики, и уже через полчаса была у неё. Вика про себя ругала Олега, который не предупредил её о том, что Марго всё знает, и с ужасом ожидала этой встречи. Она нервно ходила по комнате, не зная как ей смотреть в глаза подруге.
   Звонок в дверь поверг её в оцепенение. Вика, преодолев страх, открыла дверь, на пороге стояла Марго и... улыбалась.
   - Привет, Викусик,- произнесла Марго, целуя в щеку подругу.
   - Привет, - промямлила пораженная Вика, - проходи, я сейчас.
   Вика вышла на кухню, она недоумевала, что могло произойти, кроме того, что уже произошло. Взяв чашки кофе, Вика зашла в комнату, где удобно расположившись на диване, сидела Марго.
   - Ритусик, что-то случилось? - с трепетом в сердце спросила Вика.
   - Да, милая, случилось,- ответила Марго, принимая из рук Вики кофе,- спасибо. Вика, я хочу тебя попросить кое о чём. Только прошу, не отказывай мне, пожалуйста, это очень для меня важно.
   - Слушаю,- Вика напряглась.
   - Вик, я хочу тебе кое в чем признаться. Понимаешь, я вижу, как страдает Олег. Я знаю, что он любит другую женщину. Я не знаю кого, и по большому счёту не хочу знать. Я решила отпустить его. Может это глупо, но я просто знаю, что он никогда не решиться оставить меня сам. Он очень чуткий человек и не захочет причинять мне боль. Он только не знает, что большей боли, чем жить с нелюбящим тебя человеком придумать сложно.
   Вика открыла рот, чтобы возразить, но Рита жестом попросила не перебивать её.
   - Вика, я знаю, что вы с Олегом партнеры по бизнесу, он очень уважает и ценит твоё мнение. Через неделю я уезжаю в Германию. Меня там ждёт мой будущий муж. Да, я выхожу замуж за иностранца и жить буду далеко отсюда. Но это и к лучшему, потому что здесь жить становится невыносимо нам обоим. В связи с этими событиями, у меня к тебе просьба. Понимаешь, я благодарна Олегу за те счастливые годы, которые он подарил мне, и я хочу оставить ему в память обо мне нечто особенное. Я хочу, чтобы ты нарисовала мой портрет. Не важно захочет он оставить его себе или продаст, просто я хочу этим как бы сказать спасибо. Викусь, ты сделаешь это для меня?
   Вика была потрясена. Такая маленькая, хрупкая девушка и столько в ней мудрости, силы и благородства. У Вики навернулись на глаза слезы. Девушке хотелось крикнуть, что это она во всем виновата, но слезы душили её. Она не промолвив ни слова, только кивнула в ответ, и отвернулась.
   На следующий день Вика начала работать над портретом. Картина была в испанском стиле: чёрные глаза, волосы, красное платье с глубоким декольте, красный цветок в волосах. Через неделю всё было готово. Это была довольно тонкая работа, Вика сама не ожидала такого потрясающего результата. Марго была в восторге от картины, она расцеловала Вику.
   Через два дня Марго попрощалась с Викой на вокзале. Вике было очень жаль расставаться с подругой, но она понимала, что это шанс воссоединиться с любимым.
   Олег вернулся из поездки через три дня после отъезда Марго. В доме, где они жили, его никто не ждал, только конверт и сверток на столе. Олег достал письмо и медленно прочел. Он был просто ошеломлён прочитанным. Олег ожидал всего чего угодно: скандала, слёз, но не тихого ухода. Это даже немного задело его, но вдруг он вспомнил Викторию, и его захлестнула такая радость, что от неожиданности он упал на стул, сжав в руке письмо от Риты. Его взгляд остановился на свёртке, лежащем на столе. Он лихорадочно развернул его, и увидел ошеломительной красоты испанку, которая магически улыбалась ему с полотна. Олег не мог оторвать глаз от портрета, он сразу даже не понял, что перед ним его бывшая возлюбленная, которая стала ему больше не нужна. Олег сразу догадался, чьих рук это дело. Он опрометью выскочил из дома, и помчался к Виктории.
