Дуров В. Ю.: другие произведения.

...поэтому десант бессмертен.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 5.45*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Наши там" - только не там, где обычно :) .. Перезалил - первая глава полностью. Прошу прощения за медленность написания...

  СКУ ОДКБ 'Рубеж'.
  Северный Казахстан, июнь 201... года
  
  В расположении взвода 120-й гвардейской Рогачёвской Краснознаменной, орденов Суворова и Кутузова некогда - мотострелковой дивизии, а нынче - механизированной бригады, царила упорядоченная суета.
  Собственно говоря, и взвод не был таковым всегда, являясь сборным подразделением, и учения уже фактически закончились, даже посредники отбыли из городка. Оставалась только самая любимая телевизионщиками и большим начальством часть - заключительная показуха. Именно под неё и был сформирован в основном из старослужащих этот вот взвод. Всё-таки планировались практические стрельбы боевыми патронами, и никто из начальства не хотел несчастных случаев под занавес. Ещё одним признаком показухи был сверхштатный лейтенант Дима Гончарик - 'пиджак', избранный 'за красивые глаза', точнее - за фактурную внешность: при росте за сто девяносто он ещё и увлекался 'качалкой'.
  Сейчас бывший студент сидел в новеньком камуфляже, увешанном классными значками, и, в ожидании запаздывающей 'брони', предавался своему второму увлечению - чтению. А что ещё оставалось делать? Приказ им был получен чёткий и ясный: дождаться БРДМ, загрузиться туда, не высовываться, беречь 'витрину'. А после 'боя' - подойти с докладом, текст которого был вручён Диме ещё с вечера. Речуга выучена, броневик где-то черти носят, оружие (хоть стрелять на этот раз из него не придётся, но как часть формы) - в порядке. Почему бы и не почитать про очередного студента, которого опять занесло в какой-то чужой мир?
  Настоящий взводный косился на такое штатское безобразие с неодобрением, но - что он мог поделать? Формально этот 'тоже лейтенант' ему не подчинён, звание одинаковое, да и отчитывать офицера при солдатах не станешь, даже если бы была такая возможность. Но вот из-за складок местности послышался быстро приближающийся гул танкового, судя по звуку, дизеля. Громковато для броневика, быстровато для танка, но что толку гадать - сейчас это всё равно покажется на глаза. Кстати, о глазах и обзоре. Южная часть Казахского мелкосопочника, которым рассыпаются Уральские горы. Ровная на вид степь с отдельно торчащими округлыми вершинами. А на деле - чёртова прорва складок, гребней, увалов и оврагов. Стадо слонов средь бела дня может пройти незамеченным в каких-нибудь трёхстах метрах, если шуметь не будет.
  Наконец, источник шума выскочил на площадку с БМП.
  - Это что за чудо без перьев?! - удивился кто-то.
  - Разведывательно-диверсионная машина БМ-2Т 'Сталкер', - произнёс Дима Гончарик и, смутившись под удивлёнными взглядами окружающих, пояснил: - Читал в Интернете. Зверь-машина, дорогая только, говорят. А так - ни на радаре, ни на тепловизоре почти не виден, вроде как даже лазерный луч рассеивает, по которому ракеты наводятся. Ну, и вооружён солидно для своего веса, а главное - носится, как укушенный. Девяносто пять - крейсерская, сто двадцать - максималка. При этом тысяча кэмэ запас хода по топливу и припасов на неделю автономки. Плюс два пассажирских места и дюжина противотанковых мин в специальных контейнерах.
  
  - Круто! И где такое делают?
  - В Минске у нас, и уже не один год.
  - Не понял?! А почему тогда на вооружении его нету?!
  - Цена. Стоит он, по слухам, не то три, не то пять миллионов 'убитых енотов'.
  - Не слабо...
  - Ага, там ещё комплекс РЭБ и радиоразведки стоит, по слухам - чуть ли не всю оперативную связь до бригадного уровня раскодирует на аппаратном уровне! И почти в реальном режиме времени...
  Обмен мнениями был прерван подходом приехавшего на обсуждаемом аппарате заместителя комбрига, который и командовал всем сводным отрядом.
  - Так, бойцы, - пророкотал приехавший командир после положенных приветствий. - Придаём вам это вот чудо техники, вместо БРДМ. Пускай наблюдатели глянут, какие мы машины делаем. С экипажем от фирмы производителя сами познакомитесь, люди служившие, числятся на сборах. На всякий случай - аппарат укомплектован полностью, и таким и должен остаться. В укладку не лазить!
  'Ага, - прокомментировал про себя Гончарик, - арабы от этой машинки кипятком на стенку брызжут, на два своих роста, но рынок не очень большой. А тут наблюдатели из Южной Америки и даже из ЮАР один, не специально ли пригласили? Для того и полная комплектуха, чтоб тут же презентацию толкнуть потенциальным клиентам'.
  - Ладно, выдвигайтесь на исходные. Лейтенант, - подполковник повернулся к фактическому командиру взвода, - подойдите на минутку.
  Отойдя чуть в сторонку, он вполголоса сообщил:
  - Вот ещё что, Осипенко, имей в виду. Сапёры всю ночь по мишенному полю лазили, говорят, всё будет как в кино, мишени будут раздалбываться в лучших традициях мирового синематографа. Эти вредители из-под меня больше полутонны одного только бензину истребовали 'для фейерверку'. Так что с тебя - море огня, чтоб всё это шоу не полным Голливудом выглядело. Ну, не мальчик, сам понимаешь.
  
  Взвод вышел на указанный рубеж, изображая сосредоточение перед атакой. Уже закончили свою работу артиллеристы, осталось только дождаться, пока осядет пыль и развеется дым. Разумеется, в бою следовало начинать выдвижение ещё до того, как перестали рваться снаряды, но в таком случае с НП ничего не увидят! Чтоб отвлечь зрителей от вынужденной паузы, на соседнем участке двинулись вперёд танки с авиацией. Ещё минута-другая, и...
  Наблюдавшие за нужным куском местности потом рассказывали, что над распадком воздух быстро помутнел, будто мгновенно надулся пузырь диаметром метров сто пятьдесят, лежащий на земле. Эдакая дымчатая полусфера. Раздался хлопок, не слишком впечатляющий на фоне недалёкого боя, но ощутимый, пузырь вздрогнул, теряя форму, и начал расплываться по окрестности.
  - Что это за ... такая?! - командующий учениями генерал обернулся к адъютанту.
  - Не знаю, по плану ничего такого не было.
  - Так узнай и доложи!
  
