Дылда Доминга: другие произведения.

На острие мечты

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.04*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О том, как опасно порой ходить за грибами, влюбляться в незнакомцев, бегать за электричками и ведьмами.


   На острие мечты
  
   Часть1. Девушки приходят из лесу.
   Глава 1
  
   Столица округа Ивен, самого северного из пределов Империи Танатов, пестрела разноцветными ленточками и цветами, повязанными в честь свадьбы лорда Великой Семерки, обласканного самими Танатами и присланного в округ для укрепления власти и наведения порядка на северной границе. Бургомистр Истры, маленький пухлый мужчина средних лет, взирал на приготовления с тоской и надеждой одновременно: очень хотелось верить, что затея его жены удастся. Уже много лет он управлял Истрой, а по совместительству и всем округом, но быстро осознал, что теплые расслабленные деньки закончились, как только увидел во дворе своего нового начальника. С замиранием сердца он тогда смотрел, как ступает представитель школы Небытия из полыхающего синим пламенем портала, и хотелось ему бежать с криком как можно дальше, а пришлось улыбаться и радушно встречать гостя, потому что ничего другого бургомистр отродясь не умел, как тратить народное добро и благосклонно принимать всеобщее уважение и поклонение.
   Эмарон прибыл не один, через день в Истре появился целый гарнизон из магов, служивших ранее при Танатах и имевших боевой опыт. Местное население и сам бургомистр с семьей с тревогой следили за их передвижением, опасаясь не то войны, не то новых законов. Но более всего пугал, конечно, сам лорд Эмарон. Слухов вокруг его личности ходило бесконечное множество, один страшнее другого, и это не говоря уже о жутких историях о самой школе Небытия. Стоило лорду испытать неудовольствие, как от него начинал исходить пробирающий до костей холод, а уж если в глаза заглянуть в такой момент, то они затягивали, как воронки, туда, откуда не было возврата. При желании он мог убить одним взглядом. Но и в хорошем расположении духа лорд Семерки не казался ни благодушным, ни мягким, как бургомистр, а являлся полной его противоположностью - высокий, сильный и вечно мрачный.
   Вот тогда Хильда, жена бургомистра, и придумала, как обернуть сложившуюся ситуацию ко всеобщей радости, как смягчить сердце сурового лорда и, посовещавшись с кумушками, выбрала будущую невесту - сироту благородного происхождения, с приданым, что воспитывалась в деревне рядом. Девушку, как и обо всем в ее жизни, просто поставили в известность, и теперь, наряженную и порядком напуганную, везли в свадебном кортеже к жениху.
   Молодежь бежала за кортежем следом, выкрикивая пожелания счастья и смеясь, развешивая оставшиеся ленточки и разбрасывая цветную крупу. Вот кому было весело по-настоящему. Благодаря их смеху и веселой неразберихе, даже лица старших мужчин просветлели и оттаяли. Хотя некоторая настороженность все же оставалась, особенно в душе бургомистра, который не слишком-то верил в возможность хоть чем-нибудь тронуть сердце лорда, да и вообще, в наличии такового.
   Лорд Эмарон выглядел безукоризненно, только своему традиционному черному цвету не изменил даже ради такого события. Он возвышался на фоне гвардии с выражением полного безразличия на лице. Не было в нем ни торжественной гордости, ни трепета влюбленного, ни жадности гонящегося за приданым.
  -- Ох, Хиле, - вздохнул бургомистр, поглядывая на лорда, - что-то мне уже не кажется твоя идея удачной.
  -- Не трясись, - строго одернула его жена, - не тебе под венец идти.
  -- Не мне, - признал бургомистр будто бы с облегчением, - а вот ей каково? - кивнул он на девушку, которая как раз выбиралась из повозки. Видно было, что ни к туфлям на каблуке, ни к платью, затянувшему ее талию до предела, она привычна не была. Да и к вниманию такого количества публики - все ее движения были неловкими и скованными. Она тревожно поглядывала по сторонам, а когда взгляд ее упал на лорда Эмарона, так и вовсе застыла на месте, как вкопанная. И только опытные кумушки смогли сдернуть ее с места и почти незаметно потащить дальше в направлении будущего мужа.
  -- Нашел, о ком переживать. Что ее ждало? Какой-нибудь хамоватый ремесленник или жадный торговец. А тут - лорд. Да за ним она, как за каменной стеной будет.
  -- Да уж, и стены эти будут окружать ее со всех сторон, - вздохнул бургомистр, глядя на происходящее. А девушка еле шла, по мере приближения к лорду Семерки все более и более замедляя шаг. И вид у нее был такой, словно не на свадьбу, а на казнь ведут.
  -- Да что в нем такого? - наигранно возмутилась Хильда.
  -- А то ты сама не видишь, - проворчал бургомистр.
  -- Жуткий какой-то, - признала Хильда, посмотрев на лорда неотрывно несколько секунд и зябко передернув плечами.
  -- Не то слово, - согласился муж.
  -- Не понимаю, почему он вообще согласился, - вдруг призналась Хильда.
  -- Не хочу даже думать об этом, - сказал бургомистр. И это была чистейшая правда. Он все равно отдал бы несчастную, даже узнай, что лорд ее сожрет живьем, лишь бы умилостивить начальника.
   Эмарон смотрел на кортеж без единой эмоции, и ни один мускул не дрогнул на его лице даже тогда, когда показалась невеста. Ему безразлично было, кто это будет. Даже вытащи они оттуда немолодую толстую особу, он бы не отказался жениться. Потому что так пожелал Танат. В последней беседе, которую они вели с глазу на глаз, в столице империи, государь велел Эмарону закрепиться на севере, наладить связь с местным населением и намекнул, что рассчитывает забыть навсегда о северной границе и тех, кто находится за ее пределами. В последнее время набеги участились, хаос на территории соседней Раввы сказывался в том, что беженцы всех сортов и мастей норовили просочиться в империю. А это было чревато, как и для населения окраин, так и для императорской семьи, поскольку могло пошатнуть их власть.
  -- Жениться? Мне? - Эмарон странно посмотрел на императора, едва ли не впервые за время их знакомства.
  -- Я прошу тебя, Эмарон, - также впервые не приказал, а попросил Танат. - Ты станешь для местных своим. Я хочу, чтобы ты остался в Истре. Мне так будет спокойнее.
  -- Как пожелает государь.
  -- Такова моя воля, Эмарон. - На этом минутка их неофициальной беседы была закончена.
   В школе Небытия о любви не могло быть и речи. А позже, когда он уже многого достиг и стал одним из лордов Семерки, путь к счастью, казалось, и вовсе был заказан, поскольку лорды наводили ужас на обычных людей. Ни одна женщина в своем уме не решилась бы приблизиться к лорду по доброй воле. О них ходили дикие сплетни, масса ужасающих историй и, к сожалению, достаточно большая часть этих историй не была выдумкой. Лорды являлись опорой империи, ее оружием, и это оружие должно было внушать страх и уважение. Он и сейчас видел, как нервно подрагивает веко у бургомистра, и не сомневался, что еще совсем недавно у этого ленивого, но добропорядочного человека, не было подобной привычки. Вокруг Эмарона всегда воцарялся порядок... и пустота, своего рода прослойка небытия, напоминавшая всем, и ему самому в том чиле, кем он является. Даже гвардия, выстроившаяся за его спиной, была напряжена, и не от служебного рвения, а от банального опасения, что любая его вспышка может окончиться плачевно для кого-то из магов. Потому что обычные маги были ему не ровня. Он тоже сражался в боях на юге империи, когда-то давно, но и в ту пору уже выделялся, был более быстрым, более смертоносным и жутким. К сожалению, не только для врагов, но и в каком-то смысле для своих. А когда его приняли в Семерку, дистанция и вовсе превратилась в непреодолимую пропасть. С императором же пропасть образовывала власть, которой был наделен Танат, хотя его изворотливый политический ум всегда вызывал у Эмарона восхищение. Танат мог быть даже дружелюбным и простым, но только если ему это было выгодно.
   Было бы, наверное, смешно, если бы не было так грустно: девушка буквально тормозила каблуками своих новеньких туфель, а кумушки подталкивали ее в спину, уверенно продвигаясь вперед. Когда до жениха оставалось всего несколько шагов, она вдруг бросилась в сторону, взобралась на телегу и оттуда, отбиваясь от неотстающих женщин, закричала:
  -- Не пойду! Лучше убейте!
  -- Ты что говоришь такое, - зашипела подлетевшая к ней Хильда. - Как ты смеешь при лорде Эмароне?
  -- Не пойду, сказала! - зашипела та в ответ.
  -- Глупая, чего испугалась? - Хильда резко сменила тактику и заговорила с материнской заботой в голосе.
  -- Чего? - удивилась несчастная. - Его! - и ткнула пальцем в ненавистного лорда. - А если Вам не страшно, так сами за него и идите!
   Назревал скандал. Девица орала во всеуслышание, кумушки стояли красного цвета, но сделать ничего не могли. Методы Хильды не работали: ни материнские уговоры. ни угрозы. Эмарон в душе уже потешался над сложвишейся ситуацией, но до поры до времени не вмешивался, наблюдая за представлением. Маги сзади позволили себе даже короткие смешки, поскольку чувствовали настроение начальника и видели, что он не расстроен и не огорчен. Эмарон понимал, что этой свадьбе уже не быть, а вот кумушки все никак не сдавались. Более того, Хильда стала бросать призывные взгляды в сторону своего мужа. Губернатор же стоял, как вкопанный, не зная, как следует поступить. С одной стороны, его жене отчаянно требовалась помощь, а с другой - не хотелось ему светиться в откровенно проигрышной ситуации. Он уже мысленно сто раз проклял идею женить лорда Семерки и конкретно эту орущую девицу, избранную почтенными матронами. Даром, что сиротка и в деревне воспитывалась, а орала, как телящаяся корова.
   Лорд Эмарон сделал шаг вперед, и все застыли, комично, в тех самых позах, что находились. И на площади воцарилась, наконец, тишина. Лорд молча прошел к телеге с девушкой и галантно подал ей руку. Дрожащая девичья ладонь с заминкой все же легла в его пальцы, и он помог невесте спуститься. И тут девушка вновь не справилась с эмоциями, и тоненько завыла.
  -- Свадьбы не будет, - утешил ее лорд. - Я - не садист, - тихо добавил он только ей.
   Невеста подняла на жениха недоверчивые глаза.
  -- Вы свободны, - в подтверждение своих слов он разжал пальцы, и ее рука выскользнула на свободу. Девушка еще смотрела на него, потрясенная, пару секунд, а потом подхватила юбки и побежала, решив не искушать судьбу.
   Город молча провожал удаляющуюся невесту, и каждый житель в этот момент испытывал неловкость. А потом, когда фигурка невесты исчезла, неловкость превратилась в страх, и все напряженно уставились на лорда Семерки. По всем меркам Истра нанесла лорду немыслимое оскорбление. Высочайший представитель трона почтил их своей благосклонностью, дал согласие на брак, а девица сбежала из-под венца, прилюдно оскорбив жениха. Часы Истры отсчитывали последние минуты, если не секунды. Кто-то потихоньку решил ретироваться и отступал, пятясь спиной вперед и наталкиваясь на других горожан. Кто-то шумно всхлипнул и бросился бежать прочь со всех ног. А кто-то, как и бургомистр, просто обнял жену и детей, мысленно прощаясь с ними.
  -- Когда у вас день города? - поинтересовался Эмарон, подойдя к бургомистру с семьей.
   Даже вечно болтливая Хильда сейчас промолчала, не обмолвившись ни словом и крепко прижимаясь к детям.
  -- Летом, - дрожащим голосом отозвался ничего не понимающий бургомистр.
  -- Теперь будет весной, - заявил лорд Эмарон, указывая на богатое убранство улиц. - Чего закускам с фейерверками зря пропадать.
   Бургомистр не нашелся, что ответить, лишь недоверчиво глядел на лорда. Тому только что отказали в руке и сердце, а он вел себя так, словно ничего не случилось. Словно несчастная только что не голосила на весь город о том, что не пойдет за монстра, предпочитая смерть браку. Да после такого к лорду ни одна женщина Ивена на пушечный выстрел не приблизится. И не только Ивена, а и Раввы через неделю-другую, когда слухи расползутся и обрастут новыми подробностями.
  -- Что с Вами, бургомистр? - усмехнулся лорд. - Объявите людям.
  -- Да-да, конечно, - поспешил его заверить глава города. Отцепил руки жены, поднялся по ступенькам на возвышение и, прокашлявшись, начал: - Дорогие истряне и гости города!..
  -- Вы не беспокойтесь, - очнулась, наконец, Хильда, - мы Вам новую девушку найдем, покладистую...
  -- Нет! - лорд резко обернулся к ней, и она увидела весь тот ужас в его глазах, о котором ходили сплетни. Потянуло замогильным холодом, и коленки Хильды вдруг ослабли, так что только подхватившие ее дети удержали почтенную жену бургомистра от прилюдного унижения.
  -- Как пожелаете, - промямлила она, но лорд уже не слушал: стремительно развернувшись, исчез в здании гвардии.
   Маги разбрелись по площади, кто куда, подыскивая себе компанию на вечер. А те, кто оказался рядом с Хильдой, одни сочувственно взглянули на женщину, а другие - с каким-то хищным удовлетворением:
  -- Надо же было до такого додуматься...
  -- Женить лорда Семерки, - мрачно усмехнулся чей-то голос, и еще несколько голосов его поддержали. - Вы бы еще дракону овечек сосватали.
   Хильда, не выдержав, залилась слезами и, закрыв лицо пухлыми ручками, бросилась к своей улице в окружении взрослых детей, пытающихся утешить свою мать.
  
  
   Глава 2
  
  -- Что-то ты быстро, - произнес Танат, входя в приемные покои и застав там хмурого Эмарона. - Думал, ты хоть на собственной свадьбе погуляешь.
  -- Свадьба не состоялась, - ответил Эмарон.
  -- Что так? - нисколько не удивился Танат, проходя в двери своих покоев.
  -- Невеста... передумала.
  -- Странно, что она вообще согласилась, - улыбнулся Танат.
  -- Тогда зачем Вы...
  -- Мое пожелание остается в силе, - заявил Танат, уже даже не называя его просьбой. - Ты женишься, Эмарон. Не первая, так вторая, не вторая - так третья, - непреклонно произнес он. - А если и с третьей не сложится, воспользуешься своими возможностями - не мне тебе объяснять. И с виду все должно выглядеть нормально, ты меня понял, Эмарон?
  -- Да, Вы хотите, чтобы я стал Вашим гарантом в Ивене, - холодно отозвался Эмарон.
  -- Именно, - Танат махнул рукой, веля лорду удалиться, и Эмарон подчинился, не проронив больше ни слова. Но на сердце у него было тяжело, несмотря на всю внешнюю холодность. Ему вовсе не хотелось принуждать каких-то женщин вступать с ним в брак, и тем более, с помощью магии, чтобы избранница билась потом в истерике, когда придет в себя, или еще хуже - наложила на себя руки от осознания случившегося. Ведь никто из них - он знал, что никто, - не заставит себя приблизиться к нему на такую дистанцию, чтобы понять, что он - не монстр. Что у лордов Семерки тоже есть сердца, только спрятаны слишком далеко, чтобы видеть их каждому.
   Эмарон вернулся в Истру, но ни сидеть в гарнизоне, ни идти к себе домой не хотелось. На залитые праздником улицы - тоже: не было никакого желания вновь ощущать излучаемый окружающими страх и наблюдать, как тебя отторгает толпа, даже слепая и веселящаяся. А ведь до школы Небытия на него порой заглядывались, а в темном квартале так даже пытались вешаться. Только те времена давно прошли, и парень, которым он был, канул в небытие, чтобы извлечь на свет лорда Семерки.
   Эмарон смотрел на себя в зеркало, и ему казалось, что он все еще видит там того парня, легкомысленного и немного наивного, но в следующую секунду на него уже смотрели мертвые и расчетливые глаза. Каким его видят другие? Что внушает им такой ужас? Серая сталь радужек, коротко стриженые светлые волосы, и немного резкие черты лица. Не красавец, но и не урод. Жесткая линия рта, тонкие губы, волевой подбородок. Со временем он стал все более походить на остальных лордов Семерки, из которых был самым младшим. У стариков глаза были бесцветными, и кожа - сухая и тонкая, похожая на пергамент, покрытый пигментными пятнами. Но лет им было далеко за триста - обычные люди столько не живут, только маги, да и то - лучшие из лучших. Он ни разу не слышал о том, чтобы кто-то из лордов был женат, поэтому желание императора казалось еще более абсурдным. Эмарон нахмурился и отошел от зеркала. Затем накинул плащ и решил прогуляться за пределами города: проверить обстановку, пройтись по лесам в непосредственной близости с Раввой, может, отловить парочку-другую беженцев и разобраться с ними примерно в назидание остальным искателям лучшей жизни.
   Лес был холоден и печален: голые деревья, влажные темные ветки, и туман, клочьями висящий над низинами. Эмарон перемещался практически бесшумно, но пока никого не встретил. Зверье обходило его десятой дорогой, прислушиваясь к инстинктам, безошибочно предостерегающим о приближении хищника. Беженцев не наблюдалось: или они спали, или смотрели на огни над Истрой с крыш своих убогих домов. Уже начинало темнеть, и Эмарон решил, что пора заканчивать - обошел по большой дуге лощину с поваленными деревьями, перемахнул через ствол огромного кряжа, который разлегся прямо у него на пути... и едва не врезался в женщину, стоящую посреди леса. От неожиданности он даже не ударил ее, не обжег и не обезвредил, просто остановился, отступив на несколько шагов. Строение ее черепа не походило на раввийцев, скорее, она похожа была на ивенку, но что было делать ивенке одной в лесу, да еще и рядом с раввийской границей?
  -- Кто Вы? - потребовал ответа лорд Семерки. Его лицо вмиг потемнело, а глаза опасно сузились.
   Женщина зябко поежилась и обняла руками плечи - холод уже начал растекаться от лорда, покрывая изморозью мокрые стволы и ветки.
  -- Линда, - ответила она и встревоженно посмотрела на него.
   Только бы не начала орать, - мелькнула усталая мысль в голове Эмарона. Тогда придется ее не только связать, но и рот заткнуть, а ему бы не хотелось сегодня очередного насилия над женщиной.
  -- Кажется, я заблудилась, - произнесла она, а его губы сами собой сложились в неприятную ухмылку. Она могла быть метисом, ребенком раввийки и ивенца, пошедшим в отца. А теперь изобретала трогательную историю, чтобы ее не поймали.
  -- Откуда Вы? - спросил лорд, медленно приближаясь, чтобы лучше ее рассмотреть, но не спугнуть.
  -- Из Мены.
  -- Где это? - уточнил он. Эмарон еще не настолько хорошо знал Ивен, чтобы помнить названия всех деревень.
  -- Тут недалеко, - махнула она в сторону Раввы, и лорд недобро улыбнулся. - Вы, наверное, охотитесь, не буду Вам мешать, - выдала беглянка, ощутив его настроение, и отступила на шаг.
  -- Верно подмечено, охочусь, - подтвердил он, вступая в игру и сокращая дистанцию. - Так Вы из Раввы? - уже без обиняков спросил Эмарон.
  -- Я не знаю никакой Раввы, - она снова сделала шаг назад, только бедняжка не знала, что это бесполезно. Однако игра доставляла удовольствие Эмарону.
  -- Не знаете страну, которая находится у Вас за спиной? - хищно уточнил он.
  -- У меня за спиной находится Мена, - заявила беглянка, перестав вдруг отступать. - По крайней мере, я так надеюсь, - не совсем уверенно добавила она, - что если пройду еще пару километров, то дойду до станции, сяду на электричку, и через двадцать минут буду дома.
  -- Что? - теперь Эмарон замер от странного набора слов.
  -- Здесь электричка ходит. Кстати, не подскажете, где станция?
  -- Электричка? - лорд недоуменно смотрел на женщину.
  -- Поезд.
  -- Поезд?
  -- Да, с колесами такой, по рельсам ездит, - раздраженно пояснила она. - Вы что, пьяны?
  -- Я пьян? - пришел в негодование лорд Семерки.
  -- А зачем тогда Вы надо мной издеваетесь? Между прочим, - она бросила взгляд наверх, - скоро стемнеет, и нам обоим надо отсюда выбираться.
  -- Целиком и полностью согласен, - одобрил лорд ее план, и женщина заметно повеселела, что сделало ее в глазах Эмарона еще более сумасшедшей. Ему даже жаль ее стало на какую-то секунду - может, жизнь в Равве, и правда, была слишком тяжела.
  -- Вы знаете дорогу? - с надеждой спросила Линда и вдруг окончательно перестав бояться, тронула его за руку.
   Эмарон вздрогнул - он уже не помнил, когда в последний раз к нему прикасалась женщина по своей воле.
  -- Да, погода сегодня не очень для прогулок, - улыбнулась она. Русые волосы, правильные черты лица и серые глаза, почти как у него, только немного темнее.
  -- Ничего, мы скоро будем в городе, - утешил ее он, не уточняя, насколько скоро. - Вы позволите? - он даже вспомнил свои галантные манеры, когда предложил обернуть ее своим плащом - только для того, чтобы пройти портал вместе с ней. Возясь с плащом, она даже не заметила взметнувшуюся вокруг них стену синего пламени. Эмарону снова стало ее жаль, но бросать в лесу в таком состоянии было бы не менее жестоко, и он задавил неприятное чувство.
   Но стоило им только ступить на землю Истры, вернее, на пол его дома, как Линда впала в настоящую панику. Сначала она шарахнулась назад, как понесшая лошадь, потом потерла глаза, потом тихо опустилась на пол и часто-часто задышала, но сознание все же не потеряла, хотя была близка к этому.
  -- Господи Боже, что происходит? - тихо спросила она, поднимая умоляющие глаза на Эмарона.
   Значит, никогда не видела порталов, - понял он. - Точно из Раввы.
  -- Мы в Истре, у меня дома, - ответил лорд, испытывая к беглянке невольную симпатию за то, что хотя бы крохотный промежуток времени она не боялась его.
  -- Вы меня напоили? - с дрожью в голосе спросила она.
   Думает, что впала в беспамятство, - догадался Эмарон.
  -- Я открыл портал, и мы переместились в Истру. Империя Танатов, - терпеливо объяснил он и отправился на кухню за травяным чаем, чтобы успокоить гостью и согреть. Когда он вернулся с кружкой, она продолжала сидеть на том же месте. Даже не попыталась бежать, умница, - мысленно похвалил ее Эмарон и протянул чай. Кружку беглянка благодарно приняла и охотно отпила отвар, потом втянула носом ароматный пар и медленно выдохнула, успокаиваясь.
  -- Этого не может быть, не может, не может, - как заклинание бормотала она.
  -- Эмарон, лорд Семерки и наместник императора в Истре, - он протянул ей руку, предлагая подняться с пола.
  -- Лорд? - она смотрела на Эмарона с сомнением. Потом подскочила, оставив чашку на полу, бросилась к окну и выглянула наружу.
   Ну вот, началось - подумал он. Рано или поздно они все пытались бежать, только подобной оплошности от лорда Семерки ждать было бы глупо: дом, конечно же, был защищен и опечатан. Но он ошибся: она не попыталась бежать, просто уставилась на вид из окна так, будто узрела голодных духов.
  -- Это Истра, - Эмарон осторожно подошел сзади.
  -- Вы действительно лорд? - она обернулась и посмотрела на него в упор. Ни страха, ни дрожи от холода, только осознание, горечь и решимость.
  -- Да, - Эмарон снова перестал понимать, что происходит, - я Вам не лгал.
   И тут она спросила:
  -- Что это за мир?
  -- Что? - тут уже Эмарон растерялся. Таких вопросов ему не задавали даже на экзаменах в школе Небытия. Ведь она живая, не дух, не призрак - так о чем она спрашивает? - Страна? Империя Танатов, я Вам уже говорил.
  -- Не страна - мир, планета, я не знаю, - она стушевалась и опустила голову.
  -- Так, - попытался привести свои мысли в порядок Эмарон, - что Вы делали в том лесу?
  -- Пошла прогуляться. Как-то грустно было, одиноко совсем, - созналась она, потом посмотрела Эмарону в глаза, снова без тени страха или ненависти.
  -- А дальше?
  -- А дальше - решила уже возвращаться, как поняла, что заблудилась.
  -- И?
  -- Бродила словно по кругу, потом эти деревья странные.
  -- С огромными стволами?
   Она кивнула.
  -- Это кряжи.
  -- У нас такие не растут, - заметила она.
  -- У вас - где?
  -- В Мене, под Меной. На Земле, - выдохнула в полном отчаянии.
  -- Это название Вашей страны? Земля?
  -- Планеты, - вздохнула она.
  -- Как для пришельца из другого мира, Вы поразительно похожи на ивенку, да и говорите на общем языке, - отметил лорд.
  -- Говорю, - еще печальнее вздохнула она. - Может, это магия какая-то?
  -- То есть Вы утверждаете, что пришли из другого мира, и магия наделила Вас местной внешностью и языком? - Эмарон начинал откровенно веселиться. Большей чуши он в жизни своей не слышал, он, кто не достоверно знал о Небытии, из которого к живым иногда приходили жуткие гости. Но они не меняли своего облика, и ничего в них не было общего с людьми, не говоря уже об энергии. Эмарон проверил резерв гостьи и нервно дернулся. Позорная оплошность - она оказалась не совсем пустой, а значит, могла доставить ему массу неприятностей, пока он потешался над ее рассказом. Эмарон накинул на нее невидимые путы, но она даже не моргнула. Значит, ничего о своей энергии не знала.
  -- Я не изменилась, - Линда посмотрела на джинсы, свитер и куртку - все было на месте.
  -- Да, одеты Вы странно, должен признать, - согласился лорд, проследив за ее взглядом.
  -- Вы тоже, - не осталась в долгу Линда, глядя на его камзол.
  -- И все же, должен Вас огорчить, - вежливо произнес Эмарон, - в империи запрещена незаконная миграция, хоть из Раввы, хоть из другого мира.
  -- Мило, - вдруг усмехнулась она. - Мир другой, а бюрократия все та же.
  -- Что? - переспросил лорд.
  -- Бюро... ах, ладно, - махнула она рукой. - Вы поспать дадите или сразу депортируете?
  -- Никто Вас убивать не будет, - произнес он, неверно ее поняв. - Вернетесь в свою Равву - и все.
  -- Убивать? - Линда как-то сразу напряглась и затихла.
  -- Говорю же, никто Вас не тронет, вернетесь домой, - уже начиная немного раздражаться, повторил лорд.
  -- У вас по закону полагается смерть за незаконное пересечение границы? - в ужасе спросила она.
  -- Для раввийцев - да, - не стал отрицать он. - Но Вас я верну, без огласки, - пообещал.
  -- Почему? - теперь она смотрела на него в полном отчаянии.
  -- Потому что Вы не убежали от меня с воплями в истерике, - выдохнул он. - И ничего предосудительного не сделали. Вы и в империи толком не были, в Истре Вы только благодаря мне - но не в лесу же ночевать, честное слово, - лорд бросил усталый взгляд на гостью. Длинный выдался день: неудачная свадьба, разговор с императором, праздник, а теперь это.
  -- А почему я должна была убегать с воплями? - заинтересовалась она.
  -- Все женщины так делают, - пожал плечами Эмарон.
  -- Да? - она уставилась на лорда, внимательно его разглядывая: сначала изучала лицо, потом плечи и грудь, затем спустилась ниже, и только потом, слегка смутившись, прекратила. - Вы ничего не перепутали: они точно от вас бегают, а не за Вами?
  -- Лорды Семерки - не самая приятная компания, особенно, в дурном расположении духа, - пояснил он.
  -- А что это за Семерка? - заинтересовалась она.
  -- Семь сильнейших магов империи.
  -- Так Вы - маг? - поразилась она.
  -- А иначе как бы я открыл портал, - с сарказмом произнес Эмарон.
  -- Сильнейший маг империи? - она зачарованно посмотрела на лорда Семерки.
  -- Один из, - мягко поправил он.
  -- Так странно, - пробормотала она.
  -- Что странно? - не понял Эмарон.
  -- Провалиться куда-то и встретить настоящего мага.
  -- Считайте, что Вам повезло, что это был не кто-то другой, - вздохнул Эмарон и отправился готовить постель для гостьи, радуясь, что не успел обзавестись слугами, и теперь ему не придется скрываться от них в собственном доме.
  -- У Вас так мало вещей, - Линда с любопытством обследовала дом.
  -- Я не так давно переехал, - отозвался Эмарон из другой комнаты.
  -- Вы сказали, что Вы - наместник? У вас проблемы с этой Раввой?
  -- Да, - она упорно не желала признавать свое происхождение.
  -- А почему Вы решили, что я оттуда?
  -- А откуда еще? - Эмарон появился в дверях и выразительно посмотрел на гостью.
  -- Из империи, - пожала плечами Линда.
  -- Ивенцы не бродят по ночам в опасной близости от границы.
  -- Ясно, - сдалась она. А потом вновь оживилась: - А Вы не могли бы проследить мой путь и вернуть меня ровно туда, откуда я пришла?
  -- Все еще настаиваете на версии с другим миром? - усмехнулся он. - Я ведь могу проследить, - заметил укоризненно.
  -- Тогда договорились, - обрадовалась она.
  -- Договорились, - он указал ей на комнату с кроватью, которую только что застелил. Знал бы кто из лордов Семерки, что он работает служанкой у раввийки - надавали бы по шее, и были правы.
  -- Спасибо. А у Вас нету футболки... рубашки?
  -- А, одежды для сна, - спохватился он. - Могу предложить только свою.
  -- Было бы замечательно, - искренне улыбнулась она.
   Рубашка доставала ей едва не до колен. Эмарон заглянул к ней в комнату внутренним зрением, чтобы убедиться, что на этот раз ничего не упустил. И застал Линду, готовящуюся ко сну. Она застегнула сначала все пуговицы, потом освободила пару верхних, а потом погладила ткань рубашки, поднесла рукав к лицу и потянула воздух носом. Странная-престранная раввийка. Что теперь? Ему ждать гончих по собственному следу, которых приведет Линда? Или посягательств на собственное достоинство с целью остаться в империи? Эмарон подумал, что с удовольствием бы поглядел на это. И даже об усталости ради такого случая забыл бы. Но нет - Линда прошлепала босыми ногами к кровати, поправила подушку и забралась в постель, совершенно не собираясь ни бежать, ни нападать, ни соблазнять. Она что, знает о защите? - промелькнула мысль. - Или просто поверила на слово? Значит, все-таки боится и умело скрывает? С такими мыслями лорд Эмарон и сам не заметил, как заснул.
  
  
   Глава 3
  
   Утро встретило Эмарона запахом блинчиков с яблоками, будто окунулся в забытые воспоминания детства. Он счастливо потянулся в кровати, и тут же резко сел, вспомнив вчерашние события. Быстро привел себя в порядок и спустился на кухню: Линда дожаривала последнюю порцию на сковородке, которой он еще ни разу так и не воспользовался.
  -- А, Вы проснулись, - дружелюбно улыбнулась она и поставила перед ним тарелку на стол. - А что Вы обычно пьете по утрам? В шкафах я ничего подходящего не нашла.
  -- Красный порошок в шкафу справа, - отозвался он, потому что это было едва ли не единственное, что он готовил на этой кухне. - Зачем Вы все это делаете? - изумился лорд.
  -- В благодарность за то, что приютили, - вновь улыбнулась Линда, и уже немного смущенно добавила. - Вы блинчики едите?
  -- Да, - он опустился за стол и молча наблюдал, как она разводит артак. Потом разливает по чашкам, поровну ему и себе.
  -- Эм, - замялся лорд, - это очень сильный напиток, и не рекомендуется простым людям, в смысле, не магам.
  -- А, простите, тогда я сделаю только глоточек, - Линда извиняющимся взглядом посмотрела на него и присела за стол напротив.
   Блины они ели молча, думая каждый о своем. Эмарон лишь изредка бросал на нее странные взгляды и получал не менее странные в ответ. Но снова ни следа страха или оцепенения.
  -- После завтрака вренемся в лес, - наконец, произнес он.
  -- Хорошо, - Линда поднялась, убрала со стола пустые тарелки и накрыла оставшиеся блины.
  -- Где вы нашли яблоки? - не выдержал Эмарон.
  -- В саду, - просто ответила Линда, а Эмарон похолодел: значит, она выходила за пределы дома. - А мука была в кладовке. Извините, что я так похозяйничала, - по-своему расценила его замешательство Линда. - Не сердитесь, прошу Вас. - И уже набегающие черные вихри мирно развеялись, оставив лицо Эмарона нетронутым.
  -- Вы готовы? - спросил он, когда она закончила убирать.
  -- Да, только куртку возьму, - Линда подхватила одежду со спинки стула и встала рядом с ним. - Нужно обмотаться плащом? - уточнила бодро, и он, не выдержав, усмехнулся:
  -- Не обязательно, просто контакт должен быть плотный, - и без предупреждения взял ее на руки.
   Будь это любая другая женщина, ему бы не избежать воплей и последующего обморока. Линда же только радостно охнула и спокойно спустилась на землю в уже знакомом лесу.
  -- Это удивительно, - проговорила она.
  -- Что?
  -- Ваш портал, - продолжила она. - И красиво. Просто завораживает. Синее пламя, которое не жжется. Вечно бы ходила туда-сюда, - зачарованно произнесла она, глядя на мокрый лес.
  -- Вечно удерживать портал невозможно. Он тянет достаточно много сил, - зачем-то объяснил ей лорд.
  -- Затраты энергии, конечно, - она кивнула.
  -- Ну, что, идем по следу? - уточнил лорд.
  -- Да, - согласилась гостья, и застегнула куртку повыше.
   Гостья не лгала - она действительно намотала по лесу такое количество кругов, что Эмарон диву давался, как не свалилась с ног от усталости. Но теперь, с каждым шагом, она двигалась все медленнее и нерешительнее. И он понимал почему: возвращаться в Равву ей не хотелось, не хотелось пробуждаться от придуманной сказки. Шаг, другой, - и она вдруг остановилась совсем и посмотрела на него:
  -- Если Вам кто-то действительно скажет, что Вы некрасивы или отвратительны, не верьте, это неправда, - так неожиданно искренне и немного отчаянно.
  -- Линда, я не могу Вас оставить, - зачем-то сказал он.
  -- Да знаю я, - отчаяние плеснуло через край, - Вы мне уже доходчиво объяснили насчет Ваших правил. И не думайте, что я не ценю то, что Вы для меня делаете. Я ценю, правда, - она вновь посмотрела на него, и столько печали было в этом взгляде. - Ну, чего же Вы встали! Идемте!
   Эмарон зашагал следом за ней, не совсем понимая, что происходит. Раввийки вконец отчаялись, если готовы были бросаться на лорда Семерки. Но она была искренней, он это чувствовал - все эмоции, как на ладони, и он впервые за долгие годы сострадал кому-то, хотя и не мог ничего изменить.
   Эмарон застыл растерянный посреди леса. След Линды обрывался, и больше никуда не вел. Он обследовал территорию в радиусе километра, но так ничего и не обнаружил. Линда устало опустилась на ствол кряжа и пила из фляги воду. С каким-то отстраненным безразличием она наблюдала за поисками лорда, будто знала, что тот ничего не найдет.
  -- Этот трюк не сработает, - бросил, возвратившись ни с чем, злой Эмарон.
  -- Говорю Вам, это не трюк, - устало сообщила Линда, предлагая ему флягу, от которой он тут же отказался. - Я не отсюда. Что-то забросило меня сюда, поэтому след и обрывается.
  -- Хорошая попытка, - усмехнулся Эмарон, пряча флягу. - Только она не сработает. Вы все равно вернетесь в Равву, - он грубо схватил ее за руку и дернул за собой.
   Линда споткнулась, незнакомо выругалась и поплелась за ним следом, потому что сопротивляться было бесполезно.
  -- Почему Вы так убеждены, что я раввийка? Вы ведь сами сказали, что я похожа на ивенку.
  -- Не начинайте, - бросил он.
  -- Ну, заблудилась, зашла не туда.
  -- Назовите мне деревню или город, откуда Вы родом, и через минуту мы будем там, чтобы разыскать Ваших родных или близких.
   Линда молчала.
  -- Вот именно, - проговорил лорд и потянул ее еще быстрее.
  -- Все, - лес заканчивался и за ним тянулось бесконечное поле с пожухлой травой. - Это земли Раввы.
  -- Какие они хоть, эти раввийцы? - спросила Линда упавшим голосом.
  -- Я никогда с ними не сталкивался в живую. В основной своей массе, насколько я знаю, примитивны, грубы, необразованны, - холодно поведал он.
  -- И я такая же? - голос Линды дрогнул от обиды.
  -- Вы - нет, - неожиданно хрипло ответил он. И добавил, мягко, почти умоляюще: - Возвращайтесь домой.
   Потом постоял, глядя на ее растерянное лицо, и произнес заклинание, запечатывающее прореху в границе на поле.
   Главной проблемой являлись не столько сами беженцы, сколько дыры в защите. И Эмарон уже мысленно планировал работы по ее восстановлению. Прочесывание границы гарнизоном и постепенное залатывание дыр. Когда же целостность защиты будет восстановлена, тогда останется лишь разобраться с продажными чиновниками, и угроза наплыва с севера останется в прошлом.
   Ладошки Линды натолкнулись на невидимую стену, и она остановилась у нее, продолжая упираться.
  -- Эрих, - тоска, с которой она произнесла его имя, сумела добраться до его надежно спрятанного сердца и резануть его, - они ведь убьют меня.
  -- Откуда Вы знаете мое имя? - насторожился лорд.
  -- Из писем у Вас в прихожей, - созналась она. - Эрих, умоляю, - слезы показались в глазах, а рука бессильно шлепнула по стене.
   Если все раввийки были такими, то в отчетах их способности сильно преуменьшали. Она взывала прямо к его сердцу, и броня рушилась на глазах. Если бы не стена, он бы не сдержался и протянул ей руку навстречу. Он бы сделал все, чтобы помочь ей, и погубил бы тем самым себя. По силе притяжения она не уступала голодным духам. Если таковы все раввийки - там за стеной ад похуже Небытия. Железные тиски воли сомкнулись вокруг лорда Эмарона.
  -- Прощайте, Линда.
  -- Эрих, - она смотрела ему вслед, не желая смириться с поражением. Слезы текли по щекам, руки сжаты в карманах смешной куртки. Такой он ее и запомнит и станет намного серьезнее и внимательнее относиться к каждой раввийке.
  
