Кураш Владислав Игоревмч & Грошев-Дворкин Евгений Николаевич: другие произведения.

За миллион к звёздам

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    о любви, человеческом разуме, стремлении к звёздам

   ЗА МИЛЛИОН К ЗВЁЗДАМ
  
   Дорога в космос!
   Огромное счастье выпало мне -
   оказаться на её широком просторе,
   первому совершить полёт,
  о котором давно мечтали люди.
   (Юрий Алексеевич ГАГАРИН)
  
  
   То, что позвало в дорогу
  
   Присядем, друзья, перед дальней дорогой,
   Пусть легким окажется путь!
   Давай же, ямщик, потихонечку трогай
   И песню в пути не забудь!
   (из песни начала космической эры)
  
   Наш крохотный и уютный мир со всех сторон на сотни световых лет окружён безжизненным пространством. Невозможно вообразить, как велика Вселенная. Она безгранична, бескрайна и неизмерима. Миллиарды галактик, звёзд и планет в этом мёртвом океане космического простора. Погружённые в ионизованную плазму и вакуум они так же мертвы, как и весь Космос.
   И только наша Земля, благодаря своему месторасположению среди планет Солнечной системы, стала островком и колыбелью уникальнейшей формы существования называемой Жизнью.
   На многих планетах есть атмосфера, но далеко не каждая обладает достаточным количеством воды и кислорода, столь необходимых для зарождения и развития живых организмов.
   Звезда, именуемая Солнцем, представляет собой гигантский газовый шар с раскалённым ядром в середине. Там происходит беспрерывный процесс ядерного синтеза. В результате синтеза выделяется энергия. Энергия порождает излучение, сопровождаемое солнечным ветром.
   Энергия губительна, но и необходима для жизни. Парадокс? - Нет!
   Проходя сквозь озоновый слой, как через фильтр, она освобождается от вредоносных ультрафиолетовых лучей и приносит на Землю тепло и свет.
  
   Температура поверхности Солнца такова, что её предостаточно, чтобы испепелить Землю или любую другую планету. Но положение Земли относительно Солнца является определяющим фактором благоприятных климатических условий нашей планеты. Находись они чуть ближе и Земля была бы раскалённой и мёртвой, как Меркурий или Венера; чуть дальше - была бы скована безжизненными льдами, как Нептун или Плутон.
  
   По вселенским меркам Солнечная система совсем ещё молода. Ей всего пять миллиардов лет. И все планеты этой системы - ровесники.
   Пять миллиардов лет понадобилось Земле, чтобы в лучах солнечной энергии из циклопического газопылевого облака стать настоящим цветущим садом. Земля - наш дом. И наша обязанность - заботиться о нём.
  
   Всё имеет своё начало и свой конец.
  Через пять миллиардов лет Солнце израсходует запасы водорода и начнёт раздуваться, превращаясь в Красного Гиганта. Гигант поглотит свои планеты и начнёт сжиматься, превращаясь в Карлика. Плотность его превзойдёт прочность собственного тела, и Карлик взорвётся разлетевшись на составляющие новых планет. Жизнь продолжится, но это будет другая жизнь.
  
   До этого ещё далеко. Поэтому, да здравствует жизнь. У нас ещё есть время, чтобы спасти наш крохотный и уютный мир.
  
  С Земли звёзды кажутся светящимися точками. Всё небо усыпано звёздной пылью.
  Эти точки многое повидали на своём веку. О многом могли бы рассказать, на многие тайны мироздания могли бы пролить свой бледный холодный свет. Нужно только научиться понимать их, и тот мир, в котором мы живём, частицей которого мы являемся.
  
   В начале большого пути
  
  А при встречах случайных молчишь ты,
  И отводишь растерянно взгляд.
  "До свидания" - мой первый мальчишка
  Ты ни в чем, ты во всем виноват.
  (из песни начала космической эры)
  
   В морозном февральском небе звёзды полыхали серебряной россыпью. На какое-то мгновение Женя залюбовался сказочной красотой их сияния, мысленно устремляясь ввысь. Но тут, в кармане зазвучал рингтон мобильного телефона.
   - Говори, я слушаю,- недовольный тем, что его оторвали от такого зрелища, раздражённо сказал он в трубку. - Я ещё на заводе. Возле проходной. Через полчаса буду. Хорошо. Давай.
   Засунул телефон в карман, постоял ещё несколько минут, разглядывая небо, и поёживаясь, выдыхая в промёрзший воздух густые снопы белого клубящегося пара, направился на остановку. На остановке заглянул в журнальный киоск.
   - Что-нибудь о космосе и ракетостроении есть?- спросил Женя, поправляя съехавшую на бок кепку.
   - "Астрономический вестник" и "Космическая техника", - ответила киоскёрша.
   - Давайте. Сколько с меня ?
   - Сорок семь пятьдесят,- подсчитала на калькуляторе киоскёрша.
   Женя протянул ей помятую пятидесятигривенную купюру. Киоскёрша глянула купюру на свет.
   - Сегодня напечатал,- пошутил Женя.
   Шутка была заезженная и избитая, но как-то сама навернулась на язык.
   - Всякие тут ходят,- недовольно буркнула киоскёрша.- Пятьдесят копеек найдёте?
   Женя порылся в карманах.
   - Нет.
   - Тогда возьмите что-нибудь на сдачу.
   - Что? - растерялся Женя, рассматривая яркую витрину киоска.
   - Лотерейный билет. Выиграете миллион, - предложила киоскёрша.
   - Миллион мне не помешал бы,- усмехнулся он сам себе, забирая покупку.
   Женя сунул журналы под мышку и снова посмотрел вверх. Небо понемногу затягивало чёрными глыбами туч. Начал сыпать снег, сорвался неприятный промозглый ветерок, забираясь под лёгкую осеннюю куртку. В считанные минуты всё вокруг укрылось белоснежным покрывалом. На плечах и на кепке выросли снежные налёты.
  Подъехала маршрутка. Женя струсил с себя снег. Войдя в салон наполненный теплом, открыл "Астрономический вестник" и ему на глаза попался лотерейный билет.
   - "Лото Миллионер", - прочитал на билете. - Минимальный гарантированный размер джек-пота 5 000 000 гривен.
   - Миллион долларов, - прокалькулировал в уме и оценивающе сложил губы трубочкой.
  Но тут же скептически усмехнулся: - Бесплатный сыр бывает только в мышеловке.
   Он моментально утратил интерес к билету, но глаза сами, по инерции, ещё продолжали читать:
   - "Лото Миллионер" является государственной лотереей, организованной предприятием "Украинская Национальная Лотерея". Чтобы принять участие в розыгрыше, зачеркните по шесть номеров во всех игровых полях и зарегистрируйте заполненный лотерейный билет в любом терминале УНЛ.
   В руке появилась шариковая ручка. Без особых раздумий Женя стал быстро зачёркивать номера. В каждом игровом поле по шесть номеров. И везде одна и та же комбинация цифр: два, семь, девять, тринадцать, четырнадцать, девятнадцать.
  
   Закончив, Женя удовлетворённо улыбнулся.
   - Удачная комбинация, - промелькнуло у него в голове. - Второго родилась сестра, седьмого - мать, девятого - я, тринадцатого - Женька, девятнадцатого - Богдан, четырнадцатого - день Святого Валентина. Ровно три года назад, в день Святого Валентина, он познакомился с девушкой, которую звали так же, как и его .
   - Как время летит, - снова промелькнуло в голове. - Кажется, будто только вчера это было.
   Он перевернул лотерейный билет и на обратной стороне прочитал, что розыгрыши "Лото Миллионер" проходят каждую неделю, в субботу, на Первом национальном ТРК. Для тех, кто пропустил телетрансляцию розыгрыша, результаты публикуются в еженедельной газете "Зигзаг удачи". Джек-пот - сумму главного приза, 5 000 000 гривен, получает тот, кто отгадает все номера во всех игровых полях.
  
   Окончательно потеряв интерес к лотерейному билету, он погрузился в чтение "Астрономического вестника" и, зачитавшись, чуть не прозевал свою остановку. Вышел возле рынка - нужно было сделать ещё несколько покупок: подарок для Женьки и что-нибудь к праздничному столу. Не хорошо с пустыми руками являться на праздник. А праздник был самый, что ни на есть, настоящий: - четырнадцатое февраля, день Святого Валентина, третья годовщина их знакомства. Для Жени это много значило.
  Только не так он хотел его отметить. Это была Женькина идея, собрать старых приятелей и устроить сабантуй. Женя на неё сначала обиделся. В этот день он никого кроме неё не хотел видеть. Он ни с кем не хотел делить радость влюблённого сердца, которое принадлежало одной лишь ей и никому больше. Но долго обижаться он не мог, потому что любил её с великодушием и пониманием. А потом, пораскинув мозгами, пришёл к выводу, что так будет даже лучше - сначала отметить праздник в весёлой шумной компании, а после вечеринки закатиться с Женькой на всю ночь домой и оттопыриться там, как он, шутя, любил поговаривать, по полной программе.
   - Что Бог ни даёт, всё к лучшему. Значит так и должно быть, - размышлял Женя.
  
   Когда он явился, сабантуй был в самом разгаре. В лицо пахнуло теплом, табачным дымом и запахами праздничного стола с жарким и традиционным винегретом.
   Коридор наполнился людьми и к нему потянулись руки.
   - Старик, где ты ходишь? Одного тебя только ждём.
   - Раздевайся скорей, без тебя никто за стол садиться не хочет.
   - Евгеша, ты нас, наверное, голодом решил уморить.
   - Мы уже думали, что ты где-нибудь возле пивного ларька заблудился.
   - Да ему, чтобы заблудиться, цистерну пива выпить надо. Правда, Евгеша?
   Женя не отвечал, а только улыбался. Ему нравилось быть в центре всеобщего внимания. Он наслаждался тёплой дружеской атмосферы.
  
   В коридоре появился Богдан, лучший друг и хозяин квартиры.
   - Жентяй, ты настоящая свинья,- сказал он с укоризной. - Женька места себе не находит, а ты шатаешься непонятно где. Если бы она была моей девушкой, я бы её на руках носил. Ох, и допросишься ты у меня как-нибудь на пряники. Вечно тебя ждать приходится.
   Богдан не скупился в его адрес на крепкое словцо, а Жене, в свою очередь, доставляло удовольствие немного позлить друга. Это была своего рода игра, приятная им обоим.
   В этот момент в глубине коридора мелькнуло Женькино лицо. Он рванулся за ней, но не смог вырваться из дружеских объятий.
   - Штрафную опоздавшему,- завопила компания в один голос.
   Жене помогли раздеться, передали на кухню шампанское и торт, купленные на рынке, и потянули к столу. Он не сопротивлялся, лишь только отшучивался и оглядывался по сторонам, не понимая, куда делась Женька. Его сердце рвалось к ней и легонечко ныло от тоски и тревоги. Женю усадили за стол и поставили перед ним стакан водки.
   - Пей, - ультимативно потребовали собутыльники.
   За столом воцарилась мёртвая тишина. Женя взял стакан, заглянул в него, словно в колодец, и в несколько глотков, осушил его.
   - А теперь тост ,- сказал он, вытерев губы рукавом.
   Все так и охнули.
   - Ты закуси сначала.
   - Сначала тост,- отказался Женя.
   Бокалы наполнили шампанским. Он взял свой бокал и поднялся.
   - Предлагаю выпить за красивых девчонок и сильных парней, за красоту и силу, за любовь и счастье.
   Женя умел хорошо говорить и никогда не упускал возможности блеснуть своим талантом. Над столом зазвенели бокалы.
   - А вот теперь можно и закусить,- сказал Женя, усаживаясь за стол. - Думали напугать стаканом водки? - самодовольно усмехнулся он.- Хотели взять на "слабо"? И не из такой посуды пили.
   - А из такой не приходилось? - как змей-искуситель Богдан крутил в руках хрустальную салатницу.
   Женя посмотрел на салатницу.
   - Из такой не приходилось , - покачал он головой.
   - Что "слабебо"?
   Женя ужасно хотел есть. Ему уже начинало надоедать дурацкое позёрство. Он решил разом покончить со всеми издевательствами и подколками, от которых изрядно разило дешевизной и безвкусием.
   - А бутылку шампанского, по-гусарски, стоя на карнизе, "слабо"? - ответил он вопросом на вопрос.
   Он знал, что Богдану не "слабо", но до последнего надеялся на его благоразумие.
   - А тебе?
   - Мне не слабо,- спокойно сказал Женя.
   Он был уверен в себе.
   - И мне не слабо,- улыбаясь сказал Богдан.
   Женя полез в карман и вывалил на стол жменю помятых купюр и мелочи - всё, что было.
   - Заклад?
   Богдан положил рядом свой толстый бумажник.
   - Заклад.
  
