Ворон Дара: другие произведения.

Королева моего сердца

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чего вы боитесь больше всего в своей жизни? Я боюсь потерять дорого мне человека. Только об этом никто не знает. Вот такая ирония судьбы. Я никогда никому не смогу сказать чего боюсь больше всего. Я не могу никому этого сказать. Да и даже если бы могла всё равно не сказала. Для врага твой страх самое лучшее оружие против тебя. А лучший способ никого не терять - ни с кем не сближаться. Именно этот способ я и выбрала...


   Чего вы боитесь больше всего в своей жизни? Я боюсь потерять дорогого мне человека. Только об этом никто не знает. Вот такая ирония судьбы. Я никогда никому не смогу сказать чего боюсь больше всего. Я не могу никому этого сказать. И даже если бы могла, всё равно не сказала бы. Для врага твой страх самое лучшее оружие против тебя. А лучший способ никого не терять - ни с кем не сближаться. Именно этот способ я и выбрала.
  
   Когда рядом никого нет. Когда тебя не окружают люди, которые тебе дороги, тебе нечего терять. Тебе не надо о ком-то беспокоиться. Одиночество - это единственный верный способ сберечь своё сердце. Ведь нет гарантии, что есть человек, которого ты любишь. Которым дорожишь и которому доверяешь, который не предаст тебя, не бросит одну или... умрёт. Вследствие чего ты будешь ненавидеть этого человека. Ты будешь винить его во всех своих несчастьях, а потом просто поймёшь, насколько ты жалок. Да, да, именно жалок! Ты не способен удержать рядом с собой человека, который тебе дорог и поэтому ты жалок...
  
   А потом ты просто начинаешь ненавидеть весь мир. Ты закрываешь себя от людей, которые тебя окружают, от всего мира, чтобы остаться одной и больше никого не любить... Ведь так намного легче.
  

***

  
   Музыка. Нежные звуки, разливаются по комнате, заполняя пространство, даря людям счастье и умиротворение. Я всегда любила музыку. Особенно живую. Но иногда, закрывая глаза и вслушиваясь в мелодию, приятно представить как на сцене сидит мужчина или женщина в красивой одежде. Этот человек поднимает крышку инструмента и начинает медленно перебирать пальцами по клавишам. Наверное, музыка - это единственное, что доставляет мне удовольствие.
  
   Я сидела у себя в комнате, когда услышала "Музыку ангелов" Моцарта. В этой игре было столько нежности, что во мне разгорелось любопытство и, отложив книгу, которую я читала, я не спеша спустилась на первый этаж.
  
   Мой отец пианист, и когда-то он любил играть эту мелодию. Но это было ещё до маминой смерти. Это была её любимая мелодия.
  
   В надежде, что отец снова решил сыграть её, я подошла к дверям зала. Но я ошиблась. За роялем, на подиуме, сидел парень примерно моих лет. Может немного старше. Он сидел с закрытыми глазами и с такой лёгкостью перебирал пальцами по клавишам, что я невольно залюбовалась. Сама того не замечая, я начала медленно подходить ближе. Беззвучно, я поднялась на подиум и присела на стул возле окна, которое находилось как раз напротив рояля.
  
   Я прикрыла глаза и представила те дни, когда папа был весёлым и полным идей, и когда мама была жива. Когда вечерами мы собирались в зале, и папа играл нам на рояле. От воспоминаний сразу же подступил комок к горлу, а по щеке, из-под опущенных ресниц, скатилась слеза.
  
   Когда я осознала, что парень больше не играет, я открыла глаза. Парень сидел напротив на корточках и удивлённо меня разглядывал. От такого пристального взгляда мне стало не по себе, я вскочила так резко, что бедный парень упал на свою пятую точку. Мне даже стало немного стыдно впервые за четыре года.
  