  Раздавшиеся через пару минут взрывы и вспышки на мишенном поле, по которому должны были работать мотострелки (сидевший в окопчике и лишенный такого обзора, как у генералов, сапёр нажал кнопку в строго оговоренное время), вызвали только парочку ехидно-понимающих взглядов, и тут же оказались забыты. Оттеснённое к югу лёгким, но настойчивым ветерком облако оставило густо покрытую изморозью пустую площадку. Ни людей, ни техники на ней не было...
  
  ***
  Из передачи радио 'Эхо Москвы'.
  - Как стало известно в редакции, на недавно закончившихся учениях так называемых стран ОДКБ, посвящённых отражению мифической угрозы внешнего вторжения, произошёл трагический инцидент, замалчиваемый властями.
  По показаниям очевидцев, личность которых мы по понятным соображениям не разглашаем, в последний день этого шоу российский бомбардировщик по ошибке сбросил мощную бомбу объёмного взрыва на палаточный лагерь белорусского контингента. Согласно нашим данным, количество погибших составляет не менее семидесяти человек. Множество раненых бойцов с обширными ожогами были помещены в больницы ближайших населённых пунктов. Теперь они вывозятся самолётами МЧС в военный госпиталь в Боровлянах под Минском.
  Удалось установить, что удару подверглась рота старшего лейтенанта З. Гончарова, однако и российские, и белорусские официальные власти отрицают сам факт наличия на учениях такого офицера. Что и неудивительно.
  Основными версиями причин трагедии нам представляются либо неисправность бортового прицельного оборудования на бомбардировщике, либо плохая подготовка пилотов. Остаётся только понять, зачем этой стране нужно современное мощное оружие, кроме как для уничтожения собственных граждан или граждан союзных государств...'
  
  ***
  Из Аналитической Записки Комиссии по расследованию Казахстанского Инцидента.
  'Проведённый химический анализ показал, что облако состояло из сложной смеси газов, с преобладанием метана, аммиака и азота. По ряду признаков удалось определить, что смесь в начальный момент находилась под давлением 97...98 кПа и имела температуру -150...-165 градусов Цельсия.
  Проведённый спектральный анализ показал, что распределение изотопов водорода, азота и углерода не соответствует их соотношению, характерному как для данной местности, так и для Земли в целом. Также химический и изотопный состав облака не соответствует атмосферам иных планет Солнечной системы.
  В рамках существующих научных знаний и представлений данный феномен объяснён быть не может'.
  Приписано от руки: 'представляется допустимой гипотеза о спонтанном замещении части воздуха равным объёмом атмосферы некоей экзопланеты. В таком случае велика вероятность, что пропавшие военнослужащие ВС РБ и их техника оказались там, откуда к нам попало газовое облако'.
  Пометка на полях: 'ваше мнение оформите надлежащим образом, а лучше - оставьте эту чушь при себе!'
  Резолюция:
  'С докладом ознакомлен. Жду докладную с 'особым мнением' и его научным обоснованием в трёхдневный срок. Указываю на недопустимость превращения официальных документов в очередной твиттер!'
  
