Дылда Доминга: другие произведения.

Изоморфы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.36*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все главы


   Изоморфы
  
  

Глава 1

  
   Мы были в одном из небольших городков Бельгии с экскурсией. Всех отпустили в огромный магазин игрушек, что располагался на первом этаже старого здания, и девчонки бросились за подарками свои детям, племяшкам и крестникам. Я от нечего делать и отчасти из любопытства тоже последовала за ними. Магазин сверкал, как сказочный мир. В ярком свете красовались стеллажи с играми, тут и там были расставлены всевозможные игрушки, половину одного из залов занимали яркие пластиковые конструкторы, от которых разбегались глаза, небольшие стенды по всему магазину ломились от разноцветных конфет, тянучек и жевательных резинок. Я ходила по залам, как по фантастическому миру, с восторгом ребенка разглядывая все эти прелести. Подойдя к одному из стендов с тянучками, так и не смогла от него отойти, пока не рассмотрела все упаковки и ценники, мучительно пытаясь решить, стоит ли позволить себе немного сладкой жизни или же следует стойко пройти мимо.
   Когда я, наконец, решила уходить, у касс не обнаружилось ни одного знакомого лица. Вроде бы вот они все только что сновали по магазину, галдели и создавали очереди - и уже никого нет, и только местные жители продолжали радовать своих детишек и приобретать подарки. Я еще раз обежала магазин, рассчитывая на то, что все же кого-то упустила, но так никого и не обнаружила. Выскочив из угловых дверей на улицу, осмотрелась по сторонам, почти не сомневаясь, что группа ждет меня неподалеку от здания, громко переговариваясь и хвастаясь покупками. Но снаружи тоже никого не оказалось. Никаких признаков группы, только местные, куда-то спешащие по своим делам.
   Идя вдоль витрины магазина, я все заглядывала в окна и снова всматривалась в посетителей, в надежде увидеть наших девчонок. Но они словно растворились без следа. Удрученная и потерянная, абсолютно не представляя, что делать и как выкручиваться, я направилась к уличному кафе возле остановки. За деревянными столиками сидело несколько человек. Я выбрала одинокого парня и подошла к нему. Присела на лавку невдалеке и будто невзначай заговорила с ним. Он откликнулся достаточно дружелюбно, и я сказала, что отстала от группы и собираюсь их подождать. На самом деле у меня и не было других вариантов, кроме как терпеливо дожидаться момента, когда они заметят мое отсутствие и вернутся к магазину. Ведь не могли же они меня бросить, верно?
   Парень улыбнулся:
   - Хотите, я угощу Вас кофе?
   - Не отказалась бы, - благодарно улыбнулась я в ответ. Воздух был достаточно прохладен, я устала, и мне не помешало бы взбодриться, а денег у меня с собой не оказалось, как назло, за исключением какой-то мелочи.
   Он поднялся и пошел к окошку. А я осталась сидеть, тревожась и нервно поглядывая по сторонам. И в тот момент, когда я сканировала взглядом пространство перед собой, на соседнюю скамью опустился мужчина в пальто. Странное дело, но он мне показался смутно знакомым. И как только его взгляд встретился с моим, он пересел поближе.
   - Путешествуете одна? - спросил он. И я пересказала ему все ту же историю.
   Он улыбнулся и предложил перейти в ресторан рядом, в крытое помещение, обещая угостить меня обедом. К слову сказать, это было как нельзя более кстати, и почему-то именно от него несложно было принять подобную услугу. Будто это было чем-то обыденным. Я оглянулась на первого парня, так и не вернувшегося, и, вздохнув от ощущения легкой неловкости, последовала за моим новым знакомым.
   В ресторане было людно и душно. Мест не было. Но мой провожатый направился к официантке, бросил ей пару фраз, обменявшись дружеским приветствием, и отправился поздороваться со знакомыми, сидевшими за одним из столиков. Я немного замялась у двери, ощущая себя покинутой и размышляя, не стоит ли мне вернуться к парню с кофе, пока он не заметил моего отсутствия, когда официантка поставила на служебный столик поднос, заваленный всяческой едой. Там была и картошка фри, и колбаски, и салат, и вафли с кофе. Я хватала то картошку, то колбаску руками, не найдя приборов и не осмеливаясь дергать официантку. В этом маленьком жарком мирке, казалось, все были жутко заняты, а гомон поднимался до потолка, заполняя все помещение мерным гулом. Когда картошки осталась лишь половина, я переключилась на кофе и вафли. Я практически давилась едой, потому что мне казалось, что я здесь на птичьих правах, и ем со стола официантки. И вот-вот кто-нибудь, наконец, меня заметит и с позором прогонит прочь. Но стоило мне только допить мой кофе, как новый знакомый вновь возник рядом со мной и, видя, что я закончила, увлек меня на улицу.
   Мы вышли из ресторанчика и остановились невдалеке, на небольшой площадке с бетонными скамьями, стоявшими одна напротив другой. После знойной атмосферы заведения, прохлада казалась приятной. Я опустилась на противоположную скамью перед ним, он откинулся на спинку. Мы беседовали о разных пустяках, как старые знакомые, и только когда я задумалась, поняла, что язык, на котором мы говорим, напоминает немецкий. Но он был для меня абсолютно естественным: слова текли сплошным потоком, без акцента и свойственной иностранцам натужности и коверканья фраз.
   - А это кто? - удивилась я, заметив слева от себя какую-то женщину. Она сидела достаточно близко, чтобы нарушить наше уединение. При этом улыбалась и, не скрываясь, смотрела на нас.
   - Кто? - удивился он. И когда его взгляд пробежал по женщине, словно по пустому месту, вновь остановившись на мне, я поняла, что он ее не видит. Тогда я стала всматриваться в ее лицо, и чем дольше я смотрела, тем больше различала деталей. Наконец, я увидела все абсолютно отчетливо. У нее было худое морщинистое лицо, светлые волосы, уложенные мягкими волнами, до плеч и изящная черно-белая блуза в розочку, и такая же юбка, только в более темных тонах.
   Я описала моему новому приятелю женщину как можно подробнее. Сперва в его взгляде отразилось недоумение, но затем его лицо с каждой секундой становилось серьезнее и грустнее.
   - Мама? - произнес он, теперь намеренно поглядев в ту сторону, куда смотрела я, но по-прежнему ничего не видя.
   - В аду не всем достаются хорошие должности, - с горечью произнесла она, глядя на меня. Пока я описывала ее внешность, глаза женщины изучали меня, и чем больше деталей я называла верно, тем теплее и радостней она улыбалась. - Радуйся, пока жив, - посмотрела она на сына.
   - Мне передать это ему? - спросила я.
   Женщина лишь покачала головой.
   - Мы ведь никогда не знаем, насколько мы хороши или нет, понимаешь?
   Мужчина ждал моих слов, глядя то на меня, то на пустое место, с которым я вела диалог. И мне казалось несправедливым не передать ему пожелание матери, ее наставление.
   - Радуйся жизни, - проговорила я, глядя ему в глаза.
   Он кивнул, будто понял, о чем я.
   А женщина снова улыбнулась и протянула ко мне руки. Ее морщинистые кисти накрыли мои, и я ощутила не физическое прикосновение, а дуновение энергии, когда ее ладони прошли сквозь мои. Но она все тянулась и не оставляла своих попыток приблизиться ко мне и соединиться, с каждым разом ее руки становились все ближе и настойчивее, и я поняла, что мне пора уходить. Я резко встала, отшатнувшись от нее и снова пожалев, что не осталась с парнем, предложившим мне кофе.
  
   Очнулась я от стука в дверь. Откуда-то я понимала, что это пришла уборщица, но совершенно не знала, где нахожусь. Поднявшись с постели в крохотной комнате с тусклым окном и нагромождением мебели, я, пошатываясь и заворачиваясь в пеньюар, на цыпочках отправилась в путешествие к двери. Голос за дверью ругался и кричал, говоря, что прекрасно знает, что я дома. Потом чертыхнулся и стал удаляться. Пока крики совсем не затихли, я боялась пошевелиться, потому что мне казалось неправильным быть застигнутой врасплох в нижнем белье с всклокоченными волосами и заспанным лицом незнакомой женщиной, когда я даже не понимала, где очутилась и куда выпал целый кусок моей жизни. Придерживаясь за стену, я завернула за угол и обнаружила компактную кухню со всей необходимой утварью. Первое предположение о том, что я в гостинице, оказалось неверным. Поднапряг мозг, я смутно припомнила, что эту квартирку мне снял мой новый знакомый. Он еще тогда, на скамейках, спрашивал меня, почему бы мне не остаться, и говорил что-то о том, что вполне мог бы обо мне позаботиться. И тогда это почему-то не казалось неправильным, как и предложение обеда. Но почему он так ко мне отнесся и вел себя, как со старой знакомой - этого я понять не могла. Пошатываясь, подошла к тускло освещенному зеркалу и убрала волосы с лица. На меня смотрело абсолютно чужое лицо девушки лет двадцати трех - пяти, с темно-каштановыми волосами и карими глазами. Ничего в нем особенно примечательного не было, но когда мои пальцы коснулись щек, руки в отражении коснулись лица девушки. Это была я. В ужасе я сжала кожу одеревеневшими пальцами, пытаясь осознать происходящее. Это была не я. Я помнила себя настоящую и попыталась восстановить свой образ в отражении. Мое истинное лицо возникло там на какую-то долю секунды и также благополучно растаяло, вновь вернувшись к первоначальному варианту. В отчаянии я ощупала свою голову, и ощутила страшный провал в задней части черепа. Тогда я с утроенной силой стала пытаться выбраться из чуждого мне образа, пытаясь удержать себя настоящую. Это была страшная схватка: иногда мое лицо задерживалось в зеркале на несколько секунд, но потом вновь плавилось, превращаясь в чужое.
   - Я должна вернуться в настоящую жизнь! Я хочу прожить свою судьбу! - орала я зеркалу, сражаясь из последних сил. Голова раскалывалась, задняя часть черепа, казалось, вот-вот взорвется, так я стремилась возвратиться к своей привычной жизни.
   И вот я, наконец, вздрогнула и открыла глаза в постели, ошалело моргая после сна и тяжело дыша. Кошмар - это был самый настоящий кошмар, из которого мне удалось вырваться неимоверным усилием воли.
  
  
  

Глава 2

  
   - Давай, я хочу услышать это от тебя, - глаза Пресли горели. Ребята прозвали его в память о легендарном кумире за смешные баки, которые он носил, независимо от моды. В остальном же у Пресли не было больше ничего общего с его именитым тезкой.
   - Что? Что ты гений? Выкладывай уже, что хотел, - с досадой произнес Коэн, глядя на своего эксцентричного коллегу. В отличие от пухлого Пресли он был высоким сухим мужчиной с резкими чертами лица. И действовал всегда четко и методично. Разглагольствования в духе Пресли зачастую выводили его из себя, ибо он предпочитал голые факты и холодный расчет.
   - У носителей изоморфов наблюдается повышенная температура, - победно изрек Пресли, глядя прямо в безразличные глаза Коэна. - Ты слышишь меня? - переспросил он, не наблюдая никакой реакции.
   - Пресли, это все, чем ты меня хотел поразить?
   - По-твоему, этого мало?
   - И на основании чего ты сделал эти потрясающие выводы? Одного несчастного изоморфа? Ты слышал о таком явлении, как простуда, грипп и ОРВИ? - продолжал напирать на Пресли обозленный Коэн. Он не для этого трусился в самолете два часа, чтобы слушать теперь весь этот бред неуравновешенного исследователя. Он уже жалел, что в свое время поручил Юлии отыскать человека для работы в лаборатории. Ее совершенно не волновали черты характера кандидата, она лишь просматривала резюме и задавала профессиональные вопросы, на которые у нее заранее были подготовлены ответы. И что он получил в итоге? Самовлюбленного неуравновешенного человека, считающего себя незаурядным ученым.
   - Грипп, - с презрением выдохнул Пресли, но затем как-то нервно затеребил свой бак, из чего Коэн сделал вывод, что был не так уж далек от истины насчет обоснованности выводов. Хотя где им, черт побери, было взять изоморфов? В этом и заключался замкнутый круг: они не могли вычислить изоморфов, потому что слишком мало о них знали, и не могли ничего узнать, потому что не могли их вычислить. За исключением одного ублюдка, обосновавшегося в Голландии более нескольких месяцев назад и наведывавшегося все в том же теле в соседние страны. Этот изоморф, казалось, совсем никого не боялся, и был расслаблен настолько, что не заметить изменения в Гае Нуде мог только слепой.
   - Так что там? - махнул рукой в нетерпении Коэн, падая в кресло напротив Пресли.
   - Мне кажется, - немного неуверенно и без прежнего апломба начал тот, - что организм человека-носителя борется с захватчиком, но достаточно вяло. И, тем не менее, это вызывает постоянную чуть повышенную температуру, - не наблюдая никакого интереса в глазах Коэна, Пресли уточнил: - субфебрилитет.
   - Замечательно, - прокомментировал Коэн, закидывая ногу на ногу и смахивая невидимую пылинку со своих брюк. Он был редким педантом в плане одежды, и все его костюмы были безупречны. Вообще Коэн считал, что как урожденный британец, очутившийся посреди всего этого сброда, просто обязан поддерживать соответствующий стиль. - И что это нам дает?
   - Как что? - громко выдохнул Пресли. - В сумме с изменившимся поведением, интересами, привычками, это дает нам практически стопроцентную гарантию того, что перед нами изоморф.
   - Да, но как вы предлагаете их выявлять? - возмутился Коэн, начиная сердиться. Ведь близкие не бежали в полицию с заявлением только из-за того, что кто-то в их окружении резко изменился. Более того, они зачастую могли найти это привлекательным или наоборот, вообще не придать значения.
   Они были в тупике с этими проклятыми изоморфами. Давным-давно, один пожилой и почтенный соотечественник, привлек тогда еще молодого Коэна в удивительную организацию, раскрывшую ему глаза на мир. Оказалось, что помимо человечества, существуют некие высокоразвитые твари, умеющие проникать в обычных людей, замещать их сознание, растворяться и управлять чужими телами. Они поочередно захватывали того или иного человека и творили, что хотели, пока, наконец, не решали, что игра им наскучила. Тогда твари, которых они нарекли изоморфами, покидали своего носителя, вследствие чего последний умирал. Смерти эти были также разнообразны и непредсказуемы, как и сами жертвы. И вот уже за восемьдесят с небольшим лет существования организации они так и не продвинулись в методах выявления изоморфов практически ни на шаг. Они не знали ни как их вычислить, ни как уничтожить. А то, что последние подлежали уничтожению, не вызывало у Коэна никаких сомнений. - Проклятые изоморфы...
   - Когда-то их называли странниками, - улыбнулся вошедший Дюпре, и Коэн скривился, будто съел кислое яблоко. Он терпеть не мог этого выскочку-француза, как и его наставник в свое время. Хорошо, что перед кончиной, его соотечественник успел передать бразды правления Коэну, и теперь организация координировалась жесткой рукой, а не стоящим сейчас перед ними самовлюбленным французским павлином.
   - Дюпре, - коротко кивнул ему Коэн, а Пресли расплылся в широкой улыбке, словно узрел свою бабушку с подносом пирогов.
   - Я тоже рад вас видеть, - усмехнулся Дюпре, располагаясь в соседнем кресле и будто бы вовсе не обращая внимания на неприветливость коллеги. - Так что у нас новенького? - обратился он к Пресли, и тот поторопился тут же рассказать все то, что только что говорил Коэну, но уже более уверенно и в деталях.
   - Это отличная мысль, - заметил Дюпре, постукивая кончиком указательного пальца по гладко выбритому подбородку. - Значит, организм воспринимает их, как инфекцию?
   - Не совсем так, - смутившись, заметил Пресли, - скорее, как паразита. Лейкоциты при этом не повышены.
   - Есть какие-то другие отклонения в крови?
   - Увы, нет, только изменение температуры тела. Во врачебных диагнозах это звучит обычно как нарушение терморегуляции потому, что больше придраться не к чему.
   - То есть мы можем отловить изоморфов, засидевшихся в чужих телах, по врачебным диагнозам, так? - не унимался Дюпре, а Коэн, не отдавая себе в этом отчета, пристально следил за их диалогом.
   - Ну, не все люди с подобным диагнозом окажутся носителями, вы должны это понимать.
   - Да, но с другой точки зрения, учитывая, сколько вреда и скольким людям способен нанести один изоморф, погрешность оправдана.
   - Погрешность? - Пресли смутился, как делал всегда, когда речь, так или иначе заходила о другой стороне деятельности организации, которая напрямую имела отношение к уничтожению. Да и что тут душой кривить, они все отлично понимали, какова их конечная цель: избавиться от чужих любым путем.
   - Я отдам новые параметры в информационный отдел, - подал голос Коэн, и Пресли совсем смолк. В эту минуту он был не рад своему открытию, потому что невольно обрек ни в чем не повинных людей, как минимум на слежку, а максимум... Пресли снова нервно затеребил правый бак, и Дюпре отвел от него взгляд, также прекрасно понимая, к чему все идет.
   - Коэн... - попытался пойти на попятную Дюпре.
   - Даже не начинай, - отмахнулся от него шеф. - У нас нет на это времени. Ни времени, ни возможностей на дополнительные исследования. Если нам удастся вычислить хотя бы пару уродов, они достанутся Пресли, можешь не сомневаться, - Коэн взглянул на Пресли твердым взглядом, еще раз подумав о том, что они взяли на работу явно не того человека.
  
   Они сидели в холле Хилтона, и Коэн, ощущая некую нервозность в присутствии француза, пытался скрыть ее в стакане с хорошим островным виски. Лягушатник вновь вел себя так, словно его ничего не беспокоило, беззаботно раскинувшись на диванчике.
   - Вы никогда не задумывались, Коэн, - начал Дюпре, и Коэн с тоской оторвался от стакана, - о том, что будет, если кто-то из них - я имею в виду, странников, захватит одного из нас?
   - Этого не произойдет, - буркнул Коэн, вновь поднося стакан к губам.
   - Вы так уверены? Но ведь мы совершенно от этого не застрахованы. Быть может, прямо сейчас, в эту минуту, напротив Вас сидит уже не Дюпре.
   - Если бы Вы сказали хоть что-нибудь стоящее, тогда у меня был бы повод обеспокоиться, - холодно заметил Коэн, вновь ставя стакан на стол.
   - О, Вы так дружелюбны в своей благодушной манере, - засмеялся Дюпре, и его плечи затряслись. - Я лишь говорю, что это может случиться с кем угодно.
   - И что Вы хотите от меня? - достаточно резко поинтересовался Коэн. - Вам измерить температуру, Дюпре?
   - Боюсь, это необходимо ввести для всех сотрудников. И изолировать всех тех, у кого она повышена, по крайней мере, до тех пор, пока они не поправятся. Иначе всего один единственный изоморф сможет разрушить нашу организацию изнутри, а мы и глазом моргнуть не успеем.
   - Не разрушили за восемьдесят лет, и сейчас не разрушат, - заметил Коэн. - Я предпочитаю старые проверенные методы. Я знаю людей, с которыми работаю, и уж поверьте, замечу чужого.
   Дюпре хмыкнул и сделал большой глоток красного вина. От тарелочки с сыром, стоявшей перед ним, тянуло так, что Коэну хотелось затянуться сигарой, хотя он и не курил, лишь бы перебить этот дивный аромат - камамбер.
   - В частности, я бы забеспокоился о Вас, коллега, если бы Вы выбрали что-то менее вонючее, - кивнул Коэн в сторону сыра.
   - Вы не гурман, Коэн, - усмехнулся Дюпре и с наслаждением отправил в рот небольшой кусочек сыра, наблюдая за реакцией собеседника.
   - Вот уж точно, что некоторых людей захватчик мог бы улучшить, - подумал Коэн, но не сказал этого вслух.
   - Кто сейчас следит за Гаем? - сменил он тему.
   - Двое русских, - отозвался Дюпре, - Серж и Костя, - последнее имя он выговорил так, что уголки губ Коэна едва заметно дрогнули. Ох уж этот французский акцент, хотя русские имена были тем еще испытанием.
   - Почему они?
   - Гай сейчас в России, - пожал плечами Дюпре.
   - Не сидится ему, - заметил Коэн. - Контакты?
   - Пока ничего интересного. Вы же знаете, они не общаются друг с другом.
   - Не могут не общаться, - возразил Коэн, упрямо глядя на собеседника. - Я думаю, мы что-то упускаем.
   Дюпре изящным движением забросил в рот еще один кусочек сыра, будто красуясь перед Коэном.
   - И это не температура, - не удержался от издевки Коэн.
   - Если Гай выведет нас хоть на кого-нибудь еще, Вы будете знать об этом первым, - произнес Дюпре, прекратив свою игру с сыром и вновь переключившись на вино.
   - Что слышно у вас на родине, Дюпре? - поинтересовался Коэн, зная, что ступает на минное поле.
   - Ничего нового, - глухо произнес Дюпре, отставив бокал и тяжело глядя в стол.
   - Вы больше не обнаружили никого после Одри?
   - Одри была человеком! - кулак Дюпре с силой ударил по столу, так что посуда с жалобным звоном слегка подпрыгнула, а несколько голов в холле встревожено повернулись к ним.
   - Была, - согласился Коэн, гневно посмотрев в ответ на француза. - Только до того, как ее захватил изоморф, - намекнул он на то, о чем Дюпре никогда не готов был говорить. Не зря его наставник не выбрал своим преемником любвеобильного француза, хотя тот и дольше был в организации. Ведь кто знает, что бы случилось, влюбись он в Одри и будучи при этом во главе.
   - Вы хоть когда-нибудь кого-нибудь любили? - в глазах Дюпре плескалась боль, он впился взглядом в своего собеседника, словно и правда хотел услышать ответ на свой вопрос или ожидал увидеть хоть какое-то подобие боли в глазах Коэна.
   - Нет, - совершенно честно ответил Коэн, и рад был, что ему не пришлось лгать. У него никогда не было времени на подобные глупости. Перед ним стояла намного более важная задача, а значит, для чувств не было места.
   - Одри была ангелом, - простонал Дюпре, и его голова безвольно опустилась на руки. Вино и сожаления - Коэн сомневался, что Дюпре был способен руководить даже их региональным филиалом.
   - Она была изоморфом, - отрезал шеф. - Вы никогда не знали настоящую Одри, Дюпре. Вы потакали и ублажали нашего врага. Что полезного вы узнали за время общения с ней? - Дюпре молчал. - Чем вы помогли настоящей Одри? Вы хоть понимаете, что своим бездействием Вы...
   - Остановитесь, Коэн, - взгляд Дюпре был тяжел, - остановитесь прямо сейчас.
   - У нее была температура? - уже мягче спросил Коэн, пытаясь извлечь хоть что-то полезное из этого не первого разговора на болезненную тему.
   - Да, она была горячей... мерт, - Дюпре витиевато выругался. - Она вообще была горячей, понимаете, Коэн? - казалось, его взгляд сейчас прожжет Коэна насквозь.
   - Ладно, уже поздно, - Коэн взглянул на часы только для того, чтобы отвести взгляд от Дюпре, который вот уже в который раз после аналогичного разговора был похож на раненого зверя, опасного и непредсказуемого.
   - Да, уже поздно, - с горькой усмешкой на губах повторил Дюпре, и Коэн даже не стал пытаться угадать, о чем он. Эмоции, перепады настроения - он был благодарен своей холодной крови за то, что она избавила его от подобных глупостей.
   Дюпре, глава их французского филиала, как последний дурак, влюбился в изоморфа, и вместо того, чтобы выслеживать ее и вычислять остальных, с которыми она могла выходить на связь, повел себя, как мальчишка. Он таскался за ней всюду, завел знакомство, дарил цветы и, в конце концов, забрался в постель, где и провел все оставшееся до гибели Одри время. Изоморф ускользнул, оставив Дюпре с мертвым телом. И до сих пор несчастный влюбленный не мог признать одного: что он был близок не с человеком, не с Одри, а с безымянным чудовищем, занявшим ее место, уничтожившим девушку и благополучно скрывшимся из виду.
   Коэн нервничал, думая о Гае и русских. Справятся ли они? Не упустят ли их единственного ведомого изоморфа? Он практически ничего не знал об этих людях: восточный филиал появился у них буквально полгода назад, и Коэн даже не успел еще ни разу в него наведаться.
  
  
  

Глава 3

   - Костя, ты слишком импульсивен, - наставлял молодого парня мужчина средних лет в черной водолазке. - Ты едва не подставился там, в Бельгии, когда мы следили за Гаем.
   - Простите, Сергей Витальевич, - парень виновато потупил взгляд, вспоминая, как откликнулся на отчаяние в глазах подсевшей к нему девушки и предложил купить ей кофе вместо того, чтобы оставаться в стороне и отслеживать Гая. Нет, они его не потеряли, но если бы Костя был сам, все могло случиться. Это было непростительной ошибкой. Но девушка казалась такой беззащитной и ранимой, и очутилась в чужой стране в затруднительном положении.
   - Простите... Ты понимаешь, что нас здесь всего двое? И я не смогу все время нянчиться с тобой. Гай здесь, и мы уже не на учебной слежке.
   - Да, я понимаю, - не подымая взгляда, отозвался Костя.
   Сергей смотрел на парня и не мог понять, по каким критериям вообще эти европейцы отобрали Костю. Да, он был неглуп, знал языки, неплохо сложен, темно-русые волосы открывали одухотворенное лицо. Но он явно не имел ничего общего ни с секциями боевых искусств, ни с внутренними органами. Таких ребят легко было представить за партой какого-нибудь института, но не в тяжелой полевой работе. Сергей тихо выругался и, развернувшись, пошел через дорогу. Ему, бывшему оперативнику, навязали мальчишку. И придется его учить, если он не хочет делать работу за двоих.
   - Повтори, что ты знаешь об изоморфах.
   - Они используют людей, как игрушки, - послушно заговорил Костя, - а потом покидают их, после чего человек умирает.
   - Не после чего, а в результате, - исправил Сергей, - изоморфы медленно убивают людей, а когда финал близко, спрыгивают с корабля, перед тем, как тот окончательно потонет.
   - А как же самоубийства? В Брюсселе нам говорили, что известны случаи самоубийств людей.
   - А как бы ты хотел сдохнуть? - с издевкой посмотрел на Костю Сергей. - Медленно и мучительно или быстро и сразу, если есть такая возможность?
   - Никогда не думал, - честно ответил парень и отвел взгляд от наставника.
   - А вроде как умный парень, - не преминул его поддеть Сергей.
   - А те, кто погибал в несчастном случае? - не унимался парень.
   - Послушай, тебе никогда не приходило в голову, что преступники часто заметают следы? Почему же ты думаешь, что твари, способные управлять чужими мозгами, не станут делать того же? Зачем им лишний шум? Мы тут не на кроликов охотимся, знаешь ли. Они могут хитрить, и они могут дать нам сдачи, если только узнают, кто мы такие. Поэтому повторяю тебе еще раз: держись от них на расстоянии, не сближайся и не выдавай себя.
   Костя кивнул, вновь задумавшись о тех, за кем они охотились, и тех крупицах информации, что им была известна.
   - А как это происходит?
   - Что?
   - Захват. Что-то вроде одержимости?
   - Откуда мне знать, - пожал плечами Сергей. - И, надеюсь, так оно и останется.
   - Но интересно же, происходит ли это постепенно, как сумасшествие, или разом, как контузия? Когда вот ты проснулся - и это уже не ты.
   Сергей поморщился и, схватив парня за локоть, потащил его вперед по улице. Он, наверное, мог бы стоять часами на одном месте и разглагольствовать. Костя был бы последним, кого он взял бы себе в напарники, дай ему волю.
  
   Гай, как всегда, вел себя беспечно, и следить за ним не составляло никакого труда. К тому же, организации давно наперечет были известны все его привычки, которым изоморф неукоснительно следовал. Вот и сейчас он восседал на летней террасе кафе с газетой в руках и неспешно попивал кофе. Иногда Сергею хотелось ощутить холод металла в своих руках и одним выстрелом смести эту довольную улыбку с лица Гая. Старого оперативника не покидало ощущение, что здесь что-то не так. Слишком легко все шло с Гаем, а ведь тот не был дураком - Сергей это видел по его глазам, по хищной кошачьей манере, с которой изоморф двигался. Конечно, можно было бы приписать все эти черты хозяину, а не носителю, но почему-то Сергей не сомневался, что психика тоже полностью поглощается изоморфом, отражая его личность, а не личность владельца. Если бы Сергей верил в души, то сказал бы, что сейчас в теле Гая Нуда находилась совершенно другая душа. Но одного он понять все же никак не мог - почему тот так надолго задержался в одном теле, что за игру он вел?
   - Костя, останешься здесь, - бросил он парню, потягивавшему рядом спрайт. - Все помнишь, о чем мы с тобой говорили?
   - Помню, - кивнул Костя, но от Сергея не укрылось нервное движение пальцев, обхвативших стакан. Сергей мысленно улыбнулся: пусть поволнуется, это полезно, будет более сконцентрированным и собранным. На своем первом задании он тоже ощущал себя на взводе, и совершенно не зря. Сергей вздохнул, вспоминая сумасшедшую погоню, выстрелы, и алое пятно, расцветающее на рубашке его ровесника.
   - Если что, звони, - напутствовал он Костю, уже вставая, - и не подставляйся.
   - Хорошо.
   Костя смотрел, как уходит Сергей Витальевич, и ощущал одновременно облегчение и легкое волнение. Наставник слишком уж внушил ему, что его постоянно необходимо опекать, что сам он ни на что не годен. Костя знал свои недостатки, знал, что немного рассеян, но не сомневался, что вполне справится самостоятельно. А вот человека, за которым он наблюдал, вернее, Гая, похоже, ничего не волновало. Костя вспомнил, как ухнуло у него сердце там, в Бельгии, когда он увидел, как та самая девушка мило беседует с изоморфом, и потом они уходят вместе. Спустя пару месяцев ее уже не было в живых. Было ли это делом рук их изоморфа или кого-нибудь еще? Костя не знал, но его с тех пор не покидало ощущение, что он мог бы ее спасти, но не сделал этого. Много раз в его голове всплывали ее испуганные глаза и встревоженное лицо, когда она заговорила с ним в кафе и сказала, что отстала от группы. Она была милой и искренней, и нуждалась в помощи. Он мог бы увести ее от Гая, но так и остался там, где был, чтобы не выдать себя. Или не будь там очереди и успей он с кофе - возможно, она ощутила бы себя более спокойно, защищенно и не переметнулась бы к Гаю, не заговорила с ним, и ничего бы не случилось.
  
  
   Гай
  
   Саша шла по улице, вглядываясь в лица прохожих. Ее не покидало ощущение тревоги, поселившиеся в ней со вчерашнего дня. Когда она на работе перевернула чашку с кофе прямо на новую юбку, и ей пришлось бежать в туалет и застирывать пятно, а потом пытаться высушить ткань под сушилкой для рук, она поняла, что нервы ее на пределе. Возможно, она слишком налегала на кофе в последнее время - и это было бы самым лучшим объяснением, но что-то подсказывало ей, что причина другая. Словно опасность повисла в воздухе, что-то неуловимо изменилось в ткани мироздания, повернулся какой-то крохотный рычажок, глухо щелкнув и отдавшись эхом в ее голове. Кого она искала в лицах прохожих? Этого Саша не могла объяснить даже самой себе.
   Весна только начинала вступать в свои права. И редкие теплые дни, да еще и солнечные, вроде сегодняшнего, были пока роскошью. Некоторые предприимчивые кафе, особенно в туристической зоне города, уже выставили столики на улице, завлекая посетителей свежим воздухом и первыми теплыми лучиками. Скользнув взглядом по одной из таких террас, Саша неожиданно замерла. Этого просто не могло быть. Незнакомец из ее сна, тот самый, из кошмара, благополучно сидел за одним из таких столиков, спокойно попивая кофе и читая газету. Саша приблизилась к нему, как загипнотизированная. Это на самом деле был он: чем дольше она в него всматривалась, тем больше узнавала знакомых черт. Наконец, незнакомец, ощутив постороннее внимание, оторвал взгляд от газеты и посмотрел на нее.
   - Простите, могу вам чем-то помочь? - вежливо поинтересовался он.
   - Гай? - всплыло из ее подсознания имя.
   - Да, мы знакомы? - улыбнулся он, но от Саши не ускользнула настороженность, вспыхнувшая в его глазах.
   - Но это невозможно, - жалобно отозвалась Саша, - это же был просто сон.
   - Простите?
   - Это Вы меня простите, мне кажется, мы встречались с Вами в Бельгии, - произнесла Саша, неловко переминаясь с ноги на ногу.
   - Стеффи? - тихо проговорил он, и Саша опустилась на стул рядом.
   - Это невозможно, - проговорила она, обхватывая голову руками и пытаясь проснуться.
   - Ну, почему же, - мужчина мягко отстранил ее руки от головы. - Надо признаться, я приятно удивлен нашей встрече.
   - Приятно удивлены? - поразилась Саша. А у самой в голове творился полный сумбур. Как мог ее кошмар перекинуться на реальность? И разве Стеффи не выглядела совершенно иначе во сне? Тогда как он мог узнать ее?
   - Ты так неожиданно исчезла, - Гай взял ее руку в свою, и Саша узнала этот жест. Он делал так не один раз раньше.
   - Прости, я знаю, что это было не очень красиво, - начала Саша и остановилась, потому что сама не могла понять, за что извиняется. За то, что проснулась? Но рядом с ним выходило так, что извиняется она за внезапный побег из квартиры, которую он ей снял, из-под его опеки, от их отношений. Какие у них были отношения? У нее был провал в памяти, и целый кусок той своей нереальной жизни Саша совершенно не помнила. Насколько они были близки? Теперь этот мужчина сидел рядом с ней, и его колено плотно прижалось к ее ноге в капроновых колготках. И, судя по тому ощущению собственности, с которым он это делал, они были близки достаточно.
   - Ничего страшного, - произнес он, - я все понимаю, ты ощущала себя не в своей тарелке.
   - Да, верно, - согласилась Саша, не зная, как отстраниться от него, чтобы вновь не обидеть потому, что и так чувствовала себя обязанной перед ним.
   - Ты, наверное, сейчас занята, и я отрываю тебя от дел, - Гай потянулся в карман своего пиджака, - позвони мне, когда будешь свободна. - Он протянул ей визитку и путь к отступлению. Глядя в его глаза, Сашу не покидало ощущение, что Гай знает больше, чем говорит. И чувство тревоги, беспокоившее ее все последнее время, достигло, наконец, предела и нашло свою цель.
   - Хорошо, спасибо, - непослушными пальцами Саша засунула визитку в карман куртки.
   - Тогда до встречи, - улыбнулся Гай, и его рука по-хозяйски прошлась по ее ноге, от коленки почти до самых трусиков.
   Саша подскочила из-за стола, как ужаленная. Она не ожидала от него такой развязности, да еще прямо на улице. Девушка опасливо огляделась по сторонам, но на них вроде бы никто не обращал внимания. Саша заметила, что ему доставила удовольствие ее вспышка и неловкость, что он наслаждается ее недоумением и растерянностью. Рассерженно стрельнув в него глазами, Саша с грохотом отодвинула стул и направилась прочь от кафе. Но стоило ей оглянуться, как она увидела его насмехающиеся глаза, глядящие вслед. Словно он знал о ней что-то такое, чего не знала она сама.
  
   Костя заметил девушку, подошедшую к изоморфу и заведшую с ним беседу. Мысленно он умолял ее идти дальше, не останавливаясь, убраться от их подопечного, как можно быстрее. Но девушка делала все с точностью до наоборот. Уже через несколько секунд она опустилась на стул рядом с Гаем, и тот, похоже, успешно ее охмурял. Костя не очень разбирался в таких вещах, и не понимал, что так привлекало женщин в этом гаде. Он помнил, как быстро поддалась его очарованию туристка в Бельгии. Теперь местная девчонка явно начинала ему симпатизировать, а Костя продолжал сидеть и наблюдать, как очередная жертва добровольно шла в лапы к чудовищу. Эта девушка была светло-русой, в отличие от предыдущей и явно местной. Что находили наши девушки в иностранцах - Костя не понимал. Хотя знал, что существовал целый класс таких представительниц женского пола, которые готовы были, не глядя, бежать за иностранцами. Неужели их никто не любил дома? Или они не могли рассмотреть в своих мужчинах ничего хорошего? Что их подкупало? То, что они не понимали этих мужчин? Их дорогие одеколоны, часы и костюмы? Наверное, деньги, потому что больше Костя в них ничего не находил.
   Тем временем Гай уже улыбался девице, а его руки свободно путешествовали по ее ноге. Костя даже отвернулся, настолько ему эта сцена показалась пошлой и отвратительной. Но реакция девушки его обрадовала, жаль только она не залепила Гаю пощечины, а следовало. Но потом Костя с грустью заметил, как она принимает от иностранца визитку. Значит, все ее вспышки - не более чем показуха, чтобы завлечь богатую дичь. Косте стало противно и одновременно жаль девушку. Она ведь не знала, на что шла на самом деле. Обыкновенный человек мог поиграться с ней, бросить и уехать к себе на родину. Неприятная история, но после такой можно было бы оправиться. Но только не в случае с изоморфом. Если она свяжется с Гаем, история, скорее всего, закончится так же, как и с девушкой в Бельгии - она умрет. С этими приятными прядями, спадающими до плеч, в короткой юбке, открывающей ровные длинные ноги, ее найдут где-нибудь на съемной квартире мертвой. И сочтут это несчастным случаем, или самоубийством, но никто и никогда не узнает истину.
   Костя стремительно сорвался с места. Гай заказал у официанта еще одну чашечку кофе и перевернул газету - он явно никуда не торопился. А вот девушке нужна была помощь, и если Костя не поторопится на этот раз, то все повторится, а этого он допустить не мог. Не мог смотреть, как погибнет еще одна девушка, спокойно стоя в стороне.
  
  
   Костя
  
   Уже на другом конце площади, где она остановилась у фонтана отдышаться, к ней подошел молодой человек, и Саша ощутила, что круг сна смыкается на ее тоненькой шее.
   - Привет, - заговорил он на чистом русском, впрочем, как и Гай, но тот хотя бы говорил с акцентом.
   - Привет, - отозвалась Саша, не зная, как реагировать.
   - Сегодня отличная погода, - продолжил парень.
   И Саша вздохнула с облегчением - он ее не узнавал. Просто хотел познакомиться.
   - Да, весна, - согласилась Саша, гадая, что за день такой выдался сегодня, или весна и правда поразила мужские головы. А может, ей надо было сделать юбку чуть-чуть длиннее.
   - Я работаю на правоохранительные органы, - прямо заявил молодой человек, и Саша немного смутилась этой его прямолинейности. Или она ошиблась и это была не попытка познакомиться, а задержание?
   - Я что-то нарушила? - нервно улыбнувшись, поинтересовалась Саша, скользнув взглядом по своей юбке.
   - Нет-нет, - поспешил ее заверить молодой человек, проследив за ее взглядом и задержавшись на ногах чуть дольше, чем было бы прилично.
   - Отдыхаете? - спросила Саша, заставив его взглянуть ей в глаза.
   Девушка была очень привлекательной, что еще больше затрудняло Косте его задачу.
   - Вообще-то нет, - честно признался он. - Слежу кое за кем.
   - Следите? - брови Саши изумленно взлетели вверх. - Надеюсь, не за мной? - усмехнулась она, почувствовав, наконец, какой эффект на него производит.
   - Нет, за одним иностранцем, - ответил он, и сердце Саши тревожно ухнуло.
   - Вы не боитесь его потерять, пока болтаете со мной? - поинтересовалась она, теперь уже настороженно глядя на Костю.
   - Нет, не думаю, - покачал он головой. - У вас его визитка, ведь так? - вдруг прямо спросил он, и Саша испуганно отступила на один шаг.
   - Он что-то натворил?
   - Он опасен, - мягко произнес Костя, запустив руку в свои волосы. - Вам лучше держаться от него подальше. Правда. Я просто хотел предупредить вас.
   Саша окинула его снисходительным взглядом, и Костя понял, что она не прислушается к его словам.
   - Послушайте, он уже убил одну девушку, в Бельгии, - произнес Костя, беря ее за руку, чтобы полностью завладеть вниманием девушки.
   - Кого? - потрясенно переспросила Саша.
   - Я не могу разглашать имен, - виновато отвел от нее взгляд Костя.
   - Кого? - настойчиво повторила Саша.
   - Стеффи Райкер, но имя Вам все равно ничего не скажет, - ответил Костя, а у Саши все похолодело внутри. Она не помнила фамилии, но это не могло быть совпадением. И еще она помнила те усилия, с которыми вырывалась из Стеффи, пытаясь вновь стать собой. В течение многих ночей это было ее самым страшным кошмаром. Она боялась вновь стать кем-то.
   - Вы мне, наконец, поверили? - произнес Костя, заметив, как побледнело ее лицо.
   - Да, я Вам верю, - проговорила Саша, глядя на него огромными от ужаса глазами.
   - Не бойтесь, просто держитесь от него подальше, и все будет в порядке, - произнес парень, но Саша теперь знала, что единственным человеком, от которого следовало держаться подальше в этой игре, была она сама. Правда, еще оставался бельгиец, Гай, который явно знал больше, чем говорил. Что было во время тех месяцев, что она не помнила, помимо интимных сцен, в которых она уже не сомневалась? Что он знал о ней? Знал, что она убила Стеффи, и принимал это как должное? Но и поговорить с Гаем открыто она не могла, не могла довериться. Что, если он просто был ее любовником, видя ее такой, какая она есть сейчас? И все его тайны были связаны лишь с его собственной личной жизнью? Эта съемная квартира, тайные встречи, то, что он не бросился ее искать и по-своему спокойно воспринял ее уход - не означало ли это просто то, что Гай был женат, имел семью, возможно, детей, и потому был так осторожен?
   - Мне пора идти, - произнес Костя, обеспокоенно глядя на девушку. - Держите, - он сунул ей в руку клочок бумаги, на котором написал свой телефон. И вот уже второй номер за сегодняшнее утро погрузился к ней в карман. Номер подозреваемого и следователя, и она в роли подзащитной.
   Так и не сдвинувшись с места, Саша наблюдала, как Костя побежал в сторону кафе.
  
  

Глава 4

  
   - Гай? - в трубке что-то прогремело, а потом донесся уже знакомый голос.
   - Да?
   - Это... Стеффи, мы встретились с Вами в кафе на днях.
   - Привет, Стеф, - он, казалось, сразу расслабился, узнав, кто звонит. - Ты свободна?
   От этих слов Саше вновь стало неловко. Он умел вкладывать в обычные фразы какой-то иной смысл, от которого вдруг трудно становилось дышать.
   - Да, у меня есть немного времени, - отозвалась она.
   - У тебя или у меня? - спросил он так, словно они и не расставались.
   - Давай у тебя, - быстро проговорила Саша, чтобы не передумать. Принимать его на своей территории она еще была не готова.
   - Хорошо, Хайят, 604я комната, - произнес он, и Саша ощутила тяжесть между ног.
  
   Холл гостиницы сиял, как новогодняя елка. Кремовые мраморные плиты на полу, словно зеркала отражали окружающий мир. Швейцары в отутюженных костюмах носились по залам. Сквозь прозрачные двери справа виднелись столики со скатертями и официанты в белых фраках. Все здесь дышало роскошью и несло на себе отпечаток больших денег. Саша никогда в своей обычной жизни не заглядывала в такие места, и сейчас ощущала себя вдвойне неловко в своей дешевой курточке и потертых джинсах. Юбку сегодня она нарочно решила не надевать во избежание недоразумений.
   - Девушка, Вы что-то хотели? - спросил у нее от стойки служащий.
   - Да, я... в гости, - замялась Саша.
   - У нас здесь свой контингент гостей, - заметила строгая дама в черном, оказавшаяся позади Саши.
   - А я думал, твои девочки совсем утратили вкус, - подшутил служащий, и дама посмотрела на него свысока, а потом с явным отвращением перевела взгляд на Сашу, словно она была грязной уличной дворнягой.
   - Да, я иду в гости к своему другу, - уже смелее заявила Саша, храбро глядя в ответ на напыщенную даму.
   - И вашего друга зовут? - поинтересовался служащий за стойкой.
   - Гай, номер 604, - ответила Саша, спокойно глядя на его ухмылку.
   - Какие-то проблемы? - услышала она сзади знакомый голос и обрадовалась. К ним подошел Гай и одарил пару, не желавшую ее пропускать, таким взглядом, что те опустили глаза в пол.
   - Нет, конечно же, нет, - залебезил служащий и расплылся в фальшивой улыбке. Дама же попросту предпочла самоустраниться.
   - Что случилось? - спросил Гай, когда они уже направлялись к лифтам.
   - Одета не по этикету, - вздохнула Саша, глядя на свои кеды.
   - Ну, есть немного, - усмехаясь, заметил он. Надо отдать Гаю должное, он выглядел снова безупречно. На нем был великолепно сидящий костюм, серый в тонкую полосочку. Из-под пиджака выглядывала идеально белая рубашка с отутюженным воротничком. Впрочем, чему удивляться, если он прибыл, к примеру, на какие-нибудь переговоры. К тому же теперь, увидев, где он живет, Саша не сомневалась в том, что бельгиец состоятелен.
   Он нажал на кнопку этажа и закрытия дверей, почти задевая Сашу полой своего пиджака, позволив ощутить запах его одеколона и едва заметный приятный запах тела. Его выбритая щека оказалась в опасной близости от Саши, и ее подмывало коснуться ее губами, проверить гладкость на ощупь. И это казалось таким естественным и правильным рядом с ним. Он был настоящим мужчиной во всех смыслах этого слова - не зря она обратила на него внимание там, в Бельгии (или в своем сне), и предпочла его мальчишке. Он был уверенным в себе опытным самцом, а не прыщавым юнцом, которые окружали ее по жизни. Деньги? Даже не это ее волновало, а то, каким они сделали этого человека.
   Его рука скользнула ей на талию под тоненькую кофточку, и он погладил пальцами ее обнаженную кожу, послав волну приятных ощущений по телу.
   - Ну что, ты уже достаточно вспомнила меня? - спросил он, слегка коверкая слова, но даже это показалось теперь Саше милым. Его напряженный пах вдавился ей прямо в потертые джинсы, и было неимоверно приятно ощущать его так близко. И хотелось еще больше, еще ближе, как раньше. Хотя она так и не могла сказать, что было раньше, но Саше очень легко было представить их переплевшиеся тела на белых простынях.
   - Еще нет, - прошептала она прямо в его идеальную щеку, и, не сдержавшись, провела по ней языком, пробуя ее на вкус.
   - Не дразни меня, - тяжело выдохнул он, глядя ей прямо в глаза, - иначе мы не выйдем из этого лифта.
   От его слов становилось горячо, а от таившегося в них обещания подкашивались ноги. Саша изнывала под его напором, как под полуденным солнцем.
   Она почти не заметила, как они миновали расстояние от лифта до дверей его номера, и как оказались в постели, срывая с себя на ходу одежду. Только теперь она вдруг поняла, как ей был одиноко без Гая, и почему она мирилась все то время в Бельгии с маленькой квартиркой и долгими бессмысленными днями. Гай был чем-то особенным, мечтой, сошедшей с картинки в будничную жизнь.
   - Гай, - взмолилась она, когда он перевернул ее на четвереньки, спиной к себе.
   - Ты сбежала от меня, - проговорил он, продолжая двигаться в неистовом ритме, - так что сегодня все будет так, как хочу я.
   - Да, - выдохнула Саша с очередным его толчком, заставившим ее выгнуться ему навстречу. - Да, Гай.
  
  
  
   Костя открывает мир
  
   Саша почти с сожалением смотрела, как он одевается. Сама же она продолжала лежать, замотавшись в простыню.
   - У меня еще встреча, - мягко, но решительно произнес Гай, проводя пальцами по ее щеке. - Одевайся, Стеффи.
   - Уже ведь почти ночь, - возразила она, недоумевая, куда он собрался.
   - Дела ведутся не только днем, - усмехнулся Гай, подхватывая ее на руки и ставя на ноги. - Ужины тоже бывают работой.
   Он задумчиво смотрел, как она натягивает джинсы и шнурует кеды.
   - Никогда не понимал твоего вкуса, - неожиданно произнес он, и Саша только пожала плечами. Что она могла себе позволить на зарплату курьера?
   - Можем сходить завтра, купить тебе что-нибудь приличное, - предложил он.
   И его откровенное пренебрежение к ее одежде и той жизни, которую она вела, вызвало в Саше протест. Как он смел унижать ее? Да, она не претендовала на роль королевы бала, но сама зарабатывала себе на жизнь и была самостоятельным человеком. Так какое право он имел макать ее носом в грязь?
   - Я занята, - достаточно резко отозвалась она.
   - Что ж, - произнес он, ничуть не огорчившись, - тогда позвони, когда будешь свободна.
   И Саша знала, что даже если будет сражаться сама с собой, зубами ухватится за спинку собственной кровати, все равно рано или поздно проиграет эту битву, и снова наберет его номер, чтобы сказать: "Гай? Я свободна". И услышать его фирменное "у тебя или у меня?" Когда-то она сумела вырваться из похожего сна, но как теперь было вырваться из реальности?
   И как вообще сон мог обратиться реальностью? Этого Саша решительно не понимала. Да, у нее был загранпаспорт, но она никогда и никуда по нему не ездила. Они сделали их вместе с мамой, на всякий случай. Но в ее паспорте не было ни одного штампа, она никогда не была в Бельгии! Но Гай был живым свидетельством того, что где-то она все-таки была. Самая страшная мысль, которая ей приходила в голову - что однажды она напилась в компании сильнее, чем думала, и вместо того, чтобы пойти домой, отправилась на подвиги. И одним из подвигов стал визит в какое-нибудь заведение, бар, ресторан, ночной клуб, где она и познакомилась с Гаем, и провела с ним бурную ночь, назвавшись Стеффи. Потом же все это со временем трансформировалось и превратилось в запомнившийся ей сон. Только вот паренек из органов, Костя, совершенно не вписывался в этот сценарий. Или вписывался? А Бельгия фигурировала в ее сне лишь потому, что Гай был оттуда родом. А Костю она могла мельком видеть, когда он следил за Гаем. Следил за Гаем?
   Саша едва не вскрикнула, когда Костя нагнал ее на улице у выхода из Хайята.
   - Так ты слушаешься советов? - накинулся он на нее, больно схватив за руку. Видимо, был не на шутку рассержен.
   - Что тебе от меня нужно? - Саша выдернула у него руку и одернула куртку. Хотя, прекрасно понимала, что могло его так разозлить. Он ведь просил ее держаться от Гая подальше, а что сделала она? Приблизилась дальше некуда. Но это было ее личное дело, ее собственный выбор. Мертвая девушка? Да мало ли, что могло случиться. Гай мог тайно встречаться с кем-то, а девушка покончить с собой, в конце концов. Разве не это ей снилось? Все больше утверждаясь в реалистичном объяснении происходящего и своей версии, Саша уже не сомневалась в том, что Гай, очевидно, рассказывал ей о Стеффи, потому что имя, которым она решила назваться, совпало с именем девушки из его прошлого. Возможно, именно это его поначалу и привлекло в ней. Пьянея, Саша любила называться другими именами и придумывать себе биографии, так что это очень походило на правду.
   - Чтобы ты оставалась живой, - долетели до сознания Саши слова парня, и она уставилась на Костю.
   - Я жива, как видишь, - все еще пребывая в раздражении, произнесла она, готовая развернуться и уйти.
   - Пока жива, - мрачно заметил он.
   - Ты же следил за ним, верно? Значит, знаешь, где я провела последние пару часов. И догадываешься, что мы там не чай пили. Так что тебе от меня надо? Какое тебе до меня дело?
   - Никакого, - Саша заметила выражение боли, скользнувшее по его лицу, и пожалела о сказанном. Костя, похоже, был неплохим парнем. Он ведь мог молча следить дальше за Гаем, не выдавая себя перед какой-то взбалмошной девицей, сожительницей подозреваемого. Но он решил иначе: рискуя своим заданием, пытался ее предупредить, спасти.
   - Прости меня, - дрогнувшим голосом произнесла Саша, и теперь уже сама потянула его за рукав.
   - Ты не будешь держаться от него на расстоянии? - хмуро спросил Костя, поворачиваясь и глядя в ее лицо.
   - Нет, - покачала головой Саша, отводя глаза. Она знала, что не сможет, что бы ей ни сказал Костя.
   - Ты хоть понимаешь, кто он? - в сердцах выпалил парень.
   - Убийца? - с глупой улыбкой спросила Саша. - Но, может, это не так?
   - Ты не понимаешь, - Костя схватился руками за голову, и только теперь Саша увидела, в каком он отчаянии.
   - Наверное, нет, - согласилась она, мягко беря его за руку.
   - Зачем ты с ним? Это любовь? - спросил он.
   - Нет, - поспешно ответила Саша и поняла, что это правда. Это было влечение, потрясающей силы, но любви в их отношениях не было, ни с ее, ни с его стороны.
   - Тогда зачем?
   - Не знаю, - пожала плечами Саша.
   - Послушай, - произнес Костя, став вдруг серьезным и словно решившись на какой-то важный шаг.
   - Да? - отозвалась Саша, не зная, чего ожидать.
   - Нам надо поговорить, - он кивнул в сторону подвала, в котором располагался давно знакомый Саше паб. Она любила его тесные прокуренные помещения, защитную сетку, украшавшую потолок, каски и автоматы, развешенные по стенам, плакаты с веселыми надписями и дым с музыкой, в которых можно было укрыться от окружающих глаз.
   Саша рассматривала сидевшего перед ней парня с интересом. Он не был похож на кого-то из милиции, скорее, на студента последних курсов, увлеченного своим предметом. Глаза у него были умными и приятными, серыми с легким оттенком голубого.
   - Я немного исказил истину, когда сказал, что работаю в правоохранительных органах, - произнес он, склонившись к ее уху. Саша ожидаемо вздрогнула, испугавшись того, что опасность могла исходить от самого Кости.
   - Нет, послушай, - успокоил он ее, - все остальное, что я тебе говорил, правда. Я работаю на организацию, которая наблюдает за такими, как Гай.
   - Такими - это какими? Подозреваемыми? Убийцами? Или просто бизнесменами?
   - Гай - не человек, - просто сказал Костя, и Саша, помолчав секунду или две, дико расхохоталась.
   - А кто? Инопланетянин? - Она слишком хорошо его помнила во всей красе, чтобы сомневаться, что с его анатомией было что-то не так.
   - Сложно сказать, - как ни в чем не бывало, продолжил Костя, изложив ей полную теорию об изоморфах от начала и до конца. Несмотря на опасения парня, Саша с течением времени становилась серьезнее и больше не смеялась над ним. Ее глаза стали грустными, и где-то на самом их дне затаился страх.
   - Я рад, что ты, наконец, стала воспринимать мои слова всерьез, - заметил Костя, когда музыка ненадолго стихла.
   - Да, - эхом отозвалась Саша, хотя Косте показалось, что она витает где-то очень далеко.
   - Я шокировал тебя своим рассказом, понимаю. Это переворачивает реальность.
   - Да уж, - все также издали отозвалась Саша.
   - У тебя шок, - он коснулся ее руки, но Саша в испуге отдернула ее.
   - Я не причиню тебе вреда, - успокаивающе произнес Костя. - Я просто не хочу, чтобы с тобой повторилось то, что со Стеффи.
   - Почему? - глупо спросила Саша.
   - Просто не хочу, и все. - Ответил Костя, но увидев, как еще сильнее замкнулось лицо девушки, добавил: - Ты мне нравишься.
   Она подняла уставшие глаза.
   - Спасибо, - слабая улыбка приподняла уголки ее губ. - Даже в джинсах и кедах?
   - В джинсах даже больше, чем в той юбке, - усмехнулся он. - Потому что они не мешают мне смотреть тебе в глаза.
   - И что ты там видишь? - горько усмехнулась в ответ Саша.
   - Хорошего интересного человека, - уверенно произнес он, и Саше стало еще грустнее.
   После его рассказа она больше не сомневалась в том, что была в Бельгии. На самом деле была. Она была внутри той девушки, что умерла. Она была одним из тех гадов, за которыми охотилась организация Кости. Изоморф. Все сходилось. После того, как она вырвалась на свободу, девушка погибла. Худшие опасения Саши оправдались - она была убийцей. И неважно, что невольным, результат от этого не менялся. И только каким-то чудом ей удалось не оказаться вновь в чьем-то теле и не убить очередного человека. Об этом Костя сам не мог ей рассказать ничего нового - они не знали, как перемещаются изоморфы и по каким критериям отбирают себе жертву. Ясно было одно: они были паразитами и убийцами. Но, пожалуй, самым большим откровением стало то, что Гай принадлежит к ее племени. И ни разу не упомянул об этом. Ведь сейчас он на все сто знал, что Саша такой же изоморф, как и он сам. Хотя, что он должен был ей сказать? Привет, изоморф? Но, по крайней мере, теперь Саша знала, кому может задать все свои вопросы.
   - Ты не должна бояться, - тем временем продолжал Костя, - во-первых, предупрежден - значит, вооружен, - ободряюще улыбнулся он, - а во-вторых, я не спущу с Гая глаз.
   - Ровно сейчас ты именно это и делаешь, - заметила Саша.
   - Нет, - улыбнулся Костя, - сейчас за ним наблюдает мой напарник.
   - Вот как, - кивнула Саша.
   - Все под контролем, - приободрил ее Костя, - ну, по крайней мере, настолько, насколько возможно, - уже тише добавил он.
   "Хотя бы честен", - подумала Саша, - "чего не скажешь обо мне".
   - Ты уверен, что они убивают людей? - уже в который раз спросила Саша.
   - Насчет девушки сказать ничего не могу, хотя что-то мне подсказывает, что я не ошибаюсь, но насчет носителя - да, они убивают их, такова их природа.
   Саша молчала, ковыряя зубочисткой неровности на столе.
   - Ты боишься, что Гай завладеет тобой? Могу тебя успокоить - они почти никогда не меняют пол. Да и сам Гай достаточно долгое время стабилен, так что я не думаю, что он в ближайшее время сменит носителя.
   Саша сдержала готовую вырваться усмешку: о нет, она не боялась, что Гай ею завладеет. Все, чем он мог, он уже завладел, вполне умело и добровольно. Она боялась себя, того, кем оказалась. Но с этим она могла пойти только к Гаю.
   - Уже поздно, - произнесла Саша, и Костя тут же откликнулся:
   - Я провожу тебя домой.
  
  

Глава 5

  
   - Черт побери, Гай, почему ты мне не сказал? - Саша стояла посреди его комнаты все в тех же джинсах и кедах, и куртке, словно та могла защитить ее от навалившихся новостей.
   - Откуда мне было знать, дорогая, что ты не в курсе? - усмехнулся Гай, и Саша не поверила ему ни на йоту.
   - Ты знал, не морочь мне голову, ты знал, что я понятия не имею, кто я.
   - Да, знал, - его лицо вмиг похолодело, и на нее смотрели серьезные оценивающие глаза.
   - И? - Саша не собиралась уходить без объяснений.
   - Что и? Я мог сдать тебя, как дикаря, и тогда бы тебе пришлось не сладко. Ведь для того, чтоб мы могли работать, нас готовят с детства, обучают. А что делать с тобой, полностью сформировавшейся под влиянием случайных условий?
   - О чем ты говоришь? - оторопела Саша.
   - О дикарях вроде тебя. Мы не можем рисковать, слишком многое поставлено на карту. Поэтому тебя попытались бы обучить, но если бы ты оставалась слишком неконтролируемой и исчезла хотя бы раз с обучения, тебя пришлось бы уничтожить. Твоя жизнь больше никогда не была бы прежней. Я отдавал себе в этом отчет и сделал выбор.
   - Ты прикрыл меня? - проговорила изумленная Саша. - Изоморфы убивают друг друга?
   - Где ты нахваталась этих идиотских словечек?
   - Каких? Изоморфы?
   - Послушай, - Гай привлек ее к себе, и уже тише продолжил: - Мы называем себя реберфами. И занимаемся тем, что спасаем людей.
   - Что это значит? - недоверчиво спросила Саша.
   - То, что мы предвидим человеческое будущее на пару шагов вперед, и знаем, кому угрожает опасность. Тогда реберф вселяется в человека и пытается изменить те события, которые привели к печальному концу. Времени на это остается совсем немного, те самые пара шагов, на которые мы способны заглянуть вперед. Иногда нам удается спасти человека, иногда нет. Такова правда.
   - Так мы не убийцы?
   - Нет, скорее, спасатели.
   - А что означает термин реберф?
   - Перерожденец, он означает второй шанс, - Гай нежно погладил ее по голове и поцеловал в лоб. Саша ощутила, как готова простить ему все и заслужить его прощение в постели. Люди воспринимали их совсем не теми, кем они были на самом деле. Реберфы, или изоморфы, как обозвал их Костя, никогда не были убийцами.
   - Но я... Стеффи, она ведь погибла, я убила ее, - прошептала Саша.
   - Нет, не убила, ты просто не сумела ей помочь.
   - Я не знала, - жалобно произнесла Саша, скрутившись у него на руках клубком.
   - Стеф, - начал он.
   - Не надо, - остановила его Саша, - не называй меня больше ее именем.
   - А как мне тебя называть?
   - Саша, - отозвалась она.
   - Гай, - позвала Саша.
   - Что?
   - А от чего ты спасаешь Гая? И почему так долго? Или ты видишь больше, чем на два шага вперед?
   Гай рассмеялся.
   - Гая я ни от чего не спасаю. Гай - мое настоящее имя.
   - Так ты сейчас настоящий? - с надеждой спросила Саша. - Как и я?
   - Тебе нужно доказательство? - усмехнулся он, опуская ей руки на бедра и уверенно поглаживая их.
   - Нужно, - выдохнула Саша, устремляясь к его губам, таким надежным и притягательным.
   - Ты его получишь, - прошептал он, расстегивая молнию на ее джинсах и опуская ее на кровать.
  
   - Гай, - произнесла Саша, повернув к нему голову на кровати, - но если ты настоящий, то что происходит с твоим телом, когда ты перемещаешься в другого человека?
   - А с твоим? - вопросом на вопрос ответил он.
   - Хм, - задумалась Саша, - оно спит? Но как же тогда время?
   - Время - очень относительная величина, особенно в бестелесном состоянии, - ответил Гай, переворачиваясь на бок и поглаживая ее по бедру. - Можно сказать, что мы видим на шаг вперед, и перемещаемся на шаг назад.
   - То есть мы вселяемся в человека в прошлом? Тогда что мешает еще раз вернуться в прошлое, если попытка спасения не удалась?
   - Есть только один шанс все исправить. Этот как нырок на задержке дыхания. Причем, воздух в легкие набирает сам человек. Этого хватает всего лишь на одну попытку.
   - Странная и удивительная штука, - заметила Саша и, сев на кровати, потянулась за таблетками к своей сумочке.
   - Что пьешь? - поинтересовался Гай.
   - Витамины, весна - сам понимаешь, - пожала плечами девушка. - А у меня вообще иммунитет слабый, часто температура немного повышена.
   - Для нас это норма, - рассмеялся он, отнимая у нее из руки таблетки и отправляя их обратно в сумочку.
   - Что еще мне следует знать? - сердито спросила Саша.
   - У реберфов бывают дети, - подмигнул он ей, и Саша тут же смутилась, не смотря на то, что они недавно вытворяли в постели.
   - Ты ведь предохранялся, - заметила она.
   - Как всегда, - пожал он плечами, откидываясь на подушку и подкладывая руки под голову.
   - Или они могут образовываться от нематериального слияния? - уточнила Саша, и Гай откровенно затрясся от смеха.
   - Это не смешно! - пнула его Саша. - Я ведь ничего не знаю. И никого не знаю, кроме тебя.
   - А вот этому лучше так и оставаться, как есть, - заметил он, став серьезным.
   - Но что, если я встречу другого реберфа?
   - Не все реберфы знают друг друга. Просто не давай понять, кто ты. Не откровенничай, не болтай лишнего.
   - То есть я теперь по жизни должна ко всем относиться с подозрительностью. А что, если я снова в кого-то провалюсь и убью его? Прости, не спасу. А тебе не кажется, что, может, мне было бы все же лучше обучиться и стать полноценным членом нашего общества?
   - Нет.
   - Нет и все? - удивилась Саша, но Гай больше не собирался ничего говорить. Похоже, он боялся за нее, а Саша своей болтовней пугала его еще сильнее.
   - Гай, за тобой следят, - решила она его предупредить.
   - Да, я знаю, - спокойно произнес он, подымаясь и начиная одеваться.
   - И так спокойно к этому относишься? Гай, они думают, что мы убийцы.
   - Это их право, - казалось, его вовсе не беспокоила сложившаяся ситуация.
   - Но ведь это опасно, они у тебя на хвосте. Тебе нужно исчезнуть.
   - Всему свое время, - произнес Гай, а потом пристально взглянул на Сашу. - Ты больше не видела моей мамы?
   Саша вздрогнула, вспомнив странную женщину-призрака, и покачала головой.
   - Нет, я думала, что могу видеть только во сне... Ну, только когда нахожусь внутри кого-то, - исправилась она.
   - Не думаю, - сказал Гай.
   - Гай, - еще одна мысль посетила Сашину голову, - ты сказал, что я дикарка? А каким образом получаются дикари? Почему обо мне никто не знал? Как так вышло?
   - Ты задаешь столько вопросов, - устало покачал он головой, а затем вновь присел не край кровати. - К слову о реберфах и детях. Мы не размножаемся бесконтрольно. Потому что любая бесконтрольность способна породить хаос и злоупотребления.
   - Ты намекаешь на то, что я - незапланированный ребенок, скрытый от системы?
   - Видишь, ты сама все отлично понимаешь.
   - Но почему моя мать умерла сразу после родов? Или ее убили? - в ужасе спросила Саша, думая о системе.
   - Ее не убивали, просто реберф, бывший в ней, так и не смог ее спасти.
   - Может, ему просто следовало не дать ей забеременеть?
   Гай тяжело вздохнул и повернулся к Саше.
   - Он дал ей забеременеть, решив таким образом спасти.
   - Ого, - только и произнесла Саша, прокручивая в голове всю эту безумную ситуацию. - Так моя мать, по сути, - это реберф? А вовсе не та женщина, о которой я думала?
   - Да, - отозвался Гай, но Саше не очень понравилось выражение его лица.
   - Гай, - потянула она его за руку, - чего ты не договариваешь?
   - В твоей матери десять месяцев находился Тинни-Винни.
   - Странное имя для женщины, - протянула Саша.
   - Он и не был никогда женщиной, - отозвался Гай, и пальцы Саши крепче вцепились в его руку.
   - Мужчина?
   - Мужчиной его тоже можно назвать с трудом. Тинни - не равнодушен к своему же полу.
   - О, - только и смогла выговорить Саша, пытаясь переварить то, что только что узнала. Сказанное означало, что она была ребенком реберфа нестандартной ориентации по кличке Тинни-Винни и неизвестного мужчины.
   - Я до сих пор не знаю, кто был моим отцом, - проговорила Саша. - Моя приемная мама, когда сердится, всегда любит говорить, что яблочко от яблоньки недалеко падает.
   - Кто твой отец - никто не знает, - произнес Гай, - за исключением Тинни-Винни, но его уже много лет никто не видел. После того провала он исчез. Не знаю, возможно, не мог смириться с мыслью о поражении, или боялся сознаться в том, что создал еще одного реберфа.
   - Но это же было так жестоко: бросить меня на произвол судьбы, даже не рассказав мне, кто я есть. А если бы меня нашли остальные? Я имею в виду, не ты?
   Они оба молчали какое-то время. Вопрос был скорее риторическим.
   - А твоя мать не выдаст меня? - заволновалась Саша.
   - Ее никто не видит, кроме тебя, - произнес Гай.
   - А что с ней случилось?
   - Умерла, - он отвернулся, и Саша поняла, что Гай не хочет говорить на эту тему.
   - А мой отец - он был человеком или реберфом?
   В ответ Гай лишь неопределенно пожал плечами. Хотя Саша вновь ощущала какую-то недосказанность с его стороны, она больше не стала допрашивать, потому что понимала, что некоторые воспоминания для него болезненны, и, в конце концов, он достаточно сделал для нее, чтобы она могла не требовать от него всех ответов сразу.
   Гай берег ее от нее самой, иногда незнание - лучшая защита. Ведь только ничего не зная о реберфах, она могла списывать все на сон. А если бы не повстречала никого из них, возможно, смогла бы списать половину своей жизни на сны.
  
  

Глава 6

  
   - Одри, - Дюпре метался на простынях в кошмаре, пока окончательно не проснулся. Он нащупал правой рукой кнопку на ночнике и зажег свет. За окном было еще полностью темно. Еще одна ночь, которую он проведет в раздумьях до самого утра. Не стоило пить вино, или стоило пить больше, чтобы забыться и проваляться безмозглым телом до обеда. Быть может, нужно было обратить свое внимание на виски, который так любил Коэн. А, возможно, его пристрастие тоже было не так уж безобидно и под ним крылись тонны боли. Хотя, это вряд ли, - Дюпре вспомнил безжизненные рыбьи глаза Коэна и решил, что слишком уж расчувствовался сам и потому начал приписывать эмоции тем, кому они вовсе не свойственны.
   Одри снилась ему почти каждую ночь: ее живые карамельные глаза, белая кожа, тяжелые локоны темных волос. Боже, как же он обожал ее. Изоморф. Этот старый безразличный британец пытался убедить его, что он любил чудовище. Но он знал свою Одри и верил, что в ней много осталось от человека, которым она была. Она была так нежна с ним, так страстна в постели - Дюпре не мог поверить, что все это было игрой какой-то злобной твари. Нет, он был с настоящей Одри, а изоморф извел ее, убил. И этого изоморфа он готов был достать со дна ада. Конкретно этого изоморфа. Когда-то он преданно служил общей идее, безликой и справедливой, теперь же это стало глубоко личным. Дюпре подошел к мини-бару, открыл его дверцу, посмотрел с сомнением на маленькие бутылочки, и, выбрав себе одну, перелил содержимое в стакан. Одним глотком он осушил половину стакана, представляя себе, как будет спрашивать у каждого отобранного подозреваемого, знал ли он Одри, и когда встретит понимание в глазах, узнавание - размажет эту тварь по стенке. Вместе с человеком - но что поделать, тот и так покойник, - зато у него будет шанс угробить заодно с ним изоморфа. Пресли уже поделился с Дюпре их новой разработкой, которая могла якобы уничтожить даже изоморфа. И пусть на практике изобретение еще никогда не применялось, но в теории должно было работать. Он готов был стать первым, кто его опробует - все ради памяти той, что приходила к нему еженощно.
   - Вы не проводите меня домой? - улыбнулась ему девушка в стильном синем платье в белый горошек. Она словно была моделью, сошедшей со страниц журнала, в такой же шляпке в тон платью и тонкой талией, перехваченной широким белым поясом. - Я сегодня забыла зонтик дома, и теперь совершенно промокла и замерзаю, - с детской непосредственностью сообщила ему она, и Дюпре не оставалось ничего другого, как предложить ей место под полой своего плаща, которое девушка тут же приняла с благодарностью, прижавшись к его крепкому телу.
   - Я мог бы поймать Вам такси, - вежливо предложил он, но она замахала на него руками.
   - О, нет, нет, не стоит. Я живу здесь совсем рядом, за углом.
   За углом они прошли еще несколько кварталов, но Дюпре не жаловался. Она была такой крохотной и ранимой, ее так хотелось согреть, что идти рядом с ней, прижимая ее к своей груди, доставляло огромное удовольствие.
   - Ну, вот мы и пришли, - сказала она, остановившись перед высокой деревянной дверью с замысловатой ручкой.
   - Жаль, - едва не ляпнул Дюпре, но вовремя сдержался.
   - Я так Вам благодарна, - произнесла девушка. - Как Вас зовут?
   - Антуан, - ответил он.
   - Антуан, - повторила она, и никогда еще его имя не звучало так очаровательно. - Не хотите чашечку кофе? Я варю неплохой, - улыбнулась она, и Дюпре в этот момент понял, что окончательно пропал.
   Пустой стакан полетел в безликую гостиничную стену.
   - Мерт, - выругался Дюпре и рухнул на кровать головой в подушку. Он мял ее руками, вспоминая, как они любили друг друга с Одри, как нежно она будила его, целуя закрытые веки, спускаясь по щеке к его губам. Мир без нее утратил все краски и смысл, осталось только вино и ненависть. Проклятые изоморфы. Отбросив в сторону подушку, Дюпре вновь встал и открыл холодильник. Оттуда на него пялились еще несколько бутылочек-недомерков. Витиевато выругавшись, Дюпре схватил наугад одну из них и, сорвав крышку, опрокинул себе в горло, на этот раз даже не воспользовавшись стаканом.
  
   - За услуги мини-бара с Вас дополнительно шестьдесят четыре фунта, сэр, - проговорила вежливая барышня на ресепшене.
   - Ого, Дюпре, вы делаете успехи, - заметил Коэн, а Дюпре неразборчиво сквозь зубы послал его ко всем чертям.
   - Мои познания во французских ругательствах скоро будут достойны восхищения, - едко заметил Коэн, и Дюпре хмуро умолк. У него болела голова, и он не настроен был сегодня утром на дебаты. Они возвращались по домам, Дюпре летел в родной Париж, и ему не о чем было говорить с этим британским индюком. Но тот не умолкал:
   - Вы уверены, Дюпре, что в состоянии руководить нашим французским филиалом?
   - Уверен, - глухо бросил Дюпре, оставляя на столешнице деньги и направляясь на выход.
   - Я понимаю, что личные проблемы не дают Вам вполне... - услышал он за своей спиной голос нагонявшего его Коэна, и его ноздри расширились от гнева.
   - Никакие проблемы не помешают мне изловить эту гнусную сволочь и разделаться с ней, как следует, - заорал он прямо в лицо Коэну.
   Шеф слегка отступил, очевидно, избегая дышать тем воздухом, что выдыхал Дюпре, но, в основном, агрессия коллеги его нисколько не испугала.
   - Дюпре, Вы не летите в Париж, - холодно отчеканил Коэн.
   - В каком смысле? - прищурился Дюпре.
   - Я поменял Ваш билет. Вы летите в Россию. Я не доверяю новичкам.
   Дюпре попытался было что-то возразить, но Коэн остановил его властным жестом.
   - Я не собираюсь потерять Гая только из-за того, что у нас там неопытные сотрудники. Вы, кажется, желали найти применение своей ненависти? Так вперед! Я даю вам такую возможность. Только помните, что за Гаем мы пока просто наблюдаем, никакого контакта. Вы меня поняли, Дюпре?
   - Понял, - отозвался Дюпре, выхватывая из рук Коэна билет и шагая со своим чемоданом на выход.
   - И еще, Дюпре, - бросил ему вслед Коэн, и француз повернулся.
   - Постарайтесь сильно не напиваться. Водка несколько крепче вина.
   Дюпре снова длинно выругался на родном языке и покинул гостиницу.
  