   * * *
  -- Лорд Эмарон, у Вас все в порядке? - глава гарнизона смотрел на лорда сочувственно.
  -- Да, капитан, - кивнул Эмарон, рассматривая опустевшие после праздника улицы города сквозь небольшое окно в штаб-квартире гвардии. - Что там у Вас?
  -- Сегодня днем были схвачены и обезврежены несколько раввийских беженцев. При них был целый обоз с оружием, - доложил Ринас.
  -- И что же они намеревались делать? - уточнил лорд.
  -- Грабить близлежащие деревни, - пожал плечами капитан.
  -- Я запечатал прореху в границе возле Ирвиса, - поведал лорд Эмарон.
  -- Тогда ясно, почему они были так растеряны, - усмехнулся Ринас. - Не желаете посмотреть на них? Я сам сегодня впервые столкнулся с раввийцами, - сознался капитан.
  -- Да, Ринас, - кивнул Эмарон, с некоторым опасением покидая помещение и пересекая двор. Он не знал точно, будут ли там женщины, но боялся встретить кого-то похожего на нее, на Линду.
   Реальность оказалось куда как малоприятнее и грубее. В клетке, организованной на быструю руку, томились грязные оборванные люди. Даже не так - не совсем люди, потому что отчеты не врали. Строение черепа раввийцев отличалось от жителей империи настолько сильно, что их смело можно было называть другим видом. Они похожи были на помесь животного и человека. Скошенные сзади черепа, огромные надбровные дуги и приличные челюсти. Да в них ничего человеческого не было, кроме прямохождения и двуногости. Да и то, когда нервничали, они переходили на четвереньки и низко рычали, угрожая. Среди пленных были, как самцы, так и самки. Они отличались меньшими габаритами, но в остальном полностью соответствовали своему виду.
  -- Скажите, Ринас, - обратился лорд к капитану, - а известны ли случаи смешанного потомства?
  -- В каком смысле? - не понял капитан.
  -- От раввийцев и ивенцев, - пояснил лорд. Капитана откровенно перекосило:
  -- Нет, лорд Эмарон, насколько мне известно. Да и посмотрите сами, - не выдержал он, - кто в своем уме позарится на такое. Даже если совсем женщины нет, лучше уж... ну, не знаю, - Ринас окончательно смутился и умолк.
  -- Вы правы, - вынужден был признать лорд, потому что и в страшном сне не мог себе представить кого-то, готового лечь вот с этим. И вместе с осознанием этого факта пришла очевидная мысль: Линда. Она не была раввийкой, ни на четверть, ни на сотую долю.
   "Эрих, они ведь убьют меня", - звучал в голове Эмарона ее отчаянный голос. Он обрек ее на кошмар.
  -- Ринас! - крикнул лорд, и капитан вытянулся перед ним по струнке. - Мне нужно немедленно отлучиться.
  -- Как будет угодно высокому лорду, - отозвался капитан. И Эмарон исчез, залив двор отблесками синего пламени.
   Продырявить собственную защиту не составило труда, а вот найти Линду - очень даже. Она не осталась оплакивать свою тяжелую долю прямо под стеной. Следы уводили в глубь Раввы. И, памятуя ее способности к ходьбе, Эмарон подготовился к долгому пути. Молил Небытие он лишь об одном - чтобы раввийцы не покалечили ее до того, как он ее найдет. И вновь сумерки, а он все так же тщетно блуждал по холмам. Тщетно потому, что земля тут была сплошь и рядом будто изрыта огромными землеройками, и след то и дело обрывался. Он кружил, находил его и все продолжалось заново. А потом услышал крик, и еще один и, вмиг подобравшись, бросился на звук.
   Линда отчаянно отбивалась от раввийца, пытающегося удержать ее руки. Еще двое одобрительно рычали в стороне. А четвертый вгрызся зубами в ее ногу. Этого было достаточно, чтобы ярость наполнила сердце Эмарона. Синее пламя перестало быть безопасным и в доли секунды сожгло проклятых уродов, оставив лишь дымиться их кости.
   Линду било мелкой дрожью от нервного потрясения. Она, скорее всего, даже не оущала боли от кровоточащей раны в ноге. Перепачканное грязью лицо заливали непрекращающиеся слезы.
  -- Тише, тише, все хорошо, - Эмарон прижал ее к себе, безнадежно пачкая свой идеальный камзол.
   Она всхлипнула раз, другой, потом вцепилась в одежду, будто узнав, и прошептала:
  -- Эрих, - и больше не отпускала, только продолжала мелко подрагивать в его руках.
  -- Прости меня, - попросил он.
   А она продолжала дрожать и плакать.
   В таком состоянии Эмарон и принес ее домой. Умыл, укутал одеялами и усадил в кресло у огня.
  -- Лучше бы Вы меня казнили, - проговорила Линда хриплым голосом. - От Вашей руки, по крайней мере, это было бы быстро.
   Эмарон молчал, хмурясь и глядя на огонь.
  -- Они хотели меня взять и сожрать - все вместе, Вы понимаете? Они - не люди!
  -- Теперь понимаю, - глухо проговорил он. - Я никогда раньше не бывал на севере.
  -- Я тоже. Но я попалась Вам в руки, а Вы, Вы... - голос ее сорвался.
  -- Я был не прав, - признание давалось лорду Семерки с трудом.
  -- Да идите Вы... в Равву, - послала его гостья, пряча лицо в одеялах.
  -- Я и пойду, - согласился он. - Хочу очистить территории, прилегающие к Ивену.
  -- А что будет со мной? - спросила она с вызовом через какое-то время.
  -- Подам Вас в розыск. Приедут Ваши родственники и заберут Вас домой.
  -- В розыск по всем мирам? - язвительно уточнила гостья.
  -- Вы больны, - не выдержал лорд Семерки, - Вас надо лечить. Из-за Вашей глупости, Вы едва не лишились жизни. А что, если бы я не успел?
  -- Я больна? Ну, знаете, - выдохнула она, а потом сверкнула глазами: - Так лечите! - не осталась в долгу, и резко сбросив одеяла, выставила ногу со следами зубов. - Можете начать прямо сейчас.
   И лорд Эмарон снова смутился. Он совершенно забыл о ране. Ее нужно было очистить и срочно залечить, пока не началось заражение.
  -- Дайте сюда, - он не очень-то бережно подхватил ее ногу. Линда зашипела от боли, но сдержалась.
   Ласковое пламя окутало ногу, обеззараживая рану. Потом голень накрыла теплая ладонь. Тепло, иходящее от его руки, было всепроникающим, и Линда ощутила, как расслабляются напряженные мышцы, как кожа оживает и начинает двигаться навстречу, закрывая дыры и срастаясь. Когда Эмарон отнял руку, от нападения не осталось и следа.
  -- Это чудо, - вынуждена была признать она.
  -- Вас никогда не лечил маг? - с сомнением поинтересовался Эмарон. - Вы никогда не болели, не ранились?
  -- Болела, конечно, - все еще пораженная его мастерством и недоверчиво изучающая здоровую ногу, ответила Линда. - Только лечили обычно мазями, повязками, ну и сшивали, если что-то серьезное.
  -- Сшивали? - он был потрясен.
  -- Да, - она подняла на него спокойные глаза, - нитками.
  -- Живую кожу?
  -- Нет, дохлую, - Линда выразительно посмотрела на него в ответ.
  -- Но это же варварство.
  -- А что делать, если магии нет? - спросила она прямо.
  -- Что значит, нет?
  -- А вот так: нет - и все.
  -- Но что-то же Вас сюда забросило, даже если верить Вашим словам?
  -- Значит, начинаете верить?
  -- Линда, - он устало покачал головой.
  -- Да-да, меня надо лечить, а Вам - спать. Подавайте в свой розызк, - развеселилась она.
  -- Вы - сирота? - спросил Эмарон, внимательно следя за ее реакцией.
  -- Нет, но они все остались там, - она кивнула головой и задумалась, увидит ли родных еще когда-нибудь.
   А Эмарон вдруг решил, что если из близких Линды никто не отыщется, он сходит в Небытие и расспросит их об участи женщины.
  
   * * *
   Кумушки сбились в стайку на главной площади и активно обсуждали последние новости, тем более, что обсуждать было что.
  -- Вы слыхали, что сиротка эта на следующий же день сговорилась о свадьбе с деревенским кузнецом?
  -- Да ну? - всплеснула руками розовощекая. - Так вот она чего такая упертая была.
  -- Вот оно как, - вздохнули остальные, переваривая услышанное.
  -- А я слышала, что лорд Эмарон не грустит, - подмигнула моложавая кумушка.
  -- Рассказывай, - попросили остальные.
  -- У него в доме завелась женщина!
   Все ахнули.
  -- Говорят, он спас ее из рук раввийцев, еле-еле успел, - продолжила она. - Бедняжка не в себе, столько ей всего довелось пережить.
  -- Откуда ты все знаешь? - возмутилась подошедшая Хильда, которой обидно было узнавать новости последней.
  -- Так он в лавку ей за одеждой приходил.
  -- Верно, и к нам за овощами и молоком. Раньше же никогда сам не готовил, - поделилась еще одна.
  -- Во-от, - протянула первая. - Так что, может, и сыграем скоро свадебку.
  -- С кем? - нахмурилась Хильда. - Сама говоришь - болезная она.
  -- Так что он, не лорд Семерки, что ли? Вылечит, - решила моложавая.
  -- Ох, не нравится мне все это, - покачала головой Хильда, - взял бы кого из деревенских - всем спокойнее было бы.
  -- Опять языком мелете? - строго вопросил подошедший бургомистр, и кумушки сделали вид, что смутились, хотя на самом деле хищно поглядывали на новый источник информации.
  -- А что нам еще делать, - наигранно печально вздохнула Тесса, - это Вы все-то знаете. все ведаете.
  -- Что это за женщина завелась у лорда Эмарона? Это правда? - не выдержала Хильда, а Тесса лишь укоризненно посмотрела на нее, мол, всю затею испортила.
  -- Так спасенная лордом от рук раввийцев, - не стал утаивать бургомистр. - Лорд на нее в розыск подал, чтоб родню какую найти.
  -- А сама-то она что? не знает? - оживилась Тесса.
  -- Так досталось ей сильно, умом вроде того, тронулась немного.
  -- Ох ты, - вздохнуло сразу несколько голосов.
  -- И что же он с ней делать-то будет? - обеспокоилась Тесса. - Может, лекарю бы сдал или кому в деревню на попечение. Негоже это, мужчине у себя одинокую женщину принимать, да еще и не в себе.
  -- Что вы разжужжались, - одернул Тессу бургомистр, - не наше это дело - указывать, как поступать лорду Семерки. Ему виднее.
  -- И то правда, - благоразумно согласилась жена. А остальные только закивали, поддакивая и не смея перечить такой очевидной мысли.
  
   * * *
  -- Черничный пирог? - Эмарон смотрел на стол в полном недоумении. А рядом, к тому же, дымились две чашечки с артаком. - Я же говорил, что не магам не рекомендуется.
  -- Да, знаю, - Линда опустилась на тот же стул, что и в прошлый раз. - Но мне нужно сейчас что-то крепкое и бодрящее.
   Он наблюдал, как она делает первый глоток, морщится, ждал, что отставит чашку, но нет - продолжила, и второй глоток сделала уже без усилий.
  -- Что Вы пьете дома? - заинтересовался он.
  -- Кофе, - отозвалась она. - А если дела совсем плохи, или слишком хороши, - она горько усмехнулась чему-то своему, - то кофе с коньяком.
  -- Коньяк, - задумался он, - это корень какого-то растения?
  -- Это крепкий напиток, алкоголь, - вздохнула она.
  -- Алкоголь с утра? - удивился лорд.
  -- Маленькая ложка - просто для запаха и бодрости.
  -- Странный рецепт.
  -- Вы еще мой черничный пирог не пробовали.
  -- Где Вы вязли ягоды? - смутился лорд. Ну, не ходила же она одна в лес после случившегося?
  -- Вам принесли вместе с продуктами. - И лорд облегченно вздохнул, вспомнив, что сам послал в продуктовую и хозяйственную лавку.
  -- А одежду тоже принесли? - осторожно уточнил он.
  -- Я видела, что Вы мне купили, - не стала ходить Линда вокруг да около.
  -- И почему не надели? - так же откровенно поинтересовался лорд, и откусил кусочек пирога, который устроился у него на тарелке, благодаря стараниям Линды.
  -- Шмотки прикольные, конечно, но непривычные, - выдала она на автомате, - и не очень-то практичные.
  -- Что?
  -- Простите, - смутилась Линда, спохватившись. - Одежда красивая, но я к такой не привыкла. И откуда Вы знаете мой размер? - удивилась женщина.
  -- У меня хороший глаз, - уклончиво ответил он, не упоминая подглядывания в спальне. - Вкусно, - он съел уже половину куска, и понимал, что на одном не остановится.
  -- На здоровье, - отозвалась Линда, ковыряя свой кусок.
  -- Что-то не так? - она молчала. - Хотите поговорить о вчерашнем?
  -- Не хочу, - поспешно отозвалась она. - И никогда не захочу.
  -- Вы отлично держитесь, - решил он приободрить гостью.
  -- Намекаете на то, что для меня это не в новинку? - напряглась Линда.
  -- А это так?
   Она отвела взгляд, потом снова посмотрела на него и зачем-то призналась:
  -- Так.
  -- Что случилось? - рука с пирогом опустилась вниз, так и не дойдя до рта.
  -- Вы не прибежали и не спасли меня, - криво улыбнулась Линда, а его захлестнуло чужой болью и страданием.
  -- Кто это был? - сквозь зубы спросил лорд, испытывая ненависть к неизвестным негодяям.
  -- Если б я знала. Какие-то пьяные уроды, - отозвалась она, и быстро отвела взгляд, а Эмарон понял, что еще немного - и она заплачет.
  -- Их не поймали? - хрипло спросил он.
  -- Нет, - покачала головой Линда, а потом сделала вид, что ей срочно понадобилось убрать посуду. Он понимал, что она прячется за действиями, скрывает за ними свое унижение и беспомощность. Через какое-то время она сумела взять себя в руки - он видел, как Линда расправила плечи, выпрямилась, и поразился тому, сколько внутренней силы в этой женщине. И сколько любви, если она сумела не возненавидеть весь род мужской после случившегося.
  -- Вы замужем? - неожиданно спросил Эмарон.
  -- Нет, - она качнула головой. - И дело не в том, что со мной случилось. Просто как-то не сложилось. Я не могла, - она взглянула на него, - без любви.
  -- Вы никогда не любили? - Он вспомнил юность и первые увлечения, а потом тяжелые годы в школе - и все это показалось ему таким далеким, будто случилось вовсе не с ним.
  -- Ну, почему же, были влюбленности. Только все это несерьезно, - ответила Линда, и его в очередной раз поразила ее открытость.
  -- Почему Вы мне доверяете? - спросил он.
  -- Вы же все-таки вернулись за мной, лорд Эмарон.
  -- Вы впервые назвали меня по титулу, - отметил он.
  -- Я так понимаю, что я тут застряла, - проговорила она.
  -- Тогда Вам самое время примерять одежду, - намекнул он на ее обтягивающие брюки и верхнюю часть без рукавов.
  -- В ней, правда, удобно, - грустно произнесла она, уже скучая по своему привычному гардеробу.
  -- Верю, - еще раз окинув ее взглядом, он оценил практичность и эротичность одежды. - Но остальные не поймут, если Вы покажетесь в таком виде.
   Линда чему-то улыбнулась.
  -- Почему Вы улыбаетесь?
  -- Вы сказали "остальные не поймут".
  -- Я сам по себе достаточно странный, чтобы придираться к чьему-либо стилю, - отозвался Эмарон.
  -- Вам бы пошли футболки и джинсы, - мечтательно взглянула на него Линда, - но в камзоле Вы выглядите вообще сногсшиба... - гостья замолчала на полуслове, осознав, что сболтнула лишнее.
   Эмарон мягко улыбнулся. И подумал, что если ее родственники отыщутся в Ивене, он, кажется, все-таки, мог бы рассмотреть вопрос о женитьбе.
  
  
   Глава 4
  
   Вылазка не задалась с самого начала. То у Ринаса что-то случилось с конем, то пришел бургомистр с какими-то срочными прошениями, на деле оказавшимися совершенно терпящей отлагательства рутиной. То потом погода испортилась, и когда они, наконец, выступили, отряд целый час поливал изрядный ливень. С другой стороны, тем хуже для раввийцев, жалости к которым в Эмароне после случая с Линдой не осталось нисколько.
  -- Лорд Эмарон, - догнал его Ринас, пытаясь справиться с новой лошадью. - Когда Вы предполагаете возвращаться?
  -- Я вообще предпочел бы вернуться к ночи, но не с такой погодой - просто не успеем, - отозвался Эмарон. Ринас кивнул, поддерживая. - Ночевать будем в лесу на нашей территории, а завтра отправимся в Равву. Но к следующей ночи планируйте быть дома.
  -- Хорошо, я скажу остальным, - кивнул Ринас, но не успел отъехать, как Эмарон ощутил характерный призыв Семерки.
  -- Вот ррух, как же не вовремя, - выругался он.
  -- Лорды Семерки? - уточнил Ринас.
  -- Да. Мне придется отбыть на какое-то время.
  -- Конечно, лорд Эмарон. Не беспокойтесь, мы справимся, - заверил он начальника.
  -- Не сомневаюсь, Ринас, - лорд спешился, передал лошадь другому гвардейцу, а сам, сойдя с дороги, ответил на призыв, и его вскоре поглотило белое пламя.
   Здание, где собиралась Семерка, представляло собой огромное строение из белого камня, с колоннами у входа и гигантским куполом. Подымаясь по лестнице, каждый входящий должен был в полной мере ощутить свою ничтожность и преисполниться благоговения к великим лордам. Когда-то трепет перед великими вызывал дрожь и в его теле, но не теперь. Лорд Эмарон размашисто шагал по ступеням, сожалея, что правила запрещают строить порталы прямо в здание. На входе его привычно поприветствовали гвардейцы в белых мантиях - охрана семерки, а на выходе во внутренний двор учтиво придержали двери.
  -- Эмарон, - старик в белых одеждах радушно распахнул руки в приветствии. Он всегда вел себя так, будто отец, встречающий блудного сына после разлуки.
  -- Лорд Грав, - склонился Эмарон.
  -- Как же давно мы тебя не видели. Танаты похитили нашего мальчика.
  -- Мальчик уже давно вырос, лорд Грав, и должен самостоятельно вести дела.
  -- Какие могут быть дела в этом захолустье? - усомнился лорд Грав. - Танат просто боится твоего стремительного роста, вот и отправил тебя в ссылку.
  -- Вас послушать - так я претендент на место лорда Эффеля.
  -- Вполне возможно, - уклончиво ответил Грав. - Но я позвал тебя не за этим.
   Эмарон молчал, ожидая продолжения, а старик вышагивал, как ни в чем не бывало, по зеленому газону внутреннего дворика.
  -- Ты что-нибудь знаешь о транклаутах? - наконец, заговорил он.
  -- Нет, - ответил Эмарон, и это была чистейшая правда. Он никогда не слышал подобного названия.
  -- Некогда, - начал Грав, - еще до правления Танатов, в состав семерки входили и женщины.
  -- Что? - поразился Эмарон. - Но ведь всем известно, что они сильно уступают в способностях и в резерве. И сколько бы ни старались, все равно не смогут достичь уровня мужчин при прочих равных.
  -- Все верно, мой малыш, для нынешних времен, - покачал головой Грав, - но раньше все было иначе. И мы были равны. Когда они сильнее, когда - мы.
  -- Семерка, - задумался Эмарон, - трое женщин, трое мужчин и глава?
  -- Обычно именно так, - подтвердил Грав. - Но иногда случались и отклонения. А однажды в Семерке оказались одни мужчины, и жить стало значительно проще.
  -- Да уж, - согласился Эмарон.
  -- Именно, - кивнул Грав, - и лорды Семерки решили закрепить это правило навсегда.
  -- Но как же женщины?
  -- Женщины были достаточно сильны, и пытались противостоять этому решению. Они даже объединились в некое подобие женской Семерки. Но тогда на них начались гонения, и они вынуждены были бежать. Ведьмы открыли порталы в другие реальности и ушли.
  -- Что? - Эмарон не верил своим ушам. Еще в школе всем вдалбливали в голову, что других реальностей, кроме Жизни и Небытия не существует.
  -- Да, мой мальчик, их-то как раз и назвали транклаутами - ушедшими в иные миры, если переводить дословно.
  -- Мужчины по сути изгнали их, - заметил Эмарон. - И к чему этот экскурс в историю, лорд Грав?
  -- К тому, мой мальчик, что они возвращаются.
  -- Что? - в очередной раз спросил Эмарон.
  -- Возвращаются, более сильные и злые. Лорд Эффель и еще несколько лордов ощутили мощный всплеск энергии и, отправившись на место возмущения, обнаружили следы портала. Потом ведьма напала на лорда Эффеля в его резиденции, и неизвестно, чем бы закончилась схватка, если бы с ним по-прежнему не находились те самые лорды, с которыми он перемещался к порталу.
  -- Она напала? В одиночку? Может, она и осталась всего одна? Иначе какой в этом смысл?
  -- Я думаю, она была лишь первой. Прощупывала наши силы и, не сомневаюсь, что передала все остальным. Они будут действовать хитростью и изворотливостью, Эмарон, они никогда не сражаются открыто на поле боя. Это была всего лишь проверка, - покачал головой старик. - Надеялся, что не доживу до этих времен. Насколько я знаю ведьм, они будут уничтожать нас по одному, пока не избавятся ото всех. А потом займут отнятые у них места в Семерке. Только боюсь, что транклаутов больше не заботит процветание империи, скорее - наоборот. Но об остальном ты можешь расспросить лорда Румела.
  -- О чем? - не понял Эмарон.
  -- О Равве, к примеру, - вздохнул Грав.
  -- А причем тут Равва?
  -- Как причем? Ты видел местных?
   Эмарон кивнул.
  -- Звери, а не люди, да?
  -- Да, - признал Эмарон.
  -- А ведь еще недавно это было не так. И по всей Равве те же следы меж-мировых порталов.
  -- Но зачем им это нужно?
  -- Пробовали свои силы, параллельно окружая Империю дикарями, чтобы неоткуда было ждать помощи.
   В груди у лорда Эмарона похолодело, и трава под ногами начала похрустывать.
  -- Не принимай так близко к сердцу, мой мальчик, они еще не победили.
  -- Но чего они хотят от Империи?
  -- Ввергнуть ее в хаос, такой же, какой творится в Равве, и праздновать на руинах нашего рухнувшего государства.
  -- Месть?
  -- Беспощадная женская месть, Эмарон - нам и Танатам.
  -- А Танаты чем провинились?
  -- Они похоронили транклаутов в истории, и закрепили мужскую власть за Семеркой.
  -- Дикость какая-то, - передернул плечами Эмарон. - Император никогда не упоминал о них.
  -- Не упоминал, но отправил тебя на север разбираться с новыми соседями.
  -- Как же они открывают порталы в другие реальности?
  -- Также, как и мы в Небытие.
  -- Но это требует колоссальных затрат сил.
  -- Они сильны, Эмарон, очень сильны, - сокрушенно признал Грав.
  -- И что думает Эффель по этому поводу? Каковы наши действия?
  -- Следи за возмущениями на севере, мой мальчик, за любыми необычными явлениями или людьми.
  -- Под людьми Вы имеете в виду женщин?
  -- Да, их. И помни, что они умеют скрывать свою силу. Даже лорд Эффель ничего не заподозрил, пока ведьма не напала. Она была рядом, но он и понятия не имел, кто эта вполне обычная и милая с виду женщина.
  -- Вы сказали, была рядом, - начал Эмарон, но Грав его мягко прервал:
  -- Это не моя тайна, Эмарон. Просто будь внимателен и осторожен. Тем более, что от тебя до Раввы рукой подать.
  -- Да, лорд Грав, - Эмарон почтительно поклонился, а внутри все кипело. Обрывающийся след, странные рассказы, идеальная сцена для появления героя в Равве, и скромный такой потенциал, и ни одного ответа на вопросы. Кто еще это мог быть? Она с легкостью сумела пробраться в его дом, и начала пробираться в душу. Кто знает, какие тайные ингредиенты были намешаны в ее чудесной выпечке? Красиво, уверенно, эффективно. Где надо - почти всплакнуть, рассказать трогательный эпизод из жизни, пошутить, соблазнить, дразня, но оставаясь на дистанции - и вот уже лорд Семерки у ее ног, поверженный без боя, глупый и открытый для финального удара.
  
   * * *
   Эмарон возвратился в Истру мрачнее тучи, передав весточку Ринасу, чтобы тот его не ждал. Он расхаживал какое-то время по залу гвардии, собираясь с мыслями, или силами - с какой стороны посмотреть. Он должен был взглянуть ей прямо в лицо и не дрогнуть, в знакомые серые глаза - и не взорваться, разворотив ведьму вместе с домом. Она нужна была им живой, чтобы выведать планы противника, разузнать, к чему на самом деле были все эти эксперименты с Раввой, что им там понадобилось, а не основываться на одних только догадках. Выяснить, как они маскируют силу и как перемещаются между мирами. Есть ли какая-то карта, схема, маршрут? И где именно они пропадали все эти годы и чем занимались? Им катастрофически нужны были ответы, если они хотели бороться не вслепую.
   Танаты еще, очевидно, ничего не знали об угрозе. Да и как им мог сознаться магистр Эффель после того, что случилось? Очевидно, он тоже допустил оплошность. Оставалось только гадать, какую именно, но что-то подсказывало Эмарону, что это была оплошность личного характера.
  -- Пора, - лорд Семерки резко выдохнул, развернулся и отправился к себе домой.
   Впервые он шагал по собственному дому, как по полю боя. Он нашел ее наверху. Линда складывала вещи в комнате и что-то напевала. Она переоделась: теперь на ней красовалось неброское платье с вышивкой по низу, и какое-то время Эмарон просто с удовольствием наблюдал за ней, а потом одернул себя и, войдя в комнату, тут же ударил парализующим заклятием. Но она как раз склонилась над сундуком, и удар прошел мимо, врезавшись в стену. Зато Линда заметила его появление.
  -- Лорд Эмарон? - спросила она и с испугом посмотрела на стену, по которой рассыпались голубые искры.
   Эмарон молча ударил вновь. Теперь Линда осознанно уклонилась, спрятавшись за кроватью и в ужасе глядя на него:
  -- Что Вы делаете? Вы нашли доказательство того, что я не отсюда? Так я же Вам с самого начала говорила!
  -- Только забыли упомянуть маленькую деталь, - не выдержал Эмарон, - что Вы - ведьма, и очень даже отсюда, если заглянуть лет так на триста назад.
  -- То я - раввийка, а то - трехсотлетняя ведьма? А просто человеком я быть не могу? - она забилась за кровать и возмущенно ругалась оттуда. Но не защищалась магически и не била в ответ.
  -- Деритесь! - зло велел лорд Эмарон. - Довольно притворства. Встаньте и деритесь, как полагает магу.
  -- Эрих, я не умею, - она показалась из-за кровати. - Если Вы попадете, Вы убьете меня.
  -- Это не смертельное проклятие.
  -- А что тогда? - с сомнением посмотрела она на него.
  -- Парализатор.
  -- Ясно, - она поднялась и вышла. Эмарон застыл, не зная, чего от нее ожидать. Но она по-прежнему не нападала и была открыта.
  -- Я ведь не промахнусь, - намекнул он.
  -- Пусть. Но если это Вас успокоит...
  -- Да что Вы о себе возомнили! - его взбесила ее уверенность в себе. Неужели она считает, что сможет избавиться от проклятия? И он ударил, со всей силы. Линда упала, как подкошенная. Он все-таки не сдержался и в последний миг поймал ее почти у самого пола, осторожно положил на кровать. Она на самом деле была парализована, кроме головы, как и задумывалось.
  -- Теперь побеседуем, - подытожил он.
   Линда, наверное, кивнула бы, если бы могла, а так просто грустно смотрела на него.
  -- Какие у Вас планы?
  -- На сегодняшний вечер, очевидно, никаких, - мрачно пошутила Линда. Эмарон оценил ее юмор, искривив на секунду губы, но тут же линия его рта снова стала жесткой.
  -- Зачем вы напали на лорда Эффеля?
  -- Я ни на кого не нападала, - ответила она.
  -- Вы лично - нет, а вот Ваши единомышленницы...
  -- Я не знаю, о чем Вы.
  -- Хорошо, поведайте тогда, что случилось в Равве?
  -- Вы видели, - отозвалась она.
  -- Я не об этом! - разозлился лорд Эмарон. - Что случилось с ее жителями? Что вы сделали и зачем?
  -- Боже, - вздохнула она, - я тут всего три дня - что я могла сделать с какими-то жителями?
  -- Где Вы родились? - появилась у него еще одна мысль.
  -- Да уж не здесь, - вздохнула Линда. - И еще, я очень глупо себя чувствую, - она попыталась окинуть свое тело взглядом, но не смогла. - Я бы и так ответила на все Ваши вопросы.
  -- Значит, не здесь, - он проигнорировал ее последнее заявление, будто его и не было. - А Ваша мать?
  -- Моя мать и поныне живет дома, и знать не знает, где я.
  -- Маловероятно, ну да ладно. Как Вы сюда попали?
  -- Господи, я же рассказывала уже сто раз: гуляла по лесу рядом с Меной, заблудилась, а потом наткнулась на Вас. Все остальное Вы и сами прекрасно знаете.
  -- Гуляли и совершенно случайно и незаметно переместились из одной реальности в другую? - в такой постановке вопроса звучало действительно глупо.
  -- Если Вы о синем пламени, гудящей воронке или черном провале - то не было ничего подобного. Я даже сам момент перехода не заметила. Просто шла, шла себе...
  -- Довольно, - он поднялся с кровати и прошелся по комнате.
  -- Я теперь все время так лежать буду? Мне же нужно, как минимум, отлучиться.
  -- Не волнуйтесь, это ненадолго. Ровно до прибытия властей, - утешил он.
  -- А что у вас делают с ведьмами? - с тревогой спросила она. - Не сжигают?
  -- Ведьм у нас допрашивают, тщательно, пока они не откроют правду.
   Она была напугана, сильно, он это видел. Но при этом не спешила сознаваться или заключать сделку.
  -- Эрих, - тихо позвала она, когда тишина затянулась.
  -- Что? - глухо откликнулся он.
  -- А что, если Вы ошибаетесь? Просто предположите на секунду: что, если? Как в первый раз?
  -- Если объявятся Ваши родственники, Линда, - с кривой усмешкой пообещал он, - я до конца Ваших дней буду оберегать Вас и Вашу семью в качестве извинений. И заботиться о Вас, лично.
  -- Звучит хорошо, - проговорила Линда, - жаль только...
  -- Что они не объявятся? - торжествующе закончил за нее Эмарон.
   Линда промолчала.
   В двери внизу постучали, и лорд Эмарон, бросив Линде мрачное "никуда не уходи", скрылся за дверью. Линда попыталась приподнять голову, и ей это удалось. Затем она осмотрела разбросанные по кровати руки и ноги, попыталась пошевелить пальцами, но с этим было совершенно глухо. Тогда она начала подымать голову выше, и ощутила тепло, пробегающее по позвоночнику. Открытие ее приободрило, и Линда продолжила свои эксперименты. Похоже, местный парализатор плохо действовал на представителей ее вида, и это радовало, потому что давало хоть какое-то преимущество в общении с абборигенами, в особенности, магически одаренными.
  -- Эйдан? - лорд с удивлением смотрел на посыльного бургомистра.
  -- Да, высокий лорд.
  -- Что случилось?
  -- О, ничего такого, высокий лорд. Просто Вы подавали на розыск барышни, что живет у Вас, - он замялся, а Эмарон махнул ему рукой, веля продолжать.
  -- Так вот, - продолжил посыльный, - бургомистр велел Вас найти и передать, что приехала сестра госпожи Линды и ожидает Вас в Ратуше.
  -- Что? - изумился Эмарон.
  -- Больше ничего, - смутился посыльный.
  -- Хорошо, спасибо, передай, что я сейчас буду, - посыльный довольно кивнул и побежал обратно, а Эмарон в глубокой задумчивости прикрыл двери. Сестра? Еще одна ведьма? Они ведь не зря вблизи с Раввой? И что делать? Оставить Линду пока валяться здесь, а самому направиться в Ратушу на встречу? Может, удастся поторговаться? Или остальные освободят Линду, пока он отправится прямиком в засаду, устроенную в Ратуше. Похоже, игра началась, только Эмарон не был уверен, какие у него на руках карты.
   Он поднялся наверх, чтобы проверить Линду - та мирно лежала на кровати, уставившись в потолок. Защита на доме стояла хорошая, смущало лишь то, что однажды ей уже удалось ее пройти. И, решившись все-таки идти, Эмарон прогулялся за Ринасом с парой гвардейцев и, не объясняя причин, попросил присмотреть за домом и находящейся в нем женщиной.
  -- Она больна, лежит наверху у себя в комнате. В комнату не заходить, ей ничего не приносить. Временами она бредит - внимания не обращать, - проинструктировал он подчиненных.
  -- Будет исполнено, - отрапортовал Ринас, довольный сменой обстановки. А гвардейцы уже заваривали себе артак, который хозяин выставил на стол.
   Эмарон с сомнением посмотрел на магов, но затем все же открыл портал в Ратушу.
   Бургомистр развлекал болтовней высокую стройную даму, которая вежливо улыбалась и даже изредка смеялась над шутками мужчины.
  -- Лорд Эмарон, - вскочил бургомистр, едва завидев лорда Семерки.
  -- О, это и есть Ваш начальник? - обрадовалась гостья. - Финна, - она протянула руку, и лорд вынужден был склониться, чтобы коснуться губами ее пальцев. Руки были ухоженные, но сильные.
  -- Очень приятно, - вежливо отозвался он, - лорд Эмарон.
  -- Для меня честь встретить Вас, - прикрыла она глаза, откровенно заигрывая. Сколько таких дам он видел в столице - они жили этим, дышали, непрерывно вовлекая все новых и новых мужчин в свои сети.
  -- Мне сказали, что Вы - сестра Линды?
  -- Да, бедная девочка. Как она?
  -- В порядке, - ответил Эмарон, - за ней присматривают, - на всякий случай намекнул, что она не одна.
  -- Вы так добры, - вздохнула Финна. - Линда немного не в себе.
  -- Вам следовало бы лучше о ней заботиться, - резко заметил лорд, внимательно изучая собеседницу. На вид ей было лет тридцать, не больше. Прекрасно одета, по моде, в отличие от Линды, уверена в себе и богата. - Можно узнать Ваше полное имя и откуда Вы родом?
  -- Да, конечно, простите, - вновь улыбнулась гостья, но уже куда более холодно. Видимо, не привыкла к поражениям. - Финна Молин из Седра.
  -- Одна из центральных областей? - уточнил Эмарон.
  -- Совершенно верно. Неужели Вы никогда не слышали о Молинах? - не сдержалась дама.
  -- Простите, но нет, не доводилось.
  -- Странно, мы ведь родня Танатам. - заявила Финна, а Эмарону захотелось скривиться от тщеславия, наполнившего гостью до самых кончиков туфель. Похоже, перед ним была типичная представительница средней аристократии, безразличная к чужим проблемам и увлеченная лишь своим собственным культом.
  -- Если желаете, я провожу Вас к Линде, - предложил он.
  -- Было бы мило с Вашей стороны, - отозвалась Финна, хотя по выражению ее лица, было понятно, что она предпочла бы и дальше чирикать перед лордом Семерки. К родственнице она явно не торопилась.
   С одной стороны Эмарону не хотелось проводить в обществе Финны ни единой лишней минуты, а с другой - перемещаться с ней в портале. в непосредственной близости и выслушивать все ее охи и ахи потом - еще больше. Поэтому они вынужденно прогулялись по улицам города до дома Эмарона, благо было недалеко. Финна всю дорогу рассказывала ему о Седре и их семье, перечисляла родственников по линии отца, которые приходились родней Танатам, жужжала о трудностях жизни в провинции, в особенности, для такого блистательного лорда, как он. В общем, к концу путешествия Эмарон утомился так, как не уставал иногда в поединках.
  -- Мы пришли, - произнес он заветную фразу, распахивая перед гостьей двери своего дома.
  -- Кто там? - проявил рвение один из гвардейцев, но увидев лорда, извинился и поспешил убраться с дороги.
  -- Она под охраной? - изумилась Финна.
  -- Вы сами сказали, что она не в себе.
  -- Она что-то натворила? - глаза Финны округлились.
  -- В общем-то нет, - признал Эмарон, - это скорее предосторожность.
  -- В таком случае Вы очень осторожны, лорд Эмарон, - с неудовольствием отметила гостья.
   За ее спиной показался Ринас, и Эмарон сделал ему знак уходить. Ринас понял начальника с полуслова, и вскоре гвардейцы незаметно покинули дом лорда наместника, чтобы избежать скандала, который мог назреть в любую секунду, судя по настроению леди Финны.
  -- И где же моя сестра? - произнесла Финна, снимая перчатки.
  -- Наверху, спит.
  -- В такое раннее время?
  -- Уже вечер, она утомилась.
  -- Тщетными попытками освободиться от Вашего гостеприимства?
  -- К ней все здесь прекрасно относятся.
  -- Кто именно - стража или Вы?
  -- Послушайте, леди Финна, я просто не хотел оставлять ее одну. Слуг у меня нет, так что пришлось воспользоваться гвардией. И то на время моего отсутствия, - попытался возразить он.
  -- Как предусмотрительно с Вашей стороны, - Финна продолжала вежливо язвить, и он уже не знал, зачем ее привел.
  -- Гвардейцев я уже отпустил.
  -- Так мы, наконец, наедине? - оживилась она.
  -- Да, - вынужден был признать Эмарон, и тут же получил удар по голове, который выключил бы его, если бы не долгие годы в школе Небытия. Силой воли он вернул сознание в тело, и откатился в сторону от гостьи. Но это спасло его совсем ненадолго, потому что уже через несколько секунд она вновь возвышалась над ним. И в этой женщине почти ничего не осталось от Финны Молин. Во-первых, у нее была огромная сила, просто невероятная, от которой гудело в ушах, а во-вторых, она была зла. Не на Эмарона лично, но на всех мужчин и магов, в частности. Наносное высокомерие исчезло, жеманность испарилась и остался только холодный взгляд убийцы, глядящей на свою жертву. Перед Эмароном была ведьма - одна из тех, о которой предупреждал его Грав. И если Линда играла тонко, то эта пошла в атаку, не церемонясь, как только они остались наедине.
  -- Проклятое отродье Семерки, - прошипела женщина. - Вы думали, что вам все сойдет с рук?
  -- Я не был тогда в Семерке, - истины ради возразил Эмарон.
  -- Ты такой же, как они, или хуже, - выплюнула она. - Вы все видите в женщинах лишь дур, с которыми можно развлечься, когда Вам больше нечем заняться.
  -- Я не считаю, что мужчины были правы, отрезав Вам путь в Семерку, - произнес Эмарон.
  -- Запоздалое сожаление, - зло усмехнулась женщина, и в руке ее засияло копье - заклинание Эмарха, давно забытое и утраченное. Несмотря на свои убеждения, женщины не гнушались мужскими изобретениями.
   Оно прошивало насквозь, и не помогал даже уход в Небытие. Копье продырявливало поле, и энергия вытекала в землю. Очень действенный и жестокий метод.
  -- Умри! - выкрикнула женщина, а потом как-то странно накренилась и завалилась на пол. Копье вспыхнуло чуть ярче и погасло в ее безвольной руке. А за ней оказалась Линда со сковородкой.
  -- Эрих? - она встревоженно приблизилась к Эмарону.
  -- Линда? - он с трудом приподнялся. - Я же тебя парализовал.
  -- И я бы дала тебе этой сковородкой по голове, - Линда наглядно продемонстрировала ему очередной замах своим смертельным оружием, - но тебе, похоже, уже и без меня досталось, - произнесла она, глядя на измученного Эмарона.
  -- Я пропустил ведьму. Меня предупредили - а я все равно пропустил, - раздосадовано сказал он.
  -- Странных женщин Вы водите к себе в дом, лорд Эмарон, - произнесла Линда, разглядывая обезвреженную гостью. - Я же не убила ее? - Линда легонько пнула тело носком, но лже-Финна даже не дернулась. - Она жива? - запаниковала Линда.
   Эмарон с трудом поднялся на ноги, посмотрел на ведьму, попытался открыть портал, но у него ничего не вышло: синий огонь взметнулся на миг и тут же рассеялся. Тогда он просто уставился на нее, и вокруг начало резко холодать. Линда зябко отступила на несколько шагов и положила сковородку на плиту. Вода в стакане замерзла, и тот треснул, покрыв осколками весь стол. Эмарон вымораживал все вокруг, а взгляд его стал взглядом затягивающей бездны. Тело ведьмы замерзло в считанные секунды, и темный вихрь, ударив в него, разметал его в пыль, поглотив Финну, будто ее никогда и не было. А потом лорд Эмарон шумно выдохнул, и по всей кухне разлилась вода, в которую превратился лед.
  -- Ничего себе, - пробормотала Линда.
  -- То же самое могу сказать и о Вас, - отметил Эмарон, тяжело опускаясь на стул.
  -- Почему Вы не воспользовались своими способностями, когда она напала? - удивилась Линда.
  -- Не было времени, - сознался Эмарон, и Линда поняла, что копье пронзило бы его раньше, чем он заморозил гостью.
  -- Это и была та самая ведьма, которую Вы искали?
  -- Линда, я по-прежнему не знаю, кто Вы, - честно сказал Эмарон. Но теперь уже и врага видеть в ней было сложно после того, как она спасла ему жизнь. Причем, вовсе не магией, а вот так, незатейливо, по-хозяйски, кухонной утварью.
  -- Вы правда думаете, что я тоже умею метать копья?
  -- Я не знаю, что думать, - у Эмарона раскалывалась голова. - Вот Вам хороший вопрос, на который Вы не ответили: как Вы освободились?
  -- Я очень старалась.
  -- Идите к себе спать, Линда, - попросил Эмарон.
  -- И даже не будете меня связывать?
  -- А Вы хотите? - его усталые глаза взглянули на Линду.
  -- Не сегодня, - странно ответила она и направилась к дверям. Потом остановилась, обернулась и спросила: - Вам моя помощь точно не нужна?
  -- Справлюсь, - тихо ответил он, невольно усмехаясь.
  -- Хорошо, - ответная улыбка расцвела на губах Линды, и она упорхнула наверх.
  
