Ворон Дара: другие произведения.

Ты чертовски идеальна для меня!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 4.85*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:




    10 ГЛАВА 2ой ЧАСТИ УЖЕ В ФАЙЛЕ. ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 23.03.2016

    Что значит кардинально изменить свою жизнь всего в три шага? И не факт, что в положительную сторону! Первое, заплатить карточный долг дяди. Чем? Естественно собой! Из чего вытекает второе - заключить контракт с хозяином и стать его ЖЕНОЙ! А третье и последнее - ненавидеть дорогого мужа до такой степени чтобы в результате влюбится в него! И главное, чтобы он об этом не узнал! Но вот проблема! Он тоже в тебя влюблён! И не скрывает этого!

    Видео к роману

  

=== Часть 1. Укрощение строптивой ===

  
  

Глава 1

  
  (Юлиана)
  
  "Иногда из-за множества свалившихся на нас проблем, мы задумываемся над тем: "А почему жизнь так жестока к нам?" Хотя, на самом деле ничего не случается просто так. Этими способами судьба подталкивает нас к нужному решению..."
  
  - Лияаааа~! - крикнула Валэри, от чего чашка с чаем, стоявшая на столике, была нечаянно задета и полетела на пол.
  
  - И зачем так орать? - в ответ крикнула я и, отложив ноутбук в сторону, спустилась на первый этаж. - И что случилось?
  
  - Лия, ты не знаешь, где отец? - спросила моя "сестричка", когда я зашла на кухню. Валэри родная и единственная дочь моего дяди, хоть и считалась моей кузиной, но с того момента, как я появилась в их доме, была моей старшей сестрой.
  
  Когда мне только исполнилось десять, моя мамочка решила, что обязанности матери она выполнила и, собрав шмотки, укатила искать своё счастье. А меня за неимением больше родственников, а своего биологического отца я никогда не знала, сплавила на воспитание старшему брату. Дядя Генри тогда был очень погружён в работу, поэтому не мог уделять мне должного внимания и заниматься моим воспитанием, и из-за этого возилась со мной Эри.
  
  - Честно, не знаю. Он ушёл в полдень, куда не сказал. Ему кто-то позвонил, - ответила я и присела на стул. Всё-таки моя сестра самая красивая девушка из всех кого я знаю. Высокая, по сравнению со мной, девушка со смуглой кожей и вьющимися каштановыми волосами, доставшимися ей от матери, всегда вызывала у парней восхищённые взгляды. А я? Обычная, невысокая, иногда с голубыми, иногда с зелёными глазами. Смотря по настроению...
  
  - Да, - только и сказала Эри и поставила передо мной тарелочку с печеньем и чашку горячего шоколада. Наша общая чудная семейная черта заключалась в том, что никто не любит кофе. Только чай (причём исключительно зелёный) или шоколад. - Если он опять пошёл играть в казино - убью! Честное слово убью!
  
  - Зачем же так радикально? Игромания - это та же болезнь. Такая же, как наркомания или алкоголизм, - сказала я.
  
  - Знаю, знаю. Только ведь он тратит все наши деньги, - Валэри села напротив меня и, посмотрев на экран телефона, улыбнулась. - Я скоро выхожу замуж и буду жить отдельно, - Эри подняла на меня свои глаза и её улыбка померкла, - а ты останешься здесь. Как ты будешь? На зарплату официантки не проживёшь.
  
  - Не волнуйся. Выкрутимся.
  
  Дальнейшие полчаса мы провели в обсуждении предстоящей свадьбы: подбор фасона платья, основные цвета на свадьбе, украшения зала, цвет салфеток.
  
  Свадьба - прекрасное событие в жизни каждой девушки. И я была рада за Эри. Ник Томс очень хороший человек и целеустремлённый. Не каждый мужчина будет добиваться согласия девушки на протяжении долгих семи лет. Я помню все его подарки; охапки цветов, которыми он засыпал наш дом; серенады под окном, после которых дядя часто ругался на тему "Этот паршивец мешает мне спать!" Наши с Эри посиделки ночью, в результате которых мы перемывали косточки бывшим ухажёрам Валэри, сравнивали их с "прекрасным Ником" и обсуждали планы на предстоящую свадьбу.
  
  Уже около полуночи, когда я собиралась идти спать, входная дверь открылась. Выйдя в прихожую, я обнаружила сидящего на полу у стены дядю Генри. Запах перегара в туже секунду ударил мне в нос. "Как же я всё-таки ненавижу пьяных, - говорило моё второе Я. - Особенно мужчин! Терпеть не могу! Может, оставим его и пойдём спать?" Пересилив своё желание уйти и чувство отвращения в придачу, я подошла ближе. На уговоры встать и пойти в свою комнату он не реагировал. Поэтому пришлось вести его силком. Честное слово, тащить на себе мужчину раза в два-три тяжелее тебя на второй этаж нелегко. Мне пора медаль давать за выдержку и героизм!
  
  Утро следующего дня выдалось на удивление тихое. Раньше после таких попоек Эри устроила бы дяде разбор полётов, но сегодня с первого этажа не доносилось криков и звона бьющейся посуды.
  
  Полежав для приличия, ещё пять минут, в попытках вернуться-таки в царство Морфея, я всё же встала.
  
  Вечная проблема многих женщин по утрам - после сна сразу посмотреть на себя в зеркало. Ежедневный "взрыв на макаронной фабрике", как говорит моя сестричка, выглядел ужасно. Везёт тем, у кого послушные волосы, а мои хоть стриги. Но к таким радикальным действиям я ещё не готова.
  
  Не спеша, спустившись вниз и войдя на кухню, я никого не нашла. Но в смежной комнате, разделённой на два сектора - столовая и гостиная - за обеденным столом обнаружился дядя. Он сидел за столом, подперев голову левой рукой, а правой помешивая чай в любимой чашке. Он был так сильно погружённый в свои мысли, что не заметил, как скрипнула дверь, когда я вошла, как отодвинула стул и села напротив него. Я не знаю, сколько мы сидели в тишине. Дядя продолжал помешивать чай в чашке, а я продолжала на него смотреть.
  
  - Дядя Генри, что-то случилось? - спросила я, когда дотронулась до его руки, но он не отреагировал. - Дядя Генри!
  
  - Что? - он поднял глаза и посмотрел на меня. - Давно ты здесь? Я не заметил...
  
  - Давненько. Что случилось?
  
  - Ничего особенного, - уклончиво ответил он.
  
  - Не ври мне. Ты учил меня никогда не врать, особенно, когда плохо. А сам? Что случилось? - не унималась я.
  
  - Тебя это не касается, Юлиана! - рявкнул дядя и, кинув ложку на стол, впоследствии чего она улетела под соседний стул, вышел из столовой, хлопнув при этом дверью. От повышенного голоса дяди я вздрогнула. Что это с ним? Что такого я ему сказала, что он разозлился? "Не тупи. Проблемы у него. Не видишь? Вроде же не блондинка" - ответило второе Я.
  
  Приготовив лёгкий завтрак и чай, я устроилась в столовой перед небольшим телевизором.
  
  Неожиданно зазвонивший телефон дяди, оставленный на тумбочке, заставил меня оторваться от созерцания очередной телевизионной мыльной оперы, которую так любит Эри, и отправится на поиски родственника. Дядя нашёлся в его спальне. Отдав ему мобильный, я сделала вид что ухожу. Прикрыв за собой дверь, я встала в стороне и прислушалась.
  
  - Да, мистер Квон... Я верну долг... Да... Вечером? Хорошо, мистер Квон... Чёрт!
  
  По дороге в свою комнату я была погружена в свои мысли и по привычке кусала нижнюю губу. Дядя снова был в казино и снова проиграл... Если Эри узнает, будет скандал. Он же ей обещал!.. И это накануне свадьбы! И этот "мистер Квон". Знакомое имя... Это третье лицо или и есть тот, кому должен дядя? Вынув свой телефон из кармана, я поудобней села на подоконник и ввела в поисковике два ключевых слова: "Квон" и "казино". И была удовлетворена результатом.
  
  "Квон Джиён наследник крупной компании Kwon Corporation основанной его дедом. На данный момент президент Квон имеет сеть элитных гостиниц, торговых и спортивных комплексов, ювелирных бутиков и один из самых крупных и прибыльных казино в Лас-Вегасе..."
  
  Квон Джиён, значит!
  
  - "Завидный жених Америки", - процитировала я фразу из достоверного источника информации. Интернет хорошая вещь! Особенно, когда находишь фан-клуб нужного человека. - Да будь ты проклят Квон Джиён! Не было тебя в нашей жизни, и всё было хорошо! Откуда ты взялся?
  
  Идея, которая в последствии посетила мою вспыльчивою голову, показалась мне глупой, но... "Если ты сейчас же не возьмёшь себя в руки, истеричка, и не пойдёшь к нему, из-за этого пострадает твоя семья! Ты должна посмотреть ему в глаза и сказать, какой он козёл!" Я почему-то согласилась со словами внутреннего голоса, что я должна посмотреть этому наглецу в глаза. Хотя, здравый смысл постоянно трубил, чтобы я этого не делала. Потому что может случиться, что этот случай отразится на моей жизни. И не факт, что положительно. Над своими действиями я задумалась только когда поджидала Квон Джиёна на выезде с подземной парковки "Кассиопеи". Как говорил тот же достоверный источник, в гостинице "Кассиопея" (тоже собственность вышеуказанного парнокопытного) у "мистера Квона" в одном из номеров люкс должны брать интервью для какого-то канала. Прождав этого... Джиёна на парковке более двух часов, я уже хотела уходить, когда заметила его, выходящего из лифта. И без охраны! Неужели не боится непредвиденных ситуаций? Или их у него нет? Так сейчас устроим!
  
  - Стоять! - крикнула я, когда перегородила дорогу его машине. Каким образом он успел остановиться и не задеть меня, когда проехал уже пятнадцать метров, я не знаю. Но встретившись с мужчиной взглядом, поняла что влипла, и влипла круто. Мой пыл поубавился, а из головы вылетели все те слова, которые я заранее заготовила. Тогда я поблагодарила Бога за то, что на парковке мы были одни. Ему неудобно будет ещё и трупы свидетелей прятать. Тут бы с моим разобраться.
  
  - Ты кретинка?! Ты что творишь? - заорал мужчина, выходя из машины и подбегая ко мне. Нет, подлетая! - У тебя мозги есть? Сдохнуть захотела?
  
  - Не орите на меня! - возмутилась я. Разрешить без причины орать на себя я не могла. - Мы с вами на брудершафт не пили! - Боже мой, что я несу?
  
  "А что? Только он орать умеет? Зато смотри, как красиво отреагировал? - едко заметил внутренний голос".
  
  Мужчина опешил от такой наглости и после минутной заминки, оценивающе прошёлся по моей фигуре, задержав взгляд на груди и бёдрах. Встретившись с ним взглядом, я почему-то подумала, что это не последняя наша встреча.
  
  "Само собой! Какая нормальная женщина такого мужика упустит! Только дура... или ты! - констатировал всё тот же внутренний голос".
  
  "Впервые в жизни мы сходимся во мнениях. Не будь дурой! - сказал здравый смысл".
  
  "Отстаньте!" - я лишь встряхнула головой. Пора к врачу! Я уже сама с собой ругаюсь.
  
  "Ах, и всё же. Хоть и узкоглазый, но красавец, зараза". Я посмотрела на мужчину. В его глазах плясали чертята, а на губах играла наглая ухмылка.
  
  - Вы! - не выдержала я. - Оставьте мою семью в покое! Мы ничего вам не сделали! Почему вы лезете в нашу жизнь?
  
  - О чём ты, крошка? - он сложил руки на груди и опёрся на капот машины.
  
  - Не смейте меня так называть! Оставьте моего дядю в покое! Это из-за вас он снова начал играть! Я не знаю как вы...
  
  - Детка, ты ошибаешься, - он наклонил голову на бок и с ленивым выражением лица продолжил: - Если твой дядя слабый человек, который не может побороть свою зависимость, то я здесь не причём.
  
  - Дядя Генри... Да, он слабый... Но... - я не знала чем ему возразить. Дядя действительно слабый человек... Но он заменил мне отца, а Эри мать и сестру... Я не могу не попытаться помочь им в благодарность за мою счастливую жизнь.
  
  - Генри?.. Так вот о ком ты, - мужчина рассмеялся, а успокоившись, он как-то странно улыбнулся. - Знаешь, а ты можешь ему помочь.
  
  - Чем? - я схватилась за соломинку, в надежде аннулировать или хотя бы уменьшить долг. "Лия, не верь ему! Не нравится мне его улыбочка - твердил здравый смысл, но я только отмахнулась".
  
  - Сейчас ты сядешь в мою машину, - он подошёл ко мне в плотную и провёл по моим волосам рукой, пропуская сквозь пальцы пряди волос; дотронулся до щеки, заставляя меня вздрогнуть от его прикосновения и затаить дыхание. Руки у него горячие... А глаза карие... Похожие на горячий шоколад. Он заправил прядь волос мне за ухо и, наклонившись, прошептал, опаляя его своим дыханием: - Ты сядешь в мою машину, мы поедим ко мне на квартиру и... Попробуем с тобой договориться, как ты сможешь отработать долг дяди... У меня есть заманчивое предложение. Согласна?
  
  Пока он говорил, мои глаза расширялись, а в лёгких не осталось воздуха. Но когда в конце своей фразы он легонько укусил меня за мочку уха, я очнулась. Я шумно выдохнула (причём от возмущения!) и со всей дури залепила мужчине пощёчину. Мужчина не ожидал такого поворота событий и пошатнулся. А придя в себя, дотронулся до уже опухшей щеки и посмотрел на меня.
  
  - Ты... Бесхребетное парнокопытное! Имбецил недоразвитый! Импотент трусливый! - "Последнее явно перебор - сказал внутренний голос". - Не смей... мне даже предлагать такое, - прошипела я.
  
  - Оу... Какая миленькая змейка. А мне это нравится. Ты ему явно понравилась бы... И укрощать тебя было бы интересно, - мужчина подвигал челюстью и улыбнулся.
  
  - Тварь! - я развернулась и направилась к выходу со стоянки, когда меня остановил окрик.
  
  - Эй, Змейка! Эй! Не остановишься, и я повышу суму долга твоего дяди... на сорок процентов. Он тебе спасибо не скажет, - я нехотя остановилась. - Повернись.
  
  Вдох - выдох... Я обернулась и услышала только звук затвора фотоаппарата и увидела довольное лицо Квона. ОН. МЕНЯ. СФОТОГРАФИРОВАЛ???
  
  - Свободна, Змейка.
  
  Он сел в машину и завёл мотор. Я еле успела отскочить, когда машина проехала мимо меня. Сволочь!
  
  По дороге домой я решила немножко проветриться и забыть случившееся, но вернулась я всё-таки в подавленном настроении ближе к вечеру. Эри суетилась на кухне, дядя видно не было. Поздоровавшись с Эри, я поднялась к себе, тут же упала на кровать и уставилась в потолок. Прикрыв глаза, я прислушалась к тишине и не заметила, как задремала.
  
  Я очнулась от стука в дверь. Дав добро на вход, я села ровно. Дверь открылась, и на пороге комнаты появился дядя. Коротко сообщив о том, чтобы я переоделась в платье и была готова к восьми вечера, он ушёл. Я не сразу поняла для чего это нужно и куда мы идём, но потом... Чёртов Квон! И ведь не откажешься!
  
  - Дура! Дура! Дура! - я постучала кулаками себе по голове и снова упала на кровать. Из-за моих глупых действий у дяди могут быть проблемы.
  
  За отведённое дядей время привести себя в порядок я успела. Платье цвета слоновой кости выглядело потрясающе. С юбкой до колен и длинными рукавами, оно открывало мои стройные ножки и закрывало руки и грудь, позволяя мужскому воображению немножко поработать. "Мужчину нужно завлечь" - говорила Эри, покупая мне это платье на день рождения. Хотя, как по мне, это самое обычное платье. Туфли на невысоком каблуке белого цвета идеально сидело на ножке, распущенные волосы крупными кудрями струились по спине и плечам.
  
  Спустившись вниз, я столкнулась с дядей. Осмотрев мой наряд, он ничего не говоря, вышел из дома. Глубоко вздохнув, я попрощалась с сестрой и вышла вслед за дядей.
  
  - Эри не знает о долге? - спросила я, когда мы отъехали на достаточное расстояние.
  
  - Значит, знаешь? - только и спросил он.
  
  - Слышала. Так, ты не ответил, - он кивнул. Не знает... Это хорошо. - Мы едем к этому уроду Квону?.. Да, с ним я знакома, - ответила я на его вопросительный взгляд.
  
  Больше мы не сказали ни слова. В полной тишине доехали до главного офиса Квон Джиёна, нас встретили у ресепшена и провели до точки назначения - кабинета гендиректора.
  
  На стук дяди из-за двери послышалось: "Входите" - и мы вошли. Он сидел за огромным столом в кожаном кресле, а в руках держал стакан с виски. Возле окна стоял высокий широкоплечий незнакомый мужчина в костюме и очках, и тоже держал в руке бокал. Это клуб анонимных алкоголиков?
  
  - Рад вас видеть, мистер Доусен. Мисс, - он кивнул нам и его взгляд остановился на мне. - Присаживайтесь.
  
  Мы беспрекословно послушались его. Закинув ногу на ногу и положив сложенные в замок руки на колено, я выжидательное посмотрела на своего нового врага. Хотя, нет. Противника! В моих глазах до статуса "врага" он ещё не поднялся.
  
  - У меня есть к вам предложение мистер Доусен, - начал Квон.
  
  - Я вас внимательно слушаю. Но я не могу понять, причём тут моя племянница.
  
  - Это в большей степени касается мисс Доусен...
  
  - Адриан, - Квон вопросительно на меня посмотрел. - Моя фамилия Адриан.
  
  - Мисс Адриан, - исправился Квон. - Я прощу Вам, мистер Доусен, весь долг, если ваша племянница, - если он опять предложит с ним переспать, я убью его каблуком от туфли, - стать моей женой.
  
  - Но...
  
  - Что?! Да что ты себе позволяешь? - я вскочила и оперлась руками на стол. Квон поставил стакан на стол и повторил моё действие.
  
  - Ну, моё первое предложение ты отвергла. А это оптимальный вариант для нас обоих - просить родственников твоей руки.
  
  - Да пошёл ты! - крикнула я и направилась к выходу.
  
  - Юлиана! - крикнул дядя мне в след, и я услышала, как отодвинулся его стул.
  
  - Юлиана Адриан! - произнёс Квон, я остановилась и обернулась. Он улыбался. - Знай, ты вернёшься!
  
  Когда я уже вылетела за дверь, я услышала его смех, крик дяди остановится, его шаги и бешеный стук своего сердца.
  
  Я не помню, как оказалась дома. Я проигнорировала встревоженный взгляд Эри. Я просто вбежала в свою комнату, закрыла дверь на замок и оперевшись спиной на дверь, скатилась по ней на пол. Я даже не реагировала на крики родных и их стук.
  
  Я просто хотела побыть одна.
  
  Зачем ему это надо? Он увидел меня сегодня первый раз... И уже вечером предложил стать женой... Хотя, те его слова на парковке относились не к сексу, а к свадьбе... Выходит что так? Но зачем? Я никогда не поверю в любовь с первого взгляда! Такой как Квон Джиён не способен влюбится в девушку с первого взгляда. Я вообще сомневаюсь, что он может кого-то любить.
  
  Последующие дни пролетели незаметно. Дядя на свой страх и риск рассказал Валэри о своём долге. Сестричка не стала злиться и кричать. Она лишь сказала, что содеянного не воротишь и вместе с дядей думала, где достать денег. Меня в это дело попросили не влезать. Дядя умудрился рассказать не только о своём долге, но и о предложении Квона стать его женой. Сказать, что Эри злилась, ничего не сказать. Она была готова прямо сейчас, заявится к нему в офис и... Повторять всё, что сказала Валэри мне запретили, а я и сама постаралась их забыть. Поэтому я продолжила жить и тайно подкладывать деньги, которые я зарабатывала в кафе, на оплату долга в тайник.
  
  Когда однажды я услышала разговор о продаже машины и, возможном, переносе свадьбы, я, не раздумывая, поднялась в комнату к дяде, нашла номер Квона и долго не решалась ему позвонить. Но вспомнив, что все эти тринадцать лет дядя заботился обо мне как о родной дочери, я нажала на кнопку "Вызов".
  
  - Слушаю.
  
  - Квон Джиён? Это Юлиана.
  
  - Змейка, рад тебя слышать, - я не видела его лица, но почему-то была уверена, что он усмехнулся. - Чем обязан?
  
  - Я согласна. Согласна на ваше предложение.
  
  - Молодец, - только и сказал он. - Жду тебя завтра в моём офисе в десять. Обговорим детали.
  
  - Хорошо. Я буду вовремя, - холодно ответила я, хотя на самом деле меня потряхивало от осознания содеянного.
  
  - Жду нашей встречи, Змейка.
  
  

Глава 2

  
  (Джиён)
  
  VIP-комната, в которой мы сидели, находилась на 2 этаже роскошного ресторана в центре Лас-Вегаса. Приятный глазу бежевый цвет в интерьере разбавлял гнетущую атмосферу, витавшую в воздухе.
  
  - Папочка, папочка, как же я тебя люблю, - проговорил я сквозь зубы, взбалтывая красную жидкость в бокале. - Только ты мог устроить мне такую подлянку.
  
  - Ну, это не настолько ужасно, Джиён, - ответил на моё шипение Сынхён, мой старый друг, моя правая рука и юрист нашей компании. Он знал обо мне, наверное, больше чем я сам о себе знаю.
  
  - Неужели? - я усмехнулся и с ожиданием посмотрел на Сынхёна.
  
  - Да, - с серьёзным видом ответил он, а в глаза смеялись. - Ты наконец-то станешь женатым человеком и остепенишься. Я давно этого жду. Только, наверное, не дождусь. Не родилась ещё та девушка, которая сможет выдержать тебя не из-за твоих денег и положения. А просто так. Девушка, которая полюбит тебя, будет героем. И мне её уже жаль, - я кинул в него салфеткой, лежавшей на столе, и мы рассмеялись. - Хотя, думаю, можно что-то придумать, - Сынхён посмотрел на свой полупустой бокал с вином. - Сколько у нас времени?
  
  - Три месяца. Пятнадцатого августа приезжает дядя. Семнадцатого приезжает предполагаемая невеста, которую он мне нашёл. А восемнадцатого объявят о нашей помолвке, - с горечью в голосе ответил я. - Хороший у меня день рождение.
  
  - Да, но ты же заранее знал об этом условии в завещании отца.
  
  - Знал. И как будто я не искал! Сам всё знаешь, - и он действительно знал. Пять лет назад, когда умер отец, и компания перешла мне, я уже был обручён. Свадьба должна была состояться через два месяца, но из-за траура торжество перенесли. А я с головой окунулся в работу. Может раньше я и так прекрасно знал устройство компании, но я не был её президентом.
  
  И мы замолчали. Каждый думал о своём. О чём размышлял Сынхён, я не знаю, но я вспоминал утреннее происшествие.
  
  Когда перед машиной выскочила странная девица, я еле успел затормозить. А когда вылетел из авто, был готов впервые в жизни ударить женщину. Я был невероятно зол, когда орал на девушку, но я точно не ожидал, что она ответит... и к тому, же так глупо.
  
  Этот ребёнок так мило защищал своего дядю, что я залюбовался. Не думал, что в мире остались такие чистые и невинные человечки.
  
  Я усмехнулся. Интересная девочка. Жалко будет, если с годами она испортится как другие современные девушки, которые готовы переспать с любым у кого есть большой счёт в банке.
  
  - Генри?.. Так вот о ком ты, - я рассмеялся, когда услышал знакомое имя и, успокоившись, продолжил с улыбкой на лице. - Знаешь, а ты можешь ему помочь.
  
  - Чем? - спросила она и инстинктивно подалась вперёд.
  
  - Сейчас ты сядешь в мою машину, - я подошёл к ней в плотную и провёл рукой по светлым волосам. Мягкие и пахнут жасмином. Я дотронулся до её щеки, заставляя девушку вздрогнуть и затаить дыхание. Я улыбнулся лишь уголками губ, когда увидел, что её щёчки приобрели розоватый оттенок. Я заправил прядь волос ей за ухо и, наклонившись, прошептал: - Ты сядешь в мою машину, мы поедим ко мне на квартиру и... Попробуем с тобой договориться, как ты сможешь отработать долг дяди... У меня есть заманчивое предложение. Согласна?
  
  Я легонько укусил её за мочку уха, чтобы девочка снова начала дышать, и это подействовало. Она выдохнула, и я даже не успел среагировать, как девица залепила мне пощёчину. Я невольно отступил на шаг назад. Очнувшись, я дотронулся до опухшей щеки и посмотрел на блондинку. Больно. Вроде маленькая, а силы немерено. Хороша!
  
  - Ты бесхребетное парнокопытное! Имбецил недоразвитый! Импотент трусливый! - на последней фразе я был готов открыть рот от изумления, но сдержался. Может ей показать какой я импотент? Пока я размышлял, девушка прошипела: - Не смей мне даже предлагать такое.
  
  Текст- Оу, какая миленькая змейка. А мне это нравится. Ты ему явно понравилась бы. И укрощать тебя было бы интересно, - я подвигал челюстью. Фух, целая. Это хорошо. Не хорошо было бы увидеть в СМИ, что Квон Джиёну сломала челюсть его невеста!
  
  - Тварь!
  
  Вынырнув из воспоминаний, я достал телефон из кармана и открыл фотографии. Симпатичная племянница Доусена, значит... Я знал, что он воспитал дочь и племянницу, но не думал, что последняя такая симпатичная. Как раз то, что надо!
  
  -... фиктивный брак, - долетели до меня последние слова Сынхёна, выведшие меня из раздумий.
  
  - Что? - спросил я, растеряно посмотрев на друга.
  
  - Ты меня не слушаешь? Что с тобой? - в голосе Сынхёна проскользнули обеспокоенные нотки. - Ты всегда крайне сосредоточен.
  
  - Прости, задумался, - оправдался я и положил телефон на стол. - Так что ты говорил? Какой фиктивный брак?
  
  - Я говорю, что из сложившейся ситуации у тебя есть только один выход - женится! - я попытался возмутиться, но Сынхён меня остановил и продолжил: - Либо ты женишься на партии дяди, в чём я не уверен, либо находишь девушку согласную на фиктивный брак. Вокруг тебя полно женщин, готовых на всё, только бы стать женой главы Kwon Corporation. Предложи деньги, я составлю брачный договор. Представишь её дяде, юристу отца, получишь акции. Покажешь СМИ. Скажешь, что не хотел её раньше выводить в свет. Боялся отрицательной реакции, а она чувствительная. Поживёте для вида годик-другой вместе, а потом разведётесь. Характерами не сошлись, - развел руками Сынхён. - Все знают, что ты...
  
  - Хм... Предложение, конечно, интересное, но! Ты не забыл, что здесь фиктивные браки запрещены? Ладно, ещё штраф в двести пятьдесят тысяч долларов. Это я потяну. А если меня посадить решат? А за это пять лет дают, - сказал я. - Не думаю, что это положительно отразится на имидже компании.
  
  - Мы аккуратно, - ответил Сынхён. - Я опытный юрист, никто не подкопается. Если девушка будет молчать, конечно. Есть кто-то на примете?
  
  - Ну... Кажется, да, - я усмехнулся. Я же говорил, что мы ещё встретимся, Змейка. - И давненько.
  
  Когда позже, в своём кабинете, я звонил Доусену и просил его привезти с собой племянницу, я не предполагал чем закончиться наша вторая за этот день встреча. Ведь днём мы расстались не очень хорошо. Доусен согласился без возражений. У него просто не было выхода.
  
  Ожидание вечера было ужасным. Я волновался. От этой встречи зависело моё будущее. Если она откажется, я пропал. Кроме этой девчонки никого другого я не мог предложить на роль своей фиктивной жены. Искать какую-то дурочку, которая не знает кто я... пока... А так нам обоим это будет выгодно.
  
  Когда она появилась на пороге кабинета, я понял, что не ошибся. Внешность, характер. Всё что надо в обществе падальщиков. Хоть и жалко отдавать это создание на съедение гиенам, но она не даст себя в обиду. Я уверен.
  
  Я не сомневался, что она не согласится сразу, но был уверен, что согласится вообще. А когда она вылетела из кабинета, моя уверенность удвоилась. Она согласится. Просто нужен повод, а его пока нет...
  
  - Как она тебе? - спросил я друга, следившего всё это время за происходящим.
  
  - Впечатлён. Девочка умеет показывать зубки, - констатировал Сынхён.
  
  - Да, Змейка это может, - я довольно улыбнулся.
  
  - Змейка? - в голосе Сынхёна слышалось откровенное удивление, и он сел на место Доусена, ожидая продолжения. - И давно?
  
  - С первой встречи.
  
  - Интересно, сколько она с тобой проживёт...
  
  - Когда согласится, - перебил я его.
  
  -... если согласится, - закончил он. - Хотя, она согласится. Я что зря начал подготовку договора?
  
  - Не зря.
  
  - И всё-таки интересно: сколько вы проживёте вместе. Кто победит в вашей маленькой войне? Ты, опытный боец, или она, невинное создание? И не падёшь ли ты к ногам этого ангелочка? А? - Сынхён усмехнулся.
  
  - Не родился ещё тот человек, которому я проиграю свою игру.
  
  

***

  
  Я сидел в кабинете своей квартиры в кожаном кресле, закинув ноги на стол и попивая виски. Прошло почти две недели с той встречи, но Змейка так и не позвонила. Я уже начал сомневаться в том, что она вообще позвонит, когда на столе завибрировал мобильный.
  
  - Слушаю, - ответил я, сидя с закрытыми глазами и откинутой назад головой.
  
  - Квон Джиён? - в трубке послышался знакомый женский голос. Но мой мозг был изрядно опьянён алкоголем, и я не сразу сообразил кто это. - Это Юлиана.
  
  - Змейка, - я мгновенно протрезвел и сел ровно, - рад тебя слышать. - Я улыбнулся. Если она позвонила, значит... - Чем обязан?
  
  - Я согласна, - ответила она, оправдав мои надежды. - Согласна на твоё предложение.
  
  - Молодец. Жду тебя завтра в моём офисе в десять, - сказал я и после добавил: - Обговорим детали.
  
  - Хорошо. Я буду.
  
  - Жду нашей встречи, Змейка, - решил в конце подразнить её. Каждый раз она кривилась, когда я называл её Змейкой, и это вызывало у меня улыбку.
  
  Я устало откинулся на спинку кресла, глубоко вздохнул и прикрыл глаза. С плеч как будто упала гора. Полдела уже сделано, осталось подписать договор и зарегистрировать наш брак. И всё...
  
  Как же я устал. Внезапно свалившееся на меня управление компанией... И это дополнение к завещанию. Беда не приходит одна... Чего ждать ещё? Хотя, если всё будет хорошо, то и проблем не будет.
  
  Сидя с закрытыми глазами, я уловил какой-то шорох со стороны двери, но не придал этому никакого значения. Только стук каблуков, который заглушал ковёр, последовавшие после открытия двери, дали понять, что я в кабинете не один.
  
  На мои руки, лежавшие на подлокотниках, опустились женские ладони и медленно стали подниматься от запястий до плеч. Медленно открыв глаза, я обнаружил перед собой кудрявую брюнетку, склонившуюся надо мной и выставившую на обозрение свои не малые прелести.
  
  - Что ты здесь делаешь? - холодно спросил я, не предпринимая никаких действий по поводу брюнетки.
  
  - Ты не позвонил, - томно ответила та, провела указательным пальцем по моей груди и, наклонившись ко мне поближе, коснулась моих губ своими. Возможно, она ожидала от меня другой реакции на её поцелуй, но я был не в настроении. Не дождавшись от меня ответа, девушка отстранилась. - Я подумала, что ты занят и решила помочь тебе развеяться.
  
  - Ты решила? А больше ты ничего не решила? - грубо спросил я.
  
  - Я? - похлопав ресничками, спросила брюнетка и прикусила нижнюю губу. - Я думала, остальное мы решим вместе.
  
  - Прекрати! - я убрал её руки от своей рубашки и застегнул пять пуговиц, до которых та уже успела дотянуться. - Как ты сюда попала?
  
  - Через дверь.
  
  - Не строй из себя дуру, Элла! - рявкнул я и встал. Брюнетка отскочила от меня и невинно похлопала ресничками. - Я не давал тебе ключ.
  
  - Я сделала себе дубликат. Ты ведь так занят, - она подошла ко мне и провела одной рукой по плечу, а вторую положила мне на грудь. Я начинал закипать, от накатившей на меня злости и сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. Но Элла восприняла это по-другому, так как её глаза вмиг загорелись огоньком победы, - и постоянно забывал о том, как я буду приходить, если дверь закрыта.
  
  Я, молча, повернулся к столу и налил себе виски.
  
  - Запомни раз и навсегда, - я снова обернулся к Элле и отпил из бокала. - Твоя задача приходить, когда я ПРИКАЗАЛ, - я сделал ударение на последнем слове, - а не когда ты РЕШИЛА. - Я пристально посмотрел на брюнетку. - Положи ключ на стол и уходи. Сегодня ты мне не нужна. Дверь не забудь захлопнуть.
  
  Развернувшись, я не спеша побрёл в спальню.
  
  Отец, всегда говорил: "Не совмещай личную жизнь и развлечения. Ты можешь иметь на стороне миллионы женщин, но любимая у тебя должна быть одна - жена". И я придерживался этого правила. Элла Лотнер относилась к разряду развлечений. А с личной жизнью завтра предстоит серьёзный разговор.
  
  Утро следующего дня было тяжёлым. Голова чертовски болела, и это свидетельствовало о том, что пить надо меньше. Но благо таблетки от головной боли нашлись быстро.
  
  Как и ожидалось, дубликат ключа я не нашёл, поэтому позвонив одному из секретарей, попросил проследить за заменой дверного замка. И со спокойной душой уехал в офис.
  
  - Опаздываешь, - сказал Сынхён, когда я открыл дверь и вошёл в кабинет. - 9:30 на часах.
  
  - Начальство не опаздывает, а задерживается.
  
  - Не в духе?
  
  - Естественно, - ответил я, и устало сел в кресло.
  
  - Элла? - предположил Сынхён, хотя прекрасно знал ответ.
  
  - Бинго!
  
  Сынхён знал о моём неудачном знакомстве с этой стервой, но не мог понять, почему я её ещё терплю. Я и сам этого толком не знал... Элла была хороша в постели и это единственное, что заслуживает внимания.
  
  Змейка пришла за пять минут до назначенного времени. Наблюдая за тем, как Сынхён закрыл за ней дверь, прошёл к моему столу и отодвинул стул, я внутренне уже торжествовал. Дело осталось за малым - показать её дяде и СМИ. Но перед этим нужно будет ещё поработать.
  
  Сынхён поставил дипломат на край стола и достал копии договора. Юлиана посмотрела на то, как Сынхён положил на стол передо мной и ней бумаги, а потом перевела взгляд на меня.
  
  - И? - спросила она, и развела руками.
  
  - Где твои манеры? - наиграно, возмутился я. - А поздороваться? Сказать: "Привет, Джиён! Рада тебя видеть. Как у тебя дела?"
  
  - Здравствуйте, Квон Джиён. Честно сказать, я НЕ РАДА вас видеть, но выхода у меня нет, - честно ответила блондинка. - И, забыла: как у вас дела? Никто из ваших врагов киллера не нанял? А то может проспонсировать их? Сделать вклад в благое дело, - девушка гаденько улыбнулась, а Сынхён скрыл приступ смеха за кашлем.
  
  - Счастливая, - успокоившись, сказал Сынхён. - Нет, весёлая у вас жизнь будет.
  
  - Так ладно, - я хлопнул ладонями по столу. - Переходим к делу.
  
  - Да, согласно договору, лежащему перед вами, - начал Сынхён и поправил очки на переносице, - мистер Квон, президент компании Kwon Corporation, в честь свадебного подарка обязуется аннулировать долг вашего дяди в размере семьсот шестьдесят тысяч долларов...
  
  - Сколько??? - воскликнула Юлиана и вскочила. - Твою мать!!!
  
  - А ты не знала, сколько он оставил в моём казино?
  
  - Нет!
  
  - И ты, не узнав ничего толком, согласилась...
  
  - Я не думала что... Хотя какая вам разница? - возмутилась девушка.
  
  - Ответь на вопрос, и мы продолжим, - я сложил руки в замок и положил на них подбородок. - Почему ты решила продать себя мне за семьсот шестьдесят тысяч? Назови причину.
  Девушка прикусила губу от волнения и села обратно. Сравнив Эллу и Юлиану, я в очередной раз понял, что они абсолютно разные. Такое маленькое действие в исполнении каждой из них выглядело по-разному.
  
  Юлиана опустила глаза и поправила воротник рубашке. Кажется, на ней ещё и джинсы с высокой посадкой... Рубашка с глубоким вырезом и обтягивающие джинсы. Она пыталась меня так соблазнить? Или у меня уже паранойя?.. Я улыбнулся, но тут, же попытался скрыть улыбку.
  
  - Юлиана, - напомнил я.
  
  - Он меня вырастил, - девушка подняла на меня глаза, - и заменил мне отца и мать. Он и Валэри моя единственная семья. И если ради них мне придётся кого-то убить - я это сделаю. Я знаю цену семейным узам.
  
  - А твоя родная мать?
  
  - Её у меня нет. Доволен?
  
  - Вполне. Сынхён продолжай.
  
  - Хорошо, - ответил тот и укоряюще на меня посмотрел. Да, знаю я! Самому теперь противно! Зря спросил! Ей явно неприятно говорить на эту тему. - Мисс Юлиана Адриан становится женой господина Квон Джиёна и получает статус в обществе. Но при этом она обязуется не рассчитывать на физические контакт свыше указанным господином, если это не будет оговорено раньше. В браке вы должны будете прожить не менее пяти лет, не имея возможности развестись раньше данного срока, только если обе стороны договора придут к решению, что так лучше. В случае развода, - он многозначительно посмотрел сначала на Юлиану, потом на меня, и на его губах мелькнула слабая улыбка, - мисс Адриан не имеет права претендовать на долю в компании или принадлежащей ей недвижимости, зато имеет право на материальную помощь со стороны мистера Квона.
  
  - То есть, содержанка? - перебила его блондинка.
  
  - Эм, - Сынхён замялся. - Можно сказать и так.
  
  - Я отказываюсь, - эта фраза была как гром средь ясного неба. Брови Сынхёна приподнялись, а я ещё больше заинтересовался своей будущей супругой. - Я отказываюсь от этого пункта. Я не хочу получать деньги от господина Квона.
  
  - Мистер Квон, вы согласны? - спросил Сынхён.
  
  - Хорошо, я согласен, - ответил я.
  
  - Хорошо, я внесу изменения... Мисс Адриан с момента заключения этого договора соответствовать статусу жены президента Kwon Corporatio. Скандалы в прессе с участием мисс Адриан могут нанести большой урон репутации компании и её президенту. В таком случае в результате расторжения брака мисс Адриан или её дядя обязаны выплатить проценты от всей суммы долга, то есть сто девяносто тысяч долларов, - Сынхён остановился выслушать вопросы или возражения, но их не последовало. - Мисс Адриан имеет право пользоваться банковским счётом супруга, но по желанию мистера Квона должна представить отчёт, в виде чеков или других документов, об использовании денег. Мистер Квон не имеет права препятствовать деятельности супруги, если это не угрожает репутации его самого или его компании.
  
  - Тебя всё устраивает? - спросил я, после минутной тишины. Юлиана смотрела куда-то в сторону.
  
  - А? Да, меня всё устраивает.
  
  - Хорошо. Сынхён, - я обратил внимание на друга.
  
  - Я сейчас же внесу изменения, и через полчаса можно будет его подписать.
  
  - Хорошо, мы подождём, - Сынхён кивнул и, собрав оба экземпляра договора, вышел. Я хотел спросить её действительно ли она согласна с условиями, но не решился. Она сидела, отстранёно смотря куда-то в окно, сбоку от меня.
  
  Встав из-за стола, я подошёл к бару, достал бутылку вина и бокалы. Когда я вернулся к столу, предложил Змейке отметить заключение договора. Она не отказалась. Просто махнула рукой, соглашаясь с предложением, не отрывая взгляда от окна.
  
  Я поставил перед ней на половину полный бокал, а сам уселся на своё место и, взяв свой бокал в руки, продолжил наблюдать за Юлианой. Никто из нас не промолвил ни слова. Тишина давила на уши, а в воздухе витало чувство недосказанности.
  
  Когда я уже решился нарушить, образовавшуюся тишину и задать давно интересовавший меня вопрос, дверь внезапно распахнулась, и на пороге показалась взъерошенная Элла. Вслед за ней вбежала Луиза - моя секретарша.
  
  Передние волос брюнетки были убраны назад, а чёрное откровенное платье на тонких бретельках едва прикрывало откровенные части тела. Впрочем, ничего нового.
  
  - Мне сказали, что ты занят! Но для меня же ты всегда найдёшь время, - игриво сказала Элла. Я недовольно поджал губу. Юлиана отвлеклась от созерцания пейзажа за окном, посмотрела на новоприбывшую, и её глаза расширились от удивления. - Вот значит, чем ты занят?
  
  - Элла, - прошипел я, - исчезни.
  
  Совершенно не обращая внимания на мои слова, Элла подошла к моему столу и ткнула в Юлиану острым на маникюрным ноготком. От чего Юлиана сидя в кресле, слегка вдавилась в спинку.
  
  - Это кто?
  
  Я сложил руки в замок, поставил их на подлокотники кресла и закинул ногу на ногу, улыбнулся.
  
  - Элла, знакомься, - спокойно ответил я. Юлиана напряглась, подозревая какую-то подляну. Молодец, всегда надо быть начеку. - Это единственная и неповторимая хозяйка моего сердца и всего моего состояния. Мисс Юлиана Адриан - моя жена, - блондинка удивлённо смотрела на меня (кажется, нам не избежать серьёзного разговора на эту тему), Элла возмущённо, а Луиза - в предвкушении. Скоро весь офис, а потом и город, будут знать, что я женат. - Хотя, было бы лучше, если бы она взяла мою фамилию.
  
  - Что??? - взвизгнула Элла. Да, удобный случай избавится от надоевшей любовницы. - Как? А как же я?
  
  - А ты любовница, - всё также спокойно ответил я. - И, возможно, уже бывшая.
  
  - Ты не имеешь права так со мной поступать! Я потратила на тебя лучшие годы своей жизни!
  
  - Я, наверное, пойду, прогуляюсь, - сказала Юлиана и встала с кресла. - Не хочется быть третьей лишней, - и, посмотрев на меня, сказала: - Когда вернётся Сынхён, - она глянула на стоявшую рядом Эллу и улыбнулась. Кто-то подхватил мою игру? Польщён. - Вернётся Сынхён, позвонишь, милый.
  
  Я только отвернулся, чтобы скрыть усмешку на лице, появившуюся от увиденного, когда услышал шум шагов и звук разбившегося бокала.
  
  Когда я поднял глаза, то разозлился. Элла стояла, сложив руки на груди и подло улыбалась. Юлиана стояла рядом с ней, почти возле двери, часто моргая и глубоко дыша. Волосы вокруг лица были мокрые и красноватого оттенка, а на блузке расплывалось красное пятно. На паркете у ног Эллы лежал разбитый вдребезги бокал из-под вина.
  
  Охрана, вызванная мною в туже секунду, вывела брыкающуюся Эллу из кабинета и была предупреждена, под страхом увольнения, никогда больше не впускать её в здание компании.
  
  - Ванная комната за этой дверью, - кивнул я в сторону. Юлиана без возражений воспользовалась моим предложением. - Луиза, - обратился я к секретарше, когда Змейка скрылась за дверью, - сходи в бутик на соседней улице и принеси платье 42 размера, подходящие под него туфли и сумочку. Выберешь всё на свой вкус. Я тебе доверяю. Иди.
  
  - Хорошо, - ответила та и скрылась за дверью.
  
  - Сейчас Луиза принесёт тебе другую одежду, - сказал я, подойдя к двери ванной, оперевшись на стену.
  
  - Спасибо, конечно, но я не нуждаюсь в подачках.
  
  - Это компенсация за моральный ущерб. Это же из-за меня Элла тебе одежду испортила, - честно признался я.
  
  - Хорошо, - она замолчала. Из-за двери я слышал только шум воды. - Вы меня удивили. А вино хорошее, не отстирывается.
  
  - Ты меня тоже удивила, когда решила подыграть. Но спасибо, выручила, - когда вернулась Луиза, я кивнул ей на дверь и та, после стука, вошла туда.
  
  - Где наша невеста? - голос Сынхёна вывел меня из раздумий.
  
  - В ванной, - Сынхён удивлённо посмотрел на меня. Конечно, следы недавней истерики Эллы уже убрали. Но Сынхён быстро понял, в чём дело.
  
  - Здесь была Элла, - я кивнул. - Уууу! Какой счёт? 1:0, надеюсь в твою пользу.
  
  - Можно и так сказать, - дверь ванной открылась, и к нам вышла сама Юлиана. У неё за спиной стояла Луиза. - Спасибо, можешь быть свободна, - сказал я секретарше. Та кивнула всем присутствующим и вышла. - Прошу.
  
  Юлиана молча села в кресло и взяв ручку, подписала договор в тех местах, где ей указал Сынхён. Волосы, перекинутые на левую сторону, совсем ей не мешали. Закрытое белое платье без рукавов, выделяло золотой оттенок её кожи. Она сосредоточено исполняла все указания Сынхёна, что я даже ей залюбовался, а когда друг окликнул меня, не сразу это заметил. Я оставил свою подпись на документе и снова посмотрел на Змейку.
  
  - Не хочешь провести неделю нашего с тобой бракосочетания в моём загородном доме? - поймав ошарашенные взгляды, Сынхёна и Юлианы, пояснил: - Привыкнуть. Как ни как ни один день там жить. К тому же, тебе надо подучиться вести себя в светском обществе. Меня не будет. Мне надо уехать по делам. Прислуга же там всегда.
  
  - Есть возможность отказаться? - спросила Юлиана.
  
  - Есть, но не рекомендуется, - ответил я.
  
  Юлиана задумалась. Она поправила волосы и заправила прядь за ухо.
  
  - Хорошо.
  
  - Завтра в девять за тобой заедет машина.
  
  - Хорошо, - Змейка встала с кресла, и я, взяв её за руку, поцеловал тыльную сторону ладони.
  
  - Надеюсь на наше плодотворное сотрудничество, - я заглянул ей в глаза и обомлел. - Что с..
  
  - Интернет - очень полезная вещь. В нём можно найти нужную информацию. До свидания, - сказала Юлиана, взяла сумку, пакет с вещами и молча, вышла.
  
  - Что случилось? - спросил Сынхён, заметив моё замешательство.
  
  - Ничего. Просто кое-что узнал: дивная мне жёнушка достанется.
  
  

Глава 3

  
  (Юлиана)
  
  Из здания Kwon Corporation я вышла в приподнятом настроении. Сцена разборок с любовницей мне понравилась. И даже то, что Квон использовал меня, я ему простила. Наверное, он всё же не плохой человек. "Ага, - снова проснулся внутренний голос. - Сначала он не плохой. Потом хороший. Потом симпатичный. Обалденный, сексуальный, а в конце! Мы знаем, чем это заканчивается! Джиён, возьми меня всю!" Мои щёки заалели, и я встряхнула головой, чтобы отогнать глупые мысли. Что за чушь? Обалденный и сексуальный? Он же худющий, как непонятно что!
  
  Уже когда я хотела свернуть в сторону и спокойно прогуляться до дома, меня остановил какой-то мужчина.
  
  - Мисс Адриан? - спросил мужчина лет сорока пяти, может пятидесяти, в чёрном форменном костюме с фуражкой на голове. Его волосы уже тронула седина, а на лбу просматривались морщинки. Но в глазах этого мужчины плясали молодые задорные огоньки. - Мистер Квон просил отвезти вас домой.
  
  - Но я могу и сама дойти домой, - немного растеряно ответила я.
  
  - Скоро начнётся дождь, - он указал на пасмурное небо Лас-Вегаса, - а вы на каблуках, в платье и без зонта.
  
  - Хороший довод, - согласилась я и ответила улыбкой на искреннюю улыбку мужчины. Пройдя до машины, я остановилась. - Если я не ошибаюсь, - начала я, подбирая слова, - то ЭТО, - я кивнула на машину, - Мерседес.
  
  - Всё верно, мисс Адриан, - со спокойным лицом ответил мужчина. - Это Мерседес-Бенц 300 A. Ретро модель.
  
  Я слегка зависла, пытаясь осмыслить то, что я вижу. А мужчина спокойно открыл заднюю дверь автомобиля и помог мне сесть. А потом проследовал на своё место. Я поеду в машине, которую видела в старых фильмах. Таким образом, Квон хочет подластиться или у меня уже паранойя?
  
  - Хотите, я включу музыку? - спросил мужчина, когда завёл мотор, и машина тронулась с места.
  
  - Да, спасибо, - коротко ответила и, откинув голову на спинку сидения, прикрыла глаза. Папочка, как же ты сейчас мне нужен.
  
  Я достала телефон и, открыла папку под названием "Письма". Первое изображение. Когда-то давно я отсканировала все письма, которые писал мне отец, чтобы в любой момент иметь возможность, хоть и не гласно, но спросить у него совета.
  
  "Здравствуй, мой цветочек!
  Как ты поживаешь? Никто тебя не обижает? Я никогда не отправлю этого письма, но то, что я пишу тебе, обращаюсь к моей единственной дочери, делает меня счастливым.
  Я так хочу тебя увидеть, что мне хочется плакать. Твоя фотография двухлетней давности, которую прислал мне твой дядя, стоит в рамке на столе, а рядом с ней сидит мишка, которого я хотел подарить тебе на первый день рождения.
  Мне жаль, что ты не имеешь возможности узнать, кто твой отец, а я не имею возможности узнать тебя..."
  
  - Мисс Адриан, - голос водителя вывел меня из раздумий.
  
  - Да?
  
  - С вами всё хорошо? - спросил тот, мельком глянув на меня через зеркало заднего вида.
  
  - Всё хорошо. - Я спрятала телефон в сумочку и улыбнулась. - Просто задумалась. Простите, я не узнала, как вас зовут.
  
  - Тейлор, - коротко ответил тот.
  
  - Очень приятно.
  
  - Мне тоже, - ответил Тейлор.
  
  В салоне повисла тишина. Я не знала, что ещё сказать, а мужчина, наверное, просто не хотел говорить. В такой обстановке мы доехали до моего дома. Тейлор вышел из машины, открыл мне дверь и подал руку. Я с благодарностью её приняла.
  
  - Я заеду за вами завтра, как вы договорились, в девять, - сказал Тейлор и улыбнулся.
  
  - Хорошо, буду ждать.
  
  Распрощавшись с Тейлором, я осталась стоять на ступеньках дома. Страшно. После того, как Эри застала меня своим звонком в ванной комнате, мне страшно с ней встречаться...
  
  

***

  
  Я стояла возле большого, во всю стену, зеркала над умывальником. Звон мобильного заставил меня вздрогнуть.
  
  - Слушаю, - сказала я, приложив мобильный к уху и придерживая его плечом.
  
  - Лия, ты где? - в трубке послышался запыхавшийся голос сестры.
  
  - В ванной Квон Джиёна, - ляпнула я первое, что пришло в голову, а потом осеклась, когда услышала удивлённо-возмущённый крик Эри.
  
  - ЧТО??? Где ты??? - и уже более спокойно: - Как ты там оказалась?
  
  - Пришла, - честно ответила я. Деваться уже некуда! "Думать надо, перед тем как говорить! А если она подумает, что ты и этот красавец... Ууууу"
  
  - Сама? После всего, что было?
  
  - А что было? - я удивлённо похлопала ресничками. Они что сговорились?
  
  - Юлиана!
  
  - Эри, успокойся, - ответила я. - Милая, всё хорошо. Он меня пока что не обидел...
  
  - Вот именно, пока что!
  
  - Эри!
  
  - Всё, ладно, вернёшься - поговорим, - и она повесила трубку.
  
  

***

  
  Я посмотрела на дом, в котором провела тринадцать лет своей жизни и глубоко вздохнула. Мне нечего боятся. Я уже довольно взрослая и могу сама принимать решения. И я его приняла. А дядя Генри и Валэри придётся его принять.
  
  Поправив сумку на плече и волосы, я крепче перехватила пакет с вещами и вошла в дом.
  
  Родные пенаты встретили меня гнетущей тишиной. На холодильнике прикреплённая магнитом висела записка, гласившая, что дядя уехал на ночную на работу. А Эри уехала с женихом к его родителям и будет только вечером.
  
  Утром, пока все спали, я по быстренькому смылась из дома. И, пересидев в кафе, направилась на встречу с Квон Джиёном...
  
  Скинув туфли в коридоре, я поднялась на второй этаж, ступая босыми ногами по холодному полу. Открыв дверь своей комнаты, я ступила на белый ковёр, устилавший весь пол в комнате. Возможно, это последние часы, которые я провожу в этом доме. Заглянув в шкаф, я натянула на себя простую белую майку и хлопковые штаны, затянула волосы в хвост и улыбнулась своему отражению в зеркале.
  
  Интересно, я сильно удивила своего жениха. Как это всё-таки ново для меня. Я уже привыкла к тому, что Ник и Эри, жених и невеста, но я не ожидала, что в скором времени сама примерю на себя роль невесты. Хоть и таким оригинальным способом.
  
  В этот раз я широко улыбнулась, обнажив при этом зубы. Из зеркала на меня смотрела веселая девушка со светлыми волосами и разноцветными глазами - голубым и зелёным.
  
  - Почему ты плачешь? - спросила не высокая женщина с густыми чёрными кудрями и смуглой кожей, присаживаясь рядом со мной.
  
  - Почему они надо мной смеются? - я вытерла маленькими ручками мокрые от слёз щёчки и посмотрела на воспитательницу. - Они говорят, что я ненормальная.
  
  - Что ты! Ты нормальная, - успокаивающе сказала женщина и погладила меня по светлым волосам. - Они просто завидуют тому, что ты такая особенная. Ты отмечена Богом. Я уверена, что в твоей жизни должно будет случиться что-то, что её изменит и твои глазки тому подтверждение.
  
  - И я встречу своего принца? - спросила я и взяла миссис Фернандо за руку, та рассмеялась.
  
  - Да, ты встретишь принца, который увидит твои глазки и поймёт, что ты его единственная.
  
  Миссис Фернандо, имели ли вы в виду то, что происходит сейчас?
  
  Спустившись на первый этаж, я зашла на кухню и заварила себе чай. И недолго думая, прошла в гостиную.
  
  Забравшись с ногами на мягкий диван, я обняла ладонями чашку и осмотрела комнату. А ведь именно здесь началась моя новая жизнь.
  
  - О чём ты говоришь, Эрика? - запинаясь, проговорил дядя, и ошарашено посмотрел на свою сестру и мою мать, а потом посмотрел на меня.
  
  - А что? - воскликнула женщина. - Я молодая! Мне всего двадцать восемь лет! Я имею право на личную жизнь!
  
  - Но она твоя дочь! - крикнул дядя. Я испугалась, отошла на пару шагов назад и наткнулась на Валэри. Она положила мне на плечи свои ладони и улыбнулась.
  
  - И твоя племянница, - ответила мама. - И после меня ты её единственный родственник. Если ты не захочешь её брать, я сдам её в интернат или детский дом, - сказала мама. Ни единый мускул на её лице не дрогнул, когда она это говорила. - Я сделала всё, что должна была. Я её родила и воспитала! Она уже взрослая! А мне нужна свобода. Я потратила на эту соплячку лучшие годы своей жизни! Всю молодость!
  
  - Ты любишь сладкое? - спросила Эри, когда увидела, что я готова вот-вот расплакаться.
  
  - Угу, - кивнула я.
  
  - Тогда пошли на кухню, - Эри протянула мне руку. - Там в шкафу лежит шоколад с орехами.
  
  Я села за стол, а Эри поставила чашки с чаем и тарелочку с шоколадом на стол, и села рядом.
  
  - Слава Богу, родители не видят, каким монстром ты стала! - обречённо сказал дядя.
  
  - Вот родителей сюда не приплетай! Ты...
  
  - Уходи! Немедленно, - рявкнул дядя. - И запомни, ты когда-нибудь очень пожалеешь о том, что сделала. А когда решишь вернуть всё назад, не плачь. Не вини Лию в том, что она больше не будет считать тебя своей матерью...
  
  - Да она должна быть всю жизнь мне благодарна, что я дала ей жизнь! - звук пощёчины гулко разнёсся по всему дому.
  
  - Это ты, - чеканя слова, сказал дядя, - должна быть благодарна ЕЙ,- он сделал ударение на слове, - за то, что все эти годы она всё ещё считает тебя своей матерью и любит. Хотя, я бы на её месте ненавидел бы тебя уже сейчас. Но она слишком добрая. Явно не в тебя пошла. Он тоже многое тебе прощал. И больше никогда не появляйся в моём доме, Эрика. С этого момента у меня нет сестры, а у Лии нет матери.
  
  Настала тишина и только через некоторое время мы услышали стук каблуков и удар двери о косяк. Дядя Генри появился на кухне в туже секунду и, сев рядом со мной, подозвал к себе Эри. Та не заставила себя ждать и села по другу сторону отца.
  
  - Мы с женой всегда мечтали о второй дочери, но, к сожалению, она не дожила до этого дня, когда ты у нас появилась Юлиана, - обратился ко мне дядя Генри. Он улыбался мне так тепло, что я не сдержалась и улыбнулась в ответ. А его глаза лучились добром, любовью и лаской, которые я всегда искала в глазах матери. - С этого дня этот дом станет твоим домом, а мы твоей любящей семьёй. Я обещаю, что ты никогда не будешь одинока. И я тебя никому не отдам. Я всё сделаю для того, чтобы вы никогда ни в чём не нуждались, мои девочки, - он обнял нас и поцеловал каждую в лоб.
  
  Вспоминая этот момент из своего детства, я улыбнулась. Я действительно была очень благодарна дяде за то, что он для меня сделал. Он был тем человеком, который фактически спас мою жизнь. Я даже боюсь представить, как сложилась бы моя жизнь, если бы он не согласился меня взять к себе. Да и мать я могла понять. Наверное, могла. Родить в восемнадцать, вне брака, а в двадцать восемь быть матерью десятилетней девочки. Это тяжело. Но за эти годы она, ни разу не позвонила, не написала, не узнала как я. Жива ли? Она забыла обо мне!
  
  Стук входной двери оповестил меня, что вернулась Валэри и я отодвинула неприятные мысли на задний план.
  
  - Я не ждала тебя так рано, - сказала я, когда сестра вошла в комнату и плюхнулась на диван.
  
  - У меня разболелась голова, и я попросила Ника отвезти меня домой, - ответила та. Вид у Эри был усталый и я, сходив на кухню, заварила расслабляющий чай и принесла его Эри. - Спасибо.
  
  - Не за что.
  
  И мы замолчали. Мы пили чай и не знали с чего начать разговор. Мы обе знали, что нам его не избежать, но каждая оттягивала этот момент на более поздний срок.
  
  Больше всего нас обоих беспокоил другой вопрос - как всё это объяснить дяде. После нашего с ним похода к Квон Джиёну, он проклинал того на чём свет стоит. Я даже волноваться за Квона стала - не икается ли ему там, в офисе.
  
  - Когда? - внезапно сказала Эри. Её голос был непривычно холоден, а взгляд - пронизывал насквозь. Такой Эри я видела очень редко и только, когда её очень беспокоила ситуация.
  
  - Завтра, - ответила я ей. - Я проведу неделю в его доме за городом, изучу обстановку. Его это время не будет. Потом, по его возвращению, мы распишемся, и я окончательно перееду к нему.
  
  - Во сколько?
  
  - В девять. За мной приедет машина с водителем.
  
  - Хорошо, - Эри встала с дивана и направилась к входу на кухню. - Я сама всё объясню Генри.
  
  - Ладно, - согласилась я. Мне не понравился тон, в котором прошёл наш разговор, но я ничего не могла с этим поделать. Эри приняла моё решение, хоть и была с ним не согласна, и теперь остался только дядя.
  
  Медленно поднимаясь по ступенькам на второй этаж в свою комнату, я чувствовала тяжесть на душе. Прикрыв за собой дверь, я села на край кровати. Я приложила ладонь к груди, вздохнула и прислушалась к своему сердцебиению. Тук-тук-тук-тук-тук... Я вздохнула ещё раз.
  
  Страшно. Чувство страха, появившееся, когда я переступила порог нашего дома, так и не исчезло, а даже усилилось. Я не хотела покидать это место. Дом, где я впервые почувствовала себя любимой. И где появились люди, которых я очень люблю. Для меня променять эту жизнь, на ту где меня просто используют как инструмент для достижения собственных целей, это было очень тяжело.
  
  Пересилив своё чувство страха, я вспомнила о том, что надо собрать вещи на завтра.
  
  - Чемодан, чемодан, - бурчала я, мотаясь по комнате, в поисках искомого предмета. - Чемоданчик, ты где?
  
  - Это ищешь? - за моей спиной внезапно раздался голос Эри. От испуга я вскрикнула. - Я подумала, он тебе нужен. Вот и достала из кладовки.
  
  - Не пугай меня так больше.
  
  - Тебе полезно! - сказала сестра. - Будешь знать, как принимать решения, не посоветовавшись с семьёй. Тебе помочь собрать вещи?
  