   Вика с трепетом в сердце ожидала приезда Олега. Она не знала, как он воспримет отъезд Риты. Вика очень боялась, что он всё ещё любит её и кинется догонять, чтобы вернуть Риту назад. Поэтому когда прозвучал звонок в дверь, Вика поняла, что настал момент истины. Она открыла дверь и отстранилась, пропуская Олега в комнату. Тот ворвался как ураган, схватил Вику за плечи и впился своими губами в её губы. Вика от неожиданности очень испугалась, но спустя несколько секунд уже крепко прижалась к любимому, и они целовались, целовались, целовались. Затем Олег подхватил Вику на руки и отнёс в спальню, где влюблённые дали волю всей своей страсти. Вика ощущала одновременно силу и нежность любимого, и никак не могла поверить, что теперь он принадлежит только ей. Она гладила его волосы, губы, грудь и не верила своему счастью. А Олегу хотелось кричать на весь мир о том, как сильно он любит эту женщину. Так они и уснули усталые и счастливые в объятиях друг друга.
  
  

VII

   Аня попала в больницу в тяжелом состоянии. Последние два месяца беременности измучили её постоянными угрозами преждевременных родов и токсикозом. Врачи не стали медлить и были вынуждены сделать кесарево сечение. Вадим метался по коридору взволнованный и испуганный. Операция затягивалась по неизвестным причинам и это пугало его. Он мерил шагами коридор, не зная чего ожидать. Спустя шесть часов из операционной начали выходить доктора. Вадим пошел им навстречу.
   - Доктор, скажите, как всё прошло? Как моя жена, ребенок? - засыпал вопросами Вадим.
   - Поздравляю, у вас родилась дочь. Три с половиной килограмма, пятьдесят сантиметров, совершенно здоровый ребёнок,- устало ответил врач.
   У Олега вырвался вздох облегчения.
   -А Аня? Как она?
   -А вот по этому поводу прошу пройти в мой кабинет,- ответил доктор, пропуская Вадима вперёд.
   У Вадима бешено колотилось сердце в предчувствии беды. Они зашли в кабинет. Доктор жестом пригласил Вадима присесть.
   - Меня зовут Станислав Юрьевич,- начал доктор,- с кем имею честь разговаривать?
   - Орлов Вадим Викторович, муж Анны Орловой,- мужчины пожали друг другу руки.
   - Ну, что ж, Вадим Викторович, мне трудно это говорить, но всё не совсем так, как хотелось бы. Понимаете, у вашей жены во время операции обнаружилась опухоль. Не хочу забегать вперёд, но поверьте моему опыту, опухоль злокачественная. Мы были вынуждены удалить все детородные органы, но боюсь, это не спасёт ситуацию. Стадия рака довольно поздняя, началось метастазирование в соседние органы. Уже поражены кишечник и печень, частично метастазы достигли сердечной мышцы. Боюсь, здесь мы бессильны. Сейчас с вашей женой работает наш лучший онколог, но могу сказать заранее прогноз неутешительный. Мне очень жаль,- Станислав Юрьевич поднялся из-за стола и вышел из кабинета.
   Вадим был поражен этой новостью. Ему казалось что весь мир сейчас рухнет. Он обхватил голову руками и беззвучно начал раскачиваться на стуле. Вадим просидел так довольно долго. Немного опомнившись, он вышел в коридор и быстро зашагал по коридору, не замечая вокруг никого и ничего. Навстречу ему шла медсестра, держа в руках небольшой свёрток.
   - Простите, вы Вадим Орлов?- обратилась к нему девушка.
   Вадим не сразу понял, что обращаются именно к нему. Он резко остановился и повернулся к обратившемуся.
   - Да, я Вадим Орлов, - безучастным голосом ответил мужчина.
   - Познакомьтесь, это ваша дочь,- девушка приподняла покрывало из под которого выглянуло очаровательное личико малышки. Она спала и во сне чмокала губками,- правда красавица?
   Вадим пустым взглядом посмотрел на ребёнка и отвернулся. На него неожиданно нахлынуло раздражение и ненависть к этому маленькому существу. Вадим подумал, что не будь этого ребёнка, возможно Аня была сейчас здорова. На него лавиной нахлынули воспоминания: её смех, глаза, губы. Как они были счастливы и беспечны. И вот это всё неожиданно закончилось. Вадим не знал, что ему делать, он совершенно растерялся.
   Вадим присел на стул в коридоре, обхватил голову руками и заплакал. Девушка в недоумении смотрела на плачущего мужчину. "От радости, что ли?" - подумала она. Она осторожно приблизилась к Вадику и осторожно прикоснулась к его плечу.
   - Простите, вы не хотите подержать малышку? - спросила девушка, предполагая таким образом прекратить истерику.
   - Уберите её и больше никогда, вы слышите? Никогда не показывайте мне этого ребёнка! Будь он проклят!- прокричал ей в лицо Вадим. В этот момент ему хотелось убить их обоих. Сердце его разрывалось от боли и ненависти. Он вскочил и помчался вон из больницы.