   Начали делать ставки.
   - Ставлю на Евгешу.
   - А я на Бодю.
   На столе выросла гора денег. Принесли шампанское, открыли окно. В комнату ворвался обжигающий морозный воздух. Женя схватил бутылку и запрыгнул на подоконник. Все разом ахнули.
  Держась за раму, он стал одними пятками на скользкий покатый карниз и приложился к бутылке. Он не видел, как появилась Женька, он уже ничего не замечал, в тот момент он о ней не думал. Сделал последний мучительный глоток и, посмотрев вниз, с головокружительной высоты девятого этажа и ловким движением спрыгнул с подоконника на пол.
  Его немного качнуло и на мгновение всё поплыло перед глазами. Спустя мгновение он снова владел собой. Обвёл взглядом комнату, но Женьки нигде не увидел. Богдан был уже на карнизе. Раздался глухой металлический хлопок. Краем глаза Женя заметил, как Богдан сильно качнулся и забалансировал. Всеобщее напряжение достигло апогея. Богдан с трудом удержал равновесие, выпрямился и допил шампанское. Спрыгнув с окна, он с вызовом посмотрел на Женю.
   - Тебе этого не достаточно?- удивился тот.
   В его глазах читалось: - "Ну, как ты мне надоел со своими школьными выходками".
   В глазах Богдана читалось: - "Это всё, на что ты способен?"
   - Ну, Бодяка, держись, сейчас я тебя раздавлю,- в сердцах, угрожающе прорычал Женя, засучивая рукава.
   Все увидели его мощные атлетические предплечья. Богдан понял Женю с полуслова и неподдельно обрадовался.
   - Ага, старая рохля, ещё посмотрим, кто кого раздавит, - задорно воскликнул он и скомандовав он по-хозяйски: - Освободите стол, - тоже стал засучивать рукава .
  
   Посуду убрали в сторону. Поставили табуреты, Женя с Богданом сели друг напротив друга. Руки сомкнулись в стальном замке, секунданты проверили захват, и в воцарившейся тишине началась схватка.
  Багровея и обливаясь потом, до скрежета стиснув зубы, пожирая друг друга глазами: один с вызовом и насмешкой, другой со злостью и раздражением, они слились в одно каменное изваяние.
   Богдан не был таким атлетом, как Женя, и казался в два раза меньше. Но его длинная, жилистая, как плеть, рука не уступала Жениной в силе ни на йоту. За всё время борьбы их руки ни разу не шевельнулись. Ни разу не качнулись в ту или иную сторону - ни на чьей стороне не было перевеса.
   - Ребята, кончайте, победила дружба.
   Но единоборцы не сдавались.
   - Всё, хватит, надоело.
   Не сговариваясь, на них навалились со всех сторон. Возле стола образовалась весёлая свалка. Это сильно разрядило обстановку. Все хохотали и возились на полу.
   - Пожмите руки,- потребовали от друзей.
   Они с радостью по-мужски обнялись. Такие отношения - редкость в наше время. О них говорят: - "За друга - и на нож, и под пулю".
  
   Наконец, все уселись за стол. Поставили дымящееся жаркое. Рядом возвышалась нетронутая гора денег.
   - Кому же достанется банк?
   - Победила дружба.
   - А что будем делать с деньгами?
   - Пропьём.
   Все единодушно поддержали это предложение.
   - Мужикам пиво, а девчонкам шампанское.
   Богдан сказал тост - он тоже умел красиво говорить - выпили, принялись за жаркое.
   - Налетайте на винегрет,- предлагал Богдан, передавая по рукам огромное блюдо с бурячным салатом. - Это моя мама сделала.
   Сосредоточившись на своих тарелках, все усердно работали вилками и ножами. Тишину нарушал лишь включенный телевизор.
  
   - Ну-ка, ну-ка, сделайте погромче ,- заинтересовавшись трансляцией, попросил Женя. - Да тише вы, дайте послушать.
   Он привстал над столом, чтобы видеть экран телевизора. В тишине зазвучал густой баритон телевизионного диктора:
   - ... при поддержке Европейского космического агентства EADS на космодроме Байконур ведётся подготовка к осуществлению первых коммерческих космических полётов на универсальных пилотируемых многоразовых аэрокосмических аппаратах типа "Буран". Всего за полмиллиона долларов любой желающий сможет стать космическим туристом и совершить полуторачасовое путешествие в космос. Специально для ТСН Сергей Володин с космодрома Байконур.
  
   - Выключай ,- скомандовал Женя.
   Он опустился на своё место и с самым отрешённым видом стал уплетать винегрет и жаркое.
   - Никак в космос собрался, Евгеша?
   - Угу,- буркнул тот, не отрываясь от тарелки.
   - А где же ты полмиллиона-то возьмешь?
   - Может, на заводе заработаешь?
   Прокатился лёгкий издевательский смешок. Женя дожевал и совсем простодушно ответил:
   - В лотерею выиграю.
   Смешок усилился.
   - Где мои журналы? Подайте их сюда.
   Ему подали журналы. Он открыл "Астрономический вестник" и показал всем зарегистрированный на рынке лотерейный билет.
   - Читайте,- он ткнул пальцем в билет. - Минимальный гарантированный размер джек-пота 5 000 000 гривен, то есть миллион долларов.
   Прокомментировал Женя во всеуслышание:
  - Как раз хватит и на меня, и на Женьку. Мы вместе полетим.
   Все от души расхохотались.
   - И ты надеешься выиграть джек-пот?
   - И я его выиграю. Я везучий.
   Это ещё больше рассмешило присутствовавших.
   - Кого вы слушаете?- сквозь смех сказал Богдан . - Если он выиграет джек-пот, он и копеечки не потратит. Всё в банк сложит, на депозит. И будет, как царь Кощей, над своим златом чахнуть, а космос в телескоп рассматривать - так дешевле.
   - Спорим, полечу?- положил на стол руку ладонью вверх Женя.
   - На что? - продолжая смеяться, спросил Богдан.
   - На джек-пот, - спокойно сказал Женя. - Если выиграю и не полечу, джек-пот твой. А если полечу, твой "форд-фокус" мой.
   Богдан на мгновение заколебался. Он хорошо знал своего друга и ожидал подобной реакции. Но длилось это недолго. Самолюбие взяло верх. Амбиции - злейший враг здравого смысла.
   - Спорим, - решительно накрыл он своей рукой Женину руку. - Все свидетели, - объявил Богдан.
   Товарищи одобрительно закивали головами.
  
   - Евгеша, тебе проще самому ракету сконструировать, чем на джек-пот надеяться, - снова начали подтрунивать над Женей.
   - Смейтесь, смейтесь, когда-нибудь обязательно сконструирую ,- отшучивался тот.
   - Вот тогда-то в космос и полетишь.
   - И в космос полечу.
   - А нас с собой возьмёшь? - не унимались злые языки.
   - Вас не возьму. Рождённый ползать летать не сможет.
   - Интересно было бы посмотреть на твою ракету.
   -Это зрелище не для слабохарактерных.
   - Конечно, ведь он свою ракету из пивных бутылок сделает. А летать она будет только на чистом спирте.
   - Что вы понимаете в ракетостроении? - Женя со звоном бросил нож и вилку на пустую тарелку.
  
   Нельзя сказать, что он не любил часок-другой за бутылочкой и хорошей закуской потрепаться в кругу старых друзей, но пустой болтовни он на дух не переносил, тем более, когда начинали умничать на счёт того, в чём совершенно не разбирались. Встав из-за стола, с видом крайнего раздражения, Женя вышел из комнаты. Голод он утолил, поэтому за столом делать было нечего. Хотелось устремился всеми мыслями к Женьке, и сердце его затрепетало.
   Женька сидела на кухне одна, в клубах табачного дыма, с сигаретой во рту. Она курила лишь тогда, когда у неё было дурное настроение. Женя отлично знал, чем чревато подобное настроение. Он забрал у неё сигарету и открыл форточку, впуская в кухню свежий морозный воздух. Женька даже не пошевельнулась, даже не повернула в его сторону голову, словно не замечала его. Женя сел рядом и почувствовал, как каждая его клеточка наполняется радостью, восторгом и любовью.
   - Ты меня не любишь, - уставившись себе под ноги, сказала Женька.
   - С чего ты взяла? - удивился Женя. - Это не правда. Ты сама знаешь, как я тебя люблю. Так сильно ещё никого и никогда не любил.
   Женька посмотрела на часы.
   - Ты здесь уже полтора часа и только сейчас обо мне вспомнил. Тебе дружки-горлопаны дороже?
   - Нет, ты моё самое драгоценное сокровище. Дороже тебя у меня никого нет.
   - Раньше ты таким не был. Из кожи вон лез, чтобы мне понравиться. И тебе это удалось. А теперь ты меня только расстраиваешь.
   Её голос дрогнул, по щеке скользнула слеза.
   - Я и не думал тебя расстраивать. Ну, что ты, зайчонок, пожалуйста, перестань.
   В такие минуты Женя чувствовал себя виноватым.
   Обняв подругу он стал целовать её роскошные каштановые волосы. Женька, чуть размякнув от удовольствия, добилась своего, но ей хотелось ещё немного помучить возлюбленного. Уткнувшись носиком в его грубый рыбацкий свитер с высоким воротом, она всхлипывала, вздрагивая всем телом.
   - Ты не забыл, какой сегодня день? - сквозь притворные слёзы спросила Женька.
   Он отлично помнил, какой сегодня день. Как такое можно забыть? Говорят, любви с первого взгляда не бывает. Ложь. Женя полюбил её с первого взгляда. Раз и навсегда, на всю жизнь. Он всё в жизни делал раз и навсегда. Такой у него был характер. За это Женька и полюбила его. Ей нравились настоящие сильные мужчины. Женя был, словно из кремня высечен - сильный и надёжный. За таким и на край света пошла бы.
   А пошла бы? Пока об этом разговора не было.
   - Постой, я же тебе подарок приготовил, - спохватился Женя.
   Он пошёл в коридор и вернулся с большим свёртком из пёстрой упаковочной бумаги, перетянутым широкой розовой лентой с красиво выложенным бантом. У Женьки загорелись глаза. Она сорвала ленту и по варварски, с детской нетерпеливостью, буквально раскромсала свёрток. Там был симпатичный плюшевый заинька.
   - Зайчонок, это тебе, - ласково сказал Женя.
   Женька обеими руками прижала плюшевого заиньку к лицу и, закрыв глаза, с наслаждением вдыхала аромат нового синтетического волокна.
   - Посмотри, какой он симпатяга, - сказал Женя.
   - Да, симпатяга, - согласилась Женька.
   Не выпуская зайца из рук, она бросилась к Жене на шею:
   - Как же я тебя люблю !- откинув всякое притворство, воскликнула она вне себя от счастья.
   - Я тебя тоже, зайчонок.
   Женя хотел подхватить её на руки и закружить до беспамятства. Им помешали курильщики. Кухня снова наполнилась едким табачным дымом. Появился Богдан с гитарой.
  