  Я знала, это не вопрос. Это просьба. Я улыбнулась. Валэри может и была старше меня на семь лет, но иногда мне казалось, что мы ровесницы.
  
  - Конечно, - ответила я.
  
  Я решила не брать все вещи, только самое нужное и дорогое сердцу. Что-то из одежды, общие фотографии, украшения, свои дневники, которые я вела с тринадцати лет и письма отца. Я открыла обувную коробку, в которой лежали несколько конвертов и листы пожелтевшей бумаги, и провела по ним кончиками пальцев.
  
  - Я не говорила. - Эри подошла ко мне и прижалась грудью к моей спине и приобняла за плечи, - папа запретил. Я видела его несколько раз. Это было давно. Тебя ещё не было в нашем доме. А я его ещё раньше видела, - вспомнила она. - Мама была ещё жива. Мне тогда лет пять было.
  
  - Какой он? - тихо спросила я.
  
  - Высокий, с тёмно-русыми волосами. У него красивый изгиб губ. Вы в этом с ним похожи. Он очень добрый. Когда он приходил, всегда приносил мне конфеты, - Эри остановилась и задумалась. - Я один раз случайно подслушала его с отцом разговор. "Я очень хочу увидеть Ану, но она не даст мне этого сделать. Я видел её только мельком, издалека, когда приезжал к школе. Она очень похожа на мою мать" Кажется, так.
  
  - Аной он называл меня, в письмах. Юлиана, Ана.
  
  - Солнышко, - Эри прижалась ко мне ещё сильнее и опустила подбородок мне на плечо, - только не плачь.
  
  - Я не плачу.
  
  - Ты знай. Я тебя очень люблю. Ты моя единственная младшая сестра. Дороже тебя у меня никого нет. Ник и папа не в счёт, - Эри рассмеялась, я тоже. - Обещай, что если что-то случится, если он тебя обидит, ты мне позвонишь. Обещай! Мне плевать кто он и какие у него связи. Я сделаю все, чтобы защитить тебя.
  
  - Обещаю.
  
  Из-за эмоционального стресса, пережитого в этот день, я полночи не могла уснуть. Я ворочалась в кровати, смотрела нудный фильм, прочитала книгу. Мне ничего не помогало. Пока я просто не сосредоточилась на люстре на потолке и не заметила, как провалилась в сон.
  
  Мне снился сосновый лес. В белом платье ниже колен, с распущенными волосами и босыми ногами, я медленно шла по зелёной тропинке. Я ощущала холод утренней росы, которая касалась моей кожи. Я чувствовала, как молодая трава щекотала босые ноги, а свежий ветерок ласкал кожу и трепал мои волосы.
  
  Я шла, шла, а дорога не заканчивалась, хотя выход был, навскидку, в метрах двадцати от меня.
  
  Остановившись, я покрутилась, но вокруг был только лес. Деревья, трава и небо... И тишина. Только сейчас я заметила, что здесь тихо. Нет пения птиц, хотя ярко светит солнце, и ветра... Я не слышала дуновения ветра. Он касался моей кожи и волос, но я его не слышала. Я шумно вздохнула, чтобы проверить слышу ли я вообще хоть что-то, и я себя услышала.
  
  - Эри! Дядя Генри! - крикнула я, но в ответ получила только эхо. Здесь есть эхо, есть звук моего голоса, но нет других звуков? - Эй!
  
  - Эййй, - эхом отозвался лес.
  
  - Как мне выйти? - задала я вопрос, не ожидая получить на него ответ. И его не последовало. Я присела на ствол поваленного дерева и обняла себя за плечи.
  
  - Ана, никогда не отчаивайся, - в тишине леса раздался мужской голос, который цитировал слова отца из его последнего письма. Рядом со мной никого не было, а голос как будто был частью этого леса. Моего леса. Голос был мне знаком: грубоватый с лёгкой хрипотцой и еле заметным акцентом. Но я не могла вспомнить, чей он, хотя точно знала, что он не принадлежит, ни Генри, ни моему будущему супругу, ни даже его юристу или другим знакомым мне мужчинам. - Человек никогда не будет одинок. Обязательно найдётся тот, кто думает о нём и наблюдает. И ты можешь об этом не знать, но он будет с тобой всегда и везде. И даже тот, кого ты будешь считать своим врагом, может оказаться самым близким человеком и помочь тебе в трудный момент. Ты никогда не будешь одна. У тебя есть семья, которая тебя любит. Ты всегда сможешь положиться на них.
  
  - Лия! Хватит спать! Уже восемь! - голос Эри ворвался в мой сон столь внезапно, что я тут же открыла глаза и наткнулась на белый потолок. Сев на кровати, я потянулась и осмотрелась. Солнце вовсю светило в окно и от золотого света комнату спасали только плотные шторы.
  
  - Лия! - ещё раз крикнула сестра.
  
  - Уже спускаюсь! - крикнула я ей в ответ. Одеться, умыться, причесаться и спустить чемодан на первый этаж, чтобы не бегать за ним - и всё это за двадцать минут. Я чудо! - Ты зачем так кричишь?
  
  - Я тебя бужу, - искренне ответила Эри.
  
  - Спасибо, милая, - я отпила чай из поставленной передо мной чашки. - Дядя до десяти?
  
  - Да. Солнце, тебе повезло. Первый удар на себя беру я, - Эри села напротив и тоже сделала глоток чая. - Хотя, он как всегда. Побесится и смирится. С моим же выбором он смерился.
  
  - А у него был выбор? "Или мы женимся, или я ухожу из дома! " - процитировала я слова Эри, когда она заявила, что выходит замуж за Ника.
  
  Ровно в девять в дверь позвонили. Открывать пошла Валэри, а я убрала со стола посуду.
  
  - Лия, - сказала Эри, входя на кухню, - это к тебе.
  
  Я обернулась. Эри стояла у холодильника, скрестив руки на груди, и с задумчивым видом смотрела на гостя. В дверях же стоял Тейлор. Он широко улыбался, от чего на щеках у него появлялись смешные ямочки.
  
  - Доброе утро, Тейлор, - поздоровалась я.
  
  - Добрый день, мисс Адриан. Вы готовы?
  
  - Да. Вещи...
  
  - Я их видел, - остановил он меня. - Пойдёмте?
  
  - Да, - Тейлор кивнул и вышел. Я последовала за ним, но Эри остановила, схватив меня за запястье.
  
  - Ты знаешь кто этот мужчина? - Эри нервничала. Она с беспокойством смотрела на меня и такие же беспокойные взгляды кидала в сторону выхода.
  
  - Вчера этого мужчину прислал Квон. Тейлор вчера привёз меня домой, а сегодня отвезёт в дом Квона.
  
  - Ясно, - ответила Эри и расслабилась.
  
  - Что-то случилось?
  
  - Нет, - сестра обняла меня и поцеловала в лоб. - Я люблю тебя. Мы все тебя любим. Будь осторожна.
  
  - Я тоже вас люблю. Пока, - я помахала рукой Эри, стоя в дверном проёме. - Как приеду - позвоню.
  
  Тейлор уже был на улице. Спрятав мои вещи в багажник, он стоял возле задней дверцы машины и ждал меня. А когда я подошла ближе, открыл её и как обычно помог сесть.
  
  - Спасибо, Тейлор, - он кивнул. Захлопнув за мной дверцу, обошёл автомобиль и сел на водительское сидение.
  
  - Рядом с вами лежит папка. Её просил передать вам мистер Чхве. Он вам перезвонит через несколько минут.
  
  И, правда, в течение десяти минут раздался звонок, а на экране высветился незнакомый номер.
  
  

Глава 4

  
  (Юлиана)
  
  - Доброе утро, мисс Адриан, - в трубке прозвучал бодрый голос юриста Kwon Corporation.
  
  - И вам доброе утро, мистер Чхве, - ответила я.
  
  - Надеюсь, вы отлично спали? - "Да чтобы ты так спал!!!" - съязвил внутренний голос. - Вы видели папку?
  
  - Спасибо, мистер Чхве, я отлично спала, - я посмотрела на лежащую слева голубую папку и взяла её в руки. - Папку видела, но ещё не открывала.
  
  - Откройте её, - сказал Сынхён. - Там вы найдёте полную информацию на Квон Джиёна, особенно ту, которой нет в Википедии. Всё, что он любит, что ненавидит, как одевается, где. Его привычки и тому подобное. Всё, что вам нужно знать о нём, - Сынхён замолчал, давая мне возможность переварить информацию. И я переварила.
  
  - А то, что не нужно? - съязвила я, не ожидая ответа от юриста.
  
  И я его не получила. Зато крик Квона услышала замечательно:
  
  - А то, что не нужно знать тебе не обязательно! - я не знала, что ответить и от безысходности просто открывала и закрывала рот.
  
  - Так же, - снова вставил своё слово Сынхён, - буду вам благодарен, если вы составите полную информацию о себе. 3573hz - пароль от компьютера Джиёна в кабинете. Можете воспользоваться им. И мистер Квон просил передать вам, чтобы вы подумали над легендой. Вас обоих будут спрашивать, как вы познакомились и так далее. После, вы вместе с Джи Ёном отредактируете историю.
  
  - Хорошо, - ответила я. - А у вашего Квон Джиёна будут особые пожелания?
  
  - Во-первых, лучше сейчас привыкай говорить "Джиён" вместо "Квон", чтобы потом случайно не оговорится, - сказал ехидный голос, принадлежавший моему женишку. - Во-вторых, без соплей. Я этого не люблю.
  
  - А что ты ещё не любишь? - спросила я, в голове создавая картинки, как я его убиваю. Я хихикнула. "А может ещё четвертуем? А что это всего лишь мысли - невинно заявила проснувшаяся совесть".
  
  - Прочитаешь папочку - узнаешь.
  
  - Это всё?
  
  - Да, - ответил Сынхён.
  
  - Спасибо, мистер Чхве. И передайте моему жениху, что я его люблю до такой степени, что мы ещё не поженились, а я уже хочу его убить.
  
  - Хорошо, мисс Адриан, - последнее, что я слышала, это был смешок Сынхёна и гудки.
  
  Я убрала телефон в сумку и с облегчением вздохнула. Я видела, что Тейлор через зеркало заднего вида бросает на меня встревоженные взгляды, но молчал.
  
  Я открыла папку и пролистала её. А тут не так много информации. Хотя, я толком его не знаю. И до нашей встречи на парковке, даже не знала, как его зовут и кто он. Может до ужаса занудный!
  
  Имя: Квон Джиён
  Дата рождения: 18 августа 1988 года
  
  Я удивлённо уставилась на содержимое папки. Он родился восемнадцатого августа? И он на четыре года старше меня... Интересно...
  
  - Если ты хочешь информацию и легенду - они будут!
  
  - Мисс Адриан, - сказал Тейлор. - Вы извините, что задаю такие вопросы. Но у вас проблемы с женихом?
  
  - С чего вы взяли? - я насторожилась. Никто не знает, что наш брак фиктивный. Выходит, что на людях мы будем играть влюблённых.
  
  - Вы называете его полным именем, холодно о нём отзываетесь.
  
  - Нет, что вы, - я попыталась говорить более естественно. - Просто... Я не знаю, как вам объяснить. Нормальной свадьбы у нас не будет, а за неделю до нашей росписи, он уехал. Вот я и обиделась на него.
  
  - Вы действительно его любите? - после минутной тишины, внезапный довольно личный, вопрос Тейлора выбил меня из колеи.
  
  - Эм, Тейлор, вы задаёте такие странные вопросы.
  
  - Простите, - Тейлор изменился в лице. Если минуту назад он источал беспокойство и заботу, то сейчас его лицо было непроницаемым. - Это не моё дело.
  
  - Всё в порядке, - я замахала руками. - Конечно, я его люблю. Просто он иногда бывает, невыносим, что я хочу его убить.
  
  Тейлор облегчённо вздохнул. С этого момента мы не разговаривали. Я просматривала содержимое папки и одновременно обдумывала случившееся, кидая косые взгляды в сторону водителя.
  
  Джиён не любит, когда без его разрешения трогают его вещи, входят в его комнату без стука и входят вообще, и беспокоят по пустякам.
  
  Мрачный мне муженёк достался. А он вообще что-то любит?
  
  Джиён любит, когда ему во всём беспрекословно подчиняются.
  
  Тиран!!! "Ха! Не волнуйся! Переучим! - заявил внутренний голос".
  
  - Он ненормальный! - воскликнула я, чем привлекла внимание Тейлора. - Извините.
  
  - Всё хорошо, мисс Адриан, - сказал Тейлор. - Мы приехали.
  
  И, правда, через пару минут мы в живой коридор из высоких кустов, огораживающих двухэтажный роскошный особняк. Объехав полдома, машина остановилась на широкой площадке. Тейлор помог мне выйти, и я наткнулась на мужчину средних лет, может одного с Тейлором возрастом, может чуть старше. Одетый в строгий костюм, он внимательно посмотрел на меня и кивнул.
  
  - Вы мисс Адриан? - спросил мужчина, смотря на меня поверх очков, в тонкой оправе. Я кивнула. Тейлор достал из багажника мои вещи и встал чуть позади меня. - Меня предупредили, что вы прибудете. Проходите, - он указал на дорожку, ведущую к парадному входу. Мужчина шёл чуть впереди, я шла за ним, а Тейлор вместе с появившимся по зову дворецкого, в кой ранг я определила встретившего нас человека, несли мои вещи. Парадный вход был сделан в античном стиле: по обоим бокам от входа стояло два небольших льва, три белые ступеньки для подъёма, по две колоны по обеим сторонам, которые якобы придерживали навес над дверью.
  
  Мужчина открыл входную дверь и, войдя внутрь, галантно придержал ее, давая возможность мне и двум идущим за нами мужчинам войти в дом.
  
  Холл дома, как и вход, был выполнен в античном стиле. Скорей всего, в том же стиле был сделан весь особняк. По правую руку от меня на возвышении из трёх ступеней была лестница на второй этаж.
  
  - Меня зовут Мейсен Найт, я дворецкий, - сказал мужчина, закрыв за нами дверь. Значит, я не ошиблась, когда подумала что он дворецкий. После его слов в холе появилось много незнакомых мне людей. Как я предположила местная прислуга. - Парень за вами, мой помощник, Алан, - парень вышел в пределы моей видимости и кивнул. - Эти пять девушек - горничные, - Мейсен указал на девушек стоявших рядом. Все они были в чёрных платьях до колен с рукавами две четверти, воротниками-стойками и белых передниках. Волосы всех девушек были собраны в пучок на затылки, а глаза опущены. - С ними вы сможете познакомиться позже. Это Луи - наш повар и его жена Элен - экономка, - мужчина указал на уже не молодую пару стоявших справа от меня. Весёлый толстячок в традиционной одежде шеф-поваров. Поймав мой взгляд, он задорно обнажил белые зубы в улыбке, приложил правую руку к груди и поклонился. Стоявшая рядом с ним женщина выглядела элегантно: платье свинцового цвета до колен, длинные рукава с белыми манжетами, застёгивающиеся на крохотные пуговки в тон платью, белый воротник и так же, как у горничных, аккуратная причёска. Она лишь кивнула мне и не заметно для дворецкого дёрнула супруга за рукав, призывая к порядку. - Это Винсент - садовник, - дворецкий указал на мужчину в рабочей одежде. - Сейчас вам надо отдохнут после поездки. Мартина вас проводит, - сказал Мейсен, подзывая к себе хрупкую черноволосую девчушку. Она послушно вышла вперёд, и, попросив следовать за ней, направилась к лестнице.
  
  Мы шли в полной тишине, не считая шума воды, доносившегося с улицы через открытые окна. Шум воды? Здесь есть фонтан?
  
  - Это ваша комната, - тоненьким голосом проговорила девушка, не поднимая на меня глаз. Она открыла дверь и проделала туже комбинацию, которую проделал дворецкий, впуская нас в дом. - Обед будет через полчаса. Я провожу вас потом в столовую. Помочь вам разобрать вещи, мисс?
  
  - Эм, нет, спасибо, - ошарашено ответила я. К такому сервису я не привыкла.
  
  - Я могу быть свободна, мисс?
  
  - Да.
  
  Девушка кивнула и вышла. В комнате остались только я и Тейлор. Стук моих каблуков об плитку пола заглушился, когда я ступила на ковёр. Белый цвет стен, потолка, покрывала на кровати и подушек, прекрасно смотрелся с небесным цветом штор и подушечек, и цветом мебели из красного дерева. Аркообразные выемки в стенах, над тумбочками были ажурными и чем-то похожи на внутренний вид ракушек. Когда я увидела открытый балкон с белыми креслами и столиком между ними за закрытыми дверями, мне захотелось выйти на улицу.
  
  - Тейлор, - сказала я, обернувшись к мужчине. Он всё ещё стоял у входной двери, внимательно наблюдая за мной. - Вы могли бы, если мне понадобится съездить кое-куда, отвезти меня?
  
  - Конечно, - ответил тот, поставив чемоданы поближе к кровати. - Для этого меня и приставили к вам. Скажете прислуге - и меня найдут.
  
  - Спасибо, - сказала я. Мужчина кивнул и вышел, а я осталась одна. За третьей дверью в комнате, после балконной и входной, находилась ванная комната. Умывальный столик на узорных ножках золотого цвета, круглая ванна, два огромных зеркала на противоположных стенах и стеклянная дверь, отгораживающая от всей комнаты душевую. Ещё одна дверь вела в огромную гардеробную. Большой высокий цельный стол с выдвижными ящиками посреди комнаты, стена с вешалками, разделённая на пять секторов тонкими перегородками, широкие полочки для безделушек, стол посреди полочек с ящиками, огромное зеркало в золотой раме и высокий шкаф с выдвижными ящиками.
  
  Вернувшись в комнату, я легла на кровать и прикрыла глаза. А ведь я действительно устала, за то время что мы ехали. Сколько прошло? Час? Два? Нет, кажется все три...
  
  Темнота. Меня окружала ужасная темнота. Я ничего не видела, и от этого мне было очень страшно. Вдруг, над местом, где я стояла, зажегся свет. Как будто кто-то включил прожектор. Я была в том же белом платье, с распущенными волосами и босая. Меня сковывал страх, и я не могла пошевелиться, но я не знала почему.
  
  Я закричала во весь голос, как только могла, но не услышала его. Зато открыв глаза, увидела нависающую над собой Мартину. Она смотрела на меня очень обеспокоенно, и хотела было что-то сказать, но передумала.
  
  - Мисс, - сказала наконец-то она, - вы кричали. Вам приснился кошмар?
  
  - Можно сказать и так. Спасибо, что разбудила.
  
  - Не за что, - ответила девушка. Зазвонивший мобильник заставил меня вздрогнуть. Что-то я часто начала пугаться звонков телефона. Я достала мобильный из сумки, а Мартина, кивнув, вышла из комнаты.
  
  - Ты почему не перезвонила? - сказала Эри, когда я поднесла телефон к уху.
  
  - Эри, прости, я забыла.
  
  - Забыла она! - Эри вздохнула. - Как ты там?
  
  - Всё отлично.
  
  - Тебя хорошо встретили?
  
  - Да, - ответила я, обводя взглядом свои покои и останавливаясь на балконе. - Моя старая комната меньше нынешней раза в три. И это как минимум.
  
  - Да, не поскупился женишок хорошую комнату будущей жене выделить, - съязвила Валэри. Я рассмеялась. Не сдержавшись, я соскочила с кровати, и, открыв двери, вышла на балкон. Удобно устроившись в кресле, приготовилась слушать Эри. - Ладно, отдыхай, солнце. Ты, наверное, сильно устала.
  
  - Эри, а дядя?
  
  - Я ему уже сказала. Он, конечно, не в восторге. Очень злился. Но уже затих. Сидит у себя в комнате и не выходит.
  
  - Ясно.
  
  - Ладно, я пойду. Отдыхай, сестрёнка.
  
  Я положила телефон на столик и откинула голову на спинку кресла. Вот и началась моя новая жизнь. Может, она не будет такой ужасной, какой я её себе нарисовала? Я прикрыла глаза...
  
  А когда открыла, уже был вечер. Солнце уже почти зашло, окрасив небо в алый цвет. На мне лежал плед в клеточку, а телефон переключён в режим "Без звука". Не сразу поняла, где нахожусь. Неизвестный мне ландшафт, балкон, не моя комната. Но потом я вспомнила, что это теперь мой дом. Электронные часы, стоявшие на тумбочке, говорили, что сейчас шесть вечера.
  
  "Обед мы проспали, - констатировал внутренний голос. - Может, ещё успеем поужинать?" В ответ на слова моего второго Я, желудок предательски заурчал, требуя еды.
  
  И действительно, когда я спустилась на первый этаж, Мартина сообщила что ужин готов и ждёт меня в столовой. Я кивнула в знак согласия, и девушка проводила меня до нужного места.
  
  Столовая была совмещена с кухней и находилась напротив рабочей части, в полукруглой выемке.
  
  Благо, что миссис Фернандо в своё время научила меня пользоваться столовыми приборами. "Всё в жизни пригодится" - ответила она, когда я спросила у неё, зачем мне это.
  
  Когда я ехала сюда, я придумала, что всё здесь будет под стать его хозяину, но я ошиблась. Я ожидала увидеть нечто яркое, вычурное с кучей золота и серебра. Но всё оказалось намного проще. Да, размеры дома и прилегающей территории были огромны. Но для богатого человека это нормально.
  
  Позже, после окончания ужина, я поднималась на второй этаж и шла по направлению к кабинету. Я не знала, что я ему скажу, но я отчётливо знала, что по-другому я умру от скуки.
  
  Открыв дверь, я осмотрелась по сторонам, и тихонько проскользнула внутрь. "Кажется, наш красавчик помешан на кожаной мебели в личном пространстве, - заявило моё второе Я". И в этот раз, я была с ним согласна.
  
  Присев в одно из кресел напротив рабочего стола, я достала мобильный и написала сообщение Квону.
  
  "Мне нужно с вами поговорить. Как будете свободны - перезвоните".
  
  И уже через пять минут я получила от него ответ.
  
  "Через 10 минут я буду свободен. Зайди в мой кабинет, включи компьютер и Skype".
  
  Так как в кабинете я уже находилась, я незамедлительно исполнила следующие указания.
  
  - Классика? - удивилась я, когда открыла папку "Музыка". - Бах, Вивальди, Штраус, Бетховен, Моцарт, Верди, Вагнер...
  
  Вызов скайпа заставил меня подпрыгнуть в кресле.
  
  - Вы меня напугали, - сказала я, после ответа на звонок.
  
  - И снова тоже самое. Ни "здравствуй", ни "как дела". Кто занимался твоим воспитанием?
  
  - Эри, - возмутилась я.
  
  - А, ну, понятно. Ещё один пунктик в твоём расписании, - спокойно сказал мужчина. Он откинулся на спинку кресла и скрепил руки в замок. Его волосы были растрёпаны, галстук наполовину развязан, что бы освободить шею, а первые две пуговицы на рубашке расстёгнуты.
  
  - Имейте совесть, мистер Квон! Эри моя семья!
  
  - Джиён.
  
  - Что? - опешила я.
  
  - Зови меня Джиён, а не мистер Квон, - пояснил тот. - Ты теперь моя невеста. И твой официальный тон может всё испортить. А мне не нужны слухи, что Квон Джиён и его невеста терпеть друг друга не могут.
  
  - А это не так? - задала я, интересующий меня вопрос.
  
  - Ана, не знаю как ты, но пока что ты мне нравишься, и претензий у меня к тебе нет, - я перестала дышать, но виду не подала. Почему он назвал меня Аной? Юлиана, на крайний случай Змейкой. Но почему сейчас именно Аной? - О чём ты хотела поговорить?
  
  - А? Да, - пришла в себя я. - Я хотела... Я же могу заниматься, чем хочу?
  
  - Если это не навредит моей репутации, - напомнил Квон.
  
  - Это не навредит... А может даже наоборот.
  
  - Что ты хочешь? - мужчина с интересом наблюдал за мной и улыбался.
  
  - Я понимаю, что с момента как я стану вашей, - Квон красноречиво на меня посмотрел, - твоей женой, работать в кофейне я больше не смогу.
  
  - Естественно, ты сможешь купить эту кофейню, если захочешь.
  
  - Бездельничать не в моём вкусе, - ответила я, недовольно поджав губу. - Поэтому мне нужен холодный фарфор.
  
  - Зачем? - в голосе Джиёна послышались удивлённые нотки.
  
  - Не важно. Вы... Ты поможешь?
  
  Джиён усмехнулся. Его забавляли мои метания между "вы" и "ты".
  
  - Ты хочешь, чтобы тебе привезли фарфор? Хорошо. Я позвоню секре...
  
  - Нет, - перебила я его и, собравшись с силами, выпалила: - Мне нужны деньги.
  
  - Сразу бы так и сказала, - он поджал губы, и мне показалось, что он ждал этих слов от меня. - Завтра утром тебе привезут карточку. Она уже готова. Это всё?
  
  Может, в начале нашего разговора Джиён был расслаблен, то теперь от него даже сквозь экран компьютера веяло холодом и скованностью, и он явно хотел побыстрей закончить разговор.
  
  - Да, - ответила я, и он тут же отключился. Я удивлённо посмотрела на экран и, пожав плечами, вышла из кабинета, прикрыв за собой дверь. Встретив Винсента, направлявшегося в кладовую, я попросила его, если он найдёт Тейлора, передать ему, что он будет нужен мне ближе к обеду.
  
  Винсент кивнул, пообещал передать всё слово в слово Тейлору и откланялся. А я поднялась в свою комнату. Переоделась, умылась и легла спать.
  
  И снова тьма и круг света вокруг меня. Я снова пыталась что-то разглядеть, но у меня ничего не вышло. Как и в прошлый раз.
  
  Только темнота, которая, как мне казалось, сужала светлое пространство вокруг меня.
  
  - Хватит! - смогла, наконец, крикнуть я и закрыла глаза. В тот же миг я почувствовала шелест листвы, пение птиц, журчание ручейка где-то вдалеке.
  
  Открыв глаза, я обнаружила что стою посреди того же леса. Только в этот раз он был похож на обычный, живой, лес. А не тот, который я видела в прошлый раз.
  
  Я хотела остаться на месте, присесть на поваленное дерево и ждать, когда я проснусь или меня разбудят. Но что-то неведомое настойчиво толкало меня или тянуло... Я не знаю... Просто чувство, что мне нужно идти вперёд, не давало покоя.
  
  Прислушавшись к внутренним чувствам, я двинулась вдоль по тропинке. Я шла медленно, а просвет в конце пути дороги быстро приближался. Но я так и не дошла до него. Я проснулась.
  
  На часах было почти десять.
  
  Одев простенькое лёгкое платье, я заплела косу, перекинула её через плечо и спустилась вниз. Девочки-горничные носились из стороны в сторону, а поймать и спросить, что случилось, я не смогла. Зато в гостиной, находившейся напротив парадной двери в конце небольшого коридорчика, на жёлтом диванчике обнаружился незнакомый мне мужчина. Высокий, выше моего будущего мужа, азиат в джинсах, футболке с полукруглым вырезом и пиджаке сидел на диване и пил кофе.
  
  Когда я вошла, он тут же вскочил на ноги и широко улыбнулся.
  
  - Доброе утро, прелестная леди. Значит это вы прекрасная мисс Адриан, про которую весело щебетали местные птички? - задал вопрос мужчина. - Я Дон Ёнбэ, друг Джиёна.
  
  - Очень приятно с вами познакомится. А...
  
  - Я хотел повидать Джиёна, а его нет. Я был у него на квартире, в офисе и мне сказали, что он уехал по работе. Хотел уже уехать, а мне сказали, что мой лучший друг женился. И я приехал с вами познакомиться, - ответил на мой так и не озвученный вопрос Ёнбэ.
  
  - Мы ещё не женаты, - уточнила я. - Но когда он вернется, мы распишемся.
  
  - Не важно. Он не познакомил меня со своей избранницей, хотя мы с ним почти братья.
  
  - Я не знаю, когда он вернётся, и ничем не могу вам помочь, - попыталась я перевести разговор на другую тему.
  
  - Джиён как всегда, - Ёнбэ развёл руки. - Оставил женщину, к тому же невесту, одну. А сам с головой ушёл в работу. И что вы в нём нашли? Что он, что Сынхён, два трудоголика, - мужчина ослепительно улыбнулся. - Поэтому, на правах лучшего друга и почти брата вашего супруга я готов составить вам компанию, на время его отсутствия. Если вы, конечно, не против моего общества.
  
  - Конечно, я не против. Мне как раз нужна мужская сила.
  
  - Звучит интригующе, - Ёнбэ рассмеялся. Я рассмеялась вслед за ним.
  
  Как и обещал Джиён, карточку привезли ещё в восемь утра, и всё это время она ждала меня в кармане дворецкого.
  
  Позавтракав в обществе Ёнбэ, я весело провела время. Я даже подумать не могла, что Джиён и Ёнбэ лучшие друзья с детства. Они были настолько разные, что у меня это не укладывалось в голове.
  
  На улице я познакомила Ёнбэ с Тейлором, мы сели в машину и, назвав нужный адрес, я расслабилась. Ёнбэ и Тейлор обсуждали что-то мне не понятное, и я пропускала их слова мимо ушей.
  
  - А куда мы едем? - задал вопрос Ёнбэ.
  
  - За куклами, - ответила я, не обращая внимания на окружающих.
  
  - За чем? - Ёнбэ удивлённо посмотрел на меня, а Тейлор улыбался, глядя на нас.
  Дом миссис Фернандо, к которой мы ехали, находился на окраине Лас-Вегаса. Я вспомнила то, чему она меня научила, смотря в окно и не заметила, как мои мысли занял вчерашний разговор с Джиёном. Почему он вдруг стал так холоден? Он сам говорил, что я могу пользоваться его деньгами. Так в чём же проблема? Если он так печётся о своём состоянии, я верну ему его деньги! Продам своих кукол и верну, с процентами!
  
  Машина остановилась на обочине, напротив небольшого домика. Раскинувшиеся возле домика клумбы, как обычно радовали глаза прохожих и я улыбнулась.
  
  - Хочу заранее предупредить, - сказала я, выходя из машины. - Они очень хрупкие. Осторожней с ними. Хорошо?
  
  - Ты не шутила? - ещё более удивлённо, произнёс Ёнбэ.
  
  - Нет.
  
  - Они что фарфоровые? - спросил Ёнбэ и скрестил руки на груди.
  
  - Да, - серьёзно ответила я. - И каждая из них в единственном экземпляре.
  
  - А чьи они? - задал вопрос Тейлор. - Откуда у вас фарфоровые куклы? Они же очень дорогие.
  
  - Я сама их сделала, - ответила я, останавливаясь между двумя большими клумбами лицом к мужчинам. - Мне же нужно было отвлечься. Я всегда из-за своих глаз была не такой как все, и даже родная мать всю мою жизнь терпеть меня не могла.
  
  Я развернулась и направилась к дому, чувствуя на своей спине два мужских удивлённых взгляда.
  
  

Глава 5

  
  (Юлиана)
  
  Миссис Фернандо встретила нас с распростёртыми объятиями. Упрекнув меня, конечно, что я долгое время не заходила. Но потом крепко обняла и провела нас в гостиную. Она улыбалась, когда я познакомила её с Ёнбэ. Соледад, как она когда-то попросила её называть, очень удивилась, что я не сообщила ей о предстоящей свадьбе. Когда же я представила ей Тейлора, она долгое время не сводила с него взгляда, а потом усмехнулась.
  
  - Мне кажется, я вас уже где-то видела, - сказала наконец-то она.
  
  - Возможно, где-то мы с вами и встречались, - ответил Тейлор. - Но я запомнил бы столь очаровательную женщину.
  
  - А вы льстец, - ответила Соледад с улыбкой на лице.
  
  Мы с Ёнбэ переглянулись и усмехнулись. Они флиртуют друг с другом? Сказав, что я покажу Ёнбэ кукол, я взяла того под локоток и увела в "Кукольный дом". Так называла Соледад место, где хранились законченные куклы.
  
  Я открыла дверь и вошла в комнату, мужчина последовал за мной.
  
  - Еб.., - хотел ругнуться азиат, но увидев мой красноречивый взгляд, передумал. - Твою мать!
  
  - Это тоже лучше не произносить. Они всё слышат, - сказала я и подошла к одной из кукол, поправив ей платье.
  
  - Кто? - опешил мужчина.
  
  - Куклы! Они тоже живые! - объяснила я, как врач душевнобольному, и рассмеялась, увидев округлившиеся глаза Ёнбэ. "Он, наверное, думает, что ты сумасшедшая, - ехидно заметил внутренний голос".
  
  - Ну, да, конечно, - кивнул Ёнбэ с умным видом и подошёл к первой кукле, продолжая на меня странно смотреть. Я ходила между рядами кукол, вспоминая историю создания каждой. Малышка Шарлет, милый карапуз в нежно-розовом сарафанчике, чепчике с белой ленточкой, золотыми кудряшками, завязанными в два хвостика и корзинкой цветов и ягод. Она была первой из моих кукол. Я её несколько раз переделывала. Плакала из-за неудач, но всё-таки закончила! Красавица Лили, миленькая девчушка в сиреневом платьице, с пушистыми серыми волосами. Её я сделала после ссоры с мамой. Я прибежала к Соледад домой вся в слезах, а женщина вручила мне в руки глину и сказала лепить. Создать куклу похожую на моё настроение.
  
  - Прекрасные куклы, - раздался голос со стороны входа. Я обернулась. В дверях стоял Тейлор. Он с восхищением на лице смотрел на стеллажи с куклами, а когда подошёл ближе, легонько провёл пальцами по их ручкам, волосам, платьям. - Это вы делали?
  
  - Часть я, остальное это работы Соледад. Моих кукол тут от силы штук двадцать.
  
  - У вас талант, мисс Адриан, - сказал Тейлор.
  
  - Согласен! - сказал Ёнбэ, откуда-то из-за стеллажей. - У меня знакомая есть - галеристка. Она может устроить выставку-аукцион. И себя покажешь, и деньги получишь. Если хочешь, конечно.
  
  - Я не думала об этом серьёзно.
  
  - Подумай, - ответил азиат, появляясь из-за стеллажей, передо мной. - Ён такой человек, который не любит, когда женщина сидит у него на шее. Такие женщины быстро ему надоедают. А вот если она хочет быть независимой - это вызывает его интерес. Поэтому, если хочешь его удержать рядом с собой - действуй. Покажи ему, что ты можешь жить без него и его денег. И он будет твоим. Я его очень хорошо знаю.
  
  - Я не хочу, чтобы, - я вовремя себя остановила, чтобы не сболтнуть "Квон", - Джиён думал, что я это ради его внимания делаю.
  
  - А он и не подумает, - сказал Ёнбэ и подойдя ко мне, приобнял за плечи. - Игнорируй его, сестрёнка. Игнорируй. Он этого страх как не любит.
  
  Больше мы на эту тему не разговаривали, но я взяла на заметку, что можно устроить выставку, собрать деньги и на всякий случай иметь заначку. Мало ли что может этим богачам в голову прийти.
  
  Оба мужчины помогали нам аккуратно складывать кукол в коробки и укладывать их машину Джеки, дочери Соледад.
  
  Пойманную за шкирку в коридорах дома, меня затащили на кухню. Соледад закрыла дверь и, повернувшись ко мне лицом, серьёзно посмотрела мне в глаза.
  
  - Рассказывай, - сказала женщина, присаживаясь на стул.
  
  - Что именно? - не сразу поняла я сути вопроса. "Или не хочешь понимать", - сказал здравый смысл.
  - Про жениха расскажи, про этих двух мужчин. Что случилось в твоей жизни за эти два месяца?
  
  - Ничего особенного, - я разнервничалась. - А про жениха говорить нечего.
  
  - Правда? - недоверчиво приподняв бровь, спросила она. Соледад взяла со стола глянцевый журнал, пролистала пару страниц и, найдя нужную, протянула мне.
  
  - Что это? - спросила я, беря в руки протянутый журнал. На развороте была наша с Джиёном памятная первая встреча. Вот я выбегаю перед его машиной, вот мы стоим напротив друг друга, вот он проводит рукой по моим волосам и щеке, а вот и финальное фото - пощёчина. Моя первая пощёчина Квон Джиёну. В начале страницы большими буквами было написано: "НОВАЯ ПАСИЯ КВОН ДЖИЁНА ИЛИ БУДУЩАЯ МИССИС КВОН?"
  
  На следующей странице были мои фотографии, выходящей из здания Kwon Corporation и садящейся в предоставленную Джиёном машину.
  
  - Когда они успели? - я была ошеломлена.
  
  - Такие новости быстро разносятся по миру, - невозмутимо ответила Соледад. - Сейчас, это самая обсуждаемая новость в интернете.
  
  - Какой кошмар! - я хлопнула себя по лбу и села на ближайший стул.
  
  - Ты не хочешь узнать, в ранг кого тебя возвели?
  
  - Нет желания, - ответила я. - Можно позаимствовать журнал?
  
  - Бери. Я себе ещё один купила, - Соледад широко улыбнулась, а я рассмеялась. В этом вся Соледад. Хоть ей уже почти сорок, она ведёт себя, как молодая безбашенная девчонка. И это мне в ней нравится. - Так ты расскажешь, как вы познакомились? Как давно помолвлены?
  
  Я поймала красноречивый взгляд на моём безымянном пальце.
  
  - Почему ты не носишь обручальное кольцо?
  
  - Соледад, давай не будем? Пожалуйста, - я не могла сказать ей правду, но и врать ей я не могла. И из-за этого мне было больно.
  
  - Ты его любишь? - я невесело улыбнулась и опустила голову. Снова этот вопрос? Дежа вю! - Всё так плохо?
  
  - Всё хорошо.
  
  Женщина вздохнула. Я не знаю, поверила ли она мне, но продолжать этот разговор не стала. Она явно хотела ещё что-то спросить, но не знала, как это сделать.
  
  - А что это за сопровождающие с тобой? - в глазах женщины появились чертята.
  
  - Вас интересуют оба или всё же только Тейлор? - ответила я ей вопросом на вопрос и хитро улыбнулась. Щёки моей наставницы порозовели. Я попала в "яблочко"!
  
  - Так! - воскликнула она и встала. - Пошли. Тебя, наверное, уже ищут.
  
  Когда мы вышли, подлетевшая к нам Джеки сообщила, что куклы погружены в её машину, а инструменты для лепки в машине Тейлора.
  
  - Я поеду вместе с этой прелестной леди, если ты не против, - шепнул мне Ёнбэ, когда мы уже собрались уезжать.
  
  - Я не против, - ответила я. - Но хочу предупредить. У Джеки грозный отец. И даже если он не живёт с ними, это не значит, что не заботится о дочери. Да и сама Джеки не девушка на одну ночь.
  
  В глазах азиата появился странный блеск. То ли он оскорбился, то ли согласился с моими словами, но он, молча, кивнул и сел в машину Джеки.
  
  Уже сидя в автомобиле, я вспомнила, что забыла спросить Ёнбэ о поведении Джиёна. Но в момент, когда машины уже десять минут как были в пути, рыпаться было поздно.
  
  Мы ехали в своеобразной тишине. Из магнитолы раздавались звуки приятной для слуха музыки, но никто из нас не произнёс, ни слова. Тейлор следил за дорогой, а я смотрела в окно и изредка посматривала в телефон.
  
  Мелькавшие за окном дома деревья, люди и машины не помогали расслабиться. Единственное, что сейчас могло мне помочь - это семейное тепло.
  
  Я хотела позвонить Эри, услышать её голос, поговорить с ней о ерунде, не особо вдаваясь в суть разговора, а просто наслаждаясь этими минутами. Я хотела оказаться рядом с ней, обнять её, прижаться щекой к её груди, и никогда не отпускать. Сама себе я сейчас казалась ребёнком. Обычным маленьким ребёнком. Я просто привыкла, что Эри и Генри всегда были рядом, я без проблем могла с ними поговорить или попросить их о помощи. А сейчас у меня нет такой возможности.
  
  - Вас что-то гложет, мисс Адриан? - задал вопрос Тейлор, нарушая образовавшуюся тишину.
  
  - А? - я перевела взгляд с окна на водителя. - Нет, всё хорошо. Я просто задумалась.
  
  - Мне всё-таки, кажется, что вас что-то волнует.
  
  - Почему вас так интересуют мои чувства? - задала я, давно интересующий меня вопрос.
  Тейлор не отвечал. Я усмехнулась и не ожидала уже получить ответ, когда Тейлор внезапно сообщил:
  
  - Вы похожи на мою дочь...
  
  - У вас есть дети? - спросила я. "Конечно, у него есть дети! - подал голос здравый смысл. - Он же взрослый симпатичный мужчина!" Я усмехнулась. А это правда. Тейлор действительно довольно привлекательный. И не удивительно, что у него есть дети и жена.
  
  - Да, сын и дочь, - мужчина вздохнул. Ему было трудно об этом говорить. - Я их давно не видел, но постоянно слежу за их жизнью.
  
  - А вы с ними часто видитесь?
  
  Мне было любопытно узнать больше о нём. Он единственный, кто хорошо ко мне относился в моей новой жизни. И я воспринимала Тейлора как близкого человека.
  
  - Нет, в своей жизни я сделал слишком много ошибок, и они никогда не простят меня за это, - Тейлор сглотнул и крепче сжал руль автомобиля. - Да и я сам себя не прощу.
  
  - Простите, - шёпотом сказала я. Неприятно. Тейлору тяжело об этом говорить, а я...
  
  - Ничего. Мне полезно вспоминать об этом, - он натянуто улыбнулся.
  
  Приехав в особняк, я так и не спросила Ёнбэ о Джиёне, а позже и вовсе об этом забыла. У меня были дела поважнее. Решив в будущем лишний раз, не мозолить глаза супругу, я слегка переоборудовала гардеробную. Заказала стеклянные двери-купе для открытых шкафов, обычные стеклянные дверцы для полок и пару барных стульев. Всё равно для одной меня тут многовато места.
  
  Все мои куклы стояли на полочках возле трюмо. Две стояли на самом трюмо.
  
  Последняя из моей коллекции стояла в спальне на тумбочке у кровати. Клоунесса Мадлен. Её грустные глазки, но изогнутые в улыбке губки. Её бело-коричневая курточка с пышными бирюзовыми манжетами. Светлые штанишки с бирюзовой нашивкой. Высокий бело-бирюзовый цилиндр. Обруч и шарики в руках. Она грустила, но была обязана улыбаться. Прям как я...
  
  Я сидела у себя в комнате, в кресле, поджав под себя ноги, и стучала по клавиатуре ноутбука.
  
  После недолгих уговоров Ёнбэ, я связалась с его знакомой. Жюли Леруж оказалась француженкой и после того, как я выслала ей фотографии кукол, она захотела увидеть их лично.
  
  - Юлиана, а твой супруг не будет против твоего отъезда? - произнесла Жюли, с французским акцентом, по видео связи.
  
  - Нет, - ответила я.
  
  "Он даже не заметит нашего отсутствия, - заметило второе Я. - Почему он должен быть против?"
  
  - Выставка продлится не один день, - вкрадчиво ответила та. - Ты, Париж... Мало ли что может случиться. Или кто... Париж - город любви.
  
  - Жюли, о чём ты? - я рассмеялась.
  
  - Он что не боится отпускать молодую супругу в незнакомый город? - женщина наиграно удивилась, округлив глазки, похлопав ресничками и прикрыв рот кончиками пальцев.
  
  - Ну, во-первых, он ещё не знает о выставке и ещё не вернулся из командировки. А, во-вторых, ему нечего боятся, - я сделала паузу. А правда ли нечего? Последний раз я встречалась с парнем в двадцать... А вдруг я влюблюсь в какого-нибудь француза? Я мотнула головой. Этого не должно случиться! - И до выставки ещё далеко! У меня мало кукол.
  
  - У тебя двадцать прекрасных, эксклюзивных, уникальных кукол! - воскликнула Жюли, эмоционально размахивая руками. - За каждую из них коллекционеры на аукционе заплатят не меньше миллиона долларов.
  
  - Семнадцать, - поправила я её. - Три из них я не продам. Я уже говорила.
  
  - Я помню, - Жюли улыбнулась. - Ты же встретишь меня через три дня?
  
  - Само собой. Ёнбэ с собой брать? - я подмигнула женщине, а та надулась.
  
  - Не издевайся! Я этого бабника ещё лет десять готова не видеть!
  
  - Договорились. До встречи.
  
  - До встречи.
  
  Все последующие дни были однообразными. Я просыпалась, выходила на пробежку, по возвращению принимала душ, завтракала и уходила к себе в мастерскую. Никто не знал, чем я занимаюсь. Но, когда я и Тейлор съездили за тканями и фурнитурой, и с покупками вернулись в особняк, я слышала удивлённые возгласы. А от Тейлора узнала, что прислуга до сих пор не может предположить, что я делаю. Ёнбэ я тоже просила держать язык за зубами. Он пообещал молчать, если взамен я помогу ему убедить Джеки сходить с ним на свидание. Выбора у меня не было.
  
  В моменты, когда я не занималась лепкой, я рисовала эскизы платьев для кукол в саду или выезжала в город. Тейлор всегда меня сопровождал. Он помогал выбирать ткань, фурнитуру, помогал любыми советами и был моим другом. И не важно, что у нас разница в возрасте тридцать с лишним лет. Главное, мы понимаем друг друга.
  
  Разбуженная утром Мартиной, которую я заранее об этом попросила, я приняла душ, подкрутила волосы. Уложила их простую причёску и, надев платье, подаренное Джиёном, посмотрела в зеркало. Светлые кудри были закреплены на затылке шпильками, и только одна прядь лежала на плече. Подкрашенные ресницы казались гуще, губы отсвечивали прозрачным блеском. А подаренные дядей серебряные серьги, уместно смотрелись с моим образом. Шикарно.
  
  Уже спустившись на первый этаж, я собиралась выходить, когда была остановлена Кристиной.
  
  - Мисс Адриан, вы уходите? - робко спросила девушка. Она боялась меня, но почему я не знала.
  
  - Да.
  
  - Когда вас ожидать?
  
  - К обеду меня точно не будет, - ответила я, обдумывая планы на сегодня. - Часам к трём буду.
  
  - Хорошо, - девушка кивнула. - Мисс Адриан, я забыла сообщить...
  
  - Что?
  
  - И куда это ты в такую рань собралась?
  
  Уж кого-кого, а ЭТОГО человека я увидеть, сегодня не ожидала. Наверное, об этом и забыла предупредить меня Кристина.
  
  Я покрепче перехватила клатч и повернулась в сторону голоса. Чёрные туфли как всегда начищены до блеска, чёрные классические брюки, белая рубашка без галстука. Ах, ну, да! Он их не любит и носит очень редко.
  
  Джиён сложил руки на груди и остановился в проходе гостиной. Встретившись с его холодным взглядом, меня передёрнуло. И что это значит? Я уже что-то натворила, но не знаю что? Или это из-за статьи в журнале? Так я здесь не причём!
  
  - Куда ты собралась? - всё так же холодно, спросил Джиён.
  
  - Я что обязана отчитываться? - съязвила я и тоже сложила руки на груди.
  
  - Обязана! Ты моя жена! - рявкнул тот. Появившиеся из гостиной, на шум, Сынхён и Ёнбэ, лишь удивлённо на всё посмотрели. Ёнбэ даже усмехнулся. И что смешного? Благо, Кристина смылась, когда появился Джиён. А то не дай Бог в обморок грохнулась бы! От такого крика.
  
  - Я тебе пока что не жена! - в ответ крикнула я.
  
  - Пока что! Это можно исправить! Сегодня же!
  
  - Хорошо! - крикнула я и, развернувшись, направилась к двери.
  
  - Стоять! - это было последнее, что я слышала от него.
  
  Я выбежала на улицу с глазами полными слёз.
  
  Тейлор ни о чём меня не спрашивал. Он просто открыл дверцу, помог мне сесть и, сев за руль, завёл мотор и тронулся с места.
  
  Слёзы катились по моим щекам одна за другой, и я не могла их остановить. Я размазывала слёзы подушечками пальцев и тыльными сторонами ладоней, но уже через полминуты щёки снова были мокрыми. У меня была обычная истерика...
  
  И мне было больно. Я не могла понять, почему он разозлился. Что такого я сделала, что он накричал на меня?
  
  - Вы поссорились? - спросил Тейлор. - Ваши крики были слышны даже на улице.
  
  Я, молча, кивнула, отвернувшись к окну.
  
  - Мисс Юлиана, послушайте меня... Если вы его любите, послушайте меня, - он замолчал и глубоко вдохнул. - Ана, никогда не сдавайтесь. Если вы считаете, что что-то принадлежит Вам - без колебаний боритесь за это. И неважно человек это или какая-то вещь. Никогда не отдавайте то, что принадлежит Вам, кому-то другому, - он глянул в зеркало, удостоверился, что я его слушаю и продолжил: - Это может быть эгоистично, но если Вы этого не сделаете, в будущем можете сильно пожалеть. Я советую Вам из личного опыта.
  
  - Вы назвали меня Аной? - лишь сказала я, ошарашено глядя на Тейлора.
  
  - И?
  
  - Меня так называют только два человека - Джиён и мой отец, - мой голос всё ещё дрожал от недавней истерики, а слёзы уже перестали бежать.
  
  Тейлор ничего не ответил. Он только сказал, что мы подъезжаем, и я очнулась.
  
  Протерев лицо салфеткой, подкрасив глаза, я попыталась скрыть следы истерики, но ничего не вышло. Ладно, придумаю что-нибудь.
  
  Как оказывается, мы всё-таки опоздали. Высокая брюнетка стояла возле входа в аэропорт и что-то высматривала в мобильном. Заметив меня, она свела брови к переносице и сердито поджала губы. Но потом её черты лица разгладились, и она ласково улыбнулась.
  
  - Рада тебя видеть, девочка, - сказала женщина и обняла меня, погладив по спине.
  
  - Я тоже рада тебя видеть, Жюли, - ответила я. - Как ты долетела?
  
  - Нормально. Сервис, конечно, так себе, но жить можно, - Жюли поправила локон в причёске и вгляделась в моё лицо. - Что случилось?
  
  - О чём ты?
  
  - У тебя глаза красные, но ты попыталась это скрыть.
  
  - Всё хорошо, - невозмутимо ответила я. - Пошли в машину?
  
  - Пойдём. Я так устала. Не люблю самолёты, - сразу перевела тему Жюли.
  
  Брюнетка говорила об искусствоведении, о своих последних выставках, аукционах, о купленных недавно антикварных безделушках и многом другом. А я исподтишка набирала сообщение Мартине, с которой ранее обменялась номерами. На всякий пожарный случай.
  
  "Мартина, это Юлиана.
  Будь добра подготовь комнату для моей гостьи. Я буду не одна. Возможно, приедем раньше указанного времени".
  
  Ответ от девушки пришёл незамедлительно:
  
  "Хорошо, мисс Адриан. Мы подготовим комнату не далеко от Вашей. Заранее сообщаю, что мистер Квон вместе со своими гостями покинул особняк сразу после Вас. Он очень злился".
  
  Злился, значит... Не только он умеет показывать характер. Больше моих слёз он не увидит... По крайней мере, пока не попросит прощения.
  
  - Ты меня слушаешь? - задала вопрос Жюли.
  
  - Да.
  
  - А мне кажется, нет, - серьёзно ответила она. - Хорошо. Не хочешь пока говорить - не надо. Захочешь - расскажешь. Знай, ты всегда можешь на меня положиться.
  
  - Спасибо, - я искренне улыбнулась.
  
  - У тебя телефон звонит.
  
  На экране высветился незнакомый номер, и я даже не хотела отвечать, думая, что может это Квон звонит с чужого номера и хочет снова поругаться. Но рука непроизвольно потянулась к мобильному.
  
  - Слушаю, - спокойным голосом ответила я.
  
  - Юлиана Адриан? - спросил мужской голос.
  
  - Да. Кто это?
  
  - Мы с Вами не знакомы, - начал мужчина. В трубке слышалась возня. Собеседник сильно нервничал. - Но я много знаю о Вас.
  
  - Кто вы такой и что вы хотите? - мне не нравилась эта ситуация. И кто бы ни был этот мужчина, не зная, кто он, разговаривать с ним было не безопасно.
  
  - Простите моё невежество. Я забыл представиться. Меня зовут Александр, - мужчина замолчал. Снова послышалась возня и несколько глотков. - Меня зовут Александр Адриан.
  
  - Но...
  
  - Не говорите ничего, - предупредил он. - Я не хочу пока, чтобы кто-то посторонний знал о нашем разговоре, - я посмотрела на Тейлора, следившего за дорогой, и Жюли, лазающей в интернете с телефона.
  
  - Я знаю, что это звучит странно, но я давно ищу свою младшую сестру. По отцу. Я перебрал множество своих однофамильцев и уже начал думать, что, возможно, она записана под другой фамилией. Пока не нашёл Вас. Вы подходите под описание, данное когда-то мне отцом.
  
  - Да неужели? - мой голос так и источал недоверие к словам мужчины. - С чего вы взяли, что я вам поверю? Мало ли... Может вы аферист? - услышав это, Жюли удивлённо на меня посмотрела и одними губами произнесла: "Что случилось?". Ответив, что всё в порядке, я снова вернулась к разговору.
  
  - Нам придётся встретиться.
  
  - И вы уверены, что я соглашусь?
  
  - Если вы, как и я, хотите найти отца, то да.
  
  Я задумалась. Конечно, это был шанс узнать хоть что-то о нём. Но верить... даже не первому встречному, а первому услышанному человеку. Это, по крайней мере, глупо!
  
  "Хоть что-то умное в твоей голове появилось, - съязвил здравый смысл".
  
  - Я могу подумать?
  
  - Да. Я понимаю ваше недоверие. Я перезвоню вам через пару дней.
  
  - Хорошо, - я положила трубку. Если я и соглашусь, идти одной всё равно небезопасно. Жюли улетит к тому времени. Остаётся Квон? Что же, придётся с ним поговорить...
  
  

Глава 6

  
  (Джиён)
  
  Я потёр переносицу и облокотился на левую руку. Как же я устал слушать эти доклады. Сынхён сидел по правую руку от меня и просматривал бумаги, иногда потирая бороду и виски.
  
  Пришедшие на мобильник сообщения, были моим спасением.
  
  "Мне нужно с Вами поговорить. Как будете свободны - перезвоните".
  
  Я слабо улыбнулся. Неужели Змейка по мне уже соскучилась?
  
  Прикинув в уме, сколько ещё может продлиться совещание, я написал, что буду свободен через десять минут и спрятал телефон в карман брюк.
  
  Время ожидания было невыносимым. Я наклонился к Сынхёну и толкнул его в плечо, чтобы он обратил на меня внимание.
  
  - Где твой ноутбук? - спросил я.
  
  - В кабинете. Тебе зачем? - ответил тот, не сводя взгляда с присутствующих.
  
  - С супругой поговорить, - коротко ответил я. - Господа, - сказал я, обращая на себя внимание, - я должен идти. В такой поздний час, у меня ещё есть дела. Но с вами остаётся мистер Чхве. Он выслушает Вас! - и, обратившись к другу, шепнул: - Я на тебя надеюсь.
  
  Выйдя из конференц-зала, я прошёл вдоль по пустому коридору и зашёл в кабинет.
  
  Войти в систему и запустить Skype не составило особого труда. Я знал все коды от компьютера Сынхёна. Домашний ПК уже был в сети. Нажав "Видеозвонок", я стал ждать.
  
  - Вы меня напугали, - заявила девушка, когда я увидел её на экране ноутбука.
  
  - И снова: ни "здравствуй", ни "как дела". Кто занимался твоим воспитанием? - я улыбнулся. Как и в прошлый раз, я дразнил её и ловил себя на мысли, уже не в первый раз, что мне это нравится. Я хотел видеть, как она злится, как она удивляется и как возмущается.
  
  Когда она упомянула о холодном фарфоре, я удивился. Зачем он ей? Перебирая в голове изделия из него, я не нашёл ничего, что могло бы вязаться с моей будущей супругой. И продолжил слушать её доводы.
  
  Но когда я услышал из её уст роковую фразу: "Мне нужны деньги" , я сник.
  
  - Сразу бы так и сказала, - я поджал губы и заскрипел зубами. Ана, Ана... От тебя я такого не ожидал. Я уже обрадовался, что нашёл бескорыстную девушку. Что ей не нужны деньги. Что это всё ради её семьи! А, нет! Я ошибся. - Завтра тебе привезут карточку, она уже готова. Это всё?
  
  - Да, - как-то перепугано ответила девушка, но я уже отключился. Откинувшись на спинку кресла, я закрыл лицо руками и рассмеялся.
  
  - Наивный! - протянул я. - Какой же я наивный!
  
  Меня пробирала неистовая злость. Схватив с подоконника стеклянную вазу, я со всей дури кинул её о стену. Осколки разлетелись по всему кабинету, а я, стоя у стола, глубоко дышал и смотрел на осколки у своих ног.
  
  - Успокоился? - тихо промолвил Сынхён, входя в кабинет. - Что же случилось, что ты мою любимую вазу разбил?
  
  - Я тебе новую куплю! - рявкнул я, зло, глянув на друга.
  
  - Вы поссорились? - Сынхён сел в кресло и посмотрел на меня. Любые отговорки он и слушать не будет. - Ты убегал с совещания весёлый донельзя. А сейчас?
  
  И я рассказал всё: от начала и до конца. Весь наш с Аной разговор пересказал.
  
  Я уже выпил четыре бокала вина из бара Сынхёна, но меня всё ещё колотило. А из-за чего я собственно разозлился? Я сам разрешил ей пользоваться моим счётом... Кретин!
  
  Дни потекли однообразно. Первый, второй, третий... Я неделю только и делал, что выслушивал доклады, просматривал предложения и встречался с партнёрами. А в самолёте, когда мы уже летели домой, я наконец-то смог отдохнуть.
  
  Я уснул, но абсолютно ничего не видел. Только темноту. Когда я проснулся, стюардесса объявила о посадке и попросила пристегнуть ремни безопасности.
  
  - Сразу в офис? Или поедешь домой? - спросил Сынхён, когда мы вышли из здания аэропорта и подошли к нашим машинам.
  
  - Нет, поеду в офис, - ответил я, закидывая вещи в багажник. - Надо кое-какие документы забрать. И выслушать отчёты, наорать на подчинённых. Поработать, короче.
  
  Сынхён рассмеялся и, сказав, что я не исправим, помахав мне рукой, уехал. Я улыбнулся в след удаляющейся машине друга, сел в машину и направился в офис.
  
  Там ничего нового я не узнал. Все работали, никто не отвлекался. Скукотища! Пробыв там до вечера, я всё же решил поехать домой.
  
  Подъезжая к подземной парковке многоквартирного дома, я заметил Эллу. И что ей надо? Я проехал мимо неё, остановился на своём месте и вышел из машины. Элла уже стояла рядом.
  
  - Что ты здесь делаешь? - спросил я, включая сигнализацию и облокачиваясь на машину.
  
  - Зашла в гости. Я давно тебя не видела, - девушка подошла ближе и выразительно на меня посмотрела. - Ты скучал?
  
  - Нет. Довольна?
  
  - Как ты груб. Посмотри это на досуге, - она достала из сумочки флешку и протянула мне. - Я буду ждать звонка.
  
  Я колебался брать или не брать флешку, но брюнетка сама вложила её в карман моего пиджака и, развернувшись, спокойно направилась к выходу.
  
  Достав чёрную коробочку с информацией, я скептически её осмотрел и, положив обратно, двинулся по направлению к лифту.
  
  Уже в квартире, я оставил вещи в прихожей и направился в кабинет. Я положил флешку на стол и включил компьютер. Пока запускалась система, я задумался. Нужно что-то сделать, чтобы извинится перед Аной. Впервые в жизни я буду извиняться перед девушкой! Может купить ей цветы? Банально! Сводить в кино? Это уже будет похоже на ухаживание! А оно мне надо? Думай, Джиён, думай! Но додумать мне не дал телефонный звонок.
  
  - Я тебя слушаю, Сынхён, - сказал я.
  
  - Ты уже дома? - спросил тот.
  
  - Да. На квартире, - ответил я, вставляя флешку в компьютер.
  
  - Меня тут наш общий друг караулил, - начал Сынхён, а я уже догадался, о ком он говорит. - Требует встретиться.
  
  - Так уж и требует? - я рассмеялся и взъерошил волосы рукой. - Завтра в 9:30 подойдёт?
  
  - Подойдёт, - после минутной задержки ответил он.
  
  - Тогда подъедете к особняку. Я уже буду там, - я открыл флешку и замер. Фото... И после открытия файлов оказалось, что на всех фото Ана с каким-то мужчиной. - Я перезвоню.
  
  Я отложил телефон и облокотился на стол. Она ему улыбалась, обнимала его, смеялась. Она ни разу не улыбнулась мне, но она улыбалась ему.
  
  Меня обуздала непреодолимая злость.
  
  Я взял телефон, нашёл нужный номер в списке контактов и нажал кнопку "Вызов".
  
  - Эндрю, привет, - сказал я, когда гудки прекратились, и в трубке послышался шорох.
  
  - Привет, Джиён, - ответил мне мужской низкий голос. - Чего так поздно?
  
  - Прости, что побеспокоил. Есть дело.
  
  - Какое? - заинтересовался он. К Эндрю я обращался крайне редко и только по важному вопросу.
  
  - У меня есть фотографии. Их нужно проверить на подлинность.
  
  - Окей, скидывай.
  
  Я открыл почту, скинул файлы в один архив и отправил Эндрю.
  
  - Есть. Получил, - ответил тот. - Подожди пару минут. - Парень замолчал. Я слышал только звук стука клавиш клавиатуры и его дыхание. - Ну, что могу сказать. Следов монтажа нет. Эти фотографии подлинные. А кто это?
  
