Джиллиан: другие произведения.

Зона твари

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.51*24  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В доме Алексеича бывают самые разные люди. Но чаще встречаются те, кто вынужден объединиться против творимой в городе паранормальной мерзости.


   1.
  
   Юля не опоздала.
   Но лучше бы вообще вовремя не приходила.
   Едва от остановки она прошла в ворота и завернула во двор большущего дома Алексеича, своего нынешнего учителя и работодателя, как оторопела, застыв на месте и вцепившись в ремень сумочки, не в силах сделать хоть движение.
   В нескольких шагах от неё, в узковатом свободном местечке между лестницей крыльца и припаркованной машиной, страшно дрались. Это Юле так показалось: трое молодцев, среди которых она узнала белобрысого Володю, врача, пытались утихомирить какого-то озверелого парня в ветровке. Тот дрался так, что Володя, о котором говорили, что он из лучших бойцов-бесконтактников, вскоре отлетел от парня и со стоном грохнулся - рядом с другим, свалившимся ранее, который и встать не мог. И кровищи же на них... А неподалёку стояла девушка в спортивном костюме. В её трясущихся руках ходуном ходил мобильник - вот-вот выпадет, и девушка в панике кричала в телефон только одно имя:
   - Лена! Лена!!
   Одновременно девушка так отчаянно смотрела на дерущихся, что не заметила, как искомая Лена появилась на крыльце. Об этой довольно полненькой блондинке, сейчас тоже облачённой в спортивный костюм, Юля мельком слышала, что она сильный эмпат. Решительно набычившись, Лена пошла на дерущихся, слегка разведя руки, будто гнала перед собой какую-то волну.
   Парень в ветровке выпрямился над третьим упавшим, которого только что пнул в бок, проверяя, не встанет ли, и, тяжело дыша, прохрипел, свирепо глядя на Лену через провисшие тёмные пряди волос страшными, какими-то слепыми глазами:
   - Ты, дура толстая, тоже, что ль, со мной дра...
   В следующий миг он всем телом, плашмя ударился о машину, возле которой продолжал стоять. Страшно и безвольно мотнулась назад голова. Уже с закрытыми глазами он сполз на землю, будто сломавшись и прислонившись к дверце так, словно очень устал. Секундой позже голова драчуна бессильно свесилась вперёд, и на светлые джинсы быстро-быстро закапала кровь.
   Испуганная Юля, выходя из ступора, сначала ахнула, глядя на неподвижное тело, а потом, следуя взглядом за обернувшейся Леной, обнаружила на крыльце Алексеича. Стоя боком, он сосредоточенно рассматривал место побоища и его героев и машинально, с большими паузами потряхивал ладонями.
   Слишком быстро двигаться хозяин дома вообще не любил, насколько усвоила Юля. И не из-за комплекции, хоть и был плотным мужчиной лет чуть так за пятьдесят, среднего роста, очень похожий на спортсмена-борца на пенсии, всегда бритоголовый, всегда с насмешливым выражением лица - и не потому, что смешлив, а потому что с лицевым нервом что-то не то...
   Эмпатка Лена тем временем подошла к Володе, присела перед ним на корточки. Растерянная Юля подбежала к ней и, поддёрнув джинсы, устроилась рядом, не зная пока, чем помочь. Но подошла вовремя: Володя открыл мутные, ничего не соображающие глаза, - и при этом сразу попытался встать. Обе схватили его за руки.
   Пока девушки возились с врачом, пытаясь поднять его, причём Юля в душе благодарила судьбу, что и эмпат, и Володя ей знакомы понаслышке, Алексеич очутился рядом с драчуном, взял его за лохматые тёмные волосы и приподнял ему голову. Неизвестная бледная девушка прекратила кричать, после того как Лена мельком взглянула на неё. Успокоившись, девушка медленно, волоча ноги, пошла к лежащим парням.
   Не оглядываясь, Алексеич поинтересовался:
   - Лена, его ты не сумела пробить?
   - Нет, - отозвалась эмпатка.
   - Хм... И Володя не справился, - уже вполголоса, словно размышляя про себя, констатировал Алексеич.
   - Зато вы сумели - уже здорово, - благодушно сказала Лена и скомандовала: - Володя, слушай меня! Слушай мой голос! Поднимайся!
   Чувствуя, как трясутся собственные руки, Юля цеплялась за локоть Володи, помогая ему удержаться и не упасть. Когда глаза белобрысого Володи прояснели, он сам ощутимо утвердился на ногах. С благодарностью кивнув девушкам, врач быстро, хоть и опасно покачиваясь на ходу, подошёл к машине и присел на корточки рядом с Алексеичем, разглядывая парня в ветровке.
   - Эй, а кто это? - бесцеремонно спросила Лена, на радость Юле, которая, будучи новенькой, ещё стеснялась задавать вопросы.
   - Пока не знаем, - рассеянно сказал Алексеич, резкими, хлёсткими ударами ладони похлопывая парня по щекам, отчего голова того моталась из стороны в сторону.
   Юля, содрогнувшись от этих размеренных, наверняка болезненных пощёчин, про себя пожелала, чтобы парень в себя не приходил, пока она здесь: грязный, давно не бритый, в крови - чужой на кулаках и сочащейся сейчас из его словно оскалившегося рта; да ещё драчун... Она зябко передёрнула плечами. Не хотела бы, чтобы этот жуткий тип даже видел её. Такое вот странное желание. И тут же одёрнула себя: высокомерная, да? Брезгливая? Лена-то, вон, спокойно смотрит на него...
   Наверное, надо привыкать. В таком месте, как у Алексеича, с чем или с кем только ни столкнёшься.
   - Очень даже знаем, - сказал Володя и шмыгнул носом, удерживая кровь. - Это второй ты, Алексеич. Посмотри на линии его поля - идентичны.
   - А чего ж ты тогда с ним в контактный бой поиграть захотел? - попенял Алексеич, а потом, после недолгого молчания в созерцании неизвестного, уточнил: - Нет, у него линии поотчётливей моего. Этот - разрушитель так разрушитель. Колись, где его взял?
   - Около одной пивнушки, на задворках, один предприимчивый алкаш вздумал уличные бои проводить - на ставки, - усмехнулся Володя. - И народ уже не первую неделю там толкается. Ну, я сегодня и решил посмотреть, как да что. А сегодня как раз вот этого выставили. Я как увидел его поле - думаю, надо бы пригласить парня сюда... Сначала согласился. А довезли - чем-то ему твой дом не понравился - упёрся, что не пойдёт... Ну и...
   - Упёрся он совсем по другой причине, - задумчиво высказал Алексеич. - И придётся тебе, Володя, сейчас не только себе шишку на лбу залечивать, но и с ним повозиться. То ли он сам накачался, то ли его перед боем обкололи. Эй, ребятушки, очухались? А ну-ка, помогли поднять парнишку!
   Двое еле вставших на ноги парней, над которыми только что хлопотала давешняя неизвестная девушка, подошли к буяну и рывком подняли его. Тот повис на их руках.
   - Так, дамы, - обратился Алексеич к девушкам. - Рты закрыли и пошли работать. Юля, тебя персонально ждёт в зале для медитаций один дяденька-симпатяга.
   - Я знаю его? - с сомнением спросила девушка.
   - Нет, но он будет один в зале. Познакомитесь - и пусть научит всему, что сам умеет. Идите-идите, нечего зря тут торчать.
   Одно слово: "Познакомитесь!" - и Юлю жаром обдало: Алексеич - что, забыл?! Но с последним: "Идите-идите!" она согласилась немедленно. Лена будет рядом!
   Инстинктивно оглянулась на пороге перед входной дверью, почувствовав взгляд, который словно упёрся ей в спину. Драчун очнулся. Слепые глаза с длинного, то ли смуглого, то ли грязного лица в упор смотрели на неё. Сквозь неё. Будто и в самом деле видели что-то за нею. И будто ударили промороженным, заиндевевшим от жуткого холода ножом. Она поёжилась и поспешила за Леной, чувствуя ледяное покалывание между лопатками. И выдохнула с облегчением, когда входная дверь плотно закрылась, отрезая от этого мутного и грязного взгляда.
   В вестибюле дома она сообразила, что не знает, где находится зал для медитаций. Смущённая, она спросила об этом.
   - Пошли, покажу, - потянула её за руку Лена.
   Вестибюль здесь маленький, какой-то уютно деловой, а от него в обе стороны коридоры с закрытыми дверями. Лена немедленно повернула направо. Уже шагая по мягкой светлой "дорожке", она с любопытством спросила:
   - А ты кто? Ну, я имею в виду - по способностям. Я эмпат. Работаю с настроением.
   Юля покраснела. Она и так себя чувствовала рядом с нею чуть не ребёнком после реплики Алексеича про дяденьку-симпатягу. А тут допрос... Хотя, может, она преувеличивает? Из странного опасения, даже какого-то суеверия, она осторожно сказала лишь часть правды:
   - Я немного умею чувствовать пространство.
   - Фи! Тогда я знаю, что за дяденька тебя ждёт! - обрадовалась неизвестно чему Лена. - Спорим, его будут звать Влад!
   - Ты думаешь? - нерешительно сказала Юля.
   - Конечно! Он мастер-пространственник. Единственный в своём роде. Есть и другие, но он самый сильный.
   - Мастер? - уважительно переспросила девушка.
   - Лучше него - никого! - подтвердила эмпат. - Юль, себя как чувствуешь?
   Выдохнув и с дрожью поведя лопатками, которыми продолжала чуять тот промороженный жутковатый взгляд, будто унесённый с собой, девушка призналась:
   - Ноги до сих пор трясутся.
   Лена остановила её и буквально на мгновения заглянула в глаза. Удивлённая Юля только хотела было спросить, что случилось, но та, улыбнувшись, снова зашагала вперёд. Девушка последовала за нею, только в самом конце коридора сообразив, что ноги больше не подрагивают, а между лопатками потеплело.
   Благодарность свою она почти прошептала - так обрадовалась секундному сеансу эмпатии, легко успокоившему её. Довольная Лена только кивнула.
   У самых дверей в зал Юля набралась смелости и сама схватила Лену за руку.
   - Лена, я не умею знакомиться. Познакомь нас, а то буду мычать и заикаться.
   - Плёвое дело! Что ты какая застенчивая! - заявила та и открыла дверь в зал. - Влад! К тебе пришли!
   Входя в зал, Юля спрятала улыбку. Застенчивой она не была. Просто на этикетном уровне и в самом деле не умела знакомиться и предпочитала, чтобы кто-то помогал в этом деле. Особенно если предстояло знакомиться со взрослым человеком, как этот "дяденька-симпатяга". А уж освоившись с новым знакомцем, вела себя с ним так, что для постороннего взгляда создавалось впечатление: они давнишние друзья.
   На другом уровне, открытом ей Алексеичем, она знала, что происходит: есть причины, из-за которых её личное пространство часто противостоит чужому, закрывается от него, и нужен проводник из уже знакомых, пусть даже шапочных, чтобы противодействия при встрече с новым человеком не было. Оттого с сожалением и вспоминала старые годы, когда людей друг другу обязательно представлял человек, известный обоим знакомящимся.
   Зал для медитаций оказался небольшим - чуть просторней школьного кабинета. Зато очень уютным: тёмные шторы на окнах, свечи везде - и на низких треножниках, и на полу в плошках. И пахло замечательно. Юля даже смешливо обиделась на Алексеича, что раньше он сюда её не посылал.
   Из "лотоса" навстречу девушкам поднялся высокий худощавый мужчина.
   - Свет включите, - посоветовал он. - Где-то слева от двери.
   - Да ну, - отмахнулась Лена. - Ещё свет включать. Свечи подождут! - И быстро подошла к окну, с треском отодвинула штору, впустив в помещение ослепительные солнечные лучи, так что пришлось некоторое время жмуриться, привыкая к яркому свету.
   Худощавый мужчина улыбнулся Юле. На небольшом расстоянии она, ответно улыбаясь, но тоже не подходя, спокойно разглядела его: короткая стрижка тёмных, с проседью на висках волос; небольшие тёмные глаза, сам скуластый. И в чём-то похож на Алексеича - тем же неспешным и даже медлительным движением?
   Вернулась от окна Лена, изумлённо похлопала глазами на двоих, выжидательно глядевших друг на друга, а потом вопросительно посмотревших на неё. Фыркнула, взяла Юлю за руку и, словно ребёнка, подвела к мужчине. С шутливой торжественностью объявила:
   - Дамы и господа! Разрешите познакомить вас! Влад. Юля. Ну, всё. Долг гостеприимства мной выполнен - я побежала дальше!
   Хлопнула за нею дверь... Только Влад шагнул к Юле и торжественно пожал ей руку, как внезапно за её спиной раздался юношеский басок:
   - Я тоже хочу познакомиться! Привет!
   Юля почувствовала, как похолодело лицо из-за отхлынувшей крови. Дыхание зачастило. Хорошо ещё, Влад не отпустил её руки, и она осталась на месте. Пара его шагов, она повернулась следом за его ведущей рукой и уставилась на темноволосого, тоже коротко стриженного паренька, который улыбался ей во весь рот.
   - Юля, - тихо и уверенно сказал Влад. - По праву знакомого хочу представить вам Макса. Вместе с ним мы участвовали в одной экспедиции. С тех пор он думает, что имеет право вторгаться в любое личное пространство без предупреждения.
   - А чё? Нельзя, что ли? - удивился Макс.
   Продолжая держать Юлю за руку, Влад спросил:
   - Ты, вообще, какими судьбами здесь?
   - Алексеич прислал, - бесхитростно сказал Макс. И вдруг подозрительно сощурился: - А ты чего её за руку держишь? А Тася где?
   - Тася дома, - незамедлительно сказал Влад. - А держу я её, чтобы не сбежала. Юля, ты как - в состоянии ему руку пожать?
   - Уже - да, - с облегчением сказала она, сообразив, что Алексеич рассказал мастеру-пространственнику о её проблеме. И запоздало вспомнила, что на этот раз Влад обратился к ней на "ты". Стало как-то даже теплей. И улыбнулась пареньку.
   Сначала немного удивлённый, Макс тоже засиял и пожал ей руку, а потом Влад, тоже невольно улыбнувшийся, пригласил их к низкой скамье у стены. Усевшись между девушкой и пареньком, он сказал:
   - Мне Алексеич сказал проверить Юлины способности. А тебе что, Макс?
   - Он сказал, что ты в зале и что есть дело для нас. Он подойдёт позже, сам скажет.
   - Так, а теперь ты, барышня. Что у тебя за способности?
   Юля замешкалась с ответом. Нет, она понимала, что здесь все "свои", но...
   - Алексеич сказал, что ты тоже пространственница, - пришёл на помощь Влад. - Ты не могла бы сказать конкретней, чему я должен тебя научить?
   Макс с интересом уставился на Юлю, слегка склонившись вперёд.
   - Если не хочешь говорить из-за меня, - доверительно сказал он, - то не бойся. Меня используют тогда, когда надо усилить или закрепить какой-то дар или способность. У меня это неплохо получается.
   - Я легко хожу пространствами, - после недолгого молчания проговорила Юля, - но иногда могу не удержаться и... - Она прикусила губу. - Проваливаюсь между слоями. Я... потом возвращаюсь. Но непроизвольный провал мне мешает... Ну... Жить. - Она тоже склонилась - через Влада виновато посмотреть на Макса. - Чаще это бывает, когда мне приходится знакомиться без посредника.
   - Ничё себе, - озадаченно сказал парень и почесал нос. - Влад?
   - Хм... - тоже озадачился мастер. - Я даже не представляю... Дело в том, что мне-то нужно усилие - уходить слоями пространства. А ты, значит, легко это проделываешь?
   - Да.
   - А почему при знакомстве? - Кажется, Макса этот момент здорово зацепил.
   - Возможно, вторжение чужого в личное поле даёт такой эффект? - вслух поразмыслил Влад. - А это может значить только одно: у тебя слабые границы энергополя. Тогда это легко. Надо укрепить их на физическом и эмоциональном уровне.
   - Ага, - обрадовался Макс. - Юль, ты зарядку по утрам делаешь?
   - Делаю, - невольно улыбнулась она.
   - Тогда странно, почему Алексеич прислал Макса, а не Лену, - подытожил Влад.
   - Это не помощь, - раздалось от входа. И Алексеич пошёл к сидящим на скамье, прихватив с собой стул, стоявший у двери в зал. Он уселся на этот стул перед ними и объяснил: - Пока вы в одной компании, Юлю я могу отпускать с вами без последствий из-за её неустойчивой способности. Макс нужен был именно затем, что у нас нет времени на глубокое знакомство, но я понадеялся, что Юля уже успела познакомиться с тобой, Влад.
   - А что случилось? - поинтересовался Макс.
   - Вот, взгляните, - с этими словами Алексеич раздал им фотографии.
   Всего по три одинаковые каждому. Юля вгляделась в первую. Сначала ничего особенного не увидела - только какой-то пейзаж с углом здания. А потом... Девушка уже не замечала, как постепенно наклоняется к фотографии; не воспринимала ничего, кроме того что с поверхности снимка кто-то невидимый резко сдёргивает одно прозрачное стекло одно за другим. А потом её затошнило, перед глазами линии расплылись, будто на снимок плеснули водой... И она начала падать...
   - Юля!..
   Пришла в себя, стоя перед Алексеичем, жёстко держащим её за талию, не давая упасть из-за подламывающихся ног.
   - Всё, всё... - залепетала она, ошеломлённо глядя на него и не видя. - Я здесь...
   - Здесь-здесь, - проворчал тот и кивнул остальным. - Мы выйдем.
   "Куда?! - суматошно думала Юля, часто дыша. - Куда выйдем? Мне не надо... Мне надо в туалет! Мне срочно нужно в туалет!"
   Но покорно шла за хозяином дома, тащившим её за собой с неумолимостью танка, только и успевая перебирать ногами, чтобы совсем уж не виснуть на нём. Даже не заметила, как вошли в узкое и темноватое помещение близко от зала медитации, и Алексеич подтолкнул её к какой-то небольшой дверце. Ничего не соображающая Юля, которая понимала только одно: сейчас её конкретно стошнит! - открыла дверцу... И с благодарностью чуть не упала на колени перед "белым другом".
   ... Вскоре она начала понимать, что спазмов больше не будет, и только кривилась от отвращения. Неожиданно рядом с нею, сидящей на бедре, что-то клацнуло по кафельному полу. Покосившись, увидела стул на тонких металлических ножках, на его сиденье рулон туалетной бумаги, на спинке - полотенце.
   - Как умоешься, сразу в зал, - спокойно сказал над головой Алексеич.
   Не оборачиваясь, кивнула.
   Он ушёл, мягко ступая ботинками по полу и не закрыв за собой дверь. А Юля встала, вытерла рот бумагой и, захватив стул с собой, вернулась в помещение с раковинами. Глядя в зеркало поверх крана, который открыла, она внезапно подумала: "Если Алексеич прав про наркотики... Интересно, того страшного парня тоже тошнило?" Шмыгнула, рассматривая в зеркале широковатое лицо, обрамлённое растрёпанными светло-русыми волосами чуть ниже плеч, с серыми глазами, всё ещё мокрыми от слёз, толстоватый носишко и упрямый подбородок. Шмыгнула ещё раз - и, как в детстве, высунула язык подразнить саму себя, а потом вызывающе сказала:
   - Ничего! Справишься!
   Уже умытая и спокойная, она вернулась в зал. Здесь нашла только Макса, который смотрел на неё изумлённо и с сочувствием.
   - А где?..
   - Ушли ругаться - из-за тебя, - сообщил Макс и встал со скамьи, чтобы закрыть шторы и снова зажечь свечи. Вернулся и высказался более подробно: - Влад будет вести нашу группу, а он не любит, когда Алексеич подставляет нас, если даже из-за дела.
   - Не поняла насчёт "подставляет". - Она уселась рядом с ним на скамье, не сомневаясь, что парень ответит на все её вопросы.
   - Ну, он усыпил твоё внимание и проверил, правда ли это дело связано с пространствами.
   - А что такое "вести группу"?
   - Ну, Алексеич находит дело, а потом собирает тех, кто подходит для работы с ним. - Макс уставился в противоположный угол, на свечу, горящую внутри разноцветной плошки, из-за чего на потолке подрагивали такие же разноцветные узоры. - Главный в ней определяется сам. Обычно самый сильный и опытный. Потом группа распадается, а её участники или живут себе дальше, как обычно, или переходят в другую группу, где нужны такие способности, как у них. Я уже в двух группах работал - до и после армии. Тоже всякое умею. А ты как сюда пришла? Меня нашла Тася - жена Влада.
   - А меня нашёл Алексеич, - улыбнулась Юля.
   - Это как? - поразился Макс и так по-мальчишески открыл рот, что Юля снова не удержалась и улыбнулась.
   - Ну, как... Долгая история. До встречи с Алексеичем. А с ним... Я была с подругой в центре занятости, и он меня там увидел.
   Она в который раз вспомнила, как почуяла совершенно необъяснимое впечатление зова: "Обернись ко мне!" Как оглянулась от стенда со списками вакансий и наткнулась на испытующий взгляд жёстких глаз и отчётливо уловимую усмешку. И не испугалась, как обычно бывало с нею в последнее время. Не сбежала в панике, когда незнакомец не спеша пошёл к ней и подруге. Он ещё не заговорил, а Юля поняла, что рядом с ним... безопасно.
   - А ты... - начал Макс и оглянулся.
   В зал вошёл сердитый Влад и сразу направился к ним, немедленно вставшим.
   - Ты как? Оклемалась? - спросил он.
   - Всё нормально. Можно, я ещё раз посмотрю на фотки?
   - Нет, сейчас едем к тем местам, которые были запечатлены на них. Ты успела что-то увидеть на фотках?
   - Часть дороги и часть здания.
   - Так, чтобы больше неприятностей и неожиданностей не было, вот тебе пара оберегов. - Он снял с себя несколько цепочек и тесёмок, перебрал их, внимательно оглядывая на свет. Наконец хмыкнул, кажется соглашаясь с самим собой, и повесил на шею Юли две цепочки с медальонами и одну тесёмку с каким-то деревянным украшением в виде отполированной длинной пуговицы. - Медальоны не открывать. Содержимое тебе неинтересно, но выпадет - защиты поля от них больше не получишь. Юля, после того как вернёшься сюда, поговоришь о проблемах с Леной, ясно? Мне тоже не хочется постоянно оглядываться, не случилось ли что с тобой. Мало ли какие ситуации нас ждут. Ну, всё, кажется. Едем?
   - Алексеич поедет с нами? - спросила Юля.
   - Нет. У него больше информации нет насчёт этого дела. Придётся на месте разбираться.
   Мужчины вывели её из дома на ту часть двора, которая являлась автостоянкой для своих. По дороге объяснили, что точные адреса всех заснятых мест у них имеются и что сейчас ей позволят своими глазами увидеть тамошнюю аномалию.
   - А я первый заметил, что фотографировал не один человек, а трое! - хвастливо сказал абсолютно счастливый Макс. - И каждый свой участок.
   - И что это значит? - спросила Юля.
   - Это значит, что одновременно в нескольких местах города произошло нечто, - задумчиво сказал Влад. - Что мы сейчас и попробуем определить. Или проанализировать.
   При виде машины, в которую надо садиться, Юля чуть не присвистнула. И как-то так получилось, что Макс и Юля, не договариваясь заранее, одновременно устроились на заднем сиденье Владова джипа.
   Удивляясь, Юля чувствовала себя с ними так, словно знала обоих очень давно. Может, поэтому за время дороги легко выложила им основные вехи скудной своей биографии до момента, как попала к Алексеичу.
   Ничего особенного. Отучилась в школе, поступила в университет, на факультет менеджмента и маркетинга - на радость родителям и младшей сестре. Всё, как у всех, в обычной среднестатистической семье. Всё пошло-поехало не так, когда Юля заканчивала первый курс, а в город приехала бабушка по отцовской линии. Та самая, от которой сбежали, поженившись, родители. Бабушка овдовела и решила осесть рядом с родными, которых до сих пор не то что не привечала - слышать о них не хотела. Купила в одном доме с ними квартиру. И выяснилось, что у неё больные ноги. А помочь некому. Родители работают. Лиза учится. А бабушке требовался ежечасный уход. Денег в семье на сиделку не было. После долгих споров и слёз Юля, сдав экзамены за первый курс, ушла из университета. Через три месяца работы на бабушку, особу капризную и не терпящую никаких возражений, Юля поняла, что в её жизни наступила сплошная чёрная полоса: домой она приходила, чтобы только свалиться на кровать и спать чёрным, беспробудным сном. А утром всё начиналось сначала: встала, привела себя в порядок, прибежала к бабушке, подняла её с кровати, помогла дойти до ванной комнаты, помогла с утренними процедурами, затем одеться, сесть в инвалидное кресло, включила для неё телевизор и отправилась на кухню готовить завтрак. Потом уборка квартиры, пробежка по магазинам - и не дай Бог где-то задержаться и не прийти домой к уговоренному сроку...
   До весны Юля чувствовала себя тупеющей до состояния робота. На уме только расписание, от которого нельзя отступить ни на шаг, иначе... Иначе нервы ни к чёрту будут. Плакать она уже перестала, так же тупо выполняя все дела по дому, как тупо, без реакции, выслушивая гадости от родного, казалось бы, человека... Хотя... Уже собиралась попросить родителей дать ей возможность работать где угодно, лишь бы оплатить услуги сиделки при бабушке. А они чувствовали себя виноватыми, но просили лишь об одном - терпеть. Разводили руками - что делать-то? Бюджетники - много ли получают...
   В одной прекрасное апрельское утро, правда дождливое, Юля побежала в магазин. Как всегда к десяти. Но вернулась с полдороги, обнаружив, что ботинки печально скуксились, когда она пару раз вынужденно пробежала по лужам. С трудом дошлёпала до дома, боясь, как бы не увидел кто. Поднялась на свой этаж и тихонько открыла входную дверь, уповая лишь на то, что бабушка смотрит телевизор, привычно включив громкость на всю мощь. И только сняв обувку, каши просящую, услышала не телевизор, а негромкий разговор. Поразившись: бабушка с кем-то говорит?! - Юля осторожно подошла к шторам, над всегда открытой дверью в зал, и заглянула в просвет между ними.
   Взгляд прикипел сначала к нескольким пачкам, перевитым банковской лентой. Они выстроились, как кубики, на столе перед бабушкой. Юля смотрела на них бессмысленно, потому что не понимала... Из оглушённости её вывел незнакомый женский голос, который начал объяснять бабушке, благодаря какой политике банка та получила такую выгоду, а потому не хочет ли почтенная клиентка опробовать с этими деньгами ещё один, лучший на сегодня вклад в валюте... Больше Юля не слушала. Она шагнула из-за штор в зал, швырнула на диван пустые сумки и сухо сказала:
   - Да, она опробует. Но сначала наймёт себе сиделку. Денег, судя по всему, на это дело хватает.
   И развернулась. В полной тишине прошла прихожую, хлопнула дверью и начала спускаться по лестницам. Потрясение было таким, что не чувствовала ничего... Перед глазами - только дверь с номером родительской квартиры... Затошнило, когда перед глазами же поехало, как будто перед ними подвесили стёкла с призрачно плывущим отражением хорошо знакомых мест, и каждое стекло одно за другим неспешно пропадало, словно испаряясь... И чуть не споткнулась, когда хотела опустить ногу в хлюпающем ботинке на нижнюю ступень, а ступеней-то впереди не оказалось. Оказалась та самая дверь в родительскую квартиру, которую она видела перед внутренним взглядом. А ведь чтобы дойти до неё, надо было выйти из бабушкиного подъезда, пройти ещё два до своего, подняться...
  
   2.
  
   Молчание прервал Макс, рассеянно глядя в окно, на пролетающие улицы.
   - А такое бывает? Ну... Бац - и способность вдруг?
   - Юля перенесла, как сейчас модно говорить, шок, - сказал Влад. - У многих личностей дар или способности часто открываются после такого потрясения, как было у неё, или из внезапного страха. Самый известный пример - Ванга.
   - И что? - настаивал Макс. - Бабуля согласилась на сиделку? А почему она сразу не захотела нанять её? В чём фишка?
   - Ну, насколько я понял... С чужим человеком надо сдерживаться, выглядеть, ну, хотя бы вежливой, - ответил Влад. - А бабуля явно не хотела держать себя в рамках. При близком-то человеке орать от души можно было. Юля, я правильно понял?
   - Да, всё так, - вздохнула девушка. - На сиделку она не просто согласилась, а пришлось согласиться. Я просто ушла из дома к подруге, а то такой прессинг начался. И родители бабушке сказали, что я не оставила им адреса. Вообще-то, я так и сделала. Иришка живёт на другом конце города. Только доехать - часа полтора с пересадками... Много чего было.
   Подруга потеряла её из виду, едва Юля начала ухаживать за бабушкой, а ведь были закадычными, даже поступали вместе в университет, правда, на разные факультеты. В первый же "вольный" вечер Юля позвонила ей, а Иришка взяла да приехала. Подружке хватило получаса, чтобы разобраться во всём и увезти к себе. После того как её старшие братья, повзрослев, остепенились и разъехались, трёхкомнатная квартира стала слишком пустой. Иришкины родители подругу дочери встретили с радостью. Недели две Юля приходила в себя, а потом мама Иришки предложила устроиться на работу: соседка по лестничной площадке искала продавцов в торговый павильон. Договорились на временную работу - в сентябре Юля хотела вернуться в университет. Юля начала работать, но не продавцом, а на подхвате - приносить товар, расставлять по полкам... Но раз в неделю она вместе с подругой бегала в центр занятости - подыскать такую работу, чтобы можно было и учиться, и обеспечивать себя. Домой возвращаться не хотелось, как не хотелось принимать от родителей деньги. Бзик такой странный появился. Желание абсолютной независимости.
   А в конце июля, месяц назад, её увидел Алексеич и объяснил, что этот бзик - ненормально. Отторжение от родителей в будущем станет тягостным. И надо пересилить себя, чтобы потом ни о чём не сожалеть. Юля вернулась в семью. Может, так совпало, может, так захотела вселенная (хихикала подружка), но бабушка к этому времени уехала в другой город, к дальним родственникам.
   - А как тебя нашли? - с любопытством спросила Юля у Макса. - И кто такая Тася?
   - Моя жена, - не оборачиваясь, сказал Влад.
   - Ага, только сначала она не была твоей женой, - уточнил Макс. - Она прям на улице вычислила, что у меня есть паранормальные способности, а Влад подошёл. Только вот кто так подходит? Юль, вот представляешь? Подходит вот этот Влад ко мне - и зырк глазами по сторонам! Я сразу понял, что здесь что-то не то, а он мне так тихо говорит: "Хочешь денег?" А потом как оглядится и как спросит: "Тебя как звать?" А я ему - фигу тебе, а не имя, и говорю: "Михаил". А он: "Я, говорит, частный детектив. - И предъявляет ксиву - фальшивую, конечно. И говорит тихонько: - Приходи, Михаил, вечером на вокзал. А пока... Видишь кассу банковскую? Вот там и проверишь мои деньги!" А сам глядит такими глазами, что я сразу понял, что он всё про моё имя понял. А Тася стоит рядом с ним - и глаза у неё такие... - Макс показал, какие, вытаращив свои. - Жуть! Меня сразу просканировала! И всё про меня поняла!
   Юля не выдержала, хоть и крепилась с начала рассказа, - расхохоталась, представив воочию всю сценку. Судя по дрожащим плечам Влада, он тоже смеялся.
   - Нечего смеяться, - самодовольно сказал Макс. - Знаешь, как я распсиховался? Подходит, суёт "куклу" с деньгами и говорит: мне напарник на ночь нужен. А я смотрю на деньги и думаю: это ж какие ему деньги нужны, если он ещё и за грабёж такие платит?
   Хохоча так, что слёзы выступили, Юля полезла за носовым платочком. Тем временем, сообразив, что напарница очень смешлива, Макс радостно принялся за анекдоты. Долго рассказывать не сумел. Сам ржал так, что уже не рассказ получался, а заикание. Смех Юли был настолько заразителен, что скоро оба смеялись в голос. А когда приступ смеха затих, оба долго вздыхали, поглядывая друг на друга и фыркая.
   - А куда мы едем? - успокоившись, спросила Юля.
   - Первый адрес - пригород же, неподалёку от Алексеичева поместья, - отозвался Влад. - Потом - в центр города, а там дальше - дом рядом с парком ЦПКиО.
   - А как работаем? - поинтересовался Макс.
   - Пока только анализ. Сначала смотрю я, потом - вы.
   - Вдвоём? - удивился парень.
   - Взявшись за руки, - подтвердил Влад. - И очень крепко. Алексеич уже убедился, что дело связано с пространствами, а значит, будем очень осторожны. Если что - и я возьму её за руку. Но сейчас вы - вдвоём. Юля пока двоих вести не сможет. Юля, поняла насчёт "взявшись за руки"?
   - Да.
   Проехали где-то с полчаса, прежде чем нашли нужный дом. Юля, ожидавшая увидеть громадное здание, очень удивилась при виде приземистого дома, возможно, на две семьи, уютно прятавшегося в кусты сирени и рябины. С одной стороны его даже украшало какое-то развесистое растение, покрывалом тёмной зелени заползшее на крышу. Влад остановил машину у крыльца и предупредил своих пассажиров:
   - В дом не заходим. Хозяева знают, что мы подъедем, - выйдут показать место.
   И пошёл к крыльцу, где позвонил в дверь.
   Открыв дверцы, они сидели на месте, и Юля с любопытством осматривалась. Да, впечатление полное: дом расположился на краю сада - и это такая красота! Яблоневые ветви гнутся под весом подрумяненных кругляшей, а вон, чуть дальше, даже груша видна с подпорками. Ветви августовской рябины тоже тяжко склонились под весом пока ещё жёлтых ягод. Знаешь, что горьковатая, но всё равно хочется в рот засунуть ягодку-другую.
   Из дома вышел хозяин, хотя Юля почему-то ожидала увидеть хозяйку. Светловолосый мужчина в чёрном костюме подошёл к Владу и торопливо заговорил с ним, кивая на левый угол дома.
   - Ребята, выходим! - позвал Влад и вместе с хозяином пошёл к указанному месту.
   - Как ты думаешь, - обойдя машину и приблизившись к Юле, прошептал Макс. - Нам яблок дадут? Или сами стащим? У них тут вон сколько под деревьями валяется.
   Девушка прыснула в кулачок. А правда, чего фрукту пропадать?
   А Макс вдруг посмотрел на неё, нахмурившись, и пожал плечами.
   - До меня только что дошло. Два года после школы. Тебе ведь лет двадцать?
   - Двадцатый.
   - Мы почти ровесники, - заключил парень и решительно пошёл следом за Владом.
   Хозяин провёл их за угол дома и остановился. Влад встал с ним рядом. А когда Юля с Максом подошли, он, не оглядываясь, сказал:
   - Близко не подходите.
   Юля осторожно посмотрела и поняла, что предупреждение Влада напрасно: она бы и сама не подошла к этому месту. В строительстве она не разбиралась. Дом был обит деревянной планкой светлого цвета. Но этот угол дома будто специально состарили для какой-то надобности. Планки по всем стенам мягко светились желтизной и даже поблёскивали на солнце. А здесь они были... серыми от трухлявости. И, образуя дыру в стене, прямо на глазах осыпались мелкими хлопьями. На землю, которая тоже была мёртвой. По-настоящему мёртвой: на сухой, серой же поверхности валялись бабочки, жуки; ветром катало по земляным комочкам прозрачно-серые травинки, словно облепленные старой паутиной. Ближайший к углу куст смородины с этой стороны почернел и, кажется, продолжал умирать: часть ветвей осыпалась в труху, а часть пожухла до коричневатого цвета и бессильно поникла.
   Захотелось удрать. Сейчас и немедленно.
   Как будто уловив Юлино настроение, хозяин сказал:
   - Домой не приглашаю. Там всё в порядке. Только вот здесь... - И, вздохнув, замолчал.
   - Так, все стоят на месте, - велел Влад, не сводя глаз с осыпающегося угла дома.
   А сам пошёл к границе между мёртвой и живой землёй. Когда до мёртвой ему оставалось сделать шаг, Юля замерла. Но этого шага Влад не сделал. Он застыл перед границей самым настоящим изваянием. И стоял так долго, что хозяин снова вздохнул.
   Словно услышав этот вздох, Влад обернулся.
   - Давно?
   - Три месяца.
   - Дальше идёт?
   - Нет. Как смородина погибла, так и остановилось... Куст-то убрать недолго, но...
   - Юрий Тимофеевич, в самом доме точно ничего нет? Например, в этом углу - желтоватого такого свечения?
   - Нет, что вы! - даже испугался хозяин. А потом прикусил губу и повинился: - Ну, мы не особенно приглядывались, хоть и смотрели... Здесь как-то ярче всё...
   - Пожалуйста, сходите в дом и посмотрите внимательно, - попросил Влад, а когда хозяин чуть не бегом скрылся за углом дома, вполголоса скомандовал: - Ну-ка, помощнички, взялись за руки и быстро посмотрели, что тут есть. Я посмотрел только через три пространственных слоя, но там явно что-то ещё прячется за парой-тройкой.
   Подходя вместе с Юлей к мёртвой земле, Макс пробормотал:
   - А ты этому Юрию наврал, что ли, получается?
   - Наврал, - подтвердил за спиной Влад. - Не хотел, чтобы он видел, как вы уходите. Руки не разнимать!
   Несмотря на страшный вид земли впереди, вздохнувшая Юля с невольной улыбкой подумала: "Как в детском саду, ей-Богу! За ручки взялись - надо же!.."
   Остановились на том же месте, что и Влад. Юля сосредоточилась.
   Раз слой. Второй. Пока всё то же. Третий, за которым Влад что-то разглядел. Точно. Что-то в картинке изменилось. Так, их руководитель прав. Чтобы это разглядеть, надо пройти за слои.
   - Макс, идём, - бесстрастно сказала она, сосредоточенная на видимом.
   - Да, - так же бесцветно откликнулся парень.
   Седьмой слой дал чёткую картинку девятого, поэтому Юля не пошла дальше.
   У того самого дома, тут же, на углу, прямо на земле сидел человек. Его увидел даже Макс - Юля поняла по его вздрогнувшей руке. "Если быть конкретной, - отстранённо размышляла девушка, не отрывая взгляда от неизвестного, - то он даже не сидит, а... Полусидит? Или лучше - полулежит? Как будто в мягкой постели, а под спиной - подушки..."
   Эту мысль подтверждала не только расслабленная поза, но и одежда неизвестного - пижама. В еле заметную красно-коричневую клетку.
   - Хозяин... - едва ворочая языком, произнёс Макс.
   Говорить здесь, в седьмом слое, было трудно: пространство давило и будто старательно выталкивало их двоих из своих владений.
   Одно слово, но Юля поняла парня: волосы неизвестного были светлыми, как у хозяина. Да и фигурой похож. Она начала присматриваться к склонённой голове неизвестного, но, словно отзываясь на единственное сказанное вслух слово, тот сам начал поднимать голову - с такой натугой, что хотелось прикрикнуть: "Ну же!"
   Лица, которое они нетерпеливо ожидали увидеть, не было! Был череп с омертвевшим мышечно-кожным слоем, который будто стекал с костей гниющими, чёрными по краям клочьями. Были глаза, серые от гнили... И челюсти, распахнутые в отчаянном крике!.. И лучше не смотреть в этот рот!..
   Макс от неожиданности попятился. Это движение напомнило Юле, что они не должны задерживаться. Сама перепуганная до смерти, она намертво сжала его ладонь и, стараясь попасть в ногу с ним, тоже попятилась, уходя пространственными слоями.
   Уже в своём пространстве, в реальном времени, они продолжали пятиться, словно боясь, как бы мертвец не кинулся за ними следом. И одновременно наткнулись на чьи-то руки, тёплые и сильные. Подпрыгнули на месте от внезапного объятия. И с заполошным дыханием уставились на Влада, который смотрел на обоих с сочувствием.
   - Быстро! Что видели?
   Какое там - быстро, если зубы выбивают барабанную дробь!
   А пальцы влипли в обоюдное пожатие железным захватом!
   - Сейчас хозяин придёт, - жёстко напомнил Влад. - Если надо что-то спросить, не смогу. Приходите в себя. Я не могу из-за мелочей таскать с нами Лену! Ну?
   - Там мертвец, - просипел Макс, откашлялся и продолжил: - Думали - сам хозяин. Наверное. Похож. Он в пижаме и кричит. Лицо - череп.
   Юлю передёрнуло от воспоминаний.
   Испытующе оглядев их, Влад кивнул и пошёл по тропинке к выходу. Юля с Максом, всё ещё не разжимая пальцев, за ним. И чуть не споткнулись. Хорошо - Влад впереди. Навстречу им спешил хозяин дома.
   - Нет там ничего желтоватого, - взволнованно сообщил он. - Ну, в углу.
   - Это хорошо, - проворчал Влад и вдруг спросил: - В вашем доме недавно кто-то умер? Смерть была?
   Светловолосого будто на бегу остановили. Он ошарашенно посмотрел на Влада, открыл было рот, весь преображаясь в недоумённый вопрос: "Откуда вы знаете?!", а потом, видимо, вспомнил, с кем имеет дело, и покачал головой:
   - Мой старший брат недавно умер. Мы с ним погодки. Рак лёгких. Буквально сгорел за несколько месяцев, хотя до недавнего времени был здоров...
   Юле показалось - он хотел сказать: "Здоров, как бык".
   Когда они оказались возле своей машины, Влад осторожно спросил:
   - А что за человек был ваш брат? Ну, по характеру?
   Хозяин помолчал, а потом пожал плечами.
   - Положительный во всех смыслах. - Он внезапно жалко поморщился. - Хорошим был. Умный, трудолюбивый. Всем помогал, обо всех заботился. Почти святой. Этот дом - его задумка, чтобы нам, двум семьям, вместе жить и друг другу помогать. Его... его все любили. А умирал страшно... Вы что-то нашли?
   - Пока собираем материл по делу, - неопределённо сказал Влад и кивнул помощникам на машину.
   Не отнимая руки, Макс втолкнул в машину Юлю и сел рядом. Девушка прерывисто вздохнула и снова подумала о том, что они ведут себя, как испуганные дети.
   Пока Влад обходил машину, парень расслабил пальцы и, потирая их, тихо сказал:
   - Я, конечно, ещё в первый раз всякого навидался, но почему-то... жутко.
   - Мне тоже, - без промедления сказала Юля и вытерла пропотевшую ладонь о джинсы. - Он так кричал...
   Влад стукнул дверцей, закрывая.
   - На каком слое вы его разглядели?
   - Мы были в седьмом, - вспоминая, сказала Юля. - Но видели его в девятом.
   - Мне показалось - он был в нашем слое, - удивлённо сказал Макс.
   - Нет, ты был со мной и видел, как я. Поэтому тебе показалось. - Девушка помолчала, глядя, как машина разворачивается, выезжая на трассу. - Мы испугались. И не рассмотрели хорошенько. Кажется, я видела что-то ещё. Только не поняла, что это было. Надо было всё-таки попробовать добраться до девятого слоя.
   Минут пять ехали в молчании. Каждый переживал своё. Потом Макс снова не выдержал и спросил именно о том, что разжигало любопытство и Юли:
   - Влад, а как ты понял, что в доме человек умер?
   - Не знаю. Интуиция сработала.
   - Думаешь, в следующем месте тоже мертвец будет?
   - Пока ничего не знаю. Проверим на месте.
   - Ага. То есть если в других двух местах будут мертвецы, тогда... - Парень нахмурился, словно стараясь что-то вычислить. - Тогда значит, что кто-то что-то на кого-то сделал? Или опять какая-нибудь тварь появилась?
   - Гадать не буду, - ровно сказал Влад, и Макс надолго замолчал.
   Молчала и Юля.
   До сих пор под присмотром Алексеича она только тренировалась с осознанным хождением как по слоям реальности, так и между ними. Ей и страшновато порой было, и в то же время девушка испытывала острое любопытство. Чаще эти пространственные слои были связаны со временем. И она легко определяла его по угасанию красок в каждом последующем "стекле" реальности.
   Но попадались и такие, что оставались столь же яркими - что первый, что очередной "вдаль" или "вглубь". Когда она спрашивала Алексеича, не параллельные ли это миры, он только, улыбаясь, качал головой. Однажды он попытался объяснить ей теорию множественных пространств их собственного мира, когда слой будущего, например, вклинивается в слои, существующие именно сейчас, как реальная данность. Она восприняла его объяснения на интуитивном уровне и обнаружила, что это тонкое, ускользающее понимание даёт ей возможность ещё больше расслаивать пространство.
   Когда же она спросила, почему так: лишь интуитивно понимая, она лучше ориентируется в открывающихся ей пространствах, - Алексеич только усмехнулся:
   - Есть ещё одна интересная теория - о мальчике, который умел летать. Слышала такую историю?
   - Нет.
   - Когда мальчика попросили объяснить, как у него получается летать без крыльев, он задумался и попытался понять механизм личного полёта. И - летать разучился.
   Летать Юле хотелось. Ей нравилось бродить в этих призрачных слоях и экспериментировать с ними. Как сейчас.
   Жаль, любопытная идея не пришла ей в голову, пока её контролировал Алексеич.
   Идея заключалась в следующем: а если оставить Макса в седьмом слое, а самой без него дойти до девятого и там внимательно рассмотреть то неладное, что мельком заметила? Найдёт ли она потом, вернувшись в седьмой слой, парня на месте? А если не сумеет вернуться точно в этот слой? Что будет с Максом? А ещё... Нет, Макса она найдёт. Мертвеца же видела за несколько слоёв от него. Просто надо будет чаще оглядываться на Макса, и тогда будет легко вернуться к нему.
   - Влад! - оборвал её размышления Макс. - А мы с Юлей, получается, мертвеца видели... Это что - призрак был?
   После недолгого молчания Влад отозвался:
   - Я не видел - не скажу. Как только вы двое сумеете окрепнуть до возможности и меня провести с собой до этого девятого слоя - посмотрю и скажу.
   Но Макс не унимался. Он явно хотел поговорить о происшествии и таким образом сбросить напряжение после увиденного. Поэтому он обернулся к Юле и спросил:
   - Юль, а ты не боишься, что во сне уйдёшь в свои слои?
   - А я и уходила, - помедлив, сказала Юля. И посмотрела на затылок Влада. - Мне Алексеич дал браслет, который меня удерживает в этой реальности, пока я сплю.
   - Если ты боишься, что я обижусь из-за Алексеичева браслета, то не бойся, - сказал Влад, всё так же не оборачиваясь. - Свои обереги я дал тебе для работы в полевых условиях. А то, что вы с ним отрабатывали на тренировках, меня уже не касается.
   Теперь замолчали до приезда на второе место.
   Этот адрес оказался очень интересным. Во всяком случае, Юля до сих пор в таких точках города ещё не была. Две элитные высотки, окружённые металлическим забором с охраной, имели внутренний дворик с большим газоном и детской площадкой, при виде которой даже Макс присвистнул. Та отличалась деревянными качелями-"коняшками", горками в виде малышовых игрушек, толстых и забавных, и ещё разными деталями при виде которых любой ребёнок завизжит от восторга и бросится к первой попавшейся на его пути качельке. И всё это раскрашено в такие яркие, радостные цвета!..
   Оба: и Макс, и Юля - глаз отвести от площадки не могли. Только улыбались, глядя, как рядом, на скамьях, такой же весёлой расцветки, сидят молодые мамы, а по площадке носятся их дети. Правда, Юля осторожно взглянула-таки на газон, но тот был привычно зелёным и ничего страшного на себе не обнаруживал.
   Она хотела было сказать парню, как здорово всё здесь и как, наверное, приятно жить в таком доме, огородившись от всех бед, которые могут случиться в обычном, типовом доме, но прикусила язык: дом Юрия Тимофеевича тоже выглядел замечательно. И солнце светило и грело, и сад располагал к улыбке...
   Одна из мам, симпатичная кареглазая женщина, крашенная рыженькой, поднялась со скамьи, после того как Влад сделал короткий звонок.
   - Да, это я вызвала вас. - Она оглянулась на детскую площадку и, видимо, успокоенная, снова посмотрела на Влада. - Здравствуйте. То, что я сфоткала, не здесь. Я провожу вас, но побыть с вами не могу. Детей оставить не хочется.
   - Ничего, - улыбнулся ей Влад. - Нам только и надо - взглянуть своими глазами на место. А вы, как только покажете нам, - возвращайтесь к детям.
   - Кажется, она опять нас ведёт к углу дома, - прошептал Макс, едва касаясь пальцев Юли, словно проверяя, что она ещё рядом.
   - Наверное, порча? - тоже шёпотом предположила девушка. - В сам дом не смогли войти, а угол... Если изнутри, он же энергию высасывает.
   - Хм... - пробормотал Макс. И поёжился. - Похоже. Тогда... Значит, сейчас будет ещё один мертвец?
   У забора, окружавшего два дома, и в самом деле угол дома выглядел двойником предыдущего. Мёртвая земля. Пожухлые листья. Трава, обнесённая грязной паутиной.
   - Ну, я побегу, - вздохнула рыженькая.
   - Подождите, - остановил её Влад. - Простите за неприятный вопрос: недавно в доме никто раком не болел? После болезни не умер?
   - Ой, дядя Егор умер, - с жалостью сказала та. - Такой хороший дядечка был! Это он своими руками нам бесплатно детскую площадку сделал! Такой чудный старик... С ним, бывало, поговоришь, посмеёшься, а потом на душе так спокойно! И правда... Не знаю, чем болел, но долго.
   Когда она ушла, Влад долго смотрел на угол дома, где основной красный кирпич будто вымазали в серой плесени, а потом тихо сказал:
   - Если то, что она сказала, правда, вы знаете, что увидите. - И внимательно всмотрелся в глаза Юли. - Приказ: дальше седьмого слоя не ходить. Ясно? Постоять дольше - разрешаю. Но дальше седьмого - чтобы никаких! И, если вдруг даже всего лишь почудится агрессия, даже намёк на агрессию, - бежать немедленно! Макс, меня понял?
   - Понял, - суховато отозвался Макс.
   И, несмотря на его внешнюю ребячливость, Юля сообразила, что парень и в самом деле заставит её выполнить приказ Влада, если она или захочет посвоевольничать, или растеряется. Странно. Она-то думала, что именно Макс, смешливый и легкомысленный, будет потворствовать всем её желаниям и предложениям.
   Старика они увидели. Подготовленные словами рыженькой, они даже переглянулись, когда он обозначился, тоже, как и предыдущий, лежащий явно в постели, - видели только тело.
   - Уходим, - монотонно сказал Макс, когда мертвец поднял лицо с челюстями, разверстыми в крике, - и теперь Юля отчётливо видела, что челюсти не отвалились, как вначале предполагала.
   - Минута, - откликнулась она и, так как парень дёрнул её за руку, напоминая, добавила: - Влад разрешил смотреть.
   Парень не ответил, но больше не дёргал за руку. Посмотреть хотелось и ему, помнившему, что она заметила в первый раз нечто, насторожившее её. Правда, пальцы сжал так, что Юля поняла: случись что - он потащит её назад насильно.
   Минута (затаив дыхание, девушка считала про себя секунды) еле тащилась. Старик всё смотрел на них гнилостно-слепыми глазами и надрывно, но беззвучно кричал. И кричал так внешне горестно, что девушка боковым зрением заметила, как отвернулся Макс... Она уже собиралась начать "отступление", как услышала со стороны парня странный звук. Взглянула на него. Он, остолбенев, смотрел на старика.
   Какие-то чёрные корни выползли, показалось, из верхушки его головы и продолжили своё движение по лицу старика, сминая, разрывая остатки свисающей с черепа плоти. Пять чёрных корявых линий доползли до подбородка и согнулись, заставляя старика "закрыть рот", прежде чем Юля догадалась, что они с Максом видят чьи-то уродливые пальцы.
   Из пространственных слоёв они вылетели так шустро, словно существо, которому принадлежали пальцы, изо всех сил гналось за ними. И долго не могли отдышаться, чтобы объяснить встревоженному Владу, что же они видели страшного.
   Около дома рядом с ЦПКиО они узнали, что здесь недавно умерла прекрасной души женщина, только-только вышедшая на пенсию. Здешняя детвора в ней души не чаяла, как и их родители: одинокая, она не отказывалась посидеть или поиграть с малышнёй, пока их родители заняты или работают. И снова Макс и Юля, договорившись насчёт той, дополнительной, минуты, следили, замерев от ужаса, как ползут корявые пальцы по лицу кричащей женщины...
   Влад, выслушав их, велел садиться в машину и привёз в дом Алексеича. В зал медитации Макса и Юлю довела Лена, которая ещё и посидела с ними немного, чтобы успокоить.
   Больше их никуда не возили. Прошёл целый месяц, прежде чем Юля снова услышала об этом деле.
  
