Джиллиан: другие произведения.

Детский сад-9

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 9.09*66  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Думали, надеялись, верили, что ужасы мёртвого леса закончены. Но эхо весенних событий догнало осенью и постучалось в Тёплую Нору.


Ссылка на обновление
   ЭХО МЁРТВОГО ЛЕСА
  
  
   Первая глава
  
   Девушка-оборотень, на пороге семнадцатилетия, вытянувшись в струнку да ещё будучи в здешней полувоенной форме, стояла перед столом директора прямо-таки солдатиком. На симпатичном, хоть и простеньком, не слишком запоминающемся лице - показное, а на деле напряжённое, с трудом удерживаемое равнодушие, в небольших глазах - страх.
   - Ты всё поняла, Минна? - размеренно спросил директор приюта. - Иди переодеваться и готовиться к отъезду.
   Селена прямо-таки увидела: девушка оцепенела от ужаса, но сумела собраться с силами и сипловато спросила:
   - Я не совсем... А мои младшие?
   - Оденешь их сама! - недовольно сказал директор, как будто не понял её страха.
   Из кабинета девушка выпорхнула так, словно с её плеч сняли громадную тяжесть. Не посмела даже скоситься на хозяев чужого приюта, приехавших за ней и её сёстрами. Пока она испытывала лишь счастье, что её берут в другой приют вместе с младшими сёстрами. Хотя в глазах всё ещё плескалась толика страха перед будущим. Но ведь не разлучат с младшими! - и это условие было решающим в недолгой жизни несчастной сироты, полгода назад попавшей в Западный приют.
   Поднявшись, Селена слегка склонила голову:
   - Думаю, на этом всё.
   Директор Западного исподлобья взглянул на неё, потом - на Джарри, неспешно поднявшегося следом за семейной.
   - Спрашивать, откуда вы про девочку узнали, не стоит?
   - Земля слухами полнится, - чуть шутливо и улыбаясь, развела руками Селена, одновременно размышляя, как легко до сих пор ложатся на язык поговорки и пословицы её бывшего мира.
   Когда не знаешь, стоит ли выдавать Чистильщиков, лучше промолчать. О девушке-оборотне, после смерти отца (мать погибла ещё раньше) попавшей в Западный приют вместе с тремя сестрёнками, рассказал в Тёплой Норе Чистильщик Эван. Старшие её рода не захотели брать Минну к себе. Всё как всегда: если бы они были мальчиками, разобрали бы по семьям быстро. Но девочки... Когда вторую по возрасту девочку решили-таки удочерить, старшая устроила что-то вроде голодовки, запершись с сёстрами в одной из приютских комнат, - так она испугалась нового потрясения в её маленькой семье. От выбранной девочки потенциальная семья тут же отказались, посчитав её слишком строптивой. Приют находился в районе, где действовали незнакомые обитателям Тёплой Норы Чистильщики. Но все они обычно держали связь со своими. Так что одни передали другим информацию об инциденте в Западном приюте, и таким образом Эван узнал о девушке-оборотне, отстоявшей свою маленькую семью.
   Вежливо распрощавшись с директором-человеком (в его приюте в основном были люди и оборотни), Джарри и Селена вышли на небольшую площадку перед входом в главное, административное здание... Здесь октябрь-буреломник выглядел роскошно, даже если учитывать лёгкие заморозки по утрам. В очередной раз оглядываясь, Селена пожалела, что таких богатых клумб она не создала вокруг Тёплой Норы, а ведь этой красоты очень и очень хочется. Каких только цветов здесь нет! Но больше всего нравятся те, что напоминают о доме, хоть о нём Селена и не скучала: элементарно времени на ностальгию нет. Вот чуть подвядшие цветы, похожие на флоксы, вот - кажется, георгины, а вот даже астры, готовые выдержать лёгкий морозец! Где бы найти цветочные семена - посадить цветы на будущий год... Впрочем, пока не до них.
   - Наши там машину не угробят? - с тревогой спросила Селена, торопясь к воротам, за которыми стояло их средство передвижения и ребята, преимущественно из оборотней.
   - Ринд не позволит, - легкомысленно отозвался семейный.
   Когда они подошли к воротам, Джарри закрыл лицо руками, рассмеявшись: Ринд, которую взяли в "военный поход" как самую рассудительную и самую взрослую из оборотней, рыча, бегала вокруг машины, стараясь поймать Ирму с Виллом. Удирающая от неё малышня визжала от ужаса и удовольствия, а из бокового окошка торчали головы хихикающих Отсаны и Тармо. Герда не видно - наверное, сидит в салоне машины, болтает с Далией.
   Всех ребят: и малышню, и подростков - Селена взяла с собой в надежде, что та самая Минна, увидев будущих друзей и подруг, сразу поймёт, что в Тёплой Норе ей будет легче, чем в обычном приюте, где всё ещё практиковалось разделение сестёр и братьев при усыновлении или удочерении. Но сейчас, глядя на то, как визжит Ирма, Селена радовалась только одному: машина стоит далеко от окон директорского кабинета, и тот, строгий и суховатый, не видит этого безобразия.
   Джарри не сомневался. Благо девочки бегали вокруг машины, он ринулся вперёд и схватил за подмышки бегущую мимо него Ирму. Волчишка от восторга завизжала ещё громче и обняла его. Если учесть, что в последнее время она не только выросла, но и "набрала мяса", было странным видеть, как девочка-подросток радуется возможности посидеть на надёжных руках... В общем, все запыхались и вскоре были возвращены на время ожидания новичков в салон машины. Младшие сразу прильнули к окнам, выходящим к административному зданию.
   - Ух ты... - прошептала волчишка, плюща нос о стекло.
   Селена, стоявшая у открытой двери машины, взглянула на ворота. К ним торопливо приближалась Минна. За руку она тащила сестрёнку - ту самую девочку-оборотня, которую чуть не удочерили. Другой рукой держала большую корзину, в которой, как понимала Селена, лежали её младшие сестрёнки, сейчас для удобства обернувшиеся. Обе малышки чуть высовывали свои носы поверх корзинного края, торопливо вынюхивая, что происходит в белом свете, и сразу пугливо прятались на дно.
   Джарри тут же поспешил помочь с тяжестью.
   Селена хмыкнула. Даже она, всего несколько лет назад вписавшаяся в этот мир, сообразила, что сейчас произойдёт. Но рыцарские замашки Джарри не давали ему думать далее желания помочь... Минна, заметив мужчину, на ходу протягивающего руки к её драгоценной ноше, мгновенно встала на месте и резко отвела корзину за спину, испуганная. А подросток-оборотень тут же прижалась к ней, обняв за талию и заскулив.
   - Ринд, - вполголоса позвала Селена.
   Ну, где Ринд - там и остальные. Радостно вопящая толпа бегущих оборотней-малышей и спокойно идущих к Минне подростков произвела нужное впечатление. Минна так растерялась, что не заметила, как из её рук мягко взяли корзину с сестрёнками.
   Вскоре новенькую девочку усадили в машине, между Ринд и Отсаной, её сестру помладше - Вик - окружили Далия и Герд. Корзину с её ошеломлёнными младшими сестрёнками обсели на полу Ирма и её компашка, уговаривая вылезти и обернуться, чтобы познакомиться ближе.
   - Мы балахоны взяли и на вас! - прельщали волчишек Ирма и двойняшки. - Вылезайте - поболтаем! Эй, Минна, скажи им, чтобы не боялись!
   Минна пару раз пыталась наклониться, чтобы схватить корзину, но всякий раз оглядывалась, постепенно всё больше обалдевая от рушащейся на неё информации и тут же забывая о горячем желании защитить от незнакомцев своих сестричек. Впрочем, много горестно думать ей не давали. Сразу, как только машина двинулась домой, в Тёплую Нору, её познакомили со всеми присутствующими, а потом, не дожидаясь вопросов, заверили, что в Тёплой Норе есть ещё оборотни, с которыми интересно будет подружиться... А потом Селена добродушно спросила:
   - Ну как? Теперь тебе не страшно переезжать к нам?
   - Зачем?! - выпалила девушка-оборотень и сжалась, но потом упрямо закончила: - Почему вы нас забрали? Мы все... сёстры!
   Селена сразу поняла, что девушка запнулась на слове "девочки". И пожала плечами: сложно будет довольно взрослой, старше даже Ринд, девушке-оборотню влиться в состав Тёплой Норы. Слишком запугана. Слишком чётко понимает своё место в жизни. Поэтому ответила ей легкомысленно и даже насмешливо:
   - Минна, у нас много оборотней-мальчиков. Девочек не хватает.
   Минна захлопала глазами, явно не понимая, насколько серьёзно говорит хозяйка неизвестного ей приюта. Зато Ирма тут же заявила:
   - Можешь гулять с кем угодно, только с Вади нельзя! Он мой будущий семейный!
   Двойняшки тут же захихикали и втихаря зашептали дразнилку, которой их однажды на свою голову научила Селена:
   - Тили-тили тесто! Семейная с семейным!
   Волчишка пренебрежительно фыркнула, а потом достала из кармана собственноручно сделанные бусики и протянула Вик.
   - Держи, это тебе мой подарок!
   Девочка-оборотень, которой, как знала Селена, около двенадцати лет, оглушённо взглянула на старшую сестру. Та беспомощно осмотрела взрослых, и Селена подтвердила:
   - Наши к вашему приезду подготовились. Это и правда - подарки для вас. Берите. - И добавила, улыбаясь: - Потом и сами себе научитесь такие делать, правда, Отсана?
   - Ой, какие красивые можно сделать! - обрадовалась девочка-оборотень возможности рассказать о том, что ей нравится. - Вот смотри: это я вчера собрала, а эти колечки и браслетики мне сделал Сильвестр - мы с ним дружим. А ещё у меня столько незаконченных! Ух! Я себе шкатулочку хочу наполнить!
   - Какую шкатулочку? - боязливо заговорила Вик.
   У этой девочки, в отличие от старшей сестры, лицо было не просто симпатичным, но очень славным, большеглазым, что у оборотней встречалось редко. Правда, заметила Селена, ещё и очень уж худеньким. Не хотелось думать плохо о директоре приюта, где девочки жили, но легко было заподозрить, что наказывали-таки провинившихся голодом.
   Народ с привычным жаром принялся объяснять, что у всех девочек в Тёплой Норе есть свои шкатулки, куда они собирают наиболее понравившиеся украшения. И вскоре Минна, кажется, прочувствовала, что едет в довольно дружелюбное место. Но, как выяснилось через минуты, она несколько своеобразно восприняла информацию о Тёплой Норе. Уже спокойней глядя на всех, она спросила:
   - В вашем приюте только оборотни?
   - Почему?! - удивилась Ирма. - В моей банде, - похвасталась она, - есть эльф Корилус и вампир Берилл, а ещё с нами бегает Риган. Он дракон, и мы с ним однажды вызвали взрослых драконов! И они прилетели! Вот!
   Минна посмотрела на Ирму со странным чувством, а потом перевела взгляд на Селену. Та, едва пряча улыбку, кивнула.
   - В нашей Тёплой Норе есть даже тролли. Как же ты, Ирма, про Моно забыла?
   - Ой, Моно! - обрадовалась Ирма. - Минна, ты не представляешь, какие он умеет придумывать сказки!!
   Вовсе ошарашенная, Минна замолчала. Судя по всему, девушка неглупая, она решила разобраться со всеми сведениями, вываленными ей на голову, в самой Тёплой Норе, проверив их собственными глазами и ушами.
   А ребята продолжали рассказывать уже о развлечениях. Про пейнтбольное поле, где две команды бегают и стреляют друг в друга краской. Про дельтапланы. Про воздушных змеев. Про пикники в лесу... Незаметно из корзины вылезли самые младшие сестрички Минны - их, обернувшихся, тут же одели в балахоны, и они сели рядом с Ирмой, обалдело открыв рты на неё.
   Селена смотрела на это чуть ли не цирковое представление, затаённо вздыхая: всегда бы так легко решать внутренние проблемы Тёплой Норы!..
   - Что загрустила, семейная моя? - прошептал Джарри, склонившись к самому уху.
   - Приедем - грустить будет некогда, вот и грущу здесь, пока возможность есть, - пошутила Селена.
   - Селена! - закричала Ирма. - Можно, пока Минне с девочками комнату показывают, мы сбегаем на поле?
   Поле - следует понимать, пейнтбольное. Селена пожала плечами.
   - Ты пойдёшь с Виллом и Тармо?
   - Не-е, Берилла прихватим!
   Младшие сестрички смотрели на Ирму, как на... Невообразимо, в общем, смотрели. Наверное, сомневались-таки в её дружбе аж с самим вампиром.
   Но Селена гнула своё:
   - А ещё кого возьмёшь?
   - Вади, - уже удивлённо сказала Ирма. - А чего?
   - Да нет, можешь идти, - пробормотала Селена, заправляя за ухо пряди, выбившиеся из свёрнутой на макушке русой косы, недавно укороченной.
   Теперь она успокоилась: если на пейнтбольном поле будут Вади и Берилл, они присмотрят, чтобы Ирма не учудила чего-нибудь лишнего. А в таком составе - Ирма и её компания просто возьмут скейты (последняя разработка Мики по воспоминаниям Селены о своём мире) и будут кататься по всем препятствиям поля... Волчишка всё надеялась уговорить чёрного дракона и Джарри придумать игру, чтобы в ней игроки не бегали, а использовали скейты. Уж очень ей нравилось лихо спрыгивать с искусственных пригорков и мчаться дальше, выделывая такие кульбиты, что Селена просто отказывалась смотреть на этот ужас, а Джарри задумчиво толковал о том, что неплохо бы организовать соревнования по скейтовому спорту.
   ... В деревню приехали быстро - выходной день в городе: на дорогах тихо и спокойно, машины редки. Добрались до Пригородной изгороди. Селена взглянула на Минну и улыбнулась ей:
   - Ну вот, почти и дома.
   Девушка-оборотень ответно улыбнулась, но как-то кисло. Селена легко считала: кому дом, а кому - и приют, страшный - несмотря на его обитателей, которые всю дорогу дружелюбно общались с новичками.
   - Выходим, - скомандовал Джарри, - и смотрим на небо!
   - Ага!! - завопила Ирма, выскакивая из машины и неистово размахивая руками. - Нас встречают на дельтапланах! Это Космея и Мускари! Эрно и Маев! Ага!!
   Дельтапланы степенно парили над деревней, время от времени величественно разворачиваясь и покачивая крыльями.
   - Это драконы? - боязливо спросила Вик, прижимаясь к ошеломлённой сестре.
   - Неа! Это всего лишь наши эльфы и маги! - гордо сказала Ирма и даже не обиделась, когда Ринд шутливо хлопнула её по затылку за пренебрежительное в игре на публику "всего лишь".
   Пока все глазели на небо, заворожённые управляемыми громадными птицами, Джарри открыл ворота в изгороди и завёл машину на территорию деревни, а потом позвал пассажиров прогуляться. Гулять пришлось недолго. При виде Тёплой Норы Ирма вместе с двойняшками сиганула вперёд, ободрённая разрешением Селены посетить пейнтбольное поле. Уже со двора послышались её вопли:
   - Берилл! Вади-и! Где наши скейты?!
   И Селена вместе с попутчиками завела Минну и её сестрёнок в дом.
  
   ... Ирма хищно пригнулась и помчалась вперёд, отталкиваясь одной ногой от земли, другой стоя на скейте и выжидая лучший момент, чтобы проехаться по взгорку-трамплину - и взлететь!
   - Догоняю! - коротко предупредил за спиной Берилл.
   - Фи... - пробормотала Ирма, резко переводя скейт с тропки на взгорок.
   Когда она взлетела, раскинув руки-крылья, ей стало всё равно, догонят её или нет! Чувство полёта, которое она испытывала несколько раз, когда её брали с собой в небо дельтапланеристы, стало ей подвластно только сейчас, когда она освоила скейт. И даже не жаль, что оно, это умопомрачительное чувство, слишком коротко!.. Забыв обо всём на свете, упоённо пролетая над ямой, сейчас не замаскированной, она наслаждалась воздухом, бьющим в лицо, и ощущением временной, но такой притягательной невесомости!
   Остальные "бандиты" яму предусмотрительно объехали и с завистью уставились на запыхавшуюся волчишку, которая оглядывалась на яму и вздыхала от счастья.
   Далёкий крик заставил всех обернуться. Оставленный в конце поля мальчик-дракон Риган махал руками, явно призывая к себе. Удивлённая компашка быстро встала на скейты и по боковой дорожке перед скамьями для зрителей бросилась к нему.
   Вскоре все пятеро окружили Ригана, сидевшего на скамейке, и неизвестного подростка, составившего ему компанию. Подросток этот был бритоголов, скуласт, сильно худ, с пронзительными серыми глазами и одет в чёрный балахон... Ирма внимательно оглядела его и спросила:
   - Чё, от некромагов сбежал?
   Подросток в ответ едва заметно улыбнулся и доброжелательно спросил:
   - Откуда ты знаешь?
   - Голова без волос и чёрный балахон, - объяснила волчишка. - У нас так Мускари сбежал от них - правда, он успел до бритья, а потом - Космея, но ей немного уже волосы пообрезали. Они тоже некромагами не захотели быть. А потом и Вереск от них ушёл - вот он уже бритый был. Но мы ему шапочку связали, чтобы не мёрз. И он тоже не хотел оставаться там.
   - А с чего ты решила, что я не хочу? - усмехнулся бритый. - Может, я хочу немного побродить по всяким землям, а потом вернуться в Старый город?
   - Ну, я думала, что ты сбежал, потому что у нас Тёплая Нора, - в небольшом замешательстве объяснила Ирма, видя, что её спутники не собираются заговаривать с незнакомцем. - Но если ты хочешь вернуться... - Она нахмурилась, размышляя, а потом рассиялась: - Ты, наверное, голодный? Пойдём в Тёплую Нору - мы тебя накормим! А потом - иди, куда хочешь. Меня зовут Ирма.
   Ирма знала, что Селена зовёт её непробиваемой. Волчишка редко злилась по-настоящему, а всякую ситуацию умудрялась повернуть так, как хотелось ей. Вот и сейчас. Неизвестный хотел переиграть её в превосходстве, а она сделала так, что он хоть и не смутился, но на всё же с запинкой ответил:
   - Меня зовут... Ивар.
   Ирма оглянулась на горизонт и отметила:
   - До ужина совсем чуть-чуть осталось. Хочешь покататься на скейте? Или ты очень голоден? Если голоден, мы проводим тебя в Тёплую Нору - Селена даст тебе поужинать.
   - Я пробовал войти в деревню. Меня не пускает защита.
   - Ничего, - заверила его Ирма, - я дам тебе свой браслет - он тебя пропустит.
   И уловила странный взгляд слишком спокойного дракончика на Ивара. Риган смотрел на него так, словно что-то пытался вспомнить.
   - И вы из-за меня пойдёте домой вот так сразу? - не поверил Ивар.
   - Почему - нет? - удивилась волчишка.
   - Но вы так азартно гоняли на этих штуках...
   - Попробуешь? Знаешь, как здорово! - щедро предложила Ирма, ногой подталкивая скейт, чтобы тот подъехал к Ивару и легонько стукнулся о его ногу.
   Ивар поднял брови, но оставил тощую котомку на скамье - со смешком:
   - Дракону я доверяю.
   - С-спас-сибо, - непроницаемо сказал Риган, и Ирма снова оглянулась на него.
   Когда Ивар отъехал на приличное расстояние, волчишка немедленно спросила:
   - Риган, ты смотришь на него, как будто знаешь. Скажешь нам?
   Мальчик-дракон только с досадой помотал головой, не спуская глаз с пришельца.
   Ивар "пробовал" недолго: проехался по зрительской дорожке в одну сторону, потом - в другую. Остановился перед той же скамейкой с Риганом и отдал скейт Ирме.
   - Любопытно, - сказал он. - Ну что? Не передумала вести меня в Тёплую Нору?
   Он как-то странно говорил: вроде и дружелюбно, но в то же время было в его интонациях что-то настораживающее. Не это ли заметил Риган, почему и не захотел быть с ним доброжелательным? Ирма скорчила такое же непроницаемое выражение, что и мальчик-дракон, и ответила:
   - А ты? Не передумал идти за мной?
   И, забросив скейт на спину, благо он на ремне, повернулась к изгороди. За спиной услышала негромкое:
   - Впервые вижу, чтобы волчишка вела себя так развязно.
   Ирма похолодела. Она постоянно забывала, что посторонним - не оборотням! - может не понравиться её поведение. Прикусила губу, пытаясь найти ответ. Не сумела - слишком ошарашивающей была реплика юного странника.
   Их догнал Вади, взял её за руку: "Я с тобой, Ирма!"
   - И чем тебе не нравитс-ся, как ведёт с-себя Ирма? - высокомерно спросил Ивара Риган, тоже дохромавший до волчат и взявший Ирму за другую руку. - Она ведёт с-себя х-хорош-шо! А не нравитьс-ся - можеш-шь идти, куда х-хочеш-шь.
   Мгновенно добежали до идущих впереди оборотни-двойняшки, потопали за спиной Ирмы и её сопровождающих, будто специально отделив Ивара от Ирмы.
   А закончил странный диалог белоголовый Берилл. Причём Ирма точно не ожидала от обычно застенчивого мальчишки-вампира таких жёстких слов:
   - Ирма на своей территории. Она может вести себя, как хочет.
   Затаившаяся в ожидании, волчишка всё-таки обернулась. Незнакомый Ивар спокойно шёл за ними и улыбался. Ф-фу... Не рассердился.
   А через пару минут, пока у Пригородной изгороди препирались, отдавать ли Ирме браслет этому Ивару, странный подросток изобразил шутливое бодание невидимой защиты, чем всех рассмешил. Хохотали до слёз, даже Риган!.. Пока Ивар, с браслетом волчишки, проходил защиту, Ирма непрерывно болтала, чтобы познакомить его сразу со всеми. Правда, болтала она в основном об обитателях Тёплой Норы. Почему-то рассказывать Ивару о дельтапланах и других красотах своего дома ей не хотелось... Когда она мельком думала, почему не хочется, она про себя обижалась: этот Ивар даже не спросил, для чего нужно их великолепное пейнтбольное поле!
  
   Пока Ринд знакомила Минну с её новой комнатой, где та будет жить вместе с сестрёнками (мужчины наконец закончили на втором этаже пристрой к мансарде со стороны сада, над бывшей бельевой первого этажа), Селена ушла к себе. В своём "логове", как она шутливо в последнее время обзывала бывший кабинет, она села в кресло и откинулась на спинку. Посидела неподвижно, потом подняла руки к голове, чтобы распустить волосы и заново закрепить шпильками косу. Вскоре вошёл Джарри.
   - Устала? - сочувственно спросил он.
   - Вроде бы и не от чего, - пожаловалась она. - Всё в доме идёт по заведённому порядку, мне даже не надо знакомить новичков с нашими, а всё же...
   - Из-за Коннора, - определил Джарри и сел рядом.
   - Почему из-за Коннора? - с любопытством спросил мальчишка-некромант, неожиданно появившийся на пороге. Русые волосы, чуть потемневшие в последнее время, слегка влажные и взъерошенные; худощавое, едва заметно осунувшееся лицо блестит потом: наверное, Коннор явился после тренировки - чем ещё заняться в выходной день?
   - Попытайся объяснить сам, - предложила Селена, ничуть не смущённая, что старший сын услышал важную часть их разговора. - В последнее время я постоянно вижу тебя каким-то мрачным...
   - Я улыбаюсь! - возмутился Коннор, присаживаясь на подлокотник её кресла.
   - Ты же знаешь, что я слышу тебя, как никого другого, - напомнила Селена. - Несмотря на все защиты...
   Вот теперь Коннор помрачнел и упёр взгляд в пол.
   - Вот поэтому я и... - задумчиво сказал он.
   - Что именно? - тут же спросил Джарри. - Коннор, не замолкай на полуслове. Если ты знаешь причину, почему тебе в последнее время... боги, я даже не знаю, как это сказать... Почему ты такой... мрачный!.. Может, поделишься ею? Решить проблему можно, и обсудив её с семьёй.
   Мальчишка-некромант тихонько вздохнул, и Селена положила ладонь на его пальцы. Холодные... Коннор больше не улыбался. Он прильнул к её плечу и поёжился. Более того - передёрнул плечами... Селена никогда раньше не видела его в таком смятении, хотя внутренний разлад ощущала часто.
   - В Мёртвом лесу... - начал он и замолчал, видимо впервые не зная, как именно объяснить. - В Мёртвом лесу я понял, что мы - ну, братство - совершили ошибку.
   - В чём?
   - В том, что стали братством. Я никак не могу отделаться от мысли, что будет, когда мы... начнём умирать. Ну, когда повзрослеем или вдруг так получится, что мы... Мне страшно, Селена, - уже шёпотом признался он и ссутулился.
   - Что - страшно? - У Селены перехватило горло, поэтому вопрос получилось высказать сиплым шёпотом.
   - Я понял, - ровно сказал Джарри. - Ты пережил опыт смерти своих братьев в Мёртвом лесу. И боишься пережить их смерти ещё раз.
   - Не только, - угрюмо сказал Коннор и снова поёжился. - Мне стало страшно, когда мы вернулись. Братья... слишком сильно надеются на меня. А я не всесилен.
   - Я рад, что ты это понимаешь, - заметил Джарри. Он протянул руку Коннору и заставил сесть рядом с ним. - Ты думаешь, из-за того что они надеются на тебя, они не сумеют в следующий раз справиться с проблемами самостоятельно. Так?
   - Так. А разве... нет? - с надеждой взглянул он на отца.
   - Нет, - твёрдо сказал Джарри. - Дело не в том, что они будут надеяться на тебя, а в том, что ты боишься за них, что они не сумеют справиться. Это разные вещи. Твоя тревога за них не даёт тебе правильно оценить их. А ведь они не только сильны, потому что ты им брат по крови. Они сильны потому, что берут от тебя лучшее.
   - И как это мне поможет? - помедлив, спросил Коннор. - Как поможет мне это знание?
   - Никак, - хмыкнул Джарри. - Просто присмотрись к братьям и прекрати воспринимать их, как младших.
   - Ты сказал это таким угрожающим тоном... - чуть усмехнувшись, заметил Коннор.
   - А это и впрямь угроза. Если не прекратишь смотреть на них, как на беспомощных, я подойду к Хельми и скажу ему, что ты считаешь его младшим братом, который не умеет справляться со своими проблемами без тебя, а потом подойду к Мирту и скажу, что...
   - Не надо! - вырвалось у Коннора.
   Селена, напряжённо следившая за странным диалогом сына и отца, откинулась на спинку кресла. Подумав, она решила добавить:
   - Я слышала, что в юности это нормально - думать о смерти. Вот только, если бы все думали о смерти с молодых лет, вряд ли строили бы прекрасные здания, искали бы что-то чудесное в жизни или смотрели с надеждой в будущее. - И поняла, что сказанула несусветную глупость. Не надо бы этого здесь и сейчас.
   Коннор снова ссутулился. А потом пожал плечами.
   - Ну... Это не поможет мне отделаться от мыслей о смерти.
   - Коннор, если бы ты снова оказался в Мёртвом лесу, ты сложил бы руки? - внезапно спросил Джарри. - Прекратил бы искать братьев и помогать им? Возвращать их к жизни, когда они на пороге смерти - или уже перешли его, как Колин? Думай о смерти, Коннор. Но не давай мыслям делать тебя глупым. Потому что такие мысли ведут именно к логической глупости, как и сказала Селена: зачем тебе дышать, если ты всё равно умрёшь? Зачем тебе что-то делать, ведь ты всё равно умрёшь? Попробуй жить и думать так: как только тебя одолевают мысли о смерти, сразу думай о том деле, которое тебе надо сделать. Именно с этой точки зрения думай: зачем мне его делать, если я всё равно умру?
   - Ты со мной, как с маленьким, - недовольно сказал Коннор.
   - Хочешь, как с большим? - ухмыльнулся Джарри. - По-моему, ты давно не получал хорошей трёпки. Как насчёт того, чтобы сбегать на учебно-тренировочное поле Колра? И немного поразмяться там?
   - С тобой? - Недоверчивая улыбка всё же появилась на обветренных губах Коннора. - Ты же знаешь, что ты против меня...
   - Ну зачем же со мной? С Колром, конечно, - поддразнил Джарри.
   Тишина. Селена ожидала, что Коннор или оживится, или скептически воспримет предложение отца. Но мальчишка-некромант впал в задумчивость...
   А когда "вышел из неё" спустя минуту, вздохнул.
   - Наверное, ты прав, Джарри. Слишком спокойно в последнее время живу. С Колром я драться не буду. Жаль, что у нас каникулы зимой. Долго ещё до них... Можно было бы куда-нибудь съездить... Или...
   Он задумался, и Селена с новым страхом засмотрелась на его сосредоточенное лицо, а потом беспомощно обернулась к Джарри. Тот снова хмыкнул, а потом сказал:
   - По мне, так ты ищешь слишком лёгкие варианты выхода из депрессии.
   - А у тебя есть что предложить? - с вызовом спросил Коннор.
   - Есть. Найди выход сам. Без моей помощи. Ведь я тоже не всегда буду рядом.
   Селена не сразу сообразила, почему Коннор резко склонился к отцу, чтобы взглянуть ему в лицо. Тот сидел спокойный.
   - Ты смеёшься надо мной, - удивлённо констатировал мальчишка-некромант.
   - Смеюсь, - согласился Джарри.
   И тут у Селены началась неконтролируемая истерика. Она поняла: Джарри завуалированно напомнил, что смертен не только Коннор и его братья. Впрочем, последняя реплика Джарри была настолько провокационна, что она сумела подавить безудержное хихиканье и выдохнула:
   - Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним!
   Снова помедлив, мальчишка-некромант с нескрываемым любопытством спросил:
   - Это слова из твоего мира?
   - Да.
   - Мне... нравится.
   Селена пожала плечами, а потом встала:
   - Пора готовиться к ужину, на котором у нас будут четыре новенькие девочки - оборотни. Ну, что, герои мои, вы со мной - в атаку на столовую?
   Мужчины заторопились встать. Скользнув внимательным взглядом по лицу сына, Селена заметила, как он беззвучно проговаривает крылатые слова из её мира, и немного успокоилась: если Коннор чем-то заинтересовался, некоторое время он будет спокоен. Но надолго ли?..
  
   Вторая глава
  
   Ивар прошёл границу изгороди и, не останавливаясь, двинулся дальше.
   - Эй, ты! - крикнула изумлённая Ирма. - Ты куда?
   - Ты сама сказала - есть дом, где меня накормят! - ухмыльнулся мальчишка-некромаг, скосившись назад лишь на секунду.
   - Но ты забрал мой браслет! - возмутилась Ирма.
   - Тебе жалко, что ли? - донеслось до неё.
   Компашка, открыв рты, смотрела ему вслед. Ирма облизала губы и прикусила нижнюю. В последнее время она начала слишком болезненно откликаться на самые мелкие обиды. Селена объясняла: это потому что она растёт, а у подростков всякое бывает в это время. В смысле - перепады настроения. Ирма не знала, верить или нет хозяйке Тёплой Норы, но чисто практически знала о себе, что может порой и всплакнуть. Но сейчас... Она тоже посмотрела вслед наглецу, который, по сути, ограбил её, желавшую ему только добра, и внезапные слёзы хлынули так, что она не сумела удержаться от всхлипа. Риган первым подбежал к ней, сдирая с запястья свой браслет и объясняя, что артефакт-проводник ему, как дракону, всё равно не нужен... Лицо мальчика-дракона кривилось от сопереживания, и волчишка заревела ещё сильней, но уже от понимания, что друзья её не бросят за оградой в одиночестве.
   - Не надо, - решительно вмешался Берилл и перешагнул границу изгороди. - Риган, не отдавай ей браслет. Мы сейчас поможем тебе, Ирма, а потом скажем взрослым, чтобы они забрали твой браслет у этого Ивара.
   - А-а ка-ак? - зарыдала Ирма. - Ка-ак вы-и поможете-е?!
   Мальчишки вернулись на территорию деревни.
   - Вади, иди сюда, - скомандовал Берилл, и оба встали в проёме калитки от ворот. - Ирма, мы протянем тебе свои руки. Ты возьмёшься за наши браслеты - и перейдёшь.
   Слёзы не высохли, но удивлённая волчишка не была бы Ирмой, если бы не спросила:
   - Т-ты думаешь, та-ак получится?
   - Братство постоянно экспериментирует, - напомнил Берилл. - Ну и мы попробуем.
   Ирма шмыгнула носом, печально глядя на протянутые к ней руки, а потом вытерла ладошки о штаны и взялась за руки друзей.
   Не получилось. Но Берилл оставался спокойным.
   - Зато проверили! Вади, вот тебе мой браслет - отнеси ей.
   Лица ребят из компашки вытянулись. О таком простейшем варианте перехода они и не подумали! А ведь сами же предложили его Ивару! Да и Риган...
   И всё получилось! Ирма постояла немного перед калиткой, а потом нерешительно шагнула вперёд. И оказалась в деревне. И снова разревелась, стягивая браслет Берилла с руки. Подошёл сзади Риган, обнял её за плечо. Вади рядом постоял-постоял немного, кривясь от неясного чувства, и тоже обнял.
   - Надо предупредить всех, - задумчиво сказал Берилл.
   О чём предупреждать - никто спрашивать не стал. И слово "всех" означало: в первую очередь об этом опасном Иваре должна узнать Селена.
   Они потопали к дому, тревожно рассуждая о том, почему такой тип появился в их деревне и не попадёт ли из-за него компашке, если все узнают, что именно малолетние бандиты помогли войти Ивару в деревню. И снова резко встали: пропавший было с глаз, Ивар сидел среди высокой травы на лужайке и вертел в руках браслет Ирмы.
   - Чего вы так долго? - лениво спросил он - и внезапно бросил волчишке её браслет. Та, не ожидавшая броска, с трудом поймала собственность. Ивар ухмыльнулся, и ребятам показалось, что смеётся он не над неловким движением волчишки, а над её заплаканным лицом. - Обещали проводить, а сами где-то валандаетесь! Идём, что ли?
  
