Джиллиан: другие произведения.

Детский сад-11. Лето

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 9.07*43  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вроде лето, каникулы. Но дела школьные требуют к себе внимания даже сейчас. Кроме всего прочего, Тёплая Нора взбудоражена новой идеей, которая появилась после вопроса: с кем бы по-настоящему сыграть в пейнтбол, если курсанты военной школы мухлюют?


Ссылка на обновление
   Глава первая
  
   Волчишка, одной ногой стоя на спортивной дорожке, другой коротко покатала туда-сюда скейт, будто примериваясь к его ходу. И скосилась на Коннора, сидевшего на третьем ряде зрительской трибуны. Тот тоже быстро глянул на неё и тут же отвёл взгляд.
   Стыдно. Правила игры придумали взрослые, а стыдно ему.
   Ребята из военного училища вызывающе смеялись над поредевшей группой пейнтболистов из Тёплой Норы. Стояли далековато от них, но не только по указывающим пальцам, а и по взглядам видно, над кем смеются.
   Взрослые решили игру проводить на абсолютно равных: есть в училище младшая группа - в игре может участвовать Ирма со своими подгруппами малышни; есть старшая группа - могут участвовать все деревенские ребята, в том числе и из Тёплой Норы. Кроме братства. По мнению взрослых организаторов игры, несмотря на присутствие в братстве таких слабоватых личностей, как Мика и Колин, братство обладает сильнейшим влиянием на свои команды, а значит - Коннор с братьями должен сидеть на зрительских трибунах. Нашлась ещё одна причина отставки дружной пятёрки: несмотря на закреплённое отсутствие на пейнтбольном поле магии, братство, тем не менее, физически гораздо тренированней других ребят - их же возраста. А это тоже считается неравноправием.
   Коннор признавал эту отставку. Если бы не две мелочи, которые задели его.
   Они приехали играть. А об особенностях сегодняшней игры им сказали только что. За полчаса до игры... Обе команды: что младшая, что старшая, - растерялись. Минус - из настроя на состязание.
   А вторая мелочь... На их деревенском пейнтбольном поле стояли привычные сооружения: крутые валуны и ямины-канавы, в которых можно прятаться от противника. Они известны как ребятам из Тёплой Норы, так и курсантам, которые не раз принимали участие в играх, хотя на каждую игру деревенские устроители игры добавляли новые элементы в оснащение поля. Кое-что менялось, но не слишком сильно.
   Здесь, на поле военного училища, правила оставались теми же. И дорожки прохождения для двух групп те же. Но привычных ребятам сооружений нет. Вместо валунов и ям установлены словно бы полуразрушенные небольшие здания.
   Нет, Коннор признавал, что это очень интересно - двигаться по дорожкам, время от времени забегая в пустые здания, чтобы спрятаться от "выстрела" противника. Да, это честно и справедливо - разрешить детям из Тёплой Норы пройтись по своим дорожкам, чтобы запомнить сооружения, которые придётся не только преодолевать, но и использовать в качестве защиты... Но один раз. В то время как курсанты уже свыклись с этими "полуразрушенными домами", уже запомнили их...
   И ещё... Коннор снова взглянул на курсантов, которые готовились сразиться с младшими из Тёплой Норы.
   Две группы одного возраста.
   Но. Одна - из рослых ребят, специально отбираемых в военное училище, первый курс которого совмещён с общеобразовательной школой. И тот же первый курс - это сплошные спортивные часы. Уроки физической культуры - как говорит мама Селена.
   Другая группа... Нет, они-то одногодки или близко к тому. Но выглядят ребята из Тёплой Норы внешне так, что никто не решился бы болеть за них. Слишком худые. Многие - слишком малорослые. Как выразилась бы Селена - слишком тщедушные. Особенно на фоне курсантов.
   Селена. Коннор чуть склонился, будто ссутулившись, и взглянул направо. Сердитая и обиженная, Селена сидела через несколько ребят от него, сжимая кулаки, лишь бы не взорваться. Коннор знал, почему она так сердится. Именно она в одном из разговоров с директором военного училища для подростков объясняла, как построены пейнтбольные поля в её мире, и дала волю фантазии, рассказав о тренировочных полигонах с пустыми домами.
   Коннор невольно улыбнулся. Что ж делать, если предприимчивый директор Кеган тут же реализовал поданную идею, к тому же выгодную ему своей новизной?..
   Он снова неохотно перевёл взгляд на пейнтбольную площадку.
   И снова встретился глазами с Ирмой, которая со странной настойчивостью всматривалась в него. И мгновенно насторожился, а потом спохватился и откинулся на спинку сиденья, пряча изумление под маской равнодушия. Ибо волчишка, коротко встретившись с ним глазами, внезапно ухмыльнулась и тут же подавила эту самую ухмылку. Надо признать... не то высокомерно хулиганскую, не то чуть ли не бандитскую.
   И отвернулась, запрокинув лицо к небу и щурясь на яркое солнце. "Ирма что-то придумала? - с надеждой всмотрелся в неё Коннор и перевёл взгляд на её группу. - Но как она сумеет объяснить свою стратегию, а потом и тактику игрокам? Времени-то осталось - еле-еле пара минут!"
   Но волчишка только покосилась на свою группу и уставилась на ведущего игры, объяснявшего правила. Мало того. На возглас из группы противников, когда её поддразнили тем, что такая мелочь вряд ли сумеет добраться до финиша, она промолчала, будто не услышала колкости. А потом... зевнула. И её маленький отряд, возмутившийся чужими намёками на их слабосильность, так удивился этому ледяному спокойствию своего командира, что перестал роптать на несправедливость новых правил.
   Если Ирма что-то задумала, надо бы её поддержать - решил Коннор. Кричалки и вопилки в общем оре во время игры команда не воспримет, как надо. Но кто сказал, что вопить со зрительских трибун нельзя до игры? В правилах этого нет. Судя по табло - до начала игры семь минут. Коннор хмыкнул. Кто всех сочиняет самые простые кричалки?
   Снова склонившись чуть вперёд, он оглядел ближайших соседей, тоже приунывших. Браслеты использовать не стал. Мирт всё равно чувствительный - сразу посмотрел куда надо, ощутив его упорный взгляд. Коннор кивнул. Соседи Коннора, сообразив, кого он позвал, потеснились, давая мальчишке-эльфу место сесть рядом с Коннором. Оба склонили головы ближе друг к другу, и Коннор быстро зашептал. Мирт разулыбался, вынул из кармана лист бумаги и ручку и поспешно принялся за работу...
   Через две минуты Мирт, Колин, Коннор и сидевший с ним под боком мальчик-дракон Риган захлопали в ладоши, выбивая знакомый всем ритм. Неуверенно подхватили этот ритм, потому что удивились: игра же ещё не началась! - и другие зрители, приехавшие из Тёплой Норы и из деревни.
   - Раз! Два-три! Раз! Два-три! Ир-ма! Ир-ма! Ирма - тактик и с-стратег! Приведёт к победе вс-сех-х! - завопил Риган-ведущий. - Наш-ша Ирма - молодец!
   Лёгкую для запоминания кричалку, несмотря на неожиданность её озвучивания, немедленно повторили-прогрохотали сразу несколько десятков зрителей:
   - Наша Ирма - молодец!
   Только что довольно ухмылявшийся, директор Кеган оторопело обернулся к трибунам. А потом, сообразив, в чём дело, снисходительно улыбнулся: мол, хоть какое-то утешение для заранее определённой на проигрыш команде.
   Зато Селена с надеждой встрепенулась и азартно принялась вторить зачинщикам:
   - Раз, два, три! Тармо и Вилл! Раз, два, три! Тармо и Вилл - с вами всех мы победим!!
   - Берилл, Вади - молодцы! Раз, два, три! Раз, два, три!
   - Эден и Синара! Вам в команде рады!
   - Силан, эй! И Айна! Любим вас отчаянно!
   - Андрис и Лека! Вы наша победа!
   - Наши игроки - бойцы! Раз, два, три! Раз, два, три! Наши игроки - бойцы! На-ши - по-бе-дители!
   Ух, как ожила младшая команда Тёплой Норы! Ребята подняли головы, засмеялись, глядя на зрительские трибуны, дружно подбадривающие их, запрыгали, махая руками своим болельщикам...
   Зрители прекратили кричать почти в тот же момент, когда устроитель здешних игр уже собирался поднять руку, чтобы прекратить дружный крик со зрительских рядов.
   Ага! Успели! Успели ободрить команду!
   И Коннор быстро посмотрел на здешнее начальство. Хм. Директор училища поморщился на слишком долгое подбадривание, но сделать уже ничего не мог: игра начиналась! А растерянная команда училища только и могла, что таращиться на противников, обрадованных нежданной, но громкой поддержкой своих.
   Но за секунды до начала Коннор всё же отметил: окружённая хохочущими и подпрыгивающими игроками Ирма, сама смеясь, успела-таки что-то сказать Эдену и Синаре, которые кивнули, а потом как-то незаметно встали почти во главе команды. А волчишка потом успела что-то сказать и игрокам, не глядя на команду, и ребята, вроде стоявшие до сих пор слегка кучно, почти незаметно встали так, чтобы следовать именно за Эденом и Синарой. И только сейчас Коннор понял задумку волчишки. Покачал головой: нет, Ирма - и впрямь настоящий стратег и тактик, умеющий использовать особенности своих игроков! Но... Получится ли у младших пейнтболистов Тёплой Норы реализовать идею волчишки? Простенькую, но гениальную?
   Зрительские трибуны затихли. Слышались только негромкие переговоры...
   Команды встали на старте своих дорожек.
   Воцарилась относительная тишина ожидания.
   С соседнего ряда за спиной кто-то будто дотронулся до плеча, а потом послышался голос Хельми: "Ты понял, что придумала Ирма?"
   "Понял. Её идея прокатит, если она будет держаться того же нашего принципа, что и всегда. Если противники дадут ей такую возможность. Я надеюсь - дадут. Директор училища не отличается особой фантазией. Именно это вселяет надежду".
   Принцип противника всегда был один и тем же. Директор настаивал, чтобы его команда выбивала из игры как можно больше противников. А игроки из Тёплой Норы старались дойти до конца дорожки... и, естественно, "живыми". У каждого свой интерес, в общем. Если Ирма сейчас погонит команду только вперёд, наперегонки с соперниками, эта стратегия может и привести к успеху. Насколько Тёплая Нора уже знала, игроки из училища любят до упора сидеть в засаде, до последнего отстреливая противника.
   Сузив глаза, Коннор увидел подтверждение своих мыслей.
   Командиры групп стояли, как всегда, впереди своих бойцов. Команда училища подошла и встала у заветного старта, не меняя расположения игроков. А вот команда Тёплой Норы... Оставив личный скейт на попечение своих болельщиков, Ирма шла к стартовой черте спокойно, как будто ей было совершенно не интересно, что у неё за спиной. Но за эти несколько шагов сразу за ней очутились Эден и Синара, и остальные ребята нисколько не возражали против такого изменения в построении своей команды. Как будто так и надо, они все встали двумя шеренгами за малолетними некромагами. И опять... Коннор прикусил губу: заметит ли кто из организаторов? Команда училища стояла довольно плотно друг к другу. А вот ребята из Тёплой Норы отстояли друг от друга на небольшом расстоянии.
   Выстрел из стартового пистолета!
   Обе команды бросились по своим дорожкам, стреляя друг в друга из маркеров
   Первый "разрушенный" дом - всего в двух десятках шагов. Как и остальные, он зиял множеством дыр. Но ещё надо хотя бы примерно знать, в какую из этих дыр можно, а в какую - нельзя. Бойцам-то училища хорошо: они уже не раз пробегали эти строения...
   Как и ожидал Коннор, буквально за несколько шагов от этого дома Ирма резко сбавила скорость, пропуская вперёд, мимо себя, малолетних некромагов, а за ними - шеренги бойцов. Сама, прячась всего лишь за углом дома, принялась плотно обстреливать противника, не давая ему поднимать голову. Верный Берилл, заодно с Вади, стоял рядом, тоже стреляя и бдительно ожидая момента, когда можно будет тащить командиршу-снайпершу далее - или свалить, оберегая от удачного выстрела противника.
   - Что происходит? - услышал Коннор изумлённый голос Селены.
   - Ирма импровизирует! - откликнулся он, не оглядываясь и чуть не хохоча: подтверждая его предположения, следом за малолетними некромагами каждый из шеренги повторял их движения абсолютно точно! Последней в дом влетела волчишка.
   Дом-то без крыши. Если для противника это только слепая удача - наугад кого-то подстрелить внутри него, то зрители сверху видели всё.
   И трибуны пока ещё с недоумением загомонили, когда поняли, что бойцы Тёплой Норы отзеркаливают все движения Эдена и Синары, мчавшихся внутри дома, внутри его комнат, так, словно они им родные и известны наизусть! Удивлялись непонятному движению даже свои - команда постарше и болельщики!
   Вот что придумала Ирма! Эден и Синара, бывшие помощники пригородных некромагов, лучше всех ориентируются в заброшенных и разрушенных зданиях. Один их взгляд - и они знают, как и куда бежать. Так флаг им в руки - в строении, где только они мгновенно замечают все возможные пути, с помощью которых можно пролететь этот "дом", обойти его опасные участки и кинуться бежать далее. Тем более что у училища весь путь пейнтболистов не разрезан на этапы, как в деревне, а значит, магия не выталкивает запоздавших со своего участка.
   Из дома вылетели почти все. И побежали дальше, к следующему. Ан нет! Один игрок пропал. Снова не везёт (уже привычно) Айне!
   Хотя сейчас Коннор засомневался. А если это снова тактика Ирмы? То, что Айна вдруг слишком быстро отстала от шеренги (все продолжали мчаться за маленькими некромагами) и оглянулась на этот дом, словно ожидая, что оттуда выскочит кто-то ещё. Удобную мишень, застывшую на месте, в секунды заляпали краской из многих маркеров.
   И - мгновенная кара со стороны бойцов Тёплой Норы: Ирма быстро, будто упала, присела на одно колено - за спиной Берилла - и вывела из игры сразу троих, слишком увлёкшихся обстреливанием Айны!
   Трибуны заорали!
   Берилл стремительно толкнул волчишку в сторону - в траншею, пока их обоих не подстрелили пришедшие в себя от такой наглости противники. И оба скрылись в ближайшей канаве, где их ждали остальные. Трое! Три противника выбыло! Три - один!
   Закрыв руками лицо, чтобы магическая краска (не все в команде противника сообразили, что этот этап игры закончен) не попала в глаза, Айна постояла ещё немного, чтобы противник понял: да, она побеждена, - и неспешно поплелась к скамьям для выбывших. Так неспешно, словно ожидала, что за нею пойдут и те трое.
   - Она специально? - прошептал Мирт, во все глаза глядя на девочку.
   - Не знаю, - признался Коннор. - Мне показалось - да. Но... Краски на неё потратили много, так что, возможно, ещё парочка противников вскоре может выбыть из игры, оставшись без боезапаса к маркерам.
   - Ирма с-становитс-ся непредс-сказуемой, - улыбаясь, заметил Хельми.
   - Х-хельми! - задёргал его за рукав Риган. - Что с-сегодня предс-сказывала Люция?
   - Не знаю, - с сожалением откликнулся юный дракон. - Я её с-сегодня не видел.
   - А я не сообразил понаблюдать за ней, - досадливо вздохнул Колин, одновременно широко улыбаясь и явно гордясь своей сестрёнкой.
   Тут на поле началось что-то весьма острое, и ребята замолчали, прикипев взглядами к ситуации. Но, прежде чем перейти к ней полностью, Коннор мельком подумал: "Всё равно несправедливо..."
   И услышал насмешливый голос Хельми: "В последнее время ты похож на Ивара. Такой же излишне эмоциональный".
   "Я всегда был эмоциональным, - заметил Коннор, не отрывая взгляда от пейнтбольного поля. - Особенно в детстве. Сейчас, думаю, сказывается воссоединение двух личностей. Поэтому я хоть и старше, но всё ещё эмоционален".
   "Будучи тем Коннором, которого мы знали, ты не был таким".
   Он усмехнулся - так, чтобы Хельми услышал.
   "Был. Просто мне приходилось держать себя в железных перчатках, иначе я превратился бы в машину. А потом привык сдерживаться, хоть и не всегда получалось. Помнишь - со стаей одичавших оборотней, например? Вот так".
   Хельми помолчал и признался: "Об этом я не подумал".
   И замолчали, сосредоточившись на перипетиях игры.
   Кажется, директор так и не понял, почему команда младших пейнтболистов сумела-таки добраться до финальной трибуны. Пусть и отнюдь не полным составом.
   Но Ирма, которую, словно прилипшие за её спиной, стерегли Берилл и Вади, взбежала вместе с ними на эту трибуну и яростно завизжала, вскинув почти опустевший маркер к небу и потрясая им в сторону скамейки для выбывших, словно салютуя своим.
   Команда старших из Тёплой Норы ожидаемо проиграла. Ирма не успела подойти к их командиру, к Эрно, и подсказать ему, как использовать Фица, тоже бывшего ученика пригородного некромага, чтобы быстро проскочить все "заброшенные" дома... Коннор только усмехнулся, что Эрно оставили в командирах. Неудивительно - сын дракона. Никто не осмелился отставить от игры мальчишку, хотя знали, что он боец из лучших. Но и его усилий не хватило - именно из-за плохого знания здешнего пейнтбольного пути, который команда училища знала наизусть.
   Директор был счастлив вплоть до того момента, пока к нему не подошла Селена.
   Презрительно глядя на него, лучившегося самодовольной улыбкой, она сухо спросила:
   - Кого вы воспитываете? Ваши ученики ведь не дураки. Сначала они получают поблажки на пейнтболе, прекрасно зная, что вы им даёте фору. Потом они будут искать такие поблажки всегда и везде. Но у вас военное училище. Так кого же вы учите? Бессовестных и бесстыдных неженок? А не дай бог, снова начнётся война? На кого рассчитывать городу? На ваших привычных к поддавкам учеников? А захотят ли они вообще драться? Ведь в войне не будет подсказок, что и где надо сделать, чтобы победить. Или выжить.
   - Вы не правы, - перебил директор. - Ведь, если уж быть откровенными, вы злитесь, потому что ваши команды плохо изучили путь, который им надо было пройти. Но ведь и Тёплая Нора даёт своим фору. Ваши дети тоже проходили у себя свой путь не один раз - и знают его наизусть, в отличие от моих ребят.
   - Наши дети никогда не знают, что им преподнесут в следующий раз организаторы. Мы меняем пути прохождения на каждую новую игру, - возразила Селена. Помолчав и кривясь от желания высказаться ещё крепче, она договорила: - Больше мы с вами не играем. Ни в какие игры. Прощайте, господин директор военного училища.
   Директор училища, точно заикаясь, только дёргал ртом, желая ответить на довольно оскорбительные, хоть и справедливые слова хозяйки Тёплой Норы, но Селена ответа ждать не стала - развернулась и пошла к своим.
   "Только Селена может высказать такое в лицо", - задумчиво проговорил Хельми.
   "Не испытываю ни малейшего сожаления, что прощаемся с этим училищем, - откликнулся Коннор, вставая с места и торопясь следом за Селеной. - Ирма взяла реванш за проигранный в прошлом месяце деревенский матч. Эден и Синара счастливы - сегодня над ними не смеялись из-за их роста, как было тогда. Да и команду выручили. А что будем играть только дома... Так команд и своих хватает. Правда, единственное... Селена хотела монетизировать пейнтбол для Тёплой Норы. Но раз не получилось..."
   Он пожал плечами.
   "Ничего, - хмыкнул Мирт. - У нас есть мебельная мастерская. Есть почти бесконечные запасы пластмассы для всяких поделок. А пейнтбол? Он просто останется нашей любимой игрой на все выходные. В прошлый раз играли наши взрослые оборотни против наших же магов - им очень понравилось, и они снова хотят. Так что это даже на руку, что мы не будем ездить в город на соревнования".
   "Наши всё равно молодцы! - заявил Мика. - Про Ирму молчу - она вообще гений. Почти как я!"
   Старшие братья расхохотались от неожиданности.
   Обернулась от своей команды удивлённая и несколько обиженная (смотрели-то ребята на неё) Ирма. Колин быстро подошёл к ней и, положив руки ей на плечи, нагнулся к её уху. Выслушав что-то очень короткое, волчишка и сама рассмеялась.
   И обе команды Тёплой Норы со зрителями из своих, деревенских, хлынули за ворота военного училища, к машинам.
   Селена стояла возле первой машины и хмуро огрызалась на реплики Джарри, который, кажется, терпеливо пытался развеселить её или, как минимум, успокоить.
   Коннор поспешно расслабил браслет, но, послушав немного, тут же отгородился от хозяйки Тёплой Норы. Пусть мама Селена и забыла сама блокировать братьев, но по её первым словам он сообразил, что её расстроило, и прекратил невольное подслушивание. Опять директор училища и его "безответственное поведение". Правда, странно, что она настолько расстроена. Обычно она спокойно относится к проигрышам, разве что повторяет, что любой финал надо обдумать, чтобы потом не повторять ошибок.
   Он нырнул в машину к братьям и потеснился, чтобы рядом могла пристроиться Лада, а также сели бы и ребята старшей команды.
   "Коннор, - прозвучал голос Мирта. - Джарри уговорил её поехать домой. Хотя там что-то промелькнуло насчёт нашей школы..."
   Что именно промелькнуло - узнали буквально через секунды.
   ... Эрно тоже злился, но по другому поводу: ему только что сказали, как можно было использовать в игре новичка Фица, и Эрно жалел, что сам не догадался о том.
   - Забудь, - хлопнул его по плечу Коннор. - Зато будешь помнить в будущем. Ваш проигрыш - это всего лишь урок.
   - Кстати, об уроках, - вполголоса сказал Герд, севший напротив. - Ты знаешь, что Селена сегодня собирается заехать по дороге домой в нашу школу, чтобы поругаться с директором из-за нас?
   - А что вы успели натворить? - изумился Мирт, переглянувшись с Коннором. - Да и когда? Почти месяц уже, как у нас каникулы! И... из-за вас - это из-за кого?
   - Из-за нас, из-за оборотней старших классов, - буркнул Сильвестр и вздохнул. - Всё. Наш курс обучения закончен. Дальше для нас старших классов нет.
   Кто-то вошёл последним и закрыл дверь в салон.
   Машина дрогнула, набирая ход.
   - Что? - переспросил Коннор, не сразу сообразив, в чём дело.
   - Ничего, - ответил Герд. - Со следующего года мы в школу уже ходить не будем. Курс обучения по школьной программе для оборотней закончен. Читать, считать умеем - хватит. Математика и язык старших классов для нас теперь недоступны. Младшие-то, конечно, ходить в школу пока будут, а мы нет.
   Огорошенный Коннор закрылся от братьев, чтобы обдумать то, что он знал, но о чём не думал, что это вскоре произойдёт. Забыл. Итак, Ринд, Герд, Сильвестр и... Он резко поднял голову, глядя на спокойного и даже невозмутимого Колина. Оборотней в пригородной школе было много. Несмотря на разный возраст, они часто учились в одной параллели - учитывалась подготовка к школе. Так что Ринд и Герд, например, - в разных классах одной параллели. Так же как и Колин сидел в одном классе с Сильвестром, который его чуть старше...
   Почему младший брат по крови не напомнил ему в конце учебного года о проблеме?.. "А потому что смысла нет", - ответил себе. Оглянулся на Хельми и Мирта. Те тоже сидели явно сбитые с толку.
   В машине воцарилась неловкая тишина. И прошло не менее десяти минут, прежде чем Коннор спросил, глядя на Сильвестра:
   - А вы... хотели бы учиться дальше?
   - Зачем говорить о том, что неосуществимо? - хмуро спросил тот.
   Братья переглянулись.
   - До конца каникул - ещё два месяца, - напомнил Мирт. - Интересная задачка.
   - Ты о чём? - вскинулся Герд.
   - Для желающих продолжить учёбу за два месяца нетрудно будет придумать собственную программу. У нас в деревне есть свои учителя: Асдис и Викар. Не забывайте о том. Так что и не думайте, что для вас с нового учебного года начнётся роскошная жизнь бездельников, - шутливо пригрозил Мирт.
   - Ты так легко это говоришь, - тяжело сказал Сильвестр.
   - Не вполне легко, - возразил мальчишка-эльф. - Я представляю себе, насколько трудным будет создать для вас учебную программу, близкую программе людей. Но создать её возможно. Или адаптировать нашу под вас. Гораздо трудней с пейнтболом, например. Одно дело - играть со своими. Другое - как сами понимаете, с чужаками. Своих-то мы чуть не насквозь видим. А где найти чужаков, с которыми интересно играть, потому что мы не знаем ни их манеры игры, ни их самих.
   - Ну и сыграли бы с Белостенными, - пробормотал Герд.
   Старшие братья уставились на него. А Лада так вообще рот открыла.
   - Ш-што ты имееш-шь в виду? - медленно спросил Хельми.
   - Да нет, это я так, - вздохнул мальчишка-оборотень. - Просто вспомнилось. Про то, как Эрно подрался с учениками Белостенных, чуть не легенды ходят.
   Эрно не засмеялся, не засмущался. Не до этого. Он, чуть изумлённый неожиданной подсказкой, уставился на братство. А ребята - на него.
   - А ведь это идея! - высказал за всех заинтригованный Мика. - Предложим Селене? А то что в самом деле - постоянно только с этими курсантами. Здорово же а? Коннор?
   - С чем я согласен, так это... да, надо предложить Селене, - кивнул мальчишка-некромант. - Но вот... Белостенные... Ильм-то дома с нами играет... Ну ладно, магию они пустить в ход на поле не смогут, но ведь они тоже из храма защитников, а значит, игра с ними обещает быть очень интересной... Да, Герд, идея у тебя сильная.
   - А потом можно и Перту предложить! - засмеялся Мика. - Пусть его некромаги с нами посоревнуются! Это им не некромагию в ход пускать! Пусть-ка без неё попробуют! Ух ты... Весело будет!
   - Кажется, лето у нас пройдёт очень увлекательно, - подытожил Мирт. - Что у нас из новых крупных дел? Программа на следующий год для старшеклассников-оборотней и пейнтбол с учениками Старого города!
   - Вы правда хотите сделать программу для нас? - недоверчиво переспросил Сильвестр. - Но ведь Асдис и Викар ведут у нас только начальную школу!
   - Можно подумать - ты ни разу не обращался к нашим ребятам за помощью по математике, - насмешливо заметил Коннор, который сейчас чувствовал самое настоящее вдохновение и жалел только об одном: машина слишком медленно едет домой. - Не беспокойся, Сильвестр. Будут вам учителя. Из наших же ребят. И я первый не откажусь от новых классов в деревне.
   - Почему? - немедленно спросил Сильвестр.
   - Селена однажды сказала, что, когда учишь другого, заново учишься сам, - сказал Коннор. - Мне показалось это интересным.
   Подростки-оборотни приободрились и начали рассказывать, какие бы школьные предметы особенно им пригодились. Но Коннор уже в беседе не участвовал. Его внимание снова привлёк Колин. Мальчишка-оборотень сидел, казалось бы доброжелательно и чуть отстранённо улыбаясь всем. Но почему он заблокировал братьев?
  
   Глава вторая
  
   Тайный совет по приезде из города в Тёплую Нору решили провести в комнате Ригана. Во-первых, здесь уже давно обосновались "семейный" Ирмы - Вади, с ним двойняшки-оборотни Тармо и Вилл, а также Берилл. Во-вторых, Риган мог выслушать всех и что-нибудь подсказать. Так решила Ирма. Но первый же вопрос, "поставленный на повестку дня", вызвал у мальчишек скептическое хмыканье.
   - У нас мало снайперов, - заявила она, устроившись сидеть на кровати Вади и болтая ногами. "Семейный" сидел сбоку, внимательно слушая её.
   - Ты опять про Ивара, - проворчал Риган, который постепенно вытягивался в рост, пугая Селену своей худобой. - Но он уже взрос-слый! И в твою команду не попадает!
   - Попадает, - уверенно сказала волчишка. - На тренировках. Как начинающий.
   - Не понимаю, - признался Берилл. В отличие от Ригана, он почти не рос, явно обещая быть в старшего брата - невысоким, зато стал поплотней, но не потому, что много ел, а потому что так на него подействовали серьёзные тренировки в школе чёрного дракона. - Ну, хорошо. Побегает он на тренировках с нами. А что дальше? Наши же ребята не станут, только глядя на него, стрелять метко!
   - И я не знаю! - раздражённо ответила Ирма. - Не знаю, что потом! Мы, вообще-то, и без него справляемся. Но мне не нравится, что Айна на тренировках стреляет, как Коннор, и бегает, как Коннор. А на поле вылетает из игры одной из первых.
   А вот это была истина из истин.
   Все задумались. Айна и в самом деле на тренировках была выше всех похвал, но в игре внезапно становилась беспомощной.
   - Думаешь, она из-за Ивара?.. И что ты предлагаешь?
   Конец Бериллова вопроса утонул в грохоте: в дверь их комнаты из коридора словно бросили несколько мешков с чем-то мягким, но тяжёлым. Затем странный грохот и стук передвинулись чуть в сторону.
   - Эден опять с кем-то дерётся, - меланхолично отметил Вади.
   Ирма мгновенно рассердилась.
   - Мы тут думаем изо всех сил, а он дерётся?! - гневно завопила волчишка, спрыгивая с кровати.
   Вихрем бросилась к двери. Остальные - за ней.
   Коридорное действо переместилось уже чуть дальше от двери в комнату Ригана: Эден и в самом деле дрался с Брином, а заодно и с Шамси, мальчиком-оборотнем, - привычно для глаз обитателей Тёплой Норы оттачивая приёмы, полученные на спортивном поле чёрного дракона.
   Краем глаза Ирма уловила, что из открытой комнаты напротив решительно шагает к порогу Вильма. И волчишка зашипела:
   - Хватайте его! И к нам!
   Поскольку шипение её было довольно громким и отчётливым, то сцепившаяся было между собой троица хулиганов (а в Тёплой Норе дерутся без повода только хулиганы!) развалилась от удивления. А пока они сидели на полу, упираясь руками в него же, таращась на неожиданных зрителей, Вади с Бериллом ухватили Эдена за подмышки и за шиворот и волоком втащили в комнату Ригана. Вильма ещё только переступала порог своего ясли-сада, а дверь в комнату Ригана уже резко захлопнулась. Эден только и успел поджать ноги, чтобы дверью не ударило. Мальчишки дотащили свою ошеломлённую добычу до центра комнаты и бросили её там. Постояли, глазея на обалдевшего Эдена, и отошли к своим кроватям.
   - А если я сам кого-нибудь из вас пристукну? - в воздух спросил Эден, сидя на полу. - Думаете, если я сразу сдачи не дал, так вообще драться не буду?
   - Драться любой дурак может, - заявила Ирма, снова устроившись рядом с Вади. - А мы тут думаем. Думай с нами!
   Эден открыл рот, глядя на волчишку и явно ожидая продолжения её речи. Потом, так и не дождавшись, пожал плечами и поинтересовался:
   - А о чём думать-то?
   - Ты дружишь с Айной, - строго сказал Берилл. - Как ты думаешь, почему её из игры всегда выводят первой?
   - Ну, на соревнованиях она... - Эден озадаченно заморгал. - Она понимает, что это не тренировка. Поэтому. Ну, волнуется.
   - На следующую игру я её не возьму, - хмуро сказала Ирма.
   - Это с чего ещё?! - обиделся Эден, вставая с пола и легко, несмотря на свой маленький рост, запрыгивая на высокий подоконник.
   - Получается так, что она лишняя, - объяснила волчишка. - Мне это надо? Чтобы она вылетала первой? Надо мне - чтобы с начала игры у меня один игрок пропадал сразу?
   - Так нельзя! - рассердился Эден.
   - А как можно? - немедленно спросила командирша.
   И Эден, наконец, задумался.
   Пять жильцов комнаты и волчишка внимательно смотрели на него. Маленький некромаг вздохнул, покачал ногами, свешенными с края подоконника, и спросил:
   - А чего вы от меня хотите?
   - Надо вернуть Ивара, - решительно сказал Вилл. - Пусть он на неё повлияет.
   Эден скептически скривил губы.
   - В смысле повлияет? Ещё раз обидит? И она опять будет реветь? А если в следующий раз я не смогу ей помочь? Тогда что?
   Ещё посидели, подумали. Ирма задумчиво сказала:
   - Берилл, повтори-ка, что ты в прошлый раз сказал про Селену, как она тебе сказала про Ивара.
   И все уставились на мальчишку-вампира. Тот возвёл глаза к потолку, вспоминая, и медленно сказал:
   - Ивар не понимает, как надо жить со всеми, поэтому так себя ведёт. Пока в прошлый раз мы его не навестили, он полгода жил один. Совсем.
   На пренебрежительное фырканье с кровати Ригана внимания не обратили. Ему-то что - дракону-то. Он и сто лет один проживёт - с ним ничего не будет... Так что все усиленно думали, почему Ирма вспомнила эту информацию от Селены. А волчишка явно думала о своём.
   - Нам не надо, чтобы Ивар влиял на Айну. Нам надо, чтобы Ивар был во время соревнований здесь, в деревне.
   - А я тут при чём? - снова спросил Эден.
   - И тогда... - по инерции сказала Ирма, ни на кого не глядя. И хмыкнула, кажется завершая собственную мысль: - Если он отвык от людей, надо его приучить к ним. То есть к нам. И тогда он вернётся в Тёплую Нору.
   Вилл захихикал, первым сообразив, что имеет в виду волчишка. А потом захлопал в ладоши Тармо и захохотал Берилл.
   - И пригород теперь не страшный, - обобщил Вади. И вздохнул. Пригорода - то есть всего, что за пределами деревни, он всё равно не любил.
   - Чё-то я не понял, - скептически признался Эден, глядя на всех. - Что вы хотите сделать-то? И при чём тут Ивар?
   Волчишка снисходительно посмотрела на него и вздохнула:
   - Айна должна знать, что Ивар на неё смотрит. А Ивар отвык от людей. Надо приучить его снова к нам, чтобы он мог нормально общаться. А в лесу ему общаться не с кем. Там только Трисмегист. Значит, надо - что? Правильно! Ходить к нему в гости каждый день! Чтобы он заскучал по людям! Чтобы он к нам привык и нас ждал, а потом понял, что без Тёплой Норы не может жить! Пусть хоть на соревнования приходит!
   - Слишком много времени уходит, - засомневался Эден. - Один пригород пройти - это несколько часов. А лес? А вы хотите бегать к нему каждый день?!
   - Дельтапланы, - мечтательно сказал Берилл - и вот тут-то глаза Эдена загорелись.
   - Вы хотите летать к нему на дельтапланах? - возбуждённо спросил он. - Но ведь нас, маленьких, не пускают летать одних!
   - Вернуть Ивара в Тёплую Нору - дело общественное! - заявила волчишка. - Долго ругать не будут!
   - Ирма, не дури, - спокойно сказал Риган. - Лето же. Можно же попрос-сить с-старш-ших, чтобы они вас-с к Ивару отвозили на маш-шине каждый день. Ну, ес-сли прос-сить каждый раз других ребят.
   - Вот видишь, - персонально ему сказала волчишка. - Вот поэтому мы хотим, чтобы ты всегда был, когда мы болтаем. Видишь, как здорово придумал? Ты умный.
   Риган смущённо бормотнул что-то под нос, но ребята уже не обращали на него внимания. Бериллу пришлось найти чистое местечко на последнем листе школьной тетрадки и писать под диктовку список тех из старших ребят, кто может увезти компанию к лесу на дельтапланах. Пока вспоминали самых добрых и отзывчивых, Ирма сказала:
   - Мика, между прочим, обещал добавить к скейтам моторы-ускорители. Примерно такие же, как на машинах. Освоим - не надо будет просить наших ребят. На наших скейтах мы такую скорость можем развить - ого!
   - Ну, это ещё смотря кто, - вздохнул Тармо, намекая на любовь самой волчишки к скоростной езде на скейтах.
   - Ладно, пока остановимся на машинах, - решила волчишка. - Тем более что старшим ребятам придётся идти в лес с нами.
   - Зачем? - удивился Тармо.
   - Чтобы компания была побольше, - ответил его брат Вилл.
   Риган внезапно захихикал - до слёз. Пока маленький дракон вытирал кулачишками раскосые глаза, все уставились на него, терпеливо выжидая, когда он закончит хихикать.
   - Говори, - велела ему Ирма.
   - Да нет, нич-чего такого, - признался мальчик-дракон и, отвернувшись, снова захихикал не в силах остановиться. Но сумел-таки справиться с собой. Вздохнул глубоко, удерживаясь от нового приступа смеха, и объяснил: - Это я предс-ставил, что будет делать Ивар, когда поймёт, что вы с-собираетес-сь толпой приезжать к нему каждый день!
   - И что будет? - с недоумением спросила волчишка.
   Притихшие ребята ждали ответа от Ригана, но неожиданно заметили, как вытянулось лицо Берилла. Ирма вопросительно кивнула ему. И тогда огорошенный мальчишка-вампир выпалил:
   - Да он сбежит от нас!
   Подумали ещё немного, и Вади нерешительно предложил:
   - А если постепенно? Сначала, в первый день, к нему приедет кто-то один? Потом - двое? Он привыкнет - и сбегать не будет.
   Даже Риган признал, что такая идея имеет право на воплощение в жизнь.
   - Но ездить будем всё равно компанией! - решила Ирма. - Все будут оставаться на опушке, а остальные сначала по одному, а потом, прибавляясь, будут ходить к Ивару.
   - А там такой лес! - разгорелись глаза у Вилла. - Да ещё летом! Пока болтают с Иваром, можно будет там везде побегать, пообнюхать всё! Ух, здорово!
   Тармо, сообразив, в чём дело, тоже загорелся идеей побегать по незнакомому лесу. Только Вади вздохнул.
   - Получается... - не обращая на них внимания, проговорила волчишка. - Получается так. Мы приезжаем к опушке, оставляем всех и... - И она задумалась.
   - И что? - нетерпеливо спросил Эден.
   - Нет, по одному не получится. Старшие не пустят, - объяснила Ирма, и все закивали, подтверждая: точно, не пустят!
   - Значит, идём по двое, - подытожил Эден. - Хочешь, я с тобой пойду в первый раз? Ну, как будто ты его со мной хочешь познакомить. Он же меня видел, но не знает, что я здесь живу. А со мной в том лесу, если что, можно не бояться.
   Последнее предложение в устах маленького некромага Ирма восприняла правильно: это он таким образом в обязательном порядке напрашивается пойти к загадочному и бессовестному Ивару, чтобы тот её не обидел. Рассказали Эдену однажды по секрету, как прошла первая встреча Ирмы с этим Иваром. А волчишка узнала, что мальчику-некромагу про то рассказали. А ещё узнала, что Эден привык защищать всех тех, кто нуждается в защите. И плевать ему, что никто у него этой защиты не просит.
   Вот и поняла маленького некромага сейчас.
   - Хочу, - сказала волчишка и огляделась. - Берилл, Тармо и Вилл, Вади и ты. Кого просить будем, чтобы нас отвезли в лес?
   - Колина, - сразу предложил Берилл. - Он твой брат и понимает, как ты любишь пейнтбол. И он тебя выслушает, а остальные могут сразу отказать.
   - И когда вы х-хотите поех-хать? - полюбопытствовал Риган.
   - Послезавтра, - без паузы ответила Ирма.
   Риган и Эден спокойно приняли решение волчишки. Но её верные друзья внимательно взглянули на неё и тут же отвели взгляды, чтобы эти двое не заметили. Волчата и Берилл слишком хорошо знали свою подружку, чтобы понять: Ирма соврала "без зазрения совести", как называет это дело Селена.
  
   Обед в Тёплой Норе прошёл, как всегда, деловито, разве что сегодня был слегка приправлен энергичным обсуждением двух игр на территории военной школы.
   Селена, которую уговорили-таки не заезжать в пригородную школу, сидела за столом взрослых внешне спокойная. Но то, что она вооружена самыми сильными браслетами, блокирующими не только братство, но и всех, кто её "слушал", видели все. Многие думали, что она расстроена из-за неудачи старшей группы. И лишь некоторые понимали, что дело в другом.
   Ругмя себя ругала мысленно, что из головы совсем вылетели школьные дела. Расслабилась, видите ли, на каникулах, а то, что дети... ну, пусть подростки - обиженные ходят... Рвалась в школу заехать после соревнований по пейнтболу, поговорить с администрацией, но Джарри привёл логичные доводы не в пользу поездки.
   - Ты приедешь только ругаться, - объяснил он. - И это будет в пустоту. И директор будет прав, когда скажет, что не в его власти менять... - семейный заколебался, как назвать нужное ему понятие. - Что у них там? Курс? Программа? Не в его власти менять учебную программу. Тем более для оборотней её, как мы уже знаем, вообще нет. А значит, прежде чем требовать старших классов для них, надо позаботиться и об учебниках, и об учителях для оборотней-старшеклассников, и о той же программе. Так что... Надо продумать либо обращение в городское правление, чтобы поменяли возраст для оборотней, либо придумать самим, что можно сделать в этой ситуации. Но, повторюсь, сейчас поездка в школу - это напрасная трата времени.
   - Придумать, - с горечью повторила Селена, но покорно пошла следом за Джарри к машине, тщетно пытаясь уже по дороге выдавить хоть какую-то идею. Но все интересные мысли перебила её личная обида, на которой она впервые зациклилась слишком сильно.
   ... Когда обед подходил к концу и народ начал расходиться из столовой, братство подхватило стулья и пересело к взрослым. Мика не стал устраивать длинное вступление, а сразу ринулся в атаку.
   - Селена, мы больше не играем с военной школой? - пожелал он удостовериться.
   - Нет.
   - Селена, нам тут Герд предложил сразиться с Белостенными, - уже таинственно сказал мальчишка-вампир. И лукаво ухмыльнулся.
   Зацикленная на своих тяжких думах, Селена не сразу сообразила, о чём ей толкует Мика. Среагировала только на невольный возглас - сначала изумлённого Джарри:
   - С кем с кем?!
   - Неплохая идея! - одновременно оценил реплику Мики, как ни странно, старик Бернар.
   - Это ещё что! - самодовольно сказал Мика. - На очереди за ними - некромаги!
   Братство тихонько засмеялось. А потом сидящие за столом начали развивать идею, хотя кое-кто, скептически настроенный пытался найти в ней одни отрицательные стороны. Даже Джарри покачал головой:
   - Белостенные - сплошь эльфы. А у нас в командах оборотни. Орденцы могут отказаться от игры с ними.
   - И чё? - спросил Мика. - Спросить-то можно, будут ли играть. Только надо сразу им сказать, что в нашей команде будет смешанный состав. Откажутся - так откажутся. Хотя... Ильм, например, с нашими оборотнями играл - и ничего, не помер. Ещё хочет.
   - Да ему всё равно, с кем играть, - заметил Мирт. - Лишь бы побегать, пострелять.
   - Вот с него и начнём уговоры, - сказал Коннор. И улыбнулся. - Он с нами бегает с азартом, а что будет, когда его ученики окажутся на поле?
   Все засмеялись. Селена - тоже, но её улыбка быстро угасла, когда хозяйка места быстро оглядела сидящих на столом.
   - А где Колин? - нерешительно спросила она.
   - Наверное, к Понцерусу побежал, - пожал плечами Мика. - У него сегодня урок по древнеэльфийскому. А что?
   - Нет, ничего, - успокоенней ответила Селена. - Просто непривычно: вас пятеро, и вдруг одного нет. Так, вернёмся к проблеме. Джарри, тебе не кажется, что вечером надо бы собрать в кабинете всех взрослых, кто заинтересован в наших детях и в деревенских делах? Надо бы подумать над школьной проблемой ребят-оборотней. Я сама ничего придумать не смогла. Разве что предложить факультативы желающим учиться дальше.
   - Думаешь, среди ребят будут те, кто не захочет учиться дальше? - задумчиво спросил Джарри.
   - Я имею в виду не только наших.
   Вот тут все и замолчали. Как-то не подумалось сначала, что в школе, кроме ребят из деревни, учатся и те оборотни, что живут в самом пригороде.
   - Да, интересная задачка, - признался Джарри. - Но, думаю, мы её решим. Тем более, именно сегодня приходит Трисмегист. А он порой подаёт интересные идеи.
   ... Послеобеденное время - "тихий час" для малышни и свободные часы для подростков. Почти пять часов до ужина. А кто-то не спит, но старается проводить время так, чтобы не мешать остальным. Рыболовы бросились обсидеть берега любимого пруда. Самые заядлые дельтапланеристы, например, немедленно поспешили в ангары. Поэтому никто не удивился, что в одном из них появился Коннор. Хаук и Герд помогли ему выкатить рукотворную тёмно-серую птицу, и вскоре он взлетел и потянулся последним за теми дельтапланеристами, которые взяли курс на лесную заводь. Правда, он слишком лениво летел за всеми, отчётливо отставая, а потом, когда все скрылись за деревьями, выждал мгновения и прошептал заклинание невидимости, полностью скрывшее его с глаз не только обычных людей, но и магов.
   Единственный маг, торопившийся по дороге среди кукурузного поля, взглянул в небо, неясно чем-то встревоженный. Но ничего не разглядел и зашагал дальше, к деревне. Так что Коннор насмешливо покачал крыльями, приветствуя старого эльфа-бродягу, и спокойно полетел дальше - к дороге, но не к мосту, а сразу к той части пригородной реки, рядом с которой начинается лес.
   ... Пока Коннор ждал, когда ему откроют двери ангара, Ирма кивнула Ригану:
   - Мы на поле. У Селены отпросились.
   Бандиты не впервые уходили с "тихого часа" с разрешения хозяйки места, так что мальчик-дракон пожал плечами. Он-то полдневный сон любил. Отсутствие Ирминой компашки ему всегда было на руку: в комнате спокойно, и можно понежиться подольше в постели без насмешливых комментариев своих слишком активных соседей.
   На цыпочках прокравшись к лестнице в гостиную, волчишка и её друзья скатились вниз. И огорошенно замерли: в детском уголке гостиной сидел Эден. При виде компашки он вскинулся и, забыв о любимых машинках, обиженно выпалил:
   - Вы на поле?! Без меня?!
   - Мы думали - ты спишь, - примирительно объяснила Ирма. Оглянулась на растерянных друзей и неуверенно спросила: - А ты тоже хочешь?.. Мы думали - ты к старшим пошёл, чтобы тебя на дельтапланах покатали.
   Эден вдруг склонил голову набок, а потом встал и быстро пошёл к входной двери. Ребята, пока ничего не понимающие, - следом. Проскочив тамбур, все оказались на улице.
   - Вы ведь в лес, к Ивару, - спокойно сказал Эден, деловито скручивая подросшие тёмно-рыжие волосы резинкой, которая тихо позвякивала мелкими артефактами. - Я с вами. На скейтах?
   - На скейтах, - отмерла волчишка. Пришла в себя и тут же скомандовала: - В дороге меня слушаться! А то в следующий раз не возьмём! Дай слово!
   - Слово, что буду слушаться! - поклялся Эден, дотронувшись до серьги-накопителя в ухе. Этот жест компашка знала и мальчику-некромагу поверила.
   Именно поэтому они все подождали, пока Эден снова не сбегает в дом - сказать Селене, что идёт с Ирмой на пейнтбольное поле, и из комнаты забрать собственный скейт.
   На своём личном транспорте маленький некромаг стоял уверенно. Но компашка знала, что развивать такую скорость, как у них, он может только на ровной поверхности. Поэтому грунтовую дорогу, как её называла Селена (дорогу через луговину и кукурузное поле), они проехали с щадящей скоростью. Один раз пришлось спрятаться в кукурузе от неизвестного путника, который шёл им навстречу: его вовремя услышал Тармо, а Эден подтвердил впечатление услышанного волчонком путника своим умением слушать пространство... Но следующие дороги вплоть до опушки нужного им леса компания пролетела так, что им вслед с завистью поглядывали местные жители пригорода... Часы были с собой только у Эдена - кулоном на цепочке.
   - Сколько мы потратили? - шумно дыша, спросила у него Ирма, глядя на первые деревья опушки, чьи стволы прятались в густых зарослях кустарников.
   - Примерно два часа.
   Волчишка, всё ещё сопя от напряжения, кивнула.
   - Ничего, успеваем к ужину.
   Здесь же компашка переговорила между собой. Решили так: Ирма и Эден идут прямо к домику Трисмегиста и Ивара - остальные крадутся за ними так, чтобы их не увидели. То есть сначала, в первый день запланированных поездок, идут все, но так, чтобы Ивар увидел только волчишку и маленького некромага.
   - Типа, мы и правда хотим его познакомить с Эденом, - решила она.
   Скейты были сложены и повешены на спины, и малолетние бандиты помчались по едва проложенной тропе - Вади, на всякий случай, впереди: он и в человеческой форме чувствовал следы старого эльфа-философа, поэтому сразу учуял бы, если бы впереди тропа оказалась обманкой для тех, кого нежелательно видеть рядом с домиком в лесу.
   Несмотря на летний лес, Вади быстро вспомнил, где они остановились весной, выкрикивая имя Ивара, о чём тут же, беззвучно хихикая и прыская в ладошки, рассказали Эдену. Пришли к выводу: Ивар тогда на зов пришёл быстро - значит, домик, где он сейчас живёт, неподалёку. Перестроились: волчишка и маленький некромаг вместе прошли с десяток шагов. Выждав это расстояние, остальные двинулись следом.
   Едва заметная тропа петляла между громадными деревьями. Порой приходилось пригибаться из-за низко склонившихся кустарниковых ветвей. Иногда, из-за узости тропки, приходилось идти друг за другом - волчишка впереди, за ней - Эден. Парочка шагала молча, потому что внимательно прислушивалась к лесным звукам. Пока ничего страшного - считала Ирма: запахи привычные, птицы свистели спокойно, листья шелестели умиротворяюще. Снова узкое место на тропе...
   Ирма пискнуть не успела, как кто-то резко зажал ей рот и рывком затащил за дерево, которое она только-только собиралась обходить. Эден, шедший следом, ахнул, глядя над её головой, но почему-то не закричал, зовя остальных на помощь, как она ожидала. На мгновение застыв на месте, он бросился к ней и прошептал:
   - Тихо, Ирма... Это Коннор...
   Волчишка так удивилась, что, чуть только захват ослабел, а ладонь пропала с её рта, немедленно оглянулась на мальчишку-некроманта. Тот покачал головой и, отвернувшись, осторожно высунулся из-за того же дерева. Сообразив, что впереди происходит что-то неожиданное, Ирма, приложив палец к губам, помахала появившимся из-за кустов друзьям, и вся крайне изумлённая компашка подбежала к ней и к Коннору с Эденом, наблюдавшим за чем-то явно очень занимательным. Или опасным. Заинтригованные малолетние бандиты облепили дерево со всех сторон, благо ствол у него толстенный. Коннор лишь раз обернулся, чтобы со вздохом оглядеть всех и, уже укоризненно покачав головой, вернуться к наблюдению.
  
   Глава третья
  
   Сначала волчишка рассмотрела прячущийся среди деревьев домик. Так про него, вспоминая об Иваре или встречая Трисмегиста, говорила Селена - "домик". Рассмотрев же это строение, Ирма скептически хмыкнула: ничего себе - домик! Да он только чуть меньше того, что принадлежит Каисе и Тибру! Устроился он среди довольно весёлой полянки - потому весёлой, что была она светлой от солнца. И высился этот дом углом к секретным наблюдателям - углом, с видимой им входной дверью. Но не дверь притягивала их внимание. А то, что происходило перед ней.
   Как на ладони... В маленькой фигурке, боком стоявшей к наблюдателям, легко узнать Ивара. А вот тех, кто стоял перед ним... Ирма поёжилась. Ну и дядьки... Двое высоких (поэтому Ивар и маленький - в сравнении-то с ними) бородатых мужчин в разгар лета оделись в меховые одежды, а на головы, вместо шапок, надели какие-то меховые колпаки с рогами. Обуви не видать, зато по меховым одеяниям полным-полно струилось живых трав и цветов, образуя красивые узоры! Как будто эти дядьки решили поиграть в зверей - попыталась их разгадать волчишка. И в руках обоих - посохи. Страшноватые: какие-то кривые, но толстые, и их тоже обвивают травы и цветы, а наверху у них на двух верёвочках два пучка из птичьих перьев мотаются...
   Интересно, а где тот Трисмегист, который Ивара обучает?
   Жалко, что люди стоят далековато - не подслушать. Зато видно всё. И то, что Ивар стоит не просто перед ними, а в трёх шагах от них, если не больше. И стоит, упрямо набычившись, будто его ругают... Ирма напряглась, но не услышала даже бурчания. Но двое мужчин, в отличие от Ивара, стоявшие - горделиво выпрямившись, продолжали ему что-то говорить, кажется, втолковывать, то и дело кивая на дом.
   Расслышав чуть шелестящее сопение, волчишка оглянулась: раздражённо сопел Берилл. Ирма хотела спросить, чего это он, но вовремя вспомнила, что мальчишка-вампир умеет считывать с губ чужую речь. А эти дядьки стоят слишком неудобно. Их рты не видны для Берилла, с какой бы стороны дерева он ни пытался встать.
   Но вот дядьки прекратили говорить, и один из них широким жестом, да ещё посохом, указал Ивару в сторону, где прятались невольные зрители непонятного события. Ирма даже испугалась, что их всех заметили. Но Ивар не повернулся посмотреть по указанному направлению. Точней, он головой покачал, но не так, как Коннор - укоризненно, а, похоже, отрицательно. Да что у них там?
   Мужчины переглянулись. И один из них пожал плечами: что поделать, мол?.. А второй поднял свой посох, будто показать его тому, кто в этом доме сидел, не желая выходить... А потом оба развернулись и не спеша стали уходить в лес.
   Дальше началось такое, что Ирма просто онемела от ужаса, а радостный светлый лес разом потемнел и стал таким страшным!..
   Ивар вдруг подпрыгнул. В руках у него тоже оказался посох, поменьше того, что поднял второй дядька. И он его выставил так, будто хотел поднять свой посох на ту же высоту, что и тот дядька. И внезапно упал так, словно его сбило с ног невидимым ураганом! Потому что упал не на месте, а ударившись всем телом о стену дома!
   Треск сучьев под ногами выскочившего из-за дерева Коннора подсказал, что пора вмешаться. Волчишка не стала призывать свою компашку на помощь Ивару. И так всем всё было понятно, что нужное для действий время пришло. Так что за Коннором рванули все! И тут выяснилось, что, пока кое-кто сидел за деревом и наблюдал, малолетние бандиты успели и вооружиться - подходящими сучьями, например, а Берилл, в последнее время таскавший в карманах курточки несколько камешков, бежал, зажав их в кулаках.
   - Назад! - вдруг отчаянно закричал на полпути к дому Коннор. - Ирма, веди своих к тому же дереву - назад!
   Такой страшный крик от мальчишки-некроманта Ирма услышала впервые и первым делом среагировала на его интонации. Прыжком догнала впереди мчавшегося Вилла и ухватила его за ворот рубашки. Остолбеневшие было Тармо и Вади немедленно помогли ей оттащить пойманного и брыкающегося от неожиданности мальчишку-оборотня хотя бы не за дерево, а на начало тропы. Но Вилл, наверное сообразив, что не зря в него вцепилось столько ребят, больше не дёргался бежать дальше.
   Сгрудившись здесь, в начале тропы к жилью, вся компашка, встревоженно открыв рты, уставилась на "домик".
   А там Коннор, нагнувшийся было к Ивару - кажется, поднять его, неподвижного, резко оглянулся на лес, куда ушли те дядьки. И вместе с ним посмотрела туда же компашка. И, забывшая, как дышать, Ирма стукнула мальчишку-вампира по спине:
   - Беги к нему! Ты быстрый! Успеешь!
   Что именно делать там, куда Коннор велел не ходить, Берилл не стал переспрашивать, а немедленно рванул к мальчишке-некроманту.
   Одновременно с ним, взрывая землю и всю растительность на ней, к домику со всех сторон стремительно побежали... самые колючие кустарники на свете - ползучие лозы ками! До сих пор Ирма никогда ками воочию не видела, но на уроках в деревенской школе она и её друзья не раз рассматривали толстенную книжищу Бернара, так что сейчас по одним только разлапистым листьям узнала это растение! Она не знала, каким образом и почему послали те дядьки эти кустарники к домику, но помнила, что на лозах у ками иглы размером чуть не с её мизинец, а если игла втыкается во что-то, то на кончике у неё появляется капелька яда!
   Следом за Бериллом пришлось послать Вади, как самого взрослого и сильного среди ребят: Коннор при виде растительной опасности быстро встал и, подняв руки - открытыми ладонями вперёд, кажется, собирался остановить опасные кустарники ками с помощью магии! А Ивар-то так и не шевельнулся!
   Берилл там, у стены домика, склонился над лежавшим мальчишкой-друидом, собираясь тащить его за подмышки, и поднял голову на топоток подбегающего Вади. Они волоком отволокли Ивара к компашке, а там - ещё дальше. Чисто на всякий случай. Ирма взглянула на Берилла и скомандовала:
   - Уйди от него!
   Берилл, сначала не сообразив, посмотрел на Ивара, а потом как-то судорожно вздохнул и отвернулся, пошёл к началу тропы. Что Ирма навсегда усвоила: нельзя, чтобы мальчишка-вампир видел и нюхал кровь. А у Ивара кровь шла из носа.
   Но мальчишка-вампир быстро вернулся.
   - Ирма, не глупи. Я сыт - и мне кровь сейчас не нужна. Как его привести в себя?
   - Я, - сказал Эден, втиснувшись между ними. - Я умею. Только не мешайте мне.
   - Да пожалуйста, - рассеянно ответила волчишка, во все глаза глядя на Коннора.
   Тот стоял напряжённо, дожидаясь, пока до него домчатся первые лозы кустарника. А те внезапно изменили своё движение: они обогнули мальчишку-некроманта и ринулись к дому. Коннор замер, неверяще оглядываясь. Но зелёные страшилы и впрямь рванули к жилищу Ивара. Послышался стеклянный звон - кустарники ками влетели в окна. Кажется, скорости они сразу не снизили, так что даже входная дверь с треском распахнулась от их мощного напора уже изнутри. А Коннор словно очутился в странном лиственном потоке: его порой за ками даже не было видно - так плотно бросались мимо него на дом зелёные лозы. И он опустил руки, ошеломлённо глядя на происходящее.
   От ледяного холодка по спине Ирма подняла плечи, сама того не подозревая. Это что - жуткую колючку дядьки послали именно в дом Ивара?! Но зачем?! Спустя мгновения волчишке показалось, что домик вот-вот взорвётся от лоз, которые продолжали вламываться вовнутрь.
   И всё бы ничего, но за спиной ребят коротко вскрикнул Эден:
   - Куда?!
   И оборачиваться не пришлось, чтобы узнать, что происходит: мимо них пробежал очнувшийся Ивар!
   Сначала думали - на помощь Коннору. Но Ивар не стал обегать дом к входной двери, а сложив руки, будто для прыжка в воду, так же, прыжком, бросился в разбитое окно! В окно, в котором мелькали опасные зелёные лозы ками! Ирма, представив, куда он свалился в домике, застонала так, словно сама свалилась в колючие ветви!
   В стремительном шелесте лоз Коннор, кажется, услышал этот громкий стон, но, видимо, не понял, что случилось. И медленно - то ли остерегаясь попасть в зелёную колючую волну, то ли давая ей сообразить, что человек тронулся с места, а значит - его надо обойти, пошёл к компашке. И тут волчишка отмерла. Снова взглянула на окно, за которым пропал Ивар, а потом закричала:
   - Коннор! Ивар прыгнул в окно! В дом!
   Он что-то прошептал, в полном ошеломлении глядя на дом.
   А тот словно разбухал от впихивающихся в него лоз ками. Кустарника было так много, что лозы начали выпирать из окон, из двери... Вскоре мимо остолбеневшего Коннора выстрелила последняя лоза, которая будто подпрыгнула, чтобы прилипнуть к выпячивающейся из двери зелёной стене.
   Минута... Другая... Больше на поляне вокруг дома ничего не шевелилось... Всё закончилось?
   Ирма немедленно помчалась к Коннору и завопила на него:
   - Сделай хоть что-нибудь! Он же помрёт там!
   - Вернитесь на тропу! - сухо сказал мальчишка-некромант. - Пока не позову, не подходить! Поняли?
   - Поняли! - нестройно откликнулась компашка.
   И послушно отошли и на этот раз не встали, а уселись прямо на согнутые снопом травы, предполагая, что Коннор будет творить что-то магическое и долгое. Только Эден, который почти скрывался из-за малорослости в высоких травах, пробрался вперёд и внимательно следил за его действиями.
   Хотя с начала тропы Коннор был виден всем.
   Мальчишка-некромант отошёл к ближайшему дереву, внимательно оглядел его, а потом выудил из-под рубашки что-то маленькое на небольшом шнурке. Затем одну руку ладонью прижал к стволу, а другую, с этим артефактом, вытянул к дому и бесшумно зашептал... Ирма не знала, куда смотреть: то ли на дом с прячущейся в нём страшной ками, то ли на дерево, в котором она узнала крепчуг. А лицо Коннора становилось каким-то странно безмятежным, как будто ему всё равно, что в домике умирает Ивар, проткнутый ядовитыми иглами.
   Выдох Эдена услышали все.
   - Мне так... никогда... - в никуда проговорил маленький некромаг, не моргая смотревший на Коннора.
   Ирма сжала кулачки: вот почему она не видит так чётко, как видит Эден?! Редко бывало такое, чтобы волчишка завидовала старшему брату - Колину, но сейчас ей так захотелось увидеть то, что видит Эден!
   Не успела додумать, как из распахнутой двери домика посыпалась... не зелёная лоза, а серая труха! Она высыпалась вяло, потому что её было столько, что... Ирма сообразила главное: Коннор превратил ядовитую лозу в сено, а потом в труху, и ками осела - плотно-плотно! Потому и сыплется она из домика слишком медленно и даже неохотно - с едва заметным пыльным дымком. И волчишка снова испугалась. А вдруг эта труха похоронит под собой Ивара?! Если он ещё живой?! Задохнётся же, пытаясь дышать под ядовитой пылью ками!
   - К двери не подходить! - бесстрастно проговорил Коннор, отнимая ладонь от крепчуга и размашисто шагая к домику.
   Волчишка мельком было взглянула на дерево, да и оцепенела на нём взглядом, открыв рот. А Эден подбежал к крепчугу и... Она чуть не закричала ему, чтобы не трогал страшное пятно на коре дерева! Пятно, похожее на чёрный ожог!
   Что сделал Коннор? И... зачем он это сделал?!
   Но тот уже приближался к двери домика, поэтому вся компашка на всякий случай сгрудилась за его спиной. Заглядывая вперёд, чтобы увидеть, что делает Коннор, волчишка уловила момент, когда он прижал ладони друг к другу, а потом резко развёл руки в стороны. Мгновения... Серая труха со свистом повылетала из окон! Пока обалдевшая компашка глазела на невероятное зрелище, мальчишка-некромант бросился в опустевший домик.
   Очухавшись, малолетние бандиты бросились следом. Остановились сразу за порогом, не решаясь идти за Коннором по комнатам, влажным от яда. Коннор ещё и вернулся, чтобы предупредить:
   - Выйдите! Сам его вытащу!
   Компашка вышла и, посовещавшись, направилась снова к тропе, поскольку вокруг домика трава посерела от трухи ками - и это было... опасливо. А когда уселись снова на чистую траву, Эден, в чьих глазах горел восторг, покачал головой:
   - Как он это сделал! Как! Я тоже хочу так научиться!
   - А что он сделал? - не преминула спросить волчишка, которой стало зябко после его слов: ему - и хочется научиться делать вот такую труху?!
   - Он вытянул силу из этих веток!
   - Это не ветки, а лозы, - поправил его Тармо. - Это ками. Мы видели её в книжках Бернара. Знаешь, какая ядовитая!
   - А ты видел? - уточнила Ирма, имея в виду магическое зрение. - Видел, как Коннор это сделал - вытянул силу из ками?
   - Видел, конечно!
   - А что такое на крепчуге осталось? Вон то пятно - ты знаешь?
   Эден даже повернулся, чтобы посмотреть, на что указывает волчишка.
   - А, это. Он, когда силу из лозы брал, переводил её в крепчуг. А эта ками, как ты её называешь, она ведь очень ядовитая. Вот крепчуг и обжёгся.
   Волчата и Берилл переглянулись. Берилл потом уставился на домик, а волчишка с завистью посмотрела на него. Вампир. И основы магии знает. Значит, он тоже может такие штучки в будущем делать. Везёт же Бериллу...
   - Вышел! - воскликнул Вилл и тут же помчался к Коннору, который, впрочем, и сам шёл к той же тропе.
   Пока мальчишка-некромант не приблизился к тому дереву, от которого они все наблюдали за происходящим у домика, так и не остановился. Притихшие, впечатлённые видом лица и рук мальчишки-друида, испятнанного какими-то ржавыми пятнами и исцарапанного до крови иглами ками, компашка шла следом. Затем Коннор опустил Ивара на травы и присел перед ним на колени. Одну руку положил на грудь мальчишки-друида, другую протиснул под спину.
   - Берилл, - позвал, он не оглядываясь, - Бернар учил вас отделяющим магическим приёмам? Приёму отторжения? Сможешь отделять из его кожи всё внедрённое, пока я посылаю ему силы?
   - Учил, - шёпотом отозвался мальчишка-вампир.
   - Иди сюда. А я пока вызову Мирта, чтобы приехал к опушке на машине.
   Ребята потеснились, и Берилл тоже устроился на коленях перед Иваром. Ладонями словно обнял, не прикасаясь, голову лежавшего. Прошептал заклинание.
   - Ирма, как вы тут очутились? - слегка монотонно спросил Коннор.
   - Селена сказала, что Ивар отвык от людей, - объяснила волчишка, жалея, что не взяла в дорогу ничего из того, что требовал брать Бернар на случай ранок или порезов. - Мы решили ходить сюда каждый день, чтобы он к нам привык, а потом хотя бы приезжал на наши соревнования по пейнтболу.
   - Ага, - подтвердил Эден, который, не отрываясь, с жадным интересом следил за руками как Берилла, так и Коннора. - А ты чего сюда пришёл?
   - Прилетел, - всё так же ровно, без эмоций, поправил его Коннор. - Дельтаплан я оставил на опушке. Я летаю сюда часто, когда есть время. Надо же приглядеть за Иваром. Ну, что, Берилл? Много ещё осталось?
   - Я не чувствую, сколько, - виновато ответил мальчишка-вампир. - Вышло много.
   Чтобы увидеть, что именно вышло, Ирма встала и сверху посмотрела... И кинулась подальше от всех, потому что затошнило: по лицу, по рукам и, кажется, по всему телу Ивара, потому что взмокла рубашка, еле-еле текло что-то прозрачно-жёлтое, противное на вид и на запах. Вскоре к ней присоединился Вади. Покосившись на него, Ирма буркнула:
   - Чё пришёл?
   - Воняет, - прошептал "семейный".
   Она кивнула ему и вздохнула. Но делать нечего: Ивар вот-вот очнётся, а Ирме так хотелось узнать, что тут произошло. Она оборвала лист лопуха и вытерла рот.
   Вернулись к своим вовремя: Коннор, усадив Ивара, прислонил его к стволу дерева и, придерживая за плечо, чтобы не свалился, пристально всматривался в его лицо.
   - Ивар, можешь открыть глаза?
   Кожа на лице у мальчишки-друида чистая: пока волчишка отсутствовала, ему протёрли кровь и грязь. Но воспалённые точки и царапины теперь стали ещё отчётливей. Ивар с трудом разлепил ресницы. Глаза мутные - Ирма со страхом подумала, что он не только весь проколот, но и отравлен. Но всё же глаза Ивара постепенно очистились от мути, а взгляд сфокусировался на Конноре.
   - Ты...
   - Да, я, - нетерпеливо сказал мальчишка-некромант. - Можешь говорить?
   - М-могу...
   - Что случилось? Почему друиды наслали на ваш дом ками?
   Ивар закрыл глаза. Наверное, ему трудно было держать их открытыми. А потом он задрожал, затрясся, а его рот скривился. Брызнули слёзы.
   - Они сказа-али... - Он задыхался, с трудом выговаривая слова. - Они ска-азали, что некромагам... и тёмным друидам... не место в этом лесу... Не место!.. А когда я сказал, что не уйду...
   - Они наслали ками, - закончил Коннор. И покачал головой. - Что-то мне это очень сильно напоминает... Кажется, Мирт однажды сказал про тёмных друидов: где они были, пока в нашем государстве шла война? Только теперь... Где эти были, когда этот лес был мёртвым? Ивар, зачем ты побежал в дом? Ты же видел!
   Мальчишка-друид помолчал немного, вздрагивая и не в силах удерживать слёзы.
   - Там наши вещи... Книги... Я хотел вытащить наши вещи...
   - Ладно. Об этом потом. Тем более - эти вещи сейчас вряд ли целы. Яд ками прожигает не только живое. Ивар, я дотронусь до тебя - тебе очень больно?
   - Терпимо... - прошептал тот, когда Коннор взял его за руку.
   - Тогда потерпи ещё немного: я сейчас возьму тебя на руки и донесу до опушки леса.
   И он выполнил своё обещание. За Коннором, спокойно идущим по тропке, шли малолетние бандиты, тихонько переговариваясь между собой.
  
   ... За десять минут до конца "тихого часа" Селена, сидевшая на кровати двойняшек-оборотней Торсти и Шамси, осторожно поднялась. Головы и передние лапы волчат мягко съехали с её коленей и ткнулись в подставленное одеяло. Двойняшки не проснулись. И Селена на цыпочках пошла к двери из яслей-сада Вильмы.
   На каникулах хозяйка дома часто подменяла на "тихих часах" любимую няньку малышни, чтобы девочка (ох, девушка!) успела за лето нагуляться с Моди в такие часы, в какие не погуляешь в учебные. Да и малышня, узнав о каникулах школьников, буквально начала вешаться на шею Вильме, не отпуская её, а заодно эксплуатируя её верного рыцаря. Поэтому, когда могла, Селена и дежурила в самой большой комнате второго этажа Тёплой Норы. Чаще всего в учебные дни её подменяли Хоста и Аманда, а порой и Асдис, с удовольствием спавшая в это время со своим малышом.
   Проблем со сном у ясельников обычно не бывало, но сегодня двойняшки-оборотни что-то забеспокоились. Сначала Шамси, чуть заснув, заплакала. А потом и братишка заскулил. Пришлось присесть к ним. А малышня взяла и залезла к ней на колени. Пока гладила, утешая, заснули. Как сгонишь? Ну и дремала вместе с ними, просыпаясь временами и пытаясь сосредоточиться на проблемах, которые не давали покоя. Не о взрослых классах думалось. О Колине. После обеда к ней подошёл Понцерус и поинтересовался, где сейчас находится мальчишка-оборотень, который, вообще-то должен был прийти к нему на урок. Удивлённая Селена (кто - кто, но Колин?!) немедленно сняла блокирующий Колина браслет, но отклика не последовало. В конце концов, это нормально, что мальчишка-оборотень заблокировал свою старшую сестру. Но ненормально другое: он же пропустил обычно драгоценный для него урок древнеэльфийского. Такого никогда не было. Послать бы искать мальчишку, но тут Вильма перебила мысли, попросив посидеть с ясельниками.
   Осторожно закрыв дверь в ясли-сад, Селена повернулась идти к лестнице - и почувствовала, как потеплел один из блок-браслетов. Мирт.
   "Селена, я возьму машину? - попросил мальчишка-эльф. - Коннор летал на дельтаплане. Кажется, что-то случилось, и он просил подъехать к нему".
   "Мика с тобой? Починить - если что?"
   "Нет. Мика не может. У него идея какая-то. Он в мастерской".
   "Точно в спутники никого не надо?"
   "Нет. Спасибо, Селена".
   Ощущение тепла пропало, и Селена спустилась в детскую гостиную - то бишь в детский уголок. Ого, здесь уже кто-то возится с игрушками! Садясь в кресло, Селена, кажется, слишком громко поправила его накидку. Непонятная фигура обернулась, и Селена узнала Синару - девочку-некромага, в крови которой обнаружили признаки родства с эльфами.
   - Выспалась? - кивнула ей Селена, начиная разговор.
   - Выспалась, - улыбнулась та, снова отвернувшись и продолжая расставлять кукол и мягкую игрушку в одном из манежей.
   - И что это будет? - заинтересовалась Селена, приглядываясь к набору игрушек.
   - Придёт Моно - пусть покажет сказку, - безмятежно откликнулась Синара. - Мне нравится, как он рассказывает.
   - А где Эден? Вы же обычно вместе играете?
   - Он с Ирмой куда-то побежал.
   "Скорей всего - на поле, - сообразила Селена, откидываясь на спинку кресла. - Не страшно. С тех пор, как защиту деревни натянули и на поле, теперь там безопасно".
   И оглянулась на стук входной двери. В гостиную вошли Бернар и, как ни странно, Колин. Почему "как ни странно"? Полное впечатление, что они вместе. Собирали, например, травы. Тем более - Колин в руках держал корзину с охапками цветочных стлеблей... Удивлённая Селена встала и спросила:
   - Вы откуда?
   - Сходили к молодому леску, - ответил старый эльф и прошёл мимо - в гостиную для взрослых.
   - Колин, подожди, - сказала Селена. - Надо бы поговорить. Идём в кабинет.
   Мальчишка-оборотень нерешительно посмотрел на уходящего Бернара.
   - Я его предупрежу, что ты меня позвала, и оставлю корзину, - наконец сказал он и побежал за эльфом-целителем.
   Селена вошла в кабинет и осмотрелась. Девочки-дежурные сегодня здесь прибирались. Чисто и светло. Села в кресло в ожидании.
   В кабинет вошёл не только Колин, но Бернар. Мальчишка-оборотень явно был не в своей тарелке, поглядывая на Селену чуть исподлобья и вздыхая, когда косился на старого эльфа-целителя. Наконец все сели, и Бернар спохватился.
   - А я не помешаю при вашей беседе?
   - Колин? - переадресовала вопрос мальчишке Селена.
   Колин неожиданно нахмурился, причём с какой-то досадой. Но, видимо взяв себя в руки, мальчишка-оборотень ответил:
   - Всё хорошо.
   Странный, не совсем ясный ответ. Селена тоже немного посомневалась. Может, зря не попросила Бернара уйти? Но решила забыть о нём. А может, старый эльф и поможет? Потому что, как ей показалось, она начала понимать, что случилось.
   - Колин, приходил Понцерус. Сказал, что тебя не было сегодня на его уроке. Почему ты не предупредил его, что не сможешь прийти?
   - Я... - начал мальчишка-оборотень, глядя куда-то вбок, и запнулся. Прежде чем договорить, он некоторое время смотрел в пол, а потом поднял глаза и закончил: - Больше на его уроки я ходить не буду.
   Удивился даже Бернар, знавший о страстном увлечении Колина языками.
   - Но почему, мальчик? О твоих успехах Понцерус рассказывает так, словно все остальные его ученики, даже эльфы, тебе в подмётки не годятся! И, значит, ты провёл время этого урока со мной?
   - Когда-то я мечтал, что стану таким целителем, как вы, - глядя Бернару в глаза, отозвался Колин. - И сейчас понял одно. Нельзя предавать мечту ради чего-то бесцельного и непрактичного.
   - Что? - поразился старик-эльф. - Ты говоришь об изучении языков, как о чём-то бесцельном? Но ведь это не так!
   - А я поняла, - невозмутимо сказала Селена, хотя внутри неё бушевала буря. - На твоё решение повлияло отсутствие в школе старших классов для оборотней. Так?
   - Так, - с ледяным спокойствием ответил мальчишка-оборотень.
   Услышав последнее, Бернар словно осел на месте. В глазах старика промелькнуло что-то печальное... Селена помолчала и спросила:
   - Я так понимаю, Колин, к Понцерусу тебе трудно подойти, чтобы объяснить ситуацию?
   Мальчишка-оборотень понурился.
   - Хорошо, - словно копируя интонации его недавнего ответа, холодно сказала хозяйка дома. - Я сама подойду к нему и объясню, что талантливый мальчишка-оборотень смалодушничал. Что он слишком слаб для изучения новых и старых языков. Что ему лениво получать новые знания по языкам, которые недавно ему нравились. Колин, скажи мне только одно: ты отберёшь у Ирмы лииру? Игра на этом музыкальном инструменте тоже непрактична. Для оборотня.
   - Селена, не надо, - прошептал Колин. - Я понимаю, что ты хочешь сказать. Но всё это слишком... трудно пережить.
   - Почему - трудно? - безжалостно спросила она. - Когда опускаешь лапки и отдаёшься на волю судьбы - это, напротив, легко. Ты же сдался. Сразу. Хотя до сих пор пытался противостоять всему, что мешало тебе получать знания.
   Колин сорвался с места и выбежал из кабинета, хлопнув дверью.
   После недолгого молчания Бернар прерывисто вздохнул.
   - Он в какой-то мере прав. Это всё... очень сложно.
  