  Часть 1.
  Глава 1.
  - Ты куда там уставился, чудище? - обратился Осипенко к бойцу-пулемётчику, прервав лекцию о недопустимости ношения патронов в кармане россыпью.
  - Лес...
  - Какой ещё, к едреням, лес?!
  - Ползучий...
  Лейтенант Лёня обернулся глянуть, куда там смотрит его подчинённый - и тоже замер. Буквально в пятнадцати метрах от острого носа БМП начинались ни на что не похожие заросли. Невысокие мясистые, видимо - растения, привольно разрослись вокруг. Высотой метра полтора, редко - два, эти деревья (?) были очень разлапистыми, отдалённо похожими на изрезанные дырками в кружево кактусы, но только очень отдалённо. Сизая стена, изгибаясь, охватывала овальную поляну размером примерно сто пятьдесят на двести метров, на которой вытянулись неровной цепочкой четыре бронированных машины. Причём на самой поляне растительность отсутствовала - голая проплешина, даже цвет которой, если присмотреться, отличался от цвета почвы в лесу.
  Направо вдоль поляны уровень земли повышался, и примерно в полутора-двух километрах маячила широкая плоская и голая вершина, вздымавшаяся над зарослями метров на семьдесят, если не больше. С противоположной стороны над горизонтом поднималась группа дымов непонятного происхождения.
  Люди помимо воли потянулись друг к другу, за исключением разве что экипажей машин. Да и те, повысовывав головы в люки, крутили ими во все стороны.
  - И как это понимать?! - первым начал приходить в себя командир.
  - Попадалово какое-то... - пробормотал растерянно Андрей Шкроб, самый, кстати говоря, молодой боец во взводе.
  - Вот-вот! - поддержал эту версию Гончарик. - В смысле, что похоже на попадание в другой мир.
  - Какой ещё нафиг 'другой мир'?!
  - Скорее всего - параллельный, или на другую планету. Надо поискать местных, тогда и узнаем.
  - Бред какой-то, - резюмировал Осипенко. - Ладно, разберёмся помаленьку...
  - Есть ли ещё тут эти 'местные', а если есть - давно ли они с пальмы слезли? - раздался из-за брони голос кого-то из бойцов, отнёсшихся к словам Димы более серьёзно.
  - Вон, смотрите! - закричал штатный снайпер взвода, Слава Кульган, подтвердив свою глазастость, и ткнул рукой вверх. Там двигались довольно плотной группой пять объектов, оставляющих за собой инверсионные следы.
  Осипенко спешно вытащил компас, чтоб определить курс этих самолётов. Синяя стрелка указывала точно на холм справа, но когда лейтенант наклонил прибор и нечаянно тряхнул его - указатель охотно отклонился в сторону. Леонид повернулся вокруг своей оси, и искренне выругался - стрелка вела себя так, будто компас был детской игрушкой из пластмассы. Или стрелка размагнитилась, или это и правда - другая планета, на которой магнитного поля почти нет.
  Командир взвода поднял голову, собираясь позвать Гончарика и 'партизан' из 'Сталкера', чтобы проверить их приборы и определить, в чём именно проблема. В этот же момент мехвод дальней бээмпэшки решил подъехать поближе к начальству. Звук взревевшего мотора, до того молотившего тихонько на холостых оборотах, словно спустил пружину событий.
  Из зарослей со стороны дымов поднялась металлическая суставчатая штанга, или же отливающий металлом хвост наподобие скорпионьего. С его кончика сорвался красный с синеватым отливом разряд. Он прошёл через контейнер дымзащиты на башне ближней БМП, пробил левое плечо Осипенко и уткнулся в лобовую броню двинувшейся вперёд машины. Та, лязгнув гусеницами, резко остановилась.
  Бойцы, рассыпавшиеся было по поляне, среагировали почти мгновенно, сбрасывая в привычных и отработанных действиях накопившиеся непонимание, страх и напряжение. Десятка полтора стволов разразились очередями в направлении агрессора. Видно было, что пули АК-103 и РПК примерно в полуметре от цели попадают в какую-то возникающую на их пути зеркально-радужную плёнку. Тем не менее, искры рикошетов на штанге показывали, что они её успешно пробивают.
  'Хвост' выстрелил вторично. Правда, его разряд увяз в чёрном облаке из взорвавшегося после первого попадания дымового заряда и пропал втуне. 'Лазером бьёт' - мелькнула в голове Димы мысль, пока он бежал к осевшему на землю командиру. Третьего выстрела со стороны агрессора не последовало - раздались сразу две очереди тридцатимиллиметровых пушек, и штанга оказалась буквально перерублена пополам. Отличились наводчики 'Сталкера' и той самой БМП, которая и спровоцировала невольно всё это безобразие.
  Но не успели бойцы порадоваться успеху, как в зарослях показался хозяин отстреленного хвоста - многоногая машина явно не сельскохозяйственного назначения. Как показался - так и осел задом обратно в кактусо-кусты, словив своей мордой десятка полтора снарядов из уже трёх стволов, не считая автоматных очередей. Правда, в этом случае 'мыльная плёнка' оказалась более плотной и пробилась только 'крупняком'. Более того, кто-то сгоряча пальнул из подствольника, его граната нырнула в заросли вслед за провалившейся туда истекающей зеленоватым дымом тушей чужого механизма, где и хлопнула без видимого эффекта, если не считать за таковой фонтан растительных ошмётков.
  Наступившая тишина оказалась сразу же нарушена - на плоской широченной башне 'Сталкера' открылся люк, и один из 'фирмачей', с которыми лейтенант Дима так и не успел познакомиться, высунувшись наружу, прокричал:
  - Эй, командир! Там таких зверушек ещё штук шесть приближаются, если верить аппаратуре! Надо что-то решать, срочно!
  Взводный хрипло вздохнул, сплюнул розоватую слюну:
  - Так, все на броню, и... - он резко повернулся, пытаясь встать, после чего с коротким стоном обмяк, потеряв сознание.
  Гончарик почувствовал, как во рту стало сухо и горько. Это что же, ему принимать командование? Мелькнула мыслишка - передоверить это кому-то из старослужащих сержантов, но... Во-первых, неуставщина полная, что в условиях боевых, а не 'приближенных к' чревато гадостями, во-вторых, взвод сборный, пока определятся со старшинством... А время, которого и так чуть, уходит! Дима глянул вопросительно на торчащего из люка партизана, но тот, правильно поняв смысл немого вопроса, покачал головой и выставил перед собой ладони. Блииин...
  - Что стали? - крикнул Дмитрий, больше всего опасаясь дать петуха. - По машинам, кто внутри не поместится - на броню! Командира - в 'Сталкер', с сопровождающим. Кто тут санинструктор? Уходим на холм, там хоть по зарослям не подберутся!
  Вопреки опасениям вчерашнего студента, оспаривать его лидерство никто не стал. Была небольшая заминка с выполнением приказа, но, видимо, никто не хотел качать права в бою, как и брать на себя ответственность.
  Началась спешная погрузка, во время которой Дима успел только распорядиться, чтоб те, кто будут на броне, держались крепче или пристегнулись, 'возвращаться и подбирать никто не будет'. Заканчивали распределяться по машинам уже под первые очереди из башенных орудий и пулемётов - над кустами замаячили поднятые для атаки 'хвосты'.
  - Дым! - крикнул Дима башнёру 'своей' БМП, который только мотнул головой, мол, 'сам знаю'.
  Дальше была гонка, которую хорошо смотреть в кино, со стороны, а вот участвовать в ней... Рёв моторов, хруст сизой зелени, рывки, удары, грохот пушек. Стоило куцей бронеколонне выскочить из дыма на открытое место, как тут же сверкали уже знакомые разряды не то лазера, не то ещё чего-то.
  Примерно на полпути к вершине, среди зарослей помимо уже знакомых машин, несколько из которых отметили боевой путь взвода зелёными дымами, замелькала местная пехота. Похожие на каких-то насекомых прыгучие фигуры взмывали над зарослями. У некоторых оружие выплёвывало короткие очереди тусклых зеленоватых или голубых огоньков, которые, едва зацепив любое препятствие, взрывались примерно вдвое (как казалось на глаз) слабее, чем гранаты из подствольников. Часть врагов была вооружена чем-то, что не давало никакого внешнего проявления выстрела - просто вдруг с хрустом сминались 'водорослевые кактусы', или внезапно срывались комком металла отстрелявшиеся дымовые мортирки. Или вдруг сидящий рядом на броне боец складывается внутрь бронежилета, превращаясь в жуткий кровоточащий комок, из которого торчит дико изогнутый автоматный ствол...
  Рома почувствовал, как его выворачивает наизнанку. При мысли, что накрыть могло и его, попытки удержать завтрак внутри прекратились. Удержаться на броне самому, не потерять оружие и не вляпаться в то, что осталось от рядового из соседней роты, как там его звали - эти задачи захватили Раткевича полностью. Настолько, что он не заметил ни длинной очереди АГС, выпущенной со 'Сталкера' по предполагаемому месту сосредоточения прыгучей пехоты, ни появления на поле боя нового участника.