  
   Глава 5
  
   Лорд Грав перехватил лорда Эффеля, стоило ему только выйти во внутренний двор.
  -- А Вам, я вижу, не спится? - поинтересовался Эффель, глядя на старика.
  -- Вы ведь тоже почивать не изволите, - откликнулся Грав.
  -- Что Вы хотели? - перешел сразу к делу глава Семерки.
  -- Мы должны сообщить Танатам, в особенности, после нападения на Вас.
  -- В особенности, - несколько язвительно подчеркнул Эффель и замолчал.
  -- Мы можем опустить некоторые деликатные детали.
  -- Да что Вы? - Эффель был на грани ярости. - И чего Вы ожидаете от Танатов? Что они сделают за нас нашу работу?
   Старик молчал.
  -- Не темните, Грав. Вы считаете, что после той оплошности, что я допустил, меня следует кем-то заменить. И кто же Ваш ставленник? А нет, не говорите, - он закатил глаза, - конечно же, Эмарон, наш молодой, подающий надежды лорд.
  -- Вообще-то, я бы выбрал Румела, - признал Грав.
  -- Да что может эта ходячая древность? - возмутился Эффель.
  -- Он сталкивался с ведьмами раньше. Он лучше всех нас знает, что они могут и чего от них ждать.
  -- Что могли, - зло поправил Эффель. - Или Вы думаете, я стоял и наслаждался представлением, пока Симона плела смертельное заклятие, с которым не справился бы никто из нас?
  -- Да, я слышал, что она стала куда сильнее, чем когда они уходили.
  -- И кто же Вас просветил? - язвительно заметил Эффель. - Румел, которого с нами не было?
  -- Вам следовало бы направить свою агрессию на борьбу с врагом, - ответил Грав и, коротко взглянув на главу, немного ускорился.
  -- Сейчас не время устраивать внутренние распри, - проговорил Эффель, догоняя коллегу.
  -- Не время, - признал Грав. - Но что скажет император, Эффель, если узнает не от нас? А он узнает - рано или поздно. Рано или поздно одна или несколько из них могут устроить покушение на Танатов или какое-нибудь показательное выступление в столице... да что угодно! - возмутился старик.
  -- И мы должны быть к этому готовы, - мрачно заметил Эффель. - Иначе мы - не лорды Семерки, а посмешище.
   И оба, задумавшись над своим общим положением, молча прошествовали половину круга.
  -- Что, если вывести ведьму из равновесия... она проявит свой потенциал? - зашел издалека Грав.
  -- Вы предлагаете выводить из себя всех встречных женщин? - не без издевки уточнил Эффель.
  -- Если придется, - задумчиво протянул старик. - По крайней мере тех, что в ближайшем окружении.
  -- Вы думаете. она здесь была не одна?
  -- Мы ничего не знаем, Эффель. Количество следов от межмировых порталов в той же Равве говорит само за себя.
  -- Но мы еще, светлое Небытие, не полные идиоты в отличие от раввийцев. Вы говорили с Эмароном?
  -- Да, - кивнул старик. - Сказал ему быть внимательным и осторожным. Поэтому настаиваю на том, чтобы Танаты также были предупреждены, пока не поздно.
  -- Вы настаиваете, - вздохнул Эффель. Он сильно ослабел после противостояния с ведьмой и , похоже, многие из его окружения знали об этом. А следовательно, не могли не использовать ситуацию против него, несмотря на грядущие проблемы с ведьмами. Хотя, с другой стороны, глава, который справится с подобным, будет всегда пользоваться благосклонностью Танатов.
  -- Эффель, - Грав дружески похлопал главу по плечу, - нам следует это сделать.
   И Эффель понял, что выбора у него нет. Сильно ему не хотелось посвящать сейчас во все императора, когда Эффель был в проигрыше. Проблемы нужно преподносить на блюдечке, решенными и задним числом.
  -- Хорошо, - сдался Эффель. - Я сейчас же отправлюсь к Танату.
  -- И я с Вами, - поддержал его Грав.
  -- Нет, - отрезал глава, отцепляя руку старика, - Ваше участие мне не требуется. - Сейчас он по холодности мог соревноваться с самим Эмароном, настолько Эффелю претило сложившееся положение дел. Но выбора действительно не было, и он проявил его в том, чтобы не доставлять удовольствия Граву в наблюдении за позорной сценой у императора.
   И Эффель скрылся в огненном портале, пока Грав не успел ему хоть что-то возразить. Впрочем, возражать он пока не имел никакого права.
  -- Куда ты согнал Эффеля? - Румел вышел на свежий воздух, хитро усмехаясь.
  -- Пока только к императору, - в тон ему ответил Грав.
  -- Вовремя, - кивнул еще более древний старец, - он только-только опозорился.
  -- Иногда не могу понять, - вздохнул Грав, вышагивая рядом с Румелом, - на чьей ты стороне?
  -- О, на нашей, Грав, на нашей. Ты же знаешь, что мне давно уже не нравится главенство Эффеля. который из мага превратился в талантливого политика и администратора, под стать Танату. А Семерка - это не политика. И если в мирное время еще позволительно заблуждаться на этот счет, то в неспокойные времена - увы.
  -- Расскажи мне о портале, найденном в империи, - сосредоточился на деле Грав.
  -- Да он ничем не отличается от тех, что в Равве, только более свежий.
  -- Мой малыш спрашивал, как они это делают. Ты знаешь, Румел, меня этот вопрос тоже в какой-то степени занимает.
  -- Разве ты не ходил в Небытие, старый ты ворчун? - отозвался Румел.
  -- Все же разные вещи, - не согласился Грав.
  -- Не очень, - Румел смотрел, как солнце поднимается над крышей. - Устраивая всплеск энергии, они заставляют пространство отреагировать и выгнуться, таким образом оно оказывается слишком близко к пространству другого мира, и следующий толчок энергии открывает между ними портал, соединяющий два мира.
  -- Ты когда-нибудь был за пределами Империи и Небытия? - осторожно спросил Грав.
  -- Нет, - покачал головой Румел. - Да мне это и ни к чему, - улыбнулся, - я теоретик.
  -- Тогда откуда ты столько знаешь? - прямо спросил Грав.
  -- От Марны, - усмехнулся Румел, а Грав побледнел.
  -- Одна из транклаутов?
   Румел согласно кивнул.
  -- Да, прекрасная женщина.
  -- На чьей ты стороне? - усомнился Грав.
  -- Брось. Когда мы были знакомы, сторон еще не было.
  -- Румел, как им удалось настолько нас опередить? - не удержался от вопроса Грав.
  -- Месть - сильное чувство, и стимул к действию.
  -- Ты будто восторгаешься ими. Только, когда тебя убьют, ты едва ли будешь испытывать восторг.
  -- Кто знает, Грав, - усмехнулся Румел. - Я уже слишком стар.
  -- Вот только не надо мне сейчас о стремлении к Небытию.
  -- Нет, что ты, я туда не тороплюсь, - улыбнулся Румел. - Я неплохо знаком с местными тварями.
  -- Мы можем отследить мир, из которого они приходят?
  -- Сомневаюсь, Грав, - покачал головой Румел, - нам ни разу еще не попадалось настолько свежих следов.
  -- Ладно, - вздохнул Грав, - тогда придется действовать по-старинке: допросами и уговорами.
  -- Ты веришь, что мы сможем захватить кого-то из них живой?
  -- Для этого я и настаиваю на том, чтобы мы не разделялись, а оставались в резиденции, действуя исключительно сообща.
  -- А они, конечно, по одиночке будут штурмовать крепость, - с издевкой заметил Румел.
  -- У тебя есть план получше? - глаза Грава сверкнули негодованием.
  -- Послать весточку Марне и ждать, - улыбнулся Румел, но увидев наливающееся краснотой лицо Грава, поспешил его успокоить: - Лишь бы клюнула. На ностальгию, на тщеславие - да на что угодно. У нас только один шанс выиграть - это бороться с ними их же методами.
  -- В каком мире мы живем, - пробормотал Грав, тем не менее признавая правоту Румела.
  
   * * *
   Эмарон чувствовал себя глупо, пробираясь с опаской на собственную кухню. Он гадал, что застанет сегодня: пирог с каром, лепешки или глобовый пудинг? Но нет: вокруг было чисто и пустынно, и даже аромат артака не наполнял помещение, как раньше. Раньше - всего-то пару дней. но он успел к этому привыкнуть. А еще она спасла его вчера, иначе быть бы ему пришпиленным копьем - вот уж Грав посмеялся бы, а ведь он предупреждал. Только Эмарон почему-то безоговорочно решил, что это наиболее близкая ему женщина, а не какая-нибудь незнакомка.
  -- Мне же это не приснилось, да? - Линда вышла на кухню в одной его рубашке с измученными глазами и спутанной копной волос на голове.
  -- Нет, - чуть качнул головой Эмарон, не удивившись ее вопросу.
  -- Вы правда превратили ее в лед, а потом развеяли в пыль?
   Эмарон молча кивнул. Вот оно - первые признаки страха, паники, сковывающего и открывающего глаза на реальность ужаса.
  -- Боитесь?
  -- А если бы я не отошла вовремя?
  -- Мне бы пришлось Вас отогревать и применять приемы от обморожения.
  -- То есть я бы не умерла?
  -- Нет, - без тени сомнения подтвердил Эмарон.
  -- Почему Вы не оставили ее в живых? Не взяли в плен, не подвергли допросу?
   Линда задавала правильные вопросы, только хороших ответов на них не было и у самого Эмарона.
  -- Оставлять ее здесь было бы рискованно.
  -- А отправить..., - начала и сбилась Линда. - Вы пытались, - вспомнила она, но у Вас не вышло.
  -- Верно, - признал он.
  -- Но можно же было позвать кого-то из этой Вашей Семерки? - настаивала Линда.
  -- И что бы было с Вами? - его серые глаза уставились на Линду, не мигая.
  -- Ах да, - выдохнула она и опустилась на стул, понимая, что было бы, поступи Эмарон так, как следовало бы. - Так Вы из-за... Вы поэтому? - она с недоверием посмотрела на него.
  -- Вы спасли мне жизнь, - глухо отозвался лорд Семерки и потянулся к шкафу за артаком.
  -- Значит, теперь мы в расчете, - пробормотала Линда, машинально следя за его действиями.
  -- Вас что-то не устраивает? - зло уточнил Эмарон.
  -- У Вас будут неприятности из-за этого?
  -- Мне придется скрыть факт того, что я уничтожил ведьму. И надеяться на то, что она ни с кем не поделилась своими планами. Я никогда раньше не лгал, - резко обернулся к ней Эмарон. - И меня не радует, что я вынужден делать это теперь.
  -- Ну, простите, что я свалилась Вам на голову, - Линда тоже потихоньку начинала сердиться. Бессонная ночь и нервное напряжение не способствовали устойчивости и рассудительности. - Ах нет, простите, это не я свалилась, это Вы на меня выскочили из леса.
  -- На территории империи, в области, наместником которой я являюсь, - напомнил Эмарон.
  -- Да, Вашей замечательной империи с недоразвитыми соседями и бешеными ведьмами. За каким чертом Вы притащили ее в дом?
  -- Она сказала, что Ваша сестра.
  -- Мило, - щеки Линды раскраснелись от словесной перепалки, а кулаки были крепко сжаты, будто она собиралась зарядить лорду Семерки, если он не прекратит общаться с ней на повышенных тонах. - А Вам хоть раз не приходило в голову прислушаться к тому, что я говорю? Нет у меня никаких родственников в Вашем мире, и быть не может!
  -- А вот с этого момента лучше поподробнее! - он в приглашающем жесте отодвинул стул от стола, потом придвинул его назад вместе с Линдой. Рядом появились две дымящиеся чашечки, о окторых он не забыл, несмотря на крики. Сам лорд выглядел также препаршиво, как и Линда: круги под глазами, слабость. Видимо, от ведьмы ему прилично досталось, да и выходка с ее распылением вчера стоила ему последних сил.
  -- Вы как вообще? - сочувственно поинтересовалась Линда, обхватывая чашку пальцами и придвигая к себе. - Дайте сахар, пожалуйста, - попросила лорда.
  -- Что? - он рассеянно посмотрел на нее.
  -- Сироп, - исправилась Линда, и он протянул ей тягучую рыжую жидкость.
  -- Вы не уведете меня от темы, - вздохнул он. - Рассказывайте. Я убил одну ведьму, - видя, что она не рвется делиться новостями, он продолжил, - но, может, еще не убил другую.
  -- Сковородка - что, запрещенный магический прием?
  -- Нет, - горькая усмешка тронула уголки его губ, - а вот освобождение от парализатора, - он не закончил и взглянул на нее.
  -- Похоже, я просто не очень восприимчива к Вашей магии, - созналась Линда, опуская ложку с сиропом в артак и размешивая.
  -- Но портал-то Вы мне не сломали, - заметил он.
  -- Не сломала, - согласилась Линда, - но я и не стремилась.
  -- А выйти из дома стремились?
  -- Когда? - удивилась она.
  -- В сад, - напомнил он.
  -- А, это. А что, нельзя было? - Линда с искренним недоумением посмотрела на него, и он понял, что она даже не заметила его защиту.
  -- Если Вы и не ведьма, Линда, то очень, очень странная, я бы сказал, предельно.
  -- Поверьте, Вы со своей империей - тоже не подарок, - не осталась в долгу Линда.
  -- Чего Вы хотите? - не выдержал он. - Лично от меня?
   Линда даже смутилась от такого откровенного вопроса, тем более, что, взглянув ему сейчас в глаза, поняла, что на самом деле кое-чего от него хочет, только совершенно не свзяанного ни с магией, ни с миграционной политикой империи.
  -- Вернуться? - спросила она, но и сама себе не поверила.
  -- Куда? - губы его вновь напряженно сомкнулись.
  -- В Мену, - Линда поставила локти на стол и запустила руки в волосы, обхватывая свою несчастную гудящую голову.
  -- Вам-то чего плохо? - возмутился Эмарон.
  -- Наверное, Ваш чертов парализатор, - предположила Линда.
  -- Значит, все-таки не бесследно прошел, - удовлетворенно отметил Эмарон.
  -- Это тупик, - вздохнула Линда, убирая волосы с глаз. - Что мне сделать, чтобы Вы не считали меня ведьмой?
  -- Я не считаю ведьм злом, - вдруг признал Эмарон. - Я лишь считаю злом то, что они натворили и продолжают творить. Поэтому мне нужно знать их планы. Чтобы остановить все до того, как Империя превратится в еще одну Равву или Небытие.
  -- Вы приняли меня сначала за раввийку, - Линда задумчиво посмотрела на него, - а потом эти чудища, - она заметно вздрогнула. - Вы хотите сказать, что они не всегда были такими?
  -- Он отличались от граждан империи. но не до такой степени, - гримаса отвращения сковала на несколько мгновений его лицо.
  -- И это сделали ведьмы?
  -- Похоже на то, - вынужден был признать он.
  -- Но, Эмарон, в смысле лорд, - быстро исправилась она, смущаясь, - сколько же их, этих ведьм, и что у них за сила, чтобы уничтожить целую нацию?
  -- Было семеро, - холодно ответил он.
  -- Семерка? - догадалась Линда. - Как Ваша?
  -- Как наша, - не стал вдаваться в подробности Эмарон.
  -- А что им нужно от Вас?
  -- Понятия не имею, но явно не посидеть за чашечкой артака, - намекнул он на недавний визит Финны.
  -- Но было же что-то, - начала Линда, но Эмарон не дал ей закончить.
  -- Я собирался послушать Ваши ответы, а не наоборот.
  -- Могу рассказать Вам о моем мире, но едва ли Вам это будет интересно.
  -- Отчего же, давайте, рассказывайте, - поощрил ее Эмарон.
   И Линда стала рассказывать о себе, о доме, о родителях, об интернете и телефонах, о машинах и технологиях. И наблюдала полное изумление на лице Эмарона, но никак не могла решить - нравится ей это или огорчает.
   * * *
   В доме у бургомистра стояла привычная утренняя суета. Хильда присматривала за служанками, подающими на стол, и раздавала советы и указания детям. Когда все, наконец, уселись, она с нескрываемым любопытством посмотрела на мужа.
  -- Харри, так что, у бедняжки отыскалась родня?
  -- Все-то ты знаешь, - проворчал бургомистр, накалывая на вилку приличный кусок мяса.
  -- Так не все, Харри. И что теперь? Они уедут? Вернутся домой?
  -- Наверное, - с трудом проговорил бургомистр, жуя мясо.
  -- А как же лорд Эмарон?
  -- А что с ним?
  -- Ну. я думала, у него с ней...
  -- Опять ты за свое, - рассердился бургомистр и укоризненно посмотрел на жену.
  -- Помагосил и бросил, - прокомментировала Тильда, старшая из дочек.
  -- Тиль, - ахнула мать, а отец лишь грозно взглянул на дочь.
  -- А что? Я смотрю, наш лорд не торопится жениться. Да и где вы видели женатого лорда Семерки?
  -- Видели бы, если бы эта деревенская дура не сбежала, - отозвалась Хильда.
  -- Ну, все, - попытался пресечь разговоры бургомистр. Но тут на пороге столовой появился Ринас, которого впустили слуги, и разговоры сами собой затихли.
  -- Господин капитан? - бургомистр подскочил со своего стула и засуетился, освобождая гвардейцу место за столом.
  -- Спасибо, - поблагодарил Ринас, бросая заинтересованные взгляды на Марту, младшую дочь бургомистра. - Только артак, - отверг он все остальные предложения.
  -- Что у Вас нового? - пропела Хильда, бросая предупреждающий взгляд на старшую и расплываясь в приветливой улыбке.
  -- Несем службу вблизи границы, защищая покой мирных граждан, - улыбнулся Ринас, принимая чашку от служанки, - так что Вам не о чем беспокоиться, госпожа Хильда.
  -- А что Ваш начальник? - не унималась жена бургомистра.
  -- А что ему станется? - грубовато пошутил Ринас, а взгляд его то и дело соскальзывал в сторону Марты. Но любопытство Хильды не было удовлетворено.
  -- А что его гостья? Харри сказал, что к ней приехала сестра?
  -- Да, очаровательная леди, - кивнул Ринас, ставя чашку на стол, - но со склочным характером, я бы сказал.
  -- Да что Вы? - поощрила его Хильда.
  -- Да, позволила себе такие высказывания, которые недопустимы при лорде Семерки, - лицо Ринаса вмиг посуровело.
  -- И что же было дальше? - Тильда перегнулась через стол и застыла в ожидании ответа.
  -- Понятия не имею, - пожал плечами Ринас, тем самым дико разочаровав женскую публику.
  -- Хильда, Тильда, прекратите, - шикнул на женщин бургомистр. - Лорд Эмарон как-нибудь разберется без вас.
  -- Да, он скор на руку, - подтвердил Ринас, думая о чем-то своем. - Благодарю за угощение, но мне пора, - он поднялся из-за стола, и специально обошел его со стороны Марты, замедлившись возле ее стула.
  -- Ох, эти маги, - вздохнула Хильда, поглядывая на Марту и многозначительно посмотрев на мужа, когда Ринас покинул их дом.
  -- О чем ты? - удивился бургомистр, а Тильда гнусно хихикнула, пнув под столом Марту. Та ойкнула и зло уставилась на сестру.
  -- Да о капитане! - возмутилась Хильда. - Дочь у тебя из-под носа уведет, а ты и не заметишь.
  -- Тильда? - бургомистр недоуменно глянул на старшую.
  -- О, лужу тебе под ноги, Марта конечно же! - воскликнула Хильда.
  -- Марта? - бургомистр перевел удивленный взгляд на вторую свою дочь.
  -- А-а, - Хильда вскочила из-за стола, не выдержав.
  -- Меня? - робко проговорила Марта.
  -- Станешь женой мага, - поддела старшая, - чуть что не так - в хавра превратит, - и засмеялась.
  -- Тиль, прекрати! - велела мать. - Нечего сестру пугать зря. Он второй человек после лорда Эмарона, а это ох как немало.
  -- У тебя уже великие планы, - вздохнул бургомистр, устало глядя на жену. - С лордом не сложилось, так за Марту взялась?
  -- Я взялась? - возмутилась Хильда. - Да я и пальцем не пошевелила.
  -- И Марта тоже, - усмехнулась Тильда.
  -- А ты что все злорадствуешь? - обратила на нее внимание мать. - Дэрил на два года тебя младше, а уже женат, - вспомнила она о брате.
  -- Не начинай, - нахмурилась Тильда, потому что мать заводила этот разговор уже не в первый раз.
  -- Так хоть Марта будет пристроена, если у тебя все никак.
  -- Мама! - возмутилась старшая.
  -- Хильда! - одновременно попытался одернуть жену бургомистр.
  -- А он симпатичный, - задумчиво произнесла Марта, и все разом замолчали, уставившись на нее, и на робкую улыбку, расцветшую на ее лице.
  
  
   * * *
  -- Ринас, что Вы здесь делаете? - лорд Эмарон с недоумением смотрел на капитана.
  -- В смысле? - не понял Ринас.
  -- Вы должны сейчас возглавлять отряд и очищать близлежащие земли Раввы.
  -- Но лорд Эмарон, Вы же вчера вызвали нас к себе, а других распоряжений не поступало. Я думал, мы Вам сегодня понадобимся для сопровождения дам домой.
  -- Что-то Вы слишком много думаете о дамах, - лорд приблизился на опасное расстояние, и глаза его блеснули злостью, - и слишком мало - о подчиненных.
  -- Я в любом случае не мог их нагнать, - начал оправдываться Ринас.
  -- Ночью дождя не было, - отрезал Эмарон. - К тому же, Ринас, Вам давно уже следовало научиться строить порталы.
  -- Но я не заканчивал школу Небытия.
  -- Для этого не нужна школа, нужна практика и желание, - температура в кабинете начала стремительно падать, и Ринас невольно попятился к двери.
  -- Вы же воевали на юге? - будто невзначай поинтересовался Эмарон.
  -- Да, высокий лорд, - отозвался Ринас.
  -- И что с Вами случилось в Котле?
  -- Нас взяли в плен.
  -- А если бы Вы умели открывать портал, Ринас, не взяли бы ни Вас, ни тех, кого Вы бы с собой смогли увести.
  -- Магов такого уровня никогда не ставили на передовую, - намекнул Ринас.
  -- Как же Вы выбрались? - игнорируя его слова, спросил Эмарон.
  -- Нас обменяли, - начал Ринас.
  -- Мило, - вздохнул Эмарон и отвернулся от него, разом утратив всякий интерес.
  -- Так нам возвращаться к остальным на границу с Раввой? - уточнил Ринас.
  -- Не стоит, - отозвался лорд. - Я назначаю начальником гарнизона Вирка.
  -- Вирка? - Ринас стоял, как громом пораженный.
  -- А Вас разжалую до рядового.
  -- Но это же, - Ринас вспыхнул и с трудом сдержался.
  -- Вирк вывел своих людей из окружения, Ринас, даже не владея техникой перехода. Он думает на несколько ходов вперед, предусмотрителен и умен. Мне не пришлось бы напоминать ему о его миссии. Впрочем, он уже фактически занял Ваше место.
  -- Вы успели вчера назначить его главным? - Ринас был потрясен.
  -- Да, поскольку этого, уходя, не сделали Вы.
   Ринас молчал, потом какое-то время потоптался у входа, затем развернулся и вышел вон.
   Лорд Эмарон еще прошелся по комнате несколько раз, а потом устало опустился в кресло. Может, он и не очень-то справделиво поступил по отношению к Ринасу, ведь тот всего лишь безоговорочно выполнил его же приказ. Но он не мог рисковать тем, что Ринас распустит слухи о Финне, а к словам и наветам разжалованного офицера едва ли кто станет прислушиваться, списав все на простейшую месть начальнику. С другой стороны. хватка у Вирка действительно была отменной. и по отчету, полученному прямо с утра, Эмарон знал, что зачистка в Равве уже началась, в то время как Равис пил свой артак и расхаживал по гостям. Лорд Семерки уже знал, что Равис навещал дом бургомистра, и это его едва ли порадовало, учитывая склонность женской части этого милого семейства к сплетням. Рассказать им что-либо - означало прокричать эту новость на весь город с помоста на главной площади. А ему нельзя было сейчас так рисковать, когда в буквальном смысле шла охота на ведьм. Он убил одну из них, вместо того, чтобы доставить в крепость Семерки, а другую держал под рукой, опять-таки никого не ставя в известность. Если он убьет и вторую, ведьм останется всего четыре. Перевес в пользу Семерки почти в два раза. А если они продолжат приходить к нему по одной... Эмарон тяжело вздохнул, уставившись на лепнину на потолке, изображающую лозы паршика и темософа. А он так рассчитывал поскучать в этой глуши. и самой большой проблемой ему казалась просьба императора о женитьбе. Как же сильно он заблуждался, насколько далек был от истины. Он на границе со страной, по которой свободно ходят ведьмы. И на своей памяти он не ощутил ни единого всплеска, но Финна каким-то образом все же попала в Истру. Или открытия портала в Равве ему не ощутить из-за стены? И даже в Империи, если портал располагается близко к стене, - понял он, поскольку ее энергия влияет в обе стороны.
   Эмарону мучительно захотелось поговорить с Гравом, расспросить его о деталях, если не прямо попросить совета. Но он тут же задавил свой наивный порыв, понимая, что тот же Грав немедленно похоронит его, узнай он об оплошности, совершенной Эмароном в отношении ведьм.
   Призыв пронзил все его тело, и Эмарон едва ли не впервые вздрогнул, попросту не ожидая вызова в такой момент. Призыв исходил снова от Семерки. Эмарон набрал воздуха в грудь и уверенно шагнул в белое пламя.
  -- Эмарон, - улыбка Эффеля не была ни резкой, ни приятной. Он всегда вел себя так, словно не мог определиться, как относиться к собеседнику.
  -- Лорд Эффель, - Эмарон склонил голову в знак приветствия, отметив, что Эффель не назвал его по титулу, а значит, был на что-то зол.
  -- Я говорил с императором о сложившейся ситуации.
  -- О, - только и смог произнести Эмарон, поскольку не ожидал от Эффеля такой опрометчивости.
  -- Он хотел сообщить Вам лично, но дела призвали его на юг.
  -- Что сообщить? - не понял Эмарон.
  -- Что Вы временно назначены на пост главы Семерки.
  -- Что? - у Эмарона пропал дар речи. Пост главы всегда был избирательным и определялся голосованием Семерки.
  -- Танат считает, что Вы достаточно молоды, талантливы и энергичны, чтобы решить эту задачу.
  -- Я даже не знаю, с кем мы сражаемся, - хрипло произнес шокированный Эмарон. Доверие императора - это, конечно, прекрасно, но он действительно не мог возглавлять Семерку в данной ситуации. И как бы он любил или не любил Эффеля, но, выжив после нападения ведьмы, тот становился наиболее ценным лидером для остальных. Помимо всего прочего, он смог ощутить всплеск энергии, который Эмарон никак не почувствовал, хотя и находился далеко.
  -- Как выглядят межмировые порталы? - спросил он у бывшего главы.
  -- Сразу к делу? - в вопросе Эффеля было столько сарказма, боли и вскипающей ненависти, что при иных обстоятельствах Эмарон попытался бы выяснить отношения между ними до того, как они перейдут в потаенный конфликт.
  -- Что ж, - тем временем продолжал Эффель, - это выжженные концентрические круги. Часто рядом с ними можно увидеть поваленные деревья ил разрушенные строения.
  -- То есть меж-мировой портал дает взрывную волну. В радиусе?
  -- Все зависит от количества энергии.
  -- У каждой ведьмы по-разному?
  -- Нам это неизвестно. У нас есть одна мертвая ведьма - и все, Эмарон, - он вновь опустил его титул и посмотрел на нового главу с вызовом.
  -- Я Вам не враг, Эффель. Я предлагаю отнестись к указу императора формально, а фактически оставить лидерство за Вами, потому что Вы единственный, кто лучше всего знает вопрос.
  -- Забудьте, Эмарон, - отрезал Эффель, но ненависти в его голосе поубавилось, осталась лишь неизменная усталость. - Я выдохся после схватки. К тому же, ни Ваш благодетельный Грав, ни Румел с таким поворотом событий не согласятся.
  -- Так это дело рук Грава?
  -- Не знаю, о чем Вы, - холодно произнес Эффель.
  -- Вынудил Вас отправиться к императору. И чего же он добивался?
  -- Вам виднее, - еще холоднее отреагировал Эффель.
  -- Хотел Вас сместить, - понял Эмарон. - Но к чему тут я?
  -- Издержки процесса, - ужалил Эффель, но Эмарон не отреагировал, поскольку это была правда. Танат просто взял и поступил по-своему в условиях угрозы стране и необходимости отъезда. Он не стал дожидаться, пока утихнут распри и Семерка провозгласит нового главу, но выбрал сам.
  -- О, какие гости с утра, - улыбчивый и доброжелательный Румел являлся контрастом к их мрачным лицам. Он вновь будто случайно, но совершенно вовремя, вышел во двор подышать свежим воздухом.
  -- Позовите остальных, Румел, я должен объявить решение императора, - приказал Эффель, не реагируя на приветствие.
   Румел почтительно склонился перед бывшим главой, хотя во всей его фигуре проскальзывало что-то издевательское, затем совершенно незаметным пасом послал общий призыв. Через пару минут во дворе собралось пятеро лордов Семерки.
  -- А где Кафро и Таллос? - поинтересовался Эффель, оглядывая собравшихся. Остальные также покрутили головами, но ответы так и не обнаружились.
  -- Нужно немедленно отследить Кафро и Таллоса, - заявил Эффель.
  -- А для чего Вы нас так спешно собрали? - невинно поинтересовался Грав. Румел откровенно усмехался.
  -- Указом императора временным главой Семерки назначен, - Эффель не удержался от картинной паузы, - лорд Эмарон.
   Удивлен оказался не только Ларок. который был не в курсе происходящих событий, но и Грав с Румелом.
  -- Глава Семерки избирается, - прошипел он в сторону Эффеля.
  -- Вы мне это говорите? - спокойно уточнил Эффель. - Я это отлично знаю.
  -- Так может стоило бы просветить на эту тему императора? - не удержался Грав.
  -- И нарваться на еще большую немилость? - зло усмехнулся Эффель. - Можете навестить его лично, если желаете.
  -- Мы не в праве обсуждать решения императора, - пресек споры Эмарон. Он не желал поста главы, не предполагал подобного развития событий, но знал, что власть не приемлет слабости. Если он собирался стать главой, пусть и временно, ему требовалось полное подчинение вверенных ему людей. И позволять им разводить демагогию и помыкать им, принимая собственные решения, - недопустимо.
  -- Мальчик мой, - тут же запел Грав, - мы все знаем, что император несколько погорячился, и что главой должен был стать уважаемый лорд Румел, - он даже сдвинулся в сторону, чтобы все могли лучше рассмотреть почтенного старика. - Его опыт и компетентность не вызывают сомнений, а у нас сейчас нет права на ошибку.
  -- Мой опыт Вас также устраивал последние тридцать лет, - не выдержал Эффель.
  -- Если лорд Эмарон не возражает, - Румел выдвинулся вперед, - я мог бы возглавить нас. - Он даже не сомневался в том, что Эмарон посмеет сказать хоть слово против.
  -- Мы подчинимся решению императора, - отчеканил лорд Эмарон, и все вокруг, наконец-то, замолчали. Грав смотрел на него с недоумением, Румел - осуждающе покачивал головой, будто не ожидал такой глупости от незрелого юнца, и только Эффель взглянул почти что с уважением, если бы не глубоко спрятанная ненависть. - Лорд Румел, лорд Грав, отыщите Таллоса. А мы с Эффелем и Лароком отправимся за Кафро.
  -- Нам не следует разделяться, - начал Грав.
  -- Вам следует выполнять приказы своего главы, - отрезал Эмарон, и мрачный Грав, развернувшись, зашагал по внутреннему двору, а за ним, едва поспевая, поковылял Румел.
  -- Вы уверены, что стоит оставлять этих двоих наедине? - уточнил Эффель, наблюдая за демонстративным шествием. - Вы нажили себе врагов, Эмарон, будьте уверены. Они не рассчитывали на то, что Вы на самом деле возьметесь управлять.
  -- Ничего. как-нибудь переживут. И вдвоем они едва ли будут уязвимы.
  -- Это верно, - заметил Ларок. И один за другим они вошли в белый огонь, чтобы оказаться рядом с... тем, что осталось от лорда Кафро. Копье, пронзившее тело лорда Семерки, все еще светилось призрачным голубым светом.
  -- Заклинание Эмарха, - потрясенно произнес лорд Эффель, и застыл возле пронзенной фигуры, не смея прикоснуться, потому что копье все еще жило, и могло выкачать энергию любого, и также отправить ее в Небытие.
   Ларок произнес что-то резкое и отрывистое, и энергия копья угасла, мигнув на прощание, а само копье бесследно растворилось в воздухе. Эффель, приблизившись, в ужасе смотрел на мертвое тело Кафро.
  -- Это без сомнения ведьма, - пробормотал он.
  -- На Вас тоже нападали с копьем? - холодно поинтересовался Эмарон. Страх сжал его сердце, и заставил руки похолодеть, но он и виду не подал. Кому-то не так повезло с гостьей, и его не спасли. А ведь в таком же положении на своей кухне мог лежать он сам.
  -- Н-нет, - не очень уверенно ответил Эффель.
  -- Бросьте, Вы слишком быстро его узнали.
  -- Лорд Эмарон, - прервал их Ларок, - мы были вместе с лордом Эффелем, когда ведьма напала: я, Кафро, Таллос. Она не смогла бы поразить нас всех копьем, так что и не пыталась.
  -- Чем же она била?
  -- Темной смертью, - отозвался Ларок. - Так нам пояснил лорд Румел. Я до тех пор ничего подобного не видел. Тьма, которая накрыла нас и пила из нас жизнь.
  -- Вот и первые потери среди нас, - глухо проговорил Эффель, погруженный в свои мысли.
  -- Ларок, - велел Эмарон, - отправляйтесь к Граву и Румелу. Что-то мне подсказывает, что лорд Таллос не спроста не явился на призыв. Все, что найдете - обследовать и задокументировать. Мы с Эффелем останемся здесь и осмотрим место.
  -- Да, лорд глава, - кивнул Ларок и отправился выполнять приказание.
  -- Зачем Вы отослали его? - вздохнул Эффель. - Осматривать тут особо нечего. Вам прекрасно известно действие копья Эмарха, разве нет?
  -- Известно, - согласился Эмарон. - А вот чего не договариваете Вы, лорд Эффель?
   Эффель упрямо молчал.
  -- Мне безразлично, какую ошибку Вы совершили. И я не собираюсь никому о ней распространяться. Меня не волнует политика, Эффель. Но нас начали убивать и не остановятся, пока это не остановим мы сами. Если Вы знаете хоть что-то, что может нам помочь...
  -- Она напала на меня первой, - заговорил Эффель, - с копьем. В собственной спальне. Потом подоспели остальные.
  -- Вы были близки? - вопрос был неловким, но Эмарон вынужден был его задать.
  -- Она была удивительной женщиной, Эмарон, нежной, открытой, - Эффель с горькой улыбкой взглянул на Эмарона. - Она любила меня, я был уверен, что любила. Несмотря на власть, которой я обладал, женщины сторонились меня. Как и всех нас, - он грустно вздохнул, - страшных лордов Семерки. А здесь, - Эффель махнул рукой. - Да, я потерял бдительность, я расслабился. я нашел в ней отдушину от вечных схваток за власть.
  -- Но почему она напала именно тогда?
  -- Потому что ощутила, что в дом вошли другие лорды. Видимо, решила, что ее раскрыли. - Эффель отвернулся от мертвого. - Когда она занесла копье, Эмарон, в ее глазах не было ни сожаления, ни тени сомнения. Только холодная ненависть. Не ярость, не вспышка, нет, долго оттачиваемая, ледяная ненависть, Эмарон.
   Эмарон не знал, что на это сказать - слишком уж ситуация напоминала его текущую, и он дал себе слово не расслабляться больше ни на миг. Враг под его крышей? Притворяется внимательным и заботливым? Что ж, хорошо, он примет условия игры. и попытается играть по ее же правилам, узнавая и выведывая все о ведьмах.
  -- Вы полагаете, они тоже были знакомы? - Эмарон задумчиво посмотрел на отверстие от раны.
  -- Кафро? - Эффель пожал плечами. - Может быть. Я мало что знаю о личной жизни других лордов Семерки.
  -- По крайней мере, на счет Грава и Румела можно быть спокойным, - вздохнул Эмарон.
  -- Не следует ли нам отправиться к ним? - спросил Эффель.
  -- Безусловно, - согласился Эмарон и задержался лишь на минуту, чтобы отправить весточку магам из охраны Семерки, чтобы они прибрали место убийства и тело почившего лорда.
  
   * * *
  -- Ну, что у вас? - сразу же спросил Эмарон, как только они с Эффелем вышли из белого огненного портала.
  -- Таллос погиб несколько иначе, - мягко предупредил Ларок, подходя к лордам. - Поражен большой порцией энергии. Мощный удар, выброс сродни тем, что открывают межмировые порталы.
  -- Не хотите же Вы сказать, что Таллоса убило случайно открытым в то место, где он находился, порталом? - Эмарон с Эффелем подошли ближе к выжженному участку земли.
  -- Вот видишь, мой мальчик, - включился увлеченный Грав, - вот это и есть след меж-мирового портала, множество которых мы находили с Румелом в Равве.
  -- И ничем не отличается от того, что нашли мы, - прокомментировал Эффель, и Ларок лишь согласно кивнул.
  -- То есть Таллос все-таки погиб рядом с порталом, - кивнул Эмарон, разглядывая обожженное тело, в котором с трудом можно было опознать лорда Семерки.
  -- Видимо, так, - признал Румел.
  -- Видно, он гнался за ведьмой, и та ушла через портал, убив тем самым лорда Таллоса, - предположил Ларок, осматривая местность вокруг.
   Эффель с сомнением посмотрел на Ларока:
  -- Едва ли Таллос мог чем-то настолько напугать ведьму.
   И Эмарон был склонен с ним согласиться. Таллосу в одиночку нечего было ей противопоставить, не то, что гоняться за ней. Да и случись ему увидеть ведьму, разве он не предупредил бы остальных? Таллоса едва ли можно было охарактеризовать, как взбалмошного мальчишку. Лет за сто, уверенный в себе, уравновешенный и осмотрительный. Что же случилось на самом деле? Круги и само место могли напоминать места меж-мировых порталов, но ведь никто из них не ощущал выброса энергии?
  -- А что насчет выброса энергии? - озвучил свою мысль Эмарон.
  -- Мы вблизи границы с Раввой, - вмешался в беседу лорд Грав.
  -- И что? - Эмарон хотел услышать подтверждение своей теории.
  -- А то, мой мальчик, что наша прекрасная граница-стена не позволяет ощутить выброс - она его поглощает.
  -- Значит, все-таки, портал, - кивнул Эмарон.
  -- Вне всяких сомнений, - подтвердил Румел.
   А у Эмарона сомнения все же оставались, потому что что-то не сходилось. В момент прибытия ведьмы Таллос оказаться не мог - невозможно предугадать место открытия портала. В момент отбытия - тоже, гнать он ее не мог - сил было откровенно мало, тайно следить? Но почему тогда не связался с Семеркой? И тут Эмарона осенило: это было очередное убийство, такое же, как и копьем, просто с помощью выброса энергии. Ведьма хотела его поджарить - и поджарила. А то, что выглядело это, как место портала - так принцип использовался тот же. И в очередной раз стало страшно, что они могут себе такое позволить, и после этого преспокойно открыть настоящий портал в другой мир и уйти.
  -- Поищите рядом еще один портал, - велел Эмарон.
  -- Ты думаешь, их было несколько? - спросил Ларок.
  -- Они прекрасно могли бы пройти и через один, - заметил Эффель.
  -- Поищите, - уже жестче приказал Эмарон. и лорды вынуждены были подчиниться. Тем временем сам Эмарон смотрел на тело Таллоса, вернее, на то, что от него осталось, и понимал, что сегодня они потеряли двоих лордов и, следовательно, счет снова сравнялся.
  -- Почему они снова стали убивать? И еще и двоих одновременно? - спросил тихо подошедший Эффель. У Эмарона были соображения на этот счет, но он не спешил ими делиться. Ведьмы могли мстить за убитую подругу, за Финну. А могли убивать, как им вздумается, не особо договариваясь друг с другом, потому что методы, которыми были совершены убийства все же не напоминали показательные казни, и способы были разными.
  -- Все к тому шло, - отозвался Эмарон. - Почему Вы не ищете?
   Но ответить ему не успели, потому что пришел зов Румела, который нашел еще один портал. Всего метрах в ста от первого - все, как и предполагал Эмарон. Не было смысла открывать два портала рядом, значит, один из них порталом не был.
  -- Это не портал, - догадался Грав, - она просто убила его всплеском. А то, что нашел Румел - как раз портал.
  -- Да, верно, - согласился Эмарон, глядя на поваленные кряжи. - Какой силы должна быть волна, чтобы снести такие могучие деревья.
  -- Такой же, как и та, что сожгла тело. Он ведь защищался, несомненно защищался, - произнес Ларок.
  -- Да, хороши девочки, - заметил Румел, и все странно на него покосились.
  -- Теперь нас только пятеро, - озвучил очевидное Эффель. - А их шесть.
   Эмарон не стал его поправлять, тем более, что больше осторожности остальным не помешало бы. Слишком уж Семерка расслабилась и почила на лаврах своих непобедимых предшественников. А оказалось, что они как дети малые против женщин, сотни лет назад сбежавших из страны.
  -- О чем задумался, мой мальчик? - поинтересовался Грав.
  -- О том, что нам очень нужна живая ведьма, - вздохнул Эмарон.
  -- И как же мы получим желаемое? - Ларок еще раз с ужасом и отвращением взглянул на останки лорда Семерки.
  -- Мы все еще сильнее одной ведьмы. Лорд Грав и Румел никак не слабее Таллоса и Кафро.
  -- И как же мы выманим одну из них, оставаясь вместе? Они нападают только на одиночек, - заметил Грав.
  -- Заманим в ловушку.
  -- И кто будет тот отчаявшийся, кто выступит в роли жертвы? - с сарказмом поинтересовался Грав.
  -- Тот, кого я назначу, - холодно произнес Эмарон, и вокруг воцарилась мертвая тишина. Они не ожидали от него такой решительности и твердости. Но он знал, что иначе нельзя.
  -- И кого же назначит лорд Эмарон? - вступил Румел.
   Эмарон предпочел бы занимать другое положение и иметь Румела в качестве наставника и советчика, но жизнь в лице императора решила по-другому.
  -- Пойдет лорд Эффель, как самый опытный, - произнес Эмарон, и вновь воцарилась тишина.
  -- Император и так не вернул бы меня на мой пост, - надтреснуто проговорил Эффель.
   Он мог бы ответить им, что у него нет другого выбора. Кого еще отправить: Ларока? Тот слишком неопытен и импульсивен. Румела с Гравом? Им место во дворе Семерки, в закулисных играх, в теоретических выкладках с рассуждениями, но только не в поле один на один с боевой ведьмой. Нет, конечно, план не предполагал одиночного противостояния, но что, если что-то пойдет не так? Только у изобретательного Эффеля был шанс выстоять. Не магией, так изворотливостью.
  -- Я вовсе не хочу Вас убить, - заверил Эмарон ошеломленного бывшего главу и добавил: - И, это не обсуждается.
   Остальные промолчали, потому что никто не горел желанием занять место Эффеля.
  -- А ты жесток, мой мальчик, - заметил Грав, когда они остались одни по эту сторону открытого портала.
  -- Не я жесток, лорд Грав, а жизнь.
  -- И ты не убираешь старого лидера с арены?
  -- Нет.
  -- Хотелось бы в это верить, - и Грав шагнул в портал. А Эмарон еще постоял какое-то время, глядя на ивенский лес вокруг. В таком же месте он нашел Линду. Но верить в то, что она безжалостная подлая ведьма совершенно не хотелось. Но и умному проницательному Эффелю ведь не хотелось тоже? Это было их общее слабое место - любовь, семья. И ведьмы били по больному. Сможет ли он сблизиться с Линдой, как хотел, и остаться трезвым и холодным? Это был сложный вопрос, и отложив его до лучших времен, Эмарон шагнул в портал.
  
