Грошев-Дворкин Евгений Николаевич: другие произведения.

Однажды в больничке

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Всё, о чём написал, хочется думать, что случай единичный.

  
  
  
  Взрослый "ребёнок"
  
  В день, когда он вошёл в палату, ему было восемьдесят три года.
  Небольшого роста, упитанный, с озарённым добродушной улыбкой лицом, приветливым взглядом. Всё в нём говорило, что человек он компанейский, весёлый, из тех с которыми легко шагается по жизни. Внешностью, походкой он напоминал юношу в самом рассвете тех сил, которые говорят об оптимизме, жажде жизни, стремлении "объять необъятное". Но это обнаружилось чуть позже, когда нас трое в палате осталось.
  А вошёл он в сопровождении миловидной женщины лет сорока. Женщина эта, как бы подталкивала мужчину в незнакомое место обиталища, чем и объяснил для себя некоторую его нерешительность. Так всегда бывает, когда, по неподвластным обстоятельствам, тебя срывают с "насиженных мест" и ты оказываешься в незнакомой обстановке.
  - Никак нашего полу прибыло? - сказал первое, что говорят в таких случаях.
  Мужчина не отреагировал на мои слова, а женщина громко, голосом профессионального педагога, произнесла:
  - Здравствуйте.
  Произнесла безразлично, не поменяв мимики на лице. Так, как говорят вредные училки входя в класс с надоевшими учениками.
  
  Подтолкнув мужчину к свободной койке, сбросив с себя многочисленные сумки, продуктовые пакеты, прокричала мужчине:
  - Это твоя постель, папа.
  Вздрогнув от неожиданности, оторвав взгляд от компьютера, глянул на громогласную особу:
  - "Женщина, как женщина, но зачем так кричать?"
  Не успев ничего понять в происходившем услышал не менее громоподобное:
  - Раздевайся! Надевай пижаму и ложись. Сейчас доктор придёт.
  Прокричав, женщина начала готовить нетронутую ранее постель: расправила одеяло, взбила подушку...
  Мужчина вновь не отреагировал на столь грозное указание. С не угасающей улыбкой на лице направился к двери и скрылся в коридоре. Закончив с постелью, дочка распрямилась и, не увидав рядом папы, кинулась следом. Спустя время, толкая родителя в спину, семейная пара оказалась в палате.
  - "Что-то во всём этом не так" - подумалось мне.
  Но прежде, чем приступить к анализу нагрянувшей обстановки, услышал вполне нормальный голос:
  - Вы простите нас. Папа плохо слышит хоть и пользуется слуховым аппаратом. Приходится разговаривать на повышенных тонах. К тому же он очень упрямый.
  - Упрямый или капризный?
  Ничего не ответила женщина. Тяжело вздохнув, повернулась к отцу и стала помогать ему переодеваться.
  
  Уложив родителя в койку, женщина повернулась к окну и снова тяжело вздохнула. Видно было как ей не просто. Что устала она от общения с родителем, которому потребно оказывать внимание каждый миг в этой и без того не простой жизни.
  - "Знать судьба такая у дочки. Скорее всего, младшая в семье. Именно на них ложится бремя по уходу за престарелыми - теми, кто даровал им жизнь. Однако, возможно ошибаюсь и есть помоложе дочурки. Только где они? Молодые нынче по заграницам разбежались - Штаты, Европа... Что-что, а это знакомо не понаслышке. Сами, при сыне и дочери в сИротах с женой проживаем."
  И ещё раз, глянув в спину незнакомой женщины, подумал:
   - "Тяжела женская доля. А чтобы родитель делал, если на её месте был сын?"
  
  Врач высшей категории
  
  Размышления мои прервала доктор.
  Дверь мягко отворилась и она, словно солнышко весеннее, вошла в палату. Вошла всё вокруг озаряя. Озаряя и внося в лежачих больных жажду жизни, оптимизм, бодрость. Глядя на её светлый образ, забываешь о болях в сердце, стенокардической одышке, тяжести опухших от недостаточного кровообращения ног. Её журчащий говорок, интонации голоса при разговоре с больными, успокаивающе действует на мерцательную аритмию, какой бы величины она не достигала.
  Будучи знакомым с ней не первый год не перестаю удивляться, где эта хрупкая женщина черпает силищу, способную оживить, вывести из унылого состояния самого отчаянного пессимиста? Как ей удаётся сохранять в себе эти качества во времени? Ведь за тот период, который она посвятила себя кардиологическому центру, через её душу прошло столько больных, количество которых не укладывается в голове.
  