   - Жентяй, сбацай нам что-нибудь ,- попросил он по-дружески.
   - Я уже забыл, как и гитару в руках держать, - стал отказываться Женя.
   - Да брось ты ломаться. Сбацай, как друга, прошу.
   Женя нехотя взял гитару, смахнул с неё пыль и небрежно, со знанием дела, ударил пальцами по расстроенным струнам.
   - Давненько на ней не играли.
   - Последний раз на мой день рождения,- сказал Богдан.- Ты же тогда и играл.
   Одну за одной Женя стал подстраивать струны. Все с любопытством наблюдали за его колдовством. Кухня битком набилась желающими попеть и послушать. Наконец гитара зазвучала ровным мелодичным перебором.
   - Давай нашу, - попросил Богдан.
   Женя перешёл на рваный бой и начал:
  
   Когда на сердце тяжесть и холодно в груди,
   К ступеням Эрмитажа ты в сумерках приди.
  
   Все дружно хором подхватили:
  
   Держать его махину не мёд со стороны,
   Напряжены их спины, колени сведены.
   Их свет дневной не радует, им ночью не до сна,
   Их красоту снарядами уродует война.
  
   - Молодец, Жентяй, - искренне, по-дружески, похвалил Богдан. - Давай ещё раз эту же.
   - Ребята, давайте лучше споём про оленя, - потребовали девчонки.
   - Про какого ещё оленя?
   И девчонки, не сговариваясь, запели:
  
   Вернись ко мне, олень,
   По моему хотению,
   Умчи меня, олень,
   В свою страну олению.
  
   Женя сходу подобрал нехитрую мелодию и стал подыгрывать девчонкам.
  
   Где сосны рвутся в небо,
   Где быль живёт и небыль,
   Умчи меня туда, лесной олень.
  
   - А, может, про самолёты споём?- предложил Богдан, когда девчонки угомонились.
   - Конечно, про самолёты, - поддержали его.
   - Заводи своё караоке.
   Все весело хлынули в комнату.
  
   Отодвинули стол к окну. Девчонки и парни разделились и, взявшись за руки, встали друг против друга. Богдан включил караоке. Заиграла музыка, цепи ожили и, в такт музыке, начали приближаться друг к другу. Едва коснувшись, как волны, откатывались назад.
   И, наконец, дружно грянули:
  
   Мы, друзья, перелётные птицы,
   Только дом наш лишь тем не хорош,
   На земле не успеешь жениться,
   Ну а в небе жены не найдёшь.
  
   Девчонки:
   - Почему?
   Парни:
   -Да потому что мы пилоты,
   Небо наш, небо наш родимый дом,
   Первым делом, первым делом самолёты.
   Девчонки:
   - Ну, а девушки?
   Парни:
   - А девушки потом.
  
   Пропев остальные куплеты, разгорячённые от движения и близости, все довольные и возбуждённые повалились на диван и кресла.
   Сабантуй удался на славу.
  
  Нечаянная ссора
  
  А любовь у нас с тобой была не длинной.
  Может,просто не дождались мы любви...
  
   - Да, что Бог ни даёт, всё к лучшему, - рассуждал Женя, стоя возле окна в своей холостяцкой однокомнатной квартире.
   - Что ты говоришь? - послышалось с дивана.
   Женька лежала на разложенном диване совсем голая и неприкрытая. В темноте её смуглая кожа отливала чёрно-красной медью. Её роскошные каштановые волосы были разбросаны по подушке. Рядом лежал плюшевый заинька.
   - Я говорю, весёленький сегодня получился сабантуй.
   Женя смотрел на небо. Оно прояснилось и полыхало россыпью звёзд.
   - Ты только посмотри на эту красоту.
   Он подошёл к телескопу и заглянул в окуляр. Женька, растянувшись на диване, отдалась сладкой неге.
   - Смотри сам. Я в этом ничего не понимаю.
   - Такую красоту словами не опишешь, - продолжал восхищаться Женя. - Всё небо, как на ладони.
   Женька нехотя приоткрыла глаза. Тот, с кем было так спокойно, стоял согнувшись, возле телескопа. В мерцании ночного неба на его обнажённом атлетическом теле был виден каждый мускул. Женьке нравились сильные мужчины. Она улыбнулась и снова погрузилась в приятную полудрёму.
   - Сегодня звёзды пылают, как никогда,- заметил Женя, не отрываясь от телескопа.- Особенно ярко горит Альдерамин из созвездия Цефея.
   - Для меня все звёзды одинаковы, - услышал он в ответ.
   - Ну, ты даёшь. Даже невооружённым глазом видно, какие они разные. У каждой из них своя история, своя жизнь, своя судьба, свой характер. Нужно быть слепцом, чтобы не отличить ту же Вегу из созвездия Лиры от Алголя из созвездия Персея, или от Полярной звезды из Малой Медведицы. Или же хвост Дракона от крыла Лебедя. Они такие же разные, как ночь и день, как чёрное и белое, как инь и янь.
   - Красивые названия у звёзд. Они что-то значат?
   - Многие из них заимствованы из древнегреческой мифологии. Вот, например, Кастор из созвездия Близнецов. Эта звезда названа именем героя, участвовавшего в походе аргонавтов, предательски убитого его близким другом.
   Когда смотришь на звёзды в телескоп, кажется, до них можно рукой достать. На самом же деле они очень далеки от нас. Кстати, ты знаешь, что планеты тоже светятся? Вернее, отражают свет звёзд. К примеру, Луна. Она отражает свет Солнца и при этом нагревается до ста тридцати градусов. Представляешь?
   Женька ничего не ответила.
   - Тебе не интересно?
   - Господи, как ребёнок, придумал развлечение и рассматриваешь звёздочки в телескоп.
   - Ничего ты не понимаешь. Ладно, нужно работать.
   Он сел за письменный стол и включил настольную лампу. Женька болезненно зажмурилась и отвернулась к стене.
   - Выключи свет.
   - Потерпи, зайчонок, мне нужно поработать.
   Женя раскрыл тетрадь и стал просматривать записи
   - Понимаешь, зайчонок, я уже почти всё рассчитал. Осталось только перепроверить последние формулы. Если цифры сойдутся, значит - расчёты верные.
   - Кому нужны твои расчёты. Только электричество зря жжёшь.
   - Ошибаешься, без этих расчётов ни одна ракета не улетит.
   - Летают же. И без твоих расчётов прекрасно обходятся.
   - Верно, летают,- согласился Женька.- Только как? Не дальше Земной орбиты, и то с трудом. Вся проблема в двигателях. Слабые мощности у ракетных двигателей. Нужна революция в ракетном двигателестроении. И я эту революцию совершу.
   - Не много ли ты на себя берёшь?
   - Кто-то же должен это сделать. Иначе мы никогда не доберёмся до других галактик.
   - Зачем тебе другие галактики? Тебе что на Земле плохо?
   - Ты, я вижу, совершенно ничего не понимаешь,- Женя отложил записи и повернулся к дивану. - Сейчас я тебе всё объясню.
  - Через пять миллиардов лет Солнце увеличится и испепелит Землю. И жизни больше не будет. Это необратимый процесс. Поэтому нам нужны летательные аппараты, на которых можно будет эвакуировать и людей, и всё культурное наследие человечества на какую-нибудь другую, подходящую для жизни, планету.
   - Ты сумасшедший. Вместо того чтобы делом заниматься, всякой ерундой себе голову забиваешь.
   - Знаешь, сколько заплатят за такое изобретение?
   - Ты думаешь, у тебя что-то получится?
   - Я просто уверен. У меня нет другого выхода. Всё поставил на карту и должен идти до конца. У меня предчувствие в успехе. Я и на завод-то пошёл только из-за того, чтобы меня не дёргали и не мешали спокойно думать.
   - Гоняешься за какими-то призрачными мечтами. А обо мне совершенно не думаешь. Вспомни, когда мы были в ресторане? На твою зарплату сильно не разгуляешься. Брал бы пример со Богдана. И квартиру купил, и машину, и денег полные карманы.
   - И у меня всё будет. Когда-нибудь я весь мир положу к твоим ногам.
   - Не нужен мне весь мир. Мне хочется нормального человеческого счастья. И ни когда-нибудь, а сейчас, пока я молодая.
   - Тебе со мной плохо, зайчонок?
   Женя сел рядом с ней на диван и стал перебирать её роскошные каштановые волосы. Женька повернулась лицом, прячась за ним от нестерпимого электрического света.
   - Нет, не плохо. Но ты меня пугаешь. Порой мне кажется, что ты неудачник и я становлюсь такой же неудачницей, как и ты.
   Эти слова были криком души. Но Женька не обратил на них внимания. Он смотрел на её роскошные каштановые волосы, на её стройное тело и чувствовал, как в нём пробуждается желание.
  Потянул Женю к себе, но она ловко вывернулась из рук.
   - Не трогай меня, - выпалила с обидой. - Я еду домой.
   Вскочила с дивана и начала собираться. Её лицо с крупными выразительными чертами перекосилось от злобы.
   - Ты же говорила, что останешься до утра.
   - Я передумала.
   Женя наблюдал, как она одевается, собирая разбросанные по комнате вещи.
   - Вызови такси.
   Женька заказал такси и, положив телефонную трубку, сказал:
   - Я буду за тебя молиться.
   - Кому? - в голосе девушки слышалась насмешка.
   - Богу,- не обращая внимания на её раздражённый тон, спокойно ответил Женя.
   - Бога нет. Ты сам рассказывал о теории эволюционного развития.
   - Это совершенно разные вещи.
  Человеку нельзя без Бога. Бог - это самое лучшее, что у нас есть, это наша духовность. Если бы не было Бога, мы бы не были людьми. Животные инстинкты сожрали бы нас и превратили в мерзких тварей. А тварей и среди людей достаточно.
   Не хочу быть тварью. Я человек. Таким меня создал Бог по Своему образу и подобию.
   Тварью стать проще простого. Сложнее оставаться человеком. А без Бога это невозможно. Без Бога обязательно, рано или поздно, станешь тварью. Поэтому человеку без Бога нельзя. Бог нужен нам. Просто необходим. Он есть, только не каждый открывает Ему своё сердце. Потому, что многие так же, как и ты, ошибочно думают, что Его нет. Я буду молиться за тебя.
   Зазвенел телефон.
   - Это такси, - заторопилась Женька.
   - Может, останешься?
   - Нет, я еду домой.
   - Постой, я дам тебе денег.
   - Не надо, у меня есть.
   И схватив пальто и сумку, не попрощавшись, вылетела из квартиры. Впопыхах она забыла о своём подарке и вспомнила о заиньке только в такси, но возвращаться за ним не захотела. Её душили обида и злоба.
  
  Через тернии к звёздам
  
  И все круче, круче, круче, круче полет,
  Через тучи, через звезды, все вперед,
  Всех земных пассажиров с собой я зову -
  Я билеты до звезд вам продам наяву!
  (из песни начала космической эры)
  
   Стоя у окна, Евгений наблюдал, как машина тронулась и исчезла в темноте переулка. Потом посмотрел на голые, чёрные, припорошённые снегом, ветви деревьев, за которыми виднелась белая плоскость затянутого льдом озера. За озером возвышались здания университетских общежитий. Небо светилось звёздным заревом.
  Женя перевёл взгляд на небо.
  
