Грошев-Дворкин Евгений Николаевич: другие произведения.

"У попа была собака...". Обзор работ выставленных на Кор-12.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хочу, чтобы "острые сюжеты" встречались только на бумаге и никогда в жизни.

  
  
   Обзор работ выставленных на КОР-12.
  
   Люблю почитать остросюжетные рассказы. Дух захватывает. А, главное, прикроешь на середине прочитанного глаза, и домысливаешь, вместо автора, как дальше "судьба-злодейка" у литературного героя сложится. Потом продолжаешь чтение. И ни разу не было, чтобы угадал замысел автора. Всяк по своему преодолевает коллизии по ходу сюжета. Это ли не интересно? Поэтому и оказался, со своими мыслями, на страницах КОР-12.
  
  Правда и тематика конкурса заинтересовала:
  
   Тут и там дамоклов меч -
   Как же голову сберечь?
  
  Главному герою предстоит нелегкий выбор (возможно, не раз): избавление от одной смертельной угрозы обязательно сулит другую. Которая из них станет реальностью, в какой момент, заранее неизвестно, однако главному герою непременно придется упорно бороться за свою жизнь.
  
  И так до бесконечности.
  Мне это напомнило считалочку детскую:
  
  У попа была собака, он её любил,
  Она съела кусок мяса, он её убил,
  В землю закопал,
  Надпись написал:
  "У попа была собака, он её любил,
  Она съела кусок мяса, он её убил,
  В землю закопал,
  Надпись написал:
  ...
  
  Если вы спросите:
  - Почему сам ты, Дворкин, в конкурсе не участвуешь?
  Отвечу так:
  - Не люблю анонимных мероприятий. Это у меня с совейских времён. Мне нужно, чтобы:
  
  Глаза в глаза, чтоб дух перехватило
  От осознанья, что сейчас кинжал
  Вонзится в дохленькое чтиво,
  Что мой противник написал.
  
  И пусть не прячет он свою личину
  За анонимностью бездарных слов.
  Везде его достану, хоть и сгину.
  Отваги мне прибавит конкурса пророк.
  
  
  Но, перестанем шутить. Пора к делу приступать.
  Первым номером обзоров назначается рассказ:
  
  
  Jaronimo Мишень
  
  Славный сюжет. Этакая cмесь нанотехноло́гий с вестерном времён "дикого запада" при освоении Америки.
  Соответствует ли он тематике конкурса? - Не совсем.
  Написанное ближе к повествованию:
  
  Идёт бычок качается. Вздыхает на ходу. Ах, доска кончается - сейчас я упаду...
  
  Много дум передумал Дилан Кеннет, чтобы очиститься от греха в детстве совершённого. Много времени прошло прежде, чем нашёл он путь к очищению. И только когда трудности в клонировании себе подобных были устранены, сумел реализовать задуманное.
  То, что действие происходит в Штатах, меня порадовало. Как сказал бы незабвенный "товарищ Саахов": - Пускай стреляются, но только не в нашем районе.
  То, что китайцы внедрили фирму ЭМБРИИЛ в другой стране удивить никого не должно. Им только щёлочку в квартиру приоткрой - они в момент на чужой территории обоснуются и будут считать её своей.
  Удивляет другое - небрежность применения слов в тексте:
  
  - египетский столб - не слыхал о таком. Про пирамиды слыхал, а про столб?..
  - ступил на порог - не видел в городах штатов порогов. Это вам не в России, где грязь на тротуарах.
  - мило хихикнул - если хихикнул, то подобострастно, а если мило, то улыбнулся.
  - коридор внезапно закончился - почему внезапно? За поворотом что ли?
  - ... дверью, с внутренней стороны затенённой широкими жалюзи - скорее всего зашторенной...
  - ... сдержанных цветов галстук... - может расцветок?
  - Наш бог отнюдь не Иисус. - Позвольте, Иисус никогда не был Б-гом.
  - ...коридоре, густо пропитанном формальдегидом... - м.б. запахом формальдегида?
  - На открытых просторах... - а бывают просторы закрытые?
  - ... кобуру Дилана оттягивал отцовски заряженный пистолет. - Здесь необходимо определиться - пистолет или револьвер? Почувствуйте разницу. Если пистолет, то немудрено, что Дилан погиб. А вообще подобная соревновательность происходила на равных.
  - ... частный двор с покосившейся изгородью ... - Вы видели в Америке покосившиеся изгороди? Если только в резервациях такое можно увидеть. Это вам не в российской деревне.
  
  Вот и всё, уважаемый Jaronimo. Всё и со всей откровенностью. Так, как предписано Правилами конкурса.
  Поправьте текст, пока есть возможность. Желаю впредь относиться к словам щепетильней. А там, пусть судьи говорят. Удачи.
  
  
  Андрей В. Пустое место
  
  Прочитал представленный на конкурс рассказ. С трудом, но осилил написанное.
  Почему с трудом? Потому, что напомнил он мне небольшой сюжет из к/ф 'Семнадцать мгновений весны':
  
  - Вы ошиблись, - сказал 'резидент' Плейшнеру
  увидев того у окна лестничной площадки.
  
  Плейшнер повернулся к говорящему смущённо улыбаясь.
  Он понял, что память подвела его.
  Пьянящий воздух свободы одурманил, лишив ежеминутной настороженности,
  которая пребывала с ним в Германии.
  
  - Да, я ошибся, - как эхо повторил он
  и достал из кармана пальто портсигар с заветной сигаретой.
  
  Переломить её, извлечь ампулу с цианистым калием,
  запихнуть в рот и раскусить,
  было делом нескольких секунд.
  
  Остатки жизни, ещё теплившиеся в тщедушном теле доктора,
  развернули его и, сделав шаг, он рухнул на мостовую
  проезжей части улицы Цветочная.
  
  Я не призываю вас, Андрей В., принимать яд. Но, вы ошиблись.
  Ваш рассказ 'Пустое место' из замечательного жанра именуемого нео-нуар. Жанр полный пессимизма, недоверия, разочарования и цинизма. Он был характерная для американского общества во время Второй мировой войны и в первые годы холодной войны.
  Сегодня, во времена, когда Россия переживает не лучшие времена, он переселился к нам. И вы, как автор, с точностью описали коллизии происходящие в нашем обществе в 'минуты роковые'.
  
  Нео-нуар и остросюжетность - суть большой разницы. Поэтому мне будет понятным, если организаторы конкурса снимут ваш рассказ с номинации.
  
  Если говорить о 'Да, и с грамотностью нелады; текст нуждается в серьезной вычитке.', то так же со всей откровенностью:
  - Наблюдательности вам не хватает при чтении. А то заметили как 'косолапо', порой, составлены предложения, выражения, абзацы.
  Грамматику не трогаю - сам с ней не в ладах.
  
  И, пожалуйста, не обижайтесь.
  Ибо 'только глупые обижаются, а умные делают выводы'(с).
  
  
  К. В. Прошлое встретит тебя за углом
  
  Только прикоснулся к 'новоиспечённому' рассказу, как захотелось вскричать: - Барин! Из Парижу!..
  Но с первых строк текста понял: - 'Шутки в сторону!'.
  Это вам не бриллианты, спрятанные в кресле. Это десять 'лямов' конвертированной валюты. И делить их с напарником жуть как не хочется.
  С этого и завязалась остросюжетность рассказа: пальба и автоматов, гонки в метрополитене, наивное поведение спецслужб, сокрытие семьи героини, выход на мафиози, использование его в своих целях и триумф женской роли в повествовании.
  Перевернув последнюю страницу, уже непроизвольно вскричал: - Браво!!
  
  Отличный рассказ. И теме соответствует, и написан славно, и, что не менее важно, женщина поставлена 'во главу угла'. Всегда был солидарен с Бернардом Шоу: - 'Женщины мудры как змеи...' Случись со мной такое, не уверен, что моей соображалки хватило на то, чтобы 'я от бабушки ушёл, я от дедушки ушёл...'.
  Превосходно! Мои аплодисменты.
  
  А теперь о написании текста.
  Простите, но к этому призывают меня организаторы конкурса:
  
  п.16.1 - 'Желательно отразить в указанных обзорах
  не только авторское отношение к рассказам конкурса,
  но и сделать полезные и конструктивные замечания.'
   И без обид, договорились?
  
  Итак:
  
  - но вряд ли она могла предположить насколько близки однажды эти слова окажутся к истине.
  На мой взгляд это слово-'тараканчик'. Если его убрать, то смысл, окраска предложения не изменится.
  
  - Покрытая цветами копна каштана шумела над головой...
  Допускаю выражение 'копна волос', но у каштана (дерева) все-таки 'крона'.
  
  - Вскоре к нему присоединилась ещё пара оперативников, и перестрелка продолжилась с удвоенной силой
  Ладно, проехали по поводу слова 'пара'. Хотя оно больше подходит к, например, обуви. Но давайте считать: оперативник Конин - раз; присоединились ещё два оперативника - итого три.
  Вопрос: - почему удвоенной силой"?
  
  - Практически сразу он подскочил к мужчине и(ЗПТ) отбросив его назад, ударил кулаком в челюсть.
  - А если так:
  - Практически сразу он подскочил к мужчине и ударом в челюсть отбросил его назад.
  
  - Нож упал на пол и отъехал в сторону.
  - Пардонтес, сударыня, но это слово здесь не уместно. Тем более, что действо происходит в движущейся электричке метро.
  - ... откатился в сторону. - Вот как следует написать. ИМХО.
  
