Дыма Павел Константинович: другие произведения.

Сердце Мира том 1. часть 1: Владыка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сложный роман о противостоянии обычной девушки и древнего зла в лице Темного Владыки Севера... Альтернативный мир. Средневековье. Границы мирной страны Пседории нарушены ордой западных варваров. Славный город Кенинг разрушен и его наследница, Линея Сенвил, решает призвать на помощь великого Темного Владыку.


  
   Павел Дыма
  

СЕРДЦЕ МИРА

  
  

Часть первая:

Владыка

  

Где-то там, на стыке земли и неба, за лесами,

горами и бурными реками спит древнее зло.

Не буди его, если хочешь жить.

  
   Глава 1.
   Павший город
  
   Город умирал.
   Женский визг резал уши.
   Тени от пламени горящих домов дико плясали, не давая понять, где свой, где чужой. Казалось, воздух разрывался от лязга оружия, треска огня, лошадиного ржания, топота копыт, от человеческих криков и стонов, от боевых кличей и команд.
   Сейчас сражение перешло в ту стадию, когда атакующие ворвались в город и начали со звериной жестокостью уничтожать защитников, пьянея от пролитой крови, истошных женских криков, от своего торжества и от чужого бессилия. Покидая стены, обороняющиеся пытались остановить нападающих варваров, но финал боя был уже предрешен - защита сломлена, бежать осажденным горожанам некуда, уйти потайными ходами, если таковые имеются, удастся немногим, и организованное сопротивление скоро будет раздавлено превосходящими силами противника.
   Пришедшая с запада в виде орд завоевателей судьба не оставила городу и его жителям ничего другого, кроме как умереть с мечом в руках, каждую секунду осознавая безнадежность своего положения, ибо помощи ждать неоткуда и на спасение нет ни одного шанса. Впереди была только смерть или, еще хуже, - рабская жизнь в плену у врагов.
  
   Город умирал. Стены, еще недавно светлые и стройные, как молодой березовый лесок, были во многих местах разрушены и залиты смолой. Обрушить на головы захватчиков многократно подкопанные и разбитые катапультами сооружения не удалось - слишком уж опытным оказался противник, который не спешил штурмовать укрепления, а хищно улыбаясь, ждал, когда стены рухнут и город откроется, как устрица открывает свою нежную мякоть под ножом умелого ныряльщика.
   Казалось, визжащая и голодная ночь накрыла собой город и затмила дымом пожарищ лунный свет. Но она пришла не одна - сотни копошащихся точек черными потоками хлынули в сосуды-улицы, и город, словно живой организм, был не в состоянии исторгнуть из себя захватчиков-паразитов, а медленно погружался в состояние агонии.
   Чем больше нападающих прорывалось за городские стены, тем больше сражение становилось похожим на резню. Казалось, еще немного - и кровь ручьями потечет по камням мостовой: так много людей умирало от стрел, копий, топоров, от секир, палиц и мечей. У горожан уже не оставалось никаких шансов остановить нападающих - слишком утомлены были долгой осадой защитники, слишком много улиц, переулков и переходов надо было оборонять, и слишком велики были дикая ярость и жажда крови захватчиков. Вначале пешие, а теперь конные, они заполоняли город, вселяя ужас одним своим видом: черные чешуйчатые доспехи с шипами, шлемы с рогами или звериными пастями делали их, забрызганных кровью и грязью, похожими на демонов преисподней, которые пришли уничтожить весь род человеческий своими волнистыми, кривыми или зазубренными мечами. Со страшной жестокостью варвары убивали всех, кто держал в руках оружие, - мужчин, детей, стариков и подростков. Лишь девушек и молодых женщин захватчики щадили, довольно рычали и забрасывали себе на плечи или на спины коней. Девушек ожидала иная участь.
   Один за другим защитники города падали, обливаясь кровью, а нападающие продвигались все дальше по направлению к центру. Уцелевших горожан охватила паника, некоторые бросали оружие и бежали вслед за женщинами и детьми, надеясь найти убежище в домах, подвалах и переулках. Те, кто остался, пытались держаться вместе, но отряды эти были немногочисленны и разрознены. Все, что им удавалось сделать, - это кое-как сдерживать противника, медленно отступая к центральной площади, где находились казармы. Ряды защитников таяли, конница и лучники врага косили их нещадно. Казалось, нападающим нет числа - они, как саранча, заполоняли город, захватывая его улицы. Некоторые занимались грабежом и насилием, не дождавшись конца сражения.
  
   Лязг клинков, свист стрел, крики и вой нападающих стали похоронным гимном для крепости. Жить ей оставалось максимум несколько часов. За ходом развернувшейся трагедии с ближайшего к городу холма наблюдала группа всадников. Все они были, как на подбор, рослые, широкоплечие, прекрасно вооружены и защищены отличной броней, даже их лошади были прикрыты обожженной кожей или кольчужными сетками. При ближайшем рассмотрении становилось заметно, что воины эти - выходцы из одного племени, хотя их доспехи и оружие сделаны в разных странах. Темноволосые, с миндалевидным разрезом черных глаз, они больше всего походили на кочевников с востока, если бы не статные фигуры и пропорциональные конечности. В седле они сидели легко, непринужденно, но это, скорее, был выработанный с детства навык сражаться и конным, и пешим, чем врожденный талант. Кроме силы и качества вооружения, их объединяла жестокость и стремление к лидерству. Казалось, это они недавно штурмовали стены и стреляли из катапульт, а сейчас рубят защитников и хватают женщин. Казалось, именно они, а не их отряды завоевывают город, отрезают улицу за улицей, подбираясь к центру, чтобы нанести там последний удар и начать кровавое пиршество.
   В группе воинов произошло некоторое движение, возможно, они обратили внимание на три огненные стрелы, одна за другой вылетевшие в западном направлении из центра города. Конный ряд раздвинулся, и вперед выехал, по всей видимости, предводитель. Это был длинноволосый привлекательный мужчина, его губы под тонкими усами слегка улыбались. Еще раз взглянув на город, над которым кое-где уже начинали подниматься столбы дыма, воин что-то радостно порычал на непонятном гортанном наречии. Его подчиненные, скорее всего - офицеры, заулыбались, засмеялись и даже завыли в ответ. Удовлетворенный вождь надел шлем с двойным гребнем стальных шипов, пришпорил черного, как смоль, жеребца, и ринулся вперед, в давно разбитые восточные ворота.
   Но было еще кое-что. Последний из всадников-офицеров перед тем, как последовать за своим предводителем, отдал распоряжения стоящему неподалеку запасному отряду и уже повернул коня, но внезапно остановился. В вечерних сумерках ему почудился конский силуэт с крошечной фигурой всадника - то ли юноши, то ли девушки, - который вынырнул из небольшой лощины к югу от городских стен и взял курс на юго-восток. Отставать от вождя и пропускать кровавое пиршество офицер не хотел, но оставить без внимания возможное бегство одного из горожан не собирался.
   - Аыр вон кат. Цуэ! - приказ был дан, и два всадника и четверо пеших поспешили к лощине.
   Долг был выполнен, и офицер в предвкушении расправы над последними защитниками поскакал вперед.
  
   Наверное, вождь захватчиков был прав: опасаться за исход боя причин не было, и можно было смело въезжать в поверженные укрепления. Вот пала баррикада у Зала Советов, за ней - вторая, в квартале ремесленников. Вот затихли звуки сражения у западных ворот, которые так и не уступили врагу во время осады, но были захвачены изнутри. Все еще держались казармы и центральная кузница, но у обороняющихся там бойцов уже не было сил на контратаку.
   Здания загорались неохотно, на какое-то время защитникам даже удалось остановить пожар, поливая стены и крышу изнутри водой. Но то ли воды было мало, то ли пламя быстро высушило дерево - в конце концов огонь охватил и кузницу, и казармы. Крики умирающих в огне людей были слышны недолго, а тех, кто все-таки выскочил из горящих укреплений, расстреляли из луков.
   Последним очагом сопротивления оказался дом старейшин. Засевший там воин долго сдерживал нападающих, мастерски уничтожая из лука всех, кто приближался, но когда подтянулись новые силы дикарей, нападающие смогли, прикрываясь щитами и перепрыгивая через трупы, добежать до дома и выбить двери, а подоспевшие лучники засыпали стрелами все открытые окна, прикрывая пехоту. Но и тут враг встретил серьезное сопротивление. Оказалось, что подняться на второй этаж по узкой лестнице тоже непросто - сначала боец сбивал с лестницы чуть ли не двоих одной стрелой, а потом начал демонстрировать виртуозное владение клинком, убив за десять минут восьмерых.
   Черная кавалькада вождя въехала на центральную площадь в тот момент, когда сотник стрелков отдавал приказ стрелять по крыше горящими стрелами.
   - Во гун хайче! - лучники в кожаных доспехах и круглых стальных шлемах с бунчуками из человеческих волос подошли со специальными стрелами к факельщику.
   - Ваун сенай! - заорал пехотинец, первым заметивший приближение вождя.
   - Ва-ан, сенай! - многоликим существом выдохнула толпа воинов, опускаясь на одно колено.
   - Хаор, кей! - улыбаясь, крикнул вождь, натягивая узду и заставляя жеребца идти боком. Сотник, из осторожности держащийся подальше от похрапывающего коня, доложил, что единственный способ выбить засевшего на втором этаже бойца - поджарить его.
   Но у вождя было другое мнение. Видимо, удачный исход сегодняшней битвы поднял его настроение, а участие в сражении утолило бы жажду крови.
   - Несет джоу. Хейчо! - мгновение - и он уже соскочил на землю, после чего с гордым видом направился к дому, нарочито медленно вытаскивая из ножен длинный изогнутый клинок великолепной работы. Никто и не подумал остановить предводителя, видимо все знали его жестокий характер и скорую на расправу руку.
   Некоторое время все было тихо, затем повисшую над площадью тишину разорвал боевой клич, и в доме зазвучала песнь мечей. Внезапно все стихло. Прошло мгновение, другое... Офицеры переглядывались, как будто решая, что же делать. Неожиданно окно второго этажа распахнулось, брызнув дождем стеклянных осколков, и в нем появился неизвестный парень. Он был высок и статен, блестящая кольчуга облегала его тело, как перчатка, сразу было видно, что это настоящий боец.
   Толпа воинов ахнула. Раздались первые крики, кто-то потянулся за луком, когда из-за спины парня раздался торжествующий возглас вождя:
   - Хаор мидей?! - парень чуть присел, и стало видно, что вождь дикарей держит незнакомца сзади за волосы.
   - Мидей хан! - толпа взвыла, парень пытался было повернуться, но вдруг сильно дернулся вперед, как от толчка, и его кольчуга резко вздыбилась на груди. Еще один рывок - и окровавленный клинок алой дугой вышел из груди, так и не дав родиться крику в пронзенных легких.
   - Ва-ан, сенай! - снова, как и несколько минут назад, загудела толпа, но теперь гораздо радостней и громче. Последний защитник полетел вниз. Вождь появился в окне через минуту, левой рукой он держал за длинную косу русоволосую плачущую девушку в голубых одеждах.
   - Хей, мору щан! - самодовольно выкрикнул победитель. Дикари заулюлюкали и завыли, подавшись ближе к дому. Через мгновение девушка полетела вниз, в толпу разгоряченных воинов. Те тут же начали сдирать с нее одежду. Длинноволосый предводитель смотрел из окна на захваченный город и временами поглядывал на беснующуюся внизу толпу.
  
  
   Через сутки захватчики покинули горящие укрепления, забрав все ценное, а остальное предав огню. Центральный храм Митры, забитый перепуганными женщинами и детьми, не защитил своих прихожан - враги выбили двери и разграбили главную святыню Кенинга, смеясь над чужими богами и верой.
   К утру город-боец перестал существовать. Восходящее солнце осветило мертвые стены, черные руины домов и пустые улицы, засыпанные пеплом. Пожар сожрал все, не было даже трупов - вечной поживы стервятников, идущих по стопам смерти, их кормилицы.
  
   Глава 2
   Беглянка
  
   Черные вороны неторопливо кружились в сером, чужом и безжизненном небе.
   Вот уже третий день они ожидали, что скоро смогут приступить к трапезе, но пришедший в Мертвые Земли человек никак не хотел умирать. Он, а точнее она, девушка на вид лет двадцати, неуклонно двигалась на север, туда, куда давно не ходили караваны, много лет не ездили путешественники и сотни лет не отправлялись вооруженные отряды. Однако дорог, ведущих к ее таинственной цели, было достаточно, чтобы не сбиться с пути, которым матери нередко пугали непослушных детей.
   "Вот не будешь слушаться, - говорили родительницы капризничающим малышам, - попрошу старого извозчика, чтобы он отвез тебя через угольные земли, вдоль Озера Куш, сквозь Жадный лес, по Красной Дороге мимо Галереи Восьмерых, в замок к самому Владыке". Тут матери обычно начинали успокаивать расплакавшегося ребенка, а самые упрямые дети, которые не пугались и не плакали, начинали спрашивать: "Что за Владыка, ма? Что за..." От греха подальше, чтобы не тревожить такие имена вслух, мамы тихонько рассказывали, что Владыка - это самый страшный, самый злой из всех волшебников, когда-либо живущих на свете. И громко, даже не громко, а просто вслух, упоминать его имя не стоит, потому что проснется он и захочет узнать, кто его позвал, потом придет в деревню поздним вечером и всех съест или заберет к себе в ужасный черный замок, где уже много таких непослушных детей сидят и домой просятся.
   Четыре дня пути, два из которых понадобились девушке, чтобы добраться до горного кряжа Хабор, старой границы между Темной Землей и Пседорией, ее родиной, и преодолеть его. За это время путница успела вспомнить все известные ей легенды, сказки и предания о Темной Земле и ее владыке. Хорошего в них было мало, считай, вовсе не было хорошего. Злой был Владыка Темной Земли, жестокий, бесчеловечный, кровожадный, мстительный, коварный. Очень могущественный и злой. А еще говорят - бессмертный.
   Хорошим можно было назвать лишь то, что, если верить легендам, Империя молчала уже лет триста или больше. Ходили слухи, что пара смышленых парней, не испугавшись легенд (с детства, видимо, не боялись) решили заглянуть в заброшенный замок, чтобы поискать что-нибудь ценное, но так и не вернулись. Одни говорят, что их звери дикие порвали, другие - что сам Темный Владыка им повстречался, а третьи, кто пошустрее, да посообразительнее, говорили, мол, набрали ребята золотишка и свалили из родных мест подальше. Но через неделю, когда кузнец, отправившийся на поиски своего племяши, одного из воришек, вернулся домой ополоумевшим заикой, желающих зайти в гости к Владыке поубавилось. Эдак, на следующие лет триста.
   Слухи эти и радовали, и не радовали девушку. По правде сказать, чем дальше она ехала, тем меньше понимала, хочет ли она осуществить задуманное.
   Чтобы понять причины, заставляющие путницу двигаться к сердцу этого мрачного края, нужно узнать, что с ней произошло несколькими днями ранее.
  
   За десять дней до падения свободного города Кенинга
  
   - Отец, муадеры опять пошли на штурм! Вот уже вторую неделю они атакуют, а подкрепления от его величества все нет и нет. Позволь мне самой отправиться с письмом к государю. Вдруг Ганс не доехал, а Питер не смог выбраться ночью за городские стены? Ведь его величество может так и не узнать о происходящем!
   - Успокойся, дочь моя, Ганс добрался, и если наш король вышлет помощь, то скоро от этих варваров и следа не останется в наших землях.
   - Если? Неужели ты думаешь, что его величество может отказать? - казалось, дочь Веламиила, правителя свободного города Кенинга, была поражена до глубины души возможностью отказа в помощи.
   - Ты же уже взрослая, Лин, ты должна понять, что, в первую очередь, для страны важна столица. Ею король Лотан не может рисковать, особенно после проигрыша в Гарухане.
   - Чем рисковать, ведь у него же армия?! Он может за день разбить муадерские орды!
   - Армия устала, ей нужно время, чтобы добраться сюда, - мягко произнес Веламиил. - Да и к чему нам помощь, мы всегда сами справлялись с западными варварами, вот и сейчас справимся, - невеселым голосом добавил усталый пожилой мужчина. - Тебе не о чем волнова...
   - Отец, - Лин прервала отца тихим голосом, лишенным каких-либо эмоций, - я была сегодня на стенах, к варварам пришло подкрепление. Похоже, Ямар-казаритянин объединил все муадерские племена, с ним сейчас и галки, и песчаники, и волконогие. А раньше они всегда враждовали между собой... Нам не сдержать их напора, некоторые офицеры тоже так считают.
   - Кто? - встрепенулся старик-правитель, на его лице проступила давно скрываемая боль.
   - Сейчас это уже не важно, отец. Так считают слишком многие опытные воины.
   Веламиил помрачнел. Казалось, предчувствие надвигающейся беды тенью легло на его лицо.
   - Лин, сегодня ночью вы с Микаэлем отправитесь в Арстон.
   - Я останусь с тобой, - девушка посмотрела на отца твердым, уверенным взглядом своих темно-зеленых, как молодая дубовая листва, глаз.
   - Нет, я уже все решил, вы едете сегодня, - Веламиил был непреклонен.
   - Ты не можешь вывезти нас силой... - Лин растерялась, чуть ли не впервые видя отца таким строгим по отношению к ней. - Я хочу быть с тобой... папа.
   Решительность в отцовских глазах дрогнула, но устояла.
   - Ты очень дорога мне, дочка. Ты и Микаэль - мои сокровища, моя гордость, радость очей моих... но город обречен. Я как правитель останусь до конца, и если надо, пойду на стены помогать солдатам. - Лин что-то хотела возразить, но отец жестом остановил ее и продолжил: - Вы - мои дети, и я как отец, не как правитель, постараюсь спасти вас, хотя бы вас - потомков нашего древнего рода. А должен был спасти всех. Пообещай мне, дочка, поклянись мне, что ты уедешь, когда я прикажу, когда я попрошу тебя, - и строгость в глазах отца сменилась мягкостью, непреклонность - добротой и волнением.
   - Я не могу... - Лин не знала, как себя вести.
   - Ты должна. Считай, что это моя последняя просьба, - в голосе отца послышалась мольба.
   - Нет, отец... - Лин схватила старого правителя за руки. - Город выстоит, помощь придет. Мы справимся.
   - Мы справимся. Мы сделаем все возможное, а вы с Микаэлем уедете. Обещай мне.
   - Но Микаэль... Он?
   - Он уже пообещал, - сказал отец, не отрывая от дочери глаз, наполненных мягкой тоской.
   - Я... я не знаю, папа... - Лин, казалось, была готова заплакать от осознания реального положения дел и от того, что, возможно, ее не будет рядом с отцом в его последний час.
   - Лин, прошу - ради меня. Чтобы на сердце у меня было спокойно в эту тяжкую годину. Подари мне такую последнюю радость, - сказал Веламиил и чуть не добавил: "Чтобы я мог умереть спокойно".
   - Хорошо, - девушке показалось, что кто-то холодный и беспристрастный сказал это за нее. - Я уеду, когда ты скажешь, отец. Я клянусь тебе в этом.
   - Спасибо, дочка, - Веламиил обнял ее и не заметил холодного, решительного блеска в печальных глазах Линеи.
  