  Откуда-то сверху и сзади свалилось что-то, похожее на летающую баржу или на транспортный самолёт типа 'Руслана' с обгрызенными крыльями и множеством наплывов на корпусе. Тушка стремительно снижалась, проводя агрессивное торможение и одновременный манёвр, переводящий её в горизонтальный полёт. Оператор вооружения в 'стелс-танке', старшина запаса, отслуживший своё лет десять назад, неизобретательно матерясь, понимал, что не успевает поднять на телескопической штанге выдвижную пусковую зенитных ракет, а тем более - навести их на цель. Обматерив и себя - за непредусмотрительность - он дал команду на подъём и второй ПУ - с противотанковыми ракетами, благо что 'Штурмы' можно было штатно применять по 'низколетящим малоскоростным' целям.
  Тем временем появление 'летающего сарая' вызвало оживление и в рядах всё ещё неведомых преследователей. Из скрытых кустами складок местности вылетело несколько зарядов, которые ехавший на броне и просто глазевший вокруг (за полной невозможностью прицелиться хоть во что-то из-за тряски) снайпер Слава определил для себя как 'прозрачный зелёный кирпич'. Эти снаряды размазались по вспухшему вокруг гостя радужному пузырю, на чём эффект от их попадания и закончился, а вот у земной техники подобной защиты не было. Такой же кирпич, прилетевший в одном всего экземпляре, чиркнул по 'носу' замыкающей БМП и, словно бы не встретив сопротивления, 'слизнул' угол бронекорпуса, как всё равно фасочку снял со сторонами сантиметров сорок на тридцать. После чего полетел дальше и, ударившись о землю, расплескался, как пакет с водой. Через неполную секунду весь этот веер брызг взорвался, как объёмно-детонирующий боеприпас серьёзного калибра, изрядно потрепав пехоту на броне пострадавшей машины.
  В ответ в наплывах корпуса нового участника гонки проявились щели, из которых ударили куда-то в заросли редкие очереди почти таких же 'кирпичей', разве что лиловых. Одновременно в задней части заходящего на вершину холма аппарата начало откидываться нечто, до боли похожее на аппарель грузового отсека.
  'Что это такое?!' - металось в голове лейтенанта Димы, который по пояс высунулся из-за башни, чтобы лучше рассмотреть летающее чудо. Точнее, об этом или о чём-то похожем думали, пожалуй, все, кто ещё сохранил способность соображать. 'Помощь этим, в клещи берут? Бред, они же перестреливаются! За нами прилетели? Ещё больший бред - кто, откуда? Что делать-то?!'
  Тем временем транспортник завис над лысой вершиной холма (точнее - над гребнем, как стало видно при приближении). В верхней части по бокам его уже более чем наполовину открывшегося пандуса обнаружилась парочка турелей, накрывших заросли слева и сзади от землян густыми очередями мелких зарядов. Они были похожи на выстрелы ручного оружия противника, только опять же - с отливом в сиреневый, а не зелёный оттенок.
  - Туда, внутрь! - крикнул Гончарик в уже когда-то схваченную гарнитуру ТПУ. - Если что - на абордаж возьмём, а тут - точно крышка!
  Первая машина влетела внутрь трюма сходу, остальным пришлось притормаживать, выстраиваясь в линию. Старшина запаса Дёмин даже успел всадить один из выдвинутых им 'Штурмов' во что-то большое, обнаружившееся в уничтоженных огнём с воздуха зарослях.
  Тут внезапно из 'зелёнки' справа по ходу движения колонны, где до того никакого движения не наблюдалось, на открытое место прямо перед третьей в колонне машиной выскочил тот самый 'кузнечик' из пехоты нападавших. Уставший и замученный неопределённостью мехвод, к тому же уже нацелившийся на то, чтоб быстро, но аккуратно вписаться в проём ворот, в поле зрения которого внезапно появилось довольно крупное препятствие, рефлекторно нажал на тормоза. Дальше всё произошло как-то одновременно. 'Кузнечик' отшатнулся в сторону от БМП, башнёр наиболее пострадавшей замыкающей машины успел дать короткую очередь, которая пришлась вскользь по голове пехотинца. 'Голова' оказалась шлемом, который улетел вслед за снарядами, а младший сержант Свириденко, которого торможение застало врасплох и сорвало-таки с брони, увидел перед собой жутко уродливую на его взгляд башку. На которой к тому же стала открываться огромная, как показалось Роме, пасть. А дальше сработали рефлексы, приобретённые в футбольной секции и развитые в молодёжном составе одной из столичных команд. 'Приземлившись' левой ногой на грудь противника, он не раздумывая нанёс хлёсткий, со всей силы, удар правым берцем куда-то пониже пасти. И, оттолкнувшись от падающего тела, кубарем влетел в трюм.
  Не успели ещё ворота грузового отсека закрыться полностью, как вокруг засуетились около десятка существ. Прямоходящие, субтильные, ростом чуть больше полутора метров, в мешковатых комбинезонах - они, казалось, не замечают своих гостей. Или просто старательно пытаются не смотреть и не обращать внимания, занимаясь чем-то, что выглядело как развешивание на стенах каких-то разноцветных ярлычков. В свою очередь мотострелки также были слишком заняты, чтобы глазеть по сторонам. Оказать помощь раненым, осмотреть оружие, посчитать потери, просто прийти в себя...
  Они не знали и не замечали, что подобравший их штурмбот выбирается на орбиту, маневрируя едва ли не на пределе своих возможностей - компенсаторы внутреннего силового каркаса, сконфигурированного теми самыми 'ярлычками'-маркерами на удержание нетипового груза, нейтрализовывали в десантном отсеке внешние перегрузки, доходившие до тридцати единиц. Не видели, как спустившийся на низкую орбиту корвет парой залпов смял боевые порядки пятёрки перехватчиков и обратил две уцелевших машины в бегство. Почти не заметили, как техники провели куда-то внутрь двух бледных и пошатывающихся гуманоидов другой 'породы', спустившихся из капсул управления защитными турелями. И совсем не замечали одного из техников, которого мучительно выворачивало наизнанку в дальнем углу около оторванной головы 'попрыгунчика', подвернувшегося под горячую ногу Ромы Свириденко.
  - Какие у нас потери? - Дима не знал, кому именно адресовать вопрос.
  - Четверо 'двухсотых', много раненых, контуженых.
  - 'Много' - это сколько? Неужели не можете доложить нормально? - обратился лейтенант к выявленному санинструктору.
  - Сейчас, подождите минуту, жгут закончу крепить... Итак: из тридцати девяти человек, считая вас и экипажи машин, невозвратных четверо. Из тридцати пяти пока живых - семь раненых и двенадцать контужено. Из раненых трое, включая командира, тяжёлые. У одного нога от колена и ниже буквально сплющена, у второго проникающее брюшной, кусок сорванного с башни железа воткнулся. Оба без сознания, и придут ли в него - неизвестно.
  Тяжёлые мысли оказались прерваны криком одного из бойцов:
  - А ну, брысь от Сени! Отстань, железяка!
  Пара непонятного назначения механизмов подъехала к группе землян и явно проявляла повышенный интерес к бойцам в окровавленной форме. Те не испытывали никакого доверия к самоходным кушеткам-недомеркам. Возможное рукоприкладство предотвратил вновь проявивший наблюдательность Слава Кульган:
  - Смотрите, на них значок такой, как веточка с тремя листьями, зелёненькая! И у тех вон, - снайпер кивнул на гуманоидов, уносящих бледного и невменяемого механика, - тоже!
  - И что?
  - Так ведь явные санитары! Думаю, медицина прибыла.
  - Это где же такая эмблема медслужбы?
  - Там же, где артиллерия цветными кирпичами ср... стреляет!
  - Отставить споры! - вмешался Гончарик. - Пусть окажут помощь лёгким, а ты, - кивок в сторону санинструктора, - проследи.
  Под бдительным присмотром двух десятков пар глаз одна самоходная кушетка подъехала к тому самому Сене - бледному в прозелень парню, у которого два пальца на левой руке, начиная с мизинца, были раздавлены полностью, напоминая розовый картон. Средний палец лишился крайней фаланги. Медкибер набросил на запястье бойца эластичный браслет, облил кисть какой-то пенистой желтоватой жидкостью, которую тут же всосал другим манипулятором, и залил всё, что ниже браслета, быстро вспухшей и затвердевшей белой пеной. Потом выдвинул было какое-то подобие пневматического инъектора, но остановился. Пискнул озадаченно, объехал вокруг бойца, выдвинув вверх штангу с приборами. Снова пискнул. Слизнул капельку крови, висевшую на браслете. Снова пискнул и, поколебавшись, убрал инъектор.
  Санинструктор облегчённо перевёл дух:
  - Ага, умная машинка. Организм незнакомый, как лекарства подействуют - неизвестно. Возьмёт образцы тканей, отвезёт в лабораторию...
  - То есть - доверять можно?
  - Можно, но осторожно.
  Тем временем второй кибер успел осмотреть лежащих на полу тяжелораненых и выдвинул пару несерьёзных на вид плоскостей, внешне похожих на жёсткий полиэтилен. Погрузив при помощи здоровых бойцов на эти, оказавшиеся весьма прочными, кушетки тяжёлых, кибер деловито двинулся к корме корабля. Второй механизм, нагружённый лейтенантом Осипенко по одному борту и четырьмя сидячими легкоранеными - по другому, пристроился вслед.
  Погрузочный пандус вдруг вздрогнул и пошёл вниз. Не успели земляне испугаться, что свихнувшиеся машины сейчас вывалятся вместе с их товарищами за борт, как увидели в приоткрывшуюся щель внутренности большого, ярко освещённого ангара.
  
