Джейсин: другие произведения.

Код Кхорна 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.79*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Война продолжается в новом мире! КРОВЬ ДЛЯ БОГА КРОВИ!!! ЧЕРЕПА ТРОНУ ИЗ ЧЕРЕПОВ!!!

Обложка 2 [Йа]
   Код Кхорна 2
  
  
   Пролог
   Варп бурлит. Впереди скачут молнии. И именно в эти молнии я лечу. Бля! Вспышка багрового света. А в следующий момент я по инерции качусь по траве, срывая дёрн. Ломаются кусты. Дерево, оказавшееся на моём пути с треском падает. Прокатываюсь по стволу вдавливая его в землю и размалывая в щепки и наконец, останавливаюсь. Рывком поднимаюсь на ноги. Почва проседает. Всё-таки в моём теле полтонны живого веса, хех. Разворот. Успеваю схватить в охапку двух Сороритас вылетевших из захлопнувшегося за спиной Каллен варп-портала. Инерция блять! Уже втроём летим спиной вперёд. Девчонки конечно для меня лёгкие даже в своей силовой броне, но силу ударной волны высвободившейся энергии Хаоса зашвырнувшей нас в этот портал никто не отменял. Как спички ломаются деревья. Из динамиков внутренней связи раздаётся смесь русских, японских и английских ругательств. Отпускаю девушек и встаю. Оглядываюсь. Мда, была рощица, стала просека. Это я, конечно, утрирую, но местность здесь разительно изменилась. Хм, а здесь это где? Деревья вокруг лиственно-хвойные. В принципе соответствуют земным. Воздух? На дисплее отображается состав атмосферы. Вредные примеси отсутствуют. Портал мог вышвырнуть, как на Землю образца доиндустриальной или раннеиндустриальной эпохи, так и в какую-нибудь фентезятину, в которой бегают ксеносы с луками и мечами. Ведь в аниме мне уже довелось побывать.
   Смотрю вверх. На солнце. Нет, не так. На Солнце. Значит это Земля. Осталось только определиться со временем. В голове почему-то возникла мысль про временной отрезок Второй Мировой, а воображение нарисовало флаг со Звездой Хаоса развевающийся над руинами Берлина, Лондона, Вашингтона и прочих городов образца XX века. Бросаю беглый взгляд на окружающую флору. Средняя полоса России? Возможно. Ко мне подошли девушки.
   - А где остальные? - сняв шлем, спросила Вилетта.
   Я посмотрел туда, откуда мы прилетели. Земля под закрывшимся порталом была мертва. Моим девушкам повезло. Снимаю шлем.
   - Варп знает... - Отвечаю ей и добавляю. - Удачи вам братья и сёстры... - Эх, если нас действительно зашвырнуло куда-то в промежуток с 1939 по 1945 год, то закалённые сначала гражданской, а потом и мировой войнами кхорниты-Астартес, которых варп зашвырнул в неведомые ебеня тут бы пригодились.
   - Где мы? - Теперь вопрос задала красноволосая.
   - Скорее всего, что на Земле. Вопрос только когда. Но то, что впереди нас ждёт война я не сомневаюсь.
   - Понятно.
   - И предупреждая твой следующий вопрос, пойдём мы туда. - Я махнул рукой вправо.
   Направление было выбрано мной не случайно, так как до моего охренеть как улучшенного слуха оттуда донёсся приглушённый расстоянием гудок. Поезд. Причём в остальном лес будто вымер. Видимо выброс Хаоса распугал живность. Спасибо тебе неизвестный машинист, а то мы бы ещё хрен знает, сколько блуждали по этому лесу. Двинули.
   Надев шлем, включаю сканер радиочастот. Мда. В эфире лишь атмосферные разряды. И из этого можно сделать следующие выводы: либо мы сейчас вне зоны покрытия местной радиотехники, либо сейчас не Вторая Мировая. Ну и ладно. Мы найдем, чем заняться.
  
   POV Взгляд со стороны
   *Где-то на Земле*
   'Зафиксировано проникновение! Зафиксировано проникновение! Зафиксировано проникновение!' высветилось на артефакте в форме шара. Мгновение и возле артефакта появился мужчина в белой одежде. Он начал пристально всматриваться в поверхность шара. Считанные секунды ушли у него на изучение информации, а потом мужчина исчез так же как и появился. Лишь шар ёщё какое-то время продолжал сообщать о проникновении.
   Конец POV
  
   1 Глава
   Лес рассекала дорога. Обычная такая просёлочная дорога, протянувшаяся с юга на север или с севера на юг. Да по барабану вообще. Моё же внимание привлекла неспешно едущая с юга одинокая телега. Через пару минут она проедет мимо куста, за которым мы стоим. Броню убрали, дабы она не выдала нас своей агрессивной расцветкой. Правда наша одежда не является лесным камуфляжем, сливающимся с окружающей растительностью, но всё-таки в плане маскировке она лучше силовой брони цвета крови.
   Пожилой водитель коричневой кобылки нервно всматривается в заросли. Внешне типичный крестьянин конца 19 начала 20 века. Ну, ещё бы этому старику не нервничать, судя по внешнему виду его транспортного средства, он часто ездит по этой дороге, а тут лес будто вымер. Лишь ветер, колышущий кроны деревьев нарушает тишину да далёкие гудки. Херовые из нас диверсанты. В 'зелёнке' от места появления такую тропу протоптали, что по оставленным следам нас сможет выследить кто угодно.
   До нас будущему 'языку' осталось всего ничего. Жестом приказываю девчонкам оставаться на месте. Десять метров. Лошадь заволновалась и попыталась взвиться на дыбы. Умная скотина. Старик же с руганью потянулся за чем-то скрытым за бортом телеги. Рывок к возчику сквозь куст. Лёгкий удар в основание черепа. Охнув, мужчина заваливается на меня. Он без сознания. Удерживаю старика на весу. Лошадь бесится. Опустив человека на дорогу, одним ударом вырубаю и её. Заглядываю в телегу. Там лишь набитые чем-то мешки да потёртое ружьё. Короче ничего интересного.
   Наклоняюсь к старику и достаю из кармана штанов складной нож. С щёлканьем выскакивает чёрное лезвие. Провожу ножом по мозолистой правой ладони 'языка'. Из неглубокого и короткого разреза потекла кровь. Обмакиваю в неё лезвие. А затем слизываю жизненную влагу с клинка.
   Память возчика. Точнее Архипа Никанорыча Васильева подданого ныне несуществующей Российской Империи. Мне стало известно, что на юго-востоке от места, где я подловил 'языка' находится Екатеринбург образца 16 июля 1918 года. Ебург находится под контролем большевиков. 'Братушки' из чехословацкого корпуса наступают. Так же в городе находится царская семья.
   16 июля... Хмм... здесь у меня вроде как возникла моральная дилемма. Кому помогать и помогать ли вообще. Но я тут же усмехнулся, отметив, что у меня даже после всего осталось чувство юмора. А ведь насколько я помню историю, их сегодняшней ночью должны расстрелять. Хммм... Чтобы победить в этой гражданской войне у меня есть два пути. Собрать свою 'банду' как я это делал в предыдущих войнах или же можно использовать как знамя члена императорской семьи, вокруг которого соберётся народ...
   'Банда' это долго. К тому же в этой войне слишком много активно участвующих сторон. Большевики, царские генералы каждый из которых хочет стать правителем России, казацкие атаманы, анархисты, наёмники всех мастей, посланные их правительствами, чтобы пограбить распадающуюся Русь. Хех. Значит Император. Крови будет много. В плену же удерживаются Николай II, его жена 'Александра Фёдоровна', дочери Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, сын Алексей.
   Из этой свергнутой компашки мне нужен лишь один. Англичанка определённо уходит в минус. Сам император... Империю он один раз уже просрал. Так что тоже пусть умрёт. Остаются принцессы и цесаревич. Мда. Здешним принцессам не сравниться в плане боевой подготовки с британскими принцессами из 'мира Гиасса'. Одна пропавшая Корнелия чего стоит. Ладно, посмотрим, как фишка ляжет. Если их успеют убить до нашей атаки, то считай, не получилось у них обмануть судьбу. Архипу известно, где находится дом Ипатьева. В нейроинтерфейсе я набросал маршрут движения к цели. Вообще в голове этого старика есть интересная инфа. Гарнизон Ебурга не представляет серьёзной опасности.
   - Ну как? - Бирюза вернула меня к действительности, одновременно обрабатывая порез у старика. Каллен тёрлась рядом.
   - Сейчас 16 июля 1918 года. В этом мире идёт Первая Мировая война. Ну а на территории где мы оказались, произошла революция, плавно перешедшая в гражданскую войну. Судя по всему ни гиасса, ни привычных для вас 'мехов' здесь не будет. Максимум на что мы здесь можем наткнуться это картонные аэропланы, броневики со слабой противопульной защитой и танки которые можно обогнать пешком. - Это для меня такое положение дел правильно и привычно. Полагаю, для девочек это было несколько неожиданно. Я окинул их критическим взглядом. На Каллен были короткие тёмно-красные шорты и потрёпанная чёрная куртка, оставшаяся со времён Ордена Чёрных Рыцарей с изображением окровавленной Звезды Хаоса на спине. Плюс лёгкие армейские ботинки. Вилетта же щеголяла в обрезанном мундире, снятом с какого-то американского генерала и мини-юбке. Ну и соответственно я в своей пиратской футболке и штанах цвета тёмного городского камуфляжа - нам ведь много одежды не нужно, так как в бою на нас силовая броня. Да современный народ просто в шоке будет от такой одежды. - Определённо за местных мы в таком виде не сойдём. - Девчонки посмотрели на себя, так будто в первый раз увидели. - И вам нынешняя мода точно не понравится.
   - И на кого мы, по-твоему, похожи, Ярик? - с угрозой в голосе спросила, Каллен уперев руки в аппетитные бёдра. Вилетта поддержала её взглядом.
   - Честно?
   - Честно!
   - Учитывая царящие здесь нравы то на двух отъявленных развратниц это если цензурно. Даже можно не учитывать цвет ваших волос. Может, смоете краску? Нет? Ну как хотите. - Никаких признаков смущения или негодования. - Ну а я... Честно не знаю, на кого похож. Возможно на американца, - сказав это, я непроизвольно скривился.
   - И?
   - Будем действовать нагло. Как в Париже.
   - Тогда с нами была Корнелия, - пробормотала Вилетта.
   - Я скину вам маршрут. Около двух часов ночи мы должны быть у дома Ипатьева. - Мои спутницы улыбнулись. Ага. Самому смешно. - В этом доме содержится семья свергнутого императора. Ночью их убьют. Нам нужен лишь один представитель этой семейки. Каллен ты займёшься разведкой мест базирования противника и установлением точного количества живой силы. Вилетта со мной. Всё ясно? - Два кивка.
   Прячу 'выкидуху' в карман. Наш путь лежит через лес через дорогу, а там по шпалам и до самого Ебурга. Взгляд останавливается на Архипе. Этот крепкий старикан очухается минут через пять. Думаю, за это время с ним ничего не успеет случиться. Каллен исчезает в кустах первой.
  
   POV Каллен
   *17 июля 1918 года, Екатеринбург, 01:58*
   Я с треском несусь по крышам домов к месту назначения. За спиной развевается украденный плащ. Движение сопровождается лаем собак. Покрытие крыш проламывается под моим весом. Я пока нервно к этому отношусь. Всё-таки трудно привыкнуть к тому, что для тебя 300 кг это норма. Но каждый раз я успеваю сделать прыжок, дабы не провалиться вниз. Жителям этого города утром придётся потратиться на ремонт. Что же касается войск большевиков. Их казармы отмечены на карте. Они не представляют для нас угрозы. Уровень подготовки ниже, чем у японских повстанцев. Если понадобится, я убью их за четверть часа. Именно столько мне понадобиться времени, чтоб добраться до всех точек не разрушая в процессе город. Всё-таки воевать в городе с нейтрально-враждебно-дружественным населением сложнее, чем в городе чье население целиком и полностью враждебно. Да и уровень технологий, который я видела собственными глазами удручает. Слова Ярика подтвердились.
   А вон и Ярослав с Вилеттой. Они притаились за трубой на крыше здания, которое находится напротив двухэтажного особняка с белыми стенами отмеченного на карте как дом Ипатьева. Длинный прыжок. Приземляюсь рядом с любимым. Треск. Наверняка британка использует пси, чтобы не проломить крышу. Люди, охраняющие ворота напряглись.
   - Да ты прям ассасин. - С усмешкой сообщает Ярик через нейроинтерфейс. Мне известно про эту серию игр. Довелось поиграть, когда вырезали Париж.
   - Кто бы говорил. Сидите тут. Синхронизироваться не забыли? - Подкалываю парня.
   - В варп шутки. Они решили ослабить охрану перед казнью. Я и Бирюза в дом. Твои латыши у ворот и по периметру. Выпиливай всех, кто попробует сунуться на помощь.
   - Хай! - Весело отвечаю по старой привычке.
   В реальном мире прошли считанные мгновения. С места прыгаю к двум охранникам явно собирающимся поднять тревогу. Нож в моей руке вспарывает горло левому человеку. Не прерывая движения, клинок входит в сердце второму охраннику. Прежде чем трупы успевают упасть, ворота с грохотом слетают с петель от удара Ярослава. Вперёд. В темпе зачищаю периметр. Охранники падают один за другим. Готово. Одним прыжком взлетаю на крышу особняка. Ещё несколько душ отправились к Богу Крови. Подчиняясь моей воле, силовая броня покрывает тело. Вряд ли здесь будет тяжёлое оружие. Цепной меч в руке.
  
   Конец POV
  
   *Дом Ипатьева, 02:00*
   Ворота вылетели, когда я толкнул их плечом. Позади что-то прошипела Бирюза. Похоже на неё попала кровь из горла охранника. Створки врезаются в кабину грузовика-труповозки. Не повезло водиле. Согласно сканеру в подвале сейчас собрались девятнадцать человек плюс три собаки. На крыльцо. Крыльцо жалобно трещит. Дверь разлетается в щепки. От каждого шага хрустят половицы. В ужасе завыли собаки. Внизу хлопают выстрелы. Быстрее. Я над стрелками. От удара ноги пол проламывается. Падаю вниз. Хруст костей, дерева и хлюпанье. Минус два. 'Выкидуха' в правой руке. Ко мне поворачивается бородатый человек. Лезвие ножа, чиркнув по руке, заставляет его выронить 'маузер', который я тут же подхватываю. Удар в горло. Оставляю нож в ране. Похрипи. Выстрел. Выстрел. Выстрел. Разряжается пистолет в расстрельную команду. В 'маузере' пусто. Минус шесть. Остались двое. Метаю в дальнего бесполезное оружие. Кусок металла проламывает череп, ну а для ближнего хватит и удара ребром ладони по шее. Голова слетает с плеч. Минус восемь. Выдёргиваю нож из горла бородача. Окидываю взглядом расстрелянных. Десять трупов - хорошо постреляли со страху, что их пленников освободят. Цесаревич лежащий на руках бывшего императора ещё жив. каштановые волосы слиплись от крови отца. Подхожу к мальчику. В него попали две пули: одна в правое лёгкое, другая в левое плечо. Кровь течёт из ран и изо рта. Даже если не учитывать полученную от матери-англичанки гемофилию эти ранения являются смертельными при нынешнем уровне медицины. И, несмотря на это Алексей изо всех сил цепляется за жизнь. Тринадцать лет. Сильная воля. Ты подойдёшь парень. Если выживешь.
   Ножом провожу по левому запястью так, чтобы пошла кровь. Подношу кровоточащее запястье ко рту мальчика. Затем беру ту небольшую каплю Хаоса и как бы отрываю от неё кусочек. Вместе с кровью частичка Хаоса проникает в мальчишку. Чувствую слабость. Теперь внимательно следить. Слишком молод. Может 'уйти'. Несколько моих знакомых и в мире Гиасса, и в родном ушли. Растворившись в той капле Хаоса, что я дал. И в мире становилось одним Кровопускателем больше. Нужно стать ему достойным примером, нужно привить дисциплину. И если повезет, он даже не заметит, как станет полноценным Астартес. А если нет... Мне придётся убить его лично. Даже один неподконтрольный никому и ничему Кровопускатель (а такие они в основном и рождаются) это огромная проблема. Как показывала практика, они хотят бросить вызов всему. Это потом когда они выйдут в варп безоговорочно признают Главенство Кхорна и его приказов. Но на земле... У мальчика открылись глаза. Первое что должен он услышать это. Губы сами собой произносят ритуальную фразу. Когда я говорю сами собой, я не шучу. Нет ничего. Абсолютно ничего, что помешало бы мне сказать это фразу в конце. В такой момент появляется впечатление, что моей челюстью, губами и языком управляет кто-то другой.
   - Iam ex incipit aeternitate... - Эта фраза переводится с латинского как: 'С это момента начинается вечность'. - Тебе это больше не пригодится, - с этими словами снимаю с шеи парня цепочку с крестиком и кидаю в угол. - Вилетта подними его. - Обращаюсь к девушке и отхожу в сторону.
   - Хорошо. - Ответила она и тело Алексея взлетело в воздух удерживаемое телекинезом. Это необходимо для становления парня как Астартес, а телекинез мне слабо даётся. Ведь в процессе трансформации кандидаты могли нанести себе тяжёлые повреждения. Раны начали затягиваться. Моя кровь работает быстро.
   Мальчик теряет сознание. Так... двое суток примерно ждать. За это время нужно освоиться. Хмм... как бы объяснить всё это когда он очнется? Да ещё грамотно вписать в реальность? Что я помню об этом времени? Гражданская... Русско-японская... Не то... О! Популярность тайных обществ. Ну, в масоны не пойдем. А вот на обычного ничем не примечательного монаха вполне сойду. Размышлял я, пока под ногами хрустело и хлюпало, когда я направился к лестнице ведущей наверх. Ступеньки проваливаются. Отправляю сообщение Каллен, что она может выдвигаться на ликвидацию. Прошёл мимо пятна крови, на стене совсем недавно бывшего человеком - Вилетта убила его телекинезом. Было впечатление, что его прихлопнули и размазали по стене как муху огромным газетным свертком. Пока что я посторожу этот дом.
  
   POV Вилетта
   *Дом Ипатьева, 02:05*
   Я полностью сосредоточена на своей задаче. Тела убитых совершенно не отвлекают. За годы войны привыкла и не к такому. Чувствую, сейчас начнётся. Тело ребёнка задёргалось и начало выгибаться под немыслимыми углами. Кости ломались и тут же срастались. Казалось по плоти мальчика от солнечного сплетения, расходились круги, как будто капля упала в воду. Меняя снова и снова. Телекинезом я поддерживала тело, не давая ему навредить самому себе или, чтобы очередная волна изменения переплела руки и ноги. Сколько раз это видела. Не сосчитать. Ребёнок меня буквально глушил ментальным криком. Висящая под потолком лампочка лопнула, осыпав меня осколками. Да. Моё становление в качестве Сороритас было практически таким же. Только место было более живописное. На моих глазах к мальчику потянулась кровь со всего помещения. Интересно как это скажется на нём. Наконец волны изменений закончились. Тело зависло без движения. Лишь равномерно поднимающаяся и опускающаяся грудь говорит о том, что ребёнок жив. Его гимнастёрка разорвана. Подтягиваю мальчика к себе и беру на руки. Он подрос. И стал тяжелее. Оглядываюсь. Трупы высохли и превратились в мумии.
   Согласно интерфейсу прошло двадцать восемь минут... А по ощущениям всего две-три.
   - Ярик, он жив. - Сообщаю своему парню.
   - Давай его наверх. - Пришёл ответ.
   Телекинезом я отодвинула со своего пути рассыпающиеся останки стрелков. Покинув комнату, поднимаюсь по разрушенной лестнице. В зале меня встречает Ярослав. Передаю ему ребёнка. Он аккуратно кладёт его на стол в просторной зале и укрывает лежащим в кресле одеялом.
   - Алая ещё не вернулась? - Задаю вопрос, на который знаю ответ.
   - Неа, всё ещё развлекается в городе. - И действительно я слышу далёкие выстрелы и многоголосый собачий вой. - К утру город будет наш. Можешь отдохнуть.
   - Я буду наверху, - говорю Ярику.
   Он лишь кивнул.
  
   Конец POV
  
   *Дом Ипатьева, 08:08*
   В зале витает устойчивый запах крови, оружейного масла и сгоревшего пороха. Этот аромат войны исходит от кучи стреляющего железа, в которой ковыряется Каллен, сортируя трофейное оружие. Винтовки, револьверы, пистолеты. Их сотни. Точнее четыреста восемьдесят одна единица огнестрела. Все, что было у гарнизона Ебурга. Вот не захотела она оставлять его горожанам. Правда пулемёты тащить не стала, а всего лишь расплющила им затворы. Называется инициатива ебёт инициатора. Конечно, остаются ещё вооруженные рабочие с заводов, но они скорей всего по боевым возможностям не дотягивают до убитых красногвардейцев. За окном гомонят екатеринбуржцы. Но никто из них не решается пересечь невидимую линию отделяющую улицу от особняка. Наглядное пособие в виде двух охранников и ворот, вбитых в кабину грузовика, служит хорошим пугалом для обывателей. Конечно, если бы там просто валялись два трупа, то стопудово нашлись бы смельчаки, зашедшие на территорию особняка. Мол, два мертвяка эка невидаль, да мы поболе видали. А тут тяжелые створки были сорваны неизвестной силой плюс глубокие следы в месте приземления ведущие во двор, а ещё по городу наверняка пошли слухи об убитых красногвардейцах... Неизвестность вообще пугает. И никто из столпившихся за забором людей не зайдёт в дом. С лязгом в кучу хлама падает 'трёхлинейка'.
   - У этой винтовки затвора нет. - Прокомментировала Каллен свой порыв и наклонившись к стволам, вытащила из-под завала два потёртых 'нагана'. Ну да, обидно. Ты пёрла на себе столько оружия, а при осмотре оказалось, что около десяти процентов волын просто куски металла и дерева, которым необходим ремонт. Защёлкали прокручивающиеся барабаны. Особенно моя спутницу разозлил тот факт, что в первой казарме, на которую она напала, был бухой в доску часовой. У них понимаешь гражданская война, чехо-словаки наступают, а они бухают. Короче Алая убила часового штыком его же винтовки. На что я ей тогда ответил, что тут в аптеках свободно продают наркотики, выдавая их за лекарства. И всем пофигу. Хорошо хоть она догадалась спилить телеграфный столбы, лишив город связи с внешним миром, а то я про это как-то забыл.
   - Может выйти к ним? - спросила Вилетта сидящая в кресле у окна. Она поддерживает себя телекинезом, чтобы не разломать стул, не рассчитанный на вес Сороритас.
   - Хочешь их разогнать или обратиться с речью? Слушать тебя они не будут, а разогнать зевак мы всегда успеем. - Жую огурец вприкуску с ржаным хлебом и солью. - У нас есть пара дней, чтобы почистить город от врагов, которых не добила Каллен, а там и Алексей очнётся.
   Тут обсуждаемый субъект пошевелился, но глаза не открыл. Я прислушался к сердцебиению мальчика. Нет, всё ещё без сознания.
  
   2 Глава
   POV Взгляд со стороны
   *Где-то на Земле, 17 июля 1918*
   Мигнуло светом. Четыре белых крыла подняли ветер. Двое.
   - Хаос. (а в месте с этим мыслеобраз предложение Твари Хаоса) - пришедший был лаконичным.
   - Где? - тот к кому пришли отчетливо вздрогнул, и был не менее лаконичен. Тем кто знакомы столько лет не нужны слова.
   - Здесь. (Размытый мыслеобраз России. Место прорыва где-то в России. Точнее не скажу).
   - Наши действия? (Мыслеобраз убитая тварь хаоса, мужчина над ним с клинком в руках проткнувшим предполагаемое тело твари. Над мужчиной вопросительный знак).
   - Не стоит. (Мыслеобраз. Черноволосый мужчина с тонкими губами. Над ним табличка со стрелкой его проблемы.)
   - Ха! (мыслеобраз тот же мужчина, досадливо смотрящий на прыщик)
   - Хмм... (Ощущения пожатие плечами, неуверенность, сомнение, предположение. Тот же мужчина держит в руках мазь от геморроя.)
   - А может? (Мыслеобраз. Вопрос. Тот же мужчина сидящий верхом на размытой тени с надписью Хаос).
   - Ересь.
   - Ну тогда...
   - Нет....
   - А если....?
   - Не получится....
   - Ну, тогда хотя бы.....
   - А вот это попробуйте.
  
   Конец POV
  
   *Дом Ипатьева, 08:10*
   - Они унесли трупы. - Негромко произнесла Вилетта.
   - Интересно кто это у них там такой смелый нашёлся. - В тон ей говорю. - Конечно, уборка тел дело полезное особенно на такой жаре. Помнишь, как было в Лондоне.
   Британка хмыкнула.
   - Да такое не забудешь. Жара, горящие здания, улицы завалены распухшими трупами, воды Темзы покраснели от крови и мы целуемся стоя на балконе Биг-Бэна, а мелкая фотографирует нас с полуразрушенного Вестминстерского моста. Романтика. Как ты тогда сказал? Ах, да. Из России с любовью.
   - Хочешь повторить?
   - Я не мелкая! - Возмущённо воскликнула Каллен, оторвавшись от своих игрушек и наставив на Бирюзу пистолет, в котором я опознал до боли знакомый и знаменитый М1911, он же Кольт-1911. Может и мне покопаться в этой горе стволов? Вдруг там ещё два таких найдутся. Чисто понту ради. Хотя я бы не отказался от пары Browning High-Power, но такие вроде бы сейчас ещё не делают. А жаль. Красный кожаный плащ, цепной меч за спиной и два пистолета. Эх, мечты, мечты.
   - Что именно? - Женщина игнорирует направленное на неё оружие. - Поцелуй или разрушенный Лондон? - Вилетта эротично провела языком по губам.
   - В принципе можно и то и другое, только с меньшим масштабом разрушений. И никаких массированных ракетно-бомбовых ударов, от которых нам пришлось удирать.
   - Дааа... - Протянула Бирюза. - Хотя там получился отличный фейерверк из взрывающихся в воздухе самолётов и вертолётов, когда Корнелия на пару с Юфемией устроили локальную грозу. - Это да. Только ты не упомянула, что эти тзинчистки первыми въехали на территорию Великобритании и с помощью интриги какой-то хернёй траванули наглам водопровод. Британские солдаты примчались в город спасать людей от неизвестной эпидемии, а оказались в центре 'съёмок' продолжения фильма '28 недель спустя'. И нам пришлось мочить британчиков, попутно разнося и снося черепушки взбесившимся горожанам. Правда бывшие принцессы чё-то не так нахимичили, и срок жизни заражённых составил примерно тридцать шесть часов. - Небо прорезали ветвистые молнии, ударяющие в корпуса машин залетевших в зону поражения. - Начавшийся кровавый ливень погасил пожары. - А мелкая от испуга обронила фотик в реку.
   Громыхнул выстрел. Пуля с визгом отрикошетила от воздуха и впилась в потолок над моей головой. Сверху посыпалась побелка.
   - Ой. - Рука с 'кольтом' была тут же спрятана за спину. - И ничего я не от испуга фотик уронила! А из-за того что молния ударила в мост и он начал рушиться. - Начала оправдываться Каллен. Я провёл ладонью по волосам, вытряхивая из них мел. За окном стало тихо. Видимо екатеринбуржцы услышали звук выстрела. И скорей всего за ничем не примечательного монаха в этом городе я уже не сойду. Или нужен отвлекающий манёвр. Например, поджог. Пока все будут таращиться на полыхающий особняк мы проломив двойной забор окажемся в Вознесенском переулке, а там уже растворимся среди горожан. Решено.
   - Каллен!
   - Что?!
   - Быстро обыщи дом. Нам нужно горючее и новая одежда. Вилетта на тебе мелкий.
  
   *Там же, 08:19*
   Мы стоим возле двери ведущей в сад. Вилетта непринуждённо держит в правой руке большой коричневый чемодан для прочности перевязанный верёвкой. К запахам крови, пороха и оружейного масла витающим под сводами особняка добавились керосин и спирт. Щедро облили горючим всё что можно. Гореть будет жарко. А если учитывать небольшой склад боеприпасов, который нисколько не помог охране, то ещё и рванёт.
   Я чиркнул спичкой по коробку. Серная головка вспыхнула. Подношу спичку к смоченной в керосине тряпке, которую держит Каллен. Девушка, выждав пока тряпка загорится, швыряет её на спиртовую дорожку. Синее пламя стремительно побежало по местами раскрошенному полу. Выходим в сад. Его территория идёт под уклон.
   Дойдя до забора, оборачиваюсь. Сквозь стёкла второго этажа видны языки огня. Примерно через минуту начнут рваться патроны. Раздаётся поначалу неуверенный, а затем многоголосый крик:
   - ПОЖАААААААААААААР!!!!!!
   Ждём. К воплям собравшихся людей добавляются треск патронов и свист пуль. Хорошая звуковая маскировка. Согласно сканерам сейчас за забором случайных свидетелей нет. Ударом кулака проламываю бревно, а затем выдираю его нижнюю часть. С каждым ударом проход расширяется. Во все стороны летят щепки и труха. Так. Пройти можно. БУУМ! В доме что-то рвануло. Судя по звуку это была граната. Стёкла вылетели. БУМ! Выглядываю в пролом. Всё в норме. Первым покидаю сад. Спуск. За мной Вилетта. Чемодан ударяется о бревно.
   - Осторожней! Не бельё несёшь. - Шипит ей в спину Каллен.
   - Он - Астартес. - Саркастично отвечает Бирюза и в доказательство потрясла чемоданом. Раздавшийся изнутри звук никого не смутил.
   - Возьмите меня под руки. Мы на прогулке. - Говорю девушкам.
   Они тут же пристроились ко мне. Вилетта справа, а Каллен слева. Думаю со стороны мы колоритно смотримся. Я в гимнастёрке с сорваными погонами, когда-то принадлежавшей бывшему императору, на правом боку кобура с отобранным у Алой 'кольтом'. А девчонки обряжены в платья из гардероба ныне мёртвых царевен с надвинутыми на лицо шляпками.
   - У принцесс могли быть спрятанные драгоценности, - прошептала мне на ухо Вилетта.
   - Могли. - Соглашаюсь с ней. - Но мы этого, наверное, не узнаем. - В подтверждение моих слов за спиной начало бабахать. - Хотя если люди, которые будут копаться на пепелище, что-нибудь найдут, то ОБЯЗАТЕЛЬНО с нами поделятся.
   Я не стал оборачиваться. Скоро к горящему дому сбежиться чуть ли не весь город.
  
   *Южная окраина Екатеринбурга, 18:08*
   Держа в правой руке открытую бутылку с мутной явно горючей жидкостью, я с нарочитой расхлябанностью подошёл к покосившейся избе служащей нашим временным укрытием. Местные 'незаметно' наблюдающие за мной прекрасно видят открытую кобуру, из которой торчала рукоять 'кольта'. Этой ночью кто-то, из них позвав друзей, наверняка попытается пощипать пьяного офицерика. Ведь если дело выгорит, удальцам достанутся чемодан и две девушки на развлечение. 'Наивные рабы' так бы сказал любой представитель воинства Кхорна при условии, что он не утратил возможность говорить. Открыв хлипкую дверь и нагнувшись, захожу в сени. Ботинки вминают в землю гнилое древесное крошево - все, что осталось от досок служивших полом.
   Оказавшись в горнице, я осмотрелся. Чемодан, в котором таскали Алексея, валяется под окном, сам же мальчик лежит на печке. Ну а девчонки сидят на чурбаках за столом и во что-то играют замусоленными картами. Проследив как карты ложатся на стол становится ясно, что играют они в подкидного дурака.
   - Один пьяница поделился по доброте душевной, - отвечает на не заданный вопрос Вилетта, кинув на стол два туза - крестей и виней.
   - Он хоть остался жив в процессе, - лениво интересуюсь, ставя бутыль, к чемодану предварительно заткнув горлышко пробкой. - Нам не нужно лишнее внимание.
   - Да что ему будет. Каллен показала ему свой нож и пьяница быстро сдулся и выкинул заточку в канаву. Какие у нас планы на сегодня? - Бирюза, скривившись, загребла три восьмёрки.
   - В городе народ сейчас говорит про три новости: уничтожение батальоном казачьих пластунов гарнизона, пожар в особняке Ипатьева и возможный побег царской семьи. Хотя по последнему пункту слухи разнятся. Уралсовет убеждает людей в том, что Романовы были казнены нынешней ночью, а скрытно проникшие в город казаки не успели их освободить и были вынуждены бежать, а в особняке этими бандитами была оставлена бомба с часовым механизмом и две бочки с керосином. На фоне наступления чехов в такое вполне можно поверить. Гордись Каллен ты теперь казачий пластунский батальон.
   - Насколько мне известно, пластуны - это элитные казачьи войска. И круче них только характерники. - Негромко сказала девушка, рассматривая карты. - Нужно будет передать этим уралсоветчикам моё почтение.
   - Как хочешь. Ночью мы почистим этот городок.
   - А может я пойду вместо Алой? - Быстро спросила Вилетта. - Мне хочется более активных действий, чем просто сторожить ребёнка.
   Я ненадолго задумался. Лады.
   - Хорошо. Каллен, сегодня ты охраняешь Алексея. Что же до тебя Бирюза, то твоей задачей будет зачистка Екатеринбурга от ксеносов, в их число входят германские и австрийские военнопленные, китайцы и прочие. Короче сама разберешься, кого валить.
   - А чем ты будешь заниматься? - одновременно спросили девушки.
   - А я поищу деньги на первое время.
   Теперь нужно прикинуть наилучший маршрут, который позволит быстро пройтись по всем разведанным адресам. Сколько-то серебра и золота нужно уже сейчас, а в будущем к нам перейдёт 'золото Колчака'. Насколько мне известно, золотой запас будет захвачен в августе. А перехватим мы его в Челябинске, городе суровых мужиков. Я подошёл к печи, сел на пол и уперевшись спиной в кирпичную кладку закрыл глаза.
  
   POV Каллен
   *Временное убежище, ночь*
   При свете фонарика карты ложатся на стол, складываясь в пасьянс 'косынка'. Ярослав с Вилеттой ушли примерно пол-часа назад. С улыбкой вспоминаю, как мой парень давал указание этой выскочке никого не размазывать по стенам, полу и потолку с помощью телекинеза. 'Нам сейчас не надо, чтобы от врагов оставались одни лишь кровавые пятна на стенах'. Так он сказал. Красную шестёрку кладу на семёрку. О, туз. Интересно, какие слухи по городу пойдут после этой ночи. Очередной пластунский батальон совершивший вылазку в стан врага? Или люди придумают более фантастичный вариант? В перспективе массовое убийство иностранцев больно ударит по этим красным твёрдо ассоциирующимся у меня с Китайской Федерацией родного мира.
   Кидаю на туза шестёрку той же масти. В ночной тиши ясно слышны подкрадывающиеся шаги. Один, два, три, четыре... Шестеро. Девятку на десятку. Скрипнула открывающаяся дверь. Как и ожидалось. Хотя я думала, что их будет меньше. Но число не имеет значения. Первым в горницу вошёл тот самый алкоголик-разбойник отдавший нам карты. Следом за ним ввалились подельники. Все с оружием. Трое в гимнастёрках. Дезертиры. Направили стволы на меня
   - Ну, что сестричка, кинул тебя офицерик, - прохрипел наводчик. - Ты сейчас нас всех обслужишь добровольно, сука крашеная. Иначе мы к твоему мальчонке бонбу привяжем и пробежаться заставим. - В подтверждение своих слов мужик тряхнул бутылкообразной гранатой и масляно улыбнулся. - И даже не думай хвататься за перо. В этом деле тебе руки будут не нужны. А если нам понравится, то будешь жить. - Врёт. - Чего ждё... бульк, - забулькал уголовник, схватившись за воткнувшуюся в горло картонку с изображением червового туза.
   Граната выпала из разжавшейся руки и покатилась по полу. Громыхнул нестройный залп, но меня уже не было за столом. Пули впились в стену. Ещё две шестёрки полетели в крайних бандитов. Стол опрокинулся. Минус три. Блеснуло лезвие ножа. Клинок входит в сердце дезертира перезаряжающего винтовку. Он беззвучно оседает на пол. Крик. Режущий удар по шее пятого. Фонтанчик крови бьёт в потолок. Последний оставшийся в живых, пытается бежать. Брошенный нож входит человеку в затылок. Останавливаюсь. Итого: пять целых черепов и один повреждённый плюс оружие. Минус ситуации - придётся наводить порядок.
  
   Конец POV
  
   3 Глава
   POV Вилетта
   *18 июля, 01:14*
   Дверь в аптеку была приоткрыта. Из помещения доносится шебуршание. Кто-то меня опередил? Оглядываюсь в поисках случайных свидетелей, так как мой опыт убедительно доказывает тот факт, что люди, да и нелюди тоже всегда неожиданно появляются в самый неподходящий момент. Например, как тот гретчин заставший меня за установкой взрывчатки на бак с топливом, этот мелкий носатый ксенос успел поднять тревогу, прежде чем я снесла ему голову, а на его крик сбежались все ноходящиеся в лагере орки. Хорошо хоть бойцы из группы прикрытия тогда подоспели вовремя, и диверсия закончилась ужином из жареной орчатины.
   На улице никого. Да и у окон нет страдающих от бессоницы людей. А вот в самой аптеке находится неизвестный. Выхожу из тени. Лёгким шагом преодолеваю расстояние до двери. Уже собираюсь проникнуть внутрь, как мне приходит сообщение.
   - Заходи тихо.
   Вот как. Отказываться от приглашения не буду. Мгновение и я внутри. Притворяю за собой дверь. Возле порога стоят два чемодана. За витриной уставленной всякими баночками и медицинскими инструментами находится Ярик с каким-то заботливым видом кормящий желтовато-бурым порошком аптекаря одетого в ночную пижаму. Он пытается вырваться, но у Ярослава стальная хватка. Парень нажал на две точки у основания челюсти и рот судорожно мычащего аптекаря был открыт. В ответ на мой недоуменный взгляд он пояснил.
   - Героин медиками сейчас позиционируется как лекарство. Во всяком случае, так оно позиционировалось... Англичанами. - Сказал Ярик, методично засыпая ложку за ложкой в глотку воющего и давящегося аптекаря. - Но медики знали, что это такое на самом деле. В конце концов, опиумные войны уже прошли. И эта сука тоже знала! - Очередная ложка отправилась в рот мужчины. - Они обращаються с нами как с дикарями, как со своими колониями! - Ярослав с легкой меланхолией продолжал кормить аптекаря. Ложка за ложкой отправляюется в рот закатившего глаза медика... - Подсадили на наркоту Китай! - Ещё ложка. - Индию! Варповы торгаши даже у нас его выдают за лекарство от кашля! А русские дурачки в безумном послепетровском поклонении перед западом верят! - После очередной ложки изо рта медика пошла пена. Взгляд Ярослава стал осмысленным. Он посмотрел на медика и отшвырнул его как тряпичную куклу. Тело перелетело через витрину и растянулось на полу. - Я не для того зачистил 'золотой полумесяц' и напустил на 'золотой треугольник' легион Кровопускателей, чтобы видеть эту дрянь здесь. - Выйдя из-за витрины, Ярик подошёл к аптекарю, а затем оторвал палец испускающему дух от передозировки наркотика человеку и им написал на стене. ГЕРОИН УБИВАЕТ. - Придётся повторить. Если людям необходимо обезболивающее они получат более безопасное лекарство. - Я хмыкнула. - Что с зачисткой?
   - Ну, если учитывать этого жмура, то зачистка выполнена на 76%. А раз я тут не нужна, то до встречи в укрытии. - Посылаю Ярику воздушный поцелуй и выхожу из разгромленной аптеки.
   Сейчас мне нужно в восточную часть города. Там обосновались китайцы. В этом мире они одни из самых слабых врагов. Ярослав не даст им времени на развитие в серьёзную угрозу, какой они были в двух предыдущих мирах.
  