   - Прости, - сказал парень, когда я искала путь к отступлению. - Я не думал, что напугаю тебя. Просто ты появилась так внезапно, да и ещё расплакалась, - на его последних словах я отвернулась от него и вытерла тыльной стороной ладони дорожки от слёз. - Прости меня, карамельная девочка. - Карамельная девочка?! Моему возмущению не было предела, и когда я обернулась, чтобы высказать этому хаму всё что я о нём думаю, то чуть не упала, потому что незнакомец стоял слишком близко и снова меня разглядывал. Наглый, однако, хам!
  
   - Алиса? Что ты здесь делаешь? - Этот наглец обернулся, а мне было достаточно просто выглянуть из-за его плеча. В дверях стоял мой отец собственной персоной. Я последний раз взглянула на незнакомца и спустившись с подиума, под удивлённые взгляды отца и Хама, выбежала из зала. Но к себе в комнату я не решилась идти. Композиция "а-ля я цветочек" надолго запомнится нашей прислуге.
  
   - Я рад, что ты пришёл, Александр.
  
   - Я тоже очень рад, что вы согласились помочь мне.
  
   - Ты талантливый парень, и к тому же твой отец мой старый друг, - отец и незнакомец пожали друг другу руки, после чего папа сел в кресло, а парень снова сел за рояль.
  
   - Извините, а эта девушка, Алиса, она...
  
   - Она моя дочь.
  
   - Забавная девочка, - парень улыбнулся. Я забавная? Я? Он точно хам!
  
   Слушать дальнейший разговор отца и этого Александра я не стала. Во-первых, это не прилично. Во-вторых, скучно. И так уже горничная Лиза странно смотрит.
  
   Я поднялась к себе в комнату и подошла к большому зеркалу. Что во мне такого забавного? И почему он назвал меня карамельной девочкой?
  
   Выпрямив спину и подняв повыше подбородок, я всмотрелась в своё отражение. Самая обычная девушка. Среднего роста, с волосами цвета тёмного золота, длиной до середины спины. Глаза серо-зелёного цвета, ресницы слега подкрашены тушью, а губы розовым тинтом. Платье, с длинными рукавами выше колен, цвета кофе с молоком и кулон на шее, состоящий из кольца и цепочки... Маминого кольца.
  
   Почему же я карамельная девочка? Не найдя ответа на свой вопрос в своём отражении, я достала коробку с новыми туфлями из-под кровати. Нечего лежать без дела. Надев туфли и спустившись на первый этаж, я вышла в сад.
  
   Весна всегда самое прекрасное время года. Даже плохая погода не портит вид. В это время года всё оживает. У тебя появляется мысли, что нужно продолжать жить.
  
   Прогуливаясь вдоль деревьев, я протягивала руку, чтобы потрогать почки. Медленно, не спеша, я дошла до каменной беседки. Присев на скамейку, я сложила руки на столе и положила на них голову. Лёгкий ветерок трепал рассыпавшиеся по спине и по столу волосы, и подол платья. В такой атмосфере я не заметила как уснула.
  
   Мне снилась мама. Она часто мне снится. Мы гуляли с ней по саду и смеялись. Я не помню всех подробностей и не помню, о чём мы говорили, но я помню её улыбку, её радостные глаза. Я помню теплоту и нежность, которые исходили от неё. Всегда одно и то же.
  
   Мы присели под деревом, и я положила голову ей на колени. Мама не заставила себя долго ждать. Её тёплые, нежные руки опустились мне на голову и начали перебирать мои волосы. Она знала, что я люблю, когда она так делает.
  
   Я проснулась от того, что кто-то гладил меня по голове и перебирал мои волосы. Когда я резко подняла голову, то снова обнаружила рядом с собой этого парня. Он сидел рядом со мной с поднятыми руками и улыбался.
  
   - Я ничего не делал, - признался он. А взгляд честный - при честный! Состроив рожицу "я вас подозреваю", я скрестила руки на груди. - Эй! Я честно ничего не делал. Я только поправил волосы. А когда заметил, что тебе нравится, когда проводят по голове, решил не лишать тебя удовольствия.
  
   В этот раз рожица "Я тебе не верю" или "Не делай из меня дуру!" сработала на отлично. Особенно в сочетании с тем, что я встала из-за стола и направилась в сторону дома.
  