   - Вызвали уже, они поговорили с ними и уехали, а они всё равно сидят. Кир?
  А если так:
   - Вызвали уже, те поговорили с ними и уехали, а они всё равно сидят. Кир?
  
  - Сбросив вызов, она ещё долго сидела, слыша в голове голос Егора.
  - Не хорошее словосочетание. Фразу эту я бы переделал:
  - Сбросив вызов, она ещё долго сидела, но голос Егора звучал и звучал в её сознании побуждая к действу.
  
  - Меня зовут Даниэла Реннер, я из Бойдгебрюдер индастриз, - говорила она быстро, проглатывая окончания и не давая секретарше опомниться, - наша компания сотрудничает с вашей, и сейчас я в Москве и хотела бы встретиться с Алексом, но не могу дозвониться по номеру, который он мне оставил.
   Согласен, что Кире надо было 'заговорить' секретаршу. Но выражать её желание через столь громоздкое предложение не стоит. Разбейте его на составляющие. Текст от этого выиграет.
  
  - Пройдя через анфиладу комнат(ЗПТ) они оказались в кабинете. Здесь было на удивление уютно. Деревянные ореховые панели, массивный стол с зелёной обшивкой...
  Мадам, обшивают стены, потолок... У стола покрытие. Значит - 'массивный стол с зелёным покрытием...'.
  
  Вот и всё в первом приближении. Надеюсь, что рассказ этот войдёт в финальную группу.
  
  
  Plague D. Амулет Духов
  
  Не понятный для меня рассказ.
  О чём, зачем на свет появился? Страсти-мордасти какие-то. В общем, на любителя написано. Мне же, когда пролистнул последнюю страницу, вспомнились слова из песенки:
  
  Фу, какая гадость!
  Эх, жизнь наша - жестянка!
  Да ну ее в болото!
  Живём мы как поганки,
  А нам летать охота...
  
  Разговор, как вы понимаете, не о нас. О главном герое разговор и встреченных им персонажах. Но в чём суть житейская подобного сочинительства? - не понял.
  Асоль так же ходила в город, относя владельцу магазина поделки своего родителя. На то и жили. И помогала девочке преодолевать лишения мечта о скором счастье. Эту мечту вселил в неё прохожий сказочник. А ведь на её пути встречались и отрицательные личности. Никто не верил, что предсказание сбудется. И девчонку считали сумасшедшей.
  Подобное происходит и с Роки. Но, будучи обманутым, он сам становится на путь воровства и мошенничества. А каждый прожитый день говорит о том, что он рад обманываться. И автор помогает в этом сводя своего героя с теми, кто хорошему не научит, руку помощи не протянет.
  Явно здесь не хватает проходящего мимо сказочника.
  
  Путь, на который встал герой повествования, заведомо тупиковый. Но такого быть не должно. Как-то надо вытаскивать горемычного из коллизий, в которые он сам себя привёл. И на помощь приходит Магия Духов. Бр-р-р!
  А где позитив? Мало ли нам, читателям, мракобесия вещают из розеток. Хоть рубильник выключай. Так нет, ещё 'Амулет Духов' предлагают почитать. И нигде-нибудь, а на конкурсе.
  Ещё раз скажу: - Бр-р-р! - и попрощаюсь.
  
  О грамотности текста, его построении так же надо сказать, но не хочется. Здесь без поиска смысла не обойтись. А его я, застрелите, не вижу.
  
  
  Агент П. Причина моей смерти
  
  Хороший рассказ. Понравилось откровение автора при написании таких строк:
  
  О, женщины. Коварнейшие создания,
  закованные в броню слабости и беззащитности.
  Вы кружите нам головы, сводите с ума, толкаете на преступления.
  Одна из вас стала причиной моей смерти.
  
  Сразу стало понятным, что ничего нового сюжет мне не преподнесёт. Уже и не помню, когда женщины перестали быть сгустком загадок и очарования. Такие, как и мы, двуногие создания живущие на грешной земле.
  Женщина только тогда становится значимой для мужчины, когда радуется тому, что тот делает. Сперва он это делает инстинктивно, но увидав, что кто-то (без разницы кто) испытывает удовольствие, посвящает свою деятельность источнику вдохновения. Помните об этом, женщины, если вздумаете приблизить мужчину к себе. А всё то, что называется 'женские прелести' - вторично.
  Чтобы закончить разговор, то и про мужчину надо сказать.
  Редко, но встречаются такие, которые, от осознания неразделённой любви, не щадя сердца, готовы 'стучаться о стенку головой'. Про такого кроме как 'дурачок' не скажешь. Настоящий мужчина найдёт выход и из этой ситуации. Кому интересно, пусть почитает 'Лекарство от любви' в разделе 'Флотские рассказы'.
  Понимаю, что у читателя, после знакомства с этим "лекарством" может возникнуть отвращение не только к женщине. Но я без обид. Главное, что сохранил вам жизнь. А примеров суицида со стороны неразумных предостаточно. Первое, что возвращает память - 'В моей смерти прошу винить Клаву К.'.
  
  Но вернёмся к 'Причина моей смерти'.
  Этот рассказ весьма поучительный. Прочитать его полезно и женщинам. Чтобы знали, как поступать, в случае если у кого-то 'засвербило в паху'.
  В центре сюжета даётся описание бездумной, никому не нужной жизни человека переполненного тестостеро́нами. И хочется, чтобы история эта послужила учением для тех, у кого этого достоинства в избытке. Потому, как месть женская чудовищно безгранична.
  Описание сюжета воспринимается классическим. Чувствуется 'перо' мастера. Так и такое воспроизвести в словах может человек знающий о чём он пишет. Такого не нафантазируешь.
  Калейдоскоп событий в рутинной жизни бездельника, шаг за шагом приближает его к трагической развязке. Ну, и поделом. Потому, как сюжет взят из жизни американской.
  В России так же наблюдается предпосылки к бездарному существованию, но у нас есть Агент Провокатор, который уже сегодня предупреждает всех, чем это кончается.
  Внесу и я свой вклад в предупреждение неразумных:
  
  О, женщина!
  Ты бездна! Ты тайна!
  И тот, кто мнит, что знает тебя - безумец.
  
  Вдумайтесь в эти слова прежде вступать с ними в связь.
  
  Теперь о тексте рассказа.
  
  Хочется думать, что автор не мыслит себя на 'вершине Олимпа'. Если с сюжетом у него всё abgemacht, то с написанием hässlicheren.
  Друг мой, агЕнт по несчастью, избыток местоимений и прилагательных 'бич Божий' для текста. Но повествование рассказа так построено, что вам придётся потрудиться, чтобы избавиться от нескончаемого 'Я'.
  И, потом, 'заливка' текста... Не подумав об этом при публикации рассказ воспримется исковерканным. Будь моя воля, перезалил его с сохранением сюжета.
  Вы меня услышали?
  
  
  Агент П. Причина моей смерти
  
  Комментарий на обзор рассказа:
  
  15. *Агент Провокатор 2016/05/25 14:56 [ответить]
   Здравствуйте, глубокоуважаемый Евгений Николаевич. Премного благодарен за
  труд. Отвечаю на Ваш вопрос: автор ни в коем случае не мыслит себя на 'вершине
  Олимпа'. Автор мнит себя в танке. Потому как не все претензии понятны. Насчет
  местоимений - согласен, выкорчевывал не щадя живота своего. Дальше выкорчевывать
  некуда, начнутся непонятки кто, куда и зачем. А что в прилагательными не так?
  Перечитывал раз десять, вроде все на месте. Насчет заливки вообще не дошло. Всю
  жизнь так заливаю. А как надо? Просветите, если не затруднит. С уважением.
  
  Редактура и корректура части текста рассказа.
  
  Приводится как пример и не более.
  Автор вправе принять или отвергнуть изменения в тексте.
  Может, так же, призвать 'третейского судью'.
  Тогда и я узнаю что-то новенькое.
   * * * * *
  
  
   О, женщины. Неисчерпаемый источник наслаждения и корень всех бед.
  Ради ваших прекрасных глаз свергают правителей.
  Ради вашей мимолетной улыбки завоевывают страны.
  Ради вашей благосклонности стирают с лица земли города.
  О, женщины!
  
  Коварнейшие создания, закованные в броню слабости и беззащитности.
  Вы кружите нам головы, сводите с ума, толкаете на преступления.
  Одна из вас стала причиной моей смерти.
  
  
   Моросил дождь, забираясь ледяными каплями за воротник.
  В преддверии Рождества Майами наряжался к веселью, но выглядел жалко, словно молодящаяся старуха. Не удивительно, что праздник жизни переместился на горнолыжные курорты, подальше от промозглости города. Туда, где слепило солнце из-за скалистых круч, покрытых ослепительно белым снегом. Но на этом празднике жизни, таким как я, не было места. Последнее время невеселые мысли накрепко поселились в башке несмотря на видавшую виды ковбойскую шляпу.
   Припарковал байк зарулил в бар, где мне еще наливали в долг. Таких мест оставалось все меньше. Я был 'на мели'.
  