   Весь вечер Вадим пил дома. Он не отвечал на телефонные звонки. Он никого не хотел ни видеть, ни слышать. Мать Вадика, Юлия Семёновна была встревожена состоянием сына. Она не выдержала, и решила приехать к нему. Юлия Семеновна долго нажимала кнопку звонка, но ей так никто и не открыл. Бедная женщина не знала, что и думать. Она представляла себе, что её сын, возможно, сейчас лежит весь в крови и некому помочь. Она начала исступленно тарабанить в дверь, и стучала до тех пор, пока за дверью не послышались шорохи. Вадим медленно открыл дверь, и тупо уставился на мать.
   - Что ты здесь делаешь?
   - Сынок, милый, что случилось? - не ответив на вопрос, встревожено сказала женщина, - что-то с Анечкой? С ребенком?
   - Не напоминай мне о ребёнке, пожалуйста,- усталым голосом проговорил Вадим, направляясь в комнату, чтобы в очередной раз налить себе выпить, - нет никакого ребёнка, и не будет.
   - Что? - растерялась Юлия Семеновна,- как не будет?
   - Вот так, - Вадим допил коньяк, и со стуком поставил стакан на стол, - и Ани не будет, и семьи не будет. Ничего не будет, всё кончено.
   - Сыночек, что ты такое говоришь? - мать укоризненно покачала головой, - всё будет хорошо. Только не говори, что кто-то умер.
   - Умер? - отрешенно спросил Вадим, - пока нет, никто не умер, но всё ещё впереди.
   - Да, что же ты такое говоришь? Господи, сыночек, что случилось? Расскажи маме, может я смогу помочь. Я ведь врач. Что-то с Аней? - мама придвинулась поближе к сыну, и осторожно погладила его по голове.
   - Аня..., - пробормотал Вадим. Он обнял мать и заплакал.
   Юлия Семёновна поняла, что случилось что-то очень нехорошее. Она не стала больше терзать сына расспросами. Она посидела возле сына, пока он не уснул, затем собралась и поехала в больницу.
   В больнице она скурпулезно изучила все анализы и последствия операции. Как профессиональный врач-терапевт она поняла, что спасать в общем-то было нечего. Со дня на день должны были прийти анализы, подтверждающие злокачественность опухоли, но Юлия Семёновна и без анализов всё поняла. УЗИ показало, что уже серьёзно повреждена печень и частично сердце. Лечащий врач предупредил коллегу, что девочке осталось совсем немного. По сути счёт пошел даже не на дни, а на часы. Утром Ане было очень плохо, пришлось колоть ей морфин, так как сильные обезболивающие уколы не помогали. Доктор сказал, что сейчас Ане гораздо лучше, и Юлия Семёновна может её навестить, только не надолго, чтобы не утомлять. Юлия Семеновна кинулась в палату.
   Когда Юлия Семеновна вошла в палату, Аня спала. Свекровь осторожно присела возле её кровати, взяла хрупкую безжизненную руку в свои, и беззвучно расплакалась. Она уже не замечала, что горячие слёзы капают им на руки. Когда слёзы иссякли, свекровь вгляделась в бледное лицо невестки. Она поверить не могла, что ещё совсем недавно эта девочка беззаботно смеялась, когда взахлёб рассказывала, как они с Вадимом отдыхали в Крыму, и как она счастлива с её сыном.
   Аня медленно открыла глаза и с болью во взгляде посмотрела на свекровь. Одинокая слеза скатилась по щеке. Аня понимала, что ей осталось совсем немного.
   - Мама, не плачьте, всё будет хорошо,- еле слышно проговорила девушка.
   Юлия Семеновна посмотрела на невестку и улыбнулась.
   - Ну, конечно, милая, ты обязательно поправишься, и мы все вместе поедем домой,- женщина лихорадочно вытирала платком мокрые от слёз руки и глаза.
   - Мама, я хочу увидеть Лилию, пусть мне её принесут,- попросила Аня.
   - Конечно, дорогая, конечно,- Юлия Семёновна порывисто встала.
   Через несколько минут в палату принесли ребёнка, и положили возле матери. Аня осторожно повернулась к ребёнку, малышка спала и во сне причмокивала. Девушка долго всматривалась в черты лица ребенка и отметила, что девочка полностью пошла в отца, она как - будто увидела пред собой лицо Олега. Аня вздохнула, и откинулась на подушки. Она понимала, что очень скоро для неё всё закончится, а вот малышка совершенно не защищена. Аня закрыла глаза, по щеке от бессилия потекла одинокая слеза. Затем она повернулась к свекрови и посмотрела на неё долгим взглядом.