   ... Любимое время Селены в Тёплой Норе - час перед ужином, когда дети собираются в гостиной. Старшие болтают между собой, обсуждая дела повседневные и учебно-школьные, младшие копошатся в своём уголке, где громоздятся не только игрушки, но и книги с альбомами.
   Сегодня специально за полчаса до ужина привели в гостиную со второго этажа Минну с её сестрёнками, познакомили сразу со всеми, а потом отдельно познакомили старшую девочку с Вильмой и объяснили, что та нянчит самых маленьких. И, возможно, младшие девочки-оборотни перейдут в её "апартаменты". Минна молча цапнула всех своих младших и крепко прижала к себе. Те аж пискнули от неожиданности. Вик тут же вцепилась в плечо старшей сестры.
   - Ничего, - сказала Вильма, усмехнувшись этому отклику на объяснения. - Я даже рада, что ещё и с твоими возиться не придётся. - И, склонившись в сторону, подняла с коврика Шамси и Торсти. - Своих хватает, так ведь?
   Малыш-эльф Корилус рассмеялся, когда двойняшки-оборотни заныли, требуя у Вильмы отпустить их на пол. Зато подошла Илмари, взялась за руку своей любимой воспитательницы, с любопытством глядя на малышек-оборотней.
   - И... сколько их у тебя? - скептически, явно не веря, спросила Минна.
   - Судя по кроватям в двух комнатах, двенадцать или тринадцать, - фыркнула Вильма, и Минна округлила глаза. - Не веришь - можешь зайти посмотреть. Всё хочу прогнать пару подросших бандитов, да пока не получается. Например, Ирма уходить не хочет из-за своих дружков, Вилла и Тармо. И Берилл из-за этого не уходит. Риган хоть и живёт в отдельной комнате, но, когда ему снятся кошмары про бурю, в которую он попал, он тоже приходит ко мне.
   - Риган - это кто?
   - Дракончик. Его нам драконы Вальгарда привезли. Разве вам не сказали?
   - У вас и драконы есть? - с чувствительным страхом спросила Минна. - Нет, нам в машине говорили про драконов, но я подумала...
   Вильма посмотрела на неё и пожала плечами.
   - Я вижу, ты ещё не всех разглядела. Вон там - детский уголок. Люция! Не хочешь познакомиться с новенькими малышами?
   Топая даже по толстому коврику, косматенькая Люция осторожно пробралась между игрушками и ползающими по полу детьми и встала перед Минной. Малышки-оборотни уставились на странную девочку с раскосыми глазками. Минна смотрела на неё со страхом и насторожённостью и вдруг обмякла и даже сумела улыбнуться.
   - Спасибо, Люция, - насмешливо сказала Вильма. - Ну что, Минна, оставишь своих сестрёнок ползать по полу? Отсюда они никуда не убегут.
   Минна удивлённо следила за уходящей Люцией, явно ничего не понимая. Зато понимала и Селена, и другие ребята постарше. Люция в последнее время обожала использовать эмпатию, располагая к себе всех незнакомых, но симпатичных ей существ.
   Выяснив у Джарри и Колра, что это безопасно для психики тех, на кого воздействует малышка-дракончик, Селена не стала вмешиваться и в сегодняшний случай.
   Главное - малышки-оборотни, не обернувшиеся в человеческую форму, сначала нерешительно, а потом более активно задвигались в сторону шкафа в виде угла, битком набитого игрушками и играми, - верхние полки манили разноцветными обложками детских книг. При шкафе располагались два манежа для самых маленьких, с горами игрушек. Здесь же царил Моно - малыш-тролль, умеющий на ходу придумывать небольшие сказки и тут же воплощать их в виде спектакля, командуя куклами. Он настолько страстно занимался этим своим увлечением, что даже подростки, бывало, заворожённые его миниатюрами, забывали обо всём на свете... Селена в последнее время про себя обзывала Моно телепузиком, имея в виду не только его работу на публику, но и то самое "пузико" маленького тролля, на которое обычно умилялась старшая сестра Моно - Лайла.
   Селена оглянулась. Неподалёку от детского уголка сидел в кресле Коннор и играл в "ладушки-ладушки" с младшим братом...
   Кроме него, из братства, возле кресла - прямо на полу - сидел Колин, насупившись на громадную книгу, которую читал, по мнению Селены, слишком быстро. Но хуже всего, что читал эту книгу Колин в полутьме. Селену это раздражало - из боязни, что он может испортить зрение. Хоть она и знала, что маги умеют читать так, что глазам ничего не грозит... Вот мальчишка-оборотень вздохнул и поднял глаза, заслышав незнакомые голоса. И замер. "Что это он?" - удивилась Селена и попыталась пройти по линии его взгляда. И наткнулась на ещё одну застывшую фигурку. Вик - средняя сестра Минны! Мальчик и девочка, оборотни, немигающе смотрели друг на друга, наверное, с минуту, а потом резко отвели взгляды в стороны.
   Коннор чуть заметно усмехнулся, поймав взгляд Селены. Он тоже был рад. Колин отличался от всех ребят-оборотней в их доме не только тем, что по крови принадлежал братству, но и тем, что излишне увлечён учёбой. Даже взрослые тревожились из-за этого. Но, если теперь у него появится подружка...
   Стен заплясал на коленях брата, бурча и требуя отпустить его на пол.
   Коннор улыбнулся братишке - и поставил его на коврик. Стен радостно побежал в детский уголок, из которого слышался таинственный голос толстячка Моно.
   Ещё минуту спустя Коннор исчез. Селена даже поморгала, пытаясь понять, когда он успел сбежать. Хотя в памяти промелькнуло, что он вроде встал и склонился к Колину сказать ему что-то... Думая, было ли это, нет ли, Селена подобралась к мальчишке-оборотню и негромко спросила:
   - Колин, куда ушёл Коннор?
   - Ты не беспокойся, Селена, - забормотал тот. - Он только на минутку - и вернётся.
   - На кладбище, - поняла она.
   - Селена! Ему там легче думается, - попробовал Колин защитить старшего брата.
   - Ладно, всё хорошо, - сухо сказала Селена и, встав, отошла в сторону.
   В конце концов, Коннор - некромант, и Колин прав: Коннор не впервые уходит на кладбище, чтобы решить там важные для себя вопросы и, может, даже найти ответы. Но Селена не любила одного: он порой мог опоздать в столовую. А ведь это время одно из лучших в Тёплой Норе. И, насколько она помнила, Коннор довольно часто успокаивался именно в столовой. Как ни странно.
   И как будто эхом на её последнюю мысль из столовой вышли дежурные.
   - Ужин готов!
   Дети не спеша начали подниматься со стульев или с пола и спокойно идти в столовую. Селена невольно ухмыльнулась, заметив, какими изумлёнными глазами смотрели на её ребят Минна и Вик. Чему удивляются? Что обитатели Тёплой Норы не бегут сломя голову садиться за столы и хватать с них пищу?.. Обе худенькие. Недоедали в Западном приюте?.. Минна обернулась на тихую подсказывающую реплику Вильмы, которая, кажется, взяла-таки шефство над новичками. Спустя секунды новенькая подняла своих самых младших. Вик жалась к ней, хотя промелькнуло мгновение, когда девочка-оборотень огляделась и обрадованно вспыхнула: ответно оглянулся Колин.
   Когда в гостиной почти никого не осталось - только в детском уголке Корилус смешливо уговаривал Брина на что-то, а Люция смотрела на них снисходительно, как умела только она, Селена начала сердиться: Коннора до сих пор нет. На звук шагов сбоку посмотрела не сразу. Спускались Мирт и Хельми, за ними плёлся Мика, уткнув нос в бумаги с чертежами: недавно Селена рассказала ребятам древнегреческую легенду об Икаре, и Мика загорелся смастерить такие крылья.
   От резкого шипения Люции Селена схватилась за сердце. Корилус и Илмари не менее резво порскнули от девочки-дракончика.
   - Ч-что с-с ней? - поразился Хельми, ускоряя шаг.
   Люция хищно осмотрелась и сдёрнула с кресла чёрную накидку для сиденья. Накинув её, она, выразительно изображая прячущуюся, побрела к окну. Испугавшись, как бы девочка не вскочила на подоконник, чтобы потом слететь с него, Селена тоже побежала к окну. Люция и в самом деле подпрыгнула. Но не для того чтобы вскочить на подоконник. Девочка-дракончик жёстко оборвала стебель несчастного цветка, стоявшего в горшке, а потом почти разодрала его в клочья. Как ещё горшок не свалился!..
   - Люция! - жалобно воскликнул Мирт. - Жалко же цветочек!
   Люция обернулась к нему и начала боком подкрадываться к бегущему к ней Хельми. От удивления Хельми чуть не споткнулся и остановился. Мика хмыкнул с лестницы, искренне заинтересованный.
   - Предсказание? - предположил он. - Ну что ж. На этот раз хоть без крови. Хотя цветок и в самом деле жаль. Или кровь ещё будет? А где Коннор?
   Люция сбросила с себя накидку и, деловито шлёпая голыми ножками по части пола без коврика, удалилась к детскому шкафу.
   - Я возьму её с-с с-собой, С-селена, - сказал Хельми и шагнул за дракончиком.
   Он успел и впрямь взять её на руки и даже сделать несколько шагов из детского уголка, когда в гостиную открылась дверь из тамбура и раздался звонкий голосок Ирмы:
   - Заходи!
   Первой появилась именно девочка-оборотень. И сердце Селены дрогнуло: она давно не видела, чтобы лицо у Ирмы было настолько заплаканным - даже глаза впали. Следующим за ней вошёл незнакомый подросток в чёрном балахоне, худенький и насторожённый. И только потом ввалилась вся компания Ирмы, с которой она уходила на пейнтбольное поле, и Риган. Все - очень сильно серьёзные.
   - Вон чего Люция-то... - заключил Мика, для большего обзора текущих событий засевший на середине лестницы. - Эй, а ты кто?
   - Никто, - напряжённо ответил подросток.
   Он не отрывал взгляда от выпрямившегося Хельми с Люцией на руках. И парень-дракон, и драконишка узнаваемы сразу: скуластые лица с большими раскосыми глазищами не спутаешь с другими. Но для Селены странным было иное: если незнакомый подросток вошёл с Риганом, почему так смотрит на Хельми? Или он не ожидал, что в доме могут быть ещё драконы?
   Странно, но в лице юного дракона, внезапно ставшем бесстрастным, как у заядлого игрока, что-то промелькнуло необычное. Словно он смотрел на человека, которого узнал.
   - Ваша Ирма обещала, что меня здесь накормят.
   Недоумевающая Селена вдруг поняла: незнакомый подросток слишком рано отвёл взгляд от Хельми: глаза юного дракона полыхнули мрачной зеленью и сузились.
   - Ирма! - повелительно позвал Колин, в то же время встревоженно глядя на сестрёнку, и та побежала к нему.
   Неизвестный подросток взглянул на мальчишку-оборотня - сначала пренебрежительно, а потом распахнул глаза - на сияние сильнейшей магии, разливавшейся вокруг Колина... Мирт привычно улыбнулся и взял дело дипломатии в свои руки.
   - Меня зовут Мирт.
   - Ивар, - буркнул подросток.
   - Селена! Там новенькая не хочет сидеть со старшими девчонками! - выскочил из столовой Вереск, дежуривший сегодня, и попятился при виде незнакомого мальчишки. Хотя, скорей, попятился больше при виде чёрного балахона и бритой головы. Слишком хорошо они ему известны.
   Лишённая маскировки "одной из", Селена поневоле встала с кресла и подошла к подростку. Тоже улыбнулась - как можно радушней.
   - Меня зовут Селена. Я хозяйка Тёплой Норы. Тебя на каникулы отпустил Перт?
   - Я устроил себе каникулы сам, - заносчиво ответил Ивар, не удивляясь, что она знает, откуда он и кто такой Перт.
   - Что ж, тогда пойдём, выполним обещание Ирмы и накормим тебя.
   Они вошли в столовую. Селена представила гостя ребятам и предложила Ивару сесть туда, где ему хочется и с кем ему хочется. Зорко наблюдая за этим странным гостем, она поразилась: после её предложения он прямиком направился к столу братства и сел - причём на место отсутствующего Коннора.
   - Это даже интересно, - заметил Мика, всё ещё стоя у порога столовой и хмыкая. - Посмотрим, что скажет Коннор. Мирт, что думаешь? Стоит этого оттуда попросить?
   - Думаю, Коннору тоже будет интересно. И мы просто добавим ещё один стул, - предложил Мирт и взял один из свободных табуретов, чтобы отнести к столу. Дежурные немедленно принесли ещё один прибор, сообразив, что Коннор опаздывает.
   Колин некоторое время постоял рядом с Ирмой, встревоженно глядя на неё, но волчишка что-то сказала ему и быстро отошла к своему столу, где её немедленно обняла испуганная Вильма: слишком отчётливы были следы слёз на лице Ирмы.
   Братство без Коннора расселось вокруг стола, поглядывая на Ивара - кто с любопытством, как Мика, кто - со скрываемой насторожённостью. Хельми, конечно. Юный дракон воспользовался оказией в виде Люции, которая, по необъяснимой странности, нисколько не обращала внимания на предсказанного ею незнакомца, и кормил больше её, чем ел сам.
   - Я не понимаю, - прошептала Селена, садясь рядом с Джарри и не спуская глаз со стола братства, за которым Ивар с удовольствием ел порцию Коннора и не обращал внимания ни на кого. - Мне кажется, Хельми знает этого мальчика.
   - Я тоже не понимаю, - признался Джарри, сузив глаза на гостя. - Но у меня впечатление, что я где-то видел его... В пригороде?
   Поколебавшись, Селена сняла браслет, блокирующий от братства. Теперь она не ощущала их эмоций, но слышала всё, что происходило за столом ребят.
   Пока в столовой было тихо-мирно. Обитатели Тёплой Норы с удовольствием ели, вполголоса, чтобы не мешать соседям, разговаривали друг с другом. Изредка даже слышался тихий смех.
   Селена начинала сердиться: так намного Коннор ещё никогда не опаздывал к ужину! Поэтому она вскинула голову, когда дверь столовой неспешно открылась. Но на пороге возник сын Колра, Эрно. Он приветливо всем улыбнулся - отдельно Маев, засиявшей улыбкой ему навстречу, но не вставшей с места: вечером и так пойдут гулять. Это Селена прочитала легко, даже не залезая в головы парочки.
   И вздрогнула.
   - Это Коннор? - спросил, не глядя на входную дверь, Ивар. Спросил чуть ли не в стол, потому что даже глаза не поднял, раз только взглянув на вошедшего.
   - Нет, это не Коннор, - спокойно ответил Хельми. - Это Эрно - с-старш-ший брат наш-шей Люции.
   Быстро подходивший к столу братства Эрно сразу разглядел в привычным составе едоков незнакомого подростка и кивнул ему:
   - Привет, меня зовут...
   - Знаю, - буркнул тот. - Я Ивар.
   Эрно только насмешливо поднял брови и взял с коленей Хельми Люцию. И, лишь когда он подходил к двери, Ивар словно очнулся и резко поднял голову:
   - А почему он брат Люции? Он же человек!
   - У них общий отец - дракон Колр, - спокойно, ему в тон объяснил Коннор.
   Он вошёл в столовую, спрятавшись под заклинанием отвода глаз, а потому незаметно для всех сел на принесённый Миртом табурет. Проявился же, когда решил ответить на вопрос. Ответил и принялся за ужин, не обращая внимания на вздрогнувшего от неожиданности Ивара. Тот смотрел, смотрел на него, а потом независимо спросил:
   - А ты знакомиться со мной не станешь?
   - Тебя зовут Ивар, - пожал плечами Коннор. - Но ты прав. Я не назвал своё имя, хотя ты и так знаешь его. Я Коннор.
   - Откуда мне знать... - сумрачно пробормотал Ивар.
   - Ну, ты знал, что сел за стол братства, за которым не хватало только меня. Логика, как говорит мама Селена.
   Некоторое время за столом братства молчали. Ивар, насупившись, смотрел только в тарелку и ел так, будто записывал что-то очень сложное, для чего необходимо сильнейшее внимание.
   Правда, братство явно занимало-таки его любопытство. Впрочем, и было чем заинтересоваться. Мика продолжал время от времени что-то чертить в принесённых бумагах, разложенных вокруг тарелки. Колин застывал с ложкой в руках, прочитав страницы своего тома, пристроенного слева от своего прибора, и явно пытаясь не то запомнить, не то впитать информацию. Мирт сортировал коллекцию карточек: он пытался составить свою библиографию для личной библиотеки. Хельми, освобождённый от необходимости кормить Люцию, сосредоточенно ел сам. Время от времени он почти незаметно замирал - и Селена понимала, что он мысленно говорит с Коннором, который ел так, как будто ему нравилось соседство Ивара, хоть он и не обращал внимания на неизвестного нахала, занявшего его место...
   Но Селена заметила одну особенность, которая заставила её порадоваться: Коннор теперь выглядел гораздо спокойней, чем до прихода с кладбища. Поделилась этой мыслью с Джарри, но тот сделал другой, неожиданный вывод:
   - По мне, так для него началось новое приключение. Вот и ожил.
   - Да? - только и смогла спросить обескураженная Селена. Странно, что Джарри так думает: Коннор ходил мрачным из-за отсутствия приключений. Но, подумав, пришла к выводу, что семейный прав: с момента, как мальчишка-некромант открыл глаза на улице, опасной из-за магических машин и одичавших оборотней, он постоянно живёт в экстриме. А последние дни, недели, месяцы - сплошные покой и благодать. К такому он не привык. Вот и начал хандрить, думая в непривычном ключе о смерти.
   "Тоже мне - великий психолог, - мысленно заворчала на себя Селена. - Успела вынести вердикт старшенькому... Одних только приключений в мёртвом лесу Коннору хватит на несколько лет вперёд. - И замерла, прикидывая, после чего снова усомнилась: - Или не хватит? Для него - с его-то силищей?"
  
   - ... Что ты читаешь? - через стол спросил Ивар у Колина, щуря глаза на страницы томика возле тарелки.
   - Это учебник, - машинально отозвался мальчишка-оборотень, а когда заметил, что непрошеный гость за их столом пытается прочитать слова на строке, ближайшей к нему, чуть не виновато сказал: - Прости, но это драконий язык.
   - Как это? - Ивар не вскинул брови от удивления - скорее, он насторожился.
   - Э... Ну... Это учебник, который написали драконы прошлого для эльфийских первомагов, чтобы разговаривать с ними на общем языке.
   - И ты... читаешь?
   - Ага. Интересно же, чем отличается старинный учебник от современного! Ну и язык тоже, - пожал плечами Колин.
   Ивар поднял тяжёлый взгляд и буквально впился им в лицо мальчишки-оборотня, который снова забылся, углубившись в чтение и рассеянно поднося ко рту следующую ложку со съестным. А потом Ивар выговорил:
   - Ты и правда увлечён им. Но почему?
   Колин некоторое время смотрел на него с недоумением, затем пожал плечами и, улыбнувшись, повторил:
   - Мне интересно. Интересно, как менялся язык первомагов, начиная с первосозданного драконами и адаптированного эльфами, в какие этапы нашей истории он менялся и по каким причинам. - Помолчал, потом снова пожал плечами и попытался снова объяснить: - Когда мне что-то нравится, я стараюсь узнать об этом всё, что найду.
   - Ты сильный маг, - медленно сказал Ивар, глядя на него уже оценивающе. - Но не слишком хорошо развиваешь свои магические навыки. Но... читаешь.
   - Я понял тебя, - спокойно ответил Колин. - Но мне многого в магии не надо. Если честно - достаточно того, что однажды я заполучил доступ в библиотеку прошлого, именно как маг. Поэтому магия для меня лишь средство что-то получить.
   - Однажды ты умер.
   Слова прозвучали в тон предыдущему вопросу, поэтому Селена не сразу среагировала. Если бы она поняла значение слов сразу, бросилась бы защищать Колина. Но слова прозвучали так спокойно, что пришлось прокатать их в уме несколько раз, чтобы понять, что именно сказал этот странный подросток. А за это время Колин успел помолчать, а потом слегка фыркнуть в усмешке:
   - Да. Был такой опыт.
   Немедленно бежать к Колину, чтобы утешать его, и разражаться грозой над головой беспардонного Ивара, не пришлось. Селена с трудом заставила себя дышать спокойно. Прислушавшись к ответу мальчишки-оборотня, совершенно не встревоженному, она уловила в нём даже не столько утверждение, сколько благожелательный интерес уже к вопрошающему: что, мол, дальше-то спросишь?
   Колин смотрел на Ивара ещё несколько секунд, затем понял, что тот потерял к нему интерес, и сам вновь уткнулся в свою книгу.
   Теперь Ивар смотрел на Мику. Почуяв на себе взгляд, мальчишка-вампир приподнял бровь и весело сообщил:
   - А я не умирал. Я только заснул.
   - Ты-ы... - Вот теперь Селена услышала угрозу в голосе Ивара. - Узнал меня?
   - Мы все тебя узнали, - хладнокровно сказал Коннор. - Только я не понимаю, почему ты прячешь своё настоящее имя. Хотя замаскировал ты его неплохо.
   - Хочешь найти его в моём пространстве? - чуть не сквозь зубы спросил Ивар.
   - Нет, не хочу.
   Ивар некоторое время недоверчиво смотрел на мальчишку-некроманта, потом перевёл взгляд на Хельми, который улыбался Ригану: тот втихаря подкармливал Пирата под столом. Затем жёсткий взгляд снова упёрся в Коннора.
   - Почему?
   - Почему я не хочу узнавать твоё настоящее имя? - уточнил мальчишка-некромант. - Ты же его прячешь. Я уважаю чужое желание скрывать личное.
   - Почему? - настаивал Ивар.
   - Вот теперь я не понял твоего "почему", - насмешливо признался Коннор.
   - Почему ты уважаешь чужое желание скрываться?
   - Ну... Я знаю, что это такое - скрывать настоящего себя.
   С минуту Ивар скептически разглядывал его, а потом сказал:
   - Ты живёшь в хорошем приюте на всём готовом. Ты не голодный. Хорошо одет. У тебя есть друзья. Как ты можешь понимать, что это такое - скрывать личное? Самого себя? Да и что тебе скрывать?
   Мирт посмотрел на обоих и открыл рот. Но промолчал. Он единственный не улыбался, глядя на Коннора. Мика почти хихикал, по своему обыкновению. Хельми чуть свысока и бесстрастно смотрел на "гостя", а Колин смотрел как-то... сожалея.
   Селена ничего не понимала. Она только видела, что чужой подросток братству и впрямь знаком. Но откуда? И почему он задаёт такие странные, до ужаса тревожащие её вопросы? От этих вопросов да от этого враждебного тона у неё мурашки по спине.
   - Коннор, - лениво позвал Хельми. - С-скажи. С-сейчас уже не с-страш-шно. И вс-се знают.
   Коннор вздохнул и проговорил:
   - Ивар, из меня сделали машину, когда шла война. Вот что мне пришлось от всех скрывать довольно-таки долгое время.
   - Машину? - Казалось, теперь Ивар был сбит с толку.
   - Ну да. Внедрили в тело механизмы и оружие.
   - Тебя сделали... - медленно заговорил мальчишка-некромаг. - Убийцей?
   - Да. В основном я убивал машины. Но и живых тоже.
   Селена знала: военное прошлое вспоминать старший сын не любил. Потому и ответил кратко, не вдаваясь в подробности. И сейчас она побаивалась, что Ивар заставит Коннора говорить именно об этих подробностях. Что же на самом деле интересует этого странного мальчика? Откуда его знают ребята из братства? И похолодела, услышав следующий вопрос Ивара:
   - Почему вы спасли меня с капища?
   - Мы не знали, был ли у тебя выбор, - всё ещё лениво проговаривая слова, ответил Хельми. - Жизнь не должна с-служить рас-спрос-странению с-смерти.
   Странный мальчишка помолчал после этого ответа. Селена, поглядывавшая на него словно мимоходом, внезапно заметила, как он осунулся - слишком быстро, буквально за последние секунды пребывания в столовой, до тёмных мешков под глазами. А потом Ивар почти прошептал:
   - Это слишком неопределённо.
   Насколько поняла Селена, он отвечал самому себе, в то же время оценивая ответ юного дракона... Братство тоже ещё осмысляло реплику Ивара, когда Коннор, сидевший расслабленно на своём стуле, сел так жёстко, словно собрался куда-то мчаться изо всех сил.
   Ледяной холод продрал спину. Селена только начала вставать с места, как внезапно выпрямился и Хельми, а Мирт почти машинально взял вилку не как столовый прибор, а как нож. Старшие братства в миролюбиво гомонящей столовой продолжали выглядеть подобно всем, но...
   - С этого капища вам меня не снять... - прошептал Ивар, глядя на входную дверь в столовую.
   Джарри ничего не слышал - из того, что бессовестно подслушивала Селена. И на Ивара не смотрел. Но его плечи дрогнули, и он поднял голову так, словно его позвали от двери. В следующий миг Джарри быстро, но без суматохи и даже деловито встал и пошёл к этой двери, на которую уставились едоки от стола братства. Селена торопливо последовала за ним. С каждым шагом она убеждалась: холод тянет именно от этой двери.
   На всякий случай дверь за собой она закрыла плотно.
   В гостиной Джарри подходил уже к двери в тамбур, когда она распахнулась, заставив его от неожиданности шарахнуться назад. В гостиную хлынул такой леденящий мороз, что Селена, вдохнув его, закашлялась. А вместе с волной адского холода в гостиную ворвались бритые люди в чёрных хламидах.
  