   Сев на высокий стул, поздоровался с барменом.
   - Как обычно? - спросил тот, кивнув на приветствие.
   Первую порцию виски вонзил в себя сразу. По внутренностям разлилось блаженственное тепло. Вторую пил не спеша, смакуя и растягивая удовольствие. Неизвестно, когда и где удастся выпить снова.
   В задумчивости поскреб грязными пальцами трехдневную щетину и повернулся к окну.
  Темнота разрывалась мигающим светом реклам, разноцветьем огней рождественской елки и жиденьким салютом одиночных петард. Немногочисленные прохожие под зонтами спешили в уютные, заботливо свитые гнездышки. Гнездышки, в которых мне не было места.
   Сделал большой глоток, покатал виски на языке, позвякивая кубиками льда в стакане. Единственная радость, которая еще оставалась.
   Меня загоняли в угол, как крысу. Последний раз, едва успев унести свою задницу из дешевого мотеля, как нагрянули громилы Льюиса. А все эта глупышка Молли, куриные мозги. Если бы не она, мог бы сейчас снимать жирные сливки, а не пить в долг дешевый виски.
   Хотя бы успела предупредить, прежде чем парни Льюиса закатали ее в асфальт. И кто тянул ее за язык?
   Тяжелый вздох, вырвавшись из души, заставил оглянуться на меня бармена.
  
   Хорошенькая была крошка, а уж в постели... Жаль, что Господь не наградил ее мозгами.
   Разрываемый мыслями сделал еще глоток, поминая малышку Молли. Не расскажи она о нашей интрижке Льюису, мы бы и дальше наслаждались жизнью, денежками ее дружка. А теперь...
   Что уже об этом говорить?
  
   Льюис обещал добавить мои яйца к своей коллекции Фаберже. А он был не из тех, кто бросает слова на ветер. И христианское милосердие тоже явно не его конек.
   У меня не оставалось иллюзий на этот счет. Рано или поздно меня догонят. Лучше покончу с этим сразу. Вот только допью виски.
   Револьвер приятно оттягивал карман. Украдкой приголубив его ощутил покой холодного металла. Это немного обнадёживало. Но только немного.
   - Еще виски...
  
   Как я дошел до такой жизни?
   А что оставалось, когда жизнь не наградила ничем, кроме смазливой морды, на которую так падки женщины?
   Первая дама совратила меня, едва мне стукнуло шестнадцать. Приодела, подкидывала мелочь на карманные расходы. Конечно, это была капля в море по сравнению с тем, что ждало меня дальше.
   Шикарная жизнь, в которой мог позволить себе все и даже больше. Брал лишь то, что само шло в руки. Уходил по-английски, не прощаясь.
   Все мои женщины были немолоды, только замужние или вдовы. Все шло гладко. Они получали свою порцию удовольствия, я - драгоценности и деньги. Никто не жаловался. Ограбленные дамы держали язык за зубами. Вдовы боялись потерять репутацию, жены - средства на безбедное существование. Молчали, до поры до времени. Стоило изменить золотому правилу - не смешивать работу и личную жизнь, и что в результате?
   Молли сдала меня с потрохами.
  
  Пора!
  В последний раз окинул взглядом полупустой темный зал.
   - Спасибо, Диллан.
   - Всегда пожалуйста. Забегай, как будет время.
   - Даже не сомневайся, - искренне улыбнувшись, махнул бармену рукой.
   Третий стакан был явно лишним. Зажмурившись, снова открыл глаза. Чуть поодаль, за стойкой сидела женщина. Вот уж кто подготовился к Рождеству.
   Обилием блеска она могла затмить елку. Дама сияла как солнце. Для меня даже ярче солнца. На ней было навешано побрякушек на несколько десятков тысяч зелени. Уж можете мне поверить, я знаю в цацках толк.
  Сглотнул, расчесал пятерней волосы.
  Развязная походка, самая сексуальная улыбка, на которую способен:
   - Могу я вас угостить?
   Она даже не повернула головы. Опрокинула в себя остатки виски, схватила меня за рукав и потащила к выходу.
  
   Не успев и моргнуть, как оказался на заднем сидении Рол-Ройса. На мне яростно скакала незнакомка из бара. Сидение амортизировало в такт движениям, дорогая кожа холодила ягодицы.
   Прямо перед моими глазами мелькали серьги, каждая величиной с люстру. Кажется, самоубийство откладывается. Неужели я вытянул счастливый билет?
   Она с криком кончила, обессилено упав на меня придавив всем телом. Успокоившись порылась в сумочке, достав золотой портсигар с белым порошком. "Кокаинистка", - догадался я.
   Унизанными кольцами пальцами, на каждом из которых красовался бриллиант размером с булыжник, ловко скрутила трубочку из стодолларовой купюры. Громко втянула носом дорожку. Молча протянула мне.
   Я не отказался. Вообще-то я не приверженец наркотиков, но можно себя побаловать, не каждый день удается ускользнуть от старухи с косой.
   В носу приятно защекотало, мышцы расслабились. Только сейчас у меня появилась возможность ее рассмотреть. Она полулежала прикрыв глаза. Сухое, поджарое, безгрудое тело. Ее профиль подсвечивался синим неоновым светом, льющимся в окна салона. Смуглая кожа, длинный нос с горбинкой, сильно вьющиеся темные волосы.
   Я поморщился. Отдавал предпочтение дамам с пышными формами и большими сиськами. Какой идиот ввел моду на длинных жердей? Подвесить бы его за яйца на ключицу такой "красавицы".
   Она повернула лицо со стеклянными, на выкате глазами. "Еврейка", - мелькнуло в мозгу, прежде чем её каблуки пришпорили голую задницу несчастного сексуала-любителя...
   Никогда меня еще так не имели.
  
  Вот, как-то так. И не прячьтесь, мой друг, в танке если ч.л. непонятно. Заходите, не забудьте улыбнуться, задавайте вопросы и, видит Б-г, - нет тех вершин, которые мы не возьмём сообща.
  
  
  Иванов П.П. Венец зимы
  
  
  Многообещающее название у рассказа.
  Но сюжет не порадовал. Не надо конкретизировать место действия. Опять в России катаклизм. Сколько ей ещё придётся корчиться от войн? Неужто на роду так предписано той, которую мы называем матушкой?
  
  Михайло Ломоносов сказал как-то:
  - 'Могущество России прирастать будет Сибирью...'.
  По-моему это было в 1763 году. И во времена оные он и подумать не мог, что земля эта станет 'полем сражений'.
  
   Тайга, над которой 'Тучи ползли так низко, что казалось, будто их тяжёлые багровые животы вот-вот заденут за верхушки высоких деревьев', есть и на Аляске (США) и в Канаде, и, даже, на южной оконечности Американского континента. Вот и пускай скорпы их захватывают. Посмотрим как 'буржуины' выкарабкаются из катаклизма, пришедшего к ним извне. Так нет, автору захотелось Сибирь ещё раз 'на прочность' испытать. Мало, что ли, ещё с до пушкинских времён, 'Во глубине сибирских руд' народа сгинуло?
   И концовка рассказа меня не устраивает.
  В задании конкурса сказано: -
  
   'Тут и там дамоклов меч -
   Как же голову сберечь?'
  
  А у автора сюжет кончается:
   - Мы победили, - повторил он внезапно осипшим голосом.
  Вот тут-то и надо было показать читателю, что в войне, какой бы она не была, победителей нет. Об этом говорит История. А она, если её не передёргивать, как ни крути, а является наукой.
  
  Начать необходимо со слов:
  
   - Здесь был их командный пункт, - сиплым голосом сообщил координатор.
   Они оказались в огромном помещении с широким разломом в потолке. Из дыры медленно падали и кружились в воздухе пушистые снежинки. Всё оборудование центра исчезло, сплавилось в единую чёрную массу. Только кресло главнокомандующего скорпов чудом сохранилось и стояло в центе. Никто из них не уцелел и большинство тел обратилось в пепел. Единственный, более или менее сохранившийся труп, щерил обнажённые жвалы в жуткой ухмылке смерти.
  - Мы победили! - он осмотрелся.
   Координатор, чьи блестящие глаза пылали безумным огнём, отдал ему честь и безликие телохранители повторили жест. Командующий видел, как его отражения в чёрных забралах шлемов, отвратительно кривляясь, издевательски подмигивали ему. Убитый скорп продолжал ухмыляться, вынуждая сомневаться в справедливости произнесённой фразы.
   - Мы победили, - повторил он внезапно осипшим голосом, и устало плюхнулся в кресло недавнего противника.
   В тот же миг раздался оглушительный взрыв, помиривший и победителей и побеждённых.
  
   Снегопад усилился. Белый пух сыпался с неба, покрывая чёрные руины командного пункта серебристым саваном, усыпанным тысячами драгоценностей - наградами, за каждого, погибшего в этой войне.
  
  Вот так и на этом надлежит закончить повествование. ИМХО.
  
  Теперь о тексте. О том, как он написан.
  
  Написанное, при распечатке, уместилось на шести страницах. Всякий раз, когда читаю работы конкурсантов, не выпускаю из рук карандаша. Мало ли понадобится отметить ч.л. И вот, закончив с обзором, перелистал страницы заново.
   Во многом не могу согласиться с автором в написании. Если конкретизировать, то займёт это и время, и место. Проще переписать текст, исправляя ошибки. Если автор разрешит, то так и сделаю. Но без объяснений, почему надо поменять слова местами, почему необходимо создавать пробелы.
  Всё это наз. 'заливкой' текста. Об этом подробно сказано несколько выше. Сравните два текста с одним сюжетом и постарайтесь увидеть разницу. Верю, что это поможет.
   Ну, а если и тогда будут трудности, то обращайтесь. Как говорил В.В. Маяковский:
  - Что не сделаешь один, сделаем вместе.
   И мне представляется, что за рассказ следует побороться. Сюжет того стоит.
  
  Удачи, Пётр Петрович!
  