   - Юлия Семёновна, - Аня начала трудный для них обеих разговор. Свекровь удивлённо округлила глаза, ведь невестка очень редко называла её по имени-отчеству, и это настораживало.
   - Я очень люблю Вас,- продолжила Аня после небольшой паузы,- вы для меня как родная мать, поэтому именно Вас я хочу попросить исполнить мою последнюю волю. Не перебивайте меня, пожалуйста, я должна Вам всё рассказать. Я знаю, что мне отмерено прожить немного. Сейчас самый главный человек в моей жизни - это Лилия, я назвала её так в честь своей бабушки, не меняйте ей имя, пожалуйста. Мамочка, я хочу, чтобы после моей смерти Вы отдали девочку Подольскому Олегу под опеку. Я написала ему письмо, думаю он не откажется от дочери.
   Юлия Семеновна недоуменно смотрела на Аню, она ничего не понимала. Аня глубоко вдохнула в себя воздух и начала свой рассказ.
   - Год назад, когда я познакомилась с вашим сыном, я решила для себя, что он непременно станет моим. Возможно, это было большой ошибкой, я не знаю, но мне кажется, что я уже расплатилась сполна за этот грех. Я знала, что он женат, но это меня не остановило, я считала, что Вадим достоин лучшей жены. Таковой, естественно, я считала себя. Эта ошибка стала для меня роковой, вот уж воистину правдива пословица: "на чужом несчастье счастья не построишь".
   В то время Вадик категорически отвергал все мои просьбы оставить Вику и воссоединиться со мной. Я долго думала, что можно предпринять в этой ситуации, и тут я вспомнила, как моя школьная подруга когда-то внушала мне, что для того чтобы удержать мужчину нужно родить ему ребенка. Эта идея захватила меня целиком, я ведь понимала, что это будет идеально, ведь Вика так и не родила ему ребенка. Я не знала как мне воплотить эту идею в жизнь, потому что при всех наших контактах Вадик неизменно предохранялся.
   В мои планы вмешалась случайность. Я была приглашена на день рождения подруги Олега Подольского, Вы должны его помнить. Так вот, там я немного перебрала, и Олег вызвался проводить меня домой. Сейчас я смутно помню, как все произошло, но видимо мы оба до сих пор не понимаем зачем мы это сделали. Видимо судьба распорядилась по своему. Спустя несколько недель я поняла, что беременна. Эта новость повергла меня в шок, я не знала, что мне делать. Несколько дней я не находила себе места, и вот однажды у Вадика были какие-то проблемы с партнерами по бизнесу, я вошла к нему с каким-то отчетом, он сидел очень грустный. Увидев меня, он как-то странно на меня посмотрел, затем встал из-за стола подошел ко мне и прижал к себе, он начал целовать меня, потом закрыл дверь на ключ и прямо в кабинете мы занялись любовью. И только когда все закончилось, он вдруг вспомнил, что не предохранялся. Для меня это был шанс. Я выждала две недели, это были самые сложные недели в моей жизни. Однажды я пришла к нему в кабинет и объявила, что беременна. Вадим был просто в шоке, но принял единственно правильное решение: он оставил Вику и женился на мне. Я полюбила Вашего сына всей душой. Мне даже начинало казаться, что это ребенок Вадима, я внушала это себе ежедневно. Но все оказалось гораздо прозаичнее, взгляните на эту крошку, она вылитая отец - Олег Подольский, но это не значит, что я люблю ее меньше. Этот крошечный человечек продолжение меня самой и я хочу, чтобы она была счастливее меня. Юлия Семеновна, я услышала, что Вадим не принял ребенка, Вам она тоже чужая. Прошу Вас, расскажите обо всем Олегу, и если он согласится забрать свою дочь, я буду счастлива. Пообещайте мне, что Вы выполните мою последнюю просьбу.
   Юлия Семеновна сидела у постели совершенно обескураженная рассказом Ани. В ней боролись два чувства - любовь к невестке и боль за сына. Что-то внутри нее говорило, что она должна выполнить просьбу Ани, но с другой стороны ее терзали сомнения, как воспримет это все ее сын. Он был в ужасном состоянии, а тут еще это. Женщина не знала, что ей предпринять. И тут малышка начала причмокивать во сне, бабушка посмотрела на свою внучку, и слезы покатились по ее морщинистым щекам.