  * * *
  Штаб лётной части базовой десантной станции Содружества в системе Майлз.
  - Вы в курсе, лейтенант , что притащили на базу не тех приматов?
  - Что значит 'не тех'? Дикари соответствуют описанию, примитивное баллистическое оружие, не менее примитивная планетарная техника, если так можно назвать это убожество...
  - Какому, скажите, описанию они соответствуют? - в голосе руководителя полётов прорезалась этакая специфичная вкрадчивость, уловив которую пилот штурмбота начал проявлять признаки беспокойства. - Размер - ладно, отличается не так уж и сильно, хоть вариативность внутри популяции переходит все границы. Цвет кожного покрова - не тот, волосяной покров - не тот, ни по расположению, ни по масти. Техника - не та и не в том количестве, хоть последнее и можно было бы списать на потери. Эмблемы и знаки различия - ничего общего.
  - Я пилот, а не зоолог, и в породах приматов разбираться не обязан! - попытался взять реванш подвергающийся пока ещё мягкому разносу офицер, ненавязчиво выпячивая родовые позументы.
  - Скажите, они связались с Вами на оговоренной волне? Передали коды опознания? Или в принципах организации связи в бою Вы тоже не считаете нужным разбираться?
  А вот тут уже отчётливо начинало пахнуть жареным. Возразить на это было почти нечего, никакого сеанса связи не было и в помине. Но именно что 'почти' - для какого-нибудь, скажем, выходца из народа, которых в офицерских чинах совсем немало. Но для представителя одного из Девяти Родов (пусть и младшей Семьи) лазейка представлялась шириной в шлюзовые ворота станции. Пилот сделал каменную физиономию и перешёл на самый официальный диалект языка, какой только мог применяться в данной ситуации.
  - В момент обнаружения предполагаемой десантной партии было определено, как приборами челнока, так и визуальным способом, что подразделение вероятного союзника ведёт бой с преследующими его превосходящими силами штурм-клонов Империи, поддержанными как лёгкой, так и средней бронетехникой. В сложившейся ситуации проведение установленной процедуры связи и опознания могло привести к неоправданным потерям среди наземных сил. Кроме того, задержка с погрузкой могла привести к тому, что наиболее пригодная для этого площадка на плоском гребне господствующей высоты стала бы недоступна из-за огневого воздействия противника. В связи со сложившейся обстановкой, и руководствуясь пунктами семь, подпункты три-а и шесть-а-тире-в, и восемь, параграфа одиннадцать полевого Устава...
  - Ну-ну, замолотил, как спарка противодесантная. Ещё скажи, что командно-штабная машина не была обнаружена, сошлись на параграф четырнадцать... Что это меняет? Факт в том, что ты, лейтенант, притащил на базу вооружённое подразделение неустановленной принадлежности.
  - Да откуда там могли взяться не те приматы?! Аборигенной цивилизации на планете ещё миллиарда два лет ждать! Десантных транспортов, кроме приписанных к нашей базе, в системе нет. Не могут же дикари сами по Космосу шля... - лейтенант осёкся, недоумённо глядя на командира.
  - Ага, начинает голова работать, не совсем ещё безнадёжен.
  - Скажите, - в голосе лейтенанта, ещё недавно подчёркнуто-уверенном, прозвучали какие-то скулящие нотки. - Это ТОЧНО не те?
  - Кибер-диагност не опознал в качестве известной формы жизни. А те, кого нужно было подобрать, у нас лечились.
  - Совсем не те? Может, погрешность - всё-таки вариативность у полудиких видов...
  - На уровне отличий в одном из кодирующих нуклеотидов генетического набора?
  - Так откуда они здесь взялись?!
  - Вот, наконец-то правильный вопрос! И поиском ответа на него мы займёмся. Слушай приказ...
  