   Глава четвёртая
  
   Колин здорово задел и разбередил её душу. Нет, Селена помнила, что нельзя лезть в чужой монастырь со своим уставом. Но то, что мальчишка-оборотень сразу перестал сопротивляться тем проблемам, которые поставила перед ним жизнь, покоробило её. Поначалу. Пока не вникла, что именно происходит.
   Вернувшись с веранды-кабинета, обнаружила, что половина ясельников Вильмы уже сидит в гостиной и деятельно занимается кто чем, стараясь говорить негромко, а если и раздавался порой звонкий смех, то шикали на нарушителя тишины, сами смеясь.
   Летом малышню после "тихого часа" не будили в определённое время. Кто-то просыпался сам. Кто-то - из-за слишком шумного соседа. Потому и шикали, чтобы досыпающих на втором этаже не разбудить... Селена снова устроилась в кресле и присматривала за постепенно скатывающимися с лестницы малышами в ожидании, когда появится Вильма или кто-то из взрослых дам, чтобы вывести ясельников в сад.
   Так, Синара дождалась своего заветного часа, когда возле манежа с собранными игрушками уселся толстячок Моно. Впрочем, в последнее время он не настолько был толст - так, упитанный бутуз, только довольно высокий. Малышня больно-то не давала ему сидеть на месте, вовлекая во все подвижные игры в саду... Как уж Синара, взрослей малыша-тролля на несколько лет, сумела влюбиться в его сказки - Селена до сих пор удивлялась. Но слушала она его, открыв рот и с таким сопереживанием, что Моно... старался, кажется, только для неё одной придумывать совершенно неожиданные повороты в своих историях. Хотя... Его истории в последнее время приобрели привкус ужастика. Однажды Селена подсела к ясельникам, слушавшим малыша-тролля, и узнала причину появления этого привкуса: пока Моно рассказывал о новом доме, в котором поселились куклы, герои всех его сказок, Синара успела пару раз вставить мрачные предположения о том, кто живёт в подвалах этого дома и что он может сделать с новыми жильцами. Несмотря на мрачность этих предположений, Моно, кажется, увлёкся страшными страницами новой сказки. Что ж... Всё, как всегда. Сказывалось прошлое, когда девочка-некромаг была помощницей пригородного некромага. Вот и, заранее подозрительная, видит любую историю - с подвохом. А Моно и рад включать в сказки элементы ужаса.
   Кроме Синары, перед манежем с собранными игрушками сидели двойняшки Брин и Илмари, а ещё... Стен? Так рано? Он обычно спит, что называется, до упора. Сынишка оглянулся на маму и радостно рассмеялся. Так, судя по всему, Риган встал после "тихого часа" и привёл малыша в детскую гостиную. Потому как Селена всем велела не помогать своему сынишке спускаться по лестнице, а исподтишка упрямый мальчик-дракон предпочитал не "помнить" о её просьбе. Очень уж ему нравилось возиться со Стеном.
   Во втором манеже сестрички Вик пытались закопать обернувшегося Фаркаса под те тряпки, которые в манеже настелены для тепла и которые так удобно использовать для внезапного сна в качестве одеялка. Видел бы кто... Малыш-эльф Корилус помогал им в этом трудном деле - закапывании повизгивающего Фаркаса, который с трудом отбивался всеми лапами от своих упорных закапывателей! Но не убегал.
   Единственные, кто вёл себя тихо и смирно, - это Айна с Оливией. Девочки сели за столик и, шёпотом переговариваясь, листали альбомы. Вероятно, собирались кого-то из малышей нарисовать, если судить по их взглядам на тех, кто спускался со второго этажа, пока их всех не собрали и не увели в сад.
   В детской гостиной сидеть - легко либо забыть о мелких, но кусачих вопросах. Либо решить их - как ни странно, именно на фоне постоянного общения с малышнёй. Либо - кое-что вспомнить. О недоделанном. О не доведённом до конца... Например, вспомнился первый приезд Белостенных в деревню, когда она, Селена, пыталась взять на слабо главу Старого города - Дрока. Орденцы спросили, что она хочет за найденные и отданные им эльфийские книги и артефакты. И она рассказала им о своей мечте - о пригородной школе и об университете, куда могли бы поступить и оборотни - после отличного окончания школы, разумеется. "С гарантированным блестящим результатом", - так выразилась тогда она. И тут же отступила, что настаивать не будет. А орденцы ухватились за эту уступку и думать забыли, что хотели бы чем-то отблагодарить за спасённое эльфийское наследие. Школу-то построили. Но то было запланировано городским правительством, а не Старым городом... Потом она чуть не взмолилась главе правительства Лофанту о равноправии между гражданами государства, имея в виду именно детей, кроме насущного вопроса о вампирах. И что? Дело так и осталось в основном дремать допотопным паровозом, постепенно ржавеющим в рельсовом тупике, зарастающем травой.
   Так, может, это она, Селена, виновата в том, что всё глохнет, не успев начаться? Она ведь старшая сестра. На неё смотрит и надеется Колин. Благодаря ей и братьям, он поверил в себя. Но перед махиной государственного устройства... мальчишка-оборотень просто-напросто растерялся. Будь Селена умней, она бы сообразила показать ему пути, как дальше жить и развиваться. Мальчишка же. Подросток. А она... облила его презрением и ждёт, что он, мелкая травинка, попрёт против танка - против устоявшихся законов государства...
   - Селена, - тихонько сказали под ухом. Большеглазая девочка-оборотень, присевшая рядом, за поручнем кресла, улыбнулась ей. - Я Колина не найду. Ты можешь позвать его? По своему браслетику?
   Судя по растрёпанной одёжке, Вик искала своего друга уже не только визуально, что значит - Колин магически спрятал свои следы. И теперь она надеялась лишь на Селену и её браслеты. Но что может сделать девочка, пока Колин обижен? Позовёт его гулять или предложит поболтать?.. Не дай бог, поссорятся. "А если я опять не права?"
   - Вик, посиди немного со мной, - предложила Селена. - А потом мы вместе пойдём и поищем Колина. На зов он не откликается. Наверное, чем-то занят. Согласна?
   - Согласна, - отозвалась девочка-оборотень и немедленно побежала к одному из манежей, где её младшие сестрички, сбросив балахоны и обернувшись, затеяли весёлую возню, рыча и трепля мягкие игрушки, а то и отнимая их друг у дружки. Фаркас-то сбежал. Чем ещё заняться? Приближение сестры малышки встретили с радостью, тут же попытавшись укусить её.
   Усмехнувшись её недалёкому бегству, Селена тут же вздохнула. Вик права: в пространстве, полном малышни, сидеть с хозяйкой - это всего лишь быть на виду у Селены и заниматься своими делами.
   "Хельми, - "постучалась" к старшему из братьев. - Ты где? Есть разговор!"
   "Селена, позже, ладно? - отозвался тот. - Коннор попросил Мирта приехать к нему. Кажется, он снова сломал дельтаплан. Ну и я с ними".
   "Ты странно сказал - с ними, - заметила Селена. - Кто ещё с вами?"
   "Лада, конечно", - улыбнулся Хельми и пропал.
   Селена удивилась. "Что там с Коннором такое, что он сам справиться не может? И почему нужна машина, если он вроде полетел к заводи, как мне сказали? Машина-то дальше опушки там не пройдёт... А Колин... Ладно, попробуем по-другому". И она, в очередной раз проверив, готов ли мальчишка-оборотень говорить с ней и не услышав ответной связи, расслабила браслет Мики.
   "Мика, Колин не у тебя?"
   Сердитый голос, точней - вопль, светлоголового мальчишки-вампира подсказал, что она полезла к нему не в самый лучший момент.
   "У меня здесь, в мастерской, кто угодно, только не Колин! - завопил он. - У меня тут столько народу - и всем что-то нужно! Селена-а! - уже чуть не плачущим голосом воззвал он к ней. - Я хочу, чтобы у меня сидел только Колин! Где мой Колин?! Хочу Колина в мастерскую! Он такой тихий - и ему ничего от меня не надо, лишь бы посидеть тихонько с книжечкой! Селена, помоги! Кам скоро тоже не выдержит и сбежит отсюда!"
   "Да что там у тебя случилось?"
   "А вот приди и посмотри! - возмущённо предложил Мика. - Может, ещё и прогонишь тех, кто мешает мне делом заниматься! Я тебе точно спасибо скажу!"
   Пожав плечами: до мастерской - десять-одиннадцать шагов от входной двери дома! - слегка встревоженная Селена поднялась с кресла и, разглядев Вик, позвала её:
   - Вик! Я отойду на минуту в мастерскую, а потом мы с тобой поищем Колина.
   Девочка-оборотень поспешно кивнула ей и снова бросилась воевать с сестричками и вытаскивать из манежа упрямого Фаркаса, только что прыгнувшего к ним. А Селена вышла из дома. Полуденное солнце мягко припекло лицо, заставив улыбнуться и помечтать о маленьком пляжике на пруду. Улыбнуться и чихнуть, что привело в себя и заставило поторопиться в мастерскую Мики.
   Здесь и в самом деле многовато посетителей - для летнего дня, когда народ твёрдо рвётся на пруд, на заводь, а то и на тот же пляж. Фанатик глины, Кам - не в счёт. Парнишка-тролль сидел в своём уголке, задумчиво выпятив свои толстые губы на кучку глины, высившуюся на гончарном круге. Кажется, задумал новую скульптурку, но не знал, с чего начать.
   А вот Мика сидел за рабочим столом, обложившись сразу тремя миниатюрными станками, чуть дальше которых лежала отлично знакомая Селене книжища о самых известных в городе Утренней Зари артефактах. Наверное, Мика пытался сотворить очередной "шедевр" из тех, что представлены в книге, а сразу трое: Фиц, Орвар и Хаук - лезли ему под руку, стараясь присмотреться, как он работает на своих станочках, и тем самым мешая ему. "Лето, - подумалось вдруг. - Но ведь не время безделья..."
   Мика хмуро глянул на вошедшую старшую сестру и только вздохнул. Вздох его она поняла сразу: вот видишь! Помоги!
   Но работал он и в самом деле так... обаятельно и даже увлекательно, что Селена подошла ближе и села напротив. Мальчишки, теснившиеся вокруг Мики, немедленно уселись на скамью. Мол, а что? Мы - ничего! Мы - только поглядеть!
   - Хаук, ты же в мастерской Александрита работаешь, - с любопытством напомнила Селена. - Почему же сейчас - здесь?
   Хаук вздохнул громче и выразительней Мики.
   - Там заказ большой. Одно и то же делаем, - объяснил он. - Ну и сделали. Александрит вместе с Тибром сейчас соединяет детали. Мы там больше почти не нужны. А у Мики интересно.
   По сосредоточенно сжатым губам Мики пролетела самодовольная улыбка - и тут же испарилась... Орвар покивал и мечтательно проговорил:
   - Мика вон сколько умеет! Мне бы тоже хотелось на таком станке поработать... Или хотя бы научиться работать. Ведь и у Александрита тоже бывает, что ему к мебели мелкие детали нужны.
   Что очень хорошо про Мику Селена знала, так это то, что мальчишка-вампир после создания очередного "шедевра" долго отдыхает, не трогая свои станочки для выпиливания, полирования и парочки других. Поэтому деловито и спокойно спросила:
   - Мика, сколько тебе времени надо на эту вещицу?
   - Завтра к вечеру сделаю основу, - отозвался мальчишка-вампир.
   - Орвар, а вы что хотите на таких станках делать?
   - Ну... не знаю, - пожал плечами мальчишка-маг и снова засмотрелся на станки. - Может, тоже такие вещички, как Мика делает.
   - Как Мика... - проворчал тот.
   - А вы? - спросила Селена других двоих.
   - Я видел в книге Мики такую штуку с гравировкой, - мечтательно сказал Фиц. - Вот бы попробовать сделать...
   - А мне хочется артефакты вообще придумывать, - объяснил Хаук, видимо поддавшись настроению друзей и, наконец, открывшись со своими потаёнными желаниями и мечтами. - Я несколько книг у Мики пролистал, и мне там кое-что понравилось, но немного хочется по-другому сделать. А ещё можно украшения попробовать сделать - только не из пластмассы, а из металлических деталей. А как их сделать, если Мика... - мальчишка-маг споткнулся на слове и чуть не укоризненно посмотрел на мастера.
   - Жмот, - подсказала Селена, тихонько посмеиваясь.
   - Но-но! - задрал нос мальчишка-вампир. - Я за эти станки столько всего сделал! Они мне уж точно не даром достались!
   - Но ведь и мы... - начал было Фиц, а потом махнул рукой.
   Но на скамье сидеть продолжил, жадно следя, как Мика запускает следующую машинку ручного хода. Селена тоже наблюдала за работой мальчишки-вампира, одновременно прикидывая: у Мики несколько станков, но сразу обучить на всех он не может. Следовательно... Мысль начала вырисовываться, правда пока очень смутно. Огляделась, задрав голову. Нет, потолок-то здесь высокий, но места за рабочим столом маловато.
   - Селена, ты что? - подозрительно спросил Мика, прекратив работу.
   - Ничего. Думаю.
   - Только не в моей мастерской! - предупредил мальчишка-вампир, который Селену понимал не только с полуслова, но и с полунамерения.
   Остальные с недоумением переглянулись, не понимая, что происходит.
   Зато Селена снова вспоминала - как беседовала с Пертом, главой храма некромагов, о приютах в своём мире, в то время как забыла о главном деле таких приютов у себя, в Тёплой Норе. О подготовке к взрослой жизни. Украшения из пластмассы, вязание, шитьё, уход за животными и садом-огородом, мебельная мастерская - этого мало... Аж стыдно стало, что вовремя не спохватилась и что напомнили о том мальчишки. Ничего, время есть.
   - Мика, ты мастер, так?
   - Ну... Так. И что из этого?
   - Тебе подмастерья не нужны?
   Мальчишка-вампир немедленно оглянулся на Фица и Хаука, сидевших справа. Потом - на Орвара. Повернулся к Селене.
   - Это как?
   - Как Александрит. - Селена объяснять подробно Мике не стала. Он умный. Сам сообразит, чем ему "грозит" новшество в его мастерской.
   И мальчишки догадались. Они чуть ли не подскочили на скамейке и уставились на Мику. Орвар быстро затараторил:
   - Мика, а правда? Ты же вот эту штуковину точишь, а ведь она такая простая, что и я сумею такую выточить. Ты мне только покажи, как на станке её делать, а потом уж - самое трудное - сам, а?
   Мика, уперев глаза в стол, нахмурился, а потом, в наступившей тишине, поднял повеселевшие до пока что необъяснимого азарта глаза на Селену. Прикусил губу в таком диком восторге, что она забеспокоилась.
   - Селена! А такие артефакты (кивнул на книгу) принимают в лавках?
   - Пока не съездим - не узнаем, - осторожно ответила она, испуганно думая, не спустила ли она с поводка какое-нибудь новое неожиданное увлечение...
   Додумать не успела, потому что её прервал Хаук, который, ни о чём таком не подозревая, обрадовался и воскликнул:
   - А я видел! Пока Александрит позавчера в своей лавке новые заказы принимал, мы с Орваром забежали в соседнюю лавку и там смотрели отдел для магов. Два прилавка было: один с чистыми артефактами, другой - уже с накопителями.
   - Ха! - горделиво высказался Мика. - И какие там артефакты были? Лучше вот этих? - И ткнул пальцем в страницу с двумя картинками.
   - Скажешь тоже, - хмыкнул Орвар и мечтательно вздохнул. - Там очень простые. Как Селена говорит - на коленке сделать можно. А у тебя такие сложные и здоровские!
   Глаза Мики зажглись хищным огнём.
   Живя среди мальчишек Тёплой Норы, Селена усвоила одну истину: начинаются вот такие разговоры - главное, вовремя уйти. И тихонько ушла, хохоча в душе и твёрдо веря, что теперь все трое: и Фиц, и Орвар, и Хаук - получат доступ к станкам Мики.
   Пока её не было, в Тёплой Норе появилась Аманда, обещавшая сегодня Вильме прогулять ясельников в саду. Семейная чёрного дракона выходила из дома, держа за руки обратившегося Фаркаса и свою Люцию. А за ней вытекала говорливая речушка ясельников, которая быстро обгоняла Аманду и с радостным писком вливалась в высокие садовые травы, стремясь в первую очередь занять любимые беседки. Фаркас долго за ручку держаться не мог, и Аманда отпустила его, а следом - и завизжавшую Люцию. И всё бы ничего, да только вот девочка-дракончик внезапно выпустила крылья и резко свернула с привычной тропки куда-то в сторону.
   - Пусть побегает, - успокоительно сказала Аманда Селене. - Набегается - всё равно прибежит в беседку.
   Селена улыбнулась ей и поспешила к Вик, которая терпеливо ждала её в доме. Сестричек, отметила Селена, забрала её старшая сестра - Минна, чтобы так, в корзинке, донести их до беседки. Всё никак не могла привыкнуть к той самостоятельности и свободе, которая торжествовала в саду для ясельников.
   Вместе с Вик они обошли все известные им места, где можно встретить Колина. И не нашли его.
   - Скорей всего, он занят с преподавателями, - неуверенно сказала Селена. - Поэтому и не откликается. Поиграй пока в саду или с девочками, а я посмотрю, нет ли его у Понцеруса. Если найду его там, пришлю к тебе.
   К Понцерусу она шла садами, благо они все были связаны удобными тропками. И очень удивилась, когда обнаружила идущего ей навстречу Ригана.
   - Ты как здесь?
   - А с-сегодня должен был прийти Трис-смегис-ст, чтобы показать мне упражнения для крыльев, - объяснил мальчик-дракон. - Я знал, что он придёт, и ждал его у Понцерус-са.
   С губ чуть не сорвалось: "Так ты не спал?" Пришлось "оглянуться", чтобы сообразить: времени-то сколько прошло с момента, как закончился "тихий час"! Селена улыбнулась Ригану и спросила только одно:
   - Трисмегист ещё не ушёл?
   - Нет. Он с-сказал, что заглянет в Тёплую Нору перед ух-ходом.
   И Риган побежал дальше, почти не прихрамывая, а Селена заторопилась к эльфам-преподавателям. За помощью. И чего уж точно не ожидала, так немедленного выговора от Трисмегиста, сидевшего со своим почтенным другом на скамье при доме. Едва поздоровавшись с ней, он строго сказал:
   - Леди Селена, я слишком многое вложил в мальчика Колина, чтобы он вдруг начал странно вести себя, например отказываясь посещать занятия Понцеруса. Что случилось? Риган объяснить мне не смог.
   - Ещё бы мальчику объяснить то, что не понимаю даже я, - расстроенно пробормотала Селена, присаживаясь между потеснившимися эльфами. - Точней, я понимаю, но что делать в данной ситуации - ума не приложу. Именно потому я и пришла к вам обоим, особенно когда услышала, что и вы здесь. Итак, Колин растерялся. Ведь со следующего года он не пойдёт в школу.
   И она рассказала обоим преподавателям о проблеме, из-за которой сорвалась на мальчишке-оборотне. И, закончив и выждав немного, спросила:
   - Что посоветуют уважаемые мной эльфы? Я уже думала о частной школе. О факультативах. Но я выдохлась, придумывая. Дети хотят учиться дальше. Что им предложить? Старшие ребята предложили деревенскую школу, в которой готовы вести занятия для ребят-оборотней. Но Колин... Вы сами понимаете, что он иначе воспринимает ситуацию.
   - Я согласен с вашими старшими в мысли о деревенской школе, - задумчиво произнёс Понцерус. - Если Колин будет обучаться общеобразовательным предметам здесь, я рядом, чтобы давать ему частные уроки. Он перспективен и настолько легко усваивает знания, что я готов давать ему уроки, даже зная, что языкознание в будущем ему не пригодится. Как специальность, - уточнил преподаватель. - Но учёный, если учитывать его любознательность и умение анализировать, из Колина выйдет очень даже неплохой. И кто сказал, что нельзя совмещать рабочую, необходимую для жизни специальность с учёными трудами?
   - Согласен, - кивнул Трисмегист. - Вы сумеете поговорить с мальчиком, леди Селена? Или предпочтёте, чтобы с ним поговорили мы?
   Она поняла его: успела напортачить в данной ситуации - будет ли слушать её мальчишка-оборотень? Но уступать другим в исправлении испорченных отношений с братом она не собиралась. Сама себя неправильно повела - сама будет налаживать те пошатнувшиеся дружбу и доверительность, к которым привыкла и она, и Колин.
   - Перекладывать на вас это дело не буду, - покачала она головой. - Тем более, деревенская школа - это первый шаг, придуманный моими ребятами. Возможно, впереди найдётся что-то большее. И, надеюсь, лучшее. - И взглянула на Трисмегиста. - Мы сегодня, ближе к вечеру, собираемся обсудить эту проблему со старшими оборотнями и их обучением. Если можете присутствовать, будем рады. Или вам пора возвращаться? Как там Ивар? Всё так же упрямится и не хочет переезжать сюда?
   - Да, Ивар - упрямец тот ещё, - усмехнулся старый бродяга-эльф. - Но чуть не каждый день я вижу, как всё чаще он вытаскивает из своего тайничка два портрета, давно стащенных из Тёплой Норы, и смотрит на них. Так что, надеюсь, к осени мальчик созреет для переезда. Честно говоря, мне и самому бы хотелось перебраться сюда. Здесь Риган, которому необходимо моё внимание. Здесь есть любопытные личности из ваших же подростков. В конце концов, - он снова усмехнулся, взглянув на Понцеруса, - здесь есть, с кем поспорить по интересующим меня философским вопросам.
   С лёгким сердцем оставив двух философов, Селена вышла от них и садами же прошла в сад Тёплой Норы. В самой большой беседке, где играла основная малышня, она нашла Ригана и попросила:
   - Риган, помоги мне.
   Мальчик-дракон, сидевший на перилах беседки, упираясь ногами в широкую скамью, спрыгнул на землю и послушно пошёл за ней. Ближе у дому, у скамейки, любимой девочками, Селена передала ему браслет Колина и сказала:
   - Я знаю, что ты умеешь по предмету находить живое существо. Найди мне Колина, пожалуйста! Мы с ним поссорились, - призналась она. - Причём я была не права. Мне надо помириться с ним.
   Мальчик-дракон положил браслет на ладонь так, чтобы он касался всех его длинных и худеньких пальцев, которые чуть сжал. Затем другой ладонью раз провёл над артефактом связи - и поднял глаза куда-то в сад. Так думала Селена, обнадёженная, что мальчишка-оборотень недалеко. Но Риган покачал головой, кажется догадавшись, о чём она думает, и объяснил:
   - Колин в лес-су - в том, который мы пос-садили. Ес-сли х-хочеш-шь, я приведу его. Ес-сли нет - ты найдёш-шь его с-сама с помощью этого же брас-слета, когда выйдеш-шь за Лес-сную ограду. - И улыбнулся. - Это как в твоей игре "Х-холодно - тепло".
   - Поняла, Риган. Спасибо большое. Дальше я сама.
   И она побежала к лесу Бернара, как его порой называли. К тому самому, который высадили на месте, выутюженном магическими танками.
   Пройдя ограду, Селена надела браслет Колина и принялась играть в "Холодно - горячо". Для начала дошла до первых деревьев и кустов. Затем "прислушалась" к браслету. Тот чувствительно нагрелся, и Селена неожиданно вспомнила, что мальчишки ещё весной сделали несколько скамеек в лесу Бернара. Может, Колин сидит там?
   Она огляделась и уверенно пошла по едва заметной тропе к известному ей местечку со скамьями. И улыбалась, потому что становилось "горячо"!
   - Селена? - встал со скамьи удивлённый мальчишка-оборотень, когда она появилась из-за высокого орехового куста.
   Она молча подошла к нему, а потом вздохнула и обняла.
   - Прости меня, Колин. Я погорячилась, не разобравшись, и наорала на тебя. Прости, - уже взявшись за его плечи, попросила она. - Я поступила очень глупо. Хорошо ещё - я взрослая. А то бы, как Ирма, ещё бы и вопила изо всех сил.
   Ей удалось вызвать улыбку именем сестрёнки.
   - Я не обижаюсь, - объяснил он неловко. - Мне просто посидеть надо было...
   - Посидел?
   - Ну, посидел.
   - Тогда пошли в деревню. Тебя ждут Понцерус и Трисмегист. Они расстроены, что ты не предупредил о пропущенном уроке. Но ждут, потому что время для урока ещё есть.
   - Но ведь... я же больше не буду ходить в школу, Селена!
   - Понцерусу так нравятся твои знания, что он готов давать тебе частные уроки в течение всего учебного года, как сейчас - летом.
   - Правда?! - поразился Колин.
   - Правда, - вздохнула Селена. И тут её торкнуло. Она внимательно присмотрелась к мальчишке-оборотню и медленно спросила: - Так ты из-за этих уроков...
   - Да! Я думал - не буду ходить в школу, и Понцерус не захочет со мной заниматься отдельно! И тогда я решил, что первым откажусь, как будто сам не хочу, а потом... - заторопился объяснить Колин. - Но, если он даже без школы будет со мной заниматься... Селена, это такое счастье! Я так боялся, что он откажется от уроков со мной! Он правда меня ждёт?! Селена!
   - Конечно!
   Она спешила позади бегущего к Лесной ограде мальчишки и думала, как легко порой решаются проблемы, если знать их подоплёку. Она-то решила, что для Колина рухнул целый мир. А ему, оказалось, довольно оставить те занятия, к которым он так прикипел, чтобы жизнь для него заиграла прежними яркими красками... "Но насчёт обучения всех старших ребят-оборотней мы всё же будем думать - и крепко!" - твёрдо скомандовала она себе и начала вспоминать, за кем из взрослых надо послать, чтобы подумать всем вместе и решить уже более... многоохватную проблему.
  
   Глава пятая
  
   Компашка Ирмы шла впереди и за спиной Коннора, нёсшего Ивара. Шла так, что Коннор время от времени криво усмехался: малолетние бандиты, вооружённые чуть ли не дубинками в виде сучьев (и это - кроме камней), сурово насупленные, словно охраняли его, пока у него заняты руки.
   Но потом эта усмешка пропала. Он не сразу понял, что зациклился на недавно виденном и горячо... негодовал. Настоящие лесные друиды пришли и выгнали мальчишку-друида, да так... жестоко. Нет, а правда: где они были, когда этот лес был мёртв? Когда в нём буквально бушевала некромагия? Почему тогда сами не отвоевали его у тёмных друидов, а сейчас пришли... на всё готовенькое и чувствуют себя полноправными хозяевами? Хотя именно Ивар, пусть и будучи тёмным, как раз-таки больше подходит на это звание! Он не ушёл из леса, пусть и обновлённого. Он старался помочь там, где маги, воскресившие лес, оставили кое-что недоделанным, например, маленький друид пытался осушить излишне раздавшиеся болота...
   Зациклившись на своём возмущении, Коннор не сразу понял, что его ноша вдруг стала несколько тяжелей обычного. Но на повороте тропы всё же уловил, что с Иваром что-то не то. Взглянул на лицо брата... Пара секунд на анализ - и Коннор быстро проговорил ребятам, которые то и дело оглядывались на него:
   - Согните слева травы - я его положу!
   Слева от тропы травы были густые и высокие. Вилл и Тармо шустро примяли их, и Коннор бережно уложил Ивара. После чего попросил:
   - Пару минут не подходите слишком близко, ладно?
   - А что ты будешь делать? - жадно спросил Эден. - И... что с ним? Он спит?
   - Без сознания. Я сделал непроходимую глупость, - буркнул раздосадованный своей промашкой Коннор. - Яд ками и некоторые впившиеся в кожу иглы - да, ушли после приёма отторжения. Но тот яд, который уже впитался в него... Я забыл о нём. Так что... Чтобы донести Ивара живым до опушки, где нас будет ждать Мирт, надо кое-что сделать.
   - Что? - не отставал Эден.
   - Я не знаю объёма твоих знаний, - коротко глянул на него Коннор. - Что такое пентаграмма - тебе известно?
   - Да.
   - Я погружу его в пентаграмму стоячего времени. Что значит - через полчаса мы выйдем из леса, но Ивар всё ещё будет чувствовать себя так, как чувствует себя сейчас.
   - А можно посмотреть, как ты это будешь делать?
   - Смотри, но сначала найди мне палку или камень. Кое-что мне надо бы начертить.
   - У Берилла камни есть. Эй, Берилл! Неси сюда свои камни!
   Компашке пришлось снова отгибать к земле травы вокруг лежавшего Ивара, чтобы Коннору удалось провести хотя бы пару-тройку линий на рыхлой от сухости земле.
   Начертив рамки будущей пентаграммы и заверившись таким образом помощью стихии земли, Коннор "поднял" от этих рассыпающихся линий невидимые глазу, не вооружённому магией, "стены" и принялся быстро "вычерчивать" на них же магические знаки и необходимые слова. Здесь, в плотной, а потому почти чёрной тени от крепчуга, выписываемые им знаки призрачно белели, словно повисшие в воздухе, а Коннор переходил от одной стороны пентаграммы к другой, и даже густая трава под ногами не мешала быстро перемещаться на нужной скорости.
   Сначала он рассеянно улыбался, слыша диалог, тихонечко начатый Эденом и Бериллом, а потом насторожился, ибо услышанное просто поразило его.
   - Он так легко строит...
   - Ещё бы... А ты такое смог бы?
   - Смог бы, если бы запомнил рисунок. Этому в вашей школе учат?
   - Нет. Ирма! Первыми пентаграммами ведь Хельми увлёкся?
   - Ага.
   - Не понял - как увлёкся?
   - Он книжку нашёл и начал учиться по ней.
   С Эденом Коннор в Тёплой Норе слишком близко не был знаком. Знал, что тот, как и Синара с Топаз, как более взрослый Фиц, пока ещё не приступал к магической учёбе. Разве что потихоньку привыкал к деревенской общеобразовательной школе. Ещё Эден дичился старших Тёплой Норы, старался с ними не общаться, но очень тосковал по Аметрину, парнишке-вампиру, который оберегал его в школе-интернате некромагов. Может, поэтому чаще бегал с Синарой, девочкой-полукровкой, хотя та была на пару лет старше. А вместе они опекали Айну, хотя чем уж им понравилась эта обычная спокойная девочка, кажется, знала только Селена. Знал Коннор от Селены и о том, что девочка-вампир Топаз, например, не только не хотела развивать свой некромагический талант, но и напрочь отказалась от изучения даже универсальной магии. Поэтому в Тёплой Норе не спешили с приобщением новичков к магической учёбе: а вдруг вообще никто из них не хочет стать магом - после пережитого в пригороде? Правда, магические висюльки в волосах Эдена подсказывали, что мальчишка копит силу. А ещё о нём слышал Коннор, что маленький некромаг старательно занимается борьбой у чёрного дракона... Как будто готовится к войне...
   И, вспомнив всё это, мальчишка-некромант с интересом ждал, что скажет маленький некромаг Эден после реплики Ирмы про Хельми и книгу пентаграмм. А тот, помолчав, спросил:
   - Сам? Начал учиться?
   - Сам. Ему интересно было. - И почти без паузы Ирма, замолчавшая было, вдруг пожаловалась: - После третьего уровня я уже не вижу, что рисует Коннор.
   Коннор опомниться не успел от этой изумительной жалобы, как следом и Тармо с завистью сказал:
   - Ты с третьего, а я после второго!..
   Пришлось обернуться к малышне (хотя какая они уже малышня!), чтобы убедиться, что последнее сказал именно волчонок Тармо! Они... видят магически?! Нет, Коннор помнил, что на первых же уроках Бернара даже Ирма сумела высечь пальцами магический огонёк. Но... чтобы видеть?.. Спохватившись, он быстро закончил заключать Ивара в пентаграмму и только затем спросил:
   - Ирма, а откуда ты знаешь про уровни в пентаграмме?
   - От Ригана, - безмятежно ответила волчишка и тут же заботливо взглянула на маленького друида: - Мы идём, да? Мирт его вылечит?
   Подхватив брата на руки, Коннор снова пошёл по тропе, но не удержался от следующего вопроса:
   - Вилл и Тармо тоже... видят? Магически?
   - Видят, - подтвердил Берилл. - Мы один раз проверяли: Ирма лучше видит, но на сильном магическом предмете. А если магия слабая, то не очень.
   - Бернар сказал - чем больше будем общаться с Риганом, тем лучше видеть будем, - доверительно добавил Тармо.
   - Бернар знает, что вы можете магически... - Коннор не договорил, немного растерянный: оборотни - тоже могут быть магами? И тут же хмыкнул. А Колин - что? Не маг, что ли? Маг - и ещё какой!
   - Бернар сказал, что мы неусидчивые! - фыркнула Ирма. - Поэтому пока мы бегаем к нему только раз в неделю. Но, если мы будем... - Она оглянулась на Вилла. - Вилл, как он сказал про нас? Что нам надо сделать, чтобы со следующего учебного года ходить к нему на все занятия?
   - Работать над собой, - подсказал волчонок.
   - Вот! И тогда мы к концу года догоним тех, кто с прошлого года с ним занимается.
   Коннор покачал головой. Малолетние бандиты всерьёз будут заниматься магией? Ну, если Бернар в этом уверен... Знает ли о том Селена? Или старый эльф-целитель побаивается пока говорить ей о внезапном магическом прорыве волчат? Боится, что роста не будет? Почему волчата рассказали ему, Коннору, это понятно. Он свой, и они уверены, что ему довериться можно.
   ... Лес казался бесконечным, но не из-за времени и пространства, которые, казалось, едва тянулись, а из-за Ивара. Брат, чей организм сейчас терпел ядовитое распространение ками и с трудом противился ему, выглядел очень плохо. Да, Коннор замедлил действие яда. Да, пентаграмма, которую он укрепил вокруг маленького друида, очень сильная. Но... Это брат. А потому Коннор и сомневался, что сделал всё, что нужно.
   Никогда не думал, что так обрадуется Мирту, который, не зная, зачем его вызвали, довёл машину до опушки, насколько это возможно, и уже пешим побежал по знакомой тропе навстречу Коннору и малолетним бандитам. И не один Мирт! Следом бежали Хельми и Лада! Если появлению Хельми Коннор не удивился, то... Лада?
   - С-сколько вас-с здес-сь! - удивился юноша-дракон, обескураженно созерцая целую толпу младших, которые ему обрадовались до того, что прыгали, чтобы он их всех заметил, и тут же шикали друг на дружку, напоминая о бедолаге Иваре.
   - Мы в гости хотели, а нас выгнали! - быстро доложила волчишка. И вытаращила глаза, пугая: - Вместе с Иваром!
   - Кто? - обеспокоенно спросил Мирт, заглядывая в бесстрастное лицо маленького друида и пряча ужас при виде испещрённого проколами и царапинами бледного лица. - Клади его сюда. Он отравлен?
   - Ками, - ответил сразу на все вопросы Коннор. - Думаешь здесь его целить?
   - Нет, только первую помощь, а уже дома... Лада, пакет для перевязок!
   Передавая пакет мальчишке-эльфу, девочка-маг улыбнулась Коннору и чуть не посерела, лишь бросив взгляд на Ивара, которого осторожно уложили на травы.
   - Он... выживет? - тоненьким от страха голосом спросила она.
   - Выживет, - спокойно откликнулся Хельми. - Пентаграмма с-сделана поздновато, но вс-сё же удерживает его в с-сос-стоянии, которое необх-ходимо для лечения. Вс-станет он, правда, не с-сразу.
   Несмотря на основное внимание брату, Коннор мельком вдруг уловил странный взгляд Ирмы, когда она посмотрела на своих дружков, дослушав Хельми. Какой-то даже победный взгляд. Как будто волчишка им говорила, что добилась своего. Но... чего? Да и остальные малолетние бандиты (неужели и драчливый маленький некромаг теперь с ними?!) переглядывались, заметно довольные. Но чем? Тем, что Ивар теперь станет частью Тёплой Норы? Коннор успокоился на этой мысли, а потом и вовсе забыл обо всех переглядах Ирминой компашки, переключившись на более важные вопросы.
   - Не хочешь сообщить Селене? - не разгибаясь от Ивара (он осторожно снимал с него не только порванную, но и распадающуюся на лохматые лоскуты рубаху, сожжённую ядом ками), напомнил Мирт. - Мне кажется, она должна знать.
   - Могу и я поговорить, - взялся за запястье с браслетами Хельми.
   - Не надо, - покачал головой Коннор. - Она знает, что вы поехали ко мне из-за дельтаплана. Если она будет знать про Ивара и лес, начнёт слишком сильно волноваться. Приедем - там будет легче всё ей рассказать. Она хоть о нас тревожиться не будет, что мы не можем сделать всё, как надо.
   - Но надо предупредить Трисмегиста, - опять напомнил, не поднимая головы, Мирт. - А то он пойдёт к вечеру домой, сюда. А возвращаться ему некуда, как я понимаю.
   - Правильно понимаешь, - хмуро сказал Коннор. - Когда мы начали уходить, яд ками начал разрушать сам дом. Там было столько лозы, что стены пропитались ядом, будто сахар водой... Мирт, моя надежда на тебя. Попроси Вереска, чтобы он подошёл к Трисмегисту и предупредил его, что мы с Иваром вот-вот будем в деревне. Селене он не скажет, так что...
   - Понял, - кивнул мальчишка-эльф. - Как только отнесём Ивара в машину, сразу свяжусь с ним. Ирма, а Колин знает, что вы пошли в лес?
   - Ты так говоришь, как будто я какая-то малолетка! - заносчиво обиделась волчишка. - И мы же не зря пошли! Видишь - Коннору помогаем!
   Логика Ирмы, не пожелавшей ответить на прямой вопрос, всё-таки была железной, и к ней и её дружкам больше приставать со странными, на их вкус, претензиями, не стали. Просто Лада велела малолетним бандитам раньше остальных бежать к машине. Берилл расцвёл. Насколько знал Коннор, мальчишка-вампир в последнее время часто крутился вокруг Джарри, который то и дело чинил старенькую машину и поговаривал о покупке новой. Что ж, Берилл - это Берилл, недалеко ушёл от того же Мики, например, с его интересом к технике. Коннор прислушался: удаляясь, компашка Ирмы взволнованно обсуждала происшествие, причём командирша то и дело довольно громко заявляла: "Ну вот! А вы боялись, что не получился! Он же сразу не встанет! Будет лежать несколько дней, и тогда..." О чём же это волчишка? Что-то Коннор сомневался, что она говорит только об отравлении Ивара.
   Мысли о том, что именно обсуждала компания Ирмы, перебил Хельми.
   - Что будеш-шь делать с-с дельтапланом? С-сейчас забрать не удас-стся.
   - Оставлю на нём метку невидимости. До завтра с ним ничего не случится.
   - Ты не забыл, что маш-шина с-сейчас-с переполнитс-ся пассажирами? Поэтому - мы с-с тобой летим, ос-стальные - едут.
   - Но Ивар...
   - Не бес-спокойс-ся о нём. Мирт - да, за рулём. Но за Иваром прос-следит Лада.
   - Ты прав. Летим.
   Между тем Мирт, закончивший первые медицинские манипуляции с безвольным телом Ивара, раздражённо от тревоги за своего пациента сказал:
   - Надо донести его до машины. Сверху я обработал всё, но переворачивать его и оставлять здесь, на травах, - это слишком... негигиенично. В придачу к яду он может подхватить инфекцию.
   Братья восприняли его замечание, как призыв к действию.
   Пока Коннор и Хельми с предосторожностями вносили Ивара в машину, Мирт связался с Вереском и попросил его найти Трисмегиста, чтобы передать ему две краткие информации: эту ночь Трисмегист должен будет переночевать в деревне: а ещё старшие братства везут в деревню же Ивара, отравленного ками.
   Маленькому друиду повезло не только с неожиданными гостями, но и с Миртом. Не зная, что случилось и почему его вызвал Коннор, но полагая, что тот не зря связался именно с ним, мальчишка-эльф взял и пакет с перевязочным материалом, и старое одеяло из запасов Веткина. Войдя в машину, компашка Ирмы обнаружила это одеяло и немедленно расстелила его на полу.
   Итак, банда Ирмы вместе с волчишкой - это шесть существ. Плюс на полу - Ивар. Рядом с ним - Лада. Тоже многовато пассажиров для старенькой машины.
   Когда Мирт уселся за руль, а двое старших остались на пёстрой из-за высоких трав и цветов опушке, из не закрытой ещё двери машины высунулась компашка.
   - Эй, вы что? - удивилась Ирма. - Хотите остаться и тех дядек поубивать?
   - Кровожадная ты, Ирма, - смешливо попенял ей Хельми. - Может, мы прос-сто поболтать с ними х-хотим? Узнать, с-с чего они рассердилис-сь?
   Но Тармо уже заметил край дельтаплана, прячущегося в травах и кустах.
   - Вы полетите? - пожелал удостовериться он.
   И малолетние бандиты высыпали из машины, чтобы осмотреть дельтаплан и убедиться, что он точно принадлежит Коннору.
   - Полетим, - кивнул Коннор. - Кто с нами?
   Ирма вопросительно осмотрела своих друзей, из которых никто не сдвинулся с места, а потом, обернувшись к мальчишке-некроманту, пожала плечами.
   - Не, мы на машине доедем, - озвучила она общее настроение. - Полетать - это хорошо, когда гуляем. А сейчас лучше быстрей домой.
   Коннор хотел было спросить, не всё ли равно, как быстрей: на машине или под крыльями дельтаплана. Но сообразил, что бандиты, как ни странно, устали. Они прошли далёкую дорогу до пригорода, а потом пересекли его, что тоже тяжеловато, несмотря на скейты за их спинами. Добрели до леса, сумели дойти до лесного домика Ивара и Трисмегиста, возле которого пережили не самые лучшие чувства. И устали не только физически, но и эмоционально, хотя не показывают этого.
   - Бегите в машину, - снова кивнул он им. - Мирт ждёт вас.
   Ирма только повернулась к машине, как юноша-дракон широко шагнул к Эдену, который замешкался, пропуская мимо себя ребятишек, рванувших в салон. Присев на корточки и улыбнувшись ему, насторожённо оглянувшемуся, Хельми негромко спросил:
   - А ты? Х-хочеш-шь полететь до Тёплой Норы? - Глаза дракона сощурились, словно он услышал беззвучный ответ. - Х-хочеш-шь. На дельтаплане? Или с-со мной?
   - Искуситель... - невольно улыбаясь, проворчал Коннор, выкатывая свою "птичку" на ровное место: о фанатичном желании Эдена постоянно кататься на дельтапланах знали даже старшие. И махнул рукой Мирту: - Поезжайте! Эден полетит с нами!
   Заворожённый обещанием, маленький некромаг не сразу очнулся, после того как перед ним присел юноша-дракон со своим предложением. Но облизал пересохшие от зачастившего дыхания губы, даже опасливо оглянулся на Коннора: мол, не обидишься ли ты? - и сипло переспросил у Хельми:
   - А можно? С вами? А как?
   - Запасные ремни у меня есть, - вместо дракона отозвался Коннор. - Иди сюда, Эден. Пока я тебе их разматываю, Хельми перекинется. А потом я помогу тебе сесть к нему. Ты... не побоишься такого полёта?
   Эден, лихорадочно блестя глазами, замотал головой. Он даже не стал смотреть в сторону удаляющейся машины.
   Через две минуты Коннор и маленький некромаг направились к обратившемуся Хельми. Впрочем, направился мальчишка-некромант. Эден, чуть ли в доспехах из переплетённых ремней, - помчался к дракону со всех ног.
   В точке между лапами Хельми, на груди, есть небольшая впадина. Коннор перекинул самый длинный ремень через его шею, а затем поднял пару ремней с Эдена и привычно прикрутил его к ремню Хельми. Оттянул немного ещё один ремень с груди уже маленького некромага и велел держаться за него. Получилась подвеска вроде той, что обычно крепилась на дельтаплане, правда, с одной оговоркой: свободно висеть Эден не мог, его ремнями будто пришпилило к груди юного дракона. Пятясь к своему дельтаплану и внимательно приглядываясь, не напугался ли Эден, Коннор, сам того не замечая, улыбался: лицо Эдена - это надо видеть! Оно сияло предвкушением полёта так, что... Что Коннор вздохнул, завидуя ему и жалея о брате.
   Хельми взмахнул крыльями, обдав сухой землёй даже на том расстоянии, где Коннор выкатил дельтаплан. Вскоре они взлетели оба, причём юноша-дракон летел ниже, чтобы не сбить дельтаплан Коннора смятенным воздухом. Эдена, спрятанного телом дракона, естественно, мальчишка-некромант не видел, но раз Коннору почудилось, что он услышал ликующий вопль, приглушённый воздушными потоками и шорохом взмахивающих крыльев Хельми.
   "Ничего... Однажды Ивар тоже наберётся сил и желания подняться в воздух не только на дельтаплане с кем-то, и Хельми поможет ему услышать и шуршание воздуха, и стук своего драконьего сердца, который сейчас слышит Эден..."
   В полёте им не впервые поболтать: Хельми сейчас без браслета, припрятанного сейчас в кармане Коннора, а мальчишка-некромант свой, для связи с юношей-драконом, - расслабил. Первым, как и ожидалось, заговорил Хельми.
   "Как ты оказался в лесу, у Ивара? Предчувствие?" - с любопытством спросил он.
   "Я не Люция, чтобы выдавать пророчества, - усмехнулся Коннор. - Нет. Просто я навещал Ивара всякий раз, когда Трисмегист уходил в деревню, чтобы помогать Ригану. Его расписание я знаю. Так что сегодняшнее путешествие было запланировано".
   "Что будем делать? Или оставим Трисмегисту проблему с лесными друидами?"
   "А что с ними делать? - мысленно подал плечами Коннор. - По сути дела, они ведь правы. Ивару они сказали, что некромагам не место в лесу. Их словам есть подоплёка: лес живой, а потому понятно их опасение, что он снова может превратиться в мёртвый. Если они, конечно, знают, что однажды - то есть несколько сотен лет, - этот лес и впрямь пребывал мёртвым. А если и не знают... Лес - это живое. Некромаги играют с силами мертвецов. Обеспокоенность друидов понятна. Думаю, и Трисмегист решит так же".
   "Но поступили они очень..." - Хельми не договорил, явно пытаясь определиться с тем, что его тревожило.
   "Селена сказала бы - радикально", - усмехнулся Коннор.
   "Оставлять всё это безнаказанно как-то не хочется", - объяснил юный дракон.
   "Это не наше дело. Пусть решает Трисмегист, стоит ли отвечать на грубое изгнание из леса..."
   "Ты это как-то так сказал, что мне кажется, ты всё же что-то сделал".
   "Сделал, - подтвердил Коннор и насмешливо фыркнул. - Я вспомнил Вильму, которая время от времени устраивает разборки своим ясельникам. И послал вслед друидам ветер с нашёптом".
   "Каким?"
   "Где вы были, когда мы спасали этот лес от некромагии!"
   Юный дракон какое-то время помалкивал, кажется размышляя над его словами, а потом ощутимо сам покачал головой.
   "Не верю, что они поймут. Ведь только с разрушением мёртвого леса все о нём узнали. Если ты хотел их уесть этим нашёптом..."
   "Не хотел. Мне показалось смешным проговорить фразу так укоризненно, как это говорит обычно Вильма".
   Снова замолкнув, наверное, пытаясь разгадать, в чём подвох довольно странного поступка Коннора, Хельми отозвался чуть позже: "Кажется, я понимаю... Они пришли как враги. А ты их... как малышей неразумных".
   Коннор мысленно послал тёплую волну, на которую старший брат только ухмыльнулся. Вскоре они догнали машину и на всякий случай, если малышня их заметила и высунулась из окон, помахали им крыльями, помня, какое это удовольствие приносит младшим. А затем ринулись в воздушные струи повыше, где можно на волнах ветра повысить скорость, а потом встретить машину уже у Пригородной изгороди.
   "Как там Эден? Не замёрзнет?" - забеспокоился Коннор.
   "Нет! Спина у него горячая!"
   Хельми при виде речки, вытекающей из деревни, ещё с дороги сбавил скорость, чтобы Коннор успел приземлиться в саду с ангарами. А потом юноша-дракон сделал пару кругов над деревней, пока Коннор бежал к изгороди. На них внимания почти не обратили. Хаук и Герд, бывшие в ангаре, помогли Коннору освободиться и теперь, когда он сбежал, объяснив спешку обстоятельствами, вталкивали-вкатывали его дельтаплан в его законное пристанище. Пока на луговине Коннор освобождал Эдена от ремней-креплений, к ним подъехала машина Мирта.
   И вот здесь они растерялись. Нет, ошалевшего после полёта с драконом Эдена сумели поставить на ноги. Сумели приказать Ирме и её друзьям ничего не говорить об Иваре, чтобы не испугать Селену. Последнее всегда хорошо действовало на умение волчишки молчать, и она клятвенно пообещала ничего никому не говорить. И малолетние бандиты тоже поклялись. Но что далее делать с Иваром? Ирма с друзьями, прихватив Эдена, убежала в Тёплую Нору, а они всё стояли у изгороди, размышляя, как бы сделать так, чтобы привезённого мальчишку-друида никто не заметил на первых порах.
   - Хватит стоять и думать! - в конце концов, рассердилась Лада. - Я сажусь за руль и ставлю машину в наш гараж. А вы отнесите мальчика к дому Трисмегиста и Понцеруса. Только пройдите садами. И всё. Малышня Вильмы сейчас либо в нашем саду, либо на тренировочном поле Ирмы. В сад Понцеруса они вряд ли бегают. Селена говорила им не беспокоить его. А я пришлю к вам Бернара. Хотя, мне кажется, если Трисмегист в домике, он и сам разберётся с ками. Но Бернар должен знать.
   - С-соглас-сен, - качнул головой Хельми. - Идём?
   Лада кивнула всем и села на место водителя. Ей открыли калитку.
   Ивара уложили на сложенное в несколько слоёв одеяло и немедленно прошли изгородь, чтобы тут же свернуть направо - в первый же сад дома, до сих пор пока не занятого никем. По хорошо известной им тропке добрались до домика, сначала занятого Трисмегистом, а потом устроившегося в нём Понцеруса. Вежливо стукнули в дверь: а вдруг один из двух философов в доме? Но в доме оказалось пусто. Поэтому мальчишки внесли беспамятного Ивара в знакомую им комнату, полную книг, где когда-то Коннор лежал в кресле почти три месяца.
   Он огляделся, и сейчас чувствуя оторопь и даже страх. Но быстро совладал с собой.
   Пока Мирт снимал с Ивара последние лохмотья, бывшие одеждой, Хельми сменил Коннора, вливая в его брата силы. Коннор же набрал воды в банку и теперь искал полотенце, которое не жаль было бы пустить на обтирание Ивара от снова выступившей на его коже слизи.
   Именно в этот момент раздался приглушённый закрытой дверью голос Лады:
   - Это мы! Бернар и я!
   Коннор даже выдохнул, расслабившись: одно дело, когда они, ученики Бернара, пытаются что-то сделать с отравлением Ивара, другое - когда приходит профессионал своего дела. Мальчишка-некромант быстро откликнулся, чтобы Бернар знал, куда идти.
   - Бегите, - ворчливо сказал старый эльф-целитель. - Селена собрала всех на совещание. Я знаю, о чём оно будет. Но вы там должны быть. - И, заметив тревожный взгляд Коннора на брата, уже мягче сказал: - Беги-беги! Вы уже многое для него сделали, так что мне работы осталось - чуть-чуть. Не забудьте предупредить Понцеруса и Трисмегиста, что я у них... в гостях.
   - Они там?
   - Там. Хотя сидит Трисмегист в кабинете, словно ему сосновых иголок насыпали за шиворот. Теперь-то я понимаю, что с ним, - ему сообщили об Иваре. Если бы не Селена, которая пока ничего не знает, он сторожил бы вас у изгороди... Но вы, если сумеете, расскажите ему о мальчике так, чтобы он больше не беспокоился.
   - Расскажем, - пообещал Коннор и, бросив последний взгляд на Ивара, заторопился выйти за братьями и Ладой.
  
   Глава шестая
  
   Кабинет оказался тесен для всех собравшихся. Здесь, как всегда, прячась в самом тёмном углу и приглядываясь к происходящему и присутствующим, сидел чёрный дракон. В одном кресле с ним сумела поместиться его семейная, Аманда. От деревенских магов явились Ривер и Лотер. Затем Белостенный Ильм со своей семейной - Хостой. Оборотни пришли без своих женщин: Сири и Вук от своего семейства, Тибр и Вилмор притопали вместе - из ремонтируемой теплицы. С самого начала удобные кресла под широким окном бывшей веранды заняли Трисмегист и Понцерус, прописавшийся в деревне так, словно всю жизнь здесь жил. Привычно стесняясь, рядом с ними сел Александрит, с любопытством прислушиваясь к негромкой беседе двух почтенных эльфов. Чуть запоздавший Корунд присоединился к нему, но слушал двух философов скептически. Следом появились учителя начальной школы - Викар и Асдис. Ещё больше запоздало братство. Причём наблюдавшая за всеми Селена немного удивилась, когда Трисмегист вскинул на братьев странно вопрошающие глаза, но Коннор улыбнулся лично ему и кивнул, и старый эльф-бродяга успокоенно опустил плечи.
   Что за тайны между ними?.. Только было озадаченная Селена хотела отвернуться, как на Трисмегиста, который снова заговорил с Понцерусом, с усмешкой взглянул Хельми, а Мирт, пробираясь среди сидящих к Джарри, не только взглянул, но и вздохнул. Ничего себе... Только младшие прошли на свои места, ни на кого не глядя. Мика - с раскрытой книгой на руках - чуть не шлёпнулся, нечаянно ступив не туда, куда надо. Споткнуться - споткнулся. И только притихший Колин успел поймать его, чтобы не свалился. А Селена мысленно вздохнула: не пора ли расширять кабинет-веранду? Хоть на полметра, но надо бы. А то Мика уже не впервые спотыкается, увлечённый описанием работы в своих книгах. Да и... Скоро число тех, кто решает судьбы деревни и Тёплой Норы, увеличится... Или собирать всех в деревенской школе?
   - Больше ведь никто не придёт? - спросила Селена. - Тогда нам надо быстро решить два вопроса, потому что через час у детей ужин. Вопрос первый. Я опоздала с его решением и не могу предъявить претензий директору пригородной школы. Но... Что делать с ребятами, которые хотят учиться дальше, но на них государственная программа не рассчитана? Я имею в виду старших ребят-оборотней.
   - Этим лбам работать пора, а не учиться, - ожидаемо буркнул Сири.
   Вук тактично промолчал, вопросительно осматриваясь.
   - Чтобы было, с чего начинать обсуждение, - спокойно сказала хозяйка места, - я предложу следующее. Наши старшие школьники уже задумали создать свою программу для оборотней-старшеклассников, ориентируясь на школьные учебники людей. Я согласна с их решением, но есть один нюанс. Мне бы хотелось, чтобы у тех, кто продолжит учёбу в нашей школе по основным предметам, были бы ещё и факультативы - по тем предметам, которые их заинтересуют. Ведь, насколько я поняла, кроме военного училища, в городе нет специализированных школ, в которых обучали бы будущей профессии. Разве что они есть в храмах Старого города... А среди наших старших ребят (и не только оборотней) есть заинтересованные в профессиональной подготовке. Поэтому хотелось бы, чтобы на факультативы, которые у нас будут, начнут ходить все, кто хочет чему-либо научиться. Всё. Ваши предложения.
   - Своих станков не отдам! - заявил Мика. - Если будут куплены другие, только для обучения, тогда научу. Но своих - нет. Я постоянно на них работаю, и мне как-то не нравится, что кто-то... - он пожал плечами, - возьмёт и сломает мой личный станок, который мне нужен прямо сейчас.
   - Сколько станков ты освоил?
   Мальчишка-вампир помялся, и Селена поняла его: расскажет откровенно - заставят обучать всех желающих на всех освоенных им. А когда работать самому?
   - Четыре, - неохотно ответил он.
   Александрит быстро взглянул на него и, опустив голову, подавил улыбку.
   - Что ж, на первое время у нас, как вы знаете, есть несколько своих факультативов. Уважаемый Бернар продолжает вести уроки по началам магии и травознания для всех желающих. Уважаемый Колр тоже работает со всеми, кто хочет заниматься у него...
   Пауза - и она услышала недовольное ворчание Сири: "Со всеми..." Что ж. Можно не обращать внимания. Сири прекрасно знает, что его мальчики до сих пор слишком драчливы - особенно по отношению к младшим, хотя знают об условии, поставленном Колром. Потому чёрный дракон не желает с ними... общаться.
   - Уважаемый Александрит тоже давно работает с детьми в мастерской, обучая их созданию прекрасной мебели. Наши леди - Аманда и Хоста - обучают девочек шитью и вязанию. Один факультатив ведёт Космея - занятия по живописи. Мне надо знать, не упустила ли я чего из предполагаемых факультативов. Кто добавит что-нибудь в нашу задумку со старшей деревенской школой?
   - А кто будет преподавать в школе? - спросил Корунд.
   - Асдис и Викар, как всегда. И наши старшие школьники. Для них это тоже учёба - развивать собственные навыки обучения других. - Селена передохнула после этих фраз, смущённо думая, что она слишком официальна. Со своими.
   - Подготовка Колина по языкознанию остаётся на мне, - спокойно сказал Понцерус. - Если кто-то ещё проявит интерес к языкам нашего государства, буду рад помочь ему.
   Мика счастливо вздохнул, глядя на него засиявшими глазами. Понцерус улыбнулся ему, не подозревая, что из угла напротив, затаившись, смотрят на него Лотер и Ривер, деревенские маги, и смотрят они на него - с предвкушением.
   - Итак, что получается, - задумалась Селена. - У нас будет школа для старших, но во вторую смену. То есть факультативы будут с утра. Надеюсь, расписание составим так, чтобы всем всё успеть. Кажется, с этим мы справимся. Основная работа ложится только на тех, кто начинает приспосабливать школьную программу людей для оборотней. Это Викар и Асдис, к которым подойдут наши ребята с готовой, но примерной программой. Понимаю, проблема застала всех врасплох, но у нас есть время до наступления учебных дней в пригородной школе. Если будут какие-то ещё предложения, буду рада выслушать.
   Краем глаза она перехватила, как снова раздражённо поморщился Сири. Внезапно Вук склонился к нему, к его уху, чтобы что-то быстро прошептать. И вспыльчивый оборотень вдруг растерянно заморгал на него: брат жены напомнил о сыновьях Сири? О том, что и им скоро заканчивать курс школьных наук и идти работать чьими-то подмастерьями, получая гроши, в то время как появляется возможность выйти во взрослый мир с хорошей специальностью на руках, освоенной практически?.. Сири снова насупился, но уже явно потому, что глубоко задумался... Покосившись на него, Тибр с Вилмором насмешливо переглянулись между собой.
   Прежде чем говорить о второй проблеме, которая, в сущности, проблемой не являлась, Селена встретилась глазами с Хостой. Они уже успели побеседовать и условиться: если Ильм заартачится, Хоста попробует дома уговорить его хотя бы попробовать. В конце концов, Белостенные - защитники, так что их ученики просто должны опробовать игру - с точки зрения храмовых девизов. Селена верила, что Ильма долго уговаривать не придётся. Несмотря на внешнюю величественность, на приверженность старинным порядкам и устоям, несмотря на его традиционно пугающее простых жителей города и деревни храмовничество, в моменты искренности Ильм довольно часто раскрывался как весьма азартное существо. Пейнтбол - ладно. Но пару раз Селена видела его, как он гоняет мяч, играя рядом с пейнтбольным полем в примитивное подобие футбола - со старшими ребятами из Тёплой Норы.
   - А сейчас второй вопрос. Мы решим его быстро, потому что его выполнение зависит только от одного достопочтимого эльфа. - Она в упор посмотрела на скучающего Ильма и ласково спросила: - Ильм, вы уже знаете? - А когда Белостенный насторожился, продолжила: - Наши ребята спрашивают, нельзя ли сыграть в пейнтбол с вашими учениками. С учениками храма Белой Стены. Последняя игра с военным училищем показала, что их соревновательность, мягко говоря, вышла из-под контроля и является чем-то близким фикции. Итак?
   По кабинету пронеслось восторженное: "О!" не только подростков, которые явно не ожидали, что на собрании она всё-таки выскажет их желание, но и взрослых, которые наверняка мгновенно представили, какое зрелище может ожидать всех. И, даже если Белостенный задумал бы отмолчаться, то в этом обществе он будет вынужден как-то прореагировать на слова Селены.
   А потом все затихли. Слишком надолго замолчал Ильм, уставившись в одну точку на полу. Слишком сосредоточенный взгляд у него был. Как будто отстранился от всех и каждого... Селена мельком взглянула на братство: мальчишки смотрели на храмовника выжидательно и с такой надеждой... Впрочем, с надеждой смотрели на Ильма не только они. Даже Трисмегист, казалось, забыл о той тревожной тайне, которую разделял со старшими братства.
   Наверное, прошло минут пять-шесть, пока Ильм не поднял голову.
   - Если не возражаете, завтра, после обеда, для знакомства с местностью я привезу группу первого курса. И, если не возражаете, неплохо бы им поиграть на пейнтбольном поле где-то с неделю, чтобы дети освоились.
   - Согласна! - радостно ответила Селена и обвела присутствующих вопрошающим взглядом: - Ведь правда? Мы согласны на это? Тем более что Ильм прав?
   - Конечно! - первым откликнулся Джарри.
   - С-соглас-сен с-со вс-семи ус-словиями, - кивнул Колр. - И с-считаю их-х логичными. С-со с-своей с-стороны предложу пробную игру с наш-шими командами.
   - Тогда собрание закончено, - подытожила Селена. - Все мелкие вопросы, которые возникнут, будем решать потихоньку и не спеша.
   Счастливые жители деревни расходились, негромко обсуждая будущие перемены в жизни. Селена заметила, что первым поторопился выйти Трисмегист, за ним - плохо скрывающий волнение Понцерус. Но решила узнать, что происходит, чуть позже. А пока упёрла свой взгляд в спину Белостенного, и тот обернулся на её негласный призыв. После чего что-то сказал Хосте и выждал, пока все выйдут из кабинета. В опустевшем помещении остались только братство, Джарри и Селена, которая и подошла к Белостенному.
   - Простите, что задерживаю вас, Ильм. Просто хотелось бы обсудить с вами один нюанс, о котором напомнили мне мальчики братства.
   - И что же это? - снова насторожился храмовник.
   - Как бы мы ни старались, но в полноценной команде Тёплой Норы будут оборотни. А храм Белой Стены известен своим не вполне терпимым отношением к ним. Так что вопрос, Ильм: не откажутся ли ваши воспитанники играть с нашими?
   Храмовник неожиданно для всех вздохнул, причём, начав набирать воздух довольно шумно, тут же, словно пожалев, что сделал это слишком громко и слишком демонстративно, придержал выдох.
   - Леди Селена, во-первых, наши воспитанники - будущие защитники города, а город, как вам известно, - это не только эльфы. Если Белостенные будут кого-то защищать, смотреть на видовую принадлежность они не станут. Во-вторых... - Тут его лицо омрачилось ещё более выразительно. - Да, ранее наш храм славился именно тем, что гордился чистотой крови наших преподавателей и воспитанников. Но война переиграла наши правила. Эльфов-подростков слишком мало даже в храме Белой Стены. С прошлого года мы набираем в храм вампиров и людей, если у них ярко выражена магическая составляющая. Так что первый курс, который я привезу, будет состоять не только из эльфов. Об этом не беспокойтесь, леди Селена. Неприязни к оборотням наши дети выказать себе не позволят. Да, оборотней могут не принимать в Старом городе. За редчайшим исключением, - улыбнулся он Колину. - Но вне его мы будем соблюдать законы нашего государства.
   "Но только не позволят выказать... - промелькнуло в мыслях, пока Ильм закрывал за собой дверь гостевого кабинета. - Хотя что уж... Хоть так пообщаться..."
   И повернулась к Коннору.
   - До ужина пять минут. Что случилось с твоим дельтапланом, Коннор?
   От внезапного вопроса её старший сын смутился, да так, что даже покраснел.
   - Мама Селена, пожалуйста, не обижайся. Я обманул тебя, чтобы не тревожить. Во время "тихого часа" я полетел к Ивару. Хотел узнать, как он там...
   - Ты мог бы узнать о том у Трисмегиста, он как раз сегодня пришёл, чтобы проведать Ригана, - словно забыв, что оба - братья, напомнила Селена. И добилась своего.
   - Я летал к нему каждый раз, когда Трисмегист шёл к нам, - объяснил Коннор. - И в этот раз ему повезло. Мы с Хельми и Миртом привезли его в деревню.
   - Почему ты сказал - привезли, а не приехали вместе с ним?
   - Ты торопишься, Селена, - укоризненно сказал Мирт. - Ивар отравился из-за игл лозы ками. И нам пришлось привезти его к нам на машине.
   - Ками? Я не знаю, что это! - уже занервничала хозяйка места. - Это не очень опасно? Или...
   - Выживет, - уверил её Коннор.
   - Тогда... - растерянная Селена беспомощно посмотрела на всех. - Ужин ему отнести? Он ведь, наверное, голодный?
   Коннор шагнул к ней и обнял.
   - Мама Селена, пусть он пока поголодает. Ему это на пользу. А мы сейчас все пойдём в столовую, а уж потом можно будет забежать к нему - в домик Понцеруса и Трисмегиста, им-то как раз надо отнести ужин. Заодно и посмотришь, если беспокоишься.
   Селена взглянула на Джарри и уловила на его лице тревогу, которую семейный не сумел скрыть. Он встревожен, из-за того что ребята упомянули эту неизвестную ей ками?
   - Мы сделаем по-другому, - твёрдо сказал Джарри. - Вы идёте в столовую. Мы - тоже. Но только для того, чтобы собрать подносы для Трисмегиста и Понцеруса...
   - И для Бернара, - добавил Хельми, абсолютно спокойный. - Он тоже там.
   - Ну, если Бернар там... - теперь уже растерялся Джарри.
   - Да не бойтесь вы за Ивара, - с досадой сказал Коннор. - Там все умеют снимать отравление. Так что идём в столовую. И, Селена, по дороге надо решить ещё одну проблему. Но связанную не с Иваром.
   - А с кем? - выходя из кабинета, несколько ошеломлённо спросила она, подозревая, что старший сын таким образом переводит её внимание с Ивара.
   - Не с кем, а с чем. Школа для оборотней. Мы всё хорошо придумали, но есть одна загвоздка. Все наши учебники в школе. Мы не можем их адаптировать для наших ребят, потому что не помним их наизусть. Только по нашим рабочим тетрадям - эту адаптацию выполнить невозможно.
   - А в городских лавках их не продают?
   - Нет. Сейчас их продают сразу в школы, по количеству учебных мест. Не более.
   - Можно влезть в школьную библиотеку и стащить, - предложил Мика.
   - Ты что?! Рехнулся? - поразился Мирт.
   - А чё такого? Мы же вернём до учебного года - в целости и сохранности!
   - А если найти старые - и до учебного года проработать их? - с сомнением спросила Селена, не обращая внимания на Мику. - Я имею в виду довоенные? Ведь ранее были такие? Или тогда тоже печатались только для школ?
   - Если только в антикварных лавках посмотреть, - пробормотал идущий следом Джарри. - Можно съездить завтра, погулять по рыночным рядам. Тем более - Ильм привезёт своих только после обеда.
   - Антикварные!! - У Мики дыхание перехватило. - А если там... Джарри! А если заодно посмотреть и остальное?! Те же станки?! Джарри, ты же возьмёшь нас с собой по этим лавкам? - с силой взмолился мальчишка-вампир.
   - И там могут быть старинные книги! - мечтательно прошептал Колин.
   Хохот был такой, что в гостиную, которую они проходили, выскочили из столовой дежурные. Но, выяснив, что ничего особенного не произошло, вернулись, а следом поспешили Селена с Джарри и братство. Шагая к столу взрослых, Селена обрадовалась сидящему тут же Бернару так, как никогда! Даже Джарри ускорил шаг, когда увидел старого эльфа-целителя. За ложки взяться не успели - Селена нетерпеливо спросила:
   - Бернар, что с Иваром?
   - Дня три встать не сможет, - брюзгливо ответил тот. - Давно надо было настоять, чтобы вернуть его в Тёплую Нору. Не было бы с ним такого.
   - Бернар, - решительно воззвала к нему хозяйка места, - утешьте меня: с мальчиком и правда всё будет хорошо? А то меня тут убеждали...
   - До завтра ему в сознание не прийти, - задумчиво произнёс старик. - Но, думаю, ближе к обеду его состояние улучшится. Ками - лоза коварная.
   Сердце Селены так отчаянно забилось: да что ж это за лоза такая страшная - ками, если Ивар лежит без сознания? И угрюмо подумала, что надо бы походить на уроки Бернара, чтобы подотошней ознакомиться со здешней растительностью.
   Сидевший неподалёку за тем же столом Вилмор, болтавший о чём-то с Александритом, кажется, расслышал последнюю фразу Бернара.
   - А что там с ками? - забеспокоился он. - Вроде раньше вблизи нашей деревни я её не замечал. Кто-то видел её?
   Старый эльф-целитель удивлённо уставился на него, но Селена сразу поняла, в чём дело. Покос обычно устраивали именно что вокруг деревни. И сено заготавливали не только для коз, но и для индюшек - на зимнюю подстилку. Поэтому Вилмор и забеспокоился, что боялся за животных и птиц.
   Она не стала слушать объяснения Бернара, хотя пару минут назад только и думала о том, как бы узнать о ками побольше. Быстро покидала в рот всё, что было на тарелке, и помчалась на кухню - готовить подносы в домик Понцеруса и Трисмегиста. Несмотря на заверения старого эльфа-целителя, что Ивару нести ужин не стоит, хозяйка места собрала тарелки и чашки на троих едоков. Это как-то утешало и заставляло верить, что всё уладится. Тяжёлые подносы ей нести не пришлось. Первым на помощь пришёл Джарри, забрав у неё самый тяжёлый. А когда они вышли, подошёл Коннор и молча забрал второй поднос у Селены. В столовой их слишком быстрый уход почти не заметили. Братство - да. Заметило. Но мальчики только проводили уходящих взглядами, и Селена была им благодарна, что не вскочили, взбудоражив всё население Тёплой Норы.
   Впрочем, даже зациклившись на Иваре, Селенга всё же отметила: за столом ясельников Ирма что-то яростно втолковывала испуганной Айне, а рядом с ней, недавно самой спокойной девочкой в Тёплой Норе, сидел Эден, который, забыв о своём ужине, мечтательно улыбаясь, смотрел в окно, будто вспоминая чудесный сон. А двойняшки-оборотни Тармо и Вилл на пару с Вади и Бериллом что-то очень взволнованно рассказывали Ригану, который слушал их с открытым ртом.
   Они втроём прошагали садовыми тропинками до домика Трисмегиста и, постучавшись (Селена, конечно, - у кого ещё свободные руки?), вошли.
   - Это мы, Трисмегист! - оповестила хозяйка места. - Мы принесли вам ужин.
   - Благодарю вас, леди Селена, - в дверном проёме комнаты, где когда-то сидел Коннор, собственной кровью уведённый на долгое время в библиотеку прошлого, появилась высокая фигура старого эльфа-бродяги. - Оставьте подносы в нашей кухне - там Понцерус, и проходите сюда.
   Трисмегист выглядел совершенно спокойным, и Селена поверила этому покою. Не дожидаясь, пока мужчины её жизни войдут в кухню, она немедленно отправилась в комнату. Трисмегист посторонился, пропуская её мимо себя. И тут же тихо сказал:
   - Не волнуйтесь, леди Селена. Я сам думал, что будет хуже. Но ваши мальчики и Бернар успели вовремя помочь Ивару.
   Она порывисто подошла к низкой кровати, на которой лежал Ивар, укрытый лёгким одеялом по плечи. Счастье, что лежал он на подушке с цветастой наволочкой. Только всмотревшись, можно было заметить, что лицо у него...
   Селена, самонадеянно думавшая, что переживёт всё, этого зрелища не вынесла, со стоном отвернувшись.
   - Так что с ним случилось на самом деле?!
   - Не знаю, - покачал головой Трисмегист. - Мне рассказали только обрывки того, что произошло в лесу. И то...
   - Я знаю, - бесстрастно сказал Коннор и присел на корточки в изголовье брата. - Я прилетел в лес на дельтаплане. Оставил его на опушке и пошёл к вашему дому. Успел спрятаться за деревом, когда увидел, что Ивар разговаривает с двумя мужчинами, которые странно одеты. Понял, что это настоящие, лесные друиды (Трисмегист вздрогнул). Они что-то требовали от Ивара - Ивар успел потом сказать мне, что они требовали от него покинуть лес. "В нём не место для некромагов", - сказали они ему. А когда он отказался уходить (это я уже сам понял), они наслали на домик лозы ками. Сначала я думал, что они наслали их на Ивара, потому что Ивар пытался остановить ками своим посохом. Но потом понял, что они посылали их не убивать, а выгонять. Лозы ками заполонили ваш дом и... Боюсь, Трисмегист, дома у вас больше нет.
   - Но как же Ивар?..
   - К нему в гости пришла компания Ирмы, - усмехнулся Коннор. - Я велел детишкам привести его в сознание - он ударился от друидского порыва в стену дома. А когда он пришёл в сознание, бросился в дом - за книгами и за вещами. Пришлось уничтожить ками, чтобы вытащить его из домика. Но он уже был в таком состоянии.
   - Ирма?! - медленно, отказываясь понимать невообразимую информацию, проговорила Селена. - Она-то тут каким боком?!
   - Ей пришла в голову идея вернуть Ивара в деревню - ходить чуть не каждый день в гости, чтобы он привык сначала к её компании, а потом и к этим приходам, - улыбнулся Коннор. - Так привык бы, чтобы потом заскучал и сам начал бы проситься в деревню.
   - Да-а... Это в духе нашей Ирмы, - пробормотал ошарашенный Джарри.
   - Так вот о чём она сейчас рассказывает в столовой, - покачала головой Селена. - Любопытно, узнает ли Колин о проделках своей сестрёнки?
   - Если бы не она... - Коннор не договорил и пожал плечами. - Мне было бы сложней, - наконец нашёлся он со словами.
   - Ругать не будем, - решила Селена и вопросительно посмотрела на Трисмегиста. - Вы уверены, что Ивар быстро поправится? Если что - напомните ему, что его комнату на втором этаже никто не занимал. - И снова потерянно спросила: - Так мы пойдём? Не будем вас обременять своим... присутствием?
   - Я посижу здесь немного, - кивнул ей Коннор, и Джарри взял Селену под руку, чтобы увести её в Тёплую Нору.
   - Может, надо было ещё немного посидеть там с ними, - шептала она, когда он твёрдо вёл её по садовым тропинкам.
   - Селена, у тебя и у Коннора браслеты, - терпеливо напоминал Джарри. - Надо будет - он сам к тебе "постучится". А пока... Пока наши дети гуляют перед сном, надо бы продумать, по каким лавкам походить завтра, чтобы найти хоть пару учебников за нужные нам классы.
   - Не хочу, - сердито сказала она. - Мне надо найти Стена. Когда я с ним, мне спокойней. И что-то я не помню, чтобы он был рядом с Риганом. А значит... Джарри, нашего сына не было в столовой?!
   - Успокойся, Селена. Риган давно не бегает с нашим младшим, потому что теперь Стен сидит за столом с ясельниками. Давай посидим немного на нашей скамейке.
   Он силой усадил Селену на скамью. И она сидела, не слыша его вопросов и каких-то рассказов, удивляясь себе: почему после случившегося с Иваром она так хочет, чтобы Стен был рядом - и немедленно? И почему Джарри не разрешает ей бежать искать своего младшего сына? И вдруг услышала то, что говорит ей семейный:
   - Ты его сейчас только напугаешь своим страхом.
   Но страх прошёл быстро: из дома выбежали братья и окружили семейных, мгновенно расслабив браслеты, чтобы успокоить старшую сестру. А потом из дома вышел мальчик-дракон Риган, ведя с собой за руку Стена, который обрадовался маме и кинулся к ней со всех ног... И вечер поехал по накатанной колее...
   ... А ранним утром, когда в Тёплой Норе до побудки осталось где-то полтора часа, в домике двух старых философов Ивар с трудом открыл глаза. Сначала он неподвижно лежал, не поворачивая головы, потому что ему было больно сделать даже маленькое движение. Лежал и смутно пытался понять, где он находится. Потом он почувствовал, что сверху пахнуло прохладным сквозняком. Пришлось долго и мучительно из-за возвращающейся боли думать, прежде чем он догадался, что где-то открыли окно. Боль была такая, что любой звук бил по ушам. Даже пение ранних птах раздражало... А потом кровать слегка прогнулась с краю. И кто-то склонился над ним. Лицо девочки расплывалось перед глазами, но он всё равно сумел узнать в ней ту, чьи черты запомнил запечатлёнными на альбомном листе...
   ... - Ну что? - деловито сказала Ирма, уходя от окна, на которое она и Вади только что подсадили Айну. - Как ты думаешь - теперь он не уйдёт, точняк?
   Её "семейный" тихонечко фыркнул, но разубеждать свою строптивую "семейную" не стал. И они, по росистой тропе выбравшись из сада двух философов, бросились к Тёплой Норе, где их с нетерпением ждала вся компания.
  
   Глава седьмая
  
   В город отправились, не позавтракав, но захватив с собой продукты для походного перекуса. Поехали уже сложившейся группой бывалых путешественников: за рулём - Джарри, рядом с ним - Колр; в салоне - Селена, братство и Эрно. Уже трясясь по кукурузному полю, Селена осведомилась, с каких мест в городе начнутся поиски драгоценных учебников. Откликнулся Джарри, в качестве мага сопровождения прекрасно знавший главные улицы:
   - Думаю проехать через весь город до Старого города. Именно там, по соседству с храмами, самые богатые лавки старьёвщиков. Правда, поездка к ним здорово займёт наше время. Ехать-то придётся через весь город.
   - Не уверена, что нам нужны лавки, которые именно возле Старого города, - заметила Селена. - Если они там расположены, то наверняка не будут там же держать такие пустяковины для Старого города, как школьные учебники. Скорей, они будут предлагать то, что интересно жителям Старого города. То есть что-то связанное с магией.
   - Ты права, - немного поразмыслив, откликнулся семейный. - Хорошо. Я отвезу вас в старый речной порт. Говорят, там уже всё отстроили заново, но при порте же остались старинные торговые улочки - с таких времён, что в тамошних лавках порой можно найти даже заржавевшего краба или крокаря.
   Протяжный, завывающий вздох Мики заставил всех рассмеяться.
   Утро выдалось хмурым из-за набежавших туч. За минуты до отъезда Селена допросила Веткина, и домашний шляпой своей поклялся, что дождя не ожидается. Зато стало ощутимо прохладней, что оказалось на руку обоим драконам: и Колр, и Хельми набросили на головы лёгкие капюшоны летних курток: "Чтобы горожан не смущать!" Селена ещё присмотреться решила на всякий случай, как въедут в город: точно ли народ ходит в куртках с капюшонами?
   Ещё несколько минут - и машина минула пригородный мост. Примерно Селена представляла, каков будет их маршрут: на этот раз, никуда не сворачивая, они с полчаса проедут по городу напрямик, затем будет продолжительный поворот в сторону когда-то Мёртвого леса, а на деле этот поворот (или боковая дорога?) позволит через час прибыть в речной порт, о котором она знала только со слов Джарри... Мёртвый лес. Напоминание мимолётное, но мгновенно всплыли события вчерашнего вечера, трагедия, свидетелем или участником которой на этот раз Селена не стала, но, узнав о которой, переживала так, словно сама побывала в лесном домике Трисмегиста и его малолетнего ученика.
   Очень хотелось обсудить вопрос, правильно ли поступил Коннор, считая, что друиды, что называется, в своём праве. Стоит ли попытаться найти их, чтобы... что? Наказать - не накажешь. Поговорить... Нет, сначала всё-таки надо обсудить это дело с Джарри. Он лучше ориентируется в своём мире.
   Сейчас же Коннор последовал примеру Колра и Хельми. Он накинул капюшон и, судя по знакомой дымке вокруг его головы, пытался погрузиться в свёрнутый сон. Но заклинание прошептал не вовремя - ещё до пригородного моста не доехали. Так что заклинание свёрнутого сна действовало плохо из-за дороги, когда машина время от времени подпрыгивала на вымоинах или тряслась по каменистой поверхности. То и дело скашиваясь на него, сидящего слева, Селена замечала раздражение на его осунувшемся лице: от брата пришёл поздно, не выспался, да ещё и сейчас - никак не уснуть. Почему он... Селена велела себе не анализировать впустую, а помочь сыну. Она тихонько подняла руку за спиной Коннора и, обняв его за плечи, привлекла к себе.
   - Спи.
   Сначала он держался напряжённо, всё-таки стараясь не сильно опираться на неё, а потом её плечо вдруг тепло отяжелело: сын задремал и перестал предпринимать попытки не быть ей в тягость.
   Блеснули под краем капюшона глаза Хельми. Юноша-дракон с начала поездки вытащил из-за пазухи тетрадку - точней, блокнот того типа, который обычно Мика делал недавно для Коннора, потерявшегося во времени, - на пружинке. Вещица многим в Тёплой Норе понравилась, особенно когда выяснили, как удобно с ней в дороге. Сидевший сейчас напротив Селены, Хельми то ли что-то писал, то ли рисовал в блокноте, когда появлялась возможность. Быстро глянув на прикорнувшего Коннора, юный дракон мягким жестом (так кошка Тиграша поднимала лапу и распяливала когти) бросил в брата чем-то вроде лёгкой дымки. Та, долетев до мальчишки-некроманта, в полёте ещё превратилась в подобие химической формулы, заключённой в неровный круг. Призрачной шляпой с широкими полями пентаграмма осела на голове Коннора. Плечу Селены стало ещё тяжелей. Рука Коннора, лежавшая на его коленях, безвольно съехала...
   Теперь понятно, чем Хельми запустил в Коннора. Скорей всего, эта пентаграмма усиливала сон.
   Селена осторожно, чтобы не разбудить, подняла свисавшую руку сына и сунула ладонью себе под локоть. В случае внезапного торможения она не даст Коннору упасть.
   Сидевший с другой стороны от неё Мика чуть-чуть потряс её за руку, обращая на себя внимание. И тут же ткнулся головой в её плечо. А Мирт - в его.
   Обычно Селена не любила, когда магически действовали на живое существо, заставляя его выполнять некие действия. Но сейчас промолчала. Хельми помог Коннору расслабиться, усилив его желание уснуть. А ещё в последнее время юный дракон стал гораздо рассудительней смотреть на жизнь, не вмешиваясь в её процессы. Или же не вмешиваясь тогда, когда это вмешательство могли заметить, - иногда опасливо думала Селена. В любом случае - с братством и с самой Селеной он мухлевать не мог...
   Коннор совсем навалился на её плечо, и теперь его старшая сестра обняла его за пояс, как и мирно засопевшего Мику, который порой мог позволить себе засидеться в личной мастерской далеко за полночь. Что, видимо, он и сделал недавно.
   Зато Эрно и Колин, обсевшие юного дракона, склонились к нему, переговариваясь шёпотом и время от времени вопросительно тыча пальцами в его открытый блокнот. Сама в дремотном состоянии, Селена, тем не менее, изредка следила за ними, предполагая, что младшие (сегодня в эту группу входил и Эрно) спрашивают у юноши-дракона, как составляются пентаграммы, усиливающие сон или вводящие в него. Но даже по некоторым обрывочным шепоткам, уловленным Селеной, по тому, как Хельми перевернул блокнот и начал постепенно заполнять чистую страницу не видными ей знаками и линиями, шёпотом же комментируя каждую запись, стало ясно, что юный дракон, кажется, учит младших создавать пока что примитивные пентаграммы на все случаи жизни.
   Дремота начала проходить ближе к намеченной цели их поездки. Даже в машине, правда, с открытыми окнами, пахнуло влажным воздухом с привкусом тины и рыбы, а ещё почему-то с технической вонью. Потянувшись на месте выпрямить спину и разглядеть хоть что-то в окне напротив, она обнаружила, что машина летит по дороге параллельно реке. И, кажется, эта река не имеет ничего общего с их пригородной рекой, потому как чуть не в три раза шире той. Правому плечу стало легче: проснулся Мика, ощутив даже такое лёгкое, почти не ощущаемое ею самой движение.
   - Мы уже? - сипловато спросил мальчишка-вампир, разбудив тем самым Мирта.
   - У-у... - сердито пожаловался на него и Коннор - и засмеялся, но головы с плеча Селены не поднял, а только вздохнул.
   Трое мальчишек напротив тоже ошалело заоглядывались, и Эрно покачал головой:
   - Я даже не заметил, как время прошло.
   Услышав их, Джарри предупредил:
   - Не торопитесь. Порт мы должны проехать. - И, усмехнувшись, добавил: - Но когда-нибудь приедем сюда с целью... экскурсии. Пока же выполним задуманное.
   Ещё минут двадцать-пятнадцать - и машина остановилась. Велев немного посидеть в ней, Джарри и Колр вышли и тщательно накинули на неё невидимую защиту.
   Селена, уже умеющая смотреть без призыва на помощь магических книг, даже удивилась, когда вышла: защита, которую она видела, оказалась очень плотной. Как будто мужчины соорудили её, пряча от всевидящего ока магических машин. Зато Коннор, выйдя, скептически осмотрел её и пожал плечами. Он спросить не постеснялся:
   - А почему такая сильная?
   Джарри и Колр переглянулись, а потом, не сговариваясь, обернулись в сторону длинной улицы, тёмной от высотных домов, словно нависающих над ней, и с обеих сторон заставленной не только палатками, лотками, но и столами, а кое-где наблюдались даже тряпки, постеленные под "товар", выложенный прямо на землю.
   - Этот район, - объяснил Джарри, - примерно такой, как тот, в котором находится небезызвестная нам всем квартира девочки-вампира Агаты. Только... ещё опасней. Прежде чем пойти по этой улочке, выслушайте меня внимательно и, пожалуйста, не пренебрегайте тем, что я скажу. Первое правило - идём все вместе. - Он строго посмотрел на Мику. - Если кому-то захочется отойти или кто-то что-то увидит интересное для себя, будьте так добры - обязательно предупредить других, и мы пойдём в нужную сторону все вместе. Второе: не увлекаться, что значит - следите друг за другом. Если кто-то остался разглядывать то, что привлекло его внимание, напомните, что надо идти далее. Все всё поняли? Идём только группой, члены которой приглядывают за своими и защищают, если что. Здесь опасно.
   Если на Селену с младшими и Эрно его речь произвела необходимое впечатление, то старшие: Хельми, Коннор и Мирт - мгновенно оживились. Они переглянулись с азартным предвкушением, на что Колр недовольно сказал:
   - Влезете в слиш-шком долгую драку, ждать не будем.
   Селена-то не поняла чёрного дракона, то Коннор, пружинно вставший рядом с ней, немедленно откликнулся тоном благовоспитанного мальчика:
   - Что вы, Колр. Мы постараемся никого не задерживать.
   Под капюшоном Хельми Селена заметила сдержанную усмешку, а Мирт только вздохнул, мечтательно улыбаясь.
   Группа быстро определилась, как идти. Селена с Микой, которого держала за руку, и Колином, который сам держался за карман её куртки, шла посередине группы. Сбоку от них - Мирт, чуть запоздав, и Эрно - чуть впереди. Впереди - Джарри с Хельми. Тылы охраняли Колр и Коннор. Драконы (знала Селена) свою магию заблокировали - до поры, до времени. Как только начали движение по этой улочке, Мика недовольно проворчал:
   - И чего тут опасаться? Народу вон сколько. И покупатели есть. Чё такого?
   - Мы только начали, - негромко сказала Селена. - Не забывай о том. Мало ли что тут... Колин, настройся на книги. Мика, ты помнишь, что хотел посмотреть?
   - Помню. Я настроен на металл.
   Слово "настроен" относилось к категории заклинаний, обращённых магом на себя. Да, сейчас именно мальчишка-оборотень более чуток к близкому присутствию бумаги, как и Мика - к металлу. Поэтому и шли с обеих сторон от Селены, которая просто с любопытством присматривалась к тому, что разложено на столах или на земле. На продавцов, после единственного взгляда на них, она смотреть отказалась: очень уж зверские и разбойничьи рожи порой попадались. А вот любопытное разнообразие предметов заставляло иногда замедлять шаг да так, что Мика и Колин тянули её вперёд:
   - Ну, Селена! Пойдём!
   Чуть дальше выяснилось, что самые наглые и нахальные продавцы сидят именно в самых тёмных местах этой улочки. Если в самом начале продававшие помалкивали, разрешая присмотреться к товару, то теперь к группе явных покупателей начали вообще выбегать из-за "прилавков" и лезть с воплями:
   - Хозяйка, глянь, какая вещь отличная! В хозяйстве пригодится!
   С минуту пришлось потерпеть, а потом подбегавшие как-то сами... отпали. Кажется, идущий позади группы Колр сделал что-то, чтобы их всех не доставали...
   Но ещё парочка шагов, и Селена усмехнулась. Когда-то давно брат любил слушать песенку, которая так надоедала ей многочисленными повторами, да ещё в два голоса - с братом, певшим её вместе с записью, что тогдашняя Лена злилась на него. Песенку она тогда не запомнила полностью, но сейчас её первые строки легко зазвучали в памяти, если, конечно, она правильно их вспомнила: "Чёрный рынок играл (или плевал?) залихватской, но красной ценою! Мне совали под нос антикварный поднос, предлагали примерить пальто!"
   Да, чего - чего, а старой одежды, да и посуды - здесь было навалом. Селена вдруг подумала, как бы обрадовался Веткин, привези она ему что-нибудь с этой улочки...
   - Мирт, - негромко позвал Мика, - палатка с твоей стороны. Металл. И очень много.
   - Понял, - ответил мальчишка-эльф и передал старшим информацию.
   Не меняя скорости, Джарри спокойно повернул к одной из палаток, грязной и с чудовищными заплатками, которые, к сожалению, не везде закрывали натянутую ткань. И вошёл первым, за ним - Эрно. Войдя в палатку и тут же обернувшись к входу, Селена заметила: Колр чуть не толчком заставил войти Коннора, который замешкался у входа. Кажется, мальчишка-некромант пытался последним оказаться в палатке.
   Да, металла нашлось так много, что Селена пожалела Мику: столько соблазнов!
   Но, кажется, Мика настроился на весьма и весьма деловитый поиск. Он медленно обвёл цепким взглядом залежи металлического добра, хозяин (небритый и замызганный оборотень) которого сидел у небольшого колченогого столика и занимался тем, что чавкал, объедая кукурузный початок. На вошедших он внимания почти не обратил. Так что мальчишка-вампир спокойно оценил валявшийся товар, а потом обернулся к Джарри, вдохнул побольше воздуха и... жутко противно (и неожиданно для Селены) заныл:
   - Джа-арри! Купи мне вон ту железяку-у! Ну купи-и, Джарри! Что тебе стоит, а-а?
   Вообще-то, Селена помнила, что у мальчишек есть свои деньги на всё, что им глянется, так что нытьё мальчишки-вампира неприятно резануло её слух.
   Хозяин палатки застыл на пару секунд, чтобы разглядеть малолетнего покупателя, и тут же отвернулся, чтобы продолжить своё чавканье. А Мика продолжал ныть, напомнив Селене собственный мир, в котором маленькие шантажисты, очутившись в магазине, требуют у матери купить им то, что понравилось, завывая и вводя своих родителей в смущение перед остальными покупателями.
   - Ну Джарри! Ну что тебе стоит?! Купи-и! Купи мне железку, я из неё щит сделаю!
   Железка, которую углядел Мика и на которую он указывал, чуть не съезжала с горы себе подобных. Да, своим овалом она немного напоминала щит, например, рыцаря. Если убрать с её поверхности какую-то металлическую мелочь...
   Коннор первым отмер после внезапных слезливых воплей Мики и с недоумением спросил:
   - Зачем тебе эта штука? У нас и так целый сарай ломится от твоих железяк!
   Хозяин снова замер, но на этот раз не оборачиваясь.
   - А такой нету-у! - капризно взвыл Мика. - Джарри, что - жалко тебе, что ли? Ну давай ты мне эту штуку купишь, Джа-арри!
   - Может, лучше эту? - предложил Джарри. - С неё не надо будет эту сварку снимать. Она ровней. - Подняв выбранное, Джарри показал ещё один металлический овал Мике. - Смотри. Кажется, эта штука поинтересней будет? Нет? Эй, хозяин, сколько стоит?
   - Которая? - хрипло спросил тот, не вставая. Селена так поняла: если встанет - такой же колченогий, как и стол, стул просто свалится.
   - Эта! - рявкнул Мика и бросился к первой замеченной вещице, стащив её с кучи так резко, что следом с грохотом и лязгом полетели все остальные железки.
   В общем, хозяин, кажется, назвал цену, лишь бы только избавиться от слишком громких покупателей. А Мика повернулся к Джарри спиной, чтобы тот запихал купленное в рюкзак, предусмотрительно взятый им.
   Когда все вышли из палатки, Селена тихо спросила:
   - Что за спектакль вы устроили?
   - Мика показал, что у него нет денег, - объяснил Джарри. - А хозяин понял, что только я могу заплатить за выбранное, но не хочу покупать то, что Мика захотел. А Мика, по его мнению, балованный парнишка, который в железках не разбирается. Только, как выяснилось, и хозяин не разбирается в этом металлоломе. Таким образом, мы сумели купить данный предмет весьма задёшево. Мика, колись, что это?
   - Джарри, ты не бойся, - вздохнул от счастья мальчишка-вампир. - Я тебе не сейчас - дома деньги отдам. А купили мы... - он зажмурился от восторга. - Мы купили станок для холодной ковки! У меня такой есть, но для старшей школы в нашей деревне - это драгоценность! Да и себе, если что... Я-то думал, здесь ничего дельного не найти, а тут...
   - А ты сумеешь его отремонтировать? - с сомнением спросил Мирт.
   Мика снисходительно взглянул на него и ласково погладил выпирающий за плечом угол станины. А потом снова блаженно вздохнул и объяснил:
   - Там работы-то - сменить пару деталей. Ты приходи, когда я буду этот станок Александриту показывать - тогда поймёшь, как здорово нам повезло.
   - Но, если станок почти в рабочем состоянии, - недоумевала и Селена, - как же он оказался в этой куче металлолома?
   - Ты, Селена, как маленькая! - самодовольно поднял палец Мика. - Легко же! Или хозяин его сам стащил где-то, или ему принесли ворованное! А мы - купили. Для дела, между прочим!
   Поперхнувшаяся Селена захлопала глазами. И что на это сказать? Провести с мальчишкой-вампиром воспитательную беседу, что нельзя покупать краденое? Но ведь сначала ещё доказать надо, что станок украден! А времени и желания... нет. И потом... Даже понимая, что станок, возможно, ворованный, Селена чувствовала, как греет сердце мысль, что получен первый шаг к той школе, о которой она помечтала. Поразмышляв ещё, скрепя сердце, решила промолчать. Тем более что Джарри воспринял ситуацию спокойно.
   Забывшись, она не сразу поняла, что её за руку тянут в сторону.
   - Селена, Селена... - зашептал Колин. - Смотри - книги! Сколько-о...
   - Колин, заткнись! - зашипел Мика. - Все сразу заметят, что тебе нужно...
   Мальчишка-вампир резко замолчал. Удивлённая Селена взглянула на него и хмыкнула, обнаружив: у Мики чуть ли не стеклянный взгляд на ту же кучу книг и открытый рот. Привлечённые странным состоянием мальчишки-вампира, подтянулись другие, незаметно окружив Селену и младших настоящей крепкой стеной.
   - Что там у вас? - спросил Джарри, который негласно взял на себя роль главного покупателя. - Мика? Колин?
   Оба младших братьев уже ползали вокруг наваленных на драной клеёнке книг, бережно передавая друг другу отдельные экземпляры, чтобы переложить просмотренные с одного конца клеёнки на другой. Остальные стояли рядом и внешне скучающе ожидали, когда мальчишки насмотрятся на них. Селена тоже помалкивала, не понимая: ну ладно - Колин, он от вида любой книги млеет от счастья, но Мика?..
   Старуха (человек), замотав неряшливые волосы какой-то тряпкой, лишь бы не свешивались на лицо, в истлевшем от старости халате и в обмотках на ногах, сидела на гниловатом брёвнышке и кисло смотрела на копошащихся на клеёнке с книгами мальчишек. Кроме книг, она продавала стопки постельного белья жуткого цвета и явно детские одёжки. И, кажется, ей не нравилось, что покупатели обратили внимание именно на книги, а не на тряпки.
   Именно мальчишка-вампир первым взял себя в руки и попытался снова устроить спектакль для обесценивания товара, заявив:
   - Фи! Я-то думал, здесь тетради есть и альбомы! Колин, идём дальше, поищем там!
   Мальчишка-оборотень - поверил. Он оглянулся на своих с таким испугом, что старшие братья и даже Эрно засмеялись.
   - Сколько эти... ваши книжки стоят? - недовольно и подчеркнув недовольство паузой, прежде чем презрительно выговорить "книжки", спросил Джарри.
   - Да хоть так забирайте, - проворчала старуха. - Толку с них...
   Мика и Колин застыли, глядя на неё с великим недоверием: что?!
   Но первым после её слов на колени рядом с младшими опустился Коннор. Он взял немедленно протянутую ему Колином книгу, скользнул глазами по названию и поднял глаза на Джарри, сухо предупреждая:
   - Я заплачу.
   Одновременно он свесил с боку личную котомку и раскрыл, её явно собираясь набить её книгами. Набить! Поверившие в свою удачу, Мика и Колин принялись лихорадочно набивать и свои котомки книгами (Мика грозно ворчал на мешавший ему рюкзак, то и дело сваливавшийся набок), хватая, по впечатлению слегка растерянной Селены, всё подряд.
   Но младшие во главе с Коннором недолго собирали букинистику только втроём. Приглядевшись и тихонько охнув, между Микой и Колином бросился Хельми, а за ним и побледневший Мирт, кажется вознамерившись не отставать от братьев. Немного растерянный Эрно оглянулся на отца и сначала медленно, а потом одним прыжком оказавшись рядом с друзьями, тоже принялся торопливо поднимать с клеёнки книги. Услышав, как Джарри, уже не таясь, втянул сквозь зубы воздух, Селена быстро спросила:
   - Что это?
   - Кажется, часть той библиотеки...
   И семейный бросился на колени - ближе к обескураженной старухе. Хватая книгу за книгой, он успел спросить у неё:
   - Сколько хотите за бельё?
   По мнению Селены, старуха назвала сущие копейки (хотя по блеснувшим хитростью глазам старухи стало ясно, что она назвала по здешним меркам огромную цену), так что хозяйка места торопливо сказала:
   - Я заплачу, пока они собирают.
   - Селена! - рявкнул Мика. - Нам нужен мешок!
   Селена уже передала деньги старухе, которая с огромным изумлением таращилась на всех, кто суетился среди книг:
   - А бельё-то заберёте, нет ли?
   - Это деньги за книги. За клеёнку сколько попросите?
   - Зачем она вам?! - поразилась старуха, судорожно пересчитывая монеты.
   - У нас сумок не хватает!
   - Да берите так! - ляпнула старуха и тут же, наверное, пожалела о своём ответе.
   Но Селена выручила её, добавив ещё одну монету. И Мика с облегчением завернул последние книги в клеёнку, тут же перевязав довольно большущий свёрток верёвкой, вынутой из своего необъятного кармана.
   - Я понес-су, - протянул руку Колр. - Не трогайте, леди С-селена. Для вас-с этот груз с-слиш-шком тяжёл.
   Старуха-торгашка сидела, сидела, разинув на них рот, а потом вдруг резко стартанула с места и резво умчалась куда-то, забыв даже о постельном белье.
   - Куда это она? - изумился Эрно, потряхивая свою котомку, чтобы книги уложились более плотно.
   - Боится, что мы деньги у неё отберём, - радостно сказал Мика и тут же повернулся ко всем сразу. - Я не понял, а почему вы вдруг за эти книги?.. Я-то понятно. - И мальчишка-вампир нежно погладил обложку книги, с которой до сих пор обнимался и на которой было написано "Ручная работа с металлоизделиями".
   - Помнишь - книги раздавали и артефакты? - взволнованно спросил Мирт, на ходу открывая книгу, не убранную в котомку. - Эти - тоже оттуда.
   - Хм, Бернар будет счастлив, - заметил Мика.
   - И Трисмегист с Понцерусом тоже, - добавил Колин, который нёс котомку перед собой, закинув ремень на плечо. Судя по всему, он пытался прочитать названия всех книг сразу. И буквально светился, прочитав очередное.
   - Не, этим пока лучше не показывать, - заявил мальчишка-вампир. - Заныкают куда-нибудь в свои университетские библиотеки - даже переписать не дадут. Мы купили - книги наши, так что - нечего! Интересно, а старушенция куда улепетнула? Что-то мне не нравится, что она бельишко оставила. Стащат, а на нас покажут.
   - Убрали книги в котомки, - неожиданно велел чёрный дракон. - Руки должны быть с-свободными. Быс-стро!
   Селена не поняла, с чего это Колр вдруг начал командовать, да так, что Джарри, до сих пор вроде как возглавлявший группу, немедленно сам "отодвинулся в сторону", поспешно выполнив его приказ. Но мальчишки не стали спрашивать. Быстрый шорох - и вот у всех руки свободны. И сжаты в кулаки. Их группа всё ещё спокойно шла по улочке, словно бы приглядываясь к товару, разложенному для просмотра...
   - Джарри, - тихо позвал Колр. - С-считаеш-шь умес-стным потратить время на драку? Могу прос-сто поднять капюш-шон.
   - Вы так уверены, что драка будет? - вполголоса осведомилась Селена.
   - Старуха побежала докладывать, что появились богатые покупатели, - бесстрастно ответил Коннор. - Нисколько не удивлюсь, что скоро нам навстречу пойдут те, кому очень бы хотелось обогатиться на месте и сразу.
   - Но вы же можете... - Селена не договорила.
   - Можем, - отозвался Джарри, который, кажется, наконец вник в ситуацию. - Одно заклинание - и нас в упор замечать не будут. Но... Если нарвутся на драку, надо ответить, потому что...
   - Эй, ты что?! - возмущённо вскрикнул Мика и ахнул от боли, прижав к себе руку.
   Селена склонилась к нему, ничего не понимая, - и тоже ахнула при виде крови, бегущей по его коже, между браслетами братьев.
   - Что... - беспомощно начала она - и резко прижала к себе Мику, а затем подтащила и Колина.
   Старшие братья и двое взрослых мужчин взяли их в кольцо. А это кольцо окружали быстрые тени, которые на поверку оказывались оборотнями и людьми, высокими, широкоплечими - и с лицами, которые не сулили ничего хорошего. И этих теней оказывалось слишком много. Тяжело дыша, Селена всё оглядывалась, машинально стараясь пересчитать тех, кто всё подбегал к ним и подбегал. А потом спохватилась и вытащила из кармана своей куртки мешочек с чистыми салфетками.
   - Мика, руку!
   Мальчишка-вампир больше не болтал: бледный от болезненного рассечения, он поднял руку. Отодвинув его браслеты выше, Селена, не понимая, кто его ранил (тени слишком далеко), одной салфеткой протёрла кровь с пореза и другой принялась перевязывать запястье Мики. Перевязывала уже спокойно: мужчинам - свои дела. Ей - свои.
  