  - Не важно, - со вздохом разочарования ответил я. - Спасибо.
  
  - Не за что, - я спрятал мобильный в карман, выключил компьютер и глянул на часы. Десять часов. Нормально!
  
  Спуститься вниз, завести машину и мчать за город. Я должен всё выяснить! Любая женщина готова оказаться на её месте!
  
  Любая душу готова продать лишь бы оказаться в моей постели! А эта..! Эта умудрилась крутить роман ещё не став моей законной женой! Теперь понятно для чего ей нужны были деньги!
  
  Я въехал на территорию особняка в полпервого-ночи. Выйдя из машины и хлопнув дверью, я быстрым шагом направился к дому.
  
  Ещё не ложившиеся слуги говорили, что рады видеть, что Ана уже спит, но я их не слушал.
  
  Я вбежал по ступенькам, дошёл до отведённой ей комнаты и остановился. Вдох-выдох... Я открыл дверь и хотел уже разразиться гневной тирадой, но замер.
  
  В комнате царил полумрак. Окна не были закрыты шторами, и комнату освещал серебристый свет луны.
  
  Я окинул взглядом комнату и остановился на спящей Ане. Она спала спиной к окну, обняв подушку руками и крепко зажмурив глаза. Её волосы разметались по подушке и в свете луны казались серебристыми.
  
  Я хотел подойти ближе, но на полпути остановился. Её ресницы затрепетали, а я испугался, что проснувшись и увидев меня здесь, она разозлится. Но она не проснулась, а лишь поправила волосы и снова замерла.
  
  Подождав пару минут, я подошёл ближе и присел на край кровати.
  
  Она выглядела восхитительно в свете серебряной луны...
  
  Я протянул руку, дотронулся до её волос. Они такие же шелковистые, как в день нашей первой встречи. Я наклонился и вдохнул их запах. И всё так же пахнут жасмином.
  
  Я дотронулся до её щеки, провёл по ней пальцами, дотронулся до пухлых губ. Она поддалась на ласку. Ана перевернулась на спину, не открыв глаз. Я провёл по её шее, ключицам, плечу...
  
  Я не знаю, что на меня нашло. Я даже забыл о гневе, с которым приехал сюда.
  
  Заткнув голос разума куда подальше, я наклонился и прикоснулся губами к уголку её губ. Она улыбнулась, а я тяжело задышал. В глазах потемнело, а в голове творился полный кавардак. Алкоголь ещё полностью не выветрился из моей головы, и я мог натворить глупостей.
  
  Я не помню, как вышел из её комнаты, не помню, как напился. Зато знаю, как на утро болела голова.
  
  - Ты пил всю ночь? - спросил Сынхён, когда он и Ёнбэ прошли в гостиную и сели на диванчики у камина.
  
  - А что, так заметно? - ответил я, лёжа на софе и придерживая у лба кувшин с ледяной водой.
  
  - Дружище, ты так алкоголиком станешь! - сказал Ёнбэ, хотя для меня это было больше похоже на крик.
  
  - Во-первых, не дождёшься, - ответил я. - Во-вторых, говори тише. У меня голова раскалывается.
  
  - Окей, - спокойно ответил тот и замолчал.
  
  - По какому поводу была гулянка? - не унимался Сынхён. Вот всегда ему надо знать абсолютно всё!
  
  - Не важно! - коротко ответил я и прикрыл глаза, наслаждаясь холодом ледяного кувшина.
  
  - Джиён, Джиён, - Сынхён покачал головой.
  
  Шум в холле привлёк моё внимание, и я приподнялся на локтях.
  
  - Мисс Адриан, вы уходите? - раздался голос одной из горничных. Миловидная девчушка стояла недалеко от входной двери, а рядом стояла Ана. Волосы, платье, макияж... Она была прекрасна! Но она собиралась уходить и о моём приезде не знала.
  
  Я встал с софы, поставил кувшин на журнальный столик и направился к Ане. Парни проводили меня недоумённым взглядом.
  
  - И куда это ты в такую рань собралась? - холодный взгляд, руки сложены на груди. Она вздрогнула от моего голоса или мне показалось? - Куда ты собралась?
  
  - Я что, обязана отчитываться? - она вызывающе на меня посмотрела и сложила руки на груди.
  
  - Обязана! Ты моя жена! - рявкнул я. Я злился. Ужасно злился! Она ещё не моя жена, но уже ходит налево! Если узнают посторонние - меня засмеют! Сынхён положил мне руку на плечо, пытаясь успокоить, но понял, что это не поможет и убрал её.
  
  - Я тебе пока что не жена! - повысила голос Ана.
  
  - Пока что! Это можно исправить! Сегодня же! - меня снова трясло. Гнев, который вчера ночью испарился, вернулся с новой силой!
  
  - Хорошо! - крикнула в ответ Ана и выбежала из дома.
  
  - Стоять! - единственное, что я успел ей прокричать в ответ.
  
  В доме повисла тишина. Сынхён и Ёнбэ молчали. Я стоял на месте, пытаясь обуздать свой гнев. Я сжимал и разжимал кулаки, но ничего не помогало.
  
  - Завтрак готов. Подавать, мистер Квон? - тихо спросила появившаяся в дверях Мартина.
  
  - Пошла вон! - рявкнул я на девушку. Глаза той тут же наполнились слезами и она убежала.
  
  - Браво! - воскликнул Ёнбэ и захлопал. - Довести до слёз двух женщин в течение двадцати минут можешь только ты.
  
  - Заткнись! - рявкнул я, развернувшись лицом к другу. - Это не твоё дело!
  
  - Да что с тобой сегодня? - изумлённо спросил Сынхён.
  
  - Простите, - ответил я.
  
  Господи, да что на меня нашло?!
  
  Я не знаю как, но всё-таки согласился на безумную идею пойти в бар и напиться. Как бы не было странно, но Сынхён согласился пойти с нами, обосновав всё тем, что будет нашим трезвым водителем.
  
  Ёнбэ заказывал и заказывал выпивку, пытаясь меня опоить и выпытать правду. Но у него ничего не получалось, и он сильно ныл поэтому поводу.
  
  Мы выпили чертовски много. Мой язык развязался уже только сидя в машине. Всё равно на следующий день мы ничего не вспомним.
  
  - Д как она воще посмла, - заплетаясь, сказал я, когда Сынхён засунул меня в машину на заднее сидение рядом с Ёнбэ.
  
  - Соласен! - воскликнул Ёнбэ.
  
  - Успокойтесь, алкоголики! - усмехнулся Сынхён, когда сел за руль и завёл мотор.
  
  - Ты - заядлый холостяк! Тебе не понять! - воскликнул Ёнбэ, а я пьяно рассмеялся.
  
  - Вот именно! - подтвердил я. Дальше ни я, ни Ёнбэ не заметили, как уснули.
  
  Мы подъехали к дому. Сынхён вытащил нас из машины и отвёл к главному входу. Входя в холл, мы наткнулись на Ану и какую-то брюнетку.
  
  - Простите, - только и сказал Сынхён.
  
  - По какому поводу вы устроили пьянку? - возмутилась Ана.
  
  - А тебе так хочется это знать, моя любимая... невеста? - спросил я.
  
  - Слушай! - взорвалась Ана и подлетела ко мне. От такого напора я еле устоял на ногах. Ана скривилась, когда я дохнул на неё. Она не любит запах перегара? Занятно! - Почему ты злишься? Что я сделала не так? Я соблюдаю все условия нашего договора!
  
  - Юлиана, - сказал Сынхён.
  
  - Заткнитесь, Чхве Сынхён! Я хочу со всем этим разобраться! - сказала она и снова посмотрела на меня. - Отвечай! Что я сделала не так? Это из-за статьи? Так я здесь не причём! Это за тобой следили! А у меня не было никакого желания попадать на страницы этого проклятого журнала! Что ещё? Я сидела, как мышка все эти дни! Что я сделала, что ты злишься? Если тебя что-то не устраивает, давай расторгнем наш договор!..
  
  С каждым произнесённым Аной, словом я всё больше и больше удивлялся. Значит, это я виноват? А фотографии это монтаж?
  
  Я злился на неё, она злилась на меня. Я терпел её истерику вплоть до того пока она не заговорила о договоре.
  
  Притянув её к себе, я её поцеловал. Хотя это было больше похоже на обычное прикосновение губ. Зато невеста затихла.
  
  - Успокоилась? - спросил я, продолжая держать её одной рукой за талию и смотреть в ошарашенные глаза. Девушка кивнула. - Вот и отлично... О чём я говорил? - спросил я, развернувшись к друзьям. Ёнбэ стоя спал, а Сынхён придерживал того и удивлённо смотрел на меня.
  
  - Ты собирался идти спать, - ответил Сынхён.
  
  - Ага, - кивнул я. - Ну, ок. Пойду спать.
  
  Спотыкаясь и шатаясь, я дошёл до лестницы. И уже поднимаясь по ступенькам на второй этаж, почувствовал прикосновение к локтю.
  
  Ана... Она не смотрела на меня, но продолжала помогать мне, подниматься наверх.
  
  Я молчал и шёл за ней. Мы зашли в мою спальню. Я упал на кровать и, дотронувшись головой подушки, уже почти заснул, но краем сознания услышал голос Аны.
  
  - Сынхён, не уходите далеко. Нам надо поговорить. - Какой-то шорох и меня окутывает тепло. Она меня укрыла. Какая доброта...
  
  

***

  
  Я не помню, что мне снилось... Возможно, что ничего...
  
  Просыпался я тяжело. С головной болью и избирательной потерей памяти. Что вчера было? Я вернулся в Лас-Вегас. Получил компромат на Ану. Поехал в особняк. Что потом? Напился и лёг спать, после похода к Ане. Поссорился с ней утром, снова выпил. А дальше? Не помню. Кажется, я снова поссорился с Аной. Или нет? Не помню.
  
  Я дотронулся до лба, провёл рукой по волосам, но глаза не открыл.
  
  - И долго валяться будете? - произнёс чей-то голос. Я открыл один глаз и повернул голову в сторону говорившего. - Доброе утро, Джиён.
  
  - Не совсем оно доброе, - прошептал я и закрыл глаз.
  
  - Кому как, держи, - я снова открыл глаза и увидел протянутый стакан со странной мутной шипящей жидкостью.
  
  - Что это? Яд?
  
  - Если бы я хотела тебя отравить, я бы это сделала ещё вчера, - ехидно ответила девушка. - Хоть повод был.
  
  - Вчера, - прошептал я. - А что было вчера?
  
  - А ты не помнишь? - удивлённо, и явно наиграно, спросила она. Я неуверенно кивнул. - После того, что вчера было ты просто обязан на мне жениться.
  
  Мне поплохело. Я вжался затылком в подушку и закрыл лицо руками, впоследствии взъерошив волосы.
  
  Господи, что я вчера натворил?
  
  Зарекался же больше не пить с Ёнбэ! Я после наших гулянок ни хрена не помню! Вспоминай, кретин! Ну, не переспали же мы! Или...
  
  - Мне нужно за это извиняться? - спросил я, голосом нашкодившего ребёнка.
  
  - Ну, нет. Всё было не так ужасно. Сынхён тебе расскажет.
  
  Я присел на кровати, придерживая раскалывающуюся голову. Взял стакан из рук Аны и сделал пару маленьких глотков.
  
  Ана сидела на краю кровати и трепала кончик золотистой косы. Она волновалась. Хочет что-то сказать? Или в чём-то признаться?
  
  - Как голова? - спросила она.
  
  - Уже лучше, - сделал ещё глоток и посмотрел на Ану.
  
  - У меня к тебе есть просьба.
  
  - Ещё одна? - издевательски спросил я, приподняв бровь. - Тебе той было мало?
  Ана оскорбилась. Она, поджав губы и встав с кровати, молча направилась к выходу. И что? Скандала не будет? И возмущений? Я так не играю!
  
  - Ладно, ладно, извини, - я поднял руки, продолжая пальцами удерживать стакан. Ана остановилась у двери и посмотрела на меня. - Прости. Что ты хотела?
  
  Ана вздохнула и засунула руки в карманы белых льняных брюк.
  
  - Со мной вчера связался парень. Точнее, мужчина, - я напрягся. - Он назвался Александром Адриан. Он сказал, что является моим братом, по отцу. - Мои брови поползли вверх. Пополнение в семействе? Это жажда обрести сестру или желание покусится на деньги моей семьи? Хотя, последнее уже смахивает на паранойю. - Он хочет встретиться и поговорить. Но сама идти я опасаюсь.
  
  Она замолчала. Я не решался отвечать первый. Я решил воспользоваться моментом и рассмотреть будущую супругу.
  
  Золотые волосы заплетены в косу и перекинуты через плечо. Пара прядок выбились из прически, и упали на лицо. Синяки под глазами, которые она пыталась замаскировать, говорили, что она спала очень мало. Неужели, из-за вчерашней ссоры? Голубая рубашка с воротником-стойкой и расстёгнутыми верхними пуговицами, была заправлена в брюки. На шее висел какой-то кулон, но мне было видно только часть цепочки, лежащей на ключицах и скрывающейся в ложбинке на груди. Меня кинуло в жар от наблюдений за тем, как вздымается и опускается её грудь.
  
  Я прикрыл глаза и сделал ещё глоток кисловатой жидкости. Лучше посижу так, чтобы не смотреть на её бёдра и ноги... Твою мать!
  
  - Что... ты хочешь от...меня? - хрипло с запинкой, произнёс я.
  
  - Мне нужна поддержка, - видимо она ожидала других слов.
  
  - Я это и есть поддержка?
  
  - Да, - ответила девушка. - Одна я не могу поехать. А ты как будущий супруг сможешь быть моей защитой. Я буду знать, что на моей стороне кто-то есть... И не буду сильно волноваться.
  
  - Ладно. Посмотрим, - я мельком глянула на девушку. - Когда встреча?
  
  - Он должен позвонить завтра, - Ана задумалась. - Я должна дать ему свой ответ. И мы договоримся о встрече.
  
  - Тогда сообщишь. Я не знаю, насколько сильно буду занят.
  
  - Ну, - протянула девушка, - я поговорила с Сынхёном... Попросила его, если ты не сможешь поехать со мной.
  
  - Хорошая идея.
  
  И мы снова замолчали. За дверью слышался шум. Всё уже встали и взялись за работу.
  
  - Я пойду, - сказала девушка.
  
  - Завтра, - коротко сказал я.
  
  - Что?
  
  - На завтра назначена регистрация, - я поднял на Ану глаза. - Купи хорошее платье. Подруга у тебя есть. Я, почему-то, уверен, что там появятся представители СМИ. Ты должна выглядеть сногсшибательно, Ана.
  
  - Хорошо, - ответила Ана и выбежала за дверь.
  
  - Квон Джиён, что с тобой происходит? - прошептал я и, поставив стакан на тумбу, упал на кровать, зарывшись лицом в подушку. - Неужели ты запал на эту девчонку?
  
  - Знаешь, - за спиной послышался голос Сынхёна, - вспоминая вчерашнюю сцену, я могу с уверенностью это подтвердить. Ты влюбился, Квон.
  
  - Сплюнь!
  
  - Не поможет, - я повернулся лицом к другу. - За всё время нашего знакомства ты вёл себя, как полный идиот только один раз, не считая этого. Во время длительных отношений с Клэр Дэвис.
  
  - Сынхён...
  
  - Что? Я говорю правду, - тот улыбнулся и прищурился. - И как я уже говорил, мне будет очень интересно посмотреть, что в результате выйдет из этой интересной истории.
  
  

Глава 7

  
  (Юлиана)
  
  Я никак не могла успокоиться: Квон как с цепи сорвался. Этот Александр, назвавшийся моим братом. Всё время прогулки с Жюли и я витала где-то в облаках. На её вопросы, отвечала только: "Да/Нет", "Может быть", "Не знаю", "Наверное". Я не знаю, о чём она говорила, что мы обсуждали, потому что абсолютно её не слушала, хотя упорно делала вид, что поглощена разговором.
  
  Когда мы сели в машину, чтобы вернуться в особняк я немножко пришла в себя и, с каждой минутой погружалась в тему разговора.
  
  Жюли рассказывала о скульптурах и выставках, которые проводились в её галерее. Но больше всего нас увлёк вопрос: "Похоже ли моё увлечение лепкой на работу скульпторов?"
  
  И ведь правда... Что-то общее между ними есть. Создавать из чего-то фигуру похожую на человека...
  
  Оказавшись на пороге особняка, нас встретила Кристина, сообщив, что обед готов и будет подан в столовой.
  
  Когда Кристина увела Жюли на второй этаж, показывать той её комнату. Я решила наведаться в гости к Луи.
  
  - Добрый день, Луи, - сказала я, завидев мужчину стоящим у плиты.
  
  - Добрый день, мадемуазель Юлиана, - ответил он мне с ярко выраженным французским акцентом, одарив меня белоснежной улыбкой и кивком. - Как провели этот день? Хорошо отдохнули?
  
  Я вспомнила утреннее происшествие и горько улыбнулась.
  
  - Отлично. Я встретила Жюли и мы гуляли по парку, - ответила я, подходя ближе. - Потом заехали в кафе-мороженое и замечательно провели время.
  
  - Поздравляю! - Луи повернулся ко мне лицом и с серьёзным выражением, продолжил: - Мадемуазель Юлиана, разрешите дать вам совет. Не обижайтесь на месье Квона. Он иногда очень вспыльчив, может накричать или оскорбить. Но это не со зла. Он потом очень сильно раскаивается и ищет способ извиниться. Он хороший человек, просто он ещё очень молод.
  
  - Хорошо, Луи. Я запомню это.
  
  К этой теме мы больше не возвращались. Хотя изредка я всё же ловила на себе обеспокоенные взгляды всей челяди. Они явно если не видели, то отлично слышали наш скандал.
  Позже пришла Жюли. Мы отобедали в тишине, иногда о чём-то перешучиваясь. А позже, я провела её в свою комнату, чтобы показать кукол.
  
  - Это невероятно! - воскликнула она, вертя в руках одну из моих девочек. - Они в реальности ещё прекрасней, чем на фото.
  
  - Её зовут Соня. От слова "сон", - я кивнула на куклу, которую она держала в руках. - Это маленькая хранительница сна.
  
  Соня. Девушка с полуоткрытыми сиреневыми глазками стояла в белой, усыпанной мелкими звёздочками, ночной рубашке и смешных тапочках с помпонами. Её волосы, сиреневого цвета, были распущены и ниспадали на плечи до самой талии. Смешной белый ночной колпак был усыпан такими же звёздочками, как рубашка, а на конце висел серебряный месяц. Одна её рука была согнута в локте, и кончиками пальцев, за золотую ручку, она придерживала старую лампу с золотистым песком внутри, а второй - придерживала край ночной рубашки. У её ног, на подставке, пирамидкой лежали три подушечки от большой до маленькой. И парочка маленьких подушечек лежали вокруг.
  
  - Какая красавица, - тихо сказала Жюли, гладя Соню по волосам. - Уверена, с ней должны сниться сказочные сны.
  
  - Хочешь - забирай, - ответила я. - Я её тебе дарю.
  
  - Ты сумасшедшая? - удивлённо посмотрела на меня женщина.
  
  - Ну, - я сделала вид что задумалась. - Это же мои куклы. Я имею право распоряжаться их судьбой.
  
  Мы рассмеялись. А позже, сменив одежду на более подходящую, я показывала Жюли, как работаю. Показала ей все инструменты, материал для лепки. Я показала, как делать ручки, ножки, туловище, голов, как вылепляю им личика и разрисовываю их. Показала ей законченных кукол, но ещё не одетых и не законченную одежду для моих кукол.
  
  Жюли молчала. Она внимательно слушала и кивала. Иногда она задавала вопросы, когда ей было что-то не понятно или просто из любопытства.
  
  Мы не заметили, как пролетело время, когда в дверь робко постучали и заглянувшая Мартина сообщила о готовом ужине. Я попросила принести его в мою комнату и взялась всё убирать.
  
  Как обычно я слишком увлеклась и не заметила, как течет время.
  
  Убрав всё со стола, я предложила Жюли вернутся в спальню. Та была немного рассеяна, она ещё пребывала под большим впечатлением, и согласилась с небольшой заминкой.
  
  - Что-то случилось? - спросила она, садясь в кресло. Я же устроилась на пастели в позе лотоса.
  
  - О чём ты? - непонимающе спросила я.
  
  - Ты слегка скривилась, когда девушка сообщила о готовом ужине. Тебе не нравится работа повара? Он вроде великолепно готовит.
  
  Я вздохнула. Неужели так сильно заметно?
  
  - Мне неуютно жить в этом доме, - честно призналась я. Снова раздался стук. Девушки внесли ужин, поставили его на столик, пожелали приятного аппетита и вышли. Я снова посмотрела на Жюли. - Я задыхаюсь в этом доме. Эти стены, - я обвела руками комнату, - давят на меня. Я не говорю что здесь плохие люди. Наоборот, они очень добры ко мне. Я говорю про сам дом. Я пытаюсь поймать момент и сбежать отсюда. Я не могу находиться здесь, - я замолчала. - Да, и это не моя жизнь. Я не привыкла к слугам. Я привыкла, что в доме мало людей. У всех есть свои обязанности. И по вечерам мы все вместе собираемся за столом и обсуждаем прошедший день за ужином. А здесь? Я одна. Я даже ужинаю у себя. Это не мой мир, Жюли.
  
  - Может, - протянула брюнетка, - это из-за отсутствия хозяина дома? - констатировала Жюли.
  
  - Нет, конечно. С чего ты взяла?
  
  - Ты выходишь за него замуж. Сейчас его нет и тебе здесь не уютно, - сказала Жюли, загибая пальцы. - Разве эти пункты не связаны между собой?
  
  - Да, связаны, - не уверенно соврала я.
  
  - Или я всё же чего-то не знаю? - Жюли сложила руки на груди и внимательно на меня посмотрела. - Юл, ты что-то скрываешь. И эта тайна как-то связана с тобой и Квоном. А точнее с вашей будущей свадьбой. И это мне очень не нравится. Я не требую объяснений. Это ваша тайна. Но если понадобится выговориться - я всегда готова выслушать.
  
  - Спасибо, Жюли, - я улыбнулась и, опустив голову, прикусила нижнюю губу.
  
  Мы поужинали, прогулялись по территории особняка. Жюли восхищалась ландшафтным дизайном. И вскоре вернулись в дом.
  
  Расположившись в гостиной, Жюли показала мне на ноутбуке, принесённом из её комнаты, фотографии галереи и предыдущих выставок.
  
  Ближе к одиннадцати часам мы решили разойтись по комнатам. Я и Жюли перешучивались, по пути к лестнице, когда входная дверь открылась, и на пороге появился Сынхён с двумя ношами. Джиён хоть и был пьян всё же как-то, но стоял на ногах. А вот Ёнбэ висел в руках Сынхёна.
  
  Сынхён прошептал тихое "Простите", а я только скептически осмотрела пьяную компанию. Стоящая рядом со мной Жюли, лишь хмыкнула и сложила руки на груди.
  
  - По какому поводу вы устроили пьянку? - спросила я. Моему возмущению не было придела. Хотя. Позже я очень пожалела, что задала этот вопрос. Мне надо было просто уйти. Спокойно подняться по ступенькам, зайти в свою комнату и лечь спать.
  
  Я не знаю, почему я взорвалась в этот момент из-за его ответа. А запах перегара ещё и подлил масла в огонь! И как я ещё умудрилась заткнуть рот Сынхёну.
  
  Наверное, в этот момент я выговорила Джиёну всё, что у меня накипело за всё время пребывания в этом доме. Хотя раньше я никогда не была такой... нервной. Я всегда была тихой девушкой, не конфликтной. А все разногласия и споры решала мирным путём. Без лишнего шума и криков. А сейчас? Этот азиат явно плохо на меня влияет!
  
  Я кричала на него, не обращая внимания на изумлённые лица Жюли и Сынхёна. А Джиён молча, меня слушал. В таком состоянии ему, наверное, было плевать, что я на него ору. Хотя, ему всегда на всё плевать! Вот только он не реагировать до определённого момента - пока я не упомянула наш с ним договор.
  
  Я опешила от того, что он притянул меня к себе, обвив рукой мою талию и поцеловав.
  
  Я не знаю, как описать то, что я чувствовала. В моей голове в мгновение ока всё перемешалось.
  
  Горьковатый привкус алкоголя на губах меня опьянил, как бы несмешно это не звучало. Я ощущала жар его руки на своей спине даже сквозь ткань рубашки.
  
  Когда он отстранился, я всё ещё прибывала в неком оцепенении, но чувствовала оставшийся на губах привкус алкоголя. А запах перегара уже не казался мне таким отвратительным.
  
  - Успокоилась? - спросил он меня. Я медленно кивнула, не сводя с него взгляда. Я смотрела на него и не знала, что мне делать и думать.
  
  Я была далеко в своих мыслях, когда Джиён отпустил меня и не уверенной походкой направился в сторону лестницы. А сердце в моей груди стало стучать в обычном темпе и появилось чувство сожаления. Я встряхнула головой. Бред! Мне жаль, что Джиён убрал руку? Это же бред!
  
  Поданный Сынхёном знак не остался без внимания. Хорошо, я помогу ему!
  
  Я подхватила его под локоть, когда он уже был у ступеней, и придерживала его при ходьбе, чтобы тот не упал. Я не смотрела на него, но точно знала, что он иногда смотрел на меня. И это меня смущало. Доведя его до его комнаты, я открыла дверь и ввела пьяного жениха внутрь. У самой кровати он вырвался и плюхнулся лицом в подушку.
  
  Я слышала шаги и шёпот: Жюли и Сынхён отвели Ёнбэ в соседнюю комнату. Дверь была открыта и, когда Сынхён проходил мимо, я его остановила.
  
  - Сынхён, не уходите далеко. Нам надо поговорить, - мужчина кивнул. Я прикрыла дверь, и обернувшись к спящему Джиёну, и вздохнула. И что мне делать?
  
  "Поцеловать! Что же ещё? Тебе же понравилось! - напомнило о себе второе Я. - И не ври, что не понравилось!!! Себе врать не хорошо! Хоть это был и не настоящий поцелуй, а так, фикция. Но ведь тебе хочется, чтобы он поцеловал тебя уже по-настоящему?"
  
  Я встряхнула головой, отгоняя неприятные мысли. А неприятные ли?
  
  Я достала тёплый плед из комода и, развернув его, укрыла им Квона.
  
  - И что мне с тобой делать? - тихо спросила я, присаживаясь на край кровати. - Как себя вести? Может ты всё-таки не такой, каким пытаешься казаться на первый взгляд? Ты то притягиваешь, то отталкиваешь, то снова манишь? Что ты за человек, Квон Джиён? Как мне тебя понять?
  
  Позже, найдя Сынхёна, я спросила, сможет ли он сопровождать меня на встречу с предполагаемым братом, если Джиён откажется или не сможет. И Сынхён согласился помочь.
  
  - Я уверен, что Джиён не откажется вам помочь. - Сынхён улыбнулся, а я приподняла бровь. - Но всё зависит от его занятости. Если у него всё же не будет свободного времени, я обещаю, что поеду с вами. Вы, верно, сделали, что рассказали всё мне. Одной вам ехать не безопасно.
  
  - Спасибо.
  
  

***

  
  Проснувшись утром, я вспомнила вчерашний вечер, свои ночные метания и рассмеялась. А прикоснувшись к своим губам - смутилась.
  
  Я не спала всю ночь, обдумывая случившееся и только за полтора часа до того как встала, провалилась в темноту.
  
  Уже у зеркала я обнаружила внушительные синяки под глазами. Сегодняшний недосып, нервные потрясения и усталость давали о себе знать. Удачно замаскировать следы усталости тональным средством не вышло. И махнув рукой со словами "И так сойдёт", я переоделась и спустилась на первый этаж.
  
  - Луи, доброе утро, - сказала я, входя на кухню.
  
  - Доброе, мадемуазель, - ответил мужчина. - Вы сегодня рано.
  
  - Иногда такое бывает, - я развела в стороны руками. - А где у нас аптечка?
  
  - В третьем ящике, - француз кивнул в сторону массивного шкафа.
  
  - Спасибо, - отыскав то, что нужно, я налила в стакан чистой воды и отправилась в гости к будущему супругу.
  
  Джиён спал. Рубашка была расстёгнута, его лицо было расслабленным, рот был слегка приоткрыт, а ресницы иногда подрагивали, будто вот-вот он откроет глаза.
  
  Поставив стакан на тумбу, а рядом положив таблетку, я села в кресло у кровати, напротив окна, и стала ждать, когда проснётся хозяин комнаты.
  
  - И долго валяться будешь? - спросила я, когда Джиён заворочался. Пока я ожидала его пробуждения, успела узнать много интересного из интернета. Первое - у меня появился фан-клуб. И почему-то меня это пугает. И второе -у меня есть и анти-фанаты. Что пугает больше первого! И в третье - я узнала много нового о себе: от мимимишного восхищения моей внешностью и характером до откровенных оскорблений и обещаний убить. - Доброе утро, Джиён.
  
  - Не совсем оно доброе, - ответил мужчина.
  
  - Кому как, - я взяла стакан, кинула в него таблетку, отчего вода зашипела и протянула азиату. - Держи.
  
  За время нашего с ним разговора, я внутренне торжествовала. Ему, конечно, хреново и его, вроде как, нужно жалеть. Но я наоборот была этому рада! Заслужил.
  
  - У меня к тебе есть просьба, - внезапно, не только для него, но и для себя, сказала я.
  
  - Ещё одна? - усмехнулся тот. - Тебе той было мало?
  
  Я возмутилась. Он что, снова начинает? Я ещё от вчерашнего не отошла!
  
  Вскочив с кровати, я направилась к двери, но Джиён меня остановил.
  
  Я рассказала ему и о предполагаемом брате, и о встрече, и о разговоре с Сынхёном. А Джиён внимательно меня выслушал. Но после наступившего молчания, почему-то стало неловко.
  
  Мой взгляд метался по комнате, но останавливать его на азиате, я не решалась. Ещё свежи были воспоминания нашей вчерашней минутной близости. Да и сейчас, я кожей ощущала его взгляд.
  
  В комнате стало невероятно жарко. Я хотела поправить воротник рубашки, но передумала, когда тишину нарушил хрипловатый голос Джиёна.
  
  - Что... ты от меня... хочешь?
  
  - Мне нужна поддержка, - попыталась спокойно ответить я.
  
  Покинув утром свою комнату, я напрочь забыла о вчерашних событиях. А сейчас, стоя перед Джиёном, сидящим на кровати, в полу расстёгнутой помятой рубашке с взъерошенными волосами, я вспомнила всё, что чувствовала тогда. И вкус поцелуя, жар руки на спине, и близость его тела. Не будь у меня на лице тонны косметики, я была бы похожа на рака.
  
  Договорившись, что я сообщу ему о звонке Александра и о дне встречи, я уже хотела уходит, когда меня снова остановил голос азиата.
  
  - Завтра.
  
  - Что? - спросила я, обернувшись к нему.
  
  - На завтра назначена регистрация, - пояснил тот. - Купи хорошее платье. Подруга у тебя есть. Я почему-то уверен, что там появятся представители СМИ. Ты должна выглядеть сногсшибательно, Ана.
  
  - Хорошо, - кивнула я и выбежала за дверь. Прислонившись к стене, я приложила руку к груди, пытаясь успокоить взбушевавшееся сердце. Мне кажется или в последнюю фразу было вложено больше смысла, чем могло показаться?
  
  - Он уже проснулся? - услышав рядом с собой голос Сынхёна, я подпрыгнула и испуганно посмотрела на мужчину. Тот как-то странно улыбался. Я неуверенно кивнула, извинилась и убежала.
  
  

***

  
  - Юл, ты здесь? - спросила Жюли, слегка толкнув меня в плечо.
  
  - Что? - я удивлённо посмотрела на француженку.
  
  - Ты где витаешь? - Жюли остановилась напротив меня и упёрла руки в бока. - Ты попросила съездить с тобой в магазин и выбрать платье, а теперь похожа на зомби.
  
  - Прости, задумалась, - я виновато улыбнулась.
  
  - Хм... Рассеянность, взволнованность... Все симптомы указывают на предсвадебный мандраж, - хитро улыбнулась девушка. - У меня только один вопрос. Почему ты платье раньше не купила?
  
  - Ну, - я задумалась. И что говорить? Соберись, Юлиана, соберись! - Джиён не хотел афишировать наши отношения и дату свадьбы тоже... Потом он уехал, а я совсем забыла про платье... Бывает же такое...
  
  - Странные вы оба, - заключила Жюли. - Ну, ладно. Это не моё дело!.. Пошли за покупками!
  
  Мы гуляли по магазинам не один час. Почти весь день. И всё это время мы выбирали не одно единственное платье. С этой задачей мы разобрались в первые полтора часа. Сейчас же, как сказала Жюли, мы наслаждались жизнью!
  
  Ближе к шести вечера, когда большинство магазинов уже закрылось, мы сидели с Жюли в кафе. Мы оставили пакеты с покупками в машине, а Тейлор сообщил, что ему надо отъехать по делам и уехал, пообещав вернуться за нами через час.
  
  - Юл, вернись на землю! - сказала Жюли, сделав глоток кофе.
  
  - А я и так здесь, - ответила я ей.
  
  - Ты всё думаешь о поступке Квона? - на её губах появилась хитрая ухмылочка, а в глазах заплясали бесенята. - Я видела, как ты удивилась...
  
  Я хотела соврать, но потом обречённо вздохнула и опустила глаза.
  
  - Да...
  
  - Я сейчас сижу и понимаю одну вещь... Вы будете идеальной парой! Вы чертовски идеальны, ребята! - Жюли заявила это с такой радостью в голосе, что у меня даже рот от удивления открылся. - Не смотри на меня так! Я тебе правду говорю! Я слышала много интересного о Квоне. И могу тебе с точностью сказать, что он никогда в жизни не потерпит, чтобы женщина разговаривала с ним в том тоне, в котором вчера с ним "общалась" ты! Он просто заткнул тебе рот народным методом - поцелуем! Даже не смотря на то, что он был пьян. Он, конечно, насколько я знаю, никогда не ударит женщину, но наорать так, что тебе сдохнуть захочется, может. Но просто поцеловать?! Это нонсенс!
  
  - Откуда ты столько о нём знаешь? - неужели Жюли и Джиён настолько близко знакомы...
  
  - Джей рассказал, - отмахнулась француженка.
  
  - Кто?
  
  - Ёнбэ. Ты что, не знаешь их прозвищ? - я отрицательно покачала головой. - Я не знаю всех подробностей, но, очень давно, кажется ещё с университета, он придумали друг другу прозвища. Ёнбэ они нарекли Яном, Сынхёна - просто и ёмко Док, а нашего Джиёна -Драконом... Ай, ты меня перебила! - недовольно всплеснула руками женщина. - Такого огня я ещё не видела! Тут не искра пробежала, а целая молния блеснула. Да, и, кажется, до сих пор круги наматывает вокруг вас. И знаешь что? Я очень разочаруюсь в любви, если этот... пожар ваших отношений потухнет! Найти человека, который так гармонично тебе подходит, очень трудно!
  
  - Жюли, - жалобно промолвила я.
  
  - Я не шучу! - настаивала она. - Не смей терять дарованный судьбой шанс! Он выпадает не каждому. Поверь умудрённой жизненным опытом женщине. Тебе всего двадцать три. А мне уже давно за тридцать. Хоть я выгляжу молодо, - Жюли рассмеялась.
  
  Мы замолчали... Я не знаю что там увидела Жюли, какую молнию, но я уверена в одном - ничего такого между нами нет.
  
  Когда в сумочке завибрировал мобильный, я не обратила на это внимания. Но уже после седьмого звонка, я таки взяла трубку. На экране высветился знакомый номер, и крупными буквами было написано: "Ёнбэ".
  
  - Я слушаю тебя, Ёнбэ, - с радостью в голосе, ответила я. Фальшивой только.
  
  - Привет. Ты сейчас где?
  
  - Я и Жюли сидим в кафе, - я подмигнула подруге и одними губами произнесла имя звонившего. - А что? Что-то случилось?
  
  - Вы должны вернуться домой, - коротко ответил тот.
  
  - Что случилось, Ёнбэ? - мне передалось беспокойство собеседника, хоть он и пытался его скрыть. Что могло случиться такого, что заставило волноваться всегда счастливого азиата?
  
  - Ничего, - ответил тот.
  
  Послышался шорох и в трубке прозвучал уже другой голос:
  
  - Ты не задаёшь лишних вопросов, берёшь свою подругу за руку, аккуратно выходишь из кафе, садишься в машину и вы возвращаетесь домой. Немедленно! Ты поняла? - голос Джиёна был спокойным. Хотя я была уверено, он обеспокоен чем-то не меньше Ёнбэ. А может даже и больше. - Хотя, нет... Оставайтесь пока в людном месте. Я пришлю машину сопровождения. Скажи адрес кафе.
  
  - Ты можешь объяснить, в чём дело? - не выдержала я. Возможно, я бы и не бесилась так, если бы оба мужчины не пытались скрыть от меня нечто очень не приятное.
  
  - Это не твоё дело, Ана, - строго ответил тот.
  
  - Дай сюда, - Жюли протянула руку ко мне, ожидая получить мобильный, и я сдалась. О чём они говорили, я не знаю. По мелодичности звуков можно было сказать, что это французский.
  
  Я нервно перебирала пальцами и глубоко дышала, смотря на подругу и ничего не понимая из её слов. Зато следить за мелькавшими на её лице эмоциями я могла свободно.
  
  Она внимательно слушала Джиёна, что-то говорила ему, и с каждой минутой становилась всё мрачнее и мрачнее.
  
  Мне на плечо опустилась тяжёлая мужская рука, и я обернулась. Это был Тейлор.
  
  - Как отдохнули, мисс Ана?
  
  - Всё отлично, Тейлор, - ответила я, но потом горько улыбнулась, глянула на хмурую Жюли и закончила: - Было...
  
  - А что случилось?
  
  - Позвонили Ёнбэ и Джиён и требуют вернуться домой. Что-то случилось, но мне никто ничего не говорит.
  
  - Возможно, мистер Квон так о Вас заботится.
  
  - Юл, - окликнула меня Жюли и протянула мобильный.
  
  Я взяла телефон, но медлила отвечать. Посмотрела на Тейлора. Тот одобрительно кивнул и сжал моё плечо.
  
  - Да, - сказала я, поднеся телефон к уху.
  
  - Ана, послушай меня внимательно, - спокойно сказал Джиён. - Я уже выслал машину. Как они приедут, слушай их внимательно.
  
  - Хорошо. Только ты можешь ответить на мой вопрос? Что случилось?
  
  - Ты мне веришь? - с надежной в голосе, спросил тот.
  
  - А должна?
  
  - Ана, поверь мне. Я может и последняя сволочь. Но сейчас я хочу, чтобы ты мне поверила. Всё это я делаю только для того, чтобы ты спокойно доехала домой. Ана, сейчас просто поверь мне.
  
  - Хорошо.
  
  - Жду вас, - послышался вздох облегчения и гудки.
  
  

Глава 8

  
  (Джиён)
  
  После ухода Сынхёна я провалялся в кровати до полудня. Одна из горничных, заходившая спросить, спущусь ли я к завтраку, любезно сообщила мне, что "мисс Юлиана вместе со своей гостьей уже уехали". Значит, всё-таки послушала...
  
  Звонок мобильного отдался неприятной болью в голове.
  
  - Слушаю, - ответил я.
  
  - Хватит валяться, Ён! Спускайся к нам, - весело заявил Ёнбэ. Бодрый, гад! Будто и не пил вчера вместе со мной.
  
  - Сейчас приду, - нехотя ответил я. А ведь хотел выспаться!
  
  Сходив в душ и переодевшись в простые штаны и футболку, я спустился на первый этаж в бильярдную. Место, где чаще всего мы собирались вместе.
  
  Поздоровавшись с увлечёнными игрой друзьями, я сел в кресло и налил себе кофе.
  
  - Брат, - сказал внезапно Ёнбэ. А я удивлённо на него посмотрел. Да, давненько он меня так не называл, - мне тут кое-что интересное рассказали...
  
  - И что же именно? - вкрадчиво поинтересовался я, усмехаясь.
  
  - Да вот, - Ёнбэ поставил кий на пол и облокотился на него. Он взъерошил волосы и улыбкой посмотрел на меня. - Говорят, ты вчера дебош по приходу домой устроил.
  
  - Я? - Я искренне удивился. Интересно, какая зараза распустила эти слухи. - Врут! А ты, - я указал на Ёнбэ, - если бы так не напился, знал бы всё из первых уст, а не собирал сплетни.
  
  - Я же тебе говорил, а ты мне не верил, - вставил своё слово Сынхён. - Он просто успокаивал Юлиану. У неё началась небольшая истерика, - он глянул на меня и усмехнулся. - Довёл бедную девочку!
  
  - Я её даже пальцем не трогал! - возмущённо воскликнул я. Хотя, нет, вру... Было дело... И вчера, и в день нашей первой встречи.
  
  - Ещё бы ты её трогал! Вы ещё не женаты! После свадьбы хоть каждый день трогай! А сейчас ни-ни! - Сынхён рассмеялся, увидев моё ошарашенное лицо. А я, придя в себя, кинул в него подушку с соседнего кресла, но тот увернулся. Из-за чего подушка впечаталась в стену и упала на пол.
  
  - И отец мне постоянно ставил тебя мне в пример! Пошляк ты, Чхве!
  
  - Попрошу без оскорблений, - ответил Сынхён. - У кого хочешь, спроси, все ответят, что я самый честный и светлый человек. А твои слова настоящая клевета!
  
  - Это они просто тебя плохо знают, - пробубнил я.
  
  Мы не сводили с друг другу насмешливого взгляда. Ёнбэ переводил свой взгляд с меня на Сынхёна и не понимал, что мы скрываем.
  
  - Эй! Может, сыграем? - Ёнбэ замахал руками, чтобы обратить на себя внимание.
  
  Я согласился. Сынхён передал мне кий, а сам отошёл к окну. Солнце в это время уже было в зените, но окна в комнате всё ещё были плотно закрыты шторами.
  
  По прошествию определённого времени в нашей с Ёнбэ игре, я выигрывал. В дверь постучали. После моего разрешения в комнату вошёл Мэйсон. Протянув мне мой мобильный, он сообщил о пропущенных звонках и удалился.
  
  Отложив кий в сторону, я выбрал пропущенный звонок и нажал кнопку "Вызов".
  
  - Я вас слушаю, - раздался мужской голос на той стороне.
  
  - Здравствуйте. Вы мне звонили, - я опёрся спиной и рукой на бильярдный стол. Ёнбэ, как обычно, суетился у бара, предлагая Сынхёну составить ему компанию, но тот отказался.
  
  - Квон Джиён? Гендиректор компании Kwon Corporation и хозяин Бугатти Вэйрон, 2009 года выпуска? - спросил мужчина.
  
  - Да, это моя машина. Что-то случилось?
  
  - Где сейчас находится ваш автомобиль?
  
  - Возле клуба "Алая маска", - я потёр переносицу. Сынхён подошёл ближе и вопросительно на меня посмотрел. - Я вчера был слишком пьян и уехал вместе с другом.
  
  - Вы уверенны, что ваша машина именно там? - уточнил мужчина.
  
  - После вашего вопроса не уверен, - я встрепенулся. - А вы собственно кто?
  
  - Простите, я забыл представиться. Майлз Рейн, следователь. Сегодня в десять часов дня наружные камеры вашей компании зафиксировали, как ваша машина остановилась на противоположной стороне улицы, постояла десять минут без движения, а позже из машины вышел человек в куртке с накинутым капюшоном и скрылся в неизвестном направлении. Ваши сотрудники узнали машину, и один из членов службы безопасности решил проверить, в чём дело, - мужчина замолчал, а я занервничал. - Он вышел на улицу, подошёл к вашей машине, решил открыть её, но при открытии дверцы машина взорвалась. Мужчина погиб на месте. Пострадало ещё несколько прохожих, но не серьёзно. Вы сможете подъехать? Мне нужно с вами поговорить? Завтра, например.
  
  - Послезавтра можно? - потерянным голосом спросил я. - У меня завтра свадьба.
  
  - Извините. Да. Буду ждать вас, - назвав время и место встречи, мужчина отключился. А я спрятал телефон в карман и задумался.
  
  - Что? - спросил Сынхён.
  
  - Моя машина взорвалась возле здания компании, - ответил я. Сынхён хотел что-то сказать, но передумал. И правильно. Я тоже об этом подумал. Кто-то украл машину со стоянки клуба и подложил туда бомбу. Только зачем? Только если...
  
  - Хм... От угроз к действиям? - задал риторический вопрос тот. Видно наши мысли сошлись. Одно дело, когда они угрожали мне. Я посчитал это шуткой. Не каждый может убить. Но сейчас... Погиб человек! Они, возможно, не хотели моей смерти. Я видная птица. Если со мной что-то случится, этого просто так не оставят. Будет большая шумиха... Решили меня припугнуть...
  
  Снова раздался стук. Я вздрогнул. Не нравится мне этот проходной двор!
  
  На этот раз это была Кристина. Она передала мне большой толстый конверт и ушла. Я с интересом вскрыл его и случайно выронил сложенный листок бумаги. Передав конверт Сынхёну, как доверенному лицу, я поднял листок с пола и развернул его.
  
  На небольшом прямоугольном куске бумаги крупными буквами было написано послание, повергшее меня в ужас:
  
  

"МАШИНА - ЭТО ТОЛЬКО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ. ОТСТУПИСЬ. ЕСЛИ, КОНЕЧНО, ТЕБЕ ДОРОГА ЕЁ ЖИЗНЬ"

  
  - Ён, - окликнули меня. Я обернулся в сторону Сынхёна, сжав ладони в кулаки. Он протянул мне конверт поменьше. Взяв его, я спрятал записку в карман и дрожащими руками извлёк содержимое. Как я и думал, там были фотографии с изображённой на них Аной.
  
  Мне нечем было дышать. Чувство ужаса полностью сковало моё тело, и я был бессилен.
  
  Наверное, именно в этот момент я осознал, точнее, признался сам себе, что Ана действительно мне не безразлична. Я не могу пока сказать, что люблю её, но она дорога мне...
  
  Представив себе, что эти неизвестные могут что-то ей сделать, мне стало плохо.
  
  Кинув фото на стол, я достал мобильный и набрал номер Аны. Но она не отвечала.
  
  Я продолжал ей звонить, но это было бесполезно. Она не отвечала...
  
  "А если они уже добрались до неё?" - мелькнула неприятная мысль. Но я тут же отогнал её. Тогда бы трубку наоборот взяли. Ведь так же?
  
  - Чёрт! - я швырнул телефон на пол, и тот разлетелся на мелкие детали.
  
  - Джиён! - сердито крикнул Сынхён. - Ты с ума сошёл???
  
  - Они угрожают мне жизнью Аны! Думаешь, я не имею право сойти с ума?! - я вручил Сынхёну записку с угрозой, а сам стал нервно ходить по комнате, обдумывая план действий.
  
  - Что происходит? - непонимающе уставился на нас Ёнбэ.
  
  Мы не отвечали. Я продолжал мерить шагами комнату. Сынхён стоял у стола и о чём-то думал. Я не знаю, сколько времени прошло. Я звонил Ане со стационарного, но и так она тоже не отвечала. За это время могло случиться всё что угодно! Чёрт!!!
  
  - Ёнбэ, позвони ты ей, - вдруг сказал Сынхён. - Хоть кому-то, но должно повезти.
  
  Сколько времени мы продолжали её звонить? Час? Два? А может даже и больше...
  
  Я несколько раз порывался связаться со службой безопасности и вычислить по GPS, её местонахождения, но Сынхён меня останавливал. "Подожди" - было единственным ответом.
  
  - Привет, ты сейчас где? - наконец раздалась спасительная фраза. Она ответила! Слава Богу! - Вы должны вернуться домой... Ничего...
  
  Ясно. Ана пытается узнать из-за чего весь сыр-бор.
  
  Я подошёл к другу, забрал у него телефон и сам решил разобраться с Аной.
  
  Но меня слушать она тоже не захотела. Только спрашивала, что случилось и всё... Послышались лишь приглушённые голоса и шорох.
  
  - Здравствуйте, мистер Квон. Меня зовут Жюли. Я подруга Аны, - внезапно в телефонной трубке раздался женский голос, говоривший по-французски.
  
  - Здравствуйте. Наслышан о вас, - ответил я ей также по-французски и посмотрел на Ёнбэ. - От нашего общего знакомого.
  
  - Рада. Что произошло? Ана очень волнуется. Хоть и не говорит этого, но я то вижу.
  
  - Жюли, послушайте меня, - начал я. Ёнбэ заинтересовался разговором, услышав знакомое имя, а я слегка улыбнулся. - Уговорите Ану вернуться домой. Это ради её же блага. -Я потёр висок, обдумывая дальнейшие слова. - Я вас умоляю. Ей угрожает опасность. Я выслал машину, - я кивнул Сынхёну и он меня понял. - Они будут вас сопровождать. На всякий случай. Пожалуйста.
  
  - Всё настолько серьёзно? - испугано спросила она.
  
  - Да.
  
  - Хорошо, - ответила женщина со вздохом. - Сейчас я передам её трубку.
  
  Снова послышался шум и тишина. Она молчит? Зачем? Боится говорить?
  
  - Да, - наконец-то я услышал её голос.
  
  - Ана, послушай меня внимательно, - мне было тяжело говорить, но я был спокоен. - Я уже выслал машину.
  
  - Хорошо, - вдруг она согласилась. - Только ты можешь ответить на мой вопрос? Что случилось?
  
  Я молчал. А что я могу сказать? Ана, тебя хотят убить. У меня нет другого выхода! Нет! Правду я пока сказать ей не могу. Я должен сначала во всём разобраться.
  
  - Ты веришь мне? - спросил я.
  
  - А должна? - и ведь правда... У неё нет причин мне верить.
  
  - Ана, поверь мне. Я может и последняя сволочь. Но сейчас я хочу, чтобы ты мне поверила. Всё что я делаю, только для того, чтобы ты спокойно доехала домой. Ана, просто поверь мне.
  
  - Хорошо.
  
  - Жду вас, - коротко ответил я и обессилено сел в кресло, рядом с Ёнбэ.
  
  В комнате повисло напряжённое молчание.
  
  Господи, почему всё так? Какую гадость я сделал в прошлой жизни, что ты мне так мстишь?
  
  Мы разошлись очень быстро. Так как мы сегодня даже не обедали, парни ушли в столовую. Я же не мог сейчас думать ни о какой еде. Главное, увидеть Ану здесь, дома. Потом можно расслабиться.
  
  Я сидел в холле на небольшом подиуме, когда входная дверь отворилась и в дом в сопровождении четырёх мужчин вошли Ана и Жюли.
  
  Ана держалась замкнуто. Она бросала в сторону мужчин недоверчивые взгляды, но так как поделать ничего не могла, выглядела спокойно.
  
  Встав, я подошёл ближе к девушкам, и одним кивком дал отбой парням. Те без возражений вышли, оставив нас одних.
  
  - Что всё это значит? - спросила Ана, указав в сторону входной двери, за которой недавно скрылись их охранники, и пристально смотря на меня.
  
  - Я потом тебе всё объясню. Сейчас, просто поднимись к себе и отдохни, - ответил я. - Ты не спала этой ночью. Я вижу.
  
  - Послушай, я...
  
  - Юл! - внезапно громко сказала Жюли. - Пожалуйста, поднимись к себе.
  
  Ана шокировано посмотрела на подругу, но потом, молча, развернулась и ушла.
  
  - А мне откроешь тайну? - брюнетка сложила руки на груди и пронизывающе на меня посмотрела.
  
  - Пойдём.
  
  Мы прошли в кабинет, где нас уже ждали Сынхён и Ёнбэ.
  
  - Вещайте, мои дорогие! Что могло случиться такого страшного, что вы за нами охрану прислали? - сказала брюнетка, присаживаясь на диван рядом с Сынхёном и улыбаясь сидящему напротив неё Ёнбэ.
  
  - Мне тоже очень интересно! - воскликнул Ёнбэ. Но потом вся его бесшабашность исчезла и на его месте появилась серьёзность. - Что вы скрываете? После звонка ты, Ён, был чернее тучи. А когда получил письмо, вообще с цепи сорвался. Но, с последним всё и так ясно - Ана.
  
  - С этого места поподробней, пожалуйста, - попросила Жюли.
  
  - Хорошо, - ответил я, сложив руки в замок и локтями оперся на колени. - Сегодня утром моя машина была взорвана возле здания компания. Погиб мой человек, и пострадали невинные люди. А после этого пришло письмо с угрозой, - я кивнул Сынхёну и тот кинул на стол конверт, из которого выпали фотографии и записка.
  
  - Машина - это только предупреждение. Отступись! Если, конечно, тебе дорога её жизнь, - прочитала вслух Жюли. Ёнбэ рассматривал фото лежащие на столе. - Что я могу сделать? - будто неживым голосом спросила она.
  
  - Я пока и сам не знаю что делать, - я вздохнул. - Пока что я организую круглосуточную охрану. Одна она из этого дома не выйдет!
  
  - Может, спрятать её пока куда-нибудь? - предложил Ёнбэ.
  
  - Завтра свадьба. После такого события СМИ не упустят возможности внимательно следить за жизнью супруги гендиректора Kwon Corporation, - высказал своё мнение Сынхён.
  
  - Как на счёт Парижа? - Жюли улыбнулась, а я наоборот нахмурился.
  
  - В смысле?
  
  - Я заберу её в Париж раньше срока, - ответила женщина, но увидев, что я ничего не понимаю, усмехнулась. - Ах, да, я забыла. Она не успела тебе рассказать... Юлиана в скором времени должна будет уехать в Париж на выставку. Но в сложившейся ситуации это можно сделать и пораньше. Как раз она сама проследит за подготовкой.
  
  - О чём ты? Какая выставка? - я встряхнул головой, пытаясь переварить полученную информацию.
  
  - Подождите, - ответила Жюли и, встав, вышла из кабинета. Ёнбэ в этот момент улыбался. Значит, он знает, о чём идёт речь.
  
  Жюли вернулась через несколько минут, неся в руках какой-то свёрток. Она присела на край дивана и поставила свёрток на стол.
  
  - Я замотала её в бумагу и тряпку, чтобы во время перелёта она не разбилась, - пояснила Жюли, разматывая верёвку, которой был перевязан свёрток. Это нечто высотой приблизительно шестьдесят сантиметров было завёрнуто в мешковину и завязано грубой верёвкой и почему-то не вызывало во мне ни интереса, ни симпатии.
  
  - Что это? - спросил я.
  
  - Кукла, - спокойно ответила она. Размотав свёрток, Жюли представила нам фарфоровую куклу прекрасной работы. - Это подарок Юлианы. Скажи красивая? У неё их ещё много. И я благодарна тебе, Ян, - она выразительно посмотрела на Ёнбэ, - что ты нас познакомил. Это будет самая удивительная выставка в моей жизни!
  
  Я задумался. Если я сейчас правильно понял, эту куклу сделала Ана... "Мне нужен холодный фарфор" - пронеслись в голове её слова. Вот зачем она просила деньги.
  
  - Когда ты возвращаешься домой? - прервал я, образовавшуюся тишину.
  
  - После вашей свадьбы. Послезавтра.
  
  - Хорошо, - спокойно ответил я. - Сынхён, подготовь всё для отлёта Аны в Париж. И побыстрей.
  
  - Ваша охрана может с нами не лететь, - предупредила нас брюнетка. - Меня там встретят. Ане там боятся нечего.
  
  - Я верю, - ответил я. - Вы отправитесь сами... Я прилечу чуть позже.
  
  Своими словами я поверг всех в шок. Жюли смотрела на меня удовлетворённо, Ёнбэ просто улыбался, а вот Сынхён явно злился. Хотя ничего другого от нашего любимого трудоголика я не ожидал.
  
  - Ты не можешь сейчас улететь! Ты забыл что у нас на носу тендер! - Сынхён встал со своего места и зло посмотрел на меня. - Если мы откажемся, мы потерям много денег! Ты об этом подумал???
  
  - Какой нахрен тендер, Сынхён??!! - рявкнул я и вскочил с кресла вслед за другом. - Ты понимаешь, что происходит? Жизнь Аны на кону!!! Они могут её убить! Если мне нужно убрать свою кандидатуру с тендера - я это сделаю!
  
  Я вылетел из кабинета, громко хлопнув дверью и спустившись на первый этаж, прошёл на кухню.
  
  За окном уже успело стемнеть, прислуга давно разбрелась по своим спальням, заставив дом, погрузится в тишину.
  
  Я хотел выпить и уже начал искать бокал, когда вспомнил реакцию Аны и передумал.
  
  Достав турку и банку с кофе, я услышал шорох за спиной и обернулся. У входа мялась Ана, одетая по домашнему просто.
  
  - Почему ты не спишь? - спросил я, оборачиваясь.
  
  - Я хотела найти Жюли, услышала шум. Вот и зашла, - ответила девушка, но увидев мой недоверчивый взгляд, сникла. - Не спится... Бессонница.
  
  - Ну, бывает, - я взъерошил волосы и усмехнулся. - Могу предложить свою персону, чтобы составить компанию за чашечкой кофе, - я обернулся обратно к плите.
  
  - Я не пью кофе, - я удивлённо посмотрел на будущую супругу. Ана замялась.
  
  - А что ты любишь?
  
  - Зелёный чай... И горячий шоколад, - мне показалось или она покраснела?
  
  - Значит, будем пить шоколад, - бодро ответил я и кивнул на стул у стойки. - Садись.
  
  - Спасибо, - девушка послушалась и присела на стул. Особо много времени приготовление шоколада не заняло. Только проходило это всё в тишине.
  
  Я поставил чашку напротив Аны, а свою держал в руках.
  
  - Можно вопрос? - спросила она, сделав глоток ароматного напитка.
  
  - Давай. Я сегодня очень разговорчив!
  
  - Я заметила, - ответила она. - Почему вы называете меня Аной? - она подняла на меня свои глаза и я снова удивился. Они разные... А я так и не добрался до интернета.
  
  - Ты... Не забывай, - напомнил я.
  
  - Почему ты называешь меня Аной?
  
  - Не знаю, - я задумался. А ведь и, правда, почему? Я придумал ей прозвище "Змейка", но потом она стала просто Аной. - Мне так нравится. А что?
  
  - Ничего, - ответила она, опустив глаза. - Просто так меня называл отец...
  
  - Но...
  
  -... в письмах, - закончила свою фразу девушка. - Я его не знаю, никогда не видела. Но однажды дядя передал мне стопку писем без обратного адреса. Только с моим именем на конверте. Дядя тогда сказал, что письма пришли в посылке все вместе, - она сглотнула и покрепче обняла своими пальчиками чашку. - И их просили передать мне, когда я подрасту. Я получила их на моё шестнадцатилетние. Каждое письмо начинается и заканчивается всего тремя словами "Моя дорогая Ана". - По щеке девушки скатилась слеза. Непроизвольно, поддавшись чувствам, я протянул руку и дотронулся до её щеки, стирая большим пальцем слезу. Ана вздрогнула.
  
  - Прости, - ответил я, убирая руку. - Если тебе неприятно...
  
  - Нет, если вам... тебе удобно, то можешь меня так называть, - запинаясь, ответила она. Я улыбнулся.
  
  - Ты знаешь, как зовут твоего отца? - спросил я, чтобы сменить тему разговора.
  
  - Нет, - она отрицательно покачала головой и сделала ещё один глоток. Я к своей чашке даже не притронулся. - Только фамилия... У меня его фамилия... Больше ничего. Я пыталась узнать у дяди его имя и адрес. Да, хотя бы имя! Но он мне ничего не сказал.
  
  - Я попробую что-нибудь выяснить, - ответил я. - Можно теперь я задам вопрос? - Ана кивнула и выжидающе на меня посмотрела. - Что с твоими глазами?
  
  - А ты так и не понял?
  
  - Нет.
  
  - А я думала, - Ана задумалась. - Гетерохромия. Врождённая. Надомной долго смеялись, издевались... Меня даже называли сумасшедшей. А потом Эри подарила мне линзы и жизнь кое-как наладилась...
  
  Мы снова замолчали. Ана нервно перебирала пальцами по чашке, не поднимая глаз. А просто наслаждался этим моментом.
  
  - И знаешь, - вдруг сказала Ана, - я бы, наверное, даже не обращала на это внимание. Это не так уж и страшно иметь разноцветные глаза, но не так как у меня. Я редкое явление. Чаще всего у людей сочетаются карие и голубые. А у меня зелёный и голубой... Меня даже как-то однажды ведьмой назвали...
  
  - Не надевай их больше, - тихо проговорил я.
  
  - Что? - Ана выскользнула из своих мыслей и потеряно посмотрела на меня.
  
  - Не надевай больше линзы, - я улыбнулся. - Твои глаза делают тебя особенной. И это восхитительно.
  
  

***

  
  На следующее утро я был в приподнятом настроении. Не думал, что у меня будет возможность просто так с ней поговорить. Без криков и скандалов... А просто по-семейному...
   Надев свой костюм, завязав настолько ненавистную удавку на шею, я улыбнулся своему отражению.
  
  - Прекрасный день - прекрасное событие! - я рассмеялся. Воспоминая о том, что мне угрожают жизнью Аны, спрятались в дальний угол моего сознания и не высовывались.
  
  Спустившись на первый этаж, я обнаружил своих друзей и Жюли в парадной одежде, и готовых выезжать. Но невесты ещё не было.
  
  - Где Ана? - спросил я.
  
  - Она ещё не спускалась, - ответил Ёнбэ, пожав плечами.
  