   Глава третья
  
   Мгновением позже, чем Джарри, и Селена отпрыгнула в сторону с пути семерых в чёрном. Те, кажется, и не заметили, что чуть не сбили с ног хозяйку места. Впереди бегущий резко протянул руку к дверной ручке - в столовую.
   Ошеломлённая Селена услышала болезненное оханье этого первого, а потом он затряс рукой, ушибленной неизвестно обо что: насколько она видела, он даже не сумел дотронуться до двери.
   Остальные шестеро оттеснили первого от двери и хотели сами дотянуться до ручки. Между мельканиями их тел Селена разглядела, что их пальцы сталкиваются с чем-то невидимым, но очень жёстким в полуметре от двери. Чуть не разревелась от осознания: братство успело создать защиту вокруг столовой!.. Успокоившись на том и взяв себя в руки, она решительно повернулась на звук новых шагов.
   Впрочем, первый помощник Перта - главы храма некромагов, вампир Морганит, тоже не обратил никакого внимания на хозяйку места. Не обращал. До тех пор пока напрасно не потыкался в дверь самолично и не понял, что ему и его приспешникам путь в столовую безоговорочно закрыт. Тут-то он обернулся к Селене и рявкнул:
   - Немедленно велите открыть эту дверь! В вашем доме скрывается ученик с преступными наклонностями!
   Последние два слова Морганита обдали Селену такой ледяной яростью, что она упёрла руки в бока и процедила сквозь зубы:
   - Вы только посмотрите, кто мне здесь говорит о преступных наклонностях! Матёрый преступник! Бандит с большой дороги, почти убийца, по которому в стародавние времена виселица бы плакала! И я ещё должна впустить этого бандита в помещение с детьми?! Кроме всего прочего, у меня есть ещё одна претензия к храму некромагов, которые однажды в Городе Утренней Зари едва не поубивали нашу группу из Тёплой Норы - просто так! Захотелось им, видите ли!
   Семеро некромагов с изумлением воззрились на своё опешившее начальство. Именно по этой реакции Селена поняла, что все они слишком юные: скрывать своих чувств ещё не умеют. А так - поди, разбери, сколько им лет - все бритые, ушастые (эльфы, конечно же!) и тощие до ужаса!
   В первые секунды обвинения Морганит только судорожно открывал рот, словно выброшенная на берег рыба. А Селена безжалостно (при своих подчинённых так унизительно разговариваешь с хозяйкой места - получи то же самое!) договорила:
   - Да у меня при одном взгляде на вас голова начинает болеть! На том самом месте, куда вы меня ударили! Или вы, Морганит, забыли, как меня похищали?! Я знаю, что полиция бессильна перед Старым городом, но до сих пор думаю о возмездии! Уходите, Морганит, и забирайте своих бандитов-налётчиков - будем называть вещи своими именами! И только один вопрос: кто?! Кто провёл вас через изгородь?!
   - Я провёл, - откликнулись за её спиной.
   Селена оглянулась.
   "И тут выхожу я - весь в белом".
   Белостенный Ильм только-только переступил порог гостиной. И смотрел так величественно, будто был абсолютно уверен в своей правоте. Хотя... что уж - будто?
   Селена взглянула на Джарри, растерянного и явно готового полезть в драку - безнадёжную для него: против всей этой толпы-то!
   "Гори всё синим пламенем!"
   Она так целеустремлённо ринулась в детский уголок гостиной, что обескураженные присутствующие поневоле начали следить за её действиями. А она сделала именно то, что посчитала необходимым в этой ситуации: выскочила из детского уголка с банкой, в которую слила все жидкие краски, попавшие под руку, подлетела к равнодушному, как скала, Ильму и крест-накрест, насколько хватило этой смеси, выплеснула на него получившуюся грязь. Он шарахнулся. Но разъярённой Селене грязи на белой одежде храмовника и на его лице показалось мало. Она отбросила банку в сторону и прыгнула к Ильму, чтобы наотмашь ударить его по лицу.
   - Предателю первый кнут!
   Второй пощёчины, к сожалению, не последовало: Ильм перехватил её руку и резко, до боли, завернул её за спину.
   Она вскрикнула - и Морганит вместе с присными навалился на бросившегося к ней на помощь Джарри.
   - Леди Селена, вы не понимаете!
   Несмотря на пронзительно острую боль в руке, она вдруг подумала, что с момента появления в этом мире она не впервые услышала эту фразу. Да, она не понимала. Но почему-то всегда оказывалась права.
   - Отпусти мою семейную, Ильм! - прорычал Джарри с пола - ему на спину и поясницу уселись сразу трое. Морганит стоял рядом, наступив ему на кисть.
   - Как же, отпустит! - рыкнула Селена. - Тут у него такое удовольствие - скрутить руку слабой женщине! Когда он ещё такое испытает!
   - Джарри, нет смысла драться вам, двоим, против нас, девятерых, - увещевал Ильм, не реагируя на её горькие подначивания и свободной рукой брезгливо стряхивая с лица "красочные" потёки.
   За его спиной внезапно раздался мягкий голос - мягкий, но такой напряжённый, что обычные шипящие звуки произносились преувеличенно:
   - Нас-с уже трое, Ильм. Отпус-сти руку С-селены, иначе мне придётс-ся с-сломать твою. И, боюс-сь, уже не только руку.
   Некромаги сгрудились за спиной Морганита.
   Она почувствовала, как расслабились пальцы Белостенного, удерживавшего её на месте, и вырвала руку из его железной хватки. Вырвала... Угу. Как же... С трудом опустила - затёкшую, болезненно ноющую!.. И поспешила к Джарри, которому чёрный дракон уже помог подняться. Теперь она стояла между семейным и Колром. Недолго. Быстро вернулась к Ильму и протянула руку.
   - Браслет! - потребовала она, зло глядя на храмовника. Когда сообразила, что он не понимает, уточнила: - Браслет от Пригородной изгороди! Теперь вы, Ильм, будете ждать за изгородью, пока вам не откроют! Быстро - браслет!
   - Леди Селена, - вновь увещевающе, словно разговаривая с ненормальной, готовой в любой момент впасть в истерику, обратился к ней Белостенный. - Вы так взволнованы, что забыли: я могу проходить эту изгородь и без браслета.
   - Джарри! - позвала Селена, не отводя взгляда от издевательски вежливых глаз Ильма. - Ты сможешь уже сегодня поговорить с Ривером, чтобы сделать защиту вокруг деревни непроходимой для этого предателя?
   Ильм дёрнулся как от новой пощёчины.
   - Смогу, - угрюмо отозвался Джарри, растирая запястье.
   - Прекрасно! - Не спуская злого взгляда с Белостенного, Селена спросила: - Или вы считаете - никого не предавали? Хотите, чтобы я вам объяснила? На пальцах? Вы предали саму суть моего места! Защищённость! Вы предали меня, не сообщив заранее, что везёте сюда бандитов с большой дороги! Вы предали всех наших взрослых, решив, что мы не сумеем разобраться с проблемой - в нашей деревне!
   В наступившей неловкой паузе Селена неожиданно подняла голову: за стенами столовой приглушённо послышался детский смех, а потом весёлый гомон. Несколько секунд - и за стенами вновь замолкли.
   - Я попросил Моно показать ребятам последнюю сказку, которую он придумал, - сообщил Коннор, вместе с Хельми и Миртом неожиданно появляясь на пороге гостиной. Окинул взглядом нежданных-негаданных "гостей" и вежливо осведомился: - О, мы сегодня дерёмся?
   Старшие братства тенью переместились к "своим", обеспокоенно глядя на Селену.
   Их беспокойство объяснилось почти сразу.
   - Мама Селена, что у тебя с рукой?! - Встревоженный Коннор встал рядом и забрал в ладони её руку, посылая силу. Мирт тоже быстро шагнул к ней, помогая целить распухающее место на руке, наливающееся чёрной синевой.
   "Свой браслет забыла в столовой! А как они вошли в Тёплую Нору, если закрыли столовую защитой?.. Через окна кухни вышли, - сообразив, ответила себе Селена. И прикусила губу: - Только бы ЭТИ про окна не догадались!"
   Некромаги выжидательно смотрели на Морганита, а тот набычился, слишком ощутимо ошарашенный и не понимающий, что делать дальше. На Ильма Селене смотреть не хотелось: хоть он и пытался сохранить остатки достоинства, досадливо глядя на жуткие пятна, расплывающиеся по его одежде, но видно было, что он одновременно, как минимум, здорово, почти по-мальчишески переживал обиду, время от времени бросая на хозяйку места хмурые взгляды. Не ожидал, что его "праведные" действия так расценят?
   - Деревня леди С-селены находитс-ся под крылом Вальгарда, - заметил Колр. - Вы оба (он не смотрел на семерых некромагов) из С-старого города (Ильм вскинулся, кажется собираясь напомнить, что и он житель деревни, - и тут же опустил голову). Почему бы вам и в с-самом деле не выйти за пределы наш-шей территории? Вы объяс-сните с-суть нападения на мирный детс-ский приют, о чём леди С-селена будет вынуждена уведомить полицию наш-шего города. А мы, живущие здес-сь, подумаем, как реш-шить возникш-шую проблему.
   - Что здесь происходит?
   Хлопнула дверь в тамбуре - и в гостиную вошли Трисмегист и Бернар. За ними влетел запыхавшийся Ривер.
   - Ух ты! - искренне восхитился он, разглядывая некромагов.
   - Мы услышали, как зазвенела изгородь, - пояснил своё внезапное появление Трисмегист. - Мне не понравилось, что в этом звуке появился привкус некромагии.
   - Господа некромаги уходят, - негромко, но сильно сказала Селена, враждебно косясь на Ильма: как бы хотелось выгнать с ними и Белостенного!
   - А мы провожаем их-х до изгороди и выс-слуш-шиваем там, с-с чем они с-сюда явилис-сь, - бесстрастно добавил Колр.
   - Что ж, - доброжелательно откликнулся Трисмегист, - и я с удовольствием прогуляюсь с гостями по деревенской улице. Бернар, вы как?
   - Я останусь, - брюзгливо ответил старик эльф. - Мало ли что тут...
   Селена выдохнула - Бернар прав: кто-то из взрослых должен остаться в гостиной. А исподволь наливавшаяся синью, пока плохо видная опухоль от железных пальцев Ильма на её запястье подождёт. Старшие братства остановили процесс. Потом Бернар поможет убрать синяк.
   Морганит метнул неприязненный взгляд на Колра и кивнул своим некромагам. Те быстро вышли из гостиной. Морганит - следом. Ильм замешкался, и Селена прикрикнула:
   - Выходите тоже! Вас здесь... опасно оставлять!
   - Белые одежды... - разочарованно проворчал Коннор, шагая в конце процессии.
   Плечи Ильма дрогнули, но сам он к Коннору не обернулся.
   Некромаги приехали на машине. Как и Ильм. Колр быстро появился, потому что тоже оказался "на колёсах". Так что "представители" Тёплой Норы, включая Трисмегиста, доехали до Пригородной изгороди, то ли сопровождая, то ли конвоируя "гостей", а затем и выпроваживая их за пределы деревни.
   Машины Тёплой Норы быстро развернулись к пейнтбольному полю и остановились в паре метров от зрительских скамеек. На переговоры из машин Старого города вышли Морганит и мрачный Ильм, раздражённо поглядывающий на свою одежду.
   Взрослые уселись на две скамьи - напротив друг друга.
   От Тёплой Норы прямо перед Ильмом и Морганитом села Селена. С обеих сторон от неё присоседились два лучших бойца Тёплой Норы - Колр и Трисмегист.
   Молодые некромаги - судя по всему, Морганит взял с собой старший курс - тоже вышли из машины. Они немного поглазели на странные объекты, протянувшиеся широченной полосой куда-то вдаль, потом оглянулись на своего преподавателя и неуверенно двинулись по пейнтбольному полю, рассматривая его и вполголоса делясь своими догадками, что это.
   Старшие братства только было сели неподалёку от взрослых, как Селена, по забывчивости так и не надевшая браслет, почувствовала едва уловимое касание, будто её вежливо потрогали за локоть, обращая на себя внимание. Взглянув на Коннора, она удивлённо улыбнулась: он, затаённо и хитро усмехаясь, бровями показал в сторону молодых некромагов. Сначала она не поняла и даже испугалась: подраться, что ли, хотят с юными храмовниками? А потом дошло: старший сын предлагает ознакомить учеников Перта с игрой в пейнтбол! Немного посомневалась: а пойдут ли юные некромаги на контакт? И кивнула. Братьям предстоит обычная беседа, в результате которой можно выяснить то, о чём наверняка промолчит опытный интриган и бандюга Морганит. И за своих ребят не опасалась: после трагических событий в мёртвом лесу не только Хельми, но и Мирт увлёкся учением некромантов и некромагов. И пусть чисто на факультативном уровне, но главное, что сейчас ребята, внешне спокойные, очень и очень настороже.
   Поэтому она, и сама успокоенная, повернулась к двум храмовникам, хмуро ожидающим начало разговора.
   - Итак, я слушаю, - холодно проговорила она, машинально поглаживая ноющую руку. Джарри, севший неподалёку вместе с Ривером, невольно скривился от сочувствия.
   - Вы должны отдать нам нашего ученика - Ивара, - раздражённо сказал Морганит.
   - Причина?
   - Прекратите разговаривать, как будто мы у вас на допросе! - взорвался Ильм.
   - Не провоцируйте - не буду!
   Поняв, что возмущённый Ильм может затянуть начало беседы, Селена не стала обращать на него внимания.
   - Морганит, в чём причина того, что от вас опять сбежал ученик? Что мог натворить в храме тринадцатилетний, как я понимаю, мальчик?
   "Чёрт, не хотела подкалывать, но не выдержала!" - рассердилась на себя Селена.
   Но Морганит посмотрел на горизонт, который надвигался темнотой октябрьского вечера, и недовольно сказал:
   - Он нарушил все правила нашего храма. Он провинился, и мы должны наказать его и вернуть в храм.
   - Расплывчато, - оценила Селена.
   Но Морганит жёстко сжал толстые красные губы. Нетрудно было понять, что он не собирается знакомить представителей Тёплой Норы с частностями. Поразмыслив, он всё так же недовольно договорил:
   - Вы сами говорили, что правительство Города Утренней Зари нам не указ. У Старого города свои правила и законы. И каждый, кто к нам попал, должен соблюдать их.
   - Ключевое слово - "попал", - заметила Селена, изумлённо глядя, как Трисмегист внезапно встал и отошёл к Джарри и Риверу. Но сел он на их скамью не так, чтобы можно было общаться, а так, чтобы искоса наблюдать за храмовниками. - Мальчик Ивар попал к вам очень неожиданным образом. Не предупреждённым о том, что его собираются учить некромагии. Неудивительно, что он, кажется, попытался выразить протест.
   Неожиданно встал и Колр. Он лениво прошёлся возле скамьи, чтобы через некоторое время вернуться на скамью. Будто надоело сидеть - вот и прошёлся. Ничего особенного. Вот только Селена как-то машинально отметила, что Морганит пару раз во время этой странной прогулки оказался точкой на линии двух взглядов - Трисмегиста и чёрного дракона. Что эти двое замышляют, даже не сговорившись о том? Она нисколько не сомневалась, что старый эльф-бродяга что-то придумал. А Колр то ли укрепил уловленные им линии его внимания, то ли сам заинтересовался тем, что заметил Трисмегист, и просмотрел это нечто сам, после чего спокойно сел на место.
   Трисмегист, как будто ничего и не было, оглянулся на пейнтбольное поле - и больше не обращал ни на кого внимания, наблюдая, как бродят по нему смутно-тёмные фигуры молодых некромагов и старших братства.
   Они что-то узнали. Но что?!
   Селена так заволновалась, что пропустила вопрос Морганита.
   - Что? - застигнутая врасплох, переспросила она и смущённо хмыкнула в душе: притворяться, как дракон или старый эльф, она не умела.
   - Вы нам выдадите мальчишку? - рявкнул Морганит.
   - Ни за что! - решительно сказала Селена. - Пока вы мне точно не скажете, что произошло, я вам никого выдавать не буду.
   - Он убил Перта! - злобно завопил вампир.
   Сердце Селены вздрогнуло так, что она с трудом удержалась не схватиться за него.
   - Врёт, леди С-селена, - негромко сказал Колр. И со скучающим видом тоже уставился на пейнтбольное поле.
   "Убью обоих! - растерянно решила Селена. - Оба издеваются!"
   - Я... не вру! - зашипел храмовник. - Перт умирает!
   - Тогда надо говорить подобающе. Не убил, а почти убил.
   - Разницы нет! Перт умирает - и во всём виноват этот мальчишка!
   Селена встала, раздувая ноздри и сжимая губы, чтобы не начать орать, ругаясь и плюясь на всех подряд. Отдышалась и "вынесла вердикт":
   - Хватит! Я разберусь сама во всём, а потом решу, что делать!
   - Нет! - зарычал Морганит.
   - Вы не имеете права вмешиваться в дела Старого города, - добавил Ильм.
   - А я вмешиваюсь в дела Старого города? - спросила Селена, начиная свирепеть. - По мне, так это Старый город постоянно вмешивается в дела Тёплой Норы! Особенно орден некромагов! Это некромаги чуть не убили Вереска, когда пытались сменить его мастера, а нам потом пришлось искать пути, как вытравить из него демона. Это некромаги силой заставили детей обучаться в своём храме. Это некромаги, как последние преступники, лезут в дела города...
   - Прекратите! - снова рявкнул вампир-некромаг. - Мы приедем завтра - с надеждой, что ваша распрекрасная Тёплая Нора всё ещё жива!
   - Почему вы его не убьёте? - чуть ли не тоном философа, рассуждающего о высоких материях, спросил приблизившийся к скамьям Трисмегист.
   Все замерли, глядя на него - на высокую фигуру, смутно видневшуюся в сумраке уже позднего вечера.
   - Кого?! - ошарашенно прохрипел Морганит.
   - Перта, конечно. - Трисмегист помолчал, а потом усмехнулся. - Старый город не любит меня. Но, если хотите спасти Перта, вам придётся привезти к нему либо Коннора, либо меня. Привезти, чтобы убить Перта. Итак, что вы решите? Учтите: если вы захотите привезти меня к Перту, вам придётся дать мне гарантии безопасности. Без них я и шагу не сделаю, чтобы спасти главу вашего храма.
   Смутно вспомнив, как Коннор спас Колина, убив его, а потом вернув его душу, Селена затаила дыхание. Так вот что сделал этот мальчик Ивар?! Но чёрные корни тёмных друидов, убившие Колина, убивали почти мгновенно. А Перт, судя по волнению Морганита, ещё жив. Каким образом?! И откуда Ивар взял эти корни?!
   Морганит, недоверчиво глядя на старого эльфа, произнёс:
   - Я, Морганит, клянусь личной смертью и жизнью, что вы, Трисмегист, войдёте в Старый город и выйдете из него живым!
   - Поехали, - непреклонно сказал старый бродяга и первым пошёл к еле видной машине некромагов. Морганит вскочил и чуть не побежал за ним, потом опомнился, обернулся к пейнтбольному полю и закричал, созывая учеников. Те побежали на зов.
   Морганит и Трисмегист исчезли в сумраке. Джарри и Ривер, напротив, немедленно возникли из вечерних теней. Селена нетерпеливо дёрнула чёрного дракона за рукав:
   - Пока наши мальчики не подошли, Колр!.. Что случилось в храме? Я ведь поняла, что вы считали с Морганита всё!
   - Они... - Чёрный дракон с изумлением, наконец прорвавшимся, покачал головой: - Они... они привели мальчика в с-сознание только с-сейчас-с. И приводил его - Перт!
   - Он что - дурак?! - поразилась Селена. - Мы же предупредили его!
   - Он не дурак, - угрюмо сказал Ильм. - Он просто очень самонадеянный.
   Мельком вспомнилось, как Перт буквально попёр к Вереску, управляющему дикой, серой магией. И как Коннор вовремя схватил некромага за одежду и остановил его в полушаге от разверзшейся пропасти, созданной одичавшим мальчишкой-эльфом.
   Но это воспоминание перебила злость на Белостенного.
   - Если вы сами понимали, что Перт самонадеян, почему тоже повели себя, как... как... - Селена задыхалась от возмущения, а потом до неё в полной мере дошли слова Колра, и она охнула от ужаса: - Что-о?! Это правда? Ивар эти несколько месяцев провёл во сне?! Без сознания?!
   Никто ей не ответил.
   Мимо пробежали молодые некромаги. Один даже оглянулся на представителей Тёплой Норы, словно собираясь попрощаться. Но быстро отвернулся и помчался догонять остальных. А когда подошли старшие братства, Коннор спросил:
   - Уже знаете? Они обучали его в его сне!
   Селена порывисто обняла его. Ошеломлённый, мальчишка-некромант ответно обнял её и с любопытством спросил:
   - А почему?
   - Ты... Прости, Коннор! - залилась слезами Селена. - Он, наверное, напомнил тебе, как обучали тебя! Прости меня, Коннор! Я что-то слезлива стала в последнее время.
   Что-то и в самом деле сложилось в одно: несчастный мальчик - ученик тёмных друидов, попавший к некромагам; Коннор, мальчишка-некромант, несколько лет назад попавший к Трисмегисту, - обоих обучали во сне или в его подобии... Коннор крепче обнял Селену и ласково сказал:
   - Не плачь, мама Селена. Некромаги учили Ивара убивать. А Трисмегист учил меня выживать и помогать выживать всем, кто попадался мне на пути. Это разные вещи. Давай-ка лучше сейчас подумаем о том, что делать с Иваром.
   - Думать придётся позже, - тревожно вмешался Джарри. - Пока надо бы побыстрей вернуться и посмотреть, что происходит в Тёплой Норе. Эти уже уехали.
   Колр кивнул и первым пошёл к изгороди, к оставленным машинам.
   Пока торопливо шли в тягостном молчании, пока ехали, Селена спешно приводила в порядок мысли. Что же произошло...
   Перт привёз Ивара в храм некромагов в состоянии беспамятства. И немедленно приступил к обучению, разглядев его просто фантастический потенциал как некроманта, так и некромага - о последнем ей сказал Коннор. Мальчик, обученный тёмными друидами, получил знания и некромагов - возможно, целого курса, и ладно, если только одного. Уж Перт наверняка использовал все возможности, чтобы впихнуть в мальчика как можно больший объём знаний и умений.
   Но в своём состоянии внутреннего небытия Ивар знал, что с ним происходит. Он просто не мог двигаться так, как хотелось ему. Это даже не небытие. Это осознанный сон. И мальчик умел прятать от своих, по сути, новых хозяев свои желания и намерения.
   Когда Перт решился его привести в сознание, Ивар уже знал, чего хочет. Откуда-то он услышал о братстве - наверное, Перт, не обращая на него внимания, обсуждал с Морганитом, например, дела Тёплой Норы; обсуждал то, как Коннор и его ребята расправились с тёмными друидами. И мальчик добрался до деревни, а Ирма помогла ему войти... И сейчас, сидя в тёмной машине, Селена холодела от страха, что она может увидеть, если войдёт в Тёплую Нору.
   Она пыталась "услышать" младших братства, оставшихся в доме. Но те "не отвечали", видимо надев браслеты, блокирующие её внимание. Она сидела на узкой скамейке машины, смотрела на спокойных Коннора, Хельми и Мирта. И не решалась спросить, чуют ли они по-своему, не фонит ли, как говорил Трисмегист, Тёплая Нора чьей-нибудь смертью?
   Колр поехал сразу к себе.
   Ильм, всё ещё мрачный, лишённый-таки браслета на вход, удалился тоже к своему дому. Селена помнила, что он может пройти защиту деревни. Но теперь браслет стал символом предательства - и Белостенный слишком хорошо это понимал.
   Джарри ещё только заводил машину во двор дома, а Селена уже нетерпеливо рвала дверную ручку: только привычно ярко освещённые окна слегка успокаивали её.
   Как тамбур проскочила - не помнила, настолько была испугана. На ходу стянула куртку - чисто машинальный жест, на входе чуть не сбила кого-то с ног слишком резко открытой дверью. И встала на пороге, лихорадочно оглядывая гостиную, оживлённую привычным гулом и смехом детей... Сердце начало оттаивать: вроде всё как обычно.
   За спиной встали старшие братства и Джарри с Ривером.
   - Кажется, всё хорошо? - тихо спросил Джарри. - Селена, мы с Ривером посидим в гостевом кабинете, подумаем насчёт защиты.
   И ушёл. Коннор взял её за руку и молча проводил в детский уголок, при виде которого хмыкнул сам: в детском кресле с трудом уместился Ивар, которому Оливия показывала свой альбом с рисунками, а Корилус потешно лез им обоим под руку, чтобы показать что-то интересное, о чём девочка-эльф могла бы забыть упомянуть. Неподалёку от него, на подоконнике, сидел Риган, ладошкой рассеянно собирая в горшок землю, высыпавшуюся из-за выдранного Люцией комнатного цветка. Коннор отпустил руку Селены и подошёл к нему.
   - Мама Селена! - позвал он и засмеялся: - Риган полил землю, и цветок, кажется, начинает оживать. Мирт, поможешь ему, пока Бернар не увидел?
   Селена взглянула на цветок, а затем со стеснённым сердцем подошла к Ивару. Тот поднял голову от альбома, когда она спросила:
   - Ивар, на какое время ты останешься здесь?
   Внезапная гримаса то ли гнева, то ли сильного раздражения перекосила лицо мальчика, превратив его в уродливую маску. Но от проявления своего чувства в полной мере он удержался. Только напряжённо спросил:
   - А... что?
   - Предлагаю тебе переодеться, - пожала плечами Селена. - Ты же видишь, у нас более удобная одежда, чем в храме некромагов. Ну, так что?
   На какой-то миг ей показалось, что мальчик проколет ей глаза своим пронзительным, изучающим взглядом. И резко откажется. Но нет. Он закрыл альбом и передал его Оливии, после чего встал.
   - Бельевая у нас в соседнем коридоре, - подсказала Селена, ведя его за собой.
   - Почему он называет тебя - мама Селена?
   Она даже вздрогнула от внезапного вопроса. Оглянулась и приутишила шаг, чтобы идти наравне с подростком-некромагом.
   - Ну, вообще-то, я ему приёмная мама. А ещё - сестра по крови.
   - Это как?
   Пока он переодевался в бельевой, нисколько не стесняясь хозяйки, помогающей ему, она коротко рассказала, как Коннор пытался узнать, кто он, и дошёл до лаборатории, где из него когда-то и сделали машину. Как друзья обещали помогать ему и устроили клятву на крови, а один из них забыл, что он недавно вкусил крови будущей хозяйки Тёплой Норы, чтобы избавиться от свежих шрамов на лице.
   - Вот такие бывают иногда в жизни повороты, - задумчиво сказала она, глядя, как Ивар стоит перед зеркалом, но смотрит не на себя, а на неё. - Ну что? Пойдём в гостиную?
   Подросток кивнул и снова спокойно пошёл рядом. Селена придержала вздох: почему ей в Тёплую Нору достаются не дети, а замаскированные бомбы? И к каждой надо найти ключ, пока она не взорвалась...
  
   Глава четвёртая
  
   Редко-редко, но в Тёплой Норе такое бывало, чтобы новичок прилипал к хозяйке и не отходил от неё, пока не освоится.
   Ивар не прилип. Он присвоил Селену.
   Когда они снова появились в гостиной, Селена привычно уселась уже не в кресло, а на небольшой диван: если кто-то не знал, чем заняться, если кому-то хотелось о чём-то рассказать, можно было сразу подбежать к ней и усесться рядом. Происходило это чаще после ужина, когда Селена знала, что никто из взрослых её не потревожит, а значит, можно стать той самой "одной из - своих", как она это дело называла.
   Ивар с ней не сел. Он кружил рядом, то и дело мельком оглядываясь.
   Сначала Селене почудилось, что он использовал что-то вроде заклинания "тени", когда все знают, что человек здесь, но не обращают на него внимания. Однако вскоре она заметила: стоило к ней приблизиться одному из малышей (сидела-то в детском уголке), как Ивар застывал на месте, а желавший поболтать с Селеной немедленно уходил. Причём мальчик-некромаг в эти секунды стоял порой либо спиной к ней, либо вполоборота...
   Если его что-то заинтересовало, он подходил к ней, плюхался рядом и спрашивал. Правда, его интерес к обитателям Тёплой Норы быстро угас, и он сел на диванчик, ссутулившись и упираясь локтями в колени, всем своим видом показывая, что не подозревает о близком присутствии сидящей вместе с ним Селены. Её это позабавило.
   И надо же такому случиться, чтобы именно сейчас Стену захотелось подраться с толстячком Моно!
   Малышам вообще нравилось время от времени сцепиться с маленьким троллем: мягкий же, одно удовольствие - поваляться с ним на полу, пыхтя изо всех сил и стараясь одолеть этого увальня. Началось это "удовольствие" с месяц назад, и обеспокоенная Селена немедленно собрала совет, чтобы не одной решать эту проблему. Старшие из ребят предложили обучить Моно парочке-тройке приёмов, дабы малышне неповадно было лезть к нему. Джарри поддержал идею, а потому именно на него легла обязанность обучения малыша-тролля. Сначала пришлось объяснить Моно, что нельзя сразу капитулировать, когда на него лезут с "вражескими намерениями", и только затем - показать, как избавиться от надоедливых борцов, мешающих ему вдохновенно сочинять сказки. Как ни странно, а может - из-за последнего аргумента, но Моно легко научился предложенным приёмам. Его миролюбие и некоторая трусоватость, и ранее присущая ему, остались. Они выразились в том, что маленький тролль давал противнику время и возможность помутузить себя, а потом быстро избавлялся от пыхтящего малыша-противника и спокойно возвращался к своим игрушкам.
   Стен полез с кулачишками на Моно, потому что любимец малышей, процион, любил посидеть на мягком, округлом плече толстячка тролля, в то время как младшему сынишке Селены хотелось поиграть со зверем "в верёвочку". Тиграша-то отказалась пробежаться в очередной раз по гостиной, а Пират так вообще привычно смылся под какую-то мебель, пока не кормят... Сцепившись друг с другом, малышня, сопя и бубня, живым комом прокатилась по детскому уголку, заставляя невольных зрителей отпрыгивать и отскакивать. А затем Моно почти неуловимым движением перекинул Стена в один из двух манежей. И отполз к себе - к полочке с игрушками.
   А в том манеже малыш-эльф Корилус, удерживая за шкирку обернувшегося и радостно виляющего хвостом Фаркаса, о чём-то совещался с парами двойняшек: с Шамси и Торсти, с Брином и Илмари. Сблизив бедовые головы, малыши чуть ли не шёпотом обговаривали что-то таинственное - наверное, какую-то каверзу. Но ведь любопытно же! Забыв о Моно, Стен тут же втиснулся в круг заговорщиков. Увы, тема заговора ему явно показалась скучной. И младший сын Селены огляделся в поисках чего-то поинтересней. О, мама сидит на диванчике! И сменил маршрут, схватившись за стенки манежа и перевалившись через них.
   Когда Стен начал движение к маме, Ивар уже привычно для глаз Селены замер - до сих пор он сидел, разглядывая чуть исподлобья самодельный стеллаж с книгами, ближайший к нему предмет интерьера...
   А Селена вновь затаённо улыбнулась, предполагая, что сейчас произойдёт.
   На Стена неизвестное пока заклинание Ивара не подействовало: браслеты на его руках противодействовали любому заклинанию, направленному на него. И, уже изумлённый, Ивар выпрямился, напрямую следя, как малыш сосредоточенно вышагивает к Селене... Кажется, подросток-некромаг снова сотворил то ли заклинание, то ли какое-то другое действие, направленное на Стена. Младший сын Селены за три шага до диванчика чуть не споткнулся, но выправился, устоял.
   Но ведь Стен-то - сын довольно сильных магов! Он несколько неуклюже поднял ручонку - будто обобрал вокруг себя невидимую паутину, после чего возмутился, укоризненно глядя на Ивара:
   - Это моя мама! Моя!
   Селена метнула руки закрыть лицо и беззвучно рассмеялась. А потом испугалась, что не видит, а это сейчас опасно, и быстро отняла ладони от лица. Но ничего не случилось за эти секунды неудержимого смеха: Ивар оцепенел в замешательстве, не сводя ошалевших глаз с её младшего сынишки. Не ожидал, что след его заклинания виден для глаз малыша-собственника?
   Стен решительно добежал до Селены и взобрался к ней на колени, подхваченный её руками. И обнял её за шею, высокомерно поглядывая на новичка. Убедившись, что новый мальчик проникся пониманием, кто кому есть кто, Стен разжал ручки и съехал с маминых коленей на пол. Через минуту он уже снова играл в манеже с обернувшимся в человеческую форму Фаркасом и Айной, самой спокойной девочкой из малышни.
   - Это мой младшенький, - улыбаясь, объяснила Селена Ивару.
   - Когда мои родители умерли, меня отдали в приют, - неожиданно сказал он. - А потом началась война, и наш приют разгромили.
   Затаив дыхание, Селена осторожно спросила, памятуя о судьбе Колина и Ирмы:
   - Приют был рядом с пригородной рекой?
   - Нет. Тоже в пригороде, но ближе к мёртвому лесу.
   Она хотела задать ещё пару вопросов, раз уж он разговорился, но, присмотревшись, замолчала: лицо Ивара из изумлённого стало замкнутым. Он вдруг встал и ушёл в общую гостиную. Селена неуверенно предположила, что он не хочет её расспросов. Может, в приюте было что-то ещё, что до сих пор заставляло его переживать?.. Но, как оказалось, он продолжал знакомиться с Тёплой Норой. Вернулся.
   - А где старшие ребята?
   - В учебном доме, - ответила Селена. - До обеда там с учителями занимаются младшие - у нас есть разрешение на уроки для них. А после ужина там собираются старшие - наши и соседские школьники. Они делают домашнее задание. Если кто-то чего-то не понял, всегда найдутся те, кто объяснит, как выполнять трудное задание. А ещё в учебном доме есть библиотека. Ты видел книгу Колина. Она оттуда.
   - Зачем оборотню читать такие книги?
   Селена вспомнила, как сам Колин объяснил Ивару свой интерес к словесности, и подумала, что другое объяснение будет лучше - для постепенного знакомства с обитателями Тёплой Норы.
   - Когда Колин попал сюда, в этот дом, о приюте никто и не думал. Просто дети как-то сами по себе сюда попадали. Разве что мой семейный, Джарри, очень надеялся найти в пригороде Коннора. Коннор был его подопечным. И его вывозили из пригорода в город из лаборатории. Как живое оружие - Коннор ведь тебе сказал об этом? Но на их машину напал Ночной Убийца. Ты слышал о таких машинах?
   - Знаю, - поёжился Ивар.
   Это "знаю" заставило внутренне содрогнуться.
   - Коннор привёл сюда свою группу - двенадцать существ вместе с ним.
   - Двенадцать?! - вырвалось у мальчика-некромага, и он впервые растерялся. Селена ещё подумала, не был ли Ивар в какой-то из групп, которые в опасном пригороде постепенно сокращались в численности.
   - Да. Коннор полгода собирал их в пригороде и охранял от магических машин. А первым он встретил Мирта - будущего брата по крови. Но вернёмся к Колину. Он был почти одичавшим, когда оказался здесь. Что значит одичавший - объяснять не надо?
   - Нет. - Ивар застыл мрачным взглядом на точке в пространстве. Судя по всему, он опять вспоминал - и не самое лучшее из своей недолгой жизни. Вспоминал жуткие встречи с одичавшими?
   - Неполная одичалость, - продолжала она, - выразилась в том, что Колин с трудом оборачивался в человека. Обратный процесс происходил быстрей. Кроме всего прочего, были проблемы с движением: он не мог держать ложку. И с огромным трудом говорил.
   - Но у него же есть сестрёнка! Она... тоже?
   - Нет. Ирма оставалась нормальной, так как чаще совершала обороты и любила поболтать. А Колин чаще бегал в волчьем обличии. Так было легче защитить сестру.
   И замолчала, вспоминая. Но Ивар закончил:
   - От одичавших.
   - Именно. И ещё одно: они тоже из приюта. Поэтому я и спросила, из которого ты.
   Он что-то коротко и утвердительно пробормотал.
   - Колину повезло попасть в этот дом. Здесь были сильные маги, которые помогали ему с оборотом. Потом мы нашли другого мальчика-оборотня. Вади. Его проблемы были посложней. Однажды наш целитель Бернар произнёс над Вади странные слова. Вади быстро вернулся к человеческой форме. Бернар объяснил, что это древнее наречие оборотней. Колин тогда очень этим наречием заинтересовался. Потом дело пошло ещё быстрей: выяснилось, что Коннор знает и это наречие, и язык драконов. Сейчас Колин изучает современный общий язык, современный и старинный эльфийский, а также оба наречия оборотней.
   - Но зачем? - настаивал Ивар, и Селена заметила, что он злится из-за своего непонимания.
   - Это увлечение, понимаешь? Например - ты. Чем ты любишь заниматься?
   - Обучаться во сне! - со злостью бросил мальчишка.
   Сделав вид, что не услышала его ненависти, Селена сказала:
   - В следующий выходной у нас соревнования по пейнтболу. Мы - против городской подростковой военной школы.
   - Против - это хорошо, - проворчал он.
   - Как знать, может, тебе понравится играть в пейнтбол, - предпочла не заметить его чуть ли не угрожающего тона Селена. - Или вот ещё... Ты сейчас выходил из детского уголка. Видел, как ребята сидят за столом и что-то мастерят? - Она усмехнулась, когда Ивар, не глядя на неё, пренебрежительно скривился. Сейчас она сказанёт ему то, от чего обычно многие немедленно... э-э... выпадают в осадок. - Во время войны нашу деревню обхаживали несколько магических демонов. Они были такими огромными, что заслоняли порой солнце. И пытались войти в деревню. Но нашу защиту ты уже видел. Коннор убил троих. А потом мы собрали то, из чего они были сделаны, и теперь мастерим из этих деталей украшения.
   Разве может устоять подросток перед героической сказкой? Ивар помотал головой, наверное стараясь уложить в мыслях плохо сочетаемую информацию.
   - А это - как? Ну, из демона украшения?
   - Издалека машинный демон казался живым существом, чудовищем, - чуть улыбнулась Селена (сработало!). - Но, когда Коннор заглянул внутрь, выяснилось, что там прячутся лаборатория и завод для создания других магических машин, поменьше. Так что вся луговина за Пригородной изгородью и за домами нашей улицы до сих пор хранит остатки этих демонов, детали от них. Даже наш рачительный Мика - и тот до сих пор не сумел всё перетаскать в свои сараюшки.
   Ивар откинулся на спинку диванчика. Лицо уже не ошеломлённое, а вот глаза задумчивые. Пытается увидеть в воображении рассказанное?
   Взгляд Селены остановился на настенных часах. Через полчаса надо будет загонять ребят по спальням. И здесь появляются две проблемы. Жив ли Перт? Сумел ли помочь ему Трисмегист (которого, ещё неизвестно, пустили ли в Старый город)? И - куда на ночь поместить опасного Ивара? Хоть девочка-дракончик Люция и предсказала, кто придёт, о действиях и намерениях Ивара она промолчала. Значит ли это, как Мика заметил, что в Тёплой Норе от него не стоит ждать... страшного?
   Хлопнула дверь из тамбура. Начали возвращаться из учебного дома ребята. Селена выглянула в общую гостиную. Ага, Маев нет. Мускари и Космеи тоже. Что значит, можно выйти с Иваром во двор и показать ещё одно увлечение своих ребят.
   - Ивар, я не знаю, чем именно ты мог бы увлечься, но хочу тебе показать кое-что. - Она протянула ему курточку, брошенную кем-то из мальчиков на стул возле двери. - Надень. Мы хоть просто выйдем во двор, но на улице всё-таки прохладно.
   Спустя минуту они стояли на дороге перед домом, запрокинув головы, и следили за ночным полётом дельтапланеристом. И даже без слов Ивара Селена догадалась, что его эти полёты впечатлили... Она собиралась спросить его, стоит ли задаваться вопросом, для чего нужны ребятам такие полёты. Но очень удивилась сама, когда он, всё ещё заворожённо глядя в тёмно-синее небо, спросил о другом:
   - Сколько лет Коннору?
   Удивлённая, тем не менее, она ответила:
   - Пятнадцать.
   - На год старше меня, - очень задумчиво проговорил он, продолжая наблюдать за дельтапланеристами.
   Селена хотела было сказать, что не стоит завидовать Коннору (она помнила слова мальчика-некромага, сказанные в столовой, о том, что Коннор в Тёплой Норе жил и живёт благополучно), ведь и он получил своё от войны, два года проведя в лаборатории. Но отказалась от желания выгораживать старшего сына: в лаборатории тоже было опасно, но эта опасность несравнима с тем, что пришлось пережить Ивару в мёртвом лесу. Причём уже в мирное время.
   И вдруг поняла другое. "На год старше меня"?! То есть Ивару уже четырнадцать?! Но ведь она решила, что ему двенадцать! От силы - тринадцать!.. Позже, привыкая к сказанному Иваром, она сообразила: неизвестно, как кормили мальчика в храме некромагов, но в мёртвом лесу он уж точно постоянно голодал. Поэтому сейчас и выглядит еле-еле на двенадцать-тринадцать, ко всему прочему будучи не слишком высоким. По инерции она вспомнила, что и Коннор начал вытягиваться после тринадцати лет. Правда, она так и не узнала, его ли природа взяла своё, или помогло то, что из него вынули детали, делавшие его киборгом.
   - ... Селена! - звонко раздался в ночном воздухе голос Мики, и они с Иваром обернулись на шаги подходящего к ним братства. - Я хочу побить Коннора!
   - Из-за чего? - насмешливо удивилась она.
   - Он сказал, что на крылья нужного размаха перьев всех наших индюшек не хватит! И отказался их ощипывать! Селена-а... - уже умоляюще, хоть и шутливо, воззвал Мика. - Придумай ещё что-нибудь, чтобы на это материала хватило!
   - Мика, тебе что - твоего факультатива не хватает?
   - Ну-у!.. Там только всякие формулы! А мне хочется что-нибудь своё смастерить! Своими руками!
   Стоя в темноте, среди тянущихся из окон Тёплой Норы полос света, Селена не увидела, а почувствовала, как с приближением братства Ивар шагнул к ней.
   - О, - сказал Коннор, разглядев почти прячущегося за ней мальчишку-некромага. - Погулять вышли? Или на ночных птиц полюбоваться? Смотрите-ка, Маев с Эрно не слишком увлеклись? Мускари с Космеей уже спустились.
   Ощущая тепло стоявшего рядом мальчика-некромага даже на расстоянии, Селена вздохнула, глядя на Маев и Эрно. Кажется, сын дракона учил девочку-мага качать крыльями... Пришлось напомнить им о времени, а потом возвращаться дружной гурьбой в Тёплую Нору...
   С Иваром она осталась наедине в гостиной - и пришло время решать, где же оставить мальчика на ночь. Для начала она спросила его напрямую:
   - Где ты хочешь спать? В комнате с мальчишками - или в комнате на одного? Есть другой вариант: в комнате братства.
   - Нет, - сразу сказал Ивар. - Не у них.
   - Но ты... - начала Селена напоминать, что в столовой-то он сел именно за стол братства. Осеклась. Внимательно посмотрела на мальчика-некромага. - Хорошо. Давай так: мы сейчас походим по комнатам - и ты сам найдёшь ту, которая тебе понравится и в которой ты бы предпочёл остаться на ночь.
   Ивар посмотрел на неё непроницаемо, резко напомнив этим Коннора, и первым пошёл к лестнице: видя, как ребята собираются спать, он уже понял, что спальни находятся на втором этаже. Но Селена повела его выше - в мансарду братства. Здесь разыгрались Мика с Колином: они свалили с ног Мирта и пытались не дать ему подняться на ноги. Ни дать ни взять - драчка малышей. Открытая дверь не смутила ребят, тем более - Коннор хохотал, а Хельми экспериментировал с летающими пентаграммами, посылая их к драчунам - правда, непонятно, с какой целью: то ли успокоить их, то ли помочь старшему, Мирту. Мирт так вообще дурачился, сам пытаясь повалять младших.
   Наконец Колин заметил Селену и толкнул в плечо Мику.
   - Селена!
   - Ага, - пробормотала она. - Спасайся, кто может!
   - А то что будет? - возбуждённо спросил Мика, скатываясь с Мирта на пол.
   - Мы ищем место для ночёвки! - объявила она, не обращая внимания на его вопрос. - Ивар не хочет в вашу пентаграмму, но я решила просто познакомить его с местом.
   - Зря не хочешь, - сказал взъерошенный Мирт, отдуваясь и поднимаясь с пола. - Наши сны много кто хочет посмотреть.
   - И шестая кровать у нас всегда в запасе, - добавил Мика.
   - Да-а! - со смешком добавила Селена. - Мика у нас запасливый!
   - Нет, - сказал Ивар и немедленно ушёл в коридор.
   Ребята переглянулись и уставились на Селену.
   - Нет, так нет, - спокойно сказала она и тоже вышла.
   Они спустились на второй этаж и пошли по коридору со спальнями. И чем дальше, тем больше у Селены складывалось впечатление, что Ивар и в самом деле знакомится с Тёплой Норой. Он придирчиво осмотрел "ясли-сад" Вильмы, которая сидела на своей кровати вместе с новенькой, с Минной, и болтала с ней, приглядывая за её младшими сестрёнками, ползающими на кровати Ирмы. Волчишка сразу заметила, кто заглядывает в "ясли-сад", и мгновенно высунула язык, едва встретилась с Иваром глазами. Ивар внезапно усмехнулся и оскалился, приподняв верхнюю губу - почти по-волчьи. Ирма опешила. Такого даже она не ожидала.
   Следующей была спальня рыболовов и магов. Хаук сидел посредине комнаты и старательно пытался выполнить один из приёмов, которые изучали у Колра, а остальные мальчишки серьёзно следили за ним и подсказывали, если что неправильно получалось.
   - Это что? - тихо спросил заинтригованный Ивар.
   - Один из наших учителей - чёрный дракон Колр, - шёпотом ответила Селена. - Он ведёт... - она споткнулась на слове "физкультура" и поправилась: - Ведёт учебные бои. Хаук не всегда сразу справляется с нужными приёмами - вот и тренируется отдельно, когда есть время... Как тебе эта комната?
   Он покачал головой. Сворачивая от комнаты мальчишек, она заметила, что он постоянно тянет шею, как будто прислушивается к тому, что делается на мансарде.
   - А что за комната была напротив малышей?
   - Там живёт Риган - мальчик-дракон.
   - Один?
   - Нет, там есть ещё кровати для Берилла и Тармо и Вилла. Но они не хотят переходить от своей компании.
   Он промолчал и пошёл дальше. В следующей комнате жили мальчики-оборотни, о чём Селена сразу предупредила его, но Ивар сделал вид, что собирается увидеть это своими глазами. Следующая комната была смешанной: здесь и Гарден - братишка Мирта, и, естественно, Орвар - его недавний поводырь, и Вади - "семейный" Ирмы, и Андрис, недавно переселившийся сюда от рыболовов, и мальчишки-эльфы - Мускари и Вереск. Последний при виде Ивара согнулся так, словно тот собирался силой тащить его в храм некромагов. Но Ивар скользнул по нему скучающим взглядом и опять покачал головой.
   Селена уже на полном серьёзе думала, что он всё-таки запросится либо в комнату братства, либо в пустующую комнату рядом с комнатой, отданной для новеньких девочек-оборотней. Но, как оказалось, не угадала. Он снова подошёл к "ясли-саду" Вильмы и заглянул в сдвоенную комнату.
   - Если бы можно было, я бы остался здесь, - неожиданно сказал он негромко, чтобы услышала только Селена, но не Вильма, которая снова обернулась к ним с вопросом в глазах. - Селена, а можно - к Ригану?
   - Сначала спросим самого Ригана. Не возражаешь?
   - Нет. Он хозяин, - пожал плечами Ивар.
   Дверь комнаты была приоткрыта, и Селена стукнула в неё только для проформы.
   - Риган, можно к тебе?
   Мальчик-дракон закивал, хотя видел, что она не одна.
   - Риган, хочу подселить к тебе Ивара, - прямо сказала Селена. - Что ты думаешь об этом? Если не захочешь, мы найдём ему другое место.
   Риган захлопал глазами, а потом его взгляд сместился как-то так, что хозяйка Тёплой Норы сразу сообразила, что смотрит он не на непрошеных гостей, а дальше. Оглянулась - и узрела стоявших за ней Берилла и Тармо.
   - Селена, - спокойно сказал Берилл, - я тоже хочу эту ночь спать здесь.
   - И я! - решительно пискнул Тармо.
   - И я! - протиснулся между ними Вилл и оторопел, заметив Ивара. Кажется, он решил, что друзья просто так решили отделиться от "яслей-сада".
   - В комнате пять кроватей, - сказал Риган. - Он может здес-сь ос-статьс-ся. Но он же взрос-слый. Почему у нас-с?
   Кажется, как ни странно, мальчик-дракон легко определил, что Ивару гораздо больше лет, чем он выглядит. Селена вдруг поняла, что растеряна. Нет, Риган и впрямь спокоен. Как спокоен и Берилл, ни с того ни с сего готовый спать там, где до сих пор не хотел. Что это они? Даже Вилл, понявший, что они будут в одном помещении с Иваром, готов здесь остаться.
   - Мне здесь нравится. Куда мне лечь? - осведомился мальчик-некромаг.
   - Выбирай любую кровать, кроме моей, - предложил Риган.
   Мальчишки из компании Ирмы бросились в комнату Вильмы за своими вещами. Удивлённая Селена проследила, как они забирали свои вещи и как отвечали на вопросы не менее удивлённой Вильмы... Впрочем, пока Селену больше волновало не странное согласие дружков Ирмы, тоже изумлённо наблюдавшей за переселением (хотя к ней быстро подошли и что-то прошептали), а то, что под подушку Ивар положил свою тощую котомку, с которой не расставался даже за столом в столовой... А потом Селена вообще впала в ступор, мельком глянув на потолок: он выбрал кровать, стоявшую под кроватью Коннора в мансарде! Что вообще происходит? И тут же сердце сжалось: не собирается ли Ивар отомстить Коннору за мёртвый лес? За убийство тёмных друидов? И знает ли мальчик-некромаг, что Коннор спас его?
   Мальчик-некромаг, не раздеваясь, а только сбросив обувку, лёг поверх покрывала, подложив руки под голову и глядя в потолок. Селена не стала делать ему замечаний, чтобы он снял покрывало и лёг под одеяло. Замёрзнет - сам сообразит, но... С трудом оторвала от него взгляд и заметила, как странно смотрит на Ивара Риган - с превосходством, но в то же время изучающе. Заставила себя подойти к порогу комнаты и оттуда пожелать:
   - Спокойной ночи, мальчики!
   Ивар промолчал, но Риган ответил ласково, как только он умел.
   Селена вышла в коридор и вздрогнула: кто-то шёпотом позвал её из-за двери. Быстро подошла и обнаружила Берилла с двойняшками-оборотнями.
   - Селена, ты не беспокойся, - деловито сказал Берилл. - Мы проследим, чтобы он ничего страшного не сделал.
   Так... Так... Вот почему мальчики решили переместиться в комнату Ригана? На всякий случай Селена попросила:
   - Мальчики, вы с ним разговаривайте доброжелательно, ладно? Возможно, он останется в нашей Тёплой Норе.
   Вилл угрожающе сжал кулачишки и так же угрожающе пообещал, что с Иваром будут говорить так, словно он их брат-оборотень. Селена не совсем поняла, что это значит, но положилась на то, что среди компании Ирмы Берилл самый рассудительный. Она проводила мальчишек в спальню Ригана, и тут Ивар, повернув голову на шорохи и шаги, неожиданно попросил:
   - А можно на ночь не закрывать дверь?
   - Риган? - пожелала Селена удостовериться, что мальчик-дракон не против. Ивар не знал, что Риган всегда спал с открытой дверью. Иногда ему всё ещё снились страшные сны, как ураган его сбивает с ног и безжалостно играет с ним. Поэтому нужна открытая дверь, чтобы перейти в комнату Вильмы и уснуть среди малышей.
   - Пус-сть будет открытой, - разрешил Риган.
   Обеспокоенная больше, чем думала, Селена спустилась вниз и первым делом пошла в гостевой кабинет. Как и ожидала, здесь уже сидел Джарри со спящим Стеном на руках. Здесь устроился и Бернар, тихонько разговаривая с Ривером. Колр на что-то недовольно морщился, а неожиданно объявившийся задумчивый Трисмегист чему-то хмыкал. Кроме взрослых, здесь же были и ребята из братства. Ошарашенная Селена, вспомнив взгляд Ивара наверх, не удержалась от вопроса:
   - А кто сейчас в вашей комнате?
   - Наши фантомы, - ответил Коннор. - Мама Селена, мы только тебя ждём.
   Когда Селена устроилась рядом с Джарри и взяла у него Стена, прижав к себе - он так здорово её успокаивал! - Трисмегист кашлянул и вздохнул:
   - Перт выжил. Если бы Морганит не перенервничал, он бы вспомнил, что глава храма некромагов просто так главой не становится. Пока Морганит ездил сюда за мальчиком, Перт избавился от ядовитых корней и их воздействия. Моё присутствие там не понадобилось, хотя мне и было интересно посмотреть, как изменился Старый город.
   - В таком случае, - твёрдо сказала Селена, - у нас остаётся ещё одна проблема. И мы должны решить её сейчас же. Мальчик выбрал кровать в комнате Ригана - и эта кровать находится под кроватью Коннора. Мне это не нравится.
   - Можно поставить на Ивара знак, отслеживающий его перемещения, - после небольшой паузы предложил Мирт как всегда мирное решение.
   - Не выйдет, - покачал головой удивлённый Коннор. - Он очень чувствительный, как все тёмные друиды. Заметит сразу.
   - Ты хочешь сказать - он уже тёмный друид?! - испугалась Селена.
   - По навыкам - да. Магические линии таковы, что он теперь сочетает знания некромагов и практические приёмы тёмного друида.
   - Тогда я требую, чтобы вы немедленно осмотрели его котомку! - Она не ожидала от себя, что так испугается. Да ещё вспомнила, как Люция оборвала комнатный цветок. - Он всегда носит её с собой! А вдруг там... именно там... Вы меня ведь поняли, да? Есть такая возможность? Посмотреть его котомку хотя бы издали?
   - Селена, успокойся, - легко сказал Коннор. - Корней там нет.
   Он посмотрел на Трисмегиста - и тот кивнул.
   - Могу предложить магичес-скую паутину из пентаграмм, - сказал Хельми. - Я пройду по вс-сем уголкам Тёплой Норы и развеш-шаю их повс-сюду, где это только возможно. Так, чтобы Ивар не заметил.
   - Я помогу, - поднялся с места Трисмегист.
   - И я, - сказал Коннор и тоже вышел вслед за Хельми.
   - Тогда мы - спать! - заявил Мика.
   Бернар и Ривер помахали всем рукой, намекая, что посидят ещё немного.
   Джарри и Селена перешли в свою спальню. Она уложила Стена и обернулась к семейному со вздохом:
   - Ну и день... Сначала ворвались некромаги. Теперь в доме спит мальчик, которого я до ужаса боюсь... Да, что там с Ильмом? Вы с Ривером придумали защиту против него?
   - Думаем пока, - усмехнулся Джарри. - Сразу так не сообразишь. Одно пока нам с Ривером нравится: с нашей защитой, которую Белостенный может проходить, ему придётся оставить дома свою машину. Потому как проходить нашу защиту, одновременно ведя машину, даже у него не получится.
  