   3.
  
   Не будь Макса рядом, Юля сбежала бы сразу.
   Но Макс в очередной раз старался практически узнать, насколько далеко он может пройти по слоям, держась за её руку. Они только что вышли, и парень продолжал держаться за её ладонь. Поэтому от неожиданности и без предупреждения она снова уволокла его за собой сразу за несколько слоёв. По инерции, когда девушка потащила его за собой, парень послушно сделал несколько шагов, а потом опомнился. С трудом шевеля губами в вязком для него пространстве, он спросил:
   - Думаешь, шоковое погружение будет легче проходить?
   Стало так стыдно... Юля немедленно вывела его в зал для медитаций и мгновенно встала так, чтобы оказаться за его широкой спиной. Макс ещё удивился, покосившись, но его вниманием вскоре завладел именно тот, из-за которого второпях и сбежала Юля. Правда, парень пока об этом не знал.
   На пороге зала стоял высокий молодой мужчина. Он оглядывал просторное помещение, но не растерянно, а скорее прицениваясь. Даже в полутьме, при свечах, Юля сразу рассмотрела легко узнаваемые, словно слепые, глаза. Оттого инстинктивно и "сбежала" в пространство подальше.
   Но даже Макс не успел заговорить, как неизвестный посторонился, пропуская в зал Алексеича и Влада. А потом пошёл за ними к Максу и Юле, которая продолжала прятаться за парнем. Впечатление опасности, исходящей от неизвестного, девушка всё ещё продолжала чувствовать - и даже не по воспоминаниям. Она приглядывалась исподтишка, как он шагает, и жалела, что не владеет умением видеть так, как видит Влад. Инстинкты подсказывали, что этого мужчины надо сторониться. Почему же опасности от него не видят Алексеич и Влад?
   Трое ещё не дошли до них, как Макс снова чуть повернул голову, не спуская, однако, глаз с неизвестного, и вполголоса спросил:
   - Ты от этого прячешься? Он тебя обидел?
   - Нет, не обидел. Напугал, но не знает про это. Издалека видела, - сумбурно объяснила Юля, следя за мужчиной и с облегчением напоминая себе, что здесь, среди знакомых ей, она может никого не бояться.
   Макс утешительно пожал ей руку, которой она стискивала его пальцы.
   - Юля! Макс! - позвал Алексеич. - Хочу представить нового члена вашей команды.
   Они переглянулись, и парень снова пожал ей руку.
   - Пошли. Не бойся.
   Поскольку был вечерний час, Влад включил-таки свет.
   Снова присматриваясь исподтишка к неизвестному, Юля сообразила: у него короткие, но очень густые тёмные ресницы. А глаза светло-серые. Отсюда впечатление слепых. Сейчас его волосы подстрижены, и он не глядит волком из них. Хм... Лицо-то от волос открыто, но, по впечатлениям, кажется сильно закрытым. На них двоих неизвестный смотрит спокойно, хоть и насторожённо... Ужас... И он член их команды?
   - Знакомьтесь, - сказал Алексеич. - Валерий.
   - Максим, - с небольшим вызовом сказал Макс.
   Юля прикусила губу: это из-за неё Макс так назвался - полным именем. Этот Валерий напугал Юлю, а Макс, привыкший часто работать и учиться вместе с ней, непроизвольно защищает её.
   Алексеич поднял брови, глядя на парня, но промолчал.
   Высунувшись из-за Макса, Юля тихо сказала:
   - Меня зовут Юля.
   И только стиснувший её руку Макс, когда она дёрнулась сбежать, не дал ей уйти снова в пространства. Влад внимательно вгляделся в её глаза: "Руку жать новому знакомому не будешь?" Она коротко мотнула головой: "Ни за что".
   - Поскольку мы будем работать очень тесно, - спокойно сказал Влад, - неплохо бы расставить кое-какие точки над И. Юля, давай откровенно. Ты знаешь Валерия?
   - Нет, - пискнула она.
   - Почему же ты бежишь?
   Она чуть не задохнулась: вот так? Прямо в лоб?!
   Валерий смотрел на неё с недоумением, и внезапно Юля поняла: он не запомнил её! Алексеич тогда его так оглушил, что он смотрел вроде как на неё, но на самом деле его взгляд не был сфокусирован на ней... Теперь она растерялась: говорить ли Владу о том, что месяц назад этот человек здорово её напугал?
   Юля перевела взгляд на Алексеича, собралась с силами и твёрдо сказала:
   - Он напугал меня, когда здесь впервые появился. Я видела драку. Помните?
   Под конец фразы голос дрогнул, но она выдохнула: выговорила-таки!
   - Так, - спокойно сказал Алексеич. - Давайте-ка присядем. Макс, будь добр, вон ту скамью притащи и поставь напротив этой.
   Макс всполошённо оглянулся на Юлю. Та немедленно сказала:
   - Я помогу ему. Вдвоём удобней нести.
   В спину, торопясь за указанной скамьёй, услышала бормотание Алексеича:
   - Черти...
   Макс и девушка упрямо переглянулись. Ну и фиг! Зато руки соединены! Пока поднимали скамью, Юля вдруг подумала: а ведь они двое, получается, объединились против неведомого, но заранее страшного Валерия! Правда, она-то с испугу против. А Макс - из солидарности. Но, когда сели друг напротив друга, Алексеич сказал:
   - Юля, помнишь, что я тебе говорил о возвращении домой? Сейчас ситуация примерно та же. Ты не должна себе потакать в собственной слабости. Чем больше уступаешь сама себе, чем больше лелеешь собственные страхи, тем хуже тебе будет в дальнейшей жизни.
   Девушка чуть не задохнулась от негодования: как это - слабость?! Какая же это слабость, когда тебя напугали и ты поэтому хочешь быть подальше от своего страха?!
   И сама себе ответила: "А если тебя будет пугать каждый встречный? Не потому, что на тебя посмотрел, а потому что незнакомый? Когда я нечаянно узнала про бабушку, я же смогла всё высказать ей в лицо?"
   Зажавшись, но не пряча глаза, Юля чопорно сказала:
   - Валерий, я постараюсь подружиться с вами.
   Воцарившееся затем молчание прервал Макс своим коронным вопросом:
   - А вы кто по способностям?
   Юля удивлённо проследила, как Валерий быстро опустил глаза, а потом вопросительно уставился на Алексеича. Тот поднял брови и вздохнул:
   - Ну, скажем так... Стрелок. - И, больше не обращая внимания на глаза Макса, заблестевшие любопытством, решительно сказал: - Для начала введу в курс дела. Помните тот день, когда я вас посылал на разведку? У нас новые, идентичные дела. Прямо вспышка эпидемии. За два дня принесли фотографии мёртвой земли из пяти мест. И что-то мне кажется, эта аномалия есть где-то ещё. Просто на эту землю не каждый обратит внимание. Как узнали, что идентичные? В каждом из домов, где появилась мёртвая земля, умер человек. В прошлый раз вы видели за каждым мертвецом нечто, которое закрывало рот кричащему. Валерий присоединяется к вам, чтобы вы попробовали это нечто разглядеть полностью. Несколько дней вам даётся на то, чтобы научить новичка ходить с вами по пространственным слоям.
   - Чё-то я не понял, - сказал Макс. - А каким образом Валерий нам поможет разглядеть ту штуку? Он что - умеет вытягивать её? Или приманивать?
   - Нет, он сумеет уберечь вас от опасности. Ну, если та штука вдруг захочет напасть, когда вы будете ждать её дольше обычного, - сказал Алексеич.
   - Стрелок... - уставился на Валерия парень. - Ты что - с ружьём пойдёшь с нами?
   Приглядываясь втихомолку к новому члену команды, Юля решила, что у него очень бесцветное, не запоминающееся лицо. Если б не странные глаза и упрямый рот, губы которого он то и дело слегка выпячивал, если становился напряжённым или настораживался, Валерий был бы совершенно серой личностью. Успокоившись на этот счёт, дальше она уже не вслушивалась в разговор, зная, что потом Влад объяснит всё, что от них требуется, уже специально для неё. А пока она вдруг вспомнила, как на прошлой неделе сидела с Максом на ковре здесь же, в зале для медитаций, и смеялась над его рассуждениями. Парень всерьёз считал их обоих деточками в песочнице. Влад для него перешёл в категорию заботливого папочки-клуши. А Алексеич стал строгим и лишь изредка добродушным дедом, главой семейства.
   Она неожиданно подумала: а как впишется в это распределение ролей Валерий? Он старше "деточек", но младше родичей. И, прежде чем успела проследить за собой, в мыслях пронеслось: "Чужак!"
   - ... И сегодня вы попробуете первые несколько слоёв, - с отчётливой интонацией законченности сказал Алексеич. - Я тут немного посижу, посмотрю. Ну что, Юля?
   - Ага, - сказала девушка, быстро соображая: "дед" хочет посмотреть, сколько слоёв сумеет этот Валерий, сопровождаемый ею и Максом, пройти. - А вы никогда не ходили по пространствам, Валерий?
   - Ко мне на "ты", - буркнул тот и встал со скамьи.
   Вставая одновременно с Юлей, Макс вздохнул и прошептал так, чтобы слышала только девушка:
   - Вон какой крутой. Небось, больше меня сможет пройти.
   - Это мы ещё посмотрим, - подбодряя, отозвалась Юля, но в душе тоже ревниво и с сожалением решила, что, увы, такой тип наверняка силён. А если так, то Макс не зря опасается, что его могут вытеснить из путешествий по пространственным слоям.
   Она прошла в центр зала для медитаций. Первым рядом встал Макс. Помедлив, с другой стороны от девушки встал Валерий. Он оказался гораздо выше крепыша Макса.
   - Возьмите меня за руку, - бесстрастно сказала Юля.
   Он зыркнул на неё своими жутковатыми глазами, но девушка успела отвернуться, чтобы он не заметил её усмешки: "Пока хочу - буду тебе выкать!"
   Пальцы у него оказались сухими и горячими. Её ладонь он обхватил осторожно, будто боялся сломать ненароком. Зато Макс привычно уверенно сжал ей ладонь. Стоять между этими двумя (защитниками?) показалось одним удовольствием.
   - Ещё раз, - обратилась Юля к Алексеичу, чтобы он не понял, что она не слышала его инструкций. - Я должна провести его по всем слоям поочерёдно, чтобы выяснить, в каких ему будет комфортно, а в каких ему поплохеет. Так?
   - В принципе - так, - усмешливо согласился Алексеич, и девушка вдруг заподозрила: он уже сообразил, что она не слышала его слов.
   Тренированного за прошедший месяц Макса было легко провести по первым слоям - вплоть до двенадцатого, когда он сам уже умолял вывести его в привычную реальность. Умолял, еле шевеля губами.
   - Что мне надо знать? - тихо спросил Валерий.
   - Как только шагаю я - шагаете вы. Моей руки не отпускать. Если почувствуете себя плохо, говорить сразу. Плохо - это чаще начинается тошнота. Вопросы будут - задавать сразу. Всё?
   - Всё, - подтвердил он.
   Сначала она хотела провести его сразу за три слоя - хорошую тренированность она в нём инстинктивно ощутила, как и Макс, отметивший "крутизну" новичка. Но потом решила, что спешить некуда и Валерия погружать в отдалённые пространства можно постепенно. Мало ли...
   Оказалась права.
   Проходя второй слой, Валерий внезапно споткнулся и упал.
   Изумлённая Юля только вскрикнула, когда за собой он чуть не потащил и её. Но бережный обхват его ладони сказался в том, что пальцы его быстро расслабились, хотя она сама успела склониться над ним, машинально вцепившись в его плечо, и тем самым не дать тяжёлому телу сильно удариться о пол. А когда поспешно посмотрела ему в лицо, чтобы обругать за неловкий шаг и потребовать немедленно подняться, ахнула: мужчина был без сознания!
   - Он что? - так же ошалевший спросил Макс.
   - Что - что, - проворчала Юля. - Упал - не видишь? Вытаскиваем. Надеюсь, с тобой всё в порядке?
   - Скажешь тоже, - обиделся Макс. - Конечно, в порядке. А как будем вытаскивать?
   - Ты за своё плечо, со своей стороны, а я - за своё. Поднимаем! Да нет, не полностью, не на ноги! Надо поднять так, чтобы тащить удобно было!
   - А получится? - засомневался парень. - Мы ж обычно шагаем?
   - А теперь попятимся! - отрезала Юля. - Главным остаётся всё то же: держаться всем вместе! Ну? Взяли!
   Они вывалились из слоя - и секунду спустя к ним на помощь бросились "папочка-клуша" и "дед". "Детки" осторожно опустили свою ношу, перед которой тут же присел на корточки Алексеич.
   - Что случилось? - поинтересовался он, медленно проводя ладонью над лицом Валерия и, кажется, считывая с него какие-то объяснения.
   - Что... - пробормотал уже испуганный Макс. - Свалился на втором слое. Ну и защитничек у нас!
   - Прям так сразу и свалился? - не поверил Алексеич.
   - Прям сразу, - подтвердила Юля. - Только шагнул - и шлёпнулся. Алексеич, а может, необязательно нам давать защитника? Мы и сами всё разведаем, без него.
   - Я тиран - знаете, детки? - добродушно спросил Алексеич. - Ну и вот вам моё тиранство в чистом виде: мужик должен научиться ходить по пространственным слоям. Что хотите - делайте, но три дня - и он должен ходить по семи слоям.
   - Вы что?! - поразилась Юля. - Он на втором споткнулся, а вы говорите - по семи?! И вообще, кто у нас тут самый умный? Вот и скажите мне, с чего начать. Нет, даже по-другому: что с ним? Почему он не может ходить по пространствам? И как его учить?! Я же не знаю. Мы с Максом просто ходим - и всё. Он и привыкает.
   - Ну, будешь так же ходить и с Валерием, - ухмыльнулся "дед". - Прошла с ним в первый слой. Погуляли и вышли.
   - Без Макса не пойду! - предупредила девушка - тот засиял. - Если этот Валерий снова свалится, мне одной его не вытащить. Вон он какой тяжёлый.
   - Простите... - прошептал тот, пытаясь встать самостоятельно, в первую очередь поворачиваясь набок.
   Быстро подошёл Влад. На пару с Алексеичем поднял того.
   Мужчина еле держался на ногах, лицо уже больше не было сосредоточенным, и Юля неожиданно поняла, что он не такой уж и взрослый, как раньше показалось. Пока Алексеич усердно приводил его в себя, усадив на скамейку, Юля тихонько осведомилась у Влада - к вопросу прислушался и Макс, стоявший рядом:
   - Влад, а он ведь не очень... ну, старый?
   - Двадцать девять лет, - вполголоса ответил тот.
   Кажется, Макс обрадовался возможности собрать информацию.
   - А кто он такой? - поспешно спросил он, не глядя на Влада, потому что присматривал за тем, что делал Алексеич.
   - Тренер в доме спорта. Недавний спортсмен.
   - И кого тренирует? В смысле какую секцию ведёт?
   - Дзюдо. Младшие группы.
   - Хм. Серьёзный товарищ.
   - А почему недавний спортсмен? - спросила Юля. - В таком возрасте вроде не уходят из спорта. Или он не очень хорошим спортсменом был?
   - Левая рука у него не совсем здоровая. Кость сломал не очень удачно. А в больнице перелом тоже лечили не лучшим образом.
   - Влад, - зашептал Макс, чтобы не услышал Валерий, который уже стоял на ногах, не покачиваясь, и о чём-то говорил с "дедом". - А что значит - стрелок?
   Ответить Влад не успел - Валерий обернулся к ним и подошёл, твёрдо ставя ноги.
   - Давайте ещё раз. Мне кажется, на этот раз во втором слое я не упаду. - Всё равнодушие, какое-то слегка высокомерное безразличие мгновенно слетело с его лица. - Он чуть не умоляюще смотрел на Юлю. - Пожалуйста! Вам не придётся меня снова тащить из того пространства!
   Юля постояла немного в раздумьях, а потом нерешительно спросила:
   - А с равновесием у вас всё в порядке?
   - Умница девочка, - отозвался Алексеич. - Подождите минут пять - принесу пару оберегов для ровного шага. - И ушёл из зала.
   - Почему ты решила, что дело в равновесии? - поинтересовался Влад.
   - В первом слое Валерий на тошноту не жаловался, - задумчиво, вспоминая, сказала Юля. - Но был момент, когда качнулся. Движение было какое-то такое...
   - Да, было, - признал тот. - Еле удержался на ногах. У меня бывает, когда нервничаю... Но мы и правда попробуем ещё раз?
   Юля оглянулась на Макса. Тот пожал плечами.
   - Если Алексеич считает, что можно оберегами исправить ситуацию, почему вы и нет? Сделаем ещё раз.
   У них получилось. Вместе с оберегами они сделали ещё одну вещь. Теперь Макс и Валерий менялись местами, очутившись внутри одного из слоёв: Макс подходил к Валерию и держал его отдельно за руку, усиливая обереги Алексеича и таким образом приучая того к каждому следующему пространственному слою. Сумели дойти до пятого, после чего Валерий сразу сказал, что ему плохо. Макс даже не стал подходить. Быстро вышли.
   К закрытию зала медитации Валерий уже уверенно проходил все слои до пятого.
   Договорились встретиться назавтра здесь же.
   Постепенно Юля выяснила, что Валерий и сам не слишком легко идёт на общение с людьми. Просто с ними он поневоле общался из-за необычной работы. Вечером следующего дня он заметно привык к команде и даже перестал поглядывать, находится ли в зале Алексеич.
   Однажды лишь проскочило у него признание:
   - Мне легче с детьми общаться, чем... вот так.
   Но, освоившись, оказался очень дотошным. Отдыхая после путешествий по слоям, он скрупулёзно расспрашивал о том, что они видели в тех трёх своих попытках понять, что же именно происходит с мёртвой землёй и теми, кто на ней оказался.
   В одну из пауз к ним подсел Влад.
   - Ребята, вам надо знать кое-что. После нашей поездки я ездил к дому возле парка, как самому доступному для наблюдения, всю неделю. Следил за развитием событий. Точней, за их упадком. Лапа исчезла на третий день. Призрак рассеялся на седьмой. Валерий, который слой ты освоил?
   - Десятый.
   - Завтра едем, что называется, на поле.
   - Почему завтра? - удивилась Юля.
   - Послезавтра лапа исчезнет. А ты сказала, что её видно в девятом слое. Поэтому я вас завтра забираю и везу по одному из адресов.
   - И что мы должны будем сделать? - спросил Макс.
   - Пройти в девятый слой и внимательно посмотреть, кто тянет лапу к призракам.
   - Звучит ужасно, - поёжилась Юля и перехватила взгляд Валерия. Опять какой-то оценивающий. Несмотря на то что многое в нём стало понятно, Юля, возможно, интуитивно всё ещё ощущала в нём нечто, что её пугало.
   И очень удивилась в конце занятия, когда, помявшись, Валерий предложил:
   - Вас постоянно развозит Влад. Давайте я сегодня вас по домам развезу? Я на машине.
   Макс и Юля переглянулись.
   Ближе всех к дому Алексеича жил Макс. Значит, последней надо будет довезти до дому её. Быстро всё это сообразив, девушка было открыла рот, как Макс вмешался:
   - Ага, почему бы и нет? Только сначала довезти придётся Юлю, а потом меня.
   - Хорошо, - сразу согласился Валерий.
   И Юля выдохнула. Кажется, в его предложении ничего особенного и не было, из-за чего бы пришлось потом нервничать.
   Но в машине она уловила пару раз в верхнем зеркальце взгляд на себя. Лицо Валерия при этом было спокойно отстранённым. Макс, сидевший рядом, толкнул её локтем: "Я вижу - я настороже!"
   Вечером она созвонилась с ним и спросила:
   - Макс, почему ты сказал, чтобы сначала меня отвезти, а потом - тебя? Он же сразу потом догадался, что ты живёшь ближе.
   - А вот фиг вам, - самодовольно сказал парень. - Он высадил меня о-очень далеко. А у меня проездной. Домой я быстро потом добрался. Так что не бойся в следующий раз: всегда будешь под моим присмотром.
   Юля только хмыкнула. А потом и забыла об этом. Восстановившись в университете, она входила в курс дела, обложившись учебниками и конспектами. И все события, связанные с домом Алексеича, старалась забывать сразу, едва только этот дом оказывался далеко.
   На третий вечер Влад сказал, что все четверо едут на место в его машине. И снова Валерий спокойно воспринял это заявление, сразу пошёл к джипу Влада. Макс и Юля его обогнали и привычно заняли заднее сиденье. "Дяденьки" (хихикнул Макс) сели впереди.
   - Ты не узнал, кто он такой? - шёпотом спросила Юля.
   - Неа, - повинился Макс. - Но я спрашивал, честно! Алексеич молчит, как партизан. А Влад посмеивается.
   - Странно, - задумалась девушка. - Что-то я как-то не представляю, что он будет использовать всякие приёмчики, чтобы нас с тобой спасать при переходе.
   - А вдруг нам сегодня опасность будет угрожать? - предположил Макс. - Вот и увидим, что тут такого в этом стрелке.
   Влад привёз своих пассажиров и подопечных в конец длинной улицы. Время не очень позднее, на улице только молодёжь, которая воспользовалась тихим тёплым вечером: кругом либо сидели на приподъездных скамейках либо не спеша прогуливались по дворовым дорогам.
   Не привлекая к себе внимания, Влад показал на мёртвую землю на газоне, рядом со вторым подъездом, с которым повезло: рядом никого.
   - Влад, тут же тропинка, - встревожилась Юля. - Народ-то за эти дни здорово походил по этой земле. А вдруг она плохо влияет?
   - Нет. Я немного понаблюдал в эти дни. Люди ходят в обход. Инстинктивно, наверное, чувствуют, что сюда лучше не лезть. Ну, что? Начнёте?
   Как бы там ни было, но Юле было неудобно даже в темноте вставать на чужой газон. Небольшое облегчение принесло то, что по краю от дороги росли довольно высокие кусты, и в их тени трудно было заметить человека.
   Макс и Валерий встали по обе стороны от девушки. Сначала её ладони коснулись прохладные пальцы Макса, затем горячие - Валерия. И она повела их по слоям, вслух напоминая, который по счёту они проходят.
   - Седьмой, - прошептала она. - Валерий, ты видишь?
   Расслышала шелест. Поняла: он втянул воздух сквозь зубы при виде представшего зрелища. А ведь призрак ещё не поднимал головы... Пока рассказывали ему о том, что видели, он, возможно, скептически воспринимал странную историю. Но теперь, глядя въяве на происходящее...
   Призрак шевельнулся.
   Пальцы Валерия судорожно сжались.
   Мда... Беззвучный крик - зрелище не для слабонервных.
   А потом - расслабились. По голове призрака поползли чёрные пальцы, похожие на корни какого-то растения.
   - Восьмой слой, - шёпотом напомнила Юля, сама дыша так, что не чувствовала, дышит ли.
   Призрак предстал таким, словно уже был рядом с ними.
   - Девятый... - прошелестела девушка.
   Чёрные пальцы замерли, не доползя до подбородка.
   Нежданных зрителей заметили.
   Юля застыла. Над головой призрака появилось нечто тёмное, которое постепенно поднималось, распространяя тьму во все стороны...
   Движение рядом. Она оглянулась. Безучастный на вид Валерий поднял свободную руку и пальцем будто указывал на эту странную темноту. А потом девушка расслышала слово, которое он выдохнул:
   - Пли!
   Ни грохота, ни огненной кометы, которая бы вылетела из его пальца.
   Призрак исчез, а тьма, словно осевшая в этом месте, продолжала расходиться в стороны.
  
   4.
  
   Не осознавая своих чувств, ещё не думая о том, что, возможно, испугалась, Юля, резко вспомнившая инструкции Влада, скомандовала:
   - Уходим!
   И шагнула было назад по рыхлой из-за трав поверхности газона.
   Но мужчины удержали её.
   Валерий всё ещё не опускал "указующей" руки и, взглянув на неё сбоку, заикаясь от напряжения внутри девятого слоя, попросил:
   - Мы же... не очень близко! Посмотрим... а потом уйдём!
   - Со... гласен, - неожиданно присоединился к нему Макс, который, напряжённо прищурившись и то и дело крепко промаргиваясь, вглядывался в клубящийся дым так, как вглядываются в далёкую точку близорукие. Он сказал это так решительно, пусть и запнувшись, что даже Валерий с удивлением покосился на него.
   Успокаиваясь от звучания их уверенных голосов, Юля попыталась сама определиться с ситуацией. Дым, тёмный и будто выныривающий из какой-то скважины слабым фонтаном, находился шагах в десяти от них. Как поняла Юля, скважиной было место, где только что сидел призрак - если это был призрак. Фонтан постепенно смещал движение только в одну сторону - к людям. Девушка сообразила, что Валерий уничтожил призрака и заставил фонтан прореагировать на них. Но как...
   Не будь её руки в своеобразном плену рук Макса и Валерия, Юля стукнула бы себя по лбу! Володя же ещё тогда, когда она впервые увидела этого мужчину, сказал, что Валерий - разрушитель! Поэтому - Стрелок! Судя по всему тому, что Юля уже успела узнать от Алексеича и Влада, Валерий обладает деструктивной силой. И, судя по всему, весь тот месяц, который прошёл с момента их первой, напугавшей её встречи, Алексеич тренировал Валерия, чтобы тот умел правильно распорядиться своей паранормальной силой.
   Насколько поняла Юля, Валерий сейчас охраняет их, а заодно, наверное, проверяет, что происходит. А вот Макс... Он так пристально всматривался в мягкие, словно подкрадывающиеся к ним мутно-прозрачные дымные волны, что не замечал, как время от времени судорожно, до боли стискивает ладонь Юли. Что же он видит? Сама девушка сумела лишь разглядеть, что дымные волны, сначала из-за своей вкрадчивости похожие на живые, имеют какую-то странную форму. Она, с одной стороны, стремительно расплывалась, рассеивалась. С другой - внутри неё и на поверхности что-то такое было, что Юля вскоре нервничала не из-за того, что дым ползёт к ним, а из-за того, что не может разглядеть - рисунок? Узор? Нечто на секунды появлялось - и тут же будто таяло в несколько мгновений. Да что это такое?!
   Первая дымная волна, добравшаяся близко к ним и остановившаяся в пяти шагах, осторожно поползла вверх, словно росла, встав на месте. Не сразу, но Юля заметила, что волна эта сгущается за счёт всё ещё ползущей за нею основной массы.
   А ещё спустя секунды Юля поняла, что дым концентрируется не перед всеми ними - перед Валерием. Суеверный страх заставил похолодеть: дым - живой? Он понял, что убил "призрака"? Кто более опасен?
   А дымная фигура, больше похожая на прозрачный столб, всё росла, к тому же продолжая сгущаться. И девушка внезапно представила, как эта фигура с высоты уже трёхметрового роста вот-вот легко упадёт на Валерия, который продолжал тянуть к ней руку с указательным пальцем, которым следовал всем движениям столба.
   - Хватит, - бесстрастно сказала Юля. - Я выхожу в восьмой слой.
   - Он... остановит его? - выговорил Валерий, не опуская руки.
   - Не знаю. Макс, ты готов?
   - Да.
   - На счёт три. Раз, два - три!
   Они отступили на шаг - и дымный столб будто побледнел, оставшись за пыльным стеклом междуслойной границы. А в следующий миг Юлька вскрикнула: столб, который до сих пор казался абсолютно пыльно рыхлым, жёстко рванул к границе, причём так поспешно, что, вляпавшись в "стекло", с налёта размазался по нему.
   Со страхом глядя на дымную кляксу, громадную, всё ещё расползающуюся по невидимой преграде, Юля поспешней зашаркала ногами, пятясь дальше, сквозь другие слои. Скашиваясь исподтишка направо, видела, что Валерий продолжает держать дым на "прицеле" своего пальца. И тлела слабая надежда: если дым и прорвётся сквозь границу пространственных слоёв, Стрелок сумеет остановить его
   Мужчины уже не возражали, шли без попыток остановить её. Но пока девушка отступала, она снова почувствовала, что её едва не заворожило - глаз не отвести! - то, что моментально возникло в круге этой кляксы и что сейчас сползало, будто грязными потёками, по стеклу-границе. А потом она отшатнулась, как от удара в живот.
   Именно это видел Макс?
   Они буквально вывалились из последнего слоя к Владу.
   И тут Юля почувствовала, как подгибаются колени. Макс растерялся, лишь хватая её, падающую, за руку и стараясь удержать, но Валерий мгновенно развернулся к ней всем телом. Через секунду - ахнуть не успела! - Юля оказалась на его руках, съёжившись и задыхаясь от пережитого, хотя держала себя до сих пор под строгим контролем.
   Валерий как-то растерянно взглянул на неё и тут же понёс к джипу Влада мимо изумлённого владельца машины. Благо дверца со стороны заднего сиденья была приоткрыта, Валерий усадил девушку с краю и тут же отошёл. По впечатлению - чуть не сбежал. Юля похлопала глазами на него. Естественный и любимый вопрос Макса: "Чё эт он?", чуть не вырвавшийся у неё, мгновенно привёл в себя. Правда, на ноги она встать и не пыталась: и они, да и само тело словно налились тяжестью, придавив болезненным весом к сиденью. Кажется, придётся выждать, чтобы снова быть в форме.
   В вечерней темноте, плохо освещённой желтоватыми окнами дома, Юля некоторое время бездумно наблюдала за перемещением трёх чёрных фигур поблизости от джипа. Затем самая высокая подошла к ней и голосом Влада осведомилась:
   - Ты как? Очень испугалась?
   - Уже нет, - храбро ответила Юля. - Только не гуляйте вы там, а? Поговорим в машине, ладно?
   Машина качнулась, когда Влад сел на своё место водителя. Обернулся к ней, приглядывая за двумя чёрными фигурами вне джипа, и спросил:
   - Если я туда пройду по вашим следам, что-нибудь увижу?
   Юля помолчала, сосредоточенно размышляя, и неуверенно сказала:
   - Вряд ли. Оно уже рассеялось.
   - Ты... Сумеешь повторить путь в другом месте?
   Девушка попробовала скептически прислушаться к себе: ноги дрожать перестали, руки трястись - тоже, а потом пожала плечами. Несмертельно. Переживёт.
   - Сумею. Но сначала бы поговорить. Тебе уже ребята рассказали, что они видели?
   - Нет пока. Слишком встревожены.
   - Хочу узнать, что видел Макс. Потому что я тоже кое-что видела, но не знаю, нужно ли нам это.
   Холода не было, только прохлада, но что Макс, что Валерий - оба закрыли за собой дверцы. Правда, сели рано: Макс подвинулся ближе к Юле, будто замёрз, а Валерий так и не обернулся, хотя Влад продолжал сидеть боком.
   - Я видел пентаграмму, - сказал Макс и кашлянул, прочищая горло. Продолжил говорить уже без сипа: - Только у этой пентаграммы лучи странные. На конце каждой из них четыре короткие линии. А внутри много мелких знаковых рисунков. Влад, поехали к следующему месту. Сам посмотришь.
   - Юля, а что видела ты?
   Вот тут Валерий и повернулся на сиденье посмотреть на девушку. Чему он так удивился? Что она сумела тоже что-то увидеть?
   - Когда дым влетел в границу между слоями, он посмотрел на нас.
   В машине воцарилась тишина. Даже Макс во все глаза уставился на Юлю. Никто не стал торопить девушку с объяснением, наверное, ждали, пока сама соберётся с мыслями... Сидели так долго, слушая детские голоса с детской площадки, женский зов из окон дома, негромкий говор и смех какой-то компании от соседнего подъезда, еле слышный гул машин с дороги неподалёку... Юля наконец настроилась на воспоминание, проанализировала его и сказала с небольшим сомнением:
   - Влад, ты скажешь, что мне показалось... Возможно. Но взгляд со стороны уловит любой из нас, более или менее ментально тренированных. Глаз в дыме я не видела. Но взгляд чувствовала. И этот взгляд сначала был на мне, а потом на Максе.
   - А на меня не смотрели? - удивился Валерий.
   - Та высокая фигура - она на тебя смотрела, - мучительно подбирая слова, сказала Юля. - Она даже росла именно перед тобой. Мне показалось, этот дым понял, что призрака уничтожил именно ты. А потом он сообразил, что ты не один.
   - Юля, меня интересует вот что. Правда, я не знаю, сумела бы ты это различить. Это был взгляд человека?
   - Ты имеешь в виду, что кто-то мог использовать дым как передатчик? - задумалась девушка. - Нет, мне показалось, дым был отдельно. За ним никто не наблюдал. И через него тоже. Мне кажется, если бы взгляд был человеческим, в нём были бы эмоции. Ну, например, удивления, что мы появились там, где нас быть не должно. А этот взгляд... Как будто в тебя, прямо в лоб, вдавили что-то холодное.
   - Хм. Значит, вы дошли, уничтожили призрака, стали отступать, почувствовали взгляд дыма из-за границы между слоями, - перечислил Влад и спросил Макса: - Ты запомнил рисунки внутри пентаграммы?
   - Только самые известные, - мрачно сказал парень. - Там был крест с такой загогулиной внизу - не помню, как называется. Была звезда Давида. Я только эти узнал, Остальные были слишком сложные для запоминания. Если мне показать отдельные знаки, может, вспомню, какие ещё видел. - И добавил виновато: - Я пробовал запоминать, но их и правда было очень много. И они слишком быстро перемещались.
   Опять помолчали. После чего Влад вышел из машины и сказал:
   - Сидим и ждём. Попробую посмотреть, не остались ли каких-нибудь следов от этого дыма. Девятый слой?
   - Девятый, - подтвердила Юля.
   Он шагнул в кусты на газоне и пропал.
   Влад ходил по слоям и правда слабей, чем она. Но по проторенному пути шёл легко. А сейчас ему тропку проделали сразу несколько человек. Девушка попробовала вычислить, сколько времени ему понадобится. Получалось где-то минут пятнадцать, пока он не дойдёт и не убедится, что больше там не на что смотреть. Значит, есть время подумать обо всём, что интересует лично её, пока они не поедут к следующему месту с мёртвой землёй.
   - Макс, а как всё перемещалось? - спросила она. - Хаотично?
   - Не совсем. Было впечатление ритма, но такого... Как синкопы - не уловить сразу.
   - А эти знаки, которые ты засёк, не повторялись на одном и том же месте через определённые промежутки времени?
   - Не обратил внимания, - признался парень. - Сейчас в другое место поедем - постараюсь приглядеться. Сейчас я понял только одно: это не твари, с какими я сталкивался. Это дело рук человека. Только что он делал и зачем? Рассчитывал ли на смерть тех, на кого пошло всё это? Или он вообще не думал о последствиях? Эй, Валерий, а ты сможешь в другом месте пальнуть, как здесь? У тебя силы остались?
   Отвернувшийся, когда Влад ушёл, Стрелок помолчал, прежде чем ответить:
   - Остались.
   Он так и не обернулся к ним, сидящим на заднем сиденье. Но в голосе высокомерия не было, ответил спокойно. Юля недоумевала: что с ним? Он будто испугался чего-то, из-за чего неохотно говорит с ними.
   - Вы как хотите, а я погуляю немного, - проворчал Макс, сползая с сиденья. Встав на асфальт, он вздохнул: - Здесь воздух лучше и дышать легче.
   - Я с тобой, - торопливо выскочила из машины девушка.
   Он встал рядом с тем местом, куда ушёл Влад. Едва Юля оказалась рядом, тихонько, чтобы в машине не услышали, сказал:
   - А этот Валерий - тоже из нашей песочницы.
   - Почему ты так решил? - прошептала Юля.
   - Был бы как Влад - сделал бы, как ты сказала. Ну, уйти. А он захотел посмотреть. А ещё - он тебя боится.
   - Чево-о?! - вырвалось у девушки.
   - Тихо ты! Услышит.
   Положение спас Влад, появившийся из ниоткуда.
   Макс, деловито поджав губы, заторопился в машину. Юле ничего не оставалось, как последовать за ним. Вошедший последним Влад закрыл дверцу.
   - Поехали. - А когда машина оказалась на трассе, вздохнул: - Вы были правы - никаких следов. Поэтому на этот раз, как бы мне ни трудно было, я иду за вами. Хоть посмотрю, что это.
   - Влад, а записать всё на камеру мобильника? - оживился Макс. - Тогда все знаки разглядим. Слушайте, точно ведь! Давайте попробуем!
   - Не думаю, что получится. Такие вещи видео может не взять. Как и фотоаппарат.
   - Влад, а у Алексеича есть кто-нибудь, кто соображает в таких знаках?
   - Есть, - авторитетно заявил парень. - Думаешь, откуда я знаю парочку-другую? Из библиотеки Алексеича. Ты хоть раз там была? Знаешь, как интересно!
   - Есть, - сказал Влад, словно не заметив, что его перебили. - У него двое увлекаются рунистикой и символикой. Как только в других местах побываем, надо будет сказать ему, чтобы привлёк их.
   - А у Алексеича можно и чему-то подобному научиться? - вдруг спросил Валерий.
   - Смежные области почти у всех паранормальщиков есть, - ответил Влад. - Просто надо посмотреть к чему у тебя способности...
   На следующем месте Влад, как и сказал, пошёл следом за ними. Договорились, что он будет отставать на пару слоёв, чтобы успеть адаптироваться к пространствам, а потом впереди идущие дождутся его у места назначения. И, по договорённости, дождутся они его не в девятом слое, а в восьмом, чтобы не спугнуть того, кто их может заметить там.
   Перед тем как войти в первый слой, Юля "прислушалась" к рукам ведомых. Рука Макса еле тёплая. Пальцы Валерия горячие, словно он только что отвёл руку от печи. Она переглянулась с ними, кивнула каждому. И они шагнули.
   В восьмом слое, пока ждали Влада, наблюдали за призраком неизвестной женщины. И ту Валерий негромко сказал:
   - А почему призрак начинает кричать, когда кто-то появляется? Может, нас видят даже отсюда?
   - Эта штука межпространственная, - прошептала Юля. - Её запустили так, чтобы подобраться к жертве через несколько пространственных слоёв. Может, поэтому она нас чует даже сейчас.
   - То есть, не появись мы здесь, призрак сидел бы спокойно? - шёпотом возмутился Макс. - А так специально над ним издеваются, что ли? Юль... Слушай, что интересно... А куда деваются когти, если потом есть только дым? Эй, Валерий, ты, случаем, не знаешь? Ну, что бывает, когда ты вот так стреляешь?
   - Нет. Я знаю только, что моя сила концентратом может распылить эту дрянь.
   - Концентрат? - озадачился Макс и вдруг покивал: - Понял. Поэтому ты пальцем. Хм. Неплохо бы побыстрей найти того гада, а то он столько народу погубит...
   Влад вышагнул из предыдущего слоя и кивнул им.
   - Ты вовремя, - прошептал Макс. - Сейчас он нас заметит.
   - Он?
   - Не придирайся к словам.
   Но Влада больше интересовало другое. Он так жадно прильнул к невидимой границе межпространства, что Юля сразу вспомнила: Влад - видящий. Что же он заметил даже сквозь восьмой слой? Но уже пора идти. Их заметили, и когти на лбу призрака замерли... Юля шагнула вперёд, ведя за собой остальных.
   На этот раз Влад встал впереди троих, изучающе разглядывая агрессивно льющийся к ним дым. И спустя время Юля с возмущением решила, что Влад не "папочка-клуша", а их сотоварищ по песочнице! Он подпустил дым так близко, что Валерию пришлось "стрелять" по нему, чтобы не допустить дотронуться до ноги их руководителя. А ещё взрослый называется!
   Только после того как дым отпрянул, Влад попятился, но настолько неохотно, что Юле захотелось пнуть его по ноге - и как можно больней! Правда, желание оказалось мимолётным, поглощённое далее возвращением из пространственных слоёв в реальность.
   Они снова вышли в восьмой слой, о границу которого дым снова ударился так, словно состоял не из мельчайших частиц, а из твёрдого материала.
   К дому Алексеича они вернулись поздно, дотошно обследовав все места, адреса которых у них были. Ситуация повторялась везде точка в точку.
   Здесь, в доме, их уже привычно встретила Лена-эмпат, которая при виде них всплеснула руками и непререкаемым тоном скомандовала шагать в зал для медитаций, чтобы успокоиться.
   Влад пообещал быстро отчитаться перед Алексеичем и тоже посидеть в зале, чтобы не тащить домой негативную энергию.
   Юля сначала покорно пошла следом за Леной и мужчинами, но с полдороги рванула за Владом, отмахнувшись от Лены:
   - Я сейчас! Быстро!
   Когда она оглянулась на Лену, одновременно заметила, как Валерий, уже подошедший к двери в зал, резко обернулся. Ей ещё показалось, что в полутьме коридора, мягко освещаемого настенными светильниками, блеснули его высветленно-серые глаза...
   Она еле догнала Влада уже свернувшего к вестибюлю.
   - Влад! Влад! Подожди! У меня есть два вопроса!
   - Да? И какие же? - неспешно улыбнулся тот.
   Эта неспешность успокоила Юлю: он смеяться не будет.
   - Почему Валерий боится меня? - разом, чтобы дальше не сомневаться, выпалила девушка. И смущённо добавила: - Мне Макс сказал.
   Влад с высоты своего роста задумчиво посмотрел на неё.
   - Тревожит, да? - словно про себя проговорил он и кивнул. - Дай мне руку. И думай о Валерии. Просто представляй его лицо, когда он смотрит на тебя.
   Девушка немедленно протянула ладонь, которую он взял обеими руками. Она уже знала, что многие из тех, кто работает у Алексеича, умеют считывать не только эмоции, но и прошлое. Причём считывают кто как: кто - по середине ладони, кто по запястью. И сейчас она напряжённо следила, как Влад вглядывается в её запястье и чуть удивлённо поднимает бровь.
   - Макс прав, - тихо сказал он. - Вы с Валерием раньше точно не встречались? С тобой у него связаны не самые лучшие эмоции. Причём противоречивые. Но главное... Предательство. Боль - и не только душевная, но физическая. Так... Плохо сросшиеся кости руки - на них его мысли о тебе. Да, Валерий боится тебя. И его тянет к тебе.
   - Но я никогда его не видела! - вырвалось у Юли.
   - Хочешь узнать? - не то спросил, не то уточнил Влад. - Попробую раздобыть информацию, каким образом он сломал руку. Может, потом ясно будет, при чём тут ты. А второй вопрос?
   - Мне уже спрашивать неудобно, - с сожалением усмехнулась девушка. - Такая глупость... Влад, почему я боюсь его?
   - Ну, это полегче, - улыбнулся он. - Ты работаешь с пространством. Валерий - разрушитель. Ты ведь это уже поняла? Пространства и работа с ними - вещь тонкая и порой очень сложная. Разрушенное пространство - это подсознательный страх для любого пространственника. Поэтому ты боишься не Валерия, а его силы.
   - Даже так... - прошептала Юля. - Спасибо.
   Он снова кивнул и продолжил путь в кабинет Алексеича.
   А девушка побежала в зал для медитаций, где уже сидели в "лотосе" Макс и Валерий, а Лена сидела напротив них просто на коленях.
   - Пять минут сумеешь без болтовни посидеть? - строго осведомилась эмпат.
   - Попробую, - сдерживая смешок, ответила Юля.
   Оба парня с заглушённой усмешкой покосились на неё. Интересно, кажется, они все трое объединились против Лены? Ну, против того, что она поболтать не даёт, когда хочется... Если бы Лена велела сидеть, а сама ушла, тогда бы они сразу начали беседу, в которой можно обменяться впечатлениями по делу. Но Лена досидела до момента, пока в зал не заглянул симпатичный высокий парень - из бесконтактников, и не пробормотал:
   - Хорош сидеть! Пошли домой!
   - Ой, Игорёк! - обрадовалась девушка-эмпат и помахала рукой сидящим в "лотосе": - Пока, народ! Я побежала!
   Когда дверь за ними закрылась, Макс первым уселся на полу и, опираясь на руки за спиной, весело спросил:
   - Никто никуда не торопится? Поболтаем?
   - А о чём? - насторожённо спросил Валерий.
   - Ну, о нашем деле пока говорить не можем, пока Влад инструкции от Алексеича не получит. Давайте просто поболтаем? Ну, про всякое... Юль, у тебя ведь это дело первое?
   - Нет, не первое.
   - Как это - не первое? - поразился Макс. - Ты же первый раз с Владом познакомилась, и я тоже сразу с вами был. Как же не первое?
   - Со мной ещё и Алексеич занимался, - объяснила девушка. - И однажды он попросил меня помочь полиции. Там такая ситуация сложилась, что один тип украл в какой-то компании важные документы. Он там и сам работал. А доказать - никак. Этих бумаг потом нигде не нашли. Алексеич сказал, что помочь его попросил один знакомый...
   - О, кажется, знаю - Льдянов?
   - Льдянов, - подтвердила Юля. - Я прошла по временно-пространственным слоям и посмотрела, как этот человек ворует. И увидела, куда он спрятал бумаги. Вот и всё. Ничего особенного.
   - А... страшно было этими слоями ходить? - спросил Валерий.
   - Тяжело, - вспоминая, сказала Юля. - Там такая особенность, что каждый слой сопротивляется больше, чем обычные пространственные. Когда я оттуда вывалилась, я не то что на ногах, голову не могла поднять - такая тяжеленная стала. Меня потом Алексеич долго выхаживал. Макс, а у тебя это уже третье дело, получается?
   - Ага. Но второе было так себе. А вот первое... - Макс надул губы, будто собираясь свистнуть. - Про знакомство с Владом я уже говорил. Но там было не только это... Влад молчит, но я здорово раз тогда облажался. Чуть не погиб из-за этого. Мелким был, такой дурак. Хотел силы свои испытать. Думал, что у меня они такие... А вышло совсем не то.
   Пока Макс говорил, Валерий смотрел на него даже как-то сочувственно. Но потом, видимо, почувствовал взгляд Юли и вопросительно кивнул ей. Она улыбнулась ему и помотала головой: всё хорошо. И отвернулась, оставив его несколько озадаченным.
   А потом вернулся Влад - и не один. Алексеич вошёл сразу за ним. И прямиком к Максу... Все трое сразу поднялись с пола.
   - Так, вы трое можете идти по домам, - сказал хозяин дома. - Макс зайдёт ко мне. Такси я тебе потом вызову.
   Все распрощались и пошли на выход. И только Юля закрыла дверь в зал, как её обдало жаром. И кто её повезёт домой? Макса теперь нет, чтобы слукавить и доехать с Валерием спокойно до дома. А захочет ли теперь Влад подвезти её? Ведь он знает, что Валерий не откажется проводить её.
   "Что за мысли? - суматошно думала Юля, шагая за мужчинами. - Ну, подвезёт. И что? Не съест же он меня по дороге?"
   На улице, вдохнув свежего прохладного воздуха, напоённого сладким запахом сохнувшего тополиного и берёзового листа, Юля решительно поправила ремешок сумочки на плече и попрощалась:
   - До свидания всем!
   - А ты разве... - удивлённо начал Влад.
   - Я до остановки, - объяснила она, стараясь не глядеть на Валерия.
   И застыла на месте, услышав его спокойный голос:
   - У меня время есть. Довезу. Садись.
   В мыслях мгновенно промелькнуло: "А я-то чего боюсь? Он свой! Да и случись что - все будут знать, кто меня провожал. Нашла тоже, причину бояться..." Не глядя на него, девушка молча села в машину. На место пассажира рядом с водителем. Валерий обошёл машину и сел так же молча. До дома он довёз её в полном молчании, и Юля призналась себе, что более странной поездки у неё ещё не было.
  