  Через несколько минут хозяин кабинета уже примерял на себя роль того самого лейтенанта, выходя на связь с кабинетом командира повыше рангом. Подключившись, он услышал окончание доклада начальника медслужбы:
  - ... благодаря чему удалось стабилизировать состояние раненых индивидуумов. В данный момент исследовательский комплекс госпиталя занят глубоким сканированием и анализом структур мозга, в попытке опознать центры восприятия, хранения информации и коммуникации. С целью налаживания прямого канала передачи данных по стандартному гипно-интерфейсу, а также поиска базовых понятийных матриц для создания программы машинного перевода. Физическое и психическое состояние остальных представителей неизвестного вида на удивление стабильное. То, что было принято системами слежения за попытку массового самоубийства при помощи имевшегося у наших, ээээ, гостей метаболического токсина оказалось неким нелетальным ритуалом. Видимо, символическая имитация готовности расстаться с жизнью как-то связана с ритуалом прощания с погибшими...
  
  Из рапорта начальнику лётной службы базовой десантной станции, система Майлз
  'В результате облёта указанных секторов обнаружен участок со следами боя, включая характерные следы от применения активно-плазменных боеприпасов, входящих в штатный боекомплект имперских штурмовиков класса 'орбита-поверхность'. Точные координаты точки боя прилагаются. Большинство материальных следов на месте боя утилизированы тыловыми службами противника, однако из ряда признаков следует, что здесь были уничтожены внезапным ударом бойцы подразделения 'Небесный легион' потенциально-союзной расы олмонотов (Пометка: по данным аналитического отдела, вероятность этого составляет не менее чем 99.87%). Также обнаружено вероятное место высадки подразделения неизвестной расы, обнаруженного на планете ранее (вычеркнуто: и доставленного на борт станции). В связи с приближением превосходящих сил противника провести детальный анализ места предполагаемой посадки не представилось возможным. Вероятное средство доставки неизвестных не обнаружено. Взяты пробы почты и воздуха с предполагаемого места посадки...'
  
  Доклад в исследовательском центре Третьего Дома, необитаемая система 17836-E-3987_z6.
  - Таким образом, первая фаза эксперимента прошла удачно: опытный зонд с прототипом вероятностного движителя вошёл в пограничное состояние смены мерности метрики и сформировал луч равной вероятности проявления в нашем пространстве. Как Вам, несомненно, известно, данный луч представляет собой проецирование на макромир некоторых базовых свойств так называемого 'электронного облака' и является продуктом глубинного исследования основополагающих закономерностей, лежащих в основе теории неопределённости, а также изучения суперструнной структуры Вселенной. Из соображений безопасности луч был сформирован в направлении ненаселённых миров, расположенных на краю рукава Галактики и нацелен в сторону её периферии. Затем, в соответствии с одной из предполагаемых моделей развития событий, произошёл лавинообразный рост потребляемой мощности и дематериализация объекта. К сожалению, в намеченной точке финиша он не появился. Тем самым подтвердились опасения, что целенаправленное перемещение таким образом материальных объектов без использования приёмной станции невозможно.
  Согласно расчётам, спонтанные точки материализации при неуправляемом процессе перемещения распределяются по лучу неравномерно, тяготея к объектам с массой порядка планетарной. В связи с политикой безопасности при проведении эксперимента, ни одна из планет Содружества не находилась в створе вероятностного луча. Ближайшая возможная точка расположена на пятой планете спорной системы Майлз, что подтверждается обнаруженной на территории испытательного полигона эндемичной растительностью одного из материков Майлз-V. К сожалению, в данный момент не представляется возможным исследовать данную планету в связи с ведущимися в секторе боевыми действиями. По косвенным данным, однако, можно предположить, что указанная точка явилась не более чем промежуточным финишем экспериментального зонда, поскольку в финишной точке зонд, согласно расчётным данным, должен (с вероятностью не менее чем 0,87) высвободить всю накопленную энергию, что эквивалентно его полной аннигиляции. Взрыва же такой мощности на планете Майлз-V не зафиксировано. Можно предполагать, что произошла цепочка спонтанных перемещений вдоль луча участков пространства, равных по объёму силовому куполу объекта.
  По данным астрографии, транспортный луч проходит достаточно близко, по крайней мере, к пяти звёздам в Дальнем Космосе, чтобы пересечь их планетарные системы. Затем зона поисков упирается в промежуток между рукавами галактики, пересечь который зонд, исходя из энергозатрат, не мог. Отправка экспедиции для исследования указанных систем и поиска точки возможного финиша экспериментального образца находится в стадии оценки целесообразности.
  
  Глава 2.
  Вопреки нежеланию вчерашнего 'пиджака' брать командование и ответственность на себя, других желающих возглавить землян не было. Экипаж 'Сталкера', на который Дима возлагал особые надежды (там и капитан запаса имелся), вообще начисто игнорировал свои звания, придерживаясь между собой иерархии штатской, по должности в фирме и возрасту. И не просто наотрез отказались принимать командование, но и спихнули всё общение с лейтенантом на младшего среди них по званию - старшину Дёмина.
  Инопланетяне, кстати, тоже сделали из наблюдавшейся ими концовки боя аналогичные и однозначные выводы, а потому явно считали главным Гончарика. Вообще же их отношение к землянам было совершенно непонятным. Раненых уволокли, остальных проводили в выделенный им для проживания сектор станции. Через пару часиков туда же стали подтягиваться перевязанные бойцы, 'тяжёлые' остались у инопланетных эскулапов. В секторе оказались жилые отсеки, аппарат, выдававший удивительно легко узнаваемые армейские пайки, санузел - даже что-то вроде гибрида бульвара с оранжереей и галерея с панорамными окнами нашлись. Так вот, поселили, разместили - и, казалось, забыли. В коридорах, ведущих от сектора землян внутрь станции, обнаружились прозрачные, но непроницаемые силовые экраны, которые просто не пропускали никого из бойцов, за исключением Гончарика. Да и тот, не зная ни языка, ни условных знаков, только и мог, что навестить раненых, да сходить в ангар, где стояла их техника. Кстати, повреждённую БМП местные техники отремонтировали, явно взяв за образец соседнюю, они наварили испарившийся кусок брони. Причём сделали так, что ни снаружи, ни изнутри стыка Дима обнаружить не смог. Зато нашёл одинаковую с 'образцовой' машиной отметину - мехвод накануне зацепил углом корпуса придорожный булыжник, выбив огромный сноп искр из камня и матёрную тираду из командира машины. Теперь такие отметины были на двух машинах. На фоне этого фокуса вычищенные от нагара стволы и пополненный боекомплект удивления уже не вызывали. Ещё раз похлопав ладонью по восстановленной броне, Дима двинулся восвояси. Конечно, по уму если брать, тут была ещё куча работы по обслуживанию машин, но своротить оную в одиночку не представлялось возможным.
  Однако сегодня на выходе из ангара Гончарика перехватил один из обитателей станции - щупловатый на вид, гуманоидных пропорций. Общее впечатление не то, чтобы портилось, скорее дополнялось сетчатым рисунком на лице и руках и, самое очевидное, тонким сероватым хвостом с таким же узором. 'Странно, - думал Дима, - вроде как рудимент должен был давно отпасть. Или это не совсем разумный обитатель, а что-то вроде ручной обезьянки? Ага, обезьянка - в форме, с коммуникатором и оружием в кобуре'. Рассматривание сопровождающего (Дима честно старался не пялиться, а косить краем глаза когда вроде бы никто не смотрит) привело к выводу, что странный узор - это бывшая чешуя, сглаженная и сильно смягчённая эволюцией, но ещё различимая.
  