   За пять дней до падения свободного города Кенинга
  
   - Лин, Микаэль, вы знаете, для чего я позвал вас? - спросил правитель Кенинга Веламиил.
   - Да, отец, - стройный и гибкий, как леопард, юноша ответил за двоих. Он старался выглядеть жизнерадостным, чтобы хоть как-то поддержать сестру.
   Моложе брата на три года, выросшая без матери Лин была очень привязана к отцу. Наверное, поэтому расставание оказалось для нее гораздо мучительнее, чем для Микаэля. Отец и сын знали это.
   - Дети мои, наш верный охранник Туркас, как только стемнеет, выведет вас потайным ходом в лощину за городскими стенами. Возьмите с собой эти семейные реликвии, они всегда и везде подтвердят принадлежность к нашему славному роду. Роду Сенвил. Помните об этом и всегда поступайте в соответствии с родовой честью. Берегите ее, ибо для вас, наших потомков, честь и жизнь едины.
   - Спасибо, отец, - ответил парень, взяв из рук отца витой браслет из желтого металла. Браслет был изящной работы, украшенный изумрудами и с небольшим выгравированным изображением Микаэля.
   - Спасибо, - едва смогла выговорить Линея, с трудом сдерживая слезы и принимая браслет со своим миниатюрным портретом на металле.
   - Берегите себя, - Веламиил старался выглядеть спокойным и уверенным, как и подобает правителю, но чувствовал, что у него плохо получается. - А теперь ступайте, пусть боги хранят вас, - сказал правитель и поцеловал приникших к нему дочь и сына.
   - Папа... - прошептала Лин и заплакала. - Я вернусь к тебе с подмогой, обещаю.
   - Конечно, дочка, я знаю. Не беспокойся обо мне, - и, глянув на сына, Веламиил добавил: - Береги ее, Микаэль. А теперь идите.
   Последний взгляд - и дети, с трудом расставшись с отцом, пошли за охранником Туркасом. А правитель Веламиил уронил голову на грудь и вознес молитву Митре-защитнику.
  
   - Иди, Лин, Туркас выведет тебя, а я догоню потом. За лощиной никто не следит, я проверил, да и темно уже.
   - Куда ты, Микель? - после расставания Лин сразу не сообразила, что задумал ее брат.
   - Я к Омару, в дом старейшин. Там надо укрепить баррикаду, - ответил брат, надевая поверх кожаной стеганки сверкающую кольчугу.
   - Но ведь ты обещал отцу! - Лин была поражена поступком брата.
   - Я обещал, что уеду. Вот и уеду, когда буду спокоен за своих друзей, - хмуро ответил тот. Видимо, он не был готов сейчас спорить с сестрой.
   - Ты идешь туда из-за Эурики, Микаэль? - Лин подошла к нахмуренному брату и заглянула ему в глаза.
   - Какая разница... - Микаэль не стал отворачиваться. - Кто знает, возможно, я с отрядом Омара смогу в решающий момент выйти через подземелье и ударить врагам в тыл? Что, если это спасет всех? Но тебе точно нельзя здесь оставаться, да и подмога со стороны Арстона не помешает, у них хорошие лучники и конница. Можете успеть вовремя.
   - Я не оставлю тебя здесь, Микаэль. Омар справится без тебя, я...
   - Сестричка, уходи, молю тебя, я не могу покинуть этот город. Он наш. Мы тут жили всегда, еще с мамой. Но ты должна уехать. Да и правитель Арстона тебя послушает скорее, чем меня. Ты же у нас стратег и дипломат. Иди, может быть, потом я тебя догоню.
   Поцеловав сестру в лоб, Микаэль побежал к выходу, оставив Лин на попечение верному Туркасу. Девушка печально покачала головой: она знала своего брата - если тот что-то задумал, то так и будет. А если она действительно хочет помочь отцу, то привести помощь - ее долг. Она ведь дочь правителя.
   - Пошли, Туркас, время не ждет.
   И охранник повел Лин к конюшням.
  
   Два дня спустя дочь Веламиила верхом на верной серой кобыле из породы валтерских скаковых направилась обратно в Кенинг. Правитель Арстона категорически отказал в помощи, объяснив отказ двумя причинами: во-первых, войска муадеров под предводительством варвара Ямара могут пойти на Арстон, а во-вторых, спасти Кенинг нет возможности, ибо он уже захвачен, разграблен и сожжен. Лин плакала от злости и обиды - ее отцу не захотели помочь ни король, ни владыка Арстона, а ведь у них с отцом были почти приятельские отношения.
   Слезы превратились в черную горечь, когда она увидела развалины Кенинга.
   Несколько часов спустя, когда девушка не смогла найти в руинах сгоревшего дворца тело отца, она поклялась страшной клятвой, что убийцы ее родных будут наказаны и умрут еще более страшной смертью.
  
   Глава 3
   Темная Земля. Посланник
  
   Замок, казалось, звал ее.
   С каждым шагом, который приближал девушку к этому гигантскому черному строению, у нее все больше усиливалось впечатление, что древний каменный монстр ждет ее. Он наблюдал за ней глазами уродливых статуй, он следил за ней пустыми глазницами узких окон и бойниц, он тянулся к ней старыми и безликими тенями своих несуразных построек. Он, наверняка, хотел изучить, рассмотреть и познать ее, но не мог. Пока не мог.
   Несмотря на страх, несмотря на ощущение, что за ней наблюдают, Лин собиралась войти в эту древнюю и мрачную крепость. Она хотела сделать это, зная, что все басни и суеверия связаны именно с этим местом, зная, что она может этого не делать, поскольку ничто не вернет отца и брата, друзей, с которыми она росла, и знакомых. То, что она собиралась совершить, прошлого не вернет! Она знала все это, но сейчас она со всей ясностью осознавала чего хочет - мести. И смерти! Мучительной смерти, которую могут подарить ее врагам древние силы. Она хотела, чтобы спящая здесь темная сила вмешалась в существующий порядок событий ее мира и уничтожила муадеров. Чтобы их больше не было на этой земле, этих варваров, убийц, тиранов и насильников!
   Лин хотела, чтобы ужас прошлого уничтожил зло настоящего. И не важно, что это может стоить ей жизни, или еще хуже - вечных мук.
   Сейчас перед девушкой с сухими, покрасневшими от каждодневных слез глазами, было то, что она искала. И чего она боялась.
   В том, что лежащий перед ней издыхающим зверем старый замок все еще хранит в себе того, кто стал причиной множества известных ей ужасных историй и древних легенд, Лин не сомневалась. И весь проделанный ею путь только подтверждал это.
  
   Кони фыркали и упирались, время от времени пытаясь встать на дыбы. Заходить в Мертвый Лес они категорически отказывались - боялись. Ни ласки, ни уговоры, ни подстегивания ничего не дали, лишь четверть часа спустя, когда Лин неоднократно вознесла молитвы Митре и попросила у божества защитить ее саму и двух ее лошадей, животные согласились идти дальше.
   - Молодец, Гнедой, хороший мальчик, - ободряюще шептала Линея второму коню, некогда принадлежавшему Туркасу, - видишь, нет тут ничего страшного. Лес как лес, только сухой слишком, ни тебе листочка зеленого, ни травинки.
   И хотя лес, действительно, был сухой, пугало совсем не это. Пугала тишина. Полная. Ни пения птиц, ни шума листвы - лишь только цокот копыт ее лошадей по каменистой дороге. Всаднице все время хотелось попросить лошадей не шуметь, но это было бы бессмысленно - животные не поймут. Нельзя было и сойти с дороги - вдоль нее росло великое множество колючих кустарников.
   Лошади тоже словно боялись чего-то.
   "Может, волков чуют или зверей диких?" - думала девушка, оглядываясь. Оглядываться хотелось постоянно, потому что казалось, только отвернись - и за твоей спиной тут же начнется что-то страшное. Такое, что лучше вообще не смотреть, лишь бы не видеть. Но Лин смотрела и все время оглядывалась, видя лишь серую почву, колючие кусты и сухие деревья, которые тянули к дороге уныло поднятые ветки.
   Так прошло два часа, затем каменная дорога вывела девушку из леса, открыв перед нею пустую серую равнину. Слева и справа от дороги была каменистая почва без единой травинки, уходившая в мрачные, безжизненные просторы, где на горизонте виднелись горы и бескрайние леса. Впереди же нахмуренно замерли приземистые скалы.
   Проехав по дороге около часа, Лин поняла, что каменная тропа уходит куда-то вниз. Подъезжая все ближе к скалам, путница увидела, что те на самом деле расступаются дальше, образуя котловину, где беззаботно дремает озеро свинцового цвета. Насколько можно было судить, озеро было круглым, около мили в диаметре, берегов оно практически не имело - скалы, каменные края этой чаши, подступали очень близко к воде, и испуганные кони Лин иногда заходили по колени в воду. Ехать вдоль озера девушке пришлось потому, что хоть какая-то переправа отсутствовала, хотя раньше, наверняка, здесь ходил паром - каменный причал продолжением дороги уходил в мутную воду на несколько десятков ярдов вперед, а потом резко обрывался.
   За то время, пока Лин огибала озеро, она перебирала в уме то немногое, что упоминалось об этом месте в преданиях. Легенды гласили, что озеро было безумно глубоким и на самом деле являлось вместилищем чего-то столь ужасного, что в считанные мгновения уничтожило целую армию, которая пыталась проникнуть в Темные Земли.
   Что это - отказывались описывать даже легенды.
   Заходить в эту странную, тяжелую и абсолютно непрозрачную, похожую на жидкий песок воду, кони не хотели, но шли, смиряясь с волей хозяйки. Понять их было несложно - на воду эта тяжелая, лишенная какого-либо запаха жидкость походила мало. В те моменты, когда ветра над озером не было, оно становилось совершенно гладким и матовым: на вид, скорее, скала, чем водная гладь.
   Что оно таит в своих глубинах, девушка не знала и не хотела знать.
   Как Лин и предполагала, с другой стороны озера был точно такой же причал. Или не причал, а просто остатки широкого каменного моста, который некогда соединял противоположные стороны озера-чаши. Хотя как это было на самом деле, никто никогда не узнает.
   За озером-чашей путницу встретила все та же каменистая степь. Но что это там, на горизонте? Неужели крыши домов? И... какая-то громадина? Замок? О, Митра, будь с нами, это он.
   Прошло несколько часов, пока Лин подъехала к первому дому - каменному, без крыши, зато с красивым крыльцом, террасой и другими, видимо, хозяйственными, постройками. Судя по каменному забору и обширным полям за домом, здесь жили богато. Теперь Лин проезжала мимо все новых и новых строений - это были довольно большие каменные дома с каменными же и железными оградами, вычурными украшениями и богатой отделкой.
   "Хорошо жили местные земледельцы! - в который раз удивлялась девушка. - Железные двери, каменные изгороди - не все состоятельные люди Кенинга могли себе это позволить. Но откуда местные жители привозили все это? Вон дорожка к дому выложена гранитом, а тот горшок на окне еще сохранил яркий керамический орнамент. Неужели столько мастеров жило здесь? Нет, наверное, это все военные трофеи. Не стоит забывать, кем были и чем промышляли эти люди - войной. Убивали и разоряли моих предков и многие другие народы".
   Лин не нравились эти здания, выложенные из такого твердого камня, что даже ветер и время были им нипочем; мертвые дома будто шептали ей, усмехаясь: "Мы еще возродимся, дай только шанс". И лишь грязно-бежевый оттенок на камнях говорил о том, что дождь, солнце и ветер уже который век подтачивают их силы, пытаясь уничтожить последнее, что напоминало о древней империи зла.
   Путница проезжала мимо все новых и новых построек, смотрела в пустые провалы окон, и ей казалось, что если она проведет еще немного времени на этих улицах, то прошлое само придет к ней на встречу, а призраки владельцев этих земель ринуться к ней, чтобы оставить ее здесь навсегда.
   "Почему нигде нет скелетов людей и животных? Неужели они умерли так давно, что кости превратились в прах? Или умирали они так медленно, что похоронены почти все умершие? Почему они умерли? Почему Империя перестала существовать?" - спрашивала себя девушка, напряженно держа руками уздечку.
  
   Еще через час езды, когда солнце уже начало клониться все ближе к линии горизонта, а дома и поселки закончились, Лин увидела перед собой Галерею Восьмерых. О ней наслышан и любой житель Пседории, и люди многих других государств, переживших времена Темной Империи.
   Но, как говорится, слышать и видеть своими глазами - большая разница.
   Прямо здесь, если верить преданиям, под каждой из огромных статуй, достигающих десяти или даже двенадцати ярдов в высоту, жрецы умерщвляли пленников. Тут нашли свою смерть многие воины и герои, владыки и короли. Именно здесь заканчивали свой путь сотни, если не тысячи пленных, и многие приходили сюда лишь для того, чтобы умереть во славу темных богов и дать им своей пролитой кровью еще большее могущество.
   Проезжая по дороге, которая стала значительно шире перед началом галереи, Лин рассматривала статуи то ли богов, то ли героев Темной Земли.
   Их было восемь. Хотя все эти статуи были ничуть не похожи друг на друга и выполнены из мрамора разных оттенков, в них просматривались общие черты - зло, зло и еще раз зло. Словно древние скульпторы задались целью отобразить все его ипостаси - жестокость, ненависть, коварство, ярость, неистовость.
   На каждом постаменте под статуей было выбито имя, название оружия и целые списки прозвищ каждого темного бога. Все надписи оказались высечены на так называемом Едином языке - древнем и почти забытом языке того времени, когда Темная Империя находилась на пике своей славы. В отличие от многих сверстников, Лин могла говорить и читать на Едином, но лишь потому, что увлекалась чтением древних летописей, трактатов и легенд прошлого. И сейчас это знание сослужило ей хорошую службу.
  
   Первым темным богом, или героем, чья статуя с приподнятым мечом встречала гостей, был Аарон, он же - Безликая Смерть, Танцор, Смеющийся, Безумный Монах. Его волнистый тонкий меч носил прозвище Жало.
   Статуя была выполнена из белого мрамора, из-за чего неестественно стройная фигура бога выглядела еще более нечеловеческой. Аарон стоял, разведя в стороны длинные жилистые руки, словно замер в изящной позе в ожидании музыки. Под наброшенным на голову капюшоном была видна улыбка, слегка искривившая тонкие губы. Во всей фигуре, позе и выражении заостренного лица сквозило осмысленное, жестокое безумие вечного танцора со смертью.
   Перед Аароном, как и перед каждой из фигур, стоял небольшой жертвенник из багрового базальта, примерно четыре на четыре фута. Из-за такого цвета казалось, что камень до сих пор окрашен кровью невинных жертв, убитых на этих алтарях.
   Пораженная размером и реалистичностью статуи, Лин проехала десяток ярдов и оказалась перед массивной фигурой Буарея.
  
   Буарей - Убийца Героев или Бык, Насильник, Ненасытный. Его топоры носят прозвища - Людоед и Костогрыз. Первый топор - огромный, двойной, похож на мясницкий, второй из-за кирки с одной стороны и зубчатого узкого лезвия с другой больше похож на клевец. Лин почему-то не сразу смогла отвести взгляд от Костогрыза, ей казалось, что это грозное оружие до сих пор помнит звук лопающихся под ним стальных доспехов и нагло ухмыляется ей своей зубастой кромкой.
   Статуя была коричневого, даже бурого цвета. Сам Буарей выглядел монстром, воплощением варварства, дикой немерянной силы и звериного начала. Его рогатый шлем, огромные наплечники с шипами и наручи грубой работы вызывали у девушки ужас. Особенно пугало лицо, и хоть оно было сверху наполовину закрыто прямоугольным забралом, словно насильник и убийца хотел скрыть его, казалось, что толстые уродливые губы улыбаются Лин, ощущая ее страх.
  
   Постамент, где должен был стоять третий темный бог, пустовал. Виднелось лишь имя, точнее прозвище - Пожиратель Чудовищ.
   Была ли здесь статуя очередного темного Бога, а если была, то почему исчезла - оставалось загадкой для всех, у кого хватало смелости пересказывать вслух древние легенды.
  
   Гуаяр - Змеиный Маг или Чернокнижник, Шипящий, Буря, Повелитель Змей - походил на грозовую тучу, с той разницей, что летящими из нее молниями были змеи. Удавы, кобры, гадюки и другие гады беззвучно шипели, выставив вперед свои клиновидные головы и обвивая ноги и руки своего повелителя, защищая и ожидая его приказов. Сам маг, возможно, из-за изменений своей природы, тоже был похож на рептилию - приплюснутая голова, глаза-прорези, чешуйчатое тело - все это, казалось, даже пахло змеями. В одной из рук, а у мага то ли рук, то ли щупалец было много, виднелся нож, который носил название Пьющий Жизнь и своей волнистой формой напоминал жертвенный.
   "Неужели человек может захотеть стать таким?" - думала девушка, рассматривая огромное каменное изваяние. Мрамор статуи переливался серыми и синими прожилками, что лишь усиливало сходство мага с болотным питоном и делало его еще более отталкивающим.
  