  - Здравствуйте, хорошие мои, - прожурчал её голосок и я, не посмев встретить её сидючи, отодвинул тумбочку с компьютером, встал.
  Как же мне хотелось броситься к ней. Взять за руки. Перецеловать каждый пальчик ладошек. Взглянуть в её очаровательные глаза и прошептать:
  - Здравствуйте, милый доктор!
  Приказав лечь, пристально вглядываясь в меня, Мака Листеровна, чуть улыбаясь, произнесла:
  - А вы ничуть не изменились с последней нашей встречи. Вид у вас вполне здорового человека. Это уже хорошо. Давайте начнём лечиться с верой, что всё будет так и дальше.
  Измерив артериальное давление, пульс, выслушав, что сигнализирует сердце в грудной клетке, её вердикт меня не порадовал:
  - Запустили вы себя, больной. За-пу-сти-ли! Вот что значит, пропустить стационарный осмотр. Уверена, если встретились год назад, то работа сердечка была намного стабильней. Аритмия у вас, непутёвый. Что, никак со службой расстаться не могли? Хотя бы дней на десять?
  Молчите, молчите! Оправданий не признаю. Но зная ваше пристрастие к написательству, подумайте о том, сколько всякого вы могли бы написать, продлив свою жизнь. А это только от вас зависит.
  Однако кризисной ситуации не наблюдаю. Посмотрим, что скажет кардиограмма. Так что одеваемся не спеша и марш на ЭКГ. Результат принесёте в ординаторскую.
  
  Мне очень хотелось понаблюдать за тем, как Мака Листеровна будет общаться с человеком, который плохо слышит. Но, пересев к соседу, доктор, недоуменно взглянув на меня, сурово произнесла:
  - Вы ещё здесь?
  
  Развернув ленту с синусоидальным графиком, который мне выдали в кабинете ЭКГ, Мака Листеровна насупила бровки:
  - Ничего утешительного сказать не могу. Проведём диагностику по полной программе и решим, что с вами делать. Начнём с эхокардиограммы. Завтра пожалуйте в сто тридцать девятый кабинет. И вот что ещё - постарайтесь меньше курить. Хотя бы здесь, в больнице. Это поможет выявить максимально правдивую картину работы сердца. Хотя... Знаю, что курящим мужчинам говорить об этом без толку.
  А сейчас в койку и не тревожьте себя мировыми проблемами. Вам нужен покой.
  
  Палата-412
  
  Выйдя из ординаторской, поплёлся по коридору. Навстречу попадались знакомые сотрудники второй кардиологии, на попечении которой нахожусь который год. Раскланиваясь с каждым, не переставая удивляться улыбкам людей в белых халатах, подумал:
  -"Как хорошо, что судьба свела меня с Макой Листеровной. Замечательным человеком, доктором и... такой красивой женщиной."
  
  В палате на меня обрушился хаотичный крик, доходящий до матерщины. Мои соседи, несмотря на то, что были ровесниками, спорили "за жизнь", в которую попали "под занавесь":
  - Когда на Руси было жить хорошо? При Сталине, Хрущёве, Брежневе... или сейчас?
  Не вникая в аргументы оппонентов, сбросил тапки, лёг поверх одеял, попробовал отключиться от происходящего. Но шумный спор достиг таких децибел, что расслабиться не представлялось возможным. Спустя некоторое время подумал:
  - "И чего спорят, дурачьё? Читайте классику и всё станет на свои места.
  Ибо сказано:
  - "Жизнь идёт по независимо приложенным от нас законам".
  