   - Да, Альдерамин сегодня горит особенно ярко. И всё небо пылает, как будто его подожгли.
  - Ну, что ты, брат Альдерамин? Как ты там поживаешь, в глубинах мирового пространства? Когда-нибудь я до тебя доберусь. Когда-нибудь мы потолкуем с тобой с глазу на глаз. Нам есть, о чём поговорить. Сколько неразгаданных тайн ты прячешь за толщей световых лет? Не смейся, близок тот час, когда я до тебя доберусь.
  - Ты говоришь, Вселенная мне не по зубам? Ошибаешься. Вселенная - мой дом. И ты в нём не хозяин. Потому что я человек, а ты всего лишь газовый шар. Таких как ты миллиарды во вселенной. Придёт время, и я обуздаю твою смертоносную энергию, и заставлю работать на себя. Ты ещё увидишь, как оживёт Вселенная, как расцветут пышными садами мёртвые космические просторы. Вот так-то, брат Альдерамин. Уж очень ярко ты сегодня светишься. Вижу, настроение у тебя хорошее. Радуйся, веселись, наша встреча не за горами.
   Жене показалось, что на мгновение вокруг звезды появился и тут же исчез еле заметный радужный ореол.
   - Ага, ты меня слышишь, - обрадовался Женя. - Я знал, что ты меня слышишь. Когда-нибудь мы с тобой обязательно встретимся. Передай это всем. Пусть вся Вселенная знает об этом.
  
   Женя частенько разговаривал со звёздами. Для него они были, как живые. Он знал их все до одной и безошибочно мог определить их месторасположение. Учился понимать их далёкие беззвучные голоса. Чувствовал постоянную связь с ними. Наблюдал за ними в телескоп и ощущал себя неотделимой частью этого громадного, великого, почти совсем непознанного мира.
   Он мог часами наблюдать за звёздным небом.
  
   - Всё, хватит, нужно работать,- сказал сам себе Женя.
   Он был одержим идеей создать ракетный двигатель. Уже пять лет работал над этим. Детская мечта стать космонавтом воплощалась на бумаге в виде расчётов и формул. Для этого пришлось самостоятельно осваивать термодинамику, ядерную физику, радиоэлектронику и ряд других специальных дисциплин. Колоссальный труд был проделан за последние годы. Его упорству и твёрдости мог позавидовать всякий.
  Он закалял себя ежедневными изнуряющими аскетическими занятиями. Заставлял трудиться и это приносило результаты. Медленно, но уверенно он продвигался вперёд, пытаясь достичь непостижимое, пытаясь объять необъятное, пытаясь расширить предел человеческих познаний и возможностей. Он страстно хотел полететь в космос и делал для этого всё возможное. Он работал над фотонным ракетным двигателем.
   - Когда-нибудь я обязательно создам его и полечу в космос,- сказал сам себе Женя.
   Он твёрдо верил в то, что сказал, и в этом был залог его успеха.
  
  Евгений отошёл от окна и заметил на диване заиньку.
   - Оставила тебя твоя хозяйка, косой. Так торопилась, что даже не вспомнила о тебе. Не обижайся, она хорошая и добрая. Это я виноват во всём. Разозлил её своей нерасторопностью. Вот она тебя и забыла впопыхах.
  - Дубина я дубина неотёсанная, не умею, видно, с женщинами обращаться.
  - Не вешай нос, косой. Вернётся ещё твоя хозяйка. А мне нужно работать. Хочешь, пойдем со мной. И тебе не скучно будет, и мне веселей. Без труда, косой, и рыбку из пруда не вытащишь. Слыхал об этом? Так что будем трудиться.
  - Знаю, что отдыхать лучше. Но под лежачий камень, косой, вода не течёт. Поэтому нужно заставлять себя. А иначе ничего не добьешься. Бери пример с меня. Думаешь, я не устал? Ещё как устал. Думаешь, мне не хочется вот так вот поваляться на диване и отдохнуть? Ещё как хочется. Но я заставляю себя и тружусь.
  - Ты спросишь, что мне это даёт? Когда получается - великое удовлетворение, когда нет - душевные муки. Но не муки отчаяния и безнадёжности, а муки творчества, в которых рождается успех. Это приятные муки. Пойдём, косой, рассвет уже скоро, а мы с тобой ничего ещё не сделали. Видно поспать у нас с тобой сегодня не получится.
   Он взял заиньку и посадил его на письменный стол рядом с настольной лампой. Работы был непочатый край.
  
   За окном начинало светать. Звёзды меркли и растворялись в проясняющемся небе. Мороз крепчал и потрескивал, словно поленья в печурке. Прилетели синички, заглянули в окно. Цок-цок, коготками по карнизу, цок-цок, клювиками по стеклу. На гвозде, вбитом с наружной стороны в оконную раму, был надет большой кусок свежего сала: - Кушайте, синички-сестрички. Для вас это самое лучшее лакомство в лютые морозы. Потерпите чуть-чуть. Уже недолго осталось. Всего две недели.
  
   Через две недели началась весна. Февральские холода сменились промозглой мартовской слякотью. Впрочем, в этом не было ничего удивительного. Март есть март.
   Март и должен быть таким - промозглым и слякотным, размышлял Евгений стоя на городском пустыре, расположенном на самой окраине города. За пустырём начинались дачные посёлки. Он ждал Женьку.
   С одной стороны пустырь огибала река, поросшая ивняком и кустарником, с другой - высоко насыпанная объездная дорога. Вдали за рекой виднелись шиферные крыши дачных домиков. Над дорогой нависала серая дымка, в которой время от времени мелькали забрызганные грязью автомобили.
   Посреди пустыря рос огромный, стройный, как парус, белый тополь с широким серо-зелёным стволом в два обхвата и мощными змеевидными корневищами, уходящими глубоко в землю.
   Ещё недавно здесь была тополиная роща. Летом, на выходных, сюда съезжались со всего города отдохнуть, покупаться, поваляться на травке в тени. Женя и сам не раз отдыхал здесь - сначала с родителями, когда был ещё маленьким, а потом и с друзьями.
  
   Несколько лет назад на этом месте решили построить новый жилищный массив. Рощу выкорчевали, деревья распилили и вывезли - на том всё строительство и кончилось. Так появился городской пустырь, весь вывороченный и перепаханный, точно после бомбёжки.
   Не понятно, каким чудом уцелел этот тополь. Пятнадцатиметровым красавцем возвышался он теперь над грязным замусоренным пустырём, и в его голых и чёрных от холода и влаги ветвях с воем и скрежетом путался и рвался разгулявшийся на воле ветер.
   Женя подошёл к тополю и провёл ладонью по шершавому стволу. Тополь рос на небольшом взгорке, с этого места хорошо просматривалась вся дорога. Женя посмотрел на дорогу, потом на часы. Девушка опаздывала. Он стал прохаживаться возле тополя, потирая окоченевшие от холода руки, время от времени поглядывая то на дорогу, то на часы. Наконец подъехал автобус, и из него вышла Женька. Он сразу узнал её по розовому берету и плащику.
   Когда автобус отъехал, Женька окинула взглядом пустырь. Она спустилась по насыпи вниз и направилась к месту встречи. Ветер безжалостно трепал и приподымал её розовый плащик, обнажая стройные ножки в чёрных капроновых чулках. Одной рукой она придерживала плащ, другой - берет, из-под которого густыми локонами выбивались роскошные волосы. Женя поспешил ей навстречу. Женька даже не взглянула на него, когда он подошёл. Она была чересчур серьёзна и неприветлива. Женя попытался её обнять, но она отстранилась.
   - Я уже думал, что ты не приедешь,- сказал он, пытаясь разгадать, что кроется под её нахмуренным личиком .- Почему ты захотела встретиться именно здесь? На пустыре так ветрено. А ты легко одета. Тебе не холодно?
   - Нет, мне не холодно.
   - Мы давно не виделись. Я тосковал по тебе.
   Они не виделись целых три дня. Для Жени это был огромный срок.
  Женька ничего не ответила, лишь сказала:
   - Пойдём к реке.
   Они не спеша направились к зарослям ивняка, за которыми пряталась река, обходя прихваченную морозом грязь и покрытые тонкой ледяной коркой лужи. Шли молча. Женька - впереди, сосредоточенно уставившись себе под ноги, Женя - чуть сзади, растерянно глядя по сторонам, испытывая непонятное чувство вины.
  
   Стая потревоженных ворон с шумом и карканьем поднялась в свинцовое небо. Немного покружив над рекой, не желая покидать насиженных мест, птицы снова опустились в заросли ивняка. Возле реки кое-где ещё лежал снег. Река казалась мёртвой. Рыхлый, с чёрными зияющими промоинами, лёд ещё сковывал берега. Чтобы разрядить обстановку, Женя слепил снежок и с силой запустил его. Снежок шлёпнулась прямо в промоину, подняв фонтан брызг.
   - В самое яблочко,- обрадовался Женя, пряча в карманы, застуженные руки.
   Украдкой посмотрел на Женьку - ни один мускул не дрогнул на её лице, она была непробиваема. Новый приступ чувства вины нахлынул на него. Он ненавидел подобную неопределённость. Уж лучше бы она наорала на него, или набросилась с кулаками - что угодно, только не это безжизненное молчание.
  Не находя себе места, как провинившийся школьник, он стоял рядом с ней в невыносимом ожидании. А она, словно не замечала его, долго смотрела на рыхлый потрескавшийся лёд реки, на ледяную кашу в промоинах, на еле заметное движение воды подо льдом. Видно было, что и у неё на душе не ладно. Женя знал это наверняка и с обречённостью приговорённого готовился к самому худшему. Ему больно было смотреть на неё:
   - Не мучай себя.
   Женька метнула на него искромётный взгляд. Она задыхалась от ярости.
   - Ты твёрдо решил?- преодолевая разъединяющий их барьер, спросила она.
   - Да,- не задумываясь, ответил Женя.
   Словно камень упал с плеч.
   Казалось, Женька ждала этого "да", была готова к тому, что Женя ответит именно так. В тот же миг вся накопившаяся в ней ярость, освобождая её, вырвалась наружу.
   - Тогда прощай, - быстро и совершенно бесстрастно сказала она и, резко повернувшись и ничего не сказав, пошла назад, к объездной дороге. Она сказала это так, точно ударила.
   В мгновение ока одним неимоверным движением Женя преградил ей дорогу.
   - Постой,- сказал он, схватив её за руку.
   - Нам не о чем больше разговаривать. Всё кончено.
   Она с трудом высвободилась и попыталась пройти, но Женя не отступал.
   - А как же я?
   - Мне наплевать на тебя.
   - Не ври. Я знаю, ты меня любишь. И я тебя люблю, и не смогу без тебя.
   - Ты любишь самого себя и свой космос. И никто тебе больше не нужен.
   - Мне нужна ты. Я хочу на тебе жениться. Хочу, чтобы мы жили вместе, хочу, чтобы у нас были дети.
   - Я и сама раньше этого хотела. Но теперь всё кончено.
   - Из-за денег?
   - Не в деньгах дело.
   - Из-за этого проклятого миллиона?
   - Я повторяю, не в миллионе дело.
   - А в чём же тогда?
   - Дело в тебе. Этот миллион, твой единственный шанс вырваться из серой обыденности и никчёмного существования. Второго такого шанса у тебя никогда не будет.
   - Ты считаешь, что с миллионом моя жизнь станет лучше?
   - По крайней мере, безбедной и счастливой, если тратить деньги с умом.
   - За деньги счастье не купишь.
   - А разве это не счастье, когда те, кого ты любишь, ни в чём не нуждаются? Или ты думаешь, что сможешь обеспечить семью на свою мизерную зарплату?
   - Живут же люди.
   - Не живут, а прозябают? Ты хочешь, чтобы и твои дети прозябали?
   - Нет.
   - Тогда шевели мозгами.
   - Я понимаю, куда ты клонишь.
   - Я не клоню, а пытаюсь тебе объяснить.
   - Но почему ты не хочешь понять меня?
   - Ты эгоист. Ты думаешь только о себе.
   - Ты отнимаешь у меня мечту.
   - Сам решай, что тебе дороже: семья или какая-то мечта. Впрочем, ты уже всё решил. Поэтому прощай. Лети, куда хочешь, хоть к козлу на рога.
   - Ты полетишь со мной?
   - Нет.
   - Почему?
   - Я тебе уже говорила.
   - Скажи ещё раз.
   - Хорошо, скажу,- не в силах больше сохранять спокойствие взорвалась Женька. - Я живу здесь, на Земле, и мне наплевать на твои звёзды и на твой космос, и на то, что будет через пять миллиардов лет. Я не хочу прозябать, как все остальные. Я хочу жить и радоваться жизни. И мне нужен нормальный муж, который будет любить меня, а не свои звёзды. Понял?
   Женька была вне себя. Его душила ярость. Она с силой оттолкнула Женю и быстро пошла к дороге. Всё произошло настолько неожиданно, что Женя не удержался на ногах и грохнулся навзничь в грязный подтаявший снег.
   Он не стал догонять и останавливать Женьку. А лежал на холодном мокром снегу и наблюдал за тем, как она шла через пустырь, не выбирая дороги, прямиком по грязи и лужам. Отчаянный ветер безжалостно трепал её розовый плащик и два раза срывал с головы берет. Она поднимала его с земли и, отряхнув, снова одевала на голову.
   Женя чуть не расплакался от обиды и бессилия.
   Когда Женька добралась до насыпи, подъехал автобус. Она вошла в салон, и автобус растворился в серой дымке, обволакивавшей дорогу. Только тогда Женя встал и пошёл следом.
  