   - Анечка, ну что ты такое говоришь? Разве я смогу отдать кому-то такое чудо? Она моя внучка, и точка! Я обещаю тебе, что отдам ей всю свою любовь, всю свою ласку. Она никогда не узнает своего происхождения. Вот увидишь, Вадик непременно примет ее и полюбит. А вот письмо я возьму, пусть оно лежит до поры до времени, мало ли что может произойти, и тогда я пущу его в ход. Это я тебе твердо обещаю. Не думай о плохом, милая моя, все еще будет хорошо.
   - Спасибо Вам, мамочка, - Аня протянула к свекрови руки. Та крепко обняла свою невестку,- простите меня, умоляю, простите.
   - Конечно я тебя прощаю, милая, как может быть иначе, - они обе уже рыдали в объятиях друг друга.
   Увы, на следующий день Ане стало хуже, Вадим с мамой не отходили от ее постели, и уже к вечеру Ани не стало.
  

VIII

   Вадим, как ни старалась Юлия Семеновна, так и не смог принять Лилию. Он наотрез отказывался даже взглянуть на малышку, и матери пришлось забрать внучку с собой в деревню.
   Вадим остался совершенно один, ему казалось, что он медленно сходит с ума. Он бродил по пустой квартире, не зная, чем себя занять. Спасением для него стал звонок партнера по бизнесу. Сергей сообщил, что назревает новый проект, есть возможность поработать с зарубежными партнерами, но для этого нужно немедленно вылетать в Бельгию, и Вадим решил уехать.
  

IX

   Время шло очень быстро. Уже почти два года Вика и Олег были женаты, и при этом были абсолютно счастливы. Только одно омрачало их безоблачную жизнь: отсутствие детей. Вика неоднократно проходила обследование у специалистов, но все в один голос твердили, что забеременеть ей не суждено. Вика всерьез начала задумываться об усыновлении. Олегу она пока ничего не говорила, чтобы не разрушить тот хрупкий мир, который они вместе создали, но в то же время понимала, что откладывать разговор нельзя, потому что поджимал возраст. Каждый день Вика говорила себе, что пора поговорить, и каждый раз находила причину, чтобы отложить разговор на потом.
   А время двигалось с неимоверной быстротой, все менялось. Влюбленные купили дом за городом, и иногда выбирались туда вдвоем. Днем они гуляли по лесу, рыбачили, а вечерами играли в карты, читали или просто сидели обнявшись, слушая треск дров в камине. Вика обожала такие вечера, ей казалось, что это самые счастливые дни в ее жизни. Когда они возвращались в город, энергия мегаполиса подхватывала и несла вперед, не оставляя времени на романтические причуды.
   Вика вела активную переписку с Марго, которая писала о том, как ей повезло с мужем, Клаус оказался очень заботливым и любящим мужем, к тому же достаточно обеспеченным и влиятельным человеком в городе. Несколько месяцев назад у них родился сын, которого назвали Яном. Клаус был на седьмом небе от счастья.
   Когда Вика написала о том, что она именно та женщина, которую полюбил Олег, Марго была очень раздосадована, что сразу об этом не догадалась, но потом поняла, что лучшей жены для Олега просто не найти. Рита была счастлива за них обоих, потому что нашла и свое счастье тоже. Конечно Клауса было трудно сравнивать с Олегом, он был не так высок, не атлетически сложен, немного лысоват, но зато он был обладателем такой очаровательной улыбки, он так трогательно ухаживал за ней, что Рита сняла свою оборону и вышла за него замуж. И сейчас она ощущала себя желанной и защищенной от всех бед на земле. Ей безусловно было нелегко начинать жизнь заново в чужой стране, но со временем все уладилось. Клаус обожал свою жену и всячески старался ее баловать, но Марго все равно скучала по своим друзьям. Скоро ей должно было исполниться тридцать пять, и Марго решила пригласить Вику и Олега к себе на день рождения во Франкфурт. Она посоветовалась с мужем, и Клаус был в восторге от этого предложения, он уже давно мечтал пообщаться с друзьями Риты. Марго прислала Вике приглашение, на что Вика ответила, что они непременно приедут.
  
  

X

   Юлия Семеновна привезла Лилю в свою родную деревню. Малышку выкармливали парным молоком. Вадим периодически присылал матери деньги, поэтому они ни в чем не нуждались. Первое время Юлия Семеновна звонила сыну в Бельгию каждую неделю и пыталась ему рассказывать об успехах его дочери, о первых словах, о первых шагах. Вадим выслушивал мать совершенно равнодушно, затем в сотый раз повторял ей, что ему это все безразлично. Юлия Семеновна считала, что пройдет время и сын примирится со смертью Ани и заинтересуется судьбой дочери, но все ее усилия разбивались о его безучастность в жизни девочки, она была для него чужим человеком. После бесполезных разговоров, мать решила больше не беспокоить сына и растить внучку одна.