   5.
  
   Зажатая по-утреннему озабоченным и хмурым народом в угол на задней площадке троллейбуса, Юля продолжала обдумывать вчерашнее открытие. Пока доехала до остановки, где надо было пересесть на маршрутку или, если не повезёт, на другой троллейбус, пришла к выводу, что Валерия бояться не стоит. Он в ней кого-то нехорошего подозревает или с кем-то спутал, но, будучи членом команды, ничего ей плохого не сделает. А потом Влад разберётся в этом деле.
   Успокоившись на этом, бодро выдралась из мощно спрессованной толпы пассажиров и выскочила на остановку. Увы! Нужная маршрутка вильнула прямо перед ней задом и сбежала. Ну и фиг с тобой, всё равно полная... Юля влезла в подъехавший троллейбус, снова вмявшись в новую толпу, и наконец доехала до университета. На своей остановке отряхнулась со смешком, вспомнила, что есть время сбегать в туалет и привести себя, помятую в транспорте, в порядок. И помчалась к родному корпусу.
   О личном - забыть. Три пары лекций, один практикум. Потом библиотека, в которой надо добрать нужные учебники. Потом посидеть в читальном зале.
   Утро помчалось по обычной траектории, плавно влетело в день, а затем в вечер...
   Девушка вышла из библиотеки, прикинула на руке вес пакета с книгами. Ого-гошеньки... Нет, сначала в студенческую столовку. На кафе тратиться не хочется. И в столовке найдётся, что вкусненького пожевать. А потом уж в читальный зал.
   Всё ещё в сомнениях: может быть, посидеть немного в читалке, а потом сразу домой, переодеться, поесть и к Алексеичу? - она окинула фойе корпуса рассеянным взглядом. Хм. А ведь время совсем к вечеру... Ответила, улыбаясь, на приветы девчонок из бывшей своей группы. Машинально проследила, как мимо проходят незнакомые ребята - наверное, с другого факультета...
   Пространство перед глазами внезапно поплыло расплавленным стеклом.
   Когда она осознала это, крепче вцепилась в пакет с книгами, приходя в себя. Ещё секунды головокружительных волн, когда растерянный глаз не знает, на каком предмете остановиться в поисках опоры, - и всё успокоилось.
   Что это было? Она знала, что иногда инстинктивно чувствует опасность, и тогда подсознание само реагирует на неё, пытаясь заставить тело сбежать подальше. Как сейчас, когда она, сама того не ожидая, чуть не ушла за несколько пространственных слоёв. Ещё она помнила один из уроков Алексеича: "Твой глаз краем может уловить что-то, чего ты сознательно не заметишь. Но мозг сработает на увиденное. И ты будешь считать это инстинктом. Если знаешь, что есть время, оглядись вокруг!"
   Юля сумела шагнуть от двери в библиотеку, прижимая пакет с книгами к себе. Осторожно огляделась. Ничего особенного: студенты в одиночестве и группками; два преподавателя что-то обсуждают, прежде чем выйти; стол, где сидит вахтенный старик, болтая с двумя сотрудниками охраны. Над столом электрический свет - вечер всё-таки. Есть свет и в самом фойе, правда, не очень яркий, из-за чего от декоративных колонн во все стороны протянулись сужающиеся к центру тени.
   Осматривала всё очень медленно, поэтому, чуть вздрогнув, вернулась взглядом к ближайшему столбу. Движение, которое мельком стало заметно по краю колонны, могло и пройти мимо глаз, не насторожись Юля. Замерла, не смаргивая, стараясь понять, что встревожило её на этой колонне... И словно сердце перестало биться, когда по тому же краю, из-за колонны, поползли чёрные корявые пальцы. Девушка метнула взгляд на пол - может, там отразится фигура того, кто прячется за колонной? Но там, на плитках, всё было как обычно...
   Но в фойе много людей! Что бы ни пряталось за колонной, оно не посмеет ей причинить вреда! Отойдя подальше от колонны, на которой даже после её движения тощие пальцы продолжали шевелиться, едва дыша, Юля бросилась к небольшой лестнице, спускающей от библиотеки к фойе, а потом и к входной двери. Её поспешность удивления не вызвала - разве что кто-то проводил её непонимающим взглядом.
   Сильно толкая большую и тяжёлую дверь, девушка обернулась, а потом в панике протиснулась в еле открывшийся проём: пальцы на колонне виднелись уже со стороны выхода! Юля с силой толкнула дверь закрыть и быстро отошла от неё, не спуская глаз почему-то с дверной ручки. Показалось: если то существо, которое напугало её, захочет погнаться за нею, то оно обязательно попытается просочиться сквозь дверь. Значит, повернуться к нему спиной - смерти подобно!
   Две ступеньки вниз от плиты на крыльце корпуса. Не оглядываясь, отступала по дороге перед зданием, не обращая внимания на проходящих мимо или гуляющих, с кем едва не сталкивалась, и не слушая ругань тех, в кого едва не врезалась. А потом на кого-то так налетела, что в первый момент, пыталась толкнуть его, продолжая пятиться.
   Но этот кто-то крепко взялся за её плечи и тихо сказал:
   - Юля, что случилось?
   Она подпрыгнула от неожиданности, одновременно рвясь из сильных рук, потому что в свете фонарей не узнала лица мужчины, поймавшего её. Её не хило так встряхнули - так, что лязгнули зубы и она чуть не прикусила язык, и повторили:
   - Юля, это я, Валерий. Что случилось?
   - Я... Я там видела... - Она смотрела ему в лицо и не видела его, задыхаясь от страха. Бессвязный шёпот прервал звонок мобильного. Вынув его, она снова посмотрела на Валерия и зачем-то сообщила: - Это Макс. - Успела поймать в неверном вечернем свете странное выражение недовольства, промелькнувшее на его лице, и подняла телефон к уху: - Макс? Ты...
   - Юлька, я тут такое видел!.. - возбуждённо затараторил парень. - Я сидел в своей читалке и вдруг вижу...
   - Пальцы! - прервала его девушка. Валерий рядом замер, прислушиваясь.
   - Точно! - по инерции так же возбуждённо выкрикнул Макс и замолчал. Уже осторожней договорил: - Хочешь сказать, что и у тебя?.. Где?
   - На колонне в фойе. А у тебя?
   - Но ты вышла?
   - Конечно! - выпалила Юля и неожиданно поняла: - А ты где? Ты... не вышел?
   - Понимаешь, - как-то растерянно сказал Макс, - из читалки я вышел, но у меня учебники остались в кабинете, где у нас был практикум. Я забежал за книгами...
   - Ты до сих пор там? Они на двери?
   - Да, да, - торопливо сказал Макс - кажется, он обернулся проверить, потому что на последнем "да" его голос уехал куда-то.
   - Где находится твой корпус?
   - На проспекте Мира. Триста седьмой кабинет!
   - Знаю, где на проспекте. Жди, мы сейчас приедем! - чуть не крикнула девушка, которую Валерий, слышавший весь разговор, уже подтащил к своей машине, торопливо открывая дверцы.
   - Мы - это кто?
   - Я с Валерием, а он на машине. А ты пока звони Владу!
   - Зачем?
   - Он должен знать!
   - Ладно!
   - Макс тоже учится? - спросил Валерий, заводя машину.
   - Да, он после армии поступил на факультет физики и математики.
   Машина легко неслась по вечерней дороге, полной светового движения и блеска. Юля сжимала кулачки, чуть не молясь, чтобы с Максом ничего не случилось за время их поездки к нему. И поражалась: разве такое может быть? Разве дело, которым они занимались, может переключиться на их личности? Или это, как выражаются, побочный эффект? Но там их было трое. Почему молчит Валерий, который слышал их взволнованный разговор?
   - Валерий, а ты - ничего не видел странного?
   - Нет, - не оборачиваясь, сказал он. И довольно бесстрастно добавил: - У тебя есть номер Максова мобильного.
   Он не спросил, а просто уточнил факт, но Юля, сейчас особенно чутко воспринимавшая происходящее, сразу сказала:
   - Как только Макса заберём, все обменяемся номерами. Без связи нам никак.
   Он пробормотал, кажется: "Угу" и больше ни о чём не спрашивал.
   Минут за пять до цели поездки Макс снова прозвонился. Ужаснувшись: а вдруг лапа уже крадётся к нему - Юля чуть не крикнула в трубку:
   - Что? Что случилось?!
   - Юль, прости, - повинился тот. - Только как вы ко мне придёте, если у нас внизу охрана? Не пропустят. Тем более на третий этаж. У вас же студенческих билетов нет.
   Юля жёстко закрыла рот, лихорадочно размышляя.
   - Ты Владу дозвонился?
   - Да, он тоже едет сюда.
   - Сверху по проспекту или снизу?
   - Сверху, как вы.
   - Макс, у тебя на телефоне камера есть?
   - Есть.
   - Быстро сделай мне видео своего кабинета. И жди моего звонка.
   Она отключилась и сразу набрала Влада.
   - Влад, ты где?
   - Еду мимо торгового центра.
   - Ниже МФЦ будет. Заверни сразу после него в переулок. Мы будем ждать там.
   Валерий буквально секунду спустя завернул в обговоренное место. Здесь оказалась удобная стоянка: если что, легко развернуться, потому как время вечернее - и машин маловато. Юля сидела, нетерпеливо ожидая звонка от Макса. Валерий спокойно сидел рядом. Дверцы они не открыли, разве только опустили стёкла окон.
   Чёрный джип мягко встал рядом.
   - И что вы хотите сделать? - спросил Влад, когда они встали между машинами.
   - Я жду звонка от Макса, - объяснила Юля. - Он мне сейчас заснимет свой кабинет, и я перейду к нему и выведу его.
   - Мы пойдём, - поправил Валерий.
   - Я одна быстрей! - возмутилась уже занервничавшая от ожидания девушка.
   - А если тварь кинется на вас - и вы не успеете сбежать? - вопросом поддержал его Влад. - Одну не отпущу! Валерий поможет отбиться, если что.
   Макс позвонил вовремя.
   - Видео тебе на электронку сбросил, - сообщил он. - Только эта штука с пальцами уже не на двери. Я сижу на "камчатке", а она ползёт по столу преподавателя. И мне очень не нравится её энергическое поле.
   - Продержишься ещё минут пять? - со страхом спросила Юля.
   - Ну, она ползёт не очень быстро, - прошептал парень. Кажется, он побаивался, что "та штука" может расслышать их разговор.
   - Оставайся там же, - велела девушка. - Не вставай и не перемещайся.
   Юля быстро "перешла" на электронную почту в мобильнике и просмотрела сброшенный ей минутный ролик, одновременно запоминая его, чтобы потом сразу держать его перед глазами. Убрала мобильный в сумку, оглянулась на мужчин, выжидательно смотревших на неё. Отвернулась в сторону и уставилась в пространство, держа перед глазами медленно плывущий кабинет. Машинальные вычисления пошли сразу, хотя видео было не очень чётким, и его даже время от времени потряхивало: видимо, у Макса подрагивали руки, пока он снимал свой кабинет. Правда, несмотря на краткость видео, кабинет просматривался отлично.
   - Пятнадцать слоёв, - наконец сказала Юля. - Макса я оттуда вытащу, сумею. Одного из вас смогу провести, но потом мне с двумя не вернуться. Даже во двор при корпусе вытащить двоих мне сил не хватит.
   - А если только провести? - помолчав, предложил Влад. - А выводить... Ну, уж как-нибудь сам выберусь. Там-то я сумею и сам выбраться.
   Валерий шагнул к Юле и взял её за руку.
   - Мне легче будет выйти. И после перехода туда силы останутся для пары "выстрелов". А там посмотрим.
   Делать нечего: Влад не разрушитель, а тварь надо уничтожить. Договорились, что Валерий идёт с Юлей через слои и остаётся в кабинете, прикрывая отход Макса. Юля выводит парня на улицу перед корпусом - одного-то она сумеет. А Влад в это время на своей машине мчится к корпусу физмата и ждёт на выходе всех троих. Машина Валерия остаётся здесь, на стоянке. Пока МФЦ открыт, никто её не тронет.
   Юля огляделась. Вокруг никого. Да и между машинами переходить удобно - никто ничего не поймёт. Сжала руку Валерия: готов к переходу? Тот мягко пожал в ответ. Готов.
   - На счёт три, - привычно сказала она. - Раз, два, три.
   Во время перехода по слоям девушка старалась не оборачиваться к Валерию. С ним будет плохо - она знала. Двенадцатый слой он мог пройти - пусть и не легко, а вот пятнадцатый... Но оглянуться - пожалеть его. А жалеть - тратить личные силы.
   - Второй, - суховато перечисляла она. - Третий. Четвёртый.
   Они шагнули в кабинет, оказавшись, как и рассчитывала Юля, между рядами учебных столов, ближе к окну. Через ряд на стуле при последнем учебном столе стоял Макс. Он так напряжённо смотрел вперёд, что сразу не заметил появившихся напарников.
   Девушка мельком покосилась на Валерия - после того, как он шмыгнул, стараясь сделать это тихонько и левой рукой оттирая кровь из носа. Насколько она успела оценить, вид у него был бледный. Но на ногах стоял, не шатаясь.
   Юля с облегчением выдохнула, а затем перевела взгляд на происходящее впереди.
   Глаза среагировали на стремительное движение. Юля от неожиданности отступила.
   Чёрные корявые сучки, словно опасно гибкие пиявки, извивались на полу, в проходе между столами, постепенно и даже очень медленно приближаясь к стене, к "камчатке". Они будто ныряли в пол - на неуловимые глазом мгновения, и снова появлялись на его поверхности - всегда параллельно пять линий. Похоже было, словно некто невидимый играет, имитируя ленивые волны.
   Движение рядом - Валерий ткнул пальцем в вынырнувшие чёрные пиявки.
   Вспышка была похожа на взвившуюся потревоженную пыль!
   Макс чуть со стула не свалился, обернувшись к ним.
   - Вы! - с облегчением выдохнул он. - Наконец-то!
   - Макс, пятнадцать слоёв назад я больше не смогу пройти, - торопливо сказала девушка, пробираясь к окну. - Мы выходим с тобой из корпуса вместе, а Валерий попробует выйти сам, один.
   - А куда выходим? - обеспокоенно спросил парень, быстро сгребая учебники в спортивную сумку.
   - Во двор твоего корпуса, - не оглядываясь, сказала Юля. Она как раз торопливо изучала расположение предметов на тёмной, вечерней улице под окнами, отыскивая удобный выход для двоих, которые должны будут появиться там из ниоткуда. Естественно, не надо бы, чтобы их появление заметил кто-то посторонний.
   - Идём? - поторопил её Макс, всё ещё с опаской взглядывая на то место, где только что были чёрные пальцы и откуда теперь била всё та же ленивая воронка дыма. И предупредил Валерия: - Будь осторожен. Эта штука опять полностью не исчезла. На это место лучше сейчас не наступать. Будешь уходить - обойди по стенке.
   Валерий между тем присел на корточки, наверное пытаясь разглядеть то, что видел Макс. Пентаграмму, например.
   - Валерий, мы пошли! - напомнила Юля, поворачиваясь к Максу. - Не забудь, что мы ждём тебя во дворе. Макс, как дойти до выхода? Объясни ему. Быстро!
   - Выходишь в коридор. Доходишь до конца, - затараторил парень. - Потом направо. Там лестница. Спускаешься до первого этажа. Фойе. В центре - дверь. Только я не представляю, как ты пройдёшь мимо охраны, - с сожалением сказал Макс.
   - Мои проблемы, - спокойно отозвался Валерий и встал. И, за секунду до шага двоих из здешнего пространства, ровно добавил: - Любопытно, что будет, если попробовать разрушить и дым.
   Девушка было обернулась, но переход начался, и поневоле пришлось сосредоточиться на пространственных слоях. Да, выводить во двор корпуса оказалось легче. Тяжесть, которую она чувствовала после пятнадцатого слоя в кабинете, постепенно пропадала. Три слоя. Предпоследний удалось пройти без последствий. На последний они вышли: Юля - чуть не повиснув на руке Макса, ноги подламывались от расхода силы.
   - Это мы где? - с недоумением спросил парень, уже двумя руками удерживая Юлю за локти и оглядываясь, сторожась, как бы не наткнуться на колючие ветки шиповника.
   - Напротив корпуса с твоей стороны есть пешеходная дорожка, а её от проезжей отделяет небольшой газон с кустами, - негромко объяснила Юля. На полный голос сил не осталось. - Вот здесь мы. Надо обойти здание. Наверное, Влад уже приехал.
   Опираясь на его руку, кое-как переставляя ноги, она сумела-таки дойти до входа в корпус. Здесь осмотрелись, и обрадованный Макс поволок девушку к чёрной машине, притаившейся под деревьями в ряду с другими. Там и в самом деле стоял Влад.
   Они только и успели порадоваться, что встретились, как корпус вдруг потемнел. Только что сиявший электрическими огнями, он внезапно превратился в сумрачную чёрную громаду, из-за которой стало как-то даже не по себе.
   - Что у них там? - прошептала Юля, со страхом глядя на чёрные окна и в воображении видя, как Валерий в темноте пытается отбиться от дыма, ползущего к нему.
   - Так, детки, - проговорил обеспокоенный Влад. - Покажите-ка мне ещё раз ваше видео с кабинетом, где Валерий остался. Отсюда и я сумею пройти три слоя к нему. Шустро давайте!
   Они только вынули свои мобильники, как дверь корпуса открылась, и из неё, окликая друг друга и делясь впечатлениями от странного отключения электричества, заспешили сразу несколько фигур с небольшими и не очень яркими огоньками в руках. Кажется, каждая держала в руках фонарики мобильных телефонов.
   - Выключите свои мобильные, - неожиданно спокойно велел Влад. - Я понял, что произошло. Ждём Валерия.
   Удивлённая: как он догадался и о чём? - Юля послушно убрала телефон и в ожидании уставилась на входную дверь, которая уже больше не закрывалась. Из неё всё выходили и выходили... Влад вдруг шагнул вперёд и звучно сказал:
   - Валерий, мы здесь!
   Одна из смутно видневшихся фигур, которая прошагала крыльцо корпуса и остановилась посередине пешеходной дорожки перед зданием, немедленно развернулась и пошла к ним. Когда Валерий оказался рядом с ними, Макс от избытка чувств хлопнул его по плечу и сказал:
   - Ну ты даёшь, Стрелок! Я тут, пока тебя не было, целое кино придумал, как ты там с тварями сражаешься! Ну и ну... Что там случилось - не знаешь?
   - Я там... - Кажется, Валерий заколебался, говорить ли.
   Влад хмыкнул и ответил вместо него.
   - Электричество он вырубил. И в темноте спустился спокойно.
   - Ну да, - согласился тот. - С другими ребятами вышел. Что дальше?
   Юля смотрела на него во все глаза. И снова ругала себя за недогадливость.
   Разрушитель же! Уж кому - кому, а Валерию устроить небольшую аварию нетрудно! А они тут волновались ещё за него!
   - У тебя время есть? - спросил Влад. - Надо бы до Алексеича доехать.
   - Позвоню, чтобы меня заменили, - пообещал Валерий.
   Звонил он уже в машине Влада, пока ехали к МФЦ. И разговор, которые слышали остальные пассажиры и водитель был довольно странный. Юля помнила, что про него сказали - тренер в секции дзюдо, младшие группы. Но договаривался он явно с каким-то взрослым об отмене тренировки или замене на другого тренера.
   Женское любопытство взыграло. Когда деловой разговор закончился, Юля решила, что из движущейся машины Валерию деваться некуда. И на её прямой вопрос он либо отмолчится, либо ответит как есть.
   - Валерий, а ты кого ещё, кроме детей, тренируешь?
   До сих пор в машине по окончании его разговора выстаивалась тишина. Но теперь, после её вопроса, показалось, что в машине вообще нет никого - так все притаились в ожидании ответа, который, кажется, интересовал не только её.
   - Я даю уроки всем, кто может заплатить, - чуть усмехнувшись, ответил он.
   - То есть взрослым тоже? - уточнила она.
   - Да.
   - А ты хороший спортсмен?
   - Да.
   - Ну, значит, я в число твоих учеников войти не смогу, - заключила Юля.
   - Почему? - поразился Макс. - Почему ты так решила?
   Девушка заметила, что Валерий тоже слегка повернул голову - сидел он привычно на пассажирском месте рядом с водителем. Заинтересовался?
   - Ну, он же сам сказал - "кто может заплатить". А раз спортсмен хороший - значит, берёт ой-ё-ёй.
   Валерий отвернулся. Но теперь долгого молчания не выдержал именно он.
   - А тебе, Юля, хотелось бы научиться дзюдо?
   - Не знаю. Не думала об этом. Вопрос был из области... - Она помолчала, прикидывая, как выразить мысль.
   - Знаю, - сказал Макс. - Из области: а вот неплохо бы выучить английский язык. Неплохо бы научиться драться так, чтобы некоторые наглые морды побить. Или - научиться водить машину. Впустую вопрос.
   - Не совсем, - возразила девушка. - Иногда полезно хорошенько подумать, не пригодится ли тебе какое-то новое умение. Я совсем недавно не знала о себе, что могу ходить по пространственным слоям. Да я даже вообще о них ни сном ни духом! Не будь случая с бабушкой... Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. А вдруг я так же легко научусь драться? Пригодиться, может, и не пригодиться, но... Вдруг?
   - Я понял, - вмешался Влад. - Юля имеет в виду, что у всех у нас есть не только паранормальные таланты, но и обычные, о которых мы до поры до времени не подозреваем. И хорошо бы попробовать себя в каких-то областях, которые могут быть нам доступны. Так, Юля?
   - Так.
   - Прекрасно. Судя по всему, мы исчерпали эту тему. Успокоились. Расслабились. Пора переключаться на то, что сейчас произошло. Валерий, как себя чувствуешь?
   - Было головокружение. Прошло.
   Юля хотела было сказать насчёт кровотечения из носа, но про себя пожала плечами. Если он считает, что это необязательно, то промочит и она.
   - Давайте-ка подытожим. Мы выручили Макса, убив нечто в его корпусе, но в корпусе Юли оно осталось. У кого какие предположения - что будет завтра?
   Юля поёжилась. Завтра. Влад прав. А вдруг эта невидимая тварь с видимыми когтями завтра сразу отыщет её в любом из кабинетов?
   - Обыскать сегодня же, - предложил Валерий. - Время есть.
   - Не пойдёт, - покачал головой Влад. - Мы пытаемся уничтожить результат того, что сделано кем-то. А надо бы дотянуться до хозяина этого гадства. Макс, что вчера сказал Алексеич по поводу пентаграммы?
   - Он сказал, что эта штука связана с перемещением силы.
   После ответа Макса замолчали надолго. Слишком много объяснений для ответа Алексеича. Много истолкований.
   Правда, Влад скоро снова задумчиво спросил:
   - Валерий, а ты, перед тем как свет вырубить, что-нибудь пробовал с дымом сделать?
   - Если полагаться на моё зрение - я полностью уничтожил его.
   - Значит, у нас пока зацепка для исследования - Юлин корпус. Думаю, Алексеич заинтересуется этим.
   Потом въехали на стоянку возле МФЦ. Юля вышла из машины Влада и сказала:
   - Я поеду с Валерием.
   Тот взглянул на неё, но смолчал. В поездке он несколько раз посматривал на девушку, но та с шутливым злорадством крепко сжимала губы: "Думал - болтать буду всю дорогу? А вот фиг!" Единственно - под конец поездки Юля сама себя спросила: "А почему я села к нему и почему хотела специально досадить ему?" Ответ пока рисовался лишь один: "Такой загадочный, да? Вот и поразгадывай мою загадку - зачем я к тебе села!" А потом, успокоившись, дивилась сама себе: тут такие ужасы, а она о чём думает!
  
   6.
  
   Услышав приказ Алексеича, команда переглянулась и снова довольно возмущённо уставилась на него. Первым отмер Влад.
   - И как мне это объяснить Тасе?
   - Скажи - не хочешь в дом всяку бяку тащить, - мрачно сказал Алексеич. - Она женщина умная. За детей радеет. Поймёт. Захочет подтверждения - я рядом.
   - Бяку - это вот те когти? - робко спросила Юля. - Вы думаете, они появляются там, где... мы? Ну, за нами?
   - Я не видел, - сказал Валерий. И уставился на Влада, слегка подняв бровь.
   Тот пожал плечами.
   - Нет. - Помолчал и, вздохнув, добавил: - Пока.
   Алексеич обвёл оценивающим взглядом всю команду и сказал:
   - Мой дом - для вас единственная крепость. Не в том смысле, что сюда невозможно попасть паранормальному. А в том, что, попытайся это негативное паранормальное постучаться сюда - в неком фигуральном смысле, - я немедленно узнаю об этом. И помогу. Или поможем.
   Юля по первым урокам в доме Алексеича знала, что здание, как и поместье, от любых воздействий и правда полностью ограждено личной ментальной "охраной". Здесь переночевать ей тоже не впервые. Единственное, что выбивалось из привычного, - это она впервые собирается ночевать у Алексеича, будучи не совсем свободной. Учёбу-то лесом не пошлёшь, из-за того что в жизнь вмешалось нечто необыкновенное.
   Она оглядела своих коллег по команде.
   "Папочка-клуша" уже успокоился. Правда, по худощавому лицу, с блуждающей по нему еле заметной улыбкой, ничего не поймёшь. Но Влад лучше всех всё понимает, потому что опытный. Поэтому и не ввязывается в спор с Алексеичем.
   Макс то раздувает губы, то стискивает их в тонкую линию, не замечая того, - думает. И думает не очень хорошо о предложении "деда". Те же выразительные губы то и дело складываются в скептическую, а то и в обиженную гримаску. Кое в чём Юля понимала парня: завтра-то на занятия. А как подготовиться к ним без нужных учебников и лекций? Ей-то легче: в комнате отдыха (знала она) есть три компьютера для желающих посидеть за ними. Подруга у неё из бывшей группы осталась. Вместо тех лекций, которые остались дома, подруга легко переправит ей по почте свои - после первого же телефонного звонка. А вот Максу трудно: первый курс всё-таки. Интересно, он уже подружился с кем-нибудь из своей группы так, чтобы просить о помощи?
   Стрелок молчал. Нравилось Юле называть его так. Лицо бесстрастное и очень похожее на лица актёров, которые изображают карточного игрока, когда им "идёт карта". Интересно, какая у него карта в рукаве? Но глаза опущены. Думает.
   - Ладно, я звоню Тасе и говорю, что ночую здесь, - решился Влад.
   - Остаюсь, - сказала Юля. - Из комнаты позвоню родителям, предупрежу.
   - Мама у меня будет волноваться, хоть я и не впервые сюда... - пробормотал Макс. - Алексеич, вам придётся тоже с ней поговорить.
   - Остаюсь, - равнодушно сказал Валерий.
   - Алексеич, а нам можно будет посидеть в комнате отдыха? - спросила девушка. - Я хочу попросить у подруги конспекты и лекции на завтра.
   - Можно. Она всегда открыта, - напомнил хозяин дома. - И не забудьте, что для вас найдётся кое-что вместо ужина.
   - А кроме нас, здесь, в этом крыле, ещё кто-нибудь есть? - поинтересовался Макс.
   - Есть. И тоже не сильно любят сидеть в одиночку, - усмехнулся Алексеич. - Так что в комнате отдыха и пообщаться успеете. Но учтите: Валерий первым пойдёт к Володе на осмотр. Не хотелось бы, чтобы вы на себе уже сейчас что-то внесли в мой дом. Потом вас будут вызывать. Валерий, помнишь, где находится кабинет Володи?
   Тот кивнул.
   - Почему первым Валерия? - удивился Макс, за что Юля была ему очень благодарна: любопытство после замечания "деда" взлетело до самых высот, но просить при Стрелке она постеснялась.
   - Он прошёл лишние слои при своей слабоватой подготовке. А значит, более уязвим. Остальные идут со мной - покажу ваши комнаты.
   Уже на пороге той комнаты, которую хозяин дома определил для девушки, она обернулась к нему из помещения и спросила:
   - Алексеич, а что теперь в университете? Так и останется, как было?
   - Нет, в оба корпуса я послал другие команды - по зачистке.
   - Не поняла! - поразилась Юля. - Но там ведь вот-вот всё закроют! Время-то...
   - Юленька, занимайся своими делами спокойно, - улыбнулся "дед". - И не бойся ничего, ясно? Иначе Лену пришлю! - шутливой угрозой закончил он.
   Девушка закрыла за ним дверь и хмыкнула. Ну нет! Встречи с эмпатом сейчас как-то не хочется. На основе из встрёпанных нервов и мыслей иногда неплохо думается.
   Но, едва глянула в первое попавшееся зеркало, округлила глаза и помчалась в ванную комнатушку. Волосы взъерошены так, словно она целый день каталась на цепочной карусели! Под глазами мешки! Выражение осунувшегося лица чуть не плаксивое от усталости! Чучело огородное - и то выглядит жизнерадостней!
   Позвонив родителям предупредить, что ночует у Алексеича, умылась, расчесалась - и обрадовалась, вспомнив, что в комнате отдыха есть электрический кофейник! Жаль, переодеться нельзя. Но ничего. Не впервые в полевых условиях работать! - гордо задрала она подбородок.
   Прихватив с собой мобильник, побежала к остальным. Комната отдыха была небольшой. В ней помещались три стола с компьютерами, три столика с журналами и просто для отдыха - посидеть вокруг них в креслах. Мебельный уголок с чайничками и кофейниками, где для всех желающих обязательно оставалась сегодняшняя выпечка, был самым уютным местечком в комнате. Юля усмехнулась: Макс уже здесь и с блаженством на выразительной физиономии вкушает кофе, судя по терпкому аромату.
   - Эй, и мне оставь! - заторопилась к нему девушка.
   - Юля, иди сюда! - помахал рукой Влад от одного из столиков. - Я уже сварил тебе кофе. И взял кое-что к нему.
   За другим столиком сидели две незнакомые девушки и парень, которые приветственно покивали Юле, и она поздоровалась с ними. Извинившись перед Владом, она прихватила со столика чашку с кофе и направилась к компьютеру. Пока сидела, стараясь настроиться на деловой лад, не знала, то ли плакать, то ли смеяться: понурый Макс бродил вокруг её стула да около, всё ворчал и вздыхал, что ему делать завтра в университете. Когда терпение Юли оказалось на исходе и она уже собиралась грозно рявкнуть на него, парень внезапно остановился и удивлённо сказал:
   - Ну я и дурак. Завтра только лекции! Ура!
   Она оглянулась на него и засмеялась-таки: он смотрел на мобильник - видимо, на заснятое им расписание.
   Углубившись после его исчезновения в содержание присланных лекций, а затем оторвавшись от них, она не сразу поняла, что же в комнате изменилось.
   А когда вникла, со смешком развернулась на своём стуле.
   Макс обнаружил в комнате отдыха музыкальный центр и уже успел соблазнить на танцы незнакомых девушек. Они пританцовывали на небольшом пятачке рядом с самим музыкальным центром, пустив музыку тихонько, чтобы не мешать остальным, и, посмеиваясь, подзадоривали друг дружку.
   Заметив, что Юля от своего стола наблюдает за ними, Макс позвал:
   - Юля, давай к нам!
   Она осмотрелась. Влад разговаривал о чём-то с Володей и Валерием, незнакомый парень что-то читал. Потёрла уставшие глаза и решила, что это достаточно удачная идея - размяться. Но не успела сделать пары движений, как музыка сменилась, из энергичной став медлительной и плавной.
   - Белый танец! - самодовольно объявил Макс.
   К нему тут же поспешила одна из девушек, вторая подбежала к незнакомому парню и заставила-таки его встать. Приглядевшись к своим, Юля поняла, что беседуют в основном Влад и Володя, а Валерий сидит и слушает их. Без зазрения совести она подошла к нему и протянула руку.
   - Приглашаю на белый танец.
   - Я не умею... - неожиданно смутился тот.
   Юля подняла брови: ого, она сумела его смутить? До сих пор-то почти ни единой эмоции! Даже не улыбнулся ни разу.
   - Да ладно, - весело сказала она. - Смотри - они разве танцуют? Это всего лишь медитация под музыку! Плавные движения, можно даже спать на месте! Пошли, а? Мне так хочется танцевать, а всех кавалеров разобрали!
   - Иди-иди, Валерий, - подбодрил его Влад. - Не обижай девушку!
   Он поднялся с кресла под одобрительные взгляды "старших товарищей" и неуверенно пошёл к танцующим, ведомый за руку Юлей. Когда они оказались на достаточном расстоянии от остальных, девушка повернулась к нему и положила руки ему на плечо. Стрелок посмотрел поверх её головы и неловко пристроил ладони на её талии. Юля стремительно опустила голову, чтобы он не заметил её желания рассмеяться: прежде чем сделать это движение, он подсмотрел, как его делают остальные! Он и правда не умеет танцевать! Зато соображает, как не оплошать!
   Ух ты... Когда она сжимала его ладонь в последний раз, ведя по пространственным слоям, она была холодной. Но сейчас обе снова чуть не горели!
   Медленно перемещаясь по малюсенькому кругу в такт мелодии и голосу, Юля скептически размышляла, разговаривать ли с Валерием во время танца. Вопросов много. Первое опасение, что он откажет ей в танце из-за того странного, что она сначала услышала от Макса, а потом и от Влада, прошло. И вернулись навязчивые вопросы, которые так и хотелось задать в лоб Стрелку. И самый первый и главный: почему какое-то неведомое ей предательство и боль в жизни Валерия связаны с нею? Что произошло?..
   Нет, эти вопросы она точно не решится задать ему. Но есть ещё один вопрос, который мучил её. Пометавшись, задавать - не задавать его, Юля всё же слегка сжала плечи Стрелка, чтобы он обратил на неё внимание (смотрел только на танцующих), и тихонько спросила:
   - А что тогда было? Ну, когда ты здесь впервые появился и меня напугал? - И добавила, щадя его возможно задетое самолюбие: - Если не секрет, конечно.
   Светло-серые глаза посмурнели, но Валерий ответил:
   - Меня уговорили посмотреть какие-то бои. Как профессионала. Поехали на чужой машине. Позвавший был мало знакомым. В машине было ещё двое, кого я вообще не знал. Стукнули по затылку и что-то вкололи, пока был без сознания. Как потом выяснил - хотели выставить против какого-то борца, на которого ставили все. Одновременно там появился Володя, - он кивнул в сторону собеседника Влада. - Он заинтересовался моими энергетическими полями и уговорил меня поехать к Алексеичу. А когда приехали, наркотик подействовал. Как будто вокруг враги. Прости, если напугал тебя.
   - Напугал, - подтвердила Юля. - Но сейчас уже не боюсь.
   И улыбнулась ему. Вместо ответной улыбки получила очень серьёзный кивок.
   Белый танец закончился, и Валерий чуть не сбежал с пятачка - так торопливо он шёл к столику, словно побаивался, как бы она не позвала снова. Глядя ему, поспешно удаляющемуся, вслед, Юля помечтала, чтобы Макс раззадорился и ещё раз объявил белый танец. Интересно бы узнать у Стрелка, есть ли у него девушка.
   Зато не сбежал незнакомый парень с девушками. Макс врубил музыку погромче, осмелев от такой поддержки, и молодёжь пустилась в пляс со смехом и подначками - на зависть некоторым хмурым личностям, как мельком заметила Юля.
   Потом Юля присела в кресло, поставленное рядом с окном, и некоторое время просто листала какие-то журналы; потом заполнила, сколько сумела, сканворд, а потом решила парочку судоку. А потом... заснула.
   - ... Я сам, - в полусне услышала она негромкий голос. - Ты мне только дверь открой в её комнату.
   Девушка почувствовала, как её подняли. Но во сне так хорошо чувствовать себя мягкой и расслабленной, что она не стала открывать глаз, а просто уткнулась в грудь поднявшего её и засопела дальше, покачиваясь на ходу несущего её.
   Потом её опустили на прохладную постель, и она немедленно вытянула руки под подушку обнять её. Сверху заботливо натянулось одеяло, и Юля вздохнула, снова погружаясь в тёмные глубины сна. Последнее, что она услышала, опять сказали негромко:
   - Не страшно. У меня не очень хороший сон. Зайду пару раз проверить...
   - Тогда спокойной ночи... - издалека-издалека ответил другой голос.
   Юлино сознание закрутило в разноцветной воронке и медленно утопило в знакомых и не очень событиях, которые повторялись во сне, раз за разом причудливо перемешиваясь с какими-то другими, едва уловимыми.
   Алексеич был прав. Его дом не давал войти за свои стены неугодным, негативным паранормальностям. Но сами его жильцы могли легко перемещаться куда угодно. В любом состоянии. Сны делают некоторых уязвимыми, потому как не дают порой различить, происходит ли с ними нечто в настоящей реальности, или в сновидческой. А ещё они делают своего хозяина уязвимым, потому что возводят призрачные, невидимые мосты, в которые могут проникнуть те самые паранормалы - тоже в сновидческой форме.
   Во сне Юли появился некто, кто предложил ей узнать, что происходит и кто хозяин насланных чёрных пальцев. Девушка не видела того, предложившего. Он всё время стоял чуть в стороне от поля её зрения в сновидческой реальности. И был очень убедительным.
   - Ведь это легко - пройти несколько слоёв, всё узнать и сразу вернуться, - нашёптывал голос предложившего.
   Странно. Даже во сне Юля была недовольна. Она очень хотела разглядеть шептуна, даже пару раз резко повернулась в нужную сторону. Но там - никого. Хотя, по некоторым приметам ясно было, что чья-то тёмная фигура легко ускользает от её взгляда.
   Потом она сообразила, что голос тёмной фигуры слышит хорошо, но сама фигура находится за несколько слоёв от неё. Стало любопытно, как такое возможно.
   - И тогда не надо будет тратить время... - продолжа искушать шепчущий голос. - А ты выйдешь победительницей и станешь лучшей. И люди больше не будут умирать...
   Лучшей Юля не желала становиться. И так хороша - думалось безмятежно. Искушение спасением людей и свободным временем оказалось сильней.
   Появилось и ещё одно искушение. Хотелось понять, как такое возможно: говорящий был слышен и чувствовался рядом стоящим, хотя сам находился за слоями. Такого в её арсенале приёмов не было. Знают ли о них Алексеич или Влад?
   Не открывая глаз, девушка встала с кровати. В брючном джинсовом костюме, босая. Некоторое время она прислушивалась к чему-то, что могла слышать лишь она. А потом шагнула. Снова замерла. В сон, где продолжалось искушение, вошёл странный звук. Что-то вроде стука двери, а затем - тихие, но отчётливые шаги. Эти обыденные звуки задержали девушку в её решимости пройти указанное во сне количество пространственных слоёв. Но звук не повторился, а шёпот продолжал уговаривать, расписывая, как можно легко и быстро прекратить все ужасы ...
   Неожиданно кто-то взял её за руку - и это было очень привычное ощущение. Привычное - в качестве сигнала для перехода через слои. Юля крепко сжала чужую, но сильную руку и машинально шагнула, сразу переходя через шесть указанных слоёв.
   Кто-то болезненно охнул рядом. Сновидческая реальность зашаталась, и шепчущий голос заторопился: "Рядом, совсем рядом! Переходи дальше!"
   Не оглядываясь, Юля ободряюще сжала ладонь спутника и снова шагнула - за три следующих слоя.
   Во сне мгновенно потемнело, но не настолько, чтобы нельзя было не разглядеть, где они очутились. По инерции Юля сделала ещё шаг по странному помещению - и от неожиданности вскрикнула, когда босая нога наступила на нечто, что больно укололо её в стопу. Отдёрнув ногу и больше не опуская её, девушка растерянно захлопала глазами на представшее её глазам.
   Сначала она подняла глаза на спутника, на которого не обращала особого внимания, так как - сон он и есть сон. Мало ли кто рядом окажется. Но нормальные ощущения вернулись. Теперь Юля почувствовала крепкое пожатие. И, как недавно в ванной комнате, округлила глаза, обнаружив Валерия. Пока он насторожённо осматривался, держа свободную руку приподнятой, девушка пришла в себя и сообразила, что уже не спит.
   Развалины какие-то... Они стояли в центре разрушенного здания, насколько она поняла. Плиты торчком, словно кто-то пропахал пол. Колонны - где попадали друг на друга, где переломанные пополам. Стены - ни одной целой. Крыши - даже намёка на неё нет. И вместо неба - низкие тучи...
   Юля посмотрела вниз и возмутилась: она босая!
   - Ты проснулась, - констатировал Стрелок, бросив на неё взгляд и снова продолжив осмотр "помещения". Кажется, он старался обеспечить их безопасность?..
   - Ага, - тихо сказала Юля. - А мы где? Как сюда попали?
   - Ты во сне начала уходить, - объяснил Валерий.
   - А ты как оказался со мной?
   - Ты заснула в комнате отдыха, и я принёс тебя в твою комнату, - сказал он, приглядываясь к захламленным мелким камнем и пылью руинам. - Пару раз заходил на всякий случай проверить, как ты, - дверь-то не закрыта. Зашёл в третий, а ты стоишь около кровати. И вид такой, будто сейчас уйдёшь слоями. Ну, я понял, что ты спишь, и взял тебя за руку. Думал - проснёшься, а ты...
   Она мельком заметила, что он стал гораздо более... говорливым. Из-за необычной ситуации?.. Только она подумала об этом, как он тряхнул её руку.
   - Куда ты шла?
   - Мне во сне пообещали, что я легко узнаю всё, что мне нужно, по этому нашему делу. - Юля прикусила губу. - А теперь я даже не знаю, как мне ходить. Нога болит. А ты? Ты как себя чувствуешь? Я ведь протащила тебя сразу через несколько слоёв!
   - Ничего, наверное, привыкаю. Немного тошноты, но не так страшно. - Он посмотрел на неё внимательно. - Не отпускай моей руки. Я посмотрю, что у тебя с ногой.
   Чувствуя себя журавлём (или аистом?), Юля проследила, как он опускается на корточки и свободной рукой берёт её за стопу. Зачем он просил не отпускать его руки? Боится, что она снова уйдёт за пространственные слои?
   Ойкнула, когда внезапно что-то снова кольнуло стопу. Чуть не врезала ногой Валерию по лицу.
   - Вытащил какую-то занозу, - спокойно сообщил он. - Но наступить на землю не рекомендую. Немного крови, а значит, можно подцепить что-нибудь нехорошее.
   - И что мне теперь делать? - уныло спросила Юля. - На одной ноге я долго не продержусь.
   - Ты в рубашке с карманом. Платочка нет?
   - Есть.
   "Только какой с него прок? Он хоть и чистый, но слишком тонкий, - недоумевала Юля, отдавая ему носовой платочек. - Надолго ли его хватит?"
   Но Стрелок использовал платочек не в качестве бинта, а в качестве поддерживающей повязки, а между платком и травмированной кожей сунул листок из небольшого блокнота, который вытащил из своего кармана.
   - Этого мало, - с сожалением сказал он. - Тут столько всего, на что можно напороться. Может... Может, мне тебя на руки взять?
   - Будем реалистами, - сухо сказала девушка. - В этом месте нам твои руки могут в любой момент понадобиться. А босиком могу побегать некоторое время - не страшно. У бабушки, в деревне, всегда так бегала.
   Они снова невольно огляделись. Ничего не изменилось в этих странных развалинах. Неуверенно Валерий спросил:
   - Они должны были именно здесь тебе сообщить нужное?
   - Не знаю. Было несколько слоёв, которые я перешла по их инструкциям. Дальше, мне казалось, они должны были объяснить дополнительно.
   - Как ты думаешь, может, стоит обойти это место и осмотреть его... - Валерий помолчал, а потом добавил: - Мы стоим на видимой со всех сторон точке. А на всякий случай неплохо бы спрятаться. Ну, чтобы врасплох не застали...
   - Но куда? - напряжённо оглядываясь, спросила Юля. В этом вопросе она доверяла Валерию: если уж он с самого начала озаботился безопасностью, то должен найти и лучшее место для... переговоров. Если таковые будут.
   - Что-то такое, где будет защищена спина.
   - Вон там! - прикинув, предложила девушка. "Вон там" - это стена, обрушенная на две колонны. Правда, особо не спрячешься - разве что противник будет видеть с определённой стороны...
   - Донесу, - решительно сказал Валерий и, не спрашиваясь, поднял девушку на руки. И опять она его поняла: прихрамывая, она будет слишком долго идти. А в такой туманной ситуации всякая секунда на вес золота.
   Когда он осторожно поставил её на ноги у разрушенной стены, она, немного помолчав, спросила:
   - Ты, случайно, не узнаёшь этого места?
   - Нет. В таком точно не бывал. А ты?
   - А я боюсь, что мы... - Она прикусила губу и посмотрела на него исподтишка. - Что мы не в реальности. Ты, кроме того, что манипулируешь своей силой, можешь чувствовать пространство? Или свою силу?
   - Силу - могу. Что из этого?
   - Место. Развалины. Здесь сплошная негативная энергия. Чистой силы набрать трудно. Если случится что-то...
   - Ничего страшного, - спокойно сказал он. - Если и впрямь что-то случится, у меня будет много сил. Ты забываешь, что это моя стихия - деструктив. Так почему ты решила, что, возможно, мы не в реальности?
   - Слишком мало слоёв мы прошли до каких-нибудь грандиозных развалин вроде этой. Такие, старинные, могут быть - только не в нашей стране. Смотри, какие громадные.
   - А не может быть так, что эти слои очень концентрированные? - предположил Валерий, продолжая обзор видимой нам части руин. - И там, где ты обычно переходишь на определённое расстояние, здесь это расстояние увеличивается... вдесятеро?
   - Тогда бы тебя всмятку смяло, - напомнила Юля. - Но ты же выдержал.
   - Твоя правда, - согласился он. - Хороший довод. Что-то никого нет. Может, попробовать выбраться из развалин?
   Первым подозрением стало, что ему понравилось таскать её на руках. Но это подозрение пропало, едва она вспомнила, что здесь, в неизвестном месте, должны опасаться всего подряд. Вторым подозрением стало, что он хочет узнать местность по прилегающим постройкам. Третье, собственное, озвучила она сама:
   - Валерий... Могу ошибиться, но, возможно, мы переместились по времени.
   - И в какую сторону?
   - Не знаю.
   Он неопределённо хмыкнул и внезапно вздрогнул, резко подняв голову.
   Юля последовала за его движением - и перестала дышать.
   Низкие тучи, нависающие над развалинами, исчезли. И только по одной причине: теперь над руинами нависало чудовищное тело, которое девушка определила живым, лишь из-за того что оно равномерно содрогалось - дышало.
   В следующую секунду Валерий одним рывком задвинул её за свою спину.
   - Юля, пожалуйста, - напряжённым голосом сказал он. - Я не знаю, что может произойти. Но пока вопрос первый: ты сумеешь вернуться в дом Алексеича по тому пути, по которому мы сюда попали?
   - Смогу, - без колебаний ответила она, с трудом уняв дрожь.
   - Тогда вопрос второй: не могла бы ты обхватить меня за пояс? Так полагаю, перемещать ты меня сумеешь и без моей руки. А я так чувствую, они могут мне пригодиться обе сразу.
   Чтобы ответить на второй вопрос, ей пришлось сглотнуть: голову-то как задрала кверху, так и не опускала, так что осипла при виде того, что там происходило. От чудовищного тела начали опускаться тонкие, сравнительно с телом, ноги, больше похожие на стальные опоры механизмов в каком-нибудь строительстве. Эти ноги пока располагались по сторонам от центра развалин. Так что Юля, не ответив вслух, ответила действием, крепко обняв Стрелка со спины. Хотя был момент, когда пальцы чуть не разжались: по остаткам стен побежали уже знакомые им обоим мелкие чёрные волны - пятипалые. Их было так много... И все они ныряли в поверхность стен, чтобы с каждым нырком оказаться всё ближе к двум живым.
   Теперь Валерий держал обе руки приподнятыми.
   А Юля отчаянно зажмурилась при одной только мысли о том, что стена, к которой они прижимаются в надежде найти хоть какую-то защищённость, с другой стороны шевелится от ползущих по ней чёрных пальцев...
  
