Джейкл Пандора: другие произведения.

Синопсис

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Синопсис Повесть "Проклятие гнома" Автор: Татьяна Кидибиць (Пандора Джейкл). События в повести происходят в наше время, в небольшой деревне Биберка под Львовом Западной Украины. На окраине деревни живет странная семья Чорних, которые очень скрытны и люди их видят лишь иногда, в полнолуние, когда они идут в лес. Семья родом из Франции состоит из пяти человек: мужа Евгения, жены Жанны, двух дочерей, Катрины и Оливии, и сына по имени Мерик. Он отличался от остальных членов семьи не только удивительной красотой и обаянием, Мерика часто видели в городе с молодыми девушками. Главная героиня повести - семнадцатилетняя Оксана, сирота, живущая в той же деревне со своими дядей и тетей. Она учится в городе и на каникулы приезжает в Биберку. Оксана не знает слухов, ходивших в деревне о Мерике, как об оборотне или колдуне, не знает и того, что он был трижды женат и всего жены умирали после свадьбы при странных обстоятельствах. Девушка вместе с подругами идет на сельскую дискотеку, встречает Мерика, влюбляются в него, они встречаются тайно от всех у ворот кладбища по ночам. Мерик делает Оксане предложение руки и сердца, дарит ей кольцо, и приводит в свой дом, где Оксана знакомится с родителями и сестрами жениха. В доме Оксана видит книгу "Черная магия" и успевает прочесть в ней часть страшного заклинания. Мерик обеспокоен этим, разговаривает с матерью о том, что Оксана им очень подходит, так как очень влюблена в него и у нее открыта душа для него. Тетя и дядя видят изменения в Оксане, убеждают ее отказаться от Мерика, но она непреклонна. В полнолуние Мерик приходит в лес и встречается там со своим настоящим отцом - злобным гномом, живущем в трухлявом пне. Гном говорит ему, что душа Оксаны - нектар и она отдаст ее без остатка, потому как очень любит Мерика. В ночь на субботу мать Мерика читает заклинание, и Оксана, с помощью темных сил, приходит в дом Чорных. Участковый, к которому обратились тетя и дядя Оксаны, видит только то, что девушка добровольно пришла жить к жениху. Тетя Оксаны обращается за помощью к старой ведунье, которая рассказывает ей страшную правду и дает ей мешочек с серебряным крестиком и четырехлистным клевером, чтобы отвести беду от Оксаны. Но этот оберег не может помочь, Оксана умирает, ее душа у гнома, а хозяйка семейства Чорных становится еще сильнее. В свое время, когда она начала терять силу рода, гном заключил с ней договор, что сделает ее здоровой, но за это она родит ему сына Мерика, и тот будет добывать ему души силой своего зла. Оксана выбрала сознательно смерть ради любви. Чорные исчезли из деревни, Мерик ушел в лес. Повесть носит мистический характер.


КИДИБИЦЬ ТАТЬЯНА АЛЕКСАНДРОВНА

( ПАНДОРА ДЖЕЙКЛ)

ПРОКЛЯТИЕ ГНОМА!

ГЛАВА 1

   Тот ужасный огромный дом, весь выкрашенный в черный цвет, стоял почти на окраине деревни, как раз возле самого леса. Из-за своего мрачного вида он скорее был похож на обитель дьявола, нежели на жилье людей. Странная семья, обитавшая в доме, многим отличалась от других жителей деревни Биберка Львовской области. Сколько ни старались соседи поближе с ними познакомиться, иногда заглядывая во двор страшного дома, но там всегда было тихо и никого не было видно. Только ужасный крик черных воронов, стаей собиравшихся на крыше, и одинокие облысевшие деревья во дворе... Всё это отпугивало любопытных.
   Семья в доме проживала действительно очень странная. Ведь даже фамилия "Чорные" уже сама по себе была загадочна и таинственна. Чорные выходили на люди крайне редко. Несколько любопытных старушек-соседок рассказывали, что видят Чорных только раз в месяц, и то в полночь, в полнолуние. Зоя Павловна, у которой окно выходило прямо на калитку Чорных, рассказывала, что они всегда выходят вместе, направляются в лес, а потом на рассвете возвращаются и, войдя во двор, больше не показываются до следующего полнолуния. Никто не знал, говорила ли Зоя Павловна правду или всё выдумала. А может, семидесятидвухлетней старухе это привиделось... Но так или иначе, Чорных и в самом деле редко видели, да и не желали с ними встречаться.
   Семья состояла из пяти человек. Немолодая женщина пятидесяти лет, того же возраста ее муж, две старшие дочери, одной тридцать три, а второй - двадцать пять. Обе никогда не были замужем, да и не с кем не встречались: показавшись раз в месяц на улице, и то ночью, никогда не найдешь жениха. Но сын Чорных, и младший брат девушек, был еще совсем молодой. Ему было всего двадцать лет. И те, кому очень редко удавалось его увидеть, не уставали повторять всем в округе, как он красив. Парень как будто не был из семьи Чорных. Все они были с черными волосами, их темные злобные глаза так и пылали ненавистью... А он был другим, видевшие восхищались его длинными вьющимися волосами до пояса. На удивление, они были светлыми, а глаза блестели и были голубыми, как небо. Даже небо блекло перед их красотой. Кожа слегка бледная, лицо утонченное, чуть удлиненное, яркие красные губы, растягивающиеся в широкой улыбке, - всё это придавало навевало в памяти образ какого- то божества. Говорили, что парня видели чаще, чем остальных членов семьи. Поговаривали, что несколько раз встречали его в городе. И даже замечали с молоденькими девушками.
   Они мило и весело беседовали о чем-то, девушки счастливо улыбались. Один раз красавчик женился прямо в городе. Но никто не видел, как он привез жену в деревню. Через месяц после свадьбы начали гудеть слухи о похоронах - внезапно скончалась молодая жена юного красавца из семьи Чорных. Но люди поговорили и забыли эту историю. Через некоторое время парень снова был замечен в городе, с новой девушкой. Пошли слухи, что Чорный снова женился, привез жену из города. Счастье снова было недолгим - меньше чем через месяц молодая жена умерла от остановки сердца. После похорон прошло всего два месяца, а он снова привез невесту из города, и снова женился. Когда прошли уже третьи похороны, соседи стали опасаться странную семейку, а особенно их красавца сына. Жители обходили их дом стороной, а своих подрастающих дочерей поджидали у входа в калитку, если те куда-то отлучались - в школу или в магазин.
   Слухи о страшной семье так и гудели... И больше всего боялись люди юного красавца. О парне сложили целые легенды, говорили, что он колдун или оборотень. Или и то, и другое вместе. Трижды женился, и его жены умерли сразу после свадьбы, то ли проклятие на нем, то ли он их сам убивал. Никто не желал даже имени его узнать, да, наверное, в деревне не отыскалось бы и одного человека, который знал бы имя хотя бы одного из членов семьи Чорных.
  
   - Оксана ты ли это? Как ты изменилась, вроде как похудела в этом твоем Львове. Ты что, не ешь совсем? Или это диета? -
   Радостно спрашивала, встречая свою племянницу из города, Наталья Петренко. Они с мужем Игорем воспитали племянницу Оксану с детства. Сестра Натальи умерла от рака груди, когда Оксана была еще маленькой. Заниматься ребенком было некому, и пришлось единственной сестре взять все обязанности воспитания племянницы на себя. Отца у девочки не было, кто он, никто не знал, а сестра никогда не рассказывала о нем. Ошибка молодости или увлечение не тем, кем надо было, как часто бывает, но ребенок родился, и никто не стал осуждать ее за скверную и нелепую связь. Наталья с мужем своих детей не имели, и поэтому с радостью взяли к себе девочку. Растили, учили, а когда ей исполнилось шестнадцать, она поехала во Львов получать образование экономиста. Вот уже целый год прошел, как Оксана уехала и успешно училась в городе. И лишь теперь, на лето, решила вернуться в Биберку.
   - Да, да, да тетя. Знаю я вас, в деревнях все любят чтоб поплотнее выглядеть. Но я не скажу что я слишком худенькая, пятьдесят шесть килограммов веса, это, по-вашему, мало? Никакой диеты тетя, ем, все подряд, аппетит, слава Богу, отличный. Подруги мои вот, в городе, те да, на диетах всяких сидят. А мне это не к чему, какая есть, такая есть, мне и так нравится, - сказала Оксана, обнимая Наталью за шею, и проходя в дом, оглянулась на Игоря, который вытаскивал, из такси тяжелые чемоданы.
  -- - Правильно детка, мне очень нравится твои мысли. Ну ее, ту диету, нужно питаться хорошо, чтоб здоровье прибывало, а не отнималось, - ответила Наталья, целуя племянницу в щечку и легонько хлопая по плечу.
   - А дома у нас почти не изменилось ничего, разве что ты, вижу, купила новую кухню? Ох, как же я соскучилась по вас и нашему дому, - смеясь, и радуясь, говорила Оксана, бегая по комнатам.
   - Так ведь и давно тебя не было, я так хотела бы, чтоб ты почаще домой приезжала. Мы тоже очень скучаем.
   - И я бы этого очень хотела тетя. Но, увы, пока никак не получается. Вот целый год загруженный был, у нас там очень строго, понимаешь? Но как только будет возможность, то я на все выходные буду приезжать домой.
   Входя на кухню, закрыв глаза, Оксана уловила любимый вкусный аромат.
   - Дай-то Бог. Я этого очень жду, и надеюсь, что скоро будешь приезжать почаще. Проходи, проходи детка, видишь я новую кухню, наконец-то купила. Мы с дядей Игорем год деньги копили, и вот только недавно с магазина привезли, как раз перед твоим приездом. А, вижу, ты уже почувствовала запах своих любимых картофельных драников с грибной подливкой? Я и вареники с творогом сварила, твои любимые, давай садись поскорее, не то остынет все, - говорила Наталья, хлопоча на кухне, быстро накладывая любимые кушанья племяннице, приглашая ее к новому столу с мягким уголком возле окна.
   - М м, просто объедение. Спасибо родная моя, и любимая тетя. Никто не умеет так вкусно готовить, кроме тебя, - сказала Оксана, усаживаясь удобнее на мягкий уголок. С аппетитом поглощая вкусный обед, она то и дело слизывала сметану, накапавшую на пальцы.
   - Ешь, ешь. В городе, наверное, ходишь с друзьями куда-то на какую-нибудь пиццу? А они там все такие черствые, и почти всегда несвежие, глядишь, так и язву заработать можно, - покачала головой Наталья, присаживаясь на стул напротив племянницы и вытирая руки кухонным полотенцем.
   - Нет. Я на эти всякие пиццы, как ты заметила, не хожу. Стараюсь в общежитии на электрической плитке что-то сварить быстренько. Ну как получается, конечно. Но бывает времени в обрез, тогда давлюсь бутербродами всухомятку или хот-догами перебиваюсь, - рассказывала Оксана, поглощая вареники со сметаной.
   - Ой, а сухомятка тоже к добру не приведет. Нужно все же стараться детка, варить суп какой-нибудь и ставить в холодильник. Береги себя, я тебя очень прошу.
   - Хорошо тетя. Обещаю!
   Все, прожевывая, говорила, кивая головой Оксана.
   - Ну ладно. Что мы все о еде, да о еде. Хочу спросить тебя, как ты там живешь? Подруги есть? В комнате хоть нормальные девчонки попались? - поинтересовалась Наталья.
   - Все хорошо, тетя. Подруги есть, конечно, и в комнате я с двумя девчонками живу, нормальные оказались. Другим вот хуже везет, есть у нас одна однокурсница, тоже в нашем общежитии, правда, на третьем этаже. Так ей такие стервы попались, ужас! И пьющие, и курят много, да ухажеров водят. Она нам потом жалуется, что почти не высыпается. А наша комната самая лучшая, и мы дружим, и светлая, солнечная у нас сторона оказалась. Так что грех жаловаться. Учусь тоже нормально, я вам звоню ведь постоянно, вы знаете. По ночам я стараюсь никуда не ходить, разве только если кто-то из друзей пригласит, так мы компанией и ходим. Посидим где-нибудь в ночном клубе часок, другой, и спать, - рассказывала Оксана, закончив наконец обедать.
   - Ну, ты у меня молодец. Я очень горжусь тобой, и дядя тоже гордиться, мы оба очень рады, что ты у нас такая правильная. Иначе не знаю, как бы мы успевали контролировать ситуацию, будь ты какая-нибудь развратница.
   - Ага, это точно, - рассмеялась Оксана.
   - Скажи Оксана, а парень-то у тебя есть? Встречаешься, может, с кем-то и, того гляди, свадьбу скоро играть надо будет? - спросила, подмигивая и смеясь, Наталья, глядя на смутившуюся племянницу.
   - Нет, тетя. Нет у меня никого. Я и не хочу, рано мне еще парня заводить. Мне учиться надо, - покраснев, ответила Оксана.
   - Конечно, детка, это правильно. Но я просто спросила, так как имела в виду, не влюбилась ли ты в кого-нибудь? Ведь любовь - это такая штука, что не выбирает когда и во сколько лет. Понимаешь, о чем я?
   - Нет, не влюбилась я. Да и некого полюбить. Все совершенно испорченные пошли парни, много пьют, много курят. Мне такие, фу, не нужны. Бе, тетя, лучше в наше время быть одной, - ответила, смущаясь, Оксана.
   - Сейчас городские все такие, там да, выбор небольшой. Ну а может - просто еще не встретился тот единственный, - задумчиво произнесла Наталья.
   - Может быть. Но, тем не менее, надеюсь это так скоро не случиться. Мне абсолютно никто не интересен и никто не нужен, - гордо заявила Оксана.
   - Желаю тебе детка, чтоб на твоем пути принц встретился, и чтоб ты его полюбила. От принца, я надеюсь, ты не откажешься?
   - Ну, если он симпатичный будет, и если я его полюблю, то тогда с чего бы мне отказываться от своего счастья? - улыбнулась Оксана.
   - Давай, давай. Надеюсь, ты понимаешь, что красота - не главное?
   - Не знаю, тетя, что может быть в отношениях главное. Знаю только, что если приходит любовь, то там уже не спрашиваешь, что главное. Тогда, наверное, все в том человеке тебе нужно...
   - Красиво говоришь, поэтично. Тебе бы стихи писать, - сказала Наталья, вставая и собирая со стола грязные тарелки, подошла, к умывальнику включая, воду.
   - Видишь я смышленая. Ну ладно, спасибо за вкусный обед, тетя, я побегу к Галке и Ольге, давно ведь не виделись мы. Очень уж хочется поболтать.
   Оксана вскочила и подбежала к двери.
   - Ладно, иди, но только до ночи не засиживайся, умоляю! Мы волноваться, будем, слышишь? - крикнула Наталья вслед убегавшей по тропинке племяннице.