  
  Просвирнов А.Ю. Друзья
  
  Прочитал рассказ и задумался: - "Что-то он мне напоминает". То ли видел где-то аналогичное, то ли слышал...
  Любознательности ради, заглянул в "Подсказки великого француза", на которые ссылается автор. Пробежался по тексту и осенило меня: - 'Так это, слегка изменённый, 'Иван Царевич и Серый Волк-3'.
  Возмутился: - 'Плагиа-а-ат!'...
  Потом пригляделся повнимательней и совестно стало: "Подсказки великого француза" опубликованы были в 2010 году, когда серия мультфильмов о богатырях русских ещё и задумана не была.
  И такая меня гордость обуяла за автора нашего. А больше всего за себя: я, ведь, тоже в Самиздате состою.
  Это из репертуара автора, А.Ю. Просвирова, герои облачились в сказочные персонажи, а не наоборот.
  Так и захотелось вскричать: - Слава Самиздату! Слава Просвирову Александру Юрьевичу! Слава Конкурсу, который донёс до меня этот рассказ!
   Нет, вы только посмотрите до чего кинематограф докатился?..
  
   Отправился добрый молодец, Погодин Георгий, в края дальние, незнакомые. Захотелось ему себя показать и на других поглядеть. Три года его не было в краю отеческом.
  Именно с этого начинается повествование.
  Попутно он ещё исследовательством научным занимался, но это так, чтобы было, на что путешествовать за счёт спонсоров, которым хотелось испытать новшества свои в условиях приближённым к критическим. Новшества эти показали себя с хорошей стороны, хотя и были отечественными. Правда, радиостанция подкачала... Но с радиотехникой в России всегда заморочки были, хотя и родилась она в имперские времена.
   И вот возвращается наш герой на 'землю обетованную'. Не подумайте чего такого - в Россию-матушку. В места, где люди 'кидают камешки с крутого бережка далёкого пролива Лаперуза'. И что же он видит?
   За время его отсутствия, в царстве-государстве раскинувшемся 'от тайги до британских морей' чудо дивное произошло, - народ имидж сменил. Был зачуханным, подневольным, бандерлогами назывался, а стал радостным, весёлым, каждому свершению в краю родном 'славу поёт и бородою дорогу метёт'. Это ли не чудо?!
   Стал добрый молодец, Погодин Георгий, разбираться - откель у радости этой 'ноги растут'. И разобрался.
   Опять толстосумы над народом 'экскремент' устроили. Всех, вдоль и поперёк на земле обетованной, накачали снадобьем каким-то и стал он радостен и жизнью доволен. А главное, что кушать не просит...
  
   Ну, что дальше было, об этом вы сами почитаете. А мне так ещё раз хочется подчеркнуть гениальность рассказа этого. Здесь и приключения, и детектива немного, и, где это надо, пришлось герою нашему соображалку включать, чтобы 'проскользнуть среди двух дамокловых мечей'.
   Читайте, друзья и недруги. И пусть вас гордость посетит за то, что все мы из одного журнала.
  
  
  Маркизова Л. Запах лаванды
  
  Прочитал и, не побоюсь вступить в противоречие с господином Просвирновым Александром Юрьевичем, понравился мне рассказ. Написан тревожно, читается легко и сюжет примечательный. Подобного не встречалось ни в одном из заявленных на Конкурсе.
   Ну, а что до соответствии заданной теме, то и её, если приглядеться, увидеть можно. Наверное у нашего координатора, как говорил Володя Шарапов, 'глаз замылился'.
  
   Есть, правда, в рассказе несоответствие действительности. Об этом говорю со знанием дела потому, что некогда служил во флоте: категорически запрещено личному составу выходить на верхнюю палубу во время штормов. А в рассказе капитан выходит на открытый мостик и оттуда отдаёт указание. Не бывает такого. Даже если он с ремнём страхующим и с цепями.
   А во всём остальном очень правдоподобно написано.
  
  Что до: - 'Тут и там дамоклов меч - как же голову сберечь?', то тут надо знать, что из себя любящие женщины представляют. Другая, в эгоизме своём, и на преднамеренное убийство пойти может, чтобы её возлюбленный не достался никому. Не из жизни, но по романам некоторым знакомы такие ситуации.
  Ну, а то, что не удалось герою нашему 'голову сберечь', так он и не стремился к этому. Недальновидным оказался. Поскольку не ожидал подлянки от женщины. Такое в заслугу надо ставить, а не провоцировать читателя к недоверию женщине.
   За грамотность написанного поручиться не могу. Тяжело 'суд судить' - сам "безграмушный". А в остальном считаю, что рассказ достоин внимания читателей.
  И, как говорится, пускай народ рассудит кто из нас прав - обзорвист или координатор. На то конкурс и существует.
  
  
  Иванов П.П. Азраил
  
   Взял в руки распечатанный рассказ, глянул на ФИО автора и головой потряс: ведь был уже один Иванов П.П. на этом этапе.
   Усомнился в памяти своей и поспешил в 'Конкурс: Остросюжетный рассказ-2016 (Кор-12): предварительный этап [представлено 7 работ]'. Точно, есть уже такой автор, но с рассказом 'Венец зимы'.
   'Ну, - думаю, - азартный этот Пётр Петрович. Как бы ни подвела его страсть к написательству. Ещё Вл. Ил. Ленин говорил 'Лучше меньше, но лучше'. Он ещё работу об этом написал вошедшую в ПСС. Не читали, Пётр Петрович? - Рекомендую.
   Однако, 'вольному воля'. Почитаю, поразмышляю и выскажу своё мнение в обзоре.'
  
  Первым делом заглянул в инет, дабы напомнить себе, кто такой Азраил:
  
  Азраи́л (араб. عزرائيل) или Ма́ляку ль-ма́ут (араб. ملك الموت - ангел смерти)
  - ангел смерти в исламе и иудаизме,
  который помогает людям перейти в иной мир.
  Английский словарь использует написание Azrael.
   Имя буквально означает 'Кому Бог помогает'.
  
  И стало мне ясно тогда, с кем дело придётся иметь.
  Мог бы и автор дать ссылочку в конце текста. Не один я несведущий такой.
  
  Но, 'ближе к телу', как говорил Остап Бендер, перефразируя Ги де Мопасса́на.
  Приступаем непосредственно к обзору второй конкурсной работы автора.
  
  Сюжет достойны сказки 'Тысяча и одна ночь' Шахразады (свободная горожанка). По своему интересный, захватывающий, впечатляющий. Но это в том случае, если читатель разберётся в написательстве текста: кто есть кто и кому что надо.
  Мне это далось с трудом.
  
  Но когда разобрался в деталях, то пожалел, что нет у автора редактора знакомого. Такой рассказ, да поправить хорошенько, - получилось бы славно.
  
   Может, доверитесь вашему 'покорному слуге'? И запустим НАШ рассказ в свободное плавание по просторам Конкурса. На приоритет не претендую.
  А так, не думаю, что у судей всех этапов воспримется впечатление плавного повествования, свойственного восточному колориту.
  
  Подумайте, Пётр Петрович, пока есть время.
  Обидно будет, что столь примечательный сюжет будет отторгнут всесильными конкурса сего.
  
  
  Не Ф. Приговорённые
  
  Зря вы так, автор. Кто, или что надоумило вас скрыть своё мышление под столь неказистым псевдонимом?
  Прочитал рассказ, который, как мне кажется, достоин не только конкурсной оценки, и был удивлён точностью описываемых в нём событий. Это ли не описание действительности, в которой все мы проживаем? Это ли не описание действительности, которая ожидает многие поколения проживать в условиях современной направленности олигархической экономики?
  Такое написать мог бы только Фаворит. Это и есть ваш истинный псевдоним. Срочно поменяйте его. Правилами конкурса это не запрещено, а я, в случае надобности, вас поддержу.
  Полагаю, что в единственном числе не окажусь.
  Вперёд! И пусть озарит вас Знамя Победы. Если не в жизни, так на конкурсе. Если не в конкурсе, так в жизни.
  
  Теперь о тексте.
  Можно сесть друг против друга и, под 'Пиво "Мартовское". Эксклюзив.', объяснить, что в написании текста не так. Но нет у нас такой возможности, если вы не Питере проживаете. Да и времени на такое собеседование уйдёт незнамо сколько. Поэтому поправлю ваш текст так, как мне это представляется, а вы решите - нужно вам это или нет. Согласны?
  
  Начнём с 'заливки' текста.
  
  Не повторяется название рассказа после того, как оно озвучено в верхней части страницы, на которой он опубликован.
  Между текстом рассказа и верхней рамкой страницы необходимо сделать пробел в две строки. Таким же пробелом заканчивается повествование.
  Названия разделов, глав, частей рассказа необходимо отображать выделенным шрифтом и, желательно, надлежащим курсивом. Соблюдая, при этом, интервалы.
  В остальном, как говорят в танковых войсках, - 'Делай как я!'
  
   Пролог
  
   Все, кто населял Территорию Корпорации должны быть благодарны ей за жизнь.
  После долгой войны, что поставила человечество на грань вымирания, только усилия Корпорации, Совета директоров, обеспечили безопасность и выживание оставшихся в живых. Нормальная жизнь возможна лишь на Территориях, окружённых защитными минными полями. Только в стандартизированных комплексах, куда подведены коммуникации, возможно приемлемое существование и работа на благо Корпорации и, значит, Территории.
  