   Следующей возвышалась статуя Дагеста. Его образ древние скульпторы ваяли из огромной глыбы черного мрамора, на котором местами виделись алые, словно кипящая лава, разводы. Статуя была бы красивой, если бы не ужасный, нечеловеческий ум, запечатленный в ликующем образе.
   Прозвищами этого бога были Скала, Крушитель Твердынь, Вулкан, Чрево Земли, Камнеед. Громадный, с длинной ручкой молот, носящий имя Гром, казался слишком большим даже для такого гиганта, который скорее напоминал скалу, утес, горный пик. Лицо его было наполовину залито чем-то алым. И непонятно - то ли лава заливает рот и правый глаз статуи, то ли, еще хуже, - льется из них.
   Кто он - князь преисподней или дух земли? Этого никто не знал, вспоминали только, что он из-за своей страшной силы, ярости и власти над земной плотью был настоящим проклятием городов и крепостей. Предания говорили, что стены и башни проваливались в ад, когда Дагест с утробным ревом бил молотом по земле.
   Если Буарей поражал животной силой, то Дагест был, скорее, ужасом природы, злым роком непобедимой стихии. Ноги - колонны, руки - нагромождение булыжников, лицо - скалистый утес, глаза - торжествующая вечность, застывшая в камне.
  
   Тот, кого изображала пятая статуя, не походил ни на Дагеста, ни на Аарона. Впрочем, Ежеус - Мор или Слепая Смерть, Зараза, Рука Судьбы, Разложение, Коготь Смерти отличался от всех.
   Это был, скорее, гниющий труп с развевающимися лохмотьями то ли мантии, то ли бинтов. Но, несмотря на такой облик, древние скульпторы сумели изобразить его более чем впечатляюще. Бледно-желтые крошащиеся кости, трупная плоть с болотно-зелеными пятнами отдавали противоестественно длящейся жизнью, а дряхлый, изрубленный череп с высохшими глазами приглашал разделить эту вечность с ним.
   Сила и власть этого существа, этого проклятия древности заключалась не в ярости клинка или ураганной мощи стихии - здесь властвовало иное колдовство: Ежеус мог, не нанося ни одного удара, запросто губить своих врагов смертельными хворями.
   Мор - это имя говорило все о черных возможностях этого бога. После атаки Ежеуса на месте нерушимых крепостей оставались лишь пустые города и безликие могильники. Он - тишина чужого забвения, бессилие перед чумой, тифом и лихорадками. Даже его цепь с густым разветвлением цепочек, названная Вечность Боли, грустно тащилась за ним, словно осознавая свою неуместность. Зачем нужно оружие, если врата замков и твердынь открываются без битв и осад - руками последних умирающих?
   "Он отвратителен, он еще хуже других", - подумала Лин, направляя лошадей дальше и не ожидая увидеть что-то еще более ужасное.
  
   Жангодотар - Кровь или Мясник, Пьяный Смертью Рыцарь, Кровопийца. И его мясницкие палаши с прозвищами - Тарг и Пламя. Он поражал своей откровенной ненавистью, жаждой убийства. Кто смог заложить в статую так много злости? Может, всему виной красный, как кровь, мрамор? Или мастерство скульпторов? Рыцарь в алых доспехах, кровопийца в шлеме с гребнем, улыбаясь, смотрел на Лин. Чужая боль, ад на земле или просто убийство невинного - во всем этом Мясник видел лишь свое удовольствие, наслаждение от кровопролития и разрушения. Говорят, что он ради потехи убивал пленных или заставлял их драться между собой, обещая выжившему свободу, а затем сходясь с победителем один на один.
   Кто хуже, зверь и чудовище Буарей или этот хладнокровный садист и мучитель Жангодотар?
   Оба они деспоты.
  
   Очередная статуя и очередная пугающая загадка.
   Зааэль - Безумие или Потусторонняя Тварь, Череп, Улыбка Смерти, Душитель. Его шпага за стремление как можно дольше продлить агонию умирающего получила прозвище Пытка.
   Плащ, тога или саван - желтое ниспадающее к земле одеяние этого непонятного бога - не поддавалось описанию. Выглядел он олицетворением невероятного спокойствия и правильности - ровная осанка, зачесанные назад длинные серые волосы до плеч, руки, спрятанные в рукава, покоятся на груди, никаких клыков или окровавленных клинков, лишь обычная шпага, без ножен, в стальных кольцах висит на поясе. Он не демон? Не ужасный кровопийца? Может, он тихая смерть от старости, которая приходит со временем? Но что это написано на лезвии шпаги, Лин с трудом разобрала витиеватую надпись - "Видящий меня - раб мой".
   "Почему?" - подумала девушка, отъезжая на несколько шагов и переводя взгляд на лицо статуи. Желтая-желтая бездна. Вечность боли и сумасшествия, запредельное для человека сознание, наслаждающееся твоей болью и ужасом. Путница отшатнулась, ей показалось, что Душитель улыбнулся ей.
   "Пресветлая Астрея, эти ужасные желтые глаза открывают правду о том, что кроется за этой невинной внешностью. Сумасшедший мучитель..." - Лин, подстегнув коней, поехала дальше.
  
  
   Ксайлексер - Жалящий или Хищник, Скорпион, Костяной Демон, Странник, Ненасытный, Голодная Пасть - был похож на змеиного мага, но вместо змей окружен клинками. Все его мечи носили имя Кровососущие. Статуя источала ненависть ко всему живому.
   "Каким же был этот демон в жизни, если даже статуя выглядит такой злой и ненавидящей?! Как будто прыгнуть готов и растерзать", - подумала Лин, рассматривая гибкое, жилистое, как у хищника, тело, хитиновую морду с выступающей зубастой пастью, роговые пластины брони на груди и животе. И шипы, покрывающие практически все - плечи, руки, спину и голени. Ксайлексер был похож на огромное насекомое - богомола, ставшего человеком.
   "Интеллект, сила, броня, клыки, жала, невероятная подвижность, если верить легендам, и ненависть к людям. Он - воплощение невероятнейшей дисгармонии, которая только может быть в природе", - думала девушка, и миновав жертвенник Ксайлексеру, подъехала к концу Галереи Восьмерых.
  
  
   Теперь перед Лин предстала цель ее трехдневного путешествия - Черный Замок.
   "А если они все там? Только живые или спящие? - вдруг пришло на ум Лин ужасное подозрение, и сердце девушки болезненно сжалось. - Но делать нечего, я приняла решение и не отступлю, даже если придется просить Темного Владыку в присутствии этих восьмерых".
   Подумав так и постаравшись глубоко и медленно дышать, чтоб успокоить перепугано бьющееся сердце, девушка медленно поехала к замку.
   "А интересно, почему хозяином этих земель считают именно Владыку? Кем ему приходятся те восемь статуй, то есть восьмерка демонов или злых богов, изображенных в камне? Ведь легенды очень мало говорят о них, детей в основном пугают именно Темным Властелином, а об остальных только отрывки сохранились. А вдруг это не боги, а предыдущие владыки? Может быть, со смертью очередного повелителя, ему посвящают статую в галерее, а на трон садится другой, еще более ужасный? И почему ворота открыты? - девушка задала себе очередной вопрос, все ближе подходя к главным воротам Черного Замка. - Возможно, это мародеры открыли их и забыли закрыть? Кто знает, но лучше не думать о том, что с ними стало".
   Ворота, как и все виденное ранее, поражали. Как размерами, так и отделкой.
   "Что за мастера ковали это? Из чего делали ворота, если они до сих пор стоят и даже не ржавеют?" - спросила себя Лин, зная, что ответа не получит. Разве что обитатели замка ответят ей.
   Ворота целиком состояли из витиевато переплетающихся полос черного металла, и действительно не ржавели. Они как будто смеялись над всем земным и смертным, являя себя миру и говоря: "Видите, какие мы огромные, страшные и вечные? Мы стояли здесь, когда сотни плачущих рабов проходили сквозь нас, чтобы никогда не вернуться обратно; мы стояли, когда тысячи жестоких воинов снова выдвигались в поход. Мы смеялись тогда, смеемся сейчас и всегда будем смеяться над вами, ними и над бессильным для нас временем".
   "Ужас, - решила девушка. - А вдруг когда-нибудь Империя возродится? И сюда снова погонят тысячи несчастных? А причиной возрождения стану я. Ужасно... Может, не стоит рисковать? Хотя... - прервала сама себя Лин. - Муадеры и так возрождают зло и жестокость! И никто не пытается остановить их. Лучше я рискну своей душой и отомщу, чем буду смотреть на зверства и вспоминать о смерти моего несчастного брата и отца".
   Приняв такое решение, путница крепче сжала уздечки и, стараясь не смотреть на жутких каменных монстров, злорадно наблюдающих за ней с зубчатых стен и сторожевых башен, ступила на опущенный железный мост, чтобы все-таки войти в Черный Замок.
   Обширный двор, раскинувшийся перед зданием темно-серого камня, был пуст.
   "Опять пустота и одиночество... тишина... жутко, просто жутко. Вот уже несколько дней я не слышала человеческого голоса, ехала через Мертвый Лес и с лошадьми пошептаться боялась, думала, что узнала, какая она - мертвая тишина, а здесь тишина звенящая, здесь каждый камень двора напряжен и собран, как перед прыжком. Кажется, скажи только слово, и вся эта древность проснется. Хотя мне все равно, все едино - мне с их владыкой переговорить надо и я не отступлю ни перед чем.
   Коней Лин привязала к лапе каменного льва, первого в веренице зверей, которых неизвестный скульптор усадил вместо перил гранитной лестницы, ведущей в центральное здание. Чтобы лошади меньше боялись, девушка погладила их по мускулистым шеям, тихо приговаривая: "Не бойтесь, мои хорошие, я вернусь за вами. Вернусь".
   "Кто бы меня саму успокоил?" - со вздохом подумала Линея и направилась по лестнице вверх. Остановившись перед дверью - огромной, под стать строению, из светло-серого дерева с тонкой резьбой и серебряными украшениями, - девушка заметила, что между створками есть небольшая щель.
   "Разве что палец засунуть можно, - подумала она и постаралась заглянуть внутрь. - Ничего не видно, придется открывать. Хоть бы скрипела не сильно".
   Собравшись с силами, Лин положила руку на холодную серебряную ручку в форме прищурившегося дракончика и нажала. Дракончик не укусил, но и не поддался - дверь как стояла, так и осталась стоять.
   "Может, лошадей запрячь, пусть тянут?" - подумала путница и, потянув изо всех сил, смогла-таки раскрыть одну створку ровно настолько, чтобы можно было протиснуться боком.
  