   * * *
  -- Ты должен находиться здесь, - уже в который раз увещевал Эмарона лорд Грав. - Таковы правила. Ты не можешь управлять из Истры.
  -- Но император не снимал с меня обязанностей наместника.
  -- Что сейчас важнее? - закатил глаза Грав.
  -- Не мне решать, - отрезал Эмарон.
  -- Пока ты будешь отлавливать раввийцев, ведьмы перебьют нас по одному и захватят империю.
  -- Я не буду отлавливать раввийцев, с этим можно повременить.
  -- Ну, слава Небытию, - всплеснул руками Грав. Тонна издевки и две неодобрения.
  -- Мы воплотим в жизнь мой план, а потом я вернусь в Истру, пока Вы будете заниматься ведьмой. И моя близость к Равве - не такая уж глупость в сложившейся ситуации.
  -- Ты полагаешь, они все будут пешком идти от границы? - Грав смотрел на него с деланным умилением.
  -- Лорд Грав, - попытался его осадить Эмарон, но тот не сдавался:
  -- И то, это в случае, если мы воплотим в жизнь твой план, а не еще один лорд погибнет бессмысленно и бесславно.
  -- В поединке - это не бесславная смерть, вот от старости - другое дело, - намекнул Эмарон на возраст Грава и его дражайшего друга Румела.
  -- Поступай, как знаешь, - лорд Грав оскорбленной тенью покинул зал приемов.
  -- Что, тяжко? - Румел появился будто из стены. Впрочем, Эмарон не удивился бы, даже будь это так.
  -- Что Вам угодно, лорд Румел?
  -- Ты еще не начал управлять, а уже нажил себе двух врагов из четырех, - рассмеялся старик.
  -- Почему же не троих?
  -- Я? - Румел снова рассмеялся. - Я слишком стар для таких вещей. А план твой хорош, как мне кажется. Хотя Эффель и не жилец.
  -- Эти два утверждения не очень сочетаются, - заметил Эмарон.
  -- Отчего же, - Румел присел на длинный диванчик с резными ножками. - Ноги уже не те, - пояснил зачем-то для Эмарона. - План хорош в том смысле, что мы можем поймать ведьму. Но для этого она должна выдохнуться.
  -- Убить Эффеля? - Эмарон поднялся в весь свой немаленький рост.
  -- Не говори, что всерьез не думал об этом. Эффель - хороший выбор. Он на самом деле сможет измотать ведьму, если это только не окажется Марна - тогда нам всем конец.
  -- Кто? - удивился Эмарон.
  -- Их главная ведьма, заправительница всего представления.
  -- Вы ее знаете?
  -- Не уходи от темы, мальчик, - вдруг резко заговорил Румел. - Готов ли ты пожертвовать Эффелем? Иначе твой план не имеет смысла.
  -- Почему же не имеет? - упорствовал Эмарон. - Неужели пять лордов не смогут скрутить одну ведьму?
  -- Дай-ка подумать, - Румел поднял глаза к потолку. - Учитывая то, что они могут убежать в любой момент с помощью портала?
  -- Но ведь та, что убила Таллоса, не сбежала сразу?
  -- Верно, - кивнул Румел. - А отчего?
  -- Оттого, то хотела насладиться представлением, - зло выплюнул Эмарон.
  -- А ты не так глуп, мальчик, - похвалил Румел. - Мы не можем рассчитывать на то, что все они будут настолько неосмотрительны, чтобы наслаждаться.
  -- Вы полагаете, это была Марна? Или кто-то из молодых?
  -- Марна убивала бы его куда медленнее и изощреннее, - порадовал Румел. - Нам придется пожертвовать Эффелем. И если ты не готов к такому повороту событий, малыш, не стоит и браться. - Потом свет мигнул, и лорд Румел исчез бесследно. Все-таки было в этих старых лордах что-то жуткое. Эмарон так и не успел его расспросить о Марне и других ведьмах. Может, лорд Румел всех их знал лично - Эмарон не удивился бы. Но показать ему Линду он не мог. Даже если бы Румел не узнал ее, ее бы все равно пожелали допросить, а чем это закончилось бы в Семерке, знают только стены Семерки.
  
   * * *
   Эмарон руководил лордами также, как руководил бы собственными гвардейцами. Он на время отложил все свои симпатии и антипатии, представляя себе всех лордов равными и одинаково безразличными.
  -- Итак, лорд Эффель, Вы отправляетесь в сторону Раввы из дома Кафро, якобы расследуя убийство.
  -- А мы находимся здесь, настроенные на Вас и Ваш перстень, и в случае малейшей угрозы порталом перемещаемся к Вам либо Вы нас призываете, повернув перстень.
  -- Если я успею, - мрачно заметил бывший глава.
  -- В любом случае мы ощутим опасность и придем.
  -- Что, если Вы появитесь до приближения ведьмы, и тем самым спугнете ее?
  -- Это нам не повредит, - заметил Румел. - Тогда ведьмы сначала сто раз подумают, прежде чем нападать на одинокого лорда.
  -- Но после этого нам точно будет не взять одну из них в плен!
  -- Не без этого, - признал Румел.
  -- К чему все эти разговоры, - раздраженно заметил Грав, - у нас все равно нет других вариантов.
  -- Верно, - Эмарон посмотрел на Эффеля долгим взглядом.
  -- Хорошо, - Эффель уже совладал со страхом и преисполнился решимости дать достойный отпор любому врагу, которого встретит, чем невольно вызывал уважение у Эмарона.
  -- Удачи, - пожелал ему глава Семерки, хотя это и не было принято.
   Когда Эффель прибыл на место гибели Кафро, тело уже убрали, и только в земле оставался след от пущенного копья. Кафро был пришпилен, как какой-то жук жестокой детской рукой. И рука эта принадлежала ведьме, такой же, как и Симона. Он до сих пор сходил по ней с ума, даже зная теперь, кто она была. Так трудно, так невыносимо было понимать, что она никогда не принадлежала ему на самом деле, не желала его и не понимала. Лишь играла роль, насмешливо наблюдая за неловкими попытками лорда главы проявить нежность и любовь.
   Эффель покружился на месте убийства, как ему и велел Эмарон, и последовал дальше за пределы поместья. Если он найдет портал - ему крупно повезет. Но, судя по всему, та, что убила Кафро, тоже прожила здесь какое-то время, иначе Кафро не подпустил бы ее к себе так близко. Будь ведьмы мужчинами, им бы пришлось драться с лордами, а так - они идеально подходили на роли, которые у всех лордов были не заняты.
   Портала не было, поля уходили вдаль, сменяясь редкими посадками. и где-то совсем уж на горизонте начинался лес. Как жилось Кафро в этих местах? Он родился здесь, вырос? Эффель не знал. Он управлял лордами, а не людьми, и люди не дарили ему ни эмоций, ни личных историй. Они сами все превратили себя в недоступных лордов Семерки, вознесли на пъедестал, и обнаружилось, что там очень одиноко торчать - вот тогда и начались проблемы.
  -- Решил, что ушел однажды, и уже герой? - издевательский голос заставил Эффеля остановиться. Он обернулся и увидел ее: в сине-зеленом платье, высокую и уверенную в себе. Глаза также отливали зеленью и синевой в тон платью.
  -- Это ты убила Кафро? - спросил он, поворачивая перстень на пальце.
  -- Я, - не стала увиливать она. - И еще одного - тоже я.
   Эффель вздрогнул - перед ним была убийца двоих лордов. И ни истощенной, ни измученной она не выглядела. Наоборот, в глазах ее светился азарт. словно она надеялась, что он или побежит или станет сопротивляться.
  -- Глупо было выходить одному. Надо было сидеть всем вместе в своей норе, как крысы, - продолжила она.
   Эффель снова покрутил перстень, но ничего не происходило. В душу закрались страшные опасения, что его отправили на гибель, и помощь не придет.
  -- Вашей энергии хватает только на то, чтобы согнуть пространство одного мира. Как думаешь, сколько нужно энергии и знаний, чтобы выгнуть пространство в сторону соседнего, и сколько еще, чтобы открылся туннель?
  -- К чему все эти ребусы? - напряженно поинтересовался Эффель.
  -- К тому, что колечко не поможет, - зло усмехнулась ведьма.
   Эмарон прохаживался по двору, где собрались все: Ларок и Грав с Румелом. Он заметно нервничал в ожидании вестей от Эффеля. Боялся не успеть и тем самым подтвердить слова Эффеля об уничтожении предшественника. Лорд Румел же, напротив, чувствовал себя совершенно спокойно.
  -- Я ничего не ощущаю, - не выдержал Эмарон и посмотрел на остальных.
  -- Контур замкнут на нас всех, - ответил Ларок то, что Эмарон и так знал.
  -- Еще слишком рано, - заметил Грав.
  -- Как бы не было поздно, - не успокаивался Эмарон. Что-то его всерьез тревожило. Может, спокойствие Румела, который предлагал пожертвовать Эффелем.
  -- Ларок, - Эмарон подозвал к себе лорда. и когда тот приблизился, тихо спросил: - А кто настраивал перстень?
  -- Лорд Румел, - подтвердил худшую догадку Ларок. - Он у нас мастер по такого рода вещам.
  -- Немедленно перемещаемся! - приказал Эмарон, открывая портал.
  -- А как же план? - изумился Ларок.
  -- Небытие с этим планом, - выдохнул Эмарон и шагнул первым.
   И первым же попал под удар, потому что ведьме сюрприз не понравился. Но Эффель в тот же миг приободрился и отправил в ведьму удушливую волну смерти. Ведьма лишь отряхнулась, как собака, а потом из портала вышел Ларок - и тоже получил свою порцию приветствий от ведьмы. Им всем приходилось нелегко ровно до того момента, когда из портала, наконец, вышли Грав с Румелом. Старики вскинули руки и запели что-то протяжными голосами, и ведьма начала вязнуть в воздухе так, будто он загустел на глазах. Потом и вовсе застыла, как муха в янтаре.
   Когда все было кончено, измотанный и перенервничавший Эффель произнес:
  -- Это она убила Кафро и Таллоса.
  -- Это Марна? - спросил Эмарон у Румела.
  -- Нет, - покачал головой старик, рассматривая пленницу.
  -- А кто?
  -- Понятия не имею, - ответил он.
  -- Но как же так, если Вы знали Марну, Вы должны были знать их всех?
  -- А Вы не предполагаете, лорд Эмарон, - и снова эта тонкая издевка в голосе, - что они не занимались воздержанием?
  -- Что? - не понял Эмарон.
  -- Ты думаешь, мы имеем дело не только с семеркой, но и с их потомками? - севшим голосом спросил Грав.
  -- Очевидно, что так, мой милый друг, - отозвался Румел, глядя на пленницу. - Чья ты, девочка?
  -- Я тебе не девочка, - прошипела она, тщетно пытаясь высвободиться. Но воздух плавился вокруг ее тела только на краткое время, а потом застывал снова. - Проклятые собаки, - выругалась она сквозь зубы.
  -- Ладно, довольно, - велел лорд Эмарон. - Доставьте ее в Семерку и там допросите. И глаз с нее не спускать, - он пристально посмотрел на Ларока, и тот едва заметно кивнул.
  -- Вы ответите за смерть Рихи! - воскликнула пленница перед тем, как ей временно заткнули рот.
  -- Рихи? - лорд Румел задумчиво посмотрел на Эффеля. - Это та самая?
   Эффель пожал плечами - он не знал ее настоящего имени. Для него она всегда останется Симоной.
  -- Лорд Кафро, Таллос.и Вы - все сходится. Ларок, - он посмотрел на лорда, - Вы были бы следующим.
   А Эмарон подумал о том, что не так уж уверен в том, что речь шла о женщине Эффеля. Это могла быть и Финна, а выбор жертв определяться лишь их незащищенным положением.
  -- Вернешься в свою Истру? - насмешливо взглянул на него Грав.
  -- Нет, повременю, - не объясняя причин, ответил Эмарон, а Грав понимающе улыбнулся. Он небезосновательно полагал, что интерес к делу и к информации, которую они могли получить от ведьмы, перевесил его преданность служебному долгу в качестве наместника императора. Но Грав заблуждался - Эмарон собирался разобраться в том, почему перстень не сработал, ведь у Эффеля точно были и причина, и возможность воспользоваться им.
  -- Вы повернули перстень? - тихо спросил он, придерживая Эффеля за плечо. Тот в каком-то трансе наблюдал за тем, как два старика транспортируют кусок застывшего пространства и ведьму в нем через портал.
  -- Да, конечно, - отозвался он, - дважды.
  -- И мы появились не сразу?
  -- Да, вы не торопились, - Эффель обернулся и посмотрел ему прямо в глаза.
  -- Ясно, - ответил Эмарон.
  -- Что случилось? - встревожился Эффель. Он еще не избавился от привычки переживать о безопасности всей Семерки.
  -- Сдается мне, что тот, кто поработал над кольцом, поработал над ним слишком хорошо, - вздохнул Эмарон.
  -- Румел? - лицо Эффеля посерело.
  -- Он хотел быть уверен в том, что ведьма попадется.
  -- Ценой моей жизни?
  -- Любой ценой, - Эмарон кивнул ошалелому Эффелю на портал, и тот последовал за остальными.
   Пленница была помещена в подземелья под стражу. Беседовать с ней остался лорд Грав. Лорд Румел же предстал перед главой Семерки и присесть ему на сей раз не предложили.
  -- Вам лучше отправить меня побеседовать с нашей гостьей, - заметил Румел, поглядывая на Эффеля.
  -- Вы перенастроили кольцо так, что оно не сработало, - выдвинул обвинение лорд Эмарон.
  -- Да, - легко сознался Румел. - Я уже говорил Вам, и еще раз готов повторить: она нужна была нам любой ценой.
  -- Только платить эту цену должен был другой, а не Вы.
   Лорд Румел развел руками, а на губах заиграла эта его ухмылочка всезнающего и мудрого старика.
  -- Вы покушались на жизнь лорда Семерки! - не выдержал Эффель.
  -- Если бы я покушался, - развернулся к нему Румел, - Вы давно были бы покойником.
  -- Вы покушались на жизнь лорда Семерки. и знаете, что за это предусмотрено уставом, - холодно произнес Эмарон.
  -- Погружение в Небытие, - подтвердил Румел, нисколько не страшась. - И Вы хотите сказать, что пойдете на это в нынешней ситуации?
  -- А Вы рассчитывали на полную безнаказанность? - уточнил Эмарон.
  -- Я рассчитывал на то, что бразды управления попадут, наконец, в достойные руки, а не такому выскочке, как ты! - заорал Румел, и где только силы взялись у старческих легких.
  -- Лорд Ларок, лорд Эффель, вы свидетели, - спокойно продолжил глава. - Лорд Румел сознался в содеянном и приговаривается к погружению в Небытие. Приговор исполнить немедленно.
  -- Вы спятили, глупый мальчишка! - выплюнул лорд Румел, но он проигрывал трем лордам Семерки в силе, так что сопротивление было бесполезно. Ларок и Эффель образовали вместе с Эмароном треугольник, заключив внутри фигуру лорда Румела, затем они вскинули вверх руки, и сила взметнулась к потолку, потом отразилась и объединенным потоком вонзилась в землю. Лорд Румел был отправлен в Небытие без возможности вернуться. А зная, какие твари там обитают, можно было с уверенностью сказать, что долго он там не протянет.
  -- Не ожидал от Вас такой решительности и принципиальности, - произнес Эффель. глядя на пустой центр треугольника.
  -- Вы еще много обо мне не знаете, Эффель, - уверил его Эмарон.
  -- Как и Вы сами о себе, - проницательно заметил Эффель, глядя на Эмарона.
  -- Так Вы все же в Истру? - поинтересовался Ларок.
  -- Да, - подтвердил Эмарон. - И, сообщите Граву, - посмотрел на Эффеля.
  -- Не беспокойтесь, - отреагировал Эффель, - Грава это научит быть скромнее и терпимее.
  -- Нас теперь всего лишь четверо, - произнес Эмарон.
  -- Но у нас козырь на руках, - утешил его Эффель.
  -- Если этот козырь заговорит.
  -- У Грава - заговорит, - уверенно заявил Эффель, и у Эмарона не было повода ему не верить.
  -- Что ж, держите меня в курсе, - Эмарон кивнул своим новым подчиненным и отбыл белым стационарным порталом домой.
  
  
   Глава 6
  
   Обворожительные запахи исходили от кухни. Она умела готовить не только сладкое. Освежившись и минимально приведя себя в порядок, лорд Эмарон тяжело опустился за обеденный стол.
  -- Вы голодны? - с надеждой спросила Линда, снимая кастрюлю с очага.
   Он лишь кивнул в ответ, а в голове уже роились незваные мысли о том, сколько и какого яда может оказаться в пище, приготовленной гостьей.
  -- Вы составите мне компанию? - немного излишне мрачно поинтересовался лорд, когда перед ним на столе появилась дымящаяся тарелка с угощением.
  -- С удовольствием, только умоюсь, - Линда виновато улыбнулась, и он увидел ее щеку, испачканную в молотой шоге.
  -- Конечно, - квинул он, глядя, как она ставит на стол еще одну тарелку для себя. И хотя еда была из той же самой кастрюли, когда Линда вышла, он не сдержался и поменял их местами, отложив немного от своей порции назад, чтобы у нее не возникло подозрений из-за объема.
  -- Как у Вас дела? - Линда взяла вилку и без задних мыслей приступила к еде. В ее вопросе слышался искренний интерес и участие. Лорд Эмарон в очередной раз восхитился ее актерским талантом.
  -- Неплохо, - отозвался он, хотя это была совершенная ложь. Он своими руками убрал одного из лордов Семерки, пусть даже старик и зашел чересчур далеко. Но теперь, благодаря его острому чувству справедливости, их осталось всего лишь четверо против неизвестного количества врагов. Хотя, у Эмарона уже имелись соображения на этот счет. Танат был в курсе событий, а значит, скорее всего ,не станет возражать, если Эмарон возьмет нескольких преподавателей и талантливых выпускников школы Небытия. Не то чтобы Эмарон собирался пополнить ряды Семерки, он скорее хотел превратить Семерку в Десятку или даже Двадцатку, если получится. На время, естественно, пока они не разберутся с ведьмами. А лучшие, если пожелают, смогут занять освободившиеся места.
  -- Убили еще одну ведьму?
   Эмарон замер, не донеся еду до рта.
  -- Простите, - смутилась Линда, - это не мое дело, наверное.
   Она еще сомневалась.
  -- Что это? - спросил Эмарон, жуя ароматное рагу.
  -- Мясо и овощи, Вам сегодня снова принесли продукты из городской лавки.
  -- Да, я знаю, - отмахнулся Эмарон. - Рецепт?
  -- А, это, - улыбнулась Линда, - рагу по-домашнему. У нас многие так готовят, в Мене, - грустно добавила она в конце, а Эмарон заметил, что она скучает, по-настоящему скучает по дому.
  -- Линда, - попытался он.
  -- Да знаю я, знаю, - раздраженно выдохнула она. - Вы понятия не имеете, как меня вернуть назад.
  -- У Вас там кто-то есть? - впервые спросил он, и сам не понял, зачем заговорил на эту тему.
   Линда удивленно посмотрела на него в ответ - видимо, тоже не ожидала подобных расспросов.
  -- Мне не следовало, - попытался пойти лорд на попятную.
  -- Нет. На оба вопроса - нет. - Она задумчиво смотрела на него. и во взгляде он уловил тепло. - Не считая родных, конечно.
  -- И большая у Вас родня? - осторожно спросил он.
  -- Родители, сестра мамы с семьей, и бабушка по маминой линии.
  -- Прилично, - кивнул он, отправляя в рот очередную порцию рагу. Линде следовало отдать должное - она отлично умела готовить. Он гадал, что за странный мир порождал образованных и привычных к любому труду женщин. И в голове снова невольно возникал образ ведьм. - И откуда Ваши предки родом?
   Линда неодобрительно покачала головой:
  -- Вы снова за старое, лорд Эмарон.
  -- Мы ведь с Вами ни на шаг так и не приблизились к разгадке Ваших уникальных способностей.
  -- Так исследуйте их, - предолжила она.
  -- Что? - ее предложение вновь вывело лорда из равновесия.
  -- Исследуйте, изучите природу, я же не возражаю.
  -- Вы и не помогаете, Линда. Откуда Ваше имя? - вновь неожиданно сменил он тему.
  -- Мое? - гостья смутилась. - Маме в свое время нравилась певица с таким именем.
  -- Певица?
  -- Ну, не знаю, бард, минестрель, шут гороховый.
   Лорд Эмарон хмурился, переваривая сказанное.
  -- Затейник? - уточнил спустя какое-то время.
  -- Массовик, - буркнула Линда, а он лишь удивленно вскинул брови, но на этот раз она не стала пояснять.
  -- И о чем были песни? - Сегодня его вопросы на самом деле были какими-то странными. Но Линда ответила, превозмогая желание встать и уйти, оставив лорда наедине с рагу.
  -- Я... прыгну с огромной скалы, прямо в океан, - напела она, - я буду там.
   Эмарон отреагировал очень странно: напрягся, и воздух вокруг сильно охладился.
  -- Только не устраивайте, пожалуйста, заморозку, - попросила Линда, - я, конечно, неважно пою, но не настолько же.
   Эмарон промолчал, но успокоился, как только она перестала петь.
  -- Что это означает? - спросил он вновь, когда она уже и не ждала.
  -- Что? - моргнула Линда. вырванная из своих раздумий.
  -- Песня.
  -- Да кто ее знает, - пожала Линда плечами. - Тяжелые времена, сумасшедшие тексты.
  -- И все же? - зачем-то настаивал он.
  -- То, что все невечно. Из океана придем и в нем же растворимся, - вновь пожала плечами тезка забытой певицы. - А может, о любви, которую невозможно вынести.
  -- Как это? - тихо спросил он.
  -- Любишь кого-то и понимаешь, что шансов ноль, к примеру. Тогда один путь - со скалы в океан.
  -- А "буду там"?
  -- Чтоб знал, где искать, - Линда криво улыбнулась, и уголки губ лорда Эмарона дрогнули в ответ.
  -- Вы удивительная женщина, Линда, даже если Вы мне враг.
  -- Опять Вы за свое? - вздохнула она, подымаясь из-за стола и убирая пустые тарелки.
  -- Вы не обязаны это делать, - попытался он остановить ее. - Я вполне могу нанять прислугу.
  -- Я привыкла, - просто ответила она, не останавливаясь. И он видел, в каждом ее движении, жесте, обыденности, с которой она кружилась по кухне - да, привыкла.
  -- Вам тяжело жилось?
  -- Мне и сейчас нелегко, - она посмотрела прямо на Эмарона, и ему пришлось отвести взгляд.
  -- Вы же знаете, что если бы я мог, - начал он.
  -- Не лгите самому себе, - резко прервала его Линда. - С Вашими ведьмами Вы точно меня бы не вернули. И весь Ваш интерес к моему миру, думаете, я не понимаю, - Вы примеряете его на тот мир, где могли бы прятаться они. И пока все. что я Вам рассказываю, сходится. Да у нас куча народу работает под вывесками "потомственная ведьма". Правда, никто к этому всерьез не относится - но это ведь, скорее, плюс, а не минус.
  -- Вы опять говорите странные вещи, - намекнул Эмарон, но почему-то не рассердился. Наверное, потому, что Линда попала в точку. Кем-кем, а дурой она не была.
  -- А Вы от меня хотите странных вещей. Еще раз Вам говорю: я не ведьма, даже понарошку.
  -- Как тогда Вы преодолели парализатор?
   Линде хотелось взвыть - вот уже третий раз, если не четвертый, они возвращались к этой теме. И ответа, который устроил бы лорда Семерки, у нее не было.
  -- Ладно, допустим, Вы не знаете, - как-то подозрительно легко сдался он. - Расскажите мне о своей стране. - И снова начались вопросы обо всем и ни о чем. И она снова рассказывала, увлекаясь и не замечая, как летит время. А он смотрел, как она улыбается, сердится. злится, упорствует - и ему нравилось все, каждая ее эмоция, и даже боль, проскальзывавшая во взгляде, когда речь заходила о грустном, не оставляла его равнодушным. Он не мог представить ее себе холодной и безразличной, с ненавистью бросающей в него копье.
  -- Что это было такое? Похоже на копье. - Выдернула его Линда из раздумий.
  -- Копье Эмарха, - отозвался он.
  -- Вы тоже так умеете?
  -- Нет, это забытое знание.
  -- Тогда откуда его помнят они?
  -- Сохранили, сберегли, линии наследственной преемственности, - серые глаза лорда смотрели сосредоточенно и серьезно.
  -- Сколько Вам лет?
   Сегодня был вечер неожиданных вопросов, и Эмарон не стал увиливать с ответом:
  -- Тридцать один.
  -- По меркам мага это мало, ведь так?
  -- Очень, - признал Эмарон. - В глазах многих я - мальчишка, выскочка. - Он не стал уточнять, что теперь сам себя готов был считать выскочкой после того, как возглавил Семерку. - А в Ваших? - вернул он неудобный вопрос, имея в виду отношение с точки зрения ее мира, но Линда восприняла его совершенно иначе, судя по тому, как быстро отвела взгляд.
  -- В моих, - она замялась, подыскивая формулировку, - Вы - мужчина.
   Тепло пробежало по телу Эмарона от ее оценки. Она не сказала - маг, не сказала - представитель власти. Она воспринимает его в первую очередь, как мужчину?
  -- Я сказала какую-то глупость? - Линда выглядела чуть-чуть обиженной.
  -- Нет, - он покачал головой, всматриваясь в ее лицо. Ни высокомерия, ни злости, ни подлости. Усталость и печаль, рассыпанная среди серой мозаики радужек.
   Если они когда-нибудь будут вместе, он должен ей доверять, безоговорочно, до конца, без единой тени сомнения. Эмарон понял это отчетливо, как и то, что они заболтались до позднего вечера. Он не сможет играть с ней в близость, не испытывая таковой, не сможет сохранять дистанцию.
   Кристаллы льда слетели с его рук, рассыпавшись веером вокруг стола. Первый, кто пересечет эту линию - умрет.
  -- Уже поздно, - Линда поднялась со своего места. - Пора спать. Хорошей Вам ночи, лорд Эмарон, - двинулась в сторону от стола, но в последний момент замерла, и замерло сердце Эмарона. Неужели увидела заклятие?
  -- Если Вас сейчас считают выскочкой, значит, Вы будете великим магом, - бросила она поспешно и развернулась, чтобы шагнуть прочь. И в ту же секунду Эмарон перехватил ее и прижал к себе, позволяя кристаллам на полу растаять, обезвреживая собственную ловушку.
  -- Лорд Эмарон, - Линда неловко попыталась выпутаться из его объятий.
  -- Вы правы, уже поздно, - проговорил он, выпуская ее и подымаясь со стула.
   Но она вдруг перестала вырываться и с тревогой заглянула ему в глаза:
  -- Эрих?
  -- Все хорошо, - Эмарон сердился на собственную чрезмерную эмоциональность. - Идите спать, Линда.
  
   * * *
  -- Я ничем не опутан? - видно было, что Эмарону этот вопрос дался с трудом. - Может, из старого? - он с надеждой посмотрел на своего наставника.
  -- Ничего такого, что бы я заметил, - ответил Эфраим, и Эмарон успокоился - уж если пожилой профессор ничего не видел, значит, беспокоиться было не о чем.
  -- Что тебя тревожит? - спросил старик.
  -- Ведьмы, профессор, - усмехнулся Эмарон.
  -- Так близко? - глаза Эфраима светились не старческим умом.
  -- Они залазят нам под кожу, прежде чем убить.
  -- Берегись женщин, - хитро усмехнулся профессор. Хотя сам Эмарон был уверен, что берегся профессор лишь в определенном смысле - чтобы не наделать маленьких сопливых детишек.
  -- Мы все их бережемся, но двоим это не помогло, а сам Эффель едва не стал третьим.
  -- И поэтому ты заменил его Румелом, - усмехнулся Эфраим.
  -- Он нарушил правила, - озвучил Эмарон очевидное.
  -- Жизнь строится на нарушении правил, - изрек Эфраим и с живым интересом продолжил рассматривать архитектурные тонкости внутреннего двора Семерки. - Я взял двадцать восемь магов.
   Цифра впечатлила Эмарона:
  -- Так много.
  -- Так мало, Эрих, - сухо отметил наставник.
  -- Мало?
  -- Сколько поколений ведьм, как ты думаешь, родилось в другом мире?
  -- За триста лет, - Эмарон задумался, прикидывая, - двенадцать?
  -- Может, десять, - внес свою поправку Эфраим, - но от этого не легче. Представь, что у каждой ведьмы родилась хотя бы одна дочь.
  -- И все они живы? - уточнил Эмарон.
  -- Ну, Румел тоже жил бы и жил, - не удержался в очередной раз наставник.
  -- Что связывало Румела с ведьмами? Или с Марной?
  -- А, так ты знаешь о Марне, - заметил Эфраим.
  -- А Вы, наставник?
  -- Удивительная женщина. Таких больше не встретишь.
  -- Вот и Румел выражал свое восхищение, - сдерживая злость, отметил Эмарон.
  -- Было чем, поверь, - туманно ответил Эфраим. - Но вернемся к транклаутам.
  -- Что ж, - продолжил Эмарон. - Тогда их около... семидесяти? - и сам пришел в шок от озвученной цифры. Раньше ему просто не приходило в голову посчитать. - Но не обязательно же у каждой из них было потомство? - с надеждой уточнил он.
  -- Не обязательно, - не стал возражать Эфраим. - Но исходить нужно из худшего.
  -- Но худшее - это восемьдесят четыре, или, если у кого-то было две дочери - тогда сто.
  -- Я не думаю, что все настолько плохо, и остановился бы на семидесяти, - утешил Эфраим. - Но двадцать восемь магов плюс четверо ваших - это все еще мало.
  -- Я могу подключить свой гарнизон.
  -- Что они могут противопоставить ведьмам?
  -- Мы не знаем, все ли ведьмы настолько сильны, как те, с которыми мы уже столкнулись.
  -- Не знаем, - признал Эфраим. - Кстати, у вас в подземельях весьма интересный экземпляр.
  -- Экземпляр? - Эмарон приподнял одну бровь. Он выслушал подробное донесение от Грава, но сам к ведьме не спускался. Как и Эффель. Но Эффеля хотя бы понять было можно - она его едва не убила. А Эмарон - если быть откровенным, он не желал видеть, как допрашивают ведьму.
  -- И весьма обозленный, - закончил Эфраим. - Я полагаю, это одна из первых, такую ненависть сложно передать потомкам.
  -- Мы даже это неспособны узнать, - вздохнул Эмарон.
  -- Не отчаивайся, Эрих. Мы знаем, что она не одинока, и более-менее знаем, на что способна.
  -- Если мы узнаем, откуда они приходят, нам это как-то поможет? - серьезно спросил Эмарон.
  -- Едва ли, - отозвался Эфраим. - Мы не в состоянии отправиться туда.
  -- Даже с ее помощью? - Эмарон указал вниз, указывая на подземелья.
  -- Чтобы она привела нас в ловушку? Вот уж глупость.
  -- Что тогда? Нам остается лишь ждать и защищаться?
  -- Грав поделился со мной идеей Румела, - произнес Эфраим и, заметив, как сморщился Эмарон, добавил: - Да, тебе лучше не поворачиваться к Граву спиной, но тем не менее, нам ничто не мешает попросить о переговорах у Марны и ждать.
  -- Вы всерьез рассчитываете чего-то достичь на переговорах с теми, кто соседнее государство превратил в животных?
  -- Нет, разумеется, - спокойно ответил Эфраим. - Я лишь рассчитываю вытащить их на нашу территорию. Причем, верхушку. Изначальную семерку.
  -- Даже если нам удастся их уничтожить на этих так называемых переговорах, остальные нас уничтожат.
  -- Нет, если мы сумеем захватить семерку.
  -- Что? - глаза Эмарона округлились. - Мало того, что мы едва ли сможем их даже попросту уничтожить. Вы предлагаете поймать их и удерживать? Нам никаких сил не хватит на подобное!
  -- Это единственный выход. Только пока основательницы их родов будут в нашей власти, мы можем не опасаться остальных.
  -- Допустим, просто предположим, что нам удалось их схватить. Как мы будем их удерживать?
  -- Здесь, в периметре этого прекрасного здания, заложена мощная защита, Эрих, - Эфраим снова с благоговением прошелся взглядом по белым камням.- Это ведь не просто памятник архитектуры, Эрих, а нечто куда большее. Не зря это здание на протяжении веков служит домом лордам Семерки.
  -- Но если верить истории, расказанной мне лордом Гравом, ранее это здание также служило домом и им, ведьмам.
  -- Не совсем так, - поправил Эфраим. - Защита была добавлена уже после того, как транклауты ушли.
  -- Безумие какое-то, - покачал головой Эмарон. - Как Вы рассчитываете передать послание Марне? И то, если она вообще жива.
  -- Я не сомневаюсь, что она жива. Уж если остальные живы и действуют, то Марна и подавно, - улыбнулся чему-то своему Эфраим. - А как - да просто, Эрих. Мы должны отпустить с посланием пленную.
  -- Что? - Эмарон смотрел на учителя, как на ненормального. - Она - единственная, кого нам удалось захватить. Наш единственный источник информации. Плюс она очень опасна, и убила двоих лордов Семерки, и чудом не убила третьего.
  -- Да, да, все это так, - согласился Эфраим. - Но у нас нет другого выбора. Тем более, никакой новой информации, боюсь, мы от нее не получим. Можешь пообщаться на эту тему с Гравом, но он, скорее всего, скажет тебе то же самое.
  -- А что, если они не пойдут на переговоры?
  -- Пойдут, - задумчиво сообщил Эфраим. - Они ведь не убивают молча - значит, им все еще есть, что сказать.
   С этим Эмарон не мог не согласиться. В его памяти еще свежи были слова ведьмы, обращенные к нему самому.
  -- Я переговорю с Гравом и остальными лордами Семерки. Какой тактики нам следует придерживаться, пока мы будем ждать ответа от Марны?
  -- Жить, как и раньше. Собирать все доступные силы. Они не станут нападать, пока не встретятся с нами.
  -- Вы так уверены?
  -- Строгая иерархия, принципы старшинства, передача поколений. Именно благодаря ей ты можешь видеть древние заклинания в действии, - намекнул на копье Эфраим.
  -- Что, если на переговоры они тоже придут в полном составе?
  -- Тогда и начнется все веселье, - мрачно пошутил Эфраим, а Эмарон шутки не оценил, потому что не видел благоприятного для Империи исхода в подобном столкновении.
  -- Сколько у тебя человек в гарнизоне? - спросил Эфраим.
  -- Порядка сорока.
  -- Хорошо, - кивнул Эфраим. - У Таната еще порядка семи таких гарнизонов. Должно хватить.
  -- Триста двадцать боевых магов? На потомство транклаутов? На шестьдесят ведьм?
  -- Пятеро на одну - маловато, конечно, - вздохнул Эфраим. - Но они хотя бы отвлекут их и подарят нам время.
   Эмарон вспомнил своих гвардейцев: из них мало кто мог соперничать с тем же Вирком или Ринасом, а те, в свою очередь, даже не умели открывать порталы. Попади они в засаду - им всем конец, даже не сбегут. Он не поставил бы весь свой гарнизон против одной сильной ведьмы. А это сорок человек, сорок, а не пятеро.
  -- Что загрустил, Эрих? Иди, действуй, пока больше никого не убили.
   И Эрих пошел, чувствуя, как воздух вокруг то и дело замерзает, потому что невыносимо было для него, лорда и ныне главы Семерки, отпускать жестокую убийцу, уничтожившую его коллег и угрожавшую жизни Эффеля. Ей дорога была следом за Финной, а не домой под крыло к Марне.
  
   * * *
  -- Ну, что? - стараясь не смотреть на Грава, спросил Эмарон.
  -- Ничего нового, - вынужден был признать Грав.
  -- Вы говорили с Эфраимом?
  -- Да, мы все, - подтвердил Эффель. Ларок лишь сосредоточенно кивнул. Все они были сейчас не в лучшем расположении духа, но после прибытия профессора школы Небытия и его коллег, стали ощущать себя значительно увереннее.
  -- И что вы думаете? - спросил Эмарон.
  -- Разве нам разрешается думать? - язвительно поинтересовался Грав, не удержавшись.
  -- Лор Грав, - осадил его Эмарон. Затевать сейчас спор ему вовсе не хотелось, и выяснять отношения - тоже.
  -- Не такой я видел Семерку после ухода Эффеля, - тяжело произнес Грав.
   Эффель презрительно глянул на Грава, и решил взять слово:
  -- Мы с Лароком поддерживаем предложение Эфраима. Да и нет у нас дургих вариантов, если честно.
   Ларок вновь молча кивнул.
  -- Что ж, - вздохнул Эмарон, хотя безотчетно до последнего надеялся, что они откажутся, и ему не придется отпускать ведьму.
  -- Мне этого хочется менее всего, - добавил Эффель, ощутив всеобщее настроение, - но даже я не вижу другого выхода.
  -- Тогда велите ей передать Марне, - начал Эмарон.
  -- Это должен делать глава Семерки, - торжественно вклинился Грав, и Эмарон не сомневался в том, что сделано это было не без злого умысла. Грав прекрасно видел, что Эмарону не доставит удовольствия беседа с ведьмой, да еще и после того, как с ней провел время Грав, пытаясь выудить хоть какую-то информацию.
  -- Не обязательно, - возразил знакомый голос с ноткой смешинки, и все обернулись к вошедшему Эфраиму. - Я поговорю с ней.
   Эмарон был благодарен наставнику, но, как главе, ему нельзя было перекладывать эту задачу на плечи постороннего и проявлять слабость перед оставшимися лордами Семерки.
  -- Благодарю, Эфраим, но я справлюсь сам.
   Эффель и Ларок молча одобрили его решение, и под пристальными взглядами присутствующих, Эмарон медленно направился в подземелье.
  