   Прошло почти два года. Лиля росла очень активной и любопытной девочкой. Бабушкины подруги восхищались любознательностью ребенка и старались очень серьезно отвечать на ее вопросы. Однажды она с бабушкой смотрела какой-то женский журнал, в котором была большая статья о знаменитой художнице Виктории Подольской, которая своими картинами добилась признания не только в своей стране, но и за рубежом. На всю страницу в журнале красовалась ее фотография. Юлия Семеновна конечно узнала свою бывшую невестку, поэтому внимательно читала, что пишут о ее личной жизни. Она очень хорошо относилась к Виктории, и сейчас очень жалела, что потеряла с ней связь после их развода с Вадимом. Лиля сидела на руках у бабушки и тоже очень внимательно смотрела на Вику, потом она своим маленьким пальчиком ткнула в фотографию Вики и закричала:
   - Смотли, мама! Это моя мама, я лублю маму!
   Бабушка с удивлением посмотрела на внучку и возразила:
   - Милая, это не твоя мама. Это тетя, она художница, рисует картины. Ее зовут Виктория.
   Лиля посмотрела на бабушку, потом на фотографию и настойчиво сказала:
   - Мама Витолия!
   Юлия Семеновна не стала спорить с малышкой, она подумала, что возможно ребенок лишен материнского тепла, поэтому во всех тетях будет видеть маму, хотя такое у них было впервые. Женщина крепко обняла это чудное создание и всхлипывая сказала:
   - Ну, что, пойдем пить чай?
   Девочка кивнула в ответ, схватила журнал и помчалась в кухню. Бабушка , вытирая слезы направилась вслед за своей любимицей.
   Осенью Юлия Семеновна приболела. Ее и раньше немного беспокоили перепады давления, но на этот раз все оказалось намного серьезнее, и женщина была вынуждена сообщить о болезни сыну. Она хотела, чтобы он забрал на время лечения Лилю к себе. Она позвонила Вадиму, который несколько месяцев назад вернулся на родину.
   - Алло, сынок, здравствуй. Как ты, дорогой? - усталым голосом проговорила в трубку Юлия Семеновна.
   - Хорошо, мам. А что у тебя с голосом? Ты что заболела? - встревожился Вадик.
   - Да, вот, что-то давление скачет. Не знаю, что и делать, врачи хором кричат - в больницу, а я не могу, сынок,- ответила мать.
   - Что значит не могу? Мам, ты чего? Немедленно собирай все необходимое, я сейчас выезжаю, - приказал Вадим.
   - Хорошо, сынок, только ты должен мне пообещать, что позаботишься о дочери, пока я буду лечиться, иначе я никуда не поеду, - проговорила мать.
   - А, ты об этом? Ладно, что-нибудь придумаем. Я завтра приеду. Все, пока, - сказал Вадим и повесил трубку.
   Впервые Вадиму пришлось столкнуться с проблемой относительно ребенка, которого он всячески отвергал. Он не понимал сам себя. Сначала он думал, что его равнодушие к ребенку - это следствие того, что он винил ее в смерти жены. Но проходило время, он приходил в себя, и начал понимать, что ребенок тут совершенно ни при чем. Но нежными чувствами к дочери он так и не воспылал, и большую роль в этом сыграло то, что ребенок был далеко от него. Но тут, как говорится: "не было бы счастья, так несчастье помогло", нужно было ехать навстречу судьбе.
   Вадим понял, что чему быть, того не миновать. Видимо пришло время разрубить этот "гордиев узел". Утром он сел за руль и отправился в деревню. Вадим еще не знал, какое испытание ожидает его.
   В ту же ночь Юлии Семеновне стало хуже, соседи вызвали скорую помощь, но оказалось слишком поздно, до больницы женщина не доехала. Соседка тетя Валя позвонила Вадиму, который был в дороге, и сообщила эту печальную новость. Вадим остановил машину на трассе. Эта новость ударила его слишком сильно, он думал, что сердце его не выдержит такого удара. За два года он потерял двоих самых любимых людей.