   "Митра-защитник, будь со мной, я иду в логово зла", - прошептала Лин и, глубоко вдохнув, зашла.
   Странно - никто на нее не напал, молнии не ударили с потолка, и даже двери не захлопнулись со страшным грохотом за спиной. Только песок, занесенный через щель сквозняком, скрипнул под башмачками. Не двигаясь с места и осторожно вертя головой, девушка осмотрела круглый зал с мозаичным полом. Слева и справа были небольшие двери, тоже посеребренные, а впереди начиналась широкая лестница из серого и красного мрамора. Все это, хоть и было покрыто толстенным слоем пыли, но сохранилось очень хорошо.
   Увиденное удивило Лин, она ожидала оказаться в мрачном сыром помещении, больше похожем на камеру пыток, а попала в настоящий дворец. И дворец этот, надо сказать, поражал своей необычной красотой - не обилием золотой отделки и дорогих камней, а скорее, наоборот, мягкостью красок, гармоничностью и утонченностью архитектуры. Было видно, что здание строил не варвар, а человек с развитым вкусом и спокойным отношением к лоску. Вместо буйства красок и золотого блеска, замок мягко наполняли все оттенки серого, удачно сочетающиеся с багряно-красным. Стены, лестницы, балюстрады и потолки были украшены картинами и фресками, даже светильники и люстры были настоящими произведениями искусства.
   Однако забыть, в чьем замке находишься, было невозможно.
   Поднимаясь по ступеням широкой лестницы, Лин казалось, что она идет в потоке крови, стекающем по лестнице - такими насыщенно-красными были камни. Проходя мимо больших серебряных светильников, девушка видела переплетенные фигуры демонов-кровопийц и обнаженных красавиц. Поднимая голову вверх, к потолку, она видела картины ужасных битв и пиршеств, где воины в черных, алых и золотых доспехах с одинаковым весельем и легкостью рубили головы врагам и поднимали здравицы в честь кого-то огромного, сидевшего во главе стола, чьи черные волосы сливались с тьмой, магнетические глаза завораживали, а могучие руки и широкие плечи говорили о нечеловеческой силе... Лин знала - это и есть Темный Владыка.
   Он был ужасен. Он пугал своим безмолвным вниманием. Нигде на картинах он не был изображен иначе, чем наблюдающим за теми, кто вошел во дворец, кто осмелился пройти Галерею Восьмерых, кто нарушил границы его страны и теперь смотрел на него.
   "О, великий Митра, к тебе взываю с надеждой...", - невольно зашептала девушка слова молитвы и, преодолев последнюю ступеньку лестницы, ступила на пыльный пол необычного круглого зала.
   "Видимо, здесь послы и генералы ожидали аудиенции", - подумала она, осматривая диваны и кушетки, стулья и столики из темного дерева отделанные шелком и кожей дивных оттенков, и с опасением глядя на завораживающие своей свирепостью и дикой красотой фигуры рыцарей в полных боевых доспехах.
   "А вдруг они живые? Или оживут внезапно и бросятся на меня? Не-ет, у них внутри пусто, вон даже отсюда видно, что внутри шлемов пыль осела, - успокоила сама себя Линея, осторожно подойдя к ближайшему железному "быку", рогатый шлем которого неприятно напоминал Буарея. - И снова эти ужасные гравюры".
   Гравюры на стенах действительно были, но, кроме захвата крепостей и широкомасштабных сражений, на них было нечто похожее на карты известных и неизвестных для Лин земель и материков, островов и морей. Несколько ярких и красочных изображений явно были сделаны прямо на месте событий и изображали необычных людей со смуглой, порой даже черной кожей, стоящих на коленях или со связанными руками перед бойцами в уже знакомых черных доспехах. Глядя на эти картины, оставалось лишь догадываться, куда еще доходили покорные властелину этих земель отряды захватчиков.
   "Почему же весь мир не стал его владениями? Может быть, даже его армии не хватило, чтобы всех контролировать? - подумала гостья, проходя дальше, к дверям из слоновой кости, где внезапно остановилась. - Какая искусная робота! Каждая пластина так плотно пригнана к соседней, что и щелочки не остались".
   Приготовившись к сражению с дверью, Лин не ожидала, что та поддастся настолько легко. Стоило лишь толкнуть рукой - и обе половинки мягко и совершенно без скрипа распахнулась.
   "О, Митра, как страшно... кажется, что двери изнутри кто-то открыл", - мелькнула мысль в голове у девушки и тут же...
   - Вот это зал... - прошептала она вслух и сама испугалась своего голоса, неожиданно тихого, приглушенного окружающей мощью.
   Зал действительно поражал. Огромные витражи пропускали свет, попутно придавая ему сотни цветов и оттенков. Десятки светильников, люстр и канделябров сквозь пыль старались перещеголять друг друга своею красотой. Оружие, ковры, гравюры, статуи и каменные кресла гордо напоминали и о военных советах, и о пиршествах. И хотя столов в этом зале сейчас не было, картины далеких событий легко было дорисовать в воображении.
   Однако не это занимало сейчас внимание Лин - широкая и длинная, почти сто ярдов, дорожка из некогда красных, а теперь серо-малиновых из-за времени и пыли ковров, вела к огромному, стоящему на возвышении, темно-серому трону в виде свернувшегося дракона. На троне, к которому Лин медленно шла, оставляя следы на распадающемся от времени ковре, надменно выпрямившись, восседала статуя. Она изображала мужчину, ноги и торс которого оплетает дракон. Угадать, что делает дракон - удерживает мужчину или охраняет, было сложно. Размеры трона и обоих скульптур поражали... Мужчина выглядел настоящим великаном в пугающих доспехах, высотой почти в два человеческих роста. Дракон, больше похожий на змею или огромную ящерицу, был десять ярдов в длину и толщиной с полувековой дуб. Обе статуи были выполнены из темно-серого камня с потрясающим правдоподобием. Такого же, как и трон.
   "Это он, о святой Митра, это он.., - думала девушка, не замечая, что ее сердце от волнения пыталось выскочить из груди, ноги стали какими-то чужими, а идти вперед было все страшнее и страшнее. В голову лезли всякие мысли: - Вдруг он оживет и убьет меня, не раздумывая? Или проклянет, не вставая, и низвергнет мою душу в ад? Или заколдует и заставит служить ему долгие-долгие годы?"
   Пока Лин шла, в зале ничего не происходило, стояла полная тишина, и даже сквозняк не тронул слежавшуюся пыль.
   Остановившись в десяти шагах от трона - дальше она идти боялась, да и незачем дальше идти - Лин задумалась, с тоской рассматривая пыльные стены, ужасную статую и мутные проемы разноцветных витражей с изображениями рыцарей и магов: "Что мне теперь делать и где его искать? А нужно ли? Может, найти какую-то колдовскую вещь и с ее помощью самой уничтожить муадеров? А что, если мне придется искать его бессмертное тело в других покоях этого пугающе тихого замка, чтобы потом разбудить и предложить свою душу взамен на гибель муадеров? О, Митра, помоги мне, подскажи мне правильное решение. Ты же знаешь, зачем и почему я пришла сюда, не ради богатства или тайного могущества - я хочу избавить мир от зла..."
   И взволнованная девушка предалась молитве, по привычке сложив руки перед грудью и закрыв глаза. Молясь своему божеству, она с удивлением ощутила, как тоненький лучик света опустился ей на голову и своим мягким светом брызнул на окружающую со всех сторон плотную, слежавшуюся за сотни лет тьму. Ту тьму, которую легче почувствовать, чем увидеть невооруженным глазом.
   - О Митра, спасибо за... - не успела вознести благодарность девушка, когда...
   - ЗДЕСЬ... НЕ МЕСТО... ДЛЯ ТАКИХ ИМЕН! - голос больше напоминал звон погребального колокола: такой же гулкий и мертвый.
   Лин дернулась, оглядываясь и еще не совсем понимая, кто это говорит, но все тело ее сковало железными тисками ужаса.
   - НЕ МЕСТО-О-О... - повторил голос еще раз, и Лин ощутила, что так звучит статуя. Но на этот раз голос не утих, сила его нарастала, и страшный гул угрожающе усиливался, пока девушка не ощутила всем телом вибрацию, которая исходила отовсюду: - О-О-О!..
   Рухнув на колени и закрыв лицо дрожащими руками, девушка в страхе почувствовала, что еще немного - и ее тело не выдержит, плоть лопнет, кости рассыплются, а мозг уйдет живым в далекие холодные миры, так и не предавшись благословенному забвению. Пытаясь перекрыть этот смертоносный гул, от которого, кажется, скоро рухнут стены, Лин в отчаянии закричала, зажимая уши руками и зажмурив глаза:
   - Простите Владыка! Я не хотела тревожить ваш сон!
   Прошло мгновение, другое - незваная гостья уже решила, что Владыка не услышал ее, когда внезапно гудение стало слабеть, давление постепенно смягчилось, и каменная стена, сжимающая девушку со всех сторон, растворилась.
   - КТО ТЫ? КАК ПОСМЕЛА ВОЙТИ В МОЙ ДОМ? - прозвучал тот же голос, бесчувственный и гудящий, будто стонущее железо.
   На этот раз нарастающего гудения не последовало, и Лин поспешила ответить:
   - Я - Линея Сенвил, дочь Веламиила, правителя Кенинга, - и на всякий случай, если Владыка не в курсе, где ее город, добавила: - Это город Пседории.
   - А, КРЯЖ ХАБОР... - разнеслось по залу.
   "О, боги... - взмолилась Лин. - Какой ужасный голос. Это действительно Темный Владыка. Неужели все это происходит на самом деле?"
   - И ЗАЧЕМ ТЫ ПРИШЛА СЮДА, ДОЧЬ ВЕЛАМИИЛА? ЗАЧЕМ СТУПИЛА НА МОЮ ЗЕМЛЮ? - прозвучал вопрос.
   Несмотря на холодный ком в горле, Лин собралась с духом и сказала то, ради чего проделала такой путь в эти овеянные страшными легендами земли:
   - Я пришла просить у вас помощи, Владыка. Злые варвары-муадеры взяли приступом Кенинг, убили моего отца и брата, множество горожан увели с собой в рабство. Теперь там лишь обгоревшие развалины... Прошу вас, Владыка, убейте их. Уничтожьте муадеров - и я буду вашей рабыней до конца моих дней.
   "Теперь все сказано, - обреченно подумала девушка. - То, что он сейчас скажет, определит мою дальнейшую судьбу. И не только мою".
   После долгих размышлений по пути сюда Лин остановилась именно на такой формулировке, чтобы Владыка получил ее тело, но не душу.
   На этот раз статуя молчала значительно дольше, и девушке уже даже начало казаться, что Владыка, точнее его дух, покинул замок, оставив путницу вместе с ее предложением здесь одну. Затем произошло нечто такое, от чего у Лин закружилась голова, и она едва не упала в обморок - казалось, невидимый ветер рывком налетел сверху, заставляя кровь зашуметь в висках, и полетел дальше.
   "Что это было?" - с трудом удерживая равновесие и борясь с головокружением, спросила себя Лин и посмотрела вокруг, ожидая увидеть поднятые ветром клубы пыли... Ее волосы едва не зашевелились, когда она увидела, что пыли вокруг не было... как не было и ветерка. Но зал оживал. Исчезали прямо на глазах, будто растворяясь в солнечных лучах, ветхость и запустение. Зал быстро наполнялся красками и блеском. Пол, дорожка из ковров, ведущая к трону, стены, витражи, мебель и даже сами камни дворца прямо на глазах обретали свой первозданный вид, становясь такими, какими были сотни лет назад, во времена правления Темного Властелина.
   "О боги, что я наделала? Я вернула к жизни темные силы!" - мысленно воскликнула Лин, медленно поворачиваясь и не веря своим глазам. Сделав почти полный круг, она опять увидела трон и замерла. Оживала не только окружающая обстановка.
   Статуи Властелина и свернувшегося вокруг него дракона быстро менялись в цвете. Не прошло и минуты, как кожа дракона позеленела, а чешуя налилась матовым блеском. Усы и роговые пластины на лбу и спине приобрели насыщенный серый цвет, и только когти на коротких, но мощных лапах остались темно-серыми.
   Сам Властелин, как ни странно, изменился гораздо меньше. Его жуткие доспехи с могучими наручами и оплечьями стали черными, превратившись из камня в вороненую сталь. Лицо же посветлело лишь немного, становясь пепельно-серым.
   "Я разбудила его... Что теперь будет?..." - раз за разом повторяла Лин, не смея пошевелиться, ибо сейчас она стояла не в пустом и заброшенном замке рядом с пыльными статуями, а в живом, точнее ожившем, дворце, где каждая плитка полированного гранита сверкала так, будто ее только сегодня начищали невольники Темного Владыки, огромная фигура которого сейчас высилась на троне.
   "Теперь он живой... живой... Митра, что теперь будет?.." - взмолилась про себя девушка, глядя на великана, когда тот внезапно открыл глаза. Черные, глубиной в десятки и сотни веков, колодцы жестокой мудрости и темных знаний взглянули на нее, чуть не сбив с ног своей пустотой и отсутствием хоть чего-нибудь человеческого. Казалось, плененный дух, давно забывший, что такое жизнь, впервые за много столетий выглянул из своей темницы.
   - Зачем мне рабыня? - слегка искривив серые, с синеватым налетом, губы, медленно и саркастично произнесла недавняя статуя, а теперь полностью оживший Владыка. - Почему ты считаешь, что меня устроит такая цена?
   Лин, несмотря на сковавший ее ужас, почувствовала недоумение. Она считала само собой разумеющимся, что темные маги и колдуны всегда желают завладеть чужой кровью, телом и душой. И вот теперь самый могучий и ужасный из них не торопится получить ее, Линею Сенвил, в качестве рабыни. Будь наследница Кенинга взрослее и опытнее, она бы заподозрила Владыку в неискренности и обыкновенной попытке получить больше. Но девушка не была хладнокровным дипломатом, да и место, честно говоря, не особо располагало к торгу.
   - Легенды гласят, - неуверенно начали Лин, - что Темная Империя брала множество пленных. Большинство из них становились рабами, а некоторых ждала более страшная участь. Их приносили в жертву Восьмерке Злых Богов или уводили в Черный Замок для страшных обрядов...
   - Поэтому ты и решила прийти сюда, чтобы купить ценой своей жизни уничтожение каких-то там дикарей, так? Отвечай.
   - Да, Владыка, - девушка, сама не зная почему, опустила голову.
   "Неужели это постыдно? - вдруг подумала девушка. - Древний тиран, погубивший тысячи жизней, упрекает меня в том, что я жажду справедливого мщения?"
   - Зачем мне что-то делать, если ты уже сейчас в моей власти? - продолжил Темный Властелин, и Лин с ужасом поняла, что такой ход со стороны Владыки она не учла. - И все же, кто ты?
   Стоя с опущенной головой и дрожа всем телом, гостья вдруг ощутила, как дрогнуло и шевельнулось пространство между нею и троном. Казалось, что-то отделилось от Темного Владыки и поплыло к гостье, шипя и шевеля своими змееподобными щупальцами. И хотя это странное создание было невидимым, его попытки проникнуть поглубже в душу и память Лин доставляли ей невероятные страдания. Сжимаясь все сильнее и сильнее, стараясь вытерпеть мучительную боль, она внезапно вспомнила руины своего города, вспомнила разворованный дом старейшин, вспомнила запах смерти, посетившей Кенинг. И тогда ей еще сильнее, чем раньше захотелось отомстить, уничтожить Ямара казаритянина и его войско. Пусть даже ценою жизни и души.
   - Владыка! - Лин решительно вскинула голову, взглянула на правителя исчезнувшей империи, и, стараясь не обращать внимания на давление со стороны невидимой твари, страстно продолжила: - Примите мою жизнь как плату за смерть варваров и бездушных убийц моего отца и брата. Ваша сила безгранична, вы с легкостью можете их уничтожить! Сотни лет прошло, а люди еще помнят мощь Темной Империи. Я прошу у вас помощи... помощи в этом не самом добром моем стремлении.
   - Помощи... Да, ты говоришь правду, твой город действительно уничтожен. И убийц твоего отца я тоже вижу. Они разделились, треть войска двинулась к холмам, на которых некогда высились защитные укрепления Йеминга, не год и не два осаждаемые моими войсками.
   "Митра, Йеминга нет уже четыреста лет. Он остался только в легендах, да и то как очередная жертва Темной Империи", - вздрогнула Лин, с облегчением замечая, что невидимый спрут исчез.
   - Сейчас на его месте стоит какой-то другой ваш город.
   - Это Арстон.
   - Весьма вероятно. Оставшиеся две трети орды двинулись на запад, к вашей столице. Что ж, поздравляю, судя по разрозненности ваших сил, эти варвары действительно имеют шансы на успех.
   - Значит, судьбу несчастного Кенинга разделят и другие города? - у Лин внезапно потяжелело на сердце.
   - Да, возможно, - Темный Владыка с легкой усмешкой кивнул Лин и перевел взгляд на оконные витражи.
   - И вы ничего не хотите сделать?
   - Я? Ты спрашиваешь, не хочу ли я защищать страны, мирно проспавшие три сотни лет, от первого более-менее сообразительного дикаря, посягнувшего на ваше спокойствие? - медленно и грозно, словно зачитывая приговор, спросил Владыка. Казалось, мало что изменилось в его голосе, но у Лин сразу исчезло желание спрашивать и спорить.
   - Я оставил вас в покое, и вы тут же утратили бдительность и сплоченность перед общей опасностью. Вы, люди, вечно думаете только о себе и о нынешнем дне. Я не собираюсь никого защищать... А ты, если не покинешь моих Владений до вечера, то останешься в них навечно.
   Суровое лицо остановило свой взгляд на Лин, и та осознала - это конец. В первую очередь, их миру, такому, как он был, во-вторых, ей, потому что преодолеть за пару часов расстояние, на которое у нее ушел целый день, она не сможет. Значит, все кончено, она приехала зря.
   - Почему ты медлишь? Искушаешь судьбу? - Владыка слегка нахмурился, и его темные, длинные, спадающие на плечи волосы, слегка сползли вперед, еще больше усиливая сходство с тем ужасным, наблюдающим великаном, изображенным на картинах, гобеленах и фресках.
   - Я надеялась, вы мне поможете... несмотря на все то, что о вас говорят, - девушка почувствовала, что голос ее предательски дрогнул. - Владыка Арстона отказался помочь из-за страха за город, наш король не прислал подкрепления, а Микаэль пошел на помощь другу и погиб, когда варвары захватили город... - слезы горя и отчаяния покатились по лицу Линеи. - Мой отец остался в городе, вместе с его защитниками... и разделил их участь... И я даже тело его не нашла... - рыдания уже сотрясали Лин, заставляя ее забыть перед кем она стоит и чего просит. - Только трон был залит кровью...
   Не в силах остановить слезы, девушка закрыла лицо руками и тихо опустилась на колени, рыдая. Она была сильной, тонко чувствующей натурой, но события последних дней, жестокость и отчаянье сломили ее, заставив разрыдаться перед самым страшным из врагов ее мира.
  
  
   Прошло несколько минут, пока Лин смогла успокоиться и подняться.
   Теперь уже стыд за откровенность и слезы душил ее, заставляя собрать остатки гордости и покинуть отвергнувшего ее предложение Владыку.
   - Прощайте, Владыка, и простите мой... - сказала девушка, но что-то заставило ее остановиться. Владыка был явно не здесь, он словно опять превратился в статую - каменная изморозь покрыла его лицо и доспехи, сделав волосы тусклыми, а глаза пустыми. Однако это совершенно не повлияло на дракона, даже наоборот: рептилия, к ужасу Лин, зашевелилась и еще больше оплела Владыку, как будто опасаясь, что гостья может покушаться на жизнь великана. Стараясь не делать резких движений и не смотреть в янтарные и полные злого ума глаза бестии, девушка медленно попятилась назад.
   - Я ДАМ ТЕБЕ ОТВЕТ, ЛИНЕЯ СЕНВИЛ, ЖДИ... - раздался, ставший вновь гулким, голос. Теперь Лин четко ощутила, что он идет сразу отовсюду, а не только из статуи.
   - Спасибо... Спасибо, Владыка, - остановившись, ответила девушка.
   "Придется ждать тут, главное, чтобы дракон не проголодался, - решила девушка, осторожно поглядывая то на рептилию, то на Владыку, то на оконные витражи. - Если размышления Темного Властелина затянутся, мне придется здесь ночевать, а это очень страшно, очень..." - тяжело вздохнула пришедшая, одновременно понимая, что сейчас есть вещи и поважнее, так что за себя ей не стоит волноваться. Что так, что эдак - она во власти Темного Владыки.
   Вот если разбуженный ею правитель Темной Земли, взвесив все детали сложившейся ситуации, снова захочет покорить мир, тогда действительно будет очень плохо. И ей, и Пседории, и муадерам.
   Незаметно для себя Лин расслабилась, улетая мыслями куда-то далеко-далеко и не замечая, что проваливается в глубокий сон.
  