   * * *
   Ведьма висела в цепях без чувств. Эмарон прошелся по маленькой камере от стены к стене, не в силах приблизиться к ней. Грав отменно поработал над женщиной - там живого места не было. Ни сочувствия, ни сострадания. Неудивительно, что у лордов Семерки нет ни жен, ни детей. После такого сложно представить женщину в своих объятиях.
  -- Тварь, - выплюнула ведьма и дернулась в цепях. Ее одинокий заплывший глаз с ненавистью смотрел на Эмарона. - Вы все сдохнете мучительной смертью. Я буду отомщена.
  -- Если в мире есть справедливость, вы тоже поплатитесь, - не остался в долгу Эмарон. - Пока вы не искалечили Равву, у вас было право на возмездие. Теперь - нет.
  -- Равву? - расхохоталась она. - Ты жалеешь раввийцев? Тупых несчастных раввийцев? Им хорошо, они свободны, как и все звери. Ни императора, ни интриг, ни подлости - одни животные инстинкты. И вы, твари, большего не заслуживаете вместе с императорскими овцами, в которых вы превратили женщин.
  -- Вот как, - усмехнулся Эмарон. - Значит, теперь вы - великие защитницы женских прав? А разве не плевать было смешанной Семерке на всех женщин, кроме своих собственных закулисных игр?
  -- Не плевать, - выдохнула она. - Общество находилось в равновесии, когда у власти были, как мужчины, так и женщины. А теперь - кто сидит в вашей вонючей Семерке? Убийцы и лжецы!
  -- Ну, сама-то ты тоже не невинный цветочек, - с неизвестно откуда открывшейся иронией возразил Эмарон.
  -- Мальчишка, - выплюнула она с ненавистью, решив закончить на этом беседу. Лорд Глава Семерки не возражал - в конце концов, ему от нее не дебаты нужны были, а лишь передача послания.
  -- Тебя отпустят, - заявил он, на что ведьма тут же криво усмехнулась. - Но ты должна передать Марне, что мы предлагаем переговоры.
  -- Что? - казалось, еще немного. и она порвет цепи и бросится на него, чтобы лично вырвать сердце.
  -- Что слышала, - грубо отозвался Эмарон.
  -- Зачем мне передавать этот бред? - она смотрела на него с плохо скрываемой ненавистью.
  -- Затем, что война бессмысленна, и приведет лишь к гибели невинных, - тут Эмарон уже лукавил.
  -- Здесь нет невинных, - выплюнула ведьма, рванувшись в цепях к нему.
  -- Так ты не передашь? Предпочитаешь сдохнуть здесь?
  -- Отчего же, - неожиданно отозвалась женщина. - Передам. Чтобы повеселить Марну.
  -- Отлично, - Эмарон взмахнул рукой, освобождая правую руку и ногу заключенной. Та неловко приземлилась на пол, заваливаясь на один бок, и рухнула бы, если бы не удерживающие ее с левой стороны цепи.
  -- Щенок, - прошипела она. - Не смей играть со мной.
  -- Я не играю. - Он не приблизился, не поддержал, потому что это было бы откровенной глупостью со стороны мага. Ведьма все еще была очень сильна и опасна. Но освободил левую руку и ногу. Пленница тяжело рухнула на пол .
  -- Вы свободны, - возвестил Эмарон, оставаясь настороже.
  -- Ты бы у меня недолго чирикал, - прохрипела она, - если бы я была в силе. Ничего, скоро свидимся, птенчик. - Она сгорбилась еще сильнее, едва не зашлась кашлем, а потом ее фигуру окутало белое пламя, и леди скрылась в неведомом направлении.
  -- Проклятие, - выдохнул Эмарон, и с сомнением посмотрел на то место, где только что валялась ведьма. - И что там Эфраим говорил о камнях?
   Ведьмы были слишком сильны. Их не останавливал ни контур, ни вложенные в основания здания реликтовые камни, только цепи все еще работали исправно, да и то, необходимо было делать поправку на то, что ведьма была измотана. Как они собирались удерживать всех пятерых? Разве что без сознания, чтобы не было даже попыток побега или каких-либо других действий. И все до единого лорды должны находиться здесь, чтобы суметь в случае чего отразить нападение.
  -- Дело сделано? - Эфраим оторвался от остальных, которым он разъяснял свой план, как только в зале показался Эмарон.
  -- Я не уверен, - отозвался лорд Глава.
  -- В каком смысле? - насторожился Эффель.
  -- Ведьма мокнула высокого лорда носом в грязь на прощание? - злорадно предположил Грав.
  -- Нет, она ушла, только не уверен, что мы поступили правильно.
  -- Не переживай, Эрих, мы ведь уже все обсудили, - вмешался Эфраим.
  -- Что Вы говорили насчет камней? Она переместилась порталом, несмотря на свое состояние.
  -- Меж-мировым? - брови Эфраима поползли на лоб.
  -- Нет, - Эмарон выглядел раздосадованным, - локальным. Но белым, как порталы Семерки, и изнутри здания, наплевав на запреты.
  -- Сильна, - вздохнул Эфраим, опускаясь на рядом стоящий стул. - Что тут сказать, сильна-а.
  -- Как мы собираемся в таком случае удерживать тракнлаутов? - потребовал ответа Эмарон.
  -- Удерживать? - Грав едва зло не рассмеялся. - Удерживать или может господин Эфраим собирается повидаться со старой знакомой, раз уж Румела больше нет?
  -- Да что у вас с этой Марной? - не сдержался Эмарон, сверкнув глазами и уставившись на Эфраима в ожидании ответа.
  -- Ничего, Эрих, все хорошо.
  -- Так ли уж ничего? - не успокаивался Грав, а Эффель с Лароком просто молча наблюдали.
  -- Эфраим? - Эмарон требовательно взглянул на профессора.
  -- Мы с Румелом в одно время вдвоем ухаживали за ней, - нехотя признался Эфраим.
  -- О, - выдохнул Эффель, и тоже опустился на стул. Ларок замер, уставившись на Эфраима.
  -- Да, - зло продолжил профессор школы Небытия. - Она была очень талантлива... и не менее красива, - уже тише добавил он. - Множество мужчин было очаровано Марной.
  -- И кого она выбрала? - не удержался Эффель.
  -- Никого, - отозвался Эфраим. - Как раз тогда все и началось. Сначала восстание, лже-семерка, потом их побег. Больше никто из нас ничего от них не слышал.
  -- Но чувства все еще живы, так? - гадкой змеей прошелестел голос Грава.
  -- Нет, лорд Грав, - холодно ответил Эфраим, взяв себя в руки. - Мы уже давно не дети.
  -- А остальные шестеро, Вы их тоже знаете? - поинтересовался Ларок.
  -- В той или иной степени, - ответил Эфраим.
  -- Но близко только Марну? - настаивал Ларок.
  -- Я бы не сказал, что близко, - вынужден был признать Эфраим. А Эмарон все еще никак не мог придти в себя, узнав, что его уважаемый учитель пытался ухаживать за той, кто виновна во всех случившихся бедах.
  -- Она не была злой, - будто оправдываясь, сказал Эфраим, обращаясь к Эмарону.
  -- По ее вине погибло целое государство, и двое наших коллег, - глухо произнес Глава. - И неизвестно еще, сколько дальше. А Вы говорите нам, что она не была злой? Та тварь, что я отпустил, была злой до бешенства, а она - лишь подручная Марны. Одна из десятков озлобленных ведьм.
  -- Я ведь не говорю, что она осталась прежней, - глухо возразил Эфраим.
  -- Вы сможете ее убить, если потребуется? - спросил Эмарон, в упор глядя на бывшего наставника. - Ответьте нам всем, сможете?
   Эфраим все также глухо отозвался:
  -- Да, я смогу. А Румел не смог бы.
  -- Не смог бы, - эхом повторил Грав, задумавшись о чем-то своем.
  -- Его чувства были настолько сильны? - вздрогнул Эффель.
  -- Ррах, да они были женаты, - выдохнул Грав, и вокруг воцарилась гробовая тишина.
  -- Что? - дал петуха Ларок.
  -- То, что слышали, - проворчал Грав, отходя в дальний угол, будто пытаясь отгородиться от остальных.
  -- И ты все это время знал и молчал? - не выдержал Эмарон. Он готов был взорваться от ярости и разнести эту коллонаду семерки, не оставив камня на камне, вместе с внутренним двором, портиками и бесчисленными ступенями.
  -- Это была не моя тайна, - проговорил Грав. - А потом, когда вы отправили Румела в Небытие, в этом и вовсе не стало смысла.
  -- Не стало смысла?! - возмутился Эффель. - Все это время, что нас убивали по одному, Румел знал, чья рука направляет этот кошмар, был ее опорой и поддержкой?
  -- Не перегибайте палку, Эффель, - вяло огрызнулся Грав. - Он не помогал ей. Более того, не видел с тех пор, как транклауты улизнули.
  -- Вы хотите сказать, что он ничем не помог своей жене, бросив ее на произвол судьбы? - не выдержал Ларок.
  -- Именно, - кивнул Грав.
  -- Так это что, личные счеты? - вздохнул Эффель.
  -- Счеты всегда в какой-то мере личные, - пожал плечами Грав.
  -- Вы знали? - Эмарон развернулся к профессору.
  -- Нет, - глухо отозвался Эфраим.
  -- Безумие какое-то, - Эмарон тяжело опустился в кресло. - Так что, дети Марны - это дети от брака с Румелом?
  -- Это неизвестно, - отозвался Грав.
  -- Она была беременна, когда ушла?! - взорвался Эмарон, подскочив и нависая над Гравом. Температура в комнате заметно упала, так что казалось, еще чуть-чуть - и с потолка посыпется снег.
  -- Эрих, успокойся, - попытался осадить бывшего ученика Эфраим, но тот его словно не слышал:
  -- Ну?! - требовал он ответа от Грава.
  -- Да, - выдавил Грав, и все лица вновь обернулись к нему, - была.
  -- Ррах, - выдохнуло сразу несколько голосов.
  -- Прекрасно, - всплеснул руками Эффель.
   Да уж, в данной ситуации было над чем поразмыслить. Предательство не только политическое, но и личное, даже чересчур личное.
  -- Мы все еще хотим встречаться с Марной? - уточнил Ларок.
   Эмарон с сомнением покачал головой.
  -- Румела больше нет, - произнес Эфраим, глядя на Эмарона. - Есть смысл все же поговорить с Марной. Хотя, - добавил он, задумавшись, - теперь я ее куда больше понимаю.
  -- Не начинайте, Эфраим, - попросил Эффель, и Эфраим умолк.
   Теперь присутствующие были похожи не на сборище магов, цвета империи, а на уставших стариков, перебирающих в уме ошибки своего прошлого. А Эмарон гадал, возвысит его или оскорбит в глазах Марны казнь Румела.
   Чего же на самом деле хотел старый негодяй, когда так старательно рвался к власти и пытался прибрать Эффеля? Воцарения себя и своей жены в Империи? Во всем мире? Или всего лишь хотел мести сбежавшей супруге? Похоронить свою тайну вместе с ней? Но судя по симпатии, с какой он упоминал Марну...
  -- Эмарон, - голос Эффеля выдернул его из раздумий. - Что мы предпримем?
  -- Все остается в силе, - отозвался Глава Семерки. - Заманиваем, пленяем, убиваем. То, что мы узнали о связи Румела, уже никакой роли не играет.
  
  
   Глава 7
  
   Девушка, принесшая расческу, ножницы и еще массу полезных мелочей, рассматривала Линду с нескрываемым любопытством.
  -- Вас и правда лорд Эмарон спас от раввийцев?
  -- Правда, - немного смутившись, отозвалась Линда, благодарно приняв все мелочи и начав раскладывать их по местам.
  -- А почему Вы не появляетесь в городе? - не унималась посыльная.
  -- Мне неловко просить об этом лорда Эмарона.
  -- Да ну. Он так о Вас заботится. Разве откажет?
  -- Да и что мне делать в городе, - как ни в чем не бывало продолжила Линда, - я там все равно никого не знаю.
  -- Зато о Вас знают почти все, - хихикнула девушка. - Кстати, я - Тильда.
  -- Очень приятно, Линда, - ответила Линда, не зная, как принято у ивенцев.
  -- А сами-то Вы родом откуда, Линда? - любопытство так и бурлило в посыльной.
  -- Дело в том, - замялась Линда.
  -- Что Вы не помните, - восторженно выпалила совершенно счастливая Тильда. - Так это правда, Вам память отшибло. Что же с Вами творили проклятые раввийцы? Мучили, пытали? - глаза ее заблестели нездоровым блеском.
  -- Нет, - Линда сжала побледневшие губы, - лорд Эмарон успел вовремя.
  -- А уж как Вы ему, наверное, благодарны, - протянула Тильда, хитро поблескивая глазками.
  -- Благодарна, конечно, - осторожно заметила Линда, не зная, к чему клонит гостья.
  -- Так благодарны, что и хозяйство ведете и живете вместе, - продолжила Тильда.
  -- Простите, но Вас это не касается, - холодно отозвалась Линда и прошла к входной двери, чтобы демонстративно распахнуть ее перед навязчивой гостьей.
  -- Ну, что Вы, не смущайтесь, не будь он таким... жутким, по нему бы не одна барышня в городе сохла. А так, единственная невеста, которая сыскалась в селе, бедная сиротка - и та сбежала, - жестоко припечатала напоследок Тильда. - А Вы выглядывайте все же в город, а то сидите тут, как в заточении, и ничего не знаете. Да и о Вас уже невесть что рассказывают. Скоро такие же страшные байки будут ходить, того и гляди, как о лорде Семерки, - она гнусно хихикнула и скрылась за дверью, не прощаясь.
   Линда скривилась, выпустив из рук нитки, что принесла барышня. Бывают же такие болтливые стервы, после которых даже вещи держать противно. Ну вот зачем она приходила? Теперь Линда не сомневалась, что Тильда - не просто посыльная. Это была разведка, вылазка в стан врага за свежими новостями. Истре захотелось жареного? А Тильда тут - вместо желтой прессы. Теперь на каждом углу будут обмывать косточки Эмарону с новой силой. И ведь понятно, что Тильда приукрасит, и звучать будет история, как можно более отвратительно. Что-нибудь в духе "содержанка на попечении выского лорда", "извращения в спальне, которые терпеливо сносит новая рабыня мага" или что похуже. Хотя, куда уж хуже? Теперь Линде точно ни в город, ни в окрестности не высунуться. Разве что в лес - на новую прогулку в надежде найти незакрытый портал домой. Сколько шансов из тысячи на такую удачу? Или найти ведьм и попросить о помощи? Линда передернула плечами - к таким без сковородки лучше не подходить.
  
   Белое пламя в коридоре рядом с кухней заставило Линду вздрогнуть, но вскоре она успокоилась, опознав "служебный" портал хозяина.
  -- Ты дома? - он смотрел на нее настороженно, будто накануне не пытался обнять.
  -- Где же мне еще быть? - не очень вежливо отозвалась Линда, порядком раздосадованная общением с Тильдой.
  -- Что-то не так? - внимательно вгляделся в нее Эмарон.
  -- Все так, кроме моего положения.
  -- Положения?
   Линда вздохнула, развернулась и попыталась уйти от разговора, улизнув к себе, но Эмарон не позволил.
  -- Чем тебя не устраивает твое положение?
  -- Ну, хорошо, - Линда сдалась, понимая, что беседы не избежать. - Ничем не устраивает. Я - никто, и мне здесь не место.
  -- Что ты предлагаешь? - Линда видела, что он начинает закипать, но остановиться уже не могла.
  -- Предлагаю не убивать очередную ведьму, а попросить отправить меня домой.
  -- Вот как? - лорд Семерки был взбешен. Линда зябко поежилась, немного от него отступая. - Что еще?
  -- Да все, собственно. А дальше - сражайтесь, женитесь, делайте, что хотите.
  -- Женитесь? - Эмарон был сбит с толку.
  -- Ну, Вы же собирались жениться?
  -- С чего Вы взяли?
  -- А как же свадьба с бедной сироткой?
  -- Кто здесь был? - лорд Эмарон прошелся по кухне, окидывая обстановку взглядом.
  -- Посыльная девушка, - отозвалась Линда, - Тильда.
  -- Ох уж эта семейка, - вздохнул лорд Эмарон и сел на табурет. - Все им неймется.
  -- Кому? - заинтересовалась Линда.
  -- Бургомистру и его благоверным.
  -- Так Тильда - она не посыльная? - догадалась Линда.
  -- Дочь бургомистра, - объяснил Эмарон.
  -- Они тоже настроены против Вас?
  -- Против?
  -- Ну, раввийцы, ведьмы, истряне - я что-то не нахожу никого, кто бы любил магов или лордов Семерки.
  -- Любовь и лорды - понятия несовместимые, - ухмыльнулся Эмарон. И неождианно сменил тему: - Вам имя Марна о чем-нибудь говорит?
  -- Вам? - поразилась Линда. Они снова на "вы"?
  -- Тебе, - делая над собой усилие, исправился лорд.
  -- Имя, как имя, - отозвалась Линда.
  -- У тебя есть родственницы с таким именем? - не отставал он.
  -- Что, снова пришла какая-то леди и заявляет, что я ее сестра/дочь/племянница?
  -- Нет, пока еще, к счастью, не пришла, - покачал он головой.
  -- Но ожидается? - предположила Линда.
  -- Вполне возможно, - ответил он. - Я задал вопрос. - Эмарон вновь посуровел.
  -- Нет, не припомню, - сказала Линда.
  -- Так нет или не припомню? - прицепился он.
  -- Лорд Эмарон, - прибегнула Линда к официальному обращению. - Мне известны имена моих родителей, бабушек, дедушек - уже не всех, а дальше - я без понятия. У нас не рисуют семейные древа и не вешают их на стену.
  -- Ладно, - принял ответ лорд Эмарон, будто делая одолжение.
  -- Снова неприятности? - не удержалась Линда, заметив складку, пролегшую на его лбу и невольно сочувствуя.
  -- Как всегда, - невесело отозвался он, но не поддался и не выложил душу. - Что Вам наговорила Тильда, помимо очевидных гадостей?
  -- Намекнула на наши неподобающие отношения.
  -- Вот какое им дело? - вздохнул Эмарон.
  -- Скучно, наверное. А Вы - местная знаменитость, - предположила Линда, и они оба улыбнулись.
  -- Вы, правда, не знаете никакой Марны? - снова спросил он.
  -- Нет, у нас нет таких имен, - покачала головой Линда. - Я ведь говорила уже, что и мое - это лишь прихоть мамы.
  -- Да, - согласился он.
  -- Кто она?
  -- Главная ведьма, - его улыбка была очень грустной.
  -- Она опасна?
  -- Безумно, - отозвался он.
  -- И она охотится за Вами?
  -- За всеми нами.
  -- Сколько вас осталось? - Линда смотрела в корень. Эмарон вновь содрогнулся от ее догадливости, если, конечно, это было простой догадливостью.
  -- Четверо, - честно ответил он, не собираясь упоминать об Эфраиме и императорских гарнизонах.
  -- А ведьм?
  -- Пятеро, - он смотрел на нее в упор, умоляя: "если ты - пятая или двадцать пятая, скажи мне, сознайся - и я прощу".
  -- Расклад не в вашу пользу, как я понимаю, - отметила Линда, и сердце Эмарона похолодело. Она так равнодушно, даже с улыбкой комментировала этот факт.
  -- Не в нашу, даже оставайся мы в полном составе, - отозвался он. Если она приведет остальных - тем лучше, разве не этого они добивались, отпуская пленную?
  -- Но и вести переговоры нет никакого смысла, - заметила она. - С творящими геноцид переговоров не ведут. - Пришла она к логичному выводу. - Вам нужно какое-то секретное оружие, лорд Эмарон.
   Лорд иронично приподнял бровь, ожидая продолжения.
  -- Или развести наши миры так, чтобы ведьмы остались отрезанными от вас.
  -- Прекрасная идея, - отметил Эмарон, - особенно, если учесть, что до последнего времени мы понятия не имели о том, что существуют какие-то другие миры. И Вас не пугает, Линда, тот факт, что тогда ведьмы останутся у вас? Лишенные своей цели, мести, они могут развернуть у вас вторую Равву.
  -- Зачем? Им ведь жить там.
  -- Чтобы властвовать безраздельно.
   Линда погрустнела, очевидно, осознав правоту Эмарона.
  -- Тогда я не знаю, - вздохнула она. - Они же - часть Вашего мира, неужели Вам нечего им противопоставить?
  -- Они сохранили и развили то, что мы давно утратили, - ответил Эмарон.
  -- Но вы будете драться до конца? - ее глаза смотрели с тревогой.
  -- Да, - отозвался Эмарон. - Будете скучать, когда меня убьют? - с иронией поинтересовался он, втайне надеясь на положительный ответ.
  -- Если Вас убьют, я застряну здесь навсегда, - звучало не очень романтично, зато правдиво.
  -- Вас беспокоит Ваша дальнейшая судьба? Тогда выходите за меня, - неожиданно предложил он.
  -- Зачем Вам это? - растерялась Линда.
  -- Иначе все мое состояние отойдет в казну, или Семерке. Хотя, я чрезмерно оптимистичен, - вновь злая ухмылка. С таким лицом мало кто делает предложение руки и сердца. - Скорее, не будет ни казны, ни Семерки.
  -- Тогда и смысл в Вашем состоянии отпадает, - трезво оценила Линда.
  -- Да, и с этой точки зрения я никуда не гожусь, как жених, - раздосадованно заметил Эмарон.
  -- С чего Вы так решили? - яростно возмутилась Линда.
   Эмарон неопределенно пожал плечами.
  -- Когда они нападут? - тихо спросила Линда.
  -- Скоро, - ответил он, не уточняя, что по плану первыми должны напасть маги Империи. - День-два максимум.
  -- Так скоро, - ужаснулась Линда. Глаза ее обеспокоенно забегали по сторонам. - Они знают, что Вы убили Финну?
  -- Это не имеет значения, - он и правда так думал. Что означает одна смерть на фоне десятков? - Даже если Империя устоит, лорды Семерки отправятся в Небытие.
   Линда судорожно вздохнула.
  -- Тогда мой ответ "да".
  -- Что "да"? - не понял Эмарон.
  -- Я выйду за Вас.
   Он онемел. Это было неожиданно. Что ж, значит, она все-таки рассчитывает воспользоваться его состоянием.
  -- Тогда я в город за бургомистром, - проговорил он, придя, наконец, в себя.
  -- Браки заключает он?
  -- Свидетельствует и заносит в книгу. А браки заключаются на небесах, - угрюмо отметил Эмарон и канул в синее пламя.
   А Линда осталась стоять посреди кухни, ошеломленная собственным решением и тем, как все обернулось.
  
   * * *
  -- Лорд Эмарон, к чему такая спешка, - Хильда уже мешалась у них с бургомистром под ногами, каким-то чудом пронюхав про разговор. - Девушка уже ждала порядочное время, пара дней ничего не изменят. Весь город будет счастлив присутствовать на церемонии.
  -- У Вас уже был один праздник, - сухо заметил лорд Семерки, - Вам нужен еще?
  -- Хильда, - попытался приструнить жену бургомистр, - высокий лорд не желает огласки.
  -- Она беременна? - сиреной взвыла Хильда, и на ее крик сбежались Тильда и Марта. Теперь все выглядело еще абсурднее.
  -- Нет, - прорычал лорд Семерки, хватая за шкирку бедного бургомистра и утаскивая его вместе с регистрационной книгой в портал.
  -- Хавр побрал бы этих женщин, - выплюнул он, сгружая испуганного бургомистра в собственной гостиной.
  -- Что-то случилось? - спросила Линда, и оба мужчины замерли. Она была прекрасна в нежно-лиловом платье, со свежими цветами из сада в руках.
  -- Линда, - Эмарон замялся, поскольку не умел говорить комплименты.
  -- Вы обворожительны, - закончил за него бургомистр. - Что ж, приступим? - формально спросил он, как только лорд Семерки сунул ему в руки книгу.
  -- Готовы ли Вы, Линда... - бургомистр застрял, не зная родового имени гостьи.
  -- Неважно, - рявкнул Эмарон, и бургомистр, запнувшись, продолжил:
  -- Готовы ли Вы отречься от остальных и навеки отдать себя лорду Эриху Эмарону, высокому лорду Семерки и наместнику Ивена волею нашего Императора Таната...
  -- Довольно, Харри, - бесцеремонно прервал перечень своих титулов Эмарон.
  -- Готовы? - вспотев, уточнил бургомистр.
  -- Навеки, а не пока смерть не разлучит нас? - уточнила Линда. В нормальной ситуации она не стала бы задавать таких дурацких вопросов, но вся церемония слишком уж напоминала фарс.
  -- Да или нет? - прорычал Эмарон.
  -- Да, - предпочла согласиться Линда.
  -- А Вы, лорд Эмарон, - дальше вновь следовало перечисление несчетных титулов, но как только лицо Эмарона потемнело, бургомистр резко закруглился.
   С финальным "да" Эмарона и еще несколькими завершающими словами бургомистра, спешно вносящего запись в книгу, брак был заключен. Линда, хотя и надела красивое платье, ощущала себя, как в дурном сне, особенно, когда Эмарон с бургомистром исчезли в синем пламени, и она осталась наедине со своими мыслями.
  -- Глупо как-то, - пробормотала Линда, отбрасывая нелепый букет. Ей был симпатичен Эмарон, возможно, даже куда более, чем симпатичен. И если она чего-то и хотела - так отношений, близости, а не фиктивного брака в ускоренной перемотке. Да, наверное, это было благоразумно - своего рода подстраховка, если Эмарона убьют (и сердце больно сжалось). Но что делать с этим фарсом, если все сложится хорошо? А смысл ведь в том, чтобы сложилось, а не остаться в чужом мире одной, пусть и с именем и деньгами.
  -- Поздравляю, - раздался из коридора скрипучий голос, и Линда вздрогнула, резко развернувшись. - Немного скомкано, но мило.
  -- Кто Вы? - спросила, запинаясь от нехорошего предчувствия, Линда.
  -- Какая же свадьба без гостей, - ухмыльнулась незнакомка. На вид ей было лет пятьдесят, не меньше. Темные волосы и очень потрепанное лицо, хотя и с намеком на былую красоту. - Правда, жених скрылся, но, полагаю, это ненадолго.
  -- Кто Вы? - снова повторила свой вопрос побледневшая Линда.
  -- Марна, - усмехнулась женщина, и ее глаза полыхнули безумием.
  -- О, черт, - колени Линды сильно ослабели, так и норовя подогнуться. - Что Вам тут нужно?
  -- О, так ты знаешь меня, - обрадовалась ведьма. - Как мило, я популярна.
  -- Да уж, популярны... Маркова, - Линда вспомнила это лицо, мелькавшее в ее детстве на канале новостей.
  -- Хм, - ведьма запнулась. - Ты с Земли?
  -- Да, черт побери! - выпалила Линда, отдавая себе отчет в том, что во всех ее злоключениях прямо или косвенно виновата стоящая перед ней женщина.
  -- Портал возле Мены? - безошибочно угадала ведьма.
   Линда промолчала, только буравила ее взглядом.
  -- А ты тут неплохо устроилась. Чем ты его так напугала, что он так скоропостижно женился? - усмехнулась она.
  -- Вами. Здесь все напуганы исключительно Вами. Достаточно взглянуть на то, что вы сделали с раввийцами.
  -- Ой, прекрати, защитница зеленых, - наигранно рассмеялась Марна. - Что ты знаешь об этой войне и мести?
  -- Кажется, уже достаточно, - отрезала Линда.
  -- Значит, он рассказал. Поделился с тобой, - кивнула Марна. - А он сказал, как они объявили нас вне закона, вынудив бежать, как преступниц? Сказал, что мы готовы были уйти в Небытие, лишь бы не быть пойманными лордами и гвардией Императора, не предстать перед показательным судом Семерки?
  -- Значит, Вы шли в Небытие, а оказались у нас? - обомлела Линда.
  -- Оказались, - вздохнула женщина. - У нас теперь много детей, внуков, правнуков и праправнуков. И многие из них уже слишком далеки от нашей истории и старых обид.
  -- Но только не Вы, - догадалась Линда.
  -- Да, только не мы, - подтвердила ведьма. - Мы - чужие там, и все еще прокляты здесь. Транклауты - нам даже дали имя, и покрыли его позором, будто это мы начали войну.
  -- Значит, вас и правда пятеро.
  -- Он тебе все рассказывает? - лицо ведьмы перекосило от ярости. - Нас пятеро, но этого хватит, чтобы утопить их в собственной крови.
  -- Вы пришли его убить, - поняла Линда.
  -- Прости, девочка, что не дам тебе толком побыть замужем, - усмехнулась Марна, - но скоро ты станешь вдовой.
  -- Верните меня домой, - потребовала Линда.
  -- Домой? - поразилась Марна. - Куда? В Мену? В унылую панельную коробку без денег и будущего? Для чего тогда ты тут так расстаралась?
  -- Я не знала, будет ли у меня шанс вернуться.
  -- У тебя там семья? - глаза Марны сузились. - Муж? Дети?
  -- Родители, бабушка, - эхом отозвалась Линда. - И это, - она обвела рукой пейзаж за окном и дом Эмарона, - не мой дом. Я здесь чужая, - повторила она слово в слово сказанное ранее Марной.
  -- Я думала, он тебе нравится, - пожала плечами Марна. - Ладно, черт с тобой. Но после того, как разберусь с лордом.
  -- Сейчас, - потребовала Линда, зло глядя на ведьму.
  -- Ты чего это раскомандовалась? - начала сердиться та.
  -- Я НЕ ХОЧУ смотреть, как Вы его убиваете. И не хочу, чтобы меня задело. Или Вы потом исчезли, или сказали мне, что у Вас не осталось сил...
  -- Довольно, - ведьма выбросила руку вперед, и Линда послушно заткнулась. - А ты та еще стерва, девочка. Ты и лорда так добилась? Теми же методами? Напролом и топором?
  -- Давайте без демагогии, тетенька, - в тон ей ответила Линда. - Верните меня домой, пожалуйста, - вежливо закончила она. Линда балансировала на грани, выводя ведьму из себя, но стараясь не довести до крайности.
  -- Боже, - закатила глаза ведьма. - Руку, - ее сухая ладонь потянулась к Линде. Линда послушно вложила свою ладонь в ее.
   Их поглотило не пламя портала, а будто засосало в трубу и выплюнуло в знакомом уже Линде лесу с величественными кряжами.
  -- Фу, - выдохнула Линда, приходя в себя после высадки. - Я думала Вы меня сразу домой забросите. Что мы здесь делаем?
  -- Стану я открывать межмировой портал из дома лорда, - проворчала Марна.
  -- А межмировой - будет такой же тошнотворный, как и этот? - невинно поинтересовалась Линда.
  -- Тошнотворный? - прошипела вмиг обозлившаяся Марна. - А ты язва, девочка, впрочем, - она окинула Линду взглядом, - достойный продукт своего мира и поколения. Ты вынудила меня действовать быстро - так что теперь не ной и терпи. Качество не гарантирую.
   Она вновь дернула Линду за руку, и вспышка энергии снесла все в диаметре нескольких метров. Линда от страха вцепилась в ведьму крепче. А в голове вертелись глупые мысли о том, что она даже не попрощалась с Эмароном, и не провела с ним хотя бы одну ночь в новом статусе. А дома - что дома? Конечно, родные, пара-тройка друзей, но больше - ничего. Серый унылый мир с безработицей и уродливыми многоэтажками. Раздолбанные дороги, обозленные люди и потомки настоящих магов, выродившиеся в гадалок и целительниц, коими пестрят объявления на все углах.
   И как спокойно жить дальше, зная, что Марна вернулась и убила его?
   Выровняет ли это счет, если противников останется четыре на четыре? Если ведьмы будут обезглавлены? Справятся ли лорды тогда? А Империя?
   Линда сомкнула руки вокруг ведьмы и дернула ее изо всей силы в сторону. Что бывает, когда путешественники врезаются в стену портала? Аннигиляция? Расщепление на атомы? Все оказалось значительно прозаичнее.
   Они вывалились из портала с Марной прямо в придорожную грязь у проселочной дороги. Невдалеке виднелся тот самый лес, из которого они только что ушли, только теперь они находились среди холмов, и знакомый пейзаж безошибочно подсказывал Линде, что они в Равве. Ведьма, чертыхаясь, пыталась выбраться из лужи, Линда же просто лихорадочно соображала, как выкрутиться из сложившейся ситуации.
  -- Значит, все-таки нравится, - выплюнула ведьма вместе с грязью.
  -- Да, черт побери! - на этот раз не стала отрицать Линда.
  -- Похоже, он овдовеет первым, - ее рука замерцала голубым пламенем. И Линда с ужасом поняла, что на этот раз ее не спасет ни везение, ни тяжелые предметы ежедневного обихода, и по-детски зажмурилась в ожидании удара. Но удара не последовало, только влажный чавкающий звук. И тогда она позволила себе раскрыть глаза. Грязный заросший раввиец с уродливым черепом плотоядно облизывался из-за спины Марны, вытащив руку из ее груди. С руки стекала кровь, а пальцы крепко держали кусок выдранной плоти.
   Линда издала протяжный вопль, сама поражаясь мощи своих легких. Раввиец неодобрительно воззрился на нее. И направился к новой жертве, оттолкнув тело Марны с пути. Но ведьма все еще была жива, каким-то совершенно диким, противоестественным образом. С зияющей раной в груди она сумела обрушить голубое пламя на своего убийцу - и раввиец упал, как подкошенный, а затем его тело начало сморщиваться, будто иссыхая изнутри. Через несколько секунд это была уже уменьшенная в два раза мумия. А пламя на кончиках пальцев Марны погасло, и она тяжелым мешком рухнула лицом в ту самую лужу, из которой минутой раньше пыталась выбраться.
   Линду стошнило, прямо там, в чудесную грязь, принявшую в себя все следы преступления. Когда спазмы затихли, она заставила себя подняться и потащилась в сторону границы, надеясь на дыру в стене или отряд гвардейцев.
  
   * * *
  -- Зачем ты так быстро ходишь? - пожурил ее знакомый голос, и Линда поняла, что отключилась. Ей снился кошмар о Марне, раввийцах и двух уродливых смертях. К горлу вновь подкатила тошнота, и Линда резко распахнула глаза, одновременно увидев над собой Эмарона и осознав, что это был не сон.
  -- М-м, - бессвязно промычала она.
  -- Марна, я знаю, - правильно понял ее Эмарон.
  -- Где мы? - дернулась она.
  -- В лесу, все хорошо. Сейчас будем дома, - пообещал он.
   Синее пламя после тошнотворного ведьмовского "пылесоса" казалось блаженством. Линда смотрела на всполохи и пыталась забыть все, что видела несколькими часами ранее. Руки Эмарона согревали и служили якорем в ее новом зыбком мире. Дом лорда Семерки показался таким родным и дорогим, что она едва не всплакнула.
  -- Как ты нашел меня? - спросила Линда, когда он понес ее в ванную отмывать.
  -- Мы женаты, - ответил Эмарон так, будто это все объясняло.
  -- Эрих? - она беспомощно заглянула ему в лицо, и он оттаял:
  -- Я навесил на тебя заклинание-маячок после того случая в Равве.
  -- Спасибо, - Линда вцепилась в него мертвой хваткой и пыталась не думать о том, что случилось бы, не сделай он этого. Как скоро появились бы собратья убитого раввийца.
  -- А вот тебя мне хочется снова обездвижить, а не благодарить.
   Линда поняла, что он безумно зол, но никак не могла осознать, за что.
  -- Не понимаешь? - прочел он выражение ее лица. - Зачем ты так рисковала собой? Марна могла и должна была тебя убить, если бы не твое невероятное везение. Ты понимаешь, что была в шаге от смерти?
   Линда молчала, готовая в любой момент хлюпнуть носом. На выволочку сил просто не было.
  -- Я видел след от портала. Межмировой. Хавр, вы могли обе исчезнуть бесследно! Тебе повезло, что он рухнул в самом начале и вас выбросило в Равву. Но ты же не знаешь принципов, никто не знает! Он мог сразу идти в межмирье.
  -- Это не было важно, - прошептала Линда. - Я должна была ее убрать. А то, что мы попали в Равву, - у нее почти получилось усмехнуться, - это карма.
  -- Что? - не понял Эмарон.
  -- Карма, закон причины и следствия. Возмездие.
  -- Если бы все было так просто, - покачал головой Эмарон и начал избавлять ее от одежды. Это едва ли можно было назвать романтичным, впрочем, как и все в жизни Линды. Она смотрела в серые глаза Эмарона и отогревалась от тепла, которое в них находила.
   Он купал ее нежно, бережно, как маленькую девочку, как папа когда-то купал ее дома на заре детской памяти. И только теперь она, наконец, ощущала себя правильно, на своем месте, несмотря на то, что находилась в чужом мире.
  -- Я безумно испугался за тебя, - сознался Эмарон, убирая с лица Линды мокрые пряди и закладывая их за ухо.
  -- Мне тоже было страшно, - невпопад поддержала Линда. Он улыбнулся, но тут же нахмурился:
  -- Зачем?
  -- Зачем что? - не поняла она.
  -- Зачем ты пошла на это?
  -- Иначе она бы убила тебя, - созналась Линда, а руки Эмарона, удерживавшие ее в воде, сжались чуть сильнее, чем следовало.
  -- У вас появился бы шанс. Ты же сам сказал: пятеро против четверых.
  -- Да, но это... - он не находил слов.
  -- Не моя война? - подсказала Линда.
  -- И это тоже.
  -- Теперь моя, - она упрямо посмотрела Эмарону в глаза.
  -- Тебе плевать на мое состояние, - нахмурился он.
  -- Ну, я люблю комфорт и вкусную еду...
   Он едва заметно улыбнулся.
  -- Но не настолько, - закончила Линда. А он склонился и впервые ее поцеловал, крепко, по-настоящему, немного отчаянно, потому что не мог поверить, что женат на женщине, которой не безразличен.
  -- Линда, - шептал он, а она цеплялась за его одежду, намочив рукава и часть рубашки. А потом заплакала.
  -- Что с тобой? - испугался Эмарон.
  -- Черт, - выругалась она сквозь непрошеные слезы, - я могла никогда этого не почувствовать, - и она снова отчаянно потянулась к его губам.
  -- Чокнутая иномирянка, - выдохнул он ей в губы, чуть отстранившись, и впился в них новым поцелуем.
  
  
   Глава 8
  
  -- Мама, - Карри упрямо смотрела в пространство невидящими глазами. - Я этого так не оставлю, клянусь. Они заплатят за твою смерть. - Ее пальцы сжимались и разжимались в бессильном жесте ненависти, словно стремясь смять противника и превратить в пыль. Дочь Марны, она всегда стояла в стороне от их планов мести, и не желала возвращаться в мир, который мать называла родным. Карри прекрасно себя чувствовала на Земле, силы позволяли ей легко справляться со многими ситуациями и дарили долголетие. Она не желала жить прошлым и ввязываться в неведомую ей войну. Не все дети оказались настолько неблагодарными, но если говорить о внуках - тут все обстояло куда хуже: им дела Империи и вовсе казались чем-то далеким и несущественным, а события давно минувших дней - замшелой историей, живущей лишь в умах взбалмошных старушек-прародительниц. О правнуках и их отпрысках речь вообще не шла - большинство из них совершенно не имели понятия, чья кровь течет в их жилах. И только первая Семерка ведьм неистовствовала и строила планы, готовилась к отмщению и великой битве, к восстановлению справедливости и возвращению. И иногда, когда Карри удавалось услышать краем уха их беседы, становилось жутко от диких замыслов и тех вещей, на которые они готовы были пойти ради своей цели.
  -- Ты, наконец, очнулась, девочка? - заговорила Пимена, тетя, которая почти все детство Карри провела в их доме. - Я понимаю, ты полагала, что можешь остаться в стороне от всего этого. Но война не спрашивает, хочешь ты ее или нет.
  -- Пими, ну почему все так? - исполненное отчаяния лицо Карри повернулось к родственнице. - Кто это сделал?
  -- Она шла за главным лордом, - пожала плечами Пимена. - Видно, он не так слаб, как остальные.
  -- Зачем?
  -- Мы против них, Карри. Только так. Всегда было только так.
  -- Мама, - вновь простонала женщина.
  -- Что ты намерена делать? - направила ее мысли в конструктивное руслоПимена.
  -- А чего вы от меня ждете?
  -- Что ты возглавишь нас вместо Марны, - не стала увиливать от ответа тетя.
  -- Я? - поразилась Карри. - А как же Рея, или Риха... ах, ну да, - замялась она, вспомнив печальные вести последних дней.
  -- Они отпустили Зару. Предлагают нам переговоры.
  -- Переговоры? - затуманенный горем разум отказывался подчиняться.
  -- Это отличный повод покончить разом со всеми.
  -- А если они рассчитывают на тот же исход? - разум все-таки включился.
  -- Не имеет значения - это ведь то, чего мы хотели.
  -- И попасть в ловушку, как мать? - взъярилась Карри.
  -- Нет, - мягко отозвалась Пимена. кладя свою руку поверх нервно сжатой руки Карри, - четверо нас, Зара, Рея, Эланс и ты, а если постараться, может, и кто-то из молодежи примкнет.
  -- Они если и примкнут, то лишь на экскурсию в Империю, - покачала головой Карри, - когда все закончится.
  -- Почему ты так и не завела детей? - неожиданно спросила Пимена.
  -- Потому что видела, какие огорчения они приносят родителям, - чуть улыбнувшись, отозвалась Карри.
  -- Глупости, радостей больше, - тепло усмехнулась тетя в ответ.
  -- У меня никого не было, кроме нее, - глухо прошептала Карри, готовая в любую секунду сорваться и заплакать.
  -- Так утопи лордов в собственной крови, - хищно прошептала в ответ Пимена, вмиг преображаясь из добродушной тетушки в злобную каргу. - Они изгнали твой род с законной родины, покрыли позором всю твою семью. И ты еще думаешь, что тебе делать?
  -- Они уже убили троих.
  -- Риха действовала необдуманно. Она считала лордов щенками, не способными на настоящий отпор, и поплатилась за это.
  -- А Финна? - не удержалась Карри.
  -- А Финна навестила Главу Семерки.
  -- Того самого главу, - голос Карри наполнился ненавистью. - Как его имя?
  -- Имя твоего врага - лорд Эрих Эмарон, детка, - отозвалась Пимена.
  -- Я убью его, - пообещала Карри, до боли сжимая пальцы.
  -- Убьешь, - кивнула Пимена, оценивающе глядя на племянницу.
  