   *укрытие, 02:58*
   - Кровью пахнет, - оглядываю пол и стену в горнице, а так же оружие, сложенное у печки. - Я смотрю, ты тут не скучала.
   Полукровка флегматично пожала плечами и указала на чурбак, продолжая раскладывать пасьянс. Присаживаюсь. Каллен тут же собрала карты, перемешала их и начала сдавать.
   - Трупы куда спрятала. - Козырь - крести. Мда. Плохое начало. Один козырь, бубновая дама и мелочь. - У меня девятка.
   - Восьмёрка. - Алая показала карту и улыбнулась. - Это допрос?
   - Нет. Просто интересно.
   - Их не найдут в ближайшую неделю точно, если конечно будут искать. - Соперница зашла с бубнового валета. Это что же она там себе раздала? Отбиваюсь дамой. Подкидывает валета червей и даму червей. - А почему у тебя платье разорвано и в крови. Они смогли тебя задеть? - Беру.
   - Это допрос? - Зеркально возвращаю улыбку.
   - Неа.
   - Китайцы не захотели тихо умереть. Пришлось немного повозиться. А ткань не выдержала скорости.
   - Понятно. Представляю себе, какие слухи распространяться среди местных. - Каллен выкладывает на стол три десятки - черви, вини, бубны. Отвечаю двумя валетами и девяткой. Бита. - Наши вылазки снизили обороноспобность города до минимума. Помимо нас в Ебурге действуют, скажем, так три фракции: заводские рабочие - самая многочисленная и вооруженная, их можно зачистить хоть сейчас, но кто тогда будет трудиться на заводах; дуэт из уголовников и дезертиров - оружие есть, если среди них найдётся лидер, то бандиты смогут посоперничать с первыми, если же общего лидера нет - перегрызутся за территорию; и последние агенты наступающих белогвардейцев - их меньше всего, но после такого удара по их врагам они могут собраться и через день-два попытаться захватить власть в городе, на фоне панических слухов из тыла фронт сломается и красные побегут... - Да что такое, три семёрки пришло и ни одного козыря.
   - А сбежать они смогут только на запад по Транссибирской магистрали. Красная Гвардия, Белая Гвардия... - задумчиво произношу, рассматривая карты, - а спорим что Ярик все отряды, что встанут на сторону мелкого назовёт Имперской Гвардией?
   - Неее. - Ответила Алая отбиваясь от моих семёрок. Два козыря и червовая восьмёрка. Нечего подкинуть. - Не буду спорить. Ведь именно так он и поступит. Есть Император? Значит должна быть Имперская Гвардия. Давай лучше поспорим, что среди белогвардейцев найдутся люди, которые будут пытаться убить мелкого.
   - Ну, это не обсуждается. Сколько раз к Ярику приходили убийцы. Да не сосчитать. А тут им сам их бог велит убить Алексея. Проанализировав известную нам информацию, становится ясно, что белогвардейцы отнюдь не горели желанием взять слабозащищённый и блокированный с трёх сторон город, чтобы освободить царскую семью. За восемь неделей прошедших с восстания чехословацкого корпуса белые легко смогли бы захватить Ебург, но вместо этого они атаковали какие угодно города, но только не тот в котором мы сейчас находимся. Из чего следует вывод: царская семья нафиг не нужна была белогвардейцам. А когда до них дойдёт информация об убийстве Романовых, войска белых совершат рывок и возьмут город, тем самым выровняв свою оборону.
   - Нужно поговорить об этом с Яриком. Он хороший тактик, но в отличие от тебя в интригах не силён.
   - Это намёк? - Растягиваю губы в улыбке.
   - Всего лишь признание способностей...
  
   *Двадцать две партии спустя*
   Ярослав ввалился в избу, когда я начала раздавать карты для двадцать третьей партии - счёт был равный. В руках он держал ранее виденные мной чемоданы. Через плечи проходят лямки цвета хаки.
   - Кровью пахнет. Я смотрю, ты тут не скучала. - Я засмеялась. Через секунду ко мне присоединилась Каллен. - Что?!? - Положив карты на стол, вытираю выступившие слёзы.
   - Ты повторил слова Вилетты, - отсмеявшись, ответила Каллен. - Если бы ещё добавил: 'куда трупы спрятала' было бы один в один.
   - Бывает.
   Пройдя через горницу, Ярик поставил чемоданы рядом с трофейным оружием. За ними последовали два туго набитых заплечных мешка. Парень проверил состояние мелкого, а затем сел за стол.
   - На меня раздай. - Одну за другой кладу перед ним шесть карт. - Нам нужно затаиться до прихода в город белых. Будем заниматься лишь сбором информации. - Молчим. Мол, продолжай. - Темп жизни здесь намного медленнее, чем в мирах, в которых мы воевали до этого. И либо нам нужно немного притормозить, либо заставить окружающих ускориться. Сейчас первое сделать проще, чем второе. Так же утром сменим укрытие. У меня есть на примете подходящий дом.
   - Ясно. - Сказала я. - У нас есть важная информация...
  
   Конец POV
  
   *новое укрытие, 20:08*
   Вжик. Вжик. Вжик. Скользит по точильному камню серебряный наконечник одной из восьми стрелок медальона. Конечно, с моей силой ничего не стоит метнуть медальон, так что он воткнётся во что угодно. Но заточка не помешает. Вжик.
   - Подведём итоги разведки. Ты первая, Каллен.
   Девушки сидят за накрытым обеденным столом. Алая оторвалась от наваристой ухи.
   - В городе нарастает паника. По слухам были убийства, погромы и грабежи - Вилетта подтверждает её слова кивком. Да я и сам это знаю. В центре даже в колокола звонили. Два случая массовых убийств. - По самой распространённой версии всех иностранцев в городе из мести убил неприкаянный призрак казнённой Императрицы. - Бирюза от неожиданности подавилась вином, которое со вкусом пила из бокала. Капли полетели на стол, но недостигли белоснежной скатерти, так как зависли в воздухе. Вжик. - Свидетели на полном серьёзе утверждают, что видели ночью призрачную женщину в разорванном и залитом кровью платье...
   - Это я тогда от китайских бараков шла. - Перебила рассказчицу метиска. - А как Луна вышла из-за туч скрылась в тени. Тогда и заметили меня. Убивать простых гражданских ни желания, ни приказа не было..
   - В пользу версии призрака говорят причины смерти ксеносов. У одних на шеях остались характерные следы удушения - патологоанатом рассмотрел в них следы пальцев, а у других эти самые шеи сломаны. Выводы людей нелогичны из-за того факта, что среди убитых есть германские пленные и англичане. Если бы там на самом деле был призрак, то он убивал бы всех сородичей убийц. - Вжик. Первый медальон готов. Выуживаю из кучки серебрянных изделий толстую цепочку и продеваю её сквозь центр Звезды Хаоса. Соединив звенья, сплющиваю их пальцами. Вешаю медальон на шею. - Рабочие Верх-Исетского завода разыскали в городе священника, - это слово Каллен произнесла с презрением, - и под угрозой расстрела заставили его освятить землю вокруг территории завода. После того как земля была освящена настал черёд оружия и патронов. - Берусь за второй медальон. Вжик. Вжик. - Может, шуганёшь их ночью?
   Вилетта посмотрев в бокал, покачала головой. Вжик. Вжик. Вжик.
   - Много чести мне туда идти и изображать из себя привидение. Что же до причины, то она известна. Рабочие этого завода больше других настаивали на казни Романовых.
   - Ну как хочешь. Тогда у меня всё.
   - Бирюза, что можешь добавить? - Медальон на тонкой цепочке готов. Кидаю его Вилетте. Она ловит вещицу телекинезом. Приступаю к третьему. Вжик. Вжик.
   - На фоне массовых убийств совершённые тобой ограбления были обойдены вниманием широкой публики. А вот в узком кругу уголовников начался передел. Сторонники белых зашевелились. Свою роль в этом сыграла внезапная смерть всех представителей чрезвычайной комиссии. - Короткий взгляд в мою сторону. - Телеграфной связи с Москвой всё ещё нет. - Вжик. Вжик. Вжик. - Во Владивостоке сейчас хозяйничают американские и японские экспедиционные войска. Общая численность примерно 80 тысяч человек. Наступлением на Ебург руководит полковник Войцеховский.
   - Войцеховский значит. Чехословацкий легион на данный момент самое боеспособное подразделение на всей территории России. - Вжик. Вжик. Вжик. - Их эшелоны растянуты отсюда и до Владивостока. Цель легионеров: независимость для Чехословакии, но пока идёт Мировая война и пока в ней не проиграли Австро-Венгерская и Германские империи они не могут вернуться в Европу. Мне есть, что предложить Войцеховскому, а через него и другим командирам легиона, несмотря на их отношение к судьбе царской семьи, хех.
   До конца Первой Мировой войны 116 дней. При условии, что никто не вмешается в её ход. Третий готов. Бросок. Каллен поймала. Осталось подготовиться к пробуждению Императора или же закончить то, что начали красные. Взгляд скользнул по Алексею, лежащему на ковре в гостиной. Ждать осталось недолго.
  
   *19 июля, там же, 00:05*
   - И это называется притвориться обычным, ничем не примечательным монахом? - скептически произнесла Вилетта, рассматривая меня одетого в чёрный балахон с алыми вставками на рукавах.
   - Вроде нормальный балахон получился. Нитки нигде не торчат. Двигаться могу свободно. - Это и так ясно, что монах я нетипичный. Но хочется услышать чужое мнение.
   - У обычных монахов вряд ли имеется Кольт 1911 в кобуре на правом бедре, - меняю позу, чтобы выпуклость была не так заметна, - ножи, спрятанные в рукавах и самодельные чётки, которые можно использовать как гаротту.
   - Специфика веры. - Развёл я руками.
   - И откуда же явился уважаемый монах? - в голосе девушки слышится язвительность.
   - Из сибирского храма-на-крови. В этом храме монахи проходят боевую подготовку.
   - Думаешь, кто-то поверит в эту херню? Хотя погоди. - Вдруг спохватилась Вилетта. - Название храма ничего не скажет ни Алексею, ни Войцеховскому. Но согласно твоим словам храм 'находится' где-то в Сибири. А в сибирских лесах его искать можно довольно долго. Все заинтересованные стороны кто раньше, а кто позже постараются отправить в Сибирь поисковые отряды. Будут расспрашивать местных жителей, потрошить общины. Цель проста. Склонить монахов на свою сторону или уничтожить их. Что будет дальше понятно. Я всё правильно поняла?
   - Ага.
   - По-моему ничем не хуже Лелуша с его 'апельсином'. - Включилась в разговор Каллен. - А кем будем мы? Монахинями? - На меня требовательно стали смотреть две пары глаз. Нет, не монахинями. Скорее помощницами. Пока сойдёт та одежда, что на них сейчас. А там посмотрим. Я решил немного пошутить.
   - Скорее... - притянул я к себе Каллен. - Послушницами у высокомудрого мудреца. Послушницами от слова послушание, - шепнул я девушке её по попке. Та не спешила отстраняться.
   Краем глаза я заметил, как тело Алексея дёрнулось. Поворачиваюсь. Он приходит в себя. Треща уцелевшим паркетом, подхожу к нему.
   - Ааааа... Прекратииии...! - Взвился голос мальчугана тонким почти девчоночьим визгом. - Заткнись! Заткнись! Заткнись! - Ясно... Сейчас он слышит голос новорождённого демона. - Ааааа!!! - Из носа Императора потекла кровь...
   - Слушай сюда. Сюда я сказал! - Я схватил его за голову и наладил контакт глазами. - Слушай мой голос.
   - Но...
   - СЛУШАЙ ТОЛЬКО МОЙ ГОЛОС... Не слушай навязчивый шёпот демона... только мой голос... ТЫ НИЧЕГО НЕ СЛЫШИШЬ. Этот голос просто иллюзия. ЕГО НЕТ! Попробуй услышать его снова.
   Мальчик прислушался и удовлетворённо вздохнул, вытирая кровь с лица... Самовнушение поможет... на какое-то время. Мелкому повезло, ведь мог не выдержать и переродиться в обычного Кровопускателя... У Алексея поседели волосы на висках и над ушами.
   Полагаю... игра началась? Дождавшись пока его взгляд станет осмысленным, я, наконец, произнёс давно заготовленную фразу.
   - С пробуждением, Император...
   Прояснившийся взгляд Алексея сфокусировался на мне.
   - ПапА, мамА? - Через силу сорвалось вопросительное с пересохших губ мальчика.
   - Мертвы. - Твёрдо ему отвечаю. - Выжил лишь ты.
   - Лишь я, - переспросил он. Романов перевёл взгляд на потолок. - Лишь я... - Осознание случившейся трагедии. На мгновение тринадцатилетний Император закрыл глаза, а когда открыл, из уголков глаз потекли кровавые слёзы. - Лишь я!!! МамА! ПапА! Оля! - С каждым словом его голос набирает децибелы. - Настя! - Оконные стёкла опасно зазвенели. - Мария! Таня!
   Секундная заминка и раздался крик БОЛИ переходящий в вой. Со звоном от звукового удара подкреплённого пси вылетают стёкла. Кровь заливает лицо ребёнка. Картины падают со стен. Вслед за ними рухнула люстра. Мальчик изливает в пространство свою боль.
   - Пиздец моему вину, - появилось сообщение в чате от Вилетты.
   - Вино не было твоим. - Ответила на это Каллен. - Оно принадлежало богачу арестованному местной полицией.
   - Императору не престало плакать. - Мой голос легко перекрыл голос Алексея. По дому прошла вторая волна разрушения.
   От неожиданности юный Астартес даже рот закрыл. Чисто на автомате потянулся к щекам, чтобы вытереть слёзы и с удивлением уставился на свою кровь на руках.
   - Ярик, мы разбудили весь город. - Произнесла Вилетта.
   - Ну и варп с ним. - Был мой ответ.
   - Кто вы? - Только и смог выдавить из себя потрясённый Император де факто уничтоженой Империи.
   - Я Ярослав. Я - наследник учения Рюрика Великого, Ивана Грозного да Олега Вещего. Мой монастырь создан для того, чтобы помогать Руси во времена тяжёлых испытаний. К несчастью мой орден сильно пострадал в борьбе с 'вольными каменщиками'. Было бы время пришли бы тысячи... Времени нет... пришёл только я. Орден Клятвы-на-Крови приветствует тебя, Император. - Тихо, но тяжело и веско сказал я.
  
   POV Алексей Романов
   *Там же, 00:08*
   Иллюзия... я готов был поклясться, что слышал отвратительный шепот. Мысли перемешались. Я помню, как в меня попала пуля. Папа убит. Я, почему то жив.....
   - Почему... - Хочется пить. Кровь! Она остановилась! Сама! И у меня ничего не болит! Что...
   - Почему ты жив? - Гулко спросил незнакомец в монашеской робе. - Наверно стоит начать сначала. - Он присел на стул и основательно устроился. Стул аж жалобно заскрипел. - Помнишь Илью да из города Мурома? Мой далёкий предок приносил ему святую воду из нашей обители. Когда раздавленный собственной силой Илья лежал паралитиком на печи. Некому обучить было, некому помочь, вот и стал от рождения немощным. Так бы и сгинул беззвестным, кабы не услышал про то предок мой. Не спеша, терпеливо собрал он его по кусочкам. Выстоял Илья Богатырь руский! Да мразь монгольскую да печенежскую с земли руской выгнал! Такова и твоя судьба юный государь.
   Богатырь? Я богатырь?
   - Твоё обучение начнётся утром, а сейчас спи.
   Я почувствовал, как потяжелели веки. Меня потянуло в сон.
  
   Конец POV
  
   4 Глава
   Начало флэшбэка
   - КРОВЬ ДЛЯ БОГА КРОВИ!!! ЧЕРЕПА ТРОНУ ИЗ ЧЕРЕПОВ!!!
   Нажимаю руну активации. Визг включившегося цепного меча смешивается с шумом близкого боя. Похер на установленные заряды. Прыжок в окно. 'Хаммер' резко останавливается. Пулемётчик начинает разворачиваться вместе с пулемётом. Приземление. Шрапнелью из-под ног разлетаются куски асфальта. Быстрее. Скачок на капот. Металл прогибается как бумага. Эта машина больше никуда не поедет. Меч обрушивается на пулемётчика. Хлещет кровь. Тело разваливается по диагонали. Крики ужаса. Пулемёт не задет. Следующий - водитель. Клинок, брызжа искрами и кровью, пробивает крышу. Бульканье. Ксеносы рассыпаются и ведут беспорядочную стрельбу. Уворачиваюсь. То, что вокруг столько металической пыли раздражает. Каждую пулю обойди... раздражает. Этак вы друг друга быстрее перестреляете, чем в меня попадёте. Рывок к ближайшему и его отпиленная голова катится по земле. Резня!!! Вторая машина. Негритос садит по мне на расплав ствола и не попадает. Я уже собираюсь убить его как мимо меня в капот 'хаммера' бьёт фиолетовая молния. Резкий запах озона. Взрыв. Вспыхнувший джип бросает на группу пехоты. Рванули мины. Ксеносы деморализованы. Добить их пока не разбежались.
   Шестнадцать секунд у меня ушло на то, чтобы прикончить уцелевших после взрыва и удара молнии. Бой закончен. Цепной меч исчезает. Посматривая на окно, из которого выпрыгнул, начинаю собирать головы убитых мной в пирамиду. В проёме видна девушка с фиолетовыми волосами. Скорей всего это она швырнула молнию. Интересно.
   Устремляюсь к дому. Подъезд. Бетонные ступени лестницы крошатся под ногами. Дверь квартиры. В комнате, в которой находилась моя снайперская позиция в ожидании стоят отряхнувшиеся от пыли девушки. Красивые. В них чувствуется сила. А при взгляде на девушку с бирюзовыми волосами и стоящую справая от неё красноволосую появляется ощущение, что мы знакомы.
   - Благодарю за помощь. - Обращаюсь к фиолетововолосой.
   - Не за что. - Девушка отвечает мне по-русски, но с акцентом. Приятный голос.
   - Моё имя Ярослав. А ваши?
   - Корнелия.
   - Юфемия. - Сказала розоволосая.
   - Вилетта. - Представилась смутно знакомая девушка.
   - Каллен. - Бросила красноволосая. Огонь-девка.
   Гражданские... поморщился я. Перевожу взгляд на окно. Чувствую прибавиться у меня головной боли с ними.
   Конец флэшбэка
  
   *В лесу где-то между Горно-заводской и Кунгурской линиями, 06:59*
   Открываю глаза. Мда. Моя первая краткосрочная амнезия и почему-то мне кажется, что далеко не последняя. Гражданские... как же. Тогда я увёл в свой схрон весь разноцветный квартет, так как не горел желанием сразу после боя объясняться с соратниками. Ну что я тогда мог сказать парням? Сижу себе на позиции, а тут за спиной стон и в пыли четыре красотки лежат. Причём одна из них молнией уничтожила 'хаммер'. В общем, отсиделся в укрытии, поговорил с гостьями, а там и память вернулась и не только ко мне. Короче к партизанам мы вышли уже боевой пятёркой готовой смести всю погань с улиц разрушенного города и его окрестностей. А учитывая врагов, с которыми мы сражались до этого, здешние ксеносы не были проблемой. Правда зачистку города пришлось отложить до момента создания, а затем и тренировки первой роты Астартес Хаоса впоследствии ставшей костяком Кровавого Легиона.
   Передо мной возникает Вилетта в таком же балахоне, как и у меня. Капюшон наброшен на голову. Из своего положения мне прекрасно видны пряди белых волос. Она смыла краску.
   - Я готова. - Негромко сказала Сороритас.
   Отлично. Можно будить Императора и начинать его тренировку. Отлипнув от ствола дуба, поднимаюсь на ноги. Подойдя к развалившемуся на траве Алексею, дожидаюсь от Вилетты жеста подтверждающего её готовность страховать мальчика. Ведь нам совершенно не нужен Император, стартовавший в небеса сквозь крону дерева.
   - РОТА, ПОДЪЙОООООМ!!!!!
   Мелкий из положения лёжа попытался вскочить и улететь в неведомые фиолетовые дали. Ожидая подобного, я держал его за ногу, вот и получилось, что он впечатался обратно в землю. И ещё Бирюза телекинезом добавила. Мальчик затрепыхался под прессом и открыл глаза. За мгновение на его лице отразились ужас, непонимание, узнавание и облегчение. Взгляд запрыгал с меня на Вилетту и обратно.
   - Готов к учёбе? - Зловещим тоном задаю чисто риторический вопрос. Алексей сначала было замотал головой. - А в прочем кто тебя спрашивать будет? - Пояснил я свою позицию. - Первым делом ты будешь заново учиться ходить. В твоём теле сейчас слишком много силы и ты её не контролируешь. - Отхожу в сторону и поднимаю с земли толстый сук. - Вот простой пример. Возьми его. - Протягиваю деревяшку мальчику. Он обхватывает ветку и она тут же разваливается на две части раздробленная в месте захвата. Шок. - Вот она силушка богатырская. - Весело комментирую увиденное, но тут же становлюсь серьёзным. - Если ты пожмёшь руку человеку, то она превратиться в мессиво из крови и раздробленных костей. Эй, - щёлкаю пальцами перед лицом Императора, - ты меня вообще слушаешь?
   - Д-д-д-да. - Отвечает мелкий отошедший от разглядывания своей ладони.
   - Ты не выйдешь из этого леса, пока не станешь сильнее себя прежнего в полтора раза.
   - А это кто? - Указал Алексей на Вилетту.
   - Послушница Вилетта. Моя помощница. А теперь попробуй медленно встать.
   Попытка нумер раз...
   ...Восемьдесят восьмая попытка завершилась успешно. Бог Крови одобряет восьмёрки. Вымазанный в земле мальчик твёрдо стоял на ногах посреди перепаханной его телом поляны.
   - У меня получилось. - Радостно сказал Алексей.
   Ага. Только это ещё далеко не конец, что я и озвучил.
   - Теперь сделай шаг.
   Дальше было то, что я видел и слышал много раз. Взлетающая в воздух земля, свист воздуха, треск падающих деревьев и ругань удивлённого человека снёсшего своим телом эти самые деревья. Правда, Лёха ограничился лишь долгим вскриком.
   Путь мелкого завершился в пятнадцати метрах от поляны. Мальчуган застрял в шестом по счёту стволе дуба. Лёха не делал никаких попыток выбраться самостоятельно. Подойдя к нему, я схватил мелкого за шею и выдернул из дерева. Гимнастёрка после этого рывка напролом превратилась в лохмотья. Разворачиваю его лицом к себе. Ясно. Взгляд в никуда. Ученик в ступоре. Ставлю его на землю. Оказавшаяся рядом Вилетта подала мне полную и уже открытую флягу. Начинаю медленно выливать Лёхе на головуводу. В себя придет, да и заодно земля с засохшей кровью с лица смоется. По коже побежали тёмно-бурые ручейки.
   Спустя тридцать пять секунд мальчик встряхнулся. Затем он поднял голову и посмотрел мне в лицо. Так продолжалось несколько секунд. Лёха собрался что-то сказать, да так и застыл с отвисшей челюстью. Взгляд округлившихся глаз был устрёмлён под углом вверх. Мне даже не понадобилсь оборачиваться, чтобы узнать, что именно вогнало мелкого в очередной ступор. Небо-то фиолетовое, а деревья своей кроной заслоняли его. Мда. Не дело, если Алексей будет по каждому подобному поводу застывать столбом.
   Лёгкий подзатыльник привёл его в чувство, попутно уронив на усыпанную щепками и листьями землю.
   - Н-н-н-небо ф-ф-ф-ф-фиолетовое. - Прозаикался бывший цесаревич и протёр глаза в надежде увидеть небо таким, каким он его привык видеть всю свою жизнь. Естественно это ему не помогло. - П-п-п-п-почему?
   Теперь я немного подзавис. Ответ должен быть соответствующим моему нынешнему статусу, а не в стиле: 'тыж теперь Астартес братан, привыкай' или 'не ссы, так и должно быть'. Короче дядя-примарх херни не скажет. О, вспомнил.
   - Хммм... Это из-за того что в глазах обычного человека не хватает колбочек отвечающих за распознавание фиолетового цвета. Причина в том, что спектр солнечного излучения не равномерный. Фиолетового цвета там меньше. Кроме того фиолетовые лучи рассеиваются ещё в верхних слоях атмосферы. Вторая причина - чувствительность наших колбочек к фиолетовому цвету ниже, чем к синему. Третья причина в том, что синий цвет раздражает не только сини колбочки в сетчатке, но и чуть-чуть красные и зелёные. Поэтому цвет у неба не бледный, а насыщенный голубой, особенно когда воздух прозрачный. Твои глаза перестроились для восприятия света. - Почти слово в слово я повторил слова Дока погибшего во время уничтожения Нью-Йорка. Тогда сбылся кошмар пиндосов про руских штурмующих Манхэттен и разносящих вдребезги статую свободы. А уж сколько они войск понагнали для отражения десанта... модерн варфаер 3 отдыхает.
   - Скажи...те... - От моей речи Лёха слегка 'подзагрузился', но заикаться перестал. - Вы...ты... Вы говорили об ордене или... - Решил сменить тему? Я и сам не до конца понимаю то, что сейчас сказал. Мда. Всё-таки надо развиваться не только как танк, сносящий всё на своём пути.
   - Давай на ты, - предложил я мелкому. - А орден... - Я на секунду задумался. Вопрос был неожиданным и импровизировать приходилось прямо на ходу. - Когда в России началось всё это... Каждый монах Ордена Клятвы-на-крови вызвался помочь. КАЖДЫЙ. И только одним способом можно было доказать то что ты достоин. Ибо поле боя наш храм, а битва наша молитва. В конце остался только я... Если я потерплю неудачу это покроет меня вечным позором. И лишит права вновь основать монастырь. В этот раз уже двадцатого основания. - Гляжу на Лёху. Вроде проникся. Этот век вообще богат на тайные общества, мистицизм и прочих шарлатанов. Почему бы и не рассказать мелкому красивую сказку?
  
   POV Каллен
   *Екатеринбург, 11:08*
   Я с аппетитом ем купленный пирожок с рисом и яицом, аккуратно прижимаясь к ограждению моста через речку, которую местные называют Исеть. Запах смерти. В тесный поток здесь смешались люди и кони, телеги и редкие грузовики. В телегах видны оббитые тканью свежесделанные гробы и невзрачные домовины. Кузова машин заполнены трупами. И если в первых везут горожан и именитых иностранцев, то во вторых китайцев и им подобных. Одних похоронят на кладбище, а других скинут в общую могилу. Да, обширный фронт работ я с Вилеттой обеспечила гробовщикам. Люди через одного оглядываются на меня. Их внимание привлекает моя монашеская одежда. Видимо ждут, что я начну махать руками - 'осеняя себя крестом' и молиться за убитых как мои 'коллеги'. Ну-ну. Отряхиваю ладони от крошек. Постояла у всех на виду и хватит.
   Я направилась в направлении опустевшего польского костёла. Ситуация с властью в городе упростилась. Было вылезший подпоручик Зотов со своей 'Военной организацией' залёг на дно. Ведь одно дело захватить власть, когда тех, кто мог этому препятствовать истребили неизвестные и совсем другое знать, что войска красных сейчас в темпе отступают в Ебург и уже сегодня они будут тут. Подпоручик прекрасно понимает, что его бойцам не светит удержать город до прихода чехов. Офицеров просто сомнёт бегущая толпа. Везучий человек. Сумел уцелеть в устроенной нами чистке. Или Ярик специально не стал его убивать? Вполне возможно.
   Нужно будет узнать у Ярослава, что делать с красными, когда они окажутся в городе. Вырезать ночью или пусть живут? Лично я склоняюсь к первому варианту. Хотя зная Ярика и учитывая личность Астартес, которого он сейчас обучает, могу с некоторой уверенностью сказать красные свалят из блокированного города на паровозе оставив преследующих их белых на перроне. А когда поезд будет проезжать мимо леса, его тормознёт злой юный Император. В результате имеем изуродованные трупы - сомневаюсь, что у Алексея получится сдержать свою силу, разрушенная железная дорога, безнадёжно сломанное оружие и уничтоженный состав годный лишь в переплавку да на растопку. Жаль. Правда может мне удасться уговорить Ярика на ночную резню, а для обкатки мальчика в бою найти других врагов обладающих менее ценным имуществом. Ксо. Вот это я нафантазировала. Ну, его в варп.
  
   *20 июля, станция Екатеринбург-1, 01:17*
   - А они сделали правильные выводы из слов горожан. - Говорю себе под нос, из темноты всматриваясь в суетящихся на вокзале красногвардейцев. Вот только зачем нужно было вешать половину рассказчиков, а вторую отпустить? Если убивать так всех. Или командиры рассчитывают, что обозлённые горожане прибегут мстить, а бойцы покосят мстителей из пулеметов, установленных у каждого костра. Хотя если красные думают, что это екатеринбуржцы покрошили их товарищей, а не пластуны с призраком императрицы, то идея вполне логичная.
   Гвардейцев на территории вокзала около двух тысяч. Патрулей нет. Полторы сотни у костров разложенных вокруг охраняемой территории. Незаметно вырезать всех не получится. Один-два поста и поднимется тревога. Остальные отдыхают и готовят к отправке составы. Сегодня, максимум завтра их уже здесь не будет, а на то чтобы Алексей минимально начал контролировать свою силу нужно больше времени. Варп! Как же не хочется гоняться за беглецами по ночным городским улицам.
   - Ярик. - Мысленно обращаюсь к своему парню.
   - Что? - Практически мгновенно отозвался он.
   - Станция Екатеринбург-1 взята под контроль красногвардейцами. Численность примерно две тысячи штыков. Готовят к отправке составы. Мне что делать? Продолжить наблюдение или...
   - Продолжай наблюдение. - Ответил Ярослав через минуту. - Это наилучший вариант. При прямом нападении ты успеешь убить пару сотен человек, а остальные разбегутся. И ловить их будет ещё то 'удовольствие'. В любом подразделении есть люди, которым похуй на приказы. Они обязательно захотят в последний раз 'пройтись' по оставляемому городу. Эти люди должны исчезнуть. Бесследно.
   Ярик 'отключился'. Наблюдение и точечные убийства. А основную массу он решил отпустить. В общем то логично. При такой разнице в ТТХ боя не получиться. В лучшем случае обычная резня. Как то не интересно. Ведь эти гвардейцы не идут ни в какое сравнение со спецназом из мира Ярика.
  
   *станция Екатеринбург-1, 09:18*
   Паровозный гудок стал сигналом к отправлению. Вагоны дёрнулись. Поезд начал медленно набирать скорость, оставляя на станции красногвардейцев, которым не хватило места. Радости у 'провожающих' нет, скорей уж они ими сейчас управляет злоба. Так как я вывела из строя оставшиеся паровозы - часовым наверняка досталось, но не смертельно. Да ещё и десять человек ушедших ночью в 'самоход' пропали. Конечно, они могут починить паровозы - повреждения нанесённые мной вполне обратимы ведь нам ещё понадобится этот транспорт, но на это уйдёт драгоценное время за которое 'белочешские' банды доберутся до города и порубают всех красных к варповой бабушке. И выходов у них только два. По шпалам на запад либо попытаться раствориться на местности.
  
   Конец POV
  
   5 Глава
   *22 июля, лес, 17:23*
   Щепки, щепки, труха, перепаханное месиво из земли, листвы, травы и всего того что может встретиться в лесу. Красногвардейцы слились, чехи Войцеховского вместе с оренбургскими казаками без боя заняли Екатеринбург, а малолетний Император ещё не взял под контроль свою силу. Конечно, он уже не носится, как угорелый сметая всё на своём пути, но этого недостаточно, чтобы выйти в люди. В таком темпе Алексей будет готов примерно через день-другой.
   В воздух взлетели комки земли, разбросанные из-под голых пяток рванувшегося мальчика. Одетый в гимнастёрку с чужого плеча Лёха старательно пытается идти медленно, правда не всегда это получается. Я и отсюда вижу длинные дыры оставленные сучьями.
   - Неплохо. - Говорю мелкому. - Можешь отдохнуть пятнадцать минут. Время пошло.
   Лёха с облегчённым выдохом упал на спину, раскинув руки в стороны. Его психика меняется под воздействием внешних факторов, характер стал более импульсивным. Что называется готов убить за косой взгляд. Поражение в войне, отречение отца от престола, постоянная боль, усугубившаяся болезнь, лишившая его возможности ходить, смерть семьи, спасение, исцеление, демон внутри, обретённая сила и изматывающие тренировки по её обузданию. В ночь с 20 на 21 июля свалившись без сил, он во сне сказал: 'Я понял, что такое ложь. Если бы я стал царём, никто не посмел бы мне соврать. Я бы навёл порядок в этой стране'. Мы тогда с Вилеттой лишь грустно посмеялись. Лишь имея силу, можно изменить ситуацию в соответствии с его словами. Да. Я обманул Лёху. Но ведь не говорить же с 'порога', что мы из мрачного будущего в котором есть только война. А уж о том, что наша не святая троица убила народу во много раз больше, чем полегло в нынешней войне ему лучше не знать. По крайней мере, пока сам не обретёт свой опыт массовых убийств врагов.
   - Привет, Примарх!!! - весёлые интонации в голосе Каллен раздавшемся в моей голове я опознал сразу.
   - Чего тебе, Зайка? - отвечаю в том же ключе. На том 'конце провода' повисает обиженная тишина. Ну не любит девочка вспоминать о том, в каком виде она рассекала по Вавилонской башне, спасая Зеро от злых охранников аристократа-мафиози, ТРУшников и псайкера-ликвидатора.
   - Я! НЕ! ЗАЙКА! - В который уже раз произнесла Сороритас. Действительно. Не зайка, а монашка. Эх, нарядить бы её в чёрно-красный латексный костюмчик монахини, ммм... Представил себе получившийся результат. Мда. Мечтать не вредно. По крайней мере здесь. Ведь латекс просто ещё не изобретён.
   - Тогда и я временно не Примарх, ведь мой легион остался в других мирах.
   - Осознала, поняла, больше не буду. - Веселье вернулось к Алой.
   - Да, да, да. Знаю я твоё 'больше не буду'. И всё-таки, - перехожу на официальный тон, - огласите причину вашего запроса.
   - Хихи. Да я тут в костёле тайник нашла с вином. Сижу вот у окна, скучаю и пью. - Ясно всё с ней. - Ик! Ик! - Так я и поверил, что какой-то сок сумеет опьянить мою девушку. Да и вообще именно эта особенность организма Астартес отвечающая за нейтрализацию ядов больше всего огорчала бойцов Кровавого Легиона в моём мире. Несколько умников даже взялись воссоздать Фенрисийский мед, который пьют Космические Волки.
   - А если серьёзно?
   - Прямо сейчас за окном марширует колонна 'Военной организации', - закос под опьянение моментально исчез, - под белой растяжкой с надписью 'Да здравствует Учредительное собрание'. Чехи разместились на Е-1 в пригнанных составах. Так же там стоит нечто похожее на бронепоезд. Войцеховский находится на станции. Им были назначены начальник гарнизона и комендант. Начальником гарнизона города стал некий полковник Николай Шереховский, а комендантом подполковник Сабельников - имя узнать пока что не удалось. Штаб первого находится в здании Первой женской гимназии по Вознесенскому проспекту, - отмечаю это место на карте города в интерфейсе, - а второй разместился в здании Коммерческого собрания на Главном проспекте. Так же начато расследование всего, что мы тут натворили и гибели царской семьи.
   - Эээ, - только и смог удивлённо ответить я.
   - Ага. Сама не сразу поверила, что у них на первом месте будут таинственные массовые убийства, а не смерть Романовых. Чуть ли не землю копают.
   - Появление 'чудом' выжившего Лёхи вправит белогвардейцам мозги. Все крики на тему: 'А ведь царь не настоящий' будем пресекать. Эх, придётся мне попить крови офицерской и чиновной братии.
   - На данный момент у меня всё. Кстати, а долго ещё?
   - День-два. Я сообщу, когда тебе нужно будет выдвинуться нам навстречу. Всё-таки в город лучше войти вчетвером, чем втроём.
   - Поняла. Вам соку оставить?
   - Как хочешь...
   Связь разорвалась. Я перевёл взгляд на отдыхающего Алексея. Глаза закрыты. Грудная клетка равномерно поднимается и опускается. Дыхание спокойное. Тебя списали, Алексей Николаевич Романов. Но ты выжил мелкий. Назло врагам. Ведь это так легко, находясь в 'будущем' читать про прошлое. Всё просто там красные, тут белые, а вот здесь зелёные. Если верить сухому тексту у каждой этой группы людей есть объединяющая цель, к которой они идут. Но стоит оказаться в прошлом среди этих давно умерших людей и становиться понятно, что каждый из них преследует свою собственную цель. И так будет всегда. Красные хотят построить справедливое государство? Ха. Они просто заменили собой ослабевших дворян и императора. Белые хотят вернуть единую и неделимую Россию? Возможно, но имея в союзниках врагов, у них это не получилось и не получится сейчас. Да и каждому крупному военачальнику намного выгодней быть самому себе хозяином, а не исполнять приказы сверху. Спасти царскую семью? Ну что вы голубчик, тогда придётся пусть и на людях, но подчиняться человеку потерявшему практически всё. Бывшего царя и всю его семью убили? Прекрасно. Теперь для виду проведём расследование казни и можно продолжать воевать против проклятых большевиков. Союзники нам помогут. Вот только союзникам абсолютно не нужна возрождающаяся Россия. Поэтому её нужно обескровить ещё больше и если всё получится растаскать по кускам в качестве приза за участие в Гражданской войне. Победят красные - сделаем их врагами всего мира, победят белые - заставим генералов перегрызться за трон. Что же до Махно с его зелёными, то им просто нравится состояние свободы и возможность бить всех незванных гостей, сунувшихся на их территорию.
   Но вот появляемся мы. Те, кого никто не ждал. И События сворачивают с предопределённой дороги, чтобы устремиться в неизвестность. Время вышло.
   - Отдых закончен.
   Лёха открывает глаза и начинает медленно подниматься с земли. Действительно. Один-два дня и он сможет контактировать с миром как почти обычный человек, не боясь случайно разрушить окружение. А как только уладим дела с беляками, можно будет приступить к обучению правильного применения силы в отношении врагов.
  