   -Эй! Ты мне не веришь? - я не отреагировала. - Алиса! - тишина. - Карамелька!
  
   Тут я уже не выдержала и обернулась.
  
   - Значит буду звать тебя карамелькой, раз ни на что другое ты не отзываешься! - сказал он с улыбкой на лице. И почему у меня на душе разгорается стойкое желание проредить его заборчик? Знакомы всего несколько часов, а он меня уже бесит! - Имей совесть! Не мучай человека! Скажи хоть что-нибудь. Второй раз за день с тобой встречаюсь, но так ничего от тебя и не услышал!
  
   Ничего не ответив, я просто зашла домой. Весь оставшийся день я просидела у себя в комнате, пытаясь сосредоточиться на книге, но все мои попытки были тщетными. Этот наглец не выходил из моей головы. Какое он имеет право придумывать мне прозвище? Кто он вообще такой?
  
   Я снова увидела этого хама через несколько дней у нас дома. Он сидел в столовой, спокойно пил чай и изучал ноты (по крайней мере, я так подумала). Вышло так, что столовая и зал соединены раздвижными дверями-купе, а подойти и закрыть их, чтобы не видеть его, мне не хватило духу. Поэтому я просто сделала вид что не заметила его. Он видимо тоже сделал вид что не заметил меня или, возможно, и вправду, не заметил.
  
   Я упала на диван в обнимку с лучшим другом - белым плюшевым медведем и притворилась мёртвой царевной.
  
   Со стороны столовой послышались шаги, движущиеся в мою сторону. Я открыла глаза и увидела над собой Анну.
  
   - Привет, спящая красавица. Что, снова скучно? - я отрицательно покачала головой. - Тогда зачем с медведем таскаешься? - Анна ушла в столовую. - Ты с медведем таскаешься, когда тебе скучно или грустно.
  
   - Спасибо, - сказал хам Анне, но чуть погодя добавил полушёпотом. - Скажите, она всегда такая молчаливая? Я пытался с ней вчера поговорить, а она молчит.
  
   - Так она года четыре молчит. Как хозяйка, мама её, умерла, так и молчит, - так же тихо ответила Анна. - А хозяин вам не сказал?
  
   - Нет. Наверное, забыл.
  
   И снова тишина. Анна уже ушла на кухню. Лиза уехала в магазин, а Эльза Карловна, наверное, помогает на кухне Анне.
  
   Всё-таки, мне скучно. По приставать к хаму что ли? Нет, потом не отвяжусь от него.
  
   Присев на диван, я сложила руки на спинке дивана и положила на них подбородок, чтобы получше рассмотреть этого хама. Врага надо знать в лицо!
  
   Лицо у этого врага симпатичное, как оказалось. Приятная внешность. Азиатская. Каштановые волосы. Ровная чёлка, прикрывающая лоб. Чёрная футболка, с глубоким вырезом, оголяющим ключицы. Чёрная жилетка, похожая на байкерскую. Чёрные джинсы. Хоть я их и не видела, но мне так показалось. Браслеты на запястьях на обеих руках и кольцо в форме шестиугольника на указательном пальце левой руки. А руки красивые. Даже вены кое-где видны. Очень красивые и тёплые, если вспомнить тот случай в беседке. Господи! О чём я думаю?
  
   Я развернулась, сложив ноги по-турецки, обняла своего медведя и уткнулась носом ему в холку.
  
   - Ну, что, карамелька, насмотрелась на красивого парня? - тихо и в затылок были произнесены слова. Само-собой я от неожиданности подняла голову. Но откуда я могла знать, что своей отличной реакцией я покалечу человека? Когда я обернулась, мой хам стоял возле дивана, одной рукой держась за него, а другой прикрывая нос. Какая я всё-таки нехорошая девочка. Меня даже виноватая улыбка не спасла. Папочка потом целый вечер читал мне нотации про то, что гостей бить нельзя, даже если они вам не нравятся. И как объяснить, что я не виновата! Он сам! Никак...
  