  - Если мы не поторопимся, то опоздаем, - предупредил Сынхён, постукивая по циферблату своих часов.
  
  - Невеста, как и начальство, не опаздывает, а задерживается, - ответил я, разведя руками. Сынхён насмешливо на меня посмотрел и покачал головой.
  
  - Все уже готовы? - раздался голос со стороны ступеней. Мы все обернулись. - Простите за опоздание.
  
  - Пять минут - это не существенно, - только и смог сказать я, смотря на свою будущую жену. Ана стояла на ступеньках в коротком обтягивающем белом платье и держалась рукой за перила. Ключицы, плечи и руки до локтя прикрывало белое кружево, оставляющее v-образный вырез в области ложбинки, в которую спускалась белая жемчужина. Такие же, как и жемчужины в серьгах Аны. Волосы были собраны в причёску, а несколько прядей обрамляли её лицо и подчёркивали красоту шеи. Она не спеша спустилась к нам, оценивающе прошлась по моему костюму и нахмурилась.
  
  Подойдя ко мне ближе, она протянула руки и стянула с меня галстук.
  
  - Так будет лучше, - сказала она, передав галстук, проходившей мимо Кристине. - Если ты не любишь галстуки, зачем себя мучить?
  
  Она расстегнула верхние пуговицы, поправила мой воротник и искренне улыбнулась.
  - Так намного лучше!
  
  - Спасибо.
  
  

Глава 9

  
  (Джиён)
  
  Уже сидя в машине, я неотрывно смотрел на будущую супругу. От одной мысли о том, что уже через час она будет моей законной женой, сердце начинало учащённо биться, а в груди разливалось приятное тепло.
  
  Никогда не думал, что я настолько сентиментален.
  
  Я отвёл от неё взгляд, чтобы не привлекать внимание и усмехнулся. А взъерошив свои волосы, услышал тихий смех.
  
  - Чего? - я посмотрел на Ану. Подняв на меня глаза, она опять рассмеялась. Я же нахмурился.
  
  - Ничего, - ответила девушка с улыбкой на губах. - Не знаю почему, но меня смешит ваше... твоё движение рукой, - она помахала рукой над волосами. - Оно кажется мне мальчишеским. А это никак не вяжется с тобой.
  
  - Это привычка ещё со школьных лет, - ответил я. В машине повисло неловкое молчание.
  
  Ана нервничала. Она теребила кружево на юбке, иногда переводя своё внимание на застёжку клатча. Кстати, его я, раньше, не видел у неё в руках. Неужели я был настолько поражён её внешним видом?
  
  Когда в очередной раз Ана закрыла и открыла сумочку, я не выдержал и положил на её руку свою ладонь и заглянул в глаза.
  
  - Всё хорошо. Не волнуйся. Когда появятся журналисты и тебе станет страшно - возьми меня за руку, - тихо сказал я и улыбнулся. Я сжал её маленькую ладошку, чтобы безмолвно сказать: "Я рядом". И она расслабилась. Даже сжала своими пальчиками мою руку и, хоть и не уверенно, улыбнулась. - Ты сегодня восхитительно выглядишь.
  
  - Спасибо.
  
  - И ты сегодня без линз, - заметил я. Щёки девушки приобрели розоватый оттенок. Она забрала свою руку и отвернулась к окну.
  
  - Я постоянно их ношу, - ответила она, не смотря на меня. - И снимаю, только находясь у себя в комнате. А сегодня я решила дать глазам возможность отдохнуть.
  
  - И правильно сделала, - я сел ровно, и довольная улыбка не сходила с моего лица. "Правильно сделала, - про себя повторил я. - Это делает тебя ещё прекрасней". Случайно мой взгляд привлекло зеркало заднего вида. Водитель, который сегодня нас сопровождал, смотря на нас, улыбался. Но я не предал этому должного внимания. - Как скоро мы будем на месте?
  
  - Уже скоро, мистер Квон, - ответил мужчина. - Через полчаса максимум.
  
  Я удовлетворённо кивнул и отвернулся к своему окну.
  
  - Ана, - окликнул я девушку, вспомнив важную деталь вчерашнего вечера. - Завтра вместе с Жюли ты летишь в Париж.
  
  Услышав мои слова, девушка недоверчиво на меня посмотрела, но не найдя в моём лице и намёка на шутку, удивлённо распахнула глаза.
  
  - Почему так рано?
  
  - Так надо.
  
  - Кому надо?.. Или это из-за вчерашнего переполоха?
  
  - Ана, просто запомни, завтра ты и Жюли летите в Париж. И всё.
  
  - Но... А как же встреча с Александром? - напомнила Ана. Я чертыхнулся. Забыл! Твою мать!
  
   - Он уже звонил?
  
  - Да, - подтвердила мои опасения Ана. - Ещё утром.
  
  - Когда и во сколько? - сразу перешёл я к делу, доставая мобильный.
  
  - Как раз завтра. В два часа дня.
  
  Набрав номер Сынхёна, я приложил мобильный к уху и стал ждать ответа.
  
  - Уже соскучился? - ответил на удивление весёлый друг.
  
  - Аж, сто раз! Спроси у Жюли, во сколько завтрашний рейс.
  
  Послышался шум и тихие голоса.
  
  - В три. А что?
  
  - Нужно перенести, - я посмотрел на Ану, не спускающую с меня глаз. И в уме прикинул, сколько по времени может занять встреча. - Примерно на шесть вечера. Может позже.
  
  - Хорошо, - голос Сынхёна стал серьёзным. - Это всё?
  
  - Частично, - ответил я и ухмыльнулся. - Помнишь наш уговор? Поле того как женюсь я, следующим в очереди будешь ты, - Сынхён чертыхнулся, видимо вспомнив наше студенчество и обещание, данное по пьяни. Но, хоть мы и были не трезвы, все трое привыкли отвечать за свои слова. А Сынхён в особенности. - Я сплю и вижу, как гуляю на твоей свадьбе.
  
  - Надеюсь, ты скоро избавишься от этого кошмара, - едко заметил тот. - И ты сначала со своей свадьбой разберись. Смотри, чтобы невеста не сбежала от такого тирана как ты!
  
  - Не сбежит, не волнуйся, - я снова рассмеялся.
  
  Как и обещал наш водитель: через полчаса машина остановилась возле небольшой часовенки. Её полное название - Маленькая Белая Свадебная Часовня. И оно ему полностью соответствовало: небольшая, белая с аркообразным входом и шпилем над ним. По обе стороны от входа посажены пушистые деревья и кусты. Причём в тени одно из деревьев спряталась небольшая скамеечка.
  
  Поправив воротник рубашки, я выскочил из машины, обошёл её и открыл дверцу со стороны Аны.
  
  Немногочисленное количество гостей уже стояло у входа, ожидая только нас.
  
  Я протянул руку, помогая Ане выйти. Но положив свою ладошку в мою, она замерла.
  
  - Не бойся. Я не кусаюсь. Сегодня я чрезвычайно добрый... Тебе нечего боятся. Пока я с тобой ты в безопасности, - с улыбкой сказал я. Девушка кивнула и вышла.
  
  Со стороны этого, наверное, не было видно, но держа её за руку, я ощущал дрожь. И это понятно. Она всё-таки не добровольно выходит замуж.
  
  - Лия! - она посмотрела в сторону крикнувшего и остолбенела, крепче сжав мою руку. Вероятно, она даже не успела ничего понять, когда ураган по имени "сестра" заключил её в объятия.
  
  Отпустив её руку, я потёр кончик носа и отошёл в сторону, к Сынхёну и Ёнбэ. Стоя рядом с Жюли, они о чём-то спорили, но увидев меня, замолчали, и лица всех троих озарила странная улыбка.
  
  - Что? - спросил я.
  
  - Вы потрясающе смотритесь вместе, - ответила Жюли.
  
  - Согласен, - ответил Ёнбэ. - И где ты только познакомился с такой красавицей? Тебе всегда везло с девушками.
  
  - Долгая история, - ответил я, мельком глядя на Сынхёна.
  
  - Юлиана не говорила, что здесь будут её родные. Это ты их пригласил? - Женщина не сводила с меня своих хитрых глаз.
  
  - Я, - честно ответил. - Она и не знала. Это сюрприз. Как ни как невесту должен вести к алтарю отец. А Генри ей заменил отца.
  
  - Это благородно с твоей стороны, - сказала Жюли.
  
  Далее всё потекло по-обычному сценарию.
  
  Мы зашли в часовню. Гости заняли свои места на скамейках. Я и Сынхён встали справа от алтаря. Сегодня мой старый друг исполнял роль шафера. Священник, проводивший обряд, спросил, готовы ли мы. Я кивнул, и заиграла музыка.
  
  Это фиктивный брак - постоянно повторял про себя я... Раньше... Сейчас же я был другого мнения...
  
  Смотря на Ану, которая шла сейчас по проходу, как в замедленной съёмке, под руку с дядей, я пытался понять, с какого момента эта невероятная девушка стала так много для меня значить. Когда я успел влюбиться в неё? Когда я перестал считать наш брак фиктивным?
  
  Доусен передал мне руку Аны, и та встала рядом со мной. Я встретился с ней взглядом и улыбнулся, стоящей передо мной земной богине.
  
  Кажется, я знаю, когда это случилось... Когда я впервые увидел её глаза... При первой встрече, она меня заинтересовала. Этот маленький ягнёнок с характером тигрицы! Но её глаза поймали меня в ловушку. Я навеки заперт в этой клетке и не уверен, что захочу из неё освободиться...
  
  Хоть я и был погружён в свои мысли, я продолжал внимательно следить за словами священника.
  - Теперь повернитесь друг к другу и обменяйтесь клятвами, - сказал священник.
  
  Когда мы повернулись, я взял её за руки и глубоко вздохнул. Взяв маленькое золотое колечко, с протянутой Сынхёном подушечки, я снова посмотрел на опустившую глаза невесту.
  
  - Я, Квон Джиён, беру тебя, Юлиана Адриан, в законные супруги. В присутствии свидетелей и наших близких, я клянусь с этого момента быть вместе в богатстве и в бедности, в болезни и здравии. Клянусь быть рядом с тобой и поддерживать тебя, почитать тебя, дорожить тобой, быть рядом и в горе, и в радости, в хорошие времена, и в плохие, любить и лелеять тебя, всегда, - когда я начал говорить, Ана подняла на меня свой взгляд. Если в самом начале она была зажата, то сейчас она неотрывно смотрела на меня. Будто спрашивала: "Можно ли верить твоим словам, Квон Джиён?" От её пристального взгляда меня пробила дрожь. Я восхищался ею и одновременно боялся. - Я клянусь тебе от всего сердца и до конца моих дней.
  
  Я надел кольцо Ане на безымянный палец, и в часовне повисло молчание. Когда священник занервничал из-за долгой тишины и открыл рот, чтобы напомнить Ане про её клятву, но этого не потребовалось.
  
  - Я принимаю твою клятву и взамен прошу услышать мою, - сказала Ана и улыбнулась. Она взяла пальчиками кольцо и посмотрела на меня. - Я, Юлиана Адриан, беру тебя, Квон Джиён, в законные супруги. В присутствии свидетелей и близких, я клянусь с этого момента быть вместе в богатстве и в бедности, в болезни и здравии, быть рядом и в горе, и в радости, в хорошие времена, и в плохие. Клянусь любить и уважать тебя как своего супруга. Клянусь быть твоей опорой и поддержкой, когда тебе это понадобиться. Я выслушаю тебя, когда тебе нужно будет выговориться. Я буду смеяться с тобой во времена веселья и поддержу, когда тебе будет грустно. Я клянусь тебе от всего сердца и до конца моих дней.
  
  Её руки дрожали, но она надела на мой палец кольцо и мне показалось, что она вздохнула с облегчением. Но после фразы священника: "Жених может поцеловать невесту", Ана снова напряглась. Я что настолько страшен?
  
  Прошептав ей в губы: "Всё в порядке", я дотронулся до её щеки, провёл большим пальцем по нижней губе и прикоснулся своими губами к её губам, очень нежно, почти невесомо. Она не сопротивлялась, хотя я ожидал именно этого. Она прикрыла глаза, я осторожно приобнял её за талию. Такая маленькая, хрупкая девочка, как фарфоровая куколка. Пытаешься казаться храброй, хотя на самом деле ты тоже хочешь любви... За какие заслуги Бог наградил меня тобой, маленький ангелочек?
  
  Я отстранился, когда почувствовал, что её руки опустили на мои плечи и заглянул в её глаза. Её взгляд был растерянным, а на щеках снова появился румянец.
  
  - У тебя как всегда отличная интуиция, Ён, - сказал Сынхён, разбивая образовавшуюся тишину. Я обернулся к нему и прислушался. За закрытыми дверями слышался гул голосов. - И видимо там не один человек.
  
  Я хмыкнул и покрепче обнял Ану за талию. В данной ситуации именно она их жертва.
  
  - У вас чёрного выхода нет? - с надеждой спросил я у протягивающего мне свидетельство о браке священника.
  
  - Н-н-нет, - ответил опешивший мужчина. Я забрал бумажку и, сложив его вдвое, спрятал во внутренний карман пиджака, ближе к сердцу. Там надёжней.
  
  - Дааа~, - протянул Ёнбэ, закидывая руки за голову. - Будем вежливо разбираться с ними или как всегда?
  
  Получив вопросительные взгляды всех присутствующих, кроме Сынхёна, я усмехнулся.
  
  - Вежливо, конечно. Не хочется портить такой день руганью, - ответил я. - Хотя, как получится.
  
  Ана снова разволновалась. Я чувствовал, как она напряглась и, переплетя наши пальцы, сжал её руку.
  
  Все были напряжены и взволнованы, хоть и знали, что так и будет.
  
  Кивнув нам, Сынхён направился к выходу и открыл двери. В ту же минуту его засыпали вопросами по поводу моей внезапной и скрываемой свадьбы. Вспышки фотокамер ослепляли его, но он держался. И откуда, только узнали, проныры!
  
  Я дождался сигнала друга и повёл Ану за собой. В это время, возле Сынхёна уже стояли люди в чёрных костюмах. Этот засранец вызвал службу безопасности! Молодец, я даже не подумал об этом!
  
  - Мистер Квон, почему вы не сообщили о своей предстоящей свадьбе?
  
  - Мистер Квон, как зовут вашу супругу?
  
  - Мистер Квон, не связано ли это с беременностью вашей невесты? - На последнем вопросе к Ане вернулся дар речи, и даже через гул голосов журналистов я услышал её возмущённый возглас.
  
  - Что???
  
  - О, ты, наконец-то очнулась? - едко заметил я, наклонившись к Ане и прошептав ей это на ухо. - Дорогие господа журналисты! Сегодня ни я, ни моя жена, - я сделал ударение на последнем слове и нагло улыбнулся, почувствовав как сильно сжала мою руку девушка, - не намерены комментировать происходящее. У нас сегодня особенный день и мы хотим провести его в кругу друзей и близких. Извините.
  
  В окружении двухметровых мужчин, мы с трудом пробрались до машины. Я помог Ане сесть на заднее сидение, пряча её от вспышек фотоаппаратов и, обойдя авто, сел рядом с ней.
  
  Мы молчали, когда машина отъехала от часовни. Мы молчали, хоть и кидали друг на друга взволнованные взгляды. Но я не выдержал. Я вспоминал удивлённое лицо Аны и улыбался.
  
  - Что тебя больше удивило в этом вопросе? - внезапно задал ей вопрос я. - Отсутствие беременности или всё же беременность, как причина?
  
  Вспыхнувшая Ана была великолепна. Интересно из-за чего она всё-таки покраснела: от возмущения или смутилась?
  
  - Ты!
  
  - Что? - невинно спросил я. - Если хочешь, я в любой момент могу всё устроить. Чтобы слухи не были беспочвенными, - я рассмеялся. А зря! Нет, не рассмеялся. Заикнулся об этом. Лучше бы молчал.
  
  После того как меня огрели по голове клачем и не один раз, я задумался. Что женщины кладут в такую маленькую сумочку, что она такая тяжёлая???
  
  Мы отвернулись каждый к своему окну. В зеркале я снова увидел насмешливый взгляд водителя и сам усмехнулся. Наверное, это сейчас выглядит до ужаса по-детски.
  
  Повернувшись в Ане и встретившись с ней взглядом, мы рассмеялись.
  
  - Я тебя не сильно ударила? - спросила девушка, не прекращая смеяться.
  
  - Не волнуйся. Сотрясения мозга нет, - честно ответил я.
  
  - А что, - глаза девушки удивлённо расширились, и она прикрыла рот ладошкой, - там есть чему сотрясаться? О чудо!
  
  - Язва! - я поджал губы, сдерживая рвущуюся наружу улыбку и смех.
  
  - Кто же тебе виноват-то? - воскликнула девушка. - Я тебя к алтарю не тащила. Ты сам согласился, вот теперь и живи с язвой...
  
  - И стервой, - добавил я.
  
  -... и стервой, - согласилась девушка... Сначала. - Что??? - Девушка снова замахнулась на меня сумочкой, но я выставил перед собой руки. - Идиот!
  
  "Влюблённый идиот!" - про себя добавил я.
  
  Ана замешкалась, а мне хватило времени сграбастать Ану в охапку и прижать к себе.
  
  - Либо ты успокаиваешься, либо мы останавливаемся, я прошу водителя выйти и сам тебя успокаиваю, - я говорил серьёзным голосом, но в душе смеялся. А девушка затихла и, мне даже показалось, что она задержала дыхание. - Так-то лучше. Послушная девочка, - сказал я и поцеловал её в шею.
  
  Я даже не успел сообразить, что случилось, после того как девушка вздрогнула. Она просто выскользнула из моих рук и села ближе к двери, подальше от меня, отвернувшись к окну.
  
  Я удивленно смотрел на девушку, а она как бы и не замечала этого. Что я такого сказал?
  
  - Мы приехали, - оповестил нас водитель, и машина остановилась.
  
  Чтобы избежать подобных казусов, как у часовни, я заранее приказал подготовить лучший номер "Кассиопеи" к нашему приезду.
  
  - Я могу быть свободен? - спросил водитель, когда я подал Ане руку и помог выйти из машины.
  
  - Да, - ответил я, не оборачиваясь. - Я даю вам отпуск на две недели. Оплачиваемый.
  
  - Благодарю.
  
  - Это "Кассиопея"? - Ана подняла на меня свои удивлённые глаза, а я усмехнулся.
  
  - А что? Именно здесь мы познакомились. Символично, ты так не думаешь?
  
  - Неужели, вы настолько сентиментальны, Квон Джиён?
  
  - Можно не так официально, - ответил я. - Можно просто "дорогой".
  
  - Иди к чёрту!
  
  

***

  
  Как я и ожидал, мои подчинённые справились со своей задачей на "Ура". Накрытый в просторной столовой номера стол, изысканные блюда, шампанское и вино, официанты. Всё что нужно.
  
  Мужчины помогли дамам сесть за стол. Ана по традиции сидела рядом со мной, но, ни разу за время нашей трапезы на меня не посмотрела. Лишь постоянно разговаривала с сестрой и Жюли.
  
  - Мне кажется или вы действительно чересчур напряжены, мистер Доусен? - спросил я, вертя бокал с вином в руке. Мужчина вздрогнул. Сидевший недалеко от меня, Сынхён внимательно следил за нами двумя.
  
  - Вам показалось, - ответил мужчина.
  
  Я посмотрел на Ану, которая смеялась в обществе Ёнбэ, своей сестры и Жюли и улыбнулся. Видимо, они сдружились.
  
  - Не волнуйтесь, - сказал я, снова обратив внимание на мужчину. - С вашей племянницей ничего не случится, - я крепче сжал ножку бокала. В собственных словах я уверял не Доусена, а самого себя. - Я её не обижу. И никому этого не позволю.
  
  - Не в этом дело, мистер Квон, - мужчина поставил свой бокал на стол и, сцепив руки в замок, облокотился на стол. - Я боюсь другого. После этой шумихи в прессе, её прошлое в любую минуту может дать о себе знать... Не самое приятное прошлое, если честно.
  
  - С прошлым мы тоже сможем справиться. Не волнуйтесь.
  
  Мужчина слабо улыбнулся. Но всё же, его продолжало что-то тревожить. Но это уже было не моё дело.
  
  В течение получаса наши гости начали расходиться, находя не очень убедительные отговорки для этого. Жюли сказала, что ей надо ещё выспаться перед перелётом и собрать вещи, и утащила с собой Ёнбэ... Знаю я их "выспаться" и "собрать вещи" ... Близкие Аны сказали, что им обоим завтра на работу и тоже ушли. Да и у Сынхёна подготовка документов. В десять вечера!
  
  В общем, к десяти вечера мы остались одни.
  
  После того, как дверь за Сынхёном закрылась, Ана скрылась в спальне, оставив меня в гостиной одного.
  
  Я посмотрел на дверь спальни, за которой скрылась Ана и вздохнул. Была, не была! Может, не выгонит!
  
  - Что делает моя дорогая супруга? - спросил я, входя в комнату и опираясь рукой о косяк.
  
  Ана стояла у зеркала, когда обернулась на мой голос. Её волосы крупными кудрями струились по плечам, а шпильки лежали вместе с гарнитуром на столе.
  
  - Решила снять всё это, - она указала на стол взглядом. - Не люблю показуху.
  
  - А мне понравилось, - я медленно подошёл к девушке и обвил её талию руками. - Признаюсь честно, ты меня поразила... Я даже не догадывался, что ты настолько прекрасна. - Я поцеловал девушку в оголённое плечо, дотронулся губами до шеи. Коснулся губами зоны за ушком, провёл языком по мочке уха.
  
  - Что ты делаешь? - настороженно спросила девушка.
  
  - А что? Я твой муж, - я подхватил девушку на руки и, не дав ей опомниться, уложил на кровать.
  
  - Вам не кажется, что эта поза двусмысленна? - спросила девушка, намекая на сложившуюся ситуацию.
  
  Нависнув над ней, я покрепче вжался ладонями в подушку, по обе стороны от девушки, перекрывая ей пути отступления.
  
  - Нет, - ехидно ответил я и улыбнулся. Ана напряглась.
  
  - Квон Джиён, что вы творите? - возмутилась блондинка.
  
  - Я? Ничего, - честно ответил я и наклонился ближе к ней, опаляя её губы своим дыханием. - Я твой муж перед законом... и Богом.
  
  - Оставьте меня в покое! - крикнула Ана и толкнула меня в грудь. Я слишком расслабился, наслаждаясь её присутствием и запахом жасмина, исходящим от неё, и не удержавшись, упал на свободную часть кровати. Ана воспользовалась моментом, слезла с кровати и отбежала к окну. - Если ты не помнишь, у нас фиктивный брак! Мы заключили договор!
  
  - Брачный договор, моя дорогая. Брачный, - я поудобней устроился на кровати и закинул руки за голову, не спуская взгляда с жены. Окна в спальне не были зашторены и в этот момент, стоя у окна, Ану снова освещал лунный свет. - И я решил пересмотреть условия нашего договора.
  
  - Что? - удивилась девушка.
  
  - Ты мне симпатична. Скрывать не буду. И я не против перевести наш брак в настоящий.
  
  - Да как... Ты...
  
  - Успокойся, - ответил я, усмехнувшись. - Что в этом страшного? Мы же взрослые люди... Или ты боишься именно меня?
  
  - Иди ты к чёрту, Джиён! - воскликнула она и вылетела за дверь спальни. Я рассмеялся.
  
  - Ты повторяешься, дорогая! - крикнул я ей в след. - Ты повторяешься!
  
  Когда я соизволил выйти из спальни, обеспокоенный местонахождением молодой супруги, я нашёл её спящей в гостиной. Она сидела в мягком кресле, поджав под себя ноги и откинув голову на спинку кресла.
  
  Аккуратно взяв её на руки, я направился обратно в спальню. Сам я могу и в гостиной на диване поспать. Мне не привыкать. Сколько раз в кабинете засыпал!
  
  Осторожно уложив её на кровать, я укрыл одеялом и, нагнувшись, провёл рукой по волосам и дотронулся губами её виска.
  
  - Когда же ты сможешь принять меня, Змейка?
  
  

Глава 10

  
  (Юлиана)
  
  Утром я проснулась в спальне, в единственной кровати в этом номере, укрытая одеялом. Хотя точно помнила, что вчера после "разговора с Квоном", уснула в мягком кресле, находящимся в гостиной. Только если это не этот гад, то есть муж, меня перенёс.
  
  От одной мысли, что Джиён снова брал меня на руки, меня бросило в жар, и я машинально дотронулась рукой до груди. Осмотрев себя, я поняла, что я полностью одета. Только молния на спине была расстёгнута, и платье не стесняло движения как вчера.
  
  Откинув край одеяла и спустив ноги на тёплый ковёр, в котором они утопали по щиколотку, я осмотрела комнату в попытках отыскать свои туфли, но мои поиски потерпели неудачи. Зато вместо них я обнаружила весящее на спинке стула тёмно-синее платье и бежевый жакет. Возле ножек стула стояли молочного цвета лакированные туфли на платформе и высоком каблуке, а рядом, на столике лежали две бархатные и одна большая картонная, похожая на шкатулку, коробочки.
  
  Я склонила голову на бок и скептически на всё посмотрела. И что это значит? Жест доброй воли? Или замаливание грехов? Он, таким образом, пытается искупить свою вину за вчерашнюю выходку? Размечтался!
  
  Встав с кровати, я подошла ближе и оценила красоту преподнесённых вещей. А что? Очень даже не плохо... Возможно, он всё-таки знает, как задобрить обиженную девушку?
  
  Только подойдя ближе, я смогла увидеть свёрнутый вдвое листок бумаги, лежащей рядом с бархатными коробочками.
  
  Протянув руку и развернув листок, я невольно улыбнулась. Каллиграфическим почерком были выведены простые, но греющие душу слова:
  
  "Моя дорогая супруга, доброе утро!
  Приведи себя в порядок и спускайся.
  Я буду ждать Вас на первом этаже.
  Сегодня Вас ждёт чудесный завтрак и прогулка по городу, которая подарит Вам тепло и улыбку.
  Никогда не грусти, Ана. Ты рождена для того, чтобы всегда улыбаться".
  
  Тёмно-синее платье с полукруглым вырезом сидело идеально. Вырез открывал шею и ключицы, но оставлял закрытой грудь. Оно выгодно открывало ноги, так как было выше колен и подчёркивало тонкую талию, потому что к нему прилагался широкий тканевый пояс, в тон платью. Прозрачная ткань, покрывающая платье сверху, тоже тёмно-синего цвета, была длиннее основного платья и слегка прикрывало колени.
  
  Я надела туфли, бежевый жакет и покрутилась перед зеркалом.
  
  "Красавица! - проснулся внутренний голос. - Не хуже этих кукол крашеных, которые крутятся возле твоего мужа! Ты даже лучше!.. Может уже откроем коробочки, а?"
  
  Я протянула руки и, открыв коробочки, затаила дыхание, когда увидела их содержимое.
  
  Аквамарин... Гарнитур из аквамарина с золотой окантовкой: серьги, кольцо и кулон... Часы с позолоченным ремешком и синим циферблатом. Сумка дизайнерская, в тон туфлей. Господи, сколько же денег он на это потратил? Что-то мне подсказывает, что платье и жакет с туфлями тоже не дешёвые!
  
  Ладно, потом разберёмся с дорогим супругом!
  
  Сделав простую причёску, я долго колебалась, что мне делать с гарнитуром и часами, но от раздумий меня оторвал телефонный звонок.
  
  - Вовремя ты, - ответила я звонившему. - Как раз о тебе думала.
  
  - И тебе доброе утро, дорогая моя супруга. Я тоже о тебе думал, - едко заметил Джиён. - Надеюсь, ты хорошо спала?
  
  - Твоими молитвами. Что это значит, Квон? - спросила я, присаживаясь на стул. - Тебе не кажется, что все эти вещи слишком дорогие?
  
  - Ана, - перебил он меня. - Не твоя забота считать мои деньги. И теперь ты моя жена, значит, будешь носить только самое лучшее и самое дорогое. Спускайся, я жду тебя. Если не нравится что-то - оставь там. Потом заберут.
  
  После гудков, послышался настойчивый стук в дверь. Я посмотрела на коробочку с гарнитуром, потом на выход из спальни.
  
  Аквамарин красивый камень. И гарнитур с ним великолепный. Но это так дорого... Сделав глубокий вздох, я надела весь комплект, ещё раз покрутилась перед зеркалом. Заметила, что камень придал моему образу некую холодность. И не спеша отправилась открывать дверь утренним гостям.
  
  Стучавшими оказались две горничные и администратор гостиницы. Вежливо со мной поздоровавшись, высокая блондинка попросила следовать за ней.
  
  Я медленно шла за женщиной, абсолютно не слушая того, что она говорит. Зато не сводила глаз с двух громил, сопровождавших нас. Они ещё подозрительней тех, которые сопровождал меня и Жюли до дома в прошлый раз.
  
  Когда мы появились в холле гостиницы, взгляды присутствующих вмиг обратились к нам. Точнее ко мне. Это было неприятно. Я не видела глаз всех, но отчётливо ощущала прожигающие спину взгляды. И так будет постоянно?
  
  Некоторые смотрели на меня с любопытством, некоторые с безразличием, а некоторые... Некоторые с явной неприязнью и злостью.
  
  С высоко поднятой головой я прошествовала через весь зал и остановилась только возле дубовой двери.
  
  Метрдотель кивнул мне и, открыв дверь, отошёл в сторону. Видимо меня здесь уже все знают. Я помедлила заходить в зал. Неприятный осадок остался в душе после прогулки по холлу. Вот, что значит быть женой влиятельного человека.
  
  - Миссис Квон, - окликнул меня женский голос. Я посмотрела на сопровождающую меня блондинку, и та лучезарно мне улыбнулась. - Мистер Квон ожидает Вас.
  
  Я несмело улыбнулась на приглашающий жест блондинки, но сделав пару шагов, остановилась.
  
  - Меня зовут Юлиана Адриан, - не оборачиваясь, сказала я. - Я не меняла фамилию. И в ближайшем будущем не собираюсь.
  
  - Я запомню, - ответила блондинка.
  
  С безразличным лицом я зашла в ресторан гостиницы. Выскочивший из неоткуда мальчишка, представился официантом, и предложил проводить меня "к мистеру Квону". Я согласилась.
  
  Интерьер ресторана был выдержан в красных, я бы даже сказала, пламенных тонах.
  
  Стулья, кресла и диваны были обтянуты тканью приятного тёмно-мандаринового цвета похожей на кожу. Пуфики, как и скатерти на столах, были цвета бордо. Потолочный плинтус и панели на стенах были стилизованы под дерево, а видимая часть стены была полностью красной. Кое-где были видны небольшие комнатки, которые от главного зала отделяли только лёгкие прозрачные шторы алого цвета. В ресторане была только одна огромная люстра, висевшая в середине зала. В остальных частях зала по потолку были размещены маленькие лампы.
  
  Квона или уже лучше говорить - моего супруга, мы нашли как раз в одной из таких комнат.
  
  Он сидел в одиночестве, облокотившись на спинку дивана и положив на неё левую руку. В правой же вертел бокал с вином.
  
  - Заканчивай пить. Ты такими темпами алкоголиком станешь, - сказала я, приподнимая рукой часть шторки и входя в комнату. - Мне муж-алкоголик не нужен.
  
  - Это вместо "Доброе утро, милый"? - ответил после минутного замешательства Джиён.
  
  - Как хочешь, - безразлично ответила я. - Может, ты предложишь мне сесть?
  
  Мужчина тут же поставил свой бокал на стол и, отодвинувшись в сторону, похлопал по месту рядом с собой.
  
  - Прошу, - с нахальной улыбкой ответил тот.
  
  - Наглость твоё второе имя? - сложив руки на груди, спросила я.
  
  - Это девиз моей жизни, - всё с той же нахальной улыбкой, продолжал он.
  
  - Ну, и сволочь же ты, Квон Джиён! - я села на диван, но с другого края от мужчины. Такой расклад его не устроил и он за талию притянул меня ближе к себе. - Эй!
  
  - Ты не забыла, что мы муж и жена? - прошептал он мне на ухо, обнимая меня за плечи и кладя руку мне на колено. - Ты же не хочешь, чтобы пошли слухи о фиктивном браке? Просто сиди рядом со мной.
  
  - Руку убери, - с улыбкой на лице прошипела я, кивая на своё колено.
  
  - Злишься из-за вчерашнего? - Квон усмехнулся и наклонился ближе, я же машинально отклонилась от него.
  
  - Руку убери, - повторила я, но никаких действий со стороны супруга не последовало. - Либо ты убираешь руку, либо я ухожу.
  
  - Хорошо, успокойся. - Джиён убрал руку и, кивнув проходившему мимо официанту, снова посмотрел на меня. - Сейчас позавтракаем и поедем в город, прогуляемся.
  
  - Спасибо, я не голодна, - беря в руки наполненный официантом бокал с соком.
  
  - Ты должна позавтракать. Сегодня у тебя тяжёлый день, - серьёзно ответил тот.
  
  Я хотела снова сказать ему "нет", но посмотрев ему в глаза, передумала. Он не улыбался, а во взгляде не было и доли шутки.
  
  На завтрак у нас ушло не больше получаса. Но за всё это время проходившие мимо люди мельком, но заглядывали к нам. И это бесило. Жутко бесило.
  
  Я похожа на цирковую зверушку? Может, за просмотр ещё и деньги брать???
  
  - Не нервничай, - тихо сказал Джиён. - Через некоторое время им надоест, и внимания станет чуть меньше. Но ты от него не избавишься.
  
  Я промолчала, но Ён видимо не обиделся. Он продолжил перебирать мои волосы, вдыхать их запах и тереться носом о висок. Не скажу, что мне было неприятно. Даже, наверное, наоборот. При каждом его прикосновении кожу обжигало приятным теплом. Мне захотелось прижаться спиной к его груди, откинуть голову ему на плечо и никуда не идти. А ещё лучше подняться обратно в номер...
  
  Но я отогнала от себя эту мысль. Что за бред? Он, можно сказать, мой работодатель. Я должна изображать его жену, он же аннулирует долг дяди! Всё!
  
  Собираясь выходить в общий зал, Джиён взял меня за руку. А на мой вопросительный взгляд ответил широкой искренней улыбкой.
  
  Что с ним? Где крики? Где возгласы возмущения? Где вечно недовольное выражение лица? Это точно мой Джиён?
  
  Мой... Странное и не привычное слово... Но если подумать, то он и правда мой... Пока что.
  
  Мы шли через весь зал ресторана и холл гостиницы, держась за руки. И я снова чувствовала на себе чужие взгляды. И, возможно, их было бы даже меньше, если бы Джиён не шёл с глупой улыбкой на лице и постоянно не оборачивался ко мне. Ещё и смеялся, привлекая этим ещё больше внимания.
  
  И почему мне так неловко?
  
  Он сейчас похож на глупого влюблённого мальчишку!!!
  
  "А почему похож? - спросил внутренний голос. - Разве он им не является?"
  
  "Чушь! - ответила я ему. - В кого он мог влюбиться? В меня???"
  
  - Ты что, спишь? - спросил Джиён, останавливаясь передо мной. Мы стояли на ступеньках, и вышло, что он оказался ниже меня ростом. И это вызвало на моём лице улыбку.
  
  - Нет. Задумалась, - ответила я.
  
  - Женщинам думать не положено, - серьёзно сказал Квон, снова хватая меня за руку и подводя к чёрной машине. - Мерседес CL, кабриолет, - сказал мужчина, похлопывая по капоту машины. - Садись.
  
  Я недоумённо посмотрела на мужчину, потом на открытую им дверцу водительского сидения и снова подняла глаза на Джиёна.
  
  - Садись, - повторил Джиён, кивком на дверцу, подтверждая мои догадки. Он хочет, чтобы ее вела я? Он сошёл с ума? - Я знаю, что ты умеешь водить.
  
  - И много ты обо мне знаешь?
  
  - Достаточно, чтобы доверить тебе мою малышку.
  
  - А, где твоя старая машина?
  
  Ён ответил не сразу. Будто обдумывал свой ответ. Ещё и в глаза мне не смотрел. И меня это насторожило.
  
  - У меня много машин. Я выбираю их по настроению.
  
  Ну, что же. Если Квон Джиён разрешает порулить его "малышкой", зачем отказываться? И это было восхитительно! Встречный ветер, дующий в лицо и развевающий волосы на ветру. Адреналин, бурлящий в крови. Никогда не знала, что люблю быструю езду.
  
  Меня учила водить Джеки, а на её фургоне такую скорость не разовьёшь...
  
  Улицы, дома, люди, деревья, машины - всё проносилось мимо нас со скоростью света, и мне это нравилось.
  
  Я лавировала между потоками машин, чудом вписывалась в повороты, но, ни разу не услышала возмущенного крика Джиёна.
  
  - Воу! - только и смог сказать мужчина, когда я остановила машину у обочины. - Впечатлило!
  
  - Интересно, во сколько нам обойдётся штраф за превышение скорости? - поинтересовалась я. Я задавала вопрос себе, но мне на него все же ответили.
  
  - Я сам с этим разберусь, - заверил меня муж. - Думаю сейчас, мы с чистой совестью можем отправляться на встречу с твоим братом.
  
  - Ещё неизвестно, мой ли он брат. - Ён посмотрел на меня так, будто хотел сказать: "Ну, мы посмотрим". У него, кстати, красивая улыбка. А я этого раньше не замечала.
  
  Поменявшись с ним местами, я просто наслаждалась дующим в лицо ветром.
  
  К назначенному месту мы приехали за полтора часа до назначенного времени. Когда я озвучила свою мысль, Джиён только усмехнулся, взял меня за руку и потащил в глубь кафе. А подбежавшему к нам официанту, он что-то прошептал и тот тут же убежал.
  
  - Я знаю, что ты любишь пирожные с заварным кремом, - ответил тот на мой удивленный взгляд.
  
  - Откуда ты знаешь? - мой ошарашенный взгляд его развеселил.
  
  - Ты же не предоставила мне папочку с досье на себя, как просил Сынхён, - не знаю, хотел ли он этими словами смутить меня, но он этого добился. Ведь Сынхён и, правда, просил. И я обещала сделать. - Поэтому, я подключил свои источники... И мне всё про тебя рассказали.
  
  - Так ли всё? - я облокотилась на спинку стула и, закинув ногу на ногу, я сложила руки на колене.
  
  - Частично, - официант, подошедший к нам, поставил перед нами чашки с чаем. А передо мной ещё и тарелочку с пирожным. На мой немой вопрос, Ён просто усмехнулся. - Я не люблю сладкое.
  
  Мы замолчали. Кажется, у нас это входит в привычку. Джиён спокойно пил чай, разглядывая зал. Я ела пирожное и одновременно разглядывала супруга. Ну, надо же его хорошо узнать. Я раньше не акцентировала на этом внимание. Квон есть в моей жизни и всё! Остальное не важно... Как оказалось очень даже важно.
  
  Чёрные брюки со стрелками, плотно облегали крепкие ноги; на белой рубашке, которая подчёркивала красоту мужского торса, как обычно были расстегнуты верхние пуговицы. Мужской белый блейзер в мелкую чёрную клетку с чёрной подкладкой, в котором он сюда пришёл, висел на спинке стула и особо моё внимание не привлекал. В отличие от его хозяина...
  
  Острый подбородок, красиво очерченные губы, широкий лоб, миндалевидный разрез глаз, чёрные волосы...
  
  Я отвела взгляд в сторону, заметив, как насмешливо на меня посмотрел Квон. Заметил, зараза!
  
  - Ана, - позвал он. Я с неохотой обернулась к супругу. - В прошлый раз, когда мы упомянули о твоей матери, ты сказала что её нет... Что случилось?
  
  - Это так важно?! - грубо ответила я. - Извини... Её нет и всё.
  
  - Она умерла? - не успокаивался тот. - Поэтому тебе воспитывал Генри?
  
  - Для меня, да, она умерла, - ответила я, делая глубокий вздох, чтобы восстановить сердцебиение. Взяв со стола чашку с чаем, я сделала глоток.
  
  - Для тебя?
  
  - Да, - не смотря на мужчину, ответила я и поставила чашку обратно на стол. Почему мне неловко на него смотреть? Неужели мне стыдно из-за матери? - Моя мать меня бросила. Я не знаю, где она. Ни я, ни дядя, ни Эри. Я не видела её с того момента, как она ушла, оставив меня у дяди, - я с вызовом посмотрела на Квона. - Доволен?
  
  - Извини... Я не хо...
  
  - Не важно! - перебила его я.
  
  Мы снова замолчали.
  
  Я чувствовала себя виноватой... Я нагрубила ему, хотя он не виноват в том, что моя мать безответственная особа. Я уже хотела ещё раз извиниться за своё поведение, но меня прервали.
  
  - Я не вовремя? - мужской хриплый голос заставил меня обернуться. Рядом с нашим столиком остановился высокий широкоплечий брюнет. Волосы мужчины лежали в лёгком беспорядке, а на переносице красовались очки в тонкой серебристой оправе. - Добрый день, мистер Квон.
  
  - Добрый, - хмуро ответил Джиён, не сводя взгляда с мужчины.
  
  - Юлиана, - он кивнул мне и присел за наш столик. - Ты великолепно выглядишь.
  
  - Спасибо, - немного смущённо поблагодарила я. - А вы...
  
  - Александр Адриан.
  
  - Неужели, тот самый брат? - ехидно спросил Ён. - Почему мы должны вам верить? У вас есть какие-то доказательства вашего родства?
  
  - Наш мир продвинулся так далеко, что сейчас можно сделать генетическую экспертизу, - так же ехидно ответил Александр. Ён скривился. Я же улыбнулась. Если этот мужчина мой брат, скучно с ним мне не будет. Мужчина обернулся ко мне лицом и уже серьёзно, сказал мне: - Если ты захочешь, мы можем провести экспертизу. Мне нечего скрывать и не зачем врать.
  
  - Нет, не надо. Я вам верю, - брови мужчины удивлённо поднялись. - Это на уровне чувств. Я просто вам верю... Вам не понять.
  
  - Но я понял, - он обворожительно улыбнулся, и я просто не смогла сдержать улыбку. Зато Квон сидел мрачнее тучи.
  
  - У вас есть фотографии отца? - с надеждой в голосе, спросил я.
  
  - К сожалению, нет. - Александр помрачнел и покачал головой. - После развода, моя мать уничтожила все фото отца. Она даже со свадебных фото вырезала его лицо, - он сложил руки в замок и положил их на стол. - После того, как моя мать узнала об измене, она поставила ему условие: либо она, либо... твоя мать. Насколько я знаю, он долго не мог ничего решить. Но в один прекрасный день, он сказал, что лучше останется один. В обеих семьях находятся его дети, и выбирать одного из них, бросив при этом второго... Он так не мог... Мы какое-то время ещё встречались с ним на нейтральной территории, пока мама этого не знала. Он рассказывал о тебе. Но не говорил, где ты. Может, не знал, а может просто не хотел говорить. А через три года после развода он просто исчез. До сих пор никто не знает, где он. Возможно, его даже нет в живых...
  
  Повисла тишина. Вокруг слышался гул голосов посетителей и официантов. Из-за двери доносился шум проезжавших мимо машин и дующего ветра. А за нашим столом царила тишина.
  
  Он не хотел бросать одного из нас, но в итоге бросил обоих?
  
  - Я его никогда не знала, - даже для себя, неожиданно сказала я, привлекая этим внимание обоих мужчин. - Когда я спрашивала у матери, где отец, она всегда отвечала, что для нас он умер. Только уже живя у дяди, на шестнадцатилетние он передал мне стопку не отправленных писем... Он знал, где я живу и как, но, ни разу не появился на пороге нашего дома. Только на протяжении десяти лет писал письма, которые так и не отправил...
  
  В моём голосе и, правда, проскользнули нотки обиды?
  
  К горлу подступил ком, но я не могла сейчас позорно разреветься. Я сильная!
  
  - Когда отец встретил твою мать, ему было тридцать три года... А твоя мать училась со мной в одной школе. Но была уже выпускницей, - этой новостью Александр меня огорошил. Я, конечно, знала, что моей матери на момент моего рождения было восемнадцать лет. Но, то, что она и Алекс учились в одной школе... Уму непостижимо! - Я думаю, отец должен появиться. Ты вышла замуж, и об этом событии сейчас знает каждая собака... Не думаю, что он упустит возможность посмотреть на то, как живёт его единственная дочь.
  
  - А как его зовут? - подал-таки голос мой дорогой супруг. - Может, я смогу что-то найти.
  
  - Александр Адриан, - поймав наши недоумённые взгляды, Алекс усмехнулся. - Это традиция. Так объяснил отец. Первенцев в нашей семье называют Александром. Если же первенец девочка, то Александрой... Ты, кстати, знаешь своё полное имя?
  
  Я немножко опешила. Полное имя? В смысле?
  
  Я отрицательно покачала головой.
  
  - Юлиана Мария Адриан, - ответил мужчина, не скрывая улыбки. - Марией звали бабушку, мать отца. Ты на неё очень похожа. Но, к сожалению, она уже умерла. А Юлиана...
  
  - Так звали бабушку, мать дяди и мамы. Я знаю это, - я задумалась. Почему мне не говорили о втором имени? Бабушку Юлиану я знала, но не долго. Она умерла, когда мне было семь. Но и она ничего не говорила о втором имени.
  
  - Какие у тебя планы на ближайшее время? - решил перевести разговор на другую тему Алекс.
  
  - Я...
  
  - Она уезжает, - вставил свою лепту Ён. - В Париж. На месяц.
  
  - Мне повезло. Через неделю я тоже лечу в Париж к своей невесте. Значит, там и встретимся.
  
  - Нам пора, - Джиён поднялся со своего места, оставил на столе деньги и, взяв меня за руку, вылетел из кафе под ошарашенные взгляды посетителей и насмешливый взгляд Алекса.
  
  - Что ты творишь, Квон Джиён? - возмутилась я, вырывая руку из его хватки. Мы остановились на обочине возле машины, и Джиён выглядел до ужаса злым. - Ты с ума сошёл?
  
  - Мне он не нравится, - процедил сквозь зубы мужчина, указывая пальцем на окно кафе, где остался Алекс.
  
  - А он и не должен тебе нравится, - решила съязвить я. - Он же мужчина.
  
  - Ана! - крикнул Джиён. Я вздрогнула. - Мне не нравиться, как он на тебя смотрел, - сказал он, вплотную подходя ко мне. - И как ты на него смотрела, мне тоже не нравится.
  
  - Джиён, он мой брат! - напомнила я, разведя руки в стороны.
  
  Мужчина схватил меня за запястья и притянул к себе. В его глазах плескался гнев... И что-то ещё, что сразу я не заметила.
  
  - Вот только по вашим переглядкам этого не скажешь, - сказал тот, отпуская мои руки и садясь на водительское сидение, добавил: - Садись!
  
  Я, молча села рядом, и только через пять минут на моём лице появилась улыбка клинического идиота, и я повернулась к Джиёну, спокойно управляющему машиной.
  
  - Ты ревнуешь?! - Ён не отреагировал, зато я заметила, с какой силой он сжал руль автомобиля. - Квон Джиён, ты ревнуешь меня к моему брату?!
  
  Машина резко затормозила, и мужчина резко обернулся лицом ко мне. А я поблагодарила Бога, за то, что пристегнулась.
  
  - Да! Я ревную! Довольна? - рявкнул тот.
  
  Он снова завёл мотор, и машина тронулась с места. Вот только сейчас, мне уже не хотелось смеяться. Поэтому что пришло осознание сказанных нами слов.
  
  Квон Джиён приревновал меня к мужчине, который назвался моим братом. И он в этом признался!
  
  Либо я схожу с ума, либо Квон Джиён только что признался мне в любви! И почему-то мне кажется, что лучше бы правильным было первое предположение. Потому что второе, я просто не переживу.
  
  В любовной игре двух львов победителей не будет... Хотя, смотря как и кто будет лидировать... В любой игре всё решает хитрость. И чаще это именно женская прерогатива.
  
  
  

=== Часть 2. Игра по моим правилам ===

  
  
  

Глава 1

  
  (Джиён)
  
  Я не спеша вошёл в пустую квартиру и со всей дури зашвырнул ключи от машины в дальний угол.
  
  - Кретин... Идиот, - прошептал я, оседая на пол в прихожей и ударяясь затылком о входную дверь.
  
  С той сцены в машине мы с Аной не разговаривали. Сначала я злился. Не на неё... На себя! Я хотел развернуться и набить этому Александру морду... А потом мне было неудобно перед Аной. Хотя, не так... Мне было стыдно.
  
  Она улыбалась Сынхёну. Она улыбалась Ёнбэ. Но, когда встречалась взглядом со мной, её улыбка меркла, блеск в глазах исчезал, и она была похожа на загнанного зверька.
  
  Я поднял глаза к потолку и рассмеялся. Будь сейчас кто-то рядом, подумал бы, что я свихнулся! Я смеялся и смеялся, пока по щекам не потекли слёзы. Горькие слезы, переполненные боли и грусти...
  
  - Я дурак, - снова промолвил я, - всё только начало налаживаться, а я всё испортил... Кретин!
  
  Завибрировавший в кармане мобильный, слегка отвлёк меня от самобичевания. Я искоса глянул на карман и лишь ухмыльнулся. Телефон замолчал, но уже через полминуты зазвонил снова. Я игнорировал его сколько мог, пока этот звук не начал действовать мне на нервы. Вытащив мобильный, я уже хотел отправить его в гости к ключам от автомобиля, как на экране заметил знакомый набор цифр.
  
  - Слушаю, - сказал я охрипшим голосом, поднеся трубку к уху.
  
  - Мистер Квон? - на другой стороне послышался уставший мужской голос.
  
  - Да. Я вас слушаю.
  
  - Я Майлз Рейн, следователь. Мы договаривались с вами встретиться, но вы не приехали, - ответил мужчина. Я запустил пальцы в волосы и взъерошил их, придавая им небрежный вид. А ведь я забыл! Ещё с утра помнил о встрече с этим Рейном, а когда увидел Ану, все посторонние мысли вылетели из головы. Будто их там и не было...
  
  - Простите. Я забыл... Было много дел, - промолвил я, всё так же сидя на холодном полу в прихожей.
  
  - Завтра вы сможете приехать?
  
  - Да.
  
  - Тогда жду вас, - отвесил тот и повесил трубку.
  
  Я обессилено опустил руку, державшую мобильный, на паркет и обречённо вздохнул. И что я ему скажу? Мне угрожают?! Мою жену хотят убить, поэтому я отправил её в Париж?! У Гарсии есть хорошие связи в верхушке. Он с лёгкостью сможет отмазаться. Я должен сам с эти разобраться... Сам!
  
  С трудом поднявшись на ноги, я не спеша побрёл в сторону спальни, по пути скидывая с себя одежду. Войдя в ванную, я включил душ и встал под холодные струи воды.
  
  Я стоял с закрытыми глазами, упершись руками в стену и опустив голову. Вода стекала по моим волосам и коже, обволакивая меня, как кокон. Обнимая, как родная мать, которая пытается успокоить тебя и изгнать все дурные мысли из твоей головы.
  
  Вышел я только тогда, когда почувствовал, что начинаю замерзать. Холод пробирал до костей, оставляя после себя только пустоту.
  
  Обернувшись только одним полотенцем и ступая босыми ногами по холодному полу, я дошёл до кровати и упал поверх одеяла.
  
  Я лишь прикрыл на минуту глаза, а когда открыл их, оказалось что уже утро. Голова жутко болела. Такое чувство, будто я пил весь вечер! Сходив в душ и одевшись, я нашёл валявшиеся на полу ключи и выскочил из квартиры.
  
  Уже на парковке я достал из кармана пиджака телефон, который впопыхах туда спрятал, и хотел уже набрать номер Сынхёна, когда увидел мигающую надпись "Новое сообщение".
  
  Сев за руль автомобиля, я нажал на надпись и ожидал увидеть сообщение от кого угодно, но точно не от... любимой супруги.
  
  "Доброе утро. Пишу утро потому что уверена, что у вас недавно встало солнце. У нас уже вечер... Я решила не звонить, чтобы лишний раз тебя не злить.Текст
  Я не знаю, что ты хотел сказать мне своим вчерашним поведением. Но это глупо. Очень глупо. Алекс мой брат. И я в этом уверена. Никаких отношений, кроме дружеских и семейных, у меня с ним и быть не может.
  А смотрела я на него потому, что мне показалось что я его раньше уже видела... Или может не его, а кого-то похожего.
  Я никогда не была в Париже. Да и во Франции вообще... Но всегда мечтала здесь побывать. Хоть это и банально! Все хотят побывать в Париже. В городе любви. Я ещё даже нигде не была. Только видела проплывающих мимо людей и дома, из окна автомобиля. А ты был в Париже?
  Надеюсь, ты уже не злишься и ответишь мне"
  
  Я поднял глаза от экрана телефона и понял, что всё это время глупо улыбался.
  
  Маленькая глупая Змейка... На тебя нельзя долго злиться...
  
  "Я был в Париже. Но давно" - отправил я первое сообщение и снова обратил внимание на присланный Аной текст. - "Я приеду через несколько дней. Если хочешь, я проведу тебе увлекательную экскурсию и покажу свои любимые места в Париже"
  
  Я вздохнул. Сердце колотилось, как сумасшедшее, хотя я ничего особого не делал... Просто представил себе, как она печатала это сообщение, закусывая нижнюю губу и заправляя мешавшую прядь волос за ухо.
  
  Отправив Сынхёну сообщение с адресом отделения, я завёл мотор и выехал с парковки.
  
  Ветер дул в лицо, трепля короткие волосы и возрождая в памяти воспоминания о вчерашнем дне.
  
  Ещё вчера, на этом месте, сидела Ана. Она крепко сжимала своими хрупкими ручками руль автомобиля и впивалась в него своими ноготками. Её светлые волосы развивал летний ветерок, и она улыбалась. Я с трудом тогда подавил в себе желание протянуть руку и дотронуться до её волос и кожи.
  
  Всё! Хватит! Сейчас не до этого!
  
  Свернув к обочине, я припарковал свою машину и вышел, хлопнув дверью. Сынхён уже стоял у входа в отделение и курил. Заметив меня, он выкинул окурок в рядом стоящую урну и, поправив пиджак, с лёгкой ухмылкой посмотрел на меня.
  
  Я шёл впереди с высоко поднятой головой и безразличным взглядом. Сынхён как моя безмолвная тень следовал за мной.
  
  Мы прошли несколько коридоров, сопровождаемые заинтересованными взглядами, и остановились у двери с табличкой "Следователь М. Рейн". Ну, что же, главное, не говорить ничего лишнего.
  
  Стукнув костяшками пальцев три раза по стеклу двери, я нажал на ручку и прошёл в кабинет.
  
  - Добрый день, мистер Квон! - сказал сидящий за столом мужчина. Лёгкая трёхдневная щетина, волосы тронутые сединой, очки на переносице и небольшие мешки под глазами. По помятому виду мужчины можно было сказать, что он не спал уже несколько дней. - Присаживайтесь... А вы? - мужчина перевёл озадаченный взгляд на Сынхёна.
  
  - Адвокат мистера Квона, - спокойно, с лёгкой улыбкой на губах, промолвил друг. - Все вопросы, касающиеся этого дела, вы будете задавать в моём присутствии.
  
  - Хорошо, - помедлив, кивнул следователь. Мы присели напротив мужчины. - Мистер Квон, - мужчина сфокусировал своё внимание на мне, - что вы можете сказать касательно недавнего происшествия? Это дело в основном касается именно вас. Вы кого-то подозреваете? Кто мог взорвать ваше авто?
  
  - Я не знаю, - холодно ответил я. Именно этого вопроса я и боялся.
  
  - Вы уверены? - мужчина внимательно следил за мной. Он хороший психолог? Он следит за каждым моим движением. Ну-ну. Попробую узнать вру я или говорю правду.
  
  - Абсолютно, - не моргнув и глазом, соврал я.
  
  - Хорошо. А где ваша супруга?
  
  - Она уехала в Париж, - спокойно ответил я. - Ей нужно подготовить выставку.
  
  - А мне что-то подсказывает, что вы её просто увезли подальше.
  
  - Это не ваше дело, - прошипел я, но Сынхён опустил мне на плечо руку, и я успокоился.
  
  - Извините. Но это никоим образом не касается представленного дела.
  
  Дальше всё пошло как надо. Следователь задавал вопросы - я отвечал. И ни разу он не упомянул об Ане. И это утешало.
  
  По окончанию допроса, мы распрощались с Рейном и спокойно вышли из отделения полиции.
  
  - Куда теперь? - спросил Сынхён, останавливаясь рядом со мной.
  
  - Ты на машине? - в ответ спросил я.
  
  - Да.
  
  - Тогда езжай за мной, - бросил я и, подойдя к своей красотке, сел за руль и завёл мотор. Сынхён лишь пожал плечами и улыбнулся, но повторил мои действия.
  
  Я знал куда поеду, и с кем буду разговаривать. Этот человек должен быть рад, что я отступил!
  
  Мимо меня пролетали дома, улицы, и люди... Я ехал на огромной скорости, удачно вписываясь в повороты и объезжая машины. А вот Сынхён не успевал за мной.
  
  Резко затормозив возле многоэтажного здания, я пулей выскочил из здания и влетел между вовремя разъехавшимися стеклянными дверями. Девушки на ресепшене, увидевшие меня, недоумённо и слегка испугано подняли на меня свои глазки.
  
  - Шеф на месте? - спросил я, подлетая к стойке. Девушки дружно кивнули. Я соблазнительно им улыбнулся и побежал к лифту. В этот момент в холле появился Сынхён. Успев в последний момент влететь в лиф, тот укоризненно посмотрел на меня сверху вниз.
  
  - Ты вообще, чем думаешь, Дракон??? - вспомнив моё школьное прозвище, прошипел тот.
  
  - Сердцем, - вроде съязвил, а вроде и правду сказал.
  
  Сынхён хотел ещё что-то добавить, но лишь махнув рукой и покачав головой, отвернулся к стене.
  
  Мы в молчании поднялись на шестой этаж и вышли в новый холл. Вокруг сновали люди и нас они не замечали. Свернув за угол, я прошёл по длинному коридору, стены и двери которого были абсолютно прозрачные, и вышел в просторный зал. У стойки сидела молоденькая девушка и что-то печатала на клавиатуре. Моего появления она даже не заметила. Интересные тут секретари.
  
  - Кхе-кхе, - девушка подняла на меня свои карие глазки и удивлённо похлопала ресничками. Люди, это дитя хоть совершеннолетнее? Кто её взял на эту работу? - Шеф у себя?
  
  - Аааа~, - протянула та, поднимая свои глазки к потолку. - У себя, - весело ответила девушка, снова обращая на меня внимание. - Но он просил его не беспокоить.
  
  - Спасибо, - ответил я, не обращая внимания на расширившиеся глаза секретарши, когда я направился к двери.
  
  Без стука распахнув дубовые двери, я вошёл в кабинет своего бывшего конкурента и остановился посередине комнаты, напротив стола Гарсии. Мужчина даже не поднял на меня глаза, продолжая разбирать стопки документов.
  
  Почти вся мебель и панели на стенах были сделаны из красного дерева. Два огромных единственных кресла, стояли посреди комнаты возле журнального столика и были обтянуты кожей цвета лайма. Такого же цвета была внутренняя часть столешницы рабочего стола и мягкая часть стула.
  
  - Гарсиа, - прошипел я, обращая внимание мужчины на себя.
  
  - О, Квон! Рад тебя видеть! - мужчина с широкой улыбкой, которая обнажила его белые зубы, встал с кресла и подошёл ко мне, положив руки мне на плечи. - Какими судьбами?
  
  Я скинул руки мужчины со своих плеч и зло посмотрел на него.
  
  - Не делай вид как будто ты ничего не знаешь! - рявкнул я, отойдя от него на несколько шагов назад. - Я забрал свою кандидатуру с тендера, но если ты попытаешь причинить вред моей жене, я тебя убью! Ты меня знаешь, я просто так словами не раскидываюсь.
  
  - Так вот в чём дело, - улыбка вмиг сползла с его лица. Он сложил руки на груди и уже без намёка на шутку, сказал: - Я слышал про твою машину. Но не понимаю, что ты хочешь от меня?
  
  - Не понимаешь? - с сарказмом в голосе, спросил я. - Как будто это не твоих рук дело?! Как будто это не ты следил за моей женой?! Как будто это не ты прислал мне письмо с угрозой?!
  
  Я уже был готов кинуться на него и избить, даже не смотря на то, что он на двадцать лет старше меня. Но Сынхён как обычно вовремя оказался рядом. Обхватив меня со спины за плечи, он стоял рядом и сдерживал меня.
  
  Хуан Гарсиа стоял и улыбался, наблюдая за нами. И это злило меня ещё больше. Мы молчали, продолжая, прожигать друг друга взглядом, а потом он рассмеялся. Проведя рукой по волосам, Гарсиа развернулся и сел обратно за стол.
  
  - Ты думаешь, это всё сделал я? - вопрос был риторический, но я спокойно кивнул, продолжая сжимать губы. - Ты ошибся, Квон, - ответил тот. Его взгляд стал серьёзным. - Я могу сделать всё что угодно! Не скрою, я даже способен убить человека. Но никогда, запомни это, никогда я и пальцем не трону женщин и детей. И своим людям не позволю. И никаких писем я тебе не слал. Да, я сказал тебе тогда, что в любом случае добьюсь своего и выиграю в тендере любыми путями. Но твою жену я видел только на фото в журнале... Кстати, симпатичная девочка! Вкус у тебя как всегда отличный!.. Подумай хорошо, кому выгодно всё это кроме меня.
  