   POV Алексей
   *24 июля, Кунгурская линия, 08:31*
   Перекатывается и потрескивает щебень под ногами. Стараюсь не наступать на шпалы. Я возвращаюсь в город, в котором неделю назад убили мою семью и чуть не убили меня. И лишь сейчас появилось свободное время, чтобы поразмыслить над произошедшим и моей дальнейшей судьбой. Пять суток для меня слились воедино. Ранний подъём, завтрак, тренировка до глубокой ночи и отбой. Радует что боли больше нет.
   По словам Ярослава, Екатеринбург находится под контролем солдат чехословацкого корпуса. Встреча с полковником Войцеховским являющимся их командиром покажет, поддержат ли люди меня или нет.
   - Убей иххххх... Убей ихххх всехххх... - Шёпот на грани слышимости заставил сбиться с шага. - Отомстииии... - Останавливаюсь. - УБЕЕЕЕЕЕЙ!
   Опять этот голос. Стало тяжело дышать.
   - Нет! Ты иллюзия! Тебя нет, морок! - Мысленно кричу. На правое плечо легла ладонь Ярослава идущего следом.
   Наваждение пропало, но настроение испортилось. Спустя пару мгновений монах убрал руку. Качнувшись, делаю шаг вперёд. Щебень трещит под подошвами берцев. Так называются эти грубые, но удобные ботинки со шнуровкой. Штанины заправлены в голенища. Как я понимаю, эту обувь сделали специально для меня. Чёрт! Отвлёкся! Пусть Ярослав и убил убийц отца, матери и сестёр, но остались ещё те, кто отдал приказ на казнь. Я убью всех причастных...
   У развилки стоит девушка, одетая в такую же одежду что и послушница Вилетта. Такое ощущение, что мгновение назад её там не было. Хотя я сильно сомневаюсь, что Вилетта ТОЛЬКО послушница. Видел, как она иногда смотрит на Ярослава. А эта её способность силой мысли воздействовать на предметы. Если в Ордене были такие люди, то мне сейчас совершенно не хочется думать о силе их врагов сумевших серьёзно потрепать монахов. Но раз про них ничего не было слышно, то получается, что это была тайная война, ведущаяся в тени Великой войны? Сколько же я всего не знаю о мире... - мысли сразу поменялись в сторону решения конкретной проблемы. Мы спустились с насыпи.
   - Враги... пришлют людей за нами... - сообщил я задумавшемуся о чём-то Ярославу.
   - А?... Люди?... люди пусть приходят. - Легкомысленно отмахнулся тот.
   Откинутый капюшон позволяет рассмотреть лицо девушки. Чуть острые черты, белые волосы как у Вилетты, только короткие, задорный и в тоже время жёстко-холодный взгляд.
   - Привет, Ярик. - Подойдя к нам, незнакомка обезоруживающе улыбнулась. Холод ушёл из её глаз. Затем она кивнула Вилетте. - Император. - Я удостоился такого же кивка. Император... Ярослав с Вилеттой в основном так называют меня и лишь изредка по имени, данном мне родителями. Такое ощущение, что по неизвестной мне причине наставник хочет, чтобы 'император' стало для меня новым именем. Я хотел было спросить её имя, но она меня опередила, - я Каллен.
   Не русское у неё имя. И этот едва заметный акцент. У Вилетты он тоже есть. А русский язык, на котором разговаривает вся троица какой-то изменённый. Может так сказывается изоляция монастыря? Каллен, Каллен... Внешне вроде европейка. Рост выше среднего. Она выше меня. Хм.
   - Ты германка или шведка? - спрашиваю монахиню.
   - Она полукровка, Император. Отец - руский, мать - шведка. - Ответил за девушку Ярослав. - Есть новости? - обратился он к ней.
   - Комендант объявил, что в ближайшие дни начнётся формирование Народной добровольческой армии. Предварительное расследование по происшествию в доме Ипатьева показало, что в подвальной комнате находятся останки восемнадцати или двадцати человек. Из-за устроенного нами пожара опознание останков на данный момент невозможно...
   По телу словно прошёл огонь. Мир качнулся, и возвышающийся надо мной монах, как будто стал ниже ростом. В-з-дынь... Натянулась какая-то струна внутри меня. Воздух стал густым как кисель, что выводило из себя ещё больше. Руки, протянутые к Ярославу стали краснеть и покрываться красной чешуёй. Ногти удлинились, заострились и резко стали чёрными. Этими ногтями я и пытался раздвинуть воздух. Ещё чуть-чуть, ещё капельку, мои руки уже буквально чувствовали, как прочные когти вонзаются в беззащитную плоть.
   - РРРРАААААААААААААААААГГГХХХ!!!!
   Преградой между мной и возмездием был всего лишь воздух. НО ОН ТАМ БЫЛ!!! И это выводило из себя ещё больше. Наконец рука почти прикоснулась к Ярославу. И... Кровавая пелена застила и глаза и разум. И... я не успел ничего понять. Моя рука оказалась просто сломана. Как спичка, вот так - раз и всё. Затем последовал черёд второй. Короткое движение. И мои колени перебиты. Я всё ещё падал на землю, как Ярослав присел и смотрел в мои глаза. Сейчас я знал точно, что в его глазах то же самое пламя, что и у меня. Только в разы... Что? Сильнее? Ярче? Что именно в разы?
   - У----й-----м----и----сь... - Раздалось из клыкастого рта. Клыки были слишком большие для человека.
   Только сейчас я, наконец, грохнулся об землю. Но с такой силой, что... Рог откололся. РОГ? Какой нахрен рог??!! Поднялось облако пыли. Что вообще происходит? Что-то внутри меня заскулило и поджав хвост спряталось.
   - РААААНО. - Лениво протянул Ярослав. - Я буду рад, если когда-нибудь ты сможешь бросить мне вызов, а пока... я буду ждать.
   - Ублюдок... - прошипел я. - Убийца!
   - Ты ведь не понимаешь, что я делаю, да? - На удивление дружелюбно как будто я только что не пытался его убить отозвался Ярослав. - Я только что раздавил твои инстинкты, которые стремились раздавить тебя. Как ты думаешь, что делает человека тем, кто он есть?
   - ЧТО? КАКОЕ МНЕ ДЕЛО ДО ФИЛОСОФСКИХ ИЗЫСКАНИЙ УБИЙЦА!? - Но тот как будто не слышал.
   - Что делает купца купцом? Воина воином? Императора Императором? - Я сжал зубы, похоже мне не оставалось ничего кроме того чтобы слушать. - ВОЛЯ! ИМЕННО ВОЛЯ ДЕЛАЕТ ИЗ ЧЕЛОВЕКА АСТАРТЕС!
   - ТЕБЕ ЛЕГКО ГОВОРИТЬ! - В тон ему закричал я. - Ты не слышишь этого шепота! Не слышишь сводящего с ума голоса! Ты нормальный! В то время как меня мутит от желания убить!
   Ярослав добродушно улыбнулся:
   - Когда ты попёр на меня аки лось. Я хотел разорвать тебя пополам. Выдрать позвоночник и повесить на нём.
   - Так почему не сделал? - буркнул я.
   - Это и есть мой секрет. Я ВСЕГДА в бешенстве. Просто моя воля сильнее. И если твоей воли не хватит, именно я, как посвятивший тебя, приду за тобой. - И разом потеряв ко мне интерес, достал из кармана балахона яблоко и сочно хрустнул. - Успокоился? - Или сделал вид, что потерял интерес. Монах выпрямился. - Тогда вставай.
   Я посмотрел на руки, сломанные в двух местах, в этих местах белела кость. Руки как-то странно напряглись и с отвратительным хрустом, каким-то странным напряжением мышц кости стали на место. Когда они встали, я чуть не лишился разума от того, что голый костный мозг касался кости, мяса и других частей, а потом... Они срослись неправильно, уродливо. Вокруг рваной раны появился небольшой бугорок. Рана затягивалась, а бугорок становился всё толще, пока не стал как будто кольцом на неестественно вывернутых руках.
   - Ааааа-ха ха ха, - тяжело дышал я и обливался потом. Боль ушла но руки... -АААААА!! - я не сразу понял что кричал я. Ещё раз хрустнув кость вправилась прямо внутри руки. О том, что всего сколько-то там времени назад тут был открытый перелом, не напоминало ничего. Только ощущение боли. - ХХРАККК! - вправились мои ноги и я подготовился к третьей порции боли... - ХХРРРКХАААА!!! - уже даже не кричал я, а просто хрипел.
   - Три часа на перелом. Неплохой результат. - Пробормотала Каллен. ТРИ ЧАСА?!?!
   - Встань. - Короткий приказ поднял меня на ноги быстрее, чем я успел его осознать и с ненавистью уставился на приказавшего. Тот посмотрел на меня не со злобой, а скорее озабочено, как если бы такое отношение к нему в план не входило. - Есть причины по которым я сжег дом. Огненное погребение и отвлечение внимания. - Погребение? - Думаю не надо объяснять, что было бы, если бы тела твоих родных попали к толпе за забором. Закопать в саду? Откопали бы. Взять с собой, чтобы потом предать земле? Тоже не вариант. Остаётся лишь древний славянский обычай - огненное погребение. Отвлечение внимания - пожар, люди смотрят в одну сторону, а мы выходим с другой стороны. Каллен продолжай. - Посмотрев на послушниц, я поёжился. Они никак не отреагировали на произошедшее. Будто так и надо или же им доводилось видеть подобное. Отряхиваю от пыли местами порвавшуюся одежду.
   - Город поделён на одиннадцать районов. На базе каждого района предполагается сформировать одну добровольческую роту из трёх офицеров и двухсот четырёх унтер-офицеров и рядовых. Северные районы, прилегающие к Е-1, контролируются Войцеховским и приданными ему оренбургскими казаками. Сейчас полковник находится на станции. В остальном город живёт своей жизнью.
   - Превосходно. Сегодня мы встретимся с полковником Войцеховским Сергеем Николаевичем. Сейчас чехословаки подчиняются лягушатникам. Ты, - Ярослав посмотрел на меня, - перетащишь 'братушек' на свою сторону.
   На мою сторону? Он не шутит. Хм.
   - И что такого я могу им предложить, чего не может предложить Антанта?
   - Чехословаки рассчитывают после окончания войны создать своё независимое государство. По плану...
   - Вашему плану? - Перебиваю монаха.
   - Нашему плану, - Ярослав выделил слово 'нашему', - ты предложишь полковнику место генерал-губернатора Чехословацкого генерал-губернаторства входящего в состав Славянской Империи. Данная область будет располагаться на территории Германской и Австро-Венгерской империи.
   - Ээээ, - я даже не знаю, что на такое сказать. Наконец справившись с собой, восклицаю. - Это безумие! Полковник просто в ЭТО не поверит! И почему Славянская Империя?!
   - Мы будем ОЧЕНЬ убедительны. - Монах и послушницы одновременно улыбнулись. - Что же до названия, то на данный момент 'Российская империя' исчерпала себя. Да, белогвардейцев встречают как освободителей, но у них нет никакой программы кроме возвращения к дореволюционному положению дел, что само по себе является попыткой оживления трупа. Рано или поздно народ это поймёт. 'Славянская Империя' это наша программа. Не будет никакого хруста французской булки, шампанского и всего остального, что поставлялось из старушки Европы. Как только ты объявишь о создании Славянской Империи на территории Екатеринбургской губернии и огласишь программу развития, твоя жизнь станет очень напряжённой. - Выражение глаз Ярослава заставило меня сделать шаг назад. - Хочешь, назову потенциальных недоброжелателей и причины. - Я кивнул. - Большевики - с ними и так всё понятно. Партии левого толка и всякие демократы - им ты тоже нужен мёртвым. Антанта - им не нужно, чтобы у белых появился лидер вокруг которого будут объединяться войска. Старший комсостав белогвардейцев - поначалу они попытаются сделать тебя своей куклой, но когда поймут, что не получается, постараются устранить как угрозу своей власти. Поэтому тебе в основном придётся опираться на молодёжь, простой народ, мелких дворян, казаков, солдат и офицеров званием не выше полковника. Страшно?
   - Немного. - Признался я.
   - Ничего. Мы тебя прикроем от убийц, дабы они тебе не мешали. Идём. Нечего здесь стоять. - Мы пошли. Я первым. Позади остальные. Щебень трещит под ногами.- Для посторонних мы твоя свита, хех. - На ходу принялся объяснять монах. - Меня будешь называть отцом Ярославом. Во время разговора с Войцеховским обратишься к Вилетте за картой. Покажешь полковнику на ней будущую территорию Чехословацкого генерал-губернаторства. Начнёт громко удивляться, мол это территории германцев и австрияков ответишь 'это ненадолго'. После этого в переговоры вступлю я и дальше по ситуации. На все вопросы о том, как выжил, тоже буду отвечать я. Понял?
   - У меня есть выбор? - огрызнулся я.
   - Жить или умереть. - Безэмоционально произнёс монах.
   Умереть я всегда успею. Нужно настроиться на предстоящий разговор...
  
   *Е-1, 11:55*
   - Стой! Кто идёт? - Раздался от крайнего вагона хриплый окрик часового.
   - Свои. - Из-за моей спины ответил ему Ярослав.
   На свет вышел мужчина в фуражке с 'трёхлинейкой' наперевес. Гранёный штык направленный мне в грудь грозно блестит. Дистанция - 8 метров. Видно, что владелец за оружием следит. На его груди я заметил Георгиевский крест четвёртой степени. Ветеран. На вид лет сорок. Война оставила на его загорелом и обветренном лице следы в виде нескольких маленьких шрамов. Взгляд холодных глаз напряженно скользит по нам. Палец лежит на спусковом крючке. Задерживается на мне. Не узнал.
   - Что надо?
   - Проводите нас к полковнику Войцеховскому, - вежливо произнёс Ярослав, - с ним хочет поговорить цесаревич.
   - Цесаревич?! - Удивлённо переспросил ветеран.
   - Алексей Николаевич Романов.
   Часовой пристально всмотрелся в моё лицо. Секундна, другая, узнавание, у солдата отвисает челюсть, приходит понимание, винтовка выпадает из враз ослабевших рук.
   - Эта ж... я чуть... в цесаревича... не стрельнул... а как же?..
   - Его жизнь была спасена от большевиков по воле Бога... - В конце фразы мне послышалась недоговорённость, но я не стал оборачиваться.
   - Слава тебе Господи, - принялся размашисто креститься ветеран. На четвёртом разе он опомнился, подхватил с земли винтовку и вытянулся по стойке 'смирно'. Винтовку забросил на плечо. - Рядовой Степанов. Прошу, следуйте за мной Ваше Высочество. - И уже себе под нос добавил, но я услышал, - поседел-то как мальчонка.
   Развернувшись, он строевым шагом пошёл вдоль вагонов туда, где шумели солдаты. Мы за ним.
  
   POV Рядовой Степанов Александр Владимирович
   *станция Екатеринбург-1, 12:03*
   Поправив винтовку, достаю самокрутку. Не думалось мне что, заступив на пост, встречу цесаревича, которого все считают погибшим. Я видел довольно много фотографий Наследника и могу с уверенностью сказать, что этот поседевший мальчик - он. И как только-то сразу не признал? Чиркаю спичкой по коробку, прикуриваю. А спутники Алексея Николаича. Две монахини соблазнительность фигур, которых не могли спрятать даже просторные балахоны неизвестного покроя накинутыми капюшонами - ещё бы лица увидеть и самый странный поп в таком же балахоне виденный мной за всю мою жизнь. Кхе-кхе. Я отвёл их к офицерскому вагону и доложив унтер-офицеру Погану вернулся на пост. Кхе. А поп... поп был похож на солдата... нет воина... я воевал уже достаточно для того, чтобы понять, что не хотел бы сойтись с ним один на один. Его глаза были глазами матёрого убивца, несмотря на то, что он вроде бы ушел в монахи, в глазах не было ни капли смирения, ни капли доброты или отрешенности. Просто... осенило меня - Он слегка поменял поле боя всё такой же жестокий и дисциплинированный, но на другой должности. И про волю бога было произнесено, как-то странно, он говорил о боге не как о чём-то далёком, а как... как я говорил бы о господине полковнике... Я задумчиво затянулся сигаретой и мотнул головой, никогда не отличался способностью понимать людей по одному внешнему виду. Чего только в голову не придёт...
   Солдат не знал, что точно так же слегка задумывались над пришедшими каждый, кто их видел. Потому что от монаха на версту тянуло одним коротким словом. Воин. Манера говорить и двигаться. Смотреть и даже дышать. Это был воин по какой-то причине напяливший балахон, и не считавший необходимым это скрывать.
  
   Конец POV
  
   6 Глава
   POV Алексей
   *возле офицерского вагона, 11:59*
   Унтер-офицер Поган скрылся в вагоне. Полукругом рядом с нами собрались любопытствующие чешские легионеры привлечённые докладом часового. Правда, настороженность никуда не делась. Пристальные взгляды. У некоторых винтовки в руках, дула смотрят в землю. Переговариваются. 'Tsarevich, tsarevich', прокатывается по солдатским рядам. Ярослав спокоен. Меня же немного трясёт от их внимания.
  Полковник не заставил себя ждать. Он появился в дверном проёме тамбура. На его поношенной гимнастёрке нет полковничьих знаков отличия, но манера держаться чувствуется. Острый взгляд серых глаз Войцеховского из-под козырька фуражки, скользнув по моим спутникам, остановился на мне. На вид ему лет сорок. Я буквально кожей чувствую, что меня нынешнего сейчас сравнивают с образом цесаревича времён Великой войны. Солдаты замолчали. Твёрдо смотрю в глаза офицеру. В какой-то момент Войцеховский обозначил улыбку, приподняв уголки рта. Узнал. Но вот признает ли?
   - Вижу, вы узнали цесаревича, Сергей Николаевич. - Слова, произнесённые нейтральным тоном разорвали тишину. Полковник тут же обратил своё внимание на Ярослава. - Я со своими людьми взял штурмом особняк Ипатьева. Мы успели прорваться в подвал в последний момент, когда большевики добивали царскую семью. Лишь цесаревич уцелел по воле Бога... - Ненависть к уже мёртвым убийцам кольнула. Повернув голову к левому плечу, я краем глаза увидел, как Ярослав приложил правую ладонь к груди. Люди вокруг начали креститься, - и получил Его благословение...
   - А кто вы? - поинтересовался полковник, ступив на землю.
   - Отцом Ярославом называйте, из дальнего скита мы вестимо. Когда до нас донесли весть, что арестованный государь с семьёй находятся в Екатеринбурге все монахи и послушники скита изъявили желание спасти Романовых из рук проклятых безбожников. - Ложь. Но я прекрасно понимаю, что людям лучше не знать про сверхъестественную силу монахов Клятвы-на-крови. По крайней мере сейчас.
   - То есть это ваши люди уничтожили весь гарнизон, я правильно понимаю? - Нахмурившись, задал вопрос Войцеховский.
   - Чтобы убить пьяных да сонных 'товарищей' не нужно большого умения. Вам это наверняка известно. Не каждый знает о нас. Еще меньше найдут к нам путь. А достойных вступить так вообще почти нет... И предупрежу ваш вопрос, я отослал братьев обратно в скит оставив при себе сестру Вилетту и сестру Каллен дабы они позаботились о цесаревиче Алексее. С семнадцатого числа сего месяца мы скрывались в окрестностях города в ожидании вас. И сейчас ожидание закончилось.
  
   Конец POV
  
   *там же, 12:00*
   Неплохо я задвинул. Конечно, полкан буравящий меня оценивающим взглядом изо всех возможных сил будет проверять мои слова, но это случится, потом и естественно его разведка ничего не найдёт. А новость о выжившем цесаревиче быстро разлетится по городу.
   - Сергей Николаевич, мне нужно с вами поговорить, - сказал Лёха.
   На принятие решения у Войцеховского ушло несколько мгновений:
   - Прошу в мой вагон Ваше Высочество.
   Неплохо. И признал мелкого, и не уронил достоинства в глазах своих подчинённых. Офицер поднялся в тамбур. Алексей за ним. На секунду я задержался перед ступеньками прикидывая наступать на них или не наступать. Внешне они выглядели надёжными. Для обычного человека. Ладно. Подняв повыше ногу, забираюсь сразу в вагон, минуя ступени. Хруст пола. Мне явно понадобиться бронепоезд в качестве личного транспорта...
   Внутри. Стул, стоящий возле длинного стола протестующе заскрипел, когда на него сел Лёха. Напротив него полковник. На столе разложена карта местности с пометками. Занимаю место за правым плечом Императора. Вилетта закрыла дверь. Молчание.
   - Я хочу создать Славянскую Империю. - В лоб заявил парень. - Сергей Николаевич если вы поддержите меня, то после победы станете генерал-губернатором Чехословацкой губернии. - Вилетта подошла к Лёхе и развернув приготовленную карту положила её на стол. Вернулась на своё место. Цесаревич бросил взгляд на лист бумаги. - Губерния будет находиться здесь. - Указательным пальцем он обвёл границы.
   - Но ведь тут... - Начал было полковник. А ведь он сейчас удивился сильнее чем, когда увидел живого цесаревича.
   - Территории германцев и австрияков? - перебил его Алексей. - Это ненадолго. И пусть белогвардейцев сейчас встречают как освободителей, но у вас нет никакой программы кроме возвращения к дореволюционному положению дел, что само по себе является попыткой оживления трупа. Рано или поздно народ это поймёт. 'Славянская Империя' это моя программа.
   Полковник сделал три глубоких вдоха, чтобы успокоиться. Весь вид Войцеховского перевёдшего взгляд с Романова на меня скептически говорил: 'Программа мальчишки? Ну-ну...' В его глазах я стал вторым Распутиным. Но его встретил холодный равнодушный взгляд матерого душегуба. С чуть тлеющей на дне глаз искоркой безумия. Мужчину прошедшего всю Великую Войну передёрнуло. Он встречал такой взгляд раньше. Спокойные и равнодушные в жизни такие люди оживлялись только в схватках. И эта манера двигаться, нарочито медлительная, лаконичная, человек с такой манерой двигаться ценит каждую секунду покоя, как пружина готовый развернуться и... что? Полковник с удивлением понял, что ему неприятен этот "отец Ярослав". Как может быть неприятен очень сильный мужчина очень гордому. И не желающему принимать тот факт, что он с первого взгляда признал кого то сильнее себя. Это раздражало самолюбие.
   - Ваше Высочество, можно вас... на секундочку? - С этими словами Войцеховский поднялся со стула.
   Хочет его проверить? Разумно. Я бы тоже так поступил. Появилось вроде бы начальство. С каким-то подозрительным типом. Но начальство мелкое и которому легко задурить голову. Плюс дополнительная проверка личности. Весьма разумно. Цесаревич и полковник отошли в конец вагона.
  
   POV Сергей Николаевич Войцеховский
   *офицерский вагон, 12:04*
   Я отвел 'Цесаревича' в сторонку и еще раз украдкой внимательно оглядел. Возраст. Стиль одежды. Рост совпадали с оригиналом. Волосы слегка отросли и местами поседели, но это ничего не значило для моих целей. Хотя мальчугана конечно немного жаль.
   - Вы что-то хотели? - Я мысленно составлял несколько предположений об Алексее.
   - Как давно вы знаете этого человека? Насколько вы можете быть уверены, что он не является врагом? - Взгляд. Положение тела. Выдало лёгкое раздажение. Не страх. Не напряжение. А именно лёгкое раздражение. Парень передо мной не боялся. Или был великолепным актёром. В любом случае пока все говорило о том, что он настоящий.
   - В некотором смысле он спас мне жизнь. Жаль, что это не случилось хотябы немного раньше, тогда моя семья была бы жива.
   - Хмм...- хорошо, - но Ваше Высочество вы отдаете себе отчет в том, что мы не в том состоянии, чтобы воевать с Австрией?
   Взгляд Цесаревича стал жестким. Было немного дико видеть у ребёнка такой взгляд.
   - На колено...
   - Что? - Мне показлось я ослышался.
   - На колено! У тебя проблемы с исполнением приказа твоего Императора?
   - Ну... формально я ещё не давал присяг...
   - Я жду. - Чётко. По-звериному оскалившись, заявил Алексей.
   Чувствуя себя идиотом, я опустился на одно колено под взглядами спутников Цесаревича. Прямой приказ от монаршей особы... Я мог бы его проигнорировать, но тогда это значило бы что я поднял бунт... Мне не нравился ни "такой" цесаревич ни равнодушный "отец Ярослав", но пока все говорило о том что это именно тот самый цесаревич. Мысленно я попробовал сыграть карту на "цесаревич не в себе" стать регентом, но это было... подло. Мальчик ведь действительно не в себе, потерять родных и близких на глазах...
   - Сергей Николаевич соберите всех на Оровайском плацу. - Последовал неожиданный приказ.
  
   *Оровайский плац, 12:59*
   -...Несмотря на мой возраст. Благодаря печальнейшему событию в моей жизни и жизни государства Российского. - Находясь позади Цесаревича я всматривался в ряды своих солдат, офицеров, казаков и добровольцев. - К несчастию своему я должен был слишком рано стать Императором Государства Российского. У меня нет опыта. Нет знаний как управлять людьми и государствами. Но есть вы! Именно! Вы! Мои дорогие подданные! Мои друзья и соратники! Не в городах величье! В людях! Сломали нашу страну люди... Даже еще не сломали, вывернули наизнанку... опорочили.... Слишком много басурман пустил, мой отец, слишком многое им позволил. Свободы хотел для всех... не бывает такой свободы! Воля для одного - аркан другому. Поэтому ничего не бойся, в нас все люди русские! Внутри, когда гореть начнет по настоящему - себя главное не потерять! Это были только камень и доски, наша страна жива пока есть мы! Сохраним, соберем по частям, хоть на том же месте, да мародерствовать более не позволим! Слишком красивая была мечта, светлая. Не в городах величие, в людях. Настоящий бой еще впереди, а это, - Алексей махнул рукой в сторону запада захваченного большевиками, - просто гарь. - Подошел к молодому солдату со слезами на глазах смотряшего на него и хлопнул по плечу. - Не раскисай! Ружье выше!Тверже в коленях! Строй не дай сломать! Выстоим! Настоящий воин ценит не саму цель, а дорогу к ней, какой бы извилистой, тернистой и опасной она ни была. Конец пути - конец и смысла его жизни. Поэтому даже после тяжелых поражений, боли утраты и разочарований он снова и снова встает с колен, поднимает свой меч, идет вперед. В этом, его природа, в этом, и заключается вся сущность нашего духа. Как-то мой дед сказал... Лишь воодушевив сердца своего народа ты поймешь, что такое истинная победа! - Он действительно Цесаревич. Обычный мальчишка просто не может так говорить. Пусть даже если ему подсказали эти слова. В них чувствуется душа и огонь. - Скажите.... разве ваши деды проливали кровь за землю русскую, чтобы теперь бандиты захватили её себе? Разве вам приятно наблюдать за тем как прихвостни английских и германских банкиров убивают ваших сестер и братьев? Скажите мне? Где! Ваша! Гордость? - тут голос мальчишки поник и стал каким-то вкрадчивым в абсолютной тишине он произнес. - Скажите мне? Вы хотите вернуть свою страну? - Поднялась буря. Солдатня, по которой уже прошелся слух о спасении и возвращении цесаревича радостно взвыла, показывая, что сейчас они за ним и в огонь и в воду. Несколько офицеров кисло переглянулись.
   Я присмотрелся к ним. Не мои. Добровольцы. Скрыть появление Цесаревича было уже просто невозможно. А вместе со скрытием Цесаревича накрывались медным тазом несколько интересных перспектив. Но Цесаревич этого не заметил. В отличие от остро наблюдающих за реакцией офицеров девушек. Они подошли к массивной фигуре монаха и одновременно наклонились с разных сторон. Даже сквозь блахоны обозначив соблазнительные женские выпуклости. Мне нужно будет больше разузнать о ските и его обитателях. Монах не показал ни, словом ни делом что услышал их. Он вообще стоял как статуя со стороны, напоминая древнюю готическую гаргулью, которыми любят украшать католики свои храмы.
   А Цесаревич тем временем всё надрывался, обходя ряды. Звонким юношеским голосом, умудряясь перекрывать гул здоровых битых войной и жизнью мужиков.
   - И на осколках старой империи! Мы воздвигнем новый порядок! Который станет основой мира!
   Наверное, так рождаются легенды. Вечером расскажу солдатам о том, что мне предложил Алексей.
  
   POV Взгляд со стороны
   *Восточная окраина города, роща, поляна, 22:05*
   - Очень жаль... Теперь его скрыть не получиться. Вне зависимости ни от чего живой Цесаревич это отличный козырь на переговорах, а в случае победы и шанс на удачное регенство.
   - А ты не патриот, а Денис. Я тоже об этом думал. Большевики бы заплатили столько, что можно было бы уехать в Париж тискать там француженок и до самой смерти ни в чем не нуждаться.
   - Антон, а ты запишешься в Имперскую Гвардию?
   - Придётся. Сабельников и Шереховский, будто с ума сошли. Но нужно будет внимательно следить за обстановкой, чтобы успеть сбежать, когда затея пойдёт прахом, а лучше как-нибудь прихватить с собой Цесаревича. Ведь Император при себе Распутина держал и посмотри до чего это довело Россию. А сейчас рядом с его сыном крутится этот странный монах.
   - История повторяется.
   Офицеры говорили, куря сигареты и опираясь спиной на древесные стволы.
   - Вы меня разочаровали... - Раздался уже знакомый голос из темноты.
   - Выход... - дернулся было Антон.
   Как вдруг захрипел и с силой схватился за шею, его буквально прижало к дереву. Со вторым тоже самое. Из темноты вышла фигура в монашеском балахоне и пока Денис и Антон пытались избавиться от удавок захлестнувших их шеи, с ужасом глядя на светящиеся слабым красным светом зрачки из-под капюшона. Но не получалось. Руки, которые держали удавки, были намного сильнее.
   - Очень разочаровали... - С обеих сторон послышался хруст.
  
   Конец POV
  
   *Там же*
   Девушкам надоело возиться, и они зафиксировали металлические нити поплотнее практически отрубив офицерам головы. Коротким движением руки я оставил несколько отметин на деревьях, чтобы не было видно следов удавок и вытащил на полянку мёртвого медведя. Теперь взрыхлить почву, дабы скрыть следы. Тела лежат. Хм. Не хватает повреждений. Подтащив к ним медведя, наношу его когтями эти самые необходимые повреждения. Затем я наклонился к тому, что предлагал продать Лёху и откусил кусок, от шеи сделав рваную рану вообще кошмарной. Кровь и чужая память. Подхожу ко второму и кусаю его. Мда.
   - Ну? - Поинтересовалась Каллен, сматывая нить удавки.
   - Ничего интересного. - Помотал я головой. - Просто крысы. Из комендантуры. Но дел могли натворить. - Расстёгиваю кобуры офицеров и достаю их револьверы. Проверив барабаны открываю беглый огонь. Часть пуль попадет в труп медведя, а остальные улетают в деревья. Теперь измазываю стволы кровью и бросаю их на землю. - Я к Лёхе. Каллен ты скрытно послушай, о чём говорят чехословаки. Вилетта на тебе казаки...
  
   7 Глава
   *25 июля, станция Е-1, здание вокзала, 08:07*
   - Вы хотите знать мои дальнейшие планы? - неприязненно переспросил Сергей.
   - Да. - Просто ответил я.
   - И зачем это штатскому? - Напирает на то, что у меня на плечах нет погон. Смешно. Мол, всё решает количество и качество звёздочек на погонах. А уж если к этому добавиться ещё и происхождение. Но дело не в этом. Истинный смысл, вложенный в слова в том, что тому, кто будет постоянно торчать рядом с Алексеем, знать тактические и стратегические планы просто не нужно. Наивный.
   - Мне нужно знать, куда полк будет наступать, дабы соответствующе подготовить Императора и его отряд к бою. - 5 сотня 4-го Исетско-Ставропольского казачьего полка в полном составе перешла под командование Лёхи ещё ночью. Пообщавшись с сотником Антоновым увидевшим перспективу в служении Императору, мы решили, что он будет совместно со мной обучать Лёху.
   - ЧТОО?!?! - впал в краткосрочный ступор Войцеховский.
   - А ты думал, что Император будет спокойно сидеть в Екатеринбурге в окружении штабных лизоблюдов и льстивых политиков, которые наверняка уже со всех ног спешат сюда. - Я улыбнулся и посмотрел в окно. Там на путях уже не цесаревич сопровождаемый девушками разговаривал с казаками. - ТАК не будет. Алексей сам поведёт своих воинов в атаку. До полной победы. Ну, так что, Сергей? Куда мы будем наступать и когда?
   Думал мой собеседник недолго.
   - Любезнейший. Позволю себе заметить, что это не ваше дело. - Вежливо ответил полковник. Причем как я видел эта вежливость давалась ему дорогой ценой. - Вы появились неизвестно откуда, втёрлись цесаревичу в доверие, а теперь ещё и требуете оперативные данные?
   Чтобы мне такого тебе сказать офицерик? Или ничего не говорить, а просто взять, оглушить да крови твоей попить? И почему у меня такое чувство, что проще было бы сколотить свою 'банду', а не браться за спасение представителя царской семьи. Нас трое, нашли бы недовольных красными вот и небольшой отряд. С этим отрядом навалиться на чуть большую по численности группу большевиков, вырезать её и боевой дух отряда пошёл бы вверх. Встретить отряд белых - припугнуть или убить командира и численность моего отряда увеличится. Вырезать гарнизон красных так же как сделали - город и гора оружия наши. Плюс новобранцы. В город входят отступающие части красных? Устроить бойню на станции. Это напугает сторонников большевиков. Чехословаки на подходе? Предложить полковнику присоединиться к банде. В качестве козырей то что численно меньший отряд под моим командованием убил всех врагов чего не смог сделать его полк позволив красногрвадейцам сбежать. Далее отказ или согласие. В первом случае полкан будет убит, а что будет с его полком уже неважно. Прям блять Скайрим какой-то. Выбирай сторону - Братья Бури или Имперский Легион. Ну и сравнение варп его забери. Я выбрал Легион и теперь мне придётся общаться с такими вот подполковниками, полковниками, генералами, атаманами и чинушами убеждая их в своей правоте. А ведь этот полковник ещё ничего, он можно сказать вырос на войне и с ним можно договориться в отличие от старых царских генералов. И его, в общем-то даже можно понять, с его точки зрения всё действительно так немного остыл я.
   - Знаете любезнейший, откуда я появился, я вам уже говорил и если бы не моё вмешательство все представители царской семьи были бы мертвы, а без вмешательства моих братьев ваш полк не вошёл бы в город прогулочным шагом 22 июля из-за того что гарнизон большевиков был вырезан, а их главные силы были вынуждены оставить позиции и сбежать на запад. Может быть вы только сегодня смогли бы взломать оборону красных и выйти к городу. И знаете, что я вам скажу уважаемый? Екатеринбург был слабозащищён и блокирован с трёх сторон. Его можно было взять одним рывком, но вместо этого Белая гвардия захватывала другие города. Из чего следует вывод: Белая гвардия не собиралась освобождать царскую семью. Она вам была просто не нужна. Ведь человек потерявший Империю не заслуживает права жить. Но вот его убили и вы сделали рывок, взяв город. Таково моё личное мнение о ситуации. Отдыхайте, Сергей Николаевич. - Дав понять, что разговор окончен я направился к дверям, оставив за спиной покрасневшего от злости полковника.
   Оказавшись на улице, иду к казачкам. Стена людей в тёмно-зелёных мундирах и серо-синих шароварах окружает Лёху. Даже если у кого-нибудь получиться убить мелкого я просто создам свой отряд, благо золотой запас есть.
   Заметив меня, оренбуржцы начали расступаться. Несколько секунд и я уже стою возле Императора рассматривающего богато украшенную шашку. Лезвие блестит на солнце. А вот и повод провести демонстрацию силы. Заодно и бойцы Войцеховского увидят и другим расскажут. А то, видите ли, в составе 3-его Яна Жижки полка есть сомневающиеся в правильности курса. Конечно, одной демонстрации будет недостаточно, чтобы заткнуть им рот.
   - Ваше Императорское Величество разрешите опробовать ваш клинок. - Обращаюсь к Лёхе.
   Мелкий молча протянул мне своё оружие. Шашка удобно легла в ладонь. После цепного меча она считай ничего не весит. Окидываю взглядом казаков:
   - Хей, рубаки-станичники есть желаюшие позвенеть сабельками с Божьим человеком?
   Желающих нашлось... много. В поединщики я как бы случайно выбрал старшего урядника Мирона Степанова являющегося лучшим клинком полка. Оренбуржцы образовали широкий круг. На крышах вагонов появились зрители рассчитывающие на шикарное представление. Наивные, шоу не будет. Степанов оценивающе рассматривает меня. Я пробы ради и устрашения для крутанул 'восьмёрку'. Выражение глаз моего противника изменилось. Казак чуть ниже меня ростом, жилистый, возраст - 39 лет. Он намного опытнее меня в плане боя на холодном оружии. Ведь единственными враги, с которыми мне довелось сойтись в полноценном ближнем бою были орки. Да и все те схватки сводились к простому: увернуться от удара рубилом, заблокировать это самое рубило и нанести ответный удар, снеся зеленокожему ксеносу его клыкастую бошку. По технике урядник способен разделать меня как нефиг делать, но его умения надёжно перекрывают мои скорость и сила. Казак ухмыльнулся в усы. По знаку Императора начинаем сходиться.
   Нападаю. Степанов... парировал мой удар на одних инстинктах... но парировал... И тут же бросил сломавшуюся саблю баюкая руку.
   - Силён ваше благородие... - сказал Мирон, - но опыта сабельного боя нет. Я вас прочитал ещё до удара хоть самого удара и не заметил.
   Хмм... так-то я знал, что уровень моего фехтовального мастерства невелик, но видеть подтверждения этому... мой удар сумел частично заблокировать опытный мечник! Несмотря на глобальное в прямом смысле превосходство в скорости и силе. Нет, я видел блок... варп я мог обвести его клинок своим как очерчивают труп белым мелом, но не посчитал нужным. Нужно подтягивать рукопашку... что-то мне подсказывает что ситуация "спецназ" в "детском саду" долго не продлится. Было бы как минимум наивно предполагать, что меня послали сюда на отдых, а раз время есть нужно развиваться, становиться сильнее, искуснее. Вогнав шашку в ножны, я передал её приблизившемуся Императору. Затем запускаю руку в правый карман балахона, где у меня лежит кошелёк. Несколько секунд и у меня на ладони в солнечных лучах блестят три золотых червонца. Этих денег уряднику с лихвой хватит. Подхожу к Степанову.
   - Прими братец за то, что саблю твою сломал да руку повредил. - С этими словами вкладываю золото в руку казака. - Уменье своё захотелось проверить.
   Мирон посмотрел на монеты в своей руке, а потом на меня. Что-то прикинул.
   - Благодарю ваше благородие! - Гаркнул унтер-офицер вытянувшись по стойке смирно.
   Благородие... Я не особо скрывался. Но обратиться ко мне напрямую. А не по предложенной игре... предлагает что-то обсудить? Задумчиво поворачиваюсь к Лёхе и девушкам. Как много полезных выводов я сделал из одного недобоя.
  
   POV Каллен
   *Здание Коммерческого собрания-комендантура, 13:43*
   Я смотрела на Ярослава в его балахоне, он стоял прислонившись к стене. Затем на полковников, они с оглядкой на Ярика пытаются убедить Императора в том, что он слишком поспешил с объявлением перед народом о создании Славянской Империи на территории Екатеринбургской губернии. Они просто не знали, да и не поняли бы, что по меркам этого мира ОДИН(!) Ярослав имеет разрушительный потенциал тактического, а то и стратегического ЯО.
   Войцеховский, Шереховский, Сабельников, Торейкин, Иванов и Тарасевич. У первых трёх войска есть. А у остальных подразделения ещё в стадии формирования. Причём в самом начале формирования. На стороне же Алексея сотня казаков, мы и энное количество горожан поддерживающих новообразованную Империю.
   - Алексей Николаевич ну нельзя создавать государство на такой небольшой территории! - Воскликнул Сабельников. - Особенно когда часть этой территории находится под контролем противника!
   - Прям как тогда когда мы создали государство на территории китайского посольства. - Мысленно говорю Ярославу.
   - Некое сходство есть, правда оно просуществовало всего четыре дня. - Был ответ. Ярик внимательно наблюдал за советом из цесаревича и полковников.
   Спина Алексея напряглась, мальчик аккуратно поднялся со стула. Окинул взглядом сидящих за столом военных вздумавших ему указывать и... ударил кулаком по столешнице. Треск ломающегося дерева. Графин с водой и посуда полетели на пол. Бздынь! Полковники недовольно поморщились, стол видимо совсем сгнил. Уж слишком не соответствовал вид цесаревича и тяжёлого дубового стола.
   - Говорите нельзя?! - Закричал молодой Император. - Тогда я сам отвоюю свою землю! Отец Ярослав, сестра Каллен, - Алексей обернулся к нам, - уходим.
   - Как прикажете Ваше Императорское Величество...- Сухо ответил Ярик.
   Император первым покинул помещение. Характер мальчишки заметно изменился. На место состраданию пришли жесткость и энергичность, как будто ядерный реактор к заднице подключили. Думаю это случилось, когда Ярик вбил его в землю. Плюс влияние твари Варпа. Я пошла за Алексеем. Последним был Ярослав. Успеваю заметить его довольную ухмылку. Хлопнула дверь. Облизываю пересохшие губы. Чувствую впереди будет кровь. Много крови.
   - И куда мы намылились? - Задаю вопрос.
   - Я понял, что мне будет слишком скучно сидеть здесь в ожидании, пока белогвардейцы раскачаются. К тому же у меня нет никакого желания затягивать войну. Сначала на станцию, подхватим там Вилетту и сотню Антонова, затем возьмём у чехов 'Орлик' и отчалим в сторону Лысьвы, сшибая заслоны большевиков. Там находится механический завод, который нам необходим. После Лысьвы ночью возьмём Пермь. Стремительный рейд - это то, что нам нужно.
   Действительно, крови будет много. Но мысленно я сказала другое:
   - 'Это безумие' скажут местные.
   - Они ещё не знают что такое безумие. Помнишь, что сказал Зеро в Нарите?
   Нарита. Несмотря на то, что этот бой был так давно...
   - Мессия не будет признан, пока не сотворит чудо. - Повторяю слова мёртвого принца.
   - Именно. Вопреки здравому смыслу и логике. Но какого будет состояние людей, когда Император вернётся с победой, а выжившие казаки будут рассказывать на каждом углу как Алексей Романов вёл их в бой. Дааа... Это того стоит.
   У меня появилось ощущение того, что Ярик улыбается. Бросаю взгляд через плечо. Серьёзное выражение лица и никакой улыбки. Наверное, показалось.
  