***

  
   Вы поверите, если я скажу, что мне было стыдно, я хотела забиться в какую-нибудь дырку и не вылазить оттуда? Я была близка к этому, но совесть мне не позволяла. Она ежеминутно твердила, что сначала надо попросить прощение, а потом я могу делать что хочу. Господи, почему я такая совестливая?
  
   Наглец появился в нашем доме только через неделю. Может сам решился, а может его заставили. Этого я не знаю. Но факт остаётся фактом - он пришёл.
  
   Написав на листе бумаги слова извинения, я спустилась на первый этаж и отправилась на поиски хама. Объект поисков обнаружился всё в той столовой. На столе лежали нотные тетради, чистые нотные листы, листы какими-то композициями. Смотря на все эти бумаги и, иногда, перебирая их, он о чём-то усердно думал.
  
   Подойдя к нему со спины, я невольно заглянула в его записи. Перед ним лежал нотный лист, на половину заполненный символами, а в самом начале, посередине, в кавычках было написано: "Королева моего сердца". Он пишет какую-то песню? Интересно будет её послушать, если он, конечно, разрешит.
  
   Как-то плавно, мой взгляд с листов с песней перешёл на лицо хама. Когда он задумчивый, очень даже милый. А то эти его подколы и "карамелька" бесят.
  
   Глаза, острые скулы, форма губ...
  
   Я встряхнула головой. О чём я думаю? Когда я снова на него посмотрела, он смотрел на меня и улыбался, подперев голову рукой.
  
   - Что случилось, карамелька? Снова засмотрелось? - спросил он. - Надеюсь, на этот раз ты меня бить не будешь?
  
   Я отрицательно покачала головой и достала лист с извинениями.
  
   "Прости. Я не хотела. Я обещаю, что больше не буду тебя бить."
  
   - Ладно, - сказал он так, что мне показалось, что он просто издевается, - я тебя прощаю. Но ты согласишься общаться со мной.
  
   Я положительно кивнула.
  
   Попросив Лизу принести мне папку с листами и ручку, я в сопровождении хама проследовала в пункт В, в зал.
  
   - И так, - начал он, когда Лиза выполнила моё поручение и в моих руках оказалось папка с листами и ручка. - Я знаю, как тебя зовут... Алиса. Теперь мне надо представиться...
  
   "Я тоже знаю, как тебя зовут" - быстро написала я.
  
   - Знаешь? Откуда?
  
   "Я слышала, как тебя называл отец."
  
   - А, - протянул парень и посмотрел в потолок. - Карамелька, - сказал он и снова перевёл взгляд на меня, но я приставила указательный палец к его губам.
  
   "Почему я карамелька?"
  
   - А... Ну... Это из-за цвета твоих волос, - просто ответил он. - Цвет твоих волос напоминает мне цвет карамели. В тот день, когда я впервые тебя увидел, сидящей рядом с закрытыми глазами я... Сначала я подумал "Что этот ребёнок здесь делает?". Присев рядом, я уже хотел спросить, кто ты, как ты расплакалась. Сказать, что я был удивлён, это ничего не сказать. Я не люблю, когда девушки плачут, особенно из-за меня. А я был уверен что я как-то замешан в том что ты плакала.
  
   "Ты не был замешан. Просто мелодия, которую ты играл, была любимой мелодией моей мамы."
  
   - Прости, я не хотел.
  
   Он виновато опустил глаза, а я смотрела на него. Он не такой плохой, как мне казалось.
  
   Не такой плохой... Для меня в этой фразе скрыт слишком большой смысл.
  
   С этого дня отношения с этим наглецом улучшились. Он стал тем лучиком света в моей жизни, которого мне так не хватало. Он скрашивал мои скучные будни своим присутствием. Два неизвестных мне слова, которые он иногда говорил, и смысл которых я до сих пор не знаю, всегда смешили меня. Особенно, совместно с его мимикой. Ему не композитором надо быть, как он того хочет, а мимом. Все были бы в восторге.
  
   Алекс стал человеком, который понимал меня без слов в прямом и в переносном смысле. Я не знаю как, но он понимал, о чём я думаю и что я хочу сказать всего лишь по жестам и мимике.
  