  Испытания перед полётом
  
  Я спешу, спешу, спешу, спешу за звездой,
  Я дышу, дышу, дышу, дышу своей мечтой,
  И земных пассажиров с собой я зову -
  Я билеты до звезд вам продам наяву!
  (из песни начала космической эры)
  
   Две недели прошло с тех пор, как Женя выиграл джек-пот в "Лото Миллионер". Он единственный угадал все номера во всех игровых полях и стал победителем финального розыгрыша. Теперь на его счету в Сбербанке лежало пять миллионов гривен.
   Ему неимоверно повезло - в один миг, неожиданно для себя, он стал обеспеченным человеком. Казалось бы, его жизнь должна была полностью перемениться. Любой другой на его месте, не задумываясь, ушёл бы с завода, капитал вложил бы в какой-нибудь выгодный бизнес, на дивиденды построил бы шикарный особняк на берегу реки, окружил бы себя королевским комфортом и жил припеваючи.
   Ничего подобного в его жизни не произошло и не намечалось. С завода уходить он не собирался, хотя и не исключал такой возможности, и ни о каком бизнесе вообще не думал. Что же касается материальных благ, то для него они ценности не представляли. Он приучил себя обходиться лишь самым необходимым, считая, что излишества только развращают человека. А развращённым ему никак нельзя было быть. Таким в космосе места нет.
   Но это не значит, что он был чёрствым сухарём, чуждым всему человеческому. Он был нормальным парнем. Тоже хотел и жизненного уюта, и комфорта. Поэтому без лёгкой эйфории не обошлось. Деньги свалились ему, что называется, как ком на голову. И, разумеется, (а иначе и быть не могло) вскружили ему голову. Но ненадолго.
   Эйфория быстро прошла, уступив место здравому смыслу и расчёту. Женька назвала это безумием. Но на Женю её заявление не произвело особого впечатления. У него было своё мнение по поводу того, как распорядиться деньгами. Для того, чтобы изменить его, нужны были более веские основания нежели те, которые предлагала она. Но Женя был твёрд в своих желаниях и поэтом заслужил прозвище - осёл.
   В конце концов, коса нашла на камень. Они круто разругались и остались каждый при своём мнении, так ничего друг другу и не доказав.
  
   Последний разговор на пустыре не внёс никакой ясности в их отношения, лишь только усугубил сложившуюся ситуацию, незаметно подталкивая их к критической черте неминуемого разрыва. Они чувствовали это и каждый по-своему глубоко переживали. Переживали потому, что продолжали любить.
   И, тем не менее, никто не уступал. Женька до бешенства и умопомрачения злилась на Женю и обижалась. Конечно же, ведь он обманул её надежды и ожидания самым подлым и предательским способом. Она не хотела его больше видеть и знать. А он, как на зло, не оставлял её в покое. Звонил через каждых полчаса, назначал встречи , подкарауливал у подъезда.
   Редкие переговоры не принесли желаемых результатов. Но Женя, с упорством стенобитного орудия, продолжал крушить Женькины бастионы. Она больше не могла выносить его форсированную осаду. Издёргалась, устала и была похожа на выжатый лимон. Эта нервотрёпка вымотала из неё всю душу.
   Так продолжалось до тех пор, пока в один прекрасный день она просто не исчезла. На самом же деле она поехала погостить к своей подруге по университету в Житомир. А родителей упросила ничего и никому не говорить, чтобы, ни дай Бог, Женя не вздумал её разыскивать. При встрече ей пришлось, краснея и запинаясь, выдумывать какую-то нелепую и неправдоподобную историю и врать ему.
   Евгений сразу всё понял и оставил подругу в покое. А через пару дней позвонил Богдан. У них состоялся долгий и неприятный разговор. И касался он Женьки.
  Жене не понравилось, как Богдан разговаривал с ним, и подумал, что это она попросила его позвонить. Богдан что-то знал, но до конца не договаривал. Жене это показалось подозрительным. Он не хотел обвинять друга в нечистоплотности или двойной игре, но других объяснений он не находил. Предательство друга для него было не менее страшным ударом, чем разрыв с любимой девушкой. Но это ещё нужно было доказать. А чтобы доказать это, требовались неопровержимые улики.
   Он нагрянул в домой к Богдану. Ему было необходимо высказать другу свои тревоги.
   Снова состоялся долгий и неприятный разговор со взаимными обвинениями и упрёками, который закончился ничем. Позиция Богдана была тверда и однозначна, он был на стороне Женьки и не скрывал этого, и опять-таки чего-то не договаривал. Это больше всего раздражало Женю. Из-за этого-то они и сцепились. Женя так ничего и не добился, и ушёл восвояси, взбешённый и раздражённый поведением друга. Они расстались врагами. Между ними пролегла пропасть непонимания и непримиримых противоречий.
  
   Некоторое время после этого они не виделись. За это время Женя дважды съездил в Москву, в недавно открывшийся там офис Европейского космического агентства EADS. Заключил с агентством договор на осуществление коммерческого полёта в космос на борту пилотируемого космического аппарата "Ariane", созданного на базе многоразового аэрокосмического аппарата "Буран". Прошёл предварительное медицинское обследование в космическом центре и внёс предоплату за полёт. Он был первым клиентом агентства, в связи с этим ему сделали презентационную скидку, снизив стоимость оплаты. Женя хоть и был безразличен к деньгам, но такая экономия его только порадовала.
   На оставшиеся деньги в будущем он планировал построить небольшую исследовательскую лабораторию и прикупить кое-какое оборудование и материалы, которые понадобятся ему для создания, наладки и испытаний его детища - фотонного ракетного двигателя.
   Космический аппарат "Ariane", на котором Жене предстояло совершить полёт в космос, был рассчитан на экипаж, состоящий из двух пилотов и четырёх пассажиров. Прежде чем совершить полёт, все члены экипажа должны были пройти курс подготовки в знаменитом Звёздном городке, где в своё время готовились все советские и российские космонавты, начиная от Юрия Гагарина и заканчивая нашими современниками.
   Комплектация экипажа была тщательной и неторопливой. Не всякий желающий мог полететь в космос. Отбор кандидатов основывался, прежде всего, на результатах медицинской комиссии и психофизиологических тестов. Женя, слава Богу, на здоровье не жаловался. Он без труда прошёл комиссию, сдал все тесты и первым был зачислен в экипаж. Теперь ему оставалось ждать окончательного укомплектования экипажа и вызова в Москву.
  
   Тем временем объявилась Женька. Начались занятия в институте.
   Женя попытался встретиться с ней и поговорить, но из этого ничего не вышло. Везде, где бы она ни бывала, её неотступно сопровождал Богдан, ограждая от посягательств со стороны. Между ними снова произошёл конфликт. На этот раз Женя не церемонился в выражениях и высказал прямо в глаза всё, что он думает. Богдан тоже, не стесняясь в выражениях, ответил тем же с не меньшей хлёсткостью и откровением. До драки дело не дошло, но после разговора воспылали лютой ненавистью и желанием уничтожить друг друга. Так и было. Это желание не давало покоя и жгло изнутри, толкая на поступок, который должен был привести к развязке.
  
   Развязка оказалась неожиданной. Как-то вечером, когда Женя вернулся с работы и уже собирался засесть за свои расчёты, позвонил Богдан.
   - Я внизу, у подъезда. Спустись, нужно поговорить.
   Женя накинул куртку и пулей сбежал вниз. Богдан приехал на "форде". Перегнувшись через пассажирское сидение, открыл дверь.
   - Садись, - сказал он, не поздоровавшись и не протянув руки.
   Женя сел и захлопнул дверь.
   - Прокатимся?- предложил Богдан.- Пристёгиваться не надо, - остановил Женю, когда тот потянулся за ремнём безопасности.
   Женя ничего не ответил, лишь отпустил ремень и положил руки на колени. Богдан завёл двигатель, и они поехали.
   Сделав круг по городу, выехали на Петропавловскую и оттуда спустились вниз, к Харьковскому мосту. Всю дорогу молчали. Богдан щёлкнул клавишей, и в салоне стало тепло и комфортно. Незаметно Женю разморило, и он начал клевать носом.
   На перекрёстке Харьковской и Героев Сталинграда, когда Богдан совершал левый поворот, машина неожиданно заглохла на встречной полосе. Прямо на них из сумеречного полумрака на бешеной скорости неслись ослепительно фары, за которыми вырисовывался еле различимый силуэт грузового автомобиля.
   Судорожно вцепившись в сидение, не в силах оторвать взгляд от приближающегося зарева, Женя смог выдавить из себя лишь нечленораздельный глухой стон. Раздался истошный визг тормозов. Женя закрыл глаза и приготовился к самому худшему. В этот момент "форд" вздрогнул, ожил и сорвался с места.
   Когда Женя открыл глаза, они уже ехали по Героев Сталинграда в направлении проспекта Шевченко. Он посмотрел на Богдана. Тот добродушно улыбнулся ему. За видимым добродушием читалась скрытая издёвка.
   - Наложил в штаны?
   - Наложил,- вспыхнув звериной злобой, процедил сквозь зубы Женя и отвернулся к окну.
   С проспекта они повернули на Троицкую, с Троицкой - к Псельским баням. Возле бань развернулись и поехали вниз к реке, в направлении Старой колыбы. За колыбой начиналась грунтовая дорога, которая тянулась вдоль берега до усадьбы Харитоненко.
   Остановились возле Обкомовского пляжа, и вышли из машины. Пляж был пустынным и голым. У воды стояли лавочки и раздевалки. Они не спеша направились туда. Наконец, Богдан остановился и спросил:
   - Ну, как тебе машина?
   - Нормальная,- без особого восторга ответил Женя.
   - Она твоя. Ты её выиграл,- сказал Богдан и небрежно, с вызовом, швырнул ключи прямо Жене в лицо.
   И в тот же миг, что было силы, засадил ему с левой в ухо. Удар был настолько неожиданным и ошеломительным, что Женя едва не потерял сознание. В глазах потемнело, брызнули искры, но на ногах устоял.
   Придя в себя, он, как разъярённый тигр, бросился на Богдана и начался настоящий мордобой. Они били друг друга наотмашь, куда попало, вкладывая в удары силу, злобу и ненависть. Драка длилась недолго - всего лишь несколько минут. Но за это время они отделали друг друга так, что и родная мать не узнала бы. Лица мгновенно опухли от многочисленных ссадин и рассечений, и стали похожи на одно сплошное кровавое месиво, разбитые кулаки были все в крови. Всё болело и ныло. На теле не было ни одного живого места. Выдохшись и обессилев, они повалились на землю.
   Богдан нашарил на земле ключи и сунул их Жене. Женя с трудом отвёл его руку в сторону. Богдан начал сопротивляться. Между ними завязалась вялая борьба кто кого, которая закончилась ничем.
   - Машина твоя, ты выиграл спор, - сказал Богдан, с трудом шевеля опухшими кровоточащими губами.
   Он попытался встать, но Женя удержал его, навалившись всем телом ему на ноги.
   - Отдай Женьку ,- сказал он, не отпуская Богдана.
   - Раньше думать надо было. Теперь поздно. Она к тебе не вернётся, - отпихиваясь руками прорычал Богдан.
   - Хочешь откупиться машиной? - прорычал в ответ Женя.
   - Ты её честно выиграл. А Женьку оставь в покое.
   - Не оставлю.
   - Оставишь.
   Они одновременно потянулись друг к другу и, сцепившись, покатились в воду. Холодная вода привела их в чувство. Богдан с трудом оторвался от Жени, встал и, пошатываясь, пошёл с пляжа. Женя тоже встал, подобрал с земли ключи и швырнул их Богдану в спину.
   - Мне Женька нужна, а не твоя машина, - рявкнул в сердцах.
   Богдан остановился и поднял ключи.
   - Как знаешь. Моё дело предложить, твоё - отказаться. А Женьку не трожь. Я за неё горло перегрызу.
   Женя снова хотел ринуться на него с кулаками, но изнеможённое тело больше не слушалось. Он оступился и неуклюже шлёпнулся в воду, уткнувшись носом в мокрый холодный песок. Это позабавило Богдана. Он злорадно расхохотался, завёл машину и укатил с пляжа.
  