   POV Войцеховский
   *после ухода Алексея Романова*
   Я наклонился к обломкам стола.
   - Что думаете господа офицеры? - Спросил Сабельников. - Сергей Николаевич вы первым вступили в контакт с этим 'отцом Ярославом'.
   Облитые фрагменты доски находившиеся в месте удара не выглядят гнилыми. Толщина. Да Цесаревич, ударив с такой силой должен себе руку в кровь разбить, что с его болезнью крайне опасно. Странно, но следов крови среди обломков и осколков нет. Мистика какая-то. Хотя если вспомнить слухи о приведении Императрицы убившей всех инородцев. Выпрямившись, поворачиваюсь к коменданту:
   - Этот человек опасен. Вчера, когда им на станцию был приведён Цесаревич, Ярослав признался в том, что монахи его скита уничтожили гарнизон большевиков, а он лично участвовал в штурме особняка, в котором содержались Романова. А сегодня утром монах потребовал предоставить ему оперативные данные наступления. Я ответил отказом.- Говорить про остальное нет желания, да и не настолько я доверяю этим офицерам. - У меня всё.
   - Я считаю, что эти 'монахи' являются наёмниками, - взял слово Тарасевич. - По ним хорошо заметно, что они чужие здесь. Что касается бойни в ночь с 16 на 17 все красногвардейцы гарнизона были убиты холодным оружием. Сомневаюсь, что такая операция могла пройти без потерь. Мне доводилось слышать про существующие в Китае горные монастыри, в которых обучают монахов-воинов. Может там этот 'Ярослав' нанял людей для операции и провёл их в город под видом рабочих, а когда они стали не нужны от них избавился. Об этом говорит смерть инородцев в ночь с 17 на 18. Среди трупов обычных рабочих спрятали наёмников. Моё мнение таково - пока ситуация контролируемая, 'наёмниками' должна заняться контрразведка. А цесаревичу мы всё объясним.
   Вполне жизнеспособная версия. Перевожу взгляд на обломки. На Востоке много странных вещей. Эти люди находятся рядом с Цесаревичем девять дней. Повышенная агрессивность и доверие. Я склонен полагать что 'отец Ярослав' чем-то опаивает Цесаревича, что он стал таким. Вот только насколько придётся усилить контрразведчиков для захвата или убийства 'монахов'? И скорей уж убийства. Всё их поведение говорит о том, что сдаваться в плен они не собираются.
   Что же до Китая, то там сейчас действуют японцы и американцы. Американцы? Им по силам организовать подобную операцию. Конечно, союзники выступают против большевиков, что подтверждает наличие во Владивостоке их экспедиционных войск. Какой им смысл спасать царскую семью? А может всё совсем не так? И это частное предприятие, за которым не стоит правительство САСШ? Сколько вопросов и так мало ответов. Было бы намного проще, если бы все Романовы погибли в ту ночь. В этом смысл? Выживший Цесаревич вызовет раскол Белого движения. Да о чём я. Раскол уже идёт! Пока только в Екатеринбурге, но с каждым днём он будет охватывать всё новые территории. Монархисты обязательно его поддержат, а социалисты и республиканцы будут против возвращения самодержавия. Да даже в моём полку идёт раскол, который создал я сам, рассказав солдатам о 'предложении' Цесаревича. Чехословацкая губерния. Что же на меня нашло? Эйфория? Гипноз? 'Ярослав' не выглядит человеком способным на такое. Тогда женщины? Как их там. 'Сестра' Каллен и 'сестра' Виолетта. Нет, Вилетта. Они буквально притягивают к себе чужое внимание. Экзотически красивые и смертельно опасные. Одна или обе?
   - Сергей Николаевич вы согласны? - Вопрос Николая Вячеславовича вывел меня из задумчивости. Я что-то пропустил?
   - Я несколько задумался над положением дел...
   Шереховский тяжело вздохнул. Он был наиболее подходящим на должность начальника гарнизона.
   - Мы решили установить скрытное наблюдение за 'отцом Ярославом' и его спутницами до прибытия в город полномочных представителей генерал-майора Гришина, а затем ими займутся контрразведчики Сибирской армии.
   Если я безоговорочно соглашусь, то это может в будущем испортить отношения с Цесаревичем при условии, что мы не правы. Необходимо пространство для манёвра. Решено.
   - Я выделил вам все необходимые полномочия для управления городом. Поступайте, так как считаете нужным. Если же ресурсов будет не хватать, то можете рассчитывать на мою поддержку.
   Торейкин скривился. Да и все остальные не выглядят счастливыми. Не по душе им, что я занял неопределённую позицию. Ведь если что не так, то все шишки могут достануться им, ибо свобода действий.
   - Мы вас поняли Сергей Николаевич. Николай Вячеславович, - обратился к Шереховскому Сабельников, - выделите людей для наблюдения за 'монахами'...
   Дальше я уже не слушал. Лишь сказал: 'Честь имею откланяться'. И вышел из помещения.
  
   Конец POV
  
   *Е-1, 14:19*
   Подойдя к укреплённому вагону, в котором должен находиться командир бронепоезда, я несильно ударил кулаком по борту и крикнул:
   - František dostat ven!
   Через полторы минуты из тамбура показался усатый чех. Ворот гимнастёрки расстёгнут. Поручик. Я почувствовал исходящий от него запах спиртного. Отдыхает, значит. Франтишек собрался было открыть рот, чтобы задать вопрос, как увидел Лёху появившегося в поле его зрения.
   За считанные мгновения поручик преобразился. Будто из пустоты появилась фуражка, пуговицы на гимнастёрке застегнулись, а сам чех, спрыгнув на землю, вытянулся по стойке 'смирно'. Я хмыкнул. Вот что присутствие Императора чудотворное делает.
   - Поручик, ваш бронепоезд полностью укомплектован материально? - Спросил мелкий. Этот вопрос он задал лишь для проформы. Ведь я заранее узнал о состоянии 'Орлика'. Будь бронепоезд не готов к отправке, то смысла его брать не было бы. За время ушедшее на загрузку боеприпасов, топлива и заливку воды на станцию вернулся бы Войцеховский. И пришлось бы менять план, так как хрен он отдал бы мне свой бронепоезд для сомнительной и безумной цели.
   - Так точно Ваше Величество! - ответил ошеломлённый Франтишек.
   - Тогда разводите пары.
   - Есть! - Поручик отдал честь и помчался к паравозу.
   Даю отмашку.
   - По вагонам станишники! - Разносится над станцией крик сотника Антонова.
   Казаки, негромко ругаясь, принялись выполнять приказ. У них настроение: 'С нами Император, нам всё похуй'. Эх, хорошо иметь под рукой представителя императорской семьи. Лёха оказывает на людей мощное психологическое воздействие одним своим видом. Поручик в себя придет, когда бронепоезд будет уже наматывать километры на запад. И тогда он задаст себе вопрос: 'А какого варпа я сорвался со станции без приказа командира полка и что мне теперь за это будет?' Главное чтобы экипаж 'Орлика' не решил свалить после оглашения конечного пункта поездки. Ведь нужно кому-то поддержать огнём пушек и пулемётов казацкий десант. Император, придерживая на боку шашку, забирается в вагон. За ним последовала Каллен.
   Через несколько минут раздался свисток. Поезд дёрнулся и начал медленно разгоняться. Согласно расчётам при скорости 20 вёрст в час 'Орлик' достигнет контролируемой чехами станции Кузино через четыре с чем-то часа. На ходу запрыгиваю в тамбур. Отправляемся на войну...
  
   8 Глава
   POV Вилетта
   *бронепоезд 'Орлик', где-то между станцией Кузино и Екатеринбургом, 16:37*
   Ритмичный перестук колёс. Я сижу возле проёма. В вагоне накурено. Махорочный дым практически перебивает запах оружейной смазки и пота. Белесые клубы уносит через окно-бойницу. Лезвие изогнутого кинжала движется по точильному камню. Молодые казаки смотрят на меня когда думают, что я не вижу и тут же отворачиваются, стоит мне отвлечься от заточки и обратить на них внимание. Шёпотом обсуждают нашу троицу, Алексея и этот рейд. Моя задача здесь - поддерживать своим присутствием боевой дух людей. Тем же самым в других вагонах поезда занимаются полукровка и Ярослав. Проверяю остроту клинка рукавом балахона. Ткань разрезается легко.
   Мне довелось оказаться рядом, когда командир 'Орлика' осознал совершённое им деяние. Это произошло где-то через час после отправки со станции. Чех попросил показать ему письменное распоряжение полковника, узнав что такой бумаги у нас нет он почесал в затылке и попросил у царевича письменный приказ за его высочайшей подписью дабы избежать проблем с Войцеховским. Я улыбнулась. Выражение лица у него было как у прапорщика Хомяченко. У Хомяка тоже на любой косяк была бумажка от начальства, чтобы прикрыть задницу.
   Из всего экипажа бронепоезда в курсе ситуации только поручик и машинист, помощник машиниста и кочегар, которым Ярик сделал внушение. Информация до пулемётных и орудийных расчётов будет доведена, когда 'Орлик' достигнет края территории контролируемой белыми.
   Вкладываю кинжал в ножны. Я его точила-то лишь от скуки.
   - Яаааарик, мне скучно. - Мысленно обращаюсь к своему парню.
   - Не тебе одной. - Ответил он. - Бери пример с Каллен. Она уже примерно полчаса, как играет с Антоновым и его офицерами в карты на деньги.
   Довольно неплохой способ времяпровождения. Но не для меня. Хотя это наталкивает на одну мысль.
  
   *станция Кузино, 18:25*
   Из состояния 'ушла в себя' меня вывело изменение скорости поезда. 'Орлик' начал замедляться. Свист выпускаемого пара.
   - А вот и комитет по встрече. - Произнёс Ярик. - Скажи казакам, чтоб из вагона не выходили. - Ладони ложатся на рукояти кинжалов.
   - Проблемы?
   - Да, похоже, Войцеховский стуканул по телеграфу местному командиру, вот он и перегородил пути. Ща я всё разрулю и двинем дальше.
   - Ясно. - Бронепоезд остановился. Не нравимся мы этому полковнику. И если его отношения к нам не улучшатся, то Войцеховского найдут или не найдут в зависимости от того кто из нас троих к нему придёт. Снаружи доносятся голоса. Казаки-антоновцы схватились за винтовки. - Из вагона не выходить, возле окон не маячить! - Обращаюсь к бойцам. - Император сейчас разберётся.
   Алексея я упомянула, потому что не будет же Ярослав в одиночку убалтывать белогвардейца. Потоптавшись, казаки заняли свои места. Прислушиваюсь к происходящему снаружи. Требование вернуться в Екатеринбург, давление авторитетом, возражения. К Ярику присоединяется Император. Переговоры. Поминают Войцеховского. Нас пропускают. Ближайший пункт удерживаемый красными - станция Утка. Численность противника около роты. Укрепились хорошо - у такой толпы как минимум могут быть пулемёты.
   - Утиные истории, - Ярослав мысленно произнёс непонятную фразу. - За час доберёмся. - А это уже вслух офицеру.
   Час. Скоро стемнеет. Вероятней всего Ярик отправит на эту станцию меня и Каллен. Карта. Там ещё находится завод. После успешного 'штурма' бронепоезд въедет на станцию, а сам Ярослав вместе с Алексеем и казаками выдвинутся в посёлок Старая Утка для зачистки. Разговор заканчивается. Офицер приказывает своим солдатам освободить дорогу.
   Протяжный свист. Вагон дёргает. 'Орлик' продолжает прерванное движение. За окном видны солдаты откатывающие пушку. У казаков заметивших это на лицах проступило облегчение. Час. Целый час...
  
   Конец POV
  
   *Тайга, 19:10*
   За окном тайга. Машинист, следуя приказу начал останавливать поезд. По моим расчётам мы в данный момент находимся в паре километров от деревни Волыны. Оптимальное расстояние.
   Дождавшись полной остановки 'Орлика' осматриваю находящихся в вагоне людей и отдаю команду поставленным голосом:
   - Выгружаемся для инструктажа. - Мысленно дублирую эту команду девушкам.
   Первым покидаю вагон. За мной Лёха и офицеры. Несколько минут и под насыпью уже стоит строй из казаков и экипажа бронепоезда. Напротив них наша четвёрка. Штыки винтовок блестят на солнце.
   - Наша цель - занятая красными станция Утка. - Говорю так, чтобы меня все слышали. - Их там примерно рота. Ожидаемая диспозиция: окопы полного профиля по сторонам путей, укрепления на самой станции и на Уткинском заводе. Скорей всего дорога заблокирована заграждениями, которые не позволят бронепоезду въехать на станцию. Пока будет вестись уборка заграждения, пулемётчики беглым огнём заставят противника залечь. - Понятное дело убирать заграждения буду я. - После освобождения пути стремительный прорыв на станцию, высадка и штурм завода. Пленных не брать! Всё ясно, бойцы?!
   - ТАК ТОЧНО ВАШЕ БЛАГОРОДИЕ!!!
   - По вагонам!
   Строй рассыпался. Я повернулся к Лёхе. Меня встретил сосредоточенный взгляд. Мелкий к бою готов.
   - Отец Ярослав благословите... - подошёл ко мне молодой казачок лет девятнадцати. Я с недоумением посмотрел на него. Чего он от меня хочет? Благословить?
   Криво ухмыляюсь. Будет вам... благословение. Я закрыл глаза и собрал своё бешенство, ярость сметающую сомнения как шторм сметает листок бумаги, исступлённую ненависть и чувство презрительного превосходства над окружающими стирающие само понятия страха... и напоследок не желая превращать их в безумных жаждуших крови берсерков добавляю еще один атрибут Кхорна. О котором многие забывают. Холодный расчёт снайпера.
   - В бой... - тихо сказал я. - В БОООООООЙ!!! - прорычал, не выдержав давления изнутри делясь своим чувством с окружающими людьми.
   Казачок вздрогнул и поднял на меня чистые голубые глаза с красными прожилками. Хотя я готов был поклясться, раньше они были карими. Спокойный взгляд. Убийственно спокойный. Точно так же вздрогнули и остальные, до которых добралось моё "благословение". Они остановились обескураженные столь резким изменением настроя. И совершенно естественно, что уже я вздрогнул, когда в этом мире впервые прогремел гордый и громкий клич.
   - За Императора! - Раздался одинокий крик и его тут же поддержали люди, вышедшие из ступора. - ЗА ИМПЕРАТОРАААА!!! - Клич рванулся к небу.
   Люди в темпе начали забираться в вагоны. Казачка будто ветром сдуло. Я посмотрел на Алексея, которого тоже проняло.
   - Поле боя наш храм и битва наша молитва. - Повторяю свои слова и указываю рукой на людей. - Это твоя Гвардия.
   Вагоны уже ощетинились стволами винтовок. Нам пора. А то ещё уедут без нас...
  
   *на подступах к станции Утка, 19:26*
   Волыны и железнодорожный мост остались позади. Я стою на крыше вагона. А вот впереди 'Орлика' дожидается завал из древесных стволов и бронепоезд красных на крайней левой колее - пушечное вооружение отсутствует. На глаз заграждение находится на дистанции в двести три метра от переднего края обороны противника. Место подобрано со знанием дела. Склоны насыпи простреливаются - тот, кто решится разобрать завал, неминуемо попадёт под кинжальный огонь винтовок и пулемётов. Но эта уловка сработает лишь против обычных людей. Те же чехи после нескольких лобовых атак просто взяли бы, да и обошли станцию по тайге, тем самым отрезая красных от подкреплений. Плюс возможность ударить в неукреплённый тыл. В итоге противник покидает станцию и завод, чтобы не оказаться в окружении.
   Триста пятьдесят метров. Расстояние до завала сокращается. Красные нас видят, но пока себя никак не проявляют. Триста метров. Начну действовать когда 'Орлик' достигнет стометровой отметки. Двести пятьдесят. Двести. Чувствую на себе чужие взгляды. Сто пятьдесят. Готовность. Сто. Отталкиваюсь, оставляя после себя вмявшийся металл брони. В воздух взлетают комья земли от приземления на склоне насыпи. Я в десяти метрах от завала. Короткий рывок. За спиной слышно угрожающее пыхтение паравоза. Свалка из семи деревьев. Для 'Орлика' хлипковато. Бью кулаком по ближайшему стволу. В щепки! Ещё. Свист пуль. Противник опомнился. Пытаются дотянуться до меня. Пулемёт треплет дерево. Два удара правой ногой. Ботинок развалился, не выдержав силы, с которой я приложился к заграждению, но путь свободен. Деревья же из твёрдого состояния перешли в состояние пылевого облака повисшего над дорогой. К пулемёту добавились частые выстрелы винтовок. Бронепоезд всё ближе.
   Варп! Левая рельса в месте стыка сдвинута в сторону. Теперь понятно, почему завал был такой слабый. На скорости, с которой сейчас движется 'Орлик' да и любой другой поезд просто улетит под откос. А если что, то вернуть рельсу на место дело нескольких минут. Удар в грудь. В сторону. Теперь присаживаюсь возле рельсины и аккуратно передвигаю её к стыку так, чтобы две рельсины сошлись. Пули вспарывают землю и рикошетят от брони паровоза. Вибрация от приближающегося бронепоезда разливается по телу. Ждать. Рядом. Корпус 'Орлика' поравнялся со мной. Секунды тянутся, грохот несущегося мимо металла сливается в сплошной гул. Капюшон отбросило на спину. Всё. Рявкнула 76 миллиметровая пушка. Снаряд ложиться рядом с задним вагоном. Перестаю удерживать рельсу. Теперь можно не торопиться. Шагом иду к станции отряхивая балахон от поднятой древесной пыли.
   К первому пулемёту добавились ещё два. Эти садят короткими очередями. Не выдержали нервы у красных стрелков. Бронепоезд беспрепятственно вкатывается на станцию. Повезло, что наш состав ехал по правой колее, а не по левой иначе 'Орлик' мог бы на полной скорости влететь во вражеский состав, что не есть хорошо для десанта.
   Вижу вспышки нестройных залпов из бойниц. Пулемётная дуэль между эшелонами. Льётся кровь. Сдвоенный взрыв. Чёрный дым поднимается над вражеским бронепоездом. В упор разнесли пулемётный вагон. Треск.
   - ЗА ИМПЕРАТОРАААААААА!!! - Доносится до меня.
   Пушки разворачиваются. От здания завода отлетают куски. Из вагонов выпрыгивают люди. Хлопок взрыва и столб земли на месте окопа. Вражеский 'максим' захлебнулся. Остались ещё два. 'Десантники' устремляются к заводу. Оттуда к ним протянулась трасса пуль. Кто-то упал. Крики. Взрыв. Артиллеристы Франтишека снарядов не жалеют. И минус ещё один пулемёт.
   Когда я дошёл до станции бой на ней уже был закончен. Казаки совместно с чехами собирали оружие и боеприпасы, проверяли бронепоезд на предмет трофеев, оказывали помощь раненым - их оказалось семеро, так же четыре 'десантника' были убиты. Имперская Гвардия понесла первые безвозвратные потери в начале своего пути. Люди передвигаются бегом из-за не выветрившегося адреналина. Мимо меня пронесли мёртвого защитника станции. На это указывала рабочая одежда и красный бант на груди. Казаки, подкатившие к увеличивающейся куче стволов трофейного 'макса' уважительно наклоняют головы.
   Лёху обнаружил возле заводских ворот. Он голый по пояс сидел на чурбаке, прислонившись спиной к створке механическими движениями оттирая своей гимнастёркой лезвие шашки от крови. Взгляд в землю. Видна чужая кровь, размазанная по лицу. Чуть поодаль торчит почётный караул из четырёх казаков.
   - Почему? - себе под нос задаёт вопрос молодой Император.
   - Что почему?
   Мелкий поднимает на меня взгляд. Его затуманенные глаза как будто смотрят сквозь моё тело куда-то вдаль.
   - Почему?
   Тааак. Алексей - Астартес - кровь на лице - кровь возле рта - Астартес с помощью чужого генного материала может просматривать память убитого существа... Вывод: у пациента сенсорный шок. Или не сенсорный. Я-то когда жрал того мека психологически был готов к восприятию чужой памяти. Вот только эта способность не должна была проявиться так скоро. Наверное. Ведь среди тех, кого я посвятил в Астартес, не было людей больных гемофилией. А то, что поблизости нету девушек, означает, что разбираться с Лёхой надо мне. И говорить ли с ним при посторонних заинтересованно посматривающих на нас? Опускаюсь на одно колено.
   - Ваше Величество, что вы видели? - задаю вопрос. От интонаций мелкий пришёл в себя. Парня трясёт. - Что вы видели? - повторяю вопрос.
   - Человека... - Выдавил Алексей из себя. - Я видел человека, которого убил. Его жизнь. Я его убил. Разрубил одним ударом.
   - А по делу есть что нибудь? - вероятность конечно мала. Часть воспоминаний которую можно получить, таким образом весьма случайна и носит обрывистый характер. Стоп... - В каком смысле всю жизнь? - переспросил я.
   - От рождения и до того момента как я разрубил его надвое, - монотонно пробормотал Император. - Как будто быстро посмотрел кино. Я помню его первый вздох и вкус молока его матери. Я помню первую ссору со старшей сестрой и тяжелый и тупой крестьянский труд. Я помню помещика, который увёз его сестру и большее ее никто не видел. Я помню запой, в который он уходил. Я помню... всё...
   Варп! Как он не свихнулся, пропустив через себя такой объём информации? Ему надо отдохнуть. Но перед этим задам ещё три важных вопроса.
   - Кем были люди удерживающие Утку? Сколько их было? Кто командовал?
   Император выпрямился.
   - Заводские рабочие из Лысьвы. 1-я коммунистическая рота. На момент захвата станции - 150 человек. Командир Ярыгин. У меня голова болит.
   Полторы сотни значит. Надо проверить Лёхину способность ещё на ком-нибудь. Да и найти себе новую обувь.
  
   POV Сотник Антонов Ермак
   *Утка, 22:38*
   Темнеет. Потрескивая, горят костры. В походных котлах готовится ужин. Я смотрю на жёлтые языки пламени, лижущие дрова и размышляю о том, что произошло со мной и моей сотней. Как всё закрутилось... Вчера днём я узнал, что Цесаревич Алексей выжил, а через двенадцать часов ко мне незамеченный часовыми пришёл человек известный как отец Ярослав и предложил служить Императору и обучать его. Я дал согласие. А ещё через четырнадцать часов мы оставили наших коней на попечение первой сотне и угнали бронепоезд у полковника Войцеховского. Рейд, являющийся авантюрой чистой воды поражающей своей наглостью. И вот результаты этого незаконченного рейда. Из хорошего: в бою продолжавшемся несколько минут были отбиты станция и завод, захвачен немного покорёженный бронепоезд, инструменты, припасы, пятьдесят пять 'мосинок', один 'максим', патроны, потери красных убитыми составили сорок пять человек из ста пятидесяти возможных. Из плохого: у нас семеро ранены и четверо погибли - Семён Демидов и Евгений Самоедов из первой полусотни да два чеха, убежавшие в тайгу лысьвенские рабочие пусть и деморализованы стремительным нападением, но всё ещё представляют угрозу. Мы могли бы их догнать, но приказ Императора был ясен: 'Не преследовать'.
   Искры взлетают к небу и гаснут. Имперская Гвардия. Перевожу взгляд с огня на Алексея Николаевича расположившегося напротив меня. Мальчик первым бросившийся в бой нагнулся и подбросил в костёр сухую ветку. Император. В круг света вошла фигура в балахоне. Капюшон откинут. А ведь он довольно молод. Лишь седина разбавляющая русые волосы показывает что ему многое пришлось пережить. Отец Ярослав наклонился к Императору и что-то ему сказал. Алексей Николаевич кивнул. Кто же он? Я видел, как этот человек удерживал открученную рельсу, давая поезду возможность прорваться на станцию - без него 'Орлик' просто сошёл бы с рельс с понятными последствиями. На крыше вагона видны глубокие следы в виде подошв. От завала остались лишь обломки да древесная пыль. А его благословение? Да меня всего пробрало от клича 'За Императора!' Может он из характерников? Ещё в детстве я слышал рассказы стариков про них. Они побеждали там, где другие казаки отступали и погибали. А самым знаменитым и могущественным характерником был Запорожский атаман Иван Серко. Вот бы увидеть, как он сражается. И не как со Степановым, а в бою. Тогда точно станет известно казак-характерник ли Ярослав, зачем-то притворяющийся монахом или нет.
   Лезу в кисет. А когда достаю табак и трубку, вижу что ни 'монаха', ни Императора возле костра нет.
  
   POV Каллен
   *Правый берег реки Чусовой севернее посёлка Старая Утка, тоже время*
   -...девяносто один, девяносто два, девяносто три, девяносто четыре. - Считаю людей в лодках и на плотах. - Вроде все. Как поступим? - Вслух спрашиваю британку. Дожидаться противника на единственном приемлемом пути отступления намного проще, чем отлавливать их поодиночке в тайге. - По первому, второму или третьему варианту?
   - Ярик говорил, что на этой войне люди часто меняли сторону, за которую сражались... - Произнесла Вилетта.
   - То есть 2. - Ты ведь тоже поменяла сторону в ТОМ мире. - А мне ближе 1 вариант. Я сильно сомневаюсь, что девяносто четыре взрослых мужика, из которых больше половины вооружены, послушают двух 'хрупких' девушек в монашеских балахонах.
   - Убивать всегда проще, чем убеждать. Это я поняла, когда служила в ТРУ.
   - Пф. Вся твоя служба тогда состояла в слежке за Лелушем, баронесса. - На упоминание бывшего титула моя соперница лишь хмыкнула. - Что смешного?
   - Да так. Воспоминания. - Я наградила Вилетту мрачным взглядом. Мне тоже есть что вспомнить. И между прочим лодки уже плывут мимо нашей позиции. - Давай их отпустим? - Эт что?!?! Вопрос я задать не успела. - Всё равно мы раньше них доберёмся до Лысьвы, а там их убедит Император. - В её словах есть смысл.
   - То есть отпускаем? - Задаю вопрос.
   - Отпускаем. - Подтверждает смуглянка. - По третьему варианту.
   - Да, пожалуйста. - Возвращаю нож в ножны. Мимо проплывает плот. Провожаю его пассажиров взглядом. Они никогда не узнают, как были близки к смерти...
   Когда за изгибом реки скрывается последнее плавсредство Вилетта достаёт из кармана балахона свернутую карту. Разворачивает. Заглядываю в карту через плечо.
   - Встретим Ярика на станции Илим. - Сказала она.
   Нахожу данный пункт на бумаге. А мы вот тут. А масштаб... И получается двадцать четыре километра по прямой. Гррррр.
   - В следующий раз пункт назначения буду выбирать я. - И не дожидаясь ответа с места прыгаю на левый берег.
   Через четыре секунды Вилетта приземляется в двух метрах позади меня.
   - Эй, мелкая!
   - Чего?! - Оборачиваюсь, сжав кулаки. Ща кто-то огребёт.
   - Я ведь стала баронессой благодаря Ярославу. - То есть как это?
   - А?
   - Не делай такое удивлённое лицо. Или ты правда не в курсе. Весь Кровавый Легион знает, а ты нет? - Что-то я такого не помню.
   - А ты мне расскажи эту занимательную историю пока будем пробираться через тайгу. - Отвечаю этой блондиночке. Хотя я и сама блондинка. - С самого начала.
   - Это долгая история... - пытается соскочить с темы?
   - У нас двадцать четыре километра тайги, рек и болот в запасе. Время есть.
   - Всё началось в гетто Синдзюку, когда японские террористы украли ёмкость с отравляющим газом... - Бирюза прошла мимо меня.
   Синдзюку. Действительно. Это будет долгая история...
  
   Конец POV
  
   *26 июля, Старая Утка, 11:05*
   Солнечно. Посёлок Старая Утка был занят Имперской Гвардией с марша в мгновение ока. Взятые в Волынах подводы въехали следом. Местные нас встретили настороженно. А как позже выяснилось недобитки из коммунистической роты вчера отобрали у крестьян плавсредства и уплыли вниз по реке. Ничего, мы с вами ещё встретимся или не встретимся, если мои выводы верны. А Антонов переговорил со старостой насчёт гробов для погибших и вот сейчас мы идём в церковь на отпевание.
   Первыми внутрь вошли казаки несущие наскоро сколоченные, но прочные гробы с телами станичников. За ними чехи. Я последовал за Императором.
   - Не забудь после похорон обратится к людям. - Негромко сказал я Лёхе так чтобы мои слова услышал только он. Я почесал руку.
   - Я помню. - Ответил мелкий рассматривая обстановку обычной деревенской церкви. Гробы поставили на скамьи. Почесал руку.
   - За сегодня мы как минимум должны взять Илим. - Поп начал зачитывать молитву. Тут что вши водятся? Мою кожу не всякая пуля возьмет! Уже с некоторым удивлением я уставился на руку. Нет... чистая рука... лёгкого воспаления от предполагаемого укуса нет... Я не чесался с тех самых пор как стал Астартес...
   И снова лёгкий зуд в руке. На той, с которой начинается материализация брони. Странно... никогда такого не было...
   На крышки гробов упали первые комки земли. Шесть казаков из караула приготовились к салюту. Винтовки под острым углом направлены в небо.
   - Цельсь! - Скомандовал пожилой урядник. - Пли! - Залп. Чехи лопатами скидывают сухую землю в братскую могилу на холме. - Товсь! - Звуки передёргивания затвора. Вот светлые доски скрываются из виду. - Цельсь! - 'Мосинки' снова вскинуты. - Пли! - Залп. - Товсь! - Перезарядка. - Цельсь! - Уровень земли сровнялся, осталось лишь насыпать сверху холмик в который два дюжих казака воткнут большой деревянный крест. - Пли. - Залп. Перезаряжаются. Люди сняли головные уборы. - На караул!
   Крест установлен. Взгляд цепляется за стальную пластину ещё вчера бывшую частью брони вражеского бронепоезда прибитую к нему. На поверхности пластины мной столбиком было вырезано 'Здесь покоятся Демидов Семён Андреевич, Самоедов Евгений Михайлович, Иржи Шипка и Марек Цибулка из Имперской Гвардии Славянской Империи павшие в бою за станцию Утка 25 июля 1918 года'. Под надписью находится изображение аквилы.
   Постояли над могилой. И ушли...
  
   *'Орлик', 12:41*
   Бронепоезд движется к Илиму. До него чуть больше полутора часов пути. Я задумчиво перебираю струны гитары. Пассажиры вагона скучают. Лёха находится в другом вагоне. Люди доверившиеся ему - погибли. И они далеко не последние. Обычное дело на войне. Погибших заменили пять добровольцев из Старой Утки. Причина проста. Уплывшие лысьвенцы отобрали у мужиков их лодки. Вот староуткинцы и решили присоединиться к белогвардейцам, чтобы добраться до грабителей. Только в одном они ошиблись. Белогвардейцы остались в Кузино, а здесь у нас Имперская Гвардия возглавляемая Императором Алексеем Романовым. Добровольцев от такой новости не хило вставило, но от своего решения они не отказались. Их определили на пока ещё безымянный бронепоезд едущий следом. Пальцы нащупывают знакомую мелодию. Начинаю её наигрывать. 'Десантники' заинтересованно прислушиваются. Подходящий момент:
   - На страже Империи неусыпно стоит,
   Бесстрашно опасность встречая
   Имперская Гвардия верность хранит
   Сражаясь с врагами и побеждая!
  
   Не отступать! Ведь мы - не одни!
   Император, нас храни!
  
   Имперская Гвардия не ведает страха!
   Имперская Гвардия не знает преград!
   Стражи Империи - смерть или слава!
   Только вперёд и ни шагу назад!
  
   Сквозь ярость сражений в пекле войны -
   Сквозь боль и адское пламя!
   В мир ненависти и сожжённой земли
   Мы гордо несем своё знамя!
  
   Не отступать! Ведь мы - не одни!
   Император, нас храни!
  
   Имперская Гвардия не ведает страха!
   Имперская Гвардия не знает преград!
   Стражи Империи - смерть или слава!
   Только вперёд и ни шагу назад!
   Имперцы вперёд! Ни шагу назад!!!
   Отзвучали последние аккорды.
   - Хорошая песня, вашблагородие, - сказал подошедший Степанов. - А можете что-нибудь нашенское исполнить?
   - Могу.
   Вот только что? 'Любо'? Банально. Чёрного ворона? Не катит. Полюшко-поле? Тоже самое. Я улыбнулся. Есть одна подходящая для моего плана. Надо только немного перенастроить гитару для лучшего звучания. Готово. Спокойная мелодия потекла из-под пальцев. Она завораживала.
   - Там за порогами, там воля цвіте,
   Але характерник на Богит* іде.
   Несе той козак свою душу туди
   Де предки молилися ночі і дні.
   Казаки прислушиваются.
   Несе той козак свою душу туди
   Де предки молилися ночі і дні.
  
   Чому він іде й чому він несе
   Душу свою і тіло своє,
   Що він там побачить, що він там візьме
   І що із собою на січ принесе.
  
   Що він там побачить, що він там візьме
   І що із собою на січ принесе.
  
   Уже Дід-Славута, Дніпро наш гуде
   То древній Перун до ріні зове.
   Він кличе до полку де предки стоять
   З прадавніх часів на онуків глядять
   Слова песни явно затрагивали души людей. Степанов вообще перешёл в созерцательное состояние. Что он там видел? Прошлое? А может будущее?
   Він кличе до полку де предки стоять
   З прадавніх часів на онуків глядять
  
   Там за порогами, там воля цвіте,
   Але характерник на Богит* іде.
   Несе той козак свою душу туди
   Де предки молилися ночі і дні.
  
   Несе той козак свою душу туди
   Де предки молилися ночі і дні.
   Старший урядник встрепенулся. Посмотрел на меня и слегка покачиваясь, направился в конец вагона. Подкинул я этими песнями людям пищу для размышлений, которая для некоторых станет новой головной болью. На данный момент таким человеком будет Антонов пытающийся разузнать обо мне всё что можно.
  
   *в восьми километрах от станции Кын, 17:35*
   Высунувшись из тамбура, я вижу сквозь пелену дождя идущий нам навстречу бронепоезд. До него ещё пара километров. Но это точно они. Интернациональный батальон, состоящий из бывших военнопленных численностью в четыреста штыков. Об этих обормотах стало известно, когда мы добрались до Илима. Там нас ждала Каллен с трофейным вооружением и инфой полученной от ныне убитых бойцов отряда железнодорожников направлявшихся на 'подмогу' утёкшим лысьвенцам. Правда потом их командиру был дан приказ из Перми усилить собой австро-германо-венгерскую братию под командой некого Ференца Мюниха и защищать станцию Илим. Не свезло. Точно так же тормознули на станции Унь. Тамошних бойцов вырезала Бирюза. Они проигнорировали пермских большевиков, не захотели никуда идти и укреплялись прямо на станции. Теперь у нас столько трофейного оружия, что можно вооружить роту. Гвардейцы были впечатлены. В конце концов трупы никто не убирал. Ведь на винтовках кое-где остались следы крови. У мужиков просто в голове не укладывалось, чтоб баба и столько убила нормальных крепких не спящих или ослабленных мужиков. Кто-то вспомнил легенды про амазонок. Так их и стали за глаза называть.
   Время начинать смертельно опасный эксперимент. Глубокий вдох Ярик и вперёд. Выпрыгиваю из тамбура. Приземляюсь на насыпь. Из-под ног брызжет земля. Ускоряюсь. Вражеский бронепоезд стремительно приближается. Точнее я приближаюсь к нему. Помню, у меня много времени ушло, чтобы определить скоростной порог, за которым обычная одежда при движении начинает рваться об воздух. БЛЯДЬ! Капюшон водой оторвало! Забыл его отбросить на спину. А варп с ним, паровоз уже рядом. Хм. Я ведь в первый раз штурмую бронепоезд. В предыдущих войнах их просто не было. Снижаю скорость. Тамбур закрывает стальная дверь с бойницей. Прыжок. Сталь сминается как бумага. Остановка. Я внутри. Так, насколько мне известно, Кхорн получает свой кусок от любого вида битвы. А местного бога войны нет, что, в общем-то логично учитывая кто меня сюда занес. Он вряд ли потерпит конкурентов. На шум в тамбур выглянул человек в красной шапке.
   - Хммм... - я задумчиво посмотрел на него.
   Гул и хлопок, такой бывает, когда самолёт превосходит звуковой барьер. Хлопок одной ладонью ага. Красношапочник падает вниз развороченый сплошным мощным потоком воздуха. На мне ни капли крови. Не хотелось стирать балахон. Бывшие военнопленые открывают огонь. Но моя кожа вполне может игнорировать пули с такой низкой начальной скоростью. Рикошеты. Запах крови, сгоревшего пороха и смерти. Самое интересное сейчас происходит в варпе. Энергия от акта насилия свернулась. И тоненькой струйкой отправилась к моему богу. Я почувствовал это буквально каждой частью души. А теперь.....
   - Кровь для Кровавого Бога! Черепа Трону из Черепов! - Ещё два быстрых убийства. Пули лохматят мой балахон, но мне всё равно. Наблюдаю как с этими словами. Энергия приобретает четкий и структурированный вид и отправляеться по тому же адресу... Хмм... А теперь.... Варп! Если я не прав то учитывая что я посвященный Кхорна это может как минимум выжечь мне мозги.... Но кого вместо себя? Девчонками рисковать не стану. Мелкий... в мелком всё и дело. Интернационалисты, видя, что пули не приносят вреда в панике отступают в конец вагона. - Во славу Перуна! - Догоняю. И взмахом ладони отрезаю ещё одному красношапочнику голову. - Во славу Перуна! - И я втянул голову в плечи ожидая.... Но вместо этого выделившаяся энергия приняла чуть другую форму.... но отправилась ПО ТОМУ ЖЕ АДРЕСУ! - Хаа...- облегчение от этого открытия буквально физически сняло гору с моих плеч. И в самом деле куда ещё могла деваться подобная Энергия. Только к Богу войны. А там... Хоть тапком назови энергия дойдёт до адресата. То есть безболезненно можно включить в программу подготовки языческие атрибуты оставляя знание истинного имени Бога Избранным.
   Залитый кровью пол дёрнулся. Похоже машинист решил остановить бронепоезд. А враги бросив обстреливать меня в темпе покидают вагон. Эй, я вас не отпускал. Рывок. Крики ужаса, брызги крови. Каждый мой удар несёт смерть. Скучно. Почему-то стыдно. У противника никаких шансов. Это не бой. Это казнь. С хрустом сломалась винтовка штыком которой меня попытались уколоть в горлом. Владельца винтовки обломок штыка вошедший в глазницу прибил к стенке. Энергия течёт ручьём.
   Чисто, то есть грязно. Кровь хлюпает под ногами. Долго придётся отмывать пол и стены. Нескольким мюниховцам удалось покинуть вагон, но далеко уйти им не суждено. Выглянув из тамбура вытаскиваю 'кольт' и расстреливаю обойму по убегающим. Шестерых насмерть. Седьмого лишь ранило. Вставляю в пистолет заряженный магазин и возвращаю оружие в кобуру. Следующий вагон ждёт. Пулемётно-пушечный. Запрыгиваю на крышу. Люк внутрь. Приоткрытый. Жаль я в него не пролезу без повреждений. А повреждать жаль. Люк с лязгом закрывается изнутри. Пулемётная башенка начала разворачиваться в мою сторону. Экипаж среагировал как надо. Наклонившись, выдираю люк.
   - Ахтунг! Гранатен! - Кричу и одновременно швыряю внутрь вагона пустой магазин. Солдат находившийся под люком падает с пробитым черепом. 'Кольт' в руке. Свешиваюсь вниз. А вон и пулемётчик. На виду лишь ноги. Выстрел в правое колено. Крик боли и ругань на германском. Длинная пулемётная очередь проходит над моей спиной. Пулемётчик выпадает из башенки зажимая рану. А за 'свинью' ответишь.
   Выстрел. Выстрел. Выстрел. Стараюсь стрелять по шеям так, чтобы мои пули по касательной задевали как минимум двух врагов. Фонтанчики кровы из разодранных пулями артерий. Выстрел. Выстрел. Выстрел. Магазин пуст. Один убитый, одиннадцать умирающих, один легкораненый и двое не задетых. И если первый целится в меня из револьвера, то второй в красной шапке надвинотой на безумные налитые кровью глаза выдёргивает кольцо из настоящей гранаты. Тут же боекомплект рядом! Бах. Пуля щёлкает меня по лбу. В грудь красношапочнику летит опустевший М-1911. Хруст костей. Взведённая граната выпадает из руки. Жаль.
   Отскакиваю от остановившегося вагона под насыпь. Краем глаза замечаю десантирующегося противника. Перекат. Балахон можно выкидывать. БУУУМ! Бронированную коробку разорвало мощным внутренним взрывом. Что же они туда загрузили? Полетели осколки. В серое небо устремился столб пламени, а мимо меня в лес пролетела та самая пулемётная башенка. Чёрный дым. Первые ряды мюниховцев скосило фрагментами брони. Я не стал ждать, когда враги опомнятся...
   Ни радости. Ни удовольствия. Хотелось бы сказать что я "отработал" профессионально и чисто. Но нет. Было всего лишь слегка скучно. Превращать живое в неживое. Я помнил улыбки тех, кто сражается с теми, кто намного слабее их это весело. Нет.. правда весело. Но когда разница НАСТОЛЬКО велика....
   МНЕ.
   БЫЛО.
   СТЫДНО.
   Рефлексия обычно мне была не свойственна. Но... я скучал по достойным противникам. Поэтому сделал всё быстро так чтобы те кто не могут почувствовать радость схватки не почувствали боли. Почему нет?
   Я ПОДЫХАЮ ЗДЕСЬ!
   ГДЕ ЧЕСТНАЯ СХВАТКА?
   ГДЕ БУРЛЯЩАЯ ОТ АДРЕНАЛИНА КРОВЬ?
   ГДЕ ЧЕРЕПА ДОСТОЙНЫХ ВРАГОВ?!
   ГДЕ ВСЁ ЭТО!!!
   Я принёс ему в жертву два мира... Чтобы оказаться ВОТ ЗДЕСЬ?! Где даже кулаки не об кого почесать? Я опёрся раскрытой ладонью о стальную дверь вагона. И неторопливо пошел вперёд, вспышка ярости прошла, вновь вернув меланхоличное настроение. Из сотен людей ехавших в этом бронепоезде выжили лишь те, кто сидел в паровозной будке. Если конечно они не свихнулись от вида бойни. Взрыв, уничтоживший артиллерийский броневагон повредил рельсы и без ремона желездорожного полотна продвижение дальше затруднено. Предположим Кын, мы займём. Может там найдутся ремонтники? Или отремонтировать дорогу самим? Интересно на станиции есть ещё паравозы? А то мне не улыбается тащить состав за собой.
   - Эмм... Ярослав? - Спросил подбежавший Лёха. Я посмотрел по направлению его взгляда. Пальцы рук пробили вагон, насквозь оставляя длинные полосы скомканого металла и обшивки вагона.
   - Забей.
   Я уныло пошёл в свой вагон. Меня провожали взгляды казаков стоявших на коленях в размокшей от влаги земле.
   - Характерник... Характерник... - неслось вслед...
  