   Когда отца не бывает дома, и когда Алекс бывает свободным, он "похищает" меня из дома, и мы гуляем по городу. Хоть ему и было двадцать и он на четыре года старше меня, я не ощущала разницы. Шестнадцать или двадцать... Какая, собственно, разница? Для меня главным было то, что мы понимали друг друга. Этого был достаточно.
  
   Он был другом, которого у меня никогда ещё не было. У меня были друзья: парни и девушки, старше или младше меня, или даже мои сверстники. Мы общались в соц. сетях, гуляли вместе и ходили к друг другу в гости. Но Алекс отличался от них.
  
   С каждой секундой, минутой, часом или днём, проведённым вместе с ним, я понимала, что он становится для меня больше чем просто другом. И это меня пугало. Я очень боялась сближаться с этим человеком.
  
   Открывать кому-то сердце. Впускать туда кого-то. Впоследствии это очень больно.
  
   Отца в очередной раз не было дома, когда я и Алекс договорились встретиться. После маминой смерти папа пытался проводить дома как можно меньше времени. А со мной он вообще перестал общаться. Я больше не слышала тёплых слов из его уст. Я больше не чувствовала его тёплых объятий.
  
   Единственные моменты, когда он удостаивал меня своим вниманием - это минуты, когда он отчитывал меня и слова "привет-пока". Было такое чувство, что он винил меня в маминой смерти. И поэтому не хотел видеть.
  
   Я стояла возле ворот, когда рядом со мной притормозил мотоцикл. Я, наверное, и не узнала бы его, если бы не браслеты и кольцо. Я знала, что Алекс любит быструю езду, но даже не думала, что с ней он познакомит меня именно сегодня.
  
   - Прокатимся, карамелька? - спросил Алекс, протягивая мне шлем.
  
   Шлем Алекса был чёрным, а тот, который он предлагал мне - золотисто карамельным. Да, именно так.
  
   Почему-то мне кажется, что до недавнего времени и шлемы, и сам мотоцикл, который имел рисунок золотисто карамельного цвета, были абсолютно чёрными. - Что за недоверчивый взгляд, карамелька? - С опаской приняв шлем, я приложила руку к груди. Странное предчувствие. В мгновение ока мне стало страшно, и я отступила на два шага назад. Сехун заметил моё беспокойство, поэтому слез с мотоцикла, снял шлем и подошёл ко мне. - Что случилось, Алиса? - чисто по имени он называл меня только когда был крайне серьёзен. Но таких моментов было мало, поэтому я успела привыкнуть к "карамельке". - Хочешь, мы можем просто прогуляться, если ты так боишься. - Отрицательно покачав головой, я одела шлем. Чего это я? Алекс рядом, значит мне боятся нечего.
  
   Как оказалось, боялась я не зря. Когда я села позади Алекса и обняла его за талию, я ещё не думала, что он решил показать мне всю "красоту" быстрой езды. Он ехал с такой скоростью, что мне казалось, что мы скоро взлетим. После моих возмущений он всё же снизил скорость.
  
   Мы катались до самого вечера. Как сказал тогда Алекс, он хотел показать ночной город его глазами. И это у него это получилось. Огни домов, фонарей и магазинов проносились мимо нас с небывалой скоростью. Мне даже хотелось закричать от счастья, как это делают в фильмах в такие моменты, но я не могла. Я даже хотела снять шлем, чтобы дать волосам пообщаться с ветром, но Алекс мне запретил.
  
   Когда мы возвращались домой, было уже очень темно. В душе снова появилось чувство беспокойства. Я приложила одну руку к груди, а второй покрепче обняла Алекса. Благо дорога была ровная, и неожиданных поворотов быть не должно было.
  
   Медленно, вздох за вдохом во мне поднималась паника. А от того что я не понимала что происходит, на глаза наворачивались слёзы. Уши заложило, а в голове туман. Я прижалась к Алексу и молила Бога, чтобы всё было хорошо.
  