ГЛАВА 2

  
   - Приветище! Мы тебя уже заждались, подруга. Ты утром звонила, что зайдешь, так мы с Олькой с обеда и ждем. Чего не сказала, что вечером аж придешь? - радостно закричала Галка, встречая подругу у порога, и схватив ее под руку, быстро таща в свою комнату в конце коридора. Галка и Оля, не были похожи на симпатичную Оксану. Галка была плотной девушкой, коротко подстриженной, смешная прическа скорее уродовала ее, чем украшала. Волосы были покрашены в огненно рыжий цвет, отчего вся эта пародия на уход за внешностью выглядела просто смехотворно и жалко. А вот Олька была наоборот, очень худенькой, и, посмотрев на ее внешний вид, сплошные кости, можно было откровенно заявить, что она была до неприличности тощей. Серые глаза на тощем лице, смугловатый оттенок кожи, - всё это придавало ей вид родственницы огородного пугала. Оксана многим отличалась от своих подруг. Светлые длинные волосы, часто подобранные в хвост. Не толстая и не худая фигура. Ярко-голубые глаза на белоснежном лице, приятная улыбка... Она, в отличие от подруг, всегда славилась привлекательностью. Все мальчики из деревни бегали за Оксаной, лишив при этом ее подруг каких-либо шансов заиметь парня. Но после ее отъезда в город подруги смело развлекались с местными парнями, не беспокоясь больше об их увлечении Оксаной.
   - Привет, мои любимые подружки. Да, не сказала, потому что раньше к вам собиралась, но вот с теткой заговорилась. Вы же знаете, меня так долго не было, что меня закидали вопросами, расспросами, - сказала Оксана, входя в комнату подруги.
   - Кто ж не знает твою тетку, она любит поболтать. Ну, давай рассказывай подруга, как ты там поживаешь? Как там в Львове? - расспрашивала Галька, бухнувшись в мягкое кресло у стены со старыми детскими обоями - плюшевые мишки и зайчики, летящие на шариках в голубом цвете, всё это напоминало, что у подруги еще не кончилось детство.
   - Все нормально у меня, учеба идет хорошо, много хороших друзей нашла. Да так, живу и учусь потихоньку. Жду, когда будет больше выходных, чтоб чаще к вам приезжать, - ответила Оксана, присев на край кровати.
   - Это было бы здорово, а то мы так мало теперь видимся. Помнишь как когда то в школе? Весело нам было... вечерами сбегали от родителей на дискотеку. Жаль, что всего не вернуть, - сказала Олька, сидевшая на коленях на полу, на теплом ковре, и теребя мягкую игрушку подруги.
   - Ага, было время. Я все помню. Сколько нам тогда было? -задумалась Оксана.
   - Да, кажется, по четырнадцать или тринадцать, - ответила Галка, улыбаясь.
   - Точно! Ха, ха, ха. Весело было.
   - Я тоже хотела во Львов поступать, не вышло, да и маман не пустила. Сказала, мол, я там истаскаюсь по барам и никакой учебы не будет, - сказала, Галка, злобно фыркнув.
   - Чего, впрямь уж так и было бы? Я не верю. И как ты учишься в районе? - спросила Оксана подругу.
   - Так себе, более-менее. Мы с Олькой вместе в Старый поступали, только она на медицинский, а я, ты знаешь, на секретаря. Я другого не умею и не хочу, - скривившись, сказала Галька.
   - Да ты хоть бы эту профессию хорошо закончила. Ха, ха, ха. А то и тут плохо идет. Видишь, Оксана, какая она лодырка, даже учиться не хочет. Кое-как, с горем пополам, учится, - смеясь, сказала, Ольга.
   - Чего ты ржешь? На себя посмотри, как будто ты классно учишься, - обиделась Галка, обернувшись к подруге.
   - Девочки, не ссорьтесь, будет вам. Кто как учиться, это его дело. Не будем же мы из-за этого нарушать свои планы, - сказала Оксана, обращаясь к обоим подругам.
   - А мы и не соримся. У нас такое иногда бывает, не волнуйся. А что за планы? А ну, колись! - Галка с любопытством посмотрела на подругу.
   - А это и не секрет вовсе. Я просто уже давно не была на нашей местной дискотеке. Очень ждала, когда попаду туда. Она все еще проводится?
   - Есть тут дискотека, конечно, вот как раз завтра воскресенье, так вечером и будет. Сейчас изменились правила, и дискотека только раз в неделю, по воскресеньям, - объяснила Галка.
   - Ну, так, пойдем а? Или вы не ходите туда больше?
   - Ходим, конечно, чтоб мы пропустили нашу дискотеку? - Никогда! - весело ответила Олька.
   - Слушай подруга, а ты так и не сказала, нашла ты себе парня там, в городе? - ехидно поинтересовалась Галка.
   - Опять начинается. Я уже сегодня отвечала на этот вопрос, тетка спрашивала меня. Нет, и еще раз нет. Парня у меня нет, и пока не будет.
   - А что так? Совсем, что ли, никто не нравится? Или ты перебираешь?
   - Никто не нравится, вот и все. А у вас обеих как, есть кто?
   - Есть, у меня Витька Карпов, помнишь? Он в десятом учился, когда мы в восьмом были. Он еще на тебя поглядывал, - сказала Оля.
   - Как же, помню, помню. Высокий такой был и худой. А его рыжие волосы и веснушки по всему лицу не забудешь. Так ты с ним?
   - Да с ним, и давно. Он со мной в медицинском учится.
   - А у меня парень в районе есть, он в самом Стрыю живет. Я как-то с ним весной на дискотеке познакомилась, на их городской, так мы и стали с ним встречаться. Он на машиниста учится. Ко мне уже приезжал, с мамкой знакомился, - сказала гордо Галка.
   - Я вас поздравляю, подруги, очень за вас рада, - улыбнулась Оксана.
   - Ой, я вчера такую юбку себе прикупила, подруга. Закачаешься, - вскрикнула Галка, вставая с кресла и направляясь к стоящему в углу шкафу.
   - Ну, давай показывай.
   - Смотри, я ее завтра на дискотеку надену. Ну как? И мой обещал приехать, посмотрит и ахнет, наверное, - сказала Галка, надевая короткую черную юбку неизвестного материала. То ли она была из целлофана, то ли из густой сетки. Долго приглядываясь к обновке подруги, Оксана до конца так и не поняла, из чего же была пошита эта глупая и смешная вещица.
   - Замечательно. Тебе действительно нравится? - закусив губы и растянув их в улыбке, спросила Оксана.
   - Конечно! Я просто обалдела, увидев ее в нашем магазине. А тебе что, не понравилось? - обиженно спросила Галка.
   - Почему, очень мило. Если тебе нравиться, то это хорошо. Главное ведь, чтоб самой нравилось, а других не слушай, - разведя руками, произнесла Оксана.
   - И то правда! Мне очень нравится, - сказала Галка, стоя у большого зеркала и гладя руками себя в новой юбке.
   - Ой, засиделась я у тебя, Галка. Тетя сказала строго только до вечера, и чтоб допоздна не засиживаться. А уже скоро и одиннадцать, поздно ведь.
   Оксана посмотрела на наручные часы.
   - Да посиди еще. Мы же еще не поговорили толком, потом мы с Олькой проводим тебя, - предложила Галка.
   - А это все из-за этих историй, которые все рассказывают на деревне. Как пустили старухи слух, так и все заразились, - вдруг сказала Ольга.
   - Какие истории? Чего там еще говорят?
   - Ладно тебе, Олька, я думаю, что это всё правда. Разве ты не знаешь о том, что было у нас недавно? - с испугом произнесла Галка, садясь рядом с Олькой на пол.
   - Ну, рассказывайте, что за истории, интересно все-таки, - продолжила расспросы Оксана.
   - А тебе что, тетка еще ничего не рассказала?
   - Ничего такого не говорила.
   - Ну, ты не волнуйся, скоро расскажет. У нас здесь каждая собака слышала об этом, - сказала Галка почти шепотом.
   - Говорят, или это слухи просто... Ну, вообще, ты, я думаю, тоже знаешь ту странную семейку Чорных, что возле леса живут? - спросила Оля.
   - Что то слышала о таких. Да, точно слышала. Я тогда еще в школе училась, мне тогда довелось как-то услышать, как старухи болтали на лавочке вечером с моей тетей. Они рассказывали, что на той семье Черных вроде как лежит проклятие. Или что-то еще загадочное происходит...
   - Не проклятие, а хуже! Говорят, будто эта семья оборотней. И что они на улицу показываются только раз в месяц, на полнолуние.
   - Да ладно, прямо таки оборотни? Ха, ха, их же не существует. Вранье это всё, - рассмеялась Оксана.
   - Не веришь? И мы не верим, но Зою Павловну старую помнишь? - спросила Оля.
   - Это та, что напротив Чорных живет, возле леса тоже?
   - Она самая. Так вот, она утверждает, будто видела уже не один раз, как на полнолунье вся семья ночью выходила из своего двора и направлялась в лес.
   - Как в лес? Что им там делать, в лесу ночью? Бред какой-то.
   - А черт их знает, что они там забыли в лесу. Но что-то там нечисто, понимаешь? Странные они.
   - Слухами как говориться, полнится земля. Я тоже старалась когда-то в детстве избегать той дороги, что к их дому ведет. Соседки и тетка меня контролировали, - сказала, вздохнув, Оксана.
   - Ага, а теперь, еще больше контролировать будут, вот увидишь, - загадочно произнесла Галка.
   - Почему это? Сейчас что-то хуже стало?
   - Сейчас как раз серьезно, как никогда. У этой семьи сын есть, самый младший. Кажется, ему двадцать. Ты, конечно, не знала этого, да ты не волнуйся, мы все не знали. Когда малыми были, никто нас не посвящал во всякие сплетни. Да никто и не интересовался на деревне, сколько в той странной семье детей. Ведь их даже по именам никто не знал, - продолжала рассказ Олька.
   - И что сын? Он такой страшный и опасный, да? - спросила, смеясь, Оксана.
   - Напрасно ты шутишь подруга. Как раз на оборот. Не страшный, а красивый очень. Нет, мы сами его никогда не видели, он не разгуливает по деревне. Говорят, он часто в город мотается. Наверно, новую жену себе подыскивает.
   - Какую жену, подождите, вы меня совсем уже запутали. Вы же сказали, что ему только двадцать. А у него что, жена уже была? -
   Прищурившись, удивленно спросила Оксана.
   - А вот тут-то самое интересное. Но и очень страшное. Все, кто видел этого парня, ну Чорного, ты поняла, говорят, что он такой красавчик, каких еще никто не видел. Никто не может устоять перед ним, он часто в городе бывает, и те, кто его видел там, утверждали, будто он всегда был в компании какой-нибудь девки. А потом он их незаметно для всех привозил в деревню и женился на них. Но потом случался этот ужас. Месяц, а то и меньше после свадьбы, его молодые жены умирали внезапно. Вот это кошмар!
   - Он что, не один раз женат был, что ли? - спросила с интересом Оксана.
   - Три раза. Представляешь, аж трижды! И все три умерли загадочной смертью.
   - Какой кошмар! А вы уверены, что это все так и было? Может, придумали все старухи местные, им бы поболтать, осудить кого- нибудь. Нельзя вот так, сразу, всему верить, девчонки, может Зоя Павловна оклеветала просто ту семью. А все и верят... - сказала неуверенно Оксана. Может быть, в этот момент она и сама поверила в рассказ подруг. Может, и испугалась даже, но решив, что должна бороться с поселившимся внутри ужасом, стала уверять подруг в глупости слухов. Скорее всего, в тот вечер Оксана решила убедить себя, а не подруг, в том, что ничего такого сверхъестественного в их деревне нет и незачем бояться попусту.
   - Ты что, подруга! Как ты можешь сомневаться в этой всей чертовщине? Мы сами были с Галкой на тех похоронах. Хотелось увидеть виновника преступления. Но он так и не появился, ни на одних из трех похорон. И из семьи только его сестры и были. Как глянули мы на них, так чуть сознание не потеряли, прямо на кладбище. Нет, они не ужасные уродцы. Но есть в них сила, какая-то, что прямо в пот холодный бросает. Волосы черные, ровно как и их ужасные глаза, которые злобно сверлят тебя, как огнем прожигают. Я как увидела, так сразу отвернулась от них. А брата их так и не было. Я тогда подумала, может - это и к лучшему, что его нет, неизвестно, как он еще глядит, может - после его взгляда и вовсе умереть можно... - с ужасом рассказывала Олька.
   - Так вот, подруга, вот такие ужасы у нас произошли, пока тебя не было, - сказала Галька, глядя на Оксану и слегка поеживаясь от рассказа.
   - Да, ну и дела... Такое только в книжках пишут. А тут и в реальности мистика присутствует. А кто вам сказал, что тот парень новую себе жену снова ищет? Где вы это услышали девчонки, а? - с интересом, и испугом спросила Оксана.
   - Не помню, кто-то из нашей деревни был на днях в городе, и снова увидел его. Он, говорят, был один и, как ни странно, не очень веселый. Он, понимаешь, ищет симпатичных и молодых. Наверное, какой-то определенный тип. Ну, я так думаю, а там кто его знает, что у него на уме. И по какому плану он их собирает. Поэтому у нас все следят за своими дочерьми, боятся, вдруг он кого-нибудь из деревни приметит. А там все! Пиши, пропало, от такого, как он, нужно прятаться. Кто его знает, с какой он там нечистью знается. Но я б не хотела с ним встретиться, - говорила Галка.
   - И я б, конечно, не хотела. Нет, увидеть его все-таки есть искушение, ведь все так расписывают его красоту неземную. Очень уж хочется посмотреть. Но издалека, я даже близко бы не подошла. На деревне разное про него рассказывают, говорят, может, он колдун или оборотень. А жен своих убивал как жертв, - заикаясь, сказала Олька.
   - Ну ладно, девчонки, я побегу. Уж и порассказывали вы мне страсти на ночь. Не знаю, засну ли теперь. Уф, жуть какая. Ну и деревня наша, уже и знаменитой стала! Такое только в кино бывает, - сказала Оксана, быстро вскочив с кровати, и подойдя к двери, передернула плечами, стараясь сбросить с кожи мороз, что украдкой пробирался по спине кверху.
   - Ничего не бойся, просто закрой глаза и не думай ни о чем. Не дай Бог нам встретиться с тем выродком даже во сне, - сказала Галка, надевая куртку без подкладки, чтоб проводить подругу.
   - Хороших тебе снов, завтра увидимся. Не думай о рассказанном, лучше спать будешь, - подбадривала Оксану Олька, крича ей вслед.
   Когда Оксана обернулась возле своей двери, чтоб помахать рукой подругам, то их уже и след простыл. Секунду постояв и обдумав все, Оксана побежала в свою комнату, которая находилась напротив тетиной и дядиной. Почти не раздеваясь, так как в доме было прохладно, она забралась в свитере под теплое одеяло. Наталья с Игорем давно уже спали, а Наталья, не дождавшись, племянницу к десяти, оставила ей еще теплый ужин на плите, макароны с мясом и томатной пастой были объедением. Но Оксане совершенно не хотелось есть. Время проходило медленно, сон никак не шел. Оксана закрыла глаза и начала представлять картину чего-то прекрасного. Теплое шоссе, сладкую вату, холодное огромное мороженное. Или просто много прекрасных, счастливых мгновений, что случаются почти каждый день, если все хорошо в жизни. Но не теперь. После рассказа подруг Оксана не находила себе покоя. В памяти раз за разом возникал рассказ о красивом и опасном парне из деревни. В этом было что-то. Какая-то загадка таилась в этом во всем. В темной комнате, под покровом ночи, Оксане все больше лезли в голову мысли о нем. И пусть она его совсем не знает и даже не видела ни когда. Но только он мог заставить ее думать и беспокоиться. Думать и бояться: опасен, берегись! Словно гвоздями впивались слова подружек в голову. Но уже слишком поздно, она уже не сможет забыть, не сможет думать о чем-то другом или просто спокойно спать. Только встреча с этим, так пугающим всех людей в деревне, парнем, принесет ей облегчение. Ведь ее всегда манила опасность, всегда хотелось, жаждалось столкнуться с чем-то вот таким пугающим и таким желанным. Теперь Оксана знала одно: она не успокоится, не забудет, пока не увидит его. Свою опасность, свою погибель. И тогда она все выяснит о нем, так ли все ужасно в его жизни, такой ли он монстр, каким его считают, или, может быть, придумали все? Ночь близилась к рассвету, а Оксана все еще не сомкнула глаз, все лежала и думала. Много думала, отчего у нее впервые разболелась голова. Тогда ей все-таки пришлось встать, в четыре утра, и, придя на кухню, выпить тетушкино снотворное лекарство, которое она принимала нечасто, лишь в некоторых случаях.

ГЛАВА 3

   - Как всегда опаздываем, подруга? Мы тебя уже заждались, - весело, почти криком, приветствовала Галка Оксану, которая немного опоздала на вечернюю дискотеку.
   Оксана еле дождалась сегодняшнего вечера. Хоть немного развеяться, забыться. Весь день промоталась, помогая тете с огородом и садом. А как только наступил вечер, начала быстро собираться. Тетушка уговаривала не ходить на все эти сельские забавы по ночам, и спор затянулся почти до десяти, поэтому она и опоздала, не встретившись с Галкой у ее дома, как договорились вчера.
   - Ой, извини Галка. Я с теткой спорила. Отговаривала ходить, хоть я ей пообещала быть крайне осторожной. И до утра не засиживаться, - сказала запыхавшаяся Оксана.
   - Небось, предупредила тебя уже насчет того красавчика? - спросила с интересом Галка.
   - Нет, ты знаешь, как странно, она так ничего и не рассказала о нем, - пожав плечами, сказала Оксана.
   - Да ну! Неужели твоя тетя не вспомнила об этом страшном парне, кем напугана вся деревня? - с удивлением спросила подошедшая к подругам Олька.
   - Ничего. Абсолютно ничего не рассказала. Может, забыла? - задумчиво ответила Оксана.
   - Ну ладно, значит, позже расскажет. Я имею в виду, завтра, может быть. А сейчас айда танцевать, ведь мы сюда ради этого притащились. Вон мой парень стоит, пойдем скорей, я вас познакомлю, - весело пританцовывая, сказала Галка, пробираясь сквозь собравшуюся толпу молодежи, к стоящему в углу возле включенных магнитофонов парню. Он был невысокого роста, толстый, и круглый. И поэтому походил на надувной шар. Его коротко остриженные волосы, которых почти не было видно, придавали ему вид еще большей полноты. Оксана слегка заулыбалась, подходя к смешному объекту.
   - Вот знакомься, Мишка, это моя лучшая подруга Оксана. Я тебе о ней рассказывала, - представила Галка своему парню стоящую позади нее Оксану.
   - А, это та, что в Львове учится, да? - спросил Мишка, протягивая плотную руку Оксане.
   - Да, она самая, - танцуя на месте, сказала Галка.
   Потом подошла Олька со своим Витькой Карпенко. Оксана сразу заметила, что он почти не изменился с тех пор как вышел из школы. Очень высокий рост никогда не давал Оксане как следует рассмотреть, какого цвета были у него глаза. Его вьющиеся рыжие волосы теперь были коротко подстрижены. Точно как у Галкиного Мишки. Ну и мода сейчас пошла, подумалось Оксане, посмотреть не на кого.
   - Ну, приветик, Оксана. Как жизнь? - хрипло, прокуренным голосом, сказал Витька.
   - Всё супер! А у тебя? - отворачиваясь, не желая растягивать беседу, сказала, скривившись, Оксана.
   - У меня тоже, грех жаловаться, учусь, с Олькой вот встречаемся, думаю - к осени, может, поженимся. А ты на свадьбу к нам приедешь? - спросил Витька, подойдя совсем близко.
   - Ну, если позовете, обязательно приеду, не переживай, -растягивая, протянула Оксана.
   - Ну как вы тут? Не скучаете? Берите, вот всем купила. Ну, а мы танцевать, - смеясь, сказала внезапно появившаяся Олька и протянула всем по стаканчику мороженого в шоколаде. Галка выхватила два, и тут же снова помчалась танцевать, где в толпе ее заждался Мишка.
   Последней взяла мороженое Оксана. И, прислонившись к стенке, стала издалека смотреть на танцующих. В зале звучала музыка разных жанров и направлений. Народу было много, и Оксана не могла поверить, что в деревне осталось еще полно молодежи. Девчонки, Галка и Олька, веселились со своими парнями, иногда маша рукой стоящей у стены подруге.
   - Ну, ты чего здесь стоишь, как сирота Казанская, давай, иди, танцуй. Ты же не скучать сюда пришла? - спросила подбежавшая Галка.
   - Нет, нет. Вы танцуйте, я просто постою, ничего. Я совсем не скучаю, - ответила серьезно Оксана.
   - Точно? Ты повнимательней присмотрись ко всем, может, тебе какой-нибудь парень понравиться. Давай, давай, здесь вон их сколько собралось, - сказала, веселясь, Галка, показывая головой в зал.
   - Ха, ха, ха. Ты что шутишь, подруга? К кому? Тут нет никого нормального, кто мог бы мне подойти. Я же говорю, я тихо себе постою, вы танцуйте, за меня не беспокойтесь.
   Галка только покачала головой и побежала в толпу искать своего Мишку, который, наверное, вышел на улицу покурить. Музыка громко играла, а молодежь, подвыпив и разогревшись, вовсю кричала и шумела. Оксана слегка прикрыла ладонями уши. Все так же, подпирая стенку, она смотрела на активный и живой зал. Уши гудели. Глаза резала светомузыка, и она чуть прищурилась. Но даже прищурившись, она не могла не заметить его. Он стоял на том конце зала, напротив нее. Так же одиноко прислонившись к стене возле входных дверей. Он стоял, прятав руки за спиной, высокий и идеально стройный. Голова чуть наклонена в сторону. Оксана замерла. Глаза ее широко раскрылись, а сердце бешено заколотилось, от его ударов стучало в виски. И в этот момент, вся громкая музыка как будто стихла, и шумный зал вдруг опустел. Никто больше не мельтешил перед глазами, потому что она неотрывно смотрела на прекрасного незнакомца напротив. Он стоял неподвижно, Оксана с жаром заметила, что он тоже устремил свой взгляд на нее. Он слегка улыбался, блики мерцающей светомузыки падали на красивое лицо. Оксана даже издалека хорошо рассмотрела, как он был прекрасен. Его белокурые длинные волосы водопадом струились аж до пояса. Вот он, идеал красоты! Ее идеал! Ее мужчина. Он выглядел словно принц из сказки. Оксана не отрывала взгляда от красавчика. Не отрывала даже тогда, когда он внезапно оторвался от стены и двинулся по направлению к ней. Его движения были плавными, он двигался грациозно, легко обходя танцующих, ни разу даже не зацепив их. Его походка напоминала кошачью - спина пластично выгибалась при каждом повороте, где на пути танцевали пары. Его красивые, идеальные бедра сногсшибательно двигались, плавно покачиваясь то вниз, то вверх. Сердце колотилось быстро, от этого Оксана начала задыхаться. Он приближался, и сердце забилось всё быстрее и быстрее. Оксана все так же смотрела ему в глаза, он подошел совсем близко. Его глаза ярко- голубого цвета внимательно смотрели на девушку. Он засмеялся, губы растянулись, показав безупречные белые зубы. Смех его был очень мягким и сильно чарующим.
   - Пойдем со мной, - тихо и мучительно сладко промолвил красавчик на ухо девушке. Оксана, как под гипнозом, молча кивнула в знак согласия. Губы ее дрогнули, но слова так и застряли в горле. Хрипота и волна захватившей страсти сделали онемевшей. От его голоса подогнулись колени. Оксана была не в силах совладеть с собой при встрече с этим красавчиком, что в первый же вечер свел ее с ума. И если бы он не подхватил ее под руку, она, наверное, потеряла бы сознание. Она вяло последовала за ним. Они вышли из зала и молча, не спеша, пошли прочь от уже не интересного для них обоих шума.
   - Тебе уже лучше, Оксана? - внезапно спросил красавчик, когда они остались совсем одни.
   - От.... О, откуда ты знаешь мое имя? Кто ты? - задыхаясь от его голоса, но без испуга спросила Оксана. Под гипнозом нахлынувшего счастья ей было уже все равно, откуда он узнал ее имя. Она смотрела на него с восхищением, присев на край лавки, что одиноко стояла в начале деревни, у давно закрытого магазина.
   - Я знаю. Я про тебя многое знаю... и то, что ты с тетушкой и дядей живешь. Я ведь из этой деревни, - сообщил парень.
   - Но кто ты? Как тебя зовут, скажи? Я вот не знаю тебя, а я, мне казалось, всех тут знаю, - спросила с интересом Оксана.
   - Хм. Кто я. Ты действительно хочешь знать, кто я? Боюсь, что информация тебе не понравится. Ты испугаешься, - все так же сладко молвил парень, немного растягивая слова.
   - Я не боюсь! И не испугаюсь! Что я, маленькая, чтобы бояться? Я ничего не испугаюсь, слышишь? - горячо, со страстью сказала Оксана, встав с лавки и, набравшись смелости, подойдя к парню, стоявшему спиной к ней.
   - Узнав обо мне правду, ты испугаешься, как все. Про меня здесь на деревне многое говорят, обо мне столько историй придумывали. Я в лице местных - настоящий оборотень, - сказал спокойно парень, все ещё не оборачиваясь, к Оксане.
   - О Господи! О, Боже мой! Так! Так ты... ты из семьи Чорных? Ты он? - внезапно осенившая догадка выбила Оксану из колеи. Страх и ужас застыли в глазах. Кровь внезапно похолодела. Но глядя на парня, который на ее резкий крик обернулся и посмотрел так нежно и ласково, что при свете луны его глаза заблестели как звезды, Оксана поняла, что больше не боится его. И пусть говорят, что хотят, ей уже это неважно. В ее душе поселилась любовь.
   - Да, моя фамилия Чорный. И да, я из той страшной семьи, о которой все говорят. Так что беги теперь, - смеясь и разводя в стороны руками, сказал парень.
   - Зачем мне бежать, я не хочу убегать. Я не слишком верю в слухи и суеверия. И я тебя не боюсь. Пусть рассказывают, что хотят, мне-то что до того. Я вот смотрю сейчас на тебя и верю что ты особенный, таких нет. А имя хоть есть у тебя? - смело сказала Оксана.
   - Ха, ха, ха. Ты смелая, и упрямая, мне такие нравятся. Меня зовут Мерик. Как в сказке, так назвали, ничего с этим не поделаешь.
   - Мерик? Красиво. Очень романтично. Но ты прав, это имя напоминает какого-нибудь сказочного принца. Я думаю, тебя не напрасно так назвали. Тебе это имя идет, - подняв голову к небу, задумчиво сказала Оксана.
   - Я хотел бы еще встретиться с тобой, если ты хочешь, конечно, - неожиданно сказал парень.
   - И я хотела бы еще встретиться. Конечно, а когда? И где? - с надеждой спросила Оксана.
   - Завтра приходи на кладбище. Нет, не бойся, там возле него есть огромный старый дуб, а возле него - новая красивая лавочка. Я буду ждать тебя там в одиннадцать вечера.
   - Аж в одиннадцать? А пораньше никак? Тетя может не пустить меня...
   - Я пораньше не могу, прости! У меня дела важные. Но если тебе неудобно... - со вздохом сказал парень.
   - Нет, нет. Я что-нибудь придумаю. Как-нибудь выкручусь, -
   сказала Оксана, смотря Мерику в глаза и понимая, что взломает любой замок и сбежит к этим глазам.
   - Вот и отлично. Но только я хочу попросить тебя... Прошу, не говори никому обо мне, ничего не рассказывай. И тете смотри не скажи, что со мной встречаешься. Она когда узнает, сразу запретит тебе, закроет, или отошлет куда подальше. Лишь бы ты со мной не встречалась. Я для этих местных жителей монстр. Ты и сама хорошо знаешь, что говорят все. О нас только ужасы сочиняют. И поэтому никто не должен знать, что мы сдружились. И подружкам своим не рассказывай, пусть это будит нашим с тобой секретом, нашей опасной тайной, - мелодично сказал Мерик, приставив палец к своим красивым красным, немного пухлым губам.