  

Глава 7

  
   Покинув гостиницу, Саша почти сразу же столкнулась взглядом с Костей. Он долго смотрел на нее, словно пытался глазами выразить всю глубину своего презрения и скорби. Она гордо вздернула голову повыше и прошагала мимо него, будто ничего не произошло.
   - Я думал, ты поверила мне, - услышала она голос за своей спиной и, повернувшись, увидела отчаяние на лице парня. В каком-то смысле ей даже было жаль его, но теперь им не о чем было говорить после того, что она узнала. Увы, они находились по разные стороны баррикад. Для Кости они были чудовищами, убийцами, в то время как на самом деле, им бы благодарить таких существ, как Гай.
   - Да ладно, поверила во что? - хмыкнула Саша. - В инопланетян с этими твоими изо... как их?
   - Изоморфами, - обиженно пробормотал Костя.
   - Отлично, - резюмировала Саша. - Я не знаю, на чем ты сидишь, друг, но мне это не надо, - и готова была уже развернуться и уйти, как он схватил ее за руку.
   - Ты не понимаешь, ты в опасности. Саша, ты играешь с огнем. Он - не тот человек, с которым следует быть.
   - А с кем следует? Может, с тобой? - она окинула его уничижительным взглядом и заметила, как под ним Костя ощутимо съежился. - Послушай, - уже мягче добавила она, - я не имею ничего против твоих фантазий. Но мне нет до этого дела.
   - Тебе будет до этого дело, когда он причинит тебе вред, - упрямо возразил Костя.
   Ну чего он к ней так прицепился? Неужели она ему настолько нравилась?
   - Он не причинит мне никакого вреда, - по слогам произнесла Саша.
   - Ну, что мне еще сделать? - Костя в отчаянии сжал кулаки. - Я уже подверг миссию опасности, рассказав тебе все, что знаю. Но ты не слышишь меня. Я не могу наблюдать, как еще одна девушка погибнет рядом с этим ублюдком, как ты не понимаешь?
   И тогда, поддавшись внезапному порыву, она сделала для него единственное, что могла - открыла правду:
   - Прости, что не дождалась тебя с кофе там, в Хассете.
   - Что? - Костя хлопал глазами, как будто только родился на свет. - Что ты сказала?
   - Прости, что ушла с Гаем.
   - Но это же... - он начал заикаться и забывать слова. - Но это же значит, что ты...
   - Изоморф? Да, - согласилась Саша. - Правда, мы называем себя реберфами. И мы не убиваем людей - мы их спасаем вообще-то.
   - А что насчет той девушки, Стеффи? - начиная приходить в себя, поинтересовался Костя.
   - Она должна была умереть, я не смогла ее спасти, - с грустью произнесла Саша. - Понимаешь, я не совсем реберф, вернее, реберф наполовину.
   - Это как? - уточнил ошарашенный Костя.
   - Боюсь, что мой неизвестный папочка был человеком, - пожала плечами Саша. - И вообще, у меня большие пробелы в образовании, если так можно выразиться.
   - Ты воспитывалась в приемной семье, - произнес Костя, и Саша поняла, что он успел покопаться в ее биографии.
   - Верно, - кивнула она, не слишком счастливая от того, что он сделал.
   - Но все наши источники говорят о том, что изоморфы - паразиты и убийцы.
   - Они говорят так оттого, что мы всегда оказываемся в критических ситуациях, и не всегда выходим из них благополучно.
   - Ты ведь не знала всего этого еще совсем недавно?
   - Нет, - согласилась Саша.
   - И рассказал тебе обо всем этом Гай?
   Саша знала, к чему он клонит, и приготовилась занять оборону.
   - Да.
   - Ну же, ты же хотела добавить "и что?".
   - И что? - повторила Саша.
   - Гай - изоморф! Он никогда бы не сказал тебе правды.
   - А что до того, что помню я сама? Я была Стеффи! - возмутилась Саша.
   - Это лишь означает, что ты тоже изоморф, - спокойно заметил Костя.
   - Так что же ты меня не убиваешь? - она все еще не остыла.
   - Гм, я, собственно, даже не знаю, как это сделать, - сознался он.
   - В каком смысле? - изумилась Саша.
   - В том, что, убив человека, я всего лишь высвобожу изоморфа, который, покинув мертвое тело, сможет благополучно завладеть любым другим.
   - Ты думаешь, что я - это не я? - поразилась Саша, глядя на него, как на ненормального.
   - Конечно, ты ведь изоморф.
   - Реберф, - поправила Саша.
   - Какая разница, - отмахнулся он.
   - Но я всегда была такой, сколько себя помню, - развела Саша руками, ощущая себя глупо оттого, что вынуждена была доказывать очевидное.
   - Что совершенно не исключает того, что ты просто засиделась в этом теле.
   - Засиделась? Я в нем родилась! - заорала Саша.
   - Что ж, тогда это вообще очень редкий случай. Видимо, ты просто не знала, что можешь "путешествовать".
   - Чушь, - выдохнула Саша.
   - Как ты оказалась в Стеффи? - спросил Костя, беря ее за руку и бережно усаживая на скамейку.
   - Во сне, - ответила, садясь, Саша. - Это был кошмар. Я потом долгое время боялась уснуть, потому что опасалась, что снова стану кем-то другим и застряну, не смогу вырваться. Вернуться из того сна было невозможно тяжело, на грани, понимаешь? - в ее глазах, смотрящих на Костю, отражался вечный страх.
   - Еще подобные сны были? - спросил он.
   - Нет, - решительно помотала головой Саша.
   - А Гай?
   - А что Гай? - ощетинилась Саша.
   - Я думаю, его появление здесь не случайно.
   - Не случайно? Не смеши. Как он мог проследить меня от Стеффи до меня?
   - Кто знает, - Костя запустил руку в волосы, - мы слишком мало знаем о... реберфах.
   Саше стало приятно оттого, что он больше не называл ее племя гадким словом.
   - Но, если даже так, зачем бы ему гоняться за мной? - резонно заметила Саша и тут же покраснела, вспомнив их любовные игры.
   - Я не думаю, что из-за любви, - отозвался Костя, стараясь не смотреть на нее. - Скорее, ему что-то от тебя нужно.
   - Но что? Я ведь с точки зрения реберфов неполноценна.
   - Может, благодаря этому у тебя есть то, чего нет у них. Я не знаю, - вздохнул он.
   - У тебя слишком богатая фантазия, - покачала головой Саша, думая о том, что во многом идеи Кости были не лишены смысла. Саша сама не верила, что Гай помчался за ней из-за любви или секса, хотя ей бы это, конечно, польстило. Все-таки, в этом отношении Костя, скорее всего, не ошибался, и Гаю что-то было нужно от нее. А может, от ее отца? Вернее, матери, Тинни-Винни. Но Саша тут же отмела эту идею, как самую дурацкую. Гай пытается вернуть себе старого возлюбленного, закрутив романчик с его незаконнорожденной дочерью. Сколько лет Гаю? - впервые задумалась Саша. Он выглядел немногим старше ее, а судя по рассказам, так был едва ли не ровесником ее отца-матери.
   - А ты не знаешь, сколько живут изоморфы? - спросила она у Кости.
   - Реберфы, - поправил ее он, усмехаясь.
   - Вот черт, реберфы, - исправилась она. - Это ты меня научил плохим словам.
   - Ты быстро учишься, - пожал он плечами. - А что касается твоего вопроса, думаю, вечно. Пока что-нибудь не случится.
   - Как это - вечно? - изумилась Саша.
   - Тела изнашиваются, но они ведь не привязаны ни к какому конкретному телу, то есть вы, так что... - он сделал пространный жест рукой.
   - Перепрыгнул в следующее, хоть в младенца, и живи дальше - ты это хотел сказать?
   - Что-то вроде того, - согласился Костя.
   Саша потрусила головой, пытаясь хоть как-то утрамбовать полученную за последнее время информацию.
   - Теперь ты меня сдашь этой вашей организации? - прямо спросила она Костю.
   - Я обязан сообщать о новых реберфах, - произнес он.
   - Чудно, - вздохнула Саша, - а тогда обо мне непременно узнает кто-то из других реберфов - и мне крышка.
   - Почему крышка? - удивился он.
   - Гай сказал, что они устраняют дикарей, как угрозу. Для них я - дикарь, Костя, угроза.
   - Из-за того, что ты не контролируешь процесс, - догадался он.
   - Да, верно, я даже не знаю, как все происходит.
   - Ты обязательно поймешь, - сжал он ее руку, словно пытаясь поддержать.
   - Что это, ты утешаешь убийцу?
   - Я верю тебе, - произнес он, еще раз пожав ей руку. - Я знаю, что ты не убийца. Ни тогда не была ею, ни теперь.
   - Тебе нравилась Стеф? - неожиданно спросила Саша.
   - Да, - ответил он, - было у нее что-то такое в глазах, вот как у тебя, - и улыбнулся.
   - Подхалим, - легонько пнула его Саша и поняла, что ей приятно касаться его, говорить с ним, делиться мыслями, ощущать его поддержку.
   - Я обязан, но не сообщу о тебе, - проговорил он, глядя Саше в глаза.
   - Спасибо, - она сжала его руку в ответ. Она знала, что это катастрофически мало после того, что он сделал, но это было все, что она могла ему сейчас дать.
  
  

Глава 8

  
   Коэн приземлился в Шипхоле, и оттуда машина с шофером забрала его в пригород Амстердама. Он постарался закончить официальную часть как можно скорее и уединился с Ван дер Хорном, главой их центрального европейского отделения, в кабинете. Хорн тут же достал бутылочку старого виски и заманчиво расположил ее на столике рядом с креслом Коэна, удобно устроенным возле большого камина.
   - Хорн, вы пытаетесь меня задобрить? - не скрывая своего удовлетворения, поинтересовался Коэн.
   - Что Вы, господин Коэн, мы просто всегда рады гостям, - тут же отозвался Хорн.
   - Чем мы можем быть Вам полезны на этот раз? - осторожно поинтересовался он.
   - Мне нужны контакты в полиции, - ответил Коэн, откупоривая бутылку и наливая виски в стакан.
   - Считайте, что они у вас есть, - Хорн улыбался, как хитрая лисица. Коэн вынужден был держаться с ним настороже, потому что в присутствии голландца всегда опасался удара в спину. И если кто сейчас в организации и мог метить на его пост, то это был Ван дер Хорн.
   - Машина с шофером, - невозмутимо продолжал Коэн, - и пара помощников.
   - Будет сделано, - отсалютовал ему своим стаканом Хорн. Он никогда по-настоящему не наслаждался виски, но пил всегда то же, что и гость, из уважения или желания показать, что он разделяет вкусы собеседника.
   - Как у вас дела, Хорн? - для проформы поинтересовался Коэн.
   - Вы же знаете, - вновь улыбнулся тот, - что наш единственный подопечный удалился в сферу влияния вновь созданного восточного филиала. Не понимаю, что он там забыл, - добавил Хорн, испытывая явное презрение к славянам.
   - Вот это, я надеюсь, и выяснит Дюпре, - ответил Коэн, делая еще один небольшой глоток.
   - Дюпре? - искренне поразился Хорн. - Он уже дорос до оперативной работы? - с издевкой поинтересовался он.
   - Мой дорогой друг, - заметил Коэн, - Вы прекрасно знаете, насколько молод наш восточный филиал, и я счел просто необходимым присутствие там опытного наставника.
   - О, да, - не особенно церемонясь, заметил Хорн, - по крайней мере, одна общая черта у них уже есть.
   - О чем вы? - поощрил его Коэн.
   - О пьянстве, конечно. Даже в нашем центре уже наслышаны о подвигах Дюпре.
   - Не будьте предвзяты, Хорн, - предупреждающим тоном заговорил Коэн, и хозяин притих. - Ведь Вас никто не называет наркоманом, несмотря на страну, в которой вы живете.
   - Вы прекрасно знаете, что это чистой воды политика, привлекающая туристов, - завелся Хорн. Защита чести его страны всегда была для него больной темой, и Коэн внутренне порадовался, что знал хотя бы одно его слабое место.
   - Успокойтесь, Хорн, я не имею в виду лично Вас, - заметил он. - Впрочем, уже поздно, и мне следует отправиться спать, потому что завтра нас всех ждет напряженный день.
   - Могу я поинтересоваться, что именно собирается отыскать здесь господин глава? - спросил Хорн.
   - О, мой дорогой, не надо умалять свои способности, - отозвался Коэн. - Вы и так, я уверен, все узнаете от своих осведомителей. Но позвольте мне такую роскошь: пусть хотя бы пару часов это останется для Вас загадкой.
   Хорн кисло улыбнулся в ответ, но больше ничем своего разочарования не выдал.
   - Чертов голландец, - произнес Коэн, запирая дверь своей комнаты.
   - Чертов бритиш, - сказал Хорн, выплескивая остаток виски из своего стакана в огонь.
  
   Коэна давно мучили мысли о Гае. Время от времени он думал, что Гай просто играет с ними в кошки-мышки, но потом, ставя себя на место изоморфа, не находил в этой игре никаких привлекательных сторон. Тогда оставался единственный вариант, который означал, что Гай застрял в текущем теле и по какой-то причине не мог его покинуть. А если это соответствовало истине, то крайне важно было понять, что же именно удерживало Гая. Коэн решил разобраться во всем сам. Ему необходимо было раскопать историю Нуда, понять, что же в нем было такого особенного, чтобы изоморф мог залипнуть в этом человеке. И что еще примечательно, тот не умирал, в течение просто-таки рекордного времени. Ранее они все были почти что убеждены, что изоморф не может существовать в человеке более двух-трех месяцев максимум. Гай же одним махом разрушил все их стереотипы и продолжал успешно рушить, оставаясь в этом теле. Конечно, при всем при этом не исключалась совершенно фантастическая возможность, что изоморф улизнул из Гая, оставив его каким-то образом в живых, но ни привычки, ни манера поведения не свидетельствовали в пользу последнего.
   - Что у вас есть на Гая Нуда? - спросил Коэн, когда полицейский сел к нему в машину на заднее сидение. Водитель безучастно сидел за рулем, изображая из себя статую, но Коэн не сомневался, что все, что скажут в машине, будет потом в точности передано Хорну.
   - Ничего особенного, - ответил полицейский. - Так, некоторые недоразумения с налоговой инспекцией, что не редкость для бизнесменов. А в принципе, больше ничего.
   - А что его семья?
   - В сущности, тоже ничего особенного. Есть брат, с которым они давно не общаются. Тот всегда считал его торгашом, не достойным их фамилии, несмотря на то, что Нуд преуспел на этом поприще. Сам брат преподает в одной из музыкальных школ, имеет достаточно низкий достаток.
   - И брат никогда не помогал ему, не связывался с ним?
   - В последние годы определенно нет.
   - Вы не находите, что это немного странно? - поинтересовался Коэн.
   - Нет, - пожал плечами полицейский. - Такое часто случается, когда состоятельные члены семей забывают о своих менее удачливых родственниках, тем более, когда последние обвиняют их в недостойном выборе профессии.
   - Все верно, - согласился Коэн. - Но не было ли чего-то примечательного, связанного с Коэном? Может, по врачебной части?
   - Ну, во-первых, мы не интересуемся медицинской составляющей, - профессионально улыбнулся коп. - А потом, у Нуда достаточно средств, чтобы такая информация не покидала кабинета его врача.
   - Понимаю, - кивнул Коэн. - А что насчет его собственной семьи?
   - Вы имеете в виду жену и ребенка, с которыми он больше не живет? Да, однажды его жена заявила, что он принимает наркотики. Когда мы попытались разобраться в ситуации, оказалось, что с ее слов он "очень изменился", на основании чего она решила на всякий случай выбить от суда запрет на его визиты в их дом. Хотя, к слову сказать, Нуд не сильно-то и набивался. И встреча, на которой муж показался ей неадекватным, произошла совершенно случайно на улице. Со слов жены Нуд не узнал ее и прошел мимо, даже не поздоровавшись. Я же лично думаю, что эта ведьма ему так надоела, что он ее и видеть больше не хотел. С тех пор, как они развелись, она только и делает, что подает на него в суд под разными предлогами, пытаясь выудить дополнительные деньги, хотя при самом разводе получила немало.
   - Ладно, ваши измышления меня не интересуют, - достаточно резко оборвал его Коэн. Он уже услышал все, что хотел. О том, что жена заметила перемену, он давно знал. Именно это и было одной из причин, благодаря которым они в свое время смогли вычислить Гая.
   - Тогда у меня все, - холодно отозвался полицейский.
   - Благодарю, - не менее холодно ответил Коэн, и его собеседник покинул машину.
   - Ничего нового, абсолютно ничего нового, - пробормотал разочарованный Коэн. - Но должно же быть хоть что-то? Хоть какая-то зацепка?
  
   ***
   Дюпре встретил в аэропорту Серж, как называл его француз, и отвез к себе домой, в просторную, но достаточно запущенную трехкомнатную квартиру недалеко от центра города.
   - Серж, откуда у тебя весь этот хлам? - поинтересовался Дюпре, переступая через старый проигрыватель на ножках.
   - А, это от моей бабушки, - отмахнулся Сергей, показывая Дюпре дорогу на кухню.
   - Может, мы бы зашли в какой-то ресторанчик поужинать? - в очередной раз спросил Дюпре, но Серж только замахал на него руками.
   - На кой тебе это надо? Дома лучше, - и, заведя Дюпре на такую же большую и захламленную, как и вся квартира, кухню, распахнул холодильник и начал накрывать на стол. Запасы у Сержа были внушающими, Дюпре тут же зауважал русского друга, у которого в недрах холодильника хранилась примерно половина деликатесов небольшого ресторанчика. Также из морозилки была выужена запотевшая бутылочка водки.
   - Серж, не надо, не стоит, - стал отказываться француз, уже догадываясь, что это ему не поможет.
   - Надо, Антон, ты только прилетел, влился, можно сказать, в наш коллектив, и это просто необходимо отметить. К тому же, замерз, наверняка, пока ждал меня - прости, это не со зла, пробки.
   Антуан не понял почти половины из того, что говорил Серж, но решил не придавать этому значения. Он сам был не особенно против крепких напитков и хорошей компании. А Серж с его искренностью и славянской открытостью казался ему сейчас замечательной компанией.
   - А где твой второй? - спросил он Сержа.
   - На задании, - кивнул Сергей, разливая водку по рюмкам. - Ничего, завтра познакомишься. Хороший парнишка, но молодой больно, пороху не нюхал.
   Дюпре понял, что Серж считал напарника еще большим новичком, чем он сам, но чего не нюхал парень так и не разобрался. Водка мягко вошла и обожгла все его внутренности.
   - Даешь, - засмеялся Серж, - на-ка, закусывай, - и протянул гостю целую миску с салатом. У Дюпре слезы наворачивались на глаза, поэтому он, совершенно не задумываясь об этикете и приличиях, навернул пару ложек прямо из миски.
   - Вот так, молодец, - приговаривал Серж, по-дружески похлопывая его по спине. Пожар угас, и Дюпре впервые задумался о том, почему иностранцы тут выживали редко, будь то друзья или враги. Что касается врагов, изучая историю, он немного разобрался в причинах, но что касается друзей, кажется, начал понимать только сейчас.
   - Как его зовут? - спросил он уже почти без акцента после четвертой рюмки.
   - Кого? - затянулся сигаретой Серж и в очередной раз предложил закурить гостю.
   - Второго.
   - А, Костя, - усмехнулся Серж.
   - Серж, ты же не куришь?
   - Не курю, - согласился Серж, - только когда выпью. Так что тебе тоже можно, - он протянул Дюпре пачку, но тот только покачал головой.
   - Мне бы с напитками вашими справиться, - произнес он по-французски.
   - Че? - переспросил ни черта не понявший Сергей.
   - Спасибо, не курю, - исправился Дюпре.
   - Как хочешь, - сказал Сергей, убирая пачку.
  
   ***
   Утро было хмурым, несмотря на солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь смешные занавески с зайцами и шарами.
   - Мерт, - выругался Дюпре, когда в глазах у него потемнело, и он едва снова не рухнул на кровать.
   - Да, неплохо вчера посидели, - встретил его на кухне все тот же Сергей и предложил кружку с зеленой жидкостью, запах которой, несмотря на специфичность, показался Дюпре привлекательным. Француз сделал сначала один осторожный глоток, но потом с удовольствием выдул всю кружку до дна.
   - Хорош рассол, да? - улыбнулся Сергей и налил ему из банки с огурцами еще кружку.
   - Голова болит, - пожаловался Дюпре.
   - А ты пей давай, - подтолкнул к нему кружку Сергей, и Антуан послушался.
   - Как вы вообще выживаете после этого, - пробормотал он по-французски, отставляя пустую кружку в сторону.
   - Ниче, пройдет, потерпи немного, - усмехнулся Сергей и поднялся из-за стола. - Время поджимает уже. Пора собираться, Антон, - мне парня сменять надо. Костю, - пояснил он, глядя в недоумевающие глаза француза.
   - Если не отпустит, ты скажи, зайдем в кабак - по стопарику хлопнем, легче станет, - подмигнул ему Серж, и Антуан решил сдаться ему на милость, не задавая лишних вопросов. В конце концов, он его отравил вчера, но он же его и лечит сегодня, отпаивая такими редкими снадобьями, как то, что француз хлебал из кружки.
   Как Серж после вчерашнего мог сидеть за рулем - у Дюпре в голове вообще не укладывалось. Его тошнило при старте и торможении, на поворотах, а также когда он задерживался взглядом на одной точке.
   - Что-то ты, Антон, совсем зеленый, - заметил Серж, глядя на товарища, - уже скоро. - И после еще оного поворота направо, они, наконец, припарковались недалеко от площади с собором и отелем.
   - Привет, Костя, - поздоровался Серж с хмурым парнем в куртке, и тот отозвался:
   - Доброго утра, Сергей Валентинович.
   - А это наш куратор, знакомься, Антон, - представил он Дюпре.
   - Вы что, всю ночь что ли его приезд отмечали? - не удержался Костя, глядя на Антуана и пожимая его руку.
   - Ты не болтай лишнего, между прочим, это глава французского отделения, - заметил Сергей на ухо Косте.
   - Да понял я, понял, - ответил Костя, отстраняясь от напарника.
   - Что слышно? - спросил Сергей.
   - Да ничего, - ответил Костя, - Гай пока в номере, еще не выходил.
   - А девчонка? - поинтересовался Сергей. Дюпре слегка оживился: свежий воздух пошел ему на пользу, и на холодном ветру он быстро приходил в себя.
   - Что за девчонка? - спросил Дюпре.
   - У Гая завелась барышня, - пояснил Сергей. - Местная, работает курьером, получает копейки, скорее всего, интерес финансовый, ну, а у него, понятно - поразвлечься недорого.
   Костя напрягся, плотно сжав зубы. Ему неприятно было слышать подобные вещи о Саше. По сути, они называли ее дешевкой, которую зацепил иностранец.
   - Серж, можешь сходить за водой? - спросил Антуан, и Сергей тут же кивнул.
   - Минералки? Не вопрос, это мигом, - и отправился в ларек на противоположной стороне площади, даже не подумав перепоручить Косте, потому что привык безоговорочно исполнять все приказания начальства.
   - Что у тебя с этой девчонкой? - неожиданно спросил Дюпре. Костя напрягся еще сильнее.
   - Нравится? - спросил француз. - Вижу, что да.
   - Если и так, то что? - рассердился Костя.
   - Ничего, просто не смешивай работу и личное.
   - Я и не смешиваю, - проворчал Костя.
   - Так кто она?
   - Никто, Сергей Витальевич уже сказал - обычный курьер.
   - Как они познакомились? - допытывался Дюпре.
   - В кафе, здесь же, на площади, - ответил Костя.
   - А ты с ней как познакомился? - не унимался француз.
   - Никак, - отрезал Костя, зло глядя на Дюпре.
   - Не бывает такого неравнодушия, когда с человеком даже не знаком, - возразил Антуан, - я знаю.
   - А вы что, специалист по отношениям? - съязвил задетый Костя.
   - В каком-то смысле, - совершенно не разозлившись, ответил Антуан. - Так как ты с ней познакомился?
   - Догнал ее и сказал, что ей грозит опасность.
   - Дурак, - заметил Дюпре.
   - Почему? - поинтересовался Костя.
   - Она тебе не поверила.
   - Нет, - согласился Костя.
   - Потому и дурак, - подтвердил Дюпре.
   - Минералка, - Сергей протянул Антуану бутылку холодной воды. Дюпре сорвал крышечку, сделал несколько жадных глотков и поблагодарил коллегу. А Костя смотрел на француза и размышлял, как оградить себя и Сашу от его дальнейших нападок. Дюпре оказался не так прост, как можно было бы подумать, и ловил многие вещи просто на лету. Сергей Витальевич еще год мог не заметить их связи с Сашей, а Дюпре уловил ее в весеннем воздухе, словно гончая зайца.
  
  
  

Глава 9

  
   Женщина в облегающем черном мини-платье откровенно насмехалась над Гаем, проверявшим на ресепшене свою почту. Длинные стройные ноги в черных колготках были обуты в туфли на невообразимо высоком каблуке. Гай всмотрелся в нее чуть внимательнее, словно бы проникая под внешнюю оболочку, и у него не осталось сомнений в том, кто стоит перед ним
   - Чем обязан? - спросил он, подойдя к женщине и целуя предложенную руку.
   - Гай-Гай, - мягко пожурила она его, - ты ведь сам прекрасно знаешь, чем обязан.
   - Летиция, я всегда рад тебе, но...
   - Прекрати, - прервала его женщина, - бери ключ и идем наверх.
   - А ты не любишь долгих прелюдий, как я посмотрю.
   - Даже не мечтай, - Летиция улыбнулась, но показавшиеся кончики зубов превратили ее улыбку в предупреждающий оскал.
   - Так в чем дело? - спросил Гай, когда они поднялись к нему в номер. Он постарался как можно вальяжнее развалиться в большом кресле, но, вопреки позе, в его теле явственно ощущалось напряжение.
   - Ты знаешь, в чем дело, - холодно отозвалась Летиция. - Какого черта ты творишь? Тебя не заметил разве что слепой. Зачем ты застрял в этом теле? Чего ты добиваешься?
   - А, наши друзья забеспокоились, - протянул Гай, с аппетитом глядя на ноги Летиции. - Тебе очень идет это... тело, Летиция. Последний раз ты выглядела также очаровательно, когда была Одри.
   - Прекрати, - щеки Летиции коротко вспыхнули, из чего Гай сделал вывод, что воспоминания о времени, проведенном в роли Одри, задели Летицию за живое. - Естественно, наши друзья, как ты их называешь, обеспокоились.
   - Ну, что ж, можешь успокоить их: я вскоре закончу свои дела и перестану их дразнить своим постоянством.
   - Гай, - Летиция приблизилась к нему вплотную. - Вскоре - это неправильный ответ.
   - Летиция, - он выдержал ее взгляд и втянул носом воздух, давая понять, что не прочь продолжить разговор в другой обстановке, - мне нужно еще немного времени.
   - Но зачем? - смягчилась Летиция, опуская ладонь на его идеальную грудь.
   - Я с удовольствием объясню тебе позже.
   - Ты похож на беглеца, Гай, - ее ногти оставили тонкую бороздку на его гладкой коже. - От тебя пахнет страхом. Если надумаешь бежать, я спущу на тебя всю свору гончих. Мы друг друга поняли? - Она поддела своим крашеным ноготком Гая за подбородок, и он замер.
   - Поняли, - ответил Гай, когда она позволила ему заговорить.
   - Закажи мне шампанское, Гай, - улыбнулась Летиция, - и фрукты. В соседний номер, - усмехнулась она, - шестьсот три. Пускай оставят в комнате, я собираюсь принять ванную.
   Гай проводил взглядом ее покачивавшую бедрами фигуру, одновременно желая и ненавидя. Он не рассчитывал на постороннее вмешательство, так что теперь его задача усложнялась, а времени, пока им не заинтересуются все остальные, оставалось все меньше и меньше.
   Летиция наполнила ванную, и, сбросив неудобное платье, окунулась в теплую воду и потрескивающую пену. От удовольствия она даже прикрыла глаза - ей просто необходимо было расслабиться после перелета и поисков этого мерзавца. Летиция никогда не питала особенной симпатии к Гаю. Он был, пожалуй, одним из самых разбалованных реберфов, который потакал всем своим желаниям, руководствуясь лишь собственной выгодой и удовольствиями. Но все они обязаны были выполнять определенный свод правил, одним из которых было не высовываться из толпы, чтобы не привлекать внимание. И никогда не подчинять президентов, госсекретарей, монархов - людей, которые были наделены большой властью, потому что изменение и гибель таких заметных фигур неизбежно привлекла бы к реберфам ненужное внимание. Если ты хотел денег - достаточно было вселиться в любого олигарха и наслаждаться его достатком. К тому же, если ты не желал следовать его привычкам, всегда можно было подыграть на нервном срыве от напряженной работы, или на раскаянии, да на чем угодно, лишь бы более-менее правдоподобно объяснить всем остальным отличие. Точно так же, уходя, можно было устраивать несчастные случаи, самоубийства, а в команде с несколькими реберфами, вообще, что угодно. Так отчего же Гай вцепился в это тело голландского бизнесмена? Этот вопрос не давал Летиции покоя. Да, он был недурен собой, у него водились деньги, но на этом все очевидные плюсы заканчивались. Значит, были минусы?
   Летиция услышала, как в дверь постучали, и крикнула из ванной, чтобы заходили. За дверью раздались шаги, позвякивание стекла, затем снова наступила тишина.
   - Кто бы подал мне его в ванную, - пробормотала расслабленная Летиция, но портье уже, очевидно, ушел, и ее слов так никто и не расслышал.
   Летиция вновь прикрыла глаза и окунулась с головой в воду. Он всегда выполнял все ее капризы, некоторые еще до того, как она успевала их озвучить. Очаровательный француз со жгучими карими глазами, ресницами, которым позавидовала бы любая девушка, высокий, сильный и с немного смешным носом, похожим на картошку. Летиция сама не заметила, как ее губы растянулись в счастливой улыбке. Тогда она была Одри. Но при этом вдохнула в скромную, немного зажатую девушку, не знавшую мужской любви, столько жизни и задора, что покорила его почти с первого взгляда. Она помнила, как он смотрел на ее платье в горох и такую же шляпку, и как наслаждался близостью их тел под своим плащом, укрывая ее от дождя. Помнила любовь, отогревающую самые дальние уголки ее существа, когда они проводили дни и ночи напролет. Антуан знал, кем она являлась, но вместе с тем не смог ожесточить своего сердца. И когда ей пришло время уходить, Летиция горевала, как никогда. Еще ни к одному человеческому телу она не была привязана так сильно, но тело сопротивлялось, ее суть неизбежно его разрушала, и дни подходили к концу. В тот раз она даже не удосужилась замести следы, просто покинула мертвое тело за несколько секунд до смерти. И сильнее всего сожалела лишь о том, что не смогла в последний раз обнять Антуана, посмотреть в его глаза, еще раз запечатлеть в памяти любимое лицо. Она знала, что прощается навсегда, потому что глупый мужчина любил ее, как Одри, он даже наивно полагал, что все, что ему дорого в ней - это и есть молодая человеческая девчонка. Знал бы он, насколько это было далеко от истины. Психика реберфа полностью подчиняла себе психику хозяина, ему никогда не было бы так интересно и хорошо рядом с двадцатилетней девушкой. То, что его привлекало - было смесью опыта и свойственной Летиции жизнерадостности. Она даже потратила лишние силы и переместилась в тело коллеги Антуана, чтобы еще раз взглянуть на него, но то, что она увидела, заставило ее пожалеть о принятом решении. Антуан оплакивал Одри так, что сердце Летиции в новом теле едва не разорвалось от боли. Окружающие сочли это слабостью при виде смерти, но она видела, как он страдал, как сходил с ума, хотела утешить и не могла. И эта невозможность пожирала ее изнутри, становясь самым страшным кошмаром. Помнится, тогда Летиция прыгнула наугад - ей все равно было, кем она станет, лишь бы быть подальше от Антуана, никогда его больше не видеть, не ощущать этой разъедающей ее душу боли.
   Летиция плотно закрыла глаза и вновь опустилась под воду, но теперь за закрытыми веками маячило его лицо так, словно между сегодня и прошлым не пролегли годы.
  
   ***
   Костя из своего укрытия смотрел, как Саша шагает к Хайяту, но на этот раз не мог ни остановить ее, ни поговорить, потому что рядом с ним был Антуан Дюпре. На протяжении всего дня Костя пытался избавиться от француза хотя бы на несколько минут, чтобы поговорить с Сашей по телефону, предупредить ее, чтобы была более осторожной, но Дюпре прилип к нему, словно банный лист. К вечеру, даже Сергей Витальевич оставил свои попытки уговорить Дюпре на экскурсию по городу или совместный ужин и, махнув рукой, отправился по своим делам.
   - Это она? - спросил Антуан, кивая головой в сторону торопившейся фигурки и безошибочно вычисляя Сашу.
   - Да, - подтвердил Костя, потому что отпираться было бесполезно.
   - Сочувствуешь ей? - взялся за старое Дюпре. - Она этого не стоит, сам подумай, что будет после того, как она поднимется к нему в номер. - И, наблюдая за лицом Кости продолжил: - Как уже не раз поднималась, - и что-то рассмотрев в его мимике, удовлетворенно кивнул.
   - И как давно это продолжается?
   - Сергей Витальевич Вам же уже все рассказал.
   - Что вы узнали о Гае? Зачем он приехал?
   - Встречается с партнерами по бизнесу, налаживает контакты, - начал Костя.
   - Мерт, я бы все это проглотил, если бы он был человеком, но он не человек, - уставился француз на Костю своими темными глазами.
   Костя лишь пожал плечами, подразумевая, что ему больше нечего предложить большому французскому боссу, сколько бы тот ни раздувался от негодования.
   - Ты же не думаешь, что из-за нее? - съязвил Дюпре, и Костя вновь пожал плечами.
   - Вы тут вообще хоть что-нибудь знаете, кроме того, как опохмеляться по утрам?
   - Какое слово вы выучили, надо же, - не без издевки заметил Костя, но Дюпре лишь окатил его холодной волной своего презрения.
   - Я - за ней, - коротко бросил Дюпре и побежал трусцой в сторону гостиницы.
   - Но это же... - от неожиданности слова застряли в глотке Кости, - нарушение правил!
   - Я только и делаю, что их нарушаю, - бросил ему француз, удаляясь.
   Костя занервничал не на шутку, но броситься следом за Дюпре было бы еще большей глупостью. Все, что он мог, - это провожать его взглядом и молиться, чтобы ничего не случилось, сердясь и заталкивая поглубже жгучую обиду, потому что легко мог себе представить, как она мирится с Гаем.
   Дюпре в последнюю секунду схватился за дверцу лифта, не позволяя тому закрыться. Приятная девушка в куртке, джинсах и кедах нажала кнопку, и двери вновь разошлись.
   - Спасибо, - поблагодарил ее Дюпре, заходя внутрь.
   - Вам какой этаж? - дружелюбно поинтересовалась девушка. Она вовсе не была похожа на одну из тех девиц, что кружили вокруг гостиниц. Слишком правильная, слишком настоящая, что ли. Ну, и совершенно не так одета. Хотя, кто знает - может, Гая потянуло на школьниц.
   - А вам? - улыбнулся Дюпре.
   - Шестой, - усмехнулась девушка, указывая на светящуюся кнопку.
   - Мне тоже, - отозвался он.
   Она пожала плечами, еще раз улыбнулась ему, и в лифте воцарилась тишина. Дюпре видел, как она тайком наблюдает за ним. Очевидно, он ей тоже казался занимательным. Умные серые глаза исследовали его с недетской тщательностью. Было в ней что-то особенное - Дюпре теперь отчасти понимал мальчишку. Но не Гая. Или Гаю нравилось, как ее скромность оборачивается рядом с ним развратностью, как эти джинсы слетают прочь, как исчезает ее легкая сутулость, когда она выгибается от страсти в его руках. Дюпре отвернулся от Саши: у него слишком давно не было женщины. Впрочем, разве мог быть кто-то после Одри? И что бы ни говорил Коэн, что бы ни думали остальные, Антуан знал, что его любовь была настоящей.
   - Прошу вас, - произнес Антуан, пропуская девушку вперед.
   - Не стоило беспокоиться, - смутилась та, но, благодарно взглянув на него, прошла вперед. Потом сделала еще пару шагов и замерла у двери с номером шестьсот четыре. Неуверенно потопталась перед ней и еще менее уверенно постучала. Дюпре приподнял черную бровь: неужели она не хотела идти? Боялась Гая? Он ей был неприятен? Хотя Дюпре с трудом мог вообразить женщину, которой бы не нравился Гай.
   Антуан подошел к соседней двери, делая вид, что роется в карманах в поисках карточки-ключа. Саша продолжала стоять перед дверью, а проклятый Гай не торопился ей открывать. Очевидно, визит оказался незапланированным. Неужели она дошла до такого унижения, чтобы таскаться за этой сволочью? - подумал Дюпре и наудачу толкнул дверь. Каково же было его удивление, когда та подалась. Антуан поспешил скрыться из виду, чтобы не вызвать подозрение у девушки. Номер, в котором он очутился, был пуст, и только в центре комнаты стоял передвижной столик с бутылкой шампанского в ведерке и вазой с фруктами. Любимое сочетание Одри. Дюпре постарался отогнать наваждение и вслушаться в звуки снаружи. Как только девушка войдет к Гаю, он сможет выйти. Или же, наоборот, воспользоваться открывшимися возможностями. Дюпре приблизился к смежной с соседним номером стене и стал внимательно ее исследовать. Затем, найдя вентиляционное отверстие, совсем уже было собрался прильнуть к нему ухом, когда услышал посторонний звук с противоположной стороны. Все, что успел Дюпре - это ретироваться к дверям, когда из ванной в комнату вошла женщина, завернутая в банное полотенце. Дюпре встретился с ней взглядом, и его будто обдало жаром, настолько она была хороша. А ноги, выглядывающие из-под полотенца, казались бесконечными и идеальными. Женщина, похоже, была настолько потрясена, что так и не смогла вымолвить ни слова.
   - Простите, было открыто, я, видимо, ошибся номером, - заговорил Дюпре, а в ее глазах мелькнуло что-то, чего он так и не смог понять. - Простите, это чистое недоразумение.
   - Все в порядке, - проговорила она побледневшими губами.
   - Вы уверены? - уточнил Дюпре. - Вам нехорошо? Может, воды? - Он схватил длинный стакан со стола и готов был броситься в ванную.
   - Не надо, правда, все уже в порядке, - произнесла она, опускаясь в кресло. Ее руки заметно дрожали.
   - Мерт, я вас сильно напугал, - проговорил Антуан, опускаясь перед ней на колени и не зная, как загладить свою вину.
   - Все хорошо, правда, - теперь она едва не плакала. Антуан видел, как подрагивают ее губы, и боялся, что если она разрыдается, истерику уже будет никак не остановить. Он схватил бутылку из ведерка и налил шипящий напиток в бокал. Сейчас немного алкоголя барышне явно не помешало бы, чтобы сгладить шок от произошедшего. Наблюдая, как она делает неровные глотки, Антуан с сожалением думал о том, как его план подслушать беседу Гая катится ко всем чертям.
   - Я вас задерживаю, - проницательно заметила незнакомка, отставляя стакан в сторону.
   - Что вы, я никуда не тороплюсь, - поспешил заверить ее Антуан, но в его голосе прозвучало не слишком много искренности.
   - Ты никогда не умел врать, - подумала Летиция, глядя в эти дорогие ей глаза. Сейчас они были почти что безразличны, но он и не мог ее узнать. Как? Ведь она была теперь совершенно другой женщиной, хотя внутренне оставалась все той же. Если бы он только знал, насколько той же. Все эти дрожащие руки, нервные движения - они были не от испуга и не от неожиданности, хотя она и не могла предвидеть его появление, и в первую минуту ей показалось, что она спит, мирно покачиваясь в ванной. Они были от избытка чувств, переполнивших Летицию при виде Антуана. Казалось, вот она только что грезила о нем, и он возник прямо посреди ее номера. Но уже после нескольких минут она знала, что он здесь не ради нее, и по тем взглядам, которые он бросал на стену комнаты, поняла, что Антуан следил за Гаем, как и она сама.
   - Но я, пожалуй, не буду вам мешать, - он поднялся, намереваясь уйти. И хотя Летиция сейчас предпочла бы, чтобы он дал ей немного отдышаться и придти в себя, она не могла позволить Дюпре узнать что-то лишнее о Гае. Если уж она согласилась немного подождать, то ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы Дюпре совал свой нос в их дела.
   - Не могли бы вы еще немного побыть со мной, - жалобным голосом попросила она, вытягивая в кресле длинные голые ноги.
   Дюпре зацепился за них взглядом, и то, как расширились его ноздри, подсказало Летиции, что она все-таки производила на него определенное впечатление.
   - Если Вы настаиваете, - хрипло проговорил Дюпре.
   - Да, я настаиваю, - коварно улыбнулась Летиция, и постучала маленькой ладошкой по соседнему креслу.
   - Расскажите мне о себе, раз уж судьба так неожиданно свела нас вместе, - не без иронии произнесла Летиция. - Можете налить себе шампанского.
   - Благодарю, но я не люблю пузырьков, - ответил он, расстегивая пиджак и присаживаясь.
   - Значит, твои вкусы не изменились, - подумала Летиция, и с трудом удержалась, чтобы по привычке не запустить ногу ему между ног.
   - Я в командировке, приехал по делам своей компании, - почти не соврал Дюпре.
   - А откуда, если не секрет? - поинтересовалась Летиция.
   - Из Амстердама, - честно ответил Дюпре, и Летиция напряглась. Значит, организация всерьез взялась за Гая - это не могло быть совпадением. Они копали на его родине. Ей захотелось прямо сейчас подняться из кресла, пройти в соседний номер и всыпать Гаю по первое число. Что он делал? О чем думал? Неужели не видел, что ставит их всех под удар?
   За стеной раздались характерные стоны, и Летиция прикрыла глаза. Антуан же, насколько она могла заметить, наконец, расслабился. Да уж, теперь подслушивать было особенно нечего - такие звуки издавали в любом немецком кино определенной категории.
   - Гхм, - смущенно кашлянул Антуан, осознав всю пикантность ситуации, в которой они оказались. Практически обнаженная женщина, в одном полотенце, шампанское и соответствующее звуковое сопровождение. У Антуана слишком давно никого не было - так что окружающая обстановка действовала на него вполне определенным образом. Женщина, сидящая рядом, словно уловила его настроение и закинула ногу на ногу, открывая ему чудесную картину своего обнаженного тела. Неужели она пыталась его соблазнить? Антуану с трудом верилось в такую удачу.
   - Наверное, мне стоит уйти, - произнес он, облизывая пересохшие губы.
   - Только если Вы этого сами хотите, - верхний край полотенца ослаб и немного сполз вниз, открывая бархатистую кожу ее груди. Антуан застыл на месте, как вкопанный.
   - Мадемуазель, - с трудом произнес он, - я надеюсь, Вы сами понимаете, чего хотите.
   - Вполне, - отозвалась она, отводя от него взгляд, но он успел уловить скользнувшую в нем боль. Мерт, неужели она думает, что не желанна? Он сам не помнил, как оказался у ее ног.
   - Вы прекрасны, - прошептал он, - и мне очень трудно сдерживаться в Вашем присутствии. Так что если Вы не настроены на продолжение, Вам не следует меня удерживать.
   - Оставайся, - прошептала она одно единственное слово, и он подхватил ее на руки и перенес на кровать. Что он делает? - скользнуло в его голове, но тут же безумие накрыло Дюпре целиком, и он погрузился в эту дразнящую женщину, отбросив полотенце на пол.
   - Антуан, - простонала она, когда он содрогнулся в неистовом наслаждении.
   - Что Вы сказали? - Дюпре пытался отдышаться и придти в себя.
   - Ничего, - улыбнулась женщина, но он видел разочарование, проскочившее в ее глазах.
   - Вы знаете мое имя, - Антуан отстранился от нее, застегнул брюки и стал приводить в порядок одежду.
   - Так звали моего последнего любовника, - не солгала Летиция.
   - Простите, но я не верю в совпадения, - резко ответил Дюпре, сверля ее взглядом.
   - Если Вам не понравилось, не обязательно меня оскорблять или искать причину для расставания, - холодно отозвалась Летиция. - Вы свободны.
   - Мерт, значит, теперь Вы выставляете меня за дверь? - горько усмехнулся он.
   - Я не намерена терпеть Ваши безосновательные нападки.
   - Хороший спектакль, - Дюпре прошелся по комнате, заглянул в ванную. - Шампанское, фрукты, спадающее полотенце. - Вас консультировала Одри? - глаза его опасно сверкнули.
   - Это глупо, - Летиция попыталась встать с кровати, но Антуан не позволил ей этого сделать и навис над ней.
   - Что здесь происходит? Отвечай или я не позволю тебе использовать весь ресурс этого тела.
   - И что, Антуан? Убьешь меня? - не выдержала Летиция. Было слишком больно: не таким она хотела запомнить его лицо. И секс, и все это было ошибкой.
   - Где Одри? - глухо спросил он, словно тоже вспомнил о прошлом.
   - Умерла, - с горькой усмешкой произнесла Летиция, и руки Антуана чуть больнее сжали ее запястья.
   - Где Одри? - едва не прорычал он.
   - Перед тобой, - сдалась Летиция и расслабила руки.
   Антуан долго всматривался в нее, потом с отвращением отбросил ее руки прочь.
   - Ты не наигралась со мной в прошлый раз? - спросил он. Но Летиция знала, что в нем сейчас говорит боль.
   - Я никогда не игралась с тобой, Антуан. - Он не сдержался и вновь взглянул ей в глаза, и Летиция не отвела взгляд. - Я скучала по тебе, также сильно, как и ты.
   - Ты понятия не имеешь, что я чувствовал, - взорвался Антуан.
   - Прости, ради тебя я навсегда осталась бы Одри, но я не могла. Мне никогда и ни с кем не было так хорошо, как с тобой, Антуан.
   - Хочешь сказать, что приехала сюда, чтобы разыскать меня? - холодно поинтересовался он. И в этом была проблема: Летиция не могла сказать "да", и потому промолчала.
   - Так я и знал. - Антуан поднялся и, больше не произнеся ни слова, вышел из номера.
  
   ***
   - Вот это сюрприз, - Гай открыл дверь, пропуская внутрь Сашу, но от нее не укрылась его напряженность.
   - Гай, я не хотела тебя беспокоить так поздно, - начала она.
   - Ты знаешь, я всегда тебе рад, - почти искренне перебил он. - Иди сюда, - его руки притянули ее ближе, и так легко было поверить, что он нуждается в ней на самом деле.
   - Гай, зачем ты искал меня? - Саша никогда не умела ходить вокруг да около.
   - В каком смысле? - спросил Гай, и тут же приложил палец к ее губам, показывая на стену своей комнаты. - Не говори ничего, подожди немного, - прошептал он ей на ухо, и Саша замерла в изумлении.
   Гай же прошел к столику, на котором располагалась плазма, взял пульт, пощелкал каналами и, остановившись на канале для взрослых, увеличил звук. Двое мужчин на экране откровенно имели одну женщину, и та издавала характерные звуки.
   - Что это за гадость? - обалдела Саша. Чего она не ожидала от Гая - что он заставит ее смотреть порно.
   - В соседнем номере реберф, - спокойно произнес он, подойдя к ней вплотную.
   - Как? Почему? - Саша была не на шутку напугана. - Ты ведь не сказал им?
   - Конечно, нет. - Ответил Гай, поглаживая ее по плечу и успокаивая. - Но тебе лучше какое-то время не показываться. Я обязательно предупредил бы тебя, если бы мне пришло в голову, что ты навестишь меня так скоро, - Гай всмотрелся в ее лицо. - Что-то случилось?
   Осознание того, насколько близко она подошла к краю, заставило Сашу пересмотреть многие вопросы, и теперь она уже не настолько была готова обвинять Гая, требовать от него каких-то ответов, когда нестерпимо нуждалась в защите.
   - Кто это? - спросила она.
   - Летиция, я давно ее знаю.
   - Но что ей нужно?
   - Полагаю, обычный дружеский визит. Но, конечно, исключать возможность того, что она разнюхивает что-то о тебе, тоже нельзя.
   - Но с чего бы ей этим заниматься?
   - Может, кому-то еще стало известно, что ты не обыкновенный человеческий отпрыск.
   Саша подумала о Косте, но это было совершенно исключено. В последнее время она слишком много металась между мужчиной и парнем, не зная, кому доверять, а печальная истина заключалась в том, что на самом деле, ей нельзя было доверять никому.
   - Так что случилось? - спросил Гай.
   - Соскучилась, - соврала Саша. Как странно и противоестественно было совершать свои первые шаги на пути обмана.
   - Так быстро? - усмехнулся он. - Так мне можно выключить фон?
   Это было и приглашение, и испытание одновременно.
   - Тебе нравилась Стефф? - вдруг спросила Саша.
   Гай пожал плечами:
   - Да, у нее была неплохая фигурка.
   - И ты запал на нее только ради этого?
   - Послушай, Саша, у меня было много женщин, и я этого не скрываю. И ты сама понимаешь, что для нашей жизни это нормально. Ведь мы не можем поддерживать постоянные отношения, время от времени заявляясь к своим любимым в облике совершенно другого человека с радостным "ты не поверишь, но это по-прежнему я".
   - Гай, я не об этом, - покачала головой Саша, - зачем я тебе?
   - Да, ты дикарка, сначала ты привлекла меня этим, затем судьба свела нас снова. Я не строю планов на будущее, но мне хорошо с тобой сейчас.
   Его ответ казался искренним и разочаровывал одновременно. Хотя чего она еще ждала от такого человека, как Гай? Предложения руки и сердца и пышной свадьбы с приемными родителями? Или еще лучше: с блудным отцом Тинни-Винни, простите, матерью, и еще одним неизвестным в роли ее отца.
   - Не грусти, - он по-дружески потрепал ее по голове, - не обо всех вещах нужно задумываться всерьез.
   - Что у тебя за дела здесь, в России? - спросила Саша. - Ты тут уже вторую неделю.
   - Я тебе надоел? - улыбнулся Гай, и его приятное лицо и мягкая улыбка заставили Сашу усомниться в ее подозрениях.
   - Расскажи мне больше об этой приезжей, реберфе, - кивнула она в сторону соседнего номера.
   - Боюсь, не успею, - с сожалением произнес Гай, указывая на плазму. Там уже бежали титры, фильм закончился.
   - Разве мы с тобой можем заниматься только этим?
   - Нет, - покачал он головой, - но я не хочу, чтобы нас услышали.
   - Хорошо, - Саша коснулась губами его щеки и направилась к дверям.
   - Постой, - он догнал ее, крепко прижал к себе и впился в ее губы, выпивая до дна все, что она решила утаить. Саша глядела сквозь полуопущенные ресницы на его лоб, скулы, глаза, и так невыносимо хотелось довериться, расслабиться, сдаться на чью-то нежную милость.
   - Гай, - прошептала она ему в губы.
   - Я позвоню тебе, как только опасность минует, - отозвался он, легко подталкивая ее к выходу.
   Саша не помнила, как спустилась вниз: перед ее мысленным взором стояло лицо Гая. Может быть, он на самом деле любил ее? Только ему сложно было в этом сознаться даже самому себе? Ведь он фактически тоже решил укрыть ее от системы, нарушая правила, разве нет? Гай заботился о ней, оберегал, неистовствовал в постели... Двери лифта раскрылись, пропуская девушку внутрь, и вереница прекрасных мыслей растаяла сразу же, как только Саша увидела перед собой высокую сухую женщину в черно-белой юбке и блузке в розочку.
   Гай был прав: она видела ее не только тогда, когда находилась в чужом теле. Мать Гая приветливо ей улыбнулась, как старой знакомой, и потянулась в ее сторону. Она вновь протягивала к ней немолодые руки, как и там, в Бельгии, и Саша в ужасе отшатнулась от нее еще на один шаг назад. Но дальше отступать было некуда - там была задняя стенка лифта. В тот момент, когда Саше показалось, что женщина вот-вот дотронется до нее, и произойдет нечто, от чего она заранее внутренне содрогалась, грузный мужчина вошел в двери лифта, затаскивая следом массивный чемодан. Его тело прошло сквозь призрак матери Гая, и она бесследно растворилась. Саша взглянула на незнакомца с благодарностью и, извинившись, протиснулась мимо него на выход.
  
  

Глава 10

  
   Тело Саши било мелкой дрожью. Было во всей этой истории с мамой Гая что-то неправильное. Почему женщина преследовала ее? Ведь ей нужно было вовсе не свидание с сыном, как могло бы показаться сначала. Она не желала ему ничего передавать и не требовала ничего исправить. И почему сама Саша, если она была всего лишь одним из реберфов, пусть и дикаркой, могла видеть призраков, а Гай не мог? Вопросы хороводом кружились в ее голове, когда она на улице фактически врезалась в высокого темноволосого мужчину, который тут же наградил ее поистине испепеляющим взглядом.
   - Смотри, куда идешь! - воскликнул он по-французски и сопроводил свою фразу длинным ругательством.
   - Просите, месье, - не задумываясь, также по-французски ответила Саша и запнулась, глядя на него совершенно изумленными глазами. Она ведь никогда не изучала ничего, кроме английского в школе, да и то так, вскользь. Это был еще один вопрос, который следовало задать Гаю: переходили ли к реберфам знания их носителей? Если так, то девочка из Бельгии оказалась очень даже одаренной в плане языков. Неужели за какие-то месяцы ей удалось вынести столько нового? А Саша ее отблагодарила смертью.
   - Говорите по-французски? Очень мило, - кивнул ей мужчина, делая про себя какие-то выводы. Она узнала его: это был тот самый человек, с которым они поднимались в лифте, сосед Гая. Сосед Гая? Сердце Саши пропустило удар: он зашел в номер Летиции.
   Саша отшатнулась от него и, изобразив неловкий жест извинения, как можно  быстрее пошла своей дорогой. Гай советовал ей не высовываться, а она и не высовывалась, почти. И не успела зайти за угол, как столкнулась носом к носу с Костей.
   - Да что же это за вечер, - пробормотала она.
   - Черт, нельзя, чтобы он нас видел, - едва ли не впервые на ее памяти выругался Костя и потащил ее в ближайшую арку вглубь двора. Сегодня все окружающие почему-то были предельно "вежливы".
   - Куда ты меня тащишь? - зашипела Саша, начиная вырываться, но Костя не отпускал и настроен был весьма решительно.
   - Дюпре шел почти следом за тобой, как ты не понимаешь! - возмутился он, когда они вместе с Сашей, наконец, укрылись в темноте среди небольшого садика. - Что случилось?
   - Какой еще к черту Дюпре? - на тех же тонах ответила ему Саша, яростно сверля его взглядом.
   - Наше начальство из Европы, француз!
   - Француз? - Саша вспомнила горящие гневные глаза и тихо хмыкнула. Так вот значит, кого она едва не сбила с ног. Дюпре, приятно познакомиться. И, следовательно, не реберф.
   - Вижу, ты поняла, о ком я. Зачем ты пошла к Гаю? - он снова завелся. - На кой черт?
   - Хотела узнать правду. Мне надоело, что все мне рассказывают только то, что считают нужным.
   - Разве я не сказал тебе правду? - в голосе Кости явственно ощущалась боль. Да, возможно, Саша была к нему несправедлива, но он казался таким еще ребенком, и при этом тоже пытался играть во взрослые игры. - Гай что-то сказал тебе? - встревожился Костя.
   - Нет, - покачала головой Саша, понимая, что скоро сама никому не сможет сказать всей правды. И это было по-настоящему грустно. - А этот француз, Дюпре, он - человек? - на всякий случай решила удостовериться Саша, и Костя как-то ошалело посмотрел на нее, а потом неожиданно прыснул со смеха. Наверное, отчасти это было нервное, но все же ему понравилось ее наивное предположение.
   - Человек, - подтвердил Костя, - только, держись от него подальше, хорошо?
   - Тебя послушать, так мне всех людей надо сторониться, - возмутилась Саша. - Я что, у него под подозрением из-за Гая? И как вообще вы можете за кем-то следить, если ходите за ними по пятам?
   - Он говорил с тобой? - забеспокоился Костя.
   - Нет, так, парой слов перекинулись.
   - Если бы я тебе ничего не сказал, ты бы не обратила на него внимания, - начал защищать босса Костя, и тогда Саша не выдержала:
   - Да что ты говоришь? Может, его и реберф, к которому он вломился в номер, не заметил?
   - Он вошел к Гаю? - в ужасе произнес Костя.
   - Нет, к другому, - выдохнувшись, махнула на него рукой Саша.
   - Другому? - казалось, изумлению Кости не будет предела. - В отеле есть еще один реберф?
   - Да, и он, вернее, она, похоже, охотится за мной, - созналась Саша, опускаясь на лавочку и глядя снизу вверх на Костю.
   - Ты уверена? - все еще потрясенный, пробормотал он.
   - Вполне, - кивнула Саша, размышляя о том, что ее импульсивность сыграла ей на руку. Если таинственная организация сядет на хвост ее преследователям, то самой Саше легче будет скрыться.
   - Ты знаешь, кто это?
   - Я лишь знаю, что Гай с ней давно знаком и зовут ее Летиция.
   - Откуда она?
   - Понятия не имею, - пожала плечами Саша. - Но тебе стоит спросить своего шефа, ведь он, похоже, вышел из гостиницы примерно в то же время, что и я. И вошел одновременно со мной, - добавила на всякий случай Саша, наблюдая за реакцией Кости.
   - Неужели Дюпре ведет двойную игру? - вслух начал размышлять Костя. - Нет, этого не может быть, - тряхнул он головой. - Ведь он сам мне сегодня читал морали о девушках легкого поведения, спящих с иностранными... - Костя осекся, глядя на Сашу.
   - Именно так я выгляжу в ваших глазах? - глухо спросила Саша.
   - Нет, перестань...
   - Знаешь, это ты перестань, - Саша поднялась со скамейки и с достоинством одернула свою курточку. - Разберитесь для начала сами с собой! - И, бросив на Костю гневный взгляд, пошла прочь.
    
   ***
   - Где ты шатаешься? - Дюпре был явно не в духе, но Костя, уже пришедший в себя после первоначального потрясения, теперь чувствовал себя рядом с ним намного увереннее, когда и он знал некую тайну француза.
   - Отходил в ларек воды купить, - соврал Костя, - но отель из виду не выпускал. Вы слишком близко подошли к девушке, - не преминул заметить парень.
   Дюпре лишь сделал в ответ кислую мину и никак не прокомментировал его слова.
   - Паршивый вечер, - пробормотал он по-французски, но Костя прекрасно понял его слова.
   - Хорошо провели время? - невинно поинтересовался он, наблюдая за Дюпре. - Или не очень? - добавил, когда гримаса исказила лицо француза.
   - Мне кажется, ты много себе позволяешь, мой милый мальчик, - с угрозой произнес Дюпре, склонившись к Косте.
   - Куда мне до Вас, - многозначительно отозвался парень, и Дюпре настороженно посмотрел на него. - Каковы изоморфы в постели? - это был опасный выпад, но Костя не пожалел о нем, когда увидел выражение лица Дюпре. Он попал в точку - француз именно для этого задержался в номере реберфа, оправдывая свою репутацию, которая бежала впереди него. Еще в Брюсселе Косте рассказывали одну невероятную историю, которую он поначалу не воспринял всерьез: о неком любвеобильном главе отделения, который слишком далеко зашел в потакании своим страстям.
   - Тебя это не касается, - прорычал Дюпре, а его взгляд едва не прожег парня на месте.
   - Равно, как и Вас, девушка, которая встречается с Гаем, - не дрогнув, произнес Костя, глядя французу прямо в глаза.
   Дюпре вдруг смягчился, и взгляд его стал совершенно грустным.
   - Ты хоть понимаешь, во что влип?
   - Не думаю, что во что-то более смертельное, чем Вы сами, - все также с вызовом ответил Костя. Он не намерен был сегодня уступать Дюпре.
   - Нет, - покачал головой француз, - это все в прошлом.
   - Как же, - подумал Костя, отлично зная, благодаря Саше, что Дюпре снова угораздило связаться с реберфом. Может, они зря убили столько времени на исследования, и им лишь стоило инспектировать постель француза? Вопрос: понимал ли сам Дюпре, с кем связался?
   - Не позволь и твоему прошлому преследовать тебя.
   Искренность, с которой Дюпре произнес последнюю фразу, все же задела Костю за душу. И он невольно задумался о том, что покрывает изоморфа. И за всем этим, опять-таки стоят чувства, так разве Дюпре сейчас не прав? Даже сам того не зная, не понимая, насколько их истории похожи. С той лишь разницей, что изоморф Дюпре, судя по всему, была старой и опытной, а Саша - невинным существом в их странном нелогичном мире. Одиночкой, сиротой, не умеющей выбрать сторону, не знающей, кому доверять. Костя знал одно: он должен помочь ей. Почему, как - было не важно. Она сама выбрала его там, в Хассете, когда подошла и доверчиво села рядом. Не Гая, не еще десятки других людей, а именно его.
   - Я хочу, чтобы ты понаблюдал еще за одним человеком, - продолжил Дюпре, и Костя удивленно посмотрел на него. Француз в деталях описал ему женщину, Летицию, насколько он мог понять.
   - А как же Гай? - начал было парень.
   - Будешь наблюдать за обоими, - жестко перебил его француз. - Если она отправится куда-то сама - пойдешь за ней. Гай никуда не денется. - Костя также был склонен думать, что Гай не исчезнет, хотя бы из-за Саши, но Дюпре по всем меркам вел себя неадекватно и рисковал их подопечным. - Их появление вместе - не случайность, - пробормотал француз, будто рассуждая сам с собой, - что-то привлекает их в этой стране, в этом городе.
   У Кости сжалось сердце. Он помнил слова Саши, и ему страшно было подумать, что теперь она привлекла внимание еще одного изоморфа. И даже если Гай ей солгал, и ее опасения насчет дикарей были неоправданны, все равно этим двоим от нее что-то было нужно - в этом у Кости не оставалось никаких сомнений. Только как защитить девушку, которая не хочет от него никакой помощи?
   - Я буду до утра, - отозвался Костя. - Сергей Витальевич звонил - он вот-вот приедет и заберет Вас домой.
   - Домой, - вздохнул Дюпре, вспоминая захламленную квартиру и ругая себя за то, что не настоял на гостинице. Ему хотелось сейчас побыть одному, разобраться со своими мыслями, а не поддерживать беседу с Сержем, отвечать на его глупые вопросы. Даже напиться рядом с русским он не мог, потому что опасался, что в пьяном дыму сболтнет что-то лишнее, да и водка не вызывала у него никаких радостных чувств, в отличие от хорошего красного вина. А сыр, которым угощал его Серж, так и вообще был отвратителен.
  
   ***
   Костя смотрел, как растворяются вдали огоньки машины Сергея Витальевича, и кутался в куртку. Погода оставляла желать лучшего: не успел ветер ослабнуть, как тут же начался дождь, мелкий, бесконечный, выматывающий. Похоже, ему предстояло мокнуть всю ночь, и парень с тоской поглядел на окна гостиничного ресторана, за которыми было тепло и сухо, и между столиками сновали вышколенные официанты, готовые во всем угодить посетителям.
   Он не сразу узнал ее, когда она появилась в дверях отеля и стала осматриваться в поисках машины. Летиция. Длинные ноги, тонка и высокая, ухоженная и прекрасно одетая, очень успешная и очень уверенная в себе женщина. Она была полной противоположностью Саши, и выглядела так, словно сошла со страниц модного журнала, из раздела элегантность. Теперь он вполне мог понять Дюпре, накинувшегося на нее в номере, но что заставило ее желать француза? Неужели несуразные носы и жгучие черные глаза производили на женщин настолько неизгладимое впечатление? Хотя о последнем Косте было сложно судить - он ведь не был женщиной, да и опытным мужчиной тоже не был. Его знание женщин ограничивалось вечно измученной и усталой матерью и парой девушек-сокурсниц, с которыми отношения у него не зашли дальше конфетно-цветочных. Была, правда, одна отчаянная девчонка еще в школе, открывшая ему тайны интимной жизни, но их отношения были такими короткими, а секс таким нелепым, что иногда Косте казалось, что у него вовсе не было этого опыта. Она спала со всеми подряд: у нее был свой способ найти своего идеального партнера, и Костя им не оказался.
   Летиция довольно быстро нашла такси и села в машину. Косте пришлось прервать свои размышления и последовать за ней. Они катили по дождливому городу, и Костя мысленно ругал Сергея Витальевича за то, что тот оставил ему слишком мало денег. Если Летиция решит покататься еще полчаса - у него явно не хватит средств. Но его опасения оказались напрасными, и уже через пару минут машина притормозила, и женщина выскользнула в ночь у небольшого итальянского ресторанчика, вошла внутрь, и вскоре Костя увидел, как она села за один из столиков. Теперь он наблюдал за ней с улицы, спрятавшись от дождя под одним из балконов здания на противоположной стороне. Надо было признаться, что за Летицией ему наблюдать было интереснее, чем за Гаем. Каждое ее движение, взлеты руки, поправлявшей выбившиеся пряди, заставляло содрогнуться его исконно мужскую суть. Она гипнотически действовала на представителей противоположного пола, и в этом не приходилось сомневаться: уже через пару минут к ней за столик подсел высокий симпатичный мужчина в костюме. Теперь Летиция лениво улыбалась ему и время от времени бросала какие-то фразы.
   Зачем ей понадобился кто-то еще так скоро после Дюпре? Или встреча оказалась не очень приятной? Костя еще раз мысленно проанализировал реакцию Дюпре, его ответы и выражение лица. Понимал он, что она изоморф? Костя еще раз взглянул на женщину - ничто в ней не выдавало каких-то дефектов или отличий. Впрочем, он ведь понятия не имел, какова она была до этого. Возможно, именно изоморф придала ей этот неотразимый шик и уверенность в себе, что так привлекала мужчин. Возможно, сама носительница была несчастной и ничем не примечательной женщиной, без денег и без связей. А Летиция превратила ее в то, чем она сейчас являлась. Кем, вернее, в ком она была до этого? И тут одна очевидная мысль поразила Костю: быть может, ответ был проще, чем он думал - и это была та самая сущность, что закружила голову Дюпре в Париже. Этим и объяснялась их встреча в отеле, и то, какими оба вышли после нее: разочарованными, пустыми, раздраженными.
   "Каковы изоморфы в постели?", - спросил Костя, и Дюпре не стал ничего отрицать. И он связывал ее с Гаем. Француз знал, кто она такая. Костя силился вспомнить, как звали ту женщину из рассказа, но на ум приходили лишь мужские имена, что-то вроде "Анри", пока он, наконец, не нашел то самое: "Одри". Да, ее звали Одри. Летиция-Одри, давнишняя подруга Гая. Но то, что после встречи с Дюпре она не побежала за утешением к Гаю, а искала его в городе в одном из ресторанчиков, говорило в пользу версии, что их отношения с Гаем едва ли можно было назвать близкими. Значит, выходило, что она была здесь за тем же, что и голландец.
  
   ***
   - Как прошла ночь? - Дюпре, в отличие от предыдущего дня, выглядел достаточно свежим и отдохнувшим.
   - Ничего особенного, - начал отчитываться Костя, с завистью глядя на француза покрасневшими глазами и мечтая о том, чтобы согреться, поесть и отдохнуть. - Женщина покинула ночью отель, - он практически ощутил, как внутренне напрягся Дюпре, - и направилась в ресторан "Сола", что на Сенной.
   - Дальше, - француз внимательно следил за его рассказом, в то время как Сергей Витальевич пытался запарковать машину.
   - Провела там пару часов, затем снова вернулась в отель.
   - Сама? - в одно единственное слово Дюпре умудрился вложить столько отчаяния и надежды, что Костя невольно улыбнулся.
   - Нет, - честно ответил он, вспоминая оббегавшего вокруг машины мужчину, спешащего открыть Летиции дверцу и предложить ей свою руку. Высокого стройного незнакомца, уверенно ведущего ее к дверям светящегося отеля.
   - Когда он ушел от нее? - глухо проговорил Дюпре, а Костя подумал, что превращается в частного детектива, следящего за неверными супружескими парами.
   - Утром, - пожал плечами Костя. К чему было растравливать себе душу? Неужели Дюпре не понимал, что изоморфы куда более циничны, чем любая уличная потаскуха. И уж кому-кому, как не французу, было знать, на что способна Одри. Сколько раз его должны были использовать, чтобы он, наконец, уяснил это для себя?
   - Мерт, - выругался Дюпре, и на этот раз Костя ему даже не посочувствовал. - А Гай?
   - Я не знаю, где Гай, - намеренно подчеркнуто отчеканил Костя. - После моего возвращения он еще не выходил.
   - Когда он обычно пьет кофе? - Дюпре взглянул на свои часы.
   - В восемь утра, - отозвался Костя, и отметил, как занервничал Дюпре. Вот и отлично, пусть нервничает. Часы показывали без четверти девять, а Гая по-прежнему не было видно. Если из-за романтических чувств Дюпре они потеряли Нуда, то французу на этот раз сильно не поздоровится. В конце концов, сколько европейское отделение могло закрывать глаза на его выходки. И даже сдай им Дюпре Одри, хотя Костя очень сомневался в вероятности последнего, Гая это не заменит. Вместо того чтобы проследить за ними двумя, выявить еще кого-нибудь, наконец, установить связь изоморфов друг с другом, они снова вернутся к уравнению с одним известным. Или вообще без них, если Дюпре окажется достаточно глуп и романтичен. А пятно, между тем, ляжет именно на их новоиспеченное отделение, потому что ошибка была допущена на их территории. Филиал закроют или заменят европейцами, чего Костя никак не мог допустить. Напрасно к ним прислали Дюпре, с этим нужно было что-то делать.
   - Костя, доложил уже Антону ситуацию? - поинтересовался подошедший Сергей Витальевич. Костя лишь кивнул, не вдаваясь в подробности: пусть Дюпре сам радует его начальника. - Тогда можешь идти домой. Поспи, - похлопал его по плечу Витальевич, - отдохни, как следует.
   Костя кивнул и, хмуро взглянув на француза, пошел в туманное утро.
  
  

Глава 11

  
   Еще была удивительная рань, когда кто-то нетерпеливо постучал в двери комнаты Коэна. Только благодаря никогда не изменявшей ему привычке вставать ни свет, ни заря, он оказался полностью одет, собран и готов к выходу.
   - Войдите, - не без любопытства разрешил Коэн, и совершенно изумился, когда в комнату ступил Ван дер Хорн. Он явно был чем-то возбужден, если не сказать больше.
   - Что случилось? - поинтересовался Коэн, в кои-то веки, сгорая от нетерпения, в то время как голландский лис, весь светясь, стрельнул глазками по сторонам, будто мог увидеть в им же самим предоставленной Коэну комнате, что-то необычное.
   - К нам поступила весьма интересная информация, - наконец, отозвался Хорн, но, как всегда, зашел издали.
   - Можно перейти к сути? - не выдержал Коэн, но Хорну, похоже, и самому не терпелось к ней перейти, и только вечная страсть плести интриги не позволяла сделать это немедленно.
   - В России обнаружен еще один изоморф, - победно уведомил он. И Коэн от неожиданности опустился в стоявшее позади него кресло.
   - Где? - он распиливал Хорна взглядом на части.
   - Она вошла в контакт с Гаем.
   - Она? Откуда они знают, что она - изоморф? Они уверены? - вопросы так и сыпались из Коэна. Несмотря на свою обычную сдержанность, он позволил себе о ней забыть перед лицом такого события, как возможное обнаружение еще одной гнусной твари.
   - Подслушали их беседу, - хитро улыбнулся Хорн.
   - Это немыслимо, - пробормотал Коэн. - В смысле, немыслимая удача, - исправился он, восторженно глядя на Хорна. От радости он готов был расцеловать этого старого лиса. - И кто она? В нашей базе есть какие-то данные на нее?
   - Весьма состоятельная особа, - отозвался Хорн, - француженка, Летиция Ноэль.
   - Я, кажется, недавно читал о ней в прессе, в связи с открытием нового фонда...
   - Да-да, верно, - поспешил его заверить Хорн, - фонд "Семанте".
   - Хитрая тварь, - одобрительно протянул Коэн, постукивая пальцами по ручке кресла и составляя в голове приблизительный план того, что им необходимо выяснить и сделать в первую очередь.
   - По поводу твари, есть еще одна интересная деталь, - осторожно начал Ван дер Хорн, и Коэн снова уставился на голландца. - Есть информация, что это Одри, - закончил свою мысль Хорн.
   - Кто? - казалось, теперь потрясению Коэна не было предела. Он глядел на голландца совершенно круглыми глазами.
   - Одри, тот самый изоморф, с которым Дюпре в Париже...
   - Я знаю, кто такая Одри, - прогрохотал Коэн, подскакивая из кресла и начиная нервно расхаживать по комнате. - Черт бы все побрал, там же Дюпре! - выругался глава и заложил еще несколько кругов. Ван дер Хорн же с голодной радостью и интересом наблюдал за ним от дверей.
   - Я немедленно вылетаю в Россию, - произнес Коэн, замерев посреди комнаты. И Хорн лишь склонился перед ним в почтительном поклоне в знак согласия.
   - Могу ли я отправить с Вами своих людей? - вкрадчиво поинтересовался он. - Восточному филиалу явно понадобится наша помощь. Не говоря уже о том, что Вам придется изолировать Дюпре.
   - Не больше двоих, Хорн, Вы меня поняли? - ответил Коэн, пристально глядя на голландца, и тот, хищно блеснув глазами, кивнул. - Что же до Дюпре, - Коэн задумался, но от него не ускользнуло, как напрягся Хорн, словно перед броском. За что он так ненавидел француза? За его репутацию, за успех у женщин? Или хотел подмять под себя французский филиал, присоединив его к центральному европейскому? - то с ним я разберусь сам, на месте, - отрезал Коэн, не терпя никаких возражений. Ему совершенно не улыбалось упрочить положение Хорна, тем самым сделав одолжение своему самому главному сопернику в организации.
   - Как пожелаете, - выдавил из себя гнусную улыбочку Хорн.
   - Только бы Дюпре не наделал глупостей до его прибытия, - подумал Коэн, иначе любое его решение сыграет ему не на руку.
  
   ***
   Саша пробудилась от звонка и долго не могла понять, что происходит, поначалу решив, что звенит будильник, но потом заметив, что за окном еще темно. И только спустя несколько секунд окончательно проснулась и осознала, что звонят в дверь.
   В спешке она нащупала на спинке стула халат, накинула его, кое-как завязала и пошла в коридор.
   - Кто там? - спросила Саша неуверенным голосом, хриплым со сна, гадая, у кого случился пожар, и что могло кому-то понадобиться в такую рань. Свет на их лестничной площадке снова не горел, и смотреть в глазок было бесполезно.
   - Это я, - раздался знакомый низкий голос, и Саша распахнула дверь, с изумлением обнаружив у себя на пороге Гая. Он никогда не был у нее дома. Она так и не созрела к тому, чтобы привести его сюда. И вот, посреди ночи, он вдруг оказался у нее на пороге.
   - Что-то случилось? Летиция? - запаниковала она.
   - Нет, - мягко улыбнулся Гай, переступая через порог и начиная разматывать намокший красный шарф. Саша забрала у него шарф, потом пальто, в немом изумлении глядя на своего нежданного гостя. Его появление в ее маленькой обшарпанной квартирке было неуместным, несуразным. Как всегда красивый и хорошо одетый, он не вписывался в ее скромный интерьер.
   - Гай, не то, чтобы я не была рада тебе, - произнесла она, - но что ты тут делаешь? Да еще и в такое время? - Ее взгляд невольно скользнул по часам на стене.
   - Рановато, да? - вновь улыбнулся он. - Но Летиция ушла, и у меня был единственный шанс удрать от всех незаметно.
   - Куда она ушла? - вновь насторожилась Саша, но Гай притянул ее к себе и обнял.
   - Это неважно, - прошептал он ей на ухо, щекоча своим дыханием.
   - Я боюсь, Гай, - честно призналась Саша, - что, если ты наведешь их на мой след? Ты пришел ко мне домой, Гай, понимаешь? Ко мне домой! Не в гостиницу! Что, если за тобой кто-то следил?
   - Нет, моя милая, за мной никто не следил. В том-то и прелесть, что совершенно никто.
   - Почему ты так уверен?
   - Потому что они переметнулись на Летицию, - довольно усмехнулся он.
   - Слава богу, - с облегчением пробормотала Саша, радуясь тому, что у нее вышло, сработало. - Останешься у меня? - посмотрела она на Гая, отчасти с надеждой, а отчасти с опаской, что он слишком плотно войдет в ее жизнь, при этом ничего ей не обещая и не даря никаких авансов на будущее.
   - Нет, - покачал он головой, - я вернусь в отель.
   - Но как? - поразилась Саша. - То есть, зачем? Они же вновь сядут тебе на хвост!
   - Они и так сядут, - чуть пожал он плечами, проходя в кухню и осматриваясь. - Только я не хочу, чтобы они знали, что я был у тебя.
   - Почему? - Саше вдруг стало обидно, что он встречается с ней украдкой, не желая афишировать их отношения даже для какой-то организации.
   - Чтобы у них не возникло лишних подозрений, - Гай прямо посмотрел ей в глаза, будто журя ее за это безрассудное упрямство, с которым она стремилась к нему.
   - Прости, - прошептала Саша, усаживаясь на табуретку и ревнуя его к Летиции, которая жила в роскошном отеле по соседству, к другим реберфам, свободным и продвинутым, не то, что она. Диковинный зверек, обнаруженный им в не менее дикой стране.
   - Прекрати, - он мягко потянулся к ней, приподнял и обнял, опустившись на табуретку и усадив ее себе на колени.
   - Прости за беспорядок, - смущенно пробормотала Саша, думая о том, что декорации меняются, а суть остается той же: маленькая квартирка и в ней девушка, преданно ожидающая Гая.
   - Ничего, - отозвался он, увлеченно гладя ее ногу, выглядывающую из-под халата. - У тебя кофе есть?
   - Есть, конечно, - усмехнулась Саша, - я без него жить не могу.
   - А без меня? - его глаза и вопрос застали ее врасплох.
   - И без тебя, наверное, - неуверенно произнесла Саша, а Гай лишь тепло улыбнулся в ответ, словно он и не ожидал от нее никаких других слов, и крепче сжал ее в своих объятиях.
  