   Немного успокоившись, Вадим поехал дальше. Вадим подъехал к дому матери, вокруг стояла пугающая тишина, на улице не было ни души. Вадим присел на лавку возле дома, обхватил голову руками и замер. Очнулся он, когда к нему кто-то подошел, и он почувствовал, что кто-то гладит его по голове. Вадим вздрогнул, это напомнило ему детство - так его гладила мама, когда он грустил. Мужчина медленно поднял голову и увидел перед собой маленькую девочку, которая огромными синими глазами рассматривала незнакомца. Вадим сразу узнал свою дочь, но ни одно из чувств в нем так и не проснулось. Он равнодушно посмотрел на девочку и отметил, что она совершенно на него не похожа, и на Аню тоже. Вадим еще раз пристально посмотрел на малышку, кого-то она ему напоминала, только кого, он так и не вспомнил.
   Лиля протянула мужчине яблоко.
   - На, - громко сказала девочка.
   - Спасибо, - сказал Вадим и улыбнулся. Он взял из маленькой ручки яблоко и положил в карман.
   - А бабуски нету, она поехала на масыне, - картаво произнесла Лиля, - бабуска Валя казала, сто бабуска Юля сколо плиедет. Хоцес я показу тебе мои иглуски?
   - Хочу, только вот дверь закрыта, - Вадим показал рукой на дверь.
   Лиля подошла к двери, заглянула под коврик возле дома, и достала ключ.
   - На, отклой, а то я есе маленькая и не умею, - Вадим взял из рук ребенка ключ и начал открывать дверь, но тут его кто-то позвал. Вадим обернулся и увидел тетю Валю, свою соседку. Женщина подошла ближе и увидела, что дверь в дом они уже открыли.
   - Сынок, как хорошо, что ты так быстро приехал, я уже и не знала, что мне говорить ребенку, - тетя Валя смахнула с глаз слезу, - ну, если у вас все хорошо, я пойду. Вадим, если что-то понадобиться ты мне только скажи, хорошо?
   - Хорошо, спасибо, теть Валь, но я думаю, что нам ничего пока не нужно. Правда, Лиля? - обнимая женщину за плечи, произнес Вадим.
   - Да, у нас есть пилозки, - прощебетала девочка, и помчалась на кухню.
   Женщина ободряюще кивнула Вадиму и вышла. Вадим прошел в комнату, где прошло его детство, стены дышали покоем и теплом. Вадиму стало вдруг так легко и спокойно. Лиля прибежала с пирожком в руке и книжками, запрыгнула на диван и начала раскладывать книги на диване.
   - Вот Белоснезка, это Булатино, а эту бабуска лубит. Смотли, это плинцеса на голохе, - лопотала малышка, - на, плоцитай мне казку.
   Вадим взял в руки красочную книжку и открыл ее.
   - Давай почитаем. Садись поудобнее. Приготовилась? Ну, поехали,- Вадим начал читать сказку.
   Лиля села к нему поближе, зажав в руке пирожок, облокотилась на его руку и засопела. Вадим вздрогнул, на него нахлынули какие-то непонятные ему чувства, он продолжил чтение, но его все больше и больше одолевало желание прижать к себе это маленькое создание. Когда он понял, что ребенок спит, отложил книгу в сторону, и трясущимися руками прикоснулся к волосам ребенка. Лиля что-то пробормотала во сне, и снова засопела. Вадим осторожно взял ребенка на руки и отнес на кровать, осторожно укрыл ее одеялом и вышел. Оставшись один, он огляделся, все здесь дышало прошлым. Вадиму безумно захотелось почувствовать присутствия мамы, чтобы она как в детстве обняла его, пожалела. Вадим сел на диван и заплакал. Впервые за два года он позволил себе слезы. Немного успокоившись, он встал, зашел в спальню, посмотрел на спящего ребенка, и тут его взгляд остановился на фотоальбоме, лежащем на комоде. Он тихонько взял в руки альбом, и сел на диван. Он просматривал старые фотографии, и перед ним проносилась жизнь. Вот он пошел в первый класс, а вот он закончил школу, потом ему попалась на глаза студенческая фотография, где он с друзьями пьет пиво после сдачи очередного экзамена. Как он был тогда молод, уверен в себе, казалось, что ему подвластен целый мир. Вадим рассматривал свою молодость, когда в комнату вошла заспанная Лиля. Она молча забралась к нему на колени, и взглянув на фотографии, начала переворачивать страницы. Тут ей на глаза попалась свадебная фотография, на которой Вадим обнимал Вику, это была их свадебная фотография.
   - Моя мама! - торжественно заявила девочка, ткнув крошечным пальчиком в Вику.
   Вадим не поверил своим глазам, он не понимал, почему его дочь считает Вику своей матерью. Он с болью посмотрел на ребенка и сказал:
   - Нет, это не твоя мама.
   - Моя. - повторила Лиля.