ГЛАВА 4

  
   - Что вчера случилось, Оксана? Мы ничего не понимаем. Куда ты пропала? Мы уж и разволновались, исчезла, даже не попрощалась, - с тревогой кричала Галка, придя с утра с Олькой, к своей подруге.
   - А что? Я же не маленькая, в конце концов, девочки. Ничего не случилось, просто мне надоело, и я решила уйти домой. Простите, что не попрощалась, у меня в самом деле вылетело как-то из головы, - сказала Оксана, пропуская подруг во двор. В дом они заходить не стали, Игорь с утра сидел возле телевизора, а Наталья крутилась на кухне.
   Погода была солнечной, и прекрасное настроение Оксаны так и цвело на фоне солнечных лучей. Девчонки прошли в уютный сад, где среди разнообразных цветов стояла красивая лавочка. Спинка и ножки ее были искусно вырезаны в классическом стиле. Вокруг вился виноград, дядя соорудил из него над лавкой, прекрасный закругленный балдахин. И сидеть здесь было одно удовольствие, идеальное укрытие защищало от солнца.
   - Ты что-то не договариваешь, парни говорят, что видели, как к тебе подошел очень смазливый парень и через минуту увел тебя из клуба. Так что это был за красавчик, а? - подмигивая, спросила Олька.
   - Ох, вы и проныры, да так, знакомый оказался, из города. Просто проездом оказался в нашей деревне. Я рассказывала ему, что у нас дискотека в воскресенье проходит, так он заехал просто посмотреть. Он в свою деревню поехал, к бабке своей, - сказала, опуская голову, Оксана.
   - Хм. Жаль. А мы-то думали, что наша скромница наконец-то нашла себе парня. Уже хотели попросить, чтоб ты нас познакомила, - со вздохом сказала Галка.
   - Нет, еще не получится вас обрадовать. А вы как там повеселились вчера? Когда домой вернулись, хоть предки не ругались, что поздно пришли? - спросила Оксана, стараясь перевести разговор на другую тему, чтоб подруги отстали с расспросами. Ведь она помнила, о чем попросил Мерик. Если она проболтается, то больше его не увидит. А этого она не переживет. Не видеть его вот уже целый день - это было нестерпимо, мучительно. Оксана смеялась и веселила подруг, но мысли ее находились где-то далеко. Она каждый час смотрела на маленькие часики у себя на руке. И мысленно подгоняла время. Ей еще нужно было придумать историю для тети, чтоб уйти так поздно из дома. Тетя никогда не отпускала ее в такое время даже к Галке. Но сегодня нужно, ведь там, у дуба, будет ждать он. А он для нее - это вся жизнь. Мерик. Какое прекрасное имя, такое необычное для нашей страны. И он необычный и такой красивый. Как Бог, как ангел, сама чистота. Не то что она, просто Оксана, фу! Какое обычное имя, как раз для сельской местности и подходит. И она обычная, совсем не красавица и уж наверняка ему не подходит. Она никогда не верила, что кто-то, похожий на него, обратит на нее внимание. И тут - эта внезапная встреча. "Мерик", - неустанно повторяла Оксана со вчерашней ночи, когда вернулась домой. Все уже давно спали, тетя не переживала, так как думала что она с подружками. Лежа в своей постели, Оксана снова не спала до утра. Мерик, такой желанный и такой красивый занимал все ее мысли. Обыкновенная Оксана, и он, как принц из сказки, - Мерик!
   - Никто ничего не сказал, что мы вернулись в два. Я была с Мишкой, а мои ему доверяют, так что все прошло на ура, -
   продолжала разговор Галка, видя, как Оксана отвернулась от них, смотря вдаль и улыбаясь, думая о чем-то.
   - Алло, гараж! Земля вызывает Оксану. Ты совсем не слушала меня? - дернув подругу за плечо, крикнула в ухо Галка.
   - А, что? Я, я слушаю. Как же. Просто кое-что обдумываю, и всё, - придя в себя, сказала Оксана.
   - Ага, видим, как ты слушаешь. Ты какая-то странная сегодня. Что с тобой? - спросила Олька, глядя непонимающим взглядом на подругу.
   - С чего ты взяла? Нет, я же сказала, все в порядке. Кое-что обдумывала, - повторила Оксана.
   - А чего ты такая рассеянная, а?
   - Да так, есть тут кое-что... - неожиданно сказала Оксана, нервно перебирая пальцами рук.
   - Ага, значит, кое-что все-таки случилось. Ну, рассказывай.
   - Понимаешь, Галка... Нет, не то... Я хочу попросить тебя об одном одолжении, - нервно сказала Оксана, оглядываясь назад, не подслушивает ли где-нибудь тетя.
   - Ну, ну, говори - что? - перебила Галка.
   - Скажи моей тетке, пожалуйста, что я у тебя сегодня заночую. Мне нужно встретиться кое с кем, поздно, и, как ты понимаешь, она не отпустит.
   - А кое с кем - я так понимаю, это с тем вчерашним, с которым ты ушла, да? - спросила, улыбаясь, Галка.
   - Да, а как ты догадалась?
   - Слушай, я что, не вижу, что ты нам немного соврала? У тебя, что-то намечается с этим парнем, мы это поняли. Зачем скрывать? - смеясь, сказала Галка, обнимая подругу за шею.
   - Нет, ничего такого, просто нужно кое-что обсудить с ним, и всё. Так что, поможешь? - не унималась Оксана.
   - Ладно, ладно. Пусть будет, как говоришь. Помогу, конечно, но давай так. Как только ты с ним решишь что-то серьезное, ты нам обо всем расскажешь, хорошо? - подмигивая и хохоча, попросила Галка.
   - Договорились. Я у тебя в долгу, подруга, - вздохнув, сказала Оксана, обнимая Галку за слишком плотную спину.

ГЛАВА 5

   - Ты пришла! А я думал, не сможешь вырваться, ведь тетя, небось, не отпускает тебя так поздно, - улыбаясь, сказал Мерик, встречая Оксану возле дерева.
   - Всё отлично, мы с Галкой договорились, ты ведь знаешь Галку? Она сказала тете, что я у нее заночую, так что меня отпустили, - радостно, слегка заикаясь, сказала Оксана.
   Тетка на удивление согласилась без спора, когда Галка с немного виноватым видом стала умолять ее отпустить подругу к ней на ночь. То ли у Галки вид был слишком жалкий, то ли Наталья подумала, что у нее какие-то проблемы с учебой или личные, но она решила отпустить племянницу, пусть успокоит подругу. Оксана с нетерпением ждала вечера. И когда на часах была только половина одиннадцатого, она больше не выдержала и со всех ног побежала по безлюдной деревне прямо к кладбищу. Ее совсем не пугало место встречи с Мериком, в этом, наоборот, было что-то завораживающее, пугающее, но многообещающее. Мысль о том, что вот-вот она увидит Мерика, волновала и беспокоила. Ей вдруг подумалось, что он может не прийти. Может забыть о ней, ведь кто она для него? Предательская мысль болью отзывалась в груди. Но когда, добежав до места встречи, она увидела, как он вышел из-за темного высокого дуба, слезы радости заблестели в ее глазах.
   - Как хорошо, что ты пришла! Милая! Что, ты плачешь? Зачем? - спросил, волнуясь, Мерик, подбежав к Оксане, обхватив своими белыми ладонями ее лицо. По его рукам скатывались тонкие ручейки соленых слез.
   - Это от радости. Я так счастлива, что ты пришел, что ты ждал, поверь, это очень много для меня значит, - с горечью в голосе отвечала она, любуясь его глазами. Он был не намного выше Оксаны, и поэтому, когда он смотрел, стоя рядом, его глаза были почти на уровне ее глаз.
   - И для меня тоже эта наша встреча с тобой много значит. Ты не представляешь... - отвечал парень, отойдя немного в сторону дерева, где тень тотчас спрятала его в свои объятья.
   - Ты назвал меня "милая"? Я правильно расслышала? Скажи, что это значит? - волнуясь, спросила Оксана, подходя ближе, ступая на сторону тени, чтоб отыскать обожаемый объект. Он стоял спиной к ней, его волосы водопадом укрывали всю спину, белые и волнистые, они были хорошо видны даже в темноте. Оксана осмелела, и подошла к парню поближе. Ее рука, вздрогнув, дотронулась до этого манящего блеском водопада, она скользила по волнам белых волос, такого нежного шелка она еще ни когда не встречала, никогда не чувствовала такого волшебства, как рядом с этим парнем, казалось - в нём кроется одно блаженство.
   - Ты не ошибаешься. Я сказал "милая", потому что только ты стала для меня теперь милой. И мне никто больше не нужен, кроме тебя. О, как хорошо, что я зашел вчера на ту злосчастную дискотеку, что я встретил там тебя. Со вчерашнего вечера я только о тебе и думаю, Оксана. Скажи, ты ведь тоже думаешь обо мне? Ты что-то чувствуешь ко мне? - повернувшись к Оксане и обняв ее за талию, задыхаясь, говорил Мерик. Его голос звучал всё так же сладко и успокаивающе.
   - О, милый! Я тоже только о тебе и думаю. Если б не та дискотека, мы бы и не встретились. Кстати, почему ты ее назвал злосчастной? Ты жалеешь, что повстречал меня? - сглотнув в горле пересохший комок, спросила девушка.
   - Нет, нет, что ты! Я бесконечно рад нашей встрече. Я имел в виду, что я не люблю разные дискотеки и развлечения. А вчера чисто случайно зашел. Но когда увидел там тебя, скромно стоящую одну у той стены... Ты была не похожа на всех, ты мне сразу понравилась. И тогда я понял, что рад, что впервые не прошел мимо дискотеки, - обнимая ее, говорил Мерик.
   - Как я рада, что ты там оказался. Скажи, это правда, что... -Оксана запнулась, и не смогла закончить вот-вот слетевший бы с ее губ мучительный вопрос. Может, не стоит спрашивать об этом? Ведь всё равно это уже в прошлом.
   - Ну, ну. Договаривай. Что ты хотела спросить, о чем? - быстро спросил парень, отодвигаясь немного вперед, и заглядывая прямо в лицо девушки. При ярком свете луны, что уже давно взошла в небо. Оксана увидела прекрасный блеск в его глаз, и красивую растянувшуюся улыбку.
   - Нет! Я не могу! Не могу, и не хочу спрашивать об этом.
   Отвернулась нервно девушка.
   - Нет, хочешь! Ты давно хочешь спросить меня обо всех тех слухах, что ходят по деревне. Спрашивай, смелее. Я постараюсь тебе ответить, правда, - схватив ее за руку, сказал, Мерик.
   - Хочу спросить, это ведь правда, что у тебя было уже три жены? - неловко взмахнула рукой Оксана.
   - Ха-ха-ха! Однако... хи-хи. Почему ты спрашиваешь о том, что и сама знаешь? Все знают об этом, - Мерик отошел подальше в тень.
   - Да, знаю. Но почему ты смеешься? Ведь это трагедия. Они ведь умерли. А тебе весело? - удивилась Оксана, вглядываясь в темноту, где словно прятался от нее парень.
   - Мне вовсе не весело, милая. Поверь, меня эта история тоже огорчила. Но что я мог поделать? Они внезапно заболели. Первая моя жена, Катя, сильно простудилась, температуру не удалось сбить. И через две недели она скончалась. А две следующие умерли от сердечной недостаточности. Вот и все. Моя семья хотела им помочь, и я хотел, но, видимо, наших сил было недостаточно. Я тут не при чем. Это люди посочиняли про меня небылиц, а ты, наверное, веришь всему, да?
   - Сначала верила. А теперь нет. Я верю тебе. С чего бы тебе рассказывать мне неправду... Ведь ты сказал - я что-то значу для тебя.
   - Милая! Какая ж ты умница. Пойдем со мной на кладбище, я покажу тебе своих жен. Ну, если ты не боишься ходить туда ночами, - весело улыбаясь, сказал, Мерик взяв руку Оксаны в свою и быстро увлекая ее в открытую калитку, что вела на кладбище.
   - Я ничего не боюсь Мерик, а с тобой и подавно. Пойдем, но только вот говорят, что тебя-то и на похоронах не было. А тут такое внезапное рвение... - сказала Оксана, тихо шагая по зеленой траве, пробираясь через могилы, которые выстроились на их пути. Хорошо, что Оксана никогда не боялась таких мест, не то что ее подруги.
   - Сейчас. Ах, вот здесь. Ну, смотри, вот мои бывшие жены. Их и похоронили всех рядом. Я не был на похоронах, потому что в городе у меня была важная встреча, я там учусь на астролога, а это очень и очень важно для меня. Но я хожу сюда, вот так, как сегодня, когда никто не видит. Зачем чтобы кто-то видел, разве это важно? Важно не показывать свои чувства при всех, а чувствовать для себя.
   Мерик говорил тихо, как будто боялся нарушить, чей-то покой. Они постояли минуту молча, на трех одиноких могилах, почему-то отдаленных от остальных. Где то на деревьях, что густо росли вокруг кладбища, дико закричали совы. Эти ночные птицы вывели Оксану из задумчивости. Она стояла, держась за руку Мерика, и молча жалела усопших. При свете луны она прочитала короткие надписи на низких могильных плитах.
   "Здесь покоится Екатерина Суханкина. 1983-2001. Пусть ее душа обретет покой".
   " Здесь упокоилась Зоя Семенова. 1985-2001. Да прибудет ее душа в раю, чтоб не потеряться ей в ночи".
   "Здесь покоится Мария Опятина. 1981-2001. Пусть ветра отнесут ее душу в царство мертвых, и не погибнет она в тени зла".
   Прочитав надписи, Оксана поежилась. Что за странные слова, и что они означали, она не понимала. Но спрашивать Мерика она не стала.
   - Скажи, Мерик, а ты любил их? Любил своих жен? - запинаясь, спросила Оксана, обернувшись к парню, и грустно глядя на него.
   - Честно? Наверное, нет. А может, да? Но скорее - нет, это будет правильный ответ, - спокойно сказал парень, отходя от могил и направляясь к воротам.
   - Но если ты не любил их, то зачем же ты женился? И вообще зачем тебе это надо было, ведь ты же так молод, - кричала Оксана, почти бегом догоняя парня.
   - Ну как тебе объяснить... Просто так надо было. Просто они меня запутали, и я запутался. Черт! Я не знаю, что тебе ответить, - нервно сказал Мерик, присев на лавку возле дуба.
   - Не обижайся, прошу. Прости, наверное, я лезу не в свое дело. Мне очень жаль.
   Оксана обиженно отошла в сторону, уже проклиная в мыслях себя за этот вопрос, который разозлил Мерика.
   - Нет, нет. Это ты меня прости, поверь, я не обижаюсь на тебя за то, что ты такая любопытная. Просто всё очень сложно. Тебе не понять. Моя милая, зачем нам думать о моем прошлом, оно давно прошло. Давай будем думать о нас, - ласково произнес Мерик, подойдя к девушке и обняв ее сзади за плечи.
   - О нас? Как о нас? Подожди, мы же с тобой только вчера встретились. Я правда нравлюсь тебе? - с жаром и замиранием сердца сказала Оксана.
   - Конечно, нравишься. Я бы даже сказал, очень нравишься. И разве когда мы полюбили друг друга, нужно время для каких- либо событий? Я считаю, что теперь мы должны регулярно встречаться. А ты как? - спросил тихо Мерик, целуя руку Оксаны.
   - Я счастлива! Да, да, конечно, мы будим теперь встречаться. Я еще никак не могу поверить, что все это происходит со мной. Я до конца не верила, что ты сможешь меня полюбить. Ведь ты такой красивый и уж намного лучше меня.
   - Глупости! Ничем я не лучше тебя. Ты тоже очень красивая, и я боялся, что именно ты откажешь мне. Ты просто сама не знаешь, что ты чудо, - шептал Мерик на ухо девушке. Он нежно повернул ее, глаза Оксаны блестели от любви, и Мерик крепко и нежно поцеловал ее в полуоткрытые губы. Его горячий поцелуй обжёг ее, все тело обмякло и тихо сползало на землю. Но красивые руки Мерика обняли и обхватили ее за талию, не дав упасть или потерять сознание от страсти. Они еще долго целовались, стоя у старого дуба. А когда в небе начинался рассвет, Мерик нежно и ласково попрощался с Оксаной и, договорившись вечером снова встретиться на этом месте, они неохотно расстались. Оксана вернулась домой, на часах пробило пять утра. Она тихо прошла в свою комнату, не раздеваясь, легла в кровать, и еще долго наслаждалась воспоминаниями о прекрасной встрече с Мериком. Она думала, как же ей все-таки повезло. Он выбрал ее из тысячи, хотя мог бы найти кого-нибудь в городе, как он и делал раньше. Она, наверное, была бы лучше нее. Но счастье улыбнулось ей, он полюбил ее. А когда он поцеловал ее, о как же это было восхитительно. Если бы не его объятия, она точно потеряла бы сознание. Теперь ей не жить без него. Ничего больше было не интересно и не имело смысла. Лишь только с ним ей было хорошо, с ним - это целый мир. Теперь Мерик стал главным в ее жизни.