   За Территорией лежит хаос, принесённый войной.
   Заражённая местность, непригодная для человека, давно и прочно заселена порождениями мутантов, агрессивных, жаждущих крови.
   Лишь автоматизированные системы защиты сдерживают потоки тех тварей. На многие километры вокруг Территорий пролегли поля зачистки, через которые ни один мутант не сможет прорваться.
   Жизнь, работа, благополучие, - вот за что люди должны быть благодарны.
  Корпорация - сама жизнь, и не даст этого позабыть.
  
   часть I
  
   Жорж закрутил последний болт и установил кожух механизма на место. Сверившись с показаниями индикатора, запустил аппарат. Равномерный гул агрегата говорил о его исправности.
   Убрал инструменты в ящик и начал выбираться из узкого технического коридора. Вокруг вились провода, проложенные ещё его предшественниками. Знакомые переплетения, соединительные коробки, изоляторы... всё соответствовало схеме.
   Больше он их не увидит.
  
   Он ещё не до конца понимал, что его так тревожит. То ли то, что теперь микророботы станут следить за исправностью работы оборудования, вовремя чиня мелкие неполадки. То ли то, что теперь Корпорация в нём не нуждается.
   Вся его сознательная жизнь прошла на Территории. Сначала было тестирование и обучение. А после десятка лет успешной работы, Жорж действительно был прирождённым механиком. Он понимал на интуитивном уровне, как устроены механизмы, аппараты, процессоры. Мог починить любого из них. Даже систему защиты. Но не ведал, что его ждёт завтра, послезавтра...
   Что будет дальше?
  
  Странно было возвращаться домой, не услышав звонка, обозначающего конец смены.
  Жорж шёл по улице комплекса, рассеяно глядя по сторонам. Цветные униформы указывали на специализацию встречных людей. У всех было занятие, работа. У всех, кроме него.
   Бесполезная единица общества.
  
   Он зашёл в бар, где проводил вечера по пятницам.
   Не глядя на того, кто стоял за стойкой, произнёс:
   - Привет, Филипп! Налей мне как обычно.
   - Филиппа больше нет, - отозвался юноша, поворачиваясь к посетителю.
   - Тестирование?
   Юноша кивнул:
   - Так ведь ему уже тридцать пять. Что вам налить?
   - Вон того, - Жорж ткнул пальцем в одну из бутылок.
   "Вот так, - подумал он, глядя, как ловко парнишка управляется со стаканом, - Филиппа больше нет. А ему было всего тридцать пять".
   Механик стал перебирать в памяти знакомых, кто прошёл тестирование в этом возрасте: - "Никто. Разве что он сам, ему тогда было тридцать шесть. И где-то в недрах завода трудился Бенжамин Семёнов, которому перевалило за сорок. Самый старый человек на Территории. Вот что значит быть полезным и нужным Корпорации".
  
   Спиртное обжигало, но не доставляло радости, как делало всегда после рабочей недели. На языке поселился горький привкус.
   - У вас баланс кончается, - сообщил бармен, возвращая Жоржу банковскую карту.
   - Я понял, - кивнул механик, поднимаясь с табурета.
   Конечно же баланса на карте не будет, ведь этот день он отработал наполовину. А завтра не отработает ни минуты. Лишившись места, Жорж стал обузой для общества. Не понять этого мог лишь глупец. Но глупцы не проходят тестирование и в двадцать.
  
   часть II
  
   - Жорж Льюис, вам надлежит прибыть на пункт тестирования персонала Корпорации завтра к десяти часам утра.
   Квартира встретила его голосовым посланием. Тот же текст бежал по информативной строке, где транслировались новости Территории. Наверняка, извещение поступило и на личный почтовый ящик. Но проверять Жорж не стал.
  
   Он присел на край кровати, в безнадёжности уронив руки между колен. С ним было кончено. Это наверняка. Кроме того, как чинить механизмы, он ни на что не способен и не пригоден.
   Даже его биологический материал был не востребован с позапрошлого тестирования. Всё кончено. Пункт тестирования станет последним, что он увидит. Теперь в этом нет сомнений. Ещё не приговорён, но уже не помилован.
   Жорж почувствовал, как по щекам покатились слёзы. Он давно не плакал. Пожалуй, вообще не плакал. Стало невероятно жаль себя, и силы, которые он в себе ощущал.
   "Может быть, - думал Жорж, - мне изменят специализацию. Я смогу ещё чему-нибудь научиться. Я обязательно смогу".
   Наверное, так говорили себя многие из тех, в ком Корпорация больше не нуждалась. Изношенные организмы должны уступать место молодым. Иначе человечеству не выжить. Таков ход и суть вещей.
  
   часть III
  
   - Жорж Льюис, вам надлежит прибыть в пункт тестирования через один час и восемь минут.
   Обычно будильник сообщал, время до начала смены. И вот привычный ход событий нарушен. Жорж поднялся с постели, которую так и не расстелил вчера. Он чувствовал себя помятым, измотанным и уставшим.
   Бесконечно уставшим. И преданным.
   "Это несправедливо", - мысль не отступала, не давала прийти смирению.
   Заставляя себя переступить порог вышел из квартиры. Дверь мягко защёлкнулась. В каком-то безумном порыве Жорж провёл рукой по замку-сканеру.
   "Заблокировано" - понял он.
  Красная предупредительная надпись загорелась в небольшом окошке. Жорж уставился на свою ладонь, где прятался чип, вживляемый каждому жителю Территории.
   Чип - это безопасность и контроль. Только так Корпорация может узнать о людях и помочь им обеспечить приемлемую жизнь и условия. Не дать мутантам с заражённых земель приблизится.
   Чип есть благо.
  
   Но теперь он не работал, не отпирал дверь.
   Жорж снова и снова прикладывал ладонь, давил на сканер - тщетно! Он больше не сомневался - он вычеркнут. Скоро, возможно уже сейчас, главный компьютер Территории выведет его квартиру в свободную зону. Ещё через пару часов в ней поселится кто-то другой. И никогда больше никто не вспомнит о Жорже Льюисе, выработавшем своё время.
  
   Воздух на улице казался по-особенному сладким, солнце сияло и строго упорядоченные цветы на клумбах источали тончайший аромат. Это был запах жизни, которой у него оставалось совсем немного.
   Жорж едва перебирал ногами, двигаясь к пункту тестирования. Мысленным взором он видел небольшую комнату, где это происходит.
   Сначала предлагается ответить на ряд вопросов, часть которых повторяется. После, нужно надеть шапочку, позволив компьютеру считывать показатели работы мозга. Перед глазами замелькают картинки, и следует просто смотреть на них. А в конце, раздевшись донага, улечься в саркофаг. Машины сделают всё остальное.
   Тестирование Жорж проходил уже пять раз, процедура была знакома. Разве что тогда была надежда.
   Даже в последний раз, в тридцать пять. Жорж точно знал, что выдержит, он просто бредил работой и монтажом оборудования. Даже мысли о том, что тесты будут провалены, у него не возникало.
   Сейчас он шёл на заклание. Хотя никто прямо не говорил, что при неудачном тестировании человека ликвидируют, как бракованную деталь. Трудно было вообразить себе что-то такое. Но никто и никогда не выходил из комнаты, если проваливал тестирование.
   Жорж помнил свой первый тест. Тогда перед ним в комнату вошла женщина, лет двадцати восьми, в униформе обслуживающего персонала завода. Над дверью загорелась красная лампа, обозначающая начало теста. Потом она сменилась на зелёную, приглашая следующего.
   Та женщина не вышла. И деться ей было некуда - из комнаты вела единственная дверь.
   А ещё он вспомнил, что в помещении сильно пахло озоном, будто прошла буря, очистив воздух. Жорж не удивился, он тогда мало что понимал. Этот запах стал преследовать его позже, после второго тестирования, когда предыдущий человек не вышел из комнаты.
   Настал его черёд оставить после себя запах дождя.
  
   Чем ближе оказывался пункт тестирования, тем медленнее шёл Жорж. Всё его существо протестовало против предстоящего. Осознавая, что дышит последние минуты, он покрылся холодным потом, а руки его мелко тряслись. Разве можно идти на плаху и совсем не волноваться?
   Да, на его памяти были такие, кто шёл на заведомо последнее тестирование с улыбкой. Но их были единицы.
  
   - "А что если?" - глаза Жоржа глядели мимо пункта, мимо жилых комплексов, сквозь них.
   Там, через сотню метров от крайнего комплекса на улице, начиналась защитная система. Полоса преграды, обеспечивающая безопасность людей. Она тянулась на пять километров. И чем дальше от Территории, тем гуще стояли мины и возвышались башенки пулемётных установок. Не проходило недели, чтобы в выпуске новостей не сообщалось о новых нападениях мутантов. И люди были благодарны Корпорации за защиту.
  
   - "А что если там, где живут эти твари, может выжить человек? Пусть недолго, пусть трудно. Но выжить, не став просто запахом озона в тестовой комнате?
   Разве это преступление - желать жить? Всего лишь нужно прорваться через заграждения, не подорвавшись и не попав под пули. Просто убежать. Кто знает наверняка, что там происходит на самом деле?"
   Им никто и никогда не рассказывал, от чего мутанты бегут на Территорию. Может быть, там появился кто-то более страшный? Или наоборот, условия улучшились и нормальные звери атакуют уродцев, заставляя отступать? Как бы то ни было, вне Территории была надежда.
   Чип в ладони, свербел. Такая привычная деталь, совсем крохотная, привычная стала вдруг невыносимо тяжёлой и колючей. Жорж машинально почесал место, где кожа бугрились. Он принял решение.
  