  
   "...Что это? Где я? Как могла заснуть? - дернулась девушка, вскакивая с холодной широкой постели с большим балдахином. - Где я?"
   "Ты в одном из моих верхних покоев. Спускайся, мы ждем", - раздался в голове у Лин спокойный и лишенный всяких эмоций голос. Окончательно придя в себя и от страха, и от неожиданности, девушка выскользнула из богато обставленной комнаты, где очутилась непонятно каким образом, и оказалась в коридоре с высоким потолком.
   Через стеклянные окна лился солнечный свет. "О, боги, уже утро! Я ночевала в Черном замке! Одна в этом ужасном замке, где на втором этаже в зале сидит Темный Владыка и его огромный змей-дракон! Живые! А раньше, на протяжении нескольких сотен лет, сидели каменные... И я их оживила, о боги... - взволнованно вспоминала произошедшее девушка, торопливо спускаясь по широкой мраморной лестнице мимо картин, изображающих прекрасных обнаженных невольниц и смеющихся жестоких воинов. - Митра, как же это могло случиться?"
   Но когда она вошла в зал, все мысли разом вылетели из головы - всю стену над троном, да и сам трон, теперь занимало нечто столь ужасное, что несколько секунд девушка не могла понять, что это. Огромное, угольно-черное дерево с узловатыми, вьющимися ветвями, оплело трон и возвышения под ним, пробив корнями каменную плитку пола, и заняло собой чуть ли не ползала.
   Сначала девушка решила, будто какой-то черный спрут захватил Темного Владыку и разросся настолько, что поглотил и запер его внутри себя. Но, подойдя ближе, она увидела, что на самом деле это камень, по структуре своей напоминающий морской коралл - отец часто показывал Лин такие диковинки, привезенные моряками с теплых краев. Однако этот коралл был черным и очень твердым на вид.
   "Возможно, он даже крепче стали", - мелькнула в голове у девушки странная мысль.
   - Что случилось? Владыка? - крикнула Лин, поворачиваясь вокруг в надежде все-таки увидеть великана, и в ее голосе прозвучали нотки страха.
   - Я ЗДЕСЬ... - донесся со стороны дерева гулкий и пустой голос.
   - Вы - это дерево? - сказать, что девушка была удивлена, значит, ничего не сказать.
   - ДА... - прозвучал четкий ответ. - Я ПРИНЯЛ РЕШЕНИЕ, ЛИНЕЯ СЕНВИЛ. ТЕБЕ БУДЕТ ПРЕДОСТАВЛЕНА ПОМОЩЬ В УНИЧТОЖЕНИИ ТВОИХ ВРАГОВ. ТВОЯ ОПЛАТА МЕНЯ УСТРАИВАЕТ.
   - Спасибо, Владыка... - хрипло из-за резко пересохшего голоса ответила девушка, и, собравшись с силами, наконец, сказала то, что имело гораздо большее значение, чем ее жизнь и месть. - Но вы ведь не станете убивать безвинных людей, вы не захотите... - Лин сбилась и замолчала. Она не могла так просто спросить, не захочет ли Владыка вновь угнетать весь мир.
   - ТЫ СПРАШИВАЕШЬ, НЕ ХОЧУ ЛИ Я ВНОВЬ ПОКОРИТЬ ВАШ МИР?
   - Да, - девушка опустила глаза, поражаясь, как точно он угадал ее вопрос.
   - НЕТ, - голос Владыки прозвучал так же гулко и пусто. - Я ОБЕЩАЮ УБИВАТЬ ЛИШЬ ТЕХ, КТО ЗАХОЧЕТ ПРИЧИНИТЬ ЗЛО ТЕБЕ ИЛИ МНЕ. ПОСЛЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ТВОЕЙ МЕСТИ ЭТОТ ДВОРЕЦ И Я СНОВА ПОГРУЗИМСЯ В СОН. МОЕГО СЛОВА ТЕБЕ ДОСТАТОЧНО?
   - Да, - ответила Лин, понимая, что требовать большего нет смысла. Владыка или сдержит свое обещание, или не сдержит. Бояться в этом мире ему, по-видимому, некого. - А какова будет помощь, Владыка?
   - ТЕБЕ БУДЕТ ЯВЛЕН ПОМОЩНИК, УМЕЛЫЙ ВОИН И МАГ. Я НАДЕЛЮ ЕГО ЧАСТЬЮ СВОЕЙ СИЛЫ И ВЛАСТИ НАД СТИХИЯМИ, ЛЮДЬМИ И ТВАРЯМИ ИЗ ДРУГИХ МИРОВ. ТЫ БУДЕШЬ ЕГО ПРОВОДНИКОМ. А ТЕПЕРЬ ОТОЙДИ В ДАЛЬНИЙ КОНЕЦ ЗАЛА.
   Девушка поспешила сделать, как было велено, решив, что Темный Властелин не стал бы давать советы по пустякам. Подойдя к двери, девушка остановилась и, когда повернулась, увидела необычную картину. Черное каменное дерево медленно и беззвучно покрывалось голубоватым свечением, казалось, будто сотни маленьких светлячков слетелись из ниоткуда и кружатся вокруг ствола, корней и ветвей. С каждой минутой их становилось все больше и больше, цвет их начал меняться, из голубого превращаясь в синеватый, а потом в синий. Постепенно светлячков не стало видно - все они растворились в ручейках и потоках синего цвета, скользящих по черной плоти дерева. Глядя на все это потрясающее и явно магическое действие, Лин вжалась в стену, надеясь, что пришедшая неизвестно откуда сила не станет растекаться по всему залу.
   Происходящее выглядело жутковато, особенно из-за того, что в зале по-прежнему стояла полная тишина. Казалось, что пылающее синим дерево-Властелин было отгорожено от девушки стеклянной стеной, совершенно не пропускающей звуков.
   Прошло немного времени, и потоки перестали быть потоками, превратившись в ярко-синие молнии. Сила и скорость молний быстро увеличивалась, и теперь не только дерево, но и часть зала вокруг него пронизывалась ярко-синими стеблями огромной силы. Внезапно тишину разорвал треск и рев грозы - стеклянная стена дала трещину, а затем полностью рухнула. Неземной ветер прижал Лин к стене. Кажется, она закричала, но из-за ревущего урагана и бьющих по стенам разрядов энергии не услышала собственного голоса. Закрыв лицо руками, девушка упала на пол и воззвала к богам, призывая защитить ее, но ураган не унимался. Вдруг, не открывая глаз, Лин увидела потрясающую картину - весь зал озарился фиолетовым, малиновым, сиреневым и голубым светом. В середине стоял Владыка, положив руки на темно-фиолетовые, светящиеся изнутри, каменные столбы высотой доходившие ему до пояса. Столбы эти больше походили на оплывшие свечи, и, казалось, именно от них исходит большинство плавных и мягких на вид потоков силы, сжимаясь, они медленно создавали в центре зала плотную и ослепительно яркую сферу. С каждой минутой сфера росла все больше и больше, пока не стала в рост человека.
   То, что произошло потом, произошло практически мгновенно - между Властелином и энергетическим шаром ударили несколько молний всех цветов радуги, в сфере появился человеческий силуэт, и все померкло. Наступившая разом тишина поначалу сдавила уши, но когда забившаяся в угол девушка открыла глаза, она с удивлением заметила, что окружающая обстановка полностью цела и невредима. Даже витражи и картины были на месте, их не разбило и не сожгло магической бурей. Черное дерево все так же оплетало противоположную стену, а в центре...
   В центре зала сидел на корточках, опустив ладони на пол, человек, а вокруг его тела медленно таяло сиреневое свечение.
   То ли это девушке померещилось из-за ряби в глазах, то ли было на самом деле, но по телу мужчины и даже в его глубине скользило, исчезало и появлялось множество символов неизвестного Лин языка.
   "Как будто ожившая книга", - подумала она, и сидевший в то же мгновение поднял голову. Этим взглядом, наверное, с одинаковым успехом можно было убивать и воскрешать - все зависело лишь от воли его обладателя.
   - Кто ты? - прошептала Линея.
   - Я? - голос мужчины был глубокий, сильный и, надо отметить, приятный. - Я - Варго, сын Тьмы и посланник Темного Властелина.
   Сказав это, посланник мягко поднялся, (девушка увидела, что он одет в короткие кожаные штаны) потянулся и глубоко вздохнул полной грудью.
   "О, Митра... - мысленно выдохнула Лин, - такой могучей и правильно сложенной фигуры я не видела никогда, даже на турнире борцов рыцарской братии Арстона, где мы были с отцом и братом полгода назад".
   Мужчина, проследив направление ее взгляда, посмотрел на свое тело - загоревшее и с каким-то странным фиолетовым оттенком - нахмурился, и бегущие символы растаяли, словно он стер их усилием воли.
   - Поскольку намечаются некоторые развлечения, нам нужно вооружиться. Ты не против? - спросил Варго и слегка улыбнулся.
   Лин не сразу сообразила, что он имеет в виду:
   - Вооружиться? Что, и мне тоже? А зачем?
   - Будешь прикрывать мою спину, пока я буду разбираться с твоими приятелями, идем, - и, больше ничего не говоря, посланник направился к неприметной двери справа от входа. Не доходя нескольких шагов до стены, мужчина вытянул руку, и дверь открылась.
   "Ну да, он же маг и колдун", - напомнила сама себе девушка и взглянула на молчаливое каменное дерево. После появления Варго в зале ни разу не раздался голос Темного Владыки.
   "Может мне стоит поблагодарить его?" - подумала Лин, но тут ее окликнул Варго:
   - Ты идешь, или как?
   - Да, но что с Владыкой? - она посмотрела на Сына Тьмы, а потом указала взглядом на черное дерево.
   - Считай, что заснул правитель, - улыбнувшись, ответил Варго.
   - Мне тоже сюда идти? - спросила девушка, заглядывая в темный коридор.
   - Конечно. Или ты думаешь, что я сам тебе все выберу и принесу? - ответил посланник, скрываясь в темноте. - Прислугой я тебе не являюсь, насколько ты понимаешь.
   Лин кивнула, и, не надеясь, что Варго ее видит, добавила:
   - Понимаю.
   Посланник и помощник (но только не слуга) промолчал, а девушка вошла за ним в коридор и тут же испытала знакомое головокружение.
   - Что случилось? Какое-то защитное колдовство? - спросила она, догоняя ушедшего далеко вперед мужчину.
   - Защитное? От кого? Нет, это магический переход в старый замок.
   - Старый? - переспросила Лин, стараясь на ходу рассмотреть, где они и куда идут. - А их что, два? Было два?
   - В этом мире два.
   - В этом мире? - девушка даже замедлила шаг.
   - Слушай, прекрати переспрашивать. В вашем мире замков было два, - начал рассказ Варго, потом остановился, вынул из крепления на стене факел, щелкнул пальцами, и тот зажегся так внезапно, что Лин отпрянула, - один находится далеко на севере, в горах. Но семьсот лет назад, или около того, Владыке надоела старая и мрачная громадина, так что он приказал построить этот дворец и защитные сооружения вокруг него. За следующие лет десять замок действительно построили, в основном, силами людей, естественно пленных, так как айдеки работой отродясь не занимались. Воевали, жрали, любили, но не работали. Это для рабов и дэвов.
   - Дэвов? Извини, это демоны? - спросила Лин, осторожно ступая чуть ли не след в след за босоногим Варго из-за страха оступиться и быть схваченной за ногу кем-либо или чем-либо высунувшимся из очередной груды военного хлама, сваленного вдоль стен коридора.
   - Нет, рабы прошлого мира. Того, откуда Владыка около тысячи лет назад пришел в этот. Чем жутко вас обрадовал, - добавил Варго, улыбаясь через плечо, заставив Лин призадуматься, куда ведет ее этот непонятный человек с глазами лукавого дракона.
   - А кто такие айдеки?
   - Жители империи, любимая раса Владыки. Жестокость, любовь к чужим страданиям, воинственность - все это терпеливо взращивалось и развивалось в них самим повелителем... Твои муадеры просто наивные дети по сравнению с ними, - добавил посланник.
   - Ты их не видел в деле, когда они с воем лезут на стены или прямо на скаку убивают стариков и детей.
   - Возможно, но это ничего не меняет... Кстати, мы уже пришли. Тут более-менее приличные вещи, - сказал посланник, остановившись, и отступил на шаг в сторону, давая Лин возможность осмотреться, правда, она мало что увидела в темноте - факела явно не хватало, чтобы осветить значительно расширяющееся помещение с уходящим ввысь потолком.
   Варго тем временем осторожно отвел руку с факелом назад и плавно бросил его по косой дуге вверх, прошептав пару коротких и неизвестных для Лин слов. Сотни искр рассыпались в темноте над ними, и вдруг весь зал, а он был действительно огромным, оказался залит светом нескольких сотен факелов.
   - Ог-о-о... - зачарованно протянула Лин.
   - Впечатляет, да? - Сын Тьмы усмехнулся. - Сотни и тысячи воинов по приказу Владыки, некогда большого ценителя оружия, сносили сюда лучшие образцы вооружения и доспехов многих рас и народов из разных миров. Но перейдем к делу, выбирай, что тебе нравится, и показывай пальцем. Пошли.
   И Лин пошла, еще раз пытаясь оценить масштабы зала.
   По форме он был овальный, примерно двести ярдов длиной и семьдесят ярдов шириной. В центре стояли разнообразнейшие боевые машины - катапульты, стенобитные орудия, колесницы с кривыми серпами на бортах, лестницы на колесах и другие осадные приспособления, чей принцип действия и предназначение Лин не смогла понять. А по периметру в три этажа уходили вверх галереи с колонами, где размещались доспехи и оружие для конного и пешего боя.
   - Так, ну, лошади обойдутся, да и не приучены они. Хотя... Если надо, потом заедем. Пошли сразу на второй этаж, вон лестница, - скомандовал, после недолгих размышлений, Варго. Девушка кивнула и, с трудом оторвав взгляд от десятков, если не сотен конных силуэтов в причудливых и агрессивных даже на вид доспехов, пошла за Варго к лестнице.
   - А вот и наше... Сначала мужское... Может, тебе что-то детское подойдет или юношеское. Ты говори, если что... - задумчивым голосом произнес посланник, похоже, полностью переключившись на доспехи.
   Они впечатляли.
   Таких кирас, шлемов, щитов, наколенников, налокотников, поножей и еще одни боги знают чего, Лин в жизни не видела, не представляла и даже не ожидала увидеть. Сталь, бронза, медь, наверное, серебро (хотя вряд ли), шипы, чешуя, обожженная кожа неизвестных зверей и даже рептилий, поражали воображение и заставляли глаза разбегаться в разные стороны - так велик был выбор.
   - О, вот джетанский кожаник со стальными нашивками! Подошел бы, да только слишком уж страшный, не поймут твои соотечественники. Решат, что я демон какой-то или дэв, - отметил Варго и задумчиво хмыкнул, отходя от зеленых доспехов со стальными овальными пластинами. Оплечья доспехов состояли, кажется, из сплошных шипов.
   - А ты кто? Разве не...
   - Демон? Не-ет, значительно хуже - я человек, сотни лет назад породнившийся с демонами и превзошедший их во всем! - улыбнулся Варго, растянув губы в хищной улыбке. Зубы, на первый взгляд, были действительно человеческими.
   - Спасибо, что успокоил, - как можно равнодушнее ответила девушка, надеясь, что мужчина не заметил, чего ей стоило держаться так, будто она каждый день с сыновьями тьмы по заброшенным замкам гуляет.
   - А этот чем плох? - спросила Лин через пару минут, когда они успели пройти мимо, наверное, уже трех десятков латных облачений и доспехов разных цветов, размеров и типов.
   - Молодец, хороший выбор! Замечательный панцирь представителей клана Ийхо. Сильные были воины, помню. Он хорош, только магической защиты никакой, а сейчас времени жалко ее ставить. Да и неудобный, плечи тяжеловатые. Нагибаться сложно.
   Лин еще раз посмотрела на гладкие выпуклые формы панциря, составленного как будто из маленьких черепашек, на его покатые оплечья и кивнула.
   - Ну, если он даже для тебя тяжелый, тогда действительно...
   - Не играй со мной, женщина. Знаю я ваш лукавый род, - тут Варго оскалился хитрой улыбкой. - На подвиги одним движеньем брови толкнуть можете. А нам сейчас ни к чему такую гору железа на себе таскать.
   - О, вот он, "Гирканский полоз"! - мужчина, как старому знакомому, улыбнулся вороненым доспехам, состоящим, как казалось на первый взгляд, из рыбьей чешуи - такими крошечными были соединенные между собой стальные чешуйки. Или они нашиты на кожу? - И магическая защита у него потрясающая! Сам Владыка ставил. В награду воину, носившему это чудо кузнецкого искусства. И "плечи" видишь какие? Легкие, закаленные и гладкие, любой удар примут на себя и в сторону отбросят, для этого края специально чуть в стороны оттопырены. Бер-ру! - еще раз улыбнувшись, посланник положил руки на нагрудные пластины черного блестящего доспеха, закрыл глаза и р-раз! Доспех исчез и через мгновение оказался надетым.
   - Ух ты.., - растерянно проговорила Лин.
   - Согласен, удобно, ничего не скажешь.
   - А он не колется?
   - Глупенькая, - улыбнулся Варго, - тут кожа изнутри. Да и привык я к такой одежде, и шкура моя - драконья, привыкшая.
   Лин не нашлась, что ответить, и пошла дальше.
   За то время, пока они обошли половину зала, посланник подобрал себе кольчужные поножи, стальные с пупырышками наколенники, налокотники с загнутыми шипами, железные перчатки, составленные из подвижных звеньев, шлем с кольчужной бармицей для защиты шеи. Его спутница присмотрела себе легкую, но очень прочную (как заверил Варго) посеребренную кольчугу (на тот случай, если ей действительно придется сражаться), кожаные с вплетенными металлическими стержнями налокотники, легкий шлем со стальной маской для лица, которую можно снимать и надевать, а также кожаные с железными нашивками поножи и тонкие стальные наколенники.
   В самом начале, когда Лин решила надеть только что выбранную кольчугу, Варго спросил:
   - Ты сейчас будешь в ней ходить или подождешь соответствующих обстоятельств? Ну, драку, я имею в виду, или когда с Темной Земли выедем, как вы ее называете.
   Лин в недоумении посмотрела на него:
   - Ну, ты же сейчас надел. Вот и я решила...
   - Да я просто по железу соскучился, а тебе смысла нет лишний день в этом париться.
   - Тогда сейчас только примерю, а одену потом.
   - Чего ее мерить, не платье же, и так видно, что как на тебя шито. Давай сюда, - и Варго положил руки на кольчугу, после закрыл глаза.
   Мгновение, и ее уже нет на деревянном остове, заменяющем человека.
   - А где кольчуга? Что, не получилось на меня надеть? - удивилась девушка.
   - Получилось, почему не получилось? - хмыкнул Варго. - Да только я не надеть на тебя ее старался, а вроде в мешок походный положить. Нужно будет - достанем.
   - А-а-а, - протянула Лин. - Невидимый походный мешок...
   - Угу, - ответил Варго. - Невидимый и нетяжелый. Чего спину надрывать?
   Лин незаметно глянула на спину Варго и про себя отметила, что такую спину надорвать - это надо постараться.
   Выбрав доспехи, они перешли на вторую половину зала. Тут размещалось оружие. Чего тут только не было - и топоры, и шестоперы, разные копья, алебарды, трезубцы, кинжалы, луки, арбалеты, дротики, метательные ножи, полумесяцы какие-то, колючие звездочки - то ли для украшения, то ли для метания, шипастые палицы, молоты, клевцы, булавы, крючья на цепочках, цепи с гирьками и крючками. Ну, а мечей разных - короткие и длиннющие в рост человека, широкие и кривые, обычные одноручные и двуручные всех видов и форм, плюс изогнутые с односторонней заточкой, тонкие, будто спицы с плетеными чашами гарды, широкие, словно полумесяц и даже волнистые мечи - одноручные и двуручные.
   Были еще и такие, у которых было два лезвия - и с двух сторон от рукояти, и с одной, склепанные до середины вместе, а между клинками зазор. Варго это специально продемонстрировал, растянув лезвия в стороны. Так, говорит, сразу две дырки получиться, враг потеряет больше крови и раньше ослабеет. Да и в бою, если один клинок сломается, вторым драться можно.
   Устав от такого многообразия, девушка даже не удивлялась, глядя на странные зубчатые, похожие на пилу, мечи, загнутые крюками и с закругленными кончиками, а Варго особо изощренными образцами не интересовался. Так шел мимо и ко всему, что нравилось, рукой прикасался. Насколько Лин могла судить, его невидимый мешок раздулся до невиданных размеров.
   - А что на третьем этаже? Он, кажется, последний.
   - Угу. Там магические вещи - куртки, сплетенные из женских волос, мечи, закаленные в крови и не только, амулеты, стрелы с проклятиями, яды всякие, оружие. Ну, и напитки для боевого безумия, против боли или чтоб просто силу увеличить. Гадость одна, если хочешь знать мое мнение, никакого честного боя, так каждого рохлю и труса в настоящего разрушителя превратить можно. Хотя иногда магия - тоже вещь полезная: при осаде, например. Как ты считаешь?
   Лин хмуро покосилась на Варго и заметила, что тот смотрит на нее очень внимательно, даже изучающе.
   - Если хочешь знать мое мнение, я бы хотела, чтобы у нас при нападении муадеров были такие напитки. И чтоб каждый паренек героем похлеще тебя стал, тогда бы мне не пришлось просить помощи у Владыки, обещая ему свою жизнь... Ты доволен моим ответом, Сын Тьмы?
   - Да, - невинно кивнул тот и двинулся дальше.
   Лин постояла еще немного, глядя вслед саркастичному, жестокому и любящему хищно улыбаться мужчине, сыну или отцу какого-нибудь демона, и думая: "Кто же ты такой? И есть ли какой-нибудь способ тебя убить?"
   - Может, поднимемся наверх? Я бы себе меч подобрала, а то тут все тяжелое такое. У магов-то наверняка легче.
   - Не хитри, девочка. Вон бери, если хочешь, тот меч с серебристой рукоятью и гравировкой на клинке. Он тебе как раз по руке будет, да и сила огня с воздухом в нем великая - не обрадуется противник, уж поверь мне. А что касается магических штучек - вреда они мне не принесут, не надейся. Да и городов, типа твоего, я сам больше сотни сжег, затопил и вырезал. Может, мне будешь мстить, а не муадерам? Я-то похуже их буду.
   Спрашивая это, Варго повернулся к Лин и спокойно посмотрел ей в глаза. Удивляясь сама себе, девушка нашла силы выдержать этот холодный, как у змеи, взгляд. Даже ответить смогла достойно, без дрожи в голосе:
   - До тебя мне дела нет, посланник. Потому я к Владыке обратилась за помощью, что хотела большим злом меньшее раздавить.
   - Выгнать волка тигром? Ну-ну, - усмехнулся Варго. - Благо, Владыке больше неинтересен ваш мир. А вот муадеры в ногах у него повалялись бы, на службу умоляя взять. Да не нужны они никому...
   Лин промолчала, и Варго, слегка пожав плечами, пошел дальше выбирать лук.
   Из лука наследница Сенвилов стреляла отлично и разбиралась в них прилично, но разнообразие и качество этого вида оружия, которое занимало весь конец галереи второго этажа, поразили ее наповал. Даже недобрый разговор с Варго как-то позабылся.
   - А этот из чего? На вид слабенький, прямо-таки детский.
   - Ха! Детский! Это лук из мита-нюх дерева, растущего, черт знает где. Тамошние дикари из него за триста шагов нашу пехоту косили, как траву, и, не поверишь - простыми камышовыми стрелами!
   - Не поверю, - согласилась Линея.
   - Ладно, смотри. Вот я натягиваю тетиву, беру стрелу, а вон доспехи, ну, те красные, из трехслойной воловьей кожи. Сейчас я их пробью навылет.
   - Ну, еще бы, такими-то ручищами! - усмехнулась девушка, забыв, с кем она разговаривает. - Была бы я такой здоровой, ножом бы пробила, не то, что стрелой!
   Варго забавно нахмурил брови и опустил лук.
   - Хочешь, сама выстрели! Буду я тебя обманывать.
   Взяв в руки невероятно легкий лук и камышовую стрелу, Лин прицелилась и оттянула тетиву. Для этого пришлось основательно напрячься - коварный лук оказался очень тугим, даром, что тонкий. Оценив расстояние, девушка спокойно, привычным движением отпустила стрелу.
   Мфу-щелк! Раздалось с другой стороны зала.
   - Он мне все равно не нравился, - подвел итог Варго. - Жарко в нем было летом и холодно зимой.
   - Беру этот, - ответила Лин, влюбленно рассматривая лук.
   - Да ну тебя - первый попавшийся брать! Дальше и получше будут.
   - Мне этот нравится, - упрямо заявила девушка.
   - Ты просто никогда из Антилопьего рога не стреляла. Впрочем, как знаешь.
   - Из Антилопьего рога? Это что такое?
   - Лук, просто лук, - ответил Варго, направляясь дальше. - Просто обычный лук, только крылья у него из специально обточеных антилопьих рогов сделаны, и когда ты даже не сильно его натягиваешь, пущенная тобой стрела, словно обезумевшая антилопа, несется вперед, пробивая и медь, и бронзу, и сталь. Но тебе это не нужно, у тебя ведь мита-нюховый есть. Тростниковый.
   - Стой, а покажи, где этот, Антилопий рог? - заинтригованная гостья побежала вслед за посланником. Правда, не выпуская из рук дикарский лук, деревянный.
   - Вот это да! - Лин не могла поверить тому, с какой легкостью Антилопий рог через несколько минут пробил толстый медный панцирь.
   - Правда, чтобы по стальным доспехам лупить с таким же успехом, нужны стрелы со специально закаленными наконечниками, - добавил Варго, тоже оценив выстрел, - но и обычными стрелами кольчугу навылет пробить ничего не стоит. А вот стальной панцирь насквозь - вряд ли. Тут заклинания нужны и сноровка.
   - Беру этот. Он еще и красивый! - залюбовалась оружием Линея. Перламутровые крылья, середина из красного дерева с потрясающей полировкой - просто сказка, а не лук. - А что ты себе возьмешь? Такой же? Бери, он самый лучший...
   - Нет, мне нравятся другие, сейчас увидишь, они дальше стоят. Тяжеловатые, конечно... Чтобы из них стрелять, нужно быть в плечах крепким и духом стойким, иначе толку никакого - лук просто не послушается тебя, в цель попасть не даст. Но они того стоят...
   После всего произошедшего девушка не спешила спорить. Кто его знает этого Варго? Опытный демон, что ни говори.
   - Тяжелый, даже на вид, - согласилась Лин через минуту, когда они подошли почти к концу ряда с луками. Располагающееся тут оружие действительно требовало сильных рук и немалого умения. - Но они же почти одинаковые?
   - В том-то и секрет луков, сделанных молчаливыми мудрецами Пайчайских гор туманного мира Арун Да Лан. На вид одинаковые, а по сути своей, как люди, разные. С одним из них мы когда-то замечательно повоевали с кочевниками. Хорошее было время. Конных воинов запросто из седла выбивали, даже не знаю, со скольки сотен шагов.
   - А теперь ты не можешь вспомнить, какой из этих луков твой? - предположила девушка.
   - Вспомнить-то могу, да только я изменился, и сейчас мне лук другой нужен, - ухмыльнулся своей волчьей ухмылкой Варго, присматриваясь к оружию, потом расслабился, закрыл глаза и начал медленно водить рукой вдоль ряда с большими, цельнодеревянными дугами темных расцветок. Тетива этих, как и многих других луков, была снята, а если была сделана из звериных жил, то хранилась в специальных плотно закрытых трубочках из промасленной бумаги, чтобы не теряла упругости от влаги или жары.
   - Этот... - довольно хмыкнул Сын Тьмы и легко вынул из ниши красивый полированный лук с бордовым оттенком.
   - Потрясающий... - протянула Лин. - Проверять будешь.
   - Не здесь и не сейчас, - Варго погладил гладкие крылья и взял с верхней полочки три тетивы к своему луку.
   - Жилы? - спросила девушка.
   - Ага, - кивнул посланник. - Они мне больше нравятся - выстрел мягче выходит.
   - А я обычную шелковую тетиву предпочитаю. Разница небольшая, главное, чтобы стрелок хороший был, чтоб душой с луком сливался.
   - Согласен, - ответил Сын Тьмы, глядя на пачки стрел у стены: в колчанах и просто так - вязками.
   - Большой запас брать будем? - спросила Лин, проследив взгляд посланника.
   - Сколько видишь, - хмыкнул Варго. - Кстати о стрелах, побудь тут, я на третий этаж поднимусь, заколдованных возьму.
   - Я с тобой, просто посмотреть хочу, - сказала Линея, стараясь не меняться в лице.
   - Ладно, пошли, посмотришь, но ничего не бери, - сухо ответил Варго, глядя на девушку так, словно взвешивая в уме что-то. - Мне вреда ты не причинишь, а себе можешь. Темная магия подготовки требует от адепта: если он слаб, злая вещь убьет его или себе служить заставит... Да и так можно просто порезаться, а твоя жизнь для нас дорога, она Владыке обещана, помнишь?
   - Помню... - буркнула Лин в ответ, понимая, что ее план совершить самоубийство по окончанию миссии может быть запросто раскрыт, сама она обезврежена, заколдована и доставлена во дворец. Так что лучше играть честно и сосредоточиться на главной задаче - муадеры. А там - как сложится.
   - Тогда пошли, - кивнул проницательный посланник, видимо, удовлетворенный ответом, и, пройдя мимо десятков колчанов со стрелами, по очереди коснулся некоторых из них.
   Потом они поднялись на третий этаж, полностью посвященный магическому оружию.
   Обратно Лин спустилась очень быстро, почти бегом. Ее мутило от одного вида отвратительных предметов и неприятных ощущений.
   - Не понравилось, да? - спросил мужчина, спустившись через несколько минут и изучающе глядя на девушку.
   - Ага. Волосы, кровь, клыки. Фу, все злое и отвратительное.
   - Точно, - согласился Сын Тьмы. - Каменный ливень или дождь из горящих стрел, как по мне, гораздо честнее всех этих невидимых заклятий и проклятий.
   - Ты что, действительно так считаешь? - переспросила уже немного пришедшая в себя девушка.
   - В общем-то, нет. Магия стихий не на много гуманней остальных, но она хотя бы дает возможность защититься сравнительно обычными средствами - стены, щиты, доспехи. А против магии злых духов и заклятий простой воин почти бессилен. Разве что сила некоторых амулетов, молитв и защита храмов может немного обезопасить его.
   - Ясно, - ответила Лин, понимая, что перед ней все-таки темный воин Владыки, считающий захватническую войну войной, а не жестокостью и агрессией одних по отношению к другим.
   - Теперь идем в Зал Офицеров. Он поменьше, но образцы там подобраны непростые. Тебя там ждет амулет, а меня меч.
   - Разве ты их мало в свой мешок положил? - спросила девушка, пока они шли к середине галереи, где заканчивались доспехи и начиналось оружие.
   - Одно дело - простые мечи, пусть даже заколдованные, и совсем другое - меч Владыки, - отозвался Варго, улыбаясь.
   - Тот самый?! - воскликнула Лин.
   - Ага, господин разрешил мне взять его. Кстати, некоторая часть силы Владыки именно в мече и заключена.
   - Даже так? - растерялась Линея, вспоминая легенды и сказания об ужасном мече Темного Властелина.
   Говорили, что ковался он сто лет, и стоял в подземной кузне у наковальни сам Темный Владыка, а демоны-мастера помогали ему. Говорили, что однажды после сражения бросил он меч этот в реку и красной стала река Яурунга, которая течет далеко на востоке, и до сих пор ее воды остаются красными - так много крови было на мече том. А когда в пылу битвы великой засадил Владыка свой меч в землю многострадальную, то почернела она враз, и те, кто из врагов Властелина еще стоял, умерли мучительной смертью, а сама земля так и осталась черной. С тех пор ничего не растет на ней - в пустыню Аяхана превратилась.
   - А правда, что Властелин собственноручно ковал этот меч сто лет? - неуверенно спросила Лин, прекрасно понимая, что для того, чтобы выковать хороший клинок, хватит и пары лет, сотня - явное преувеличение.
   - Правда. Многое из того, что о нем говорят, правда, - ответил Сын Тьмы, спокойно глядя на девушку. - Иди за мной и скоро сама убедишься.
   Та не нашла, что ответить.
  