  Четырнадцать минут
  
  Заправлены в планшеты космические карты,
   И штурман уточняет в последний раз маршрут.
  Давайте-ка, ребята, закурим перед стартом:
  - У нас еще в запасе четырнадцать минут.
  (из песни начала космической эры)
  
   Женя получил хороший урок.
   До отъезда в Москву он отлёживался и зализывал раны. Жить ему не хотелось. В Москву уезжал с тяжёлым камнем на сердце.
  
   Впрочем, хандра прошла быстро. Бурная жизнь Звёздного городка сразу затянула в свой головокружительный водоворот событий и новых впечатлений. Проблемы, переживания и угрызения совести остались в стороне. На них просто не хватало времени.
   Подготовительный курс был рассчитан на месяц. Нужно было овладеть необходимыми теоретическими знаниями и навыками обращения с оборудованием и аппаратурой космического корабля. График был плотным. Занятия начинались с раннего утра и заканчивались поздно вечером.
   Физкультура была основой, на которую нанизывалось всё остальное. Большое внимание уделялось гимнастике, играм с мячом, прыжкам в воду, плаванию, упражнениям на турнике и брусьях, занятиям на батуте, способствующим выработке навыка свободного владения телом в пространстве, повышающим способность организма переносить длительные физические нагрузки.
   Эту цель преследовали и прыжки с парашютом, которые проводились на Чкаловском аэродроме. Упражнения на центрифуге предназначались для подготовки организма к перегрузкам, возникающим на старте космического корабля и во время его спуска. Вибростенд имитировал вибрацию корабля во время работы ракетных двигателей.
   Привыкание к состоянию невесомости производилось во время полётов на скоростных реактивных самолётах. Сурдокамера служила для укрепления нервно-психической стойкости организма на случай обрыва связи с Землёй.
   В перерывах между тренировками преподавалась теория. Теоретический курс охватывал широкий круг дисциплин, среди которых были и астрономия, и геофизика, и космическая медицина, и основы ракетной и космической техники, словом, всё то, что Женя знал не хуже многих профессоров.
  Лекции читали ведущие специалисты, конструктора, научные сотрудники и технические разработчики из Московского авиационного института, Института военной медицины, из МГТУ имени Баумана и Реактивного научно-исследовательского института. На Женю сразу же обратили внимание и заинтересовались его разработками, которые тот привёз с собой.
   Всю последнюю неделю занимались на стенде-тренажёре - макете кабины космического корабля. Обживали её, привыкали к каждому датчику, к каждой кнопке, отрабатывали все необходимые в полёте движения, доводили их до автоматизма.
   Пассажирская кабина, герметичная и изолированная от кабины пилотов, на случай аварии была оборудована автономными системами катапультирования, ручного управления, ориентации, приземления, терморегуляции, кондиционирования воздуха и регулировки давления.
   Много времени уделялось тренировкам по налаживанию связи с Землёй при помощи разных радиоканалов.
   Кабина была достаточно просторной, чтобы позволить космическим туристам в полной мере насладиться состоянием невесомости. Огромные иллюминаторы, сделанные из жаропрочного стекла, предоставляли возможность широкого панорамного обзора.
   Кресла космонавтов были установлены под углом, который позволял максимально снизить все перегрузки во время взлёта и посадки. В кресла были вмонтированы ременные и парашютные системы, катапультные и пиротехнические устройства и всё необходимое для вынужденной посадки - аварийный запас еды, воды и снаряжения, радиостанция для связи и пеленгации. В каждом кресле находилась система вентиляции скафандра, парашютное и кислородное устройства.
   Последние занятия проводились в полной экипировке космонавта.
  Она состояла из тёплого мягкого комбинезона с вмонтированными в него лёгкими удобными датчиками, способными передавать через радиоканалы на Землю физиологические параметры организма - биотоки сердца, колебания пульса, дыхательные движения грудной клетки;
  защитного скафандра со встроенными устройствами вентиляции, терморегуляции и регулировки давления, обеспечивающими жизнедеятельность организма даже в случае разгерметизации кабины корабля.;
   эластичного облегающего шлемофона с устройством радиосвязи, и гермошлема, похожего на шлем пилота, с огромными солнцезащитными очками.
  
   Месяц пролетел, как один день.
   С космодрома получили сообщение, что подготовка комплекса корабля успешно завершена и корабль к пуску готов. На заседании комиссии специалистов назначили дату полёта и в тот же день все члены экипажа, группа медиков и инструкторов вылетели спецрейсом на космодром.
   Тренировочные занятия на космодроме продолжались в том же ритме, что и в Звёздном городке. Лишь в предполётный день космонавтам дали полный отдых. Вечером, после ужина, им прикрепили датчики регистрации физиологических функций организма, подобные тем, что прикрепляли во время тренировок. Потом померили артериальное давление, температуру, пульс и объявили отбой.
   Подъём назначили в пять тридцать. После физзарядки и утреннего туалета - завтрак. После завтрака - медицинский осмотр и проверка записей приборов контроля физиологических функций организма, на основании чего был составлен медицинский протокол. И только после этого космонавтов начали экипировать. Проверка устройств, вмонтированных в комбинезон, скафандра и шлемофона была тщательной и заняла немало времени.
   В восемь подали специально оборудованный автобус. Кресла в автобусе напоминали кресла кабины космического корабля. Они были подключены к источникам кислородного и электрического питания и оборудованы устройствами вентиляции скафандра.
  
   Утро было тихим и погожим. В чистом небе, почти над самой линией горизонта, серебрилось восходящее солнце. Лёгкий ветерок весело гулял по широкой бескрайней степи, тормоша и пригибая к земле пожухлую траву. В воздухе ощущался запах весны.
   Сидя в удобном комфортном кресле, Женя всю дорогу до стартовой площадки смотрел в окно и думал о своём - о Женьке. Уже прошло больше месяца с тех пор, как они виделись в последний раз. Он сильно скучал и хотел поскорее встретиться, чтобы упасть перед ней на колени, рассказать, как любит её. Былые обиды давно уже перемололись в любящем сердце, осталось лишь неизгладимое чувство вины за то, что вёл себя, как последний кретин, за то, что отрёкся от неё, за то, что променял на свои идеалы.
   - Вот и получил по заслугам, - рассуждал Женя, глядя в окно. - Она и ушла к Богдану. А что ей оставалось делать? Кто бы ещё защитил её от такого кретина, как я. А Богдан поступил, как настоящий мужчина. Я бы на его месте поступил бы так же.
  
   Рядом, в полной экипировке, тихонько посапывал Масайоси Сон - японский миллиардер. Председатель совета директоров компании Softbank, прямой потомок племени айну, пришедшего в Ниппон (так он называл свою родину) с Азиатского континента 2200 лет назад. Член императорской фамилии (свою родословную он исчислял с эпохи Хэйан, от императора Каму), истинный самурай, живший по суровому кодексу воинской чести. Искусству самурая, Бусидо, он обучался в буддийских монастырях. Там же он постиг технику буддийской медитации - дзен и боевых искусств. Он был очень образован, имел дипломы Оксфорда и Сорбонны, знал многие языки, в совершенстве владел английским, не плохо объяснялся по-русски. В свои пятьдесят четыре он был здоров и крепок, как богатырь. Полёт в космос он рассматривал, как одну из ступеней внутреннего саморазвития, воспитания и совершенствования духа, познания себя через познание мира. Его мировоззрение строилось на религиозной философии буддизма. При этом он был прогрессивным человеком и интересным собеседником.
   Напротив, через проход, в скафандрах и гермошлемах, сидели Люба Коровка - белорусская тяжелоатлет. Абсолютная чемпионка Европы, неоднократная победительница чемпионатов мира, золотой призёр олимпиады в Пекине, обладательница многих мировых рекордов.
   И Лёня Сидоров, самый обычный российский олигарх, четвёртый в списке богатейших людей России, нефтегазовый магнат, владелец контрольного пакета акций "Россибгаз", хозяин трёх алюминиевых заводов. Дальше можно не продолжать.
   Все они были людьми разными, но каждый, по-своему, успешными. Может быть, это и объединяло их. За месяц совместной жизни в Звёздном городке они сильно сдружились и стали по-настоящему сплочённым звёздным экипажем.
  
   Между Лёней и Любой завязался лёгкий роман. Они были Жениными ровесниками, людьми молодыми, жизнерадостными и любвеобильными. Люба - мощная фигуристая, и Лёня - настоящий сибирский медведь, они были друг другу под стать. Всю дорогу до стартовой площадки они ворковали, пересыпая воркование весёлым смехом.
   Когда показался белоснежный корпус космического корабля, все замолчали и приникли к окну. Женя легонько толкнул локтем Масайоси Сона. Тот моментально открыл глаза, как будто и не спал. По мере приближения корабль увеличивался в своих размерах, возвышаясь над стартовой площадкой шестидесятиметровой громадиной.
   Женя снова подумал о Женьке: - А вдруг не захочет вернуться? Что тогда делать? Как тогда быть?
   Ощутил лёгкий упадок сил и болезненный наплыв апатии: - Конечно же, не простит. Я бы не простил. Да и зачем я ей такой нужен. Она, наверное, обо мне уже и думать забыла.
   Знал бы он, где она, и о чём думает.
  