   часть IV
  
   Боль обожгла, когда лезвие перочинного ножа пропороло плоть. Жорж закусил губу, но продолжил. Раздвинув края раны, пытаясь не обращать внимания на начавшееся головокружение, он добирался до чипа.
   Пластинка, едва достигающая пяти миллиметров, тускло поблёскивала в свете, падающем через щель технического коридора. Жорж нашёл идеальное место, чтобы навсегда исчезнуть из памяти главного компьютера.
   Недра Территории представляли собой катакомбы туннелей, где были проложены коммуникации. Здесь располагалась нервная система всего населённого комплекса. Низкие, узкие коридоры разветвлялись, соединялись, убегали в разные стороны. В них можно было заблудиться за считанные минуты. Если только не знать каждый поворот и не уметь читать схемы. Жорж умел и знал. Провода и аппараты были его жизнью, которую теперь придётся забыть. Оставалось благодарить систему за последний подарок - код доступа в технические коридоры меняли всего раз в неделю. И она как раз истекала.
  
   Часто дыша, собрав волю и стиснув зубы, он поддел ножом чип, потянул вверх. Остриё беспощадно впивалось в мясо, заставляя искры вспыхивать перед глазами. Сердце колотилось, ноги подгибались, однако дрожащие руки делали своё дело. Чип, вызвав новое кровотечение, взмыл вверх, ударился о потолок и отлетел куда-то в сторону, едва слышно ударившись о цемент. Зажимая ладонь носовым платком, Жорж по стенке сполз на пол.
  
   Прошло несколько часов прежде, чем Жорж выбрался наружу совсем не в том месте, где спустился в технический коридор. Он долго бродил по катакомбам под Территорией, собираясь с духом. Какое-то время им владела шальная мысль остаться здесь насовсем. Настолько, сколько он сможет прожить. Всё равно он всю сознательную жизнь провёл среди техники, так зачем что-то менять? Зачем идти в неизвестное, если можно прятаться в бесконечных, многокилометровых коридорах?
   Но рациональная часть сознания, благодаря которой он сумел пройти так много тестов, говорила "Нет!". Технические коридоры могут предоставить крышу над головой. Но и они оборудованы датчиками, которые реагируют на движение. Он сам монтировал часть из них и знает пару укромных "слепых" уголков. Вот только еды здесь нет. И не появится. Всё на Территории выдаётся из расчета баланса на карте. Его карта заблокирована. Вся его жизнь уже заблокирована. Так стоит ли оставаться здесь дольше?
  
   Он вышел в переулке из небольшой дверцы, расположенной в жилом комплексе. Это была окраина. До поля безопасности несколько сотен метров. С верхних этажей должно быть виден заградительный вал.
   Жорж аккуратно прикрыл за собой дверь и не торопясь пошёл по улице.
  
   - Внимание, жители Территории! Корпорация и Совет директоров обращается к вам с просьбой исполнить свой гражданский долг. Если вы увидите этого человека, незамедлительно сообщите правоохранительным органам. Данный человек представляет опасность. Награда за достоверные сведения - шесть месяцев отсрочки тестирования.
   На мониторе, установленном перед рядом скамей, на котором чаще всего транслировали новости и комедийные фильмы, крутилось его изображение. Это была съёмка из личного дела после прохождения последнего тестирования. Жорж смотрел на себя и вместе с ним на экран смотрели другие люди, те, что возвращались со смены или шли на работу.
   - Полгода отсрочки! - присвистнул остановившийся рядом парень. - Что же он натворил?
   Парень, привлекая внимание, пихнул Жоржа локтем, одновременно оборачиваясь к нему, чтобы продолжить разговор.
   Жорж отступил на полшага назад. Парень смотрел на него во все глаза, не веря себе. Потом мельком глянул на экран, сверив увиденное.
   - Это ты! - выдохнул он, делая движение, чтобы схватить Жоржа.
   Жорж развернулся и побежал.
  
   часть V
  
   Его загоняли, как прорвавшегося на Территорию мутанта. Гулкие шаги множества ног отражались от стен зданий. К погоне присоединялись всё новые люди. И уже совсем рядом полыхали сине-красными огнями полицейские машины. Главный компьютер потерял его после извлечения чипа, но теперь система нашла его с помощью уличных камер.
  
   Не так Жорж планировал прорываться в ничейные земли. Он хотел пробраться в узел управления автоматическими системами защиты и на время их дезактивировать. На полчаса максимум, чтобы суметь пробежать до конца заграждения. И пусть бы потом минные поля и пулемёты снова встали на защиту Территории, навсегда преградив ему путь назад.
   И вот позади осталась кольцевая дорога, опоясывающая поселение. Дальше тянулась узкая полоса бетона с будками наблюдения. Ещё дальше полоса земли, заросшая блёклой чахлой травой.
  Потом начинался холм заградительного вала.
  
   За собой Жорж слышал сирену полицейской машины. Ноги его едва поспевали переступать. Он торопился, старался ни о чём не думать, вкладывая в движения всю силу. Лёгкие горели огнём, подкатывали к горлу. Густая слюна невыносимо отдавала ржавым железом.
   - Сумасшедший! - проорал кто-то далеко за спиной.
   - Приказываю остановиться! - догнал его голос, усиленный мегафоном.
   Но слова доносились как будто из параллельного пространства. Они уже никак не влияли на Жоржа. Он уже и сам себе не принадлежал. Бешеный бег напрочь отключил в мужчине способность анализировать и понимать.
  Только вперёд. Только туда, на вершину заградительного вала.
  
   Сине-красные всполохи остались позади. Там же остановились преследователи. Никто не рискнул броситься за Территорию. Никто не собирался подрываться на минах за призрачную надежду на отсрочку тестирования.
   Оказывается счастье, это бежать и не видеть жилых комплексов и зданий. Просто нестись вперёд, ощущая под подошвами башмаков упругую землю.
   На вершине холма Жорж упал на колени, запрокинув голову к небу. Дыхание вырывалось из горла с хрипом. Он закашлялся, сплёвывая и хватая воздух.
   Жорж поднялся на горящие огнём ноги. Посмотрел на группку людей, топчущуюся далеко позади...
   Единственный человек, ушедший из Территории в неизведанное.
  .
   часть VI
  
   Что-то было не так. Не так со всем этим миром. Жорж шёл медленно, всматриваясь в землю, выискивая любые признаки минного заграждения.
   Первую пулемётную вышку он пробежал ещё в запале погони. И решив, что аппараты настроены лишь на объекты, передвигающимся в сторону Территории, перестал обращать на них внимание.
   Странности начались после пары километров. Впереди будто бы застыла пелена тёмного тумана. Солнце при этом стало ярче. Небо же потемнело и продолжало темнеть по мере продвижения вперёд. Почва сделалась каменистой, бугристой, изрытой мелкими кратерами.
   Тёмный туман не двигался, но приближался с каждым шагом. Жорж больше не был уверен в правильности своего выбора, но упрямо переставлял ноги.
   Небо над ним совсем потемнело и как-то придвинулось. Высыпали звёзды, хотя по часам выходило, что до заката оставалось несколько часов. Но и солнце никуда не делось, разве что его свет не рассеивался в воздухе, а отбрасывал острые глубокие тени.
   Жорж побежал, но мышцы ног протестующе заныли. Но он достиг кромки тумана.
  
   Гладкая поверхность была холодна и прозрачна. Сквозь её толщу была видна другая сторона. Там царил мрак космоса. Рытвины и вмятины астероидной земли. Жорж припал к преграде всем телом. Его разгорячённый лоб уткнулся в полупрозрачное препятствие.
   Совершенно потерянный, не понимающий, что происходит, Жорж пошёл вдоль стены, которую принял за туман. Он внимательно смотрел сквозь неё. Там, с той стороны, тянулся всё тот же безрадостный пейзаж безжизненного холодного космического пространства.
   Потеряв счёт шагам, Жорж заприметил светящуюся точку с обратной стороны преграды.
   "Может быть, - подумал он, - есть только один выход с Территории. А всё это, лишь защитные укрепления".
  Это была его первая разумная мысль за долгие часы.
   Яркая звезда оторвалась от поверхности и по крутой дуге взмыла вверх. Жорж заворожено проследил за ней взглядом. Он только читал про то, что некогда человечеству были доступны космические полёты. Но после войны они прекратились, человечество было ещё слишком слабо, чтобы попытаться вновь завоевать пространство. Такова была версия, которую распространяла Корпорация.
   Ложь! Враньё! Всё, что им говорили.
  
   Жорж ускорил шаг, чтобы получше рассмотреть, светящиеся постройки с той стороны. Он не заметил, как дуло автоматического пулемёта начало поворачиваться в его сторону.
  
   Эпилог
  
   - Это который за год? - спросил мужчина в жёлтом скафандре.
   - Пятый, - отозвался напарник, застёгивая молнию на мешке.
   В мешке лежало бездыханное тело с простреленной головой. Группа зачистки сработала оперативно.
   - Не понимаю, когда они перестанут штамповать этих искусственных? Роботами заменили бы.
   - Невыгодно. С роботами возни больше. Потащили.
  Они подхватили груз, и пошли к шлюзу, за которым высились сооружения Территории Корпорации.
  
  Вот таким мне видится текст вашего рассказа, Фаворит.
  Положите два текста рядом и сравните. Если приемлете мою редакцию, то считайте изменения в тексте моим подарком.
  Нет, воля ваша. Поступайте как считаете нужным.
  
  
  Блицор Капкан для Счастливчика
  
  Забавный рассказ. Подобных, на этом конкурсе, пока не было. Однако и теме соответствует, и настроение поднимает. Побольше бы таких. А то, какой рассказ ни возьми, всё с людьми коллизии происходят. Просто Рок какой-то снизошел к человечеству.
  