   POV Антонов Ермак
   *Там же*
   Монашеский чёрно-алый балахон превратился в лохмотья покрытые чужой кровью. Уходящий характерник в одиночку перебил целый батальон. Вот ты и посмотрел на результаты настоящего боя Ермак Тимофеевич. Не ТАКОГО подтверждения своих предположений я ждал. Смотря в спину Ярославу мне стала предельно ясна картина происшедшего в Екатеринбурге. Не было никаких монахов из дальнего скита в ночь с 16 на 17 атаковавших красных в городе и взявших штурмом тюрьму сверженного царя. А был лишь один характерник и две амазонки вырезавшие большевиков и спасшие Алексея Романова. Убитые инородцы являвшиеся потенциальными противниками Белого движения? Слухи говорят о призраке Императрицы пришедшей за своими убийцами. На эту роль прекрасно подходит одна из девушек. Волосы светлые, одежку подходящую одеть да ночью при свете Луны - чем не призрак? Непонятно только почему они отпустили отступающих красных. Отсутствовали в городе или просто не захотели заваливать станцию трупами? Возможно. Окидываю взглядом своих казачков стоящих на коленях и бледных как смерть чехословаков. Да, смерть. Теперь у нас лишь одна путь-дорога. Та, по которой идёт Император. Платой за предательство будет смерть. И тут я ощутил сильную злость и печаль. Где же ты был характерник, когда люди погибали на фронте? Где?!
   - Сотник Антонов! Поручик Вамбера! - Голос молодого Императора вырвал из размышлений. Я повернулся к нему. Четыре шага вперёд. Одновременно со мной к Алексею Николаевичу приблизился Франтишек. Чех пытался сохранить невозмутимое выражение лица, но получалось не очень.
   - Здесь, Ваше Императорское Величество! - Рявкнул я.
   - Здесь, Ваше Императорское Величество! - Повторил за мной поручик.
   Глаза Императора горят даждой действия:
   - Соберите уцелевшее оружие и припасы. После того как этот вагон остынет его нужно будет сбросить под насыпь. Выполнять.
   - Так точно!
   Задал нам Алексей Николаевич задачку. Чтоб перевернуть эту обгоревшую махину придётся поработать рычагами, которые ещё нужно срубить.
  
   POV Каллен
   *Станция Кын, 'Орлик', 23:44*
   - Вот почему я должна этим заниматься да ещё ночью? - раздраженно спрашиваю себя неистово дёргая рукой. И сама же отвечаю, передразнивая вредную британку.- 'Да у тебя самый аккуратный подчерк из нашей троицы, мелкая!' - Разговаривать сама с собой могу без опасения, что меня подслушают. Бойцы, на ночь глядя отправились донести до местных жителей волю Императора и если получится набрать пополнение из числа деревенских и заводских. - А сама-то? Пригнала паровоз с платформой, на которой находились новые рельсы и запуганные железнодорожники. Ну, завязала хрупкая женщина лом узлом, чего же так пугаться. Подозреваю, только ломом дело не ограничилось. - Всё-таки интересно сложилась судьба, ведь если бы не она и её 'кошмар', то я погибла бы в тот день в Синдзюку преследуемая британцами зачищающими гетто. - Да и вообще как заводы штурмом брать, так вместе, а как какая-нибудь бумажная работа так я одна! - Грифель карандаша прорвал лист бумаги. - Демон! - Откладываю испорченное объявление в сторону и беру из стопки чистый лист. - 'Вот захватим в собственность передвижную типографию, тогда и будет тебе ЩАСТЬЕ'. Грррр. Неизвестно есть ли такая у красных. - Начинаю выводить заголовок объявления. - Чешская же находится неизвестно где. - Взгляд скользнул по груде бумаги перекиданной сюда из штабного вагона притащенного от места бойни. Эту груду надо просмотреть и рассортировать для контрразведки на приказы, карты и списки личного состава красных.
   Снаружи доносятся звуки размеренных шагов. Приближаются. Ярик. Карандаш ложится на недописанную листовку. Поворачиваюсь в сторону тамбура. Жду.
   Недолго ждать пришлось. Хрустнул пол. Мда. Вошедший был одет в белую полотняную рубаху заправленную в широкие синие штаны. Широкий пояс, к которому крепятся ножны с саблей. Прям казак из 16 века, только чуба, усов да серег в ушах не хватает - видела таких на какой-то картине.
   - Других подходящих по размеру вещей не нашлось. - Сказал Ярослав, видимо не так поняв мой взгляд. Ну да. Врешь, конечно. - Тебе сложно, что ли написать три-четыре листовки?
   - Три-четыре? - Ехидно переспрашиваю. - Которые в Лысьве превратятся в десять-двадцать.
   - Если такова будет воля Перуна.
   - А? - Я даже от удивления рот открыла. Писанина отступила на второй план.
   - Б. Теперь, когда будешь убивать при свидетелях говори: 'Во славу Перуна!' Я провёл успешный эксперимент в ходе которого выяснил что энергия после убийства всё равно идёт к Кровавому Богу даже если назвать его Перуном... - Это же... Только не кричи Каллен. Только не кричи. А то сюда вся станция сбежится.
   Варп и все его демоны. Я с удивлением поняла, что от такого чистосердечного признания потеряла дар речи. ЧЕМ ОН ДУМАЛ????!!!! Вскакиваю со стула. Я МОГЛА ЕГО ПОТЕРЯТЬ!!! Ярость. Сама не заметила, как оказалась возле него. Наношу ему удар по лицу. Глаза Ярика удивлённо расширились. Но в последний момент он чуть повернул голову. Удар пришелся вскользь и не вывернул мне руку. Ах ты!
   Желание. Горячо. Мешающий балахон улетает за спину.
   'ЗДЕСЬ БЫЛА СЦЕНА СЕКСА, КОТОРУЮ Я НЕ СМОГ НАПИСАТЬ. ПРИМУ ТАКУЮ СЦЕНУ В ДАР'...
  
   Сквозь сон я услышала приглушенные шаги. Точно не охранение. Одно волевое усилие и сон уходит прочь, а я напряженно вслушиваюсь в ночь. Стулья, используемые вместо койки, негромко скрипнули подо мной. Вилетта? Нет. Эта так не ходит. А шаги всё ближе. Неизвестный собирается забраться в вагон? Из ценностей, ради которых, рискуя жизнью, стоит лезть на охраняемую территорию, здесь есть только я, написанные мной листовки да документы. А ведь дверь то и не закрыта. Этот кто-то явно видел, как документы переносили из штабного вагона. Притвориться спящей или нет? Посторонний уже в тамбуре, рядом с которым я лежу. Ладно. Задержать дыхание. Шаги стали осторожнее. Топ. Топ. Споткнулся. Топ. Топ. Прошёл мимо. Как беспечно. Остановка. Что-то звякнуло. Чиркнула спичка. Резко пахнуло керосином. Свет. Пора вставать. Человек в свете керосиновой лампы оказался крестьянкой среднего роста. Стулья заскрипели, вторженка начала оборачиваться на звук, но я уже стояла перед ней. Удар. И молодая девушка без сознания оседает на пол. Подхватив выпавшую лампу, ставлю её на стул. Хм. Передо мной встал вопрос вызвать сюда караульных или пусть девка лежит до утра, а там разберёмся? А она симпатичная, для своего времени естественно. Русые волосы до плеч. Хм. Хм. Хм. Лень. Наклонившись к ней, надрываю край длинной юбки и начинаю рвать её по кругу. Юбка превращается, превращается, превращается... в модную мини-юбку. Считай, тебе повезло, что у меня хорошее настроение после секса с любимым, которого я чуть не потеряла. Теперь разрываю получившуюся псевдоверёвку на два примерно равных куска и начинаю связывать пленницу. Руки стягиваю за спиной. Затем обматываю лодыжки. Головной платок сойдёт на роль кляпа. Только оторвать от него две полоски - одну для глаз, а другую для удержания кляпа во рту. Оттягиваю девушке нижнюю челюсть и запихиваю скомканный платок. Дышит? Дышит. Закрепляем результат. Теперь глаза. Несколько секунд и готово. Переворачиваю пленницу на правый бок. Вроде всё. Спокойной ночи. Задуваю керосинку и ложусь на согретые стулья. Спааать...
  
   *27 июля, там же, 07:11*
   Утром меня разбудило протяжное мычание. Поднявшись, я до хруста потянулась и перевела взгляд на пленную. Наглазная повязка намокла от слёз. Готова. Подойдя к девушке, я взяла её за шиворот и рывком поставила на ноги. Вскрик был приглушен кляпом. Сажаю 'гостью' на стул и мысленно говорю Ярику:
   - Зайди, у меня тут диверсантка образовалась.
   Ну что детка, сейчас по твою душу и тело сюда набежит толпа людей. Хотя толпа это сильно сказано. Помимо моего парня будут сотник Антонов, поручик Вамбера плюс пара человек отвечающих за караульную службу от казаков и чехословаков соответственно. Этим обязательно влетит за то, что не доглядели. Может даже с занесением в грудную клетку. Мда, а пол то тут грязный. Снимаю с девчонки повязку. Ух ты, какой взгляд. Боль, удивление, ненависть, ужас, злость, отчаяние смешанное с решимостью держаться до конца, смущение, слабый проблеск надежды. Интересно будет послушать, что она нам скажет. Отхожу в сторону, давая себя рассмотреть. Ну-ну не нужно так бояться, ты же щас вместе со стулом опрокинешься. Я ж тебя пока не убиваю. И вообще вся эта сцена сильно напоминает моё пленение британцами.
   Как водится в Легионе, долго ждать не пришлось. Вошедших в вагон было шестеро. Шестой - Император. Какого демона Ярик его притащил? Для данного допроса способность Лёхи не нужна. Взгляды четырёх мужчин скользнули по девушке и остановились на том, что осталось от её юбки. Лицо диверсантки покраснело. Что касается Алексея, то ему обзор заслонил 'характерник'.
   - Тебе что за нормальной верёвкой было не сходить? - Мысленно спросил Ярослав и укоризненно покачал головой.
   - Мне было лень куда-то идти. - Хех, он так это спросил, будто я под настроением от хорошего секса могла, сходив за верёвкой применить к пленной шибари. И предстала она бы перед ними в голом виде и возбуждённая. Но как я уже сказала мне было лень.
   - Яснааа... Вытаскивай кляп. - Развязав узел на затылке, вытаскиваю изо рта промокший платок. Далеок его не убираю, вдруг придётся вставлять обратно. - Имя! Возраст! С какой целью проникла на охраняемый объект?! ЖИВО!
   - Ничего я вам не скажу беляки поганые! - С надрывом яростно и дерзко выкрикнула девица. Неплохо. Не поддалась давлению. Гордо поднятая голова. Мол вот она я делайте что хотите. - Хоть пытайте!
   Ярик на это лишь доброжелательно улыбнулся.
   - Ты ошиблась, девочка. Мы не белые. Мы Имперская Гвардия возглавляемая Императором Алексеем Романовым. - 'Казак' сделал шаг, в сторону давая мелкому рассмотреть пленницу. Она уставилась на мелкого.
   - Имя. Возраст. Цель. - Сухо произнёс Император.
   Связанная девушка словно увяла под взглядом Алексея. Плечи опали, а гордость и яростный порыв испарились.
   - Лиза. Лиза Пылаева. Комсомолка. 18 лет. Я пришла за списками. - Как я и думала.
   И похоже мне здесь делать больше нечего. Конец закономерен: либо эту Лизу убьют, либо добрый Император Лексей Николаич перевербует комсомолку. Правда, я больше склоняюсь ко второму варианту - 'Лиза, за каким пьяным гретчином тебе сдался этот Ленин он ведь уже старый, так что переходи на нашу сторону, у нас есть вечно молодой Император, правда он сам пока этого не знает'. Ну и мысль, хех. Вечно молодой и вечно трезвый. Позволяю себе улыбнуться.
   А ведь Пылаева реально смогла проникнуть на охраняемую территорию и почти достигла успеха. А то, что караульные Лизу не заметили, так может у неё навыки диверсии и незаметного проникновения в крови или они смотрели в другую сторону. А может даже спали на посту. Судя по выражению лица Ярика, он пришёл к примерно тем же выводам что и я.
  
   POV Лёха
   *'Орлик', штабной вагон, 07:40*
   Здесь мы, а здесь Льсьва. 80 километров. Бронепоезд пройдёт это расстояние за четыре часа. На карте захваченной у интернационалистов отмечены гарнизоны большевиков. До самой Льсьвы сопротивление будет минимально - свою роль сыграет то, что 'послушницы' при проникновении на станции вносили изменения в станционные телеграфные аппараты так, чтобы они могли работать только на приём, но отправить с них телеграмму было нельзя. Хотя нельзя отменять вероятности того что красные могут насторожится молчанию станций. А вот после... Разъезд в Калино может доставить проблем во время наступления на Пермь, так как со стороны Чусовой обязательно подойдут вражеские войска и тогда мы будем отрезаны от подкреплений. Естественно это не критично учитывая возможности моего наставника. Вчера люди до ночи обсуждали то, как характерник уничтожил вражеский батальон не получив ни одного ранения. И этот наряд, подливающий масла в огонь. Сейчас достаточно оправившись от увиденной памяти двух убитых человек, я снова задаюсь вопросом. Кто же он на САМОМ деле?
   - Браты, сегодня мы возьмём Лысьву, - обратился Ярослав, к офицерам ткнув пальцем в карту лежащую на столе, - и будем оставаться в ней до прибытия отрядов полковника Войцеховского. Вопросы?
   - Каков план? - спросил Франтишек.
   - Мы обратимся к хроникам древних войн. - Рот монаха-характерника растянулся в усмешке. - В частности к Илиаде...
   Илиада? Понятно.
   - 'Троянский конь'. - Сказал я. - Используем поезд венгров. Вместо взорвавшейся платформы прицепим мотоброневагон 'Орлика' и как к себе домой въедем в Лысьву. Верно?
   - Всё так Алексей Николаевич. Ваша прозорливость делает вам честь. После того как 'троянский конь' остановится на станции мы сформируем три ударных кулака и начнём планомерно освобождать город. - Наставник начертил на карте направления ударов. - Для удержания плацдарма в бронепоезде останется лишь экипаж мотоброневагона и несколько пулемётчиков. Особое внимание нужно будет уделить административным зданиям, заводу и плотине - её большевики могут взорвать. - Данные строения были обведены кругами. - После того как сопротивление будет подавлено возвратимся к бронепоездам и закрепимся вот здесь и здесь. - Офицеры задумались. Меня ждёт ещё один бой. Три ударных кулака. Минус экипажи. Значит где-то по шестьдесят человек.
   - Какова численность ударных отрядов? - задаю вопрос.
   - Два отряда по восемьдесят гвардейцев и один в двадцать. - Ярослав зловеще оскалился. Двадцать. Весь его вид словно говорит 'да я бы и один пошёл'. Мне же сейчас надо выбрать с каким отрядом я пойду в бой. Антонов или Вамбера. Хммм. В прошлом своём бою я сражался рядом с казаками и если сейчас выберу их, то это может немного подпортить отношение с чехословаками. Совместный бой с Франтишеком и его людьми даст мне их доверие.
   - Поручик, - обращаюсь к чеху, - я пойду с вашим отрядом.
   - Как пожелаете Ваше Императорское Величество. - Ответил тот, встав во фрунт и слегка побледнев от возложенной на него ответственности. Или может на него так посмотрел наставник?
   - шение... - Что ты сказал? - я повернулся к Ярославу. Но тот смотрел на меня. Ждал и молчал. - Уби....Парано... - Шепот становился все отчетливей. Ярослав ждал. По-видимому, в этот раз я должен справиться сам. Офицеры куда-то исчезли.
   - Не слушай его. - Ярослав все-таки решил дать подсказку?
   - Что?
   - А если слушаешь, не отвечай. Если ответишь, он поймет, что ты слышишь. И тогда он от тебя не отстанет.
   - УБЕЙ ИХ ВСЕХ! - вдруг заревело у меня в голове.
   - Кого? - от неожиданности переспросил я.
   - ВСЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕХ - с наслаждением даже не протянул, а провибрировал демон. Теперь этот голос был так же отчетливо слышен как голос Ярослава. - Ярослава, который слишком много себе повзоляет. - продолжил демон. - Его тупых шлюх. Тупорылых полковников и чернь? И красные... какое классное название! КРАСНЫЕ! - голос упал до вкрадчивого шепота. - Давай искупаемся в их крови вместе? - Давление было таким ощутимым, что у меня аж покраснели глаза. И слегка изменилось восприятие в сторону смещения к красному спектру.
   - Отойди от меня сатана! - Но демон на мою реплику лишь хихикнул.
   - Сатана? Нееееет. Я ЭТО ТЫ. А пока будь хорошим мальчиком и дай мне поиграть твоим тело с твоими друзьями. Мне просто интересно, какого цвета их кровь? Может быть романтично розавая? Страстно Алая? Или же черная как ночь? Любой оттенок прекрасен. - В какой-то момент я перестал разделять себя и его. Это напоминало разговор сумашедшего... или одержимого... Сам с собой разговаривал. Сам себе отвечал. - А помнишь сестрёнку? Анечку? Добрая и ласковая помнишь, как она всегда таскала для тебя сласти? Помнишь отца, который всегда спускал это ей с рук. А Маму? Помнишь, как она кричала? Помнишь, как она запретила открывать огонь по тем, кто штурмовал дом? Помнишь? Она была добра. И чем ей отплатили? - И рявкнул. - НЕБЛАГОДАРНАЯ ЧЕРНЬ! - кулаки сомкнулись черные и острые ногти вонзились в ладонь. Это были и вправду МОИ мысли.
   - Если так дальше продолжиться, то ты как Алексей Романов перестанешь существовать. - Сухо вмешался в наш диалог Ярослав. - Повтори за мной. Аз есмь.
   - Я есть?
   - Не слышу.
   - Аз есмь?
   - Не слышу.
   - Аз есмь!
   - НЕ СЛЫШУ!
   - АЗ ЕСМЬ! АЗ ЕСМЬ! АЗ ЕСЬМ !- Яростно ответил я и внезапно до боли ясно ощутил свое существование. - Аз есмь. - Я существую. Пот стекал по шее.
   - А теперь ответь мне юноша кто ты такой, что так свободно разбрасываешся своей жизнью.
   - Я...я не знаю...я.... - в ответ лишь повторил вопрос.
   - Кто ты такой?
   - ОТСТАНЬ ОТ МЕНЯ СТАРШИЙ! ПОЧЕМУ ТЫ ВМЕШИВАЕШСЯ? ТЫ УЖЕ ПОЗНАЛ СЛАДКОЕ БЕЗУМИЕ ЯРОСТИ, ПОЧЕМУ ТЫ МЕШАЕШЬ МНЕ?!?! - рыкнул демон. Но его проигнорировали.
   - Кто ты такой.
   - Я.... Алексей... я.
   - Не то! Кто ты такой? В чем твой долг!
   - Я Алексей Романов...я
   - НЕ ТО! КТО ТЫ ТАКОЙ! - Заорал на меня Ярослав взбешенный тем, что я так долго не понимаю чего-то важного. Это отношение. Оно требовало ответа.
   - Я АЛЕКСЕЙ РОМАНОВ, ПОСЛЕДНИЙ ИЗ РОДА РОМАНОВЫХ. НАСЛЕДНИК И ИМПЕРАТОР ЗЕМЛИ РУССКОЙ!
   - НЕ ТО! ТУПОЙ ТЫ ДЕБИЛ! КТО ТЫ ТАКОЙ?!- Что он себе позволяет!? Такая агрессия требует ответа! И вместо того чтобы оскорбиться я сам себе удивившись 'снизошел' до него.
   - Я ИМПЕРАТОР! - Ярослав от моего ответа внезапно вздрогнул. Замер на секунду и Довольно улыбнулся.
   - Вот и не забывай об этом. - Сказав это, он покинул вагон, оставив меня одного.
  
   Конец POV
  
   *бронепоезд имени батальона покойников, 09:08*
   На стыках стучат колёса. По-другому. Да и запах в этом товарняке другой. Лязгает железо. Мужики из моего гвардейского десантно-штурмового отряда подготавливают оружие и снаряжение к грядущему бою. Распределяют патроны и гранаты. Пять добровольцев-мстителей, четыре чеха, три словака и восемь казаков. Я двадцать первый. Сейчас вот сижу в углу обрабатываю 'максимку' доставшегося мне в колёсной комплектации и негромко пою. Рядом на чистой тряпице разложены честно спёртые детали, пулемётные короба и ленты. Чуть в стороне коробки с патронами.
   -...Сумрачный ветер рвется в небо,
   Сумрачный ветер будит костры.
   Откручиваю от станка левое колесо.
   ...Воздух, до боли пропитанный бредом,
   ...Теснится в моей груди...
   Теперь правое.
   ...Кто будет мёртвым? Кто будет первым?
   ...Я или ты или кто-то из них?
   Алая будет действовать в составе отряда Антонова, а Бирюза сойдёт с поезда в часе пути от Лысьвы. Её задача сделать ВСЁ, чтобы город не позвал на помощь.
   ...Солнце, оскалившись, лупит по нервам
   ...Вставай! Надо идти...
   Отделяю станок.
   ...Левой! Левой! Чётче шаг!
   ...Сдохни! И пусть боги смеются!
   Долой щиток.
   ...Где ты увидел дорогу назад?
   ...Очнись - нам уже не вернуться!
   Лёха сохранил жизнь не состоявшейся воровке-диверсантке. Его мотив мне неизвестен. Сейчас она сидит в каком-то вагоне этого поезда под арестом. И ведь действительно эта Лиза смогла пробраться к вагону незамеченной.
   ...Левой! Левой! жизнь - дерьмо!
   ...Так зачем за неё цепляться?
   Изменяю спусковой механизм. Нынешний меня не устраивает.
   ...Выживут те, кому повезло...
   ...А мы умеем лишь одно:
   ...Не сдаваться!...
   Эх, мне бы сейчас хоть пару-тройку ящиков калашей или тех британских автоматиков да патронов к ним по две тыщи на ствол. Тогда штурмовать было бы проще.
   ...Боги забыли о нашей судьбе.
   ...Счастья нет - но мы ещё живы.
   А ведь в Перми есть оружейный завод, правда там делают пушки, но это не беда.
   ...Шаг вперёд - и это ответ...
   ...А позади - наши могилы.
   Готово.
   ...Мы разучились смотреть назад...
   ...Поздно! Все осталось вчера.
   А вот эти крючки прихуярить сюда.
   ...Шаг вперёд - и я вижу, брат,
   ...Звезды в твоих глазах...
   Вроде прямо.
   ...Левой! Левой! Чётче шаг!
   ...Сдохни! И пусть боги смеются!
   Проверяю, будет ли держаться пулемётный короб.
   ...Где ты видел путь назад?
   ...Очнись - нам уже не вернуться!
   А если с патронами? Упал.
   ...Левой! Левой! жизнь - дерьмо!
   ...Так зачем за неё цепляться?
   Делаю в коробе дополнительные отверстия.
   ...Выживут те, кому повезло...
   ...А мы умеем лишь одно:
   ...Не сдаваться!...
   Проверка. Держится.
   ...Жилы стянуты в узел
   ...Каждому своя судьба,
   Вот бы увидеть лица Войцеховского и его офицерской компашки, когда они получат телеграмму о взятии Лысьвы.
   ...Но знай: за Зимою будет Ночь
   ...Ну а потом - снова Зима...
   Да, зима близко и боевые действия с её началом не прекратятся.
   ...Эх, жить бы, да времени мало...
   ...Тут даже умереть не успеть.
   Так же улучшаю остальные короба.
   ...Осталось только опустить забрало -
   ...Кровь за кровь! Смерть за смерть!!
   Один за другим.
   ...Левой! Левой! Чётче шаг!
   ...Сдохни! И пусть боги смеются!
   Осталось лишь набить ленты патронами и смазать агрегат.
   ...Где ты увидел дорогу назад?
   ...Очнись - нам уже не вернуться!
   Чусовой займётся Вилетта. По жёсткому варианту. Мы не можем снижать темп наступления на Пермь из-за угрозы удара в спину.
   ...Левой! Левой! жизнь - дерьмо!
   ...Так зачем за неё цепляться?
   Надо будет в Лысьве сшить новый балахон. А лучше несколько. Облик характерника подходит лишь для общения с казаками. В них говорит Память крови.
   ...Выживут те, кому повезло...
   ...А нам осталось лишь одно:
   ...Не сдаваться!...
   Ну, вот и всё. Был пулемёт станковый, а стал ручной.
  
   POV Алексей
   *Лысьва, 12:03*
   Последние минуты перед высадкой. Я стою перед пока ещё закрытым выходом. Обнаженная шашка в правой руке, 'револьвер' в левой. Снаружи доносятся приветственные крики.
   - Много там народу? - спрашиваю осторожно выглядывающего в бойницу Франтишека.
   - Оzbrojený? - Говорит чех, от волнения перейдя на родной язык, - trochu. Červený stánek na platformě, existuje spousta žen s muži.
   Гвардейцы поправляют каски. И тут меня накрыло. Разум стал... нет пустым... Нет не так, разум стал пустым и сосредоточеным я чувстовал себя, как медведь, которого пнул пьяный мелкий китаец. И одноверменно у меня появилось странное чувство которое не описать словами, но если образно:
  Медведь [не я]
  Секунда, другая. Грохот пулемётной очереди. А поезд движется. Видать не выдержал стрелок.
   - Срезал их чертяка! - Восторженно воскликнул поручик.
   - Открывай. - Отдаю приказ.
   Чехословаки сноровисто отодвигают створку.
   - УБИИИИИИИИИИИИЛИ!!!!!! - Многоголосый крик, смешавшийся с женским визгом ворвался в вагон.
   Створка полностью открылась. Мы около платформы. Выпрыгиваю наружу.
   - Белыеееееее!!!!!!
   А вот и нет. Перед зданием вокзала вповалку лежат тела. Кто-то ещё жив. В трёх вагонах справа от меня вижу Ярослава. У него в руках в руках нечто напоминающее пулемёт 'максим', только без станка и щитка. Люди разбегаются. Бросаюсь к вокзалу. Выстрелы в воздух.
   - ЗА ИМПЕРАТОРАААААА!!! - Раздаётся позади.
   - ВО СЛАВУ ПЕРУНАААА!!! - Ответили справа.
   За мной спешит Вамбера с 'мосинкой' наперевес. Дожидаемся, пока к нам присоединятся остальные. Гвардейцы занимают оборонительные позиции. Слежу за окружающей обстановкой. Башенные орудия грозно водят стволами по сторонам. Наставник уже выдвинулся по маршруту. Наша цель захватить здание Совета рабочих и солдатских депутатов. Отряд Антонова ещё выгружается. На них завод.
   - Выдвигаемся. - Отдаю приказ.
   Направляюсь к улице, по которой можно дойти до цели. Чехи всматриваются в оконные проёмы - вдруг покажется там человек с винтовкой. Примкнутые штыки блестят на солнце...
   Рядом просвистела пуля и впилась в стену. По улицам мы прошли без приключений сопровождаемые взглядами жителей ждавших, чем закончится противостояние, а вот на подступах к зданию совета пришлось притормозить. Красные возвели на нашем пути баррикаду, которая сейчас горит, испуская чёрный вонючий дым, в качестве засады в боковых домах разместились стрелки, которых гвардейцы закидали гранатами, прежде чем те успели открыть огонь и бросить свои гранаты, а двухэтажное каменное здание совета с красным флагом на крыше на фоне фиолетового неба ощетинилось стволами винтовок и пулемётов. Между нами простреливаемое пространство. Метров пятьдесят. Обойти не получится. Решение проблемы нарисовывается само собой. Естественно мы предложили большевикам сдаться. На что в ответ получили короткую очередь и обещание: 'утопить всю контру златопогонную в водохранилище'. Сейчас идёт перестрелка. Со стороны завода слышна частая стрельба. Если атаковать, как обычно это делают чехи, будут не нужные потери. Я знаю, что мне нужно делать.
   Направление движения и конечная точка выбраны. Рывок. Окружение размазалось от скорости. Стена приближается. Я её четко вижу. Торможу. Поднялось облако пыли. Ботинки в хлам, одежда в хлам. Руки просто движением порвали рукова та же самая история и со штанами. Лишь шашка цела. Под ногами осколки стекла. Случайно наступаю, но боли нет просто впечатление, что хожу по снегу такой же хруст. К правому окну, откуда выглядывает ствол 'мосинки'. Левой хватаюсь за него, прижимая винтовку к раме, а шашкой наношу колющий выпад. Чувствую, как клинок входит в тело. Вскрик. Раненый стрелок выпускает оружие из рук. Внутрь. ОЙ! Чрезмерное усилие привело к тому, что ударился головой об раму. Внутри. Добиваю раненого. Влево. Уворот от выстрела в упор. 'Баклановский' удар, которому научил Степанов. Мужчина в кепке валится на пол, разрубленный до пояса. Выстрелы. Выстрелы. Выстрелы. Хаотично перемещаюсь по помещению, снося своим телом мебель. Пулемётчик навалился на станок с рассечённым горлом. Кровь. По мне стреляют и попадают по своим. Граната. Рыбкой наряю за угол. Взрыв. Ругань. Кого-то посекло осколками. Дальше. Дым. А гранатомётчик жив. И даже готовит к броску вторую гранату. Окровавленное лицо. Одной ему показалось мало. Кожаная куртка расстёгнута. Под ней видна тельняшка. Матрос. Бросаюсь к нему. Два движения и его голова с широко раскрытыми глазами уже катится по полу, разбрызгивая кровь. Подбираю гранату. А это у нас что? Дырявая бескозырка. Переворачиваю ногой. 'Аврора' вышито на ней. Я помню. Далеко же этот матрос забрался от Петрограда. Оглядываюсь. Вокруг лишь дым, обломки мебели, оружие, трупы и умирающие. Затем буквально взлетаю по лестнице на площадку между этажами. Тут меня уже ждут. По лестнице сверху скатилась граната. Взрыв. Немного оглушило. Впервые чувствую боль, посекло руку осколками. Теперь моя очередь. Зубами вытаскиваю чеку из своей. Бросок. Граната отскакивает от потолка. Взрыв! Наверх. Здесь повторяется то же самое, что и на первом этаже. Минута и здание совета взято. Разыскиваю выход на крышу. Нашёл.
   Добравшись до флагштока, срубаю древко. Красный флаг падает вниз. На площадку перед зданием выходят гвардейцы.
  
   POV полковник Войцеховский
   *Е-1, офицерский вагон, 12:31*
   Злость. Вот что я сейчас испытываю. Злость на себя, на чёртового 'монаха' свалившегося как снег на голову и исполнившего своё обещание угнав мой бронепоезд тем самым лишив полк значительной части огневой мощи, на жителей этого проклятого города желающих увидеть Алексея. Два дня прошло. Вчера было сообщение со станции Кузино от командира отряда, выдвинувшегося вслед за 'Орликом'. В нём говорилось, что взята станция Утка. Обнаружены тела сорока пяти большевиков. Так же солдаты заглянули в посёлок Старая Утка. Там нашли братскую могилу. По словам местных два бронепоезда покинули станцию после похорон. И всё. Тишина.
   Я потянулся к чайнику, чтобы налить себе чаю... А в следующий момент в вагон вбежал мой адъютант.
   - Сергей Николаевич, вам срочная телеграмма. - С этими словами одновременно пытаясь отдышаться, он протянул мне лист бумаги, который держал в руке.
   Взяв телеграмму, начинаю её читать.
   'ПАНЕ ВОЙЦЕХОВСКИЙ ЗПТ СЕГОДНЯ ЗА ЧЕТВЕРТЬ ЧАСА ИМПЕРАТОР ВЗЯЛ ШТУРМОМ ЛЫСЬВУ ТЧК ЗАХВАЧЕНЫ БОГАТЫЕ ТРОФЕИ ТЧК ПРИШЛИТЕ ПОДКРЕПЛЕНИЯ ТЧК И ЭТО ТЧК ЕЩЁ КОНЕЙ АНТОНОВА ПРИВЕЗИТЕ ТЧК ДАЕШЬ ПЕРМЬ ВОСКЛИЦАТЕЛЬНЫЙ ЗНАК ВОСКЛИЦАТЕЛЬНЫЙ ЗНАК ВОСКЛИЦАТЕЛЬНЫЙ ЗНАК ПОДПИСЬ ИМПЕРАТОР СЛАВЯНСКОЙ ИМПЕРИИ РОМАНОВ АЛЕКСЕЙ НИКОЛАЕВИЧ ТЧК'
   Я ещё раз перечитал текст, не веря своим глазам. Взяли Лысьву... Двумя сотнями солдат... За четверть часа... КАК?! Красные же должны были зубами держаться за этот населённый пункт. Телеграмма выпала из моих рук...
  
   Конец POV
  
   *Здание совета, 12:40*
   Называется выебнулся. Я перевёл взгляд с неубранных трупов различной степени целостности на стоящего передо мной Алексея одетого в лохмотья, покрытые засохшей кровью. Свою и чужую кровь он смысл с кожи. Причём по полной выебнулся. Чехословаки на глазах, которых Романов вломился в здание раструбили про случившийся эпичный штурм в одну харю всем имперским гвардейцам. Франтишек чуть не свихнулся от того что Лёха исчез из виду. Градус уважения казаков к Императору, оказавшемуся характерником, резко подскочил. Посторонних рядом нет.
   - Зачем ты полез сюда? - Строго спрашиваю Лёху. Естественно мне известен ответ.
   - По-другому было нельзя. - Твёрдо ответил мелкий. Ага, и ты не захотел подставлять бойцов под пулемёты. Хотя мне тоже довелось понтануться. На глазах своего штурмового отряда поймал пули и швырнул их в стрелков. Да и сложно в начале пути поверить в свои возможности.
   - Нельзя говоришь? Ты мог закинуть им гранаты в окна. - Лёха собрался было что-то сказать, наверняка про расстояние и собственную меткость, но я продолжил. - Мне как-то довелось одной брошенной гранатой убить восемь человек и лишь, потом эта граната взорвалась. - Прикидываю расстояние, разделяющее Е-1 и Лысьву. - До прибытия подкреплений, которые займут Лысьву, у нас есть от шестнадцати часов... - это в идеале при условии, что Войцеховский после получения телеграммы поднимет всех на ноги и загруженные эшелоны пойдут сюда без остановок, - до двух суток свободного времени, которое можно отвести для тренировок... - а это при условии, что гвардейцы будут останавливаться на каждой станции. - Переоденься и приходи на берег водохранилища.
   Завершив воспитательную беседу, я покинул помещение.
  