   В Зал Офицеров они поднялись по узкой лестнице из красного мрамора. Помещение это было круглым и во много раз меньше главного зала, доспехов и оружия здесь хранилось гораздо меньше, максимум несколько десятков, но что это были за образцы - дивной работы, потрясающего качества, невероятнейших магических свойств - даже Лин это почувствовала, некоторые так и манили к себе, другие же в руки брать не хотелось.
   - Вот лук, стрелу из которого даже ребенок пустит на пять сотен шагов, - не глядя, Варго ткнул пальцем в сторону, когда они с Лин пересекали полутемный зал, и рядом с ними, слегка потрескивая, загорались высокие темные свечи, дабы озарить своим мягким светом волшебное оружие и доспехи. - Вот стрелы, которые всегда летят по прямой и на них не влияют ни ветер, ни дождь, ни ветки. А этот меч, вон, видишь, волнистый с синей гардой, был отобран у повелителя джинов, по-моему. Может разрубить любой панцирь, сделанный руками человека. Простой, не заколдованный, естественно. Вот копье, которое само врага находит, вот кинжал - сам в руку прыгает, если надо, и возвращается после броска. Вон посох из слоновой кости, из него очень удобно рукотворные молнии пускать - одинаково эффективно и против людей, и против крепостных стен. Стены Йеминга, кстати, именно ним разрушались. Слева серебряный панцирь, защищает от проклятий, правда, сдерживает их только, пока носишь, а это существенный минус. Справа волшебный шлем Гонарда, какой-то маг, не помню, откуда, тоже от чего-то защищает, кажется, от магического воздействия, любой порчи и еще от солнечного удара летом. Ну, что еще? Все те камешки в оправах на стене слева придают силы, выносливости и смекалки, хотя из тупицы гения все равно не сделают. О! Вон классная вещь, топор Ярости, отличный баланс, никогда не тупится и в нужный момент может на несколько минут нагнать такого страха на врага, что иногда это в корне меняло ход сражения... Но все это и многое другое, что ты видишь, - сказал Варго задумчиво, - скорее так, инструменты для тех офицеров Темного Владыки, которые магией не владели. Другое дело, например, Восьмерка Темных Расчленителей! Те и молнии, и землетрясения, и чуму могли одним взмахом руки вызвать. Им такие игрушки ни к чему. А вот меч Владыки каждый был бы рад заполучить. Бывали даже случаи... но это уже байки. Пошли, сама посмотришь, - и посланник указал рукой на широкий и длинный постамент из черного блестящего камня.
   - Вот он.., - прошептала Лин, поднявшись на возвышение и, как зачарованная, глядя на огромный, широкий, темный клинок.
   Этот меч действительно был под стать самому Темному Владыке - длинный, в полтора человеческих роста, широкий, как ладонь Варго, с мощной гардой дивной работы в виде переплетающихся драконов и цельнометаллической рукоятью, которую венчал стальной полураспустившийся бутон розы с блестящими острыми лепестками.
   Меч тихо покоился в специально для него сделанном углублении на поверхности постамента, и если бы не плавные скаты сужающихся кромок лезвия, то казалось бы, что углубление постамента просто залито темным стеклом.
   - Видишь, какое множество слоев у клинка. Не даром сталь для этого меча готовили около ста лет. Потом еще лет десять ковали, закаляли, приносили жертвы, покрывали заклятиями, колдовством и магией всех школ и стихий. Силы того, кто владеет этим мечом, многократно увеличиваются, ему становятся подвластны элементалы земли, огня, воды, воздуха и эфира. Демоны многих миров и сущности из небесных сфер станут подчиняться его воле. Но! Существует одно "но". Чтобы владеть этим древним ключом силы и власти, необходимо быть сильнее его, иначе меч за считанные секунды убьет несчастного глупца, вытянув из него жизненные соки, или сделает своим рабом, безропотно исполняющим его волю.
   - А в чем состоит его воля? - спросила Лин, с удивлением отметив, что ее рука уже тянулась, чтобы потрогать пальчиком гладкое, как зеркало, и темное, как глубокая вода, лезвие огромного меча.
   - Подчинять себе все живое и защищать Темного Властелина. Ведь этот меч - его вернейший слуга. Недаром мой господин сам выковал его, и после каждого магического обряда, где привлекался хоть кто-нибудь чужой, проводил свой заключительный обряд. Поэтому меч с момента своего создания является частью Владыки и несет в себе часть его сознания. Вдвойне глупцами были те, кто надеялся убить Темного Властелина Братом Вечности, это одно из имен меча. Чтобы заставить это оружие нанести удар по его создателю, нужно быть по силе и знаниям не слабее самого Владыки.
   - Ясно, - сказала девушка, с трудом отрывая взгляд от блестящей стали. - А как ты его нести собираешься? В мешок положишь?
   - Нет, - мужчина улыбнулся, задумчиво глядя то ли на меч, то ли куда-то дальше, в глубину постамента. - Он в мешок не захочет... Зато смотри, что он умеет.
   И Лин посмотрела на Варго, вытянувшего руки над постаментом, на всякий случай отойдя в сторону: вдруг меч не послушается Сына Тьмы и, например, разрубит его одним взмахом. Однако посланник о подобных вещах не задумывался, он делал над мечом плавные движения руками, что-то неслышно приговаривая. Затем положил обе ладони на лезвие, и по мужчине пробежала дрожь. Девушка испуганно сжалась, когда оружие вдруг начало уменьшаться, стягиваясь в длину и в ширину. Прошло чуть меньше минуты - и вот уже почти обычный двуручник, даже не двуручник, а меч в полторы руки лежит на постаменте.
   - Вот это да! - совсем по-детски воскликнула Линея и сама же постеснялась своего восхищения.
   - Это магия... - шепотом ответил Варго, улыбнулся, мягко взял меч за рукоять и вынул из углубления, нашел возле постамента удивительно подходящие по размеру ножны из черной кожи с длинным шлейфом. Когда ножны поглотили матово блестящее лезвие, посланник отрегулировал длину шлейфа, повесил меч за спину и, как будто что-то вспоминая, спросил: - Где же амулет? Кажется там.
   Вернувшись на несколько шагов назад, Варго приблизился к невысокому постаменту, старательно укрытому черным бархатом и из-за этого незаметному в полутьме.
   - Иди и возьми его, - сказал посланник, сдернув покров и раскрыв Лин навстречу маленькую коробочку. Внутри вспыхнул зеленым огнем и погас округлый камешек.
   - А он не заколдует меня? Не подчинит себе? - заколебалась девушка, думая при этом: - "А вдруг Владыка таким образом сможет меня контролировать или знать мои мысли?"
   - Не бойся, он как раз на обычных, не подготовленных людей рассчитан.
   "В том-то и дело, - сказала про себя Линея, медленно приближаясь к постаменту. - Но, с другой стороны, если бы Владыка хотел меня заколдовать, он и так смог бы это сделать. Вон я заснула в зале и сама не заметила".
   - Да не бойся ты, проклятий на нем нет. Наоборот, он должен защитить тебя от чужого колдовства, заодно поможет мне не потерять тебя из виду во время боя или в темноте. Мне кажется, ты мне не веришь? - Варго улыбнулся так, что Лин стало ясно - он понимает, чего она на самом деле боится.
   "Будь что будет, - решила девушка. - Я и так в их власти. Будем считать это частью договора".
   - А он мне под кожу впиваться не будет? - еще раз на всякий случай переспросила гостья, прекрасно понимая, что если и будет, Варго все равно не скажет.
   - А что, он похож на такую гадость? - нахмурился посланник и еще раз присмотрелся к амулету. Лин подошла поближе.
   "Ха, ничего, даже симпатичный, - подумала она, рассматривая необычное плетение золотых нитей вокруг темно-зеленого, прямо-таки светящегося изнутри камня, - и похож на брошку, только на цепочке".
   - Ну что, нравится? Будешь брать или все-таки не доверяешь? - спросил Сын Тьмы через минуту.
   - Возьму, пожалуй... - вздохнула Лин, спокойно достала амулет из шкатулки и повесила его на шею. Тот лег на удивление легко и привычно, словно девушка только недавно сняла его.
   - Тепленький, - удивленно заметила девушка. И легкий.
   - А ты думала! Ерунды не держим. Не кусается, под кожу не лезет? Ты проверь, а то вдруг... - усмехнулся Варго, потом задумался на секунду, как будто перебирая что-то в памяти, и, взглянув на свою спутницу, решительным тоном добавил: - Теперь мы готовы отправляться.
   И Лин кивнула в ответ.
  