   7.
  
   Колченогие металлические опоры продолжали вонзаться в камни развалин с грохотом, с сухим треском вскидывающихся и падающих обломков, с шелестом песка... Юля чихнула от поднявшейся пыли и высунулась из-за спины Валерия, чувствуя, как челюсть начинает дрожать, а зубы - непроизвольно поляскивать. Кроме пыльных вихрей, окружающих опор и вкрадчивого пиявочного движения, пока ничего страшного не происходило. Почему же ей страшно...
   - Валерий, а ты не боишься? - прошептала она.
   - Нет. - Равнодушие в голосе Стрелка заставило покоситься на него.
   - Почему?
   - Я готов ударить в ответ.
   Мурашки холодной волновой дрожью прогулялись по собственной спине. Зато зубы прекратили постукивать.
   Ненадолго. Пока снова не взглянула вверх.
   Брюхо неведомого чудовища, нависающее над развалинами, продолжало ритмично подрагивать. Девушка вдруг представила, что оно порвётся - и на них двоих грохнутся вонючие, горячие и влажные внутренности... Её передёрнуло.
   - Чего они ждут... С тобой не пытались связаться?
   - Что?
   - Ты говорила - тебя позвали, чтобы объяснить. Я думал, может, они мысленно захотят с тобой пообщаться.
   - Нет, пока ничего. - И тут же невпопад добавила: - Жаль, здесь Макса нет.
   Она подняла глаза, когда он пошевельнулся: он как-то странно, медлительно повернул голову, будто хотел взглянуть на неё. Но поворот так и не закончил. Глаз его Юля не увидела. А потом сообразила, что её последняя фраза прозвучала неопределённо. Знала о себе: в экстремальных ситуациях может высказаться косноязычно, бессвязно, а то и не договаривая. Валерий, наверное, и не понял, что она имела в виду, вспомнив вдруг о Максе. А здесь и сейчас и так хватает туману. И объяснила:
   - Он же ауры видит. Может, увидел бы во всём этом что-то, чего не видим мы.
   - Юля, я готов ударить. А ты? Готова вернуть нас?
   - На анализ слоёв мне нужно минуты две, - сказала девушка и виновато призналась: - Я немного испугалась и не подумала посмотреть раньше.
   - Ладно. Считаю две минуты.
   Она шагнула чуть сбоку, не отпуская ладоней с его талии и жалея, что страшно оторвать хотя бы одну из них от Стрелка, чтобы закрыться от пыли.
   Когда перед глазами появилось пустое пространство самих руин, она уставилась в него, пытаясь сосредоточиться на главном. Слой, второй. Эту группу пройти легко, потому что маленькая. Но при выходе после следующей группы пространств Валерию станет плохо. "Зато он быстро соберёт силы, - мысленно возразила Юля себе. - Как недавно, когда мы только-только попали сюда. А уж в защищённом месте восстановиться ему легко..."
   - Уходим, - решительно сказала она - и завизжала от ужаса, отпрыгивая подальше от стены, за которой прятались.
   Руки инстинктивно били по брюкам, глаза до ощутимой боли выпятились на чёрные корявые пятипалые пиявки, быстро ползущие с земли на ноги. До этих извивающихся тощих тел дотрагиваться страшно, но надо сбить их, пока они не доползли доверху. И девушка вскрикивала и плакала, сбивая ненавистных жутких тварей с себя, забыв обо всём... Сначала она вытаптывала подползающих, при этом лупя себя по ногам. Но вскоре она не могла пошевельнуться, только кричала и рыдала, видя, как вся земля под ногами оказалась заполонённой чёрными червями о пять отростков, которые шевелились и шевелились, энергично двигаясь вперёд - вползая на её ноги, на тело... Они были такими тяжёлыми, что, раз опустив ногу в этот кишащий чёрными извивами кошмар, она больше не сумела поднять её. И, покачиваясь в попытках удержаться на ногах, только безнадёжно сбивала "пальцы" с живота и с груди. Только изгибалась от ужаса, когда чувствовала, как по тёплой коже спины ползут холодные важные твари. Только стыла глазами на тяжёлом двигающемся месиве, в котором стояла по колено... по бедро...
   А потом... Она только задирала подбородок и выла, глядя ослепшими от слёз глазами в ничто, прижав к груди руки, по которым твари уже добирались до лица...
   Что-то больно ударило под мышками.
   А потом она взлетела, и её плотно прижали к чьему-то тёплому телу.
   - Смотри на меня! - жёстко сказали чуть не в губы ей. - Юля, смотри на меня! Я рядом! Ну же!
   Проморгавшись от слёз, девушка поняла, что её притиснул к себе Валерий. Задыхаясь и заикаясь, она мельком удивилась, что он чист от червей. Потом - поразилась тому, что он не побрезговал подойти к ней и взять её на руки, не охлопывая, чтобы освободить от червей. И лишь под конец осмелилась скоситься на свои плечи, странно лёгкие и пустые, а потом взглянуть и вперёд и вниз, за его плечо, - на землю за ними и вокруг них.
   Чёрных пятипалых червей не было.
   Вокруг простирались всё те же развалины, и черви всё так же резво извивались в стороне, изображая на уцелевших стенах мелкие волны.
   Остаточно содрогаясь от уходящей истерики, всё ещё частя сухим дыханием, она горячо выдохнула Стрелку прямо в ухо:
   - На меня... напали... - И снова заревела, крепко обняв его за шею, когда поняла, что всё, что она видела и чувствовала, - всего лишь внушение.
   Когда очередной припадок закончился - а ничем иным Юля его не могла считать, - она ещё сумела удивиться, что Стрелок терпеливо выждал, пока она выплачется. А потом он задал вопрос, из-за которого слёзы высохли немедленно, а сама девушка сумела разозлиться:
   - Зачем они с тобой это сделали?
   Глядя в его высветленно-слепые, но тем не менее пронизывающие глаза, она хотела рявкнуть на него: "А мне откуда знать?!" Но замерла. Он прав. Её напугали, внушив, что на неё набросились полчища червей. Зачем? Какую цель преследовало чудовище, пригнавшее с собой пятипалых червей?
   Настроение мгновенно сменилось. Наверное, нервный плач помог так быстро перейти от одного эмоционального состояния к другому.
   - Отпусти меня! - насморочным голосом велела она.
   - Уверена?
   - Да. И не трогай меня.
   Под последним она имела в виду, что её тело должно быть... автономно от его прикосновений. Неизвестно, как он её понял, но на землю опустил сразу.
   - Если им это для чего-то нужно, значит, это будет скоро, - заикаясь, проговорила она и чуть не ойкнула, когда ногой опять попала на мелкий камешек.
   Валерий серьёзно кивнул и чуть протянул к ней руку: показывал, что готов подхватить её? Этот жест здорово успокоил.
   Юля, насколько смогла, расслабила плечи и запрокинула голову кверху.
   Тело чудовища всё продолжало опускаться, и теперь было видно, что оно слегка пятнисто. "Как у лягушки!" - мстительно подумала девушка. Правда, пятна были несколько необычные и складывались в знакомый почему-то узор.
   Если чудовище собиралось опускаться до упора - до разрушенных стен, ему придётся в таком темпе ещё долго двигаться: стены-то настолько низки, что до них...
   Резко опустила голову. И схватилась обеими руками за живот, который будто осторожно проткнули и из которого будто медленно потянули... кишку! Пока ещё изумлённая, девушка зажимала и зажимала место, тянущее не болью, но слабостью, от которой начинали подкашиваться колени.
   - Это - я вижу! - дёрнул её за руку Валерий. А потом поспешно схватил за другую.
   - И что - это? - с трудом выдохнула Юля.
   - Помнишь, Алексеич сказал - насчёт перемещения сил? Из тебя тащат силу! Всё. Хватит. Вытаскивай нас отсюда! Сумеешь?
   На последних мгновениях перехода в следующее пространство Юля оглянулась - как будто специально, чтобы увидеть: Стрелок, словно приветствуя, резко поднял кулак к пятнистому телу чудовища. И с визгом проскочила в слой. Не внутренности выпали, которых она бессознательно опасалась. Сверху посыпались всё те же пятипалые черви - живые. Последнее, что она унесла в памяти: половина выпавшего немедленно превращалась в сухие кожурки, невесомым ветром уносимые в неизвестность.
   Девушка хотела было высказать всё, что она думает о состоянии мозгов Стрелка, который теперь уже точно отнесён ею к "деткам из песочницы". Увы... Время и сила для переходов заканчивались.
   Они прошли первый двойной слой, остановились передохнуть перед следующим концентратом, но вовремя оглянулись.
   - Драпаем!
   И рванули изо всех сил.
   Из слоёв, откуда они только что выскочили, хлынула волна в мелкий рубчик, влажно шевелящийся и ощутимо, на каком-то подсознательном уровне, - голодный. Снова взвизгнув, теперь уже Юля дёрнула Валерия за руку, втаскивая в слойный концентрат. Правда, снова оглянулась на его жест и успела заметить, как он выбросил руку в обратном направлении - и часть рвущейся за ними чёрной волны мгновенно высохла, разлетевшись сухими чёрными шкурками! Ошалев от его силищи, девушка от неожиданности только сжала его ладонь...
   И прыгнула в комнату, чуть не ударившись под колени краем кровати!
   Зато Стрелок, сосредоточенный на погоне, не успел сообразить, куда они выпали, и неплохо так стукнулся ногами о ту же кровать, на которую тут же свалился, не удержавшись. Стремительно вскочил, обернувшись опять-таки в обратном направлении, снова выставив свободную руку в готовности стрелять.
   Но сюда, в дом Алексеича, защищённый от любого ментального воздействия, твари проникнуть уже не могли. Разве что перейдя по той же ментальной дорожке сна. Но в таком виде, будучи бесплотными, причинить вреда они никому бы не сумели.
   В неярком свете лампы они переглянулись.
   Юля первым делом обратила внимание, что ладонь Валерия не сжимает её руку, а очень сильно расслаблена. И сам пару раз пошатнулся. Всё ещё на взводе, она заставила его сесть на кровать и велела:
   - Подожди.
   Кинулась к столу рядом и быстро налила в стакан из пакета апельсиновый сок. Ещё в университете купила. Поднесла ему. К стакану он приник так, что чуть не захлёбывался. Юля заставила его остановиться только раз - когда дополнила стакан соком и тут же, свалившись рядом с Валерием, сама вцепилась зубами в отрезанный уголок пакета, вытягивая сок и наслаждаясь его свежестью и сладостью. Через минуту оба шумно дышали, глядя на стакан и пачку.
   - Там немного осталось, - устало сказала девушка.
   - Слишком сладко, - вздохнул он, не отрывая взгляда от пакета.
   Больше не спрашивая, она вылила ему в стакан остатки сока. Проследила, как он выпил и некоторое время, тяжело ссутулившись, смотрел на стену напротив почти бессмысленными от усталости глазами.
   Потом зашевелился и встал. На стене аптечка. Юля-то уже привыкла к притупленно ноющей боли и не замечала ничего, но Валерий помнил. Вернулся к кровати с бинтами и парой пузырьков. Какой-то жидкостью он сначала промыл порез на стопе, причём девушка ёжилась и слабо ворчала, что щекотно. Затем осторожно смазал йодом, отчего она зашипела и чуть не дёрнула ногой, а он лишь недовольно прикрикнул на неё. И лишь затем туго забинтовал стопу.
   Мозги кипят. Тело требует расслабиться и поспать. Разум требует бодрствовать. Глаза закрываются... Сначала в туалет и умыться сходила она. Потом он. Вернулся, снова сел рядом. Посмотрел на неё. Не вопросительно, но выжидательно.
   - Спать хочу, - безучастно сказала она и, не стесняясь, зевнула. Закрыла рот и тут же испугалась: а вдруг Валерий сочтёт, что она таким образом выпроваживает его из своей комнаты?
   - И что? - тоже равнодушно спросил он. Выпрямился. - Боишься?
   - Ага. - И совсем для себя неожиданно пожаловалась: - Ну и как теперь мне жить? А если будут постоянно приходить во сне и звать за собой? Во сне ведь тяжело определить, где настоящее, а что снится? А если они сейчас снова придут? Засну ведь. И крепко. И снова противиться не смогу. Как быть? Жить - как?
   - Сегодняшнюю ночь я посторожу тебя.
   Она скосилась на него. Серьёзен. Смотрит выжидательно.
   - А если ты уснёшь? И тоже крепко? А я уйду, пока ты спишь?
   - Ты согласна оставить меня в своей комнате?
   - Ну... Да. Конечно.
   - Ложись.
   Не раздеваясь, она легла на кровать, с нервным интересом ожидая, что он сделает.
   А Стрелок поднял край своей тенниски, вытащил из брюк ремень и сел на кровать рядом с нею. Взял её за руку и свободной рукой обмотал их запястья ремнём, после чего застегнул его. И лёг рядом с Юлей, отпрянувшей от неожиданности на другую половину, натянув на обоих одеяло.
   - Лампу оставляем?
   - Ага... - просипела она, продолжая боязливо скашиваться на него.
   - Тогда спокойной ночи.
   Юля лежала рядом со Стрелком, вытянувшись солдатиком, напряжённая, не зная, чего ожидать от него в следующий миг. Так же напряжённо она вслушивалась в его еле слышное дыхание, которое больше замечала по тому, как вздымается и опускается его грудная клетка. Потом это движение стало почти незаметным. Зато сонное дыхание Валерия сразу стало слышным, что её успокоило. Его ладонь, притиснутая ремнём к её, лежала сверху и давила мягкой тяжестью. Терпимо. Одновременно она чувствовала тепло, идущее от его ладони. И это тепло успокаивало. Последняя мысль уплывающей в сон: "Защитит".
   ... Алексеич бесшумно шагал по коридору, соединяющему два здания - учебное и его личные апартаменты. Первый раз пространство ментальной защиты вокруг поместья дрогнуло еле уловимо. Он проснулся и решил, что показалось.
   Но вторая дрожь была чувствительней. Хозяин поместья поднялся с постели мягко, чтобы не разбудить жену. "Окинув" мысленным взглядом защиту, теперь понял, что прорыв произошёл в учебно-тренировочной части дома. Вышел во вторую комнату, где быстро переоделся, и поспешил к коридору.
   Сегодня гостей было не очень много. Всего две команды. Причём вторая работала с делом личностным - искала определённого человека, девушку, присутствие которой в городе вычислили по странному энергополю. Значит, в двух комнатах защита не могла сработать.
   Первая же команда работала как раз с пространством. И уж здесь можно ожидать чего угодно.
   Он прошёл коридор. Четыре комнаты. Первая временно принадлежит его другу и приятелю, время от времени работающему на него, но, в общем-то, вольному стрелку. Влад никогда бы не согласился полностью принадлежать сложившимся командам в поместье. Слишком независим. Но всегда готов прийти на зов старшего друга. Как сейчас, когда заинтересовался довольно сложным делом с ментальными убийствами на расстоянии и с мёртвой землёй.
   Влад спит.
   Алексеич стоял возле двери в его комнату и слушал пространство.
   Влад спит, но неспокойно. Он тоже почувствовал подрагивание пространства, но для него оно всего лишь часть тревоги во сне. Защита поместья сделала всё, чтобы тревога в одном месте не повлияла в другом.
   Это не Влад. Он легко может заставить защиту вздрогнуть. Но он спит. В его комнате царствует покой.
   Алексеич, всё же чуть поморщившись: Влад опять курил - так беспокоен? - шагнул к двери напротив.
   Макс. Парнишка тоже спит. И это не он потревожил защиту.
   Этот вымотался, как собака. Ему сегодня пришлось так понервничать, что сейчас, чувствуя себя защищённым, он дрыхнет так, как дрыхнут в его годы. Разметавшись по постели, сбросив, пока было жарко, одеяло. Ещё с полчаса - и он встанет, полезет доставать его, замёрзнув. Лучшее, ценнейшее приобретение за последние годы - усмехнулся Алексеич. Мальчишка юн и пока не соображает, насколько великолепен его талант - усиливать любую другую способность у любого другого человека. Да и его черноволосая голова с пытливыми светло-голубыми глазами хороша. Соображает.
   У двери Стрелка Алексеич замер в тревоге, готовый ломануться вперёд, ногой вышибая дверь: в комнате пусто! Но, заставив себя успокоиться, просто-напросто нажал на резную ручку. Дверь открылась. В комнате и впрямь пусто. Но ни волнением, ни страхом не пахло. Куда делся этот парень со слепыми, как определила его Юля, глазами? Тоже одно из ценных приобретений в поместье, поскольку спрос на его талант огромен...
   У двери напротив Алексеич выдохнул. Оба здесь. И именно здесь слегка помятое пространство ментальной защиты поместья.
   "Прислушавшись", понял, что оба крепко спят.
   Поэтому без зазрения совести открыл дверь, чьи петли всегда хорошо смазаны. Ходить он умел, как никто. В мягких спортивных туфлях да по коврам, которые специально настелены вокруг, чтобы соседи друг другу не мешали, если что...
   Лампы они не выключили. Замечательно.
   Алексеич легко добрался до кровати.
   Никаких ненужных мыслей при виде двоих на кровати, которые словно упали от неимоверной усталости. Первый и главный взгляд - на руки, застывшие в тесном пожатии, подкреплённом туго стянутым ремнём. Стрелок, угрюмый и довольно диковатый парень, и Проводник, светленькая девочка с широко расставленными смешливыми глазами. У Проводника забинтована нога, веки под закрытыми глазами набрякли от недавнего плача. Стрелок выглядит измождённым, будто потерял много сил... Где они побывали?
   Алексеич встал в изножье кровати и чуть вытянул вперёд руки со слегка раскрытыми пальцами. Только для него пространство над кроватью замерцало округлой структурой, опрокинутой чашей над двоими лежащими - чашей, чьи линии подчёркнуты светящимися линиями, расположенными равномерно по всей её площади.
   И в этой призрачно-структурной чаше над кроватью появились тени, которые Алексеич быстро идентифицировал и которые быстро перемещались, постепенно являя глазам хозяина поместья события, виденные недавно спящими. Алексеич сначала следил за всеми их перемещениями внимательно, вникая. Но, когда он начал понимать, что именно произошло совсем недавно, заметно озлился. В первую очередь его раздражение вызвала новость, что он не сумел защитить своих гостей, доверившихся ему. Он привык к силам, которым не по зубам его защита. Но на этот раз столкнулся с чем-то, что сумело найти лазейку и проникнуть в сны Проводника.
   Продолжая наблюдать за развитием событий, Алексеич то кривился, обозлённо воспринимая выход на другой пространственный уровень Проводника, а следом и Стрелка. Причём последнему он одобрительно кивнул: успел за нею! То, сощурив глаза, всматривался в развалины громадного здания и в брюхо чудовища, закрывшего и так плохо видимое небо над руинами. При виде того, что получилось считать с этого обширного брюха, Алексеич только покачал головой, поспешно запоминая расположение пятен и знаков, в целом похожих на часть пиктограммы.
   Наконец, он осторожно вышел из комнаты, но к себе, в жилую часть дома не вернулся, а засел в кабинете, торопливо зарисовывая всё, что запомнил.
   ... Дверь в комнату закрылась.
   Как будто уловив, что больше им никто не помешает, крепко спящий Валерий повернул голову набок, к девушке. Та вздохнула во сне, ощутив движение рядом, и тоже развернулась, уткнувшись лицом в его плечо и засопев от жаркого тепла. Руки, связанные ремнём, немного мешали, и Стрелок просто-напросто свободной рукой обнял Юлю, придвинув её ближе к себе - уже головой на своё плечо. Так было удобней, что она и почувствовала во сне, почему и не возражала.
   ... Девушка лежала скорчившись, словно замёрзнув, сразу после того как он проснулся и осторожно размотал ремень с их рук. Поколебавшись, Валерий укрыл её одеялом, но из комнаты не вышел. Не имел права бросать её, заверив, что будет сторожить её сон и не даст уйти по ментальной приманке.
   Когда она сонно вытянула руку, свесившуюся с кровати, он сел на пол и осторожно сжал ладошку, пытаясь собрать мысли в кучку и проанализировать их.
   Не получалось.
   Однажды он попал в драку, защищая дружка. Из одной секции были. Везде вместе - что на соревнованиях, что погулять... Дружок, конечно, подгадил здорово. Напился после соревнований. А в таком состоянии, по собственным словам, "бурел" мгновенно. И приходилось вытаскивать его из пьяных драк.
   В тот раз дружок сумел настроить против себя сразу пятерых - то есть целую компанию. И, когда его сбили с ног и начали откровенно забивать, Валерий бросился в драку - не для того, чтобы остановить: остановить этих озверелых было уже невозможно. Бросился затем, чтобы дружок, который валялся пыльным мешком под ногами убивающих его, живым остался. Было это в забегаловке того города, где чемпионат проходил... Девки тех, озверелых, визжали, как резаные, подбадривая своих кавалеров - пятерых против двоих. Причём таких двоих, что один уже валялся на полу без признаков жизни, а второй из последних сил лишь сдерживал рвущихся убить... И, когда он поверил, что вот эти ребята, кажется, приходят в себя и начинают соображать, во что могут вляпаться, что уже и обслуга забегаловки, кажется, вызвала полицию... Пьяная вдрызг девка выскочила вперёд и завизжала. И её визг стал сигналом. Стоявший ближе всех к Валерию мужик ринулся вперёд - с ним остальные... Резкая боль в руке, когда его сбили с ног и тоже начали затаптывать. И злорадное лицо той девки - над ним, лежащим и плывущим в небытие на остатках сознания: широко расставленные глазища, раскосмаченные светлые волосы!..
   Дружку повезло больше. Несмотря на вид "бифштекс с кровью", он оклемался быстро и вернулся к спортивной жизни.
   Перелом запястья для Валерия оказался роковым. Раздробленную кость собирали по кусочкам. Но получить наново здоровую не удалось.
   Года полтора он дёргался от внезапной, пронизывающей всё тело боли. Потом, когда он научился с нею жить, не показывая, что терпит, терпит и терпит, один из его последних тренеров предложил пойти тренером в районный Дом спорта. В школу физруком Валерий не хотел, хотя педагогическое образование имел. Хотел быть ближе к тому миру, который лично для него был потерян из-за одной пьяной девки, которая так жаждала крови.
   Спустя несколько лет, узнав её в испуганной девчонке - внешне одно к одному, - убить её не сумел по одной лишь причине: Алексеич заблокировал его способность уничтожать всё, на что Валерий ни взглянет с мыслью о том. Повезло со способностью, что до сих пор не было желания этого сделать. Но с девчонкой он попытался. Хоть и мутные от наркотиков, но мозги подтвердили: девчонка, копия той девки, прочувствовала его неудачную попытку убить.
   Потом, когда мозги ему не только прочистили, но и вправили, он видел эту девчонку в поместье Алексеича. И не один раз, хоть и мельком. И целый месяц привыкал к мысли, что вот эту - убивать не надо. Она другая. Как ни странно, примирил с её существованием единственный факт: он узнал, что ей еле-еле двадцать лет. Только тогда сознание поверило, что она не враг. Только тогда он увидел в ней не ту озверелую девку, которая без спроса врывалась в его ночные кошмары, когда он снова и снова сжимался от боли в руке.
   И он даже забыл её.
   А когда Алексеич привёл его в качестве нового члена в команду Влада, Валерий удивился, когда понял, что девчонка побаивается его. Он даже не сразу вспомнил, что она знает его по первому дню появления в поместье. Будучи старше, во время знакомства с командой он сразу сообразил, что она невольно настроила против него второго парнишку - Макса. В душе лишь шевельнулось недовольное: "Все девки такие..." Сейчас он мог признаться себе, что Юля просто не сумела скрыть страха перед ним, а тот парень сразу уловил её эмоции. В общем, она не хотела настраивать. И он мысленно простил ей.
   Наконец он в очередной раз взглянул, не просыпается ли она, после чего задался вопросом: а какого чёрта он вообще рассусоливает на эту тему? Что такого есть в этой девчонке, что её хочется понять?
  
   8.
  
   И всё-таки её снова позвали.
   В самые уязвимые для человека мгновения, когда глубокий сон начинает граничить с быстрым, когда в чёрной пропасти мелькают просветы и снуют смутные фигуры, девушке предложили пройти несколько пространственных слоёв, чтобы увидеть...
   Ещё с закрытыми глазами Юля резко поднялась с постели, чтобы немедленно перейти в указанное место. И внезапно упала назад - от рывка за руку.
   Распахнув ресницы, с больно колотящимся от неожиданности сердцем, она снова попыталась встать и услышала беспрекословное:
   - Стой!
   Ошеломлённая, дёрнулась обернуться на требование и увидела привычно невозмутимое лицо Валерия. За руку он держал её, словно сжимал железными клещами, до боли. И сидел боком на её кровати.
   Как ледяной водой - понимание, что он только что спас её.
   А потом - горячая злость. Перебил! Перебил концовку фразы, по которой можно было узнать хоть что-то! Не мог, что ли, чуть позже дёрнуть ей руку?
   Она насупленно уставилась на него, спокойного и решительного, а когда, полностью проснувшись, поняла, что могло произойти, не будь его рядом, сморщилась от конвульсивного желания заплакать.
   Сон пропал полностью - вместе с фразой, даже начала которой теперь девушка уже не помнила. Силой заставив рот подчиниться, а губы - не разъезжаться в плаче, Юля, раздираемая противоречивыми чувствами, горестно спросила:
   - И как? Как мне теперь с этим жить?
   Странным ответом на этот вопрос стал звонок её мобильника со стола.
   Стрелок отпустил её руку и кивнул. Подойди, мол.
   Девушка встала, чуть не упала, пошатнувшись. На подгибающихся ногах шагнула к столу и едва не выронила телефон из мелко дрожащих рук. Немедленно вспомнилась первая встреча с Валерием, когда испуганная неизвестная девушка вот так же, трясясь от страха, звала на помощь по своему мобильнику.
   - Проснулись? - добродушно спросил голос, который она не сразу узнала. Только посмотрела быстро на экран телефона и кивнула кому-то, кто её не видит. Алексеич.
   - Проснулись, - быстро сказала она, чтобы он не заметил панических ноток в её голосе.
   - Понимаю, что звоню рановато, - сказал хозяин поместья. - Но вам с Максом на учёбу, а мне бы хотелось, чтобы вы с нами вместе позавтракали. Ну, и кое-что обсудили. Когда я за вами могу зайти?
   - Минут через десять, - ровно сказала Юля, оглядываясь, как быстро она успеет собрать свои вещи.
   Словно услышав её движение или подсмотрев, Алексеич сказал:
   - У меня предложение - на время этого дела жить здесь же. Не отвечай сейчас. Скажешь на завтраке о своём решении. То же самое я предложил Максу.
   И отключился. Девушка опустила мобильник и некоторое время смотрела на него озадаченно. Даже Валерий заметил.
   - Что случилось?
   - Это Алексеич. Он сейчас придёт проводить нас на завтрак.
   - Ты смотришь как-то...
   - Он сказал - придёт за "нами". Откуда он знает, что ты в моей комнате?
   Стрелок пожал плечами. А Юля попыталась выкинуть из головы мысли о том, какими глазами посмотрит на них хозяин поместья, и снова осмотрелась, после чего сумела даже хмыкнуть: вещичек-то у неё здесь - раз-два и обчёлся. Даже и собирать нечего, если она здесь останется.
   - Что ещё сказал Алексеич? - спросил Стрелок, вставая с кровати.
   - Предложил пожить здесь, пока это дело...
   - Умойся и расчешись, а потом забежим ко мне. Я подожду.
   Она кивнула и побежала в ванную, двигаясь только на автомате.
   Алексеич и правда пришёл за ними, чтобы проводить в свои жилые апартаменты, где их уже ждали Влад и Макс. По дороге, широко шагая по коридору чуть впереди них, хозяин поместья ничего не сказал. Ни слова о деле. Ни одного замечания о том, что двое идут за ним, взявшись за руки... Пока шли по светлому (окна с обеих сторон) просторному коридору, Юля пыталась понять, почему Алексеич спокойно воспринял их рукопожатие, которое больше пристало, наверное, для детишек в яслях. Он знает, что теперь она без Валерия не может чувствовать себя в безопасности? А если знает, то как ей быть, когда она пойдёт в университет? Правда, на занятиях и лекциях не до сна, но мало ли, если она вдруг не выспится ночью, а потом уснёт за партой в аудитории... Но ведь Стрелка она не сумеет провести с собой. Если только... Губ коснулась невесёлая усмешка. Если только не представить его как личного телохранителя.
   И всё-таки она попробовала хоть чуток представить, как бы это выглядело. Воображением-то Бог не обделил. Вот Стрелок заглядывает в очередной кабинет, зорко рассматривает его и всех его временных обитателей. Затем пропускает её мимо себя и следует за нею шаг в шаг. Он первым сядет на скамью, чтобы оставить её на краю - ему так легче защищать её от всяких посягательств. Или на краю он не будет её оставлять? Точно. Он сам сядет на краю скамьи, но перед этим устроит тщательный обыск того студента или студентки, которые будут сидеть рядом с Юлей. И, только убедившись, что они безобидны, сядет со звонком и будет сидеть каменным изваянием, время от времени оживающим, чтобы цепко оглядеть аудиторию.
   Еле слышно фыркнув, Юля поняла, что лицо наконец-то расслабилось.
   - Ты... смеёшься? - не поворачивая головы, прошептал Стрелок.
   - Ты ведёшь меня, как будто мелкую в детский сад, - вполголоса выговорила Юля.
   Теперь он покосился с высоты своего роста. Он и правда шёл на полшага вперёд, отчего она еле успевала за ним. А она улыбнулась ему, втихомолку продолжая смеяться. Он мгновенно отвернулся, снова сделав "морду каменной".
   "Ну и фиг, - добродушно подумала девушка. - А я пока попробую вспомнить, что же мне сказали во сне..."
   Сосредоточившись на утреннем сне, она снова насупилась. Но воспоминание не шло. Взамен лезли обрывки случившегося ночью, и пару раз девушка передёрнула плечами, лишь сейчас понимая, как они двое, неопытные, были близки к гибели...
   И, только заворачивая следом за Алексеичем из коридора-связки, Юля прерывисто вздохнула: пара минут - а она успела перебрать весь спектр эмоций. Резкое пробуждение? Недосып виноват? Юля вспомнила лекции по психологии и скорчила гримаску, пока никто не видит: эмоциональная нестабильность! Вот что!
   За столом Алексеич познакомил своих гостей с женой - тёзкой девушки, Юлией. Влад вошедшим только кивнул. Макс сначала при виде девушки радостно подпрыгивал на месте, а потом захлопал глазами на руки её и Валерия. Садясь рядом с ним, Юля заговорщицки прошептала:
   - Мы с Валерием сегодня ночью уходили. Потом расскажу, ага?
   - Ага. Ты поэтому хромаешь?
   - Да. Позвали, когда спала.
   Хозяин поместья воззвал:
   - Пока завтракаем - о деле ни слова.
   Оказалось, темноволосая Юлия тоже владела кое-какими навыками эмпатии, возможно, потому завтрак прошёл мирно и спокойно. Затем Алексеич вывел всех в небольшую комнату, куда Юлия принесла кофе. Сладкое к нему здесь уже было расставлено на небольших столиках. Она ушла, а хозяин сразу сказал:
   - Юля, Валерий, рассказывайте о вашем ночном походе.
   Стрелок как-то так взглянул на девушку, что та пожала плечами и принялась за рассказ. Сначала описала развалины, потом появление летучего тела, выпустившего ноги-опоры; затем - море ползучих пятипалых.
   - Утром тоже было, - добавила она. - Меня позвали, и только Валерий меня назад вытянул. Но я запомнила, зачем меня позвали. Мне сказали: если я дойду до места, которое мне хотят показать, я увижу вызвавшего. А потом я проснулась. И всё.
   - Вызвавшего? - повторил удивлённый Алексеич. - Не может быть...
   - Алексеич, колитесь, - азартно попросил Макс. - Вы же что-то уже узнали! Что значит - вызвавший? Вы ведь поняли, да?
   Влад тоже с нетерпением смотрел на хозяина поместья.
   - Ребята из поместья сейчас проверяют всех тех, кто засветился в городе как человек, занимающийся эзотерикой, - сказал Алексеич. - Твоя, Макс, пентаграмма оказалась весьма интересной. Несмотря на скудость тех символов, которые ты запомнил, сложить картинку удалось. По выходе получилась довольно распространённая картина. Вы все знаете, что в магазинах одно время появились книги по эзотерике, причём не только для тех, кто хочет заниматься своим здоровьем. Но и по магии. Слышали, наверное, что многие тут же бросились заниматься и белой и чёрной магией. Тут же объявились колдуны и ведьмы. Можно было бы посмеяться над всем этим - народ сам в себя поверил, хоть и не всё у всех получалось. Но настоящую магию могут творить только те, у кого есть силы и способности именно к магии. Наш случай из последних. Некий эзотерик вызвал сущность, которая отнимает силы души у одних и передаёт её другим.
   - Это как? Зачем?! - вырвалось у Макса.
   - Легко и просто. Если однобоко - с точки зрения нашего дела, что такое сила души? Это то, что помогает нам исполнять свои желания. К новоявленному колдуну пришёл, например, богатый человек, который хочет стать ещё богаче. А у него, как он ни тужится, ничего не получается. Силы своей души он поистратил. Наш колдун передаёт ему часть чистой души - и богатей тут же начинает идти вперёд семимильными шагами, хотя, в сущности, делает то же, что и всегда. Меня беспокоит последнее. Сущность пообещала Юле показать своего хозяина. Это или невероятная наглость со стороны неизвестного нам колдуна, или дело уже гораздо трагичней.
   - И что теперь будем делать? - спросил Влад. - С чего начинать? Тем более что выяснилась наша уязвимость. Что делать, если я не могу обеспечить своим ребятам безопасность? Как я отпущу Макса и Юлю в университет, если на них уже и там покушаются? Я надеялся, что здесь, в твоём доме, будет защита. И тут вдруг Юля рассказывает, что ночью уходила. Я даже не представляю, за какой конец дёргать, чтобы распутать это дело так, чтобы оно не затронуло ребят.
   Алексеич поморщился.
   - Ты прав насчёт моего дома. До сих пор я думал, что укрепил его всем, чем можно. Теперь выясняется, что этого мало. При встрече с такими тварями, как нынешняя, нужна защита более суровая. Это я к сегодняшнему вечеру сделаю. - Он вздохнул, глядя на Юлю, потом перевёл взгляд на Макса. - Так, детишки. Я выпросил вас у университетского руководства на два дня.
   Парень с девушкой, округлив глаза, переглянулись.
   - Что с твоим расписанием? - обратился хозяин поместья к Валерию.
   - После обеда буду занят.
   - Прекрасно. Значит, до обеда вам предстоит погулять по городу в слегка увеличенном составе.
   - Ещё кого-то... - проворчал Макс. - И так целая толпа...
   Алексеич только улыбнулся и перевёл взгляд на дверь. И все послушно посмотрели туда. Дверь открылась, и в комнату вошла невысокая женщина, лет за пятьдесят, темноволосая, сияющая приветливой улыбкой. Одета просто - джинсы и кофточка.
   - Здравствуйте! - радостно поздоровалась она со всеми.
   - Дарья! - завопил счастливый Макс, выпрыгнув из кресла. - Привет, Дарья!
   Он простецки обнял её, против чего женщина не возражала. К удивлению Юли, следующим к Дарье подошёл Влад, который тоже обнял её и даже поцеловал в щёку. Алексеич же, сугубо довольный, поцеловал гостье руку.
   Пришлось встать, когда хозяин поместья подвёл женщину к тем, кто её ещё не знал. Сначала изумлённая такой сердечной встречей Юля решила, что Дарья - эмпат. Даже не зная её, девушка почувствовала, что невольно улыбается, глядя на неё. Потом-то поняла, что это радостное настроение знавших Дарью заразило и её. Валерий не улыбался, глядя на гостью, но, кажется, при взгляде на неё он чувствовал себя не в своей тарелке: привык выглядеть бесстрастным, а уголки губ подёргиваются улыбнуться. Тем более он видел, как поздоровались мужчины с Дарьей, и, кажется, оторопел, не зная, как себя с нею вести.
   Но Дарья просто подхватила его руку и слегка потрясла её, как-то подбадривающе улыбаясь ему, словно он очень стеснялся и нуждался в поддержке. А потом развернулась к Юле и сделала большие глаза.
   - Ух ты!.. - ахнула она. - Ты, милая, прям как среди зеркал стоишь - сколько переходов-то вокруг тебя!
   Так Юля первым делом выяснила, что Дарья - сильная видящая.
   Алексеич усадил женщину в кресло, в круг сидящих.
   - Вот теперь я могу сказать, что вы сегодня делаете, - сказал он деловито, наливая из кофейника горячий напиток в чашку для Дарьи. - Вы берёте с собой Дарью и едете в центральную точку города. Дарья уже получила ту пентаграмму, о деталях которой нам рассказал Макс, и запомнила её. По ментальным следам пентаграммы вы должны будете найти место её возникновения. Очень надеюсь, что этим местом будет квартира человека, изготовившего пентаграмму.
   Юля хотела было переспросить, почему он надеется, что только квартира. Но промолчала. Мало ли что у Алексеича на уме.
   После небольших переговоров, в которых решили, кто и какие обязанности получает в этой поездке, поднялись и пошли к выходу.
   От дома Алексеича поехали на машине Влада, как самой просторной. "Детишки" и Дарья уместились на заднем сиденье, а Валерий сел к Владу. Пока ехали к центру, на заднем сиденье возникла весьма оживлённая беседа. Здесь-то Юля и выяснила, откуда Влад и Макс знают Дарью.
   - Да что ж такое - думаю! - жаловалась Дарья. - Что ж такое - я вижу эти тени, а никто другой их и не замечает! Знала же, как выгляжу со стороны. Наверное, как дура, по которой психушка плачет, а сама всё поджигаю и поджигаю бумагу. Только огнём и можно было их отогнать!
   Жаловалась она так вкусно, что Юля немедленно прониклась сочувствием к ней. И сама на мгновения сжалась, представив, что бы было с нею самой, если б она не попала к Алексеичу. Не научившись переходам, могла и не вернуться из путешествий. Ведь до того как попасть к Алексеичу, она робко пробовала ходить по слоям пространства. Но жутко боялась: шаг в следующий слой - и тут же назад. Шаг вперед на пару слоёв - снова пятиться, боясь, как бы не потеряться. А если бы начала во сне уходить? Да даже без зова?
   Потом начала думать: а как же учёба? Неужели Алексеич сумел договориться с деканатом и её, и Макса? Любопытно, что он там сказал, когда просил их отпустить на два дня... Узнать бы, какую уважительную причину он придумал, только чтобы Макс и она снова не вляпались в ловушку той... страхолюдины. Пентаграмма. Надо же... Кто-то вызвал сущность, чтобы она помогла исполнять желания. Наверное, огромных денег такое колдовство стоит... И столько жизней... Знал ли вызывающий, что он убивает людей ради чьего-то желания? А тот, заказчик, знает ли про это? Ну, что его исполнение желания основывается на смертях? И, если знает, неужели ему всё равно? А вдруг среди тех, кто своей жизнью обеспечивает ему воплощение желания, - его родные? Или друзья? Да хотя бы знакомые! Неужели этот заказчик ничего не чувствует, зная о том?
   В машине постепенно замолчали. Сентябрьское утро мчалось вместе с ними по дороге пока ещё редким опавшим листом и прохладой, промельком жёлто-оранжевых рябин по обочинам, нависшими сине-серыми тучами и странно знакомым и волнующим общим ароматом осени...
   - И где у нас центр? - спросил Макс скептически.
   - Ну, мы, скорее, не к центру едем, а к самой высокой точке города, - отозвался Влад. - Туда, откуда весь город будет просматриваться.
   - А такая есть? - хмыкнул парень.
   - Нам достаточно центра города, - откликнулась Дарья. - Алексеич дал мне такой рисунок, в котором очень чёткие линии. Если даже дом этого колдуна будет в пригороде и не будет виден с этой точки, направление, которая потянет за собой пентаграмма, я всё равно увижу.
   Такая точка нашлась на одном из городских холмов. Не сказать, чтобы отсюда виднелся весь город - да и немыслимо это, но Дарья благодушно сказала, что ей этого очень даже хватит. Критически оглядев место, Влад сказал:
   - Идём в здание. Договоримся о разрешении выйти на крышу. Там огляд лучше.
   Здание? Юля прикусила губу, глядя на художественную галерею. Вот так раз.
   - Не веришь? - прошептал Макс, тоже недоверчиво глазевший на массивную входную дверь. - Или думаешь, у Влада получится договориться?
   - Давай подождём? - шёпотом ответила Юля, поглядывая на Валерия, который стоял чуть впереди, явно прислушиваясь к их репликам. И улыбнулась: - Знаешь, кого сейчас не хватает в нашей команде? Лены - эмпата! Она бы кого хочешь уговорила на всё, что хочешь!
   - Заходим, - скомандовал Влад и открыл дверь перед Дарьей.
   Они вошли и остановились в пустынном поутру вестибюле. Посетителей пока не было, разве что два-три человека стояли неподалёку, в начале одного из коридоров.
   - Подождите здесь немного, - попросил Влад и уверенным шагом пошёл к вахтенному столу.
   - Ух ты-ы... - протяжный выдох глазастого Макса заставил всех обернуться.
   Заворожённая представшим зрелищем, Юля медленно пошла к двум фигурам, застывшим за декоративными канатами с кисточками. Поразительной красоты змей из волшебных сказок соседствовал с трёхглавым драконом. Собраны все фигуры были из мелких деталей серебристого металла. Глаза сияли прозрачным цветным стеклом. И величины были такой, что нависали над людьми.
   Завидев подошедших к канатам посетителей, от группки служащих отделилась женщина и поспешила подойти к ним. Не успела рот открыть, как Макс тут же спросил:
   - А что это? Экспонаты?
   - Нет, такое нашей галерее не по карману! - даже засмеялась она. - Один из здешних художников сотворил такое чудо и выставил на продажу. Вот и пользуемся, пока не продали.
   - А такое покупают? - поразилась Дарья и протянула к ощерившейся зубищами змеиной морде ладонь. Все, включая служащую, аж замерли: полное впечатление, что змея вот-вот потянется обнюхать эту маленькую ладошку. Особенно после того как Дарья ласково сказала: - Маленькая моя, хорошенькая какая...
   Макс первым не выдержал - прыснул в кулачок. Захихикала Юля. А Валерий отвернулся, и девушка так и не поняла: может, он думает, что такой взрослый, что ему и посмеяться нельзя вместе с ними?
   Отсмеявшись, Макс опять-таки спросил:
   - А куда таких берут? В богатые дома, небось? В обычной квартире не поставишь, хотя я бы не отказался.
   - Зачем тебе такой змей, например? - удивилась Юля. И, жалеючи, сказала: - Ему бы в какой-нибудь храм или в сад. Эх, как бы свободно было.
   - Надо Алексеичу сказать, - важно произнёс Макс. - А вдруг ему такая змеюга понравится - и купит в сад. Будем всех водить туда и пугать. Представь: идёшь по Алексеичеву саду - бац, над твоей головой такая башка!
   - А я бы выбрала дракона, - задумчиво сказала девушка. - Он такой... грустный. Ему, наверное, так полетать хочется...
   - Ребята, идём! - позвал Влад.
   И они поспешили за ним по служебному коридору. Пока шли, Макс всё рассуждал, что будет, если попытаться увести все фигуры через пространственные слои. Он так тщательно продумывал эту идею, что Юле захотелось стукнуть его по затылку. Но она понимала, что парень просто болтает, и решила не мешать ему. На повороте коридора она заметила, что шедший последним Валерий оглянулся. Она специально посмотрела назад, но за ними больше никого не было.
   Подобравшись к нему, Юля дёрнула его за рукав и спросила:
   - Ты что-то заметил?
   - Нет, ничего. - И снова оглянулся. - А ты? Ничего не чувствуешь?
   - Нет, - недоумевая, ответила она. И на всякий случай остановилась: в движении трудно что-то ощутить, особенно если это нечто паранормальное.
   - Вы что там застряли? - звучно спросил Влад. - Времени у нас маловато.
   А Макс даже подбежал к ним. Быстро и тщательно оглядел вокруг них пространство и с небольшим сомнением сказал:
   - Чисто вроде.
   Вернулась и Дарья в сопровождении встревоженного Влада. Женщина в первую очередь тоже оглянулась на конец коридора, а потом посмотрела на Юлю и кивнула.
   - Дракон смотрит. Он знает, кто твой защитник.
   И снова спокойно пошла вперёд.
   - Э-э... - сказал Влад, растерянно глядя на них всех, и бросился за Дарьей.
   Далее до крыши добрались без происшествий. Вышли на поверхность после длинной металлической лестницы и оказались рядом с небольшим домиком-навесом над этой лестницей. У Юли даже дух захватило при виде открывшейся панорамы города, а чуть позже она даже схватилась за край стены, потому что здесь, на крыше, ветер был очень резкий и пронизывающий...
   - Мы здесь недолго, - предупредил Влад. - И не потому, что дольше не разрешают. Холодно - долго стоять-то. Так что, Дарья, слушаем тебя.
   Женщина покивала и вышла чуть вперёд. Первым делом она расслабилась так, что заметно опустились плечи. Затем поднялась голова, словно Дарья хотела взглянуть на низкое из-за туч небо. А потом просто закрыла глаза и принялась медленно-медленно поворачиваться вокруг собственной оси. Юля, присевшая на порожек домика-навеса, следила за нею, но не понимала, что она делает, в отличие от Макса, который смотрел на женщину, кажется, понимая каждое её движение. Валерий, бесшумно ступая, встал рядом, у порога, не глядя на девушку. Но Юле стало уютней даже при холодном ветре, оттого что Стрелок рядом.
   Дарья вычисляла место появления пентаграммы недолго. Соскучиться не успел даже быстро переходящий от одного края крыши к другому Макс, который вполголоса восхищался обзором отсюда. Правда, парень быстро скуксился на ветру и присел рядом с Юлей, потеснив ей на порожке и проворчав:
   - Двигайся давай. Что-то я продрог немного. Брр...
   - Потерпи чуток, - не оборачиваясь, утешил Влад. - Спустимся - заскочим куда-нибудь горячего кофе выпить.
   - А чего заскакивать, - пробурчал парень. - У них тут автоматы кофейные стоят.
   - Влад, подойди! - позвала Дарья.
   К ней бросился не только Влад, но и остальные. Разве что Стрелок припоздал, но он - оттого, что шёл не торопясь. "Важничает!" - фыркнула Юля.
   - Запоминайте, - сказала Дарья и указала в северо-западную сторону. - Где-то там.
   - А чего запоминайте? - удивился Макс, постукивая зубами. - Ты же всё равно с нами доедешь, нет?
   - Доеду. Но на всякий случай.
   Когда шли назад, Макс прочно прилип к Дарье, что-то негромко обсуждая с нею. Юля воспользовалась моментом, когда эти двое её не слышат, и догнала Влада, не обращая внимания, что Валерий идёт буквально шаг в шаг с нею, а значит - услышит то, что нельзя слышать Дарье.
   - Влад, - серьёзно сказала Юля. - А если та сущность доберётся до Дарьи? Мне кажется, у неё очень сильная и чистая душа. А вдруг? Её никак нельзя защитить?
   - С неё взять силу нельзя, - покачал головой Влад. - Она очень сильная. А сущность сдёргивает силу лишь с тех, кто в чём-то мог дать слабину. Дарья тренированная. Когда узнали, что у неё есть огромная способность к паранормальному, Алексеич лично тренировал её. За неё волноваться не стоит.
   - Как-то не представляю, что это такое - человек с чистой душой, но с какой-то слабиной, - задумчиво сказала Юля.
   - Легко перечислю те, что знаю: одиночество, слишком сильная привязанность к чему-то или к кому-то, угрызения совести. Такие люди, несмотря на чистоту души, уязвимы.
   - Всё равно как-то странно это...
   Валерий всё слышал, но ничего не сказал.
   Когда снова оказались в вестибюле, выяснилось, что Макс был прав и кофейные автоматы в галерее имелись. Прежде чем получить свою чашку, пока все остальные беседовали о видах с крыши здания, Юля мельком огляделась и прошла слой. Оказавшись рядом с драконом и змеем, она ласково погладила их морды и немного постояла между ними, чувствуя их странное внимание к себе.
   - Пусть вам повезёт, и вы окажетесь там, где вам понравится, - прошептала она и вышла из слоя, чтобы получить из рук Валерия стаканчик с горячим кофе.
  