   ***
   - Может быть, стоит подойти на ресепшен и позвонить в номер Гая? - Сергей Витальевич явно нервничал, теребя молнию на своей куртке.
   - Серж, успокойся, я не сомневаюсь, он появится, - остановил его Дюпре, совершенно не уверенный сам в том, что говорил. Он безусловно рисковал, когда приказал Косте наблюдать за Одри вместо Гая, но практически не сомневался в том, что Гай не исчезнет, только не сейчас. Если судьба сыграла с ним столь злую шутку, тогда Дюпре грозили серьезные неприятности. К тому же, он не был готов поставить центральный офис в известность об Одри. Француз сжал кулаки в карманах своего пальто, чтобы не выдать свое волнение Сержу, который и так места себе не находил.
   - Серж, почему бы тебе не сходить за кофе? - предложил он, и Сергей Витальевич, маявшийся от бездействия, с радостью ухватился за эту возможность.
   Дюпре присел на скамейку в небольшом скверике напротив Хайята и с рассеянным видом листал газету, которую ему сунул Серж. Он мало что понимал в политических перипетиях страны, в которой находился, да и не это сейчас занимало его мысли. Что он будет делать, если Гай так и не появится? Что, если он попался на их совместный с Одри хитроумный план, в котором она послужила приманкой и возможностью для Гая сбежать? Неужели он был настолько предсказуем, влюбленный осел? И был ли он до сих пор влюблен? На этот вопрос Дюпре боялся ответить самому себе. Он столько месяцев пытался вычеркнуть ее из своей жизни, забыть.
   Дюпре стоило больших усилий не подскочить со скамейки, когда он увидел Гая, пересекающего площадь. Облегчение смешивалось в его душе с дурным предчувствием и настороженностью. Но Гай шел к гостинице, как ни в чем не бывало, спокойный и уверенный в себе, как обычно. Что это было? Шалость? Или он прекрасно знал, что за ним следят и, уловив пробел в слежке, тут же им воспользовался? Гай практически дошел до гостиницы, когда вдруг взглянул на свои наручные часы, задумался и вернулся в кафе, в котором обычно пил кофе. Взял газету со стойки и уселся за свой любимый столик. Только теперь Дюпре позволил себе расслабиться, когда наблюдал Гая на своем месте и почти в свое время.
   Спустя пару минут появился и Серж с двумя стаканчиками кофе в руках.
   - Прости, Антон, что долго - очередь, - пояснил он и замер, уставившись на Гая. - Ну, слава богу, - выдохнул он, опускаясь рядом с Дюпре на скамейку.
   Только француз знал, что все далеко не "слава богу". И что ему предстоит разобраться и с Одри, и с Гаем, и с тем, что они затеяли, при этом не забывая о парне, который стал для него очередной занозой в заднице.
  
   ***
   Летиция смотрела из окна своего номера на площадь, гудящие вереницы машин, спешащих по своим делам людей и противный мелкий дождь, которым вознаградила этот город весна. В Париже в это время уже вовсю цвели магнолии, а здесь дождь в каждую минуту грозил обернуться мокрым снегом. Она скучала по дому, но прилетела сюда не развлекаться - напомнила себе женщина и, вытянув длинные ноги, налила себе из кофейника в чашку кофе и задумчиво поднесла ее к губам. Единственное, чего она никак не ожидала - так это натолкнуться здесь на Дюпре. Вчерашняя встреча оставила в сердце Летиции кровоточащую рану. Нет, она никогда не обманывала себя, что ее роман в глубоком прошлом, и что она забыла о нем, напротив, она слишком часто вспоминала Антуана. Настолько часто, что, когда увидела его рядом, он показался ей не человеком, но ожившей мечтой, воплотившейся фантазией чокнутой женщины.
   - Почему ты ничего не рассказываешь о себе? - Антуан рассматривал статуэтку балерины, стоящую на полке у нее дома.
   Одри улыбнулась, и на ее щеках заманчиво заиграли крохотные ямочки.
   - А что ты хочешь знать? - весело спросила она, но глаза остались грустными. Он уже достаточно изучил ее лицо, чтобы различать все перепады настроения, и видеть ее настоящие эмоции, а не те, которые Одри хотела показать.
   - Все, я хочу знать о тебе все, - наряду с искренним интересом в его голосе сквозило отчаяние. Он ведь прекрасно отдавал себе отчет в том, что всего она ему не расскажет никогда.
   - Что ты любишь? Как любишь просыпаться?
   - Я люблю просыпаться рядом с тобой, глупыш, - проговорила она, подойдя к нему и дотронувшись кончиком своего тоненького пальчика внушительного носа Дюпре.
   - А о твоих родных? Что насчет них? Мы уже знакомы больше месяца, а я так до сих пор ничего о них не знаю.
   - Ты расстроен, что я не познакомила тебя с папочкой и мамочкой? - на лице Одри расцвела игривая улыбка, и он не смог не улыбнуться ей в ответ. Эта девушка делала с ним все, что хотела. Ей достаточно было загрустить, чтобы он готов был нестись сломя голову за цветами в ближайший магазинчик в самую отвратительную погоду, лишь бы заставить ее улыбаться вновь. Достаточно засмеяться, чтобы Дюпре больше не мог оставаться серьезным или злым. Впрочем, злым рядом с ней он не мог быть вообще. Его сердце таяло, как мороженное жарким летним днем, при виде Одри.
   - Я не очень дружна со своей семьей, - вздохнула она, перебирая пальцами его волосы, отчего ему хотелось жмуриться, как коту на солнышке. - Давай лучше поговорим о чем-нибудь приятном, - соблазнительная улыбка тронула ее губы, - или лучше займемся чем-нибудь приятным.
   После таких слов его не нужно было обычно ни о чем упрашивать. Расшитые бордовые подушечки летели с ее старомодной кровати в разные стороны. Статуэтка балерины с легким смущением и завистью украдкой наблюдала за ними с полки.
   Летиция поставила чашку на стол, отгоняя от себя глупые воспоминания. Теперь он был ее врагом, Дюпре ненавидел и презирал ее. И было бы ошибкой недооценивать его, как противника. Ей необходимо было как следует встряхнуть Гая.
  
   ***
   - Как провела время? Шампанское и фрукты были хороши? - Гай смотрел, как Летиция по-хозяйски располагается в кресле его номера, сбрасывая туфли на невероятном каблуке и укладывая ноги в колготах на пуфик.
   - Да, все отлично, - легко улыбнулась она и пристально посмотрела на Гая. - Кажется, ты хотел чем-то со мной поделиться.
   Гай приблизился к ней, опустился у ее ног на пол и стал разминать большими сильными пальцами ее изящные ступни. Потом его рука, будто невзначай, прошлась по ее ноге выше.
   - Гай-Гай, - покачала головой Летиция, - ты бы еще мог играть в эти игры, если бы не устроил вчера такой грандиозный концерт за стенкой.
   - Тебе понравилось? - ничуть не смутившись, поинтересовался он.
   - Мне? - фыркнула Летиция. - С чего мне это должно было понравиться? Спроси лучше у своей вчерашней девицы.
   - Ты ведь не захотела составить мне компанию, - его руки теперь разгуливали по обеим ногам Летиции, что очень отвлекало, поэтому она вынуждена была убрать ноги с пуфика, давая Гаю понять, что он переступил некую черту.
   - Прекрати заговаривать мне зубы. Я приехала сюда не слушать концерты за стеной и не заниматься с тобой словесными играми. Мне нужен ответ, Гай.
   - Ладно, - казалось, он принял для себя очередное решение. Нуд поднялся, сделал небольшой круг по комнате и, наконец, произнес: - Я застрял, Летиция.
   - В каком смысле застрял? - недоверчиво посмотрела на него женщина.
   - В самом прямом. Я не могу покинуть это тело. Ты же не хочешь моей гибели? - он вновь опустился перед ней на колени, но теперь в его глазах была настоящая мольба. - Все, что мне нужно - это еще немного времени, и я разберусь с этим.
   - Прости, - пробормотала Летиция, - но почему ты не можешь покинуть это тело? Только не говори, что дело в любви - я все равно не поверю. Более циничного субъекта, чем ты, Гай, еще поискать.
   - Это было раньше, - Гай в отчаянии потряс головой. - Да, я признаю, что во многих случаях вел себя, как последний подонок. И что пытался тебя соблазнить, - он вновь поднял глаза на Летицию, и она не могла наверняка сказать, лжет он или говорит правду: в его взгляде светилось такое искреннее раскаяние и сожаление, которого она уже давно ни в ком не видела.
   - О чем ты говоришь, Гай?
   - Да, я... - он тяжело вздохнул и опустил голову, словно подставляя ее под воображаемый топор, - я влюбился.
   Летиция захохотала, но смех ее растаял в воздухе, поскольку Гай оставался по-прежнему серьезным и коленопреклоненным перед ней, будто она была его судьей. Но, видит Бог, судить любовь сейчас было не в ее силах.
   - Ты знаешь, что за тобой следят? - после затянувшейся паузы спросила Летиция.
   - Да, русские, - отозвался Гай, по-прежнему не вставая.
   - Не только русские, Гай. Я видела Дюпре!
   - Дюпре здесь? - казалось, эта новость его удивила.
   - Да, твоей милостью! - гнев залил бледные щеки Летиции легким румянцем.
   - Прости, прости меня, - Гай склонился еще ниже к ее коленям и уткнулся в них головой. Летиция обожала, когда так делал Антуан. Ей нравилось перебирать его густые темные волосы, ощущать кожей восхитительный шелк его прядей, струящихся, тяжелых, непослушных.
   - Гай, но почему так долго? - Летиция очнулась от туманящего рассудок наваждения.
   - Долго? - глаза его светились истинным отчаянием. - Я познакомился с ней еще в Бельгии. И я не мог... - голос его сорвался, и Летиции стало искренне его жаль, рука ее невольно коснулась коротко стриженых волос Гая и замерла, не найдя того, что искала.
   - Я не мог стать другим, - закончил он. - Дай мне еще хотя бы неделю.
   - У тебя есть день, Гай, - грустно произнесла Летиция. Не это она ожидала обнаружить. Не влюбленным хотела становиться разлучницей. Что бы она сама сказала реберфам, приди они к ней в ту пору, когда она была без ума от Антуана и потребуй все немедленно бросить? Послала бы их подальше, боролась до последнего, но не позволила им отнять у себя самое дорогое.
   - Три дня, - взмолился несчастный.
   - Хорошо, три дня, - сдалась Летиция. - Но, Гай, - она строго посмотрела на мужчину, - через три дня ты должен покинуть это тело. И мне все равно, что это будет: несчастный случай или убийство, но Нуд не должен покинуть эту страну. Ты меня понял? - Гай обреченно, но с готовностью кивнул. - И чтоб без всяких фокусов! - Скорее для острастки, чем с настоящим подозрением, напутствовала она Нуда.
   Гай провожал ее до дверей номера со слезами на глазах, и Летиции тем сильнее было не по себе, чем больше проявлений его чувств она видела.
   - Что в ней такого особенного? - не удержалась она.
   - Тебе ли не знать, - ответил он, глядя ей в глаза.
   Летиция тяжело сглотнула и, наконец, покинула его номер. Стоило ей только закрыть дверь собственного, как она тут же расплакалась. Упала на кровать и рыдала так, как уже давно с ней не случалось. Одри оплакивала Антуана. Она ненавидела себя за того мужчину, которого притащила ночью в номер, чтобы забыться, стереть воспоминания об их сумасшедшем сексе вчера вечером. Она ненавидела себя за то, что не смогла сказать Дюпре правды, когда еще было не поздно. Если бы он услышал от нее о том, кто она, возможно, у нее было бы время показать ему, что реберфы - не такое уж и зло. Хотя о чем она говорила - ведь они приносили людям смерть, и это была непреложная истина. Паразиты. Он никогда бы не смог ее полюбить по-настоящему. Но иногда, иногда она не могла не позволить себе хотя бы мечтать. Так она и прожила в мечтах те несколько месяцев, что они были вместе.
   Остальные реберфы сочли это ее шуткой, забавой, пощечиной организации, безрезультатно преследовавшей их в течение десятилетий. Никто не мог понять, что в основе всех ее действий тогда лежала любовь, самое обыкновенное и самое прекрасное человеческое чувство. Не увлечение или секс, которым обычно занимались друг с другом реберфы, рядясь в красивых людей, как в платья, а что-то большее, что-то настоящее. Настоящее в мире их бесконечной фальши.
   А теперь все то же самое переживал Гай - кому, как не ей было понять. Ему стоило сразу довериться Летиции, а не флиртовать с ней. Она понимала, что Гай не может сменить это тело, а потом в один прекрасный день заявиться к своей девочке в другом и разыграть всю историю сначала. В конце концов, люди - не куклы, и каждая новая история никогда не будет точно такой же, как старая. И как больно было бы тому же Гаю в теле другого человека видеть, как его девочка скорбит по нему прежнему, как убивается от горя одинокими ночами, и как плачет украдкой, лежа в постели рядом с ним новым. Они обладали величайшим преимуществом на свете, но и таким же величайшим проклятием.
  
  

Глава 12

   Саша редко заглядывала в свой электронный ящик, потому что ей не от кого было особенно ждать писем. Для работы он тоже ей не был нужен. Но в это утро что-то заставило ее залогиниться и пробежать глазами почту. Среди десятков рассылок, на которые она подписывалась и не очень, девушка, наконец, заметила одно странное письмо, и тут же щелкнула по нему, чтобы прочитать.
  
   Привет, Александра!
   Я знаю, что ты или почти ничего, или совсем ничего не знаешь о своих настоящих родителях. Позволь мне исправить это печальное упущение. Мне действительно есть, что тебе рассказать.
  
   С надеждой на встречу,
   Т.-В.
  
   Руки Саши задрожали так сильно, что у нее не с первой попытки получилось свернуть письмо, когда к ней подошла секретарь и положила на стол кипу всяческой макулатуры на сегодняшний день.
   - ...это отдашь ему только лично в руки, поняла? Никаких корзин или внутренней почты.
   Саша кивала, почти не слушая то, о чем говорила девушка. Ей было все равно, даже уволь они ее в эту самую секунду. Все, что занимало ее мысли - это письмо, и подпись к нему. "Т.-В." могло означать только Тинни-Винни. Это было письмо от ее отца, от единственного, кто знал, почему она была брошена на произвол судьбы, одинокая и ничего не знающая о своей расе. Он не погиб, как предполагал Гай. Он был жив-здоров, и даже более того - разыскал ее. Сердце Саши ликовало. Тревоги и обида за то, что ее бросили, отошли на второй план, и сейчас она ничего в жизни так не хотела, как увидеть его и задать ему все свои вопросы. Саша лихорадочно вновь развернула почту, как только секретарь удалилась, еще раз внимательно перечитала письмо, впитывая каждое слово, и ответила.
   Привет, Т.-В.!
   Я готова. Где и когда?
   Когда она отправляла сообщение, сердце, казалось, готово было выпрыгнуть из ее груди. Жизнь Саши, кажется, решила сделать стремительный скачок вверх, а судьба - наконец-то развернуться более приятным местом. У нее был Гай, который, похоже, был к ней неравнодушен, а теперь появился шанс обрести семью!
   Саша в надежде смотрела на свой почтовый ящик, как будто Тинни мог сидеть где-то там и ждать ее ответа, не смыкая глаз. Она даже несколько раз щелкнула по иконке "проверить почту", чего никогда не делала раньше, но новых писем не было.
   Спустя полчаса, Саша все же заставила себя выйти из почтового ящика и разобрать корреспонденцию и посылки, которые должна была развезти. Но все ее мысли разбегались, как сумасшедшие тараканы. Она могла думать только о Тинни-Винни и их предстоящей встрече. В чьем теле он к ней придет? Будет это женщина или мужчина? Зная Тинни, логичнее было предположить первое. Что он ей скажет? Что их разлучил злой рок, и он всегда горевал по своей малышке? Что хотел ее скрыть от системы и потому бросил? О попытке спасти ее мать, о неизвестном отце?
   Эмоции переполняли ее, и Саше необходимо было с кем-то поделиться. Выйдя на улицу, дрожащими пальцами она набрала номер Гая.
   - Гай, - произнесла она после его обычного приветствия, - ты свободен?
   - Я рад, что ты позвонила, - отозвался он. - Встретимся в парке в обед?
   - Да, хорошо.
   - Или, если ты будешь голодна, можем зайти в какой-нибудь бар.
   - Нет, в парке было бы замечательно, - тихо проговорила она.
   - С тобой все в порядке? - встревожился Гай, и Саша поспешила его заверить, что все отлично. А сама внутренне улыбалась тому, что он настолько чуток, что заметил ее состояние даже по телефону. Впрочем, возможно, это была одна из фишек изоморфов, кто знает? И тут же мысленно поправила себя: "реберфы", привил же ей Костя это гнусное словечко. Костя - теперь парень и сама организация казались ей такими невообразимо далекими и не важными. Но потом на ум ей пришло, что она должна позаботиться о том, чтобы за ней не следили, когда пойдет на встречу со своим отцом. Потому что если Саша посадит ему на хвост организацию, она себе этого никогда не простит. Только не они, и не сейчас - никто не должен был ей испортить первое знакомство.
  
   ***
   Сергей Витальевич был за рулем, когда раздалась трель мобильного телефона. Чертыхаясь и поглядывая на дорогу, он начал рыться в карманах лежавшей рядом на сидении куртки в поисках трубки. Наконец, ему удалось ее извлечь из внутреннего кармана.
   - Алло! - рявкнул он не слишком доброжелательным голосом.
   - Да, хорошо, - интонации его начали резко меняться по мере разговора, а лицо становилось все более хмурым и настороженным. В конце беседы он пару раз кивнул, как будто его могли видеть:
   - Конечно, встречу. Во сколько прилетает самолет?
   - Через полчаса? - он с негодованием посмотрел на свои часы. - И как я, по-вашему, за полчаса доберусь до аэропорта? Ладно, - он отключил трубу и со злостью швырнул ее подальше.
   - Придумают тоже, раньше сказать не могли. И вообще, мне это все сильно не нравится, - обратился он к футбольному мячу, крутящемуся над зеркалом обзора, - что-то слишком много европейцев у нас тут болтается в последнее время. Уж не хотят ли расформировать? Не к добру это. - Он запустил руку под сидение, куда улетел телефон, отыскал его, и быстро пробежав по списку, нажал на кнопку соединения.
   - Сергей Витальевич? - раздался сонный голос Кости.
   - Да, парень, это я, привет. Знаю, что рано и что велел тебе отдыхать, но тут такое дело. Ты меня слышишь?
   - Слышу, - проговорила трубка.
   - К нам очередная делегация из Европы, во главе с самим Коэном, и мне это очень не нравится.
   - Коэн здесь? - кажется, последняя фраза окончательно пробудила Костю.
   - Через полчаса прилетают. Я - за ними в аэропорт. А ты, слышишь, Костя? Я хочу, чтоб ты махнул к нам в офис и навел там порядок, на всякий случай.
   - Будет сделано, Сергей Витальевич. А что с Гаем? - поинтересовался парень.
   - Все нормально, припозднился сегодня, а так все, как обычно, - вздохнул шеф, и Костя на том конце провода выдохнул с облегчением.
   Он попрощался с шефом, умылся на скорую руку, бросил в рот пару орехов, что нашел на кухне и, натянув свою обычную одежду, побежал на метро.
   Быстро отреагировали в центральном офисе. Костя был уверен, что, по крайней мере, выспаться у него время до вечера будет. Оказалось, что информация об Одри, которой он так предусмотрительно поделился с коллегами из Амстердама, оказалась равносильной бомбе. Сам Коэн спешил разобраться с ситуацией лично. О Дюпре теперь можно было забыть, помахав ему белым платком на прощание. Только вот с Сашей он не успел поговорить. Во время зачистки, которой займется организация, ей нужно было исчезнуть, как одной из тех девушек легкого поведения, каковой ее и считали. Никто не стал бы разыскивать шлюху, которая провела пару ночей с Гаем, а уж Костя постарался бы придать ей именно такую роль в глазах Коэна. Сергея Витальевича с его незнанием языков и умственной неповоротливостью можно было не опасаться. Его роль, скорее всего, сведется к приему и извозу гостей, как и в случае с Дюпре. - Только бы он фамилию Коэна никак не переиначил, - усмехнулся про себя Костя, подумав о вариантах, которые открывались для его наставника.
   Но как ему вычислить Сашу? У нее-то был его номер телефона, которым, к слову сказать, она так ни разу и не воспользовалась, а вот у него - нет, даже на самый пожарный случай. А в том, что случай был пожарный, Косте сомневаться не приходилось: Саше сейчас самое время было исчезнуть с их радаров. А для этого ей всего лишь надо было перестать встречаться с Гаем. Проклятый Гай, чертов изоморф-обольститель, на которого женщины клевали, как безмозглые мухи. Ему ли было не знать о подвигах Нуда, благодаря собранной ими богатой истории. Он не пропускал ни одной симпатичной юбки.
   Как бы ни было это отвратительно Косте, но он понимал, что единственный способ разыскать Сашу - это следить за Гаем. Следовательно, ему необходимо было сменить Дюпре на его великолепном посту. Вооружившись терпением и хитростью, Костя выскочил из метро и трусцой побежал в сторону Хайята.
   Он нашел Дюпре за одним из столиков кафе, на улице. Погода решила снова смилостивиться над людьми, и сейчас солнце светило во все небо, высушивая мокрые с ночи улицы и блестя на спинках металлических стульчиков.
   - Что-то ты рано, - с подозрением заметил Дюпре, глядя в упор на Костю.
   - Сергей Витальевич сказал, вы нашли Нуда, - как ни в чем не бывало, произнес Костя. - Я пришел пораньше, чтобы не потерять его во второй раз.
   Дюпре сверкнул глазами, но ничего не сказал. Но и не встал и не удалился восвояси, а все также продолжал сидеть за столиком, небрежно постукивая пальцами по краешку стакана с минеральной водой.
   Костя демонстративно опустился на соседний стул и уставился на здание гостиницы. Тишина била по нервам, но никто из них не собирался сдаваться первым. Это было своего рода молчаливое противостояние, победа в котором так или иначе была за Костей, потому что он понимал, что стоит из отеля выйти Гаю или Летиции, как они с Дюпре пойдут каждый своей дорогой. Если это будет Гай, Дюпре не сможет покинуть свой пост и Одри. Если это будет Одри, не нужно быть провидцем, чтобы сказать, что француз бросится за ней следом, даже если Хайят в этот момент накроет ядерным взрывом. И только в случае, если они выйдут оба, у Кости могли быть неприятности, но он не сомневался во взаимной любви этой парочки.
   Ждать оказалось совершенно недолго, потому что уже через час в дверях гостиницы показался Гай.
   - Хороший мальчик, - мысленно одобрил его Костя и свое скорое освобождение от злополучного француза.
   - Вы идете? - с едва уловимой насмешкой спросил он Дюпре, подымаясь и не выпуская из виду Гая.
   - Нет, - холодно отрезал Дюпре, и Костя, криво усмехнувшись, последовал за своей мишенью.
   Дюпре провожал его ненавидящим взглядом, а затем снова посмотрел на отель. Он предпочел бы уйти первым, за Одри. Почему она не выходила? Или ей было все равно и дела Гая не так уж ее интересовали? Но Дюпре знал, что это не так, а, значит, они должны были о чем-то договориться. Скорее всего, так и случилось. Но, даже понимая все это, он не мог оставить ее и последовать за Нудом. Ему нужно было знать, где Одри, не догадываться или предполагать, а быть уверенным, контролировать отныне каждую секунду ее жизни. Дюпре не мог позволить себе упустить ее. Тварь, как у него язык поворачивался называть ее Одри, это была тварь, что ее убила. Дюпре пытался накрутить себя, вспомнить свое отчаяние и боль, возненавидеть сидящую наверху красотку всем своим сердцем, всей силой своей неистовой страсти. Обернуть некогда бесконечную любовь такой же безграничной ненавистью. И не мог. Перед его мысленным взором вставали глаза Одри, ее невысказанная мольба, слова, что она ему сказала, и он не мог ее ненавидеть, у него не получалось. Тот самый глупый наивный Антуан, что позволил себе влюбиться в изоморфа, все еще любил ее и был рад встрече. В ее страсти он видел не обман, но прежнюю Одри, в ее словах - желание быть с ним, а не хищную издевку.
   - Антуан? - кончик ее пальца путешествовал по его лицу, вычерчивая на нем загадочные линии. - Ты меня любишь?
   - Я обожаю тебя, моя принцесса.
   - А что для тебя любовь?
   - Желание быть с тобой, смотреть в твои замечательные глаза, говорить с тобой, лежать вот так рядом, дышать с тобой одним воздухом, прикасаться, - Антуан притянул ее к себе и сжал в своих медвежьих объятиях.
   Одри счастливо рассмеялась, пряча лицо у него на груди, а потом он вдруг ощутил, что она плачет.
   - Что случилось? - спросил он, пытаясь заглянуть ей в глаза, но она не позволила, прижимаясь к нему еще плотнее.
   - Я люблю тебя, Антуан, - прошептала она, и он расслышал ее слова и ощутил их своей кожей. Его сердце расслышало ее.
   Дюпре очнулся от своих мыслей только тогда, когда его рука коснулась кнопки лифта в холле отеля. Что он делал? Он, и правда, настолько спятил? Но его сердце требовало разрешения этой истории, этих нечеловеческих мук, что не давали ему покоя на протяжении уже многих месяцев. Он обязан был покончить с этим: или убить ее, или узнать правду. Убить в любом случае, уничтожить, пока она не причинила ему и другим еще большей боли.
   - Антуан? - она, казалось, была растеряна еще сильнее, чем он сам.
   - Не ждала? - прорычал он, входя внутрь и с силой захлопывая за собой дверь.
   - Что ты здесь делаешь? - Летиция пятилась от него назад, как от взбесившегося животного.
   - Завязывай со своим притворством, - в его взгляде сквозила неприкрытая ненависть. И чем больше он ее любил, тем больше презирал сейчас за то, во что она обратила его чувства. - Что вы задумали с Гаем? И не думай отпираться, - прервал он ее вялую попытку отмахнуться. И Летиция сдалась, понимая, что он знает и не отступит. Но, обещав Гаю те самые два дня, не могла сказать ничего больше, пусть ситуация и была вполне невинной, только теперь это была уже не ее тайна.
   - Так что это? - лицо его дышало гневом, а отступать дальше было некуда: Летиция уперлась спиной в стену.
   - Антуан, - попыталась она урезонить его, увы, безрезультатно. Казалось, он, наконец, решился отомстить ей за всю причиненную боль.
   - Ты скажешь мне, - прохрипел он ей прямо в лицо, - мерт, или я от тебя мокрого места не оставлю.
   - Вот как ты заговорил, - с презрением бросила Летиция. Что ж, если он ее не любит, она не обязана терпеть его нападки. Если она что-то и стала бы сносить, так исключительно от любимого мужчины.
   - Последний раз спрашиваю, - выплюнул он, - что вы затеяли с Гаем?
   - Не твое дело, - зло и холодно отозвалась Летиция, и ее фраза и интонация, с которой она ее произнесла, оказалась решающей. Руки Антуана с неимоверной силой сжались на горле Летиции. Она хрипела и вырывалась, пыталась схватить его за кисти, поцарапать, пнуть ногами, но все это походило больше на возню беспомощного котенка. Вскоре лицо ее приобрело нездоровый пунцовый оттенок, а вылетавшие изо рта бессвязные звуки вовсе прекратились, глаза с изумлением и недоверием остановились на Дюпре. Но и тогда он не разжал своей смертельной хватки, а лишь с терпением маньяка наблюдал, как цвет ее лица меняется от красного к синему.
   Летиция до последнего не могла поверить в происходящее. Только не ее дорогой Антуан, только не так, не с ней, когда он узнал ее. Но верить приходилось, или она рисковала погубить себя навсегда. Времени на что-то большее не оставалось: и тогда Летиция потянулась к ближайшему человеку и прыгнула наугад. Все было так быстро и неожиданно, что ее новое тело, вздрогнув, будто от сотрясения, свалилось переспевшей грушей прямо на том месте, где стояло. Но она успела, едва-едва. В этот самый момент сердце прежней Летиции остановилось, и наступила смерть.
   Антуан безучастно смотрел на тело в его руках, затем, будто нехотя, разжал пальцы, и мертвая женщина рухнула к его ногам. Француз пребывал в каком-то безразличном и безэмоциональном ступоре: как ни в чем не бывало, он подошел к столику и налил себе в стакан апельсинового сока, потом задумчиво и со вкусом пил его, уставившись куда-то в окно. Он ждал облегчения, которое неминуемо должно было наступить после гибели его столь лелеемого врага, но оно не приходило. Как и не приходила всепоглощающая ненависть, которая могла бы послужить ему оправданием. Он только что убил эту тварь, работа сделана, его Одри отомщена, как бы там ни было. И по большому счету, плевать ему на голландца, и на все его планы, и вообще на все в целом мире плевать.
   Дверь тихонько приоткрылась, и на пороге номера показалась высокая сухая фигура.
   - Дюпре? - проговорил голос с характерным британским акцентом. Затем в ужасе и потрясении повторил: - Дюпре...
   - Что ты натворил, - Коэн осматривал комнату, бросив короткий взгляд на мертвое тело. - Идиот! - Он зло оттолкнул стул со своего пути и подошел к женщине. Пары секунд хватило главе, чтобы понять, что это конец. - Чертов идиот, - обреченно выдохнул он, - а я еще защищал тебя перед Хорном, а он был прав! Ты - псих, Дюпре, ненормальный псих, который погубил все наши начинания. Подумать только, не направь я тебя сюда в роли куратора, русские сумели бы сохранить и Гая, и Одри.
   - Откуда ты знаешь? - тяжело проговорил Дюпре, из-подо лба глядя на Коэна так, что тот невольно отступил, боясь, что француз по-прежнему пребывает в состоянии аффекта.
   - В центральный офис поступила информация, - туманно ответил Коэн.
   - Мальчишка, - прорычал Дюпре и тут же отвернулся. Что он собрался сделать? Убить и его, придушить, или просто перегрызть ему глотку? Теперь он не мог смотреть на дело своих рук. Одри валялась сломанной куклой у его ног, и с этой минуты она уже никогда не солжет ему, не скажет ни единого слова любви. Дюпре застонал, с силой сжимая пальцами свою безумную голову.
   - Тише, Дюпре, - успокаивающе, как с глубоко больным, заговорил Коэн. А потом медленно отступил к двери и растворился за ней. И уже буквально через пару минут в номер ворвались какие-то люди и наряд милиции. Они без лишних слов повязали Дюпре и потащили его на выход, беспомощного и скрученного. Но он не особо и сопротивлялся. Насколько француз знал Коэна, тот не стал бы пытаться его вытащить, предоставив событиям развиваться самостоятельно. Чем не повод избавиться от спятившего сотрудника? Милосердие было не в стиле Коэна, да и разве он не предупреждал Дюпре многократно о том, чтобы тот не зарывался. И вот, снова Одри, все та же Одри, так или иначе, привела его к краю пропасти под названием необратимость.
  
   ***
   - Что происходит? - Сергей Витальевич с ужасом наблюдал, как милиция затолкала Дюпре в машину. - Куда они забирают Антона?
   - Сергей, - произнес Коэн, подхватывая его под руку и отводя подальше от отеля. - Забудьте о Дюпре, он больше не с нами.
   - Но, как же так? - добродушный Сергей Витальевич только хлопал глазами, не веря в происходящее. Казалось, вот совсем недавно они сидели у него на кухне и пили водку, а теперь он должен бросить Антона в беде?
   - Доренко! - С сильным акцентом выкрикнул Коэн, привлекая к себе внимание, и Сергей посмотрел на него. - Вы забудете о Дюпре, это приказ. Я сам о нем позабочусь. Ваша задача - следить за Гаем. И слышите: глаз с него не спускайте, потому что если вы его упустите, я спущу с вас шкуру. Нет, Сергей, - он снова пристально посмотрел ему в глаза, - три шкуры. Вы меня поняли?
   Сергей Витальевич утвердительно кивнул, не в состоянии говорить. И глава удалился от него, мерно чеканя шаг, словно ничего не случилось. Сергей тяжело опустился на металлический стульчик кафе, в котором любил пить кофе Гай и махнул официантке, чтобы заказать чего-нибудь покрепче. Он не силен был в политике и интригах, но все происходящее показалось ему абсурдным и неправильным. Зачем они присылали сюда Дюпре, если он был не с ними? А если он был с ними, то что случилось теперь, тем более, в такое считанное время? Почти на автомате он стал набирать номер Кости. Но тот, как назло, не брал трубку. Тогда Сергей Витальевич надиктовал ему сообщение.
  
  

Глава 13

  
   Костя и рад был и несчастен оттого, что все его предположения оправдались так незатейливо и быстро. Он шел за Гаем до самого парка, в котором на смотровой площадке последнего уже ждала Саша. После короткого поцелуя они взялись за руки и, улыбаясь друг другу, направились в кафе. Костя смотрел сквозь широкие окна, как они вошли, разделись и заняли свободный столик. Чего бы он только не отдал, чтобы быть в этот момент на месте Гая. Его сердце больно кольнуло: а стоит ли эта девушка его жертв, его забот, предательства им главных принципов и идеалов их организации? Почему он так прикипел сердцем к одному из гнусных изоморфов? Что ей помешает одурачить его и превратить в такого же зависимого недоумка, как Дюпре? Но чем больше Костя всматривался в ее лицо, тем больше верил, что она отличается ото всех остальных, просто... просто очень преданна и потому никак не может отказаться от этой своей истории с голландцем, а будь у нее другая история - также держалась бы за нее. И даже это ее постоянство умиляло Костю, вызывало в нем чувство сродни восхищения, особенно, когда уголки ее губ вздрагивали, и Саша задорно смеялась, либо серьезно хмурилась, и тогда на ее лбу появлялась забавная складочка.
   - Спасибо, что пришел, - улыбнулась Саша, рассматривая Гая и успевший ей полюбиться длинный красный шарф.
   - Что за условности между нами. Я всегда рад тебе, - мягко улыбнулся в ответ Гай, изучая ее с пристальным вниманием. - Так что же случилось, все-таки?
   - Точно ничего плохого, - поспешила заверить его Саша, а сама не знала, как сказать о том, что произошло. Пытаясь придумать, отыскать правильные слова для того, что было едва ли не главным событием в ее жизни, Саша засмотрелась на деревья за окном и нечаянно наткнулась взглядом на одиноко стоящую под ними фигуру.
   - Ну, нет, - вскипела она, вскакивая со своего места.
   - Что случилось? - забеспокоился Гай, беря ее за руку.
   - С меня хватит! - бросила она, гневно глядя в окно. - Извинишь меня на минутку? - добавила уже мягче, прося у Гая прощения взглядом.
   - Хорошо, - он отпустил ее, с интересом провожая глазами. А когда увидел мальчишку за окном, совершенно расслабился. Он уже успел изучить обоих русских, шпионивших за ним, и их присутствие Нуда нисколько не волновало. Его не решались трогать в Европе, так что здесь это ему и подавно не грозило. Где ему следовало бы опасаться, так это по возвращении назад в Голландию. А туда он не собирался возвращаться в прежнем виде. Что же до Саши, то она и вовсе вне подозрений. И если ей вздумалось устроить взбучку преследующему ее парню, то Гай готов был с удовольствием понаблюдать за этой сценой со стороны. Он видел, с какой решительностью она приближается к мальчишке, и даже слегка сочувствовал ему и одновременно сожалел, что не слышит их перепалки.
   - Костя, черт бы тебя побрал, - выпалила Саша вместо приветствия, подходя к нему вплотную и толкая его рукой в грудь. - Сколько можно?
   - Ты не понимаешь, что происходит, - он поймал ее кулак и сжал в своей руке. - В город только что прибыли еще люди из центрального офиса, вместе с главой. Будь уверена, они начнут охоту.
   - Охоту? - Саша опешила и с тревогой обернулась на кафе и сидящего в нем Гая.
   - Самое время тебе убраться от них подальше, - тем временем продолжал Костя. - О тебе никто не вспомнит, я постараюсь, чтобы не вспомнили.
   Но Саша его уже почти не слушала. Она думала о том, как изменчива судьба. Ведь только еще пару часов назад она считала себя счастливейшим человеком на свете, считала, что все налаживается и после всех этих странных лет, наконец, наступит справедливость, заслуженная и долгожданная. Но вот он, стоит перед ней, вестник дурных новостей, и спокойно заявляет о том, что она должна отсидеться в кустах, пока ее новый мир рушится. А как же Тинни? Неужели и ему теперь грозит опасность? Это означало, что ей необходимо, как можно скорее добраться до почты, отменить встречу, предупредить его о грозящей опасности. Саша не могла потерять его, так и не узнав. И олицетворением всего творящегося безобразия перед ней стоял Костя с этими его честными заботливыми глазами.
   - Да чтоб ты провалился, - в отчаянии бросила ему Саша в середине его очередной фразы, развернулась и пошла назад по направлению к кафе. Молодой человек так обалдел от ее неожиданной реакции, что даже не бросился ее догонять. А за окном за ними наблюдало довольное лицо Гая, казалось, он слегка даже ухмыляется, потешаясь над Костей и его попытками завоевать Сашу. Косте вдруг стало так горько и обидно, что он, в сердцах плюнув, развернулся и пошел в противоположную сторону, прочь из парка. А в голове закипали мысли: хочешь сдохнуть - ну и пожалуйста. Ради кого он старался? Он и так сделал все, что мог. Но ей медом намазано у этого Гая. Она готова потерять все: репутацию, жизнь, лишь бы быть рядом с этим ублюдком, преклоняться перед ним, пресмыкаться, ползать, исполнять любую его прихоть, бежать по первому его зову, раздвигать ноги по щелчку пальцев. Сколько можно? Сколько он сам должен вытерпеть от нее унижений, чтобы понять, что она - всего лишь еще одна из мерзких изоморфов, разбалованных и не умеющих ценить настоящие чувства? Костя бежал так, словно за ним гналась толпа разъяренных изоморфов. Он отправится в офис и приведет его в порядок, как должен был сделать с самого начала. Прощай, Саша, прощай и живи, как знаешь. Или не живи, если так решит Коэн.
  
   ***
   Саша была уже на полпути к кафе, когда грязный бомж столкнулся с ней прямо на дорожке. Теряя равновесие, он облапал ее со всех сторон, уцепившись крепко за куртку и едва не повалив Сашу на землю.
   - Да что же это за день такой! - выругалась Саша, вырывая рукав куртки из перепачканных пальцев. И тут же с изумлением раскрыла ладонь, в которую бродяга успел всучить ей скомканную бумажку. Саша проводила его взглядом, бормочущего что-то невнятное, виновато улыбающегося и быстро удаляющегося от нее, а потом осторожно, словно оттуда могла выпрыгнуть жаба, развернула листок.
   "Белый лимузин у дороги. Сейчас. Беги".
   Саша в недоумении подняла глаза и посмотрела в сторону дороги. Там, среди деревьев, действительно виднелся припаркованный белый лимузин. Что-то подсказывало ей, что записка не могла быть ничем иным, как ответом на ее согласие в почте. Слишком много странностей было для одного дня, но желание увидеть отца пересилило все разумные доводы и опасения. Ведь если она не выполнит требование, не побежит, быть может, они так никогда больше и не увидятся. Охота, предупреждение Кости - если это не пустые слова, тогда все может быть. И, отбросив сомнения, Саша, сорвавшись с места, побежала к машине, так быстро, как не бегала, наверное, со времен школы. Вдруг Костя был не один, вдруг Гай погонится следом за ней - она не могла позволить ничему помешать ее встрече с семьей.
   Почти задыхаясь, Саша подлетела к лимузину. Дверца распахнулась, приглашая ее внутрь, будто ее только и ждали. Как только она упала на сидение, дверь захлопнули, и машина тут же тронулась. Пытаясь отдышаться после сумасшедшей пробежки, Саша смотрела на затылок водителя. Тот молчал, переключая передачи и сосредоточенно глядя на дорогу.
   - Тинни? - нерешительно произнесла Саша, но водитель даже не отреагировал, словно был глухонемым. - Ладно, - вздохнула Саша, откидываясь назад и удобнее устраиваясь на сидении. Мимо пролетали знакомые улицы, светофоры, дома. Саша даже успела подумать о том, что скрываться на такой заметной машине не очень умно, как вдруг машина плавно остановилась, открылась дверь уже с другой стороны, и девушка оказалась перед открытой задней дверью ничем не примечательного шевроле.
   - Пересядьте, пожалуйста, - потребовал глухонемой водитель, и Саша подчинилась.
   Теперь уже шевроле незамедлительно стартовал и понесся по улицам города. За рулем был очередной неразговорчивый водитель, и девушка решила отложить все свои вопросы на потом. Теперь их вряд ли уже кто-то мог отследить, а ход с лимузином вообще показался ей занимательным. Если за ними кто-то и наблюдал раньше, то теперь преследователи наверняка охотятся за такой редкой в городе машиной, абсолютно не обращая внимания на банальный шевроле.
   Пригород не вызвал у Саши протеста: может, у ее отца там дом? Но когда машина, крутанувшись, остановилась перед группой зданий с названием "банный комплекс", девушка немало удивилась. Водитель вышел и галантно открыл перед ней дверь. Снаружи ее встретил вышколенный молодой человек, который помог ей выбраться из машины и все также молча проводил ко входу в одно из зданий. Затем они прошли по замысловатому коридору, и в раздевалке, предложив ей шлепанцы, простыню и полотенце, парень оставил ее одну перед деревянной дверью.
   Саша разделась, с опаской поглядывая по сторонам. Но вокруг было спокойно, а от двери шли запахи сауны, пара и мокрых листьев. Когда она, наконец, распахнула дверь, замотанная в простыню и держащая в одной руке полотенце, то поначалу из-за пара ничего не смогла рассмотреть.
   - Проходи, - раздался приглашающий голос, - перед тобой в трех шагах бассейн.
   - Я ничего не вижу, - сказала Саша и, сделав шаг, склонилась и потрогала рукой пол.
   - Никому не доверяешь? - усмехнулся голос. - Я же сказал, в трех шагах.
   Но Саша уже с горем пополам нащупала край бассейна и дотянулась до плещущейся в нем горячей воды.
   - Что это за место? Кто вы? - засыпала она незнакомца-невидимку вопросами, присаживаясь на край бассейна и свешивая ноги в воду.
   - Здесь неглубоко, - произнес он, и Саша вздрогнула, когда чья-то рука коснулась ее тела. - Прыгай, я тебя поймаю.
   - Спасибо, но я как-нибудь сама, - возразила Саша, опираясь на бортик и спускаясь в воду. Но его руки все же обхватили ее за талию и мягко приземлили на дно. Голос сказал правду: вода едва достигала ее ребер.
   - Садись, у воды пара почти нет, - проговорил он, и Саша на этот раз для разнообразия подчинилась.
   - Я не услышала ответов на мои вопросы, - произнесла она и увидела, наконец, говорившего. Он был похож на непропорционального подростка, с нескладными руками и ногами, когда ступня уже достигла своего максимального размера, а тело еще не успело ее нагнать, весь такой неуклюжий и неловкий.
   - Ух ты, - только и выдохнула разочарованная Саша. Голос ей показался принадлежащим совершенно другому человеку, спокойному и уверенному в себе.
   - Привет, Саша, - произнес он, улыбаясь.
   - Привет-привет, - проговорила Саша, разглядывая его, скорее с насмешкой, чем сколько-нибудь серьезно. - Могу я узнать, зачем я здесь?
   - Да, конечно, - он опустился в воду напротив нее, откровенно изучая ее.
   - Ну, ты уже насытил свои вуайерические потребности? - девушка не собиралась с ним церемониться, не ради этого она удирала из города.
   - Отчасти, - не краснея, ответил он. - Но мне хочется разглядеть в тебе каждую деталь, каждый штрих. - И оттого, как он это сказал, Саша вдруг замолчала. Она с тревогой всмотрелась в свою очередь в это глупое мальчишеское лицо и встретилась с серьезными умными глазами.
   - Тинни? - тихо проговорила она, ругая себя, на чем свет стоит за дурацкие предположения.
   Но он только пожал плечами и тихо отозвался:
   - Значит, ты знаешь мое имя?
   - Так это, правда, ты? - грудь заходила в воде ходуном от сбившегося и зачастившего дыхания. Вот он, момент истины: ее отец перед ней в образе подростка, который внешне лет на десять младше ее самой.
   - Ты так выросла, - произнес он, тепло улыбаясь, - просто не верится. Я мечтал встретиться с тобой, ты и не представляешь, сколько раз я рисовал в своей голове нашу встречу, и все равно не мог угадать, какой она будет, какой будешь ты.
   - Но почему сейчас? - беспомощно выдавила Саша, на самом деле едва не крича "почему не раньше? Где ты был все это время? Как мог бросить меня саму?"
   - Потому что я не хотел, чтобы о тебе кто-нибудь узнал, - ее мечты начинали воплощаться в реальность.
   - Что же изменилось теперь? - не без подозрения поинтересовалась Саша.
   - Теперь о тебе и так знают, - покачал он головой.
   - Гай? - уточнила Саша. И после утвердительного кивка Тинни, поспешила добавить: - Он не причинит мне вреда. - На что ее отец только грустно улыбнулся.
   - Ты расскажешь мне о моем появлении на свет? - задала Саша самый волнующий вопрос, и Тинни снова кивнул.
   - Для этого я и позвал тебя. Чтобы рассказать тебе все.
   - Ты пытался спасти мою мать, поэтому поселился в ее теле, - подтолкнула его Саша, видя, в каком затруднительном положении он находится, пытаясь решить, с чего начать свой рассказ.
   - Спасти? - Тинни пару раз удивленно моргнул.
   - Это не так? - непослушными губами проговорила Саша.
   - Ты знаешь, кто мы? - зашел издали Тинни, и Саша утвердительно кивнула.
   - Реберфы.
   Тинни кивнул в ответ и уточнил:
   - И кто такие реберфы?
   - Существа, которые вселяются в людей, чтобы спасти их от гибели.
   Тинни несколько секунд смотрел на нее серьезно, а затем рассмеялся, сползая под воду.
   - Ай да Гай, - проговорил он, все еще подрагивая от смеха.
   - Что тут смешного? - обиделась Саша.
   - Ты такой еще ребенок, - он мягко взглянул на нее, будто желая обнять и погладить по голове. - Реберфы никого не спасают. Мы - скорее, паразиты, которые живут в телах людей, используя их по своему усмотрению. Есть лишь некий свод законов, запрещающий нам узурпировать политические фигуры, и на этом, в принципе, ограничения заканчиваются.
   - Так все, что говорил об изоморфах Костя, правда? - она готова была расплакаться, прокручивая в голове обрывки их разговоров, Гая, уверяющего ее в непогрешимости реберфов.
   - А, охотники, - вздохнул Тинни, - да, они зовут нас изоморфами, но, по сути, правы.
   - И мы никого не спасаем, а наоборот, убиваем их? - в сознании Саши промелькнуло и исчезло испуганное лицо Стеффи.
   - Ты уже захватывала людей? - Тинни с интересом подался к ней.
   - Одну, нечаянно, во сне, - созналась Саша, а самой хотелось выть от его откровений. Самое худшее, что могло быть, оказалось правдой. Мало того, изоморф, которому она доверяла и которого в душе считала своим наставником, солгал ей, предал. Но зачем? Неужели только для того, чтобы потешиться над ней? Ему что, мало было других забав? А Костя, сколько раз он ее предупреждал? Тяжелое чувство вины придавило Сашину грудь, погружая ее под воду.
   - Это очень интересно, - заметил Тинни, - она умерла?
   Саша лишь молча кивнула. Как он мог так спокойно говорить об убийстве человека? Впрочем, это она - дикарка, а для таких, как он, очевидно, смерть в порядке вещей.
   - А что насчет дикарей? Другие изоморфы их уничтожают? Или это тоже ложь?
   - Смотрю, Гай потрудился на славу, - вздохнул Тинни и придвинулся к Саше. - Нет никаких дикарей, нет такого понятия. Но тебя я укрывал не напрасно, ты действительно отличаешься от всех остальных, и этим ценна.
   - Не тем, что не обучена? - уточнила Саша.
   - Нет, - отмахнулся Тинни, - конечно же, нет.
   - А ты, значит, не любитель мальчиков? - уже в лоб спросила Саша, и Тинни как-то хитро улыбнулся.
   - Мне пришлось это изобразить, - произнес он, - причем настолько натурально, насколько мог, чтобы все поверили. Мне необходимо было, чтобы ни у кого не возникло подозрений по поводу того, что меня привлекло в теле женщины. А так - они все списали на мои нестандартные увлечения.
   - Но для чего? - поразилась Саша.
   - Чтобы создать тебя.
   - Меня? В каком смысле? Что во мне такого особенного?
   - У тебя есть тело, - просто ответил Тинни и по-отечески улыбнулся, что никак не вязалось с его детской физиономией.
   - А у тебя что, нет? - поразилась Саша.
   - Ни у кого нет, - усмехнулся Тинни. - Изоморфы не обладают телами, они лишь одалживают их у людей.
   - Но, как же так? А я? А... - Саша замолчала, так и не спросив о Гае, уже догадавшись, что он в очередной раз солгал ей.
   - Реберфы рождаются от связи двух реберфов, пребывающих в человеческих телах, - тоном просветителя начал Тинни. - В результате получается ребенок, внутри которого растет маленький реберф. По мере взросления хозяина, носитель погибает. Обычно, такие дети умирают при родах или в первые недели своей жизни, а реберф, соответственно, повзрослев и окрепнув, покидает тело.
   - А как же я? - растерянно повторила свой вопрос Саша. - Я ведь не покидала тело? - Саша впервые с сомнением посмотрела на свою телесную оболочку.
   - Нет, только не ты, - улыбнулся Тинни. - Ты - особенная. Давно уже пытались вывести полукровок, когда реберф соединялся с человеком, но из такой связи ничего не выходило: одного реберфа было недостаточно, чтобы создать нового реберфа, в итоге рождался обыкновенный человеческий младенец.
   - Но зачем? - мучительно вопросила Саша. - Зачем это нужно?
   - Разве это не роскошь: иметь свое собственное тело? Иметь свой собственный дом, а не вечно скитаться по чужим?
   Саша покачала головой: для нее все это звучало сплошным безумием. Она от рождения не знала ничего, кроме обычной человеческой жизни и одного единственного тела.
   - Так как же получилась я?
   - Как оказалось, проблема была в том, что в смешанных связях в теле женщины всегда был реберф женского пола, а мужчины - мужского. Я нарушил эту закономерность, заняв тело женщины и зачав ребенка от мужчины.
   Саша обхватила лицо руками:
   - Тебе не было противно?
   - Мне никогда не бывает противно то, что я делаю ради науки, - с каким-то фанатичным блеском в глазах отозвался он.
   - Отлично, ты добился результата. Теперь вы можете плодить маленьких изоморфов-полукровок. Но зачем тогда охотиться за мной?
   - Есть еще один нюанс, - Тинни как-то весь подобрался, размышляя, как лучше поведать своей дочурке очередную новость. - Не всегда мы покидаем тела по своей воле.
   - Что это значит?
   - То, что иногда смерть бывает быстрой и неожиданной. А для того, чтобы сменить тело, необходим некий резерв сил и готовность.
   - И что же происходит, если изоморф не успевает покинуть тело до смерти человека?
   - О, он становится призраком, - выдавил из себя Тинни с неохотой, - он как бы зависает в промежуточном состоянии, - парень туманно развел руками.
   Саша задумалась и не могла не признать того факта, что природа хотя бы так воздавала за кощунство изоморфов. И это было еще слишком слабо.
   - Я вижу, тебя терзают моральные аспекты, такие свойственные человеку, - вздохнул Тинни, похлопывая Сашу по руке, - это пройдет со временем.
   - Боюсь, моей человеческой жизни для этого не хватит, - возразила Саша.
   - Чепуха, - отозвался Тинни, - после того, как тело износится, ничто не мешает тебе сменить его, как делаем все мы. И вообще, пора тебе научиться пользоваться нашей врожденной способностью.
   - Зачем? - воскликнула Саша. - Если я могу жить, никого не убивая!
   - Чтобы признать и принять свою суть. Ты - не человек, Саша, - похоже, его терпение начинало подходить к концу.
   - А кто ты сам? Кто ты в мире реберфов?
   - Я - ученый, - с достоинством ответил он. - Я создал тебя. - Он говорил так, будто она была не живым существом, а безликим результатом его удавшегося эксперимента.
   - Я ненавижу тебя, - тихо проговорила Саша. - Я так мечтала тебя найти, почувствовать себя не одинокой, связанной с кем-то родственными узами. Но ты не семья, нет, ты - псих. Я могла бы принять отца-гомосексуалиста, отца-чудака, да кого угодно! Но нет, ты не такой, я для тебя - не больше, чем лабораторная крыса.
   Тинни вскинул руку, чтобы возразить.
   - Прости, ценная лабораторная крыса, - не дала ему себя прервать Саша. - И знаешь что? - Она поднялась из воды во весь свой рост. - Ты мне не нужен. Проваливай туда, откуда появился. И когда будешь выращивать очередного изоморфа, не забудь отключить в нем все человеческие эмоции. Тогда ты, возможно, получишь то, что хочешь. - С этими словами Саша выбралась из бассейна и в рассеивавшемся пару решительно шагнула к двери.
  
  

Глава 14

  
   Какое-то время Саша просто брела вдоль дороги. У нее не было ни сил, ни желания вызывать такси и ехать рядом с незнакомым человеком назад в город. Столько стремлений и надежд - ради чего? Ради того, чтобы узнать, что жизнь ее в очередной раз подвела. Нет, ее приемная семья не была плохой, но все же она никогда не ощущала себя той самой любимой девочкой, какой могла бы быть. Приемная мать всегда находила в ней недостатки и в кризисные моменты не упускала возможности упомянуть о дурной наследственности. Да, потом они мирились, она все понимала: ее обеспечивали, о ней заботились, но Саше не хватало чего-то безусловного, иррационального, что бывает только между родными людьми. Или людьми с очень большим сердцем, которых она в реальности никогда не встречала. А Гай... ее глупая девичья любовь, с такой кучей надеж и фантазий, сплошная иллюзия. Что он собирался делать, когда его время здесь истечет? Развернуться и молча улететь на родину, не сказав ей ни слова? Или нет, сочинил бы еще одну душераздирающую сказку, чтобы она сидела дома и месяцами ждала его в надежде, что он еще когда-нибудь прилетит в эту холодную северную страну.
   Черный бмв выехал на обочину и затормозил.
   - Вас подвезти? - водитель выглянул через пассажирское окно.
   - Если можно, спасибо, - наверное, ее голос походил сейчас на голос затравленного человека, жалкий и никчемный, как и она сама. Уникальная зверушка, выведенная Тинни-Винни, не изоморф, и не человек, нечто среднее. Саша молча села на переднее сидение.
   - Вы совсем замерзли, - проговорил парень в черной байкерской куртке, и, перегнувшись через кресло, достал ей сзади плед.
   Саша приняла его с благодарностью и закуталась. Она совершенно не заметила, как успела практически окоченеть в своем заторможенном путешествии вдоль дороги. Когда тело перестала сотрясать мелкая дрожь, она внимательнее всмотрелась в своего попутчика. Он выглядел постарше Кости, но моложе Гая. Парень был достаточно худым, но под курткой выделялись широкие плечи. И во взгляде его карих глаз было что-то опасное, да и вообще вся его одежда больше подходила для байка, а не машины.
   - Меня зовут Тим, - произнес он.
   - Саша, - на автомате отозвалась она. - Тим - это производное от Тимофей?
   - Нет, Тимур, но я не привык, чтобы меня называли полным именем, - пояснил он и тронулся с места.
   Тим явно был из тех ребят, которые прекрасно чувствовали себя за любым рулем. Машина неслась по трассе со скоростью от 170 до 180 километров, плавно и точно лавируя в потоке. Но при этом страшно не было, парень умел излучать какое-то ощущение уверенности, безопасности, по крайней мере, в том, что касалось вождения. В остальном же он едва ли был безопасен, и те взгляды, которые он время от времени бросал на Сашу, заставляли ее сомневаться в правильности своего решения сесть к нему в машину.
   - Расскажешь, почему оказалась одна на дороге, да еще и в такое время? - поинтересовался он, перебирая кнопки на радио и ища подходящую волну.
   - В какое такое? - удивилась Саша.
   - Уже темнеет, вечер, - объяснил он. - В темноте редко кто останавливается и берет попутчиков. Да и вообще, места здесь не очень спокойные.
   - Так, ездила в гости, а потом решила прогуляться по пути назад, - попыталась обойти неудобную правду Саша.
   - Поссорились? - хмыкнул он, вновь окидывая ее взглядом от самой макушки до ног.
   - С кем? - удивилась Саша, а у самой сильнее забилось сердце.
   - С парнем, - предположил он, - не знаю, тебе виднее. Только если парень позволил тебе в сумерках шататься одной вдоль трассы, сто раз подумай, прежде чем мириться с ним.
   - А тебе что за дело? - так и просилось сорваться с языка Саши, но она сдержалась. Все, что ей нужно - потерпеть до города, а еще лучше - до ближайшего метро, а там она скажет ему "спасибо" и больше никогда не увидит.
   - Ты так выразительно молчишь, - хохотнул он, - но твое лицо уже послало меня ко всем чертям, и не один раз.
   - Да какое тебе до меня дело? - не удержалась Саша.
   - Просто пожалел, - отозвался он, и Саше стало еще хуже. Значит, она настолько печально выглядела там, на дороге, что он остановился из жалости. И наверняка, поэтому же пытается расспросить ее о том, что случилось. А она огрызается и изображает из себя задетую невинность. Как там о ней говорили? Валютная шлюха, купившаяся на лоск и деньги иностранца. И в этом тоже Костя и его организация были недалеки от истины. Нищий курьер, обслуживающий голландца в гостиничном номере. Саша вспомнила уничижительный взгляд мадам, там, в холле Хайята, и ее щеки залил румянец стыда.
   - Не бери в голову, - заметил Тим, бросив на нее короткий взгляд. - Хочешь глотнуть чего-нибудь покрепче? Поройся в бардачке перед тобой.
   Саша ничего не ответила и не пошевелилась. Думает ее споить и воспользоваться? Или в любом случае намеревается воспользоваться и предлагает средство, чтобы все прошло быстрей и приятней? Страх холодными влажными щупальцами обхватил и сдавил Саше горло.
   - Я не из тех девушек, что зарабатывают на дороге, - начала она.
   - Я знаю, - спокойно прервал он ее сбивчивую речь. - Меня такие никогда не интересовали.
   Саша облегченно вздохнула, и идея о глотке чего-нибудь крепкого показалась ей не такой уж плохой.
   - Здесь? - спросила она, открывая бардачок перед собой.
   - Да, поройся, там где-то на дне.
   Под ворохом бумаги и пустыми стаканчиками действительно обнаружилась маленькая блестящая фляжка.
   - А что там? - спросила Саша, откручивая крышку и вдыхая запах.
   - Коньяк, - пожал он плечами, словно это было чем-то само собой разумеющимся.
   - Хорошо, - зачем-то проговорила она и сделала большой глоток. Жидкость обожгла ее горло и приятным теплом спустилась по пищеводу. Только теперь, спустя пару минут, когда коньяк достиг желудка, и согрел все тело изнутри и погрузил голову в теплую вату, Саша поняла, что давно ничего не ела. Алкоголь моментально ударил в голову и расслабил натянутые мышцы. Ощущение оказалось настолько приятным, что Саша еще раз приложилась к фляжке.
   - Хорошо пошло, я смотрю? - усмехнулся Тим и повернул налево. Они уже ехали по одной из улиц города.
   - Высадишь меня у какого-нибудь метро, - попросила Саша, закрывая опустевшую флягу и кладя ее на место.
   - Я никуда не тороплюсь, - ответил он, - могу довезти тебя до дома.
   - Я не хочу домой, - неожиданно для себя самой брякнула Саша, вспоминая о недавнем визите Гая и не желая обнаружить его у себя под дверью после ее побега. Не желая ни объяснений, ни пререканий сегодня вечером. Когда-нибудь потом, когда она сумеет со всем справиться - может быть. Саша понимала, что, так или иначе ей придется поставить точку в отношениях с Гаем, но сегодня она не готова была это сделать. А оказаться раненой и рыдающей перед тем, кто так с ней поступил, не могла. Не могла позволить себе раскиснуть перед чертовым изоморфом. Изоморфы - и никак иначе, так решила для себя Саша, больше она никогда не назовет их реберфами, они этого не заслужили. А может, в этот самый момент, пока она кружит по городу, организация тщательно истребляет всех изоморфов и тех, кто был с ними связан. Костя ведь предупреждал ее сегодня об опасности. После того, как она себя с ним вела, вряд ли он захочет ее защищать. Скорее, сам первым укажет на нее пальцем, как на любимую игрушку изоморфов, или как на одного из них, что еще хуже. Ее "родственники" в крайнем случае всегда могли сбежать в другое тело, другую страну, а что могла она? Только, сжавшись в комок, в своей одинокой постели молить судьбу о том, чтобы очередной ночью ее не занесло в чью-то чужую жизнь.
   - Приехали, - произнес Тим, и повернул ключ в зажигании.
   Саша в немом изумлении уставилась на темные гаражи и светящиеся окна многоэтажки.
   - Где мы? - неуверенно спросила она.
   - Я здесь живу, - ответил Тим, хватая рюкзак сзади и открывая дверь.
   - Что мы здесь делаем? - пролепетала Саша, когда он обошел машину и открыл дверь с ее стороны.
   - Ты сказала, что домой не хочешь. На вопросы не отвечала. Куда мне еще было тебя везти?
   - Я не отвечала?
   - Не знаю, что у тебя случилось, но... в общем, выходи, - и он, достаточно бесцеремонно обхватив Сашу за талию, вытащил ее из машины.
   - Прости, я... просто задумалась, - Саша как можно мягче, но настойчиво выпуталась из его рук и стала оглядываться по сторонам в поисках людей или цивилизации. - Спасибо, что подбросил, дальше я сама.
   - Куда?
   - Что куда? - Саша вскинула на него непонимающий взгляд.
   - Куда собралась?
   - Выйду на дорогу, словлю машину.
   - Еще одну? - мрачная ухмылка сделала его лицо еще опаснее. - А я что, не в твоем вкусе?
   - Тим, - Саша попятилась от него, выставив руку перед собой.
   - Не зли меня, - он буквально схватил ее за шкирку и потащил за собой. Саша лишь успевала переставлять ноги и беспомощно размахивать руками, пытаясь увернуться.
   - Ты такая забавная, - он остановился и встряхнул ее, как следует, - но мешаешь мне идти. А идти, поверь, тебе лучше самой, если не хочешь, чтобы я тебя волоком волок по асфальту.
   Посмотрев в его лицо и видя, что он не шутит, Саша подчинилась. А сама лихорадочно пыталась сообразить, во что же такое она вляпалась и от кого теперь ждать помощи.
   - Тим, что тебе от меня надо? - жалобно пискнула она, когда парень открыл бронированную дверь и втолкнул ее в квартиру на седьмом этаже.
   - Еще не решил, - ответил он, хмурясь и закрывая за ними двери. Ключи под пристальным взглядом Саши отправились в карман его брюк.
   - Я ведь говорила, я не из тех, - вновь попыталась заговорить Саша, но он лишь бросил короткое:
   - Заткнись, - и отправился на кухню, где поставил чайник с водой на газ.
   - Садись, - теперь его команды были односложными, словно он общался с собакой. Парень указал ей на стул на кухне. Саша, не раздеваясь, как была в куртке, так и опустилась на указанное ей место. Мысли хаотично метались в ее голове, она не могла решить, как правильно себя вести, чтобы он отпустил ее.
   - Чем ты занимаешься, Тим? - осторожно спросила она, собравшись с духом.
   - Решила вести светские беседы? - неприятно усмехнулся он. - Что ж, я отвечу. Беседами с теми, кто задолжал денег или был не прав.
   Саша поежилась на своем стуле. Он едва ли выглядел мировым судьей, а это означало... ничего хорошего для нее это не означало.
   - Но я никому не должна денег, - робко начала она.
   - Ты кое-что должна мне, - грубо прервал он ее.
   - Я могу заплатить, - Саша полезла в карман куртки.
   - Мне не нужны деньги, - его глаза смотрели на Сашу уничижительно.
   - Тогда что? - ее губы готовы были вот-вот задрожать от беспомощности, страха и унижения.
   - Узнаешь, - снова недобро усмехнулся он и выключил закипевший чайник. - Кофе будешь?
   - Нет, спасибо, - выдавила Саша.
   - Чай?
   - Н-нет, - она покачала головой.
   - Тебе нужно что-нибудь выпить, чтобы окончательно согреться. Коньяк - это хорошо, но мало. Если не приведешь себя в порядок, уже завтра сляжешь с простудой.
   - А тебе-то что до этого? - не выдержала она, зло сверля взглядом его спину.
   - Пока что ты мне нужна здоровой, - он обернулся к ней, подошел и провел пальцами по ее подбородку, будто пробуя, оценивая.
   - Ты не понимаешь, мне нужно домой, - попыталась Саша, но его пальцы мертвой хваткой сжали ее челюсть.
   - Ты пойдешь домой тогда, когда я скажу, - ответил он и, посмотрев на нее долгим взглядом, снова переключился на кофе и чай.
   Уже через минуту перед ней стояла чашка с дымящимся чаем. Саша пить не хотела, в горле ее пересохло от дурных предчувствий, и сейчас она, пожалуй, впервые за свою жизнь как никогда хотела бы воспользоваться способностями изоморфа и свалить из этой квартиры куда подальше. Но что было бы с ее телом? В этом была ее слабость, как изоморфа, не преимущество, как считал Тинни, а именно слабость. Любой изоморф был бы уже отсюда за тридевять земель, а на руках у этого негодяя осталось бы лишь бездыханное тело. А что она? Рано или поздно ей все равно пришлось бы вернуться.
   - Чего затихла? - подозрительно глянул на нее Тим. - Пей, - он подвинул чашку к ней ближе, как будто в этом была вся проблема.
   - Зачем ты это делаешь? - спросила она.
   - Что?
   - Зачем так себя ведешь со мной? Я ведь тебе ничего не сделала.
   - Я уже сказал, обыкновенная плата, - безразлично произнес он, будто для него это и правда было в порядке вещей.
   - Тогда почему ты не хочешь взять деньги?
   - Потому что не хочу, - отрезал он. Потом поднялся, открыл один из шкафчиков, и достал из коробки пачку купюр. - Я сам могу дать тебе денег. - Он помахал перед носом Саши пачкой и посмотрел на ее реакцию.
   - Мне не нужны твои деньги, - тихо, но твердо отозвалась она.
   - Хорошо, - короткая улыбка, и пачка исчезла в недрах шкафа.
   - Не мучь меня, - попросила Саша.
   - Разве что ты сама об этом попросишь, - произнес он, все также пристально глядя на нее.
   - А если меня ищут? Переживают близкие?
   - Перестань, - он покачал головой, - что я хорошо успел изучить за свою жизнь, так это людей. Тебя никто не ищет, ты сама прячешься ото всех.
   Саша тяжело выдохнула. С его проницательностью шансы девушки вырваться отсюда невредимой стремительно уменьшались.
   - Может, мы все же могли бы как-то договориться?
   - Допивать будешь? - спросил он, указывая на почти нетронутый чай и совершенно игнорируя ее вопрос.
   - Нет, - ответила она.
   - Раздевайся, - он забрал чашку и поставил ее в раковину.
   - Но, подожди...
   - Никаких, но и никаких отсрочек, - он криво улыбнулся, - мне рано вставать.
   - Что? - оторопела Саша.
   - То, что слышала, давай быстрее.
   Саша встала со стула и застыла на месте, не зная, что делать.
   - Или ты хочешь, чтобы я помог? - предложил он, и глаза его при этом хищно сверкнули. - Только, боюсь, тебе это понравится еще меньше, потому что тогда от твоей одежды мало что останется. Придется задержаться у меня до покупки новой, а по магазинам я хожу нечасто.
   - Зачем ты это делаешь? - дрожащими руками Саша сняла куртку.
   - Я пока ничего не делаю, лишь смотрю, - холодно возразил он. - Мне нравится, когда люди открывают для себя новые горизонты. А теперь штаны, - он кивнул на Сашины джинсы.
   Она против своей воли поднесла руку к поясу и расстегнула пуговицу, потом, нехотя и очень медленно опустила вниз ползунок.
   - Ты меня просто заводишь, - ухмыльнулся Тим, - но я уже говорил, мне рано вставать, так что я не могу смотреть на шоу всю ночь, поживей.
   Саша начала стаскивать брюки, первая штанина запуталась, и она едва не рухнула перед ним на пол со спущенными штанами. Страх сковывал ее движения, и как ненормальное грохотало сердце, но внизу живота, вопреки всему, рождалось влажное тепло от щекотливости ситуации и того, как он на нее смотрел.
   - Теперь рубашку, - приказал он, и она беспрекословно подчинилась, стянув ее через голову и оставшись перед ним в трикотажном лифчике.
   - Не любишь кружева? - приподнял он одну бровь, изучая ее нижнее белье.
   - В них неудобно, - бросила Саша.
   - Неудобно или некому демонстрировать? - он подошел к ней ближе и провел горячей ладонью от живота вниз между ног. Саша подалась вперед, чтобы не упасть и задрожала, когда он коснулся чувствительного места.
   - Значит, некому, - заключил он, убирая руку.
   - Это не так, - сглотнула она.
   - Значит, он не умеет доставлять тебе удовольствие.
   Саша вспомнила Гая. Тим был не прав, он умел. Правда, его удовольствие не было острым, балансирующим на грани. Только теперь это не имело никакого значения.
   - Снимай, - велел Тим, дернув за резинку ее трусиков.
   Саша взялась за их край и остановилась, с мольбой глядя на Тима.
   - Да, мне нравятся такие взгляды, - удовлетворенно заметил он. - Когда люди вымаливают жизнь у них почти такое же лицо. Давай, снимай их, тебе повезло - то, чего я хочу от тебя, не смертельно.
   Саша опустила взгляд, чтобы не видеть его наглую ухмылку, и стащила с себя трусы. Белье упало на пол вокруг ее ног.
   - Повернись задом и наклонись.
   Саша молча выполнила его просьбу. Сердце, казалось, вот-вот выскочит из ушей.
   - Лучше тебе взяться за стол, - велел он ей, и она выполнила приказ, ухватившись руками за столешницу.
   Дальше она ощутила головку его горячего и возбужденного члена у своего входа. Он небрежно толкнулся в нее самым кончиком один раз, потом другой, а когда ощутил, насколько она влажная, вошел целиком. Саша застонала под ним, крепче вцепляясь пальцами в стол. Ее трахал незнакомец на своей кухне, и она ничего не могла сделать, она полностью была в его власти. Если бы он захотел, то мог бы свернуть ей шею. Но она жила, потому что нужна была ему живой. Тим положил руки на ее бедра и чуть раздвинул ноги, меняя угол и врезаясь в нее с каждым ударом все глубже.
   - Тим, - взмолилась она, когда напряжение стало близиться к пределу.
   - Что, моя отчаянная маленькая дырочка? - спросил он, не прекращая ее трахать.
   - Позволь мне повернуться, - попросила она.
   - Нет, - он приподнял ее бедра и вошел в нее до самого конца, потом еще раз и еще. И Саша взорвалась, задрожала в его руках, а потом рухнула на стол, распластавшись под ним, как бесформенная амеба. Он же совершил еще несколько движений и, наконец, излился в нее.
   - А ты горячая штучка, - прохрипел он, выходя из нее, - хотя и чересчур тугая.
   Саша с трудом поднялась и повернулась к нему. Мускулистый торс, темные всклокоченные волосы, карие глаза, подернутые пеленой и удовлетворенные, расстегнутые джинсы, из которых выглядывает его немаленькое достоинство. Зачем ему понадобилось брать кого-то силой? Глядя на его разгоряченное тело с проступившими капельками пота, Саша не сомневалась, что ради него выстроится очередь из желающих. Но его лицо, с каждой секундой становившееся все более надменным и жестким, сказало ей, что ему нравилось ощущать свою власть, силу, ломать людей, принуждать их делать то, что им не хочется, то, на что они не подписывались. Он поимел ее, как шлюху, завалив на стол в своей кухне, и не его вина, что ей понравилось.
   - Иди вымойся, - холодно бросил он ей, кивая на стекающую по ногам сперму.
   Саша молча повернулась и пошла на поиски ванной. Больше она ему не нужна - он получил то, что хотел.
  
  

Глава 15

  
   - Я свободна? - Саша натягивала джинсы на его кухне с таким видом, будто делала это уже не один десяток раз.
   - Можешь остаться на ночь, - отозвался он, окидывая ее взглядом.
   - Спасибо, я предпочитаю ночевать дома, - холодно ответила она и, наверное, слегка перестаралась со льдом в голосе, потому что через секунду Тим вновь оказался с ней рядом и достаточно грубо приподнял ее за подбородок так, что ей пришлось встать на цыпочки.
   - Мне показалось, или ты мне пытаешься хамить?
   - Нет, что ты, - с трудом произнесла Саша.
   - Так-то лучше, - он выпустил ее подбородок, и Саша отступила от него назад, потирая покрасневшую скулу.
   - Ты со всеми женщинами так общаешься?
   - Нет, только с дырками, которых подбираю на дороге, - зло ответил он, но ей почему-то не стало ни жарко, ни холодно от его слов.
   - Не подбросишь меня домой? - дернул-таки черт ее за язык.
   Тим даже оторопел на некоторое время от такой наглости.
   - Ты, кажется, не поняла, что еще легко отделалась? - нарочито вежливо поинтересовался он, снова приближаясь на опасное расстояние.
   - Поняла, - Саша подняла руки в знак примирения и отступила на шаг назад.
   - Тогда чтоб духу твоего тут через секунду не было! - рявкнул он.
   Саша обула ботинки и застыла у двери - та по-прежнему была заперта на ключ.
   - Тим? - с тревогой в голосе позвала она.
   - Что?! - рявкнул он, появляясь в коридоре.
   - Дверь, - тихо произнесла она.
   Метнув на нее ненавидящий взгляд, Тим достал из кармана брюк ключ и открыл замок. Саша молча смотрела на него, не смея протиснуться мимо на выход. Немая схватка их взглядов продолжалась, наверное, с минуту, прежде чем он отошел, и Саша скользнула за порог.
   - Прощай, - едва слышно бросила она перед тем, как направиться к лифту.
   - Пока, - словно эхо отозвался он, а затем Саша услышала, как с грохотом захлопнулась дверь. Чем-то она его приводила в полное бешенство. И еще: она его больше не боялась. А ситуация с Гаем и преследующая изоморфов организация стали казаться Саше чем-то совсем далеким и несущественным. После той встряски, что она пережила, все казалось чужим, даже ее собственное тело. Саша невесело расхохоталась, выйдя во двор и спугнув парочку зажимающихся подростков. В этот момент она почувствовала, что со своим детством и своими мечтами окончательно распрощалась сегодня в этом дворе. И если мир хотел заполучить еще одного бессердечного изоморфа, то он сделал для этого все возможное, теперь пусть пеняет на себя.
  