ГЛАВА 6

   Тетя удивилась, открыв утром дверь в комнату Оксаны, что девушка уже была дома. Но не стала донимать ее вопросами. А позвала к завтраку - после быстрого поглощения пищи их ждало еще много работы на огороде. И поэтому Наталья почти не разговаривала с Оксаной. Для нее это было и к лучшему. Ведь девушка сейчас не хотела вести с тетей беседу. А разговора о семье Чорных Оксана старалась всячески избегать. И подруг она старалась пока избегать. Она обошла Галкин дом дорогой за огородами, очень уж не хотелось говорить с ними. Тем более что сказать было нечего, а свой секрет выдать она не могла. Вечером, побыстрее доев ужин и чтобы тетя снова не болтала, быстро удалилась в свою комнату. План побега к любимому созрел еще утром. Она открыла у себя в комнате окно, хорошо, что дядя придумал такую удобную защелку. Днем под окно, со стороны улицы, Оксана поставила пустую клетку для кроликов. Когда-то в ней держали много ушастых, но потом Игорь сделал новые, более удобные и теплые клетки. А эта стояла около помойки, откуда и притащила ее Оксана. Легко открыв дверцу окна, она в половине одиннадцатого, как и вчера, направилась на место встречи с Мериком.
   Как и накануне, он уже был там. Они много разговаривали о пустяках, Оксана рассказывала о своей учебе в Львове, а он - о своей. Потом они просто сидели и молча смотрели на звезды. Под утро они снова крепко поцеловались. Оксане показалось, что сегодня этот поцелуй был крепче и слаще, чем вчера. Утром она была уже дома. Днем всячески избегала тетю, а ночью снова сбежала к любимому. Так продолжалось несколько ночей. И несколько дней Наталья почти не видела племянницу.
   Ночами они с Мериком гуляли вдоль кладбища, а иногда и вдоль леса. Он говорил, что лес - его любимое место, особенно ночью. Лес не спал, а молча шелестел и шумел, как будто приветствовал своих ночных гостей.
  
   - Оксана, детка. Я тебя уже почти целую неделю не вижу. Как тебе удается так внезапно исчезать? А, скажи? И девчонки, Галка с Олькой несколько раз заходили, спрашивали о тебе. Что происходит? Я-то думала, ты у них пропадаешь, а они и сами тебя не видят, - с тревогой сказала Наталья, подкараулив племянницу с утра в субботу. Несколько дней она не слишком тревожилась за Оксану, так как действительно считала, что она хорошо проводит время с подругами. Но когда те пришли и стали беспокойно расспрашивать о подруге, Наталья всерьез запаниковала, и теперь решила поговорить с племянницей, чего бы это ни стоило.
   - Ничего страшного не происходит. Ну, не виделись мы с девочками давненько. Но сегодня я схожу к ним обязательно, - ответила Оксана, потихоньку пробираясь к двери, чтоб убежать, хоть к подружкам, лишь бы избежать разговора с тетей.
   - Нет, ты мне скажи! Что с тобой такое? Ты, я вижу, похудела слишком за эти дни, и побледнела. Скажи мне немедленно! Ты заболела? - продолжала допрос Наталья.
   - С чего ты взяла, что я заболела? Я хорошо себя чувствую, правда! - нервно сказала Оксана, подойдя к зеркалу на кухне. Но увидев в нем свое отражение, она слегка отшатнулась назад. Так как сразу и не поверила в то, что увидела. На нее из зеркала действительно смотрела другая девушка. Исхудавшее и до неузнаваемости бледное лицо, с синими кругами под глазами и такого же цвета губами. Это лицо напоминало скорее призрака, а не человека...
   - Ну как? Видишь теперь, как ты изменилась, Оксана. Я тебя очень прошу, скажи! Скажи мне, что происходит, - вдруг заплакала Наталья, подходя к девушке и обнимая ее.
   - Только не сейчас тетя, пожалуйста. Я побегу к Галке, - быстро сказала Оксана, вырываясь из объятий тетки и быстро выбегая во двор, не закрыв при этом дверь веранды, которая с грохотом ударилась о стенку напротив.
   - А когда? Постой! Оксана...- Кричала вдогонку тетя, выбежав во двор за племянницей.
   - Потом! - только и прокричала с дороги Оксана.

ГЛАВА 7

   - Ой, подруга. На тебе лица нет. Что-то произошло? Где тебя черти носят? Как пошла тогда гулять с тем своим знакомым, так и не показываешься. Ну, и где же ты пропадаешь? - сыпала вопросами Галка, когда увидела у себя в коридоре подругу. При виде Оксаны она с ужасом затрясла головой.
   - Ой, подруга, слишком много вопросов. Боюсь я не смогу тебе на все ответить, - отрицательно покачала головой Оксана, садясь в Галкино мягкое кресло.
   - Ты изменилась, побледнела и сильно похудела. Это еще что такое? Когда мы виделись в последний раз, ты была еще в расцвете сил, как говорят. А теперь кошмар, - задумчиво произнесла Галка, не переставая смотреть на подругу.
   - Разве? А я и не заметила. Но ты не волнуйся, я не заболела. А то моя тетя сразу об этом подумала.
   - А что тогда? И, кстати, где ты пропадала почти неделю? Обещала прийти, рассказать о встрече с тем парнем. Ну как, что-то мне кажется, что эти встречи продолжаются, а? - прищурив глаза, сказала Галка, размахивая при этом указательным пальцем.
   - Ничего-то от тебя не утаишь, да, я и по сей день с ним встречаюсь. Так получилось, - разведя руками, сказала Оксана.
   - Ух, ты! Я же говорила, что вдруг что-то и выйдет у тебя с ним. Ну, кто он? Можешь сказать?
   - Нет, извини пока это секрет.
   - Да ну тебя. Секрет, какой от меня может быть секрет? Мы же со школы всем делились, обо всех парнях рассказывали. А теперь что? Обижаешь, подруга, - надув губы, сказала Галка.
   - Ну, не обижайся, прошу. Пойми, пока я ничего не могу рассказать. Но вскоре вы узнаете и сами, - отвернувшись к окну, молвила Оксана.
   - А, так поэтому ты так изменилась? Каждый день бегаешь к нему и, наверное, это свидания тебя так вымотали? - улыбаясь, предположила Галка.
   - Странно, вы все замечаете во мне перемены, а я вот и не слишком уверена, что как-то изменилась. Но, может, потому что я теперь совсем забываю о еде... - сказала, вставая с кресла, Оксана. Она просидела у Галки до вечера. Так не хотелось, вернувшись домой, продолжать разговор с тетей. Она, конечно, очень беспокоилась о племяннице, и Оксана знала - рано или поздно тетя начнет свой столь долго откладывающий разговор. И он, конечно, не понравился бы Оксане, потому что в нем шла бы речь о ее дорогом Мерике. Разумеется, все только ужасное. А этого разговора Оксана не желала и боялась. Поужинав у Галки, которая почти насильно заставила ее съесть сочные отбивные с картошкой, поболтав еще пару минут с подругой, о Мишке, который почти каждый вечер ходит с мальчишками пить пиво, поулыбавшись Галке искусственной улыбкой, Оксана наконец выбралась, за калитку, пообещав подруге, что будит заходить почаше.
  

ГЛАВА 8

   - Милая! Почему ты опоздала сегодня? - с тревогой спросил Мерик, подбегая, к Оксане. Они продолжали встречаться у старого дуба возле кладбища и потом отправлялись на прогулку по разным местам.
   - Прости, любимый. Меня подружка задержала. Я очень, очень спешила к тебе. Ведь только с тобой мое счастье, и только с тобой мне хорошо, - крепко зажимая его в объятиях, сказала Оксана.
   - Достала тебя Галка все-таки? - смеясь, произнес Мерик.
   - Да, давно не виделись, они уже домой ко мне приходили. Так что я зашла уже наконец-то к ней.
   - И о чем вы с ней разговаривали? Надеюсь, ты обо мне не сказала? - спросил серьезно Мерик.
   - Не сказала, не волнуйся. Мы говорили о пустяках. Но она очень расспрашивала о тебе. Почему я не могу рассказать о тебе? Ведь мы любим друг друга. И я не боюсь, что они могут сказать о тебе плохое, - твердо сказала Оксана, глядя парню в лицо. Сегодня при свете луны его глаза были какими-то озадаченными или растерянными. Оксана старалась понять, в чем дело, но не могла.
   - Не время еще. Но рассказать обо мне ты сможешь, только все зависит от тебя. Просто пока было рано, ты до конца еще не моя, и поэтому все бы встали на нашем пути, чтоб разлучить нас, - говорил все так же серьезно парень.
   - Как понять - не твоя пока? Я принадлежу тебе, поверь. Никого другого мне не нужно. И если б кто-то встал на нашем пути, поверь, я б все равно твоей была. Я сбегу, взломаю любую дверь. И буду с тобой, - с любовью говорила Оксана.
   - Это хорошо! Скажи, ты любишь, меня? - неожиданно спросил Мерик, беря руку Оксаны в свои руки и нервно заглядывая ей в глаза.
   - Я люблю тебя! Я очень сильно люблю тебя Мерик! Почему ты сомневаешься? - улыбаясь, горячо ответила девушка.
   - Я не хотел сомневаться, просто мне нужно было еще раз в этом убедиться. Оксана, я хочу, чтоб ты стала моей женой. Скажи, ты согласна быть моей до смерти?
   Мерик вытащил из кармана красивую черную шкатулку. Открыв ее, он протянул Оксане такое же красивое золотое кольцо.
   - Я, я очень люблю.... И.... И, конечно, я согласна выйти за тебя. С тех пор как мы познакомились, я думаю прожить эту жизнь с тобой, любимый, - ошарашенная столь внезапным, но очень приятным долгожданным предложением, ответила Оксана.
   - Я рад. Я тоже люблю тебя. И боялся, что ты откажешь мне. Но если ты согласна, то я приглашаю сейчас тебя к себе домой, -сказал Мерик, надевая кольцо на палец девушки.
   - Сейчас к тебе? Как? Но ведь твои... - не закончила фразу Оксана, испугано глядя на Мерика, который выглядел уже спокойно и весело.
   - А что тут такого? Мои родственники давно ждут тебя. Я им рассказал о нас. И теперь, когда ты моя невеста, в этом нет ничего не предосудительного, - смеялся Мерик, обнимая, Оксану.
   - Я не знала, что так быстро пойду к тебе. Что скажут твои родные, глядя на меня? - неловко чувствуя себя, молвила Оксана.
   - Всё будет хорошо. Это я тебе обещаю. Они примут, тебя не волнуйся, ведь это я выбрал тебя, а они никогда не критиковали мой выбор. Или ты боишься, а? - Мерик провел кончиками пальцев по волосам девушки. Сегодня она впервые не собрала волосы в хвост.
   - А чего мне бояться? С тобой мне ничего не страшно.
   - Ну так пойдем? И верь, со мной тебя никто не обидит, - сказал, Мерик, лаская волосы и шею девушки. Потом он резко повернул ее лицо к себе и прильнул губами к ее губам. От его поцелуя снова по всему телу как будто прошел электрический ток. Ее то бросало в сильный жар, то холод пронимал сверху донизу. Ноги у Оксаны снова потеряли равновесие и, чувствуя внезапно сильную слабость, подогнулись коленки, она чуть не потеряла сознание. Но Мерик вовремя оторвался от нее. Подхватив ее за руку, он неспеша повел Оксану к своему дому. Она шла, немного шатаясь, в ушах звенело, и нелепая тошнота комком застряла в желудке. "Он словно высосал из меня все силы, не оставив их даже для того, чтобы самостоятельно дойти до дома..." Так весело думала Оксана.
  

ГЛАВА 9

  
   Высокая черная калитка была открыта. Они как будто знали, что она придет. Оксана вошла, держась все так же под руку парня. Черный огромный и одинокий дом действительно был пугающим. Одинокие голые деревья в беспорядке росли во дворе. Скрепя своими сухими ветками, они сильно шатались, как будто старались предупредить Оксану о чем-то или остановить. Неприятный крик сидевших на деревьях черных воронов испугал девушку. Она заметно вздрогнула и остановилась. Обернувшись, она посмотрела на этих жутких адских птиц. Они кричали, их острые клювы вовсю открывались, а злобные сверкающие глазки так и сверлили её. Оксана съежилась и передернула плечами. Накатил внезапный страх, он не давал двигаться дальше. Мерик дернул ее за руку и потянул к двери. Оксана на несмелых онемевших ногах послушно последовала за ним. В коридоре их встретили родные Мерика.
   - Добро пожаловать в семью! - молвила мать парня. Женщина лет пятидесяти была одета в черную длинную юбку и такого же цвета теплую кофту. Волосы черные, аккуратно собранные в пучок. Голос ее прозвучал сухо и неприветливо. После чего, резко повернувшись, она исчезла в дверном проеме. Дверей было аж пять, поэтому Оксана совершенно не заметила, в какие она вошла. Свет в коридоре был тусклым, разглядеть что-либо было очень сложно.
   - Привет, Оксана. Мы сестры Мерика, меня зовут Катрина, а ее... - высокая стройная девушка лет не более тридцати показала на стоявшую рядом, чуть по ниже ростом, но такую же стройную девушку. Обе были с густыми черными волосами.
   - Ее зовут Оливия. Мы рады с тобой познакомится. Брат очень много о тебе рассказывал, - сказала ровным голосом Катрина.
   - Здравствуй. Не обращай внимания на нашу маму, она не всегда такая неприветливая. Просто она не ожидала, что наш милый братик снова так быстро женится, - улыбаясь Оксане, сказала Оливия. Сестры Мерика были намного старше его. Но Оксане они чем-то понравились. Правда, она заметила, что Катрина и Оливия тоже были одеты во все черное. На Катрине было длинное черное платье с разрезами и такими же черными сетчатыми вставками и сетчатыми широкими длинными рукавами. Длинные, слегка вьющиеся, черные волосы укрывали плечи своей симпатичной хозяйки. Бледное лицо и темные глаза придавали интеллигентность этой даме. В ушах большие серьги с черным камнем завершали искусный гардероб. У Оливии платье было чуть поскромнее. Оно было, конечно, черным, но классический покров полностью скрывал фигуру девушки. Узкие длинные рукава и приталенный корсет. Внизу платье было суженным. Казалось, что Оливия плыла по комнатам, а не ходила. Такие же темные глаза на белоснежном лице, красные полные губы и огромная черная роза в волосах. В этой прелестной девушке соединилось два времени. Обе сестры были восхитительно красивы. И Оксана не понимала, почему их все так боялись. Потом появился отец Мерика и, представившись, интеллигентно поцеловал Оксане руку. На нем был черный костюм, дорогой - это было видно. И что бросалось в глаза - он тоже был в черном. Всё это было очень странным. Ведь Мерик никогда не ходил в черном. Одевался в разное, то в джинсы синего цвета и футболку, то был в каких-то модных штанах с карманами, причем белых. То красная футболка... вот и вся одежда красавчика.
  