   А ведь она была уже совсем рядом. Считанные километры оставались до космодрома. Она нервно поглядывала на часы и умоляла Богдана прибавить скорость. Стрелка спидометра зашкаливала за отметку сто шестьдесят. А ей казалось, что они ползут, как черепахи. При встречных порывах ветра "форд" вздрагивал и чуть ли не отрывался от дорожного покрытия. По крайней мере, ей так казалось.
   - Как жаль, что нет крыльев, - с досадой подумала Женька.
   Она спешила, боялась опоздать. Хотела успеть до старта увидеть Женю, сказать ему, что любит, что не может без него. Хотела просить у него прощения.
  - А если не простит? - об этом она боялась и думать. - Какой смысл вообще тогда жить.
   Не сбрасывая скорости, миновали Тюра-Там.
   - Успеем, - уверенно сказал Богдан.
   Женька снова посмотрела на часы.
   - До старта остаётся четырнадцать минут.
   Она не находила себе места. Вся извелась, издёргалась.
   С визгом и скрежетом, протянув метров пять юзом, они остановились на КПП. Дежурный проверил паспорта, визы, медицинские страховки, пропуска на космодром, потом позвонил начальнику караула. Пока они разговаривали, Женька вышла из забрызганного до неузнаваемости "форда" и стала прохаживаться исступлённо уставившись себе под ноги.
   - Можете ехать, - отчеканил дежурный, возвращая Богдану документы.- На следующем КПП вас ожидает гид.
   - Поехали, - моментально скомандовала Женька, запрыгивая в машину.
   Поднялся шлагбаум и, резко рванув с места, они понеслись дальше.
   - Не успеем, - нервно заёрзала Женька. - До старта остаётся семь минут.
   - Успеем,- твёрдо сказал Богдан и прибавил скорость.
   Из-за холмов выскочил город. Они пронеслись по улицам Байконура и снова вырвались на бескрайний простор равнины. КПП был сразу за городом. Там их уже ждали. Поставили в пропусках отметки, и они понеслись дальше. Женька снова посмотрела на часы.
   - Не успеваем . До старта остаётся пять минут.
   Богдан ничего не ответил. Большего из автомобиля он выжать не мог.
  
  Ключ на "старт"
  
  Я Земля!
  Я своих провожаю питомцев - сыновей дочерей
  Долетайте да самого Солнца и домой возвращайтесь скорей.
  (Из песни начала космической эры)
  
   Готовый к полёту белоснежный красавец-корабль, устремлённый носовым обтекателем в чистое небо, купался в лучах восходящего солнца. Он был прикреплён к центральному блоку ракетоносителя специальными пирозамками, с помощью которых на заданной высоте должен был отделиться от блока. С обеих сторон к ракетоносителю такими же пирозамками были прикреплены четыре боковых блока первой ступени, каждый из которых оканчивался самым мощным в мире четырёхкамерным ЖРД, работающим на кислороде и углеводородном горючем. Огромные, низкорасположенные крылья корабля с массивными элевонами, в размахе достигающие пятидесяти метров, своим хищным видом напоминали крылья коршуна. В хвостовой части фюзеляжа были расположены балансировочный щиток и руль направления, который, разделяясь по задней кромке, при посадке выполнял ещё и роль воздушного тормоза.
   На стартовой площадке наблюдалось заметное оживление. Вокруг корабля сновали люди в оранжевой униформе - персонал стартовой команды. Завершались последние приготовления.
   Космонавтов встретили члены комиссии, руководители космодрома и стартовой команды, учёные, конструктора и технологи, принимавшие участие в разработке корабля. Следом за ними привезли и пилотов, полностью подготовленных к полёту.
   После короткой напутственной речи экипаж поднялся в лифте на небольшую металлическую площадку, расположенную у входа в корабль. Космонавтов усадили в кресла и закрыли люки. Потянулись долгие минуты ожидания. Из огромных иллюминаторов с шестидесятиметровой высоты был виден весь космодром, как на ладони. Внизу, на стартовой площадке, копошились оранжевые люди-букашки. Наконец, все погрузились в автобусы и уехали в направлении Центра управления полётами.
  
   Когда стартовая площадка опустела, началось тестирование бортового оборудования. Заработал радиоузел, связывающий пассажирскую кабину с кабиной пилотов и с внешним миром.
   В наушниках раздался приятный голос руководителя полётом:
   - "Тополь", как меня слышите?
   - "Заря", слышу отлично,- друг за другом, по очереди отрапортовали космонавты.
   "Заря" и "Тополь" были их позывными.
   - Приступить к проверке скафандров. "Тополь", как поняли.
   - "Заря", вас понял. Приступить к проверке скафандра,- снова по очереди отрапортовали космонавты.
   За тем последовало несколько лаконичных, хорошо отработанных, движений.
   - Проверку скафандра закончил, - друг за другом доложили космонавты.
   - Проверка УКВ.
   Снова несколько лаконичных и хорошо отработанных движений.
   - Проверку УКВ закончил.
   - Отлично, ребята, теперь можно немного расслабиться.
   Минутная пауза.
   - "Тополь", как самочувствие, настроение?
   - Самочувствие и настроение в норме. К старту готов, - отрапортовали космонавты.
   - Объявлена тридцатиминутная готовность.
   - Вас понял. Объявлена тридцатиминутная готовность.
   - Проверка герметичности кабин закончена. Всё полном порядке. Как поняли?
   - Вас понял.
   - Наблюдаем за вами по монитору. Всё нормально. У всех вид бодрый. Как меня слышите?
   - Слышу хорошо. Самочувствие и настроение бодрое. К старту готов.
   Обе кабины были оборудованы видеокамерами, связанными через спутник с огромным жидкокристаллическим монитором, находящимся в зале Центра управления полётами, что давало возможность вести постоянное наблюдение за космонавтами.
   - Объявлена двадцатиминутная готовность.
   - Вас понял. Объявлена двадцатиминутная готовность.
   - Примите положение для регистрации физиологических функций.
   - Положение для регистрации физиологических функций принял.
   Все выполняемые команды и процедуры за месяц тренировок в Звёздном городке были заучены и отработаны досконально.
   - Пульс, давление и дыхание в норме.
   - Понял. В норме.
   - Объявлена пятнадцатиминутная готовность.
   - Вас понял. Объявлена пятнадцатиминутная готовность.
   - Закрыть гермошлемы. Докладывайте.
   Щёлкнули створки гермошлемов. Приятно было наблюдать за чёткой слаженной работой космонавтов.
   - Докладываю. Гермошлем закрыт.
   - Объявлена десятиминутная готовность.
   - Вас понял. Объявлена десятиминутная готовность.
   - Принять положение для регистрации физиологических функций.
   - Положение для регистрации физиологических функций принял.
   - Объявлена пятиминутная готовность.
   - Вас понял. Объявлена пятиминутная готовность.
   - Все функции в норме.
   - Вас понял. Все функции в норме.
   - Объявлена минутная готовность.
   - Вас понял. Объявлена минутная готовность.
   - К старту готовы? Доложить.
   - Докладываю. К старту готов,- передалось цепочкой руководителю полёта.
   - Отлично,- небольшая пауза. - Старт.
   Раздался свист и нарастающий гул. Из-под ракетоносителя вырвались густые клубы чёрного огненного дыма, заволакивая стартовую площадку и всё вокруг. Корабль задрожал всем корпусом и плавно оторвался от стартового устройства.
  
   Каких-то несколько минут не хватило Женьке, чтобы успеть до старта и увидеться с Женей. Когда корабль взлетел, они с Богданом пересекали последнее КПП и находились уже на полпути к стартовой площадке. Это была незабываемая картина. Весь горизонт окутался дымом, небо потускнело и на некоторое время стало бледно-розовым.
   - Опоздали,- с надрывом воскликнула Женька и бессильно уронила голову на колени.
   - Не огорчайтесь, отсюда вид не на много хуже, чем из Центра управления,- сказала гид, не поняв истинной причины Женькиного огорчения. Это была молоденькая девочка лет двадцати. Она сидела на переднем сидении, рядом с Богданом, и указывала ему дорогу.
  - Здесь, налево. - обратилась она к Богдану. - Из Центра управления полётами вы сможете наблюдать за ходом всего полёта и за не менее живописным приземлением.
  - Здесь, налево. После приземления запланирована встреча с космонавтами и фуршет, на котором будут присутствовать члены комиссии специалистов, руководители космодрома и стартовой команды, учёные, конструктора и технологи, принимавшие участие в разработке космического аппарата.
   - Где запланирована встреча?- ожила Женька.
   - Там же, в Центре управления полётами. Космонавтов привезут туда прямо с аэродрома, сразу же после приземления.
   - Значит, поехали в Центр управления полётами, - скомандовала Женька.
   - Мы туда и едем,- ответила гид. - Сейчас направо. Всё, приехали.
  
   В первые секунды взлёта Женя ничего не ощущал. Но по мере набора высоты и скорости начали расти перегрузки, и он почувствовал, как невидимая сила вдавливает его в кресло. Перегрузки продолжали расти. Он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой.
   В наушниках не смолкал голос руководителя полётом, отсчитывающий секунды взлёта:
  - Десять секунд. Полёт нормальный.
  - Двадцать секунд...
   Раздался глухой хлопок снаружи и корабль заметно качнулся.
   Руководитель полётом сообщил:
   - Сто сорок шестая секунда полёта. Высота - пятьдесят километров. Отделение блоков первой ступени прошло успешно.
   Перегрузки продолжали расти. Корабль поднимался выше и выше. Земля быстро удалялась. Голос в наушниках монотонно отсчитывал секунды. Когда произошло отделение основного блока ракетоносителя, включились реактивные двигатели корабля. Спустя некоторое время Земля перестала удаляться, и перегрузки исчезли.
  
   Голос в наушниках сообщил:
   - Четыреста семьдесят третья секунда полёта. Высота, сто десять километров. Разделение с основным блоком ракетоносителя прошло успешно. Корабль достиг опорной орбиты. Примите мои поздравления. Можете отстегнуть ремни безопасности, чтобы насладиться состоянием невесомости и полюбоваться живописным видом Земли и звёздного неба. Давление в кабине - единица, влажность - шестьдесят пять процентов, температура - двадцать градусов. Приятного времяпрепровождения.
   Щёлкнули замки ремней безопасности, и космонавты плавно отделились от своих кресел. Женя ощутил удивительную лёгкость во всём теле. Руки и ноги стали, словно не своими - они ничего не весили. Ошеломлённые непривычным состоянием все космонавты на мгновение зависли в пространстве пассажирского салона. Первым пришёл в себя Женя. Он оттолкнулся ногами от кресла и плавно проплыл через кабину, мимо товарищей, к огромному иллюминатору. Кабина ожила. Началось хаотическое движение с всевозможными разворотами и кувырками.
   Женя заглянул в иллюминатор, но ничего там не увидел. Огненное пылающее солнце до боли ослепило глаза. Тогда он опустил солнцезащитные очки, но и это не помогло. Лёгким движением он переместился к другому иллюминатору, на противоположную сторону кабины, и замер, как заворожённый. Чёрное-пречёрное небо было усыпано жемчугом сверкающих звёзд. А внизу переливалась всеми цветами радуги светлая шароподобная поверхность Земли, на которой чётко вырисовывались горные хребты, большие реки, лесные массивы, темноватые, еле блестящие пятна морей и океанов. От планеты веяло родным и тёплым, как от матери, как от любимой женщины.
   Женя потянулся к ней в неосознанном порыве и стукнулся гермошлемом о стекло иллюминатора. Отсюда Земля казалась крохотной, миниатюрной. Ему захотелось взять её в руки, прижать к сердцу. Он машинально повернулся в сторону противоположного иллюминатора, в котором пылало огненное ослепляющее Солнце, и погрозил ему кулаком, заслоняя собой Землю от его испепеляющих лучей. Впечатление было глубоким. В тот момент он готов был на любую жертву, готов был отдать свою жизнь, сгореть заживо в лучах безжалостного светила.
  