  
   Назад они вышли другим путем - через небольшую дверцу в алькове Зала Офицеров. У Лин опять закружилась голова - и к ее удивлению они снова оказались в тронном зале.
   - Опять магия! - воскликнула девушка.
   - Переход, - пожал плечами посланник и, кивнув каменному дереву, пошел к выходу из зала.
   Лин дождалась, пока мужчина отошел подальше, и, повернувшись к изменившему облик Темному Властелину, сказала:
   - Спасибо вам, Владыка. Я сдержу обещание, если вы сдержите свое.
   Дерево и зал молчали.
  
  
   На улице, все так же привязанные возле крыльца, стояли лошади,- серая кобыла и гнедой. Увидев их, Лин тут же почувствовала укор совести, ведь кони проспали всю ночь здесь, в этом мрачном замке, заседланными, и голодными, ведь никто их не накормил. Подбежав ближе, девушка удивилась, почему они даже не повернули к ней головы, а потом заметила, что лошади не шевелятся.
   - Что с ними? Они спят или умерли?
   - Владыка усыпил их. И им так спокойнее, и нам. Э-эй, хватит спать, сони! - крикнул Варго, и кони, как ни странно, тут же проснулись, начали вертеть головами и прясть ушами.
   - Хорошо вам, лошадки, все самое страшное вы проспали, - тихо прошептала Лин, отвязывая уздечку.
   - Насколько я понимаю, та серая кобыла твоя? - спросил Варго.
   - Ага, - ответила девушка, обходя ступени и подходя к лошади. - Что это? Откуда?
   - Ты о припасах, одежде и подстилках? - довольно улыбнулся посланник. - Ну, должны же мы, или в крайнем случае ты, что-нибудь есть в дороге. Как известно, серый лес пуст, и на здешних полях нет урожая, - и видя, что девушка согласно, хоть и растерянно кивает, Варго продолжил: - А спать на голой земле неприятно даже мне. Вот Владыка и распорядился, чтобы нам приготовили все необходимое. Не волнуйся, нет никакой символики, личных знаков и ужасных изображений. Никто не догадается, откуда это.
   - А-а-а... А кто это принес? Тут еще, кроме нас, есть люди? Или не люди...
   - Ну, во-первых, я не человек в обычном понимании этого слова, - мягко ответил посланник. - А, во-вторых, все это сделали невидимые силы, служащие Владыке. Те же, что отнесли тебя в спальню для гостей, когда ты так невежливо заснула.
   - Невежливо? - переспросила Лин, приподнимая брови.
   - Я шучу. Привыкай к этому, - засмеялся Варго, подошел к гнедому и легко запрыгнул в седло. - Сыновья Тьмы умеют шутить, ты еще в этом убедишься. Ну, что, поехали?
   - Пожалуй, - тяжело вздохнула девушка, тоже вскакивая в седло. - А откуда ты знаешь, что я заснула, тебя же тогда не было? Или был, только невидимым? А, если и так, то много вас там было невидимых?
   - Был. Был невидимым. Мало. Удовлетворена? Еще вопросы будут? - едущий впереди мужчина бодро оглянулся, и солнечные блики скользнули по чешуе его доспехов.
   - Пока нет, - покачала головой Лин и подумала: - "Сколько же дней нам придется провести вместе до того, как я опять вернусь сюда, чтобы платить по счетам? Наверное, немало... Что ж, попробуем насладиться местью и этими последними днями свободной жизни. Впереди, как-никак, нас ждут приключения".
   Доставленные невидимыми силами запасы, одежда и одеяла были прикреплены к седлам и слабо поскрипывали в такт движению.
  
  
   Галерею Восьмерых Расчленителей путники проехали молча. Варго с некоторым интересом рассматривал статуи, алтари и надписи. Возможно, вспоминал какие-то события прошлого.
   "Интересно, эти камни хотя бы немного изменились с тех пор?" - думала Лин, но спрашивать не стала. Какая разница, каким будет ответ.
   Пустые каменные поселки они проехали, все так же не разговаривая.
   Налетевший ветер трепал гривы коней и волосы всадников. Девушка грустила, мужчина молча осматривал окрестности. Видимо, каждому было о чем подумать.
   И только когда путники выехали далеко за пределы заброшенных поселков и лошади понесли их неспешной рысью через пустые каменистые поля, Варго первым нарушил затянувшееся молчание:
   - Ну, так расскажи, кто такие ваши муадеры? Ради них все же едем. Небось, безмозглые варвары, дикари-дикарями?
   Лин настолько была погружена в свои размышления о том, что может быть, а чего не может, и чего лучше бы не было никогда, что не сразу и поняла, что спрашивает посланник Темного Владыки.
   - Что? Извини, я не слушала.
   - Вот так вот, не успели покинуть имперские земли, а эта смертная уже не слушает меня, не отвечает, скоро вообще прислугой начнет считать.
   Несмотря на шуточный тон Варго и его явное преувеличение, Лин стало стыдно.
   "Ведь он мне пока ничего не должен, я им должна - разбудила, призвала, оторвала от дел. Или снов... - подумала девушка, и чуть не покраснела при этом, что бывало с ней нечасто. - Владыка ответил на мою просьбу, а ведь мог и не отвечать, и хозяйничали бы муадеры, как... как сейчас хозяйничают. А когда Варго сотрет муадеров с лица земли, пусть даже используя темные силы Владыки, тогда я по-настоящему буду в долгу перед Властелином Тьмы и никто меня от него не спасет - ни его величество, ни жрецы Митры. Зато убийцы моего отца и брата ответят..."
   - Кто такие муадеры? - улыбаясь, повторил Варго.
   - Варвары и убийцы, бездушные твари, нелюди, которые не знают жалости ни к старикам, ни к детям... - ответила Лин, точнее, у нее это вырвалось. Но она об этом не жалела - сказала, как есть, и вспомнила кровавое зарево и почерневшие улицы мертвого Кенинга.
   - Подожди, подожди. Ты только расстраиваешься еще больше. Давай излагать по существу. Кто, откуда, сколько их, чем вооружены, какая основная тактика боя? Поняла?
   - Да, - ответила наследница павшего города, поражаясь фразе "расстраиваешься еще больше". Посланник Владыки заботится о настроении смертной?
   - Они пришли внезапно, - медленно начала Лин. - То есть, мы не раз слышали о муадерах - иногда они нападали на пограничные поселки, иногда даже прорывались к небольшим городкам типа Йоршера. Но недавно вождем казар - одного из самых больших племен варваров - стал Ямар. Кто он такой - то ли сын предыдущего вождя, то ли просто сильнейший воин племени - никто в Кенинге не знал, да и не важно это. Важным было другое, - отрешенно продолжила девушка, - он объединил племена и повел их на границу. Тамошние войска были не готовы отражать нападение многотысячной орды и оказались разбиты. Через неделю Ямар встал под нашими стенами. Что случилось дальше, можешь сам догадаться.
   - Осада города. Воющие варвары лезут на стены, кругом огонь и перепуганные лица горожан, а защитники, давно потерявшие надежду на помощь извне, отбивают атаки из последних сил, намереваясь продать жизнь подороже... Как же, знакомо.
   - Ты как будто был там... - удивилась девушка, вздрогнув при этом.
   - Был, а точнее много раз наблюдал подобное, но только с другой стороны... - вздохнув, честно ответил Варго и добавил: - Согласись, ведь это типичная картина - государства воюют между собой, все пытаются оторвать кусок побольше, а в это время из лесных дебрей выходит несколько десятков племен, объединившихся ради наживы. Уставшая от войны или междуусобиц страна не готова отразить волну дикарей, часто даже не знающих железа и магии.
   - Многие воины Ямара одеты в хорошие доспехи и дерутся стальными мечами, - хмуро ответила Лин.
   - Наверное, на шкуры выменяли у ваших же пограничников или сняли с трупов, - спокойно ответил мужчина, как будто не ему в будущем нужно победить и уничтожить этих самых муадеров. - Внезапность нападения и отсутствие сплоченности ваших войск хорошо характеризирует вашего монарха и состояние дел в стране.
   - В Темной Империи такого, естественно, никогда не случалось, да? - грустно улыбнувшись, девушка спросила в ответ. И поскольку ей было обидно за свою страну, она добавила. - А не из-за такого же случая она развалилась?
   - Не-а, - ответил посланник, довольно улыбаясь, - хотя, не скрою, бывало всякое - и дикари нападали, и рабы бунтовали, и шаманы, помирившись со жрецами, вместе старались Владыку изжить со свету. Но благодаря его немалой силе, преданности всего населения Темной Империи и железной дисциплине армии, которая столетиями хранила воинские традиции, ситуацию удавалось каждый раз разрешить. Иногда еще до начала конфликта.
   - Но ведь Империя все-таки умерла? - воскликнула девушка и сама испугалась своих слов, далеко разлетевшихся над мертвыми, безмолвными землями, тысячелетиями принадлежавшими Темной Империи.
   - Ну-у, - смешно протянул Варго, как будто взвешивая последнюю фразу, - скажем так, Империя покинула сей бренный мир. Ушла. Закончила свое существование.
   - Так значит, все-таки умерла? - переспросила Лин, говоря тише, словно извиняясь.
   - Нет. Умерла - это когда погибла, пала, была разрушена, - тоже понизив голос до громкого шепота, сказал посланник, наклоняясь к Лин и делая вид, что сообщает ей большой секрет. - А если умерла от старости, тогда лучше сказать - ушла. Покинула нас всех на произвол судьбы... - и уже почти веселым тоном: - А вы не оценили жертвы, тут же расслабились, вручив поводья судьбы первым попавшимся захватчикам. Как их там - муадерам.
   - Мне кажется, ты нарочно оскорбляешь нас. Кто же мог знать, что дикари объединят племена в союз. Это по силам разве что хорошим разведчикам, волшебникам или провидцам. Но таких немного, и подобные предсказания не всегда точны, - пожала плечами девушка.
   - Ладно, забудь, мудрые владыки, проницательные провидцы, ловкие охотники - это все хорошо, но иногда беда приходит все равно, как не исхитряйся, - примиряющее подытожил посланник.
   - У меня там брат погиб, в городе, - через какое-то время сказала Лин. - Отец просил его уехать, а он к другу пошел на выручку. Я его тело, как и тело отца, не смогла найти после пожара... Одни руины.
   Варго, до этого наблюдающий беспристрастный купол неба над бесконечным серым полем, внезапно повернулся к девушке:
   - Прийти на помощь другу - это доблесть. Если бы твой брат не сделал этого, то на всю жизнь заклеймил бы себя как предателя или труса, а для доблестного воина нет ничего хуже трусости и предательства. Так что радуйся за его выбор, Линея Сенвил, он не посрамил честь вашего рода.
   Девушка невесело кивнула:
   - Я согласна, только родовая честь не оживит последнего потомка нашего рода.
   - Ха! - усмехнулся Сын Тьмы, и гнедой под ним испуганно дернулся. - Но ведь именно ты - последний потомок!
   - Посланник, моя жизнь принадлежит Владыке или будет принадлежать, если ты выполнишь задание. Меня уже не существует, даже если Кенинг возродится, на что шансов почти нет... - сухо произнесла Линея и с трудом удержалась от слез.
   - Хм, - Варго какое-то время помолчал. - Ты права. Что ж, тогда ваш род действительно оборвался. Вы умерли, и ты уже умерла. Я прав? - хитро прищурился Сын Тьмы.
   - К сожалению, да, - горько усмехнулась Лин, сама не понимая, как она может улыбаться. Может, та жестокая простота, с которой посланник Владыки описал сложившуюся ситуацию, помогла ей расслабиться и принять свою судьбу с честью.
   - Тогда, поскольку ты все-таки еще жива и продолжаешь жить, предлагаю тебе насладиться этими дарованными днями или даже неделями. Как ты считаешь, возможно, есть смысл получить удовольствие от столь дорого купленной мести? Вспомни своих погибших близких, вспомни разрушенный город, вспомни, как дикари заполняли его, убивая горожан. Лин, помоги мне найти этих варваров, и потом ты сможешь во всей полноте насладиться их предсмертными мучениями. Ты увидишь, как я расправлюсь с ними, и услышишь их мольбы о пощаде. Они получат по заслугам, последняя из рода Сенвилов. Темный Владыка обещал тебе гибель твоих врагов, и поверь, все обещанное сбудется.
   Всадница молча кивнула. Она не жалела о принятом решении, просто слишком много несчастий вошло в ее жизнь за последний месяц. Остаться без родного города, без отца и брата, без друзей, без родного дома, а теперь еще и без будущего - слишком непростая ноша.
   "Я же не воин, и не сказочный герой, чтобы остаток жизни посвятить мести, - жалея саму себя, подумала Лин, но через минуту вспомнила дымящиеся развалины Кенинга. - Не зря моими предками были мудрый Веламиил, храбрый Горхан и многие другие не менее славные правители Кенинга, сотни лет оберегавшие город и людей, доверивших им свои жизни, чтобы сейчас я - наследница их славы и чести - из-за малодушия или страха перед расплатой за помощь древнего зла отступила, не остановила орды варваров, несущих смерть и разрушение другим городам".
   - Ты поможешь мне, посланник. А потом, когда все закончится, и муадеры перестанут существовать, я вернусь в Черный Замок и буду рабыней Владыки до конца моих дней... - спокойным голосом сказала девушка, чувствуя, что страх перед будущим покидает ее душу, и она, Линея, готова скакать вперед по дороге своей жизни без сожаления и жалости к себе самой.
   - Хорошие слова! Честные, сильные, - согласно кивнул головой Варго, натягивая поводья и заставляя гнедого идти боком. - И раз мы четко выяснили наши ориентиры, предлагаю сделать привал и перекусить. Ты ведь не завтракала, правда?
   - Да, - согласилась его спутница. - Не до застолий у вас в замке было, как ты сам понимаешь.
   - О, поверь мне, я понимаю, - широко улыбнулся посланник. - Мало кто из гостей Темного Владыки чувствовал себя в его замке комфортно.
   Лин тоже улыбнулась, прекрасно понимая, что означало быть гостем у Повелителя Темной Империи лет эдак пятьсот назад.
   - Да и вообще, не весело у вас там, багровые тона везде, как будто кровь разлита. Идти противно. Гравюры те же - жуткие битвы, злое торжество. Кстати, ты на них тоже изображен? А то я не запомнила. И вообще, как давно ты служишь Владыке? Может, мы собратья по несчастью...
   - Предлагаю расположиться на том пригорке, что над чашей Вайлон, и пока будем есть, я отвечу на твои вопросы, - посланник осмотрелся и указал на довольно уютную площадку на уступе перед началом спуска к озеру-чаше.
   - Согласна. Да и ветра там не будет, те глыбы справа нас прикроют, - кивнула девушка, направляя свою лошадь к уступу. - А что такое Вайлон? Так когда-то серое озеро называли?
   - Ага, так мы его и называли, - загадочно улыбнулся Варго, делая ударение на "его". Потом спрыгнул на землю к явному облегчению гнедого и привязал уздечку к сухому кусту, чудом выросшему из трещины в каменной плите. - Ну-ка, посмотрим, что нам Владыка в дорогу положил.
   С этими словами посланник снял и начал опустошать продолговатый мешок, приточенный сзади к седлу его гнедого жеребца.
   - У нас есть свежий хлеб, копченое мясо, ох и перченое. Желтый аянский перец - не шуточки.
   - Аянский? А где это? - поинтересовалась Лин, привязывая свою серую кобылу рядом с жеребцом и снимая с нее свернутые в тюк подстилки.
   - Далеко на юге. О стране дорогих пряностей и породистых жеребцов здесь, в твоей Пседории, наверное, и не слышали.
   - Аян... Честно говоря, нет.
   - Я же говорю - далеко. Еще есть сушеная оленина, копченые перепела. Ага! Бурдючок вина, надеюсь, из личных запасов Владыки, угу, сушеные овощи, вяленые овощи, сыр. Еще сыр, на этот раз по-маньянски, и соленые лепешки в стиле народов Чамна. И пирог с ягодами. Смотри-ка, расщедрился Владыка, раньше военные обозы пироги не возили. Так, что есть будешь? - повернулся Варго к девушке. - Ого, ты уже приготовилась... - удивленно заметил посланник, осматривая расположенные возле каменного бордюра подстилки, сложенные наподобие восточных подушек, и белое полотно, которое заменяло скатерть, аккуратно расстеленное на ровной поверхности небольшого валуна.
   - Мне сыр, овощи и лепешки. А лучше - хлеб, я давно свежего хлеба не ела, - ответила польщенная его реакцией девушка.
   - Вино будешь? Должно быть хорошим, - сказал посланник, выкладывая названные продукты, а также копченое мясо и лепешки для себя.
   - С утра вино? - удивилась Лин. - А вода есть?
   - Есть, - спокойно ответил посланник. - Но только ее с утра пить... Зачем, если есть такое вино? Ладно, пить или нет - личное дело каждого. Но ты не волнуйся, напиваться я не планирую, да и пьянею только к концу недельного запоя.
   - Надеюсь. У нас многие рыцари на пирах у моего отца тоже так говорили, а потом грязно шутили и приставали к служанкам, - ответила девушка веселым голосом и добавила: - Приятного аппетита.
   - Спасибо... - ответил Сын Тьмы, уже вцепившись крепкими зубами в рыжую от перца полоску мяса. - А за отсутствие манер извини, привык с бойцами есть.
   - Вкусный хлеб и сыр вкусный, - через несколько минут отметила Линея, с удовольствием разглядывая упругие желтоватые колечки, ровно нарезанные Варго. - Это козий?
   - Овечий, насколько я знаю. Еще отрезать? - предложил тот.
   - Да, если можно, - смущенно кивнула его спутница. - Я со вчерашнего обеда ничего не ела.
   - Понимаю, - ответил посланник, прямо из воздуха доставая кривой блестящий нож с вычурной серебряной ручкой. - А лошадей покормим позже, по ту сторону Хабора травы хватит... Ох, и вкуснотища, кажется, лет сто ничего такого не ел, а то и все триста.
   - Да, кстати, ты обещал рассказать, как долго ты служишь Темному Владыке, - вспомнила девушка, взяв себе еще сыра.
   - Обещал. Только возьми кружку и налей себе вина. Попробуй, как по мне - неплохое, хотя у Владыки и получше есть. Так вот, - продолжил посланник, откинувшись спиной на каменную стену и медленно пережевывая третий кусок мяса, - во-первых, я не служу, как ты выразилась, Владыке. Просто мы вместе уже не помню сколько веков. Я бессмертен, как и он. Удивлена? Причем я у него не единственный такой вечный офицер. Были времена, когда около сотни великих рыцарей, колдунов, полководцев и магов выбрали быть на стороне Владыки. Так что не только по принуждению люди шли в наши ряды. Ты - исключение из правила.
   Девушка перестала есть и некоторое время просто сидела молча, а затем спросила:
   - Они сами выбирали быть злом?
   - Да, - спокойно кивнул Варго, внимательно наблюдая за собеседницей. И та заметила его взгляд.
   - Почему? Может быть, между пленом и союзом, они выбирали союз?
   - Нет, - так же глядя на девушку, ответил посланник. - Они сами пришли к нам и не только из вашего мира. Миров много, нужно лишь знать, как между ними перемещаться. Те, кто мог и хотел, приходили к нам, чтобы стать сильнее, удовлетворить жажду славы, богатства, власти или стремление к оккультным знаниям. Владыка мало кого заставлял, в основном, эти души притягивались сами.
   - Да-а... - протянула Лин. - А что это за другие миры?
   - Самые разные, не только богов или демонов. Другие времена, эпохи, народы, земли, обычаи, законы, возможности, знания. Все другое, но местные, как ни странно, часто очень похожи на людей. Иногда и не отличишь. А так - просто другие и точка.
   - Так значит, ты бессмертный? - прищурившись, спросила Лин.
   - От старости не умру. Но если отыскать какой-нибудь хитрый способ, то убить можно. Хотя, скажу сразу, - это непросто.
   - А Владыка тебя убить может? - почему-то спросила девушка, не отводя взгляда.
   - Владыка все может, особенно в вашем мире. Так сказать - сам дал, сам забрал.
   - Значит, бессмертным он тебя сделал? - спросила девушка, а Варго кивнул в ответ. - За что? - продолжила допрос Лин.
   - За верность, за таланты и способности разнообразные: как боевые так и магические. Я ему выгоден, так что все честно.
   - Как сказать... - опустила голову девушка, будто что-то рассматривая на земле. - А кем ты был до союза с Владыкой?
   - Сколько себя помню, всегда был воином.
   - А где ты родился? На юге? Разговор у тебя вроде бы южный.
   - Не-ет, - с удовольствием протянул Варго. - Не на юге, во всяком случае, не на вашем. А больше ничего не помню, - улыбнулся посланник.
   "Говорить не хочет, это понятно", - решила про себя Лин.
   - А чем ты занимался на службе у Владыки? Хотя это как раз понятно - воевал и убивал, - сама себе ответила девушка, не дожидаясь подтверждения со стороны Варго.
   - Точнее, дрался, колдовал и войсками командовал, - поправил ее Сын Тьмы. - За что и был выбран тебе в помощники.
   - Ясно, - еще раз кивнула Линея, а про себя подумала. - "А чего я ожидала? Что он окажется добрым рыцарем, коварными хитростями завлеченным в игры Темного Властелина? Сам же вначале представился сыном Тьмы"
   - Кажется, мои слова тебя немного расстроили, - уверенно предположил Варго, с удовольствием пробуя пирог.
   - Извини, просто я еще не совсем пришла в себя. Темная Империя, проснувшийся Владыка, ручной дракон, твое необычное появление, кровавый замок, невидимые силы, другие миры, злые рыцари, ищущие еще большее зло - все это мало способствует радости. Но я сама искала Владыку - так что все правильно, так и должно было быть. Не волнуйся, посланник, со мной все в порядке, - твердо подытожила девушка и несколькими глотками допила невероятно вкусное вино.
   - Непохоже, - криво усмехнулся посланник, поднялся и начал собирать еду обратно в походный мешок. - Однако, я надеюсь, ты скоро привыкнешь. То ли еще будет.
   - И не говори, - кивнула Лин, скручивая подстилки.
   Спустя минуту застоявшиеся и голодные лошади понесли их вниз, к серым водам озера-чаши.
   Гнедой время от времени брыкался, словно хотел выскользнуть из-под своего седока.
  