   9.
  
   Полдороги Макс злился. На этот раз Дарья села рядом с Владом, а Валерий - между "детишками". Если Юля чувствовала себя достаточно комфортно в молчании, то Макс весь извертелся, то и дело пытаясь влезть в разговор впереди сидящих. Время от времени склоняясь, словно невзначай вперёд, Юля видела его насупленное лицо, а то и перехватывала взгляд исподлобья на Стрелка.
   Наконец девушка пожалела его и взялась за мобильник.
   "Макс, как бы узнать о Стрелке побольше?"
   "А на фига он вообще тебе сдался? - Сразу после вопроса красовалась страшная рожа с рогами и горящим трезубцем. - Подумаешь, крутой чувак!"
   "Мне интересно. А вдруг, если его разговорить, он нормальным будет? И тоже будет говорить по-человечески?"
   "Разговоришь такого..."
   Но Макс затих на своём месте, перестал поглядывать на Валерия и приставать к сидящим впереди. Сидел так вдумчиво с минуту, а потом спросил:
   - Юль, любишь анекдоты про Вовочку?
   В машине стало тихо-тихо.
   - Э... Слышала несколько штук, - скромно призналась девушка, с трудом удерживаясь от смеха.
   - У меня в мобиле есть несколько штук. Хочешь - почитаю?
   Замогильным голосом Макс принялся читать с телефона первый анекдот. Минут через пять в машине плакала от смеха не только Юля, но и Дарья. Неизвестно, что там было с Владом, но вздёрнутые брови изумлённого Стрелка Юля будет помнить долго. Ей хватало одного взгляда на них, чтобы снова начинался приступ неконтролируемого смеха.
   Но чуть позже выяснилось, что Макс - настоящий интриган. Закончив с анекдотами, он помолчал, а потом в лоб спросил:
   - Валерий, а у тебя сколько братьев?
   Видимо, от неожиданности Стрелок начал:
   - А почему ты... - Замер и закончил: - У меня нет братьев и сестёр.
   - Счастливый, - вздохнул Макс. - А у меня два брата и сестра - и все старшие. Знаешь, как фигово!
   - Хм. Я старшая, - откликнулась Юля, - но что-то не думаю, чтобы моей сестрёнке было фигово. Мы друг друга почти и не видим. Разве что вечером.
   - Ага, самое то - вечером, - пробурчал Макс. - Как явятся все, как начнут учить... Валерию легче - он один. Ни с кем ни подраться, ни поссориться.
   - Ну, я бы не сказал, что совсем уж легче, - осторожно проговорил Стрелок, и оба: и Юля, и Макс уставились на него - улыбается! Впервые за время знакомства! Наконец-то!
   Дальше поговорить не удалось. Условленные полдороги остались позади, и Дарья должна определиться с основным направлением, которое до сих пор было только по прямой, перечёркивающей весь город. Влад остановил машину при мебельном магазине, и все высыпали наружу.
   Дарья от машины не стала уходить. Держась за дверцу, она словно прислушалась к чему-то, а потом повела головой так, будто осматривала часть города, видимую только ей.
   - Влад, - озабоченно сказала она. - Наверное, некоторое время придётся ехать с остановками. Я же буду для машины искать дорогу. Пока нам нужно вон в ту сторону.
   Влад, стоявший рядом, присмотрелся и кивнул.
   - Садимся, - велел он, и машина снова помчалась по дороге, часто останавливаясь на перекрёстках или при светофорах.
   Разговаривать уже не хотелось. Близость места, к которому они стремились, места опасного, поневоле заставляла собраться. Даже Макс стал серьёзным и задумался уже о будущем деле. Что и высказал вслух:
   - Влад, а вот найдём мы этого колдуна. И что дальше?
   - В каком смысле - что дальше?
   - Ну, что дальше будем делать? Позвоним, войдём, представимся и скажем: "Ай-я-яй, дяденька, что ж ты делаешь?" В полицию-то его не отправишь, хоть он и убийца.
   - Если он о себе так думает, - задумчиво сказала Влад. - Он ведь, может, и знать не знает, что именно творит.
   - Как это? - поразился Макс. Юля мысленно присоединилась к его удивлению.
   - Просто. Он провёл ритуал на нужное ему действие. Ритуал подействовал. Колдун рад и счастлив. Но - ни сном ни духом о последствиях или о том, как вообще проходит перемещение силы. Может, он думает, что сила вообще берётся не от человека, а из пространства? Примерный сценарий того, что произойдёт, когда колдуна найдём, у меня есть. Ему надо объяснить, что смерть становится итогом его ритуала - что это не просто опасно для всего города. Ведь, не зная о последствиях, он продолжит играть с теми силами, которых почти и не знает.
   - То есть ты исходишь из мнения, что он не знает, - полувопросительно сказал Стрелок. - А если знает?
   - Вмешается Алексеич, - спокойно сказал Влад. - В отличие от тебя, который пока ещё работает с деструктивом на примитивном уровне, он умеет разрушать и паранормальные способности человека. Ну, или запечатывать их.
   Валерий хмыкнул, а Юля с Максом за его спиной снова переглянулись. Кажется, Стрелок потихоньку "тает". Ишь, хмыкать научился.
   Сразу после этого разговора машина снова остановилась - на этот раз на остановке городского транспорта. Пока Дарья определялась со следующей точкой, Юля встала так, чтобы видеть сбоку Валерия. Почему-то на этот раз её заинтересовало его семейное положение. На пальцах колец нет. Но ведь это ещё ничего не значит? Будучи очень практичной, девушка хотела знать, может ли она общаться с Валерием свободно, как с близким другом. Ведь несколько ближайших дней им придётся действовать вместе... Так она себя уговаривала, хотя для её любопытства (подспудно понимала она) была иная подоплёка. Он слишком близко уже подошёл к ней. Они спали на одной кровати. Они уже не один раз вместе драпали от страшной и смертельно опасной сущности.
   Юля старательно думала об опасностях, которые грозили как ей, так и Стрелку. И задвигала куда-то за спину желание встать ближе к Валерию прямо сейчас. Ну, хоть чтобы соприкасаться руками. А то вдруг он ещё раз на всякий случай её за руку возьмёт? Тоже здорово... но... пока всё из области иллюзий.
   Возвращаясь в машину, Дарья улыбнулась Юле. Та ничего не поняла, заморгала только, удивившись. Зато, когда поехали, Макс, словно подслушавший мысли девушки, снова в лоб спросил Стрелка:
   - Валерий, а у тебя дети есть?
   - Нет, - видимо, опять от неожиданности ответил тот.
   - А сколько хочешь, чтоб было? - внаглую домогался ответа Макс.
   - Макс! - попробовала остановить его Юля.
   - А чё Макс? - упёрся парень. - Я чё - нехорошее спрашиваю, что ли?
   - Макс, - вдруг сказал Валерий. - Баш на баш, ладно? Сначала ты ответишь, потом - я. Согласен? Ну, так сколько хочешь ты?
   - Угу. Хочу троих. - И Макс гордо вздёрнул подбородок. И уже Валерию с ухмылкой: - Ну, что? Слабо признаться?
   - Если честно, то даже не думал об этом. Мне пока своих хватает. - Стрелок как-то растерянно застыл, кажется сообразив, что для некоторых его ответ выглядит странным, и добавил: - Я имею в виду ребят из Дома спорта.
   - Хитрый, - пробормотал парень, ничуть не расстроенный его ответом.
   Когда добрались до высотного дома, на который Дарья указала, как на источник, излучающий след пентаграммы (последнего Юля не поняла и решила спросить позже), Влад, оглядев этот дом, медленно сказал:
   - Если б мне чуть раньше этот дом на глаза попался, я бы и сам понял, что здесь что-то не то.
   Юля сразу и не поняла, о чём он. Дом как дом. Этажей пятнадцать. Шесть подъездов - их джип уютно устроился на пятачке в конце улицы перед домом. Здесь находилось несколько машин, но место есть. Время-то ещё утреннее.
   Бросив взгляд на Макса, она насторожилась: привычно легкомысленный, парень сейчас будто похудел, изучающе разглядывая дом. Он даже словно стал намного старше, сощурив глаза и напряжённо сжав рот.
   Услышав вздох, девушка обернулась к Дарье. Женщина стояла спокойно, но глаза, устремлённые на дом, полнились тревогой.
   Не успела перевести взгляд на Стрелка, как тот взял её за руку.
   - Ты видишь? - тихо спросил он.
   - Нет. Макс видит. И Влад.
   О Дарье она не сказала. И так ясно.
   Наконец построжавший Влад обернулся ко всей честной компании и сказал:
   - Поднимаемся на этаж, звоним. Дальше по ситуации. Надеюсь, человек адекватный. Валерий, на тебе домофон.
   - Который подъезд? - спросил тот, приглядываясь.
   - Третий.
   Они не спеша, будто группа гостей, приехавших слишком рано, направились к указанному подъезду. Причём, как заметила Юля, идущий впереди Влад взял под руку Дарью, а Макс пристроился рядом с Валерием. На приподъездной площадке никого нет. Впрочем, здесь не оказалось даже скамейки - это у соседнего подъезда на скамье сидели три пожилые женщины, пенсионерки, активно обсуждавшие собаку одной из них.
   - Валерий, - произнёс Влад, уступая Стрелку дорогу.
   Макс тоже чуть поотстал и вообще выглядел так, будто наблюдатель в составе воровской банды: следил, как бы кто не заметил их, то и дело исподтишка зыркая по сторонам. Не отпуская руки Юли, Валерий ткнул пальцем в табличку домофона с цифрами. Зелёный огонёк, предупреждающий, что домофон работает, резко погас, а металлическая дверь слегка отошла от косяка. Валерий распахнул дверь и пропустил Влада с Дарьей. Последним вошёл Макс и до упора потянул за собой дверь.
   - Непривычно как-то, - объяснил он. - Ну, дверь вот так оставлять.
   В темноватый подъезд Юля шагнула следом за Валерием, который машинально повёл её. И неожиданно для себя встала на месте. Макс чуть не врезался в неё.
   - Юль, ты чё?
   Вцепившись в ладонь Стрелка изо всех сил и даже прижавшись к нему ("Не может быть! Что я делаю?!"), девушка покачивалась, чувствовала, что качается, но не могла остановиться. Она даже ноги расставила пошире, чтобы не упасть. Всё видела: и как замер, оглянувшись, Влад, и как обернулась испуганная Дарья. И то, как качалось перед глазами множество пространственных слоёв, накладываясь друг на друга...
   - Меня тошнит, - тоненьким голосом сказала Юля. - И тащит в слои...
   - Держись за меня! - скомандовал Влад, внезапно очутившийся прямо перед ней. - Валерий, обведи вокруг неё ладонями, как будто лепишь вокруг неё сферу. Быстро.
   Схватиться за Влада не получалось: Юля ни за что не могла оторваться от руки Валерия - в панике, что, разомкни она только пальцы, её тут же унесёт куда подальше... Для неё Стрелок теперь стал единственной опорой в реальности. Она уже плакала от отчаяния, ничего не видя, слыша только взволнованные голоса переговаривающихся рядом - и одновременно падая в бездну, и вдруг почувствовала, как сильные руки взялись за её запястья, а пальцы Валерия ускользнули из её стиснутых чуть не в судороге.
   - Всё, всё, Юленька, - услышала она его успокаивающий голос над головой и в новой панике резко прокрутила руки, крепко сжатые кем-то, так, чтобы самой вцепиться в них. Двойная хватка - и она разглядела, что это Влад держит её.
   Потом её будто обвеяло со всех сторон лёгким ветром, и пространства перестали беспорядочно качаться, сложившись воедино. Желудок, подпрыгнувший было к горлу, медленно опал и начал успокаиваться.
   Когда она успокоилась, неприязненно чувствуя свои похолодевшие, странно впавшие щёки, спросила:
   - Почему сфера?
   - Вот-вот, - поддержал Макс. - И я тоже хотел спросить.
   - Импровизация чистой воды, - рассеянно сказал Влад, вглядываясь в глаза Юли. - Валерий пользуется деструктивной силой. Значит, ему и разорвать ту связь, которую создали, чтобы утащить Юлю. Создавая сферу, он отсекал лезущих к ней. Намертво.
   - А я сама? - насморочным голосом спросила девушка. - Я сама сопротивляться не могу? Только с чужой помощью?
   В сумраке подъезда Стрелок взглянул на неё искоса, словно хотел спросить: "А тебе этого мало?"
   - Можешь, - сказал Влад. - Только сейчас не будем об этом. Это слишком долго по времени - объяснять. Алексеич ведь вас забрал на два дня. Вот и потренируемся у него в поместье. Кстати о птичках. Разве он не показывал базовую защиту? Окружаешь себя ментальными фигурами защиты и постоянно помнишь о них. Не было такого?
   - Было, - уже виновато сказала Юля. - Просто я уже забыла об этом. Никак не привыкну ко всем этим заморочкам. И обереги он давал, а я как-то всё время забываю...
   - Ладно, идём, - поторопил Влад. Снова шагая впереди, он на миг обернулся и сказал: - Для всего этого и впрямь нужна привычка. Или экстрим-ситуация. Как сейчас.
   Она поняла его: на печальном опыте зная, что может произойти, теперь она будет соблюдать все правила и законы того мира, к которому прикоснулась.
   Посовещавшись у лифта, решили доехать до десятого этажа. Разошлись во мнениях, где именно нужная квартира - на девятом или на одиннадцатом. Дарья ещё заметила, что им тоже пространство сбивают. Сущность издевается над незваными пришлецами к её хозяину. Влад, выговорив эти слова, вдруг помрачнел, а Юле вспомнились слова Алексеича о "трагичных делах", когда она сказала, что сущность хочет показать ей своего хозяина.
   На десятом этаже Дарья огляделась и повела народ вниз, на девятый, а потом и на восьмой. Здесь квартиры по обе стороны от лестницы и лифта располагались секциями, и некоторые секции закрывались решёткой, огороженные от основной лестничной площадки. Юля ещё подумала, что Валерию и это не преграда. Но соседям колдуна повезло: в их части площадки не было металлической решетчатой двери. Ломать ничего не пришлось.
   Дверь в квартиру находилась слева. Валерий велел Юле стоять на месте, а сам, не отпуская её руки, шагнул к двери и указал на неё. Замок покорно и тихо крякнул. Но дверь не открылась. Наверное, её держал в пазах старомодный утеплитель.
   Влад оглянулся и кивнул. Макс немедленно подошёл к Дарье и взял её под руку.
   - Мне не нравится, что там, внутри, - вполголоса сказала женщина.
   Ни слова не говоря, Влад открыл дверь и перешагнул порог. В прихожей, пустой и квадратной, теплилась лампочка без абажура. Юля, зайдя, первым делом машинально поискала выключатель и погасила свет. На неё оглянулись, но ничего не сказали. Квартира оказалась однокомнатной. Сразу от входной двери напротив - довольно просторная кухня, откуда в прихожую и шло основное освещение. Слева - полуприкрытая дверь в комнату.
   Юлю оставили между Дарьей и Максом. Мужчины осторожно открыли дверь в комнату, тёмную, как потом выяснилось - из-за плотно закрытых тяжёлых штор. Влад как остановился на пороге, так и дальше шагу не ступил. Стрелок потоптался нерешительно, кажется, хотел всё-таки зайти, но Влад поймал его за рукав.
   - Подожди. - Некоторое время в квартире стыли жуткое молчание и тишина, подчёркнутая обыденными звуками многоквартирного дома. Затем Влад сказал: - Отсюда сможешь выстрелить в тот угол? В идеале, надо бы его перечеркнуть крест-накрест.
   - Покажи - как, - тихо отозвался Стрелок.
   Снова тишина. Оставшиеся в прихожей напряжённо ожидали новых реплик.
   - Всё, - бесстрастно сказал Влад. - Переход этой твари ты закрыл. Пусть дальше полиция разбирается.
   Девушка похолодела, услышав, и почувствовала, как вздрогнула ладонь Макса. Он же сипло и спросил:
   - А что там?
   - Сущность... Тварь напала на хозяина, - помедлив, ответил Влад. - Его тело лежит здесь, а в углу, где он вызывал её, сидел его призрак. Выходим осторожно, чтобы не привлекать к себе внимания. В машине позвоним Алексеичу, пусть дальше он сам работает. Ну, в смысле, вызов полиции на нём.
   "Сидел его призрак". Значит, Стрелок уничтожил призрака?
   На этот раз пошли иначе. Первым чуть не вприпрыжку вышел Макс и, сунув руки в карманы джинсов, независимым шагом устремился к последнему подъезду. За ним спокойно, прогулочным шагом, туда же направились Влад и Дарья. Вышедшие позже всех Валерий и Юля пошли в противоположную сторону. Влад на машине должен проехать мимо дома и выждать рядом с примеченным ранее магазином на торце дома в том же ряду улицы, чтобы забрать пару.
   - Что значит - ментальные фигуры? - тихо спросил Валерий, ведя её под руку, как Влад Дарью. Так показалось удобней, чем просто за руку.
   - Это очень просто, но наполнение - слишком долгая история, - неохотно сказала девушка. Говорить не хотелось, поскольку понимала, что уходят от дома с мертвецом, которого пока ни одна живая душа не нашла. А ведь там открытая дверь. Вдруг детишки забегут соседские - из любопытства? Это ведь такое потрясение для детской души!
   - Ну, хотя бы пару слов, - настаивал Стрелок.
   Покосившись на него, Юля подумала: не хочет ли он разговором отвлечь её от тягостных мыслей? И, вздохнув, объяснила:
   - Придумываешь любые фигуры, идущие, как охрана, рядом, и наполняешь их ментальной силой. Придумать легко. Но поддерживать их в постоянной силе трудно. Этот фокус хорош только для имеющего сильную способность. Не для всякого подойдёт. Пока ты со мной, - она смущённо взглянула на него, - я думаю, в этих фигурах не нуждаюсь. А тем более - когда приеду в дом Алексеича. Он обещал обновить защиту поместья.
   - Но ты уже придумала, какие бы фигуры хотела вокруг тебя?
   - Раньше даже и не думала, - она наконец слабо улыбнулась. - Но теперь рядом со мной будут змей и дракон.
   Он усмехнулся и больше не заговаривал о защите.
   У магазинчика они юркнули на заднее сиденье. Сейчас Макс не протестовал против Валерия рядом с собой. Сидел задумчивый и хмурил лоб. Машина влилась в движение на дороге, и только тогда парень спросил:
   - Теперь нас отстранят от дела, да?
   - С чего ты так решил? - удивился Влад.
   - Ну, полиция будет там и всё такое... Правда, они не смогут узнать, почему он умер. Или смогут?
   - Официально будет объявлено, что он умер от сердечного приступа, - процедил сквозь зубы Влад. - Дамы, вы тоже хотите всё знать?
   - Лучше знать и бояться, - вздохнула Дарья. - Чем не знать и не спать по ночам от страха. Говори уж...
   - У него был угол, где он призывал сущность. Часть угла, на полу, - пентаграмма. Та самая, которую только что уничтожил Валерий вместе с призраком хозяина. Не знаю, что именно там произошло, но вчера вечером (считаю по тому, что я видел) он наступил на край пентаграммы. А сущность была уже вызвана. Тварь воспользовалась ошибкой хозяина и высосала его самого. Если смотреть на физическое тело хозяина, то видно, что смерть наступила в области сердца. Что-то вроде инфаркта.
   - А есть такая возможность, что тварь напугала его специально? - спросил Валерий. - Ну, чтобы он оступился?
   - Не исключено. Такие вызываемые частенько проверяют хозяев... на прочность.
   Зазвонил мобильник Юли. Сильно вздрогнув, она вынула его. Странно. Мама. И тут же с досадой скривилась: эх, забыла предупредить!
   - Юленька, ты где? Тут твоя подружка звонит - спрашивает, почему ты телефон не берёшь. Ты разве не на парах?
   - Мама, прости. Забыла сказать, что я снова буду ночевать у Алексеича, виновато сказала девушка. - А мобильный выключаю, чтобы никому не мешал.
   - Надолго ты у него? - забеспокоилась мама. - Ты даже сменной одежды не взяла.
   - Скажи - вечером заедешь, - прошептал Валерий.
   - Мам, ты не бойся, я вечером заеду, - повторила Юля и отключилась. И повернулась к Стрелку. - Не поняла. Как это - вечером заеду?
   - Со мной, - ровно сказал тот.
   - С личным телохранителем, - задумчиво выговорил Макс. - Хорошо, что мне одёжка не нужна, а то ведь я не девушка: никого не допросишься, чтобы до дому прокатили на машинке.
   - Как это не нужна? - возмутилась Юля. - А спортивная? Ты же заниматься в залах будешь! Сменка обязательно нужна!
   За пустым разговором, который плёлся, словно прихрамывая, все пытались прятать панику. Юля это понимала, но опять не выдержала первой.
   - Влад, а что теперь будет? Ну, со смертью хозяина?
   Он глянул в верхнее зеркальце салона и снова опустил глаза.
   - Пока не поймаем, Юля, плохо будет. Вот что будет.
   - Почему - поймаем? - напористо спросил Макс. - Почему - не уничтожим?
   - Забыл? Уничтожить можно только то физическое или ментальное тело, при помощи которого тварь может существовать в нашем мире. Сумеем отправить её сущность назад - больше ей выхода сюда не будет.
   - А... до тех пор что? - осторожно спросила Юля. - Мёртвая земля? Призраки с когтями на голове?
   - Юля, поверь: пока ничего сказать не могу. Вот обмозгуем это дело с Алексеичем, тогда у меня появится хоть что-то достаточно веское, чтобы сказать - мы нашли выход из положения. Дарья, включи свой мобильный на громкую связь. Начну доклад Алексеичу.
   Пока Влад повторял хозяину поместья всё, чему им пришлось стать свидетелями, пока отвечал на его уточняющие вопросы, Юля сидела в некотором ступоре. Воображением Бог не обделил. И представлять, что натворит эта тварь в городе, прежде чем её поймают... Лучше не надо. Но перед глазами снова мёртвая земля - возле того частного дома. Первое впечатление оказалось самым ярким. И сейчас внутренним взглядом Юля снова с жалостью рассматривала гнилые листья, мёртвых букашек и червяков, умирающий куст... Мурашки по телу: а если тварь никогда не удастся поймать? Весь город умрёт?
   Она смотрела на оживлённые городские улицы, проносящиеся мимо неё, на группы людей на тротуарах, спешащих по своим домам и делам, крутила в мыслях слова Дарьи и мысленно же возражала: "Нет, лучше меньше знать. И правда лучше спать будешь..."
   Потом её мысли обратились к Валерию. Он пообещал съездить с нею за вещами в родительский дом. А... как она его представит? В качестве кого?
   Пока доехали до дома Алексеича, Юля придумала. Она представит Валерия как учителя по паранорму, как это выговаривали в поместье. И тогда не надо будет объяснять их рукопожатие. Паранормальные всегда несколько... ненормально себя ведут. Мама к этому уже привычна.
   Машина остановилась, и Валерий первым вышел, чтобы подать руку Юле и не отпускать, пока она не очутится на территории дома. "Взрослые" пошли к Алексеичу, а Макс присоединился к ним, плетясь позади.
   Уже в доме, проводив её до комнаты, которую они обживали ночью вместе, Стрелок предупредил:
   - Никуда не уходи без меня. Я сейчас на работу, а вечером заеду и отправимся к тебе - за сменной одеждой.
   И ушёл. Закрыв за ним дверь, она подошла к окну. Палисадник, окружавший дом Алексеича, был густым, и Юля вспомнила, как, живя здесь летом, она с удовольствием каждое утро бегала есть сначала малину, потом и вишню. И так захотелось в это легкомысленное время! Когда только с интересом и жадным любопытством узнавала о себе и своей способности! И не думала о том, что однажды, совсем скоро, эта способность станет востребованной.
   Стукнули в дверь. Вошёл Макс.
   - Юль, пошли в зал для медитаций, а? Одному не хочется.
   - А почему - медитаций?
   - Что-то как-то не по себе мне... Наверное, успокоиться надо, а Лены-эмпата сегодня вроде не будет. Так хоть не один, - повторил он хмуро.
   Приглядевшись к нему, Юля согласилась составить ему компанию. И даже решила не спрашивать, что же такого он увидел в том доме, из-за чего так ощутимо осунулся.
  
   10.
  
   До вечера Макс и Юля договорились, каким образом использовать компьютеры гостиной, а потом и вовсе сумели создать себе приемлемое расписание не только для учёбы, но и для тренировок. Правда, как и ожидала Юля, расписания точно придерживаться не пришлось. Пока сидели в зале для медитаций, вдруг оба загорелись поделиться своим опытом по способностям. Макс принялся учить Юлю "видеть", а Юля предложила ему пройти по её следам в парочке пространственных слоёв, как это делает Влад. Под конец занятий в зале они так ржали, что заглянувший к ним Алексеич заметил:
   - Никогда не видел, чтобы медитация так весело действовала.
   После этого замечания Макс, схватившись за живот и хохоча, свалился на пол, а Юля только вытирала слёзы от смеха.
   До приезда Валерия они успели сделать ещё одну вещь. Макс позвонил домой и попросил приготовить сумку с одеждой и учебниками с тетрадями. А Юля пообещала попросить Стрелка заехать к нему домой за ними. Это будет заодно, а значит, парню не придётся тревожиться, как бы к нему не пристали всякие сущности, и не надо будет цепляться за руку Валерия, как малолетнему дурачку - по выражению самого Макса.
   В общем, занимались в зале со всем своим удовольствием, от души.
   Макс сразу сказал, что Юле легче. Ведь стоит ей проявить хоть малейшую способность к видению, он сумеет развить её. А вот ему тяжело. Рядом с ним никого, кто бы помог хоть чуть-чуть.
   - Так уверен, что у Алексеича ты единственный и неповторимый? - скептически восприняла его скромное бахвальство Юля.
   - Конечно, уверен, - нисколько не обиделся парень. - И Алексеич меня называл этим... син... Не помню. Что-то вроде син... - Макс задумался и пожал плечами: - Синергетик, что ли? Ну, ладно. Болтать можно сколько угодно. А вдруг у нас времени мало? А тебе видение пригодится в нынешнем деле. Давай, садись и медитируй.
   - Подожди, а что я должна увидеть? Ну, чтобы узнать, может ли у меня быть такая способность - видеть, как ты?
   - Ну-у... - задумчиво протянул Макс и оживился. - Если цвета на ковре поедут или станут ярче, считай - видеть ты сумеешь.
   - И всё?! - удивилась Юля и немедленно села в "лотос".
   А Макс так же немедленно расставил вокруг неё ароматические свечи - для антуража, важно объяснил он. И сел напротив - тоже упорно смотреть в ковёр.
   Юля, не надеясь на него, вспомнила основные принципы сидения в "лотосе" и постепенно расслабилась, начиная от пальцев ноги и заканчивая макушкой головы. Когда плечи опали, она проверила, как челюсть: в последнее время в минуты релаксации именно эта часть тела больше всего зажата. Но то ли нахохотались, то ли ещё что, но тревога из-за той сущности и страх, что она может натворить в городе, отошла в сторону.
   Как и обещал Макс, геометрический рисунок на ковре слегка будто расплавился, а его цвета стали призрачно-неоновыми. Правда, сколько потом Макс ни старался, дальше этого видения продвинуться не удалось.
   - Ну, не страшно, - покровительственно сказал парень. - Мы ведь только начали.
   Зато с хождением по пространственным слоям у Макса всё оказалось гораздо лучше, хоть он и побаивался, и сомневался. Юля проводила его с собой за границу одного слоя, выводила, а потом ждала, когда он сумеет сам войти в этот слой. После того как парень самостоятельно прошёл пару слоёв, он вдруг нахмурил брови и сказал:
   - А ведь я так уже делал! В том городе, про который я тебе рассказывал. В двойнике нашего. Ну, то есть я не в нём делал, а переходил из нашего в него. Впечатления похожи. Может, поэтому мне легче даётся?..
   - А как ты делал? - удивилась Юля.
   - Влад нас в машине туда перевозил, а потом как-то интуитивно я сам сообразил, как это делается. Правда, сам по себе я больше - никуда. Мне надо научиться сначала отмерять слои, как ты, и видеть их границы. А то я тогда здорово попал. Не будь Влада и Таси, мне б каюк...
   Попеременно меняя занятия в гостиной, у компьютеров, и в зале для медитаций, они неплохо провели время. Причём Макс сознался:
   - Не будь тебя рядом, я б сидел сейчас за компом без перерыва.
   Юля только посмотрела на него, сдерживая улыбку, и лишь к вечеру призналась:
   - Без тебя я бы тоже торчала перед компом.
   А потом приехал Валерий.
   Нет, до него тоже было здорово. Алексеич сказал, что на воздух можно выходить. Но гулять в своём саду не разрешил.
   - Я укрепил дом, но сад пока под слабой охраной. Не надо рисковать. Гуляйте во внутреннем дворике.
   Максу и Юле и во внутреннем дворике понравилось. Здесь был своеобразный сквер, где можно посидеть на скамейках, а то и побегать в догонялки. Вообще, с Максом Юля себя чувствовала такой девчонкой! Постоянно хотелось хихикать и проказничать.
   В общем, Стрелок появился в комнате Юли, когда та восседала на пояснице Макса и прижимала его голову к полу.
   - Что у вас здесь? - с глубоким изумлением спросил Валерий.
   Юля только на секундочку отвлеклась на вошедшего. Макс воспользовался моментом и сбросил её, взвизгнувшую от неожиданности, с себя, после чего сам уселся на её живот, придавливая плечи к полу.
   - У нас тут беспощадная и бессмысленная драка! Юлька, сдавайся! - пропыхтел он.
   - Ни за что! - пробурчала она в пол. - Так нечестно! Ща отдышусь и снова стукну!
   - Э... Я зайду чуть позже, - спокойно сказал Стрелок и развернулся.
   - Нет! - Девушка так забрыкалась и опасно замолотила руками-ногами, что парень сам слетел с неё. Помог подняться и вопросительно уставился на Стрелка.
   - Я зашёл спросить, когда мы поедем за вещами и книгами, - объяснил тот.
   - Прямо сейчас, - решительно сказала Юля и оглянулась на Макса. - Ты родителям позвонил? Чтобы они сумки приготовили?
   - Позвонил, - нехотя сказал парень. - Мама просила перезвонить, когда вы к ней поедете. На обратном пути от себя перезвонишь мне, а я им, ладно?
   - Хорошо.
   - Тогда я пошёл посидеть за компом.
   Стрелок пропустил Макса мимо себя и вопросительно взглянул на Юлю. Та пожала плечами.
   - Едем?
   Восьмой час - на улице темно. Сентябрьский ветер мотается, будто пьяный, в разные стороны, и пахнет прелой сладостью тополиных листьев. Выйдя из вестибюля, Юля немедленно схватилась за руку Валерия, и он довёл её до своей машины.
   Опустившись на упругое сиденье, Юля с предвкушением взглянула в ветровое стекло. Ничего не видно, кроме фонарных огней и освещённых окон Алексеичева дома. Ничего, сейчас они выедут на дорогу...
   Выехали. Посидев немного и понаблюдав за дорогой, бегущей навстречу рекой жёлтых огней, девушка осторожно спросила:
   - Валерий, а нам ведь необязательно заходить в квартиру, держась за руки? Ты же всё равно рядом будешь?
   После недолгого молчания он спросил:
   - Стесняешься? Меня?
   И тут она разозлилась.
   - Нет, не стесняюсь. Просто я не понимаю, почему ты из себя такого... киллера строишь! Весь такой... суровый и бесстрастный! А что - нормально выглядеть и нормально говорить нельзя? Ты даже улыбаешься так, как будто делаешь одолжение!
   Теперь молчание затянулось надолго. Так, что Юля опять не выдержала.
   - Прости. Я не хотела наезжать.
   - Ты не наехала. Нет, за руки держаться необязательно. Ты права.
   Она подозрительно скосилась на него. Показалось - он ухмыляется. Но нет, привычно спокоен. Тогда она мрачно пообещала себе сегодня же вечером допросить Алексеича и узнать, почему Стрелок себя так ведёт. Неужели для него мир спортивных боёв был так важен, что, потеряв его, он стал равнодушен к жизни вообще? Или она сама такая наивная и пока не понимает, что резкие перемены в жизни, на которые не рассчитывал, могут до такой степени изменить человека?
   Когда он открыл ей дверцу, помогая выйти из машины, она перешла дорогу к подъезду и у бордюра дожидалась, пока он подойдёт. После чего решительно взяла его за руку и повела к подъезду. Наверное, от той же неожиданности он не стал выдирать свою ладонь из её собственнического захвата. Молча вознеслись на третий этаж и позвонили.
   Пока Юля искала вещи, Валерия пригласили в зал, где угостили кофе и свежевыпеченным пирогом, часть которого мама уже упаковала для дочери в дорогу.
   Побросав самое необходимое в сумку, вспомнив, что пригодится к вечеру и на утро, девушка выволокла единственную сумку в прихожую и заглянула в зал. И замерла от возмущения на пороге при виде того, что её младшая сестра активно охмуряет Стрелка!
   Родители, сидевшие тут же, укоризненно поглядывали на Ингу, но замечаний не делали. Понадеявшись, что они молчат из-за гостя, в чьём присутствии неудобно одёргивать слишком напористую девчонку, Юля тихо позвала:
   - Мама, на минутку...
   Одновременно с мамой поднялся и Валерий, несмотря на уговоры Инги попробовать ещё кусочек вкусного пирога.
   - Нам пора, - спокойно сказал он.
   В прихожей, выждав, пока мать Юли найдёт дочери запрятанные куда-то туфли на непогоду, он поднял сумку и крепко взял девушку за руку. Инга замолчала. На сердце Юли почему-то потеплело, и она, уже улыбнувшись сестрёнке, сказала:
   - Мы побежали. До скорого!
   Уже в машине она дозвонилась до Макса предупредить, что они выезжают к его родителям. В этой поездке ей запомнилось два эпизода.
   - Мне казалось, Макс живёт дальше, - с недоумением сказал Валерий, когда она назвала ему дом.
   - А это... - запнулась Юля. Ну как ему объяснить, что Макс по-рыцарски спасал её от этого странного парня, лишь бы она не оставалась с ним наедине, пока его плохо знает? Еле-еле нашлась, что ответить: - А он тогда не домой ездил, а к другу.
   Больше он не спрашивал ни о чём.
   Как и было обещано, в квартиру Макса они не поднимались. Их у подъезда ждал его старший брат, который и вручил им две сумки - поменьше, но тяжеленную, с учебниками и тетрадями, и большую, но явно полупустую, с личными вещами.
   - Надеюсь, он там не бездельничает, - слегка свысока сказал брат Макса.
   - Нет, не бездельничает, - внезапно ответил Валерий и пообещал: - Если у него будут затруднения, мы поможем разобраться.
   На это Максов брат не сумел ответить и только попрощался.
   На обратном пути, сгорающая от любопытства Юля спросила-таки:
   - Разве ты не факультет физического воспитания закончил?
   - Нет. Физмат же. Диплом не красный, но соображаю.
   - И ты правда поможешь Максу, если что? - удивлённо спросила девушка. Она как-то не представляла, что он может подойти и предложить помощь.
   - Не думаю, что он будет нуждаться в моей помощи, - как-то хладнокровно отозвался Валерий. - Насколько я заметил, он то и дело созванивается с однокурсниками, и они ему отвечают. Я хотел успокоить его брата.
   Подпрыгивающий от нетерпения Макс ждал их на крыльце. Юля даже удивилась: она рассчитывала, что он будет ждать их в своей комнате или в гостиной. Но он быстро забрал свои сумки и пошёл впереди них по коридору.
   - Валер, а ты ничего с собой не взял? - поинтересовался он, когда Стрелок остановился у комнаты Юли, дожидаясь, пока она откроет дверь. - Ночевать здесь не будешь?
   От неожиданного вопроса девушка резко обернулась и испуганно уставилась на Стрелка. А тот внезапно вздёрнул брови, глядя на неё. Потом посмотрел на Макса.
   - Нет, я ночую здесь. Мои главные вещи в Доме спорта, в раздевалке. Всего остального мне и здесь хватает.
   - А Влад ушёл домой, - невпопад сказал Макс и коленом толкнул дверь в свою комнату. Вошёл, и дверь со стуком закрылась за ним.
   - Заходи, - сказала Юля, придерживая свою дверь.
   - Почему ты испугалась? - спросил Валерий, поставив сумки у небольшого шкафа, на который она ему указала.
   Она посмотрела на него испытующе. Будет смеяться? Нет? Но выговорила:
   - Я привыкла, что рядом с тобой безопасно.
   - Но целый день, не считая утра, ты была без меня.
   - Было светло, - вздохнула она. - В темноте как-то страшней без... - Она осеклась, насторожённо глядя на него. А он бесстрастно закончил:
   - Без моей руки. - И без паузы прибавил: - Ты сейчас в гостиную пойдёшь?
   - Пойду, - ответила она и сообразила: кажется, он надеется, что Макс снова там устроит танцы?
   Танцев не было. Макс ворчал, но работал как вол, сидя за компьютером и переписываясь и переговариваясь с однокурсником, как и думал Валерий. Зато Юля распечатала присланные снимки с лекционной тетради подружки и наслаждалась, сидя в кресле и читая. Валерий придвинул своё кресло ближе к ней и, взяв с журнального столика городскую газету, вписывал слова в сканворд. Кроме них, в гостиной сегодня никого не было. Вечер прошёл тихо-мирно, если не обращать внимания на ворчание, а то и бормотание Макса.
   Только раз заглянул Алексеич - спросить:
   - Влад никому не звонил?
   - Он сказал, что домой поехал, - откликнулся Макс. - Наверное, чтоб не мешали, отключил мобильный. Или на "тишину" поставил.
   Дружно разошлись по комнатам в одиннадцать вечера.
   Спать Юля не могла. Она то ворочалась, то вставала и шла пить воду, которая обычно ей помогала заснуть. Какое-то неясное чувство томило и заставляло нервничать. Она даже ругалась про себя, вспоминая разговор с Валерием после собственного признания, что уже не может чувствовать себя в безопасности. Неужели она нечаянно зациклила себя на этой мысли, и поэтому не может уснуть?
   От тихого стука в дверь чуть не подпрыгнула - стояла у окна. Поспешно и бесшумно подошла к двери. Сначала проверила на месте ли задвинутая щеколда.
   - Кто там?
   - Валерий.
   Она немедленно открыла.
   - Что случилось?!
   Парень стоял одетый так, будто и не ложился. Как ни странно, он недовольно поморщился, прежде чем сказать:
   - Не могу спать, думая, что ты... - он раздражённо скривился. - Одна.
   Сначала она смотрела на него бездумно. Потом вслушалась в его объяснение.
   Поняла. Поняла именно так, как надо.
   - Интересно, мы сможем перенести твою кровать ко мне?
   - Сам, - твёрдо сказал он.
   Но больше всего поразило другое. Когда он вынес кровать в коридор и осторожно, чтобы не хлопнула, закрыл дверь, открылась дверь напротив. На пороге появился жутко злой Макс, который при виде их переселения не удивился, явно не подумал ничего дурного, а вдруг умоляюще сказал:
   - Ребята, а давайте спать все в одной комнате, а? Я болтать не буду! Слово!
   Юля подумала, что она бы должна испытать разочарование, но - разочарования не было, что в комнате она будет не только с Валерием. Положение дел было каким-то таким, что показалось: мысль о ночёвке в одном помещении - весьма здравая, как говорил её отец. Насколько она сумела сообразить - Валерий тоже не возражал против чуть не слёзной просьбы Макса. Кровать из его комнаты выносили они вдвоём. Все спальные места с трудом уместились в комнатушке, которая раньше казалась комнатой - про себя улыбнулась Юля.
   И только когда все затихли в комнате, она со вздохом спросила:
   - Как вы думаете, это не связано с нашим делом?
   - Завтра спросим, - проворчал Макс. - У Алексеича.
   Он заснул первым. Дыхания Валерия она не различала с самого начала, но сама уснула быстро и легко. И сон был глубокий, без малейшего намёка на сущность, которая крадётся где-то по городу...
   А проснулись все вместе от разговора, который доносился издалека и, кажется, был на очень повышенных тонах.
   Благо в пижамке, Юля вскочила с кровати и, обойдя кровати парней, подошла к двери. Прислушавшись, сообразила: разговаривали двое - Алексеича она узнала. Но кто была та женщина, которая, кажется, на него наехала, а он только и делал, что пытался её утешить? Оглянулась на Макса, который притиснул ухо к двери рядом с нею.
   - Голос знакомый, - озадаченно сказал он. - Ругаются, наверное, в вестибюле. Выглянуть, что ли?
   Он уже надел спортивные штаны, так что Юля скептически посмотрела на него, но кивнула и открыла дверь. Валерий сидел на своей кровати - совсем не сонный.
   Макс выглянул и, отпрянув, поразился:
   - Там Тася! Жена Влада! Чего это она с Алексеичем?
   Прислушавшись к приоткрытой двери, девушка наконец поняла - и испугалась: Тася обвиняет Алексеича в том, что муж из-за его дел дома не ночует, и требует сказать, где сейчас Влад находится, потому что она его найти не может - даже своими методами.
   - Ребята, Влад пропал, - обернувшись, вполголоса сказала она. - Посмотрите свои мобильники - он не звонил?
   Оба в смятении быстро разыскали телефоны. Ни на одном Влад не отметился.
   - Что делаем? - спросил побледневший Макс.
   - Подождём, - жёстко сказал Валерий.
   Юля снова осторожно высунулась из комнаты. Было почему-то страшно, если разгневанная Тася вдруг захочет их увидеть. Не хотелось оправдываться - что они-то здесь, а Влада нет? Но спорящие на коридор не обращали внимания, и девушка сумела разглядеть жену Влада: невысокая, крепкая, чуть полновата, с короткой стрижкой светло-русых волос... Юля легко представила её рядом с Владом.
   Дождались Алексеича, который сразу поспешил к ним, после того как проводил Тасю. Он направился в комнату Юли, как будто уже знал, что остатки команды находятся именно у неё. После стука в дверь он вошёл и без малейшего удивления при виде трёх кроватей в комнате спросил:
   - Есть примерное представление, где он находится?
   Все трое покачали головами.
   - Алексеич, а вы нам Тасю дайте, - предложил серьёзный Макс. - Она Влада сильно чувствует. Она нам дорогу и без его фотографии покажет, а дальше мы и сами сумеем.
   - Тасю посылать с вами не могу, - поморщился хозяин поместья. - Ты правильно сказал насчёт чувства. Но есть две проблемы. Она его сейчас не чувствует, иначе бы к нам не пришла. А это значит, что он либо блокирован, либо... - Он запнулся и подавил вздох. - Вторая проблема в том, что Тася беременна. (Юля про себя ахнула: она-то думала - Тася полновата!) И посылать её на это дело я уж точно не буду. Думаю, вы меня в этом понимаете. Пока она дома, где её отвлекают дети, она будет спокойней. Но в дороге с вами... Когда неизвестно, чем могут окончиться поиски Влада... - Он покачал головой. - Нет, я её с вами не пущу.
   - Дарья? - вспомнила Юля. - Она не поможет?
   - Сегодня нет. Её попросили посидеть с внуками.
   - И что? - обозлился Макс. - Так и будем просто так сидеть, что ли?
   - До обеда, - резко сказал Алексеич. - А там я освобожусь - пойду с вами.
   - А почему после обеда? - не отступал Макс - спрашивая сразу за двоих.
   - Потому что я сейчас разошлю по городу всех ребят-бесконтактников, которые умеют мало-мальски работать с фотографиями, - уже без раздражения ответил хозяин поместья. - Ребята, я всё понимаю. Но дело такое, что я не могу вас отпустить в город без собственной защиты. Так что - выждем немного, а потом пойдём все вместе.
   Когда он ушёл, они сели на кровати, поставленные треугольником.
   - И что - так и будем сидеть? - беспомощно спросил Макс.
   - Колись, что такое - искать по фоткам, - предложил Валерий.
   - И Тася, и я умеем искать человека по фотографии. Ну как... Смотришь на фотку нужного человека, а потом смотришь вокруг себя. На чём, на какой стороне взгляд застревает, туда и идёшь. И чем ближе к месту, тем лучше чувствуешь его. Ну, примерно вы такое видели, когда утром Дарья по пентаграмме поняла, где искать человека, который эту пентаграмму нарисовал.
   - Жаль, у нас нет фотки Влада, - грустно сказала Юля. - Можно было хотя бы примерное представление получить, где он сейчас находится.
   - Он же блокирован, - напомнил Валерий.
   - Попытка не пытка, - проворчал Макс.
   - Тогда... у меня есть его фотка.
   - Что?
   - Но только на мобильном.
   - Перешли мне на почту - у тебя же почта есть? - вскочила с кровати Юля. - А я распечатаю. Тут принтер пусть и не цветной, но нам ведь и чёрно-белая фотка сойдёт.
   - Но...
   - Валер, хоть что-то делать! - в отчаянии сказал Макс. - Ну не могу я сидеть сложа руки, когда тут такие дела!
   - Вот-вот! - поддержала его девушка. - Я только распсихуюсь, если буду сидеть. Мы же никуда ехать не собираемся! Только посмотреть хотим!
   Они быстро оделись и понеслись в гостиную. Здесь оказалось ожидаемо пусто, так что никто не мешал заниматься своими делами, а заодно и переговариваться.
   Пока шёл короткий процесс передачи фотки и работы с компьютером, Юля не могла отделаться от воображаемого ужаса. Она буквально видела сидящего, прислонившись к стене, Влада - и чёрные пальцы на его голове. Только он не кричал, а смотрел мёртвыми глазами... Вылезающий из принтера лист девушка чуть не разодрала, вытаскивая, чтобы поспешно заглянуть в его глаза и убедиться, что хоть на фотографии он живой. И выдохнула. Он улыбался. Это ещё ничего не значило, но принесло ощутимое облегчение. Юля жалко улыбнулась: "Суеверная, да?"
   Макс получил свою распечатку (каждый решил, что должен иметь свой лист), со вздохом вгляделся в лицо Влада и вдруг спросил:
   - Ребята, а вам не кажется, что из-за этого - ну, что Влад пропал, мы и не могли заснуть сегодня? Влад ведь член команды. С ним плохо - и нам не по себе.
   - Но вместе мы уснули сразу, - возразил Валерий.
   - Это потому, что почувствовали защиту. Вместе мы крепче.
   Они помолчали. Начинать поиск стало страшновато. Прервал молчание Валерий. Он как-то внимательно всмотрелся в лист с изображением Влада и спросил:
   - А если его сделали приманкой?
   - То есть?
   - Ну, судя по тому, что с нами было, сущность охотится на Юлю и на тебя, Макс. Юля переходит в те слои, где перемещается сущность. Макс умеет её отслеживать. Может, она ждёт, что вы броситесь спасать Влада?
   - Легко, - размышляя о новом повороте дела, сказала девушка. - В смысле, мне это было бы сделать легко - броситься, при одном условии - что я буду знать место, где он находится.
   - Что-то я не представляю, как ты можешь броситься, - с сомнением сказал Макс.
   - Я же говорю - легко. Узнать бы, где он - пройду по слоям. Как прошла к тебе в университетский корпус. Рассчитать тоже легко.
   - У меня впечатление, что я знаю, где он, - рассеянно сказал Валерий.
   - И где?
   - Не буду портить эксперимент. Сначала ты, Макс. А потом сверимся, точно ли узнали. Если узнаем, конечно. Блок-то, возможно, не прорвать.
   - Я сильней, - насупился Макс. - Сильней Таси. Тоньше меня чувствует только Дарья.
   - А где будем экспериментировать? - спросила Юля.
   - Здесь, - решительно сказал Макс и, взяв изображение Влада, встал посередине гостиной. Он не отрывал глаз от листа, глядя на который, постепенно словно успокаивался и становился расслабленным. Вот он шевельнулся и всем корпусом чуть-чуть повернулся. Мгновения - он снова повернулся и застыл.
   - Северная сторона города, - констатировал Валерий. - Влад ушёл в тот дом.
  