  - Отпусти меня Сынхён, - сказал я. Тот не стал возмущаться и выполнил мою просьбу. Я обессилено опустился напротив испанца и усмехнулся. - Кроме тебя, больше некому...
  
  - Э! Я может и последняя сволочь, но не в этом случае! - мужчина поднял перед собой руки, переводя разговор в шутку. - Я могу помочь. Подключу своих людей, чтобы вычислить, кто это может быть. Использовать слабую половину этого мира это уже перебор. На это могут пойти только отпетые подонки... У меня у самого дочь, примерно такого же возраста как твоя супруга.
  
  Я вернулся домой в странном состоянии. Мне хотелось всех убивать, но одновременно мне было на всё плевать.
  
  Пройдя в кабинет, я достал из бара виски и бокал и сел на диван, вытянув ноги и положив их на журнальный столик.
  
  Набрав номер Аны, я стал ждать ответа, но она не отвечала. Я ждал до того момента, пока звонок не отключится и набирал номер снова... Я звонил ей уже n-ое количество раз и мне это надоело! Не хочет отвечать, и не надо! Я положил телефон рядом с собой и налил себе новую порцию алкоголя, и, когда хотел сделать глоток, остановился. И зачем я это делаю? Поставив бокал на стол, я откинул голову на спинку дивана и прикрыл глаза. Зазвонивший телефон я нашёл на ощупь. Я преподнес его к уху и сказав "Алло" продолжил лежать с закрытыми глазами, пока не услышал её голос.
  
  - Привет, - сказала Ана, - я была немножко занята и не слышала, что ты звонил.
  
  - Да мне пофиг! - немного грубо, ответил я и скривился.
  
  - Да, я так сразу и подумала, - Ана рассмеялась. Её смех был для моего сердца и души сейчас был бальзамом. - Я так и подумала, когда увидела сорок три пропущенных... А почему не пятьдесят? Сил не хватило?
  
  - Терпения, - ответил я, улыбаясь. - Вы, девушки, как черепахи. Очень долго ищете телефон в своих сумочках. И как там можно что-то потерять? Она же маленькая!
  
  - Загадка вселенной, - со вздохом ответила она. - Женская сумочка - уменьшенная версия чёрной дыры... Когда ты прилетишь?
  
  Этот вопрос для меня был неожиданностью. Она соскучилась? Приятно, чёрт! Я улыбнулся улыбкой клинического идиота и запустил руку в волосы.
  
  - Через несколько дней. Надо кое-что ещё решить. А что, соскучилась?
  
  - Нет! - воскликнула она, и я представил себе, как она вскочила с места, на котором сидела и возмущённо нахмурилась. - Просто, ты написал, что проведёшь мне экскурсию. Ради этого события, я отказалась от помощи Жюли... Квон Джиён мой личный экскурсовод. Разве это не круто?
  
  - Ну, не знаю, - протянул я. - У меня никогда не было личного Квон Джиёна. Тебе в этом случае повезло больше.
  
  Мы замолчали. Я не знаю, что делала Ана. А я прислушивался к шуму её дыханию.
  
  - Ён, - вдруг сказала она, - это правда?
  
  - Что именно? - переспросил я, немного не понимая её вопроса.
  
  - О взрыве.
  
  - Откуда ты знаешь? - жёстко спросил я. Если Жюли проговорилась, я её придушу. И не посмотрю, что она бывшая Ёнбэ и подруга Аны.
  
  - В парижских газетах напечатали. Так это правда?
  
  - Не важно.
  
  - Скажи мне хотя бы это! Ты и так постоянно говоришь "не важно" и "тебя это не касается"!
  
  - Да, это правда, - ответил я, сжав кулак.
  
  - Поэтому ты раньше времени отправил меня в Париж?
  
  - Тебе не говорили, что ты слишком умная? - съязвил я.
  
  - Было дело, - в голосе Аны слышалась улыбка. - Будь осторожен...
  
  - Не волнуйся. Меня они не тронут, - я глянул на часы и, обнаружив, что уже очень поздно по парижскому времени, сел ровно. - Тебе пора спать. Уже давно за полночь.
  
  - Мне не спиться.
  
  - Хочешь, чтобы я спел тебе колыбельную? - я рассмеялся.
  
  - Нет уж. Лучше я пойду спать...Спокойной ночи, Квон Джиён.
  
  - Спокойной, маленькая Змейка.
  
  - Эй! Не называй меня так! - возмутилась она.
  
  - А мне нравиться. Ты так мило злишься, - с блаженной улыбкой сказал я.
  
  - Хорошо. Я отключаюсь, - ответила Ана, и в ту же минуту я услышал прощальные гудки.
  
  - Спокойной ночи, моя маленькая Змейка.
  
  
  

Глава 2

  
  (Юлиана)
  
  Мне было неудобно... Можно даже сказать неловко, находиться рядом с ним. Я как могла пыталась отгородиться от общения с ним... И он понял меня. За весь период времени до нашего отлёта он ни разу не подошёл ко мне. Только, когда диспетчер объявил регистрацию на наш рейс, он подошёл ко мне и, легонько коснувшись губами моей щеки, шепнул, что скоро прилетит и, развернувшись, направился к выходу. Возможно, если бы здесь не было свидетелей, в лице журналистов и таких же пассажиров как я, он просто бы ушёл, не сказав мне ни слова.
  
  Когда мы заняли свои места в самолёте, Жюли пыталась развести меня на разговор, но я быстро притворилась спящей.
  
  Неужели, суровый и вечно всем не довольный мистер Квон Джиён всё-таки умеет любить, а не только кричать и возмущаться?! И его объектом симпатии стала я? Не скажу, что мне не приятно... Просто какое-то странное чувство поселилось в моей душе... Будто я должна была ему что-то сказать или спросить.
  
  Когда через несколько часов самолёт совершил посадку в Солт-Лейк-Сити, я хотела ему позвонить и поговорить о случившемся, чтобы расставить все точки над i. Но мне не хватило мужества. Я уже держала телефон в руках и даже нашла его номер в списке контактов, но не смогла. Я на ватных ногах дошла до кресла и, опустившись в него, просто крепче сжала мобильный в руках.
  
  Не могу! Хоть убей! Не могу этого сделать?
  
  Но почему? Я никогда не была трусливой. Но рядом с этим мужчиной я чувствую себя маленьким нашкодившим ребёнком, которого отчитывают родители...
  
  Когда я видела его в аэропорту, от него так и веяло холодом. Он был похож на того расчётливого Джиёна, с которым я познакомилась на стоянке месяц назад.
  
  - Ты чего такая грустная? - спросила Жюли, когда мы уже были в воздухе по дороге в Париж.
  
  - Я весь день такая. Волнуюсь и голова болит, - не глядя на неё, соврала я. Не хочу смотреть ей в глаза. Говорят, глаза - зеркало души. Мало ли...
  
  - Да? - недоверчиво протянула брюнетка. - И почему это я тебе не верю?.. Поспи. Ты и правда выглядишь уставшей... Видимо этой ночью ты мало спала...
  
  - Жюли! - прикрикнула я и внезапно повернулась к ней. Та сидела с довольной улыбкой, удобно откинувшись на кресло. А сидевшие вокруг нас пассажиры осуждающе на нас посмотрели. - Простите. Жюли, о чем ты говоришь? - уже тише сказала я. - Ничего такого не было!
  
  - А что было? - заинтересовавшись темой, задала вопрос женщина. Она обратила на меня свой ожидающий продолжения взгляд, но я лишь отвернулась к иллюминатору, чтобы скрыть своё смущение. Никогда не любила разговаривать на столь интимные темы.
  
  Надев наушники и включив спокойную музыку, я прикрыла глаза, откинув голову на спинку кресла и, не заметила, как задремала.
  
  Мне снова снился тот лес. Только в этот раз он выглядел каким-то... безжизненным? Всё было спокойным и тихим. Не было слышно, как течёт вода в ручейке, как дует ветер, как щебечут птицы...Только солнце продолжало сиять высоко в небе, но даже его лучи не проникали сквозь крону деревьев.
  
  Но моё внимание привлекла одна маленькая деталь... Выход из леса был не далеко, всего в шагах двадцати-тридцати от меня. Он был так ярко освещён солнечным светом, что не было видно, что находится там, за лесом. Но я почему-то знала, что там большая поляна, залитая таким, же ярким солнечным светом. Наверное, это, как и в любом сне. Ты знаешь, что там, хотя ты этого ещё не видел.
  
  Я пыталась подойти хоть на несколько шагов, но не могла. Я будто шла на месте. Но зато я могла протянуть руку и почувствовать теплоту, исходящую от освещённой солнечным светом арки, образованной из ветвей деревьев. Оно приятно согревало мою кожу, слегка щекоча её своим прикосновением. И когда я в очередной раз сделала шаг, продолжая тянуться к свету, мне стало страшно... Не выносимо страшно... Я мгновенно отдёрнула руку и застыла, как вкопанная. Страх пробирался под кожу, до самых костей, заставляя сердце отбивать дьявольский ритм... Я обхватила себя руками и крепко зажмурилась. Я чувствовала, как жар от арки приближается, опаляя собой мое лицо, шею и голые руки...
  
  Но потом всё исчезло... Подул лёгкий прохладный ветерок, сопровождаемый каким-то знакомым приятным запахом... Я ослабила хватку и опустила руки, но глаза открывать не решилась. Чьи-то мужские руки опустились мне на плечи, медленно прошлись по рукам, опустившись до локтей, и одним движением меня притянули к крепкой мужской груди. Меня сжали в своих объятиях, но я не сопротивлялась... Я знала, что с этим человеком я в безопасности. С ним мне боятся не чего.
  
  - Всё хорошо, - прошептали мне на ухо. Я не могла вспомнить, кому принадлежит этот голос. Но это было и не важно. Откинув голову на плечё мужчине, я продолжала стоять в его объятиях с закрытыми глазами. Он провёл пальцами от моего виска до щеки и легонько поцеловал. - Открой глаза. Тебе нечего больше бояться...
  
  - Юл! Юл, открой глаза! - я распахнула свои глаза и наткнулась невидящим взглядом в спинку кресла соседа напротив. Ногти до боли впились в кожаную часть подлокотника моего кресла. А сидевшая рядом со мной, Жюли обеспокоено смотрела на меня и гладила по волосам.
  
  - Милая, ты как? - брюнетка наклонилась ко мне поближе, продолжая гладить мой волосы. - Тебе приснился кошмар?
  
  - Да, - охрипшим голосом, ответила я. - Один и тот же сон. Уже почти месяц.
  
  - Ай, малышка! - воскликнула та. Хитро сузив свои карие глаза, он заговорщицки улыбнулась. - Вот прилетим в Париж и я тебе такой уик-энд устрою! Ты про все свои кошмары забудешь!
  
  - А может не надо? - я немного отодвинулась от женщины, переполненной энтузиазмом. Не знаю из-за чего, но мне стало немного страшно... 'Жюли бывает иногда чересчур деятельна. В ней постоянно бушует ураган эмоций. Похуже не без известной Картины будет' - так перед отъездом предупредил меня Ёнбэ. Я не верила, до того момента, как сама не заметила странный блеск в глазах брюнетки.
  
  - Надо! - заключила она. И я не смогла ей возразить. Себе дороже...
  
  Самолёт совершил посадку в главном аэропорту Парижа - Шарль-де-Голль - в начале шестого вечера. А когда мы сошли с трапа, я немного испугалась и замерла на месте.
  
  Сейчас я нахожусь в городе, в котором хотела побывать после того, как впервые увидела французский фильм по телевизору...
  
  Заметив моё замешательство, Жюли решила взять всё в свои руки. Подхватив меня под локоток, брюнетка, весело щебеча о разных удивительных местах Парижа, повела меня в сторону здания аэропорта.
  
  Я и сама не заметила, как втянулась в разговор.
  
  Мы забрали наш багаж и, выйдя на улицу, Жюли поймал такси.
  
  Всю красоту этого удивительного города невозможно передать словами или фотографиями... Его нужно увидеть самому! Собственными глазами!
  
  А вечерний Париж был ещё лучше!
  
  Не большие улочки, выложенные брусчаткой, были освещены множеством фонарей и создавалась атмосфера таинственности, заставляющую прикрыть глаза и представить ту, старую Францию... Представить, как этими улицами раньше ходили дамы в длинных платьях, ездили кареты запряжённые породистыми лошадьми и, возможно, что даже устраивались дуэли.
  
  - Сегодня отдохнём, а завтра я покажу тебе город, - сказала сидевшая рядом брюнетка.
  
  - Ты что, уже продумала наше расписание? - с лёгким недоверием спросила я.
  
  - А как же! - воскликнула она, весело мне подмигнув. Я рассмеялась. Видимо с ней я не соскучусь!
  
  Я повернулась обратно к окну автомобиля, продолжая наслаждаться видами вечернего Парижа...
  
  Такси остановилось, наверное, через полчаса возле небольшого трёхэтажного дома. Когда я вышла из салона авто, оказалось, что водитель уже вытащил наши вещи из багажника и о чём-то беседовал с Жюли. Улыбнувшись нам на прощание, он кивнул мне и, сев обратно в машину, уехал.
  
  Вытянув ручку своего чемодана, я не спеша пошла за подругой. Мы поднялись на небольшое крыльцо, и Жюли открыла дубовую дверь, из-за чего я услышала звон колокольчика.
  
  Картина, представшая передо мной, сильно меня поразила... Мы оказались в огромном холле, в центре потолка висела невероятно красивая кованая хрустальная люстра. Вытянутая, похожая на невиданный ранее цветок, она переливалась всеми цветами радуги из-за отражавшихся от её поверхности лучей света. Её 'стебельки' извивались под разнообразными углами, обвивали друг друга и закручиваясь в спиральку на концах. А хрустальные капельки, которыми были усеяны стебельки цвета, весело звенели, когда до них доносился порыв ветра из приоткрытой двери.
  
  - Когда-то это дом принадлежал какому-то маркизу, - сказала Жюли, проходя вглубь зала. - Но сейчас это просто многоквартирный жилой дом... Нам на третий, - женщина, подхватив свои вещи, кивнула в сторону лестницы в конце холла, и я без возражений пошла за ней. - Хотя, нет. Вру. Не многоквартирный. Их здесь всего четыре. Дом же не очень большой. Хотя, потолки здесь высокие. Но, то, что он жилой, это правда.
  
  - Я тебе верю, - заверила я, вдруг разговорившуюся брюнетку.
  
  Поднявшись вверх по лестнице, укрытой красным ковром, с витыми перилами, Жюли остановилась напротив белой двери с выцветшей табличкой с цифрой четыре и аккуратно вставила ключ в замочную скважину.
  
  - Прошу, - Жюли распахнула передо мной дверь и отошла в сторону. - На время твоего пребывания в Париже эта квартира в полном твоём распоряжении.
  
  Войдя вслед за подругой в квартиру, я обомлела.
  
  На полу лежали ковры двух цветов - зелёного и красного - с рисунком, похожим на множество маленьких шестиугольников. Единственное окно в этой большой комнате было широким и занимало почти всю стену. Его полукруглая арка прикрывалась белым тюлем и плотными зелёными шторами, в тон одному из ковров, перевязанным золотистым шнурком с кисточкой. В левой части потолка, над зоной отдыха, была полукруглая выемка, в центре которой висела небольшая хрустальная антикварная люстра, чем-то похожая на люстру в холле.
  
  Мрамор, куполообразные и аркообразные детали, деревянная мебель... Войдя в эту квартиру, я будто действительно попала во Францию на много лет назад. Этот дом ещё хранил в себе дух прошлого.
  
  - Это квартира моей бабушки, - ответила брюнетка, проходя вперёд и кидая свою сумку в кресло. - Она давно умерла, а квартиру оставила мне. Но я редко здесь бываю. Только когда хочу уединиться, спрятаться от всех. Об этом месте кроме меня и моего знакомого никто не знает.
  
  - Я здесь буду одна? - мой голос был немного удивлённым, хотя что-то подобное я подозревала с самого начала. Просто не хотела верить, что буду в незнакомом городе одна.
  
  - Ну, до приезда твоего супруга - да, - ответила женщина, подходя к окну и закрывая окна. А обернувшись, она сложила руки на груди и подмигнула мне. - А потом прилетит Джиён и составит тебе компанию.
  
  Я усмехнулась. Мне кажется или она решила поработать сводницей?
  
  Молча кивнув, согласившись совсем сказанным, я подошла к заинтересовавшей меня стене. Она была завешана фотографиями разной давности и вида. Бабушка Жюли очень её любила, поэтому и повесила здесь её фотографии разных возрастов.
  
  На одной из фотографий была маленькая чернявая улыбающаяся девочка, которая сидела в этой гостиной в одном из кресел и обнимала огромного серого мишку. У неё не было некоторых передних зубов, но из-за этого она выглядела очень мило.
  
  На второй фотографии была уже девушка постарше. Одетая в чёрную мантию с красной окантовкой, её тёмные волосы струились по плечам. А конфедератка с кисточкой в тон окантовки, съехала немного в сторону. Девушка улыбалась. И это было видно не только по широкой улыбке. Это виделось в её глазах. Она была рада окончанию университета.
  
  Но и была ещё одна фотография, за которую постоянно цеплялся мой взгляд.
  
  Я пробегала по ней взглядом, переходила на другие, но снова что-то тянуло меня вернуться к созерцанию старого фото.
  
  Меня привлёк взгляд изображенной на фото женщины. Взгляд, которым она смотрела в объектив фотокамеры. Он завораживал. Возможно, именно про этот взгляд говорили 'он заставлял затаить дыхание и на веки потерять сон, лишь бы снова посмотреть в эти глаза'. Вначале можно было подумать, что она холодная и непреступная. Возможно, даже жестокая и властная. Но если присмотреться, можно было заметить их мягкость и доброту. И огонь, скрытый глубоко внутри. Эта женщина была бунтаркой в глубине души, но всю жизнь скрывала это, как бы ей это было и неприятно. А на фото она смеялась. Хоть это и не было заметно. Уголки губ были лишь слегка приподняты, но это нельзя назвать улыбкой. Смеялись её глаза...
  
  Её взгляд пронизывал насквозь, заставляя сердце биться чаще, а душу трепетать от счастья, а гордая, королевская осанка и аккуратно сложенные на коленях маленькие ручки, выдавали её благородное происхождение. Белое, закрытое под горло платье с длинными рукавами. Белый веер, лежал на коленях, и она придерживала его кончиками пальцев. Её волосы были заколоты в сложную причёску, а на голове красовалась шляпка с цветами.
  
  - А кто эта женщина? - спросила я, не оборачиваясь. Я услышала осторожные шаги, а потом меня обняли со спины, а на плечё опустился её подбородок.
  
  - Это моя прабабушка, - ответила Жюли. - Я её почти не знала. Она умерла, когда мне было восемь.
  
  - Невероятная женщина. Очень красивая, - почти шепча, сказала я. - У неё, наверное, от поклонников отбоя не было.
  
  - Это да. Бабушка рассказывала, что мужчины всегда кидали в её сторону заинтересованные взгляды. Она, кстати, была дворянкой, - обернувшись в кольце рук подруги, я удивлённо похлопала ресничками, ожидая продолжения. - Чего ты удивляешься? Да, прабабушка была дворянкой. Во время Революции в семнадцатом году, она бежала вместе с семьёй из России сюда, в Париж. Ба говорила, что многие тогда сюда бежали... А потом она познакомилась с моим прадедом, они поженились и... Ну, не важно.
  
  - Ты у нас значит дворянка? - со смехом в голосе, спросила я.
  
  - А что, не видно?
  
  - Нет.
  
  - Зараза! - Жюли разомкнула объятия и легонько стукнула меня по плечу. - Так. Слушай меня внимательно. Продукты здесь есть. Я заранее позвонила своей домработнице, и она сходила в магазин. Мой номер ты знаешь, если что звони. Ключ от квартиры я оставляю тебе, - брюнетка глянула на экран мобильного и скривилась. - А мне пора домой. Мои родные знают, что я прилетела, и требуют заехать. Прости, милая.
  
  Чмокнув меня в щёку, женщина помахала мне ручкой и, прихватив вещи, выбежала за дверь. Я осталась одна. Время было позднее, но есть мне не хотелось. Заварив себе чаю, благо зелёный в запасах имелся, я села в кресло и достала из сумочки телефон.
  
  На часах уже было начало седьмого вечера. В Вегасе сейчас уже утро. Интересно, а Ён уже встал?
  
  Найдя в контактах его номер, я нажала на надпись 'Написать сообщение' и уставилась в белый экран. Что делать?
  
  'Привет. Надеюсь, ты хорошо спал...' Нет!
  
  'Как дела? Чем занят?..' Не то!!!
  
  'Доброе утро. Пишу утро, потому что уверена, что у вас недавно встало солнце. У нас уже вечер... Я решила не звонить, чтобы лишний раз тебя не злить...'
  
  Отправив сообщение, я отложила телефон и вернулась на кухню, чтобы залить пакетик с чаем уже согревшейся водой. Уже собираясь уйти в зал, я заметила на столе лежавшую сегодняшнюю газету. Я не знала французского, но ради интереса взяла газету с собой.
  
  Усевшись в кресле, я стала перелистывать французский источник информации, пока не наткнулась на знакомую фразу. Найдя в телефоне переводчик, я стала набирать текст и даже не обратила внимание на новоприбывшее сообщение.
  
  'Несколько дней назад было совершено покушение на владельца компании Kwon Corporation месье Квон Джиёна. К счастью, сам месье Квон не пострадал. Но сотрудник его службы безопасности погиб на месте. Семье погибшего была выплачена компенсация от главы компании. Как нам стало известно из достоверного источника, взрыв личного автомобиля месье Квона был произведён самодельной бомбой с таймером...'
  
  Всё что случилось за последние дни встало на свои места. И взвинченное состояние Джиёна, и его внезапный звонок с требование возвращаться и мой отъезд... Меня просто отослали подальше от всего этого.
  
  После того как я узнала про взрыв, я не могла успокоиться. Я пыталась поспать, почитать книгу и даже посмотреть фильм на ноутбуке. Но ничто не могло отвлечь меня. Пока я не решила принять ванную. Валэри всегда говорила, что это расслабляет.
  
  Зайдя в ванную комнату, я включила воду и села на бортик самой ванной. В голове тут же всплыли образы недавнего сна. Этот страх... Мёртвый лес... И человек. Мужчина... На ум мне приходила одна единственная мысль. Но это не могла быть, правда! Не могла же я представить себе ЕГО! Это бред. Признать Джиёна моим защитником - это полный бред!
  
  Расстегнув молнию на платье, я приспустило его вниз и далее оно само упало на пол. Я распустила волосы, из-за чего они рассыпались по спине и плечам, прикрывая обнажённую грудь, и погрузилась в воду. Она приятно обволакивала кожу, заставляя расслабиться и забыть обо всех невзгодах.
  
  Когда я распахнула глаза, я поняла что задремала. А это не хорошо. Если бы Эри была здесь, она была бы в бешенстве. Был уже случай, что я заснула в ванной и чуть не утонула.
  
  Нырнув под воду, я подождала несколько секунд и вынырнула обратно. Мокрые волосы тут же прилипли к лицу и шее.
  
  Ступив мокрыми ногами на плитку, я сняла полотенце с вешалки, а слегка протерев кожу и волосы, обмоталась им и вышла. Телефон лежал на кухонном столе и мигал. Когда же я подошла, то заметила красноречивую надпись '43 пропущенных от Квон Джиён'. Я рассмеялась.
  
  - Привет, - сказала я, когда поднесла телефон к уху и дождалась ответа на гудки, - я была немножко занята и не слышала, что ты звонил.
  
  - Да мне пофиг! - получила я не очень приятный ответ.
  
  - Да, я так сразу и подумала, - я рассмеялась. Пофиг? Никогда не знала, что если парню 'пофиг' на девушку он будет ей звонить в течение получаса. - Я так и подумала, когда увидела сорок три пропущенных... А почему не пятьдесят? Сил не хватило?
  
  - Терпения, - едко ответил тот, но я уже не слышала былой грубости в его голосе. Это было уже скорее лишь бы позлить меня.
  
  Мне было приятно с ним разговаривать. На душе стало легко и тепло. Я вздохнула с облегчением, когда поняла, что он не злиться. И даже не сильно расстроилась, когда он подтвердил новость о взрыве и мои размышления. И упоминание моего прозвища, данного им же.
  
  А когда он пожелал мне спокойной ночи, я даже улыбнулась и действительно захотела спать. Этот невыносимый тип иногда бывает на удивление милым и приятным...
  
  Последующие дни, после нашего с Жюли приезда были не самыми лёгкими. Когда я сообщила ей, что наш уик-энд переносится, она для вида обиделась, хотя я была уверена, что очень даже рада такому раскладу.
  
  Мы занимались обустройством зала, подготовкой списка гостей... Я даже и не думала, что обычная выставка может представлять такое количество организационных работ.
  
  Когда после очередного рабочего дня, я на такси приехала домой, я по уже появившейся привычке поднялась на третий этаж и, открыв дверь квартиры, зашла внутрь.
  
  Не включая свет, я стянула с себя сумку и очки, и сразу направилась в душ. Хотя, если бы я сразу сообразила, что с квартирой что-то не так, последующих событий можно было и избежать. Но я никогда не искала лёгких путей.
  
  Натянув на ещё влажное тело ночную сорочку, я залезла под одеяло и сразу же прикрыла глаза. Сон уже начал подбираться ко мне маленькими шажками. Усталость за сегодняшний день была слишком сильной. Но из дрёмы меня вывел странный шорох и шевеление на кровати. Из-за того что мой мозг слишком устал и не сразу начал соображать, я реагировала медленно. Нормальная девушка с криком соскочила с кровати и включила свет в спальне. Я же просто перевернулась на другой бок... Где и встретилась с двумя смеющимися карими глазами и наглой улыбочкой, на таком... уже родном лице.
  
  - Ну, привет, моя дорогая жёнушка!
  
  
  

Глава 3

  
  (Джиён)
  
  Выходя из здания аэропорта, я достал из кармана мобильный. Сынхён сказал, что сразу позвонит, если что-то случится. Раз пока что пропущенных от него нет, значит всё тихо. И это радует.
  
  Я хотел убрать телефон обратно, но мой взгляд невольно зацепился за фотографию Аны, которая украшала экран моего мобильного... Ай, как же это сентиментально! Слава Богу, этого никто не видел! Засмеют же, ей Богу! Тридцатилетний мужчина, а веду себя как влюблённый подросток!
  
  Я поднял глаза к голубому небу и улыбнулся.
  
  Ана... Фотография, сделанная в день нашей встречи... Возможно, если бы этот бесёнок не появился в тот день на парковке, ничего бы и не было. Я не встретил бы Ану, женился на какой-нибудь простушке, получил оставшийся пакет акций и развёлся с ней. Но Ана это другое дело... Я не уверен, что вообще когда-нибудь смогу её отпустить...
  
  Встряхнув головой, я сосредоточился на сегодняшнем дне.
  
  Соберись, Джиён! Соберись!
  
  Поймав машину такси, я сел на заднее сидение и облокотившись на подлокотник, отвернулся к окну.
  
  Я очень давно не был в Париже... Кажется, последний раз был после разрыва с Клер... Внезапная смерть отца вогнала меня в депрессию. Я не знал, что делать. В предверии приближающейся свадьбы на меня свалилось управление компанией. Детище ещё моего деда... И я просто не смог его бросить. А Клер этого не поняла... Она поставила меня перед выбором либо компания, либо она... И я выбрал...
  
  Ай! Чёрт!
  
  Прикрыв глаза, я потёр переносицу и тяжело вздохнул. Сейчас не время вспоминать бывшую, когда едешь на встречу с женой.
  
  Жена... Раньше, я лишь пробовал это слово на вкус, представляя Ану на месте своей супруги. И мне понравилось... Но теперь она принадлежит мне... По всем документам, но не душой.
  
  Когда мы разговаривали по телефону, мне показалось, что она уже не так отрицательно настроена против меня. Я смог сломать несколько слоёв стены, которая мешает нам... Между нами появилась тонкая нить доверия... И я не должен её потерять. И, возможно, в этом мне поможет город, славящийся своей романтичной атмосферой.
  
  - Приехали, - известил меня водитель.
  
  - Спасибо, - ответил я с рассеянной улыбкой на губах.
  
  Стоя перед трёхэтажным домом, почти памятником архитектуры, адрес которого мне передал Ёнбэ, я думал о том, как на мой приезд отреагирует Ана. Я не называл конкретной даты своего приезда, хотел сделать ей сюрприз... Но получится ли из этого что-то сейчас и посмотрим.
  
  Поднявшись на третий этаж, я постучал. Но мне никто не ответил. Наверное, её нет...
  
  Думая над тем, что мне делать, я вспомнил, что мне сказал Ёнбэ в аэропорту перед моим вылетом.
  
  'Если дома никого не будет, поищи ключ в выемке в наддверном плинтусе. Жюли сказала, что туда всегда прятали запасной ключ'.
  
  Протянув руку и пошарив в заданном месте, я дотронулся до холодного метала ключей.
  
  Когда я вставил ключ в скважину замка и провернул его несколько раз, дверь с тихим скрипом открылась, и я обнаружил, что в квартире действительно никого нет. Окна были приоткрыты, и от каждого порыва ветра тонкая материя тюля слегка взлетала вверх. Пройдя вглубь квартиры и захлопнув за собой дверь, я почувствовал лёгкий аромат мяты. Идя по следу аромата, я обнаружил стоявший на барной стойке, отделяющей зал от кухни, ещё тёплый небольшой чайничек со свежезаваренным мятным чаем. Значит, ушла она не так давно...
  
  Прошёл час, два... Пять! Но Аны не было.
  
  Когда моё терпение лопнуло, я собирался её позвонить ей и спросить где она, ведь на часах уже было поздно. Но передумал, снова взглянув на фотографию Аны и отшвырнув мобильный в дальний угол дивана.
  
  - Ай! - воскликнул я, запуская пальцы в волосы и меряя комнату шагами. Сидеть дальше на диване и тупо ждать прихода супруги я больше не мог. - Ана, ты невероятная женщина! Ты заставляешь меня переживать о твоём местонахождении, не смотря на то, что я прекрасно знаю, где ты и что с тобой.
  
  Ещё час бесполезного ожидания ничего не дал и я, встав с дивана, направился в спальню.
  
  Потушив свет во всей квартире и, завалившись на кровать, я закинул руки за голову и закрыл глаза.
  
  Я проснулся от тихого журчания воды, исходившего из ванной комнаты. Мои губы тут же растянулись в довольной улыбке. Она пришла. И видимо меня ещё не обнаружила. Но нам, то это только на руку.
  
  Я мельком глянул на электронные часы, стоявшие на прикроватной тумбочке. Циферблат говорил, что сейчас начало одиннадцатого. Долго же ты работаешь, моя Змейка. Это нужно исправлять!
  
  Шум воды стих в тот момент, когда я нырнул под одеяло и притих. Аны вышла из ванной в одном махровом полотенце, и я снова улыбнулся. Вовремя же я проснулся. Очень вовремя...
  
  В темноте я не мог хорошо рассмотреть, как она выглядит, но ведь мне никто не запрещал это представить... Капли воды, стекавшие по её нежной коже, оставляли влажный след за собой, а при попадании на них лунного света сверкали как маленькие бриллианты. Они стекали с шеи, в ложбинку на груди, скатывалась по плоскому животу, очертали округлость бедра и спускались до щиколотки...
  
  'Ащ, Джиён, по легче со своими мечтами! - шикнул на меня внутренний голос, который редко высовывает свою нос из своего убежища. - Сейчас не самый удобный для этого момент!'
  
  Устроившись по удобней, но, не создавая лишнего шума и не выдавая своего присутствия, я стал наслаждаться выпавшим моментом.
  
  Она придерживала одной рукой край полотенца и что-то искала в темноте. Она выглядела уставшей и даже слегка рассеянной.
  
  Вытащив свободной рукой из пучка на голове шпильки, её волосы свободными волнами рассыпались по обнажённым плечам и груди. Встряхнув головой, девушка прошла к огромному шкафу, занимавшему почти всю стену, и отпустила край полотенца. То аккуратно сползло по телу девушки и опустилось на мягкий белый ковёр.
  
  Я невольно прикрыл глаза. За свою жизнь я видел не одну голую женщину, но вот на Ану смотреть не мог. Что-то мешало мне... Возможно, я боялся, что если увижу её обнажённой, то сдерживать себя больше не смогу...
  
  Я услышал тихие шаги, приглушённые ковром на полу, и открыл глаза. Ана уже стояла возле трюмо, не далеко от кровати, в лёгкой шёлковой сорочке, достававшей до середины бедра. Поправив волосы, она развернулась и подошла ближе к постели и, откинув край одеяла, легла. Я снова усмехнулся. Она настолько устала, что не заметила, что в комнате она находится не одна. Очень не внимательно, Змейка. А если бы это был не я, а какой-нибудь маньяк, пробравшийся в дом? Глупая маленькая Змейка... И как после такого я могу оставить тебя одну в незнакомой стране и тем более городе?
  
  Она лежала не подвижно, приобняв себя одной рукой за плечё, спиной ко мне, а я просто наблюдал, как её лицо и волосы освещает слабый свет луны, каким-то образом проникавший в комнату сквозь плотные шторы.
  
  Я хотел дотронуться до её щеки, провести по мягким волосам. Ведь соблазн был так велик! Она здесь, рядом со мной, такая маленькая и беззащитная. И я даже уже протянул руку, но она пошевелилась и повернулась ко мне лицом.
  
  Она сонно хлопала своими ресничками, видимо ещё не до конца осознавая сложившуюся ситуацию. А я просто улыбался. Мне очень нравилось то, КАК она обнаружила моё присутствие.
  
  - Ну, привет, моя дорогая жёнушка! - промолвил я, наблюдая за её реакцией. Девушка, устало потянулась и улыбнулась. Она протянула свою маленькую ручку и, проведя своими пальчиками по моёму виску и щеке, спокойно прикрыла глаза.
  
  - Какой приятный сон, - тихо промолвила она. Я немного опешил. Такого я точно не ожидал... Неужели ей снятся такие интересные сны с моим участием? Надо будет поинтересоваться утром. Я думал, что она уже уснула, когда Ана как ужаленная села на кровати и удивлённо взглянула на меня. - Что...Что ты здесь делаешь?! - воскликнула она. Я лишь заговорщицки улыбнулся. Догадайся, милая...
  
  - Где? - невинно спросил я.
  
  - Что 'где'? - опешила девушка.
  
  - Ты спросила, что я здесь делаю. Я ответил, где, - как маленькому ребёнку ответил я. Только не жестикулируя при этом.
  
  - В моей постели!!! - крикнула девушка, замахнувшись подушкой. А я рассмеялся, не выдержав пристального и перепуганного взгляда любимой супруги. Наверное, к таким поворотам нашей семейной жизни, как нахождение нас вместе в одной кровати, она не была готова.
  
  - Милая, - отсмеявшись, начал я, - если ты ещё не забыла, мы с тобой муж и жена. Что странного в том, что мы спим в одной кровати? Так все делают.
  
  - У нас фиктивный брак, Квон! Если ты ещё не забыл! - настаивала на своем девушка. Но её покрасневшие щёчки и учащённое дыхание говорили об обратном. Ана была чертовски смущена, и именно это её сейчас заставляло со мной спорить. Она даже не смотрела мне в глаза во время разговора, чтобы не выдать своего состояния...
  
  Сев напротив блондинки, я наблюдал новую смену эмоций. Она открыла рот, чтобы снова начать возмущаться, но потом просто отвела взгляд в сторону. А что не так? Ну, подумаешь, я сплю без верхней одежды. В одних льняных штанах. Что в этом такого? Или её смутил вид моего голого торса? Ана, солнышко моё, а ты когда-нибудь видела голого мужчину?
  
  - Ана, если ты не забыла, в прошлый раз, я уже говорил, что хочу пересмотреть условия нашего договора, - я нагло улыбнулся, ожидая её реакции. И Ана не заставила себя долго ждать. Задыхаясь от возмущения, блондинка вскочила с кровати и указала пальчиком на дверь.
  
  - У нас есть два выхода. Либо ты идёшь в зал и спишь там, либо наоборот, туда иду я. НО в одной кровати мы спать не будем! - Ана была настроена серьёзно и спорить с ней я не стал. Портить отношения из-за простого спора кто, где и с кем спит, я не хотел.
  
  - Ай! Какой же ты ещё ребёнок, Змейка! - я вскинул руки и наиграно обиженно посмотрел на супругу. Та на это не отреагировала, а лишь ещё больше надулась. Может, её почаще злить? Она такая милая, когда злится. Встав с кровати, я взял подушку и уже почти у выхода из спальни остановился и бросил на супругу насмешливый взгляд. - Не бойся. Посягать на твою честь, без твоего согласия не буду, - и уже более серьёзно добавил: - Я не привык брать женщин силой. Они сами ко мне приходят. И уверен, ты не будешь исключением и всё-таки сдашься...
  
  Я вышел из спальни, прикрыв за собой дверь. Вот только когда я подошёл к дивану в гостиной, услышал громкий удар об дверь. Змейка выпустила пар... Интересно, а что она кинула? И надо ли будет платить за разбитую вещь? Может, Ане Жюли простит эту оплошность, но вот мне... Я не уверен.
  
  Как и ожидалось, я полночи не мог уснуть, понимая, что в соседней комнате спит чертовски красивая девушка, к тому же ещё и моя жена. А я, как последний идиот, должен быть здесь!
  
  Коснувшись ногами ворса ковра, я облокотился на колени и запустил пальцы в волосы.
  
  - Я так с ума сойду, - прошептал я, мельком глянув в сторону спальни. Она была там... Маленькая, хрупкая и, главное, одна... Моя девочка...
  
  Когда я встал, не спеша подошёл и приоткрыл дверь, то обнаружил, что Ана уже спит. Свернувшись калачиком на одной половине кровати, она спала, крепко зажмурив глаза. Я прошёл в комнату, ступая на кончики пальцев, чтобы не разбудить её.
  
  Я лёг рядом, на свободную половину, и просто наблюдал за спящей девушкой. Это скоро войдёт у меня в привычку...
  
  Когда она зашевелилась, я испугался. Если она проснётся и увидит меня рядом с собой, разразится грандиозный скандал. Но Ана лишь перевернулась на другой бок, ко мне лицом, и, наверное, почувствовав исходящее от меня тепло, придвинулась ближе. Я замер. Даже дыхание задержал на всякий случай.
  
  Девушка, не осознавая, что делает, прижалась к моей груди и, сжав свои ручки в кулаки, поднесла их ближе к лицу.
  
  Аккуратно убрав волосы с её лица, я улыбнулся. Как же она сейчас не похожа на вредную и упрямую Ану, с которой я сталкиваюсь днём. Я сполз вниз с подушки и оказался лицом к лицу с Аной. Ёе реснички подрагивали во сне, а маленький ротик был слегка приоткрыт.
  
  - Почему ты такая разная, Змейка? - тихо спросил я, дотронувшись до её лица проведя большим пальцем по румянцу на щеке. - Почему ты не можешь принять как должное наш брак и быть милой? - я очертил пальцем контур её губ и, поцеловав в висок, прикрыл глаза.
  
  - Ты вредный и противный, Квон Джиён, - услышал я тихое бормотание Аны и распахнул глаза. - Я тебе не верю...
  
  - Значит, я сделаю всё, чтобы ты мне поверила.
  
  

***

  
  Я проснулся в начале восьмого, когда слабые лучики парижского солнца освещали небольшие участки комнаты. Ана спала рядом всё в той же позе. И утром она выглядела намного милее, чем прошлой ночью. Осторожно, чтобы не потревожить супругу, я вытащил свою руку из-под её головки (как она там оказалась одному Богу ведомо!) и на цыпочках вышел из спальни, прикрыв за собой дверь.
  
  Войдя на кухню, я не спеша осмотрелся. Кофе Ана не пьёт. Значит, займёмся чаем. А лучше горячим шоколадом!
  
  На приготовления лёгкого завтрака ушло не больше получаса и, к счастью, Ана за это время не проснулась.
  
  Только сваренный шоколад, который я с горем пополам нашёл в дальнем углу шкафчика, и тосты с сыром - мой первый завтрак, приготовленный для женщины за последние десять лет. Растём, Джиён, растём!
  
  Не спеша, открыв дверь, я вошёл в спальню и обошёл кровать. Ана спала на спине, обняв себя одной рукой за талию, а вторую держа на груди. Поставив поднос с завтраком на тумбочку, я сел рядом с девушкой и наклонился к ней, оперевшись руками в подушку по обе стороны от её головы.
  
  - Ана, прелесть моя, открой глазки, - сказал я с самой искренней улыбкой, на которую был способен. Но девушка не отреагировала. Усмехнувшись, я откинул волосы с её шеи и запечатлел на ней лёгкий поцелуй. Ана лишь легонько повела плечиком, но глаза не открыла. Что же, вспомним день нашей свадьбы. Я снова наклонился к девушке и стал прокладывать дорожку из поцелуев от шеи до уголка губ. Когда я почти прикоснулся к её губам, Ана распахнула свои глазки. Я так и не понял, какое количество эмоций она успела сменить, но ТАКОГО визга я ещё не слышал. Я отшатнулся от супруги в противоположную сторону, чуть не упав с кровати, и проверил слух, повторив пару раз своё имя.
  
  - Ты обалдел??? Ты что делаешь??? - почти прокричала девушка, натягивая одеяло до самого носика.
  
  - Завтрак в постель принёс, - бросил я, а глянув на Ану, ухмыльнулся. - Ну, и зачем ты натянула на себя эту тряпку? Я в любом случае ночью уже все, что нужно видел.
  
  Сначала до девушки не дошёл смысл моих слов, но потом... Вы когда-нибудь видели, как взглядом метают молнии? Я тоже нет... До этого момента не видел! В мгновение ока в меня полетело всё, до чего она дотянулась.
  
  - Сволочь! Гад! Да как ты..! Как у тебя совести хватило? - вскочив с кровати, я ринулся к выходу из спальни. Ана последовала за мной, не забыв прихватить увесистую подушечку.
  
  - Женщина, успокойся! - крикнул я, когда между нами, мной и Аной, оказалось кресло. Я выставил перед собой руки и улыбнулся. - Змейка, успокойся и не нервничай...
  
  - Я убью тебя, Квон Джиён! - прошипела супруга.
  
  - Я тоже тебя люблю, солнышко, - сказал я. Дальнейших действий девушки я просто не разобрал и не увидел, потому, что я опустил голову, чтобы отдышаться. Но эта маленькая фурия воспользовалась моментом, пересекла разделяющую нас преграду и налетела на меня, впоследствии чего мы упали на ковёр. Но лёжа под златовласой девушкой готовой в любой момент придушить меня подушкой находившейся в её маленьких ручках, я понял одно - мне до ужаса нравится эта ситуация.
  
  Я лежал на спине, на мягком ковре в одних льняных штанах, в которых и спал, и нагло смотрел на свою златовласую супругу. Хотя, скорее не нагло, а плотоядно. С моего ракурса было прекрасно видно, насколько прекрасна фигурка у моей жены. Ана же сидела на мне в своей лёгкой сорочке шоколадного цвета с подушкой в руках и её разноцветные глаза были полны праведного гнева. Вот только она не понимала, насколько двусмысленно выглядит эта поза.
  
  - Я убью тебя!
  
  - А я люблю тебя. И что?
  
  - Видимо я не вовремя, - вкрадчиво произнёс женский голос с явным французским акцентом. И до боли знакомый голос... Мы одновременно посмотрели в сторону входной двери. Жюли стояла не далеко от нас, опираясь на ближайшую к ней стену, и улыбалась. - И всё-таки я не вовремя.
  
  И тишина, от которой мне стало почему-то жутко смешно.
  
  - Это не то, о чем ты подумала, - взволновано ответила Ана, нарушая образовавшуюся тишину, и тут меня прорвало. Я смеялся до боли в животе, стуча при этом кулаком по ковру. - Не ржи!
  
  - Не могу! Сцена из анекдота, твою мать! - не обращая внимания на то, что меня бьют подушкой, ответил я.
  
  - А чем это вы тут занимаетесь? - спросила француженка, обводя заинтересованным взглядом свою квартиру. Немного успокоившись, я последовал её примеру. По крайней мере, я смог увидеть хотя бы часть беспорядка, который мы устроили. С моего ракурса много не увидишь. Подушки были разбросаны по полу; мой чемодан, который я оставил вчера в зале, как-то криво лежал на боку; стулья тоже стояли не на своих местах, некоторые даже лежали. Весело мы тут побегали!
  
  - У нас тут это... начало медового месяца, - ответил я, переводя взгляд на Жюли и запрокидывая руки за голову.
  
  - Это я уже поняла, - и снова хитрый взгляд. А мы с вами, мадемуазель, думаем в одном направлении...
  
  Ане оставалось лишь переводить ошарашенный взгляд с меня на подругу. Зато в глазах большими буквами было написано 'Сговорились!'. И в чём-то она была права.
  
  - Ты... Я.., - промямлила моя супруга и, вскочив на ноги, поправила край рубашки. Она бросила беспомощный взгляд на подругу, но та лишь пожала плечами, и, посмотрев на меня, сказала: - Ну, ты и сволочь, Квон Джиён!
  
  Развернувшись, Ана скрылась за дверью спальни. А я, сев ровно, взглядом проводил её с горькой улыбкой на губах.
  
  Да, кажется, она обиделась... Я не думал что она настолько чувствительна.
  
  - Не волнуйся, - сказала Жюли, опустившись рядом со мной на корточки. Брюнетка как-то странно улыбнулась и положила мне на плечё свою руку. - Наша Ана смутилась... Причём, из-за меня.
  
  - Да, я и не волнуюсь, - ответил я. - Просто она шугается от меня, как от стихийного бедствия.
  
  - Знаешь, я догадывалась, что в ваших отношения что-то не так, - женщина поднялась во весь рост и протянула мне руку, предлагая помощь. Я усмехнулся, но помощь хрупкой женщины принял. Пройдя на кухню, я налил нам чаю и поставил чашки на стол, за которым уже расположилась француженка. - Но сегодня вы подтвердили мои подозрения... В чём-то есть подвох, но я его ещё не заметила. Но я обязательно с этим разберусь! - перемешав сахар в чашке, она облизала ложку и указала ею на меня. - Но это не моё дело. Вы сами должны разобраться в своих чувствах. Я же могу помочь снять напряжение с Аны, - я выжидающе посмотрел на брюнетку и она улыбнулась. Глубоко вдохнув, она отложила ложку и, поставив локти на стол, облокотила на скрещенные пальцы подбородок. - Устрой ей банальный романтический уик-энд! Стань романтиком. Принцем на белом коне. Такие как она может, и не говорят об этом, но тайно мечтают. А подготовкой выставки я сама займусь.
  
  - Тебе легко говорить...
  
  - Джиён, твою мать! Тебе почти тридцать! Включи мозги! - прикрикнула на меня Жюли. - Не будь кретином! Не веди себя как девственница перед первым сексом! Не мне тебя учить, как ухаживать за девушкой!
  
  Я ошарашено смотрел на женщину, которую до этого момента считал сущим ангелом. Я, конечно, замечал странный блески в её глазах, но не знал, что она столь эмоциональна. Либо это я так влияю на людей, либо я настолько слеп, что не заметил очевидного.
  
  - Жюли, - нас отвлёк тихий оклик Аны.
  
  Она стояла в шагах пяти от нас и скорей всего слышала часть нашего разговора. Хотя, внешне ничем это не выдавала. Даже одетая в простые серые штаны и белую майку, она выглядела превосходно.
  
  - О, Юлиана! - воскликнула брюнетка. С её лица вмиг слетела маска серьёзности, сменяясь на искреннюю радость. - Прости за столь ранний визит.
  
  - Об этом я и хотела тебя спросить...
  
  - Прости,- с виноватой улыбкой, сказала брюнетка. - Просто ты вчера забыла свою папку, - положив сумку себе на колени, она достала пластиковую голубую папку и протянула ей. - А я знаю, что утром ты бы устроила себе разбор полётов...
  
  - Спасибо, - ответила Ана, беря папку в руки и, мельком глянув на меня, продолжила: - Я отнесу её и вернусь.
  
  - Угу, - кивком проводив подругу, Жюли снова обратила свой взор на меня. - А теперь, поговорим о главном. Ответь мне на одной вопрос. Почему ты приехал так рано? По телефону Ёнбэ говорил, что нам надо ждать тебя через неделю. Что тебе надо разобраться с кое-какими делами. А ты, без предупреждения я так понимаю, приехал через три дня после приезда Аны. Что изменилось?
  
  Я молчал. Говорить всю правду не хотелось, нас могла случайно услышать Ана. Но скрыть что-либо от этой опасной женщины не возможно.
  
  - Следствие зашло в тупик, - начал я почти шёпотом. - Они ничего не нашли. Ни единой зацепки. Ни единого свидетеля, который мог бы точно сказать, кто пригнал мою машину к зданию компании.
  
  - Совсем никого? - с неким недоверием в голосе, спросила женщина.
  
  - Совсем, - ответил я. - Мы с Сынхёном решили, что на данный момент мне лучше быть рядом с Аной, - я прикусил губу и глубоко вдохнул. - Они могут снова воспользоваться Аной, чтобы припугнуть меня.
  
  - Логично, - только и ответила она.
  
  Когда Ана вернулась, я, извинившись, удалился в спальню, чтобы не смущать девушек своим не подобающим видом. Хотя, смущалась скорей Ана. Жюли было глубоко фиолетового, в каком виде я перед ней появился. Когда я был полностью одет и стоял перед зеркалом, приводя волосы в порядок, я заметил одну маленькую деталь. Чашка с шоколадом была на половину пуста. Не удержалась, чертовка!
  
  Выйдя в зал, я заметил, что Жюли уже ушла, а Ана сидела в кресле и делала вид, что увлечена просмотром новостей в интернете.
  
  Сев рядом с ней, я искоса посмотрел на супругу. Она не уделила моему появлению и доли своего внимания. Или всё же сделала вид.
  
  - Ана, - позвал я. Девушка молчала. - Ана... Ана!
  
  Выхватив из её рук планшет, я спрятал его себе за спину, тем самым обратив внимание супруги на себя.
  
  - Отдай! - крикнула она.
  
  - Нет. Что ты сделаешь? - я хитро улыбнулся и сложил руки на груди.
  
  - Лучше отдай, - прошипела Ана.
  
  - Нет, - ответил я. - И ты ещё спрашивала, почему я называю тебя 'Змейкой'. Ты же постоянно шипишь на меня...
  
  - Квон! - Ана замахнулась на меня, чтобы стукнуть, но перехватив её запястья, я повалил её на диван и навис над ней.
  
  - Во-первых, Джиён. Во-вторых, и что ты сможешь мне сделать? - я широко улыбнулся, обнажая белые зубы и, проведя языком по своей нижней губе, добавил: - Готовься, Змейка, на ближайшую неделю ты полностью принадлежишь мне... Начиная с этой минуты... И Жюли тебе не поможет. Она сама мне разрешила освободить тебя от подготовки к выставке.
  
  Коснувшись губами её губ, я улыбнулся и, отпустив руки девушки, встал с дивана и направился в сторону кухни. Ни кофе, ни чая я сегодня так и не смог выпить. А впереди меня ждёт тяжёлый день.
  
  
  

Глава 4

  
  (Юлиана)
  
  - Извините меня, дамы, но мне нужно вас оставить, - с наглой улыбочкой сказал Джиён. Проведя его взглядом до самой двери, я облегчённо вздохнула и села на стул, где до этого момента сидел мой супруг.
  
  Что случилось с моёй жизнью? Почему она сталкивает меня с ним в таких пикантные моменты? Чего стоит его приезд! И я, дура, подумала, что он сон! Ай, стыдно-то как!
  
  Бросив смущённый взгляд в сторону Жюли, я получила не менее красноречивый в ответ. Брюнетка сидела напротив меня и улыбалась, осторожно помешивая ложкой чай.
  
  - Юлиана, - протянула француженка, - а что это было?
  
  - Когда? - взволновано, спросила я. К сожалению, косить под дурочку у меня никогда не получалось. У меня на лбу всё написано.
  
  - Юли, - улыбка женщины стала ещё шире.
  
  - Это... Жюли, ты.., - я не могла подобрать нужные слова, жестикулируя и хватая воздух ртом.
  
  - Это было круто! - воскликнула Жюли, стукнув ладонями об стол. В её глазах снова горел тот дьявольский огонёк, который я видела последний раз в кафе. - Я много раз видела улыбающегося Квона на фотографиях в журналах или в интернете. Но сегодня... Девочка моя, он не улыбался, нет. Он сиял! Как начищенное фамильное серебро! Ты плохо на него влияешь, милая, - мои глаза удивлённо расширились, а рот слегка приоткрылся в немом вопросе. Жюли рассмеялась. - Не в этом смысле, милая... Просто такими темпами наш милый гендиректор совсем забудет про работу... Ты всё-таки удивительная девушка, Юлиана.
  
  - Ты так уверена в том, что он в меня влюблён? - я недоверчиво покосилась на подругу.
  
  - А ты ещё и сомневаешься? - Жюли искренне удивилась. Но было видно, что она еле-еле сдерживает рвущийся наружу смех. - После всего случившегося?.. Он скинул всё на Сынхёна и примчался сюда, только ради того, чтобы быть рядом с тобой. И это притом, что он хозяин огромной компании.
  
  Я опустила взгляд на стол. Мне нечем было ей возразить. Я просто не знала, что её можно ещё сказать.
  
  Дотронувшись до ещё горячей чашки с чаем, я провела пальцем по его краю. Пар, исходивший от чая, обволакивал руку, оставляя на коже мокрый след.
  
  Я давно заметила, что его отношение ко мне поменялось, но пыталась не обращать на это внимания. Но вот в чём проблема... Мы знакомы всего месяц. Какая любовь? Откуда её взяться?
  
  Тяжело вздохнув, я прикусила нижнюю губу. Дурацкая привычка, но избавиться от неё я так и не смогла.
  
  - Ладно, котёнок, мне пора идти, - повесив сумку на плечо, женщина соскочила со стула. Проведя её до двери, я думала, что сейчас она уйдёт, и мне до полудня придётся быть наедине с Джиёном. Но брюнетка внезапно обернулась, от чего её волосы взмыли в воздух. - Послушай меня. Не теряй возможности наладить с ним отношения. Сейчас это просто замечательный шанс. Но если ты не хочешь сдаваться сразу, - она многозначительно посмотрела на меня, и я её поняла даже без слов.
  
  - Ты предлагаешь поиграть с ним? - я сложила руки на груди и недоверчиво на неё посмотрела. Она шутит? Хотя, судя по её насмешливо взгляду ясно, что она говорит всерьёз. - Это безумие!
  
  - Ну, как сказать. Как сказать, - протянула женщина и пожала плечами. - Я лишь предлагаю тебе способ, с помощью которого ты сможешь убедиться в правдивости моих слов. А уже тебе решать, прибегать к нему или нет... Знаешь поговорку 'Запретный плод сладок'? Чем дольше ты будешь его отталкивать, тем лучше он будет пытаться заполучить твоё внимание. А в его случае... Хотя, не буду больше раскрывать все тайны нашего дракона. Так не интересно. Чао, котёнок.
  
  Помахав мне на прощание, брюнетка скрылась за дверью, осторожно прикрыв её за собой.
  
  Развернувшись, я направилась к дивану и, взяв со столика планшет, я села, поджав под себя ноги.
  
  Проверяя утреннюю почту, я задумалась. А так ли безумна эта идея? Я же не спать с ним собираюсь! Я просто хочу узнать, что он ко мне чувствует. Точнее, подтвердить свои опасения.
  
  - Ана, - в очередной раз, услышав из его уст редко-упоминаемую форму моего имени, я слегка вздрогнула. Но виду, что я его услышала, не подала. Я продолжала листать страницы, а он сидел рядом, оперевшись рукой на спинку дивана, и смотрел на меня. - Ана, - повторил он, но я промолчала. - Ана!
  
  Он выхватил из моих рук планшет и, нагло ухмыльнувшись, спрятал его за своей спиной.
  
  Сказать точно, что я чувствовала в этот момент нельзя. Это была некая смесь чувств. Мне было невероятно неловко, потому что лишь взглянув на него, я вспомнила слова Жюли. Я была возмущена его поведением. И мне было глубоко фиолетово на его дальнейшие действия.
  
  Когда я попыталась забрать планшет, чтобы убежать с ним в библиотеку и пересидеть там, он перехватил мои запястья и, повалив меня на диван, навис сверху.
  
  - Во-первых, Джиён. Во-вторых, и что ты сможешь мне сделать? Готовься, Змейка, на ближайшую неделю ты полностью принадлежишь мне... Начиная с этой минуты... И Жюли тебе не поможет. Она сама мне разрешила освободить тебя от подготовки к выставке.
  
  Лёгкий поцелуй в губы, и мужчина пропал из моего поля зрения.
  
  И что это было? Первая мысль, посетившая мою белобрысую голову, говорила, что если бы я в тот момент не была возмущена, то смутилась бы. Он специально это сделал? Хотел увидеть мою реакцию? Вторая мысль - это запоздалая реакция на его слова. Он сказал, что Жюли ему разрешила? Что? Они оба с ума сошли???
  
  - Квон Джиён! - вскочив с дивана, как ужаленная, я ринулась на кухню. Меня встретили полнейшей тишиной и насмешливым взглядом карих глаз, направленный в мою сторону. - Что ты имел в виду?
  
  - Что именно тебя интересует? - спокойно спросил тот. Он сидел за столом с чашкой в руках в привычной для меня одежде - чёрных классических брюках и в белой рубашке с закатанными в этот раз до локтей рукавами.
  
  - Что значит 'Жюли разрешила'??? Что значит 'принадлежу'??? Я вам что вещь??? - кричала я. И я правда в тот момент не понимала, почему они ведут себя так, будто я не человек, а бесчувственная кукла, которой можно легко распоряжаться, как им захочется. - Вы меня спросили???
  
  Когда он встал, его лицо не выражало ни единой эмоции. Он повернулся ко мне спиной и, достав прозрачный гранёный стакан, налил себе воды.
  
  - Квон Джиён, ты оглох? - он мне не ответил. Я лишь увидела, как напряглась его спина. Подойдя ближе, я глубоко вдохнула и сказала: - Я всегда знала, что богатые люди эгоисты. Но я думала, что хотя бы ты другой! И Жюли, и Сынхён! Но видимо я ошиблась! Вы такие же, как и все! Вам плевать на чувства других людей! Вам важны только ваши интересы!.. И женился ты на мне не из-за внезапно вспыхнувших чувств, а из личных предпочтений. А Жюли ещё мне постоянно пытается доказать, что ты влюблён в меня! Чушь! Ты кроме себя никого не любишь! Ты возомнил себя совершенством этого мира и считаешь, что все обязаны тебя слушаться и беспрекословно подчиняться! Ты...
  
  Резкий разворот и мах рукой... Я не сразу поняла, что произошло. Лишь потом до меня дошло, что он выплеснул меня в лицо воду из стакана.
  
  Я молчала, поджав губы и делая глубокие вдохи. Мокрые пряди волос и майку прилипли к коже, а остатки воды стекали по моим волосам и лицу по шее за шиворот. Джиён стоял напротив, оперевшись спиной и руками на столешницу, и не сводил с меня внимательного взгляда.
  
  - Успокоилась? - его голос был холодным, а на лице не дрогнул ни единый мускул. Я продолжала стоять в метре от него и прекрасно видела, что из его глаз пропал озорной огонёк, который присутствовал ещё несколько минут назад, уступив место черноте. Он был зол. И я была той, кто довёл его до такого состояния. - Если да, то возвращайся к себе в спальню и переоденься. Мы выезжаем через полчаса.
  
  - Куда...
  
  - Живо! - крикнул он. Вздрогнув от ощущения металлических ноток в его голосе, я развернулась и, не оборачиваясь, скрылась за дверью спальни. Едва закрыв за собой дверь, я услышала звон разлетевшейся вдребезги посуды. И скорей всего это был тот самый злосчастный стакан. Он как раз стоял позади него.
  
  Не стоило кричать на него... Не стоило...
  
  Подойдя к шкафу, я вынула из него платье, купленное за день до нашей свадьбы, и, аккуратно положив его на кровать, стянула с себя мокрую майку и взялась распутывать узел на поясе штанов. И почему-то именно в этот момент в дверь тихо постучали, и в комнату вошёл Джиён. Я инстинктивно прикрыла руками грудь. Мужчина же заметив мой не совсем одетый вид, быстро развернулся ко мне спиной, спрятав руки в карманы брюк.
  
  - Извини, - тихо сказал он.
  
  - Тебя стучать не учили?
  
  - Я стучал.
  
  - Мог бы и дождаться моего ответа, - я подняла с кровати платье и попыталась им прикрыться. - Что ты хотел? Полчаса ещё не прошло.
  
  - Я хотел извиниться, - бросил тот через плечо. - Я не должен был так поступать.
  
  Мне стало стыдно. Виновата была я, а извиняется почему-то он...
  
  - Это я виновата, а не ты, - озвучила я свои мысли. Джиён слегка обернулся ко мне, но потом вернулся в исходное положение. - Я должна извиниться... Я не знаю, почему... Просто что-то внутри меня взорвалось, и я не смогла остановиться...
  
  В комнате повисло неловкое молчание. Хоть я и не видела лица Джиёна, но была уверена, что ему так же неловко как и мне.
  
  - Красивое платье, - нарушив тишину, сказал он. - Кофе с молоком... Ты любишь этот цвет?
  
  - Да, - неуверенно тихо ответила я. Но он меня услышал. Кивнув, Джиён направился к двери.
  