   ***
   Гай вернулся в отель и без сил рухнул в стоящее у окна кресло. Он видел, как унеслась от него Саша, а ведь, казалось, была практически в его руках. Смотрела на него влюбленными глазами, ждала свиданий, стонала в его руках. Он мог лепить из нее все, что только пожелает. И вот, одного дурацкого разговора с мальчишкой хватило для того, чтобы она после ссоры понеслась все-таки за ним следом. Или он, и правда, слишком задержался в этом теле? Гай оценивающе взглянул на свои руки, идеально пошитый костюм и недовольно хмыкнул. Поднялся, достал из бара себе джин, размешал его с тоником и вновь опустился в кресло, углубляясь в раздумья.
   Бешеный стук в дверь вырвал его из состояния легкой прострации, в которой он пребывал. Гай воззрился на дверь с недоумением, а потом широкая улыбка расцвела на его губах.
   - Вернулась, дурочка, - подумал он, подходя к двери, чтобы открыть. Но на пороге его ожидал сюрприз в виде уже немолодой и не очень симпатичной горничной.
   - Вы что-то хотели? - холодно поинтересовался Гай.
   - Это я, - произнесла женщина, едва ли не внося его вместе с собой в номер и захлопывая за собой дверь, - Летиция.
   - Летиция?! - в шоке повторил Гай, оглядывая ее заново. - Но зачем? - Ей не надо было пояснять, что он имел в виду ее безобразное тело.
   - Да уж не по своей воле, - огрызнулась женщина и упала в его кресло, хватая джин-тоник и делая большой глоток. - Это все из-за Дюпре, - добавила она уже спокойнее.
   - Он здесь? Он... - Гай пытался подобрать правильные слова.
   - Да, он убил меня, - подтвердила его худшие догадки Летиция.
   - Не повезло, - протянул Гай.
   - Не то слово, - с горечью отозвалась Летиция. - И ты мой должник, Гай, - строго посмотрела она на него. - И должен мне помочь.
   - Чем? - искренне изумился он.
   - Пока я уязвима и не могу сменить это чертово тело, позволь мне пожить у тебя, - попросила она. - Я не могу и не хочу быть горничной. Достаточно того, что даже после обморока, мне сунули ведро со всеми этими швабрами и отправили убирать номера. Я еле отделалась от старшей по этажу и пробралась к тебе. Здесь была полиция, они забрали Дюпре, его обвиняют в убийстве. - Выпалила она на одном дыхании. - Ты что, все пропустил? Где ты был, Гай?
   Заметив растерянность на его лице, Летиция лишь снисходительно махнула рукой:
   - Ну конечно, не отвечай, со своей девчонкой.
   - Да, - подтвердил Гай.
   - Так вот, ты пропустил все самое интересное.
   - Дюпре в тюрьме? - задумчиво переспросил Гай.
   - Да, - кивнула горничная, - и это ничем хорошим нам не светит. Я боюсь, как бы произошедшее не заинтересовало остальных членов организации. А мы сейчас с тобой в невыгодном положении: что ты, что я.
   - Да, ты права, - согласился Гай.
   - Поэтому я прошу у тебя разрешения залечь здесь на некоторое время. Можешь сказать им, что я - твоя любовница, чтобы не приставали. Или заплатить денег.
   - Конечно, не вопрос, я разберусь, - отозвался Гай, прохаживаясь по комнате и размышляя.
   - Вот и отлично, - Летиция прикрыла глаза, - я так устала за сегодня.
   Когда дыхание Летиции выровнялось, Гай осторожно покинул номер, тихонько прикрыв за собой дверь. Затем он с легкостью отклеил ленту с печатью, что преграждала вход в соседний номер и, проведя вынутым из кармана Летиции электронным ключом, вошел внутрь. В номере было накурено и чувствовалось, что совсем недавно тут побывало множество людей. Мелком на полу было аккуратно обведено положение тела. Гай с кривой усмешкой взглянул на раскинутые на рисунке руки. Затем он открыл тумбочку, порылся в найденной шкатулке и вытащил золотое украшение Летиции. Вновь улыбнулся и также незаметно покинул номер.
  
  
   * * *
   Летиция очнулась от стука в дверь и едва не подпрыгнула в кресле. Нервы ее были на пределе, а после сна она вообще плохо ориентировалась в происходящем.
   - Гай, ты кого-то ждешь? - бросила она на голландца встревоженный взгляд.
   Гай лишь пожал плечами, подымаясь из кресла и идя к двери.
   Как только дверь открылась, в номер ввалился запыхавшийся администратор гостиницы и очередной наряд милиции.
   - Что происходит? - забеспокоилась Летиция.
   - Вот ты где, - накинулся на нее администратор. - А мне Галя и говорит, что полдня тебя не видела.
   - Так, что произошло? - строго спросил один из мужчин в форме.
   - Ничего, собственно, - спокойно заметил Гай, - я вернулся в свой номер, а тут она - спит в кресле.
   - Гай, - пробормотала Летиция, ничего не понимая.
   - Я так понимаю, мне повезло, что она не успела меня обчистить. Я просто вернулся сегодня раньше обычного времени. - Милиционеры слушали его с вниманием, один из них даже что-то записывал. А администратор лишь сверлил горничную ненавидящим взглядом.
   - Вы нас поймите, мы вынуждены брать всякую шваль, потому что на эти зарплаты приличные люди идти не хотят, - доверительно сообщил он на ухо одному из милиционеров. - Но нам бы не хотелось скандала, поэтому не могли бы вы ее просто забрать.
   - Я требую, чтобы с ней поступили по всей строгости закона, - тем временем продолжал Гай, а второй милиционер уже скрутил слабые руки женщины и производил обыск ее карманов. Из одного он с удовлетворенным видом извлек золотое ожерелье и, покачав им перед носом изумленной Летиции, передал его своему напарнику.
   - Ну что, - произнес он, обращаясь скорее к коллеге, чем к присутствующим, - тут как бы все понятно, оформляем и забираем.
   - Вы ведь не будете подымать шум? - взмолился администратор, вцепившись в рукав пиджака Гая будто клещами. - Гостиница предоставит Вам оплаченный ужин в нашем ресторане, внизу, на первом этаже.
   - Благодарю, - коротко кивнул Гай администратору, давая понять, что вопрос закрыт. На измученном лице сотрудника отразилось невыразимое облегчение, и он поспешил убраться из злополучного номера вслед за сотрудниками милиции, тащившими орущую и пытающуюся вырваться Летицию, которая, наконец, поняла, как ее круто подставили.
   - Гай, сукин ты сын, я доберусь до тебя, мерзавец! - кричала она.
   - Ничего, мы тебя так упрячем, что ты еще нескоро куда-нибудь доберешься, - доверительно поведал ей один из милиционеров, и Летиции пришлось заткнуться, чтобы не навлечь на свою голову еще больших бед. Как она могла поверить этому гаду? Люди ведь не меняются, в особенности, такие беспринципные сволочи, как Гай.
  
  
   * * *
   Дюпре сидел на нарах, закрыв глаза, лишь его большие руки подрагивали, говоря о том, что он не спит. Только теперь осознание совершенного накрыло его с головой. Он впал в бешенство, поддался порыву, это было чистой воды безумие, на какие-то минуты отключившее его сознание, но сейчас уже было ничего не исправить и ничего не вернуть. Необратимость - это слово будто вырисовалось на противоположной стене его камеры кровью. Хотя самой крови в убийстве не было: просто чуть сильнее и дольше, чем нужно, сжатые руки. Дюпре открыл глаза и с ненавистью посмотрел на свои ладони.
   Звук открываемых дверей и шагов в коридоре отвлек его от тягостных размышлений. Он услышал грубоватый женский голос, какие-то крики, потом дежурные открыли соседнюю камеру и втолкнули туда какую-то неряшливую женщину в костюме горничной.
   - А она-то тут что забыла? - невольно подумал Дюпре, отвлекаясь от своего всепоглощающего горя.
   И словно в ответ на его мысли дежурный, захлопывая дверь ее камеры, бросил напоследок:
   - Будешь знать, как воровать, шалава.
   - Я требую адвоката! - завопила женщина.
   - Ты че, фильмов, что ли обсмотрелась? - заржал второй мужик. - Смотри, чтобы по роже не дотребовалась.
   И женщина умолкла, и в этой наступившей тишине ощущалась безнадежность, разлившаяся от соседней камеры по полу.
   - Слышь, Коля, - раздался еще один мужской голос, - тут к убийце пришли. Пустить?
   - С какого... - начал мужик, по-видимому, Коля.
   - Так он заплатил нормально, - отозвался голос.
   - Тогда че спрашиваешь, пускай, - проворчал тот.
   Антуан подобрался и поднялся на ноги. Значит, к нему пришли. Он почти не сомневался в том, кого увидит. И уже через несколько секунд перед ним действительно стоял Коэн. Британец осмотрелся по сторонам, убедившись, что никто из охраны их не слушает.
   - Дюпре, - взвешивая каждое слово, сказал он. - Ты провалил задание, ты подверг нашу организацию опасности, выйдя за рамки дозволенного. Ты... - у него будто закончились эпитеты для француза. - Ты повел себя, как последний идиот, - не выдержал он. - И мне стоило прислушаться к мнению других и распрощаться с тобой намного раньше, возможно, тогда последствия не были бы настолько плачевными. Теперь же за твои ошибки вынужден будешь расплачиваться не только ты. Я уже молчу о том, что Хорн только и ждет, чтобы обернуть все это против меня. И знаешь что? - Коэн кивнул, не дожидаясь от Дюпре ответа. - Я рад, наконец, избавиться от тебя. От всех твоих страданий, кирпичами висящих на твоей шее и тянущих тебя на дно.
   - Я не сомневался, Джон, что ты не станешь меня спасать, - спокойно произнес Дюпре.
   - А ты что, ждал, что я стану тебя спасать после всего? - сегодня Коэн был, как никогда, эмоционален. - Ты хоть понимаешь, что ты наделал? У нас был шанс, шанс заполучить еще одного, а может и больше, изоморфов. А что сделал ты? Ты лишил нас этого шанса, теперь все наши усилия снова сведены к нулю, все исследования, у нас снова нет никого, кроме Гая, и то, в случае, если мы и его из-за тебя не потеряли, - Коэн зло посмотрел на француза.
   - Гай вернется, - глухо проговорил Дюпре.
   - Ты в этом так уверен, да? - заорал на него Коэн. - Откуда у тебя такая уверенность? Быть может, Одри здесь появилась именно для того, чтобы дать уйти Гаю!
   - Он вернется, - упрямо повторил Дюпре, - он здесь встречается с одной девчонкой, она ему зачем-то нужна. Даже если Гай пропал, найдете ее - найдете и его. Сергей и Костя в курсе, как она выглядит.
   Коэн взглянул на него в ответ уже менее зло, впитав полученную информацию до последнего слова. Дюпре почти видел, как Коэн выстраивает план действий, мысленно набирая номера телефонов и отдавая распоряжения.
   - Мне жаль, что так вышло, - проговорил француз, - но, по крайней мере, теперь одним изоморфом меньше.
   - Ты истинный дурак, - устало проговорил Коэн, - если полагаешь, что уничтожил ее. Одри не первый день живет на этом свете, к тому же они очень изворотливы, когда их припирают к стенке. Я читал отчеты пятидесятилетней давности, Дюпре. Ты не убил ее, ты лишь заставил ее сменить носителя. Теперь мы никогда ее не найдем.
   - Она не могла выжить, - руки Дюпре с силой сжали решетку.
   - Верь, во что хочешь, - заметил на прощание Коэн, глядя на него почти с сожалением. - Боюсь, теперь это единственное, что тебе осталось.
   - Коэн, - позвал Дюпре.
   - Да? - обернулся тот.
   - Не отдавайте французский филиал Хорну.
   - Это не в моих интересах, - заверил его глава и без долгих прощаний пошел по коридору на выход.
  
  
   * * *
   - Ты слышишь меня? - сквозь дрему и пришедшее на смену раскаянию спасительное отупение расслышал Дюпре. Он неохотно развернулся на неудобных нарах и посмотрел в стену своего комфортабельного номера на одного. Когда вопрос повторился, он, наконец, понял, что голос этот не мог принадлежать никому иному, как его невзрачной пожилой соседке.
   - Слышу, - вздохнул Дюпре, сетуя на то, что ему помешали пребывать в таком драгоценном невесомом и бессмысленном состоянии.
   - Я прощаю тебя, - проговорила женщина.
   - За что? - пробормотал Дюпре и задумался, не безумна ли она. Только этого ему не хватало: разговоров, или, того хуже, криков всю ночь напролет, прихода охраны, громыхания замков и неизбежно последующих за ними криков боли. В гуманности местного персонала Дюпре не сомневался: здесь любая человечность стоила определенных и немалых денег.
   - За то, что ты сделал, - женщина его каким-то чудом все же расслышала или просто решила продолжить свой монолог.
   - Ты не знаешь, что я сделал, - скорее, по привычке, чем ради желания на самом деле спорить, возразил Дюпре. Какая-то чокнутая вознамерилась отпустить ему грехи, даже не представляя себе, что он натворил.
   - Знаю, - отозвалась она. - И прощаю. Потому что знаю, почему ты это сделал. Мне следовало рассказать тебе все с самого начала, объяснить. А я не сделала этого, и даже больше: не сделала ничего после, просто исчезла. А потом появилась вновь и... и все снова пошло не так.
   - О чем ты говоришь? - теперь Дюпре насторожился и, подскочив с кровати, приложился щекой к решетке, чтобы лучше слышать ее слова.
   - Антуан, - грубые пальцы просунулись в щель между решеткой и попытались дотянуться до его сжатого на прутьях кулака. Дюпре обомлел и, затаив дыхание, смотрел на эту потрепанную жизнью руку, не в силах ни поверить, ни принять.
   - Антуан, прости меня, - прошептала она, и Дюпре расслышал каждое ее слово.
   - Одри?
   - Да. Вернее, нет, мое настоящее имя - Летиция.
   - Летиция, - ошалело повторил он. - Я не хотел этого делать, я не желал... - срывающимся голосом заговорил он, - ... не так. Я не мог больше выносить твою ложь, ты понимаешь? - его рука с силой треснула по решетке, так что та жалобно загудела. - Я - не убийца!
   - Тише, тише, - попросила его Летиция, с опаской глядя в сторону коридора, но там по-прежнему все было тихо. Или их конвоиры пили и играли в карты, или уже спали.
   - Как ты могла? Как могла? - вопросил Дюпре пустоту, не совсем сам понимая, о чем он. Как она могла что: умереть? Или бросить его.
   - Ты бы уничтожил меня, приди я к тебе через день в новом теле, - грустно вздохнула Летиция. - А оставаться в старом я больше не могла. Да что говорить, ты уничтожил меня спустя столько месяцев.
   - Ты снова лгала мне, - обвиняющим тоном произнес он.
   - В чем?! - не выдержала Летиция. - В том, что пыталась скрыть от тебя не мою тайну? Пыталась прикрыть влюбленного, как я полагала, Гая? То, что он оказался бездушной сволочью - это уже отдельная история.
   - Ты перешла в тело... горничной? - наконец, осознал Дюпре.
   - Да, - просто ответила Одри.
   - У тебя не было выхода.
   - Ты мне его не оставил, - зло огрызнулась она с той стороны.
   - Да, прости, - сдавшись, проговорил он. - Но если бы мне дали еще одну попытку, я бы все равно убил тебя.
   - Но почему? - с ужасом произнесла Одри.
   - Потому что ты - изоморф, Летиция. - Он впервые назвал ее по настоящему имени, но не забыл тут же навесить на него ярлык.
   - Скажи, ты ненавидишь тигра за то, что он убивает лань?
   - Не надо, Одри, - попытался остановить ее Антуан.
   - А свое правительство, которое посылает солдат на войну? Так почему же меня? Во все времена человечество делает худшие вещи, прикрываясь благими намерениями. У меня нет выбора: убивать или нет, такова моя сущность!
   - Вот эту сущность я и ненавижу, - глухо прорычал Дюпре. - Моя работа - бороться с такими, как ты.
   - Но ты любил меня, - после мучительной паузы раздалось из-за стены.
   - Я любил Одри.
   - Та Одри, которую ты любил - это и есть я. Скромная серая мышь, которая была до меня, никогда бы не посмотрела на тебя, даже не заговорила. У нее был жених, который трудился в швейной мастерской своего отца, убогое создание, никогда не прыгавшее выше своей головы, и точно такой же была Одри. Она собиралась выйти за него замуж и нарожать кучу таких же безликих унылых детишек.
   - Именно! А что осталось после тебя, кроме холодного тела? Даже та женщина в номере, которую я задушил - она мертва. Она - мертва, но не ты, - он выплюнул последнее слово с какой-то изысканной ненавистью.
   - Что ж, прости, что я хочу жить. Это, наверное, так странно. - Одри замолчала, по тихим звукам Дюпре догадался, что она... плачет? Изоморфы ведь не могли испытывать никаких чувств, старые прожженные твари.
   - Ты плачешь? - тихо спросил он. Дюпре никогда не мог спокойно переносить ее слезы. Сейчас, совершенно не видя собеседницы, ему представлялось, что по ту сторону стены стоит его Одри. И он снова, болван, довел ее до слез. - Не надо, пожалуйста, - его пальцы протолкнулись в щель и через несколько мучительных секунд дотянулись до ее пальцев.
   - Ты не должен был этого делать, Антуан. Нам надо было просто поговорить.
   - О чем? - он хотел убрать руку, но она не позволила, ухватив его обеими руками.
   - О том, что я никогда не забывала тебя. И, если бы ты не был так категоричен, я через час после перемещения вновь была бы с тобой. Я понимаю, что это звучит жутко, но... у меня, правда, нет иного способа. Ни у кого из нас. Так мы рождаемся, и так живем.
   - Вы рождаетесь? - заинтересовался Дюпре.
   - Да, и я расскажу тебе все, что захочешь, если ты поймешь главное.
   Он молчал, только слышно было в тишине его громкое неровное дыхание.
   - Я люблю тебя, Антуан.
   - Ты сводишь меня с ума, - шевелюра толкнулась в решетку его клетки.
   - Нет, я не знаю, что с нами будет дальше, поэтому... должна была сказать.
   - С нами? - Дюпре поднял голову. - Но ведь ты можешь...
   - Нет, Антуан, не могу. Я и так потратила слишком много сил во время незапланированного перехода. Ты меня едва не убил, по-настоящему.
   - И что теперь?
   - Теперь я застряла.
   - Как Гай?
   - О, нет. Гая держит что-то другое, - она развернулась и присела на пол камеры, оперевшись спиной о решетку. - Ему зачем-то нужна эта девчонка, и теперь я не сомневаюсь, что это не романтические чувства.
   - Настолько нужна, что он готов рисковать собой?
   - Поверь, я сама не знаю. Увы, я не успела разобраться.
   - Да, как ты сюда попала? - спросил Дюпре, присаживаясь на корточки лицом к решетке со своей стороны стены.
   - Гай подставил меня.
   - Кража? - он не видел, как она кивнула, но догадался по последовавшему молчанию. - Вот подонок.
   - Да, он такой.
   - Он ведь знает, в каком ты состоянии?
   - Знает.
   - То есть сознательно обрек тебя на тюрьму.
   - Ну, через какое-то время я восстановлюсь, - осторожно заметила Одри.
   - Через какое? - уточнил Дюпре.
   - Не знаю, месяц-два.
   - Месяц? За это время тебя могут еще раз убить.
   Одри предпочла промолчать на последнее замечание.
   - Но почему ты решила покрыть его, даже будь он сто раз влюблен?
   Одри по-прежнему молчала.
   - Из-за нас? - неуверенно спросил Антуан.
   - Да, - долетело до него тихое, бестелесное эхо.
   - Девочка моя, девочка, - горячо прошептал Антуан, и пальцы вновь потянулись к нему. Дюпре поймал их и прикоснулся к ним губами, целуя каждый по очереди. Это были незнакомые ему натруженные руки, но Антуана сейчас это не останавливало. - Мерт, ты должна выбраться отсюда. Я не вынесу, если ты погибнешь.
   - Ты непоследователен, Антуан, - грустно засмеялась она.
   - Да, - ответил он, продолжая целовать ее руку.
  
  

Глава 16

  
   - Привет, - раздался знакомый бархатистый голос в трубке, который Саша спросонья не узнала.
   - Привет, - на автомате ответила она, а потом воспоминания вчерашнего дня накатили на нее шквальной волной, и она едва не выпустила трубку из пальцев. Так хотелось думать, что все случившееся было дурным сном. И ей удавалось, но только лишь пока она спала.
   - Что случилось? - вкрадчиво поинтересовался Гай, разыгрывая обиду. - Ты вчера сбежала без предупреждения.
   - Прости, надо было разобраться со срочными делами, - не слишком любезно ответила Саша, подымаясь и натаскивая на себя рубашку. В зеркале на нее смотрело худое и не слишком изящное тело. Она была стройной, но немного плоской, без ярко выраженной талии и с небольшой грудью. Как она могла решить, что ее внешность способна кого-то привлечь, к примеру, Гая? У Стеффи была хотя бы аппетитная попка со слов голландца. И только Костя ей нес что-то про глаза.
   - Ты еще там? - переспросила трубка. Очевидно, Гай ей что-то говорил все это время. Необходимо было сосредоточиться. Саша решила сказать Гаю в лицо все, что о нем думает: о нем и его методах, о его лжи. Может, плюнуть прямо в его холеную морду, в общем, отвести как-то душу напоследок.
   - Ты свободен в обед? - задала она свой роковой вопрос.
   - Уже обед, Саша, - мягко пожурил ее он. - У меня или у тебя? - задал свой любимый вопрос, от которого еще недавно у нее мурашки бежали по коже. Теперь же у нее мурашки, огромные такие и в борцовках, бежали при воспоминании о вчерашнем вечере.
   - В кафе на площади, возле гостиницы, - произнесла она, предусмотрительно выбрав наиболее людное место. Больше ее никто не загонит в угол.
   - Хорошо, как пожелаешь, - в его голосе слышно было плохо скрываемое разочарование.
   - Да, все, как я пожелаю, - зло сказала Саша, захлопывая телефон. Потом, подумав, вновь его раскрыла, набрала рабочий номер и сказалась больной. Извинилась за недоставленные вчера во второй половине дня пакеты и попросила приятеля развезти их за нее. Покончив с деловыми вопросами, Саша стала приводить себя в порядок.
  
   Когда Саша вышла на площадь, Гай уже сидел за столиком и листал газету. Оглядевшись по сторонам, она заметила в сквере Костю - что ж, ему повезло: если он наберется терпения, то увидит очень занимательную сцену.
   - Привет, - Саша опустилась на соседний стульчик.
   - Отлично выглядишь, - не преминул заметить Гай, а Саша едва не скривилась, потому что ей так и не удалось замаскировать следы вчерашнего потрясения.
   - Ты тоже, - машинально ответила она, давая себе время на передышку.
   - Так расскажешь мне, что у тебя с тем мальчиком? - спросил он почти безразлично, но Саша видела, что на самом деле этот вопрос его беспокоит.
   - Да так, ничего, - в тон ему, небрежно заметила Саша, - к слову, он оказался единственным мальчиком, который говорил мне правду.
   - Ты о чем? - напрягся Гай.
   Саша уже готова была вывалить ему все начистоту, все, что у нее накопилось, как вдруг рядом с собой, по левую руку, заметила мать Гая. Женщина не появлялась уже довольно давно, и теперь Саша даже слегка оторопела.
   - Что такое? - Гай посмотрел в ту же сторону, куда уставилась Саша.
   - Твоя мать, - проговорила Саша.
   - Я вижу, что ты зла на меня, но давай хотя бы поговорим. Саша, вместе мы во всем сможем разобраться, - слова текли из него непрерывным потоком.
   - Твоя мама снова здесь, - перебила его Саша.
   - Мама? - он повернул голову и невидяще уставился в пространство.
   Женщина присела рядом, улыбнулась Саше, как раньше, и вновь потянула к ней свои руки.
   - Что Вам нужно? - Саша инстинктивно отстранилась от нее, но попытавшись отклониться еще дальше, уперлась в чье-то бедро. - Гай? - Саша удивленно уставилась на него. Она даже не заметила, как он оказался рядом.
   - Быстрей, - рявкнул он, а Саша по-прежнему не могла понять, что происходит, пока призрачные пальцы женщины не коснулись ее рук. И тогда в голове Саши все вещи, наконец, стали на свои места. Тинни не зря ей говорил об изоморфах, неожиданно выброшенных из своих тел. Он сказал: призраки, зависшие между мирами, или как-то так. Не имеющие достаточно сил, чтобы оккупировать нового носителя, за исключением такого удачного тела, которое было создано специально для изоморфа.
   - Гай, как она погибла? - Саша дернулась и выиграла себе еще несколько сантиметров.
   - Меня застрелили, - улыбнулась женщина, почти дружелюбно. Она явно была не в себе, потом ее взгляд с любовью уставился на Гая. - Вернее, носителя застрелили. Кто же знал, что она насолила мафии, - весело усмехнулась она.
   - Не болтай, а действуй! - руки Гая тяжело опустились на плечи Саши, пригвоздив ее к месту.
   Женщина улыбнулась, пожала плечами, будто извиняясь за то, что собиралась сделать, и вновь потянулась к Саше. И тогда Саша чуть развернулась, сжала кулак и со всей силы ударила Гая локтем в пах. Он взвыл и согнулся пополам. Что ж, он зря не ожидал от нее такой решительности и готовности действовать. И поделом ему, она больше не была тем нежным цветком, с которым он привык забавляться.
   - Надеюсь, тебя тоже скоро пристрелят, - бросила она ему на прощанье.
   Костя почти с безразличием наблюдал за их очередной встречей. Вчера перепуганный Сергей Витальевич оставил ему кучу сообщений на автоответчике. Он считал, что они едва не потеряли Гая, и был безмерно рад, когда тот вернулся в отель. Костя же не разделял тревог своего наставника, потому что знал: где она, там и Гай. И не сомневался, что увидит эту сладкую парочку еще не раз вместе, пока Коэн не решит прекратить это пиршество изоморфов. Сегодня была его очередь следить за Гаем. Дюпре был выведен из игры. Одри - стерта с их радаров благодаря безмерной глупости француза: такого от него даже Костя не ожидал. Зато теперь он мог не сомневаться, что больше никогда не увидит ненавистное высокомерное лицо. А его за своевременную информацию наверняка поощрят. Костя размышлял о том, что было бы совершенно закономерным сделать его главой их восточного отделения. А что до Сергея Витальевича, то он наверняка даже не сразу бы об этом догадался. А если бы и догадался, все равно не смог бы ничем помешать. Единственный вопрос, который для себя по-прежнему не решил Костя - это имеет ли смысл сейчас сдавать Сашу или придержать пока в качестве козыря в рукаве.
   Когда она ударила Гая ниже пояса, Костя едва не поперхнулся Колой, которую спокойно потягивал. Во все глаза он смотрел, как она решительно идет к нему. Отчаяние и глупая надежда одновременно затопили его душу. Неужели она прислушалась? Теперь, когда он ее почти сдал? Что она делает?
   Саша стояла перед ним, глядя на Костю как-то особенно грустно, будто сожалея о чем-то непоправимом.
   - У тебя все в порядке? - не нашелся ничего лучше спросить Костя.
   - Нет, - покачала она головой.
   - Ты что-то хотела? - неловкость нарастала между ними с катастрофической скоростью.
   - Прости меня, - прошептала Саша, а в ее глазах встали слезы.
   - За что? - пробормотал он.
   - За то, что верила этому уроду, а не тебе. За слепоту, которой меня наградила природа. За... - она замолчала, вытирая глаза и сердясь на саму себя.
   - Все еще можно исправить, - проговорил он, мысленно возвращаясь на попятную и пытаясь продумать, как заставить Коэна и организацию забыть о девушке.
   - Поздно, - ее глаза глядели с отчаянием, - уже ничего нельзя исправить.
   - Ты только вчера кричала, чтобы я проваливал, - напомнил ей Костя, - европейцы приехали только вчера, еще не поздно.
   - Ты не понимаешь, это было днем, - ее улыбка разрывала душу. Костя чувствовал, что что-то произошло, что-то настолько серьезное, что ее глаза стали старше на несколько лет. Перед ним больше не было наивного ребенка, каким она была еще вчера, высокомерной девчонки, отстаивающей право на свою личную жизнь, это были осколки того вчерашнего человека, спаянные воедино в новом существе.
   - Почему ты ударила Гая? Что произошло?
   - Потому что он лгал мне, во всем, - с каким-то удивительным равнодушием произнесла Саша, словно ей не было больше ни больно, ни обидно.
   - Ты любила его?
   - Любила? - Саша с недоумением посмотрела на Костю, будто вспоминая значение этого слова. - Может быть, наверное, не помню.
   - Саша, что с тобой? - он попытался взять ее за руку, но она поспешно отстранилась.
   - Не прикасайся ко мне, - выпалила, и уже спокойнее добавила, - пожалуйста.
   Потом снова взглянула на него, будто прощаясь, и сделала нерешительный шаг назад.
   - Если решишь меня сдать, я пойму, - проговорила она.
   - Не собираюсь я тебя сдавать, - огрызнулся Костя, не понимая, что происходит.
   - Хорошо, - так же безразлично заметила она и, развернувшись, пошла прочь.
   Костя смотрел ей вслед, и ему в голову не приходило ни одной умной мысли. Он понимал, что случилось непоправимое, но не мог облечь свои ощущения в слова. Гай уже справился с болью и сидел на стульчике кафе, обхватив руками голову. Неужели он ее все-таки любил? Что произошло? Костя определенно ничего не понимал в разборках изоморфов.
  
   * * *
   - Что вы намерены делать? - звенел в трубке голос Хорна, а Коэн лишь устало кривился, отодвигая трубку чуть дальше от своего уха. - Мои люди мне сообщили...
   - Я не сомневался, что Вы уже в курсе всех событий, Хорн, - прервал его Коэн.
   - И что вы...
   - Я намерен покончить с этим балаганом, и взять Гая.
   - Взять Гая? - казалось, даже лисица Хорн оторопел.
   - Да, взять Гая и всех причастных к нему лиц.
   - Но там же никого, кроме Гая не осталось, - удивился Хорн.
   - Всех причастных, - по слогам повторил Коэн.
   - Вы надеетесь отыскать среди них других изоморфов, - ухмыльнулся голландец.
   - Именно, - подтвердил Коэн.
   - И как Вы намерены это сделать?
   - С помощью наших исследований, с помощью дезинтегратора, в конце концов. Я сдам этих ублюдков Пресли, и пусть сам с ними разбирается: кто из них человек, а кто нет.
   - Но как вы их всех вывезете из страны? - засомневался Хорн.
   - А Вы для чего, Ван дер Хорн? - не без издевки заметил Коэн, и его собеседник замолчал.
   - Вы же понимаете, что это будет тяжело, - начал он.
   - Понимаю, - бросил глава и отключился. Больше у него не было ни сил, ни настроения болтать с голландцем. Пришло время отдавать приказы и действовать.
   - Сергей, - обратился он к русскому, - Дюпре сказал, что вы видели девушку, с которой встречался Гай.
   - Да, - охотно отозвался Сергей Витальевич. - Мы и досье на нее собрали. Вот, можете взглянуть, - он протянул Коэну тоненькую папочку.
   - Хорошо, - после непродолжительной паузы и беглого осмотра содержимого, бросил Коэн. - Значит, вы, - и он перешел на английский, обращаясь к сотрудникам, приехавшим с ним из Амстердама и подкреплению, что прибыло сегодня, - займетесь деловым окружением Нуда. Я хочу, чтобы вы достали всех, с кем он встречался. И мне все равно, как вы это сделаете.
   Когда люди начали расходиться, глава вновь обернулся к Сергею Витальевичу:
   - А Вы достаньте мне эту девушку, - Коэн постучал длинным пальцем по папке, - хоть из-под земли.
   - А как же Гай? - осмелился уточнить Сергей.
   - Гаем я займусь лично, - удостоил его ответом глава и первым покинул офис.
   Сергей Витальевич опустился на стул, почесывая голову. Ему было даже жаль эту девчонку-курьера, которая по большому счету не имела к изоморфам ровно никакого отношения. Чего Коэн так взъелся? Все из-за этой грустной истории с Дюпре? Костя успел уже ему объяснить, что случилось, и Сергей только диву давался, на что готовы французы ради любви. Убийства из ревности всегда казались ему прерогативой пламенных испанцев. Впрочем, глядя на Дюпре, нельзя было с уверенностью сказать, что в его жилах не течет испанская кровь. Но, в любом случае, мужик он был неплохой, пусть и сорвало у него башню от какой-то красотки. И у Сергея возникло сильное желание навестить все-таки Антона в камере предварительного задержания.
   По дороге в милицию он набрал Костю.
   - Да, Сергей Витальевич, - взволнованно отозвался тот.
   - Ты у гостиницы? - уточнил старший.
   - Да.
   - Там скоро приедет Конь, может, еще кто. Ты не пугайся. Тут такое дело: они решили прикрыть лавку и всех повязать.
   - Кого всех?
   - Всех, с кем общался Гай. Ну, и самого Гая.
   - А Саша? - вырвалось у Кости.
   - Да, что до девчонки, то ее возьмем мы с тобой. Личный приказ Коня.
   На этот раз даже дурацкое прозвище Коэна, которое приклеил к нему Сергей Витальевич, не улыбнуло парня. Буквально полчаса назад они расстались с этой новой, незнакомой ему Сашей, вызывавшей уважение и сострадание, как на нее уже открыта охота. И больше не имеет значения, изоморф она или нет - девушка все равно в списке подозреваемых. Что сделают с ними дальше, оставалось только предполагать, но Костя не настолько был наивен, чтобы не понимать, что ничего хорошего им не светит.
   - Когда? - чужим голосом поинтересовался Костя.
   - Что когда? - не понял Сергей Витальевич. - Конь приедет с минуты на минуту. Жди его. А потом, как освободишься, звони - поедем за девушкой.
   Костя ругал себя на чем свет стоит: ну почему он снова не додумался взять ее номер. Теперь у него опять не было возможности предупредить ее об опасности. Только на этот раз бесполезно было следить за Гаем, не говоря уже о том, что Гая вот-вот повяжут.
   Коэн с подмогой действительно прибыл буквально через несколько минут. Костя почти не удивился, когда спустя непродолжительное время, группа покинула гостиницу с плотно завязанным извивающимся мешком в руках. Кто внутри - догадаться было не сложно.
   - Что с ним будет? - не удержался Костя от волновавшего его вопроса.
   - Вы еще так юны, Костя, - снисходительно заметил Коэн, довольный проведенной операцией. - Для таких, как он, только одна дорога. Причем, для Гая и его друзей дорога будет такой, что они позавидуют мертвым, - холодно ухмыльнулся Коэн, а у Кости мороз пошел по коже от выражения его лица и интонации, с которой он это произнес.
   - Но среди них ведь могут быть обыкновенные люди, - несмело возразил он.
   - Что ж, в таком случае этим людям не стоило связываться с врагами человечества. У всего есть своя цена. Дюпре за общение с изоморфом заплатил своей жизнью. Но их жертва, по крайней мере, не будет напрасной, если позволит нам продвинуться с результатами исследований.
   - Вы отдадите их в лабораторию? - ужаснулся Костя.
   - После того, как с ними поработают наши специалисты, да.
   В этот момент Костя безоговорочно поверил в то, что лучше быть мертвым, чем в списке Коэна.
   - Вы свободны, Костя.
   Парень машинально поблагодарил Коэна и проводил взглядом удаляющийся неприметный фургон. Вот также неприметно исчезнут и те, кто имел несчастье общаться с Гаем.
   Костя пулей помчался к дому Саши. Он должен был успеть первым.
   * * *
   Костя нашел ее сидящей на скамейке у подъезда и от неожиданности даже не сразу успел затормозить.
   - Что ты здесь делаешь? - спросила девушка, но, судя по голосу, ее вряд ли на самом деле это интересовало.
   - А ты? - спросил он и, не дождавшись ответа, тут же продолжил: - Впрочем, к черту. Тебе нужно убраться из города, как можно дальше, залечь на дно и не высовываться какое-то время, пока я не дам знать.
   - Куда залечь? - удивленно моргнула Саша. Значит, что-то все же способно было ее еще удивить.
   - Не знаю. Лучше, к кому-то не из родственников, потому что такие связи легко просчитать.
   - Ты меня сдал? - грустно улыбаясь, произнесла Саша.
   - Что ты говоришь, - оторопел Костя, - нет, конечно. Очнись, у нас очень мало времени, тебе нужно уходить! - он, как мог, пытался внушить ей страх, чтобы она начала шевелиться и действовать, а не пребывать в своей странной апатии.
   - Не хочу, - проговорила она.
   - Не хочешь чего? - их разговор с каждой секундой становился все более и более странным.
   - Ничего не хочу. Не хочу прятаться и убегать. Хотят меня поймать - пускай.
   - Ты не понимаешь, - едва не заорал Костя, хватая ее за руки и встряхивая. - Они не просто поймают тебя, они будут ставить над тобой эксперименты, мучить, пока ты не начнешь мечтать о смерти, но они не сжалятся, а продолжат, и постараются растянуть эту муку настолько, насколько смогут. Это не полиция и не правосудие, это люди, которые делают все, что хотят и считают нужным, ради своей цели.
   - Отпусти, - зашипела на него девушка, и он вынужден был разжать руки, настолько зло и агрессивно она на него посмотрела.
   - Ты услышала то, что я тебе только что сказал?
   - Что за мной охотится группа садистов? Так зачем ты среди них? - сейчас она снова выглядела, как совершенно незнакомый ему человек.
   - Следить и путешествовать по миру - это одно, - произнес Костя, - а мучить людей - совершенно другое.
   - Неужели ты открещиваешься от них?
   - А что, только тебе можно? - огрызнулся парень, и Саша как-то сразу сдулась.
   - Куда мне идти, - безнадежно произнесла она, - я никого, кроме родителей, не знаю.
   - Ну, не знаю, к подругам, друзьям, в конце концов, к бывшему парню.
   - У меня никого нет, - обреченно прошептала Саша. И это прозвучало до боли искренне.
   - Ладно, - Костя начал лихорадочно соображать, у кого из его родни девушка могла бы укрыться на время. - Вот, номер тети Лены, - начал писать он на чьей-то визитке, выуженной из кармана, - позвонишь ей, скажешь, что я прислал. Скажешь, что приехала поступать, из... сама придумаешь, откуда.
   - Костя, - остановила его Саша, - а что, если они найдут меня там? Они ведь не пожалеют твоей тети, а когда поймут, чья это родственница, не пожалеют и тебя, как сообщника. Я не хочу больше никого тянуть за собой, - покачала она головой.
   - Нет-нет-нет, только не сдавайся! - Костя снова хотел было встряхнуть ее за плечи, но вовремя остановился. - Ну, хочешь, побудешь у моего друга, школьного, о нем точно никто не вспомнит.
   - Он убивал? - неожиданно спросила Саша. - Дрался? Применял насилие?
   - Нет, - не понимая, к чему она клонит, проговорил Костя.
   - Конечно, нет, - с досадой произнесла девушка. - Ты ведь сам ничего этого не знаешь. Сыщик. - Последнее слово прозвучало в ее устах, как ругательство.
   - Я не понимаю, к чему ты ведешь.
   - Понимаешь. Такие люди, как ты или твой друг, не готовы к вещам, к которым прибегнет Коэн, чтобы достать меня. Если он, с твоих слов, с такой тщательностью собирает всех, с кем общался Гай, то, как ты думаешь, он запросто откажется от мысли достать меня?
   Костя молча покачал головой, а на его глазах впервые выступили слезы.
   - Что ты будешь делать? - глухо спросил он.
   - Тебе лучше не знать, - с легкой улыбкой отозвалась Саша.
   Как она могла еще и улыбаться в такой ситуации?
   - Ты права, - согласился Костя. - Если Дюпре им только намекнет, что ты мне была не безразлична, они начнут рыть в мою сторону.
   Косте показалось, что Саша его уже не слушает: грустная улыбка продолжала играть на ее губах. О чем она сейчас думала? О чем думает человек на грани открывающегося кошмара? Он не мог ей ничем помочь, он мог только стоять в стороне и смотреть, как она тонет.
  
  

Глава 17

  
   Бедная девочка в розовом капоре...
Видишь, море за окнами пенится,
Полетим с тобой, девочка, за море.
   Решение пришло само. А, может, это ноги ее привели туда, куда Саша в своем уме никогда бы не вернулась. По правую руку маячил ряд темных гаражей, а слева от нее высилась многоэтажка.
   Если он не примет ее, тогда она умрет. Если примет, и их не найдут - тогда она будет спасена. Если найдут... он - единственный человек, которого ей совершенно не жаль. И как бы с ним ни поступила организация, Саша почему-то не сомневалась, что и этого было бы недостаточно за все то, что он натворил в жизни. Когда она думала о знакомых и близких Кости, ей представлялись мягкие, интеллигентные люди. Да и она сама до недавнего времени была всего лишь правильным ребенком, который все делал для того, чтобы ее похвалили. Домашние дети, этим они и отличаются от детей улицы: своей нежизнеспособностью в тяжелых условиях. Паиньки скисают на раз-два, тогда как раненые звери продолжают драться. Если кто и мог помочь ей в сложившейся ситуации, то это Тим.
   И все же, когда она поднялась на седьмой этаж и остановилась у металлической двери, потребовалось несколько секунд, чтобы уговорить себя нажать на кнопку звонка.
   - Кто там? - услышала она раздраженный голос из-за двери.
   - Это я, Саша, - неуверенно произнесла она. Вот она только что, еще под домом, не сомневалась в том, что делает, а теперь мужество стремительно ее покидало.
   - Кто?
   - Отчаянная дырка! - рявкнула она, собравшись, наконец, с духом. О чем она думает? Снаружи ее ждут опыты, от которых она молить будет о смерти. Так чего ей бояться? То, что внутри - не хуже.
   - Занятно, - Тим открыл дверь и смотрел на нее с интересом. Он был в спортивных штанах, босиком, с голым торсом, чуть взмокший. Тренировался? Или был не один? При мысли об очередной девушке в его квартире Сашу слегка замутило.
   - Ты просто бумеранг какой-то, - тем временем продолжил он. - Прошло сколько, сутки?
   - Да, - отозвалась она, храбро глядя ему в глаза. - Можно войти?
   - Входи, - он посторонился, пропуская ее внутрь, и не спускал с нее глаз, пока она снимала куртку в коридоре. Затем Саша скинула ботинки и после его приглашающего жеста прошла в комнату.
   В комнате оказался минимум мебели. Толстый современный матрас в углу, на котором свалено было белье. И целый кусок спортзала у противоположной стены. Там были и кольца, и стенка, и груша, и, конечно же, гири вместе с каким-то незнакомым Саше приспособлением. Больше в комнате в принципе не было ничего.
   - Итак, - начал он, - если ты меня не хочешь убить, - Тим развел руками. - Хотя именно этого, если честно, я ожидал. Можно сказать, я даже слегка разочарован. Было бы хорошей попыткой - убить меня лично, - он ухмыльнулся. - Обычно присылают каких-то идиотов, подкарауливают в подъезде...
   - Так я не первая? - прервала его излияния Саша.
   - Нет, извини, что разочаровал, - еще откровеннее и наглее ухмыльнулся он, с любопытством ожидая ее дальнейших действий. Она вела себя не так, как все остальные, и этим возбуждала в Тимуре сильный интерес. - Так что же тогда, хочешь повторения? - Он готов был поиздеваться над ней в полной мере, если бы она только осмелилась сказать "да".
   - Позволь мне остаться у тебя, - неожиданно произнесла Саша.
   Тимур смотрел на нее молча, как энтомолог на диковинного жука.
   - Что значит остаться?
   - Пожить у тебя.
   - Тебе что, жить негде? Ты поэтому сказала, что не хочешь домой? - Тим глядел на нее едва ли не с презрением. Они снова приближались к той модели, которую он отлично понимал: бездомная девка.
   Он оценивающе окинул ее взглядом:
   - Рубашка другая, и джинсы. Значит, какой-никакой, а дом все-таки есть. С родными поругалась или с соседями? - И, не дождавшись ответа, с угрожающим видом двинулся в ее сторону. - Я не твой папочка, чтобы решать твои проблемы. Проваливай.
   И тогда Саша сделала совсем уж странную и неожиданную для самой себя вещь: упала перед ним на колени и обхватила его бедра руками.
   - Пожалуйста, позволь мне остаться.
   - Да ты свихнулась, - он попытался отцепить ее пальцы от своих ног, но она держалась так, словно от этого зависела ее жизнь. Впрочем, так оно, увы, и было.
   - Пожалуйста, - она уткнулась головой в его ноги и зарыдала. Боль и страх последних часов сделали свое дело, и плотину прорвало. И плевать, что объектом ее внезапного поклонения оказался насильник. С таким же успехом это мог быть дворник из соседнего подъезда или незнакомый прохожий. Так приговоренный к казни вешается на любого человека, который попадается ему на пути, хватается за первые встреченные руки, видя спасение во всем. - Я сделаю все, что хочешь, только не прогоняй.
   - Интересно, - он оставил ее руки в покое, лицо Тима стало хмурым и серьезным, - что могло тебя так напугать, чтобы ты добровольно вернулась в ад?
   - Умоляю, не прогоняй, - всхлипывала Саша, продолжая цепляться за него. Она больше не слышала его слов, не способна была ничего воспринимать.
   - Вставай, - дернул он ее вверх, и когда она попыталась вцепиться в него крепче, не позволяя себя поднять, с раздражением бросил: - никто тебя не выгоняет, отпусти.
   И она послушалась, отпустила и так и осталась стоять на коленях перед ним на полу. Тим поднял ее, взглянул в заплаканное лицо, потащил в ванную. Открыл воду, бросил полотенце.
   - Умойся, - велел он. Саша все также беспрекословно подчинилась. Но слезы все не хотели и не хотели останавливаться, и она начала нервничать, что он озвереет от ее долгого отсутствия, поэтому вышла в кухню, где Тим уже хозяйничал у плиты. Так и вышла с полотенцем в руках, время от времени вытирая нос и глаза.
   - Чай или кофе? - спросил он, не оборачиваясь.
   - Да, - ответила она, и Тим разлил по чашкам кофе из турки.
   - Есть хочешь? Голодная? - Саша отрицательно покачала головой.
   - Ты когда-нибудь расстанешься с этим полотенцем? - спросил он, глядя, как она в очередной раз утирает слезы.
   - Нет пока, - честно ответила девушка, глядя на него красными глазами.
   - Отчаянная дырка, говоришь, - вздохнул он, насыпая сахар в чашку. - Так что, исполнишь любую мою фантазию? - спросил, жестко глядя в опухшее лицо.
   - Да, - кратко и четко отозвалась Саша.
   - И других обслужишь, если скажу?
   Саша с трудом проглотила кофе.
   - Да, - прозвучало уже не так уверенно.
   - Ну, и какого черта случилось? - Тим посмотрел на нее таким взглядом, от которого стало совершенно неуютно.
   - Меня ищут одни люди, иностранцы, - сбивчиво заговорила Саша, - из-за парня, с которым я встречалась. Они думают, что я что-то знаю, но я не знаю ничего, - девушка оторвала глаза от чашки и посмотрела на Тима. - Я, правда, ничего не знаю.
   - И что тут такого страшного? - казалось, он слегка расслабился: поменял позу, закинул ногу на ногу.
   - Они убьют меня, Тим, причем, не сразу, - затравленные глаза кричали громче, чем слова, глядя прямо на Тима.
   - Ну, и почему ты пришла ко мне?
   - Потому что ты единственный из тех, кого я знаю, кто, - Саша попыталась подобрать правильные слова, - не жертва.
   Тим кивнул, очевидно, удовлетворенный ответом.
   - Что это за люди? Расскажи мне подробнее.
   И Саша выложила ему все, за исключением темы с изоморфами. В конце концов, в мире и так хватало вещей, из-за которых одни люди гонялись за другими. Ее же спасение было в том, что она почти ничего не знала.
   - Орудуют прямо у нас под носом, - мрачно произнес Тим. - Кресту это очень не понравится.
   - Кто такой Крест? - спросила Саша.
   - Не твое дело, - грубо оборвал ее Тим. Потом он встал, походил по кухне, задумавшись, а затем отправился в комнату и стал обзванивать каких-то людей. Из тех фраз, что до нее долетали, Саша сделала вывод, что обратилась к правильному человеку. Мафия никогда не была в восторге, когда чужаки устраивали какие-то разборки без ее ведома на ее же территории. И если бандиты сцепятся с организацией - туда им всем и дорога. Саша не стала бы горевать ни о ком из них.
   - Оставайся здесь и не высовывайся, - бросил он через какое-то время, заглянув на кухню в полной боевой готовности. Когда его кожаная куртка распахнулась, Саша заметила оружие. Похоже, она не ошиблась, Тим был настоящим плохим парнем.
   Саша кивнула и спустя минуту услышала, как гремят замки на двери. Он запер ее и ушел. Что ж, она оказалась в логове бандита, в его доме-клетке, - Саша надеялась, что это ей поможет или, хотя бы, не навредит.
  
  

Глава 18

  
   Сквозь сон Саша ощутила, как к ней прильнуло чье-то тело, и умелые пальцы начали стаскивать с нее белье. Девушка что-то проворчала и попыталась ладонью оттолкнуть нахала, но встретилась с определенной частью его тела, и вместо того, чтобы все прекратить, медленно провела по ней рукой. Сзади раздался стон, и теплое дыхание коснулось ее уха. Приятная волна побежала по коже, и Саша чуть выгнулась в его руках, толкаясь попой в его приятную твердость.
   Пальцы, совсем недавно так ловко лишившие ее белья, теперь аккуратно раздвинули влажные складки и, исследовав все внутри, направили в нее возбужденный член. Саша тихо ахнула, когда он оказался в середине, и открыла глаза.
   Полутьма, только слабый свет от фонарей на улице, льющийся сквозь незашторенное окно, чужая пустая комната...
   - Тим, - проговорила она.
   - Да, - отозвался он сзади, мерно двигаясь внутри нее. Его пальцы скользили по ее чувствительным местам, то сжимая бедра, то задерживаясь на точках, от которых все ее тело бросало в дрожь. Он был полностью одет: Саша спиной ощущала кожу его куртки. На ногах - кожаные штаны, сидящие так плотно, что поначалу ей даже показалось, что снизу на нем ничего нет. Его руки скользнули к ее груди и обхватили чашечки, слегка сжав. Влажные пальцы погладили соски, отчего те сразу затвердели и призывно уставились в темноту. Мокрые липкие касания прошлись и оставили след на животе.
   - Что это? - насторожилась Саша. - Что это, Тим? - дотронулась пальцем до своей кожи и попыталась рассмотреть на слабом свету.
   - Не отвлекайся, - он схватил ее руки, завел их за спину и зажал одной своей рукой, второй продолжая гладить и доводить ее до изнеможения.
   Она забилась в его руках, как птица, выкрикивая его имя и не видя лица, - он снова взял ее сзади. И брал до тех пор, пока она не перестала реагировать на его ласки, плавая в одном бесконечном оргазме. После этого без долгих послесловий он поднялся с матраса, включил свет и пошел в ванную.
   Саша поморгала, давая глазам привыкнуть, а затем едва не закричала. Все ее тело было покрыто кровавыми разводами. Та липкая жидкость, которую он размазывал по ее коже, и которую она пыталась рассмотреть, была кровью. Саша закрыла лицо руками, и только тогда поняла, что ее ладони тоже все перепачканы красным.
   - Что это? - спросила она, когда Тим появился в комнате, чистый и совершенно не смущающийся своей наготы.
   - Кровь, - спокойно ответил он.
   - Чья?
   - Твоих врагов. - Он бросил на нее долгий испытующий взгляд, а когда увидел, как она нахмурилась, произнес: - Тебе в пору прыгать сейчас от радости, а не хмуриться. Потому что их смерть означает твою жизнь, и наоборот.
   Он был прав. Это прошлое говорило в ней, гуманизм хорошей девочки, а она раз и навсегда отказалась быть хорошей, предпочтя оставаться просто живой.
   - Вы убили их всех?
   - Так уже лучше, - усмехнулся он, заметив в ней перемену. Кровавая королева больше не стыдилась себя и, спокойно сидя на кровати, интересовалась ходом войны. - Шестерок - скорее всего, всех. Что до их британского ублюдочного главы, то наши подтвердили, что он смылся из страны. Его видели в аэропорту. Гоняться за ним по Европе никто не будет, - ответил Тим на ее незаданный вопрос.
   - Там были только иностранцы?
   - А что, ты знаешь кого-то из наших? - насторожился он, но Саша лишь покачала головой.
   - Да, голландцы, пара британцев, еще француз и бельгиец. Международный скандал обеспечен, - ухмыльнулся Тим. Похоже, его это только забавляло.
   - А Гая Нуда среди них не было?
   - Это твой бывший, что ли? - снова в точку попал он. Саша молча кивнула, внимательно глядя на своего нынешнего, если его так можно был назвать.
   - Нет, его не было, - раздраженно бросил Тим. - Видимо, его прихватил британец. Не знаю уж, как ему удалось протащить его через границу. Хотя... - Тим умолк, видимо, прикидывая в голове возможные варианты.
   - Это плохо, - произнесла Саша.
   - Что? - поразился Тим.
   - Гай, - коротко ответила она, словно имя все объясняло. Но Тим был умным парнем, и он понял.
   - Да, эта сволочь может многое о тебе растрепать. Если, конечно, ты мне сама все рассказала, - Тим внимательно посмотрел на Сашу, но она выдержала его взгляд.
   - Отправишься теперь домой? - спросил он.
   - Нет, - ответила Саша, думая о том, что если или, вернее, когда Гай заговорит, здесь будет добрая половина организации, чтобы разыскать ее.
   - Правильный ответ, - одобрил Тим, - ты ведь еще не расплатилась.
  
  
   * * *
   Приближенные Коэна тащили Гая под руки между собой. Когда проходили мимо постов, Гая отпускали и делали вид, что никто никого не принуждает. Но после того, что случилось, Гай сам был рад убраться из страны. Только этого ему не хватало - каких-то диких кровавых разборок в незнакомой стране в духе гангстеров.
   - Кто-то из твоих русских партнеров имел отношение к мафии? - буквально зарычал на Гая Коэн, когда они миновали последний контроль.
   - Откуда я знаю, - пожал плечами Гай, - может быть. Здесь бизнес и мафия - почти одно и то же.
   Коэн выругался, и велел своим парням глаз не спускать с Гая.
   - Но почему они завелись? Что ты натворил? - прямо спросил Гай главу легендарной организации, которого он имел сегодня счастье видеть вживую, в первый раз - перед тем, как его сунули в мешок, и второй раз - вот теперь. - Ты что, взял всех, с кем я общался?
   Коэн промолчал, лишь бросил на Гая недружелюбный взгляд, из чего Гай сделал вывод, что попал в точку.
   - Боже мой, Коэн, - протянул он (Гай слышал, как называли его подчиненные), - но это же, честное слово, уже перебор.
   - Заткнись, - Коэн был зол, как никогда. - Когда сядем в самолет, дайте ему по голове, чтобы он заткнулся, - велел он двум своим псам.
   - А мою девушку ты тоже заграбастал? - с интересом спросил Гай.
   - Нет, - прорычал Коэн, - но поверь, я о ней не забыл.
   - Очень надеюсь, - протянул Гай, на самом деле мечтая использовать Коэна в своих целях. Все, что ему было нужно - заполучить Сашу, желательно обездвиженную и беспомощную, чтобы его мать, наконец, могла обрести тело и оставить его в покое. Пока же она лишь обеспечивала его недвижимость, вцепившись в него остатками своих сил и заклинив его в треклятом теле Нуда. Гай был в полном отчаянии, пока совершенно случайно не наткнулся на молодую глупую Стеффи, которая видела его мамашу и невольно помогла ему понять суть происходящего. А когда мать проявила к ней определенный устойчивый интерес, Гай впервые задумался над тем, кто же на самом деле эта девчонка. Ему пришлось потрудиться, как следует, чтобы раскопать более-менее правдоподобную историю о Тинни-Винни. Может, он и не добрался до основ всего и не понял и половины той теории, которой болел Тинни, но ясно было одно: чокнутому реберфу удалось создать гибрид, обладающий своим собственным телом. И это тело охотно служило ей, оно не боролось с Сашей, не боролось с реберфами.
   И тогда Гай понял, что это его единственный выход. Он снял Стеффи квартиру, привязал ее к себе и лишь ждал, когда мать вновь проявит себя и захватит это податливое тело. Но нет, когда у нее было столько возможностей, она словно сквозь землю провалилась. И когда девчонка исчезла, Гаю пришлось разыскивать ее едва ли не с нуля, по-прежнему оставаясь в старом теле голландца. Он для всего мира был мишенью, чертовой мишенью из-за вцепившейся в него мамаши. Он жаждал избавления, как никогда. И вот, однажды, в России, удача улыбнулась ему: он нашел своего реберфа, все такого же наивного и доверчивого. Как сладко было плести ей все эти басни о благородстве их расы. Но ему просто необходимо было запудрить ей мозги всякой патетической фигней, чтобы она не обращала внимания на мелкие неувязки, которыми неизбежно сопровождался его план. Но мама и тут подкачала: снова слишком долго не показывалась, хотя все, что ей следовало сделать - это дотянуться до Саши, войти в нее и стать полноправной хозяйкой.
   - Двигайся, - один из псов толкнул Гая к трапу. Гай ступил на лестницу и посмотрел назад, на хмурый северный город, надеясь, что скоро вслед за ним также ступит на трап Саша. И тогда он снова будет свободен, и плевать, что дальше случится с его мамашей. Она достаточно ему уже навредила, чтобы он не испытывал по этому поводу никаких сожалений.
  
  
   * * *
   - Тим, мне надо как-то выходить, - утро было хмурым, и Саша наблюдала, как не менее хмурый Тимур пьет свой кофе, задумчиво глядя в окно.
   - Зачем? - бросил он, даже не удостоив ее взглядом.
   - Хотя бы за продуктами. И, на самом деле, неплохо было бы выйти на работу.
   На последней фразе он обернулся к ней, насмешливо вскинув бровь.
   - Да, я работаю, курьером, а не тем, что ты подумал.
   Он усмехнулся.
   - Курьер в нашем мире - тоже не лучшая профессия.
   - О чем ты? - раздражение, оказывается, было заразной штукой.
   - Курьер - расходный материал. Если повяжут, потом свои же обычно и уберут.
   - Тим, - настойчиво повторила она, намекая, что они ушли от темы.
   - Исключено, - ответил он.
   - Но почему? Не могу же я все время сидеть взаперти.
   - Кажется, еще вчера ты только этого и хотела.
   - Но не до такой же степени, и потом, ведь ты сам сказал, что все кончено. - Саша прекрасно понимала, что скоро все только начнется, но пока у нее была передышка в пару дней, не стоило их упускать. Возможно, она могла бы даже заскочить в свою старую квартиру и собрать минимум вещей.
   - Я вижу все твои мысли насквозь, - произнес Тим, подходя ближе, отчего у Саши возникло непреодолимое желание отступить назад. - Вот ты бежишь к себе домой и пакуешь своего любимого розового мишку, - он с презрением окинул ее взглядом. - Забудь.
   - Но почему нет? - снова попыталась Саша, даже не начиная убеждать его в обратном.
   - Потому что я так сказал, - он со злостью грохнул чашкой по столу и направился в комнату. Саша с тоской посмотрела в окно, думая о том, что из спасительного укрытия его квартира стремительно превращается в тюрьму.
   - И вечером будь повеселее, - бросил он из коридора перед тем, как закрыть дверь.
  
   Саша со стоном опустилась на стул в кухне. Она не понимала его. В какую-то секунду он мог быть страстным, почти нежным, а в следующую - окатить ее холодной волной своей ненависти. И даже не ненависть пугала ее больше всего, а та необоснованная жестокость, что то и дело всплывала в нем на поверхность. Как будто в Тиме одновременно уживались два разных человека: один почти нормальный, а другой - больной ублюдок, от которого никогда не знаешь, чего ждать. Ночью ей показалось, что он изменил свое к ней отношение, что они приблизились если не к пониманию, то хотя бы к равенству. Утро показало, как она ошибалась. Наивно было просить выпустить ее на улицу, или даже больше - дать ей ключи от его логова. Нет, теперь она понимала, что он не выпустит ее до тех пор, пока она ему в очередной раз не надоест.
   С тяжелыми мыслями, одна другой не лучше, Саша стала бродить по квартире, от нечего делать открывая шкафы, исследуя содержимое холодильника, полок с посудой, и, открыв встроенный шкаф в коридоре, наткнулась на пару курток, висящих на вешалке и стопки книг, стоящих на полу. Ее тюремщик любил почитать. Это было странно, но выбор литературы Сашу впечатлил. Здесь была и философия, и психология, и пара книг по математике с физикой. Зачем это все бандиту? Или он убил какого-нибудь профессора и так и не успел расстаться с его наследием? Или оставил на случай холодной зимы, на растопку? Саша брала книги в руки по очереди, перелистывала страницы, рассматривала содержание. На Канте она застряла, зачитавшись, и уселась на пол прямо у шкафа, вникая в мысли другого человека.
   Кто она в этом странном мире, который еще вчера был таким простым и понятным? Изгнанник, странник, у которого больше нет ни дома, ни друзей. Если любишь кого-то - беги, чтобы спасти ему жизнь. Саша не сомневалась, что Гай о ней не забудет. Ему ведь без разницы, в каком виде ее притащат. Лишь бы притащили. А что потом? Потом снова ничего. Где же был Тинни, когда он был так нужен? Но разве не она сама послала его подальше? Разве не она хотела, чтобы он навсегда исчез? И была бы она такой категоричной, знай тогда все то, что знала сейчас? Реберф-недоделок, который даже перемещаться не может.
   Саша отложила книгу и облокотилась на шкаф. Она что-то упускает. Что-то очень важное. Тим говорил ей об убитых. Тут все верно. Француза он упоминал тоже. Но не было ни одного русского. Это означало, что ни Костя, ни его напарник не пострадали. И тут в голове вспыхнуло, будто молния: Летиция. Вот о ком она совершенно забыла.
   Саша подскочила ко входной двери и начала лихорадочно рыться в карманах своей куртки в поисках телефона, но это было наивно. Конечно же, его там не оказалось. Тим не забыл обыскать ее вещи и избавить ее от единственного средства связи с внешним миром. Саша методично обошла всю его квартиру, не поленилась даже отодвинуть матрас и заглянуть за него: но нигде не было не то, что намека на телефон, но и ни одной телефонной розетки. Похоже, Тим использовал только мобильную связь. И еще одно вполне очевидное открытие посетило, наконец, светлую голову девушки: весь стиль его жизни, даже сама эта квартира, просто кричали об аналогичной готовности сняться с места и исчезнуть в любую секунду. Единственное, что не вписывалось в этот образ - найденные книги, но это легко объяснялось, если квартира была съемной. Хлам, оставшийся от хозяев. А разве могло быть иначе? Саша с шумом выдохнула и с досадой пнула ни в чем не повинную стопку книг в раскрытом шкафу. Те рассыпались неловкой грудой по полу.
  
  

Глава 19

  
   Саша как раз задремала, когда услышала, как открывается дверь. Она подскочила, как ужаленная, с испугу забежала на кухню и спряталась за холодильник. Гордый изоморф - ничего не скажешь, храбрости ей было не занимать. Но голоса в коридоре не внушили ей смелости ни на грамм. Судя по разговору и смеху, там находилось несколько мужчин, одним из которых был Тим.
   - Ты сегодня обещал развлечения на вечер, - пробасил один из них.
   - Девчонки и выпивка, - засмеялся другой.
   - Я обо всем позабочусь, - уверил их Тим, и Саша услышала, как они все дружно направились в комнату. Из тех фраз, что долетали до ее слуха, она сделала вывод, что они говорили о предыдущей ночи, вспоминали, кого, где и как порешили. При этом в их голосах было столько веселья и радости, что у Саши невольно волосы вставали дыбом.
   - Так как насчет выпивки? - снова прорезался бас.
   И через какие-то пару секунд на кухне появился Тим. Он подошел к шкафчику с посудой, достал стаканы, потом с другой полки извлек бутылку коньяка. И только когда развернулся, его взгляд натолкнулся на Сашу. Будто он о ней мог позабыть. Саша все таким же затравленным зверьком смотрела на него из-за холодильника.
   - Хорошо замаскировалась, - улыбнулся он. - Но я, кажется, просил быть повеселее.
   Саша еще дальше забилась за холодильник, если такое вообще было возможно. Неужели он именно это и понимал под словом "расплатиться"? Привел тех, кто накануне помог избавиться от ее проблемы? Но она ведь просто от отчаяния днем раньше согласилась на его безумную цену, надеясь, что он ограничится своим первым требованием. С той платой она уже практически смирилась.
   - Вылезай.
   - Нет, - Саша покачала головой.
   - Вылезай, я сказал, - он с силой дернул ее за предплечье, и Саша вывалилась из-за холодильника.
   - Кто они? - спросила девушка, лишь бы что-нибудь сказать, отвлечь его, занять разговором, чтобы он забыл, оставил ее в покое.
   - Мои друзья. Идем, познакомишься.
   - Нет, не стоит, - Саша снова отпрянула в угол.
   - И как мне это расценивать? - он смотрел на нее надменно, с легким оттенком презрения.
   - Я не хочу вам мешать, - попыталась Саша.
   - Может, я хочу, чтобы ты помогла? - он приблизился и подтащил ее к себе. - Ты ведь слушала, о чем мы говорили, верно? Значит, знаешь, что выпивка у меня уже есть, теперь не хватает еще одной составляющей.
   - Нет, пожалуйста, - Саша задрожала в его руках. Кем бы она ни была, каким бы бойцом не представляла себя в долгие часы вынужденного одиночества, были такие вещи, через которые она не могла переступить. Если Тим вынудит ее это сделать, заставит, отдаст им на растерзание - чем это будет лучше участи в организации? Саша поняла, что не сможет после этого жить, не сможет больше быть собой, смотреть на свое отражение в зеркале. - Я не могу, пожалуйста, пусть будешь только ты, но не они, я этого не вынесу. - Она обмякла, и ее голова сползла к нему на грудь.
   - Тогда думай в следующий раз, прежде чем давать обещания, - он оттолкнул ее прочь, как дурацкую куклу, без сожаления, подхватил коньяк и исчез за углом коридора.
   Саша смотрела ему вслед, а в глазах все еще стояли слезы, и отвратительное унижение разливалось под кожей. Если его когда-нибудь убьют, она знала, в чьей крови будет танцевать, прыгать от радости, как он сам ее учил.
   - Так что с девчонками? - воскликнул один из парней.
   - Лучшая выпивка и девчонки - в "Белом коконе", - усмехнулся Тим, и друзья поддержали его выбор одобрительными возгласами.
   - Так что, по коням? - пробасил уже знакомый голос.
   - И на коня, - засмеялся другой, затем раздался звон стаканов.
   Когда они опять все столпились в коридоре, шумно переговариваясь и деля между собой барышень, очевидно, им неплохо известных, Саша вновь забилась за холодильник, чтобы ненароком не попасться им на глаза. И лишь в самом конце, когда голоса начали удаляться, поймала насмешливый взгляд Тима, отсалютовавшего ей от дверей.
  
   * * *
   Матовые стены комнаты и ровный плоский свет, от которого уже начинали слезиться глаза. Ни одного окна, ни одного оттенка. И свет они не отключали никогда, даже когда все покидали комнату и оставляли Гая одного. Чтобы поспать, он вынужден был натягивать плюшевое одеяло на голову. Они так боялись, что он сбежит? Но куда? Знали бы они, что он не способен никуда бежать, не способен захватить ни одно из их жалких тел даже при близком контакте, не говоря уже о том, чтобы сделать это через окружавшие его бетонные стены внушительной толщины. Но кое о чем они все же догадывались, потому что это было слишком очевидно.
   - Итак, Гай, все тот же вопрос - почему ты еще здесь? - это был Коэн, бесчувственный британец донимал его своим любимым вопросом уже второй день.
   - Я вам так надоел? - попытался отшутиться Гай. - Тогда отпустите меня.
   - Гай, прекращай эти детские игры, - Коэн смотрел на него хмуро, - ты отлично знаешь, что мы тебя никогда и никуда не отпустим. Нет, - глава вскинул руку, - я понимаю, что рано или поздно ты нас постараешься оставить с мертвым телом на руках. Но пока это не так, я еще раз спрошу: почему ты здесь?
   - Потому что болен, дефектен, понимайте, как хотите, - не выдержал Гай, - вы это и сами прекрасно знаете.
   - Да, - согласился Коэн, - но мы не знаем деталей. Пресли уже подтвердил с твоей помощью несколько наших предположений, но этого мало.
   - А крови взял столько, что хватило бы еще на одного человека, - проворчал Гай.
   - Ты не человек, - взревел Коэн, возвышаясь над столом.
   - Я - нечто большее, чем человек, - отозвался изоморф.
   - Ты - мерзкая тварь, - прошипел Коэн, а Гай лишь с насмешкой посмотрел на него в ответ. Как бы запел их глава, будь Гай в форме. Как бы они все здесь запрыгали, и тогда бы посмотрели, кто из них мерзкая тварь. Они, черви со своими смертными дряблыми телами, или он, хозяин, вольный выбирать любую из человеческих оболочек.
   - Чем ты болен? - Коэн сумел взять себя в руки. Теперь он вновь опустился на стул напротив Гая и лишь чопорно одернул рукава своего пиджака. - Что это за болезнь, которая не позволяет тебе перемещаться? Она заразна для других?
   - Нет, это истощение энергии, - чуть приврал Гай, тем не менее, придерживаясь правды.
   - Отчего такое происходит? - подался к нему заинтригованный Коэн.
   - От старости, - выдержав паузу, вздохнул изоморф, правдоподобно разыгрывая картину вековой усталости.
   - Вы не бессмертны? - Коэн глянул куда-то в угол комнаты, очевидно, на камеру, чтобы убедиться, что их беседу записывают.
   - Пишите-пишите, - мысленно забавлялся Гай, - я столько видел и столько придумал, что сам уже иногда не знаю, где правда, а где ложь.
   - Никто не бессмертен, - философски изрек Гай, - все имеет свое начало и свой конец.
   - Сколько же Вам лет? - от уважения к возрасту изоморфа глава незаметно для самого себя перешел на "Вы".
   - Где-то после пары столетий начинаешь сбиваться со счета.
   - Но это немыслимо, - Коэн с ужасом смотрел на сидящего перед ним голландца. - Скольких же людей Вы убили... сменили за это время?
   - Многих, - Гай намеренно не смотрел в глаза Коэну, чтобы вновь не вызвать в нем вспышку злости. Куда лучше травить байки главе организации, чем снова служить подопытным кроликом для Пресли.
   - Вы не помните, - констатировал все еще шокированный Коэн.
   - Нет, это попросту невозможно.
   - Вы вообще хоть что-то помните о тех людях, которых использовали? - Гаю снова не нравилось настроение Коэна.
   - Мы живем и помним то, что прожили.
   - Нет, не вы прожили, - покачал головой Коэн, - а украли у других.
   Гай отодвинулся от стола и закатил глаза: их дальнейший разговор уже не имел никакого смыла. Столько же раз, сколько Коэн задавал свой вечный вопрос, ровно столько же раз британец приходил в бешенство и вынужден был прерывать их беседу. Из чего Гай сделал вывод, что он - единственный, кто у них есть, а значит, может морочить им голову, как захочет.
   - Как продвигаются дела с остальными? - не удержался Гай.
   - Если ты пытаешься выяснить, что с твоей девушкой, можешь спросить прямо, - с чувством превосходства отозвался глава. - Она пока не у нас, но это лишь вопрос времени. В прошлый раз мафия смешала нам все карты, но теперь это не повторится. Группа отбудет на днях, девчонку разыщут и тихо увезут из страны. Никто и знать не будет.
   - А пропажа такого внушительного количества российских бизнесменов разве не вызвала паники? - едва ли не с издевкой поинтересовался Гай.
   - Мы сами разберемся, кто из них бизнесмен, а кто... - он злобно сверкнул на изоморфа глазами.
   - Вы полагаете, они бы еще сидели здесь в таком случае?
   - Вы хотите сказать, что все они люди? - вопросом на вопрос ответил Коэн. - Я не поверю, что Вы не общались со своими.
   - Почему же, общался, - ответил Гай, и Коэн снова потянулся к нему, как послушная марионетка. - С Одри, пока ее не убил Ваш идиот.
   Коэн отпрянул, гневно глядя на голландца. Тут ему и крыть было нечем. Да, Дюпре совершил непоправимую ошибку, приведшую ко всему этому переполоху и вынужденному захвату Гая с окружением. Не будь Дюпре, возможно, они все также следили бы за Гаем, к их списку добавилась бы еще одна изоморф, а там, со временем, быть может, еще несколько и еще, и в конце концов, они могли бы вычислить их всех, вести записи, целые семьи и поколения, древа этих тварей.
   Коэн тряхнул головой, вырываясь из своих заманчивых фантазий, а Гай смотрел на него в это время с такой иронией во взгляде, словно читал его мысли и забавлялся.
   - Вы хотите сказать, что это и все? Вы настолько необщительны?
   - Я - необщителен, - подтвердил Гай, - общительность, как бы Вам сказать, вырождается с возрастом.
   - Есть еще такие же старые, как Вы? Сколько?
   - Вы полагаете, что я Вам сейчас выдам остальных? - усмехнулся Гай, и Коэн с пониманием слабо улыбнулся в ответ. Улыбка на его тонких суровых губах смотрелась странно, если не сказать дико. - Разве что если бы у меня были враги, которым я хотел насолить. Но со временем вся эта вражда также отходит на второй план.
   - Вот Вы меня здесь сейчас пытаетесь убедить, что у Вас все уже отошло, - прямо заявил Коэн, внимательно глядя на Гая, - что же тогда вы делали с девчонкой? Или любви все возрасты покорны, а, Гай?
   - Ну, да, поймали Вы меня, поймали, - улыбнулся Гай в ответ, только его улыбка, как всегда, получилась наглой и капельку высокомерной: его мимика годами отрабатывалась самим человеком, а затем ее дополнил виртуозный хозяин. - Грешу я некоторыми человеческими страстями. Тело ведь у меня еще вполне работоспособное, - голландец развел руками, будто демонстрируя себя Коэну.
   - И что вы готовы будете сделать, если она будет у нас в руках?
   Гай задумался, пытаясь сдержаться и не выдать довольной улыбки кота, добравшегося до сметаны. Было недопустимо, чтобы Коэн догадался о чем-нибудь насчет Саши.
   - Она просто человек, - подчеркнул Гай, и Коэн удовлетворенно усмехнулся.
   - И этим уязвима.
   - Вы думаете, что она мне настолько не безразлична? - Гай с искренним недоумением посмотрел на главу, но тот счел его искренность на сей раз за попытку сыграть.
   - Вот и проверим, - кивнул он и поднялся из-за стола. А Гай теперь не сомневался, что даже провались Саша под землю, организация достанет ее и оттуда.
  