  
   - А почему здесь нет переправы? - Лин пришпорила лошадь, но та снова, как и в прошлый раз, боялась спускаться к воде.
   - Есть. Только надо знать, где она. Ты куда это, Линея?
   Девушка натянула поводья, и кобыла с облегчением попятилась.
   - В обход. А как иначе?
   - Иначе? - Варго обаятельно улыбнулся своей спутнице, и та с удивлением заметила в его лице что-то совершенно новое, незнакомое. - Есть один способ. Только отведи лошадей подальше.
   Спрыгнув с гнедого, мужчина передал повод Лин, та спешилась и молча отошла с лошадьми назад.
   "Что ты задумал, волчий сын?" - спросила про себя девушка, глядя, как Варго легким упругим шагом спустился к воде, опустил руки в непрозрачную, тяжелую жидкость и поводил ладонью влево-вправо.
   Потом Сын Тьмы выпрямился, встряхнул рукой и поднялся на пристань.
   Зависшее где-то посередине между зенитом и горизонтом солнце светило в лицо посланнику, когда тот, слегка запрокинув голову, медленно поднял руки вверх, широко разведя их в стороны, как будто хотел зачерпнуть солнечный свет ладонями. Сначала было тихо, лишь кони испуганно трясли гривами, а потом все громче и громче над озером зазвучали незнакомые Лин слова Единого языка. И хотя девушка владела ним почти свободно, смысл сказанного был ей непонятен.
   Слова звучали все громче, вот они уже эхом отбиваются от стен огромной каменной чащи, вмещающей озеро, и многократно повторенные, возвращаются назад. Казалось, будто сразу несколько посланников с разных сторон озера читают необычный призыв.
   Внезапно все закончилось - Варго затих, и над водной гладью вновь повисла тишина.
   "Что, не получилось?" - хотела спросить Лин, но почему-то не произнесла ни слова. На поверхности серого озера появилась рябь. Озеро заволновалось, от центра пошли ленивые круги.
   "Как это? Ветра же нет..." - вздрогнула девушка, в немом изумлении наблюдая происходящее.
   Не прошло и минуты, как неторопливые волны набрали силу и хмуро двинулись к берегам - отвоевать еще кусочек суши у неразговорчивых каменистых соседей. Шум, нарастающий плеск - огрызок моста выдержал их удар, и тут озеро-чаша вскипело буруном: серый, с металлическим отливом водяной горб угрожающе поднялся в центре, словно нечто ужасное хотело пробиться в этот мир сквозь толщу воды. Тяжелая жидкость осела, постепенно оголяя того, кто скрывался под ней.
   Огромный, просто невозможных размеров, серый и гладкий, как жабье брюхо, обрюзгший ящер медленно поднялся над поверхностью озера. Одна только голова была размером с небольшую крепость, а заостренная, как у рыбы, грудная клетка и отвислые плечи больше походили на горную гряду.
   "О, Митра, что это и как оно жило в этом озере? Ведь тут ему, наверное, так же тесно, как лягушке в чашке..." - мелькнуло в голове девушки.
   - Ну, как тебе Вайлон? Что в переводе с языка империи означает чужой, нездешний, - спросил мужчина, поворачиваясь спиной к огромному монстру, закрывающему собой солнце.
   - Этого не может быть... - растерянно ответила Линея, глядя на невероятное чудовище, которое медленно вращало головой и словно выискивало взглядом белесых рыбьих глаз что-то или кого-то.
   - Я же говорил, - привыкай. Ну, что, пора переправляться! - весело закончил Варго, и пока до Лин медленно доходил смысл слова "переправляться", посланник повернулся к серому ящеру и что-то повелительно крикнул.
   "Сейчас он наклонится к нам и слопает вместе с дурацким причалом!" - мелькнуло в голове у девушки, но, как ни странно, ничего подобного не случилось, даже наоборот, - монстр послушался. Так же отупело вертя головой, ужасный гигант плавно осел в воду по шею, и за несколько секунд преодолев расстояние до противоположного берега, его массивная голова уткнулась лбом в каменные сваи помоста. Затем неспокойная гладь озера опять разошлась и появилась относительно плоская спина с хвостом. Всплыв достаточно для того, чтобы достать до противоположного берега, монстр остановился и, "причалив" хвостом к их куску моста (с теперь уже понятным предназначением) замер.
   - Скоро будем на той стороне, - негромко сказал посланник, запрыгивая в седло. - Следуй за мной.
   - Я по этому не поеду... - обалдело сказала Лин. - Да и кони против. Видишь?
   - Действительно, - согласился Варго, глядя на испуганных лошадей.
   - С ними и раньше такое случалось.
   - Ладно, тогда и решим этот вопрос, как раньше.
   Вытянув руки и держа их над головами коней, Сын Тьмы что-то прошептал, а потом резко шлепнул лошадей по ушам. Гнедой замер, замерла и серая кобыла.
   Забрав у девушки поводья, и ведя ее лошадь за собой, Варго поскакал вперед со словами:
   - Не вздумай спрыгивать, а то и тебя заколдую!
   Следующие несколько минут показались всаднице страшным сном - долго-предолго она скакала верхом по серой, бугристой и твердой, судя по звуку, спине невероятно огромного и отвратительного ящера. В конце пути, когда кони должны были перескочить с покатой головы на каменный помост, всаднице стало особенно страшно, ей почудилось, что именно сейчас, когда уже почти все позади, ящер попытается вскинуть голову и поймать их прямо на лету громадной пастью. Но этого не случилось - заколдованные лошади легко перемахнули несколько ярдов, разделяющих морду с "причалом", и, не останавливаясь, поскакали дальше.
   Уже поднимаясь на небольшую горку, Лин услышала, а потом, обернувшись, увидела, как огромное, словно гора, чудовище, вскинув белесую морду, медленно оседает в серую пучину озера-чаши.
   Тяжелые серые воды долго еще не спешили успокаиваться, пьяными быками гуляя на поверхности страшного убежища нездешней твари.
  
  
   Скакали они долго. Окруживший их Мертвый Лес только и успевал махать голыми ветвями своих застывших во времени неживых деревьев.
   "Куда мы так скачем? Зачем торопимся? - недоумевала путница. - Неужели посланник решил не останавливаться до самого Хабора? Ну, и пусть. Быстрее выберемся из Темной Империи, быстрее нагоним муадеров, быстрее закончится этот кошмар".
   Решив так, девушка покрепче вцепилась в луку седла и, глядя на монотонно мелькающий лес, казалось, перестала видеть, чувствовать и даже думать.
  
  
   ...Очередная горка, или просто еще один изгиб спины костистого старика Хабора, внезапно вынесла всадников навстречу голубому небу.
   - Ух ты! - выдохнул Варго, натягивая поводья и заставляя усталого и дрожащего гнедого идти боком. - Красиво, настоящее живое небо...
   - Да, - согласилась Линея. Возможно, ее, как и посланника, радовало оживление пейзажа, возможно, было приятно, что они уже на подходе к ее миру, где она не будет чувствовать себя незваной гостьей и станет проводником для Варго, абсолютно не знакомого с изменившимся за последние триста лет миром. Ее миром.
   А может быть, во время скачки по Мертвому Лесу девушка, сама того не осознавая, приняла решение жить, и жить свободно, радуясь каждой минуте. Пусть не долго, пусть рядом с неуничтожимым слугой и соглядатаем Владыки, но все-таки жить. Она своей жизнью, своей молодостью и будущим купила этот месяц, или сколько ей понадобится времени для мести, так что это время отныне ее.
   - Мы и дальше будем так мчаться? Кони же падут от усталости, Сын Тьмы, - звонким голосом обратилась всадница к мужчине. Ей приятно было называть Варго тем прозвищем, которое наиболее точно отображало его суть.
   И ему это, похоже, понравилось:
   - А молодая госпожа против? Ну, тогда мы несколько замедлим ход, попридержим лошадок, дабы пожалеть их.
   "И наши седалища", - про себя добавила всадница, с улыбкой кивая посланнику в ответ.
   - Кстати, сейчас при подъезде к главным вратам Империи - каменным вратам на последней границе с людьми - ты можешь рассмотреть развалины, оставшиеся от наших казарм, конюшен, складов и офицерских квартир. Вон они.
   - Где? - удивилась Лин, привставая в стременах и разглядывая пологие скалистые массивы горного кряжа с чередой разломов и естественных нагромождений, похожих на сторожевые башни.
   - Справа, на востоке, видишь? Примерно с милю отсюда. Там размещался не один гарнизон.
   - Такое длинное здание полукругом?
   - Да, это главный корпус, а вокруг него - около десятка серых развалин.
   - О, Митра, сколько их! Я искала развалины домиков, а нашла целый городок. По дороге сюда я решила, что это каменное поле или часть горы...
   - И неудивительно - они плохо сохранились. А раньше выглядели великолепно, в небо вились штандарты и вымпелы, кругом стояли дозоры, каждый день десятки отрядов в боевом облачении постоянно шли на юг, обратно же возвращались обозы с добычей и сотни пленных понуро шагали по этой дороге... О, Владыка, мир изменился. Даже врата Хабора пали, утратив свой гордый лик... - тихо закончил посланник, глядя вперед. Лин проследила направление взгляда и поняла, о чем говорит Варго.
   Два огромных, толстых и неровных столба, некогда, видимо, составляющие громадную арку, действительно стояли на последнем возвышении, откуда начинался спуск к холмам и долинам Пседории, Валтерии и многих других современных стран.
   - Они развалились. А я проехала между обломков, считая их дополнительными укреплениями на границе... - с неожиданной печалью усмехнулась девушка, представляя себе, как величественно выглядели врата раньше.
   Переведя взгляд на Варго, девушка ожидала увидеть на его лице скорбь, но на нем сияла довольная улыбка - посланник, наблюдая за переменами, улыбался так, будто увидел старого друга, успевшего отрастить после женитьбы изрядное брюшко и теперь неспособного хулиганить и веселиться, как раньше.
   - Ты думаешь, это зрелище печалит меня? - внезапно спросил Сын Тьмы, повернув голову и успев заметить на лице девушки внимательное сочувствие. - Империя есть и процветает, только не здесь и не сейчас.
   - А где? В прошлом? - настороженно задала вопрос девушка, смущенная тем, что Варго прочитал ее мысли и абсолютно не нуждался в сочувствии.
   - Да, но это не меняет сути.
   - Значит, Владыка всегда может перенестись в прошлое, чтобы вновь ощутить себя... Владыкой? Великим и могущественным?
   - Да! - удивленно согласился мужчина и добавил, как будто смакуя сказанное. - А ты сообразительная.
   Линея промолчала, и посланник тронул отдохнувшего жеребца, направляя его вниз, к вратам, спускам и к ничего не подозревающим странам. А серые небеса над сухими бесплодными землями Темной Империи медленно гнали серые, словно туман, тучи, которые, как только пересекали невидимую в небе границу над старым дедушкой Хабором, опровергали все существующие законы природы и тут же становились белоснежными облачками на голубом фоне.
  
   Поймайте беглеца. Живо!
   Сожгите дом!
   Едет великий вождь!
   Преклоняемся, великий вождь!
   Довольно, волки!
   Я сам. Отступите!
   Кто сильнейший?!
   Повелитель сильнейший!
   Берите, город ваш!
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Флат "Невеста на одну ночь 2" (Любовное фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность" (Боевая фантастика) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь" (Любовное фэнтези) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | В.Прекрасная "Говорящая с драконами" (Любовное фэнтези) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | A.Summers "Аламейк. Стрела Судьбы" (Антиутопия) | | М.Боталова "Беглянка в империи демонов" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | |

Хиты на ProdaMan.ru Тайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Счастье по рецепту. Наталья ( Zzika)Перерождение. Чередий ГалинаЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманШерлин. Гринь АннаОфисные записки. КьязаВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаБукет счастья. Сезон 1. Коротаева ОльгаОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарВ объятиях змея. Адика Олефир
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"