ГЛАВА 10

  
   - Мама ты не могла быть повежливей? Я же просил тебя, - говорил Мерик, тихо удалившись, оставив Оксану на попечение сестер. Тем более что те с радостью взяли на себя роль экскурсоводов по дому. Мать Мерика удалилась на кухню, готовила холодные закуски и варила кофе. Там парень без труда и нашел ее.
   - Ты уверен, что она та самая? Не знаю, мне кажется, тебе не следовало искать невесту в деревне. Надо было из города привезти, как обычно. А с ней могут быть проблемы, - сердито сказала женщина, снимая кофейник с плиты.
   - Я не искал ее, это вышло случайно. Я же рассказывал вам, - сквозь зубы цедил парень.
   - У нее тетка есть. Она этого так не оставит. Из города хотя бы - не искали б потом нас. Тех тоже не искали. А эта местная, деревенская. Падут подозрения, - не унималась мать.
   - Тихо, мама. Она может услышать, они где-то в коридорах. Не беспокойся, выкрутимся. Она то что надо, она даже лучше остальных, поверь мне.
   Мерик тихо говорил с матерью, оглядываясь назад. Он не напрасно боялся, Оксана услышала обрывок разговора, когда они с Катриной и Оливией проходили по темному коридору возле дверей кухни.
   - А.... Что.... Я хотела спросить вас, если вы не против? - запинаясь, произнесла Оксана, обернувшись к сестрам которые молча стояли позади нее. Вероятно, они тоже услышали разговор брата с матерью, потому что смущенно взглянули на Оксану. Оксана изо всех сил старалась сделать вид, что ничего не произошло.
   - Спрашивай, что тебя интересует?
   Оливия невинно улыбалась, стараясь отвлечь девушку.
   - А почему вас всех так интересно и красиво назвали? Вы сами что, не украинцы? - спросила, улыбаясь, Оксана.
   - Ну.... Как тебе сказать. Мы-то здесь живем давно. Но весь наш род из Европы. Все наши пра-пра и так далее жили когда-то во Франции.
   - Это чудесно! Аж не вериться я познакомилась с такими уникальными людьми... А я всегда мечтала увидеть Париж. Это, наверное, замечательный город? Вы там были? - с интересом спросила сестер Оксана.
   - О! Париж! О да, мы там были, конечно. Какие там воспитанные люди. Мадам и месье прошу, вас следуйте, за мной. Ха, ха, ха. Да, было время... - радостно смеясь и кружась, вспоминала Оливия.
   - Да, да. Это было давно. Спустись на землю, Оливия. У нас еще полно дел. Сюда, Оксана. Вот комната Мерика, заходи и подожди его здесь. Он придет за тобой, - строго нахмурив брови, отрезала Катрина, открывая дверь в конце коридора.
   Комната Мерика была удалена от всех остальных. В комнату вели красивые, в классическом стиле, двери. Его сестры имели свои спальни в другом конце дома. Оксана вошла и сразу включила свет у двери. Лампочка в форме свечи излучала неяркий, скорее даже очень темный свет. Оксана, быстро оглядываясь по сторонам, пыталась всмотреться в окружавшие ее предметы. Диванчик у стенки был сложен и застелен теплым зеленым пледом в большую клетку. Оксана подошла поближе и слегка коснулась его кончиками пальцев. Возле диванчика стоял маленький столик, на нем ничего не было, кроме коробки спичек и наполовину сгоревшей свечки. Хм! Странно, зачем Мерику свечка? Хотя при таком освещении... Оксана посмотрела на тусклый свет, покачав головой. Потом она увидела у стены напротив дивана огромный книжный шкаф. Шкаф доходил до самого потолка и шириной со стену. Оксана быстро подбежала к шкафу. Он... он любит читать... Девушка весело улыбнулась самой себе. Открыв дверцу шкафа, она вытащила одну из книг и прочла название: "Черная магия". Рука у Оксаны дрогнула, бесовская книга выпала из рук, упала на пол и открылась. Оксана трясущими руками подняла книгу и стала читать... Губы уже произносили страшные слова, а мысли лихорадочно старались отвергнуть прочитанное. Короткое заклинание,над ним название: "Как высосать душу у жертвы". И дальше: в ночь на полнолуние... пойти в лес. На седьмой дороге в чаще гус...
   - Ах, вот ты где? Давно ждешь меня, милая?
   Внезапный голос появившегося в дверях Мерика прервал чтение. Оксана быстро захлопнула книгу и постаивла ее на место.
   - А.... Я и не скучала. Я тут осматривалась, - сказала она, оборачиваясь.
   - Изучаешь мою библиотеку? Ну, что-нибудь нашла подходящее? - поинтересовался Мерик, подойдя, к шкафу с книгами и искоса взглянув на девушку. Он перевел свой взгляд на книги и с заметной тревогой стал просматривать полки сверху вниз. Немного успокоившись, он взял маленькую синюю книжечку и с кривой детской усмешкой прочитал: "Лес и заблудшая душа".
   - Что ты смеешься? - улыбаясь, спросила Оксана.
   - Не эту ли ты книжку читала? Это интересная история хочешь, возьми, прочитаешь - тебе понравится, - он весело протянул книжку Оксане.
   - Нет, я не эту читала, а другую.
   - А какую? Скажи. Может, ты хочешь ее прочитать? Так я тебе дам ее, не стесняйся.
   - Ох, далась тебе эта книга. Я уж так сразу и не вспомню, что читала. Что первое попалось, то и читала, - вздохнула, Оксана и взглянула на полки с книгами. "Лесные люди", "Лесная гуща", "Душа леса"... И так далее. Все названия так или иначе были связаны с лесом. Только теперь Оксана подумала о том, что это очень, очень странно.
   - А не эту ли ты читала?
   Вдруг с силой схватил Мерик книжку с надписью "Черная магия". Он злобно сверкнул глазами, немного опустив голову.
   - Нет! Я.... Я вот эту читала, - быстро отрезала Оксана, увидев, как изменился Мерик при виде страшной книги. Она съежилась и показала пальцем на первую попавшуюся книгу с названием "Лесное чудо". Все равно, на какую показать, ведь все названия почти одинаковы.
   - Прости. Я не хотел на тебя кричать. Даже не знаю, как могла эта книга попасть сюда, в мою библиотеку. Это книга моей матери, она когда то увлекалась такими вещами. Но это было давно, еще в девичестве. Надо ей отнести, - спокойно сказал Мерик, виновато подняв глаза на Оксану. Он взял толстую черную книгу в кожаном переплете под мышку. И вздохнув, присел на стул с мягкой спинкой у окна.
   - Это ты прости меня. Я не имела права сама везде лезть.
   Оксане не хотелось злить Мерика. Да, она испугалась этой книги, а особенно ужасного заклинания. Ведь вся эта чертовщина, должна была бы отпугнуть ее. Нужно было бежать со всех ног. Как все, кто обходит стороной этот дом. Но Оксана уже не боялась. Не боялась, но понимала: что-то совсем не доброе не благословленное было в этой семье. Зло обитало в этом доме, и Оксана это чувствовала. Но поделать уже ничего не могла. Ведь она больше не боялась, и если Мерик был как-то связан со злом, она равно не убежит, не оставит его. Она не боится его, потому что любит...
   - Хм. Не извиняйся, милая. Я был не прав. Ты же моя невеста. И скоро станешь моей женой. А значит, все здесь скоро станет твоим, - сказал, улыбаясь, Мерик подойдя к Оксане и заключив ее в объятия.
   - Да, конечно. А почему у тебя все книги о лесе? Тебя что, увлекает только эта тема, или ты сильно любишь лес? - сказала с любовью Оксана, тихо смеясь и обнимая парня.
   - О да. Это моя любимая тема. И ты угадала, я очень люблю лес. Как же его можно не любить, ведь там так красиво, тихо, свежо. И я чувствую себя там как дома, - говорил, Мерик закрыв глаза и наслаждаясь каждым сказанным им словом о лесе. Он как будто вдыхал в себя всей грудью сам этот рассказ.
   - Хм, да. Наверное, для тебя это важно, - просто сказала Оксана, подняв голову и посмотрев Мерику в лицо. Его глаза открылись и - о чудо! Оксана содрогнулась, отшатнувшись назад. В тусклом мерцании лампы свечи она вдруг увидела то, чего раньше не замечала... или просто ей померещилось. У Мерика в этой комнате глаза были ярко-зелеными, с черной кошачьей прорезью посередине. Нет, ей не показалось, ведь она сейчас как никогда неотрывно смотрела в эти глаза. Интерес сменился растерянностью. Губы дрожали, она не знала, что сказать, ведь она уже успела узнать столько нового и пугающего. Очередная загадка ошарашила ее. Мерик с улыбкой смотрел на нее, видя ее смятение.
   - Я вижу, ты не ожидала этого. Но скоро это пройдет, и ты привыкнешь ко мне такому.
   - Но как, как же это? Ведь я точно знаю, что у тебя были голубые глаза, - нервно сказала Оксана.
   - Ха, ха, ха. Ой! Это тебе показалось, вот мой истинный цвет. Цвет леса, конечно.
   - Нет, не показалось. Объясни, как ты это делаешь?
   -Вот неугомонная. Ну, хорошо. Это была моя маскировка. Я всегда завожу знакомства с голубым цветом глаз, чтобы не отпугивать поначалу. И после того, как все заходит дальше... Ну как у нас с тобой... Ты теперь будишь моей женой и должна видеть меня настоящего! - сладким голосом говорил Мерик, он подошел к Оксане начал ласкать ее волосы и приблизился к губам, чтоб вновь прижаться к ним поцелуем. Но вдруг Оксана отпрянула и увидела, как он пристально посмотрел на нее, сверкнув кошачьими глазами.
   - Вот это да... Значит, ты необычный? Я так и знала. Я знала, но не хотела верить.
   - Ты меня боишься?
   - Сначала боялась. А теперь нет. Как тебе удается так хорошо изменять цвет глаз в нужный момент?
   - Я просто это умею. Не бойся, я же люблю тебя, - с жаром сказал Мерик, все-таки поцеловав девушку.
   - Я тоже очень люблю тебя. И я горжусь тем, что ты у меня необычный. Я и мечтать не могла о таком, как ты. И прекрати наконец думать, что я боюсь тебя, если боишься, значит, не любишь. А я давно тебя не боюсь, потому что люблю! Будь ты кем угодно, мне теперь все равно, - твердо и решительно проговорила Оксана, сама смело взяв руками лицо Мерика и начав покрывать его поцелуями. Она долго и нежно целовала его лицо, его закрытые в экстазе глаза, потом его красные, как малина, немного пухлые губы. Она старалась, чтоб Мерик сам не поцеловал ее, слишком глубоко лаская внутри языком, словно обжигая огнем, снова и снова высасывая из нее силы. После его поцелуя Оксана действительно ощущала потерю сил, тяжело дышала и кашляла. Поначалу она не понимала, как ему это удается. Как он может так крепко целовать, словно высасывать жизнь. Но теперь, когда она узнала о нем и его странной семье, сомнений не осталось: все они каким-то образом, так или иначе, были повязаны со злом. Ведь недаром же и книга по черной магии хранилась до сих пор. Наверное, мать Мерика просто не желала распрощаться с прошлым, вот и спрятала ее в шкафу у сына в комнате. А сам Мерик! Ее любимый! Ее принц. Который умел так целоваться, чтоб девушка почувствовала себя жертвой в руках обезоруживающего красавчика. И эта способность менять цвет глаз, зеленый ему шел больше! Так он выглядел более дико и более страстно. Его увлечение лесом... было что-то в этом большее, чем просто увлечение. Но что? Этого она еще не знала. Но понимала, что Мерик был наделен силами потустороннего мира.
   Она просидела в семье Черных до утра. Мать подала кофе и бутерброды с ветчиной и сыром. Был еще салат из крабов и креветок. Но Оксана не ела его, так как с детства ненавидела разные морепродукты. Когда небо уже посветлело, Мерик проводил ее домой. Он сказал, что может теперь провожать ее до дома, ведь она дала ему слово быть вместе с ним навеки. А значит, никто не сможет этому помещать. И она, наконец-то может теперь рассказать о нем всем. Как она ждала этого! Мерик сказал, что теперь нечего бояться, ведь их никому не разлучить.
  

ГЛАВА 11

  
   - Сегодня, тетя, мы поговорим, не волнуйся. Прости, что избегала тебя, просто не могла говорить раньше, но теперь время пришло, - немного волнуясь, говорила Оксана, придя утром на кухню, где Наталья молча сидела на стуле и смотрела в окно невидящим безжизненным взглядом.
   - Поговорим. Сейчас ты мне все расскажешь и объяснишь, что ты делаешь с собой! - дрожащим голосом сказала Наталья, испуганно глядя на племянницу.
   - Что-то случилось, тетя? Ты выглядишь так, будто увидела нечистого, - сказала Оксана, тихо подходя к тете и глядя на нее, слегка наклонив голову.
   - Так и есть, я как раз увидела нечистого. Он провожал тебя домой. Может, скажешь мне, как ты с ним связалась? Когда? - продолжала допрос испуганная Наталья, резко вскочив со стула.
   - Ах, значит, ты нас видела в окно. Ну что ж, пора тебе узнать правду. Зря ты называешь его нечистым. Он мой жених, тетя, я с ним помолвлена и скоро выйду за него замуж, - твердо заявила Оксана и поглядела на перепуганную тетю.
   - Что-что? Ты сума сошла! За него замуж? Ты, видимо, не слышала историй, что ходят про их семью, а особенно об этом парне? - заломила руки женщина.
   - Знаю, о чем говорят. Слышала. Только не начинай сначала этот рассказ. Все не так было, как думают. Жены Мерика умерли от болезни.
   - Мерик, его зовут Мерик? Какое странное имя, ты не находишь? Конечно, это он сказал тебе о том, что его жены умерли от болезни. Поверь мне, детка, это не так. С ними связаны страшные истории. Здесь каждый знает, что это за семья Чорных. Как ты могла связаться с этим, как его, Мерлином? Когда это произошло, что я об этом так поздно узнаю? И девчонки знали о нем? - испуганно говорила Наталья.
   - Он не Мерлин тетя, а Мерик. Мерлин - это мифический колдун. А Мерик - это совсем другое имя. Нет, девчонки ничего не знали о нем. Я не рассказывала им. Мы встретились с Мериком тогда на дискотеке, когда я приехала. И с тех пор мы встречались. А теперь мы поженимся, - серьезно заявила Оксана.
   - Ни за что! Мы никогда не разрешим тебе выйти за него. И ты вообще больше не выйдешь из дому, - сердито крикнула Наталья, хватая племянницу за руку.
   - Если вы запрете меня, я все равно сбегу к нему. Лучше не делайте этого, тетя, - вырываясь, говорила Оксана, но тетка, словно клещ, вцепилась в ее руку.
   - Прошу тебя, Оксана, одумайся, что ты делаешь. Этот парень - зло. Ты погибнешь, как те другие, глупая моя девочка.
   Наталья внезапно зарыдала. Слезы стекали по худым, слегка обвисшим, щекам сорокапятилетней тети. Голос дрожал от страха и тревоги за ту единственную, которую они воспитали и которую могут потерять.
   - Может быть, и зло. Но, тетя, пойми, уже слишком поздно.
   - Пока ты жива, а значит - не поздно. Не ходи больше к нему, мы тебя спрячем. А хочешь - в город езжай. Но умоляю, не делай глупостей, убегай от монстра, он погубит тебя.
   - Не хочу я бежать от него. Как ты не понимаешь, пусть он будет монстр, оборотень. Мне все равно. Я люблю его. И хочу быть с ним.
   - Любишь? Монстра? Как можно любить его, ведь он же зло! - закашлявшись от удивления, прохрипела Наталья.
   - Можно. Поверь, и такого полюбить можно. И я его очень сильно люблю. Для меня он - всё. Моя радость, мое счастье, понимаешь? - горько заплакав, сказала девушка.
   - Ох, Оксана. Значит, для тебя он принц? Вот такого ты принца хотела, такого ждала?
   Наталья снова села на стул у окна, вытирая выступивший пот кухонным полотенцем.
   - Он мой принц. Что я могу еще сказать, я этого не планировала, мы встретились с ним случайно и полюбили друг друга.
   - Сомневаюсь, что это было случайно. Наверняка он все это спланировал. Он знал о том, что ты приехала. Но я не дам тебя погубить. Отныне будишь сидеть в своей комнате. И не думай, что вылезешь в окно, дядя еще вчера вечером забил его наглухо. Я сразу поняла, что ты куда-то убегала ночью, когда увидела открытое окно в твоей комнате. И клетку мы выбросили, на которую ты спрыгивала на улице. До чего же додумалась! -сердито сказала Наталья, хватая Оксану за руку и изо всех сил таща в комнату.
   - Ты не сможешь удержать меня. Мы все равно будем вместе. Мы любим друг друга, - кричала, задыхаясь, Оксана, упираясь, падая на колени, но тетя собрав все силы, просто тащила ее по коридору.
   - Ничего, ты мне когда-нибудь еще спасибо скажешь, что уберегла тебя от монстра. Ты глупая, может, и любишь его, но он вряд ли. Ох, детка, такой, как Мерик, любить не умеет, - задыхаясь, говорила, Наталья, втаскивая Оксану в комнату.
   - Все равно сбегу. Найду способ и навсегда уйду к Мерику. Я никаким рассказам не верю. Все врут о нем, а ты веришь, тетя.
   Оксана рыдала и стучала кулаками в запертую на ключ дверь своей комнаты.
   - Верю. И тебе советую поверить. Вот посиди, подумай, - сказала сквозь дверь Наталья, удалялась прочь.

ГЛАВА 12

  
   - Ты уверен, что она подходит? Нужно спросить его, ты обязан это сделать, - сказала мать Мерика, когда вся семья собралась в гостиной после ухода Оксаны.
   - Уверен, мама. Ее душа то, что надо. Отцу понравится, я знаю. Она, она такая необычная, не такая, как другие. В ней есть сила, и я эту силу чувствую, я ее пробовал. Но у нас все чуть не сорвалось из-за тебя, мама.
   Мерик сердито говорил, стоя у стенки возле двери, сложив руки на груди.
   - С чего это? Я подчиняюсь тебе, если она тот тип, - значит, пусть сбудется, пусть свершится. Я ничего не имею против, -отвечала женщина, подойдя к сыну.
   - А книгу по черной магии не ты ли оставила в моей комнате?
   - Нет, не я. А что? Она видела ее? - испуганно спросила женщина.
   - Наверно. Я не уверен. Она показала на другую, но я почему-то думаю, что ей именно эта попалась в руки, я почувствовал это, глядя на нее.
   - Все может сорваться, мы можем потерять ее, если она успела прочитать то заклинание, - нервно, но холодно молвила женщина, ее голос звучал грозно и жестко.
   - Надеюсь, что она не успела прочитать его. Или еще что-нибудь, - испуганно сказал Мерик.
   - Ничего не будет, если даже она и прочитала заклятие. Она уже принадлежит тебе, Мерик. Она очень полюбила тебя. И ее любовь делает ее бессильной перед тобой. Ее любовь спасет тебя, - спокойно, без малейшего страха или волнения в голосе, ровно и успокаивающе молвила Катрина, сидевшая на диване и спокойно наблюдавшая за испугом брата и его спором с матерью.
   - Хм, я тоже так думаю. Спасибо, что поддерживаешь меня, Катрина. Я знаю, ты у нас самый большой специалист по душам, я тебе доверяю, - улыбаясь, сказал Мерик, подходя к сестре. Присев возле нее на колени, он взял ее за руки и нежно поцеловал их.
   - Ну, значит все отлично. Волноваться не о чем. Сегодня ты пойдешь к нему, и мы будем готовиться к свадьбе. Больше тянуть незачем, нужно повенчать вас как можно скорее. Может быть, даже в эту субботу, - хлопнув в ладоши, сказала женщина и удалилась в дальнюю комнату дома.
  