  

Глава 20

  
   Моя беременная подруга отдыхала, лежа на боку на кровати в большой комнате в доме моих родителей. Ее живот был огромным, подходил срок родов. Мы рассеянно смотрели в окно и говорили о чем-то своем, когда морская вода снаружи неожиданно поднялась, заполнив всю улицу между двумя пятиэтажками, и хлестнула волной в стену, почти достав до нашего раскрытого окна на третьем этаже.
   - Там мальчик! - вскрикнула подруга, бросившись к окну. И действительно, когда мы перегнулись через подоконник, увидели, что вода схлынула, а за раму вцепился мальчуган лет пяти или шести. Выглядел он напуганным и избитым. Схватив его за обе руки, мы втащили ребенка внутрь. Он был ошарашен, но держался довольно смело. Не плакал и храбро смотрел нам в глаза.
   - Боже, да у него голова разбита! - воскликнула Нина, указывая на сбегающую на его лоб струйку крови.
   Мальчик неловко коснулся рукой головы и раздвинул вьющиеся, слегка слипшиеся волосы, и тогда я увидела, как кровь бьет небольшой струйкой в такт пульсу.
   - Черт, у него серьезная рана, - произнесла я.
   - Да, придется зашивать, - и подруга бросила на меня взгляд, исполненный надежды.
   - Черт, - огорчилась я, отчетливо понимая, что делать это придется мне. Ведь больше некому: только меня все считали внештатным врачом, готовым не глядя прооперировать пациента кухонным ножом и швейными ножницами. Так уж повелось в нашей семье, среди моих друзей, да среди всех, кто меня знал. Увы, ни одного настоящего врача среди этих людей не было. Я представила, как штопаю мальчика обыкновенными нитками обычной швейной иголкой, без всякой там стерилизации, в домашних условиях с кучей микробов и без анестезии, и неприятная горечь разлилась по моему языку.
   - Надо его хоть коньяком напоить, - предложила я, глядя на Нину, и мысленно прося прощения за такое кощунство. Но ведь под рукой все равно не было ничего более подходящего.
   - Коньяком, - запнулась Нина, но больше ничего не добавила, вновь посмотрев на мальчика.
   А вот выражение лица у ребенка мне совсем не понравилось: оно было каким-то слишком уж понимающим, взрослым и лукавым.
   - Я найду все необходимое, - произнесла Нина, направляясь к двери, - а ты займись парнем. Промой ему рану на голове.
   - Спасибо за инструкции, - едва не заметила я вслух, но вовремя сдержалась. Нина любила покомандовать, но сейчас была не та ситуация, чтобы выяснять отношения. Я показала мальчишке, чтобы проходил, и повела его в сторону ванной.
   Когда мы остались одни, он даже не пискнул, пока я промывала ему рану. И, казалось, его абсолютно не тревожила перспектива грядущего зашивания. Глаза ребенка хитро поблескивали, и теперь в этом блеске была отчетливо различима злоба.
   - Может, он все-таки сильнее ударился, чем мы могли себе представить, - успела подумать я, а потом, обернувшись, у порога ванной увидела то, что заставило меня полностью забыть и о мальчишке, и о его проблемах.
   Там была моя мама, и она улыбалась мне так, как умела она одна: с нежностью, заботой, бескорыстной любовью и легкой примесью тоски. Я глядела на нее, на какие-то секунды зависнув в ступоре, а потом улыбнулась в ответ, обезоруженная ее появлением и ранимая, как никогда.
   Ее уже много лет не было с нами, она умерла. Но сейчас, когда она явилась, я смотрела в ее глаза, и ничего на свете не хотела сильнее, чем того, чтобы она была жива, рядом со мной и любила меня, как прежде. Только теперь невероятная тоска и боль, благополучно похороненные под маской сильного человека, прорвались наружу, и я тяжело прислонилась к косяку двери.
   Мальчик гадко захохотал, и мама исчезла. В его лице не осталось ничего детского, он вел себя, как взрослое расчетливое чудовище. В его взгляде читалась неистощимая ненависть и садизм.
   - Ты там скоро? - услышала я голос Нины с кухни и, пошатнувшись, сделала шаг вперед.
   В коридорчике перед кухней, в падающем на нее со спины свете, стояла мама, и ее уложенные, но слегка выбившиеся из прически светлые волосы, образовывали ореол вокруг головы. Меня снова накрыло волной тоски.
   - Как такое возможно? Это ты? - спросила я в тщетной надежде, почти детской в своей наивности и искренности.
   - Нет, идиотка, конечно же, не я, - передразнивая, ответила мама голосом мальчика. Это он, мелкий подонок, сознательно создавал видения, питаясь моими страданиями, наслаждаясь ими. Демон в обличье ребенка.
   Но улыбка и это давно забытое лицо - все было таким настоящим. Мне так ее не хватало. Я рухнула на колени, и тоска согнула меня пополам, заставив разразиться рыданиями. Я понимала, что все это дело рук мальчика, знала, что она не настоящая, но было уже поздно. Все это уже не имело значения: я столько времени держала все внутри, я ведь так и не заплакала с тех пор, как ее не стало. Теперь я плакала за все эти годы, и не могла остановиться - и мне было плевать, что мальчик смотрел и заливался смехом. Не нужно было Нине вытаскивать этого ублюдка, пусть бы сдох там снаружи, когда ушла приливная волна.
   Как же я любила ее и люблю... Я плакала и плакала, раскачиваясь взад-вперед, пока не проснулась на истерзанных простынях в крепко сжимающих меня мужских руках.
  
   * * *
   - Тише, тише, - шептал хриплый голос. Саша еще несколько раз дернулась в его руках и, наконец, затихла. Слезы по-прежнему катились по ее лицу, но это уже было неважно. Она сумела вырваться из цепких объятий сна и осознать реальность. Лунный свет затапливал комнату, полупустую, с матрасом и спортивным инвентарем в углу. Руки, которые ее держали, оказались руками мужчины, который никогда еще в этой жизни не был с ней нежен, поэтому от неожиданности Саша замерла и насторожилась. Они не были раздеты, не занимались каким-нибудь очередным ненормальным сексом - он просто держал ее в руках, очевидно, возвратившись из клуба. От него заметно тянуло дымом и выпивкой.
   - Тебе приснился кошмар, - Тим отстранился, почувствовав, что она пришла в себя.
   - Сон, это был сон, - как заклинание повторила Саша. Образы из сна были еще слишком реальны, и эмоции, вытащившие на свет воспоминания, которые, казалось, вообще не должны были существовать. Она рано потеряла мать, вернее даже было сказать, что она ее совсем не знала - ту женщину, что выносила и родила изоморфа во плоти. Женщину, поглощенную Тинни, или все же захваченную им не до конца? Саша явственно различала любовь и нежность во взгляде матери, которые не могли принадлежать мужчине. Даже такому безумному, как ее отец.
   - Что тебе снилось? - голос Тима вырвал ее из раздумий.
   - Прошлое, - прошептала Саша, качая головой, - далекое прошлое, моя настоящая мать. Я полагала, что совсем не помню ее.
   - Ты выросла в интернате? - спросил Тим.
   - Нет, в приемной семье. Но я всегда знала правду.
   - Тебя оставили?
   - Нет, - поспешно отозвалась Саша, - мама умерла, почти сразу после моего рождения.
   - Мне жаль, - Тим снова оказался рядом, и было так странно ощущать его молчаливую поддержку, впервые без насмешки или ненависти.
   - Тебе? - не удержалась Саша от сомнения в голосе.
   - Какой ты представляешь мою семью? - вдруг спросил он. И Саша впервые задумалась на эту тему: она не представляла ее вовсе, ей не приходило в голову заниматься подобным. Наверное, жестокой, бешеной, с ножами и кастетами в детских кроватках вместо погремушек. Что еще можно было предположить?
   - Когда я был мелким, - глухо заговорил Тим, - к матери прибился очередной мужик. Поначалу у него даже были деньги, на выпивку и не только. Они часами пили в нашей квартире с его друзьями, а я сидел в кроватке. Знаешь, стандартная такая, с решеткой вместо стенок. Я мог орать, мог звать, мог обделаться, но им не было до меня дела. Тогда я понял, что могу рассчитывать только на себя.
   Саша молча слушала, не смея прервать неожиданную откровенность Тимура.
   - Потом был другой мужик, третий, десятый. Я рос, но практически ничего не менялось. Кроме того, что очередной сожитель стал давать по шее и ей, и мне. Тогда я понял, что все люди по природе своей - ублюдки. Просто одни ублюдки - трусливые, а другие - те, кто ими правит.
   - И ты стал тем, кто правит.
   - Нет, я стал самым редкостным из ублюдков, не скрывающим своей сути.
   - Но есть же добрые люди, и храбрые...
   - Не смеши, - резко оборвал ее Тим. - Я видел этих храбрых людей. Поставь их к стенке, приставь к голове дуло пистолета - и они наделают в штаны. Предложи добрым достаточно денег, и они сдадут тебя с потрохами. Доброта и храбрость - не более чем маски лицемерных ублюдков. Срывать их и показывать им самим их истинные лица - вот настоящая жизнь.
   - Значит, это ты делаешь? - взволнованно проговорила Саша и чуть отползла от Тима. - Твоя любимая работа.
   - Да, я люблю свою работу, - его голос вновь стал отстраненным и чужим.
   - Мне жаль, - проговорила Саша, когда молчание затянулось.
   - Чего тебе жаль?
   - Твоего детства, и своего.
   - Глупости, - бросил он, поднялся и пошел в ванную.
   Саша слушала, как шумит вода и думала о том, кто сделал Тима таким, каким он стал. Его мать, отсутствие настоящего отца или вереница всех тех мужчин, что обижали мальчишку: кто пренебрежением, кто ненавистью, а кто и тяжелым кулаком? Глядя на свою мать, он перестал уважать женщин, воспринял жестокость, как единственную модель обращения с ними; глядя на мужчин, возненавидел оставшуюся половину человечества и стал поклоняться одному единственному идолу - насилию.
   Саша еще раз прокрутила в голове свой сон и, не смотря на все его странности, стала подозревать, что снова побывала в чужом теле. У нее никогда не было беременной подруги Нины, а у ее родителей, даже приемных, - такой квартиры. И она никогда не занималась заштопыванием человеческих тел. Очевидно, сходство их судеб заставило Сашу на какое-то время раствориться в той другой жизни. Она передернулась, вспоминая некоторые моменты сна, и, перевернувшись на другой бок, закрыла глаза, пытаясь вновь уснуть под шум из ванной.
   После разговора с Тимом ей почему-то больше не страшно было отключиться, что бы ни поджидало по другую сторону. Теперь она знала, что Тим ее разбудит, если что-то случится. Ублюдок без маски? Что ж, по крайней мере, она могла положиться на него в некоторых вещах.
  
  
   * * *
   - Все это дурно попахивает, - рассуждал Сергей Витальевич, расхаживая по их небольшому офису, который они, тем не менее, арендовали недалеко от центра. Костя давно уже обратил внимание, что Витальевич питал странную привязанность к старым районам города.
   - Все стало плохо с тех пор, как приехал этот длинноносый француз.
   - Чего ты на него взъелся? - удивился Сергей.
   - А разве не из-за него случились все эти неприятности? - горячо заметил Костя, а старший лишь неопределенно пожал плечами. С одной стороны парень был прав, а с другой, Витальевичу чисто по-человечески было жаль Дюпре. И потом, с ним так душевно было заседать до глубокой ночи на кухне, - Сергей протяжно вздохнул.
   - Чует мое сердце, разгонят нас после всего этого. Столько мороки с этой регистрацией фирмы - и все ради чего: чтобы просуществовать каких-то несчастных полгода? А аренда - мы еще должны за 3 месяца.
   - А зачем Вы торопились с арендой, Сергей Витальевич? - возразил Костя. - Я Вам говорил, что можно и с виртуальным офисом прекрасно существовать.
   - Не понимаю я такого, виртуальным, - передразнил его Витальевич. - Если есть контора, должен быть телефон и офис. Даже у захудалого сыскного агентства должно быть место, куда можно прийти, где можно подумать и поработать, документы хранить, в конце концов.
   - Документы прекрасно можно хранить в электронном виде.
   - И фото подозреваемых ты тоже будешь показывать в электронном виде? - возмутился Сергей.
   - С нормальным финансированием это тоже не проблема.
   - Боюсь, о финансировании мы можем забыть, - Витальевич взял в руки карандаш и рассеянно постучал им по столу. - Хорошо еще, что мы никак явно не связаны ни с головным офисом, ни с каким другим филиалом. Такое себе ЧП и все - пойди догадайся, что такое.
   - К слову, почему ЧП?
   - Юрист, которую мне сосватала Жанна, бухгалтер с моей прошлой работы, сказала, что так проще всего. Я хотел изначально зарегистрировать общественную организацию, но там были какие-то сложности с переводом денег из центрального офиса. Так что она предложила мне на выбор два варианта: благотворительная организация и ЧП.
   - Благотворительная? - обалдел Костя. - А это тут причем?
   - Нет никаких статей прибыли и прочего, а соответственно налогов. Только поступления средств на счет, и для тех, кто переводит деньги - проще.
   - Ну, и что же помешало? - заинтересовался Костя.
   - Да там устав и род деятельности должен быть соответствующий. Проще всего оказалось ЧП.
   - ЧП Доренко, - кивнул Костя.
   - А что ты хотел? - завелся Сергей Витальевич. - ЧП "Изоморф"?
   - А ремонт нельзя зачесть в счет аренды? - Костя окинул взглядом выкрашенные в серо-голубой однотонные стены и серый ковролин на полу.
   - Я говорил с владельцем, - понурился Витальевич. - Ему все равно. Говорит, забирайте свой ремонт с собой.
   - Да уж, - почесал Костя затылок.
   Запертые в одной комнате в течение долгих и бессмысленных рабочих дней, они уже не могли придумать, чем еще себя занять, и лишь настороженно поглядывали на телефон, а Костя - на почту, в ожидании, когда до них долетят хоть какие-нибудь новости. Иногда Косте казалось, что лучше бы их расформировали, и как можно скорее, иногда он был более оптимистичен и представлял себе, как его приглашают работать в Голландию или Париж, вместо Дюпре, и он, с сожалением глядя на покинутого всеми Витальевича, собирает свои немногочисленные пожитки для путешествия в новый мир и новую жизнь, полную опасностей и приключений. Но потом его взгляд возвращался из далеких сказочных мест на землю и вновь упирался в унылый шкаф из ДВП и простенькую офисную мебель. О них забыли - это был факт. После облавы (а точнее нельзя было назвать учиненный Коэном и его подручными разгром) и столкновения с бандитами, о них так никто и не вспомнил. Лишь один телефонный разговор с раздраженным главой в аэропорту, во время которого Сергей Витальевич сообщил, что им не удалось найти девушку, - и все.
  
  

Глава 21

  
   Загремели замки на входной двери, и Саша уже привычно напряглась, застыв посреди кухни с чашкой и прислушиваясь. Она щеголяла по квартире в толстых носках и футболке Тима (дошла, наконец, очередь и до его одежды - сказывалась нехватка в вещах). Но те звуки, что последовали дальше, родили в ее голове целый ряд предположений, одно хуже другого. Что-то глухо стукнуло, раздался стон, а потом кого-то явно поволокли по коридору. Затем шаги удалились в комнату, и там все стихло. Девушка уже успела нарисовать себе тело, которое Тим приволок домой, или, что еще хуже, какого-нибудь еще живого несчастного, с которым он собирался разобраться. Работа на дом, так сказать.
   Когда Саша осмелилась, наконец, поставить чашку на стол, в дверях кухни появился огромный парень. Он заслонял собой практически весь дверной проем.
   - Привет, - без особых эмоций произнес он, словно пребывание в квартире Тима девушки в одной футболке было делом обычным. - Не организуешь полотенец и воды?
   - Каких полотенец? - оторопела Саша.
   - Тима порезали, - ответил он, не глядя ей в глаза и направляясь к шкафам. Огромной рукой он распахнул сначала одну, а потом другую дверцу и добрался до коньяка. Бесцеремонно извлек бутылку и налил себе полстакана, затем залпом выпил его и поставил пустой стакан на стол.
   - Что с ним? - Саша, наконец, пришла в себя и бросилась через коридор в комнату. Через пару секунд она уже стояла на коленях перед матрасом, на котором бессознательной кучей валялся Тим. Выглядел он совсем паршиво: лицо было белым, как мел, покрытое сильной испариной, из-под куртки по простыням растекалось алое пятно, которое с каждой секундой становилось все больше.
   - Нужно вызвать скорую! - в отчаянии заорала Саша на подошедшего великана.
   - Какую, к черту, скорую. Ему туда нельзя, - с досадой пробасил гость.
   - Тогда врача!
   - Был у нас один эскулап знакомый, но его не оказалось на месте. Я сразу Тима к нему потащил, - он встал в ногах кровати и хмуро вперился взглядом в приятеля.
   - Куда его ранили? - Саша храбро потянула крутку за полу.
   - Спокойней, - загремел гость и снял с Тима куртку, как с ребенка. Тот тихо застонал, и пальцы Саши в отчаянии вцепились в простыню. Затем, едва напрягшись, громила разорвал футболку и отправил ее следом за курткой. - В левый бок, - он перевернул Тима, и Саше открылась залитая кровью рана. Она подобрала футболку и промокнула края. Рана оказалась широкой, но, к счастью, не сильно глубокой. Саша стянула ее по краям и что-то прикинула в голове.
   - Как тебя зовут? - спросила она великана, который с интересом наблюдал за ее действиями.
   - Ваня, - ответил тот.
   - Сможешь принести мне кое-что из аптеки?
   - Да, - пожал Ваня плечами.
   Саша продиктовала ему весь список и заставила повторить, опасаясь, что он что-то забудет. Но, несмотря на свои габариты, Ваня обладал живым умом.
   Как только дверь за ним закрылась, Саша опустилась возле постели Тима и погладила его по спутавшимся волосам. В себя он не приходил, только хрипел изредка, когда дышать ему становилось особенно тяжело. Простыня, приложенная к ране, быстро окрашивалась свежей кровью. Так страшно было находиться рядом и ничего не делать, будто это она убивает его, а не кто-то, с кем Тим в очередной раз что-то не поделил. Больше всего на свете Саша боялась, что Ваня не успеет, и она потеряет Тима еще до его возвращения, поэтому почти не поверила, когда тяжелые шаги вновь раздались в прихожей. Ваня каким-то чудом смог раздобыть посреди ночи все необходимое в считанное время. Саша разложила инструменты, уколола анестетик, попросила Ваню положить Тима удобнее и начала его зашивать. Ваня смотрел на нее едва ли не с благоговением.
   - Знал бы, кто у него дома, не таскал бы по улице, - произнес он, когда Саша сделала последний стежок. Кровь уже почти остановилась, и оставалось только обработать шов и забинтовать рану.
   - Я не врач, - сказала Саша, когда Ваня приподнял Тима, чтобы помочь ей бинтовать.
   - Ага, а я - не бандит, - простодушно ответил Ваня и с улыбкой посмотрел на нее.
   - Тиму повезло, что он тебя подцепил, - продолжил он, когда Саша сделала укол антибиотика, и они уложили раненого в постель, накрыв одеялом.
   - Да, пожалуй, - согласилась Саша, не в силах что-то доказывать великану и ощущая себя выжатой от нервного напряжения и неожиданного экскурса в практическую медицину. Она справилась, черт побери, у нее вышло, несмотря на то, что хотелось рухнуть на кровать сейчас рядом с Тимом. Она вынесла из последнего своего "сна" медицинские навыки, которыми собиралась воспользоваться девушка для помощи пострадавшему мальчику. Голландский, французский и хирургия - отличное сочетание. Ей бы следовало проснуться однажды внутри одного из этих бандитов, чтобы на следующее утро преспокойно зарядить обойму в автомат и перестрелять их всех вместе с организацией.
   - Я поставлю чая, - бросил Ваня и направился в кухню.
   Саша словно во сне сложила все инструменты назад в кулек, пристроила его в ногах матраса и тихо последовала за Ваней на кухню.
   - Перенервничала? - спросил Ваня и поставил перед ней чашку. Заботливо налил свежезаваренного черного чая, слишком крепкого, как на вкус Саши, но сейчас она не готова была привередничать и послушно проглотила горячую жидкость. Ей нужны были силы и тепло, которые дарил чай.
   - Все будет нормально, - приободрил ее Ваня, прихлебывая горячий напиток, - на Тиме все, как на собаке заживает. Ты видела, сколько на нем шрамов? - Саша на автомате кивнула, хотя понятия не имела, сколько их там. Все предыдущие их встречи не располагали к исследованию тел друг друга. - Да и у тебя руки, что надо, - похвалил ее Ваня.
   Судя по тому, с каким знанием дела он хозяйничал на кухне у Тима, бывал он тут намного чаще и дольше, чем сама Саша.
   - Ты его друг? - спросила Саша, глядя на добродушно улыбающегося ей богатыря.
   - Да, мы давно с Тимом работаем вместе, - ответил он, как-то немного смутившись на слове "работаем", хотя Саша вполне могла понять почему.
   - Кто его так? - спросила она то, что уже давно хотела узнать.
   - Один из его бывших клиентов нанял ребят, ну, и те подкараулили меня и Тима, - проговорил Ваня, уперев глаза в стол. Казалось, он винил себя за оплошность, за то, что позволил ранить Тима. - Он всегда лезет на рожон, - будто оправдываясь, пробасил Ваня, подымая на Сашу глаза, - он же - псих.
   Саша только согласно кивнула. Если бы его психованность выражалась только в том, что он нападает на таких же ублюдков, как он сам.
   - Ты не подумай, мы с Тимом друзья. Но что такой человек, как ты, делает с ним? - спросил ее Ваня. - Ты явно не глупая, и руки у тебя золотые.
   - Не знаю, - проговорила Саша, не представляя, что сказать Ване, вознамерившемуся ее предупредить. А тот разошелся и продолжал, войдя в роль опекуна и всерьез решив ее таким образом отблагодарить за услугу.
   - Он зверь в деле, но слегка не в себе. Тебе лучше держаться от него подальше. Ты не похожа на тех девок, с кем он обычно имеет дело.
   - Спасибо, - пробормотала Саша, ощущая, как веки наливаются тяжестью, и ничего на свете не желая так сильно, как того, чтобы Ваня оставил ее в покое и убрался.
   - Ты не из нашего мира, детка, - тем временем продолжал великан.
   - Слышишь? - спросил Ваня, выдергивая ее из сладких объятий дремоты.
   - У меня тут больной, - устало отозвалась она, подымаясь, - надо посмотреть, как он.
   - Упрямая, - махнул на нее рукой великан и отправился в коридор одеваться. - Б.., я в крови испачкался.
   - Дай, - Саша взяла его куртку и пошла в ванную. Струя воды смывала с поверхности куртки пятна и наполняла раковину розовой водой.
   Еще недавно она была всего лишь курьером. Мелкой сошкой на побегушках, с кучей коробок и пакетов, писем и приглашений.
   - Ты уже стоя спишь. Иди, я закончу, а потом захлопну за собой дверь, - произнес Ваня, отбирая у нее из рук куртку.
   - А как же замки, - вяло возразила Саша.
   - Ничего, за одну ночь вас и за одним замком не украдут. Тем отморозкам, что напали на нас сегодня, уже никакие двери не нужны, - добавил он и раскрыл рот в желтозубой улыбке.
   Саша кивнула и на заплетающихся ногах побрела в комнату. Даже не помнила, как выключила свет, только упала на пол рядом с матрасом, опустив голову на руку Тима, и закрыла глаза.
  
   * * *
   Утро встретило Сашу головной болью, словно с похмелья, хотя накануне она ничего, кроме чая, не пила. А еще отвратительно ныло все тело, как побитое, но этому хотя бы было очевидное объяснение - сон на полу едва ли можно было считать комфортным. Протерев глаза, Саша посмотрела на Тима: тот спал, и дыхание его было ровным, что означало, что самое худшее было уже позади. Саша тихонько поднялась, кривясь от боли и пытаясь потянуться и размять одеревеневшие мышцы, а потом наткнулась взглядом на валявшуюся неподалеку куртку Тима. Стараясь не шуметь, девушка подползла к ней поближе и запустила руку сначала в один, а потом в другой карман, пока не нащупала его мобильник. Когда долгожданный телефон оказался у нее в руках, Саша едва не запищала от радости и, косясь на раненого, также на четвереньках осторожно убралась из комнаты.
   - Костя? - пальцы Саши дрожали, когда она сжимала трубку Тима, стоя на кухне. Ее не покидало ощущение, что даже раненый он заставит ее дорого заплатить за этот звонок, если застукает на горячем.
   - Саша, это ты? - взволнованно раздалось на том конце. - Боже, я уже и не надеялся. Как ты? С тобой все в порядке? Где ты? Впрочем, на последнее не отвечай, - его голос звенел от эмоций.
   - Да, я... со мной все нормально, - Саша улыбнулась в телефон. Было все-таки чертовски приятно, что кто-то о ней беспокоился и помнил. Пусть даже весь мир и прошлое оказались отрезанными, но оставался еще этот странный парень-шпион, которому по-прежнему было не все равно. - Как вы пережили ту ночь?
   - Когда Коэн разбушевался? Знаешь, кто-то из тех, кого они взяли, не остался в долгу. Так что практически вся бригада Коэна полегла. Он сам с парой человек еле успел унести ноги.
   - А вы, вы-то как?
   - Я и Сергей Витальич? - переспросил Костя. - Да в полном порядке. Нас никто не трогал. То ли не знали, то ли... Скорее, просто реагировали, поэтому досталось тем, кто участвовал в захвате.
   - Ясно, - пробормотала Саша, понимая, что едва не подставила под удар двоих русских, окажись они где-то поблизости к основной группе. - А другой изоморф? Летиция, что с ней?
   - Эмм, - Костя откровенно замялся, - Дюпре накануне той ночи взбесился и убил ее. Собственно, с этого все и началось, я не успел тебе тогда сказать.
   - Француз?! - Саша в шоке уставилась в окно, на время забыв о комнате и об осторожности. - Француз убил ее?
   - Да, там долгая и запутанная история.
   - Но ведь изоморфа убить нельзя, верно? - Саша искала у него поддержки. Летиция была ее единственным оставшимся билетом в страну чудес. Как только Саша поняла, что Гай ей лгал, она стала сильно сомневаться в том, что Летиция гонялась за ней. Скорее всего, ее беспокоил сам Гай и его длительное пребывание в одном теле. Либо у нее были еще какие-то дела с голландцем, о которых Саше было неизвестно.
   - Верно, но мы теперь не имеем понятия, где она, - отозвался Костя. - Зато Дюпре конкретно и надолго засел за решетку.
   - Дюпре жив? - поразилась Саша.
   - Да вроде бы. Добрая душа, Сергей Витальевич, даже ездил навещать его. Сидит, что ему станется. Когда переведут в тюрьму, конечно, может, что и случится, но пока он в предварительном.
   - Это на окраине Маяковки?
   - Ты что, в гости к нему собралась? - голос Кости звучал неодобрительно. - Даже не думай, - предупредил он. - Коэн завтра присылает к нам очередную группу. Так что ты позвонила, как нельзя более кстати. Группу - за тобой, - добавил он после напряженной паузы.
   - Целую группу специально за мной? - Саша развернулась и оперлась о подоконник, потому что ноги отказывались ее держать. - Но почему?
   - Видно, Гай им чего-то наплел, или наоборот, молчит, и они рассчитывают развязать ему язык с твоей помощью, - предположил Костя. - Я не знаю, из-за чего именно и почему именно ты, но прошу тебя, сейчас будь предельно осторожна и не высовывайся. И на этот раз я, увы, ничего не буду знать и никак не смогу тебе помочь, ты поняла?
   - Поняла, - глухо пробормотала Саша, цепляясь пальцами свободной руки за подоконник. - Сколько их будет?
   - Не знаю, детали мне неизвестны. Я смогу тебе позвонить на этот номер, если что? - спросил Костя.
   - Н-нет, - Саша покачала головой, возвращаясь в реальность и глядя по сторонам. - Нет, не вздумай звонить на этот номер, никогда, хорошо? - Ее голос был сильно испуган.
   - Хорошо-хорошо, успокойся, - проговорил Костя, - я тебе не враг. Но как мне связаться с тобой?
   - Я позвоню сама, - прошептала Саша и решила, что их беседа и так слишком затянулась. - Пока.
   - Саша, послушай...
   Но она нажала на отбой, глядя на телефонную трубку с тоской и сожалением. Еще одна группа, еще одна война. Когда же все это закончится? И не было никакой гарантии, что кто-нибудь из людей Коэна уже не следил в городе за ее домом. Хорошо, что Тим ее так никуда и не выпустил, потому что если бы она привела хвост в свое последнее убежище, ей только и оставалось бы обвязать себя голубым бантом и сдаться прямо в руки организации.
   Из комнаты донеслись звуки какой-то возни, и Саша быстро стерла номер из набранных и, пулей залетев в коридор, сунула трубку в карман кожаной куртки. Затем сделала еще несколько шагов и едва не сбила с ног вставшего с постели Тима.
   - Что ты делаешь? - поразилась она. - Тебе рано вставать.
   - Прекрати эту чушь и не мешай мне, - он решительно отодвинул ее с дороги, несмотря на то, что сам еще с трудом держался на ногах.
   - Тим, - попыталась она еще раз, - не делай глупостей, шов разойдется.
   - Тоже мне доктор, - бросил он в ее сторону и, пошатываясь, пошел в коридор. Добрался до своей куртки, порылся в карманах и извлек оттуда трубку. Саша следила за ним с замиранием сердца. Ей казалось, что он поймает ее, догадается, потому что трубка еще теплая. Но Тим лишь сделал ей знак, чтобы она ушла, и вернулся в комнату, набирая чей-то номер.
  
  

Глава 22

  
   - Открой, - крикнул ей Тим из комнаты, когда раздался звонок.
   Саша подошла к двери и без лишних вопросов открыла ее, хотя для нее было бы спокойнее, если бы у Тима был глазок. В дверях стоял уже знакомый ей по предыдущей ночи великан Ваня, его лицо при виде девушки озарилось благодушной улыбкой.
   - Как он? - спросил Ваня, скидывая куртку в коридоре.
   - Буянит, - коротко и по существу ответила Саша. Ваня с ухмылкой кивнул и прошел в комнату.
   - Чего пришла? - достаточно грубо бросил Тим, как только она появилась в комнате вслед за Ваней. Саша замерла на месте, будто споткнулась, а потом молча развернулась и оставила их одних. В душе закипала злость на неблагодарность Тима, а разум говорил, что ей не следовало ждать от него чего-то другого. Но после его откровенности о своей семье, Саше так хотелось верить, что в их отношениях что-то изменилось, появилось хоть что-то, кроме услуги и платы.
   - Зачем ты так? - спросил Ваня, присаживаясь на пол возле матраса Тима. Тим подтащил пару подушек и устроил их таким образом, что мог полусидеть в постели.
   - О чем ты? - он непонимающе посмотрел на друга. - Я глянул в зеркало, - проговорил Тим, и взгляд его потеплел, - спасибо, Вань, хорошая работа, аккуратный шов. Похоже, я вырубился у тебя на руках.
   - Пустяки, - великан потупил взгляд, - ты бы сделал то же самое.
   - Вряд ли, - усмехнулся Тим, намекая на габариты Ивана, и тут же скривился, стиснув зубы.
   - Рано тебе еще бегать, - покачал головой Ваня, - и орать. Полежал бы, пока не срослось.
   - Срастется. Сколько я тебе должен за доктора?
   - Шутишь что ли, - посмотрел на него Ваня. - Это же она тебя зашила, - кивнул в сторону двери. - Я только в аптеку мотался.
   - Кто? - лицо Тима побледнело, и он странно посмотрел на друга.
   - Твоя девушка, - вздохнул Ваня, снова жалея девчонку, которую угораздило связаться с Тимом. - Повезло тебе с ней.
   - Так это она, - не то спросил, не то повторил вслух Тим.
   - Ну да, - протянул Ваня, подымаясь, чтобы размять свои огромные ноги и направляясь к штанге и гантелям. Раздался стук железа, и довольный Ваня уже перекидывал увесистую гантель из одной руки в другую.
   - Крест недоволен, говорит, что ты притягиваешь неприятности.
   Тим только хмыкнул в своей постели, наблюдая, как Ваня играет его железками.
   - Завидуешь? - усмехнулся Ваня. - Завидуй, они тебе еще не скоро понадобятся.
   - Скоро, не сомневайся, - делано обиженно проворчал Тим, а Ваня только улыбнулся шире.
   - Что еще говорил?
   - Что если разборки с иностранцами принесут нам проблемы, то он сам отдаст им тебя на тарелочке.
   - Он так боится проблем. Только кто их решает, когда они у него возникают? - Тим гневно посмотрел на свисающую с потолка грушу, которую в этот момент молотил Ваня.
   - Все так, Тим, просто, думаю, тебе какое-то время надо не высовываться, пока он не остынет. Ты же знаешь, со временем он успокоится.
   - Чертов урод, ведь из-за него на нас вчера напали. Это было дело Конорева, ты же помнишь?
   - Помню, - Ваня, наконец, оставил в покое грушу и пошел к Тиму. - Я все прекрасно помню, но Крест нам тогда сам намекал, что лучше его убрать. Зачем ты оставил его в живых? Он - змея, Тим, я говорил тебе. Вот эта змея и вылезла из-под колоды.
   - Теперь он покойник, - процедил Тим, сжимая кулаки.
   - Брось, ты сам вчера едва не стал покойником. Уймись, залечи свою рану. А потом и Крест успокоится, и мы разыщем Конорева.
   - Да черта с два! Он улизнет или решит, что разобрался со мной.
   - Ну и пусть решит! Или ты просто не можешь пару дней полежать спокойно? - Ваня едва сдерживался, чтобы не схватить его и не встряхнуть, как следует. - Ты же не один, у тебя есть компания. Вот и проведите время вместе. - Великан присел на край матраса. - Теперь я понимаю, почему ты в клубе так никого себе и не выбрал, и ушел раньше других, - подмигнул ему Ваня.
   - Кончай молоть глупости, - отмахнулся от него Тим, но Ваня только лукаво улыбался.
   - Молчишь, никому не сказал, даже мне. У тебя что с ней, все серьезно?
   - Ваня, - рявкнул Тим с такой силой, что великан поднялся с его кровати и благоразумно решил закрыть эту тему.
   - Ладно, как знаешь. Орешь ты так, что, думаю, и правда, скоро поправишься. Счастливо оставаться.
   - Давай, и держи меня в курсе дел, - крикнул ему вслед Тим.
   Ваня надевал в прихожей куртку и хмурился. Он так надеялся, что постоянная девушка сделает Тима хотя бы чуточку менее сумасшедшим, но, похоже, все его ожидания были напрасны. Зачем не-шлюха и не-дура позволяет так обходиться с собой? Дала бы ему затрещину и ушла. Возможно, тогда бы Тим научился ценить хоть одну женщину.
   Саша бесшумно вышла в коридор, чтобы проводить Ваню.
   - Может, останешься? - спросила она. - Выпьешь чаю?
   - Нет, спасибо, - покачал он головой, бросая на нее тяжелый взгляд, ясно говоривший, какую глупость совершает она сама, оставаясь здесь. Но беда была в том, что теперь Саша уж точно, ни за какие коврижки не покинула бы эту квартиру, свое единственное убежище.
   - Заходи к нам, - попросила она Ваню, ощущая его дружеское расположение. - Если будут какие-то новости, скажешь? - Саша с надеждой посмотрела на великана.
   - Конечно, - кивнул Ваня, берясь за ручку, - я буду держать его в курсе.
  
   - Саша! - раздался мрачный голос Тима, как только она закрыла дверь за Ваней.
   - Да, - Саша появилась на пороге его комнаты.
   - Проходи, - он жестом велел ей войти и указал на свой матрас. В глазах его не было больше ни пренебрежения, ни злости, поэтому Саша подчинилась, опустившись на постель в его ногах.
   - Ваня сказал мне, что это ты зашила меня вчера, - не то спрашивал, не то утверждал он.
   Саша кивнула, стараясь не вспоминать окровавленные простыни и иглу в ее руках, стягивающую края раны.
   - Спасибо, - этого Саша ожидала меньше всего и потому в немом изумлении подняла на него глаза. Тим на самом деле смотрел на нее с благодарностью, и что-то в выражении его лица неуловимо изменилось, будто слетела какая-то из десятков его тщательно выстроенных масок.
   - Может, расскажешь мне, наконец, правду? - спросил он, без гнева глядя в ее лицо. Ощупывая взглядом ее лоб, щеки, брови, скулы. Словно заново изучая.
   - Какую? - пробормотала Саша, не в силах сказать ему всего и боясь утратить этот проблеск доверия между ними.
   - Хирурги теперь что, подрабатывают курьерами? - с иронией спросил Тим, он все еще не впал в бешенство и держал себя в руках.
   - Нет, меня выгнали со второго курса, - начала Саша, и чужая история потекла из нее непрерывным потоком. Оказалось, стоило только задать правильный вопрос, чтобы в памяти всплыли все детали жизни того человека, которым она была.
   - Значит, твой приемный отец тоже был врачом и хотел, чтобы ты пошла по его стопам. Но, знаешь, для того, кто плохо справляется с кровью, ты вчера показала себя просто отлично, - заметил Тим, и Саше оставалось только благодарно кивнуть.
   - Мне действительно повезло с тобой, - после минуты тишины проговорил Тим и мягко посмотрел на Сашу, потом потянулся к ней, забывшись, тут же скривился и вновь откинулся на подушки. - Я не причиню тебе вреда, - теперь лишь его рука потянулась к Саше.
   Девушка подвинулась к нему ближе, и он смог коснуться ее, погладить и вновь заглянуть в глаза.
   - Ты мне больше ничего не должна, - проговорил он.
   - Плата? - губы Саши изогнулись в кривой усмешке.
   - Да, - Тим был грустным, как никогда. Словно он собственной рукой наносил себе еще одну рану.
   - Если я останусь, - начала она, и Тим вскинул на нее взгляд, полный неясной надежды и чего-то такого еще, чему никогда раньше не было места в его глазах.
   - Если я останусь, обещаешь будить меня от кошмаров?
   Он едва не рассмеялся от облегчения, а глаза его вновь приобрели характерный хищный блеск.
   - Обещаю, - и в одном этом слове прозвучало нечто большее, чем просто обещание пробуждения ото сна, возможно, крепко обнимающие ее руки, тепло его тела и нежность, которую он никогда и никому еще не дарил.
  
  

Глава 23

  
   Несмотря на то, что в эту ночь Саша лежала рядом с Тимом на его матрасе, и он уже спал после очередной порции обезболивающего, вымотанный и слабый от ранения и потери крови, она не предавалась девичьим мечтаниям, глядя в потолок, и не рисовала их радужного будущего где-нибудь в забытом богом райском уголке. Саша вопреки усталости беспрестанно думала о Дюпре, вспоминала каждую мелочь, которую могла вытащить из своей памяти после двух их кратких встреч. Ей нужен был якорь для сна, ей необходимо было, чтобы там оказался француз. Быть может, тогда этот сон станет проводником к Летиции. В голове то и дело всплывали мысли о его несуразном поступке, о сером здании на Маяковке, где должны были держать Дюпре, кирпичи и решетки, люди в форме, клетка, необратимость...
   - Антуан, с тобой все в порядке? - Одри подскочила на ноги в своей камере в панике. Она услышала задушенный хрип из камеры Дюпре. - Антуан, что случилось? - еще секунда и ее руки в отчаянии замолотили по решеткам, не в силах преодолеть их и соединиться с тем, кому принадлежало ее сердце.
   - Что за черт, - прохрипел он и, попятившись назад, уперся спиной в стену камеры.
   Тело казалось слишком большим и несуразным, руки - огромными и длинными, ими так сложно было управлять, а ноги и голова, и этот необъятный нос - чудо, что поблизости не наблюдалось зеркал.
   - Антуан! - женщина в соседней камере уже просто разрывалась.
   - Замолчи! - изумление сменилось злостью и осознанием того, что ее вопли в любую секунду смогут привести к ним охранников.
   - С тобой все в порядке? - казалось, это все, что ее волновало. - Прости, я просто переживаю о тебе.
   - Какого... - и вдруг он замолчал, снова глядя на самого себя. - Ты кто?
   - Антуан? - соседка приблизилась и застыла где-то совсем рядом с границей камеры. - Что случилось?
   - Кто ты? - уже решительнее раздалось в ответ.
   - Одри, Летиция, - растерянно донеслось из полумрака.
   - Черт, - протянул голос, - ну и дела.
   - Кто ты такой? - теперь Летиция насторожилась. - Что ты наделал? - С ней снова грозила случиться истерика. - Как ты посмел? Только не Антуан! Ты же убьешь его, - она всхлипнула и рухнула на пол своей камеры. - Только не это...
   - Прекрати эти крики, - раздался знакомый и одновременно совершенно чужой голос. - Ничего я ему не сделаю, кажется.
   - Что значит, не сделаешь? Ты уже сделал. Тебе мало было тел? Зачем?!
   Новый Дюпре пытался привыкнуть к самому себе и взъерошил пятерней свою шевелюру.
   - Кто ты такой? - стонала из-за стенки Летиция.
   - Саша, - отозвался голос, и Дюпре неуверенно приблизился к решетке.
   - Какой еще Саша?
   - Какая, - француз опустился на пол, понимая, что разговор не будет коротким, оперся спиной о стену, разделявшую их со вторым изоморфом. - Так ты - Летиция, - улыбнулся Дюпре.
   - Да, а ты - труп, - тихо, но уверенно проговорила она.
   - Подожди со своими выводами, - попыталась остановить ее Саша. - Мне нужна твоя помощь.
   - Только если ты хочешь умереть, - отозвалась Летиция, - после того, что ты сделала.
   - Я ничего еще не сделала, - едва не прорычала Саша, а Летиция в ответ снова ударила обеими ладонями по прутьям:
   - Хватит играть словами, мы обе прекрасно знаем, что случится с носителем. Ты уничтожила человека, который мне дорог!
   - Нет, он будет снова собой, как только я проснусь, - возразила Саша.
   - Как только ты что? Ты бредишь!
   - Нет, я не брежу, я просто почти ничего не знаю. Я - новичок.
   - О нет, - Летиция вновь глухо забилась, - я не верю, не верю, что все закончилось вот так глупо, бессмысленно, только не так.
   - Перестань истерить, - не выдержала Саша, - одно я знаю почти наверняка: что с твоим драгоценным Дюпре ничего не случится. И я здесь не для того, чтобы его убивать.
   - Даже если ты не знаешь об этом, его это не спасет.
   - Да послушай же ты! Поговори со мной - и я покину его, тут же.
   - Чего ты хочешь? - настроение Летиции изменилось, в голосе ощущалась обреченность, но, тем не менее, она готова была говорить.
   Летиция решила для себя, что предпочтет провести последние часы жизни Антуана с ним, а не с реберфом, разрушившим ее жизнь, чужим и безжалостным. Она готова дать ему все, что он захочет, лишь бы их с Антуаном хотя бы напоследок оставили в покое, если иного им не дано.
   - Как вы перемещаетесь? Как это делается?
   - О боже, случайность, глупая, жестокая, - бились мысли в голове Одри. Это, видно, наказание ей за всю ту ложь и боль, что она принесла. Иначе как объяснить такое дурацкое совпадение, отнявшее у нее любимого.
   - Новичок, - пробормотала она, словно сама себя пытаясь успокоить. - Это инстинкт, нет никаких инструкций! - Выпалила она, срываясь.
   - Инстинкт, - Саша потерла высокий лоб. - Но все же, опиши словами.
   - Для того чтобы переместиться, нужно накопить резерв сил и, сконцентрировавшись на человеке... нет, не могу, это бред какой-то, - выдохнула Летиция, - ты можешь описать словами, как надеть жакет или платье?
   - Ты надеваешь их, будто одежду?
   - Тесную, новую, неудобную одежду, да. Я не могу сказать точнее. Впрочем, - добавила она, - ты должна это знать, поскольку ты сейчас в Антуане, - последние слова женщина едва не выплюнула.
   Для того чтобы совершить очередной прыжок практически следом после предыдущего, надо было обладать невероятным запасом сил, либо все это грозило закончиться плачевно для отчаявшегося на необдуманную попытку. Выпрыгнуть из текущего тела и не занять новое для реберфа означало гибель, небытие. Мнения об этом состоянии расходились, но еще никто не возвращался оттуда, чтобы поведать, как все обстоит на самом деле. Летиция нарочно умолчала об этой маленькой детали, потому что жаждала угробить это проклятое существо. И если она отправит его в вечность, тем лучше.
   - А каким образом получаются призраки? - словно читая ее мысли, спросила Саша.
   - Это все домыслы.
   - Мне кажется, или ты просто не хочешь мне говорить всю правду? Летиция, - устало вздохнул голос, - ну как тебе объяснить, что мне нужна твоя помощь?
   - Я и помогаю, - прошипела реберф.
   - Чего расшумелись, мать вашу? - в дверях коридора появился один из охранников, хмурый немолодой дядька со злым лицом. - Вас утихомирить?
   - Не надо, извините, это больше не повторится, - залебезила перед ним Летиция, а Саше захотелось сплюнуть от ее тона. Впрочем, что она понимала и знала об этом месте, - одернула себя девушка, - ведь это не она, а изоморфы провели здесь уже около недели.
   - Они вас бьют? - невольно вырвалось у Саши, и готовый уже исчезнуть в проеме охранник, как ужаленный побежал по коридору к ее камере.
   - Да что ж ты за дура такая, - придушенно выругалась Летиция и тихо заскулила. Судя по ее поведению, дела тут и, правда обстояли не очень, и то, с каким проворством охранник откупоривал камеру Дюпре, тоже не предвещало ничего хорошего. Когда дверь раскрылась, и он рванул внутрь, Саша окончательно поняла, что у нее есть только один правильный вариант. Времени воображать коллекцию модной одежды особо не было, поэтому она вытолкнула свое сознание из француза, вознамерившись оккупировать охранника. Но как только она покинула тело Дюпре, Саша потеряла контроль над происходящим, и вынырнула из своего сна, как это и бывало обычно при пробуждении, в своем собственном теле, содрогнувшись в руках Тима.
   - Опять кошмар? - его глаза настороженно смотрели на девушку, но не из-за того, что она его внезапно разбудила, а скорее из-за того, что беспокоился о ней. Впервые за долгое время Тим, казалось, испытывал что-то отличное от ненависти.
   - Да, - выдохнула Саша, выпутывая из простыней руку и проводя по взмокшему лбу.
   - Что на этот раз?
   - Так, ничего, мертвые, - проговорила Саша, прикрывая глаза и пытаясь не думать о том, что на самом деле случилось в тюрьме, чем пришлось заплатить настоящему Дюпре, и самое важное - насколько сильный вред наносит она людям своими пусть и краткосрочными визитами.
   - Если бы меня беспокоили все, кого я...
   - Не надо, - попросила Саша, испуганно взглянув на Тима, и, кажется, причинила ему этой фразой боль. Он поднялся в постели, встал, затем набросил халат и пошел на кухню. Саша готова была себя стукнуть за то, что все портит, но уже было поздно. Дернуло ее проявить нетерпимость к его откровенности, будто не по ее же просьбе он уничтожил несколько человек в последний раз.
   Саша тихо вошла следом на кухню и молча посмотрела в широкоплечую спину Тима, стоявшего над чайником.
   - Почему ты не купишь себе электрический? - спросила она, глядя на огоньки газа под слегка закопченным белым пузаном с носом.
   - У меня вообще нет чайника, - ответил Тим, поворачиваясь, - и мне он не нужен. Это - местный, - кивнул он в сторону шипящего артефакта.
   - А, - только и смогла произнести Саша, получившая нежданное подтверждение своей старой догадке - квартиру Тим снимал. Здесь, пожалуй, ничего ему не принадлежало, за исключением гантель и груши. Всегда готов сняться с места, ни к чему не привязанный.
   - Ты думала, это мой дом? - проницательно спросил Тим и тут же неприятно усмехнулся.
   - А что у тебя есть, - Саша подарила ему долгий взгляд, - твоего?
   - Машина, байк внизу, - ответил Тим и выкрутил ручку на плите.
   - У тебя есть байк?
   - А что, по мне не видно? - он снова откровенно насмехался над ней. Саша выдвинула табуретку и села на нее, поджав босые ноги. Тим молча заварил чай и, не спрашивая, поставил на стол две чашки.
   В эту минуту Саше показалось, что какими бы навыками она ни обладала, чем бы ни пыталась поразить Тима, этого никогда не произойдет. Все равно останется та его часть, которая для всех остальных и самой Саши в том числе, останется закрытой.
   - Покатаешь? - вместо обвинений или ответных колкостей, отозвалась она.
   Тим качнул головой, не то в знак одобрения ее дерзости, не то сомневаясь, и уголок его губ приподнялся в легкой ухмылке.
   - Возможно.
   - Но не раньше, чем заживет, - спохватилась Саша, отвлекаясь от его груди, проглядывающей в разрезе халата, и вспоминая о роли медсестры.
   - Прекрати это, - прервал ее Тим, - все уже зажило.
   - Но...
   - Никаких "но", это моя жизнь и ты в ней - гость.
   Последние его слова больно ранили, и Саша лишь опустила голову и закусила губу, исподлобья наблюдая, как он разливает чай по чашкам. Хотелось кричать "зачем ты так со мной? Неужели на самом деле я для тебя ничего не значу? Ты ведь отменил плату, и я осталась". Похоже, Тиму все это было глубоко безразлично, и то, что она приняла за искренность, было всего лишь еще одной его игрой.
   - Думаю завтра поехать в город, - произнес он, разрывая пагубный круг ее мыслей. - Тебе чего-нибудь привезти?
   - Одежды? - неуверенно попросила Саша, вспоминая о своих вещах, мирно лежащих в маленькой уютной квартирке. - Пару футболок? - Саша посмотрела на одну из футболок Тима, в которой сидела, - та доставала ей до середины бедра.
   - Ясно, нижнее белье, носки, джинсы? - он оценивающе пробежался по ее фигуре, а Саше вновь захотелось провалиться сквозь пол.
   - Хотя, знаешь, тебе не обязательно одеваться при мне.
   Конечно, он не мог не сказать этой своей последней фразы, не насладиться напоследок ее унижением напополам со смущением, в этом был весь Тим.
   - Не хочешь - не привози, - почти зло бросила она.
   - Да, пожалуй, пара наручников тебе пригодилась бы больше, - задумчиво произнес он, проходя взглядом по ее телу, а затем по столу.
   Это было уже слишком. Саша вскочила, с грохотом перевернув табуретку, и скрылась в комнате, а Тим, прищурившись, спокойно, маленькими глотками, пил чай и вспоминал, как взял ее впервые на этой кухне, дрожащее нагое тело, пальцы, вцепившиеся в стол.
  
  

Глава 24

  
   Антуан пришел в себя где-то между ударами охранника и попытался защититься от него, как мог, но все же последние несколько подач вырвали из его горла несколько хриплых вскриков, а за стеной, в соседней камере, кто-то уже долго и безнадежно всхлипывал.
   - Заткнись, - прошипел часовой, выходя из камеры. - Или ты тоже хочешь? - замок на двери загремел, затем раздалось несколько шагов, и он замер напротив камеры Летиции. Женщина замолчала, и охранник удовлетворенно направился на выход. Грохот еще одной двери, неясные голоса вдали - и они вновь остались наедине.
   - Как ты? - Летиция одним движением подлетела к решетке и с силой вцепилась в нее.
   - Жить буду, - глухо ответил Дюпре, ощупывая свои ребра, - мерт... Что случилось? Я как-то плохо помню.
   - Мы разговаривали, наверное, нас услышали, - солгала Летиция. Она не могла и не хотела говорить ему о том, что в него вселился один из реберфов, и что теперь никто с точностью не скажет, сколько протянет его организм.
   - Похоже, он мне здорово треснул по голове, - сознался француз, - ничего не помню.
   - Не говори много, приляг, отдохни, - попросила его Летиция, и спустя какое-то время услышала, как скрипнула кровать - Дюпре подчинился.
   Когда вновь раздался звук открываемой двери, Летиция инстинктивно отскочила вглубь своей камеры, вжимаясь в дальнюю стену. Неужели мерзавец все-таки решил поквитаться и с ней? Или это уже новый?
   Паренек лет двадцати приблизился к ее камере, интеллектом его лицо особенно не отличалось. Он внимательно всматривался в темноту и, отыскав глазами ее сжавшееся в комок тело, широко улыбнулся.
   - Пожалуйста, только не это, - мысленно взмолилась Летиция, понимая, что помощи ей ждать неоткуда. Если парень захочет с ней что-то сделать, никто не сможет ее спасти, да и не станет. Дюпре в соседней камере лишь сделает все еще труднее - ради него ей придется все вынести молча, лишь бы он не знал, не догадался, и его не убили в этом кошмарном месте.
   - И все-таки, ты сказала не всю правду, - сказал парень, глядя на нее.
   - О чем ты? - дрожащим голосом уточнила перепуганная Летиция. Давно ей не приходилось оказываться в таком рабском и беспомощном положении.
   - О захвате другого тела, - как ни в чем не бывало, ответил парень. И тут Летиция, наконец, поняла.
   - Саша? - спросила она и подалась вперед.
   - Да, - отозвался парень.
   - Но как?
   - Как я не сдохла, ты это хотела спросить? - хмуро поинтересовался парень, делая пару шагов вдоль камеры. - Видимо, повезло.
   А Летиция с ужасом смотрела на реберфа, сумевшего выполнить два прыжка подряд. Когда Дюпре пришел в себя, она не сомневалась, что навсегда избавилась от гостя. И вот, уже второй раз за вечер, разговаривает с ней в новом теле. Для этого нужно было обладать не везением, а просто-таки невероятной силой. Обладай такой Летиция, они бы с Дюпре давно уже были на свободе.
   - Чего ты хотела? Его чуть не убили из-за тебя! - огрызнулась она, наконец, придя в себя.
   - Как он? - вдруг непривычно участливо спросил парень.
   - Избит, но пока жив.
   - Прости, я действительно этого не хотела, - пробормотал парень. - Я выпущу вас, - вдруг сказал он, внутренне на что-то решившись.
   - Ты спятила, - проговорила обалдевшая Летиция, - а как же охрана? Там еще несколько человек снаружи - тебя убьют. И потом, нам некуда бежать - мы никого не знаем, а домой нам не вернуться без документов.
   - Дюпре мог бы спрятаться у русских, - неуверенно предположила Саша.
   - Откуда ты знаешь? - поразилась Летиция и еще больше напряглась.
   - Сергей, русский, он ведь приходил сюда, верно?
   - Да, приходил, - подтвердила Летиция, - но это ничего не значит. Стоит нам только появиться у него на пороге, как он тут же сдаст нас организации, не говоря уже о том, как сложно будет объяснить мое присутствие.
   - Глупости, русские вас не сдадут, - возразила Саша.
   - Откуда такая уверенность?
   - Знаю, - парень пожал плечами и отвел взгляд.
   - Что ты хочешь взамен? - своим лучшим ледяным тоном спросила Летиция. Она прекрасно понимала, что за все есть цена.
   - Чтобы ты обучила меня.
   Ну вот, снова.
   - Чему? - едва не взорвалась Летиция. Реберф перед ней и так мог проделывать такие штуки, которые Летиции и не снились, не смотря на ее многолетний опыт.
   - Всему, что должен знать и уметь реберф.
   - Школа начинающего реберфа, - не удержалась от колкости Летиция, а затем посмотрела на дело под другим углом. Что она теряет, в конце концов? В тюрьме их с Антуаном разлучат и, быть может, убьют. А так им хотя бы представлялся шанс на какую-то жизнь. - Ладно, - выдохнула она, надеясь на то, что не пожалеет.
   - Ладно? - казалось, Саша сама не верила в свою удачу. - Хорошо, - она повозилась со своим поясом, отцепила ключи и открыла дверь. Затем точно также открыла дверь соседней камеры.
   - Антуан, - Летиция влетела туда вихрем, бережно касаясь любимого, отводя волосы с лица, усеянного ссадинами и синяками.
   - Я, видно, сплю, - пробормотал Дюпре, глядя сквозь полуприкрытые глаза на Одри и улыбаясь, затем его глаза раскрылись шире: - Одри? Боги, что ты тут делаешь?
   - Спасаю тебя, бежим!
   - А как же охрана? - Дюпре настороженно посмотрел на парня. - Один на нашей стороне - это хорошо, но слишком мало.
   - Ничего, - решительно отозвалась Саша, - я вас прикрою, главное - бегите.
   Летиция с сомнением покосилась на безумного реберфа, но ничего не сказала. Один раз ему повезло, но едва ли его сил хватит еще на один. Тем более, если бедолагу застрелят.
   Эффект неожиданности помог им преодолеть первую комнату с охраной почти без помех, если не считать того, что мальчишке пришлось повиснуть на одном из своих же сослуживцев, не давая тому дотянуться до оружия. Что произошло дальше, они с Дюпре уже не видели - вырвались во двор и побежали к воротам. Сзади раздались выстрелы, и впервые в жизни Одри больше всего боялась, что зацепят Антуана, а не ее. Она готова была на своей шкуре познать небытие реберфа, но только не расстаться с французом навеки. Когда им навстречу выбежал еще один охранник, Дюпре сумел сбить его с ног и справиться с нападавшим, нанеся несколько ударов по голове. Но ворота, к которым они выскочили, были закрыты, а сзади их с криками нагоняли еще несколько вооруженных людей. Тогда Летиция поняла, насколько наивной и глупой была их затея - они оказались загнанными в ловушку. Останься они там, где были - провели хотя бы несколько дней вместе, а теперь счет шел на секунды.
   В пропускном пункте за стеклом шла какая-то драка. Летиция увидела знакомое расквашенное лицо парня, а потом пара выстрелов в спину заставила его замереть. Теперь Летиция не сомневалась - это была Саша, выскочке настал конец. Она видела, как ее тело медленно оседает вниз, а в глазах застыла боль и... насмешка. Летиция изумилась, но не успела подумать над этим, как следует, потому что Саша, падая, хлопнула рукой по панели, и ворота стали разъезжаться в стороны. Они с Антуаном выскользнули за двери и едва не упали под колеса белому фургону. Тот отчаянно завизжал тормозами на мокром асфальте, а Дюпре уже вскочил и вытрушивал обалдевшего водителя из-за руля.
   Через несколько невероятных секунд они неслись вдвоем по малознакомому городу, уворачиваясь от других машин. Француз вел уверенно, словно его и не избили, и не было всей этой потасовки во время побега. Летиция смотрела на его сосредоточенный профиль с несуразным носом, сильные руки, сжимающие руль, и не могла отвести взгляд. Она и забыла совсем, что Дюпре долгое время прослужил в организации, чем-то напоминающей тот же Интерпол или разведку, что он сам был агентом с многолетним стажем. Его большие руки могли быть не только нежными, но и смертельными. Скорее, так и было в большинстве случаев, и только для Одри он был кем-то другим, нежным и забавным.
   Вскоре они бросили фургон в одном из тупиков и дальше пошли пешком. Летиция еле поспевала за ним - она, в отличие от Дюпре, была не в настолько хорошей форме. Тело женщины то и дело отказывало, бежать мешали лишние килограммы и одышка, а в боку противно кололо.
   - Антуан, - взмолилась она в очередной подворотне, - я больше не могу, мне надо отдохнуть.
   - Мы уже почти пришли, - проговорил он, указывая ей на старое здание.
   - Куда? - спросила она.
   - Надеюсь, в укрытие, - пробормотал француз и решительно направился в подъезд.
  
   - Антон, - обалдевший Сергей Витальевич стоял в дверях сонный, в домашних тапках и махровом халате. Летиция с интересом уставилась на него в ответ. - Ты что, сбежал?
   - Да, - прямо ответил Дюпре, вталкивая хозяина в квартиру и запирая дверь за собой и Летицией.
   - А ее-то ты зачем приволок? - Сергей с недоумением рассматривал спутницу Дюпре.
   - Бежали вместе, деваться некуда, - отозвался Дюпре и незаметно подмигнул Летиции, когда та стрельнула в него сердитым взглядом.
   - Антон-Антон, - взялся за голову Сергей, - что же ты наделал, за тобой же теперь весь город, наверное, гоняется. И только Коню глубоко плевать.
   - Хотя бы так, - отозвался Дюпре. - Так что, сможешь нас укрыть на какое-то время?
   - Я? - казалось, такое предложение всерьез озадачило Сергея. - Ладно, черт с тобой, - бросил он, подумав ровно две секунды. - Мне никогда не нравилось, что тебя повязали, да и что Конь тебя бросил - неправильно.
  
   - Так что сейчас слышно в организации? - спросил Антуан, отказываясь от очередной рюмки, которую ему настойчиво предлагал Сергей. Сам русский уже употребил, наверное, половину бутылки и не собирался на этом останавливаться. Запасы в его холодильнике по-прежнему поражали воображение, и они с Летицией сумели восполнить все дни скудного питания в заключении. Она, утомившись, отправилась в душ и спать, а Дюпре с Сергеем остались на кухне.
   - Да ничего, полная тишина, - проговорил Сергей, ставя пустую рюмку на стол и вновь наполняя ее водкой. Дюпре опасался, что так ничего и не добьется от русского, но Серж, как ни странно, по-прежнему четко излагал мысли. - Мы у них теперь вроде охранников в офисе. Только извещают о своих действиях, и все. Последнее, что сказали - что к нам снова кого-то направляют на поиски девушки.
   - Они ее так и не взяли?
   - Мы ее не взяли, - поправил Серж и опрокинул еще одну рюмку, закусив огурцом из банки. - Девчонку должны были взять мы с Костей, но она как сквозь землю провалилась. Правда, только благодаря тому, что мы были заняты ее поисками, нас не тронули бандиты.
   - Те, что порешили большую часть группы Коэна?
   - Ага, - вздохнул Сергей, задумчиво ковыряясь вилкой в салате. - И, знаешь, о ней по-прежнему ничего не слышно. Так что пусть ищут, удачи.
   - Смотрю, ты рад, что ее не нашли, - заметил Дюпре.
   - Рад, - кивнул Сергей. - Вообще, вся эта операция... - он со звоном опустил вилку.
   - Коэн разозлился на меня, - проговорил Дюпре.
   - Да он просто с катушек слетел! Угробил все, и наш филиал в том числе.
   - Работы совсем нет?
   - Да какая? Сидим и ждем, когда нас окончательно разгонят. А куда мне идти после этого, Антон? С моей профессией? Разве что к тем же бандитам, - проворчал Сергей и посмотрел в окно. - Паршиво все.
   - Прости.
   - За что?
   - За то, что и я еще тут...
   - Да бог с ним, - махнул на Дюпре рукой Сергей и опрокинул еще одну стопку.
  
  

Глава 25

  
   Сильные руки держали ее, не позволяя бежать, а бежать было необходимо, жизненно важно. Саша не могла сказать, почему, лишь знала - надо бежать. Она молотила ногами по чему-то упругому, выворачивалась и пыталась освободиться, но те же самые руки держали ее крепко, тем не менее, не причиняя вреда. И где-то под самым ухом равномерно и гулко билось сердце, и чем больше отступали паника и страх, тем сильнее хотелось навсегда остаться в этих руках, вслушиваясь в уверенный стук, довериться и остановиться.
   Саша поморгала и открыла глаза: серый свет струился сквозь окно, наполняя комнату. Обычное весеннее туманное утро, предвещавшее дождь и пасмурную погоду. Руки, что ее держали, были руками ее жестокого хозяина, продолжавшего играть с ней в свои игры. Саша вновь постаралась выбраться из его захвата, и на этот раз он отпустил.
   - Кто такой Дюпре? - спросил Тим.
   - Француз из организации, которого вы убили.
   - Значит, снова покойники, - ухмыльнулся Тим и поднялся с матраса. Из шкафа он извлек футболку и брюки и начал одеваться. Саша с недоверием смотрела на зеленые нитки, торчащие из его бока, и все же решилась спросить:
   - Ты куда-то едешь?
   - Да, в город, я уже говорил, - как ни в чем не бывало, ответил он. - И если хочешь со мной, тебе стоит поторопиться.
   - У тебя нитки торчат, - ошарашено пробормотала она, подымаясь.
   - Ничего, под футболкой не видно, - оскалился Тим.
   - Чокнутый, - пробормотала Саша и побрела в ванную.
  
   Только когда черный с хромом байк Тима рванул с места, Саша осознала, какую глупость сделала, согласившись поехать с ним. Швы нисколько не заставили его вести себя на дороге осторожнее. На пустых проспектах массива они развивали такую скорость, что если бы не шлем, Саша точно сошла бы с ума. А так создавалась хоть какая-то иллюзия защищенности, да и ветер не бил по глазам и в нос. Страх закипал где-то в глубине живота и просачивался в грудь, заставляя до боли в руках цепляться за Тима. Он что-то говорил ей, судя по голосу, даже насмехался, но Саша ничего не слышала, она лишь мечтала, чтобы все это прекратилось.
   Когда они въехали в центр, и скорость сильно упала, девушка вздохнула с облегчением, но, как оказалось, преждевременно, потому что Тим начал лавировать между машинами в потоке. Саша то и дело ждала, что он заденет ее левой или правой коленкой за едущую или стоящую рядом машину. Казалось, что они вот-вот рухнут, завалятся набок, когда он сбрасывал скорость почти до нуля, упираясь в затор. Но Тим успевал в последнюю секунду выставить ногу, и они сохраняли равновесие. Когда Тим произнес, наконец, заветное "приехали", Саша белого цвета слезла с его мотоцикла и трясущимися руками попыталась снять шлем. Одно дело было геройствовать в чьем-то чужом теле, когда все окружающее представлялось еще одним сном, и совсем другое - в своем собственном.
   - Вижу, понравилось, - прокомментировал он и отстегнул защелку на ее шее. - Мне еще надо по делам съездить, а ты можешь походить по магазинам, - он кивнул в сторону торгового центра. - Развлекайся, через час подберу, - Тим сунул ей в руку пачку купюр и, вырулив во вторую полосу, помчался дальше. А Саша все стояла на том же самом месте и смотрела ему вслед. Одна мысль о том, что придется вновь взгромоздиться на железного зверя, приводила в ужас и, чтобы хоть немного успокоиться, она тут же пообещала себе, что вернется на такси.
   Опасно было появляться в городе, но в людном месте и в течение непродолжительного времени ее не должны были заметить, а потом она вновь исчезнет, растворится, словно ее никогда и не было.
   Саша пыталась купить необходимое как можно быстрее, не вдаваясь в подробности и не привередничая по поводу фасонов или цен. Ее интересовала практичная повседневная одежда. Но именно с такой одеждой оказались проблемы, потому что джинсы были обязательно с заниженной талией, или расшитые в цветочек или с дурацкими карманами, а футболки - со стразами или глубоким вырезом. Меньше всего на свете ей сейчас хотелось соблазнять Тима или выводить его из себя, что, в принципе, было одно и то же.
   Кассирша как-то странно косилась на нее, когда она расплачивалась из пачки Тима.
   Саша лишь надеялась, что деньги у него не фальшивые. Постоянно ей казалось, что кто-то из покупателей смотрит на нее не так - видимо, начинала развиваться настоящая мания преследования. Час в магазине для Саши показался настоящей пыткой, поэтому, как только все необходимое было куплено, она устремилась к выходу.
   Поймать такси тоже оказалось проблемой, потому что постоянно останавливались частные машины, а Сашу трясло при одной только мысли о ее недавнем опыте.
   - Какого черта ты делаешь? - он возник рядом с ней, спрыгнув на байке с тротуара.
   - Ничего, жду тебя.
   - А голосуешь зачем? - даже не видя его глаз за темным стеклом шлема, Саша знала, что они смотрят недобро.
   Он больно дернул ее к себе, напялил на голову шлем и посадил сзади. Кулек со шмотками перекочевал в рюкзак, который Тим надел ей на спину. Байк сердито зарычал и рванул с места. Саша обхватила Тима руками, и на этот раз даже не пыталась смотреть на дорогу, уткнувшись лбом ему между лопаток.
   Сколько еще страхов могло ужиться в одном человеке? Вернее, изоморфе. Только сегодня на рассвете она убегала от охраны на Маяковке, прикрывая Летицию и Дюпре своим телом от пуль, дралась в рукопашном бою, открыла-таки ворота и схлопотала пару пуль в спину. Было больно, очень - Саша до сих пор отлично помнила, как задохнулась от жгучего кошмара, разрывающего сознание. Где-то там, на пике этой самой боли, она и отключилась, вернее, ее выбросило назад в родное тело. Наверное, об этом и упоминал Тинни, говоря о призраках. Не будь у нее тела, она бы наверняка пополнила этой ночью их ряды. Гуляла бы за ручку с мамой Гая, обсуждая погоду и современные нравы, - Саша горько усмехнулась своим мыслям.
   Она пережила это все, и ей предстоит пережить еще больше, но вот великий герой едет за спиной у одного из бандитов и дрожит от ужаса, даже уже не в состоянии с уверенностью сказать, от езды ли или от того, что разозлила своего мрачного хозяина.
   - Тим, - ойкнула она, когда он стащил ее с байка, как котенка, за шкирку. Все повторялось, как в старые добрые времена, только вот Саше повторения не хотелось. - Отпусти меня, что ты делаешь? - она попыталась припомнить свою ночную школу и пнуть его ногой, но, то ли у парня боевых навыков было немного, то ли Тим был значительно сильнее, только, кроме жалких попыток, дело ничем не закончилось.
   - Входи, - он грубо втолкнул ее в лифт, и Саша едва не встретилась лицом с противоположной стенкой. В полной тишине, прерываемой лишь ее шумным дыханием, они добрались до квартиры Тима.
   - Тим, прости, я просто испугалась байка, - попыталась она, когда они оказались в квартире.
   - Что еще придумаешь? - он закрыл дверь и обернулся. На его лице не было больше ничего доброго, сплошная маска холода и ненависти.
   - Ч-что случилось? - от страха Саша даже стала заикаться. Что-то было совсем не так, ведь не мог же он разозлиться только из-за того, что она ослушалась его и пыталась поймать машину.
   - А ты как думаешь? Мне интересно, как ты будешь изворачиваться? - он схватил ее за локоть и протащил в кухню, там зло бросил, заставив сесть на табуретку.
   - Зачем мне изворачиваться, - ничего не понимая, пробормотала Саша. В ту же секунду его глаза полыхнули такой злостью, что девушке показалось, что он ее ударит, но Тим стоял на месте, как вкопанный.
   - Я видел распечатку своих звонков.
   Саша заметно поникла.
   - Кому ты звонила?
   - Другу.
   - Значит, у тебя друзья в фирме, связанной с организацией, на которую ты меня натравила, так что ли?
   Говоришь, в ней нет наших, только иностранцы? И ты понятия не имеешь, зачем они преследовали тебя и твоего любовника?
   - Тим...
   - Меня тошнит от таких людей, как ты, - он развернулся и сделал несколько шагов к окну. - Я не жалею о сделанном - нам бы все равно пришлось с ними разобраться, но очень опрометчиво было лгать мне.
   Впервые в жизни Саша смотрела в чьи-то глаза и отчетливо видела там свою смерть. Возможно, даже не быструю - хотя Тиму нечего было у нее выпытывать, она и так во всем бы созналась под одним только его взглядом. Наивно было думать, что он не докопается до истины, а она слишком засиделась у Тима в гостях, чтобы он не успел разобраться. И что теперь? Вторая группа найдет ее бездыханное тело за гаражами и успокоится.
   - Парень, которому я звонила, больше не работает на них, - проговорила Саша побледневшими губами, - я звонила узнать, как обстоят дела.
   - И как они обстоят? - с издевкой поинтересовался Тим, приближаясь к ней на опасное расстояние.
   - Плохо, - отозвалась Саша, готовая вжаться в стенку.
   - Что им всем нужно от тебя и твоего любовника?
   - Он знает их секреты, и они думают, что я тоже.
   - Что тебя связывает с Платоновым?
   - С кем?
   - С парнем, которому ты звонила! - казалось, Тим уже на грани и едва себя сдерживает.
   - Он пожалел меня, решил, что организация зашла слишком далеко, убивая невинных.
   - Что это за организация? Чем она занимается?
   - Я, правда, не знаю тайн Гая, - это не было ложью, всех его тайн не знал никто.
   - И тебе не приходило в голову бежать от него, как можно дальше, когда ты с ним встречалась?
   Саша молча глядела на Тима, а в душе колыхалась боль, и они одновременно осознали аналогию с текущей ситуацией.
   - Конечно же, не приходило, - сам ответил Тим и устало опустился за стол напротив нее. - Ты вечно встряешь в неприятности, да?
   Да, так и было, очевидно, изоморфы и неприятности были синонимами, только она, в отличие от остальных, не могла и не умела бежать.
   - Глупо было звонить ему с моего телефона.
   - Ты отобрал мой телефон, ты не оставил мне выбора, - глядя в стол, пробормотала Саша.
   - И что ты узнала?
   - Ничего.
   - Что ты узнала? - он взвился над столом и навис над ней.
   - Тим, сначала тебе надо поправиться, - глаза ее были испуганными, но упрямыми.
   - Отвечай!
   Если он еще так поорет, у него разойдутся швы, - скользнула мысль, и Саша сдалась:
   - Что на днях прибывает еще одна группа.
   - Зачем? - казалось, никакая новость не способна повергнуть его в ступор.
   - За кем, - поправила его Саша, - за мной.
   - Они не оставляют дела незаконченными, да? - на его лице появилась недобрая улыбка. Саша лишь тяжело вздохнула.
   - Так вот почему ты осталась, - Саша вскинула на него взгляд и замерла от того жуткого холода, который застыл в его глазах. Меньше всего на свете ей хотелось, чтобы он пришел к такому выводу, но, увы, Тим сложил два и два. Можно было отпираться, кричать, плакать - он все равно не поверил бы. В его мире у всего была причина, и она только что сама дала ему объяснение того, почему осталась.
   - Ты же знаешь, у всего есть своя цена, - заговорил Тим, и в эту секунду Саша по-настоящему готова была заплакать. Но все же сумела взять себя в руки и вспомнить, кто она на самом деле, вспомнить Летицию, которая обещала ее обучить, мерзавца Гая, с которым ей еще только предстояло поквитаться, Костю, Тинни и целый неизведанный мир.
   - Могу зашить тебя и твоих друзей, - глядя в упор на Тима, с вызовом произнесла она.
   Какой-то едва уловимый ответный огонь сверкнул в его глазах, но тут же угас, задавленный стальной волей.
   - Нет, - покачал он головой, - будешь должна.
   Саша молча кивнула, не сводя с него глаз. И вновь подумала о том, что ей неплохо было бы наведаться в тело человека, который владеет навыками выживания в среде Тима.
  
  

Глава 26

  
   В зал понемногу стекались ученики. Старший семпай Сергей уже успел подготовить татами и убирал мусор от предыдущих групп. Зал арендовали у техникума, неказистое двухэтажное здание исполняло роль спортивного комплекса. Хотя на первом этаже, скорее, был просто склад, а на втором - светлое помещение с окнами почти во всю стену, зеркалами и правильными жесткими матами. Леша занимался боевыми искусствами столько, сколько себя помнил. Сначала это было джиу-джитсу, потом каратэ, вольная борьба, и вот теперь он остановился на айкидо, но всегда считал, что настоящего мастера способны сделать несколько школ в комплексе. Его тело было подтянутым и стальным одновременно, ничего лишнего, отточенное боевое оружие. Ровные светлые волосы собраны в хвост на затылке, некрасивое лицо с белесыми бровями и кривым носом, сломанным не один раз.
   В помещение вкатились две болтушки-хохотушки, которые появились у него на занятиях всего неделю назад. Леша смотрел на них, как на павлинов в курятнике. Он знал, что они надолго не задержатся: еще максимум одно или два занятия - и пропадут, словно их и не было никогда. Или раньше, если Наташа сломает им нос или порвет связку. Он хмуро посмотрел на девушку с резкими чертами лица, похожую на сушеную воблу, даже в изгибе ее губ, казалось, застыла долго сдерживаемая злоба. Она была неплохой ученицей, но к ней никто не хотел становиться в пару, потому что практически каждая тренировка с Наташей заканчивалась травмами. Леша вздохнул, размышляя, не стоит ли сегодня взять ее на себя, и с тревогой глядя на еще одну одиночку, пришедшую в зал - это была немолодая женщина, вознамерившаяся таким образом сбросить лишний вес. Наташа ее просто убила бы.
   - Добрый вечер, - произнес сенсей, и вся группа молча выстроилась перед ним. - Так, начнем с обычной разминки.
   Когда разминка закончилась, пошла парная работа. Леша показывал, затем все остальные повторяли. Одна из хохотушек оказалась слишком гибкой, и ее невозможно было зафиксировать на месте - то и дело выворачивалась, чем несказанно раздражала сенсея. Но когда он ее все-таки отлавливал и дожимал, лежала распластанной рыбой на татами, кривясь и шипя, и наконец, стучала рукой в знак капитуляции. Целую серию показал Сергей, а Леша наблюдал за ним со стороны, оценивая и примеряя на него роль будущего сенсея. Хороший был парень, толковый и не позволял себе ничего лишнего, кроме разве что маленькой улыбчивой второй Наташи в группе. Ни для кого не было секретом, что они встречались, поэтому сенсей всерьез опасался, что скоро потеряет их обоих, когда они сыграют свадьбу и начнут плодить детей.
   Каждое движение, каждый удар были отточены долгими годами практики. Он знал, в каком случае выхватил бы катану, а в каком воспользовался бы движением противника, где стоило применить прием из джиу-джитсу, а где - из вольной борьбы, какое движение было бы оптимальнее, а какое годилось для превышающего по росту противника. Уходы, защита, удары, умение правильно падать - его тело давно работало на автомате, для сенсея это было все равно, что дышать или ходить.
   В перерыве Леша с несколькими учениками вышел покурить на лестничную клетку. Он отлично знал, что эта привычка дурная, и ему не стоит подавать плохой пример, но ничего не мог с собой поделать, да и не хотел, положа руку на сердце, потому что это была едва ли не единственная пагубная штука, которой страдал Леша.
   В курилке было весело и хорошо: кто-то рассказывал анекдоты, все смеялись, вспоминали яркие моменты тренировки, ждали его ответа, ловили каждое слово.
   Сенсей вернулся в зал, подобрал у стены полотенце, вытер лицо и шею и посмотрел в зеркальную стену. Он никогда не был красавцем, но девушки из группы всегда бросали на него заинтересованные взгляды. Не с одной из них он переспал, но серьезные отношения остались в прошлом - где-то там, рядом с его первой семьей и ребенком. Он всего себя посвятил работе, а жену и дочку это не устраивало. И что в итоге? Герой-одиночка, воин, которого ничто не связывает, священный ветер.
   И если всмотреться в его лицо, как следует, в его глаза, изгиб светлых бровей, можно увидеть совсем другой взгляд, напряженный, но сильный, готовый бороться за то, во что верит его владелец... владелица, с почти такого же оттенка глазами и правильными скулами, ровным прямым носом.
   Саша всматривалась в свое лицо еще несколько секунд, прежде чем поняла, что снова находится в чужом теле. В некоторых людей она будто проваливалась глубже, настолько, что сама не видела разницы, вовсе не осознавала какую-то часть времени, что происходит. Правда, на этот раз, ей все же быстрее удалось очнуться, чем со Стеффи. Быть может, потому, что Алексей был мужчиной, или не настолько идеально подходил ей. Саша вздрогнула, и зеркало пошло рябью. Она будто стряхивала воду: движение - и вот уже Леша вновь стоит перед зеркалом, еще одно - и снова она. Сегодня не было надрыва, и Саша не боялась своей неспособности вернуться. Она даже поиграла мышцами напоследок, сжимая и разжимая руки - это тело было прекрасно и подчинялось беспрекословно. Но, взглянув снова в его глаза, Саша вспомнила о том, что может нанести ему вред и поспешила убраться, одарив его на прощание нежной улыбкой.
   Саша подскочила в постели. За окном было темно, но Тима рядом не было. Судя по полнейшей тишине в квартире, его не было вообще. Девушка с некоторой степенью садизма отметила, что его внутренности не вываливаются, пожалуй, только благодаря ее ниткам. Впрочем, это уже было личное дело больного ублюдка.
   Саша осторожно подошла к груше, словно та могла ее укусить. По правде говоря, она все еще боялась, что прямо из теней в углу комнаты может появиться Тим и устроить ей очередной допрос. А ей явно не улыбалось больше сталкиваться с ним лбами, тем более, учитывая, по какому тонкому льду приходилось ходить со всеми этими секретами. Первый удар был неуверенным, второй - чуть смелее, а третий - просто классическим. Конечно, следовало еще привести в порядок свое тело, но оно было молодым и послушным, знания Леши вливались в него, как в самого способного ученика. По сути, она сама и была теперь Лешей, вместе со всеми его годами тренировок, соревнованиями, поясами и победами. И потасовками в подворотне, - вспомнила Саша. Да, у сенсея в прошлом не обошлось и без этого. Он не был паинькой, и просто чудо, что судьба сделала его мастером школы, а не очередным головорезом. Полчаса спустя, груши Саше показалось мало, и она переключила свое внимание на стенку, используя ее в качестве врага. При правильной тактике ведения боя силы расходовались не быстро, и даже такой легкий боец, как она, мог рассчитывать на успех.
   Вымотанная, мокрая и довольная, через два часа, которых она даже не заметила, Саша остановилась. Сняла футболку, вытерлась ею, совсем как Леша полотенцем, и счастливо рассмеялась. Теперь ее уже нельзя было назвать абсолютно беспомощной. Еще один курс с оружием - и она сможет чувствовать себя свободнее в обществе Тима и подобных ему. Саше на какое-то время даже стало плевать, появится ли в дверях Тим, или она его так и не увидит до конца ночи. Расслабленные натруженные мышцы пели песню победы, она ощущала каждую свою клеточку.
   Душ тяжелыми струями падал на ее тело, массируя и принося долгожданное облегчение. Возможность растянуться самой на матрасе, раскинув руки и ноги, была заслуженной и как никогда заманчивой. Саша знала, что на этот раз никуда не провалится, кроме как в глубокий сон без сновидений, ведь настоящие воины спят без угрызений совести и страха.
  