  О сюжете.
  
  Превосходный.
  Правда, зная возможности человека, удивление берёт от того, сколь долго он бежит после того как совершил кражу. Но, подумалось мне, пускай бежит, если автору так надо. Посмотрим, чем закончится стайерский забег.
  И, потом, удивление вызывает предмет кражи. Что это может быть? Проще бросить его и сказать: - Я не я и кража не моя. Но автор до последней страницы держит читателя в напряжении, предоставляя возможность сопереживать герою повествования. Правда, можно оставить переживания и заняться размышлизмом: - Как бы я поступил с беглецом на месте Блицора?
  
  Но тут, словно 'рояль из кустов', появляется Старик. А вместе с ним появляется надежда, что он, каким-то образом, вмешается в ситуацию с воришкой. Но на поверку вышло, что и старик, и повозка на которой он ехал были использованы беглецом в качестве 'как бы голову сберечь'.
  А именно это заявлено конкурсом как условие для участия в нём рассказов. Т.ч. можно с уверенностью сказать, что тут не придерёшься.
  Вот только Джумбо жалко. Попал 'под раздачу' на старости лет. Спал себе спокойно и нате вам, оказался нос к носу с бульдожьей мордой. Но это даже забавно в какой-то мере.
  
  Но триумф забавности автор преподнёс читателю в конце повествования.
  Узнав, что героем наших переживаний оказался котяра, хочется улыбнуться. И пожелать Блицу удачи на конкурсе и успехов в написательстве.
  
  Теперь о тексте. О том, как он написан.
  
  Неказисто написан, скажу со всей откровенностью. Мэтры из судейской коллегии такое написательство задробят и будут правы.
  Что делать будем, автор? Исправлять ошибки и объяснять 'почему так, а не иначе' займёт много времени. Проще переписать текст, если позволите. Т.ч. думайте, Блицор. Время ещё есть.
  
  
  Блицор Капкан для Счастливчика
  
   Комментарий на обзор рассказа:
  
  15. *Блицор 2016/06/02 15:44 [ответить]
  >> 14.Грошев-Дворкин Евгений Николаевич
  >> 13.Блицор
  
  Ну, а с текстом вашего рассказа - проще его переписать и, в случае если согласитесь с редактурой, перезалить текст.
  В Правилах конкурса ничего не сказано о том, что автор воспользовался помощью редактора.
  Жду вашего ответа - Е.Д.
  
   Мне бы очень хотелось увидеть свой рассказ в версии "от редактора". Какой же начинающий автор откажется от такой возможности?
  
   Редактура и корректура текста рассказа.
  
   Приводится как пример и не более.
   Автор вправе принять или отвергнуть изменения в тексте.
   Может, так же, призвать 'третейского судью'.
   Тогда и я узнаю что-то новенькое.
   * * * * *
  
  
   - Держи его! - неслось над пустынными улицами просыпающегося городишки.
  - Вон он! Я его вижу! - прокричал какой-то доброхот из открытого окна.
  
   Счастливчик мчался изо всех сил, не выпуская добычи. Пролетел через чей-то палисадник, не глядя перемахнул через вазон с геранью, ловко проскользнул между парой зевак, просвистевших ему вслед.
   Преследователь не отставал.
  
   Эх, а как хорошо начиналось!
   Он без сучка и задоринки проник в примеченный дом. Искомое обнаружилось сразу, будто нарочно была приготовлено. И надо же такому случиться, чтобы на обратном пути влепиться в некстати поднявшуюся хозяйку!
  Её вопль, казалось, до сих пор визжал у Счастливчика в ушах.
  
  - "Чтоб этот городишко!.. - пропыхтел про себя Счастливчик. - Здесь всем до всего есть дело! Многие его приятели, из тех, кто побойчее, давно переселились в лежащий внизу огромный город, а он, из какой-то глупой сентиментальности, до сих пор обретается здесь. В этом задрипанном местечке уличный парень даже позавтракать не может, чтобы не оповестили об этом полгорода!'
  
   Узкая улица, петлявшая вниз, к площади, вдруг ощетинилась ступеньками. По ним навстречу Счастливчику медленно поднималась тучная, одышливая Белка из Зелёного дома, тащившая ведро с водой. На середине лестницы они встретились. Белка, охнув, выпустила ведро. Счастливчик чуть не покатился кувырком, когда его прилично окатило ледяной водой. Раздражённая ругань хлестнула по ушам. Вдогонку ведро звонко отсчитывало ступеньки.
  - Что за дурища! - фыркнул про себя воришка, отплёвываясь от воды. - Правду говорят: встретишь с утра бабу с ведром - быть беде!"
  
   К счастью, площадь была уже близко. Счастливчика сразу же ослепило яркое солнце, оглушил хоровод голосов и запахов.
  Дорогу загородил какой-то верзила с корзиной яблок. Счастливчик метнулся вбок, пытаясь его обогнуть. Носильщик споткнулся, запутался в ногах и выронил корзину. Яблоки с дробным стуком рассыпались по брусчатке.
   Воришка улепётывал дальше, петляя между пёстрыми палатками, а вслед ему неслись смешки прохожих и громкие проклятья продавцов.
  
   Преследовавший его человек, слава богам, где-то застрял и отцепился. Зато к забавной игре "поймай Счастливчика" подключились мальчишки с окрестных улиц, его давние недруги. Счастливчик мысленно взвыл. Уж эти не отстанут, проверено!
   Слева вырос удобный сплошной забор, воришка изготовился к прыжку, и тут же над его головой в забор ударил камень. Мальчишки знали все его уловки наизусть.
   Ничего не оставалось как припустил ещё быстрее. Так, что вывески на магазинчиках, по которым он когда-то учился читать, слились в сплошную неразбериху.
  
   - 'Ничего, впереди показалась спасительная улочка. Теперь он точно уйдёт!'
  
   Та улица была совсем короткой и в конце перегорожена ажурными воротами, которые вели в пышный сад, принадлежащий местному богатею. "Он, Счастливчик, проскользнёт через ворота, как нож сквозь масло, а его преследователи пусть себе бьются лбами о железные створки".
   Все толковые ребята из друзей Счастливчика знали этот проулок наизусть. Надежда на близкое спасение придала сил. Ноги враз окрепли, прибавив ему прыти.
  
   ***
  
   За пару часов до начала этой драматичной погони Старик, прихватив кружку чая, вышел на крыльцо старого дома в Солхане, большом городе на берегу моря, неторопливо осмотрелся. Соседние дворы ещё спали. В утренней тишине слышалось ритмичное дыхание волн. В глубине Полуострова синели далёкие горы.
   Старик прихлёбывал чай, наблюдая, как утреннее солнце неспешно взбирается на крыши. День обещал быть жарким.
  
   С тех пор как дети и внуки разъехались кто куда, он остался в пустом доме один, как камешек в гулкой раковине. Только в горах, в небольшой деревушке жили дальние родственники. Были они такие же старики, которые давно отказались от намерений покорить большой мир и прочно осевшие не земле своих предков.
   Летом, каждую неделю, Старик навещал их наверху. Забирал сыр, молоко, подвозил продукты из города. Он проделывал это с педантичностью пожилого человека, располагающего массой свободного времени и иногда страдающего от одиночества.
  
   Старик грел руки о кружку и предавался мыслям. Когда он был помоложе, ему случалось помогать пастухам пасти коз и овец в закрытых от ветров горных долинах. С годами воспоминания не стёрлись, даже будто бы стали ещё ярче.
   Он хорошо помнил пьянящий воздух высокогорных лугов, живой ковёр из сотни овечьих спин. За день они так прогревались солнцем, что от них чуть ли не пар шёл.
   Помнил утомительную бесконечную дойку, от которой поначалу, с непривычки, сводило пальцы. И не дай боги произнести кому хоть слово, пока молоко не будет слито в огромный котёл, подвешенный над огнём. Это действо должно было происходить в молчании. Иначе, согласно примете, волки так проредят твоё стадо, что и доить будет некого.
   Старик вспоминал ночи в кругу опытных пастухов, умеющих говорить с духами.
  Когда таинственная, пахнувшая шафраном темнота подступала к самому костру, и навязчивая дремота прерывалась яростным лаем собак.
   Поди угадай, кого там принесло в темноте. Бывало, что и волков.
  
   - Да... - прервал Старик воспоминания и постучал по перилам крыльца.
   - Эй, Джумбо! А помнишь, как ты чуть с волком не сцепился?
   Под крыльцом послышалось недовольное ворчание и приглушённая возня. Старик усмехнулся. По нынешней жаре старый пёс совсем разленился и целыми днями спал, отыскав местечко попрохладней.
  
   Сегодня, как и всегда, Старик рассчитывал выехать до того, как встанет жара, но не слишком рано, чтобы не быть застигнутым туманом на узких горных дорогах. Ехать приходилось через маленький городок в предгорьях, похожий отсюда на рассыпавшуюся по склону отару белых овец.
   - Никогда не знаешь, не придется ли застрять там, - пробормотал про себя Старик.
  - Вечно там что-то случается! То ли встретишь старого знакомого, то ли встрянешь в чью-то уличную склоку...
   - Джумбо! Просыпайся, лентяй. Ехать пора.
   Здоровенный мохнатый ком выбрался наружу. Распрямился, потянулся, встряхнул башкой, вывалив розовый язык.
  