   Глава пятая
  
   ... Машина резко дёрнулась и встала. Пробка впереди оказалась такой плотной, что машины стояли друг к другу почти впритык. Плечом прижавшись к двери, маленький Коннор испуганно смотрел на яростно бегущую улицу, кричащую, плачущую, умирающую от взрывов и выстрелов...
  
   ... В последний миг сна Селена очнулась - и сумела не закричать, когда бумбум из воспоминаний Коннора подстрелил машину с ним и его родителями - и та опрокинулась. Но судорожно вздрогнула. И так сильно, что, резко проснувшись, замерла, прислушиваясь, не разбудила ли Джарри. Но семейный крепко спал.
   Осторожно встав, она на цыпочках приблизилась к кроватке Стена - тот тоже спал. И, наконец, вышла на веранду, из тамбура ведущую к бывшему кабинету, нынешней их спальне. Быстро оделась и прошмыгнула в гостиную. Темно и пусто, только у двери в тамбур горит свеча в настенном канделябре - для тех, кто хотел бы выйти "на двор" среди ночи... Взглянула поверх двери. На часах - привычное время ночного обхода. Надо же. Даже посреди сновидческого кошмара удалось проснуться в нужное время.
   На втором этаже спокойно. Но Селена заглянула в коридор только мельком. Больше всего тревожило братство. Помнила: мальчик-некромаг выбрал кровать под мансардой - в том месте, где лежал Коннор. Затаив дыхание, она заглянула к ребятам. Спят. И даже не маскируются, как было пару раз, когда эти черти умудрялись встрять в приключения...
   Бесшумно выдохнув, она спустилась и прокралась к комнате Ригана. Прежде чем заглянуть, напомнила себе, что в ней сегодня помещаются по крайней мере два сильных и умелых мага. Пусть один и стихийный - мальчик-дракон Риган, но второй не просто сильный. Он ещё и умелый и непредсказуемый... Накинула на себя магическое марево отсутствия. Держать на себе жёсткий магический отвод глаз, как Коннор, она не умела в достаточной мере. Марево выполнить легче... И заглянула в комнату.
   Её обитатели спали. Все, кроме одного. Ивар всё так же лежал на покрывале и смотрел на потолок. "Пытается прорваться в сны Коннора?" - возникла странная мысль. Затем нерешительно подумалось: "Он мне показался умным. Во всяком случае... не дурак же он - убивать Коннора внутри деревни. Он же знает, что уйти не сможет... А если он из фанатичных? Господи, о чём я думаю?.. Нашла за кого переживать - за Коннора, который после мёртвого леса и вооружён, и предупреждён". Она слабо улыбнулась, вспоминая, как старший сын немедленно подхватывает выражения её мира, если они ему понравились.
   Тенью скользнула мимо. Следующая комната - девочек. Затем - остальные, вплоть до помещения для новеньких, для Минны с сестрёнками. Эти - дверь закрыли. Плотно. Но спали хорошо. Так что хозяйка Тёплой Норы приоткрыла её - и улыбнулась. Если Минна лежала, скрутив одеяло вокруг себя в настоящий кокон, то Вик своё "оседлала". Две младшие волчишки спали в манеже, который старшие мальчики Тёплой Норы перенесли сюда, потому что Минна сказала: "Они не привыкли к кроватям - упадут". И хотела оставить сестрёнок в корзине. Но Ринд, девочка-оборотень, привыкшая ухаживать за малышом Фаркасом, возмутилась: "Корзина слишком мала! А ведь твои сестрички уже умеют оборачиваться! Каково им будет, если ночью случится самопроизвольный оборот?"
   В принесённый манеж набросали старое, но стираное постельное бельё, клятвенно пообещав домашнему Веткину, что вскоре купят ткань на новый комплект... Селена подошла к манежу и присела на корточки. Волчишки лежали так, что трудно было понять, укрываются они или просто заползли под тряпки. Из всклокоченного белья торчали головы, лапы и даже чей-то хвост.
   Она мягко вышла из комнаты. Кажется, Минне и её сестрам долго привыкать к новому месту не придётся... А Джарри надо напомнить, чтобы сделал второй манеж вместо этого - в детский уголок в гостиной. Малышей в Тёплой Норе достаточно.
   В гостиной, несмотря на полумрак, было уютно. Приглядевшись, Селена подумала, не сесть ли в самое большое кресло - с мягкими подушками, не заснуть ли тут - на всякий случай. И вскинулась, краем глаза заметив движение в том самом кресле. Щёлкнув пальцами, осветила подозрительное место. Усмехнулась: процион Нот свернулся клубочком на сиденье, посвёркивая на хозяйку сонными глазами, а внутри клубочка, в его лапах, виднелась кошачья голова. Тиграша любила тепло. Пират, наверное, привычно спит у Камовой печи, благо теперь её топят каждый день... Кивнув этим двоим, слегка обеспокоенным неожиданным светом, Селена села в соседнее кресло.
   Надо подумать. Хотя что тут думать. Составляющие задачи просты: бывший приютский Ивар сбежал из храма некромагов. Если он уйдёт - куда? На улицы? В пригороде и так бездомных детей до сих пор полно. Пополнит армию преступников. Это Селена вспомнила, как братство отследило Пренита, мальчишку-вампира, который сбежал из Тёплой Норы в поисках своей сестры, Агаты. На обратном пути ребятам встретился "хозяин района", бандит и некромант, который не преминул воспользоваться почти смертельными приёмчиками, чтобы попытаться "нагнуть" незнакомых подростков... Селена вздохнула: если не взяться за Ивара вовремя, он, обученный тёмными друидами и некромагами, будет пострашней того самоуверенного хозяйчика-некроманта: это надо же - в наведённом сне создать оружие тёмных друидов и мгновенно использовать его в момент пробуждения!.. Следовательно, её задача, как хозяйки Тёплой Норы, - вложить в голову Ивара твёрдую идею, что на свете нет места лучше, чем Тёплая Нора. А ещё отмазать его от некромагов.
   Как хорошо, что Перт оказался умней Морганита! И более умелым...
   ... В соседнем кресле накинула на плечи вязаный плед, напихала кресельных подушек под бок и, пригревшись, уснула...
   Вставала она обычно первой - за час до общей побудки. И обычно легко. Но сейчас почему-то, проснувшись, поняла, что глаза открывать не хочется. Очень тепло. До приятного, истомного жара. А когда поняла, о чём думает в полусне, немедленно распахнула ресницы. Хмыкнула. Кто-то закутал её в одеяло, пока она спала.
   Вспомнила, как по второму разу поднималась на второй этаж, чтобы заглянуть в комнату Ригана. Ивар всё так же лежал на спине, глядя в потолок. Селена даже пожалела, что в спальне он не один. Подойти бы, заставить лечь нормально. Знает ли мальчик-некромаг, что такое нормальная кровать с нормальной постелью? Когда он в последний раз спал, как обычный ребёнок? Наверное, в приюте - в последнюю ночь перед вторжением в пригород магических машин?
   "Вернулась" в гостиную.
   Напротив, на диване, сидели Коннор и Хельми. Юный дракон, сев нога на ногу, сосредоточенно разглядывал что-то в тетради, время от времени касаясь страницы карандашом. Вряд ли домашнее задание. Старшие привыкли выполнять "домашку" прямо в школе, чтобы потом концентрировать внимание только на факультативах... Коннор, сбросив домашние ботинки, сидел в "лотосе" и изучал магические знаки, которые сотворял тут же - для неопытного глаза в воздухе, для опытного - в пространстве, а потом внимательно разглядывал. Кажется, его что-то беспокоило. Мальчишка-некромант творил знаки слишком резко, а потом раздражённо сбрасывал их, чтобы тут же "нарисовать" следующие. Время от времени Хельми посматривал на него. Один раз даже открыл рот, чтобы что-то сказать, но кинул взгляд в сторону и снова занялся своей тетрадью.
   Взгляд Хельми в сторону... Чуть сбоку от них, на кушетке, плотно приставленной к стене, сидел Ивар, который, низко наклонив голову ("Никого не вижу и видеть не хочу!"), медленно листал альбомы ребят. Космея взялась за обучение обитателей Тёплой Норы живописи всерьёз. Альбомы в руках мальчика-некромага, насколько это понимала Селена, содержали рисунки, довольно профессионально сделанные, ведь Ивар рассматривал те, что рисовали старшие. И, кажется, ему нравилось творчество ребят, поскольку он не заметил, как Коннор и Хельми одновременно взглянули на Селену и улыбнулись ей, приветствуя её пробуждение.
   Она быстро пригладила волосы и встала, чтобы тут же сложить одеяло и плед, а потом слегка взбить кресельные подушки. Затем подошла к Ивару.
   - Доброго утра, Ивар. Как спалось на новом месте?
   - Я не спал, - равнодушно ответил он.
   - Непривычно? - подсказала Селена. - Новое место?
   - В храме выспался...
   Если и хотел пошутить, то, увы, снова ответил безэмоционально, но поднял голову - на звуки шагов с лестницы. Селена присела, улыбаясь появлению девочек. Впереди - озабоченная Анитра, за ней - Лада. Оглядевшись, Анитра поспешила к Селене, а Лада - к Коннору. Насторожившийся Ивар напрягся, когда Анитра села с другой стороны от Селены и, склонившись вперёд, кивнула:
   - Привет, Ивар. Доброго утра. Мы с Ладой тебе куртку доделали - тебе её в комнату занести или сюда?
   - Какую... куртку? - Ивар тоже склонился вперёд, чтобы посмотреть на Анитру. Кажется, девушка сумела удивить его.
   - Селена вчера просила подогнать для тебя куртку на твой размер, а у нас остались только большого размера. Вот мы и подгоняли, - объяснила Анитра. - Так куда тебе её? Ты же наверняка захочешь погулять на улице, а сейчас холодновато, чтобы ходить только в штанах и в одной рубахе.
   Ивар выпрямился и взглянул на Селену.
   - Анитра, он спал в комнате Ригана, так что занесите туда, - предложила хозяйка Тёплой Норы. - Если Ивар захочет погулять, сбегать на второй этаж нетрудно.
   - Хорошо, - согласилась Анитра - и обернулась, засияв: в гостиной появился Александрит.
   Стараясь не слишком смущать Ивара, Селена взглянула на него: он снова ссутулился и исподлобья смотрел на девушку, подбежавшую к парню-вампиру. Но в глазах мальчика-некромага не было враждебного чувства... Потом, будто спохватившись, он перевёл взгляд на Коннора и, забывшись, поднял брови: Лада, севшая рядом с Коннором, прислонилась к нему - плечо к плечу, не обращая внимания на его "лотос", но в то же время не мешая ему работать с пространственными знаками.
   Со второго этажа постепенно спускались все те, кто должен был ехать в пригородную школу. Ребята здоровались с Селеной и тут же принимались за свои утренние дела, какие обычно в полном объёме случались в выходные: кто-то садился за стол с ящичками и начинал нанизывать бусины для браслетов; кто-то подходил к книжным полкам и брал рукописи, кто-то присаживался к столику с альбомами...
   Сообразив, что к Селене не подходят, Ивар вполголоса спросил:
   - А как Коннор попал в лабораторию?
   - Он с родителями ехал в машине. В тот день началась война. И бумбум подбил их.
   - Кто?! Бумбум?
   - Их ещё называют "крабами". Две тарелки на ножках.
   - А... Знаю... А родители?
   - Погибли сразу. - А потом почему-то добавила - незаметно сняв браслет и тут же заметив, что Коннор, не поднимая глаз, насторожился: - Всё, что было до аварии, Коннор теперь помнит смутно. Либо совсем забыл. Была очень сильная травма головы, а в лаборатории ему ещё и магически подчистили память. Пока из него делали машину, он жил так, как ты жил в храме некромагов. В осознанном сне. Только жил он в той лаборатории не месяцы, а почти два года.
   Он вдруг сглотнул.
   - Получается, он совсем ничего не помнит?
   - Да. Тебе повезло, что некромаги не стали трогать твою память. Они надеялись, что ты им будешь благодарен за обучение. Ведь у тебя способности...
   - Зачем он отдал меня некромагам?
   Шёпот Ивара ударил по сердцу. В сторону Коннора он не смотрел, но Селена видела, как вздрогнул старший сын. Она помолчала... Этот вопрос она задавала и себе, только с маленьким уточнением: "Зачем я позволила его отдать?" Молчание затягивалось, и тогда Селена взяла удар на себя.
   - Ивар, прости, это из-за меня.
   Он прислонился к стене, к которой кушетка была поставлена очень плотно.
   - Это как?
   - Я... боялась тебя. Сам подумай, что могло бы быть, если бы я привезла тогдашнего тебя сюда - в Тёплую Нору, полную детей...
   Коннор, слушавший разговор, опустил голову. Лада, сидевшая рядом, встревоженно спросила у него о чём-то. Обернулся к нему Хельми, метнул взгляд на руки Селены и поспешно снял свой блокирующий её браслет.
   Ивар посидел немного, глядя в пол, и пожал плечами.
   - Ну... Это я понимаю. А теперь? Ты отдашь меня в храм снова?
   Она очень хотела его приобнять, но опять-таки побаивалась.
   - Ивар, видишь - мальчика-эльфа с длинными волосами? Он один из тех, кто вчера летал на дельтаплане. Это Мускари. И он один из тех, кого я не отдала некромагам. Видишь - девочку-эльфа с тёмными волосами? Это Космея. За неё нам пришлось даже подраться с некромагами. Вереска нам вернули сами.
   - Почему?
   - С ним провели несколько ритуалов, из-за последствий которых потом отказались видеть его своим учеником... Я ответила на твой вопрос? Теперь твоя очередь.
   - Какая очередь?
   - Ты хочешь здесь остаться?
   Мирт, бежавший по лестнице к друзьям, резко остановился, встревоженно глядя на Ивара. Коннор и Хельми тоже, не скрываясь, устремили свои взгляды на мальчика-некромага. А тот закрыл альбом и, слишком явно заставляя себя не смотреть на окружающих, посидел немного, потом безучастно сказал:
   - Я подумаю.
   - Хорошо, - сказала Селена, поднимаясь. - Сейчас будет завтрак, а потом наши школьники уедут, и я могу тебя познакомить с деревней и учебным домом. Кстати, не хочешь проверить свои знания? На тот случай, если решишь остаться и пойдёшь в школу?
   Он вдруг медленно и широко улыбнулся.
   - Пойду в школу... Забавно.
   - Ладно, думай, - тоже улыбнулась Селена. - А я пока по хозяйству побегаю. Или ты хочешь, чтобы я посидела с тобой - знакомя с ребятами? - Последнее она придумала только что, испугавшись оставить его в одиночестве.
   - Нет, не надо.
   Как только она встала, Коннор тоже встал с дивана и сразу пошёл к Ивару. Удивлённая Лада - за ним. Возле двери в столовую Селена оглянулась: парочка села с обеих сторон от изумлённого мальчика-некромага и принялась (Коннор так и не надел блокирующий браслет) называть имена всех, кто спускался по лестнице. Секундами спустя к ним присоединились Хельми и Мирт.
   Завтрак прошёл спокойно. Правда, с небольшими перестановками. Ивар сел не за стол братства. Он устроился за длинным столом Вильмы, рядом с Риганом и Бериллом. Мальчики - дракон и вампир - восприняли такое самоуправство спокойно, а Селена подумала: "Неплохо бы поставить рядом со столом Вильмы ещё один стол, поменьше... - И чуть с ехидцей добавила в мыслях: - Для подрастающего поколения ясельников Вильмы! - А потом так удивилась, что начала просчитывать: - Ну да... Берилл, Риган, Тармо и Вилл, Айна и Ирма... Хм. Хорошее такое количество повзрослевших ясельников набежало!.. И ведь это ещё не все, а только те, кого навскидку пересадить..."
   Пока школьники торопливо бежали на улицу садиться по машинам, Ивар сидел в детском уголке. Селена мельком подивилась этому: и за столом малышни, и в уголке малышни... Вскоре школьники уехали. Остались младшие и новички. Прибежала Аманда - привела Люцию, и Селена в первую очередь познакомила семейную чёрного дракона с Минной - девушкой-оборотнем. Пока Вик, средняя сестра Минны, следила за сестрёнками-волчишками, уже освоившими манеж, в котором ползали с игрушками Стен и Фаркас, Люция огляделась и решительно двинулась в сторону Ивара.
   - У вас ещё и новый мальчик? - улыбнулась Аманда.
   - Да. Его зовут Ивар, - спокойно ответила Селена, глядя как девочка-дракончик топает к мальчику-некромагу.
   Не обращая больше на новичка внимания, Аманда спросила у Минны:
   - Шить умеешь?
   Селена оставила их разговаривать о делах насущных, а сама сосредоточилась на поведении Люции. Та добралась до Ивара, который отложил очередной альбом в сторону и с недоумением следил за приближением косматенькой девочки с раскосыми глазищами. Обеспокоенно глядя на обоих и забывшись, Селена чуть не облизала пересохшие губы. Примерно она представляла, что может сегодня произойти, поэтому очень нуждалась в предсказании Люции. А та подошла к мальчику-некромагу близко-близко - так, что даже и он встревожился. Девочка-дракончик подняла руку...
   - Люция, не надо! Берилл! - вскрикнул Риган.
   Стремительной тенью мальчишка-вампир метнулся к Люции и успел-таки перехватить её за тонкое запястье, не давая выскочившим острым когтям упасть на колено Ивара. Одновременно Берилл вцепился и в её вторую руку. Добежавшая Ирма обхватила девочку-дракончика со спины и оттащила от Ивара, стараясь держать её так, чтобы Берилл всё ещё крепко цеплялся за её руки. Люция шипела на Ивара, но дотянуться ей до него теперь было невозможно.
   Ошеломлённый Ивар вскочил с кушетки, на которой сидел. Подбежала Аманда и взяла на руки приёмную дочь. Даже во время предсказаний Люция мгновенно успокаивалась на руках своей человеческой мамы.
   Ещё секунда - и Селена очутилась рядом с Иваром.
   - Что... - выдохнул он, с испугом глядя на девочку-дракончика.
   - Что - что, - вздохнула хозяйка Тёплой Норы и хмыкнула, глядя на Люцию, которая вышла из состояния пророчества. - Нам ещё повезло, что она стёкла бить не стала, как было однажды. Люция - предсказательница. Судя по всему, нам сегодня придётся драться за тебя с Пертом. Чуть не до крови. Будем надеяться, что братство приедет сегодня, не оставаясь на факультативы. Или... Аманда, Колр и Джарри после школы не едут в город?
   - Нет. Обещали сразу вернуться, - ответила семейная дракона.
   - Уже легче, - пробормотала Селена.
   - Я и сам за себя постоять смогу, - буркнул Ивар, с неопределённым чувством глядя на Берилла и Ригана, которые в кружке с волчатами-оборотнями обсуждали необычное происшествие, в котором на этот раз были не наблюдателями, а соучастниками.
   - Да сколько угодно, - сказала Селена. - Но мы привыкли с бедами справляться дружными компаниями. Так что потерпи, если ты будешь не один.
   Он посмотрел на неё, видимо подозревая, что она посмеивается над ним. Но Селена была спокойна, как танк, - по собственным впечатлениям. Хотя заносчивый вид до ужаса худенького мальчика, чью жалкую внешность подчёркивала бритая голова, так и вызывал в ней участливую улыбку.
   - Я не вовремя? - осведомился Трисмегист, входя в гостиную - и немедленно замирая взглядом на Иваре. - Доброе утро, леди. Доброе утро, дети.
   - Доброе утро, уважаемый Трисмегист, - ответила Селена, чувствуя себя растерянной: вот уж чего она точно не хотела, так чтобы учёный эльф занялся именно Иваром - причём прямо сейчас. А ведь с него станется.
   Старый бродяга плевать хотел на все условности, несмотря на внешнюю вежливость. Он спокойно мог забрать Ивара в свой домик и начать обучение: Селена прекрасно понимала, что не только Перт по достоинству оценил некромагический дар Ивара. Но ей хотелось, чтобы Ивар для начала попривык к Тёплой Норе, начал общаться с ребятами, усвоив на практике, что здесь его не тронут, что он под защитой.
   Ещё вопрос: хочет ли мальчик вообще совершенствовать свой дар? Пока некромагические способности принесли Ивару только лишения. Их заметили тёмные друиды. Из-за них ему пришлось пережить месяцы осознанных снов в храме некромагов, где он накопил ненависть и злобу на взрослых.
   - Мы сейчас пойдём гулять в сад, - довольно нервно сказала Селена Ивару. - Подождёшь немного? Я должна поговорить с уважаемым Трисмегистом.
   - А кто он? - вдруг шёпотом спросил мальчик-некромаг.
   - Он тот, кто сделал из Коннора машину, - неожиданно для себя сказала Селена. И ахнула: почему она так сказала?
   - Леди Селена, - нетерпеливо позвал Трисмегист.
   - Что... - шёпотом выдохнул Ивар, обернувшись к старому эльфу-бродяге и сверля его суженными глазами.
   - Теперь они подружились, - быстро ответила она, стараясь успокоить его и до сих пор не понимая, что произошло и почему она так...
   Дошло. Схватилась за оберег на груди, мгновенно испугавшись. Поймала взгляд Ивара - с кривой ухмылкой: "Сообразила-таки!" Замотала головой и быстро отошла от него, по дороге схватила Трисмегиста за руку и буквально выволокла его в тамбур.
   - Леди Селена... - снова начал Трисмегист, но она встала перед ним и подняла медальон, чтобы показать его старому эльфу.
   - Что с моим оберегом?!
   - С него сняли... - заговорил Трисмегист и замолк. По суженным глазам Селена поняла, что и он догадался. - Мальчик снял с него защиту? - Старый эльф секунды смотрел в лицо хозяйки Тёплой Норы, а потом покачал головой. - Никогда не говорил этого вслух, но, леди Селена, вы очень смелый человек. Что вы успели сказать мальчику, когда он надавил на вас?
   - Лучше бы вы спросили... - Селена споткнулась на полуслове. Помолчала и вздохнула. - Он спросил, кто вы. Я ответила...
   - Что вы ответили? - терпеливо спросил Трисмегист. Приподнял бровь. Ответил сам: - Вы сказали ему то, что держали в мыслях. Он вырвал у вас ваше сокровенное мнение обо мне. О Конноре?
   - Да... - прошептала она.
   - Дайте ваш медальон, - велел Трисмегист. - Я наполню его эльфийской силой так, чтобы мальчик не сумел реактивировать его. Он владеет лишь силой некромагов и тёмных друидов, но не эльфов, в отличие от вашего братства. И он, к сожалению, не так силён, как думает. Не говорите ему. Сам он не увидит. Таким образом, вы узнаете из его вопросов, что его интересует на самом деле.
   - Его интересует Коннор, - угрюмо сказала Селена. - Ивар считает, что Коннор отдал его некромагам. И я очень боюсь за моего старшего сына. И за его братьев по крови.
   - Но ведь он только спрашивает...
   - Не только. Вчера я предложила выбрать место для ночлега. Помните, я говорила об этом вчера? Он выбрал кровать на втором этаже. Над этой кроватью - мансарда. И кровать Коннора. Ивар не спал всю ночь.
   - Интригует, - покачал головой Трисмегист и уже осторожно спросил: - Вы не хотите, чтобы я пообщался с мальчиком? Тёмный друид с даром некромагии - это необычно. Я мог бы...
   - Нет, - резко сказала Селена. - Вы торопите события. Мне это не нравится. Дайте мальчику время свыкнуться с Тёплой Норой, а потом посмотрим. Трисмегист, - заглянула она в ярко-синие глаза эльфа-бродяги, - не надо заставлять меня видеть в вас тех же некромагов, которым плевать на личность мальчика.
   - Перт явится сегодня, - почти беспечно сказал Трисмегист. - Если вы позволите, я буду сопровождать вас и вашего нового воспитанника, чтобы некромаги не поймали вас врасплох. Если что - я думаю, мы сумеем отбиться, - улыбнулся он.
   Селена вернулась в гостиную, когда дети оделись - осталось лишь переобуться из домашней обуви в уличную. Оглядела отдельные группки и не сразу обнаружила Ивара. Поначалу даже растерялась, где он. Только возглас Ирмы и её смешок привлёк внимание именно к мальчику-некромагу. Он стоял посреди "бандитов" Ирмы и ошарашенно смотрел на себя в зеркало. А не узнала его Селена сразу по двум причинам: невысокий - и Ирма нашла ему вязаную шапочку. Волчишка всерьёз, со времён вернувшегося в Тёплую Нору Вереска, считала, что человек с бритой головой стесняется своего вида, - вот и побеспокоилась, чтобы утешить Ивара. Заодно и утеплить.
   Когда он обернулся на шаги, Селена невольно улыбнулась: Ирма права. Он так выглядит примерно на свои годы - на четырнадцать. И уже не таким бесконечно голодным и озлобившимся.
   - Собрались? - весело спросила она, стараясь не показать мальчику-некромагу, что сейчас говорила с Трисмегистом о том, что касалось именно его. - Идём в сад.
   - Селена!.. - льстиво запела Ирма. - Новый мальчик никогда не катался на самокатах и на скейтах. Можно - мы на улице покатаемся?
   - А я думала - ты хочешь показать ему хоккейную коробку! - дурашливо удивилась хозяйка Тёплой Норы.
   - А можно?! - обрадовалась волчишка.
   - Клюшки на месте, - пожала плечами Селена.
   Хоккей надолго займёт как малышню, так и Ивара. Ведь, чтобы объяснить правила новой для него игры, пройдёт довольно длительное время. А она посидит на одной из скамеек для зрителей и болельщиков... Почувствовала движение за спиной. И поправила себя: "Посижу с Трисмегистом!"
   Возражать против хоккея никто не стал - напротив, возликовали. Так что заинтересованный Ивар пошёл вместе со всеми во двор, только мельком взглянув на во всех смыслах ушедшего в тень Трисмегиста.
   Выходя следом за малышнёй, Селена вполголоса спросила старого эльфа, который следовал своему обещанию сопровождать её до приезда некромагов:
   - Вы в самом деле поможете мне с некромагами?
   - Да. Я умею разговаривать с ними.
   Трисмегист усмехнулся, глядя на хоккейную коробку, и Селене ну очень захотелось узнать, за что его не любят в Старом городе. Но спросила о другом:
   - Ивар сильней Коннора?
   Старый эльф помолчал, изучающе глядя, как Ивар держит в руках клюшку и внимательно слушает вопящих детей, которые почему-то считали, что он так лучше поймёт игру - в смысле, если орать изо всех сил.
   - Коннор - огранённый драгоценный камень, - наконец сказал Трисмегист. - Ему немного не хватает до полной огранки. По своей сути, в силе магии и её понимания он приближается к мощи Рунного Смарагда. Внутренне он драгоценен тем, что постоянно обучается. Он непроизвольно стремится к совершенству, даже не понимая этого стремления. И он, несмотря на то что его главный дар - некромантия, светлый. Ивар же так обляпан грязью жизненных событий, что я не вижу его внутреннего стремления. В нём кипит негатив - скажем мягко. Коннор знает своё место в жизни, знает, чего хочет от жизни, поэтому растёт. Ивар... не определился. Он закрыт так, что не подпускает к себе ни светлого, ни тёмного.
   - Что он делает в моей Тёплой Норе? - задумчиво спросила Селена.
   - Ищет себя.
   - Есть шанс, что найдёт?
   Трисмегист насмешливо посмотрел на неё. Она отвернулась, зная, что именно он хочет сказать. Но сказал не сразу. Смотрел на сад за хоккейной коробкой, чёрно-белый из-за облепившего землю и деревья инея, с небольшими всплесками тёмно-коричневого - остатками листьев.
   - Вы доверили мне Ригана. Почему же сейчас не хотите доверить Ивара?
   - Вы задаёте глупый вопрос, Трисмегист, и знаете это. Я боюсь вашей напористости. Ригану она пошла на пользу. Но по уму мальчик-дракон гораздо младше умудрённого жизнью, как вы сами заметили, Ивара. Что, если вы сломаете Ивара? Тем более он теперь знает, кто вы.
   - А может, сработает именно это знание? - проговорил старый эльф, глядя, как Ивар пытается забить шайбу, а его останавливает куча мала, повалившаяся на землю, и он кричит: "Так нечестно!" - Вы всё думаете обо мне, что я не прав. А если мальчику понравится быть таким, как Коннор? Умным, сильным, всезнающим? Общительным? Таким, к кому тянутся остальные?.. Ивара ведь ещё и социализировать надо. Признайтесь, даже вы, леди Селена, заметили, что сам он больше тянется к малышам?
   Глядя, как хохочет мальчик-некромаг (хохочет?!), уже валяясь вместе с остальными игроками на мёрзлой земле хоккейной коробки, Селена в чём-то признавала правоту старого эльфа-бродяги, но...
   - У меня есть время подумать, - решила она и вскочила, заслышав требовательный звон драконов ограды. Трисмегист, с высокомерной насмешкой, взглянул туда же.
   Приехал Перт. Свои бы так не трезвонили.
  