   *29 июля, Пермь, 00:08*
   Я стою возле закрытых глухих деревянных ворот неприметного особнячка, к которому меня привело знакомое ощущение, которое появилось с момента проникновения в город. Прислушиваюсь к ночи. Выстрелов пока не слышно. Вот только тихий захват закончится сразу после того как какого-нибудь красногвардейца не удастся 'взять в ножи' и он поднимет тревогу. В окнах второго этажа видных через забор свет не горит и сторожки тут нет. Но я знаю, что дом не пустует. И от него пахнет кровью и смертью плюс ещё один знакомый запах.
   - Открывай сова, медведь пришёл. - Бормочу себе под нос знаменитую фразу и бью кулаком в створ ворот.
   В стороны летят щепки, а то, что осталось от ворот с грохотом распахивается. Быстрым шагом пересекаю двор. Входная дверь? Один пинок и она лежит на полу. Два человека ранее сидевших за столом поднимают пистолеты. Охрана. Два плоских ножа вытащенных из рукавов рабочей куртки втыкаются в стену, пройдя через шеи сторожей. Налево. Прямо по коридору. Спуск в подвал. Стальная дверка закрытая изнутри. Запахи усилились, значит, я у цели.
   Дверь то не простая, а со звукоизоляцией. Плевать. Иду не сбавляя шага. Упираюсь в дверь носом, еще шаг. И дверь со скрежетом слетает с петель. Кто еще может похвастаться, что выломал дверь носом? Оценка ситуации. В обширном помещении шесть человек. Свечи потухли от порыва воздуха. Пятеро в чёрных балахонах, а шестая истекает кровью в пентаграмме на полу. Так же стены, пол и потолок разукрашены красными светящимися неизвестными символами и словами. Подозрение насчёт третьего запаха переходит в уверенность. Жертвоприношение демонам... Опять маргиналы ищущие силы. Рот сам собой растянулся в довольном оскале. Даааа... Вечер определённо перестаёт быть томным. В атаку. Мало что успевшие понять балахонщики разбрызгивая кровь, разлетаются по подвалу. Их души уходят к Кровавому Богу. Жертва ещё жива. Добиваю её. Дело сделано. Мне осталось лишь получить нужную информацию, которая выведет на настоящих противников. Наклонившись к ближайшему трупу, приподнимаю его и лениво кусаю. Я не Лёха чтобы по памяти человека как по интернету с 'гуглом' лазить, но кой чего может перепасть. Тёплая кровь заполняет рот.
   Варп! Отхаркиваю кровь и отбрасываю от себя самого натурального масона так же являвшегося соплеменником Троцкого из Чрезвычайного Комитета. Много они тут народу принесли в жертву. Убитый всего лишь мелкая сошка в иерархии масонской ложи и он явно не думал, что его самого принесут в жертву.
   В спину как будто что-то ужалило. Яркий. Светящийся силой клинок пронзил меня насквозь. Изо рта и раны хлынула кровь. Моя кровь. Оборачиваюсь и вижу крылатое существо. Яркий свет крыльев, которого режет глаза не хуже ножа.
   Тьма...тьма хотя бы честна моя ярость захлебнулась в себе встретившись с истинным высокомерием света, что то в ауре зудело. Но по сравнению с чудовищной БОЛЬЮ, какую я ощущал, когда эта тварь сжигала мою сущность это было просто ничем. Огненный меч сжигал тело, замедлял регенерацию, блокировал потоки пси.
   - ЫЫААА!!!!
   Всем что у меня осталось, я открыл варп-портал, в буквальном смысле разорвав ангела напополам. Ха... Ха... Я почти забыл, что значит усталость... Рвануло. Всё заволокло пылью. Чувствую поток ветра.
   Но тварь оказалась живучее, чем я предполагал даже с полностью разорванными духовными связями она... просто обратилась в свет и собралась в ангела ещё более высокомерного. Пыль сдуло. Выброс энергии снёс здание в ноль, там, где только что был особняк, оказался небольшой котлован с пентаграммой в центре даже свечи остались на месте. Зуд в ауре стал просто нестерпимым. Этот зуд терзал меня почти всё время, что я находился в этом "времени" становясь то слабее то сильнее. Особенно после посещения церкви.
   Раз! - я чуть не застонал от бессилия, сбоку от ангела появился еще и демон. Классический такой. Рога, крылья, копыта, злобный ебальник, хвост. Всё при нём. И тут я, наконец, решил почесать... зудящее место... с удивлением обнаружив что зудела... моя броня... стоило только прикоснуться как она сама развернулась на мне. Я ожидал привычного "обнаружен противник". Но вместо этого на весь экран светилось одно огромное слово - ВРАГ!
   *вспышка*
   5-миллиардов погибших
   *вспышка*
   Руки и разумы семерых создающих эту броню преисполнены ненавистью, которая просто не может существовать.
   *Вспышка*
   Сотни людей в броне похожей на мою. Сражаются. Псайкеры. Маги. Простые люди. Их ненависть настолько сильна, что случайная трава жухнет под их ногами. Осатанелые от чудовищных потерь люди не ждали и не давали пощады
   *вспышка*
   Архимаг что-то колдует. Кто-то неуловимо похожий на Кхорна раздетый по пояс режет ксеносов как котят, время от времени пропадает командование противника. Ярость. Безумие. Молчаливое и страшное. Образы пропадают. И только сейчас я понимаю, что такое на самом деле моя броня. Всё просто. Это материализованная ненависть. Это сила Человечества. Чужая ненависть становиться моей с такой легкостью как будто она всегда была во мне. Исступлённая. Но при этом проясняющая сознание до кристальной ясности. Никаких разговоров. Никакой пощады. Никакой жалости. Что-то не то. Что-то не так. Я тяжело поднимаюсь с земли. А ангел всё так же высокомерно воткнул мне в горло меч. По идее мне должно было отхуячить голову. Но вместо этого... его меч застрял...
   Моя броня ЗАТОЧЕНА ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПОД ЭТИХ ПРОТИВНИКОВ!
   - Ветвь Игдрасиль расконсервирована. Анализ.... Ветвь кхорнит. Статус. Рекрут. - Девчонки, находящиеся на значительном расстоянии от меня подсветились белым. Внимание! Сканирование. Уровень силы X23 Уровень силы Х29. Классификация - Гражданские. Задача минимизировать потери.
   - Что? Они по имперской классификации Гражданские? - Успел слегка удивиться я. Пока ангел мотылял меня по котловану и территории. Я схватил меч за рукоятку и потянул на себя. А затем схватил шустрого ангела за руку. - Поймал....
   Демон решил проткнуть меня сзади. В глазах ангела я увидел удивление и панику, он пытался вырваться из моей руки, пока из моей груди рос обсидиановый клинок демона и медленно неторопливо вскрывал белоснежную плоть светлой твари.
   - ХАААА... - Мы замерли, смотря друг другу в глаза. - Хааа..... - Я видел его высокомерие. Он мою ненависть... - Хаа.... - с моих губ потекла слюна... когда я видел, как эту тварь умирает, как в её глазах высокомерие сменяется страхом - Хааа... Слишком... медленно... Слишком медленно эта тварь подыхает. Я убрал шлем и вцепился ей в глотку зубами стараясь приблизить это... Демон, увидев, что меч не нанёс мне никаких повреждений, попытался нанести удар мне в голову но... сначала нужно достать из меня меч. - Попался... - Прохрипел я. Хватая его за руку... Когда ослабевшее тело демона, наконец, упало на землю... По моим щекам сквозь гарь, грязь и кровь проложили дорожки слезы... Просто я, убив хоть кого-то из великих врагов, и даже одного из великих 'предателей"... был... счастлив. Но появились множество вопросов
   Что значит "РЕКРУТ"? Я считал себя воином! Чемпионом Кхорна? А тут... рекрут... Покопался в броне... Коэффициент эффективности использования энергии 1%... Развернутость ауры 1%... Физическое развитие...1%! от личного максимума!
   Это что... я считай калека и даже не понимаю этого? А девчонки мои вообще по этой классификации Гражданские? Посмотрел на требования к каждому 'Уровню' и тихо охренел. Вместе с пониманием, что я весь из себя такой важный победивший врагов в двух мирах. Судя по этой классификации... Просто... в учебке.... Меня, если по ней судить даже на основное поле боя бы не выпустили! И зная это. Я счастлив. Потому что всегда будут достойные враги, чьи черепа срочно понадобятся Кхорну!
   Ко мне подошла Красивая девушка и что-то спросила. Она была мне смутно знакома.
   - А ты кто? - спрашиваю я её
   И тут же падаю оземь
  
   Отступление
   Тяжелые удары молота сгибают сталь и придают ей форму. Каждый удар настолько полон ненависти, что выжигает саму суть металла, заменяя его чем-то совершенно другим. Затем куски деформированного железа передаются в руки другого. Где они приобретают форму массивной брони, но прилизанной, созданной по всем правилам военных технологий минимум прямых углов максимум плавности, чтобы любой удар не приходился в лоб. Куски железа вминались сами в себя и трехтонный металлический лом превратился в довольно небольшую броню легкую и прочную. Ненормально легкую и прочную, такие характеристики металлов физически невозможны. Затем следует маг. Маг огромной силы. Невероятно, невозможно для человека искусно вплетает в броню что-то невидимое, что-то почти не осязаемое, но от этого не менее важное. Затем броню подбирает Огромный медведистый мужик. И он... молится, но не богу, а самому себе и его воля наполняет их. Пока никто не видит, на мгновение появляется тёмная тень, что-то складывает в броню и исчезает, его никто не видел. Почти никто. И вот, наконец, приходит женщина. Настолько дразнящего вида, что даже у меня потекли слюнки, она оставляет на броне лёгкий поцелуй и уходит. Снова вспышка. Я стою среди других людей мрачный, как и все остальные.
   - Все вы знаете, что одарённых нашего уровня слишком мало. - Вдруг произнес кто-то, чьего лица я не вижу. - Но даже если мы не сможем быть рядом с вами, мы сделаем всё чтобы вы остались живы. Поэтому мы создали этот боевой скафандр. Ими первое время будет оснащаться старший командный состав, в дальнейшем постараемся вывести что-то подобное на поток. Но раз уж готов прототип Боевым Скафандром награждается человек не раз, проявивший себя в боях и доказавший свою преданность Императору и Человечеству. Грандмастер Адептус Кустодес - Келдор Драйго! Прошу прими этот дар и служи Человечеству дальше. - Я вышел на сцену и принял дар. Тот чьего лица я не видел, сказал. - Мы помним о мёртвых... Но сражаемся ради живых.
   Механизмы сервиторов одели меня в скафандр почти мгновенно. Проходя мимо немыслимо красивой девушки, внезапно услышал:
   - Ведь это так легко и приятно... пасть... - Я остановился напротив неё, а она лукаво усмехнулась, чуть склонилась ко мне и прошептала. - Намного сложнее признаться себе в этом.
  
   Конец отступления
  
   9 Глава
   POV Взгляд со стороны
   *Где-то на Земле, 29 июля 1918*
   - Я думал у нас перемирие? (значок мир и хиппи показывающий два пальца) Какого хрена(образ ангела пронзенного демоническим мечом)
   - У нас та же фигня. (рогатый череп расколотый надвое)
   В ответ пришли две прямых линии рядом. Не пересекающиеся прямые каждая из которых подписана - наши интересы, ваши интересы. Мол не пересекаются.
   - Думаешь? (бесформенная фигура с надписью Хаос)
   - Очень может быть. (Фигура и слово лопнули как мыльный пузырь) Пропал с радаров. А что у вас?
   - Наши союзники обеспокоены тем, что не могут отслеживать передвижения цесаревича. - Соизволил произнести целую фразу Демон. - Для заклинания нужна была вся царская семья. А тут мелкий пропал, да и про анастасию слухи ходят. Ритуал незавершен.
   - Что будете делать?
   - А что делать? (образ Гончей идущей по следу) придётся работать методами смертных. Тварь Хаоса пропала с радаров одновременно с кураторами Пермской губернии, но пока не увижу труп, не поверю.
  
   POV Вилетта
   *Пермь, территория особняка масонов, 00:15*
   Хорошее настроение от идущей по плану операции испарилось. Эмоции тоже исчезли. Остался лишь холод. Не отвлекайся на окружающий шум разбуженного выбросом города. Ведь сейчас надо действовать. Мимолётным взглядом удостаиваю тела ангела и демона. Наклоняюсь к лежащему на правом боку и находящемуся без сознания любимому, чтобы оценить его состояние. В его прикрытом доспехом теле торчат два меча. Длинное чёрное зазубренное лезвие видимо задело одно из двух сердец, позвоночник не задет. Второй меч воткнут в горло. Повезло тебе, что упал на бок иначе... Если бы ты был в сознании, наверняка пошутил бы насчёт инфаркта миокарда и лёгкой ангины. Так, а вот тут ещё одно сквозное ранение. Было. Кровь свернулась. Грудь или горло? Грудь. Телекинезом очищаю чёрный меч от грязи смешанной с кровью и начинаю медленно тянуть на себя. 'Обсидиановый' отмечает подсознание. Сантиметр за сантиметром... Готово. Оружие падает на землю. Теперь горло. Та же процедура очистки. Булькает кровь. Минута и рядом с обсидиановым клинком падает металлический. Странно, но на броне нет ни царапины... Затем достав из на поясной сумки бинт, приподнимаю Ярослава и плотно обматываю ему шею. Ткань тут же пропитывается кровью. Только попробуй у меня умереть! Ты мне ещё за свой эксперимент должен. Прислушиваюсь. Дышит. Значит, если не умер сразу, то обязательно выживет.
   - Что случилось?! - Взволнованно спрашивает появившаяся рядом Алая. - ЯРИК!!!
   - Не ори! - Прикрикиваю на неё. Умолкает. Нужно отсюда убираться пока любопытные не набежали или не появились сородичи этих двоих. И вторые меня беспокоят намного больше первых. - Живой он. Займись ценными ксеносами и их оружием.
   Алая подчиняется и куда-то сваливает. Да исчезнет эта броня или нет?! Броня не исчезла. Придётся так. Закидываю левую руку Ярослава себе на шею, прихватываю своей левой, правой шарю по спине в поисках места, за которое можно зацепиться, спустя несколько секунд цепляюсь и встаю вместе с ним. Неудобно держать. Каллен вернулась с телегой, на которую быстро погрузила трупы, затем накрыла их какой-то тканью и приготовилась тащить её за оглобли туда, куда скажу. Да, фигура с размахом белых крыльев в шесть метров весьма заметна. Мечи импульсивная конкурентка заткнула за пояс. Без лишних слов скидываю ей маршрут, по которому сюда примчалась. Двинули.
   - Так что случилось-то? - Задаёт она вопрос, когда мы оказываемся на улице.
   - Хмм... - Телекинезом вырубаю случайного прохожего вывернувшего из-за угла дома, прежде чем он смог стать нежелательным свидетелем которого пришлось бы убить. Иду со всей возможной скоростью. Чуть позади катится телега. Тела лежали так... - Характер ранений указывает на то, что Ярика проткнули с двух сторон, а он умудрился наколоть ангела на меч демона и демона на меч ангела. От этого они и сдохли. Но мне и тебе такой трюк лучше не повторять.
   - Согласна. - Вырубаю ещё одного человека. - А ты где была, когда начался переполох?
   - Выброс застал меня за убийством командующего фронтом Берзина.
   - Дай угадаю, мы сейчас идём в его дом.
   На это я лишь многозначительно промолчала. Где-то в городе началась частая пальба. 'Тихим' захват города уже не назовёшь. Как только доберёмся до дома, отправлю мелкую на помощь гвардейцам.
  
   *Дом Рейнгольда Берзина, бывшего командующего Северо-Урало-Сибирского фронта, 08:08*
   В спальне царит интимный полумрак. Через неравные промежутки времени хаотично перемещаюсь по помещению. Системы шлема позволяют вести наблюдение за тем, что происходит поблизости от дома. На каждое подозрительное шевеление я лишь крепче сжимаю рукояти трофейных мечей. И так с того самого момента как уложила Ярика на кровать сломавшуюся под его весом. Хорошо, что силовая броня исчезла на половине пути до укрытия и необходимость в вырубании свидетелей снизилась.
   Бросаю короткий взгляд на укрытого одеялом раненого. А ведь моим первоначальным желанием было, подождав, когда мы останемся одни раздеться и забраться к любимому в постель, дабы согреть его. Но когда Каллен протащила мимо комнаты труп демона, я поняла, что Ярику сейчас меньше всего нужна голая девушка под боком. Прямо наваждение какое-то.
   - Как он? - Мысленный вопрос конкурентки раздался, когда я подошла к занавешенному окну. Чувствую сильное волнение. Она его задаёт с различными вариациями каждые пятнадцать-двадцать минут. Задолбала. Но если её послать куда подальше, то уверена в том, что Алая тут же примчится сюда на всей возможной скорости.
   - Всё так же. - Повторяю ответ. Чуть сдвигаю острием черного клинка ткань, выглядываю на улицу. - А что? - Всё спокойно.
   - Мелкий желает видеть своего наставника. - Волнение сменила злость.
   Я задумалась. Однозначно привести его сюда будет плохой идеей. Нужно уточнить.
   - Причина?
   - Ему надо толкать речь перед пермяками, поэтому хочет, чтобы Ярик был рядом. Варп! Город взят с минимальными потерями с нашей стороны и с максимальными потерями у большевиков, а теперь он хочет, чтобы МОЙ парень очнулся и раненым пришёл на площадь!!! Аргх!
   - Остынь. И Ярик не твой, а НАШ. Расскажи мелкому о ранении, только не упоминай об этих уродах. Короче придумай что-нибудь.
   - Скажу, что Ярик был ранен в бою с агентами масонов.
   Прервала связь. У меня есть четверть часа до следующего вызова. Я подошла к кровати и посмотрела Ярославу в лицо. На дисплей выводятся его жизненные показатели. Убираю шлем и вслух пылко говорю:
   - Милый, как только очнешься, я тебя так трахну, что ты этого не забудешь до конца жизни! Слышишь!!!
   В ответ лишь тишина. Прислоняюсь к стене. Сейчас я могу лишь ждать и надеятся.
  
   POV Каллен
   *Пермский вокзал, 'Орлик', тоже время*
   Остыть?! Как же! Может мне ещё приветливо улыбаться всем этим людям, собравшимся на станции? Или станцевать перед ними? Вы радуетесь взятию города, ведь за сегодняшнюю ночь были убиты все партийные работники, активисты, красногвардейцы. Причём подавляющее количество 'фрагов' на моём счету. Эдак процентов 75. И все, потому что я сорвалась, когда увидела в каком состоянии находится МОЙ парень сразившийся с НАСТОЯЩИМИ ВРАГАМИ и победивший ИХ. Я хорошо ИХ рассмотрела. У белокрылого было вырвано горло. Мне хотелось оказаться рядом с Яриком в той схватке, но я была слишком далеко. А сейчас стоящий передо мной наглый ребёнок хочет его видеть. Так бы и уебала со всей силы, чтобы вылетел из вагона оставив в стене отверстие в виде своего силуэта.
   Держи себя в руках Каллен, ты же не пристрелила Лелуша в Вавилонской башне. А мятежный британский принц действовал на нервы намного сильнее, чем малолетний Император. Мелкий, если ты сейчас не будешь лезть в бутылку, то так и быть я тебя не выкину в бойницу. Лёха сделал два шага назад. Я опустила взгляд вниз. Боевой нож, который крутила в руке превратился в металлический комок.
   - Ярослав был ранен в бою с 'вольными каменщиками'. - Убрав 'нож' в карман, выжидающе смотрю на мелкого. Давай, не хмурься и соображай быстрей. Мне к Ярику срочно надо. Ведь за ним присматривает Бирюза, а с моей соперницы, надёжной напарницы прикроющей спину, лучшей подруги, бывшей аристократки и просто взбалмошной британской сучки станется изнасиловать раненого парня.
   - Я могу его увидеть? - Ровным тоном спросил Романов.
   - Нет. - Резко отвечаю ему.
   - Понимаю. Можешь пойти со мной?
   - На твоём месте я бы не с горожанами разговаривала, а готовилась к контратаке большевиков с западного и восточного направлений. У нас есть около суток, прежде чем красные узнают о взятии Перми и отреагируют. Желаю удачи и да поможет тебе Перун, Император.
   Разговор для меня окончен. Покидаю вагон. Скорей всего мне придётся разобраться с войсками большевиков, чтобы они не тревожили нас. Вырезать их всех или ограничиться показательной и жестокой расправой над командным составом после, которой красногвардейцы разбегутся? Учитывая захват Перми скорей всего Войцеховский лично должен пойти в наступление по железной дороге через Кунгур. Это даст ему возможность проявить себя в глазах мелкого и благодаря данному шагу красные окажутся между молотом и наковальней. Коротким кивком отвечаю на приветствие. На лицах гвардейцев радость от того что они совершили 'невозможное'. Мне навстречу идёт чех с ведром белой краски в левой руке. Ручка кисти беспорядочно болтается в ёмкости. Белые. Да. Мне пока ещё ничего неизвестно о намерениях старшего командного состава белых относительно Алексея. Представители наверняка уже появились в Екатеринбурге. И их отношение к Императору будет заметно отличаться от того что предполагалось ранее.
   Вот какого кровопускателя я загадываю на будущее ведь в настоящем у нас проблем хватает?! Всё своё внимание мы должны уделить Ярику.
  
   *Дом Берзина, спальня, 08:29*
   - Не маячь. - Динамики шлема донесли до меня раздражённый голос Вилетты. Это отвлекло от навязчивых мыслей. Я перестала мерить шагами комнату и повернулась к ней.
   - Как думаешь, они нас найдут? - перевожу взгляд на меч ангела в своей руке.
   Бывшая баронесса неопределённо пожала плечами. Ну да. Тот ещё вопросец. К нему цепляются другие. Как эта темно-светлая парочка нашла Ярика? Что он там делал и почему не взял нас с собой? Не захотел или не знал, что его там ждёт? И так далее.
   - Дать ответ может только Ярик. - Произнесла Бирюза, подтвердив мои рассуждения. Только он. А он пока ещё не очнулся.
  
   Конец POV
  
   *там же*
   - Внимание необходима высокоэнергетическая пища во избежания дальнейшего распада информационного слоя носителя. Ближайший источник... - рядом за стеной подсветилось два тела. - Развернутость ауры слишком мала для самостоятельного восстановления. Энергетический резерв слишком мал для восстановления связей. Пожалуйста, съешьте высокоэнергетическую пищу, она подсвечена красным.
   Ничего не соображая, я встал, прошёл к цели и почему-то послушно откусил от огромного крыла похожего на лебединое. Даже перья были... в общем-то вполне съедобными
   - Начат процесс восстановления слоя Инфо-1. Ошибка. Критическая нехватка мощности. Продолжайте поглощать Энергию. Запрос пользователю вы желаете ускорить процесс Абсорбции? Да?/Нет? Предупреждение в случае отрицательного ответа будет потеряна большая часть вашей личности
   - Потеряно? Не дам! МОЁ!
   - Принято. - Из брони со спины выскочило что-то похожее на сверло, раздвоившись одно из них направилось к мертвому тело ангела второе к демону. - Внимание противоположный тип энергетики. Эффективность поглощения снижена на пятьдесят процентов. - Снова высветилась надпись. Каждое сверло буквально отхватывало куски плоти, что странно не отлетело ни малейшего кусочка плоти, не упало ни капли ярко-алой или голубоватой крови. - Восстановление Слоя инфо 1 закончено на 50%.
   Мерно работали сверла, мерно работали мои челюсти, размеренно рушилось строение.
   - Восстановление слоя инфо 1 закончено на 80 процентов. - Крылья и часть ног были съедены. - Восстановление слоя инфо 1 закончено на 90 процентов. - С некоторым сомнением я присмотрелся к головам, но буры решили за меня, каждый из них воткнулся в головы и они прямо на глазах начали усыхать. Точнее даже таять, становясь всё меньше и меньше как мороженое на жарком солнце. Восстановление закончено на 97 процентов. Внимание! Срочно найдите энергии на 3 процента! Срочно найдите источник энергии.
   - хаааа... - Вместе с воздухом из меня как будто выкачали мясо, фактически я стал как скелет обтянутый кожей.
   - В пределах дальности сенсоров не найден источник энергии. Внимание восстановление закончено лишь на 99 процентов, целостность работы системы не гарантируется. Рекомендуется перейти в стазис.
   - Что такое стазис? - подумал я.
   - Поиск адаптации понятия для ядра... Найдено. Стазис-сон.
   - Сон? Спать? Не хочу в кроватку! Хочу есть!
   - Принято. Компиляция завершена. Рекомендуется не снимать Скафандр Высшей Защиты, по крайней мере, три недели. В случае если вы его снимете, возможна отмена ремиссии. Обнаружено непонимание термина. Если снимешь доспех, будет БО-БО.
   - Бо-бо? Не хочу бо-бо. А если чесаться будет?
   - Исключено. Скафандр осуществляет полную поддержку пользователя. - Продолжающий рушится дом, наконец, накрыл меня всяким мусором.
   - Ну, здорово. - Расстроился я. - Эй, железяка! Поможешь выбраться отсюда?
   - Предполагается, что в данной ситуации Рекрут способен справиться сам.
   - Я же не господь бог.
   - Модель 'господь бог' обеспечен самообучающимся ИИ. В данном прототипе эта функция не предусмотрена.
   - Чтоооо? - протянул я. И расплакался. С той стороны доносились какие-то голоса. Мне стало страшно. - ААА!!!! - размазывая слёзы силовыми перчатками по лицу и ничего не видя из-за них, я метнулся в сторону голосов.
  
   POV Каллен
   *Рядом с бывшим домом Берзина*
   - ААА!!! - Из пылевого облака что-то вылетело, куча мусора, совсем недавно бывшая домом, как будто взорвалась. А что-то пролетело мимо меня, в момент, я даже сначала не поняла что это.
  
   Конец POV
  
   - ААА. - Бежал и бежал я не чувствуя усталости. - Ооо!!! - это я удивился, краем глаза заметив под ногами чистую гладь озера. Под ногами?
   Я попытался притормозить удивившись такому странному делу. Тормозилось как-то плохо. Воздух по плотности напоминал воду попытавшись затормозить воткнул пальцы в воду, но ничего не добился.
   Вот, наконец, меня вынесло на сушу, тут-то я и притормозил.
  
   10 Глава
   POV Каллен
   *Рядом с бывшим домом Берзина, 08:33*
   Здание разрушается на глазах.
   - Сваливаем отсюда! - Я мысленно сказала Вилетте даже не пытаясь перекричать грохот.
   - Куда? - Бирюза поспешно последовала моему примеру.
   - 'Орлик'.
   За полминуты мы оказались в квартале от укрытия. Синхронно перешли на шаг.
   - И что это было? - Моя конкурентка задала вопрос.
   - Ты про то, что Ярик неожиданно очнулся, а потом прошёл сквозь несущую стену, из-за чего нам пришлось быстро-быстро покинуть здание через окно? - В ту комнату я складировала трупы крылатых.
   - Издеваешься, мелкая?
   - Нисколько. Просто жалею тебя из женской солидарности. - В эмоциях Вилетты Ню чувствуется непонимание. Так уж и быть, поясню. - Ты ведь пролетела с сексом, верно. - Во взгляде, брошенном на меня, так и сквозит раздражение. Хех. Я сразу заметила то, как тебя будоражит, когда пришла. Но облом. - И судя по скорости, с которой Ярик передвигался, мы увидим его ещё не скоро. - Вот только меня удивляет отсутствие зарева пожаров. Лишь разрушенные дома, через которые любимый промчался. Помнится, когда Ярик удирал от сброшенной американцами ядерной бомбы, воздух вокруг него горел от трения. Наша четвёрка тогда находилась вне зоны поражения. Мы уже являлись Сороритас, а бывшие принцессы получили повышение по своей линии развития... Короче красивое было зрелище. Фигура в красной силовой броне мчится по главной улице опустошенного американского города, её окружает пламенный ореол, валяющийся на дороге хлам, вспыхивая, разлетается в разные стороны, а позади, падает 'ядрёнбатон'. Естественно нас тоже пытались убить с помощью этого оружия, но доставка боезаряда через грозовой фронт делала эту задачу крайне проблематичной. - До возвращения Ярика нам придётся самим разбираться с мелким и этой войной. - С чего начнём, госпожа бывший подполковник Тайного Разведывательного Управления? - У кого опыта больше тому и карты в руки, сестрёнка. Ты сейчас главная. Так что покажи себя во всей красе.
   Вилетта прикрыла глаза. Она так всегда делает, перед тем как ответить на сложный вопрос.
   - Приоритетная задача - за сегодняшний день тщательно осмотреть место боя и выяснить у соседей кто там жил. - Понимаю, к чему ты клонишь. Ксеносы могли напасть и раньше, но почем-то сделали это в определённом месте. Возможно, сможем узнать причину из слухов и сплетен. - Дальше будем действовать по обстоятельствам. - Знакомо. Повезёт - будем жить, не повезёт - ляжем. 'Орлик' подождёт.
   Останавливаюсь. Горожанам не до нас. Крики, плач, причитания. Кто-то бежит к 'маршруту' Ярика, кто-то в обратную сторону.
   - Тогда не будем терять времени.
   Бирюза ушедшая было вперёд, повернулась:
   - Ты займёшься осмотром территории. - Следовательно, ты пройдёшься по соседям. Я готова прыгать от радости от такого разделения труда. Общение с местными не доставляет мне никакого удовольствия.
   - По рукам, госпожа Ню. - Протягиваю ей свободную от меча левую руку. Затыкать своё новое оружие за новый ремень после ночного вояжа я больше не собиралась. Клинки разрезали старый пояс через двадцать пять метров во время выполнения объездного манёвра и чуть не порезали мне ноги при падении.
   - По рукам, госпожа Стадтфилд. - Зеркальный жест. Рукопожатие. Меня в очередной раз передёрнуло от моей британской фамилии. И ведь всё прекрасно понимает. Да и глаза лучатся удовлетворением. Сочтёмся.
   Мило улыбаемся друг другу. Первой отпускаю руку соперницы. Сворачиваем направо, в переулок.
   - Знаешь, я думаю, что у Ярика немного съехала 'крыша' после ранения.
   - Немного? - Переспросила Вилетта. - Ты, наверное, плохо слушала прин... Юфемию.
   - Больно надо было мне слушать эту псайкершу пытавшуюся в несколько ёбнутой манере, при каждом удобном случае переманить меня на сторону Архитектора Судеб. - Я не стала упоминать про взаимную неприязнь, так как Вилетта про это знает. А уж пиздеть без умолку принцеска любит в любое свободное время. Всего и не упомнишь, что она рассказывала. Так способом усыпляет бдительность собеседника, а потом наносит удар. Для врага - смертельный, а для меня - обидный. - К тебе ведь она тоже приставала!
   - Что касается тебя, то Юфемия просто как это называется... а точно, 'троллила'. - Троллила? Телекинезом сорвать с меня одежду в присутствии всей Восьмой Штурмовой Роты это называется троллить? Да я тогда от стыда под землю провалилась. Возмущённо взмахиваю рукой. С мечом. Лезвие чирнуло по стене дома, оставив после себя ровный разрез и осыпав меня серой штукатуркой. - Она тебя 'троллила'. - Вилетта хихикнула. Сейчас меня троллишь ты! - Ну, сама подумай, ты же чистый боевик, движешься напролом сквозь строй врагов, а Великому Заговорщику такие адепты не нужны. Вернёмся к лекции на развалинах Рима. - Ах, это. Кажется, что-то такое вспоминаю.
   - Раздолбанный Ватикан и фреска с изображением битвы между силами 'бобра' и 'осла'. - Переступаю через тело алкаша вольготно расположившегося на моём пути грязным бревном. Тело издало нечто среднее между иканием и бульканьем и перевернулось на бок. - Она говорила что-то про противоположную энергетику.
   - Верно. Мы раньше не сталкивались с такими тварями Имматериума. Так что могло произойти, в общем-то, всё что угодно вплоть до самого плохого сценария.
   - Тогда ночью достанем их тела из-под завала и увезём куда подальше. - Вышли из переулка. По улице с диким ржанием проскакал конь без всадника.
   - Оу, а ты уже и график работы составила?! - С улыбкой спросила Ню, укоризненно покачав головой. - Надеюсь, не забыла добавить в него пункт исследования свойств доставшегося нам оружия.
   Я посмотрела на обсидиановый клинок в её руке, которым Вилетта небрежно помахивала. Потом на свой. Вздохнула.
   - Вот почему когда мы действуем вдвоём, постоянно генерируются новые проблемы и задачи? - Говорю вслух.
   - Хаос. - Кратко ответила напарница. Мда. Этим словом можно выразить практически всё. Нож сломался - Хаос виноват. Споткнулась о предмет, который не заметила - Хаос. Кровопускателя вырвало на твою силовую броню - определённо это Хаос, хотя в этом случае это может быть воля Кровавого Бога. Рекламная акция: 'Впусти в свою жизнь Хаос и она станет насыщенной и незабываемой'.
   Оживлённая улица. Вокруг люди, люди, люди. Угрюмые лица. Чужие взгляды. Пристальные и случайные, оценивающие, настороженные и откровенно испуганные. Можно сказать мы в центре внимания. 'Мужская' военная одежда, цвет волос, экзотически выглядящее оружие в руках. Смотрите. Мне не жалко. Ведь вполне возможно среди вас есть наши враги. Затаившиеся в ожидании удобного момента для нанесения удара. Неважно по нам или по Императору. Стоит вам хоть немного проявить себя, и я отреагирую незамедлительно.
  
   *территория особняка масонов, 08:57*
   - Не думала, что скажу это, но мне сейчас жутко не хватает этих британских ведьм, - пробормотала я себе под нос, тщательно зарисовывая карандашом обнаруженную в котловане единственную находку. Вдруг пригодится. - Светящиеся красным пентаграмма и непонятные надписи, уцелевшие после энергетического выброса. Это всё по их части. - Закорючка. И всё-таки мне сейчас проще, чем Вилетте. Сверяюсь с оригиналом. И ещё сюда надо добавить два символа. На этой улице много домов, которые ей придётся обойти.
   Готово. Последняя проверка. Один в один. Моя часть выполнена. Осталось лишь уничтожить оригинал. Может для этой роли подойдёт ангельский клинок? Артефакт как-никак. Сложив пополам рисунок, убираю его в планшетку. Карандаш туда же. Планшетка возвращается на своё место. Поднимаюсь с колена и отряхиваю правую штанину от грязи.
   Настала очередь меча воткнутого в землю. Мгновение и оружие у меня в руке. Сделав два шага к пентаграмме, заношу клинок для удара. Свист рассекаемого воздуха и лезвие разделяет рисунок на две части. Яркость свечения снижается. Пуф! Я отшатнулась, приняв защитную стойку. Моё тело покрыла броня. Восприятие максимально разогнано. Адреналин. Сенсоры шлема пока не фиксируют активности. Пока. Начинаю медленно поворачиваться вокруг своей оси. Ничего. Вылазьте уроды!
   Но... ничего. Внимательно наблюдаю за краями котлована. Всё вокруг чёткое-чёткое. Минута за минутой. Никакой враждебной активности. Или может сенсорные системы не в состоянии заметить крылатых? Тогда почему мне ещё не прилетел меч в спину? Играются? Из моего горла вырвалось глухое рычание. НЕНАВИЖУ! Ничего.
   Одно из двух: либо они уже тут и сейчас давят на мою психику, либо здесь только я. Хорошо. Опускаю меч и убираю броню. Обращаю внимание на пентаграмму. Её нет. У меня в голове проносится ассоциативная цепочка 'Ярик-пентаграмма-ксеносы-бой'. Я уничтожила пентаграмму.
   ВАРП! Вот я дура-то! Сама себя накрутила. Нет здесь никого кроме меня.
   - Я всё. - Успокоившись, сухо сообщаю Вилетте.
   - Жди в 'Орлике'. У меня ещё дела. - Пришёл ответ.
   В 'Орлике' так в 'Орлике'. Одним прыжком выбираюсь из котлована.
  
   POV Вилетта
   *'Орлик', личный вагон, 09:48*
   С удобством расположившись на установленном в вагоне диване, я швырнула планшетку с протоколами допросов на стол, где уже лежат два меча. Хлопок. Прикрываю глаза.
   - Каков результат? - Звонкий голос нетерпеливой конкурентки помешал насладиться относительной тишиной. Звук открываемой планшетки и шелест бумаги.
   Я приоткрыла левый глаз и увидела, как Каллен с серьёзным выражением лица просматривает показания соседей. Приподнимаю уголки губ в лёгкой улыбке, хотя на душе у меня тяжело. Связаться с Яриком не получилось. Он просто не отвечает на запросы. Давай. Посмотрим через сколько секунд ты выпустишь из рук мои записи. Начинаю мысленно считать. 'Врачебный' почерк прочитать не просто. Буквы местами сливаются, слова растянуты, причём мной в тексте были использованы два языка для усложнения чтения. Там лишь два слова выглядят привычно для обычного человека - 'ПРОТОКОЛ ДОПРОСА' в верхней части листа. На лице мелкой отразилось недоумение. Ещё через пять секунд недоумение сменило непонимание. Она закрыла глаза и потёрла веки. Видимо надеется, что когда откроет свои большие и красивые глаза текст волшебным образом станет нормальным. Открыла, посмотрела, отложила верхний листок в сторону. Наивная. Там таже картина. Моя улыбка становится шире. Дёрнулся правый глаз.
   - Что это за каракули?! - С неподдельным изумлением спросила раскрасневшаяся Алая на тридцать первой секунде. 'Зашифрованные' протоколы легли на стол. А вот нечего трогать чужие вещи. Прикрываю глаз.
   - Инфа. - Коротко и ясно.
   - Обмен? - В голосе полукровки появляются просящие нотки. Чувствую фальш. Наша обычная игра. И ведь ты нервничаешь.
   - Обмен. - Открываю глаза и рывком принимаю сидячее положение. Серьёзность из собеседницы так и прёт. Перехожу на мыслеречь. - Если кратко, то особняк был отобран 'чревычайкой', хозяин пропал без вести. Соседи утверждают, - не все из них захотели добровольно разговаривать с 'подполковником контрразведки', - что красные с завидной регулярностью таскали в особняк людей. Больше этих людей никто живыми не видел. Данный порядок сохранялся до сегодняшней ночи. Потом был Выброс в результате, которого здание уничтожилось. Так же мне пожаловались на украденную телегу.
   - Вот что нашла я в котловане. - Алая подошла и протянула мне листок бумаги. Беру его. - Я правильно зарисовала. - При виде пентаграммы со знакомыми рунами картина, в которой не хватало фрагментов стала цельной. - От оригинала исходило красное свечение. Пентаграмма исчезла после того, как я полоснула по нему ангельским мечом. - Каббалиты. И они приносили людей в жертву демонам. Ярик неизвестным мне образом нашёл их логово и всех убил, вероятно, даже прямо во время жертвоприношения. Но скорей всего потревожил 'сигнализацию' и к нему явились нежданные гости. Вот только почему ангел и демон, а не два демона? Могут ли эти твари быть союзниками? Варп! Мне не хватает информации. И спросить не у кого. Ладно, предположим, что у них вооружённый нейтралитет. Сигнализация... Ну она могла быть ангельской, в то время как демон появился из-за убийства каббалитов. Тогда... ОЙ! А ведь на данном куске суши, именуемом Евразией, люди верят в бога, которому служат ангелы. Противник новый и неизученный предполагать можно всё что угодно вплоть до служения посвящённых своеобразными 'веб-камерами' для 'крылатых'. Почему-то решила объеденить их я по единственному признаку схожести. Случайно раскроешься рядом с таким, а через пару мгновений тебе на голову свалится крылатый десант, использовав человека как маяк. По этой же причине варианты пленения и допроса посвящённых исключаются. К тому же их надо ещё скрытно найти. Вывод: всех служителей этой веры надо убить и желательно издалека. Выстрел из винтовки, кирпич на голову, растяжка, пожар... да много чего можно придумать. Убийства снизят возможность контроля над территорией. Да и храмы желательно разрушить. Погодите-ка. Если они наблюдают за этим миром, то у них определённо есть 'сигналка' информирующая о вторжениях извне. А варп-портал, через который мы попали в этот мир, изрядно нашумел. Не атаковали нас сразу. Может их система не смогла запеленговать точное место перехода? Получается... - Эй! Отвисай, давай! - Голос моей жутко любимой конкурентки сбил меня с мысли. - О, пришла в себя. - На это я ответила лишь взглядом, обещающим очень многое. - Что надумала? - Каллен не проняло. Хорошо. Мысленно улыбаюсь. Я знаю, кто с высунутым языком и проклятьями будет носиться по городам и сёлам, убивая священников и сжигая храмы.
   - У нас появилась новая цель.
   - Ещё одна? - Отошла от меня Алая.
   - Да. - Я так рада твоей реакции. - Тебе придётся зачистить подконтрольную Славянской Империи территорию от служителей христианской церкви. Эти люди являются 'глазами' наших крылатых врагов. Поэтому будешь убивать их дальнобойным оружием. Так же есть дополнительное задание: истребление рода Романовых. Остаться в живых должен лишь Алексей. Понятно?
   - Ага. А чем займёшься ты?
   - Я? - Кивок. - Буду отстреливать каббалитов-демонопоклонников.
   - Хммм... - Каллен ненадолго задумалась. Её взгляд упал на мечи. - Раз есть вероятность столкнуться в бою с ангелом, тогда я возьму себе демонический меч.
   - Логично.
   - Вот только...
   - Что? - Я нахмурилась.
   - Где мы найдём столько времени, чтобы управиться со всеми задачами. Красные, белые и союзнички из Антанты ждать не будут. - Ну да. Дилемма. Или... Я поняла к чему клонит моя конкурентка.
   - Предлагаешь дать молодому Императору больше информации.
   - Верно. - Алая улыбнулась. - Да и убийцы его семьи вполне могли быть демонопоклонниками. А сам расстрел был актом жертвоприношения. - Я, конечно, не видела в том подвале пентаграмму, но тогда у меня просто не было времени на то, чтобы присмотреться к окружению. А ведь это предположение насчёт демонопоклонников и жертвоприношения полностью меняет дело! Что если вся эта гражданская война затеяна демонами для собственной подпитки.
   - Правильно говорят что 'одна голова - хорошо...
   - ... а две - это огр. - Улыбнувшись, закончила пословицу Каллен. Я представила себе, какой из двух Сороритас Хаоса получился бы огр и... потянулась за обсидиановым мечом. Но пальцы вместо рукояти схватили пустоту. - Да я шучу.
   - И я шучу. - Возвращаю улыбку.
   Алая положила на место демонический клинок.
  