   Последнее, что я помнила в тот момент, это крик Алекса, чтобы я держалась, и удар, от которого у меня заболела голова, и я провалилась в темноту.
  
   Я очнулась от того, что кто-то настойчиво похлопывал меня по щекам. Открыв глаза, я увидела над собой женщину. Она обеспокоено смотрела на меня и что-то говорила.
  
   - Девушка, вы как? С вами всё хорошо? - я наконец смогла разобрать, что она сказала. - Ты скорую вызвал? - крикнула она куда-то в сторону.
  
   - Да, - ответил ей мужской голос. - Парень, держись. Скоро приедет скорая.
  
   Парень! В голове сразу всплыли образы. Город. Ночные огни. Прохожие. Алекс! Мы ехали на мотоцикле. Крик Алекса. Удар!!!
  
   - Александр, - полушёпотом сказала я. - Алекс!
  
   Я подскочила на ноги, отчего у меня закружилась голова. Я начала озираться и искать Алекса. Прямо передо мной стояла фура, съехавшая на обочину. Рядом с открытой дверью кабины, на земле сидел мужчина. Скорее всего, водитель. Недалеко от фуры стояли две иномарки, двери которых тоже были открыты. Вокруг бегали люди и что-то говорили. Женщина, которая была со мной, подошла ближе и приобняла меня за плечи. К ней подошла молоденькая девушка и что-то спросила, та ей что-то ответила. Я не обращала на них внимания. Я смотрела на то, что осталось от мотоцикла Алекса. Груда помятого метала. Чуть дальше меня стояла группа людей, что-то обсуждая и споря.
  
   В груди предательски защемило, на глаза навернулись слёзы, а в горле появился комок.
  
   Нет! Только не это!!! Пожалуйста!!!
  
   Я медленно подходила к ним, с каждым шагом понимая, что мои опасения это не плод моего воображения.
  
   - Алекс! - крикнула я и опустилась рядом с ним на колени. По щекам уже текли слёзы, а в лёгких не хватало воздуха. - Не смей! Слышишь меня?! Не смей бросать меня как мама!!!
  
   - Карамелька, - тихо сказал он. Его голова была перемотана бинтом, под голову подложена свёрнутая куртка. Ушибы, ссадины, кровь в уголке губ. - С тобой всё хорошо?.. Нигде не болит?.. И... к тебе вернулся голос? - даже в такой момент он умудрялся улыбаться. Как он может? Как? - У тебя красивый голос. Я написал для тебя песню... Я хотел дождаться... когда ты сможешь говорить... и хотел, чтобы ты её спела... Не плачь... Ты же знаешь, что я не люблю, когда ты плачешь... из-за меня...
  
   - Прекрати! Слышишь? Прекрати!!! - в голове пронеслись воспоминания того дня.
  
   Я и мама ехали в аэропорт. Отец уезжал к своему другу-композитору, чтобы обговорить один совместный проект. В этот день он должен был вернуться, и мы хотели его встретить. Мама сидела за рулём, я сидела сзади на пассажирском сидении вместе со своим медведем. Я была так рада его возвращению, что болтала без умолку. А мама лишь смеялась. Если бы не эта чёртова машина, которая решила обогнать ехавшую впереди неё фуру, мама бы не свернула в сторону, чтобы не столкнуться. Я помню, как она приказала мне пригнуться. Мне ничего не оставалось, как послушаться её и прикрыться мишкой. Мы съехали в овраг и перевернулись...
  
   Почему мне повезло? Почему??? Первый и второй раз я отделалась лишь ссадинами и ушибами! Почему? Почему я должна смотреть на то, как умирают дорогие мне люди?
  
   Поэтому я не хотела ни с кем сближаться!!! Поэтому я не хотела впускать его в своё сердце! Все, кого я люблю, умирают! Я приношу им одни страдания!
  
   - Карамелька, - Алекс положил свою ладонь поверх моей и крепко сжал.
  
   - Где эта долбаная скорая, чёрт вас побери!!! - крикнула я.
  