   Глава шестая
  
   До Пригородной ещё дойти надо. Машин-то нет. Школьников увезли на них. Так что Селена хоть и спешила, поглядывая время от времени на задумавшегося Трисмегиста, но была рада, пока шла, уложить в мыслях сегодняшний день и его события. Появление Ивара, в сущности, не слишком сильно меняло привычный распорядок дня.
   Минна с сестрёнками ушла к Аманде, в учебный дом - на веранду, пристроенную под швейную мастерскую. Судя по кивку девушки-оборотня ещё в Тёплой Норе, шить она умеет. Что значит - Аманда сейчас проверяет её навыки.
   Мимоходом оглянувшись, Селена увидела Асдис и Викара. Они торопились на детскую площадку Тёплой Норы - присмотреть первый час после завтрака за детьми. Селена очень надеялась, что Ивар, о котором они узнали ещё вчера вечером, не станет им очень уж тяжкой обузой. Но самое главное: не только дети будут под присмотром учителей деревенской начальной школы.
   Ивар - вот пока основная головная боль Селены. Вчера ещё ничего... Но сегодня, после нападения на него Люции, с её уверенным и жёстким желанием воткнуть в него, в его колени, выпущенные боевые когти... Что-то Селена начинала сомневаться, что дело только в приезде некромагов.
   Если бы не приезд Перта, она бы ни на шаг не отошла от мальчика... Есть лишь маленькая надежда, что, пока с ним рядом взрослые, Асдис и Викар, он не будет предпринимать... враждебные действия.
   Она поморщилась: поначалу ровные, мысли о распорядке дня в Тёплой Норе быстро и решительно перешли на путаные и беспокойные - об Иваре. Надо переключаться, иначе она не успеет подготовиться к встрече с Пертом. И Селена взяла себя в руки и начала думать: в деревню она некромагов не пустит. Выйдет сама за изгородь. Была бы одна - ни за что бы не пошла. Но рядом шагает сосредоточенный на собственных мыслях Трисмегист. А она однажды, всего раз, совершенно нечаянно увидела, как на тренировочной площадке за учебными домом, проходит поединок Трисмегиста с чёрным драконом. Не сказать, чтобы Колр так уж сильно побаивался старого эльфа, но - ёлки-палки! Трудно было предугадать, глядя на сумасшедше скоростной бой, кто будет победителем!.. Так что... Селена снова мельком глянула на старого эльфа: да, Трисмегист не побоится вступить в драку, если придётся.
   Так что надо думать не о том, что некромаги могут угрожать ей лично, а о том, как провести с ними... переговоры.
  
   ... В начале второго урока не выдержал Хельми. Он снял браслет, блокирующий Коннора (теперь браслеты у братства были именные), и спросил:
   "О чём ты думаешь?"
   "Обо всём подряд".
   "Беспокоишься из-за Ивара?"
   Коннор сам понимал, что слишком увлёкся размышлениями, да ещё не на темы урока, которые надо бы слушать и анализировать. На предыдущем уроке пару раз он уже ловил на себе недоумённые взгляды учителей, привыкших, что этот скромный и старательный старшеклассник, друживший аж с самим драконом, - один из лучших и внимательнейших учеников класса.
   "Да. Утром Колин поговорил с Ирмой, и сестра рассказала ему, что Ивар странно вёл себя, когда знакомился с её компанией и с Риганом".
   "С Риганом тоже? - Голос Хельми посуровел. - Ивар обидел Ригана?"
   "Нет. Не обидел. Но Риган не привык, что рядом с драконами обычные люди могут так развязно себя вести. И, отвечая на твой незаданный вопрос, объясняю: он не привык, чтобы в его присутствии кто-то вёл себя так, словно Ригана рядом нет".
   "То есть для Ивара что драконы, что оборотни - всё равно? Любопытно", - слишком спокойно высказался Хельми
   Коннор, сам того не замечая, приподнял уголок губ в еле намеченной усмешке: кажется, юного дракона, старшего в братстве, отношение Ивара к Ригану, а значит - ко всем драконам, задело здорово.
   Несмотря на внешнее спокойствие, явно задетый за живое Хельми почувствовал его усмешку.
   "Почему?" - бесстрастно спросил он, понимая, что даже в мысленном разговоре, когда они двое не глядят друг на друга, эмоции скрыть трудней.
   Для себя Коннор закончил его вопрос: "Почему ты смеёшься?" И ответил: "Я подозреваю две причины, почему Ивар пренебрежительно отнёсся к Ригану. Первая: он просто не знает, что перед вами надо преклоняться. Вторая: мне кажется, у него на душе что-то очень тяжёлое, что его сильно гнетёт. Поэтому ему всё равно, кто перед ним".
   Помолчав, анализируя предположения Коннора, Хельми уже задумчиво откликнулся: "Первый случай - это, примерно, такое, как Селена спасала нас от Вальгарда, когда он хотел забрать меня в свой клан? Когда старый дракон допытывался о моём имени? И она говорила с ним, как с равным?"
   "Да. Примерно так".
   "Мне почудилось, ты размышляешь о другом, потому что стал рассеянным, с тех пор как мы выехали из деревни".
   Снова завуалированный вопрос.
   Коннор тоже помолчал, не решаясь сразу отвечать на последнее высказывание юного дракона, а заодно вслушиваясь в пояснения учителей. Математику он знал. Но помнил, что на уроке можно узнать и кое-что дополнительное к своим знаниям... Выслушав учителя и поняв, что ничего нового он пока не услышит, решился: "Ивар не спал всю ночь. Время от времени я проверял его состояние. Он пытался влезть в моё личное пространство, чтобы пробраться в моё прошлое".
   "В то прошлое, когда мы с ним встретились? - удивлённо спросил Хельми. - Чтобы выяснить, как он попал к нам в мёртвом лесу? Мог бы и просто спросить..."
   "Нет. Он пытался прорваться в моё личное прошлое, которое я помню плохо, а то и вовсе забыл. Если так можно сказать - забыл... В довоенное прошлое..."
   "Зачем ему это..."
   То, что последняя реплика Хельми была не вопросом, а личным любопытством (Селена называла это риторическим вопросом), Коннор сразу сообразил. Но ответил не сразу, а продолжив рассказ о странной ночи: "Потом мне надоело. Я полностью заблокировал его и уснул. Под утро приснилось то, что мы сумели однажды сделать в разгромленной лаборатории. Помнишь? Нашли воспоминание о том, как я оказался в лаборатории вампиров, у Трисмегиста. Я так понял, что Ивар тоже увидел этот сон. По линиям его личного пространства видно было, что он вообще не спал. И я не понимаю... То ли он сам добрался до моей памяти и нашёл это единственное воспоминание, то ли я был из-за него взволнован, а потому откликнулась моя память. Но, когда я проснулся от этого сна и проверил Ивара, он больше не пытался лезть в моё личное пространство. Он просто лежал на кровати и ждал побудки. Помнишь - вышел вслед за нами, когда услышал наши шаги?.. Но что самое странное для меня - так это его желание спрятать своё настоящее имя. По впечатлениям он использовал довольно странное заклинание из арсенала тёмных друидов, взорвав имя и разбросав по всем тёмным закоулкам памяти".
   "Попробуем собрать его имя вместе?"
   Коннор снова замолчал, записывая под диктовку учителя две задачи по новому материалу. И, лишь когда ученикам дали время на решение, ответил: "Селена назвала бы нашу попытку узнать его имя агрессивным вторжением в личное".
   "Но ведь он тоже не стеснялся, вторгаясь в твоё личное пространство!" - настаивал юный дракон.
   Уставившись в тетрадь и не видя записей, Коннор раздумывал недолго, объяснив затем свою нерешительность: "Ночью было - один на один. А если мы навалимся всем братством на одного... Это несправедливо даже для Ивара".
   "Но это необходимо, чтобы понять его замыслы", - заметил Хельми.
   "Если бы я был уверен, что мы не поступим, как некромаги с Вереском... - вздохнул Коннор. - Я бы не сомневался".
   "И что теперь делать?"
   "Вопрос к чему? - снова усмехнулся Коннор. - Меня больше тревожат даже не помыслы Ивара. Меня тревожит, что нас нет в деревне почти до вечера. Да, там Колр, Трисмегист... Но что, если Ивар сумеет что-то натворить? Не следят же там за ним ежеминутно... Поэтому и задумываюсь, не могу сосредоточиться..."
   "С этой точки зрения я не смотрел на ситуацию", - признался юный дракон.
   Зато, как минутой позже выяснилось, с этой же, Конноровой точки зрения смотрели на ситуацию другие члены братства.
   "Мирт стучится", - удивился Коннор, взглянув на один из тонких браслетов, отчётливо потеплевших. Обычно во время уроков на связь никто из ребят не выходил. Хельми тоже поспешно снял свой браслет, блокирующий мальчишку-эльфа. Почти одновременно к старшим братьям "постучался" Колин.
   Уже встревоженные, Коннор и Хельми переглянулись, чего не делали в течение всего предыдущего мысленного разговора.
   "Я бы понял, если бы напросился на связь Мика... - продолжал недоумевать Коннор, снимая браслет Мирта. - Он частенько "стучится". Мирт, я тебя слушаю".
   "Я ухожу из школы и прямо сейчас! - Панику в мысленном голосе мальчишки-эльфа расслышал и Хельми, присоединившийся к неслышной другим ученикам беседе. - Я так больше не могу! С этим Иваром остались Гарден и Оливия! Мне страшно за них!"
   "И там осталась Ирма, - жалобно проворчал Колин. - А если Ивар снова обидит её и заставит плакать?!"
   "И я не собираюсь даже отпрашиваться! - снова встрял возбуждённый страхом Мирт. - Я просто соберу учебники и убегу! Пешком добегу до деревни за сорок минут! И пусть учителя сами думают, что происходит!"
   По тому, как мальчишка-эльф истово перечислял свои будущие действия, несложно было догадаться, что он пока не решается претворить их в жизнь, а надеется, что братья придумают то, что позволит им беспрепятственно и по уважительной причине уйти из школы. По затаённому молчанию Колина стало ясно, что и мальчишка-оборотень выжидает, надеясь на изобретательность старших братьев.
   Хельми снова вопросительно посмотрел на Коннора. Он тоже прекрасно понял чаяния Мирта и Колина.
   "Мы всегда вели себя в школе паиньками, - задумчиво и медленно сказал Коннор и услышал еле заметный вздох Мирта. - Даже вампиры и эльфы в прошлом году устроили пару раз на уроках кое-что, чтобы сорвать их".
   В пригородной школе существовали параллели для эльфов и вампиров, людей и оборотней. Но если в параллелях людей и оборотней было по два-три класса, то для эльфов и вампиров было всего по одному объединённому классу...
   Коннор сузил глаза, подбираясь к решению. Хельми тут же склонился над партой, будто собираясь немедленно кинуться туда, куда Коннор скажет. Сначала мальчишка-некромант даже удивился: Мирт и Колин - понятно. У них младшие. Но Хельми?.. И тут же сообразил: для Хельми важен калека Риган! Хоть тот и начал с помощью Трисмегиста выкарабкиваться из своей калечности, но малыш так уязвим!
   "Мирт, чем вы сейчас занимаетесь? Какой у вас урок?"
   "Современная эльфийская литература. Пишем сочинение".
   "Какой класс из ваших занимается сейчас по алхимии или по магии? Вереска? Или Мускари и Космеи? Пренита и Агаты?"
   "Кажется, Мика сегодня уходил третьим уроком на алхимию", - не совсем уверенно сказал Колин.
   Коннор вызвал Мику: "Какой урок у вас сейчас по расписанию?"
   Все словно перестали дышать
   "Алхимия", - недовольно ответил Мика. Алхимию он не любил: слишком много веществ и их сочетаний надо запоминать, не говоря уже о формулах, которые своей многоэтажностью и вывертами его порой приводили в бешенство. И поразился, наверное сообразив посмотреть на руку с разогревшимися браслетами и тут же снять их все - на всякий случай и чтобы убедиться: "Вы что - все посреди урока болтаете?! Вам что - делать нечего?!"
   Но Коннор не дал уйти от темы: "Теория или практика?"
   "Практика, - отозвался мальчишка-вампир обескураженно и тут же добавил, не дожидаясь уточняющего вопроса: - Лабораторку делаем! Первоначальный синтез!"
   "Что, кроме серы, входит в состав лабораторки? - нетерпеливо спросил Коннор. - Прочитай по тетради - вспоминать некогда!"
   "Серьёзно? - пробормотал Мика, а через секунды перечислил все вещества по пунктам и ехидно закончил: - Процесс по учебнику тоже пересказывать?"
   "Мирт, - позвал Коннор, - что не так сделали ваши вампиры на лабораторке в прошлогоднем буреломнике?"
   Братство услышало судорожный вздох мальчишки-эльфа, а потом его нервный голос: "Мика, записывай наш план - к твоей работе. Если сумеешь, подключи кого-нибудь из одноклассников. Чтобы эффектней было. Пиши. Во-первых..."
   Ошарашенный Мика, убедившись, что его почти идеальные старшие братья абсолютно серьёзны, не сошли с ума и потом наверняка расскажут, что их вдруг подвигло на невероятное школьное преступление, только и оценил: "Вообще с катушек слетели, да? Диктуй медленней, Мирт!"
   Через полчаса третий этаж школы, с кабинетами для лабораторных работ и с небольшим спортивным залом для занятий гимнастикой в зимнее время, заполнил зловещий чёрно-серый дым, который затем решительно и даже неумолимо начал опускаться на нижние этажи школы. От него ученики и учителя начали не только кашлять и задыхаться, но и брезгливо морщиться от присущей ему жуткой вони. Ещё несколько минут погружения в этот рукотворный туман - и многих начало тошнить от выворачивающего внутренности смрада.
   Вскоре вся школа: и ученики, и учителя - стояли за забором здания, кашляя, чихая и сердито плача от едкости алхимического дыма. Впрочем, некоторые уже начали втихаря радоваться, узнав этот дым. Коннору было стыдно, но три выходных дня для своей школы он обеспечил...
   Присмотревшись к жалко выглядевшим ученикам младшей школы, он не выдержал и чуть не бегом помчался на помощь самым пострадавшим. Дым не убивал, но вызывал у многих тошнотворный эффект. Братья бросились за мальчишкой-некромантом в отдельно стоящее здание - в школьную столовую. Даже Мирт и Колин забыли о своих страхах за родных и помогали тем, кто пострадал от неудачной лабораторной работы эльфийско-вампирского класса. Немного погодя к ним присоединились Мускари и Космея, за ними явились Вереск и Агата. Вынырнули из толпы Анитра и Лада, за ними - ребята-оборотни. Требовалась вода (помнили по прошлому году) умыться и промыть глаза, вот и бегали ребята в столовую, набирали воду в любые доступные и спешно данные работниками столовой сосуды...
   Ещё немного - и к ребятам из Тёплой Норы сами начали подходить те, кто нуждался в помощи... Из одной такой группы выбежал Мика. Именно его спросил встревоженный Мирт:
   - Учителей не накажут? Из-за вас?
   - Нет, - категорически сказал Мика, а потом опустил бедовую голову, зыркнул по сторонам исподлобья и тихонько признался: - Это не я сделал. Я одному мальчику, эльфу (он сидит сбоку), заклинание ряби пустил по тетрадной странице. Он и... перепутал с ингредиентами. Так что этот дым именно он устроил, а не я. Только пока про это не знает. И никто не узнает. Тетради-то у нас всегда проверяют перед лабораторкой, чтобы мы не испортили ничего. Так что учитель не при чём. Он проверил нас и перед уроком тоже опрос устроил, чтобы мы вслух прочитали всё, что надо. Будут думать, что в процессе кто-то ушами прохлопал.
   - Ладно, - сказал Коннор, осматриваясь. - Что дальше? Нам нужен транспорт.
   - Первыми по домам будут развозить эльфов и вампиров, - встревоженно сказал Мирт. - Но не всех эльфов и вампиров. Нас, конечно, много, но мы приютские.
   - И мы привычные ко многому, - вмешался леденяще спокойный Хельми. - У некоторых работников с-свои машины. Получают они здес-сь, нас-сколько я знаю, не с-слиш-шком много, так что деньги, которые им заплатит С-селена, будут для них х-хорош-шим подс-спорьем.
   - Сколько у них машин примерно - ты знаешь? - спросил Мирт.
   - Видел троих с маш-шинами.
   - Но нас много, - возразил Мика. - У нас не только эльфы и вампиры, у нас оборотни! А ещё наши деревенские! Дети магов и ребята-оборотни Сири! Не будем же мы их здесь оставлять одних! Что делаем, Коннор?
   - Хельми может долететь, - задумчиво и напряжённо сказал мальчишка-некромант. - Я могу остаться с Микой и дойти так. Может, кто-то из ребят с нами пойдёт? Мирт, Колин и те, кто хочет быстрей добраться, поедут на машинах, если мы их выпросим.
   - Свои давно надо иметь, - пробормотал Мика, хотя предложение Коннора погулять ему понравилось. - А как мы выпросим?
   - Хельми? - усмехнулся Коннор, глядя на юного дракона, который тут же хмыкнул, понимая, что сейчас услышит. И был прав. - Кроме Мирта, только ты умеешь быть со всеми существами изысканно вежливым. Но Мирт сейчас слишком обеспокоен, так что придётся идти на поклон именно тебе.
   - А что ещё случилось? - с недоумением спросила подошедшая Анитра.
   - Я пойду, - кивнул всем Хельми и быстро пошёл к подсобным школьным помещениям. Потоптавшись на месте, Мирт всё-таки бросился за ним.
   Когда ребята Тёплой Норы собрались в кружок, Коннор коротко объяснил ситуацию: с неожиданными событиями на уроке с лабораторкой им всем повезло, потому что дома неизвестная величина - Ивар. А потому Хельми беспокоится за Ригана. Потому и Мирт беспокоится за своих брата и сестрёнку, а Колин - за Ирму.
   - Ага, только за Ирму и переживать, - проворчал Мика, а когда Колин вскинулся, объяснил: - Главное, что она там не одна, а со своими бандитами.
   - Забудьте, - с досадой сказал Коннор и тут же спросил: - Кто идёт пешком?
   И через пять минут все рассмеялись: идея идти пешком понравилась всем! Даже Вереск поморщился, но возражать не стал.
   Алхимический дым начал оседать. Учителя, завернувшись в чистые полотенца, выданные в столовой, вынесли из гардеробов одежду учеников. Ребята-оборотни, обладающие тонким обонянием, покривились, но, встряхнув одёжку, смирились-таки с небольшим химическим запахом на себе.
   Коннор на всякий случай подошёл к директору-эльфу, злому из-за происшествия, и предупредил его, что Тёплая Нора забирает деревенских школьников и уезжает. Уже изумлённый, директор поинтересовался, откуда столь предприимчивые дети взяли свободный транспорт. Выяснив же происхождение транспорта, только махнул рукой: здешние дети, эльфы и вампиры, разъезжались из школы на комфортабельном транспорте самого директора и нескольких учителей.
   Всё. Директор забыл о слишком самостоятельных детях Тёплой Норы. Так что огромная толпа ребят организованно вышла за пределы пришкольного участка, к дороге. Здесь уже поджидали самых маленьких и деревенских, как уверенно и обещал Хельми, три машины. Дети деревенских магов даже слегка обиделись, что им не придётся погулять с ребятами Тёплой Норы. Но старшие напомнили, что дорога слишком долгая. И тренировались по ней ходить только они, старшие.
   Затем, разбившись на парочки, следом за машинами, в путь двинулись и остальные.
   Коннор шёл с Ладой, и ему повезло больше всех. Лада терпеть не могла спрашивать о чём-то, предпочитая выждать, пока Коннор сам всё расскажет, а когда - её интересовало меньше всего. Так что мальчишка-некромант воспользовался своей привилегией помолчать рядом с ней и принялся снова раздумывать об Иваре и его странных попытках достучаться до прошлого.
   Вереск, уже не скрываясь, шёл вместе с Агатой. Эрно, единственный узнавший от братства, что произошло в школе на самом деле, шёл с Маев, болтая о дельтапланах - любимая тема и любимое занятие обоих на досуге. Мускари и Космея шли, привычно чуть-чуть склонившись друг к другу... Хаук с Гердом шагали, на ходу решая задачки из домашней работы. Вильма шла с Моди и что-то выговаривала ему, а он только поддразнивал её. Анитра шла вместе с Ринд, уцепившись за любезно подставленные руки Орвара и мечтательно улыбаясь: она сегодня подольше побудет с Александритом. И Коннор, приглядываясь к ней, время от времени расслаблял свой браслет, блокирующий Берилла. Но браслет был привычно еле тёплым. Значит, Берилл справляется с чем бы то ни было сам. Ринд тоже улыбалась улыбкой Анитры, наверное думая о Вилморе и о трёх днях выходных, которые она сможет провести с ним.
   И лишь когда все перешли пригородный мост и пошли по дороге, ведущей к кукурузному полю, Коннора окатило холодной волной: а ведь сегодня в деревню мог приехать Перт! Чтобы забрать Ивара!.. Боги... Вроде Селена даже говорила об этом?.. Как же он, Коннор, не подумал об этом?! Почему он не сел вместе с ребятами в машину?! Надо было в тесноте - да хотя бы стоя! - но доехать до Пригородной изгороди!
   И не заметил, как довольно крупно прибавил шагу. Только когда оказался впереди растянувшейся вереницы ребят, Лада жалобно попросила:
   - Коннор, ты или иди нормально, а то я не успеваю за тобой, или давай побежим!
   - Коннор, правда, а ты чего? - крикнул запыхавшийся Мика, шедший за ним.
   - Понимаешь, Мика... - пересохшими губами выговорил мальчишка-некромант. - Дурак же я... Надо было поехать... Надо было!
   - Да ты скажи точно, что случилось! - рассердился Мика.
   - Перт может приехать сегодня!
   - У-у, все демоны! - ахнул мальчишка-вампир. - Айда наперегонки - сколько сможем! Ну, как мы после факультативов бегаем! - И обернулся к плетущимся парочкам: - Ребята, побегать никто не хочет? Мы бежим наперегонки!
   - Почему наперегонки? - набирая скорость, спросил Коннор.
   - А ты хочешь рассказать всё, как есть? - ехидно спросил Мика. - Беги давай! Никто не удивится, что ты обгонишь всех!
   - Хи! - встряла Лада. - Обрадовались - всех! Если побегут Агата с Пренитом - это как поймать ветер, а не наперегонки! Мика, а ты почему не хочешь бегать так, как обычные вампиры?
   - Я, уважаемый мастер, - и бегать, как эти? - снисходительно крикнул вслед им мальчишка-вампир. - А вы бегите, бегите - вам полезно!
   - Он издевается? - удивилась Лада.
   - Дразнит! - выдохнул Коннор. - Ты уверена, что сумеешь держать скорость?
   - Посмотрим. Если отстану, мне всё равно есть с кем идти домой. Беги!
   Но Лада не была бы Ладой, если бы через минуты не крикнула, отпуская:
   - Беги один!
   Коннор кивнул на ходу и прибавил скорости. Думал - бежит один, пока не услышал за спиной сиплое дыхание. Ожидаемо его догнали Эрно, Пренит и Агата. Чуть поотстав, бежал даже Вереск, не желая отставать от Агаты. Его догоняли Герд и Ринд, оборотни, заинтригованные странным соревнованием.
   - Что случилось, Коннор?! - крикнул Эрно. - Ты бежишь не так, как бегут домой!
   - Я забыл, что сегодня может приехать Перт!
   Он думал - услышав его, отстанет Вереск, но мальчишка-эльф, напротив, прибавил скорости, а когда оказался в зоне слышимости, злобно крикнул:
   - Не отдадим?!
   - Нет! - отозвался изумлённый Коннор: он как-то не ожидал, что именно Вереск поймёт его с полуслова да ещё воспримет потенциальное противостояние с некромагами как личное дело.
   Эрно только хмыкнул. Вскоре они бежали втроём - наравне. Эрно и Коннор - тренированные, Вереск - на одной только боевой злости на некромагов.
   На повороте к кукурузному полю Коннор оглянулся: уважаемый мастер Мика летел следом так, что отстали Пренит с Агатой и ребята-оборотни.
   Они стремительно пересекли кукурузное поле, долетели до моста через деревенскую речку и помчались к пейнтбольному полю. Если Коннор думал, что быстрей бежать не сумеет, то, едва завидел чёрную машину некромагов-храмовников, едва разглядел возле чёрной фигуры, сидящей на скамье болельщиков, две фигуры в светлом - Селену и Трисмегиста, внутри него будто что-то взорвалось - и он ринулся к сидящим так, словно им выстрелили. Только раз, в первые секунды этого сумасшедшего полёта, расслышал за спиной оханье кого-то из ребят...
   Пересекая луговину, он наконец взял себя в руки и постепенно, не сразу, остановился, хрипя от этого бешеного бега и успокаивая дыхание. Пока Селена и старик-эльф спокойно сидят, и он не должен суетиться. Наконец он совсем остановился, дожидаясь тех, кто захочет подойти к некромагам вместе с ним. А пока ребята догоняли, он встревоженно прислушался к Хельми, Мирту и Колину, добравшихся до Тёплой Норы. Всё ли дома нормально? Не учудил ли чего Ивар? Да и с ним самим всё ли хорошо?.. Вроде братья не откликаются страхом и болью.
   Но значит ли отсутствие такого отклика, что в Тёплой Норе ничего не произошло?
   Ребята-оборотни свернули к калитке в ограде. Вильма с Моди - туда же. Остановились, посмотрели на пейнтбольное поле двойняшки-вампиры, а потом кивнули Коннору и поспешили за Анитрой - с Ринд, которая, добежав и сообразив, в чём дело, вернулась к Анитре. Мускари и Космея задержались у калитки, а потом буквально вбежали на территорию деревни. Встречаться с некромагами они отчаянно не желали.
   Твёрдым шагом к Коннору приближались Вереск, Мика и Эрно. Лада, замешкавшись, покачала головой и присоединилась к Анитре.
   "Правильно сделала, - решил Коннор, - потом ей всё расскажу".
   И, дождавшись ребят, бесстрастно зашагал с ними к пейнтбольному полю.
  