   *Вагон Императора, 10:00*
   - То есть, как Ярослав пропал?! - Взгляд Алексея, в котором отчётливо читалась растерянность, перескакивал с меня на Каллен и обратно. Ну, ещё бы Романову не растеряться с таких новостей. Ведь его грозная 'крыша' в лице характерника, монаха и хрен знает, кого на самом деле способная в прямом столкновении в одиночку уничтожить полнокровный батальон (пф, да батальона не хватит даже для разминки) - исчезла. - Он же был ранен в бою с масонами и вы за ним присматривали!
   - Она тебе не всё сказала. - Привлекаю к себе повышенное внимание Лёхи. Он насторожился, подсознательно осознав, что сейчас будет серьёзный разговор. Император опёрся на разделяющий нас стол. Его губы плотно сжаты. - Сегодня ночью Ярослав был ранен в бою не с масонами. Его противниками были твари Имматериума, про которых тебе наверняка доводилось слышать. Это были ангел и демон. Пронзённый вот этим оружием, - кладу на стол демонический меч, Каллен повторяет мой жест, Алексей смотрит на артефакты, - он убил врагов, наколов их на торчащие из его тела клинки. Явившись на место боя, мы оказали ему помощь, - мы звучит лучше, чем я, Алая на это лишь чуть наклонила голову, - и доставили в безопасное место вместе с телами врагов. Я осталась с Ярославом, а Каллен отправилась на помощь гвардейцам. Примерно полтора часа назад Ярослав очнулся и развалив укрытие исчез.
   - Получается разрушенные дома, о которых мне доложили... - Алексей замолчал всё поняв. Насколько мне известно, по счастливой случайности среди горожан жертв нет.
   - Последствия ранений Ярослава. Мы провели расследование и выяснили, что в особняке приносили людей в жертву демонам. Этим занимались большевики из 'чрезвычайки'. Так же я подозреваю, что расстрел твоих родных был не казнью, а жертвоприношением. - Костяшки пальцев Алексея вцепившегося в край столешницы побелели. Взгляд в пол. Плечи дрожат. С громким треском раздробилась древесина.
   - Обман. - Негромко, но отчётливо произносит Алексей. - И здесь обман. - Слова молодого человека, словно раскалённые гвозди, вонзающиеся в мой разум. У меня такое ощущение, что он прислушивается к голосу своего демона. А так как сдерживающего фактора в лице Ярика рядом нет, то... - Что ещё вы мне не рассказали, гости из иного мира? - Его глаза покраснели. Удлинившиеся ногти стали чёрными.
   Чувствую, как напряглась Каллен. Я уверена, что сумею его успокоить.
  
   11 Глава
   POV Алексей
   *Там же, тоже время*
   С каким-то странным отстранением я по-новому смотрю на двух вроде бы знакомых женщин. Демон всё-таки достал меня со своим требованием задать им вопрос и я повторил слова за ним. Гости из иного мира, да? Другой мир. Они спасли мне жизнь...
   Но как они узнали и смогли прийти так вовремя, чтобы спасти меня?! ТОЛЬКО МЕНЯ!!! Я услышал довольное рычание демона. Янтарные глаза Вилетты опасно сверкнули. Мне на мгновение показалось, что её тело покрывают странные доспехи цвета крови.
   - Мы... - начала она, - попали в этот мир всего за несколько часов до казни. Сколько-то времени ушло на то чтобы сориентироваться на местности и узнать дату. После этого отправились в Екатеринбург. Оказавшись в городе через несколько часов, выяснили местонахождение дома Ипатьева, добрались до него и в момент казни взяли штурмом. - Женщина опёрлась на край стола. - Для меня и для неё, - жест в сторону расслабившейся Каллен, - всё, что происходит сейчас всего лишь обычная реальность пусть и с поправкой на время. А для Ярослава всё вокруг является историей, которую он знает. И в этой истории царская семья была расстреляна в подвале в полном составе. Но ты жив по воле случая. Такой ответ устроит?
   Мыслей не было. Вообще. Просто кожу и тело, как будто окунули в кипяток через, который провели электричество. Вилетта наверняка бы сказала что-то вроде Психический шок вышедший на уровень физиологии но.... Мне было не до этого. Воля случая... маме с папой и сестрёнкам просто... мы - история...
   Несправедливость мира... то что должно было случиться... предопределенность вещей....вмешательство. Разрозненные мысли скакали кусочками головоломки не желая складываться в единую картину. Точнее... я не желал их складывать. Слишком отвратительна была истина. Слишком страшна. Слишком чужеродна. Меня просто не должно сегодня быть здесь с отчетливой ясностью понял я. Все что произошло. Все эти фантастические события можно объяснить легко и просто.
   Тогда
   В том подвале
   Я всё-таки умер. А это значит что все вокруг просто не настоящее. Ха. Ха-Ха.
   - ХАХАХхаххахАХХААХАХхахахаХАХАХАХХаххАаххахах. - Резко замолчал под взглядом двух красивых женщин. Не настоящее. А значит.... Можно делать, что угодно. Последствий всё равно не будет.
   - ХА!!!! - злобно выдохнул я с силой. И вышел..
  
  
   POV Вилетта
   *На руинах дома Берзина, 10:33*
   С сомнением обвожу взглядом груду мусора пару часов назад бывшую довольно прочным и красивым зданием. Прислушиваюсь к своим ощущениям. Пусто. Облом.
   - Начнём? - С рвением в голосе вслух спросила моя спутница. Она не чувствует, что мы зря пришли сюда. Придётся довольствоваться клинками.
   - Нет.
   Выразительное молчание. Поясняю.
   - Тел под завалом нет.
   - Херово. - Разочарованно протянула Каллен, повернувшись ко мне. - А раньше не могла сказать? - Видимо ты очень сильно хотела распотрошить крылатых. Извини, но пока не судьба. Хотя можно дождаться их сородичей. Правда высока вероятность, что их будет больше чем два.
   - А раньше я и не знала, - отвечаю ей в тон.
   - Я задницей чую неприятности, - нахмурившись, пробормотала Алая знаменитую легионерскую присказку, одинаково работающую в любых условиях. Обычно после этого начинались обстрелы, бомбардировки, неожиданные атаки и много чего ещё. Но я уверена на все сто, что здесь неприятности будут неприятнее, чем там.
  
   POV Алексей
   *гостиница 'Королевские номера', вечер*
   Поллитровый графин с водкой опустился на стол передо мной вместе с тарелкой закуски. Девушка, принёсшая заказ отвесила глубокий поклон и тут же ушла. Это второй по счёту. Первый меня не взял. Такое ощущение, что пью воду. Может всё дело в количестве? Хочу напиться, хотя бы сегодня. Взяв графин, вытаскиваю из него пробку и наливаю водку в гранёную рюмку, рядом стоит стакан накрытый куском хлеба. Подношу наполненную на три четверти рюмку к лицу и смотрю сквозь неё на помещение. Кроме обслуги тут ещё полно разнокалиберного народа. Именно в этой гостинице жил Михаил, пока красные его не убили полтора месяца назад. Тело не найдено. Да и скорей всего не найдут, чтобы похоронить. Полтора месяца. Даже некому отомстить. Ведь неизвестные убийцы Михаила скорей всего мертвы, если конечно они не сбежали из Перми. Большевики попытаются отбить Пермь, причём с двух направлений имеющимися в наличии силами. Благо прибыли подкрепления из Лысьвы, так же к нам присоединились местные добровольцы и сейчас город под моим полным контролем. Опрокидываю в себя содержимое рюмки. Никакого эффекта. Наливаю в посудину ещё водки. Скорбное настроение не мешает думать над сложившейся обстановкой. Имперская Гвардия послужит наковальней, по которой молотом ударят войска Войцеховского и тех, кто пройдёт вместе с ним по маршруту Кузино-Усть-Кишерть-Кунгур-Пермь. Затем красным потребуется время на то, чтобы подтянуть доступные резервы взамен разбитых подразделений. Так же свою роль сыграет низкая боеспособность их отрядов.
   - Алексей Николаевич разрешите составить Вам компанию. - Раздался знакомый голос. Я посмотрел на вопрошающего. Им оказался старший урядник Степанов. Решил-таки подойти.
   Киваю. Казак садится напротив меня.
   - Следил за мной? - говорю ему, а сам жестом подзываю разносчицу. Водки оставшейся в графине будет маловато для двоих.
   - Охранял, Ваше Императорское Величество! - Мирон словно подброшенный взрывом гранаты вскочил со стула и встал по стойке 'смирно'. Я поморщился.
   - Садись. И давай без чинов.
   Расторопный официантка притащила ещё два графина, рюмку и закуску.
   - Слушаюсь. Сотник Антонов велел приглядеть за вами. - Степанов занимает своё место. Залпом выпиваю 'хлебное вино'. Результат тот же. - Вдруг на вас схоронившиеся враги нападут. - Понятно. Перестраховывается Антонов. Эхх. Если бы ему только было известно, то, что знаю я. О врагах сумевших ранить Ярослава - 'характерника'. Тогда бы за мной таскался не урядник и несколько гвардейцев, а целый взвод или даже два. Вот только мои гвардейцы для НИХ не противники. Мирон разлил водку по рюмкам.
   - Да... Кто-то да затаился. Главное чтобы рабочий люд в спину не ударил, - покривил я душой. Не рабочих нам надо опасаться, ох не рабочих. Степанов неопределённо качнул головой и поднял рюмку. Повторяю его жест и произношу. - За павших! - Пьём. Водка обожгла внутренности и приятным теплом разошлась по телу. Наконец-то. Значит, ощущение минимального опьянения наступает примерно при одном целом и трёх пятых графинах 'хлебного вина'. Странная мысль. Ведь водку же не меряют в графинах. Урядник налил ещё.
   - Пермские рабочие ударят лишь в том случае, если ваша власть будет хуже красных, против которых они восставали. - Сказал Мирон. Интересно. Раз бунтовали против рабоче-крестьянской власти, то из них можно сформировать боеспособные подразделения. Захваченные трофеи позволяют это сделать. Остаётся лишь замотивировать людей. Не глядя, беру наполненную рюмку. Выпиваем. Тепло. Степанов качнулся. Окружение поплыло. - А может ну их в самом деле? -резко оборвалась очередная фраза урядника. Оборвалась в буквальном смысле. Как будто кто-то взял и сдвинул иглу патефона немного вперед. Переход был резким почти болезненным. - Ваше высочество. Вы ведь достойны большего. - Урядник говорил, но его губы странно шевелились совершенно не в такт его словам. - Вы единственный представитель рода Романовых. ВЫ достойны власти! Вы достойны всего! Просто потому что вы это вы!
   Мимо пробежала аппетитная служаночка. Почему то мне показалось, что у нее из головы торчат довольно миленькие рожки. Не обращая внимания на окружающих. На солдат, что стояли поодаль. На крестьян. На стоящего за стойкой человека. Я на одних животных инстинктах бросился на нее сорвал с аппетитной попки подол и вошел. Взяв её прямо посреди зала... Она пыталась вырваться, но бесполезно. Разница в массе и силе была подавляющая. Кто-то начал мне что-то говорить... отвлекает. Не прекращая трахать заливающуюся служанку. Встал одной рукой придерживая ее и ритмично двигаясь внутри теплого тела, а второй я отодрал доску от пола. Трактирщик попытался вмешаться и тут же упал на пол разбрызгивая мозги. Народ ломанулся из из помещения. Кто-то выстрелил прямо мне в глаз и выматерился, когда пуля с визгом и искрами срикошетила от него. Не снимая с члена служанку я выглянул в окно. Длины её ног чуть-чуть не хватало, чтобы коснуться пола. Туш и румяна потекли. Она плакала и одновременно блаженствовала. Её юное тело не смогло не ответить на требование молодого и сильного мужчины.
   Под окнами собиралась толпа. Я, чувствуя близость финиша, ускорил темп. Девушка обмякла в моих руках, но я не обратил на это внимания. Прибежали люди исполняющие обязанности 'городовых' и открыли 'по дебоширу огонь'
   - ХА! - злобно выдохнул я и пули снесло воздушной волной куда-то в сторону. Быстро прыгнув вперёд я оказался перед стрелком. Тот не растерялся и выстрелил. Я поймал медлительную пулю в полете.
   - Так не бывает верно? - поинтересовался я, у опешившего человека показывая ему оплавленный комочек в руке. - Следовательно? - я положил руку на голову стрелка. - Тебя здесь нет. - С хрустом мои пальцы раздавили его черепушку. В окне дома напротив я успел увидеть прелестную женскую мордашку и одним прыжком ввинтился в стену. Помогая себе хвостом. Задрав одну из многочисленных юбок и не обращая внимание на рушащееся здание, стена которую я снес, оказалась несущей. Я только прикрыл девушку, почти девушку от повреждений рукой и крылом заставив заглотить. Когда эта позиция мне наскучила я повернул ее задом к верху и снова вошел.
   - Может вам нужно что-то еще? - как в обвалившемся строении появился урядник да еще и в месте метр на метр со мной и насилуемой девицей не имело никакого значения. Поэтому я только рыкнул.
   - Еще настойки своей принеси!
   - Как... пожелаете господин. - Склонился в поклоне урядник.
   Спустя полчаса.
   Очередное подтверждение нереальности происходящего я получил, когда наигрался с девушкой. Завалы камня с пути я убирал, так как будто они были из печенья. Легкого слегка похрустывающего под руками печенья. Я вышел на улицу полностью голый. Вокруг меня собралась толпа, а я хмыкнул на появление урядника. Он был в странном черно-красном плаще. Который расправил как крылья.
   - Ежели желаете продолжить вашес-ство. Следуйте за мной. - Плащ развернулся в крылья и он улетел.
   А я... я прыгнул вслед за ним.
  
   POV Вилетта
   *Личный вагон, вечер, позже*
   Сижу на полу в углу вагона. Колени прижаты к груди. Руки обхватывают колени. Поверхность обсидианового клинка воткнутого в пол буквально притягивает мой взгляд. Да. Ужасное нам досталось оружие. Ужасное и смертельно опасное.
   Поначалу я в одиночку исследовала свойства меча. Древесина, камень, нашедшиеся поблизости металлы. Всё это лезвие рассекало без труда. Косой взмах и толстое дерево падает. Взмах и камень распадается на две части. Взмах и меч проходит сквозь рельсу. Для нанесения колющих ударов тоже не приходилось прилагать серьёзных усилий.
   На первый взгляд всё было довольно просто. Сверхпрочное и сверхострое оружие. Но нет. Я как раз срубила ещё одно дерево и ко мне подошла Каллен. Она поинтересовалась, зачем я стою возле упавшего дерева с мечом в руке. Моему удивлению не было предела. Ведь срез на стволе не заметить было нереально. Мысль что у соперницы съехала 'крыша' я отмела как несущественную. Мои слова насчёт того что дерево было срублено мной, она восприняла скептически. Ещё один удар по стволу и последующая реакция Алой, точнее её полное отсутствие кое-что прояснили для меня. Дабы проверить своё предположение я сказала ей внимательно наблюдать за мной и устроила в рощице локальный лесоповал. Обернувшись, я увидела выражение недоумения на лице Каллен. А её вопрос: 'зачем ты ходишь среди поваленных деревьев?' вогнал меня в состояние тихой паники. Через полминуты ко мне присоединилась и Алая, которая осознала неправильность ситуации. В очередной раз прогоняю воспоминание...
   С удивлением я попросила её срубить ближайшее дерево, а спустя мгновение я не могла понять, почему она смотрит на меня таким ожидающим взглядом.
   - Ну что? - Спросила она. - Что ты хочешь этим доказать?
   Хмм... А что если. Я зашла за первых три дерева и написала 'Эти деревья не срублены' и отчертила стрелочки к деревьям на земле.
   - Попробуй.
   Она так же недоумевая вдруг стала у деревьев которые лежали так ещё до того как мы пришли. Единственное что отличало их это моей же рукой написанная надпись на земле, которую я написала, указывая на срубленные деревья? В этом нет никакого смысла! Зачем я написала это? С какой целью? Погоди-ка если я допустим если я не уверена что эти были срублены до того как мы пришли то у нее та же ситуация?
   - Каллен! Что я, по-твоему, делаю? - я срубила небольшое деревце.
   - Стоишь с глупым видом над кем-то срубленным молодым деревцем. - Фыркнула та. - Ты хорошо себя чувствуешь?
   - Погоди, - я чувствовала, что схожу с ума. Нужны ещё наблюдатели. Неподалёку как раз пробегал по какому-то делу казак-гвардеец. Я его позвала. - Эй, скажи это срубленное дерево целое? Состоит из одного цельного куска? - Узнавший нас гвардеец озадачено почесал в затылке и кивнул. Я разрубила дерево напополам. - Скажи сколько здесь кусков дерева
   - Два.
   - А когда ты прибежал?
   - Тоже было два. - Гвардеец озадачено посмотрел на меня. - Вы всё время стояли над двумя кусками дерева.
   - Хмм... а теперь? - я отломала ветку руками. - Сколько кусков дерева?
   - Три
   - А когда ты прибежал было...?
   - Два? С вами все хорошо? - участливо поинтересовался казак.
   - Да... иди... хотя нет стой!
   - Каллен!
   - М? - та с интересом наблюдала за моими манипуляциями
   Я рассказала ей суть эксперимента. И та загорелась желанием попробовать. И через несколько секунд раздавались те же самые вопросы? Сколько кусков дерева ты видишь и сколько их было, когда ты пришел? С каждым вопросом я с ужасом наблюдала за тем
  как Каллен подбирает один из множества валяющихся кусочков вокруг и демонстрирует гвардейцу. Я была АБСОЛЮТНО уверена в том, что они лежали здесь еще до моего прихода и походу "помнит" об изменениях только, тот у кого в руках артефактный клинок...
   Точку в эксперименте поставило убийство вора в так называемой 'малине'. После того как меч демона снёс голову ворюге находящиеся в помещении люди забыли, что у них на глазах убили их подельника, просто тот на чьем празднике они были
  стал для них абсолютно незнакомым человеком. Его достижения на ниве воровства, которые обсуждались присутствующими не прекратились. Просто обсуждение с: 'Помнишь, Боцман пресанул кента рядом с баней и озолотился'. Как-то плавно перешли на: 'Помнишь Рваный пресанул кента рядом с баней и озолотился'. О некоем Боцмане, который в том же месте в то же время озолотился никто не вспоминал. Хотя праздник был по поводу именно его днюхи. Все просто стали считать, что празднуют удачное дельце Рваного. То есть событие не изменялось. Менялась роль тех или иных людей в этом событии и если "Боцман" чего-то "не сделал" это "сделал" "Рваный" Плавно. Незаметно. Мне прям интересно стало, о чём думал "последний" бандит, зачем он пришел праздновать и что праздновал в компании двенадцати незнакомых трупов и стола на сорок персон. Добив последнего вора и собрав трофеи, мы разошлись: я чтобы в одиночестве подумать над тем, что нам открылось, ну а мысли и намерения Каллен мне были неизвестны.
   Как там сейчас Ярик раненый этими долбанными артефактными мечами меняющими память окружающих? Узнает ли он нас, когда мы встретимся? Да и... если его все таки грохнут... мы просто не будем об этом знать.... пока я его помню, с ним всё в порядке... относительном...
   Скрежет металла привлёк внимание. В вагоне появилась Каллен. Ну и видок у неё. Вся в пыли, волосы растрёпаны, одежда порвана, ангельский меч обнажен. Тревожное предчувствие проявилось в полной мере.
   - Лёха пропал! - Сорвались с языка соперницы два слова. - Гостиница, в которой он находился, полностью уничтожена!
   Вот оно. В этом мире есть как минимум два вида ксеносов, которые могли захватить малолетнего Императора. Причём именно захватить. Если бы его убили, то никто о нём не вспомнил бы. Оперативно среагировали. Сыграло ли в этом свою роль то что мы рассказали Романову? Неизвестно. Да и неважно теперь. Ведь изменить произошедшее нельзя. Я поднялась на ноги. Пальцы правой руки обхватили обсидиановую рукоять.
   - Готовь смазку. - Коротко бросила я напарнице ещё одну 'крылатую' фразочку из мира Ярослава. Правда, в основном у этой фразы было лишь переносное значение, а не буквальное. Мол, командир вынес мозг подчинённому разговором и после этого загрузил по полной, а не изнасиловал его.
   - Чё?! - Полукровка впала в краткосрочный ступор.
   - То! - Резко отвечаю. - Твоя задница чуяла неприятности?! Вот она их и получит, когда мы найдём Ярика! По полной! Хотя может тебе даже понравится!
   - ГРРР! Тогда и ты готовься!
   Да я-то готова. Вопрос лишь в том, как прореагирует Ярик на то, что мы потеряли подопечного и план пошёл прахом. Зная его, могу лишь сказать, что высока вероятность, что это будет какое-нибудь физическое наказание. На втором месте идёт вариант, что он просто махнёт рукой на провал и придумает новый план. И третьим идёт буквальное применение того, что я сказала Каллен...
  
   POV Взгляд со стороны
   *5 августа, тайная база где-то в Европе, точное местоположение неизвестно, точное время неизвестно*
   - Lectus amo sontium. Dago eh miritas. Ashuramonai. - Мерно голосили адепты стоя на краю пентаграммы. Ритуал преобразования был в самом разгаре.
   Цесаревич стоял внутри пентаграммы. И как раз игрался с толпой казаков, отчаянно рубивших его саблями.
   - Он силён. - Азазель кивнул на довольно урчащего и потерявшего всякий человеческий облик Алексея Романова. Сейчас любой из наших современников признал бы в нем что-то похожее на 'когтя смерти' из серии постапокалиптических игр. - И ведь как повезло-то. Нашли его в том самом городе.
   Уриил недовольно кивнул.
   - У вас, похоже, пополнение. И весьма серьёзное. Кто-то уровня владыки?
   - Apostole gloriosse sanktum kurva e! - продолжался Ритуал.
   - Может быть, он даже займет место рядом с ним. Я никогда не видел такой мощной ауры. Смотри... - кровь жертв наполняла пентаграмму.
   - Вот угол Силы. Он заполнился кровью полностью. Значит, он будет очень силён. Вот угол Воли заполнился тоже. Значит, он признает власть силы. Ты готов Уриил?
   - Всегда. - Изменяемый не замечал, что происходит полностью подчинённый желанию увидеть кровь.
   - Вот угол Порядка. Значит, он поймёт свое место в иерархии. Вот угол Разума.... странно.... он почти пуст... Так... не должно быть. Архидемон не может быть простой бессловесной тварью... может быть позже... Вот угол Хаоса его используют для баланса с порядком. В общем-то, он почти не нуж..... - кровь шла через этот угол сплошным потоком.
   - in
   - Нет!
   - spiritus ex..
   - Неeeeeт!
   - ashuramonai....
   - НЕ НААААДОООО! - в отчаянной попытке прервать ритуал Азазель стегнул хвостом, отрывая головы участникам ритуала. Но поздно. Вокруг пентаграммы появилась еле видная дымка силового поля.
   Молодой демон взглянул на трупы под собой. Его плоть распадалась невесомой дымкой. Приобретая до боли знакомые формы. Насколько формы могут быть у духа.
   - ЭТО КАТАСТРОФА! - Уриил взял Азазеля за грудки. - Понимаешь? Катастрофа! Если Хаос нашел нас, то лучшее что мы можем сделать это переселиться в другой мир!
   - Не паникуй. - Азазель напротив был спокоен. - Подумаешь обычный Кровопускатель пришел на запах войны. Сейчас нужно понять, с чем мы имеем дело. Как правило, сто двадцать поколений уже не являются проблемой.
   Уриил смотрел на Тварь Хаоса, которой они помогли воплотиться и ему было неуютно. Взгляд, которым на него смотрело то, что еще недавно было в жопу пьяным пареньком мог принадлежать динозавру, или его ближайшему родственнику крокодилу. Ему все равно делаешь ли ты добро ему, всё равно причиняют ли ему зло. Его невозможно приручить. Его нельзя подкупить или задобрить. Он смотрит на тебя как на жертву. Которая будет принесена прямо здесь и сейчас. Или чуть позже, когда у него появится такая возможность. А она у него появится. И вот этот крокодил, внимательно обнюхав силовое поле. Спрятался под алтарь. Внимательно и зло, поблескивая тем, что ему сейчас заменяло глаза.
   - Ты подойдешь. - Схватил за шею еще одного адепта Уриил и швырнул прямо сквозь голубую дымку.
   Тело не успело коснуться пола, как его перехватила черная тень. Тело прямо в воздухе приземлилось на все четыре конечности. Странно вывернутых. Несколько раз сломанных и на месте сломов образующих суставы. Человеческое тело стало похоже на какую-то жуткую пародию на паука. Весьма проворно бегающего по пространству пентаграммы. Вот он замер. И плоть перетекла в привычную для Алексея форму. Те же пропорции. То же лицо. Не отрывая взгляда от Азазеля и Уриила. Он с разбегу врезался в дымку силового поля. Врезался как в стену. Он упал. Поднялся и не снижая темпа продолжил бить всем телом по силовой дымке.
   Превращая лицо, кости тела в невнятное крошево. Было впечатление как будто кто-то взял довольно прочную куклу и со всей дури бил ей о кусок льда. Снова, снова и снова.
   - Судя по замерам энергетики более 60 поколения. - Раздался в тишине сосредоточенный голос Азазеля.
   А тело всё продолжало биться, как мотылек о стекло. Снова и снова, снова и снова. Только глаза странным образом оставались целыми. Сохраняя выражение голодного крокодила. От ударов сотрясалась земля.
   - Так более сорока. Это уже проблема но... - Медленно полз вверх столбик измерения. -25... - удары становились все сильнее... - 14... - За бьющимся о стену одержимым уже никто не смотрел. - 5...3... - только тут столбик, наконец, перестал расти.
   - Третье поколение? Кровопускатель? Абсурд! Никто из третьего поколения не слаб настолько! Никто не стал бы делать ТРЕТЬИМ всего лишь мальчишку! Но тогда... -Азазель с паникой посмотрел на ангела.
   - Нет...исключено. Мы тени самих себя во время расцвета. Учитывая, что они победили нас 'слабее' 'ОНИ' не стали. А будь здесь полноценный 'второй' мы были бы уже мертвы.
   Куча сломанных костей и мяса отползла чуть в сторонку. Восстанавливая сначала человеческую форму. А затем и привычный вид. Он внимательно посмотрел по сторонам. Вверх-вниз. А затем...сделал "мостик". Став одновременно на руки и ноги животом к верху. Затем стал приближать пальцы рук к пальцам ног. Когда позвоночник стал мешать этому приближению, он его просто сломал. Заставив обнажиться белые кости. Которые тут же сплелись во что-то напоминающее сверло.
   Получившееся нечто подошло к стенке пентаграммы и начало усердно сверлить. Сначала от 'сверла' отлетали куски кости, которые отлетали и втягивались куда-то в спину. Но по мере действия сверло становилось всё крепче. Костей всё меньше. Азазель передёрнулся, он по себе знал, что значит попасть в такую пентаграмму. Прикосновение к стенкам должно было вызывать просто невероятную боль. Но Кровопускатель молча и терпеливо сквозь боль. Долбил стену. Он даже умер бы молча. Не проронив ни одного звука. Их глотки просто неспособны выговаривать ничего кроме воплей ярости. Сами собой к Кровопускателю прикатились тела жертв. Они втягивались в основное тело, как капли ртути.
   - 3 поколение... нужно вызвать старших.
   - Сколько еще ориентировочно продержится барьер?
   - Месяца два. В конце концов, источник стационарный.
   Уже не обращая внимания на одержимого, ангел и демон с озабоченными лицами испарились на доклад начальству. А одержимый как будто того и ждал. Он повернул сверло вниз. И вывалился на уровень ничего не ожидающего персонала.
  
   POV Масон.
   *база*
   Автоматическое оружие появилось у нас впереди планеты всей. Тем более удивительно было услышать целый шквал огня.
   Каждая пуля зачарована. Так что даже нашим 'великим сущностям' бы не поздоровилось. Но стоимость каждой пули была такова, что нерациональное использование их могло стоить как минимум зарплаты. Как максимум...максимума не было.
   Тем более удивительно было услышать почти безостановочную стрельбу из всего оружия. Стреляли так, будто пытался прорваться то ли отряд 'куриц', то и целая армия. Но учитывая, что у нас со снежниками перемирие... это было как минимум странно.
   Одеваясь по тревоге и схватив свой собственный 'скорострел' я вылетел в коридор и увидел, как в конце коридора яростно поливая зачарованным свинцом, куда-то вперёд стояли двое наших. На их лицах было написано отчаяние вперемешку с яростью.
   Я моргнул и увидел только, как будто ветер ударил в одного из них. И из его спины вырвалась когтистая рука схватившая того кто стоял сзади и вырвавшая ему кадык.
  Звериная полупрозрачная морда, которую образовывала снежная сероватая пыль повернувшись направилась ко мне тяжелым быстрым шагом и слегка покачиваясь.
  Плитка под ним дробилась. А когда он касался невидимым плечом стен. То даже её не замечал... Казалось что плечами он высверливает выемки в стенах.
   Это... бесполезно... на каком-то древнем животном уровне понял я. Автомат безвольно выпал из моей руки,
   Тварь постояла около меня. Фыркнула. Подтолкнула лапой автомат ко мне, но я был настолько парализован страхом, что не мог и шелохнуться.
   Тварь ещё раз фыркнула и потеряла ко мне интерес. Прошла мимо. А вместе с ней прошла мимо, тяжело ступая лапами моя Смерть.
  
   12 Глава
   POV Каллен
   *5 августа, Москва, Софийская набережная, полдень*
   Солнечно. Небрежным движением поправляю поношенную кепку. Взглядом шарю по горожанам, идущим по своим делам. Нет, никого из москвичей не интересуют красногвардеец с потрёпанным чемоданом и оборванная крестьянка с вещмешком на спине. Мы не выделяемся из толпы. Тут таких много.
   По мосту идёт патруль. А под красными стенами через реку Кремля ещё один. Усиленный. Кремль. Там наша цель. И защищают её эти самые патрули, пулемётные команды на башнях украшенных красными пентаграммами, часовые на стенах, телохранители и варп знает кто ещё. Сравнить несложно. Целый Кремль, охраняемый людьми с устаревшим вооружением и двумя Сороритас против Кремля с кое-где обрушившимися и пробитыми стенами, четыре груды кирпича вместо башен, растяжками, противопехотными минами, бронетехникой, хорошо вооруженными бандитами и 'туристами', автоматическими турелями доставшимися им от амеров и одним Астартес при нашей незначительной поддержке - местных Ярик тогда решил не втягивать в зачистку 'крепостников'. У 'крепостников' и красногвардейцев есть одна общая черта. Предпринятые ими меры безопасности предназначены для боя с такими же людьми как они. Ярослав же вломился на охраняемую территорию через стену, на которой находились всего два бандита. От удара отрезок кирпичной стены рассыпался, погребя часовых. Дальше была резня. Мины, растяжки, турели, бронетехника - всё это не помогло. Ставлю чемодан на землю. Из кармана появляется самокрутка и коробок спичек. Прикуриваю.
   - Ну. - Негромко говорю, выдыхая табачный дым.
   - Мы здесь не пройдём. - Вилетта поворачивается спиной к реке. Понятно, предположение подтвердилось. Стоит нам зайти, и они нас увидят. А затем короткий бой и забвение. - Будем ждать.
   Затягиваюсь. Рано или поздно те, кого мы собираемся убить, окажутся в зоне поражения. Их смерть приведёт к хаосу. Щелчком, отправив окурок в сторону реки, поднимаю чемодан. Нужно найти временное укрытие. Прочь отсюда. 'Крестьянка' следует за мной.
  
   *8 августа, укрытие, 13:45*
   Темно и сыро в этой собственноручно и предоусмотрительно вырытой могиле, которую в другом мире назвали бы схроном. Земля утрамбована. Одежда промокла и неприятно липнет к телу. Шесть метров до деревянного щита закрывающего собой дыру. Под рукой замотанный в ткань ангельский меч. Правое ухо овевает горячее дыхание Вилетты. Мы лежим, прижавшись, друг к другу. Места мало. Ведь там наверху нас ищет вся Москва. Каждый горожанин - враг. Этих людей направляет воля тварей Имматериума. Мы не успели покинуть город. Зато партийное руководство большевиков благодаря чемодану с украденной взрывчаткой сейчас собой кормит речных обитателей на дне. Решили устроить совещание на кораблике. Устроили. Вопрос лишь в том дойдут ли слухи о теракте до красногвардейцев, деморализованных убийством командиров. Если дойдут, то белым, которым мы и так изрядно помогли по пути в Москву станет легче. А если не дойдут, то без понятия что будет. Варп, может даже этот взрыв ни к чему не приведёт. В принципе нам остаётся лишь одно - вернуться в Пермь и оттуда уже отправиться на поиски Ярослава. Если, конечно сумеем выбраться из Москвы незамеченными и без 'хвоста'.
   - Чувствую себя вампиршей. - Прошептала Вилетта, прервав полуторачасовое молчание. - Только гроба не хватает.
   - Что-то ты слишком живая для нежити. - Таким же шёпотом говорю я. Нам, правда его не доводилось встречать вампиров воплоти, но думаю всё ещё впереди. Если конечно уцелеем.
   Она собралась было что-то, но замолчала. Я буквально почувствовала, как её взгляд устремился вверх. Опасность? Задерживаю дыхание. Звук колотящихся сердец. За мгновение моё тело покроется бронёй. Затем рывок на волю и в бой.
   Через пятьдесят семь секунд Бирюза с облегчением выдохнула:
   - Ушёл. - Фух. Восстанавливаю дыхание. - Ты дрожишь. Испугалась?
  
   POV Вилетта
   *там же, тоже время*
   Мелкую так весело дразнить. Хоть как-то отвлекает от давящего присутствия ксеноса и повышенной пси-активности. Она хорошо бы смотрелась в связанном виде и с шариком кляпа во рту. Или не шариком. А рядом я в латексной униформе. Ярику понравилось бы. Жаль, только в этом мире нет подходящих 'игрушек'. Каллен дёрнулась. Эх. Ну и ладно. Отстраняюсь.
   Ощущение присутствия ксеноса слабеет. Демон он или ангел, не знаю. А вот пси-активность нет. Много на это дело враги энергии выделили. В какой-то мере все москвичи стали единой поисковой сетью. То есть для них сейчас идёт разделение на своих и чужих, причём чтобы отличить, кто свой, а кто чужой хватит одного взгляда. Чужого схватят до выяснения личности и прочего или же превентивно убьют. Всё-таки сильно мы по их марионеткам ударили. Можно сказать, мы отомстили за Лёху. Осмотр места происшествия показал, что гостиница взорвалась. Жертвы среди персонала и случайных прохожих. Так же гвардейцы обнаружили тело старшего урядника Степанова. Теперь им придётся искать замену убитым, а нам для надёжности надо выждать тут пару дней пока переполох от успешной диверсии не закончится. Но эта я понимаю, что нужно ждать столько, а Каллен скорей всего расчитывает дождаться ночи и покинуть город по крышам домов. Или сплавиться по реке. Или... да мало ли какой способ можно найти.
   Хмм. Ночь. Но двигаться не по крышам. И точнее не два, а полтора дня.
   - Мы застряли в этой яме на полтора дня. - Обречённый вздох. - Советую тебе поспать, я посторожу - Мне не нужно, чтобы она проявляла активность.
   - Ладно. - Ответила она. - Я сплю!
   Каллен незамедлила подтвердить слова делом. Отключилась. Я хмыкнула. Полтора дня. Тридцать четыре часа наблюдать за окружением в ожидании возможного обнаружения противником. Тик-так. Отсчёт пошёл.
  
   POV Взгляд со стороны
   *Где-то на Земле*
   - Азазель, ты взял в привычку приносить мне дурные вести? Сначала появившаяся тварь Хаоса нарушает наши планы в России. Затем выясняется, что тварь Хаоса третьего поколения, а сейчас 'неизвестные' наносят удар по нашим ресурсам, ставя выполнение плана под угрозу. Неизвестные. Может для тебя они и неизвестные, но не для меня.
   Пауза.
   - Мужчина и две женщины. У них есть имена. Мне известно, как они выглядят. Ярослав. Каллен. Вилетта. Их путь проследили от Екатеринбурга до Перми. Мужчина убил кураторов Пермской губернии. Его след обрывается на берегу Ионического моря. Искать их будешь вместе с Уриилом. Как только найдёте - мы ударим. Судя по косвенным данным от тридцатого поколения и ниже.
  
   POV Вилетта
   *10 августа, там же, 23:55*
   Показатели психической активности снизились. Конечно не до того уровня, который был до теракта, но довольно значительно. Несмотря на ослабление 'поиска' люди всё равно могут разглядеть в нас чужаков, правда на это им потребуется больше времени. С удовльствием я потянулась всем телом до хруста. Со стенки посыпалась земля. Пробил час. Поднявшись на ноги, я не удержалась и 'наградила' Каллен пинком под зад. Она тут же проснулась и вскочила. Блокирую тычок кулаком и прежде, чем мелкая начнёт громко возмущаться вслух, говорю ей:
   - Уходим.
   Одно слово и Алая напряглась. Прихватив демонический клинок, прыжком вверх покидаю схрон-могилу. Деревянный щит с треском разлетелся по подвалу. Приземление. Отхожу к двери, возле которой стоит сундук. Теперь переодеться. Сорвав с себя грязные вещи, отбрасываю получившееся рваньё в заваленный хламом угол. Обувь летит следом. Со скрипом откидывается крышка сундука. Возьму это, это и вот этот платок. Сначала надеваю чёрные штаны. За ними того же цвета рубашку. Застегнуть её на все пуговицы и заправить в штаны. Грудь, конечно, выпячивается, но и так сойдёт. Главное что в темноте буду незаметна. Волосы прячутся под серый платок. Готово. Меч в руку. Шаг в сторону. Место возле сундука занимает голая Каллен. Там её ждёт точно такой же комплект одежды. Направляюсь к лестнице ведущей наверх.
   Звучно шлёпая босыми ногами моя 'горячолюбимая' подруга догнала меня, когда я проходила мимо двери, за которой разлагается труп хозяина дома убитого мной.
   - Никаких крыш. - На всякий случай предупреждаю её. - Здесь тебе не Екатеринбург.
   - Да знаю я. - Буркнула Каллен. - Не тупая.
   Так переговариваясь, мы дошли до двери, за которой находится улица. До этого я, осторожно выглянув в окно, убедилась в отсутствии случайных прохожих и возможных наблюдателей. Ещё и туча удачно закрыла Луну. Идеальный момент. Плавно приоткрываю тяжёлую парадную дверь так, чтобы она не скрипела.
   - Стелс-экшен начинается. - Пафосным шёпотом прокомментировала мои действия Алая.
   Где-то на краю сознания промелькнула мысль врезать любительнице стелса, но я её успешно подавила. Каллен воспользовавшись моментом, выскользнула в образовавшуюся щель. Раз и она уже стремительно скрылась в тени. Я последовала за ней. Дверь закрывать не стала.
   Когда мы подошли к освещённому перекрёстку голоса и звуки шагов заставили замереть. Одного беглого взгляда хватило, чтобы определить, кем являются эти люди. Блокпост и патруль. Пятнадцать человек с пулемётом. Если увидят нас - примчится кавалерия. Отходим во тьму. Ох, чувствую, нам ещё много раз встретятся подобные блокпосты. Да и обычных горожан надо учитывать. Придётся менять план. На нашей стороне артефактное оружие и внезапность. Поэтому нужно подождать пока патруль уйдёт и неожиданно напасть на блокпост. Бросаю короткий взгляд на Каллен. Будет тебе и стелс и экшн.
  