  Уже взявшись за ручку и слегка приоткрыв дверь, он сказал:
  
  - И ты не права... В чём-то, конечно, ты права, но не во всём, - и он вышел, оставив меня в комнате одну, додумывать разнообразные окончания его словам.
  
  Когда я полностью переоделась и поправила светлые волосы, волнами спадающие по плечам, я вышла из комнаты и обнаружила супруга сидящим в кресле спиной ко мне. Он молчал, но заметив телефон возле его уха, поняла, что он внимательно кого-то слушает. Он тряхнул головой, чтобы поправить волосы и потёр шею.
  
  - Я понимаю. Хорошо. Продолжай искать зацепки, - отключив звонок, он опустил руку рядом с собой и, прикрыв глаза, откинул голову на спинку кресла.
  
  Я продолжала стоять на месте, просто боясь потревожить его в такой момент. Переминая свои пальцы, я рассматривала предметы в комнате, не смея остановить взгляд на своём супруге.
  
  - Подойди сюда, - внезапно сказал он.
  
  - Как ты...
  
  - Я тебя почувствовал, - не дослушав меня, ответил он. Мне же осталось только повиноваться. Медленно подойдя к мужчине и обойдя кресло, я встала напротив него, загораживая собой свет из окна, освещавший до этого его лицо. Лениво поднявшись, он за талию притянул меня к себе ближе и уткнулся лицом мне в живот, заставив меня затаить дыхание. - Ты, правда, так считаешь?
  
  - Как? - почти пискнула я.
  
  - Что мне плевать на твои чувства... Что я использую тебя... Ты, правда, так считаешь? - медленно, растягивая фразы, проговорил он.
  
  Я промолчала. Что я могу ему сказать. Да, Джиён, я так считаю? Я думаю, что ты ещё та сволочь и иногда я хочу тебя убить? Хотя, если признаться честно, ты очень симпатичная сволочь.
  
  - Пожалуйста, ответь мне...
  
  - Что ты хочешь от меня услышать, Джиён? - наконец-то сказала я. - Ты почти шантажом заставил меня выйти за тебя. Ты запер меня в четырёх стенах своего загородного дома. Контролируешь каждый мой шаг... Что я могу тебе сказать?
  
  - Прости, - тихо ответил он. Обвив мою талию, он заставил меня подойти ещё ближе и встать между его ног. - Наверное, я перестарался... В тот момент, когда я тебя увидел на парковке я решил, что ты можешь мне очень помочь. Я думал, что это будет выгодно нам обоим. Но я даже подумать не мог, что тебе будет на столько не приятно жить со мной... Если ты хочешь... По возвращении в Вегас, мы можем развестись.
  
  Когда он произнёс слово 'развестись' сердце неприятно кольнуло. Как это развестись? Мы женаты всего несколько дней! Я даже свыкнуться с ролью жены ещё не успела! А он уже развестись хочет! Не дождётся!!!
  
  - Не хочу, - тихо сказала я.
  
  - Что? - он поднял на меня слегка затуманенный взгляд.
  
  - Я говорю, я не хочу разводиться, - ответила я, смотря на стену прямо перед собой. - Ты хочешь лишить меня возможности поиздеваться над тобой? Должно же быть хоть что-то хорошее в нашем браке.
  
  Он непонимающе на меня посмотрел, продолжая держать меня за талию. А я рассмеялась и заглянула ему в глаза.
  
  - Ну, что? Куда мы идём? - воодушевлённо спросила я. - Если ты не забыл, ты обещал показать мне свои любимые места в Париже!
  
  Мужчина продолжал молчать и недоумённо на меня смотреть. Кажется, я его сильно огорошила своим ответом. Он ожидал услышать всё что угодно, но не мой отказ. А я внутренне торжествовала. 1:0 в мою пользу!
  
  - Ты решила смириться со своей судьбой? - вкрадчиво поинтересовался мужчина.
  
  - Нет,- честно ответила я, покачав головой. - Я просто решила тебе поверить. Не этого ли ты хотел?
  
  Мужчина мне не верил, ожидая подвоха с моей стороны. Но я просто стояла в кольце его рук и смотрела на него. Наконец-то отодвинув меня назад и встав во весь рост передо мной, он задумчиво на меня посмотрел, а потом покрутил меня в разные стороны.
  
  - Что ты делаешь? - возмутилась я, скидывая его руки с себя.
  
  - Ты точно моя жена? - вполне искренне удивился он. - Что-то ты не похожа на ту гюрзу, которая плевалась ядом минут двадцать назад.
  
  - Джиён! - воскликнула я, уперев руки в боки. Мужчина улыбнулся, и в его глазах снова появился задорный огонёк. Так лучше! Квон Джиён больше не злится! - Я убью тебя!
  
  - Вот теперь я вижу, что это ты! - он рассмеялся. Я улыбнулась. Атмосфера, царившая в этой квартире, стала такой же, как и дома. Тихой и приятной.
  
  Возможно, Жюли всё-таки говорила правду? Я взглянула в лицо мужчины, который был старше меня. Который вот так с ходу предложил мне стать его женой. Я поверю ему, а там посмотрим, что случится. Никто не может знать, что случится в его жизни в будущем.
  
  - Так куда мы поедем? - спросила я, наклоняя голову в бок.
  
  - Есть одно место, которое тебе точно понравиться, - мужчина заговорщицки ухмыльнулся. А мне стала как-то страшновато. Хоть я и знаю его не долго, но в такие моменты он наводит на меня лёгкий страх. Я боюсь того, что может придумать его... тёмная голова. - Только для этого мне придётся завязать тебе глаза.
  
  - Зачем? - моментально сориентировалась я. Не нравиться мне путешествие с закрытыми глазами. Они никогда до добра не доводят.
  
  - Это будет мой сюрприз, - ответил он и скрылся в спальне. Он вернулся через несколько минут. В руках он держал серый галстук в клетку. - Пошли.
  
  Схватив меня за руку, он потащил меня к выходу. Мы спустились на первый этаж, и он подвёл меня к незнакомой машине. Единственное, что я могла сказать, что это был Мустанг. Я частенько видела в интернете. Посадив меня на переднее пассажирское сидение, Джиён обошёл машину и сел рядом со мной на водительское.
  
  Я продолжала сидеть в недоумении, пока мужчина не потянулся ко мне. Я отшатнулась, из-за чего на губах мужчины появилась улыбка. Дотронувшись до моих волос, он прикрыл галстуком мои глаза и завязал его на затылке.
  
  - А теперь жди, - сказал тот, и я услышала звук заработавшего мотора.
  
  Я не знаю, по какой дороге мы ехали, и сколько времени это заняло, но когда машина затормозила, я повернула голову в сторону водительского места. Услышав щелчок и почувствовав дуновение ветра, я поняла, что он открыл дверь и вышел из машины. Позже я услышала новый щелчок, но уже со своей стороны. Меня взяли за руку и, поддерживая за локоть, помогли выбраться из машины.
  
  - И что теперь? - я крепко схватила его за запястье. Мужчина лишь опустил свою руку на мою.
  
  - Ничего. Мы на месте, - ответил он и куда-то повёл. Когда я нечаянно коснулась железных кованых прутьев, стало ясно, что мы только что пересекли территорию не известного мне пока строения. Но я могла сказать точно, что здесь есть сад, потому что уже сейчас я почувствовала аромат цветов, который приносил дующий в нашу сторону ветер.
  
  - Куда мы идём? - задала я вопрос, пока я следовала за Джиёном. Он рассмеялся.
  
  - Мы идём в место, где я любил гулять раньше.
  
  - А сейчас? Уже не любишь?
  
  - Я давно здесь не был, - ответил он, и мы остановились. Он дотронулся руками до моей шеи, от чего я передёрнула плечами, и, потянув за край, стянул с меня импровизированную повязку. Он, наверное, ожидал услышать от меня возгласы восхищения, но я не могла ничего сказать. Мы стояли в коридоре состоящим из множества винтажных арок, оплетенных розами ярко-розового цвета. Стоявший позади меня Джиён, решил не терять времени зря и снова обвил мою талию руками, скрепив их в замок на моём животе, и положив подбородок мне на плечо. - Я очень давно не был в Багатель. Но, надеюсь, с этого момента, я буду появляться здесь почаще, - он провёл носом по моей щеке и, выдохнув, опалив её своим дыханием, сказал: - Если ты, конечно, не против это место может стать нашим с тобой. Особенным местом.
  
  Почему от слова 'особенным' по моей коже пробежали мурашки, я не знаю. Но что-то мне подсказывает, что, ни одна я затеяла свою игру. Ну, что же! Пока что я лидирую! А там посмотрим кто выиграет! У нас впереди ещё много времени!
  

Глава 5

  
  (Джиён)
  
  Сидя на летней площадке кафе 'Два маго' и попивая прохладный чай, с блаженной улыбкой на губах я наблюдал за Аной, которая, не обращая на меня своего внимания, смотрела на людей и машины, проезжавшие мимо. Лишь кончиками пальцев придерживая белую чашку, она слегка наклонила голову на бок и смотрела вдаль. Её светлые волосы ниспадали волнами на плечи, разноцветные глаза были слегка подведены, а пушистые ресницы сейчас казались длиннее, чем обычно. Небольшой ротик был слегка приоткрыт, а нижняя губа была прикушена.
  
  Опустив взгляд на свою чашку, медленно помешивая его ложкой, я вспомнил нашу сегодняшнюю прогулку в парке Багатель и улыбнулся. Лишь десять минут назад я держал её за руку, мы смеялись, я рассказывал ей историю этого места и я открылся ей... Господи, я вёл себя как влюблённый подросток! До сих пор не могу понять, как эта девушка смогла разрушить мой образ холодного и жесткого парня, бабника. Она будто видит меня насквозь!..
  
  

***

  
  Повысив на Ану голос и отправив её переодеваться, я почувствовал себя чертовски хреново. Я не хотел на неё кричать, но её слова почему-то вывели меня из себя, даже не смотря на то, что часть из них была правдой. Чем я руководствовался, когда предлагал ей брак? Мне нужно было найти девушку, которая не будет задавать лишних вопросов и будет слушаться меня. Мне всего лишь нужны были оставшиеся акции компании. И всё! Кто же знал, что всё пойдёт наперекор нашему с Сыхёном плану!
  
  Поставив стакан на , я глубоко вздохнул, чтобы успокоиться и направился в сторону спальни. Я обязан извиниться. В противном случае наши только потеплевшие отношения с Аной могут вернуться в первоначальное положение. Очутившись рядом с дверью, я замялся. Она может быть очень обижена на меня из-за случившегося. И даже если она сейчас не захочет меня видеть, я не смогу её за это осудить, ведь она будет полностью права. После такого даже я не смог бы себя простить...
  
  Вопреки моим ожиданиям наш разговор прошёл довольно спокойно. Я как раз застал её за переодеванием, когда после стука, открыл дверь. Лишь войдя в комнату и заметив полуобнажённую супругу, я тут же отвернулся. Мне снова было не удобно видеть её такой. Так же как и в тот раз, я машинально прикрыл глаза. Пока она не сможет принять меня окончательно, я просто не имел права смотреть на её обнажённое тело. Усмехнувшись своим мыслям, я глубоко вздохнул. Никогда не думал что такие мысли вообще появятся в моей голове. Я подсознательно решил что пока не достоин этого.
  
  Было так странно, когда мы оба захотели извиниться... Мы оба признали свою вину и нам обоим было неловко в этот момент... Я не знаю о чём она думала, но почему-то был уверен, что сейчас она прикусила губу от волнения. Некоторых эта привычка могла раздражать, мне же наоборот она очень нравилась.
  
  Стоя в этот момент к ней спиной, я ощущал её смущение и улыбался. Я слышал её прерывистое дыхание... и слегка уловимый запах жасмина в воздухе. Наверное, он усилился из-за намокших волос... Или мне это уже кажется?
  
  Когда наш разговор подошёл к концу, я направился к двери и, опустив ладонь на ручку и приоткрыв дверь, я напоследок сказал:
  
  - И ты не права... В чём-то, конечно, ты права, но не во всём, - 'Больше всего в жизни для меня важны твои чувства', - уже про себя добавил я.
  
  Пройдя в гостиную, я неуклюже плюхнулся в мягкое кресло и, откинув голову на спинку, посмотрел в абсолютно белый потолок. Как ни странно, но ничего нового я там не увидел. Прикрыв глаза, я расслабился. Моментально в памяти всплыл облик Аны в день нашей свадьбы. Хрупкая фигурка, подошедшая ко мне... Её действия связанные с галстуком тогда немного шокировали меня.Весь день я не сводил с неё своего взгляда и ловил каждое её движение, каждый жест и улыбку. Я не хотел чтобы этот день заканчивался. Наверное, это был тот самый первый раз когда она искренне улыбалась мне. В её глазах я не находил и доли призрения, которое замечал раньше, хоть она и пыталась это скрыть или может просто не замечала. Она была похожа на ангелочка, спустившегося с небес и наконец-то расправившего крылья, явив свету свой истинный облик.
  
  Но сейчас меня должен волновать другой вопрос. Сколько мне нужно ещё ждать, чтобы она мне поверила? Сколько? Хоть вскользь и проскальзывают важные слова, но она не обращает на них внимания... А в открытую сказать, что я люблю её, я не могу... Я боюсь... Боюсь спугнуть... Её напугали слова про ревность и она не хотела смотреть на меня. Так как же на неё могут подействовать эти, важные для нашей последующей жизни, слова? Не решит ли она окончательно сбежать? Пока что я не знаю ответа на эти вопросы. Но я обязан их найти. И как можно скорее.
  
  Внезапно зазвонивший мобильный вывел меня из задумчивого состояния. На экране высветилась надпись 'Гарсиа', и я тут же выпрямился. Сердце заколотило в груди, выдавая моё взволнованное состояние.
  
  - Слушаю, - коротко ответил я, с металлическими нотками в голосе. Просто так он мне звонить не будет.
  
  - Рад тебя слышать, Квон! - весело сказал мужчина на той стороне связи.
  
  - Не скажу того же, - честно ответил я. Меня слега поколачивало от волнения, но за все годы, что я возглавлял компанию я научился скрывать свои чувства от окружающих, и был уверен, что мой собеседник не узнал и доли того, что сейчас со мной происходит.
  
  - Вот за что я люблю тебя, Квон, так это за честность, - мужчина рассмеялся. - Но я позвонил не просто так. Ты знаешь человечка по имени Виктор Коллинз? - уже более серьёзным голосом произнёс тот.
  
  Я нахмурился, пытаясь вспомнить имя. Ураган эмоций, бушевавший во мне, отошёл на задний план, давая мне возможность погрузиться в воспоминания. Как и бывает, что-то знакомое крутилось в голове, но я не мог этого вспомнить. Хотя точно знал, что где-то это имя мне уже встречалось. И не один раз.
  
  - Не могу припомнить. А что?
  
  - Это тот самый парень, который подогнал твою машину к зданию компании и он же принёс тебе записку, - мужчина сделал паузу, заставив меня занервничать. Но, видимо, услышав моё недовольное сопение, он издал тихий смешок и продолжил. - Он лишь пешка... С ним связались, дали задание и перечислили деньги на счёт. Сам он бы до такого не додумался. Сразу признался во всём, как только мы его поймали. Он даже не знал, что в машине таймер с взрывчаткой... Ничего более существенного мои люди пока не нашли.
  
  - Я понимаю. Хорошо. Продолжай искать зацепки, - ответил я. Отложив , я почувствовал, что меня заново одолевают эмоции. Снова откинув голову на спинку кресла, я прикрыл глаза и попытался расслабиться. Я надеялся, что всё закончено... Что её жизни больше ничего не угрожает, но я ошибся... Пешка... Коллинз лишь чья-то пешка... Но кому нужно было пугать меня и угрожать смертью Аны? Кому она могла насолить за столь малый период времени? Она всего лишь внезапно появившаяся часть моей жизни. Может, если бы она тогда не появилась на парковке, я даже не узнал о ней никогда. Мы вращались в разных кругах общества и у нас не было возможности пересечься. Но, видимо, мир решил что мы нужны друг другу и свёл нас. Дал мне возможность измениться. Стать лучше и начать доверять людям, а не считать их лишь материалом для достижения своих целей. Я даже представить себе не могу как бы я жил без неё. Без её язвительных фразочек, без хитрой улыбки, без завораживающих глаз... Услышав тихий шорох за спиной, я улыбнулся. Мне не нужно было гадать кто там стоит. Даже не беря в расчёт то, что в доме мы одни. - Подойди сюда.
  
  Я удивился её повиновению, но воспользовался моментом и обнял её, уткнувшись носом в складки её платья. Я почувствовал, как она напряглась, но не предал этому особого значения. Её просто удивило моё поведение... А мне нужно полностью ощутить её присутствие рядом со мной... Сейчас, я как никогда ранее нуждаюсь в ней...
  
  Я не знаю, что подвигло меня спросить её о том, что она на самом деле думает о наших отношениях. Но я даже представить себе не мог, что ей настолько плохо рядом со мной. Если верить её словам, то в её глазах я выступаю каким-то монстром, лишившим её спокойной жизни. Неужели я так жесток с ней? Почему она не говорила об этом раньше? Почему она молчала и ни разу не сказала мне о том, что ей что-то не нравиться? Неужели она настолько мне не доверяет... Хотя повода поверить мне я ей так и не дал...
  
  Предложив ей самый логичный выход из нашей ситуации - развод. В этот момент я абсолютно не думал о своих чувствах. Мне было больно от своих слов. Я готов был кричать, думая о том, что её больше не будет в моей жизни. Но я хотел, чтобы она была счастлива... Без меня, без моего надзора, но она может быть счастлива. Я как паразит, ворвавшийся в спокойную жизнь живого существа и постепенно отравляющий её.
  
  - Не хочу, - сказала она.
  
  - Что? - я был настолько глубоко поглощён в свои мысли, что подумал, что ослышался.
  
  - Я говорю, что не хочу разводиться. Ты хочешь лишить меня возможности поиздеваться над тобой? Должно же быть хоть что-то хорошее в нашем браке, - на губах Аны появилась озорная улыбка. А мне снова захотелось кричать. Но уже от счастья... Я хотел закружить её по комнате и поцеловать, но передумал. Для таких радикальных действий ещё рано. Чересчур рано. Если она готова забыть обо всём что было раньше, я готов создать ей новые воспоминания, от которых она будет улыбаться.
  
  Вспомнив о давно заготовленном сюрпризе для супруги, я сбегал за галстуком в спальню и, перехватив запястье Аны, вывел её на улицу. Девушка не сопротивлялась, а лишь покорно шла за мной.
  
  Аккуратно усадив её в машину, я сел на водительское сидение и, потянувшись к Ане, завязал её глаза. Она была так близко... Её губы были в паре сантиметров от моих, дыхание было ровным, локоны волос лежали на расслабленных плечах... Я не представляю, каких усилий мне стоило сесть ровно и завести мотор. По пути в парк я сжимал руль автомобиля и изредка кидал взгляды в сторону спокойно сидевшей супруги. Всё время, пока мы ехали её лица не покидала лёгкая улыбка и от волнения она перебирала пальцами, изредка теребя край платья. Она была заинтересована и ждала момента, когда я сниму повязку с её глаз. И именно осознание этого двигало мной в этот момент. Если я хочу чтобы она осталась рядом со мной до конца моей жизни я должен приложить максимум своих усилий, чтобы доказать ей что я достоин быть рядом с ней.
  
  Остановив машину на обочине и выйдя из неё, я помог Ане выбраться и осторожно повёл её к входу в парк. Как только мы пересекли территорию парка, в нос ударил запах роз. И даже был слышен приглушённый шум воды... Я всегда приходил сюда, когда прилетал в Париж... Это место помогало мне расслабиться, забыть всё плохое, что случилось в моей жизни и почувствовать себя обычным человеком, не обременённым никакими обязательствами.
  
  - Куда мы идём? - спросила Ана. Я невольно рассмеялся.
  
  - Мы идём в место, где я любил гулять раньше, - ответил я, предупреждая её о выступах на земле.
  
  - А сейчас? Уже не любишь? - не унималась супруга. Любопытная же мне особа досталась. Раньше я этого не замечал... Или она просто не показывала свою детскую сторону? И ведь действительно. Иногда Ана напоминала мне маленького ребёнка, которому очень интересно его окружение, но он ещё боится показаться им, потому что не знает их, и поэтому прячется за матерью в надежде найти защиту. Мысли о матери Аны, заставили меня немного забеспокоиться, но я тут же прогнал их, не желая портить ни себе, ни ей столь волнующий момент.
  
  - Я давно здесь не был, - ответил я и мы остановились. Я встал позади Аны и не спеша дотронулся до её шеи. Ана передёрнула плечами, заставив меня улыбнуться. Она волнуется... А я, скорей всего, волнуюсь больше неё... Понравится ли ей здесь? Согласиться ли она с моим предложением? Потянув за край и стянув повязку с её глаз, я замер на мгновение. Ана неподвижно стояла спиной ко мне и, не видя её лица, я очень волновался. Что она чувствует? О чём думает? Я обвил её талию руками и, положив подбородок на её хрупкое плечико, глубоко вдохнув, продолжил: - Я очень давно не был в Багатель. Но надеюсь с этого момента, я буду появляться здесь почаще. Если ты, конечно, не против это место может стать нашим с тобой... Особенным местом.
  
   Я не смог себя сдержать и потёрся носом об её волосы... Чем ты покорила меня, маленькая девочка? Что стало тем, что сломило мою стену, которую я выстроил, чтобы защититься от внешнего мира? Что это было? Твоя искренность? Или взгляд твои глаз, которые заставляют забыть обо всём вокруг? Я до сих пор не смог разгадать твою загадку, мой ангел, и уже не уверен хочу ли я этого. Ведь если я всё же решу её что тогда останется? А мне хочется чтобы ты так и осталась для меня моей личной шкатулкой с секретом...
  
  - Здесь очень красиво, - тихо промолвила она, опуская свои ладошки, на мои руки, вольготно расположившиеся на её животе. - А как часто ты здесь бывал?
  
  - Почти всегда, когда прилетал сюда, - отпустив девушку, я обошёл её и, обернувшись к ней лицом, с лёгкой улыбкой на лице, взял её за руку. Наши руки сплелись в замок... Она доверяла мне. Она опустила свои барьеры и доверилась мне. А ведя её по коридору из живых цветок, я не сводил с неё взгляда. Ана лишь крепче сжала мою ладонь, слегка впиваясь в неё своими ноготками. - Это место заставляет тебя забыть о всех невзгодах... Ты будто попадаешь в иной мир.
  
  - А что это за место?
  
  - Парк Багатель, - ответил я, когда мы выходили из арки. Я вёл её за собой, продолжая смотреть на неё, изредка кидая взгляды себе за спину, чтобы не упасть.
  
  - Мне это не о многом говорит, - съязвила девушка, приподняв одну бровь.
  
  - Парк расположен в глубине Булонского леса и формально является частью парижского Ботанического сада, - глубоко вздохнув, ответил я. - Его история любопытна и грустна одновременно, и, как ни странно, связана с именем королевы - Марии Антуанетты, - я ехидно улыбнулся и посмотрел на супругу. - Надеюсь, хотя бы о ней ты знаешь? - Ана возмутилась и хотела меня стукнуть. Но я вовремя отпустил её руку и отбежал в сторону. - Ладно-ладно, я больше не буду, - вновь подойдя к ней, я взял её за руку, переплетя наши пальцы, и поровнял с ней. - Парк был разбит вокруг небольшого дворца, который был построен на месте чего-то там и переходил из рук в руки, - я помахал рукой в воздухе и обречённо вздохнул, жалея это место. Ана коротко рассмеялась, прикрыв рот рукой, но продолжила наблюдать за мной. - Примерно в тоже время, один из его владельцев построил на этом месте дворец и назвал его Багатель, что, кстати, в переводе с французского означает 'безделушка'. Кажется, владельца звали герцог Д'Эстре и он был маршалом...
  
  - Ты много знаешь об этом месте, - перебила меня Ана.
  
  - Я просто сильно интересовался его историей, - ответил я. - Но вернёмся к нашей лекции... Не перебивайте меня больше, студентка, не то по зачёту получите двойку, - я пригрозил ей пальцем, и Ана, сделав вид что испугалась, прикрыла рот свободной рукой. Это заставило меня улыбнуться. Ане нравилась наша прогулка, я видел это по её горящим глазам, и это давало мне маленькую надежду на то, что я всё же не зря сюда приехал. Я легко мог остаться в Америке и вместе с Гарсиа искать шантажиста, но я бросил всё и приехал сюда. Лишь для того чтобы улыбка никогда не покидала её лица. - Позже его покупает принц... Шимай, начальник охоты у графа Д'Артуа. Как-то пригласив графа в гости, принц не ожидал, что это место понравиться ему и он купит его за... 36 тысяч лир, - остановившись перед супругой, я наклонился к ней и почти в самые губы произнёс, - и через некоторое время граф заключает пари с королевой на более крупную сумму.
  
  Мы шли вдоль клумб, усаженных разнообразными цветами: ландыши, фиалки, сирень, жасмин, астры и, конечно же, розы... Множество роз... Ведь именно в Багатель находится самый большой розарий... Большинство клумб, садики, арки... Всё было усыпано розами... Пока мы шли и я рассказывал ей про сад, она ни разу не взглянула на окружающую её красоту, полностью сфокусировав свой взгляд на мне. Я же с трудом справлялся с наваждением, охватившим меня. Лишь от одного её взгляда я начинал нервничать как мальчишка. Её зелёно-голубые глаза были чем-то невероятным для меня. С того момента как я впервые их увидел, я постоянно вспоминал их. Они завораживали и пленяли меня, лишая возможности думать о чём-то другом, кроме их хозяйки.
  
  - Всё в этом мире решаю деньги! - не спрашивая, а подтверждая, произнесла Ана.
  
  - Не всегда, - ответил я. - Парку и дворцу это пошло только на пользу...
  
  - Почему? - Ана смотрела на меня снизу вверх. Лучи солнца, попадавшие ей на лицо, заставили её смешно зажмуриться, и я не сдержался... Совсем легко, невесомо, как в тот раз, во время свадьбы, но я прикоснулся к её губам. Ана удивлённо распахнула глазки, но не оттолкнула меня и ответила на поцелуй. Её губы были мягкими и сладкими, а движения слегка неуверенными. Отстранившись от неё, я продолжал держать её в своих объятиях. Я даже не заметил как мои руки перекочевали на её талию, а её маленькие ручки оказались в районе моих локтей. Соприкоснувшись с ней лбами,я улыбнулся. Я почувствовал как поднимается давно знакомое мне чувство, называемое желанием. Чёрт побери, я хочу эту девушку. Чертовски хочу! И видимо уже давно, потому что то, что сейчас творилось внутри меня было ни с чем ни сравнимо. Что же ты со мной делаешь, маленькая змейка? Отстранившись от девушки, я отдышался и ещё раз ей улыбнулся.
  
  - Пари граф-таки выиграл, - слегка охрипшим голосом спросил я. Девушка промолчала, а я осмотревшись по сторонам и спрятав руку в карман, провёл свободной по волосам и перевёл взгляд на ошарашенную девушку. - Пошли дальше? Здесь есть ещё несколько интересных местечек.
  
  

***

  
  Оторвав взгляд от чашки, я посмотрел на задумчивую девушку. Она продолжала следить за людьми, так и не сменив позы. В её глазах отражались лучи закатного солнца, а губы слегка поджаты. Покрутив в руках мобильный и усмехнувшись, я не долго думая нашёл в нём фотоаппарат и нажал на иконку снимка. Послышался тихий щелчок затвора, который и заставил Ану взглянуть на меня.
  
  - Что ты сделал? - спросила она, поставив чашку на стол.
  
  - Фото на память, - ответил я, пряча во внутренний карман пиджака.
  
  - Эй! А меня спросить??? - возмутилась девушка.
  
  - А что? Надо? - я сложил руки в замок и, подперев им подбородок, посмотрел на Ану. Мне нравилось наблюдать за её сердитым личиком. Хоть я и не пытался злить её намеренно, но вот такими моментами всё же пытался наслаждаться. В ней появлялось нечто новое, чего не было в спокойной жизни. Взгляд как бы становился более серьёзным. Даже черты лица немного менялись.
  
  - Квон Джиён, - медленно произнесла Ана, не сводя с меня взгляда, в котором плескался гнев. Она не любит, когда её фотографируют? Странно... Мне всегда казалось, что девушки наоборот обожают это занятие. - Тогда у меня должно быть твоё фото из нашего путешествия... Нет, два фото! У тебя же две мои фотографии.
  
  Я был немного удивлён, услышав её слова... Но и внутренне веселился. Это она ещё не знает о моих тайных сталкерских наклонностях. И, слава Богу, что не знает! Что-то мне подсказывает, что узнай она это, рада не будет. Особенно если увидит фотографии. Их,конечно, не много, но всё же...
  
  - Ана, - позвал я её, отвлекая от лекции, которую она решила мне прочитать на тему 'Негоже взрослым мужчинам фотографировать девушек без их разрешения', - если я задам тебе пару вопросов ты обещаешь на них ответить? Честно!
  
  - Смотря, что за вопросы, - ответила девушка, полностью копируя мою позу.
  
  - Ты так и не предоставила мне никакой о себе информации...
  
  - Ты легко можешь узнать обо мне всё что угодно. Что тебе мешает? - перебила меня девушка, снова делая глоток чая.
  
  - Я не хочу, - ответил я, откидываясь на спинку кресла и переводя взгляд на прохожих. - Это не интересно, - и с лёгкой улыбкой на губах, снова смотря на супругу. - Я хочу узнать всё от первоисточника...
  
  - Спрашивай, - девушка развела руками в стороны и вернулась в первоначальное положение. Вот так просто? Без возражений? Ты что-то задумала, маленькая хитрая змейка?
  
  - И ты просто так мне ответишь? - вкрадчиво спросил я.
  
  - А что мне скрывать? Ты всё равно если захочешь узнаешь, правду я говорю или вру. Но у меня есть не большое условие, - указав на меня своим пальчиком, сказала Ана. Она следила за каждым моим движение, ожидая моего ответа и была предельно серьёзна.
  
  - Какое?
  
  - Ты пообещаешь ответить на мои вопросы.
  
  - Обмен? - я усмехнулся. - Хорошо... Какие цветы ты любишь?
  
  Ана удивлённо похлопала ресничками и подавилась чаем, глоток которого сделала.
  
  - Что, прости? - спросила она, откашлявшись.
  
  - Какие цветы ты любишь? - повторил я. Если ты сейчас промолчишь или отвертишься, я тебя при всех поцелую, чертовка!
  
  - Розы. Белые, - Ана смущённо нахмурилась. - Банально, да? Мне нравятся белые розы.., - она опустила взгляд в чашку и пальцем стала водить по её краю. - От своей учительницы я как-то услышала, что розы - это любимые цветы богини Афродиты, и вначале они были исключительно белые... Но богиня уколола палец о шип розы, и цветы окрасились в алый... От её крови...
  
  - Вижу, мне досталась романтичная супруга...
  
  - А это так плохо? - подняв на меня свои удивлённые глазки, она заставила меня рассмеяться. Кто бы меня сейчас увидел - удивился! Квон Джиён смеётся на улице, ещё и в людном месте.
  
  - Не знаю... как остальным, - я облокотился на стол и заглянул ей в глаза, - но мне нравиться. Теперь ты...
  
  - Чем ты занят? С кем ты разговаривал утром?
  
  - Слишком много вопросов за один раз, - недовольно ответил я. Чего-чего, а таких вопросов я не ожидал. Не вовремя же ты задала их, Ана.
  
  - Джиён...
  
  - Ана, не сейчас! Я закончу это дело и всё тебе расскажу... Я же обещал. А свои обещания я привык держать.
  
  - Хорошо, - ответила она. Но было видно, что моим ответом она не довольна. Ана хотела знать правду. Это её сильно тревожило, но я не мог пока рассказать ей правду. Пока что. - Спрашивай.
  
  - Когда твой день рождения?
  
  - Банальные вопросы задаете, мистер Квон, - съязвила Ана. Но мне показалось, что уголки её губ приподнялись, а в глазах появились чертята. Что ты скрываешь? Нет, не так... Что ты задумала, Ана?
  
  - Не менее банальные, чем твои ответы, миссис Квон.
  
  - Адриан! - воскликнула она.
  
  - Для кого-то ты может и Адриан, а для меня ты Квон! Моя жена! И ты не ответила...
  
  - Тогда же когда и у тебя! - выпалила девушка, откинувшись на спинку кресла и сложив руки на груди. Я ошарашено уставился на девушку, которая даже не смотрела на меня. Ей как обычно было интересней смотреть на людей и машины, чем на меня. Тогда же когда и у меня... Эммм, это она о чём? Я же спросил про её день рождения... Стоп! Мой день рождения восемнадцатого августа... Тогда...
  
  - Восемнадцатое августа? - вкрадчиво поинтересовался я.
  
  - Бинго! - воскликнула она. И я окончательно впал в ступор. Матушка судьба, чем я так перед тобой провинился? Теперь хоть понятно, почему мы так собачились в самом начале. Лев никогда не сдастся сам. Он будет защищать свою территорию до последнего.
  
  Посмотрев на дорогую супругу, сидевшую передо мной, я понял по её позе, по её улыбке - она знает о чём я думаю. И, кажется, я только что вступил в чью-то игру... И точно правила здесь устанавливаю не я. Вот только кто из нас выиграет пока не известно. Даже предположительно. Лев никогда не проигрывает. А когда в борьбе сходятся два льва... Берегись Париж! Берегись Лас-Вегас! Что-то мне подсказывает, что в ближайшее время вам не поздоровиться... Хотя, победителем всё равно буду я. У одой вздорной девчонки слишком мало опыта в таких играх... Но против ничьей я не имею ничего против. Главное, чтобы приз был достойный, остальное я всё обеспечу.
  
  

Глава 6

  
  (Юлиана)
  
  Я ждала. Я мечтала об этом дне. Но теперь, когда он наконец-то настал, мне стало жутко страшно. Меня пробивала мелкая дрожь, а сердце начинало учащённо биться от мысли о том, что скоро всё начнётся. Мельком глянув на настенные часы, висящие напротив меня, я сжала губы в тонкую линию. До официального начала выставки оставалось всего двадцать минут.
  
  Вскочив на ноги, я стала расхаживать по кабинету Жюли, которая в данный момент отсутствовала. Когда она была со мной, и мы обсуждали детали выставки, я даже не думала об этом. Но когда её позвали и она, извинившись, вышла, меня одолела тревога. Как приглашённые отреагируют на моих кукол? Им понравиться? Такие мысли терзали меня уже на протяжении десяти минут, заставляя думать только об отрицательных результатах.
  
  Как же сейчас хочется, чтобы рядом был кто-то близкий, родной. Тот, кто мог бы обнять и сказать, что всё будет хорошо. Что мне нечего бояться. Валэри в Вегасе, Жюли занята. Даже мой новоиспечённый братец не пойми где сейчас. Хотя, он говорил, что скоро приедет в Париж... Есть, конечно, мой драгоценный супруг, но и тот сейчас в отъезде. Он должен был встретить в аэропорту Сынхёна и привезти его сюда. Не знаю с чего вдруг, но правой руке моего супруга захотелось по присутствовать на этом мероприятии. Особых дружеских отношений у нас с ним не было, но я испытывала к нему симпатию. А его заявление, что он прилетает в день открытия выставки-аукциона, повергло меня в шок. Джиён сказал тогда, что я была похожа на перепуганного зайчонка... Приятно, конечно, но и странно одновременно.
  
  Джиён... При упоминании имени моего мужа я непроизвольно улыбнулась. Дни, проведённые с ним, казались мне невероятными, сказочными. Он стал абсолютно другим человеком. Я его ещё таким не видела...
  
  Его глаза светились от счастья каждый раз, когда встречались со мной взглядом. Он легонько сжимал мою руку, иногда проводя кончиками пальцев по коже. Он кардинально менялся, когда мы оставались наедине.
  
  Воспоминания о нашей прогулке в парке Багатель меня бросило в жар, а щёки покрылись румянцем. Я до сих пор ощущала его губы на своих, его дыхание опаляющее кожу, прикосновение нежных рук... и прожигающий, полный страсти, взгляд. Ай! Господи, о чём я думаю?! Неужели, я саму себя пытаюсь убедить, что он меня любит?
  
  Тихий стук в дверь отвлёк меня от дурных мыслей и вернул в реальность. А после моего короткого: 'Войдите' - на пороге кабинета появилась миловидная девчушка, на несколько лет младше меня. Айрин, помощница Жюли, сказала, что меня уже ожидают и через пару минут начнётся официальная церемония открытия. Гости и журналисты уже собрались, и остался только мой выход.
  
  - Передайте, что я скоро спущусь, - с улыбкой на лице ответила я.
  
  - Хорошо, мадам, - Айрин кивнула и вышла, прикрыв за собой дверь. Я передёрнула плечами и почувствовала, как кожа покрылась мурашками.
  
  Мой первый выход в свет, так сказать...
  
  Страшно... Я боюсь. Жутко. Но я должна быть сильной! Я должна показать себя с лучшей стороны. Сегодня в центре внимания буду не только я, но и мой известный муж.
  
  Покрутив головой, я нашла зеркало на стене и не спеша подошла к нему. Волосы не растрепались, макияж цел. Всё хорошо. Платье в пол бирюзового цвета с завышенной талией идеально сидело на фигуре и закрывало ноги. Если бы я сейчас сняла с себя туфли на шпильке, то подол платья волочился бы по полу. Верхняя ткань просвечивалась, а из-за нескольких слоёв при ходьбе создавалось впечатление, будто я плыву. Да, если вспомнить какими комплиментами меня осыпали продавщицы, когда мы его покупали.
  
  Интересно, а что скажет Джиён, когда увидит меня? Понравиться ли ему? V-образный вырез оголял ключицы и ложбинку на груди, где сейчас покоился небольшой голубой камень-подвеска в форме капли. Такой же камень украшал серебряные серьги и шпильку, которой были заколоты волосы. Они крупными кудрями спускались по спине и левому плечу, оголяя шею, и кое-где на прядях красовалась россыпь стразов.
  
  Я слегка встряхнула головой, чтобы не испортить причёску. Так, Ана, о чём ты думаешь?! У тебя выставка и её успех на носу, а ты думаешь: понравиться ли Джиёну мой наряд!
  
  - Пора! - сказала я своему отражению и улыбнулась. Плечи инстинктивно расправились, голова приподнялась.
  
  Я не спеша спустилась на первый этаж и остановилась напротив дверей. До меня доносились голоса множества людей, щелчки затворов фотоаппаратов, запах женских, и мужских одеколонов.
  
  Двери медленно открылись, и на меня посыпались вопросы и вспышки фотокамер. Страх, который я спрятала в глубине души, ещё находясь в комнате, прорвал мою оборону и сковал меня с новой силой. На губах появилась натянутая улыбка. Взгляд скользил по лицам присутствующих в поисках родных насмешливых карих глаз, но их не было.
  
  Я никогда не была плаксой, но сейчас, после того как в моей жизни появился мужчина, готовый, как мне показалось, пожертвовать всем, что у него есть ради меня. Мужчина, который ради меня оставил свои дела и прилетел в Париж. Мужчина, рядом с которым мне было тепло и уютно... Сейчас мне больше всего не хватало его поддержки.
  
  Сомкнувшиеся на моём локте пальцы, заставили обернуться и вздохнуть с облегчением. Жюли подмигнула мне и обратилась к журналистам, сказав, что все вопросы они смогут задать чуть позже.
  
  Снова обратив свой взгляд на толпу журналистов, я замерла. За мной наблюдала красивая девушка. Её глаза, обрамлённые густыми ресницами, были слегка прищурены, а уголки алых губ были приподняты. Она что-то говорила, наверное, размышляла вслух. И только присмотревшись, я смогла понять, что она не просто смотрела на меня. Она изучала, сравнивала меня с чем-то... или кем-то...
  
  - Пойдём, - улыбнувшись мне, Жюли, пробираясь сквозь толпу, повела меня в глубь зала. Её каштановые волосы были собраны в прическу, но парочка прядей постоянно выбивались, как бы она не заправляла их за ухо. Облегающее тёмное платье с фиолетовым отливом ниже колен, подчёркивало стройность её фигуры, а глубокое декольте заставляло мужчин оборачиваться, пока мы шли. Я улыбнулась. Интересно, кто сможет завладеть её сердцем? Про своего парня или жениха она ни разу не упоминала, а когда я вскользь её об этом спрашивала, она переводила разговор на другую тему. - Я хочу тебя кое с кем познакомить. Им очень понравились твои работы.
  
  Я пыталась снова высмотреть в толпе незнакомку, но она пропала из моего поля зрения. Я даже не сразу обратила внимание на интерьер зала, всё моё внимание заполонила шатенка.
  
  Двухэтажное старинное здание притягивало взгляд ещё при подъезде к нему. По его внешнему виду можно было сказать, что оно пережило немало интересного. Окружённое витым высоким забором, оно казалось величественным и навевало мысли, что, возможно, в нём когда-то жил какой-нибудь аристократ.
  
  Внутреннее убранство здания тоже не оставляло входивших равнодушными. Если снаружи от здания веяло стариной, то внутри оно больше походило на современные жилища. Высокие потолки сиреневого цвета. Бежевые стены и паркет. Тёмно-фиолетовые шторы, зафиксированные подхватами, и сиреневый воздушный тюль. По периметру зала стояли стеклянные и подсвеченные четырьмя лампами витрины, на которых возвышались мои куклы. Из рассказов Жюли я знала, что на первом этаже выставлялись скульптуры или куклы, как у меня, а на втором картины. Там же находился кабинет Жюли и банкетный зал, где и будет проходить аукцион. По периметру зала стояли высокие мужчины в костюмах с наушниками и внимательно наблюдали за присутствующими. А между группками людей сновали ребята-официанты и разносили вино с шампанским.
  
  - Аврора! Леон! - окликнула кого-то Жюли, чем и отвлекла меня от раздумий и заставила меня обратить внимание на происходящее. Кажется, я стала часто уходить в себя. А ведь пока мы протискивались сквозь толпу гостей, меня хвалили, осыпали комплиментами и даже пригласили отужинать в... более интимной обстановке. Вот только у меня из головы не выходил образ девушки, следившей за мной. Кто она? Что она хотела? Я не видела её раньше, но вот она меня явно видела. Хотя это и не удивительно! Обо мне сейчас знают все, кто читает глянец! - Ана! - прикрикнула на меня девушка и легонько ущипнула на руку.
  
  - Больно же! - возмутилась я, потирая больное место.
  
  - Не летай в облаках, солнце, - улыбнувшись, ответила мне Жюли.
  
  - Жюль, не придирайся к девушке, - бархатным голосом произнёс темноволосый мужчина, стоявший рядом со мной. Тёмно-синий строгий костюм, голубая рубашка и чёрный галстук с золотой заколкой и россыпью драгоценных камней на ней делали его неотразимым. А прищур глаз и приподнятый уголок губ заставляли засмотреться на этого мужчину. - Такая талантливая девушка, возможно, именно сейчас прибывает в состоянии поиска вдохновения, - продолжал мужчина, обворожительно улыбнувшись. Он взял мою руку в свою и, наклонившись, легонько прикоснулся губами к коже с тыльной стороны ладони. Мужчина поднял на меня свои глаза и меня прошибло холодной волной. Не знаю из-за чего, но голубые глаза человека казались мне холодными, отталкивающими. Один его пронизывающий насквозь взгляд и мне захотелось выложить ему все, что я знаю и скрываю. С такими данными следователем нужно работать. Надо будет не забыть узнать что-то о его профессии. - Возможно, именно сейчас эта прекрасная мадемуазель придумывает новый образ для своего творения.
  
  - Леон, милый, - вкрадчиво начала Жюли, - но то, что ты называешь 'талантом', у нас, у простых женщин, называется 'зона декольте'... И хватит окидывать Ану плотоядным взглядом! Она замужем!
  
  - Муж не гора, его и подвинуть можно, - ответил её мужчина, не отрывая от меня взгляда голубых глаз. И уже более тихо, чтобы слышала только я, сказал: - Очень приятно с вами познакомиться, Юлиана. Буду считать за честь исполнить любое ваше желание.
  
  - Такого не подвинешь, - рассмеялась Жюли. - Он сам кого угодно подвинет. Дракон железно охраняет свою принцессу... И отпусти уже её! - повторила Жюли и вырвала мою руку у Леона, подтянула к себе. - Ана, познакомься, это Аврора Гёргей. Моя подруга и талантливый дизайнер. Ей очень понравились твои куклы.
  
  - Жюли преувеличивает. Я не такой уж и талантливый, к тому же ещё учусь, - смутилась блондинка. Чёрно-белое платье-карандаш облегало её фигуру, как вторая кожа. Застёгнутый белый пиджак придавал её образу утончённости. Светлые волосы до лопаток волнами спадали на плечи, очерчивая овальный контур лица. Низко посаженные брови в тон цвета волос, большие серо-голубые глаза с пушистыми ресницами, ровный носик и пухлые розовые губки, изогнутые в улыбке. - Но ваши просто восхитительны. Я хочу купить себе одну. Кажется, она называется 'Принцесса цирка'.
  
  Я усмехнулась. Да, Принцессу я запомню на всю жизнь. Даже если всё-таки расстанусь с ней.
  
  Грустная девчушка, сидящая на столике трюмо и отрешённым взглядом смотрящая вдаль. Кое-где её короткие пушистые бледно-розовые волосы были перевязаны розовыми бантиками. На голове покоилась небольшая шляпка шоколадного цвета с лентой цвета кофе с молоком, бантиками молочного и кремового цветов и бусинками в тон. Зелёные глазки слегка раскосые, хотя в начале работы я этого не хотела. Но в итоге смотрелось очень даже неплохо. Полукруглый вырез, украшенный жемчужным бисером и кружевом. Верхняя часть платья, в тон ленте на шляпе, плотно облегало худенькое тельце девушки, а юбка, бледно-розового цвета, была воздушной, сшитой в несколько слоёв, и достигала до щиколоток. Девочка была босой, но на правой ножке красовалась тонкая цепочка-браслет с мелкими бусинками. На столе рядом с Принцессой лежал мяч и две булавы. На зеркале по обе стороны висели пуанты, несколько лент и шляпка. В руках же девушка держала стеклянный шар, на свету переливающийся разными цветами.
  
  Я любила эту куклу. Её образ появился, когда я увидела грустную Валэри. Она тогда сидела у себя в комнате на подоконнике, по её щекам текли слёзы, но она не проронила ни звука, чтобы не потревожить нас. Я не решилась её беспокоить в тот момент. Валэри никогда не любила, когда её жалели.
  
  - Её зовут Мадлен, - улыбнувшись, промолвила я. В душе всё ещё присутствовало беспокойство, но лёгкая беседа помогла мне отвлечься.
  
  Мне казалось, что время течёт очень медленно. Я начинала уставать от натянутых улыбок и неискренних комплиментов. Неужели, люди настолько двуличны? Они улыбаются тебе, но при этом нагло врут в глаза. Не все, конечно, но часть уж точно. Некоторые пытаются скрыть свою ложь, а некоторые даже и не думают об этом.
  
  Стоило ли менять свою жизнь ради открытой лжи? Я усмехнулась. Стоило! Лишь из-за небольшой детали... Если бы можно было повернуть время вспять, я снова сделала бы это... И не пожалела!
  
  Мы продолжали свою беседу, шутя и смеясь при этом, когда на мою талию опустилась тяжёлая мужская рука. Я напряглась и, видимо, мужчина, стоявший позади меня, это почувствовал. Он слегка сжал руку и притянул меня к себе.
  
  - Надеюсь, мы Вам не помешали, - произнёс знакомый голос, и я вздохнула с облегчением. На присутствующие в голосе стальные нотки я даже не обратила внимания. Меня больше интересовал обладатель голоса.
  
  Чёрные волосы были уложены, а в ухе красовалась серьга. Раньше её не было. Или я её просто не замечала? Чёрные брюки подчёркивали красоту крепких ног, наглухо застёгнутая белая рубашка, чёрный галстук и расстегнутый пиджак демонстрировали натренированное тело. Этого я тоже не замечала. А теперь так и хочется задать себе вопрос: а много ли я знаю о своём супруге?
  
  Скулы мужчины были напряжены, а взгляд чёрных глаз был направлен куда-то в сторону от меня. Стоп! Почему чёрных? Они же карие! Если пораскинуть мозгами, то Джиён злиться. Хотя, нет. Это не злиться, он в бешенстве! И кто же удостоился такой чести?
  
  Я проследила за взглядом обожаемого супруга. Леон... И этот самоубийца ещё и открыто ухмыляется. Меня от одного взгляда в дрожь бросило. А этому хоть бы хны!
  
  - О, Джиён! - воскликнула Жюли. - А я уже начала думать, что ты решил бросить свою супругу на растерзание этим пираньям.
  
  - Я может и жесток, но не настолько, чтобы подвергать таким пыткам свою жену. - Улыбнулся он и ещё крепче сжал руку на моей талии, от чего я едва не вскрикнула. Садист!
  
  - Мне вообще-то больно, - прошипела я так, чтобы слышно было только ему.
  
  - Не надо было флиртовать с этим пижоном, - наиграно ласково ответил Ён.
  
  - Изверг! - констатировала я. Вот не знала, что мой муж ужасный собственник. Ранее такого замечено не было. Хотя... Если проанализировать нашу встречу с Алексом...
  
  - Я тоже тебя люблю, моя маленькая Змейка, - интонация голоса изменилась. Теперь там присутствовали тёплые нотки. Да и хватка ослабла. Это уже радует. Не то пришлось бы остужать разозлившегося дракона. Нужно будет не забыть спросить, откуда у него это прозвище.
  
  - А как я тебя люблю, - начала я, но запнулась. Мужчина улыбнулся и приподнял бровь, - что иногда хочется стукнуть тебя чем-нибудь тяжёлым.
  
  - Я не знал, что тебе нравятся такие, - мужчина замолчал, подбирая слова, а в глазах плясали смешинки. Он ещё и издевается, - игры... Но так и быть - готов принять это.
  
  Я легонько ударила его локтём в бок, и тот пошатнулся.
  
  - Ты снова в этой удавке, - тихо промолвила я, когда Жюли начала представлять наших спутников Джиёну. Тот слушал француженку в пол уха и не боялся, что он может что-то пропустить.
  
  - Так это же официальное мероприятие, - ответил Джиён. И как он умудряется говорить со мной и с улыбкой на лице отвечать Жюли?
  
  - Наша свадьба тоже официальное мероприятие, - парировала я, - но ты был без галстука.
  
  - Ты сама его тогда с меня стянула, - и, наклонившись ближе ко мне, прошептал: - Благо только галстук. Неужели так тогда мной восхитилась? Я в твоём полном распоряжении. Хоть сегодня ночью.
  
  - Ты... Значит, это я виновата?! - громче, чем надо произнесла я. Жюли замолчала и удивлённо на нас уставилась. А стоящие ближе всех к нам люди обернулись и замолчали. Видимо, до этого мы никому не мешали.
  
  - Не спорю.
  
  - Я убью тебя, Квон Джиён! - Мужчина полностью ко мне обернулся и сложил руки на груди.
  
  - Ты давно уже обещаешь, но никаких действий с твоей стороны ещё не было, - он развёл руками в стороны и невинно пожал плечами.
  
  Как?! Как он умудряется вывести меня из себя за считанные минуты? У него талант, наверное!
  
  - Молодые супруги явно на своей волне, - произнесла Жюли. Если бы гомон в зале продолжался, на её слова бы и внимания не обратили. Но гости молчали и абсолютно все следили за нашей перепалкой. А что? Хорошее бесплатное шоу!
  
  - Милые бранятся, только тешатся, - сказал кто-то из гостей.
  
  Снова наступила тишина. Ни я, ни Джиён нарушать её не спешили. А гости просто ожидали продолжения.
  
  - Вас одних и на минуту оставить нельзя! - в образовавшейся тишине внезапно прогремел серьёзный голос Сынхёна. Медленным шагом, подойдя к нам, он смерил друга сердитым взглядом и обернулся ко мне. Его взгляд потеплел, а на губах появилась улыбка. - Ана, - произнёс мужчина и, взяв мою руку, поцеловал тыльную сторону. У них сегодня эпидемия? Чего всех мужчин сегодня тянет облобызать мою руку? Ну, кроме моего супруга! - Рад тебя видеть и присутствовать на твоей первой выставке. И, надеюсь, не последней.
  
  Я удивлённо похлопала ресничками и попыталась понять, что происходит. Кто-то из гостей обречённо вздохнул и в зале снова поднялся гомон. Кажется, кто-то удачно поработал отвлекающим фактором. А главное - вовремя!
  
  - Оставь этих голубков. Пусть сами разбираются, - схватив Сынхёна под руку, подруга уволокла его знакомиться с Леоном и Авророй. Ребята скоро свихнуться от этого. Когда они успели отойти от нас метра на три, я даже не заметила. Но подсуетилась тут явно француженка.
  
  - Ты невыносим, - прошипела я, когда азиат снова оказался возле меня. Я была зла. Чертовски зла! Этот... человек, умудрился испортить мне настроение в такой ответственный для меня день! И он ещё имеет совесть улыбаться и издеваться!
  
  - Не надо меня выносить, - улыбаясь, ответил тот. Он склонил голову на бок, и его взгляд снова поменялся. Если минуту назад там бурлили эмоции смеха, то сейчас кроме нежности и любви там ничего постороннего не было. Мне стало неудобно. Несколько минут назад я готова была придушить его, а сейчас, почувствовав на себе пожирающий взгляд, от которого меня снова кинуло в жар, я не знала, что мне делать. Можно сбежать и спрятаться в какой-нибудь комнате или затеряться в толпе. Но он непременно меня найдёт, если захочет. - Ты сегодня прекрасно выглядишь. Красивее тебя в этом зале женщины нет. - Я промолчала. И не потому что была зла на него. Нет. Просто всего лишь несколькими словами он умудрился меня смутить. Его руки опустились мне на плечи, но долго там не задержались. Он плавно опустил их до локтей, будто наслаждаясь моментом. Я же не смогла поднять на него глаза, чтобы он не смог заметить, как я покраснела. Кожа покрылась мурашками, и мне снова стало душно. Кто-нибудь, откройте окно! Квон Джиён, что ты делаешь?! Как же стыдно! Что подумают присутствующие? Притянув меня к себе, он обнял меня. Одна рука оказалась у меня на пояснице, второй, медленно проведя по спине, он дотронулся до оголённой шеи. - Глупая. Я обидел тебя, но я не хотел этого. Честно. Когда я вошёл в зал и увидел тебя, грустную, улыбающуюся через силу и уставшую, я решил растормошить тебя. Но видимо перестарался, - тихо сказал мужчина. Благодаря каблукам, я могла обнять его и уткнуться носом в ворон рубашки, но не сделала этого. Я побоялась. - Ана, мы можем прямо сейчас уехать отсюда. Хочешь? Прогуляемся с тобой по городу. Я покажу тебе место, откуда лучше всего провожать закат. Скажи мне 'да', - я сдалась. Не смогла больше сдерживать бурю эмоций, разрывавших меня на части. Поддавшись, я обняла его и кивнула. Будь что будет. - Я люблю тебя, моя маленькая Зме..
  
  Запнувшись, Джиён отстранился и выпустил меня из объятий. Его глаза постепенно расширились, в них читалось смятение, ужас, неверие и радость одновременно. Но когда я обернулась, никого знакомого или хотя бы того, кто мог смотреть на нас не заметила.
  
  Я обеспокоенно повернувшись лицом к супругу. Он продолжал взглядом искать кого-то в толпе. Но не найдя никого, он прикрыл и опустил глаза.
  
  - Джиён? - неуверенно спросила я и положила руку ему на грудь. - С тобой всё хорошо?
  
  Положи свою ладонь поверх моей, Джиён поднял на меня растерянные глаза.
  
  - Ана, прости меня, - он дотронулся до моей щеки и провёл по ней пальцем. - Мне нужно тебя ненадолго оставить. Не уходи никуда. Я скоро вернусь.
  
  Я даже не успела возразить... Джиён скрылся в толпе, а я осталась стоять на месте. И что это было? Что такого он увидел, что ему пришлось сорваться с места?
  
  Мне не нравилась сложившаяся ситуация. Меня не покидало предчувствие, что ничем хорошим это не кончиться. Остановив официанта, я взяла бокал с шампанским и попыталась скрыться в дальнем углу. Вокруг сновали люди, которые останавливали меня, заставляя мило улыбаться и благодарить за похвалу. И я снова отправлялась в своё маленькое путешествие.
  
  Заметив впереди широкую колону, за которую можно спрятаться, я поспешила к ней. Отсюда удачно просматривался весь зал, но вот меня видно быть не должно было.
  
  - Прячешься? - вкрадчиво поинтересовались у меня. Я испуганно обернулась. Рядом стоял Леон и улыбался. Галстук уже отсутствовал, его кончик выглядывал из кармана, некогда уложенные волосы мужчины были растрёпаны, а взгляд слегка затуманился. Да и речь его была медленной.
  
  - Когда ты успел надраться, Леон?
  
  - Ну, я совсем чуть-чуть, - показал пальцами мужчина и улыбнулся. - Ты не ответила на вопрос.
  
  - Прячусь-прячусь, - нехотя подтвердила я. Уж лучше пусть думает, что я скрываюсь от назойливых гостей, чем высматриваю супруга. - Они мне уже надоели. Я не привыкла к повышенному вниманию.
  
  - А где твой красавец-муж? Как он мог оставить тебя одну?
  
  - Он отошёл по делам, - уклончиво ответила я.
  
  - По делам? - Леон вышел немного вперёд и всмотрелся в толпу. - Дела у него вполне симпатичные, но не в моём вкусе... Я больше светленьких люблю, - он подмигнул мне и отсалютовал бокалом. Я сначала не поняла о чём он, но потом подошла ближе к мужчине, спрятавшись за его спиной и остолбенела.
  
  Недалеко от нас, в десяти метрах, возле окна стояла та самая незнакомка, а рядом с ней стоял мой дорогой супруг, улыбающийся от уха до уха. По их жестикуляции я поняла, что им вполне комфортно вместе, и никто другой абсолютно не нужен. Он держал её за руку, иногда опуская руку на плечо девушке, и не сводил с неё взгляда. Если он не стоял в профиль, я, возможно, смогла разглядеть с какой нежностью он сейчас смотрел на свою спутницу.
  
  В горле появился ком. Мне стало трудно дышать, а глаза предательски защипало. Только что, несколько минут назад, этот человек признался мне в любви, а сейчас открыто, на глазах у тысячи людей обнимается с какой-то девицей! Ненавижу! Будь ты проклят, Квон Джиён!
  
  Я попыталась стянуть с безымянного пальца кольцо, оно не поддавалось. Такое чувство будто оно приросло! Чёрт!
  
  - Айрин! - позвала я проходившую мимо помощницу Жюли, не выходя из своего укрытия. Само укрытие не возражало и продолжало стоять, облокотившись на колону. Девушка сначала удивилась, но лишь пожала плечами и подошла ближе. Со стороны это, наверное, выглядело как флирт Леона с миленькой девушкой. И это то, что надо! - Милая, ты же знаешь всех гостей в этом зале? - девушка утвердительно кивнула. - Не подскажешь, кто вот эта мадемуазель? - указала в сторону злополучной пары и уставилась на девушку.
  
  - Это Клэр Дэвис. Дочка одного из приглашённых. Пришла в сопровождении отца.
  
  - Спасибо, - ответила я ей. Кивнув, девушка отправилась по своим делам, а я задумалась. Где я слышала это имя? Не помню! Хоть убей! - Знакомое имя...
  
  - Конечно знакомое! - воскликнул новый знакомый и поворачивая ко мне в пол оборота. - Клэр Дэвис, бывшая невеста Квон Джиёна, твоего супруга. Она бросила его перед свадьбой. Почему так и не известно. Но если верить СМИ у них была большая любовь. Они встречались шесть лет, готовились к свадьбе, но у Квона умирает отец и через некоторое время объявляют о разрыве помолвки.
  
  Леон говорил ещё что-то, но я его уже не слушала. Мне было достаточно трёх слов: 'невеста Квон Джиёна'. Вот почему он сорвался, вот почему у него был такой взгляд. Он увидел свою бывшую любовь и кинулся искать её. И бывшую ли? Вот в чём весь вопрос. Сквозь пелену слёз перед глазами и комом в горле, я по прощалась с мужчиной и протискиваясь сквозь толпу, направилась к выходу. Я не знаю, что заставило меня остановиться, я не знаю какая сила с подвигла меня последний раз посмотреть в сторону супруга и его пассии, но я глубоко об этом пожалела. Ухмыльнувшись и приподняв бровь, Джиён отсалютовал мне бокалом и отвернулся к своей Клэр.
  
  Как же я тебя ненавижу, чёртов ублюдок!
  
  Выйдя в просторный холл, я глубоко дышала и еле сдерживалась от рыданий. Но я не имела права плакать! Он не увидит моих слёз! Такого удовольствия я ему не доставлю! Подобрав юбку платья, я поднялась на второй этаж, зашла в кабинет подруги и забрала со стола телефон, который забыла во время выхода. Я привела себя в порядок и осмотрела себя в зеркало. Пока что не сильно видно следы моей истерики, но нужно уходить.
  