   Глава седьмая
  
   Едва только Селена и Трисмегист начали подходить к ограде, как стоявшая за ней чёрная машина некромагов развернулась и уехала к пейнтбольному полю. Селена усмехнулась: не Морганит ли в машине? Не вампир-храмовник ли убедил Перта даже не подходить к ограде, а сразу проехать к скамейкам болельщиков?.. Видимо, памятуя о вчерашнем.
   Пока она и Трисмегист добрались до "своей" скамьи, Перт в полном одиночестве ждал её там, где сидел вчера Морганит. Машина некромагов, по впечатлениям, хмуро ожидала его чуть поодаль.
   Сидел эльф-храмовник согбенным стариком, уставшим от жизни. Когда Селена и Трисмегист устроились напротив, тяжело поднял голову, чтобы бросить на них взгляд: "А, явились!" и натужно выпрямиться.
   - Добрый день, - сострадательно сказала Селена, тоже одним взглядом оценив его довольно плачевное состояние.
   Трисмегист обошёлся кивком, хотя она заметила и в его глазах проблеск сочувствия.
   - Добрый... - прохрипел Перт.
   Услышав его голос, Селена возмутилась: ему трудно, а он ринулся в деревню, хотя, как минимум, плохо себя чувствует! А приглядевшись внимательней, и вовсе вздохнула. Ранее просто худощавый и напоминавший из-за своего хрящеватого носа клювастую хищную птицу, теперь глава храма некромагов выглядел, как хищная птица, попавшая в круговерть магического демона, где её побило камнями и прочим мусором и откуда безжалостно выплюнуло прочь, когда демон вдосталь наигрался со случайной игрушкой.
   Сначала Селена не поняла, что за неаккуратные чёрные точки, маленькие, но с выпуклыми краями, обсыпали лицо главного некромага - в основном лоб и вокруг глаз. Потом догадалась: когда Перт снимал с Ивара магическую паутину осознанного сна, он, наверное, склонился перед мальчишкой, всматриваясь в его глаза и дожидаясь, когда они станут осмысленными... А Ивар, едва почуяв свободу от заклятия, немедленно открыл рот, из которого в храмовника и метнулись ядовитые чёрные корни...
   Скорей всего, мальчишка легко сбежал, воспользовавшись суматохой: никто в храме некромагов и представить себе не мог, что на храмовников тоже могут покушаться - и где?! В сердце-то настоящей цитадели магов, умеющих работать с энергией самой смерти! А Ивар, будучи ко всему тёмным друидом, использовал чуждую этому месту магию - и пропал... Впрочем... Селена невольно ухмыльнулась: Ивар почти повторил месть Коннора, призвавшего мертвецов в храм некромагов. Коннор-то тогда ещё и пограндиозней устроил переполох, выручая похищенную Морганитом маму Селену... Рассказать Ивару? Стоит ли?
   - Четыре наших ученика-некромага, - прохрипел Перт, - потеряны для храма. Храм уходит на последнее место в Старом городе по своему влиянию и репутации.
   - Вы хотите забрать Ивара? - напряжённо подобралась Селена, начиная злиться, несмотря на его усталый вид: он думает только о храме, а о том, что калечит судьбы мальчишек, даже не вспомнил!..
   Перт хмуро склонил голову, измученно глядя в землю, и она растерялась. Но вот он снова заглянул ей в глаза.
   - Почему это происходит?
   Она даже не успела вникнуть в его вопрос: а что именно происходит?
   - Время мчится вперёд, - вдруг сказал Трисмегист, - а храм некромагов топчется на месте. Поэтому и теряет лучших учеников - и не находит тех, кто бы остался.
   Оба замолчали, а Селена быстро посмотрела на Трисмегиста. Он специально это сделал - перебил её заученные мысленные речи, что мальчика-некромага надо оставить в Тёплой Норе? Но ведь старый бродяга-эльф не знал, каким образом она собиралась отвоёвывать Ивара у храмовника. Почему же он заговорил о времени? И - внезапно её озарило, что он имеет в виду. Мгновенный прикид по ситуации - и теперь она тоже могла поддержать отвлечённое, по первым впечатлениям, высказывание Трисмегиста своими, уже практическими соображениями. И не упрашивать Перта, как она собиралась, а объяснить ему положение с другой точки зрения. И только то, что имеет отношение к храму некромагов.
   - Вы стараетесь восполнить количество учеников в храме, но делаете это очень грубо, - медленно сказала она, стараясь говорить нейтрально и подбирать такие слова, чтобы быть не только убедительной, но и рассудочной. - Мускари вы забрали, когда он стал сиротой. Даже не спросили, хочет ли он стать некромагом. Вы взяли его потому, что в нём тлела искра будущего некромага. Искра некромага - слабого и не желающего быть им. Космея. Вы выбрали момент, когда девочка-эльф пришла в отчаяние. Она тоже сирота. Но у неё положение было пострашней: вампиры унижали её, оставив в её же собственном доме прислугой. Вереск. Вы сломали мальчишку, когда ваш преподаватель заставлял его сменить мастера инициации грубейшими методами и даже не подумал о безопасности мальчика, поставленного в жуткую ситуацию. И, наконец, Ивар. Вы месяцы держали его в осознанном сне и учили, не спрашивая, хочет ли он того. Вам было наплевать на то, что мальчик не социализирован. Ведь он, по сути своей, дикарь. Но вы так обрадовались его необычайно сильному дару некромагии, что обучали его, словно... куклу. И неожиданно для меня самонадеянно думали, что, придя в себя, Ивар будет послушен вам. Даже не подумали, с чего бы ему вас слушаться. Вы... - она поморщилась, когда с губ чуть не слетело словечко покрепче. - Вы даже не попытались узнать, каков его характер. То же самое вы чуть не сделали с Коннором. Увидели его силу - и решили, что он ваш (с потрохами - чуть не добавила она).
   - К чему вы всё это вспоминаете? - угрюмо спросил Перт. - Да, наш храм теперь на отшибе. Счастье ещё, что нижний город не старается нас поглотить. Если мы будем выбирать детей по их согласию... - Он запнулся, скривился, как будто сунул в рот лимонную дольку. - Или вы предполагаете, что наши ученические классы надо закрывать? Так в Старом городе не бывает.
   - Нет. Я предлагаю вам иной способ находить учеников и обращаться с ними. - Селена была спокойна. Сейчас она уже ясно представляла, как и о чём надо говорить с главой храма некромагов. - Ивар попал к вам как подсказка. А вы не поняли. Объясняю. Ивар - сирота из приюта, разгромленного во время войны с магическими машинами. Когда война прошла, в пригород пришли тёмные друиды и сделали то, что должны были сделать вы, - нашли на улицах бездомных мальчиков с даром некромагии.
   Перт поднял голову. Тусклые глаза старого эльфа-храмовника оживились.
   Селена покосилась на Трисмегиста. Тот сидел спокойно. Можно продолжать.
   - Дослушайте меня, потому что Ивар - это подсказка, - упрямо повторила она. - Я не знаю, что сделали или сказали друиды, когда остановили на улице бездомного, голодного мальчика с сильным магическим даром. Могу только предположить. Они дали Ивару цель в жизни. Дурную цель. Но он был маленьким и поверил в эту цель, а потому с радостью начал развивать свои способности. Я сейчас скажу вам несусветную дичь, Перт. В моём мире в старые времена существовали приюты для детей при тогдашних религиозных храмах. Приюты - обратите внимание, Перт. В разных странах моего мира эти приюты отличались друг от друга. В некоторых не только давали детям кров, но и учили их необходимым для выживания умениям - порой даже в зависимости от их талантов и предпочтений. Почему бы храму некромагов не взять одно из опустевших зданий в пригороде? Я думаю, правительство города согласится отдать его вам. Во-первых, население пригорода уменьшено в разы - и свободных зданий полно. Во-вторых, правительству выгодно не потерять большое здание. А значит, пусть храмовники заберут его бесплатно, но оно не будет разрушено из-за того, что им не пользуются. Пусть некромаги-храмовники пройдут - и не один раз - по улицам пригорода и присмотрятся к бездомным детям. Думаю, они будут очень удивлены.
   - Зачем нам отдельные приюты? - жёлчно спросил Перт. - Когда мы можем сразу привозить таких детей в храм...
   - И сразу настроить их против себя, - перебила его Селена. - Перт, дослушайте! Вы хотите повторить случай с Иваром? Пожалуйста! Но пойдёт ли это на пользу храму? Приют нужен, для того чтобы приютить нужных вам детей. Настроить их на учёбу. Показать им цель в жизни. Объяснить, что дар, которым они владеют, но который не умеют развивать, может быть полезен обществу. Рассказать, как некромаги совершили подвиг во время войны, уничтожив некромагические машины. И уж потом, через какое-то время, привезти их в ваш храм. К чему я веду, Перт? Дети из приюта должны войти в ваш храм как в священное место, перед которым будут благоговеть. А не как в тюрьму. Пора прекратить обучать их так, как сейчас это делаете вы. Не давите на них во время учёбы. Иначе каждый второй ваш ученик будет Иваром. А каждый третий - Вереском. Иначе все они будут мечтать не о том, как стать храмовниками. А о том, как сбежать от вас.
   - И будут нюнями, - сквозь зубы сказал Перт. - Придумали тоже - накормить, приютить, а потом учить некромагии. Нам нужны бойцы.
   - Ага, а Коннор не боец, да? - жёстко напомнила Селена. - Перт, вспомните ваших лучших учеников его возраста. Сумели бы они выжить в мёртвом лесу? Сумели бы сразиться с тёмными друидами так, как сделал это он? Ответьте на этот вопрос честно - даже не мне. Самому себе!
   - Вернёмся к Ивару, - напористо скомандовал храмовник. - Мы слишком удалились от темы нашего разговора. Вы отдадите его нам?
   - Он не вещь, чтобы его передавать из рук в руки - это во-первых, - чётко сказала Селена. - И как я могу отдать вам мальчика, если вы не справились с ним? Это во-вторых. Всё, Перт. Теперь Ивар - не ваша забота. Ищите себе других учеников. И вот что я вам ещё скажу. Да, я всё ещё считаю Ильма предателем. Но я знаю, что в его храме привлекают учеников именно так - давая им своё представление о том, чем они должны гордиться, когда они становятся Белостенными. Возьмите себе на заметку его принцип подбора учеников, Перт. А сейчас - всё. Аудиенция... - она усмехнулась. - Закончена.
   - Но я настаиваю... - вскипел совершенно оживший некромаг.
   - Оглянитесь, Перт, - предложила ему Селена. - И только после этого скажите мне, хотите ли вы продолжить этот разговор.
   Эльф-храмовник недоверчиво посмотрел на неё, а потом нехотя обернулся. И немедленно встал со скамьи, чтобы идти к своей машине, возле которой стояли храмовники, тоже наблюдая, как к пейнтбольному полю изо всех сил бегут подростки с Коннором во главе.
   - До свидания, - вслед ему прошептала Селена и поднялась, чувствуя болезненно отяжелевшие плечи: беседа с некромагом далась очень трудно. - Трисмегист, я права?
   Он не стал переспрашивать, о чём она говорит.
   - Вы правы.
   - Но поймёт ли Перт?
   - Для начала задумается. В вашем предложении насчёт приюта для магически одарённых бездомных детей есть весьма рациональное зерно. Но, если честно, Селена, меня сейчас интригует появление Коннора и детей в школьное время. Пока вы разговаривали с Пертом, я видел, как в деревню проехали три машины с детьми.
   - Что-о?! - ужаснулась она, собираясь бежать к Коннору навстречу.
   - Не торопитесь, - ухватил её за рукав старый эльф-бродяга. - Пойдём не спеша, а Коннор нас нагонит и объяснит, в чём дело.
   "Ему хорошо так говорить! - мысленно возмутилась Селена. - А если в школе что-нибудь стряслось?! Вон как отчаянно бежит мой старший сын!"
   И тут же услышала усмешливое хмыканье Трисмегиста, который шёл рядом, взяв её под руку, и который словно прочитал её мысли.
   - Не спасать ли вас мчался Коннор?
   Озадаченно сдвинув брови, Селена взглянула на серое от облаков небо. Если Трисмегист и прав, то всё равно в первую очередь надо выяснить, почему дети вернулись раньше положенного.
   Но если Трисмегист прав, неужели Коннор и впрямь бежит защищать её от некромагов? Впрочем, он уже идёт спокойней, дожидаясь, пока его догонят ещё несколько мальчишек.
   Мимо ребят проехала чёрная машина, едва заметно огибая идущего мальчишку-некроманта, словно побаиваясь ехать близко к нему. А может, и правда боялись...
   За несколько шагов до встречи с Коннором Трисмегист убрал руку с локтя Селены, и она сама побежала к старшему сыну. Задыхающийся от сумасшедшего бега, Коннор замедлил шаг, и она сумела обнять его и тревожно спросить:
   - Что случилось, Коннор?!
   - У тебя... всё хорошо?! - еле выговорил мальчишка, провожая глазами ехавшую по луговине к мосту через речку машину. - Они тебя не обидели?!
   Она нашла в себе силы не засмеяться: Трисмегист сообразил правильно!
   Вслед за Коннором - Вереск, Эрно и Мика. Ещё несколько знакомых фигурок вошло на территорию деревни. Трисмегист улыбнулся подбежавшим ребятам и пошёл чуть быстрей к калитке изгороди.
   - Они приезжали за Иваром?
   - И это тоже, - согласилась Селена, взяв Мику за руку.
   - А что ещё? - немедленно спросил мальчишка-вампир.
   - Перт не может понять, почему именно их ученики не хотят оставаться в храме.
   Вздох Вереска она скорее услышала, чем увидела. А потом он осторожно спросил:
   - Они заберут Ивара?
   Она успела удивиться: ему-то что? Ивар - человек, Вереск - эльф. Потом обругала себя: уже начинает привыкать к уровневым реалиям этого мира? А если мальчишка-эльф просто сочувствует человеку, с которым некромаги обошлись ещё хуже, чем с ним?
   - Я сказала - не отдам, - ответила Селена. - Но за самого Ивара решать не буду. Если захочет вернуться - удерживать не буду.
   - ... Не захочет, - после короткого молчания внезапно сказал Эрно. - Ему у нас очень нравится. Только он разговаривать пока не умеет.
   - Это ты про столовую вспомнил? - весело рассмеялся Мика.
   Он как-то очень быстро пришёл в себя, в отличие от остальных бегунов. И это обстоятельство напомнило Селене кое о чём.
   - Так, вы мне зубы не заговаривайте, - велела она. - Почему вы вернулись домой? По времени у вас сейчас должен заканчиваться третий урок. В чём дело?
   - У нас была лабораторка, - беспечно сказал Мика. - И один мальчик, эльф - между прочим (Вереск заворчал что-то невнятное), перепутал порядок действий. Он плохо изучил инструкцию, - строго и даже назидательно сказал мальчишка-вампир и тут же хихикнул, сминая напрочь весь свой образ примерного ученика: - Зато теперь у нас есть три дня выходных!
   - А кто вас довёз? - испугалась Селена. - Или все так и шли - всю дорогу пешком?!
   Выслушав сбивчивые пояснения ребят про три машины и вспомнив слова Трисмегиста, она успокоенно кивнула и пошла к калитке, уже привычно расспрашивая ребят, кто именно сел в машины, а кто - пошёл своими ногами. Впрочем, оглянувшись, она улыбнулась. Ребята тоже обернулись.
   - Джарри! - обрадовался Мика. - Это его машина!
   - А в ней все наши, кто за нами не успел! - рассмеялся Коннор. - Наверное, он их по дороге подобрал.
   Пришлось ждать, пока машина Джарри подъедет к изгороди, открыть ему, чтобы он без помех въехал на территорию деревни. Дети, сидевшие в салоне, немедленно выскочили, чтобы пойти к Тёплой Норе вместе с Селеной. Разговаривая со всеми сразу, ужасаясь вместе с теми, кто рассказывал, как испугались вонючего дыма, смеясь, когда хохотали, рассказывая, что узнали этот дым и обрадовались выходным дням, Селена даже в суматохе уловила, что и Коннора, и Мику что-то беспокоит. Нет, и они улыбались и смеялись, но то и дело прислушивались к своим браслетам, встревоженно переглядывались, чтобы пройти ещё пару шагов и вновь настроиться на общую беседу.
   Это Селена могла разгадать и без Трисмегиста. Оба страшатся из-за Ивара, оставленного без их присмотра на несколько часов... Странно, но промелькнула нехорошая мысль, что именно ребята из братства устроили алхимическую катастрофу в масштабах одной школы, а не какой-то неизвестный мальчишка-эльф со стороны... Но Мика, кажется, был искренен. Или?..
   Несколько шагов, несколько невнятных ответов на неуслышанные вопросы, и Селена отмахнулась: её мальчишки если и устроили нечто, то смысл сейчас - жалеть о том, чего не вернуть? Отругать она их отругает, если всё же истина всплывёт. А если нет - так понятно, почему они это сделали. Если сделали...
   Дружной толпой дошли до Тёплой Норы, где Вильма, уже окружённая счастливыми малышами, командовала их распорядком дня до обеда.
   Селена немедленно подошла к терпеливо выжидающим водителям трёх машин, коротко расспросила их, какой была дорога и сколько существ они привезли. После чего отвела всех троих в столовую Тёплой Норы, где домашние и дежурные выставили перед ними на стол неплохой и сытный перекус. А потом хозяйка выдала каждому из водителей требуемую сумму, исподтишка подсказанную подошедшим Джарри. Один человек и два оборотня радостью приняли деньги и тут же собрались в обратную дорогу. Селена, глядя вслед отъезжающим машинам и ребятам, севшим в салон, чтобы помочь переехать границу между территорией деревни и луговиной, поймала себя на мысли, что снова думает о том, не была ли лабораторка неудачной, потому что несчастный случай на ней искусственно (и искусно!) вызван школьниками.
   Но думать плохо о своих ребятах не хотелось. И она обернулась к обитателям Тёплой Норы, которые за её спиной обговаривали, как провести неожиданно свободные от школы часы.
   - А где Ирма? Риган? - спросил Мика.
   И вот тут Селена поняла, что её смутные предположения о проказе братства, кажется, имеют под собой основу. Задавший такой простенький вопрос Мика при этом выглядел побледневшим и откровенно струхнувшим.
   - Сегодня по расписанию Асдис работает с классом младших до обеда, а Викар с самыми маленькими - после. Забыли? - слегка удивилась хозяйка Тёплой Норы, гадая, спросить - нет, почему Мику так интересует этот вопрос.
   Младшие, остававшиеся после отъезда школьников в пригородную школу, были собраны в две группы. В одну входили почти сверстники: Вилл и Тармо, Нуала и Айна. В группу повзрослей - Ирма, Риган, Вади, Берилл, Оливия и Гарден, которого пока нельзя было отпускать в школу из-за его странной особенности - в сложных для него моментах жизни он всё ещё уходил на край эльфийского леса. Отдельной группой шли самые маленькие: малыш-эльф Корилус, малыши-оборотни Шамси и Торсти и двое малышей-людей - Брин и Илмари. В последнее время младшую группу начал сопровождать Фаркас, но малыш-оборотень пока воспринимал деревенскую школу как довольно странное место, где ему почему-то нельзя играть. Поэтому его частенько оставляли в детском уголке Тёплой Норы - в манеже на пару со Стеном и следившим за ними Моно. Все учебные группы дополняли и младшие дети деревенских жителей, так что на уроках порой было весело не только из-за Фаркаса.
   Сейчас детишки, среди которых заводилой был малыш Корилус, и окружили Вильму, звонко рассказывая, как они скучали без неё, и сразу таща любимую няньку в сад, на площадки, где можно и покататься на качелях, а можно и просто посидеть, играя в словесные игры. Моди, наверное рассчитывавший на неожиданно свободное время, ходил вокруг ясельников Вильмы с таким кислым выражением лица, что старшие ребята посмеивались над несчастным кавалером, чью даму отобрали, руководствуясь численным и возрастным преимуществом.
   - А где Ивар? - насторожённо спросил Коннор, зорко оглядываясь.
   - Вон сидит Викар! - кивнула Селена. - Спросите у него.
   Четвёрка мальчишек восприняла её совет очень серьёзно и тут же направились к учителю начальной школы, который внимательно слушал оборотней, успевших побывать на уроках математики. Кажется, темноволосому Викару сегодня снова предстоит заново рассказывать ребятам материал, который они не очень поняли.
   - Почему они интересуются Иваром - я понимаю, - прошептал Джарри, тихонько подошедший сзади. - Но почему они при этом испытывают страх - не очень.
   - Коннор! - позвал с крыльца Тёплой Норы Хельми. - Мы здесь!
   Рядом с ним появился Мирт и даже помахал рукой. Колин маячил за его спиной.
   Коннор с ребятами быстро свернули к братьям. Объединившись, они забежали в дом, и Селена нисколько не сомневалась, что они уже поднимаются по лестнице в мансарду, где Хельми, ранее прилетевший, Мирт и Колин будут знакомить братьев и сопровождающих их Вереска и Эрно с последними новостями об Иваре.
   Кстати, о птичках...
   - Схожу-ка я в учебку, - спокойно сказала Селена семейному. - Джарри, домашние тебе оставили горячий чай. Пить-то с дороги, наверное, хочется. Иди, пока меня нет.
   - Пока тебя нет? - шутливо повторил Джарри. - А что будет, когда вернёшься?
   - Что-нибудь придумаем! - засмеялась Селена, оглядываясь и замечая, как легко школьники сориентировались с новым расписанием и немедленно нашли для себя занятия: кто-то решил прогуляться на пруд, с мечтательной улыбкой предвкушая сидение с удочками на мостках. Кто-то помчался в ангары - снаряжать дельтапланы для совместного полёта. А кто-то, более деловой, ринулся в гостиную - собирать из рукотворных бусин новые украшения.
   Джарри зашёл в Тёплую Нору, а Селена заторопилась в учебку, недоумевая: Ивара и правда нигде не видно. Неужели он сидит в классе с какой-то из младших групп? До конца урока оставалось немного.
   Она вошла в учебку, осторожно заглянула на любимую веранду Аманды, заслышав звенящий смех. В приоткрытую дверь разглядела сидевших рядышком Минну и Вик, играющих со своими младшими сестрёнками. А напротив них сидела Аманда, что-то взахлёб рассказывая, что и вызывало взрывы весёлого смеха.
   Убедившись, что белокурая жена чёрного дракона очаровала девушку-оборотня и что у них, кажется, работа в самом разгаре, Селена не стала заходить в швейную мастерскую, а сразу прошла в дом. Издалека услышала размеренный и звучный голос Асдис, объясняющей азы современного общего языка Города Утренней Зари, а затем - диктовку, в перерывах которой дети (Селена приблизила нос к щели между дверью и косяком) старательно записывали продиктованное. Постепенно открывая дверь всё шире, чтобы разглядеть весь класс, Селена наконец наткнулась на Ивара. Если честно, она не ожидала его увидеть здесь. Ей казалось, что он должен неприкаянно скитаться по осеннему унылому саду Тёплой Норы, а то и по чужим садам, прячась от всех.
   Насмешливо Селена оценила себя, как жутко романтичную. Ишь, какую картинку себе придумала! Прямо осталось заставить кого-то из ребят-эльфов (у них особенно хорошо получается!) нарисовать нечто вроде пейзажной картины "Осеннее одиночество": облетевший октябрьский сад в желтовато-коричневых красках, а в нём одинокая чёрная фигурка - бедного и несчастного Ивара.
   Повздыхав над придуманной картинкой и над Иваром, Селена снова закрыла дверь и устремилась к выходу. То, что она увидела, немного утешало, если учесть, что мальчик-некромаг только-только попал в сообщество Тёплой Норы: он сидел и сосредоточенно писал в тетради. Селена улыбнулась: Асдис, нисколько не сомневаясь, дала новичку даже учебник. Причём сидел мальчик-некромаг за одним столом с Гарденом, младшим братом Мирта. Предупредили ли Ивара, что с Гарденом, до сих пор довольно проблемным мальчиком, надо общаться очень осторожно и даже трепетно?
   И только выйдя из учебки, Селена покачала головой: почему Ивар сел рядом с Гарденом? Один - тёмный друид, вооружённый знаниями некромагов первых двух уровней обучения. Другой - беглец, частенько "уходящий" на край эльфийского леса - места, понимание которого для Селены до сих пор страшнейшая тайна.
   Вышла на улицу и остановилась. Навстречу мчалось братство, увеличившееся за счёт Эрно и Вереска. Увидели Селену, затормозили.
   - Он там?! - выпалил Мирт.
   - Он в классе Ирмы?! - взволнованно вторил ему Колин.
   - Почему вы так беспокоитесь? - Селена почувствовала, что начинает сердиться. Сплошные тайны и загадки! - Да, он там, в классе Ирмы и Гардена. Пишет диктант!
   Вот тут они растерялись так, что уставились на хозяйку Тёплой Норы, не в силах произнести ни слова. Первым очнулся Мика. Проворчал:
   - Ну вот! Мы тут из-за него!.. А он себе - вон что!
   - Объяснить ничего не хотите? - предложила Селена.
   - Мама Селена, - Коннор мягко взял её под руку (почти как Трисмегист - подумалось ей) и мягко же увёл её от окон учебки. - Мы знаем, кто Ивар, поэтому боимся за наших. Да, мы знаем, что ты веришь в то, что ему понравится у нас здесь, но...
   - Но мы боимся за наших младших, - серьёзно сказал Мирт. - Перт приезжал?
   - Приезжал, - ответила она. - Живой и настроенный весьма серьёзно. Разве Коннор не пересказал то, что я ему говорила?
   - Не успел, - повинился старший сын, впрочем, не выглядя виновным, а скорей - задумчивым и хмурым. Селене захотелось схватить его за руку и утащить в кабинет, чтобы подробно расспросить обо всём, что он утаивает. Но слишком хорошо понимала, что нельзя сейчас отрывать его от братьев и друзей.
   - Эрно! - закричала от Тёплой Норы Маев. - Ты где?! Пойдём в ангары!
   - Коннор! - закричала и Лада. - Ты где?!
   - Сейчас! - чуть не дуэтом откликнулись мальчишки, переглянулись и засмеялись.
   Заключив, что ничего особенного не происходит, Селена кивнула всей честной компании и поспешила в Тёплую Нору - поделиться с Джарри своими сомнениями в том, что лабораторка была безнадёжно испорчена кем-то другим, а не обитателем Тёплой Норы, и тем, что же теперь делать, если напортачили всё-таки свои ребята. А заодно - как бы узнать, что тому виной - нетерпению ребят побыстрей оказаться дома. Неужели всего лишь присутствие Ивара, как они считают, опасного для младших?
   Ей не повезло. Как объяснили домашние, Джарри только что ушёл искать Вилмора, который ещё не знал, что школьники Тёплой Норы вернулись домой, возможно специально сорвав уроки в пригородной школе.
   В последнее время Вилмора можно было найти в одном из складов Мики (тот милостиво разрешил - ради блага хозяйства Тёплой Норы), где мужчина-оборотень выискивал детали для сельскохозяйственных машин, которым то и дело требовался мелкий ремонт. Что значит - Вилмор где-то в саду и не знает о возвращении Ринд. Селена даже улыбнулась: Джарри-то - покровитель влюблённых, получается.
   И призадумалась, вспомнив, как кричали Маев и Лада, выкликивая своих мальчишек. Может, тоже поорать? Она представила, как изо всех сил кричит: "Джарри!!" - и на крик, естественно, собирается почти вся Тёплая Нора, потому как крик хозяйки - это нечто из ряда вон выходящее. И засмеялась. Несмотря на присутствие неизвестной и опасной величины в лице Ивара, несмотря на так и неразгаданную причину внезапного появления школьников в деревне, сегодня настроение у неё было замечательное. Из-за того что Трисмегист подсказал ей, как говорить с Пертом? Или потому, что прямо сейчас она увидит своего Джарри? Всё может быть...
  