   13 Глава
   POV Каллен
   *11 августа, возле перекрёстка, 00:01*
   Ночь надёжно скрывает меня и Вилетту от взоров врагов. Я затаилась на правой стороне улицы, а она на левой. Свет фонарей не достигает нас. Мой равнодушный и в тоже время расфокусированный взгляд скользит по освещённому блокпосту, отмечая важные мелочи и не задерживаясь на красногвардейцах. Хотя блокпост это слишком сильно сказано, так как никаких укреплений на перекрёстке нет и в помине. Ну не считать же укреплениями табуретки со стульями, длинный обеденный стол и цветастый диван с резными ножками. До ближайшего к нам человека около одиннадцати метров. Хм. Запаха алкоголя от них не чувствую. Судя по выправке, поведению и движениям, среди них есть два ветерана-фронтовика. С моим опытом таких людей можно опознать в любой толпе. Первый - худощавый мужик в кепке, судя по специфически недовольному взгляду, является командиром, в поясной кобуре у него, то ли револьвер, то ли пистолет. Второй - пулемётчик. Опытный пулемётчик. Его 'максимка' установлен на крутящуюся турель в центре перекрёстка. Самодельную. Сейчас ствол направлен на улицу находящуюся напротив нас. Фронтовику в случае угрозы нападения понадобятся считанные мгновения, чтобы сориентироваться и направить своё оружие на противника, а затем разразиться длинной очередью. Эти люди вполне могут почувствовать чужой пристальный взгляд, направленный на них. А остальные. У остальных подобного опыта нет, либо его слишком мало, правда, бдительно несут службу. Ведь здесь всего лишь обычный перекрёсток и необязательно сюда посылать отборных головорезов. Двух ветеранов вполне достаточно для направления энергии красногвардейцев в нужное русло. Я прислушалась к тому, что говорит яростно жестикулирующий бородач из патруля:
   -...и спустились с небес Ангелы Господни, - наша акция имела успех, раз они решили лично появиться перед людьми, - и повелели найти двух нечестивых ведьм пьющих кровь православного народа и стремящихся истребить род людской, дабы предать их очистительному огню. Услышьте меня, - повысил децибелы оратор, - миряне! - Священник что ли? Не в рясе. И вроде не такой уж толстый. Да, неважно.
   Крепко сжимаю рукоять ангельского меча, чьё лезвие замотано тканью. Это было... обидно. Из нас двоих только Вилетту можно считать ведьмой из-за её пси-спобностей. Но я не ведьма. Крылатые твари, варп вас забери. Представляю себе, какая религиозная истерия началась, когда эти ксеносы предстали перед людьми. А проповедник продолжает взывать к людям, но я его не слушаю. Во мне разгорается такая знакомая жажда крови и боя.
   И причём я жажду крови совсем не людей. Ярик же справился с демоном и ангелом. Давай. Это же так просто. Рывок в толпу этой смазки для меча. Дать им себя рассмотреть. Убить - о них все забудут кроме меня. Одеть силовую броню и дождаться появления тех, кто похитил Лёху. Хотя... можно и сейчас облачиться в доспех Сороритас Хаоса. Я предвкушающе облизала губы. Да...
   Хищный, странно-холодный взгляд упёрся в меня подобно мечу готовящемуся проткнуть тело. Вжимаюсь в прохладную стену. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Ты же диверсантка, Каллен. Так действуй соответственно. Пламя ярости сменилось безжалостным льдом. Хех. Криво усмехнувшись, я благодарно кивнула Бирюзе сумевшей одним взглядом приостановить меня, тем самым не дав совершить серьёзную ошибку на начальном этапе. Вилетта в ответ лишь неодобрительно качнула головой и уставилась на красных. Аргх! Игнорируешь меня? Ладно, потом разберёмся.
   Похоже на меня так действует возможность сразиться с новым видом врагов. Ведь люди и орки давным-давно изучены вдоль и поперёк. А тут азарт. Перевожу своё внимание с Вилетты на людей. Ну, давайте, исчезайте с горизонта, вас ждёт ваш безопасный маршрут патрулирования. Может даже мы не будем вас преследовать.
   Зашевелились. Бородач перестал фанатично агитировать народ, обещая им, место в раю, поправил винтовку висящую на плече, закурил и направился налево. За ним последовали остальные патрульные. Мда. Получается он командир патруля. 'Повезло' бойцам с командиром-фанатиком. Семнадцать секунд и они, размеренно шагая, скрылись из моего поля зрения. И всё-таки слишком легко остальные отнеслись к его речам. Вероятно, имеет место изменение человеческой психики проведённое белокрылыми. Вилетта показала мне раскрытую ладонь. Понятно, выждем минут пять и атакуем. Мысленно веду обратный отсчёт. 300...
   Красногвардейцы рассредоточились по перекрёстку контролируя улицы ведущие к 'блокпосту'. 269... Растаскивается мебель. 250... Ух ты, командир в паре с рядовым расположились на выходе с 'нашей' улицы. Причём главнюк уселся на табуретку напротив меня. Значит Бирюзе достанется боец с 'трёхлинейкой'. 221... Подчиняясь сильным рукам фронтовика поскрипывая поворачивается пулемёт. Второй номер сидит рядом на табуретке и держит пулемётный короб с запасной лентой. Шаги патрульных всё дальше. 206... Поворот ствола в нашу сторону. 199... Командир внимательно всматривается в темноту, но не видит нас. Правая ладонь лежит на открытой кобуре. Всё-таки револьвер. 183... Он тебе не поможет. Снести голову командиру, затем разобраться с расчётом 'максима', а дальше по ситуации. 168... Пулемётчик повернулся к нам спиной. 100... Левую ногу вперёд. Ускоряю восприятие. 91... Командир посмотрел налево. Вилетта! Я успела заметить её рывок вперёд. К моей цели! Обсидиановый меч разрезает воздух. Устремляюсь к рядовому. Взмах. Окроплённое кровью тряпьё соскальзывает с ангельского клинка на мостовую.
   Тряхнув головой, отгоняю мысль о неизвестном трупе, лежащем на своём месте. С влажным стуком падает отрубленная голова. Шаг. Второй красногвардеец валится вместе со стулом, не успев ничего увидеть и понять. Короткий рывок к пулемётчику. Меч входит в подставленную спину, проткнув сердце. Кровь под ногами. Вытаскиваю. Дальше. Широкий взмах в движении и ещё два обезглавленных тела падают на землю. Из шей хлещет кровь. Из-за тучи появилась Луна, добавив свой свет к свету фонарей.
   Ко мне подходит Вилетта. Оглядываюсь. В окнах домов темно. 'Блокпост' вырезан. Я убила пятерых. Значит, Бирюза... убила... не убила... кто убил остальных? Здесь только я и она... десять трупов... десять минус пять... пять... Вилетта убила пятерых?
   - Идём. - Бросила британка на ходу.
   - За патрулём? - Задаю вопрос.
   - Нет. - Был ответ.
   Нет, так нет. Повезло бородачу, будет жить. Иду за ней.
  
   *очередной перекрёсток, энное количество убитых горожан и ещё четыре вырезанных блокпоста спустя, 00:33*
   Фонари разбиты. Лишь свет далёких звёзд освещает место столкновения.
   - ААААААААААА! - Изнутри уродливого бронеавтомобиля в ужасе орёт так, словно его режут пока ещё живой водитель. Со стрелком я разобралась.
   Меч дернулся, вскрывая броню кабины как ржавую консервную банку. 'Мимо' успела я подумать, облачаясь в доспех. Бах. Бах. Одна пуля вылетела из наблюдательной щели. К аромату свежей крови добавился запах сгоревшего пороха. Стелс-миссия провалена на шестом по счёту блокпосту. Остаётся экшн. На экране шлема вижу силуэт скорчившегося человека. Бах. Выдернув клинок, ещё раз вгоняю его в броню. Острие пробивает череп. Чувствую, как умирающий агонизирует и тут же отскакиваю от броневика.
   Над машиной появляется белокрылая фигура, от которой исходит свет. Ангел - он похож на убитого Яриком. ВРАГ - гласит надпись, выскочившая на экран шлема. Меч в его правой руке пылает ярким огнём. Сильный запах ладана от взмахов крыльев наполняет воздух, перебивая собой ароматы свежепролитой крови, пороха, бензина, масла, спирта и содержимого кишечников убитых. Ощущение почти физическое чужого высокомерия, если ты не наш ты враг для нас говорит его сияющий светом взгляд. Мокрая земля, туман от смешения жара клинка и ночной сырости воздуха, грязь, скользкая грязь под ногами, стальной привкус во рту. И не оставляющее ощущение высокомерия истинного света. Мышцы напряглись такое ощущение, такое презрение к "жалким смертным" всё это требовало ответа. Меня почти мутило от того с какой силой кричала моя кровь. Почти осмысленные мной фразы. Однажды мы уже втоптали в грязь гордый девиз 'оставь надежду всяк сюда входящий'! Однажды мы пировали на сломанных воротах Рая! Сжимаю челюсти. Я ВЫРВУ ТВОИ ГЛАЗА И ЗАСТАВЛЮ ИХ СОЖРАТЬ. Наивный раб мёртвого бога. Восприятие на максимум. Вилетта меня поддержит.
   Прыжок на максимальной скорости. Воздух становится густым. Рубящий удар в грудь. В жестком блоке со звоном сталкиваются клинки. Справа мелькнула Бирюза. Ангел издаёт крик боли, когда проткнув крыло в его спину в районе сердца входит демонический меч. Зазубренное обсидиановое лезвие высовывается из груди. Высокомерие в глазах крылатого сметается волной смеси искреннего удивления и страдания. Вместе с медленно текущей кровью уходит жизнь. Из-за ограниченности обзора водила броневика видел лишь меня. И ты наверняка подумал, что я тут одна. Блок разрывается. УМРИ. ЧЕРЕПА ТРОНУ ИЗ ЧЕРЕПОВ! Мой клинок сверкающей дугой слева на право проходит сквозь шею мерзкого ксеноса. Его глаза потухают. Висящее в воздухе тело, распластав крылья, начинает неспешно опускаться вниз.
   Вилетта выдёргивает своё оружие из мертвеца и подхватывает его меч. Варп, теперь неё комплект. Надеюсь, нам встретится одинокий демон. Несколько капель крови попадает на мою грудную пластину. Протягиваю вперёд левую руку. Закованные в металл пальцы сжимаются, вцепившись в светлые волосы ангела. Труп продолжает движение вниз без головы. Кровь не вытекает из рассечённой шеи. Рану просто прижгло. Глядя в мертвые глаза врага, мне в голову приходит мысль. Интересно, а душа убитого трофейными мечами попадает к Богу Крови? И если нет, то, как к этому отнесётся Повелитель Войны?
   Выхожу из состояния ускорения. Обезглавленный ангел с грохотом приземляется на броневичок. Резко стемнело. Хрясь. Это у невезучей машины отвалились колёса, когда мои триста кило соприкоснулись с крышей кабины, проломив её. Под ногами что-то хрустнуло и хлюпнуло.
   - Сама вылезешь торопыга или мне помочь? - Динамики доносят до меня слова Бирюзы, в её голосе мне слышится ярко выраженная покровительственная интонация.
   Держа в одной руке меч, а в другой голову начинаю выбираться. Раздаётся скрежет металла о металл. Броневик окончательно приходит в негодность. Из пробитого топливного бака течёт бензин.
   - Ветвь Игдрасиль расконсервирована. - Раздался в голове неприятный голос, который мог принадлежать только машине. Это говорит моя броня? - Анализ.... Ветвь кхорнит. Статус: гражданская. Уровень силы - Х29. Зафиксировано уничтожение ангела класса 'хавчик'. Обновление данных... Идёт запись...
   - Хавчик? - Эхом повторила я. Взгляд скользит с головы ангела в моей руке на его тело, а затем на Вилетту и обратно. Хм, появившуюся идею надо воплотить в жизнь. Точнее необходимо. Подчиняясь мысленному желанию шлем исчезает. Так же поступает и Бирюза. Её лицо исказила недовольная и раздраженная гримаса. Ой, обычно с таким выражением лица она начинает убивать врагов с помощью пси. Надо разрядить обстановку. - Эй, подруга, давай съедим 'птичку'.
   На принятие решения у конкурентки ушли четыре секунды. Воткнув только что обретённый меч в землю, она провела растопыренными пальцами по волосам, зловеще улыбнулась и задорно ответила:
   - Ты что будешь? Ножку или крылышко?
   Слава Хаосу, пси-буря миновала. Да и сделать это надо пока местные не набежали на шум.
   - Я начну с головы...
   И уже про себя: 'точнее с глаз'. Меч входит в мостовую. Поворачиваю голову убитого ксеноса лицом к себе. Большой, указательный и средний пальцы погружаются в левую глазницу. Осторожно обхватив глазное яблоко, тяну его на себя. Две секунды и готово. Со стороны Вилетты слышится аппетитный хруст. Разомкнув губы, словно спелую виноградину вкладываю глаз в рот. Прикрыв глаза, начинаю медленно жевать. Ммм... Сочный и такой... совершенно безвкусный. Как бумага. Ммм... Хотя и питательный. Не намного лучше, чем орчатина в сыром или приготовленном Гурманом виде, да и с человеческой кровью и плотью не сравнить. Зато деликатес можно сказать. Проглатываю. По телу волной расходится бодрость.
   - Зафиксирован приём высокоэнергетической пищи. - Произнёс всё тот же голос.
   Мда. Теперь понятно, откуда растут ноги у моего желания съесть ангела. А с этим голосом разберёмся потом. Облизнувшись, выдёргиваю правый глаз. Ням-ням. Смакую его. Глоть. Меня накрывает. Вцепляюсь зубами в шею. Ещё тёплая кровь и плоть. Мррр... Позвонки хрустят на зубах. С каждым укусом проявлялось ощущение, будто я выпила с десяток кружек кофе. С корнем выдрать язык. В мозгах наступает просветление и ясность и меня распирает от энергии...
   Через тридцать три секунды у меня в руках остаётся начисто обглоданный череп. Провожу языком по испачканным кровью и мозговым веществом губам. Затем цепляю черепушку на пояс рядом с цепным мечом. Хочу ещё. Покачиваясь, приближаюсь к однокрылому трупу. Вилетта так быстро схарчила крыло и даже пёрышек нигде не валяется. Моё тело настойчиво просит ещё. Да. ЕДААААААА! Опустившись на одно колено, отрываю руку и с рычанием начинаю её обгладывать. Плоть ангела буквально таяла во рту.
   Две минуты и пятьдесят восемь секунд спустя. Твёрдо встав на ноги, я посмотрела на Бирюзу, она посмотрела на меня. От ангела остались лишь адреналин, его воспоминания с которыми тоже придётся разбираться, череп, при движении постукивающий по бедру, дрожащий трофейный меч в руке Вилетты да ощущение эйфории от захлестнувшей тело энергии требующей немедленного действия. Странно только, что на шум никто не высунулся.
   - Вал-ик!-им, - икнув сказала Бирюза.
   - Кого? - Вопросом отвечаю ей.
   - Не ко-ик-го, а к-ик-уд-ик-а. - Сверкнув глазами проикала сороритка и тут же рявкнула. - Бл-ик-ят-ик-ь!
   Против воли мои губы растягиваются в торжествующей ухмылке. У неё ещё и волосы дыбом стоят и кажется, я вижу скачущие по ним искорки.
   - Бе-ик-гом!
   Вилетта сорвалась с места. Хихикнув, я вернула шлем на голову и последовала за ней. Поворот. Сканеры отмечают потенциальные цели в домах. Ещё поворот. Спринт. Навстречу словно стадо беременных черепах 'спешит' патруль. И вот они уже никуда не 'бегут', а начинают по частям падать на мостовую. В мертвецов ударяет множество ветвистых молний, а до меня доносится ликующий выкрик:
   - Аб-ик-с-ик-ал-ик-ютн-ик-а-ик-я ик в-ик-ла-ик-с-ик-ть!
   Резкий запах озона и сгоревшей плоти. Хи-хи. Не мне одной стало хорошо после употребления ангела. Рвутся патроны. Наземь 'льётся' стеклянный дождь. Трупы рассыпаются пеплом. Его уносит возудшной ударной волной. Направо. Длинная улица. Налево. Зигзаг. Спринт. Бирюза убивает всех, кто попадается ей на пути. Направо. Дальше. Дальше. Направо. Мы на набережной. Проводница прыгает в реку. К ночному небу рвётся столп воды. Мне ничего не остается, как нырять следом. Бульк. Броня герметична.
   - Зай-ик-мё-ик-мся ик под-ик-вод-ик-ным ик пла-ик-ва-ик-ньем, - проикал динамик.
   Подводным так подводным. Мощно загребаю воду свободной от меча рукой. Мимо меня кверху брюхом всплывает оглушенная рыба. Сочетание из гидроудара и электричества оказывает убойной воздействие на подводную фауну. Какая щука. Хвать её. Теперь у меня обе руки заняты. Надо быстрее шевелить ногами, а то так и на дно уйду...
  
   POV Вилетта
   *где-то ниже по течению Москвы-реки, 04:43*
   Успокаивающе плещутся волны. Прохладно. Скоро рассвет. Выверенными движениями я выжимаю то, что осталось от моей одежды. Энергетический шторм в моём теле ещё не полностью успокоился, но меня уже не трясёт от желания применить силу. Рядом воткнуты мои мечи. Чуть поодаль лицом в песок лежит Каллен в окружении черепа, меча и полуметровой щуки. Да и мне тоже хочется вот так полежать, благо потенциальных наблюдателей-маяков поблизости нет. Сказывается информационная нагрузка и отходняк. Зато я с гордостью могу сказать: 'МЫ ВЫРВАЛИСЬ!'. Но о том, как это было сделано, предпочту умолчать.
   - Врхитлхлретха. - Донеслось со стороны её песчаного мокрейшества. - Грфнрнх. - Я не стала поворачиваться к полукровке. - Трьфу. Бирюза.
   - Что?
   - Ты уже не икаешь? - Удивлённо спросила Алая.
   Кровь прилила к щекам. Варп. Моё икание она запомнила. Интересно что ещё она помнит из того что мы натворили находясь в полуадекватном состоянии? Перевожу на неё взгляд. Закадычная подруга лежит в том же положении. Эх, стереть бы ей память о произошедшем... да и себе заодно. Чего стоит лишь тот корабль, который я насквозь протаранила головой. Если верить доставшимся мне обрывкам памяти съеденного ангела, то у пернатых и их рогатых союзничков есть более опасная проблема, чем мы. Поэтому нам удалось с такой относительной лёгкостью покинуть город.
   - Нет. - Натягиваю на голое тело выжатое тряпьё.
   - Яснааа. - Протянула она. - Представляешь у меня, оказывается, сохранилась запись твоего икания. Хочешь послушать?
   На меня накатило неистовое желание убить конкурентку или хотя бы сильно пнуть, чтоб улетела через реку в лес.
   - Сотри её. - С угрозой в голосе говорю ей.
   Каллен приподнялась и внимательно посмотрела на меня.
   - Неа. - И показала язык, на котором были видны песчинки. - Я её Ярику дам послушать. - Перекатилась на спину. - Уж он тебе покажет 'аб-ик-салют-ик-ную ик вла-ик-сть'.
   Раз - хватаю ангельский меч. Два - рывок к мелкой. Три - удар. Меч наталкивается на меч.
   - Удали. - Давлю на клинок.
   - Нет. - Разрывает дистанцию.
   - У. ДА. ЛИ. - Настигаю её.
   - А что мне за это будет? - Каллен блокирует все выпады.
   - Я оставлю тебе твою жизнь. - Уклоняюсь от подсечки.
   - Маловато. - Энергично контратакует, но я уже за её спиной.
   - А, по-моему, вполне приемлемая цена. - Уходит кувырком от удара в спину.
   - Да не знаю я, как удалить эту варпову запись! - Воскликнула Каллен, что-то разглядев во мне.
   Полученная информация действует на меня, как бочка ледяной воды. То есть, несколько остужая пыл. Меч выскальзывает из ладони.
   - Полагаю, конфликт исчерпан?
   - Да.
   - Скажи, какой у тебя уровень силы?
   Уровень силы? Вспомнила! Несколько секунд думаю над тем сказать или не сказать. Да что это я? Ведём себя как две школьницы!
   - Х23
   - Двадцать три, - негромко повторяет Каллен и тут её лицо озаряется торжеством. - А у меня Х29. Я сильнее тебя.
   Неприятно, но несмертельно.
   - Зато я опытнее.
   Торжествующая улыбка на глазах тускнеет. Так то. Правда, ненадолго.
   - Зато у меня есть важная инфа.
   - Какая?
   - Вся эта 'гражданская война' для демонов является обычным способом получения силы от смертей 'жалких смертных'. Ключевую роль играют пентаграммы-ретрансляторы введёные большевиками в качестве символики. Причём неважно убьёт кого-то носитель или умрёт сам. Выделившаяся жизненная энергия отправится куда-то там.
   Эх, такой козырь мне крыть нечем. И ведь не всё сказала. У пернатых успешно работает та же схема, только растянутая во времени и в большей степени опирающаяся на веру, чем на смерть последователей. 'Прогоняю' информацию. Так... В нашем нынешнем состоянии мы эту инфу никак не можем применить.
   - Отдохнула? - Не дожидаясь ответа, командным голосом продолжаю. - Собирайся, мы выдвигаемся к Перми.
   Отворачиваюсь. Мысленно я уже проложила маршрут движения. Пройдём 'огородами' не соприкасаясь с людьми. Тяжёлый вздох и невнятное бормотание были мне ответом...
  
   Конец POV
  
   14 Глава
   *25 августа, Италия, Рим, район Трастевере, кабак 'Старый Лис', 23:19*
   В обширном зале звучит приятная музыка. Люди пьют виноградный сок. Играют. Разговаривают. Закопчённый потолок скрыт клубами табачного дыма. Стоящий за стойкой лысый человек протирает стаканы. Изредка появляются две девушки с подносами. Они такие старые. Та, у которой волосы короче даже мне зачем-то подмигнула.
   Накрутив на вилку спагетти, втягиваю еду в рот. Сидеть на каменном выступе не очень удобно, зато он не ломается подо мной как обычные стулья. И лишь несколько дней назад я научился не откусывать зубчики у вилок вместе с пищей. Ой, еда закончилась. Вкусно, но мало. Правда хозяин пообещал, что после сегодняшней прогулки я получу много вкусной еды и питья. Каменный пол приятно холодит босые пятки. Отодвинув тарелку, начинаю вилкой ковырять столешницу. Тем самым добавляя к вырезанным надписям и рисункам что-то своё.
   - Pazzo! - Окрик хозяина вышедшего из неприметной дверцы застал меня в тот момент, когда я практически закончил вырезать зазубренное солнышко. - Идём. - Обронил на моём родном языке Сальватор Фавалоро или как его ещё называли остальные - капо. Капо всё-таки короче, а на его полном имени можно язык сломать. Это был высокий темноволосый мужчина со шрамом на правой щеке. Он прошёл к выходу и остановился в ожидании.
   Осторожно встав из-за стола, я пошёл к нему. Затем мы вышли наружу. Несмотря на поздний час на узкой улочке полно людей. Рим - очень большой город. Я тут чуть не потерялся. Когда мы сюда приехали с Сицилии. Из-за этого я стараюсь не отставать от хозяина. Это не сложно. Ах да, меня зовут Ярослав, но капо то ли не может выговорить моё имя правильно, то ли ему лень и поэтому он называет меня Паззо. Я не обижаюсь. Ведь хозяин покупает мне одежду, кормит и даже угощает сладостями. А за это я делаю то, что он мне говорит. Например, понести мешок или сломать замок или вытащить поднять бревно или ударить кого-нибудь или... Ай. Я так задумался, что практически прошёл мимо переулка, в который свернул Сальватор. Разворачиваюсь и со всех ног бегу за ним, расплёскивая лужи от недавнего дождя. Нужно сосредоточиться на том, чтобы не упустить его из виду...
   Очень скоро мы добрались до нашего временного дома. Здесь живёт хороший друг хозяина. На первом этаже нас встречает Данте, один из реджиме отправившихся с капо в эту поездку. Он мне не нравится. Особенно в нём мне неприятен его большой крестик на цепочке. Придёт момент, когда я ударю этого неприятного человека. Больно ударю.
   - Hey Pazzo, pronto a incassare il cibo. - Сказал Данте.
   Я лишь кивнул. Еда это хорошо.
   - Bene, e il vino e le ragazze lasciamo da soli. - И рассмеялся. Я не всё понял.
   - Zitto, Dante! - Прикрикнул на него хозяин, поднимаясь по лестнице наверх. - E camminare intorno alla casa. Improvvisamente noi qualcuno guardando.
   Половицы хрустят под моими ногами. А кое-где даже проваливаются. Я тяжёлый. Не знаю почему. Может это как-то связано с моим потерявшимся рыцарским доспехом? Не знаю.
   - Resta dove sei, Pazzo. Se non vuoi condividere il tuo Luigi diede a riparare il pavimento. - Сурово произнёс Данте, прежде чем хлопнуть дверью.
   Стоять, так стоять. Я остался один. Хм. Прислушиваюсь к тому, что доносится со второго этажа.
   -... Lasciamo attraverso i 45 minuti. - Говорит Сальватор. - Siate preparati! Questa è la rapina del secolo.
   - Sì, capo! - Ответили ему остальные.
   Сорок пять? Это много. И долго.
   - Luigi rotta in partenza pronto?
   - Ho controllato tutto, Salvator. - Ответил хозяин дома. - La notte sarà un temporale. Sarà nascondere ogni traccia.
   Скучно. Ждать так скучно...
  
   *26 августа, Рим, Ватикан, 00:55*
   Раздаются страшные раскаты грома. Небо разрывают ветвистые молнии. От некоторых даже становится светло как днём. Дождь только начинается. Несмотря на то, что мы под крышей и гроза идёт далеко мне страшно. Мне не нравится здание, в которое мы идём. Нас разделяет большая площадь. Очень не нравится.
   - Cinque minuti dopo, cambio della guardia. Pazzo, - Сальватор обратился ко мне. - Когда они, - указывает рукой на людей возле дверей, - там быть. Ты их ударить. Понял?
   - Sì, capo, - отвечаю ему так же как отвечали реджиме.
   Мне надо пробежать через площадь и ударить людей. Открытое пространство. А если в меня ударит молния? Я видел, что бывает, когда попадает молния. Обгорелый человек. Неприятно. За спиной дышат реджиме и Сальватор. Слежу за людьми. Вижу их. Сходятся. Пора, да?
   Бегу. Сквозь участившийся дождь. Мокро. Молнии. Гром. Люди всё ближе. Я прикрыт от людей колонной. Они не заметят меня. Ближе. Скаждым шагом здание становится всё больше. Я такой маленький в сравнении с ним. Я тут.
   Ударить их. Когда я вышел из-за колонны, меня увидели. У человека на голове шлем, а грудь закрывает блестящая металлическая пластина. Бью кулаком в живот. Человек ударяется о стену.
   - ANSIA!!! - Начал было один. Раскат грома заглушил крик.
   Бью и его. Удар. Удар. Удар. Удар. Удар. Все лежат. Я сделал, что мне сказал Сальватор. Вкусная еда ждёт меня. Много вкусной еды. Машу рукой. Заметили. Бегут сюда. Жду.
   Хозяин осмотрел лежащих людей и кивнул. Ура. Затем Сальватор открыл дверь и вошёл внутрь. Я последовал за ним. Звуки шагов эхом разносятся по зданию. А тут красиво. Белые статуи. Рисунки на потолке. Причудливые украшения. Реджиме расходятся по помещению. Я остановился возле странной постройки, состоящей из четырёх колонн и крыше наверху который был крест, как у Данте. Только этот крест был жёлтого цвета. Вроде бы. Моё внимание привлекло оранжевое окно, окружённое жёлтым металлом. Оно похоже на глаз. И мне почему-то кажется, что этот 'глаз' смотрит на меня. Яркая вспышка света заставила на мгновение прикрыть глаза. Кто-то из людей выругался...
   И тут я увидел висящего в воздухе крылатого человека. Распахнутые белые крылья заслонили собой 'глаз'. Белые крылья... Крылатый человек... человек... человек ли?
   - Angelo! - Воскликнул хозяин. Зачесалась рука.
   Хозяин? Какой ещё хозяин? Ангел держит в руке горящий меч. Такое чувство что в меня ударила молния. Ангел. АНГЕЛ!!!
   - Я вспомнил. - Тихо сказал я. - ВСЁ ВСПОМНИЛ!
   Пиздец как меня проштормило то. Варп. Вкалывать за еду на ебучего сицилийского макаронника решившего возвысится за мой счёт. Pazzo. Сумасшедший. Безумец. Блять! Жжётся! Одна мысль и силовая броня покрывает моё тело. Восприятие ускорено. Стены собора сияют. Я обрушу на ксеносов свою ярость.
   - Восстановление полностью завершено. - Сообщил ИИ доспеха. - Обнаружен ВРАГ!
   Цепной меч будто прыгнул мне в руку. Активация. Я не буду драться против вас в одиночку. Раз... и мафиози уже мертвы, правда они об этом ещё не в курсе. Два... обращаюсь к Варпу. Три... ткань реальности рвётся под напором мощи Хаоса. На зов откликаются обитатели Имматериума. Тела убитых макаронников стремительно изменяются. Чувствую неуверенность пернатого. Давай, зови остальных, 'птичка'. Не дожидаясь пока Кровопускатели воплотятся полностью, бросаюсь к врагу. Цепной меч, напитанный энергией варпа ревёт. Полетели искры. Удар. Блок. А если так! Зубья распарывают левое крыло. Ангел издаёт крик боли. Я рад, что тебе больно. Встречный удар сносит меня. Спиной ломаю скамейки. Перекат. Встать! Ангелок приземлился. Крыло бессильно обвисло. Я нарушил твою мобильность. Рывок. Столкновение. Удар. Блок. Удар. Блок. Уклонится. Конструкция с золотым крестом на верхушке разлетается. Выпад ангела пробивает правый наплечник. Иди нах урод! Мне под твой меч подставляться никак нельзя! Воздух воспламенился. Волна огня идёт на меня. Медленно. Вопль ярости. На правом крыле вцепившись зубами в перья, повис Кровопускатель. Давненько не виделись. Пернатый отвлекается на него. А зря. Мой меч по рукоять погружается в грудь ксеноса. Его кровь. Убрать шлем. Вгрызаюсь в горло врагу. Не уйдёшь. Обжигающая кровь ещё живого противника заполняет рот. Глотаю. Энергия. Память. Мысли. Смотрящий за Римом и Ватиканом значит. Да и ещё ждёшь прибытие коллеги-демона. К пиршеству присоединяются другие Кровопускатели. В двенадцать ртов и двадцать три руки мы рвём ангела на части. Он дергается, пытаясь освободиться. Хрипит.
   Оторвавшись от горла выдёргиваю меч из груди и не прекращая движения спиливаю голову с плеч твари. Жрать подано. Подхватив скатившуюся голову, пропускаю через руку варп. Плоть исчезает, оставляя лишь голый череп. Готово. Подбросив черепушку в воздух, ловко насаживаю её на штырь, растущий из ранца. Кровопускатели же в этот момент, как заправские вурдалаки из 'варкрафта' увлечённо жрут труп. Для них ангел - лакомство, нежданно свалившееся под ноги.
   Оглядываюсь. Символы мерцают. Обстановка собора разрушена и сожжена. В воздухе кружится пепел. Окна разбиты. Снаружи бушует гроза. Статуи в виде обломков усеивают разбитый пол. Поворачиваюсь к бывшим макаронникам. Оперативно они сточили пернатого. Даже костей не оставили. Впрочем, как и я. Насколько помню... я умчался из Перми... Да уж ну и воспоминания. Хочется побиться головой обо что-нибудь твёрдое и очень прочное. Лады. Подбираю ангельский меч брат-близнец которого чуть не вызвал у меня... как там... а... распад информационного слоя... а если бы меня таким убили, то про меня все бы забыли... кроме убийцы... Но всё равно нехило меня откатило. Возраст где-то между тремя и пятью годами. А сколько я времени провёл в этом состоянии? Непонятно. Ладно, с этим позже разберусь. Так же как и с доставшейся мне памятью тех двоих. Так. Двумя мечами я фехтую... Мягко говоря хреново. Самого себя конечно не зарежу. Но эффективный бой вести не получится.
   - Уничтожить. - Приказываю Кровопускателям и обвожу верным цепным мечом несущие конструкции, которые надо уничтожить.
   Демоны устремляются к указанным целям. Засекаю время...
   Неплохо. Две минуты сорок одна секунда и вот я уже стою на развалинах собора святого Петра. Неприятное ощущение жжения почти прошло. Хотя в прошлый раз снос этой церквухи занял у меня намного меньше времени. Дождь хлещет, как из ведра смывая с брони пыль. Цепной меч занял своё место на поясе.
   - Входящее голосовое сообщение.
   Ась?
   - ЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯРИИИИИИИИИИИИИК!!!!! - Радостный визг, вырвавшийся из динамиков оглушил меня. Я покачнулся и затряс головой. - НАШЁЁЁЁЁЁЛСЯЯЯЯ!!!! СЛАВАААААА ХАОСУУУУУУУ!!!!
   - ТИХОООО Я СКАЗАААЛ!!! - рявкнул я на слаженный дуэт неадекватных сорориток находящихся неизвестно где и решивших вынести мне мозг мощной акустической атакой.
   - ТЫ ГДЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ, ЯЯЯЯРИИИИИК?!?!!?!?!!?! - Или я тихо сказал? Появилось желание ответить в рифму.
   - Планета Земля, - понизив голос, начинаю объяснять, - Италия, Ватикан, дальше увидите сами.
   - Мы сейчас будем! - Ответила Вилетта.
   - Жду. - Я посмотрел на фигуру демона, появившегося на краю площади. - Можете, не торопиться.
   Отключаюсь. Усиленные специалисты по сносу зданий зарычали на долгожданного гостя. Я оторву твои крылья и прибью тебя твоими же рогами к кресту. Жалкий падший! Кровопускатели рванули к нему. Варп. Я же не приказывал!
   Вот козлина рогатая! Увидел, кто к нему бежит и съебал, так же как и появился. Я даже шага сделать не успел. Ну бляя... И кому мне теперь крылья отрывать да рога вырывать с последующим прибиванием. Правда подходящего креста я поблизости тоже не вижу, что несколько выводит из себя. Хотя, наверное, рогач за подмогой побежал. А учитывая неутешительные результаты моего первого боя всего лишь с двумя противниками, а сейчас их тут будет, Хаос знает, сколько и это я беру в расчёт прибытие моих девушек... вывод: мне нужно больше пушечного мяса для 'зерг-раша'. Запускаю сканирование ближайших окрестностей на предмет подходящей органики.
   Хм. Кажется, я поспешил со сканированием. Они уже сами сюда идут. Точнее бегут. Обрушение собора не заметить крайне сложно. Ватиканские гвардейцы, святоши и прочий римский люд. Кричат. На скорости перемещаюсь к ним. Удары. Удары. Удары. Человеческая кровь, смешиваясь с дождевой водой, растягивается светло-алыми линиями по воздуху и медленно опадает. Обращаюсь к варпу. В воздухе появляется разлом, из которого начинает в большом количестве выплёскиваться энергия Хаоса. Понеслась. Умирающих и уже мёртвых корёжит от соприкосновения с Хаосом. На моих глазах два человека слились в одно непонятно что. Бывает.
   Дождь, раскаты громы, молнии и яростные вопли 'рождающихся' Кровопускателей. Грохот. Я только поворачиваюсь, а у меня на шее уже повисают Каллен с Вилеттой в своей броне. Эта картинка напоминает убивающие мозг и психику кадры из многократно проклятых 'телепузиков', когда эти мерзкие разноцветные ксенотвари набегали друг на друга с криком 'Обнимемся!' Меня передёрнуло от этого воспоминания. Броня трётся о броню.
   - Мы в бою. - Мысленно говорю девушкам.
   Этого оказалось достаточно для того, чтобы они разжали объятия и синхронно отскочили на два метра в стороны. С их голов исчезли шлемы, но в руках появились мечи. Тоже трофейные. У Алой - ангельский, а у Бирюзы - демонический. Глаза у обеих горят радостью и жаждой битвы, в которой не придётся сдерживаться. Ээээ... поправка... Вилетта буквально фонтанирует сексуальными флюидами. Я хмыкнул. Ведь чуть меньше двух часов назад мысленно назвал официанток старыми притом, что они были примерно того же возраста, что и сороритки.
   - Чего смешного? - С лёгкой хрипотцой вслух произнесла Бирюза.
   Надо выкручиваться. Мозг родил подходящий вопрос, который я решил задать мысленно. Всё-таки так быстрее:
   - Да вот думаю, как вы так быстро смогли добраться до Рима из Сибири?
   - А мы не из Сибири сюда примчались. - Был ответ. - Мы две недели искали твои следы по побережью. Даже в Америку успели смотаться.
   - Две недели, - В некотором ахуе повторил я. Вот пиздец-то. Находясь у ныне покойного Сальватора, я не считал проходящие дни. - Какое сейчас число?
   - 26 августа.
   26 августа. А ведь меня ранили в Перми 29 июля. Двадцать девять дней назад. А искать меня начали только спустя две недели. Что же вы там наворотили такого?
   - И вы оставили Императора на две недели, чтобы найти меня?
   Вилетта побледнела, а Каллен опустила глаза в землю. Кажется, мне не понравится следующий ответ. Я непроизвольно задержал дыхание.
   - Мы... - начала японка, - мы... Императора-то того... потеряли...
   - Да говори, как есть проебали мы Лёху. - Вилетта перебила Каллен. - Мы недооценили масштаб угрозы и ксеносы похитили его у нас из-под носа вечером того же дня. - Лёгкие требуют воздуха. Восстанавливаю дыхание. Нечего сказать. Оперативно сработали твари, пока я прохлаждался на Сицилии. Надо кого-нибудь убить. План полностью провалился. Я спокоен. Это уже прошлое. Убить. Мне не под силу его изменить. По крайней мере сейчас. Можно только отомстить не оставив в живых никого из ксеносов. Они скоро прибудут, и я обрушу на них свою ненависть. Накачиваю себя по полной. Заодно и усилюсь. А Бирюза продолжала. - Затем мы отправились в Москву и 8 августа грохнули всю правящую верхушку большевиков. Нас искал весь город. Выбраться смогли только в ночь с 10 на 11, попутно прирезав ангела и съев его. - Вилетта плотоядно провела кончиком языка по губам. Моя школа. - Из памяти ксеноса мы узнали, что Гражданская война является проектом демонов. Возвращение в Пермь сопровождалось массовой резнёй врагов, а когда мы достигли города оказалось, что Имперская Гвардия уничтожена. Местные при поддержке беляков Войцеховского навалились толпой на 'язычников-еретиков' и порвали гвардейцев в клочья. Все кто контактировал с нами - мертвы. Нами было принято решение отомстить за гвардейцев. - И весь мир наш враг. Прах моего плана развеял ветер. - Дальше были поиски, один убитый демон и вот мы здесь. Перед тобой. - Проигнорировав пронзительный взгляд Каллен, решаю рассказать то, что со мной произошло.
   - Мои приключения менее интересные. Из-за ранений меня отбросило в 'прошлое'. - На лицах девушек отразилось непонимание. Поясняю. - Взрослое тело и разум четырёхлетнего ребёнка. Смекаете? - Понимание. Ужас от потенциальной перспективы возиться с великовозрастным 'дитём' у Каллен и... сексуальное желание у Вилетты. Мда. Теперь накрыло меня от осознания того какой психологической травмы я благополучно избежал. - 'Requiescat in Pace'. Это было первое, что я услышал, когда меня выкапывали из песка. Меня нашёл сицилийский бандит. Он, конечно, сильно удивился, но взял к себе. Я отъелся и начал работать на него за еду убийцей, носильщиком и взломщиком. Вчера мы приехали в Рим, чтобы ограбить вон эту хрень, - указываю на развалины. - Там встретил ангела и вспомнил всё. Что касается вас. - Девушки насторожились. - Подробности расскажете потом.
   Аккуратная мысль коснулась сознания. Старший... слабый... Даже не мысль. Ощущение. Замешательство. Старший и слабый? Вот так вот можно было его охарактеризовать и тут же яростное желание исправить недоразумение. Если слабый, то почему старший? Я насторожился, это ощущение промелькнуло быстро, но оставило после себя... такое неприятное послевкусие. Непорядок! Здесь я! должен быть старшим! Ведь я сильнее! Капли воды внезапно изменили свою траекторию, они не отскакивали и не катились вниз, как по невидимой плёнке. Они взметнулись вверх и стали полупрозрачным телом из моросящего дождя для огромной двухметровой твари с длинным шипастым хвостом и вытянутой вперед мордой и рогами полупрозрачное тело из летнего дождя. Вспышки молний осветили его. Кровопускатель? Но... какой-то странный он... игнорировал мои приказы. Мысли лихорадочно заметались. Бунт против Кхорна? Абсурд. Они слишком просты и признают только силу, а с ним попросту некому сравниться. Да и... то, что образовало его глаза, не выражало даже зачатков интеллекта. Рептилия. Первое что пришло в голову, безжалостная, мощная, но абсолютно безмозглая рептилия. От него не шло желания убить. От него шло желание убрать неправильность в иерархии. Он сильнее. Значит ОН главный. И если ему придётся перегрызть мне глотку да будет так. Странный образ, странная связь. Очень знакомая. Настолько знакомая, что я даже убрал шлем, не веря своим ощущениям. Лёха?! Он взрыкнул.
   Я всё ещё не верил в то, что передо мной так бездарно просраный вариант для Славянской Империи.
   В следующий момент бесплотные клыки вцепились прямо мне в голову. Я не успел ничего. Абсолютно ничего. Кроме того как услышал с каким отвратительным хрустом ломается в клыках Лёхи мой собственный череп...
  
   Конец ли...
   POV Взгляд со стороны
   *Где-то в Варпе*
   Тихий вздох. Тихий фейспалм.
  
   Конец...
  
Оценка: 4.79*17  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) О.Коротаева "Моя очаровательная экономка"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Тополян "Механист"(Боевик) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Дракон проклятой королевы"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"