   - Карамелька, я обещаю... что когда поправлюсь, познакомлю тебя со своими друзьями. Ты им понравишься. Моё окружение... должно знать мою невесту, - и снова улыбка. Я улыбнулась в ответ. Если пациент шутит, значит будет жить. Хватка Алекса ослабла, и его глаза закрылись.
  
   - Нет! - я закрыла глаза и закричала. Я закричала, так как ещё никто не кричал. Крик ужаса. Крик - осознания того, что я приношу людям смерть.
  
   Когда я открыла глаза, то сидела на диване в зале нашего дома и тяжело дышала, а щёки были мокрыми от слёз. Рядом со мной на коленях сидел отец, а напротив стоял Алекс. Увидев его, я была готова разрыдаться с новой силой. Что-то слезливость у меня сегодня повышенная.
  
   - Эльза, где успокоительное? - крикнул отец. - Алиса! Алиса, посмотри на меня! Это был всего лишь кошмарный сон. Слышишь меня?
  
   Я перевела взгляд на отца. Он поднялся с колен и сел на край дивана, а я не сводила с него глаз. Он гладил меня по голове и шептал успокаивающие слова.
  
   - Пап, - сказала я, от чего его рука замерла в сантиметре от моей щеки. - Я не хочу, чтобы это повторилось... Я не хочу, чтобы мой сон стал явью.
  
   В этот день я плакала больше чем за все свои шестнадцать лет жизни. Меня успокаивали все: и папа, и Эльза, и Лиза с Анной. Даже Алекс пытался успокоить. Только когда я на него смотрела, истерика начиналась с новой силой. Папа хотел отправить его домой, но этого уже не позволила я, вцепившись в руку Алекса мёртвой хваткой.
  
   Я уснула в своей комнате в объятиях Алекса, который гладил меня по голове и говорил что с ним не случится тоже самое, что и с моей мамой.
  

***

   Ожидание - это то, что я не люблю больше всего. Особенно, когда ты ждёшь жениха, который опаздывает на собственную свадьбу.
  
   - Алекс, твою налево! - крикнула я, когда мой суженый соизволил появиться передо мной. Влезать в наш разговор никто не решался, потому что знали что это опасно для жизни.
  
   - А направо? - хитрая улыбочка и дьявольский огонёк в глазах.
  
   Алекс! - ещё раз крикнула я. - Мне всего восемнадцать и я могла и не согласиться на этот долбаный брак! Ты же знаешь, что я ненавижу ждать!
  
   - Карамелька, я тоже ждал! Целых два года я ждал того дня, когда смогу сделать тебе предложение и ты согласилась выйти за меня, - Алекс подошёл вплотную и на лице появилась маньячная улыбочка. - К тому же, это нужно для моей дочери.
  
   - Какой дочери? - опешила я.
  
   - Которую ты мне родишь, - спокойно ответил он.
  
   - А почему дочь? - не поняла я. Это он сейчас издевается?
  
   - Потому что ещё одного меня твой отец не выдержит, - ответил Александр и потянулся. И как я буду жить с этим дьяволом? Мне нужно просто ангельское терпение.
  
   - Алекс! Прекрати!
  
   - Почему? - невинная улыбка и руки мгновенно оказались на моей талии.
  
   - Руки убери. Я ещё не твоя жена!
  
   - Зато ты моя невеста.
  
   - Хоть я и простила тебе самовольное перекрашивание в блондина, я ещё не простила твою радугу на голове, белобрысое чудовище!
  
   - Какая хорошая пара - белобрысое чудовище и карамельная красавица. Мне кажется, это будет лучшая сотня лет моей жизни.
  
   - Почему сотня? - снова не поняла я.
  
   - Потому что раньше этого срока я тебя не отпущу, - и снова улыбка. Александр медленно приблизился ко мне, и когда до поцелуя оставалось пару сантиметров, он добавил: - Ты королева моего сердца.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Пятая "Безмятежный лотос у подножия храма истины"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Х.Хайд "Кондитерская дочери попаданки"(Любовное фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 4"(Боевое фэнтези) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"