  Тут дверь с шумом распахнулась. Резко войдя, кипя от гнева, сверкая молниями из некогда прекрасных глаз, Мака Листеровна произнесла кричащим шёпотом:
  - Тихо!! Прекратить шум, "горячие финские парни"! Всем по койкам!
  И дождавшись тишины, произнесла уже спокойным голосом:
  - Вы что, "старичьё"? Как не стыдно? Здесь покой предписан, а вы?..
  Под укоризненным взглядом доктора спорщики попрятались под одеялами.
  
  В наступившей тишине думалось легче.
  Мне не давала покоя мысль:
  - "Как же это тяжело, в пожилом возрасте общаться с миром имея дефект слуха. Для того чтобы тебя и себя слышать, приходится громко говорить. Это происходит на инстинктивном уровне. А громкая речь воспринимается слушателем негативно. Поэтому и происходят конфликты. Как быть? Молчать?..
  А если душа, сознание просят общения?"
  
  И тут вспомнилось как, перечеркнув инженерную деятельность, измучившись от безденежья, пришлось бросить всё и сесть за "баранку" автобуса. И не постоянная усталость, ни краткость общения с семьёй, а вынужденное отсутствие общения с миром угнетало больше всего. По двенадцать часов в запертой от всех кабине, когда за спиной сто душ пассажиров, с каждым из которых можно было бы поговорить...
   А ты - словно в одиночной камере.
  Надо было найти выход из создавшегося положения. Причём выход действенный, чтобы не оскудела душа от постоянного молчания, чтобы не превратиться в идиота. И я его нашёл. Скорее всего, он пришёл сам. От безысходности.
  Я стал сочинять стихи. Стихи о том, чего не хватало больше всего. А не хватало любви. Не хватало женщины рядом, чтобы говорить ей "счастливые, глупые слова".
  Стихи рождались сами собой. Стоило представить ту, которая осталась дома. С которой прожил, к тому времени, десять лет. Которая подарила мне двух ребятишек - дочку и сына.
  Славные были времена.
  
  Подведя итог своих воспоминаний, пришёл к выводу:
  - " Мой сосед, обладающий потребностью всеобъемлющего общения, должен начать писать. Именно так, и только так, он реализуется как человек, имеющий не малый опыт прожитого. Пройдя путь от Сахалина до Ленинграда, проработав всю жизнь на строительстве заводов, ему есть о чём поведать людям. И кричать, ввиду дефекта слуха, совсем не обязательно.
  Но как донести это до сознания "взрослого ребёнка"? Кричать ему в ухо?
  Нет! Я лучше напишу. А прочитает он написанное или нет, это его дело.
  Возможно Татьяна, та, которая привела его сегодня в больничку, сумеет донести до него мою мысль? Или Мака Листеровна, своим обаянием сумеет на него воздействовать?"
  
  Тишина в палате укутала меня в дрёму и я, отключившись от всего, уснул. Так было предписано доктором - сохранять покой и не задумываться о "мировых проблемах".
  
  Пробуждение
  
  Проснулся от крика. Геннадий Петрович, давнишний мой сосед, заходился в истерике:
  - Отойди от меня! Отойди, тебе говорят! И не разговаривай со мной, не брызгай на меня слюной и кровью. После тебя не оттереться.
  И, увидав, что я проснулся, с взглядом ужаса полным, поведал, о чём крик:
  - Николаич, он, когда говорит, кашляет. А с "кашлотой" у него кровь горлом идёт и всё мне в лицо. Представляешь?! Я ему - отойди, а он пуще прежнего "глотку рвёт". Противно ведь!
  Отвернувшись лицом к стенке, ещё раз прокричав: - Отойли! - Геннадий Петрович натянул на голову одеяло и затих. Но даже через одеяло было видно, как его всего трясёт.
  - "Да-а-а! Возрастная глухота дело хреновое", - подумал я и, свесив ноги с койки, стал надевать тапки. Надо было пойти покурить.
  