   Глава восьмая
  
   Не сразу, но она заметила: обступавшие их бандюги теснили группу покупателей в сторону ещё более тёмного переулка, который, ко всему, кажется, заканчивался тупиком. А заметила Селена потому, что вынужденно не стояла на месте, перевязывая руку ошеломлённому Мике. То и дело кто-то из мужчин или старших мальчишек нечаянно натыкался на неё, и приходилось отходить на шажок-другой, чтобы не мешать им. Был момент, когда она даже рассердилась, что защитники и бойцы слишком долго отступают. Но, подняв разок голову, чтобы прояснить обстановку, сощурилась: с места происшествия, едва-едва успев прихватить "товар", во все стороны с тревожным гомоном разбегаются как продавцы этого странного чёрного рынка, так и покупатели.
   "Если там тупик - они правы, что послушно уходят. Лишь бы не затягивали с дракой. - И, помедлив мгновения, спросила себя: - Тебе страшно? Страшно. Несмотря на лучших бойцов во главе с Колром. Потому что неизвестный противник - противник опасный. Поэтому надеюсь, что ребята не будут дразнить его, притворяясь неумелыми бойцами, как бывает у них возле дома Агаты..."
   Испугавшись собственных мыслей, Селена заставила себя сосредоточиться на тех, кто драться с чернорыночными бандитами уж точно не будет. Хотя... Мика... Тоже величина неизвестная - в своём азарте... "Интересно, что рассказала бандитам та старуха, которую, как нам всем показалось, мы осчастливили, жадно забрав все книги, да ещё полноценно заплатили за них, хоть сама она пренебрежительно отнеслась к этому своему товару? - Селена помотала головой: - Хватит! Сосредоточься!" И снова склонилась к Мике, который, видимо, начал приходить в себя.
   - Ты видел, кто тебя порезал?
   Мальчишка-вампир, всё ещё в замешательстве, не сразу вник в её вопрос, будучи всё ещё на волне личной боли и опасливого изумления перед теснившими их в тупик мрачного вида мужчинами. Вполголоса ответил Колин, вцепившийся одной рукой в его плечо, другой - в её ладонь:
   - Я видел. Девчонка какая-то. С ножом.
   - Но почему она ударила тебя по руке? - продолжала она допрашивать, с трудом справляясь с голосом, чтобы не дрожал.
   Этот вопрос вывел-таки Мику из прострации, и он с усилием поднял руку - с плотной повязкой на запястье и сдвинутыми к локтю браслетами братьев. Пока он собирался с мыслями, чтобы ответить, остроглазый мальчишка-оборотень заметил:
   - Одного не хватает.
   - Точно! - ожил Мика. - Эта воровка срезала браслет Хельми!
   - О, тогда ничего страшного! - утешил его мальчишка-оборотень. - Браслет Хельми очень яркий. Найти его будет несложно.
   Продолжая пятиться в тот тёмный тупичок, Селена пыталась понять, почему там настолько темно. Здесь-то, на рыночной улочке, темнота понятна: довольно узкое пространство между домами, скорей всего никогда не пропускало солнечного света. А вот тупик, кажется, был насыщен магией...
   А ещё мешки и рюкзаки, набитые книгами, вызывали беспокойство. Эта порой неуклюжая поклажа наверняка будет всем мешать в активном действии. Ведь будущие бойцы, зная этим книгам цену, вряд ли бросят их где-нибудь лишь ради удобства в бою.
   Два стола-прилавка, мешавшие бандитам на их дороге к тупику, затрещали под ударами безжалостных ног. Вскоре один повалился набок - сломали ножку. Второй почти одновременно с первым так ударили по столешнице, что стол грохнулся на две половины. Кажется, группе неудачливых, но богатеньких покупателей продемонстрировали, с кем им придётся иметь дело - с крутыми и безжалостными.
   Сначала Селена следила за бандитами, но, раз глянув на своих, подняла бровь: теперь, кроме драконов, все бойцы, включая Джарри, прятались под капюшонами. Несмотря на опасную ситуацию, что могла вот-вот взорваться дракой, Селена подумала: "Может, для следующего раза навязать им всем шапки-балаклавы? Будет и у нас свой спецназ!" И покачала головой. Мысль-то именно сейчас, как минимум... безумная.
   Потом она поймала себя на том, что не боится за своих. Но здорово волнуется, не пошли бы "мирные жители", то бишь торговцы и покупатели, следом за уводящими и уводимыми. Но местные, очевидно, бандитов знали слишком хорошо. И в тупик, темневший магической тьмой (Селена теперь отчётливо видела), никто не желал соваться.
   Потом... бандиты начали пропадать в той тьме, куда они вели покорную им группу. Потом начали пропадать и её мужчины и мальчишки, будто растворяясь в этой тьме. И с каждым шагом Селена понимала, что не чувствует, как идёт; что исподволь начинается впечатление, что следующий шаг она сделает в пустоту.
   От чистого, звонкого голоса старшего сына, который неожиданно раздался в этой пустоте, сердце болезненно дёрнулось: "Селена, мы дошли до стены тупика. Ты и младшие остаётесь в середине группы - охранять наши покупки". В последних словах старшего она услышала нескрываемую ухмылку.
   "Коннор, всё бы хорошо... - обратилась она к нему и на секунду зависла, ненужно размышляя, ощущается ли в её мысленном голосе непроизвольная дрожь и даже паника, которую она испытывала в кромешной тьме, с каждым следующим шагом всё более густеющей. - Коннор, но эта темнота... Можно ли что-то сделать?.. Она как-то нехорошо действует на меня..." Пугать никого не хотелось. И визуально всё ещё видела фигуры тех, кто ближе. Другое дело, что эта тьма отделяла её ото всех. Селена будто шла в отчётливом одиночестве, и только где-то там, далеко, угадывались живые - на страшно огромном расстоянии от неё.
   Говорили-то с Коннором в "открытом эфире" братства. Чуть только досказала последние слова, как Колин, и так державшийся за её ладонь, просто стиснул ей пальцы, а в ладонь другой руки вцепился Мика. Но этого было мало. Тьма не просто отдаляла её ото всех. Притупляя и обманывая чувства, она доказывала Селене, что её бросили в одиночестве. Даже ладони младших, стискивающих её руки, казались чужим прикосновением... прохладной бумаги.
   Будто издалека она услышала в "открытом эфире" братства стремительные переговоры... И чуть не шарахнулась назад, когда тьма внезапно пропала под обрушившимся неизвестно откуда ослепительным солнечным светом. Причём пропала она не вся. Едва лишь перед глазами появились предметы, стало ясно, что прямоугольный тупик ещё до их появления здесь был "обитаемым": в одном из углов, образованных зданиями, примыкающими друг к другу, сидела на коленях та самая старуха-торгашка - сейчас с выпученными глазами, с открытым ртом, с руками, застывшими над двумя горшками. Селена даже успела заметить, как из этих горшков выплывают клочья чёрного дыма, чтобы тут же испариться.
   "Она неопасна. Не обращай на неё внимания", - услышала она бесстрастный голос Хельми, будто только что прошедшего мимо.
   "Их тринадцать", - так же бесстрастно сказал Мирт, и Селена поняла, что мальчишки готовы к бою.
   И осмотрелась.
   Тринадцать бандитов. Приглядеться - пятеро людей, остальные - оборотни. За её спиной - Колр и Джарри. Сначала не поняла, зачем они именно здесь, и вдруг сообразила: мужчины собираются закрыть для бандитов выход из тупика. Своими кулаками. А это значит... Драка будет отнюдь не шуточная
   Котомки были поставлены на землю осторожно: мальчишки нагибались, не отводя взгляда от бандитов, которые всё никак не могли прийти в себя от... солнечного удара - а как ещё назвать произошедшее? Но приходили. И Селена с замирающим дыханием следила, как они опускают руки, которыми закрылись было от солнца. Руки с таким разнообразным холодным оружием, что она с новым страхом только и могла думать, готовил ли Колр своих учеников к встрече с вооружёнными бандитами? Коннор-то - она знала - да, был подготовлен с детства. Но остальные...
   А потом началось. В первую очередь Колр и Джарри втолкнули в новый круг тех бандитов-загонщиков, кто стоял за их спинами. Втолкнули так, чтобы бандиты поняли: теперь именно они оказались в ловушке. Теперь именно им грозит что-то небывалое, потому что именно бандитам теперь нет хода из тупика. И, выдохнув, Селена с младшими бросилась к своим мужчинам, потихоньку перетаскивая к ним весь груз. Бандиты настолько оказались ошарашенными происходящим, что позволили женщине и двум мелким пацанам примкнуть к мужчинам.
   И, наконец, она обернулась к будущему... ристалищу. Тринадцать бандитов против четверых мальчишек - она всё ещё никак не могла привыкнуть, что они выросли, и в душе боялась за них, именно как за своих мальчиков. Пусть Хельми ростом чуть выше Колра. Пусть Мирт перерос (впрочем, это ожидаемо) Коннора. Только Эрно пока оставался не самым высоким и не слишком впечатляющим, на первый взгляд, как боец...
   Кто-то ворохнулся рядом. Опустив взгляд, Селена ахнула про себя: младшие всё ещё держали её за руки, но свою поклажу уже поставили ближе к общей куче. Мика и Колин тоже собираются драться?!
   - И вы думаете...
   Эти слова она только и сумела понять, когда один из бандитов вдруг обратился к ним с речью. Запугивающей, естественно.
   Вообще, эти тринадцать существ быстро поменяли охранную тактику на оборонительную. Они встали у тупиковой стены, готовые защищаться, хотя в их глазах мелькало чудовищное недоумение. Как видно, до появления группы из деревни никто из покупателей не мог оказать сопротивления даже в такой мелочи, как уничтожение зловещей тьмы. И вот теперь они стояли рядком напротив четверых юнцов, за которыми неизвестной величиной помалкивали двое мужчин.
   Кажется, речь бандита состояла из слов жаргонных, поэтому Селена и понимала её с пятого на десятое. Но сама же холодела, пристальней вглядываясь в тех, кого Колр, по сути, предложил своим ученикам в качестве... манекенов для битья. Мощные грудные клетки и тяжёлые ручищи оборотней её не впечатлили. Селена знала, что у многих оборотней физически тяжёлая работа, что ещё не значит, что они умеют драться. Люди - то ли тощие, то ли поджарые, но все жилистые. И всё же... и всё же - не это пугало. Оружие в их руках - вот что страшило Селену больше всего. Ножи - таких форм и такого разнообразия она никогда не видела собранным в одном месте. А у некоторых какие-то круглые штуковины. А на пальцах нескольких оборотней - лезвия... Ужас...
   Бандит-человек закончил свою речь. И шагнул из ряда своих, чуть приподняв - к бедру - цепь, которая заканчивалась странным тяжёлым шаром, явно металлическим.
   Стоявшие напротив мальчишки переглянулись.
   - Моё, - жёстко сказал Коннор, глядя на него (Селена находилась сбоку от сына, потому видела всё). - Потом - посмотрим.
   И в тупике повисла какая-то замороженная тишина.
   А мальчишка-некромант шагнул навстречу бандиту.
   И в мёртвой тишине поклонился ему.
   По ряду бандитов прошелестела растерянность.
   Ещё шаг - напрягшийся бандит начал раскручивать перед собой свою цепь, тоже шагая навстречу Коннору, и только сейчас Селена догадалась, каким будет в драке это оружие, судя по увесистости металлического шара-кругляша. Начал раскручивать и медленно пошёл на мальчишку, который повёл плечами, освобождаясь от куртки... Остальные бандиты не двигались. Кажется, они решили посмотреть, с кем столкнулись. И только потом...
   Третьего шага Коннора бандит не сумел даже разглядеть, потому что именно с него мальчишка-некромант высоко подпрыгнул и ударил противника ногой по виску. И никакая крутящаяся перед ним цепь со страшным шаром-кругляшом не помешала ударить в цель, поскольку удар был нанесён мгновенно: Коннор будто укусил - и тут же отпрянул.
   Сначала на землю упал шар, взбив с неё пыль. За ним - повалился бандит.
   Что твёрдо знала Селена: её мальчики убивать живых не будут.
   И только потому, стоя на месте, продолжала следить за тем, что будет дальше.
   Старуха-торгашка кралась по стеночке, явно собираясь втихаря удрать с места будущего побоища. Бандитам на неё было плевать - они пока больше таращились на упавшего предводителя (по всем признакам). Селена оглянулась, когда старуха пробежала мимо неё. И внезапно будто споткнулась, замерев на месте, после чего попятилась: Колр приподнял капюшон, чтобы она увидела его лицо. Торгашка немедленно вернулась к своим горшкам, села-согнулась за ними так, словно они могли защитить.
   Бандиты дракона не заметили. Но почуяли, что эти, внешне покорные недавно, существа совсем не жертвы. Двое попытались прорваться мимо четверых юнцов, которых они до сих пор считали безобидными. Получили подножки от Мирта и Эрно и не встали, поскольку мальчики закончили обезвреживание противника ударом по определённым точкам, после чего оба безвольно растянулись на земле.
   Самый высокий оборотень решил, что Коннору просто повезло, и вышел вперёд, ткнув в мальчишку-некроманта пальцем, без слов объяснив, что хотел бы сразиться именно с ним. И в недолгом бою исподтишка хотел вывести юного бойца из строя воровским ударом кривого ножа. Селена только ахнула, когда противники сошлись чуть не в боксёрском клинче. А когда отпрянули друг от друга, оборотень взвыл: нож почему-то торчал в его бедре. Пока он с воем рассматривал оружие, ушедшее в мышцы по рукоять, не решаясь его вынуть, Коннор спокойно подошёл к нему - и врезал кулаком ему под челюсть. Оборотень закатил глаза и свалился.
   Секунды неподвижности с обеих сторон - и противники кинулись друг на друга.
   Из тринадцати бандитов стояли на ногах теперь лишь девять.
   Хельми нетерпеливо сбросил капюшон, мешающий отслеживать движение противника. И сразу трое, посчитавшие поначалу высокого, внешне тощего юнца лёгкой целью, шарахнулись от него, узнав дракона. Мирт уже сбил с ног двоих, отобрал у них холодное оружие, уже привычно добив обоих ударами по точкам. А дальше... дальше началась та бойня, которой в душе опасалась Селена. Уже трудно было отслеживать, кто с кем дерётся, разве что пару раз из плотной толпы вылетали и валились на землю проигравшие. Селена не выдержала и отвернулась. И наткнулась взглядом на Колра, который выудил из-под куртки цепочку с часами (часы куплены в городе, но вписаны в медальон Микой) и тут же недовольно поморщился.
   Чёрный дракон крупным шагом прошагал к дерущимся и позвал:
   - Коннор!
   - Да, Колр!
   Ещё один бандит рухнул лицом в пыльную землю. Держа на расстоянии следующих двух (лезли почему-то больше именно к нему), мальчишка-некромант вопросительно кивнул дракону.
   - Мы опаздываем! - раздражённо объяснил тот.
   - Понял! Ребята, хватит разминок! Заканчиваем!
   Вот теперь Селена развернулась к дерущимся. Они... разминались?!
   Кажется, то же самое потрясение прочувствовали и бандиты. Но очень коротко.
   Через пять минут всё было кончено. Все до единого тринадцать бандитов лежали в пыли, причём кое-кто истекал кровью. Старуха, всё так же на коленях и схватившись за голову, качалась за своими горшками с продолжительным тоненьким воем: "И-и!"
   Когда разгорячённые бойцы приблизились, чтобы разобрать свои котомки и рюкзаки, Колр чуть ли не сварливо проговорил:
   - Это что?!
   И ткнул пальцем сначала в плечо Хельми с тёмным влажным пятном на нём, потом - в разорванную рубаху Эрно со следами крови. Оглядел остальных, но Мирт успел надеть куртку и спрятать от него позорное пятно на руке, доказывающее плохую подготовку юного бойца. А когда глаза Колра расширились на живот Коннора, тот пожал плечами и чуть не укоризненно сказал:
   - Колр, вы же видите, что эта кровь не моя!
   - Что делаем дальше? - спросил Джарри, приглядываясь к жутковатой картинке в тупике. - По мне, так надо бы заблокировать у этой престарелой дамы магические силы. Кажется, она маг тьмы...
   - А такое есть? - поразилась Селена, делая открытие за открытием.
   - Да, очень редкая специализация. Жаль, что используется в мирное время.
   - Джарри, а давай здесь навсегда оставим солнечный свет? - предложил Коннор, брезгливо вытирая с себя чужую кровь.
   - А так можно? - от неожиданности повторилась Селена, осматриваясь и снова натыкаясь на старуху. - Забудьте про свет. Времени и правда мало. Надо бы узнать, откуда она взяла эти книги!
   - Кстати, да! - опомнился Джарри и первым пошёл к торгашке.
   При виде целой толпы, решительно шагающей к ней, та логично и жалобно завопила и завизжала. Но Джарри присел перед ней на корточки и пообещал:
   - Оставим тебя в покое, как только ты ответишь всего на один вопрос. Поняла?
   Старуха уставилась на него, открыв плаксивый рот.
   - Откуда ты взяла те книги?
   Она утёрла лицо ветошью, которая укрывала её руки, и тяжко вздохнула.
   - Говорили - с пожарищ их принесли. Ещё до войны. И потом нашли ещё, когда рыскали по пригороду, когда узнали, что одичавших оборотней в пригороде больше нет.
   Помолчав немного, Джарри кивнул и поднялся. Старуха опасливо посмотрела на него снизу вверх. Он тем же кивком показал на лежавших в пыли бандитов.
   - Сын?
   - Внук... - прошептала та.
   - Пошли, - сказал Джарри сразу всем, и вся группа, снова насторожённая начала выход с чёрного рынка.
   По дороге Селена спросила, со страхом косясь на опустевшие торговые ряды:
   - Что ты имел в виду, когда спрашивал, кто у неё здесь?
   - Она часть этой банды, - пожал плечами Джарри. - Значит, поможет всем, кто там остался после нашей драки. А не только своему родичу.
   - Джарри, - позвал Коннор, - получается, дело с библиотекой не завершено? Если остались те книги, которые были не только награблены, но и...
   - Именно так, - буркнул Джарри и вздохнул. - Боюсь, это дело ещё долго будет откликаться... Я представляю себе так: одна-две библиотеки при помощи Трисмегиста были собраны, каталогизированы и спрятаны. Ещё несколько десятков книг оставались в местах, где одновременно были спрятаны артефакты эльфийских семей. Но сколько их ещё осталось, пока библиотеки жгли вместе с усадьбами эльфов (вспомнить хотя бы историю нашего Мускари)? Сколько их осталось, когда пытались эти книги перенести в те две библиотеки, а по дороге грабители погибали? Сколько их осталось, когда грабители поневоле были вынуждены прятать их где-то в своих схронах, потому что из-за войны с машинами не могли дойти до главных тайников вампиров?
   - Но почему их не нашли? - настаивала Селена. - Они же должны излучать магию эльфийской силы!
   - А ведь правда, - удивлённо поддержал старшую сестру Колин. - И мы тоже не сразу увидели, что они - эльфийские.
   - Вы все открывали книги сразу на середине, - печально заметил Мирт. - А я попробовал открыть с самого начала, чтобы прочитать не только заголовок, но и перечень того, что есть в ней. Первых страниц во многих книгах нет. Вырваны. А именно они излучают эльфийскую магию. Нет, книги всё ещё фонят, но этот фон весьма слабый.
   - Боюс-сь, нет не только первых с-страниц, - вздохнул Хельми. - Пока я с-собирал книги - открывал некоторые, и мне попалос-сь нес-сколько с выдранными из с-середины с-страницами. Возможно, здес-сь, в этой час-сти города, их ис-спользовали не с-совсем по назначению. Например, заворачивали в них что-то... с-съестное. Ес-сли б они знали!..
   - Если бы они знали, - ответил Коннор, - нам бы не видать этих книг. Старуха продала бы их давно - и за огромные деньги. Или попыталась использовать их сама. У некоторых магов из людей, бывает, хватает сил на древние эльфийские заклинания или ритуалы. Или продала бы их сильным магам из своего круга.
   - Эй! - внезапно вскрикнул Мика. - Мы что - уходим?!
   На него обернулись с удивлением.
   - А ты хотел бы ещё походить по этому рынку? - переспросил Мирт. - Боюсь, книг здесь больше нет. А что до твоих станков... Ты не забыл, что после обеда Ильм должен привезти учеников Белостенных? А до обеда осталось полчаса! Мы и на него опаздываем!
   - А браслет! - возмутился мальчишка-вампир. - Вы хотите оставить мой браслет той воровке?!
   - Какой браслет?!
   И тут Селена вспомнил, что кроме неё и Колина, о ране Мики и уворованном браслете Хельми остальные и не знают. И кратко рассказала о небольшом эпизоде, как был ранен и обворован мальчишка-вампир... Остановились недалеко от входа на улочку чёрного рынка. Посовещались. Несмотря на разочарование обиженного Мики, решили приехать сюда в следующий раз и найти девчонку-воровку, чтобы отобрать у неё браслет. А по дороге к машине уговорились, в зависимости от того, как будет проходить первая ознакомительная игра с Белостенными, съездить сюда завтра - либо утром, либо после обеда. Мика успокоился.
   Машину разблокировали от магии невидимости и начали складывать в ящики под сиденья набранное богатство в виде станка и книг. Ящиков оказалось мало, так что выложили книги на пол, на куртку Мирта (кто бы ещё мог для этого дела пожертвовать свою одёжку!). Только все сели, только Селена приготовилась лечить раны, полученные мальчишками, как Хельми словно катапультировало из машины! Хорошо, что Джарри не успел её завести!
   И с секундным опозданием вслед за юным драконом высыпали из машины все. Если Колр и Эрно только с оторопью смотрели на мальчишек братства, то Селена сама лихорадочно осматривалась, вертя головой по сторонам.
   - Что случилось? - встревоженно спросил Джарри, тоже выскочивший из кабины.
   - Браслет Хельми был закрыт, - быстро сказал Коннор, чей взгляд замер на точке напротив торца одного из домов, входящего в состав рынка. - Сейчас он открылся. Джарри! Подожди нас немного! Мы буквально за минуты заберём браслет Хельми! Мика, Колин, оставайтесь здесь! Мы с Миртом и Хельми...
   - И Эрно! - напомнил мальчишка-маг.
   - Обрадовались! - крикнула Селена, догоняя троих и со смешком оглядываясь: следом мчался Эрно. - Я с вами!
   Трое старших: Мирт, Коннор и Хельми, - ощутимей всех чувствовавшие браслет, уверенно обогнули дом и у первого же подъезда затормозили. Они ожидали увидеть что угодно, но только не... Пятеро довольно великовозрастных парней ногами били кого-то, кто, скорчившись, валялся на земле.
   - Браслет! - Мирт бросился к месту избиения.
   Парни его не заметили, увлечённо вбивая в землю неизвестного.
   Коннор зарычал и бросился вперёд. Хельми - за ним. Как и Эрно. А Селена медленно пошла к месту происшествия, приглядываясь к его действующим лицам и содрогаясь от той боли, которую наверняка испытывал парнишка на земле.
   Через секунды старшие братства и Эрно били пятерых так, как не били, наверное, бандитов. Коннор продолжал яростно рычать, уронив двоих и взяв их за шкиряк, чтобы головами бить о землю. Остальные из братства распределились - один к одному. Заметив, что жертва пятерых неподвижно лежит уже чуть дальше от место нового побоища, Селена сначала ускорила шаг, а потом и вовсе побежала к ней.
   К ней. Перевернув бессознательное тело, Селена ахнула: тонкое лицо, слишком длинные, тем более для мальчишки, косы - та самая девчонка, которая обворовала Мику!
   Возвращались к машине, насторожённо оглядываясь по сторонам, как будто в новом предвкушении драки. Но уже не в приятном предвкушении. Скорей - враждебном. Селена шла за Хельми, который нёс на руках девчонку, и сумрачно думала, что разнообразных эмоций она сегодня наиспыталась вволю. А ещё думала о том, что девчонке-воровке здорово сегодня повезло с украденным браслетом: если был бы другой артефакт, не принадлежавший братству, её бы просто забили до смерти, пытаясь отнять добычу. О последнем ей сказал Мирт, проследивший "историю" избиения воровки.
   При виде странной процессии, да ещё узнав ранившую его девчонку, Мика ошалел.
   - Вы чего?! Зачем надо было её бить?! Так у неё не могли отнять, что ли?!
   - В дороге расскажем, - хмуро сказал Коннор, открывая шире дверь в салон машины для Хельми.
   - Кладите её на пол, - со вздохом сказала Селена.
   - Селена, я помогу, - сострадательно сказал Мирт и покосился на юношу-дракона. - Хельми, ты очень злишься на неё?
   - Нет. Я готов поделитьс-ся с-с ней с-силой.
   Селена достала "аптечку" Бернара. Машина тронулась с места. Двое вынужденно остались сидеть на полу - на коленях, третий - Хельми - нависал над ними, посылая силы в избитое тело. Мика сидел на ящике со своим станком и рассуждал:
   - Ну и правда! Что мы могли сделать? Если её оставить, она бы не выжила. Вылечим её в деревне, а потом вернём сюда. Да, Селена? - коварно взглядывал он на старшую сестру. - Мы же её вернём? Ведь у неё наверняка семья здесь есть. А нам воровки не нужны! Я ведь прав?
   Селена исподлобья переглянулась с Коннором. Тайны девочки-оборотня Отсаны, которая воровала в пригороде, чтобы выжить, в Тёплой Норе никто не знал. И да, с этой девочкой ещё неизвестно, как придётся поступить. Семья есть - придётся привезти её обратно. Но если нет? Ладно. Пока к одному болезному, отравленному лозами ками, добавилась ещё одна головная боль для Бернара - избитая девочка.
   - Сколько ей? - задумчиво спросила Селена.
   - Лет двенадцать-тринадцать, - прикинул Коннор.
   И он, и она, не сговариваясь, взглянули на Мику. Тот посидел, помолчал, а потом вздохнул и пожал плечами.
   - А я что? Я ничего. Как решите, так и будет. Может, у неё судьба такая.
   И весь дальнейший путь мальчишка-вампир вслух размышлял о судьбе, явно используя уроки Понцеруса, чтобы все его мысли были не только значимы, но и доказательны. А Эрно лишь раз в Микину паузу изрёк тоже чуть не философски:
   - Хорошо, что у нас деревня так и остаётся закрытой.
   Его поняли без объяснений. И лишь одно волновало Селену: неужели слова мальчишек пророческие? И девочку придётся оставить в деревне?
  
   Глава девятая
  
   Лишь когда машина въехала на пригородный мост, Селена, сидевшая уже не на полу (мальчишки пересели вниз - сторожить девочку, чтобы головой не ударилась при тряске на колдобинах, а заодно тайком от Колра обиходить собственные раны), медленно, удивляясь себе самой, проговорила:
   - Пойди туда - не знаю, куда. Принеси то, неизвестно что...
   Не дождавшись продолжения, Мика с любопытством спросил:
   - Селена, ты о чём?
   - Я только сейчас поняла... Мы могли бы спокойно попросить Понцеруса, чтобы он зашёл в пригородную школу и взял нужные нам учебники у школьного библиотекаря. Он, Понцерус, всеми уважаемый эльф. Университетский преподаватель. Ему доверяют.
   Пара минут прошла в молчании, полном ошеломления, пока Колин не сказал:
   - Но ведь мы получили больше, чем только учебники! У нас есть станок, который Мика обещал починить. А самое главное - у нас есть... - он расплылся в неудержимой улыбке. - У нас есть целая куча старинных книг!
   - И, если бы мы не поехали, этой девочке не повезло бы, - напомнил Мирт, который, сидя на полу, время от времени проверял неизвестную на самые сильные кровоподтёки.
   - Не сказал бы, что ей повезло, - проворчал Мика, скосившись на свою перевязанную руку, благодаря которой пристроился на сиденье, возле Селены. - Не стащила бы она мой драконий браслет, её б так не избили.
   - Так себе из тебя философ, Мика, хоть и бегаешь ты к Понцерусу, - усмехнулся Коннор. - Взгляни на это дело с другой стороны. Если даже у неё есть семья, не думаю, что ей там хорошо. А сегодняшний день она проведёт, как в сказке: за ней будут ухаживать, уберут боль, её отмоют от грязи, а Селена, ко всему прочему, выбросит её лохмотья и выделит ей комплект от Тёплой Норы. Я прав, Селена?
   - Конечно, - согласилась она. - Хотя сейчас меня волнует другой вопрос: как ввезти её в деревню, не всполошив всех наших ясельников?
   - Селена! - укоризненно напомнил Мика. - Мы ж на обед опоздали! Вильма, небось, всю малышню спать загнала. Так что никто нас встречать не собирается. Хорошая всё-таки вещь - "тихий час"!
   - Но мы ведь её в Тёплую Нору всё равно не повезём? - забеспокоился Колин. - Сразу в учебку, к Бернару?
   - И неплохо бы наслать на неё небольшой сон, - заметил Мирт. - Для больной полезно спать. И чтобы не скакала, как коза. А вот когда Бернар поработает над повреждениями её внутренних органов (я имею в виду ушибы, Селена! Успокойся!), тогда можно будет разбудить её и объяснить, где она. Ну и... Заодно узнать, где её родители.
   О побитых бандитах братство не вспоминало, как заметила Селена. Это её немного беспокоило: не нашли ли мальчишки для себя ещё одно уникальное местечко, где можно подраться вволю?.. Пока она размышляла о том, Хельми с пола оглянулся на Мику, сидевшего рядом с ней, и попросил:
   - Дай-ка мне тот с-свой брас-слет!
   Расслабляя металлическую застёжку артефакта и передавая его юному дракону, Мика не преминул поинтересоваться:
   - А зачем?
   Остальные тоже заинтересовались. Но Хельми повертел браслет, разглядывая его со всех сторон, а потом вернул мальчишке-вампиру.
   - Покажи, как и где ты его нос-сил.
   Браслеты братства, "нового поколения" (дизайн, естественно, разработал Мика), представляли собой удобный обруч, мягкий - благодаря тому, что полоски металла чередовались с полосками выделанной кожи, купленной в лавке для создания артефактов. Девочка срезала браслет легко именно потому, что полоски кожи были довольно заметны.
   Хотя Мика не сказал бы, что легко, поскольку, торопясь, она довольно-таки сильно рассекла ножом ему запястье... Заинтригованные, пассажиры машины следили, как мальчишка-вампир демонстрирует своё запястье со всеми браслетами.
   - И что? - не выдержал Колин, глядя на Хельми.
   - Мой брас-слет не отличаетс-ся от ос-стальных, - объяснил юноша-дракон. - Чис-сто внеш-шне вс-се наш-ши блок-артефакты одинаковы. Но она нацелилас-сь на с-самый магичес-ски яркий - на мой. Она маг.
   - И что из этого? - удивился Мика. - Ты так говоришь, как будто что-то серьёзное обсуждаешь. Или это что-то значит важное для нас или для неё.
   - А я понял, - сказал Мирт, задумчиво глядя на девочку. - В пригороде, я слышал, начали перепись всех магов, оставшихся в живых после той кутерьмы с Тёрном. Но в самом городе все маги давно известны наперечёт, разве что... - он с сомнением посмотрел на девочку. - Разве что она слишком мала для переписи.
   - Всё равно ничего не понял! - заявил Мика, и Колин согласно закивал. - Ну и что - всех переписали? Что это меняет, что девчонка - маг?
   Селена тоже с любопытством ждала ответа старших на вопрос Мики. Что-то такое тоже мелькало по краю её памяти, но... Вмешался Джарри, слушавший их беседу в открытое окошечко между кабиной и салоном.
   - Если она отличила один браслет от других, девочка - сильный маг. Это значит - она должна учиться, как минимум, в общеобразовательной школе. Как максимум - в одном из храмов Старого города. Однако, если взглянуть на её одежду...
   Он недоговорил, но все поняли.
   - Но ведь лето, - безнадёжно сказал Мика. - Каникулы. - И тут же вздохнул. - Да, но одежда у неё...
   - Да что вы переживаете заранее? - удивился Коннор. - Сначала пусть придёт в себя, спросим у неё - как да что, вот тогда будем переживать. Меня другое интересует. Ты, Мика, сказал, что лучше эти книги не показывать Понцерусу и Трисмегисту, а я считаю, что ты не прав.
   - Почему? - удивился Мика. - Они ведь как набросятся на них!..
   - В том-то и дело, - подтвердил Мирт. - Ты сам посуди. Зачем им сейчас передавать испорченные книги куда-то, когда их можно изучать так, чтобы они были под рукой - в деревне? Оба живут здесь - мы же знаем, что у Трисмегиста лесного домика больше нет. Сгрузим книги прямо в их дом - и пусть разбираются. У Трисмегиста, тем более, кроме библиотеки Коннора, есть ещё и свои. А вдруг он там, в прошлом, найдёт эти же книги, чтобы дописать вырванные страницы? И бегать никуда не придётся. Тем более что Трисмегист ни в какие университеты не ходит, а работает только у нас, в деревне.
   Мальчишка-вампир, скептически слушавший Мирта, смешно почесал затылок, потом поворчал немного, что из-за пореза ему трудно двигать рукой. И вздохнул:
   - Ладно. Отдадим им. Пусть порадуются. Только пусть ещё и Колина возьмут, а то вон как у него глаза сверкают - до этих книжек добраться.
   - Но есть ещё одна проблема, - немного удивлённо сказал Эрно. - Мы ведь сейчас приедем в деревню, а там - Ильм. Он чувствительней нас. А вдруг учует эти книги?
   Все переглянулись. Селена нерешительно сказала:
   - Если Ильм приехал со своими воспитанниками, он, скорей всего, уже на поле.
   - А дом Трисмегиста ближе всех к изгороди, - закончил Мирт. - Выносим им из машины книги, предупреждаем об Ильме - и пусть сами думают, что делать, чтобы оставить книги в деревне. Хм... Тем более, они сами тоже эльфы, и Ильм ничего не заподозрит. А если и заподозрит... Какие ещё должны быть книги у эльфов? Конечно, только с эльфийской силой! Так что получается, что всё... Замечательно!
   - И всё-таки жаль... - задумчиво произнёс Коннор, глядя на лежавшую на полу девочку, но, кажется, думая о другом.
   - Чего жаль? - спросил Хельми.
   - Жаль, на рынке том мало ходили... - Селена не успела испугаться, как мальчишка-некромант закончил: - А вдруг там ещё книги были?
   Колин только судорожно вздохнул, глядя на него.
   - Вы... не жадничаете? - пожелала удостовериться Селена. - Вам не кажется, что вы слишком... - И сообразила, что сказать, вместо того чтобы упрекать: - Вы умные и сильные маги. Почему вы ведёте себя, как люди без магического дара?
   - Ты о чём? - изумился мальчишка-некромант.
   - Ты жалеешь, что мало времени были на рынке. И хочешь погулять по нему подольше, чтобы поискать книги. Так?
   - Так.
   - Но поиск - это потеря времени. Почему бы не разработать такой артефакт, который поможет быстро найти их? То есть чтобы не бродить зря по рыночным рядам, а сразу направлять вас к книгам? Вы же разработали заклинания, когда Мику тянуло на металл, а Колина - на бумагу!
   Мальчишки переглянулись. У Мики медленно, но верно заблестели глаза. А Мирт просто мечтательно заулыбался. Хельми же будто прислушался к чему-то и неуверенно спросил в воздух:
   - А ес-сли пентаграмма? Только ведь разработка должна быть ого какой...
   - Вот на это время точно есть! - возбуждённо сказал Мика, глядя на Хельми. - Пока у нас тут Белостенные бегают, пока только тренируются...
   - Так, внимание! - скомандовала Селена. - Забыли обо всём, что с нами случилось, и направили свои взгляды на деревню! - Привстав с места, она пригляделась, чтобы убедиться: мост через деревенскую речушку остался позади, они едут по луговине. Через минуту очутятся перед изгородью. - Подъезжаем. Как только остановимся у калитки, Мика - за руль. Колр и Джарри - на поле, к Ильму. Тут недалеко. Мы останавливаемся у дома Трисмегиста, разгружаем книги, а потом мчимся к учебке. Надеюсь, Бернар там. Если его нет - Мирт остаётся с девочкой, а мы... - она фыркнула, глядя на мальчишек, - быстро переодеваемся в чистую одежду, чтобы ни своей, ни чужой крови на нас не видели. И - тоже на поле. Всем всё ясно?
   Кажется, только чёрный дракон слегка хмыкнул на эти команды.
   План Селены идеально выполнить не удалось.
   Мужчины-то торопливо удалились на пейнтбольное поле. С этим проблем не было.
   Проблемы начались, когда доехали до дома Трисмегиста и Понцеруса и выяснилось, что оба философа тоже ушли на поле, а с Иваром сидел Бернар. А при нём почему-то оказалась Айна, которую эльф-целитель гонял по мелким, но значимым для здоровья мальчишки-друида делам. Пришлось мальчишкам перенести книги (Бернар только охнул, когда узнал, что находится в котомках и в свёртке из клеёнки) в кладовку при кухне - на тамошних полках было сухо, пусто и просторно. А когда уходили из неё, Коннор поколдовал над дверью, чтобы любой со стороны решил, что там обычные продукты. Ну, на всякий случай. С Иваром осталась Айна, с которой взяли слово обязательно оповестить, если что-то понадобится. Судя по всему, Ивар, который пока встать не мог, не возражал против её присутствия.
   Бернара, который упорно не желал уходить от мальчишки-друида, обозлённый Мика хотел чуть ли не затолкать в машину. Вслух при Иваре и Айне не хотелось объяснять старому эльфу-целителю, что его помощь нужна ещё одному несчастному существу. Селена ругалась вполголоса и пыталась ему знаками объяснить, что целитель должен хотя бы выйти из дома, чтобы ему всё объяснили на пальцах, - всё тщетно... Но Бернар есть Бернар. Когда чуть не сорвавший на него голос мальчишка-вампир предложил ему просто заглянуть в салон, тот не только заглянул, но ахнул и сам немедленно бросился на помощь девочке.
   Мика ещё ему то ли радостно сообщил, то ли вообще похвастался:
   - А она меня ножом порезала! Я тоже раненый!
   Бернар-то испугался, а остальные только глаза закатили.
   И машина вновь бросилась на скорости по деревенской улице. За минуту поездки вразнобой успели рассказать Бернару, что с ними стряслось на чёрном рынке при городском речном порте. В основном рассказывали, естественно, только о тех моментах, что связаны с найденными книгами и с девочкой. Но, поскольку говорили почти все и сразу, то у Бернара, полагала Селена, явно создалось впечатление, что где-то там, далеко, разразилась ещё одна война.
   Во двор учебки влетели так, что даже Селене стало страшно: нос машины задрожал чуть не в полушаге от стены дома. Но двери уже распахивались, и Хельми на руках вынес девочку из машины, на ходу договариваясь с Бернаром, что погрузит избитую в дремоту при помощи нужной пентаграммы. Селена входить в учебку не стала: по некоторым признакам она поняла, что Тёплая Нора не спит полуденным сном, а, кажется, вся собралась на пейнтбольном поле. Поэтому нетерпеливо ждала, когда мальчишки закончат последнее дело сегодняшней поездки. Оставлять избитую девочку без своего пригляда она не боялась: драгоценные руки старого эльфа-целителя - самые заботливые в мире! Уж кто - кто, а Бернар постарается сделать так, чтобы неизвестная побыстрей выздоровела.
   - На машине?! - выскакивая из дома, крикнул Мика.
   - Так дойдём! - откликнулась Селена, которая только не приплясывала от тревоги: справились ли старшие, оставленные в качестве дежурных при Тёплой Норе, с оравой малышни на поле? Или ясельники всё-таки спят, а на поле лишь группа Ирмы?
   - Бежим! - предложил мальчишка-вампир и оглянулся на учебку. - Они нас догонят!
   - Подожди, Мика! А как же твоя рука? Бернар же...
   - Селена! - схватив старшую сестру за руку, потащил её к саду Мика. - Ну эту-то царапину раной точно не назовёшь! Уж ты-то видела! Должна понимать! Бежим! А то эти догонят, да ещё и перегонят! Ну!
   Селена вспомнила, как он побледнел, пока она перевязывала ему эту "царапину", но только хмыкнула.
   И они побежали садовыми тропками к пейнтбольному полю, которое пока только было слышно, но не видно. Старшие братства и Эрно вскоре и впрямь догнали их, а потом, смеясь, Хельми и Коннор взяли Селену за руки и потащили за собой на буксире. Позади что-то обиженно кричал Мика (Колин-то успел обернуться для удобства и мчался впереди Селены и старших), пока его не догнал Мирт. Дальше Селена уже не могла даже реагировать на происходящее за спиной - всё внимание полю!
   Когда вышли на картошное поле, когда осталось добежать до нужного места всего ничего, Селена начала отмечать происходящее на пейнтбольном поле. Так, взрослые, видимо, стоят отдельно - судя по белому одеянию, там двое Белостенных. Несколько небольших фигурок, тоже в белом, ходят и бегают вокруг пейнтбольных сооружений - наверное, примеряются к будущим препятствиям и укрытиям. Между белыми фигурками мелькают фигурки в светлых одеждах - наверняка Ирма со своими.
   Как только Селена и ребята оказались на виду у поля, все они немедленно сбавили скорость и пошли деловито - и отдыхая. Селена честно призналась себе, что устала. И не только от бега, но и от пережитых и переживаемых эмоций. Да ещё... Про себя она возмутилась: они не пообедали! Взяли походного в дорогу, а сами, взбудораженные, и забыли о том! Так и бежали голодные!
   Впрочем, потом... Потом и поедят, и отдохнут. Сейчас главное - успокоиться, что никакой суматохи на поле нет.
   ... А на поле и в самом деле всё оказалось весьма упорядоченным. Ведь Ильм не просто привёз первый курс на поле. Он не впервые и сам здесь играл, так что порядки знал. Ко всему прочему, ему помогали все, кто часто и сам руководил игрой. Тот же Ривер, например, оказался здесь вместе со своим закадычным другом - Лотером. Те же Трисмегист и Понцерус тоже внесли свою лепту в работу с подростками, бродя вместе с ними по полю.
   Пока к ним не подошли Колр и Джарри. Застыв на месте буквально на секунды, оба эльфа-философа затем немедленно покинули пейнтбольное поле, спеша по направлению к своему дому. Селена только усмехнулась, сообразив, о чём им сказали мужчины.
   Так что к приходу Селены и братства на пейнтбольном поле царили порядок и чуть ли не благоденствие. Ильм поклонился ей и представил свою коллегу:
   - Это куратор группы первого курса - Астильба.
   Женщина-эльф, в привычном глазу белом костюме Белостенных, коротко поклонилась хозяйке места и сухо сказала:
   - Рада приветствовать хозяйку приюта.
   Стараясь не показать, как последнее слово покоробило её, Селена спокойно кивнула ей и ответила:
   - Приятно видеть вас здесь.
   И удивилась: взгляд женщины-эльфа сместился чуть вбок от неё. Кажется, Астильба с трудом удерживала бесстрастное выражение лица (Селена тоже оглянулась посмотреть, что там) при виде того, как Хельми, присев на корточки и таким образом закрыв мальчишку-оборотня от излишних взглядов, помогает обернувшемуся Колину одеться. Юноша-дракон стоял спиной к Белостенной, так что та, вероятно, решила, что оборотню помогает эльф - "узнав" эльфа по длинным волосам Хельми, который привык прятать свою драконью сущность в будничные дни. На лице Астильбы мелькало одно за другим много чего - от брезгливости до недоумения. Но вот Хельми поднялся с корточек и повернулся, чтобы вместе с Колином подойти к Селене. Глаза женщины-эльфа, узнавшей дракона, расширились, и Селена выдохнула с облегчением, когда Астильба промолчала, хотя, судя по взгляду, она хотела высказать что-то. Ей не понравилось, что якобы эльф помогает оборотню? Всё это: эльфийское высокомерие по отношению к оборотням, неприятие дружбы между оборотнем и эльфом - привычно, но всё же до сих пор обидно.
   Привычно же Селена познакомила Белостенную с братством:
   - Это мои братья по крови: Хельми, Колин, Мика, Мирт и Коннор. Это Эрно - сын Колра. Думаю, они тоже походят немного с вашими учениками по полю, чтобы помочь им освоиться. Идите, мальчики, погуляйте.
   Коннор исподтишка прикусил губу и метнул на Белостенную хулиганский взгляд. Он тоже увидел её реакцию на Хельми и Колина? Ладно, главное, что сам мальчишка-оборотень ничего не заметил.
   Когда все, в том числе и Ильм, отошли от женщин, Селена негромко сказала:
   - Нам пообещали, что Белостенные не будут возражать против оборотней в наших командах.
   Она понадеялась, что эту информацию Астильба воспримет правильно.
   Белостенная, поджав губы, некоторое время смотрела вслед братству.
   - Сложно думать о том, - начала она, - что между эльфом и оборотнем может быть такая дружба, что они захотят стать братьями. Я постараюсь быть лояльной, но всё равно не понимаю этой ситуации. Почему вы разрешили это? Вы не здешняя - это я уже знаю. Но ведь наверняка уже знали о наших негласных жизненных правилах.
   - В те времена наши мальчики не думали об этих правилах. Они думали о том, чтобы защититься и быть друг другу защитой, - спокойно сказала Селена. - Когда воюешь против магических машин или против одичавших оборотней, не до выяснения, пригодятся ли им в жизни эти самые негласные правила.
   - Мне рассказали о ваших взглядах. - Женщина намеренно пропустила намёк на войну? - Но что будет потом, когда ваши воспитанники вырастут и вольются в общество?
   - Мои воспитанники прекрасно знают, как вести себя в обществе. Не беспокойтесь об этом. Может, поговорим об игре? Вам нравится эта идея - соревноваться с Тёплой Норой на равных?
   Их беседу оборвали легко и непринуждённо. Отошедшие подальше братство и Эрно вдруг остановились, Хельми побежал куда-то, а Колин закричал ему вслед что-то очень звонкое и шипящее, отчего вся пятёрка и Эрно расхохотались. Юный дракон ответил на том же языке, и мальчишки бросились за ним.
   - Что происходит? - изумлённо спросила Астильба.
   - Ничего, - пожала плечами Селена, вникая в ситуацию. - Кажется, Хельми предложил ребятам полетать на дельтапланах, чтобы развлечь наших гостей.
   - Но на каком языке они говорили? - настаивала Белостенная.
   - На драконьем. - Созерцая всполошённое выражение на лице женщины-эльфа, хозяйка места снова вздохнула и объяснила: - Наши мальчики много занимаются языками. Колин, например, говорит на многих древних языках, как и его братья. А порой знает и больше, чем они. Тем более у него замечательные учителя.
   Белостенная огляделась. Кажется, она была достаточно умной женщиной, чтобы сначала дотошно расспросить того, с кем не придётся попадать впросак, а именно - Ильма. И замолчала намертво, наблюдая за обеими группами - своих учеников и ребят из Тёплой Норы. И тогда Селена предложила:
   - Пока ваши осваиваются, не хотите погулять по деревне? Могу показать наши мастерские и саму Тёплую Нору. Могу провести экскурсию по нашей деревенской школе и показать нашу учебную библиотеку. В ней собраны уникальные книги, в том числе и старинные эльфийские.
   - Мы здесь будем неделю, - суховато ответила та. - Сначала я хотела бы познакомиться с этим... пейнтбольным полем и правилами игры на нём. А уж затем - будет время - и с другими объектами.
   - Хорошо, - покладисто сказала Селена. - Если возникнут вопросы - спрашивайте. Я рада, что вы согласились попробовать свои силы в пейнтболе. О, посмотрите! Я была права: мальчики решили порадовать гостей дельтапланами!
   Зрелище было невероятным!
   Впереди - дракон, а за ним целая эскадрилья дельтапланов!
   Сначала всегда казалось, что дельтапланов - огромное множество, но на деле одновременно взлететь могли лишь девять. Не все желающие сразу получали доступ к полётам. Зато всегда была радость для малышни: если уж взлетали, то в подвеске болтался не один дельтапланерист... Хельми облетел пейнтбольное поле - за ним дельтапланы.
   Селена, счастливая, взглянула на учеников Белостенных, замерших от неожиданности, на своих закричавших ребят, на Астильбу, которая забыла закрыть рот, глядя на рукотворных птиц. И так захотелось, чтобы взлетел Джарри - и взял её, Селену, с собой, как было не раз!
   Хельми развернулся к заводи, а дельтапланеристы принялись кружить над полем, а потом слетаться на луговину, чтобы оставить там своих маленьких пассажиров.
   Компашка Ирмы неслась навстречу тем, кого уже отстегнули от ремней подвески и отпустили на поле. Селена даже удивилась, почему не вся банда волчишки оказалась среди тех самых пассажиров... Вскоре компания Ирмы прибавилась в числе и помчалась назад: гости были такими интересными! Вот кто-то из ребят задержался - если судить по росту, то ли двойняшки-оборотни, то ли Эден. Скорей всего Эден - только он может так заглядеться на дельтапланеристов, чтобы забыть обо всём. Ирма обернулась и завопила:
   - Эден!! Быстрей!!
   Группа учеников Белостенных аж вздрогнула от звонкого вопля волчишки. А Эден кинулся к своим, чтобы присоединиться к ним и начать что-то очень быстро рассказывать.
   Сердце Селены вдруг вздрогнуло. Она почему-то подумала, что не видела сегодня Люции. Но почему она вспомнила о драконишке?..
   От группы учеников-Белостенных отделилась фигурка, которая медленно зашагала к компашке Ирмы. Побаиваясь, как бы не разразилась какая-нибудь ссора, Селена вопросительно оглянулась на Астильбу.
   - Мы подойдём к ним? Что-то у них там непонятное...
   Женщина-эльф тоже вглядывалась в сближение белой фигурки с компашкой Ирмы.
   - Эти оборотни, с которыми мальчик-вампир и человек, - они не опасны? - холодно спросила она, присматриваясь.
   - Девочка - сестра Колина, если это вам о чём-то говорит, - не сдержала обиды Селена, первой направляясь к месту, кажется, начинающегося конфликта, потому что вслед за фигуркой (похоже, что девочки) к Ирме и её друзьям потянулись и остальные ученики Белостенных. - Она никогда сама не начнёт ничего, что бы оскорбило гостей.
   Удивлённая Ирма и её насторожившиеся друзья стояли, глядя на девочку, уже бежавшую к ним, следовательно - и на побежавшую за ней группу ребят-Белостенных.
   Девочка-Белостенная резко остановилась перед Эденом. Постояла, склонившись к нему, будто вглядываясь в его лицо. А потом схватила его за плечи. Это выглядело несколько... странным, потому что она была довольно высокой, а мальчик-некромаг пока отличался низкорослостью.
   Что знала Селена об Эдене: он терпеть не мог, когда с ним обращались слишком фамильярно, а особенно приходил в самое настоящее неистовство, если до него дотрагивались без разрешения. Поэтому хозяйка места, едва девочка схватилась за плечи мальчика-некромага, закричала:
   - Эден, успокойся! Ирма! Помоги ему!
   Но опоздала: мальчик-некромаг дёрнул плечом - и девочку Белостенную просто отшвырнуло от него. А когда она упала и попыталась встать, между ней и Эденом взбунтовалась земля, сначала вздыбившись и снова откинув её - сбив с ног, а затем разверзшись глубокой пропастью, не подпускающей к маленькому некромагу. Неизвестно, что бы ещё придумал Эден, чтобы устроить жестокую ответку нахалке, которая осмелилась взять его за плечи, но позади него быстро очутился Берилл, который схватил его за руку и что-то прокричал. А потом отмерли и остальные члены компашки. Они сделали лучшее, что только могли: окружили Эдена, крича на него, ругаясь с ним и тем самым приводя в себя.
   А девочка Белостенная, бледная и ошеломлённая, поднялась с земли и снова бросилась к Ирме и её друзьям, обходя ту самую пропасть, с отчаянным криком и с протянутыми вперёд руками:
   - Это Эден! Это Эден!
   - Что происходит?! Что происходит?! - надрывалась испуганная Астильба, мчавшаяся впереди Селены.
   А к месту происшествия сбегались уже не только дети, но и взрослые - все, кто был на поле.
  
   Глава десятая
  
   Испуганный и злой Эден недолго простоял среди друзей, которые уговаривали его успокоиться. При виде девочки, снова бегущей к нему, он ударил локтем назад, норовя попасть Бериллу в лицо. Мальчишка-вампир успел отпрянуть и отпустить его, так что удар от маленького некромага получил только в плечо, причём слабее рассчитанного. Пока суд да дело, Эден исчез. Возможно, пробежал между всполошёнными ребятами к Тёплой Норе.
   Так что добежавшая до Ирминой компании девочка Белостенная остановилась. В слезах и растерянности. Она обвела взглядом малолетних бандитов, тоже ошарашенных, и глазами застыла на такой же растерянной Ирме.
   - Это же Эден! Почему он сбежал?! - всхлипывая, выпалила она в лицо волчишке.
   - Он... вернётся, - промямлила Ирма, сочувственно разглядывая посеревшую от пыли и земли форму храмовой ученицы. - А зачем он тебе?
   - Он мой брат! - разрыдалась девочка, пряча лицо в ладонях.
   - Что происходит? - резко спросила женщина-эльф. - Дэлма, ты должна рассказать мне! Что случилось? Кто этот мальчик? Ты думаешь, он твой брат? Почему?
   Уже предполагавшая её ответ, Селена пришла в себя и скомандовала:
   - Леди Астильба, велите своей ученице следовать за нами. Мы поговорим с Дэлмой в доме, где нам никто не помешает. Коннор, - обратилась она к старшему сыну, в составе братства добежавшему на место происшествия, - попроси Ривера поддержать порядок на поле, пока нас нет. И сам пригляди за старшими, ладно? А ещё неплохо бы найти Эдена.
   Кивнув Астильбе на дом, она решительно зашагала впереди. Пока смущало только одно: девочка не замечала Эдена, пока его не окликнули по имени. И то... С другой стороны, много ли старших подростков обращает внимание на мелюзгу, снующую под ногами? Тем более, мелюзгу, бегающую с компашкой девочки-оборотня. Тем более - Белостенная, пусть и не эльф!
   Оглянулась только раз, когда надо было переходить на садовую тропинку, которая вот-вот скроет их всех троих. Группа Белостенных была взята под контроль Ильмом - кажется, Коннор послал кого-то к нему, который увлёкся просмотром новых сооружений и ушёл вместе с Лотером в слишком дальний конец пейнтбольного поля. Компания Ирмы медленно брела к луговине, вероятно горячо обсуждая недавний эпизод. Остальные просто гуляли и играли сбоку от поля, где были удобные беговые дорожки... Ирма вдруг подпрыгнула и помчалась в деревню. О чём-то вспомнила?.. Бандиты - следом.
   Девочка послушно шла за руководительницей своей группы, но часто отставала. И опять-таки - ничего удивительного: она лихорадочно шарила по сторонам ищущими глазами, застревая взглядом на всех более или менее маленьких фигурках. А возле двух беседок, любимых малышнёй, она вообще окаменела, отслеживая бегающих повсюду ясельников, которых сюда ещё раньше привела Вильма - не без помощи Моди, конечно.
   Селене пришлось задержать на полдороге к дому Астильбу, которая на ученицу не оглядывалась, твёрдо шагая за хозяйкой места и, видимо, рассчитывая, что ученица будет следовать за ней. Повернувшись к девочке, та повелительно сказала:
   - Дэлма! Ты задерживаешь нас!
   Правда, когда девочка, опомнившись от завораживающей беготни и звонкого смеха ясельников, снова бросилась вперёд, Астильба сама замерла, наблюдая за очень активным движением в беседках и вокруг них. Селена попыталась увидеть кажущуюся кутерьму с её точки зрения. Да, при первом взгляде на ясельников можно решить, что детишки бегают везде безнадзорно. Но, если Белостенная - умный воспитатель, она должна увидеть, что Вильма и Моди, а также Асдис, сидящая в Цветочной беседке, незаметно направляют малышню либо на игры, либо на возможность посидеть рядом с учительницей младших классов, которая негромко рассказывала сказки или загадывала загадки. Даже интересно стало, видит ли это Астильба...
   Видит - поняла Селена, когда Астильба, с напряжённо вдумчивым лицом, повернулась к дому. И не просто дошла до двери, а выждала, когда подойдёт вновь замешкавшаяся Дэлма. Так что путешествие до Тёплой Норы оказалось слишком долгим, а значит, внутри дома их всех уже ждала мгновенно, словно стайка воробьишек, прилетевшая компания Ирмы с присоединившимся к ним Риганом. Кажется, по дороге им пришлось объяснять, что случилось, всем заинтересованным, так что в гостиной для взрослых Белостенных и Селену ждали не только Ирма с друзьями, но и друзья Эдена по пригороду и школе-интернату некромагов: самый старший - Фиц, за ним - Синара, девочка с примесью эльфийской крови, и, как ни странно - Топаз. Как ни странно - это потому, что девочка-вампир до сих пор побаивалась повсюду (то есть по всей деревне) ходить в одиночку, несмотря на дружелюбных обитателей Тёплой Норы. Но сейчас она сидела, сжав руку Фица и встревоженно глядя на новые лица.
   Не успела Селена слова сказать по поводу ребят, прибежавших защитить, если что, Эдена, как дверь дома снова открылась - и через порог влилось братство, впереди - Коннор, за руку которого держался весьма насторожённый Эден.
   Астильба тоже схватила Дэлму за руку, когда девочка опять рванула к маленькому некромагу, и заставила её сесть рядом - за столом.
   - Вы будете мешать, - сразу всем сказала Селена, - потому что нам надо будет поговорить по душам. Целых три группы поддержки - это многовато для нашего Эдена. Сделаем так. Эден, кого ты хотел бы оставить из ребят, чтобы тебе было комфортно разговаривать с нашими гостями?
   Эден исподлобья зыркнул на вздрагивающую от сильного волнения Дэлму, а потом хмуро сказал:
   - Коннор. Берилл. Синара.
   - Остальные - гуляют! - скомандовала Селена. - И не бойтесь. Никто не съест вашего Эдена. Обещаю!
   Хихикнул смешливый Риган, а остальные, тихонько загомонив, постепенно покинули гостиную для взрослых. Причём, насколько поняла хозяйка места, большинство переживающих за маленького некромага, решили затаиться в гостиной для маленьких. Правда, слово "затаиться" не слишком долго характеризовало происходящее в ней.
   Но пока...
   Не отпуская руки Коннора, Эден довёл его до свободных двух стульев и сел. Рядом примостились Берилл и Синара, на которую очень внимательно взглянула Астильба. Узнала в ней полукровку?
   Селена предложила Белостенной и Дэлме сесть напротив ребят. И только сейчас заметила то, что надо было увидеть с самого начала. Как все, закончившие первый курс в Старом городе, Дэлма была стриженой. Эден же потихоньку отращивал волосы. Но... У предполагаемых брата и сестры цвет волос был одинаков. Каштановый, с едва уловимым оттенком рыжины.
   - Дэлма, почему ты думаешь, что Эден - твой брат? И почему он остался в пригороде один, без семьи?
   Маленький некромаг по-прежнему исподлобья смотрел на девочку, ожидая её ответа. А та глубоко вздохнула и объяснила:
   - Он был совсем маленький, когда началась война с машинами. Мы жили в пригороде. Кроме него, у меня есть ещё одна сестрёнка. В то утро родители решили отвезти её в город, к бабушке с дедушкой. Меня взяли с собой, чтобы я следила за ней в дороге. А Эдена оставили у соседки, которая и раньше с ним нянчилась. Мама хотела в то же утро вернуться, но у нас сломалась машина. Поломка была так себе, папа быстро всё поправил. Но, когда мы поехали в пригород, домой, нас не пустили туда полицейские. Сказали, что началась война. Мама так... убивалась, что папа попробовал тихонько проскользнуть за ограждения, которые уже начинали ставить. Но его остановили...
   - Сколько мне лет? - резко прервал её Эден.
   - Одиннадцатый, - с надеждой взглянула на него Дэлма. - Ты... вспомнил?
   - Ничего я не вспомнил, - огрызнулся маленький некромаг. - И учти. Можешь сколько хочешь рассказывать сказки, но я отсюда никуда. Поняла?
   - Но у тебя есть семья!..
   Эден совсем уж набычился. Он поднял руку Коннора и медленно сказал:
   - Здесь моя семья. Я не помню, что было в пригороде, когда началась война. Я тут посчитал - если ты права, мне было три или четыре года, когда вы меня оставили... у соседки. Только вот. Я соседки этой не помню, хоть ты и говоришь, что она часто со мной оставалась. Больше всего я помню, как меня передавали от одних людей к другим. И постоянно использовали так, как хотели: принеси, подай; выйди на улицу, когда там машины, и найди то, что нужно, - ты ведь маленький, проползёшь. А самое яркое воспоминание - это меня суют в развалины дома и велят найти вещичку погибшего человека. Вещичку, которая светится его остаточным следом. И это моя жизнь: меня то суют в эти дыры, где дом вот-вот свалится на меня, то пинком под зад отправляют туда же и обещают, что не накормят, если не полезу. Или не выпустят из этой дыры, пока не выполню то, за чем меня послали. - Маленький некромаг помолчал. - Ты говоришь - у меня родители есть... Нет у меня где-то там родителей. Мои родители - вот этот Коннор, который вернул меня, когда меня убили наши бывшие хозяева. Это он... мои папа и мама. Аметрин (это мой друг) мне рассказал, что Коннор вернул меня из смерти тогда, когда на такое никто другой не решился бы. Коннор дал мне жизнь, и я не собираюсь уходить куда-то, если вдруг мне скажут, что у меня есть родители. Оставили сына у соседки, ну и ищите его там! А я буду жить здесь. Здесь мне... - он помедлил, кривя губы, - здесь мне одиннадцать лет. И здесь все об этом помнят. Потому что здесь Тёплая Нора. И мне здесь тепло. И нечего тут на меня глаза лупить. Я тебя не знаю. Не лезь ко мне.
   Мурашки бегали по спине Селены, пока она старательно удерживалась от слёз. Взглянула на Астильбу, боясь, что та будет гневаться или что-то там в том же духе. Но Белостенная кусала губы и отворачивалась так, чтобы никто не видел её мокрых глаз.
   Берилл откровенно всхлипывал, а Синара слепо смотрела в пространство, кажется переживая всё то, о чём рассказал Эден: Коннор "вернул" и её одновременно с Эденом.
   Коннор, ссутулившись, сидел, не отнимая руки у Эдена, только незаметно подсел вместе со стулом ближе к нему.
   Зато Дэлма, как ни странно, взяла себя в руки.
   - Хорошо, - после недолгого молчания зажато, явно переборов слёзы, сказала она. - Пусть будет так, как ты хочешь. Но я хочу, чтобы ты знал: я скажу родителям, что ты здесь. Пусть они хотя бы посмотрят на тебя и порадуются, что ты жив. И живи себе здесь, куда они смогут приезжать, чтобы убедиться, что ты не помнишь их, но они-то... - Она облизала губы. - Меня отпускают из Старого города на короткие каникулы. Мы будем думать, что ты как будто в Старом городе. Только тебе к нам приезжать нельзя. А значит, родители будут приезжать к тебе...
   Она выскочила из-за стола и побежала из Тёплой Норы, в голос рыдая.
   "Слишком быстро, - угрюмо думала Селена, сидя за столом и не зная, что сказать. - Слишком быстро развиваются события. Как разрешить эту ситуацию? Я, например, не знаю. Подсказал бы кто... Но все наши взрослые - на поле. Звать? А смысл? Ситуацию надо бы хорошенько обдумать... Но Эдена я понимаю. Он только что появился там, где безопасно. Его не заставляют заниматься некромагией, и он только приглядывается, к чему лежит его душа... Он здесь всего два месяца. И снова резко менять жизнь?.. Но там его родители. И я верю девочке, что она его сестра..."
   Почти незаметное движение Коннора привлекло её внимание. Он взглянул на вход в гостиную для взрослых. Сюда входили Хельми, Мирт, Колин и Мика. Все четверо потрясённые: они что - подслушивали через браслеты?
   Хельми, не сбавляя шага, подошёл к Эдену и протянул к нему руки.
   - Полетаем ещё немного, Эден? - спокойно спросил юный дракон. - Тебе надо прийти в с-себя, маленький некромаг. Идём.
   Селена выдохнула. Слово "идём" в устах Хельми трансформировалось в следующее: Эден оглянулся на Коннора, а потом потянулся к Хельми. Юный дракон легко взял его на руки и унёс из дома. И только тогда Коннор встал и вежливо сказал Белостенной:
   - Надеюсь, вы не будете настаивать на том, чтобы немедленно отдать мальчика его семье? Психологически это будет неправильно. Думаю, вы понимаете это.
   И вышел в сопровождении братьев.
   Синара встала из-за стола, кивком позвала за собой Берилла. И вдруг обернулась к Астильбе и чётко сказала:
   - А я бы отсюда тоже никуда! Пошли, Берилл!
   Женщины посидели немного, молча, думая каждая о своём, а потом Селена опомнилась: время - к ужину, а она поневоле задерживает группу учеников Белостенных. Предложить из вежливости отужинать вместе с обитателями Тёплой Норы? Не сочтёт ли Астильба это... беспардонностью?
   Но женщина-эльф первой высказалась, покачав головой:
   - Я слышала о вашем приюте разное... Но... Трудно совладать с учениками первого курса, пришедшими из обычных семей, приучая их к дисциплине и новому порядку для них... Как вы справляетесь с этими детьми?
   - Мне помогают, - ответила Селена. - Вы же видели. Наши старшие привыкли заботиться о младших.
   - У вас много некромагов и некромантов. Есть свой, приютский, учитель?
   - Стопроцентных некромагов и некромантов у нас нет, - объяснила хозяйка места. - Они чаще попадают к нам такими. Как тот же Эден или Синара. А учителей достаточно. У нас здесь по соседству живут уважаемый Понцерус и так же уважаемый Трисмегист. Оба университетские преподаватели. Только вот... Хочу сказать следующее. Наши некромаги и некроманты, если вы не заметили, обучаются не только своим специализациям. Каждый из них больше стремится стать магом-универсалом. И мы не стараемся, чтобы дети выбрали что-то одно - тем более в возрасте Эдена. Эден здесь два месяца. Вы, наверное, слышали о том, что два месяца назад произошло в пригороде? Он, как и Синара, - один из немногих спасённых маленьких помощников пригородных некромагов. До сегодняшнего дня он не заговаривал о том, хочет ли он стать некромагом в будущем. И мы просто ждём, вернётся ли к нему желание вообще стать магом. Или кем-то другим, благо возможностей для развития в Тёплой Норе много.
   - Спасибо, - кивнула Астильба.
   Кажется, она поблагодарила за объяснения?
   Они вышли во двор, а потом Селена провела женщину-эльфа на пейнтбольное поле, по дороге спросив, не желают ли Белостенные поужинать в Тёплой Норе. Та отказалась, сказав, что за пределами поля группу учеников ждёт машина из Старого города. И, чуть помолчав, спросила:
   - Вы и правда не будете возражать, если о местонахождении Эдена узнают его родители?
   - Нет, конечно, - удивилась Селена. - Есть надежда, что он привыкнет к ним, если они будут приезжать к нему достаточно часто.
   - А мне показалось... - начала Белостенная и осеклась, энергичней зашагав вперёд.
   Неужели она решила, что Селена собирается оставлять детей в Тёплой Норе, если у них есть родители? Вспомнив кое-что, хозяйка места догнала женщину-эльфа и попросила:
   - Леди Астильба, вы не могли бы попросить у девочки адрес её родителей? Мне бы хотелось сначала съездить к ним предупредить, что Эден нашёлся. Приготовить к тому, что по их приезде к нам он их не узнает.
   - Отличная мысль, - оценила та и кивнула. - Да, я прямо сейчас подойду к Дэлме.
   Ученики Белостенные уже столпились у своей машины. Рядом с ними стоял Ильм, насторожённо глядя на Селену, которая остановилась неподалёку с бандитами Ирмы.
   Что это он? Побаивается, что Селена поступит не так, как надо? Мог бы уже узнать её получше. Всё-таки знакомы не первый день.
   Вскоре к Селене со всех ног помчался мальчик-Белостенный и передал ей записку от Астильбы - с адресом родителей Эдена.
   К машине Белостенных подошли Колр и Джарри, коротко переговорили - и машина с группой учеников уехала.
   - Сумасшедший денёк, - прошептала Селена.
   Что за жизнь... Так хорошо было, когда привычное расписание катилось себе потихоньку. А тут... Свалилось столько, что успеть бы разгрести. И всё же жизнь продолжается... Ладно, хоть помощники есть.
   - Селена! - звонко позвала Ирма и даже дёрнула её за руку, привлекая к себе внимание. - Они - что? Обозлились и не буду с нами играть?
   Вот ещё одна проблема. Каково будет Эдену, если в группе Белостенных будет играть его сестра? Она вздохнула. Надо бы побеседовать с ним, когда мальчик успокоится... Успокоится. А завтра снова приедет его сестра Дэлма...
   - Пока не знаю, Ирма, - ответила она волчишке. - Может, и будут. Как они тебе показались? Ты говорила с ними? Не поругались?
   - Мы болтали с-с ними, - сказал Риган. - Показали им вс-сё тут, а Ирма показала им, как прыгать в ямы и закрыватьс-ся от противника. Ес-сли приедут завтра, мы покажем, как с-стрелять из маркеров.
   - Все секреты выдали? - уже веселея (ученики-Белостенные ребятишек-оборотней не обидели!), поддразнила она.
   - Ты что?! - возмутилась волчишка. - Мы сказали им только самое главное. А свои секретики приберегли на игру. Мы им сказали: приедут завтра - уже поиграем! Просто так! Маркеров на всех хватит. Им, вообще-то, игра понравилась. Селена, а Эден? - приглушив голос, словно боясь, что маленький некромаг её услышит, спросила Ирма. - Он... останется в Тёплой Норе?
   - У него родители есть, - проворчал Тармо, и в его ворчании Селена неожиданно расслышала (или ей это почудилось?) нотку зависти.
   - Его с собой Хельми взял, - с отчётливой завистью, но в другом, сообщил Вилл.
   - Хельми у меня получит сейчас, - еле сдерживая нервный смех, ответила Селена.
   - За что? - поразились малолетние бандиты, а Риган оторопел так, что забыл закрыть рот.
   - Время - ужинать, а он летает где-то там, - специальным ворчливым голосом проговорила хозяйка места. - Так, а вы что тут стоите? Ну-ка, быстро в сад! Напомните всем, что пора в столовую!
   Ирмина компашка немедленно порскнула в сад. Все, кроме Ригана. Он взял Селену за руку и спросил:
   - Мы за С-стеном вмес-сте пойдём?
   - Вместе, - согласилась Селена, подозревая, что мальчик-дракон по дороге к беседкам хочет у неё о чём-то спросить. И точно. Едва оказались на садовой тропке, как Риган с любопытством спросил:
   - А Ивар теперь у нас-с ос-станетс-ся?
   - Ты знаешь, что он здесь? - удивилась Селена.
   - Знаю, - снисходительно сказал Риган. - Ирма и её друзья не умеют с-снимать с-с с-себя информацию. И я с-считал её с-с них. А потом и они сами рассказали. Правда, я не понял, почему он здес-сь.
   - Всё просто, - задумчиво сказала хозяйка места. - Их дом в лесу... уничтожен. Жить им там теперь негде, поэтому Трисмегист вернулся в свой дом здесь, в деревне. А с ним и Ивар.
   - А почему Ивар не в Тёплой Норе?
   - Он... отравлен какой-то ками. Я не знаю, что это за растение, но мне сказали, что оно очень ядовитое.
   - Поэтому Бернар к нему бегает, - догадался мальчик-дракон. - Я видел, что он целый день туда, к Понцерус-су, х-ходит, но не знал - почему.
   - Ты доволен, что Трисмегист теперь будет жить здесь?
   - Ещё бы... - заулыбался Риган. - Теперь я буду заниматьс-ся с-с ним каждый день и быс-стрей вылечус-сь.
   Он вырвал свою ладошку из её руки и побежал, прихрамывая, к беседке, чтобы первым найти Стена. Глядя ему вслед, Селена невольно улыбнулась сама: бегает! Мальчик-дракон бегает, пусть и недолго, пусть и прихрамывая! Может, и правда, пока Трисмегист здесь, он сумеет вплотную заняться и крыльями Ригана?
   Но Трисмегист из мыслей вылетел быстро, едва Селена начала упорядочивать все дела, которые требовали её немедленного вмешательства.
   Итак. После ужина сбегать к Ивару, хотя одно воспоминание о его лице, о коже, испятнанной ядом, заставляло поджимать живот от ужаса. Но навестить надо, а то на ночь останутся ужасы, что там с ним.
   То же, но в учебке, - девочка-воровка с чёрного рынка. Селена очень и очень надеялась, что эльфы-философы помогут Бернару с её ушибами. А потом надо будет разузнать, что с ней, почему она была в такой страшненькой, мягко говоря, одежде, и есть ли у неё родители.
   И зависла на минуту, размышляя: нужно ли Ивару и неизвестной пока девочке принести ужин? Трисмегист-то и Понцерус точно получат свой ужин...
   Заодно узнать от двух эльфов-философов, как там им такой очередной книжный подарочек. Сумеют ли они найти возможность восстановить те страницы, что кем-то безжалостно выдраны? В этом Селена надеялась только на Трисмегиста, на те его библиотеки в прошлом, к которым у него одного был доступ. "И, кстати, неплохо бы поговорить с ним о том, чтобы и эти библиотеки воплотить в книги, - размышляла она, шагая между высокими кустами и время от времени вставая сбоку от тропки, когда мимо с писклявыми воплями мчались счастливые и голодные ясельники. - Переписчики у нас есть. Один Колин чего стоит! Думаю, и остальные захотят принять участие в воссоздании старинных книг для нашей библиотеки..."
   Эден. Завтра придётся съездить в город, по тому адресу, который Астильба передала. Господи... Как разговаривать с родителями Эдена? Не сочтёт ли сам Эден предательством со стороны хозяйки места, что она начала устраивать его судьбу? Может, его сестра, Дэлма, права? И лучшим выходом из ситуации будет предложить родителям Эдена время от времени проведывать младшего сына, приезжая в Тёплую Нору?.. Голова кругом.
   Может, снова собрать совет? Хотя... Есть Джарри. Есть Коннор и братья, с которыми можно без лишних советчиков обсудить положение и прийти к логичному выводу. Селена вздохнула. Что там ещё? Игра с Белостенными. Подготовка программы для старших оборотней. Ага! Чуть не забыла! Надо поговорить с Понцерусом, чтобы он попросил в школьной библиотеке учебники для людей - на весь последний месяц лета. Хочется верить, что ребята из братства и все, кто сочувствует старшим ребятам-оборотням, успеют адаптировать их для начала учебного года...
   Стен, который шёл с Риганом последним из ясельников, увидел маму и тут же издал боевой клич. И побежал к Селене. Так что Селена вошла в Тёплую Нору с сыном на руке и с мальчиком-драконом, который по старой привычке держался за карман её блузы.
   А когда очутились в столовой и Селена пошла было к столу ясельников Вильмы, чтобы усадить сына, Риган ошеломлённо сказал, глядя на входную дверь:
   - О-о!
   Селена оглянулась.
   В столовую, хохоча, входили ребята из братства - на этот раз впереди не Коннор, а Хельми, который под колени поддерживал сидевшего на его спине Эдена.
   Вскоре смеялась вся столовая, глядя на счастливого и слегка очумелого мальчика-некромага, улетавшегося до состояния, когда он даже не мог сидеть на стуле, на который его усадил юный дракон. Смеясь, рядом с Эденом села Синара, а с другой стороны его поддерживал Берилл, придвинувший свой стул к нему.
   "Коннор, он успокоился?" - встревоженно спросила Селена, расслабив браслет.
   "Да, он спокоен, - подтвердил мальчишка-некромант и в свою очередь спросил: - После ужина сбегаем к Трисмегисту? Сейчас всё самое интересное у него!"
   "Согласна, - усмехнулась хозяйка места. - Хотя подумываю, что ту девочку придётся оставить на ночь у них. Они ведь могут сделать так, чтобы она не сбежала? Хотя... Дом у них маловат для такого количества жильцов".
   "Значит, устроим в учебке же, у Бернара, кое-что, чтобы она не смогла покинуть дом, - решил Коннор, садясь за свой стол и рассматривая ужин на подносе. И покачал головой. - Столько событий, мама Селена!"
   "И чё? - ввинтился в разговор Мика. - Чё - все плохие, что ли? Видели бы вы, как радовался Александрит, когда я ему показал книгу по металлу и станочек наш! Мы уже завтра будем ремонтировать его! Детали у нас есть - к вечеру закончим! Я же говорил, что у нас поездка - ого, какая здоровская!"
   "Говорил-говорил, - снисходительно сказал Мирт. - Селена, я успел побеседовать с Понцерусом. И он согласился съездить в школьную библиотеку. Вместе с нашими ребятами-эльфами. Вроде как хотим на лето кое-какие учебники для изучения взять. Так что с этим делом у нас всё отлично!"
   "Мирт, ты не представляешь, как я тебе благодарна! - ахнула Селена. - А то я уже начала киснуть во всём этом круговороте событий!"
   Братья мысленно рассмеялись, и только Колин объяснил, в чём дело: "Хорошенькое же словечко ты нашла - киснуть!"
   И тут вошёл Джарри, кивнул Стену, который замахал ему ложкой - Риган еле успел поймать его руку и опустить, чтобы не забрызгал кашей всё и всех вокруг. А потом семейный посмотрел на Селену, и она отчётливо почувствовала, как расслабились её плечи: да, она не одна. И это сейчас самое важное в её жизни.
  