   Странный темный кинотеатр, с кучей рядов и кресел, зал заполнен лишь на треть, не больше. Они с мамой занимают свои места и смотрят на экран. Там идет какой-то журнал, что-то совсем забытое из детства, теперь такого нигде не встретишь, да это и не важно. Документальный фильм, после которого начнется художественный. Всего каких-то полчаса, они это знают и не особенно вникают в смысл, улыбаются друг другу, комментируя репортаж журналиста, предвкушают то, ради чего пришли. И вот, наконец, после непродолжительной паузы, начинается фильм. И Саша понимает, что видела его только вчера. Как не жаль, как бы он ни был хорош, но она еще слишком хорошо помнит все детали, чтобы смотреть его снова. А так жаль - ведь мама рядом, и она ждет его, ничего не подозревая, улыбается и тепло глядит на дочку. Этот фильм - все, что у них есть, а Саша не может его смотреть, ей нужно уходить, и она встает и идет, и видит недоуменный взгляд матери, и не может ничего сказать, ничего изменить.
   - Нет, - Саша рвется из постели, раздирая простыни на части. Тело будто прошибает током, испарина на лбу, страх и пустота: мамы больше никогда не будет рядом. - Нет, - уже слабее, обреченнее шепчет она, пытаясь открыть глаза и посмотреть на неясный свет за окном, пустую комнату, матрас. - Тим?
   Он снова держит ее в руках, и снова в его глазах нет ни капли ненависти или осуждения. Что это? Предрассветная иллюзия? За что? Ведь тем больнее будет снова осознавать реальность, падать вниз на бетонный пол из его ласковых рук, разбиваться вдребезги, как фарфоровая чашка, упущенная ненароком.
   - Тебе приснился кошмар, - гладит он ее по лбу, и Саша оставляет попытки открыть глаза. Зачем? Если можно еще несколько минут побыть в блаженном неведении, раствориться в приятной иллюзии, довериться его рукам, не думать о противостоянии, боли и ненависти. Как же она устала от этой войны, как бы хотела побыть в покое и счастье, которые стали для нее недостижимыми. - Тише, - он нежно укачивает ее на руках. Боже, неужели он умеет быть нежным? Нет, это, видно, сон, еще один сон в лабиринте сотен таких же. Саша поддается им, покачивается на ласковых волнах и больше не воспринимает ничего всерьез - ведь это единственный шанс не тронуться потом рассудком при пробуждении.
  
   - Тим, это глупо, - глухо произнес Ваня, глядя на затихшую девушку в руках друга. - Я все понимаю, но это самоубийство.
   - А что ты предлагаешь? - зло сверкнул глазами Тим, и Ваня приуныл, понимая, что любой шаг в этом направлении приведет его лишь к бешенству Тима.
   - Может, мне самой прирезать ее? И принести ее голову на блюде?
   - Не обязательно резать, - задумчиво протянул Ваня, а Тима передернуло.
   - Вань, ты когда-нибудь думаешь головой?
   - Я-то как раз думаю, - насупился Ваня, глядя на Тима исподлобья. - А ты чем думаешь? Нам никогда не одолеть их всех. Они перебьют нас, как последних дураков, что бы мы ни делали.
   - Ты не будешь в этом участвовать, - отрезал Тим.
   - Да ну? - Ваня не выдержал, поднялся на ноги и заходил по комнате. - Значит, ты решил сам погеройствовать?
   - Да пойми ты, - прошипел Тим, подскакивая вслед за Ваней и хватая его за грудки, - Не могу я ее сдать. И стоять рядом, смотреть, как ее схватят, и ничего не делать - тоже не могу. Так поступают те самые трусливые ублюдки, которых я преследовал всю свою жизнь. Чем я тогда лучше?
   - Так дело в этом? В твоих принципах?
   Тим отпустил ткань Ваниной рубашки.
   - А я-то думал, что хотя бы из-за любви, на этот раз.
   - Вань, не мели ерунды, - Тим скривился, словно съел что-то кислое, и отошел от друга.
   - Значит, ты готов сдохнуть ради принципа?
   - Я живу ради них, - Тим вновь опустился на край матраса, и по его лицу Ваня безоговорочно понял, что тот не отступит.
   - Вам нужно где-то укрыться, залечь на дно, хотя бы на первое время.
   - Ты думаешь, они забудут? - криво ухмыльнулся Тим.
   - Нет, - покачал головой Ваня. - Тогда что ты задумал?
   - Бежать, драться, снова бежать - и так в произвольном порядке.
   Ваня вздохнул:
   - У тебя и так много врагов, а после такой выходки за тобой будут гоняться все до последней собаки.
   - Будут, - согласился Тим. - Когда я узнал сегодня, - он обернулся и посмотрел на спящую девушку, - думал, забуду, завеюсь куда-то и вернусь, когда все кончится. Думал даже вышвырнуть ее из своего дома, чтоб не было лишних вопросов. Но... она не сбежала, не сделала вид, что это ее не касается, когда ты приволок меня раненого, не отвернулась. И я не могу.
   Саша перевернулась на бок и проморгалась, ее нервы были на таком пределе, что она больше не могла убеждать себя, что спит. Каждое сказанное слово врезалось огненным ножом в ее сознание, а последняя фраза Тима окончательно вывела из равновесия.
   - Что случилось? - Саша глядела на большого смущенного Ваню. Отчего он всегда так тушевался, стоило только ему увидеть ее?
   - Группа номер два, которую якобы послали за тобой, - начал Тим.
   - Что значит, якобы? - возмутилась Саша, но Тим на этот раз даже не разозлился на то, что его перебили, и это испугало Сашу еще сильнее.
   - На самом деле это всего лишь два человека, которые отправились прямиком к Кресту и сумели с ним договориться, предварительно принеся извинения за прошлое недоразумение. - Тим с Ваней перекинулись понимающими взглядами. - Теперь разыскать тебя - задача Креста, и передать в их теплые руки.
   - Креста? - Саша плавно приходила в ужас, по мере того, как сказанные Тимом слова доходили до ее сознания. И он собрался ее прятать и защищать от своей собственной банды?!
   - Он поручил это одному из наших людей. Если бы я был здоров, это наверняка был бы я сам.
   - Он поручил бы тебе поймать меня?
   - Да, проблемами у нас обычно занимается Тим, - ухмыльнулся Ваня и отошел к окну. Его силуэт на фоне светлеющего неба был похож на гору.
   - И что теперь будет?
   - У нас мало времени, - отозвался Тим, - соберем кое-какие вещи - и в путь.
   - Куда?
   - Лучше этого никому не знать, - Тим бросил взгляд на Ваню, но тот сдержался и промолчал, лишь недовольно засопев.
  
  

Глава 27

  
   Саша в каком-то ступоре наблюдала за тем, как Тим собирает вещи. Не особо заботясь об аккуратности, он сваливал в сумку футболки, джинсы, документы и то, что она успела купить в магазине. Затем он вместе с сумкой направился в коридор и застыл в задумчивости над раскрытым шкафом с книгами. Взял одну книгу, повертел в руках, вернул на место, потом еще одну - и все повторилось вновь.
   - Тим, зачем? - наконец, подала голос Саша. Зябко поеживаясь, она стояла босиком на полу и куталась в рубашку Тима, впопыхах наброшенную на плечи.
   - Зачем что? - переспросил он, не отрываясь от своего занятия.
   - Зачем ты это делаешь? - Она никогда не рассчитывала на его самопожертвование, хотя и считала последовательным ублюдком. А попытка спасти ее от своих же - что это: самоубийство или возможность что-то доказать? Ее смерть, гибель этого тела, - Саша по-новому взглянула на свою узкую ладонь, - так ли уж это страшно? Тинни говорил, что однажды ей придется сменить носителя, - ну, случится это на несколько лет раньше, и что? Разве стоит ради этого затевать войну? Может, теперь самое время? И каково это - знать, что никогда уже не сможешь вернуться домой, всегда помнить о том, что ты можешь потерять, заботиться о путях отступления. Ведь она почти привыкла уже к своей бездумной браваде с телами, глупейшим ночным приключениям и вседозволенности, когда конец ее игры всего лишь означал пробуждение от очередного сна в своем собственном теле. В своем теле... "Привилегия", - кажется, так говорил Тинни. Теперь она поняла смысл его слов.
   - У тебя тоже есть какие-нибудь ценные предложения? - с сарказмом уточнил он, намекая на сказанное ранее Ваней.
   Саша лишь молча покачала головой. Что она могла ему сказать? Застрели меня, когда тебе позвонит один человек (она сама в новом теле) и произнесет заранее оговоренную фразу? И не пытайся никогда его или ее найти?
   - Тогда не стой, как столб. Возьми щетки и полотенца из ванной.
   - Куда мы?
   Тим бросил на нее тяжелый взгляд.
   - Ваня подгонит сейчас незасвеченную машину, и мы для начала уберемся отсюда.
   - Ясно, - кивнула Саша, хотя это совершенно ничего не проясняло. Дрожащими пальцами она извлекла из кухонного шкафа аптечку и дополнила ее упаковкой с ампулами из холодильника.
   Тим одобрительно кивнул, заходя следом за ней в кухню и доставая с полки деньги. Бегство. Она много раз представляла себе, как бежит из его дома, но никогда - вместе с ним. Тим, похоже, испытывал схожие ощущения, с недоумением глядя на собранные вещи у дверей квартиры и окидывая свой дом прощальным взглядом. Короткий звонок Вани вырвал их обоих из задумчивости, заставив взглянуть друг на друга.
   - Чего зависла? Выходи. - Тим подтолкнул к ней по полу сумку поменьше. Что было в его большой черной сумке, Саша даже не стала загадывать. В отличие от книг, с оружием Тим расставаться не собирался. Хотя, сама по себе сцена у шкафа стала для девушки очередным откровением: как минимум, он их читал, а как максимум - они принадлежали ему и были настолько дороги, что он возил их с собой.
  
   - Ты уверен? - Ваня хмуро смотрел на Тима, захлопнув багажник с вещами.
   - Уверен.
   - Может...
   - Ваня, - Тим хлопнул его по плечу, и это, пожалуй, с его стороны был жест крайнего расположения и дружбы.
   - Тогда удачи, - Ваня старался не смотреть на него, и Саша с изумлением осознала, что эта гора мяса и мышц боится расплакаться.
   - Спасибо, - также не глядя на него, Тим достаточно грубо втолкнул Сашу в машину, а сам сел за руль.
   И вот они снова вдвоем катили по практически пустой ночной трассе за городом. Вопрос "куда?" вертелся и на языке, и в голове Саши, но она не стала его задавать. Придет время - увидит собственными глазами, да и какая к черту разница. А о чем стоило подумать, так это о том, как правильно поступить. Она не собиралась подставлять Тима. Ведь он не знал и половины правды, понятия не имел, с кем связывается, так что затея с самого начала не была честной. И заставить его положить жизнь ради живучего изоморфа - это было бы слишком даже для такого больного ублюдка, как он. Саша в очередной раз посмотрела на его сосредоточенный профиль и крепко сжимавшие руль руки. Насколько она его знала, он сейчас был напряжен до предела: скорее всего, продумывал варианты их действий и действий их противника.
   Саша, бывший курьер, девушка Гая, была обречена. За ней будет гоняться организация. Если случится чудо, и в один прекрасный день организация вдруг исчезнет, за ней продолжит охотиться Гай. Если не Гай, тогда очередной изоморф, нуждающийся в "домашнем" теле. Если не изоморфы и не организация, то оскорбленная до глубины души преступная группировка. Как бы поступил Тинни? Наверняка, пожал бы плечами и сменил тело. На любое другое. Можно выбрать угловатого подростка, или королеву выпускного класса, модель с подиума, байкера в кожанке с цепями, хмурого нелюдимого гота, успешного бизнесмена, светскую львицу - весь мир у твоих ног. А все, чего тебе хочется - это сохранить одно маленькое невзрачное тельце, в котором так уютно и естественно, которое ты всю жизнь ассоциируешь с собой. Ощутит ли она боль в новом теле, когда пуля прошьет ее старую удобную шкурку, замрет ли на секунду ее новое сердце, пораженное знанием о непоправимом?
   - Не время витать в облаках, - вырвал ее из раздумий голос Тима. Очевидно, он задал ей какой-то вопрос, на который Саша никак не отреагировала. - Ты стрелять умеешь?
   Саша задумалась, потом неуверенно пожала плечами. Леша в жизни не имел дела с огнестрельным оружием, только холодным. А охранник с Маяковки любил на досуге попалить по банкам, но это было скорее развлечением, чем серьезным знакомством.
   - Научишься, - это было сказано без колебаний и без шансов на возражения, в духе Тима.
   - Твоя черная сумка, - начала Саша.
   - Да, там кое-что припасено, - закончил за нее Тим, закругляя их разговор.
   "Значит, огнестрельное, - подумала Саша. - Что ж, она уже знакома с ощущениями от пулевых ранений. А возможно, ей вообще не придется ничего ощутить. Только как подставиться под пули, находясь без сознания, и при этом не подставить Тима?
   Существовало лишь одно единственное решение: завладеть Тимом, пристрелить себя, а затем переметнуться в кого-нибудь еще. Тим, конечно, какое-то время будет в шоке, но ему придется смириться с фактом, и кто, как не друг, лучше всего поможет ему в этом случае. А сама она уже в этот момент будет далеко, в другой, новой жизни. Саша не сомневалась, что стоит ей исчезнуть с игровой доски, как их внутренние бандитские разногласия улягутся. Пусть они получат и не совсем то, что хотели - труп вместо живого человека, но все равно уже ничего не смогут поделать, а Тиму больше некого будет защищать. Мстить за нее он не станет, он ведь практичный малый. Значит, все, что ей необходимо - успеть до того, как заварушка начнется.
   - Приехали, - Тим зарулил во двор темного особняка, и Саша, включившись, стала с интересом рассматривать окрестности. Дом стоял на отшибе, последнее село мелькнуло за окнами минут десять назад. Тим выбрал уединенное место, оставалось только надеяться, что кто-то заранее успел позаботиться о провианте.
   - Это дом человека, который должен Ване, - пояснил Тим, вытаскивая вещи из багажника. Грохот, с которым приземлилась черная сумка, не оставил сомнений по поводу того, что в ней находилось.
   - И сколько мы планируем тут пробыть? - Саша нащупала рукой выключатель на стене и зажгла свет. Холл был небольшим, в двух метрах от порога наверх вела крутая деревянная лестница.
   - Это что-то вроде охотничьего домика, - пояснил Тим, видя ее удивленный взгляд. - По обстоятельствам.
   - Каким? Как ты собираешься контролировать ситуацию отсюда?
   - Телефон никто не отменял, - Тим с иронией посмотрел на девушку.
   Она лишь пожала плечами в ответ. Что толку с телефона? Кто им будет сообщать о том, что происходит? Или у него половина банды в информаторах? Тогда зачем прятаться? Почему бы просто не устроить переворот?
   - Кухня там, - Тим толкнул одну из боковых дверей.
   - Спасибо за информацию, - съязвила Саша и бросила свою сумку на пол.
   - Там должны быть припасы. - Казалось, ему было абсолютно плевать на ее настроение и нападки. - Комнаты - наверху. Белье должно быть где-то в кладовке.
   - Ты уже был здесь?
   - Да, однажды, с Ваней.
   - И что вы тут делали?
   - Охотились.
   У Саши чесался язык спросить "на кого?", но она не стала. В этих местах, недалеко от города, давно уже не водилось зверей крупнее зайца. Но такие парни, как Тим и Ваня, скорее могли охотиться на кого-то двуногого, а вот этого Саше совершенно не хотелось знать. И того, чем им был обязан хозяин дома, - тоже.
  
   * * *
   Летиция очнулась ото сна с головной болью и таким тяжелым состоянием, словно это она вчера осталась с Сержем на кухне пить водку. За окном брезжил тусклый рассвет, на кровати рядом никого не наблюдалось. Поднявшись и накинув заботливо оставленный для нее махровый халат Сержа, Летиция направилась на кухню, где видела мужчин в последний раз. Картина, представшая ее взору, и умиляла и поражала воображение одновременно. Конечно, она была наслышана о славянских алкогольных подвигах, но не ожидала застать за этим занятием своего любимого. Дюпре, впрочем, как и Серж, возлежал на столе, заснув прямо там, где сидел. Рюмка Сержа валялась на боку, рядом с сиротливо плавающим в банке огурцом. Большие руки француза любовно обнимали вазочку с остатками салата. Мужская идиллия. За ними гоняются власти этого города, как за опасными преступниками, а Антуан спит в обнимку с едой, упившись водкой.
   Летиция заглянула в ванную, привела себя в порядок, плеснула пару раз водой в лицо и вновь вернулась на кухню, чтобы поставить чайник. Ни турки, ни чего-либо напоминающего ее, она так и не нашла. Когда чайник засвистел, многострадальные тела на кухне, наконец, пошевелились.
   - Что за черт? - Серж дернул спросонья рукой, и рюмка, покатившись, сорвалась со стола и разлетелась вдребезги. Дюпре окончательно разлепил глаза и выпустил из рук миску. Привычным жестом ухватил банку из-под огурцов и нацедил себе в рюмку рассола.
   - Будешь? - спросил он Сержа, наполняя очередную рюмку.
   - Спрашиваешь, - Серж поднялся и достал из шкафчика две чашки. - Это тебе не водка, нечего мелочиться.
   - Я вам не мешаю, мальчики? - поинтересовалась Летиция.
   - Мальчики? - Серж едва не подавился рассолом. - На себя посмотри.
   Дюпре как-то грустно скривился, но так ничего и не сказал. Возмущенная же Летиция бросила взгляд в зеркальную дверцу шкафа и на какой-то миг оторопела. Она и забыла совсем, что находится не в лучшем теле. На нее смотрела старая патлатая тетка не первой свежести с удручающими мешками под глазами.
   - Ладно, - вздохнула она, скорее обращаясь к самой себе, чем к ним. - Ну и зачем надо было так напиваться?
   - Тоже мне, мамаша нашлась, - крякнул Сергей и, коротко глянув на Дюпре, добавил: - и зачем ты ее только притащил?
   Поскольку вопрос был риторическим, Дюпре предпочел промолчать.
   - И какие у нас... у вас планы? - тут же исправилась Летиция.
   Дюпре с надеждой посмотрел на Сержа. Сам он сейчас не ощущал себя в состоянии что-либо изобретать. Вчера, когда они пили водку и разговаривали, все казалось таким простым и очевидным, теперь же их будущее снова затянуло дымкой неопределенности.
   - Перво-наперво мне надо наведаться на работу, - отозвался Серж, приговаривая чашку рассола и приводя свою одежду в порядок. Просто поражало, с какой скоростью восстанавливался этот человек.
   - Только Косте - ни слова, - спохватился Дюпре, вспоминая их непростые отношения с парнем.
   - Что так? - удивился Серж. - Он - неплохой человек, да и соображалка у него, что надо.
   Дюпре не стал уточнять, что такое соображалка, но ни секунды не сомневался в том, что сделает парень, узнай он о французе. Только прямолинейный Серж мог считать внезапный визит Коэна случайностью.
   - Не в данном случае, - пришла ему на выручку Летиция. - Чем меньше людей знает, тем лучше.
   Серж скосил на нее недоверчивый взгляд, но возражать не стал.
   - Ладно, но на работу мне все равно надо. Так что вы пока остаетесь на хозяйстве. С едой, думаю, проблем не будет, - Серж снова покосился на женщину.
   - Не волнуйся, - отозвался Дюпре. - Когда вернешься, надо будет серьезно поговорить. И без водки. - Последние слова Дюпре подчеркнул, и Серж согласно кивнул, с тоской глядя на пустую бутылку.
   - Как ты мог? - произнесла Летиция, как только Сергей вышел за дверь. - Нам сейчас нужны свежие мозги. Мы ведь еще не свободны, только из одной передряги попали в другую. Тебе с твоей внешностью и документами не выбраться из страны, а я, даже если бы могла сменить тело, все равно не поехала бы без тебя.
   - Спасибо, - Дюпре смотрел на нее нежно и немного грустно. И от одного его взгляда все раздражение разом покинуло Летицию.
   - Как ты можешь смотреть на меня с такой нежностью? - спросила она. - Ведь я, я... - Летиция беспомощно развела руками, - такая...
   - Прекрати, - он осторожно взял ее руки в свои и сжал. - Ты не уедешь без меня - это все, что для меня важно.
   - А когда я смогу... ну, ты понимаешь... ты сможешь? - слова путались, мысли в голове Летиции - тоже.
   - Смотреть на тебя также в другом теле?
   Летиция кивнула.
   - Конечно, смогу.
   Женщина выдохнула с облегчением и присела на стул, потому что ноги вдруг отказались ее держать.
   - За последние дни я избавился от многих предрассудков, - тихо проговорил Дюпре, опускаясь перед ней на колени. - Ты нужна мне, любая, я дорожу тобой.
   - Но ведь я убиваю их, - пробормотала она, едва не плача.
   - Мы все убиваем, так или иначе.
   - С тобой точно все в порядке? Там, в камере...
   - Все заживет, - поспешил он ее успокоить. - Все будет хорошо, мы выберемся, - и прижал ее к себе, большую, некрасивую, немолодую.
  
   * * *
   - Ты опоздал, - проворчал Сергей Витальевич, хлопнув дверцей ни в чем не повинного шкафа. В последнее время они весь рабочий день просиживали в офисе, в ожидании очередного звонка из центра, каждый раз опасаясь и надеясь услышать, что их филиал расформирован, потому что сейчас в нем не осталось никакого смысла. Но телефон обычно молчал, или на него звонили очередные девушки Кости. Парень совсем ударился в гульки с тех пор, как работа остановилась.
   - И что? - беспечно заявил Костя, падая в свое кресло и включая компьютер.
   Самое обидное, что Сергею на это нечего было возразить. От того, что они проводили свое время в офисе, ничего не менялось. Все превратилось в формальность.
   - То, что дисциплину еще никто не отменял.
   Костя лишь фыркнул в ответ, не удостоив его ответом и уткнувшись в свой монитор. Снова кадрил очередных девок по форумам и чатам. Сергей Витальевич ощущал, что теряет парня, но что он мог ему предложить?
   - Неслабо, - присвистнул Костя, разглядывая фото блондинки в купальнике, приехавшее ему на мыло.
   - И тебе такое нравится? - вздохнул за его плечом Сергей Витальевич, и Костя вздрогнул, потому что не услышал, как тот подобрался к нему сзади. Обычно его приближение было слышно за милю.
   - А Вы тоже не прочь посмотреть картинки? - тут же съязвил он. - Так сказали бы сразу - я бы показал Вам пару полезных сайтов.
   - Ты ведь всегда хотел чего-то большего, разве нет? - Сергей Витальевич присел к нему на ручку кресла, и та жалобно вздохнула, подавшись под его весом.
   "Он что, морали мне вдруг решил почитать? - подумал Костя, с досадой глядя на своего коллегу. - Вот уж дурацкое время выбрал. Да и зачем? Лучше бы себе прочитал лекцию о вреде пьянства: вон ведь какие круги под глазами, да и выхлоп тот еще - наверняка всю ночь снова гудел".
   - Извини, что вот так, без предупреждения, - рука Сергея накрыла руку Кости на столе, и парень обалдел от неожиданности. - Ты - единственный, с кем я могу говорить прямо, а другого варианта поговорить с тобой у меня сейчас нет.
   - Сергей Витальевич, с вами как, все нормально? - Костя высвободил свою руку и отъехал от него на кресле на безопасное расстояние.
   - Ему не будет никакого вреда, я уже проверяла, - тихо произнес Сергей.
   - Кому? - Костя с каждой минутой понимал все меньше.
   - С твоим наставником, - Сергей Витальевич ткнул себя в грудь. - Это я. Я не могла позвонить.
   - Не могла позвонить? - Костя подскочил в кресле и через секунду рухнул в него обратно. - Саша?
   - Да, - выдохнул Сергей.
   - Что-то стряслось? - он смотрел на своего коллегу и не мог поверить. Немыслимо было осознавать, что говоришь уже не с ним, что это не какой-то дурацкий розыгрыш. - Это же не шутка? - переспросил Костя, понимая, как жалко сейчас выглядит.
   - Мы - друзья, и это не шутка, - серьезно ответили ему.
   - Так что случилось? - несмотря на невероятность происходящего, Костя начал все же приходить в себя.
   - Пришла попрощаться.
   - Уезжаешь куда-то? Из страны? - Костя смотрел на нее, как на привидение.
   - Не совсем, - Сергей смущенно отвел взгляд. В его исполнении это выглядело почти комедийно.
   - Что это значит? Выкладывай, - потребовал Костя. Не стала бы она из-за пустяков вселяться в его наставника.
   - Помнишь, ты говорил о новой группе, которую прислали за мной.
   - Конечно, - с готовностью кивнул Костя. Как он мог забыть? - Они напали на твой след? - подался он вперед в кресле.
   - Да, - Саша не стала вдаваться в подробности.
   - Черт, только не говори, что ты сдаешься! - наконец, понял Костя. Эта обреченность в голосе, безнадежность - вот что ему не понравилось с первой секунды. - Где ты? Что случилось?
   - Успокойся, - тяжелая рука Сергея опустилась ему на плечо, удерживая в кресле. - Со мной все будет в порядке, просто... Саши больше не будет. Я так решила, - остановила она готовые вырваться у него возражения.
   - Но почему?
   - Это никогда не прекратится. Они никогда не отстанут.
   - Ты устала, пройдет немного времени...
   - Костя!
   - Нет! - Он схватил ее за руку и тут же выпустил. - Черт, угораздило же тебя вселиться в его тело. Я даже обнять тебя не могу, - он с досадой посмотрел на знакомые грубоватые черты.
   - Ты бы предпочел одну из этих девиц? - кивнула Саша на экран монитора.
   - Нет, - Костя подскочил к экрану и смущенно закрыл окно. - Это так, от нечего делать.
   В течение нескольких секунд они молча смотрели друг на друга, испытывая неловкость.
   - Как ты вообще? - спросил Костя.
   - Не очень, - грустно улыбнулась Саша, и губы Сергея Витальевича растянулись в непривычной ему гримасе. - Знаешь, у него неплохой опыт с огнестрельным, - вдруг заметила девушка, с каждой минутой все больше постигая своего носителя и нечаянно открывая в нем те навыки, в которых нуждалась. - Ему даже приходилось...
   - Не надо, - остановил ее Костя, - я не хочу знать. Это личное. Если он захочет, сам скажет.
   На какое-то время в комнате вновь воцарилась тишина.
   - Значит, ты читаешь того, в ком находишься? Как раскрытую книгу?
   Саша молча кивнула.
   - Удобно.
   - Используешь против нас?
   - Опять ты за старое, - с досадой произнес Костя, всматриваясь в мужское лицо и пытаясь увидеть там Сашу. - Ты уже причисляешь себя к ним?
   - Я принадлежу к ним, независимо от того, что думаю.
   - Раньше ты так не считала и не... использовала людей.
   - Я стараюсь делать это как можно реже и короче.
   - А как же, когда ты лишишься своего тела?
   - Я думала об этом, - она грузно опустилась в кресло Сергея Витальевича и задумчиво покрутилась на нем. - Я не хочу никого убивать.
   - Похвально, - Костя сел в свое кресло и придвинулся к столу.
   - Не иронизируй. Я действительно думала об этом.
   - И что?
   - Хочу проверить одну теорию. Если получится, никто не пострадает.
   - Вселишься в труп? - Костю явно клонило в черный юмор, то ли от злости, то ли от собственной беспомощности в складывавшейся ситуации. Он не мог ей предложить ничего лучше, и это его убивало. Благодаря Сергею Саша начала лучше понимать парня, теперь к ее собственным воспоминаниям о Косте добавились воспоминания его наставника, дни, проведенные вместе на службе, поддержка, дружба - и так странно было видеть его одновременно таким знакомым и новым.
   - Все лучше, чем в живого, - в тон ответила Саша, и Костя не выдержал, усмехнулся в ответ, живо представив себе картину разгулявшегося зомби.
   - Не понимаю, как ты можешь сейчас шутить. И вообще, это полный абсурд: ты, и это тело, - обвел он рукой Сашу. - Витальевич хоть не будет помнить?
   - Нет, для него ничего этого не будет.
   - Хоть так.
   И их разговор вновь плавно зашел в тупик. Саша молча поковыряла носком мужского нечищеного ботинка пол.
   - Мне, пожалуй, пора.
   Костя вскинул голову, уставился на нее прожигающим взглядом, но так ничего и не смог сказать. Ему хотелось попросить ее остаться, передумать, сбежать с ним на край света, ведь он дорожил ею больше, чем тоннами девушек с сайтов, даже тех, с которыми провел ночь или две. Он хотел, чтобы она оказалась обыкновенным человеком, и они могли жить обычной жизнью, но все это так и осталось в его мыслях.
   - Береги себя, - только и сумел он выдавить с трудом. - Мы больше никогда...?
   - Не увидимся? - ни разу еще Сергей не смотрел на него так проникновенно. - Не знаю, - честно ответила Саша. - Пока, - она склонилась и поцеловала его в макушку. И когда Костя на миг закрыл глаза, ему даже почудилось, что он уловил ее запах, и стоит ему только поднять голову, как на него, смеясь, посмотрят ее серые глаза.
   - Пока, - прошептал он в ответ, так и не открыв их.
  
   ***
   Саша нащупала край шторы над своей кроватью и потянула ее в сторону, впуская свет в маленькую, обитую вагонкой комнату. Впервые за долгое время она спала на отдельной кровати, сама. И это было отлично, жаль, что ненадолго. Прощание с Костей снова навеяло на нее тоску и совсем не прибавило решимости в затее, которую она задумала накануне.
   Вкусные запахи, доносившиеся снизу, заставили ее живот требовательно заурчать. Посетив крохотную ванную с уборной и затолкав себя в джинсы, Саша босиком стала спускаться вниз. Дурацкие скрипучие ступеньки выдали ее раньше, чем она успела достичь первого этажа. Девушка гадала, упущение это или преимущество при схватке с врагом. С одной стороны, они бы услышали гостей даже глухой ночью, а с другой - у них самих не было никаких шансов скрыться.
   - Кажется, я напрасно вчера кому-то демонстрировал кухню, - вместо приветствия произнес Тим, возникая в дверном проеме справа.
   - Я не обещала заниматься хозяйством, - тут же огрызнулась Саша, а Тим лишь ухмыльнулся.
   - Завтрак подан, - перебросив полотенце через руку, он слегка поклонился ей с издевкой.
   - И что на завтрак? - Саша протиснулась мимо него на кухню и заметила разложенную по тарелкам яичницу с беконом. Конечно, чего она ожидала от хищника: воздушных йогуртов со взбитыми сливками? Ко всему прочему из небольшой кастрюльки доносился дразнящий аромат кофе.
   - Я поражаюсь твоим нервам, - произнес Тим, наполняя чашку и ставя перед ней на стол.
   Саша вскинула на него вопросительный взгляд, делая первый глоток и искренне наслаждаясь.
   - То ты мечешься от преследующих тебя кошмаров о покойниках, то спишь, как убитая, накануне драмы.
   - Ты что-то узнал? - встрепенулась Саша.
   - Только то, что они плавно прочесывают город в поисках тебя.
   - А Ваня?
   - Ваня - в порядке.
   - Где он?
   - Там, где и должен быть. - Саша ощутила, что он больше не хочет продолжать эту тему и замолчала, уставившись в чашку.
   - Ешь, - он подвинул к ней тарелку с приборами.
   Много ли времени им потребуется, чтобы дойти до окрестностей? Насколько Крест и его люди осведомлены об этом убежище? Как быстро они вычислят Тима? От подобных вопросов все внутри сжималось и начинало мутить.
   Яичница, наверняка, была отличной, только теперь она не лезла в горло. Саша задумчиво ковыряла вилкой куски ветчины, пытаясь освободить их из плена застывшего белка.
   - Какой у тебя план? - не удержалась она.
   - Выжить, - Тим посмотрел на нее в упор тяжелым взглядом. В его глазах отражалось все: от обещания сломанных носов до убийства. Он собирался как можно дороже продать свою жизнь и не испытывал особенных иллюзий по поводу шансов выйти из грядущей заварухи невредимыми.
   - Ясно, - сглотнула она и снова нервно ковырнула яичницу.
   - Не вкусно? - кивнул он в сторону тарелки-мученицы, и Саша подняла на него взгляд.
   - Вкусно, спасибо, просто... - она вновь отвела глаза, не зная, как закончить фразу, не касаясь больной темы.
   Саша и не заметила, как он оказался рядом. Его руки подхватили ее под бедра и взгромоздили на стол, сдвинув тарелки в сторону. Всего секунду назад там была яичница, а теперь - ее задница в джинсах.
   - Что ты делаешь? - фраза прозвучала без возмущения, скорее, с надеждой. А Тим уже стаскивал рубашку через голову, не утруждаясь расстегиванием бесконечных пуговиц.
   - Хочу тебя, - прошептал он в ответ у ее уха, посылая приятную волну по всему телу.
   - Вместо завтрака? - попыталась пошутить Саша, цепляясь за его шею, когда он потянул ее на себя, расстегивая и стаскивая с нее джинсы.
   - Ты все равно не ешь, - без доли иронии отозвался он и справился, наконец, с ее брюками. Белье он даже не стал снимать, просто отодвинул тонкую полоску трусиков, отделявшую его от желанной цели.
   Секс с Тимом всегда был похож на борьбу, он никогда не был спокойным, нежным или размеренным. Прелюдия заменялась небольшой долей грубости и горячечной стремительности. Но на этот раз Саша оседлала его с готовностью, обхватив бедра любовника ногами. Она целовала его твердую грудь, прокладывала влажную дорожку вдоль ключицы, радуясь, наслаждаясь на полную катушку, не играя ни в чьи игры. Правда была в том, что ей всегда было хорошо с этим мужчиной, независимо от того, был ли он груб или нежен, или брал ее силой. Ничего бы не изменилось, даже одари он ее цветами, распевая серенады под окном (или, скорее, усеивая землю у ее дома свежими трупами). Ей было хорошо с ним, хорошо в его руках, ощущать его силу, власть и сдаваться им снова и снова, пока весь мир не становился одной огромной иллюзией, разлетающейся вдребезги на фоне безграничного блаженства.
   - Я не дам им забрать тебя, - прошептал он в ее полуприкрытые глаза. И Саша улыбнулась: конечно, этого не случится, технически ведь он сам убьет ее.
   Нужно было решаться и делать то, что она задумала, как можно скорее, а не оттягивать до последнего. Разум понимал, но чувства и ее драгоценное тело - отказывались. Хотелось продолжать их стремительные скачки на столе до самой ночи, а потом перебраться наверх в одну из спален и продолжать до утра. И так несколько дней подряд, а тогда уже можно и подумать о небытии.
   Никогда больше не видеть его, не касаться. Почти как настоящая смерть, по крайней мере, для нее.
   - Тим, - Саша толкнулась головой в его грудь и заплакала. Неожиданно для себя и для него, просто потому, что вдруг поняла, что испытывает по отношению к Тиму нечто большее, чем банальное желание.
   Он сжал ее крепче и не стал ничего говорить. Слезы скатывались по его груди на живот и останавливались у края джинсов.
   - Хочешь чего-нибудь? - тихо спросил он, когда Саша начала успокаиваться.
   - Да, есть, - подняла она к нему заплаканное лицо и улыбнулась.
   - В меню на сегодня - только холодная яичница, - улыбнулся он в ответ, а она еще раз прижалась к нему, сползая со стола, и Тим не уклонился, как обычно, а лишь аккуратно поддержал за талию.
  
  

Глава 28

  
   - Не шевелись, - Тим замер у окна и стал настороженно всматриваться в щель между рамой и занавеской.
   - Что случилось? - Саша уже почти сделала движение к нему, когда он остановил ее резким жестом, не терпящим никаких возражений. И она поддалась. Все, как всегда: он командует, она подчиняется. Знакомая горечь прокатилась по ее небу и осела у основания языка, отчего слова вдруг стали пустыми и бессмысленными.
   - Что происходит? - молчание выматывало, а Тим не спешил делиться с ней своими наблюдениями.
   - Все уже произошло, - зло бросил он, будто она снова в чем-то провинилась и, внезапно кинувшись к ней, потащил ее в сторону лестницы. Там, в маленьком узком коридорчике обнаружилась дверь на задний двор, заваленная всяческим хламом, досками и старым велосипедом. Тим отбросил все это с грохотом, не заботясь об осторожности, и потащил ее следом за собой. Саша повиновалась, по-прежнему ничего не понимая. С чего им было покидать это уютное затерянное гнездышко с такой поспешностью? Ее взгляд сам собой зацепился за подъем лестницы: там наверху находилась спальня, в которой ей впервые за долгое время удалось проснуться едва ли не умиротворенной.
   - Куда ты меня тянешь? Может, неплохо было бы собрать вещи? - возмутилась она, когда неровности на дверном косяке оставили след из царапин на ее плече.
   - Молчи, - прошипел Тим, едва сдерживаясь, чтобы не заткнуть ей рот буквально.
   И когда Саша хотела возразить и высказать ему, наконец, все, что накопилось, все по поводу их идиотского несуразного общения и перепадов его настроения от романтического до убийственного, она внезапно поняла.
   Их было много: Саша не могла засечь и пересчитать всех, но темные фигуры за кустами перебежками приближались к их дому. Первый выстрел просвистел в опасной близости от ее правого уха, взорвав тишину и запустив в голове симфонию сверчков. В следующую же секунду они уже лежали вместе с Тимом на земле, пытаясь найти укрытие за скудной порослью из молодой жимолости.
   - Постарайся не высовываться, - попросил он, доставая из кармана пистолет.
   - Тим, справа, - вскрикнула она, когда поняла, что один из нападавших подобрался слишком близко. Саша все еще с трудом представляла, сколько патронов в оружии Тима, требует ли оно перезарядки и как часто, но одно было для нее очевидным: врагов было слишком много. Неизвестно как, но они все же сумели их вычислить, и спланировали неплохую осаду, пока парочка ворковала внутри. Она ведь знала, что надо действовать быстро, но так хотелось оттянуть время, подарить себе еще минутку, еще хотя бы секунду безоблачного счастья. И что теперь? Вот она, расплата. Автоматная очередь рассекла густеющие сумерки и срезала несколько побегов над их головами. Саша взвизгнула и дернулась, готовая бежать прочь, сломя голову, лишь бы подальше от этого ужасного места и стрельбы.
   - Стой, - Тим достаточно грубо осадил ее. - Они этого и добиваются: чтобы мы побежали, как перепуганные зайцы. Сиди на месте. Лучше схлопотать пулю в лоб, чем в спину.
   Сашу начинало бить мелкой дрожью. Она слышала слова, которые произносил Тим, но смысл больше не доходил до нее. Она ощущала его руку, сжимающуюся на ее запястье, когда дергалась, и понимала, что нужно оставаться на месте. Она больше не различала звуков, лишь жесты говорили ей, что можно, а что нельзя делать.
   - Нам лучше перебраться, - на этот раз он потащил ее в сторону, продолжая изредка отстреливаться. Глядя на его сосредоточенное лицо, Саша с удивлением поняла, что он умудрился не потерять самообладания, чего никак нельзя было сказать о ней самой. И в тот момент, когда они рухнули за небольшим холмом с кустами, ей, наконец, удалось взять себя в руки.
   Неизвестные люди почти окружили их. Они не церемонились и, судя по пальбе, не так чтоб уж очень стремились сохранить своим мишеням жизнь. Тим больше не стрелял, совсем, и это означало только одно: что у него закончились патроны. Но в руке у него уже был зажат нож. Такие парни всегда старались продать свою жизнь подороже, а он - в особенности. Группа на фланге практически расслабилась, поняв, что противник безоружен, и поднялась в полный рост. У каждого в руках красовалось оружие, которое они готовы были пустить в ход в любой момент. Саша смотрела на грубые черты одного из парней, движущихся к ним: низкий лоб, нависающие надбровные дуги, маленькие встревоженные глаза и широкий нос, чуть приплюснутый и искривленный. Что ей говорила Летиция? Это как надеть пиджак, верно? Или черную кожаную куртку, как та, что была на нем. Но у Саши ничего не выходило, она не могла представить парня одеждой, а воображаемое надевание его крутки никак не помогало. И тогда, плюнув на все слова, зажмурившись от напряжения, просто толкнула себя вперед. От силы толчка она едва не промазала, вынырнув с другой его стороны, но ей все же удалось остаться и закрепиться.
   В голове у парня творилось что угодно, кроме нормального течения мыслей. Гора мышц и скрытых комплексов, и абсолютная пустота и беспринципность внутри. От его приятелей исходили похожие ощущения.
   "Или ты, или тебя", - Саше пришлось повторить это не один раз, как заклинание, прежде чем ей все-таки удалось нажать на курок его автомата. Очередь полыхнула в темноте и уложила несколько его друзей. Потом пришлось срочно ретироваться, вжавшись в землю, потому что остальные, увидев происходящее, быстро сориентировались и начали палить в своего соратника. Саша отстреливалась с остервенением приговоренного.
   - Саша, очнись! Очнись, черт тебя дери! - Тим тряс ее за плечо, но все было бесполезно: девушка потеряла сознание. Он повертел головой, оценивая обстановку. Один из парней заступился за них, хотя он не помнил его лица и не понимал мотива. Только знал, что это их единственный шанс уйти с линии огня, пока парня не застрелили. Но Саша, как назло, отключилась, а тащить ее в подобных условиях означало неминуемую гибель: что за очаровательную неповоротливую мишень они будут из себя представлять. Тим снова выругался от досады, и пополз в сторону к одному из убитых, чтобы забрать его оружие. Вылазка оказалась успешной и, пока все остальные были заняты войной, разразившейся у осаждавших прямо в тылу, Тиму удалось завладеть еще одним пистолетом и запасной обоймой. Но когда он оглянулся назад, туда, где еще недавно лежала Саша, оказалось, что ее там больше нет, а еще одна группа людей в черном быстро удаляется с поля битвы с беспомощным телом на руках.
   Тим чертыхнулся, и, наплевав на все правила, рванулся следом за ними.
   Парень, поднявший оружие против своих и оказавшийся в центре сражения, получил очередь в бок, неловко перевернулся, словно пытаясь в последний раз укоризненно посмотреть в лицо своего убийцы, и застыл на траве. Последнее, что он видел: как несколько стволов перенаправились на бегущего Тима, и пули неумолимо полетели в цель.
   Саша дернулась в своем теле, брыкнувшись и заорав в руках неизвестных людей, тащивших ее от участка, словно группа дисциплинированных муравьев. Несмотря на ношу, они двигались почти что бесшумно. Поэтому, когда она нарушила их инкогнито, человек в маске сделал знак кому-то рядом, и прежде, чем она успела что-либо предпринять, тот вырубил ее уколом какого-то вещества прямо в плечо. Сперва у нее закружилась голова, замелькали картинки окружающего, а потом наступила блаженная темнота неведения. И только крик Тима и разрывающие его плоть пули запечатлелись в этом неведении эпитафией человеку, с которым она жила. Кажется, она даже смогла на прощание проорать несколько раз его имя, а может, это был всего лишь беспомощный шепот - темнота поглотила все, и будущее и настоящее.
  
   * * *
   - Тим! - крик с его именем вырвал ее из небытия. Саша вскочила на постели и уставилась в окно с белой занавеской, за которым едва брезжил свет.
   - Мадемуазель, - в дверях появилось обеспокоенное лицо молодой женщины. Она взволнованно покачала головой из стороны в сторону и исчезла.
   Саша осторожно сползла с кровати и стала осматриваться по сторонам. Комната была великолепно обставлена, и больше всего напоминала одну из тех роскошных зал, которые девушке раньше доводилось видеть разве что в музеях. Обитые парчой кресла с резными ножками и ручками, мраморный столик с позолотой, паркет разных оттенков, выложенный сложным узором. Это никак не могла быть резиденция Креста. Неужели организация? Если тут крутились такие деньги, оставалось только удивляться, как они еще не извели всех реберфов под корень.
   - Как себя чувствуешь? - прямо с порога заявил подросток в элегантном костюме, по-хозяйски заходя в комнату. И Саша, поначалу оторопевшая, распознала голос, а затем и самого парня, которого ей довелось видеть лишь однажды в густом пару.
   - Тинни, - она позволила себе рухнуть назад на кровать, не скрывая своего удивления.
   - Я не менялся, - совершенно серьезно уточнил он и прошелся к окну, взглянул в него, затем повернул голову и задумчиво посмотрел на Сашу.
   - Что произошло? - образы замелькали в ее голове, выстраиваясь в единую картину. Вот на них напали, перестрелка, крики, тяжелое тело Тима, придавившее ее к земле и закрывшее собой. Потом снова выстрелы, ее отчаянная попытка спасения, перемещение и... похищение? - Саша недоуменно посмотрела на Тинни. Он, очевидно, отследив всю цепочку событий по ее лицу, в ту же секунду опустил взгляд в пол. А перед глазами Саши уже летели пули и настигали Тима: одна, вторая, третья, потом была темнота, которую не способны были разорвать даже вспышки от выстрелов. Ей что-то укололи, вырубили и вынесли с поля боя, как куклу.
   - Что ты наделал, - глухо проговорила она, осознавая. - Что мне укололи?
   - Релаксант, - без единой эмоции в голосе отозвался Тинни.
   - Зачем? - Саша обхватила голову руками, зарываясь пальцами в волосы, как будто это что-то могло изменить.
   - О чем ты? - казалось, он ожидал от нее совершенно иных вопросов. - Я принял твою человечность, я дал тебе время поиграть и повзрослеть. Когда же увидел, что тебе угрожает серьезная опасность, вмешался. Это исчерпывающий ответ на твой вопрос?
   Саша побледнела:
   - Ты убил его.
   - Кого? - Тинни смотрел на нее в недоумении. - В той перестрелке погибло несколько человек, но это не имеет никакого значения, главное, что ты не пострадала.
   - Зачем я тебе? - Саша остановила уже готовые вырваться у него слова. - Только не говори, что у тебя проснулись отцовские чувства.
   Тинни пожал плечами:
   - Ты сильно все усложняешь. Мне жаль, если люди, которых я нанял, потревожили тебя в неудачный момент, но они не были осведомлены обо всех деталях, - произнес он, намекая на их природу.
   - Забудь. Зачем? - Теперь она определенно хотела получить ответ на свой вопрос. На вопрос, ради чего погиб Тим, до которого Тинни даже дела не было.
   - Тебе пора научиться многим вещам. Принять свою суть. И оставить детство в прошлом.
   - Под детством ты понимаешь человечность? Но разве не это тебя во мне так привлекает?
   - И это тоже, - он даже не смутился того, что кто-то вытащил на поверхность его истинные мотивы.
   Саша смотрела на него молча и не знала, о чем еще говорить. На Тинни было абсолютно бесполезно орать или впадать при нем в истерику: он не то что не огорчился бы, а просто не понял.
   - Не нужно было меня спасать. - Саша поднялась, готовая покинуть комнату в том, в чем была.
   - Не делай глупостей. Мы нужны друг другу. Изучи свои возможности, стань собой. - В ответ на ее гневный взгляд он лишь продолжил: - И позволь мне исследовать тебя.
   - Убирайся.
   Тинни не сдвинулся с места, словно она ничего только что не говорила.
   - Оставь меня, - уже спокойнее произнесла она.
   - Это означает "да"? - невозмутимо уточнил Тинни.
   - Да, - выдавила из себя со злостью Саша, готовая запустить в него фарфоровой вазой с прикроватного столика. Но Тинни, очевидно, удовлетворился ответом, потому что прекратил донимать ее своими бесчувственными фразами и выполнил просьбу: оставил ее одну.
   Как только дверь за ним закрылась, Саша рухнула на кровать и разрыдалась. Она проклинала себя за то, что втянула во все это Тима, потом за то, что позволила этому мрачному ублюдку обосноваться в ее душе, потом просто свернулась клубком, судорожно подрагивая на постели. А перед глазами прокручивались по кругу последние кадры из перестрелки. Это и все, что осталось ей на память, лучшие фото их недолгой жизни. И не лучшее начало новой. Или жизнь всегда должна начинаться в крови?
   Свет за окном становился все ярче, а на душе у Саши было темнее самой безнадежной норы. И не хотелось ни на йоту проникать в тайны реберфов, постигать их искусные навыки использования людей, практиковаться и помогать в реализации амбиций ее так называемого отца.
   Тинни не убивал Тима нарочно, не рассматривал его, как сопутствующие потери, просто ничего о нем не знал. Но от этого не становилось легче, совершенно, и так и не возникшие родственные отношения оборачивались чем-то абсолютно недостижимым, как луна для мотылька.
   Саша вытерла слезы и посмотрела на сжатую в кулаке простыню: только домашние девочки распускают нюни, а она уже не одна из них, больше нет. Она научится всему, что ей предложат, и станет свободной, ото всех, и будет сама решать, что делать.
   - Эй!
   Тоненькое личико уже знакомой служанки тут же показалось в дверях.
   - Тут есть какая-нибудь одежда?
   Девушка в ответ затараторила что-то на французском.
   - Отлично, мне что, сначала придется примерить тебя? - мрачно пошутила Саша, подходя к окну и отодвигая занавеску. Да так и застыла на месте, забыв и о девушке, и об одежде: ее взгляду открылись улочки, дома и силуэт Сакри-Кер на холме, который сложно было с чем-то перепутать.
  
  

Глава 29

  
   Запахи в лаборатории сводили Сашу с ума. Временами ей казалось, что смесь машинного масла и селитры в сумме дают запах бутербродов из лавки на углу Мони и Тартан. Она сидела на высоком табурете в белом халате и представляла себя безумной профессоршей, делающей потрясающие открытия, при этом весело болтая ногами и наблюдая с ухмылкой за работой Стэна.
   Тинни познакомил ее со своим лаборантом всего пару недель назад, но Стэн был настолько увлеченным и одновременно неприспособленным к жизни, что Саша не испытывала рядом с ним никакой неловкости. Он торчал в лаборатории почти с обеда и до глубокой ночи. По утрам Стэн работу не жаловал, но только потому, что ему далеко было добираться до дома, а даже если он и ночевал на рабочем месте, когда задерживался, потом долго отсыпался, восполняя ночные бдения.
   - А можно вселиться в животное? - неожиданно спросила Саша, и Стэн даже оторвался от своего занятия.
   - В принципе, можно, но это никто не практикует.
   - Почему?
   Стэн скривился, будто съел незрелую сливу. У него всегда было такое выражение лица, когда Саша задавала вопросы, ответы на которые, по его мнению, были очевидны.
   - Потому что животные недоразвиты по сравнению с человеком. Предвосхищая твой следующий вопрос: и в слепых, глухих, безногих и убогих реберфы также не вселяются.
   - Но ведь это должно быть интересно: кошачья грация, ловкость, к примеру, инстинкты, охота...
   - А как потом из всего этого выбраться?
   - А в чем проблема?
   - Проблема? Да ни в чем. В самоидентификации, разве что. Психика животного не способна дать адекватный ответ на находящегося у руля реберфа, она слишком примитивна. Такой реберф застрянет в животном сонном состоянии, пока там же и не погибнет.
   - Жаль. А что же люди? - Не унималась Саша. - Если они так развиты, почему ничего не ощущают?
   - Потому что привыкли жить в мире своих постулатов, отметая все, что не вписывается в систему - это раз. И потому, что мир вокруг и его влияние на человека настолько велики и разнообразны, что невозможно отследить тот самый момент вторжения, пока не станет слишком поздно.
   - Но мы ведь должны быть невероятно близки, чтобы сосуществовать на протяжении веков вместе, разве не так?
   - Омела не слишком близка дереву, однако успешно сосуществует, - отозвался Стэн. - Но если ты намекаешь на то, что корни у людей и реберфов одни и те же, то такая теория имеет право на жизнь.
   - И что же это значит? Что люди были реберфами?
   - Глупость, - безапелляционно осадил ее Стэн. - Одна из человеческих ветвей эволюционировала в реберфов.
   - Высшая ступень эволюции, значит, - с сарказмом протянула Саша.
   - Вершина пищевой цепочки, - подтвердил Стэн, и Саша погрустнела, понимая, что он прав. Реберфы питаются человеческими эмоциями, греются в их телах, тратят их деньги и играют в их жизни.
   - На чем мы вчера остановились? - прервал ее размышления Стэн.
   - На одновременном захвате.
   Они вчера весь день развлекались в лаборатории тем, что Саша пыталась распылить себя на двух человек одновременно, а Стэн фиксировал ее потуги.
   - Стэн, ничего не выйдет, - резонно заметила она, а лаборант в это время увлеченно перечитывал свои записи. - Слышишь?
   - Что? - он часто выныривал из своего волшебного мира, явно не сразу начиная воспринимать реальность.
   - Это бесполезно, не получится.
   - Я вижу, что не получится. Но как это доказать? - взглядом исследователя он пробежался по ней сверху донизу. Странное дело: как бы на нее ни смотрел Стэн, это всегда получалось совершенно невинно. Саша ощущала себя рядом с ним, как с... даже не братом, нет, а представителем другого вида, к примеру, кузнечиком, которого он очень напоминал, худой и нескладный, коленками внутрь.
   - Э, нет, хватит с меня Тинни, - замахала на него руками девушка.
   - Подожди. У меня есть одна теория, - начал он, и Саша поняла, что это надолго. Никто из других реберфов не возился со Стэном, не общался на равных, поэтому он готов был растолковать ей все, от начала бытия. - Возможно, все дело в привычном мышлении.
   - Ты о чем это сейчас?
   - С самого рождения вы пребываете в единицу времени лишь в одном человеке. Вы ассоциируете себя с одной психикой, с одним организмом. Но если сломать этот стереотип...
   - Если сломать этот стереотип, получится психованный реберф-размазня.
   Стэн поднял на нее глаза и ошалело посмотрел в ответ.
   - А, ты снова шутишь, - с облегчением произнес он, а Саша тяжко вздохнула. Он совершенно не воспринимал юмор. Стэн был тем самым человеком, которому в конце каждой шутки требовалось говорить "лопата".
   - А что, если вы способны мыслить шире и охватить два и более организма? Это же прорыв!
   - О, нет, нет, и еще раз нет. Понеслась, - Саша легко соскочила с табурета и решила тактильным контактом остановить Стэна. Это всегда срабатывало безотказно: он тут же сбивался с мысли, еще какое-то время лепетал что-то невнятное, а затем и вовсе смолкал.
   - Ну, и что ты предлагаешь взамен? - после воцарившейся тишины, наконец, спросил он.
   - Ты же собрал статистику. Я хочу знать, насколько сильный вред я приношу людям, находясь в их телах.
   - За те промежутки, что мы исследовали, я не обнаружил никаких изменений.
   - Ни у кого?
   - Ни у кого. Ты же знаешь, что ты не вызываешь у них даже привычного повышения температуры тела.
   - Как же тогда...? - перед глазами Саши вновь мелькнуло лицо Стеффи Райкер.
   - Выход. Полагаю, что ответ на твой вопрос лежит в очень резком насильственном выходе.
   - Выход, - прошептала Саша, проводя пальцами по своему лицу и вспоминая тот мучительный кошмар и ужас.
   - С тобой больше такого не случится.
   - Откуда ты знаешь? - не глядя, спросила Саша.
   - Ты уже далеко впереди. А то, то были первые детские шаги.
   Саша покачала головой. Настроение стремительно уплывало в никуда: чья-то жизнь не могла быть ценой первых шагов неумелого ребенка, или недоразвитого взрослого, если точнее.
   - Брось, подумай вот о чем. Может, все дело в зацикленности на цифре два, в разделении, в самом понятии двойственности, а если ты будешь думать о множестве, у нас выйдет? Я ничего не имею против цифры три, или пятнадцать, если тебе так будет удобнее.
   Саша закатила глаза и облокотилась о стойку. Стэна опять понесло, не прошло и двух минут. Губы Саши сами дрогнули в улыбке, поначалу несмелой, потом еще одной, и еще, пошире. Иногда он городил такое, что все реберфы отдыхали.
  
  
   * * *
   Маленький уютный ресторанчик спрятался на первом этаже здания недалеко от отеля де Виль. Саша была убеждена, что в этом квартале не бывает других заведений, кроме вычурных, но это оказалось не так. Симпатичный парень на входе забрал ее легкий плащ, и улыбнувшись, вежливо указал им на вход в зал. За столиком, к которому Сашу подвел Тинни, уже сидел мужчина лет тридцати. Его внешность Саша сразу же для себя мысленно окрестила классической французской. Высокий лоб, прямой нос с невероятным разлетом крыльев, четко очерченные губы, и удивительные большие треугольные глаза, к которым многие девушки питали слабость. Судя по взглядам, которые изредка бросали на него посетительницы, даже весьма солидного возраста, незнакомец умел производить впечатление.
   - Хочу тебе представить, - как никогда официально заговорил Тинни, - Мишу.
   Мужчина тут же поднялся и галантно поклонился. Затем вязким текучим движением переместился чуть в сторону и отодвинул стул для Саши, тем самым лишив работы разочарованного официанта.
   - Саша, - произнесла девушка, присаживаясь и бросая короткий взгляд на незнакомца.
   - Очень приятно, - его взгляд задержался на ее правой щеке, отчего та тут же невольно порозовела. - Я взял на себя смелость заказать вина, - произнес он, таким же тягучим движением возвращаясь на свое место.
   - Собственно, я не собирался задерживаться, - вежливо пояснил Тинни, так и не заняв места за их столиком, - у меня дела. Так что отдыхайте. - С этими словами он подмигнул Саше и тут же направился на выход, не дав ей ни возразить, ни возмутиться.
   Внезапный уход Тинни привел в их скромной компании на двоих к затянувшейся паузе, которую поспешил нарушить Миша, плеснув Саше вина в бокал и приветливо улыбаясь:
   - Это Шато де Монтельи, урожай 1976го, попробуйте, оно великолепно.
   Саше показалось, что она попала в какой-то глупейший фильм и никак не может из него выбраться, что вскоре из-за угла обязательно выскочит перепуганная тетка с трещоткой и крикнет "сцена такая-то дубль такой-то".
   - Я не очень разбираюсь в винах, если честно, - прямо ответила она, глядя на своего спутника. - И, если можно, давайте пропустим официальную часть.
   - Вот так сразу? - оторопел Миша, и Саша вновь покраснела, понимая, что, очевидно, сморозила какую-то глупость.
   - Что вам сказал обо мне Тинни? - спросила она.
   - Что Вы грустите, и чтобы я Вас развлек.
   - И что он имел в виду под развлечением?
   - Вино, ужин, приятный вечер... - начал Миша и соблазнительно улыбнулся, пробегая взглядом по ее декольте.
   Саша заерзала на месте, с трудом удерживаясь, чтобы не сбежать в дамскую комнату и не начать натаскивать проклятое платье повыше.
   - Послушайте, Миша, я не знаю, что Вам наговорил обо мне Тинни, - наконец, выдавила она, - но я ощущаю себя не в своей тарелке. Мы можем отсюда уйти?
   Миша посмотрел на нее с интересом, пару мгновений подумал, потом улыбнулся, подхватывая бутылку, и бросил несколько купюр на стол.
   - Сделайте глоток на дорожку, - кивнул он на ее бокал, - не пожалеете.
   Саша пригубила вино и удивилась его глубокому бархатному вкусу, нежному и богатому одновременно.
   - Это удивительно, никогда не пробовала ничего подобного, - прошептала она заворожено.
   Миша только улыбнулся шире и протянул руку, чтобы помочь подняться из-за стола.
  
   Под прохладный июньский ветер они сбежали из душного ресторанчика и от взглядов заинтересованных дам. Миша тоже накинул плащ, и в своем костюме с галстуком выглядел, как клерк или бухгалтер, правда, надо отдать ему должное, симпатичный бухгалтер.
   - Кем Вы работаете? - спросила Саша, заинтересованно глядя на своего нового знакомого.
   - Разве это имеет значение? - усмехнулся он. - Для нас? - и подмигнул ей.
   Саша смущенно замолчала на какое-то время, поскольку так и не научилась отличать изоморфов от обыкновенных людей. С этим у нее были устойчивые проблемы, она почему-то не распознавала их, несмотря на то, что видела даже призраков. Хотя, по логике вещей, с кем еще ее мог познакомить Тинни? Да и зачем вообще? Для развлечения? Это было так не похоже на великого манипулятора от науки.
   - Вы... можно мы перейдем на ты? - спросила Саша, осторожно поглядывая на Мишу.
   - Да, конечно, - улыбнулся он, и его рука естественным образом очутилась на талии Саши. Как-то он был чересчур скор. Хотя, разве не она сама вытащила его из ресторана? Возможно, для такого, как он, это означало лишь одно: программа вечера стала короче на один пункт, вот только, что планируется на финал, Саше как-то неловко было даже предполагать. Тинни решил заняться сводничеством? От одной подобной мысли хотелось плеваться.
   - Вы что-то должны Тинни? - осторожно поинтересовалась она, и его улыбка растаяла так быстро, словно ее и не было.
   - Ты умеешь задавать неудобные вопросы, - проговорил он и стал судорожно рыться в карманах, отчего Саша сразу поняла, что он нервничает. Вскоре на свет была извлечена мятая пачка сигарет и зажигалка. Миша прикурил, не с первого раза, и нервно затянувшись, наконец, вновь взглянул на нее. - Может, оставим все это и просто хорошо проведем вечер?
   - Это как-то искусственно, прости, - смутилась Саша, пытаясь оправдаться и одновременно не задеть чувств своего собеседника.
   Он запрокинул голову и театрально рассмеялся.
   - Знаешь, меня еще никто не обвинял в плохой игре, ты - первая. Что ж, - он изобразил шуточный поклон, снимая невидимую шляпу, - преклоняюсь перед искусным зрителем.
   - Я - не зритель, и это - не спектакль. Это жизнь, а я - всего лишь че..., - и Саша запнулась.
   - Браво! - Миша похлопал в ладоши. - Я почти поверил, - он заглянул в ее лицо. - Теперь я понимаю, почему тебя не удовлетворила моя игра. Это все равно, что предложить мерло по евро за бутылку человеку, пившему Монтельи. Кстати, - он озорно улыбнулся, демонстрируя закрытую пробкой бутылку под плащом, - она все еще с нами. Как Вы относитесь к паркам?
   И на этот раз Саша благосклонно улыбнулась, подыграв ему.
  
  

Глава 30

  
   Тинни ходил по гостиной своего особняка недалеко от елисейских полей, и сосредоточенное выражение его лица никак не сочеталось с образом подростка.
   - Как тебе удалось сохранить собственность? - родился у Саши неожиданный вопрос.
   Тинни остановился и холодно посмотрел на нее.
   - Наследство.
   Саша кивнула, будто поняла, хотя на самом деле ей неизвестны были все ходы и детали подобных сделок, но продолжать тему отчего-то не хотелось.
   - Ты должна отгораживаться от их эмоций, - заговорил Тинни. - Мы не смешиваем свои ощущения с ощущениями носителя.
   Саша попыталась что-то возразить, но Тинни ей не позволил.
   - Навыки - да, это другое дело. Но все полезные навыки прекрасно приобретаются без вовлечения эмоциональной сферы. Ты же слишком интегрируешься с носителями, и это проблема.
   - Почему это проблема? - недоуменно посмотрела на него Саша.
   - Потому что в результате в твоем сознании и памяти скапливается гора ненужного хлама в виде историй их жизни, событий, ощущений. Это же очевидно! Уже после нескольких человек ты превращаешься в мусорную свалку. Реберфы не впитывают в себя все подряд, как губки, они берут только то, что им нужно.
   - Может, это плата за мои особенности? - возразила Саша.
   - А может, это банальная недисциплинированность?
   Саша умолкла, они ступали на шаткую почву, где ни у одного из оппонентов не было доказательств.
   - Притом, что у вас нет четкой системы внедрения в человека, а все - лишь на уровне личных интуитивных ощущений, как можно вообще говорить о том, что правильно, а что нет?
   - Это происходит на уровне рефлексов, Александра. А рефлексы невозможно разложить в алгоритм. И, несмотря на свои особенности, ты отлично справляешься с захватом носителей. Я говорю о том, что происходит дальше. И почему ты упираешься: зачем тебе их боль, сомнения и сожаления?
   - Я понимаю их, - ответ вырвался раньше, чем Саша успела подумать. И, судя по взгляду Тинни, теперь он не понимал ее.
   - Я уже молчу о том, что ты накапливаешь необъективный опыт, восприятие мира, которое разрушает твою собственную взвешенную картину.
   - Не разрушает, я просто вижу мир богаче, многограннее. - Саша не знала, как ему объяснить, как каждая прожитая жизнь делает ее мудрее, терпимее, добрее.
  
  
   * * *
   Они сидели на одном из берегов Сите, прямо на набережной из плит, на поваленном стволе дерева, и пили Анжуйское за пять евро из супермаркета. Куда только подевался весь наносной лоск Миши и вычурность его выражений: рядом с Сашей сидел обыкновенный уставший человек и смотрел, как утки толкутся, поедая куски багета, которые он отщипывал и бросал в воду.
   - Ты француз? - спросила Саша.
   - Да, - рассеянно ответил Миша, не отрываясь от своего занятия.
   Саша отняла одну руку от пластикового стаканчика и подула на пальцы, чтобы согреть их. Июнь в этом году в Париже выдался настолько прохладным, что вечером даже в легкой куртке можно было замерзнуть.
   - А откуда такое странное имя? Оно ведь русское?
   - Да, моя мать, будучи в одной студентке, поехала в путешествие по России, и там познакомилась с парнем.
   - И ты - его...
   - Нет, - улыбнулся он, - все так думают, но нет. Я появился много позже, после того, как мама вернулась и вышла замуж.
   - За Коллинза, - закончила за него Саша.
   - Именно, - кивнул Миша и отсалютовал своим бокалом.
   - Реберфы вступают в браки?
   - Почему нет.
   - Но они ведь имеют юридическую силу, только пока они не покинут... А дальше?
   - А дальше все зависит от их собственного желания: захотят, заключат новый брак, не захотят - разойдутся.
   - Проверка брака на прочность.
   - Поверь, эта проверка не помешала бы многим людям. Зачастую брак - лишь привычка, особенно, с течением времени. И если бы для того, чтобы продолжить семейную жизнь, требовались какие-то телодвижения, половина пар их бы так и не совершила.
   - Я вижу, ты невысокого мнения о любви.
   - Напротив, - улыбнулся он.
   - Так того парня из России звали Мишей? - вернулась Саша к теме, от которой они отошли.
   - Вообще-то Митей, - усмехнулся Миша, - мама напутала.
   Саша рассмеялась вместе с ним. После того, как они забыли о формальностях и обо всем, чего от их знакомства ожидал Тинни, общение стало непринужденным и приятным для обоих. Рестораны заменили долгие вечерние прогулки по улицам, иногда посиделки на газоне с вином или что-то сумасшедшее в духе пряток в закрывающемся соборе Парижской Богоматери.
   - Я буду звать тебя Митей, - прыснула со смеху Саша.
   - Только попробуй, - пригрозил он, - тогда я буду звать тебя Сатьей.
   - Моя мама никогда не была в Индии, - засмеялась Саша, но вдруг ее глаза погрустнели, и смех растворился в воздухе. - Я понятия не имею, где она была.
   - Ты завидуешь людям, - попытался утешить ее Миша. - Что поделать, у нас это в порядке вещей, когда родители не заботятся о своих детях, - и промахнулся, да и откуда ему было знать, что она говорит вовсе не об изоморфах.
   - Кем ты работаешь? - сменила Саша тему.
   - Актером, - впервые без увиливания ответил Миша.
   - Актером? - поразилась Саша и вспомнила все свои выходки и намеки на его безыскусную игру. - Ох, я не хотела, - пробормотала она, прикрывая рот ладошкой.
   - Ладно уже, - примирительно засмеялся он, умиляясь ее искреннему удивлению. - Нет, ну вот, ты опять! - Возмутился он, толкая ее плечом. - Хочешь сказать, что я так плох?
   - Нет, ты вовсе не плох, просто я как-то даже не думала...
   - Ладно, за мной толпы, между прочим, гоняются при свете дня. Я поэтому и гуляю по вечерам или в темных уютных заведениях.
   - А где ты играл?
   - В кино. Была пара эпизодических ролей, потом целая серия в одном сериале. Там я играл злодея, - он усмехнулся, вспоминая.
   - Ты был ужасен?
   - Как всегда, - сверкнул глазами Миша и снова усмехнулся. - Подумать только, мне еще никто не делал столько комплиментов, сколько ты.
   - Я не очень... - Саша покрутила пальцем в воздухе, - умею общаться со звездами, прости. Так все же, какая твоя самая известная роль? Или это сугубо французское кино, не для широких масс?
   - Ну, почему же, - пожал плечами Миша, - вообще-то это телевизионный сериал.
   - Подожди, дай угадаю, - запрыгала Саша на месте от радости, - ты там играешь... доктора?
   Миша отрицательно покачал головой.
   - Детектива?
   Миша вновь покачал головой.
   - Бухгалтера? - с сомнением спросила Саша, окидывая взглядом его вечный костюм с галстуком.
   Миша скорчил забавную рожицу и вздохнул:
   - Это мистический сериал, я играю там ангела.
   - Кого? - на этот раз рот Саши округлился от удивления.
   - С крыльями, нимбом и всеми делами?
   - С супер-силой, странностями и поисками истины, - ответил он.
   - То есть, себя? - уточнила Саша.
   - Разве у нас есть крылья? Разве мы - посланники света? - Миша отвернулся и, сжав в руке стакан, сделал большой глоток. Потом протянул ей багет и пододвинул нарезанный сыр.
   - А кто мы? - Саша посмотрела ему прямо в глаза.
   - Тебе лучше спросить у Тинни, - усмехнулся он и отвел взгляд.
   - Поверь, он тоже не знает ответ на этот вопрос, даже если и считает иначе.
   Миша грустно посмотрел на нее в ответ и ничего не сказал. Подхватил кусочек сыра и забросил его в рот.
   - Тинни хотел, чтобы ты завела со мной роман, - жуя, вдруг сознался Миша.
   - Зачем? - уже в который раз за этот вечер удивилась Саша и одновременно огорчилась. Какое право имел Тинни вести за ее спиной какие-то игры, лезть в ее личную жизнь, да еще и принуждать к отношениям посторонних людей.
   - Не знаю, - пожал плечами Миша, - он не вдавался в подробности. Может, хотел тебя отвлечь. В конце концов, в этом нет ничего такого. Многим женщинам романы идут на пользу.
   - Я выгляжу такой несчастной? - спросила Саша, и взгляд ее вдруг стал колючим, а сердце резанула старая боль.
   - Дело не в этом, - попытался возразить Миша, но Сашу уже понесло.
   - Так вот почему ты испытал облегчение, когда я сама обратила наши отношения в дружеские. Гора с плеч, да? - Она подскочила с места и начала отряхивать джинсы.
   - Да перестань ты, - Миша подскочил следом за ней и сгреб ее в охапку. - Дело не в тебе.
   - Ну, конечно, - фыркнула она, но Миша ее не отпустил, а дождался, пока она остынет, и только тогда разжал руки. - Мне не нужна твоя жалость, - проговорила она, опускаясь обратно на бревно.
   - Смотри, - он достал из кармана пальто бумажник и показал ей фотографию на развороте. - Это Кэрол, а это Лола, - его палец остановился на очаровательной двухлетней малышке.
   - Милая, - произнесла Саша, вглядываясь в детские черты и узнавая там глаза Миши. - Она - твоя?
   - Да, Кэрол - моя жена, а Лола - дочка.
   - Они...
   - Нет, они не реберфы, - произнес он и резко погрустнел. Подобрал бутылку, повертел ее в руке и сделал несколько глотков прямо из горлышка.
   - Ты никому не говорил?
   - Нашим - нет, только друзьям-людям, и то паре человек.
   - Почему?
   Он посмотрел на Сашу, как на ненормальную.
   - А ты думаешь, кто-то бы одобрил такой союз?
   - А какое им дело?
   - Угроза разоблачения. Привязанность - это слабое место, через которое меня всегда можно достать. И людям, и реберфам. Это уязвимость, неужели ты не понимаешь? - он в отчаянии посмотрел на Сашу. - А ребенок - уязвимость в квадрате, в кубе!
   - У Лолы нет свойств...
   - Нет, она обыкновенный человек, - он еще раз с грустью взглянул на потрепанное фото.
   - Ты живешь с ними?
   - В перерывах между съемками - да.
   - Мне жаль, - Саша протянула руку и аккуратно сжала его пальцы.
   - Ты - первый реберф, которому я это говорю, - глухо произнес он.
   Саша промолчала, лишь сильнее сжав его пальцы.
   - Ты... очень человечна.
   Она сглотнула образовавшийся в горле ком и отвела взгляд. Впервые ей говорил подобное реберф, и это звучало, как комплимент.
   - Я никому не скажу, - прошептала она, поворачиваясь к Мише.
   - Я знаю, - улыбнулся он, поднимая руку с бутылкой и предлагая ей налить.
   - Когда приедешь в Россию, - произнесла Саша, протягивая ему стаканчик, - я поведу тебя пить водку зимой на нашу набережную.
   Эта идея привела Мишу в детский восторг.
   - А медведи будут?
   - Ага, с гармошкой и на коньках, - вздохнула Саша, а он развеселился еще больше.
  