   Глава восьмая
  
   В библиотеку учебного дома младшие пока не совались. Небольшое помещение, наполненное немногими шкафами со старинными и переписанными от руки книгами, сидящие за парой столов одинокие читатели или переписчики вызывали у малышни трепет - и облегчение, что это богатство пока её уму недоступно, как и таинственная работа знающих.
   Поэтому братство в полном составе - минус Эрно и Вереск, которых их подруги соблазнили-таки прогулками по земле и в небесах, - уселось за стол. Здесь к ребятам пристроилась Лада. Девочка согласилась подождать Коннора и с живым любопытством прислушивалась к обсуждению ситуации с Иваром.
   - Первое, что я хотел бы узнать, - это то, о чём говорила Селена с Пертом. Но сегодня она постоянно уходит от разговора. - Коннор вдруг усмехнулся. - Такое впечатление, что не мы сбежали с уроков, а она.
   - Там был Трисмегист, - заметил Мика. - Можно спросить у него.
   - Хм. Согласен. Но сначала решим проблему с Иваром.
   - А какая с ним проблема? - спросил Мирт. - Вроде он осваивается здесь...
   - Ты же первым испугался, - насмешливо напомнил Коннор. - Испугался, что он может обидеть твоих младших.
   Мальчишка-эльф смутился.
   - Ну, я имел в виду - кроме того, что он опасен.
   - Я хочу узнать его настоящее имя, - упрямо сказал Коннор. - Мне кажется, он меня... узнал, поэтому пытается влезть в моё прошлое. А если и не так, то вот ещё... Вас не удивляет, что он не спит вообще? Я понимаю, что он проспал почти полгода у некромагов. Но там был осознанный сон. Он не даёт возможности отдохнуть. Да мы его в Тёплой Норе с трудом будить должны! А у него глаза ночью открыты постоянно. Не спать целую ночь - это... ненормально.
   - Кто бы говорил, - ухмыльнулся Мирт.
   - Свёрнутый сон - это совсем другое. В пригороде были опасности на каждом шагу, - возразил мальчишка-некромант. - И я всё-таки спал - хоть и чуть-чуть. Но Ивар за ночь ни разу не закрыл глаза.
   - И с-с чего ты х-хочеш-шь начать? С-с выяс-снения, что с-с ним ненормального? - намекающе, как Мирт, улыбаясь, спросил Хельми.
   - Лада, - неожиданно обратился к девочке Коннор. - У нас три дня выходных. Давай сегодня покажем Ивару самые интересные места в деревне? То есть он погуляет вместе с нами, возможно - расслабится, и тогда я смогу подловить его.
   - В чём? - бесцеремонно влез в его речь Мика. - Думаешь - узнаешь его настоящее имя? Но ты всё равно не помнишь своей довоенной жизни, чтобы вспомнить его даже по имени! У меня идея получше, - важно поднял он указательный палец.
   - И что за идея? - не выдержал долгой паузы Колин.
   - Трисмегист! - значительно напомнил Мика. - Надо попросить его, чтобы он вернул Коннору память. И тогда ты сам вспомнишь Ивара.
   - Не уверен, - заметил Коннор. - Ты забыл: если я его и видел, то точно до войны. Каким тогда маленьким он был! А сейчас ещё и бритый... Разве что спросить у Трисмегиста, не привозили ли вампиры в лабораторию ещё одного мальчика, кроме меня.
   - А почему вы не хотите просто спросить у Ивара, кто он? - спросила удивлённая Лада. Она обычно не встревала в разговоры братства, но тут не выдержала.
   - Он своё настоящее имя прячет так, что ясно: напрямую не ответит, - пожал плечами Мика. - Да и представился сразу Иваром. Поэтому мы думаем, что он довоенный знакомый Коннора.
   - Глупости! - рассердилась Лада. - Узнай меня, если сможешь, а сам я имя своё не скажу? Коннор, ты, наверное, поссорился с ним до войны. Вот он и злится до сих пор!
   - Отвечу твоим же словом, Лада, - усмехнулся мальчишка-некромант. - Мне тогда было еле-еле десять лет. С кем я тогда мог серьёзно поссориться, чтобы на меня держать обиду столько лет? Чтобы помнить это!
   - Тогда, как и предложил Мика, Трис-смегис-ст, - заключил Хельми. - С-сначала узнать, можно ли восстановить твою память, а потом уже думать о вариантах поис-ска.
   Коннор оглянулся на часы над дверью в библиотеку.
   - После урока у Асдис Риган идёт к Трисмегисту. Так что этот вариант нам пока тоже не светит - как минимум в течение двух часов. А значит, мы с Ладой берём Ивара и всё-таки идём гулять. В конце концов, ему тоже надо осваиваться в деревне.
   Братство, у которого дел в нежданные каникулы тоже оказалось невпроворот, немедленно согласилось с его решением.
   Зато не согласился Ивар, чтобы его брали с собой и выгуливали.
   Когда Коннор и Лада дождались его после урока и пригласили погулять, он неумело скрывая своё недовольство (а может, специально показывая его), сказал:
   - Ирма обещала научить меня кататься на скейтах.
   В его тоне отчётливо чувствовалось раздражение.
   Коннор улыбнулся. Ему это раздражение понятно: что такое неспешная прогулка против скоростной гонки на скейтах?
   - Мы же только предложили, - миролюбиво сказало он. - Но если Ирма обещала, то, конечно, иди!
   - Он так обозлился!.. - прошептала Коннору Лада, ошарашенно глядя вслед компании Ирмы, азартно бегущей к сараю со спортивным инвентарём. - Никогда не видела, чтобы человек так злился - всего лишь из-за прогулки... Может, ну его - знакомство с деревней? Пусть лучше кто-нибудь из ребят-дельтапланеристов покатает его. Мне кажется, ему это интересней будет... А ещё... Коннор, он ведь очень обидчивый, получается. Смотри, как легко вспыхнул... Может, вы и правда с ним поругались, когда были совсем маленькими, - и он это помнит?
   - Лада, смешной вопрос: почему он сам не напомнит мне об этом?
   Они решили догулять до Лесной изгороди, перебраться за неё, а потом пройти за садами к Пригородной и вернуться в Тёплую Нору. Времени как раз до обеда хватает.
   К лесу они прошли уже дом Колра, когда услышали за спинами зов. За ними бежал Берилл. Коннор ещё подумал, что мальчишка-вампир чем-то очень взволнован, если не позвал его, не сообразив просто-напросто снять блокирующий братство браслет... Запыхавшийся, Берилл остановился перед ними, и, будучи хозяйственной девочкой, Лада сразу присела перед ним, чтобы поправить задравшуюся от бега курточку.
   - Коннор! Что такое капище?! - выпалил Берилл, а отдышавшись, объяснил: - Я бы спросил у Александрита, но он ещё в городе. А мне хочется знать прямо сейчас. Ты можешь объяснить, что это такое, Коннор?
   Лада, знавшая о мёртвом лесе, медленно встала с корточек и со страхом взглянула на мальчишку-некроманта. Оба прекрасно поняли, откуда ветер дует.
   - Это Ивар сказал? - ненужно уточнил Коннор.
   От торопливого ответа Берилла Лада побледнела:
   - Я предложил ему сесть со мной, потому что я лучше всех могу объяснять, если в нашей группе кто-то чего-то не понял. А он мне говорит: не лезь! Я подумал, что он меня не понял, и хотел объяснить ещё раз. А он опять говорит: я тебе сказал - не лезь ко мне! Будешь ещё лезть - я тебе такое сделаю, говорит! Таких, как ты, говорит, мы на капище сотнями укладывали! Коннор, что такое капище?
   Коннор смотрел в глаза расстроенному Бериллу, который только подозревал что-то плохое в словах Ивара и не представлял всего ужаса, который прятался в значении этих слов... Хуже, что Коннор внутренне угрюмо признался себе в собственной беспомощности: у него самого нет воображения, как можно ответить на вопрос десятилетнего мальчишки-вампира, чтобы не ужаснуть его. И единственное хорошо: Берилл заинтересовался лишь значением слова "капище", а не фразой "Таких, как ты". Поэтому Коннор дружески взъерошил светлые волосы Берилла и сказал:
   - Давай я тебе вечером отвечу, ладно? Помнишь, Селена иногда странные слова говорит? Ну, эти - которые в пословицах и поговорках? Чтобы их понять, надо знать историю их возникновения. А некоторые слова так вообще старинные. Их сейчас в нашей речи нет. Я посмотрю в книгах, а потом скажу тебе.
   - Старинные? - с разочарованием спросил Берилл. - Тогда неинтересно.
   И, успокоенный, убежал к своим, которые уже столпились на улице, и Ирма проверяла, все ли со скейтами...
   - Только бы не спросил у брата, - пробормотал Коннор, шумно выдыхая и с тревогой думая: знает ли Александрит древнюю историю своего народа? Сумеет ли деликатно объяснить младшему брату, что имел в виду пришлый Ивар?
   - Почему Ивар так сказал?! - рассердилась Лада. - Неужели нельзя было...
   - Не думай об этом. Скорей всего, Ивар даже не понял, что сильно обидел Берилла, - тяжело сказал Коннор. - Боюсь, он не понимает, что и когда можно говорить, а когда и что - нельзя. Посмотри. Видишь, что он делает? Он спокойно говорит с Бериллом и показывает ему выбранный скейт.
   - Может, рассказать Селене? - передёрнув плечами, предложила Лада. - Пусть она с ним поговорит, как говорить не надо? Нас-то он вряд ли послушает, а вот её...
   - Дело не в его речи, - возразил мальчишка-некромант, присматриваясь, как Ивар идёт к Пригородной изгороди и, чуть не доверительно склонившись к Бериллу, что-то говорит ему, а мальчишка-вампир в ответ смеётся. - Дело в том, что он... В общем, он не понимает... Вот ведь... Я тоже слов не найду, чтобы объяснить. Он захотел сидеть с Гарденом, а потому резко отказал Бериллу. И отказ этот выразил так, как ему удобно. Как он привык. Не подумал, что может обидеть.
   - Он же так перессорится со всеми, - прошептала Лада. - Не станем же каждому объяснять, что он выражается так, как привык. А если наши захотят дать ему отпор? Он драться-то умеет, Коннор? Или он ответит... - у неё перехватило дыхание. - По-своему? Как тёмный друид и некромаг? Чёрными корнями?
   - Скажу Селене, как ты предложила, - решил Коннор. - Она лучше моего скажет ему. Может, - неуверенно договорил он, - он её и послушает... Пойдём. Теперь я чувствую, что мне эта прогулка точно нужна.
   Они выполнили своё намерение, но, шагая по узкой тропке за садами, поглядывали на пейнтбольное поле, по круговым дорожкам которого мчались ребята на скейтах. Ивар пока плёлся позади, несмотря на видимый азарт. Коннор первым заметил:
   - Что-то у него, кажется, с равновесием не то.
   - Думаешь, друиды били его по голове? - мгновенно угадала Лада его "кажется".
   - Голова-то у него бритая. Некромаги хоть и подлечили его, но два шрама точно есть. Хоть и видны еле-еле. Так что возможно...
   Они дошли до Пригородной и вошли в деревню. Лада побежала к Анитре и Вильме, а Коннор постоял немного во дворе Тёплой Норы, раздумывая. Селена была занята - он видел её за окном столовой, как она напористо с кем-то разговаривала. Сидеть в доме не хотелось, голова раскалывалась от непривычных для него вопросов и слишком невразумительных ответов...
   Он побрёл к учебке. Когда понял, куда именно машинально идёт, с облегчением расправил плечи и ускорил шаг.
   ... Если бы не ребята, он бы ещё долго не останавливался, бесконечно работая на тренажёрах. От жара, внутреннего, а потом - из-за разогрева, пришлось сбросить с себя почти всё - и босиком, в одних штанах, продолжать тренироваться... Длинная увесистая "груша" чуть не ударила его по лицу, когда он, забывшись, чуть не взглянул в сторону, почуяв чужое присутствие. Но не взглянул, а продолжил боксировать с ней, боковым зрением отметив присутствие на краю учебного боевого поля Колра, сидящего на скамье, а сбоку от дракона - притихших ребят братства.
   Это ярость от бессилия сделать из неизвестности нужное и ясное снова заставила броситься на "грушу". Правда, вскоре "груша" перед ним пропала, перехваченная чьей-то каменной лапой, которая затем дёрнула его за плечо, направляя на "ристалище", как называл Колр пятачок для спарринга.
   - Отдыш-шался? - жёстко спросил чёрный дракон. - Мирт, в пару!
   - Не надо, - покачал головой Коннор, - я, в таком состоянии, его... - он развёл руками в боевых перчатках.
   Чёрный дракон бесстрастно скомандовал:
   - Эрно - третьим против Коннора!
   Мальчишка-некромант слабо удивился. А кто второй? А, вон что... Хельми... Ну ладно, может, и получится...
   Пришлось минуту подышать, восстанавливая боевое дыхание. Мельком заметил, что компашка Ирмы тоже здесь. Уселись, как любопытные птички... Как здесь же и половина Тёплой Норы. Но взгляд был твёрдо сосредоточен на противниках. Внутренне он напомнил себе: это не враги!
   И только потому не поубивал всех, кто кинулся на него в попытке сбить с ног. Кипевшая внутри ярость и клокочущая ненависть к своему ученичеству, которое в жизни мало что ему, как выяснилось недавно, даёт, выплеснулись в таком сумасшедшем бою, что спустя минуты он не сразу понял, что же за чёрная фигура теснит его к краю ристалища и не даёт ударить так, как он привык - точно в цель, а отвечает на каждый его удар мощным блоком, о который легко разбить кулак в кровь... А потом полетел сам: всего лишь скользящий удар, который буквально выстрелил по скуле - и мальчишка-некромант, потеряв равновесие, рухнул куда-то назад...
   И только тогда глухота начала проходить - когда он, плохо сгруппировавшись, под многоголосое аханье грохнулся наземь так, что даже ударился затылком о низкий бордюр ристалища. Изумлённый, что его свалили, ещё не понимающий, что именно произошло и кто именно сумел выбить его с тренировочной площадки, он приподнялся на локте, провёл краем ладони под носом и уставился на кровь.
   - Колр, не смейте! - где-то далеко и отчаянно закричала Селена.
   А Коннор хлопал глазами, прислушиваясь к себе и не понимая, почему ко всему прочему так саднит ухо. И первым делом осознал главное - это когда брякнули тонкие металлические браслеты на запястье: он вовремя заблокировал ребят! Потом машинально шевельнулись губы, произнося заклинание, снимающее боль. Но заклинание боль сразу не снимает. Так что, оглушённый падением, Коннор неуклюже перевалился набок, отталкиваясь от земли и слабо злясь, что чувствует себя раздавленным червяком.
   Вокруг шумели, кричали и даже ругались.
   Он наконец сел, прислонившись к этому бордюру. Пелена внутреннего исступления начала спадать с глаз. Сначала увидел Эрно, бледного, но ухмыляющегося ему, лёжа через площадку напротив. Его обнимала испуганная Маев. Недовольный Хельми пытался втянуть, видимо, нечаянно выпущенное и повреждённое в бою крыло с боевым когтем. Мирт сидел справа - с неестественно вывернутым плечом, над которым хлопотал разгневанный Бернар: старый эльф-целитель терпеть не мог травм со спортивной площадки.
   - Коннор, к тебе можно подойти?! - крикнули неподалёку.
   Чтобы найти кричавшего, он обвёл усталым, но успокоенным взглядом часть зрительской толпы. Что-то в этой толпе его зацепило. И это был не кричавший... Ивар. Он смотрел на мальчишку-некроманта с таким потрясением, что Коннор кивнул ему: "Не переживай. Всё хорошо".
   А потом рядом появились Анитра, Лада - и девочки принялись осматривать его, одновременно вытирая носовыми платками пыльное избитое тело, чтобы выяснить, насколько ему попало. Потом Лада куда-то пропала и вернулась с его обувью и одеждой. Он скептически смотрел на продранные колени, которые Анитра смазывала ему щиплющей мазью, и размышлял о глупом, но жизненном: смогут ли эти штанины выдержать стирку? И смогут ли девочки потом зашить эти лохматые полосы?
   Сознание прояснялось, память возвращалась, и Коннор уже с удовлетворением вспоминал красивую подсечку, из-за которой Хельми выбросил крыло с боевым когтем - не для того чтобы драться, а чтобы опереться на него, падая.
   - Селена... - проговорил он и понял, что она не услышит его, пока кричит на Колра, плохо прячущего довольную мину. - Лада, позови Селену. Или скажи, у меня всё хорошо.
   Злая Селена подлетела к нему, как только Лада передала ей просьбу Коннора.
   - Кто устроил этот бой?! - рявкнула она, наклоняясь над ним.
   - Я.
   - Ты?! Зачем?!
   - Ты называешь это "выпустить пар".
   Он видел, что мама Селена опешила на мгновения, а потом присела на корточки и вполголоса спросила:
   - Это из-за школы?
   Он помотал головой. Заметил, что она сняла с руки его браслет из кучи других, и мысленно сказал: "Нет, это другое. Успокойся. И это не Колр, хотя ему понравилось". Тогда Селена нерешительно посмотрела на него, проверяя, искренен ли он, и вздохнула, неохотно ушла. Он знал: она не любила вмешиваться в его личные, как она называла, дела. Но вечером наверняка предстоит разговор с Джарри. Пусть. До вечера есть время.
   Обитатели Тёплой Норы и деревенские ребята тоже начали расходиться, с интересом обсуждая впечатляющий бой...
   Зрителей становилось всё меньше. Коннору вставать не хотелось, несмотря на мёрзлую землю. Хотелось валяться на краю ристалища и смотреть в серое небо с тяжёлыми тёмно-синими тучами. Но покорился всем переживающим за него и сел-таки на скамью, где недавно сидел чёрный дракон. Колр оглянулся на него, и мальчишка-некромант скривил губы в улыбке. Дракон понимающе кивнул и зашёл в учебку.
   Теперь рядом остались братья и компашка Ирмы. Волчишка тихонько уговаривала Колина уйти в Тёплую Нору, со страхом поглядывая на Мирта, которому Бернар наконец вправил руку. Эрно тоже пришёл в себя и уже смешливо скалился, поддразнивая обеспокоенную Маев.
   Ивар сидел между Бериллом и Тармо, с непонятным выражением смотрел на Коннора. Сообразив, что мальчишка-некромаг, в своей манере действовать прямо, может подойти в любую секунду, не стесняясь зрителей, Коннор попросил Анитру и Ладу:
   - Я посижу немного один. Быстрей в себя приду.
   Едва девочки отошли, Ивар встал и не сразу, но, как и предполагалось, подошёл.
   Периферийным зрением Коннор отметил: едва Ивар пошёл к нему, Хельми быстро избавился от блокирующего браслета. Глядя на него - и остальные ребята братства.
   Словно машинально крутя свои браслеты на запястье, Коннор расслабил их и, глядя на братьев, скомандовал: "Мне нужно побыть с ним наедине. Помогите".
   - А зачем ты так дрался? - помедлив, спросил Ивар. - Они же твои друзья!
   - Ну... - вяло от расслабленности сказал он, незаметно наблюдая, как расширяется вокруг них двоих свободное пространство: Колин уводит за собой Ирму, а вместе с ней уходит и компания её "бандитов", по одному исчезают со спортивного поля братья. Исчезают, но продолжают слушать странный разговор. - Понимаешь, Ивар, когда у меня плохое настроение или когда мне хочется кого-то убить, лучше пойти сюда, на тренировочную площадку и заняться тренажёрами, а потом поразмяться с друзьями.
   - А что было сегодня? У тебя плохое настроение? Или ты хочешь кого-то убить? - внимательно разглядывая его, пренебрежительно поинтересовался мальчик-некромаг.
   - Сегодня? Мне хотелось убить тебя, - ощущая себя кошкой Тиграшей, чуть не промурлыкал Коннор. "Любишь говорить напрямую - получи!"
   Ивар оглянулся на ристалище и непроизвольно поёжился. Сообразив, что этим движением выдал свою тревогу, встал солдатиком, вызывающе выпрямившись. Затем с непроницаемым выражением лица уселся на бортик бордюра рядом с Коннором. Судя по всему, решил во всём разобраться. Не обращая на него внимания, Коннор натянул рубаху, поверх - куртку. И, наконец, перевязал шнурки на ботинках. Пока одевался, время от времени шмыгал носом и носовым платочком Лады промакивал вяло идущую кровь.
   За повреждённым ухом девочки наклеили ему пластырь, который одобрил Бернар, мельком оглянувшись на главного виновника драки, в которой пострадали сразу трое.
   - Почему ты не остановишь кровь? - не выдержал Ивар, поглядывая на него, сидящего на скамейке, снизу вверх.
   - Почему ты сегодня оскорбил Берилла?
   - Как? Оскорбил? - поразился мальчик-некромаг и задумался. - А как я его оскорбил? Чё-то не помню.
   - Ты сказал ему про капища.
   - А, нажаловался, да? - презрительно фыркнул Ивар.
   - Нет. Он не жаловался Он подошёл спросить, что это такое - капище.
   Ивар уставился на Коннора, словно проверяя, не смеётся ли он.
   - Вампир не знает, что такое капище?
   - Про капище знают только самые отсталые в нашем государстве, - ответил Коннор, внутренне ухмыляясь при виде обиженно вытянувшегося лица ученика тёмных друидов.
   - Мы были не отсталые, - упрямо сказал Ивар.
   - Пройди по Городу Утренней Зари и спроси любого из встречных прохожих, знает ли кто из них о капищах, - безразлично ответил Коннор, продолжая усмехаться в душе: ага, нашёл, как задеть маленького некромага.
   Ивар отвернулся. Лицо уже не равнодушное, а нервное. То губы дёргаются, то брови хмурятся... И вдруг вспомнил:
   - Я спросил, почему ты не остановишь кровь. Ты мне не ответил.
   - Пока я не получу ответы на свои вопросы, на твои отвечать не буду. - Коннор завязал последний узел на ботинке и притопнул им, будто проверяя, хорошо ли сидит обувка на ноге. И проворчал: - А то - придумал тоже: сам постоянно спрашиваешь, а на мои вопросы не отвечаешь. Мне так неинтересно.
   - Я не оскорбил Берилла, - быстро сказал Ивар и даже оглянулся, будто ища поблизости мальчишку-вампира, чтобы тот подтвердил его слова. - Я сказал, не зная, что он не знает про капища.
   - А если бы он знал, это не было бы оскорблением?
   - Я ответил на твой вопрос, - начиная вскипать, огрызнулся мальчик-некромаг.
   - Я не останавливаю кровь, потому что так мне и надо, - серьёзно ответил Коннор.
   - Это как? - по инерции спросил Ивар - и тут же набычился, кажется ожидая, что он снова исподтишка посмеётся над ним.
   - Я не справляюсь с некоторыми ситуациями, а кровь - напоминание об этом на будущее. - Он помолчал, а потом добавил, глядя на тёмно-синие тучи: - Я постоянно учусь, но не могу взять всё сразу. Это заставляет... нервничать. И тогда остаётся только одно - бой до крови. Пусть и моей. Чтобы утихомирить её. Чтобы успокоиться.
   Краткий взгляд на Ивара. Понял ли? Кажется, не совсем, потому что мальчик тут же осторожно, боясь нарваться на отповедь, спросил:
   - А с какими ситуациями ты не справляешься?
   Ожидаемый вопрос. Коннор ссутулился. Отвечать прямо - или увести разговор в сторону? Впрочем, лучше ответить напрямую. Хватит юлить.
   - Моя ситуация - ты. - И, предупреждая удивление Ивара, он сказал: - Я с трудом удерживаюсь от того, чтобы не залезть в твою голову и не узнать то, что меня интересует. Пока меня останавливает только одно: опыта внедрения в чужие мысли у меня маловато. И я могу убить тебя своим входом.
   Секунды спустя Ивар непроизвольно содрогнулся: дошёл смысл Конноровых слов. Но мальчик-некромаг не сбежал. Он обнял руками прижатые к себе ноги, тоже уставившись в небо, а потом, всё так же не глядя на Коннора, спросил:
   - А зачем - в голову?
   - Это один из вопросов, на которые я не отвечу, пока ты не ответишь на мой.
   - Ну, спрашивай.
   - Почему ты не спишь?
   - Это легко! - выдохнул Ивар и разжал пальцы, сцепленные на ногах. - Мне здесь... В общем, здесь не мёртвый лес. Иначе объяснить не могу, - обернувшись к Коннору, предупредил он.
   - Насчёт сна это был первый вопрос, - вздохнул Коннор, понимая, что мальчишка обошёл настоящий ответ. - Боюсь, на другие ты не ответишь. Например, почему ты прячешь своё настоящее имя. Я знал тебя до войны?
   - Знал! - резко отозвался Ивар.
   - Ты перебил, - заметил Коннор, - а я не успел добавить, что всех довоенных знакомых я никогда в жизни не узнаю.
   - Никогда?! Почему? - снова поразился Ивар.
   Мельком вспомнилось, что Селена, вообще-то, уже говорила мальчику-некромагу о травме... Он дотронулся до своей головы.
   - Для меня война началась с того, что бумбум, или по-другому "краб", подстрелил нашу машину. Был взрыв. Родители погибли сразу, а меня, раненного в голову и оглушённого, нашли вампиры и, заметив мои способности некроманта, увезли в лабораторию, о которой я тебе уже говорил. После того взрыва я потерял память.
   - А... где это было? - вдруг вскинулся Ивар. - Куда ты ехал с родителями в тот день? По каким улицам?
   Коннор медленно покачал головой,
   - После твоих вопросов мне самому хочется узнать об этом. Но ведь ты не скажешь? Хотя знаешь...
   - А у тебя родные остались? - безнадёжно спросил Ивар.
   - Только очень дальние родственники. Мы с Селеной и Джарри однажды съездили в две семьи. Но там меня плохо помнили - тем более я вырос. А я их вообще не знал. Когда составляли документы ребятам из Тёплой Норы, проверили близких родных каждого. Мои все погибли... А твои? Кроме родителей?
   - Никого не знаю, - сумрачно сказал Ивар. Он вытянул руку с раскрытой ладонью и ловил медленно падающие с неба снежинки.
   - Ладно, - сказал Коннор и встал. - Последний простенький вопрос. Ты останешься у нас? В Тёплой Норе?
   - А меня не потребуют... - Ивар споткнулся на полуслове. - Я убил главу некромагического храма.
   - Чтобы убить Перта, нужно побольше знаний и умений, - усмехнулся Коннор и подал ему руку, помогая встать с бордюра.
   - Ты называешь его по имени, - безразлично отметил мальчик-некромаг, неохотно поднимаясь с пригретого места.
   - Селена тебе не рассказывала, что её похитили, чтобы заманить меня в храм? Мне пришлось там кое-что сделать, чтобы нас отпустили... Тогда я и познакомился с Пертом - по второму разу. Впервые мы встретились, когда дракон Вальгард пытался отговорить Перта забирать меня в храм. Хорош болтать, Ивар. Идём обедать. Останешься ты в Тёплой Норе или нет, но есть наверняка хочешь. Идём.
   - А что там такое? - спросил Ивар, указывая на далёкие развалины, которые из деревни казались всего лишь нагромождением камней.
   - Это соседняя деревня, - ответил Коннор. Ивар ещё не отобрал руку, за которую он его вёл, и старший братства, осторожно согнув средний палец, упирался им в середину ладони мальчика-некромага. - Она напрочь разгромлена магическими машинами, потому что там почти не было хороших магов.
   - Откуда ты знаешь, что она разгромлена полностью?
   Ивар казался заинтересованным до такой степени, что машинально шёл, ведомый Коннором за руку, и не замечал: удивлённый Коннор поднимает брови, вслушиваясь в неведомую для других информацию. Информация лежала на поверхности, потому что была свежей, только что родившейся идеей Ивара.
   - Мы там были, - рассеянно от сосредоточенности ответил Коннор.
   - А до неё далеко?
   - На машинах - почти полчаса.
   Ивар немного помолчал, потом недовольно отдёрнул руку - не маленький, чтобы за руку вели! И пошёл чуть впереди, а потом увидел Ирму и её компанию - и вовсе припустил бегом к ним. Коннор остановился возле одного из крепчугов, росших ближе к Тёплой Норе. Через минуту к нему подошли братья.
   - Нам повезло с тремя днями, - всё так же рассеянно сказал Коннор.
   Братья внимательно смотрели на Ивара, который что-то спрашивал у "бандитов" Ирмы, а потом рассмеялся.
   - Мы вс-сё с-слыш-шали, - проговорил Хельми. - И твою выкраденную из него инф-формацию. Зачем ему в ту деревню?
   - Пока не выследим - не узнаем, - чуть пожал плечами Коннор. И усмехнулся: - Мы в последнее время ни за кем не следили, да? Предпоследним был Пренит? А последним - дружок этого Ивара... Надо бы возобновить это любопытное занятие.
   И ребята с ним согласились.
  
   Глава девятая
  
   Не веря ушам, Селена переспросила:
   - Что вы сделали?!
   В гостевом кабинете Тёплой Норы собрались только мужчины. И вопрос был обращён к Трисмегисту и чёрному дракону. Колр едва заметно пожал плечами: что, мол, такого-то? Старый эльф-бродяга ответил развёрнуто - то есть повторил только что сказанное, видимо принимая во внимание состояние хозяйки:
   - Мы навесили на него заклинание отрицания.
   Она молча смотрела на него, пытаясь понять. Потом покачала головой и сказала:
   - Вероятно, это нечто из высшей магии. Объясните мне, магу-дилетанту.
   - И мне, - присоединился к ней озадаченный Джарри.
   - Частности вам будут неинтересны, - спокойно сказал Трисмегист, и в дальнем углу кабинета недовольно заворчал что-то маг Ривер. Оглянувшись на него, старый эльф с мягкой улыбкой сказал: - Будет время - разберём структуру этого заклинания. Но, если говорить о главном, цель этого заклинания - не дать убить.
   - Леди С-селена, - вкрадчиво заговорил чёрный дракон, - признайтес-сь, ведь именно этого вы боитес-сь, глядя на мальчика.
   Селена посидела, подумала и сумела задать лишь один беспокоящий её вопрос:
   - Оно не опасно для самого Ивара?
   - Нет, - категорически сказал старый эльф. - Это заклинание имеет в быту название "заклинание сомнения". То есть существо, которое хочет убить кого-то, будет всё-таки сомневаться, стоит ли это делать. Теперь вы, леди Селена, будете спокойны за своих воспитанников. Как и за мальчика.
   - Спасибо, - пробормотала она, садясь в ближайшее кресло: этой новостью её остановили на пороге кабинета.
   Пока мужчины обговаривали уже вынужденные каникулы в пригородной школе, она сидела и размышляла. Ну ладно - сотворили они над мальчиком-некромагом это заклинание. А всё ли они учли? Хотя Трисмегист - этот предусмотрителен как никто. Но ведь мальчик очень сильно отличается от остальных. Если даже учитывать, что Ивар приобрёл у тёмных друидов лишь практические навыки, а в храме Перта в него втиснули знания первых двух или трёх (надо бы уточнить у Перта) курсов некромагии, то... Нелегко поверить, что Ивар не заметит на себе навешенное чужими заклинание и не избавится от него. Или хотя бы постарается избавиться...
   Наконец она не выдержала и вышла.
   Послеобеденный сон в Тёплой Норе - священная корова. Те из школьников, кто отпросился у хозяйки, пообещали провести этот час в учебке - или на улице, подальше от Тёплой Норы, чтобы не мешать спящим. Селена-то и пришла в учебный кабинет только потому, что было время до сна, пока дежурные убирают в столовой посуду... Очутившись в гостиной, она кивнула дежурным, закончившим работу и поднимающимся на второй этаж. Даже школьники, пусть и не все, всё ещё блаженствовали, наслаждаясь сонным часом. Она поднялась следом и застыла у первой же двери напротив "яслей-сада" Вильмы. Из зазора между дверью и косяком слышался звонкий голос Ирмы:
   - Ты не понимаешь! Надо спать днём, ясно? Надо!
   - Да, я не понимаю, - сварливо - так, что Селена чуть не рассмеялась от неожиданности, отозвался Ивар, - потому что ты не объясняешь! Зачем спать?! Днём?!
   Осторожно заглянув в комнату Ригана, Селена замерла: маленький хозяин комнаты сидел на своей кровати и с интересом смотрел на Ирму: мол, как объяснишь по-своему? Та вскочила с кровати Тармо и встала перед сидящим на своей кровати Иваром:
   - Видишь, какая я высокая? Это всё потому, что я сплю днём! Селена сказала, что в нашем возрасте надо больше спать, если хочешь стать высоким!
   - Селена - это не объяснение! - огрызнулся Ивар.
   - Всё просто, - скептически глядя на волчишку, сказал Берилл. - Пока ты двигаешься, ты не даёшь костям расти. А когда спишь, растёшь.
   Кажется, такого объяснения Ивар не ожидал. Захлопал глазами.
   - А ещё Селена сказала, - счастливо вздохнул Вилл, - когда во сне летаешь, это и есть - потихоньку растёшь. Ты когда-нибудь летал?
   - Во сне, что ли? - буркнул мальчик-некромаг.
   - И во сне, и так просто?
   Селена оглянулась на впечатление присутствия: за спиной стояли Коннор и Мирт. Оба улыбались, тоже вслушиваясь в серьёзную беседу младших.
   - Как - так просто?
   - Попроси кого-нибудь из дельтапланеристов, чтобы тебя взяли с собой, - посоветовал Тармо. - Могу подсказать, кто лучше всех катает. Мне нравится Эрно - он так плавно летит, что не страшно на самой страшной высоте.
   - Зато с Орваром надо летать, когда на небе облака, - вставил Берилл. - Он однажды меня так высоко поднял, что мы трогали тучи! Они мокрые!
   - Фи, тучи! - пренебрежительно задрала нос Ирма. - Маев любит летать над лесной заводью, так мы один раз с ней так близко пролетели над водой, что я ладошкой провела по ней! Я так визжала! И страшно было, и здоровски! - с удовольствием вспомнила она.
   - Вы... - Ивар испытующе оглядел собеседников. - Не врёте? В самом деле летали?
   - Веткин, домашний, сказал, что завтра ясная погода, - пожал плечами Вилл. - Хочешь, подойдём к Мирту? Он никогда не отказывает - всех катает. Он хороший!
   Еле слышное фырканье сбоку - почти шелест. Селена скосилась на бесшумно смеющегося Коннора и на Мирта, который горделиво выпятил грудь.
   А из комнаты вдруг послышался насмешливый голос Ивара:
   - А Коннор? Коннор плохо летает? Или он никого не катает?
   Повисло молчание, и теперь уже Селена посмотрела на потупившегося мальчишку-некроманта с усмешкой. Ответил Риган:
   - С-смотря чего ты х-хочеш-шь. Ес-сли х-хочеш-шь прос-сто покататься, надо с-сказать ему об этом. А ес-сли он один... - Риган громко и мечтательно вздохнул. - Когда я вырас-сту, я попробую летать, как он. Даже у Х-хельми так не получается...
   - А... как он летает? - помедлив, спросил Ивар.
   - Как сто ураганов! - крикнула и засмеялась Ирма, а потом объяснила: - Это Риган так говорит, когда Коннор злится. Ну - идёт злой, как сто ураганов. А Коннор, если один летает, то летает, как... ураган! Ух, как!
   - Сейчас Селена придёт, - напомнил Берилл. - Ну что? Ложимся? А потом сбегаем к Мирту, попросим, чтобы тебя покатал. Если захочешь.
   - Ложимся, - безэмоционально согласился Ивар, и его кровать слегка скрипнула.
   Коннор вдруг резко вцепился в локоть Селена и оттянул её от двери. Мимо прошёл Моди, рассеянно улыбнулся хозяйке Тёплой Норы и зашёл к Вильме.
   - О, Моди прошёл, - обрадовалась глазастая Ирма. - Можно пока не идти к себе! Ещё минутку с вами посижу - и побегу спать!
   - Моди - это кто? - насторожился Ивар. - Из команды Коннора?
   - Нет, что ты! - сказал Берилл и поёжился. - Мы все здесь, кроме Ригана и Ирмы, из группы Стефана.
   - Это как?
   - Сначала здесь жили мы - я, Колин и Мика, - объяснила волчишка. - Нас Селена нашла. То есть сначала Селену нашёл Мика, а потом она нас с Колином нашла. Потом она с Джарри съездила в пригород и привезла сюда Коннора с его группой, а потом Коннор съездил с Селеной и Джарри и привёз сюда группу Стефана.
   - Там сначала нашли меня, - подхватил Берилл, - а в самом конце Вильму с Тармо и Виллом. Их выкинул Стефан, когда узнал, что они оборотни, а Вильма так переживала за них, что ушла с ними. Они тогда были совсем маленькие. Её потом нашли Хельми и Коннор. А этот Стефан - ух, какой дядька страшный был и злой! Нас всё время заставлял еду искать, а сам нам ничего не давал. А сам-то жрал - ух!..
   - И где он сейчас? - спросил Ивар. - Тоже здесь?
   - Нет. Когда Коннор увидел, как он издевается над Асдис и Викаром, он на него потолок обрушил, - безмятежно ответил Берилл.
   Ещё минута тишины. Селена взглянула на Коннора. Лицо у него было... Наверное, вспоминал тот жуткий момент, когда они обнаружили Викара...
   - Так вы здесь все из пригорода? - медленно спросил Ивар.
   Селена снова затаилась: неужели он думал, что Тёплая Нора с самого начала благоденствовала во время бедствий?
   - Ну да, - удивился Берилл. - Мы тебе о чём рассказываем-то?
   - Колин с Ирмой так вообще в лесу прятались , - услышала она Вилла и кивнула страшим братства отойти от двери.
   Потом зазвенел голосок Ирмы:
   - Там был одичавший. Он схватил Колина и так его разодрал - я думала, брат не выживет... И тут Селена как выскочит, как стукнет одичавшего хорошенько!
   Селена, приложив палец к губам, вместе с Миртом и Коннором попятилась к лестнице, чтобы сделать вид, как будто только что поднялась на второй этаж. Но до лестницы несколько шагов - и она услышала-таки ещё пару реплик - Ригана:
   - А меня с-сюда драконы привезли. Я в бурю попал. Вальгард думал - я без крыльев ос-станус-сь, калекой, а Трис-смегис-ст начал меня лечить.
   И недоумение Ивара:
   - Я думал, Трисмегист - злой!
   Заметив многозначительный перегляд Коннора и Мирта, Селена разбираться не стала, о чём они подумали, услышав последнее, и громко застучала домашней обувью по деревянному полу, чтобы звучно напомнить:
   - Время сна! Закрываем двери! Кто-нибудь видел Минну?
   - Она внизу, в детском уголке, - сказали из "ясли-сада". Потом выглянула Вильма и объяснила: - Я посмотрела сейчас - она там.
   "Посмотрела" - следует понимать, что девочка-маг взглянула сквозь стены. Такой уж у неё странный дар. Ну ладно, пора спускаться и искать Минну. Селена кивнула Мирту и Коннору, идущим мимо неё к мансарде, и направилась в детский уголок.
   Девушка-оборотень ещё не освоилась с порядками Тёплой Норы. Тем более, как заметила, спустившись, Селена, в детском уголке гостиной сидела и Ринд, игравшая с Фаркасом. Именно Ринд и заболтала Минну и Вик, пока малыш-оборотень играл с их младшими сёстрами в манеже.
   - Девочки, у нас "тихий час", - напомнила Селена.
   Ринд ойкнула и быстро объяснила удивлённым новичкам, что такое "тихий час". Минна смущённо улыбнулась:
   - А в нашем приюте тоже есть дневной "сонный час", но мы обычно не спим, - призналась она Селене. - Обычно лежим, болтаем. Особенно младшие.
   - Ничего, - спокойно ответила хозяйка Тёплой Норы. - Привыкнешь к нашему расписанию - ещё как спать начнёте.
   Ринд подхватила Фаркаса, Вик сунула сестричек в корзину - и вся компания принялась подниматься по лестнице к спальням... Стукнула дверь из тамбура.
   - Леди Селена! - окликнул её Вук, молодой оборотень из группы Сири. - Я ищу Джарри. В гостевом кабинете его нет.
   Она обернулась к нему с лестницы - посоветовать поискать Джарри в теплице, состояние которой заново проверяли перед первыми крепкими заморозками. И от неожиданности замерла: Вук смотрел не на неё, а чуть ниже. И глаза молодого оборотня медленно, но верно зажигались жёлтым блеском. Селена повернулась всем телом, пока ещё не понимая. Минна тоже застыла на ступеньках лестницы, полуоткрыв рот - глядя на Вука. Средняя сестра, шедшая сразу за ней, не поняла, что происходит, а потому нетерпеливо ткнула тяжёлой корзиной в ноги старшей, поторапливая её.
   - Девочки, идите за Ринд, - спокойно сказала Селена. - Мне нужно переговорить с... - споткнулась на словах "с человеком", но, усмехнувшись над собой, быстро исправилась: - С нашим гостем.
   Кажется, Вук тоже не понял, что произошло. Но тот же охотничий огонёк, который видела Селена в глазах Тибра, когда-то сделавшего стойку на Каису, горел и в глазах молодого оборотня. Селена спустилась к нему, обречённо и насмешливо размышляя: "Вот и ещё одна пара. А мне что теперь делать? Снова читать лекцию о добропорядочности и о несовершеннолетних, как когда-то Вилмору и Александриту?! А куда деваться? Придётся, а то напортачат мне тут дел..."
   Но тогда она с перепугу за Анитру и Ринд завела с их старшими, даже взрослыми друзьями воспитательную беседу. Сейчас же... Сейчас она почему-то побаивалась. А если ей только показалось? И если она полезет к Вуку с нравоучениями, а он её высмеет? Нет, вслух, конечно, не выскажет, но в душе... С минуту она выжидала, пока молодой оборотень "очнётся", а потом спокойно предложила пойти к Джарри вместе, сославшись на то, что ей тоже необходимо повидать своего семейного по каким-то вопросам.
   Уже по дороге, когда вышли из дома, Вук неловко спросил:
   - У вас новенькие?
   - Да. Четыре сестры. Старшие - Минна и Вик, - ответила она с облегчением: прояснилась главная проблема: он и впрямь обратил внимание на Минну!
   А заодно получилось косвенно намекнуть своей информацией и о семье старшей девочки-оборотня, намекнуть, что, ухаживая за Минной, он поневоле возьмёт на себя обязательства и за судьбы её родных. Ещё подумала, не рассказать ли ему, вроде как в шутку, что случилось в другом приюте, когда старшую, Минну, хотели разлучить с младшей сестрой.
   Но Вук вдруг взглянул на неё и улыбнулся.
   - Мне Вилмор как-то рассказал о том, что вы потребовали с него, когда он начал дружить с Ринд. Не беспокойтесь, леди Селена, я буду честен с Минной.
   - Спасибо, Вук, - от неожиданности чопорно ответила она.
   И чуть не расхохоталась: как у них - у оборотней! Только взглянули друг на друга - и Вук уже уверен, что Минна будет дружить с ним!.. А потом притихла, размышляя... А она-то начала мучиться сомнениями, стоит ли говорить с ним на такую деликатную тему, как близкие отношения, которые пока ещё для обоих табу из-за несовершеннолетия Минны... Фу-у, пронесло.
   Она спокойно проводила его в теплицу и почти сразу ушла, лишь разок пройдясь между ягодно-овощными рядами и полюбовавшись аккуратными грядками с лекарственными травами старика Бернара.
   Вернулась она в Тёплую Нору, когда население, оставшееся в доме, должно потихоньку засыпать. Поэтому сразу поднялась на второй этаж и прошлась по коридору. Дверь в комнату Ригана была плотно закрыта, и Селена не решилась открывать её, чтобы посмотреть, как там Ивар...
   Дверь в комнату Минны и её сестёр тоже была плотно закрыта, но Селена уже знала - почему. Страх Минны, как бы их не разлучили, ещё не прошёл. Поэтому изнутри девушка-оборотень закрывалась на щеколду.
   "Ничего, - вдруг подумала Селена. - Вук - это очень даже хорошо. С той точки зрения, что она подружится с ним и ничего не будет бояться. Интересно, заметила ли Минна, что Вик засматривается на Колина? Надо бы обратить внимание Минны на это. Подсказать, что сёстры пускают корни в этой деревне... - Опомнившись от своих мечтаний, она улыбнулась. - Только что смеялась над оборотнями, а сама уже целую историю на будущее сочинила!"
   Спустившись в гостиную, она прибрала куртки младших, которые забыли вернуть одёжку на место после прогулок. Развешала их в тамбуре и вернулась в гостиную. Вспомнила, что слышала, как азартно кричали малыши, глядя на кукольную сказку Моно. Сообразила, что надо бы пойти в детский уголок и приглядеться, не слишком ли там маленький народ разбросал свои игрушки.
   Первый же шаг в детский уголок - и Селена замерла.
   Ивар, сидевший в кресле, забравшись с ногами в него, поднял глаза. Взгляд вышел каким-то... нехорошим. Ну, ладно - мальчишеских взглядов исподлобья она в здешней жизни насмотрелась. Но в глазах Ивара, впавших и сумеречных, она внезапно прочитала странную, почти взрослую тоску... Помедлив, она подошла и села рядом.
   - Не спится?
   - Уйду завтра, - бесстрастно сказал он.
   Помолчав немного, она спросила:
   - Почему мне кажется, что тебе уходить не хочется?
   Он отвёл глаза и уставился на манеж, на котором высилась гора игрушек.
   - Не кажется. - Она не успела вставить вопрос: "Но почему тогда ты говоришь, что уходишь?" Ивар как будто услышал его, этот вопрос: - Иногда... Мне надо уйти.
   "Может, Перт промолчал о том, что они ещё делали с ним? - неожиданно до ледяного пота испугалась она. - А вдруг он?! Нет, Перт бы сказал, как сказал он про Вереска. Перт, даже будучи самонадеянным, не стал бы подставлять деревню с детьми, беззащитными перед такими жуткими делами..." Но воспоминание о Вереске... Она взглянула на настенные часы.
   - Ивар, ты знаешь нашего Вереска?
   - Это тот эльф, который меня боится?
   - А ты знаешь, почему он тебя боится?
   - Ну, что-то там было с храмом некромагов.
   Он сказал это небрежно, но Селена заметила, что мальчик-некромаг, кажется, невольно заинтересовался странным поворотом разговора. И она рассказала ему, как нашли Вереска в подземном городе, как пришлось воевать с дикой магией, нечаянным повелителем которой оказался мальчишка-эльф. Как спустя месяцы, освобождённый от дикой магии, Вереск всё-таки ушёл в некромагический храм, а там в него вселился злобный дух старика, который считал повелителем дикой магии себя. А главное - как все переживали за мальчишку-эльфа и как всем миром выручали его из страшного положения.
   Ивар взглянул на неё с тенью снисходительной улыбки: как взрослый смотрит на малыша, который пытается пересказать ему... сложную теорему.
   Но поговорить о случае с Вереском, проанализировать его они не сумели. Из тамбура открылась дверь, и Мика, насупившись, прошёл в детский уголок гостиной. Уселся на самом дальнем кресле и обиженно сказал оттуда, не глядя:
   - Мне хочется что-то сделать.
   - У тебя две книги артефактов, - заметила Селена. - Ты же хотел их все сделать.
   - Я не могу делать что-то подряд, - возразил Мика. - Во-первых, мне нужна помощь Коннора или Хельми, а каждый раз вызывать их из-за поделок я не могу. Во-вторых, между артефактами мне нужно делать что-то немагическое, но интересное для всех. А я уже посмотрел все технические журналы нашего города. - Он стукнул себя в грудь и отчаянно сказал: - Ну нет там ничего, что мне бы понравилось!
   - Привереда, - пробормотала Селена, а потом встала, чтобы подойти к столу и забрать с него бумагу и карандаш. - Мика, иди к нам с Иваром. Может, и Ивару что-то понравится, а то и присоветует.
   Мальчик-некромаг поднял бровь. Мика глянул на него и сопнул носом, но пересел на подлокотник кресла Селены.
   - Ну? И что ты предложишь? - тоном измученного излишней роскошью богача поинтересовался мальчишка-вампир.
   - Первое - для малышей, - сказала Селена и нарисовала на листе длинную трубку. - Смотри. Эта трубка запечатывается с обеих концов прозрачным стеклом, а внутрь ставят длинные полосы зеркала и кладётся куча мелких, но прозрачных и разноцветных камешков. Эти камешки, чтобы не рассыпались по всей поверхности трубки, отделяются прозрачным стёклышком. У тебя такие камешки остались? Или ты всё на бисер пустил?
   - Нет, есть ещё. И что это будет?
   - А ты представь: берёшь эту трубку, смотришь на кучку прозрачных камешков, которые отражаются в четырёх зеркалах, время от времени встряхиваешь.
   Ивар, до сих пор равнодушно смотревший на странный рисунок, вдруг улыбнулся:
   - Зеркала? Это будут... Узоры! Разноцветные!
   Воображение у мальчишки оказалось не просто живым, но стремительным.
   - Дай-ка... - заворожённый представленной картинкой, Мика потянул к себе лист.
   - Подожди, Мика. Я сказала, что это первое. Для малышей. А теперь вещь посложней. Для тех, кто постарше. - Краем глаза она заметила, что Ивар сел ближе к ней с Микой, собираясь присутствовать при появлении очередной интересности. - Итак, - решительно сказала она и начертила на чистой стороне листа квадрат. Затем добавила пять линий - получился куб. Все три поверхности куба она разделила на девять квадратиков, а потом попросила: - Мика, принеси коробку с разноцветными карандашами.
   Мальчишка-вампир рванул за коробкой так, что чуть не сбил стоявший на его пути стул. А Ивар посмотрел на хозяйку Тёплой Норы и спросил:
   - А откуда ты такое знаешь?
   - Я из другого мира. - И затаилась, задаст ли он логичный вопрос. Задал!
   - А как... ты тут?
   - Меня из моего мира вытащил сюда дракон Вальгард. - И добавила так безразлично, как будто не знала, что именно это ему будет интересно: - Вальгард попросил меня найти Коннора.
   - Ага, - сказал подбежавший Мика, - потому что боялись, что он может город взорвать, вот и нашли Селену, чтобы она его искала.
   - Взорвать? - медленно переспросил мальчик-некромаг.
   - Они думали, что он может такое сделать, - объяснила Селена. - И не подумали о том, что Коннору просто некогда было всякие глупости делать.
   - Глупости... - Ивар замер, слепо глядя на лист бумаги, а потом взглянул на неё. - А он мог... это сделать?
   - Мог, - подтвердила Селена. - Только никогда не сделал бы.
   - Почему? Потому что глупо?
   - Скорей не из-за этого. - Селена покусала губы, вспоминая недавнее прошлое. - Он тогда о себе ничего не знал. И боялся, как бы полностью не превратиться в машину. Тем более предпосылки были.
   - Какие предпосылки? - настойчиво добивался мальчик-некромаг.
   - Когда Коннор увлекался боем, - вместо неё ответил Мика, - у него глаза становились металлическими. И он боялся, что однажды не вернётся в человеческое. Ещё вопросы есть? Нет? А у меня есть. Селена, зачем тебе разноцветные карандаши?
   Ивар как-то разочарованно откинулся в кресле, будто ему уже было неинтересно, что собирается предложить Мике Селена. А Селена выбрала из коробки шесть карандашей и быстро раскрасила все квадратики в разные цвета.
   - Был в нашем мире такой изобретатель - Рубик. Однажды он придумал такой куб, в котором можно было менять эти квадратики местами, постепенно добиваясь, чтобы все стороны куба имели один цвет. Куб я нарисовала нужных размеров. Он очень маленький.
   - Как это - менять местами? - Мика заворожённо смотрел на лист с рисунком, и Селена уже спокойно отдала ему обе примерные модели игрушек из своего мира. Мике иногда хватало далеко не всегда точного представления о предмете, чтобы попытаться повторить его. И эти две модели - настоящие, не то что крылья Икара из мифов.
   Держа лист перед собой, Мика упоённо всматривался в рисунки, а потом встал - и Селена ещё подумала, не проводить ли его в мастерскую, а то свалится по дороге - и не раз... Но, пошатываясь и порой резко отскакивая от внезапно встававшими перед ним препятствиями, мальчишка-вампир более или менее благополучно прошёл детский уголок гостиной, а потом скрылся за дверью в тамбур...
   Ивар первым нарушил молчание:
   - Он всегда такой? Увлекается сразу?
   - Если есть чем увлекаться, почему бы не увлечься? - пожала плечами Селена. - Когда я его встретила, он приспособил под охрану своего убежища сломанные магические машины. И сюда, в деревню, притащил целый мешок деталей из сломанных машин.
   Она мгновенно вспомнила, как чёрный дракон тащил упрямого мальчишку-вампира, который не желал отпускать свою добычу - цепь, вытянутую из подбитого крокаря. И засмеялась.
   - Что? - хмуро спросил Ивар.
   Она не сразу поняла - что именно "что?". А поняв, сказала:
   - Ты ведь перешёл мост через пригородную реку? Этот мост - любимое место Мики. Сколько он тогда деталей всяких в Тёплую Нору перетаскал! Мы всё ругались - куда ему столько! А всё пригодилось. Все эти железки пошли в дело. И не только они.
   - И с Коннором сразу сдружился, - словно подсказывая ей интересный факт из жизни Мики, проворчал он.
   - Нет. Они чуть не разодрались в начале знакомства, - покачала Селена головой. - Коннор же видел, будучи киборгом, что многие из этих железок никуда не годные. И сказал об этом Мике. А Мика обиделся и спрятал мешок, потому что боялся, как бы его не выкинули. Но об этом как-нибудь потом. Ты видел мастерскую Мики? Там у нас и гончарный уголок Кама - нашего тролля. Он такие красивые вещи делает!
   Ивар посмотрел на неё так, что она начала ждать - он вот-вот скажет: "Приманиваете?" А что оставалось делать? Хоть она и понимала, что уговоры в данном случае - дело гиблое. Судя по всему, если этот мальчик на что-то решился, он это сделает. Она вздохнула.
   - Ивар, погоди уходить, - попросила она. - Поживи здесь с неделю - может, привыкнешь - и тебе понравится?
   Он быстро посмотрел на неё и отвернулся. Но она успела заметить на его губах отчаянную улыбку - человека, который очень хочет остаться, но не может. Поэтому он так улыбался - заставляя губы изображать улыбку, в то время как напряжение не давало ему это сделать целиком и полностью. Его кулаки сжались, но затем мало-помалу расслабились. Он снова посмотрел на Селену.
   - Я... подумаю.
   Она кивнула и сбежала из детского уголка. Чтобы не раздражать чрезмерной приставучестью и ненужной ему гиперопекой. Чтобы не мешать его раздумьям.
   Но сбежала с решимостью во что бы то ни стало оставить его в Тёплой Норе. Неизвестно, что там в прошлом случилось между Иваром и Коннором, но бездомный мальчик должен обрести дом, а она видела его будущее - бесприютным скитальцем. А потому была готова соблазнять его всеми благами Тёплой Норы. Лишь бы остался. Именно поэтому без особых размышлений она бросилась в учебный дом, где, как знала, сидели ребята-старшеклассники, не пожелавшие спать днём.
   Братство - без Мики, естественно, - нашла сразу. Ребята засели в библиотеке - вместе с остальными, кто хотел бы позаниматься по предметам, которые не очень-то удаются. В учебных классах остались те, кто занимался отдельно - с Асдис и Викаром. Открыв дверь, Селена сняла браслет, блокирующий Коннора: "Я вызываю старшего сына, но буду рада, если выйдут все!" Коннор оглянулся и немедленно встал из-за стола. Следом не спеша поднялся Хельми. Мирт улыбнулся Космее и Мускари, которым объяснял тему, и присоединился к братству. Следом бегом помчался Колин.
   Закрыв дверь, Селена вполголоса объяснила:
   - Он сказал, что уйдёт завтра. Я добилась от него лишь, чтобы он подумал ещё немного. Но мне кажется - он уйдёт. Мирт... Пожалуйста. Если он попросит тебя покатать его на дельтаплане, не отказывай! Ты же слышал, что говорили о тебе мальчики в комнате Ригана. Может, полёт ему так понравится, что он всё же захочет остаться?
   - Селена, успокойся, - сказал Коннор. - Мы сделаем всё, чтобы он остался. И не только потому, что ты просишь. Что-то мне подсказывает, что это важно: узнать, кем мы с ним были друг для друга в довоенном мире.
  