   Глава одиннадцатая
  
   Половину времени ужина Селена всё-таки понервничала из-за своей недогадливости: вот что было бы до ужина забежать к эльфам-философам и выяснить, чем кормить Ивара в его состоянии, а потом добежать в учебку, чтобы допросить Бернара, можно ли кормить неизвестную девочку и чем?..
   Ситуация разрешилась, когда она начала дёргано метаться в мыслях: вскочить и сбегать к дому Трисмегиста? Послать кого-то? А сам Трисмегист? Веткин-то привык, что надо приносить в тот дом ужины и обеды для Понцеруса. Сообразил ли домашний, что едоков стало не только больше, но и вынужденно разборчивей в еде?
   "Да чего я психую! - рассердилась Селена, в конце концов. - Трисмегист живёт у Понцеруса со вчерашнего дня. Ивар - тоже. Веткин прекрасно знает, что из еды и сколько туда носить! А значит - давно послал туда дежурных!"
   Неясное чувство заставило поднять глаза. У входа в столовую, чуть боком к помещению, весело гудящему-звенящему детскими голосами и смехом, стоял Трисмегист. Судя по его глазам, чуть опущенным, он без слов общался с кем-то. Проследив взгляд старого эльфа-бродяги, Селена обнаружила Веткина, стоявшего у занавески, разделяющей столовую и кухню. Домашний смотрел на Трисмегиста очень внимательно и время от времени утвердительно качал головой, вроде как: "Всё запомнил. А как же!"
   Трисмегист отступил назад и исчез. Потом шевельнулась занавеска, скрывая убежавшего на кухню Веткина. Селена с облегчением вздохнула: Трисмегист сам решил проблему с ужином для Ивара.
   Бросила взгляд на стол братства. Видели Трисмегиста? И удивилась: Коннор и Мирт, улыбаясь, тоже смотрели... на пол?
   Ах, вот в чём дело!
   Она тоже улыбнулась: от входа в столовую к кухне неторопливо шествовал Малиныч. Встретился ли Трисмегист с ним? Или они разминулись? Древняя шляпа была нахлобучена по самые насупленные брови домашнего из учебки. Малиныч, которого разглядели только самые чувствительные к магическим существам дети, скрылся за занавеской. "В гости пришёл?" - недоумевала Селена. И - поняла: Бернар прислал домашнего предупредить, что нужен ужин не только для него, для старого эльфа-целителя, но и для его подопечной, что значит - Малиныч сейчас объясняет Веткину, в какой пище нуждается избитая девочка, прихваченная с чёрного рынка.
   Что ж... Появление Трисмегиста, а затем Малиныча - это намёк, что сразу после ужина лучше к двум болезным не ходить. Зато теперь ясно, что девочка очнулась - ну, или Бернар дал ей возможность очнуться... Селена рассеянно перебрала необходимые на сегодня дела и решила на всякий случай, чтобы потянуть время ужина тех, кто вне Тёплой Норы, в первую очередь посетить Александрита, узнать, правда ли станок, приобретённый Микой, настолько хорош, как говорит об этом мальчишка-вампир.
   "Ты мне не веришь?! - ворвался в её думы изумлённый голос Мики, и Селена спохватилась, что не думает, а мысленно проговаривает про себя, как привыкла к беседам с братством, используя браслет. - Да видела бы ты, как пританцовывал вокруг этого станка Вилмор! Не надо было бы спрашивать никого, прав ли я!"
   "Прости, Мика! - рассмеялась хозяйка места. - Всё никак не могу привыкнуть, что ты хоть и мал росточком, но головушка у тебя умнейшая!"
   Мальчишка-вампир аж зажмурился от удовольствия.
   - Что случилось? - улыбаясь, спросил Джарри. - Ты такая довольная! Что говорят братья? Поделишься?
   - Они говорят, что и для тебя нужен браслет, который бы позволил тебе беседовать с нами, - хмыкнула Селена. Она знала, что за столом братства немедленно навострили уши. - А то что это такое - ты не только мой семейный, но и часто советчик, а я не могу к тебе втихаря обратиться. Как и ребята.
   "Тогда уж и Колру надо сделать такой, - предложил Мирт. - И Эрно. На время дороги такая связь очень даже пригодится".
   "А вы ещё куда-то собрались?" - удивилась хозяйка места.
   "Как - куда-то?! - поразился Коннор. - Мы же завтра едем к родителям Эдена!"
   "Мы?!"
   "Хм. Ты думаешь, мы тебя отпустим одну в неизвестное место и к незнакомым нам людям? - в свою очередь удивился Мика. - Это слишком... непредсказуемо!" - важно закончил он.
   "Ну, о завтрашней поездке поговорим позже, - пробормотала Селена. - А пока..."
   "А пока идём к Александриту! Как ты и хотела!" - твёрдо сказал Мика.
   Поужинавшие едоки складывали опустевшую посуду в центр своего стола, чтобы дежурным легче было собирать её, и выходили из столовой. Селена спокойно смотрела на всех, дожидаясь, пока все уйдут. И внезапно перехватила странное - то ли сценку, то ли мимолётный эпизод: Эден в одиночестве сидел за опустевшим столом ясельников, лениво (не оклемался после полёта с Хельми?) доедая свою порцию. Рядом стояла Синара. На первый взгляд, девочка ожидала, когда маленький некромаг закончит с ужином, чтобы вместе с ним идти гулять перед сном. Но пара её взглядов, когда она косилась на столы со старшими ребятами, обговаривавшими свободные часы перед сном, заставила Селену понаблюдать за дальнейшим, что могло бы произойти.
   На кого смотрела Синара? Следующий взгляд девочки-некромага подсказал - на Фица. Как будто она, не окликая его, хотела, чтобы он взглянул в их с Эденом сторону. Подросток, как и все маги, довольно чувствительный к взглядам со стороны, после третьего визуального "стука" к нему и посмотрел. Он только что сложил посуду к тем стопкам, которые уже высились на столе, и разговаривал с Моди - точней, легко откликался на его, кажется, насмешливые или шутливые реплики. После того как Фиц уловил взгляд Синары, он быстро закончил пикировку и, кивнув Моди, пошёл к Синаре.
   И вот тут Селена заинтересовалась ситуацией ещё больше. Фиц не стал спрашивать Синару, зачем она его позвала, а сразу, остановившись перед стулом Эдена, склонился к нему, чтобы посмотреть в лицо. Затем Фиц присел на корточки рядом с маленьким некромагом и коротко спросил его о чём-то. Эден еле пожал плечами, продолжая вяло соскребать с тарелки остатки каши с тушёными овощами. Фиц встал и взглянул на Синару. Девочка-некромаг вздохнула и покачала головой, словно что-то сокрушённо подтверждая. Фиц тоже кивнул на её короткий вопрос и вышел из столовой. Синара же дождалась, когда Эден закончит есть, сама сложила его тарелки и за руку вывела маленького некромага на улицу, к остальным, где его окружили малолетние бандиты Ирмы. Селена, стараясь следовать за ними незаметно, увидела, как, сначала всё ещё вялый, Эден оживился и побежал туда, куда его позвали. А Синара осталась на месте (Селена осторожно обошла её), со странным, плохо читаемым выражением лица следя за удаляющейся компанией Ирмы. Потом девочка-некромаг спохватилась и побежала за ними... Селена резко оглянулась: только что вышедший из Тёплой Норы Фиц с тревогой смотрел вслед недавним однокашникам по школе-интернату. Потом на его лице появилось выражение зыбкой надежды: авось, пронесёт?.. И он присоединился к ребятам-рыболовам, которые уже собирались уходить на пруд.
   Догнать, поспрашивать? Или не стоит? Селена в замешательстве стояла на месте, не зная, что предпринять. Все трое - из школы-интерната. А если задействована в этом загадочном эпизоде и Топаз? Но девочка-вампир уходила в сад, держась за руку Лады и весело подпрыгивая на ходу. Значит, ничего страшного?
   Что ж... Спят они до сих пор в одной комнате - так ещё раньше попросила Синара, которая была постарше Эдена и Топаз. И с этим согласился позднее присоединившийся к ним Фиц. Если что - проследят? Или предупредят... На всякий случай Селена сложила два пальца, задавая себе задачку - проснуться ночью, если почувствует беспокойство...
   - Селена! - закричали от скамейки, и она поспешила к братьям.
   - Чего кричим?
   - Александрит только что пошёл к себе, в мастерскую, - сообщил Колин. - Ты хотела посмотреть на станок. Идём?
   Селена вспомнила, кто и как выходил напоследок из Тёплой Норы. Хм. Анитра скоро пойдёт в мастерскую Александрита - хозяйка места видела, как она договаривалась с Ринд, да и Азалия с Корундом на улице промелькнули. Эти три парочки так сдружились, что каждый вечер ходили вместе гулять к Лесной изгороди. Значит, да. Надо начинать с посещения мебельной мастерской, чтобы не задерживать мастера.
   Узнав, зачем пришла Селена с братьями, Александрит глубоко вздохнул и попросил её:
   - Селена, вы не могли бы подтвердить, что этот станок куплен?
   Мика, услышав, что его косвенно подозревают чуть не в воровстве, совсем не расстроился, а только расцвёл, радостно глядя на Селену: "Видишь подтверждение, что мы купили Вещь?!" Селена только улыбнулась мастеру:
   - Мы купили станок на чёрном рынке, возле речного порта. И, боюсь, времени у нас было маловато, а то бы Мика ещё что-нибудь раскопал в той горе металлолома, которую видели мы все, в том числе и Джарри.
   - Спасибо, - просто ответил на это Александрит и тут же огласил "приговор": - Это чудесный для Тёплой Норы станок!
   Они пару минут поболтали, в чём красота станка для холодной ковки, а потом всей гурьбой вышли из мастерской, и Мирт нетерпеливо спросил:
   - Ну что? Идём к Бернару? Узнать, кто эта девочка? И стоит ли делать защиту вокруг учебки, чтобы она не сбежала бродить ночью по деревне?
   - Идём, - наконец решилась Селена, надеясь, что старый эльф-целитель успел покормить их необычный живой придаток к купленному станку, чью ценность ей уже доказали.
   Неизвестную девочку поместили в комнату рядом с комнатой Бернара. Он настоял, потому что так ему было легче следить за её состоянием. Прежде чем войти к ней, стукнули в дверь к Бернару, предупреждая о своём приходе. Скептически глядя на всю ораву, старый эльф укоризненно проворчал:
   - Вы бы ещё друзей Ирмы прихватили в полном составе!
   Колин прикусил губу и насмешливо опустил глаза. Селена поняла его: их, старших, сравнили с малолетними бандитами - и, между прочим, правильно сделали!
   - Сначала посмотрю, как она там после ужина, а потом... - строго сказал Бернар. - И сначала со мной идёт только леди Селена.
   Братья похмыкали, но безропотно вышли в коридор и устроились подпирать стены. Правда, Селена успела отметить, что все пятеро немедленно расслабили браслеты, собираясь если не видеть, что происходит в комнате, то слышать старшую сестру.
   - Она уже пришла в себя? - встревоженно спросила Селена, поспешая за эльфом-целителем. - Поела?
   - Да. Я велел Веткину приготовить для неё жидкую еду, которую можно пить. Этого для пострадавшей достаточно. Особенно если учесть, что до приезда сюда девочка не ела, как минимум, со вчерашнего дня. И учтите - говорить она пока не может. Разве что вы сами объясните ей, где она находится и как здесь очутилась.
   "Говорить не может" - это Селена поняла сама, едва только увидев рот девочки. Дрожь пробежала по спине, и потом хозяйка места только и пыталась не показать, что не может без ужаса смотреть на вспухшие в синем кровоподтёке губы девочки...
   Пострадавшая уже была переодета. Конкретней - присланные к Бернару Анитра и Лада с неё сняли одежду: штаны не её размера и блузку невообразимого цвета, явно давно не стиранную. Обуви не было и ранее - девочка бегала босиком. Теперь она лежала на кровати в длинной ночной рубашке, укрытая одеялом. И равнодушно смотрела в стену напротив. И в этом равнодушии Селена вдруг уловила странное, как будто чужая мысль вспыхнула на мгновения и тут же погасла: "Я и отсюда сбегу..."
   Бернар подал стул хозяйке места, и Селена села, стараясь смотреть только в глаза девочки: верхняя часть лица почти не пострадала. Девочка смотрела словно в пустоту, полуприкрыв веки. Кажется, ей тяжело было смотреть лёжа.
   - Я буду здесь недолго, - сразу предупредила Селена, и девочка скосилась на неё. Но глаза быстро устали смотреть вбок, и Селена "плюнула" на всё и пересела к ней на край кровати. - Меня зовут Селена. Я хозяйка здешнего дома для тех, кто остался без родителей и крова. Дом наш называется Тёплая Нора. Когда ты... - она осеклась на слове "выздоровеешь". - Когда ты придёшь в себя, мы поговорим с тобой. Если у тебя есть семья, мы отвезём тебя домой. Хочу предупредить, что Тёплая Нора находится в деревне, которая магически закрыта. Если ты почувствуешь себя здоровой и попытаешься сбежать, у тебя не получится. Это не угроза. Это предупреждение.
   И чуть не затряслась от нервного смеха: девочка прикрыла глаза, а потом снова открыла, чтобы жёстко взглянуть на хозяйку места - и в них отчётливо видно было... пренебрежение! Типа: "Тоже мне - напугала!" Ох ты... Девочка не впечатлилась? Селена улыбнулась. Ничего. Сейчас она поймёт.
   - Коннор, - позвала она в пространство, помня, что у братьев расслаблены застёжки браслетов. - Как её зовут?
   "Шиа", - тоже чуть насмешливо отозвался старший сын.
   - Что ж, Шиа, - вставая с кровати, сказала Селена, - не будем мешать тебе отдыхать и набираться сил.
   У Бернара было такое лицо, будто он хотел выскочить в коридор, чтобы поругать Коннора и его братьев... за хвастовство. Но ведь это хвастовство нужное! Один взгляд на ошарашенные глаза девочки доказывал это. Правда... Она стащила браслет с руки Мики, видя, что он магически самый сильный. Значит ли это, что она сама очень сильный маг? И потому пренебрежительно отнеслась к предупреждению о закрытой деревне? Впрочем, сильный маг - не значит, что маг умелый.
   Улыбнувшись ей ещё раз, Селена вышла из комнаты, размышляя: если она права в своих догадках и Шиа - сильный маг, то ей самое место в Тёплой Норе. Если позволят обстоятельства самой девочки. Тревожило пока только одно: постоянная мысль, которую она видела в глазах Шиа, - мысль о бегстве... Хотя... более близкое знакомство с девочкой не надо... форсировать. Пусть сама приглядится, походит по деревне, познакомится с ребятами...
   Братья отталкивались от стен ей навстречу. Селена кивнула им всем и, никого не выделяя, спросила:
   - Кто-нибудь определил её специализацию? Что-то мне показалось... она из пригорода? Или и правда - только показалось? И таких, как она, на том рынке тоже можно найти?
   - Если из пригорода, значит - некромаг? - неуверенно предположил Колин, вопросительно глядя на старших братьев. Всё-таки они легче определяли магические линии. - Но линий я не вижу совсем. Она как будто обычный человек?
   Но Селена, глядя на старших, с изумлением понимала, что они в самом настоящем замешательстве переглядываются между собой, словно спрашивая друг друга, кто может ответить на такой простой вопрос. Что ж, кажется, самонадеянности Шиа есть причины.
   - Ладно, не буду допытываться, - решила она, спускаясь с братьями на первый этаж учебки. - Судя по всему, она тоже умеет прятаться. Коннор, я правильно поняла?
   - Правильно, - согласился озадаченный Коннор, оглядываясь на Хельми и Мирта, которые выглядели тоже довольно-таки обескураженными.
   - Хорошо. Скажите только одно: эта таинственная девочка сумеет пройти нашу ограду? Только честно.
   - Нет, - сразу ответил Мирт. - Этой защиты ей не пройти.
   - Ну, хоть это успокаивает, - пробормотала хозяйка места, выходя на улицу и жмурясь от ярко-оранжевого вечернего солнца. - Вы сейчас куда?
   - На наш пляж, - откликнулся Колин и улыбнулся, глядя в сторону пруда: кажется, он договорился с Вик встретиться там.
   - Я тоже, - отозвался и Коннор. - Меня там Лада ждёт
   - А меня там ждёт малыш-шня, - вздохнул Хельми и тут же засмеялся: что - что, а с ясельниками он повозиться любил.
  
   ... Лаз между обвалившимися плитами был слишком узким. И плиты выглядели очень уж ненадёжно... Он обернулся к хозяину и просительно проговорил:
   - Мне бы два глоточка, Райс, пожалуйста...
   - Лезь так! - рявкнул хозяин и, схватив пальцами-клещами за тощее плечо, швырнул маленького некромага к лазу.
   Синяки на плече - ничто перед страхом обвала. И Эден заскулил:
   - Райс, у тебя ведь есть! Мне два глоточка только! Я маленький, мне много не надо!
   - Мне самому мало, а ещё с тобой делиться!
   - Но ты получишь потом деньги и купишь себе ещё... Райс, пожалуйста... Мне страшно, Райс...
   Пинок был таким, что Эден свалился у лаза. Однако, когда очухался, хитрость помогла ему влезть в лаз не до конца, но так, чтобы хозяин его не достал своими кулачищами, и уже оттуда закричать:
   - Я буду сидеть здесь, пока ты не дашь мне глотнуть той штуки! Райс, ты слышал?!
   Минуту он сидел, съёжившись в тесном пространстве, а потом в лаз, чуть не ударив его по лицу, словно влетела открытая бутылка, крепко сжатая ладонищей хозяина:
   - Быстро! Два глотка, гадёныш!..
   Он вцепился в бутылку, нагибая ко рту, и жадно глотнул тошнотворно пахнущей жидкости. Второго глотка не получилось: чуть не сломав ему зубы, Райс выдернул бутылку наружу. Эден быстро облизал губы, чтобы ни одна капля не пропала, и осторожно развернулся к исчезающему в темноте будущему пути на второй этаж разрушенного дома. И начал считать, медленно, мысленно чётко проговаривая слова, пока не дошёл до пятидесяти. Было бы два глотка - хватило бы считать до тридцати, знал он.
   Через две минуты он выполз из тесного местечка в самом начале лаза в более свободное, сумел здесь сесть прямо и посмотреть наверх. И чего боялся? Спокойно долезет доверху, поищет в развалинах квартиры ремень с пряжкой и вернётся. А там уже не страшно, что Райс будет орать и даже драться. Заказанная и найденная добыча успокоит его, и много махать кулачищами хозяин не будет, потому что будет помнить, что за этот ремень ему пообещали много монет... Эден шмыгнул носом и решительно полез дальше. И его не обеспокоило даже, что сбоку раздался шорох ссыпающегося песка... И, только когда под ногами дрогнула плита, он оглянулся. Оглянулся, хотя надо было смотреть наверх. Соседней плитой его жёстко ударило в бок, сбивая с той, что была под ногами. Он ещё пытался цепляться, но маленькие пальцы соскальзывали с сухого края...
   И, когда он повалился под поехавшую плиту, а сверху наезжала следующая, он закричал.
  
   ... Сидевшие на кроватях Фиц и Синара смотрели то на маленького некромага, то на настенные часы, которые всегда тикали очень успокоительно, наводя такой же спокойный сон... До половины первого оставалось совсем чуть-чуть. Может, сегодня пронесёт?.. И завидовали Топаз: та уже давно спала.
   Фиц посмотрел на Синару.
   - Ложимся?
   - Тихо. Слышишь? Он задышал чаще. Сейчас закричит.
   - Может, вытащить сразу? Здесь стены тонкие...
   - А если кричать не будет?..
   Дети они и есть дети. Всегда надеются на авось...
   Эден закричал. Сначала его крик был натужным, будто он двигался куда-то сквозь что-то непреодолимое. Но Фиц и Синара уже знали, что будет дальше.
   Фиц схватил Эдена на руки, а Синара накинула на него сверху покрывало, приглушая крик. Почти одновременно с её движением дверь комнаты распахнулась, и к ним вбежали ребята-оборотни, служившие охраной у пригородных некромагов, Ренулф и Руеди. Пока Руеди придерживал дверь, Ренулф забрал у Фица Эдена, чей крик становился всё громче и отчаянней, и кинулся по коридору - до лестницы, а там - в гостиную для взрослых. Оборотни уже знали, что на втором этаже крик снизу не слышен.
   Уже в коридоре Фиц встревоженно оглядывался по сторонам, боясь, не разбудил ли кого крик маленького некромага. Нет, мальчишка-некромаг знал, что здесь ребята собраны такие, что на крик вне своей комнаты могут и не откликаться, потому что соседи по комнате, в которой раздался крик, помогут, но... А вдруг решат, что помощь всё-таки нужна? Эдену снова снился сон - в третий раз за два месяца... Что делать? Подойти к Хельми и попросить его не брать Эдена в полёт?
   Они все засели в гостиной для старших и взрослых. И сняли покрывало с Эдена, тормоша маленького некромага, с безнадёгой пытаясь разбудить его. Время от времени, когда крик усиливался, они всё так же по-детски решали проблему, снова накидывая на лицо Эдена покрывало, а Руеди так вообще предложил вынести его на улицу. Ренулф, будучи старшим, покачал головой: на ночной улице звуки раздаются слишком гулко... Прибежал домашний Веткин, устрашился увиденным и предложил принести успокаивающий отвар.
   - Никаких отваров, - резко сказала Синара. - Особенно для Эдена.
   - Почему?
   Он все оглянулись на вход в гостиную. Там, опираясь рукой о шкаф, стояла незнакомая девочка с таким лицом, что Синара, глядя на него, застонала от боли, которую должна была чувствовать эта девочка. Неизвестная выглядела привидением - босая, в длинной рубахе, которая еле-еле скрывала её колени.
   - Ты кто? - негромко спросил Ренулф.
   - Новенькая, - ответил Коннор, бесшумно вставший за её спиной. - Её зовут Шиа.
   Девочка от его неожиданного появления невольно шагнула вперёд и чуть не упала. Коннор бесстрастно подхватил её за талию и осторожно подвёл к краю дивана, на котором сидели едва ли не заговорщики, совершенно растерянные, будто их поймали на месте преступления.
   - Сидишь? Не падаешь? - спросил мальчишка-некромант Шиа и кивнул, успокаивая: - Я прицепил к тебе сторожевую нить. Поэтому появился следом за тобой, как только ты покинула учебку. А тут... Ренулф? Фиц? Объясните, что происходит?
   Объясняя и спрашивая, он взял пару кресельных подушек и обложил ими Шиа, чтобы ей, ошалевшей и начинающей негодовать, удобней было сидеть. После чего взял стул и поставил его перед Ренулфом, который смущённо смотрел на него, не выпуская из рук плачущего во сне Эдена.
   - Мирт, Хельми, спуститесь, - в воздух сказал Коннор. - Я пока их спрашиваю - вы слушаете. Ренулф, рассказывай. Или будет говорить Фиц?
   Бывшие помощники некромагов переглянулись, и Синара поёжилась.
   - Не бойтесь, - невозмутимо сказал Коннор. - Никто вас ругать не будет. Наоборот - чем больше знаем, тем больше поможем. Шиа, тебе не холодно?
   Девочка что-то разгневанно прошипела - и замолкла при виде старших братства, которые торопливо вошли в гостиную для старших. Мирт буквально на два шага замедлился, после чего немедленно откинул покрывало с лица Эдена и быстро положил ладонь на его голову. Маленький некромаг хрипловато вздохнул и почти сразу уснул.
   - Ну? - нетерпеливо спросил Коннор. - Кто нам расскажет? Или будете молчать и таиться, а Эден так и останется без помощи? Синара, укрой этим покрывалом Шиа.
   Пока девочки (одна поспешно, опасливо поглядывая на братьев, вторая - сердито ссутулившись) выполняли его приказ, Фиц поднял голову.
   - Вы знаете, в чём, в основном, заключалась наша работа в пригороде. Мы лазили в развалинах и искали предметы, которые потом наши хозяева отдавали заказчикам...
   Он замолчал, опустил голову. Насторожилась даже Шиа. Синара же покусывала губу, боясь взглянуть хоть на кого-то.
   - Я не могу говорить об этом, - с досадой сказал Фиц. - Нам наши хозяева говорили, что, если кто-то узнает об этом, нас засадят в тюрьму, потому что это... запрещено. Не могу, Коннор!
   При имени мальчишки-некроманта Шиа подняла голову взглянуть на него. Вспомнила, кого попросила хозяйка места узнать её имя?.. Завёрнутая усилиями собственными и Синары, она, кажется, только сейчас поняла, что ей холодно. Края покрывала, во всяком случае, она старалась плотно обёртывать вокруг себя.
   - Здесь услышим только мы, - покачал головой Коннор. - Так понимаю, что Ренулф и Руеди знают, в чём дело? Ребята, говорите. Иначе не сумеем помочь.
   - А что вы сможете? - слегка раздражённо ответил Ренулф, старший. - Ладно. Попробую объяснить. Когда Эден не хотел лезть в руины дома, когда ему было страшно, что дом обвалится на него, ему давали немного выпить запрещённого напитка. Он тогда испытывал эйфорию и спокойно лез туда, куда ему сказали. Вот и всё.
   - Не всё, - упрямо сказала Синара. - Ты забыл сказать, что нам всем давали тот напиток - мы его называли "счастье". Только вот... Топаз быстро избавилась от его последствий. Она вампир - у них регенерация сильная. Я чуть слабей, но тоже сумела... Фиц пил напиток "счастья" тогда, когда совсем уж было плохо. Точней, его заставляли пить. Но он уходил в подвалы сразу и там заставлял себя рвать, выташнивал выпитое. А Эден... Он был лучшим - маленький, отлично и далеко видящий. О нём все знали. И все приходящие в пригород поискать нужные вещи для себя в первую очередь спрашивали Эдена, хотели, чтобы искал он... Он выпил много. И привык к "счастью". - Она быстро взглянула на Хельми. - Когда мы здесь очутились, ваши дельтапланы... мы умоляли вас катать нас не потому, что нам нравилось это само по себе. Нет, полёты напоминали нам о напитке "счастье". О том состоянии, которые мы тогда испытывали. И, когда Эден слишком много летал, ему начинало казаться, что он выпивал "счастье". И тогда ночью он видел сон. А этот сон - он настоящий. Его завалило однажды... Сначала мы много летали - ваши не отказывались взять нас. Эден кричал две ночи. Но потом Ирма предложила играть в пейнтбол, и мы почти перестали летать. Но сегодня Хельми... - Она глубоко вздохнула. - И Эдену приснилось та вылазка в руинах. Вот и всё. И что вы сделаете? Чем вы поможете?
   Коннор встал и кивнул, ставя стул в сторону.
   - У нас, в нашей комнате в мансарде, есть так называемая кроватная пентаграмма. Эту ночь Эден будет спать в ней. За него не бойтесь. Сегодня он больше он не будет видеть свой сон, потому что будет видеть наши сны.
   - А я? - угрюмо спросила Шиа. - Мне не хочется идти в эту вашу учебку.
   - А зачем? - тихонько удивилась Синара. - Зачем тебе туда возвращаться? В нашей комнате сегодня не спит Эден, значит, одна кровать свободна. Если тебя не смущает присутствие одного мальчика - Фица, думаю, Эден не будет возражать против твоего сна в его постели.
   - Но, перед тем как идти спать, - вмешался Мирт, - я дам тебе восстанавливающего питья и мази для губ. Ты не замечаешь, что они растрескались и идёт кровь. Иди в комнату Синары и Фица, а я забегу к тебе со снадобьями.
   Девочка зябко повела плечами, но возражать не стала, быстро прихватывая языком выступающую с губ кровь. И только разок снова сердито посмотрела на Коннора, который терпеливо ждал, чтобы отвести её наверх. Хельми же взял Эдена и понёс в мансарду, а Мирт бежал впереди них, чтобы до сна успеть найти свои снадобья. Парнишки-оборотни, тихонько переговариваясь, уходили из гостиной последними.
  
   Глава двенадцатая
  
   Коннор проснулся первым. Сначала не понял, почему вообще открыл глаза. Взгляд на окна мансарды - для подъёма ещё рано: солнечный свет, вливавшийся в помещение, слишком холоден и размыт... Что ж... Раз проснулся, надо кое-что проверить. И тут мальчишка-некромант замер, забыв дышать. Он собирался "пройти" по той магической сторожевой нити, которую прицепил к Шиа ещё в поездке с рынка домой. "Пройти", чтобы проверить, как она там, у ребят-некромагов. А нити не оказалось. Шиа сумела от неё освободиться? Но как...
   "Не спишь?" - постучался Хельми.
   Коннор приподнялся на локтях.
   "Эта девчонка, Шиа, уничтожила мою сторожевую нить!"
   "Ты создал слишком слабую?" - уточнил удивлённый юноша-дракон, тоже опершись боком на локте.
   "Нет. Всё, как всегда. Достаточно прочную. А сейчас пытаюсь прислушаться - тонкий ответ есть, но... как будто не до конца пропала..."
   "Вы о чём? - сонно пробурчал Мика и вдруг ахнул: - Это вы когда наши кровати успели расставить в пентаграмму?! И кто в серединке спит?! Такой маленький?.. О, это Эден! А что случилось?"
   "Вчера вечером выяснилось, что в пригороде хозяин давал Эдену наркотический напиток, и полёты на дельтапланах и с Хельми отзываются для него тем наркотическим состоянием, - объяснил Коннор. - Ты что? Не помнишь его сон?"
   В последнее время ребята разработали пентаграмму таким образом: сон того, кому надо помочь, "втягивался" в сны братства, в то время как очередной бедолага видел сны всех пятерых мальчишек.
   "Помню, - отозвался мальчишка-вампир и озадаченно добавил: - Только мне всё казалось, я вижу собственный сон о пригороде. Я тоже боялся ходить близко к домам. А вдруг обрушатся на меня?"
   "Эх, болтуны же мы! - прервал его Коннор. - Вы не забыли застегнуть браслеты? Чуть не до конца? Эден-то из-за вас вот-вот проснётся! А так поспал бы ещё немного - уже своим сном!"
   Братья, в том числе и проснувшийся Колин, всполошённо проверили состояние браслетов и, выдохнув, беззвучно рассмеялись.
   "Сна ни в одном глазу, - пожаловался Мика присловьем Селены. - Чем заняться, если шуметь нельзя? В мастерскую не хочется - там пока холодно. Хочется ещё немножко поваляться в постели. Но чтоб не зря!"
   "Легко! - ответил Коннор, быстро одеваясь. - Ты и Колин остаётесь сторожить Эдена, чтобы не испугался, когда проснётся. Я сбегаю к Ивару - гляну, как он там. Мирт, тебе надо посетить Бернара, чтобы не беспокоился о Шиа, а заодно предупреди насчёт Эдена: может, он что-нибудь придумает, как помочь ему. Хельми, послушай у двери наших некромагов, на месте ли Шиа. Если да - спускаешься в гостиную и сторожишь её до нашего с Миртом прихода. Всё? Бежим?"
   "А нам чем заняться? - заныл Мика. - Только сидеть и таращиться на Эдена?!"
   "Мика, - терпеливо сказал Коннор, стоя уже возле входной двери. - Забыл, что вчера сказала Селена о мысленной связи для Джарри и Колра с Эрно? Вот сидите и думайте, что сделать, чтобы в поездках болтать между собой, но незаметно для других!"
   Когда трое старших братьев вышли в коридор, Хельми с едва уловимой насмешкой снисходительно проговорил: "Со вчерашнего дня, Коннор, ты командуешь так, будто мы..." Юный дракон споткнулся на поиске сравнения. Судя по интонациям, оно должно было опять-таки быть не только шутливым, но и усмешливым.
   "Как будто в наш подвал снова ворвались "крабы" и нужно немедленно уходить, - через секундную паузу вставил Мирт. - И Коннор снова быстрей всех реагирует на ситуацию и на то, каким образом можно быстрей собраться..."
   Кажется, Хельми никак не ожидал столь серьёзного сравнения, потому как на время замолк, собираясь с мыслями для ответа. И заговорил только тогда, когда уже шёл по коридору второго этажа - к комнате ребят-некромагов: "Я думал, мы начали забывать о войне. Мирт, неужели тебе правда припомнилось то время?"
   "Интонации у Коннора остались прежними, - с небольшой грустью отозвался мальчишка-эльф, - да и ситуация... Та же Шиа - чем не "краб" в своей неизвестности? И Эдена спасать надо. И Ивар только-только начинает выкарабкиваться, а потому за него страшно - я сразу вспомнил, как умирал из-за той страшной болезни Андрис (он тогда тоже распух), а из-за него заболел и Коннор..."
   "Об этом я не подумал", - пробормотал юный дракон. Больше в его голосе снисходительности не было.
   Зато Коннор с трудом удержал улыбку, забыв, что братья не увидят её. Он выбежал на улицу и сразу направился в сад, поверхностно размышляя о том, что утром все его братья очень предсказуемы: Мирт всегда глубоко серьёзен, Хельми хочется подшутить - вот и столкнулись два настроения... Ноги в сандалиях и края штанин сразу намокли, пока шёл, задевая травы: день предстоял жаркий, и росы выпало очень много. Но мальчишка-некромант только усмехнулся, сразу почувствовав себя бодрей...
   Так, садами, он добежал до дома Трисмегиста и Понцеруса. Здесь никогда не закрывали дверь на запор. Поэтому он спокойно открыл дверь и бесшумно прошёл к нужной комнате. Дверь закрыта, но неплотно. Так что мальчишка-некромант тихонько втиснулся в чуть открытый проём и очутился у кровати брата. Только хотел присесть на край постели, как боковым зрением заметил: рама единственного здесь окна вдруг дрогнула и поехала в сторону. Пока ещё только заинтересованный странным движением, он шагнул ближе к окну и увидел: чьи-то ладони цепляются за край карниза, а потом донеслось еле слышное:
   - Держишься - или ещё поднять?
   - Хватит. Дальше сама...
   Коннор отступил к двери так, чтобы в любой момент спрятаться за ней.
   Над краем подоконника показалась чья-то светловолосая голова. Потом - рука, которая схватилась за край того же подоконника. Пыхтение и сдавленные переговоры под окном вскоре закончились тем, что на подоконнике уселась Айна... Бросив взгляд на спящего Ивара, отметив, что его вспухшее от яда лицо и руки сегодня, кажется, выглядят не так страшно, Коннор исчез из дома Трисмегиста...
   Сестрёнка Колина, кажется, всерьёз взялась за свою задачу - приучить его брата к Тёплой Норе. И, пусть Айна своим проникновением в комнату может разбудить братишку, Коннор мешать тому не собирался. Ивару больше на пользу общаться: ругаться или радоваться посещениям, - чем неподвижно лежать наедине со своими, чаще безрадостными мыслями. Поэтому Коннор лишь выглянул из-за угла, чтобы снова узреть под окном Ирму с Вади, которые и помогали Айне попасть в комнату Ивара. Но показываться им на глаза не стал.
   Прежде чем вернуться в Тёплую Нору, подошёл к одному из рукомойников для летнего умывания, которые расположились недалеко от входной двери, и поплескался немного остывшей за ночь водой. Вынув из ящичка полотенце, обтёрся, подставляя лицо солнечным лучам, которые с каждой секундой крепли и припекали кожу.
   - Ты с таким удовольствием умывался, что и мне захотелось, - раздался голос Мирта за спиной. Коннор обернулся.
   - Да пожалуйста, - улыбнулся он. - Сухое полотенце ещё одно найдётся, да и торопиться некуда.
   Обычно Мирт не любил умываться на улице, но, видимо, вид блаженствующего и взбодрённого водой Коннора и правда повлиял на него.
   "Вы где? - спросил Хельми. - Девочка ещё спит. Коннор, пытаюсь восстановить твою сторожевую нить. Еле разглядел остатки..."
   "Может, восстанавливать и не надо? - мысленно пождал плечами мальчишка-некромант. - Если Шиа не собирается сбегать? И мы не знаем... если Шиа знает о нити, она ведь снова может её уничтожить..."
   Он подал Мирту сухое полотенце из ящичка под умывальней и, глядя, как мальчишка-эльф, пофыркивая от удовольствия, утирается, засмеялся, вешая своё, мокрое, на тонкую верёвку для сушки на солнце... Спустя минуту оба вошли в Тёплую Нору и сразу направились в детскую гостиную: она открытая, так что лестница со второго этажа и входная дверь в Тёплую Нору видны, как на ладони. До побудки - по часам на стене - ещё сорок минут. Уселись на диван и сразу поинтересовались у Мики, как дела в их комнате.
   "Спит ещё, - сразу сообразив, что именно волнует старших, ответил мальчишка-вампир. - А что у вас?"
   "Мы сейчас немного посидим здесь, а потом поднимемся", - ответил Коннор.
   - Чем сегодня займёмся? - спросил Мирт. - Кроме поездки в город, к родителям Эдена? Начнём составлять программу для ребят-оборотней?
   - Не уверен, что сегодня едем к родителям Эдена, - покачал головой мальчишка-некромант. - Что-то у меня впечатление, что, кроме полёта с Хельми, на его ночной кошмар повлияла встреча с сестрой. А ведь если ехать к его родителям, надо будет им рассказать и об этих кошмарах.
   - Это может заставить их смотреть на Эдена, как на ущербного, - заметил Мирт.
   - Вы мне меш-шаете, - недовольно сказал Хельми. - С-сторожевая нить ус-скользает, не могу с-сос-средоточиться на её наполнении с-силой. И зачем вообще нам реш-шать, поедем мы или нет? Вс-сё реш-шит С-селена!
   Коннор и Мирт уставились на него в изумлении. Заметив, что оба замолчали, Хельми немного раздражённо сказал:
   - Мы лезем во вс-се дыры, с-стараяс-сь их-х залатать. Но ведь для этого ес-сть взрос-слые. На них-х держитс-ся Тёплая Нора. Нам бы надо с-сос-средоточиться на учёбе.
   Коннор прикусил губу, стараясь не рассмеяться. Мирт, было с возмущением взглянувший на юного дракона, нечаянно поймал затаённо хулиганское выражение на лице мальчишки-некроманта и затих, ожидая, что скажет Коннор. А тот откашлялся и уважительно сказал, адресуясь именно Хельми:
   - Да, согласен. Ты ведь будущий взрослый дракон. Будешь таким же умным и хитрым, величественным и толстым, как Вальгард, и тогда...
   - Вальгард не толс-стый! - с недоумением возразил юный дракон, не сразу сообразив, что его вышучивают.
   Его фразы оказалось достаточно, чтобы Мирт и Коннор чуть не свалились с дивана, хохоча и шикая друг на друга, чтобы не слишком громко...
   - Ого, - сказали от входной двери. - А можно и мне посмеяться вместе с вами?
   - С-селена, они надо мной с-смеются! - пожаловался Хельми, и оба брата снова покатились со смеху - до слёз.
   - Поделитесь! - сквозь собственный смех (очень уж заразительно смеялись братья) предложила Селена, присаживаясь рядом с возмущённым юным драконом.
   - Хельми решил стать толстым и важным! - выпалил Мирт и чуть не упал с дивана от нового приступа смеха.
   Глупая шутка Коннора сработала на все сто: на этот раз засмеялся и Хельми.
   Минуты спустя Мирт и Коннор оставили в детской гостиной Селену и Хельми, который должен был рассказать ей все ночные новости, и поднялись в мансарду.
   До побудки оставалось совсем немного. Колин и Мика встретили старших, чуть не подпрыгивая на своих кроватях.
   "А что мы нашли! - мысленно орал Мика. - Вы даже не представляете!"
   Коннор поймал себя на желании прикрикнуть на него: не разбудил бы Эдена, разметавшегося на своей постели. Но вовремя вспомнил, что Мика говорит с ними с помощью браслета. Поэтому добрался до кровати Мики и, сев рядом, кивнул:
   "Рассказывайте!"
   "Во-первых, нам нужна та штуковина, которая до сих пор хранится в сумочке Селены! Помнишь? Та механическая штуковина, по которой говорят в её мире! Во-вторых, Колин уходил в библиотеку и нашёл там книгу с лётными драконьими артефактами для путешествий!.."
   "Что-о?! - не выдержал прислушивавшийся к беседе Хельми. - С какими именно?"
   "С такими, которые драконы использовали, когда совершали дальние перелёты!"
   "И..."
   "Потом! Всё потом! Эден просыпается!"
   Коннор, смотревший на Мику, повернулся к кровати, поставленной в центр пентаграммы. Там и правда сидел маленький некромаг, изо всех сил трущий глаза. Время от времени он опускал руки и ошеломлённо смотрел на братьев.
   - Доброе утро, Эден! - поприветствовал его Мирт, присаживаясь к нему. - Ты плохо спал, и мы перенесли тебя к нам, в мансарду. Ну что? Выспался?
   - Я думал... - растерянно забормотал Эден, оглядываясь. - Я думал, что мне просто снятся странные сны... с вами.
   - А на самом деле ты видел наши сны, - уточнил Коннор, помахав ему от кровати с Микой. - Будешь спать у нас ещё две ночи, пока не пройдут твои кошмары. Так, не бойся... Мы взяли и твои вещи. Так что одевайся - и можешь бежать к своим.
   Маленький некромаг суматошно оделся и, то и дело оглядываясь, быстро вышел из комнаты. Вероятно, его смущала неожиданность перемещения. Прислушавшись к затихающему топотку его лёгких шагов по коридору, Коннор попросил:
   - Колин, можешь быстро объяснить, что именно вы нашли?
   - Нам нужна всего лишь проволока, из которой Мика сплетёт определённый узор - я перепишу его из книги. Затем эту проволоку надо совместить с тем устройством, которое прячется в коробочке связи у Селены. И всё.
   "Слишком легко", - засомневалась хозяйка места.
   - Попробуем сделать - узнаем, легко ли, - пообещал Мика, взбудораженный предстоящим интересным делом. - Как там у вас наша девочка? Которая Шиа?
   "Пора будить её, если она спит, - ответила Селена. - Я взяла для неё комплект одежды. Думаю, угадала с размером".
  
   ... Селена постучала в дверь ребят-некромагов и тихонько толкнула её.
   - Доброго утра, - улыбаясь, сказала она. - Никого не разбудила? Все проснулись?
   Девочка с чёрного рынка, едва только Селена оказалась на пороге комнаты, немедленно подтянула к себе одеяло, чтобы спрятаться в нём до подбородка. Селена спокойно подошла к ней и положила рядом одежду.
   - Это тебе. Одевайся - и идём завтракать. Губы, я вижу, почти зажили. Но тебе всё же на кухне приготовили более жидкую еду.
   - А если я не хочу? - насупилась Шиа.
   - Подумай о своём здоровье, - посоветовала хозяйка места. - Иногда поголодать - это хорошо. Но в твоём состоянии лучше потихоньку начать есть. И не бойся. Я подожду тебя за дверью и сама проведу тебя в столовую, пока ты не знаешь её расположения.
   - Пока? - хмуро повторила Шиа и, нисколько не стесняясь (зато Фиц мгновенно покраснел и вылетел за дверь), стащила с себя длинную ночную рубашку, чтобы переодеться в принесённое.
   - Захочешь сбежать - только скажи, - усмехаясь, предложила Селена, думая про себя: "Говорит, как бывалая пацанка, не раз сбегавшая из приютов. - И задумалась. - А если так оно и есть? Если ей не впервые попадать в приюты и сбегать из них? Спросить?" - Шиа, а в скольких приютах ты побывала?
   Синара и Топаз (Эден уже убежал в детскую гостиную) с любопытством воззрились на девочку. А Селена с негодованием и плохо скрываемым смехом расслышала радостный и дурашливый вопль Мики: "Спорим - в трёх?!" Шиа же не спеша оделась, с трудом нагнулась, чтобы обуться в летние сандалии, и лишь затем, распрямившись, ответила:
   - В двух. Недолго. - Последнее слово прозвучало ещё одним предупреждением.
   - Тебе больше нравится свобода? Или тебе не понравилось в тех приютах?
   - В приютах хорошо оставаться только на зиму, - надменно сказала Шиа.
   "Логично", - согласилась Селена.
   Чуть ли не по традиции Селена ввела девочку в столовую, которая уже полнилась детьми и подростками. Остановившись у двери, хозяйка места открыла рот, чтобы представить обитателям Тёплой Норы потенциальную новенькую.
   - Шиа? - неуверенно произнёс детский голосок.
   Селена вместе с Шиа оглянулась на стол ясельников.
   - Шиа! - завизжали сразу в два голоска, а к ним присоединились ещё два!
   - Шиа!!
   Едва не падая со стульев, уронив сразу два, из-за стола стремительно выбирались двойняшки Брин и Илмари, двойняшки-оборотни Шамси и Торсти, а следом мчался малыш-эльф Корилус! То есть вся малышня из команды оборотня Сири!
   Селена успела-таки отпрянуть от девочки, оцепеневшей на месте и с потрясённым выражением лица следившей, как пятеро малышей окружают её, чтобы обнять, чтобы вцепиться в её штаны и рубашку, чтобы трясти её от испытываемого радостного смятения. И... Девочка бросилась на колени, не замечая собственных слёз, лихорадочно обнимала малышей, называла их всех по именам, целовала их, вскрикивала и вздрагивала порой от боли, когда к ней жались слишком сильно, а они всё равно льнули к ней, а потом рыдающий Корилус, заикаясь, закричал:
   - Шиа! Шиа! Твой дедушка Рун жив!
   Малыши ещё кричали и плакали, а Шиа медленно встала на ноги и выпрямилась, глядя на остальных в столовой, замерших от потрясения, и не видя никого.
   Подбежавшая Вильма перевела внимание малышни на себя, по одному оттаскивая их от девочки и уговаривая: "Потом! Всё потом!", и Селена быстро взяла Шиа за руку.
   - Пойдём. Ты сбежала из учебки, в которой как раз и живёт наш Рун.
   Девочка, словно оглушённая, покорно шла следом, а Селена думала: "Сколько же ещё война неохотно будет отдавать детей и взрослых, чтобы они встретились... Даже без надежды на встречу, но отдавать..."
   Старик-маг Рун, живший в учебке и время от времени помогавший Бернару с уроками магии для начинающих, в последние месяцы как-то постепенно стал чуть ли не отшельником. Он всё ещё общался с Бернаром, но всё чаще стал уходить в сад посидеть там на самой старой, наверное, скамье, постепенно дряхлеющей, зато скрытой обвисшими ветвями кустарника... С детьми был приветлив, но в последнее время никогда не напрашивался посидеть с ними, как было в первые два года его появления в деревне...
   Вставал он рано, завтракал на первом этаже, как и Бернар. Если он сейчас не за столом, значит - придётся искать в саду.
   Открыв входную дверь, Селена ввела девочку в гостиную и сразу посмотрела в сторону комнатушки, служившей двум магам-преподавателям мини-столовой.
   - Рун! - позвала она, немного страшась: а если старый маг испугается?..
   - Леди Селена? - откликнулся маг.
   Стало видно, что он не спеша выбирается из-за стола, за которым завтракал.
   - Иди, - только и сказала хозяйка места, чуть подтолкнув Шиа вперёд.
   И вышла, пряча слёзы, под звонкий вскрик: "Дедушка!"
   ... Столовая гудела, волновалась, ахала; несколько старших помогали Вильме и Моди успокоить ясельников - всех, из солидарности ревевших с малышнёй из команды Сири. Хельми вместе с Миртом стояли посреди кучи ясельников, едва успевая погладить их по головам, чтобы успокоить.
   Опоздавший Джарри обескураженно качал головой. Когда Селена села рядом, он только и сумел высказать:
   - Надо же... Нашли, не подозревая, что ищем...
   Несмотря на косноязычное высказывание своего семейного, укачивая, державшего на руках всхлипывающего Стена (все ревут - и я тоже буду!), Селена очень даже понимала его. И была очень благодарна братству, взявшему в свои руки восстановление тишины в столовой.
   Но и успокоившись, ели через силу. Пришедший от своего лесочка Бернар, который решил позавтракать в Тёплой Норе, просто опешил, когда узнал новость о Руне и его внучке. Он с трудом глотал с тарелок предложенный завтрак и только охал, слушая рассказ о происшествии.
   Когда, немного успокоившись, Селена оглядела столовую, в которой все уже сидели по своим местам, и даже малыши из группы Сири пытались есть, истово глядя на вход в столовую, словно веря, что Шиа вот-вот снова появится, она немного удивилась: привычно ожидала от Ирмы нетерпения побыстрей сбежать из Тёплой Норы и поближе познакомиться с чудной девочкой, а волчишка сосредоточенно доедала завтрак, явно думая о чём-то своём.
   Когда едоки закончили с завтраком и начали потихоньку покидать столовую, Селена забежала на кухню.
   - Веткин, вы приготовили для новенькой жидкую кашу? Давайте - отнесу.
   - А мы? - возмутился Мика, ворвавшийся в кухню следом.
   - Мика, имей совесть! Потом!
   - Ну и ладно. Ты только браслеты наши не забудь расслабить!
   Селена хмыкнула на это упорство. Но, с другой стороны... Мика прав. Если она сейчас придёт к воссоединившимся Руну и Шиа, наверняка будет кое-что, что должна знать не только она, но и братство. О сторожевой нити, которую Шиа успешно едва не уничтожила, она уже знала. Как знала и то, что магия братства, вообще-то, очень сильная. И, если Коннор что-то сделал магическое, маг со стороны не должен был бы легко справиться с ним.
   Итак, Селена забрала поднос с чашками для Шиа и пошла к учебке. Мика всё-таки навязался проводить её - до двери, которую надо открыть ей. Руки-то заняты. Как ни странно, но мальчишка-вампир сдержал слово: открыл входную дверь учебки и убежал. То ли его мысли занимала-таки новая идея со связью, то ли с братьями хотел поделиться своими мыслями по поводу Шиа.
   Пара шагов по гостиной учебки - и Селена специально шаркнула ногой по полу, предупреждая о своём приходе. И услышала:
   - Сиди - тебе больно, я сам подойду!
   - Рун, вы тоже сидите на месте. Это Селена. Я принесла поесть для Шиа.
   И вошла в маленькую столовую учебки, выложила на стол с подноса чашки с кашей. И села рядом, счастливая при взгляде на этих счастливых двоих, пусть и с заплаканными глазами.
   - Как вы её нашли? - не удержался от восклицания Рун, держа внучку за левую руку - правой та торопливо начала есть кашу. - Она говорит, что ничего не помнит.
   - Это правда? - спросила хозяйка места, и девочка покачала головой, подтверждая.
   - Правда. Я помню только, что вы там были с мальчиками. У одного был очень яркий браслет. Такой яркий, что я не удержалась...
   - Но зачем он тебе был нужен? - удивилась Селена. - Он ведь специализированный - можно сказать. Только для определённых действий.
   - Я снимаю силы с артефактов, когда мне очень... - Шиа склонила голову. - Когда есть хочется. Наберёшь магической силы - и уже можно прожить.
   - Что ж... История такая. Ты забрала артефакт и сбежала. Помнишь, что дальше?
   - Там, рядом с рынком, есть такие... бандитами их не назовёшь, но они привыкли отбирать у всех то, что им понравится. И среди них есть маг. Он увидел артефакт и...
   Девочка вздохнула. Посмотрела на опустевшую тарелку, и Селена подвинула ей стакан с привычным в Тёплой Норе компотом и свежеиспечёнными лепёшками.
   - Кроши лепёшку и ешь понемногу. Мы увидели тебя, когда тебя сбили с ног. Мальчики побежали на выручку. А поскольку мы не знали, где ты живёшь и нет ли у тебя родителей, то взяли с собой в деревню. Ты ведь тоже маг?
   Вместо того чтобы подтвердить предположение Селены, Шиа исподлобья взглянула на Руна. Старик любовно погладил её по голове и объяснил:
   - У Шиа очень необычная магия. Хорошо, что девочка научилась держать её в узде. Её магия, скажем так, деструктивна. Это значит: если ей необходимо, она может приложить ладонь к любому магическому артефакту, и магия сойдёт с него.
   "Вот оно что! - обрадовался Коннор. - А я-то думал!.. Вот почему моя сторожевая нить пропала!"
   "Подождите вы со своим сторожевыми нитями! - рассердилась Селена. - Тут проблема посложнее вырисовывается!"
   "Какие ещё проблемы?! - поразился Мирт. - Девочка теперь точно остаётся у нас! Наверняка сбегать теперь она не собирается! Почему ты думаешь, что будут проблемы?"
   "Теперь ехать придётся не только к родителям Эдена, а ещё и в те два приюта, из которых сбежала Шиа, - объяснила Селена. - Там придётся объясняться по поводу того, почему их беглянка остаётся у нас. Документы переоформлять тоже... В общем, побегать придётся ещё как!"
   "К родителям Эдена ехать повременим, - строго сказал Мирт. - Сначала у него надо устранить последствия приёма наркотического зелья, а потом уже устраивать встречу с родителями. А то приедут сразу, а мальчик - вон какой!.. Так что надо будет сосредоточиться на приютах - уже легче".
   Селена хмыкнула и жёстко закрыла браслеты, которые мешали ей внимательно слушать Шиа и задавать ей вопросы.
  
   Глава тринадцатая
  
   Обойти своё хозяйство и вернуться в Тёплую Нору, чтобы обсудить с Веткиным обед - главная задача на утро. К Ивару заходить не стала: Трисмегист предупредил, что у маленького друида "больничное" расписание, по которому тот спит днём не только после "тихого часа", но и после завтрака. Эдена она тоже не стала допрашивать по поводу вчерашнего, точней - ночного происшествия: и так всё понятно. И главное, что на маленьком некромаге, кажется, это ночное происшествие не слишком отразилось: видела его Селена, когда Ирма собирала свою компашку малолетних бандитов. Правда, там же была замечена и Синара, которая обычно с Ирминой компашкой не бегала, но, вероятно, девочка-некромаг решила проследить за Эденом. На всякий случай. И Селена была её за это невысказанное желание очень благодарна.
   В учебку тоже возвращаться не стала. Шиа и её дедушке надо наговориться после долгой разлуки. Хотелось бы, конечно, узнать, каким образом девочка оказалась отрезанной от группы Сири. Но это всё потом, когда самые сильные чувства от встречи у девочки и старика улягутся.
   Постояла немного у скамейки, на которой так хорошо сидится, когда есть время, и вздохнула: некогда рассиживать. Пора приниматься за каждодневные дела.
   Но войти в Тёплую Нору или посетить кое-кого, кто ей был нужен, не дали. На деревенской дороге вдруг раздался писклявый вопль нескольких ясельников. Вышла из сада Вильма, посмотрела, куда побежали ясельники, и вернулась к Цветочной беседке. Значит, что-то не стоящее внимания?..
   Прислушавшись, Селена догадалась, что малышня убегает куда-то в сторону Лесной изгороди. Секундами позже расслышала гудение машины, которое вскоре пропало, однако не из-за того, что его перекричали ясельники, а потому что машина остановилась. Селена знала, что это за машина. Ильм каждое утро ехал от Лесной изгороди, где высился его дом, в город, а затем - в храм Белой Стены, по дороге оставляя Хосту и Азалию возле Тёплой Норы. Но почему...
   Селена аж вздрогнула и тоже заторопилась к машине, ругая себя за забывчивость. Она так привыкла в мыслях видеть Хосту и её дочь как-то наособицу от детей, несмотря на то что они чуть не каждый день проводили время в Тёплой Норе, что не подумала: обе - тоже из группы беженцев, которую когда-то возглавлял Сири. И сейчас пятеро детишек взахлёб рассказывают им о Шиа!
   Машина Ильма стояла через два дома от Тёплой Норы. Присмотревшись, Селена улыбнулась. Обе: и Хоста, и Азалия, обе привычно в белом, - склонившись к ясельникам, и слушали, и, перебивая, спрашивали детей, тут же всплёскивая руками.
   Кажется, Ильм что-то сказал Хосте, и та закивала.
   Машина снова набрала скорость, чтобы остановиться возле Селены.
   - Это правда? Что в городе найдена девочка-беженка из группы оборотня Сири?
   - Да, это так.
   - Я хотел сегодня привезти группу постарше той, что была вчера, - суховато высказался храмовник. - А теперь несколько в растерянности.
   - А что меняет появление девочки? - удивилась Селена. - Мы готовы к приезду ваших учеников.
   - А что вы решили с тем мальчиком? Вы его отдадите родителям? - чуть высокомерно спросил Белостенный.
   Селена чуть не фыркнула: Ильм привычно предубеждён. Он считает, что хозяйка места правдами и неправдами забирает лучших подростков-магов в свою Тёплую Нору.
   Поэтому, копируя его надменные интонации, она ответила, напоминая и намекая:
   - Что-то я не припомню, чтобы вы так же беспокоились за тех двоих мальчиков-некромагов из пригорода, которым мы искали и нашли в городе их родителей или родных. - А когда Белостенный слегка смутился, добавила: - Мы собираемся встретиться с родителями Эдена, но чуть позже. Сегодня ночью выяснилась такая неприятная вещь, что пригородные некромаги заставляли своих малолетних помощников пить наркотическое зелье, прежде чем отправить их в развалины домов. Видимо, вчера Эден был очень взволнован встречей с сестрой. Ночью его соседям по комнате пришлось нелегко. Эден не мог проснуться и кричал, потому что во сне на него падал разрушенный дом. Так отозвалось то самое зелье.
   Ильма передёрнуло.
   А Селена закончила:
   - У мальчика есть отец и мать. Уж вы-то, Ильм, должны понимать, что лишать Эдена семьи я просто не могу. Но вернуться к ним он должен сам и так, чтобы не причинять им душевной боли.
   - ... И всё-таки, Селена, почему вы не хотите отдавать своих воспитанников в Старый город? - помолчав, спросил храмовник.
   Пальцы Белостенного выстукивали по капоту машины неровный ритм - нервничал, зная, что опаздывает. Но ответа дожидался.
   - Начну издалека, но коротко, - отозвалась она. - Всем было наплевать на Пренита, мальчика-вампира, которого в соседнем с нами приюте третировали эльфы-подростки. А здесь Трисмегист и Понцерус ревностно развивают его довольно редкий в нашем государстве талант эктоманта... Приюты переполнены детьми-сиротами, Ильм. В них есть и эльфы. Но вы почему-то привязались именно к Тёплой Норе.
   - Это не ответ по делу, которое беспокоит меня, - возразил храмовник. - Я уже поднимал вопрос перед Дроком и руководителями храмов о поиске учеников среди приютских воспитанников. Но у вас здесь собрались такие сильные маги! Почему именно их вы не хотите отдать в Старый город?
   - Они не вещи, чтобы их отдавать, - кипя в душе, но стараясь говорить спокойно, ответила Селена. - А если хотите прямого ответа, то вот он. Я не доверяю Старому городу. Общение с Пертом показало, что некромаги, например, либо не умеют, либо разучились работать с детьми.
   Взгляд вдоль по улице: Хоста выпрямилась среди ясельников и увидела машину семейного - наверное, догадалась, что он говорит с хозяйкой места. И, вместе с дочерью и подпрыгивающими вокруг них детишками, поспешила к Тёплой Норе.
   Заметив, что Ильм хочет ещё что-то сказать, Селена подняла руку, останавливая его, и закончила:
   - Главный секрет, почему дети не хотят в Старый город, вам хорошо известен, Ильм. Жизненный ритм Города Утренней Зари давно изменился. А вы, храмовники, продолжаете сиднем сидеть на привычных и удобных вам правилах. Хотя именно они мешают вам набирать учеников. Уберите два ваших старых закона - и храмы мгновенно наполнятся учениками. Уберите закон, по которому вошедший на территорию храма подросток автоматически становится храмовым адептом. И оставьте каникулы не только на первых курсах. Вы очень удивитесь тому, Ильм, что произойдёт в Старом городе, когда Город Утренней Зари узнает об изменениях в ваших порядках. Кстати, - усмехнулась она. - Если вы даже уберёте лишь один закон, появится возможность привозить в храм приютских воспитанников на экскурсию в храм, а заодно показать им ваши уроки боевых искусств. По урокам Колра знаю, насколько они завораживают.
   Выждав секунды и поняв, что Селена высказалась до конца, Ильм молча поклонился ей и сел в машину. Глядя ему вслед, хозяйка места гадала, сообразил ли храмовник, почему она снова упомянула воспитанников приюта. Ведь тем, стань они учениками Старого города, каникулы не нужны.
   А если не понял - его проблемы. Селена хоть и помнила еле-еле об учебных процессах и заведениях в своём, не по своей воле покинутом мире, но кое-что уже начала понимать из того, что надо бы сделать в этом. И отдавать своих ребят... Впрочем, нет. Если Ильм добьётся устранения правила о "пойманном" в храме подростке, она снова задумается о том, чтобы послать на учёбу в Старый город, например, Гардена, а в будущем и Корилуса - когда они подрастут, естественно.
   Тем временем дошли Хоста с Азалией и набросились с вопросами о Шиа.
   - Всё потом, - успокоительно сказала Селена. - Она сейчас с Руном. Пусть наговорятся, а уж позже поговорим и мы с ней. Корилус, бегите в сад - вас ждёт Вильма. А мы с дамами поговорим немножко.
   Глядя вслед удирающим ясельникам, Хоста взволнованно спросила:
   - Откуда она здесь появилась?
   - Мы привезли её вчера из города, - кивнула Селена обеим на скамейку. А когда сели, рассказала о поездке на рынок и о двух стычках - с тамошними рэкетирами и потенциальными бандитами, от которых братья сумели отстоять Шиа.
   - Но почему вчера?..
   - Она была страшно избита, - объяснила хозяйка места. - Мы решили сначала привести её в себя, а затем уже познакомить с остальными. Оставили в учебке, наложили на неё магическое заклятие, чтобы никуда не уходила, а Коннор ещё оставил на ней магическую сторожевую нить - она нужна, чтобы отслеживать человека.
   Хоста и Азалия переглянулись. С улыбкой.
   - Ну-ка, рассказывайте, - велела заинтригованная этими загадочными улыбками Селена. - Что-то мне кажется, с вашей Шиа не всё просто.
   - Не с Шиа, - сказала Хоста. - С её магией.
   - Рун мне сказал, что у внучки необычная магия, но я не совсем поняла, в чём дело, - слукавила Селена, надеясь услышать от своих давних подруг их версию необычной магии Шиа.
   - Магия Шиа, встречая другую магию, иной раз и без желания хозяйки уничтожает эту другую магию, даже если она невраждебна. - Хоста взглянула в соседний сад - в сторону Пригородной изгороди. - У нас хорошая защита. Но Шиа достаточно положить на изгородь руку, чтобы защита, какой бы сильной она ни была, начала таять. Эта особенность магии помогала ей, когда мы находили магические артефакты. Мы ели привычную нам пищу, Шиа - снимала с артефактов магию и тем самым не чувствовала голода - долгое время. Но часто голодать ей тоже было нельзя. Организм отзывался точно так же, как наши, хоть и через более длительное время.
   - А как так случилось, что она осталась одна?
   Хоста переглянулась с Азалией, которая нахмурилась, вспоминая.
   - Мама, неделя?
   - Нет, немного больше, - задумчиво сказала женщина-эльф. - Да, где-то около десяти дней оставалось до того, как мы наткнулись на вашу деревню. Мы шли по прямой, потому что видели грунтовую дорогу и надеялись по её следам добраться до защищённого жилья. Да, мы видели, что по этой дороге давно никто не ездил, что она уже зарастает, но верили, что можем добраться хотя бы до строения, в котором можно пожить какое-то время. Одичавших не встречали долгое время и самонадеянно решили, что в такой местности их может и не быть. И устроили привал. Зажгли костёр, чтобы сварить что-нибудь из дичи, на которую по дороге охотились Сири и его родичи. А на огонь пришли одичавшие. Была бойня, в результате которой погибли ещё двое из рода Сири и пропала Шиа. Так что, Селена, мы тоже не знаем, что произошло в ту ночь. Лучше спросить о том у девочки, когда Шиа будет готова рассказать.
   - По мне, так она готова рассказывать уже сейчас, - заметила Селена. - Силы духа ей не занимать. Этой ночью защита, не выпускавшая её из учебки, ослабела из-за её уникальной магии, как вы говорите. И она решила, судя по всему, осмотреться. И пришла в Тёплую Нору. А у нас было происшествие с Эденом, что она и застала в гостиной для взрослых. Вела себя, как сказал Коннор и старшие братства, очень спокойно и уверенно. Слабой была - да, но чисто физически. Думаю, мы просто выждем время, когда девочка сама захочет рассказать о себе.
   - Согласна, - расцветая улыбкой, покивала Хоста.
   Азалия предупредила мать, что пойдёт в сад, и женщины остались на скамейке вдвоём. Хоста помолчала, а потом с любопытством спросила:
   - О чём ты говорила с Ильмом?
   - Всё о том же, - усмехнулась Селена, - его злит, что наши дети не хотят учиться в Старом городе. Между прочим, он не предлагал Азалии стать Белостенной?
   Хоста расхохоталась.
   - Моя дочь для этого слишком драчлива, несмотря на её миловидную внешность! Я постоянно напоминаю Ильму, что Азалия наравне с мужчинами-оборотнями дралась против магических машин и одичавших! А потому давить на неё и чего-то требовать от неё в приказном порядке лучше не стоит. Сопротивление тому, что требуют от неё против её воли, въелось в её кровь. Иной раз мне кажется, даже Корунд её чуть-чуть побаивается. Особенно, когда она спорит о чём-нибудь с Ильмом.
   - Так чего же он хочет от меня и наших детей? - вырвалось у Селены, и женщины снова рассмеялись.
   Вставая со скамьи, Хоста предупредила:
   - Я иду в сад, тоже помогу Вильме. Пусть погуляет и сама. Мы с Азалией сами справимся с детьми. А ты? У тебя дела?
   - Братья попросили меня поговорить с Понцерусом, чтобы он взял учебники в пригородной школе.
   - А они что? Сами не могли?
   - Они сейчас беседуют с ребятами-эльфами, - хмыкнула хозяйка места. - Уговаривают их съездить с Понцерусом, чтобы компания просителей перед библиотекарем предстала убедительной.
   - Основательно они взялись за дело, - покачала головой женщина-эльф. - Когда Ринд вчера рассказала о вашей задумке, я как-то не думала, что всё настолько серьёзно. Ну что ж... Удачи тебе и братьям! И как же я рада, что Шиа жива!
   По садовой тропинке Селена зашагала к дому Трисмегиста. Вот теперь она могла не только поговорить с Понцерусом о поездке в пригородную школу, но и посетить Ивара, чтобы узнать о его состоянии...
   Огибая старую яблоню с крепкими сучьями, она внезапно услышала:
   - Селена-а! Иди сюда!
   Пришлось склониться под ветвями и войти в яблоневую тень. На самой низкой и крепкой ветке сидела Ирма.
   - Что случилось, Ирма? Почему ты здесь? Почему одна? - изумилась хозяйка места. - Я думала - вы все на пейнтбольном поле!
   - Мне надо с тобой серьёзно поговорить, - важно сказала волчишка и похлопала по месту на ветке рядом с собой. - Садись.
   - Я тяжелей, - отозвалась Селена, с улыбкой поглядывая на насупленную девочку. - Лучше постою, а то сломаю - жалко будет. Итак, я тебя слушаю.
   - Это правда, что Колин позавчера не пошёл на уроки к Понцерусу, потому что старшие оборотни больше не будут учиться?
   Мда, вопрос-то не только серьёзный, но и слишком неожиданный. И как объяснить Ирме его, если объяснение и впрямь может занять кучу времени? Селена провела ладонью по верхней яблоневой ветке, которая торчала перед носом.
   - Произошла небольшая путаница, - медленно сказала хозяйка места. - Колин не так всё понял. Он думал: если он больше не будет ходить в школу, то и Понцерус не будет с ним заниматься. А Понцерус его искал.
   - Зачем?
   - Колин забыл его предупредить, что не придёт.
   - А Вик мне сказала, что Колин сам решил не заниматься у Понцеруса из-за школы. Потому что он оборотень, а оборотням много знать не надо. Сам. Значит, всё не так?
   - Ирма, чего ты добиваешься узнать у меня? - не выдержала Селена. - Ты задаёшь слишком глубокие вопросы.
   Волчишка опустила глаза и немного покачалась на ветке.
   - Если Колину нельзя дальше учиться, потому что он оборотень, значит, мне нельзя быть командиром нашей группы? - Ирма подняла мрачные, вопрошающие глаза. - Значит, лучше пусть будет Берилл? Он вампир - ему больше можно, чем мне.
   Ого... Волчишка напрямую столкнулась с... дискриминацией?
   Селена присела на корточки перед ней и спросила:
   - Ирма, у тебя есть время?
   - Есть, - вздохнула волчишка.
   - Тогда пойдём - погуляешь со мной.
   - А ты куда?
   - К Трисмегисту и Понцерусу. Надо попросить Понцеруса съездить в пригородную школу. Можем потом зайти к Ивару, посмотреть, как у него здоровье.
   - Не, к Ивару я не пойду, - категорически отказалась Ирма. - Там у него Айна сидит. Вот и пусть сидит.
   - Ну... тогда подождёшь меня возле дома?
   - Ага.
   Селена подала руку волчишке, и та спрыгнула с ветки. Теперь по тропке пришлось идти, то и дело таща за собой задумавшуюся Ирму, которая спотыкалась на ходу. И немного страшно было за неё. Ведь Ирма только что поняла, что есть не просто социальная граница между оборотнями и, предположим, эльфами, но и запрет на что-то, что ей недавно казалось естественным порядком в жизни Тёплой Норы: есть умный мальчик-оборотень Колин, по совместительству её брат, значит, естественно, что он должен учиться дальше. И вдруг... такое потрясение основ...
   Оставив Ирму сидеть на скамье под окнами, Селена стукнула в дверь дома и вошла. Оба философа оказались дома. Понцерус сказал, что мальчишки-эльфы к нему уже прибегали, прихватив с собой девочек - Космею и Агату, что он уже ответил на их просьбу и что собирается ехать в школу, как только за ним приедут на машине. Трисмегист любезно ответил на её вопрос об Иваре, что его здоровье уже не вызывает опасений и что при мальчике-друиде находится отличная сиделка - девочка Айна.
   Провожая хозяйку места, Трисмегист уже возле входной двери спросил:
   - Леди Селена, выглядите очень озабоченной. Что-то случилось? Кроме появления девочки Шиа, ночного происшествия с Эденом и состояния Ивара?
   - За дверью сидит Ирма, - ответила Селена, - которой я должна ответить на вопросы, связанные с темой дозволенного и не дозволенного оборотням. Честно говоря, не знаю, как ей объяснить эту тему. Она решила: если Колину нельзя учиться дальше, ей нельзя быть командиром группы в игре. Раньше я думала, что мои дети понимают разницу между поведением в деревне и поведением в Городе Утренней Зари, но теперь я... расписываюсь в беспомощности.
   - Сочувствую, - покачал головой эльф-бродяга. - Это и в самом деле сложно.
   Она вышла и, снова прихватив за руку покорную и хмурую волчишку, отправилась назад, в Тёплую Нору. Едва они дошли до крыльца, как навстречу им кинулась вся малолетняя банда с воплями:
   - Ирма! Ты где?! Ты почему?! На поле пора! Скоро Ильм привезёт Белостенных!
   - Вот пусть вас Берилл и ведёт на поле! - совсем уже угрюмо огрызнулась волчишка - так, что от неё отпрянули. И - расплакалась.
   Селена быстро втолкнула Ирму в открытую Тёплую Нору и быстро же захлопнула дверь за собой. Доведя уже рыдающую волчишку до дивана в детской гостиной, Селена быстро расслабила браслет Колина.
   "Колин, быстро ко мне, в детскую гостиную!"
   "Что-то случилось?" - удивился мальчишка-оборотень.
   "Селена! - завопил Мика. - А нам можно? Мы тут уже полпрограммы сделали - и даже без учебников! Можем показать черновик!"
   "Можно", - мрачно, заразившись пессимистическим настроением Ирмы, ответила хозяйка места.
   В ответ - глубокое удивление братьев, которое она прочувствовала, как немой вопрос: неужели случилось что-то ещё настолько ужасное?!
   Ожидаемо все пятеро скатились по лестнице. Селена ещё подумала: "Охота ж им сидеть в мансарде, создавая программу, когда на улице такой роскошный летний день?!"
   Но Ирма сидела рядом с ней, привалившись к её боку и подвывая, потому как слёзы волчишки лились нескончаемо. Притом, что входная дверь уже несколько раз открывалась и в неё заглядывали малолетние бандиты, среди которых были и Эден с Риганом. Разок даже Берилл всунулся в полуоткрытый дверной проём, чтобы жалобно протянуть:
   - Ну И-ирма-а! Ну чего ты? Пойдём, а?
   Ирма рыкнула на него так, что мальчишку-вампира снесло с порога. И снова зарыдала, а Селена только и могла, что гладить её по голове и спине.
   - Что тут?! - поразился Мирт, вставая перед ними.
   - Ирма ревёт? - пожелал удостовериться Мика.
   А Колин бросился к сестрёнке с протянутыми руками.
   - Ирма, что случилось?!
   - Это ты, Колин, объясни нам, что случилось, - строго взглянула на него Селена. - С какой стати, например, ты сказал Вик про оборотней, которым дальше учиться нельзя? Про оборотней, которым нельзя быть командиром группы, потому что в группе есть эльфы и вампиры, а также люди!
   Волчишка уткнулась в бок Селены и зарыдала ещё сильней.
   - Я не говорил про командира! - жалко попытался оправдаться мальчишка-оборотень. - Я правда не говорил, Ирма!
   - Ирма - девочка умная, - заметила Селена. - Она сумела провести логическую линию между точками, которые ей объяснили, и вывести тот результат, который поняла. Так что, Колин, объясни нам...
   Хельми торопливо сел рядом с волчишкой и принялся успокаивать её. Рыдать Ирма вскоре перестала, но заикалась ещё долго. Так, заикаясь, она выслушала брата, залепетавшего о том, что произошло на самом деле. И снова сделала свои выводы.
   - То есть оборотень может быть командиром группы?
   Она встала перед братом, сурово глядя на него.
   - Если это умный оборотень... - замялся Колин, умоляюще глядя на Селену. - И ведь Колр... Да и другие... Если дракон не возражает, если ему нравится, как ты командуешь группой... - обрадовался мальчишка-оборотень, нащупав нужную линию то ли защиты, то ли обороны.
   Волчишка завизжала и бросилась на старшего брата с кулаками.
   Коннор, стоявший близко от Колина, успел перехватить Ирму и прижать её к себе.
   - Пусти! - закряхтела волчишка. - Он меня!.. А я из-за него!..
   И снова зарыдала, но теперь уже со злостью.
   - Я... такая... а он! Я хотела вообще бросить игру из-за него, а он!.. Мы все бросили бы игру... из-за него!.. - захлёбывалась волчишка обидой.
   Хозяйка места вскочила с дивана и сама обняла Ирму. Кажется, на сегодня волчишке хватит переживаний, и Селена умоляюще взглянула на Мирта. Тот кивнул и присоединился к Хельми, утешая Ирму. Колин чуть отошёл, опустив голову и покусывая губы. Видимо, он не ожидал, что его пересказанные Вик, девочкой-оборотнем, слова произведут такое впечатление на сестрёнку.
   Немало времени прошло, прежде чем Ирма перестала заикаться и обливаться слезами. Она подняла взъерошенную голову посмотреть на брата и заявила:
   - Я с тобой не разговариваю, понял?
   - Понял, - поспешно ответил мальчишка-оборотень.
   - Ирма-а... - вполголоса позвали от входной двери.
   Вся испуганная компашка пряталась за полуоткрытой дверью.
   - Пойдёшь с ними? - спросила Селена, промакивая платочком последние следы слёз на осунувшемся личике волчишки.
   Ирма грустно шмыгнула и проговорила:
   - Пока нет. Посижу здесь. - И, исподлобья взглянув на брата, мстительно добавила: - В куклы поиграю! Оборотням играть в куклы можно!
   Колин досадливо поморщился. Братья похлопали его по плечам и, пообещав Ирме проследить в дальнейшем за языком её старшего брата, увели его снова в мансарду. А волчишка уселась рядом с одним из манежей для самых маленьких и принялась постукивать ближайшей куклой по полу... Селена вышла, спугнув малолетних бандитов, притаившихся за дверью. Закрыв входную дверь со стороны улицы, она попросила:
   - Ребята, посидите немного с Ирмой, ладно? Она должна успокоиться.
   - Но ведь Х-хельми её ус-спокоил! - напомнил Риган, встревоженно глядя на дом.
   - Да, успокоил. Но сейчас ей надо вообще прийти в себя. Вы же её друзья.
   - Селена, - позвал Берилл, тоже опасливо поглядывая на дверь. - А чего она про меня кричала? Ну, что я командиром буду?
   - А ты хотел бы?
   - Не-ет! - напугался мальчишка-вампир. - Я так быстро, как она, командовать не умею! А она про все повороты в игре знает - это Колр сказал! И ещё он сказал, что у неё реакция. А у меня реакция только одна - я выполнять умею!
   - Тогда вот что. Посидите вместе с ней, обсудите, сумеет ли она построить игру со старшими Белостенными, - предложила хозяйка места. - Пусть она уже сейчас подумает, как лучше проводить такую игру, какие приёмчики можно использовать. А как она совсем успокоится - и бегите на поле... Эден, как себя чувствуешь?
   - Хорошо, - откликнулся маленький некромаг - и вдруг насторожился: - Эта сегодня тоже приедет?
   - Нет, сегодня будут старшекурсники, - машинально ответила Селена и подтолкнула его к двери, размышляя о том, что он промолчал насчёт ночи в пентаграмме братства. Захочет ли Эден ещё две ночи спать в мансарде? Коннор сказал, что маленькому некромагу неожиданное спальное место понравилось, но... мало ли...
   Вся Ирмина компашка потихоньку влилась в Тёплую Нору. Бессовестно подслушав их разговоры где-то, примерно, в течение пяти минут, Селена вздохнула и направилась к учебке.
   ... Тем временем в мансарде Хельми удивил братьев. Он бесцельно, не обращая внимания на братьев, снова занявшихся составлением учебной программы, побродил по мансарде, а потом встал рядом с Колином и медленно, словно раздумывая о чём-то, высказался:
   - Я не х-хочу быть толс-стым и важным...
   - Ну и не становись! - удивился Мика. - Кто тебе мешает?
   - А я понял, - сказал Мирт. - Это он об Ирме.
   А Колин только вздохнул, глядя в окно.
  