ГЛАВА 13

  
   - Ты как? Ох, плохо выглядишь, подруга, - с грустью сказала Галка, входя в комнату вместе с Олькой. За ними сразу заперлись двери.
   - Привет, девчонки. Как это тетя вас еще пропустила ко мне? - сказала Оксана, молча сидевшая на застеленной кровати у окна, опустив голову. Она даже не заметила, как повернулся ключ в дверях ее комнаты, и только на голос любимой подружки радостно подняла голову.
   - Она нам все рассказала. Просила поговорить с тобой. Так это правда? Ты действительно связалась с тем парнем из семьи Чорных? - спросила Галка, присаживаясь рядом с Оксаной на кровать.
   - Что еще она вам наговорила? И когда это она успела?
   - Не обижайся, она позвонила, мне и рассказала. Просила прийти, - вздохнув, обняла за плечи подругу Галка.
   - Оксана, ты же знаешь правду об этом парне и все равно связываешься? Что с тобой? Тебя так и манит опасность, -испуганно промолвила Олька, стоя напротив Оксаны и заслоняя собой окно.
   - Какую еще правду? Выдумки старух? И вы туда же? Я думала, вы мои подруги, вы меня поймете. А вы пришли мне мораль читать? Мне и тетки хватает.
   - Мы не пришли тебе мораль читать. Или поучать. Просто пришли поговорить с тобой. Я и не знала, с кем ты встречаешься, и как же я не догадалась. Ведь пацаны говорили тогда, что он красавчик сильный был, миленький такой. А кто мог еще быть таким милашкой, кроме этого Чорного. Вот дурр-ра я, что не поняла тогда. А сейчас ты дурр-ра, что продолжаешь гулять с ним, - стуча себя по голове, говорила Галка.
   - Я люблю его, Галка! И мы поженимся, видишь, какое он мне кольцо подарил, мы обручены! - Оксана показала подругам безымянный палец, на котором блестело красивое старинное кольцо с маленькими красными рубинами.
   - Ох, дурр-ра ты, подруга, дурр-ра! Что же ты творишь-то? Кольцо-то красивое, даже очень. Но на твоем месте я бы не надела его. Ведь на нем может лежать какое-нибудь проклятие, - со вздохом сказала Галка, разглядывая чудесное украшение. Красными рубинами на кольце был выложен какой-то непонятный символ. Галка поднесла руку с кольцом подруги прямо к глазам.
   - Вы что, не видите? Это же пентаграмма. Самая настоящая. Врата ада так говорят, - внезапно выкрикнула Олька, глядя на символ. Она резко отшатнулась от подруги.
   - Тьфу ты, черт! Черт тебя побери. Ты, ты бы лучше сняла эту дьявольщину, подруга. Говорю тебе, этот парень очень опасен. Его прежние жены умерли сразу после свадьбы. Ты что, хочешь последовать за ними? - закричала испуганно Галка.
   - Не ожидала от вас! Да, ну и подруги у меня! Уверяю вас ничего со мной не случиться. Это просто бред сивой кобылы, рассказанный как-то старой бабкой Зоей.
   - А вот и не бред. Мы-то знаем о нем больше, тебя же в деревне не было. И кольцо с пентаграммой он тебе не напрасно подарил. Боюсь, подруга, ты следующая, - запинаясь, сказала Олька, то и дело переводя взгляд то на подругу, то на ее украшение, которое, отражая солнечные лучи, сияло по всей комнате.
   - Беги от него! Слышишь, Оксана! Пока не поздно. Не будь дурой! Потом мы уже не сможем тебе помочь. Послушай нас, он опасен.
   - Мерик теперь - моя жизнь! И вы уже ничего не сделаете. Прошу вас, уходите, я больше не считаю вас подругами. Я люблю Мерика и буду с ним. Меня не удержит ни одна запертая дверь.
   Опустив голову и любуясь своим подарком на пальце, сказала девушка.
   - Какое у него странное имя для здешних мест. Мерик. Что это за имя? Из какого фильма ты не припомнишь, Галка?
   - Его предки - из Франции. У них у всех такие изысканные имена. Его сестер зовут Катрина и Оливия, - гордо и задумчиво произнесла Оксана.
   - Француз, значит! Да, такого кино я еще не видела. Где глупая девка из простой деревни влюбилась в злого колдуна, который убивал потом своих дурнушек-жен. Ты что же, думаешь, что попала в сказку, да? Это тебе не сказка, а он не принц вовсе. Ты же попалась, как глупая курица, он заманил тебя всей этой аристократией из прошлого века. Потому что знал, что ты любишь. Может он всех так сначала изучает, а потом так и заманивает. Тем, что им так нравится. Он это умеет, ведь не одна дура уже попалась. И кто знает, кто еще попадет в его руки, когда он и тебя погубит, - серьезно говорила Галка, надеясь достучаться до разума подруги.
   - Хватит! Мне это уже надоело. Я попросила вас уйти. Уходите! И больше чтоб не приходили. Я вас не хочу видеть.
   Оксана резко встала с кровати, показывая рукой на дверь и выгоняя подруг из своей комнаты и из своей жизни.
   - Опомнись, дура! Ты еще пожалеешь об этом. Еще никто не ушел от него живым, - сказала Олька, заглядывая в лицо Оксане. Тетка уже услышала крики из комнаты и открывала дверь, выпуская девчонок. Они, вздохнув в последний раз, оглянулись и посмотрели на подругу, которая отвернулась от них к окну. Девушки молча ушли, и дверь снова заперлась на ключ.
  

ГЛАВА 14

  
   - Скажи, отец, это та? Она подходит, ведь так? Я чувствую, силу, она дает мне ее!
   Было полнолуние. И сегодняшней ночью Мерик радостно шел по лесу, пробираясь сквозь густую чащу прямо на сиявшую при свете луны небольшую красивую поляну. поляна усыпана красивыми мелкими лесными цветами. Мерик встал в центре поляны, где возвышался огромный трухлявый пень. Весь он был облеплен гадкими мухоморами и тонкими маленькими ядовитыми поганками, покрыт зеленым мхом и противной слизью. Тут, на странной лесной поляне кипела своя ночная жизнь. Кружились черные ночные бабочки, перемигивались светлячки, хранившие, казалось бы, какую-то страшную тайну. Здесь словно заканчивалась реальность жизни и начиналась магия, жизнь вымышленных ночных существ, и правила своим лесным балом феерия чертовых ночных кошмаров, в которые люди не верили, но которых все равно боялись и старались избегать, трижды сплевывая через плечо. Сейчас на этой поляне, началась эта скрытая от людских глаз жизнь. феи и лесные прекрасные нимфы вышли из густой чащи, весело приветствуя своего принца. Нимфы с длинными белыми волосами и зелеными, как трава, глазами... Их тонкие талии и красивые упругие груди были видны сквозь прозрачные длинные платья, сшитые словно из паутины. Они сладко улыбались, Мерику, подходя к нему и лаская своими белоснежными изящными руками все его тело. Сегодня он был, без одежды, лишь только легкие шорты прикрывали его мужское орудие, которое уже радостно отвечало на ласковое приветствие прекрасных нимф. Он издал немой и сладкий стон, слегка зажмурив глаза. Босыми ногами он стоял на шелковой траве, которая так и манила лечь на нее сверху, как на мягкое покрывало, и поддаться наконец-то сладостным любовным играм с нимфами. Тем более что он всегда приходит сюда на полнолуние и давно хотел бы уже оторваться от земли и предаться страсти с себе подобными.
   - Она-то что надо, сынок! Ее душа - это нектар. Она любит, а значит, отдаст ее до остатка. Те, другие, так же любили, - сказал внезапно появившийся хриплый голос и Мерик неохотно оторвался от своих любимых нимф. Он перевел взгляд на трухлявый пень, откуда доносился голос и чуть слышный смешок. На пне сверху стоял сгорбившийся толстый гном. Лицо его было ужасно сморщенным, нос огромной величины на конце изогнут. Глазки - маленькие, и из-за этого они скорее были похожи на две небольшие дырки, чем на выцветшие зеленые глаза. Огромный красный рот, искривившийся в улыбке, придавал еще большую уродливость чудовищу. Зеленые в обтяжку штаны полностью окутали кривые маленькие ноги, обутые в старинные ботиночки с длинными носами. На носках ботиночек звенели маленькие бубенчики. Эти ноги, постукивая по пню, стояли неподвижно и властно. Куртка серо-зеленого цвета прикрывала уродство кривых рук, сложенных на груди. Зеленая жилетка картину. На голове гнома был старый колпак, уже истрепанный временем, но неустанно служивший службу своему хозяину, прикрывая его облысевшую, всю в огромных бородавках, голову.
   - Как скажешь Отец. Мне можно жениться на ней? - вздохнув, молвил, Мерик, обращаясь, к страшному существу из ада.
   - В эту субботу, как и задумали. Ты обвенчаешься с ней, и тогда она будет моей. Никто уже не сможет помешать этому. Сделаешь это, и тогда я наконец-то позволю тебе остаться с нимфами. Я давно знаю, что ты хочешь их. Они тоже тебя хотят. Вознагражу-у-у! - хрипло произнес гном, смеясь и маша огромным, не по размеру, пальцем в сторону Мерика. Всё вокруг вдруг затряслось и занялось дымом, пламя всполохнуло над пнем, где в ярком огне сияния исчез гном из ада.
  

ГЛАВА 15

  
   - Слушай, желанный твой зовет тебя! Приди к нему, уже пора. Тебя он избрал, ты нужна ему. Пусть все оковы падут. Что удерживают тебя? Да не устрашиться сердце твое, дочка жизни и света. Встань и иди, иди к сыну ночи и тьмы. Теперь ты принадлежишь ему. Слушай и спеши, дитя леса зовет тебя.
   Тихо шептала заклятие из книги по черной магии, выученное наизусть, мать Мерика. В полночь принесла в комнату сына сделанного из глины и песка уродливого гнома. Зажгла пять свечей, поставила их в круг, а в середину - гнома. Долго шептала, а когда закончила и сказанного было уже не вернуть, страшное заклятие подхватил ветер и, взмыв над домом и двором, понес его на черных крыльях воронов. Мать Мерика посмотрела на дрожащее пламя свечей и на искривленное лицо гнома.
   - Не одну службу ты уже сослужил нам. Так послужи опять. Это не первая и не вторая и, конечно, не третья. Она четвертая! Да будет так! Она твоя.
   Снова шептала женщина, проводя пальцами по гному, в которого были воткнуты три иголки. И теперь она вонзила с силой и четвертую иголку, прямо в грудь некрасивой фигурке. Задув свечи, она вышла из комнаты сына, перед этим спрятав странную фигурку. Она засунула гнома в книжный шкаф, вместо нескольких отсутствующих книг.
   ... "Мой любимый, он завет меня. Подожди, я уже иду..."
   Ветер с шумом принес заклятие. И крики собравшихся черных воронов, что стаей кружили в саду, где жила Оксана, разбудили ее. Ей приснился кошмар: огонь, огромный костер пылал среди леса. А вокруг него прыгали и смеялись уродливые существа. Они были маленькие и горбатые, а их лица - все морщинистые, уши длинные и острые вверху. Они смеялись, их огромные рты кривились, показывая большие гнилые зубы, как будто подточенные пилой. А она была в центре всего этого веселья и смеха. Она была привязана к старому дереву. Собравшаяся компания жутких гномов собрались сжечь ее заживо. Она кричала и вырывалась, а злобные монстры приближались и приближались. В руках они держали зажженные факелы, они смеялись, и смех эхом отдавался в ушах привязанной девушки. Она взглянула на них, и о ужас! Среди них находился и ее Мерик. Он выглядел так же, как они, - с острыми ушами и большими зубами.
   Волосы потрепанные и взлохмаченные. Но рост у него настоящий, и поэтому он выше других. Сквозь сон она слышала, будто кто-то звал ее. Ее манили к любимому, голос неустанно заставлял идти к нему, следовать за ним. Оксана задыхалась и кашляла во сне, чувствовала сильную слабость и головокружение. Но крик воронов под окном пробудил ее от кошмарного сна. Она поднялась, продолжая кашлять, взявшись рукой за горло. Присев на кровать она взглянула в окно. За окном собралась стая черных птиц. Оксана неотрывно следила за ними, вдруг она увидела, как тонкая змейка непонятной зеленой дымки приближается к окну откуда-то из далека. Кольцо на пальце стало сильно жечь кожу, Оксана попыталась снять его, но безуспешно. Красивые камни рубинов заиграли по комнате красными огоньками, и пентаграмма внезапно загорелась, осветив всё вокруг переливом камней. Палец жгло и сжимало. Свет от символа на кольце ударил в окно, и оно с силой открылось. Зеленая дымка просочилась в комнату, соединилась со сверкающим светом кольца. Эта дымка обвила Оксану, и она отчетливо услышала зовущий ее голос - то ли ветер, то ли крик ворон... Или голос прилетел к ней с этой дымкой? Но голос говорил, чтоб она спешила, что он ждет ее. Мерик ее зовет, она нужна ему. Оксана не стала долго раздумывать, она просто подошла к открытому окну и быстро выпрыгнула наружу. На улице светила луна, и было тепло. Она так и пошла, в чем была одета - в бриджи и футболка голубого цвета, спереди на груди красовалась надпись " I Love You". Оксана спешила, ведь Мерик ждет, а она не может заставить его страдать. Она бежала по темным улицам, освещенным только лунным светом, бежала по узкой тропинке к высокой калитке, к одинокому черному дому у леса. И она была не одна. Ее сопровождала летящая над головой стая воронов и провожала все та же зеленая, непонятно откуда взявшаяся дымка, подгоняемая ветром. Оксана вошла во двор в с сопровождении всей этой адской процессии. Высокая калитка сама захлопнулась за ней, словно давая понять: девушка в западне. Теперь ей навек не выбраться из сетей зла.
  

ГЛАВА 16

  
   - Игорь, ее нет в комнате. И окно открыто нараспашку. Она убежала, убежала к нему. В ту проклятую семью, - с ужасом в голосе кричала Наталья, заглянув утром в комнату Оксаны. Она увидела открытое окно и сразу поняла, что племянницы нет. Наталья, дрожа и лихорадочно перебирая руками, со всех ног выскочила из комнаты девушки и побежала к мужу, который уже завтракал на кухне яичницей и горячим кофе.
   - Как же она могла, открыть окно, я же намертво заколотил, его? - удивился Игорь, поднимаясь из-за стола.
   - Я не знаю, как! Но оно открыто, и всё. Что же нам делать? Скажи куда бежать, кого звать? - в ужасе хватаясь руками за голову и громко рыдая от безвыходности, кричала Наталья, глядя на мужа.
   - Подожди, не паникуй. Давай подумаем спокойно, что нам делать. Во-первых, ты уверена, что она сбежала в семью Чорных? А может, она у девчонок? - старался как можно спокойней говорить Игорь, подходя к Наталье.
   - У каких девчонок? Игорь, ты что! Я же говорила тебе, вчера они сильно поругались, и Оксана их прогнала! Она точно к нему убежала, я чувствую! И что же теперь делать? Нам нужно спасти ее, пока не поздно! Они собираются обвенчаться. И теперь, когда она у них, они обвенчаются в субботу... - рыдая, говорила Наталья.
   - Я сейчас же звоню в милицию, - побежал к телефону Игорь, надевая очки.
   - Подожди, и что ты им скажешь? Ой, я и не знаю, помогут ли они в этой ситуации? Ведь тебе известно, что это за семейка. И опасно связываться с ними.
   - Я знаю, что опасно. Но что делать? Не сидеть же сложа руки? - ответил Игорь, на миг положив трубку на аппарат и посмотрев в сторону жены. Она ничего не стала больше говорить и не мешала мужу. Два часа они ждали машину с милицией, которая приехала из райцентра.
  

ГЛАВА 17

  
   Вылезший из машины жирный мент совсем не намерен был искать девчонку, которая по собственной воле сбежала к своему жениху. Сонно выслушав рассказ Натальи и Игоря, он, кивая, записал все в блокнот. Судя по его реакции, он не собирался ничем заниматься.
  
   - Я еще раз вам отвечаю. Я по собственной воле ушла от дяди с тетей к своему жениху. Понимаете, они против моего замужества.
   Увидев из окна милицейскую машину, Мерик позвал Оксану, которая спала еще в отдельной комнате на диване. Когда она пришла к ним ночью, то даже не увиделась с Мериком, так как его не было дома. Но его мать уже ждала ее в дверях и, не сказав ни слова, повела в отведенную ей комнату. Комната была почти пуста, стоял лишь диван, который был уже застелен и ждал Оксану. Возле дивана стоял большой стол и пять стульев вокруг. На ярких зеленых обоях висели две картины. На них, как уже больше не казалось странным Оксане, были изображены красивые лесные пейзажи. На одной - ясный день, что освещал заросшую тропу посреди леса, вокруг деревья, цветы. А на другой - красивая цветочная поляна и огромный водопад.
   - И чем же вы им так не угодили, а, молодой человек? - спросил милиционер Павел у Мерика.
   - Я не знаю. Извините, но я совсем ничего им не сделал. Я даже ни разу не разговаривал с ними. Я просто люблю их племянницу, и мы в субботу собираемся пожениться. Ничего в этом страшного, вы так не считаете? - ответил Мерик обнимая, Оксану за плечи.
   - Любовь-морковь. Сложная штука. Я ничего не имею против вас и вашей женитьбы. Желаю счастья. Но тетя с дядей этой молодой особы обратились ко мне, чтоб я помог вернуть им племянницу. Они сказали, что вы якобы очень опасный молодой человек. И они не хотят, чтоб она с вами связывалась, - сказал Павел, опираясь локтем о забор и притопывая онемевшей ногой.
   - Он не опасный! Поверьте мне. Я даже не знаю, почему они это все выдумывают о моем женихе. Ведь он не сделал ничего плохого никому, поверьте, - твердила Оксана, свирепо встав на защиту Мерика.
   - Поговорите еще раз с ними, вы же участковый. Скажите, пусть оставят нас в покое. Мы все равно поженимся. И пусть они говорят, что хотят, - заявил Мерик. Голос его звучал грозно, но решительно.
   - Да. я участковый, как вы заметили. Но что я могу? Только и поговорить еще раз смогу. Вы бы сами с ними поговорили, заодно познакомились бы поближе. А может, гляди, и понравитесь им. Вы же сказали, что не разговаривали с ними. Ну, так вот. Когда-то же нужно начать.
   - Да вы что! Они не хотят его видеть! Они и на порог его не пустят. Короче, я никуда не пойду. А если они еще раз попробуют нас разлучить или силой меня домой забрать, то передайте им, что я все равно снова сбегу, - нервно и громко сказала Оксана, обращая взгляд на Павла, который уже заметно начинал плавиться на солнце.
   - Не понимаю. Почему они так взъелись. Ладно, я поговорю с ними снова. В конце концов, я же не буду каждый раз приезжать сюда из-за ваших побегов. У меня в районе дел по горло.
   Записав лениво несколько раз то падающей, то не пишущей ручкой вкратце этот разговор с молодыми, Павел собрался уходить.
   - Прощайте, господин участковый. И не волнуйтесь, моей невесте хорошо здесь. К ней моя семья относиться с уважением. У нее даже своя комната есть. Так что передайте ее тете, что она останется у меня до свадьбы, - спокойно сказал Мерик.
   - Хм. Какой вы порядочный джентльмен. Комнату выделили невесте. Хм, до свадьбы - ни-ни. Крепкое воздержание? - улыбаясь, сказал участковый, искоса поглядывая на Мерика.
   - Зря вы иронизируете. У них вся семья порядочная. И я горжусь, что с ними познакомилась. Ведь сейчас одни гулящие пошли и алкоголики. А он не такой. И мне нравится, - сказала Оксана, поглядев на Мерика.
   - Нет что вы, я не смеюсь, Боже упаси. Я-то и говорю, что ваш жених - действительно редкость. Таких сейчас нет. М-да. Я удивлен и польщен. Ну, я смотрю, ребята, что вам хорошо вместе. Он вас не обижает. Скорее, наоборот. Так что будим прощаться. Искренне желаю семейного счастья и любви. А с тетушкой я вашей поговорю, - сказал серьезно участковый, пожимая руку Мерику. Еле оторвавшись от забора, который зашатался при этом, Павел лениво побрел к своей машине. Мерик взяв Оксану за руку и быстро увлек за собой в дом. Они еще долго смотрели в огромное окно гостиной. Но машина с жирным участковым уже скрылась из виду. Видимо, ему уже до смерти надоело стоять на солнце в жаркий солнечный день и вести этот ненужный разговор с молодыми влюбленными, из-за которых его потревожили и оторвали от городских проблем. Ведь известно, что в городах побольше разной преступности и дело уж совсем иной важности, чем бегать за влюбленными.
  