   - Да, нет же, сейчас я тебе покажу маму, - сказал Вадим и трясущимися руками начал лихорадочно листать альбом. Наконец он нашел фотографию Ани и указал на нее ребенку.
   - Вот это твоя мама, ее зовут Аня.
   Девочка внимательно посмотрела на фотографию и спросила:
   - А де мама?
   У Вадима защемило сердце, он не знал, что ответить. После минутной паузы он собрался с духом и сказал:
   - Мама на небе, она теперь ангел. Она смотрит сейчас на нас и радуется, что мы помним ее и любим.
   - Да. А ты мой папа? - спросила Лиля, подняв на Вадима свои огромные синие глаза.
   У Вадима на глазах выступили слезы, он обнял ребенка, и тихо на ухо прошептал:
   - Да, я твой папа, и я очень тебя люблю, - он целовал ребенка в волосы и плакал.
   Когда Вадим немного успокоился, он вспомнил, что до сих пор не покормил ребенка. Они перебрались на кухню. Вадим приготовил ужин, который они вдвоем успешно съели. После ужина Лиля забросала отца вопросами.
   - Папа, а бабуска не плиехала, - обиженно проговорил ребенок.
   Вадим взял малышку на руки, посадил ее на диван рядом с собой и начал объяснять, почему бабушка не сможет приехать.
   - Милая, бабушка к нам уже не приедет, - начал Вадим.
   - Я хоцю до бабуски, - насупилась Лиля, и опустила глаза.
   - Я знаю, дорогая, но бабушку забрал к себе Бог, и она теперь на небе, - сказал Вадим, сочувственно глядя на ребенка. На нее еще никогда не сваливалось столько горя. Этот маленький человечек еще не начал жить, а уже столько несчастий.
   - Как мама? - с любопытством спросила Лиля.
   - Да, как мама. Они теперь там вместе, два наших ангела, - ответил отец,- а теперь иди, милая, поиграй в другой комнате, папа хочет побыть один.
   Лиля спрыгнула с дивана и помчалась к своим игрушкам. Вадим снова открыл альбом, вынул из него фотографию Ани, и вдруг из-под нее выпал небольшой конверт. Вадим открыл его и начал читать.
   "Здравствуй Вадим!
   Прости, что не смогла сказать тебе то, что собираюсь написать, просто у меня не хватило бы на это ни сил, ни храбрости. Я прошу тебя, читая эти строки ни на мгновение не забывай, что я тебя очень любила и буду любить вечно. Помни об этом, и прости меня, любимый!
   Я хочу сказать тебе нечто важное, дело в том, что Лиля не твоя дочь. Я забеременела совершенно случайно от человека, который много лет был мне настоящим другом. Это произошло после дня рождения его подруги, мы оба выпили, и не осознавали того, что делали. Если бы мы были трезвыми, я думаю, этого никогда бы не произошло, но, увы, что было, то было. Я очень виновата перед тобой, прости, что дала тебе ложную надежду, но я не могла тебя потерять. Я считала, что этим обманом удержу тебя.
   Вследствие этого случая, родилась Лилия. Я узнала, что ты не хочешь видеть мою дочь, я тебя вполне понимаю. Я все рассказала твоей маме, она простила меня, и пообещала позаботиться о моей девочке. Вадим, прошу тебя, не оставляй мою дочь одну. Если что-то случится с Юлией Семеновной, прошу тебя, найди Подольского Олега и отдай ему его дочь. Я уверенна, что он ни за что не откажется от дочери. Это моя последняя просьба к тебе.
   Еще раз умоляю тебя, прости меня! Я и так уже наказана Богом.
   Прощай, любимый. Аня."
   Прочитав письмо Вадим внезапно все понял, и свое непринятие ребенка, и напряженное поведение Ани в период беременности, когда он прикасался к ее животу, она как правило напрягалась, а на глазах проступали слезы. Он понял, что это происходило не от умиления, а от того, что она не могла сказать правду, и эта правда съедала ее изнутри.
   Вадим про себя проклял этого Олега, который вторгся в их жизнь и разбил ее, но потом он решил, что не в Олеге дело, а в нем самом, и Вадим успокоился. Сейчас ему нужно было принимать решение, что делать с ребенком. Но сначала, следовало похоронить мать.
   Через несколько дней после похорон Вадим собрал ребенка, и они уехали в город.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гаврилова "Не дразни дракона"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) О.Британчук "Да здравствует экология!"(Научная фантастика) В.С.Г. "Патол. Акт первый: Тень."(Уся (Wuxia)) М.Малиновская "Девочка с развалин"(Постапокалипсис) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"