   11.
  
   Сверху на нос Юли тяжело шмякнулась холодная дождевая капля, и девушка ойкнула от неожиданности.
   - Заходи, сейчас рванёт! - велел из машины Макс.
   - Алексеич ещё не пришёл! Я здесь подожду, - упрямо сказала она: Макс занял место рядом с сиденьем водителя, а сзади устроился Стрелок. Почему-то сейчас отчаянно не хотелось с ним садиться.
   - Промокнешь!
   - Ну тебя. Знаешь, как здорово мокрым асфальтом пахнет!
   - Вот и дари такой духи, - в салон сказал Макс.
   Оттуда не ответили, а Юля, вытирая нос и исподлобья поглядывая на низкое тёмное небо, молилась про себя: "Пусть Алексеич долго-долго собираться будет! А потом как выйдет! Как скажет - ребята, Влад нашёлся!"
   Она злилась. Неужели Максу надо прямым текстом объяснять, что сейчас, когда она нервничает из-за пропажи Влада, она не хочет сидеть с невозмутимым Валерием. Нет, Юля понимала, что он тоже тревожится. Вот только он сейчас слишком для неё взрослый, потому что умело скрывает свою тревогу. А девушке сейчас нужен именно Макс, который даже сейчас выглядит внешне легкомысленным, с которым поболтаешь - и вроде легче становится. Она зябко поёжилась и сунула руки в карман. О... Мобильник. Она вынула телефон и быстро отстучала парню: "Если не сядешь назад, я тебя побью!" И жарко покраснела, получив ответ: "А если он всё равно не пересядет?" Глянув, не идёт ли Алексеич, она отстучала: "Ты - многое знаешь! Сделай так, чтобы ему стало неуютно!" Секунды - и Макс заухмылялся ей из машины. Юля отвернулась.
   Пискнула эсэмэска. "Юль, ты должна сидеть с ним, забыла? А вдруг в дороге что-то случится?" Девушка шмыгнула носом. Ну и пусть случится. Но сидеть с человеком совсем без эмоций... И вздохнула. Фиг с ним. И подошла к дверце.
   Макс уже вовсю болтал с однокурсником. Так что Юля не удивилась, когда Валерий негромко спросил:
   - Ты не хочешь садиться со мной?
   - Да! - буркнула она. - Мне с тобой... некомфортно. Всё время хочется удрать.
   Она не договорила объяснение, но, судя по тому, как изменилось привычно равнодушное лицо, он понял, куда именно ей хочется сбежать.
   Стрелок поднял голову, глядя через кресло. Макс всё ещё говорил по мобильному.
   - Что надо сделать, чтобы тебе было комфортно?
   - Не знаю.
   Повисло молчание. Неизвестно, почему молчал Валерий, но Юля - со злости: обрадовался - объяснять ему, что она хочет открытости! А потом задумалась, глядя на крыльцо. Если честно, ей и самой тяжеловато формулировать, что именно она чувствует, когда остаётся наедине или рядом со Стрелком. Отчуждение - вот слово, ближе всех передающее впечатление, которое трудно выразить. И началось оно с сегодняшнего утра. Чёрт, да он наоборот должен был стать ей чуть не старшим братом - после ночи в одной компании и в одной комнате, её - между прочим! А он...
   - Алексеич, - безучастно заметила она.
   Стрелок только повернул голову, зато Макс чуть не кинулся к окну - машина слегка подпрыгнула, когда он свалился в кресло водителя.
   - Кто это с ним? С нами, что ли, поедет?
   С хозяином поместья и впрямь кто-то спускался по небольшой лестнице крыльца. На вид - мужчина лет тридцати, одетый в обыкновенный офисный костюм. Но, едва они спустились и перекивнулись, мужчина направился к выходу из поместья, а Алексеич - к машине. Макс поспешно отсел, а когда хозяин устроился за рулём, с нескрываемым любопытством спросил:
   - Алексеич, а кто это был? Новенький?
   - Нет.
   - А кто?
   Машины выехала со двора, и только на дороге хозяин поместья спокойно ответил:
   - Его сынишка начал проявлять способности к телекинезу. Отец пришёл спросить, нельзя ли заблокировать. - И замолчал.
   Макс возмутился.
   - И что вы ему ответили? Будете блокировать?
   - Отец - старший. Пока он в ответе за сына, будет командовать его способностями.
   - Так нечестно, - пробурчал парень. - А вдруг пацан станет лучшим из лучших?
   - Тут со своими бы подопечными разобраться, - неопределённо сказал Алексеич. - Юля? Что случилось?
   Девушка заколебалась не оттого, что не хотела отвечать на вопрос, поставленный напрямую, а потому, что не знала, как ответить. Почувствовала короткое движение рядом с собой. Валерий взглянул на неё и отвернулся. И тогда Юля честно ответила:
   - Я не знаю, что со мной.
   Они проехали достаточно долго, прежде чем Алексеич хмыкнул.
   - Понятно. Валерий, что произошло утром? Ты закрылся. И очень сильно. До такой степени, что Макс отсел так, чтобы сидеть в одиночку, а Юля с трудом держится рядом с тобой. Итак? Что случилось?
   - Юля ещё и эмпат? - поразился Макс, держась за ремень безопасности и поворачиваясь, чтобы сесть чуть боком и держать всех в поле своего зрения.
   - Вы несколько дней близко работали друг с другом, - объяснил хозяин поместья. - Настроились друг на друга. Некоторые из вас довольно чувствительны, поэтому ты, например, неосознанно пересел. Юля почувствовала отторжение Валерия сильней. Валерий, всё дело в тебе. Что скажешь?
   Тот только покачал головой.
   - Хорошо, - покладисто сказал Алексеич, - тогда хотя бы прекрати думать о том, о чём ты думаешь с утра. Если есть такая возможность.
   Юля, глядевшая на Стрелка, расширила глаза: он внезапно прикусил губу и отвернулся к окну. Молчание, которое воцарилось в салоне машины, оказалось более тягостным, чем недавнее. Неугомонный Макс прервал и его.
   - А куда мы едем?
   - К дому того колдуна.
   - Но в квартиру-то нам не попасть.
   - И не думал туда попадать, - сказал Алексеич. - Нам надо определить местонахождение Влада - и ничего более. На большее я точно не рассчитываю.
   - Алексеич, а бесконтактники ничего не нашли?
   - Нет, ничего. Но что интересней, они сообщили, что фон города прекратил отдавать мёртвой землёй, как было до сих пор.
   - Тварь ушла? - не поверил Макс.
   - Насчёт "ушла" ничего сказать не могу, но то, что действовать перестала, - правда. Но не думаю, что надолго. Кто её знает, что она может натворить в свободном полёте.
   Стрелок так резко повернулся к Юле, что она вздрогнула. Но он всего лишь взял её за руку, и она выдохнула.
   - Валер, не пугай меня так в следующий раз, ладно? - попросила она его, а мгновением позже поняла, что отторжения не чувствует. Чему очень удивилась. Что такого сообразил Алексеич, о чём велел Стрелку не думать?
   Пасмурный день за стенами машины летел листьями и накрапывал дождём. Заглядевшись на улицы, на дома и прохожих и задумавшись о Владе и его поисках, девушка забылась до такой степени, что нетерпеливое пожатие ладони озадачило её.
   - Подъезжаем, - пояснил Валерий.
   Оказалось, что они и впрямь приблизились к тому дому, где нашли мёртвого колдуна, только подъехали с другой стороны. Алексеич-то дороги не знал и руководствовался только адресом. Машину оставил там же - в конце дороги перед домом, на небольшом пятачке. Когда все вышли, вооружённые выданными водителем зонтами, хозяин первым делом велел:
   - Ищем джип. Если он здесь, можем быть уверенными, что и Влад неподалёку.
   - А как искать? - не понял Макс.
   - Сначала чисто визуально. Оглядитесь.
   В шелесте бесконечного мелкого дождя и под низкими серыми тучами улица и дома вокруг словно пригнулись. Искать машину было трудно. Мало того что деревья ещё не облетели листьями, так и машин, издалека одинаковых по форме, было многовато.
   - Почему вы думаете, что он оставил машину не здесь? - спросил Юля, снова шмыгнув. Несмотря на куртку и шарф, в который куталась, она немного замёрзла - то ли из-за промозглой погоды, то ли из-за постоянного напряжения.
   - Когда он ездит один, рядом с местом машину не ставит. Привычка такая.
   Быстрая оглядка ничего не дала. Но, как втихомолку предполагала Юля, всё это оттого, что ребята настроились на поиск в самом доме, на что указывал отсканированный лист с фотки Влада. И Макс, кажется, сразу решил, что Алексеич только тянет с поисками. Правда, сам Алексеич выглядел настолько отрешённо напряжённым, что было ясно, что уж он-то старается изо всех сил, ментально обыскивая микрорайон.
   Но, когда Макс высказал свои претензии, хозяин поместья рассеянно взглянул на него и сказал:
   - В этом доме Влада нет.
   - Не может быть! - категорически заявил парень, уже не просто растерянный, но испуганный.
   Юля, уже готовившаяся идти в дом и успевшая рассчитать количество слоёв, которое придётся пройти, коротко взглянула на Алексеича.
   - Но мы смотрели! Он здесь!
   - Старые следы его пребывания здесь ощущаются, - согласился тот. - Но следов его энергетического присутствия я не вижу.
   - А если та тварь что-то сделала с ним? - подал голос Стрелок. - Например... Ну, заблокировала его?
   Алексеич вдруг снова хмыкнул.
   - Окромя визуального, - тяжело и медлительно высказал он, - есть ещё один приём поисков. Попробовать его, нет ли?
   Выговаривая эти слова, он так упорно смотрел в одну точку, что ребята оглянулись следом. Ничего особенного, не считая редких прохожих, которые то и дело появлялись на дороге перед домом; не считая молодых мам, следивших за маленькими детьми; из-за дождя даже тех старушек на скамье не было, которых они все помнили с прошлого раза. Промчались две кошки. Под козырьком одного из подъездов стоял мальчик, лет двенадцати, с собакой, которая жалась к его ногам, недовольно поглядывая наверх. Наверное, собаке дождь казался очень противным. Наверное, оба вышли только что и на дождь не рассчитывали.
   Юля сощурилась. Овчарка? Об этом говорит Алексеич как о другом приёме поисков? И что? Он сейчас подойдёт к мальчику и попросит найти Влада? Смешно.
   Но Алексеич всё смотрел на овчарку, и на его губах вместо привычной ухмылки постепенно проступала насмешливая же улыбка. Ребята, сообразив, что он приступил к чему-то интересному из области паранормального, притихли и тоже загляделись на овчарку. Та сначала мельком глянула на группу людей в самом конце дома и отвернулась. Потом снова оглянулась на них и уже не спускала взгляда с них. Более того - встала. Мальчик наклонился к ней и, потрепав за холку, что-то спросил.
   Алексеич уже откровенно усмехнулся, приподняв уголок губ.
   - Ну?
   Собака оглянулась на мальчика и шагнула с приподъездного крыльца, натянув поводок. Немного удивлённый мальчик (кажется, именно овчарка не хотела гулять под дождём?) последовал за нею, натянув капюшон.
   К Алексеичу овчарка не подошла, а подкралась, чуть не на полусогнутых лапах шагая так насторожённо и напрягшись, что видно было, как заледенели мышцы её спины. А тот всё улыбался - уже с каким-то торжествующим видом. Но с мальчиком поздоровался приветливо, когда овчарка подвела того так близко, что даже её маленький хозяин понял, что его привели именно к этим людям.
   - Ну, здрасьте, - насторожённо откликнулся мальчик.
   И Алексеич слегка потрепал овчарку по промокшей башке.
   - Ну и собачина у тебя! - искренне восхитился Макс, присев перед овчаркой, но предусмотрительно не протягивая к ней рук. - А она у тебя как - след брать умеет? Или так, для себя, держите?
   Что он имел в виду под "для себя" Юля не поняла. Но после этих слов мальчик возмутился и ревниво сказал, что собака отцовская и умеет брать след, если именно это имеют в виду незнакомцы. Алексеич воспользовался случаем (так поняла Юля) и положил на плечо мальчика ладонь.
   - Не обижайся, парень. Мы тут своего товарища потеряли. Обещал приехать, а точного адреса не сказал. Вот и присматриваемся, а у кое-кого, - он снисходительно взглянул на Макса, - сразу срабатывает стереотип насчёт собаки в этом деле.
   - А у вас есть какая-нибудь вещь вашего товарища? - спросил мальчик после минуты молчания, в течение которой он пристально пригляделся ко всем незнакомцам, особенно долго рассматривая Юлю и с некоторым недоумением её руку в руке Валерия. Девушка улыбнулась ему и, чуть смеясь, подняла глаза на Стрелка. Тот что-то проворчал и немного отвернулся от неё.
   Мальчик поверил. Когда Алексеич понял это, он передал ему пакетик с чем-то мягким. Мальчик вывалил из пакета половину носового платка с коричневыми пятнами и изумлённо вскинул брови.
   - У нашего Влада часто бывает кровь носом, - невозмутимо объяснил Алексеич, и мальчик кивнул.
   Удивляясь: если он сын полицейского, почему он не бросится за помощью при виде вещи, которую ему дали для собаки? - Юля внезапно выдохнула, вспомнив жест хозяина поместья - ладонь на плечо мальчика. И Алексеич оказался таким уверенным в себе, что даже посоветовал:
   - Проведи собаку вокруг дома. Может, возьмёт след от дома.
   Мальчик уже не стал спрашивать, почему именно вокруг дома должен был разгуливать неизвестный Влад, а просто приспустил поводок овчарки, которая немедленно пошла параллельно дому.
   - Ребята, в машину, - скомандовал Алексеич. - Я пойду за ним. Если найдём что - позвоню. Ждите в машине!
   Уже в машине Валерий с недоумением спросил:
   - Дождь же!.. Как она может найти следы?
   - Просто, - задумчиво сказал Макс. - Ты просто не "видел", что Алексеич творит. Он этому собакину погладил голову - видели? Восприятие и чутьё усилил. У меня чуть шок не был, когда я на это смотрел!.. А потом пацану положил ладонь на плечо - голову заморочил, чтобы тот поверил и дал возможность использовать собаку так, как ему, Алексеичу, нужно было. Легко так сделал, блин...
   - Но я где-то слышал, что нельзя давить на человека ментально, - сухо сказал Стрелок. - И, кажется, то же самое слышал от самого Алексеича.
   - Ему можно, - авторитетно сказал парень. - Нельзя давить, если потом своё воздействие снимать не можешь. А Алексеич - спец в этом. Ни следа не оставит.
   Они поверили Максу не потому, что он знал, а потому что "видел", а в этой его способности они убедились на практике. Поэтому сидели, терпеливо ждали. Сначала они даже проследили, как овчарка подошла к тому подъезду, в котором жил погибший колдун. Здесь она стояла дольше, чем где-либо, а потом вдруг натянула поводок, стремительно отходя всё дальше от подъезда.
   - К тому магазину ведёт, - прокомментировал Макс. - Ну, к тому, где мы с Владом вас ждали. Но мы там смотрели - его машины нет.
   - А может, он оставил её ещё дальше? - предположила Юля, протестующим движением пальцев напоминая Валерию, что время от времени он сжимает ей ладонь слишком сильно, почти до онемения.
   - Я не понимаю другого, - пустился в рассуждения Макс, - зачем Влад вообще сюда приехал? Хотел что-то перепроверить? Или убедиться в чём-то?
   - Макс, а в прошлый раз вы с ним смотрели на дом и что-то видели, - медленно сказала девушка. - Сейчас это над домом или где там оно было - есть?
   - Нет, нету, - вздохнул парень. - Всё чисто.
   - А что было? - не выдержал Валерий.
   - Ну, как объяснить... - задумался Макс. - Это как предсказание. Или предупреждение. Дом казался мёртвым, но из-за этой якобы мёртвой навески выглядывал нормальный, живой дом.
   - Макс, сегодня ещё раз покажешь, как надо "видеть"! - решительно велела Юля.
   - Ага, тоже не нравится слепой быть, - довольно сказал парень.
   - Что значит - покажешь? - потребовал объяснений Стрелок.
   А когда ему с воодушевлением разъяснили попытки Юли научиться "видеть", Валерий пожал плечами и просто сказал:
   - Сегодня вечером и меня возьмите в зал. Я бы тоже хотел видеть, как действую.
   - Алексеич возвращается, - сказала девушка, выглянув в окно в очередной раз. - Один. Мальчика и собаки нет. А, нашла. Они на площадке гуляют, недалеко.
   Хозяин поместья шёл так быстро и целеустремлённо, что уже по одному этому движению пассажиры догадались: Влада нашли!
   Алексеич быстро сел на водительское место и завёл машину. Пассажиры притихли. Если хозяин не объясняет, что происходит - они сейчас всё увидят собственными глазами.
   - Он за тем домом, - кивая вперёд, на тот самый торец дома с магазином и небольшой стоянкой перед ним, подтвердил Алексеич. - К машине подходить я не стал и отпустил мальчика. Я поставлю машину впритык к джипу, а потом по обстоятельствам. Ребята, без моего разрешения - никаких лишних движений, ясно?
   - Ага, - взволнованно сказал Макс.
   Он заехали за этот дом и проехали совсем чуть-чуть. Да, джип Влада трудно было разглядеть с той точки, в которой они только что были. Край этого дома скрывал машину, как и высокие кусты, которые здесь росли по обочине. Алексеич, нимало не сомневаясь, втиснулся в небольшой просвет между машинами в этом ряду - через дорогу от дома. Причём так, чтобы с его стороны между его хондой и джипом Влада оставался совсем небольшой промежуток. Макс и Валерий, таща за собой Юлю, вышли, таким образом, первыми. Алексеич - последним.
   Он огляделся и удовлетворённо кивнул, мельком глянув наверх, на зачастивший дождь. Всё правильно: и на улице народу меньше, и из окон дома не видно, что делают на стоянке люди, приехавшие на очередной, осточертевшей для "безлошадных" жильцов машине. Макс сразу бросился к джипу.
   - Он там! Он там! - чуть не задыхаясь от страха, прошептал парень, не притрагиваясь, в общем-то, к машине пропавшего.
   - Отойди! - сквозь зубы процедил Алексеич, и испуганный Макс немедленно попятился от джипа. А хозяин поместья медленно обошёл, насколько сумел в этой теснине, машину Влада. Вернувшись к своим, замершим в ожидании, он вздохнул.
   - Ну что? - теперь уже нетерпеливо спросила Юля, уже заметившая, что Влад сидит на месте водителя, сложив руки на руле и ткнувшись в них лицом. - Он живой? Алексеич, ну, пожалуйста! Только одно слово - живой?!
   - Живой-живой, - негромкой скороговоркой ответил Макс, так как Алексеич отвернулся к джипу и застыл, то ли размышляя о чём-то, то ли прикидывая, что делать далее. - Только он... - Макс прикусил губу. - Ну, как будто спит...
   - Вот только сон у него, - сквозь зубы сказал хозяин поместья, - не совсем настоящий. Именно что - как будто. Так. Что имеем. Влад поймал тварь. Тварь поймала Влада. Взаимная ловушка. Ребятки, погодите чуток. Я сейчас попробую разобраться во всём, а потом уж и вас привлеку к работе.
   Поняв его слова как приказ немедленно вернуться в машину, все трое быстро сели на места, во все глаза следя за происходящим вне машины.
   Юля наблюдала и жалась от внутреннего холода. Слишком страшно прозвучало: тварь поймала - Влад поймал. Хотелось бы поскорей разгадать эту задачу с двумя неизвестными. С другой стороны, девушка ощущала облегчение: Влад жив! И рядом Алексеич - он-то разберётся не только с ситуацией!
   Алексеич вернулся минут через десять, сел на своё место.
   Некоторое время сидел, опустив глаза и морщась.
   - Он загнал тварь в канализационный колодец, пользуясь тем, что она имеет физически-ментальную оболочку, - наконец заговорил он, но так, словно рядом с ним никого нет, а он лишь размышляет вслух, как это делают люди, привыкшие слышать голос, пока рассуждают о чём-то. - Но как только поставил машину над люком, тварь выпустила щупальца - те самые чёрные когти. Поймать его по-настоящему тварь не сумела - на нём сильнейшая защита. Но устроила вокруг защиты что-то вроде ментального вакуума. Физическое тело Влада живое и здоровое. Сам он близко к тому, что вы знаете как "без сознания". Задача осложняется тем, что у нас дилемма: если мы попытаемся освободить Влада от этого "сна", одновременно высвободим и тварь из его ловушки, поскольку я просто не понимаю, что она собой представляет. Это его собственная ментальная наработка. А если попытаемся уничтожить оболочку твари, она сбежит и нарастит себе новую.
   - А я точно не сумею её уничтожить? - спросил Стрелок.
   - Есть вариант, что тварь связана с Владом. Тронешь невидимые нити, связывающие её с охотником, - это заденет Влада. Причём о последствиях я даже не догадываюсь. Но понимаю, что связка крепкая. Есть какие-то мысли по поводу?
   Трое молчали, кто - опустив глаза, кто - переглядываясь. Снова высказался Валерий - очень неуверенно:
   - А нельзя как-нибудь эту сущность связать со мной, например? Ну, на время, пока освобождаете Влада? А там, глядишь... Влад будет освобождён, и я смогу убить тварь.
   - Валерий, повторяю. Убить нельзя. Убить можно только оболочку. А сущность ускользнёт. Проблема именно в этом - нам надо поймать сущность, которая неуловима именно потому, что она может легко нарастить себе следующую оболочку.
   - А как тогда вы вообще собирались её поймать?
   - Прежде чем ловить, надо знать, с чем мы вообще столкнулись, - проворчал Алексеич, не отводя взгляда от джипа. - Я думал, у нас есть время - изучить и понять. Ан Влад решил по-своему сделать, никого не вмешивая.
   Пытаясь представить всё, как есть, Юля буквально заледенела: вот джип, вот под ним круглый канализационный люк, а под железной крышкой - оцепеневшая тварь, которая мёртвой, но невидимой обычному глазу хваткой держит в невидимом же капкане живого человека над нею. Девушка невольно всхлипнула - и её ладонь немедленно оказалась в захвате Стрелка. Резкое движение привело её в себя. Взглянула в слепые глаза. Валерий смотрел вроде спокойно, но требовательно.
   - Не пугай меня, - чётко сказал он.
   И после этих слов она поняла, что надо делать.
   - Алексеич, а что приоритетно? Жизнь Влада? Смерть оболочки этой твари?
   - На данный момент - Влад, конечно.
   - Если разорвать между ними ментальную связь, что будет с Владом?
   Алексеич задумался. Потом пожал плечами.
   - Чтобы разорвать, надо знать, что именно использовал Влад в качестве ловушки.
   - Вы говорили об этом. Но я имею в виду именно грубо разорвать. Валерий, как вы сказали ещё тогда, в первый день его появления у нас, разрушитель сильней вас. Что будет, если он... ну, будто перережет эту связь? С тварью понятно - она уйдёт. А с Владом? - Девушка умоляюще взглянула на Алексеича.
   Хозяин поместья повернулся боком на сиденье, всмотрелся в Юлю.
   - Любопытно... Грубо... Вокруг Влада две оболочки... - Алексеич морщился, словно стараясь поймать нечто ускользающее от его понимания. - Причём одна врастает в другую и перемежается с оболочкой твари. - Он помолчал, а потом кивнул: - Первым делом надо найти Льдянова.
   - Что?! - вырвалось у Макса. - Зачем?!
   - Очистить место от чужих машин. Я не знаю, что с ними может быть. Пусть договаривается с местной полицией, чтобы они заставили жильцов дома отогнать машины. Как только это сработает, я собираю бесконтактников. Надо будет нарастить вокруг Влада третью оболочку - моего производства. Потом - легче: доставим его домой и уже там будем стучаться к нему, пока он не поймёт, что он в безопасности.
   - Что-то я не понял: а что будет между наращиванием третьей оболочки и доставкой Влада домой? - высказал своё недоумение Макс.
   - Юля пройдёт слои до твари и проведёт к ней меня и Валерия. Думаю, двух разрушителей и их деструктива хватит, чтобы перерезать связь между тварью и Владом. Во всяком случае, я на это надеюсь.
  
   12.
  
   Пока не появилась полиция, машина Алексеича так и оставалась словно приклеенной к джипу Влада.
   Первым на месте происшествия материализовался Льдянов, владелец частного охранного агентства. Не один - с двумя сотрудниками, очень спокойными и как-то ускользающими от взгляда на них мужчинами. Юля довольно часто слышала об Олеге Льдянове, но впервые увидела его только сейчас. Ровесник Алексеича, сероглазый крепыш, он руководил и своими, и чужими (не трогая лишь команды Алексеича), как будто играл в игру - быстро, чётко и напористо. Мобильник будто приклеился к его уху и отдалялся от головы лишь затем, чтобы его хозяин взглянул на следующего адресата для очередного звонка. Девушка решила, что Льдянов - сильная личность и очень интересная.
   Сначала они, все трое (Алексеич стоял рядом с Льдяновым), притаились в машине, буквально заворожённые действиями главы агентства, а потом как-то зашевелились и поняли, что сидеть без дела тошно.
   - С чего начнём? - деловито спросил перебравшийся на заднее сиденье Макс. Сидя рядом с Юлей, он поглядывал на улицу, где возникли первые фигуры в настоящей полицейской форме.
   - Мне надо перейти к предпоследнему слою, за которым я смогу рассмотреть эту сущность, - задумчиво сказала Юля.
   - Без меня никуда, - бесстрастно напомнил Стрелок.
   - Тварь поймана, - возразила девушка. - И ничего со мной не сможет сделать. Пойду одна. Всего лишь разведка, правильно ли я рассчитываю количество слоёв, которое нам придётся пройти к ней.
   - Без меня никуда.
   Юля покосилась на Стрелка, потом полностью развернулась к нему и сказала, стараясь подделаться под его тон:
   - Утром всё было нормально. Но, как только мы сели в машину Алексеича, мне стало с тобой очень неуютно. Думать о том, что именно ты имеешь против меня, мне и сейчас не хочется, и уж тем более не в предпоследнем слое. Я хочу сосредоточиться на деле! Понял?
   Валерий некоторое время с недоумением смотрел ей в глаза - и вдруг, будто что-то поняв или вспомнив, покраснел и резко отвернулся. Девушка изумилась и оглянулась на Макса: что, мол, такого я сказала?.. И снова поразилась. Макс смотрел на Стрелка так ошарашенно, даже с каким-то боязливым восхищением, что, когда перевёл взгляд на Юлю, только и сумел проговорить:
   - Вот ни фига себе...
   Девушка посидела, посидела и кивком показала парню на дверцу.
   Закрыв за собой дверь, она спросила:
   - Скажешь? Что увидел?
   - Нет, это слишком личное, - смутился Макс. - Без его разрешения сказать не могу. Всё равно что чужое письмо без спроса вскрыть.
   Макс снова сел в машину. Причём так, чтобы держаться на расстоянии от Стрелка, который так и не повернулся к нему.
   Вздохнув и осмотревшись, Юля оценила обстановку: Алексеич переговаривается с Льдяновым; подоспевшие полицейские, которым поверхностно объяснили происходящее, заставляли работать сирены посторонних машин, чтобы вызвать их владельцев... "Если отпроситься у Алексеича, он скажет то же самое - одну не отпущу! Если попросить его пойти со мной - неловко, потому что ему и так некогда. Макс? Лучшая кандидатура, потому что, пока я расчёты делаю, он оценит сущность. Но захочет ли он?"
   - Юль, - позвал Макс. - Ты не замёрзла?
   - С чего бы, - проворчала девушка.
   Послеобеденное время оказалось ласковым из-за солнца и притихшего ветра.
   - А я замёрз, - решительно сказал парень. - Хочешь, в тот магазин сбегаем? У них там уголок с кафешкой есть. Хоть чаю попьём.
   - Я с тобой не играю, - фыркнула Юля. - Из-за твоей мужской солидарности. Но, если ты меня пообещаешь угостить кофе...
   - Меркантильная. Пошли.
   Алексеич сам подошёл к ним, уловив, что они часто поглядывают на него. Узнав, куда они хотят сбегать, согласился, что времени хватает, и отпустил "детишек". Уходя от стоянки, Юля не оборачивалась, но взгляд Стрелка в спину чувствовала.
   - Юль, он тебе очень неприятен? - сдержанно спросил Макс.
   Прокрутив его фразу в уме, девушка не услышала в голосе парня насмешки.
   - Хочешь - серьёзно? Он всего лишь... мой коллега. Мне не хочется, чтобы из-за его фанаберий работа превратилась... - Она задумалась. - В балаган, как мой папа говорит. Вот и всё. Если есть желание, скажи ему это.
   - Я лучше Алексеичу скажу, - ухмыльнулся парень. - А он передаст Стрелку.
   Они зашли в магазин и сразу прошли вперёд - в закуток, где на витрине красовалась выпечка, а чуть дальше стояло несколько столиков, за одним из которых сидела парочка, а за другим примостились хихикающие и увлечённо, хоть и вполголоса болтающие девочки-школьницы. "Наверное, сразу после школы забежали", - с грустью решила Юля, смутно думая о том, что в этом возрасте всё-таки очень удобно быть легкомысленной. Не то, что сейчас. Сплошные проблемы.
   Она села за столик, а Макс отошёл к витрине. Народу здесь было маловато, так что он быстро заказал нужное и присоединился к Юле.
   - С чего начнём?
   - Алексеич должен быть со мной уже для конкретного дела, - начала девушка. - Для того, чтобы его туда проводить, мне надо узнать, как там, в предпоследнем слое, располагаться, чтобы они оба, ну, вместе с Валерием, могли бы ударить по этой твари. Значит... - Она задумалась и пожала плечами. - Главным всё равно становится моё путешествие в тот слой. Потом мой расчёт. Потом... - Она замолчала, машинально помешивая в чашке с чаем ложечкой. - А вот это "потом" опять-таки зависит от того, что я увижу в предварительном просмотре. Мы ведь даже не знаем, какова сущность на вид. И поэтому довольно смутно представляем, куда её придётся бить, чтобы освободить Влада.
   - А если попросить Алексеича отпустить тебя туда, но со мной? - предложил Макс. - Или я тебе тоже неприятен?
   - Не говори глупости... Макс... Может...
   - Нет. Это тоже глупости - сбежать, пока никто не видит. Учти, я резко против этого. Учёный. А пуганая ворона и куста боится.
   - Лучше скажи: обжёгся на молоке - на воду дуешь, - рассеянно заметила Юля. - А если я уйду одна? В конце концов, это моё решение.
   - Так. Быстро говори, что тебя беспокоит.
   Юля собралась с мыслями, но поняла, что чётко сформулировать не сумеет.
   - В общем, дурацкая ситуация. Если освободим Влада, сущность сбежит. Где гарантия, что она не помчится по городу, убивая людей?
   На это Макс не сумел ответить сразу. Он нахмурился, изучая рисунок клеёнки на столе, а потом поднял глаза.
   - Думаешь, Алексеич об этом не думал? Наверняка же! И наверняка же придумал что-нибудь, чтобы тварь была неопасной.
   Он потянулся за пирожным, а Юля держала в руках чашку и рассеянно смотрела в угол кафешки, пока до неё не дошло, что она нахально вторглась на чужую территорию, пусть и всего лишь глазея. Парочка. Они сидели не друг против друга, а вместе, тесно придвинув стулья, склонившись головами. Сидели спокойно, разговаривая так тихо, словно перешёптываясь. И время от времени он взглядывал на неё, что-то рассказывая или спрашивая, а она стеснительно опускала глаза. А порой Юле казалось, что он её тихонько уговаривает на что-то, чего она пока стесняется.
   Потом до Юли дошло, что она улыбается, глядя на них, и с той же улыбкой она быстро отвернулась, пока её не застали за подглядыванием. И увидела какую-то уходящую, грустную ухмылку Макса, смотревшего на них же. Среагировав на её резкое движение, он взглянул на девушку и кивнул:
   - Сама сообразила, да?
   Ничего не поняла. О чём это он?
   Уже в молчании допили чай и вернулись к машине. Мрачный Валерий сидел всё на том же заднем сиденье, и Макс вручил ему закрытый стаканчик с кофе, прихваченный для него из того кафе. Машина Алексеича теперь стояла чуть подальше от джипа, а других машин вокруг не наблюдалось. Рядом с Льдяновым теперь остался только один полицейский, который, видимо, приглядывал за всеми подряд и за ситуацией.
   Макс немного постоял у машины, да и сел к Стрелку, буркнув, что начинает снова замерзать. Юля же сделала вид, что внимательно всматривается в джип.
   "Жаль, место слишком открытое, - размышляла Юля, одновременно всматриваясь под землю и считая границы пространственных слоёв до места, где взгляд словно выпадал в пустоту - то есть в сам канализационный колодец. - Можно было бы сбежать, не предупреждая. Мало ли что говорит Макс... Я ведь точно знаю, куда иду и что меня там ждёт..." Она даже прикинула, не уйти ли прямо сейчас - хотя бы на минуточку, чтобы быстро определиться.
   - Юля, - сказали за спиной.
   Стрелок выглядел виноватым. Он стоял так близко к ней, что, оборачиваясь, она побоялась сделать лишний шаг, чтобы не наткнуться на него.
   - Что? - сухо спросила она.
   - Хочешь, я попрошу Алексеича разрешить нам пройти до сущности?
   "В качестве извинения?" - хотела съязвить она, но промолчала. Только посмотрела в сторону джипа. Там, не открывая дверец, стояли и продолжали обсуждать положение Алексеич и Льдянов. Судя по нескрываемо обалделому виду полицейского, которого оставили следить за происходящим в качестве официального лица, говорили они такие поразительные вещи, что для обычного человека их беседа была просто потрясающей.
   Ответить она не успела.
   - Юля, подойди сюда! - распорядился Алексеич.
   Валерий неслышной тенью проводил её, что она почуяла прямо-таки спиной.
   - Сейчас приедет Володя. Как только появится, вы пойдёте вниз.
   - Хорошо, - с облегчением откликнулась Юля.
   Ну, наконец-то! А то без дела и без дела!
   - Почему не я? - угрюмо спросил Стрелок.
   - Этого я у тебя ещё не видел, - сказал Льдянов, оценивающе и ничуть при этом не скрываясь оглядывая Валерия.
   - Тренер для твоих ребят не нужен? - усмехнулся Алексеич. - Рекомендую... А ты, Валерий, стал слишком эмоционален, - глядя в глаза Стрелку, объяснил он. - Поэтому некоторое время ты только со мной будешь в паре. Без меня - в такие походы тебе нельзя. Если только сама Юля не разрешит.
   Стрелок отвернулся.
   А Юля смотрела на его спину и прозревала. Всё становилось на места: впечатление неуютности, пока она рядом с Валерием; его странное поведение; излишняя, как она посчитала сначала, деликатность Макса; та влюблённая парочка в кафе, после созерцания которой Макс решил, что она всё поняла...
   - Алексеич, мы здесь зря сидим уже несколько часов, - решительно сказала она. - Время сейчас в городе такое, что Володя ещё долго ехать будет. Давайте я спущусь туда, как обычно, с Валерием и Максом? Я расчёты сделаю, а Макс - посмотрит ловушку.
   - А Валерий? - пронзительно глядя на неё, спросил Алексеич.
   - Защита! - выпалила она и тут же добавила, сама смущённая слишком очевидным проявлением агрессии: - Тоже как обычно.
   - Уверена? - уточнил хозяин поместья и распорядился: - Идите. Олег, чтобы лишних вопросов не было, подгони свою машину к моей. Они уйдут из промежутка.
   - Сделаю, - отозвался Льдянов.
   Пока он выполнял пожелание Алексеича, Юля скользнула взглядом по оживившемуся Стрелку и отвела глаза. Вот так-так. Никогда бы не подумала, что станет объектом его влюблённости. Хуже всего, что она действует в обществе, где каждый "видит" эту влюблённость. Сначала Макс. Ещё раньше - Алексеич. Она неуютно подёрнула плечами: сейчас ещё Володя приедет... Ладно хоть обсуждать не будут.
   А потом чуть не расхохоталась: а понимает ли сам Валерий, что окружающие видят его чувства? Скорее всего - с собой не соотносит.
   И последнее, о чём она задумалась, прежде чем уйти за пространственные слои: а она? Ей это нравится? Ведь она никаких чувств к нему не испытывает. Наверное, поэтому она так неуютно ощущала себя, когда он смотрел на неё этим взглядом... собственника?
   - Юля, добилась своего? - довольно сказал Макс. - Идём. Машины уже поставили так, как нам надо. Ну, что? Ты рассчитала слои? Можно подойти сразу к предпоследнему?
   - Можно, - решительно сказала она, заходя вместе с ним в маленькое пространство между машинами, где их ждал Валерий. - Макс, тебе задание: для Алексеича ты смотришь, что там за защита, для нас - объясняешь, где защита, а где ловушка.
   Она взяла обоих за руки, мельком подумав: "Наверное, я жуткая эгоистка. Думать, что рядом человек, который, случись что, кинется спасать меня в первую очередь, - это жутко приятно..."
   Макс сжал её ладонь энергично. Валерий - мягко, бережно. "Или последнее я придумала", - чуть не фыркнула девушка. И сосредоточилась.
   - Валера, мы идём до шестого слоя, - предупредила Юля. - Думаю, выдержишь. Шаг, - скомандовала она - и шагнула сама.
   И очутились в темноте. Не кромешной, потому что от длинного колодца, вытянувшегося перед ними, еле заметно отсвечивало. И стояли они будто перед мутным стеклом. Макс от неожиданности сделал ещё шаг. Юля вцепилась хорошенько в его руку, чтобы один нечаянно не ушёл через последний слой - прямо к сущности.
   Первое впечатление, что тварь вовсе и не попалась в ловушку Влада. Она лениво покачивалась, вытянутая вертикально, и здорово напоминала дряхлый лоскут, вяло колыхающийся в тихой воде, - ни головы, ни хвоста, если такой должен иметься. Куда делись её множественные пятипалые ладонищи? Выглядит, вообще-то, безобидно, сколько ни всматривайся.
   Поэтому Юля осторожно, зная, что тварь её не услышит, но всё равно побаиваясь говорить в полный голос, - спросила:
   - Макс, что ты видишь?
   Она почувствовала, как Стрелок повернул голову к парню. Наверное, его тоже интересует, что тут к чему.
   - Ловушка Влада... - отрывисто проговорил Макс, видимо, просто описывая видимое его глазам. - Чёрт... Он заманил сущность на себя, но приманку сбросил в колодец, и она поскакала за ней.
   - Конкретней, - велела девушка. - Что за приманка?
   - Он создал иллюзию себя - типа личной копии, но очень уязвимой. Тварь на приманку клюнула и бросилась за ней. Влад поставил машину над крышкой канализации. Кажется, он хотел запечатать тварь внутри. Но она опомнилась слишком быстро...
   - И что? - не выдержал Валерий долгой паузы в рассказе Макса.
   - Подожди, мне надо разглядеть последовательность. А, нет. Это просто. Пока Влад готовил свою печать, сущность выпустила щупальца.
   - Что-о? Какие щупальца?
   - Ну, эти, длинные пальцы которые. Нет, вру. Они одновременно это сделали. Сеть ментальной ловушки повстречалась на полпути с выбросом щупалец. Влад, наверное, сразу не разглядел. Они поймали друг друга. Блинский дух... - выругался Макс. - Одна надежда, что Алексеич разберётся в этой каше...
   - Ты рассказал всё то, что уже говорил Алексеич. Только с подробностями, - заметила девушка. - Вывод? Рвать связь, как решили, нельзя?
   - Ничего не могу сказать, - хмуро откликнулся парень, напряжённо всматриваясь в лоскут, который продолжал шевелиться.
   Юля заметила: несмотря на то что сущность выглядит довольно миролюбивой, от одного этого её еле-елешного движения у неё самой мурашки по телу. Непроизвольно вздрогнув, она прошептала:
   - Ребята, выходим. Что-то муторно мне.
   - А как? - спросил Стрелок, поглядывая за плечо. - Пятимся назад, или ты поворачиваешься - и мы с тобой?
   - Все стоим на месте - я скрещиваю руки, вы меняете руки, я поворачиваюсь. Но при этом старайтесь надолго не отпускать моих рук, - распорядилась Юля.
   Парни быстро поменяли руки и дали ей возможность развернуться. Едва она открыла рот, чтобы сказать: "Шагаем!", как замерла с открытым ртом и прогнулась в пояснице от давящего взгляда в спину.
   - Ребята, кто-нибудь чувствует взгляд?
   - ... Судя по всему, только ты, - насторожённо сказал Макс, который после её вопроса застыл, прислушиваясь. - Давай быстрей выбираться.
   - Шаг, - сказала девушка - и команда снова появилась между машинами.
   Валерий внезапно быстро разжал ладонь и бросился за мусорный контейнер поблизости. Нисколько не смущаясь, одной рукой держась за его край, он согнулся...
   Юля отвернулась. Одно дело - шагать постепенно по пространственным слоям. Другое - перешагивать сразу через несколько. Тренировки нужны. А они, как последние дураки, занимались в поместье чем угодно, но не ими.
   - Салфетки в машине, - напомнил девушке Макс. - Я пошёл к Алексеичу. Докладывать. Вас - как, можно оставить наедине? Не подерётесь?
   - Ща сам получишь! - стараясь говорить небрежно, выпалила Юля. В душе она злилась на Макса: иди уже! Мы тут сами разберёмся!
   То ли прочитал её, то ли и так сообразил, но Макс, ухмыляясь, зашагал к Алексеичу и Льдянову, который тоже с интересом поглядывал на них.
   Юля же, едва он отвернулся, стремительно сунулась в машину Алексеича за сумкой с салфетками. "Ещё я брать из машины буду!" - сердито подумала она, отдирая язычок, предохраняющий салфетки от высыхания, и вытаскивая первую. Она шла с этой пачкой к Стрелку и с насмешливым изумлением думала: "А чего это я вдруг о нём забочусь? Только из-за того, что мне подсказали о его чувствах ко мне? Ну и что? Я-то к нему ничего не чувствую! Но на помощь мчусь сразу, - озадаченно констатировала она. - И вот знать бы - почему? Может, оттого что он часть команды? Скорей всего - так!"
   - Валер, возьми салфетки.
   Он, не оглядываясь, протянул руку и забрал пачку. Слушая его шмыганье и то, как он отплёвывается, Юля вздохнула. Да, тренироваться надо. А вдруг в следующий раз придётся переходить большее количество слоёв? И быстро, потому что время поджимать будет? Заглушая глупые мысли: "Почему я? Что он во мне нашёл? Он весь такой собранный, а я такая растрёпа!", она старательно думала о тренировочном зале, где она одно время пыталась освоить спортивные тренажёры, хотя больше нравилось бегать по его круговым дорожкам...
   - Юля, у нас осталась вода?
   - Сейчас принесу.
   "Сбегать нетрудно, - размышляла она, потроша сумку в поисках бутылочки с минералкой, которую всегда брала с собой. - Трудней разобраться в себе. Я, видимо, очень практичный человек, поскольку меня интересуют странные вопросы по поводу... - Она прикусила губу и вздохнула. - А я? Должна влюбляться?"
   И чуть не захихикала от странной мысли: если Стрелок в неё влюбился - надо ли влюбляться ответно? А то вдруг это невежливо - не откликнуться на его чувство?
   - Чего фыркаешь? - тихо спросил Валерий, оглядываясь на неё.
   - Попала в глупую ситуацию, - честно призналась девушка. - Пытаюсь её решить. Но, - подняла она указательный палец, - в голову почему-то приходят только глупости. Ну, ты всё? Пошли в машину. А то холодно, да и тебе посидеть в покое не помешает.
   Уже усевшись на заднем сиденье вместе, они молчали, глядя каждый в свою сторону. А потом, затяготившись молчанием, Юля спросила:
   - А тебе разве сегодня не надо на работу?
   - Я попросил заменить меня до конца недели.
   - Ясно. Будешь тренироваться со мной? Ну, ходить через слои?
   - Буду.
   Опять замолчали, не зная, о чём говорить. Девушка следила, как Макс возбуждённо рассказывает Алексеичу о виденном, а тот его скрупулёзно расспрашивает, наверное, о тех подробностях, которые парень мог и забыть.
   - Юля...
   Она повернулась к Валерию, удивлённо подняла брови. Он протягивал ей оранжевого плюшевого мишку, такого миниатюрного, что игрушка удобно умещалась в его ладони. Девушка невольно улыбнулась радостно вытаращившимся на неё чёрным глазам мишки и потянулась за игрушкой.
   - Это мне? - удивлённо спросила она, поглаживая оранжевую шерсть.
   - Ну, я увидел... - смущённо сказал Стрелок. - Игрушка какая-то такая... Осенняя. Мне показалось - тебе понравится.
   - Спасибо! Мне и правда нравится...
   - Ребята, Алексеич зовёт! - склонился к окну Макс.
   Юля еле успела спрятать игрушку в сумку, а когда Макс отошёл, переглянулась со Стрелком: у нас одна тайна на двоих!.. Потом она специально замешкалась, чтобы Валерий вышел первым. И он сделал то, на что она надеялась: открыл ей дверцу и помог выйти, хотя до сих пор такой тактичности за ним она не замечала. Или не думала о том?
   Но в дальнейшем, как поняла она, Стрелок не собирался афишировать свои чувства. То ли он тоже понял, что не то общество, чтобы открыто ухаживать за Юлей, то ли побоялся, что Алексеич заставит его уйти из команды: ну, типа, коллегам нельзя иметь отношения... Но Юля заметила, что мягкость на лице Стрелка исчезла, едва они дошли до хозяина поместья. Хм. Держать себя в руках Валерий умел.
   - У нас тупик, - тяжело сказал Алексеич. - Спустим тварь с Владова поводка - она нам весь город втихую скушает. Оставим так - неизвестно, сколько продержится Влад.
   - Почему - Влад? - не поняла Юля.
   - Сущность для своей ловушки черпает силу отовсюду. Влад - питает свою личными силами. Надолго его не хватит. И ещё. Он ведь не здесь.
   - Вы хотите сказать, что он ушёл в один слой с тварью? - медленно проговорила Юля. - А... Можно посмотреть?
   - Не можно, а нужно, - буркнул Алексеич.
   Девушка прошла мимо мужчин и склонилась, заглядывая в закрытое окно джипа.
   Влад сидел, всё так же навалившись на руль, словно спал, как она его увидела впервые, несколько часов назад. Только теперь она настроилась, чтобы видеть границы пространственных слоёв. И содрогнулась. Он и правда в одном слое с тварью!
   - А если Влада заменить? - предложил Валерий, насупившись на джип. - Есть такая возможность - заменить Влада кем-то, чтобы поддерживать ловушку?
   - На время, пока мы разберёмся? - почесал в затылке Макс. - Не скажу, что я очень силён, но я бы попробовал. Новый опыт... Ну, в общем, поняли.
   - Никого из команды не трогаю, - жёстко сказал Алексеич. - Если и будем заменять, то кем-нибудь из бесконтактников Володи. Его ребята умеют брать энергию.
   - Но если заменять, они будут в том же состоянии, что и Влад, - напомнила Юля. - Вряд ли смогут брать. Им нужна будет уже накопленная.
   - А если подпитать? - предложил Макс. - Ну, Влада?
   - Он в одном слое с тварью.
   - Блин... Но ведь бесконтактники не просто так называются! - воззвал ко всем Макс. - Они же работают на расстоянии! Ну, Алексеич, придумайте же что-нибудь, а то эта тварь его высосет!
   - Через слои мы ещё не пробовали заниматься передачей энергии, - задумчиво сказал белобрысый Володя, который уже пару минут слушал их. За его спиной стояли двое мужчин, с виду почти неприметные. Но, едва взгляд останавливался на них, оторвать его от этих молодцов было трудновато. Они оба, как, впрочем, и сам Володя, внешне выглядевший безмятежным и даже рассеянным преподавателем какого-то вуза, буквально сияли невидимой, но ощутимой исподволь силой.
   Юля даже перехватила завистливый взгляд Стрелка на них. "Тебе-то что завидовать? Ты вон какой сильный! Даже они не смогли с тобой справиться тогда, в первый день! Ну и что - что разрушитель?"
   И удивлённо улыбнулась, когда поняла, что уже не только переживает за Стрелка, но и мысленно подбадривает его.
   А потом усмешка угасла. Кажется, Юля поняла причину его зависти. Они были сильны спокойствием. Вот уж чего в Валерии ни на грош нет.
  