   * * *
   Линда спала, крепко прижавшись к Эмарону и не верила, что они, наконец, по-настоящему вместе. А мысль о том, что он ее законный супруг - и вовсе веселила и сводила с ума. Кто она теперь? Леди Эмарон? Линда Эмарон? Неужели ее имя, наконец, будет звучать не по-дурацки? И она теперь никогда не увидит дом? Не скажет родителям, что вышла замуж? А ведьмы? Их теперь четверо? Будут ли они мстить или сбегут, поджав хвост? В последнее верилось с трудом. Они с таким бесстрашием и остервенением добивались своей цели, что едва ли от нее отрекутся, пока их не перебьют всех до единой.
  -- Прости, я подумал, что тебе стоит отдохнуть после всего... - неуверенно заговорил Эмарон.
  -- Почему ты извиняешься? - Линда подняла на него удивленный взгляд.
  -- Первая брачная ночь не должна была бы...
  -- Только не переходи снова на Вы прямо в постели, - устало попросила его Линда, и повернулась к Эмарону лицом. - У нас был тяжелый день вчера. - Он облегченно кивнул в ответ. - Но мы можем перенести брачную ночь на сегодняшний день, - хитро улыбнулась она, а лорд заметно покраснел.
  -- Прости, - тут же стушевалась Линда, подумав, что наверное, перебрала с откровенностью. Но он был предельно серьезен:
  -- Ты едва не погибла вчера. На меня охотятся. Уже второе покушение за короткое время. Рядом со мной - опасно.
  -- О, нет, - прервала его Линда, злая и разочарованная, - только не говори, что мне лучше пожить в какой-нибудь глуши, пока тебя не убьют.
  -- Линда, - попытался Эмарон, но она не дала ему и шанса.
  -- Я не ради этого прыгала в стену, - ее глаза остановились на его лице и стали изучать, запоминать каждую черточку, потому что не было никаких гарантий в том, что в этом мужском мире ее не пошлют ко всем чертям, несмотря на героические подвиги.
   Но он не послал - отреагировал неожиданно: резко наклонился к ней и накрыл ее рот поцелуем, лишив на несколько секунд дыхания.
  -- Я уже, кажется, благодарил тебя, - произнес он, отстраняясь.
  -- Хочу еще, - скорее умоляюще, чем требовательно, произнесла она. И Эмарон не разочаровал. Проблема была лишь в том, что с каждым новым поцелуем Линде хотелось большего - всего Эмарона и так, чтобы их время еще долго не кончалось. Чтобы весь их мир, Империя с лордами, ведьмы и проблемы подождали где-нибудь смирно в стороне.
   Она смотрела на него такими голодными глазами, что Эмарон не выдержал и рассмеялся.
  -- Никогда не думал увидеть в своей постели такую женщину.
  -- Какую? - встревожилась Линда.
  -- Такую... желающую, - мягко пояснил он.
  -- Эрих, - тихо спросила она, - а если ты потеряешь контроль, ты меня не заморозишь? - на ум некстати пришлись картинки с Финной.
  -- Тебя - нет, - пообещал он, а в глазах светился не лед, а пламя, обжигающее, голодное, страстное, такое несвойственное обычно холодному лицу лорда Семерки.
  -- Тогда ладно, - улыбнулась она.
  -- Но мне действительно нужно идти, - осторожно и ласково произнес он, стараясь интонациями смягчить звучание сказанного.
  -- Докладывать остальным о случившемся? - поняла Линда.
  -- Ведьмы обезглавлены - они должны знать об этом.
  -- Да, - признала Линда. и не удержалась от типично женского вопроса: - А о браке скажешь?
  -- Им не обязательно это знать, - отозвался Эмарон, уже вскочив с кровати и двигаясь в направлении ванной комнаты.
  -- Не обязательно, - тихо повторила Линда ему вдогонку, а самой стало отчего-то очень больно.
   Зачем он затеял эту женитьбу? Слабость перед боем? Или действительно не хотел обогащать императорскую казну настолько, что связь с бродяжкой из леса показалась приемлемой ценой?
   Гнусные мысли, обидные, жгучие, заполонили голову. Испытывал ли он те же чувства, что и она? Пожертвовал бы собой ради нее? Или его слова "это не твоя война" следовало воспринимать буквально, а не как попытку уберечь ее? А может, брак - всего лишь ширма от сплетен? Или защита от новых попыток его женить?
  -- Что с тобой? - его встревоженное лицо оказалось слишком близко. В своих мрачных раздумьях Линда даже не заметила, как Эмарон вернулся. Он был вымыт и одет, аккуратен и красив по-своему. Но она научилась любить его чрезмерно резкие черты и немного неправильную внешность, а еще эти задумчивые серые глаза, за которыми иногда можно было рассмотреть вечную метель.
  -- Так, ничего, задумалась.
  -- Настолько, что я даже буду лишен порции своих блинчиков под артак? - усмехнулся он, и она не смогла не улыбнуться в ответ и вскочила с постели, чтобы умыться и бежать вниз готовить его любимые блинчики. Так странно: один миг - и она сидит в глубокой печали, вздыхая над своей судьбой, но стоит ему посмеяться над ней, подарить немного тепла и искренности - и она летит на крыльях, готовая сворачивать для него горы, а не то, что тесто в миске.
  -- Я люблю тебя, - выпалила она, глядя как Эмарон уплетает ее блинчики. Он едва не подавился, она видела, но тут же взял себя в руки:
  -- А почему с таким мрачным лицом?
  -- Потому что не уверена во взаимности.
   Эмарон отставил тарелку в сторону и, обойдя стол, подошел к ней. Взял за руку, чуть приподнял пальцами голову, заглянул в глаза.
  -- Ты сомневаешься во мне?
  -- Не в тебе, в твоих чувствах.
  -- Все, что есть, лучшие - принадлежат тебе, - ответил он, а Линда отметила, что он не сказал ей просто "люблю" в ответ. Возможно, он пытался сообщить, что не любит никого, но от этого не становилось особенно легче.
  -- Ясно, - кивнула Линда, отводя взгляд и не показывая, что ей тяжело.
  -- Отличный завтрак, - он склонился и коснулся губами ее щеки, - но мне действительно пора.
   Синее пламя взметнулось по центру кухни, и лорд Семерки, бросив на Линду прощальный тревожный взгляд, шагнул в него и исчез. А молодая жена осталась сидеть на кухне с остатками блинов и своими нелегкими мыслями.
  
   * * *
   Эмарон стоял в приемной у Таната, целиком поглощенный своими раздумиями, и вытащить его из этого сосотояния оказались неспособны даже приближающиеся шаги самого Императора.
  -- Эрих? - Танат вынужден был окликнуть его, чтобы обратить на себя внимание Главы Семерки. - Дела настолько плохи? - встревожился он.
  -- Что? Нет, государь. Совсем нет, - встряхнулся Эмарон. - Простите, я просто задумался.
  -- Эрих, - поразился Император, - да у тебя появилась женщина, никак? - в точку попал он.
  -- Как Вы поняли? - удивился лорд Эмарон.
  -- Ты никогда не был настолько рассеян и поглощен одновременно, - счастливо рассмеялся Танат. - Так ты женился?
  -- Да, государь.
  -- Мои поздравления. И кто же твоя избранница? Очаровательная представительница Истры? Или затворница из глуши Ивена? - Император слыл любителем женщин, и только теперь Эмарон ощутил это на себе.
  -- Спасенная мной от раввийцев ивенка, - остался он верен официальной версии. - О ее родных ничего не известно.
  -- Трогательная история, - без тени сочувствия отметил Император, - и удобная, - намекнул он на отстутствие претензий со стороны родственников. - Она... добровольно? - аккуратно спросил Танат.
  -- Да, она благодарна мне, - в тон ответил Эмарон, и Император удовлетворился.
  -- Что ж, поздравляю. А что с ведьмами? - перешел он к более насущным вопросам.
  -- Марна мертва, - отчитался Эмарон.
  -- Что?! - глаза Императора округлились. - Поверить не могу. Их главная старейшая ведьма? Как это случилось?
  -- Она напала на меня, у меня дома, - не солгал Эмарон.
  -- Вы меня впечатляете, лорд Эмарон, - отозвался Император, когда смог совладать с эмоциями. - Насколько мне известно, даже Эффель опростоволосился, когда столкнулся с одной из них, и далеко не самой сильной, к тому же. А Вы заявляете, что в одиночку справились с Марной?
  -- Мне повезло, - и тут Эрих не сильно кривил душой, ведь если говорить о Линде - ему, и правда, очень повезло.
  -- Не скромничайте, Эмарон, это не везение, а мастерство. - Заявил Император голосом, не терпящим возражений. - Что также говорит и о моей дальновидности в отношении Вашего назначения на нынешний пост, - Танат принял вид высокомерный и весьма довольный собой. Но Эмарон не сомневался. что со смертью Марны война не закончится. Кто-нибудь займет ее место, возможно даже, кто-то еще более одержимый и ненормальный. Империя не будет в безопасности, пока в любом из миров останется гулять хотя бы одна ведьма.
  -- Еще четверо ведьм Семерки живы, - озвучил он свои мысли, - не считая их потомков.
  -- Лже-Семерки, - поправил его Танат. - Потомков? - брови Императора взвились вверх. - Вы полагаете, их стало куда больше?
  -- Да, по нашим приблизительным подсчетам - около шестидесяти.
  -- Что?! - Император вновь был изумлен. - Так много? - его лицо заметно помрачнело. - Эрих, это никуда не годится.
  -- Знаю. Поэтому мне потребуются Ваши гарнизоны.
  -- Каков план? - Танат стал предельно собран и серьезен.
  -- Изначальный план был предложить ведьмам переговоры и напасть на них. Теперь это едва ли осуществимо.
  -- Тогда зачем Вы убили ее, Эмарон?
  -- У меня не было выбора.
  -- Значит, Вы все же не так сильны, - холодно отметил Император.
  -- Я и не утверждал обратного.
  -- И каков новый план?
  -- Его нет.
  -- Что? - Император смотрел на Эмарона с плохо скрываемым негодованием. - Вы просите у меня семь гарнизонов и заявляете, что у Вас нет плана?
  -- Он будет. Но гарнизоны нам потребуются в любом случае - я уже озвучил Вам приблизительное количество ведьм.
  -- Это ужасно, Эмарон, - отметил Император. - Я слышал, Вы казнили Румела?
  -- Он посягнул на жизнь лорда Семерки.
  -- Сейчас не время затевать распри.
  -- Именно поэтому я и вынужден был прибегнуть к крайней мере.
  -- Слишком много потерь в Семерке. Сколько лордов осталось? Четверо? - Танат был прекрасно осведомлен, но ему нравилось рассуждать вслух.
  -- Да, четверо, - подтвердил Эмарон.
  -- Где Вы возьмете еще троих? Они ведь будут командовать гарнизонами, я правильно понимаю?
  -- Верно, государь, - признал Эмарон. - Я позвал Эфраима из школы Небытия и еще несколько преподавателей и лучших выпускников.
  -- Что ж, - вздохнул Танат. - Вы предполагаете полномасштабную войну?
  -- Если только мы не сумеем перебить всех ведьм.
  -- Угораздило же моих предков упустить этих тварей, - выругался Танат. - Гарнизоны в Вашем распоряжении, Эмарон. Но лучше бы Вам избежать войны. Мне все равно, какой план Вы придумаете и кого привлечете, хоть голодных духов Небытия, - выругался Император, сам не понимая, о каких жутких вещах сейчас говорил, - но Вы должны избавить наш мир от этой угрозы. Это правда, что они с легкостью строят межмировые порталы, о которых наши лорды до последнего времени не имели ни малейшего понятия?
  -- Правда, - ответил Эмарон.
  -- И как им это удается?
  -- Увы, пока нам это неизвестно. Единственная ведьма, которую нам удалось взять в плен живой, так и не пожелала поделиться с нами информацией.
  -- Эрих, Вы всегда можете передать их в наши застенки, - предложил Танат со снисходительной улыбкой.
  -- Нет, государь, - возразил Эмарон, - Ваши застенки их не удержат.
  -- Что ж, мне остается только пожелать Вам удачи, - вздохнул Император, и по его настроению Эмарон понял, что тот не сильно верит в последнюю. - Все же не могу понять, как Вам удалось уничтожить Марну.
  -- Везение, государь, - вновь повторил Эмарон.
  -- И в чем оно заключалось? - допытывался Император.
  -- В раввийцах, которые сделали за меня мою работу.
  -- Ее убили раввийцы? - оживился Танат. - Возможно, мы могли бы использовать их...
  -- С таким же успехом они могли убить и меня. Я же говорю, государь, - чистое везение, - невозмутимо пояснил Эмарон.
  -- Меня не радуют наши соседи, - мрачно отметил Император. - Если Вы справитесь с ведьмами, лорд Глава Семерки, Вашей следующей задачей станут раввийцы.
  -- Все, государь? - уточнил Эмарон.
  -- Все, - не колеблясь, ответил Танат. И Эмарон понял, что, в случае успеха, в планы Танатов входит присоединение Раввы в качестве очередного округа Империи.
  
   * * *
   В Семерке по-разному восприняли известие о кончине Марны. Грав стал задумчив и молчалив, Ларок выразил бурную радость и с трудом понимал, почему остальные тут же не отправятся праздновать победу, Эфраим лишь качал головой в такт одному ему известным мыслям, а Эффель откровенно помрачнел.
  -- Что мы теперь собираемся делать? - спросил бывший глава, окидывая взглядом собравшихся.
  -- Переговоры явно отменяются. И теперь мы понятия не имеем, где и когда они нанесут очередной удар, - выразил опасения большинства лорд Грав.
  -- Не так уж все и плохо, - заметил Эфраим. - Они должны быть хотя бы какое-то время дезориентированы, разобщены, напуганы.
  -- Напуганы - это Вы преувеличиваете, - с досадой отозвался Грав.
  -- О чем вы? - включился Ларок. - Главная ведьма уничтожена. Радоваться надо. Тракнлаутов осталось четверо.
  -- Как и нас, - проскрипел Грав, стрельнув сердитым взглядом в Эмарона.
  -- Император передал под наше командование семь своих гарнизонов, - поведал Эмарон.
  -- Ничего себе, - уважительно откликнулся Ларок.
  -- Прекрасно, Эрих, - обрадовался Эфраим, понимающе глядя на Эмарона.
  -- Остается только надеяться, что они нападут все вместе, - отметил Эффель.
  -- Это необязательно, - тут же включился Эфраим, хитро поглядывая на Эриха. - За каждым из нас будет закреплен гарнизон. Так что даже при желании напасть на одного из лордов, они столкнутся с организованным отрядом магов.
  -- Семь гарнизонов против четырех ведьм? - недоумевал Ларок.
  -- Шестидесяти, по приблизительным прикидкам, - заявил Эфраим, и все уставились на него. - Что? - пожал он плечами, - простая арифметика.
  -- И сколько из них потомки Румела? - раздался голос Эффеля.
  -- Не имеет значения, - оборвал его Грав, будто и сейчас пытаясь прикрыть старого друга.
  -- Мы должны перебить всех. Таков приказ Императора, - возвестил Эмарон, и на какое-то время вокруг воцарилась тишина.
  -- Не все из них ввяжутся в драку, - логично заметил Эфраим.
  -- Не все, - признал Эмарон.
  -- Тогда каким же образом мы их уничтожим, даже если нам повезет с первой четверкой и остальными, что нападут?
  -- Придется освоить межмировые порталы, - ответил лорд Глава.
  -- О чем ты говоришь, Эрих? - Эфраим был потрясен. - В процессе так называемого "изучения" мы можем оказаться в Небытии. Ведь если история верна, именно туда они и отправлялись, пребывая в полном отчаянии. И, возможно, только возможно, что иная форма жизни, дитя, которое носила в себе Марна, повлияло на формулу, и они оказались в другом мире. А впоследствии воспользовались этим опытом и развили навыки для подобных порталов.
  -- Эфраим, эта война не закончится, пока мы не уничтожим всех ведьм. Это знаем мы, знает император, и знают они.
  -- Тогда ей не будет конца.
  -- Будет, если мы справимся.
  -- Это безумие, - простонал Эфраим, а Грав смотрел на все происходящее свысока, будто его это никак не касалось.
  -- Всегда мечтал открыть новые грани, - в полной тишине произнес Ларок, и все головы в недоумении и осуждении повернулись к нему.
  -- Я рад, что не я теперь возглавляю Семерку, - признался Эффель, и никого не удивило его заявление.
  -- Безумие, - вновь повторил Эфраим, как никто другой прекрасно представлявший все трудности и опасности с которыми они столкнутся, пытаясь пересечь границы миров с помощью порталов. И сколько усилий это потребует.
  -- Простите, господа Лорды, - слуга робко заглянул в приоткрытую дверь, словно боляся, что его тут же отправят в Небытие.
  -- Что там? - по привычке поинтересовался Эффель.
  -- К Вам посланник.
  -- От кого? - насторожился Грав.
  -- Точнее, посланница. - Все лорды замерли одновременно. - От ведьм.
  -- Что? - Ларок был ошарашен.
  -- Быстро, - вздохнул Эмарон. - Зовите.
  -- Она не боится, что не выйдет отсюда живой? - поразился Ларок.
  -- Нет, потому что иначе мы не достигнем желаемого, - ответил Эмарон.
  -- Желаемого? Их смерти? Никто ведь всерьез сейчас не рассчитывает на переговоры?
  -- Желаемого, Ларок. Боя, а не ударов исподтишка. - Эмарон широко улыбнулся, когда на пороге появилась дама в белом. Она соблюла даже в одежде цвет мирных переговоров, будто напоминая лордам на всякий случай для чего явилась.
  -- Кто Вы? - заговорил Эмарон.
  -- Мое имя Вам ничего не скажет, - заявила посланница. - Эланс, - представилась она. Незнакомка была изящна и нежна. И если бы не ее явление в качестве посланницы ведьм, никто из лордов не заподозрил бы в этой хрупкой девушке одну из своих злейших врагов. - Вы все еще желаете переговоров?
  -- Несмотря на гибель Марны? - не выдержал Грав, и Эмарон бросил в его сторону ледяной взгляд.
  -- Мы знаем, что она сама явилась в дом лорда Главы, - Эланс коротко поклонилась Эмарону. - И пала в честном поединке.
  -- Что ж, мы определенно желаем переговоров. Кто ныне возглавляет ведьм? - поинтересовался лорд Эмарон.
  -- Как всегда - самая опытная и мудрая из нас, - холодно улыбнулась Эланс, и все ощутили, что ее ответ граничит с издевкой, но придираться было бы глупо. - Итак, мы предлагаем вам встретиться на границе с Раввой завтра на рассвете.
  -- Почему с Раввой? - возмутился Грав. Граница поглощала выбросы энергии от меж-мировых порталов. и они до последней секунды стояли бы слепые и глухие в ожидании, когда ведьмы нападут.
  -- Таковы наши условия, - заявила Эланс. - Иначе переговоры не состоятся.
  -- Но это не переговоры, а западня, - не унимался Грав. несмотря на взгляд Эмарона.
  -- Таковы наши условия, - еще раз повторила Эланс, глядя на Эмарона.
  -- Хорошо, - согласился он, понимая, что другого им не добиться.
   Грав лишь ахнул из своего угла, но к счастью ничего не сказал.
  -- Тогда до встречи, - хищно улыбнулась посланница и исчезла в клубах белого дыма.
  -- Да что они себе позволя... - взорвался Грав и был отправлен порталом вслед за незнакомкой, но несколько ближе - в стенах Семерки.
  -- Не слишком выгодно для нас, - заметил Эффель, когда голос Грава стих.
  -- У нас не было выбора, - ответил Эмарон.
  -- То есть мы собираемся слепо ждать их на границе с Раввой? - подал голос Ларок.
  -- Нет, - Эмарон сосредоточенно думал. - Ждать будет граница, - наконец, решил он, - а мы, готовые к переброске, будем ждать сигнала.
  -- Ты хочешь перенастроить границу на отслеживание всплеска? - догадался Эфраим.
  -- Да.
  -- А как же раввийцы? - забеспокоился Ларок.
   Эмарон пожал плечами, давая понять, что не это сейчас главное.
  -- Это может быть ловушка, - произнес Эффель, и все обернулись к нему. - Они могут использовать наше решение для того, чтобы провести толпы раввийцев на нашу территорию.
  -- Придется рискнуть, - заметил Эмарон. - Все равно мы не можем явиться на границу и ждать, пока нас перебьют.
  -- Тогда хотя бы расположите гарнизоны неподалеку, - предложил Эффель.
  -- Нельзя, они нужны нам все, - отрезал Эмарон, и Эфраим кивнул, соглашаясь.
  -- Это безумие. - теперь в свою очередь повторил фразу Эфраима Эффель.
  -- Куда Вы дели Грава? - спросил Ларок.
  -- Отправил остынуть и прекратить срывать наши планы, - ответил Эмарон.
  -- Но он мог бы что-то подсказать.
  -- Он мог бы отказаться, и тогда мы оказались бы не в лучшем положении.
  -- У нас и так нет конкретного места, чтобы подготовить засаду.
  -- Но у нас есть стена. А это уже многое.
   Никто не стал возражать, потому что особого выбора не было.
  -- Как ты собираешься перенастроить стену? - перешел к деталям Эфраим, а Ларок только отправился обходить комнату, ероша пятерней волосы. Час битвы близился, а ясности не было никакой. Как нападут ведьмы? Где? В каком количестве? Единственное, что было очевидно для обеих сторон, несмотря на вежливый разговор, что нападение состоится.
  
   * * *
  -- Все крутится вокруг Раввы. Вы с самого начала в правильном месте, Эмарон, - на пороге своего бывшего кабинета стоял невеселый Эффель. - Уже отправляетесь? - прокомментировал он неторопливые сборы Главы.
  -- Да, мы с Эфраимом разработали формулу. Я начну, он ко мне присоединится вместе с выпускниками.
  -- Вы никому не доверяете?
  -- Отчего же? - Эмарон окинул Эффеля спокойным взглядом.
  -- Держитесь школы Небытия. И Вы - единственный из нас, кто в процессе неудачных "экспериментов" окажется в знакомом месте, - намекнул Эффель на изучение меж-мировых порталов. - Почему же никто из Вас раньше не провалился дальше, чем в Небытие?
  -- Потому что портал в Небытие, Эффель, строится один лишь раз - во время выпускного испытания, - ответил ему Эмарон. - И воспоминаний об этом одном разе хватает на всю жизнь.
  -- И на все Ваши фокусы.
  -- И на фокусы - тоже, да, - подтвердил Эмарон.
  -- Неужели там так... невыносимо?
  -- Вы собираетесь присоединиться к Румелу, Эффель?
  -- Кто знает, - вздохнул бывший Глава.
  -- Мы победим их, Эффель,- попытался приободрить его Эмарон. - По крайней мере, в этой битве - победим.
  -- Да, у Вас есть положительный опыт, - не преминул заметить Эффель, и Эмарон понял, что тот нервничает.
  -- Ваш опыт, Эффель, тоже нельзя считать отрицательным. Вы были первым. и помогли нам всем.
  -- Вы действительно так думаете?
  -- Действительно. Забудьте о неудачах. Их еще много впереди. Думайте о настоящем.
  -- Вы полагаете, их правда будет около шестидесяти?
  -- Мы видели первое поколение и второе, максимум - третье. Я полагаю, что так и будет. Мы увидим всех, кто остался - четверку первых, нашу гостью, конечно же, и посланницу, и еще нескольких.
  -- Мы ведь даже не знаем без Румела, была ли посланница первым или третьим поколением, - Эффель поежился, будто от холода. - Мы ничего не знаем.
  -- Это скоро изменится, - пообещал Эмарон.
  
   * * *
   Семейство бургомистра ждало с нетерпением пробуждения Харри. Хильда с дочерьми так и сновали вокруг стола, будто это могло помочь их нетерпению. А потом, к скромной радости Марты и неудовольствию Хильды, к завтраку явился и Ринас. Бывший капитан зачастил ходить к ним за стол, и Хильда не знала, как его отвадить, а отвадить было просто необходимо после того, как его разжаловали до рядового. Не для простых солдат, пусть и магов, растила Хильда своих дочерей. Как-никак, дочери высокопоставленного чиновника заслуживали лучшей судьбы. В то же время младшая будто и не замечала намеков матери и таяла при виде Ринаса, будто он был самим Императором.
  -- Что Вас сегодня привело к нам в такую рань, капитан? - намеренно назвала его утраченным званием Хильда, чтобы намекнуть, что ему здесь не место.
  -- Я уже не капитан, госпожа Хильда, как Вам известно, - сдерживась, в который уже раз повторил Ринас. - И нас скоро отправляют на войну, так что я зашел попрощаться.
   При этих словах Марта заметно побледнела и начала сползать под стол.
  -- С кем война? - с завидным безразличием спросила хозяйка дома.
  -- С раввийцами? - встряла несдержанная Тильда.
  -- Нет, но это государственная тайна.
   Сказать подобное в доме бургомистра, было все равно, что расшевелить гнездо ос. Все три женщины мигом оживились и уставились на гвардейца.
  -- Мы же вам не чужие, господин Ринас, - елейным голоском запела мать.
  -- Мы умеем хранить тайны, - заверила Тильда. А Марта лишь с благоговением глядела на своего кумира.
  -- С ведьмами, - не стал долго упираться Ринас, потому что не хотел, чтобы ему отказали от дома.
  -- Ах, - потрясенная Тильда рухнула на стул рядом с сестрой. Марта побледнела еще сильнее.
  -- Что Вы такое говорите, господин Ринас? - возмутилась Хильда. - Какие такие ведьмы? Росказни это все. Нет у нас никаких ведьм, знахарки всякие в селах - да, но какие же они ведьмы?
  -- Не о тех ведьмах речь, госпожа Хильда, - Ринас с наслаждением сделал глоток отличнейшего артака и впился зубами в свежую булочку. - Речь о транклаутах.
  -- Что? Об изменницах, пытавшихся устроить переворот? Я учила историю, господин капитан. Но причем это к нам?
   На этот раз Ринас даже не стал поправлять хозяйку и лишь прикончил булочку, пока у него была такая возможность. В столовой кормили куда хуже, да и стол был общий.
  -- Они возвращаются, - возвестил Ринас.
  -- Разве они не умерли? - осторожно поинтересовалась Хильда.
  -- Оказалось, что нет. Одно слово - ведьмы.
  -- И что же теперь? Война? Их так много? - вопросы посыпались со всех сторон.
  -- Ничего, лорд Эмарон и остальные лорды Семерки о них позаботятся, верно ведь? - высказала предположение Хильда.
  -- Если сумеют, - Ринас ненавидел Эмарона после своего разжалования, и всякое упоминание о высоком лорде приводило его в дурное расположение духа.
  -- Что Вы такое говорите, - всплеснула руками Хильда.
  -- Он на него злится, - усмехнулась проницательная Тильда, и была одарена недобрым взглядом гвардейца.
  -- Нельзя плохо отзываться о начальстве, господин Ринас, - поучительным тоном изрекла Хильда. - Не то не вернетесь с с войны. - Со стороны Марты тут же раздался тяжелый полу-вздох-полу-всхлип. - Мы. бывает, с господином бургомистром тоже поссоримся, и кричим друг на друга так, что стены дрожат, однако же на людях я во всем ему послушна. И Вам того желаю.
  -- Вы - мудрая женщина, - не погнушался ввернуть комплимент Ринас. - Мне далеко до Вашего самообладания.
  -- Тренируйтесь, Ринас, - на полном серьезе восприняла его слова Хильда, а Тильда, видевшая гвардейца насквозь, лишь фыркнула:
  -- Лучше расскажите нам о сестре Линды. А то что-то ее на свадьбе видно не было, да и других родственников - тоже.
  -- Тише ты, - шикнула на нее Хильда, но уже было поздно.
  -- Какой свадьбы? - Ринас даже выпустил из руки очередную булочку.
  -- Вашего драгоценного лорда и его гостьи, или пленницы - не знаю, как выразиться точнее, - не осталась в долгу Тильда.
  -- Лорд Эмарон женился? Тайно? - Ринас по очереди посмотрел на всех присутствующих, и лишь Марта скромно потупила глаза, остальные же смотрели победно.
  -- Да, сегодня ночью, - подтвердила Хильда, не в силах более держаться в стороне.
  -- Не может быть, - прошептал Ринас.
  -- Отчего же? - встрепенулась Тильда. - Эта, как я понимаю, никуда бежать не собиралась. Ее даже все устраивало. Даже странно как-то, что свадьба состоялась - не иначе, как лорда совесть заела.
  -- Совесть? - не понял Ринас.
  -- Жить в блуде, - порадовала Тильда.
  -- Тильда! - воскликнула Хильда, но на нее никто не обратил внимания.
  -- Что за крики с утра? - в халате и домашних тапочках показался бургомистр.
  -- Лорд Эмарон женился? - Ринас повернулся к хозяину, как к единственному здравомыслящему человеку в этом доме.
  -- Я же просил, - с досадой произнес бургомистр, садясь за стол.
  -- Это твоя доченька постаралась, - нажаловалась Хильда.
  -- Которая? - поинтересовался бургомистр.
  -- Тильда.
  -- А что я? Он бы все равно узнал. Тоже мне, тайна, - тут же начала защищаться старшая. - Зато знаешь, что нам сказал господин Ринас? - просияла она, резко меняя тему. - У нас завтра война.
  -- Какая война? - бургомистр так и не донес чашку с артаком до рта.
  -- Тильда, - простонала Хильда, в ужасе глядя на Ринаса, но тот не сильно переживал, поскольку не сомневался в подобном исходе.
  -- Что? - возмутилась та, совершенно не ощущая своей вины. - Ну, правда же? - повернулась она к гвардейцу.
  -- Правда, - подтвердил Ринас, все еще вращая в голов мысль о женитьбе Эмарона, не в состоянии ее переварить.
  -- С кем? - бургомистр сделался мрачен и хмур.
  -- С ведьмами, дорогой, - включилась жена. - С транклаутами.
  -- Я думал, они вымерли, - заметил бургомистр.
  -- Я тоже. Но господин Ринас говорит, что нет. И более того, вернулись.
  -- Ужас какой. А мы тут причем?
  -- Ну как причем, папа? - не выдержала старшая. - У нас же расквартирован целый гарнизон. А если идет война, гарнизоны участвуют.
  -- Это так? Все гарнизоны? - встревожился бургомистр.
  -- Без понятия, я знаю только насчет нашего, - ответил Ринас.
  -- Не тот уровень информированности, - намекнула на его должность Хильда.
  -- Но что же лорд Эмарон мне ничего не сказал? - задумался бургомистр.
  -- Может, ему и вовсе не до того, после свадьбы-то, - заметила Хильда.
   Тильда гнусно хихикнула, а Марта молча залилась краской, исподтишка пожирая глазами Ринаса.
  -- Да что ты такое говоришь. Он - человек серьезный.
  -- А невеста?
  -- Что невеста? - не понял бургомистр.
  -- Которая теперь жена, - не унималась Тильда. - Кто она? Какого рода? Откуда? Ты же регистрировал брак, па.
  -- Регистрировал, - признал бургомистр. - Она не знает.
  -- Ничего себе. А родственники? А как же сестра, что приезжала? Вы же ее видели, господин Ринас.
  -- Госпожа Финна, да, - задумчиво произнес Ринас.
  -- И? - подтолкнула его Тильда.
  -- И больше ничего о ней не слышал, - ответил Ринас. - Как в воду канула.
  -- Мило, - подытожила Тильда.
  -- Может, тогда и уехала, - миролюбиво предположила Хильда. - А может, увидела - и поняла, что обозналась, бедняжка, и что не ее сестра вовсе.
  -- Как по мне, так она была вполне уверена. Знатная и немного высокомерная дама, - вспомнил Ринас.
  -- Молины из Седра, - проговорил бургомистр. - Видная женщина.
  -- Подумаешь, - не выдержала Хильда.
  -- Родственники Танатов, так она говорила.
  -- Танатов? - Тильда сорвалась с места и выскочила из комнаты. Бургомистр лишь проводил ее недоуменным взглядом, а мать не обратила особого внимания на взбалмошную девчонку.
  -- Видно, родственники так и не нашлись, - рассуждала дальше Хильда. - Вот лорд и решил жениться на девчонке. И бежать ей некуда. Она хоть красивая? - спросила она у мужа.
  -- Не страшнее лорда, - ответила за отца вернувшаяся Тильда с толстенной книгой в руках.
  -- Я говорила тебе не брать книги в столовую, - пригрозила ей мать, но дочь явно не слушала, потому что была увлечена чем-то куда более интересным.
  -- Смотрите, - выдохнула она, раскрывая книгу на нужной странице. - Молины из Седра - они больше не существуют, и никакие это не родственники Танатов, а один из оборвавшихся родов транклаутов! - возвестила она и с победным видом воззрилась на окружающих.
  -- Не может быть, - Ринас дернул книгу на себя, и уже через несколько секунд убедился в словах Тильды. Затем то же самое проделали остальные члены семейства.
  -- Черт побери, к нему приходила ведьма! - выругался Ринас, а Хильда по привычке с осуждением глянула на него.
  -- Если она ведьма, - протянула Тильда, - тогда что, он женился на ведьме? - ее возмущенный взгляд вперился в отца, который казалось тут же сделался ниже и незаметнее.
  -- Она не демонстрировала никаких... кхм... магических качеств.
  -- Ну, на свадьбе-то могла и сдержаться, - предположила Тильда и вновь задумалась.
  -- Да может она и не сестра ей вовсе, - прорвался голос разума матери, - может, так она хотела проникнуть в дом нашего лорда.
  -- И проникла, - подтвердил Ринас.
  -- И он от нее избавился, - ахнула Тильда, прозревая. - Избавился тихо и без шума, чтобы не сеять панику.
  -- А с чего бы ей нападать именно на нашего лорда? - рассуждала вслух Хильда.
  -- Да с того, что он Глава Семерки, - не выдержал бургомистр.
  -- Что? - все головы одновременно повернулись к нему.
  -- Что слышали, - нехотя проворчал он.
  -- И ты молчал? - завелась Хильда. А Ринас заметно помрачнел, осознав в этот миг, что все его планы обжаловать решение своенравного лорда, канули в Небытие.
  -- А как же лорд Эффель? - тихо пробормотал гвардеец.
  -- Временно отстранен, - пояснил бургомистр.
   В комнате воцарилась такая тишина, будто они почтили молчанием бедного лорда Эффеля.
  -- Если он выиграет войну, его утвердят в должности, - обреченно проговорил Ринас.
  -- Такого жениха упустили, - разочарованно выдохнула Хильда, глядя на своих двух дочерей.
  -- Да пусть ему, развлекается с этой несчастной, мама, - не смущаясь, выдала Тильда, - кто его знает, что он с ней делает.
  -- Вот выйдешь замуж - и узнаешь, - рассердилась мать.
  -- Прекратите трещать, - потребовал глава семейства, и даже гвардеец притих. - Мы сейчас тем более не в праве обсуждать его личную жизнь и решения. Если Император доверил лорду всю страну, то не нам говорить о нем.
  -- Прибереги свои патриотические речи для выступлений! - вмешалась Хильда.
  -- Если он уничтожил ведьму, к нам придут остальные, мстить, - очень точно подметила Тильда, и лица окружающих погрустнели, принимая справедливость ее рассуждений.
  -- Мы готовы их встретить, - заявил Ринас, украдкой поглядывая на зардевшуюся Марту.
  -- Вы? - рассмеялась Тильда. - Рядовой маг гарнизона? - ужалила она.
  -- Мы все. призванные защищать и оберегать ваш покой, - высокопарно ответил Ринас, и Марта подарила ему восхищенный взгляд. Тильда же лишь вновь фыркнула.
  -- Господин Ринас, Вам не нужно на службу? - поморщившись, поинтересовался бургомистр. И гвардеец вынужден был откланяться, хотя уходить ему, очевидно, совершенно не хотелось. Он приблизился к месту, где сидела Марта, немного потоптался на месте, но затем все же осмелился подойти и поцеловать на прощание ее руку.
  -- Чего он здесь околачивается? - сердито спросил бургомистр, как только двери за Ринасом закрылись. - Завели бы что ли дружбу с новым капитаном.
  -- Да он как бревно! - не выдержала Тильда, и получила от отца утомленный взгляд.
  -- Он нисколько не интересуется делами сердечными, - смягчила эффект Хильда.
  -- Война, - вздохнул бургомистр, - а я только думал, что наконец, хорошо заживем.
  -- Все эти изменения и маги никогда не бывают к лучшему, - проворчала мать семейства.
  -- Зачем ему эта замарашка, - вздохнула Хильда. - Подумать только - Глава Семерки...
  
   * * *
  -- Ты должен быть готов, - проговорил Эфраим, и Эмарон прервал работу, чтобы взглянуть на профессора.
  -- К чему?
  -- К проигрышу, - буднично отозвался Эфраим.
  -- Ты полагаешь, мы проиграем?
  -- Я полагаю, такая вероятность существует.
  -- Ты бы не стал сейчас об этом говорить, если бы это была всего лишь вероятность, - Эмарон напряженно посмотрел на профессора.
  -- Они запросто строят порталы, и это меня удручает, - откликнулся Эфраим и продолжил вплетать в стену новые параметры.
  -- Чего ты опасаешься? - не сдавался Эмарон.
  -- Того, что их ловушка окажется куда более магически одаренной, чем наша. Того, что ощутив опасность, они утащат нас за собой в другой мир, где мы окажемся заточенными и беспомощными.
  -- Ну, не такими уж и беспомощными, - возразил Эмарон. - У вас одна хандра с Эффелем?
  -- Что? - удивился Эфраим.
  -- Одна хандра. Он тоже настроен пессимистично.
  -- А откуда в тебе столько оптимизма, мой холодный мальчик? - спросил профессор.
  -- У меня нет другого выбора. Сдаться - это признать поражение заранее.
  -- Эрих, лишь бы тебе не вскружила голову победа над Марной. Старуха могла быть не в себе, и вовсе не такой сильной, как мы полагали.
  -- Не вскружила, Эфраим, поверь.
  -- Честно признать, я до последнего сомневался, что тебе удалось уничтожить именно Марну, и только посланница убедила меня в этом. Им не было смысла лгать насчет этого. Но я до сих пор не могу понять: как? Эффель, вовсе не слабый маг, не смог ни распознать, пока не стало поздно, ни победить рядовую ведьму, а ты...
  -- Везение, - в который уже раз повторил Эмарон.
  -- Что ж, - вздохнул Эфраим, понимая, что правды не добьется. - Надеюсь, оно не покинет тебя и в ближайшие дни. Готово, - он отряхнул руки, будто его работа и правда была пыльной.
  -- Надеюсь, что так, - откликнулся Эмарон, заканчивая свою часть.
   Оба мага окинули взглядами невидимую стену, которая вызывала ощущение дискомфорта и гула в ушах. Теперь она не сдержала бы и полумертвого раввийца, зато тут же оповестила бы Семерку, если бы рядом произошло хоть какое-то возмущение энергии. Гарнизоны все собирались в Семерке, рядом с границей из магов не оставалось никого, чтобы не было ложных срабатываний. Эмарон очень надеялся, что после их встречи с ведьмами будет еще кому восстановить стену и вернуть ее в первоначальное состояние, чтобы Ивен не оказался смятым толпами раввийцев. Что, если ведьмы победят? Они на самом деле превратят Империю и ее местное население в безголовых животных? И что дальше - будут потешаться? А что потом? Ведь эта забава им рано или поздно надоест. Если они, конечно, задумываются о такой вещи, как "потом".
  -- Что приуныл? - пробудил Эмарона Эфраим.
  -- Думаю о предстоящем.
  -- Только когда придет время действовать, не думай, - посоветовал Эфраим.
  -- Что, если мы победим, Эфраим? Нам ведь придется идти за остальными ведьмами.
  -- Хочешь спросить - что, если мы дойдем? - уточнил проницательный старик.
   Эмарон лишь неопределенно пожал плечами.
  -- Их на самом деле придется убить.
  -- Разделяешь точку зрения императора?
  -- Причем тут император, - вздохнул Эфраим. - Я полагаю, что та легкость, с которой они прыгают из нашего мира в тот, другой, говорит не только об их мастерстве, а и о том, что наши миры слишком сблизились. Инородная материя не должна существовать в другом мире. Тебе не приходило это в голову, Эрих? Это означает, что потомков ведьм придется убить, потому что все они хотя бы на мизерную долю инородны, как для нашего мира, так и для того, другого.
  -- Чужие везде? - понял Эмарон.
  -- Да, Эрих.
   Эмарон молчал, но вовсе не от того, что ему нечего было возразить профессору, а от того, что думал о Линде. Независимо от того, была она ведьмой или нет, она не могла остаться. Если она - обычная женщина из Мены, как и заявляла, ей придется вернуться домой. Как? Это уже другой вопрос. Хотя, чтобы ответить на него, Эмарону предстоит не только научиться пересекать миры, но и проводить с собой другого человека. Если же в ней есть хоть капля крови ведьм - неважно, где она кажется, она неизбежно будет вести их миры к катастрофе.
  -- Из чего Вы сделали такой вывод, профессор? - тихо спросил Эмарон.
  -- Из того, что происходит с местами порталов, - ответил Эфраим.
  -- А что с ними происходит? Колоссальный выброс энергии, волна, которая валит все деревья.
  -- Ты что, никогда не наблюдал, что с ними происходит после? - удивился профессор.
  -- Что именно? - не понял Эмарон. И Эфраим, печально улыбнувшись, увлек Эриха за собой, чтобы продемонстрировать ему то самое место, в котором он когда-то встретил Линду.
   Теперь в чаще красовалась не только лысая поляна с поваленными кряжами, а и незнакомые Эмарону растения. А когда он увидел прозрачный предмет, напоминающий бутыль со смятыми чудовищной рукой стенками, - понял, что вещь эта не из их мира.
  -- Видишь? - произнес Эфраим, подцепляя маленькую смятую разноцветную коробочку.
  -- Они соединяются в местах открытия порталов? - в ужасе предположил он.
  -- Похоже на то, - отозвался Эфраим, покачивая головой, будто самому себе не веря.
  -- Но ведь это означает, что больше нет необходимости строить порталы - можно войти в такую зону и попасть в другой мир?
  -- Все не так просто, Эрих, - с сомнением взглянул на него профессор. - Мне кажется, они перемешиваются, как вода в чашке.
  -- Но раньше здесь не было ни этих растений, ни предметов. Это значит, что они все еще соединены.
  -- Они перемешиваются, Эрих, - настаивал на своем профессор, - какими-то своими частями. Ты не сможешь предугадать, каким фрагментом они обменяются в следующий миг. Единственное, что можно теперь сказать об этих местах - что они опасны.
  -- Потому что человек в них может лишиться руки или...
  -- Или чего-то существенно более важного, - закончил за него Эфраим.
  -- Обратим ли этот процесс?
  -- Полагаю, что его можно заморозить, если мы разведем миры на достаточное расстояние. Но он лишь усугубится, если все останется, как прежде.
  -- То есть если останется хоть кто-то, объединяющий эти два мира.
  -- Видимо, так, - согласился Эфраим.
  -- Мне уже не кажется победа такой желанной, - сознался Эмарон.
  -- Это только начало, - всеведущей улыбкой отреагировал Эфраим. Только было в ней больше печали, чем радости.
   Когда на прощанье Эмарон окидывал взглядом памятную поляну, он увидел еще несколько вновь возникших на ней предметов, и на сердце стало еще тревожнее.
   Вирк с остальным гарнизоном ждал уже в Семерке. Задача переправить гвардейцев легла на плечи Эффеля и Ларока. Первому он доверял в организационном смысле, а второму - в силе и быстроте решений. Эмарона по-прежнему сильно смущал Грав, но избавиться еще и от него - означало навлечь на себя гнев Императора.
   Ему нужна была сплоченность и безоговорочное подчинение, чтобы победить. Потому что он не сомневался, что судьбу решат даже не минуты - секунды. Ведьмы до сих пор не отличались особенной слаженностью, и это давало надежду. Но стоило только задуматься о том, что его ждет дальше, как надежда растворялась без следа.
  