   Глава четырнадцатая
  
   Как выяснилось, Колр из вчерашней экскурсии учеников Белостенных сделал свои выводы. За полтора часа до обеда чёрный дракон вошёл в Тёплую Нору. Селена как раз приходила в себя после "разборок" с малолетними бандитами и их ошалевшей (мир перевернулся с ног на голову!) командиршей, которую её друзья вскоре всё же уволокли на пейнтбольное поле. Направившаяся было в учебку, она поняла, что слишком взбудоражена для разговора с Шиа и её дедом, и вернулась в опустевшую детскую гостиную - посидеть в тишине и покое. Где её и нашёл Колр.
   - Добрый день, С-селена! - приветствовал её чёрный дракон. - Как один из организаторов игры, хочу предложить с-сегодня не ус-страивать с-скучных экс-скурс-сий для Белос-стенных по наш-шему полю. Это ничего не даёт новым игрокам.
   - У вас есть идея поинтересней? - спросила Селена, вставая с дивана и мысленно смеясь над собой: отдохнула, называется!
   - Надо с-смеш-шать две наш-ши команды - младш-ших и стар-шших. Пус-сть Белос-стенные разок пройдутс-ся по полю, а потом мы их-х тоже рас-спределим по командам - и с-сыграем с-с ними пробный матч. Это будет для них-х гораздо инф-формативней - для нас-стоящей игры в будущем.
   - Неплохая идея, - медленно сказала Селена, прицениваясь к сказанному.
   - Команды с-смеш-шиваем прямо с-сейчас-с, - заявил Колр. - И до обеда проводим репетицию - с-со с-смеш-шанными командами без Белос-стенных. Я уже разос-слал детей предупредить игроков, что через пятнадцать минут я их-х жду на поле. - Он сделал движение, словно собираясь развернуться к входной двери, но остановился. - С-селена, ты выглядиш-шь утомлённой.
   - Ничего страшного. Событий скопилось слишком много, и последствия их всех приходится держать... под контролем. Да! - спохватилась она. - Колр, вы ещё не знаете. Та девочка, которую мы привезли с чёрного рынка... Она оказалась беженкой из группы Сири! И внучкой Руна. Её узнали малыши.
   - То ес-сть сбегать она не будет, - заключил чёрный дракон. - Итак, я жду наш-ших-х игроков на поле.
   - Хорошо, Колр. Ох, чуть опять не забыла. Будьте сегодня внимательней к Ирме. Не придирайтесь к ней, если что. Девочка только что пережила не самые лучшие минуты в своей жизни, так что...
   - Пос-смотрим, - пообещал дракон и, прислушавшись, направился к выходу, кивнув вошедшему Джарри.
   - Зачем он приходил? - спросил семейный, когда дверь за драконом плотно закрылась.
   Селена пересказала идею Колра, и Джарри удивлённо покрутил головой.
   - А ведь он прав. Вчера первокурсники Белостенных вряд ли прочувствовали хоть какой-то азарт, разве что слабый интерес. Зато сегодня... Думаю, Ильм будет доволен. Очень любопытная идея.
   - Ты мне зубы не заговаривай, - усмехнулась Селена и подошла обнять его. - В последнее время ты всегда появляешься рядом со мной, едва только я остаюсь наедине с Колром. Ты... всё ещё боишься?..
   - Не знаю, - честно ответил Джарри, мягко прижимая её к себе. - Но, когда он рядом с тобой, я перестаю тебя чувствовать. И это мне не нравится. Нет, я помню, что драконья магия сильна, и всё же...
   - Кроме сильной драконьей магии, у тебя сильно влюблённая в тебя семейная, - со смешком напомнила Селена.
   Они ещё немного пообнимались, наслаждаясь тишиной и минуткой уединения в ненадолго опустевшем доме... Может, простояли бы и больше, но сверху внезапно послышался торопливый топот.
   - Братья, - виновато улыбнулась Селена, и Джарри, поспешно поцеловав её в нос, выбежал из Тёплой Норы.
   Братья скатились с лестницы так, словно не успевали, опаздывали - и вот-вот что-то могло произойти ужасное. Но всего лишь окружили Селену, и Мика возопил, ещё прыгая с последних ступеней лестницы:
   - Селена! Дай нам свою штуку, по которой в вашем мире болтают! Мы поняли, как это работает! Джарри теперь тоже будет слышать нас! И Колр с Эрно!
   Старый мобильник оставался в сумке, заброшенной за ненадобностью. Оставался музейным экспонатом, который время от времени доставали с самого дня сумки и долго держали в руках, а потом с машинальной улыбкой укладывали назад. Но, как ни странно, первая же мысль после вопля Мики оказалась мыслью боязливой: "А если они все номера сотрут, пока будут разбираться с его начинкой?" И тут же Селена фыркнула: мобильник-то её хранится в доме, полном магов! Так что не жаль, что с ним будет, потому что он - увы! - давно не работает по нескольким причинам: зарядника тогдашняя Лена с собой не брала, полагая, что вскоре вернётся домой; телефонная книжка, проверенная в первый же день в пригороде и вспыхнувшая на секунду пустотой, давно спит глубоким и явно вечным сном. И, судя по всему, мобильник, даже подключенный к заряднику, вряд ли засветит свой экран: будучи совершенно не защищённым от воздействия магии, он просто-напросто сломан.
   Конечно, любопытно, что там придумали Мика и ребята, так что Селена насмешливо попросила ребят только об одном:
   - Потерпите минуту. Я принесу эту штуку, которая у нас называется мобильник. Только не забудьте, что вас искал Колр, потому что он собирается сделать общие команды из младших и старших.
   - А мы будем участвовать в играх? - удивился Мирт. - Нас же в военном училище отстранили! Хотя... Если вместе с младшими...
   - На поле Колр объяснит вам подробней.
   Селена сказала и поспешила в комнату - бывший кабинет.
   Странно. Пока несла мобильник, чувствуя постепенно нагревающийся в её руках пластик, вдруг нахлынуло такое чувство... жадности! Типа, никому не отдам! Моё, почти последнее, единственное, что осталось от моего личного мира! Внутри фотографии родителей, брата с его семьёй, её самой с племянниками!.. И всё это богатство отдать в загребущие ручонки Мики?! Он ведь не пожалеет - разберёт до последнего винтика!
   В тамбуре, перед тем как войти в гостиную, она встала, ткнувшись лбом в дверь и чувствуя, как трясутся руки. Мощное желание не отдавать совершенно никому не нужную вещь! Да что с ней такое?! Неужели испугалась, что однажды вернётся и не сумеет позвонить, предупредить брата, что она... дома?!
   "Селена, успокойся, - внезапно сказал Коннор. - Мика не собирается разбирать твой мобильник. Мы будем только смотреть - на пространство над этим предметом. Внутренний механизм не тронем. Честное слово!"
   С трудом совладав с дыханием, она отлепилась от двери и сумела спросить: "Это как - смотреть на пространство?"
   "Всё просто, - улыбнулся старший сын. - Как у любого артефакта, у любого устройства есть невидимый обычному глазу двойник, то есть, если говорить примитивно, схема, похожая... пусть будет - на пентаграмму. Именно её хочет разглядеть Мика, а потом создать её подобие в магическом аналоге".
   Селена мало что поняла из объяснений Коннора, но усвоила главное: мобильник останется целым и невредимым. И рукой, всё ещё дрожащей от не понятного для неё самой страха, открыла дверь в гостиную.
   Вопреки её ожиданиям, мальчишки, едва Мика схватил мобильный телефон, не ушли в мансарду, а устроились за столом в гостиной для старших. Но ещё больше удивило её, что телефон был выложен на этот стол, а братья склонились над ним.
   Правда, кроме телефона, на столе оказалось несколько листов чистой бумаги, а Мика и Колин, единственные севшие на стулья, вооружились ручками.
   - Я не помешаю? - неожиданно робко спросила Селена.
   - Неа, - ответил Мика, хищно прищурившись на мобильник.
   Она понимала, что все они здорово опаздывают на пейнтбольное поле, что чёрный дракон будет недоволен. Но происходящее за столом так занимало её, что она просто не могла оторвать глаз от мальчишек, которые пристально вглядывались в предмет иного для них мира и переговаривались терминами, звучащими словно шаманские заклинания. А вскоре началось вообще нечто колдовское: Хельми, не сводя глаз с мобильника, начал размеренно проговаривать явно на драконьем языке, Колин - быстро записывать за ним, а Мика - чертить на листе, да так стремительно, что даже внимательно следивший за ним Коннор недовольно сказал:
   - Не торопись! Напутаешь ещё!
   - Я?! - поразился мальчишка-вампир. - И напутаю?! А если обижусь?!
   - Коннор, не прерывай его! - раздражённо попросил Хельми. - Быс-стрей окажемс-ся на пейнтбольном поле!
   Селена постепенно отошла от них на кухню, к Веткину. Процесс, который ей трудно понять, но понимали братья, судя по всему, был в разгаре. Так что у неё появилась минутка наконец-то поговорить с домашним об обеде... А когда меню было обговорено, она грустно улыбнулась, глядя в окно - на опустевшую улицу: поездка к родителям Эдена вроде и не обсуждалась, но сегодня ей не бывать. И ребята правы: если и возвращать маленького некромага отцу и матери, то... близко к тому, что называется выздоровевшим. Несмотря на то, физическая у него рана или душевная.
   - Селена! - закричал Колин. - Мы закончили! Возьми свой телефон! Ты пойдёшь с нами на поле?!
   - Пойду! - откликнулась она, торопясь в тамбур, чтобы заскочить в свой "кабинет" и снова оставить в сумке и правда вроде невредимый мобильник.
   Ребята ждали её на улице, так что с ей появлением на пороге немедленно развернулись и помчались в сад. По дороге Селена глянула на Мику. В последнее время он бегал с матерчатой сумкой на длинной ручке: не хватало карманов, чтобы разложить всё необходимое мальчишке-вампиру для работы в свободное время. Сумка обычно во время ходьбы болталась на бедре. И сейчас она, заметно оттопыренная, слегка подпрыгивала, стукая Мику по бедру. Он что - собрался сидеть на зрительских трибунах и что-то мастерить?
   Но по приходе на игровое поле Мика бросил сумку, как показалось, кому-то под ноги и крикнул:
   - Постереги!
   Жеребьёвка прошла на такой скорости, что вскоре две команды оглядывались на собственных игроков, с удивлением и смехом приветствуя неожиданных новичков.
   Колр жёстко напомнил, что времени на необычную тренировку - с гулькин нос, а потому надо бы немедленно встать на старте своих дорожек. Селена, со Стеном и Риганом, устроилась на трибуне, куда немедленно примчались малыши Вильмы под наблюдением Хосты и Азалии. Сюда же успели до стартового выстрела рыболовы, которые только во дворе Тёплой Норы узнали, что будет тренировочный матч пейнтболистов. А потом у Селены перехватило дыхание - это малыши завизжали, обратив её внимание: придерживая Шиа за талию, медленно шёл к зрительским трибунам Рун. Его догнал Джарри, что-то спросил, а потом спокойно поднял девочку на руки и пошёл рядом со стариком магом, будто так и надо. А со двора Тёплой Норы уже потянулись и взрослые: Ривер с Лотером, Александрит с Вилмором - на ходу переговаривались, кажется спрашивая, почему вдруг на поле началась организация игры... Дальше Селена уже не смотрела, потому что взгляд неумолимо перетянуло пейнтбольное поле с бегущими по дорожкам игроками.
   А потому мимо её внимания прошло, что на поле из садов вышел Трисмегист, несущий на руках Ивара, а вслед за эльфом-бродягой торопилась Айна, которая бросала на поле короткие взгляды, но казалась нисколько не смущённой, что любимая игра началась без неё.
   А на поле между тем происходило что-то странное. И это странное начала Ирма. После того как её команда пробежала до первого убежища, волчишка привычно для всех спряталась за край валуна и выстрелила в противника, который с визгом попытался спрятаться от её снайперского выстрела в кустах, с накинутой на них маскировочной сетью. Обычно на этот момент Ирма выбивала двоих-троих, но на этот раз... Трибуны замерли в недоумении: маркерная краска пролетела далеко от Моди, в которого целилась волчишка. А спустя секунды волчишка выпрямилась, изумлённо разглядывая себя, мокрую от краски противника, а с трибун отчаянно и безнадёжно вопили:
   - Ир-ма!! Прячь-ся!! Прячь-ся!!
   По полосе, разделяющей дорожки двух команд, неожиданно зашагал чёрный дракон. Его появление стало сигналом к остановке игры.
   Колр дошёл до волчишки и спросил:
   - Что проис-сходит, Ирма? Ты не х-хочеш-шь играть?
   Волчишка, вздрагивая и ссутулившись, словно боясь взглянуть на свою команду, опустила взгляд, сжимая одной рукой маркер, другой - быстро-быстро вытирая краску с лица. Она тяжело дышала и только прикусывала губы.
   Не дождавшись ответа, чёрный дракон взглянул на Берилла и Вади.
   - Вас-с вс-сегда было трое. Почему вы не помогли ей в этот раз?
   Мальчишки переглянулись и пожали плечами. Потом скосились на волчишку, которая молчала и только сглатывала, и Берилл сказал:
   - Мы, наверное, растерялись. Другая... команда... Мы думали... - И тоже замолчал, не глядя на Ирму.
   Подошли те старшие, которые стояли в отдалении, не понимая, что случилось. Нет, все поняли, что впервые всего лишь на тренировке Ирма оплошала, но... Селена встревоженно смотрела со зрительских рядов и ждала, как поступит Колр.
   Но на этот раз не дракон решал, что делать в создавшейся ситуации.
   - Спасателем Ирмы буду я, - встал рядом с волчишкой Коннор. - Вади и Берилл и правда растерялись. Я же буду помнить, что нашу снайпершу надо беречь. Не удаляйте с поля Ирму, Колр. Младшие просто и в самом деле растерялись. Они не привыкли бегать в таком составе.
   А когда чёрный дракон кивнул и пошёл назад, Коннор взглянул на "семейного" Ирмы и на мальчишку-вампира и вполголоса сказал:
   - Отойдите от неё. Я вам её больше не доверяю. Мика, как насчёт со мной в пару?
   - Есть, командир! - хихикнул мальчишка-вампир и подмигнул Ирме, поднявшей на них заплаканные глаза. - Ирма, учти. Я буду быстрей, чем Берилл! Ты мне, главное, выбивай противника, а уж о твоей неприкосновенности я позабочусь!
   - А почему мы... - обиженно начал Берилл.
   - Брысь... - велел Коннор. - Напоминаю! Я вам не доверяю Ирму, а она наш лучший игрок в сегодняшнем матче. Так что - за мою спину марш!
   А когда малолетние бандиты, обескураженные, и в самом деле пошли в конец команды, мальчишка-некромант взял волчишку за шкиряк и жёстко встряхнул её.
   - Ирма, ты меня слышишь?
   - Да... - пролепетала волчишка.
   - Соберись! Не опозорь нас перед теми слабаками, которые сейчас снова будут с нами играть. Слышала меня?
   - Слышала.
   - Коннор! - позвал Мирт. - Колр вот-вот дойдёт до стартовой черты!
   - Ирма!
   Коннор схватил её за бока и вбросил за валун, где Мирт волчишку и поймал.
   Снова раздался стартовый выстрел. И зрители завопили от восторга: такой игры они ещё не видели! Старшие, словно два телохранителя, стерегли волчишку, почти не давая ей ходить по земле: выстрел волчишки в противника - Ирму хватали и перебрасывали в безопасное место так, словно она была всего лишь каким-то мягким грузом, который так легко посылать от одного старшего к другому. Ирма только попискивала и ахала. Там, где не могли высунуться Коннор или Мирт, бросался вперёд за волчишкой Мика, который по полю носился, как ветер, - порой и правда стремительней Берилла.
   Будто сговорившись с братьями, Хельми и Колин, оказавшиеся в другой команде, стреляли в любого, напрочь обходя Ирму.
   И всё бы хорошо... Но Ирма отчаянно мазала.
   На втором этапе пейнтбольное поле выбросило по три игрока из обеих команд.
   До обеда оставалось полчаса, и Селена судорожно сжимала кулаки: неужели волчишка не придёт в себя? Неужели она теперь не сможет обрести уверенность, с какой ранее вела себя на поле?
   - Что с Ирмой? - обеспокоенно спросил Трисмегист, которого Селена только что обнаружила сидящим рядом, вместе с Иваром и Айной. - Почему она так странно себя ведёт? Что-то случилось?
   - Помните - я вам говорила, что её тревожит? - хмуро отозвалась Селена. - Её тревога не прошла, и это выбивает её из колеи. Собраться не может.
   Она сидела и злилась. Не потому, что команда проигрывала. В конце концов, это всего лишь тренировка. Злилась, потому что потрясение Ирмы оказалось настолько сильным, что оно безжалостно сказывалось теперь на всём настрое волчишки. Раньше была командирша - а теперь?.. Потеряла уверенность в себе. Потеряла меткость... что дальше?
   А дальше Коннор внезапно прилип к волчишке так, как раньше Ирму вели только Вади и Берилл. И мальчишка-некромант сделал нечто невероятное, что заметили только двое - впрочем, Селена не поручилась бы за Трисмегиста, что он не заметил. Но промолчал. А вот Риган промолчал, но так стиснул пальцы Селены, что она с трудом выдержала хватку длинных пальцев мальчика-дракона.
   - С-селена, С-селена, ты видела...
   - Видела, Риган!.. - выдохнула она.
   Коннор так прилип к волчишке, что даже она не поняла, как краска из её маркера вдруг обрушилась на противника, выбив из игры в первую очередь Колина! А за ним - того самого Моди, который собирался идти невредимым на следующий этап дорожек!
   Краска из двух маркеров (Ирма думала, что оба раза стреляла она!) ещё летела в воздухе, а мальчишка-некромант уже обхватил волчишку за талию и вместе с ней смылся с линии "огня" противника. Коннор стрелял из неожиданного места - из-под мышки девочки-оборотня, просунув дуло маркера под её руку. В общей суматохе и гвалте на поле никто, кроме нескольких зрителей, не заметил этой хитрости. Зато свалившаяся в канаву, на Коннора, тоже упавшего вместе с ней, Ирма победно заверещала и сама уже полезла на край канавы, хотя до этого момента старшие мальчишки силой вытаскивали её наружу для выстрелов.
   Не ожидавшие подвоха именно от волчишки, игроки второй команды слишком поздно среагировали на новое появление Ирмы, да ещё пришедшей в себя, а та демонстративно вскочила наверх канавки - Коннор резко поднялся и поддержал её со спины. И - следующие два противника растерянно переглянулись, обляпанные краской из маркера, к которому вернулась привычная меткость!
   Трибуны орали и рукоплескали - и на азартной волне зрительской поддержки Ирма, рыча, помчалась дальше в сопровождении двух своих хитроумных телохранителей, на которых не обращала внимания, как бывало и раньше.
   Дорожки успели пройти до обеда, да ещё с отличным результатом: Ирма взлетела на вершину победителей и вскинула свой маркер, в котором ещё оставалась краска, а за её спиной стояли двое старших, хохоча от восторга, и тоже потрясали своим оружием - в то время как внизу, у подножия вершинки, вопили радостные члены команды.
   Трисмегист аж осел на своём месте от облегчения. Селена отбила ладони, хлопая командам, очень счастливая, не слыша собственного крика в крике зрителей. Когда трибуны поутихли, она встала и напомнила:
   - Пора обедать!
   Команды смешались, гомонили, смеялись... Коннор посадил волчишку себе на плечи и понёс её, ликующую, в Тёплую Нору. По обеим сторонам от него подпрыгивали Берилл и Вади. Всё ещё сидевшая в ожидании, пока основные зрители удалятся с трибун, Селена улыбнулась осипшей от крика Айне, заглянула в утомлённое, но с шальными глазами лицо Ивара и спросила эльфа-бродягу:
   - Вы как? Донесёте Ивара в дом? Зачем вы вообще его взяли сюда, на игру?
   - Я попросил, - неохотно сказал Ивар. - А то лежу только...
   - Чем больше он испытывает эмоций, тем быстрей выздоравливает, - объяснил Трисмегист. И усмехнулся: - Не беспокойтесь о нас. Я отнесу Ивара, а Айна поможет мне, с грузом, - откроет все двери в доме.
   И Селена кивнула ему и, взяв за руки Ригана и Стена, спустилась к боковой дорожке вокруг поля, чтобы узнать, что там происходит: небольшая группа почему-то не собиралась расходиться. Но, когда дошла, улыбнулась и прошла мимо: в центре группы стояла Шиа, держась за деда, а её взволнованно спрашивали не только Хоста и Азалия, но и двое ребят-оборотней - старшие сыновья Сири. Последний-то был на работе. Но, судя по всему, стоило ожидать его прихода в Тёплую Нору вечером - сыновья наверняка расскажут о неожиданном появлении в деревне пропавшей когда-то девочки.
   Оглянувшись в последний раз на Шиа, Селена хмыкнула, унося с собой в памяти крохотную, но значительную сценку: в кружок расспрашивающих втиснулся Фиц и сам положил руку Шиа себе на плечо. Кажется, напросился помогать с передвижением?.. Так, а где нашедшаяся девочка будет спать сегодняшней ночью? Куда её положить? Впрочем, догадаться нетрудно, что Шиа пока придётся устроить в учебке...
   Селена шла и уже спокойно размышляла о том, что сегодня предстоит из дел. За игры на пейнтбольном поле она не боялась. Их проведут Колр и Ривер с Лотером. Всех троих мужчин она видела беседующими с Джарри. И, кажется, им всем понравилась идея уже сегодня провести показательный матч, заставив учеников Белостенных учиться пейнтболу на ходу. Но игра будет после "тихого часа". Что значило: в этот период времени надо бы расспросить у Шиа, в каких именно приютах она жила всё это время, чтобы забрать уже имеющиеся там документы на неё и переоформить девочку к себе. Далее - надо сориентироваться с картой Города Утренней Зари и понять, где именно живут родители Эдена... Дойдя до входной двери в Тёплую Нору, она невольно улыбнулась, размышляя, как удивится Ильм задумке чёрного дракона насчёт игры...
   А вечером надо бы попросить Асдис и Викара посмотреть черновик учебной программы для старших оборотней, сверяя их с теми учебниками, которые должны привезти Понцерус и поехавшие с ним для представительности старшие ребята - эльфы и вампиры из Тёплой Норы.
   Она открыла дверь в Тёплую Нору и пропустила Ригана и Стена мимо себя. Вошла в тамбур и покосилась на дверь в свою веранду. Отдыхать некогда. Надо идти в столовую и напоминать дежурным, чтобы не пускали в столовую некоторых товарищей с грязными руками, да ещё нужно проследить, чтобы маленький народ не забыл снять командные жилеты, а то и такое бывает у них...
   Столовая гудела и пела множеством голосов, но в первую очередь Селена обратила внимание на стол ясельников, к которому давным-давно притулился стол для тех, кто уже вырос из ясельного возраста: тут не только Ирмина компашка, но и Риган, и Эден. Все взбудораженные донельзя - орут, перебивая друг друга и рассказывая друг другу о таких моментах игры, которые видели и пережили все, но всё равно казалось, что не все прочувствовали их. Вот засмеялись, вспомнив какой-то эпизод. Засмеялись так, что чуть не молотили кулачками по столу, и никто не делал компашке Ирмы замечаний, чтобы приутихли и перестали шуметь.
   Заслужили!
   Но за столом-то волчишки смеялись, а сама Ирма вдруг притихла и явно пыталась тайком посмотреть куда-то в сторону.
   Пробравшись к столу взрослых, Селена села и с любопытством постаралась сообразить, куда хочет посмотреть волчишка. А когда по её коротким взглядам прошлась, усмехнулась: Коннор что-то возбуждённо говорил братьям - и именно на него смотрела Ирма. Смотрела так, словно прозревала. Там, в угаре сумасшедшей по энергетике игры, волчишка не стала анализировать, что именно произошло в самом важном моменте пейнтбола и почему она вдруг выбила из игры сразу двоих противников. Но теперь, кажется, угар сходил, и Ирма не была бы командиршей, если бы не начала вспоминать игру в подробностях. Вот она отвернулась от стола братства - и Риган не успел спрятать свой вопрошающий взгляд на неё.
   Ирма посидела, посидела и встала со стула, подошла к мальчику-дракону. Он развернулся от стола так, чтобы говорить только с ней. Селена с тревогой ждала их неслышного ей диалога. А если Риган скажет ей о выстреле Коннора - и она снова?.. Но волчишка кивнула мальчику-дракону и произнесла буквально одно слово - жаль, стояла чуть боком: шевельнувшиеся губы хозяйка места увидела, но что Ирма произнесла? Риган, сидя на своём стуле, помолчал немного, а потом кивнул. Волчишка вернулась на своё место, снова оглянулась на Коннора, который в этот момент тоже взглянул на стол старших ясельников Вильмы. Взгляды скрестились, и волчишка на глазах начала мрачнеть. Пока Коннор не вскинул кулак к своему плечу. Ирма склонила голову к плечу, раздумывая над странным жестом мальчишки-некроманта, а потом решительно повторила его жест - и Селена выдохнула: игра совместных с учениками Белостенных команд будет очень даже интересной!
  
   Глава пятнадцатая
  
   Во время "тихого часа" Ильм привёз группу старших учеников Белостенных. Правда, на этот раз при группе не было куратора. Зато вместе с Ильмом явился сам Дрок, руководитель научно-исследовательского отдела ордена Белой Стены, глядя на которого, старшекурсники машинально вытягивались по стойке "смирно".
   Если поначалу Селена надеялась на азартную натуру Ильма, которому могло понравиться придуманное Колром обучающее состязание совместно с ребятами из Тёплой Норы, то теперь она забеспокоилась: а если Дрок не захочет, чтобы их ученики потренировались в игре, войдя в состав деревенских команд? Но Дрок милостиво согласился на необычный союз своих учеников с опытными игроками...
   Присматриваясь к юным Белостенным, Селена отметила, что старший курс состоит исключительно из эльфов. Даже вампиров среди них нет. Все в привычных глазу белых одеждах - что-то между куртками и рубахами, штаны. Волосы у всех длинные, поблёскивающие довольно скромными на вид украшениями - артефактами защиты и наполнителями. Состав новой группы учеников Белостенных заставил Селену насторожиться: эти, в отличие от первокурсников, смотрели на всех бесстрастно, разве что на Дрока или на Ильма со спокойной уважительностью. Те самые "расисты". И что делать, если они снова смутят Ирму? Да и остальных?
   Пока длился "тихий час", ученики Белостенных дважды обошли пейнтбольное поле и успели пострелять из маркеров, привыкая к "оружию". В это время их старшие разговаривали с Селеной и Колром, а потом с разрешения хозяйки места старшекурсники разошлись по деревне, знакомясь с окрестностями.
   Что удивило Селену - рядом с ней не оказалось братьев. Улучив минутку, она расслабила браслет: "Коннор, вы где?"
   "Мы у Трисмегиста".
   "Проведываете Ивара?" - удивилась она.
   "Нет. Он спит. Мика застрял со своим переговорником для Джарри, поэтому мы решили показать то, что получается, Трисмегисту. Может, что-то посоветует. А ещё мы смотрим книги. - В голосе старшего сына послышался смешок. - Мирта и Колина от этих книг даже Хельми не может оттащить. Хуже того: пока он их оттаскивал, сам прочитал название одной из них и теперь сидит возле стеллажа, прямо на полу, и не собирается отвлекаться на что-то иное!"
   "Я думала - вы поможете мне с Белостенными", - растерянно напомнила Селена.
   "А что с ними помогать? - удивился теперь уже Коннор. - Они ж приехали, ну и пусть гуляют и готовятся к учебной игре!"
   "Я боюсь за Ирму, - призналась хозяйка места. - Тем более - огляделась: её ни на пейнтбольном поле нет, ни в комнате ясельников. Может, опять спряталась? И её дружков нигде не видела. А ведь они любители потолкаться среди гостей".
   "Селена, успокойся, - улыбнулся мальчишка-некромант. - Ирма сидит на полу, слева от Хельми. Берилл с двойняшками - справа от него. Вади стоит над своей "семейной" и ноет, что Ирма слишком быстро перелистывает страницы, а он не успевает понять прочитанное. Риган бегает вокруг них, чтобы успеть посмотреть у всех, что и как. В руках Хельми - книга с простейшими пентаграммами и объяснениями, как их составлять, вот он и пытается им всё рассказать на пальцах, благо там рисунки простые".
   "А что делает Трисмегист?!" - ахнула Селена, готовая немедленно мчаться к дому двух философов - выгонять детей из-под грозы, которая может разразиться над их головами, потому как они мешают серьёзному взрослому эльфу заниматься научными трудами, да ещё и изучать попавшие в его руки древние книги.
   "Трисмегист с интересом беседует с Эденом, - усмехнулся Коннор. - Кажется, он считает, что из него тоже выйдет неплохой некромаг, если с ним начать заниматься индивидуально и на уровне Ивара".
   Успокоившись, что эльф-бродяга заинтересован возможным учеником и не собирается с руганью (хотя за ним такое и не водилось) избавлять свой дом от детей, по сути досаждающих ему, Селена неожиданно поняла, что... завидует.
   Легко представила себе ту самую комнату с книжными стеллажами. Она самая глухая, двумя окнами выходит в сад. А солнце сейчас как раз движется так, что вовнутрь попадают лишь косые его лучи. И в комнате сейчас так уютно! Оконные рамы открыты - шелест яблонь и птичий пересвист тихонько вливаются в помещение. По полу лениво ползут солнечные лучи, слегка пятнистые, потому что проникают в окно сквозь ветви садовых деревьев, и в них нежатся младшие и старшие дети, уткнувшись в старинные книги... Пастораль... Тишь да гладь, божья благодать... А ей стой тут, возле важных персон в белых одеждах, и терпеливо выслушивай всё, что ни скажут!
   "Итак, ты мне обещаешь, что Ирма будет в порядке, когда выйдет на поле", - обобщила она, невольно вздыхая от той же самой зависти.
   "Обещаю!" - снова засмеялся Коннор.
   По едва слышному звуку Селена сообразила, что кто-то из братьев рядом с ним сказал что-то шутливое. Закрепляя браслет, чтобы до поры до времени не мешать братьям, она невольно улыбнулась: благодаря стараниям Мики, связь через браслеты становится всё более чуткой, напоминая о тех же мобильниках её мира. Жаль, что остальным такую связь нельзя. Не каждый решится стать ближе через кровь...
   Время, данное Ильмом старшекурсникам для ознакомления с местностью, закончилось. Группа Белостенных вернулась на пейнтбольное поле, и Селена спрятала улыбку: по влажному блеску на волосах двоих-троих она догадалась, что они не выдержали искушения и искупались на деревенском пруду. И, как ни пытались спрятать удовольствие от купания, глаза-то сияли...
   - Ну и где же ваши команды? - размеренно спросил Дрок, когда ученики были поделены на две группы.
   И - ответом на его вопрос от садов появились младшие и подростки. Целая толпа. Селена чуть не расхохоталась. Коннор решил проблему с настроением Ирмы просто на "отлично"! Глянув на лица учеников и преподавателей Белостенных, она получила подтверждение тому: кто-то, из самых впечатлительных, даже рот открыл!
   Впереди всех вышагивала деловитая Ирма, которая сосредоточенно о чём-то говорила с Риганом. В шаге от обоих и по бокам следовали за парочкой Коннор и Мирт - настолько явно в качестве телохранителей, что Ильм с изумлением поднял брови, бросив взгляд на хозяйку места, которая внешне хладнокровно воспринимала несколько странное явление местных пейнтболистов. Шли дети со стороны учеников Белостенных, так что именно старшекурсники первыми услышали звонкий голосок волчишки, которая объясняла мальчику-дракону:
   - Ты не совсем правильно всё понял! После третьего уровня пентаграмма расширяется не только с помощью магических знаков, но и с добавлением заклинательных символов! Поэтому пентаграмма становится к следующему уровню более тонкой, поэтому четвёртый уровень плохо поддаётся прочтению! Это даже Берилл понял!
   Дрок как-то странно вздрогнул, расслышав последние слова девочки-оборотня. Он даже осмотрелся, нахмурившись, и хозяйка места поняла, что взглядом он ищет Колина. Поскольку стояла рядом, негромко заметила:
   - Это Ирма. Младшая сестра Колина, если вы его помните.
   Дрок пробормотал что-то себе под нос и снова принял отстранённо спокойное выражение.
   Ближе к полю толпа детей и подростков распалась на две группы. Поколебавшись, Ильм кивнул ученикам Белостенных, группами по шестеро, подойти к "своим" командам.
   Селена из чистого любопытства поспешила к команде Ирмы и полностью насладилась ситуацией. Коннор, чуть склонившись к волчишке, спросил:
   - Командирша, ты успеешь им всё объяснить - или как?
   Ирма скептически оглядела подошедших Белостенных и пожала плечами.
   - Я-то успею...
   Что осталось за умолчанием Селене оставалось только гадать, но старшекурсники, кажется, восприняли слова волчишки с некоторым недоумением. Вероятно, они про себя сумели продолжить мысль Ирмы: "Я-то объяснить успею. А они - успеют ли запомнить?" Но промолчали, выжидая, а некоторые даже позволили себе снисходительно улыбнуться.
   Что ж. После соревнований со своими и представителями военного училища Ирма уже навострилась кратко объяснять не только основные принципы пейнтбола, но и основные правила работы в группе. Один из Белостенных всё же не выдержал и высказал претензию, правда - достаточно дипломатично:
   - Почему нам в группу командиром поставили эту... девочку?
   Селена, заготовившая на этот случай ответ, сказать его не успела.
   Коннор изысканно улыбнулся спрашивающему и ответил:
   - Странно, что вам это не нравится. Драконы Вальгарда, например, не возражали.
   - Я не говорил, что мне не нравится, - немедленно пошёл на попятную старшекурсник. - Просто... я знал, что группы смешанные, но девочка слишком... юна.
   Ирма смерила его оценивающим взглядом и спокойно ответила:
   - Жаль, что ты в моей группе. Было бы интересно подстрелить тебя уже на первом этапе игры! Но делать нечего. Так, все слушаем, как действуем во время игры. Всех своих секретов выдавать не буду. Объясню только самое необходимое. Старайтесь следить за нашими игроками и запоминать, как они играют. Итак... Лучше всего играть боевыми двойками или тройками. Видите - вон там канавки?..
   Волчишка повернулась спиной к Белостенным, чтобы пальцем показать на упомянутые канавки, и Селена опустила глаза, чтобы не рассмеяться при виде двоих старшекурсников, чьи глаза просто остекленели на косматых волосах Ирмы: кто-то (видимо, братья) украсил привычно встрёпанную причёску волчишки та-акими артефактами!! Мало того что они ослепительно сверкали на солнце достаточно дорогими драгоценными камешками, так ещё и для опытного глаза даже в солнечном свете переливались мощнейшей магией.
   Вот теперь можно уйти на зрительские ряды. Потому как Ирма уверена в себе и впрямь вооружена всевозможными защитами, а для мелких разборок - рядом братья, которые настороже и сумеют отвести от волчишки неприятности... А пока... Раз все ребята, обычно участвующие в играх, здесь, значит - из пригорода приехал Понцерус. Любопытно, придут ли оба эльфа-философа на пробную игру? Ведь Коннор наверняка предупредил Трисмегиста...
   По дороге Селена пригласила руководителей Белостенных сесть на трибуны. Дрок спокойно принял приглашение и пошёл сразу за хозяйкой места. Ильм отговорился тем, что хочет быть ближе к полю - на всякий случай, если старшекурсникам понадобится какая-нибудь помощь. Селена подозревала, что он просто хочет вовремя гасить ссоры между своими учениками и оборотнями, например. Свои же ребята-оборотни, заранее предупреждённые, ещё утром заверили, что не собираются обижаться, если что...
   Сев на третьем ряду и предупредив Дрока, что сюда не долетают красочные брызги, Селена огляделась. Колр терпеливо ждал, когда можно будет сделать выстрел из стартового пистолета. Ривер и Лотер обходили по последнему разу обе команды и негромко спрашивали, есть ли у новичков вопросы. Жилеты, разделяющие команды, уже были надеты на всех игроках. Селена с каким-то сожалением смотрела на белые одежды учеников. Стоило бы напомнить Ильму, чтобы его ребята переоделись для игры. Да, цветная краска - всего лишь магия, и потом разноцветные разводы пропадут, но так выглядеть, как будут выглядеть старшекурсники храма Белой Стены во время игры, - это даже неприлично. Да и пыль - её придётся убирать с помощью заклинания отторжения...
   Зрительские ряды постепенно заполнялись. Вот сбоку поднялся Трисмегист, помогая идти Ивару. Встревоженный Дрок тут же обернулся, расширил глаза на мальчишку-друида и осведомился у Селены:
   - Что с этим мальчиком? Кажется, это Ивар?
   - Да. Ивар. Напоролся на лозы ками. Не беспокойтесь за него: сегодня он уже выглядит более здоровым. Да и на поле пришёл своими ногами.
   После этого сообщения Дрок начал приглядываться к зрителям и вскоре раскланялся с Понцерусом. Не менее удивлённый, руководитель научного отдела сказал:
   - Не ожидал встретить здесь уважаемого Понцеруса. Мы приглашали его в Старый город, но он отказался работать у нас. Чем вы прельстили известного философа, что он согласился приехать к вам на игру?
   - Уважаемый Понцерус не приехал на игру, - ответила Селена. - Он живёт в моей деревне. Отсюда ему легче ездить на работу как в пригородную школу, так и в университет. А появился он здесь на постоянное место жительства с тех пор, как отгремела битва с паутиной Тёрна. Ему понравилось тихое, спокойное место, а ещё понравились мои дети, которые очень заинтересовались его предметом.
   - Ваши дети... - проворчал Дрок и тут же сузил глаза, вглядываясь в девочку, шедшую под руку со старым магом Руном. - У вас новенькая?
   - Это не просто новенькая, - заулыбалась хозяйка места. - Это нечаянно найденная внучка нашего старика Руна. Девочка-беженка. Недавно с ней приключилась беда, из которой нам пришлось её вытаскивать. Но сейчас, несмотря на остаточную физическую боль, она, наверное, самый счастливый человек на свете.
   Больше Дрок не задавал вопросов, чему Селена была рада: она присматривалась и к игрокам, и к зрителям. Вот на ряды сели Хельми и Колин с Микой - они не попали в другую группу, потому что против их кандидатуры был Лотер. Он объяснил своё решение тем, что Хельми - слишком сильный игрок, а Мика с Колином сами слишком долго сомневались, играть ли вообще, потому что знали: с Белостенными очень хотят сразиться другие ребята. Мирту с Коннором-то просто пришлось участвовать в пейнтболе - из-за Ирмы. И все это хорошо понимали.
   Втихомолку рядом с Селеной уселся Риган, державший Стена за руку. Малыш оказался между мальчиком-драконом и матерью и, естественно, сразу вцепился в руку Селены. Малышня во главе с Вильмой и Моди по традиции уселась на скамейки для выбывших, приготовившись вопить и визжать, хлопать в ладоши и скандировать.
   Верхние ряды трибун были уже заняты не только теми, кто не собирался участвовать в играх, но и жителями деревни.
   - Напоминаю, - звучно сказал чёрный дракон. - Магия на поле не допус-скается! Начинаем по с-счёту: раз, два! Три!
   Выстрел - и обе команды кинулись в первую очередь под защиту валунов. Последние игроки из группы Ирмы не успели забежать за укрытие, а она уже выскочила впереди, сбоку от валуна, и вскинула маркер. Краска ещё летела по воздуху, а Мирт буквально швырнул волчишку в руки Коннора, стоявшего за валуном.
   Дрок ахнул, как ахнули и зрители. Двое Белостенных из команды противника растерянно смотрели на себя, на текущие по одеждам ручьи красочных выстрелов.
   - Так быстро! - ни к кому не обращаясь, воскликнул он. - Почему так быстро - и почему именно наши ученики?!
   - Белые одежды, - объяснила Селена. - Они обозначают игрока как мишень. Не понимаю, почему Ильм не додумался, чтобы ваши ребята сменили для игры цвет одежды, если не захотели надеть наши игровые жилеты.
   Пока старшекурсники сомневались, выходить ли из игры, нет ли, поле невидимой стеной магической силы вытолкнуло обоих за свои пределы. Ильм немедленно помахал руками, чтобы выбывшие подошли к нему.
   А игра продолжилась. Перебежки от защиты к защите - подбили Мирта. Но его на посту телохранителей Ирмы быстро сменили Берилл и Вади, так что, если Коннор не поспевал к волчишке на помощь, её сбивали с ног привычные ей защитники. Но больше всех поразила Айна. Девочка на этот раз не осталась условленной жертвой в команде, чтобы Ирма успела отстрелить как можно больше противников. Вот уж кто показал себя во всей красе!.. Двойняшкам-оборотням даже пришлось стеречь теперь не только Ирму, но и Айну. Эден бегал за ней, оттаскивая девочку с линии огня после её снайперских выстрелов, но его сил порой не хватало, и Тармо с Виллом поневоле втаскивали за защиту увлечённо бившую "огнём" снайпершу так, что Айна вскрикивала от неожиданности.
   Держа в поле зрения Дрока, Селена прикусила губу: даже почтенного руководителя научного отдела игра не оставила бесстрастным. Он то и дело вздрагивал, сжимал напряжённые кулаки и время от времени цедил сквозь зубы непонятные слова, явно относящиеся уже не только к своим ребятам, но и вообще к процессу игры.
   К середине второго этапа в команде противника не осталось Белостенных - все рядком сидели возле Ильма. В команде Ирмы двое ещё оставались, и, насколько заметила Селена, именно их пытались выбить ребята из команды противника. Очень уж лакомым был кусочком белый цвет их одежды... Кажется, даже Дрок заметил, что для всех игроков наиболее предпочтительной мишенью были старшекурсники в белом. А ещё он, вдумавшись в происходящее, отметил то, что Селена уже давно поняла. Но Дрок чуть повернул к ней голову, в то же время не спуская взгляда с поля, где ближе к третьему этапу игра разворачивалась яростной и азартной, несмотря на предупреждение, что она лишь пробная:
   - Леди Селена, я правильно понимаю, что команда Ирмы бережёт... своих Белостенных?
   - Да, вы правильно понимаете. Как и вторая команда.
   Вскоре это понял и противник: старшекурсников храма команда волчишки не выпускала в опасные моменты, а старалась пропустить их дальше по канавкам и всем видам защиты и укрытий, лишь бы не дать облить их красочными выстрелами.
   - Но ведь дальше они не сумеют их провести, - словно про себя проговорил Дрок.
   - Ничего, - оптимистично сказала Селена. - Ирма - умница. Придумает что-нибудь.
   Ирма оправдала надежды, возлагаемые на неё. Придумала.
   Третий этап начался с абсолютной неожиданности для всех: и для зрителей, и для игроков противника.
   Внезапно один из старшекурсников из команды Ирмы самонадеянно помчался мимо валуна, кажется рассчитывая самостоятельно проскочить опасное место. Противник обрадовался и плотно обстрелял неопытного игрока, осмелившегося на длительный пробег на виду у всех. Обстрелял - не заметив, что "глупый" Белостенный...
   - Да что ж он какой!.. - с досадой вскрикнул Дрок - и забыл закрыть рот, когда "Белостенный" обернулся к зрителям.
   Это оказался Вереск, надевший на себя рубаху Белостенного! Никто сразу не сообразил, что старшекурсник почему-то в белой рубахе, но в тёмных штанах. Вереск торжествующе рассмеялся и выпустил из маркера в воздух... последние капли!
   - Что происходит? - изумился Дрок.
   - У мальчика кончилась боевая краска! - хохотала Селена. - И он согласился надеть рубаху вашего ученика, потому что его вот-вот должно было вытолкнуть пейнтбольное поле! Вы же слышали? Видели? Поле выталкивает тех, у кого закончился боезапас!
   Дрок только покачал головой. Он уже не стискивал кулаки, а вцепился в края зрительской скамьи, не сводя глаз с поля, полностью вовлечённый во все перипетии игры... Отсмеявшись, Селена с громадным интересом ждала, что придумают в следующий раз игроки Ирмы. А пока ждала - не заметила, что поле вытолкнуло двоих из команды противника!
   - Почему их?! - с недоумением спросил Дрок.
   - Они так радовались, что могут подбить Белостенного, что забыли беречь свой боезапас, - объяснила Селена, откровенно болевшая за команду волчишки. - Второй отрезок вытолкнул и их.
   Пока преимущество оставалось за командой Ирмы, хотя бы потому что в ней осталось большее количество игроков, считая и количество Белостенных.
   Но третий этап оказался жестоким для многих из обеих команд. Волчишка крутилась и вертелась, но скоро из игры выбыли её игроки - Эрно и Лада. На пробежавшего на виду у всех Сильвестра в белой рубахе второго Белостенного никто не позарился, к сожалению. Что ж, в любом случае, он уже почти израсходовал свой боезапас... Зато оба старшекурсника в процессе игры внезапно вообще пропали. Чисто визуально. Селена видела, как Дрок обыскивает глазами членов Ирминой команды, едва только те появляются на виду, и с тревогой не находит своих. Поэтому она объяснила, не дожидаясь его вопроса:
   - Несколько наших мальчиков поделились с вашими своей одеждой.
   И улыбнулась, когда глаза Дрока по-охотничьи прищурились на полуголого Коннора, а затем и на Орвара, засучившего великоватые ему штаны старшекурсника, уже запачканные до потери цвета. У руководителя научного отдела Белостенных даже плечи опустились от облегчения - так он переволновался за своих.
   Игра закончилась с двумя Белостенными на вершинке победы. И вместе с Ирмой, которую охраняли Коннор и, как ни странно, вся её банда с приплюсованными к ним Эденом и Айной.
   А полностью игра завершилась пролётом над пейнтбольным полем Хельми во главе эскадрильи дельтапланеристов. Полёт этот старшекурсников довел до такого восторга, что они даже не пытались скрывать свои чувства, как было в начале встречи.
   Прощаясь с Селеной и взрослыми обителями деревни, Дрок задумчиво сказал:
   - Практически... эта игра весьма полезна. Она заставляет думать, когда время на раздумье стремится к нулю. Считаю, что можно будет присылать к вам наши команды для соревнований.
   - Присылайте не только для соревнований, - ответила Селена. - Есть время - можно дать ребятам возможность и потренироваться. Ведь у вас сейчас не так много занятий в храме. Только предупреждайте о своём приезде, чтобы мы могли подготовить поле.
   Ильм был счастлив. Он, конечно же, не поехал в Старый город и в кабинете, куда все собрались поделиться впечатлениями от игры, высказал следующее:
   - Мне кажется, Дрок дал добро на игры, потому что они полезны для наших магов. Не всегда удаётся работать с магией в некоторых ситуациях, так что решать какие-то ситуации на ходу - это замечательный опыт для Белостенных.
   После небольшого анализа игры Коннор, до сих пор молчавший, прислушиваясь к мнениям взрослых, вмешался в одну из пауз - и вмешался так, что у всех присутствующих только челюсти на пол не упали:
   - А если воссоздать Мёртвый лес? Или военный пригород?
   После небольшого замешательства заинтригованный Ильм поинтересовался:
   - А если более полно?
   - Я понял, - сказал Колр. - Мальчик предлагает провес-сти с-соревнования в антураже, близком к обычным опас-сностям наш-шего мира.
   - Только это слишком сложно - воссоздать, - с сожалением добавил Коннор. - Правда, можно упростить. Пусть две команды, отстреливаясь друг от друга, добираются к определённой точке. Одновременно обе будут отстреливаться от третьей силы, которая будет стараться уничтожить обе команды же. Примерно так.
   - Интересно-о, - протянул Ривер, переглянувшись с Лотером, глаза которого, как глаза и Джарри, загорелись азартом. - Почему же сложно? Это же игра. Можно сделать некоторые составляющие антуража более... скажем, приблизительными или даже символическими. В общем, думаю, идея с третьей командой имеет право на воплощение в жизнь. Надо подумать. Хм... военный пригород. Очень даже интересная идея.
   Селена взглянула на Ильма и чуть не рассмеялась. Тот сидел так, словно был готов немедленно вскочить и приняться за разработку идеи Коннора. А сама она вспомнила, как рассказывала Хоста об эльфийских играх в своём государстве, когда командам надо было проходить определённое расстояние, правда используя при этом магию. Про себя же подумала: "У меня в заначке есть ещё одна идея. Но стоит ли предлагать её? У Коннора мысль и так отличная. А моя..."
   "Селена! - завопил Мика. - Что у тебя за идея?! Расскажешь нам?! Мы никому! Честно!"
   А Коннор посмотрел на её руку с браслетами и сделал гораздо проще: мужчины уже начали обсуждение идеи Коннора, и вроде как присутствие хозяйки места в кабинете уже не требовалось. Так что мальчишка-некромант спокойно встал и, прихватив под руку маму Селену, вместе с ней и братьями вышел из кабинета, чтобы подняться к себе, в мансарду. Где Селену торжественно усадили на кровать в центре (оставленную для Эдена) и велели рассказать собственную идею будущей игры.
  
   Глава шестнадцатая
  
   Ирма заложила руки за спину и, задумчиво глядя в пол Цветочной беседки, прошлась по кругу. Остановилась. Снова прошлась... Тармо и Вилл, сидевшие на круговой скамье, тоскливо переглянулись и одновременно уставились на скейты, лежавшие под ногами: столько времени до ужина, а командирша опять что-то заскучала. А самое жуткое, что не говорит, в чём дело. Молчит.
   Риган, вместе с Эденом усевшийся на перила, постукал подошвами сандалий по стенке беседки и высказался:
   - Ирма, что тебе не нравитс-ся? С-скажи. Вдруг поможем?
   Волчишка остановилась - спиной к мальчику-дракону, лицом - к зелёному саду, который переливался оранжевыми бликами вечернего солнца. Вздохнула и ответила:
   - А если у меня не получится? Хорошо, когда за спиной Коннор. А если его не будет? Что тогда? Буду снова, как утром?
   - Мне кажется, ты теперь опять будешь, как всегда, - заявил Берилл. Он оказался нетерпеливей всех: стоял на входе в беседку, то и дело оглядываясь на сад. - Ты лучше скажи, как Риган говорит: что тебе не нравится?
   - Мне всё нравится, - снова вздохнула Ирма. - Только... - Она в новой задумчивости погоняла носком сандалии жухлые листья, невесть каким ветром залетевшие в беседку. И подняла голову. - Почему Коннор такой умный?
   - Чё?! - не выдержал Эден.
   А Берилл изумился:
   - При чём тут Коннор?
   Остальные спрашивать не стали, только с интересом воззрились на волчишку.
   Та поворчала немного себе под нос - судя по услышанному друзьями, поругала себя, что выразить мысль не может, а потом попыталась объяснить:
   - Он помог мне, чтобы я стала такой же. Как он быстро это придумал?
   - Ты тоже быстро придумываешь! - возразил Берилл и, подпрыгнув, сел к Ригану и Эдену на перила.
   Волчишка зарычала, совершенно очевидно злясь на себя.
   - Вспомните, как было в пригороде! Он нас нашёл и спас от тех дядек-некромагов! А потом пошёл в ту школу, с некромагами, и выручил почти всех! А позавчера? Он сразу понял, как надо спасать Ивара! А я не смогла бы, хотя про ками я тоже читала! Почему?! Почему он такой умный?
   Двойняшки-оборотни переглянулись снова и пожали плечами. В связи с чем волчишка так отчаянно вспоминает Коннора и его помощь кому-то? Зато Берилл пытался вникнуть в слова Ирмы - кажется, тоже не понял, о чём она старается сказать, но зато напомнил о другом:
   - А ты? Ты говоришь - Коннор сразу понял. Но ведь ты тоже сразу поняла, как надо выручать Фица и ту девчонку!
   - И как вы это сделали? - заинтересовался Эден, услышав что-то новое о той школе-интернате, в которой учился так недолго, но от которой получил весьма яркие впечатления.
   Маленькому некромагу с жаром рассказали, как Ирма скомандовала обстрелять взрослых некромагов камнями, собранными - так, на всякий случай; как она первой сообразила, что Берилл, оставшись без магического щита Коннора, должен успеть вызвать Хельми из пригородной школы, а девочку, которую выпивал злобный взрослый некромаг, надо поместить в тот самый щит, чтобы её отрезать от присосавшегося к ней злыдня.
   А когда закончили историю, волчишка вздохнула.
   - Я помню... Селена тогда сказала, что Коннор умеет, потому что у него много знаний, которые он умеет применять. А Ивар знает, но не умеет использовать.
   - Это называетс-ся опыт, - заметил Риган. - Ты умееш-шь с-своё. Коннор - с-своё.
   - Ты такой умный, - с сарказмом ответила волчишка.
   Почувствовав подвох, мальчик-дракон тем не менее спокойно объяснил:
   - Это не я. Это Трис-смегис-ст с-сказал. С-сначала ты учиш-шься в ш-школе, а потом ис-спользуеш-шь в жизни.
   Исподлобья глянув на него, Ирма спросила:
   - А если в школе не учишься, как быть?
   - Ты же учишься! - удивился Эден. - Только летом не ходишь!
   - Это другое! - отрезала Ирма.
   - Ничего не другое, - решительно возразил Берилл. Кажется, он начал понимать, что взволновало подружку. - Ты читаешь те же книги, что читал Коннор. Ты узнаёшь то, что узнавал он. Не зря же ты у нас командир!
   - Думаешь, из-за этого? - с сомнением спросила волчишка.
   - Трис-смегис-ст с-сказал, что от чтения мозги лучш-ше работают, - глубокомысленно проговорил Риган. - Ты читала больш-ше вс-сех в наш-шем классе, потому что Ас-сдис-с с-считает: ты лучш-ше запоминаеш-шь, когда читаеш-шь вс-слух. Коннор тоже много читал и с-сейчас-с читает.
   Не глядя ни на кого, Ирма склонила голову, то ли прислушиваясь к сказанному, то ли пытаясь примерить это сказанное на себя. Неизвестно, поняла ли она в целом объяснения ребят, но, оживившись, она скомандовала:
   - Чё сидим? Поехали кататься на скейтах по полю!
   И вся ватага возликовавших ("Ну, наконец-то!") малолетних бандитов, прихватив Ригана, помчалась на пейнтбольное поле.
  
   ... Селена оглядела братьев и засмеялась.
   - Вообще-то, я могла бы с помощью браслетов поделиться с вами той идеей. Да и идея не так уж чтобы очень оригинальная.
   - Селена, когда говоришь с глазу на глаз, любую идею можно развить, - убеждённо сказал Мирт, сидевший напротив.
   - Ладно. Всё очень просто. На этот раз в игре можно будет использовать магию. - И тут же предупредила: - Я только примерно предполагаю, как это будет. Подробней не обдумала. В общем, две команды, в которых большинство - не маги. Главная задача ложится на плечи магов: они должны провести свою команду до цели, как в пейнтболе. Но! Выигрывает та команда, которая не только дошла, но и сохранила больше всех своих бойцов. То есть обошлась почти без потерь.
   - По-моему, мы так и делаем, - с недоумением сказал Мика.
   - Есть отличие, - задумчиво сказал Мирт и покачал головой, мысленно всматриваясь в идею старшей сестры. - Маги будут защищать оборотней и людей от магии противника. А что? Мне нравится. Эту часть идеи можно включить даже в то, что предложил Коннор. Не просто дойти до безопасного места, а сохранить жизни всех.
   Коннор хмыкнул.
   - Между прочим, Селена, твоя идея перекликается с тем, что сказал Ильм. Помните? Мы спросили, как отнесутся ученики Белостенные к тому, что в пробных командах будут оборотни. Ильм сказал, что Белостенные могут как угодно относиться ко жителям города, но защищать они учатся всех.
   От обсуждения идеи Селены братья сначала плавно перешли к обсуждению, как именно вставить её в антуражную игру, а потом заспорили, всем ли интересно будет поучаствовать в такой игровой форме.
   Селена встала и тихонько сказала, стараясь не сбивать с толку загоревшихся обсуждением братьев:
   - Ну, я побежала дальше. А вы сидите, думайте.
   - Я с тобой, - вскочил Мика и, обойдя кровать Эдена, объяснил: - До меня дело дойдёт, когда надо будет изображать на поле тот самый антураж.
   - А куда ты сейчас?
   - В мастерскую. Хаук мне нарисовал тот артефакт из моей книги. Помнишь? Он сказал, что немного изменил его узор. Мне его рисунок понравился.
   - То есть ты сам хочешь этот артефакт по рисунку Хаука сделать? - удивилась Селена, спеша следом за мальчишкой-вампиром.
   - Ещё чего! Я тут такой план работ придумал, как его, Хаука, научить обращаться с моими станками! Я его проведу по всем этапам работы, покажу, как да что делать, чтобы он артефакт тот довёл до ума, а потом заставлю помогать мне по мелочи.
   - Почему - заставишь?
   - Ха, а пусть расплачивается за то, что на моих станках работает. Что я - просто так, что ли, ему свои станки давать буду? - похвалился Мика, спускаясь по лестнице в гостиную первого этажа.
   Здесь стало заметно, что вечереет: нижняя часть лестницы слегка потемнела - наступали летние сумерки. Скоро ужин - машинально отметила Селена.
   - Насколько я поняла, ты хочешь научить Хаука всем операциям по металлу, но через создание определённого предмета. И таким образом получить подмастерье.
   - Ага. А ты сейчас куда?
   - К Шиа - узнавать о тех приютах, из которых она сбегала.
   - Я с тобой! - заявил мальчишка-вампир. - А вдруг она расскажет, как отстала от группы Сири?
   - Любопытный, да? - посмеялась хозяйка места.
   - А то тебе неинтересно! - хмыкнул Мика.
   Они вместе вышли из Тёплой Норы, а затем - на улицу. И обнаружили, что возле учебки кучкуется чуть ли не толпа народу. Удивлённые, Мика и Селена переглянулись и заторопились вперёд. Замедлили шаг, только узнав, кто именно собрался около деревенской школы. Сири - со всем семейством! И Хоста с Азалией! Малышня-то уже успокоилась и играла в саду Тёплой Норы.
   Чем ближе подходили, тем Селена с трудом удерживалась от слёз, ругая себя за излишнюю сентиментальность: Шиа со своим дедушкой Руном сидели на скамейке, а девочку крепко обнимала тесно с ней сидевшая Эльви, семейная Сири. Женщина-оборотень плакала навзрыд и постоянно взглядывала в лицо девочки, словно не веря, что та - вот она, рядом. Сири стоял и смущённо хмурился, хотя подошедшая Селена сообразила сразу: он рад, что Шиа нашлась. Зато Вук не притворялся и не прятался, сияя от радости и даже облегчения.
   Селена с младшим братом подошли вовремя. Сири как раз спросил Шиа:
   - И как же ты?.. Как ты потерялась? Почему не нагнала нас?
   Девочка улыбнулась Селене над плечом обнимающей её Эльви и сказала:
   - В ту ночь, когда на нас напали одичавшие, я заснула очень крепко. Помните, мы думали, что мы в местности, где всё пусто и безлюдно. А когда они напали, я оказалась с краю костра. Думала сначала, что повезло: замахивалась на них горящей головнёй, и они отскакивали от меня. Стояла я спиной к костру и надеялась, что ко мне не посмеют приблизиться. Костёр-то у нас был огромный. А потом меня ударили по спине - какой-то палкой, вроде дубинки. Я упала, один одичавший схватил меня и потащил. Дальше я помню плохо, потому что спина была... - Девочка замолчала. Потом пожала плечами. - Я её вообще не чувствовала. Как будто у меня вообще тела не было. Одна... боль. А когда сумела открыть глаза, рядом сидел обернувшийся оборотень. Он помог мне, насколько сумел. Оказалось, он бегал со стаей одичавших. И, когда они напали на нас, он вырвал меня у того, кто ударил меня. Ночь ему помогла спрятаться от стаи. Он побежал далеко от одичавших, спасая меня. Я сначала испугалась, когда поняла, что он не хочет догонять вас, - девочка взглянула на Сири. - А потом он мне сам сказал, что я ему нужна, чтобы добраться до пригорода - нормальным. То есть, пока я с ним в пути в пригород разговаривала, у него потихоньку прошли все признаки, что он постепенно превращается в одичавшего.
   Она замолчала, сглатывая. Наверное, пересохло горло от долгого рассказа. Рун безмолвно плакал, как и Эльви. Сири скрестил руки на груди, сурово глядя на солнце, постепенно снижающееся: вероятно, вспоминал ту же ночь. Если Азалия была спокойней всех, то Хоста то и дело передёргивала плечами, не замечая, как кривит рот...
   - Мы пришли в этот пригород, - продолжала вспоминать Шиа. - Он начал искать сородичей своей семьи. Нашёл только двух женщин. А через некоторое время все одичавшие исчезли из пригорода и его окрестностей. И тогда Каллен (так звали этого оборотня) отвёл меня в приют. Кормить-то меня ему было нечем. В его семье не было запасов и возможностей покупать продукты. А в приюте всё-таки хоть чем-то, но кормили. Сначала мне понравилось там. Именно тем, что кормили - и что можно было спокойно спать. Но потом я поняла, что не могу жить, не зная, что случилось с моей группой. Да и постепенно в самом приюте стало тяжело жить. Всем, кто сильней, хотелось верховодить. А я привыкла драться, и теперь... - она усмехнулась. - Теперь по ночам мне стало тяжело, потому что спать спокойно было невозможно: меня несколько раз хотели побить, чтобы слушалась, кого надо. Да и в столовой - отбирали порции, если только зазеваешься... Ну, я и сбежала - в первый раз. Угадала так, что получилось - после зимы. А осенью снова пошла в приют - только уже в другой. Летом-то хорошо, пропитание найти можно. Но на зиму нужна одежда, а в моей не перезимуешь. Этой весной снова сбежала - уже из пригорода в город. Потому что весь пригород я обошла, а никаких следов своей группы не нашла. И решила искать в городе. - Она снова улыбнулась, не замечая, что плачет. - Я была уверена, что кто-то из группы остался в живых. Жила чаще возле речного рынка. Там сплетен много бывает. Надеялась, что в этих сплетнях промелькнёт что-то знакомое. Но никак не ожидала... - она шмыгнула носом. - Что меня найдут те, кто живёт рядом с моей группой. Вот так меня привезли сюда.
   Худенькая девочка вытирала слёзы, улыбалась и вздыхала. И, смущённая, что снова видит эти слёзы и вот-вот сама обревётся, Селена шутливо спросила:
   - И что теперь? Больше сбегать не будешь?
   - Дедушка мне рассказал про эту деревню. Ему здесь нравится, - как-то взросло ответила Шиа. - Больше я бегать не буду. Этот приют мне нравится. Да и все свои здесь.
   Кто-то стоявший за скамьёй переступил с ноги на ногу. Стараясь не удивляться, Селена отвела взгляд от Фица. Кажется, Шиа обзавелась другом?
   - Я попрошу домашних, чтобы тебе, Шиа, устроили комнату при учебке, - сказала Селена. - Рядом с комнатой твоего деда есть пустые комнаты, так что некоторое время ты будешь в одном доме с ним.
   - Спасибо, - ответила девочка, радостно переглядываясь с Руном.
   А Селена поймала разочарование на лице Фица. Мысленно сказала ему: "Не всё сразу. Как только девочка придёт в себя - переедет в Тёплую Нору. Да и так будете встречаться, дружить с ней. В конце концов, в одной деревне живёте..."
   И с Микой пошли во двор Тёплой Норы, не мешая Шиа общаться со своей группой. По дороге мальчишка-вампир рассуждал:
   - Вот! Не будь необходимости в старшей школе для оборотней и вообще в этих, как ты их называешь, технических факультативах, ей бы так не повезло. Искала бы своих до скончания века! А тут - красота! И станок купили, и девочку нашли!
   - Мика, а как твоя рука, которую она тебе поранила? - смеясь, спросила Селена.
   - У меня в братьях эльф-целитель! - снисходительно провозгласил Мика. - Уж Мирт-то быстро заживил мне этот порез! Так что на Шиа я не в обиде.
   Селена только покачала головой.
   На всякий случай, она вошла в мастерскую Мики и убедилась, что Хаук уже дожидается своего учителя - правда, не один: рядом с ним чуть не прятался Орвар, который всерьёз побаивался, как бы Мика его не выгнал. Но, кажется, мальчишка-вампир счёл боязливость Орвара почтительностью по отношению к мастеру, поэтому и важно разрешил остаться в мастерской и ему.
   Убедившись, что до ужина мальчишки будут в мастерской, Селена вышла и побежала в сад - проинспектировать, как народ гуляет. В беседках в основном бегали малыши, на пейнтбольном поле - компашка Ирмы.
   - Маловато будет, - прошептала Селена про себя, оглядывая пространство. - Где все остальные?
   Остальные привычно нашлись в любимых местечках. Рыболовы сидели в лодках на пруду. На маленьком пляже при том же водоёме сидели и о чём-то увлечённо толковали ребята, которые постепенно сплотились в отдельную группу, "возглавляемую" Космеей. В эту группу вошли не только эльфы, но и оборотни - например, Отсана, подружка Агаты, девочки-вампира, а вместе с ней и Сильвестр... Судя по тому, как девочка-эльф воодушевлённо что-то рассказывала внимательно слушавшим её ребятам, одновременно показывая то на пруд, то на дорогу, уходящую к Лесной изгороди, нетрудно было догадаться, что говорит она о местах, интересных для живописи. Селена усмехнулась: Космея даже последнего бездаря заставит увлечься рисованием. А что рисунок будет не очень - это девочку-эльфа мало волнует. Главное, считала Космея, что даже начинающий художник должен проникнуться чувством прекрасного.
   Селена прошла мимо ребят на пляже к Лесной изгороди и облокотилась на верхние перекладины. Там, за изгородью, бродил Бернар - как обычно в почтительном сопровождении тех, кто твёрдо решил стать целителем или травником. То и дело к нему подбегали с собранным материалом для зелий. Здесь даже бегали Гарден с Оливией, хотя за мальчика-эльфа в Тёплой Норе до сих пор побаивались - из-за его странной особенности в определённые моменты "уходить" на край эльфийского леса. За руку, чтобы не потеряться, бродили по опушке Синара и Топаз. Обе девочки решительно отказались от развития своих некромагических способностей, увлёкшись травничеством. Бернар одобрял такой переход от не самой приятной способности к собственному увлечению... Всех сторожили (а на деле - с удовольствием бегали по лесу) Ренулф и Руеди - ребята-оборотни, бывшие помощники и охранники пригородных некромагов...
   Насмешливо над собой подсчитав воспитанников Тёплой Норы, Селена вернулась домой и заглянула в столовую, чтобы проследить, насколько дежурные готовы к приёму оголодавших на свежем воздухе едоков.
   На кухне нашёлся возмущённый Веткин. Он что-то так активно ворчал, поглядывая в сторону насупившегося Кама (Лайла, не обращая внимания на обоих, вполголоса напевала песенку, драя очередную кастрюлю), что хозяйка места тихонько, чтобы не расслышал юный тролль, спросила:
   - Что случилось, Веткин?
   - Этот (кивок на Кама) обижается, что я ему не даю ни минуты отдыха, - развёл руками домашний. - А какие ему ещё минуты, если детки все дома и надо уследить, чтобы всех накормить, напоить. А он - вишь, опять в мастерскую Мики собрался! Да ещё обижается, что ему книги не покупают - с такими красивыми штуками, как у Мики! А как ему, Каму-то, объяснить, что такие книги деньжищ стоят огромных!
   - Ну, считать-то Кам умеет, - заметила Селена и подошла к юному троллю. - Кам, что за книгу ты хочешь получить?
   - По гончарному искусству, - твёрдо сказал Кам и тут же плаксиво надул толстые губы. - У Мики столько книг! А у меня всего одна!
   - Деньги у тебя на счету есть, - спокойно напомнила Селена. - Если Александрит позволит, в следующий раз пусть он возьмёт тебя с собой в поездку по лавкам. Ты выберешь те альбомы, которые тебе понравятся.
   - Не-ет! - прогудел Кам, испуганно тараща глаза. - Не-ет! Пусть мастер Александрит сам мне выберет и привезёт красивые книги! Я в пригород не поеду!
   У Кама обнаружилась странная особенность. Хотя, если проанализировать, то, в общем-то, не очень странная. Он до ужаса боялся выходить за пределы деревни. Когда-то давно таким был, например, мальчик-оборотень Вади. Но с некоторых пор он всё же научился подавлять свой страх перед жизнью за пределами деревни. А вот Кам - совсем никак. То ли у юного тролля остались яркими воспоминания о жизни в опасном военном пригороде, то ли что-то ещё, но Каму достаточно было одной мысли о пригороде, который необходимо посетить, чтобы он тут же начинал басом рыдать и умолять не трогать его. Тут же прибегали животные: обычно трусливый пёс Пират забивался под лавку Кама, чтобы подвывать своему хозяину; кошка Тиграша шипела на всех подряд, кто только пытался говорить с юным троллем, а процион Нот решительно лез на Кама обниматься и тем утешать его.
   - Ладно, Кам, - сказала Селена, - сделаем так. Мы после ужина поболтаем с тобой и определимся, что именно тебе хочется, а потом сделаем заказ мастеру Александриту. И в следующий раз говори мне заранее. Я думала - тебе хватает той книги, что тебе привезли в прошлый раз мальчики.
   - Там только посуда, хозяйка, - в нос обиженно прогудел Кам. - А мне хочется, чтобы фигуры красивые были!
   - Скульптуры? - уточнила Селена.
   - Они, - трепетно признался юный тролль, встревоженно глядя на неё.
   - Завтра мы едем в пригород, - решила хозяйка места. - Посмотрим, что из таких альбомов есть. Если что-то тебе не понравится - договоримся с лавочниками об обмене. Согласен, Кам?
   Юный тролль открыл было рот ответить явным согласием, и внезапно его глаза засияли таким светом, что Веткин хмыкнул и ушёл в столовую. Селена-то сначала не поняла, чему радуется Кам. Но секундами позже дошло: он теперь рассчитывает, что ему привезут несколько альбомов, из которых он может выбрать понравившиеся. Но ведь, чтобы выбрать, надо посмотреть все!
   Оставив осчастливленного обещанием Кама предаваться сладостным мечтам, Селена тоже вышла из кухни в столовую. Герд обернулся на звук её шагов и заверил:
   - Мы уже позвали всех! Сейчас придут!
   - Хорошо, - одобрительно ответила Селена, поскольку мальчишка-оборотень ждал этого одобрения, и вышла в детскую гостиную.
   Здесь она села на диван, с которого замечательно видно входную дверь в дом. И принялась ждать. Первыми, как обычно, ввалились в Тёплую Нору малыши, ведомые в столовую твёрдой рукой Вильмы и её помощника - Моди.
   При виде Селены малыши поднимали руки и смеялись:
   - А мы помыли во дворе!
   - Селена, у меня тоже ручки чистые!
   - Молодцы! - отвечала она всем сразу.
   Последними вошли Корилус и двойняшки Брин и Илмари - и тут же бросились к хозяйке места.
   - Селена! Селена! А где Шиа?! Почему её нет в Тёплой Норе?!
   - Шиа пока поживёт в учебке... - начала Селена и осеклась.
   Немного виновато посматривая на неё, в Тёплую Нору вошли Рун и Шиа. Малышня оглянулась на взгляд Селены и торжественно завопила, бросившись к своей подруге... Рун редко приходил в Тёплую Нору на завтраки и обеды. Кажется, сейчас он счёл, что это необходимо: внучке надо привыкать к новому для неё месту. Селена поднялась, подмечая, что следом вошёл и Фиц, и пригласила:
   - Заходите в столовую, Рун! Вы - за стол взрослых. А Шиа...
   - Шиа будет пока сидеть с нами, - быстро перебил её Фиц и оглянулся на вошедшую Синару. - Синара, да? Шиа посидит с нами?
   Девочка только смешливо фыркнула и пробежала мимо, таща за сбой Топаз.
   - Мы добавим стул, - сказала Селена и посторонилась, пропуская деда с внучкой и улыбаясь обоим.
   Наконец столовая загудела в полную силу. Все столы были заняты едоками, которые не только ели, но и обсуждали, чем заняться вечером, после ужина.
   Нагрелся браслет Мики. Стучится. Селена расслабила свой.
   "Что, Мика?"
   "У Хаука, оказывается, очень хорошая рука, - удивлённо сказал мальчишка-вампир. - Представляешь - он без линейки так чётко вырезал детали, что я не поверил! Но теперь я буду его подпускать к своим станкам ещё и потому, что он очень бережно к ним относится. А я-то думал..."
   "Селена, Трисмегист объяснил нам, как использовать проволочное заклинание для связи, - вмешался Коннор. - Теперь осталось только, чтобы Мика наделал нам браслетов с тем узором с наложенным на них проволочным заклинанием, и Джарри будет нас слышать! И Эрно тоже! И Колр!"
   - Джарри, - вполголоса сказала Селена, дотрагиваясь до руки семейного. - кажется, теперь я и с тобой сумею говорить, не разговаривая вслух. Наши мальчики сумели-таки сотворить артефакты для мысленной связи!
   - Завтра проверим? - спросил Джарри, очень довольный. - Мы ведь до обеда гуляем не только по пригороду, но и по городу?
   - Да. Потому как Ильм обещал на тренировочные игры привозить своих ребят только после обеда. Первая поездка у нас в город - к родителям Эдена.
   Они переглянулись с улыбкой и принялись за ужин.
  
   Глава семнадцатая
  
   Как только машина поднялась с кукурузного поля на дорогу, ведущую к пригороду, Мика попросил остановиться. Джарри немедленно выполнил его просьбу. Среди его обычных браслетов-накопителей уже пряталась новейшая разработка братства и Трисмегиста. Теперь осталось ознакомить с ней Колра и Эрно. Что ребята и сделали. Мика раздал клипсы-переговорники и в придачу те самые прилагающиеся к ним браслеты с девятью выпуклыми шариками на них. Шарики были именными и нужны были, чтобы устанавливать контакты с тем, с кем хочешь поговорить не вслух. Нажмёшь, глядя на "абонента", и говори. Или, если тот на тебя не смотрит, на его браслете тоже загорается шарик вызывающего. Мика же предупредил:
   - Мы, братство и Селена, тоже будем носить такие же переговорники, чтобы слышать друг друга. Учтите: связь будет не такая хорошая, потому что это... - Он счастливо шмыгнул носом и торжественно выговорил: - Это экспериментальная модель, которая требует дальнейшей разработки. И работает пока, к сожалению, на не очень далёкие расстояния.
   - А если подключить к этой разработке Ривера? - предложил Мирт.
   На этой реплике Селена отключилась от беседы братьев. Не в том смысле отключилась, что начала думать совсем о другом. Нет. В том смысле, что имя Ривера повело мысль дальше. Ривер - это магия. Думают ли ребята о том, что механизм вкупе с магией - это один из шагов к оживлённым магией машинам? Или она, Селена, как та пуганая ворона, что куста боится?.. С другой стороны, переговорники есть в городе у самых сильных магов - у того же, например, дяди Мирта - у Гиацинта. У самых сильных - потому что только такие маги могут защитить механическое устройство от своей силы собственным блокированием личной магии...
   "Что-то я далеко уехала, - призналась себе Селена. - Надо бы быть более оптимистичной и думать о лучшем, а не психовать заранее..."
   Некоторое время мальчишки и мужчины забавлялись новой игрушкой, болтая по переговорникам и проверяя связь. Болтовню впустую прервал Джарри.
   - Селена, мы, кажется, хотели заехать к Чистильщикам?
   - Кажется? - усмехнулась она. - А кто мешки таскал?
   Мешки с кукурузным зерном, будучи небольшими, весили всё же порядочно. В отличие от мешков с картошами, например. Так что таскали их не мальчишки, а Джарри и Колр, хотя братство и рвалось помочь... Продовольствие предназначалось Чистильщикам под командованием Рамона. После подсчёта продуктов в Тёплой Норе выяснили, что урожай был и есть довольно щедрый. Потому-то и решили поделиться с людьми, которые никогда не отказывали в помощи Селене и её дому. А Чистильщики хоть теперь и получали деньги за свою работу, но содержимое городских магазинов всё ещё оставалось не слишком обильным. Неудивительно, что дополнительный деревенский продукт Рамоном и его товарищами весьма приветствовался.
   В рабочих и бедных микрорайонах Чистильщики по-прежнему оставались главной силой правопорядка. Со времён исчезновения одичавших оборотней городские полицейские страшились патрулировать улицы пригорода: боялись столкновений с мародёрами. Разве что соглашались дежурить в весьма деликатном по размерам микрорайоне, в котором возрождались эльфийские загородные дома. Чистильщики же не только знали пригород до самого последнего разрушенного дома, но и следили, как он изменялся с приходом мирного времени. Так что для них эта часть города оставалась едва ли не родным домом. Особенно после весенней войны местных некромагов, объединённых эльфом Тёрном, возжелавшим бессмертия. После той войны, и так уж жалкие по составу, городские полицейские патрули словно вовсе испарились. И Чистильщики привычно приняли на свои плечи поддержание порядка на "проклятых", как назвали это дело в газетах, улицах пригорода.
   - И всё-таки, мне кажется, ты не совсем из добрых побуждений взяла для них кукурузу и картоши, - хитро сощурившись, предположил Мика.
   Селена развела руками.
   - Ну, я тут немножко заразилась твоей меркантильностью. Не знаю, одобрят ли мою мысль наши мужчины, но я собираюсь просить Рамона выделить нам машину для сопровождения по городу. Судя по адресу, родители Эдена живут недалеко от Старого города, как-то... сбоку, где-то среди мелких улочек и переулков. Джарри уже признался, что поиск места затянется. Попробуйте представить, во сколько мы окажемся дома, если сами будем ездить в поисках нужной улицы. А ребята Рамона знают не только пригород, но и улицы города.
   - Я одобряю, - не оборачиваясь, сказал Джарри. - Мы просим не для себя лично. Мы просим ради ребёнка, который несколько лет не видел своих родителей.
   - С-соглас-сен, - сказал Колр.
   Теперь оставалось лишь заручиться согласием Чистильщиков.
   Пока ребята Рамона, с шутками-прибаутками и слишком явно обрадованные подарком, разгружали машину, тот спросил у хозяйки Тёплой Норы:
   - Селена?
   Привычная, что Чистильщик понимает обычно с полуслова, Селена быстро рассказала об Эдене. Рамон хмыкнул, глядя на работающих подчинённых, а потом кивнул.
   - Помню парнишку. Совсем мелкий, да? Мы же тогда вас сопровождали, когда вы с Джарри рванули в школу-интернат. Ладно, и чего вы хотите?
   - Нам нужен проводник по переулкам, в которых мы заблудимся, если будем одни.
   Рамон снова хмыкнул, а потом оглянулся на дверь в подвальное помещение жилого дома, которое занимали Чистильщики, и крикнул:
   - Ванда!
   С короткой лестницы вниз выглянула невысокая темноволосая женщина. Она узнала Селену и чуть не бегом выбралась из подвала.
   - Доброе утро! - довольно сказала она. - Приятно, когда оно начинается с такого сюрприза! Особенно приятно, если этот сюрприз делают такие гости, как ты, Селена.
   - Ванда, им нужен проводник по Серому Лабиринту. - И тут же объяснил удивлённой хозяйке Тёплой Норы: - Дети Ванды живут там.
   Минуту спустя женщина-маг села в специализированную машину Чистильщиков, с их эмблемами, и машина из Тёплой Норы помчалась следом за ней.
   Серый Лабиринт оказался и впрямь таковым. Если сначала, по рассказам семейного, Селена предполагала увидеть нечто вроде самого оживлённого микрорайона пригорода, в котором смешались высотные дома с разрушенными зданиями, то поневоле всё больше и больше её лицо вытягивалось при виде двух- и трёхэтажных домишек, которые были застроены так, что обе машины вынужденно ехали очень медленно и чуть ли не крутились на месте - по впечатлениям, потому как то и дело притормаживали на бесконечных поворотах. Наконец машина Чистильщиков остановилась. Машине из Тёплой Норы пришлось замереть в шаге от неё: только они две и могли здесь уместиться, а повороты впереди и позади были слишком... крутыми. В общем, пожелай ещё один водитель появиться здесь, машина застряла бы надолго - пока первые две не покинули бы место "парковки".
   Мика первым выскочил на улицу. И лицо самоуверенного мальчишки-вампира была настолько обескураженным, что Селена не удержала улыбки. Но сказать - ничего не сказала. Огляделась - и не по себе стало от скучившихся домишек, которые, по ощущениям, еле-еле стояли, не разваливаясь.
   Остальные тоже выбрались из машин и неуверенно осматривались.
   - Интересно, - пробормотал Джарри, приглядываясь к дороге впереди. - Как мы потом сумеем выбраться отсюда?
   - Поедем дальше, - пожала плечами Ванда, подошедшая к ним. - А пока - идём за мной. Только, Селена... Неплохо бы кого-нибудь оставить в наших машинах. А то ведь тут население очень... - она быстро скосилась на Мику, ухмыляясь. - Предприимчивое.
   Присмотревшись, Селена обратила внимание, что двое Чистильщиков, которые везли Ванду, вообще не вышли из машины. Опытные? Или знающие? Или так повлияло место, в котором они остановились? Место, где множество домов, которые с жадным любопытством смотрели на нежданных-негаданных гостей на своих улицах... Гостей, которых можно безболезненно для себя... общипать... Где дороги так узки, что пешеходных дорожек при них и не видно под наваленными грудами мусора... А раз нет пешеходных дорожек, нет и газонов, а уж тем более - хоть чего-то похожего на клумбы. И под стенами домов словно запекшийся накат, но не земляной, а состоящий из кирпичной крошки и пыли, от которого воняет плесенно-сырым подвальным духом.
   Селена, ощутимо прочувствовавшая эти липкие взгляды оконных невидимок на себе, вдруг прикусила губу: и здесь живут родители Эдена? И сюда хотела вытребовать та девочка Белостенная своего братишку?! Неужели эта девочка считает, что младшему брату здесь самое место?! Если так, она, Селена, им этого мальчика не отдаст! Мало ли что - семья! Помести сюда, в эти условия, маленького некромага, в кого он превратится? Опять-таки в того бандита-хозяйчика, какой пытается нагибать тех, кто послабей, и каких много и в пригороде? Или в охранника, который обычно сопровождает таких хозяйчиков?.. Если, конечно, Эден останется в живых до этого времени...
   - Мы посидим, - сказал Джарри, негромко и коротко переговоривший с Колром. - С братством и Эрно я могу отпустить тебя совершенно спокойно, Селена. И Ванда, - улыбнувшись магу Чистильщиков, добавил он.
   Темноволосая женщина только усмехнулась. Уж кто - кто, но она и сама верила в братство, которое не впервые справлялось с проблемами как магического, так и криминального характера.
   - Мальчики, - глядя на Колина и Мику, повелительно сказал Колр. - Идите с-сюда!
   Оба младших послушно полезли в салон машины, прекрасно понимая желание чёрного дракона обезопасить их в таком настораживающем месте.
   Братья переглянулись, и Коннор отступил на край тропки, пропуская вперёд Эрно и Хельми, который быстро и низко накинул на голову капюшон. Далее пошли Селена и Ванда. Следом - Коннор и Мирт.
   - Нам далеко? - вполголоса спросила Селена, глядя на узкую тропу - не дорожку! - ведущую куда-то в узкие же переулки, чёрные от утренней тени: солнце почти не попадало вниз, несмотря на не слишком высокие здания, только крыши которых слегка кутались в светлые солнечные лучи.
   - Ещё две улицы, - отозвалась женщина-маг.
   Она ничего не говорила об опасности здешних мест, но и без того был понятен её жест, когда она сунула руку в карман свободных брюк.
   Некоторое время Селена шла молча, лишь приглядываясь к домам и редким прохожим, мелькающим неподалёку. Но, кажется, опасного внимания группа странных пришельцев не привлекла. Хотя... Селена думала, что на них обратили внимание, но не приставали, потому что группа и сама явно была многообещающей - в смысле опасности для местных... Одни только мальчишки чего стоили, взгляни на них кто-то со стороны: быстрые, все - руки в брюки, головы - в капюшонах. Бандиты бандитами!
   Что-то им всем везёт в последнее время на такие местечки. То чёрный рынок со своими рэкетирами, теперь вот - Серый Лабиринт. Не то что раньше было: то Старый город с храмами, то пару раз попали в гости к родителям девочки-вампира, то разок побывали в правительственном доме Города Утренней Зари... Мда, контраст на контрасте. И слабо улыбнулась: как будто в её мире иначе...
   Догнав Ванду, Селена обеспокоенно спросила:
   - Ванда, твои и правда здесь живут?
   Женщина-маг приутишила шаги и откликнулась:
   - Сначала жили здесь - теперь ближе к краю Серого Лабиринта. Там всё не так выглядит... ужасно. Но саму местность я знаю с тех пор достаточно хорошо.
   Дом, возле которого Ванда остановилась, присматриваясь, где тут входная дверь, был длинным и двухэтажным. Чтобы войти в него, пришлось пройти опасно покачивающиеся доски тамбура. "Зачем он здесь нужен? - недоумевала Селена, невольно сутулясь, будто боясь, что шаткая крыша вот-вот рухнет ей на голову. - Крыша дырявая, да и держится... на соплях. Для красоты? Чтобы подчеркнуть отличие этого дома от других?" Не получив ответа, поспешно шмыгнула следом за братьями в коридор и тут с облегчением выпрямилась. Очутились не просто в коридоре, но в рекреации, от которой в обе стороны тянулись, как показалось, нескончаемые коридоры. И в какой идти?
   Держа в руках бумажку с адресом, Селена, в сопровождении Коннора и Хельми, дошла до начала правого коридора, переступила порог и приблизилась к первой из дверей. Тщетно поискала номер квартиры. Пришлось пройти вперёд ещё немного, чтобы убедиться, что нумерация здесь всё же существует и что искомая квартира чуть ли не в конце коридора. "Мирт, - позвала она, расслабив браслет, - идите сюда. Это здесь, чуть дальше по коридору". Вскоре Эрно с Миртом, насторожённо сопровождающие Ванду, очутились рядом.
   Шагать по полу, тесному, как недавние пешеходные дорожки, из-за захламивших его вещей, приходилось с трудом. Здесь были сплошные квартирные двери, света не наблюдалось, а под ногами чего только ни валялось... Потребовалось переключиться на магическое зрение, позволявшее разглядеть всё, что нужно, чтобы не споткнуться и не свалиться.
   Было отчётливое впечатление, что здание пусто. Лишь раз все резко обернулись - когда в конце другого коридора, что напротив, послышался крепкий скрип - кажется, там открыли дверь. Но, застывшие на месте, все шестеро так и не разглядели никого вышедшего. Выждали ещё немного и пошли далее. Чем ближе подходили к нужной двери, тем сильней Селена сомневалась, стоило ли вообще приезжать в Серый Лабиринт. Один лишь червячок точил, напоминая: девочка Белостенная стала адептом ордена Белой Стены. А если учесть, что там до недавнего времени были сплошные эльфы и даже вампиры у них появлялись за редким исключением, то, следовательно, прежде чем твёрдо решиться уйти, не заглянув в ту квартиру, всё же надо набраться любопытства и хотя бы посмотреть на родителей Эдена.
   Наконец, нужная дверь предстала перед ними. Братья немедленно уступили место перед ней Селене. Но Коннор и Мирт встали рука об руку со старшей сестрой, уже не только охраняя её, но и вселяя в неё уверенность, что она всё делает правильно.
   "В таком составе - да не отстою Эдена?" - решительно усмехнулась она. Коротко взглянула на Ванду, которая тоже с опасливым интересом смотрела на дверь, и постучала.
   Дверь оказалась настолько хлипкой, что сквозь просевший косяк было слышно, как к порогу кто-то зашаркал. Причём зашаркал очень медленно и не то что неохотно, но как-то так, что Селена в этом звуке легко прочла: может, пока дойду, непрошеный гость сам уйдёт? Как ни странно, это прочтение невидимого человека хозяйку места взбодрило.
   Старческий голос, который не давал узнать, мужчина за дверью или женщина, боязливо проскрипел:
   - Кто там?
   Девочка Дэлма сказала, что перед войной семья без Эдена поехала к бабушке. Не эта ли бабушка живёт здесь? А вместе с ней и семья девочки Белостенной?
   Поколебавшись, Селена решила действовать напрямую.
   - Я хозяйка приюта, в котором живёт мальчик Эден! - звучно, чтобы расслышали сразу, сказала она.
   Мгновения тишины - и неожиданно раздался вскрик:
   - Эден?!
   Следом за вскриком снова послышались шаги, но на этот раз к двери бежали - и не один человек, а несколько. Дверь распахнулась так, что Селена испугалась - а вдруг завалится набок? Но за порогом мужчина удерживал на ногах пока плохо различимую старуху, у которой, кажется, от внезапной вести подломились ноги, а рядом, вцепившись в его плечо, стояла худенькая женщина.
   - Вы сказали - Эден! Вы сказали - Эден!! - плача, кричала женщина. - Где он?! Где мой Эден?!
   А старуха всё сползала с рук оцепеневшего мужчины, и он всё поправлял её, машинально стараясь поставить на ноги. Наверное, это было бы бесконечно, и Коннор первым решился: он перешагнул порог и с другой стороны от мужчины взялся за руку пожилой женщины, чтобы помочь ей. Его действие пробудило Мирта: мальчишка-эльф быстро шагнул к женщине, которая всё кричала и плакала, и мягко положил ладонь на её голову. Пара шагов Коннора в комнату - и мужчина был вынужден шагнуть следом. Таким образом семья была оттеснена от двери, и Эрно плотно закрыл её. Вместе с Хельми, словно сторожа Ванду, он остался при входе, наблюдая за последующими событиями.
   Селена одним взглядом определилась: это не квартира. Это комната. Довольно просторная. Если для одного человека. И абсолютно тесная для целой семьи. В углу, на кровати, затаилась маленькая девочка. За самодельными ширмами пряталась двуспальная кровать. Ближе к входной двери - ютилась кушетка, наверное, бабушки. Возле единственного окна, впритык к стене, стоял стол, рядом плита с кастрюлями. Пузатый одёжный шкаф, стулья и табуретки, швейная машина на столике. Ещё две ширмы скрывали уголки комнаты. Селена не стала вдаваться в подробности.
   Коннор помог мужчине усадить старуху на стул. Успокоенная Миртом женщина присела рядом с ней, а мужчина стоял и растерянно смотрел на Селену. А хозяйка места вдумчиво продолжала разглядывать не просто скудное, но нищее убранство комнаты, одновременно пытаясь рассчитать: сколько в деревне останется свободных домов, если...
   Мирт принёс ей стул. Мужчина, будто опомнившись, отошёл к женщине и старухе. Кажется, семья девочки Белостенной пребывала в таком ошеломлении, что не знала, с чего начать расспросы. Поэтому Селена взяла бразды правления разговором в свои руки.
   - Два месяца назад в мой приют попал мальчик-некромаг по имени Эден. Позавчера в мою деревню приехали первокурсники Белостенные, и девочка Дэлма узнала в Эдене своего брата. - Резкий всхлип женщины продрал по её сердцу, но Селена собралась с силами и мыслями и продолжила: - Я хотела бы уточнить: у вас в самом деле был мальчик по имени Эден? У него тёмные волосы с чуть намеченной рыжиной.
   Но, говоря это, она уже скользила по волосам женщины - таким же тёмным, как у Эдена, и с намёком на ту же рыжину. Женщина быстро-быстро закивала, но продолжала кусать губу, наверное боясь расплакаться. И тогда Селена устроила семье целый допрос.
   - Вы же понимаете, что я не могу отдать вам мальчика просто так, без подтверждения, что он действительно ваш сын. Тем более он не вспомнил сестру Дэлму. Вы живёте здесь, а он жил в пригороде. Я знаю его краткую историю со слов Дэлмы. Но этого мало. Итак, давайте познакомимся. Меня зовут Селена. Я хозяйка места и хозяйка Тёплой Норы - так называется дом для сирот. Представьтесь, пожалуйста, и вы.
   Отца Эдена звали Дэйти. Живя в пригороде, до войны он работал инженером на заводе, который сейчас представлял собой руины. Поэтому в Сером Лабиринте Дэйти только и смог, что найти работу автомехаником. Его жена работала в довоенной школе учителем начальных классов. Здесь, в городе, места тоже найти не сумела. И пробавлялась тем, что шила на заказ - таким же бедолагам Серого Лабиринта, что значит - получала гроши за работу. Но работа была, чему Зилла радовалась. Бабушка выходить за пределы комнаты уже давно не могла. Старость и потеря внука подкосили её силы...
   Селена оглянулась: Ванда отвернулась, судя по всему вытирая слёзы; мальчишки смотрели твёрдо, и она знала, о чём они думают. Не о том, что Эдена не отдадут в эту жуткую комнатушку, где и без него тесно. Нет, они уже думали о том, что у неё только промелькнуло в мыслях... Уловив её взгляд, Коннор скептически сказал:
   - Нет, машины сюда не проедут. Слишком узко для них. Не развернёшься.
   Ванда замерла на месте. Родители Эдена уставились на гостей, не понимая.
   Селена встала.
   - Самое тяжёлое и ценное здесь - швейная машина. Дэйти. Что бы вы сказали о переезде в мою деревню? Всей семьёй, включая вашу бабушку? Мы живём в пригородной деревне, и в ней есть несколько пустых двухэтажных домов, в которых вы сумеете комфортно разместиться. Ремонт не потребуется. Там нужно всего лишь немного отмыть стены и полы. Работу я тоже могу вам предложить - и на хороших условиях.
   Она говорила невероятные для себя слова - хотя где уж невероятные... И, наверное, только сейчас в полной мере, выговаривая эти слова, понимала, что значит в этом мире звание "хозяйки места". И добавила:
   - Думаю, и вашей Дэлме будет удобней приезжать к вам не сюда, а в деревню, чтобы навещать не только вас, но и брата.
   Кое о чём она умолчала, но почувствовала мысленный смешок Коннора: "Ты имеешь в виду Ильма, который теперь будет на каникулы привозить её к нам из храма?"
   - Но это слишком серьёзное решение... - оторопело выговорил Дэйти.
   - Вам надо отпрашиваться с работы? - безжалостно уточнила хозяйка места. - Вы работаете по найму? И потому вы должны предупредить хозяина?
   - Нет, но...
   - Дэйти, к обеду я должна быть в деревне. У нас неподалёку две машины. Дважды у меня не получится приехать в это... место. Так ловите же момент, чтобы изменить свою судьбу и судьбу своего семейства. Решайтесь.
   Его жена, Зилла, сидела, прижавшись к огорошенной старухе, и просто-напросто тряслась. Маленькая девочка, прокравшись к матери, пряталась за её спиной.
   - Минус мебель, берём швейную машину, - заговорил Коннор. - Что вы ещё хотите взять с собой?
   Зилла, словно проснувшись, огляделась - и бросилась со стула стремительно сгребать с кровати постельное бельё, сразу же связывая её в узел. Дэйти с сомнением шагнул к швейной машине, оглянулся на входную дверь. Там Хельми, собиравшийся заняться переноской тяжёлых вещей, сбросил капюшон. Мужчина охнул при виде юного дракона, а секунду спустя уже уверенно подошёл к самому тяжёлому предмету среди мебели в комнате...
   Предупреждённые мужчины и мальчишки, оставленные ранее у машин, встали цепочкой к переулку, куда ушла Селена с сопровождением. В первую очередь Коннор и Хельми принесли к началу этой цепочки бабушку Эдена, так и сидевшую на стуле, - им так удобней её перемещать, объяснили мальчишки. Затем, поскольку эти двое оказались рядом с машинами, Джарри побежал по их следам, чтобы помочь Дэйти донести швейную машину. По цепочке же, на всякий случай в криминальном микрорайоне, передали не только все узлы с вещами и бытовыми предметами, но и самых слабых членов семьи - Зиллу с маленькой дочерью.
   Ошарашенная, всё ещё плохо верившая в изменения в жизни семья сидела в одной машине - из Тёплой Норы: младшие братья и Ванда перебрались в машину Чистильщиков. И обе машины рванули из Серого Лабиринта так, словно их водителей предупредили о потенциальной погоне.
   Машина из Тёплой Норы, следовавшая за Чистильщиками, выехала на нормальную городскую дорогу, и только тогда Дэйти заговорил:
   - Вы в самом деле готовы отдать нам... дом в деревне?
   Селена заметила, что он пропустил слово "двухэтажный", которым она старалась соблазнить эту семью, чтобы её члены думали побыстрей.
   - По приезде мы походим по тем домам, которые я готова вам предложить. И вы выберете себе тот, что вам придётся по душе.
   - Но почему?!
   Он не договорил, но хозяйка места поняла его недосказанность.
   - Так для всех будет лучше, - сухо сказала она, боясь, что тоже будет слезливой. - Мне - нужны в моей деревне люди с вашими профессиями. Вам - нужно место, где вы будете жить, наслаждаясь жизнью, а не прозябать в нищете. А Эден получит возможность пусть не вспомнить вас, но привыкнуть к мысли, что вы его родители, которых он не помнит. И, если честно, я как-то не представляю, каким образом Дэлма приезжала на каникулы к вам. Я не представляю, как девочка проходила той страшной дорогой в Сером Лабиринте. Я не представляю, что она могла бы гулять в тех уголках, которые точно не рассчитаны на детей. Моя деревня защищена. Когда вы будете подъезжать к ней, вы это увидите. И вы поймёте, что жить можно, не оглядываясь на опасности - те, что обычно подстерегают в местах, откуда мы вас вывезли. Поэтому я хочу, чтобы Эден прибегал к вам, поначалу любопытствуя, кто назвался его родителями, а затем... Поэтому я хочу, чтобы Дэлма приезжала к вам и брату, привыкая, что семья собрана в одном месте.
   Больше Дэйти ни о чём не спрашивал до самой деревни, куда Чистильщики под командованием Ванды поехали вместе со всеми. "И так получилось, - насмешливо по отношению к себе подумала Селена, - что за мешки с кукурузой и картошами я сумела чуть ли не поймать в свою деревню нужных мне спецов. И сумела устроить судьбу одного маленького некромага, о чём тот пока не подозревает. Эдена, конечно, ждёт потрясение. Но, надеюсь, я сумею преодолеть и его недоверчивость. Тем более, что наверняка и его родители пока не будут возражать против его жизни в Тёплой Норе... Подшутить, что ли, над Ильмом, сказав ему, что я не собираюсь отдавать мальчика семье?.."
  