   13.
  
   Интересно, что такого сделал Алексеич, если ни жильцы, ни прохожие и не думали любопытствовать, что происходит на "домашней" автостоянке?
   Мысль мелькнула и пропала.
   Юля тоже старалась определиться, что лучше: спасти Влада, или оставить тварь стреноженной его ловушкой и тем самым спасти город. Было мгновение, когда девушке показалось, что она додумалась до простейшего, но действенного решения. Надо сделать так, как они хотели с самого начала: порвать связь между Владом и сущностью, а пока Володя со своими спасает "выпитого" Влада, Стрелок и Алексеич грохнут физическую оболочку твари. Настоящая сущность, конечно, ускользнёт, но ведь несколько дней тварь не будет трогать людей.
   Но с предложением не лезла. Слишком хорошо узнала Алексеича за короткое время общения с ним. Да и вёл он себя как-то странно сейчас. Володя ещё что-то обсуждал с Льдяновым, а Алексеич стоял себе спокойно, будто на отшибе, будто и не касалась эта беседа интересующего его дела. И вдруг слегка приподнял бровь, обернувшись к началу дороги перед домом.
   Сначала Юля решила, что едет обычная машина одного из жильцов. Сейчас водитель начнёт выяснять отношения с теми, кто его не пускает к стоянке, потом к нему подойдёт полицейский и велит отъехать подальше...
   - Обалде-еть... - негромко протянул Макс, во все глаза таращась на ту же машину.
   Теперь позавидовала Юля. Он уже заранее увидел что-то необычное.
   Но машина остановилась напротив стоянки, и девушка с любопытством ждала, кто же выйдет из салона.
   Пришлось подбирать челюсть с пола, как прошептал рядом Макс же, когда первым вышел водитель - высокий мужчина в строгом чёрном смокинге, с длинными чёрными волосами, гладко собранными в "хвост"... Юля даже повернулась взглянуть на Алексеича: кто, мол, это? Тот, с привычно приклеенной к губам усмешкой, кажется, ждал дальнейшего развития действий. Но, судя по тому, как замолк сначала оглянувшийся Володя, а потом и Льдянов высоко поднял брови, этого водителя знали и они. Только полицейский нахмурился, явно не понимая, что происходит.
   Водитель с важной миной на строгом лице подошёл к дверце салона и открыл её. Секунды спустя он подал руку пассажиру. На свет появилась...
   - Ой... - снова прошептал ошарашенный, как и остальные, Макс.
   Юля расслышала за спиной короткий смешок. Скорее - даже лёгкое фырканье. Хм. Даже Стрелка проняло.
   Высокая, несколько тощая женщина лет за сорок, в длинном чёрном платье без рукавов, в облипочку и с открытыми плечами, словно собралась куда-то - на светский раут, как минимум. Правда, макияж её не совсем соответствовал предполагаемому выходу в свет. Вся косметика на её лице было такова, что в описании обязательно сопровождалась бы словом "слишком". Слишком сильно подведённые чёрным глаза - и так большие, насколько разглядела Юля. Слишком яркая, почти кроваво-красная помада на тонких губах. Кожа казалась мраморно-бледной из-за слишком светлой пудры. Зато её распущенные чёрные (отчётливо крашенные до синевы) волосы, длиной до талии, мгновенно растрепал ветер. Обнажённые тонкие (или тощие?) руки женщина держала свободно опущенными, как Юле показалось - из-за груза тех браслетов, которыми дама увешалась. Неужели ей не холодно? Сентябрь же!
   Наверное, все расслышали вздох Алексеича, перед тем как ему пришлось двинуться в сторону приехавшей дамы. Та же оглянулась на машину, где только что была, и водитель без суеты вынул её сумочку, но не отдал ей, а встал рядом.
   - Мелинда, рад видеть тебя в здравии и благополучии! - поприветствовал неожиданную гостью Алексеич. - Рад, что ты откликнулась на мою просьбу!
   - Знаки давай! - неожиданно густым контральто бросила Мелинда.
   Юля аж поёжилась от низкого голоса, пробравшего её до дрожи. И почувствовала, как её ладонь немедленно сжали. Скосилась на Стрелка. Тот кивнул ей: "Не бойся".
   Несмотря на неприязненное поведение Мелинды, Алексеич почтительно склонился перед ней и протянул бумагу. Дама нетерпеливо вырвала её и уткнулась в содержимое.
   - Понял, - прошептал Макс. - Это она знаки с той пентаграммы смотрит. И когда Алексеич успел ей позвонить? Неужели она умеет что-то? Вся такая... - Он пожал плечами, с недоумением глядя на женщину.
   В чём-то парень был прав. Мелинда выглядела как самая настоящая шарлатанка от эзотерики. Юля ещё подумала, что женщина, небось, выдаёт себя за потомственную ведьму, как часто выражаются в газетных объявлениях. Но выглядит так, как, наверное, только представляет себе настоящую ведьму. Хотя... Юля нечаянно потянула за собой Стрелка, когда шагнула чуть в сторону - заглянуть в лицо Мелинды. Не зря же Алексеич попросил её приехать?
   Внезапно Мелинда волком глянула на девушку. Её кривящиеся губы застыли в выпрямленной тонкой ниточке.
   - Девушка, подойди! - всё так же густо потребовала она.
   Немного испуганная Юля взглянула на Алексеича. Тот кивнул. Валерий с неохотой выпустил её ладонь. Юля насторожённо подошла к Мелинде. Та неожиданно улыбнулась какой-то хитрой улыбкой и подхватила девушку под руку. В следующее мгновение ошеломлённая Юля почувствовала, что её тащит к машине Влада настоящий танк! Она только суматошно старалась на наступить на подол чёрного, с блёстками платья! Как эта Мелинда вообще ходит в нём, подметающем землю?!
   Женщина доволокла Юлю до джипа, мельком глянула на машину и скомандовала:
   - Веди меня к сущности!
   Был бы на месте Юли Макс, он бы, наверное, выразился так: "И тут я чуть не упал!" Но девушка только беспомощно обернулась на подошедшего к ним Алексеича, который всё слышал. Неужели он разрешит этой даме... И откуда она знает?!
   - Без меня никуда, - повторил Стрелок, неожиданно оказавшийся за Юлей.
   - Ты получишь её позже! - резко сказала Мелинда. - А сейчас ты мне мешаешь, разрушая то поле видения, которое только что предстало моим глазам!
   Валерий даже отпрянул от неё. А дама уставилась на окно джипа, продолжая энергично кривить тонкий рот и хлопать ресницами. Последнее у неё получалось так, как будто она по-другому моргать не умела - только хлопая зачернёнными веками с ресницами, с которых падали комочки туши, и даже прижмуриваясь при этом.
   Алексеич спокойно и даже скучающе заметил:
   - Тебе обязательно туда? Мне казалось, ты и так разглядишь.
   - Доставь даме удовольствие потешиться всякими эзотерическими штучками! - На этот раз Мелинда не рявкнула, а внезапно промурлыкала, и Юля снова почуяла дрожь по всему телу от этого бархатного низкого мурлыканья. Наверное, так мурлыкала бы Багира из советского мультика при виде беззащитного, но потешного человеческого детёныша.
   - Мне сейчас нужна не дама, а спец, - явно напоминая, ответил Алексеич.
   - У-у, жадина-а! - снова промурлыкала Мелинда, после чего перешла на сугубо деловой тон: - Юношу немедленно надо доставать оттуда. Я вижу сплетение их линий - одна из них, юноши, усыхает: ещё немного - и сущность начнёт высасывать его самого.
   - Есть возможность поймать её в пентаграмму?
   - Нет, она уже самостоятельна. И почуяла поживу. Чем больше юноша сидит там, привязанный к ней, тем больше опасность, что вскоре он окажется в её сетях.
   - Мелинда, я тебе очень благодарен, - серьёзно сказал Алексеич и вынул из кармана браслет. - Прими это в знак величайшего уважения.
   - Ммм, какая изящная вещичка! - промурлыкала дама, ловко вдевая в браслет узкую кисть и любуясь украшением. - Обожаю эмалевые миниатюры!
   Она как-то так повернулась, что получилась настоящая картинка с женщиной, играющей ведьму, и в памяти Юли даже забрезжило отголосками выпускного класса - это стихотворение Блока наизусть не учили, но поза Мелинды так гротескно вписывалась в словесный образ, что строчки вспомнились сами собой: "И каждый вечер в час назначенный, иль это только снится мне... и шляпа с траурными перьями, и в кольцах узкая рука..." Мелинда вдруг остро взглянула на Юлю, словно услышала мысленно произнесённые строки, и вполголоса промурлыкала:
   - Деточка, будь осторожна!
   Она сказала это так тихо, что девушка почти считала эти слова с еле-еле шевельнувшихся кроваво-красных губ.
   Алексеич проводил Мелинду до машины, где её ждал невозмутимый водитель - всё с той же сумочкой в руках, которую он продолжал важно прижимать к животу. После всех церемониальных действий Мелинда была усажена в машину, которая затем развернулась и уехала. Макс с открытым ртом некоторое время смотрел ей вслед, а потом посмотрел на Алексеича и изумлённо спросил:
   - А кто это?
   - Третейский судья, - проворчал тот и велел: - Забыли об этом. Думаем, как оборвать связь и достать Влада в реал.
   - Вы верите ей? - добивался ответа уже растерянный парень.
   - На все сто.
   - Я введу вас и Валерия в тот слой - и вы сделаете всё, что надо, - просто сказала Юля. - У меня больше никаких идей нет. Только эта.
   - Макс?
   Тот разочарованно поднял руки: "Я - пас!"
   - Валерий?
   - Согласен с Юлей.
   - Ладно, встанем между машинами и сходим, - констатировал Алексеич. - Если что - разведка будет действующей. Идём.
   Он пошёл вперёд, Юля и Стрелок - за ним. Девушка ожидала, что Макс будет ворчать, что его не берут, но, кажется, он до сих пор переживал потрясение от явления Мелинды, и даже будущее путешествие без его участия по пространственным слоям не возмутило его в полную силу.
   - Готова? - спросил Алексеич, крепко сжавший руку Юли.
   Валерий стиснул мягче, но девушка знала, что чуть позже он тоже вцепится в её ладонь жёсткой хваткой.
   - Да. Мы идём сначала в предпоследний слой, чтобы вы огляделись, а потом перешагиваем прямо в тот, где находится Влад.
   Она знала, что Алексеич умеет ходить по слоям, но это хождение даётся ему трудно: будучи разрушителем по натуре, он умудрялся уничтожать, как ни странно, сами границы пространственных слоёв, из-за чего то и дело проваливался туда, куда не надо бы. Юля же, которая в отличие от него, не видела ментального и энергетического полей, отчётливо различала поля пространственные, слоевые.
   С одной стороны, между двумя машинами, их от постороннего глаза прикрывали на всякий случай Льдянов со своими ребятами, с другой - Володя с бесконтактниками. Макс стоял среди Володиных ребят.
   Юля просмотрела ещё раз границы слоёв и сказала:
   - Шаг.
   Они шагнули от одной машины к другой.
   И оказались снова перед громадным лоскутом твари, которая всё так же лениво колыхалась в длинном канализационном колодце. Влада, который должен был быть тут же, Юля не видела, но теперь с ними был Алексеич.
   - Вы видите Влада?
   - Вижу, - буркнул тот, прищурившись на верхнюю часть сущности.
   Больше Юля ни о чём не спрашивала. Теперь всё остальное - забота Алексеича. А раз, пока он разбирается в ситуации, можно подумать и о личном. Что имела в виду Мелинда, сказав Валерию: "Ты получишь её позже!"? Она говорила о том, что Валерий сможет общаться с нею, с Юлей, позже? Или она говорила о другом, более сокровенном?
   Девушка покосилась на Стрелка. Тот, привычно бесстрастный, смотрел на сущность и, кажется, размышлял о том, как попробовать её уничтожить. Хотя... Мужчины на такие мелочи, как "попробовать", не размениваются. Скорее, Валерий ищет предполагаемое уязвимое место твари, чтобы ударить её сразу и сильно. Ну, а пока он занят... Поглядывая на черноволосую голову, глядя на затвердевшие от напряжения скулы, Юля размышляла, может ли она... ну, стать ему подругой? И сразу вспомнилось, как он привёз её домой за учебниками и вещами. Сестрёнка-то сразу виться начала вокруг да около Валерия. Ну... Конечно - симпатичный. Но почему она сама не думает о том, чтобы... обворожить его? Может, она серьёзней Инги? Потому что старше?
   Сердце вздрогнуло одновременно с руками. Жар полыхнул по щекам, когда она запоздало поняла, что увидели её глаза: тварь шевельнулась.
   - Валерий, стрелять по моему слову будешь, - предупредил Алексеич, не оглядываясь на Стрелка.
   - Да.
   Юля насторожилась. Кажется, сейчас последует приказ и для неё. И точно.
   - Юля, шагаем в слой к Владу. Сумеешь шагнуть именно к нему?
   - Сейчас. - Она про себя снова на всякий случай повторила расчёт для слойной границы к Владу. И кивнула. - Шагаем.
   Они шагнули - и оказались рядом с Владом. Он сидел - точней застыл - в позе сидящего за рулём, закреплённо в пространстве. Тварь по отношению к нему находилась теперь прямо перед ними, похожая на сдохшую и безжалостно выпотрошенную акулу, подвешенную на крюк.
   Не отпуская руки Юли, Алексеич сделал ещё один маленький шаг к Владу. Кажется, тот был без сознания, потому что шелест одежды Алексеича расслышать нетрудно.
   - Я подниму его на плечо, - заговорил Алексеич, глядя на сущность, которая постепенно шевелилась всё более оживлённо, словно почуяла скорую свободу. - Как только Влад будет на моём плече, поворачивайся к твари. Валерий, ждёшь приказа.
   - Пли? - уточнил тот, не отводя глаз от сущности.
   - Да. Стреляем - ты чуть выше центра, я - ниже.
   Юля, затаив дыхание, всё думала, как же Алексеич собирается взять Влада на плечо? Ведь, если он отнимет от неё руку, он со своими разрушительными свойствами может запросто провалиться в другой пространственный слой!..
   - Алексеич, - смущённо позвала она. - Может, Влада возьмёт Валерий? Он нормально стоит в пространстве.
   - Нет. Если что-то пойдёт не так, нам будет нужна его сила.
   Алексеич сделал, в общем-то, легко то, что задумал: он присел перед Владом и спихнул его безвольное тело с несуществующего здесь сиденья машины. На своё плечо, как и собирался. И тем самым натянул связь ловушки между сущностью и телом. Сущность заволновалась. Выглядело это так, словно в её физическое тело влили влагу, и оно стало пластичным. Будто тряпка на проводах - под ветром. Юля замерла. И как теперь Алексеич с такой тяжестью на плече поднимется? А тот будто выждал немного - и, крякнув, резким рывком встал на ноги. Валерий невольно качнулся к нему - наверное, машинально поддержать. Но остался на месте.
   - Готово.
   Теперь одной рукой Алексеич держался за руку девушки, а другой - придерживал на плече Влада. Дыхание его только чуть зачастило.
   - Минуту мне - утвердиться на ногах.
   Эту минуту они наблюдали за сущностью, которая теперь уже по всему телу ходила волнами, то и дело вздрагивая. Вскоре Алексеич спокойно заметил:
   - Связь почти порвана. Эта дрянь тянет с меня. Валерий?
   - Жду сигнала.
   - Юля, отсчитываешь три секунды после сигнала и говоришь - "шагаем". Поняла?
   - Да.
   - Пли!
   "Раз..."
   Физическое тело сущности дрогнуло и разорвалось в двух местах, причём "выстрел" Валерия прорезал её снизу вверх и располосовал надвое, после чего эти лоскуты просто-напросто упали в стороны. То ли тварь не сразу поняла, что произошло, то ли урон был очень сильный. Стрелок успел снова ткнуть пальцем, от первого пореза ведя линию уже книзу, где дырявилась "рана", нанесённая Алексеичем.
   "... два, три!"
   Неожиданно она оглохла. Болезненно. Пронзительный визг мокрого пальца по стеклу, только увеличенный во много раз, будто проткнул её саму. Только машинальный счёт заставил девушку вспомнить, каким словом он должен заканчиваться:
   - Шагаем!
   Ей показалось, её руки натянулись, потому что мужчины забыли, что нужно выходить. Но нет, на долю секунды запоздав, но они всё-таки шагнули вместе с нею.
   Прямо на улицу - между машинами. Здесь Валерий бросил руку Юли и кинулся к Алексеичу поддержать тело Влада.
   - Вышли! - торжествующе закричал Володя и тоже бросился к шагнувшим из слоёв пространства. За ним поспешили бесконтактники и бережно опустили Влада на сиденье открытой машины Алексеича.
   Колени дрогнули, когда Юля поняла, что именно они сейчас сделали... Она отступила, давая дорогу тем, кто бросился к ним, в тесное пространство между машинами. Прислонилась к дверце джипа. Ощущения не из самых лучших. Как будто выбили из-под неё любую поверхность, и даже тот же асфальт плывёт под ногами... То ли тварь так подействовала своим воплем умирающего, то ли перенервничала...
   - Обопрись на меня, - тихонько сказал Макс, подставляя плечо и подхватывая её за талию. - Не бойся опираться. Сейчас доведу до машины с другой стороны - сядешь.
   Он не стал спрашивать, плохо ли ей. И она прекрасно знала - почему. Он "видел". Но какая-то иррациональная обида вспыхнула в ней, забирая остатки самообладания. Да, всё правильно: первая помощь - Владу! Но почему никто не подумал, что и ей тяжело?.. Сама от себя же таила, что под этим "никто" подразумевается лишь один человек, а не вся та компания, которая кинулась на помощь Владу. Но вспомнила и проворачивала перед глазами один и тот же эпизод: Стрелок бросает её руку и бежит к Алексеичу.
   Девушка села на заднее сиденье машины Алексеича, отодвинулась, давая место Максу... И уткнулась лицом в ладони, мелко вздрагивая от плача. Макс только обнял её за плечо и слегка прислонил к себе. Наверное, решил, что она ревёт от волнения. И Юля выплакалась вволю, потому что всем было не до неё. А обида всё жгла... Она вдруг вспомнила про игрушку и, шмыгая носом, некоторое время под тёплой рукой Макса решала, выкинуть ли её, нет ли...
   Когда она перестала вздрагивать, Макс осторожно спросил:
   - Очень страшно было?
   - Ну... Да. Я сейчас успокоюсь. Извини.
   - Да нет, можешь ещё поплакать, - с отчётливым облегчением сказал парень. И сел уже удобней, чтобы она могла полностью лечь на его плечо.
   - Не хочу. Глаза опухнут.
   - Кому что, - философски сказал Макс. - А девушкам - только бы выглядеть.
   Она хотела было ответить, что дело совсем не в том, что хочется выглядеть, а в том, что самой неприятно ходить с опухшими глазами, чувствуя их... Но замерла. Затылком чувствовала его тёплую руку, но между лопатками - чей-то ледяной взгляд. До ужаса захотелось обернуться и просмотреть пространственные слои, потому что интуитивно уже поняла, что смотрят из другого слоя. Но... Смысл оборачиваться, если и так ясно, кто смотрит в спину. Сущность. Потеряла физическую оболочку, но всё ещё здесь, на земле... Сколько же теперь у них дней, чтобы найти её и уничтожить, вернув в то место, откуда её вызвали?
   - Макс, - попросила она, - я подремлю у тебя на плече немного, ладно?
   - Дремли, конечно...
   Так что Юля успела вовремя закрыть глаза, когда Валерий заглянул в салон. Она ещё почувствовала движение Макса, который поднял руку, чтобы Стрелок не беспокоил девушку, и исполнилась к парню огромной благодарности.
   Надо было ещё подумать вот над чем: говорить или нет Алексеичу, что она уже не раз чувствует взгляд сущности? Хотя что толку в этом... На время, пока они работают над этим делом, она всё равно живёт в поместье Алексеича...
   Кажется, Юля и впрямь вздремнула, сама того не заметив. Открыла глаза, лишь когда машина качнулась. За руль снова сел Алексеич, рядом с ним - Стрелок.
   - А где Влад? - тихонько спросила Юля.
   - Его увёз Володя, - не оборачиваясь, сказал Алексеич. - Не беспокойся за него. Сейчас доедут до поместья - возьмутся за него. Его только подкачать немного - и сразу встанет на ноги.
   - Она смотрит мне в спину, - неожиданно для себя сказала Юля и замолчала, понимая, что Алексеич сообразит, о чём она.
   - Прямо сейчас? - после недолгого молчания спросил тот.
   - Да. До сих пор. И когда мы спускались впервые в предпоследний слой без вас, она тоже смотрела.
   - Вот чёрт! - выругался Макс. - А ведь я забыл, что ты об этом говорила!
   - Алексеич, почему на меня?
   - Ты центральная, важная точка всего того, что с нею происходит, - помедлив, откликнулся Алексеич. - Без тебя к ней не подойти. Не забывай, что сущность - тварь из пространственных слоёв. Значит... Значит, она вычислила тебя... Так, что это нам даёт?
   В кабине воцарилось молчание, которое Юля прервала, легко сказав:
   - Это нам даёт приманку. Только бы сначала вычислить, как тварь поймать на меня. Эта ваша Мелинда сумеет сделать пентаграмму-ловушку? Я так поняла, что она специалист по этому делу?
   Стрелок смотрел на неё в верхнее зеркальце, прикусив губу и, кажется, не думая о том, что она видит, как он взволнован. "Страшно стало? - мрачно подумала она. - Вот случится что-нибудь со мной страшное - так тебе и надо! Будешь знать!.."
   А потом вдруг так захотелось узнать об одной мелочи, которая её подспудно волновала с тех пор, как уехала Мелинда. И она спросила:
   - Алексеич, а почему вы ей браслет подарили?
   - За ответы на вопросы таким, как она, надо платить, - рассеянно сказал он. - Не обязательно деньгами. Можно всё, что угодно. Лишь бы не быть в долгу перед ней. Я знаю, что она любит браслеты. Вот и приготовил для неё презентик.
   - Она очень сильная, - задумчиво сказала девушка, снова и снова поглядывая в зеркальце.
   - В своём деле - да, - ответил Алексеич. - Не забывай о себе, что и ты не слаба. Просто у каждого своя специализация.
   - Ей нельзя быть приманкой, - вмешался Валерий.
   - Я тоже так думаю, - поддержал встревоженный Макс. - Вы так фиг знает до чего договоритесь. А вдруг эта сущность в голом виде ещё опасней, чем с оболочкой?
   - Почему это - нельзя? - удивилась девушка, понимая, что сейчас будет говорить только назло Стрелку. - Если тварь будет искать меня, можно преподнести меня ей на блюдечке. И тогда подловить её легко. Дело за малым - придумать такую пентаграмму, чтобы потом тварь никуда не делась из неё и ушла в свои места обитания.
   - У нас есть время подумать, - пресёк споры на тему Алексеич. - И, ребятки, не могли бы вы помолчать? Судя по моим предчувствиям, мне сейчас предстоит довольно тяжёлый разговор с Тасей.
   - Почему с Тасей? - удивился Макс.
   - Что-то мне чудится, что она ждёт нас в поместье. - Алексеич неожиданно ухмыльнулся. - Разок мне за Влада от неё уже влетело. Видимо, и сейчас трёпка ждёт. Так что дайте мне возможность подумать над аргументами в свою пользу.
   Пассажиры притихли. Причём Юля обнаружила, что повеселела. Любопытно, почему? Из-за того что Алексеичу предстоит неприятный разговор с Тасей? Или потому что ему тоже бывает трудно? А ещё она заметила, что Валерий больше не смотрит в зеркальце. "А игрушку я тебе не отдам! - решила она, продолжая мысленно спорить с ним. - Я тебя водила по таким местам, куда ты сам попасть не можешь - значит, ты мне должен!.. Хм, придумать, что ли, тоже какие-нибудь браслетики-колечки? Вот только я ведь таких не ношу. - Она серьёзно задумалась над тем, не проколоть ли уши, но потом представила, что серёжки будут валяться в шкатулке, а то и красоваться в ушах Инги - та-то давно прокола себе уши. - Фи. Время есть - подумаю!"
   Но дальше Юля всю дорогу думала только о том, не поспешила ли она, предлагая для приманки собственную кандидатуру. Пока большим плюсом за её предложение - желание освободить город от опасной сущности. Юля не видела себя очень хорошим человеком, да и особой добротой не отличалась, что о себе отлично знала. Но знать, что в городе из-за её нерешительности и даже трусости умирают!.. Она уже сейчас чувствовала себя виноватой. А что будет, когда в городе начнётся нескончаемая череда смертей? Нет, лучше рискнуть. А заодно утереть нос этому, который впереди сидит. Ишь, командовать ею вздумал!..
  
   14.
  
   Только въехали во двор поместья, как Юля от неожиданности слишком шумно вздохнула, даже охнув при этом. Алексеич остановил машину и, глядя в верхнее зеркальце салона, спросил:
   - Больше не смотрит?
   - Нет. Как отрезало.
   Макс от радости хлопнул девушку по плечу. Было немного больно, но Юля понимала его: посиди-ка рядом с человеком, который пусть хоть даже всего лишь на спине уносит с собой взгляд твари! Алексеич же пока промолчал. И девушка снова понимала: пока она защищена его оберегами в его личном доме и поместье. Но как уберечь её вне защиты? Валерий было шевельнулся - обернуться к ней, но застыл и больше не двигался. Побоялся проявить сочувствие? Юля насупилась.
   Алексеичу повезло. Тася и правда сидела на скамейке возле входа в деловую часть дома. Но сидела не одна. Рядом с ней, пригорюнившись, ссутулилась Дарья, которой Макс так возрадовался, что аж подпрыгивал на месте, нетерпеливо дожидаясь, когда можно будет открыть дверцу. А ещё рядом с женщинами сидел, подтянув ноги на сиденье, какой-то мальчишка лет десяти, в школьной форме. Чему Макс громко удивился. Мальчишка был насупленный, головастый - скорее всего, из-за обритой почти налысо головы. Из-за коленок только глаза блестят и нос виднеется.
   Пока Алексеич заворачивал к крыльцу, Макс, идущий вместе с остальными за ним, вполголоса спросил:
   - А почему Тася не с Владом? Его ведь раньше привезли?
   - Володя, скорее всего, не допустил. Пока с ним сам не поработает - никого не пустит, - неохотно ответил Алексеич.
   - Тась, привет! - радостно закричал Макс, и Юля заметила, что нахмуренная женщина слегка оттаяла от искреннего приветствия парня.
   Девушка исподтишка рассматривала жену Влада и потихоньку открывала рот: какая красавица! Ну и глазища - огромные, голубые, да ещё под такими выразительными дугами бровей. И без косметики... Юля себя сразу почувствовала распустёхой-замарашкой, несмотря на то что Тася вела себя попросту.
   Она даже встала навстречу им и обняла Макса. Тот обнял её осторожно, явно побаиваясь её живота, а потом довольно спросил:
   - Мальчик, да? Тася, я тебя с нашими познакомлю. Это Юля. А это Валерий.
   - Привет, ребята, - рассеянно сказала женщина, глядя на Алексеича. - Ну, что вы мне можете сказать?
   - Ты прекрасно понимаешь, что сказать может только Володя, - спокойно ответил хозяин поместья. - Тася. Не бойся. Он всего лишь слегка обессилен. Володя со своими быстро восполнит ему силы.
   - Знаю. Это-то я знаю. - Тася упрямо вздёрнула подбородок. - Но то, что он сделал, это было так обязательно?
   - Вот перед тобой его ребята, - с нарочитым смирением вздохнул Алексеич. - Его команда на сегодня. Спроси их сама - нужна ли была самодеятельность Влада?
   - Ясно, - бросила женщина. - Тогда я подожду его здесь.
   Макс было двинулся к крыльцу, но вдруг поднял брови и взглянул на мальчишку, который продолжал сидеть на скамейке, поблёскивая на всех любопытными глазами. Валерий тем временем поднялся на крыльцо и стоял там рассеянно глядя на кусты сквера. Наверное, ждал, пока остальные пойдут вместе с ним.
   - Алексеич! - звонко позвала Дарья. - Тут к тебе с важным делом пришли! - И кивнула на мальчишку.
   Тот насторожённо глядел на хозяина поместья, всё ещё не поднимаясь на ноги.
   - Ну, здравствуй, - сказал Алексеич и протянул ему руку.
   - Здрасьте. - Мальчишка опустил ноги и встал. Посмотрел на ладонь и как-то опасливо пожал её. - Мой папа к вам сегодня приходил, а потом сказал мне, что вы меня не берёте.
   - И ты сбежал ко мне сам, - предположил Алексеич.
   - Неа. Мне вчера пацаны на дворе сказали, что есть такая книжка про девчонку, которая всё вокруг поджигала, когда психовала. Ну, я дома и устроил, - тяжело вздохнул мальчишка. - Папа, когда от вас приехал, сказал, что к вам нельзя. Ну и... всё полетело. Мамину вазу я точно не хотел бить. Я только хотел чуть-чуть со стола сбросить, что там было. А она тоже полетела. И тогда папа сказал - делай, что хочешь, только чтобы дома ничего не бить. Ну, я и приехал.
   - Как звать?
   - Димон я, - солидно сказал мальчишка.
   Юля, услышав о разбитой вазе, сразу вспомнила: перед тем как им уехать на поиски Влада, Алексеич разговаривал с каким-то незнакомым мужчиной, а потом сказал, что тот спрашивает, можно ли заблокировать способности сына. Кажется, телекинез? И с новым интересом взглянула на мальчишку.
   - Ладно, - недовольно сказал Алексеич. - Сейчас ты мне продемонстрируешь, что ты умеешь, а потом подумаем, куда тебя пристроить. - Он задумался на мгновение, а потом вынул из кармана маленькую газовую зажигалку. - Ношу-ношу - пустую...
   - Для Влада, небось, - недобро заметила Тася.
   Он покосился на женщину, но ничего не сказал. "Наверное, понимает, что она тоже... психует" - решила Юля. Хозяин поместья взглянул на мальчишку. Поднял ладонь с лежащей на ней зажигалкой.
   - Сбей, - просто сказал он.
   Димон презрительно фыркнул - и зажигалка слетела с ладони.
   - Ого, направленное воздействие неплохо получается, - не слишком эмоционально сказал Алексеич и подобрал вещичку. - А теперь усложним: я подкину на ладони, а ты сбей её, когда она будет в воздухе. Задание усёк?
   - Усёк.
   Поскольку Алексеич не сказал, куда именно должен полететь предмет, то Димон сбил его просто в сторону. А получилось - в сторону застывшего на крыльце Стрелка. Зажигалка ударилась в его локоть, Валерий сильно вздрогнул. А в следующий миг машины во дворе поместья взвыли, будто их угоняли все сразу.
   - Это не я! - испуганно закричал мальчишка.
   - Валерий, успокойся! - рявкнул Алексеич. - Юля, подойди к нему!
   - Что?! - изумилась девушка.
   Но приказ выполнила: быстро перескочила ступени и подбежала к Стрелку, который изо всех сил сжимал кулаки и мотал головой, зажмурив глаза. Юля оглянулась: "Ну, и что мне теперь делать?!" То, что Валерий и в самом деле не то что встревожен, но даже сильно нервничает - видно невооружённым глазом! Но как - успокоить-то?! А противоугонки всё орут!..
   Она вцепилась в рукав ветровки и дёрнула.
   - Валера! - И, вцепившись во второй, затрясла его хорошенько, теперь только и понимая, почему он постоянно бесстрастен. - Валера, открой глаза! Посмотри на меня! Быстро! - вспомнив Тасю, решительно прикрикнула она.
   Тяжело дыша, он открыл глаза, быстро моргая и, кажется, даже не узнавая девушки. Так что она ухватилась за его руку и потащила к входным дверям:
   - Заходи! Заходи в дом!
   Справа от двери раздался звон стекла. Полетели осколки из окна. Юля за голову схватилась. Как его остановить? Как его успокоить?! Промелькнула даже мысль, не ударить ли его по лицу, - видела, как усмиряют тех, кто не может прийти в себя.
   Новый звон - с другой стороны от двери.
   В открытую подскочившим Максом дверь она грубо втолкнула Валерия.
   И встала перед ним так, чтобы он смотрел ей в глаза. Он и смотрел. Но не видел. И беспорядочная музыка со двора, хоть и приглушённая сейчас, продолжалась. Минута. Она слышала, как сипло дышит рядом Макс. Как бегут мимо них к двери двое, видимо узнавшие звук своих противоугонок... Вставшего за спиной человека она только почуяла, сама уже довольно нервно продолжая дёргать Валерия за руки.
   - Стрелок, - тихо сказали сзади. - Успокойся.
   И через голову Юли кто-то протянул руку и положил ладонь на лоб Валерия. Буквально на секунды. Завывание противоугонок стихло. Стрелок моргнул и уставился на девушку. Густо покраснел и, ссутулившись, отвёл глаза.
   Юля обернулась. Володя.
   - Валера, - сказал он, - иди-ка ты в мой кабинет. С Владом я закончил разбираться. Теперь с тобой начнём.
   Девушка открыла было рот спросить, что происходит. Но решила потерпеть. Не слишком ли много проблем? В том числе и личных?
   - Я буду в своей комнате, - на всякий случай сказала она, не адресуясь ни к кому конкретно. Развернулась, чуть не столкнувшись с Максом, который удивлённо таращился на Валерия, и пошла в коридор жилой части дома.
   - Юль, подожди.
   Не оборачиваясь, она выждала, пока парень догонит её.
   - Это я не понял, что такое, - озадаченно сказал Макс. - Он - что, с прибабахом?
   - А ты - нет? - поддела его девушка.
   - В каком смысле?
   - По мне, так мы все здесь с прибабахом, - заявила Юля. - Ты сам посуди: многим ли ты можешь рассказать, что ты отличаешься от других - и довольно серьёзно?
   - А, в этом смысле... Нет, я про другое.
   - А про другое мы допросим Володю или Алексеича, - кровожадно сказал Юля, - и только попробуют нам отказать в информации. Перестреляем обоих!
   - Это как? - с живым интересом спросил Макс.
   - Придумаем, - важно сказала девушка - и засмеялась. Хотя на душе кошки скреблись, чему виной были слова Макса: неужели с психикой Валеры не всё в порядке?
   Они разошлись по комнатам. Юля закрыла дверь к себе и тут же, у двери задумалась: одна проблема вселенского масштаба - она предложила себя на роль жертвы-приманки. Вторая - личная. Ей только-только начал нравиться Валерий - и она теперь это точно могла сказать, потому что её сильно задело... Нет, даже не задело, а заставило растеряться. Как ни странно - первая мысль: а как же он работает с детьми в этой своей секции? Если такая мелочь, как ударивший по руке предмет вызвал у него, как она поняла, ненаправленный выплеск силы?
   Она медленно отошла от двери.
   Интересно, а почему Алексеич велел именно ей унять Валерия? Если она не ошиблась, как трактовать приказ хозяина поместья: "Подойди к нему!"
   Умываясь в ванной комнате, Юля поняла, что самой со всеми этими вопросами не справиться. Сердито скривилась, когда в глаза попало мыло... "Где бы и в самом деле раздобыть пару пистолетов, чтобы устроить допрос Володе или Алексеичу?"
   Но пока она приводила себя в порядок и переодевалась, ситуация сложилась гораздо легче. Когда она расчёсывала волосы, в дверь постучали. Быстро намотав волосы и воткнув в них шпильку, девушка поспешила к двери.
   В коридоре стояли Макс и Володя.
   - Юль, можно к тебе? - бодро сказал Макс, перешагивая порог.
   Володя же выждал, пока хозяйка комнаты не произнесёт приглашение.
   - Мы сейчас ужинать пойдём, - сказал Макс, - и Володя хочет с тобой поговорить. Он сказал, что мне можно послушать.
   - Но дело конфиденциальное, - предупредил врач, глядя на Макса.
   - Гадом буду! - поклялся парень.
   Оглядевшись, гости уселись за стол, а Юля на свою кровать, посетовав в душе, что другие две кровати уже вынесли. А потом увидела и чуть не покраснела: как только вошла, игрушку, оранжевого медведя от Стрелка, она выставила в средину стола. А потом махнула рукой: как будто кто-то из гостей видел, как будто кто-то из них знает, что это подарок Валерия... Нашла, из-за чего переживать.
   - С чего начнём? - спросила девушка, подозревая, что разговор пойдёт о Стрелке.
   - Здесь дело такое, Юля, - сказал Володя, - что мы хотим тебя попросить хотя бы на время этого дела относиться к Стрелку дружелюбно. С тех пор, как он попал в вашу команду, он стал гораздо спокойней. Дело в том, что, узнав о своей силе разрушителя, Валерий побаивается самого себя. Ты знаешь, когда он появился. Месяца - слишком мало, чтобы он успел усвоить ограничения по силе и умение сдерживать её. Понимаешь, в чём дело... Пока он о силе не знал, он ею и не пользовался. Почти. Но теперь для него ситуация напоминает известную ситуацию "Не думай о белом слоне". Он не свыкся с пониманием, что его сила такая же, как любая другая человеческая способность. Поэтому он пытается держаться отстранённо.
   "Ни фига себе - отстранённо! - мрачно подумала Юля. - Вообще, как робот!"
   - А ему всего лишь не надо думать о ней постоянно. Ты переключила его внимание на себя - извини, что так грубо говорю об этом. И он стал по-настоящему спокойным.
   - Он - спокойным? - поразилась Юля, вспоминая, как подумала о страшной неуверенности Стрелка, по сравнению с бесконтактниками Володи.
   - Ты не видишь, - серьёзно напомнил Макс. - А я вижу. То, что сейчас произошло с Валерой... В общем, сейчас его энергетическое поле резко отличается от того, что было совсем недавно. Оно... такое. Быстро плывёт.
   - То есть... - Юля прикусила губу, побаиваясь высказать вслух свои подозрения. - Ну, то, что ты назвал прибабахом... На самом деле это не так?
   - Да не! - широко улыбнулся Макс. - Думаешь, я сам не испугался? Ещё как!
   - Нет никаких прибабахов, - спокойно отозвался Володя. - Валерий сейчас всего лишь никак не может освоиться с личной силой. Он даже страшится её. Отсюда срывы.
   Юля представила, что это такое - владеть громадной и жуткой силой. Её надо контролировать, а значит - поменьше эмоций... Она вспомнила, как сама выпадала не всегда в тот слой, который ей нужен был, пока Алексеич не научил её видеть границы пространственных слоёв и не показал, как их рассчитывать, чтобы попадать туда, куда ей необходимо... Да, кажется, она понимает Валерия.
   - Не совсем поняла, что именно от меня требуется, - насторожённо сказала она.
   - Ничего не требуется. Просто не отказывай ему в дружбе, - пожал плечами Володя. - Ему сейчас именно этого не хватает - человека, с которым он может вести себя естественно, так как этот человек его понимает. Он за тебя зацепился как... ну, если примитивно, как за островок в бушующем море-океане, образно говоря.
   - Ну, положим, я сама не слишком спокойная, - скептически напомнила девушка. - И позлиться могу, и похихикать.
   Володя только улыбнулся.
   - Твоя сила никому никаких разрушений не сулит. Ты можешь вести себя как угодно, быть очень эмоциональной и устраивать скандалы. Валерий, к сожалению, не может себе позволить даже рассердиться по-настоящему. Постоянно сдерживает себя. Если ты это поймёшь, ты согласишься, что у вас всё-таки разные обстоятельства.
   - Ну, ладно, - с некоторым недоумением сказала Юля. - Я буду дружить с ним это время и прослежу чтобы он был спокойным.
   - Спасибо! - горячо поблагодарил её Володя, поднимаясь со стула. - Мы все тебе очень благодарны!
   Он ушёл, а Макс и Юля всё смотрели на дверь. Он даже положил руки на стол и уткнул в ладони подбородок.
   - В общем, они тебя в няньки записали, - высказал парень, не отводя от двери всё ещё озадаченного взгляда.
   - Не понимаю одного. - Девушка встала и подошла к окну. - Мне кажется, мы завтра уже успеем закончить это дело. Ведь поймать сущность на приманку нетрудно. Так почему меня так основательно уговаривают дружить с Валерием?
   - А ты уверена, что Алексеич согласится? - скептически спросил Макс. - Насколько я его знаю, парень он рисковый, конечно, но сразу решиться на дело, в котором потенциальная цена - человеческая жизнь, вряд ли сможет.
   - Думаешь? - усомнилась она. - Мне казалось, он обрадовался, когда я предложила себя для ловушки. Это ведь легко - поймать сущность на меня.
   - Знаешь, это мы так видим. А "дед" видит иначе. Может, глубже. Может, шире. Но иначе. Поэтому, думаю, лучше не торопиться с выводами. Может, он ещё и не захочет тебя так использовать.
   - Макс, а что с тем мальчиком, с Димоном? - не выдержала Юля. - Алексеич будет с ним заниматься? Или тоже домой отправил?
   - Будет. У пацана очень яркий талант. Такой надо развивать.
   "Хм... Островок. - Юля опробовала слово на вкус. - А что это для меня? Большая ответственность? Или большое приключение? А вообще - глупости какие-то... Быть поддержкой для собственного защитника. Ничего себе..."
   Спустя минут десять к ним заглянула Дарья и велела идти в жилую часть дома на ужин. Макс спохватился, что он даже рук не помыл, и пришлось ждать ещё пару минут.
   Шла Юля с ним по коридору с невольным любопытством. Пока больше всего интересовали два вопроса: будет ли на ужине Влад - и один ли? Без Таси? И будет ли там же Валерий? И в каком состоянии? И злилась на себя, что не сумела или, скорее, не сообразила задать Володе этот важный вопрос. И радовалась, что рядом идёт Макс, который отвлекает её от чёрных мыслей своей беспрерывной болтовнёй. Прислушавшись, кстати, к ней, она поняла, что парень таким образом, в болтовне, выплёскивает свои чувства, после чего успокаивается. "Тоже неплохой приём для релаксации", - решила Юля, уже успокоенней.
   На ужин пришли и Влад, и Стрелок. А вот Дарья попрощалась со всеми и умчалась к своим внукам, напомнив, чтобы позвонили, если в ней будет нужда.
   Сев за стол, Юля втихомолку порадовалась, что Алексеич за едой не разрешает говорить о делах. Зато можно поизучать два интересующих её объекта.
   Бросив взгляд на Влада, она встретила невозмутимый ответный взгляд. Влад заметно похудел - ещё больше! - но глаза его сияли, а сам он смотрелся таким уверенным, что Юля улыбнулась ему. Всё! Слава Богу, что с ним всё хорошо!
   Зато Валерием можно было "любоваться" сколько угодно - и не наткнуться на его взгляд! Он постоянно держал глаза опущенными вниз. Насколько девушка заметила, он видел, где она села, и пару раз трепетание его ресниц подсказало, что он хочет посмотреть на неё, но не решается. И, кажется, Володя был прав, и только это сейчас тревожило Валерия: он не хочет выглядеть в её глазах опасным.
   - Валер, передай горчицу, - деловито сказала Юля, вклинившись в паузу общей беседы, которая велась за столом о блюдах. - Она около тебя - я не дотянусь.
   - Сначала - мне! - заявил Макс и отобрал баночку у Валерия.
   Тот от неожиданности виновато поднял глаза на девушку, а та улыбнулась ему.
   Потом все принялись за второе, и Юля успела уловить, как Макс еле-еле кивнул ей - подбадривающе. Как она поняла - он "увидел", что поле Стрелка успокоилось. Да и Алексеич после этого секундного эпизода расслабился.
   После ужина все оказались в комнате, куда подали десерт и где уже можно было говорить о делах. Юлия, жена Алексеича, пожелала всем доброго вечера и ушла. Юля сначала не решалась, а потом хмыкнула - и просто подтащила к месту, где сел Валерий, свой стул. Если брать шефство над парнем, то по полной! Тем более - он не возражает против её близкого присутствия. Даже чаю налил из общего чайника! Даже на блюдечко насыпал конфет и печенья! Макс как глянул - засиял, словно сам это печенье испёк.
   - С чего начнём? - спросил Алексеич.
   - Ну, насколько я понял, дело у нас в том, как разработать ловушку, - сказал Влад. - Почему вы думаете, что Юля подойдёт в качестве приманки?
   - Как выяснилось, тварь следит за нею - и уже не впервые.
   - Если она следит сугубо за Юлей, остальных не замечает? - уточнил Влад.
   - Есть такое, - сказал Алексеич, щуря глаза на чашку с чаем. - Предлагаешь якобы отпустить её, оставляя вне защиты? А самим идти за нею? Опасно. Какие ещё предложения имеются?
   - Бесконтактники Володи, - напомнил Макс. - Если Юлю сопровождать будут они, они сразу разглядят агрессивное поведение сущности. Они же видят лучше нашего.
   - Согласен, кстати, - задумчиво сказал Алексеич. - Что-то вроде припрятанного сопровождения, да? Юля, ты как? Ещё не передумала насчёт своего участия в таком деле?
   - Нет. Мы начнём завтра?
   - Завтра - смысла нет. Тварь и не подумает нападать, пока не заполучит хотя бы видимости физической оболочки на себе. Двое суток. За это время мы организуем сценарий ловли на живую наживку. И такой, чтобы быть уверенными в успехе. Чтобы никаких срывов или ляпов.
   - И когда начнём его выполнять? - спросила Юля. - Ну, этот сценарий?
   - Как минимум - послезавтра. - Алексеич оглядел команду. - И чтобы на это время ни одни из вас, четверых, ни ногой из поместья! Всем ясно?
   - Всем, - негромко отозвался Влад.
   - То есть мы будем только исполнителями? - пожелал убедиться Макс.
   - Именно. Вас сейчас должна волновать только подготовка к тому, что произойдёт. Это значит, что зал медитации будет постоянно работать на вас.
   - А тренажёрный?
   - По желанию.
   Когда вставали от стола для чаепития, Валерий подал руку Юле. Она оглянулась на него и спросила:
   - Что ты сейчас будешь делать? Я-то с Максом к компьютерам, заниматься. А ты?
   - Я рядом посижу, если не возражаете, - немного смущённо ответил он.
   - Эй, Валера! - позвал Макс и ухмыльнулся. - Ты можешь не просто сидеть, но и подиктовать мне кое-что. Как? Поможешь?
   Тот кивнул.
   Увы. Влад, вернувшийся к своим обязанностям руководителя команды, последним вошёл в гостиную, оценил обстановку и переиграл времяпрепровождение по-своему.
   Он подошёл к Валерию, сидевшему, диктуя Максу, между двумя компьютерами, и напомнил:
   - Я, конечно, не хожу на такие расстояния, как Юля. Но в своих пределах достаточно уверенно передвигаюсь. Поэтому я сейчас забираю Валерия в зал для медитаций, благо что он уже свободен. А вы, Юля, как закончите с занятиями, тоже приходите потренироваться. Макс тоже не слишком свободно чувствует себя, перемещаясь в пространстве, даже ведомый тобой.
   И они ушли.
   Макс и Юля переглянулись. Парень было взвыл: "Диктатора забрали!". То бишь диктующего. Но смирился.. Тем более что он с Юлей и в прошлый раз договаривался о тренировках по перемещению с пространственных слоях.
   Через полчаса усердной работы за компьютером и сосредоточенного изучения и конспектирования присланных ему лекций он заговорил:
   - Утешает одно: Стрелок тоже ушёл с огромным разочарованием на физиономии.
   - Болтун ты, Макс! - откликнулась Юля, пряча неожиданную улыбку: его слова, как ни странно, оказались приятными для неё.
   Она со своими заданиями разобралась быстрей и принялась помогать парню, диктуя ему лекции. А потом и в самом деле взялись за тренировки. Причём Макс предложил резко и неожиданно появиться в зале для медитаций, воспользовавшись слоями. "Свалиться как снег на голову!" Юля покрутила пальцем у виска:
   - Стрелка только что с трудом успокоили, а ты хочешь снова его всполошить?
   - Опа... Забыл. Простите, - иронично поклонился он девушке.
   Она в ответ взялась за несуществующие юбки и раскланялась перед ним. Посмеялись и побежали в зал.
   В общем, Влад и Юля здорово погоняли своих учеников, а закончили настоящей медитацией на успокоение. Это чтобы нормально выспаться после всех треволнений. А потом, перед уходом, Макс прошептал так тихо, чтобы Валерий не услышал:
   - Даже жалко, что прошлую ночёвку нельзя повторить. Я так здорово дрых!
   Как-то так получилось, что на обратном пути из зала в гостевую часть дома Макс горячо обсуждал с Владом свои успехи и страдания от межпространственных переходов, а Валерий пошёл вместе с Юлей. Сначала - молча. Потом неохотно спросил:
   - Я напугал тебя?
   - Обозлил, - честно ответила девушка.
   - ... Почему?
   - Ну, я не ожидала.
   - Извини.
   - Да ничего.
   Когда она открыла дверь в свою комнату, он вдруг улыбнулся, прежде чем пожелать спокойной ночи. Она удивилась. А потом, когда закрыла дверь и повернулась, сообразила: комнатушка от входа просматривалась насквозь. И оранжевого медведя на столе было легко заметить.
  