  - Я знал, что найду тебя здесь, - возле двери стоял дорогой супруг и улыбался во все тридцать два зуба. Я сжала кулаки, впиваясь ногтями в ладони и сдерживая таким образом готовящуюся к выходу истерику. - Я не нашёл тебя в зале и решил подняться наверх. И угадал, - он подошёл ко мне со спины и обнял за плечи. В зеркале отображалась красивая пара и, возможно, я бы улыбнулась. Если бы не знала одной маленькой детали. Всё это ложь! - Я хотел подарить тебе его ещё утром, чтобы все знали, насколько ты красива, но не успел. Да и лучше было оставить этот момент до подходящего времени. - Я только сейчас заметила в его руках прямоугольную бархатную коробочку. Открыв её, он кинул на близ стоящее кресло, а сам надел мне на шею роскошное колье. Витые заострённые листочки из белого золота, перекрещивающиеся между собой, усыпанные маленькими прозрачными камешками, скорей всего бриллиантами, и сходящиеся в небольшом цветке, который ложился в ложбинку. Я восхитилась красотой ювелирного изделия. Наверное, мастера вложили в него свою душу. И я даже дотронулась до него пальцами. Но когда шеи коснулись губы Джиёна, я вернулась в реальность.
  
  Внезапно развернувшись лицом к супругу, я наткнулась на его удивлённый взгляд и усмехнулась. Хорошо играет! Ему нужно было быть актёром, а не директором крупной корпорации. Сорвав с шеи подарок, я кинула его на пол, не заботясь о его целостности.
  
  - Мне не нужны твои подачки! - крикнула я. - Я тебе не уличная дешёвка, которой ты можешь подарить дорогую цацку и она успокоится! Если уж так хочется кому-то что-то подарить, чтобы заткнуть рот, дари это, - я кивнула на колье, не сводя злого взгляда с азиата, - своей дорого Клэр!
  
  - Откуда...
  
  - Я тебя ненавижу!
  
  Сжав кулаки, я покрепче перехватила свой клатч и выбежала из кабинета, почти что бегом добралась до выхода. Попрощавшись с девочкой на ресепшене и пожелав её удачного завершения робочего дня, я вышла на улицу.
  
  С неба во всю лил дождь, точно так же как по моим щекам бежали слёзы. Небо плакало вместе со мной, оно переживало ту же боль, которую нанёс не посторонний для меня человек.
  
  - Ана! - окликнули меня и развернули к себе лицом. Рядом стояла встревоженная Жюли, но видимо заметив мои покрасневшие глаза, сразу нахмурилась. - Джиён! - не спросила, а констатировала девушка. Я лишь вяло кивнула. - Пойдём!
  
  Я не помню, как мы сели в машину, пробежав пару метров под дождём, как мы доехали до квартиры Жюли, расположенной в центре Парижа. Я даже не помню, как сняла своё платье и переоделась в другу одежду. Хотя, точно знаю, к нам домой мы не заезжали... К нам... Раньше мне становилось тепло от одной мысли, что у нас с Джиёном теперь один дом, но сейчас. От этой мысли глаза снова наполнялись слезами, а сердце разрывалось на части. Я никогда не могла простить предательства. Моя родная мать бросила меня, предала. И не тогда, когда оставила меня на попечение дяди. Она предала меня, когда родила. Я не нужна был ей. Меня ростили дед и бабушка. Потом я жила своей жизнью, или мне помогла миссис Фернандо. Потом дядя и Валэри... И ни разу моей жизнью не поинтересовалась моя родная мать. А сейчас. Когда я доверилась незнакомому человеку, открыла ему своё сердце, он предал меня. Растоптал. И ладно бы, это случилось дома или где-то в безлюдном месте. Но это видели все!
  
  Зачем он это сделал? Зачем признался в любви? Зачем дал надежду на то, что всё может быть хорошо, а потом плюнул в душу?
  
  Мы приехали в закрытый клуб около восьми вечера. Нас спокойно пропустили, когда Жюли показала им членскую карту и провели к свободному столику. Я ничего не хотела. Не обращала внимания на громкую музыку и на вопросы подруги, что я буду пить. Мне было всё равно. Я очнулась только, когда официант выставил на стол три бутылки разного спиртного.
  
  Первый бокал, второй, третий, четвёртый... На пятом, я перестала считать их количество и просто пила одну за другой, заглушая душевную боль и не думая о том, как хреново мне завтра будет. Вот только оно не помогало, а наоборот распаляло в голове воспоминания сегодняшней сцены.
  
  - Как же я тебя ненавижу, Квон! - заплетающимся языком крикнула я. Жюли одобрительно закивала и выпила до дна свой бокал.
  
  - Что уже натворила эта скотина?
  
  - Он обжимался на виду у всех со своей бывшей!
  
  - С Эллой? - уточнила подруга, наливая новую партию.
  
  - С Клэр! - ответила я ей, откидываясь на спинку кресла.
  
  - Козёл! - крикнула Жюли. - Все мужики козлы! Мой вообще непонятно где! Обещал сегодня приехать, поддержать меня, а сам!
  
  Мы замолчали, когда официант принёс ещё одну бутылку, хотя в его взгляде читалось: 'а вам дамы уже хватит, но я человек подноготный'. Перед глазами уже всё плыло. В ушах появился шум, заглушавший клубную музыку. Но я тряхнула головой и шум вроде бы пропал.
  
  - Ты его любишь? - спросила Жюли, отставляя свой бокал в сторону и пытаясь сосредоточиться на мне.
  
  - Да как можно любить этого кретина? - возмутилась я, со стуком ставя бокал на стол. - Он изменил мне у меня на глазах. Он говорил, что любит меня. Просил, чтобы я поверила ему! А сам?
  
  - Точно! Ты его любишь! - с довольной улыбкой на лице ответила подруга, смотря куда-то мне за спину. По крайней мере мне так показалось. Но перед глазами всё плыло и я могла ошибиться.
  
  - Да, люблю, - всхлипнула я. По щекам снова потекли слёзы. В памяти всплыли все приятные моменты, проведённые с ним и на сердце стало ещё тяжелей. - Почему всё так? Почему у всех мужья как мужья, а мой...
  
  - Любовь зла, полюбишь...
  
  - Знаю! Полюбишь и парнокопытное!.. Ай, - я положила голову на руки, упирающиеся локтями в колени и расплакалась. Слёзы текли не останавливаясь. Мне хотелось найти его и придушить вместе с его подружкой, а хотелось просто уткнуться носом в грудь и спросить, за что? Я ведь не сделала ничего плохого! Я не желала выйти за него, я не хотела мешать ему с его личной жизнью. Он сам сделал первый шаг, а я лишь поддалась порыву чувств. Нет ничего странного! Я отключилась от внешнего мира, полностью уйдя в себя. Но почувствовала как на подлокотнике кто-то появился и я подняла глаза, но тут же вскочила.
  
  - Ана, давай поговорим, - он встал вслед за мной и медленно начал подходить ко мне. Меня шатало из стороны в сторону, картинки перед глазами плыли, но я могла представить, где стоит мой супруг. Музыка во всю била, танцпол был забит под завязку, но никто не обращал внимания на наш балкончик, который находился в тени.
  
  - Я не хочу с тобой разговаривать! - крикнула я. В горле уже запершило, от нашего с Жюли перекрикивания музыки. - Я ненавижу тебя! - прошептала я, когда он оказался рядом со мной. А что было дальше я уже не помню. Мир перед глазами закружился, и я провалилась в темноту. Последнее, что я почувствовала, что меня поймали мужские руки. Надеюсь, завтра я буду помнить события сегодняшнего дня. Хотя, очень этого не хотелось...
  
  Господи, пусть это будет просто сон!
  
  

Глава 7

  
  (Джиeн)
  
  Я сложил руки за головой и облокотился на спинку кресла в гостиной. Какой же я всё-таки кретин! Если бы я сразу их познакомил ничего бы этого не было! Теперь придётся восстанавливать всё заново! Она не простит мне вчерашнее происшествие! Только я мог умудриться за один вечер разрушить всё чего добивался несколько месяцев.
  
  Я прикрыл глаза руками и горько усмехнулся. В голове до сих пор звучали брошенные в порыве гнева фразы.
  
  - Мне не нужны твои подачки! Я тебе не уличная дешёвка, которой ты можешь подарить дорогую цацку и она успокоится! Если уж так хочется кому-то что-то подарить, чтобы заткнуть рот, дари это своей дорого Клэр!
  
  - Откуда...
  
  - Я тебя ненавижу!
  
  - Идиот! - прошептал я в тишину. Ана спала в спальне, в которую я не входил со вчерашнего вечера.
  
  Ты противен мне, Квон Джиён! Разберись сначала со своей жизнью, а потом признавайся в любви! Только не мне! Я тебе больше никогда не поверю!
  
  Нашарив рядом с собой мобильный, я набрал последний вызываемый номер и дождался ответа.
  
  - Слушаю, - раздалось на тай стороне.
  
  - Алекс? Ты не против встретиться?
  
  

***

  
  Открыв глаза утром, первое что я увидел это спящую супругу. Она лежала на боку сложив свои ручки вместе и подложив их под голову. Ресницы девушки подрагивали во сне, рот был слегка приоткрыт и губы слегка шевелились. Она что-то говорила во сне, но это было настолько тихо, что я не смог ничего разобрать.
  
  Я протянул руку и, не дотрагиваясь, провëл по волосам Аны.
  
  Ана, моя маленькая Змейка. Сегодня у тебя ответственный день. Я обещаю, ты запомнишь его на всю жизнь. Лучший день в твоей жизни!
  
  Мне чертовски не хотелось покидать еë. Мне хотелось дождаться еë пробуждения, поцеловать в сонные глаза, увидеть еë растерянную улыбку и услышать тихое "Доброе утро". Она окончательно мне доверилась. Ради неë я изменился, стал добрее, если можно так сказать, я стал ценить то, что мне дорого. В подарок от судьбы я получил бесценное золото и лишиться его значит лишиться смысла жизни.
  
  Откинув край одеяла, я встал с постели и, забрав вещи, вышел из комнаты. Ей рано ещë вставать, а мне нужно подготовить для неë сюрприз.
  
  На часах было пол девятого. Самолëт Сынхëна приземлится только в десять. Значит, время у меня ещë есть. Застегнув последние пуговицы на рубашке, я надел пиджак и, прихватив ключи и мобильный, вышел за дверь.
  
  На платной стоянке недалеко от дома, стояла моя машина - Lamborghini Aventador LP700-4. Сынхëн всегда удивлялся моей страсти к автомобилям. Я никогда не жалел денег на новый автомобиль, выбирая всегда лучший. Только Хëн всегда смеялся и говорил, что я меняю машины как женщин, каждый раз новая девушка и новая машина. И в чëм-то он был прав. Я не любил катать разных девушек на одно машине. Есть такая странность. Но сейчас главным словом было "не любил". Если бы мне кто-то сказал, что я снова увлекусь... Нет, не так. Если бы кто-то сказал мне, что моими мыслями полностью завладеет одна единственная девушка - не поверил бы.
  
  Ламборджини Авентадор цвета мокрого асфальта одиноко стоял на парковке. В будний день и тем более в девять часов утра нормальные люди уже были на работе. Сев в автомобиль я завëл мотор и выехал на дорогу. Весь путь до аэропорта я думал лишь об одном - понравится ли Ане мой подарок. Она не похожа на ту, которая от вида бриллиантов будет радостно визжать. И ведь может случиться, что вместо улыбки и "Спасибо, Джиëн" получу нечто не очень приятное... Ай, как же трудно этой женщине подобрать подарок!
  
  Уже на подъезде к аэропорту мой мобильный зазвенел. Нашарив в бардачке блютуз гарнитуру, я улыбнулся, когда услышал знакомый голос:
  
  - Ну, и где тебя черти носят?
  
  - Я рад тебя слышать, Сынхëн, - я рассмеялся. - Рано ты звонишь.
  
  - Рейс перенесли на час раньше, - ответил тот.
  
  - А предупредить слабо было?
  
  - А я забыл. Ты скоро?
  
  - Я только что подъехал, - ответил я, останавливая машину на обочине. Уже через десять минут в стекло дверцы постучали. С хитрой улыбкой на лице, Сынхëн убрал небольшой чемодан в багажник и сел в машину, рядом со мной. - Что?
  
  - Да вот думаю. Что в тебе изменилось? Ты весь светишься от счастья. Ана таки полностью завладела твоими мыслями, Ромео?
  
  Я решил ничего не отвечать. А смысл? Эта зараза очень хорошо меня знает и умудряется подмечать каждое изменение в моëм настроении и поведении. Не зря же мы были знакомы практически всю жизнь. Сынхëн был тем, с кем я мог откровенно побеседовать, открыть душу и спросить совета. Именно он помог мне однажды пережить предательство и прийти в себя. Именно он подкинул идею с женитьбой.
  
  Проехав несколько кварталов, я завернул к обочине и, остановившись, заглушил мотор. На удивлëнный взгляд друга, я лишь махнул рукой. Тот пожал плечами, но покорно последовал за мной. На здании возле которого мы остановились позолоченными буквами было написано "Венера". Один из ювелирных бутиков принадлежащих нашей семье. Зеркальные стены, с извивающимися позолоченными цветами ириса в уголках. Больши хрустальные люстры, похожие на только распустившиеся цветы. Парни-мордовороты на входе почтительно кивнули, я ответил им слабой улыбкой и прошëл мимо. При приëме на работу, каждый сотрудник обязан был знать хозяина в лицо.
  
  Кабинет администратора я нашëл быстро. Миловидная женщина лет на двадцать старше меня уже ждала меня у дверей. Юбка-карандаш подчëркивала длинные ноги и широкие бëдра, к тому же демонстрировала стройную фигуру, которую женщина сохранила. Строгая белая блузка с чëрной вставкой, туфли на небольшом каблучке и минимум украшений. Никогда не любил чтобы женщина была похожа на рождественскую ëлку.
  
  - Месье Квон, - сказала женщина с улыбкой на лице.
  
  - Рад вас видеть, мадам Бланш, - ответил я. Пригласив нас в кабинет, она попросила девочку-помошницу принести кофе и пригласила присесть на диваны. Бланш Дероль работала здесь всë время что я знал и никого другого я на этом месте и не видел. С должности обычного продавца-консультанта она дослужилась до администратора и прекрасно справлялась со своей работой.
  
  - Ваш заказ скоро принесут, - сказала женщина, когда перед нами на невысокий стеклянный столик поставили чашки с ароматным кофе. - Уверенна вашей жене очень понравится.
  
  - Вот именно противоположного результата я и боюсь.
  
  Женщина рассмеялась чем и вогнала меня в ступор.
  
  - Если верить вашему описанию, когда вы делали заказ, то ей понравиться. Набор создавался специально для неë. Мастер учитывал все ваши пожелания, - поправив прядь тëмных волос, лежащую на плече, она одобрительно улыбнулась.
  
  И всë-таки она очень умная женщина! Не зря отец перед смертью повысил её до должности администратора.
  
  До открытия выставки оставалось ещё уйма времени. Раньше появиться там я не решился. Мог и не сдержаться и при поднести подарок раньше времени. А так хотелось увидеть её реакцию и не только... Она должна будет выглядеть в них великолепно. Её разноцветные глаза, колье с бриллиантами на её тонкой шее, струящееся платье. Хоть я и не знал в чём она будет, но не сомневался, что на этом вечере она затмит всех женщин.
  
  Заехать домой, обнаружить что Аны уже нет и улыбнуться. Змейка уже уехала. Она ещё вчера сказала, что хочет пораньше приехать в галерею и проследить за остаточными приготовлениями. Пройдя к бару и достав оттуда два стакана и бутылку виски я сел в кресло напротив любимого друга и, разлив спиртное по бокалам, выжидающе уставился на друга.
  
  - Что ты можешь мне сказать? - спросил я, нарушая затянувшуюся тишину.
  
  - А что ты хочешь услышать? - в ответ спросил Сынхён, делая глоток виски. - Ничего нового служба безопасности не узнала. Кто был заказчиком так и осталось секретом. Я бы советовал Ане пока что не возвращаться в Америку. Пусть она побудет здесь, но ты не согласишься, - мужчина усмехнулся, не сводя с меня взгляда. Я лишь удивлённо приподнял бровь. - Ты работать не сможешь, зная что она здесь одна. Да и сам загнёшься и улетишь обратно в Париж. Будто я не знаю влюблённого Дракона, - я покачал головой. - Кстати, - Сынхён поставил стакан на столик и облокотился на колени, сложив руки в замок, - Гарсия просил передать, что если ты всё же решишь забрать Ану в Америку, он приставит к ней охрану. На всякий случай.
  
  - Если она узнает, она меня убьёт!
  
  - Ну, подумаешь, покидает в тебя посудой, - азиат безразлично пожал плечами. - Или чем потяжелее. Потом же всё равно сама же жалеть будет.
  
  Перед глазами появились картинки, как Ана кидает в меня вазой, когда узнает о слежке, но промахивается. Я успеваю пригнуться, но осколок от разбившейся об стену вазы всё-таки умудряется слегка задеть меня. И девушка с испуганным лицом подбегает ко мне и чуть ли не плача, начинает жалеть. Я рассмеялся. Нет, это может быть только в моих фантазиях. Эта девчонка может сказать только одно "Так тебе и надо!".
  
  Оставшееся время до выставки мы провели в делах. Просмотр документов, которые требовали моего вмешательства и подписи некоторых из них. Может, Сынхён и обладал правом подписи, но не на все документы это распространялось.
  
  Когда комнату нарушил звон мобильного, оповещая о новом сообщении, пришлось отвлечься.
  
  "Если в ближайшие 10 минут ты не появишься в галерее я лично тебя укокошу!
  Отправитель: Жюли
  
  Я рассмеялся. эта женщина всегда меня удивляла. Будь то рассказы Ёнбэ или же личная встреча с ней. Если она кого-то взяла под своё крыло, она порвёт каждого, кто причинит боль её подопечному. Крёстная фея нашего времени! Не намного старше меня, она любила помогать всем, кого считала достойным! А с уровнем её упрямства, она всегда добивалась успехов в своих начинаниях.
  
  Когда мы подъехали к галерее, оказалось, что мы опоздали на десять минут. Теперь Жюли имеет полное право убить меня!
  
  Осмотрев зал, пробежав взглядом по лицам присутствующих, я остановился на блондинке в ярком платье. Она единственная выделялась из всей толпы. Она стояла рядом с Жюли в компании не знакомых мне людей и весело улыбалась.
  
  Когда я заметил какие взгляды на неё бросал мужчина, стоявший к ней ближе всех я напрягся. Не спеша, преодолев расстояние от входа до данной компании, я зацепился взглядом за промелькнувшую рядом женскую фигуру, но не остановился, хоть она и показалась мне знакомой. Мало ли кого я могу тут встретить!
  
  - Надеюсь, мы Вам не помешали, - сказал я, опустив руку на талию супруге. Ана напряглась, но ничего не сказала. Я посмотрел на мужчину, давая ему понять, что девушка занята. Но тот лишь усмехнулся.
  
  - О, Джиён! - взглядом, которым Жюли меня одарила, можно было сжечь человека в пепел. Но, по-моему кроме меня, его никто не заметил. - А я уже начала думать, что ты решил бросить свою супругу на растерзание этим пираньям.
  
  - Я может и жесток, но не настолько, чтобы подвергать таким пыткам свою жену, - ответил я ей.
  
  Наша дальнейшая перепалка привлекла внимание присутствующих, но это меня лишь забавляло. А Ане вообще было не до этого. Она была увлечена выяснением отношений. Уж если ей что-то взбредёт в её светлую головку, но остановить её будет проблематично.
  
  Сынхён, который решил остановить нашу "домашнюю" ссору, был утащен француженкой, которой после мероприятия надо будет сказать "спасибо".
  
  - Ты невыносим, - прошипела девушка, когда мы остались относительно одни.
  
  - Не надо меня выносить, - ответил я. Я хотел продлить тот миг. Просто держать её в объятиях и плевать я хотел, что мы не одни и на нас смотрят сотни глаз. Пусть глазеют и завидуют. Я женат на самой чудесной девушке в мире! Предложив Ане сбежать с этого вечера, я с нетерпением ожидал её положительного ответа. Были, конечно, опасения, что она откажется и уйдёт, но она согласилась. Только дальнейшие развития событий выбили меня из колеи. - Я люблю тебя, моя маленькая Зме...
  
  Мои глаза удивлённо, расширились, а сердце сбилось с ритма. Я машинально отстранился от Аны и даже не слышал её вопроса.
  
  Она стояла неподалёку от нас и с неким подобием улыбки смотрела на нас. Чёрные подкрученные волосы были перекинуты через правое плечо, одна рука лежала на животе, другой она придерживала за ножку бокал с шампанским. Чёрное обтягивающее платье, огибало каждый изгиб тела, и выставляло на обозрение длинные ноги. Не изменилась... Лишь похорошела. Но что она здесь делает? Она же уехала? Отсалютовав бокалам, она развернулась и скрылась в толпе. Я разрывался между двумя желаниями: остаться с Аной и броситься за ней. Но второе желание победило. Попросив супругу подождать, я ринулся за брюнеткой. В голове боролись мысли. Зачем я её ищу? Чего я хочу? Всё вернуть? Зачем? Она сама ушла, оставив меня одного. Когда мне нужна была помощь! И теперь она появилась снова. Тогда, когда я снова смог стать счастливым. Так зачем я хочу увидеть её?
  
  Я нашёл её стоящей у окна. Она отрешённо всматривалась в происходящее на улице и не заметила, как я появился рядом.
  
  - Давно не виделись, Клэр, - тихо промолвил я. Девушка слегка вздрогнула и обернулась. Её губы тут же растянулись в улыбке, искренней и тёплой. Как раньше.
  
  - Да, давненько, - ответила девушка. - Сколько мы с тобой не виделись?
  
  - Лет пять? - предположил я. Девушка задумалась, но вскоре кивнула. - Как ты?
  
  - Неплохо. Отец будет рад тебя видеть. Но давно хотел назначить встречу с тобой, но ни как не успевает. У него есть какое-то предложение к тебе.
  
  - Надо будет его найти, - я окинул взглядом комнату и снова обернулся к брюнетке. Между нами повисла неловкость. Нам не о чем было говорить. Она, возможно, чувствовала свою вину за случившееся. А я просто не знал что ей сказать.
  
  - У тебя симпатичная супруга, - вдруг произнесла девушка. Я немного напрягся. - Я видела её во время открытия выставки. Красивая и талантливая... Я в тот момент подумала, что на её месте могла очутиться я, если бы не разрушила всё, но случившегося не изменить. Правда? - девушка растерянно на меня посмотрела. Я ободряюще провёл по её руке и улыбнулся. В глазах Клэр застыла грусть, но я не мог ей ничего сказать, что могло бы поднять её настроение. Как она сказала, назад уже ничего не вернуть. То что было между нами, уже в прошлом. Сейчас в моей жизни есть другая девушка и променять её на прошлое я не смогу. К Клэр у меня остались только тёплые дружеские чувства. Может, именно их я испытывал всегда. Сейчас я этого уже не пойму.
  
  Услышав сквозь гул голосов своё имя, я обернулся. Не далеко от нас стоял мой бывший однокурсник. Отсалютовав ему бокалом и снова обернулся к девушке.
  
  - Прости, я был рад тебя видеть, но я должен идти, - сказал я.
  
  - Я понимаю. Оставлять такую девушку одну опасно, - Клэр хитро улыбнулась и пригрозила мне указательным пальчиком. - Могут увести. Даже у такого красавца как ты! Буду рада лично с ней познакомиться. Может, мы сможем стать подругами. Как ни как у нас много общего. Мы обе не смогли устоять перед твоими чарами, Дракон.
  
  Мы рассмеялись. Передав бокал проходившему мимо официанту, я стал искать взглядом Ану, но в зале её не обнаружил. Поймав за рукав первого попавшегося служащего, я спросил, где сейчас Ана, и парень ответил, что она ушла. Единственное место где она могла сейчас быть - кабинет подруги. И я угадал. Наверное, лучше бы я в тот момент и не заходил туда. Ту боль, которую я увидел в её глазах, я запомнил на всю жизнь. Я не видел её слёз, но был уверен, что они могли появиться в любой момент. Она сильная девочка. С презрением и ненавистью она сказала всё что хотела и вылетела за дверь, оставив меня одного. Она видела меня и Клэр. С губ хотела сорваться банальная фраза "Ты не так всё поняла", вот только говорить уже было не кому.
  
  Я выбежал в коридор, спустился на первый этаж и выбежал за дверь, остановившись под козырьком. Но никого уже не застал. Дождь, ливший с неба, стеной преградил мне дорогу. Она поймала машину и уехала. Другого решения я не находил.
  
  - Джиён? - послышался неуверенный голос за спиной. Я обернулся. В дверях стоял обескураженный Алекс. - Ты что здесь делаешь?
  
  - Аналогичный вопрос, - ответил я. - У Аны здесь выставка.
  
  - Интересно, - сказал мужчина. - Значит, вот с кем она хотела меня познакомить. А где она сейчас?
  
  - Уехала, - сквозь зубы прошептал я. Злиться на себя было единственным, что я мог. Да и сам Алекс добавил пару ласковых, когда я ему поведал интересную историю.
  
  Мы искали их по всему городу, даже после наступления сумерек. Алекс сказал, что он знает примерные места, куда Жюли могла увезти подругу. А в том, что это сделала именно она, он не сомневался. Уж слишком хорошо он знает свою дорогую невесту.
  
  Найти их в самом дорогом клубе Парижа, лично для меня было шоком. Но и тут можно было их понять. Жюли поддерживает подругу, а Ана запивает боль алкоголем.
  
  - Ты его любишь? - Жюли была уже достаточно пьяна, когда заметила нас. Алекс одарил её скучающим взглядом. Наверное, для него это была нормальная ситуация. Я же в ней ещё не оказывался.
  
  Ана сидела ко мне спиной и видеть меня не могла. Она уже сменила одежду и выглядела абсолютно по другому.
  
  - Да как можно любить этого кретина? - возмутилась девушка. - Он изменил мне у меня на глазах. Он говорил, что любит меня. Просил, чтобы я поверила ему! А сам?
  
  - Точно! Ты его любишь! - констатировала француженка. Из-за громкой музыки их было плохо слышно, но разобрать суть их разговора мы смогли.
  
  - Да, люблю. Почему всё так? Почему у всех мужья как мужья, а мой...
  
  - Любовь зла, полюбишь...
  
  - Знаю! Полюбишь и парнокопытное! - я усмехнулся. Где-то я это уже слышал...
  
  Когда я подошёл ближе и она наконец-то заметила моё присутствие, я попросил её поговорить, но она отказалась. Обнять и прижать к себе, чтобы она успокоилась - единственное моё желание. Не хочу видеть, как ей больно.
  
  - Я ненавижу тебя! - прошептала Ана, перед тем как потерять сознание. Я не слышал её слов из-за музыки, но вот разобрать их по движению губ, смог.
  
  Я на автомате доехал домой, аккуратно вытащил девушку из машины и, поднявшись на по ступенькам, внёс её в квартиру. Уложив на кровать, я скинул Алексу сообщение, что мы доехали, чтобы он не волновался за сестру, и сел на край постели рядом с супругой.
  
  В этот момент я возненавидел самого себя. Какого чёрта я ринулся искать Клэр?! Какой демон меня дёрнул?!
  
  Я наклонился к спящей девушке и убрал с её лица прядь, закрывающую глаза. Девушка поморщилась, заворочалась и приоткрыла сонные глазки. Я чудом успел отшатнуться, когда она села на кровати и с ужасом в глазах посмотрела на меня.
  
  - Какого чёрта ты делаешь?! - прошипела Ана.
  
  - Волнуюсь за тебя! - спокойно ответил я.
  
  - Неужели? - съязвила та, но я не придал этому значения. Она сейчас очень зла, к тому же и пьяна. Всё что она может сейчас сказать будет лишь бреднями пьяного человека. Хотя... Как говорится в поговорке? Что у пьяного на языке, то у трезвого в уме... - Если тебе так не хватало Клэр мог остаться с ней, а не "беспокоиться" обо мне, - девушка показала в воздухе кавычки и ухмыльнулась.
  
  - Причём здесь Клэр? Сейчас речь идёт о нас с тобой! - Господи, вразуми эту женщину! Не то я не знаю что с ней сделаю!
  
  - О нас?! А что, между нами что-то есть?! - девушка замолчала, потом в её взгляде появились нотки понимания и, присев на кровати на колени, она расстегнула пуговицы на блузке и отбросила её в сторону. - Тебе ведь это нужно? Единственное чего ты хотел за месяцы нашего не совсем удачного брака, это затащить меня в постель! И ты сам не единожды на это намекал! Так бери! Я сейчас не дееспособна! Легко можешь получить то что хочешь!
  
  Я усмехнулся. Так вот значит какого она обо мне мнения. Я глянул на полуголую супругу и приподнял одну бровь. Ана напряглась. Боится, хоть и предложила себя. Обнажённые ключицы, небольшая грудь, прикрытая чёрным бюстгальтером, нервно вздымается и опускается. Внимательные зелёно-голубые глаза не сводят с меня взгляда, следя за каждым движением. Они были полны злости и страха одновременно. Она боялась, что я всё же соглашусь на её предложение. Я мог сейчас легко воспользоваться моментом, ведь она сама дала добро. Вот только завтра утром она ни мне, ни себе это не простит. Я и так в её глазах монстр, а тут ещё и насильником выставят.
  
  - Что? Боишься? - девушка хитро улыбнулась, сложив руки на груди, и чуть не навернулась. - Ты вообще знаешь с какой стороны к девушке подходить? А?
  
  Резко поднявшись с кровати, я нагнулся к Ане, которая не ожидала такого поворота, и подхватив её на руки понёс в сторону ванной. Она брыкалась, была меня кулаками по спине и, кажется, даже укусила за плечо. Но я лишь тихо посмеивался. Нервы и у меня не железные! Она осыпала меня бранью, причём слово сволочь, кабель и скотина это ещё цветочки.
  
  Поставив ругающуюся девушку на пол душевой кабины, я получил полный ненависти взгляд и включил душ. Ана тут же замолкла. Зажмурив глаза, она открыла рот от возмущения, но сказать что либо не могла. Вода стекала по её волосам на плечи, по рукам, груди и животу. И только Бог знает, каких сил мне хватило стоять рядом со столь желанной женщиной.
  
  - Пьяные женщины меня не интересуют, - тихо сказал я, наблюдая за девушкой. - Я не привык брать женщин силой. Ты забыла? Ты сама придёшь рано или поздно. Только уже трезвая...
  
  - Ты противен мне, Квон Джиён! - тихо проговорила девушка, убирая с лица мокрые пряди волос. - Разберись сначала со своей жизнью, а потом признавайся в любви! Только уже не мне! Я тебе больше никогда не поверю!
  
  Я усмехнулся и выключил воду. Ана продолжала стоять в душевой, глотая крупные слёзы, но я и не подумал её утешать. Иногда лучше выплакаться, чтобы тебе стало легче. Уже у самого выхода из ванной я обернулся.
  
  - На счёт поверишь или нет, мы ещё посмотрим. Ты моя жена и отпускать тебя, а тем более разводиться, я не собираюсь...
  
  

***

  
  - Ты крупно попал, - констатировал Алекс, помешивая ложкой в чашке с кофе. - Я может и плохо знаю Ану, но на все сто уверен, что она не скоро тебя простит.
  
  - Я и сам это понимаю. Поэтому и уехал утром. Не хочу пока показываться ей на глаза, - я обречённо вздохнул и поднял глаза к потолку. - Я завтра утром улечу. Пусть она побудит одна. Так будет лучше. Присмотришь за ней? - я с надеждой посмотрел на мужчину.
  
  - Даже и не надейся! - воскликнул тот. - Если ты сейчас уедешь, она подумает, что ты сбежал. И всё что она себе надумала чистая правда! Лучше всего если ты поедешь домой и снова попробуешь с ней поговорить. Это будет лучшее решение, если ты не хочешь её потерять. Она моя сестра и как бы должен быть на её стороне. И как старший брат должен набить тебе морду, но сейчас я солидарен с тобой, потому что желаю ей счастья и вижу, что она действительно тебе не безразлична.
  
  Выходя из кафе, я обдумывал слова Алекса. В этой истории виноват только я. Ана лишь приревновала и всë что она сказала тогда, были отголосками еë чувств. Я улыбнулся. Как бы хреново я себя не чувствовал, но осознание того что моя Змейка меня приревновала не могло не радовать.
  
  - Ты сейчас к ней? - спросил Алекс, выходя вслед за мной. На его губах играла хитрая улыбка. Он прекрасно знал ответ, но спросил лишь для того чтобы задеть меня.
  
  - К ней, - отрицать очевидное было бесполезно.
  
  Махнув ему на прощание рукой, я развернулся к своей машине, да так и застыл. Руки сжались в кулаки, а с уст уже готово было слететь бранное слово. Не далеко от меня стояла пара молодых людей и мило ворковали. Опознать в высокой светловолосой девушке мою дорогую супругу не составило труда. А вот при опознании еë спутника, с небывалой нежностью обнимавшего еë за талию, я был готов сорваться с места и хорошенько врезать ему. Леон. Вчера он взгляда не сводил с Аны. Чуть ли не раздевая еë глазами. Я мог поговорить с ним ещë вчера, но меня останавливало наличие рядом Аны. Я не мог испортить ей праздник.
  
  - Ана! - крикнул я. Девушка вздрогнула. Мне даже показалось, что она крепче сжала ладонь своего спутника. Обернувшись ко мне, девушка была вполне спокойна. Она даже улыбнулась мне.
  
  - Джиëн? Что ты здесь делаешь? - спросила она, мельком глянув на стоявшего рядом с ней мужчины.
  
  - У меня была встреча, - сквозь зубы процедил я, подойдя ближе к паре. - А чем занята ты? Разве ты не должна была встретиться с Жюли?
  
  - А я с ней уже встретилась, - глаза девушки забегали. Она врала. Нагло врала мне в глаза. Я бы успокоился и мы поговорили об этом дома, если бы она честно призналась, что хотела встретиться с Ним! Но супруга решила скрыть очевидное. - Она отошла ненадолго... Привет, Алекс.
  
  Рядом со мной остановился еë брат. Поздоровавшись с сестрой, он наклонился ко мне и, шепотом, попросил остановиться. Зачем? Это начал не я! Можно, конечно, предположить что она мстит мне за вчерашнее. Но не навиду у всех!
  
  - Милая, тебе незачем оправдываться, - подал наконец-то голос Леон Как-то-там. Он ещë крепче обнял Ану за талию и притянул к себе. Удивлëнно посмотрев на спутника, она что-то ему прошептала, но тот лишь усмехнулся. - Ты же сама говорила, что уйдëшь от него. Пусть сразу знает к кому. Я вообще не понимаю как ты вышла за него. Хотя, если бы этого не случилось, мы бы не познакомились.
  
  Проведя рукой по еë щеке, он заправил выбившуюся прядь за ухо и поцеловал еë в уголок губ.
  
  Алекс сжавший моë плечë только успел что-то крикнуть мне вслед, когда я сорвался с места и, грубо схватив Ану за руку, я оттолкнул еë в сторону и врезал еë благоверному. Костяшки пальцев тут же защипало, а с глаз потихоньку стала пропадать пелена злости.
  
  - Джиëн! - ввизгнула Ана, но ни ко мне, ни к сидевшему на тротуаре мужчине не подошла.
  
  - Ещë раз ты посмеешь к ней прикоснуться и простым ударом в челюсть ты не ограничишься, - прошипел я. - Она моя жена. И делить еë с кем либо я не собираюсь!
  
  Развернувшись, я направился в противоположную сторону. За углом стояла моя машина и тихо-мирно ожидала своего хозяина. Сейчас я не был готов ни с кем разговаривать. Тем более с Аной. Если таким образом она решила мне отомстить, у неё вышло. Как раз в этот момент я полностью соответствовал своему прозвищу! Спящий во мне Дракон лютует. Зато последнее слово с этой ситуации осталось за мной.
  
  
  

Глава 8

  
   (Юлиана)
  
  Когда я проснулась, открывать глаза не хотелось. Голова раскалывалась так, будто по ней асфальта-закаточным катком проехались. Во всём теле ужасно ныли мышцы, а присутствующая усталость, создавала отмашку для продолжения сна.
  
  Только вот спать больше не хотелось и, крутившаяся в голове надоедливая мысль: 'Надо!', таки заставила меня открыть глаза. Из-за того, что я проснулась лёжа на левом боку, мой ещё сонный взгляд тут же зацепился за стоявший на тумбочке высокий стакан с водой и лежавшие рядом таблетки от похмелья.
  
  Так! А, что вчера было?! Резко присев на кровати, я сначала схватилась за голову от резкой боли, а потом напрягла память, пытаясь вспомнить вчерашние события. Выставка! Точно! Вчера проходила выставка-аукцион, устроенная Жюли. Там же она познакомила меня со своими знакомыми Леоном и Авророй. Потом появился Джиён. Кажется, мы даже повздорили на людях. Потом помирились... От воспоминаний о наших объятиях и его словах, меня бросило в жар, и, почувствовав как щёки и уши покраснели, я встряхнула головой. А зря! В висках снова отдало острой болью, и я обхватила голову ладонями.
  
  - Больше никогда не буду пить с Жюли, - прошептала я, не спеша, оборачиваясь к тумбе и беря спасательную жидкость с таблетками. Никогда не думала, что мне это пригодиться. Тут же в памяти всплыл момент, когда напился Ен, и я принесла ему спасательное средство. Только вот ситуация была другая... Из-за чего пил он, я не знаю, а я... Он предал меня сразу после своего признания. А за язык его никто не тянул! Он мог и не говорить ничего! Лишь завидев свою бывшую, бросился её искать. - Какая же ты всё-таки сволочь, Квон Джиён!
  
  В порыве нахлынувших чувств, я швырнула стакан в стену, и тот разлетелся на мелкие осколки. Красиво разлетелись. И главное, по всей комнате!
  
  Вспоминать вчерашний день не хотелось. Но, с уходом головной боли, кадры вчерашнего дня сами появлялись перед глазами. Его улыбки, нежный взгляд в её сторону, лживая улыбка в кабинете, подарок, чтобы откупиться... В носу предательски защипало. Не замечала, что я такая плакса.
  
  В тишине пустой комнаты раздался телефонный звонок. Я повертела головой, пытаясь определить местонахождение мобильного, но замерла. На соседней подушке лежал букет и карточка с витиеватой надписью. Телефон обнаружился на противоположной тумбочке, за винтажными часами. Не сводя взгляда с цветов, я поднесла телефон к уху и ответила на звонок.
  
  - Слушаю, - сказала я, пододвигаясь ближе к букету.
  
  - Доброе утро, моя любимая собутыльница! - бодрым голосом сообщила подруга. Приподняв бровь, я удивлённо посмотрела на экран телефона и снова поднесла его к уху. Такое чувство, что она вчера и не пила наравне со мной, настолько радостно звучал её голос.
  
  - Поделись своим воодушевлением, - буркнула я, продолжая рассматривать утренний подарок. От кого букет я знала и так. Этот 'кого' замаливает грех цветами. Банально! Он бы ещё кольцо или одежду преподнёс, как это делают богатенькие папики своим куклам. Да, Юлиана, заносит тебя иногда хорошо! Уже перевела себя в разряд 'кукол'. Неплохо так самооценка понизилась. 'Пить надо меньше, алкоголичка!' - ехидно прокомментировал мои мысли внутренний голос. Только его мне и не хватало! Спал себе спокойно и спал бы! Нет, проснулся!
  
  - Всё настолько плохо? - вкрадчиво поинтересовалась подруга и, не дождавшись ответа, продолжила: - А я думала! Такая сцена должна была кончиться чем-то интересным! Столько экспрессии! Крики! Почти что драка!.. Или ты всё же что-то скрываешь?
  
  Я в пол уха слушала подругу, будучи полностью поглощена разглядыванием букета, проводя кончиками пальцев по лепесткам, и не сразу уловила сути разговора.
  
  - Я ничего не скрываю, - вяло ответила я. - Стоп! Какая сцена?! А что вчера было?
  
  - А ты не помнишь? Совсем? - с толикой недоверия в голосе спросила Жюли.
  
  - Абсо... Хотя нет... После четвёртого бокала - ничего, - честно ответила я вздохнув и взяв в руки карточку с одной единственной надписью:
  
  'Прости
  Дж.'
  
  - Тогда жди - я всё расскажу! В мельчайших подробностях! - Жюли отключилась, а я лишь недоумённо посмотрела на экран мобильного и пожала плечами. Иногда эта девушка ставила меня в тупик. Она была настолько непредсказуемой, что я в определённые моменты её слегка побаивалась. Но, в хорошем смысле!
  
  Положив мобильный на подушку рядом с букетом, я наконец-то поняла, что было не так с моей одеждой. Кажется, я всё-таки ещё не до конца пришла в себя, если не заметила некий дискомфорт в одежде. Точнее, в практическом её отсутствии. По крайней мере, мужскую белую рубашку назвать одеждой для себя я не могла. То, что её одела не я, это точно! Уж что-что, а это бы я запомнила... Наверное...
  
  - Хорошо хоть бельё оставил! - крикнула я, ударив кулаком одеяло.
  
  Вскочив на ноги, я заметалась по комнате в поисках одежды, но таковой на горизонте не обнаружилось. Зато промелькнув пару раз возле зеркала, я остановилась и обернулась к нему лицом.
  
  Не расчёсанные светлые волосы волнами ниспадали на плечи и спину, слегка припухшее после сна лицо с остатками косметики выглядело взволнованным, белая мужская рубашка, доходившая до середины бедра, была довольно-таки измята, а верхние пуговицы и вовсе были расстегнуты, слегка оголяя грудь и ключицы. Наверное, я даже и не остановилась. И так знала, что спала этой ночью в его рубашке. Но метал, холодивший кожу груди блеснул, когда луч солнца нечаянно коснулся его. А ведь я и не заметила этого. Я так сильно была погружена в свои мысли и эмоции, что не заметила его присутствие на своей шее. Вчера, в порыве чувств, я бросила колье на пол и убежала. А он поднял и вернул его мне. А я ещё волновалась, что он только букет притащил!
  
  - Юлиана! Выходи, подлый трус! - послышался окрик француженки из гостиной, и я вжала голову в плечи. Круто я попала! Дверь за спиной тихо скрипнула, оповещая, что я теперь не одна. - Ты почему не открыва... ла, - обернувшись, я встретилась с прищуренным хитрым взглядом, - и это значит, что у вас ничего не было?
  
  Что можно ответить подруге, когда я стою перед ней в мужской рубашке, да ещё и босая? Естественно, сморозить самую глупую глупость в своей жизни!
  
  - Жюли, это не то, что ты думаешь!
  
  - Кажется, - протянула подруга, с интересом разглядывая потолок и через минуту переведя на меня свои озорные глаза, - я это уже слышала. Или, моя память меня подводит?
  
  Я прикусила нижнюю губу и отвела взгляд в сторону. Неловкая ситуация вышла. Я чувствовала, как щёки и кончики ушей приобретают алый оттенок и горят, но ничего не могла с собой поделать. Возможно, если бы это была не Жюли, я бы так не реагировала, но эта непредсказуемая женщина заставляла меня нервничать одним своим взглядом.
  
  - Это он подарил? - как бы невзначай спросила француженка, подходя ближе к кровати и рассматривая лежащий поверх одеяла букет.
  
  - Он, - тихо ответила я, не сводя взгляда с босых ног. Честное слово, со стороны я скорей всего похожа на провинившуюся дочку перед родительницей, когда мама зашла, а парень дочери только что выскочил в окно. - Утром нашла. Его уже, похоже, не было.
  
  - Естественно! - Жюли подняла на меня свои глаза. - Они с Алексом куда-то поехали. Пообщаться захотели.
  
  - С Алексом? - я удивлённо похлопала ресницами и даже приоткрыла рот, чтобы кое-что спросить. Но закрыла его, проглотив свой вопрос. Мой брат и муж? После их прошлой не очень приятной встречи? Не верю!
  
  - С Алексом, с Алексом! - подтвердила девушка, снова переводя взгляд на цветы и что-то прикидывая в уме, уж очень сильно она хмурила лоб и сдвигала брови. - Ана, а он у тебя романтик.
  
  - Кто?
  
  - Джиён, кто же ещё, - как ребёнку объяснила она. - Муж твой, если ты не помнишь.
  
  - Это ты к чему?
  
  Жюли посмотрела на меня как на тугодумку, но поняв, что я в любом случае её не понимаю, обречённо вздохнула.
  
  - Ты знаешь, что означаю цветы, которые он тебе подарил? На языке цветов естественно, - сложив руки на груди, девушка слабо улыбнулась.
  
  - Нет.
  
  - Красная хризантема означает, что "он любит тебя", - француженка дотронулась до лепестков цветка, находившегося ближе к ней. - Гардения говорит, что "ты - прекрасна". - Жюли провела по краю белого лепестка. - А гвоздика, скажет, что "сердце подарившего стремиться к твоему".
  
  - И откуда ты это знаешь? - прищурившись, спросила ты. - Не сама ли помогала ему купить букет?
  
  - Нет. Извольте! - девушка поднялась с кровати и выставила перед собой руки. - Просто, я по молодости увлекалась флористикой и работала в цветочном магазине. Оттуда и познания. Но если собрать все эти значения вместе, выходит, что наш Джиён хочет тебе сказать, - девушка выпрямилась, поправила край пиджака и с широкой улыбкой, продолжила: - 'Я люблю тебя. Ты прекрасна. Моё сердце стремится к тебе'. Разве не мило?
  
  - С чего это вдруг?
  
  - Мне откуда знать? Я же не знаю, что между вами вчера произошло! - Жюли задумалась и снова нахмурила лоб. Никогда не замечала этого. Не внимательна я стала. - Хотя, может дело в твоём вчерашнем признании?
  
  - Что? - я опешила. Надо было мне взять тоник и тут же уронить его на ковёр. - Какое признание?
  
  - Да так, - она махнула рукой и направилась к выходу. - В любви... Я пойду, кофе сделаю, а ты приводи себя в порядок, подруга. Нас уже ждут.
  
  Интересно, она специально издевается или у неё это случайно получается? Как она может так - не договорить и уйти?! Я вчера призналась Джиёну в любви?! Да быть этого не может!
  
  - И вообще, я пьяная была! Это не считается! - крикнула я, озвучивая свои мысли.
  
  - Не факт! - прозвучал ответ с другой части квартиры.
  
  Пробурчав себе под нос проклятия, я сбегала в ванную, смыв оставшийся со вчера макияж, и подкрасив губы и ресницы, вернулась в спальню. А выбирать одежду было не из чего... Извечная женская проблема.
  
  - Далеко мы идём? - прокричала я, зная, что шатенка меня услышит.
  
  - Нас ждёт Леон. Пойдёт праздновать твой успех и приводить себя в порядок после нашей с тобой гулянки.
  
  - Значит, парадно-выходное! - полушёпотом сказала я, вытаскивая из шкафа чёрное платье со свободной юбкой чуть выше колен и белый пиджак на одну пуговицу с рукавами в три четверти. Аккуратно разложив их на кровати, я расстегнула пуговицы рубашки и замерла, когда пальцы коснулись камня в колье. А я его так и не сняла. Забыла или уже привыкла к нему?
  
  Мысли тут же вернулись к событиям вчерашнего дня. К моменту, когда в жизни Джиёна снова не появилась Клэр. Его подколки, ревнивые взгляды в сторону Леона, объятия, от которых кожа до сих пор покрывается мурашками... Я снова почувствовала его руки у себя на спине. Я будто снова очутилась в том зале, прижатая к его груди и услышала слова, которые не ожидала от него услышать, или уместней сказать - боялась услышать: 'Я люблю тебя, моя маленькая...'
  
  В глазах защипало. Встряхнув головой, я одновременно с этим стряхнула наваждение и скинула с себя рубашку, ставшую за ночь почти что родной... И сохранившую его запах...
  
  - Юлиана, ты скоро? - послышался нетерпеливый голос Жюли.
  
  - Да! Уже практически готова! - ответила я, прочистив горло, чтобы подруга ничего не заметила и быстренько переоделась. Взяв в руки чёрные замшевые туфли на высоком каблуке, я решила, что одеть я их всегда успею, и собралась уже уходить. Но, вовремя вспомнила об одной маленькой детали. Сняв с шеи подарок супруга, я положила его тумбу и вышла из комнаты.
  
  Француженка уже сидела за барной стойкой и попивала кофе, когда я вышла к ней. Каштановые волосы слегка завиты, чёрный пиджак расстегнут и из-под него виднеется белое платье. Я удивлённо приподняла бровь и улыбнулась, подруга, осмотрев меня с ног до головы, пожала плечами и улыбнулась в ответ. Инь-Янь, блин! Но переодеваться не хочется! Точнее некогда. Лучше сейчас выпить кофе и уйти из дома. Не хочу пока что встречаться с ним. Букет, преподнесенный утром, может и сгладил неприятное впечатление вчерашнего дня, но всё же частицы недосказанности остались.
  
  Как сказала Жюли, когда мы уже сидели у неё в машине, Леон будет ждать возле одной кофейни в центре, потому что у него недалеко была назначена встреча. А потом начнётся наше небольшое путешествие. Что именно нас ожидает, подруга так и не призналась.
  
  - Не грусти, - сказала подруга, продолжая следить за дорогой. Я следила за проносящейся улицей из окна пассажирского сидения и на слова Жюли даже не обернулась. Отреагировала лишь тогда, когда она легонько коснулась моего плеча. - Не спи, подруга!
  
  - Я не сплю, - ответила я, повернув в её сторону голову, улыбнувшись, и снова отвернулась.
  
  - Вы помиритесь, я уверена.
  
  - А я нет, - сухо ответила я. - То, что было раньше, вернуть не получиться. Может, я и не злюсь на него как вчера, но всё-таки неприятный осадок остался. Знаешь, я могла бы закрыть глаза на то, что он захотел поговорить с ней. Но почему он просто не сказал мне об этом? В глаза!
  
  - Как ты себе это представляешь? - с иронией в голосе сказала шатенка. - 'Прости, Ана, я поговорю со своей бывшей и вернусь? Ты же не против?' Так? Это глупо! Он просто не хотел тебя тревожить. А то, что ты их увидела это случайность.
  
  Машина затормозила как раз в тот момент, когда Жюли закончила фразу. Выйдя из машины, я недоумённо повертела головой, и, с немым вопросом, обернулась к девушке. В месте, где мы остановились не было ни одной кофейни. Весело подбежав ко мне, она подхватила меня под локоть и потащила в противоположную сторону от машины. Я молчала. Просто спорить с ней бесполезно, а местности я в любом случае не знаю.
  
  Дойдя до конца улицы, мы свернули и как раз чуть не врезались в высокого мужчину. Сегодня Леон выглядел не так как вчера. Строгий парадный костюм заменили тёмно-синие джинсы, серая футболка и расстегнутый пиджак бледно-синего цвета с рукавами три четверти как у меня.
  
  - Давно ждёшь? - спросила Жюли, обходя меня и подпихивая ближе к мужчине. Недовольный взгляд посланный француженке, был проигнорирован, но я и не надеялась на иной исход. Она что, решила, что я буду вышибать клин клином? Если Джиён решил погулять с бывшей, я должна... выбрать для этих целей Леона? Уж не знаю, какого мнения обо мне эта женщина, но я на это не подписывалась.
  
  - Я только что подошёл, - ответил мужчина и смущённо улыбнулся. Да, всё-таки сильно люди иногда отличаются. Сегодня он один, завтра уже другой. От вчерашнего Леона, чей взгляд вгонял меня в лёгкий ужас, не осталось и следа. Простой приятный голубоглазый брюнет, в присутствии которого хочется улыбаться. Какой ты на самом деле, Леон?
  
  - Ой, как хорошо! - всплеснула руками француженка. Сейчас она была больше похожа на глупую девочку, чем на взрослую женщину. Её внешность и так с возрастом не вяжется, а сейчас, так тем более. - Я предлагаю проехать в какое-нибудь тихое место и посидеть там. Вы как? - с энтузиазмом в голосе сказала Жюли, перебегая взглядом с меня на Леона и наоборот.
  
  - Я свободен до завтра, так что сегодня, я полностью в вашем распоряжении, мадемуазель.
  
  - Но-но! - пригрозила шатенка, щурясь и придвигая меня поближе к себе. - Она уже мадам. Не забывай об этом, - мужчина усмехнулся. - А я ещё свободная девушка. Готова с тобой пообщаться.
  
  - Ты как всегда, - с нотками грусти в голосе ответил мужчина.
  
  - Ой! - неожиданно воскликнула шатенка, из-за чего я испугалась и отскочила от неё прямо в объятия брюнета. - Я забыла сумочку в машине. Подождите минуточку.
  
  Мне, конечно, могло и показаться... Но она кинула в сторону Леона странный взгляд и подмигнула? Или всё же нет? Хотя какая разница?! Жюли скрылась за поворотом, а я всё так же продолжала стоять слишком близко к мало знакомому мужчине. Моя попытка отодвинуться от него не увенчалась успехом.
  
  - Леон, вы не могли бы меня отпустить? - спросила я. Ещё бы и ресничками похлопала, да вот незадача, это мне не свойственно.
  
  - Зачем? Меня вполне устраивает и такое положение дел, - невозмутимо ответил тот. Он издевается? Вокруг нас люди ходят!
  
  - Мне, все же, кажется, что это не очень хорошая идея. Я замужем...
  
  - А вас действительно устраивает та жизнь? - неожиданно спросил мужчина. Я думала, он спросил это так, в шутку, чтоб поддержать разговор, но, по его серьезному лицу, этого сказать было нельзя. - Вчера мне так не показалось. Когда вы увидели супруга с другой, к тому же бывшей, вы были очень расстроены. Я пытался вас найти, но вы исчезли. Да, и Жюль тоже куда-то пропала. Она только утром сказала, что вы уехали вместе. А, ведь, ваши куклы имели небывалый успех. Большую часть разобрали в частные коллекции. - Под конец своей речи мужчина улыбнулся и покрепче обнял меня за талию.
  
  - Леон, знаете.., - я запнулась. А что я хочу ему сказать? Всего полчаса назад, может больше, я была готова его убить. Но, разъяснения Жюли по поводу букета и колье, как-то поубавили мой гнев. Из-за чего собственно злиться? Если бы он хотел, он бы остался с ней. И не пошёл искать меня. Ведь так? И уж наверняка не поехал бы искать меня по клубам. Ведь если я оказалась дома, меня скорей всего привёз он. И переодел тоже. Ему это нужно? Носиться по Парижу в поисках неугодной жены... Видимо нужно, если искал. - Меня устраивает моя жизнь. Пока что... Я не знаю, что будет в будущем, я не знаю, как сложатся наши с ним отношения, но, пока что мы вместе и этого достаточно... Наверное, только после этого случая я смогла честно признаться себе, что он мне нужен... Как глоток воздуха или воды. Как бы банально это не звучало, ведь поспорить с этим нельзя. Иногда люди связаны какой-то неведомой силой... и это называют "половинкой". И, я могу сказать, что он - моя половинка. Мы с ним противоположны, но ведь они... притягиваются. Он иногда ненормальный, чересчур ревнивый, готов взорваться по любому случаю и сама я живу как на готовом к извержению вулкане. Но мне это нравиться. С ним не бывает скучно, как это было раньше. Моя жизнь наполнилась новыми красками, когда этот человек предложил мне стать его женой... Может, это и не было так уж романтично, как ожидалось, но я благодарю Бога за тот день. Я благодарю Его за то, что подслушала разговор дяди, что пошла к той гостинице, что простояла на парковке эти чёртовы два часа и не ушла... Что кинулась ему под машину, перегородив, таким образом, дорогу, - Леон удивлённо приподнял бровь, а я рассмеялась. - Да, и такое было... И если бы у меня была возможность вернуться в прошлое, я бы снова это сделала. Но при этом изменила некоторые моменты, чтобы понять раньше, что он для меня значит...
  
  - Мне нравится ваша искренность, Юлиана, - улыбнувшись, ответил мужчина, заставив меня слегка покраснеть. Юлиана, что с тобой твориться? Исповедываешься перед незнакомым мужчиной, ещё и стесняешься в его присутствии. Некоторые индивидуумы плохо на тебя влияют! Но с ними мы потом поговорим. Когда домой вернёмся.
  
  - Ана! - я вздрогнула. Чей это был голос, я знала, и перепутать ни с кем не могла. Но вот, что он здесь делает? Я легонько сжала ладонь своего спутника и бросила на него обеспокоенный взгляд. Но тот в ответ лишь улыбнулся. После их вчерашнего знакомства, я не уверена, что отношения у этих мужчин будут дружеские.
  
  - Джиeн? Что ты здесь делаешь? - медленно обернувшись и улыбнувшись ему, спросила я. Внешне, он был вполне спокоен. Вот только, сжатые кулаки и напряжённые скулы говори об обратном. Кажется, кто-то злиться и это явно не к добру. Жюли, твою бабушку, ты где?! Сейчас бы ой как не помешала бы!
  
  - У меня была встреча. А чем занята ты? Разве ты не должна была встретиться с Жюли? - он подошёл ближе, не сводя взгляда с Леона. Только тот, как и вчера, был абсолютно спокоен, и, будто ничего не замечал.
  
  - А я с ней уже встретилась. - Она отошла ненадолго.., - значит и про Жюли он знает. Я начинала нервничать. Если эта... зараза сейчас не явиться, тут будет море трупов. - Привет, Алекс.
  
  Подошедший к Джиёну брат, что-то ему прошептал, но тот лишь отмахнулся. Жюли, где тебя носит?! Ещё и Леон! Он будто специально злит Джиёна! Хотя почему будто?.. Я задумалась. А могли ли они знать, где у Алекса и Джиёна будет проходить встреча, и всё специально подстроить? И место встречи, и забытая сумочка в машине... Твою мать! Кажется, я теряю бдительность, если умудрилась попасться в ловушку Жюли!
  
  - Милая, тебе незачем оправдываться, - брюнет крепче сжал руку на моей талии и притянул меня ближе.
  
  - Леон, ты что делаешь? - почти что прошипела ему на ухо я. - Ты с ума сошёл? Хочешь, чтобы он тебя убил?! Мужчина лишь кинул мне насмешливый взгляд, проигнорировав моё возмущение.
  
  - Ты же сама говорила, что уйдeшь от него. Пусть сразу знает к кому. Я вообще не понимаю, как ты вышла за него. Хотя, если бы этого не случилось, мы бы не познакомились. - Задыхаясь от возмущения, я старалась оставаться спокойной и не выдавать своих истинных чувств. Дотронувшись кончиками пальцев до моей щеки, он, практически не касаясь, провёл по коже и, наклонившись, прошептал в самые губы: - Не волнуйтесь. Я просто проверяю, действительно ли вы дороги ему так же, как он вам. И видимо да, если я правильно понимаю его реакцию на свои действия.
  
  Что случилось дальше, я поняла не сразу. Джиён в какие-то доли секунды оказался рядом и практически вырвал из объятий Леона, отпихнул в сторону. Я даже врезалась в проходившего мимо мужчину. Он то и спас меня от падения. Извинившись за инцидент, я непроизвольно визгнула, когда брюнет упал на асфальт и провёл ладонью по щеке. Скула тут же покраснела и грозила вылиться в синяк. А удар-то у него неплохой!
  
  - Ещe раз ты посмеешь к ней прикоснуться и простым ударом в челюсть ты не ограничишься, - сказал супруг, заставив выйти меня из оцепенения. - Она моя жена. И делить её с кем либо, я не собираюсь!
  
  Я продолжала стоять на месте, провожая ошарашенным взглядом Джиёна, и не знала что делать. Алекс уже помог подняться Леону и о чём-то его расспрашивал. А я была отрешена от всех посторонних звуков. Всё, что происходило вокруг, отбивалось глухим эхом, мысли пребывали в непонятном бардаке, без возможности собраться воедино. Единственное, что я понимала полностью и безоговорочно: Джиён только что наделе доказал, что я ему не безразлична; это если следовать логике Леона. А, что я сама могу для себя сказать? Мне это понравилось! Я не садистка, но, то, что он сделал...
  
  - Юлиана! - окрикнули меня и хорошенько встряхнули. Сфокусировав взгляд, я обнаружила нарисовавшуюся Жюли. - Ты как?
  
  - Нормально. Что с Леоном?
  
  - Жить будет, - отмахнулась шатенка. - Подумаешь, синячок будет. Его же возлюбленный его пожалеет. Не волнуйся.
  
  - Хорошо, - отстраненно ответила я. Но тут же удивлённо посмотрела на подругу. - Стоп! Повтори!
  
  - Что?
  
  - Про Леона. Какой возлюбленный? Может возлюбленная?
  
  Жюли хитро улыбнулась, явно радуясь тому, что знает больше меня, и, наклонившись, прошептала.
  
  - Нет, милая, именно возлюбленного. Леон - гей. - Мне даже показалось, что последнюю фразу она сказала с нотками сожаления.
  
  'Когда кажется креститься надо!' - съязвил внутренний голос.
  
  'Отстань! Не видишь, мы разговариваем!'
  
  - То есть я...
  
  - ... его как девушка не интересуешь, - закончила за меня фразу подруга. - Да. Но сцена ревности мне понравилась.
  
  - Ты это подстроила?
  
  - Скажем так, - Жюли подняла глаза к небу. - Я знала, где будет встреча Алекса с Джиёном и лишь попросила подъехать Леона, и подыграть немножко. Он согласился тут же.
  
  - Он меня убьёт, - констатировала я, боясь того, что меня сегодня ждёт. А я ведь хотела ещё и помириться с ним.
  
  - Нет, - успокоила подруга. Только не очень радостно как-то. - Но, вот бурные выяснения отношений... и нечто большее ждать могут. Ты с нами или сразу домой?
  
  - Я домой. Сама, - уточнила я, когда Жюли намеревалась навязать мне своё общество. Сейчас мне хотелось побыть одной и обдумать все, что со мной случилось. Оставалось не так много времени до момента нашего возвращения в Вегас, а моя жизнь перевернулась ещё раз. И боюсь, что это не конец.
  