   Глава восемнадцатая
  
   Как и ожидала Селена, семейству Дэйти понравился второй дом от Пригородной изгороди - на противоположной улице от Тёплой Норы. Этот дом отличался тем, что перед верандой, традиционной для всех домов деревни, размещалось крыльцо - причём на высоте от земли всего в одну ступеньку. Именно эта особенность стала решающей, потому что в первую очередь искали дом, в котором комфортно будет жить бабушке, с её плохими ногами. Селена велела семейству осваивать новое гнёздышко, пообещала прислать Бернара, чтобы тот осмотрел новых жильцов. Сама же, взяв за руку маленькую девочку, с необычным даже в этом мире именем - Фритрика, повела её на обед в Тёплую Нору. С разрешения родителей, конечно. Чуть не доехав до деревни и успев более подробно рассказать о встрече Дэлмы и её младшего брата, Селена договорилась с Дэйти и Зиллой, что они не будут бегать в Тёплую Нору - искать там Эдена. Что она сама объявит маленькому некромагу, что его родители здесь, в деревне. Но девочка Фритрика нужна, чтобы начать исподволь знакомить Эдена с его собственной семьёй.
   Родители сначала не соглашались с доводами хозяйки места, что знакомство с сыном должно быть постепенным. Но вскоре разум взял вверх над чувствами. В большей степени, конечно, этому помогло присутствие драконов. А там, где драконы, не может быть несправедливости или обмана - последнего буквально у самой деревни вдруг испугалось всё семейство: а вдруг в деревне нет Эдена? А вдруг их привезли в эту деревню с какими-то жуткими намерениями?.. Но, когда чёрный дракон вышел из машины, семейные чуть ли не обмякли от облегчения. Ведь сопротивляться натиску хозяев было трудно: даже мальчишки-подростки, помогавшие расставлять мебель, уговаривали семейных отпустить девочку в Тёплую Нору. Особенно настаивал Коннор. И уговорили.
   - Эдену надо прийти в уютный дом, - сказал Дэйти своей семейной. - Леди Селена права: сначала надо обустроиться, а потом... Зилла, ты только подумай! Наш мальчик всего в нескольких шагах от нас! Возможно, мы будем его видеть каждый день! И сумеем перебороть его неприязнь к нам.
   Так что, выбрав дом, родители Эдена, бросив все дела, в первую очередь умыли малышку Фритрику, одели её в лучшее платьице и отпустили с хозяйкой места.
   Селена с девочкой шла от дома и чувствовала взгляды Дэйти и Зиллы. Она легко понимала значение этих взглядов - зависть и хрупкое счастье: "Наша девочка вот-вот увидит своего брата!"
   Фритрика спокойно шла рядом с Селеной. Хозяйке места нравилась доверчивость малышки, немного застенчивой, но послушной воле родителей, которые велели ей сходить с чужой тётей "вон в тот дом"!
   Счастье, что в летнее время малыши Тёплой Норы редко встречают приезжающих в деревню. Счастье, что в саду и на пейнтбольной площадке им играется интересней, чем просто бегать по деревенским улицам. И счастье, что в Тёплой Норе всегда найдётся тот, кто соберёт детишек и организованно проводит их в столовую.
   Именно поэтому Селена спокойно вела Фритрику к дому, сопровождаемая Колином и Микой. Старшие, как и мужчины, остались в доме Дэйти и Зиллы... А ведь как хорошо, что ожил ещё один печально пустовавший до сих пор дом!
   Шагая по плиткам деревенской дорожки и держа тонкую ручонку восьмилетней Фритрики, Селена прислушивалась к разговору за спиной. Впрочем, это был монолог. Мика пространно и в красках фантазировал на тему: неплохо бы снова съездить в речной порт и прогуляться по многообещающему чёрному рынку. Каких там только чудес ни встретишь... А какие можно найти полезные для Тёплой Норы предметы! Колин только насмешливо поддакивал мальчишке-вампиру, а тот, чувствуя его слишком слабый интерес к новой поездке на рынок, коварно переходил от упоминания вожделенных механизмов к восхвалению раритетных книг, найденных там же позавчера.
   Что-то напомнил Селене мечтательный голос Мики. Уже входя во двор Тёплой Норы, она сообразила и покачала головой: пообещала Каму купить для него альбомы, а слово не сдержала. Зато на пороге спохватилась и спросила младших:
   "Зачем Коннору нужно, чтобы Фритрика пошла со мной?"
   "Он сказал, что девочка быстро пробудит его память", - отозвался Колин.
   "Это как?" - удивилась Селена.
   "Не знаю. Что-то связанное с необычным именем. Спроси у Коннора сама, - улыбнулся мальчишка-оборотень. - Он тебе объяснит подробней, а нам про имя сказал только на ходу, когда мы уговаривали её родителей отпустить девочку с тобой".
   "И потом не забудь нам рассказать", - велел Мика.
   Селена чуть вслух не рассмеялась.
   - Леди Селена, - тихонько тряхнула её руку Фритрика, чьи тёмные глаза блестели оживлённым интересом на качели и оставленные на улице яркие игрушки самых младших. - А у вас детей много?
   - Много, Фритрика, - улыбнулась хозяйка места. - Надеюсь, среди наших детишек ты найдёшь тех, с кем можно подружиться.
   В обеих гостиных, для младших (при виде которой Фритрика чуть не споткнулась) и для старших, уже никого не осталось. Все в столовой, куда дверь открыта. Маленький народ усердно работал ложками, тихонько переговариваясь между собой.
   Селена вошла в столовую - и в помещении неторопливо установилась доброжелательно-любопытная тишина.
   - Приятного всем аппетита! - пожелала хозяйка места, и, дождавшись, когда стихнет небольшой гул откликов, сказала: - С сегодняшнего дня в нашей деревне появились новые жильцы. И я привела к нам познакомиться девочку наших соседей-новосёлов. Её зовут Фритрика.
   Она очень и очень сильно старалась не смотреть в сторону Эдена, который, задорно, хоть и бесшумно смеясь, о чём-то шептался с Риганом. Но посмотрела, прежде чем повести девочку дальше, к столу взрослых... Гомон в столовой возрос, пока младшие махали девочке и вразнобой говорили:
   - Привет!
   Селена усадила Фритрику на высокий для неё стул и подвинула ближе к краю стола тарелку и ложку. И снова, чуть не воровски, взглянула на Эдена. Маленький некромаг уже не смеялся. На лице напряжённое безразличие, будто он к чему-то прислушивался, но разобрать донёсшиеся до него странные звуки не мог. Глаза застыли на одной точке - на Фритрике, которая поспешно ела суп, одновременно радостно шаря глазами по содержимому ближайших к ней тарелок на столе.
   Уверившись, что девочка занята обедом, Селена сбегала на кухню и предупредила Веткина, что какое-то время дежурным придётся носить обеды не только в учебку и в дом Трисмегиста и Понцеруса, но и в только что занятый новыми жильцами. Домашний так обрадовался новости о заселённом доме, что суматошно бросился проверять кастрюли, что и сколько он может передать жильцам.
   - А деточки есть ли у них?
   - Одна сидит прямо сейчас в столовой, за столом взрослых. Второй у нас два месяца как столуется, - насмешливо сказала Селена.
   - И кто же это?! - изумился Веткин, успевший отогнуть край занавески, чтобы полюбоваться на темноволосую девочку, доедавшую суп с аппетитом, умилившим его.
   - Эден. Переехали его родители. Правда, он пока об этом не знает.
   - Дитя нашло своих родителей! - шёпотом ахнул Веткин.
   - Что-то я не вижу Кама, - заметила хозяйка места, прерывая его восторги и оглядываясь: юного тролля и правда нигде нет, а у раковины стоит только Лайла, энергично отмывая посуду и привычно напевая детскую песенку.
   - Так ему мастер Александрит утром ещё привёз какие-то книжищи, - объяснил домашний. - Вот я его пораньше и отпустил в мастерскую Мики. Сделать-то Кам по кухне - всё сделал.
   "Ух, ты! А ведь верно! Я вчера Александриту говорила об альбомах, о которых мечтает Кам! Неужели он позаботился поискать их в лавках?" И Селена, кивнув Веткину, вернулась в зал столовой.
   Фритрике тем временем поменяли блюда: убрали опустевшую тарелку из-под супа, поставили второе. Ухаживала за ней Хоста, привычно сидевшая вместе с дочерью в Тёплой Норе, пока нет Ильма.
   Уверившись, что тарелка с заманчиво выглядевшим вторым блюдом и впрямь предназначалась для неё, девочка успокоилась и начала более внимательно разглядывать столовую и едоков. За время отсутствия Селены здесь появились Джарри и старшие братства. И до их-то прихода Фритрика поглядывала на стол, за который первыми сели Колин и Мика, а теперь, когда за ним появились ещё трое её знакомцев, девочка несмело помахала им рукой. Старшие заулыбались и ответили тем же. Обрадованная, что они не отказывают ей во внимании, девочка принялась за второе. Селена же спокойно ела чуть остывший суп, исподтишка бросая на Эдена внимательные взгляды. Старшие братства (Коннор - в первую очередь) на него совсем не смотрели.
   Что придумал старший сын? Зачем надо было, чтобы Эден услышал, как зовут его младшую сестру - то есть пока незнакомую ему девочку? Имя, конечно, очень редкое. Но Эден не узнал и Дэлму, хотя та наверняка, будучи старшей сестрой, много нянчилась с ним в детстве. Как же он может узнать младшую сестрёнку? Или... Кроватная пентаграмма? Может, Коннор хочет ввести имя Фритрики в сон Эдена? Но... Запутавшись в предположениях, Селена решила: Коннор придумал - пусть делает далее, если он уверен, что придумал правильно.
   Перед "тихим часом" малышня, как обычно, собралась в детской гостиной, Вильма постаралась познакомить Фритрику поближе с теми ясельниками, кто может стать ей другом или подругой. Селена села на диване, не мешая... Ирма было собралась выходить из Тёплой Норы, но Эден подошёл к ней и что-то сказал. Волчишка кивнула и только обернулась к входной двери, как снова оглянулась на маленького некромага и что-то сказала ему в спину. Кажется, она собралась подождать его вне дома.
   Фритрика уже стояла рядом с Оливией, которая рассказывала ей о куклах в шкафу и других игрушках, а рядом подпрыгивали двойняшки Брин и Илмари, наперебой стараясь объяснить новой подружке сразу всё о детской гостиной и её сокровищах. Но вот Корилус позвал Оливию, а вместе с ней отошли от Фритрики и двойняшки. Ничуть не огорчённая, что осталась одна (только обернулась к Селене и заулыбалась, что та рядом), девочка присела на корточки, а потом и вовсе на колени, перебирая игрушки в одном из манежей, куда их сваливали детишки.
   Именно в этот момент к ней и подошёл Эден. Селена, сидевшая близко к ним, сделала вид, что не обращает на обоих внимания. Маленький некромаг присел возле Фритрики и тихонько спросил:
   - Ты мне кажешься знакомой. Я тебя знаю? Ты из пригорода?
   Девочка даже засмеялась от неожиданности.
   - Мы жили в пригороде до войны. А потом стали жить в Сером Лабиринте.
   - А это что такое? - озадаченно спросил Эден.
   - Это такое место, где очень много старых домов. Близко-близко друг к другу, заблудиться можно, - объяснила Фритрика. - И там нельзя гулять на улице, как у вас тут дети гуляют. Там страшно. Бандитов много.
   Маленький некромаг помолчал, испытующе глядя на неё.
   - И всё-таки мне кажется, что я тебя где-то видел. Ладно, я побежал. Ещё увидимся.
   Девочка улыбнулась ему и повернулась к игрушкам. Но, когда Эден отбежал к Ирме, нетерпеливо подпрыгивающей возле входной двери, Фритрика подняла глаза и нахмурилась. Эден тоже оглянулся в этот момент. Но его улыбка облегчения померкла, когда он увидел взгляд девочки. И только Ирма, подтолкнувшая его к двери, заставила его выскочить из дома.
   Не спуская взгляда с захлопнувшейся двери, Фритрика поднялась с коленей и подошла к Селене. Помедлила немного и спросила:
   - Это Эден?
   - Эден, - подтвердила Селена, и девочка забралась к ней на диван, чтобы сесть рядом. Помолчала и спросила:
   - А когда он... ему скажут?
   - Понимаешь, Фритрика. Он был очень маленьким, когда остался один. И он обиделся на родителей, думает, что они его бросили. Он очень обижен. Расти ему пришлось в условиях пострашней Серого Лабиринта. И когда он что-то вспоминает, ему снятся страшные сны. Поэтому мы хотим постепенно вас познакомить - твою семью и его. Но главное - он сам должен вспомнить своих папу и маму.
   Далее Селена промолчала - о том, что в этом ему может помочь кроватная пентаграмма братства: она только-только начинала понимать, что хочет сделать Коннор, пока у него есть ещё две ночи общения с Эденом в его снах.
   - Мне кажется, он узнал меня... - прошептала девочка.
   От неожиданности Селена покачала головой.
   - Боюсь, в тебе он узнал сам себя. Вы очень похожи.
   Фритрика вдруг рассмеялась.
   - У него волосы длинней моих! И в них такие смешные штучки!
   - Эден - маг. Эти штучки у него магические. А ты, Фритрика? У тебя есть магические способности? Как у Дэлмы, например?
   - Не знаю, - легкомысленно, явно уже осваиваясь, ответила девочка. - Я больше хочу быть, как мама. Она не маг, но так красиво шьёт! И я тоже буду шить красивые вещи!.. А куда ушли все дети?
   - У нас в доме есть час дневного сна. Все спят в это время. Ну что, Фритрика? Пойдём, я провожу тебя домой?
   - Домой? - с недоумением повторила девочка. И засмеялась! - Домой!
   Она сама схватилась за руку Селены и, подпрыгивая, засеменила рядышком. А когда они вышли их Тёплой Норы и обнаружили компашку Ирмы неподалёку, Фритрика расшалилась так, что помахала рукой обернувшемуся на шум Эдену. Тот нерешительно помахал в ответ... Селена усмехнулась. Сейчас надо отвести девочку к родителям, затем подумать вместе с ними над тем, стоит ли говорить Дэлме, если она приедет сегодня в составе группы Белостенных, что родители - вот они, рядом.
   Они пересекли улицу - и Селена внезапно поняла, что решил испробовать Коннор! Нынешней ночью он доберётся до детской памяти Эдена и сновидениями напомнит маленькому некромагу не только лица родителей и Дэлмы, но и эпизоды из прошлой жизни, когда и как трёхлетний Эден видел своих родных... Аж сердце зачастило, когда она это поняла.
   В доме Дэйти и Зиллы она быстро уточнила, что делать, если приедет Дэлма. Решили, что - будет возможность, девочку втихаря от Эдена проводят в новый дом её родителей. А не будет - в следующий раз придумают, что делать.
   - Я уверена, что в следующий раз нам не надо будет прятаться от нашего мальчика, - страстно сказала Зилла.
   Уходя, Селена слышала, как Фритрике родители и бабушка устроили настоящий допрос, едва узнали, что она видела своего брата и даже говорила с ним.
   "Правильно ли мы делаем? - размышляла Селена. - Может, надо было сразу сказать Эдену, что его родители поселились в нашей деревне? Но не повлияло бы это резкое знакомство с ними опять-таки на его психику? А если бы кошмары стали постоянными - и даже братство с ними бы не справилось? Сплошные вопросы..."
   Поймав себя на мысли, что им в деревне не помешал бы опытный психолог, она со вздохом усмехнулась и заторопилась на пейнтбольное поле.
   Ильм обещал сегодня привезти будущих пейнтболистов того же старшего курса. Но кто его знает? Может, привёз и первокурсников, среди которых Дэлма?..
  
   ... Полгода без тренировок, пока он чаще был Коннором-младшим, здорово отразились на форме, и даже два месяца, пока Коннор пытался восстановиться, мало что дали. Мирт порой говорил ему, что он слишком требователен к себе. Даже Хельми качал головой, когда мальчишка-некромант злился на себя из-за собственной слабости. Но драка на чёрном рынке доказала, что он, Коннор, прав: он отнюдь не в форме. Слишком далеко до тех впечатлений, которые он ранее испытывал в поединках или в поневоле массовых боёвках.
   А потому, когда прошло необходимое для разминки время после обеда, он пошёл на тренировочную площадку Колра, где чуть сбоку расположились его собственные снаряды. Братьев заранее предупредил, где он, чтобы не искали, пока сам не откликнется. После чего снял все блокирующие браслеты и, оставшись в одних штанах, засученных до колена, принялся за разминку, постепенно переходящую в настоящие тренировки. До сих пор никто не решался тренироваться в его "стиле": шарахаться от летающих и свистящих от сумасшедшей скорости спортивных снарядов не мог заставить себя даже Хельми. А Мирт нервно говаривал:
   - Если ты умеешь уклоняться от них, значит - ты в форме! Прекрати издеваться над собой, Коннор! Ты и так лучший боец!
   - На третьем месте ваш лучший, - насмешливо напоминал ему мальчишка-некромант. - После Колра и Трисмегиста!
   - Они взрослые и опытные, а ты!.. - доказывал ему мальчишка-эльф.
   - А у меня есть желание хотя бы приблизиться к их мастерству!
   - Зачем тебе это?! - с досадой говорил Мирт.
   - Не знаю, но надо. Хочу уверенности в себе.
   Размявшись до первого пота и обмотав кулаки привычным тряпьём, чтобы уж совсем не сбивать пальцы до крови, мальчишка-некромант встал в центр собственной тренировочной площадки и постепенно, словно играя, раскачал все спортивные снаряды, висящие на столбах и на перекладинах. Вскоре он вошёл в подобие некоего транса, когда уже не осознанно, а на чистых инстинктах отшвыривал от себя кулаками и ногами все те бездушные игрушки, что абсолютно непредсказуемо и беспорядочно мотались вокруг него, пытаясь сбить с ног.
   Где-то глубоко в памяти оставалось, что вот-вот должны приехать ученики Белостенные. Но так же крепко в памяти засело: если что, его найдут и напомнят, что и он должен быть на пейнтбольном поле.
   ... Коннор не подозревал, что Белостенные уже приехали и что им дали не только возможность снова прогуляться по пейнтбольному полю, но и походить по деревне. Так что трое юношей Белостенных переглянулись и поспешили в местечко, которое им вчера очень понравилось, - на местный, по-деревенски уютный пляж при тёплом пруде. Шли они от Тёплой Норы, как и вчера же. Проходя мимо учебки, один заметил нечто странное, о чём и сообщил остальным. Некоторое время они заворожённо стояли на месте, наблюдая за тренировкой воспитанника Тёплой Норы, который вчера, несмотря на его умение великолепно играть в пейнтбол, не очень-то произвёл на них впечатление в качестве, скажем, соперника и в магических делах. Но сейчас они даже не сразу узнали его... Поскольку о Конноре преподаватели Старого города не говорили с учениками, а только между собой, все трое заинтересовались. Больше всего их удивило, что старший преподаватель Ильм, живущий в этой же деревне, не завербовал паренька в храм Белой Стены. Боец - каких поискать. Или это только видимость, а с настоящими бойцами схватываться парень не будет?
   - Время есть, - азартно сказал один из троих Белостенных. - Может, уговорим его?
   Переспрашивать, на что надо уговорить этого паренька, двое не стали, а немедленно двинулись к спортивной площадке, которая с улицы виднелась не очень удобно для наблюдения за одиноким бойцом... Когда они очутились возле тренировочной площадки, мороз прошёл по спинам всех троих. Одно дело - смотреть издалека, как парень отбивается от хлещущих по воздуху убийственных предметов, другое - видеть настоящую скорость наверняка смертельных для неумелых бойцов снарядов.
   Сначала все трое надеялись, что парень увидит их и остановится. Но тот, словно безразлично глядя в пустое пространство, продолжал энергично драться с бездушным врагом. Не хочет замечать?.. Потом двое попытались заставить парочку снарядов вышибить бойца с площадки, хотя один из них резко возражал против такого приёма обратить на себя внимание. Но, попытавшись это сделать, все трое ошарашенно выяснили, что площадка закрыта от магического воздействия. Плотно причём. Постаравшись прорвать эту защиту, ученики Белостенные обнаружили немыслимое: поставленная защита такова, что пройти её человеку, то бишь эльфу, можно, но прошибить магией - нельзя.
   И тогда все трое переглянулись. Азарт всё ещё кипел в их крови, но появилось и опасение. Один сжал кулаки и сказал:
   - Я попробую.
   - Не советовал бы, - с огромным сомнением проговорил другой.
   - Мы Белостенные! - заявил третий и снял рубаху. - И старший курс! Неужели спасуем перед воспитанником всего лишь приюта?
   - Ничего себе - всего лишь, - пробормотал второй. И предложил: - Может, просто позвать его? И тогда уж схватиться с ним? Эй, как там тебя? Коннор?.. Не, не откликается. Идём! Втроём - уговорим.
   Им повезло.
   По улице шёл Ильм, собирая своих учеников.
   Когда он ещё издалека увидел, что трое влезли на личную тренировочную площадку Коннора, что спортивные снаряды остановили своё движение, а мальчишка-некромант мгновенно переключился на живые снаряды, он помчался к учебке с криком:
   - Коннор! Не смей!
   Ильму тоже повезло: в учебке, на веранде с открытым окном, сидел Колр.
   Он выскочил на панический крик Белостенного и сразу бросился к тренировочной площадке. Он успел поймать, чтобы не дать удариться головой о каменную дорожку вокруг ринга, первого Белостенного, рухнувшего без сознания после удара ногой мальчишки-некроманта. Быстро уложил Белостенного в стороне - и за пояс штанов второго буквально выдрал его, захлёбывающегося кровью, из-под кулаков Коннора. Третьего спасать не стал - бросился сам на площадку и вскинул блок из своих каменных лапищ перед Коннором. Тот охнул, получив по запястьям. И... пришёл в себя, растерянно заморгав на всех, кто оказался рядом. Ильм волоком вытащил с площадки третьего, ослепшего от крови, текущей с его разбитого лба.
   Очнувшийся от боевого транса Коннор в первую очередь стремительно надел браслет Мирта: "Мирт! Быстро на площадку Колра! И позови Бернара!"
   "Что случилось?!"
   "Потом! Нужна помощь! Быстрей!"
   И услышал затихающее недоумение мальчишки-эльфа: "Если тебе нужна помощь, почему должен явиться и Бернар? Я - что? Один не справлюсь?"
   А Ильм с Колром уже хлопотали над тремя пострадавшими, причём чёрный дракон зло ругался с храмовником:
   - Почему ты не предупредил с-своих вос-спитанников, что нельзя с-схватываться с-с Коннором? Ты же знал, что мальчиш-шка входит в боевой транс-с!
   - Я не думал, что они могут...
   - Твои ученики не впервые пытаютс-ся показать с-себя. Мог бы и подумать.
   Коннор подошёл к ним и виновато спросил:
   - Чем я могу помочь? Мирт и Бернар сейчас придут сюда.
   Все трое учеников с ужасом скосились на него.
   - Ос-станови этому кровь и обезболь его, - скомандовал чёрный дракон. - Пока у нас-с нет перевязочных материалов, придётся дейс-ствовать с-с помощью магии!
   - Простите, - вполголоса сказал Коннор, очутившись рядом с Ильмом.
   Тот только покосился на него, а Колр не преминул поучить мальчишку-некроманта:
   - В с-следующий раз не забудь с-сделать площадку невидимой! Мало ли здес-сь любопытс-ствующих бегает!
   Ильм с досадой опустил голову. Унизительно: старший курс Белостенных - и вдруг только любопытствующие!
   К приходу старого эльфа-целителя и братьев (Хельми и младшие тоже прибежали. Интересно же: Коннор - и вдруг просит помощи ещё и у Бернара!) трое учеников Белостенных, обезболенные, лежали уже без стонов после неловких движений. Сообразив, что Коннора уже отругали, Бернар молча принялся за работу, время от времени требуя от Мирта или от Колина принести снадобья из любимой им старенькой котомки. Хельми помогал, не спрашивая.
   Мика постоял, постоял, глядя на всех, а потом разочарованно спросил:
   - А чё? Пейнтбола сегодня не будет? Эх, ты, Коннор! Испортил праздник!
   Тот только развёл руками.
   А Мирт исподтишка всё поглядывал на троих поверженных, а потом не выдержал и тоже укорил мальчишку-некроманта:
   - Коннор! Без нас!
   Ученик Белостенный, которому он в этот момент протирал лицо от засыхающей крови, ошеломлённо уставился на мальчишку-эльфа и сипло спросил:
   - А... что? Ты... тоже?
   Мика, абсолютно счастливый, хмыкнул:
   - Это вы ещё с Эрно не встретились!
   - Мика, рот закрой, - велел чёрный дракон, тем не менее очень довольный косвенно прозвучавшей похвалой его сыну. И добавил, словно бы утешая Ильма, если бы не искорки в его глазах - глазах учителя, довольного своими учениками: - У них-х с-специализация не та.
   Белостенный поморщился, но промолчал. Учеников подняли и помогли им прошагать до учебки, в одном из кабинетов которой им предстояло сидеть, пока полностью не придут в себя. Мика всё рвался предложить перевести их в библиотеку, чтобы знали: у них не только бойцы отличные, но и умники имеются! С трудом закрыли мальчишке-вампиру рот и оставили ребят, пообещав позже подогнать машину, чтобы отвезти их на пейнтбольное поле, где они посидели хотя бы в качестве зрителей.
  
   Глава девятнадцатая
  
   А потом во двор учебки примчалась разгневанная Селена, нечаянно подслушавшая братьев по браслетам, и, схватившись за голову при виде пострадавших учеников Белостенных, начала на всех отчаянно кричать. На Ильма, что не предупредил своих учеников не связываться с Коннором. На Колра, что тот плохо смотрел, что у него делается на спортивной площадке. На братство, что мальчишки вели себя безответственно и отпустили Коннора одного на тренировку.
   В общем, ничего хорошего.
   И компашка Ирмы, сидевшая в кустах и с открытыми ртами следившая за событиями с того момента, как Коннор принялся за разминку, отпрянула в те же самые кусты и растворилась в них. Добравшись до дальней беседки в саду при Тёплой Норе, волчишка шмыгнула носом, переживая увиденное, вздохнула и сказала Эдену:
   - Видел, какой он - Коннор? Он и умный, и драться умеет. Верь ему всегда. Он никогда не обманет.
   - А Селена его ругала, - нерешительно заметил маленький некромаг.
   - И чё? - вскинулась волчишка. - Это она из-за него испугалась! Я, вон, тоже ругаюсь с Колином, если что. А про Коннора мы тебе ещё не всё сказали. Берилл, расскажешь ему, как ты с Тармо и Виллом убегали из города? А у нас здесь война по второму разу началась?
   - Расскажем, - вместо мальчишки-вампира пообещал Вилл. - Ты, Эден, даже представить себе не можешь, что сделал Коннор, когда вторая волна магических машин здесь, около деревни, пошла...
   - Расскажем вечером, - решил Берилл. - Сейчас - на пейнтбольное поле пора.
   - Какое там - пора! - рассердилась Ирма. - Вы что - не поняли? Селена же здесь! А пока здесь, у нас ещё с полчаса есть свободных. Бежим к Ивару! Надо рассказать, как Коннор подрался с этими!
   - Зачем? - удивился Берилл.
   - А надоело мне, что Ивар всё лежит и лежит! - обозлилась волчишка. - Даже Айна не может его расшевелить! Разнежился он, пока болел. Пусть послушает про брата, как он драться умеет. Пусть ему завидно станет. Тогда на поправку пойдёт.
   - Из зависти? - уточнил Тармо.
   - Ага. Из зависти.
   - Ха. Тогда мы ему так расскажем, что век помнить будет! - пообещал Тармо.
   - А если в доме этот, Трисмегист? - встревожился Вилл.
   - Тогда - на поле, - пожала плечами волчишка. - Там тоже интересно.
   И вся компашка трескучим по кустам ветерком помчалась к Ивару.
   Пока бежали напрямик, игнорируя садовые тропки, а потому частенько перепрыгивая через мелкие препятствия в виде низких кустиков, Эден крикнул:
   - Если Коннор так много тренируется, почему мне все запрещают тренироваться?
   - Ты же видел разминку Коннора! - откликнулся Берилл. - Ты узнал про движение и дерёшься, используя его! И сам не замечаешь, что делаешь приём неправильно! А Коннор тыщу раз приём повторит, прежде чем пустить его в ход!
   - Нет, я правильно всё делаю! - возмутился маленький некромаг. - Я же выучил - это главное.... И как захочу - так и использую!
   - Ага, как же! То-то Колр потом ругается и ставит тебе руки и ноги заново! А у старших братства - удар идеальный. Знаешь, сколько они повторяют, чтобы он таким стал! Хм... Тренировку Коннора же видел!
   - Эден! - вмешалась в разговор Ирма. - Ты спросил у этой Фритрики, почему она тебе знакома?
   - Спросил! Она не знает!
   Вилл перепрыгнул через очередные кусты и засмеялся.
   - Она похожа на тебя!
   - Что?! - Эден чуть не шлёпнулся, зацепившись носком сандалии за охапку палых веток, кем-то собранных слишком в малозаметную кучку.
   - Она как ты, когда ты впервые здесь появился!
   - А-а... Понял. И что?
   - А давайте к новеньким сегодня заглянем? - предложила запыхавшаяся Ирма, оглядываясь на компашку. - Вечером? Посмотрим на них. Познакомимся. Фритрику пригласим побегать с нами и всё-всё ей в деревне покажем!
   Волчата обрадовались.
   - Точно! - воскликнул Тармо. - Селена же её к нам привела? Значит, можно забежать к ней - навестить!
   Радостные, что придумалось такое интересное времяпрепровождение, они припустили ещё быстрей к Ивару. Добежав, устроились под окном его комнаты и прислушались: если Айна там, то они спокойно могут влезть в дом и рассказать о приключении, от воспоминания о котором до сих пор хотелось восклицать: "Ух, как он их!" И по спине мурашки...
   Но голоса Айны не услышали. И в комнате было тихо. Волчишка прошептала:
   - Может, он спит? Помогите...
   И влезла на подставленные и переплетённые ладони мальчишек. Сначала заглянула в комнату, а потом, осторожно открыв оконную раму и взявшись за край карниза, подтянулась и влезла на подоконник. Друзья услышали её шёпот:
   - Ивар, ты спишь?
   Ответа не последовало. Ирма спрыгивать в комнату не стала - оглянулась и сползла с карниза. Встав на ноги, в окружении друзей, она уставилась на землю, а потом снова взглянула на окно.
   - Там кровать как-то так заправлена, что мне кажется... - начала она и замолкла, пожала плечами, явно растерянная.
   - Сбежал? - хмыкнул Тармо и быстро сбросил с себя одёжку, которую привычно подхватил мальчишка-вампир.
   Ребята деликатно отвернулись, а обернувшийся волчонок пал на четвереньки и минуту спустя принялся обнюхивать место перед окном. Он обежал местечко порядочно, даже в сад пробежался, потом вернулся к Бериллу, который держал его одежду, и снова сделал оборот. Застёгивая пуговицы на рубахе, сказал:
   - Он ушёл. Кажется, к пейнтбольному полю. И не один, а с Айной. Наверное, Трисмегист велел ему.
   - Да он вчера на ногах еле стоял! - удивился Эден. - И почему через окно?
   - Значит, Трисмегист не знает, - сообразил Берилл. - Бежим? Найдём его?
   - Пока ищем - игра начнётся, - покачала головой Ирма, поглядывая на полуоткрытое окно. - Лучше потом. Трисмегист-то думает, что Ивар спит, так что Ивар скорей всего сразу после игры вернётся сюда.
   - А вчера его Трисмегист сам привёл на поле, - вспомнил Берилл.
   Волчишка хмыкнула, вконец заинтригованная. Но времени и в самом деле маловато, так что секунды спустя компашка садами понеслась на пейнтбольное поле - узнавать, будет ли соревнование с Белостенными, пусть даже обучающее.
   ... Следов было много, и уходили они в основном в сад, потому Тармо и сказал: "Кажется, к пейнтбольному полю..."
  
   Ивар и Айна сидели в кабинете деревенской школы, чуть ли не напротив кустов, в которых пряталась Ирмина компашка, и не видели тех, как и малолетние бандиты не видели этих двоих. Ведь следили двое из кабинета за Коннором, пригнувшись - прячась за подоконником... Айна помогла мальчику-друиду дойти до учебки, потому что его ноги всё ещё были слабыми. Правда, оба пришли к учебке не затем, чтобы наблюдать за тренировками Коннора. Так уж получилось, что Трисмегист вместе с Понцерусом ушли к Риверу, и Айна рассказала Ивару, что она до сих пор учится в учебке - то есть в начальных классах деревенской школы. Уставший от непривычного безделья и неподвижности, Ивар и уговорил девочку провести его в эту учебку. Та сейчас пустовала - время-то летнее. А Ивар встречаться с кем-либо не хотел: и правда отвык в лесу от общения. И учебка привлекала его именно тем, что была новым для него местом и что в ней пусто.
   Из окна первого же кабинета, который Айна ему показала, был прекрасный вид на спортивную площадку Колра. Так что, когда на ней началось движение, и мальчик, и девочка немедленно прильнули к подоконнику. А потом заворожённо следили за происходящим.
   Когда Бернар и его помощники направились в учебку, чтобы на время пристроить троих учеников Белостенных в одном из ближайших к выходу кабинетов, мальчишка-друид и девочка выскользнула из "своего" кабинета, и Айна повела Ивара к кухне, где находилась вторая дверь из дома. По дороге они раскланялись с домашним Малинычем, зная, что без вопроса к нему домашний никому не расскажет о них.
   Пробежав какое-то расстояние от учебки, Ивар свалился на высокую траву, задыхаясь от непривычных усилий, и Айна присела рядом.
   - Отдохни немного, - тихо сказала она и огляделась. - Я посторожу...
   - Да нет, ничего, - учащённо дыша, ответил мальчишка-друид. - Отдышусь. Да и если увидят... Можно будет сказать, что мы просто гуляем. - Он вдруг посмотрел на Айну и засмеялся: - Вообще-то, мы как раз и гуляем.
   Девочка тоже рассмеялась и удобней села рядом с ним, обхватила колени, глядя в сторону деревенской школы. Покачала головой.
   - Как он дрался... Так... красиво!
   Ивар только глубоко вздохнул и опёрся на руки, вытянутые назад. По его мечтательному взгляду видно было, что и он вспоминает. Но что? Своё состояние напряжённого азарта при взгляде на старшего брата, который тренировался? Или движения Коннора, которые и его самого вводили в транс?
   Треск неподалёку заставил их вздрогнуть и взглянуть направо. Там стояли подростки - Ивару абсолютно незнакомые. Зато Айна, кажется, знала - хотя бы одного из них, потому как на девочку она взглянула мельком, а после взгляда на мальчишку прикусила губу, чуть улыбаясь.
   - Привет, - сказал тот удивлённо. - Айна, ты...
   Айна вздохнула и перебила:
   - Привет, Фиц. Это Ивар - младший брат Коннора. Он немного... болеет. Мы вышли погулять, но Ивар быстро устал. Вот, сидим.
   - О, Ивар! - уважительно сказал Фиц. - Я тебя помню! Ты был одним из тех, кто помогал нам, когда в наш интернат ворвались некромаги! Я тогда думал, что ты живёшь здесь, а потом узнал, что ты вернулся в свой лес. Ты же друид, да?
   - Ты друид?! - заинтересовалась незнакомая девочка и осторожно опустилась на корточки. - И брат Коннора?
   На её лице острый глаз мальчишки-друида легко отметил странные синюшные пятна, правда, бледные. И руки у неё, не прикрытые рукавами, тоже были в синяках и заживающих рассечениях... Тоже боец? Как Коннор? Или с ней что-то другое?
   - Меня зовут Шиа, - сказала девочка. - Коннор и его братья мне помогли, когда я попала в неприятную ситуацию. И я очень благодарна за это всем им. Но не знала, что у него есть брат - друид.
   - Да, - неловко сказала Айна. - А вы куда?
   - Мы потихоньку идём на пейнтбольное поле, - объяснил Фиц. - Шиа видела тренировочный матч по пейнтболу, и она хочет разобраться с его правилами. Пойдёмте с нами? Или вы будете гулять здесь?
   Ивар хотел было огрызнуться, что он просто мечтает вернуться в дом Трисмегиста, но Айна, в последнее время чутко чувствовавшая его настроение, легко перебила его:
   - Мы бы рады пойти на поле, но Ивар плохо себя чувствует.
   - Нет, а правда - ты хотел бы? - настаивал Фиц, глядя на мальчика-друида.
   Хотел бы? Ивар вдруг задумался. Хотел бы он ещё раз посмотреть, как бегает по полю старший брат, помогая волчишке и её команде?
   - Айна, помоги подняться, - попросил он свою спутницу.
   - Лучше - я, - решил Фиц и подал ему руку.
   Ивар застыл глазами на этой руке, чувствуя, как изнутри поднимается злоба, которую можно отбросить в сторону, как учил Трисмегист. И очистить себя от того плохого, что восстало исподволь... Но Трисмегисту хорошо. Это не ему сейчас сказали, что он слишком слабый, чтобы двигаться самостоятельно. И не ему объяснили, что к нему относятся дружески только потому, что его брат - Коннор. Что он всегда и всего лишь его брат. Всегда второй... Он злился на себя, что затягивает неловкую паузу. Злился на Фица за то, что тот создал эту неловкую ситуацию: чего это он вздумал гулять по саду, когда здесь дал слабину он, Ивар...
   - Вот это да... - сказала вдруг девчонка - Шиа, кажется. И быстро приблизилась к мальчишке-друиду. - Такого я давно не видела. Можно - я возьму тебя за руку? Чего зря пропадать... Ах, как много! Мм!..
   Не дождавшись отклика от растерянного внезапным и непонятным вопросом Ивара, она взялась обеими руками за его ладонь, будто собираясь согреть её.
   - Ты что? - только и сумела выдавить изумлённая Айна.
   Зато Фиц, совершенно не обиженный заминкой, немедленно убрал свою ладонь и тоже присел, с искренним интересом наблюдая за руками Шиа. Как будто знал что-то такое, чего пока не знали Ивар и Айна.
   Поймав себя на этой мысли, Ивар спохватился и усилил магическое зрение. И оторопел: выплеск его личной некромагической силы тёмным облачком клубился вокруг ладоней Шиа. Клубился медленно, постепенно темнея, потому что уплотнялся - вырастая из злости Ивара. Именно поэтому и Ивар, и Фиц (он ведь тоже некромаг, если вспомнил пригород) коротко вздрагивали, едва только время от времени края этого облачка резко дёргались и словно впитывались в ладони Шиа. Ошарашенный Ивар поднял глаза: на губах девочки мягко бродила улыбка блаженства... Она что - поглощает его магию?!
   - Ты кто? - машинально спросил он её и тут же зажался, ожидая уточнения: "Что ты имеешь в виду?"
   Но девочка кивнула и с видимым сожалением отпустила его ладонь.
   - Я маг-собиратель чужой магии. Несколько лет бродила бездомной. Когда было совсем голодно, спасала моя магия: я могла взять силы из любого магического предмета и тем самым заглушить голод. До сих пор я видела такой запас магической силы, как у тебя, только у мальчика-дракона Ригана и у братства.
   - Но я не просто друид, - медленно сказал Ивар, сжимая руку Айны (так ему всегда было спокойней) и прислушиваясь к себе: злости и ненависти больше он не ощущал. - Я некромаг. Тебе не будет... плохо из-за состава моей магии?
   - Для меня нет разницы, каков тип магии, которую я поглощаю, - объяснила Шиа. - Для меня главное - её плотность.
   Ивар встал-таки - из упрямства сам, пусть даже пришлось поморщиться из-за тупой боли во всём теле. Айна улыбнулась ему, и он ещё раз проверил себя, удивлённо качая головой. Шиа и впрямь забрала у него не просто магическую силу, но и притушила её "топливо" - негативные чувства.
   - Хочешь, мы будем дружить? - предложил Фиц и тут же пояснил: - Учти, я говорю это не только из-за Шиа. Хотя... Ты очень... эмоциональный, и вокруг тебя магия так и полыхает. А ей её всегда не хватает.
   Ивар молча взглянул на него. То есть с ним хотят дружить не из-за Коннора? Из-за него самого? Из-за его силы? Он вдруг представил, что у него появилась своя компания. Как у Коннора - братство. Как у той смешной волчишки - своя компания. Идея понравилась. Он уже свободней улыбнулся Фицу и сам протянул ему руку.
   - Если Шиа это так необходимо...
   - Нет, не только для Шиа, - серьёзно сказал мальчишка-некромаг. - Я тут немножко потерялся - в Тёплой-то Норе. Мои давние, с пригорода ещё друзья - их здесь много. Но пока я ни с кем не могу снова подружиться по-настоящему. А так хочется, чтобы друзей было побольше. Увы... Кроме Синары с Топаз и Эдена (это мои здешние однокашники по школе-интернату некромагов), а теперь и Шиа, я пока ни с кем не могу быть в настоящей компании. А иногда так хочется. В Тёплой Норе столько сложившихся компаний!.. Но как-то... не мои. А тут - ты и Шиа. И мы с тобой оба некромаги.
   "Дружить? - Ивар невольно улыбнулся. - Своя компания..."
   - Вы на поле? - переспросил он.
   - Да, мы хотим посмотреть пейнтбол и запомнить правила, - объяснила Шиа. - Фиц-то уже играет, а я пока нет. Он отведёт меня к моему деду - Руну, а сам пойдёт играть. Он вчера тоже играл.
   Ивар и Айна переглянулись.
   - Я не уверена, - пожала плечами девочка, - но, мне кажется, на всякий случай, им надо сказать. А вдруг сегодня играть не будут?
   - Почему? - удивился Фиц. - Что-то случилось?
   - Скажи ты, - кивнула Айна мальчишке-друиду.
   Тот кратко пересказал недавние события с Коннором, нечаянно побившим учеников Белостенных, и мальчишка-некромаг присвистнул.
   - В любом случае надо сходить на поле, - решил он. - Заодно ты и Шиа посидите среди зрителей, отдохнёте, а потом уж посмотрим, что делать дальше. Может, ещё где-нибудь погуляем. Ивар, так тебе помочь идти?
   - Нет, не надо, - отказался мальчишка-друид. - Так пойдём. Да, Айна?
   Девочка только улыбнулась.
   И они пошли, а по дороге начали знакомиться. Фиц рассказал о группе толстяка Стефана и о том, как попал к некромагам. Шиа повторила для Ивара и Айны рассказ о своих скитаниях в составе группы оборотня Сири и жизни в городских приютах и на чёрном рынке, а Ивар внезапно разоткровенничался и пусть тоже коротко, но рассказал о своей жизни в военном пригороде, а потом и у тёмных друидов.
   Пересекая пейнтбольное поле, они поневоле замолкли. И неожиданно Ивар, снова прислушавшись к себе, сообразил - очень недоверчиво к самому себе: он легко идёт! Ему не тяжело, не трудно переставлять ноги, недавно словно раздутые! Изумлённый, он даже прибавил шаг, отчего встревоженная Айна заглянула ему в лицо и успокоилась, догадавшись, что он не старается торопиться, потому что хочет выглядеть здоровым, а на самом деле идёт твёрдо и легко... Успокоилась и не стала ни о чём спрашивать. Мальчишка же друид прикусил губу: почему так? Не оттого ли, что Шиа сняла с него некромагию, получившую свою пищу из его собственных плохих чувств? Впрочем, долго он не думал, вспомнив о Трисмегисте, которому не боялся задавать самые глупые вопросы, зная, что в ответ получит понятные ему объяснения... Так что сегодня Трисмегиста, его личного мастера, ждал настоящий допрос.
   Со зрительских рядов замахали, и Шиа обернулась к Ивару.
   - Посидишь с нами? Меня дедушка зовёт.
   - Посижу. А вы?
   - Мы тоже с тобой посидим, - заверил Фиц. - Пока не будет понятно, играем сегодня или нет. Позовут нас - побежим, да, Айна?
   - Конечно, - покивала девочка.
   И вскоре вокруг удивлённого Руна устроилась довольно оживлённая компания, к которой спустя минуты присоединилась и Синара, которая тоже не могла определиться, к кому лучше попроситься дружить - к младшим, благо сама не очень взрослая, или всё же к тем, кто постарше. Её появление приветствовали смехом и предложениями присесть рядом. Синара было предложила ввести в компанию и Топаз, но девочка-вампир отказалась. Ей больше нравилось проводить время с подростком-вампиром Пренитом, который не возражал против дружбы с малышкой.
   Они сидели и болтали, да так, что Ивар, поймав себя на мысли: он не стесняется сидящих рядом, - поразился. Но мысль промелькнула и пропала, а он продолжал то улыбаться, то смеяться во весь голос - к удивлению и даже удовольствию Айны. Это он заметил, но не обратил внимания. Впервые он чувствовал себя не просто востребованным, но нужным. Ведь Шиа и Айна сидели по обе стороны от него, и девочка-собиратель магии то и дело дотрагивалась до его руки, после чего он отчётливо ощущал, как уходят грустные, а порой и злые мысли...
  
   ... После небольшого совещания взрослые решили сделать так: снова будут две группы, в котором трое потерпевших от Коннора принимать участие не будут. Группы составили из учеников Белостенных и самых младших, против чего Белостенные не возражали, помня, как вчера детишки помогали им. Ильм тоже полагал, что такое разделение справедливо, хотя в мыслях держал, что группе собственно Белостенных против команды Ирмы вряд ли выстоять. Но эти пессимистичные мысли отгонял только одним соображением: и эта игра - пока не соревнование, так что Белостенным можно и проиграть. Зато поучатся чисто практически.
   Когда Ильм поделился своими мыслями с Селеной, она согласилась. И добавила:
   - Не забудьте, Ильм, что и последующие на этой неделе игры будут учебными. Так что не бойтесь, если ваши ученики сегодня проиграют. Главное, они втянутся в игру и будут знать не только её правила, но и некоторые уловки, которым научатся, играя с Ирмой. В общем, вы сами скажете мне, когда можно будет устроить вашим настоящее соревнование - против наших команд.
   Вторым условием стало: братство опять сидит на зрительских рядах, потому как играет слишком сильно, даже в смешанных с малышнёй командах.
   Селена сразу заметила, как осунулась волчишка, услышав, что на этот раз группа не будет смешанной, поэтому подошла к ней и напомнила:
   - Не забудь, Ирма! За твоей спиной - Берилл, двойняшки Вилл с Тармо и твой семейный Вади. Рядом с тобой - снайпер Айна, за спиной которой Андрис и Лека. Рядом с тобой тройка - Синара, Эден и Силан. Вы победители в настоящей игре против курсантов училища. А Белостенные - новички в игре.
   - Ты меня утешаешь? - скептически спросила Ирма, вздыхая.
   - Нет, я напоминаю, что ты не должна выдавать на первой же игре все своих боевых секретиков, мой самый лучший стратег и тактик! - засмеялась Селена.
   - Да? - только и ответила волчишка, насупившись.
   - Да, - уже твёрдо сказала Селена. - Подумай об этом хорошенько, ведь вчера ты уже кое-что выдала, помогая новичкам в игре. Попробуй сегодня быть не слишком щедрой. Можешь даже проиграть Белостенным. Сегодня и в следующие пробные игры это не зазорно для тебя и твоей команды, потому что это не настоящая игра. Но в будущем соревновании ты должна победить!
   - Без секретиков...
   Волчишка, серьёзная и важная, отошла к своей группе. Игроки окружили её, и Ирма принялась вполголоса объяснять им, как сегодня должна пройти игра.
   Селена взглянула на команду Белостенных. Те тоже были серьёзны и собранны и внимательно слушали Ильма, который что-то многословно объяснял им, то и дело оглядываясь на команду Ирмы. "Трепещет! - с удовольствием решила Селена. - Побаивается Ирминой компашки. Вот удивится, когда увидит среднюю игру волчишки! Впрочем, он отнесёт её слабость за счёт того, что видел недавно - что Ирма растерялась. Решит, что Ирма без Коннора играть в полную силу не сумеет. И? Что получаем? Ещё один стратегический секретик на будущее!"
   - Выглядишь коварной интриганкой! - засмеялся Джарри, только что подошедший к ней и тут же взявший её под руку.
   Селена быстро объяснила семейному задумку. Выслушав, Джарри покачал головой:
   - Не уверен, что Ильм поддастся на провокацию. Он прекрасно знает Ирму и её золотую головушку.
   - У меня расчёт на прошлый проигрыш Ирмы, - объяснила хозяйка места.
   Она рассеянно скользнула взглядом по редким сегодня зрителям на деревянных трибунах: взрослые жители деревни, зная, что игра опять будет пробной, не очень хотели приходить, а обитатели Тёплой Норы предпочли свободное время провести на лесной заводи или на пруду, а то и с Бернаром - в выращенном ими лесу.
   - Наш Коннор сидит в одиночестве, - с тревогой сказал Джарри. - Пойти к нему?
   - Ничего. Он наказан - и понимает это, наказывая себя самого этим одиночеством, - не вполне уверенно сказала Селена, удивляясь, где остальные ребята братства, и в то же время с облегчением следя, как к старшему сыну перебирается между рядами младший - Стен, а с ним, естественно, и мальчик-дракон Риган.
   И оба семейных резко обернулись, когда с соседних рядов закричали:
   - Коннор! Коннор! Иди к нам! Риган! Идите к нам!
   - Ивар? - изумилась Селена. - Без Трисмегиста?!
   - И в какой интересной компании! - засмеялся Джарри. - Впервые вижу его не хмурым, а хохочущим!
   И уже оба с тем же облегчением наблюдали, как Коннор взял на руки младшего брата и кивнул Ригану, приглашая за собой.
  
   Глава двадцатая
  
   А потом прибежала на зрительские ряды Лада, плюхнулась рядом с Риганом, усевшимся с Коннором, что-то быстро сказала мальчишке-некроманту, тот удивлённо покрутил головой, о чём-то спросил. Стен, глядевший на поле и не сразу заметивший появление подруги своего старшего брата, тут же съехал с коленей Коннора и протиснулся к девочке-магу - Риган потеснился, по своему обыкновению смешливо фыркнув на сообщение Лады. И Селена совсем успокоилась.
   Зато снова посмотрев на Белостенных, она сначала нахмурилась: что-то показалось странным. Хотя что странного в том, что Ильм стоит в окружении внимательно слушающих его учеников, беспрерывно говорит с ними, то и дело оглядываясь на команду Ирмы? Вроде ничего особенного. Но почему-то на душе вдруг кошки заскребли... Солнце, небо безоблачное, садовые птицы мирно-спокойно посвистывают, слышен негромкий говор зрителей и смех ясельников, проснувшихся и забегавших по любимым садовым беседкам... Так почему же ей странно поведение Ильма?
   А затем Селена насмешливо хмыкнула. Джарри, улыбаясь, склонился к ней.
   - Не поделишься?
   - Я приревновала Ильма! - объявила хозяйка Тёплой Норы. - Он же наш! И вдруг объясняет ученикам Белостенных, как нас же и победить!
   - Кс-стати, да, - чуть больше растягивая шипящие звуки и с ощутимой угрозой, сказал Колр, неведомо когда очутившийся сбоку от семейных. - Мы как-то не подумали, что команда Ирмы ос-стаётс-ся без тренера.
   Селена быстро пересказала чёрному дракону свой недавний разговор с волчишкой. Колр кивнул, самолюбиво глядя на Белостенных, которые, на взгляд Селены, всё больше и больше походили на заговорщиков, чем на игроков. А потом не спеша зашагал к своим ребятам - так уверенно ставя ноги, что даже ученики Белостенные обернулись посмотреть на чёрного дракона. А Ильм застыл на месте, замолчав, когда понял, что Колр направляется к Ирме и её команде.
   Впрочем, молчал Ильм недолго. Снова воззвал к вниманию учеников и принялся вновь горячо убеждать их в чём-то.
   Зато как обрадовались Ирма и её команда, что к ним идёт Колр!
   - Тебе не кажется, что мы не должны были оставлять Ирму? - встревожилась Селена, глядя, как детишки окружили чёрного дракона и, чуть не открыв рты, слушали его спокойную и даже несколько монотонную речь.
   - Нет, не кажется, - решил Джарри, беря семейную под руку. - Колр любит, когда наши команды побеждают. Вот пусть и занимается их подготовкой. Это будет логично и естественно. Ведь, как ты говоришь, именно он занимается спортивной частью в учебке.
   - Думаешь - пусть привыкает, что и пейнтбольные команды на нём? - уточнила хозяйка места, следя, как Колр поднимает голову, глядя на зрительские ряды, а потом одним махом руки подзывает к себе Коннора. - Зачем ему наш мальчик?
   - Не знаю, но, думаю, потом спросим у самого Коннора, - предположил Джарри, с любопытством следя, как Коннор неторопливо спускается со второго ряда и пересекает пейнтбольное поле, шагая к команде Ирмы.
   Команда Белостенных снова затихла, с удивлением следя за мальчишкой-некромантом. Один старшекурсник негромко спросил Ильма о чём-то таком, что явно вызвало на лице храмовника желание недовольно поморщиться.
   Селена перевела взгляд на зрительские ряды: те трое, "нечаянно" избитые Коннором и только что прихромавшие на спортивное поле - не без помощи сочувствующих, сидели ближе к финишу пейнтбольных дорожек. И тоже насторожённо наблюдали за лёгким шагом мальчишки-некроманта.
   Игроки Тёплой Норы пропустили его ближе к чёрному дракону и снова принялись внимательно слушать теперь уже не только Колра.
   Потом Ирма вдруг начала что-то рассказывать Колру и Коннору, страстно размахивая руками. Чёрный дракон сосредоточенно слушал волчишку и кивал или отрицательно качал головой, а под конец появился распорядитель сегодняшних игр - Ривер, и его тоже подозвали к игрокам Тёплой Норы.
   - Лопну от любопытства... - прошептала Селена, не зная, злиться ли, что стоит слишком далеко от совещающихся, или радоваться некоторому ошеломлению учеников Белостенных во главе с Ильмом.
   - Сейчас игра начнётся - и всё узнаем, - шёпотом же ответил Джарри.
   Ривер как будто подслушал его и отошёл от команды Ирмы к стартовой черте между двумя дорожками. Его движение послужило сигналом: обе команды заспешили встать у начала дорожек. Как Ильм вместе со своими, так и Колр с Коннором прошли с ребятами волчишки к старту.
   Селена смотрела во все глаза, готовая мчаться к Колру, чтобы вцепиться в него и потрясти: "Что вы задумали?!" Но мысль о том, чтобы прямо сейчас допросить Коннора, использовав браслеты, ушла вместе с пониманием, что лучше сейчас всё же никому не мешать... Наконец команды выстроились, и Ривер поднял стартовый пистолет.
   Выстрел - и обе команды рванули по дорожкам, одновременно тут же сворачивая в разные сторону - в укрытия от красочных выстрелов. А Колр и Коннор немедленно пошли к семейным. Приблизившись, Колр укоризненно сказал:
   - Леди С-селена, вы зря предложили Ирме проиграть в первой игре. Ильм, к наш-шему с-сожалению, прекрас-сно знает девочку и прос-сто не поверит этому проигрыш-шу.
   - Мы сказали Ирме, чтобы она играла, как получится, но без своих секретиков, - улыбнулся мальчишка-некромант. - Ильм ведь тоже не все её уловки помнит. И команда должна победить. Ильм опять-таки поражению не поверит. Всё-таки его ученики плохо пока знают саму игру.
   - Ох, простите, я не подумала об этом, - призналась Селена, и Джарри успокоительно похлопал по её руке.
   Вскоре все замолчали, глядя на поле. Но в первую очередь Селена проследила, как Ильм идёт по боковой дорожке пейнтбольного поля, направляясь к трём пострадавшим ученикам, чтобы сесть вместе с ними.
   "Коннор, а зачем тебя позвал Колр?"
   Не оглядываясь на неё, мальчишка-некромант неудержимо улыбнулся.
   "Колр использовал уловку из твоего мира - ту, которую ты называешь психической атакой. Чем больше рядом с командой Ирмы личностей, к которым Ильм поневоле относится с подозрением, тем хуже для команды Белостенных!"
   "И это меня кто-то называет интриганом!" - поразилась Селена.
   "Ты выглядела, как интриганка! - сказал Джарри, ухмыляясь. - Так как же мне тебя было не обозвать ею?"
   "Джарри, ты используешь наш переговорник!" - обрадовался Коннор.
   "Ага! Нравится мне эта штуковина, - признался Джарри. - Правда, в некоторых случаях ею лучше не пользоваться. Мика меня уже замучил, подключаясь, чтобы услышать похвалу его изобретению".
   Между тем на поле началась такая борьба, что на зрительских рядах болельщики заволновались, завопили, подпрыгивая. Пришлось забыть о "внутреннем" разговоре и сосредоточиться на происходящем в игре.
   Сегодня разноцветные жилеты не надели, поскольку играли юноши-эльфы против малолетних бандитов. И ученики Белостенных не пришли в белом. Кажется, Ильм в храме договорился, что старшекурсники будут одеты в тёмно-серые одежды. Так что сейчас среди всех соблазнов выбить из игры пейнтболистов-эльфов белый цвет одежды от храма Белой Стены не играл никакой роли.
   Но выбивать команда Ирмы Белостенных выбивала. Да ещё как! С азартом, с криками-воплями! Успевая броситься в канавки и другие укрытия, когда начинались ответные выстрелы. Что бы ни говорил своим Ильм, какие бы советы он ни давал старшекурсникам, команда Белостенных безнадёжно редела к финишу. Две снайперши, Ирма и Айна, выбили половину состава противника - четверых! - ещё до второго этапа, в то время как ученики Белостенные сумели "покрасить" лишь двоих. Причём эти двое из Тёплой Норы настолько бездарно подставились, что Селена начала думать: а кроме психической атаки - не дал ли Колр волчишке совет сыграть в небольшие поддавки?
   К финишу Белостенные не сумели подойти даже в единичном составе: последнего ученика вытолкнуло пейнтбольное поле - у юноши-эльфа закончился боезапас. На вершинку победителя Ирма даже подниматься не стала. Как и Айна. Девочки переглянулись, пожали плечами и пошли сдавать маркеры.
   А когда Селена снова взглянула на зрительские трибуны, она покачала головой: несмотря на пробную игру, болельщики всё же набежали! И сколько! Вильма и Моди сидели в окружении визжащих от восторга ясельников. Трисмегист и Понцерус, склонив головы друг к другу и глядя на поле, переговаривались о чём-то, что страшно интересовало подсевшего к ним Мику. Судя по кратким взглядам эльфа-бродяги, он был в курсе, что Ивар среди болельщиков, но не собирался подходить к нему. Что Селена весьма одобряла: Ивар наконец-то должен быть среди сверстников!
   Главный итог пробной игры: ученики Белостенные попали в настолько скоростной режим игры, что просто не успевали примечать "стратегических секретиков" Ирмы. Разве что запомнили действия "телохранителей" при снайперах. Хотя знали о них и ранее. Но!.. Селена видела по их лицам, которые больше не отличались суровой сдержанностью: им очень понравилось! Понравилось, что можно побегать - посоревноваться. Понравилось, что среди зрителей нашлись ребята, готовые поболеть и за них, пусть даже к ученикам на поле неслись довольно странные вопли: "Беленькие, осторожно! Беленькие, берегись!"
   Она подошла к Ильму, снова стоявшему среди учеников Белостенных, и напомнила:
   - Для ваших учеников, которые скоро уезжают в храм, у нас приготовлен небольшой полдник. Ильм, проводите, пожалуйста, ребят в столовую.
   Ильм благодарно кивнул, на этот раз не возражая, а вот юные Белостенные слегка удивились. Селена надеялась, что полдник им понравится, хотя, на первый взгляд, он покажется довольно скромным. Всего лишь по чашке козьего молока и целые горы свежеиспечённых, а значит - горячих лепёшек. Так что Ильм решительно повёл своих ребят в Тёплую Нору. И Селена надеялась, что ученики Белостенные не будут возражать против "шведского" стола и для маленьких обитателей самой Норы, которые привыкли, что в это время можно забежать в столовую и полакомиться чем-нибудь лёгким до ужина.
  
   ... Ирма оглядела свою компашку и спросила:
   - Ну что? Сходим к новеньким? Познакомимся?
   - Они только что переехали, - неуверенно напомнил Берилл. - Может, им некогда?
   - Мы же не собираемся сидеть у них, - заявил Тармо. - Просто скажем, что мы из Тёплой Норы и что пришли звать Фритрику погулять. Она же должна знать, где у нас что.
   - Заодно можно будет забежать в столовую, - сказал Вилл. - Вместе с ней. Селена ругаться не будет. Она ведь Фритрику уже приводила к нам на обед. Эден, ты как? Пойдёшь с нами?
   - Пойду, - пожал плечами маленький некромаг. - Мы же ненадолго.
   - А ты ещё куда-то хотел? - поинтересовалась Ирма.
   Её друзья, не дождавшись ответа от Эдена, но уловив на его лице мечтательное выражение, только рассмеялись.
   - Небось, спит и мечтает полетать на дельтапланах!
   Эден только фыркнул и заторопился вместе со всеми на другую деревенскую улицу. Ему тоже было любопытно, как устроились новички. А ещё хотелось посмотреть на Фритрику. Что-то где-то в глубинах души беспокоила его эта девочка. Как будто скрывала в себе какую-то тайну. Хотя что загадочного могло быть в этой девочке? Он не понимал, но очень хотел понять.
   Они перебежали на противоположную деревенскую улицу и уже солидно зашагали к занятому новенькими дому. То, что дом уже начали обживать, подсказали окна: старая краска на рамах была всё ещё облупленной, но стёкла сияли чистотой.
   Ещё медленней малолетние бандиты обогнули дом и очутились во дворе. И здесь неожиданно встретили очень старенькую женщину, сидевшую на стуле, поставленном прямо на высокой траве, которой зарос двор.
   - Здрасьте! - радостно сказала Ирма. - Меня зовут Ирма. Мы из Тёплой Норы. А Фритрика дома? Мы пришли пригласить её погулять!
   - Здравствуйте, дети, - легко было и с улыбкой откликнулась старенькая женщина, но её глаза внезапно замерли. Ирма оглянулась: старенькая смотрела на Эдена, который в этот момент уставился на входную дверь. А потом старенькая суетливо заговорила: - Вы войдите, дети, в дом. Фритрика там - помогает матери полы мыть. А я (она снова чуть не с ужасом посмотрела на Эдена)... я её бабушка.
   Немного смущённая Ирма неуверенно посмотрела на ребят, но двойняшки, например, чуть не подпрыгивали от нетерпения: им разрешили войти в дом! А там так интересно!.. Ребята из Тёплой Норы знали все пустые дома в деревне наперечёт. Некоторые из домов пугали своей пустотой. Некоторые годились, чтобы играть в них в прятки или в догонялки - особенно те, в которых был второй этаж с лестницами. Но особый интерес вызывало именно желание увидеть, как меняется дом, когда его заселяют.
   - Ирма... - дёрнул её за руку Берилл.
   - Идём!.. - поторопил Вади, который, кажется, побаивался, что взрослые всё-таки не разрешат им посмотреть, что внутри. Или хотел проскочить в дом, пока там кто-то есть. Он до сих пор боялся новых мест, даже если это всего лишь пустой дом, а тут - можно заглянуть в компании!..
   Малолетние бандиты всё же постучали в дверь, перед тем как войти. И открыли её. Очутившись в просторной, хоть и маленькой гостиной Ирма громко сказала:
   - Здрасьте! К вам в гости можно? Мы из Тёплой Норы! Фритрика!
   В гостиной-прихожей и правда пахло мокрым деревом вымытых полов - втянула волчишка воздух. Слева нашлась лестница, по которой вскоре застучали лёгкие шажочки - к гостям побежала Фритрика, на ходу суша полотенцем руки. Следом с небольшим опозданием спешила худенькая женщина, заранее улыбаясь, пусть пока и не видя тех, кто себя заявил в качестве гостей. И волчишке эта её улыбка понравилась. Ведь женщина наверняка знала, что в Тёплой Норе есть оборотни. Но новенькая готова была оказаться приветливой для всех.
   - Привет, - сказал Берилл Фритрике, которая соскочила с предпоследней ступеньки.
   - Привет, - улыбнулась девочка и остановила взгляд на Эдене. - Привет, Эден!
   Женщина на лестнице вдруг чуть не упала. Ирма даже шатнулась к ней, когда нога той пролетела мимо ступеньки. Но женщина успела вцепиться в перила и дальше спускалась постепенно, как-то судорожно держась за перила. Поэтому волчишка сочла необходимым предупредить её:
   - Вы тут поосторожней. Лестница деревянная, легко поскользнуться.
   - Да, ага... спасибо, - пробормотала женщина.
   "Странно, - подумалось Ирме. - Она так смотрит на меня, как будто боится посмотреть на кого-то другого из нас. Почему?" Однако вежливость требовала не мешать хозяевам. Бандиты успели разглядеть всё то, что потом можно будет обсудить, поэтому волчишка вновь взялась "командовать парадом", как выражалась Селена.
   - Леди, можно - мы заберём Фритрику погулять? Мы недолго - обещаем. А потом проводим до дома. Вы не бойтесь с нами её отпускать. С нами она будет в безопасности.
   Фритрика вопросительно оглянулась на свою маму. Та сжала руки на груди, почему-то уставившись на Эдена. А потом нервно спохватилась:
   - Да! Конечно! Идите, погуляйте! Мне сказали, что детям здесь можно свободно гулять! Идите, но... пожалуйста, не дотемна!
   - Дотемна не получится, - обрадовалась взрослому разговору Ирма и важно добавила: - У нас в Тёплой Норе строгое расписание.
   Она взяла Фритрику за руку и повела к входной двери, куда ещё раньше кинулись двойняшки-оборотни и Берилл. Дверь распахнулась под их напором. Вади немного замешкался, не желая толкаться. И оглянулся. У него был странный взгляд, и Ирма тоже стремительно обернулась посмотреть, что происходит. Но тут, как ни странно, её схватила за руку Фритрика и потащила за собой, шёпотом повторяя:
   - Не надо... не надо... Оставь их...
   - Кого? - изумилась волчишка и только за порогом дома поняла: Эдена и новую хозяйку дома. А когда поняла, не преминула спросить: - Зачем?
   - Ну... пусть поговорят немножко... - совсем уж беззвучно сказала девочка, закрывая дверь за собой и поспешно отходя от крыльца, чтобы тут же оглянуться.
   И Ирма поняла: что-то тут не так. И велела себе присматриваться к Фритрике, а заодно и к Эдену. Но тот вышел быстро и так спокойно, словно тут же забыл о новой хозяйке заброшенного когда-то дома. Он подбежал к Бериллу и спросил:
   - Ну, что? Сначала на полдник?
   - На полдник, - подтвердил мальчишка-вампир. - Там эти, Белостенные, наверное, уже уехали. Можно будет забрать все лепёшки и сбегать на пруд или на заводь.
   - Заводь слишком далеко, - напомнила волчишка. - Фритрика, а там, где ты жила, пруды есть? У нас есть лодка, которой можно управлять верёвкой.
   - Нет, там только дома и маленькие-маленькие улицы, - ответила девочка.
   - Эх, жаль, что мы не догадались пригласить тебя на игру! - расстроилась Ирма и тут же уточнила: - А ты во что играешь?
   - У меня игрушек мало, - отозвалась Фритрика. - Но всякие сказки я умею сочинять. Ну, как будто игрушки живут. А что за игра у вас?
   - Потом покажем, - солидно сказал Берилл. - Пока сходим на полдник. Любишь молоко? У нас козы есть - видела их хоть когда-нибудь?
   О полднике забыли, потому что сначала привели девочку в загон с козами и показали, как их кормить сеном и только что нарванными травами. А где козы - там рядом и индюшки. Так что Фритрику, которая то и дело забывала закрыть рот от удивления, привели в дом очень поздно. Но молоко в кувшине для запоздалых едоков оставалось, и малолетние бандиты щедро поделились с Фритрикой своими порциями. Делиться не пришлось только лепёшками. Их оставалось на столах столько, что Эден сбегал к ним пару раз за тарелками, когда девочка робко поинтересовалась, можно ли взять ещё немножко. Он вообще с удовольствием ухаживал за гостьей Тёплой Норы, и Ирма заметила, что время от времени маленький некромаг заглядывает в глаза девочки так, словно хочет... поймать её на чём-то.
   Один раз она всё-таки тихонько спросила:
   - Ты чего? Так смотришь на неё...
   - Она врёт, что не жила в пригороде, - решительным шёпотом ответил Эден. - Мне кажется, я её встречал - может, один раз только, но она не помнит.
   - Если только один раз, зачем тебе её узнавать?! - даже рассердилась Ирма.
   - А тебе не интересно было бы?
   Вопрос поставил волчишку в тупик, и она нехотя отпустила ситуацию на самотёк. Надо Эдену - пусть узнаёт, что ему надо.
   Когда Фритрика наелась лепёшек, запивая их козьим молоком, Ирма вдруг хмыкнула и велела ей вымыть руки в общей ванной комнате, после чего притащила девочку в детскую гостиную.
   - Садись! - скомандовала она.
   - Мы же хотели погулять, - несмело напомнила Фритрика.
   - Пойдём! - заверила её волчишка.
   Когда её друзья поняли, что именно она собирается делать, усадив новую девочку перед зеркалом, они похмыкали и вышли во двор Тёплой Норы. Эден же сразу не сообразил и остался. Ирма взяла в руки расчёску и быстро причесала тёмные волосы девочки, которые оказались не так уж и коротки - до лопаток. Что - что, а бережно расчёсывать Ирма научилась, когда отбивалась от старших подруг, обычно приводящих её волосы в порядок. Когда волосы Фритрики мягкой волной улеглись на её спине, Ирма быстро и ловко заплела косички, которые так же быстро (опыт имеется!) закрепила несколькими безделушками из открытой шкатулки.
   Застывшая от неожиданности, Фритрика тонким голосом спросила:
   - А ругаться не будут? Из-за этой шкатулки?
   - Это наши ребята делают, - объяснил Эден, пристроившийся рядом, в кресле. - Если хочешь, можешь тоже научиться такие штуковины делать. Да, Ирма?
   Волчишка, чьи зубы были стиснуты на очередной "блестяшке", которую намеревалась воткнуть в волосы Фритрики, только промычала утвердительно. Наконец, причёска, изобилующая украшениями, была закончена. Ирма с гордостью осмотрела произведение собственных рук и спросила:
   - Тебе нравится?
   - Очень! - прошептала девочка, качая головой и глядя в зеркало.
   - Мне тоже, - сказал Эден. - Теперь бежим на пруд! У нас там пляж есть. Если захочешь - искупаться можно. Или ты на лодке хочешь покататься?
   - Всё успеем, - заявила волчишка, ведя к двери девочку, которая ей очень нравилась, потому что Фритрика ни разу не показала отвращения к оборотням. А ведь даже ученики Белостенные, несмотря на то что их заранее предупредили, что она командир, смотрели на Ирму свысока. И только Коннор, стоявший рядом, помогал думать, что эти выскочки Белостенные очень глупые: надо смотреть не на то, оборотень ты или нет, а на то, как себя ведёшь... Правильно Коннор сделал, что врезал тем троим!
   Перед тем как броситься в путешествие по деревне и её лучшим местечкам, Ирма велела Эдену собрать со всех тарелок последние лепёшки и завернуть их в салфетки, к которым Селена старалась приучить население Тёплой Норы.
   Экскурсия прошла на "отлично"!
   Фритрику сводили и на пруд, где не только показали местечко рыболовов, но и чуток покатали на лодке. Затем посидели на пляжике, а потом показалось, что сидеть - это слишком скучно. И напрыгались на воде по мелкому месту, рядом с берегом, так, что, мокрым с ног до головы, пришлось бежать снова к рыболовам - отогреваться у небольшого костерка, на котором запекали и вялили рыбу... Затем сбегали к молодому леску Бернара и рассказали Фритрике его богатую историю. Посовещавшись, на заводь решили не ходить - далековато. А вечер хоть только что наступал, в лесу мог оказаться темноватым для новой жительницы деревни. А вдруг напугается подступающих сумерек? Потом сидели под изгородью, со стороны деревни, ели последние лепёшки и рассказывали Фритрике, а заодно и Эдену историю здешних пикников.
   - До ужина совсем немного осталось, - заметил Вади, лениво, но до последней крошки подъедая свою лепёшку.
   - Пойдёшь с нами на ужин? - спросил маленький некромаг, заглядывая в глаза Фритрики. - Или ты будешь дома ужинать?
   - Мама сказала, чтобы я пришла к ужину.
   - Фритрика, а ты не помнишь, где вы жили в пригороде до войны? - снова не выдержал Эден. - Может, мы встретились тогда? У меня память хорошая.
   - Нет, Эден! - неожиданно резко ответила девочка. - Не очень хорошая у тебя память! Если бы ты... - и замолчала, отвернувшись.
   Удивлённая компашка уставилась на Фритрику, а потом - на оторопевшего Эдена. Но промолчали, надеясь, что неловкий эпизод забудется.
   Не забылся. Эден внезапно сильно вздрогнул, взглянув на Фритрику и отшатнувшись от неё, и учащённо задышал. Волчишка взглянула на его пальцы: они дрожали так, что он пытался и не мог даже сжать кулаки. Сглотнув, Эден спросил:
   - Та старенькая... женщина во дворе - твоя бабушка?
   - Да, - спокойно ответила Фритрика, которая не видела, что маленький некромаг заволновался: она смотрела на лес.
   - Я-а... - напряжённо заговорил Эден и замолчал, из-за чего девочка взглянула на него. Он снова попытался заговорить, но слова вырвались из него только с криком: - Я не твой брат! Я не тот Эден, не ваш Эден, слышишь?!
   Он вскочил на ноги и бросился по деревенской дороге, потом, будто спохватившись, свернул в ближайший сад и пропал среди деревьев. Потерявшая дар речи, Ирма сначала смотрела ему вслед, а потом обернулась к Фритрике. Лицо девочки её поразило: леденяще спокойное, оно напугало больше, чем неожиданный, чуть ли не панический крик Эдена.
   - Фритрика... Это он про что? - решилась наконец спросить волчишка, мгновенно вспомнив странное поведение матери Фритрики при виде Эдена. Остальные малолетние бандиты, тоже в ступоре, смотрели на деревенскую дорогу.
   - Ни про что, - сказала девочка и тоже поднялась с травы. - Вы проводите меня домой? Я не очень помню дорогу...
   Дорога назад заняла немало времени. Но никто не разговаривал, пока шли. Слишком мучительно спокойным оставалось лицо Фритрики, как будто на самом деле она была отнюдь не спокойна. Мало того - едва сдерживала слёзы. Только возле своего дома она, остановившись, спросила у Ирмы:
   - Мне отдать эти блестяшки сейчас или потом? - и показала на свою голову.
   - Не надо, - отказалась волчишка. - Могу даже ещё добавить. У нас их много. Фритрика, а ты с нами... дружить будешь? Ну, не из-за Эдена?
   - Буду, - заверила девочка. - У меня друзей никогда не было, а с вами интересно. Если бы ещё Эден...
   Она не договорила и, помахав рукой, убежала в дом.
   А Ирма переглянулась с друзьями и вздохнула.
   - Идём искать Эдена.
  
   Глава двадцать первая
  
   А Эден искал Коннора.
   Мальчишку-некроманта, как маленький некромаг знал, найти легко. Если тот заранее не настраивался, чтобы его не нашли.
   Поэтому, пробежав садами до Тёплой Норы, Эден ворвался в мастерскую Мики и Кама. Здесь, кроме двух мастеров, чаще всего сидели ребята, которым нравилось наблюдать за процессом создания механических поделок Мики и гончарных - Кама. Но сейчас здесь сидела только девочка-оборотень Вик, которая увлечённо листала один из толстых альбомов, и явно прятался ото всех только мальчишка-оборотень Колин, уткнувшийся в толстенную книгу. На треск распахнутой двери Вик помахала рукой маленькому некромагу, а Колин поднял голову, и Эден, почти не снижая скорости, подбежал к нему и чуть не проехался по скамье, торопясь сесть рядом.
   - Что-то случилось? - миролюбиво спросил мальчишка-оборотень.
   - Мне нужен Коннор! - выпалил Эден. И тут же заспешил: - Я знаю, что он, может быть, занят. Но у вас браслеты... Колин, постучись к нему! Он мне нужен!
   - Ладно. Подожди.
   Эден увидел, как глаза Колина потеряли сосредоточенность, а затем снова обрели её, но взгляд ни на чём не сфокусировался. И маленький некромаг позавидовал: "Мне бы такой браслет! Я бы..." И сам себя остановил на полуслове: а с кем бы он хотел переговариваться тайком от других? Растерявшись, взглянул на браслеты, обхватившие руку Колина. "Ну, мне бы хотелось говорить, если что, с Коннором. И с Хельми. И с Ирмой. Ух ты... Много с кем, оказывается..."
   Мысли о необычном открытии перебил Колин.
   - Эден, Коннор сейчас не очень занят, но он не один. Если тебе всё равно, один он или нет, ты найдёшь его на кладбище. Знаешь, где оно находится?
   - Знаю, - пробормотал Эден.
   - Тогда так. Сначала ты дошёл, а там ограда. Не сразу за ней, а через полоску травы - кусты. При входе - тропинка. Идёшь по ней. Как только зайдёшь за кусты, сворачивай направо. Там есть небольшая площадка со скамейками. Там и найдёшь Коннора.
   - По тропинке за кусты, - повторил Эден.
   - Да. Тебе даже сворачивать не надо - сразу увидишь тех, кто там сидит.
   - Спасибо, Колин.
   Эден знал, что кладбище находится на полпути от Тёплой Норы до Лесной изгороди. Поэтому не стал выходить на деревенскую дорогу, а снова побежал садами, боясь встретить возвращающуюся компашку Ирмы и Фритрику с ними.
   Последний сад был отделён от кладбища двойной оградой. Высунувшись на улицу и насторожённо осмотревшись, маленький некромаг заметил команду Ирмы и Фритрику, которые подходили к дому, где теперь живут якобы его родители. Он злобно фыркнул и со всех ног кинулся к калитке, за которой будто бы рос густущий лес, а на деле - высокие кусты кладбища.
   Он знал, что от недавно занятого дома его не видно: с двух сторон от калитки, на улице, пышно росли на шестах лозы мелких роз. Тем не менее маленький некромаг шмыгнул в приоткрытую калитку и бросился через лужайку к кустарникам.
   Несмотря на то что издалека кустарник казался густым и чуть ли не дремучим лесом, Эден в десяток шагов проскочил его и...
   Колин оказался прав. Можно было не говорить, что надо куда-то поворачиваться, чтобы увидеть целую толпу - так поначалу показалось маленькому некромагу. Он даже немного испугался, потому что слова Колина: "Коннор не один" как-то не настроили его на такое количество народу. И, чтобы не сбежать, пришлось напомнить себе, что тут и Коннор, предупреждённый Колином, что его разыскивает Эден. Так что в любом случае надо подойти к собравшимся на скамейках вокруг какой-то плиты.
   Поумерив шаг, Эден пошёл спокойней. И вот тут-то его и торкнуло. Почувствовать-то он почувствовал, что ему нужен Коннор, но... зачем? Рассказать, что случилось у Лесной ограды? Но ведь Коннор будет ждать, что Эден задаст ему какой-нибудь вопрос. А маленький некромаг вдруг понял, что не знает, о чём его спрашивать. Или о чём просить его. Да ещё при всех.
   Озадаченный, Эден пошёл ещё медленней и неуверенней, ведь идти-то и так недалеко... Что делать? Что сказать Коннору? Нажаловаться на Фритрику, которая Эдену показалась знакомой из-за её имени, а выяснилось, что эта девочка из семьи, которая считает, что Эден - её брат? И что?.. Глупо как-то, как поглядеть со стороны - особенно если вспомнить, что их беседу будут слушать все, кто там собрался.
   Ещё несколько шагов - и к маленькому некромагу начали оборачиваться и приветливо кивать. Он, растерянный, поневоле ответно улыбался. И, наконец, придумал, о чём спросить у Коннора, который всё равно нормально ответить не сможет при таком количестве слушателей. Вопрос тоже вроде глупый, но мальчишка-некромант сердиться не будет, а поговорить с ним по-настоящему можно, когда Коннор останется один. Итак, вопрос: будут ли сегодня кататься на дельтапланах?
   Все знают, что Эден любит летать на дельтапланах. Посмеются из-за глупого вопроса, но ругаться не будут... Ободрённый своей идеей, он ускорил шаг.
   Ого, сколько тут интересных личностей!.. На отдельной скамье сидел тот умный эльф, Трисмегист, про которого ребята уважительно шептались, что он знает про всё на свете. На другой - все знакомцы Эдена по пригородной школе-интернату некромагов: Фиц со своей новой подругой, Шиа; Синара и Топаз со своим старшим другом - мальчишкой-вампиром Пренитом. На третьей - Ивар, который выглядит сегодня гораздо здоровей, чем позавчера, и Айна, которая дружит с ним. С краю - Коннор и Лада. Все они внимательно слушали Трисмегиста. И так получилось, что Лада, сидевшая с краю, кивнула Эдену и похлопала по этому краю рукой. Маленький некромаг возражать не стал: быстро пристроился рядышком, перекинувшись улыбкой со всеми сразу, и попробовал послушать взрослого эльфа.
   И, если сам скептически оценил себя: он - и слушать знаменитого учёного?! - то, прислушавшись, понял, что ему рассказ Трисмегиста очень интересен. Этот взрослый эльф повествовал, как вот на этой самой плите, среди четырёх скамеек, лежал Вереск - мальчишка-эльф (Эден знал этого Вереска - тот часто хмурый ходил), как ему помогали пройти инициацию и что случилось, когда эта инициация началась.
   Эден всегда думал, что в будущем он никогда не станет некромагом. Ни за что. Но этот эльф так интересно рассказывал о взаимосвязи инициации Вереска и некромагии здешнего кладбища, так просто и легко объяснял, что происходило здесь несколько лет назад, что сейчас Эден начал думать: а неплохо бы поучиться чему-нибудь в той некромагии, о которой он знал только практически и весьма примитивно. Ещё он заметил, что Фиц и Синара, которые при нём однажды категорически отказались учиться среди некромагов в Старом городе, тоже увлечённо слушают Трисмегиста, открыв рты.
   А вот Топаз - нет. Эта малышня, младше Эдена, смотрела вокруг насупившись и исподлобья. А потом и вовсе тихонько заныла, дёргая Пренита, мальчишку-вампира, за руку и требуя увести её с кладбища. Затаившись, Эден ожидал, что Трисмегист будет сердиться. Но взрослый эльф улыбнулся малышке и кивнул Прениту:
   - Мы, пожалуй, на этом закончим. Топаз что-то тревожит. Идите в деревню.
   Мальчишка-вампир с небольшой досадой взглянул на Топаз, но Трисмегист добавил:
   - Думаю, с разбора этого случая мы начнём в следующий раз. Тогда у нас будут первые занятия по универсальной некромагии и некромантии. Иди-иди, Пренит. Ты же знаешь - мы будем обсуждать этот случай ещё не раз. Но... Если будет возможность, загляни сюда чуть позже. Мне кажется, у Топаз тоже есть способности к эктомантии. Посмотрим вместе, что её вдруг встревожило среди этих могил.
   Мальчишка вздохнул и последовал за тащившей его с кладбища Топаз. Но, кажется, девочка-вампир сообразила, что ей все уступают в её... капризах. Поэтому она схватила за руку ещё и Эдена, сидевшего ближе всех к выходу.
   Растерявшийся в очередной раз, маленький некромаг умоляюще взглянул на Коннора. Тот серьёзно сказал:
   - Через несколько минут я сам тебя найду. И поговорим.
   Эден выдохнул и сравнял свой шаг с шагом Пренита.
  