  Наш "взрослый ребёнок", словно мячик, отскочил от койки предыдущего собеседника и направился в мою сторону.
  - "А вот хрен тебе в обе руки, - мелькнуло в голове. - Не позволю себе в лицо кровью кашлять."
  Встал и отправился на улицу подышать свежим воздухом и спалить очередную сигарету. Но мысли о плохо слышащем соседе не покидали.
  - "Возрастная это глухота, - пришёл я к ранее сделанному выводу окончательно. - Навряд ли она лечится. От недуга этого дяхон и говорит громко. Настолько громко, что, кажется, ещё чуть-чуть, и лопнут у него голосовые связки.
  Как я понимаю, это всё на инстинкте срабатывает - нужно человеку самого себя слышать, когда он разговаривет. Оттого и связки на пределе работают. На таком пределе, что кровь горлом идёт. Брызгает изо рта во время разговора вместе с воздухом. Неприятное это, когда он с тобой разговаривает. А как быть?"
  И тут меня осенило:
   -"А что если ему говорить поменьше? Или вообще не разговаривать? Если хочет пообщаться с кем-либо, то через компьютер удобно. "Дави на клавиши" и вся недолга. На то его, mai.ru, и придумали, чтобы люди не разделялись между собой. Тогда и связки голосовые перестанут напрягаться. Заживут, и не будет человек кровью брызгать. Надо будет посоветовать ему. Но не самому, а через доктора. Вдруг я ошибаюсь?"
  
  Тревожная пятница
  
  В пятницу на отделении выписной день. Но это для тех, кого лечащий доктор посчитает возможным домой отпустить. Случается такое только тогда, когда никаких противопоказаний к выписке не обнаруживается и в медицинской карте пациента появляется запись:
  - "Состояние здоровья удовлетворительное".
  Почему "удовлетворительное" мне и сейчас не понятно. Помнится в школе, к ученикам, которые учились на " удовлетворительно" относились с пренебрежением. Никак не относились. А тут?..
  Но если врач решил, что подопечного можно отпускать, то значит так и будет. Зря держать в больничке не станут. Койко-место другим сердечникам требуется.
  Так и со мной случилось. И с Геной, которым уже считали друг друга приятелями.
  
  Накануне, после обхода, доктор донёс до нас весть о том, что в назначенный день, после капельницы последней, полежав чуть-чуть, можно будет собирать пожитки и обрадовать домашних своим присутствием. Однако с утра всё пошло "на перекосяк". Контрольная кардиограмма показала сбои в работе сердца, и пришлось мне задержаться на какое-то время. Какое? - Не знаю. В понедельник выяснится.
  Проводил я Гену до лифта, а сам в палату направился. Осталось нас в ней двое - я и тот, который громко разговаривает и, при этом, кровью брызгается.
  До этого не обращал на него внимание. Мне и с компьютером общения хватало. И человек этот всё внимание Гене уделял. О чём они разговаривали - не знаю. Не интересно мне было. Но "краем уха" слышал, что ссорились они неоднократно. Так ссорились, что Гена, весь в негодовании, в коридор выбегал и сидел в кресле-каталке насупившись.
  После ухода Гены, оставшийся сосед на меня переориентировался. Мне так пофигу это было. "Мели Емеля - твоя неделя", только не мешай работать: перед глазами не мельтеши и руками не трогай. А он, словно во вред мне, норовил подойти с разговорами и по плечу, по спине погладить. Я и это претерпевал, стискивая зубы. Мне, главное, чтобы мысль не упустить, которая на комп просится.
  
  В процессе написательства вставал я, и на улицу покурить выходил. И тут стал замечать, что сосед, "в рот ему дышло", стал за мной увиваться. И всё говорит, говорит. Я его старался не слышать, пока терпелка не переполнилась. А случилось это, когда мы в лифте поднимались. Ну, я ему и отвечаю "открытым текстом" - отъ-е-би-сь! А чтобы, ненароком, не услышали меня, к уху его наклонился (он чуть пониже был). И тут...
  Мне словно в лицо плюнули - почувствовал поцелуй его тошнотных губ на своей щеке. Мысли вырубились, гнев навалился и, со всего маха, сколько можно было в лифте развернуться, по сусалам ему врезал. Дверь в лифте в этот момент отворилась и целовальник, вывалившись, у меня в ногах рухнул.
  Перешагнул через него и, оттирая зловонные слюни рукавом куртки, к компьютеру направился.
  Однако писать не смог. Трясло всего.
  Лёг, одеялом накрылся, глаза закрыл, а из головы не исчезают мысли:
  - "Где, когда, чем дал я повод себя воспринять пассивным педарасом?!"
  