  Поймав такси, я назвала ему адрес дома, и прикрыла глаза.
  
  Нужно упорядочить все свои мысли: я не безразлична Джиёну, это раз, и ещё какой! Если вспомнить все наши разговоры и прогулки, он ни один раз намекал мне на это. Только я вот тугодумка и не обращала на это внимания. Так! Он мне нравиться - и это два! Я даже согласна терпеть его сцены ревности, потому что это довольно таки приятно. И третье, и самое главное, нужно как-то наладить наши отношения.
  
  - Приехали, - оповестил меня мужчина-водитель.
  
  - А вы можете подождать пару минут? - с надеждой спросила я. Если его не окажется дома, просто сидеть и ждать я не смогу.
  
  - Хорошо. Но вы будете обязаны оплатить время простоя.
  
  - Хорошо, - выскочив из машины, я поднялась наверх. Но открыв дверь, супруга не обнаружила. Скорей всего он здесь даже не появлялся. Когда я спустилась на первый этаж, я обнаружила, что таксист меня ждёт и попросила его отвезти меня в Багатель, а потом в Два Маго. Но, ни там, ни там Джиёна не было. Я обошла весь парк и поспрашивала у девушек-официанток, но похожего по описанию мужчину они не видели. Я не знала, где его искать, потому что плохо ориентировалась в городе.
  
  Я прогуливалась по улицам Парижа в надежде хотя бы случайно наткнуться на него, но ничего подобного не происходило. Когда солнце начало опускаться, я решила, что прогуливаться вот так по набережной, одной, не очень безопасно, особенно в такой период дня, отправилась домой. Поймать такси получилось не сразу, и когда я таки приехала домой, на город уже опустились сумерки.
  
  Не спеша, поднявшись в квартиру, я открыла дверь своим ключом и прошла внутрь. В нос тут же ударил запах дорого алкоголя. Я вздохнула с облегчением. Хотя бы того, что он здесь уже работает хорошо. А от привычки запивать боль спиртным можно и отучить.
  
  Аккуратно подойдя к дивану, я присела на ковёр и посмотрела на спящее лицо мужчины. Всё как в прошлый раз. Только вот два алкоголика в семье - не очень хорошо. Благо я практически не пью. Вчерашний случай не в счёт. Это всё Жюли виновата.
  
  Протянув руку, я хотела убрать прядь волос с его лицо, но он успел перехватить мою ладонь. Сонные глаза с красными прожилками сначала смотрели недоумённо, но потом в них появилась злость. Отпустив мою руку, он внезапно сел. Поднявшись на ноги, я с улыбкой на лице посмотрела на мужчину. Но ему это не понравилось. Он вскочил на ноги, и я чудом только не упала назад. Точнее руке, придержавшей за талию.
  
  - Как погуляли? Хорошо развлеклись? - процедил он сквозь зубы, не сводя с меня взгляда.
  
  - Да, хорошо, - честно ответила я. О чём он говорит, я понимала. Но, подразнить его тоже охота. Не всё же ему издеваться надо мной! - Гуляли по Багатель, были в Два Маго. - Говоря это, я следила за его реакцией и она не подвела мои ожидания. Губы мужчины сжались в тонкую полоску, ноздри раздувались при каждом вдохе ещё больше, а глаза потемнели.
  
  - И как? Понравилось? - уже не скрывая своего состояния, спросил мужчина. В каждом его слове сквозила немереная злость, но, от решительных действий его, наверное, сдерживало воспитание.
  
  - Очень! - радостно воскликнула я и положила ему руки на плечи. Мои действия для мужчины стали неожиданностью и он слегка опешил. - Вот только в чём загвоздочка, - серьёзным тоном сказала я. - Я была одна. И мне было скучно...
  
  - Ты...
  
  - Правильно! - я нахмурила брови и ткнула мужчину пальцем в грудь. - А ты бросил меня там, одну, вместо того, чтобы составить компанию. Я заезжала домой, но тебя не было. И мне пришлось несколько часов самой бродить по городу. Я надеялась, что хотя бы закат мы с тобой проводим вместе. Парижский закат должен быть восхитительным. Осталось всего ничего и нам придётся ехать обратно. А я так ничего и не видела. Поэтому ты мне должен, Квон Джиён! - мужчина не мог ничего понять. Не только алкоголь мешал мыслительной деятельности, но и моё поведение выбило его из колеи.
  
  Я рассмеялась. Не знаю, что подняло мне настроение больше. Его реакция или вся эта ситуация, но мне было весело. Адреналин бурлил в крови, и мне хотелось совершать безумные поступки, которые раньше бы я не решилась осуществлять.
  
  Притянув к себе мужчину, я коснулась губами его губ. Хоть это и необдуманный поступок с моей стороны и довольно таки безумный, но оно того стоило. Поцелуй с кисловатым привкусом алкоголя успокаивал и одновременно с этим заставлял распалять те чувства, которые спали до этого момента. Я не знаю, что чувствовал он в этот момент, но меня бросало из жара в холод, а ноги постепенно начинали подкашиваться. Когда в очередной раз я чуть не упала, талию обвили крепкие руки и прижали к себе. Если сначала он не понял, что происходит и вяло отвечал мне, то сейчас его поцелуй превратился в требовательный. Будто он пытался добиться от меня подтверждения, что это не сон или иллюзия, а самая настоящая явь. Я понимала, что если сейчас не остановиться, можно натворить немало бед. И что после сегодняшнего, фальшивкой наш брак назвать будет очень трудно, но остановиться было очень трудно.
  
  Мысли в голове закрутились в водовороте. Я не следила за тем, что происходит вокруг. Кажется, звонил телефон, который через десять минут упорного тилиньканья был вырван из рук и кинут в дальний угол дивана. Зачем отрицать если и так всё видно? Да, мне нравится этот сумасшедший со всеми его подколками и выбрыками. Спрятав все неприятные воспоминания в дальний ящик, я решила отдаться чувствам, которые одолевали меня в данный момент.
  
  Пиджак мягко сполз с плеч и упал где-то возле ног. Я не возражала, потому что оголённых плеч коснулись горячие мужские руки. Лежавшая на пояснице рука, поднялась выше, ища собачку на молнии. Свободной рукой он провёл по плечу, спускаясь ниже до запястья. Когда меня неожиданно подхватили на руки и понесли предположительно в спальню, я даже и возмутиться не успела. Лишь крепче обвила рукой шею мужчины, погружая пальцы в чёрные волосы.
  
  Посадив меня на край кровати, Джиён снова прикоснулся к моим губам, одновременно с этим медленно опуская бегунок молнии вниз. Освобождая меня от плена платья, в котором уже было трудно дышать, и укладывая на постель, мужчина прикоснулся губами к подбородку, спуская по шее к ключицам, оставлял после себя влажные следы. Моё дыхание сбилось, когда он стянул платье с груди, и, проведя по ней рукой, поцеловал ложбинку.
  
  На время отстранившись, он окончательно стянул с меня платье и откинул его в сторону. В ушах появился гул, меня как будто облили горячей водой с головы до пят, грудь стала чаще вздыматься из-за нехватки воздуха, а внизу живота появилось давно забытое тягучее чувство желания. Расстегнув пуговицы на рубашке, Джиён скинул её на кровать и вернулся ко мне, накрывая меня своим телом. Его рука опустилась на моё бедро, а вторая зарылась в волосы, его губы снова вернулись к ключицам. Слегка покусывая, а потом, целуя место, мужчина спускался вниз, пока его рука с бедра не переместилась на грудь.
  
  В голове сквозь пелену наваждения, начала формироваться неясная мысль. Каждый раз, когда я пыталась зацепиться за её край, она ускользала из моих рук. Когда я наконец-то смогла поймать её, меня пробила дрожь, заставившая прогнуться в руках супруга.
  
  'Нельзя' - прозвучало в голове одно единственное слово. Не могу! Я уже давно не девочка, и мне нечего бояться... Но не сейчас... Не время и не место, как бы это глупо не звучало... С трудом освободив руки, я выставила их перед собой, уперевшись в грудь Джиёна и встретилась глазами с его затуманены взглядом.
  
  - Прости, я очень устала, - сказала я охрипшим голосом, понимая, что сейчас я обламываю не только его, но и себя. - Прости, сегодня ты спишь в зале... Я хотела немножко поработать перед сном и буду тебе мешать. Пока он пытался осмыслить сказанные мной слова и ослабил объятия, я вскочила с кровати и вбежав в ванную, закрыла дверь на замок.
  
  Не могу... Не знаю почему, но мне было страшно. Я боялась, что если сейчас между нами что-то произойдёт, он может просто охладеть ко мне. Даже не смотря на то, что я его законная жена. В его жизни снова появилась Клэр, а мы так и не выяснили, что она для него значит. Да, Юлиана, это уже перерастает в комплексы неполноценности...
  
  

Глава 9

  
   (Юлиана)
  
  
  Утро выдалось для меня тяжёлым. Я не спала полночи, прокручивая в голове недавнюю сцену, и я чувствовала, как с каждой секундой мои щёки и уши алели, а в груди появлялось странное тепло. Стыдно! Как же стыдно! Какой чёрт меня дёрнул его поцеловать?!
  
  Откинувшись на кровать, я накрыла голову подушкой и крепко зажмурила глаза. Да так и заснула. Уж лучше бы бодрствовала! Не знаю, что случилось с моей фантазией - может, это были накопившиеся переживания и усталость, но она решила надо мной подшутить и показать, от чего я отказалась... Эротическая история с Джиёном в главной роли... Господи, дай мне сил с этим справиться! Я вскочила на кровати вся в поту и тяжело дыша, когда солнце уже находилось в зените. В квартире было относительно тихо, не считая шума из соседней комнаты, где находился зал и кухня.
  
  Откинув край одеяла, я встала с постели и направилась в ванную. Нужно смыть с себя воспоминания вчерашнего вечера и... ночи. Я передёрнула плечами, когда рука коснулась дверцы душевой. Интересно, он дома? Судя по шуму, пока что да. Губ коснулась слабая улыбка. А он что-нибудь помнит? Я вот до сих пор не могу вспомнить, что было после нашей с Жюли пьянки.
  
  Я стянула с себя ночную рубашку и ступила под горячую воду, предварительно повесив рубашку на сушилку. Кожи коснулись теплые струи воды, и я смогла немного расслабиться. Остатки сна и напряжения постепенно слетели, оставив после себя лёгкость во всём теле. Я откинула голову назад, разрешая потокам воды напрямую коснуться шеи и груди. Мне захотелось забыться... Стереть из памяти всё плохое и... неловкое. Но как назло именно эти воспоминания и всплывают в памяти.
  
   Выйдя из душа, я обмоталась полотенцем и вернулась в спальню. Шум, исходивший из-за двери, не утих, а наоборот усилился. К ним добавились изредка выкрикиваемые бранные слова и звон разбитой посуды.
  
   Натянув на ещё влажное тело свободную футболку и шорты, я вышла из комнаты. Как я и предполагала, мой дорогой супруг обнаружился на кухне. Стоя босиком на кухонной плитке в джинсах и фартуке, он крутился возле плиты, не замечая моего присутствия. Аккуратно, на носочках я подошла к стойке и, облокотившись на неё локтями, с улыбкой наблюдала за мужчиной.
  
   Бегая от одного края стола к другому, он шипел и бурчал что-то себе под нос, чего я разобрать не могла. Мука, стоявшая слева от него, была рассыпана по полу. Она даже чуть не упала, когда Ён задел бочонок локтём. Но, к счастью, у него оказалась хорошая реакция, и он успел её поймать. Попутно помянув Жюли 'добрыми' словами.
  
   - Кто же знал, что это так трудно?! - прошипел он, орудуя лопаткой. Неловкий поворот и тарелка полетела на пол, разлетевшись на множество осколков.
  
   - Какая по счёту? - наконец-то, подала голос я. Мужчина вздрогнул и медленно повернулся ко мне. На лице сияла виновато-неловкая улыбка, и я рассмеялась. Терпела всё время, что стояла здесь, и вот теперь не выдержала. - Что всё это значит?
  
   - Сюрприз? - осторожно спросил он.
  
   - Да? А в чём он заключается?
  
   - Я... - начал он, заводя руку за шею и потирая её. Привычка, которая проявлялась, когда он волновался. Он опустил взгляд, выискивая что-то на полу, но, наверное, не нашёл. Потому что снова посмотрел на меня. - Я хотел сделать тебе приятно. Приготовить завтрак. Принести его в спальню... Прости, что разбудил.
  
   - Я сама проснулась, - настроение поднялось от уровня 'меня прибьют' до 'кажись, всё обошлось', и это значило, что сильно волноваться не стоило. Подойдя ближе к ничего не подозревавшему мужчине, я обняла его за шею и улыбнулась. Тот, кажется, даже дышать перестал. Вот что значит элемент внезапности! - Спасибо за сюрприз. Готовящий мужчина - это уже приятно. Особенно, если для тебя. - Отстранившись, я коснулась губами щеки мужчины и обошла его, осматривая 'поле боя'. - Сколько раз в жизни ты готовил?
  
   - Три.
  
   - Заметно, - протянула я, вздыхая от взгляда на бардак. Посуда раскидана, всё в муке. Да, весело утро начинается. - Значит, как вернемся, буду учить тебя готов...
  
   Резкий рывок назад и я оказалась прижатая к мужской груди. Его руки обвили мои плечи, носом он потёрся об ухо и хрипло рассмеялся. Мне было неловко. После вчерашнего я ожидала маленького, но скандала. Но он молчал. Он просто прижимал меня к себе, вдыхал запах волос или гладил большим пальцем оголённое плечо.
  
   - Никогда так больше не делай, - прошептал он мне в ухо. Я зажмурилась от прикосновения горячего воздуха к коже.
  
   - Как? - не открывая глаз, спросила я.
  
   - Не заставляй меня больше ревновать тебя, - мужчина шумно вздохнул и ещё крепче сжал меня. - Вчера я только ударил его в челюсть, а могло быть и хуже. И тебе пришлось бы вытаскивать меня из полицейского участка, - Ён рассмеялся, вызвав на моих губах лёгкую улыбку. Но уже более серьёзно продолжил: - Не делай так больше, Ана. Ты не знаешь, что я чувствовал.
  
   - Леон просто друг. А остальное ты себе просто придумал.
  
   Тему Леона мы больше не поднимали. Ни сегодня, ни в последующие дни. Мы просто решили, что то, что произошло уже в прошлом и для нас это будет хорошим уроком. Да и моя ревность была беспочвенной. Они просто беседовали, а выпитый алкоголь и волнение сделали своё дело, дорисовав парочку подробностей.
  
   До нашего отъезда оставалось очень мало времени и не хотелось тратить его зря. Когда я сообщила об этом Джиёну, он как-то странно на меня глянул и отвёл взгляд в сторону. Я даже забеспокоилась. Случилось что-то, чего я не знаю? Я пыталась выведать у него это, но он отмахивался и просил одеваться быстрее, чтобы не пропустить всё самое интересное, запланированное на сегодня.
  
   То, что он был взволнован, можно было не отрицать. Такое чувство, будто он пытался подобрать слова, чтобы что-то сказать мне. Но не решался. Он подавался вперёд, но в ту же минуту улыбался и делал вид, что смотрит куда-то в сторону.
  
   Мне было неприятно. Ведь мы договорились, что тайн у нас теперь не будет, чтобы не повторились недавние события. А сейчас он что-то скрывает. Я встряхнула головой, отгоняя неприятные мысли. Если скрывает, значит, так надо. Потом расскажет.
  
   Я открыла шкаф и обречённо вздохнула. И что надеть? Далеко мы собрались?
  
   - Джиён, какова наша программа на сегодня? - крикнула я из спальни, не сомневаясь, что он меня услышит.
  
   - Сюрприз!
  
   - Эй! Нечестно! - возразила я. - Я не знаю, что надеть!
  
   - Я бы предпочёл видеть тебя без одежды, - серьёзным тоном ответил мужчина, и дверь спальни приоткрылась. В образовавшейся щели появилась довольная физиономия супруга, - но нас не поймут. - Я поперхнулась воздухом и, схватив первую попавшуюся подушку, кинула в его направлении. Но промазала. Он успел закрыть за собой дверь, и подушка врезалась в дерево. Из-за двери послышался смех, и я улыбнулась. Взрослый, а ведёт себя как ребёнок.
  
   Я осеклась и посмотрела на дверь. Я видела на нём простую футболку и джинсы, значит парадно-выходное мы отметаем. Джинсовые шорты с подвёрнутыми краями, длинная белая майка с красивой надписью 'I like people, who smile, when it's raining', закрывающая пояс шорт и карманы. Клетчатая рубашка, практически закрывавшая собой шорты и серая шляпа в мелкую клетку с чёрной лентой. В прошлый раз мы удачно прошлись с Жюли по магазинам. На ногах красовались тёмно-синие сандали. Я улыбнулась, глянув на себя в зеркало, и, развернувшись, направилась к выходу.
  
   Когда я вышла из спальни и аккуратно прикрыла за собой дверь, обнаружила Джиёна сидящим в кресле как в тот раз ко мне спиной. Он не видел моего приближения, будучи полностью погружённый в чтения почты на ноутбуке. Подкравшись на цыпочках, я давила в себе зачатки смеха, потому что мне казалось, что это всё как-то по-детски. Но когда я увидела его утром, что-то изменилось. Не знаю что, но мне стало легко. Я расслабилась и не чувствовала той напряжённости, что присутствовала ранее.
  
   Я хотела немного напугать его, неожиданно опустив ладони ему на плечи. Но передумала, когда глазами зацепилась за печатаемую строчку. 'Я сделаю так, что она не вернётся. Подготовь всё к моему прилёту'. Это как гром средь ясного неба. Я не должна возвращаться? Но почему?.. Хм... Может ли это быть связано с теми неприятностями, от которых мы фактически сбежали в Париж? Вздохнув и откашлявшись, я заставила супруга вздрогнуть и резко захлопнуть крышку ноутбука.
  
   - А... Ты давно здесь? - взволновано спросил он, отставляя ноутбук на журнальный столик и поворачиваясь ко мне.
  
   - Нет, - спокойно ответила я. - Только подошла.
  
   - Тебе говорили, что ты очень тихо ходишь? - мужчина встал с кресла и, подойдя ко мне, обнял, скрепив руки в замок за моей спиной.
  
   - Это плохо? - мне снова стало неловко. Всё-таки это уже новый уровень наших отношений, и даже если я готова к нему, я чувствовала себя... неуютно.
  
   - Нет. Здесь нет ничего плохо. Пойдём?
  
   Я кивнула. Мы собирались заглянуть в галерею к Жюли, чтобы узнать, как там обстоят дела, а потом устроить небольшой праздник. Я даже не догадывалась, что мог устроить этот мужчина. После всего, что случилось, я знала, что это будет что-то грандиозное. По-другому он просто не умеет.
  
   Сидя в салоне машины, я откинулась на спинку пассажирского сидения и, лишь изредка кидая на сосредоточенного мужчину косые взгляды, прокручивала в голове все недавние события. И это вызывало у меня улыбку. Когда я решила несколько месяцев назад поговорить с тем, из-за кого Генри попал в долги, я не знала, чем это может кончиться... Хотя, нет, догадывалась. Меня могла задержать его охрана, а потом сдать в полицию. А вместо этого мне предложили выйти замуж. Если тогда я считала этого мужчину худшим из всех, то сейчас всё было далеко наоборот. Он не идеален, вспыльчив и ужасный собственник... Но мне это нравится! Нравится до безумия!
  
   Можно ли это назвать любовью? Я даже не знаю... Да и не важно! Любовь иль не любовь, какая, к чёрту, разница?! Главное, что сейчас этот человек рядом со мной, помогает и оберегает меня, а что будет дальше - посмотрим. Не нужно загадывать на перёд. Уж лучше пусть всё идёт своим чередом. Когда-то, давно, Соледад сказала, что если двум людям суждено быть вместе, не важно, сколько преград и разлук будет на их пути, Судьба их вновь соединит. И я верю в это. А остальное уже не важно...
  
   До галереи мы добрались очень быстро. На улицах Парижа было на удивление пусто. То ли все были так заняты работой, то ли просто не хотели выходить на улицу. Хотя я их не понимала. Солнце вовсю светило, озаряя своим светом дорогу. Я улыбалась, мне хотелось закричать, о чём я и сообщила Ёну, но тот только рассмеялся. Меня переполняли непонятно откуда взявшиеся эмоции. Что на это повлияло? Когда-то Соледад сказала, что много смеха и радости впоследствии приносят слёзы. И почему именно эту её фразу я сейчас вспомнила. Случайно? Неважно! Сейчас мне весело, а остальное не важно. То, что должно случиться, всё равно не избежать. Поэтому, если я и буду в скором времени плакать, рядом есть человек, который сможет помочь мне заглушить мою боль.
  
   В помещении галереи было тихо. Кое-где мелькали уборщицы, приводя помещение в порядок. На витринах кукол висели красные и зелёный таблички-взрывы с надписями 'Забронирована' и 'Куплена'. Такие таблички не имели только несколько кукол, с которыми я не хотела расставаться.
  
   Спросив у одной из девушек в строгом костюме, где находится Жюли, нам сказали, что она в кабинете, но у неё гость, и она просила не беспокоить. Я удивлённо посмотрела на девушку, которая, улыбнувшись, причём натянуто, развернулась и ушла. Гость? Мы же договаривались, что я зайду сегодня узнать, как обстоят дела.
  
   - Пойдём, - сказал мужчина, видя мою нерешительность, и потащил к лестнице на второй этаж.
  
   - Эй! - воскликнула я, придерживая шляпу рукой. - Нам же сказали, она занята.
  
   - Я бы тебе сказал, чем, а точнее кем, она занята, - тот хитро улыбнулся, заставив меня поджать губы и слегка покраснеть. - Ты этого 'кем' прекрасно знаешь.
  
   - Ты чертовски бесцеремонен, Квон Джиён!
  
   - Я знаю. И это мой главный недостаток!
  
   Сказать было больше нечего! Он сказал всё за меня!
  
   Когда мы оказались возле двери, Джиён продолжал держать меня за руку. Пара лёгких стуков в дверь, его громкое 'Мы входим', и следом последовали грохот, топот ног и тихая ругань. Нажав на ручку двери, Ён прошёл в комнату с невинным выражением лица, будто ничего и не слышал. Я плелась за ним, потому что отойти в сторону не могла физически. Алекс сидел на диване, закинув ногу на ногу, и с интересом смотрел журнал, перевёрнутый вверх ногами. Жюли взъерошенная, но на удивление спокойная со скучающим видом разглядывала экран компьютера. Подняв на нас глаза, она сделала вид, что удивилась и встала с кресла.
  
   - О! Вы уже пришли? А я ждала вас чуть позже.
  
   - Да, мы пришли, - продолжая улыбаться, сказал Ён. - А у тебя помада размазалась. И причёску поправь. А то смотрится как-то... Не очень.
  
   Жюли онемела, открыв рот и желая что-то сказать, но не стала. Она просто с прищуром смотрела на Джиёна, и на лбу у неё читалось, что она продумывает план убийства одного наглого корейца и способы сокрытия следов преступления.
  
   - Не обижайся на него, - сказала я, забирая свою руку у Джиёна и подходя ближе к подруге. Обняв девушку, я опустила ей голову на плечо и проникновенно посмотрела в глаза.
  
   - На дураков не обижаются.
  
   - Спасибо, обласкала, - послышался из-за спины ироничный голос.
  
   - Всегда готова помочь, - я махнула рукой. И через минуту все рассмеялись.
  
   Позже Жюли сообщила, что большинство кукол уже продано. Часть забронирована, но их количество намного меньше проданных. Некоторые покупатели не единожды спрашивали у неё, где создательница кукол, и просили их познакомить с ней. Жюли обещала им поговорить со мной по этому поводу, но окончательное решение всё же оставалось за мной.
  
   Ожидала ли я такой популярности среди коллекционеров кукол? Нет. Таких, как я, людей создающих кукол из холодного фарфора, уйма, но почему-то сейчас люди обратили внимание именно на меня. Конечно, за это нужно благодарить Жюли с её рекламой и её галерею, но я не думала, что всё зайдёт так далеко. Сев на диванчик, я просматривала папку с документами, которую передала мне помощница Жюли и улыбалась. Сотни позавчерашних приглашённых на выставку-аукцион оставили свои письма с просьбами оповещать их о новых куклах и выставках. Некоторые просили создать им эксклюзивную куклу для подарка родственникам или друзьям, или в личную коллекцию. Да, если браться за работу, это займёт не один месяц.
  
   Когда телефон внезапно зазвонил, я даже вначале перепугалась и чуть не выронила папку из рук. Но извинившись, я вышла из кабинета в коридор и прикрыла за собой дверь, чтобы мы не мешали друг другу, и отошла на некоторое расстояние. На экране мобильного высветилась фотография Валэри, заставив меня улыбнуться. Я давно не слышала голоса сестры и очень по ней соскучилась.
  
   - Я рада, что ты позвонила, - ответила я, когда поднесла телефон к уху.
  
   - Я тоже, - не очень весело ответила сестра. Её голос дрожал, она была чем-то взволнована, и это меня насторожило. Вал волновалась только в действительно серьёзных случаях и никогда понапрасну. Она всегда сначала проверяла, стоит ли это потраченных нервов, а уже потом поднимала шум.
  
   - Что случилось? - сразу перешла к делу я. - Дядя снова принялся за старое?
  
   - Нет, что ты! После того, как ты вышла за Квона, он ни разу не пошёл в казино, - Валэри замолчала, видимо, обдумывая свои слова. - Он считает себя виноватым в том, что случилось. И не раз мне это говорил.
  
   - В этом нет смысла. Так ему и передай, - я улыбнулась. Если она волнуется только по этому, то ничего страшного нет. Но что-то здесь не вязалось, хоть поначалу я и не обратила на это внимание. - Я счастлива, Вал.
  
   - Давно ты меня так не называла. Значит, всё действительно в порядке, - голос девушки воодушевился. - Это хорошо... Но...
  
   - Случилось что-то ещё?
  
   - Да, - Валэри замолчала. Я слышала шорохи, потом стук двери и шум воды. Она зашла в ванную и включила воду. Не хочет, чтобы её слышал кто-то ещё? - Она приезжала к нам.
  
   - Она? - я прислонилась спиной к прохладной стене и удивлённо похлопала ресницами. Проходившие мимо девушки кивали мне в знак приветствия, и я отвечала им тем же. - Ты о ком?
  
   - Эрика. Она приезжала пару дней назад. Искала тебя, - я услышала, как Валэри сглотнула. Она сильно волновалась. Конечно, тема моей матери в нашей семье была под запретом, потому что дядя вычеркнул её из своей жизни и запретил нам даже упоминать о ней в тот самый день, тринадцать лет назад. Даже вскользь. - Папа запретил мне сообщать тебе об этом, но ты должна была узнать. Он даже проверяет мой телефон, чтобы знать, звонила ли я тебе или нет. Мне пришлось попросить Ника дать его мобильный. Это уже паранойя, но... Она сказала, что вернётся послезавтра... Она не успокоится, пока не увидится с тобой... Она настроена серьёзно.
  
   Откинув голову назад, я стукнулась затылком о стену, но промолчала. Я просто тихо сползла на пол, продолжая смотреть в одну точку.
  
   Эрика... Женщина, которая дала мне жизнь. Которая называлась моей матерью в течении долгих десяти лет, но фактически отказалась от меня, когда ей это надоело. Я была не нужна ей на протяжении всех этих лет, и сейчас она объявилась. Не смешно ли? Я рассмеялась. Сначала тихо - слышно было только мне, а потом всё громче и громче. Пока это не переросло в истерику. По щекам побежали слёзы, но я продолжала смеяться. Служащие начали косо на меня смотреть и перешептываться, но мне было не до них.
  
   - Послезавтра? - лишь спросила я, поднимаясь во весь рост.
  
   - Да. С тобой всё хорошо?
  
   - Всё отлично. Я вернусь завтра вечером. Назови ей мой новый адрес, когда она придёт снова.
  
  Я отключила звонок, и рука сама опустилась вдоль тела. Я ничего не чувствовала. Ни боли, ни обиды, которые были раньше. Только отвращение. Она не интересовалась мной все эти годы, не звонила и не спрашивала, как я, что с учёбой, часто ли болею и обижают ли меня. Она даже не знает, чем я интересуюсь и что люблю. Но после того, как я вышла замуж за не бедного человека, решила явиться.
  
   В том, что она может любить, я не сомневалась. Она любит только две вещи: себя и деньги. Причём последнее любит намного больше. Наверное, только сейчас я смогла достаточно хорошо понять поведение моего отца, который ушёл от неё. Нужно быть по-настоящему гнилым и гадким человеком, шантажируя и манипулируя мужчину ребёнком...
  
   Со всей силы швырнув телефон в стену, я хотела таким образом выплеснуть накопившиеся в душе эмоции. Но это не сильно помогло. Я глубоко дышала, сжимая руки в кулаки и наблюдая за тем, как телефон разлетается на мелкие кусочки.
  
   Я понимала, что бедный аппарат ни в чём не виноват, но зато это могло показать, на сколько осколков только что рассыпалась моя душа.
  
   - Ана! - голос подруги прозвучал рядом очень неожиданно, но я даже не повернулась в её сторону. И когда это она успела оказаться здесь? Неужели я так громко смеялась, что смогла вырвать их из кабинета? - Что случилось? Мы услышали шум...
  
   - Ничего особенного, - перебила я её, повернувшись в пол оборота. - Я просто решила, что возвращаюсь домой. Меня там очень ждут.
  
   - Кто? - девушка была сильно удивленна.
  
   - Вернулась одна старая знакомая, с которой я давно не виделась. Нам есть о чём поговорить.
  
   Если она хочет увидеться, я предоставлю ей эту возможность. Я хочу посмотреть в глаза женщине, которая дала мне жизнь. Я знаю, что найти там хотя бы каплю раскаяния - бесполезная трата времени. Но вот услышать, что она скажет по этому поводу и какие доводы будет приводить, очень интересно.
  
  

Глава 10

  
   (Юлиана) ОБНОВЛЕНИЕ!
  
  
  Сердце бешено стучало в груди, отбивая дьявольский ритм. Я практически задыхалась от нахлынувших эмоции и позже не могла понять, чего мне стоило сдерживаться в присутствии Жюли. Почему-то известие о том, что моя мать вдруг захотела меня увидеть, впервые за тринадцать лет, так сильно меня взволновала не вначале нашего с Эри разговора, а сейчас. Или я просто подсознательно не хотела волновать сестру?
  
  Продолжая стоять рядом с Жюли, я будто смотрела сквозь неё... Она что-то взволнованно говорила, но я не реагировала на её слова.
  
  - Я пойду, - внезапно, даже для себя, произнесла я. Развернувшись, я, не оглядываясь, дошла до лестницы, спустилась вниз и вышла из здания галереи. На улице моросил дождик, но в этот момент это было как раз то, чего я так хотела. Валэри говорила, что когда идёт дождь и тебе грустно, небо плачет вместе с тобой, чтобы уменьшить твою боль и взять часть на себя. И хоть это были слова ребёнка, сейчас они пригодились как никогда кстати. От осознания того, что не одной тебе сейчас больно, немного легчало.
  
  Прислонившись спиной к камню здания, я опустила голову так, чтобы закрыть лицо волосами и прикрыла глаза. Я не хотела видеть эту женщину. Ничего хорошего она не принесла в мою жизнь. Хотя... Я могла поблагодарить её за то, что она бросила нас. Тогда бы я не жила с дядей и у меня не было моей жизни, я не была бы любима и неизвестно как сложилась бы моя жизнь. Но этой встречи не избежать... Если я не встречусь с ней сейчас, она придёт сама, и это будет хуже.
  
  - Ана, - услышав знакомый голос на краю сознания, я подняла глаза и увидела Ёна. Обхватив моё лицо ладонями, он нахмурился и провёл большим пальцем по моей губе. - Что случилось? Ты нас испугала. Ещё и вылетела... Мы не успели ничего сообразить. Твоя подружка на грани истерики. Что случилось? - Я смотрела на Ёна невидящим взглядом, лишь слыша его взволнованный голос, и на душе становилось легче. Я решилась довериться этому человеку, но могу ли я раскрыть ему своё прошлое? Это явно не то, чем можно похвастаться. Но где-то глубоко сидевший внутренний голос настойчиво твердил, что чтобы не случилось, он поможет. Даже если это прошлое захочет разрушить всё, что с таким трудом было выстроено, он не отступится. И снова, камешек за камешком, поможет мне построить новую жизнь.
  
  Положив ладони ему на запястья, я заставила его отпустить меня и, сделав шаг вперёд, обняла мужчину, скрепив пальцы за его спиной. Он опешил и, кажется, даже затаил дыхание, но потом я почувствовала, как меня обняли в ответ, а его пальцы зарылись в мои волосы.
  
   - Что случилось, Ана? - тихо спросил он.
  
   - Прошлое, - только и ответила я. Более объяснений не потребовалось. Он что-то для себя понял, покрепче сжав меня в объятиях, придавая, таким образом, мне уверенности в себе. И это помогло. По телу разлилось тепло, обволакивая меня как кокон. Мне даже показалось, что стало легче дышать.
  
   - Просто забудь о нём, - сказал Ён, аккуратно поглаживая меня по волосам, - и живи настоящим.
  
   - А если это прошлое хочет ворваться в настоящее? - спросила я, отстраняясь от супруга и заглядывая ему в глаза. - И путей отступления не существует.
  
   - Значит, нужно встретиться с ним лицом к лицу, чтобы расставить все точки над i и забыть о нём, как о страшном сне, - ответил тот с лёгкой улыбкой на губах. - Я не думаю, что твоё прошлое настолько страшное. - Мужчина слегка прищурился. - Или я чего-то не знаю? - Я невольно вздрогнула. - Да шучу я! Чего ты? - Ён рассмеялся, а потом снова обхватил моё лицо руками. В этот момент я почувствовала себя маленькой девочкой. Хотя, наверное, по сравнению с ним со стороны так и выглядело. - Не грусти. Ты теперь не одна. Я всегда буду рядом. Ты больше никогда не будешь плакать. - Мужчина улыбнулся, вызвав у меня ответную улыбку, а приосанившись и, взяв меня за руку, повёл к месту стоянки машины. - Я сегодня запланировал много мероприятий. Не будем терять время зря. Но, - воскликнул он и обернулся, - сначала заедем в магазин. - Он засунул руку в карман пиджака и извлёк оттуда сим-карту. Меня обдало жаром. Я почувствовала, как запылали щёки, и мне захотелось провалиться под землю. - Нужно купить тебе новый телефон.
  
   - А, может, я обойдусь? - робко спросила я, наблюдая за супругом.
  
   - Нет, - ответил тот, пряча карту обратно в карман и продолжая наш путь. - Когда мы вернёмся в Вегас, я забуду об этом. А ты даже и не подумаешь купить мобильный... Я должен знать, где ты и что с тобой.
  
   - Что-нибудь стало известно? - тихо спросила я, когда мы уже добрались до стоянки и супруг помог мне сесть. Облокотившись на дверь и крышу автомобиля, Ён отвёл глаза в сторону. - Ён?
  
   - Ана, давай не будем сегодня об этом? Не хочу портить этот день неприятными разговорами, - мужчина улыбнулся и закрыл дверь. Я вздохнула и откинулась на спинку кресла. Перед глазами всё так же стояла та фраза с экрана ноутбука - 'Я сделаю так, что она не вернётся. Подготовь всё к моему возвращению'. Это же значит, что он хотел меня оставить здесь? Во Франции. Неужели всё настолько плохо?
  
   Мне хотелось спросить его напрямую, но когда он сел за руль и я уже было открыла рот, в голове что-то щёлкнуло, и я снова откинулась на спинку кресла. Нет, не надо. Потом... Не время и не место... Мне нужно успокоиться, ему - расслабиться, а потом и спрошу.
  
   Машина медленно двигалась по улицам Парижа, лавируя в потоке других автомобилей. Я смотрела в окно на мелькающие дома и людей, и мне становилось тоскливо. Скоро придётся покинуть этот город, где всё пропитано щемящей сердце атмосферой. Где просто смотря на прохожих, хочется улыбаться. Где ты забываешь про все неудачи, которые преследовали тебя до этого и с головой окунаешься в чарующее чувство, без которого жизнь кажется неполной. Мне придётся покинуть город, где наконец-то смогла почувствовать себя любимой.
  
   Я глянула на сосредоточенного супруга, который следил за дорогой и вёл машину, и не могла не улыбнуться. Вспоминая того самоуверенного человека, с которым я познакомилась на парковке, и сопоставив тот образ с тем мужчиной, которого вижу сейчас, мне захотелось рассмеяться. Он изменился. Ради меня или тому виной обстоятельства, но он изменился. И это не могло не радовать. Хоть я и не знала его до этого, но была уверена, что от старого Джиёна не осталось и следа...
  
   Я всю жизнь пряталась за маской отстранённости, не подпуская к себе никого, кроме Валэри и дяди. Я всегда боялась, что если позволю кому-то прикоснуться к своему сердцу, его так же безжалостно разобьют, как тринадцать лет назад. Больнее жалят не враги, а те, кто ближе всего... Детская рана всё ещё продолжала жечь сердце, но мысли о том, что есть те, кому я дорога, заменяли любое обезболивающее.
  
   'Не грусти. Ты теперь не одна. Я всегда буду рядом. Ты больше никогда не будешь плакать'
  
   Слова супруга эхом отдавались в голове, заставив меня откинуть голову на спинку кресла и прикрыть глаза.
  
   Ты теперь не одна... Наверное, именно этой фразы я и ждала всю жизнь.
  
   - Не спи, мы почти приехали, - прозвучал насмешливый голос. Я улыбнулась.
  
   - Я не сплю. Я думаю, - пытаясь сохранять серьёзный тон, ответила я, но губы так и норовили снова растянуться в улыбке.
  
   - О чём, если не секрет?
  
   - О нас. О будущем.
  
   - Зачем думать о будущем, если есть настоящее? - спокойно спросил он. - Нужно жить сегодняшним, радуясь каждому дню...
  
   '... проведённому вместе', - про себя закончила я. В салоне повисла тишина, нарушаемая только шумом улицы за пределами машины. Я не знаю, почему он не закончил фразу. Возможно, ему самому пока что было непривычно осознавать, что теперь ему придётся делить свою жизнь ещё с кем-то. А, может, Джиён оставлял выбор за мной? Но в данный момент меня это не особо интересовало. Мы должны жить сегодняшним днём, не беспокоясь о том, что нас ждёт впереди...
  
   - Ты же слышал, что я хочу уехать завтра же? - я открыла глаза и посмотрела на Ёна. Тот кивнул, но ничего не ответил. - И ты ничего не скажешь?
  
   - А что я должен сказать?
  
   - Не станешь возражать? Не скажешь, что я должна остаться здесь? - намекнула я на его переписку. Свернув к обочине, Джиён остановил автомобиль и обернулся ко мне, оперевшись локтём о спинку кресла.
  
   - А должен? - я замялась. И что я должна ответить? 'Прости, милый, я видела, как ты с кем-то переписывался, и мне кажется, ты намерен вернуться в Вегас один'. Уж лучше сразу меня убейте! Я ему такое точно не скажу. Я знаю, что значит разозлить Джиёна. Имела возможность лицезреть. И честно, больше не хочется.
  
   - Я подумала... - Не надо, - перебил меня супруг. - Иногда это действие плохо сказывается на наших отношениях. - Я чуть не подавилась воздухом. Замахнувшись, чтобы стукнуть мужчину, услышала смех в ответ и совсем опешила. Он издевается?!
  
   Выйдя из машины, он обошёл её и открыл мне дверь. Скрестив руки на груди, я обиженно уставилась перед собой, показывая тем самым, что выходить не намерена. А что? Имею полное на это право!
  
   Наклонившись, мужчина заглянул в салон и ухмыльнулся.
  
   - Ана, если ты сейчас сама не выйдешь, я тебя вытащу. И тогда не кричи, что тебе неловко будет висеть у меня на плече, когда мы войдём в торговый центр. Я опущу тебя, только когда мы окажемся на месте, - его голос был спокойным и ласковым, но почему-то от него у меня мурашки по коже побежали.
  
   Господи, если бы я знала, что вышла замуж за шантажиста... Хотя, это я знала... Но, наверное, всё же повторила бы это ещё раз.
  
   На посещение магазинов у нас ушло почти полдня. И одним походом за новым телефоном мы не ограничились. А мои 'не хочу' всегда наталкивались на стену. Как объяснить человеку, что я не люблю шопинг? Никак. Если этот человек не принимает отказов, это физически невозможно. Утешало одно - Алекс должен был перебронировать наши билеты, и уже завтра мы окажемся дома.
  
   Наверное, за всё то время, что я провела в Париже, это был лучший день в моей жизни. Никакой официальности, никакой показухи... Мы просто гуляли по городу, наслаждаясь этими моментам и запоминая их. На будущее. Когда внезапно пошёл дождь и Ён предложил пойти в машину, я отказалась. Смеясь, я выскользнула из кольца рук супруга и закружилась на месте, позволяя струям дождя прикоснуться к коже.
  
   Когда остановившись, я подставляла лицо под капли дождя, я почувствовала, как за спиной оказывается Ён, и меня снова заключают в объятия. Его одежда, как и моя, полностью промокла и прилипла к коже. Но от соприкосновения наших тел появляется приятное тепло, которое окутывает меня с ног до головы, и я хочу, чтобы это мгновение никогда не заканчивалось. Я готова на коленях просить Бога, чтобы после нашего возвращения всё осталось как сейчас, но маленький червячок гложет меня, поселяя страх в душе, что счастье может закончиться, когда мы прибудем домой...
  
   Уже в салоне самолёта я поняла, как я боялась. Я не хочу встречаться с этой женщиной. Не хочу... Если раньше я руководствовалась эмоциями, сейчас была готова отдать всё, лишь бы вернуться обратно в Париж. Ничего хорошего от нашей встречи я не получу. Хотя нет... Нервный срыв можно, а так больше ничего...
  
   - Не волнуйся. Я с тобой, - шепчет супруг и накрывает мою руку своей. Я немного успокаиваюсь, но мысленно я уже в новом дне и жду прихода своего самого главного страха. Пока мы были в воздухе, Ён уговаривал меня немного поспать, и я даже пару раз проваливалась в темноту. Но я так резко вскакивала, что он, кажется, начал рассказывать какие-то истории из своей жизни, чтобы успокоить меня.
  
   Когда самолёт приземлился, на часах было начало трёх дня. Пока мы ехали домой, я не проронила ни слова. Ён пытался со мной заговорить, но когда понял, что это бесполезно, не нашёл ничего другого, как остановить машину и поцеловать меня.
  
   - Хватит себя накручивать, - сказал он, нагло ухмыляясь, когда машина сдвинулась с места. Я сложила руки на груди и отвернулась к окну, чтобы скрыть своё смущение. Но он всё равно успел это заметить и выглядел до ужаса довольным собой.
  
   Когда автомобиль остановился, я непонимающе обернулась к супругу, но того уже и след простыл. Как и таксиста. Открыв дверь, я вышла из автомобиля и обнаружила, что наши вещи уже выгрузили. Попрощавшись с таксистом, Ён посмотрел на меня и сделал приглашающий жест. Я снова обернулась к высоченному многоэтажному зданию, которое, если мне не показалось, чуть ли не кричало, что здесь живут самые богатые люди нашего города.
  
   - Где мы? - наконец-то спросила я, оборачиваясь к супругу.
  
   - Дома, - спокойно ответил Ён, подхватывая оба чемодана, и направился в сторону парадного входа.
  
   - Ён! - воскликнула я, но тот даже не обернулся. Мне оставалось только следовать за ним. Как прилежной супруге. В холле нас вежливо встретили и предложили помощь, но Джиён отказался. Меня проводили заинтересованным взглядом, от чего мне захотелось сжаться в комочек. Не люблю я столь пристальное внимание к своей персоне.
  
   Когда мы на лифте преодолели дюжину, как по мне, этажей и оказались в роскошном коридоре, Ён свернул налево и остановился только возле двери чуть ли не в конце коридора. Я продолжала стоять возле лифта, не решаясь сдвинуться с места. Что, чёрт возьми, происходит?! Я думала мы поедем за город... А это...
  
   Щёки обдало жаром, когда я подумала, что тут уж точно не будет тех, кто может ворваться в комнату... Да и я далеко не сбегу. И боюсь в этот раз дверь кое-кого точно не сдержит. Дыхание участилось, и я стала нервно прикусывать кончик ногтя.
  
   - Ана, хватит там стоять, - сказал супруг, выглядывая в коридор. Вздохнув, я дала себе мысленную пощёчину, назвав извращенной и трусихой, и не спеша направилась к квартире.
  
   - Я здесь живу, когда не хочу возвращаться за город, - сказал Джиён, закрывая за мной дверь. - Или когда хочу побыть один.
  
   Когда талии коснулись мужские руки, я невольно вздрогнула. Сердце бешено заколотилось в груди и мне показалось, что в прихожей стало жарковато. Скрепив пальцы в замок у меня на животе, шеи коснулись горячие губы, запечатлев на ней лёгкий поцелуй. Как же хорошо, что я волосы заранее перекинула на другую сторону.
  
   - Есть ещё несколько дней в полном нашем распоряжении, - прошептал супруг, когда я спиной почувствовала его часто вздымающуюся грудь. Одной рукой он продолжал придерживать меня у живота, медленно поглаживая большим пальцем в области пупка. А второй кончиками пальцев прошёлся по моей шее, заставив меня непроизвольно откинуть её в сторону.
  
   - У меня завтра встреча. Я не могу её пропустить, - слегка охрипшим голосом проговорила я. - И мне надо подготовиться к ней...
  
   За спиной затихли. Я чувствовала, как Ён сделал два глубоких вдоха и выдоха, как все его мышцы напряглись, а рука на животе прижала меня ещё крепче.
  
   - К чёрту встречи, Ана! - он резко развернул меня к себе лицом и впился жестким поцелуем в губы. Я опешила, не ожидая такого напора со стороны Джиёна, но ответила ему. Его руки оказались на моей талии и стали медленно спускаться вниз. Поцелуй становился более требовательным. Он покусывал и посасывал нижнюю губу, медленно спускаясь к подбородку, затем к шее, прикусывая кожу, а потом зализывая её. Джиён прижал меня к стене своим телом, и я почувствовала жар, исходивший от супруга. Скользнувшая на бедро рука проникла под край платья, приподнимая его вверх, оголяя край чулок. Продолжая придерживать меня за талию свободной рукой, он выводил непонятные узоры на платье, но даже сквозь плотную ткань я ощущала его прикосновение на своей коже.
  
   Решив не оставаться у него в долгу, я потянулась к пуговицам на груди мужчины. Пиджак упал на пол столь быстро, что я даже не успела насладиться моментом. Я расстёгивала пуговицы на рубашке, полностью потеряв контроль над собой. Я могла потом сказать, что это была не я, но зачем? Я пробежалась кончиками пальцев по его торсу, слегка оцарапывая кожу, и рассмеялась, когда достигла пояса брюк и услышала глухое рычание у уха.
  
   Разум затуманился, отдавая власть над телом бешеной страсти. Когда меня подхватили на руки и куда-то понесли, губы снова накрыли поцелуем. Сердце готово было вырваться из груди. Оказавшись в горизонтальном положении, я приподнялась и потянулась к молнии на спине, но склонившийся надо мной муж хрипло рассмеялся и завёл мои руки за голову, прошептав на ухо: 'Не спеши'. Придерживая меня за запястья, вторая рука опустилась на мой живой и стала медленно подниматься вверх. Коснувшись пальцами подбородка, он коснулся моих губ своими и резко перевернул на живот.
  
   Поцелуй в шею и звук отъезжающей молнии на спине, заставил меня затаить дыхание. Бретельки платья поползли вниз, освобождая меня от оков ткани, и я поблагодарила тот момент, когда решила надедь его. Бюстгальтер под этим фасоном не предусмотрен... Горячие губы коснулись кожи, и я ощутила жар от поцелуев Джиёна, разлившийся по всему позвоночнику. Он был как истинный дракон, который одним дыханием мог сжечь тебя дотла, но сдерживался изо всех сил, чтобы не навредить. Когда он отстранился, я развернулась и, поцеловав его, потянула его к себе.
  
   Платье съехало вниз, под требовательным натиском мужчины. Губы снова коснулись шеи, спустились к ключице, я учащенно задышала. Всё тело было напряжено как натянутая струна, готовая в любой момент лопнуть, и лёгкое прикосновение горячих губ к груди заставило меня прикусить губу и глухо застонать.
  
   Я не сразу распознала трель стационарного телефона, который, наверное, надрывался уже давно, потому что раздавшийся голос Сынхёна заставил меня вздрогнуть и выставить перед собой руки.
  
   - Джиён, я знаю, что вы уже прилетели, - раздался раздражённый голос азиата. - Будь добр, оторвись от супруги и перезвони мне. У нас есть небольшие проблемы.
  
   Я сжала губы в тонкую линию и расслабилась. Господи! Сынхён, ты дьявол! Уткнувшись носом мне в шею, супруг что-то пробормотал про то, что лично закопает Сынхёна с его проблемами и, поднявшись с кровати, вышел.
  
   Подтянув платье, тем самым прикрывая грудь, я выдохнула. Стыдно! И обидно! И всё одновременно разрывало изнутри. Только я не понимала, мне хочется плакать или смеяться? Я присела на кровати и, нашарив на спине молнию, кое-как подтянула её вверх.
  
   Оказавшись в гостиной, я увидела Джиёна, застёгивающего пуговицы на рубашке. Он не заметил моего приближения вплоть до того, пока я не обняла его со спины и не прижалась к нему щекой.
  
   - Что-то случилось? - тихо спросила я.
  
   - Проблемы с документацией, - ответил тот и развернулся ко мне. - Я отъеду ненадолго. Но скоро вернусь. Дождись меня. Я хочу тебе кое-что сказать.
  
   Я кивнула и улыбнулась. Он снова невесомо коснулся моих губ своими и, подхватив лежащий на спинке кресла пиджак, направился к выходу.
  
   Когда за Джиёном захлопнулась дверь, я устало опустилась на край дивана и упала на бок. Сердце продолжало бешено стучать в груди, дыхание было прерывистым. Но когда я вспомнила, от чего нас оторвал звонок Сынхёна, не смогла сдержать рвущийся наружу смех.
  
   Когда я ощутила покалывание, обхватила живот руками и села ровно. Щёки горели, и даже бежавшие по ним слёзы не могли их охладить. Да, не везёт моему любимому мужу. Сначала я его обломала, теперь Сынхён... Даже боюсь себе представить, что Джиён устроит другу, когда увидит его.
  
   Взлохматив волосы на затылке, я осмотрелась. Кое-кто так и не дал мне это сделать...
  
   Если я правильно поняла, квартира имела четыре комнаты. Высокие пололки, зоны комнат разделены свисающей с потолка занавеской из металлических бусин. Стенки между кухней и гостиной вообще нет. Её заменяет высокая барная стойка, со специальной полкой для бокалов. Поднявшись на ноги, я не спеша дошла до первой перегородки и провела рукой по бусинкам. Те, ударяясь друг о друга, создавали приятную мелодию, разрушая застоявшуюся тишину, от которой у меня начало гудеть в ушах.
  
   Одного взгляда на полумрак, созданный милыми бра, разбросанными по периметру гостиной, и барной стойки с бокалами хватило, чтобы в голове созрел план, и для его свершения особо ничего не требовалось. Обследовав кухню, я поняла, что Джиён не утруждает себя пополнением шкафов и холодильника припасами, и вздохнула. Ко многому ему придётся привыкнуть...
  
   Быстро вбежав в прихожую, я разворошила стоявший в углу чемодан и, выудив из него простые джинсы с футболкой, скрылась в спальне. На то, чтобы переодеться, у меня ушло не больше десяти минут. Когда я оказалась у лифта, быстро натягивая куртку и пряча мобильный с кредиткой в карман, столкнулась с молодой парой, с которой тут же распрощалась.
  
   Спросив у консьержа, где находится ближайший магазин, я кивнула мужчине и выбежала на улицу. Я была уверена, что после возвращения Джиён будет очень устававшим и ему захочется отдохнуть. Мы только прилетели и его тут же вызвали в офис. А что может быть лучше романтического ужина? К тому же, это будет ещё один шаг, который сделает нас ближе друг к другу.
  
   Обратно я возвращалась с двумя сумками, полными продуктов, и очень надеялась, что Ён ещё не дома... Резко остановившись, я усмехнулась. Дом... Я только сегодня узнала об этом месте, но уже сейчас знала, что он мой... Наш... У нас есть место, где мы всегда будем одни. И никто не сможет нам помешать...
  
   Когда я вошла в холл, то даже ничего не успела сказать. Видимо, консьерж понял всё, когда я ещё только выбегала из здания. С широкой улыбкой сообщив, что Джиён ещё не возвращался, и он позвонит мне, он предупредил своего помощника, что отлучится и забрал у меня пакеты.
  
   - Спасибо, - сказала я.
  
   - Не за что, - ответил тот. До нужного этажа мы поднимались молча. Я чувствовала на себе изучающий взгляд мужчины, но когда как бы невзначай обращала на него внимание, он улыбался. Уже возле двери, когда я отперла её своим ключом и обернулась к мужчине, он с искренней улыбкой сказал: - Я очень рад, что господин Квон нашёл свою женщину. Он вас действительно любит. Поверьте человеку с большим опытом. Приятного вечера.
  
   - Спасибо, - сказала я, наблюдая за удаляющимся мужчиной.
  
   Наверное, в течение первых двадцати минут, пока я пыталась разобраться что у Джиёна где стоит, я была готова отказаться от этой затеи. Но я быстро себя одёрнула и прогнала ненужные мысли. 'Ты что забыла, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок?!' - возмущался внутренний голос. - 'И не важно, что сердце уже наше! Нужно закрепить результат!'
  
   Когда воздух наполнился ароматами приближающегося 'сладкого' во всех смыслах вечера, зазвонил телефон.
  
   - Слушаю, - ответила я, даже не глянув на экран. Я и так еле успела поднять трубку. Ещё чуть-чуть, и звонок прекратился бы.
  
   - Чем ты занята, что не отвечаешь? - с насмешкой произнёс Ён. Губы непроизвольно расплылись в улыбке от любимого голоса. - Неужели с любовником развлекалась? Да так понравилось, что про мужа решила забыть.
  
   - Да, с тремя, - в тон супругу сказала я. - Четвёртым будешь?
  
   - Развратница! - воскликнул тот и тут же рассмеялся. - Ладно, хватит... Что ты делаешь?
  
   - Ничего, - не моргнув глазом, соврала я. Пусть это будет сюрпризом.
  
   - Так уж ничего? - Неужели он всё-таки что-то смог заметить в моём голосе. - Да, Юлиана, не умеешь ты врать.
  
   - Когда ты приедешь? - попыталась я перевести разговор на другую тему.
  
   - Через полчаса, не больше.
  
   - Буду ждать, - ответила я, прикидывая в уме, успею принять душ или нет.
  
   - Ана? - после недолгого молчания, спросил Ён.
  
   - Что?
  
   - Я люблю тебя, - Я улыбнулась. Всего три слова, а в груди сразу потеплело, и в животе запорхали бабочки, как бы слезливо это не звучало.
  
   - Я тоже тебя люблю.
  
   Когда я отложила телефон и опустилась в рядом стоящее кресло, я всё так же не могла сдержать улыбку. Господи, я как обычная влюблённая идиотка!
  
   Хлопнув себя по коленям, я сходила на кухню, чтобы проверить готовность ужина, и направилась в спальню. Во время похода с Валэри по магазинам она сказала, что мне очень идёт красный. Возражать я тогда не стала. А когда Жюли подтвердила её слова, я согласилась, что это как раз лучший вариант... Особенно сегодня...
  
   'Просто и сексуально одновременно', - сказала Жюли, когда я только надела платье и вышла из примерочной. Красная ткать мягко обнимала кожу, подчёркивая грудь небольшим полукруглым декольте и очерчивая талию и бёдра. Оно доставало до середины бедра, давая возможность представителю сильного пола немного пофантазировать... А мне покраснеть из-за чересчур маленькой длины. Спереди платье казалось вполне закрытым, что подтверждали и длинные рукава, зауженные к запястьям. Но когда я повернулась боком к зеркалу, то показалась оголённая спина с полукруглым разрезом, доходившим до поясницы.
  
   Собрав волосы в высокую причёску, я выпустила несколько вьющихся прядей, чтобы они касались плеч, и улыбнулась своему отражению.
  
   Когда в коридоре послышался шум открываемой двери и хлопок, я глянула на электронные часы и пожала плечами. Те полчаса, о которых говорил Ён, ещё не прошли... Но, возможно, он просто быстрее управился?
  
   Я даже забыла про туфли, стоявшие возле ножек кресла. Ступая босыми ногами по паркету, я беззвучно дошла до выхода, а оказавшись за дверью, замерла. Облачённая в облегающее чёрное платье, высокая брюнетка стояла возле накрытого стола и вертела один из бокалов в руке. Медленно обернувшись, она улыбнулась и прошлась по мне взглядом.
  
   - Да, даже из такой замухрышки как ты может что-то выйти, - сказала она с нотками сарказма в голосе. Её внешность казалась мне знакомой, но я не могла вспомнить, где я её видела. Ответ как обычно вертелся на языке, но когда я уже фактически хватала его за хвост, он ускользал.
  
   - Что вы делаете в этой квартире? - спокойно спросила я. Брюнетка ещё шире улыбнулась и поставила бокал на стол. Я внимательно следила за её движениями, пока она открывала сумочку и что-то там искала, а когда извлекла на свет ключи и позвенела ими, отступила на шаг назад.
  
   - Я провела в этой квартире больше... ночей, чем ты, - девушка запнулась. Но было видно, что заминка была произведена специально, чтобы произвести впечатление, и насладиться моментом. Еще раз окинув комнату взглядом, полным ностальгии, она снова посмотрела на меня. - Ты думаешь, долго здесь продержишься? Джиёну нужна жена, только чтобы получить наследство отца. А когда он покажет тебя миру, и все формальности с бумагами будут соблюдены, он избавится от тебя. Ты же не думаешь, что всерьёз могла заинтересовать его? Маленькая замухрышка, забитая в себе и росшая как изгой?
  
   - Если я такая замухрышка, как ты говоришь, то почему же ты не стала его женой? - я подошла ближе к брюнетке и сложила руки на груди. Внешность, казавшаяся мне знакомой, пробудила воспоминания дня подписания нашего с Джиёном договора. Шикарная брюнетка, которая была выставлена за дверь охраной. Бывшая любовница, как её тогда назвал Ён. - Это тебя выкинули как ненужную шавку, а не меня. Разницу видишь? Это тебе закрыт вход в здание компании. - Я посмотрела на сжатые в руке девушки ключи и ухмыльнулась. - А Ён знает, что ты сделала дубликат его ключей? Это, кстати, уголовно наказуемо.
  
   Я так и не поняла, как успела среагировать на выпад Эллы и прикрыть лицо и глаза. Только почувствовала резкую боль и тепло, а когда на пол у моих ног упало несколько красных капель, ошарашено посмотрела на брюнетку. Схватив меня за раненую руку, она больно впилась ногтями в моё запястье.
  
   - Я три года окучивала этого идиота. И думаешь, отступлюсь, потому что непонятно откуда вылезла ты? - Вопрос, видимо, был риторическим, потому что, помолчав, брюнетка приблизилась ко мне и прошипела: - Ты сильно пожалеешь, что вылезла из своей дыры и перешла мне дорогу.
  
   Отпихнув меня, девушка развернулась и направилась к выходу. От резкого хлопка я вздрогнула. В мире живут сумасшедшие, и, кажется, мне посчастливилось встретиться с одной из них. Прижавшись спиной к стене, я съехала вниз и уставилась в одну точку невидящим взором. Испугалась ли я? Не особо. Лишь вид крови заставил меня похолодеть, но я с детства его не переношу. Элла не вызывала у меня страха, лишь жалость и некую брезгливость... Я не могла понять, как можно любить деньги больше, чем себя. Я до этого момента никогда не видела таких денег, но даже и не думала о том, чтобы угрожать кому-то. Да, я не святая, и согласилась... фактически продать себя ради семьи, но это не одно и тоже... Ведь так?
  
   Я смогла вернуться к реальности, только когда повторно хлопнула дверь и послышались торопливые шаги.
  
   - Ана! - подхватив меня под локоть, Ён поднял меня на ноги и развернул к себе лицом. Он выглядел обеспокоенным и его глаза бегали из стороны в сторону в поисках чего-то, пока не остановились на окровавленной руке. Не спрашивая моего разрешения, он отвёл меня на кухню. Найдя в ближайшем к выходу ящике аптечку, он занялся обработкой раны. - Это она сделала? Я видел Эллу, выбегающую из дома. - Его голос был пропитан злобой, и если бы не я, он, наверное, кинулся вслед за девушкой.
  
   - Всё хорошо. Просто царапина, - спокойно ответила я.
  
   - Ана!
  
   - Все, правда, хорошо, - ответила я и улыбнулась. Дождавшись, пока Ён завяжет бинт, который особо и не нужен был, я обняла супруга за шею и легко прикоснулась губами к его губам. - Я рада, что ты вернулся. Я скучала...
  
   Будет ли наша жизнь лёгкой и безоблачной? Нет. Я на это даже не надеюсь. А о предстоящих неприятностях можно даже не мечтать, они и так будут. Но пока рядом мужчина, на которого я могу положиться, я ничего не боюсь. Из каждой неприятности есть выход. И если что, мы его найдём...
Оценка: 4.85*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Н.Пятая "Безмятежный лотос 4"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) А.Куст "Поварёшка"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"