ГЛАВА 18

  
   - Прошу вас, Екатерина Ивановна, помогите мне! Христом Богом молю! Помогите. Я уже не знаю, что мне делать. Моя племянница сбежала к этому монстру из семьи Чорных. И завтра они должны обвенчаться. А никак не могу это остановить. Участковый, которого мы вызвали, чтоб забрал ее домой, не смог этого сделать. Сказал, что не видит в этом ничего плохого, невеста живет у своего жениха. Говорил, что разговаривал с парнем, и он показался ему очень порядочным. Девчонку не обижает, тем более она сама не хочет возвращаться. Так что он сказал, что не хочет заниматься нашим делом, и велел, чтобы мы его больше не беспокоили.
   Встав, в пятницу с самого утра Наталья заметила, погода на улице заметно ухудшилась. С утра лил дождь, было пасмурно. Пасмурным было и ее настроение. На душе был камень, он словно жег изнутри. Невероятная тоска и боль разъедали глаза. Наталья чувствовала себя загнанной в угол, не было выхода и никто уже не мог ей помочь. Приглашать участкового было ошибкой. Ведь ничего хорошего и полезного он так и не сделал. Надо было сразу догадаться - закон тут не поможет. Какой бы ни был хороший мент, он бы никогда не справился с силами, над которыми бессильны люди. Пусть они вызвали бы целую роту, целую армию, и те тоже бы не сумели ничего предпринять. А ведь Мерику и делать-то особо нечего не пришлось, он просто запудрил мозги служителю закона. Как и всем простым людям. Наталья вспомнила, что живет у них в деревне одна целительница, или ведьма, как часто ее называли. Однако ничего плохого она никогда никому не делала, а наоборот старалась помочь избежать разных неприятностей. Екатерина Ивановна была уже старой женщиной. Ей уже, наверное, и под девяносто стукнуло. Наталья слышала от односельчан, что ей вроде бы уже исполнилось восемьдесят девять. "Вот и решение проблемы", - подумала Наталья и быстро натянула дождевик, который давно валялся внизу в шифоньере. Побрела по лужам и грязи к единственной спасительнице. Калитка была незапертой, женщина быстро вошла во двор. И постучала в старую облупившуюся дверь. Старуха молча сидела у деревянного стола, перед ней огромным веером были разложены карты. Видимо, бабка уже что-то высматривала на них. Когда Наталья вошла и поздоровалась, та только подняла глаза, но не удивилась. Наверное, просто привыкла, что к ней вот так часто приходят со своими проблемами разные посетители.
   - Ох, знаю я твою проблему. Она велика, поверь мне. Такую беду отвадить не удастся уже никому, - молвила хрипло старуха, глядя на пришедшую исподлобья и все так же держа руки на разложенных картах.
   - Но как же? Почему? Я пришла просить вас о помощи, вы знаете, Оксана одна у меня, помогите мне вернуть девочку, умоляю. Просите, что хотите, я ничего не пожалею, - плача и умоляя, говорила Наталья, обращаясь к старой ведьме.
   - Да тут вовсе и не в плате дело. Я от тебя ничего бы не взяла. Твое дело очень опасное! Если бы мне удалось помочь в этом, то это было для меня лучшей платой, - вздохнув, серьезно сказала ведьма.
   - Помогите! Прошу, не оставляйте меня в беде. Больше некому помочь, - говорила Наталья, вытирая слезы завалявшимся в кармане носовым платком.
   - Охо-хо-хо. Я попробую. Но знай! Дело действительно опасное и еще неизвестно, чем закончится, - встала из-за стола старуха и подошла к шкафчику с какими то травками.
   - Я знаю, она может умереть, как остальные его жены. Я этого и боюсь, - сказала испуганно Наталья.
   -Умереть-то само собой. Она умрет, здесь сомнений нет, - грозно сказала ведьма.
   - Тьфу, что вы. Я же хочу не допустить этого. Что он с ними делает, что они умирают? - задумчиво молвила Наталья.
   - Я вижу, ты не знаешь всего? Знаешь, с кем связалась, твоя Оксана? - обратила старуха свой страшный пронизывающий взгляд на Наталью.
   - Слышала только рассказы разные на деревне об их семье, но так, чтобы знать о них всю правду... не знаю, наверное. Да, если честно, и не хотела слишком уж влезать во всё это, - сказала, поежившись от взгляда ведьмы, Наталья.
   - А-а, всё, что ты слышала, от людей на деревне это все выдумки, поверь мне. Правда куда более жестокая и страшная. Сядь и послушай, я расскажу тебе правду.
   Старуха подошла к Наталье и, вцепившись в ее руки, повела на деревянную лавку у стола и, усадив ее, продолжила разговор.
   - Так вот, эту семью еще моя прабабка знала. Весь их род был проклят за связь с сатаной. Мои родственники тоже всегда имели силы, но мы из целителей. Такой была моя прабабка потом бабка, мать моя и я. У нас в семье передается целительство только по женской линии. А так как у меня детей нет, то и передать мне мой дар некому. Значит, он умрет вместе со мной, ох... - вздохнула старуха, глядя в окно, где продолжал лить дождь.
   - Да, о чем это я, не о себе же рассказываю. А их семья - это совсем другое. Они не такие, как мой род. Они связаны с демонами. Эта семья Чорных раньше писались - Жерверневские, это их предки. Они все во Франции жили, но потом одна их родственница, ведьма проклятая, нашла себе колдуна из Закарпатья, так с ним и связалась. Никто не знает, как и где они с ним познакомились. Но это не та, что в нашей деревне живет, а ее бабка еще... А эту Жанной зовут. Но когда бабка ее вышла за украинца, они переехали в наши края. И вместе начали вершить свои темные дела. Говорила моя мать, что в той деревне, в которой они посилились на Закарпатье, половина жителей местных поумирали загадочной смертью, и всё молодые парни и девушки, которым еще не было и двадцати лет. Врачи утверждали, что все смерти были похожи, они умирали от упадка сил, а их сердца при вскрытии были выжаты, как лимон. Как будто это сердце дряхлого старика, а не молодого человека. И вот когда молодежи почти не осталось, они перебрались в другую деревню, а потом дальше, и так добрались до наших мест. Но всегда было странным то, что в их роду рождались только девицы. Они все были необычайной красоты, все по ним сходили с ума. А они, знай, этим-то и пользовались. Повстречаются, несколько раз погуляют, а потом и не ставало тех молодых людей, все они сначала как будто худели, страшно бледнели, а потом и вовсе умирали, - говорила, вспоминая все подробности, старая ведьма испуганной Наталье.
   - Вот, вот. И с моей Оксаной такое случилось. Я заметила, что она начала сильно худеть и бледная стала совсем. Как будто ее месяц держали где-то в помещении. Я тогда подумала, что она заболела. Вы говорите, что у них всегда дочки были, но ведь вот же, есть у них этот сын, который губит молодых девушек. Он, наверное, зло самое настоящее? - спрашивала с испугом Наталья.
   - О да, сын. Вот о нем я тебе сейчас и расскажу. Только не бойся, это не сказка, это страшная, правда. Как я уже сказала, у этой семьи никогда не было сыновей. И когда Жанна вышла замуж за этого Евгения, у них было только две дочери, как я знаю, красавицы...
   - А ее муж Евгений - он тоже колдун? - внезапно перебила Наталья.
   - Не перебивай меня. Да, конечно, колдун. Ведьмы не могут жить с простыми смертными и рожать от них детей. А колдуны хотят продолжать династию рода проклятых. Она этого Евгения где то тоже в Закарпатье нашла, потом у них родились те две дочки. Они с самого детства были опасными. Когда старшей было лет пять, она к чему ни прикасалась, всё гибло. Цветы в горшках засыхали и в садах... Потом у них появилась собака, и Катрина просто погладила скотину - так та подохла от удушья через несколько дней. Умирали, все кто попадался ей под руку, кого она коснулась. Кошки, собаки, птицы и даже мухи - и те гибли сами, когда садились ей на плечи и руки. Она была просто ходячей смертью. А вот Оливия - та немного другая. Как бы сказать... у нее есть душа. И ее жертвы жили немного дольше, нежели у старшей сестры. И после каждой смерти Оливия долго плакала над бедным трупом животного или птички, жалея их. Из-за этого она попала потом под постоянный контроль своей старшей сестры. Та наблюдала, чтоб Оливия окончательно не расклеивалась. К тому времени как сестры повзрослели, их жертвами становились молодые юноши и девушки. Но я снова отвлеклась, хочу рассказать почти нереальную историю появления в их семье сына. Жанна как-то сильно заболела, и болезнь эта не была связана с насыланием порчи от добрых ведьм. Нет, она заболела случайно. У нее начались сильные головные боли, почти до тошноты. Эти боли превращались в длинный кошмар, который порой продолжался неделями. Начинало отнимать то одну сторону головы, то другую. Потом начали лопаться сосуды, пошли кровотечения из носа. Чего они только не предпринимали, пытаясь ей помочь, но никакие заклятие и заговоры не действовали. И Жанна с ужасом поняла, что начала терять силу рода. Как она этого боялась, как мучительно из-за этого страдала. Делала разные амулеты, собирала разные травы и клала их везде по дому, чтоб сохранить способности. Но в итоге она поняла, что не только теряла силу рода, но теряла и память. Что уже и забывала, где прятала, разные травки и разную всячину, как оберег. И вот тогда-то и пришло спасение. В одну из таких ночей, когда часами лежа в постели, она старалась вспомнить слова заклинаний. Внезапно, истерзанная и измученная, крепко уснула. И в ту ночь чей-то голос громко позвал ее. Он звал ее по имени, велел, чтобы она немедленно встала и пошла сейчас же в лес, где получит ответ на свои вопросы. Она, как в бреду, проснулась, светила огромная луна. Было полнолуние. Она поднялась и, одевшись, пошла в лес. Там в гуще леса есть красивая поляна, посреди поляны стоит трухлявый старый пень. Когда она пришла на поляну, ее муж и дочери уже ждали ее там. Они сказали, что им приснился один и тот же сон. И все последовали указанному голосу, что звал их в лес в полнолуние. Внезапно все вокруг затряслось, появился сильный дым и вспышка огня возле пня. Все посмотрели в его сторону и замерли. На пне стоял низкий, крючковатый, горбатый гном... - ведьма закашлялась, прервав рассказ, и не спеша подошла к стоящему на деревянной табуретке ведру со свеженабранной водой. Взяв железную старую кружку, она зачерпнула воды и принялась жадно ее пить.
   - Гном? Вы говорите, что этой семье в лесу показался гном? Вы что же, правда в это верите? Ведь гномов не существует, это вымысел, легенда! Это бред! - непонимающе покачала головой Наталья и слегка улыбнулась.
   - Зря ты смеешься, это всё чистая, правда. Там стоял гном! Самый настоящий, низкий зеленый уродец, - сказала твердо старуха, возвращаясь на свое место.
   - Вы что же, верите в гномов? Ну ладно там - демоны или оборотни... Но гномы? Может, это какой-то демон был в таком ужасном образе, а им показалось, что гном?
   - Нет, не спорь! Я же говорю - это был гном. Король леса! Ты понимаешь, гномы - они короли леса, - взмахнув рукой в сторону окна, сказала бабка.
   - Кошмар какой-то. Наваждение. Я и не знала, что такое можно увидеть в жизни. А вот откуда это известно, что они там гнома встретили? Вы меня простите, пожалуйста. Просто они же этого, наверное, никому не рассказывали, и это был их секрет? - изумленно спросила Наталья, со страхом поглядев на старуху.
   - Я откуда знаю? Я, детка моя, всё знаю. У меня есть свои источники. Но то, что тогда случилось, двадцать лет назад, я лично сама всё видела. Вот этими глазами видела, понимаешь?
   Ведьма вдруг серьезно показала Наталье пальцами на свои старые выцветшие, когда-то голубые, глаза.
   - В то полнолуние я была в лесу. Я собираю разные лекарственные травы, и некоторые как раз в полнолуние собирать нужно. Они раз в месяц растут. Я там была неподалеку и, услышав сильный грохот и сияние, я побежала на свет. Когда нашла поляну, увидела зеленого монстра, стоявшего на пне. И семью Чорных, окруживших пень. Я спряталась в кустах, вблизи, откуда мне все было видно и слышно. И тут гном сказал, что вмиг может исцелить Жанну от ее недуга, который скоро, если ничем не помочь, приведет ее к смерти. Но только она должна поклясться, что готова на всё. Она, конечно, не думала долго и поклялась. Тогда уродец сказал, что он хочет выпить хотя бы четыре молодые души, а может - и больше. Но для этого он приведет в этот мир своего сына, который будет ловить эти души. Гном поднял руку и показал на Жанну, сказав, что она должна родить ему сына. Он должен родиться от такой сильной и темной ведьмы, как она. Он будет не похож на всех, награжден прелестной красотой, и глядя на него, все вокруг ему покорятся. Этот сын будет награжден силой зла, он одним поцелуем сможет высасывать силу из тела и души. Но душой он будет делиться с ним, гномом. Тогда Жанна спросила, каким образом она может зачать от него сына. Он громко и злобно рассмеялся. А потом обратился к ее мужу, не против ли он такого соития? И когда Евгений махнул головой в знак одобрения, сказав, что главное, чтоб его жена жила дальше. Он ничему препятствовать не будет. Гном щелкнул пальцами, из его руки вдруг появилась тонкая зеленая дымка, она направилась к Жанне покрутилась вокруг нее и вошла в нее внутрь снизу. Тогда гном сказал, что она уже зачала от него сына и отныне боль ее пройдет, она обретет силы еще больше прежних, а сын поможет ей никогда не стареть. Но чтоб они запомнили: каждый месяц на полнолуние они должны приходить сюда. Он, гном, будет придавать им сил. И так как он сам не может выходить из леса, сын его будет царствовать по всем городам и местностям. Но днем его силы будут слабее, чем ночью. Гном сможет получить душу лишь только когда его сын обвенчается в церкви с той, которая полюбит его. Тогда никто не сможет помешать ему испить душу избранницы. Видишь теперь, как это опасно. Оксана твоя действительно полюбила Мерика, дитя леса. И она уже частично отдала ему душу. Но завтра, когда они обвенчаются, ее душу выпьет сам гном. Он придет ночью после венчания и заберет ее душу, - со вздохом завершила рассказ старуха.
   - Но можно как-то еще помешать этому? Можно, скажите?! - с надеждой спросила Наталья.
   - Насколько я вижу по картам, дела совсем плохи. Мерик уже пил ее силы, она сама отдавала их. Ее любовь делает ее бессильной перед ним. Она уже принадлежит ему. И я тут уже не в силах помочь. Бороться с колдунами и ведьмами - это можно, это я бы смогла. Но тут речь идет не о них. А о самом страшном зле, какое только можно себе представить. Бороться с принцем леса мне не под силу. Оксана отдала ему почти все силы, и теперь он очень опасен. Сунешься туда - погибнешь.
   Ведьма покачала головой.
   - Но что-то же нужно делать? Надо хотя бы попытаться, - не уставала просить о помощи Наталья.
   - Ой, ох, ох. Плохи дела. Я прошу тебя, будь сильной, если что. Я попробую помочь тебе. Но не надейся, что это поможет. Ее жизнь уже обречена. Оксана сознательно отдала душу принцу леса. И есть только одна последняя надежда...
   Старуха встала и направилась к своему шкафчику. Она долго там рылась, что-то грохотало и падало. Она, то и дело вздыхая и охая, накладывала что-то в маленький тряпичный черный мешочек. Наталья смотрела в ее сторону, молча теребя пальцы, и с надеждой ожидала чуда.
   - На вот, возьми. В этом мешочке есть некие зелья. Тут четырехлистный клевер сухой, его собирала еще моя мама когда-то. Видишь ли, ей доводилось слышать о гномах и их бессилии, которое наступает от этой травы. Когда она была еще молодой, поехала к своему брату, навестить его. Он жил в Ирландии, остался там после Второй Мировой Войны. Вот когда она гостила у него, то вспомнила, что ей одна знакомая рассказывала о гномах и четырехлистном клевере. А в Ирландии его полно, она там и нарвала. Но, к счастью, он ей так и не понадобился. А вот теперь вижу - время пришло. Этот сухой букетик я опутала серебряной цепочкой с крестиком. Говорят целители - серебра боятся все существа из ада. Крестик отдавать не надо, я от чистого сердца тебе даю, лишь бы помогло. Отдай этот мешочек завтра на венчании своей племяннице в церкви. Не бойся, семьи Чорных там не будет. Они в церковь не заходят. Лишь только сын, так как он силен очень. Дай ей этот мешочек незаметно. Пусть положит его под подушку в первую брачную ночь. Так положит, чтоб никто не знал. И будем надеяться, что гном не сможет выпить ее душу. Если он не заберет душу в брачную ночь, она будет спасена. Мерик потеряет силы, и ты сможешь вернуть ее домой.
   Ведьма сунула мешочек в руку Натальи.
   - Ну а чтоб она не венчалась с ним, нельзя так сделать?
   - Никак, этого уже не изменить. Ты бессильна. Это случится, и ты не мешай. Только сделай так, как я сказала, и может быть, спасешь еще ее от гибели. Не то она умрет после брачной ночи.
   - Но те бывшие жены умерли не сразу, они умерли через месяц или две недели...
   - Они - это другое. Они так не любили. И Мерик не имел от них сил так сразу. Прошло время, пока он высосал их души. А Оксана сильно полюбила и тем самым открылась ему. Он потихоньку уже забирал ее силы через поцелуи. Она умрет после брачной ночи, я тебе говорю. Сделай так, как я велела, пусть положит мешочек под подушку. Он не увидит. И дай Бог, чтоб не было поздно. Если она утром после брачной ночи ничего не скажет, не закричит, - значит, мы победили. А если станет кричать в бреду, что ей холодно, а потом жарко, то считай, мы потеряли ее. Это гном как раз и будет высасывать ее душу. И тут уже и загробное заклятие не поможет... Он заберет ее душу в ад.
   - Значит, это вы писали те стихи на надгробных плитах его умерших жен? - спросила Наталья, обернувшись через плечо на ведьму.
   - Конечно, я. Хотелось защитить их хотя бы после смерти. Но боюсь, Оксане твоей потом не поможешь даже так, - устало протянула старуха, запирая на засов дверь, когда Наталья очутилась на улице.
   "Странная бабка, - подумала, вздохнув, женщина и неспеша пошла домой. Дождь уже прекратился, и намечалась хорошая погода.
  