   15.
  
   Два дня в поместье Алексеича пролетели и быстро, и настолько насыщенно, что, казалось, застрявшая команда прожила здесь целую жизнь. Ну, или маленькую, но интересную главу из этой жизни.
   Утром, пока никого нет, и вечером, когда уже никого нет, присваивали оба зала - и тренажёрный, и для медитаций. Вечером первого дня, кстати, с ними в последнем зале осталась Лена, эмпат.
   - Алексеич сказал - вы плохо спали прошлую ночь! - заявила она. - Эту - будете спать, как миленькие! Для чего и надо расслабиться. На колени - быстро!
   Похихикали над последним приказом, но послушно сели на колени.
   После небольшого сеанса на релаксацию и эмпатии все ходили, так искушающе зевая, что Макс, с трудом тараща слипающиеся глаза, сдался первым:
   - Вы как хотите, а я - спать!
   Зато на следующий день работали так, что любо-дорого было посмотреть. И этот, второй из оставшихся, день оказался не только идеальным по расписанию, но и лучшим по работоспособности.
   Единственное, о чём жалела Юля, так только о том, что с утра и до обеда Валерия рядом почти и не было. Володя что в первый, что во второй день уводил его в тренажёрный зал, где Стрелок занимался с бесконтактниками, закрепляя умение не срываться и манипулировать личной силой только по собственному желанию. И единственное, что утешало, - это отчётливо видимое сожаление в глазах Валерия, когда Володя уводил его с собой.
   Второй день вообще весёлый был. Утром и до обеда Макс и Юля занималась как проклятые, выполняли (частично вынужденно списывая у однокурсников) домашние задания и заучивали лекции, конспектируя их.
   Перемежали дело усердной грызни ("Обгрызания!" - фыркал Макс) науки занятиями в залах. Юля до боли в глазах пыталась научиться "видеть". Макс до настоящей тошноты в желудке старался освоить хождение по слоям. Уже не сам. Выяснили, что у него это плохо получается и не получится, потому что есть какой-то блок, который мешает ему и который вот так, с налёту, не пробьёшь. Поэтому он учился ходить только на дальние расстояния - вместе с Юлей.
   В те редкие минуты, когда оба по-настоящему занимались медитацией и замирали в "лотосе", Юля мухлевала, размышляя о своём. Она честно признавалась: вернись та ситуация, в которой она опрометчиво сказала, что готова подставиться как приманка для сущности, сейчас она бы тысячи раз подумала, делать такое предложение или нет. И, кажется, слову "нет" было бы отдано предпочтение.
   Но, с другой стороны... Она думала о своём родительском доме и вспоминала старушку из соседнего подъезда, благодаря которой, подброшенные к дому котята обретали своих хозяев. Как-то так получалось у тёти Вали: она брала с улицы котёнка, громко и возмущённо плачущего от заброшенности, ютила у себя в однокомнатной, в которой её собственный Рыжик смирился с ситуацией, что в доме часто появляются писклявые гости-одноплеменники. А потом, не проходило и недели, пушистый новичок, как правило, переходил в семью, которая, оказывалось, прямо-таки только и мечтала о таком приобретении. И Юля думала о том, что у тёти Вали не просто доброе сердце, но неожиданный, поразительный талант - может, даже более ценный, чем её собственный. И было страшно. Ведь понятно, что такой человек, как тётя Валя, - лакомое блюдо для голодной сущности.
   И думать о том, что тётя Валя однажды умрёт не своей смертью, а сиротливые котята так и останутся бездомными бродяжками?.. И всё оттого, что Юля испугалась какой-то сущности, хотя и могла что-то сделать?..
   А в обед приехал тот самый Димон. С горящими восхищением глазами он появился в зале для медитаций. После выплеска Стрелком сил на крыльце мальчишка выбрал своим героем именно Валерия. А что было с ним, когда он узнал, что Стрелок ко всему прочему ещё и драться умеет!
   Привёл Димона в зал Алексеич, конечно. Причём не сразу, а после пары тренировок, после которых хозяин поместья убедился, что мальчишка и сам давно тренируется на простейшем сбивании предметов откуда ни попадя.
   Так что, пока счастливый Димон обходил жутко любопытное для него помещение, Алексеич не спеша опустил на пол большую спортивную сумку и принялся вытаскивать из неё различные предметы, которые остальные четверо: Юля, Валерий, Макс и Влад - расставляли затем по всему залу. В число предметов входили лёгкие пластиковые кегли, мячи, а также какие-то детские мягкие или пластиковые игрушки. Потом Алексеич сказал, что позаимствовал у жены игрушки своих троих пацанов, которые давно выросли и уже работают.
   Тренировка предназначалась для Юли.
   Уже наученный Алексеичем Димон должен был разбрасывать предметы так, чтобы они все попадали в девушку, а Юля должна была успевать уходить из-под удара.
   Ох и расстарался мальчишка-телекинетик! Он ведь ещё дома, пока в квартире никого не было, тренировался, и не один день, узнав о своей способности.
   Правда, после первой пары-другой бросков он ошарашенно застыл, когда Юля просто-напросто пропала из его поля зрения, уйдя в пространство. Но после объяснения, что именно делает преследуемая цель, Димон, позаикавшись от нового восторга, вошёл в такой азарт попасть в девушку, что она еле уворачивалась от стремительно стреляющих в неё со всех сторон предметов. Алексеич-то запретил часто уходить в слои пространства.
   Никто не спрашивал, зачем Алексеич придумал такую тренировку. Разве что мальчишка разок спросил. Но ему ответил Влад - и очень обтекаемо:
   - У нас тут всякие ситуации бывают. Надо уметь многое.
   После тренировки Алексеич увёл разгорячённого, вымотавшегося, но счастливого Димона, который познакомился с такими людьми, с такими!.. Увёл на индивидуальные занятия, а команда осталась в зале для медитаций.
   - Слушайте, - задумчиво сказал Макс, - только мне в голову пришла мысль, что можно заманить сущность в поместье, а потом её грохнуть?
   - Ничего себе - мысль, - пробормотал Влад. Он первым уселся на ковёр перед свечой после ухода хозяина поместья, а за ним и остальные. - Ну-ка, поделись сей гениальной идеей, а мы посмотрим, как она в реализации.
   Он уже не выглядел таким измождённым, как позавчера, - быстро пришёл в норму, разве что глаза запали, заставляя мужчину выглядеть более уставшим, чем он пытался казаться. Но двигался так, что Стрелок то и дело засматривался на него, пока не выдержал и не спросил:
   - А ты единоборствами занимался когда-нибудь?
   - Было дело, - сухо улыбнулся Влад.
   Вообще, Юля заметила, что не только она пытается отойти от главного дела и от воспоминаний о том, что было, задавая вопросы о постороннем. "Мне-то легче", - думала она. После общения с бабушкой, которая систематически вытравливала из неё нормального человека, создавая покорную ей прислугу, девушка знала, что научилась быстро переключаться с главного на второстепенное, что и не даёт ей зацикливаться на проблеме.
   - Ну, Макс, что ты нам предложишь?
   - Пока только идею, - вздохнул Макс. - Надо заманить тварь сюда, в поместье Алексеича, и здесь её грохнуть. Пока мои за: если заманим, вырваться она уже не сумеет - Алексеич здесь после случая с Юлей сделал такую защиту, что сущность сюда не проходит, как ни старается. Ну, то есть делаем так: в защите поместья будто ненароком надо оставить прореху, которую тварь сумеет проскочить. А потом эту прореху резко закрыть. А в поместье-то одни тренированные - поймать тварь нетрудно. Ну и поместить её в пентаграмму, а потом послать к чертям собачьим - туда, откуда эта тварь явилась. Мысль, конечно, пока туманная, но ведь хоть что-то?
   - Не пойдёт, - категорически заявила Юля. - Моё первое против: наверняка сущность уже пробовала "постучаться" в защиту поместья и не прошла. Для неё прореха, как ты говоришь, будет очень подозрительной. Как это? Хозяин... ну, или для неё - кто-то... не увидел дыры в защите? Не поверит. И не пойдёт, А мы будем, как дураки, ждать. А она в это время чего только в городе ни устроит.
   - Второе "но", - размышляя, проговорил Стрелок. - Почему ты вообще решил, что сущность рванёт в поместье? Может, она разгуливает где-то вокруг поместья и только и ждёт, когда вне его границ появится Юля? Мне кажется, дело обстоит именно таким образом. Тварь ждёт Юлю. Юля выходит. Тварь следит за нею и в укромном, как она думает, уголке, поджидает её, чтобы напасть.
   Влад только хмыкнул.
   - А почему вы вообще зациклились на том, что тварь ждёт Юлю? Я понимаю, что пока сущность обрастает физической оболочкой, она затаилась где-то, зная, что на данный момент беспомощна. Но потом-то в первую очередь она пойдёт искать свои жертвы, чтобы отъесться. Юля для неё - пока сложная добыча.
   - Ну-у, - разочарованно протянул Макс, - а такая идея была! Я думал - вы поможете её развить, а вы...
   - Если идея вызывает с самого начала только критику, причём обоснованную, не думаю, что можно надеяться на её развитие, - заметил Влад.
   Макс шутливо разинул рот на него - и фыркнул.
   - Повтори-ка, чё сказал! Я такого заумного не то что не выговорю, но даже не подумаю.
   - Макс, сдаётся мне, Алексеич и без нас уже всё придумал, - утешила парня Юля. - Не один, конечно, а в компании с Володей и Владом же. Влад, точно же?
   Влад снова хмыкнул, но ничего не ответил, на что Макс кровожадно предложил:
   - А давайте Влада припрём к стенке? Нас трое - он один! И вытрясем из него информацию! Валер, начнём?
   - Оставь! - лениво сказал Влад. - Я всё равно ничего не знаю, пока Алексеич план по пунктам не разложит. Меня вот что интересует: Юля, тебе ничего не снилось в эту ночь? Нет, я понимаю, что Лена очень сильно действует на расслабление. Ну а вдруг?
   И все уставились на неё - кто с каким чувством: Макс, естественно, - с жадным интересом; Стрелок пытался выглядеть бесстрастным, но тревога скользила по чертам его лица, обостряя скулы. Влад - деловито и доброжелательно ожидая ответа.
   Юля покачала головой и подтвердила вслух:
   - Нет, ничего не снилось. И проснулась спокойно. - И внезапно сообразила, после чего вкрадчиво спросила: - Влад, это Алексеич тебе велел такой вопрос мне задать?
   Бессовестный Влад только улыбнулся. Зато для Макса этот вопрос стал стимулом к новым идеям. Парень быстро спросил:
   - А уже известно, где тварь сейчас обитает? Зону её обитания вычислили?
   - Почему ты решил, что мы вычисляли зону?
   - Так... Дарья-то нас позавчера встретила. А она такими вещами занимается и находит всех на раз.
   - Макс, почему мне кажется, что ты опять подбираешься к вопросу, далеко ли сущность от поместья Алексеича?
   - Потому что я и в самом деле подбираюсь, - честно ответил Макс.
   - Увы... - вздохнул Влад и кивнул Юле. - Помнишь, как ты с Валерием попала в какие-то развалины? Кажется, тварь умеет создавать собственные пространственные слои, куда и уходит.
   - Хм. Значит, если Юля сбежит от сущности - та её местонахождение легко вычислит? - почесал в затылке Макс. - А зачем тогда надо было просить этого Димона забрасывать её всякими вещичками?
   - Давай спросим Юлю кое о чём? - предложил Влад, и парни уставились на удивлённую девушку. - Юля, когда ты пряталась от летящих на тебя предметов, ты уходила в конкретный слой пространства? Или как?
   - Нет, не в конкретный, - неуверенно сказала та. - Какой рядом - туда и уходила.
   - Подожди-ка, - сообразил наконец Макс, и его глаза оживлённо загорелись. - То есть ты видишь все границы, но не знаешь, в какой именно слой удерёшь? Тогда тебя правильно забрасывали.
   - Почему? - поразилась девушка.
   - Спонтанный уход проследить трудней, - задумчиво сказал парень. - Если бы ты твёрдо знала, что сейчас уйдёшь именно в данный слой, тогда бы тебя нетрудно было отследить. То-то я понять не мог, куда ты девалась. А ведь я видел твои ментальные следы - ну, когда ты просто тренировалась со мной. Тогда мне было легко идти следом. Но не сейчас, когда ты импровизировала.
   - Значит, это не очень опасно, - спросил Валерий, поглядывая на девушку, - неожиданное нападение сущности на Юлю?
   - Главное, чтобы Юля успела сбежать в слой, - медленно сказал Макс, кажется, продолжая размышлять над проблемой. - Если успеет, тварь её в пространстве не найдёт. Хорошо бы ещё раз пригласить того пацана на тренировки. Только вот времени маловато для них. А так...
   - Нет, это не совсем главное, - покачал головой Влад, рассеянно глядя на узор вокруг свечи на ковре. - Главное, чтоб тварь на Юлю клюнула. И чтобы у неё оставалось ещё желание поймать её.
   Он вдруг раздражённо повёл плечами, но снова замер, глядя на свечу.
   Не умеющая видеть, Юля всё-таки сообразила, в чём дело. После его последних слов Стрелок взглянул на него так, будто убить хотел. Девушка опустила глаза. Ну, Валерий... Нет, приятно, конечно, что он так беспокоится о ней, но... И всё равно улыбнулась...
   ... Решительное утро началось с того, что Юлю пригласили в зал с тренажёрами, где её ждали бесконтактники. Естественно, что сюда же примчалась и вся команда во главе с Владом, но ведомая нетерпеливым Максом, который хотел если не знать, то видеть всё своими глазами.
   Девушку посадили в круг сидящих в "лотосе" и объяснили, что хотят её внимательно рассмотреть, чтобы запомнить основные параметры её личного поля. Ощущения были очень интересные. Юля чувствовала себя так, словно её закутали в плотный слой ваты. И очень подмывало похулиганить - взять, и сбежать в пространственный слой. Найдут?
   Затем, когда бесконтактники зашевелились, тем самым показывая, что осмотр закончен, в круг вошёл Алексеич и проделал пару пассов над головой девушки. Юля, если бы не поглядывала вверх, на его руки, могла бы поклясться, что над нею повеял лёгкий, но весьма ощутимый ветерок, от которого, показалось, даже волосы зашевелились.
   - А это что? - не сдержала она любопытства, когда бесконтактники снова уставились на неё.
   - Метка для ребят Володи, - сказал Алексеич. - Если вдруг они тебя потеряют в толпе, найдут по моей метке. Если не найдут, а тебе придётся уйти в пространство, Влад постарается тебя разыскать в одном из слоёв тоже по этой метке.
   Он вышел из круга и пошёл к двери из зала.
   Резкое движение - и Юля обернулась. Вскинула брови. Валерий догнал Алексеича и что-то сказал ему. Тот помолчал, а потом покачал головой. Стрелок сжал кулаки. Алексеич успокаивающе положил ему руку на плечо. Валерий дёрнулся и отошёл.
   Поймав вопросительный взгляд Юли, Алексеич снова покачал головой и ушёл.
   И что это было?
   Любопытство разгорелось донельзя. Поймав Макса, который стоял рядом с входной дверью, девушка вполголоса спросила:
   - Ты слышал разговор Алексеича и Валеры?
   - Вполуха, - признался Макс. - Они говорили очень уж тихо. Но я немного считал по губам. Стрелок не хочет отпускать тебя одну.
   - Опять раскомандовался, - пробормотала девушка, не зная, как относиться к такому повороту. С одной стороны, опять-таки приятно, что за тебя тревожатся. С другой - не сорвал бы Стрелок дело своей заботой. "Я такая бездушная, что не могу ответить на его чувства, как надо? - грустно подумала она. - Он же и правда беспокоится обо мне!"
   Перед самым выходом она не выдержала:
   - Алексеич, а почему вы так уверены, что сущность сразу найдёт меня? Город-то вон какой большой...
   - Она видит не так, как обычные люди. Близко - к зрению наших бесконтактников. Твоё поле для неё как огонь в темноте. Где бы она сейчас ни была, ей достаточно нечаянно оглянуться в твою сторону - и увидеть твой огонь.
   Юля вздохнула.
   - Не бойся, - напомнил Алексеич. - Следом за тобой пойдёт не только вся твоя команды, но и ребята Володи. Если что, мы сразу уберём тебя с линии опасного места.
   - А если тварь почувствует, что ко мне тянутся другие взгляды? Если она до упора будет ждать, когда я останусь в полном одиночестве?
   - Если она состорожничает и не появится, ты и эту ночь проведёшь в моём доме, - пожал плечами Алексеич. - Ничего страшного. Юленька, скажу тебе вот что. Не думай о твари. Не думай о деле. Думай о прогулке по городу, которая тебе предстоит. И о тех, кто рядом. Ты знаешь, кого я имею в виду.
   - Хорошо, - решилась Юля. - Последний вопрос. А как я пойму, что сущность близко от меня? Что она приближается?
   - Прислушивайся к своим ощущениям. Ты тренированна. Неприятное почуешь сразу. И сразу же немедленно дашь знать об этом.
   Он вдруг отступил на шаг от девушки и внимательно взглянул сначала в одну сторону, затем - в другую.
   - Неплохо, - сдержанно похвалил он.
   И Юля прикусила губу, лишь бы рот не разъехался в слишком широкой улыбке, - так понравилась скупая похвала хозяина поместья!
   Двух личных ментальных защитников она старательно наполняла силой целых два вечера, начиная с того, как выручили Влада.
   Невидимые дракон и змей с обеих сторон от неё придавали даже больше уверенности, нежели знание, что её стерегут и оберегают ребята Володи, готовые в любой момент кинуться ей на помощь.
   Ментальные защитники нужны были Юле на тот случай, если она всё-таки растеряется и не сумеет уйти сразу в пространственный слой. В этом случае она собиралась активировать дракона и змея, подставляя их под первый удар сущности, если он, конечно, последует.
   Юле всего-навсего надо будет в воображении увидеть своих защитников. Их сила сработает так, чтобы сущность на несколько секунд увидела бы перед собой не девушку, а фигуры, неожиданные для неё. В общем-то, защитники нужны, если тварь доберётся до неё на слишком близкое расстояние. Юля же собиралась этого не допустить.
   В последний раз обговорили детали путешествия по городу. Потом Юле пожали руки на счастье, и она промолчала, что на то же счастье и на личную удачу она спрятала в свою сумочку оранжевого медведя, подаренного ей Валерием.
   Вся команда села в джип Влада.
   Сразу за джипом с территории поместья выехали две машины Алексеича и Володи, куда набились команды бесконтактников.
   На первом же перекрёстке эти две машины разъехались в разные стороны, а джип проследовал к центральным городским трассам.
   Ехали молча. Слишком многое была сказано заранее. Всё остальное казалось каким-то пустым и ненужным.
   Влад остановил машину там, где договаривались, - на проспекте Гагарина, у драматического театра. Опять-таки, как и договаривались, сидели в машине, не выходя, пока не дозвонился Алексеич.
   Влад, едва зазвенел его телефон, включил громкую связь.
   - Юленька, с Богом, - спокойно сказал хозяин поместья.
   Стрелок выскочил из машины (Юля сидела между ним и Максом) и подал ей руку, помогая выйти из джипа. Девушка вышла и, обернувшись, сказала:
   - По-моему, сегодня хороший день. Солнце!
   - Удачи, Юль! - высунулся из машины Макс.
   Отвернувшись от машины и кивнув Стрелку, она пересекла площадь перед драматическим театром и зашагала по пешеходной дороге, параллельно проспекту.
   Маршрут был рассчитан на час ходьбы. Сначала надо было добраться до следующего перекрёстка. Потом повернуть к торговому центру "Детский мир". И далее идти вниз, никуда не сворачивая, до филармонии. Расстояние, рассчитанное на полтора часа. Но Алексеич чётко сказал, что Юля должна будет пройти именно час. Она будет идти неспешно, останавливаясь у всех встречных, более или менее крупных магазинов, некоторое время разглядывать витрины, но не заходить внутрь.
   Девушка медленно шла по небольшой аллее, между сентябрьскими липами, которые ещё и не думали облетать, несмотря на то что листья уже стали коричневеть. Пахло замечательно - недавней ночью прошедшим дождём, мокрым асфальтом, влажными листьями и травой. Солнце и впрямь выглянуло наконец-то и мягким теплом легло на плечи.
   Хорошо понимала, что надо бы сосредоточиться на деле, чтобы её не застали врасплох, но мысли постоянно сворачивали на другое. Глупый вопрос продолжал преследовать с той секунды, как она вышла из джипа. Нравится ли ей Стрелок? Нравится как человек. Но почему она тогда вообще к нему ничего не чувствует? Ведь она поняла, что он влюблён в неё. Она даже чувствовала его необычные для себя взгляды. Но... Сама в ответ ничего не чувствовала из того, о чём, бывало, рассказывали подруги. Никакого трепета. Никаких вздохов при воспоминании о нём. Может, она и правда бездушная?
   Но... Опять-таки... Поведение сестрёнки, пытавшейся флиртовать с Валерием, её здорово задело. И ей нравится, когда он заботится о ней. Может, её собственная влюблённость просто протекает в другой форме? Пожалела же она, что в первую половину дня его не было рядом, ну, когда его заниматься уводили бесконтактники? А это значит, что ей хотелось быть рядом с ним.
   Она встала у первого магазина и, слепо глядя в витрину и не понимая, на что смотрит, внезапно улыбнулась: она так смешно пытается рассуждать об этом. А ведь в таком деле быть рациональной нельзя. Интересно, пригласит ли Валерий её на свидание?
   Мысленно помотала головой, отделываясь от бесполезных размышлений, и обнаружила, что смотрит на обувную выставку. А чуть дальше - выставка сумок. Суматошно прикинув, давно ли она здесь стоит и не пора ли идти дальше, Юля медленно развернулась и побрела мимо магазина.
   До следующего магазина она сумела сосредоточиться на деле, хоть Алексеич и предупреждал её этого не делать. Но, чувствуя свою напряжённую спину, поглядывая на свои пальцы, которые начали ощутимо мелко дрожать, Юля уже не могла не проворачивать в мыслях то, как всё произойдёт и чем всё закончится. Она представляла, как у очередного магазина почует странное впечатление опасности и тут же приведёт в боеготовность своих ментальных защитников - дракона и змея. Как встанет у витрины и тут же заметит в стекле отражение того, кто не должен отразиться. И - как сбежит от сущности, чуть не сверкая пятками, в любой слой, который окажется приемлемым для побега. А потом, как из ниоткуда, появятся бесконтактники...
   Она машинально подошла к витрине следующего магазина и с опасением взглянула на стекло. Нет, ничего страшного. Внешне разглядывая какие-то вещи, навешенные на манекены, а на деле разглядывая отражённую улицу и себя, тёмной тенью в середине улицы, девушка легонько вздохнула. Постояла ещё немного и побрела дальше.
   Она прошла дом вместе с несколькими магазинами, прошла дорогу переулка, выждав перед тем, пока перед ней проедет парочка машин. Далее её путь лежал мимо здания, которое было отделено от пешеходной дорожки аккуратным зелёным газоном.
   Девушка ещё удивилась как-то издалека, что газон такой чистый, словно и не падали вокруг кленовые и тополиные листья, то и дело шуршащие по асфальту... Она загляделась на траву, рассеянно улыбаясь её зелени...
   Улыбка застыла на губах, с которых постепенно пропадала.
   Ботинки упирались в невысокий бордюр газона. И Юля ничего не могла сделать - только смотрела, как стремительно чахнет перед ней трава, как, только что зелёная, она становится бурой, а затем мертвенно серой... И умирает, выгибаясь, мгновенно высохшая до бесполезной трухи...
  
   16.
  
   "Почему на выезде из поместья я не почувствовала взгляда в спину?"
   Сейчас только две силовые формы дракона и змея не подпускали к ней, совершенно растерявшейся, агрессивно рвущуюся за защиту тварь. Та влетела на жертву с газона, на котором пряталась в ожидании. Юля как будто очутилась в невидимом коконе, по которому ползали чёрные пятипалые ладони. Она смотрела на них, словно околдованная, и не могла думать ни о плане, о том, что делать дальше, а только следила, как они неуклюже, но целеустремлённо перемещаются по кокону в поисках слабого места.
   Что ж. Не впервые так происходит. Ждёшь события, а когда оно начинается, застываешь столбом.
   Едва Юля додумалась до столба, она обозлилась. Для чего нужны ей ментальные змей и дракон? Чтобы отвлечь на мгновения тварь! Чтобы немедленно уйти в другой пространственный слой! И чего тогда ждать, пока есть микроскопичная возможность сбежать?! Ну же, шевелись!
   И снова застыла. И что будет дальше? Тварь, уже обладающая физической оболочкой, не получив лакомого кусочка в виде одной отдельно взятой горожанки, перейдёт к поиску других, более слабых людей в городе? Ловить её потом, отыскивая по мёртвым телам и мёртвой траве, о которых сообщит только тот, кто удивился, заинтересовался или испугался этого странного, но жуткого явления? Как же они с Алексеичем упустили этот момент?
   Неожиданно, как-то отстранённо она отметила, что щупальца твари скучились в одной стороне, да так, что теперь с этой стороны темно. И даже живот сжался, когда Юля поняла: тварь намекает, что жертва должна идти туда, куда ей подскажут. Даже не намекает, а "настоятельно рекомендует", закрыв обзор на всё, на что ей не надо отвлекаться. Ну... Ладно. Сущность же не знает, что Юлю отслеживают. Так что можно сделать вид, что покорна, и отойти в нужное сущности место. А там вся надежда, что издалека следящие за нею Валерий и Алексеич, а там и ребята поймут всё. Машинально поймала себя на мысли: именно так - сначала Валерий, потом - Алексеич. А когда поймала, сразу нашла обоснование: только Стрелок сумеет сделать самое главное в её ситуации. Только он - Разрушитель.
   И девушка внешне подчинилась давлению твари.
   Она медленно двинулась с места и пошла дальше. Странное впечатление. Идёшь среди прохожих, вместе с прохожими, но отделённая от всех от них, деловых, задумчивых и просто спешащих, жёсткой сферой, которая постепенно тает под напором твари. Та, наверное, ещё не отказалась от желания сожрать силы жертвы прямо на её ходу, и змей и дракон медленно, но ощутимо становились всё ближе к Юле, одновременно уменьшаясь и превращаясь в обычные ментальные стенки защиты.
   Идёшь в одиночестве, хоть и почти в толпе. И странно, что никто не замечает, как обычная девушка, в обычном городском прикиде, идёт так, будто на её плечи взвалили мешок с камнями. Почему-то думалось именно так - с камнями... Идёт, слегка пошатываясь под его тяжестью, еле держа равновесие.
   Идти пришлось недолго. Сразу после того как закончился газон, Юлю буквально подтолкнули в переулок слева. Маршрут она изучала досконально, обговаривая путь с Алексеичем по карте города. На этом проспекте бывала редко, но его начало от перекрёстка помнила хорошо. Газон располагался перед небольшим пятиэтажным зданием, где раньше был филиал заводской больницы, а сейчас здание то ли пустовало, то ли было занято под какой-нибудь офис, вход в который был со двора. Старинные двери, насколько помнила Юля, всегда были заперты, а на них, как говорят - сиротливо, белела бумажка, объясняющая: больницы здесь нет. А двор, хоть и редко, выглядел оживлённым.
   Переулок как раз вёл мимо этого двора. Вокруг него и самого здания росло довольно много старых деревьев, а понизу густо буйствовал кустарник.
   Интуиция действовала на раз. Юля уже отчётливо понимала: тварь ведёт к металлическим воротам, а там - во двор. И дальше поведёт - к кустам, где выпитое тело могут и не найти, пока кто-нибудь не почует запах.
   Хуже, что защита редела не только на глазах. Чёрные корявые пальцы оползали защитную сферу, в форме которой не осталось даже намёка на очертания змея и дракона.
   Металлические ворота всё ближе.
   Мелькнула мысль: может, прямо с тварью вместе шагнуть через слои - и оказаться рядом с Алексеичем? Глупо. Знать бы ещё, где именно он сейчас находится, а то ведь точка выхода из пространства неизвестна. Шагнёшь ещё, Бог знает куда...
   Ещё, скорее всего - от отчаяния - поиграла с идеей шагнуть в такой слой, где твари придётся плохо. Но эта мысль - из области настоящей игры воображения. Поскольку Юля таких слоёв не знала.
   Навстречу прошли двое прохожих. На той стороне дороги сидели в небольшом скверике, на скамейках, ещё три-четыре человека. Тут же бегали маленькие дети, за которыми, наверное, следили родители. Один со скамейки встал и пошёл параллельно девушке. Народу маловато, не то что на центральной улице, а то и на проспекте. Переулок, вообще-то, не сказать, чтобы совсем уж малолюдным, глухим был, просто здесь по обе стороны от дороги в основном муниципальные учреждения, всякие офисы, банки и школа...
   До ворот осталось лишь несколько шагов, потом надо будет шагнуть с пешеходной дорожки на дорогу в гостеприимно открытые створы.
   Юля подняла глаза на ворота - и чуть не упала. Защита исчезла под напором твари. Со стороны выглядело, что Юля споткнулась на ровном месте, хотя сама девушка еле удержалась на ногах. От боли брызнули слёзы - показалось, что под тяжестью сущности сломались плечи. Будто на них рухнул топор. И всё-таки тварь пока не спешила. Ей нужно было, чтобы Юля вошла во двор бывшей больницы, где никто её не увидит.
   Поэтому девушка сумела справиться с тяжестью на плечах. Мельком скосившись на узкую зелёную дорожку газона слева от себя, у забора вокруг больницы, Юля от ужаса и слабости чуть не заплакала: мёртвая чёрная трава сухим ручьём осыпающейся трухи следовала за нею - нет, даже слегка опережая... На деревья, растущие ближе к забору, Юля взглянуть не осмелилась, побоявшись, что потом сил не хватит идти дальше.
   Чёрные пальцы зашевелились перед лицом, уже внаглую закрывая обзор и давая видеть лишь то, что впереди; то, что нужно твари. Юля медленно, всё так же пошатываясь, с трудом поднимая отяжелевшие ноги, свернула к воротам. Уже чётко понимала, что тварь заставит подойти к кустам. И от этого понимания девушка слабела, потому что именно сейчас, когда зона твари становилась отчётливей, сужаясь вокруг единственного человека, и когда Юля видела воочию, как тварь убивает в радиусе вокруг неё всё живое, да, именно сейчас она, хорошо понимающая, что происходит и произойдёт, могла сорваться и дать слабину.
   И тогда она начала злиться - злиться без особой причины, потому что злость была явно не обоснованной. "Да-а, тебе хорошо-о, - прикусывая губы, говорила она мысленно, видя перед собой бесстрастное лицо Валерия. - Тебе хорошо! Ты - там, среди тех, кто тебе, если что, - поможет. А я здесь - и одна. И эта тварюга сидит на моих плечах, а ведь ты можешь её убить одним пальцем. - Она даже чуть не засмеялась, подумав об этом, но вовремя спохватилась: у неё сейчас такое состояние, что смех легко и непринуждённо перейдёт в плач. И она, уже сцепив зубы, продолжала думать глупое, что её поддерживало в иррациональной злости: - Вот. Я-то на тебя надеюсь, а ты - знаешь об этом? Ну, о том, что надеюсь только на тебя?.. Ой, как больно... Да что она... Как будто когтями держит... Вот подошёл бы ты, да как выстрелил всем своим деструктивом! Чтобы эту дрянь на моих плечах - в клочья!"
   Она снова пошатнулась. Ноги от тяжести усевшейся на неё твари подкашивались, и пришлось схватиться за перекладину в воротах, до которых она уже дошла. Лишь бы не упасть. "Ты растёшь, что ли... - с выдохом то ли спросила, то ли подумала Юля, глядя на суматошно двигающиеся пальцы. - Всё тяжелей и тяжелей... Я ведь тебя так не донесу туда, куда ты хочешь, - такую тяжелину..."
   Её как будто услышали. Чёрные пятипалые лапы внезапно замерли, мгновенно прекратив своё мельтешение. А спустя секунды Юля изумлённо поняла, что на плечи перестали сильно давить, словно услышали её и поняли. "А если она и в самом деле слышит меня? - в панике подумала девушка. - Если она уже знает про Алексеича? Или надеется удрать до появления бесконтактников? Ой... не думай об этом! Думай о белом слоне! Только о белом слоне, но не об Алексеиче! Думай о Валерии!.."
   Она сумела выпрямиться. Проходивший параллельно ей на противоположной стороне дороги мужчина давно ушёл вперёд, а на её стороне было пустынно - во всяком случае, впереди. Назад тварь не давала оглянуться.
   Чёрная корявость вдруг обляпала весь обзор и впереди. А в спину будто ударили упругой тяжёлой волной. "Иди давай! Чего встала!" Так расценила Юля движение твари. Той не терпелось. И девушка её снова понимала. Ещё бы. Время на секунды! Секунды, которых твари не хватает, чтобы обрести уверенность в своём пребывании здесь, на земле. А вот когда она сожрёт силы слабеющего на глазах Проводника, тогда для сущности наступит время полной безнаказанности. И - да, от этого времени её отделяют считанные минуты, пока жертва доплетётся до кустов.
   Юля отдёрнула руку от ворот, со страхом глядя на ту металлическую перекладину, за которую держалась. Ржавчина появилась сейчас - или уже была, когда она хваталась за металлический прут-перекладину?
   С усилием оттолкнувшись ногой от асфальта, она сумела сделать первый шаг к собственной гибели. Успеют ли Валерий и Алексеич - её уже не интересовало. Тварь, кажется, умела мастерски действовать на настроение, давя на некоторые эмоции - сейчас на пессимизм и покорность грядущему.
   Шаг, следующий... Слабо всколыхнулась надежда: а может, здесь, во дворе бывшей больницы, вот-вот появится кто-то и пойдёт навстречу - и тогда тварь бросит свою жертву... Юля затряслась от сухого плача. Она уже на грани. Она уже не хочет умирать, когда смерть подступила так близко. И что? Она уже готова сбросить тварь на того, кто появится?
   Но во дворе никого, только стоят две машины - одна легковая, другая - грузовая. И Юля с облегчением поняла, что где-то там кто-то плетущий нити её судьбы сжалился над нею, чтобы она не проявила слабости духа. И пошла дальше, стараясь волочить ноги и всем своим видом показывая, что, несмотря на поблажки со стороны твари, идти ей всё же тяжело. Валерий должен успеть... До того, как её толкнут в спину, чтобы она упала в кусты... Почему-то именно так она представляла собственный конец... Правда, внутри тлела ещё надежда, что с падением жизнь не закончится. Но ведь это надежда. Безосновательная. Ведь жить так хочется. "Лишь бы Стрелок это понял - то, как мне хочется жить! Изо всех сил!"
   Мелькнула слабая мысль о том, что она не думает о своих возможностях избавиться от твари. А если попробовать сбросить её в одном слое - и сбежать сюда?
   Но тварь вернётся.
   Надо собраться с силами и заставить себя выполнить задуманное.
   А потом началась настоящая истерика: сущность хочет выпить её, Юлю, в этих кустах? Которые при её приближении мгновенно морщатся листьями и высыхают, сверху донизу затем снова превращаясь в труху?! Она дура, что ли? Она не сумеет спрятать здесь тело!.. И снова ошарашивающая мысль болезненно всплыла в тяжёлой голове: "А почему ты решила, что сущность хочет спрятать тело? Да ей плевать, где оно будет валяться! Потому что она станет неуловимой! Где же Валерий?!" Последний свой вопрос она расслышала, несмотря на то что он прозвучал мысленно. Он прорвался тоскливым воем, который был готов прерваться слезами: "Я не хочу умирать, Стрелок!"
   Новый толчок в спину. А бордюр - совсем рядом. И Юля не удержалась и, споткнувшись, просто свалилась за него, на землю, присыпанную трухлявыми ветками бывших кустов, тем же мешком. С ужасом прогнулась, когда тварь чувствительно уселась на её спине, не давая даже встать. Попытавшись сопротивляться, с новым ужасом поняла, что именно её сопротивление даёт твари возможность впиться в её поле и начать высасывать силы. Тогда, на остатках сознания, Юля впилась пальцами в землю, припоминая простейший способ набрать энергии... И увидела. И услышала.
   Прямо перед её глазами с шелестящим по листьям стуком упало что-то призрачно сияющее жёлтым, солнечным светом. Не успела моргнуть, как чуть слева тоже что-то стукнуло - она обернулась - и затеплилось тем же мягким светом. А потом внезапно исчезла со спины гнетущая тяжесть, и на одних инстинктах, едва только ощутив, что свободна, Юля рванулась в сторону - и не перешагнула, а прямо по земле перекатилась в другой пространственный слой, надеясь, что тварь не успеет за нею. И оказалась на газоне, который почему-то не приобретал привычную мертвенно чёрную окраску, очерчивая круг, в середине которого оказалась бы девушка. А впереди были скамейки, на которые она тупо смотрела, пока не дошло, что это те самые скамейки при сквере, виденные ею, когда тварь гнала её по переулку ко двору бывшей больницы.
   Похлопав глазами, девушка с трудом поднялась, чувствуя себя столетней старухой, у которой всё тело болит при малейшем движении. Постояла, покачиваясь, и бессмысленно глядя на скамейки и на спины сидящих. И что это было?
   И подпрыгнула от движения пространства за спиной.
   - Юлька! - завопил Макс, крепко державшийся за руку Влада. - Мы тебя чуть не потеряли! Юлька! Ура!
   Сидящие, естественно, обернулись посмотреть на неожиданный вопль, чтобы посмотреть на горлопана. Влад спокойно потряс рукой, чтобы Макс убрал свои пальцы. Освободившись от хватки Макса, подошёл к Юле и обнял за талию.
   - Пойдём. Можешь идти? Обопрись на меня.
   - А всё? - бессвязно спрашивала девушка, опираясь на его плечо и послушно шагая рядом. - Вы как меня нашли? Вы разве видели, куда я?..
   - Юль, не волнуйся. Всё нормально, - деловито сказал парень. - Ты растерялась. Мы же по твоим следам в пространстве учились ходить. Влад сразу сообразил, где пространство порвано тобой, и мы сразу за тобой пошли.
   Кажется, мозги начали работать, потому что Юля сумела слабо улыбнуться. И правда. Чем они занимались в последние дни? Именно походами по её следам. Но... Где Валерий? Почему его нет с Максом и Владом? Или ему всё равно, что с нею?
   Влад тащил её назад, к старому зданию, придерживая её руку на своём локте. Макс шёл рядом... И ей стало стыдно. Валерий наверняка всё ещё участвует в уничтожении твари, а она обозлилась на него из-за невнимания к её персоне! Ну и эгоистка...
   Они вошли во двор и остановились.
   Юля осмотрелась с замирающим сердцем. Тварь успела умертвить зелень: траву, кустарники и даже липы - на некотором расстоянии от асфальтированной площадки.
   На том месте, где упала Юля, осталось чёрное пятно, как будто после большого костра. Его обступили бесконтактники во главе с Володей, кажется, изучая... Чуть сбоку стояли Алексеич и Валерий. Сначала Юля не поняла. Алексеич ругался с Валерием! Нет, даже не ругался, а ругал, потому что Стрелок набычился и смотрел в землю, но не отвечал хозяину поместья, а время от времени коротко огрызался.
   Влад остановился и посмотрел на девушку. Та вопросительно подняла на него глаза, и он, усмехнувшись, сказал:
   - Ни о чём спросить не хочешь?
   - Даже не знаю, о чём спрашивать, - проворчала Юля, всё ещё чувствуя себя слабой и надломленной. - Хотя... Что там с тварью?
   - Стрелок из-за тебя так обозлился, что чуть не порвал её в ошмётки, - снова усмехнулся Влад. - Не порвал, но так... э... травмировал, что мы легко её взяли и поймали в пентаграмму.
   - Но как? - слабо удивилась Юля, следя за упрямо отворачивающимся от Алексеича Стрелком.
   - Ну, помнишь ту даму? Которая спец по пентаграммам? Она составила нам знаковую вещь, по которой мы, ребята Володи в основном, потом сделали все артефакты для поимки твари и введения её в место её обычного обитания. Когда ты упала, ребята Володи добежали к тебе и забросали круг с тобой и тварью этими артефактами. Ты ничего не видела, пока не сбежала?
   Юля напрягла память и ахнула: артефакты?! Это те самые сияющие солнечным светом предметы, которые вдруг попадали рядом с нею! Они стали преградой для побега твари? И всё-таки заплакала, не выдержав напряжения.
   - Ну что ты, что ты? - заволновался Влад, не зная, как утешить её.
   А она смотрела сквозь слёзы на чёрное пятно, уродующее землю, чуть только вздрагивая от плача, пытаясь вспомнить всё то о чём передумала в те считанные минуты, пока шла с тварью на плечах в этот двор.
   - Юля-а... - выдохнул Стрелок, стремительно шагая к ней от немедленно замолчавшего Алексеича.
   Влад отступил, и Валерий обнял девушку.
   - Не смотри на это, не смотри. - И властно прижал её лицом к себе.
   Макс, кажется, что-то начал говорить, но споткнулся на полуслове и замолчал.
   А Юля только сейчас поверила, что всё закончилось.
   ... На торжественном ужине у Алексеича, кроме его жены, собралась вся команда Влада. Звали и Володю, но тот уже начал занятия с восторженным Димоном: телекинез близок по своим основным особенностям к работе бесконтактников.
   За столом, по строгому напоминанию хозяина, говорили только о погоде и других таких же никому не интересных вещах. Юля ждала, что Макс будет возмущаться и надуется, но парень был абсолютно серьёзен и пространно рассуждал, каким был октябрь в прошлом году и каким прогнозируется теперь. Влад помалкивал, как и Валерий.
   Когда пришли в комнату, куда, по сложившейся традиции, жена хозяина принесла десерт и удалилась о деле тоже заговорили не сразу. Макс вдруг поскучнел и задумался не о самом весёлом. Влад и Стрелок продолжали отмалчиваться, но Юля решила не отказываться от возможности узнать всё, что интересовало лично её.
   - Алексеич, а вы узнали, кто был тот колдун, который вызвал тварь?
   - Узнал, - ответил тот и в свою очередь поинтересовался: - Ты ведь спрашиваешь не просто так? Ну-ка, конкретней вопрос.
   - Он у вас был? - выпалила девушка то, что давно вызывало её любопытство.
   Хм. Этот вопрос заблестеть интересом и глаза команды.
   - Был. Приходил, - подтвердил Алексеич. - Он оказался из тех, кто решил: сила есть - ума не надо. То есть решил: зачем ему заниматься основами? Он пришёл, уверенный, что мы будем ахать и восхищаться его силой. Что сильней его здесь нет. А ему предложили курс занятий, первое из которых начиналось введением в ограничения. Я ведь всё-таки вспомнил этого товарища. Гонору у него было - выше крыши. Впрочем, в одном он был прав. Сила у него была огромная. Но и самоуверенности - хоть отбавляй. Когда он понял, что тут им никто любоваться не собирается, а предложили сразу кропотливую работу над собой, ушёл сразу. Некоторое время мы держали его в поле своего зрения. Но решили, что ему надоело играть с силой. И забыли о нём. А тут - вон оно, как дело обернулось. - Алексеич помолчал и добавил спокойно: - Была б моя воля, я б все книги о магии из магазинов конфисковал. Да сжёг бы, чтоб народ не смущали. Ведь этот так называемый колдун без них жил бы да жил себе... А тут мелкая небрежность - и на тебе, нет человека.
   - Вы думаете, тварь больше не появится? - опасливо спросил Макс.
   - Нет, - твёрдо ответил Алексеич. - Мало того, что наша Мелинда, по моей просьбе, успела нарисовать пентаграмму и найти к ней нужные артефакты, так тварь ещё и Валерием была искромсана так, что отправили её назад совершенно обессиленной, так что теперь ей ходу на землю нет.
   - Вот меня интересует, - вступил в беседу Влад, - как же получилось, что Валерию удалось не просто уничтожить заново её оболочку, но именно что искромсать? Я же видел, что было с нею...
   - Валерий, скажешь сам - или мне объяснить? - усмехнулся хозяин поместья.
   Стрелок бросил на всех какой-то виноватый взгляд и снова уткнулся в чашку с чаем, которую держал как для защиты и ещё ни разу не поставил на столик с печёностями. Юля, покосившись на него, обняла его руку и прислонилась головой к плечу, благо сидели в одном кресле.
   - Понял, - невозмутимо сказал Алексеич. - Искромсать тварь удалось, поскольку наш Стрелок был эмоционально нестабилен. Так что его деструктив возрос невероятно и обладал такой силой, что мог воздействовать даже на тварь неземной структуры. В другом случае это помешало бы, но в конкретном этом... Не загордишься, Валерий?
   Стрелок только ещё ниже опустил голову, а Юля укоризненно посмотрела на хозяина поместья - так, что Макс тихонько фыркнул, но ничего не сказал.
   Влад, которому явно предстоял серьёзный разговор с женой, уехал первым, узнав, что Валерий готов развезти остатки команды.
   А остальные собрали вещи и набились в машину Валерия.
   - Мне сначала отвезти Юлю? - смиренно спросил Стрелок, глядя на своих пассажиров.
   - Неа, - ответил Макс, - сначала меня. Я ближе.
   Валерий почему-то улыбнулся на это напоминание.
   Прощаясь у своего подъезда, Макс вдруг встревоженно спросил:
   - Ребята, а мы теперь - что? Вообще не будем ходить в поместье, пока нового дела не появится?
   - Лентяй, - сказала Юля. - А кто будет тренироваться в хождении по пространственным слоям? Ты же вроде хотел научиться?
   - Не хотел, а хочу, - с облегчением сказал парень. - Значит, завтра вечером?
   - Завтра, - подтвердил Валерий, и они попрощались с Максом.
   Вещи Юли Валерий донёс до её квартиры, но заходить не стал, и обрадованная девушка спустилась с ним к машине, поставленной у подъезда.
   - Во сколько тебе завтра на занятия? - спросил Валерий, когда она, вцепившись в края его ветровки, прислонилась к нему и слушала, как стучит его сердце.
   - С утра, к восьми. - И она улыбнулась, сообразив, что он скажет на это.
   - Я заеду за тобой?
   - Заезжай. Буду ждать.
   Она отодвинулась - взглянуть на него. Стрелок, помедлив, склонился к ней, поцеловал в щёку и кивнул.
   Машина отъехала от подъезда, и Юля помахала ей вслед.
   Теперь она была уверена, что следующее дело, связанное с домом Алексеича, тоже обещает быть интересным и затягивающим. Возможно, навсегда.
  
  
   Конец истории.
   16.08.2016.

Оценка: 8.51*24  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Майнер "Целитель" (Научная фантастика) | | К.Грицик "Не ходите по ромашкам без бахил" (Постапокалипсис) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | А.Каменистый "Существование" (Боевая фантастика) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | Э.Тарс "Мрачность +1" (ЛитРПГ) | | E.Rork "Сомневаясь в своей реальности" (Научная фантастика) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 3" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"