  На входе в 'земной' сектор возвращения задержавшегося Димы Гончарика ждали. Точнее, встречающий был один - старшина Дёмин.
  - Ну, что там?
  - Смотря где. Блин, голова болит...
  - Хм... Ударились никак?
  - Да нет... Ладно, пошли внутрь, чтоб несколько раз не повторять - соберите народ, буду новости рассказывать.
  Несмотря ни на что, Дима не мог заставить себя обращаться на 'ты' к заметно старшим его по возрасту 'партизанам'.
  - Итак, голова ещё болит, поэтому буду краток. Как и почему нас занесло сюда местные и сами не знают. Или не признаются, что сейчас пока без разницы - заставить всё равно не можем. Соответственно, где наша Земля тоже неведомо, но если бы и знать - бесплатно нас не повезут, а заплатить нам нечем. Поэтому придётся пока устраиваться здесь. Далее, местные просканировали наших раненых, чтоб понять, что мы такое. Попутно залезли им в мозги - говорят, не навредили, но смогли разобраться с их структурой и подготовили обучающие материалы, включая язык. Они эти самые материалы умеют прямо в голову загружать - быстро, но эта самая голова болит потом. Заодно они разобрались и с тем, как нас лечить - потому, говорят, завтра или послезавтра всех наших залатают.
  Кстати, машинку нашу они уже залатали, и боекомплект пополнили. Завтра пройдёте в лазарете курс обучения языку, после чего получите право перемещения по станции, по крайней мере, по общедоступным местам и в ангар.
  - Командир! Нестыковочка выходит: если они о нас не знали, то как тогда подобрали?
  - Во-первых, перебивать старших по званию нельзя. Так что три наряда ты, Костя, уже заработал. Во-вторых, подобрали они нас по ошибке. У них тут, на планете, тусовалось подразделение наёмников с какого-то отсталого по их меркам мира - изображали разведку. Наёмников накрыли вражеские штурмовики, именно их мы и видели в небе. А нас подобрали, поскольку мы угодили как раз в район эвакуации, и рванули в нужном направлении. Плюс - вступили в бой с противником, так что пилот десантно-штурмового бота не стал заморачиваться с протоколами связи и прочим, а просто выдернул нас из-под огня.
  Так вот, они, местные, предлагают нам заменить тех, погибших. Но мне идея не нравится чем-то. Сам не знаю, но смотрели они при этом на меня как-то странно... Короче, не нравится мне мысль в наёмники идти, так что я пока выговорил неделю на размышления.
  - Разрешите? - подал голос командир 'Сталкера'.
  - Да, Степан Петрович?
  - Помимо 'нравится - не нравится', у нас дома наёмничество - это статья. Уголовная. И когда вернёмся (а я всё же на это надеюсь) - возможны варианты.
  ѓ- И это тоже надо учесть. Короче говоря, слушай мою команду. Завтра утром - в лазарет, язык учить. Послезавтра, как головы болеть перестанут, устраиваем парко-хозяйственный день, технику проверить необходимо. И всю неделю: смотреть вокруг внимательно, слушать и думать. Кто что узнает интересное - сообщать сразу, а дней через пять соберёмся и обсудим идеи и наши перспективы. Ещё вопросы есть?
  - Один только, хозяйственный, - подал голос старшина. - За кормёжку, проживание и лечение с нас что потребуют, и как рассчитываться будем?
  - За это не переживайте, я узнавал. То, что нам предоставили - это 'минимальный социальный стандарт'. Раз уж мы на борту, то предоставить обязаны, иначе огребут неприятностей. И втихаря нас из шлюза выкинуть тоже не могут. У них тут, в общем и целом, полный разгул гуманизма, понимаете ли, и торжество принципа высшей ценности разумной жизни.
  * * *
  - Командир! Не работает колдунство!
  - Рома, ты о чём?
  - Да об этой обучалке! Хочу перевести на их язык что-нибудь простое хотя бы - а ничего не получается!
  - Конечно, не получится! Они же нашего языка не знают, потому словарь составить не могли. Ты не пытайся переводить, а просто постарайся думать на их языке, и всё получится. Не сразу, тут привычка нужна, и ощущения странные. Но обещают, что потихоньку мозг ассоциативные цепочки выстроит и всё будет, как с любым языком, выученным обычным способом, разве что забыть будет его почти невозможно. Кстати, и голова после этого болеть перестанет.
  - Не, не могу понять - как думать на языке, которого не знаешь?!
  - Ох, Рома... Здоровый ты лось, это да. А башня, как у танка.
  - Это как?
  - Лобовая кость сто двадцать миллиметров! Знаешь ты их язык, знаешь!
  - Да не, не получается же!
  - Ромчик, радость моя, ты как меня нашёл, а?
  - Да что тут искать! Вы же сказали, что в третьем ангаре второй лётной палубы сбор. Мне, вот, планшетку выдали, где всё написано, и на стенках тоже подписи везде...
  - А теперь, гений мяча и пинка, посмотри с использованием мозга: на каком языке всё это написано?!
  - Ой...
  Сокрушённо махнув рукой, Дима отошёл в сторону. Вроде как типовая проблема, у всех в той или иной степени проявляется, но Свириденко это отдельная тема... Собственно, как обычно в тех вопросах, что не решаются методом 'Стукни. Если не помогло - стукни сильнее'. Правда, с пулемётом управлялся вполне уверенно, и упреждение брал хорошо. Причём 'на глаз', не задумываясь, как привык пас давать в одно касание.
  Проблемы и вопросы, казалось, жили интенсивной интимной жизнью и бурно размножались, на зависть кроликам и китайцам. Например, мелкий, похожий на гремлина, субъект, который был пойман дежурным 'при попытке хищения табельного автомата' оказался сотрудником местного оружейного отдела. Он просто собирался сделать свою работу - как понял Дима, имевшиеся на станции десантники норовили избавиться от своего оружия как можно быстрее, желательно - в момент, когда транспортник влетает в створ ангара. И получать его как можно позже. Правда, отчего так, лейтенант не смог уяснить: то ли ему не хватало понимания сложных морально-философских концепций, то ли ложному диверсанту - словарного запаса. Судя по тому, что он упорно именовал себя 'низшим', отказываясь назваться по имени, командир землян склонялся ко второму варианту.