   Когда троица ребят ушла, Коннор вдруг опустил голову на свои руки и нахмурился. Ивар хотел что-то спросить у Трисмегиста, но тот покачал головой, указывая на мальчишку-некроманта. И негромко сказал:
   - Кажется, Коннору рассказывают что-то интересное. Подождём.
   Спустя минуту мальчишка-некромант поднял голову и спокойно сказал:
   - Ирма прибежала к Колину и объяснила, что... Эден пришёл ко мне, потому что понял: Фритрика - его сестра. Но понял так, будто ему навязывают семью. И это его не то чтобы разозлило... Он... в смятении.
   - Привыкнет понемногу, - предположил Ивар.
   Но Коннор покачал головой и вздохнул.
   - У нас проблема. У братства. Мы не видим его снов. Тех снов, которые могут помочь ему вспомнить родителей и Дэлму. Мы входили в его сновидения очень глубоко, но прошлого в них нет.
   - Как это? - удивился даже Трисмегист.
   - Все его сны рассказывают о нём примерно недолгий срок. Полгода? Нет, меньше. Он как будто я или Ивар - проснулся недавно. Мы, я и братья, пробовали пробить... - Он снова покачал головой, будто не веря самому себе. - Я даже не знаю, как это называется! Блок? Стену? Но там что-то очень... сильное.
   Поскольку все сидели полукругом, Коннор лишь нечаянно заметил, как едва заметно опустили головы Синара и Фиц, чтобы переглянуться исподлобья. Однако и Трисмегист тоже обратил внимание на это движение сразу двоих. Потому и предложил:
   - Если вы что-то знаете, почему бы вам не рассказать об этом?
   Теперь уже Фиц и Синара переглянулись более... конкретно. И девочка-некромаг нерешительно, будто чего-то боясь, сказала:
   - Эден - проданный. Он никогда не вспомнит свою семью.
   - Не понял! - поразился Коннор. - Но он же начал вспоминать Фритрику!
   - Фритрикой звали его предыдущую хозяйку-некромага, - хмуро сказал Фиц. - Она тоже была с тёмными волосами.
   - Но как можно... взрослого человека и сестрёнку?! - косноязычно высказался, захлопав глазами, Ивар.
   - Мы все трое проданные, кроме Фица, - опустив голову, сказала Синара. - Топаз не знает, кто её родители и где они, не потому что маленькая. Её продавали раз шесть-семь, и каждый новый хозяин стирал ей память. Я... тоже. Фиц говорит, что его хозяин был восьмым или седьмым для меня. Его самого не продавали, потому что у него был крепкий хозяин, хоть и очень злой. А Фиц себя показал магически сильным. Так ведь, Фиц?
   Мальчишка-некромаг кивнул.
   - Мой хозяин был болтун. Если что не по нему, Пилиб (это мой хозяин) орал, не обращая внимания на всех, кто рядом бывал. И я от него про Эдена слышал, что его продавали чаще всех. Эден очень сильный и чуткий к некромагическим силам. Кроме всего прочего, несмотря на очень малый рост, он очень сообразительный, и поэтому его все тамошние некромаги хотели иметь в помощниках. Пилиб тоже на Эдена облизывался, но последний хозяин мальчика заломил за него такую цену, что Пилиб только злобился на него. И - да. Предпоследнюю хозяйку Эдена звали Фритрикой. А из-за того что она предпоследняя (насланное забвение не всегда бывает полным или качественным), поэтому Эдену кажется, что он начал вспоминать, а на самом деле... Нет, он вспоминает, но совсем иначе, чем думает. Он-то думает, что видел Фритрику в пригороде. Так и есть, но... Это не та Фритрика.
   - Проданный... - задумчиво сказал Трисмегист и взглянул на кладбище. - Я помню об этом старинном ритуале. Он использовался в старые годы, когда мастер брал в ученики ребёнка-сироту. Считалось, что таким образом ученик не будет отвлекаться на поиски новой семьи, потому что будет считать своей семьёй своего мастера. Значит, пригородные некромаги использовали этот ритуал.
   - Обратный есть? - насторожился Коннор. - Или его нужно искать в книгах?
   - Придётся поискать, - сказал Трисмегист, - я впервые сталкиваюсь с этим ритуалом - точней - с его последствиями.
   - Он мог быть среди тех книг, которые я прочитал при вас? - напомнил Коннор. - Тогда можно было бы найти его по вопросу ко мне.
   - Нет, эту книгу я тебе не давал. В первую очередь ты читал книги, которые тебе бы пригодились в военном пригороде. Придётся разделить поиски. Ты, Коннор, поищешь нужную книгу в библиотеке прошлого. Я пойду в свою личную и буду надеяться найти её среди библиографических записей. Это слишком серьёзно - сегодняшнее открытие. В деревне три человека, которым нужна помощь. Почему же вы раньше молчали о том, что ваша память стёрта, Синара?
   Девочка-некромаг слегка пожала плечами. Вероятно, она была слишком ошеломлена предполагаемым будущим, в котором она может хоть что-то вспомнить о собственной семье... А вот Фиц подался вперёд, словно хотел чуть ли не прыгнуть к Трисмегисту - с такой надеждой он смотрел на эльфа-философа.
   - Уважаемый Трисмегист! В Старом городе есть девочка из наших - Лора! Её продавали всего пять раз, но... Если даже вы сумеете провести над нею обратный ритуал и она вспомнит свою семью, она ведь не сумеет уйти из Старого города!
   - Милый мальчик, - улыбнулся ему Трисмегист, - я понимаю тебя. Но давай сделаем так: сначала найдём описание ритуала - и его обратного действа (если оно, конечно, существует), а уж потом будем думать, что и как делать дальше.
   - Выкрадем, - пренебрежительно пробормотал Коннор.
   - С тебя и твоих братьев станется, - насмешливо ответил Трисмегист.
   - Чья выучка... - туманно парировал мальчишка-некромант и поднялся. - Пойду, поговорю с Эденом. Минуты кошмара, где на него падает дом, мы уже ликвидировали из его снов. Теперь надо придумать, что дальше. Пока так: разговор с Эденом, потом мы с братьями уходим в библиотеку прошлого, перед тем распределив стеллажи - кому какой. И ищем нужные книги. Когда нас несколько, это уже быстрей. Правда, и книг там - ой...
   - Так почему ты не хочешь, чтобы искали эти книги все, кто вхож в библиотеку прошлого? - предложил Трисмегист. - Ведь среди старших ребят много таких. Может, если поделиться проблемой Эдена, и остальные загорятся помочь мальчику? А потом и Синаре, и Топаз?
   - Которая даже не знает собственного имени, - со вздохом добавила Синара и объяснила свои слова: - Мы от Пилиба знаем, что ей имя меняли.
   - Сколько работы... - встревоженно сказал Коннор и внезапно спросил, глядя на браслеты: - Все слышали? В общем, через полчаса собираемся в мансарде.
   Сообразив, что мальчишка-некромант говорил с братьями, остальные постепенно поднялись со скамей, чтобы выйти за кладбищенскую ограду.
   Вслед им Коннор предупредил:
   - Селене пока - молчок. Она и так в последнее время нервничает. Я тут ещё добавил с Белостенными... Как сделаем - тогда и скажем.
   - Ты так уверен, что сделаем? - поддел его Ивар.
   - Хочешь поспорить? - вновь усмехнулся мальчишка-некромант.
   - Ну нет! Только не с тобой!
   Все рассмеялись на этот решительный отказ мальчишки-друида и разошлись: Ивар пошёл рядом с Трисмегистом, который специально шагал так, чтобы мальчишке-друиду не пришлось торопиться, пусть у него и была поддержка Айны. Фиц шёл вместе с Шиа, которая участливо расспрашивала его о жизни в пригороде. А Лада шла рядом с Коннором и, насупившись, вспоминала старших ребят, вхожих в библиотеку прошлого, кто бы мог откликнуться на выявленную беду бывших учеников-некромагов. Возле Тёплой Норы они разделились: Лада побежала в мастерскую Александрита искать Анитру, чтобы рассказать ей о ритуале для проданных некромагам детей-помощников, а Коннор принялся искать Эдена.
   Прикинув обстоятельства, он догадался пойти в сад - Топаз любила беседки в саду, где так хорошо посидеть и послушать птиц, разбирая собранные для Бернара травы. Но в беседке мальчишка-некромант нашёл только саму девочку-вампира и Пренита. Они оба с головой ушли в перебирание тех самых трав, которые Топаз оставила в беседке, прежде чем посетить с Пренитом кладбище.
   - Привет ещё раз! - окликнул их, сидевших на коленях посреди беседки, Коннор. - А где Эден? Я думал - он с вами!
   - Нет, - поднял голову Пренит. - Он с нами недолго был. Убежал куда-то.
   - Он не любит травы, - по-своему объяснила ситуацию Топаз. И презрительно сморщилась: - Небось, в ангары побежал!
   - Точно! - обрадовался Коннор. - Спасибо! Поищу его там.
   Яркое презрение на лице малышки-вампира только позабавило его. С точки зрения Топаз, полёты на дельтапланах по важности не сравнятся с травознанием. И в то же время ему стало неуютно. Опять аналогия с ним самим. Как и он, Коннор, Топаз не только не знала прошлого, но и не думала о нём, ведя отсчёт собственной жизни с того момента, как ей в последний раз стёрли память. Не будь Ивара, и Коннор бы не вспомнил своих родителей. А эти воспоминания оказались для мальчишки-некроманта драгоценными. К дневникам Коннора-старшего, как продолжали называть Коннора, потерявшего память, он добавил записи о том прошлом, которое наконец стало для него ясным. И эти записи словно превратились в снимки: он писал - и воочию видел родителей, свой тогдашний дом...
   - Коннор!
   Он вздрогнул, оглянувшись на возглас Хаука, который стоял на пороге одного из ангаров. Тот помахал ему рукой: мол, это я тебя зову!
   - Что?
   - Здесь Эден! Он говорит, что должен был встретиться с тобой! А я боялся отойти от ангара! - засмеялся мальчишка-маг.
   Коннор только улыбнулся: Эден на пару с Синарой однажды едва не угнали дельтаплан, собираясь покататься на нём. Им, использовавшимся пригородными некромагами почти как крысы, ползавшим по подвальным помещениям, очень хотелось подниматься к небу... Хотя недавно выяснилась ещё одна не самая хорошая причина их стремлению покататься под крыльями - всё равно, чьими - дельтаплана или драконьими. Поэтому Хаук и шутит, что боится оставлять маленького некромага наедине с таким соблазном - дельтапланом, который никто не сторожит.
   - Теперь можешь идти, - отпустил его Коннор.
   - Есть, командир! - снова засмеялся Хаук и сбежал по лесенке от ангара.
   А Коннор, напротив, поднялся к двери и осторожно открыл её. Внутри было очень темно: вечер набирал сумеречные тени, и внутри помещения они были особенно плотными. Оглядевшись, Коннор разыскал Эдена. Мальчишка-некромаг сидел в дальнем углу, под крылом дельтаплана, обняв колени. Коннор молча подошёл к нему и сел рядом, скопировав его позу. Здесь было тепло, хотя по полу уже потихоньку крался вечерний холодок. Но столб, к которому спинами прижались, прислонившись, мальчишки, был тёплый, а потому им было уютно здесь. Первым прервал молчание Эден.
   - Я хотел с тобой поговорить. Так хотел, а сам так и не придумал - зачем. Ты не ругаешься? Ты искал меня, пришёл, а разговора нет.
   - Как это нет? - удивился Коннор. - Мы сидим здесь, говорим. Чем не разговор? А из-за чего ты хотел поговорить со мной, хоть и не знал - о чём?
   - Из-за... - начал маленький некромаг и замолчал.
   А Коннор вдруг вздрогнул, суженными глазами всматриваясь в Эдена, потом суматошно расслабил браслеты всех братьев и лишь потом осторожно сказал:
   - Эден, а я тоже хочу поговорить с тобой. Но о личном. Твоём личном. Ты позволишь такой разговор?
   - А что за личное? - безразлично спросил маленький некромаг, глядя в пол.
   - Недавно Синара рассказала нам о том, что её несколько раз передавали от одного хозяина к другому. И сказала, что она ничего не помнит о предыдущих хозяевах. А ты? Ты что-нибудь помнишь об этом?
   - Неа. Я помню только про последнего хозяина. Он мне много давал того напитка, про который я тебе уже рассказал. Тут ничего интересного нет, - закончил он, вздыхая.
   - Я не об этом. Ты помнишь, как тебя передавали? Помнишь, кто был твоим предпоследним хозяином?
   - Предпоследнего не помню. Ничего не помню...
   - А с чего начиналась твоя работа при последнем хозяине? Помнишь?
   - С посвящения, - внезапно ответил Эден. - Мне давали питьё и заставляли говорить какие-то странные слова. Не наши, - добавил он сразу. - И потом сразу посылали на работу. Вот и всё.
   А большего и не надо. Сердце Коннора бешено заколотилось.
   "Мирт! Беги к Трисмегисту! Спроси его: если мы ему чисто практически расскажем о ритуале для проданных, он сумеет повернуть его вспять?"
   "Хочешь этой ночью найти точку ритуала в его снах?"
   "Хочу и могу! Если он помнит, пусть и смутно, эту часть ритуала, нам будет легко в его сне восстановить остальное! Мне кажется, главное - эти ритуальные слова, которых Эден не понимал, но повторял следом за некромагом! А ведь по ним и Трисмегист сумеет сообразить, что это такое да как сделано!"
   "Если ты так уверен, то я побежал!"
   "А как же тогда поиски книг? - встревожился Хельми. - Мы уже многим сказали - и ребята хотят помочь нашим некромагам!"
   "А разве плохо, что ищем одновременно с ними? - спросил Коннор. - А вдруг они найдут раньше? Я ведь тоже не отказываюсь искать до ночи, когда Эден окажется в нашей пентаграмме. Так что пусть ищут. Кстати, вы сказали им, чтобы они записали, кто какой стеллаж просматривает? Чтобы не было повторов?"
   "Мы всех предупредили. Если будут уходить в библиотеку прошлого, либо скажут, либо запишут, кто что проверяет".
   - Ну что, Эден... - Коннор мягко поднялся с пола и подал руку маленькому некромагу. - Мы поговорили?
   - Наверное, да, - немного равнодушно сказал маленький некромаг. И вздохнул: - Та девчонка, Фритрика, будет приходить к нам. Ведь её Селена привела. И Ирме она нравится. Коннор, что мне делать, если я на неё злюсь? Не на Ирму, а на Фритрику.
   - Ну ты мне и задал вопрос, - покачал головой Коннор. - На такой сразу и не ответить. Давай я немного подумаю, а потом скажу?
   - Сразу не получается, да? Вот и я всё думаю.
   - А если с ней просто не разговаривать? - посоветовал Коннор. - Если ты её не узнал, можно же и так делать. Просто скажи ей, что не помнишь её и что она тебя расстраивает. И что поэтому ты пока с ней говорить не хочешь.
   Маленький некромаг попинал носком сандалии низкий порожек ангара и поднял голову. Судя по поджатым губам, его что-то сильно мучило.
   - Я не уверен, что она моя сестра. У неё имя - мне очень знакомо. Но ведь я вообще не должен её помнить, ведь она меня младше, а мне было всего три года. Как я мог запомнить её, а она говорит... Коннор. Я могу с ней не разговаривать. Да, ты прав. Но ведь... - маленький некромаг прикусил губу. - Мне всё время хочется заглядывать ей в лицо. И я не понимаю, почему. А теперь ещё... Я видел ту женщину, которая, получается, моя мама. И бабушку. А ещё, говорят, здесь же мой отец. Но я... почему-то я на них злюсь! Мне хочется подкрасться к их дому и подглядывать за ними. Но, как подумаю об этом, такая злость начинается!.. Коннор, а с этим что делать?
   Ну, в этом вопросе Коннор даже не сомневался.
   - Ты видел, что Фиц подружился с новой девочкой из тёплой Норы? С Шиа?
   - Видел. И что?
   - Эден, у этой девочки специализация - снимать излишнюю магическую силу, особенно если она деструктивна.
   - Чево-о?!
   Коннор расхохотался.
   - Эден, я с тобой разговариваю, как с братьями! Словно ты должен меня понимать с полуслова! Прости меня, Эден! Я больше не буду! Деструктивная сила - это как раз-таки твоя злость, например.
   Смех мальчишки-некроманта был настолько заразителен, что рассмеялся наконец и маленький некромаг. И не сопротивлялся, когда Коннор за руку повёл его искать Фица и его подружку. Обоим стало интересно, сумеет ли Шиа снять с Эдена деструктив.
  
   Глава двадцать вторая
  
   Тая дыхание, чтобы не быть пойманной на подслушивании, Селена по одному закрыла все браслеты братства.
   - Ну? Что там? До чего они додумались? - по инерции шёпотом поинтересовался встревоженный Джарри.
   - Коннор с братьями собирается порыскать в снах Эдена и найти тот сон, в котором мальчик произносит ритуальные слова проданного. Одновременно все наши старшие в Тёплой Норе собираются уходить в библиотеку прошлого, чтобы искать книгу с таким ритуалом. И Трисмегист, между прочим, тоже. - И покачала головой. - Надо же... А я думала - они все сироты.
   Они сидели на собственной веранде, на скамье, протянувшейся от входной двери до двери в бывший кабинет. Джарри обнял пристроившуюся на его коленях Селену и нежно попытался разгладить морщинку между бровями своей семейной.
   - Прекрати хмуриться. Селена, ты уже не переживаешь из-за Эдена так сильно, как тогда, когда мы только узнали о нём, как о проданном. Но тебя, по-моему, волнует что-то ещё. Или ты боишься, что мы не найдём обратный ритуал для наших ребятишек?
   - Если говорить о страхе, то больше всего я, как всегда, боюсь за Коннора! - в сердцах высказалась хозяйка места. - А вдруг в его бедовую головушку и впрямь взбредёт мысль устроить налёт на Старый город, чтобы вызволить оттуда ту девочку - Лору.
   Джарри хмыкнул.
   - А мы ведь ещё не знаем, не проданные ли те ребята, имена которых выудили из памяти того некромага и которых забрал Перт. - И тут же замахал на отпрянувшую Селену руками. - Да ты не бойся! Как-нибудь сумеем подправить эту ситуацию! Привлечём Ильма - ведь он такой сердобольный, - подбавил сарказма в интонации семейный, - так радел за нашего Эдена, чтобы он вернулся в семью. Неужели мимо него пройдёт информация, что детишки в храме Перта тоже должны найти своих родителей?.. А что Коннор... Нет, вряд ли он захочет проникнуть в Старый город ради Лоры. Он прекрасно знает, что девочка уже носит на себе печать храма. Хотя... Он может совершить налёт, чтобы на месте снять с неё ритуальную проданность. А потом уйти, оставив её и Перта разбираться с воскресшей памятью... Надо бы подбросить ему эту идейку... Нет, Селена, всё-таки ты хмуришься так, как будто... Признавайся, что тебя ещё беспокоит?
   Она наконец усмехнулась и легла в объятиях семейного - головой на его плечо.
   - Меня не беспокоит. Меня удивляет одна вещь. Чтобы помочь Эдену, вспомнили о книгах. Придумали, как разобраться со сновидениями. Но почему никто не подумал, что о ритуале можно узнать непосредственно от пригородных некромагов?
   От неожиданности Джарри замер.
   - Ты имеешь в виду - получить в правительственном доме разрешение на свидание с одним из таких в городской тюрьме? А что... Это тоже идея. Правда... слишком долгая в исполнении.
   - Я не о том, что она долгая, - отозвалась Селена. - А о том, что все они не подумали о ней, хотя эта идея, что называется, лежит на поверхности.
   - Маги, - пожал плечами семейный, и Селена недовольно мыкнула: подушка под щекой неудобно зашевелилась! - Маги, а потому и думали в первую очередь, учитывая свои способности. Но, если завтра с утра узнаем, что Коннор не нашёл во сне Эдена ту точку, о которой говорил, я съезжу в город и узнаю, как добиться встречи с заключёнными некромагами.
   - Рамона возьми, - посоветовала Селена. - Чистильщиков уважают - волокиты меньше будет.
   - Тогда уж лучше взять Колра! - засмеялся Джарри. - Сама же слышала, как с лёгкой руки Коннора все повторяют: драконов все любят!
   - А разрешение обязательно брать в правительственном доме? - покусывая губу, спросила Селена. - Может, сразу съездить в тюрьму и там договориться?
   - Привлеку Ривера, - решил Джарри. - Он там тоже был. Может, порядки и знает.
   Они посидели ещё немного, помолчали. Неизвестно, о чём думал Джарри, но Селена свои мысли оценила как бабские: она сильно жалела, что Риверу придётся вспоминать о том времени, когда его отправили в тюрьму за слишком вольнолюбивые в послевоенное время идеи и такое же отношение к правящей власти. Вампиры же тогда в правительстве брали верх...
   А спустя пару минут молчания оба семейных аж подпрыгнули на скамье: в дверь из тамбура во множестве залупили чьи-то маленькие, но весьма крепкие и энергичные кулачишки. А затем, почти сразу, раздался воинственный вопль Ирмы, лишь слегка приглушённый дверью:
   - Селена, выходи!
   - Выходи, подлый трус... - пробормотала хозяйка Тёплой Норы и под грохот всё тех же кулачишек встала. Неясное чувство заставило её оглянуться.
   Джарри, закрыв лицо ладонями, давился от смеха. А когда взял себя в руки, сумел объяснить:
   - Я сначала думал - они, все вместе, кидают в дверь картоши!..
   Она только смешливо фыркнула на это, вообще-то, очень даже подходящее сравнение и открыла дверь. Половина стучащих немедленно смылась в детскую гостиную.
   - Селена, пошли ужинать! - велела волчишка. - А потом у меня к тебе очень серьёзный разговор. Это очень важно!
   "Опять серьёзный! Что она ещё придумала..."
   - Ну, если очень - значит, никуда не денусь, поговорим, - развела руками Селена.
   Уверившись, что она не возражает против нового серьёзного разговора, Ирма взяла её за руку (за другую взялся хмурый Берилл) и повела хозяйку Тёплой Норы в столовую. Селена шла спокойно, хотя её то и дело подмывало посмеяться: оба проводника уже выросли из того возраста, в котором ходят за ручку со старшей, но почему-то из всех встреченных никого не смущает этот факт.
   Ужин сегодня припозднился: полдник оказался очень сытным, да и жаль было загонять домой маленький народ в такой тёплый летний вечер. Так что сейчас кто-то прибежал в столовую по привычному расписанию - минута в минуту, а потому заскучал, пока собирались остальные, а кто-то ещё и опаздывал. Заскучавшие, сидя за пустыми ещё столами, азартно переругивались с дежурными:
   - Чё как долго?
   Те логично огрызались:
   - А ты слышал, что тебя звали? Чё раньше пришёл? Не нравится - помогай!
   - Ага! Как же!
   - Ну и сиди тогда молча!
   - Селена пришла!
   Заносчивые разговорчики сразу прекратились, а кое-кто из спорящих и впрямь побежал помогать дежурным, хотя столы обсели ещё не все обитатели Тёплой Норы.
   Стол Ирмы, который был на пару шагов отделён от основного стола ясельников, был полностью занят. Здесь сидели не только малолетние бандиты, но и Риган, и Эден, и даже Синара. Все они, благо нет Вильмы, которая командовала ими от своего стола, чуть не улеглись на края столешницы, чтобы говорить между собой вполголоса, да ещё по-шпионски оглядываясь, чтобы их не подслушали... Но вот вошёл Фиц - сопровождая Шиа, и Синара немедленно покинула стол волчишки, побежала за парочкой. Следом затопала Топаз, пришедшая с Пренитом, который кивнул ей и отошёл к своему столу, за который спустя минуты уселись его сестра Агата, а за ними - Космея с Мускари. Последним к ним присоединился Вереск, который поднял брови на Агату и о чём-то спросил её. Кажется, он потерял её во время прогулки. Когда потянулись едоки постарше, на пороге столовой появилось братство. Коннор - привычно впереди всех. Он шёл не глядя, но немедленно отвечал на реплики братьев. У всех ребят вид озабоченный... Селена снова взглянула на стол, за который уселись Фиц и Шиа, а с ними - Топаз и Синара. Кажется, Эден всё-таки решился остаться с Ирминой компашкой.
   "Представляешь, Селена?! - зазвенел голосок Мики. - Что придумал Мирт?!"
   "Нет, абсолютно не представляю! - серьёзно, но с трудом тая усмешку, откликнулась хозяйка Тёплой Норы. - И что он придумал?"
   "Поместить в пентаграмму Эдена и Фритрику, если нет возможности сунуть туда Дэлму! И дать Эдену увидеть сны своих сестёр!"
   Селена быстро прикинула сон на чистое практическое действо и покачала головой.
   "Нет, это не то. Он увидит себя их глазами, но для него это будет взгляд чужих девочек, которых он когда-то где-то видел в пригороде, а потом забыл. Не более".
   "Жаль, - вздохнул мальчишка-эльф. - Идея казалась отличной".
   "Я в вас верю, - без тени насмешки отозвалась Селена. - Верю, что вы придумаете ещё что-нибудь более действенное. Ведь вы только начали вникать в дело. А перед вами всего лишь проблема, которую придумали какие-то пригородные некромаги!"
   Братья похмыкали, но больше ныть не ныли.
   Фиц, на которого взглянула Селена, улыбнулся девочке Шиа и кивнул на стол ясельников. Сначала она не могла разглядеть, что происходит под столом, словно зарешеченным множеством коротких ножек, а приглядевшись, тихонько засмеялась: под столом самых маленьких затаились в ожидании подачек процион Нот и Пират. Впрочем, о нетерпеливом Ноте не скажешь, что он старался таиться. Напротив, он то и дело трогал детишек за ноги, напоминая своим благодетелям о своём бедственном существовании. Ясельники заглядывали под стол, что-то утешительно произносили - и Нот затихал. На время, конечно. Пират же был весьма терпелив, в отличие от своего мохнатого товарища... Снова взглянув на Шиа и отмечая её счастливую улыбку, Селена кивнула собственным мыслям: "Всё правильно делает Фиц. Девочка должна как можно чаще улыбаться - так быстрей пропадут все её травмы..."
   А в следующий миг девочка её удивила. Шиа наткнулась взглядом на стол Ирмы и её компашки и уставилась на Эдена, причём смотрела она на маленького некромага, будто вслушиваясь в него, и улыбка постепенно пропадала с её губ. Что это с ней? Вспомнила о чём-то, не самом весёлом, глядя на Эдена? Вот Шиа отвела от него взгляд и спросила о чём-то у Фица. Тот пожал плечами, а потом почему-то посмотрел на стол братства и на этот раз явно ответил утвердительно... Селена почувствовала себя заинтригованной, но посчитала бестактным просто подойти и узнать, в чём дело.
   Когда ужин закончился, выяснилось, что на улице закрапал дождь. Он обещался быть ещё два дня назад - так низко по вечерам нависали тёмные тучи. А вот Веткин тогда категорически отрицал, что непогода будет. Ясельники обрадовались: им легче - играть можно и в беседках. Ирма насупилась, скептически глядя в потемневшее окно столовой, а компашка начала её уговаривать на что-то...
   Старшие братства замолкли, тоже глядя в окно. Пока Мика пренебрежительно не сказал, используя браслетную связь: "Ну и что? У нас ещё программа незаконченная валяется. Надо сделать побыстрей, потому что потом Селене считать, сколько из-за наших учебников понадобится тетрадей и ручек!"
   "Ближе ко сну дождь закончится, - заметил Хельми. - Я полетаю немного, как обычно. Коннор, ты как?"
   В последнее время эти двое устраивали почти цирковое представление, играя в небе чуть не в догонялки - на радость ясельникам и остальным дельтапланеристам. Но последние дни были суматошными из-за множества событий, так что сейчас догонялки слегка подзабылись. Неужели юноша-дракон думает, что после дождя они сумеют поиграть во влажном воздухе?
   "Я - за", - немедленно ответил Коннор.
   Ясельники гурьбой потянулись из столовой, устроив весёлую толкучку под вешалками с одеждой: кто быстрей дотянется до своей верхней одёжки? Селена, вышедшая следом за ними и усевшаяся в детской гостиной, вздохнула и тут же снова насторожилась, заметив краем глаза, как, остановившись в гостиной для старших, Шиа вовсю уговаривает о чём-то Фица, а тот мнётся и смущённо улыбается, поглядывая в сторону братства... Селена торопливо - чисто на всякий случай - расслабила застёжки браслетов. И оказалась права: девочка-собиратель магии уговорила-таки Фица подойти к Коннору. Подслушивая беседу, Селена чуть не ахнула вслух!
   - Коннор, тот мальчик, Эден, он правда ритуально проданный?
   - Да, - тоже насторожённо ответил мальчишка-некромант и не стал добавлять естественное, например, для Мики: "А что?"
   - Это ведь магический ритуал? - продолжала едва ли не допрос Шиа.
   - Да, ритуал магический, - терпеливо сказал Коннор.
   Девочка облизала губы и глубоко вздохнула.
   - Если бы ты нашёл нить - конец ритуала - и показал её мне, я сумела бы... уничтожить ритуальную проданность Эдена.
   Коннор, за спиной которого, прислушиваясь к беседе, встали братья, уточнил:
   - А ты сумеешь это сделать, несмотря на то что пока ещё... прости, Шиа, если для тебя это обидно... слабовата?
   - Я так поняла, что этот ритуал из простейших, - объяснила Шиа. - Раз он проводился не самыми учёными некромагами... То есть делался грубо. Если бы он был каким-то заковыристым, мне было бы сложно, потому что плетёнка магических нитей бывает очень сложной. А так я вытяну ритуальную нить и за ней сниму сам ритуал. - Помолчав, она взглянула поверх его головы, на братьев, с интересом слушавших их. И закончила: - Я уже делала такое в городе.
   - Это как? - не удержался от изумления Мирт.
   - Ну, когда я была очень голодной, я шла туда, где собиралась толпа - в торговые ряды, например. Там часто встречались существа с магическими ритуальными плетёнками на них. Порой они даже не подозревали, что над ними проводился какой-нибудь ритуал. Я выбирала таких, которые медленно шли в поисках чего-нибудь в торговых рядах, хваталась за видимую нить и успевала раскручивать магическую плетёнку.
   - Но... - медленно заговорил Коннор, явно анализируя её слова, - ты говоришь, что хваталась. Но почему тебе нужно, чтобы я показал нить на Эдене?
   - На нём несколько обрывков от несколько разновременных ритуалов, и я не знаю, с какого лучше начать, - призналась Шиа. - А начинать нужно с последнего. Если брать нить с бухты-барахты, можно повредить нити других ритуалов. И они могут перепутаться-переплестись с другими, и тогда будет сложней уничтожить ритуал.
   - Честно, я не совсем понял, - покачал головой Коннор. - Главное... Шиа, тебе надо обязательно начать с последнего ритуала?
   - Именно. - И снова объяснила: - Если я буду начинать с другого по времени, они могут окрепнуть и потом стать настолько сложными, что их потом не уничтожить.
   - С-спрос-сить у Трис-смегис-ста, - предложил Хельми.
   Юношу-дракона Селена поняла: девочка пытается объяснить братству нечто такое, с чем они ещё не сталкивались, а значит - неплохо бы заручиться поддержкой лучших взрослых магов, что её предложение осуществимо.
   - Спрашивайте, у кого хотите, - пожала плечами Шиа. - Мне нужно знать только одно: сумеете ли вы найти для меня нить именно последнего ритуала? И сколько их вообще было? Сил у меня на его уничтожение точно хватит, не сомневайтесь.
   Селена затаила дыхание: неужели уже сейчас возможно освободить маленького некромага?!
   - А зачем тебе надо знать, сколько всего было ритуалов? - поинтересовался Мирт.
   - Ритуалы проводили люди. И у всех свой почерк. Если вы покажете мне нить, я смогу её отличить от всех других ритуальных. А значит, быстрей выполнить уничтожение.
   - Мне кажется, ты пока ещё слаба для такого магического действа, - покачал головой Коннор.
   Шиа открыла рот - наверное, не согласиться, но тут вперёд выступил Фиц. Он с неловкой улыбкой сказал:
   - Коннор, мы с Шиа перед ужином были возле Лесной изгороди - я показывал ей, где у нас что. И она... - Он оглянулся на обретённую подружку.
   - Если ты скажешь, что она сумела уничтожить защиту изгороди, я не поверю, - спокойно сказал мальчишка-некромант.
   Фиц как-то потешно почесал кончик носа и засмеялся, глядя на улыбавшуюся Шиа.
   - Нет, не скажу. Но я видел, как она положила на защиту руку и как защита таяла вплоть до одного-единственного элемента, который Шиа не могла уничтожить, потому что он не поддался её магии собирателя, не впитывался. Я не очень разбираюсь в магическом разнообразии, но там, в Лесной изгороди, оказался и правда единственный тип магии, который она не сумела... ликвидировать.
   "Машинная!" - раньше братьев сообразила Селена. Впрочем, братья помалкивали, так что ещё вопрос, кто первым догадался.
   - Итак, Шиа, - сказал Коннор. - Ты говоришь... Чтобы освободить память Эдена, тебе нужно знать две вещи: во-первых, сколько на нём ритуальных... продаж, а во-вторых, тебе надо чётко видеть нить именно последнего ритуала. Я правильно тебя понял?
   - Да, - спокойно сказала Шиа.
   - И готова на это действо прямо сейчас?
   - Да. Только не надо думать, что я сделаю всё очень быстро. Ритуала я не знаю. Поэтому самой сложной работой будет вытягивание первой ритуальной нити. Потом легче, несмотря на то что другие ритуалы делали разные некромаги.
   Братья переглянулись, а Селена мучительно размышляла, стоит ли к ним подходить, или они попробуют сами решить это дело? То, что предлагает Шиа, выглядит довольно просто. Может, ребята обойдутся без взрослых магов?
   - Есть ещё одна проблема, - задумчиво сказал Коннор. - Поверит ли Эден, что у него стёрта память?
   - Почему бы не попробовать этот ритуал на Синаре? - внезапно предложил Колин. - Она старше и сама говорила, что её меньше продавали. Мне кажется, если Эден увидит, что она освободилась от ритуальной проданности, и он не будет возражать против уничтожения ритуальных нитей.
   - Чем меньше ритуалов, тем чётче нити, - согласилась Шиа. - Для меня это даже лучше, потому что легче освоиться с магической плетёнкой.
   Братья огляделись в поисках Синары и выяснили, что девочка-некромаг убежала следом за Топаз - в одну из беседок.
   - Не выходи на улицу, Шиа, - попросил Коннор. - Ты и правда ещё не долечилась, а там промозгло. Мы сейчас поищем Синару и спросим у неё, согласна ли она освободиться от ритуала. Фиц, посидишь здесь с Шиа?
   - Посижу.
   Девочка огляделась, и Фиц повёл её в детскую гостиную, которая выглядела интересней гостиной для старших. Впрочем, мальчишка-некромаг не забыл прихватить с собой работу, благодаря которой он уже на второй месяц в Тёплой Норе оказался хозяином значительной суммы денег. То есть различные кусочки пластика и инструменты, с помощью которых Фиц творил из пластика украшения... Мальчишка-некромаг и девочка уселись на диван - ближе к яркому свету, и Фиц начал показывать Шиа, как он зарабатывает деньги.
   А братство нетерпеливо торкнулось во входную дверь.
   Новый опыт, который должна была перед ними показать Шиа, явно задел не только Коннора, который (Селена дала бы голову на отсечение) наверняка намеревался не просто следить за её действиями, но и усвоить новый навык.
   Селена представила, как братья разбежались по мокрому из-за дождя саду, заглядывая во все беседки и ища Синару. И какое-то странное тёплое чувство будто обняло её: пусть она привыкла к ребятам из школы-интерната и жаль их отпускать в другую, чужую от Тёплой Норы жизнь, со своими родными, но она была бы первой, кто обрадовался бы, найди они свои семьи.
   "Кажется, Коннору и впрямь придётся устраивать набег на Старый город, - насмешливо думала она, сама шагая к выходу, чтобы провести последние часы перед сном со Стеном. - Потому как внедрить в храм некромагов Шиа, а потом, когда она снимет ритуальную проданность со всех пригородных ребят-некромагов, вытащить её, просто так не получится... А жаль. Надо найти Джарри и рассказать ему".
  
   Эдена вряд ли нашли, если бы захотели с него начать уничтожение ритуальной метки о продаже. Он находился в таком месте, о котором никто бы и не подумал, что он там может быть. В домике Трисмегиста и Понцеруса. Сами эльфы-философы сидели в просторной кухне, где, открыв настежь дверь кладовки, по одной вынимали с полок найденные на чёрном рынке книги и благоговейно рассматривали их, мучительно морщась при виде выдранных страниц или испачканных строк... Поглядывая на них (двери в домике все настежь), Эден, как и Айна, сидел возле Ивара, которого тоже усадили, но на кровати, обложив подушками так, чтобы он не уставал. Все трое тоже держали в руках книги и негромко беседовали, поглядывая в сторону эльфов.
   - И что? Хельми так и сказал? - удивлялся Ивар. - Что только взял в руки книгу и увлёкся пентаграммами?
   - Это не он сказал, - объяснял маленький некромаг. - Это ребята про него сказали. А когда увлёкся он, увлеклись и остальные братья. Поэтому Коннор сумел накинуть на тебя пентаграмму стоячего времени и успел дождаться приезда Мирта.
   - Хочешь сказать: что знает один из них, знают все? - как бы ни пытался, но скептически выговорить это у мальчишки-друида не получилось.
   - Не знаю насчёт Мики и Колина, - честно признался Эден. - Но я так понял, что и Мирт знает о пентаграммах. А я попробовал книжку взять и прочитать там о пентаграммах. И ничего не понял.
   Айна, сидевшая тихонько, как мышка, фыркнула. Виновато улыбнулась, когда оба вопросительно посмотрели на неё.
   - Это немного смешно, - сказала девочка. - Ты хочешь сразу понять такую книгу, хотя у тебя начальных знаний по некромагии и вообще по магии нет. Вон, Ирма легко понимает такие книги, но вот силы сделать пентаграмму у неё маловато. У тебя наоборот. Силы есть, но ты не умеешь.
   - Ну... Это-то понятно, - вздохнул маленький некромаг. - Просто прозвучало тогда очень уж легко: он увидел книжку - и увлёкся. А у меня не получилось.
   - Да ты не бойся, - утешил его Ивар. - Есть книжки по пентаграммам трудные, а есть попроще. Там всё рассказано ясным языком. Просто ты такой ещё не нашёл. А когда найдёшь, тогда и увлечёшься...
   Трисмегист, стоявший спиной к комнате Ивара, спрятал насмешливую улыбку, а Понцерус вполголоса спросил:
   - Ты и в самом деле хочешь взять этого мальчика на обучение?
   - Хочу. Что не так?
   - Слишком мал, - с сомнением ответил эльф-философ. - Слишком взрослый, но без магических основ. Стимулов маловато. Будет трудно.
   - Ты пропускаешь один момент, - заметил Трисмегист. - Эден будет обучаться не один. Есть Ивар. Есть образец для подражания - и не один.
   - Братство? Но ссылаться на них каждый раз, когда мальчик будет капризничать...
   - И не собираюсь. Эдену достаточно примера перед глазами. Тем более эти же примеры ему приводит и Ивар.
   - Говорят, у него есть семья, которая переехала сюда, в деревню.
   - Это ничего не меняет. И даже является подспорьем. - Трисмегист осторожно закрыл книгу. - Эден словно просыпается от прошлой жизни и видит вокруг множество существ, которые не просто обучаются магическим приёмам, но стремятся больше знать. Недавно он признался Ивару, что его поражает ненасытность Колина в обучении. Когда такие личности вокруг, поневоле начинаешь подстраиваться на волну стремления к знаниям. Главное - не спугнуть этого желания.
   Во входную дверь нетерпеливо застучали - кажется, в две-три руки.
   Трисмегист усмехнулся.
   - Не Ирма ли?
   Угадал. Когда открыл дверь, в дом влетели волчишка и её компания - все с восторженно вытаращенными глазами. При виде эльфа постарались не подпрыгивать и не вопить, что он весьма оценил, но неистовый восторг прорывался.
   - Здрасьте, уважаемый Трисмегист! И уважаемый Понцерус, здрасьте! Эден! Эден!.. - позвала Ирма, глядя мимо Трисмегиста в поисках маленького некромага. - Там Шиа! Знаешь, что она делает?! Эден! Пойдём с нами! Она снимает с Синары какие-то нити! Потому что Синара проданная! И поэтому ничего не помнит! Эден, пойдём, посмотрим! Здорово же! Мы-то не видим, а ты видишь! Посмотришь, как она это делает! Нам сказали - можно посмотреть!
   Оба эльфа переглянулись, и Понцерус спокойно спросил:
   - А нам можно посмотреть?
   - Конечно! - даже возмутилась волчишка. - Там всем можно, если только поместимся все вместе!
   - И где это - там?
   - В мансарде братьев. Синара лежит в их пентаграмме, а Шиа вытягивает эти нити.
   - В моей пентаграмме?! - возмутился Эден, немедленно вскакивая со стула.
   - Ну, она же только пока, - объяснила волчишка.
   - Эден, сходим? - легко предложил Трисмегист, переглянувшись с Понцерусом.
   - Сходим, - уверенно ответил маленький некромаг, кажется, даже обидевшийся, что его кровать в пентаграмме братьев занята.
   Айна сказала, что ей пока это неинтересно, и она посидит с Иваром, почитает ту книгу, которую им предложил Понцерус. Понцерус же кивнул Трисмегисту, кажется прекрасно понимая, что давний друг, вернувшись с мансарды, обязательно в деталях расскажет, что же там такого любопытного удалось посмотреть.
  
   Глава двадцать третья
  
   Уничтожение нити первого ритуала прошло быстро и деловито.
   А вот его начало затянулось. Во-первых, Коннор, как будто знал (а может, и правда - знал?), что должен появиться эльф-бродяга, и дождался-таки, пока в мансарду не поднялся Трисмегист, ведущий за собой Эдена. Во-вторых, оглядев столпившихся в комнате братства ребят, Коннор укоризненно покачал головой и сказал:
   - Шиа стесняется (девочка-собиратель магии удивлённо взглянула на него), и Синара тоже (девочка-некромаг с благодарностью закивала). Поэтому здесь остаются только взрослые - Селена и уважаемый Трисмегист. Остаются Хельми и Мирт - помогать, если что. Остаётся Эден - поддержать Синару. Остальным - извините. Я не думал, что вас будет так много.
   - У, жадина, даже посмотреть не дал! - жалобно сказал Мика, явно взывая к Ирминой компашке о сочувствии, и со страдальческим вздохом потопал из мансарды.
   Следом, тоже изо всех сил изображая мировую скорбь, поплёлся Колин.
   Ирма и её компашка, открыв рты, смотрели, как младшие братства выходят из мансарды, идут к лестнице к гостиным... Шмыгнув носом, волчишка с недоумением посмотрела на сдержанно сиявшего Эдена ("А мне разрешили остаться!!") и сказала:
   - Ну, если и они...
   И повела своих друзей следом за Микой и Колином.
   Селена переглянулась с Коннором: нейтрализация малолетних бандитов прошла на высшем деликатном, чуть ли не дипломатическом уровне!
   Итак... Дверь в мансарду закрыли, а Синаре предложили сесть на внутренней кровати пентаграммы так, чтобы ей и Шиа было удобно. Селена и Трисмегист присели напротив, на соседнюю кровать, - так, чтобы видеть всё. Эден, пристроившийся рядом с Трисмегистом, внимательно смотрел за подготовкой к уничтожению нитей и напряжённо слушал объяснения Шиа, которая села рядом с Синарой - на небольшом расстоянии.
   Старшие братства встали так, чтобы видеть весь процесс: не только работу Шиа, но и то, что будет происходить в результате. Коннор же, наоборот, присел - ближе всех к девочкам, чтобы видеть руки обеих.
   - Не уверена, что все ритуалы сумею сегодня убрать, - призналась Шиа. - Если нити грубые и примитивные, их легко отследить, но такими я слишком быстро насыщаюсь.
   - Начинай, - кивнул Коннор, сидевший перед обеими на корточках. - А там посмотрим.
   Через его голову девочка-собиратель магии объяснила остальным:
   - Он уже показал мне конец нити от последнего ритуала. Но, как выяснилось, Синару продавали девять раз, хотя она и сказала, что меньше, чем Эдена. Так что... - Она повернулась к девочке-некромагу: - Когда ты проговаривала заклинание проданной, его силовые нити уходили в твоё запястье. Положи на колени левую руку - и больше ничего не делай, ладно? Всё сделаю я сама.
   - А что ты будешь делать? - прошептал Эден и тут же испугался, что выгонят.
   Но Коннор, не оборачиваясь к нему, ответил:
   - Шиа будет вытягивать из Синары нить последнего ритуала, одновременно запоминая его путь, его рисунок. Первую нить она будет тянуть очень долго только из-за этого - что надо запомнить путь. Следующие нити будут вытягиваться легче, потому что будет известен путь этой подчиняющей магии.
   Эден внезапно обернулся к Селене, встревоженный и даже испуганный, но Шиа уже склонилась над рукой Синары, и маленький некромаг снова повернулся к девочкам. Присматриваясь к происходящему, хозяйка места одновременно пыталась сообразить, чего или кого Эдену бояться бы сейчас. И - озарило: он наконец-то понял, что тоже был продан и не раз! А значит, девочки Дэлма и Фритрика - возможно, и впрямь ему сёстры...
   Все мысли об Эдене забылись, едва Селена заметила: спина присевшего на корточки Коннора напряглась. Шиа начала работу. Её пальцы (ладонью кверху) мягко опустились ближе к запястью свободно лежавшей руки Синары, а затем сложились лодочкой, словно девочка-собиратель магии ожидала, что из запястья вот-вот польёт вода.
   Как сообразила Селена, среди собравшихся лишь трое не видели, что происходило. Она сама. Синара, сидевшая, с любопытством поглядывая то на Шиа, то на остальных. И Эден. Но Эден хотел видеть! Поглядывая на него сбоку, Селена замечала, как маленький некромаг то и дело склоняется вперёд, держась за руку Трисмегиста, чтобы не свалиться со слишком высокой для него кровати. Да и старшие братья вели себя примерно так же: что Мирт, что Хельми - оба пытались занять такие места при двух девочках-магах, чтобы видеть всё от начала до конца.
   - Понял... - вполголоса сказал Коннор. - Хельми, иди сюда.
   И встал с пола, уступая место юному дракону. Огибая кровать со взрослыми, взглянул на Мирта. Селена проследила его взгляд, сама побаиваясь, что мальчишка-эльф обидится: Коннор предпочёл отдать лучшее место для наблюдения не ему, а Хельми. Но Мирт на взгляд мальчишки-некроманта только коротко кивнул и вновь застыл взглядом на процессе уничтожения магической нити.
   Селена не злилась, хотя ничего не видела, пусть и старалась использовать для магического видения то, что давно не использовала, - обложки магических книг из личной библиотеки. Но для неё всё оставалось статичным: Шиа по-прежнему сидела, слегка прикасаясь ладонью-лодочкой к запястью Синары. Поэтому хозяйка места начала следить за юным драконом: увидит ли он то, что увидел Коннор? И так увлеклась, что вздрогнула, когда сидевший рядом Трисмегист - на первый взгляд, сутулившийся, неожиданно сел прямо. Он-то ничего не сказал, но по его облегчению Селена догадалась сама, что и он понял, как работает Шиа...
   Девочка-собиратель магии наконец пошевельнулась. Сложенная лодочкой ладонь медленно поднялась к внутреннему изгибу локтя. И снова замерла. Шиа смотрела спокойно и даже отстранённо, но вздувшиеся жилки на ладони выдавали напряжённую работу... Глядя на её руки, Селена вдруг вспомнила прошлое. Джарри сказал, что книги по боевой магии ей, принесённой в этот мир драконом Вальгардом, оставили деревенские маги. Ещё раньше в эту деревню сумел проникнуть только он, Джарри. Что тоже являлось предопределением... Совсем недавно Селена, если и думала об этом, то скептически воспринимала предопределения, которые для живущих в этом мире важны. Но вот в деревне появилась Шиа, девочка-собиратель магии. Можно ли это событие отнести к событиям, предопределённым судьбой? Ведь всё, что до сих пор ни сделала Селена или ни сделано с её подачи: нашла семью Эдена и привезла её сюда - это всего лишь обрывки одного большого события. И вот нашлась Шиа, которая стала связующим звеном между семьёй маленького некромага и самим Эденом. Поневоле поверишь в то, что предопределения существуют. И что можно порой на них надеяться.
   - Мирт... - шёпотом сказал Хельми и осторожно встал, меняясь местами с мальчишкой-эльфом.
   А Селена, глядя на их перестановки возле девочек-магов, внезапно вспыхнула от радостного понимания: теперь не только Шиа может снимать и уничтожать нити! Вот прямо сейчас в мансарде уже четверо чисто практически знают, как освобождать проданных когда-то детей-магов от заклинания предприимчивых пригородных некромагов! А ведь в деревне есть ещё Ривер, Лотер! И Джарри! Что уж говорить о Колре! Если маги начнут снимать со всех троих бывших помощников пригородных некромагов нити заклинания, ведущие к беспамятству, то освобождение произойдёт очень быстро! И кстати, ещё неизвестно, что с Фицем. А если и он проданный, но не подозревает о том? Селена чуть не рассмеялась над собой вслух, взволнованная. Нет, Фиц помнит все события, которые произошли с ним с той ночи, как его выбросил на улицу толстяк Стефан. Он не продан. Он был умелым, а таких пригородные некромаги не продавали.
   - Всё!.. - выдохнула Шиа, опуская руку, которая, словно отдельно, самостоятельно от своей хозяйки, успела подняться к плечу Синары. - Первый ритуал из девяти...
   В мансарде тишина. Все с улыбками смотрели на Синару, которая озадаченно прислушивалась к себе. И - ахнули, когда девочка-некромаг боком повалилась на кровать. Мирт вскочил со своего места, благо был ближе и перехватил падающее тело так, чтобы уложить его головой на подушку. Вскочила и Шиа, несколько изумлённая. Подбежавший Коннор помог Мирту поднять ноги Синары, чтобы полностью уложить её на постель.
   Эден, немедленно подбежавший к девочке-некромагу, жалобно спросил:
   - Что с ней? Почему она... так?
   Трисмегист, словно подгоняемый ветром лист, очутился возле кровати и мягко положил ладонь на голову Синары, которая, похоже, уснула.
   - Воспоминания возвращаются, - сказал эльф-бродяга. - Они врываются в её память, будто в её голове взорвана некая плотина. И это сложный процесс. Пусть девочка отдохнёт и выспится до завтра. Следующий ритуал надо будет провести утром. - Посомневался немного и кивнул самому себе: - Да, именно утром, не раньше.
   - Она всё вспомнит? - спросил Эден, усевшись на кровать и взявшись за ладонь девочки-некромага.
   - Всё, что было, когда предыдущий хозяин её продал, - объяснил Коннор. - То есть... Она вспомнит его - того, кто её в последний раз продал. А значит - всю жизнь именно у этого хозяина.
   - А когда вы уберёте все нити, она вспомнит?! - У маленького некромага перехватило горло, и он закашлялся - до слёз. - Она может вспомнить свою семью?! Своих родителей?! Коннор!!
   Последний тоненький вопль Селена, как и другие, поняла правильно.
   Мальчишка-некромант оглянулся на уставшую Шиа, которая, тем не менее, с интересом следила за событиями в мансарде.
   - Время есть, Шиа, - медленно сказал Коннор. - Ты проследишь, всё ли правильно я делаю? Подправишь, если что?
   - Да, прослежу, - отозвалась девочка-собиратель магии.
   - Я помогу тебе вос-сполнить с-силы, - предложил Хельми, и Шиа благодарно улыбнулась ему:
   - Не отказалась бы.
   И тут в разговор встрял Трисмегист. До сих пор он наблюдал за происходящим, так задумавшись, словно бы отсутствуя, но именно сейчас он проговорил медленно, будто проверяя свои мысли по поводу:
   - А что будет, если несколько магов возьмутся вытягивать эти нити, уничтожая их? Примерно так: один вытягивает нить последнего ритуала, другой, едва процесс с первой нитью начался, вытягивает нить предпоследнего. Понимаю, что девочка Шиа такого не пробовала, но... - Он склонил голову набок, глядя на Синару и явно что-то прикидывая.
   Кажется, Коннор первым сообразил, о чём надо узнать в первую же очередь:
   - Трисмегист, а вы видите? Синара испытывает физическую боль? Не оттого ли она заснула, что ей не просто возвращать память?
   - А ещё интересно... - задумчиво пробормотал Мирт. - Интересно, можно ли запустить этот процесс без участия магов?
   Селена невольно взглянула на Шиа. И чуть не рассмеялась: девочка-собиратель магии чуть не с ужасом смотрела на старших братства!
   Зато Трисмегист вновь склонил голову - в другую сторону, но в глазах зажёгся огонёк нового исследовательского любопытства.
   - Как ты себе это представляешь, мальчик Мирт?
   - Грубо: как только "сгорела" первая нить, из последних, должна бы начать гореть предыдущая. И так далее.
   - Хм. У нас две задачки, - будто про себя проговорил эльф-бродяга.
   - Какие? - спросил Эден, всё ещё сжимавший руку Синары, но при этом встревоженно переводивший взгляд с одного на другого.
   - Первая: выяснить, могут ли сразу несколько магов последовательно работать с несколькими продажными заклинаниями. Вторая: можно ли придумать магический ритуал, при котором заклинания будут тоже последовательно уничтожаться без физического участия помогающих жертве магов.
   - И тогда налёт на Старый город не будет нужен, - словно закончил его мысль Коннор и переглянулся с братьями. - Мы можем просто приехать к Перту, чтобы вроде как проведать тех ребят, которых он забрал в свой храм. Думаю, он разрешит нам эту встречу. А пока встречаемся, запускаем процесс уничтожения нитей проданных.
   - О каких ребятах вы говорите? - озадаченно осведомился Трисмегист.
   - Помните, вы закрыли перед Пертом дверь, когда он хотел выбросить пригородного некромага на улицу? А ему на улицу нельзя было - Тёрн бы его сразу убил своей паутиной! - напомнил ему Коннор. - Мы тогда поняли, что в его личном пространстве прячутся подростки, которых он спас, пока не попал в паутину Терна!
   - Помню, - кивнул Трисмегист. - И ещё одна девочка ушла с ним, с Пертом.
   - Лора, - подсказал уже Эден.
   - Вот о них мы и говорим, - заключил мальчишка-некромант. - Если мы сумеем придумать заклинание или магический ритуал, уничтожающий нити проданных, нам понадобится лишь одна встреча с теми ребятами. Повод-то уже есть: Топаз и, скажем, Эден хотят проведать Лору.
   Селена не выдержала - расхохоталась. К ней обернулись, изумлённые.
   - Поделишься? - смеясь вслед её задорному смеху, спросил Коннор.
   - Перт ни за что не даст вам увидеться со своими... захапанными им ребятишками-некромагами! - сквозь смех проговорила хозяйка места. - Едва только вы заговорите об этом, он немедленно вспомнит, как сбежал из Старого города Фиц - и это после того как дружно его провожали наши ребята!
   Отсмеявшись, как и все, Коннор пожал плечами и сказал:
   - И? Найдём другой выход к ребятам. А сейчас... Пора бы под наблюдением Шиа попробовать устроить следующий сеанс освобождения.
   - И под наблюдением Трисмегиста, - негромко напомнил о себе эльф-бродяга.
   - Да и под наблюдением учителя Трисмегиста, - чуть насмешливо повторил мальчишка-некромант (эльф тоже усмехнулся), - мы попробуем повторить то, что сделала Шиа. Шиа, ты устала? Тебе хватает тех сил, что тебе послал Хельми?
   - Хватает, - удивлённо сказала девочка-собиратель магии. - Я же не буду сама вытягивать эти нити. Только следить. Но вы мне потом расскажете, зачем вам Старый город и ребята-некромаги в нём? Про Старый город я слышала - жуткое местечко. Но, говорят, школа для магов там очень хорошая.
   - Спроси о Старом городе и о пригороде у Фица, - посоветовал Мирт. - Я слышал, он тебе немного рассказал о себе. Пусть расскажет подробней о Лоре, с которой дружил, пока она не бросила его, по сути сбежав в Старый город.
   - Мирт, не надо так о Лоре, - покачала головой Селена. - Мы знаем о ней, что она сирота. А может, она растерялась в новой для себя жизни? Может, ей нравилось заниматься в школе-интернате? Мы же ничего толком об этой девочке не знаем, чтобы говорить о ней так уничижительно. Да и заставлять Фица рассказывать об этом... инциденте... Я не думаю, что ему понравится эта идея. Слишком недавно всё произошло, чтобы Фиц легко говорил о прошлом.
   Мальчишка-эльф замер на месте, будто прислушиваясь к этим словам, а потом покачал головой, явно досадуя на себя.
   - Прости, Селена. Я не подумал, прежде чем предложить. Шиа, ты просто спроси у Фица, каково ему было не только в пригороде, но и в Старом городе. А заодно о том, что случилось два месяца назад с ним самим в школе-интернате для некромагов.
   - Хорошо, - с недоумением ответила Шиа. - А что вы...
   Негодующий Эден резко перебил её.
   - Вы хотели помочь мне! Так начните! А то всё болтаете зря! Я тоже хочу... вспомнить! А вдруг и я...
   - Садись на мою кровать, - скомандовал Коннор. - Э... Трисмегист, что вы делаете?
   Пока Эден отвлёк внимание всех на себя, эльф-философ подошёл к Шиа и жестом попросил уступить ему место рядом со спящей Синарой - впрочем, никто не поручился бы, что девочка-некромаг спит, а не находится без сознания.
   - Я начинаю выяснять, могут ли в такой ситуации работать сразу несколько магов, - объяснил Трисмегист, осторожно садясь на краешек кровати, рядом с Синарой. - В первую очередь хочу посмотреть, сумею ли найти кончики всех нитей и определить, в какой очерёдности они располагаются.
   - То есть вы оставляете нас без наблюдения? - напомнил ему Коннор.
   Эльф пожал плечами.
   - Я здесь. Кровати стоят рядом. Будет необходимость - я... подключусь к вашей работе. А пока, благо здесь умные люди и сидят тихо, я займусь исследовательской работой. Жаль, здесь нет Понцеруса и Колра.
   - Наши младшие сидят в гостиной, - хмыкнул мальчишка-некромант, усаживаясь сбоку от севшего на его кровать Эдена - с другой стороны немедленно сел Мирт. Хельми остался возле Синары, кажется, собираясь следить, как будет Трисмегист изучать пути ритуальных нитей. - Мне всего лишь попросить их по браслетам позвать всех, кто вам нужен. Но тогда Ивар остаётся один. Или ему уже можно оставаться?..
   - Ивар спит, - откликнулся эльф-философ, склоняясь над рукой Синары, безвольно лежавшей на кровати. - Неделю он будет принимать сонное зелье за два часа до ночного часа в Тёплой Норе. Мне мальчик нужен выспавшимся и выздоровевшим. А поскольку Понцерус, уходя, обычно закрывает дверь магически, думаю, что даже Ирма не сумеет помешать мальчику спать.
   Коннор открыл рот, кажется собираясь возразить ему. Но лёгкая улыбка едва заметно скользнула по его губам и пропала. И он кивнул.
   - Вы правы. Вызываю Мику и Колина?
   Минута в мансарде прошла в молчании, хотя все знали, что Коннору разговоры не помешали бы говорить с братьями...
   А когда всё определилось, Селена встала и сказала:
   - Ну, думаю, мне здесь можно не оставаться. Пойду в гостиные. Всё-таки до всеобщего сна в Тёплой Норе меньше часа осталось. Надо посмотреть, всё ли в порядке.
   Когда она дошла до лестницы в гостиные, навстречу ей поднимался Колр. Оказалось, он пришёл за Люцией, чтобы забрать её домой, и чуть не столкнулся с Колином, бежавшим звать его в мансарду. По Микиным браслетам, в очередной раз подивившись, какая это полезная штука, чёрный дракон вызвал Эрно, переложив на него обязанность доставить дочь домой, а сам поспешил в мансарду.
   - Что там у вас-с? - остановившись, поинтересовался Колр.
   - Новая магическая игрушка, стоящая жизни и памяти, - отозвалась Селена. - Думаю, вам понравится.
   - Вот как... Любопытно.
   И Колр уступил ей дорогу, чтобы затем помчаться по лестнице к мансарде.
   А Селена спустилась, заглянула в гостиную для старших, обнаружила, что Сильвестр со своей подругой Отсаной старательно учили Ренулфа читать книгу для мастеров поделок, в которой тот нашёл парочку интересных вещиц, которые в Тёплой Норе делали на раз, а у него не получалось, и потому он сам хотел разобраться, как они делаются. Но... Чтение для него стало преткновением. И сейчас все трое: Сильвестр, Отсана и Ренулф под любопытными взглядами Руеди, младшего товарища Ренулфа, - вполголоса читали строку за строкой все вместе. И, кажется, это совместное чтение постепенно давало свои плоды: Ренулф с каждым прочитанным словом начинал читать всё уверенней. А заинтересовавшийся Руеди чуть не головой влез сверху, чтобы посмотреть, какое место они читают. Он-то в чтении оказался не мастак, конечно, но читать мог и без проговаривания вслух... Убедившись, что остальные старшие не возражают против такой учёбы за большим столом, где все мастерят свои поделки для городских лавок, Селена потихоньку удалилась.
   В гостиной для младших Моно давал очередной спектакль. Он действовал сразу несколькими куклами и игрушками, разыгрывая спектакль под названием "Крутые разборки между куклами и Пиратом с Нотом". Драк малыш-тролль не изображал: его больше занимали скандальные вопли и свары между игрушками. Зрителей у него было достаточно. Здесь сидели обе пары двойняшек из ясельников, люди и оборотни; сидела почти вся компашка Ирмы без самой волчишки и, как ни странно - присутствовали даже Гарден и Оливия, которая вздрагивала, когда Моно повышал голосишко, изображая сердитого или злого, и тогда мальчишка-эльф утешал сестрёнку, сжимая ей ладошку:
   - Ничего, Оливия, это всё понарошку!
   Селена присела вместе со зрителями, слушая Моно и про себя удивляясь его фантазии... Шипение за спиной услышала и обернулась вместе со зрителями, чтобы узреть возле входной двери в гостиную Ирму. Сообразив, что шипением Ирма призывает присоединиться к себе хозяйку места, Селена осторожно встала, чтобы никому не помешать слушать Моно, и вышла следом за Ирмой. И, только перешагивая порог, вспомнила, что волчишка хотела с ней опять серьёзно поговорить. Неужели прямо перед сном Ирма решилась на такой разговор?
   Ирма добежала до любимой всеми дворовой скамейки и шлёпнулась на неё. Селена пристроилась рядом - обе лицом к чёрным в поздний вечер садовым деревьям.
   - О чём ты хочешь поговорить, Ирма? И почему со мной? А вдруг Колин может помочь?
   - Он-то может, - подозрительно глядя на неё, ответила волчишка. - А ты что? Не хочешь мне помочь?
   - А тебе помощь нужна? - удивилась Селена. - Я думала - ты узнать о чём-нибудь хочешь.
   - И то, и то! - заявила Ирма и задумалась, затихла, подняв голову кверху, к тёмно-синему небу с льдистыми точками звёзд. И заговорила уже не слишком уверенно. - Селена, я занимаюсь магией у Бернара. Но у него спрашивать хочется так много, что лучше спросить у тебя, чтобы он не злился, что я приставучая. И вот я спрашиваю. Селена, в будущем учебном году я пойду в ту школу, куда все ходят? В пригород?
   - Не знаю. Если к тому времени ты исправишь всё, что мешает тебе учиться, почему бы и нет?
   - Если... - проворчала волчишка и вздохнула.
   - Это и был твой вопрос?
   - Неа. Вопрос другой. Но тоже про школу. Мы с ребятами поняли так, что Эден не помнит Фритрику, потому что ему магически... - Ирма пожала плечами, пытаясь выразить мысль. - Ему закрыли память, - наконец нашлась она. - И ему можно потом эту магию убрать. А я? Меня можно исправить магически? Чтобы я читать могла не вслух, а про себя? Чтобы не путала верх с низом?
   Хорошо, что на улице темно и волчишка смотрит в небо... Потому как Селена рот открыла от её вопроса, а закрыть... Хм... А ведь и правда интересно! Хотя... В свете того, что начала Шиа, Селена всё больше и с большей же тревогой думала о магическом воздействии на человека - или на другое живое существо, например, на эльфа или оборотня... Но ведь во благо! Нет, прежде чем отвечать волчишке, надо бы поспрашивать кое-кого другого, более компетентного. Ведь есть ещё и до сих пор паникующий в отдельном детском коллективе Берилл и так же впадающий в панический ужас Вади, оставь его одного среди незнакомцев, пусть даже своих, оборотней своего возраста... Но магия в помощь?.. Воздействие на живую душу...
   Слева, на садовой тропинке, появились две фигуры, пока ещё не видные в темноте. Одна маленькая, другая - высокая. Понцерус и посланный за ним Колин. Оба поздоровались с хозяйкой и волчишкой, пожелав им тёплого вечера, после чего вошли в дом. Ирма словно проснулась и обиженно сказала:
   - Колин, вон, совсем говорить не мог. А когда на него Колр и Бернар говорить начали свои странные слова - заговорил! И как! Может, на меня тоже заговорить те слова? И я научусь нормально читать?
   Селена поняла Ирму: волчишка вспомнила время, когда Колин был на грани - и мог вот-вот превратиться в одичавшего. Да, Бернар проговорил над ним старинное присловье оборотней, помогавшее им быстро возвращаться в обе свои ипостаси. То же знал и Колр. Да что Колр! Джарри - и тот вспомнил, как его сослуживец по сопровождению произносил такие слова, когда сопровождающие их оборотни слишком неуверенно оборачивались... Задумавшись о прошлом, хозяйка места неожиданно прикинула: "А если всё так, как говорит Ирма? Если магия поможет маленьким оборотням в обучении?" Но покачала головой: слишком лёгкий вариант. Волчишке нужно работать и работать над собой, чтобы суметь попасть в вожделенную для неё пригородную школу... Но сомнения оставались.
   - Ирма, подожди немного, - попросила она. - Я могу попробовать поискать ответ на твой вопрос не только у Бернара, но и у Коннора, но так, чтобы он не сказал Колину. Ведь, насколько я поняла, ты не хочешь, чтобы Колин знал?
   - Не хочу, - категорически подтвердила волчишка. - А ты не забудешь?
   - Нет, - тоже твёрдо заверила её Селена. - Ирма, мне выгодно, чтобы вы все ходили в пригородную школу и получили там такие же знания, что и все оборотни.
   - Фу-ух! - выдохнула волчишка и больше не разговаривала, но положила руку на ладонь Селены, и они так сидели ещё долго, пока из Тёплой Норы не выглянули дежурные напомнить: пора спать!
  
   Глава двадцать четвёртая
  
   Утро Селены началось прыжком с трамплина, а затем понеслось раскочегаренным паровозом, сметая всё на своём пути и подпрыгивая на всех колдобинах.
   За час до завтрака прибежала расстроенная Асдис. Вчера Мика, возомнивший себя великим учителем-методистом, вручил ей расписание-раскладку для старших оборотней с учётом добытых учебников. Гений Мики проявился в том, что он просто взял и разложил параграфы человеческих учебников по урокам: там, где человек изучал один параграф в течение одного урока, Мика щедро давал оборотням на него два часа.
   Асдис, которая должна было проверить макет учебной программы, чуть не в панике воскликнула:
   - Но ведь у оборотней совсем другие учебники! И другая подготовка!
   Благо стояли у крыльца в Тёплую Нору, Селена, поначалу проникшаяся халтурой мальчишки-вампира и возмутившаяся его легкомыслием, углядела в компашке Ирмы Фритрику. Компашка тихонько щебетала, обсев скамейку, что-то разъясняя девочке-новичку. Эдена с ними не было... И успокоилась.
   - Асдис, ты слышала, что в деревне живёт новая семья? Женщина до войны работала учителем начальных классов. Как ты думаешь, она сумеет...
   Как ни странно, но Асдис обрадовалась.
   - Это замечательно! Ведь я училась обучать ваших буквально на ходу, а тут - человек, который знает, как и что преподавать!
   - Но ведь мы говорим о старших классах оборотней, - напомнила Селена, невольно засмеявшаяся от её восторга.
   - Селена! Она ведь методике обучалась! Она должна знать!
   - Хорошо. Тогда сделаем так. Ты сейчас идёшь в учебку, а я добираюсь до Зиллы (запомни: эту леди так зовут) и разговариваю с ней. Если она готова немедленно приступать к работе в нашей школе, я приду вместе с ней в учебку. Если не готова (она ведь только-только появилась здесь), я возвращаюсь и присылаю к тебе кого-нибудь из ребят с уточнением. А там будем сами думать, что делать дальше.
   О Викаре, семейном Асдис, Селена не стала напоминать, чтобы и он появился в школе. Нет, двое её единственных и неповторимых учителей начальной школы и сами сядут, конечно, и подумают, как адаптировать программу, следуя построению человеческих учебников. Но, когда в дело вступает и впрямь опытный учитель - это иное всё: и скорость подготовки, и умение прикинуть, что к чему и как долго. В общем, всё, что только ни могла придумать Селена, размышляя об учителях. Естественно, она помнила, что Зилле не удалось найти работу в городе. Но на дворе лето! И за время изучения учебников можно и включиться в работу, и многое вспомнить - надеялась Селена.
   Отпустив оживившуюся Асдис в учебку, хозяйка немедленно поспешила к скамейке, где всё ещё щебетала Ирмина компашка, и поздоровалась со всеми - и отдельно с Фритрикой. После чего обратилась к девочке лично:
   - Фритрика, нам бы с тобой насчёт маминой работы надо поговорить. Давай-ка мы сходим к вам домой и узнаем, хочет ли мама прямо сейчас начать работу.
   - Работу?! - поразилась Ирма. - А где?
   - Не скажу! - шутливо заявила хозяйка места и взялась за протянутую ладошку Фритрики. - Вот узнаю о настроении мамы Фритрики, тогда и скажу!
   - У-у... - обиделась волчишка, но друзья окружили её и принялись шептаться.
   А Селена с Фритрикой только и успела выйти на деревенскую дорогу, как девочка сказала:
   - А у вас браслетик светится.
   С непривычки Селена хотела машинально откликнуться: "Какой браслетик?" Но сообразила - Микин. Бросила было взгляд на один из браслетов - и вздрогнула:
   - Селена!
   Обеих догонял Джарри. На ходу улыбнулся девочке и спросил:
   - Вы куда?
   Короткий ответ Селены заставил его кивнуть. Он пошёл вместе с ними, по дороге же объясняя, зачем искал семейную. Выяснилось, что сегодня надо отправлять машины с готовой мебелью "от Александрита", а Лотер, с которым Джарри договорился ехать в город, забыл о том и сам договорился - уже с Бернаром о подрезке каких-то редких ягодных кустов, которые очень ценны для травников. Все, к кому утром успел забежать Джарри, вынуждены были отказаться от поездки с ним. Александрита он взять не мог: тот заканчивал с Тибром сборку предпоследнего заказа, и даже ребята, обычно помогавшие им, не могли ускорить эту сборку: мебель была очень уж сложной.
   Не замедляя шага, Селена хладнокровно сказала:
   - Присоединяйся. Спросишь у Дэйти, готов ли и он начать работу в деревне сегодня. Если нет - возьми в город ребят постарше. Они с удовольствием тебе помогут.
   Джарри хмыкнул и пошёл с другой стороны от удивлённой Фритрики.
   В её доме через десять минут, ушедших на объяснение и на переодевание, осталась одна бабушка. Вскоре Джарри и Дэйти вместе с девочкой же шли к Тёплой Норе, а Селена вела Зиллу показать, где находится деревенская начальная школа, и познакомить её с Асдис, которая затем должна была показать, где что в учебке находится, а потом заняться составлением программы для старших оборотней. По дороге к школе Селена выяснила, что у Зиллы разок был класс с оборотнями и что женщина относится к ним довольно спокойно: "Дети как дети. Что людей, что их - в первых классах приходится долго приучать к школе..." Селене это понравилось.
   Когда они подошли к школе, со двора Тёплой Норы выехали две машины (обе были нагружены ещё с вечера) и устремились к Пригородной изгороди. Кроме перевозки мебели, Джарри и Дэйти были нагружены ещё одним заданием хозяйки места: надо было съездить по двум адресам - в приюты, из которых сбегала Шиа, чтобы начать официальный перевод девочки в Тёплую Нору.
   В самой школе женщин ждала не только Асдис, которая успела сбегать домой, благо рядом, и взять с собой на работу свою двухлетнюю малышку - эту своенравную дамочку нельзя было оставлять с Викаром, не справится... И теперь Хельми сидел и качал на коленях энергичную девчушку, которая старалась хватать с его волос магические висюльки - вместе с волосами, естественно. Мирт и Коннор пытались изучить творение Мики, а сам Мика громко возмущался, что кому-то его гениальная программа может не нравиться. Колин сидел за столом, привычно уткнувшись сразу в две книги, время от времени поднимая голову, когда ему казалось, что беседа начинает идти на повышенных тонах.
   Селена быстро напомнила Зилле о своих братьях, познакомила её с Асдис и показала все бумаги, которые были использованы для создания собственной программы для обучения старших оборотней. Хозяйка места заметила: Зилла поначалу достаточно робко взялась за учебники и отдельные листы бумаги, но, вчитавшись, даже просветлела лицом - видимо, тоже побаивалась, что забылось многое из того, что ранее знала. Асдис присела к ней - и вскоре Селена с братьями наблюдали, как всё уверенней становятся движения этой женщины, выглядевшей очень застенчивой. Впрочем, застенчиво она могла выглядеть и потому, что пока смущалась не вполне знакомого окружения.
   Перед тем как уйти, Селена попросила Асдис:
   - Как только начнётся завтрак в Тёплой Норе, приходите обе, хорошо? Я бы прислала поесть и сюда, но Зилле надо постепенно запоминать наше детское население.
   Зилла в это время всматривалась в текст одного из первых параграфов учебника, пытаясь определиться, сумеют ли старшие оборотни его усвоить. Но, видимо, слова хозяйки места всё же услышала. Она вскинулась и даже побледнела, но ничего не сказала.
   - Не бойтесь, - утешила её Селена. - Главное - вы его увидите снова. А он увидит вас. Пусть привыкает. А потом... - И она улыбнулась.
   Когда она с братьями уходила из школы, ей показалось, что две сидевшие рядышком женщины, приблизив друг к другу головы, точно не будут до завтрака заниматься школьными делами, а познакомятся ближе.
   - Может, зря? - спросил Мирт. - Для них обоих (я имею в виду Зиллу и Эдена) будет большим напряжением видеть друг друга в столовой.
   - Возможно, - сказал Коннор, - но, мне кажется, мама Селена права. Вчера, после того как Эден посидел и посмотрел, как с Синары снимают нити продажного ритуала, он какой-то очень задумчивый. Может, он начал догадываться, что и он знает очень мало о себе. Если что, думаю - мы будем готовы разрядить ситуацию. - И усмехнулся: - Кто предупреждён, тот вооружён.
   - А вы чем сегодня занимаетесь? До обеда?
   - Хоть разорвись! - пожаловался Колин. - Хочется к Трисмегисту и Понцерусу, а сегодня у меня нет уроков у Понцеруса. А ведь у них там наши рыночные книги!
   - Х-хочу пос-сидеть с Ас-сдис-с и этой Зиллой, - сказал Хельми. - Неудобно, что Мика с-сброс-сил на них недоделанное.
   - Может, в город съездим? - лукаво взглянул на старшую сестру Мика. - Побродим по лавочкам? А вдруг чего-нибудь ещё найдём?
   - Обе машины в разъездах, - ответила Селена и вздохнула, глядя на Тёплую Нору. - Вы мне вот что скажите: Ирма готова самостоятельно выступить в игре с Белостенными? Или надо будет снова найти, чем её подтолкнуть к нормальному состоянию игры?
   - Она обрела уверенность, так что за неё можно не переживать, - неожиданно хмуро сказал Мирт и так же неожиданно грозно обвёл взглядом братьев: - Хельми и Коннор, никаких отдельных дел! Даже в школе! До обеда мы, вместе с Шиа, снимаем нити проданных с наших ребят! Сколько успеем! А когда после игры Белостенные уедут, будем снимать до победного, ясно?
   - Ясно, - ответил удивлённый его напором Коннор. - А почему так решительно?
   - Синара и Топаз пока ни в чём не были замечены, но Эден наконец заинтересовался магией, пусть пока ещё только составлением пентаграмм. И я боюсь, как бы чего не вышло, как с тобой, когда тебя кровь увела в библиотеку прошлого!
   Прошли молча ещё немного, и, когда до Тёплой Норы оставался десяток шагов, а во дворе уже никого не было видно: народ собирался в столовой, Селена остановилась. Поневоле остановились и братья. Сообразив, что она хочет сказать что-то, что пока не должен услышать кто-то другой, они ждали.
   - Не буду спрашивать Мирта. Спрошу в воздух, - усмехнулась она. - Братишки мои, а в Тёплой Норе нет никого больше, близкого к вам по вашим силам?
   - Договаривай уж, - потребовал насторожившийся Мика.
   - А чего договаривать? - с досадой спросила Селена. - Мальчики, меня злит, что вы в любой бочке затычка! Почему вы не думаете привлечь к делу наших ребят-магов? Всё сами, всё сами... А если в будущем появится ситуация, когда вас не будет рядом со старшими ребятами Тёплой Норы, а им пригодится навык вытаскивания этой нити - или какой-то другой?! Вы говорите - старшая школа для оборотней. Почему для всех остальных есть только пригородная школа, в которой изучают магию? Почему чисто практически не научить и остальных тому, что всё время подворачивается под руку? Сейчас - это избавление наших некромагов от нитей, потом - что-то ещё! Ну?
   - Вереск, - сразу сказал Мирт, который быстро проникся неожиданной мыслью Селены. - Я его мастер. Я его поведу по тем следам, которые я вижу, а значит, он легко увидит нити. Потом покажу, как от них избавляться.
   - Кос-смея, - хмыкнул Хельми. - Мус-скари с-слабоват, но Кос-смея вполне может не только видеть, но и уничтожать.
   - Ну, ладно... Эрно, - назвал Коннор явно первое имя, а потом подумал и продолжил: - У Орвара говорят, по магии отличные оценки. Вот и посмотрим на него на практике. Лада. Она видит очень хорошо.
   - Тогда добавляю Анитру, - сказал Мирт и тут же вздохнул: - Если она, конечно, захочет.
   - У вас уже целые команды! - восхитился Мика. - Колин, а ты кого возьмёшь?
   - Фица не брать, - предупредил Мирт. - Мы ещё его самого не смотрели. Мало ли что - он помнит наших ребят. А вдруг на нём ещё что-то чужеродное?
   - Возьму любого, кто попросится, - отозвался мальчишка-оборотень. - Могу взять Хаука. Он обычно долго смотрит, прежде чем что-то увидеть. Но, если разглядит, потом легко вспоминает, как оно должно выглядеть.
   - Вы так оживились, - скептически проговорила Селена, снова начиная шагать к дому. - Как будто готовы сидеть с ребятами-некромагами до упора, пока всё не снимете с них. А ведь до сих пор не объяснили мне, можно ли снимать нити с них непрерывно. Синара-то вчера - чуть не упала, заснула.
   - Трисмегист сказал - нити снимать можно каждые полчаса, - объяснил Коннор, - то есть не каждые полчаса, а выжидать полчаса между сеансами. Точно сказать, за какое время проходит сам сеанс, невозможно. Но промежуток должен быть тридцать минут.
   Пройдя тамбур и дождавшись братьев на входе в гостиную для младших, Селена вздохнула:
   - А не будет такого, что они забудут настоящее... как Коннор?
   - Нет, - категорично сказал старший сын. - Синара сегодня утром вспомнила, что с нею было до того, как она попал к Пилибу. Вспомнила хозяина-некромага, продавшего её этому Пилибу. Но дальше - нет. Как будто вспомнила первые страницы... назад. Но настоящее помнит тоже. Знает, что с ней...
   И они вошли в столовую.
   А спустя десять минут в дверях столовой появились Асдис с ребёнком на руках и Зилла, которая шла за ней следом. Асдис специально остановилась на пороге поздороваться. И, когда ребята обратили на неё внимание, учительница чуть отступила в сторону и улыбнулась:
   - Знакомьтесь. Это наш новый учитель - леди Зилла.
   Селена быстро встала из-за стола и первой захлопала в ладоши, побуждая и ребят не только с любопытством взглянуть на новое лицо в деревне, но и показать, что ей здесь рады. Сидевшая с компашкой Ирмы Фритрика даже засмеялась от удовольствия, хлопая в ладоши... Эден, снова сидевший за столом Фица, с Шиа, Синарой и Топаз, как-то странно словно отодвинул стул назад, отодвинулся... в тень. Но, к облегчению Селены, не сбежал.
   Тем временем Асдис довела Зиллу до стола взрослых, и хозяйка места предложила женщине сесть рядом с ней. Здесь же, за столом, сидели старик маг Рун и эльф-целитель Бернар, который благосклонно отнёсся к Зилле, а также Тибр и Вилмор, которые заметно насторожились, но после двух-трёх слов, обращённых к ним Зиллой, успокоились. Чуть припоздавший Александрит немного встревожился, войдя и заметив неожиданное возбуждение в столовой. Но, когда молодой вампир сел и ему негромко объяснили, в чём дело, и представили новую соседку по деревне, он приветливо улыбнулся Зилле.
   Селена заметила, что Зилла ответно улыбается всем, но очень напряжена - и не только из-за Эдена. Когда в столовой воцарилась неполная тишина и едоки занялись своим главным в этом помещении делом, она, стараясь сделать это незаметно, обвела взглядом все столы, и склонилась к Селене и шепнула:
   - Вы не предупреждали, что у вас...
   "Полный интернационализм?" - насмешливо подумала Селена, но вслух прошептала другое - лишь одно слово:
   - Привыкайте.
   После завтрака, пока дети ещё сидели за столами, Асдис увела Зиллу из Тёплой норы. Выходя из столовой одной из первых, Зилла на самом пороге помещения открыто взглянула на Эдена. Она не видела, что вновь затаившийся Эден провожает глазами её движение от стола взрослых. Но наткнулась, обернувшись, на его насторожённый взгляд.
   Испуганно отвернувшись, она поспешно выскочила из столовой.
   Эден некоторое время сосредоточенно смотрел в опустевший дверной проём, а потом перевёл взгляд на стол Ирмы. Фритрика мельком скользнула по нему взглядом и отвернулась, заговорила о чём-то с Тармо, кажется отвечая на его вопрос. Эден с минуту смотрел на неё, и лицо его стало тяжёлым - по-взрослому, как у человека, который пережил что-то очень страшное в своей жизни.
   "Мама Селена, не переживай..."
   "Я не переживаю... Просто мне страшно, когда я вижу такое выражение лица, как у Эдена... Сколько ему пришлось пережить..."
   "С-селена, я уговорю его, чтобы он уже с-сегодня с-соглас-сился на удаление тех нитей. Не тревожьс-ся, я поговорю с-с ним ос-сторожно..."
   "Спасибо, Хельми".
   В конце завтрака Мирт встал из-за стола братьев и привычно вежливо сказал:
   - Когда все будут уходить из столовой, останьтесь, пожалуйста, те, чьи имена я назову. - И перечислил всех, кого братья хотели бы видеть в своих... учениках? Добровольных помощниках?
   Вильма обиделась, что её не назвали. Но Коннор специально кивнул ей, чтобы она подошла к столу братства. И под открытые рты ясельников Вильма выслушала его шёпот, после чего кивнула и снова пробралась к своим. И через минуту именно ясельники первыми начали выбегать из столовой, понукаемые своей любимой нянькой.
   А когда в столовой и впрямь остались те, кого назвал Мирт, пришлось устраивать оборону против осады Ирминой компашки, толпившейся за дверью в столовую и возмущавшейся несправедливостью старших ребят. Их угомонили лишь напоминанием, что Ирме пора заняться серьёзной подготовкой к пейнтбольной встрече с Белостенными. После чего малолетние бандиты, прихватив скейты, сами улепетнули на поле.
   За это время Вильма передала бразды правления ясельниками в руки Моди и вернулась в столовую. Взрослые тоже ушли на тот момент. Кроме Селены, конечно же.
   И Мирт объяснил, зачем нужны добровольцы из перечня перечисленных им сильных магов Тёплой Норы.
   - Я боюсь, - первой сказал Анитра и строго посмотрела на всех. - Я знаю, что я сильный маг, но я боюсь, потому что такая работа - это очень большая ответственность.
   - А мы и не предлагаем сразу приняться за уничтожение нитей, - объяснил Мирт, взявший на себя руководство по набору добровольцев. - Мы предлагаем сидеть рядом с нами и наблюдать за тем, как находятся эти нити. Дело долгое, так что в скором времени вы наверняка начнёте видеть их. А потом, глядишь, попробуете уничтожить их.
   - А если не получится? - полюбопытствовал Эрно, которого братья вызвали по переговорнику Мики.
   - Наше дело - предложить научиться тому, что мы сейчас вынуждены делать, - сказал мальчишка-эльф. - Мы же не заставляем вас вообще оставаться здесь и думать, стоит ли принимать в этом деле участие. Мы уже вам сказали, чего хотим. Если вы не хотите, то можете уйти сразу. Потому как это не приказ делать вместе с нами, а всего лишь предложение. Кто не хочет, пусть идёт по своим делам. Никого задерживать не будем.
   - Ага, не будем, - пробурчала Космея. - Вы, значит, что-то новенькое усвоите, а мы без такого полезного опыта остаёмся? Ну уж нет. Я хочу с вами. Когда начинаем?
   - Мирт, ты мой мастер, - предупреждающе начал Вереск. - Я с тобой.
   - Я с вами, - сказала Лада, пожав плечами.
   - А раз кого-то назвали, значит, думают, что справится? - неловко поинтересовался Орвар. - Я бы тоже хотел.
   - Колин, я с тобой! - помахав рукой, напомнил о себе Хаук, явно испугавшийся, что о нём забудут.
   - Вильма тоже идёт? - спросила Анитра. - Тогда я тоже. Почему Моди не назвали?
   - У него магическая сила проявляется неровно, - откликнулась Вильма. - Я согласна, что без него лучше. Ну, в смысле, что он не будет.
   - А он не обидится?
   - Нет, что вы!.. Он о себе, как о маге, всё знает.
   Селена пробралась между столами и вышла: далее Мирт начал объяснять, как именно будет проходить работа с ребятами-некромагами - сначала с Синарой, потом с Топаз, которой Пренит должен объяснить, что это дело необходимо (она его послушает!). И, наконец, теперь все должны узнать, что у маленького некромага Эдена и в самом деле есть семья, но он напрочь забыл о ней из-за тех самых нитей.
   Едва она закрыла за собой входную дверь в Тёплую Нору, та снова распахнулась. Коннор догнал старшую сестру и кивнул ей:
   - Селена, у меня впечатление, что ты хотела спросить меня о чём-то.
   - Ну... - задумалась она, стоит ли говорить с ним о просьбе Ирмы. - Отойдём-ка к скамейке.
   И на ходу, так, чтобы Коннор видел, она крепко закрыла браслеты братства.
   - Почему? - шёпотом удивился он этому жесту и засмеялся, сообразив, что их братья уже не слышат, потому что машинально повторил жест Селены, отгородившись от ребят.
   - Вчера Ирма попросила меня ничего не говорить Колину. Выполняю её пожелание. - Она вздохнула, когда они сели на скамью. - В общем, дело вот в чём. Меня оно тоже заинтересовало. Помнишь, как мы приводили в себя Колина, если он плохо обращался? Или Вади. Даже того взрослого парня, которого вы с Хельми выкинули из стаи одичавших - имени не помню... В общем, Ирма вбила себе в голову, что, если произнести и над ней заклинания, помогающие оставаться... нормальным оборотнем, у неё пропадут проблемы с чтением и математикой.
   - Ирма забыла, что Вади тоже плохо дружит с математикой, хотя над ним мы заклинания произносили и не раз, - заметил мальчишка-некромант. - Ты ей напомнила об этом?
   - Как-то даже не подумала, - призналась Селена. - Но я подумала о другом. Но, если Вади...
   - Договаривай, - кивнул Коннор. - О чём ты подумала?
   - Ирма ведь была рядом с братом, когда они сбежали из приюта. А что, если она тоже превращалась в одичавшего? И теперь её проблемы в обучении - все из-за этого?
   - Не ведись на её решительность, - посоветовал мальчишка-некромант, улыбаясь. - Ирма не превращалась. У неё даже позыва не было к одичанию. Потому что Колин из последних сил заставлял её говорить с ним. Он уже тогда знал, что она может спасти его, если будет постоянно разговаривать с ним.
   - Ну а если только из любопытства? - настаивала Селена. - В смысле - произнести над Ирмой старинное заклинание оборота?
   Коннор посидел, подумал, а потом кивнул.
   - Могу произнести, но не из любопытства, а чтобы Ирма забыла о своей идее, что это заклинание ей поможет.
   - Только сделайте это один на один, - предупредила она. - И чтобы Колин не знал, как она и хотела... Волчишка растёт, и сейчас она очень ранима. Да ты и сам это знаешь. Видел ведь, как закончился тренировочный матч.
   - Буду осторожным, - пообещал Коннор и побежал в Тёплую Нору.
   А Ирма словно подслушала - и минуты не прошло, как её компашка выскочила из сада и помчалась к хозяйке места.
   - Селена-а! - на бегу вопила волчишка. - Мы сейчас на нашем тренировочном поле были (Селена вздохнула: Ирма имела в виду копанный-перекопанный сад)! И, знаешь, что придумали! Пойдём, посмотришь!
   Если бы не Эден, Селена бы как-нибудь, да отказалась шагать в сад при пустом доме. Очень уж ей было жалко этого сада. Там хоть деревья и кусты не повреждены, чему удивился даже Бернар, но лужаек больше не осталось: сплошные канавки и земляные укрытия!.. Но маленький некромаг с такой опаской поглядывал в сторону Фритрики, что Селена молча взяла его за руку и пошла впереди малолетних бандитов.
   По дороге к ним пристала волчишка. Сладким голоском она запела:
   - Селена-а!.. А чего они все там собрались? В столовой? Ты подслушала? Или они тебя тоже выгнали?
   - Выгнали, Ирма, выгнали, - тяжко вздохнула хозяйка места. - Ты же видела, что Коннор меня на скамеечку привёл да там и оставил сидеть - лишь бы я не подслушала!
   - Эх, ты... Надо было окно открыть и спрятаться под ним, - посетовала Ирма на недогадливость Селены. - И тогда бы всё подслушала. Мы-то хотели подслушать, но окно столовское закрыто. Да и высоко оно. А вот ты могла бы.
   - Ты правда могла? - удивился Эден. - Ты их подслушиваешь? Ну, иногда?
   - Нет, - категорически отказалась хозяйка места, еле удерживаясь от смеха. - Подслушивать никогда не буду! Можно о себе плохое узнать!
   - Ну и зря, - задумчиво сказала Ирма. - Подслушала бы, а потом исправилась бы и хорошей стала. А так... Не подслушала, так и осталась плохой.
   Селена открыла рот сказать хоть что-то в свою защиту. И закрыла. Логика-то у волчишки железная. Нечего было говорить о результате подслушивания. Надо было сказать что-то более... обобщённое. Этичное. Что вообще нельзя подслушивать. А теперь - вот, на тебе. Плохой оказалась.
  