   Старик тем временем вывел из сарая осла, на вид своего ровесника, и выкатил такую же древнюю повозку. Когда-то она была выкрашена в весёлый голубой цвет, но за долгие годы краска стёрлась, облупилась, и теперь повозка была пёстрой, как яйцо перепёлки.
   Он решил особенно тщательно проверить колёса на оси, а то в прошлый раз в горах его чуть не настигла неприятность. Дороги там больше годились для коз, чем для человека. Но сначала он отнесёт кружку в дом. Все равно спешить особенно некуда.
  
   ***
  
   Счастливчик метнулся в проулок, проскользив на повороте и... еле успел затормозить. Спасительный путь был перекрыт. Весь проход был занят гладкой лоснящейся тушей бульдога Джека из дома напротив.
   - 'Вот же не повезло! Обычно работники поливали сад каждый вечер, но сегодня, видимо, из-за жары, они проделали это и утром'.
   Джек с удовольствием разлёгся на влажной плитке, наслаждаясь прохладой и тенью от ворот, когда его покой был нарушен Счастливчиком. Воришка лихорадочно оглянулся. Сзади маячили мальчишки, впереди - недружелюбная морда Джека, уже поднимавшегося на ноги.
   'Ну и кого предпочесть?'
  
   На какой-то миг Счастливчик растерялся, охваченный внезапной паникой. Но инстинкт выживания помог ему вовремя выхватить из вороха суматошных обрывочных мыслей спасительную идею.
  - "Только бы получилось!"
  Он развернулся на месте и бросился в сторону мальчишек. Те порскнули врассыпную не столько от Счастливчика, сколько от громадного пса, рванувшегося за ним следом.
  
   ***
  
   Старая повозка медленно двигалась по узким улочкам городишки поскрипывая на поворотах. Потихоньку подбираясь к площади, Старик задумчиво что-то мурлыкал себе под нос, Джумбо спал, осёл мерно цокал по черно-белым камешкам, которыми была вымощена дорога. Он настолько привык к этим еженедельным поездкам, что не нуждался в указаниях возчика.
   Тело старика исправно выполняло функции возницы, но его разум снова заблудился в воспоминаниях. Он подумал, что можно пару дней провести в горах. Уйти к пастухам, переночевать разок в хижине с закопчёнными стенами, в центре которой играет огонь. Вечером, когда все соберутся, поужинать вкусной похлёбкой, выслушать множество баек и рассказать кое-что самому. Может, даже тряхнуть стариной и провести ночь у костра, в долине. Говорят, в последние годы волков стало заметно больше. Это не к добру...
  
   ***
  
   Одно из правил, которые усвоил Счастливчик за время жизни в городишке, заключалось в том, что жизнь людей во многом подчиняется семидневному ритму. Этому его научили и таблички "закрыто" на магазинах, шумные компании дачников в предместьях, у которых всегда было чем поживиться.
   И сейчас он взмолился своему божеству, покровителю плутов и обманщиков, чтобы какая-нибудь досадная случайность не нарушила привычный порядок, укоренившийся в городке. От этого, буквально, зависела его жизнь. Счастливчик проскочил в миллиметре от стены, чудом увернулся от камня, пущенного самым ловким мальчишкой, и прыжками помчался обратно к площади, стараясь воскресить в памяти нужную дорогу.
   Прыжок, ещё прыжок, поворот и - вот она, знакомая скрипучая повозка, пахнувшая сыром, собакой и старостью, на которой дремал ветхий возчик с хворостиной в руке. Счастливчик с разбегу плюхнулся прямо в повозку, приземлившись на какой-то лохматый тюк, нестерпимо вонявший псиной. Джумбо подскочил от неожиданности и вывалился на дорогу, оказавшись нос к носу с бульдогом Джеком. Пёс встряхнулся, сбрасывая с себя остатки сна, и смерил соперника взглядом.
   Оба пса замерли, ощерив зубы и демонстрируя друг другу свои важность и силу.
  Мальчишки тут же забыли про Счастливчика, найдя себе более забавное развлечение. Они сгрудились стайкой неподалёку, подзадоривая псов.
  Очнувшийся Старик, крикнув что-то пару раз собаке. Понял, что его приятель слишком увлечён 'светской беседой', так что в ближайшее время его не дозовешься. Он со вздохом отогнал повозку в тень старого платана и приготовился к долгому ожиданию. А Счастливчик, выскочив из повозки и через минуту оказался в вожделенном мире крыш, каминных труб и чердаков, знакомом ему до последнего камешка.
  
   ***
  
   Крупный матёрый кот, серый с подпалинами, мягко вспрыгнул на крышу сарая, зажав в зубах кусок курицы. Он аккуратно пристроил добычу среди дранки нагретой солнцем, и принялся за еду. Время от времени кот поводил рваным ухом, настороженно прислушиваясь, но вокруг всё было тихо. Насытившись, Счастливчик припрятал остатки трапезы под основание кирпичной трубы и вальяжно разлёгся неподалёку, подставив утреннему теплу меховой бок, где в густой шерсти белела пара старых шрамов. Солнце мягко пригревало, снизу доносился привычный городской шум, вдали, там где раскинулся большой город, на синей ладони моря белели лепестки парусов.
   - "День определённо удался", - подумал Счастливчик.
  
  Вот и всё, уважаемая Блицор.
  Остаюсь преданным вам в случае если возникнет необходимость.
  
  
  Plumbum Мираж и розовый носок
  
  Может кто-то не задумывался над этим, но я давно пришёл к выводу, что чтение это труд. И труд немалый. Причём без разницы, что читаешь, серьёзную вещь или то, что противостоит высокой литературе.
  Задача писателя, как мне представляется, создать такое произведение, чтобы оно было доступно в чтении. Это не значит, что рассказ можно читать развалившись на диване. Но и призывать стоять по стойке 'смирно!' не должен. Написанное, при чтении, тогда только доставит удовольствие, когда сюжет взят из жизни. Он м.б. фантасмагоричен, но обязан быть понятен читателю. И читаться должен легко. В этом заключается то, что назовут талантом.
  
  Скорее всего, я чего-то недопонимаю. Потому, что прочитал написанное Plumbum,ом и ощущение такое, будто вагон угля разгрузил. Но это ладно. Вдобавок к усталости от прочитанного понял, что ничего не понял. Ну, а если не понял, что хотел сказать автор, то обзора не получится, как бы не пыжился.
  Остаётся испросить у писателя извинения за бестолковость.
  
  
  Фантазер-2016 В краю озёр
  
  Прочитал рассказ и навеяло:
  
  - Долго будет Карелия сниться,
  - Будут сниться с этих пор
  - Остроконечных елей ресницы
  - Над голубыми глазами озер.
  
  Колоритно написано. Настолько колоритно, что каждое из описываемых событий перед глазами стоит. И не фантазия это. Бывал я в Карелии и не раз. Именно так в тех краях ощущается всё, что встречается на пути. Т.ч. нас псевдонимом 'на хопок' не возьмёшь, уважаемый автор.
  'Плавали, знаем'.
  
  О сюжете.
  
  Хороший сюжет. Увлекательный. Читается легко, с интересом
  А, главное, все персонажи как нарисованные. Перелистываешь страницу за страницей и будто кино смотришь.
  Точку сейчас поставил и задумался:
  - 'Почему так? Прочитаешь хороший рассказ, а слов для информации о сюжете не находишь. Надо сказать, чтобы привлечь читателей, а кроме как 'хороший', 'замечательный' не подобрать других слов.
  Другое дело, когда сюжет 'так себе'. Готов 'слюной брызгать', а нельзя. В момент привлечёшь внимание злой критикой'.
  
  Но это к теме не относится. Скажу просто:
  - Желаете получить удовольствие? - Читайте 'В краю озёр'. Не пожалеете.
  
  Теперь по тексту.
  
  Не большую, но корректировку сделать надо. И тут рассчитываю на ваше понимание, автор.
  
  - Ох, и фантазер ты, Пашка! Существа какие-то...
  Он пожал плечами.
  
  А если так:
  
  - Ох, и фантазер ты, Пашка! Существа какие-то...
  Тот пожал плечами.
  
  - ... поставила перед ним полную тарелку горячей жареной картошки.
  
  Конечно, времена изменились, но у нас в деревне жареную картошку ели со сковороды.
  Зачем лишнюю посуду пачкать? Да, и вкуснее со сковороды.
  
  - ... живущей с двумя дочерями...
  
  Не буду настаивать, но просится написать 'дочерьми'.
  
  - Озера, леса, свежий воздух, домашняя еда...
  
  'Домашняя еда' у Пашки и в городе была, а тут следует написать 'еда деревенская'.
  
  - ... хромированными бамперами "Лендкрузер"...
  
  Конечно, для пущего эффекта можно и так написать, но отказались 'на западе' от металлических бамперов. Только 'на заказ' если применяют. А так, бамперы пластмассовые. А их не хромируют.
  
  - ...территорию размером примерно с футбольный стадион...
  
  Футбольных стадионов не бывает даже в Карелии. Футбольное поле является составляющим стадиона.
  
  - Ночное светило футбольным мячом выкатилось из-за туч.
  
  Это как? Стремительно, как футбольный мяч?
  Уберите эти два слова и вопросов не возникнет.
  
  - Из складок своего белого одеяния...
  
  Причём тут 'своего'? Разве был ещё кто-то в 'белом одеянии?
  Надо убрать это слово.
  
  Вот и всё в первом приближении.
  Есть ещё маленькие замечания, но эти особенно резанули при прочтении.
  
  
  Продолжение будет.
  Cледите за конкурсом.
  
  C.Пб.май.2016.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"