  

Глава 31

  
   Присутствие Тинни в лаборатории всегда разрушало их со Стэном научную идиллию, как Саша привыкла ее для себя именовать. Что-то неуловимое испарялось, он привносил в атмосферу напряженность и раздражение, хотя последнее, скорее всего, испытывала она сама.
   - Все, что ты должна сделать, - инструктировал ее Тинни, - это войти в ее разум, узнать детали готовящегося проекта, сроки, ключевые позиции и ближайшие планы.
   - Тебе не противно заниматься промышленным шпионажем?
   - Счета кому-то надо оплачивать, - холодно парировал Тинни, и ей нечего было на это возразить.
   - Кому ты сливаешь информацию? - заинтересовалась она.
   - У меня есть определенные каналы, - уклончиво ответил он и направился на выход, давая понять, что разговор окончен.
   - Дашь мне знать, когда она вернется, - велел он на прощанье Стэну.
   - Конечно, мсье Левье, - послушно отозвался Стэн.
   Иногда Саша задавалась вопросом, существовал ли на свете человек, способный противостоять Тинни или, по крайней мере, не лебезить перед ним? Но, похоже, он настолько крепко держал власть в своих руках и так уверенно раскинул повсюду свои сети, что таковых не было.
   - Я буду рядом, - шепнул ей Стэн, когда она улеглась на привычную уже койку.
   - Мне противно, - прошептала Саша, перед тем, как начать задание. - Противно красть и обманывать по его указке.
   - Подумай о том, что ты нанесешь ей меньший вред, чем любой другой реберф, - произнес Стэн, и в этом он был прав. Откажись она, Тинни задействует кого-то еще, пусть даже этот несчастный застрянет в теле девушки на месяца. Но Тинни не откажется от своей затеи, это наверняка, и получит необходимую информацию любым путем.
   - Готова?
   Саша кивнула, и Стэн вывел на монитор перед ней изображение. Француженка была уже не молода, но одевалась очень элегантно, в ее стиле чувствовался вкус и деньги. Саша впитала ее образ в себя, закрыла глаза и потянулась к ней. Сотни невидимых нитей будто вели ее в темноте. И она всегда приходила к цели, теперь всегда. Саша не надевала их, как одежду, по-прежнему нет - она входила в них, как человек входит в дом, и оставалась там хозяйкой до тех пор, пока не решала его покинуть. Тинни был прав в том, что захват был процессом сугубо индивидуальным, рефлексом, который каждый реберф описал бы по-своему. Для кого-то это было примеркой одежды, кто-то запрыгивал в носителей через макушку, как в ведро, а кто-то перетекал из руки в руку. Последнее ей удалось вытянуть из Тинни и звучало почти красиво. Подросток, в котором он сейчас расхаживал, всего лишь пожал ему руку, предельно упростив для Тинни задачу. Но все они не могли прыгать подряд несколько раз, а Саша могла, чем и пользовался ее дорогой отец.
   Эмоции Сесиль захлестнули ее вихрем. Саша и не подозревала, что под столь холодным и сдержанным фасадом кипят такие страсти. Сесиль была влюблена в парня на добрый десяток лет моложе ее самой и мечтала о том, чтобы завести от него ребенка. Но их отношения были обречены, Сесиль сама это прекрасно знала, но ничего не могла с собой поделать. Тысячу раз раскаивалась, но проходил день-два, и она снова срывалась и набирала его номер, с молящими интонациями в голосе интересуясь, не заедет ли он вечером. Но сегодня это было невозможно, на кону была сделка всей ее жизни, многомиллионный контракт, тот самый случай, когда говорят: все или ничего.
  
   * * *
   - Ну, вот и отлично, - Тинни удовлетворенно захлопнул папку, куда записывал все сведения, которые ему выдала Саша по возвращении. - Ты снова забралась, куда не следует? - нахмурился он, видя ее понурое состояние.
   - Ты получил, что хотел, - Саша вскинула на него горящий взгляд, - так оставь меня в покое.
   - Отдыхай, - бросил он, подымаясь и даже не пытаясь с ней пререкаться.
   - Ему на все плевать, он даже разозлиться не способен, - выругалась Саша, когда дверь за Тинни закрылась.
   - Ты сильно близко принимаешь все к сердцу, - произнес Стэн, и Саша хмуро посмотрела на него. - Ну, что там? - вздохнул он.
   Каждый раз именно Стэн выслушивал все эти печальные истории, что она притаскивала с собой из вылазок.
   - Как ты со всем этим живешь, - покачал головой Стэн, выслушав ее рассказ.
   - Не знаю, иногда мне кажется, что я больше не могу, не вынесу.
   - Ты не задумывалась о том, что говорил Тинни? Возможно, он прав? У него все-таки опыта побольше, чем у многих, - заметил Стэн, очищая и раскладывая датчики.
   - Насчет отгораживаться?
   Стэн кивнул.
   - Я не понимаю, как можно отгородиться от себя самой. Когда я в них - мы единое целое, понимаешь?
   - Ты не подавляешь их, ты сосуществуешь, - догадка мелькнула в глазах лаборанта.
   - И что? Разве это плохо? Они не умирают!
   - Нет, это неплохо, - задумчиво покачал он головой, - это уникально.
  
   * * *
   Саша опустилась на газон у поваленной головы. Сегодня ей не хотелось ничьей компании, даже Миши, с которым они близко сдружились. Она вежливо отказалась от знакомства с афроамериканцем, пытавшимся с ней заговорить, и уткнулась в журнал, который прихватила с собой, делая вид, что увлеченно читает. На самом же деле ее разум витал далеко в прошлом, не заполненном работой, экспериментами или новыми познаниями из жизни реберфов. Рев мотоцикла с улицы вплелся в ее мысли, вызывая к жизни воспоминание о том, как они неслись с Тимом по дороге на его байке. Это был БМВ, с красивыми хищными формами, модели она так и не запомнила. Тим сказал как-то, что отдавал его раскачать (кажется, так) в сервис, чтобы там сняли ограничение с двухста километров в час. Ему нужно было триста. Когда Саша пораженно спросила, а что же будет, если на такой скорости он упадет, Тим только усмехнулся и ответил, что для этого-то и нужен костюм: тогда мясо, слезшее с костей, останется в одной упаковке. Сашу в тот момент передернуло от его слов. Теперь же она понимала, о чем он говорил. Жизнь человека скоротечна, и в любую секунду может оборваться, даже если он не гоняет на байке, а сидит в офисе и жует сэндвичи: холестерин убивает не хуже скорости. Нужно быть готовым, и радоваться тому, что есть. Не бояться летать, в страхе, что можно разбиться, а разбиваться, благодаря жизнь за то, что удалось пережить.
   Ей не хватало его силы, его резкости, уверенности в себе. Его жестокости, под которой обнаруживалась ранимая нежность мальчишки, которого никогда не любили. Она сумела коснуться той части его души, которую не знал никто, или, по крайней мере, ей так казалось. У них могло бы что-то получиться... Если бы он был жив, конечно.
   Саша с тоской посмотрела на обнимающиеся и целующиеся на газоне пары. Правда была в том, что даже если бы Миша был свободен, она сама не чувствовала себя таковой. Она не просто тяжело переживала утрату, а по-прежнему принадлежала Тиму, и не хотела никого больше.
   - Как дела? - теперь на нее приветливо смотрел какой-то араб. Они почему-то устойчиво не давали прохода девушкам со славянской внешностью.
   - Простите, но мы с вами не знакомы, - на чистейшем французском ответила Саша, и араб смущенно удалился.
   Снова начинало холодать с заходом солнца, и Саша ощутила, что ноги ее закоченели, а желудок удивительно пуст и требует пополнения. И вздохнув, все-таки набрала Мишу.
   - Привет, ты не голоден? - В трубке раздавались голоса, шум и крики, и Саша лишь надеялась, что он не на съемках, потому что ей сейчас совершенно не хотелось давиться едой в одиночестве.
   - Хорошо, на углу Мони через полчаса, - с облегчением согласилась она и отключилась.
  
   * * *
   - Грустишь? - как бы между прочим поинтересовался Миша. Саша уже доела свой ле бюф, и теперь размешивала ложечкой кофейное сердечко на поверхности капучино.
   - А что, так заметно? - вопросом на вопрос ответила она, все еще не расположенная откровенничать.
   - Как дела в лаборатории?
   - Как обычно, - отмахнулась она от вопроса.
   - Тебя напрягает то, что он заставляет делать?
   Саша изумленно воззрилась на Мишу.
   - Да, я знаю, о многих его делах. И я ему должен - это ответ на твой вопрос, который ты мне когда-то задавала.
   Саша молчала, все еще не придя в себя.
   - Никто не станет играть честно, если есть возможность за считанные секунды заработать то, на что иначе потратил бы годы.
   - Ты тоже так поступаешь? - очнулась она.
   - Поступал, - Миша отвел взгляд в сторону. - И однажды перешел дорогу не тем людям. Только я не мог тогда рассчитывать ни на чью поддержку, мне не у кого было скрыться, и сменить носителя я не мог.
   - Тогда-то тебе и понадобился Тинни?
   - Верно, - Миша смотрел куда-то вдаль или вглубь себя, очевидно, перебирая в памяти события давно минувших дней.
   - И теперь ты время от времени выполняешь для него поручения?
   - За последнее время было только одно поручение, - усмехнулся он, а Саша невольно покраснела, догадавшись, о чем идет речь.
   - Ты так мило смущаешься, каждый раз как я упоминаю об этом, - улыбнулся он.
   А Саша в это время думала о том, насколько изменится жизнь Миши, если она откажется от своей роли в лаборатории. Возможно, уже завтра такую, как Сесиль, сотрут с лица земли озлобленные предательством партнеры, а вместе с ней и того, кто в ней застрял. Все было намного труднее, пока не появилась она.
   - Так это правда, что у него есть средство многократно перемещаться? - взгляд Миши стал напряженным и взволнованным. Под маской легкой наигранности он прятал огромный, гложущий его изнутри, интерес.
   - Я не могу разглашать то, что происходит в лаборатории, - уклонилась от ответа Саша.
   - Да, конечно же, прости, - он так и не сумел скрыть разочарования в голосе. В этот момент Саша окончательно решила, что не станет смотреть сериал, в котором он играет.
   - Наверное, мне уже пора, - Саша потянулась к сумочке и бросила купюру на стол, подымаясь.
   - Пока, - Миша привстал и расцеловал ее в щеки во французской манере. Друзья, хорошие добрые друзья. Но сегодня ей хотелось, чтобы он не говорил о своих делах с Тинни, чтобы она могла, как раньше думать, что познакомилась с ним случайно вечером где-нибудь на набережной, и он не имеет никакого отношения к темному миру подлости и обмана.
  
  

Глава 32

  
   Поначалу Саша оторопела и не поверила своим глазам. Скорее, она уверовала бы в то, что Стэн сподобился создать идеальную трехмерную иллюзию. Но чем дольше она смотрела, тем больше понимала, что это происходит на самом деле, и тогда ее тело сотрясла крупная дрожь, руки сами сжались в кулаки, а по венам разлилась горечь предательства.
   - Как ты мог?! - этот вопрос-обвинение она адресовала Тинни, преспокойно помогающему Стэну за мониторами.
   - А, вот и ты, - как ни в чем не бывало, отозвался ее отец. - Проходи, присаживайся, - велел он, указывая на кушетку. Саша не сдвинулась с места.
   - Так рада меня видеть? - съехидничал Гай и сделал к ней пару шагов.
   - Не смей! - Саша выбросила руку вперед, останавливая его. - Что происходит? - потребовала она объяснений у Тинни, все еще дрожа от гнева.
   - Не волнуйся, мы проведем еще один эксперимент, - спокойно отозвался ее отец, - если нам повезет сегодня, и мама Гая почтит нас своим присутствием, мы дадим ей возможность занять твое тело.
   - Что? - Саше показалось, что это жестокая шутка, что он не может так безразлично и цинично говорить о ее гибели, гибели собственного создания, которое он так высоко ценил, хотя бы ради выгоды.
   - Стэн, - привлек лаборанта Тинни, видя ее замешательство.
   - Мы полагаем с высокой долей достоверности, что если мать Гая сумеет завладеть тобой, то впоследствии она сможет безболезненно переместиться в другое тело, используя тебя как станцию пересадки, - в конце Стэн даже улыбнулся, радуясь удачному сравнению. Именно в такие моменты Саша отчетливо понимала, что оба они: и ее отец, и Стэн - ненормальные, только каждый по-своему.
   - А что будет со мной, вы предположили? - с издевкой уточнила она, продолжая метать ненавидящие взгляды в сторону Гая.
   - Совершенно ничего, в любом случае, - серьезно заверил ее Стэн. И это утешало, потому что с такими вещами он не шутил. Да и по спокойной уверенности Тинни она поняла, что он не намерен ее терять, не в этот раз.
   - Какой удачей было обратиться к Вам, месье Левье, - залебезил Гай, и Саше стало тошно.
   - Я думала, ты давно сдох, - бросила она.
   Гай развернулся к ней так быстро, будто его ужалили.
   - Я едва не сдох, по твоей милости, - прошипел он. - Ты и твой длинный язык, твоя игра в человечность чуть не угробили всех нас!
   - Успокойтесь, - призвал их к порядку Тинни.
   - Как он здесь оказался? - потребовала ответа Саша. - Я имею право знать.
   - Я крепче, чем ты думала. А вот под кем лежала ты, пока тебя разыскивала организация?
   Стэн по сигналу Тинни сделал Гаю укол, тот удивленно моргнул и уже через несколько секунд осел в предусмотрительно подставленное ему кресло.
   - Релаксант? - уже зная ответ, поинтересовалась Саша.
   - Не думал, что он настолько эмоционален. Похоже, ты его вводишь в состояние полной неадекватности, - спокойно ответил Тинни.
   Саша лишь пожала плечами: Тинни бесполезно было объяснять, что они с Гаем - враги. Что оставь он их наедине, они бы рады были перегрызть друг другу глотки. Одного она не понимала: как ему удалось улизнуть из рук Хуманити. Мать по-прежнему была с ним, он оставался в своем теле, значит, перепрыгнуть никак не мог.
   - Почему ты ему помогаешь? - спросила она.
   - Чем больше должников, тем лучше, - заметил Тинни. - Помимо этого, у нас есть теория со Стэном, которую необходимо проверить.
   - Надеюсь, вы знаете, что делаете, - Саша с укором посмотрела на Стэна. Но, судя по его лицу, он не понимал, с какой стати его в чем-то обвиняют.
   - Ты видишь ее? - спросил Тинни, и Саша устало покачала головой, опускаясь на кушетку. Без лишних вопросов было ясно, что он говорит о матери Гая. И стоило только ее голове коснуться кушетки, как она увидела женщину, которую еще пять минут назад меньше всего ожидала встретить в своей жизни.
   - Она здесь.
   Мать Гая снова приветливо улыбнулась ей и потянула к Саше свои руки. На этот раз Саша не отпрянула, да и некуда было, лишь смотрела, как они приближаются, обхватывают ее пальцы, и как женщина радостно и чуть виновато улыбается ей на прощанье. Что, если Стэн ошибся? Сердце Саши гулко стучало в ушах, отбивая, возможно, последние удары ее жизни. Тем временем женщина нахмурилась и крепче сжала ее руки. Очевидно, она была одной из тех, кто перетекал в свою жертву. Но, то ли кран был поломан, то ли вода закончилась - время шло, и ничего не происходило.
   - Потрясающе, - не удержался от восторженного комментария Стэн.
   - О чем вы? - уточнила Саша, боясь отвести глаза от женщины хотя бы на секунду.
   - У нее ничего не выходит, - охотно пояснил лаборант.
   - И что же в этом потрясающего? Разве план был не в том, чтобы использовать меня в качестве транзита?
   - Мы тебе рассказали лишь одну из версий.
   - И что же во второй? - вновь начиная сердиться, поинтересовалась Саша.
   - То, что ни один призрак не в состоянии захватить твое тело.
   - Почему? - Саша, наконец, наплевала на мать Гая и повернула голову к Стэну.
   - Потому что для этого требуется ровно столько же энергии, как и для захвата любого другого человека, - радостно отрапортовал Стэн, с восторгом наблюдая бесплодные попытки матери Гая. - А с тобой в теле, так и вовсе нереально, как и с любым другим реберфом.
   - Значит, мое тело ничем не отличается от любого другого? А как же мои способности?
   - Все твои способности заключены в нематериальной сущности реберфа, - с гордостью провозгласил Стэн, - что и требовалось доказать. Не тело, а ты уникальна. Ты идеальнее сочетаешься с людьми. Я вижу причину в том, что ты интегрируешься с их психикой, а не подавляешь ее. Иными словами, ты - лучший хозяин, чем все остальные.
   - Супер, - Саша с какой-то отстраненной задумчивостью смотрела, как тает призрак матери Гая. Как исчезают ее руки, растворяется лицо.
   - Что происходит? - проговорила Саша, обращаясь не то к Стэну, не то к самой себе. - Мать Гая, ее больше нет.
   - Мне не нужны враги, - безразлично отозвался Тинни, напоминая о своем присутствии.
   - Что? - только и успела спросить Саша, а взгляд ее в ужасе метнулся к мертвенно бледному лицу Гая. - Что вы ему укололи?
   - Релаксант, - произнес Тинни, на этот раз уточнив: - смертельную дозу.
   - А как же речь о должниках?
   - Дорогая, я же не говорил, что должником будет Гай. Меня вполне устроила бы его мать.
   В теплой лаборатории Сашу пробрал озноб.
   - Стэн? - почти беспомощно посмотрела она на лаборанта.
   - Он представлял угрозу, - сказал тот так, как будто это все объясняло.
   Определенно, ее окружали целеустремленные безумцы. И если однажды им в голову придет мысль о том, что угрозу представляет она, ей не сдобровать.
   - На сегодня все, - оборвал ее мысли Тинни, покидая лабораторию.
   - Это замечательно, я знал! - Стэн ликовал, не обращая никакого внимания на тело Гая.
   Да, Гай был ее врагом, она привыкла его ненавидеть, но никогда не желала ему такой смерти, исподтишка, подлой и неожиданной. Оставалось только догадываться, скольких усилий ему стоило выбраться из лап Коэна - и все это только ради того, чтобы сдохнуть на стуле в лаборатории Тинни.
   - Не хочешь отметить? Я могу намешать нам пару коктейлей, - смущаясь, предложил Стэн, и Саша, наконец, обратила на него внимание.
   - Нет, прости, что-то не хочется.
   - Ты хоть понимаешь, что это означает? - не унимался он. - Что ты можешь вытеснять других реберфов с их насиженных мест, я почти уверен.
   - Вытеснять? Но ведь это равносильно внезапной смерти?
   - Скорее всего, да, - согласился Стэн.
   - Значит, они не сумеют перебраться в другое тело.
   - Ну, да.
   - Погибнут.
   - Станут призраками.
   - Стэн, я ведь не видела других призраков, кроме матери Гая. На свете так мало погибших реберфов?
   - Не понимаю, к чему ты клонишь, - покачал головой Стэн.
   - К тому, что призраками становятся лишь те, кто сумел зацепиться за своих близких. Я не вижу призрака Гая, - Саша содрогнулась от одной возможности последнего.
   - Родственников, - Стэн подхватил ее мысль и продолжил: - Это было бы логично. Схожесть позволяет интегрироваться в захваченное родственным субъектом тело.
   - И я не различаю людей и реберфов, - закончила Саша.
   Стэн озабоченно просмотрел на нее.
   - Я - ходячая русская рулетка.
   - Подожди, но ты ведь входишь в дом - так это выглядит для тебя, ты говорила, верно? Так неужели ты не видишь, что в нем есть хозяин? Или что он заперт, к примеру?
   - Они всегда для меня открыты, Стэн. Открыты и пусты.
   - Видимо, потому что они не представляют для тебя помехи. Это все объясняет, - пробормотал он, уходя в размышления. А Саша на этот раз не стала его отвлекать и лишь, покосившись на уснувшего навеки Гая, поспешила убраться подальше из лаборатории.
  
   * * *
   - Его средство - это я, - без долгих предисловий выпалила Саша. Она была на взводе и не скрывала этого, ее всю буквально трясло. Осознание того, что произошло, накрыло ее в полной мере, как только она выбралась из лаборатории.
   - О чем ты? - Миша смотрел на нее с тревогой, не зная, как утешить и чем помочь. - Что стряслось?
   - Ты спрашивал, есть ли у него средство многократно перемещаться. Это я.
   - Ты можешь подряд захватывать несколько носителей? - изумился он.
   - Да, - скривилась Саша, не вдаваясь в подробности.
   - Но как?
   - В этом-то и проблема. Я лучше интегрируюсь в человека, чем все вы.
   - Это потрясающе, - пробормотал он, почти как Стэн. И Саше даже удалось увидеть, как в глубине его глаз зажглись огоньки азарта. - Только в чем же тут проблема, не понимаю?
   - В том, что я с такой же легкостью могу занять, к примеру, твое тело.
   - Но оно ведь уже занято, мной, - не понимая, возразил он.
   - Для меня это не проблема.
   Ответом ей было глубокое молчание. Очевидно, Миша осознавал то, что она только что сказала, масштабы катастрофы в виде отдельно взятой девушки.
   - Кто-нибудь еще об этом знает? - спросил он.
   - Стэн и Тинни.
   - У тебя есть деньги?
   - Зачем? - теперь Саша перестала понимать, к чему он клонит.
   - Тебе нужно убираться отсюда и как можно быстрее.
   - Почему?
   - Потому что ты представляешь угрозу, и они постараются избавиться от тебя.
   - Я ведь его дочь, - слабо возразила Саша, сама не веря в то, что такая мелочь остановит Тинни.
   - Я так и думал, - почти не удивившись, заметил Миша. - Я уже говорил тебе о специфичности родственных отношений у реберфов. Моя семья - скорее исключение, чем правило.
   - Но он вычислит меня, куда бы я ни сбежала.
   - Твое нынешнее тело - безусловно, да, - согласился Миша.
   - Тогда что же мне делать?
   - Используй другое.
   - А с этим что? - они возвращались к знакомой уже Саше ситуации, и она вновь с грустью посмотрела на свои узкие ладони, как когда-то, в прошлой жизни.
   - Оставь Тинни.
   - Просто бросить?
   - Просто бросить, - он не понимал, что предлагал.
   - У тебя есть деньги? - еще раз настойчиво спросил он.
   - Немного, - отозвалась Саша.
   - Тебе понадобится больше. Вот, - он выписал ей чек. - Обналичь его и сделай перевод на имя той, которую выберешь.
   - Ты так уверен, что это будет она?
   - Сомневаюсь, что ты хотела бы быть парнем, - усмехнулся он, и это немного разрядило напряженную обстановку.
   - Почему ты мне помогаешь? Я ведь и для тебя теперь представляю угрозу.
   - Ты для меня уже давно представляешь угрозу, но я как-то живу с этим, - улыбнулся он, и Саша поняла, что он намекает на свою тайну в виде двух милых мордашек на фото в бумажнике.
   - Как ты мог заниматься тем, чем занимался? - не выдержала она и задала вопрос, который мучил ее с их последней встречи.
   - Это было до них.
   - Спасибо, - Саша сжала правой рукой чек и сунула его в карман пиджака. Потом потянулась через стол и поцеловала Мишу.
   - Береги себя, - он пристально посмотрел на нее на прощание, будто запоминая ту, которой она была.
  
   * * *
   Пришло время реализовать идею, которая зародилась в ее голове уже давным-давно. Саша даже успела предпринять кое-какие шаги, и наметить определенного человека. Идея была проста: единственный вариант, когда бы ей не пришлось красть чью-то жизнь, был вселиться в покойника... или почти покойника - безнадежного коматозника. Их тела продолжали функционировать, но внутри больше никого не было. Идеальные заброшенные дома для реберфа.
   Стэн не очень лестно отозвался об ее идее на заре их знакомства, когда она поделилась с ним своими соображениями. А Саша так надеялась тогда, что он поддержит ее, и ей не придется надевать людей, пусть и добровольцев, ведь на тот момент у них еще не было стопроцентной уверенности в том, что она не наносит людям абсолютно никакого вреда. Потом об этой идее все благополучно забыли, и со временем Саша поняла, почему ее вариант изначально не был перспективным для исследований. Ведь конечной целью Тинни была быстрая и легкая кража информации.
   Саша поднялась по лестнице на второй этаж, стараясь не привлекать к себе внимания. В обед в этом крыле больницы было удивительно тихо и пусто. Впрочем, постояльцы здесь тоже не были шумными. В третьей палате справа стояло две кровати, на одной из которых, подключенная к системам искусственного жизнеобеспечения, шестой год подряд лежала Бьянка Матео. Ей было тринадцать, когда она попала в аварию вместе с родителями. Машину смяло в лепешку, родители умерли прямо на месте аварии, а девочку удалось доставить в больницу, правда, она так и не пришла в себя. Из родных у нее оставалась лишь бабушка, но и та умерла год назад, завещав все свои скудные средства на содержание внучки. Саша знала, что, поскольку близких у Бьянки больше не осталось, а средства не бесконечны, в скором времени девушку отключат. Муниципальные власти не могли позволить себе такого дорогостоящего развлечения, как содержание безнадежно больной. Тем более что с течением времени ее шансы на возвращение к жизни стремились к нулю.
   - Вы - родственница? - в палату вошел врач, застав Сашу врасплох.
   - О, нет, нет, - покачала она головой. - Видимо, я ошиблась.
   - Какое отделение Вам нужно? - вежливо поинтересовался он.
   - Интенсивной терапии, - отрепетировано проговорила она.
   - Это на третьем этаже, как раз над нами, - любезно проинформировал он и, взглянув на показания больной, открыл Саше дверь, пропуская ее вперед.
  
   * * *
   - Вы хотите все эти средства перевести на имя Бьянки Матео, я правильно Вас понял? - в глазах унылого банковского клерка светилось любопытство.
   - Да, обычным переводом, пожалуйста, на предъявителя.
   - Простите за нескромность, но она Ваша родственница? Потому что для проведения бизнес-операций я мог бы посоветовать Вам массу других куда более безопасных способов...
   - Пожалуйста, сделайте то, что я прошу, - прервала его речь Саша, и ее губы сжались в упрямую линию.
   Клерк неодобрительно взглянул на нее, но промолчал, поджав губы. Несколько несложных манипуляций на компьютере, и ее деньги (вернее, деньги Миши) ожидали некую Бьянку в любом отделении Парижа. Что ж, начало было положено. Оставалось только вернуться в ненавистную лабораторию и уснуть там навсегда, оставив свое тело на попечительство (растерзание?) гениев от науки.
   По дороге Саша не удержалась и все же набрала еще раз Мишу. После приветствия она какое-то время молчала, не зная, не стоит ли вообще положить трубку, но потом произнесла:
   - Это я, у меня все хорошо. В смысле, все по плану.
   - Ты уже наметила цель?
   - Да.
   - Она милашка? - спросил он, и Саша не могла не усмехнуться.
   - А как же иначе.
   - Тогда больше не говори мне ничего, а то я ее из-под земли достану.
   - Ладно. Пока? И... спасибо.
   - Все будет хорошо, - пообещал он и отключился.
   Саша не переживала о том, что номер Миши увидят в набранных звонках. Тинни до сих пор был убежден, что его сводничество увенчалось успехом и они с Коллинзом любовники. Разуверять его в этом она не видела смысла, чтобы не нарваться на очередные знакомства, которые могли не оказаться настолько же милыми, как в случае с Мишей. Теперь ей это только играло на руку. Конечно, они спросят у него, что она задумала, куда пропала, но он не будет знать, на самом деле, и даже уколи ему Стэн сыворотку правды, это ничего не изменит.
   - Так и знал, что ты не удержишься, - радостно приветствовал ее Стэн, даже не подозревая, что она задумала.
   - Удержусь от чего?
   - Проверить нашу новую теорию.
   - Насчет реберфов? - осторожно уточнила она.
   - Ну, да.
   - А что, есть добровольцы? - не удержалась Саша от черной шутки.
   - У Тинни есть враги, - без обиняков выложил Стэн. - И он не будет сожалеть, если кто-то из них исчезнет.
   - А как же правила?
   - Правила не учитывают наличие кого-то вроде тебя, - победоносно заметил он, а Саша порадовалась, что подготовила свое бегство к сегодняшнему дню. Если бы у Тинни и оставались сомнения на ее счет, то Стэн с его бесподобными экспериментами, развеял бы их окончательно, не говоря уже о том, что пострадали бы неизвестные ей реберфы.
   - Я выведу тебе изображение на экран, как обычно, - произнес Стэн, роясь в каталогах с информацией.
   - Хорошо, - Саша легла на койку и собралась. Ее пальцы слегка подрагивали, сердце учащенно билось - не так часто приходится прощаться с самой собой.
   - Нервничаешь? - Спросил Стэн. - Я бы тоже нервничал, такое событие, - утешил ее он, и Саша постаралась привести свои чувства в порядок и настроиться на Бьянку.
   - Готово, - объявил Стэн, и Саша с изумлением уставилась на фото Летиции. Только это уже не имело никакого значения. Новый пустой дом ждал ее с распростертыми объятиями, в нем так давно не было хозяина, что он немного запылился, ставни покосились, крыша протекла, а пол кое-где прогнил.
  
  

Глава 33

   - Святой отец, у церкви свои законы, у города свои, - чиновник потел и время от времени протирал лоб платочком. - Что за жара сегодня, - вздохнул он, покосившись на окно. - Здесь что, никогда не проветривают?
   - Успокойтесь, месье, - заметила пожилая медсестра, - мы стараемся поддерживать постоянную температуру.
   - В этом больше нет необходимости, - он заметно нервничал и торопился закончить как можно скорее. Постановление болталось в его руке, как лист осины на ветру. Чиновника грызла мысль о том, что в каком-то смысле он является палачом этой невинной девушки, представшей его взору в палате.
   - Муниципалитет принял решение, - начал зачитывать он, поглядывая на судебного пристава, устроившегося в углу маленькой комнатушки, - отключить Бьянку Матео, девятнадцати лет...
   - Ей исполнится девятнадцать через три дня, - поправила его сестра, которая явно стала неравнодушна к девочке за все эти годы. Она купала и переодевала ее, как собственного ребенка, расчесывала ей волосы и иногда украдкой даже читала сказки. Ее дети давно уже выросли и вспоминали о своей матери только по праздникам, а Бьянка всегда была рядом, прекрасная, как ангел и безмолвная.
   - Попрошу меня не перебивать, - чиновник поднял голос, потом откашлялся и продолжил: - уроженку...
   - Как духовный отец этого чада, каковым я себя считаю, - бесцеремонно прервал его священник, - я выражаю протест действиям муниципалитета, поскольку все мы знаем, что на все воля божия, и не нам решать, где и когда лишать человека жизни.
   - Святой отец, - вступил судебный пристав, поднявшись со своего места, - я с вами полностью согласен, не нам решать. Поэтому мы и отпускаем это бедное дитя на попечительство господа.
   Священник потемнел от негодования, он не привык к тому, чтобы миряне толковали ему святое писание.
   - Вы не отпускаете, вы убиваете ее! - воскликнул он.
   - Что за патетика. Тогда идите в парламент и выбивайте нам средства на содержание неизлечимых больных, и мы с радостью построим еще десять, двадцать таких зданий с палатами, наполним их аппаратурой и будем заниматься благотворительностью.
   - Вы прекрасно понимаете, о чем я говорю. Я говорю об этой конкретной девушке, а не о ситуации в стране.
   - Что до этой девушки... никто не запрещал Вашему господу сотворить чудо, если она ему так дорога. И на это у него есть, - разозленный пристав посмотрел на часы, прикидывая, сколько ему понадобится времени по пробкам добраться до здания суда, - не более трех минут.
   - Это кощунство! Святотатство! - выдохнул священник. А пристав раздраженно подал знак врачу, чтобы тот отключал приборы.
   В это время Бьянка Матео, абсолютно не участвуя в словесной перепалке, лежала все такая же тихая и прекрасная в своей ночной рубашке на белых простынях, с ореолом темных вьющихся волос, рассыпавшихся по подушке. У окна тихо заплакала сестра: она только вчера мыла девушке волосы, специальным шампунем с травами, который купила в лавке неподалеку, чтобы ее локоны не спутывались, и их легко было расчесывать. - Для дочки? - спросил ее продавец, и она лишь кивнула, не в силах вымолвить больше ни слова. Ее сердце в ту самую секунду дрогнуло, и она поняла, что любит Бьянку, как собственную дочь.
   Священник истово молился, успевая при этом метать громы и молнии в судебного пристава с чиновником. Чиновник потел и мялся, пытаясь убраться с линии огня, и как можно скорее из самой больницы. Пристав бросал короткие взгляды на собственные часы, и мыслями был уже вовсе не здесь. Врач отключал приборы с отсутствующим видом, так же, как и вырезал опухоли. Он знал, что у пациентки не было шансов выйти из комы, и его совесть была кристально чиста.
   - Бьянка, - всхлипнула сестра, когда врач извлек из горла девушки дыхательную трубку.
   В эту же секунду девушка сделала первый самостоятельный вдох и закашлялась. Врач приложил пальцы к ее шее и с изумлением понял, что у пациентки есть пульс. Священник рухнул на колени и вознес славу господу. Слезы текли по его испещренному морщинами лицу, ибо он не сомневался, что стал свидетелем чуда. Его молитвы были услышаны: девушка ожила. Пристав не верил своим глазам, и, отталкивая доктора, ринулся сам проверять пульс. Чиновник закатил глаза и рухнул на пол в глубоком обмороке. Возле него засуетилась сестра, не забывая поглядывать на воскресшую Бьянку и утирать ладонью счастливые слезы.
   - Немыслимо, - пробормотал доктор, скорее рассуждая сам с собой.
   - Разве такое возможно? - возмутился пристав, не оставляя попыток выявить подвох. Время стремительно уходило прочь, все его планы полетели к черту, и он едва ли мог умиляться произошедшему, как экзальтированный святоша или престарелая сестра, возомнившая себя матерью Терезой. Если Богу было угодно совершить чудо, неужели он не мог потерпеть до окончания рабочего дня?
   - Это уникальный случай, - взяв себя в руки, прокомментировал доктор, проверяя чувствительность рук и ног и получая положительную реакцию. - Но это не невозможно.
   И когда док уже был готов приподнять ее веки, девушка раскрыла глаза и посмотрела на него жгучими карими глазами в пушистых ресницах. В первый миг даже у него, циника и реалиста, возникло ощущение, что на него воззрился ангел. Кожа Бьянки была настолько бледной, почти воскового цвета, что ее худое лицо с этими огромными глазами казалось совершенно нереальным. И только хищный нос с маленькой горбинкой говорил о том, что она все же человек, к тому же унаследовавший эту характерную черту от своего отца, Сержа Матео. А от матери ей достались в наследство роскошные волосы и глаза.
   - Бедная девочка, она же, должно быть, ничего не знает, - заметила сестра, усадившая пришедшего в себя чиновника на свободную кушетку и вновь подошедшая к Бьянке.
   - Я поговорю с ней, - заверил женщину священник, глядя на Бьянку, как на статую Мадонны в своем приходе. - Доктор, с ней все в порядке? - Забеспокоился он.
   - После стольких лет потребуется длительное время на восстановление, - заметил доктор. - Чувствительность в конечностях присутствует, что уже хорошо. Зрачки реагируют на свет, - луч его фонарика-ручки скользнул по глазам девушки, - легкие в норме, дыхание не затрудненное.
   - А мозг? - холодно поинтересовался пристав, и все обернулись на него с откровенным неодобрением во взглядах.
   - Опять же, после стольких лет, сложно говорить о чем-то наверняка. Потребуется разработать мышцы. Возможно, часть памяти будет утрачена, или вся. Возможно, какие-то функции нарушены.
   - Доктор, она нас слышит? - спросила сестра, беспокойно глядя на Бьянку. Та, казалось, никак не реагировала на их обсуждение. - Бьянка, скажи что-нибудь, - попросила сестра. - Это я, Надин, мы с тобой знакомы уже несколько лет.
   - Надин, не смущайте ее - девушка, скорее всего, совершенно Вас не помнит, - попытался осадить ее доктор, но сестра уже схватила Бьянку за руку и стала ее трясти, что есть мочи, умоляя произнести хоть слово.
   Бьянка открыла рот, попыталась издать какой-то звук, но у нее ничего не вышло, кроме сиплого хрипа.
   - Голосовые связки, очевидно, ослабли. Им также потребуется время на восстановление. Никаких резких движений, никаких стрессов, - врач сурово глянул на сестру.
   - Да, не будем беспокоить бедное дитя, - священник поднял руки, призывая всех покинуть палату. - Я буду приходить каждый день. Зайду завтра с утра, - сказал он не то Бьянке, не то доктору, и удалился вместе со злым приставом и ошалевшим чиновником за дверь.
   - Да, удивили Вы нас, не то слово, - произнес доктор, закончив тщательный осмотр. - Надин, возьмите кровь из вены на анализы, нужно все проверить.
   - Да, конечно, доктор, - тут же отозвалась сестра. - Что Вы думаете? С ней все будет в порядке?
   - Если она сумела вернуться к жизни после стольких лет, полагаю, что да.
  
   * * *
   - Бьянка, - в этом голосе было столько тепла и заботы, что она пошла бы на него из окружающей тьмы, как на луч света.
   Немолодая женщина с натруженными руками смотрела на нее с любовью, а из открытого окна с белыми занавесками лился солнечный свет.
   - Где я? - спросила девушка, и из горла вырвался чужой незнакомый ломаный голос.
   - Слава богу, ты заговорила, - всплеснула руками на радостях женщина.
   - Я - Надин, - затарахтела она. - Сестра, сиделка. Ты в больнице, но не бойся, ты уже идешь на поправку. Все хорошо.
   - А я... что я здесь делаю? - Бьянка попыталась сесть, и Надин кинулась ей помогать, подкладывая подушку под спину. - Не торопись, дорогая, вот так, хорошо. Прыткая какая: столько лет спала - и сразу бежать.
   - Я спала? Что случилось? Я ничего не помню. - Бьянка ощупала свою голову, и с удивлением обнаружила целую копну волос. Ей это почему-то казалось в корне неправильным.
   - Ну, вот, начнем с тебя, - улыбнулась Надин, - ты у нас красавица, темные волосы, отросли до пояса, никогда не хотела тебя стричь, как знала. И глаза, помнишь, какого цвета у тебя глаза?
   - Как у мамы? - вырвалось у Бьянки раньше, чем она успела подумать, и боль прорезала сердце. - Что с мамой? Где она?
   - Тише, тише, - Надин как-то вдруг вся потухла, и глаза ее подозрительно забегали, будто не позволяя наполниться слезами.
   - Что случилось? - Бьянка вырвала свои руки из крепких рук Надин и в упор посмотрела на нее.
   - Была авария, много лет назад, - вздохнула Надин, сознаваясь. - Выжила только ты.
   - Когда? - голос Бьянки звучал издалека.
   - Шесть лет назад.
   - Я шесть лет пролежала здесь? - девушка недоверчиво окинула взглядом безликие стены.
   - Да, и на днях пришла в себя. Это чудо, это просто чудо. Ближе к обеду зайдет святой отец, он присутствовал, когда ты очнулась, обещал заходить каждый день.
   - Какой святой отец?
   - Из прихода Сен-Жермен.
   - Сен-Жермен, - задумчиво повторила Бьянка. - Я что, католичка?
   - Конечно, милая, - рассмеялась Надин. - Мы все тут, в основном, католики. Не думаю, чтобы у тебя было время выбрать что-то другое.
   - Сколько мне было лет, когда это случилось?
   - Тринадцать, - вздохнула Надин.
   - Значит, мне сейчас девятнадцать?
   - О, ты прекрасно складываешь в уме, - всплеснула руками Надин.
   Бьянка в недоумении посмотрела на нее. Это было элементарно, и она не понимала, чему так радуется женщина. Поверхностный анализ показал, что она помнит и более сложные операции, а также высшую математику, физику, языки... Бьянка отлично знала несколько языков, но не могла понять, откуда.
   - Мы много путешествовали с семьей?
   - Едва ли, - пожала плечами Надин. - Ваша семья была из маленького городка, отец держал там бакалейную лавку, а мать помогала с бухгалтерией.
   Это Бьянке совершенно ни о чем не говорило. Да и не помнила она ничего ни о каких милых маленьких городках. Скорее, в ее сознании всплывал многолюдный хмурый северный город.
   - И мы никуда не ездили, скажем, в отпуск? - не унималась она.
   - Твоя бабушка говорила, что как-то родители брали тебя в Сан-Тропе, однажды летом, - довольная тем, что смогла ей помочь, проговорила Надин.
   Но от ее слов Бьянке лишь захотелось потереть виски, чтобы выкинуть ненужную информацию. Сан-Тропе не вызывал у нее абсолютно никаких ассоциаций.
   - Меня что, готовили к иностранному отделению или в дипломатический корпус?
   - Откуда такие мысли? - поразилась Надин.
   - Иначе с чего бы мне знать голландский, английский, французский и русский? - перечислила она все языки, которые были заложены в ее сознании. Причем, всеми она владела свободно.
   - Русский? - Надин явно была сбита с толку. - Помилуй, дорогая, откуда тебе знать русский?
   - Вот я и спрашиваю, откуда.
   - Ты уверена? Ты ничего не путаешь? Мы сейчас говорим с тобой на французском. - Как с полной идиоткой заговорила с ней Надин.
   - Надин, я это прекрасно осознаю, - вздохнула Бьянка и, повернувшись в кровати и откинув одеяло, свесила ноги вниз.
   - Только не торопись, я тебе помогу, - Надин уже оказалась у ее плеча и, поддерживая ее очень бережно, помогла подняться на ноги. Так, вместе, они очень медленно подошли к окну. На улице явно было лето, цветущие каштаны заглядывали прямо в окна, запах и пение птиц настолько ударили Бьянке в голову, что она зашаталась, но крепкие руки Надин не позволили ей осесть на пол.
   - Ты еще слишком слаба, - запричитала Надин, пытаясь отвести ее назад к кровати. Но Бьянка схватилась пальцами за подоконник и не желала отступать.
   - Я в порядке. Мне просто нужна минутка. - Упрямо проговорила она, оставшись стоять на месте.
   - Экая ты упрямица, - заметила Надин, но сдалась.
   - У меня сейчас должно быть сознание тринадцатилетней девочки, так? - спросила Бьянка, жадно глядя на улицу и впитывая все краски, звуки и запахи.
   - Да, но это не страшно. Я помогу тебе все наверстать, да и святой отец, уверена, не откажется.
   - Надин, я не ребенок, - покачала головой Бьянка.
   - Дорогая, я и не говорю, что ты ребенок, но...
   - Надин, я тут, - Бьянка обернулась и постучала себя пальцем по голове, - не ребенок. Я даже сомневаюсь, что мне девятнадцать.
   - Ну, милая, твой день рождения был вчера. И если ты хочешь, мы можем устроить небольшой праздник. Думаю, доктор нам разрешит.
   - Не надо, - Бьянка покачала головой и осторожно пошла назад к кровати, отказавшись от помощи Надин. Сестра только покачала головой, думая о том, что как только дети вырастают, они сразу же покидают гнездо, и матерям снова остается одиночество.
  
   - Как себя чувствуем? - в палату вошел доктор, и Бьянка была благодарна ему хотя бы за то, что он заставил Надин выйти. Ее утомляла многословность сестры, и ее взгляд, требовавший в ответ чего-то такого, чего она не могла дать.
   - Неплохо, - отозвалась она.
   - Клянусь, у Вас ведь должен быть южный акцент, а я сказал бы, что Вы говорите, как парижанка.
   - Я и двигаюсь, как парижанка, - пошутила Бьянка, откладывая книгу в сторону, - слишком быстро, если верить Надин.
   - Вы отлично двигаетесь для пятого дня после такой продолжительной комы. В каком-то смысле, Бьянка, Вы - медицинское чудо.
   - А святой отец говорит, что я - чудо церковное.
   - И я не вижу у вас никакой задержки развития, скорее даже, наоборот, - заметил доктор, улыбнувшись в ответ на ее шутку.
   - После всех ваших разговоров над моей койкой, мне можно идти сразу на третий курс медицинского, - снова отшутилась Бьянка, а доктор улыбнулся еще шире.
   - То есть, вы утверждаете, что все слышали и понимали?
   - А вы можете иначе объяснить мои познания? - вопросом на вопрос ответила она.
   - Не могу, - честно признался доктор. - Я вообще насчет вас терплю непрерывное фиаско.
   - Док, когда мне уже можно будет выйти наружу? - ее большие глаза с надеждой посмотрели на мужчину. Он был еще достаточно молод, чтобы определенным образом отреагировать на подобный взгляд. Доктор закашлялся, пытаясь замаскировать свой неуместный отклик на ее просьбу.
   - Еще слишком рано об этом говорить, - ответил он.
   - Ну, пожалуйста, - Бьянка мотыльком слетела с кровати и оказалась прямо перед ним. В такой близости от этого удивительного создания, немного нескладного, но все же невероятно прекрасного, он засомневался в своей способности дать ей отпор.
   - Надин была права, Вы невероятно резвы, - с трудом выдавил из себя он.
   - А вы невероятно жестоки, если не позволяете мне выйти из стен, в которых я провела последние шесть лет, - бесцеремонно заявила Бьянка, обиженно надув губы.
   - Если Вы уговорите Надин, можете выйти во двор на полчаса, но за ворота я Вам выходить категорически запрещаю, слышите?
   Бьянка подпрыгнула от радости и чмокнула доктора в щеку, отчего тот залился краской едва ли не до основания шеи. Этот непосредственный ребенок в облике соблазнительной девушки сводил его с ума. Кто бы мог подумать, ведь он едва не лишил ее жизни. Последняя мысль отрезвила его и позволила выйти из палаты, не утратив достоинства.
   - Как она? - озабоченно поинтересовалась Надин, перехватив его в коридоре.
   - В ней жизни больше, чем в нас с вами, - философски ответил доктор и пошел дальше.
  
  

Глава 34

  
   - Она сведет меня с ума, - жаловалась в ординаторской доктору Надин. - На прогулке она умудрилась выпросить у кого-то сигареты и закурила.
   - В ее состоянии крайне не рекомендуется... - начал доктор, но Надин его не слушала.
   - Курить, в ее возрасте!
   - Надин, ей девятнадцать, - заметил доктор, непроизвольно думая о том, что еще не возбранялось делать в таком возрасте.
   - Но для Бьянки она очнулась спустя месяц после тринадцати!
   - И это меня поражает больше всего. Она не выглядит маленькой отсталой девочкой. Ее шутки, Вы заметили? А познания, причем, в совершенно разных областях?
   - Да, я заметила, и это меня беспокоит. Не может это свидетельствовать о каком-то нарушении работы мозга?
   - Нарушении? - Поразился он. - Да я был бы счастлив, если бы подобными нарушениями страдала хоть часть моих интернов, - произнес он, намекая на стадо безмозглых баранов, явившееся к нему на стажировку.
   - Но она ничего не помнит о себе, абсолютно ничего. Я обрадовалась, когда она в первый день сказала, что у нее глаза, как у матери. Но недавно Бьянка заявила мне, что они серые. Господи, серые! Когда они карие, как ночь. Разве такое можно забыть?
   - Принесите ей зеркало.
   - Что?
   - Зеркало.
   - Хорошо. И еще мне кажется, она очень легкомысленна. Святой отец в ней полностью разочаровался и перестал к нам приходить - она совершенно не внимает его словам.
   - И я этому рад, - произнес доктор.
   - Рады? - поразилась Надин.
   - У нее живой ум, Надин, и своя картина мира. Разве это плохо? Я лишь боюсь, что она очень быстро упорхнет от нас.
   - Вы считаете?
   - Даже не сомневаюсь.
   Надин тяжело вздохнула и отправилась на дежурство, размышляя над словами доктора. Бьянка была настоящим ангелом, пока спала, а как проснулась, оказалась сущим чертенком. И этот еще русский - ну что за блажь, она не сомневалась, что это еще одна глупая шутка девчонки.
  
   * * *
   - Простите, Вы говорите по-английски? - подтянутый мужчина с совершенно некрасивым лицом поймал Надин на улице, когда она направлялась от автобусной остановки к больнице.
   - Простите, нет, только по-французски, - ответила она. Но он или не понял или решил все равно попытаться.
   Сначала последовал поток незнакомых слов, а затем он произнес название старого кладбища, которое было неподалеку.
   Надин стала пытаться объяснить ему на французском, как туда пройти, сопровождая свой рассказ активной жестикуляцией, но, очевидно, движений было недостаточно, и где-то посередине объяснения, мужчина потерялся.
   - Я - спортсмен, приехал сюда на соревнования, - зачем-то пояснил он ей на ломаном французском. Похоже, это была единственная фраза, которую он выучил. Но Надин не понимала, чем она могла им помочь, и вновь попыталась повторить свой рассказ. Он слушал ее с такими большими глазами, что Надин уяснила, что незнакомец совершенно ничего не понимает. Ситуация превращалась в глупую и тупиковую одновременно. Надин в отчаянии всплеснула руками, подумывая о том, чтобы бросить мужчину там, где он есть, и отправиться в больницу.
   - Да что ж за невезуха-то такая. Похоже, вообще не там вышел, - выругался незнакомец.
   - Вы - русский? - обернулась Надин. Он не сразу ее понял, но затем закивал головой.
   - Пойдемте со мной, - показала она ему жестами.
   - Так бы и сразу, - успокоился незнакомец и последовал за француженкой. Но чем дальше они шли, тем больше он понимал, что произошло какое-то недоразумение. Постройка, во двор которой они вошли, больше всего напоминала больницу.
   - Я - здоров, - занервничал он, когда они перешагнули порог, и он увидел людей в белых халатах.
   - Момент, прошу вас, один момент, - на помеси английского и французского попросила она.
   Мужчина сдался, очевидно, понимая, что спорить с ней будет еще сложнее, чем подчиниться и потерять еще несколько минут. В конце концов, в больнице должен был оказаться хотя бы один грамотный человек, говорящий на английском. Хотя сам Алексей тоже не мог сказать, что он блещет английским, но так все же был шанс понять что-то из того, что ему говорят. А ведь его предупреждали ребята, что французы в большинстве своем не признают никакого языка, кроме родного.
   - Бьянка, - Надин заглянула в палату, потом помахала ему от двери рукой в приглашающем жесте.
   Алексей подошел, в тайне надеясь на то, что там лежит какой-нибудь больной преподаватель английского. Меньше всего он ожидал увидеть очаровательную девушку в тонкой фланелевой рубашке.
   - Боже, да что ж тут происходит-то, - в сердцах произнес он, разом утратив всякую надежду выбраться из треклятого пригорода.
   - Я тоже часто задаюсь этим вопросом, - на чистом русском ответила девушка, и Алексей вздохнул с явным облегчением.
   - Я ищу кладбище, на котором похоронен Донг Лоу, это боец школы Такешан, если Вы слышали, конечно. Но так как тут никто не говорит ни на каком языке, кроме французского, - он бросил обвиняющий взгляд в сторону Надин, - я оказался здесь.
   - Алексей, Леша, - он протянул ей грубую ладонь.
   - Бьянка, - девушка охотно пожала ее, разглядывая пришельца.
   - Так Вы - местная? А говорите чисто, просто не отличить.
   - Я не уверена, кто я, - прямо ответила девушка, присаживаясь на кровать и предлагая ему расположиться в кресле. - У меня вроде как провалы в памяти после комы.
   - А, надо же, простите. Выглядите Вы замечательно, - не совсем впопад произнес он, пытаясь загладить неловкость.
   - Пустяки, - легко отозвалась она. - В боевых искусствах я... - Бьянка хотела сказать "не сильна", но вдруг поняла, что это не так. Глядя на Лешу, она поняла, что знает, как наносить удары, и как от них уходить. Она даже знала этого парня со смешным именем, чью могилу он искал, потому что видела фильмы с ним, еще будучи подростком. Подростком? У Бьянки закружилась голова от нахлынувших воспоминаний, но ощущение было таким, словно все эти воспоминания были не ее.
   - Вам не хорошо? - заволновался он.
   - Нет, просто бывают моменты слабости. - Девушка облокотилась на подушку. - Вы смотрели его фильмы в детстве?
   - Да, - удивленно, с радостью отозвался он. - А Вы тоже? Хотя, что я несу, простите, Вас же тогда еще и на свете, наверное, не было.
   - У меня такое ощущение, что была, - проговорила Бьянка. - В общем, Вам нужно будет сесть на электричку и проехать до станции пересадки...
   Леша слушал ее, и с каждым сказанным ею словом ему казалось, что он знает ее всю свою жизнь. Никогда еще он так быстро не увлекался девушкой, но эта поглотила его практически сразу. То ли дело было в ее подростковой угловатости и кажущейся беззащитности, то ли в больничной обстановке, то ли в том, что она знала о боях и школах не меньше, чем он.
   - У вас есть близкие? - неожиданно спросил он.
   - Нет, - покачала головой девушка, ничуть не удивившись его вопросу. Серж и Мари Матео, мои родители, разбились в той самой аварии, после которой я оказалась в коме. Бабушка умерла год назад. Да и мое воскрешение, наверное, так и не случилось бы, не реши муниципалитет, что содержать меня дальше - дело слишком накладное.
   - Они отключили Вас? - Алексей был потрясен.
   - Да, и каково же было их недоумение и раздражение, когда я ожила, - усмехнулась она, и он восхитился ее силе духа.
  
   - Что это Вы делаете в коридоре, Надин, а не возле своей подопечной, как всегда? - поинтересовался доктор, проходя мимо.
   - Я привела к ней русского.
   - Кого?
   - Русского. Мужчина на улице спросил у меня дорогу. Это оказался русский. Я и решила проверить Бьянку.
   - И что? - заинтересовался доктор.
   - Вот уже минут пять болтают.
   - Она знает русский?
   - Или они оба - китайский. Для меня это без разницы, - заметила Надин. - Но я ни слова не понимаю.
   Доктор подошел ближе к двери и прислушался. Оттуда доносился довольно бойкий диалог на русском. Говорили мужской и женский голоса, в последнем он с легкостью различил голос своей пациентки.
   - Удивительно, - проговорил док, а Надин так и осталась стоять у стены. Видимо, ее удивление было выше всяких ожиданий.
   - Вы хотели доказать ей, что она его не знает, верно? - догадался доктор.
   - Да, - призналась Надин.
   - И совсем не ожидали...
   Женщина покачала головой.
   - Ну ладно английский, но голландский... и русский, - это не укладывалось в ее голове. Неужели бабушка ничего не знала о своих детях?
  
   - Я понимаю, что это немного неожиданно, - произнес Леша, - но если Вас здесь ничего не держит, и Вы не можете здесь никого и ничего вспомнить, возможно, Вы - не та, кем они Вас считают? Ну, скажем, произошла какая-то путаница в документах или где-то закралась ошибка?
   - И кто же я, по-вашему?
   - Возможно, Вы - русская. Вы ведь с такой удивительной точностью описали мне улицы нашего города, что я просто не сомневаюсь, что, как минимум, Вы там были. А если честно, то полагаю, что Вы прожили там какое-то время.
   - Может быть, - не стала отрицать Бьянка.
   - Ведь и Ваше имя не вызывает у вас никаких эмоций, верно?
   - Почему, - возразила Бьянка, - вызывает, сострадание.
   - Это может быть связано с травмой, комой, больницей.
   - Может.
   - Может, это не мое дело, - решился, наконец, Алексей, но если захотите... Через три дня я возвращаюсь домой, можете поехать со мной. Это Вас ни к чему не обязывает, посмотрите, походите - если ничего не вспомните, вернетесь обратно.
   - Но у меня нет ничего: ни документов, ни денег, ни билетов.
   - Близкие Вам ничего не оставили?
   - Насколько я знаю, все ушло на оплату счетов.
   - У Вас должно быть свидетельство о рождении, с ним должно быть не сложно оформить паспорт, особенно, учитывая Вашу ситуацию. Поинтересуйтесь у персонала, к тому же Вам наверняка полагается какое-то пособие.
   - Да, Вы правы. Надо будет спросить у Надин.
   - Вот мой номер, - Леша протянул ей визитку. - Я буду рад, если Вы решите составить мне компанию.
   Бьянка благодарно приняла визитку из его рук, и еще долго после того, как дверь за ним закрылась, перечитывала его имя и фамилию. Ей казалось, что она его очень хорошо знает, если не всю жизнь, то уж половину - это точно. С ним так легко было говорить, как с родным братом, с которым выросли вместе и который понимает тебя с полуслова. Куда проще, чем с Надин или с доктором, хотя последний был довольно-таки мил.
   - Признаю, ты была права, ты знаешь русский, - проворчала, входя, Надин, словно Бьянка была в чем-то виновата.
   - Надин, как мне оформить паспорт? - сходу перешла к делу девушка. Она понимала, что если не решится сейчас, второго шанса может не представиться.
   - В муниципалитете уже должны были его оформить. Нужно только зайти и забрать.
   - Отлично, и где он находится? - Еще одна вещь, которая ее поражала. Она знала расположение улиц в далекой русской столице, но не имела понятия, где находится местный муниципалитет.
   - Куда намылилась? - не выдержала Надин. - Доктор сказал: за ворота ни шагу.
   - Это мы еще посмотрим, - подумала Бьянка, серьезно решив заставить доктора изменить свои слова.
   - Надин, а мне положено какое-нибудь пособие?
   - Эти русские плохо на тебя влияют, - недовольно проворчала сестра. - Положено, деньги по сиротству с тринадцати лет и пособие по состоянию здоровья, - последние слова она особенно подчеркнула.
   - А...
   - И это все тоже можно получить в муниципалитете.
   - Замечательно, - улыбнулась Бьянка, а Надин лишь укоризненно покачала головой.
  
   - У Вас есть какие-то нарекания по здоровью? - Бьянка серьезно посмотрела на доктора.
   - Нет, Бьянка, никаких нареканий.
   - Тогда не кажется ли Вам, что пора меня выписать?
   - После такой продолжительной комы могут быть разного рода осложнения, поэтому неплохо было бы хотя бы пару недель понаблюдаться в стационарных условиях, - возразил он.
   - Уже прошла неделя, и ничего не случилось, - Бьянка с мольбой посмотрела на него. - Я здесь была долгих шесть лет, в полной неподвижности. Вы хотите продлить мой срок заключения еще на неделю?
   - Бьянка, это не тюрьма. Ты можешь выходить, гулять.
   - В пределах двора! - взорвалась она. Док даже не подозревал, что девушка фактически на грани отчаяния.
   - Ты не можешь дождаться, когда тебя отсюда выпустят, - понял он.
   - Я не могу больше, - глухо проговорила она, и ее глаза сказали ему больше, чем слова. - Пожалуйста, Гийом. - В тех редких случаях, когда она называла его по имени, он едва не задыхался, так интимно звучало это слово в ее устах.
   - Хорошо, - сдался он, и увидел, как огонь засветился на дне ее темных глаз.
   - Только ты должна помнить о предосторожностях и не пускаться во все тяжкие.
   - Обещаю, - выпалила она, пулей выстреливаясь с кровати и вешаясь от счастья ему на шею. Ее волосы скользнули по его лицу и шее, они пахли травами. Она напоминала ему фею, случайно залетевшую в больничную палату. Какое право имел он, человек, удерживать ее?
   - Бьянка, обещай быть осторожной, - попросил он.
   - Обещаю, - ответила она и посмотрела ему в глаза. Док утонул в них раз и навсегда.
  
  

Глава 35

  
   Тинни сидел возле тела Саши и держал ее за руку. Он приходил в лабораторию уже не первый день и делал это снова и снова в надежде, что она вернется.
   - Что ты наделал? - в сотый раз проговорил он Стэну.
   Стэн сидел в углу с опущенными плечами, еще более помятый, чем обычно, с всклокоченными волосами и темными кругами вокруг глаз. Бессонница оставила характерные следы на его лице.
   - Я не предполагал, что все так... Я был практически уверен, - бессвязно пробормотал он свои оправдания.
   Тинни не пошевелился и даже не посмотрел в его сторону. Ему не нужны были слова: нужен был ответ или решение. Пока же они даже не могли понять, что произошло.
   - Ты точно показал ей фото Летиции?
   - Да.
   Этот диалог они тоже уже проходили по кругу не один раз. Но Тинни должен был быть уверен, что они ничего не упускают.
   - Зачем, черт побери? Почему ты не посоветовался со мной?
   - Я был уверен, что все получится. И хотел предоставить Вам готовые результаты.
   Тинни ничего не ответил.
   - Вы полагаете, Летиция ее захватила? - Стэн с тоской посмотрел на шефа.
   - Не обязательно. Она могла застрять. Или могла потратить слишком много сил, больше, чем приходилось когда-либо, и... исчезнуть. - Он не мог заставить себя произнести слово "умереть".
   - А тело?
   - А что тело? Ты же сам сказал, что оно - самое обыкновенное. Это она была чудом. На кой черт вам понадобилось захватывать реберфов? Зачем она на это согласилась? Умная же девочка, - тихо произнес Тинни, покачиваясь от отчаяния.
   - Я ввожу ей внутривенное питание и поддерживаю мышцы, - чтобы хоть как-то приободрить шефа, произнес Стэн.
   - Хорошо.
   - Миша знает? - попытался он сменить тему.
   - Да, я говорил с ним. Он рад, что мы заботимся о ней. Но правда, что нет мужчины, более страдающего, чем отец, - проговорил Тинни, а Стэн предпочел отвести от него взгляд, делая вид, что не слышит. Слишком откровенным становился их разговор, а Стэн терпеть не мог психологию.
   - Почему ты выбрал Летицию?
   - Потому что она представляет надзор. И часто не давала Вам жизни, Вы сами говорили.
   - Мне плевать на надзор, - Тинни выпустил руку дочери, и та безвольно упала на кушетку.
   - В сущности - да, но он Вам всегда мешал.
   - Не больше, чем назойливая муха. Я должен все узнать о Летиции: где она, с кем, что делает. Слышишь - все.
   - Да, месье, - отозвался Стэн, радуясь возможности заняться хоть чем-нибудь.
   - Я разберу ее на атомы, но верну Сашу.
  
   - Я верну ее, - заплетающимся языком произнес подросток. Миша еще никогда не видел Тинни настолько пьяным. Это было так ему несвойственно, к тому же он опасался, как бы его самого не привлекла полиция за спаивание несовершеннолетних. В отличие от Тинни он не переживал по поводу Саши, а мог только радоваться, потому что все говорило в пользу того, что ее затея удалась. Единственное, что оказалось для него полной неожиданностью - это реакция ее отца, холодного и безразличного засранца большую часть своей жизни.
   И рассказы Саши лишь убеждали его в последнем.
   - Ты ведь разыскал ее только ради своих исследований, разве нет? И теперь так убиваешься, потому что потерял ценного кадра?
   - Да, я создал и разыскал ее ради науки. Я притащил ее сюда, когда она чуть не вляпалась по уши в дерьмо, и научил всему, что знал сам, посвятил ее во все свои тайны, поделился с ней своими открытиями. Да, она стала моим самым ценным открытием и незаменимым сотрудником. Но я бы отдал всю свою лабораторию, лишь бы она вернулась.
   - Я и говорю: твой бизнес под ударом из-за ее исчезновения?
   - Нет, - выдохнул Тинни и перевернул еще рюмку.
   - Эй, полегче, - Миша схватил его за руку, когда тот потянулся к бутылке за новой порцией.
   - Ты знаешь, сколько мне лет? - криво усмехнулся подросток, и в его глазах сверкнуло что-то настолько старое и безумное, что Миша невольно разжал пальцы.
   - Именно, - удовлетворенно произнес Тинни, наливая себе еще одну рюмку.
   - Тогда что за все эти годы могло настолько выбить тебя из колеи?
   - Тебе не понять: она - мое дитя, как ученого, так и реберфа. Она - лучшее, что у меня было.
   - Что мешает тебе создать еще одну, две, три?
   - Она уникальна.
   - И что ты имеешь в виду, говоря, что создал ее, как ученый? Не хочешь же ты сказать, что вырастил ее в пробирке? Нет, постой, - Миша встряхнул Тинни, и усадил его ровно. - Ты что-то с ней сделал, что она стала такой? Ты ставил опыты над собственным ребенком?
   - Ставил, ставлю и буду ставить... это моя жизнь.
   - Больной ублюдок, - прошептал Миша и отодвинулся от него подальше. До сих пор он не осознавал, насколько ему повезло в сравнении с Сашей. Ей следовало бежать от Тинни с самого начала. Его любовь была еще страшнее, чем безразличие - она была фанатичной, целеустремленной и убийственной. Для него не существовало другой любви, он ее просто не знал.
   - Что ты будешь делать? - спросил Миша.
   - Найду ее.
   - А если ее больше нет?
   - Воскрешу ее.
   Мишу передернуло от ужаса, и он лишь надеялся, что Саше хватит ума убраться как можно дальше отсюда, чтобы у Тинни не было ни малейшего шанса ее разыскать.
  
   * * *
   Город показался Бьянке из окна автобуса слишком хмурым и неприглядным. К тому же здесь оказалась дикая жара по сравнению с парижской температурой. Леша же рядом только ухмылялся, наблюдая, как она разочарована.
   - Да, это не Париж.
   - Ты произносишь это так, словно в этом есть что-то хорошее.
   - Конечно, есть. Ты ведь хочешь во всем разобраться? Так наберись терпения.
   - Это единственное, чего у меня уже точно не осталось.
   - Больница, понимаю. Ты молодец, что так быстро разобралась с документами. И билеты нашла.
   - Нашла, - проворчала Бьянка. - По такой цене, что от моих денег почти ничего не осталось.
   - Здесь я тебя полностью всем обеспечу, - поспешил успокоить ее Леша. - Так что не волнуйся.
   Она и не переживала: она откуда-то знала, что его слово, как скала. А еще ей было совершенно безопасно рядом с ним, потому что она знала, насколько хорошо он обучен и тренирован. Даже три огромных жлоба, которые грызли семечки на остановке, когда они садились в автобус, не представляли для него угрозы. Но вот другие... что-то неуловимое мелькало и исчезало в ее мыслях. Существовали люди, которые могли представлять для него угрозу, для кого угодно. Не просто идиоты с кулаками, а кто-то более серьезный.
   - Леша, ты кого-нибудь боишься? - неожиданно спросила она.
   - Кого? - удивился он.
   - Ну, кого-нибудь?
   - Инопланетян, которые похищают людей для опытов, - сознался он, и Бьянка едва не прыснула со смеху.
   - Нет, реального. Ну, вот гопников ты точно не боишься.
   - Гопники гопникам рознь, - ответил он. - Если сами по себе - тогда да, ничего страшного. Но если это часть банды, с такими лучше не связываться.
   - Банды? - заинтересовалась Бьянка, а в груди снова что-то зашевелилось.
   - Да, наш мир не такой розовый, как хотелось бы. Город поделен на сферы влияния. В каждой части - своя шишка. Мне когда-то предлагали идти в охрану за большие бабки, но мне такие бабки даром не нужны.
   - Что ты имеешь в виду?
   - То, что это билет в один конец. Раз с ними связавшись, больше не развяжешься. Начнется с охраны, а закончится уголовщиной. Правда, в последнее время стало поспокойнее. Вроде их главный босс сменился.
   - Тебе нравится учить?
   - Я - не просто учитель, я - наставник, сенсей. Это нечто большее, чем просто преподаватель в школе. Да ты и сама это отлично знаешь. Единственное, больно, когда твои ученики уходят по наклонной вниз.
   - Идут к бандитам? И часто такое случается?
   - Не часто, но соблазн есть. Самый легкий способ заработать денег.
  
   * * *
   - Куда ей выходить издому, с ее-то личиком? - Сергей Витальевич расхаживал по собственной кухне, слегка раздосадованный и немного злой. - Оно же в каждом отделении милиции засвечено.
   - Мне нужно выходить, - проворчала Летиция, но Антуан дернул ее за полу халата под столом, и она замолчала.
   - Я могу взять больше переводов, - предложил Дюпре.
   - Антон, ты и так с утра до ночи за этими переводами - куда тебе еще больше?
   - Я не понимаю, почему у вас платят за это такие копейки, - удрученно покачал головой француз.
   - Почему-почему, потому что на тебе кормится еще куча менеджеров, редакторов и прочих бездельников.
   - И что делать? - развел руками Дюпре.
   - Думаю согласиться на ту работу, что мне предложили. - Почесав в затылке, решил Сергей.
   - Видно, хорошего в ней мало, - заметил француз. - А что организация?
   - Да ничего. Центральный офис даже на звонки не отвечает. Не только о нас забыли, я уже молчу о долгах за аренду, так и вообще такое ощущение, что исчезли с лица земли, как и не было.
   - А французский филиал?
   - Костя пытается выйти с ними на связь, но больше я ничего не знаю. Да наплевать им на нас. Все, дело провалено - вот и открестились.
   - Так что это за работа?
   - Платить обещают хорошо, а остальное - не важно.
   - Серж, что за работа? Я, конечно, перевожу с утра до ночи, но мозги свои еще не перевел.
   - Так, в охране.
   - Чьей?
   - У бандитов. Ты это хотел знать? - раздраженно произнес Сергей.
   - Как у вас все странно. Бывшего оперативника приглашают в банду?
   - Почему нет? Такое сплошь и рядом.
   - И ты согласишься?
   - А что, у нас есть какие-то другие варианты? - Сергей метнул злой взгляд в сторону Летиции. Он до сих пор не понимал, почему Дюпре не выгонит чертову бабу на улицу, ведь там и смотреть было не на что, но давно уже убедился, что француз к ней неровно дышит. И любые попытки заговорить на эту тему ни к чему хорошему обычно не приводили.
   - Я могу попытаться выйти на связь со своим отделением?
   - И что? Они все равно не решают финансовые вопросы. ЧП зарегистрировано на меня - следовательно, и платить мне. Да и посадят тебя, как только ты засветишься. Не надо, пусть лучше Костя этим занимается. Тем более, что отделение уже не твое.
   Последняя фраза больно уколола Дюпре, но он промолчал. Они уже не первый месяц сидели на шее у Сержа, так что он имел право на недовольство. Особенно, в то время как бремя долгов от организации также легло на его плечи. Дюпре не понимал, как Коэн мог так поступить с восточным отделением. Это было, по меньшей мере, некрасиво, не говоря уже о том, что дела так не велись. Разве что у руля каким-то образом оказался экономный лис Ван Дер Хорн. Но француз не мог себе представить ситуацию, в которой Коэн позволил бы подобному случиться.
   - Значит, решено, - подытожил Сергей Витальевич, а остальные скромно промолчали.
   - Надо бы это как-то отметить, - произнес Сергей, возвратившись на кухню после непродолжительного звонка, и метнул на Летицию хмурый взгляд. Она так и не научилась сносно готовить, отчего Серж ее считал и подавно бесполезной.
   - Я накрою на стол, - выручил положение Антуан. - А ты сходи за водкой.
   - Это я мигом, - расцвел Сергей. - Все-таки новый этап в жизни, нужно его смочить, чтоб гладко пошел, верно?
   Дюпре раскрыл холодильник, достал банку паштета и стал делать бутерброды. Он не понимал, зачем Серж вечно ищет какие-то оправдания своему желанию выпить. Из-за чувства вины? Тогда, если он ощущал, что поступает неправильно, зачем пил? Сам он уже привык пить водку под еду, почти не задумываясь о том, что делает, как некогда поступал с вином. Хорошего вина по нормальной цене здесь просто не существовало, трезвенником Дюпре никогда не был, так что ему ничего другого не оставалось. Неужели через какое-то время он сам начнет искать себе оправдания?
   - Ну, как ты? - спросил он Летицию, как только Серж захлопнул дверь.
   - Ничего, пока ничего не выходит. Но, может, с близким контактом, ситуация бы изменилась.
   - Серж прав, мы не можем так рисковать. Твое лицо находится в базе данных по розыску. Любой патруль, постовой - и все пропало.
   - Знаешь, я до сих пор думаю о том реберфе, что нам помогла. Я была не права. Фактически, я подставила ее. Просто я никак не могла поверить, что она и правда случайный новичок, с такими способностями.
   - Как ее звали? - задумчиво спросил Дюпре.
   - Как-то так по-русски... и по-мужски.
   - Саша?
   - Да, точно, - обрадовалась Летиция.
   - Боюсь, я догадываюсь, кто она, - произнес Дюпре. - Чертов мальчишка! Мерт! - выругался он.
   - О чем ты говоришь, Антуан?
   - Та девушка, за которой охотился Гай, его подружка.
   - Ты думаешь, это она?
   - А зачем еще ему могла так понадобиться эта девчонка, подумай сама? Скорее всего, он охотился за ее талантами.
   - Тогда тем более ужасно, что я ее погубила, - пробормотала Летиция.
   - Может, и не погубила.
   - Антуан, я видела, как пули прошли насквозь. Никакой реберф не способен пережить смерть носителя. Существуют, конечно, байки о призраках. Но призраки - в любом случае нечто нематериальное и больше не живое.
   - Прости, - он сжал ее руку, пытаясь утешить.
   - Мы бы сгнили в тюрьме, если бы не она. Все, чего она хотела - чтобы я научила ее.
   - Ты не виновата. Она могла точно также погибнуть и без нас.
   - Я убила ее, - прошептала Летиция и крепче сжала его руку в ответ. - Сначала Гай, а потом - я.
   - Гай - ублюдок, которого я сотру с лица земли, как только мы выберемся отсюда. Вытащу из любой норы, где бы он ни засел, и убью. - Пообещал Дюпре.
   - Серж ведь сказал, что он в руках у Коэна. Вряд ли в этом случае потребуется твое вмешательство.
   - Мне плевать, - разошелся Дюпре. - Если его зарыли, я раскопаю его могилу и похороню заново.
   - Конечно, - Летиция прильнула к нему, нежно поглаживая по руке и успокаивая. Не прошло и десяти секунд, как он остыл и посмотрел на нее с надеждой. Летиция усмехнулась в ответ и покачала головой:
   - Серж вот-вот придет.
   - Хорошо, тогда после того, как он отрубится.
   - Много не пей, - улыбнулась она.
   - Даже не надейся, что мне это помешает, - его горячий поцелуй угодил ей прямо в шею.
  