  
   Глава 9
  
   Мысли не давали Линде покоя, и чем больше она оставалась предоставленной сама себе, тем больше ее снедали невнятная тоска и беспокойство. Разве это та жизнь, к которой она стремилась? То, о чем она мечтала в детстве? Сидеть взаперти, готовить и ждать мужа, который ее даже и не совсем как бы любит. Да. обращается хорошо, даже спас пару раз по оказии, но на этом все, о чем честно сказал сам.
   Эмарону больше никто не угрожал, если не считать неизбежной войны с ведьмами. Но последняя лишь внушала тревогу. Сколько времени пройдет, прежде чем он снова возвратится к теме того, кто она и откуда? К своим вечным вопросам о ее происхождении, о странных способностях. Ведь она разрушила его путы, не сразу, но все же. Она смогла уйти из его дома. Она дважды спасла его жизнь. Но учтет ли он это тогда, когда его поставят перед выбором? Что на чаше весов для Эмарона будет значить больше? Преданность Империи, нет, даже не стране, а идее - или Линда? Отсутствие любви говорило само за себя. Все закончится плачевно, даже если Эмарон выиграет войну. И еще более плачевно, если проиграет.
   Линда посмотрела на сад за окном, из которого только что принесла свежую зелень на салат для обеда, и поняла, то все это иллюзия. Отпуск, сказка, которую она придумала для себя, прогулка в другое измерение, мир, - неважно. Но что каждая из таких историй имеет свой конец, и лишь ей решать, каким он будет: памятным и счастливым, по ее воле, или несчастным, если она пустит все на самотек. Она - не жена лорда, подружка на месяц, забава, загадка. Но она не вписывается в их картину мира, как и они - в ее, со своими порталами, старым укладом жизни и Империей.
   Но она не могла вернуться домой. Не существовало экспресса в Мену, и даже банальной электрички. И услугами ведьмы она уже пыталась воспользоваться и едва не расплатилась жизнью. Да и вообще чудо, что Маркова повелась на ее болтовню. Ведь могла просто прибить на месте и продолжить воплощение в жизнь своих кровавых планов. Ловить очередную ведьму? Снова пытаться уговорить ее вренуть Линду домой? Рассчитывая на то, что они не пронюхали, кто прибил их драгоценную Марну? Вернее, благодаря кому она скончалась.
   Столько вопросов - и ни одного ответа. Линда измученно опустилась на стул в кухне Эмарона. Почему он не заведет прислугу, если богат? Было бы хотя бы с кем поговорить. Хотя, если бы он завел кого-то вроде Тильды, то спасения пришлось бы искать в лесу.
   Уединение ее было нарушено совершенно внезапным образом, когда в двери вежливо постучали. Открыв с осторожностью после всех этих милых предыдущих визитов, Линда обнаружила на пороге пожилого мужчину с властным и не слишком приятным лицом. Пока она гадала. кто бы это мог быть такой, ощутила уже знакомую невозможность пошевелиться и упала бы, как подкошенная, если бы незнакомец не поймал ее и не водрузил на стул с проворностью, несвойственной его возрасту.
  -- Да кто Вы такой? - с трудом смогла выговорить Линда, потому что язык ей тоже не очень подчинялся.
  -- Лорд Грав, - представился ей гость. - Да-да, один из лордов Семерки, - подтвердил он, когда ее глаза округлились. Теперь ее инкогнито оборачивалось не в ее пользу. Кого в ней узрел очередной лорд Семерки - гадать не приходилось. Конечно же, он прибыл к лорду Эмарону, и застав у него на пороге женщину, решил, что это очередная ведьма. Хотя, постойте. она ведь может быть прислугой? Кухаркой?
  -- А кто же Вы, моя дорогая? - тем временем продолжал допрос Грав.
   "Ясно, - поняла Линда, - времена тяжелые, и любому лорду лучше перестраховаться. То. что она не воспользовалась магией и позволила себя спеленать - ей на пользу. Остается только убедить в своей безобидности гостя, а там, глядишь, все и обойдется."
  -- Линда, - пробормотала она, стараясь не глядеть прямо на лорда. Так, по ее мнению, должна была себя вести прислуга.
  -- И что Вы тут делаете? - вкрадчиво расспрашивал лорд.
  -- Салат, - брякнула Линда и успела заметить, как побагровело лицо выского лорда.
  -- Кухарка? - строго спросил он.
  -- Угу, - кивнула Линда.
  -- А почему дверь кому попало открываешь? Он тебя что, не проинструктировал?
  -- Угу, - невпопад ответила она.
   Лорд поморщился. А Линда поняла, что заработала статус непроходимой дуры.
  -- Расскажи мне о ведьме, которая к вам приходила, - потребовал он.
  -- А Вы не могли бы, - Линда попробовала пошевелиться и едва не рухнула со стула, когда лорд снял свое заклятие. Руки и ноги снова были ей послушны, что немало радовало. Линда тут же шустро отскочила от мага в дальний угол кухни, потому что так сделала бы любая деревенская дурочка.
  -- Тише-тише, - мягко попросил лорд, прекрасно понимая, что никуда она от него не денется. Он разговаривал с ней примерно также, как говорят с испуганным животным. - Времена сейчас беспокойные, поэтому пришлось принять меры, на всякий случай.
   Линда продолжала затравленно смотреть на него из угла.
  -- Налей мне артаку, что ли, - перешел на знакомый кухарке язык лорд Грав.
  -- Сей же час, - выплеснулось из Линды само собой, выуженное из глубин памяти или из какого-то кино.
   Грав удовлетворенно улыбнулся, а Линда метнулась заваривать ему уже полюбившийся порошок.
  -- Так расскажи мне, милая, кто к вам заходил в гости? И как твоему лорду удалось ее извести? - допытывался Грав, потягивая маленькими глоточками горячий артак.
  -- Вот лорд Эмарон придет - сами у него и спросите, - проворчала она и принялась вытирать стол.
  -- Лорд Эмарон весь в делах, нечего его по таким пустякам беспокоить, - проронил гость. А Линда подумала: "как же, знаем мы таких доброжелателей, как ты". Ей не нужно было никаких деталей, чтобы понять, что перед ней - мерзкйи тип.
  -- Шум был, - ответила она, будто вспоминая, - но я уж спала, так что не видела ничего, - замыкаться не стоило и проявлять излишнюю подозрительность.
  -- Так ли уж ничего? - не отставал гость.
  -- Ничегошеньки, - протянула Линда и грохнула перед ним миску неперемешанного и ничем не сдобренного салата. - Кушать желаете?
   Грав с сомнением посмотрел на содержимое миски и медленно покачал головой.
  -- А гости к твоему лорду наведываются?
  -- Гвардейцы по большей части, - не стала отрицать Линда, и хотела было припомнить семью бургомистра, но вовремя остановилась - те выдали бы пришлому лорду все и даже больше. По крайней мере, ее легенду разрушили бы сразу. Да любой разрушит, стоит ему только сунуться в Истру - мигом расскажут, что она - та самая спасенная от рук раввийцев барышня, которая живет уже не первый день у лорда под крышей.
  -- А дамы? - не унимался гость.
  -- Дамы? - Линда изобразила искреннюю озадаченность. - Да кто ж из них по своей воле сюда пойдет?
  -- Даже так? - усмехнулся лорд и стал подниматься из-за стола. Его маленькие глаза обежали пристальным взглядом кухню, не упуская ни одной детали. - Отменный артак, - неожиданно похвалил он Линду. - Да и ты сама ничего, завидую Эмарону.
  -- Что? - вот это уже было искренне. Линда оторопела от его намеков.
  -- Нечего смущаться. Он - мужчина видный, да и ты в убытке не останешься.
   "Отрицать или нет?" - хаотично думала Линда, а порозовевшие щеки уже не оставили вариантов.
  -- Ладно, пойду я, - миролюбиво заметил удовлетворенный лорд и, не прощаясь, направился к дверям. Линда тенью последовала за ним, чтобы запереть двери на засов, будто это могло ее отгородить от лорда Семерки.
   Гость ушел, а нервы взвинтились до предела. Что, если он все-таки отправится в Истру? Тогда ей несдобровать. А они даже не договорились с Эмароном о способе связи. Он полностью поглощен предстоящей войной, и нескоро вернется домой. Тогда отчего здесь разгуливает этот лорд, вместо того, чтобы готовиться к бою с остальными? Может, следовало сказать правду? Что она жена? Но ведь тогда узнала бы вся Семерка, и Эмарон мог ей такого не простить. Да и как бы понравилось магу это известие? Стал бы расспрашивать кто такая и откуда, а у нее снова не было правильных ответов.
   Бежать, пока не поздно? Так ведь найдет, наверное. Паника мешала соображать, как следует. И оставалась еще надежда, что маг не отправится в город.
  
   * * *
   Лорд Семерки с любопытством смотрел на гарнизон и здание, которое он занял. Оно явно не было предназначено под подобные нужды. Просто большой и красивый особняк с внутренним двором. Гвардейцев уже быть не должно было - Эффель с Лароком обязаны были переправить их в Семерку. И только Грав был не удел, оскорбленный и униженный новым Главой-выскочкой. А ведь он так ратовал в свое время за повышение Эмарона - как же жестоко он ошибался. Заносчивый высокомерный тип, который в первые же дни своего руководства приговорил его старого соратника и друга к погружению в Небытие. И за что? За то, что тот пытался расчистить ему путь, убрав Эффеля?
   Грав смотрел на неспешное шествие зажиточных горожан и умилялся той беспечности, с которой они могли жить при таком тесном соседстве с одичавшей Раввой. Ведьмы были у них за границей города, прямо в лесу строили межмировые порталы, а местные продолжали свою размеренную жизнь.
  -- Простите, Вы - приезжий? - окликнула лорда милая дама средних лет.
  -- Да, - кивнул он.
  -- Тогда Вам лучше поскорее покинуть эти места.
  -- Отчего же? - поинтересовался он.
  -- Грядет война, - шепотом поведала ему дама.
  -- Да что Вы говорите, - притворно удивился он. - А с кем?
  -- С транклаутами, - просипела дама, забавно дав петуха на предпоследнем слоге.
  -- Вот как, - протянул лорд, имея в виду доступность закрытой информации широким массам. Но у Вас же в городе есть лорд Семерки.
  -- И гарнизон, - охотно подхватила дама. - Только вот все они отправляются на войну. А у нас до Раввы рукой подать. Сами понимаете- все может случиться. Я вот запру все двери и окна и носа не высуну, пока все не закончится.
   Грав оценивающе взглянул на выдающийся нос дамы и постарался не усмехнуться.
  -- И лорда жаль - так и не успел порадоваться семейной жизни.
  -- Какой? - Грав весь напрягся, вытянувшись в струну.
  -- Семейной. Говорят, женился он, наконец. Так и сколько можно было жить под одной крышей и не расписаться у бургомистра.
  -- С кем? - Грав хмурился, почуяв близкую добычу.
  -- Линдой ее вроде зовут. Той девушкой, что лорд спас от раввийцев.
  -- От раввийцев? - даму можно было даже не поощрять вопросами - она и так готова была все рассказать, найдя благодарного слушателя.
  -- Да, замечательная история. Вырвал из их лап, бедняжку. Так у нее никого не осталось - все село раввийцы сожрали подчистую. Вот он и приютил сиротку.
  -- А объявление в управе? - к ним подошла женщина чуть постарше и кивнула его собеседнице. - К ней же сестра приезжала вроде?
  -- Да кто ту сестру видел? Врут, наверное. Не перебивай, Клора, видишь, я рассказываю.
  -- Да кто врет? Я сама от Хильды слышала, - возмутилась Клора, и дамы ввязались в перепалку, грозившую перерасти во что-то более серьезное. Воспользовавшись удобным моментом, лорд Грав покинул их гостеприимную компанию, радуясь, что заглянул в Истру. Теперь картина вполне даже складывалась. Спасенная девушка, женитьба, ложь. Эмарон снюхался с ведьмами, и Марну вовсе не убивал. Все эти россказни лишь для того, чтобы все в него поверили и пошли следом на бойню, как слепые куцы. Устранение Румела - единственного из лордов, кто знал ведьм в лицо. Умелое невмешательство, когда прикончили других двоих. Возможно даже, что Эмарон подсказал, где и когда их искать. Предложение переговоров, прикрываясь которым он отпустил единственную пойманную в плен ведьму. В Граве закипал гнев - даже портал назад, к дому Эмарона, оказался с легким бурым оттенком вместо священной белизны. Он не позволит одурачить его. Если эта ведьма ему так дорога, что он даже женился, ей самое место в застенках Семерки.
  
   * * *
  
   На этот раз Линда была готова к появлению гостя. И одного взгляда друг на друга им хватило, чтобы отбросить условности. Линда метнула в бурое месиво портала подвернувшуюся под руку кружку, но та лишь исчезла на другой стороне, не причинив ни самому порталу, ни лорду никакого вреда. На самом же деле кружка эта пребольно ударила Клору прямо по затылку и пала безымянной жертвой на одной из улиц Истры.
  -- Ах ты тварь, - прошипел Грав, - думали обвести Семерку вокруг пальца? - И выпустил удушающий захват.
   Но на этот раз Линда не позволила себя опутать, вздрогнула и отряхнулась, как собака после дождя, и все мерзкие липкие путы лорда опали на пол, извиваясь в агонии.
  -- Тварь, - прошипел Грав, осознавая, что столкновение не будет простым.
  -- Старый козел, - не осталась в долгу Линда и швырнула в него миской, которая все-таки достигла цели и угораздила лорду по уху. От изумления он даже опустил на миг руки.
  -- Нападай, тварь, - взревел он. - Я - лорд, а не простолюдин! Дерись достойно!
   В ответ в сторону старого лорда полетело ведро, от которого он на этот раз успешно уклонился. Глаза его налились безграничной ненавистью и, судя по пасам рук, готовил он для Линды вовсе не ведро в ответ.
   Взвизгнув, Линда, сломя голову, рванула через заднюю дверь в сад, а оттуда - к спасительному лесу. На этот раз она даже не ощутила преграды, пересекая ее. Ноги несли ее, как обезумевшее животное, паника поднималась из глубины души, мешая думать. Ее преследовал сильный обозленный маг, и ей нечего было ему противопоставить, и помощи ждать было неоткуда. Не зря она считала, что лучше бежать сразу же, как только он покинул ее дом в первый раз. Тогда был бы хоть какой-то шанс удрать, теперь же не было ни шанса, ни Эмарона. Слева, совсем близко, что-то взорвалось и полыхнуло пламенем. Старый засранец бросался в нее снарядами? Линда припустила еще сильнее и начала петлять по возможности между деревьев. Откуда только у этого деда столько сил, - недоумевала она, - что он никак не отстанет, да еще и успевает плести заклинания? У себя дома она бы от этого чокнутого быстро удрала, да еще и сдала бы в больничку, где дедулей с нестандартными способностями вплотную занялись бы люди в белых халатах. А тут? Даже если она добежит до границы с Раввой, даже если пересечет - что дальше? Снова надеяться что полу-люди предпочтут ей старика? Жуткая плеть полоснула по траве и ужалила ногу Линды. Она споткнулась и едва не полетела головой в сухое лежащее бревно, но чудом удержалась на ногах, ойкнув от боли. Целеустремленный лорд не отставал.
   А потом, то ли от усталости, то ли от полного отчаяния, она услышала гул электрички. Это было так неожиданно, что Линда даже остановилась на пару секунд. Звук послышался ближе. Она чуть свернула и побежала в его сторону. Под ногами мелькнула искореженная пластиковая бутылка из-под пива, затем старый кулек, а затем в просвете между деревьями показалась бетонная платформа станции. Линда бежала, не в силах поверить в свое счастье - она выскочила прямо на остановку, и электричка подходила к ней. В панике Линда обернулась, всматриваясь в лес, но в нем не было ничего необычного для пригорода Мены: ни кряжей, ни раввийцев, ни одержимого старого мага, преследующего ее по пятам. Сердце продолжало бешено биться даже тогда, когда она поднялась по лесенке и застыла у окна закрывшейся двери вагона. Электричка медленно набирала скорость, покидая станцию, покидая Империю, в которой остались ее злейшие враги и несостоявшийся муж. Она отправлялась в мир, который с Империей связывала лишь кучка ведьм, в свой родной мир, домой.
  
  
   * * *
   Грав в ужасе смотрел, как отделилась рука с частью его тела и исчезла без следа. Кровь хлынула потоком, заставив его неуклюже завалиться на бок. Он видел, как исчезла ведьма, и побежал следом за ней. Но там, где невредимой прошла она, чья-то невидимая рука полоснула по нему гигантским ножом, разрезая с такой же легкостью, как кусок масла.
  -- Тварь, - просипел Грав.. и умолк навеки.
   А затем с какой-то маньячной настойчивостью мясника, стали исчезать и остальные части его уже мертвого тела. Вместо них вокруг появлялись ржавые крышки от бутылок, рваные кульки и куски разломанных бетонных блоков с арматурой. Место бывшего портала продолжало жить своей жизнью, перемешивая части реальностей в произвольном порядке.
  
  
   * * *
  -- Как все прошло? - Эффель смотрел на Эфраима с Эмароном с нетерпением. Он явно продолжал нервничать перед предстоящим столкновением. А, возможно, его мучила, как и многих других, затянувшаяся неопределенность.
  -- Стена настроена, - отозвался Эфраим, опускаясь в кресло в огромном зале для приемов.
  -- И мы ощутим их приход?
  -- Безусловно, - кивнул Эфраим. И тут все они вздрогнули от отдаленного магического эха.
  -- Так скоро? - потрясенно проговорил Эффель. А Эмарон нахмурился, переглянувшись с Эфраимом.
  -- Как-то далековато от стены. Да и встречаться договаривались вроде завтра, - с сомнением заметил Эфраим. - Зачем менять время?
  -- Возьму гарнизон и проверю, - произнес Эмарон.
  -- Я с тобой, - добавил Эфраим, но Глава Семерки смерил его недовольным взглядом:
  -- Нам нельзя рассеивать силы, Эфраим, вдруг, это уловка.
  -- Я не говорил, что буду брать свой гарнизон, только я, - заверил его профессор. - Надо понять, что они задумали.
  -- Полагаю, вам лучше идти вдвоем, - поддержал Эффель. - А держать оборону Семерки вполне хватит гарнизонов и нас с Лароком.
  -- Ладно, - сдался Эмарон, - времени терять нельзя, - поторопил он старого учителя, и тот согласно кивнул.
  
   * * *
   Место всплеска выглядело отвратительно, и да, оно, как и полагается, приходилось на аномальную зону, как они с Эфраимом договорились называть места бывших порталов между собой.
  -- Ты это видел? - указал Эфраим Эмарону на нечто, лежащее поодаль.
  -- Человеческая рука? - Эмарон всматривался в том направлении, что указывал учитель. Ближе подойти они не могли, потому что там пролегала граница зоны. - Раввийцы, угодившие в ловушку портала?
  -- Если бы, - вздохнул Эфраим. - Взгляни на перстень.
  -- Перстень? - переспросил Эмарон и замер. - Лорд Грав? Но как? Не может быть. Он обязан был оставаться в Семерке.
  -- Обязан? - усмехнулся Эфраим. - Лорд Грав не считал себя обязанным никому.
  -- Как же его угораздило? - Эмарон с болью смотрел на то, что осталось от лорда Семерки.
  -- Ну, не просто же он погулять пошел, - намекнул Эфраим.
  -- А что тогда? Погнался за кем-то?
  -- За кем-то, Эрих? - усмехнулся учитель.
  -- За ведьмой, - признал Эмарон. - Значит, они умеют пересекать и такие зоны. Строят портал в портале? Или обходят ловушки?
  -- Мы уже говорили с тобой об этом. Полагаю, это не ловушки, а природное явление, Эрих, - покачал головой Эфраим. - Но да, нашей ведьме удалось проскочить зону невредимой, судя по тому, что мы не наблюдаем никаких женских частей.
  -- Но зачем? Зачем ей так рисковать?
  -- Может, они готовы на любой риск. лишь бы избавиться от еще одного лорда Семерки? Откуда нам знать. Может, их менее талантливые потомки работают именно так.
  -- Но как он нашел ее? Почему оказался здесь?
  -- Не удивлюсь, если Грав решил проверить наше творение на прочность.
  -- Ты о стене?
  -- Да, - кивнул Эфраим.
  -- И ему просто не повезло?
  -- Одинокий лорд, они как-то умеют нас отслеживать в уязвимом состоянии.
  -- Так глупо, - произнес Эмарон, с досадой глядя на то, что осталось от лорда Семерки.
  -- Глупо и неосмотрительно, - согласился Эфраим, - в нынешних условиях.
  -- Теперь они знают, что нас только трое, - заметил Эмарон.
  -- И не догадываются о подкреплении, это хорошо, - подбодрил его Эфраим.
  -- Я навещу дом, - вдруг решил Эмарон.
  -- Зачем? - брови Эфраима поползли вверх.
  -- Что-то неспокойно на душе.
  -- Эрих, это глупо, пусть он хоть сгорит. Сейчас нельзя оставаться одному.
  -- Эфраим, я женат, - проронил Эмарон.
  -- Что? - старый учитель был откровенно озадачен. - Ты... что? - он с трудом откашлялся. - Как давно?
  -- День.
  -- Эрих, - Эфраим вновь лишился дара речи.
  -- Я пойду.
  -- Я с тобой, - не принимающим возражений тоном заявил профессор и шагнул в портал вслед за бывшим учеником.
   Разгром в доме явно указывал на следы борьбы. И да, здесь также хватало магического фона, свидетельствовавшего о том, что разборка была далеко не бытовой. Эфраим прищелкнул ботинком ошметок опутывающего заклинания на кухне.
  -- Кто твоя жена, Эрих? - этот вопрос Эмарон боялся задавать даже самому себе. Теперь же он стоял посреди разрушенной кухни и думал о том, что тут случилось. Картина складывалась совсем иной, нежели в лесу. Все следы вели не к неизвестной ведьме, а к его молодой жене. Грав, очевидно, посмел сунуться в его дом, и воспринял Линду вполне однозначно, после чего у них произошла стычка. Чем она закончилась - тоже было известно. Семерка лишилась еще одного лорда, а женщина, которая уверяла его, что не имеет никакого отношения к ведьмам, отбыла целой и невредимой в свой мир. В мир, где собирались все силы ведьм. И кто он был после этого, как не дурак, обведенный вокруг пальца почище, чем Эффель? Ведь тот хотя бы очнулся, когда увидел магические силы своей возлюбленной. А Эмарон благополучно закрыл глаза на все "странности" Линды, списав их на влияние другого мира, или на текущую в ее жилах каплю ведьмовской крови, о которой она сама не имела понятия. Не имела понятия - как же. Обрывки неудавшегося заклинания пут говорили сами за себя. А еще - идеальный проход аномальной зоны, которая как всегда чисто случайно, но так удачно подвернулась на ее пути. Но как же Финна? Или та была лишь помехой к цели? К Главе Семерки? А Марна? Все та же старая добрая борьба за власть? Разошлись во мнениях? Ответом могла бы послужить информация о том, кто возглавляет ведьм ныне. Если это была его жена, тогда вырисовывалась вполне стройная картина: внедриться, выведать информацию, и перебить их по одному, когда они наиболее уязвимы. Лорды мечтали уничтожить ведьм одним махом, убив всех транклаутов. Не мечтали ли транклауты о том же: уничтожить всех лордов Семерки, а дальше - чего стоят гарнизоны без настоящих лидеров?
  -- Эрих? - теплые карие глаза Эфраима пристально смотрели на бывшего ученика.
  -- Не знаю, - сознался Эмарон с тяжелым вздохом.
  -- И ты пустил ее в свою жизнь? Делился нашими планами?
  -- Нет, - покачал головой Эмарон, - только в свою жизнь.
  -- Хоть так, - вздохнул Эфраим, усаживаясь на стул и с намеком глядя на пустые чашки. Эмарон подошел к столу, и начал готовить им артак, совершенно не зная, о чем говорить со стариком. Он сглупил, страшно сглупил. Очевидно, не напрасно все лорды Семерки были холостяками. А особенно теперь, когда в каждой женщине могла таиться ведьма.
  -- Не вздыхай так тяжело, - мягко пожурил его учитель, делая глоток свежезаваренного артака. - Могло быть и хуже.
  -- Куда уж хуже? - вздохнул Эмарон. - Она как минимум виновна в гибели лорда Грава. А кто знает, к чему еще причастна?
  -- Ты цел, Семерка все еще цела - а это уже немало, - возразил Эфраим и потянулся за блинчиком, а потом заколебался: - Это она готовила?
  -- Да, - кивнул Эмарон.
  -- Тогда не стоит, - Эфраим убрал руку от угощения.
  -- Они не отравлены, - с досадой произнес Эрих, - я уже ел, утром.
  -- Не обязательно пичкать их ядом. Есть масса других средств, - заметил Эфраим.
  -- Приворотных? - кисло усмехнулся Эмарон.
  -- Хотя бы, - отозвался Эфраим.
  -- В этом не было необходимости, я и так не был избалован женским вниманием.
  -- Как и все лорды, - глубокомысленно отметил профессор. - Она говорила, откуда пришла?
  -- Из другого мира.
  -- И ты, конечно же, поверил, что это случайность? И даже история с ведьмами тебя не насторожила?
  -- Теперь, когда Вы так говорите, профессор, - вынужден был признать Эмарон, - я выгляжу полным идиотом.
  -- Все мы идиоты, когда дело касается женщин, - усмехнулся Эфраим.
  -- Вас тоже обвела вокруг пальца ведьма?
  -- Не обязательно быть ведьмой, чтобы обвести мужчину вокруг пальца, - уклончиво ответил Эфраим.
  -- Так Вы не станете презирать меня за то, что случилось?
  -- Более того, Эрих, мы оставим это в тайне.
  -- Почему?
  -- Потому что это пошатнет твой авторитет, а это последнее, что нам нужно.
  -- Но что мы скажем о Граве?
  -- Что он погиб, как герой, сражаясь с очередной ведьмой.
  -- Я не вынесу, если она придет на встречу, - простонал Эрих.
  -- Ты должен быть к этому готов, - серьезно заметил Эфраим. - Соберись. Ненавидь, если нужно, но только не сожалей. Потому что это именно то, чего они добивались.
   А у Эриха не шли из головы ее любящие глаза, нежные руки, ласки, жар ее тела, податливость и жажда его прикосновений, которая ощущалась в каждом ее движении, которую невозможно сыграть. Так что же, она тоже увлеклась? Или он все-таки полный идиот, что до сих пор думает о ней?
  -- Эрих! - вырвал его из воспоминаний голос профессора. - Если ты будешь витать в облаках, мы уже проиграли. Будь готов встретиться с ней лицом к лицу, - проговорил он, вплотную приблизившись к Эмарону, - и убить.
   Последние слова ножом вонзились в сердце Эмарона. Он скорее дал бы убить себя, чем смог бы причинить вред Линде. Он и сам не заметил, как привязался к ней, как привык к ее обществу, как полюбил. Он промолчал тогда на кухне в ответ на ее нелепое признание, потому что не мог поверить, что она его по-настоящему любит, а сам давно и безнадежно потерялся в ней.
  -- Ты слышишь меня? - потряс его за плечо Эфраим. - У нас нет времени на копание в себе. Ты должен быть готов убить ее. Она - не твоя жена, Эрих. У лордов Семерки нет жен. У адептов Небытия нет жен, Эрих. Ты забыл о том, чему тебя научила школа?
  -- О том, что все тлен? - горько усмехнулся Эмарон. - О том, что все привязанности - лишь попытка убедить себя в том, что от него можно сбежать?
  -- Именно, Эрих. Мы все придем к нему, в тишине и одиночестве. Так не трать время на иллюзии.
   Эти слова знал каждый из учеников школы. Но мир позволил ему забыть их, застил глаза иллюзиями, на которые был богат. И Эрих поддался, как мальчик, верящий в чудеса, а ведь он был в Небытии и видел истину.
   На кухне вмиг похолодало, и мелкие крупицы инея закружились в воздухе, оседая на плечах Эфраима.
  -- Ну-ну, мой мальчик, держи себя в руках, - Эфраим попытался примиряюще похлопать Эмарона по плечу, но тут же одернул руку, потому что оно оказалось ледяным.
  -- Вы правы, Эфраим, - голос Эриха ломался, будто лед, но в нем больше не было ни сожалений, ни других бесполезных эмоций. В холодных серых глазах бушевала снежная буря. Он был лордом Небытия прежде, чем стал лордом Семерки. Смерть шла с ним рука об руку, прекрасная и холодная, непреклонная и скорая. Эфраим содрогнулся и вспомнил, почему его ученик некогда внушал страх даже Семерке, почему она предпочла его сделать своим лордом, нежели ужасаться его талантами со стороны.
  -- Надеюсь, они явятся, - обещание, сквозившее в этих словах Эмарона, не сулило ничего хорошего ведьмам.
  -- Помни, что нужно оставить хотя бы одну в живых, чтобы выяснить, как строить порталы, - на всякий случай напомнил Эфраим.
  -- Я помню, - улыбнулся Эмарон, и профессору стало жутко. Эрих же уже знал, кого он оставит в живых, если она осмелится явиться, и кого обречет на вечные страдания.
  
  
   Глава 10
   Так странно было вернуться домой, собой и одновременно совершенно другим человеком. Со всеми знаниями о том, что происходит, о существовании Империи, ведьм, Марковой. Домой, где все идет по-старому, и никто ни о чем не подозревает.
   Родители даже не удивились ее отсутствию, решив, что Линда загуляла в очередной раз или уединилась со своими мыслями, отгородившись от остального мира. Она рада была их видеть, и бабушку, и двоюродных сестер, особенно, учитывая тот факт, что уже успела мысленно с ними навсегда попрощаться. Они не всегда понимали прилив ее бурной нежности, но и не задавали вопросов, списывая все на излишнюю эмоциональность. А ей, и правда, порой хотелось реветь, стоило только подумать, что она могла их больше никогда не увидеть. А еще хотелось реветь от мысли о том, что она больше никогда не увидит своего мужа. И эта, последняя мысль, была увы так реальна.
   Линда задумчиво всматривалась в статью о смерти Марковой, пытаясь понять, возможно ли разыскать ее родственников. А когда в попытках найти какую-то информацию о родне популярной ведущей в сети, наткнулась на известие о похоронах и месте их проведения, едва не подпрыгнула от радости на стуле. Ведьмы точно придут почтить ее память, не могут не придти - чего им опасаться в этом мире? Лорды сюда не ходоки.
   А дальше? Растерянность отразилась на ее лице. Что дальше? Подойдет к ним, выразит свои неискренние соболезнования, а потом в лоб поинтересуется, когда у них следующая оказия в Империю? И напросится в попутчицы?
   А даже если и так, то что дальше? Взбешенный лорд, гнавшийся за ней по пятам, наверняка уже известил обо всем остальных. И теперь хорошо, если Эмарон не в бегах по ее милости, заподозренный в сговоре с ведьмами. И что будет, появись она снова на сцене? В лучшем - прибьют, в худшем - запрут и буду пытать в застенках, пока она им не выдаст то, чего не знает. Линда тяжело вздохнула, глядя на загримированное до неузнаваемости лицо Марковой.
   Но не пойти она не могла - хоть малейший шанс узнать что-то новое о событиях в Империи. Она переживала, сильно, не только о невозможности увидеть мужа, но и о судьбах лордов. Линда решительно вытащила из шкафа черное платье и настроилась на игру.
  
   * * *
   Постные лица старых кумиров, журналисты с камерами - все здесь было лишним и неестественным. Никаких искренне скорбящих родных, пустой гроб. К чему весь этот фарс? - единственный вопрос, который непрерывно задавала себе Линда. Среди толпы гостей она не смогла рассмотреть ни одного лица, хотя бы отдаленно напоминающего Маркову. И вся затея уже казалась ей совершенно глупой.
   Когда гости разошлись, Линда напоследок приблизилась к роскошному надгробию в виде статуи с летящими крыльями, и в очередной раз подумала, что до ангела Марковой было ой как далеко. Эта женщина всеми порами своей души источала ненависть.
  -- Вы родственница? - задали ей вопрос, который весь день готовилась задать она сама.
  -- Знакомая, - на автомате отозвалась Линда, подымая глаза на высокую женщину.
  -- Здесь большинство знакомые, - с горечью произнесла та, словно ее это оскорбляло.
  -- Такова жизнь знаменитостей, - философски заметила Линда.
  -- Карри, - протянула женщина изящную руку, и только теперь Линда поняла, что в манере говорить и двигаться, видит явное сходство с покойной.
  -- Линда, - пожала она руку женщины в ответ. - В-вы... - начала нерешительно.
  -- Родственница ли я? - усмехнулась Карри. - Да. Я - дочь.
   Пальцы Линды задрожали, - она и не рассчитывала на такую удачу, - и порадовалась, что больше не держит Карри за руку.
  -- Соболезную, - машинально проговорила она.
  -- Да бросьте. Вы же, как и остальные, пришли поглазеть на последнее шоу с Марковой.
  -- Вообще-то нет, - возразила Линда, - я думала найти здесь друзей и родных.
  -- Для чего? - холодные глаза впились в ее лицо, изучая.
  -- Чтобы поддержать, - не очень уверенно отозвалась Линда.
  -- Я Вас умоляю, - с издевкой произнесла младшая Маркова, - Вы ведь сами в это не верите. Так для чего? - она уже с откровенным интересом разглядывала Линду.
  -- Чтобы кое о чем расспросить, - уклончиво ответила Линда, с опаской глядя на Карри.
  -- О чем? - не отставала та.
  -- Маркова показалась мне не совсем обычной женщиной, - зашла издали Линда.
  -- Ты - журналистка? - в лоб спросила Карри.
  -- Нет, совсем нет, - заверила ее Линда.
  -- Тогда, кем бы она ни была, зачем тебе это знать?
  -- Мне кажется, - начала Линда, пытаясь на ходу придумать оправдание, - что мы были похожи.
   Карри молчала, продолжая пристально ее разглядывать.
  -- Кто твоя мать? - наконец, спросила она.
  -- Гусева, - честно ответила Линда.
  -- Да не по мужу, - раздраженно произнесла Карри.
  -- А по ком?
  -- Фамилию бабушки по материнской линии знаешь? А лучше - прабабки.
  -- Думаете, мы - родственники? - глупо улыбнулась Линда. - Нет, Марковых в нашем роду не было.
  -- Так знаешь? - проигнорировала ее вопрос Карри.
  -- Румлова, - пожала плечами Линда. Так вроде была фамилия ее прабабки, но бабушка могла и напутать.
   Карри стояла, как вкопанная, - похоже, на нее фамилия произвела какое-то неизгладимое впечатление.
  -- Не может быть, - заговорила она. - Мама говорила, что избавилась от ребенка.
  -- Какого ребенка? - не поняла Линда.
  -- Да от Румлового отродья, - зло выплюнула она.
  -- Какого отродья? - не поняла Линда.
  -- Она приходила к тебе? Общалась с твоей семьей? - глаза Карри сузились.
  -- Мы с ней случайно познакомились, не так давно, - начала оправдываться Линда.
  -- Значит, совесть взыграла, - заключила Карри, о чем-то раздумывая. Затем вновь пристально всмотрелась в Линду, - или понадобились все силы, что она могла собрать.
  -- Силы? Какие силы? О чем Вы говорите? - Линда на самом деле ничего не понимала.
  -- Ты моя племянница, девочка, - просветила ее Карри.
  -- Вы - сестра моей матери? - Линда широко раскрыла глаза. - Или отца?
  -- Все несколько сложнее, - поморщилась Карри. - Идем, - почти потребовала. а не предложила.
  -- Куда? - испугалась Линда, которая не ждала ничего хорошего от дочери Марны, вдруг нарисовавшейся к ней в тетушки.
  -- Познакомлю с другими членами нашей семьи, - пообещала ей Карри, и Линда постаралась взять себя в руки и успокоиться - ведь это было именно то, чего она добивалась. Правда, в семью к ним она вступать совершенно не намеревалась.
  
  
   * * *
  -- Что там? - сердито спросила Пимена, когда они все собрались в доме у Марны по требованию Карри. - Нам готовиться надо, а не растрачивать время зря.
  -- Помнишь, ты говорила о молодых, тетя? - вкрадчиво поинтересовалась Карри, с интересом глядя на окружающих, которые не догадывались, к чему она клонит.
  -- Тебе удалось кого-то уговорить к нам присоединиться? - уточнила Пимена.
   Зара только фыркнула:
  -- Они не стоят того, чтобы тратить на них время.
  -- Только на элементарный уровень натаскивать придется год или больше, - поддержала практичная Рея.
  -- А мальчики ждут нас уже завтра, - коварно улыбнулась Эланс. - Или ты передумала мстить? - метнула она колючий взгляд в Карри. Этой ведьме явно не нравилось текущее руководство. Но стоило Пимене лишь взглянуть на Эланс, как та угомонилась.
  -- Так что там? - повторила тетя свой первоначальный вопрос.
  -- Ты знала, что мама, что Марна, - исправилась Карри, проглотив комок в горле, - оставила ребенка от Румела?
  -- Что? - глаза Пимены округлились. - Этого не может быть. Она ненавидела его и его отпрыска. Он предал Марну, предал всех нас.
  -- И тем не менее, - Карри развела руками и поманила из соседней комнаты гостью.
  -- Кто это? - насторожились ведьмы.
  -- А вы сами посмотрите, - предложила им Карри.
  -- Не может быть, - прошептала Пимена, обходя вокруг Линды, как вокруг явившегося с того света чудища. - Мне нужна капля крови для уверенности.
  -- Мне тоже, - хором заметили Зара и Рея.
  -- Может, не все сразу? - в примиряющем жесте подняв руки, попросила Линда.
  -- Вы не доверяете моему мнению? - окинув остальных недобрым взглядом, спросила Пимена, и ведьмы потупились, не смея возразить.
  -- Дай руку, девочка, - попросила Пимена, приблизившись к Линде, и той ничего не оставалось, как согласиться. Короткий укол в палец - и дальняя якобы-родственница обзавелась капелькой ее крови. Потом последовал странный ритуал, в процессе которого кровь превратилась в красную пыль. Результат эксперимента остался за гранью понимания Линды, а вот окружающих, похоже, впечатлил, потому что они стояли там какое-то время, полностью онемевшие.
  -- Может мне кто-нибудь объяснить, что происходит? - попросила Линда.
  -- Ты - потомок Марны и Румела, - обрадовала ее Пимена, все также озадаченно глядя на то место, где только что рассеялась кровь. - Подумать только, она оставила дитя.
  -- Целая ветвь, о которой мы не знали? - поразилась Рея. - Мужчины в их линии - тоже маги? - в ужасе спросила она.
  -- Какие маги? Мои родители - обычные люди, - возразила Линда, и это была чистейшая правда. В ее семье не было никаких странностей и чудес тоже.
  -- Они просто не инициированы, - отмахнулась от нее Эланс.
  -- Но не она, - отметила Зара.
  -- Кто тебя инициировал, девочка? - уставилась на нее Пимена. - Марна? Она говорила тебе что-то о войне?
   Глупо было отпираться и слушать по десятому разу об Империи. Поэтому Линда сказала то, что знает, умолчав при этом о лордах и Эмароне.
  -- Она готовила ее к битве, - заключила Пимена в итоге, - но не успела.
  -- Как ты догадалась придти на похороны? - спросила Эланс.
  -- Надеялась разыскать вас, - не стала врать Линда.
  -- Правильно поступила, девочка, - похвалила ее Пимена. - Но у нас совсем нет времени - завтра мы либо победим, либо проиграем навсегда.
  -- Даже не допускай такую мысль, - огрызнулась Зара.
  -- Только дура не станет допускать такой мысли, - осадила ее Пимена, - и доказательство тому - все те, кого с нами уже нет. Да и ты, кажется, не так давно не по своей воле гостила у Семерки.
  -- Перестаньте, - прервала их Карри, мрачно глядя на Линду. - Если мы завтра падем, род Марны продолжит жить.
  -- Марны и предателя, - заикнулась Зара, но получила в ответ такой многообещающий взгляд Пимены, что тут же заткнулась.
  -- Возьмите меня с собой, - в полной тишине раздалась просьба Линды.
  -- Спятила? Тебя тут же прихлопнут, - не выдержала Зара. И на этот раз никто ей не возразил. - Это не экскурсия в океанариум. Там маги, которые не задумываясь убьют любую женщину, если им только померещится ведьма.
  -- Я знаю, - попыталась возразить Линда.
  -- Что ты знаешь? - взорвалась Зара. - Чужие россказни? Когда тебя прикуют к стене в подземельях Семерки, вот тогда ты начнешь что-то осознавать.
  -- Это сделали с тобой? - помимо воли вырвался у Линды вопрос.
  -- Это и еще что похуже, - Зара отвела взгляд, с ненавистью уставившись в пол.
  -- Ты нам не поможешь, девочка, - мягко сказала Пимена, - только помешаешь.
  -- А пусть идет, - неожиданно предложила Рея.
  -- Зачем? - удивилась Эланс.
  -- Отвлечет их внимание на себя. Род Марны на этом не закончится, - практично заметила Рея, - у тебя же есть сестры?
  -- Двоюродные, - ошарашенная таким поворотом, отозвалась Линда.
  -- Научи ее паре трюков, - бросила она Пимене, - все лучше, чем ничего.
  -- Ты уверена, девочка, что хочешь этого? - тихо спросила Пимена, обращаясь к Линде.
  -- Нет, - честно созналась та, и Пимена понимающе улыбнулась, протягивая ей руку. - Слышала когда-нибудь о копье силы?
  