   Глава двадцать пятая
  
   На личном тренировочном поле Ирма и её друзья показали Селене свою новую задумку - пару окопов, соединённых между собой узким подземным ходом. Селена аж вздрогнула, представив, как малолетние бандиты копали этот ход. Странно ещё, что детишки сами с огромным удовольствием втискивались в него, чтобы показать хозяйке места, как здорово вышло!.. Пришлось напомнить о нецелесообразности такого подземного хода для игры, в которой главное - пострелять по противнику. Обсудили это напоминание, пришли к согласию, что да, лучше таких ходов не делать. Посидели, повздыхали, что напрасно работали, а потом всё тем же скопом отвели Селену к Тёплой Норе.
   Ирмина компашка ещё немного повертелась вокруг "выгнанной" из дома хозяйки места, а потом, повздыхав, что так и не узнали, о чём говорят старшие ребята, малолетние бандиты закинули скейты на спины и торопливым ручейком утекли по тропе между яблонями на пейнтбольное поле.
   Но Селена не стала сразу уходить, приглядывая за этой садовой тропкой. И оказалась права: в ближайшем кусте чем-то зашуршали, а затем оттуда выскочил взъерошенный Эден и немедленно помчался к скамейке. Скейт он прижимал к груди и дышал так часто, что Селена испугалась и встала ему навстречу.
   - Что случилось?
   - Селена!.. - срывающимся шёпотом заговорил маленький некромаг, добежав и обеими руками схватившись за её руку. - Уговори Коннора и Шиа снять с меня нити проданного! Они... они сделают это быстро! Ведь вчера у Синары... Селена, уговори!
   - Но вчера ты остался с Коннором, - удивилась Селена. - И с остальными. Разве они не начали убирать эти нити?
   - Я думал - они будут убирать, я так ждал, когда сегодня проснулся, что вспомню, как Синара, того хозяина, который у меня был! - с жаром сказал маленький некромаг. И обмяк, опустил плечи. - И ничего не вспомнил.
   - Просто так ничего не бывает, - уже задумчиво сказала хозяйка места, поднимаясь со скамьи. - Что-то Коннор, да сделал. Просто мы этого не знаем. Ты же не спросил о том? Так что... Пойдём-ка, поднимемся в мансарду. Сейчас туда пойдут все, кто находится в столовой.
   У Эдена перехватило дыхание.
   - Зачем?!
   - Хочешь узнать? - усмехнулась Селена. - Уничтожение нитей нельзя проводить сразу. Вот ребята и распределяются, кто кому из вас будет убирать эти нити. Я не знаю, почему тебе Коннор вчера не убрал хотя бы одну нить, но мы это точно выясним сейчас.
   Когда они торопливо (Эден - впереди хозяйки) пробежали лестницы в мансарду и чуть не ворвались в обиталище братства, маленький некромаг оторопел, застыв на пороге.
   - О...
   - Эден! - обрадовалась Синара. - А я уже хотела за тобой бежать!
   Итак, мансарда оказалась полна народу: кроме Синары, здесь на одной кровати сидели Шиа и Фиц, на другой - Пренит и Топаз, которая, наверное, обрадовалась Эдену больше всех. Она немедленно закричала:
   - Эден! Эден! Ты тоже сюда пришёл!
   - А почему ты сразу не сказала? - прошептал маленький некромаг, взглянув на Селену.
   - Ты всё время бегал с Ирмой, и я боялась, что она и ребята побегут сюда вместе с тобой, - объяснила хозяйка места.
   Эден быстро пошёл к Топаз, по дороге постоянно оборачиваясь к Селене. Кажется, маленький некромаг при виде сотоварищей поверил, что сегодня для него и правда начнётся вызволение из беспамятства, наведённого теми, кто без зазрения совести позволял себе продавать маленького человека.
   А потом послышался шумок - многих шагов тех, кто быстро поднимался по лестнице, и нарастающий говорок.
   Первым вошёл Коннор и сразу прошёл к своей кровати, за ним - Мирт. Мальчишка-эльф оказался организатором. Он быстро распределил будущих помощников, велев им пристроиться рядом с ребятами-некромагами. Затем именно Мирт объявил:
   - Возле окна - табуретки. Пока туда садятся те, кто будет лишним на первый раз. Потом я сам буду вызывать, кто следующим будет учиться убирать нити.
   Вполголоса переговариваясь, маги определились с местами и начали ждать...
   За это время Селена тихо попросила Коннора:
   - Объясни Эдену, почему он не вспомнил сегодня часть прошлого. Я, кстати, тоже не понимаю.
   - А с него и не снимали, - тихо же объяснил мальчишка-некромант. - Только посмотрели. У него оказалось огромное количество нитей, переплетённых между собой. А я не настолько самонадеян, чтобы попробовать в одиночку справиться с ними. У Понцеруса и Трисмегиста сейчас завтрак. Сразу после него оба придут сюда и займутся Эденом. Вот и всё.
   - Так пойди и объясни ему, - велела хозяйка места. - А то он весь распереживался.
   Коннор кивнул и отошёл к Эдену, который с тревогой следил за ним.
   Оглядев происходящее и сообразив, что сейчас она здесь лишняя, Селена ушла. На лестнице она столкнулась с двумя почтенными эльфами, которые поднимались ей навстречу, и уточнила, прав ли Коннор, говоря о переплетении нитей вокруг Эдена. Те подтвердили, и хозяйка места не стала их задерживать.
   Времени до обеда достаточно, так что, подумав, она решительно пошла на пейнтбольное поле. Как и ожидала, здесь она обнаружила не только малолетних бандитов, но и всех тех, кто подходил им по возрасту. Ясельников, совсем уж помладше, караулил Моди в садовой беседке... Понаблюдав за теми, кто ездил на скейтах и самокатах вокруг поля, прыгал среди канавок и просто бегал, играя в догонялки, она спокойно подошла к Ирме. Как раз вовремя: волчишка собиралась устроить езду на скейтах наперегонки.
   - Ирма!
   - Селена! - завопила волчишка. - Смотри! Я новенькое придумала, как через канавку перепрыгивать!
   Селена не схватилась за сердце (перепрыгивать-то - явно на скейтах с разбегу), только потому что обрадовалась: Ирма отозвалась-таки на её зов. Поэтому немедленно, не давая волчишке опомниться, закричала:
   - У меня к тебе важное дело! И к Тармо, и к Виллу, и к Вади, и к Бериллу!
   Пока кричала, добежала до них. Потрясённые ("Важное дело?!") бандиты с огромным интересом ожидали хозяйку места. Приблизившись к ним, Селена сказала:
   - Ирма, дело вот в чём. Вчера вам было неинтересно играть с Белостенными. Они ещё плохо знают правила. Так почему же вам не подготовить вторую команду? Из тех, кто пока только играет... просто так? Но ведь среди наших ребят есть перспективные...
   - Чё сказала? - поразилась Ирма.
   - В общем, мне нужно, чтобы вы приготовили новую команду. Вместо Колра.
   - Но почему они будут играть с Белостенными? - возмутился Берилл. - Мы тоже хотим с ними!..
   - Потому что для вас эти Белостенные на один раз, - авторитетно объяснила Селена. - С ними, пока они играть не научатся, вам самим ничего интересного не перепадёт. Даже изворачиваться не удастся. А вот новая команда... Пока вы её готовите, вы столько сами напридумываете, что в следующий раз, когда команда Белостенных станет умней, вам и самим будет любопытно с ними сыграть. Ну? Что? - И без малейшей секунды задержки Селена чуть насмешливо добавила: - Или побоитесь потренировать новую команду? Побоитесь не справиться?
   Малолетние бандиты переглянулись. Ирма уже задумчиво сказала:
   - Герд... Он хоть и взрослый (она имела в виду довольно высокий), но его не брали на игры. А ведь... Сейчас же не считается, взрослый или нет. Белостенные-то - вон какие...
   - Всё правильно, - подтвердила Селена. - Пока можно брать и тех, кто постарше.
   - Тогда Далия, - неуверенно сказал Берилл. - Она бегает хорошо.
   - Ну, тогда... Гарден и Мускари, - размышляя, предложил Тармо.
   - Илмари. Она маленькая, но стреляет хорошо, - всё так же задумчиво проговорила волчишка. - А с ней Торсти. Он сильный и сумеет свалить ей, если что. Ещё Вик можно взять...
   - А ещё есть Фритрика. И ребята из деревни, - подсказал Берилл, который тоже очень серьёзно отнёсся к просьбе хозяйки места. - Даже мальчишек Сири.
   - Этому, опрокидыванию во время игры, надо бы научить их обоих - я имею в виду Торсти и Илмари, - уже строго сказала Селена. - А то они только видят, как вы друг с дружкой управляетесь, но что делать, чтобы сильно не ушибиться, они не знают.
   Ирма вдруг сузила глаза, словно её накрыло каким-то озарением. Но почти тут же вздохнула и даже рассердилась:
   - Вот! Не был бы он в лесу, сейчас бы у нас снайпер был!
   Кажется, она имела в виду Ивара.
   Селена втихаря усмехнулась и так же тихонько начала уходит от компашки, бурно обсуждающей тех, кто может хоть чуть-чуть серьёзно противостоять недоучкам-Белостенным. Последнее, что она услышала:
   - Зато он несколько дней не ел, очень тощий и хлипкий! Да и ростом не вышел! Почти как соломенная кукла! Его уронить - раз плюнуть!
   - Надо попробовать уговорить Айну, чтобы она уговорила Ивара. Главное-то, чтобы он стрелял! Хотя бы на первом этапе! А уж потом и наши справятся!
   - Если даже не справятся, это будет хорошо, - грозно сказала Ирма. - Они будут думать, что уже лучше играть научились. И вот тогда... На настоящей игре... Мы как дадим им жару! Будут знать!..
   Селена шагнула на садовую тропинку, качая головой. Когда она шла к Ирме с предложением подготовить другую команду из тех, кто до сих пор лишь бегал по пейнтбольному полю, она боялась, что волчишка ревниво откажется. Ведь игра с Белостенными, даже неопытными, - это игра, которая щекочет самолюбие. Но волчишка раззадорилась и теперь мыслит, как стратег и тактик, продумывая все мелочи наперёд.
   Садовая тропка завернула к первой беседке от поля. Здесь сидел Моди, задумчиво глядя, как малышня гоняется за Нотом. Процион - толстый, толстый, а побегать был горазд. Развлечение для ясельников надолго. Нот-то не лыком шит: он подпускал к себе попискивающую от азарта малышню, а потом буквально утекал между ними. И, что самое поразительное для Селены было в этой странной игре: Нот спокойно мог взобраться по столбам беседки на недосягаемую для ясельников высоту, но не делал и попытки. Как будто понимал, что малышам надо поразмяться. Впрочем, как и ему самому.
   - Не устал? - спросила Селена у Моди, присаживаясь рядом, на перилах беседки.
   - А чего уставать? - пожал плечами тот. - Только и следи за ними, чтобы не слишком сильно свалились. А так Нот за меня всю работу делает.
   - Если тебе понадобится уйти отдохнуть, зови, - предупредила Селена. - Я не знаю, насколько там у Вильмы затянется. - И коротко рассказала, почему Вильмы нет.
   - Ничё, - сказал Моди, - я с собой книги из школьной библиотеки взял. Ну, про магические силы. Они у меня не очень развиты, так Вильма со мной занимается, чтобы мы на равных с ней были. А Нот мне помогает.
   - Ладно, - кивнула Селена. - Тогда я побежала дальше.
   Оглядевшись и приметив, что Стен вопит не тише остальных, а значит, весьма занят, она не стала подзывать его. И чего звать-то? Ребёнок в группе, жив, здоров, наслаждается бегом - что ещё надо для счастья?..
   И она тихохонько ускользнула в Тёплую Нору. Внимательно осмотрела детскую гостиную, гостиную для старших ребят. Везде пусто. Пошла к столовой, а там и на кухню - посидеть с Веткиным и проинспектировать запасы продовольствия.
   Засиделись надолго, пока чуть весь подвал с припасами не проревизовали, а потом ещё сходили в кладовую, где хранились мука, всякие макароны и крупы. Хорошо, что Веткин всегда был педантичен, когда дело касалось будущих закупок, иначе бы Селена давно сбежала в мансарду - посмотреть, сумели ли маги хоть чуть-чуть освободить Эдена от тех продажных нитей, которые не давали ему вспомнить прошлое.
   А отвлеклась от ревизии, уже будучи на кухне. Из полуоткрытого во двор окна раздался такой дружный и пронзительный многоголосый вопль, что Веткин аж подпрыгнул, а Селена поспешно отложила его список с заголовком "Есть. Нету" и помчалась из дома.
   Со двора мчалась не только компашка Ирмы! Следом бежали и почти все те, кого малолетние бандиты прочили в игроки новой команды. И все - с торжествующими воплями и визгом. Что случилось?!
   Обогнув угол Тёплой Норы, Селена, не выдержав, расхохоталась!
   К дому приближались три машины. Две, рабочие лошадки, - от Тёплой Норы, одна - роскошная, белая! На такой мебель не повозишь!
   И теперь Селена поняла вопли Ирмы, которые терялись в общем оре ясельников:
   - Роза-а!!
   И Селена успокоилась, всё ещё посмеиваясь - чуть не до слёз. Вот почему обрадовалась Ирма! Если остальные пока ещё просто радуются приезду своей подружки из города, то она в первую очередь вспомнила, что девочка-эльф - отличный стрелок!
   Две машины въехали во двор Тёплой Норы. Третья остановилась возле дома. Судя по отсутствию при ней второй машины, на которой обычно приезжала прислуга, взрослые эльфы, родители Розы, не собирались устраиваться хотя бы на пару дней в доме, который Селена определила гостевым - вот для таких случаев. Так что она не спеша, как подобает хозяйке места, подошла к ним.
   Тем временем волчишка с друзьями просто-напросто вытянули (или выдрали?) из машины Розу, слегка ошеломлённую (она уже приезжала в начале лета, и встреча тогда не была такой эмоциональной), и немедленно уволокли в сад, а затем - видимо, на пейнтбольное поле. Кстати, сегодня она была одета сразу в довольно простенькие одёжки - видимо, на личном опыте научила родителей, что иначе нельзя.
   Родители девочки, тоже ошеломлённые, наконец вышли из машины. Привычно хрупкие, как статуэтки (Кам уже пробовал их вылепить), они похлопали глазами вслед улетучившейся ораве детишек, а уж затем обратились к хозяйке места.
   - Добрый день, - тоже привычно нерешительно сказал семейный. - Вы не возражаете, если мы оставим Розу у вас на некоторое время? Дело в том, что наша дочь весьма соскучилась по вашим детишкам.
   - И на какое время вы хотите оставить её у нас? - поинтересовалась Селена, улыбаясь обоим.
   Видимо, её благожелательная улыбка успокоила родителей Розы. Переглянувшись, мать с сомнением предположила:
   - На несколько дней. А почему... Почему ваши дети столь обрадовались её приезду? Мы как-то... не ожидали.
   Прикусив улыбку, хозяйка места сказала:
   - Мы играем в пейнтбол со старшекурсниками из храма Белой Стены. А ваша дочь - замечательный стрелок. Поэтому ей и обрадовались.
   Отец Розы даже ахнул, немедленно устремив свой взор на сады, за которыми скрывалось то самое поле. И чуть не умоляюще взглянул на семейную.
   Селена поспешила успокоить обоих:
   - Ничего страшного. Мы пока только тренируемся с ними, поскольку правил игры они не знают. И Роза сейчас станет игроком в новой команде, к которой ей ещё надо привыкнуть. А вот когда будет настоящая игра, мы оповестим вас.
   Родители Розы выдохнули, счастливо улыбаясь, затем распрощались и уехали - севший к ним в машину Джарри должен был открыть им ворота Пригородной изгороди.
   Девочку-эльфа эти утончённые аристократы уже не боялись оставлять с ночевой в Тёплой Норе, убедившись, что она располагается обычно в комнате с девочками-эльфами. А что до того, что Роза частенько сбегает в комнату Ирмы, где они могут болтать целую ночь, об этом, естественно, им никто не говорил. Хотя бы потому, чтобы не тревожить этих и так во всём сомневающихся эльфов-аристократов.
   "Бог из машины? - размышляла Селена, возвращаясь в Тёплую Нору. - Роза-то? Как только решили, что будет играть не вполне опытная команда, так она сразу приехала. Жаль, что Риган до сих пор хромает. Его бы ещё впихнуть в команду! И, Господи... Неужели Ирма сумеет уговорить Ивара?! В его-то состоянии?! Или он..."
   Забежав на кухню, Селена объявила Веткину, что в расписание и перечень обедов-ужинов придётся включить ещё одного едока. Узнав, кого имеет в виду хозяйка, домашний расплылся в умильной улыбке. Выходя от него, Селена улыбалась сама: всё-таки не впервые она сталкивается с благоговением домашних перед эльфами. Зато при этом и свою хозяйку Веткин почитает очень высоко: ведь эльфы ей доверяют своё дитя!
   Закончив с делами на кухне, Селена побежала искать Джарри.
   Как и предполагалось, нашла его устроившим экскурсию для Дэйти в подсобных помещениях: в теплице, в сеннике, потом возле индюшатника... Здесь Дэйти и остановился и, глядя на птиц и явно не видя их, глухо спросил:
   - А я могу... хотя бы увидеть сына?
   Джарри вопросительно оглянулся на Селену. Та прикинула обстоятельства и хмыкнула. Для начала она рассказала мужчине о том, почему его сын не помнит прошлого. Потом объяснила, что в мансарде сейчас происходит. Но, помолчав и снова думая об Эдене, она, сама от себя такого не ожидая, сказала:
   - Зайдёмте в дом. Я сбегаю в мансарду. Если Эден там и есть возможность, я попробую показать вам его. Пока только от порога.
   Неизвестно, что заставило её сказать это. Может, то, что его жена и дочери уже видели пропавшего давным-давно сына, а он - нет. Но кивнул Джарри ("Правильно делаешь!"), и Селена, успокоенная, повела за собой Дэйти.
   Для начала она и в самом деле заглянула в мансарду первой.
   Картина, представшая её глазам, заставила вздохнуть. Все трое ребят-некромагов, даже Топаз, лежали на кроватях братства. Эден - в том числе. Над всеми тремя склонились и старшие ребята, и взрослые эльфы - последние сидели именно над Эденом.
   Осторожно, чтобы никого не спугнуть, Селена спросила:
   - Они спят?
   - Да, - не оглядываясь, ответил Трисмегист. - Спят в свои полчаса. И будут спать далее, пока мы будем снимать с них следующие нити.
   - Можно подойти к Эдену?
   - Зачем? - удивился эльф-бродяга и оглянулся.
   - Он ведь не проснётся?
   - Нет, но...
   - Дэйти, войдите. На кровати в центре - ваш сын.
   В мансарде сразу стало тихо-тихо. Ребята оборачивались к не вполне пока известному им мужчине, который для них был главой семьи, занявшей пустой дом. А тот, затаив дыхание, прошёл между кроватями - Трисмегист и Понцерус немедленно встали и отошли, глядя на него. Дэйти сел на колени перед кроватью и дотронулся до Эдена, положил ладонь на его пальцы безвольно лежавшей на покрывале руки.
   Когда мужчина безмолвно заплакал, истово глядя на лицо своего сына, девочки не выдержали первыми, сбежав из комнаты, благо у каждого их "пациента" оставалась пауза, перед тем как начать заново сеанс удаления нити.
   Но Селена не стала давать волю слезам. Слишком много она перевидала таких страдальческих сцен... Она сама коснулась плеча Дэйти и кивнула ему на выход. Тот тяжело поднялся и вышел, не оглядываясь.
   Внизу он сказал:
   - Он копия Фритрики. И своей матери - Зиллы. Как он вырос... как он вырос...
   Последнее Селена легко поняла, несмотря на его недоговорённость: Эден вырос за то время, пока его не было в семье; и вырос не на глазах семьи.
   - Когда? - спросил Дэйти, обернувшись к хозяйке места.
   И опять она легко поняла его: когда сын освободится от продажного заклятия?
   - У него больше всего нитей, - сказала Селена. - Дети, которые знали его по пригороду, сказали, что мальчика за его ловкость и ум слишком часто передавали из рук в руки. Если учесть, что нити в его личном пространстве перепутаны, их ведь ещё распутать надо. Думаю, дня три-четыре...
   - По сравнению с теми годами, когда мы думали, что он погиб, это мелочь, - прошептал мужчина, морщась от обуревающих его чувств и явно сдерживая слёзы. - Это просто мелочь... Спасибо вам.
   И вышел из Тёплой Норы.
   А Селена, выждав, когда входная дверь стукнет, что значит - Дэйти вышел из дома, закрыв её за собой, опрометью бросилась на свою веранду. И вот уж где обревелась вдоволь, жалея и семью Дэйти, и самого маленького некромага!..
   Потом умылась, чтобы не было видно впавших после плача глаз, и вспомнила, что надо бы посмотреть, что творится на пейнтбольном поле. И вышла, надеясь, что состояния после плача не будет заметно после быстрого шага.
   На поле происходило что-то невероятное.
   Здесь решительно действовали сразу две команды - Ирмина и вторая, которую возглавила беспрекословно принятая игроками Роза.
   Слегка удивлённый Колр стоял на беговой дорожке, огибавшей поле, и только с интересом следил за происходящим.
   - Вы подс-сказали? - не оглядываясь, спросил чёрный дракон, оценивающе присматриваясь ко второй команде, которой опытные игроки в лице малолетних бандитов что-то активно объясняли.
   - Я, - призналась Селена, тоже следя, как мальчишка-эльф Гарден и скооперировавшийся с ним мальчишка-оборотень Торсти в очередной раз старательно сталкивают Розу в канаву. Судя по одежде и посеревшему лицу, девочку-эльфа сбрасывали в укрытие не впервые, и Селена только перекрестилась в душе, что её родители сразу уехали и не видят этого безобразия.
   - А вы так уверены, что Ивар с-сумеет играть?
   - Ивар тоже здесь?! - изумилась хозяйка. - Где?
   - В канаве, - беззвучно смеясь, ответил Колр, кивая на укрытие неподалёку. - Видите - голова выс-совываетс-ся?
   Присмотревшись, Селена обнаружила две головы - и в самом деле Ивара, а рядом - Айны. И Селена честно сказала:
   - Ирма говорила, что Ивара неплохо бы взять в команду, но, чтобы она его сумела уговорить! И... я его сегодня ещё не видела. Как он? Ведь слабоват ещё?
   - Задумка Ирмы очень интерес-сная, - пояснил чёрный дракон. - Она с-собираетс-ся ис-спользовать его в самом начале игры - при ус-словии, что он выбьет двух-трёх противников. А потом - она полагаетс-ся на с-судьбу: ус-спеют Ивара с-спрятать в укрытии, значит, будет учас-ствовать и далее. Нет - так нет. Он выйдет из игры, но при этом на его с-счету будут вылетевш-шие противники. Как по мне, так это довольно практично. Пос-смотрим, что у них выйдет.
   Селена вздохнула и сказала:
   - А сейчас они что собираются делать? До обеда меньше часа.
   - Они будут играть в две команды, чтобы закрепить навыки, о которых рассказали новичкам. Но при этом (видимо, Ирма вс-серьёз и близко к с-сердцу приняла вашу прос-сьбу подготовить новую команду) каждый эпизод игры будет с-строго проанализирован. Думаю, в такой с-ситуации до обеда они ус-спеют пройти лишь один этап.
   - Что ж... - философски сказала хозяйка места, наблюдая, как Ивара со смехом и воплями: "Раз два, взяли!" за руки вытаскивают из укрытия. - Если учесть, что они будут играть с неопытным противником, такое положение дел может и сработать. Колр, вы проследите, если что? Подскажете, если им нужна будет подсказка?
   Чёрный дракон кивнул, не спуская взгляда с копошившихся на поле двух команд, которые пытались отряхнуть с себя лишнюю грязь и пыль. Селена же заторопилась в Тёплую Нору, вспоминая, кого из сегодняшних дежурных видела в мансарде, а кого - на пейнтбольном поле. А потому спокойно восприняла ошалевшие глаза девочки-тролля Лайлы, которая, наверное выждав и не найдя дежурных, уже сама принялась за расстановку по столам посуды. Впрочем, ребята дежурные вовремя вспомнили про обед и буквально скатились по лестницам - явно используя те самые полчаса, в которые нельзя работать с ребятами-некромагами. Ну а затем прибежали все. Анитре пришлось рявкнуть на Ирмину компашку, чтобы малышня умылась, прежде чем заходить в столовую. Влетевшие в Тёплую Нору, малолетние бандиты с шальными воплями вылетели на двор, к летним умывальникам.
   Проходя мимо сердитой, но успокоившейся Анитры, Селена насмешливо заметила:
   - А потом мы их всех повесим на верёвках, чтобы высушить!
   Сообразив, на что намекает хозяйка места, Анитра ахнула и позвала на помощь Вильму, которую повзрослевшие ясельники слушались по привычке. И обе девушки выскочили во двор, отчего там поднялись крики и стал слышен звон шлёпающих под детскими ручонками "носиков". Селена послушала, послушала и повернула к гостиной для ясельников. Справятся и без неё.
   Зато, когда разогревшаяся ребятня начала снова, уже более солидно входить в Тёплую Нору, она стала свидетелем, как удивились Трисмегист и Понцерус, которые спускались по лестницы из мансарды. Ещё бы! Увидеть Ивара, который хоть и выглядел бледно, но шёл-таки, опираясь на плечи Гардена и Берилла. Причём шёл, не просто повиснув на них, но возбуждённо рассказывая, что ещё можно придумать на поле во время игры. Поймав вопрошающий взгляд Трисмегиста, Селена только пожала плечами.
   А после обеда приехали Белостенные. Двумя командами - старшей и младшей, в составе которой была Дэлма. Когда ученики Белостенных вышли из машин, Ильм высокомерно взглянул на Селену. Она не совсем поняла его посыла, но рядом с ней стояли родители Дэлмы, которых он не знал. И даже женщина-эльф Астильба не стала возражать, когда потрясённая девочка бросилась к отцу и матери, а те её начали обнимать и показывать в сторону своего нового дома. Поскольку времени было достаточно, то родители повели к этому дому девочку, на ходу горячо объясняя, каким образом они здесь оказались.
   - Что происходит? - с недоумением спросил храмовник. - Кто эти люди?
   - Родители Дэлмы, - спокойной ответила Селена. - Я решила, что детей в Тёплой Норе у меня достаточно. А вот взрослых в деревне маловато. И привезла их сюда, благо есть пока ещё пустые дома.
   Ильм заткнулся, видимо пока не понимая, как реагировать на эти слова. Но, если он хотел восторжествовать, привезя сюда снова ту же группу первокурсников и шантажируя Селену укором в лице Дэлмы ("Мальчика надо отдать в семью!"), то это, к сожалению, ему не удалось.
  
   Глава двадцать шестая
  
   Команду младших Белостенных, во главе с Астильбой, усадили на зрительские ряды - на ряд выше Селены с её семейством. В задачу первокурсников входило увидеть пейнтбол в действии и потихоньку запомнить правила игры.
   При виде новой команды Тёплой Норы Ильм озадаченно вскинул брови.
   - Но эти ребята никогда не играли командой! Почему вы их выпускаете против старшекурсников?
   - Вы забыли, Ильм? - в свою очередь осведомилась Селена. - Ваши вчера продули нашей младшей команде. Вот мы и решили дать фору вашим, а потому выпускаем новую сборную. Пусть ваши хотя бы попробуют испытать, что такое вкус победы.
   С новым недоумением бросив ещё один взгляд на новую команду Тёплой Норы, храмовник ушёл к своим - наставлять. Присмотревшись, Селена выдохнула: троих учеников, вчера побитых Коннором, в его команде нет. Честно говоря, она побаивалась, что упрямый порой Ильм всё-таки притащит их и заставит играть.
   А волчишка, паинькой-девочкой стоявшая рядом с Колром, весело посмотрела на Селену. Но промолчала. Чёрный дракон же, мельком покосившись на хозяйку места, тут же отвернулся. Но Селена успела увидеть и его ухмылку, зазмеившуюся по его губам. Немного поразмыслив, она пришла к заключению, что поняла их обоих.
   Решив, что новые лица в команде, для него лично примелькавшиеся, для Белостенных будут и впрямь слабоватыми, Ильм, кажется, успокоился.
   А ведь ему надо было пристальней приглядеться к игрокам Тёплой Норы. Та же Роза, например. Храмовник её не узнал. А ведь должен был помнить, что эта девочка-эльф, часто приезжающая в деревню, - довольно опасный игрок. Правда, прекрасные белоснежные волосы Розы сейчас были крепко сплетены и уложены так, чтобы не мешать в игре. Увы... Привыкнув к разнообразию в составе Тёплой Норы, храмовник обманулся - возможно приняв Розу за Оливию, сестрёнку Мирта. Обе светленькие, разве что у Оливии волосы не белоснежные, а словно тронутые солнечным румянцем. Но Оливию и в команду не взяли, хоть и бегала девочка-эльф довольно шустро: в игре Оливия сильно терялась, не зная, как действовать без подсказки. Поэтому Оливия хоть и любила пейнтбол, но в домашних матчах среди младших выбывала из игры одной из первых.
   Итак, Роза - секретное оружие, чтобы Белостенные не расслаблялись.
   Плюс непредсказуемость Ивара, которого Ильм не разглядел среди детей и подростков. Плюс Илмари, о которой даже Селена знала, что та неплохой стрелок.
   Так что в команде новичков, которые и раньше частенько выбегали на дружеские матчи между собой, затаились не два, как в команде Ирмы, а три снайпера. И каждого "пасли" по два "телохранителя", а при Иваре, хоть и страшно похудевшем, но всё равно довольно тяжёлом для младших, так вообще трое - Герд и Гарден с Мускари.
   Народ Тёплой Норы, ещё в столовой узнавший, что с Белостенными будет играть новая команда, сейчас взволнованно переговаривался, сидя на зрительских рядах. Здесь были все, кроме Эдена, оставшегося в мансарде под присмотром Понцеруса - даже Трисмегист не утерпел посмотреть загадочную игру, а может, поспешил сюда из-за Ивара.
   Волнение зрителей объяснялось тем, что команда получилась абсолютно непредсказуемой, да ещё и странно смешанной: в команде Ирмы - в основном все ровесники друг другу или старше-младше до двух лет; а здесь - и подростки, и едва подросшие ясельники. При виде Гардена так вообще удивились: мальчика-эльфа не ожидали увидеть среди игроков. Впрочем, как и Ивара.
   Селена сидела посреди своего семейства. С одной стороны - Джарри со Стеном на коленях, с другой - Коннор, который время от времени начинал перешёптываться с Риганом. Селена знала, что старший сын не только болеет за брата, но и переживает из-за того, что он участвует в пейнтболе.
   Колр и волчишка раздали своим игрокам последние ценные указания.
   Игра началась.
   После сигнального выстрела обе команды бросились прятаться за валунами.
   "Стандартное начало, - думала Селена, с тревогой следя за разворачивающимся действом. - Как в шахматах. А вот что будет дальше..."
   А дальше последовало несколько необъяснимое.
   Вместо того чтобы Ивару высунуться из-за валуна и подстрелить одного-двоих Белостенных, как предлагалось старшими, раздался командирский вопль Розы - и вся команда Тёплой Норы дала стрекача до границы первой трети поля!..
   Стремительно глянув на Ирму, которая остолбенела возле насторожившегося Колра, Селена пришла к выводу: волчишка тоже не ожидала от команды новичков такого... финта ушами!
   А команда-то Белостенных, ожидавшая, что перестрелка произойдёт в первые секунды игры, слегка растерялись. Что делать дальше? Они не сразу поняли, что их противник утёк подальше от старта.
   А пока они пытались сделать хоть что-то (вскочивший Ильм умоляюще показывал им бежать вперёд, на поле, но на него внимания не обращали), все три снайпера Тёплой Норы скосили сразу троих. И тут Селена вспомнила! Одна из местных пейнтбольных легенд связана с Ирмой! Легенда о том, как команда младших держала под прицелом команду старших, не давая им поднять голову - до тех пор, пока Коннор не ушёл далеко вперёд и не выбил с поля снайпершу-волчишку!
   И команда новичков устроила ученикам Белостенных такой же настоящий террор, не давая поднять головы над укрытием.
   Впрочем, если Белостенные поначалу растерялись, то это замешательство длилось недолго. Селена, волновавшаяся за всех сразу, очень надеялась, что Ильм предупредил их: по прошествии определённого времени поле магически вытолкнет игроков со своей первой трети.
   Кажется, среди старшекурсников сработала не только тревога из-за цейтнота. В конце концов, среди храмовых учеников были ребята от шестнадцати до двадцати с лишним лет. И, несмотря на учёбу в довольно строгом заведении, азарт юности брал своё.
   Обозлившиеся (а кто бы остался спокойным на их месте, потеряв в самом начале игры сразу троих игроков?!), Белостенные решительно приступили к активным действиям: двое-трое содрали с колышков маскировочную сеть над канавками-укрытиями. Затем, сложив её в несколько раз, старшекурсники спрятались под этой защитой и, выбравшись из канавы, в которой застряли было, помчались прямо по полю - к последнему валуну.
   Это произошло так быстро, что перенервничавший Ильм так и остался стоять, забыв опустить руку с указующим перстом. Команда Тёплой Норы попробовала стрелять, но краска не доставала до цели, расплываясь по сети.
   На зрительских рядах завизжали от удовольствия: такой момент!
   А Селена размеренно захлопала в ладоши:
   - Бе-лень-ки-е - мо-ло-дцы! Бе-лень-ки-е - мо-ло-дцы!
   И ряды, преимущественно из детей, любящих покричать, подхватили крик Селены.
   Особенно дружное скандирование грохотало за спиной хозяйки места, и Селена не могла удержаться от улыбки и даже смеха, думая о том, как воспринимает Астильба вопли своих воспитанников: "Беленькие!"
   Но почувствовала, как на её плечо легла чья-то ладонь, и обернулась.
   - Почему вы болеете за наших? - негромко в общем оре спросила женщина-эльф.
   - Я болею за всех, - ответила Селена. - Но сейчас и правда - в основном за ваших. Мне нужно, чтобы они научились играть очень хорошо.
   - Но зачем? - настаивала руководительница первокурсников.
   - Мы хотим играть в полную силу, а с недавних пор у нас такой возможности нет, - объяснила Селена, сидя к ней полубоком, чтобы не пропустить того, что делается на поле. - А ваши и в самом деле молодцы - за умение использовать подручные средства! За то, что не растерялись! Так что мы поддерживаем будущего сильного и умелого противника!
   Неизвестно, приняла ли Астильба объяснения Селены, но больше женщина-эльф не задавала вопросов. Правда, она хлопала в ладоши, но к скандированию: "Беленькие!" не присоединялась. Впрочем, причина последнему и так понятна.
   На втором этапе произошло то, что ожидали от первого. Роза выпустила Ивара подстрелить ещё кого-нибудь из Белостенных, но - увы! Подстрелили его самого - пробежка от первого этапа всё-таки сильно ослабила его состояние. Да ещё вылетел он вместе с Гарденом - тот не сразу понял, что мальчишка-друид "подстрелен", и попытался стащить его в укрытие.
   Однако первой победе Белостенные радовались слишком много и словно забыв, что игра-то ещё не закончена. Пока они, энергично переговариваясь, самодовольно глазели на двух игроков Тёплой Норы (к тем присоединился зритель - Ивару трудно идти, а Гардену одному с ним не справиться), которые уходили с поля, Роза вылезла из канавки и, не поднимаясь, а лишь чуть приподнявшись на локтях, обляпала краской буквально на миг высунувшуюся над краем укрытия голову одного из Белостенных.
   Расстроенные старшекурсники отпустили к Ильму своего четвёртого потерянного игрока. Но опять-таки забыли при этом, что пауза на пейнтбольном поле для прощания не предусмотрена. В результате прощания ещё один Белостенный обнаружил на себе "вражескую" краску.
   Пока среди зрителей мотался противоречивый крик - ликования и досады, Коннор склонился к уху Селены:
   - Селена, а что, если игру разнообразить игроками?
   - Что именно ты предлагаешь?
   - В следующий раз поставьте меня к беленьким, - усмехнулся мальчишка-некромант.
   - Тебе это интересно? - удивилась хозяйка места.
   - Всё в рамках твоих собственных же слов "противника надо вырастить"! - засмеялся Коннор.
   - А этих бы сумел вытащить? - прищурилась на него Селена. - Полкоманды у них потеряно. Сумел бы довести до победы - так, чтобы на вершинке не сам один, а хоть кто-то из них оказался?
   - Сумел бы, - сказал Коннор, бросив лишь один взгляд на поле. - Я знаю, почему они проигрывают.
   - А положимся-ка мы на судьбу, - пробормотала Селена и осторожно встала с ряда. - Джарри, держи для меня моё место, чтобы никто не занял!
   Всех страшно интересовало происходящее на поле. Поэтому мало кто обратил внимание на Селену, которая подошла к чёрному дракону, стоявшему на боковой дорожке поля. Так что хозяйка места смогла незаметно для всех предложить Колру:
   - В прошлый раз, помогая Ирме, мы решили не засчитывать её проигрыш, пока она не опомнится. В этот раз предлагаю разнообразить игру, дав её участникам преимущество в выборе. Так называемую активную "помощь зала". - И зашептала так, чтобы её не расслышала быстро приближающаяся к ним Ирма.
   Дракон по достоинству оценил идею. Усмехнувшись заинтригованной волчишке, он выждал, когда до момента выбытия со второй трети поля осталось несколько минут, а потом зашагал к границе между вторым и третьим этапом. Очутившись между двумя путями следования команд, он поднял руку, и Лотер приостановил магическое действие поля. Затем чёрный дракон скомандовал:
   - Обе команды - ко мне!
   Немного помешкав, игроки вышли из укрытий. Команда Белостенных - четверо. В команде Розы (при виде которой Ильм просто остолбенел, узнав, наконец, девочку), кроме Ивара с Гарденом, успели выбыть Далия и Торсти.
   - Вы можете дополнить с-свои команды теми, кого х-хотите видеть с-своим игроком! - звучно, чтобы слышали и зрители, высказался Колр.
   - Всеми-всеми?! - не поверила Роза.
   - Ирму - нельзя! - отдельно предупредил он.
   - У-у... - поначалу взвыли на этот запрет игроки Тёплой Норы, но время поджимало. Сгрудившись вокруг Розы, они начали быстро переговариваться между собой и доказывать командирше, что выбранная кандидатура достойна появиться в команде.
   Белостенные с досадой уставились на ряды, где сидел Ильм с выбывшими.
   - Выбывш-ших нельзя! - железным тоном рявкнул Колр.
   Вздрогнув, Белостенные обернулись к нему, и Селена здорово им посочувствовала: лица всех четверых обрели безнадёгу. И, видимо, только от этой безнадёги один из парней упрямо и зло выкрикнул:
   - А пусть будет ваш Коннор!
   А другой хмыкнул и вполголоса добавил:
   - Ага. Ещё и Эрно бы к нему в придачу.
   - Коннор и Эрно! - нисколько не сомневаясь, громогласно повторил чёрный дракон.
   И обалдевшие (значит, и так можно было?!) Белостенные развернулись сначала к центру зрительских рядов, когда мальчишка-некромант встал и перешёл боковую дорожку к полю. А затем - в другую сторону, когда от сидевших на скамейке малолетних зрителей начал быстро приближаться к ним невысокий темноволосый парнишка.
   - Вс-сё? - спросил чёрный дракон.
   - Всё, - за всех ответил Коннор.
   - Тёплая Нора, определилис-сь?
   - Берилла и двойняшек!! И Айну!
   - Айна! Берилл, Вилл и Тармо! - позвал Колр.
   Команда Тёплой Норы выросла до своих прежних размеров.
   По знаку чёрного дракона обе команды вновь сиганули по канавкам - совещаться.
   Селена не спеша возвращалась к своему месту, то и дело оглядываясь на команду Белой Стены. Она видела, как Коннор, скупо жестикулируя, начал говорить что-то каждому отдельному игроку. Едва он отговорил троим и повернулся к ним спиной, все трое с неподдельным возмущением взглянули на него. Но мальчишка-некромант, непробиваемо спокойный (Селена прекрасно знала, что их возмущение он ощутил), повернулся к Эрно, и тот внимательно выслушал его, кивнув напоследок. Трое похлопали на сына дракона озадаченными глазами, переглянулись и, кажется, всё же приготовились выполнять то, что поручил каждому из них Коннор.
   Когда она села на своё место, Джарри тихо спросил:
   - Что ты имела в виду, когда сказала: "Положимся на судьбу"?
   - А вот это самое, - улыбнулась Селена. - Коннор сказал, что сумел бы довести до победы даже этих четверых. А я подошла к Колру с идеей "помощь зала". Судьба сработала: Белостенные выбрали его.
   - Откуда они взяли ещё и имя Эрно? - задумчиво проговорил семейный.
   Хозяйка места пожала плечами и уставилась на пейнтбольное поле. Белостенных она немного понимала: для них пейнтбол - это всё-таки игрушка. Бесцельная для них, несмотря на попытки Ильма объяснить, что сноровка в игре однажды может пригодиться в жизни. Может, именно поэтому Коннор задумался об антураже для игры? Не просто валуны и канавы, а разрушенные дома, по улицам которых пробегают "крабы-бумбумы"; и промокший насквозь лес, где среди деревьев прячутся безжалостные тёмные друиды?
   Третий этап игры начался с взвившегося к небу вопля всех зрителей и закончился под тот же нескончаемый вопль, потому что зрители не успевали опомниться от следующего на бешеной скорости одного опасного эпизода, как немедленно приходилось радоваться, ужасаться и далее от другого.
   К концу игры Белостенные потеряли только одного игрока - его выцелила-таки именно Айна. Зато команда Тёплой Норы поредела очень даже неплохо: в команде Белостенных внезапно обнаружился свой снайпер - и это был не Коннор, не Эрно, а один из учеников. Зато именно Эрно стал его телохранителем.
   Коннор гонял Белостенных в хвост и гриву, не давая устраивать перерывы на переживание радости или на анализ происходящего: отстрелили противника - бежим дальше, нечего сидеть, рассусоливать, кто и как его подстрелил. Так что команда Тёплой Норы, уже привыкшая к вялому ходу старшекурсников, поначалу элементарно не могла усвоить, что ритм игры сменился. И это "поначалу" сослужило ей плохую службу.
   И финал. Коннор не стал подниматься на вершинку победителей. Как и Эрно. Но трое Белостенных там чуть не подпрыгивали, сами себе не веря.
   Как не сорвали голоса младшие Белостенные!.. Кажется, они воодушевились, наконец, и готовы были попробовать тренировочный матч уже назавтра.
   А когда машины с Белостенными удалились из деревни, а до ужина ещё было рановато, взрослые обитатели деревни набились в гостевой кабинет Тёплой Норы, чтобы проанализировать игру и поделиться впечатлениями.
   И тут выяснилось, что не только Коннор знал, что Белостенные проиграют. Об этом заявил Колр. Он глянул на Ильма, оставшегося в деревне, и процедил сквозь зубы:
   - Вы привезли в деревню группу. Зачем вы выбрали командира с-сами?
   - Чем вам не понравился их командир?! - вскинулся Ильм. - Умный парень, один из лучших на курсе!
   - Это не нам, - вступил в разговор Коннор. - Это вашим же ребятам не понравился ваш выбор. И они были правы. Оценивать положение он не умеет. Не умеет расставлять приоритеты. Не умеет видеть, кто на что способен. Теряется там, где надо быстро найти решение. Зачем вы выбрали его? Оставили бы выбор на самих ребят!
   - Зачем им всё это?! - горячился Белостенный. - Я им всё рассказал - всё! Что должен делать каждый и при каком условии! Распределил, кто снайпер, а кто - телохранитель.
   - Ильм, вы себя-то слышите?! - не выдержал Лотер. - Пейнтбол - это не настольная игра! В нём постоянно всё изменяется так, что неудивительно, что ваши ребята растерялись вконец! Мне кажется, сработала ваша привычка командовать, как преподаватель, который не верит в собственных учеников!
   - Так полагаю, - задумчиво начал Джарри, - что совместные игры придётся продолжить. Иначе вам будет трудно выявить среди собственных учеников лидеров, которые смогут потом командовать группой, и тех, кто среди них стрелок или телохранитель. Думаю, и остальные будут "за" на некоторое время впереди, пока среди ваших старшекурсников не сложится крепкая команда.
   - Правильная позиция, - кивнул чёрный дракон.
   Несмотря на упрямство храмовника, его уговорили-таки повременить с настоящим соревнованием. Немного поговорили об идее Коннора с антуражной игрой... Селене стало неинтересно - до её практического воплощения, и она тихонько вышла. Следом за ней - и Коннор. Не успели они выйти из тамбура, как на хозяйку места налетела Ирма.
   - Селена, Селена! Почему Колр запретил нашим меня выбирать?!
   - Идём на скамейку! - велела Селена, незаметно оглядываясь и отмечая попрятавшихся по кустам малолетних бандитов, которых явно тоже мучил этот вопрос.
   Так получилось, что волчишка устроилась между Селеной и Коннором.
   - Во-первых, командиром группы была Роза, - начала Селена. - Представь, что бы она чувствовала, если бы в группе появился второй командир...
   - Но я не командовала бы! - возмутилась Ирма.
   - Командовала бы... - вздохнул Коннор. - Эх, Ирма, знала бы ты, как иной раз хочется командовать, если сам не командир! С трудом удерживаюсь...
   - Да? - растерялась волчишка.
   - Во-вторых, - безжалостно продолжила Селена, - там были Берилл, Тармо и Вилл. Они бы по привычке смотрели на тебя в ожидании твоих приказов. И это бы сломало игру напрочь!
   - Они и так продули, - проворчала Ирма, надув губы.
   - Они в большей степени продули, потому что краска закончилась, - объяснил Коннор. - Вспомни, скольких ребят вытолкнуло поле.
   Волчишка задумалась. Правда, её раздумья вылились во вполне логичное:
   - Надо было мне командиром...
   - Не уверен, - в том же тоне отозвался Коннор, и оба заглянули друг другу в глаза.
   - Ну, если с тобой... - всё так же медленно оценила волчишка и вздохнула.
   - Не переживай, Ирма, - сказала Селена, с трудом удерживаясь, чтобы не погладить волчишку по привычно раскосмаченным волосам, в которых чудом удерживались магические безделушки. - В следующие недели тебе придётся много тренировать команду младших Белостенных. Будешь меняться множество раз в качестве командира и в качестве снайпера.
   - Но я не хочу за них, - пригорюнившись, возразила Ирма.
   - А с другой стороны, ты можешь остановиться на месте как игрок, - напомнила хозяйка места.
   - Это как?
   - Привыкнешь, что против начинающих всегда побеждаешь. А если в другой раз встретится противник гораздо сильней и коварней? И он будет знать все твои уловки? А будучи командиром или снайпером в разных группах, ты сумеешь придумать и другие фирменные свои фишки, чтобы использовать их по полной... Надо меняться, Ирма. Тогда будешь со своими друзьями всегда непредсказуемой на поле.
   Волчишка спрыгнула со скамейки и заявила:
   - Я подумаю. Но остановиться никогда не смогу, это ты зря сказала, Селена.
   - Почему?
   - Всегда есть Коннор, - ответила Ирма и помчалась к друзьям.
   - Сильно сказано, - пробормотал мальчишка-некромант, а потом пожаловался: - Она сказала, а мне - соответствуй.
   - Ой, только ты не ной. Лучше скажи, с чего ты начал командовать в группе Белостенных? Ты правда знал, что у них командир так себе?
   - Я видел, как их готовил Ильм, - отозвался Коннор. - На этого командира как глянули все ребята, так и вздохнули. И потом мне было легко, потому что его выбили одним из первых. А вот был там один шустрый, так я ему всё время тыкал, чтобы он говорил, что хотел бы сделать. Вот он командир был бы хороший. Это он про сеть придумал, как ею защититься.
   - Откуда тебе знать - насчёт командира? Сеть-то могли и просто так придумать.
   - Так ты сама всё видела! Он и повёл за собой, когда назначенного не стало в группе. Но повёл тяжеловато - всё время оглядывался на Ильма... - Он остановился и вдруг улыбнулся неожиданно мягко. - Надо же... Ирма уговорила Ивара! Если бы я знал, что она всерьёз будет его уговаривать... - Он помотал головой. - Нет, всё равно не поверил бы, что он примет участие. И ведь не жалеет... Ему понравилось!..
   Селена смотрела на старшего сына и тоже невольно улыбалась: такого изумления и радости на его лице она давненько не видывала.
   А потом мимо них пробежали две подружки - Ирма и Роза, забежали в Тёплую Нору и выскочили из дома - обе уже с лиирами в руках.
   - Куда это они? - удивился Коннор.
   - На пляж, - рассеянно сказала Селена. - Я однажды Ирме рассказала, как у нас в походы ходят. Ей понравился образ сидящего возле воды музыканта, который играет на инструменте и одновременно поёт. А сейчас их двое - музыкантов-то. Ну и... Ты к Ивару пойдёшь?
   - Ему сейчас не до меня, - снова улыбнулся Коннор. - Я ещё немного посижу и поднимусь в мансарду. Надо посмотреть, как там дела у Эдена. О... Мама Селена...
   Предупреждение сына прозвучало вовремя.
   Во двор вошли родители Эдена, без Фритрики. Коннор кивнул им и вошёл в дом.
   Селена поднялась навстречу, примерно предполагая, зачем они пришли.
   - Мы хотели сказать спасибо, - тихо сказала Зилла. - До сих пор мы даже не представляли, как разительно отличается Серый Лабиринт, в котором мы жили ещё вчера, от нормальной жизни в мирном уголке. Вы вернули меня в школу. Программу мы с Асдис почти закончили. И это было... погружение в мирное прошлое, когда я листала школьные учебники. А сегодня приехала Дэлма! Я даже не знаю, как сказать... когда она увидела, где мы теперь живём... Таких глаз у нашей дочери я до сих пор не видела. А когда она узнала, что Эден по определённым обстоятельствам не мог нас всех узнать... это было такое облегчение для неё! И теперь, когда мы знаем, что она не впервые сюда и не один раз... леди Селена, мы вам очень благодарны!
   Её семейный только виновато улыбался, так что хозяйка места пожала плечами.
   - Мне кажется, о благодарности говорить пока рано. Мы ещё не завалили вас своими требованиями и просьбами, пока вы ещё не вполне наши соседи. Вот когда полностью вольётесь, тогда поймёте, какие мы прагматичные, привезя вас сюда.
   Они посмеялись, а потом под руку ушли по деревенской улице к своему дому, шагая спокойно, прогулочным шагом...
   - Зачем они приходили? - спросил Джарри, присаживаясь рядом. - Им чем-то помочь?
   - Нет, они приходили поблагодарить, что мы привезли их сюда. - Селена помолчала и пождала плечами. - И теперь с новой силой появляется вопрос: стоит ли расширять гостевой кабинет, в который все взрослые нашей деревни перестали вмещаться? Или перенести место встречи в другое место? Например, в школу?
   - Пока лето... - неопределённо начал Джарри, присматриваясь к стене веранды с окнами. - Мы привыкли собираться здесь. Здесь уютно. И - да. Есть возможность расширения. Думаю - три-четыре шага на двор. Надо поговорить с Тибром и Вилмором. Попросить Сири и Вука привезти стройматериалы. Заодно, кстати, и Дэйти привлечь. Пока будет до конца лета работать здесь, наглядится на своего Эдена.
   - Мой хозяйственный семейный! - засмеялась Селена, обнимая руку Джарри и вставая. - Всё я побежала в столовую. Надо присмотреть, помнят ли дежурные о том, что они дежурные. А ты - смотри, думай, рассчитывай. Мне тоже нравится идея расширенного гостевого кабинета.
   Она легонько поцеловала семейного в щёку, отчего он довольно мурлыкнул, и убежала в Тёплую Нору.
  Обновление

  
   Глава двадцать седьмая
  
   Ещё до ужина Селена узнала, что в мансарде воцарилась жёсткая организация дел по спасению когда-то проданных ребят-некромагов.
   Кровать, на которой спал ранее Эден, сменила своего обитателя. Теперь на ней расположились две девочки - уже спящая Топаз, с которой уже сняли ритуальные нити проданной, и Синара, с которой оставалось снять две, последние, нити. Девочка-некромаг дремотно покачивалась, сидя на краю кровати, и только поддержка Космеи, плотно сидевшей рядом, не давали ей свалиться рядом с девочкой-вампиром.
   А заняли Синара и Топаз кровать, чтобы братство по их свободным от нитей снам попыталось вычислить их родителей. Верхом удачи считалось узнать адреса девочек.
   Эден тоже погрузился в возвращённые сны. Но спал он пока на отдельной кровати, внесённой мальчишками в мансарду из ближайшей комнаты и поставленной сбоку, у стены. Эден будет полностью очищен от ритуальных нитей к следующей ночи, а потому именно тогда и займёт место в центре кроватной пентаграммы братьев, чтобы ребята усилили его детские сны.
   До полуночи под присмотром Трисмегиста и Понцеруса нити с маленького некромага будут снимать старшие ребята Тёплой Норы. А потом его унесут в дом двух философов, которые будут, сменяя друг друга, снимать и уничтожать очередные распутанные ритуальные нити.
   Всё это Селена узнала, никого не расспрашивая. Просто вошла тихонько в мансарду и пару минут поприглядывалась к тому, что в ней происходит и о чём говорят дети и взрослые. Больше всего её заинтересовал негромкий разговор между Миртом и Вереском - разговор, к которому с огромным интересом прислушивались Орвар и Мускари. Дошла она до мальчишек, кажется, в самый разгар обсуждения.
   - Ну да, ну да!.. - горячился Вереск. - Это вы сейчас нас привлекли, а потом что? Опять всё сами! Мы ведь тоже хотим! И можем же помочь!
   - Ну так и делайте, - удивлялся Мирт. - У вас те же условия, что у нас. Шиа при всех сказала, что творится с нашими ребятами. Мы же тоже не знали про это. А как узнали, так и начали изучать, что случилось, чтобы помочь им.
   - Но почему вы?! - настаивал Вереск, и Орвар переводил с него на Мирта заинтересованный взгляд. - Почему братство?
   - Или формулируешь вопрос так, чтобы я дал тебе ответ, либо... - пожал плечами мальчишка-эльф. - Либо ты не получишь ответа.
   - Почему братству удаётся получать такие дела, где интересно поработать с магией? - вмешалась Анитра. - Он это имеет в виду. - И фыркнула. - Я бы не хотела получать такие, если надо будет испытать то, что братство испытало.
   - Как это? - не понял Вереск.
   - А тут такая цепочка, - объяснила девушка-маг. - Чтобы получить интересное, как ты говоришь, дело наших ребят-некромагов, надо было привезти сюда Шиа. Чтобы привезти сюда Шиа, надо было подраться на том рынке, о котором они рассказывали. Ты видел, Вереск, какими братья приехали? Нет? А я видела. Это сейчас они живые и здоровые. А в тот день приехали - у-у... Даже Мирт получил от бандитов. Ты бы хотел поучаствовать в драке, где не сумел отбиться даже твой учитель? Прости, Мирт.
   - Да ничего... - со смешком ответил тот.
   - Вот и вся логика, - заключила Анитра. - Чтобы заниматься уникальными делами, надо быть похожими на братьев. То есть уметь драться на их уровне. Уметь разглядеть что-то стоящее, да ещё, как ни странно, уметь пожалеть. Я же помню, как рассказывал Мирт о том, как была спасена Шиа.
   - И что там такого было? - проворчал Вереск.
   - Ничего особенного, - спокойно заявила Анитра. - Мирт, ты ведь драку не описывал, да? Зато ты сказал, что Коннор бил тех, кто напал на Шиа, гораздо сильней, чем напавших на самих вас бандитов.
   - Не уверен, что то была жалость, - заметил Мирт. - И не думаю, что мы чем-то отличаемся от других ребят Тёплой Норы. Ведь, если присмотреться, у нас много талантливых ребят.
   - Ага, и драться все могут на вашем уровне, - вновь проворчал Вереск.
   - Мирт, - вкрадчиво обратилась к мальчишке-эльфу Анитра, - ты очень терпеливый. Я бы давно гавкнула на него.
   - А что такого я сказал? - обиделся Вереск.
   Анитра уничижительно взглянула на него, а затем начала загибать растопыренные пальцы:
   - А. Кто. Тебе. Мешает. Поднять. Свой. Уровень? - и безжалостно добавила: - Спортивное поле Колра чаще занято Коннором, чем кем-либо из наших. Почему ты в это время в другом месте? Знаешь, что скажу, Вереск? Все хотят сразу быть похожими на Коннора. Только вот почему-то никто не хочет при этом учиться, как сам Коннор. Даже тем же дракам. Что? Скажешь - я не права? Так что завидовать тут нечему. Задачи посложней и поинтересней всегда будут выпадать тем, кто может их решить.
   Вереск хмуро шмыгнул носом, а Орвар тихонько рассмеялся.
   Селена, присутствие которой совсем рядом, не заметили, отступила, а потом и вовсе ушла. Мда, интересные разговорчики начинаются в Тёплой Норе со взрослением некоторых типов. Любопытно, а Вереск и впрямь считает, что братству всегда легко и приятно живётся?.. Ладно хоть, в Тёплой Норе есть принципиальные личности, которые не гнушаются объяснить положение дел на пальцах там, где остальные только обижаются на недооценённость...
   Она спустилась в гостиную для младших. Моно увлечённо давал кукольный спектакль - на радость ясельникам. Мрачные эпизоды всё ещё встречались в его "сценарии", но чаще они заканчивались вполне мирно. Заметил ли малыш-тролль, что его зрительницы-фанатки нет среди других зрителей?.. Обернулся Стен, вскинул брови, но Селена покачала головой и тут же опустилась на диван: "Я рядом". Стен посмотрел на маму, склонив голову, и отвернулся к Моно и его куклам.
   Пока самые младшие наслаждались сказкой, к Селене перетекли ребятишки постарше. Роза чуть не с разбегу прыгнула сесть рядом с хозяйкой, а Ирма устроилась так, чтобы держаться за её колено, и немедленно спросила:
   - А когда будут настоящие соревнования? Или теперь до осени только тренировки?
   - А тебе очень хочется настоящих? - насмешливо спросила хозяйка места.
   - Конечно! - в один голос загудели малолетние бандиты.
   - У вас две команды, а вы всё ещё думаете о настоящих соревнованиях?
   Две командирши переглянулись.
   - Но ведь...
   Селена прекрасно понимала, чего хотят Ирма и Роза. Им нужны зрители и жёсткая рука организаторов пейнтбола. А просто так между собой...
   - Следующее воскресенье, - задумчиво предположила хозяйка места. - Сначала играете вы, а потом - старшие.
   - Между собой? - строго уточнила волчишка.
   - Да, будут две старшие команды. А уж потом... Потом мы организуем наших взрослых. Давно мы не играли со своими.
   ... Иногда планируешь что-то, а потом события внезапно не только меняют свой последовательный ход, но ещё и добавляют чего-то... остренького.
   Утро следующего дня не предвещало ничего особенного. Скорей - только рутину. Правда, рутину увлекательную, вспыхивающую маленькими, но такими тёплыми солнцами!.. Коннор разбудил Селену очень рано, и она, осторожно покинув постель со спящим Джарри, быстро оделась и побежала в мансарду.
   Здесь обнаружилось, что никто не спит. На центральной кровати сидели обе девочки, абсолютно обескураженные.
   - Мы узнали настоящее имя Топаз, - вполголоса сказал Мирт. - Её зовут Морион. Думаю, по одному этому имени можно будет разыскать её родных.
   - А вот Синара не помнит... - начал было Коннор и покачал головой. - Нет, не так. В её снах смешиваются два дома. Один - без отличительных признаков. Таких полно. Другой - с таким богатым крыльцом, что на нём очень много красивой отделки: по сторонам, между колоннами, как будто свисает виноград, а между его лозами прячутся птицы. Как ты думаешь, этого достаточно, чтобы передать Чистильщикам их приметы?
   Селена села между девочками, которые немедленно приникли к ней. Кажется, их самих испугали собственные сны.
   - Передать Чистильщикам, конечно, можно, - проговорила она. - Вот только не подождать ли других снов? Это ведь первые и не самые информативные. Может, попробовать посмотреть ещё несколько снов?
   - С-соглас-сен, - сказал Хельми. - Мы пока пос-смотрели только с-самые поверх-хнос-стные. А надо бы пос-смотреть и те, что прячутс-ся глубже.
   - Девочки, а вы - как? - обратилась к ним хозяйка места. - Согласны подождать ещё немного, а потом начать поиски ваших родителей?
   - Это же будет быстрей? - неуверенно спросила Синара, глядя снизу вверх на Селену. - Я согласна. Думаю, и Топаз тоже.
   - Я Морион! - отчаянно закричала девочка-вампир. - Меня зовут Морион!
   - Да, мы помним, что ты Морион, - улыбнулась ей Селена, и девочка стиснула руки вокруг её шеи. - Только, Морион, потерпи, пока тебя будут называть здесь Топаз.
   Спускаясь от братьев в столовую, Селена решила считать хорошим знаком такое начало дня. Только для чего - хорошим знаком? Не придумалось, а потому она махнула рукой и погрузилась в повседневные дела...
   После завтрака расписание в Тёплой Норе было привычным - то есть кто куда. Старшие братства сбегали в дом двух философов, чтобы узнать, как дела с Эденом. Выяснили, что эльфы-преподаватели расплели все ритуальные нити и теперь уничтожают их по одной. Составили список из старших ребят-магов, кто был готов работать с этими нитями под присмотром Трисмегиста и Понцеруса, и пробежки старших ребят по садовым дорожкам стали ещё одним привычным глазу делом в деревне.
   Как Ильм и обещал, он снова привёз старших учеников Белостенных для тренировок. Младшие - он сказал - приедут после обеда. От предложения организаторов пейнтбольных игр устроить сборные команды храмовник не отказался, наконец свыкнувшись с идеей, что только таким образом его ребята сумеют стать равными игрокам из Тёплой Норы.
   Селена вместе с Веткиным была в кладовой, когда услышала звон сигнальной тарелки. Оставив всё на домашнего, она помчалась к изгороди: "междугородный телефон" всё ещё работал только вне деревни. По дороге её догнал Джарри, а потом, когда открывали калитку, - и запыхавшееся братство.
   - Доброе утро, Рамон! Что случилось? - отдышавшись после бега, спросила хозяйка места.
   - Да вот, предупредить звоню, - посмеиваясь, ответил командир Чистильщиков. - Встречайте через некоторое время! К вам едут сразу две машины!
   - Да? И кто там?
   - Одна - из военного училища. Другая - помните моего дружка Карксли? Газетчика! Оба они каким-то образом пронюхали, что вы собираетесь соревноваться с Белостенными. Кстати, это правда? Что вы и Белостенные?
   - Правда, - подтвердила Селена. - Значит, они приедут вот-вот? Прекрасно.
   Она распрощалась с Рамоном, после того как все присутствующие возле тарелки связи передали ему свои приветы. Джарри остался возле Пригородной изгороди, чтобы дважды потом не бегать к ней из-за гостей... Селена хмыкнула, абсолютно довольная.
   - А почему они приедут - и это прекрасно? - любознательно спросил Мика.
   - Директор училища думал, что я приду к нему на поклон, потому что нам больше не с кем соревноваться. Он не верил, что я говорила серьёзно, что мы с ним больше не играем. Это первое, - сказала Селена, заходя в калитку. - Вы меня поняли, да? Дальше объяснять не буду. А второе... Вот Карксли - это не просто хорошо, а здорово! И это в связи со снами наших девочек-некромагов.
   - Хочешь дать объявление в его газету? - задумчиво спросил Мирт. - Но ты же сама сказала, что слишком рано.
   - Да, примет прошлого у нас маловато. Но, думаю, печатное слово - это великая вещь. Мы начнём с такой малости, а там - глядишь, и подробностей добавим. Для Карксли материал о новых найдёнышах тоже будет достаточно ценным, мне кажется. Впрочем, спросим у него самого.
   - А если девочек ещё и сфотографировать? - загорелся Мика, заглядывая Селене в глаза. - Селена, давай!
   - Нет, - категорично сказала хозяйка места.
   - Почему? - удивился даже Колин.
   - Мы не знаем, что за семьи у них, - объяснила Селена. - А вдруг из живущих по старым порядкам? И тогда для них это немыслимо, что фотографии девочек появились в газетах. Да и... вы не забыли, что девочки пропали несколько лет назад? Лица изменились, повзрослели. Нет, лучше искать девочку-вампира Морион и Синару, которая помнит о доме с роскошным крыльцом.
   Они дошли до Тёплой Норы и обернулись. Отсюда видно было, как по кукурузной дороге две машины мчатся к мосту через речку.
   - Надеюсь, директор Кеган драться не собирается, - высокомерно сказал Мика. - Ишь, примчался, как только узнал про Белостенных.
   - Думаешь, он собирается ругаться? - не глядя, спросил Мирт.
   - А что ему ещё остаётся?
   - Бегите на поле, - велела Селена, стараясь спрятать смешливую улыбку. - Мы с Джарри сами узнаем, с чем они все приехали.
   Чудо, что Мика не стал ныть, чтобы остаться, и возражать против её желания поговорить с Кеганом наедине. Ну, почти наедине.
   Мальчишки убежали, а Селена издалека проследила, как Джарри распахнул ворота, пропуская машины в деревню. И хмыкнула. Бессовестные! Не предложили семейному даже проехать вместе с ними! Машины промчались мимо него так, как будто он ничего не знал об игре с Белостенными! Ах, так! Пока ехавшие не заметили, что она ждёт их возле Тёплой Норы, Селена решительно развернулась и сначала твёрдым шагом, а потом, скрывшись с глаз на улице, бегом бросилась через сады на пейнтбольное поле.
   Хотите узнать из первых рук? Хорошо! Побегайте вместе с ней!
   Вот уж братья изумились, когда увидели её.
   - Ты чего? - поразился Мика. - От Карксли, что ли, сбежала? Или от Кегана?
   - Ничего особенного! - заявила она. - Я решила обидеться!
   - Ух ты! - удивился Мирт. - Из-за чего?
   - Потом расскажу!
   На пейнтбольное поле с прошлого года можно было попасть только через саму деревню - с того самого момента, как место игры обнесли защитой, натянув её на поле. Так что, хотят узнавать новости - пусть потопают ножками!
   И Селена то и дело скашивалась на сады, ожидая, когда оба её обидчика появятся на границе между садами и пейнтбольным полем. Что-то долго... Хм. Появились. Но не вдвоём, а втроём. И тут она чуть не замурлыкала: им пришлось дожидаться, пока до Тёплой Норы дойдёт Джарри! Сады-то довольно густые. Кто их отведёт к игровому месту? Дети - вряд ли. А взрослых в рабочий день при Тёплой Норе - раз, два да обчёлся.
   Высокий Кеган мощно вышагивал рядом с Джарри, о чём-то эмоционально говоря и размахивая руками. Карксли частенько запаздывал, потому что пытался записывать что-то на ходу. Наконец все трое добрались до боковой дорожки, на которой стояли Селена и Колр, присматривающий за командами Белостенных и собственно Тёплой Норы.
   - Это Кеган, - узнал чёрный дракон одного из гостей. - Что ему здес-сь нужно?
   - Сейчас узнаем, - откликнулась хозяйка места, усмехаясь.
   - Надеюс-сь, что бы он ни предложил, вс-сё будет на наш-ших ус-словиях?
   - Естественно.
   Колр кивнул и пошёл к Ильму, который показывал своим ученикам, как лучше падать в укрытие без опасности для своего здоровья.
   - Добрый день, господа, - спокойно встретила гостей Селена.
   - Это правда, что вы играете!.. - на повышенных тонах начал Кеган и заткнулся, возмущённо сопя при виде старшекурсников Белостенных, узнаваемых уже не по белым одеждам, но по длинным волосам юношей-эльфов.
   - Когда к вам пришла эта интереснейшая идея? - радостно спросил Карксли. - И как вы собираетесь её реализовать? Ведь Белостенные не имеют таких опытных команд, как ваша! Почему вы решили, что команда военного училища вам... - он споткнулся на полуслове - под негодующим взглядом широкоплечего Кегана. И тут же исправился - газетчик же! - Почему вы решили, что вам мало команды военного училища? Кто был инициатором этой идеи? О, я вижу храмовника Белостенного? Он сам обучает своих игроков? О нет, между его ребятами вижу и, кажется, ваших?
   - Да, для оптимального обучения новых игроков мы решили ввести сборные команды. Результаты интересные, - начала рассказывать Селена, краем губ улыбнувшись Джарри, который с трудом удерживался от смеха, и потихоньку шагая по боковой полевой дорожке, будто сразу договорилась об экскурсии, и двое мужчин беспрекословно последовали за хозяйкой места. - Сегодня до обеда наши тренируются со старшекурсниками. После обеда приедут первокурсники и тоже примут участие в игре - в составе сборных команд.
   Директор замолк, видимо стараясь определиться с линией поведения, чтобы вконец не разругаться с хозяйкой места. А Селена не спеша рассказывала, как предложила игру Ильму, с чего началось сотрудничество между Тёплой Норой и храмом Белой Стены. И всё ждала, догадается ли Карксли задать логичный вопрос, с которого директор Кеган сумеет перестать дуться и настроиться на позитивный лад.
   Карксли - умница!
   - Собираетесь ли вы, леди Селена, и далее проводить соревнования - уже для трёх команд?
   Кеган встрепенулся, уставившись на хозяйку места.
   - Собираемся, - согласилась та. - И не только для трёх команд. У нас впереди - разговор на ту же тему с храмовником Пертом. Ведь здесь уже побывал сам Дрок и дал добро на совместные игры.
   - О-о! - изошёл в восторгах газетчик. - Перт! Дрок! Какие имена!
   Между тем на старте наконец образовались две сборные команды, одну из которых должен был повести тот самый юноша Белостенный, который проявил себя организатором защиты и телохранителями которого на время игры, судя по всему, стали Коннор и Эрно. Другую - поведёт Космея, в команде которой тоже пятеро Белостенных.
   Пока Карксли записывал ответы Селены, Кеган жадно смотрел на команды, а уж что с ним было, когда обе команды бросились вперёд по выстрелу Лотера!.. "Он всё-таки очень азартный! - со вздохом подумала Селена. - Ишь, как набычился! Как следит за ребятами! Неужели он думал, что Коннор будет сидеть в сторонке? Что мой сын не захочет участвовать в игре только потому, что ему предложат не командирство, а место телохранителя при командире? Нет уж, Кеган! Мы хотим играть. И будем играть - без мухлевания. А вы уж - сами выбирайте, стоит ли с нами дружить дальше!"
   Наконец, устав допрашивать хозяйку места, Карксли присел на скамейку зрителей, чтобы записать всё, превращая записи в текст, а Кеган всё-таки решился на разговор.
   - Итак, леди Селена?
   - Итак, уважаемый Кеган? - отозвалась она.
   - Вопрос о том же. Готовы ли вы играть на нашем поле?
   - Мы-то готовы, если не будет мошенничества. Но захотят ли Белостенные принять участие в этом игровом мероприятии, если поймут, что вы готовы давать фору своим игрокам? Ильм ведь знает, почему мы отказались от дальнейших игр с вами. Мы не стали скрывать от него тех причин, из-за которых начали приглядываться к храму Белой Стены. А как вы сами знаете, храмовники - очень подозрительный народ. Если Ильму покажется, что вы снова мухлюете...
   Кеган недовольно что-то промычал. Селена же пожала плечами.
   - Тренируйте своих ребят. В конце концов, они у вас спортивные детки. Возможно, и им было обидно, когда они побеждали, потому что вы им подыгрывали.
   Затем она подошла к Карксли и присела рядом. Газетчик внимательно выслушал историю девочек-некромагов, в результате весенней войны в пригороде попавших в Тёплую Нору. Сказал, что этот материал не менее замечательный, чем пейнтбольные игры, и что он вызовет неплохой такой отклик у читателей, а потом пообещал включить статью о девочках в следующие два номера - именно так, с повтором. Затем оба гостя раскланялись, и Селена проводила их до изгороди.
   А когда она возвращалась по деревенской улице, раздумывая, которое из сегодняшних дел ждёт её присутствия при себе, вздрогнула от громкого зова:
   - С-селена! Селена-а!
   Её звали от дома двух философов. Когда она заспешила к подпрыгивающему Ригану и Ивару, стоящему, держась за ветви куста, торчавшие из-за заборчика палисадника, к ним присоединилась Айна.
   - Что случилось?
   - Мы нашли! Нашли заклинание, которое перескакивает с нити к нити! - по инерции закричал Ивар и засмеялся.
   - Что за... - начала было она и замерла, сообразив, о чём они. - Неужели?! Кто нашёл?! Впрочем, неважно! Трисмегист уже знает?
   - Да, он вмес-сте с-с Понцерус-сом изучает, как оно должно дейс-ствовать! - радовался Риган. - С-сегодня ночью Эдену с-спать у братс-ства необязательно! Пус-сть он пос-спит у них в тихий час-с!
   Она быстро шла с ними в дом философов и качала головой.
   - А если братство спать в тихий час не захочет? - смеясь от радости, спрашивала она.
   - Ради Эдена не захочет? - удивился даже Ивар. - Тогда пусть спит Коннор! Пусть устроит свой свёрнутый сон! Он же умеет! Или в свёрнутом сне нельзя?
   - Ну, вы мне и вопросики задаёте! Лучше спросите у Трисмегиста про это!
   В доме царила возбуждённо радостная атмосфера. Выяснилось, что заклинание продажи и его уничтожения нашёл Колин! Впрочем, его сейчас в доме не было: он побежал на пейнтбольное поле - предупредить братьев о драгоценной находке.
   Зато счастливые эльфы-философы, уже ознакомившиеся с "инструкцией", вовсю готовились использовать её во благо Эдена, который, освободившись от трети нитей на нём, находился в полусонном состоянии. Рядом с ними сидела Анитра, на вид страшно уставшая, но довольная. При виде хозяйки места девушка-маг объяснила:
   - Так страшно проводить такую тонкую манипуляцию! А тут теперь можно разом со всем закончить и ничего не бояться! Нет, всё-таки с Бернаром было легче, когда он только о травах рассказывал!
   За несколько минут пребывания в доме убедившись, что всё и впрямь движется к победному финалу для Эдена, Селена успокоилась и, прихватив Ригана, двинулась на пейнтбольное поле. Столько новостей! И все весьма замечательные!
   "Что за новости?" - полюбопытствовал Коннор.
   "Я думала - ты ещё играешь!" - удивилась Селена.
   "Не! - влез в беседу Мирт. - Мы отдыхаем. Слушай, нам тут сказали, что Кеган готов снова играть с нами? Это правда? Мы с ним будем?"
   "Только под строгим контролем! - засмеялась Селена. - Вам ещё не сказали, что Колин нашёл заклинание, которое не только расплетает продажные нити, но и уничтожает их?"
   "Вот почему примчался к нам Колин! - ахнул Хельми. - Он ждал, когда мы закончим играть, а сейчас идёт к нам!"
   "Эх, я ему сорвала, значит сюрприз!" - пожалела Селена.
   "Нет, Селена, не сорвала! - засмеялся мальчишка-оборотень. - Я уже кому только ни рассказал про наши поиски... Я так рад!"
   "Что ж... - задумался Коннор. - Остаётся ещё парочка мелких проблем. Разрешим их, а потом будем... Что будем, а?"
   "Как что? - возмутился Мика. - Искать новые!"
   Смех в пространстве шестерых был такой, что Селена расхохоталась вслух. Но промолчала о том, что проблемы у них абсолютно не мелкие: Зилла сказала, что программы для старших оборотней закончена - что значит, надо для своих писать перечень учебных вещей, как-то: тетради, ручки и прочее. В доме двух эльфов-философов лежат груды книг, которые надо не только прочитать, но и восстановить... Селена выдохнула: а ещё Мика намекает, а то и говорит прямым текстом, что неплохо бы снова посетить тот чёрный рынок, куда, кстати, намеревается съездить с ними и заинтригованный этим местечком Трисмегист... И пейнтбольные соревнования...
   - Всё будем решать по мере поступления, - насмешливо сказала она себе при виде учеников Белостенных, которые, устав после тренировок, валялись на скамьях болельщиков, а между ними ходил решительный Ильм и, кажется, читал им лекцию. Селена видела, как братья сидели скамьёй выше, как хихикал над этой лекцией Мика, а добежавший до них Колин пересказывал "инструкцию" для Эдена.
  
  
   Последняя глава в субботу.
   Выкладка ближе к девяти вечера.
   Если проды не будет, в комментариях будет предупреждение.

Оценка: 9.07*43  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"