  

Глава 36

  
   Огромный тип, больше напоминающий гору, чем человека, вел Сергея Витальевича по длинным коридорам. В клубе, который, как он знал, являлся бандитским гнездом, было на удивление свежо и не накурено, несмотря на тусовку внизу.
   - Я думал, что уже прошел все необходимые собеседования, - заметил Сергей, начиная немного нервничать. Да и немудрено было занервничать рядом с таким гигантом.
   - Босс хочет тебя видеть, - не оборачиваясь, пробасил тот и снова свернул.
   Наконец, они остановились у массивной бронированной двери, и Витальевич отметил, что совесть у человека за дверью должна была быть совсем не чиста, чтобы в собственном заведении ему понадобилась такая мощная защита.
   Гигант потарабанил в дверь и что-то гаркнул в ответ на вопрос хозяина. Затем дверь раскрылась. Босса величали Меченым, но на первый взгляд у него не было никаких шрамов. Возможно, речь шла о следах на теле. Сейчас же он встретил гостя в светло-серой рубашке в полоску и темных брюках. Волосы его были черны и зачесаны назад, лицо выглядело далеко не глупым, отчего Сергей Витальевич насторожился еще сильнее. Просто было представлять себе, как он с превосходством выходит из беседы с каким-нибудь тупоголовым быком, завоевавшим авторитет жестокостью и физической силой. Но только человек, представший ему, был не таков. Острый ум светился в пристальном взгляде его карих глаз, пронизывающем и исследующем. Витальевич вдруг почувствовал себя мухой, нанизанной на шпильку, под увеличительным стеклом профессора. Не выдержав накала, он отвел взгляд в сторону и с деланным интересом начал разглядывать обстановку. В паре метров от стола на небольшом диванчике, не более расслабленно, чем пескарь на сковородке, сидел еще один посетитель, с небольшими очочками на носу. Он судорожно сжимал какую-то папку и раболепно взирал на хозяина. В том, что этот тип работает на Меченого, Сергей не сомневался после одного единственного взгляда. Неужели и он будет так жалко выглядеть, когда заговорит со своим новым шефом? Его взгляд невольно побежал дальше и зацепился за книжные шкафы: необычная деталь для кабинета мафиози. Разве они читают что-нибудь, кроме финансовых отчетов? Корешки книг повергли Витальевича в еще большее изумление и одновременно еще больше напрягли.
   - Принесешь вечером недостающую часть отчета, - сказал Меченый мелкому человечку, и тот, раскланиваясь, поспешил скрыться в дверях.
   - Оставь нас, - попросил он гору, и тот беспрекословно выполнил просьбу.
   Меченый молчал, а Витальевич все больше нервничал, потому что не без оснований сомневался, что босс беседует лично с каждым нанимаемым сотрудником.
   - Я хотел расспросить Вас о предыдущем месте работы, - заговорил босс.
   Витальевич сделал вдох и начал отрепетированную речь.
   - ЧП, зарегистрированное на мое имя. Но дело так и не пошло, поэтому пришлось его закрыть.
   - Чем занималось ЧП?
   - Сыскной деятельностью.
   - И с кем Вы работали?
   - С разными клиентами. Я не могу разглашать их имен. - Сергей нервно поправил галстук, который вдруг стал ему жутко мешать.
   - Меня не интересуют частные лица. Меня интересует, что вы делали для организации "Хуманити".
   Сергей остолбенел: такого прямого вопроса он никак не ожидал, да и подобной осведомленности - тоже. Хотя, наверняка при большом желании, можно было проследить платежи, поступавшие вначале на счет организации, и их источник.
   - Осуществляли слежку, - выдавил он.
   - За кем?
   - За одним иностранцем.
   - Зачем он был им нужен?
   - Понятия не имею. Мы отслеживали каждый его шаг. - Витальевич не умел врать, но тут выложился на все сто. Он шкурой ощущал, что от этого зависит его жизнь.
   - Вы?
   - Я и мой подчиненный, Костя. Мы в ЧП работали вдвоем.
   - Вы не договариваете, Сергей. - От одной это фразы внутри Витальевича все похолодело. Неужели прокололся?
   - Вы принимали у себя делегации от организации, на своей территории?
   - Да, это правда, их представители приезжали к нам. - Спокойно ответил Сергей.
   - И?
   - И слежка была отменена. Денег они нам так и не заплатили, ЧП оказалось в долгах, с которыми я еще до сих пор не рассчитался, - зло закончил Витальевич.
   Меченый долго буравил его взглядом, но, очевидно, остался удовлетворен ответом.
   - С вашей будущей зарплатой Вы легко сможете забыть о долгах.
   - Спасибо, - отозвался Сергей с искренней благодарностью.
   - Но, Сергей!
   И сердце Витальевича снова упало.
   - Если Вы когда-нибудь что-нибудь услышите о Хуманити, я хочу знать об этом первым.
   Сергей облегченно выдохнул и решительно кивнул. Меченый махнул ему рукой, и Витальевич, поднявшись, покинул кабинет.
   Бронированная дверь открылась, стоило ему только ее коснуться - снаружи все это время в карауле стоял уже знакомый ему гигант. Сергей невольно вздрогнул от неожиданности, но быстро взял себя в руки и последовал за ним по всем этим коридорам на выход.
   Сильно же достала организация бандитов, если после весенних разборок они все никак не могли успокоиться. Видимо, жаждали вычистить ее до основания. Следовало намекнуть Косте, чтоб он особо не высовывался и не оставлял никаких свидетельств их причастности к Хуманити. Шальная мысль мелькнула в голове Витальевича: что, если упорное молчание центрального офиса было связано с тем, что бандиты уже там побывали? Но он тут же отбросил эту идею, как целиком фантастическую.
   Для него же, он надеялся, этот этап жизни уже остался в прошлом. И тут же вспомнил о Дюпре, сидящем у него дома. Впрочем, француз сейчас был скорее изгоем от организации, чем ее членом, но кто бы стал в этом разбираться. Пора было уже гостям и честь знать.
  
   * * *
   Леша улыбался, глядя, как Бьянка паясничает на татами, изображая дикие африканские танцы.
   - Скоро тренировка, люди начнут приходить, - предупредил он девушку, но она никак не унималась. Столько жизни, энергии - она явно компенсировала вынужденную неподвижность.
   - Как твоя память, Бьянка, не возвращается?
   - Нет, - покачала она головой, останавливаясь и переводя дыхание.
   - И никого из людей не помнишь?
   - Тебя, - улыбнулась девушка.
   - Меня трудно забыть, это ясно, - усмехнулся Леша, бросая долгий взгляд в зеркало.
   - Перестань, это неважно, - она оказалась рядом, и ее тонкий пальчик повторил линию его брови, а затем и кривую носа. - Она помнила, что он страдал из-за своей внешности. Считал, что никто никогда не создаст с ним серьезных отношений.
   - Ты так считаешь?
   - Конечно. Посмотри на мой нос - я похожа на хищную птицу. - Она закаркала и замахала руками, скача по залу.
   - Может, тебе и правда тринадцать?
   - Тогда я буду твоей самой молодой ученицей.
   - Ты и так не старушка.
   Дверь зала открылась, и на пороге появился Сергей.
   - Здравствуйте сенсей! Как съездили?
   - Нормально. Как группа? Как тренировки?
   - Ничего, понемногу. Я вроде нормально справился.
   - А субботнее занятие проводил?
   - Нет, на выходных решили отдохнуть.
   - Бездельники, вас только оставь, - проворчал Леша.
   - У нас пополнение? - спросил Сергей, глядя на затихшую Бьянку.
   - Посмотрим, - уклончиво ответил сенсей и стал готовиться к тренировке.
   Сегодня он снова предпочел наблюдать за тем, как ведет Сергей, а не тренировать самому, хотя тело и просилось в бой. Но, по правде говоря, он не мог налюбоваться на Бьянку. Как она двигалась! Она в учебных схватках порхала точно так же, как перед тренировкой в танце. Такая легкость и отточенность движений, что, если бы он не знал ее историю, сказал бы, что все эти годы она не лежала в коме, а усиленно тренировалась. Поначалу она будто запиналась, вспоминая движения, но однажды вспомнив, была просто великолепна. Леша смотрел на нее и не мог ни к чему придраться.
   - Где Вы ее откопали? - Сергей и Наташа подошли к нему, как только начался перерыв.
   - В больнице, - отрезал Леша, не вдаваясь в подробности.
   - Ничего себе, - протянул Сергей. - После травмы?
   - Да.
   - Но она просто молодец.
   - Да, - согласился сенсей.
  
   - Еще одна загадка? - спросила Бьянка, заметив его взгляд, когда ученики разошлись, и они остались одни.
   - Что? Да. Ты прекрасно дерешься. Ты знаешь это?
   - Судя по твоему взгляду, да. - Она подошла к нему и села рядом. - Давай не будем гадать, пока я не вспомню.
   - Но это может быть ключом к разгадке. Я могу спросить знакомых по школам.
   - Спросить что? Не тренировали ли они маленькую французскую девочку?
   - Или русскую. Покажу им твою фотографию. Уверен, волосы и глаза у тебя все те же.
   - Я думаю, это ложный путь.
   - Почему?
   - Не знаю, - Бьянка пожала плечами.
   - Хочешь вести занятия у меня? - предложил он.
   - Нет, - она опустила голову ему на плечо. - Мне нравится, как ты ведешь.
   У него было ощущение, будто он разговаривает со своей младшей сестрой, которой у него никогда не было. Она была сильная и ранимая одновременно, ему хотелось ее защищать.
   - Я пойду прогуляюсь, - легко подымаясь, произнесла она. - Может, какие-то знакомые места наведут меня на мысли.
   - Только не задерживайся допоздна, - попросил ее Леша. - Я понимаю, что ты крутая, но в этом городе полным-полно идиотов.
   - Хорошо, - она послала ему воздушный поцелуй, распустила свои волосы и исчезла. Девушка, похожая на прекрасный мираж.
  
   * * *
   Стэн был явно перевозбужден - Тинни понял это с первого взгляда, как только зашел в лабораторию.
   - Что-то с Сашей? - испугался он.
   - Нет, - заверил его лаборант. - С ней все по-прежнему. Это насчет Летиции.
   - Ты что-то узнал?
   - Вы знали, что она была в России в то же время, что и Гай?
   - Да, - разочарованно выдохнул Тинни. - Это последний раз, когда я о ней слышал.
   - Так вот, ее убили.
   - Убили? То есть Саша пыталась переместиться в мертвое тело? Что сделали с телом? Где оно?
   - Нет, я не об этом, - замахал руками раздосадованный Стэн. - Тело кремировали, так что Саше некуда было бы перемещаться.
   - И что это нам дает? То, что она может быть где угодно? И это ни на шаг не приближает нас к ней! - в ярости воскликнул Тинни, с грохотом опуская кулак на ближайшую стойку. Сто и одна пробирка издали при этом жалобный звон.
   - Подумайте сами, она могла переместиться в кого-то рядом, по ассоциативной связи. Либо в новое тело Летиции.
   - Ты же только что сказал, что ее убили. У Летиции нет никаких чрезвычайных способностей к выживанию, - холодно заметил он.
   - Ее задушили, - произнес Стэн, и эти два слова поменяли картину в мозгу Тинни.
   - Задушили, - повторил он. - Что ж, она, должно быть, зацепилась за ближайшую цель. Кто ее задушил?
   - Дюпре, - как само собой разумеющееся выдал Стэн.
   Тинни молчал какое-то время, потом расхохотался.
   - Вот она, любовь к людям. До чего же идиотично и справедливо. Так он теперь - это она?
   - Логично было бы предположить, но, похоже, что нет.
   - То есть?
   - По последним имеющимся сведениям, Дюпре сбежал из предварительного заключения вместе с женщиной, горничной из отеля, находящейся под следствием за воровство. Главный свидетель по ее делу - угадайте, кто?
   Тинни раздраженно махнул рукой, чтобы Стэн прекращал свои игры в детектива и продолжал.
   - Гай, мертвый ублюдок Гай.
   - Кстати, что ты сделал с телом? - между прочим, поинтересовался он.
   - Растворил в кислоте. В цистерне для...
   - Довольно, мне не нужны детали, - оборвал его Тинни. - Дюпре, Летиция, Гай. Эта женщина - Летиция.
   - Определенно, - кивнул Стэн.
   - Мне нужны оба.
   - Послать за ними людей?
   - Послать за ними деньги. Деньги сами найдут необходимых людей.
   - Проблема в том, что оба находятся в розыске.
   - Это не наша проблема, - отрезал Тинни, и достаточно довольный, насвистывая, покинул лабораторию.
   Стэн почесал затылок и подумал, что ему стоит передать это дело секретарю Тинни, изворотливому типу, занимающемуся всяческими темными делами и сделками Тинни. А самому заняться подготовкой тела Саши к ее возвращению. Деньги Тинни работали обычно быстро и безотказно. И инструмент по их зарабатыванию покоился сейчас безучастный и расслабленный на кушетке в лаборатории.
   Сколько они с Сашей еще всего не успели: они смогут проверить его теорию и идею о множественности. Только с ней он не был уверен, может или нет она вселиться в мертвое тело. И только кремация смогла дать ему однозначный ответ. В случае с другими реберфами ответ был всегда "нет". Мертвец для них не существовал, исчезал с радаров - и все, обыкновенный защитный механизм. Ей же всегда в голову приходили дурацкие идеи в духе "можно ли вселиться в животное?", "а если оно пушистое и мяукает?" (как будто это что-то меняло) или "а в человека в коме?" Каждый мало-мальски грамотный реберф с точки зрения Стэна должен был понимать, чем чревато, к примеру, последнее. Тем же, чем и для выходящих из комы людей. Иногда не все системы организма восстанавливались, или восстанавливались не в полной мере, сложнее всего было с мозгом: начиная от отека и закачивая проблемами с психикой или памятью. Непредсказуемые последствия, неоправданный риск, опасность застрять в неполноценном теле, не понимая, кто ты на самом деле.
  
   * * *
   - Где Серж? - Летиция осторожно выглянула на кухню.
   - Пошел на новую работу, - ответил Дюпре, отрывая голову от ноутбука, за которым работал. - А что?
   - Только что позвонили на домашний, - проговорила она, и Дюпре моментально напрягся.
   - Надеюсь, ты не взяла трубку?
   - У Сержа что, не может быть женщины?
   - Летиция, мы же договорились. Никаких контактов с внешним миром.
   - А как же твоя работа?
   - Они никогда меня не видели.
   - Меня тоже, - возразила она.
   - Значит, ты все-таки подняла трубку.
   Летиция промолчала.
   - Кто звонил?
   - Мой старый контакт по Надзору.
   - Что? - Дюпре выронил листок, который держал в руках. - Что ты сказала?
   - Они знают, в каком я положении. И предлагают помощь.
   - Ну, уж нет. Сначала никто и не вспомнил о тебе, а теперь, спустя несколько месяцев - вдруг очнулись. Не нравится мне все это. И откуда у них этот номер? Как она вычислили, что мы у Сержа?
   - Они всю жизнь занимаются тем, что вычисляют других, - успокоила его Летиция. - О Серже никто не знал - очевидно, поэтому так долго и искали. Но теперь нам не нужно больше беспокоиться. Они знают о тебе и помогут нам обоим.
   - С чего бы? - недоверчиво поинтересовался Дюпре. - С чего бы им помогать мне?
   - Потому что я сказала, что без тебя не поеду.
   - Летиция, - покачал он головой. - Мне все равно это не нравится. А у меня нюх, как у гончей, ты знаешь, - он постучал по своему безграничному носу.
   - Знаю, - не удержалась она от улыбки, но тут же снова посерьезнела. - Нам нужно выбираться отсюда. В любом случае, они уже знают, где мы. А значит, узнают и остальные. Да и у Сержа терпение не железное.
   - Это да, - согласился Дюпре. - И с тех пор, как он связался с бандитами, нам здесь вдвойне небезопасно.
   - Что им до нас?
   - А что им было до группы Коэна? От нее же практически ничего не осталось.
   - Ты говоришь "вдвойне" из-за этого мальчика, Кости?
   - О, этот мальчик по подлости стоит двух мужчин, - отрезал Антуан, и его шевелюра нервно дернулась в воздухе. - Я не сомневаюсь, что Коэн появился здесь благодаря Косте. И уже молчу о том, как он распалял мою ревность, и играл мною, как хотел, когда я разрывался между тобой и Гаем.
   - Антуан, - она коснулась его непослушных волос рукой, - это все в прошлом.
   - Но я не забыл, - он упрямо отклонился от ее руки, - и он - тоже.
   - Нам нужно уехать, - настаивала на своем Летиция.
   - И что они предлагают? - начал сдаваться Дюпре.
   - Фальшивые документы, дипломатическую неприкосновенность.
   - Неприкосновенность в качестве кого? - усомнился Антуан.
   - Жены дипломата и атташе.
   - Это сплошное безумие.
   - Мы пострижем тебя, Антуан, - она с жалостью провела рукой по его волосам.
   - И нос тоже? - сострил он.
   - Нас никто не будет проверять. Они умеют устраивать такие дела.
   - В конце концов, у нас все равно нет выбора. - Дюпре поднялся, захлопнул крышку ноутбука и отправляя все бумаги в мусорную корзину. Сходил в комнату за пиджаком, порылся по карманам в поисках денег и взял кулек с полки.
   - Куда ты собрался? - удивилась Летиция.
   - Надо с Сержем по-человечески попрощаться.
   - Опять водка?
   - Водка, огурчики, картошка, салатики, икорка. Я же говорю: по-человечески.
   - Мне кажется, ты и дома не сумеешь избавиться от этих русских замашек.
   - Я соскучился по вину, - сознался он, - и хорошему сыру, и жареным каштанам, - он вспомнил тележки с каштанами, разбросанные по тенистым улочкам Парижа. - По родной речи, мостам, Сене, даже по чертовому аккордеону.
   - Скоро ты все это увидишь, - едва не плача, пообещала ему Летиция. Она сама скучала по всем этим вещам и еще по тысяче других, таких необходимых настоящей француженке.
  
  

Глава 37

  
   Бьянка совершенно не заметила, как стемнело. Она уже достаточно далеко отошла от центра, и сейчас как раз свернула на небольшую улицу, ведущую к бульвару. Место было явно злачным, такой вывод напрашивался не только благодаря вывеске с танцующими женскими фигурами на углу, но и сбившимся в небольшие группы девушкам в цветных колготках, коротких юбках и кофтах с декольте или коротких топиках. Все они достаточно недружелюбно провожали ее взглядом, а от одной группы даже отделилась кричаще разрисованная женщина и достаточно грубо толкнула ее плечом:
   - Даже не думай здесь стать, цыпа, - угрожающе бросила она.
   - Нана, да остынь ты, девчонка просто заблудилась, да, дорогая? - Девушка не старше Бьянки с коротким черным ежиком отошла от другой группы и встала на ее защиту.
   - Знаю я этих "заблудилась": сегодня заблудилась, завтра заблудилась, а потом клиентов нету, - огрызнулась Нана.
   - У тебя их и так нету, - уколола ее девчонка.
   - Ты рот-то свой закрой, когда не надо, - Нана начала подступать к брюнетке.
   - Я уже ухожу, - спокойно произнесла Бьянка, и из-за ее интонации, обе барышни оставили схватку интеллектов и уставились на нее.
   - Вот и вали, - не выдержала Нана, ее слово должно было быть последним.
   - Нана, это место нами не куплено, - мягко осадила ее немолодая женщина в деловом костюме. Ее одежда выбивалась из остальных нарядов.
   - Ею тоже, - проворчала Нана, но все же отошла.
   - Шухер, - заорали шлюхи выше по улице и, теряя туфли и ломая каблуки, побежали от углового заведения в сторону остальных.
   Изумленная Бьянка наблюдала, как все эти метры ног и неповторимой красоты рванули по улице со скоростью спринтеров. Но бегство захлебнулось, как только перед самым бульваром затормозил черный микроавтобус. Его двери раскрылись, и оттуда высыпало несколько мужчин. Их оцепили, деваться было некуда. Женщины потерянно топтались на месте, испуганно отступая к центру. Кольцо неприятных типов вокруг них сжималось с каждой секундой. Бьянка оценила свое положение, посмотрела на стены домов, и поняла, что деваться ей просто некуда. Пытаться драться со всей этой сворой мордоворотов было делом изначально дохлым. Если она хотела поиметь раскрашенную физиономию - тогда да, в любом другом случае - не стоило и затевать.
   - Ну, что тут у нас, - позвякивая цепью для устрашения, произнес здоровенный урод в кожанке. - Надо же, какой птичник.
   - Чего-нибудь желаете, ребята? - пропела одна особо умная курица, и урод отозвался на ее предложение гадкой улыбкой. Потом свои же дернули ее за волосы и, ойкнув, она заткнулась и опустила глаза.
   Тогда в центр вышел довольно щуплый тип, но не настолько отвратительный, как первый, и буднично произнес:
   - Вас предупреждали, чтобы вы не стояли здесь без разрешения?
   - Предупреждали, - раздались с разных сторон слова-полувздохи.
   - Пришло время платить.
   - Вы хотите денег, процент? - проблеял еще один женский голос.
   - Нет, - холодно усмехнулся задохлик (как его окрестила Бьянка), - теперь плата будет другой.
   После этих слов многим девушкам поплохело. А Бьянка с грустью подумала о том, каких кренделей получит от Алексея, и о том, что это будет совершенно справедливо. Страха, в отличие от остальных девушек, она почему-то не испытывала. И не потому, что считала себя крутой или выше их, просто не испытывала, и все. Плюс один к ее загадкам после воскрешения или возможно, в ее организме просто не вырабатывался адреналин.
   Женщин, как скот, загрузили в два грузовых микроавтобуса с самодельными лавками внутри и куда-то повезли. Нана, оказавшаяся с Бьянкой в одном автобусе, тихо поскуливала.
   - Нана, прекрати, - заметила женщина в строгом костюме. - Вон, девчонка вообще не при делах, и то молчит.
   - А что ей сказать-то? Что заблудилась? Так это только вы, дуры, ей верите.
   - Нана, мы здесь все в одной заднице, так что заткнись! - не выдержала еще одна. И Нана заткнулась, ощущая напряжение, витавшее в атмосфере, и понимая, что если не сделает этого, то может и не дожить до прочих неприятностей. А неприятности не заставили себя долго ждать. Бусы остановились, двери открыли, и в лицо женщинам ударил яркий свет прожекторов. Их привезли к какому-то спорткомплексу.
   Бьянка шла со всеми остальными, потому что ничего другого ей не оставалось. На смену обстановки память откликнулась полным безразличием - здесь она точно никогда раньше не была.
   Их провели через зал, где тренировалась пара десятков человек, и в этот момент сердце Бьянки сжалось. На шведской стенке, идущей вдоль стены зала, висели кобуры с оружием и обоймы вперемешку с одеждой. Здесь занимались явно не обычные горожане после долгого дня на работе. И то, с какой беспечностью они побросали свои вещи, говорило о том, что в зале собрались люди определенного рода деятельности.
   Конвоиры перекинулись с некоторыми из них приветственными фразами, кто-то даже поинтересовался, достанется ли им что-то из свежего улова, и ничто из услышанного или увиденного не предвещало ничего хорошего. Судя по трясущимся девушкам и краске, которую они размазывали вокруг своих глаз, барышни тоже не ожидали, что их пожурят и отпустят.
   - Как можно было быть такими дурами, - проговорила рядом с ней брюнетка-ежик, догоняя ее. - Я - Мила, - сказала она, быстро пожимая Бьянке руку.
   - Бьянка. Они предупреждали вас?
   - Да. Но наши решили, что максимум - потеряем деньги. Я говорила, что с этими парнями шутить не стоит. Теперь хоть бы живыми уйти.
   - А ну заткнулись, быстро, - урод с цепью толкнул Бьянку в плечо с такой силой, что она чуть не полетела. Даже слепому было видно, что она выбивается из остальной компании: потертые джинсы, которые она откопала у Леши в шкафу, мужской ремень и белая майка - разве так выглядят шлюхи?
   Затем их всех затолкали в какую-то тесную раздевалку и заперли.
   - Я ссать хочу, - жалобно завыла Нана, но, судя по тому, насколько быстро она заткнулась, на этот раз ей оперативно дали по голове.
   - Что теперь будет? - тихо спросила Бьянка Милу.
   - Думаю, пустят по кругу. Ты им скажи, что ты не с нами - может, и поверят. Одета ты не так, - утешила ее девушка.
   - Что значит по кругу? - не поняла Бьянка.
   - Поимеют все по очереди.
   - И не устанут?
   Мила посмотрела на нее изумленно, а потом усмехнулась.
   - Ну, ты и скажешь.
   - Ты чего прихорашиваешься? - раздался еще один голос.
   - Если зацеплю босса, не надо будет шестерок ублажать.
   - Я слышала, что его зовут Меченым, потому что у него там ничего не работает.
   - Любой мужик - все равно мужик. Хотя бы смотреть, но любит.
   - А я слышала, что он на всю голову больной, так что лучше ему на глаза вообще не попадаться. Эти-то, по крайней мере, не убьют.
   - Да заткнитесь вы, и без вас тошно.
   Дверь открылась и в проеме появилась уже знакомая рожа с цепью.
   - Так, первые пять на выход. Давай, живей, живей, поторапливайся, - он сопровождал свои слова пинками. Затем снова закрыл дверь.
   - Зачем они нас разделяют?
   - Куда они их?
   - Отбирают, что ли?
   Голоса заполнили помещение. Уровень страха и неопределенности в комнате просто зашкаливал.
   Бьянка же в это время плавала в глубинах своего сознания. Все эти разговоры о бандитах однозначно вызывали у нее внутренний отклик. Только нащупать ничего конкретного она все равно не могла. Возможность секса ее возбуждала - это было нормально? Мила сжала ее руку.
   - Я слышала о таком, - ее голос дрожал.
   - О чем? - не поняла Бьянка.
   - Выводят группами, раздевают, привязывают к стенке и... делают, что хотят. Мол, сами напросились.
   - Бьют?
   - По настроению.
   - Не накручивай себя. Может, все не так.
   - Может, - Мила замолчала.
   Дверь снова открылась, и уже визжащих и отбивающихся забрали еще пятерых. Страх и собственное воображение обрабатывали их почище, чем плетки. Нана ползала по полу на четвереньках и всхлипывала.
   - Он сказал, снимите с них одежду, - пробормотала та, что пялилась в замочную скважину, а потом прикладывала к дверям ухо. Тогда паника накрыла девушек целиком. Большинство буквально клацало зубами.
   - Они же не станут нас мучить или убивать, правда? Мы же полезнее живыми.
   - Я слышала, в другом городе шлюх заклеймили.
   - Боже, только не это.
   - Хватит уже! - рявкнула Мила и наступила блаженная тишина. Правда, ненадолго.
   - Это тебе, чертовой извращенке нравится боль, разве не так? Все знают, чем ты с клиентами занимаешься.
   - Вот пускай ее и берут.
   - Мы все там окажемся, - отозвалась Мила, и голоса смолкли. Очевидно, переваривали сказанное, от страха превращаясь в камни.
   Страх, унижение, надежда, доверие, скорость, любовь, - Бьянка смотрела на этот набор, и не могла его понять. Отличная комбинация, но что там делала скорость? Может, на тот случай, если надо было быстро делать ноги? Нет, не ноги, колеса, в ее памяти всплыл великолепный черный байк, с потрясающим профилем. Она гоняла на байке? Когда? В тринадцать, что ли? Еще она помнила человека-гору, очень надежного и доброго внутри. А потом все затмил калейдоскоп лиц, поверх которых периодически выныривало еще одно, и это окончательно сбило ее с толку.
   В конце концов, они с Милой остались вдвоем.
   - Мне страшно, - созналась Мила.
   - Не бойся.
   - Почему?
   - Потому что это никак не поможет.
   - Ты очень странная.
   - Я знаю.
   - Тебе не страшно?
   - Не больше, чем обычно.
   - Тебе обычно страшно?
   - Да.
   - И чего ты боишься?
   - Себя.
   Мила замолчала и немного отодвинулась от нее. Бьянка ее за это не осуждала.
   - Так, ну и последние, - дверь снова открылась. Их тюремщик был отчего-то очень доволен.
   - Что это за прикид, - заметил второй, ткнув в Бьянку пальцем, когда ее вывели наружу.
   - Ничего, разденем - будет посимпатичнее.
   Бьянка подумала о том, как ее раздевают и пускают по кругу, и не испытала ничего, кроме сожаления. Потом глянула на потухшую Милу, ощутила злость и решила, что им придется за это заплатить: парой разбитых носов, выбитых зубов и прочих повреждений, которые она успеет нанести. А если посчастливится добраться до огнестрельного оружия... о-хо-хо, вот это она повеселится. В памяти тут же услужливо всплыли наименования моделей, количество и тип патронов и масса других полезных и не очень деталей. Ей этого не хватало - с изумлением поняла она: драйва, драки, битвы, схватки. Она хотела отомстить. За кого? Не за Милу, нет. За кого-то другого, кто был важен, кто был всем. Доверие, скорость, любовь.
   Она уже ненавидела Меченого и всех его ублюдков.
   Урод потянулся к ее майке, улыбаясь, и это было его ошибкой. Бьянка врезала ему прямо в ухмыляющуюся рожу. Кулак вспыхнул безумной болью. Второй удар она нанесла умнее - ногой ему между ног. По спине другого она выскочила из окружения и помчалась в зал, который они проходили. Никто из мужчин не запаниковал, когда она побежала, потому что знали, что в итоге ей бежать некуда. А вид мечущейся добычи только больше их заводил, привнося что-то свежее в развлечение.
   Краем глаза Бьянка отметила, что Мила была права: девчонки были привязаны нагишом к стенке. Кого-то как раз имели, прямо там, на виду у всех. Одежда с оружием перекочевала к спортивному инвентарю. Бьянка понеслась в ту сторону, по дороге уворачиваясь от тех, кто пытался ее поймать. Прыжок через коня плюс кувырок из положения стоя - и она стала счастливой обладательницей гладкоствольной винтовки с полным зарядом дроби. Выстрел заставил остановиться даже тех, что были заняты у стенки.
   - Э, не дури, - к ней осторожно подбирался подтянутый парень с кошачьей грацией.
   Какой-то гад у стенки достал нож и приставил к горлу одной из девушек.
   - Она не с нами, - заплакала та, а Бьянка замерла с оружием в руках, перезарядив его и повернув в сторону прыткого парня.
   - Это заметно, - раздался голос с балкона, и все головы поднялись вверх.
   - Опусти нож, - сказал он. И, судя по тому, как беспрекословно выполнил приказ мужчина с ножом, Бьянка поняла, что это Меченый.
   - А ты - опусти оружие. Тебя никто не тронет. - Пообещал он.
   Бьянка еще раз оценила обстановку и поняла, что ничего особенно не выиграет и не проиграет, и опустила оружие. Прыткий тут же оказался рядом с ней и подобрал винтовку. Что ж, она доверилась слову бандита, хотя какой у нее был выбор.
   Еще двое человек, серьезных и безмолвных, оказались рядом с ней и повели ее наверх.
   Когда она увидела его, ее душа, казалось, дрогнула, пытаясь вырваться наружу. Не сбежать, нет, а помчаться к нему. Она помнила его руки, его крепкое обнаженное тело. Они были близки - у Бьянки не осталось сомнений. А в голове крутилась эта невнятная смесь из доверия, свободы и любви. Тем временем Меченый изучал ее, как диковинную зверушку. В его глазах не отразилось ни узнавание, ни чувства, разве что мимолетная симпатия.
   - Ты лихо дерешься для девчонки, - заметил он.
   - Для девчонки? - она была уверена, что дерется не хуже большинства его головорезов.
   - Что ты забыла на Стрелецкой?
   - Ничего. Я возвращалась домой.
   - Ясно, - он замолчал, очевидно, раздумывая, что с ней делать дальше.
   - Что будет с ними? - не удержалась Бьянка, бросив еще один взгляд вниз в зал.
   - Это тебя не касается, - симпатия исчезла из его взгляда и голоса.
   Бьянка снова всмотрелась в его лицо и не нашла там никаких изъянов, из-за которых ему могли дать подобное прозвище.
   - Ты - Меченый? - прямо спросила она.
   - Да, меня так называют.
   - Отпусти их.
   - С какой стати?
   - Они уже усвоили свой урок.
   - Я так не думаю. И повторю, если ты не поняла с первого раза: это не твое дело.
   - Что ты хочешь взамен?
   Он пришел в легкое замешательство от ее наглости.
   - Что ты можешь мне предложить?
   Вопрос прозвучал так, что любой другой человек на ее месте съежился бы и стал молить о пощаде, осознав всю свою ничтожность. Но ей снова было все равно, хотя нет: ей было интересно цеплять его, задевать его чувства, хоть чем-то, хоть как-то, ощущать отклик - что угодно, кроме безразличия.
   - А что ты хочешь?
   - Все, что я захочу? - перефразировал он, но Бьянка не могла отступить, она шла по какому-то давно забытому следу, и знала лишь, что не должна останавливаться, иначе снова потеряет его.
   - Все, что захочешь, - ответила она. И в его глазах мелькнула жалость и удовлетворение. Что-то удивительно знакомое, отчего Бьянке стало уютно, несмотря на очевидную глупость ее ответа.
   - Отпустите их, - бросил он людям внизу, и те беспрекословно подчинились.
   Меченый поднялся с места и пошел по проходу, Бьянка молча последовала за ним. Двое охранников замыкали шествие. Вскоре они свернули на лестницу, спустились на первый этаж, и оказались перед дверью кабинета. Меченый вошел внутрь, за ним Бьянка, двери закрылись, охранники остались снаружи, а они с боссом местной мафии - наедине.
   - Я никак не могу понять, ты - настолько дура или храбрая до безрассудства? Впрочем, одно стоит другого, - заметил он.
   Бьянка никак не стала комментировать его замечание. Она смотрела, как он снимает пиджак, и расстегивает верхние пуговицы рубашки.
   - Раздевайся, - сказал он.
   И странное знакомое чувство снова охватило ее с ног до головы. Стыд и желание.
   - И это все, чего ты хочешь? - с издевкой произнесла она, расстегивая ремень и стряхивая с себя Лешины джинсы. Майка полетела в сторону шкафа. Бьянка осталась перед ним в трусах и бюстгальтере. Ребра и позвонки торчали из ее худого нескладного тела. Но волосы и глаза заставляли забыть обо всех недостатках, и даже нос с легкой горбинкой был на своем месте.
   - Ты заменишь моим парням тех шлюх, что они отпустили, - его взгляд был по-прежнему холоден, но внутри угадывался сдерживаемый гнев. Она его все-таки достала. - Я буду первым.
   - Да ну? Я слышала, у тебя проблемы с этим делом. И потому ты Меченый. - Продолжила Бьянка свою милую стратегию размахивания красной тряпкой перед носом быка. Впрочем, теперь ей только это и оставалось, после того, как он огласил свои планы. Ей все равно не жить - так пусть он сам ее прибьет, чем затрахает до смерти стадо его баранов.
   - Я - Меченый поэтому, - он медленно расстегнул и снял рубашку. На его боку красовался маленький аккуратный шрам, но выше шел огромный, почти через все ребра, на животе - еще несколько коротких. Когда он повернулся к ней спиной, Бьянка увидела следы от пуль.
   - Боже, - вырвалось у нее.
   - Я должен был умереть, - мрачно сказал он. - Но выжил. Ниже, - он расстегнул брюки, - шрамов у меня нет.
   - У тебя не было женщин. Поэтому они так говорили. Ты не развлекался с проститутками, - осенило Бьянку.
   Меченый стал мрачнее грозового неба и сделал шаг к ней. В этот момент, она уже было решила, что финал близок. Драться с ним ей не приходило в голову - что-то подсказывало, что он отлично дерется, да и тело его было в превосходной форме, несмотря на следы прошлых передряг. Тело человека, который не просиживает дни в кресле, а умеет жить и умирать.
   Но он сдержался. Подошел к ней в плотную и сорвал с нее оставшееся белье.
   - Ты права. Ты будешь первой после долгого перерыва. Тем хуже для тебя.
   И без предисловий или каких-либо прелюдий усадил ее на стол и взял одним мощным движением.
   Бьянка вскрикнула. Он замер, оставшись у нее внутри.
   - У тебя не было мужчины? - он смотрел на нее так, словно она была музейным экспонатом.
   Бьянка никогда не задумывалась на эту тему. Воспоминания, всплывавшие в ее сознании, определенно говорили, что был. Но она в тринадцать лет погрузилась в кому и вышла из нее какие-то пару недель назад - конечно же, у нее не было мужчины, не могло быть.
   - Видимо, да, - признала она.
   - И ты так решила провести свой первый раз?
   На этот раз Бьянка была полностью с ним согласна - ее поведение не отличалось логичностью.
   - Черт, нет, - ответила она. Потом посмотрела вниз, на их крепко переплевшиеся тела, и пробормотала: - или да.
   - Так, ладно, - он стал выходить из нее, но Бьянка вцепилась в него руками и ногами:
   - Не надо, не уходи, пожалуйста, - по какой-то причине она знала, что ее сердце разорвется, если он еще раз покинет ее. Еще раз?
   Он смотрел ей в лицо и ровным счетом ничего не понимал.
   - Не уходи, - вновь попросила она, и он подчинился.
   Спустя полчаса они уже валялись на полу, и Бьянка оседлала его сверху. Она двигалась в неистовом ритме, закрыв глаза. Волосы рассыпались по всему ее телу, испарина покрыла лоб и ложбинку над выразительными губами. Она будто исполняла ритуальный танец или молилась неведомому божеству, лицо ее светилось счастьем, и Меченый не мог отвести от него глаз, настолько оно было прекрасным. И знакомым. Ее движения, касания рук, взгляды - все было до боли знакомым и дорогим.
   - Хватит, - попросил он. - Остановись, - его руки поймали ее бедра и заставили успокоиться. - Ты хотела устроить мне незабываемый секс, чтобы я не отдал тебя остальным?
   - Нет, - покачала она головой, приходя в себя, - у меня не было таких мыслей. У меня не было никаких мыслей, - добавила она, счастливо улыбнувшись. А затем засмеялась и повалилась на него сверху.
   Она вела себя с ним, как доверчивый ребенок, которого никогда не обижали и не наказывали. Она словно выбросила из головы все то, что происходило в зале какой-то час назад. У него рука не подымалась причинить ей боль. Все равно, что бить ничего не понимающего крохотного слепого котенка. Как ей это удалось?
   - Ты понимаешь, где ты и что происходит? - не выдержал он.
   - Это было замечательно, - прошептала она и уткнулась ему носом в шею.
   - Рад за тебя, - он начал выбираться из-под нее на свободу.
   Нашел свою одежду, натянул брюки и стал надевать рубашку. Ее тонкий пальчик коснулся старого шрама на боку с поперечными стежками и повторил его контур.
   - Шрам, нитки, кровь, доверие, скорость, любовь, - как заклинание шептала она по кругу, каждый раз добавляя еще одно слово в свою скороговорку.
   - Что значит этот шрам? - вдруг потребовала она от него ответа. - Он что-то значит.
   Меченый заподозрил, что у нее не все дома.
   - Саша зашила, - ответил он, скорее себе, чем ей. - Девушка, которую я любил.
   - Саша, - эхом повторила она и вдруг рухнула на колени.
   Разрозненные элементы в ее голове стали складываться в цепочки, цепочки - в последовательности, последовательности - в ряды. Изоморфы... человеческие тела... организация... Гай... Тинни... Костя... Тим.
   Ощущение было похоже на удар о бетонную стену на высокой скорости. Но все встало на свои места.
   - Тим, - прошептала она, прижалась к его животу и заплакала.
   - Мы встречались раньше? - Он поднял ее на ноги и всмотрелся в лицо. Может, она была кем-то вроде гадалки или ведьмы?
   - Нет, нет, - она качала головой, а слезы продолжали бежать по ее лицу. - Дура-дура-дура. Стэн предупреждал. Что же делать?
   - Я думаю, тебе лучше успокоиться и пойти домой. - Он достал стакан и налил ей из графина воды. Но, даже приняв из его рук стакан, она продолжала смотреть на него сквозь слезы.
   Она не возражала и не кричала, когда он вызвал охрану и велел им отвезти ее домой. Она подчинилась, когда ее повели на выход, только продолжала смотреть на него до тех пор, пока двери не закрылись.
  
  

Глава 38

  
   Тим давно уже не ощущал себя так глупо и беспомощно. Она вела себя вполне адекватно до того момента, как они начали заниматься сексом. Неужели от первого опыта ей настолько снесло башню? Он никогда не слышал, чтобы от оргазма сходили с ума. Но с ней именно так все и произошло. Потом, что означали все эти ее "кровь, скорость, любовь"? И Тимом его уже сто лет никто не называл. Разве что Ваня. Все же остальные - босс, или за глаза - Меченый, потому что все его тело после памятной перестрелки было покрыто шрамами. Он до сих пор удивлялся, как не сдох в той потасовке.
   Тим набрал номер на мобильном, на том конце отозвался знакомый бас.
   - Вань, надо поговорить, - бросил он. Потом кивнул и добавил: - Хорошо.
   Когда он валялся на земле, простреленный в нескольких местах и беззащитный, и его оставалось лишь добить, появился Ваня с подкреплением. Большому другу, как он иногда в шутку его называл, удалось собрать вокруг себя добрый десяток бойцов, недовольных политикой Креста и его методами. По сути, спасение Тима переросло в переворот, в котором сам он не участвовал, Но его сопротивление и полученные ранения, из-за которых он болтался на грани жизни и смерти, сделали его в глазах других героем противостояния.
   После первой победы, число присоединившихся стало расти, как на дрожжах. Даже те, что никогда не выражали явного недовольства, поспешили переметнуться на сторону победителей, чтобы не оказаться в проигрыше. Единичные телохранители, оставшиеся с Крестом до конца, не могли сдерживать напор бесконечно. В итоге, старого босса все-таки застрелили.
   При желании его место мог бы занять Ваня, но друг заговорил о передаче полномочий, как только Тим начал вставать с койки. Ваня никогда не любил политику, не умел и не желал командовать другими. Ему нравилось то место, которое он занимал. Так Тим стал Меченым, а гигант - его правой рукой.
   Никто не знал, скольких колебаний и сомнений это ему стоило. Проблема была в том, что Тиму стало на все наплевать, кроме поиска Саши. Он не мог себе простить того, что так глупо упустил ее, а потом еще и подставился, как мальчишка, под выстрелы. Он тысячу раз проигрывал ситуацию в своей голове, и размышлял над тем, что изменилось бы, если бы он не полез за тем пистолетом. Ваня, казалось, прекрасно понимал, что его друг после воскрешения сильно переменился и не лез с советами и предложениями, давая ему время прийти в себя. Он не сомневался, что Тим справится. И Тим, глядя на паутину, которой опутала их группировка весь город под руководством Креста, понимал, что оставь он все это на другого человека и окажись этот человек очередным ублюдком, ему не будет прощения. Дороги назад не существовало, а от босса зависело слишком многое. Они были государством в государстве, со своей политикой и финансами, сферами влияния и рынками. Управляя всем этим, он мог установить ту справедливость, о которой говорил всю жизнь. Мог вершить суд и наказывать виновных так, как считал нужным. Был ли он вправе? Может, да, а может, и нет, но он мог попытаться. А иначе его ждала жизнь, полная сожалений, где-нибудь на задворках.
   Но мыслей разыскать Сашу он не оставил. Вместе с Ваней они выяснили расположение офиса загадочной организации и с командой ребят отправились к ним в гости. Тим понимал, что нарушает все допустимые правила, устраивая разборки в чужой стране, но не мог иначе.
   Их прихода совсем не ожидали. Охрана в Хуманити оказалась хлипкой, совершенно не готовой к встрече с тяжелой артиллерией, которая к ним пожаловала. Каждому встречному, будь то бизнесмен или ботаник в халате, он задавал один и тот же вопрос:
   - Где Саша?
   Все, как один, отвечали, что не знают: одни вообще не знали, кто она такая, другие не знали, где она, и клялись, что там ее не было. В центральной части здания они нарвались на отпор, и немного отступили. Это уже была не охрана, отстреливался кто-то из сотрудников.
   - Что, проклятые твари, зашевелились? - орал кто-то безумным голосом. - Разворошили мы ваше осиное гнездо?
   - Прекратите стрелять, или мы его прикончим! - пообещал другой.
   Тим с Ваней переглянулись и пожали плечами.
   - О ком ты говоришь? - спросил Тим.
   - О Гае Нуде!
   Тим прекрасно помнил это имя: бывший любовник Саши, из-за которого она вляпалась во все свои неприятности.
   - Тогда вперед, сделайте одолжение! - отозвался Тим, и на другой стороне замолчали.
   - Это Пресли, из лаборатории, - прошептала испуганная девушка, вжавшаяся в стену коридора. - Они там с Коэном держат Гая.
   - Кто такой Коэн? - спросил Тим и оттащил ее с линии огня.
   - Глава Хуманити, - отозвалась та, прячась за его спину.
   - Отлично, парни, - обратился он к своим, - эти трое мне нужны живыми.
   Пришлось попотеть, чтобы выкурить из лаборатории окопавшегося там Коэна и Пресли. Британец, очевидно, решил вспомнить былое величие своей империи и отстреливался с завидным упрямством, пока у него не закончились патроны. Пресли пытался проявить свои способности в торгах, но так как стороны уже выяснили, что нападавшим было плевать на Гая, предложить ему было нечего.
   В конце концов, ученый сам открыл им двери, пока Коэн не угробил его светлую голову окончательно. Тим задал Коэну тот же вопрос, что и остальным, но мерзкий тип не торопился с ответом, он лишь расплылся в гадкой улыбке, не предвещавшей ничего хорошего. В то же время Пресли не повезло: видимо, он хотел что-то уточнить, похлопав в своей любимой манере одного из боевиков по плечу, но жест был воспринят неверно, и гений отправился в продолжительный нокаут. Британец же воспользовался моментом и, рванувшись, выхватил чужое оружие. Команда сработала слаженно: не успел он поднять пистолет, как три пули прошили его насквозь.
   - Твою мать, - проворчал Ваня, глядя на последствия. Сквозь стекло камеры на них с интересом смотрел единственный уцелевший - Гай.
   - Где Саша? - спросил Тим, входя к нему в комнату, и ставя перед заключенным стул для долгой беседы по душам.
   - Ее больше нет, - сказал после небольшой паузы голландец.
   - Что значит, нет? - напрягся Тим.
   - Они избавились от нее, когда поняли, что она им не скажет ничего полезного, - он тряхнул головой и опустил глаза.
   - Кто? - одно это слово способно было заморозить кровь в жилах.
   - Вы уже отомстили, - отозвался Гай, кивнув на лежащего в луже растекающейся крови Коэна. - Старый козел, - его ненависть была искренней.
   - Зачем ты им понадобился? - спросил Тим, сжимая кулаки до боли. Ему не хотелось верить. Нужно было задавать вопросы, выяснять, что-то делать, лишь бы не осознать ужасающую новость, которую ему сообщил Гай.
   - Когда-то мы вместе работали над одним проектом, - произнес Гай, - системы по очистке воды. На самом деле, это серьезная область, - добавил он, когда увидел недоверчивое выражение на лицах своих слушателей, - многие промышленные компании в Европе готовы заплатить огромные деньги...
   - Поближе к делу, - пробасил Ваня.
   - Дело в том, что я разработал систему, практически не требующую вложений, а Коэн, который в то время рвался к власти, мечтал присвоить все заслуги и средства себе. В общем, мне пришлось забрать свои чертежи и спешно убраться из страны.
   - В Россию, - закончил за него Тим.
   - Да, - подтвердил Гай.
   - И они нашли тебя.
   - Да, Коэн стал главой организации и все, чего ему не хватало для осуществления своих замыслов - это чертежей.
   - Неужели ты не понимал, как рискуешь, и не мог никого больше не втягивать? - Под "никем" Тим, конечно же, подразумевал одну наивную девушку-курьера.
   - Понимал, но не мог иначе, - Гай в упор посмотрел на Тима. Это был взгляд мужчины, говоривший о том, что нельзя было выразить словами.
   - Отпустите его, - проговорил Тим, и Ваня удивленно уставился на него.
   - Отпустите, - уже громче и резче повторил он, и парни освободили Гая.
   Голландец не сиял от радости, не прыгал на месте: он с сочувствием посмотрел на Тима, потом протянул ему руку. Тим не стал ее пожимать: они знали совершенно разных девушек. И Тимур надеялся, что знал ее настоящую.
   - Что ты делаешь? - заговорил Ваня, но Тим отмахнулся от него и потерянный пошел на выход.
   - Он слишком много видел, - догнал его гигант.
   - Мне плевать, - отозвался Тим, шагая дальше. - Оставь меня в покое.
   Домой они вернулись, будто с похорон. Тима было не узнать: он отказывался есть, говорить, что-либо делать. Все, чем он занимался - это тренировался до полного одурения, молотя грушу, тягая железо и стуча по брусу. Причем, несложно было догадаться, кого он представлял на его месте: наверняка в сотый раз убивал Коэна. Страшно было представить, чтобы он сделал бы с британцем, останься тот в живых. Ваня никогда раньше не задумывался, что такое депрессия, но то, что происходило с Тимом, иначе назвать было нельзя. И только с течением времени и растущей горой накопившихся дел, ситуация стала понемногу меняться к лучшему. Теперь Тим мог по вечерам до полного изнеможения воевать с бумагами, или адвокатами, или продажными чиновниками. Все его развлечения на этом заканчивались, даже с другом он по большей части отказывался сходить выпить, не говоря уже о девушках, которых они снимали в "Белом коконе" в старые добрые времена. Никакие другие женщины с тех пор его не интересовали. Он с головой ушел в восстановление своей прежней формы, тренировки и работу.
  
   - Что-то случилось? - Ваня появился в дверях достаточно бесшумно для своих габаритов.
   - Да, садись, - Тим указал ему на кресло. Впервые он не знал, как начать, потому что ему следовало рассказать другу все.
   - Мне тут шепнули на ухо по дороге, что ты нарушил свой целибат, - облегчил его задачу Ваня.
   - Да, - согласился Тим. - В этом-то и проблема.
   - И с каких пор это проблема? - удивился гигант.
   - С тех, что девчонка назвала меня Тимом.
   - И что?
   - Не Меченым и не своим любимым плюшевым мишкой, а Тимом! - взорвался тот.
   - А, ты об этом, - протянул Ваня. - Она могла видеть тебя раньше, Тим. Мало ли шлюх мы с тобой перетрахали до того, как ты... Ладно, не будем об этом. Саша была хорошим человеком, но нельзя столько сходить с ума. - Он с надеждой взглянул на друга.
   - Я не помню ее, - покачал головой Тим.
   - Она могла слышать о тебе от других. Хочешь, чтобы я разузнал о ней?
   Тим молчал, невидящим взглядом уставившись в окно.
   - Она на меня так смотрела, и так двигалась... что я на какой-то миг поверил в переселение душ, - признался Тим.
   - Тим, - Ваня поднялся и положил тяжелую руку на плечо друга. - Это все сказки для мечтателей, для тех, кто не хочет видеть реальность. А мы с тобой всегда смотрели правде в лицо. Тебе стоит забыть об этой девочке, если она будит в тебе болезненные воспоминания.
   - Да, ты прав, - проговорил Тим, взглянув на него.
   - Как прошло вчерашнее "внушение"? - поморщился Ваня.
   - Я отдал его на усмотрение Пса.
   - Зря, - покачал головой Ваня. - Он - больной ублюдок, ты же знаешь. И никогда не умел вовремя останавливаться.
   - Но он держит в руках всю эту саранчу из пригорода, - возразил Тим.
   - И как далеко все зашло?
   - Я остановил представление, - Тим нахмурился и отошел к окну.
   - Его лучше не подпускать к женщинам, - покачал головой Ваня.
   - Ты снова прав, - согласился Тим. - Я больше не допущу этой ошибки.
   - Главное, что она не стоила вчера никому жизни, - подбодрил друга Ваня и развалился в кресле, довольно улыбаясь. - Так ты теперь составишь мне компанию?
   - Какую? - усмехнулся Тим, уже догадываясь, к чему тот клонит.
   - Ну как, - ухмыльнулся Ваня. - Мы так давно не наведывались с тобой ни в какой клуб, не веселились, не отдыхали, как следует.
   - Ты считаешь, что есть повод? - поддел его Тим.
   - А разве нет? Несмотря на все глюки, ты вроде бы расслабился немного сегодня ночью?
   Тим не нашелся, что возразить. Если отбросить всю странность ситуации, он действительно ощущал облегчение, как будто груз, который все это время тянул его на дно, наконец, исчез и позволил ему вздохнуть полной грудью. Хлипкая сумасшедшая в его кабинете ночью все же сотворила с ним своего рода чудо.
   Тим улыбнулся, впервые за долгое время тепло и искренне:
   - Почему бы и нет.
   Ваня рассмеялся, подскочил из своего кресла и на радостях хлопнул его по плечу так, что Тим едва не отлетел.
   - Эй, полечге, - усмехнулся он, потирая руку. - А то я так до вечера не доживу.
  
   * * *
   - Где ты была? - Леша едва не сбил ее с ног, как только Саша шагнула за порог его квартиры.
   - Это неважно, - ее голос слегка дрожал, а глаза были воспалены. - Я все вспомнила.
   Леша разжал руки и остался стоять на месте, не в силах пошевелиться от потрясения.
   - И? - не выдержал он, когда пауза затянулась.
   - И - ничего, - отозвалась Бьянка. - Меня ничего не связывает с этим городом. Да, я провела здесь какое-то время в детстве вместе со своими родителями, - солгала она, - но теперь мне тут делать нечего.
   - Нечего, - машинально повторил он, как громом пораженный. Потом отошел в единственную комнату и тяжело опустился на диван. - Ты - не русская, верно?
   - Верно, - кивнула Саша, заходя следом за ним и опускаясь рядом на подушки. Ночь была не из легких, и ей едва хватило времени все решить, пока она возвращалась на машине в сопровождении охраны домой. - Я обменяю билет и улечу назад, как можно раньше.
   - Ты так торопишься, - беспомощно проговорил он, вновь взглянув на нее. - Ты можешь оставаться у меня, сколько пожелаешь.
   Саша пристально посмотрела на него и прочла в глазах Леши мечты о совместных прогулках по паркам, вдоль реки и старым улицам города, которым не суждено было сбыться, занятия в его школе, долгие вечера вместе. Сенсей успел составить им планы на будущее. На будущее Бьянки, которой она больше не была.
   Как благородно, но опрометчиво было воспользоваться телом девушки, пролежавшей несколько лет в коме. Саша подарила вторую жизнь этому телу, но едва не утратила свою собственную. Дурость, которая была настолько очевидной для Стэна, что он даже не удосужил ее ответом в свое время. И, как всегда, оказался прав.
   Саше было жаль расставаться с этим телом, но у нее не было выбора после того, как она нашла Тима. Он любил ее. Теперь было ясно, что, несмотря на всю его резкость и озлобленность, она сумела тронуть его сердце. Все это время он помнил о ней. И теперь она хотела только одного - вернуться к нему. Это желание затмевало все разумные доводы и опасения, отметало все препятствия и трудности на пути. Но в теле Бьянки это, увы, едва ли представлялось возможным.
   Саша с грустью подумала об истории Летиции, которую ей в свое время рассказал Миша. Тогда она представляла, каково это: быть не в состоянии соединиться со своим любимым человеком, потому что ты выглядишь иначе и не можешь ему сказать, что это по-прежнему ты. Теперь она знала, каково это. Тим в лучшем случае сопроводил бы Бьянку в соответствующее учреждение, а в худшем - прикончил на месте. И так было чудом, что он отпустил ее. Саша благоразумно назвала его людям другой адрес и скрылась в подъезде совершенно незнакомого дома, пока машина не уехала, и лишь потом, убедившись, что за ней не следят, вернулась к Леше. Бьянка должна была исчезнуть, раз и навсегда, - так решила она, Саша.
   - Я хочу вернуться, как можно скорее.
   - Ладно, - Леша ощущал, как рушатся его мечты, но ничего не мог поделать. - С тобой все в порядке? Где ты была ночью? - спохватился он.
   - Гуляла по городу.
   - Я же просил...
   - Это помогло мне, все остальное - не важно, - Бьянка посмотрела на него в упор.
   - Да, я понимаю, - вздохнул он.
   - Спасибо тебе, - тихо проговорила она и взяла его за руку. - Правда, спасибо, ты очень помог мне.
   - Но не себе, - глухо пробормотал он и грустно улыбнулся ей в ответ.
  
   * * *
   - Капитан корабля желает вам приятного полета, - стюардесса профессионально улыбнулась и исчезла за шторкой.
   - Боже, как приятно слышать родную речь, - усмехнулся Дюпре, потягивая вино из бокала и смакуя, хотя это было дешевое каберне из маленьких бутылочек.
   - Или глазеть на молоденькую девушку, - проворчала Летиция, и Антуан сжал ее руку:
   - Для меня никого не существует, кроме тебя. И если бы мы не летели в этой яичной скорлупе на высоте десяти тысяч метров, я бы тебе это немедленно доказал.
   - Не сомневаюсь, - повеселела Летиция и подставила ему свой бокал. Дюпре наполнил его из очередной небольшой бутылочки. - Мне не верится, что скоро мы будем дома, и все наши печали закончатся, - проговорила Летиция, прикрывая глаза от счастья.
   - Мне тоже, - не очень весело заметил Антуан.
   - Перестань, ты снова переживаешь? - Летиция раскрыла глаза и внимательно посмотрела на него. - Все ведь хорошо, мы прошли контроль. Мы уже фактически во Франции.
   - И что нас там ожидает? Я не верю в бесплатные подарки судьбы, Тици.
   - О, мой хмурый темпераментный француз, - она постучала по его носу кончиком пальца.
   - Пусть это будут только мои предубеждения, - с надеждой посмотрел на нее Антуан.
   - Так и будет, - усмехнулась ему Летиция, подымая свой бокал.
   Но предчувствия не обманули Антуана: в аэропорту их встречали, еще до таможенного контроля, и без всяких объяснений и права на возражения усадили в роскошную машину.
   - Куда мы едем? - спросила Летиция, но ей никто не ответил.
   После часа езды по трассе и петляния по всяческим улицам, они, наконец, заехали во двор внушительного особняка, а затем и в подземный гараж, который больше напоминал бункер. Дюпре напряженно пытался вычислить, на кого работали их сопровождающие. Но гадать ему оставалось недолго: вскоре их привели в помещение, очень напоминающее огромную светлую лабораторию.
   - Какие гости, - широко улыбнулся хозяин, демонстрируя свое гостеприимство.
   - Тинни? - поразилась Летиция. - Так это твоих рук дело?
   - А чьих же еще? - раздраженно ухмыльнулся он, разом забыв о радушии. - Или ты думала, что надзору и впрямь не наплевать на тебя?
   - Но зачем тебе это понадобилось?
   - Видишь ли, - развел он руками, - я ищу одного реберфа, вернее, одну. И у меня есть все основания полагать, что вы встречались. Ее зовут Саша.
   Летиция заметно побледнела и облокотилась на одну из столешниц, потому что ноги вдруг отказались ее держать.
   - Что здесь происходит? Кто он такой? - заговорил Дюпре.
   - А тебе вообще не давали слова, - Тинни сделал знак рукой, и двое громил увели Дюпре, скрутив ему руки за спиной.
   - Обещай, что не причинишь ему вреда, - взмолилась Летиция, провожая любимого взглядом.
   - Вот она, любовь к людям - глупейшая из привычек, - прокомментировал Тинни. - Но мы отошли от темы. Так значит, вы встречались, - кивнул Тинни. - Где она? - прошипел он, подойдя к Летиции вплотную. Такая злоба дико смотрелась на лице подростка.
   - Да, мы встречались, - не стала отпираться Летиция, одновременно желая оттянуть неизбежное. Судя по виду Тинни, Саша ему была очень нужна.
   - Дальше, - велел он.
   - Я виновата, - глухо проговорила она, вспоминая реберфа, что помогла им бежать. Выстрелы, открывающиеся ворота. Ценой их свободы стала ее жизнь, и в душе Летиция всегда знала, что за это придет расплата. - Обещай, что ты его не тронешь, - вскинула она на Тинни умоляющий взгляд.
   - Он мне не нужен, - бросил Тинни, мрачно глядя на нее.
   - Саши больше нет, - набравшись храбрости, наконец, произнесла она.
   - Считай, что тебя тоже, - пообещал Тинни.
  
  

Глава 39

  
   Очнуться в своем теле было приятно и легко, как пробуждение в любимой постели в выходной день. Но в отличие от прошлого раза, Саша прекрасно помнила о ситуации, и времени долго нежиться и приходить в себя у нее не было.
   К своему удивлению, она обнаружила в лаборатории не вечно помешанного на опытах и теории Стэна, а Тинни, нависшего над Летицией. В его руке был зажат шприц с очередной гадостью, напомнившей ей о печальном исходе Гая. Саша, не теряя ни секунды, бросилась к ним. Тинни успел повернуть голову и замереть от удивления, по его лицу пробежал целый спектр эмоций: от радостного возбуждения до леденящей душу злости, но Саша не колебалась - развернула его руку с препаратом и нажала на поршень, как только игла утонула в мышечной ткани. Злость на его лице сменилась изумлением:
   - Ты сбежала, - догадался он и, покачнувшись, рухнул на пол.
   Летиция сидела на столе совершенно белого цвета, а губы ее и вовсе отливали синим. Судя по взгляду немолодой женщины, она уже не мечтала когда-либо оказаться живой и невредимой. Ее глаза бегали по телу Саши, пытаясь склеить реальность в целостную картину.
   - Ты же... ты же погибла, - прошептала она.
   - Не в этот раз, - успокоила ее Саша.
   - Дюпре, - ахнула женщина и подхватилась, чтобы бежать к дверям, но Саша поймала ее за руку.
   - Не стоит геройствовать самим, я позвоню другу, - нащупала в карманах Тинни телефон и набрала номер Миши.
   - Ты рехнулась, - заключил Миша, исследовав тело Тинни. - Тебе следовало быть сейчас за тридевять земель отсюда, и что ты делаешь? Являешься в сердце пекла без предупреждения и какого-либо вменяемого плана.
   - Прости, но я поняла, что мне слишком дороги мои кости, - Саша демонстративно хлопнула себя по бедрам, и Миша слабо улыбнулся ей в ответ:
   - Все шутишь. И что случилось с идеей переселения?
   - Она... пережила себя, - проговорила Саша и отвела глаза в сторону.
   - Вот как, - он даже не скрывал, что сердится. - И что теперь?
   - Теперь все спокойно заживут своей жизнью, - произнес Дюпре, крепко прижимая к себе Летицию.
   - Ты уничтожила достаточно влиятельного во многих кругах реберфа в его собственном доме. Этого просто так не спустят, - возразил Миша.
   - Не она, а я, - заявила Летиция, выступая вперед. - Это была самозащита. Я с радостью сделаю заявление в надзоре, если они только посмеют вынуть свою голову из задницы, где прятались все то время, что мне требовалась их помощь.
   - А его люди? - не унимался Миша.
   - Их возьму на себя я, - проговорил Дюпре.
   - Тогда мне самое время убраться отсюда, - Миша с тревогой посмотрел на Сашу.
   - Прости, - тихо проговорила она.
   - Я переживаю не за себя, - отозвался Миша, с грустью глядя на нее.
   - Я знаю, - одними губами проговорила она.
   Миша кивнул ей и под благодарности Летиции с Дюпре, исчез почти также бесшумно, как и появился. Это было рискованно и, быть может, не слишком справедливо, но без него Саша с Летицией могли не справиться.
   - Мне тоже нужно уходить, - произнесла Саша.
   - Конечно, - Летиция тепло смотрела на нее.
   - Было бы хорошо, если бы обо мне не прозвучало ни слова, - намекнула Саша, и оба влюбленных кивнули ей в ответ, безоговорочно принимая ее требования.
   - Будьте счастливы, - улыбнулась им на прощание девушка, и Дюпре понял, почему ему сразу понравились ее серые глаза: в них светилась врожденная храбрость и благородство.
   - Будем, - пообещал он ей, улыбаясь в ответ и чуть крепче прижимая к себе свое сокровище, которое едва не потерял.
  
   * * *
   Витальевич постарался забраться как можно дальше по коридорам от чужих ушей и только тогда вновь поднес трубку к уху.
   - Да, теперь могу говорить. Выкладывай, что там у тебя.
   - Я таки достучался до французского отделения, - радостно сообщил Костя.
   - И что у них слышно? - заинтересовался Сергей.
   - Они залегли на дно, с тех пор, как центральный офис разгромили.
   - Что?! - Витальевич прошелся пятерней по своей короткой стрижке.
   - Да, голландского офиса больше нет. Коэна - тоже. А заодно и всех его людей, Гай исчез.
   - Ничего себе, новости, - Сергей озадаченно потер подбородок. - Я все больше радуюсь, что мы закрыли наше ЧП.
   - Да никому нет дела до нашего ЧП, - раздосадовано заметил Костя. А Сергей Витальевич подумал, что парень сильно ошибается: слишком хорошо он помнил недавний допрос у Меченого, да и Антон с его бабой только-только освободили квартиру.
   - Так что там слышно у французов? - повторил свой вопрос Сергей.
   - Среди их материалов наблюдения, - Костя запнулся, будто ему не хватало воздуха, - я нашел Сашу, она в Париже.
   - Девушку Гая? - уточнил Сергей. - Она жива?
   - Да, цела и невредима, - радостно отозвался Костя.
   - Рад за нее, - искренне произнес Витальевич. - А что с их начальством? - забросил удочку Сергей.
   - Пока ничего, полная анархия.
   "Что ж, значит, Антон в безопасности", - вздохнул с облегчением Сергей Витальевич и, попросив держать его в курсе событий, попрощался со своим бывшим подчиненным.
   Не успел он опустить телефон в карман, как натолкнулся за углом на гору, известную под именем Иван.
   - Простите, совсем Вас не заметил, - невпопад произнес Витальевич, но огромная рука ухватила его за плечо.
   - Ты что-то говорил о девушке Гая, мне не послышалось?
   - Вы ее знаете? - удивился Сергей, но взгляд, направленный на него, заставил его замолчать.
   - Что с ней?
   - Мой старый напарник сказал, что она в порядке.
   - Где она?
   - В последний раз ее видели в Европе, - не стал уточнять Витальевич, желая девушке никогда больше не встречаться ни с организацией, ни с бандитами.
   - Путешествует, значит, - протянул гигант и, окинув сверху донизу Сергея взглядом, отпустил его руку. - О нашем разговоре - никому ни слова.
   - Не вопрос, - отозвался Витальевич и поспешил поскорее убраться с его глаз долой. Он лишь надеялся, что ничем не подставил девушку. Лучше бы ее считали мертвой, но отпираться после сказанных по телефону слов было уже поздно.
   Ваня почти дошел до дверей кабинета, в котором работал Тим, но вдруг остановился, развернулся и направился в обратную сторону. Поначалу он спешил обрадовать друга новостью о Саше, но затем понял, что этого делать не стоит. Из того, что он узнал, следовало, что девушка преспокойно путешествует по Европе, живя своей жизнью (то же самое давно следовало сделать Тиму). Она не горевала, не убивалась, и не разыскивала его, не стояла в слезах под его окном. И это означало только одно: она не разделяла тех чувств, что испытывал его друг. И в таком случае сказать ему о ней - значило разбередить старую рану, не дав ничего взамен, кроме новой боли, которую непременно принесла бы ему встреча с Сашей. Что его ждало? В лучшем случае, недоумение девушки и досада, в худшем - холодная отстраненность и просьба оставить ее в покое. Ваня не готов был к очередной депрессии Тима. Черта с два он ему скажет. Пусть учится жить дальше.
  
   * * *
   Печальные глаза доктора смотрели на тело под белой простыней. Он никогда не верил в чудеса, но так прекрасно было хотя бы надеяться, теперь же и этого не осталось, после того, как их ангел сложил крылья и покинул этот мир. Необратимые изменения в мозге. Он ведь просил ее остаться, побыть какое-то время под наблюдением, - досадовал доктор, и тут же сам себя остановил: - а что бы это изменило? Ее все равно было не спасти, так какая разница, угасала бы она тихо в палате под писк приборов или свободной, на улице, успевшей вдохнуть свой крохотный глоток жизни после долгого сна.
   - Бедная девочка, - всхлипнула Надин, держа ее за руку. Стоило маленькой принцессе умереть, как медсестра снова возвела ее на пьедестал, и теперь оплакивала с утроенной силой.
   - Теперь господь позаботится о ней, - веско произнес святой отец и с осуждением посмотрел на доктора, так, будто это он убил их небесное чудо.
   - Что ему мешало позаботиться о ней здесь, - произнес доктор, и священник с негодованием поднялся с места и покинул богохульное помещение.
   - Вы не должны так говорить, - осудила его Надин, перестав даже на какое-то время реветь.
   - Разве я не прав? - возмутился доктор. - Если случается что-то хорошее, они тут же называют это чудом и приписывают его себе. Тогда почему у нас отобрали это чудо? - Доктор взмахнул рукой и задел край простыни. Ткань сползла, открывая взгляду ее умиротворенное лицо. Такой она была все те годы, что находилась на искусственном жизнеобеспечении. Почти такой, потому что тогда у нее все еще оставался шанс, теперь же его не было.
   - Бьянка, - Надин дрожащей рукой провела по ее прядям и, всхлипнув, с новой силой, вышла из палаты.
   Оставшись наедине с мертвой девушкой, док не выдержал и тоже пропустил ее пряди сквозь пальцы - они заструились, как шелк. Теперь они пахли знойным летом и цветами. Фея ушла от них в сказочную страну, навсегда.
  
   * * *
   - Ты, кажется, обещал веселиться, - заметил Ваня, когда в очередной раз оторвался от пухлой хохотушки на своих руках и взглянул на Тима.
   Они уже битый час сидели в клубе, что уже было прогрессом по сравнению с последними месяцами, но Тим хмуро разглядывал свой стакан с фрешем и совершенно не обращал внимания на девушек.
   - И какого черта ты приперся на байке? - спросил Ваня, неодобрительно глядя на фреш.
   - Давно не выгуливал своего зверя, - улыбнулся Тим, и Ваня немного оттаял. Он отлично знал страсть своего друга к байкам по старым временам. Означало ли это возвращение прежнего Тима?
   - Когда ты на нем ездишь, мне кажется, что ты еще больший псих, чем на самом деле, - ухмыльнулся Ваня.
   - Это того стоит, - Тим залпом допил свой стакан.
   - Босс, - коренастый низкорослый Вадим мялся у их стола.
   - Чего тебе? - не выдержал Ваня, злясь, что их снова прерывают. Мало Тим посвящал им времени все предыдущие дни? Неужели нельзя было дать ему расслабиться хотя бы пару часов без того, чтобы не дергать со своими вечными проблемами?
   - Т-там... т-т-там, - Вадим обычно не заикался, и это не предвещало никаких радостных известий. Ваня немедленно напрягся, мягко стряхнув с себя девушку.
   - Ваш байк, - бессвязно лепетал Вадим, покрываясь разноцветными пятнами.
   - Что с ним? - спокойно произнес Тим, и Вадим чуть расслабился.
   - Его угнали, - наконец, выдавил он.
   - Что? - Ваня обалдел от такого поворота событий. Угнать байк босса мафии из-под клуба мафии - какому гению пришла в голову эта удачная мысль?
   - Ты в своем уме? - уточнил Тим, напряженно глядя на подчиненного. Тот вновь заблеял что-то нечленораздельное, из чего выходило, что они не ошиблись: байк угнали прямо из-под носа, камеры зафиксировали невысокого человека в шлеме, судя по всему, девушку.
   - Женя, - крикнул Тим парню в кожаной куртке, и тот подошел к их столу. - Ты сегодня на колесах?
   - Да, шеф, как обычно, - улыбнулся парень.
   - Дашь погонять немного?
   - Без проблем, - Женя вытащил ключи из кармана и бросил их Тиму. Меченый словил ключи на ходу, вскакивая из-за стола и хватая свой шлем.
   - Ты точно хочешь это сделать сам? - проворчал Ваня, останавливая его.
   - Точно, - отозвался Тим, сверкнув глазами. И в этом взгляде Ваня уловил огонь давно забытых дней.
   - Ну, тогда удачи.
   - Удача понадобится ей, поверь мне, - опасно усмехнулся Тим и понесся на выход.
   Ваня только покачал головой. Да, не завидовал он этой незадачливой
   угонщице. С другой стороны, у его друга были все шансы отвести сегодня душу по полной.
   GPS показывал местоположение байка Тима на карте. Его черный зверь стоил таких денег, что Тим давно уже озаботился установкой системы слежения. Вдвойне глупо было угонять байк, не отключив ее. Все указывало на то, что "удача" улыбнулась какому-то безмозглому новичку. Но Тим не испытывал к ней жалости - кем бы она ни была, поплатится за попытку кражи в полной мере. Погоня и скорость разогревали его кровь, наполняя адреналином. Вот он достиг поворота дороги, дальше шел выезд на мост - судя по маячку, он приближался к своей цели.
   Холодный ветер порывами налетал на подвесной мост, заставляя железные канаты протяжно гудеть. Машин в это время ночи почти не было. По прогнозу обещали похолодание и дождь, который, казалось, уже висел где-то рядом в воздухе. Тим заглушил мотор задолго до середины моста, где у обочины сиротливо стоял его байк. Он надеялся на то, что его верного зверя не бросили, поигравшись, потому что иначе ему было не найти того, кто это сделал. И его ожидания оправдались: вскоре он заметил одинокую фигуру, сидевшую на периллах.
   Тим на какой-то момент застыл, размышляя над ситуацией: что это было - отчаянный акт самоубийства или подростковая глупость? Затем двинулся вновь.
   Она сидела на мосту, болтая ногами. Ветер развевал ее волосы, выбивавшиеся из-под шлема. Ночами в Париже, когда ей становилось совсем невмоготу, втайне от всех, она научилась ездить на байке. Как делали это все реберфы - по скоростному методу, удобно устроившись в теле одного гонщика. Тогда она впервые осознала, что такое быть единым целым с машиной, сливаться с ней, чувствовать двигатель, как собственное сердце, и, конечно же, скорость, этот бешеный стук ветра в ушах, вхождение в повороты, размывающаяся в линию реальность.
   У гонщика никогда не было страха перед ездой, наоборот, это было что-то вроде воодушевления, вроде крыльев, которые ему дарил байк.
   С тех пор она стала гонять по ночам. А поскольку у нее не было своего байка, и не предвиделось, а просить у Тинни было бы глупо и опасно, Саша в качестве бонуса ненадолго навестила мелкого воришку с окраины, юного, но талантливого. И с тех пор замки для нее перестали быть секретом, а небольшой наборчик юного мастера решил многие проблемы.
   Она всегда исправно возвращала байки на место. Большинство владельцев, наверняка, даже не замечали, что железные друзья совершили небольшое путешествие по городу. Что ж, она выгуливала застоявшихся коней в отсутствие хозяев.
   - Это было твоей самой большой ошибкой в жизни, - произнес Тим, подойдя к незнакомке со спины.
   - Возможно, - не оборачиваясь, она плавно подняла руки к голове и сняла шлем.
   Затем, перекинув ноги, повернулась к нему, и Тим онемел.
   А у Саши сердце билось, как бешеное.
   - Прости, что взяла без спроса. Но я почти уверена была, что ты погонишься за мной.
   - Я и погнался, - ответил он, не то насчет байка, не то насчет прошлого.
   - Я думала, что тебя убили, - проговорила Саша, делая шаг навстречу.
   - Я тоже, - отозвался он. И все смотрел на нее так, будто она привидение, явившееся с того света. Затем его лицо исказила гримаса досады, и сердце Саши тревожно дернулось. - Гай солгал мне.
   - Не только тебе, - подтвердила Саша.
   - Ты жива, - проговорил он, будто пытаясь убедить себя в том, что она не мираж, не бред его воспаленного сознания, не сон, приснившийся ему в спиртных парах клуба.
   - Да, - Саша робко ему улыбнулась, и ее улыбка привела его в чувство, вернула к жизни. Он подхватил ее на руки и прижал к себе.
   - Если бы ты знала, как я тебя искал, - прошептал он в ее волосы, вдыхая ее запах, впитывая ее близость.
   - Если бы знала, пришла раньше, - проговорила она.
   - Где ты была? - его глаза требовательно посмотрели на Сашу.
   - В Париже, - ответила она.
   - Расскажешь?
   - Все, что хочешь, - улыбнулась Саша, и он снова прижал ее к себе, боясь отпускать вновь.
   - Где ты научилась угонять байки? - любопытство взяло над ним верх, и он вновь заглянул ей в глаза.
   - Там же, - отозвалась Саша.
   - У курьеров безработица? - усмехнулся он.
   Их пальцы переплелись, тела плотно прижались друг к другу, а губы встретились. Тим целовал ее неистово, и так же неистово она отвечала, глотая слезы и судорожно вдыхая.
   - Никогда так больше не делай, - попросил он.
   - Как? Не целовать тебя? Не угонять твой байк?
   - Не исчезай. Никогда больше не исчезай из моей жизни. - Его руки проникли под ее куртку с футболкой и коснулись обнаженной спины.
   - А ты - не смей умирать на моих глазах! - Саша высвободилась и с силой ударила его по плечам. Потом разом сдулась, заплакала, и спрятала свое лицо у него на груди.
   - Прости, - прошептал он, склонившись к ней.
   - У тебя кто-то есть? - глухо спросил он.
   - Дурак, - проговорила Саша.
   Тим рассмеялся, подхватил ее на руки и закружил.
   - Ладно, воровка, садись. Но на этот раз, - он погрозил ей пальцем, - я - за рулем.
   - А второй байк? - спохватилась она.
   - Позвоню, заберут.
   Никогда еще Саша не была так счастлива, как сейчас, летя на байке вместе с человеком, которого любила. Теперь оба их сердца бились и ревели вместе со стальным сердцем зверя. За спиной у Тима было невероятно надежно и спокойно. Саша не сомневалась в нем, и он, казалось, это знал. Он ощущал доверие в ее руках, видел в отражении глаз, осязал всем своим диким существом, раскрывшимся перед ней полностью. Он больше не был Меченым: его раны, свежие и совсем старые, затягивались на глазах, потому что она была рядом. Смысл его жизни, на который он нечаянно наткнулся в жестоких буднях.
  

Оценка: 8.36*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Кретов "Легенда"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"