  Слышу, заходит петух бройлерный. И с порога, будто и не было ничего, про погоду говорить начал.
  Я лежу - "ноль внимания" на его болтовню. И, вроде бы как, засыпать стал. Выпала из моего восприятия его болтовня.
  Сколько времени прошло - не знаю. Только, вдруг, навалилось на меня что-то объёмное, зловонное... В шею целует и за "бейца" держит.
  Откуда только силы взялись? Скинул с себя "мешок с говном", вскочил и ногами его, ногами...
  - Всё! Всё, - хрипит паскуда. - Понял, что серьёзный ты человек.
  А у меня сердце зашлось, грудь вот-вот на куски разлетится, и всяческие силы исчезли в один миг.
  Рухнул на койку, и отдышаться не могу.
  
  Тут старшая сестра вошла и что-то спрашивает, спрашивает...
  А я и не слышу - гул в ушах стоит, и слова в глотке застряли.
  Только вижу, что сестра дежурная, то спрячется от меня, то появится. Это потом понял, что грудная клетка у меня норовила из рубашки выпрыгнуть.
  Когда отдышался слегка (не знаю, сколько времени прошло) сестры уже не было. Поднялся и, держась за стенку, пошёл на медицинский пост - давление померить и, может быть, лекарство какое-никакое принять.
  Давление, когда померили, запредельное было. Но, рядом с женщиной миловидной, успокаиваться стал. А как успокоился, то и рассказал ей, что со мной произошло.
  Та, с испуганным лицом, в глаза мне смотрит и спрашивает :
  - Что же делать?! Может мне вас в другую палату переселить?
  - Ага, а этот пидор будет в отдельной палате почивать? Вы его(!) в коридоре положите. Пусть со стенками целуется. И конфликтов ни у кого не будет.
  - Не могу, - отвечает дежурная медсестра. - Права не имею. Сейчас вашему лечащему доктору позвоню. Как она скажет, так и будет.
  Позвонила. При мне разговаривала.
  Доктор выслушала её внимательно и приказала:
  - Если со стороны пострадавшего поступит, хоть какая жалоба, вызывайте охранников и выписывайте насильника.
  На этом разговор закончился. Я в палату пошёл взбодрённым столь категоричным и правильным, как мне показалось, решением. Дежурная сестра, пригорюнившись, на посту осталась. А лечащий доктор, хочется думать, поверив в мою способность противостоять эксцессам, дома, с родными осталась.
  Ну и правильно. Впереди у неё полная неожиданностей неделя. И хочется думать, что неожиданности эти будут приятными.
  
  Поздно вечером, закончив шлёпать по клавишам компьютера, почитал немного и, потушив ночник, уснуть решил. Но на душе было тревожно:
  - "Что ночь грядущая готовит?"
  Забыться сном так и не мог. Вымучился за ночь. И дежурная сестра, по утру зашедшая справиться о моём здоровье, сокрушённо покачав головой, сказала:
  - Забирайте всё и ступайте в отдельную палату. Там вы покой обретёте. А в понедельник доктора решат, как с вами быть.
   Что я и сделал.
  
  День прошёл нормально. Успокоился и решил написать о том, как обманчива бывает внешность человека. Вроде бы и приятной наружности дядька, а сволотой оказался. Но о таких тоже писать надо. Так что не обессудьте.
  
  С.Пб.май.2017.
  
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Емельянов "Карты судьбы 4. Слово лорда" (ЛитРПГ) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовные романы) | | В.Рута "Идеальный ген - 3" (Эротическая фантастика) | | В.Бер "Как удачно выйти замуж за дракона (инструкция для попаданки)" (Любовное фэнтези) | | К.Вереск "Нам нельзя" (Женский роман) | | Л.Черникова "Любовь не на шутку, или Райд Эллэ за!" (Приключенческое фэнтези) | | Ф.Достоевский "Отморозок Чан" (Постапокалипсис) | | Т.Мирная "Колесо Сварога" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"