   Посмотрев на чёрное-пречёрное небо, усыпанное жемчугом сверкающих звёзд, сразу узнал всех своих старых знакомых. Теперь они были намного ближе, но также далеки и недосягаемы.
   - Кажется, все на месте, - окинув взглядом звёздное небо, пробормотал себе под нос Женя. - Постой, а где же Альдерамин?
   Он ещё раз окинул взглядом звёздное небо.
   - А, вот ты где. Что-то ты сегодня не так ярко светишь. Испугался? Вижу, что испугался. А я тебя предупреждал. Придёт время, и ты будешь у меня вот здесь.
   Женя демонстративно сжал кулак и ткнул им в стекло иллюминатора.
   - Только не делай вид, что не слышишь меня.
   В тот же миг Альдерамин вспыхнул радужным ореолом и тут же померк.
   - Вот это совсем другой разговор, - обрадовался Женя. - Не за горами тот день, когда я до тебя доберусь. Так и знай.
   Женя перевёл взгляд со звёздного неба на радужную поверхность Земли и залюбовался. От неё по-прежнему веяло теплом материнской ласки, согревающим, успокаивающим, умиротворяющим. Он подумал о Женьке, и сердце чуть не разорвалось от нахлынувших чувств.
   Он моментально утратил интерес к звёздам - его потянуло вниз, на Землю, к Женьке. Только теперь он понял, что Женька для него важнее всех звёзд на свете.
  
   В наушниках раздался голос руководителя полётом:
   - Занять свои места, приготовиться к спуску. Как поняли?
   - Вас понял. Занять свои места, приготовиться к спуску,- передалось по цепочке.
   В считанные секунды космонавты были в креслах.
   - Доложить о готовности,- снова раздалось в наушниках.
   - К спуску готов,- эхом прозвучали в ответы.
   Включился тормозной импульс, корабль изменил курс, проваливаясь в бездонную пропасть. Началось головокружительное падение. Перегрузки возрасли. Голос в наушниках отсчитывал последние секунды.
   Ворвавшись в плотные слои атмосферы, корабль стал похож на пылающий факел. Это было потрясающее зрелище. На тридцатикилометровой высоте корабль вырвался из огненного плена, выполнил крутой боковой манёвр и благополучно приземлился на аэродроме "Юбилейный".
  
   Полёт длился чуть больше часа. Всё это время Женька простояла в зале Центра управления полётами возле огромного, во всю стену, жидкокристаллического монитора, по которому велась прямая трансляция с борта корабля. А когда корабль приземлился, и все двинулись к выходу встречать космонавтов, она тоже вместе со всеми двинулась к выходу, но её оттеснили в сторону, и она безуспешно пыталась пробиться сквозь толпу. Богдан не оставлял её ни на секунду, он следовал за ней по пятам, готовый по первому же зову прийти на помощь.
  
   Женя сразу увидел её в толпе людей и, ничуть не удивившись, стал отчаянно пробиваться к ней, не обращая ни на кого внимания. Ему так много нужно было сказать ей.
   Его белоснежный скафандр то появлялся, то исчезал из виду. Потеряв всякую надежду прорваться, Женька с замиранием сердца следила за ним. И, наконец, когда он добрался до неё, и взял её за руки, вместо того, чтобы броситься к нему на шею, от счастья и радости она утратила дар речи и стояла, точно парализованная, преданно глядя в его голубые, как утреннее небо, глаза.
   Тоже произошло и с ним.
  
   И в этот момент, когда они стояли, взявшись за руки, где-то в глубинах мирового пространства огненным шлейфом соскользнула с неба звезда - это было хорошее предзнаменование. Но они не видели этого. А тот, кто видел, не придал этому особого значения.
   На том всё и кончилось. Но не у них. У них всё только ещё начиналось.
  
  
   Пять миллиардов лет спустя
  
  Я со звездами сдружился дальними!
  Не волнуйся обо мне и не грусти.
  Покидая нашу землю, обащали мы,
  Что на Марсе будут яблони цвести!
  (из песни начала космической эры)
  
  Место действия:
  
   Галактика, Млечный Путь, Созвездие Лебедя.
   Система Денеба, планета Параисса.
  
  
   Андрей открыл глаза и посмотрел на часы.
   Было шесть часов утра. Начинало светать. В доме ещё спали. Он встал, оделся и тихонько вышел во двор - так, чтобы не разбудить остальных.
   Возле крыльца стояли удочки и наживка, приготовленные ещё с вечера. Из темноты двора появился Лорд, огромный добродушный ньюфаундленд. Виляя хвостом, ткнулся мокрым шершавым носом Андрею в ногу и улёгся возле крыльца.
   В воздухе пахло жасмином и свежескошенной травой. Утренняя прохлада приятно освежала и бодрила. Андрей погладил Лорда, проведя рукой по его густой длинной шерсти, постоял немного возле крыльца, глубоко вдыхая утренний прохладный воздух. Накинул на плечи джемпер, взял удочки и пошёл к пруду.
   Дорога пролегала через поле, засеянное пшеницей, и небольшой сосновый бор. Это была даже не дорога, а тропинка, протоптанная рыбаками и фермерами. Сразу за сосновым бором был пруд. Он находился в низинке, окаймлённой зелёными холмами. Берег порос ивняком и осотом и лишь в одном месте был хороший песчаный пляж.
   Спустившись к воде, закинул удочки и сел на песок. Над чёрной неподвижной поверхностью воды повисла лёгкая полупрозрачная дымка тумана. Андрей судорожно поёжился - было холодновато. Надев джемпер он всё своё внимание сосредоточил на поплавках. Слившись с природой поплавки долгое время оставались неподвижными.
   Наконец, один дрогнул и стремительно пошёл вбок, погружаясь в глубину. Через мгновение он был на поверхности. Потом снова дрогнул, задёргался, как сумасшедший, и резко устремился вниз. Андрей легонько подсек, и удилище согнулось под напором отчаянного сопротивления. Борьба была недолгой. Понемногу отходя назад, то отпуская, то выбирая леску, он вытянул на берег приличного зеркального карпа.
   - Хороший улов, - обрадовался Андрей.
  
  Он бросил карпа в садок, смотал удочки и пошёл домой.
   Когда он вернулся, уже совсем рассвело, и никто не спал. Отдал карпа матери, а сам пошёл к себе в кабинет. Прежде чем сесть за работу, он вышел на балкон и посмотрел в чистое голубое небо. Это помогало сосредоточиться и настроиться на рабочий лад.
   - А что если увеличить зазор форсунок и немного уменьшить длину сопел? - посетила его неожиданная идея. - Нужно просчитать.
   Оказавшись за рабочим столом он принялся за расчёты. Работа над квантовым ракетным двигателем продвигалась медленно. Прошло более трёх лет, как его впервые посетила эта идея.
  
   Три года прошло с тех пор, как он окончил университет и переехал из города в деревню. Ему нравилась тихая деревенская жизнь. Со временем он забрал к себе родителей и сестру с племянницей и завёл небольшое фермерское хозяйство, которым, в основном, занимался отец. Сам Андрей посвящал свободное время работе над квантовым ракетным двигателем.
   Город с его суматохой, бешеным ритмом и движением, лабиринтом загазованных улиц он не любил и старался бывать там как можно реже. Город давил на него и угнетал. Всю необходимую для работы информацию он мог почерпнуть в Интернете, не выходя из своего кабинета.
   Единственное, что связывало его с городом - это была Андриана. К ней он испытывал особые, несравнимые ни с чем, чувства. Она жила в городе с родителями, училась на заочном отделении университета и работала в Национальном агентстве научных космических исследований. Виделись редко. Иногда он ездил к ней в город, но чаще она гостила у него в деревне. Их отношения очень походили на дружеские, но все понимали, что это больше, чем дружба.
   Андрей ничего не хотел загадывать наперёд, а во всём полагался на провидение и волю Божию. Он был отчаянным романтиком. С детской наивностью грезил о космических одиссеях и выдающихся открытиях, которые в будущем перевернут Мир и предоставят человечеству новые возможности.
   Во многом, благодаря таким самоотверженным романтикам, два миллиарда лет назад был изобретён фотонный ракетный двигатель. Имена большинства из них давно уже стёрты из памяти и не сохранились в истории.
   Но то было величайшее открытие. Оно ознаменовало революционный переворот в ракетостроении, новую эру освоения космоса, полностью изменило ход развития человеческой цивилизации и, в конечном итоге, привело к переселению людей с гибнущей Земли на Параиссу.
  
  Не одна сотня тысячелетий ушла на создание космических кораблей нового поколения, способных совершать длительные космические перелёты. Столько же - на поиски и исследования подходящих для переселения планет. Не меньше - на подготовку и планомерное заселение Параиссы. Геометеофизические характеристики этой планеты, как нельзя лучше подходили для нормальной жизнедеятельности и функционирования живых организмов и практически ничем не отличались от земных.
   Прежде, чем начать заселение, на Параиссе был создан экспериментальный биотоп с образцами земной флоры и фауны. В них были помещены первые переселенцы. В течение нескольких лет за ними велось тщательное наблюдение. Параллельно с этим проводились работы по ландшафтному планированию и насаждению земной флорой планеты.
   На следующем этапе в различных климатических зонах были созданы национальные парки, куда поместили представителей земной фауны. И только после этого началось строительство городов и промышленных комплексов, что вызвало вторую волну переселения.
   Когда жилищный и промышленный комплексы были готовы, началась тотальная эвакуация культурных ценностей и достижений человечества. Это повлекло за собой третью волну переселения.
   И, наконец, финальным этапом стало всеобщее глобальное и окончательное переселение землян на Параиссу.
  
   С тех пор прошло больше двух миллиардов лет. За это время многое поменялось, люди стали совершенно другими, совсем не похожими на своих древних предшественников с планеты Земля. Технологический прогресс достиг неимоверного размаха. На этом фоне начали появляться новые этносы и народности со своей уникальной культурой и самобытными традициями, что, в свою очередь, оказало влияние и на всю мировую культуру в целом, трансформировав её до неузнаваемости, изменив облик всего человечества.
   И удивляться тут нечему.
  - Иначе и быть не могло, - рассуждал Андрей в сгустившихся сумерках, наблюдая за звёздным небом в окуляр телескопа, установленного на балконе. - Это закон жизни. Всё движется вперёд, и мы движемся тоже.
  
   Он мог часами наблюдать за небом и размышлять на вечные темы. Как и многие другие, грезил о космических одиссеях и выдающихся открытиях.
  
  Эпилог
  
   Чего ради Александр Македонский пошёл в Индию, которая была ему абсолютно не нужна? Что его толкнуло?
  Эта война вообще была бессмысленна.
  И, тем не менее, Александр Македонский проделал этот поход и умер вскорости от ран и переутомления.
   И он не одинок. Таких, как Александр Македонский, было много.
   Флибустьеры, арабские завоеватели, крестоносцы, конкистадоры, христианские миссионеры.
   Это были люди, которые шли не для того, чтобы получить какое-то богатство или мзду,
   а просто потому, что не могли не идти. У них внутри как бы пропеллер крутился, заставляя их двигаться.
   Этим людям удалось сделать то, что почти не могли сделать цивилизованные страны
   ни древнего мира, ни средневековья, ни нашего времени, которые побеждали только там,
   где не было сопротивления. А те умели побеждать огромное сопротивление.
   Ньютон, который отдал свою жизнь, чтобы создать теорию, писал:
   "Я всю жизнь работал только ради науки и не пролил ни капли семени".
   Боже мой, отказался от того, ради чего люди живут!
   Отказался от семьи, от потомства, от детей, от любимой женщины, от всего.
   Что его заставило? Выгода? Никакой он выгоды не имел.
   Это тот же самый синдром, что и у Александра Македонского, что и у Наполеона,
  который вёл своих солдат в Россию, хотя это было совершенно безнадёжное дело и ненужное.
  Этот синдром я называю жертвенностью.
   (Лев Николаевич ГУМИЛЁВ)
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"