ГЛАВА 19

  
   - Здравствуй Оксана! Не осуждай меня, пожалуйста. Я очень переживаю за тебя. Но ты сама выбрала его, и я тут ничем уже не помогу. Прошу тебя лишь об одном. Возьми вот этот мешочек и положи его под подушку сегодня, когда будешь ложиться на брачное ложе. Я тебя очень прошу, это мой свадебный подарок тебе. Только сделай, пожалуйста, так, чтоб Мерик не видел, как ты положишь мешочек под голову, -умоляла Наталья, стоя возле Оксаны и протягивая ей маленький черный мешочек. Она собралась с самого утра и, не дождавшись времени венчания, пораньше пошла к церкви, с нетерпением ожидая новобрачных. Когда наконец показалась долгожданная машина, Наталья подошла поближе. Машина остановилась возле открытых ворот. Она была явно взята напрокат. Первым вышел из машин Мерик. Он был одет в элегантный черный фрак, белую рубашку, поверх рубашки красовался черный галстук. Его шикарные черные туфли завершали ансамбль свадебной одежды. Волосы его белым водопадом падали на плечи, и спину, и тогда Наталья подумала, что и вправду, никогда не видела никого красивее, ничего более совершенного. Затем она увидела, как вслед за ним вышла из машины Оксана. Огненно-красное платье, сшитое о образцу Эпохи Возрождения. Собранные в красивую прическу волосы подчеркивали исхудавшую фигуру, лицо было бледным, почти безжизненным. Наталья, осмелев, подошла к паре и попросила Оксану поговорить с ней наедине. Мерик криво улыбнулся и отпустил Оксанину руку.
   - Что ты еще придумала, тетя? Зачем мне этот мешочек? Что в нем? И для чего все это? Я не думаю, что Мерик причинит мне боль, - изумленно сказала Оксана, поглядывая в сторону, где стоял Мерик и смотрел на нее.
   - Просто положи его, прошу! Это может защитить тебя сегодня. Это нечто вроде оберега.
   - Какого оберега, от кого? От Мерика? Тетя, не начинай опять.
   - Я тебя умоляю. Сделай, как я прошу. И тогда ты узнаешь правду. Это мой подарок, и я хочу, чтоб ты выполнила мою просьбу. Пообещай, что положишь его под подушку! -настойчиво требовала Наталья.
   - Хорошо! Хорошо. Я сделаю это. Но уверяю тебя, это лишнее. Он не убьет меня, - устало молвила Оксана и оклялась еще несколько раз, чтобы ее наконец отпустили. Она незаметно спрятала в карман странный мешочек и направилась к Мерику, столь не терпеливо расхаживавшему по двору церкви. После того как они вошли внутрь Божьего дома, к воротам подъехала еще одна черная машина, из которой вышла вся семья Чорных. Они были одеты во все черное даже в такой день. Взглянув на семью колдунов, Наталья передернулась. Она зашла за церковь, чтобы ее не увидели, и молча смотрела на приехавших, которые так и стояли у ворот. Церемония прошла очень быстро, и вскоре молодые показались на улице. Они неспеша дошли до машины, и все родственники Мерика вместе с новобрачными уехали по направлению к дому Чорных. "Пусть тебя сохранит Господь", - подумала Наталья, грустно глядя вслед удаляющемуся автомобилю, который навсегда увозил ее племянницу в сети ада. Сделав в воздухе крестное знамени вслед уезжавшим, Наталья побрела домой, вытирая слезы. Она понимала, что может больше никогда не увидеть Оксану. Может быть, та уже завтра попадет в царство мертвых. А может быть - ей будет дарована жизнь. Об этом станет известно завтра - победят ли они силы зла или сами погибнут.
  

ГЛАВА 20

  
   - О Господи! О, Боже мой! Помоги, спаси Господи! Что со мной?
   Брачная ночь прошла. Оксана положила тетушкин странный мешочек под подушку, когда Мерик был в ванной. Ей не хотелось этого делать, она доверяла мужу. Но обещание, данное тете возле церкви, заставило все же побороть нежелание. Вечером Оксана долго вертела в руках бесполезную, как ей показалось, вещицу, но, вздохнув, она все же исполнила обещание. В эту ночь, Оксана не один раз просыпалась. В груди больно сжималось сердце, сильное удушье не давало уснуть. Ей казалось, что из комнаты выкачали воздух. Проснувшись в шесть часов утра, она поняла, что задыхается. Кашляя до изнеможения, она не понимала, что происходит. Мерика уже не было. Теряясь в догадках и мучаясь от удушья, она попыталась подняться с кровати, силы её покинули, и все попытки взять себя в руки оказались бесполезными. Ей удалось лишь слегка приподняться на локтях.
   - Все будет хорошо, ты избрана! Ха, ха, ха, - внезапно ниоткуда молвил с громким смешком хриплый голос.
   - Кто ты? Что ты? - испуганно, мучаясь от удушья, прохрипела Оксана. Услышав странный хриплый голос, Оксана, опираясь на локти, оглядывалась по сторонам. Лишь только подняв повыше голову и взглянув на пол, она вдруг с ужасом заметила уставившегося на нее маленького, горбатого, и уродливого, в зеленых обтягивающих лосинах и потрепанной серо-зеленой рубахе, сморщенного гнома. Он ехидно смеялся, поблескивая своими маленькими зелеными глазками, стоя у самой кровати и постукивая непонятными ботиночками с бубенчиками. Оксана неотрывно смотрела на уродца, все еще не веря в происходящее.
   - Хи, хи, хи. Я кто? Я гном! Самый настоящий. И сегодня ты станешь моей. Твоя душа принадлежит мне, - громко смеясь, сказал гном, зарокинув голову назад.
   - Как же это? Так не бывает! Тебя нет! Ты не существуешь! Гномы - это выдумки, сказки, - в ужасе говорила Оксана.
   - Ха, ха, ха. Для других не существую, а для тебя я самый настоящий!
   - Где Мерик? Что ты с ним сделал? Если ты... - Оксана запнулась, осененная внезапной догадкой. Она лихорадочно оглядывала комнату, как будто ища спасения, ища ответа. Взывая к собственному разуму, она старалась не замечать этого сказочного лесного урода, что неподвижно стоял у кровати и веселился, пожирая ее глазами. "Явись ко мне, мое сознание, забери это видение, этот бред. Все это - плод моего воображения, фантазия. Может, это сон? Может, я еще не проснулась? Такого быть не может. Гномов не существует!" - испуганно думала Оксана.
   - Если я... что? Мерик - мой сын! Что я могу с ним сделать? Я понимаю, ты не знала, кто он. Ты уж извини, что пришлось тебя таким способом заманить. Но сын это умеет, - ехидно молвил гном.
   - Я не верю! Мерик... он же сказал, что любит меня. А ты... Тебя не существует, - кашляя, повтторяла Оксана, трясущейся рукой доставая спрятанный мешочек из-под подушки.
   - Ха, ха, ха. Дитя леса существует. Как и мы, гномы. Но смертные нас не видят. И поэтому не верят в нас. Но это и к лучшему, ведь если бы все верили, то начали бы охотиться на нас. А так - видеть гнома может только тот, чья жизнь будет ему отдана. Сам я не могу общаться с людьми. Поэтому у меня и есть Мерик. Он красив, вкрадчиво разговаривает, он заманивает ко мне души. Невинные, как ты. Поверь, Мерик любить не умеет. Любовь - это для смертных. Но главное, что любишь ты. А значит, ты уже отдала свою душу. Ха-ха-ха! - подняв вверх обе руки, еще громче засмеялся гном.
   - Нет. Ты не заберешь меня. Против тебя у меня есть вот это! - еле выкрикнула Оксана, протягивая вперед черный мешочек тети.
   - Ха, ха, ха. Можешь не тыкать в меня этим сухим клевером и серебром. Теперь это уже не поможет. Ты сама отдала свою душу, по доброй воле. Разве ты не клялась до смерти любить Мерика?
   - Я.... Я клялась любить, и люблю. С этим ничего не поделаешь. Но как же те, бывшие? Тебе их что, мало было? Неужели я тебе так легко достанусь? - прошептала Оксана, падая на подушку.
   - Те так не любили. И поэтому силы их были малы. А ты... Ты отдала себя без остатка. Вот если бы ты мало любила, это зелье тебя б защитило. Помогло бы побороть меня. А теперь поздно.
   Гном протянул к Оксане руку и словно крепко зажал в ней все оставшиеся ее силы. Она не могла больше ничего ответить или возразить. В груди сильно пекло, удушье стало невыносимым. Оксану кинуло в сильный жар, лицо залило потом. Она пыталась кричать, но крик был слабым. Гном стоял возле самой кровати, все так же протянув руку и с силой сжимая ее в кулак.
   - Жарко! Жжёт! - вырвался у нее крик, и от этого внезапно открылись все окна и с грохотом вылетели стекла. Гном продолжал улыбаться, сверкая глазками. Он еще сильней зажал кулак.
   - Холодно! Мороз! - внезапно крикнула Оксана, держась руками за воротник ночной рубашки. После этого крика окна в доме с грохотом сами закрылись. Гном поднял руку вверх и, глядя Оксане в лицо, еще с большей силой сжал кулак, как будто завершая черный ритуал.
   - Жарко! Жарко! - еще раз отчаянно крикнула Оксана, корчась от сильной боли и удушья. Пальцы ее посинели. Окна еще со страшной силой открылись, взвыл сильный ветер, и все оставшиеся в доме стекла вылетели. Губы Оксаны чуть вздрогнули и застыли неподвижно. Глаза широко открылись и посмотрели невидящим взглядом на того, кого она любила до самой смерти. Взгляд помутнел, последняя слеза медленно потекла по бледной мертвой щеке. Огромные голубые глаза, прощаясь, с любовью смотрели на откуда не возьмись появившегося возле кровати красавчика Мерика. Он стоял молча и неподвижно. Волосы собраны в хвост, немой и холодный взгляд, изобличающий его злобную сущность. Он стоял, пока Оксана навсегда не покинула свое тело. Тогда Мерик закрыл ее глаза, что застыли в бесконечной любви и преданности ему. Гном повернулся к нему спиной и исчез с грохотом во вспыхнувшем зеленым дыме. Ветер с силой завыл, вздымая вверх занавески на окнах. Мерик стоял возле мертвого тела своей новоиспеченной жены. Он посмотрел на пол, возле кровати лежал маленький, тряпочный черный мешочек. Он не помог ей, он не сберег невинную душу, и Оксана своей любовью расплатилась за короткий миг счастья. Рассказы стали реальностью, адская сила Мерика уничтожила ту, что так сильно любила его. А у него, стоящего возле нее, одетого во все черное, не было сожаления. Потому что зло не умеет любить. Тот, кто не имеет души, не умеет быть счастливым. Возможно, Оксана этого не знала, а может - не хотела понимать. Она приняла всё как есть. Сильный ветер гулял по роковой комнате, где лежала Оксана. Мертвая, бледная, в белой ночной рубашке, сложив руки на груди.
  

ГЛАВА 21

  
   - Бедная Оксана. Почему она нас не послушала? - говорила Галка Ольке, грустно опустив голову. На кладбище собралось не много народу. В понедельник с утра было пасмурно и сыро. Наталья сразу прибежала к дому Чорных, как только Мерик позвонил ей и рассказал о смерти Оксаны. Преодолев страх и жгучую боль, она забрала тело племянницы, ничего не замечая вокруг. В растерянности она даже не заметила отсутствия Мерика, когда вошла в проклятый дом возле леса. Оксана лежала совсем одна, в огромной спальне с раскрытыми и выбитыми окнами. Лежала тихо, смирно сложив руки на груди. Она казалось, спала, а не была мертвой. Наталья глотала комок, что неотступно подкатывал к горлу. Слезы стояли в ее немигающих и потускневших глазах, но словно застряли в них, она даже не могла плакать. Оксана была по-прежнему красивой, и даже сильная бледность на исхудавшем лице не портила ее образ. Лежа в гробу, ожидая вечного покоя, она сохранила любовь и прощение. Девушка лежала в новом украшенном гробу, который Наталья купила ей в городе, на все свои сбережения, чтобы достойно попрощаться навсегда с племянницей, отправляя ее в последний путь.
   - Как знать, подруга. Она ведь сама выбрала такой путь. Может, не стоит жалеть ее, она бы этого не хотела. Она умерла от любви, - сказала Олька, оборачиваясь к подруге.
   - Ты права. Она выбрала смерть ради любви, а значит - она умерла счастливой. Мне кажется, она это знала, - тихо прошептала Галка на ухо Ольке.
   Священник произносил свою длинную молитву. А Наталья с Игорем стояли и молчали. Игорь тихонько плакал, а у Натальи по-прежнему не лились слезы. Боль неотступно сжимала сердце. И некоторые односельчане, которые пришли на похороны, решили все же, переступив через страх перед колдунами, изгнать навсегда из своей деревни семью Чорных, разорвать их черные, адские сети зла.
   Еще издали был виден огромный черный дом, у самого края леса. Большая калитка была не заперта, и поэтому Наталья с Игорем и еще с несколькими жителями деревни Биберка, волнуясь, но все же твердо и неотступно решив покончить с этим раз и навсегда, вошли во двор. Вороны дико каркали, продолжая сидеть на одиноких облысевших деревьях. Они злобно сверкали глазами, и вошедшие с ужасом, морщась и кривясь от отвращения, быстро проникли в незапертые двери адской обители. В доме было темно. Вошедшие держались вместе и неспеша продвигались по коридорам и комнатам дома. Жуткий страх сковывал их, в доме не обнаружилось ни одного члена семьи. И, постепенно преодолевая неприятную скованность, все поняли, что никого в этих комнатах нет, адский дом черных колдунов оказался пустым. Ветер выл, с силой стуча разбитыми рамами о стены, поднимая к самому потолку, развевающиеся тяжелые черные бархатные шторы. Везде царил хаос. Посредине огромной гостиной лежал шкаф с битой хрустальной посудой. На кухне все было вверх тормашками. Вся посуда вдребезги перебита, столы и деревянные шкафы разбиты в щепки. Ветер гулял по пустым комнатам, словно напоминая о страшных черных делах, творившихся в этом доме. Когда люди вошли в комнату с настежь раскрытыми дверьми, ту самую, где умерла Оксана, их проняла дрожь.
   Посередине стояла большая кровать, застеленная только простыней, страшный ветер приподнимал ее края. Окна были с вбитыми стеклами и, конечно, как и по всему дому, раскрыты настежь. Рамы с силой ударялись о стены, и такие же черные бархатные шторы, как в гостиной, поднимались и скручивались от ветра. Наталья взглянула на пустую кровать. И сильная боль потери сдавила измученное и истерзанное сердце. Казалось, Оксана и сейчас лежала на той злополучной кровати. Лежала мирно, тихо сложив руки на груди. Воспоминания вытолкнули наконец-то слезы, глаза больно жгло, и это заставляло их бесконечно мигать и плакать. Взгляд Натальи незаметно упал на пол, где лежал черный тряпочный мешочек старой доброй ведьмы. Мешочек, который она подарила Оксане на свадьбу, он так и не помог предотвратить беду, так и не спас ее от смерти. Внезапно ее взгляд упал под кровать, и там, на полу, Наталья увидела адскую книгу, с большими выведенными словами названия на обложке - "Черная магия". Увидев ее, все собравшиеся, крестясь и вспоминая Господа, выбежали из демонического дома. Наталья вышла последней. Стоя во дворе, все еще раз повернулись и посмотрели на обитель зла. Ветер поднимал все на своем пути и, с силой толкая собравшихся, свирепо гудя прямо в их уши, шептал им: убирайтесь от дома подальше, здесь свершилось страшное проклятие. И темные силы исполнили свой адский ритуал. В этих сетях зла погибли невинные души, и в том числе Оксана. Ещё не понимающая, что есть два берега. Берег зла и смерти где ужасные колдуны, работавшие на ад, плетут сети лжи и предательства. Где цена за доверчивость и любовь посеяна смертью. Она отдала свою жизнь злым силам в обличии человека. И сегодня, уходя по извилистой заросшей дороге, прочь унося ноги от черного, страшного дома. Наталья знала, что не забудет этого. И до конца жизни будит помнить, где сотворилось черное зло, и убило Оксану.
   Но никто из жителей деревни не забудет, что в том одиноком доме возле леса творилось зло.
   Семья же Чорных, с той ночи, когда умерла Оксана, бесследно исчезла. А дом так и остался стоять, постепенно разрушаемый ветрами, и дождем. Вскоре их двор зарос высокой травой, и выглядел, словно лесная чаща. На одиноких, облысевших деревьях, все продолжали кричать вороны. Напоминая жителям деревни, что зло не пропало, оно ведь непобедимо. Оно просто уснуло на время.
   Все с еще большим страхом стали обходить двор черных колдунов. Поговаривали, что в зарослях на дворе Чорных, появились ядовитые змеи. Люди несколько раз видели: змеи ползали по двору и даже выползали на дорогу и злобно шипели, ели кто-то проходил мимо, после чего опять уползали в адский двор.
   Примерно через месяц в деревне уже рассказывали нечто новое о семье Черных. Кто-то говорил, что вся семья обернулась змеями и продолжает жить на своем месте. А кто-то говорил, что они исчезли в лесу, превратившись в злых волков. Но никто, никто не знал правды! Лишь спустя год Наталья сходила к старой ведьме, что помогала ей однажды. И от нее узнала, что вся семья той ночью быстро уехала во Францию: ведь на Украине их черные дела не осталось незамеченными.
   Только Мерика с ними не было. И даже ведьма не знала, что с ним произошло. То ли он уехал куда-то один, то ли навсегда остался в лесу. Никто ничего о нем не знал. Больше никто не встречал его. Лишь однажды, когда Наталья собирала грибы, в один прекрасный и солнечный день, вдруг неожиданно увидела в гуще деревьев Мерика. Он молча смотрел на нее. Корзина упала, и содержимое рассыпалось по густой траве. Наталья застыла, онемевшими губами она повторяла его имя. Так продолжалось минуту, или секунду, - она и не поняла. А потом он медленно исчез, лишь только деревья зашевелились, скрывая, дьявола от человеческих глаз. Но больше она никогда не встречала его, сколько ни искала по лесу. Шли год за годом, и вскоре та встреча стала казаться видением. История эта превратилась в сказку, а может быть - просто в выдумку стариков из деревни Биберка.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"