  Ещё труднее оказалось донести до инопланетян мысль, что странные найдёныши планируют устроить оружейку прямо в своём расположении. Почему-то все собеседники Дмитрия, не сговариваясь, приходили к выводу, что ему не нравится отведённый сектор и он хочет переселиться, переделав ныне занимаемый под склад, и они начинали убеждать лейтенанта, что других свободных помещений нет, а перепланировка станции вообще недопустима. И - отправляли к начальству, по инстанции. Когда Гончарик охрип, осип и не чувствовал онемевшего от непривычной артикуляции языка, дело сдвинулось с мёртвой точки и он пошёл по всем тем же инстанциям, но уже сверху вниз. После этого заказ нужной мебели, её доставка и размещение показались делом хоть и хлопотным, но совершенно лёгким.
  Короче говоря, Дима мечтал и ждал. Ждал, отсчитывая часы и минуты, когда выпишется из лазарета 'настоящий' лейтенант Осипенко и мечтал о том, как спихнёт ему обратно командование взводом.
  * * *
  - Товарищ лейтенант, разрешите?..
  - Да ладно, Дим, что ты у меня-то спрашиваешь? Ты же теперь начальство, ѓ- кривовато ухмыльнувшись, ответил лейтенант Осипенко. - Я так, в замах побуду...
  Да уж... А сколько было радости у Димы, когда из лазарета пришёл штатный командир взвода! Казалось бы - вот оно, счастье! Ан нет. Инопланетяне напрочь игнорировали Леонида свет Александровича в качестве командира, хоть и вкатили ему, как выяснили земляне, продвинутую версию языковой базы. Именно так бойцы с лёгкой руки одного любителя некой космической онлайн-игры начали называть гипнокурсы. Продвинутая база в отличие от обычной содержала дополнительно информацию, хоть и урезанную, по невербальному общению - то есть, мимику, интонации, некоторые позы и жесты. Этот расширенный курс хозяева станции дали обоим пехотным офицерам, командирам отделений и старшему по возрасту из экипажа 'Сталкера'.
  Так вот, несмотря на то, что местные по каким-то причинам выделили Осипенко из общей массы, его потуги на командование они же просто 'не замечали'. Все посыльные приходили только к Гончарику, только от него принимали разного рода заявки. И только Диму приглашали иногда на беседы к начальству. Когда же офицеры пошли на такое мероприятие вместе - Леонида просто не пропустило внутрь помещения силовое поле. Причем сопровождающий в ответ на просьбу Димы пропустить товарища бросил только:
  - Нет полномочий! - и ушёл, не ответив: у кого, собственно их нет - у него самого, у Лёни или у Димы.
  Более того, когда офицеры договорились, что внутри подразделения командовать будет Осипенко, а студент станет своего рода 'офицером по связям', то и это не прошло. Если на склад приходил боец с накладной от Димы - вопросов не возникало. Как и с проходом в тир по приказу Гончаренко. Но стоило тому же бойцу прийти в ту же инстанцию по распоряжению Леонида - он наглухо игнорировался местными. На прямой вопрос Димы, адресованный локальному начальству, внятного ответа он не получил. В первый раз все от души посмеялись, будто он удачно пошутил и сменили тему. Во второй - посмотрели странно, как на 'петросяна'. Когда же Дима проявил настойчивость в личном разговоре, буквально зажав в угол представителя Восьмого Дома (что бы это ни значило) в звании майора, тот выглядел удивлённым.
  - Так ты не шутил?! Ты на самом деле не понимаешь?
  - Ну, да! В конце концов, хоть у нас формально и одинаковое звание, но он старше и по возрасту, и по выслуге лет в чине. А самое главное - он кадровый военный, а у меня военная специальность - дополнительная. Побочная, можно сказать! При этом меня на должность командира взвода связи готовили, а не стрелкового!
  - Ну, вот, сам же всё и сказал. Звание у вас было одинаковое...
  - Что значит, 'было'?!
  - Дослушай, невежливо перебивать старших. Так вот. Но он - всего лишь воин, ты же, помимо этого, имеешь право претендовать на место в касте Сотворяющих. Это уже, по нашим законам, автоматически поднимает тебя на более высокую ступень в пределах звания. И, самое главное - именно ты командовал в бою, и солдаты пошли за тобой. Значит, они тем самым перешли в твой клан, и только ты имеешь право командовать ими.
  - Стоп-стоп! Я только временно заменил раненного командира! Он просто не мог командовать, а я остался старшим по званию - так что бойцы просто не могли не послушаться!
  - А это уже не важно. Исполняя твои приказы при живом прежнем командире - они тем самым перешли в твой клан. Если бы Леонид погиб до того, как ты стал приказывать - то они бы могли выбирать, остаться ли в прежнем клане. Или если бы он отдал приказ о временном переподчинении...
  - Но у нас нет никаких кланов!
  - Зато у нас есть. А вы находитесь в правовом поле именно Содружества. Да и в любом случае - ваш второй лейтенант раньше в настоящем бою не командовал, так что именно боевой опыт больше у тебя.
  - Ууу...
  - Более того, по нашим законам мы не можем допустить, чтоб твоими людьми командовал кто-то другой. Это будет, в первую очередь, уроном для нашей чести и кармы.
  - Вот же влип... Ладно, если уж такой откровенный разговор пошёл - объясни мне ещё вот что. Почему в именах и названиях, даже у ящеров, у которых совсем иначе гортань устроена, нет каких-то непроизносимых для нас звуков или сочетаний?
  - Ты на самом деле так думаешь?
  - А как иначе?!
  - Пойми, не тренированный по специальным методикам мозг воспринимает не то, что слышит, а то, что готов услышать, или увидеть. И наша языковая программа этим пользуется, подгоняя услышанное под ваше воспрятие.
  - Но тогда получается, что я ваши имена произношу неправильно? Как же вы тогда понимаете, кого я зову? И не обидится ли кто?
  - Во первых, у нас у всех внедрена подобная программа - не для вас же специально её придумали? Во-вторых, как только я первый раз услышал, как ты меня назвал - я тут же настроил своё сознание, чтобы данная последовательность звуков слышалась для меня моим именем, вот и всё. Как видишь, всё очень просто.
  Так и получилось, что Дима стал официальным командиров сводного взвода, а Осипенко - его заместителем.
  
  - Так вот, - Дима вынырнул из пронесшегося за пару секунд потока свежих воспоминаний, - сегодня нам предстоит определиться с нашим будущим статусом и вооб...
  Раздавшийся в помещении сектора мерзкий квакающий звук, изображавший здесь боевую тревогу, прервал Гончарика на полуслове.
  
Оценка: 5.45*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"