  
   * * *
   Линде плевать было на заклинание Эмарха, и она не очень расстроилась, когда вместо ужасающего голубого копья, с которым она уже сталкивалась в своей жизни, получилась лишь голубая искра, с вонючим дымом рассеявшаяся в воздухе. В одном ведьмы были правы - она была инициирована, и обладала каким-то даром, пусть неразвитым и пока бесполезным, но магия в ней была. Когда же прошла инициация? Да бог ее знает: может, когда они с Марной впилились в стену портала, а может, когда она огрела Финну сковородкой. А может, когда она впервые прошла через портал, очутившись вместо пригорода Мены в лесах Империи. Ее куда больше интересовали порталы, в особенности, межмировые. Уловив узконаправленный интерес ученицы, Пимена усмехнулась:
  -- Что, готовишь пути к отступлению? - но как только Линда потупила взгляд, добавила: - Это правильный подход, нечего смущаться. Если нас всех перебьют, тебе лучше вернуться назад, чем подохнуть в Империи, или того хуже - в застенках Семерки.
  -- А я смогу освоить технику? - воспряла духом Линда. - За такое короткое время?
  -- Не во времени дело, - усмехнулась Пимена, - а в знании принципов и энергии.
  -- Так мы попробуем? - загорелась Линда. И видя, как засветились глаза подопечной, Пимена не могла не рассмеяться:
  -- Да, давно я такого азарта не видела, - протянула она. - Попробуем, почему бы и нет.
   Уже близилась ночь, а они все пробовали. Пимена показала ей один раз открытие настоящего портала в Равву, а затем лишь заставляла отрабатывать отдельные элементы. И только после того, как все они получились, позволила влить энергию для открытия настоящего портала. У Линды дрожали руки, когда она это делала. Ведь это был ключ к свободе - ее и Эмарона. Если бы у нее все вышло, она в любой момент могла бы вытащить его оттуда, спасти и снова быть вместе. Быть вместе - это все, чего она хотела, все, к чему стремилась теперь, когда оказалась вдали от него. Она скучала, неимоверно тосковала, хотя прошло совсем немного времени. Она любила его, даже если он - нет.
  -- Даже не думай, - проскрипела Пимена, железной хваткой сжав ее плечо.
  -- Что-то не так? - поинтересовалась Линда, глядя на голубые вихри воронки, которую ей удалось создать.
  -- Ты хоть знаешь, что это? - спросила ведьма.
  -- Портал? - осмелилась предположить Линда.
  -- Верно, - согласилась ведьма, - но куда?
  -- Куда? - покорно переспросила Линда.
  -- В Небытие, - ответила Пимена, и Линда сама отшатнулась от воронки.
  -- Как же так? Я ведь все правильно делала?
  -- Правильно, - согласилась Пимена. - Как ты думаешь, почему мужчины не могут попасть сюда?
  -- Не умеют строить порталы, межмировые.
  -- Они умеют строить порталы в Небытие, а это почти то же самое, что и меж-мировой портал, девочка.
  -- Тогда почему они еще не здесь?
  -- Потому что их энергия позволяет выстроить лишь портал туда, где нет жизни.
  -- Что? - захлопала глазами Линда. - Но я же не мужчина?
  -- Если в тебе больше от Румела, чем от Марны, - прищурилась Пимена, - кто знает.
  -- То есть, чтобы достичь другого живого мира, нужно вливать энергию жизни?
  -- Энергию жизни, энергию рождения, - пожала плечами Пимена.
  -- Как Марна, несущая новую жизнь...
  -- Да, - согласилась Пимена, - это помогло ей открыть портал впервые. Но эта энергия всегда есть в нас, от природы. Этим мы и отлчаемся от мужчин. Мы несем в себе жизнь, они - разрушение и смерть.
   Линда почувствовала себя предательницей, но промолчала. А потом вспомнила Финну с ее копьем и остальных ведьм, их ненависть и стремление разрушать, Равву с раввийцами - и сожаления исчезли без следа.
  -- А что там, в Небытии? - спросила она то, что давно ее интересовало.
  -- То, что стремится к жизни, но не обладает ею. Голод, ищущий тепла и материи.
  -- Как же тогда они возвращаются оттуда?
  -- Кто? Лорды? Далеко не все, только выпускники школы Небытия, да и то лишь раз за всю жизнь.
  -- А если все-таки удастся вернуться, то куда - в какой мир?
  -- В тот, где живет твое сердце, - расплывчато ответила ведьма, но для Линды ее ответ стал гипотетической возможностью вернуться к Эмарону. - Даже не думай, - тем временем продолжила Пимена, - любовь к родителям не поможет тебе избежать других опасностей Небытия. Даже я - и то не рискнула бы. - Ведьма тяжело вздохнула. - Как ты думаешь, почему туда отправляются не в зрелом возрасте, а неоперившиеся маги-юнцы, которые только-только закончили школу?
   Линда пожала плечами - она понятия не имела.
  -- Потому что одно дело попасть в Небытие, когда тебя там не ждут, и совсем другое - когда ты уже отправила туда многих.
  -- Они ждут? - в ужасе проговорила Линда, понимая, что ее там поджидают уже минимум двое.
  -- Да, видишь ли, им больше нечем там заняться, - рассмеялась ведьма.
  -- Я бесполезна, - вздохнула Линда, глядя, как рассеиваются голубые вихри.
  -- Да, копье у тебя не вышло. Портал годится только для красивого самоубийства, - предположила Пимена, рассматривая свою ученицу, - но я все же советую тебе им воспользоваться, если альтернативой окажется теплый прием от Семерки.
  -- Неужели они хуже?
  -- Куда хуже. И, потом, все равно все закончится Небытием. Там ты сможешь поджидать их, или юных мальчиков-адептов в качестве развлечения, - усмехнулась она, а Линда не могла понять, как ведьма может над таким смеяться.
  -- Так я пойду с вами?
  -- Пойдешь, раз остальные не против.
  
   * * *
   Линда коротала ночь, не в силах заснуть, шатаясь по комнатам особняка Марковой и рассматривая ее звездные побрякушки. Нервы были натянуты до предела, и она то пыталась мысленно перебрать все свои ошибки в построении копья, то пыталась ощутить в себе ту самую необходимую для открытия правильного портала энергию жизни. То потом с ужасом представляла себе падение в Небытие. И даже не поджидающие ее Финна с Марной пугали Линду, а голод, жаждущий ее тепла, выпивающий ее досуха.
  -- Чего трясешься? Боишься - так не иди, тебя ведь никто не заставляет, - услышала она над своим ухом и вздрогнула. Линда сама не заметила. как забрела в комнату, где Карри готовилась к бою. На столе были разложены какие-то мешочки и порошки.
  -- Что это? - спросила она.
  -- Готовлю сюрприз для главного лорда, - усмехнулась Карри. - Подай мне мерную емкость с полки, - попросила она, и Линда беспрекословно подчинилась. Потом последовала просьба растолочь черный порошок, и смешать пару ингредиентов. Линда молча все выполняла, пока Карри не отвлеклась, и тогда намеренно допустила ошибку, перепутав пропорции.
  -- Может, пойдешь-поспишь? - предложила Карри, когда все было закончено и растолкано по карманам.
  -- Не могу, - созналась Линда.
  -- Мандраж перед боем? - улыбнулась Карри. - Не бойся, все будет быстро. Четверо их и пятеро нас. Извини, но тебя не считаю, - подмигнула она.
  -- Ничего, - вздохнула Линда, признавая ее правоту.
  -- Не бойся, - повторила Карри, глядя на нее, - если все пойдет не так, я или Пимена откроем тебе портал домой.
  -- Почему? - изумилась Линда, никак не ожидая такой щедрости от ведьм.
  -- Ты - наша родня, Линда. Неужели ты думала, мы позволим тебе так бездарно умереть?
   Так странно было слышать это от них, знавших ее какие-то несколько часов.
  -- Ты знаешь нашу историю. Ты инициирована. Ты говорила с Марной. И сможешь продолжить наше дело, - в глазах Карри появился безумный огонек, и Линда поняла, что дело совсем не в ней: они будут спасать не ее, не Линду, а дело своей жизни, свою старую непримиримую месть.
  -- Ты сможешь пробудить своих родных и начать все сначала. Если потребуется, ты разыщешь потомков остальных ведьм и соберешь новые силы, - Линда отключилась и больше не слушала пламенные речи Карри. Она думала о том, насколько они все безумны, больны и отравлены своей местью. Насколько слепы и глухи, не желая принимать новую дарованную им жизнь и предпочитая разрушить до основания свой старый мир, лишь бы только не дать жить тем, кто наследует изгнавшим их.
  -- Пора! - Пимена появилась на пороге их комнаты, спокойная и собранная. Линда искренне позавидовала ее силе воли и постаралась не выглядеть дрожащим листом на фоне остальных ведьм. Но с каждым шагом к центральной зале, откуда они планировали открыть портал, она ощущала себя все менее и менее уверенно, а затея выскочить в мире Империи в окружении воинственно настроенных ведьм казалась все более безумной. Но иначе ей никак было не попасть назад. Где ведьмы - там будет и Эмарон, только вот послушает ли он ее после такого выхода?
   Сияние наполнило комнату, и ведьмы одна за другой шагнули в него. Рея подтолкнула замешкавшуюся Линду, и та споткнулась, едва носом не полетев в портал. Зара только хмыкнула, проносясь мимо нее, - ее мнение по поводу новенькой было известно.
  -- Только никого из нас не покалечь, - бросила она через плечо, и Линда пристыженно кивнула. Ей на самом деле было жаль этих женщин, тем более, что по какому-то странному стечению обстоятельств они оказались родственницами. Вот только их ненависти Линда никак не разделяла.
  -- За Марну! - закричала Карри, и что-то полыхнуло впереди, больно резанув по глазам и заставив прикрыть их рукой.
  
  
   * * *
   Эфраим и Эмарон возвратились хмурые и молчаливые. Но одинаковый вопрос во взглядах оставшихся лордов требовал ответа.
  -- Что случилось? - не выдержал Ларок. Эффель промолчал, но ему и не требовалось ничего говорить - он тоже ждал новостей.
  -- Еще один портал недалеко от Истры, - будничным тоном поведал Эмарон. - Лорд Грав пал.
  -- Что? - Эффель медленно опустился в кресло.
  -- Как? - сухо поинтересовался Ларок.
  -- Его разрубило на части порталом.
  -- Священная Семерка, - пробормотал Эффель, с тоской глядя куда-то в окно.
  -- Это никоим образом не влияет на наши планы, - предваряя следующий вопрос произнес Эмарон.
  -- Они что, не могли дождаться боя? - вслух задал мучивший всех вопрос Ларок.
  -- А зачем, собственно? - в своей излюбленной провокационной манере поинтересовался Эфраим. Такими вопросами он любил забрасывать своих учеников, вынуждая задуматься.
  -- Для них нет правил, - устало проговорил Эффель. - Скоро рассвет, - заметил он, не отрывая взгляда от окна.
  -- Дня, который станет нашей победой или поражением, - торжественно закончил Эфраим.
   Эффель уставился на него с нескрываемым раздражением:
  -- Нас осталось всего трое!
  -- По этому случаю позвольте вам, лорды, представить талантливейших выпускников школы Небытия: Говаса, Альдо и Тримиена. Трое молодых людей вошли в зал и остановились у дверей. Все они были очень юны, но на лицах уже отразилась печать испытаний.
  -- Нырнули раз в Небытие - и уже в лорды? - не удержался от комментария Эффель.
  -- У Вас есть лучшие кандидаты, лорд Эффель? - вежливо поинтересовался Эфраим, задетый нерадушным приемом бывшего Главы.
  -- Как угодно лорду Главе, - ответил Эффель.
   А Эмарон лишь кивнул, позволяя свежеиспеченным лордам пройти и занять свои места.
  -- А седьмой? - поинтересовался Ларок, с любопытством глядя на магов.
  -- Седьмой - маг из свиты Танатов, - ответил Эмарон и представил остальным вошедшего следом за юнцами убеленного сединами старика.
  -- Как Ваше имя, почтенный? - на этот раз с должной долей уважения спросил Эффель.
  -- Клоратон, - ответил старец и сел возле Эфраима.
  -- Итак, - начал Глава, - за каждым из нас закреплен гарнизон. - Когда сработает заклинание, мы отправимся на место встречи. Господин Клоратон и один императорский гарнизон остаются защищать здание Семерки.
  -- А если они нападут на Императора? - предположил Ларок.
  -- Об Императоре есть кому позаботиться, - добродушно усмехнулся в бороду Клоратон.
  -- Что ж, тогда ладно, - смутился Ларок.
  -- У кого-нибудь есть какие-то вопросы или возражения? - уточнил Эмарон.
  -- Если все пойдет по плану, планируем ли мы оставлять кого-то из них вживых? - уточнил один из выпускников.
  -- Да, одну, желательно, главную.
  -- Как нам определить, - начал свой второй вопрос тот же молодой человек, но Эфраим его перебил:
  -- Говас, ты не ошибешься, поверь мне.
  -- Изначально Вы планировали оставить здесь лорда Грава, не так ли? - задал свой вопрос Эффель.
  -- Да, нам пришлось искать спешную замену, и Император великодушно предоставил нам господина Клоратона. - Эмарон внимательно посмотрел на нервничавшего Эффеля. - Я удовлетворил Ваше любопытство?
  -- Вполне, - глухо отозвался тот.
   И тогда это случилось. В комнате вздрогнули практически все, хотя многие и так уже были, как на иголках. Эффель и вовсе вскочил из кресла и окинул окружающее пространство таким взглядом, будто рассчитывал узреть ведьм прямо в главном зале Семерки.
  -- Ну что ж, - хлопнул ладонями Эмарон, привлекая внимание к себе, - началось.
   И тогда вступил в силу план. Лорды встали в круг, создали единый белый портал, а затем также одновременно все, кроме Клоратона, шагнули в него. Во дворе по тревоге уже стояли выстроенные гарнизоны, которые вошли во вторую воронку того же самого портала, чтобы оказаться на месте одновременно с лордами.
   Транклауты выбрали лесную опушку рядом с границей Раввы, как и обещали, но, к счастью, на территории Империи, а не Раввы, ибо и сами не хотели включать в игру такую непредсказуемую величину, как нынешние раввийцы.
   Ведьмы ударили без приветствий и предупреждений. Мощнее всех казались две центральные фигуры, но были и еще четверо, из которых одна, кажется, совсем не участвовала. Всего шестеро против семи лордов и шести гарнизонов. На какую-то долю секунды Эмарону даже стало неловко. Но когда удар высокой ведьмы стеной белого пламени выкосил целый гарнизон, он отбросил сомнения и ударил в ответ.
   Воздух превращался в лед, его приходилось проталкивать в легкие, и они тут же будто загорались огнем, но иначе было нельзя, иначе никак, только смерть. Линда не помнила, когда рухнула на колени, схватившись за горло и пытаясь заставить себя дышать. Ведьмы держались значительно лучше, что-то их защищало, но у многих на теле появились порезы от ледяных осколков, разбившихся о невидимую стену, выставленную кем-то из главных - то ли Карри, то ли Пименой.
  -- Возьми амулет, дура, - прошипела Зара и бросила Линде бляшку на веревке.
   Как только Линда с невероятным трудом нацепила ее на себя непослушными пальцами, дышать стало легко. Она закашлялась, опасаясь, что будет харкать кровью, пока не выпустит на снег собственные легкие. Но все прошло. Теперь она могла рассмотреть количество магов, их окруживших. Ведьмы были похожи на несчастную кучку футболистов, окруженную целым стадионом зрителей. Только эти зрители пытались их убить, и у них получалось. У Реи половина тела была покрыта кровью, и не кровью врагов. Пимена выглядела жутко уставшей, а в глазах Карри светилось священное безумие смертника. Она больше не берегла силы и не следила за стратегией - она пыталась забрать с собой в Небытие как можно больше магов.
   Лорды Семерки осмелели и стали наступать, тесня ведьм. Их снова было семеро - Линда смотрела на них и недоумевала. А как же те, кого убили? Или их смогли вернуть? Трое из лордов были до неприличия молоды. Новые или просто лордам законы старения не писаны? Пока Линда задавала себе все эти вопросы, слепящий свет начал гаснуть - первоначальное заклинание Карри выдыхалось. Тогда главная ведьма бросила банку с сюрпризом, который они накануне готовили вместе, под ноги наступающим магам. Молодые тут же рассыпались в разные стороны, как пугливые воробьи. Лорд с утонченными благородными чертами закрыл себя и ближайшего соседа щитом, посверкивающим на солнце. А старик с Эмароном остались незащищенными, потому что были заняты борьбой с какой-то очередной извивающейся гадостью, выпущенной Пименой. И никаких копий Эмарха - потому что, если бы они начали их бросать, ведьм перебили бы в считанные секунды. И только устроенный хаос позволял участвовать в битве, а не в быстром позорном поражении.
   Линда невольно дернулась в сторону Эмарона, несмотря на то, что знала, что бомба или не сработает или сработает не так. Но смотреть, как она подкатывается ему почти что под ноги, было совершенно невыносимо.
  -- Эрих, - простонала она, и к счастью в грохоте схватки ее никто не услышал. А бомба сработала и залила поляну клубами белого дыма.
  -- Что за дерьмо, Карри? - возмутилась Зара.
  -- Не может быть, - пробормотала Карри, - неужели я напутала?
  -- Чаще практиковаться надо было, на одиноких лордах, например, - не преминула поддеть ее Зара.
  -- Хватит цапаться, займитесь мясом, - приказала Пимена.
   И, проследив за указанием ее руки, Линда поняла, что мясом Пимена называла гарнизоны с рядовыми магами, которые по сравнению с ведьмами были слишком медлительны и слишком слабы. Чего нельзя было сказать о лордах: старик с Эмароном выплыли из белого тумана и ударили по Пимене с Карри. Они уже определили, кто у ведьм главный, и сосредоточили свои усилия на них. Но Эланс каким-то образом отвела удар, вовремя его заметив, хотя сама после этого тихо осела на землю.
  -- Элли! - заорала Зара и метнулась к ней, но было уже слишком поздно.
   И тогда Зара будто взбесилась: она швырялась в магов таким количеством всевозможных заклятий, будто была пулеметом, но, увы, лишь немногие из них достигли цели, потому что большинство гарнизонов выжидало, прикрывшись стандартными коллективными щитами. Следующий удар старика с Эмароном все же накрыл Карри и Пимену, и они завязли в каком-то мерзком желе, позволяя остальным лордам в это время добить Эланс и Зару. Рея не растрачивала силы зря и, скорее, оборонялась, чем нападала, ясно видя неумолимый исход этого боя.
  -- Линда, - она почти услышала свое имя, хотя это было невозможно в окружающем грохоте.
   Их глаза встретились. Эмарон увидел ее, сжавшуюся в комок на тающем снегу. Она отчетливо отметила момент, когда узнавание в глазах ее мужа сменилось холодной ненавистью и болью, показавшейся лишь на миг и тут же скрывшейся под толстой коркой льда.
  -- Эрих, - имя застыло на губах, не принеся облегчения.
  -- Ту, что не нападает, берите живой, - отдал приказ лордам Эмарон, и молодые лорды, что стояли ближе к ней, дали знак, что поняли.
  -- Не дайся им, девочка, - услышала она легкий, как ветер, голос Пимены, а затем ведьма растаяла, растворилась в воздухе, будто ее и не было.
   Карри взревела, выплюнув что-то гневное в ответ. Она кричала что-то о Марне, и Линда видела, как бросилась в бой после этих слов осторожная Рея, как лежали на снегу, не шевелясь, Эланс и Зара, даже после смерти все еще пытающаяся защитить, прикрыть собой подругу.
  -- Господи, какой ужас, - прошептала Линда, не в силах сдвинуться с места или бежать. Она не понимала, как они могут сражаться, как не сдадутся или не сбегут с воплями назад, на Землю. Да и зачем? Неужели это стоило того? Чего они добились?
   Из гарнизонов осталось приблизительно два. Из лордов - на ногах только Альдо и Эмарон. Эфраим тяжело дышал в стороне, а Эффель и Ларок отважно сражались с несуществующими врагами, полностью поглощенные иллюзией. Альдо подобрался ближе и накинул на Линду уже знакомые путы. Она отряхнулась и, разогнувшись, двинула ему ботинком между ног. Альдо с хриплым свистом завалился.
  -- А ты все также предпочитаешь грязные приемы, - раздался совсем рядом знакомый голос.
  -- Мои приемы не смертельны, в отличие от ваших, - огрызнулась Линда, пребывая на взводе от окружающей бойни и смертей. Для нее они все теперь были чокнутыми убийцами, дикарями, а не нормальными цивилизованными людьми.
  -- Разве? - он обвел поле с валяющимися гарнизонами.
  -- Я в этом не участвовала, - зло отозвалась она.
  -- Интересно, почему?
  -- Почему? - она уставилась на него в бешенстве, но ее убийственный взгляд был прерван отчаянным криком, на который они оба повернули головы. Оставшиеся гарнизоны ударили по Карри, и та не выдержала. И почти тут же полыхнуло голубое сияние портала, в котором растворилась Рея.
  -- Сбежала, тварь, - рыкнул Эмарон, бросившись к быстро исчезавшему порталу, а Линда отшатнулась с его пути. - Не вздумай выкинуть что-нибудь подобное, - кинул он ей, разворачиваясь. Рею уже было не достать.
   Все транклауты были перебиты, если не считать Реи. Лорды - живы и приходили в себя. Мальчик, выведенный из строя Линдой, вообще не считался. Что ей оставалось? Последовать совету Пимены и присоединиться к дружной женской компании в Небытии, где Финна и Марна собственной персоной поведают им правду? Если, конечно, они умеют общаться. Но если умеют ждать, то почему не общаться? И какой тогда смысл добровольно идти в ад? Хотя, с другой стороны, глядя в глаза Эмарона, она не могла выбрать из двух адов лучший.
  -- Она открывает портал! - заорал кто-то из магов или лордов.
   Видимо, размышления Линды привели ее к машинальному исполнению разученного накануне заклятия. Как там говорила Пимена? Ничего сверхъестественного: немного формул и энергия. Только вот энергия у нее была неправильная, ведущая не к жизни, а прямиком в Небытие, или в ее версии, в ад.
  -- Далеко собралась? - крепкая мужская рука выдернула ее обратно в реальность, хотя она успела провалиться, уверена была, что успела.
  
  
   Глава 11
  
   Раненые были устроены в старом лазарете Семерки, который предусмотрительный Клоратон привел в порядок. Между лежаками бесшумно сновали лекари и маги последнего императорского гарнизона.
  -- Что с Горасом и Тримиеном? - встревоженно спросил Эфраим, поймав идущего по делам Клоратона.
  -- Поправятся, - пообещал ему старец. - Об Альдо не спросите?
  -- У Альдо пострадало только его достоинство, - усмехнулся Эфраим.
  -- Чего нельзя сказать о гарнизонах, - отрезал Клоратон, и усмешка тут же покинула лицо профессора.
  -- Они - солдаты, и знали, на что идут.
  -- Бездарная смерть, я бы сказал, - возразил Клоратон.
  -- Вы бы предпочли видеть мертвыми Семерку? Мы разбили ведьм.
  -- Хорошо, если так.
   Два мага прожигали друг друга взглядами, и Эфраиму стало очевидно, что взаимопонимания с магом из свиты Таната ему не найти.
  -- Что вы не поделили с Клоратоном, Эфраим? - спросил Эмарон, которого благополучно отпустили после осмотра. Кроме нескольких царапин и раны глубоко в душе, он больше никак не пострадал.
  -- Старик намекает на отсутствие у нас стратегии.
  -- Думаешь, он прав?
  -- Нет, транклауты оказались даже слишком сильны. Ты видел, что они устроили. Не будь гарнизонов, сейчас под Раввой лежали бы мы. и не факт, что любезный господин Клоратон стал бы нас латать.
  -- Что-то ты сильно взъелся на него.
  -- Задумайся, Эрих, только ли милостью мы обязаны Императору за его беспрецедентную помощь? Либо он планировал сменить Семерку?
  -- Эфраим, это опасные речи.
  -- Опасные времена, Эрих, - профессор проводил Клоратона долгим взглядом. - Как ты? - он обернулся и пристально посмотрел на Эмарона.
  -- Если скажу хорошо, то солгу.
  -- Ты не верил, что она там будет?
  -- Не верил. Надо ее допросить, - Эмарон нехотя развернулся в сторону коридоров.
  -- Ты не пойдешь.
  -- Что? - Эмарон с недоумением посмотрел на профессора.
  -- С тебя на сегодня хватит, Эрих. Я поговорю с ней.
   Эрих молчал, раздумывая, потом также моча кивнул, признавая правоту профессора.
  -- Но, Эфраим, - велел он, - если толку от разговора не будет. мы передадим ее Императору.
   Эфраим кивнул.
  
   * * *
   Ее не заковывали в цепи, просто посадили в одну из камер с вмурованными в стены охранными знаками. Плюс во всем здании Семерки обновили систему блокировки порталов, чтобы не было сюрпризов, как с предыдущей гостьей.
  -- Ну, что ж, здравствуй, - поприветствовал Эфраим, ставя перед ней стул и присаживаясь.
   Линда смотрела на старика со смесью отчания и ужаса. Она не была военной, ее не готовили к спецоперациям и стресс-устойчивости. Ей плохо было от одной мысли настоящего допроса, а о пытках вообще лучше было не заикаться. Еще только пребывая в камере наедине со своими мыслями, она решила, что предпочтет сознаться в чем угодно, лишь бы ее не мучили. Только не знала, что дальше? С миром сожгут на костре? Тогда портал в Небытие снова начинал казаться чертовски привлекательным.
  -- Мы просто поговорим, я ничего тебе не сделаю, - попытался успокоить ее визитер, видя состояние Линды.
  -- Конечно, - обреченно выдохнула она. Во всех фильмах самые выдающиеся садисты именно так и говорили. - Где Эмарон? - не выдержала она.
  -- Вам незачем встречаться. И, да, - усмехнулся профессор, - я знаю, что вы женаты. В общем, я знаю все.
  -- Все знают? - перепугалась Линда, на этот раз опасаясь за Эриха: что он может оказаться сейчас где-нибудь в соседней камере, из-за нее.
  -- Нет, - покачал головой Эфраим, - и так и останется, - последняя его фраза прозвучала с намеком, и Линда кивнула, принимая его.
  -- Почему ты не дралась с помощью магии, ты же ведьма?
  -- Я - новичок, - ответила Линда.
  -- Допустим, - согласился Эфраим. - А почему не воспользовалась меж-мировым порталом, как другая?
  -- Я пыталась, - проворчала Линда.
  -- Ничего подобного, Эмарон сказал мне, откуда выдернул тебя. Ты пыталась покончить с собой? Зачем?
  -- Я не умею строить межмировые порталы, - созналась Линда. - Я вообще мало что умею.
  -- Прибедняешься, - заметил Эфраим. - Морочить голову мужчинам у тебя получается неплохо.
  -- Я не морочила, - во взгляд Линды просочилась такая боль, что на миг затмила собою страх.
  -- Если он тебе нравится, тогда расскажи все, как есть, - предложил Эфраим.
  -- И вы меня отпустите? - криво усмехнулась Линда.
  -- Нет, конечно, нет, - честно ответил Эфраим. - Будет суд Семерки, который выберет способ, которым тебя казнят. Скорее всего, это будет копье после того, что вы натворили.
  -- Тогда какой мне смысл, если итог один? - обреченно поинтересовалась Линда.
  -- Не отправишься на дознание к Императору. А туда, поверь, лучше не попадать. Кроме меня, никто больше с тобой бесед вести не будет, Линда. Тебя ведь так зовут, верно? Так кто ты, может, начнем с этого?
  -- Потомок Марны и Румела, - ответила Линда, не видя смысла скрывать.
   Казалось, ее ответ поверг старика в глубокий шок. Он какое-то время молчал, переваривая услышанное.
  -- Вы все? - хрипло спросил он.
  -- Нет, только я.
  -- Значит, дитя выжило.
  -- Какое дитя? - не поняла Линда.
  -- Ты знаешь, кто такой Румел?
  -- Понятия не имею.
  -- Лорд Семерки, один из старейших. Муж Марны.
  -- Он - здесь? - глаза Линды округлились.
  -- Нет, - скривился Эфраим, - с некоторых пор в Небытии.
  -- Как и Марна, - вздохнула Линда.
  -- Так ли это? - пристально посмотрел на нее Эфраим. - Ты хочешь заставить меня поверить в то, что убила собственную прародительницу? И ради кого, ради своего мужа?
  -- Вы сами сказали, что лорд и ведьма уже были женаты. Так чем Вас не устраивает наша пара?
  -- Это плохо закончилось тогда. И не думаю, что хорошо закончится теперь, - отозвался Эфраим.
  -- И я не убивала ее, - глухо произнесла Линда. - Это сделали раввийцы. Но я благодарна им, потому что иначе она убила бы меня.
  -- Это то, что ты рассказала Эриху. Но вот в чем проблема: я - не Эрих, - заявил Эфраим, сверля ее взглядом.
  -- Верьте, чему хотите, - сдалась Линда. Она больше не верила в то, что ей удастся хоть что-то выгадать в текущей ситуации, потому что настоящая история звучала куда фантастичней лжи.
  -- Твой выбор, - холодно бросил Эфраим, подымаясь со стула. - Я тебя предупредил о последствиях.
  -- Могу я увидеть Эриха? - с мольбой спросила она, понимая, что когда дверь за стариком закроется, шанса больше не будет.
  -- Зачем? - спросил Эфраим.
  -- Чтобы попрощаться, - еле слышно проговорила она, склонив голову и боясь услышать отказ.
  -- Хорошо, - неожиданно согласился Эфраим, и она воспряла духом, позволив себе проводить старика взглядом.
   * * *
  -- Она хочет тебя видеть, - с порога заявил Эфраим, вваливаясь без стука в комнату Эриха.
  -- Ты же сам говорил, что не стоит, - удивился Эмарон.
  -- Говорил.
  -- Она пообещала все рассказать, но только мне? - с горькой иронией предположил Эрих.
  -- Нет, она ничего не скажет.
  -- Тогда какой смысл?
  -- Ты больше ее не увидишь. Иди и распрощайся со своими сожалениями.
  -- О чем Вы, профессор?
  -- Она - потомок Марны и Румела.
  -- Что? Они все?
  -- Нет, только она. Она так сказала.
  -- И ты ей веришь?
  -- Да.
  -- Почему?
  -- Она не лжет. И не лжет еще в одном, ррах бы ее побрал.
  -- В чем? - с сомнением спросил Эмарон, не узнавая своего собеседника. Он явно был взволнован и выведен из душевного равновесия.
  -- Ты не безразличен ей.
  -- Но как это может быть, - запнулся Эрих, - после всего, что она натворила?
  -- А как могло быть у Румела с Марной?
  -- Он не помог ей и не простил.
  -- Ну, и дурак, - выдал неожиданный вердикт профессор. - Я никогда не отказался бы от любимой женщины и собственного ребенка.
  -- Линда не беременна, - пробормотал Эмарон.
  -- Откуда ты знаешь? - уставился на него Эфраим.
  -- Не знаю, - вынужден был признать Эмарон.
  -- Иди, - устало махнул рукой Эфраим, указывая на дверь, и на этот раз Эмарон пошел.
  
   * * *
   Он боялся увидеть ее в камере, избитую или раненую, но она была цела. Даже ее одежда почти не пострадала, потому что она почти не участвовала в сражении, если не считать пары царапин и того, что она сотворила с Альдо.
  -- Зачем? - спросил он то единственное, что мучило его по дороге к ней.
  -- Старик сказал, что я больше не увижу тебя, - она больше не боялась смотреть на него. Ей хотелось впитать его образ до мельчайших деталей.
  -- Зачем было убивать Финну, я ведь и так был твой? - глухо проговорил он.
  -- Она хотела убить тебя.
  -- Вы что, даже дург с другом договориться не можете? - с досадой спросил Эмарон. Линда ощущала, как тяжело ему дается разговор с ней. но не могла избавить его от этой боли. Если бы могла, она бы говорила с ним вечно. Если бы могла, бросилась на шею и не отпускала. Но знала, если поступит так - он уйдет, и у нее не будет даже этих нескольких драгоценных минут наедине с ним.
  -- Как за мной гнался лорд ты знаешь, - начала она. Линда должна была рассказать ему свою историю. Может, не сейчас, но когда-нибудь потом, он все же поймет правду.
  -- Лорд Грав, - он кивнул.
  -- Почему он не рассказал остальным обо мне? - спросила Линда.
  -- Он умер, не прошел аномальную зону.
  -- Зону? - переспросила она.
  -- Портал, через который ты ушла в свой мир.
  -- Как не прошел? - не поняла Линда.
   Эмарон смотрел на нее - изумление было искренним.
  -- Его разрезало на части. Эти зоны нестабильны, миры смешиваются, это сложно, Линда.
  -- Боже мой, - выдохнула она, побледнев.
  -- Ты не знала?
   Линда молча покачала головой, только теперь понимая, что чудом избежала смерти.
  -- Я пошла на похороны Марковой, - продолжила она.
  -- Кого?
  -- Марны, у нас ее знают, как Маркову, - объяснила Линда. - И встретила там Карри. Та привела меня к остальным.
  -- Если и так, - с сомнением начал он, - то зачем? Ты чудом попала домой. Зачем тебе идти к ведьмам и отправляться с ними на бой?
  -- Это был единственный вариант вернуться, - проговорила Линда и развела руками. А потом вдруг заплакала, горько, беспомощно.
  -- Ты чего? - он подошел и коснулся ее плеча. - Прекрати.
  -- Не могу, - хлюпнула она носом и уткнулась ему в грудь.
  -- Линда, перестань, - он не дотронулся до нее, но и не отстранился.
  -- Эрих, - простонала она. - Я знаю, что нельзя было придумать ничего тупее, но я должна была вернуться... я не могла, не могу без тебя, - и она вновь залилась слезами.
   И в его голове стала срастаться новая картина событий, гармонично увязывающихся друг с другом. И ее неучастие в сражении. И очередная глупая самооборона, так выпирающая на фоне ведьмовского арсенала. И бомба, которая вместо того, чтобы убить их, только вызвала недоумение.
  -- Ты лгала мне, что не ведьма.
  -- Я не знала, пока Пимена не взяла мою кровь и не определила, что я из их рода.
  -- А твои родители, бабки, прабабки?
  -- Никто не знал, что Марна оставила того ребенка. Все были уверены, что она от него избавилась.
  -- Но зачем ты пыталась уйти в Небытие?
  -- А что оставалось? Я сглупила, что пошла с ними, я знаю. Знаю, что уже ничего не исправить. Я просто не могла оставаться там и больше никогда... - она сильнее вжалась в Эриха. - Прости.
  -- Линда, ты понимаешь, что даже если поверю, я ничем не смогу помочь? - сглотнув, спросил Эмарон.
  -- Остальные не позволят тебе, - ее серые грустные глаза смотрели на него в ответ.
  -- Тогда чего ты хочешь от меня, Линда? - он умолчал, что в эту секунду готов был ей дать почти все. Ему страшно было представить, как он разожмет руки, обвившие ее плечи, и отпустит, одну, на растерзание Императору.
  -- Поцелуй меня, - попросила она, а глаза светились такой любовью, что он едва не смел ее с ног, когда с жадностью и тоской впился в ее губы и прижал спиной к холодной стене, распластав руки над головой.
  -- Эрих, - она отвечала ему всем телом, она горела. - Эрих...
   И он поднял ее и усадил себе на бедра, эту ненормальную, бьющуюся сковородками и прорывающуюся сквозь миры, чтобы быть с ним. Эту отчаянную женщину из Мены, его жену, ведьму.
  -- Я отправлю тебя в Небытие, - прошептал он, когда все было кончено, и она обвисла в его руках, обессиленная. Он сам с трудом держался на ногах, так сильно он хотел ее, так сильно любил. И близость разлуки лишь подстегивала его. - Я не отдам тебя Императору, не могу, - выдохнул он в ее ухо.
  -- Он накажет тебя, - возразила Линда, пытаясь восстановить дыхание.
  -- Не имеет значения.
  -- Что там, Эрих? - ей и страшно было спросить и интересно.
  -- Холод, и вечный голод, - ответил он, беря ее лицо в свои руки и целуя по очереди ее веки.
  -- Но хоть недолго? - с надеждой спросила она. - Там меня вроде как ждут все мертвые ведьмы.
  -- Небытие безгранично, не обязательно с ними встречаться. Как и с голодными духами. Есть свои пути, - его голос убаюкивал, а в камере становилось все холодней и холодней. Иней покрыл потолок, стены, а затем снегом просыпался на пол.
  -- Эрих, что ты делаешь? - очнулась Линда.
  -- Спи, моя родная, спи, не бойся, - попросил он, и она доверилась, сжавшись и спрятавшись от мороза в его руках.
   Эмарон казался снежным человеком в неверном свете Небытия. Высокий, сильный, с неестественно белыми волосами и темными провалами глаз, как на негативе. Но Линда все равно залюбовалась им. Она почти не страдала от окружающего холода - тот. и правда, убаюкивал, погружая в какое-то заторможено-нереальное состояние. Они брели среди снежных барханов, и только ветер завывал в темно-синем небе, по которому бежали светлые и изумрудные разводы.
  -- Мы умерли? - спросила она.
  -- Нет, - покачал он головой.
  -- А умрем?
  -- Когда-нибудь потом непременно.
   Линда улыбнулась и зарылась носом в его рубашку. Какая в конце концов разница, живы они или мертвы, - главное, что вместе. Главное, что он любит ее и не отпустит.
  -- Линда, подумай о тех, кого любишь. - попросил Эмарон.
  -- Я и так думаю о тебе, - улыбнулась она.
  -- О родных и близких, - попросил он. - Помнишь, ты рассказывала мне о бабушке, о маме, о Мене? О детстве?
   И что-то горячее и живое шевельнулось в ее груди, заставляя сбросить с себя благодатное оцепенение и ощутить боль, привязанность к дому и людям, к своему городку, жизни.
  -- Ба, Лиза, Мила, - прошептала она, вспоминая лица непоседливых сестричек. Вспоминая дом и разговоры за ужином. - Мама.
   Они выпали в пригороде, все в том же хорошо знакомом уже лесу, где-то в стороне от электрички, и Линда долго шарила руками по листве, пытаясь понять, в каком из миров они находятся.
  -- Это не Империя, - ответил за нее знакомый голос, и Линда увидела рядом с собой еще покрытого инеем Эмарона.
  -- Эрих?
  -- Ты ждала кого-то другого? - усмехнулся он.
  -- Но ты же... боже ты мой, ты же не сможешь вернуться! - воскликнула она.
  -- Это еще как сказать.
  -- О чем ты?
  -- В любом случае, меня не это сейчас волнует, - отмахнулся он.
  -- А что? - уставилась на него Линда.
  -- Знакомство с твоими родителями? - предположил он, и Линда густо покраснела.
  -- Ты на самом деле хочешь это сделать?
  -- А разве не пора? - он легко поднялся на ноги, отряхнулся и предложил ей руку.
   "Мама, папа, знакомьтесь, лорд Эрих Эмарон, Глава Семерки. Какой такой Семерки? Главный магический орден в Империи. Как в какой? Империи Танатов, конечно же.", - представила себе их беседу Линда и зажмурилась.
  -- Тебя, как минимум, нужно переодеть, - вынесла она вердикт, поднимаясь и осматривая Эмарона.
  -- Как скажешь, - легко согласился он, прислушиваясь к нарастающему шуму.
  -- О, черт, это электричка, - спохватилась Линда. - Бежим! - И, схватив Эмарона за руку, потащила его к станции.
  
   * * *
  -- Удачи тебе, мальчик, - Эфраим отсалютовал кубком. Он сидел у себя в комнате, пока остальные бегали по зданию Семерки, как ошпаренные, будто это могло вернуть ведьму или Эмарона. Клоратон даже настаивал на поисковой экспедиции в Небытие - удачи им, только своих парней Эфраим туда отправлять не собирался, о чем тут же и сообщил зарвавшемуся магу.
  -- И за тебя, Марна, вне зависимости от того, где ты есть, - проговорил он, делая следующий глоток. - По крайней мере, еще один лорд не совершит той же ошибки, что и Румел. Подумать только, к чему это привело: века противостояния и ненависти, разрушенные страны, едва не разразившаяся война. - Эфраим сделал еще один большой глоток. - Чтоб тебя, Клатрон, вместе с твоими приспешниками горячо встретили ведьмы. Хотя, - он задумался, - Император так или иначе добился своего. Но мы еще посмотрим, - он постучал пальцами по столу, - еще посмотрим.
  
  
   Часть 2. Мужчины спускаются с небес.
   Глава 1
  
  

Оценка: 8.04*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"