   Глава десятая
  
   Но ни к Мирту, ни к кому-либо ещё Ивар так и не подошёл с просьбой взять его в полёт на дельтаплане. Хотя вместе с "ясельниками", чуть не открыв рот, смотрел, как старшие выкатывают из ангаров по деревянным настилам дельтапланы, а потом бегут по этим настилам, разгоняясь и взлетая!
   Он даже бегал с толпой малышни следом за дельтапланеристами, даже выскочил за Лесную изгородь (Селена решилась-таки дать ему браслет перехода). Впрочем, не "даже бегал". Ивар как будто понял, что из-за своего небольшого росточка он потерялся в толпе этой малышни, что почти не отличался от Берилла или Ирмы, с которыми постоянно держался рядом. Он восторженно кричал, когда азартно кричала сопровождающая дельтапланеристов толпа, и смеялся от удовольствия, когда рядом хохотала от наплыва чувств волчишка...
   Но было единственное, что его всё же отличало от "ясельников". Чисто внешнее. Коннор бы и не заметил, если бы Селена не подсказала. Селена-то успокоилась, что Трисмегист и Колр навесили на мальчика-некромага заклинание отрицания. Она призналась старшему сыну, что всё-таки боялась, как бы Ивар не начал убивать. Ведь в первый же день пребывания в Тёплой Норе он вёл себя настолько непредсказуемо! Да и знали, кем он был и как пытался убить Перта, как легко решился на убийство - зная притом, что находится в храме некромагов...
   Эта единственная внешняя отличка - лихорадочно блестящие глаза и потемневшие от недосыпа кожа вокруг глаз, как будто Ивар надел узкую темноватую полумаску. Селена, правда, решила, что после такой активной прогулки да после такого расстояния - от начала деревни до Лесной заводи, Ивар будет крепко спать ночью. Но Коннор сомневался.
   Он уже привык к мысли, что Ивар - либо его родич, либо очень близкий знакомый. Что они поссорились, если не подрались, всего за несколько дней до нашествия магических машин. Что он сам, будучи чуть старше, возможно, очень сильно обидел Ивара тогда... Он несколько раз пытался пробиться в личное пространство Ивара, но безуспешно. Вокруг мальчика-некромага буквально каменела непреодолимая защита. Её крепость была такова, что Коннор начинал серьёзно подумывать о том, не влезть ли в самом деле к Ивару в голову. Но, прикинув шансы, отказался. Слишком сложная эта вещь - внедрение личного сознания в мозги другого человека. Можно и правда причинить вред. Если не хуже. А взрослых не попросишь. Селена сразу узнает, а она не любила, когда насильно влезали в чужую личность.
   Коннор начал подозревать, что эта крепкая защита Ивара - дело рук тёмных друидов. Ведь даже Перт не сумел разобраться с ней, а потому не узнал, что готовит ему в качестве мести насильно привезённый в храм мальчик-некромаг. Когда Коннор окончательно понял, что ничего другого не остаётся, он мысленно перебрал личный библиографический список книг из библиотеки прошлого, нашёл в нём пару книг, в которых были небольшие статьи о магии тёмных друидов, и поспешил в мансарду. В комнату братьев редко кто заходил, так что там, на свободе, можно было сосредоточенно поработать по проблеме.
   Увы. О магии тёмных друидов записи были, но лишь по результатам магических ритуалов. О самой магии, о том, что она собой представляет, - не нашлось ни странички. Неплохо шифровались тёмные друиды, если, даже будучи дружественно настроенными в прошлом, всё равно не захотели поделиться тайнами своей магии даже с эльфами... Ведь именно они, эльфы, и писали все книги по истории своего государства...
   Или всё-таки подойти к Трисмегисту? Он-то наверняка знает.
   Коннор покачал головой. Нет. Если Ивар уверен, что они знакомы, лучше всё выяснить самому, без вмешательства чужих. А Трисмегист, каким бы он ни был, чужой. Даже мама Селена и Джарри будут не чужими, но... Коннор поморщился. Нет. Он сам.
   ... Дрогнувшее пространство в коридоре мансарды уловил сразу. Судя по мягкому движению - Хельми.
   - Почему ты не на прогулке? - спросил юный дракон, появившийся в дверном проёме. - Я думал - ты будеш-шь с-с нами вс-сё это время.
   - Искал описание ритуалов у тёмных друидов - по защите.
   - Вс-сё ещё думаеш-шь прорваться в его личное прос-странс-ство? И как?
   - Чисто внешнее описание, что именно и как происходит, есть. Нет объяснения, как ритуалы проводятся и что используется при этом.
   - И что ты думаеш-шь делать дальш-ше?
   Не отвечая на вопрос, Коннор спросил сам:
   - Кто остался следить за ним?
   Хельми знал, за кем - "за ним".
   - Колин.
   - Колин не умеет прятаться. Он так и не научился невидимой слежке по-настоящему. Почему не Мика?
   - Мика занят. С-селена задала ему любопытную головоломку. Ес-сли он с-сумеет её выполнить, нам больш-ше не придётся помогать ему с-с заданиями по геометрии.
   - Но Колин... - пробормотал Коннор.
   - Колин хорош-шо замас-скирован, - усмехнулся Хельми, садясь в складное полотняное кресло - шезлонг, как его называла Селена. - Он с-сопровождает новенькую девочку Вик и помогает ей нес-сти корзину с-с её младш-шими. А пос-скольку Вик новенькая, они вмес-сте бегают с-с подопечными Вильмы. То ес-сть рядом с-с Иваром.
   - Отличная маскировка... А их старшая где?
   - Ас-сдис-с тес-стирует её на наш-ших учебниках. В с-своём приюте Минна обучалась на уровне Ринд. Вот Ас-сдис-с и х-хочет знать, нас-сколько это с-соответствует дейс-ствительнос-сти, чтобы потом помочь там, где Минна будет отс-ставать.
   Коннор поднял голову. До сих пор он смотрел в точку пространства, где перед его глазами всё ещё светлели страницы призрачной книги из библиотеки прошлого. Взглянул на юного дракона, пока не понимая причины, почему перевёл взгляд. Странный менторский тон Хельми виной тому? Или привлекла внимание его хорошая осведомлённость, кто, где и почему находится?
   Юный дракон сидел в полотняном кресле расслабленно. Посторонний не понял бы, что Хельми не просто отдыхает, но тоже ушёл в библиотеку. Коннор представил, как он бродит между книжными стеллажами в поисках интересных названий (именно так он однажды наткнулся на увлёкшие его трактаты о пентаграммах) или целенаправленно ищет нужную ему книгу. И улыбнулся, вспомнив, как несколько раз братство и примкнувший к нему Эрно едва не замучили Трисмегиста, пытаясь понять, почему они не могут попасть в библиотеку все вместе. Впрочем, замучили - это сильно сказано. В ответ старый эльф, доброжелательно улыбаясь, начинал сыпать такими терминами из физики времени и пространства, что мальчишки вздыхали: учиться им ещё и учиться до его уровня.
   Впрочем, и последнее смешно - уровень Трисмегиста недосягаем... А Коннор втихомолку всё-таки злился на него. Нет, не из-за того что старый эльф-бродяга сотворил когда-то из него мага-киборга. С этим мальчишка-некромант смирился. Слишком уж Трисмегист в его глазах неоднозначный. А ещё в глубокой тайне Коннор хранил пугающий его самого вопрос к нему: если он сумел сотворить из него киборга, то почему старый учёный, спасая драгоценные для него книги, не додумался, чтобы прекратить войну? Ведь понадобилось всего-навсего заклинание, уничтожающее машинную магию!.. Но не спрашивал. Ведь Коннор сознавал, что не настолько взросл, чтобы понимать всё. Хотя иногда очень хотелось подойти к Трисмегисту...
   - Мы пробежимс-ся за Иваром? - внезапно спросил Хельми.
   - Деревня находится примерно на том же расстоянии, что и наша школа, - напомнил Коннор - и перестал наваливаться на стену, сел прямо. Юный дракон переключил его на интересную проблему. - Думаешь, как-то по-другому можно?
   - Я думал о маш-шине, - признался юный дракон. - Но потом с-сообразил, что маш-шина - это с-слиш-шком ш-шумно.
   - Если ты не хочешь проследить за ним, я вообще могу один за ним побегать, - предложил Коннор, сразу рассчитывая: в одиночку даже лучше - не надо будет беспокоиться о братьях, если вдруг что...
   Юный дракон скептически посмотрел на него:
   - Не доверяеш-шь? Думаеш-шь - один лучше с-справиш-шься? Или боиш-шься, что узнаеш-шь об Иваре что-то такое, что не захочеш-шь, чтобы знали мы?
   - Мимо, - спокойно ответил мальчишка-некромант. - Просто не все любят побегать так, как мы с тобой и с Миртом.
   - Намёк на Мику? - ухмыльнулся Хельми.
   Мика и в самом деле не очень любил бегать - разве что на короткие дистанции или тогда, когда цель была очень интересной. Вот тогда он давал скорости!
   Разговор с Мики перешёл на ночное преследование. Пришлось примериться к ситуации и сообразить, каким образом это преследование произойдёт. Как одеться. Что именно взять с собой. И каким образом начать слежку...
   Тёмный октябрьский вечер наступил, как всегда, неожиданно. Обитателей Тёплой Норы загонять домой не пришлось: в сумерках начался вкрадчивый дождь, редкий, но нудный и неприятный. Первыми спохватились дельтапланеристы, налетавшиеся так, словно сегодня был последний день полётов. За ними потянулись в тёплый уют хорошенько прогретого дома и младшие. Гостиная загомонила, засмеялась, заперекликалась на все голоса... Коннор, спустившийся с мансарды, сразу нашёл Ивара и насторожился: мальчик-некромаг от души хохотал над спектаклем игрушечного театра Моно - как и остальные "ясельники". После очередного взрыва хохота среди младших ребят Коннор, вставший чуть в стороне, нахмурился: впавшие глаза Ивара поблёскивали уже не лихорадочно, а болезненно, словно он был ранен - или простыл. Но внешне в его поведении больше ничего особенного не было. Когда Моно закончил очередную сказку, мальчик-некромаг тоже похлопал единственному исполнителю на многие голоса, а потом принялся наблюдать, кто чем займётся и к кому можно подсоединиться, чтобы поиграть.
   Коннор так забеспокоился, что осторожно подошёл ближе к нему и, нагнувшись, поднял игрушку, словно нечаянно дотронувшись своей рукой до его.
   - Что? - резко вздрогнул Ивар.
   - Игрушку взял, - объяснил мальчишка-некромант, показывая нечто всклокоченное с четырьмя лапами. Такие игрушки любили самые маленькие оборотни - и потаскать, и потрепать в своё удовольствие.
   Ивар пробормотал что-то неясное и отвернулся от него.
   - Ты что? - прошептал Мирт, как оказалось, заметивший этот эпизод.
   - Мне показалось - у него температура, - с недоумением отозвался Коннор. - Но температура нормальная. А выглядит, как будто горит...
   И сам вздрогнул: пока говорил с мальчишкой-эльфом, не заметил, как к нему подкрался Фаркас в волчьей форме и, подпрыгнув, вцепился в игрушку. Мирт рассмеялся первым, когда радостный малыш-оборотень, топая толстыми лапками, уволок игрушку в уголок с манежами. Коннор, аж вспотевший от неожиданности, тоже улыбнулся и только потом заметил, что Ивар смотрит на него - удивлённо. Это удивление мальчишка-некромант расшифровал просто: Ивар не поверил его словам, что он просто взял игрушку. Теперь - поверил. "Спасибо Фаркасу", - вздохнул Коннор.
   За ужином Ивар уже привычно сидел за одним столом с Ирмой и Бериллом, а также с двойняшками-оборотнями: проблему с лишним едоком за столами "ясельников" решили просто - придвинули ещё один. Вильма пока не возражала, что новенький подросток не только столуется вместе с её подопечными, но и играет вместе с ними. Хотя пару раз Коннор ловил её недоумевающий взгляд на мальчика, но она быстро успокаивалась, глядя на Ирму: кажется, для неё главным было, чтобы не плакала волчишка. А Ирма - это показатель, стоит ли принимать в компанию "ясельников" подростка постарше.
   После ужина некоторые из ребят выскочили на двор в надежде, что дождь прошёл и можно поиграть хотя бы в саду, на площадках. Но нудный дождь всё продолжал накрапывать, и даже энергичные игры во дворе становились неинтересными.
   Селена привычно для таких вечеров собрала ребят на домашние игры. Первая игра называлась тоже привычно: кто во что хочет поиграть? Мнения, как и ожидалось, разделились. В конце концов, ребята в Тёплой Норе разного возраста. Ничего страшного - хмыкнул Коннор. На помощь всегда приходят те, кто любит не только играть, но и проводить игры. Так что вскоре и в самой гостиной, и в детском уголке дети вовсю занимались такими играми, что по всему первому этажу стоял гвалт и смех.
   Коннор, чуть "отошедший в тень", продолжал наблюдать за Иваром. Проблема, однако... Ивар, несмотря на заклинание, отводящее глаз, его видел. Что было ещё и странным: Коннор твёрдо знал, что мальчик-некромаг не "видит" магических сил.
   - Коннор...
   Оглянувшись, мальчишка-некромант улыбнулся Джарри и вышел следом за ним в тамбур. Отец его тоже видел. Но это неудивительно: магия, которую использовал Коннор, отлично знакома Джарри, магу боевого сопровождения... Кажется, Джарри только что приехал - на ужине его не было, а сейчас он приглаживал тёмные волосы, блестящие от промочившего их дождя.
   - Селена сказала, вы что-то задумали, - вполголоса сказал Джарри, втягивая его в коридор-веранду, ведущую в бывший кабинет. - Не поделишься? Она волнуется.
   - Ничего особенного, - покачал головой мальчишка-некромант. - Мы продолжаем следить за Иваром. Больше ничего.
   То, что в это "продолжаем следить" входит потенциальная ночная вылазка, он говорить не стал. Удастся её сохранить в тайне от Селены - хорошо. Нет - так будет понятно, что в определённой ситуации братство не всегда может предупредить взрослых о своём невольном отсутствии в Тёплой Норе.
   - Будьте осторожны, - попросил Джарри.
   - Будем, - пообещал Коннор.
   Через час, сидя в гостиной с книгой в руках, Коннор уже изнемогал. Быстрей бы закончился этот вечер, наступила ночь - и Селена бы всех разогнала по спальням! Он мысленно признался себе в том, что его утомляет эта неопределённость и очень хочется узнать, что задумал Ивар. Из-за всех этих мыслей Коннор, ко всему прочему, начал сомневаться: а в самом ли деле мальчик-некромаг задумал побег к разгромленной магическими машинами деревне? Что, если он, Коннор, неправильно понял его взгляд в сторону деревни... А ещё... Почему-то показалось, что его желание уйти назавтра связано с его же желанием... не мешать.
   "Угу, - мрачно подумал Коннор. - Ещё что-нибудь придумай про него..."
   И наконец настала та самая минута, когда он выдохнул, потому что услышал голос Селены, напоминавшей:
   - Пора спать!
   Кто-то неохотно, кто-то с радостью - народ начал расходиться и ручейком подниматься на второй этаж. Коннор заметил, как Ивар нерешительно подошёл к Селене, пока она разговаривала с Минной, подождал немного, а потом, так и не поговорив, вслед за ребятами спокойно поднялся на второй этаж. "Что он хотел сказать Селене?" - встревожился Коннор.
   Чтобы не привлекать её внимание, он вместе с последними мальчишками ушёл из гостиной. В мансарде немедленно сел на свою кровать, прислушиваясь к Ивару внизу. Странно. На этот раз он не чувствовал призрачных нитей его внимания. А когда сам "потянулся" к нему, изумлённо поднял брови: тот окружил себя такой защитой, как будто... забетонировался! Как будто ушёл в себя, и обитатели Тёплой Норы ему вовсе не интересны... Что с ним происходит?
   Он шёпотом пересказал братьям, что делается в комнате Ригана, и Хельми поспешил пройти по Тёплой Норе - проверить свои защитные пентаграммы.
   Когда он вернулся, Коннор ещё раз проверил состояние Ивара.
   - Лежит и смотрит на дверь.
   Мирт предположил:
   - Ждёт, когда всё затихнет?
   - Это понятно, но... - Коннор помотал головой, досадливо морщась: - У меня впечатление, что мы чего-то не учли.
   - Мы всё сделали правильно, - прошептал Мика. - Одеты и готовы следовать за ним. Если он, конечно, сбежит. Дождь-то почти до утра будет. Это завтра погода ясная.
   Через час, когда в доме окончательно все уснули, Коннор проследил, как Ивар бесшумно встал и вышел из комнаты. Не двигаясь, мальчишка-некромант наблюдал: Ивар, мягко ступая босыми ногами по полу, спускается на первый этаж и идёт к тамбуру. Там он надел курточку и ботинки, выданные Селеной, и вышел во двор.
   - Он не уходит совсем! - вдруг сказал возбуждённый происходящим Колин. - Смотрите - он котомку свою оставил!
   - А если он все вещи оттуда заранее по карманам распихал? - возразил Мирт. - Много ли у него там было?
   - Пора, - напомнил Коннор и первым побежал к двери.
   Они думали: Ивар либо по нужде вышел во двор, либо собирается бежать в заброшенную деревню, либо... А он пошёл в сад - ближе к ограде, выводящей к пейнтбольному полю, а там - и к деревне, в которой они когда-то провели ритуал, помогший одичавшим оборотням вернуться в своё обычное состояние. И остановился, запрокинув лицо к низкому из-за туч небу...
   - Всё-таки в деревню... - неуверенно прошептал Мика.
   Мальчик-некромаг медленно поднял руки в стороны.
   Коннор пытался разглядеть движение сил вокруг него, но видел лишь тёмные волны, словно где-то потревожили дым костров. Нет, эта магия Коннору незнакома. Наверное, придётся вплотную заняться магией друидов, пусть и по крупицам выискивая хоть что-то о них в старинных книгах.
   ... Когда руки были подняты уже кверху, Ивар медленно закружил на месте, постепенно наращивая скорость вращения вокруг своей оси. Пока он кружился не очень сильно, заметно было, что он что-то проговаривает. Заклинание?.. Сначала ничего не происходило, а затем... В вялый вихрь, поднятый им, влетел лист с земли, грязный и мокрый, скукоженный от старости и заморозков. Затем ещё один. Одновременно начали подниматься с земли обрывки старой травы, мелкие сучки... Вскоре фигурка мальчика скрылась в этом верчении множества мелких предметов.
   Коннор, вспотев от неожиданного впечатления (машинный демон! Маленький машинный демон!), машинально взглянул на Хельми. Взглядами ему откликнулись и Мирт, и Мика, и Колин. Братья тоже вспомнили военное прошлое... И снова прикипели к странной картинке в саду. Ивар стремительно кружился на месте - иной раз всё же были заметны его переступающие ноги. Через томительные минуты скрылись и они - растительный мусор продолжал подлетать и присоединяться к уже поднятому невидимым колдовским вихрем неожиданному кокону.
   - Он уходит! - от неожиданности вслух вскрикнул Мика.
   Заворожённые колдовским движением, братья не все заметили, что лиственный вихрь приподнял своего повелителя над землёй и сначала медленно, словно приноравливаясь к его весу, понёс его к забору, который пересёк легко, ещё в пути поднимая невидимого Ивара всё выше.
   Братство прилипло к забору.
   - Что это? - спрашивал изумлённый Колин, а ребята только беспомощно переглядывались, пожимая плечами.
   И, только сейчас сообразив, что они видели, Коннор выдохнул:
   - Это колдовской ветер друидов! Помните, как быстро они перемещались по своему лесу?.. Что делаем? Так быстро уходит!
   - Точно! - поразился Колин. - Я вспомнил!
   - Но мы на такое не рассчитывали! - чуть не обиженно откликнулся Мирт. - Я не знаю, что делать! Не знаю!
   - Дельтапланы! - ощерился Мика. - Ты берёшь меня - маленького! Коннор - Колина! Хельми уж сам долетит! Быстро бежим в ангары! Дождь скоро закончится, так что даже намокнуть не успеем!
   - С-соглас-сен! - быстро сказал Хельми. - Мы знаем, куда он побе... - юный дракон споткнулся на полуслове, а потом, уже на бегу к ангарам, упрямо закончил: - Мы знаем, куда он направляетс-ся! Найти его там будет нетрудно!
   Он помог братьям выкатить на настилы два дельтаплана, а потом помог разогнать их. Дождь, как и обещал Мика, начинал редеть, а взамен постепенно поднимался обычный, уже не колдовской ветер, холодный и сырой. Но мальчишек, разгорячённых неожиданными поворотами странной ночи, уже ничто не могло остановить. Дельтапланеристы были опытными, быстро приспособились к течениям воздуха на высоте. И никто из них даже не подумал о том, что их внезапное появление может напугать Ивара. Нет, Коннор мельком подумал об этом. Но тут же отбросил эту мысль. Им сейчас владел азарт погони - и даже возможность застать Ивара врасплох. Если мальчик-некромаг растеряется, есть маленький шанс увидеть кое-что лишнее - то, что Ивар не хотел показать никому...
   Мысленно он пару раз обменялся репликами с ребятами:
   "Хельми, ты видишь его?"
   "Нет, - отозвался юный дракон. - Но мы потеряли слишком много времени. Скорей всего, он уже в деревне и бродит по ней..."
   "И что он там потерял?" - проворчал Мика.
   "Найдём легко!" - самонадеянно ответил Колин.
   "Прежде чем сесть, облетим деревню! - скомандовал мальчишка-некромант. - Надо засечь его, а с высоты это сделать - сами понимаете!.."
   Облетать пришлось пустынное место с едва уловимыми подсказками, что когда здесь была деревня. И эти подсказки - порой слишком ровные линии на месте домов, которые снизу не разглядишь из-за кустарников и молодых деревьев, облепивших их и спрятавших печальное зрелище разрухи...
   Хельми первым сел неподалёку от крайнего разрушенного дома и тут же вернулся в человеческую форму. Следующим на более или менее ровной площадке приземлился Коннор. Отстегнув от себя Колина, он тут же выбрался из ременной упряжи дельтаплана и потащил его в сторону, давая возможность приземлиться Мирту с Микой. Пока он справлялся с дельтапланом, Колин отдал одежду Хельми и, обернувшись, волком побежал между голыми кустарниками и деревьями - по центральной улице бывшей деревни. Всего несколько шагов - и он быстро скрылся в ветвях. Хельми, спокойно, но внимательно глядя вокруг, последовал за ним.
   Ивар пропал, как будто его и не было.
   Первым вернулся совершенно обескураженный Колин, сопровождаемый Хельми.
   - Его нигде нет! - оповестил мальчишка-оборотень братьев, то и дело оглядываясь на пройденный путь, словно не веря самому себе. - Ни одного следа! Нигде ничем не пахнет! Может, он не сюда... полетел?
   - Он сказал Селене, что уйдёт утром, - задумчиво сказал Коннор. - Он не врал. Селена враньё "видит". Значит, он здесь. Мирт?
   Они, Коннор и Мирт, нашли поваленное осенней бурей дерево и уселись на него - спинами друг к другу. Сбоку встал Хельми, взял обоих за руки. Трое соединили свои силы. Дождавшись, когда концентрат силы станет достаточным, Коннор сотворил свой ветер, который бушевал над ними, дожидаясь, пока ему прикажут нужное направление. Мальчишка-некромант только собирался приказать ему проникнуть во все дыры, которые ещё остались в этой деревне после налёта магических машин, как замер.
   - Ты что? - прошептал, не открывая глаз, Мирт.
   - Ничего. Проверю кое-что. Сразу.
   Он вынул из естественных ножен руки тонкий стилет, который уже не раз спасал его в критических ситуациях и надрезал кожу на запястье.
   - Ищи! - шёпотом велел он магическому ветру и стряхнул кровь в ближайший поток шелестящего воздуха вокруг себя.
   Ищи, не обыскивая все укромные местечки бывшей деревни. Ищи конкретно - ту же кровь, что дана тебе в качестве примерного подобия.
   Коннор, как и Мирт с Хельми, с закрытыми глазами внимательно следил за умчавшимся магическим ветром, а тот не заставил себя ждать - чуть ли не мгновенно скрутился в небольшой смерч, почему-то в стороне от деревенской улицы, за рядом домов, когда-то бывших здесь.
   - Что там? - спросил Мирт, спеша за бегущим Коннором.
   - Здешнее кладбище... - процедил Коннор, который жёстко закрылся, не желая пока признаваться братьям, что его буквально тошнит от открытия: между ними, между им и Иваром, есть родство!.. Тошнит не оттого, что ему это не нравится, а потому... Он облизал пересохшие от дыхания ртом губы. Потому что это очень страшно - знать, что ты не один на свете. Что есть кто-то родной... по крови.
   ... Они стояли над могильной плитой, чуть сдвинутой в сторону, и не знали, что делать дальше. Влезать внутрь? А если Ивар проводит какой-нибудь ритуал, прервать который смертельно опасно для него самого? Ну и пусть под плитой тихо. Ритуалы всякие бывают... Посовещавшись, братья решили спрятаться поблизости и посмотреть, как долго будет прятаться в могиле Ивар. На всякий случай установили дежурство: один наблюдает за могилой, остальные спят, используя свёрнутый сон. Затем следующий просыпается...
   Ивар появился наверху только под утро, когда неопределённо-тёмное безоблачное небо начало синеть. Он спокойно вылез из могилы и даже слегка поправил могильную плиту, словно заботливо предполагая, что под неё попадёт дождевая вода. Затем нашёл достаточно ровное место и вновь вызвал колдовской ветер друидов, который немедленно унёс его в сторону Тёплой Норы.
   Судя по всему, близкого присутствия братства он не заметил.
   Как только он скрылся с глаз, ребята помчались к дельтапланам - те были спрятаны за верхушками деревьев. Хоть они и облетели, но ветви были достаточно густы, чтобы снизу не разглядеть громадных самодельных птиц. А вот Хельми братья велели быстро лететь в Тёплую Нору и создавать фантомы на их кроватях, чтобы никто не узнал, что братство в эту ночь не спало на своей мансарде.
   На мансарду забрались как воры-грабители. Повезло, что сумели всё-таки поспать немного, хоть и в промозглом холоде. И Мика даже проворчал, что благодарен Ивару, что тот вернулся слишком рано - ещё темно на улице, а значит, есть почти час для нормального сна в нормальной тёплой и сухой постели.
   Коннор, затаив дыхание, лёг на свою кровать и "прислушался". Ивар лежал на своей кровати, но не привычно - лицом к потолку, а снова на боку - лицом к двери. И снова с открытыми глазами... Братья по привычке встали первыми и, приведя себя в порядок, начали спускаться в гостиную. Даже оглядываться не надо было, чтобы понять, что мальчик-некромаг немедленно встал и следует за ними. Теперь Ивар немного знал примерный распорядок дня, так что сразу пошёл в детский уголок - ждать, пока проснутся "ясельники" Вильмы.
   В гостиной Коннор поговорил с Миртом и вместе с ним прошёл в детский уголок.
   - Сегодня у нас тренировки на пейнтбольном поле, - сказал Ивару Мирт. - Тебе Селена сказала, что у нас скоро соревнования по пейнтболу. Хочешь - научим? А ещё мне ребята сказали, что неплохо бы тебя покатать на дельтаплане. Могу это сделать.
   - Я подумаю, - сухо сказал Ивар и отвернулся к игрушкам.
   Но старшим братства этого было довольно: они разглядели его лицо. Тёмная кожа вокруг век посветлела, глаза перестали болезненно блестеть, а сам мальчик-некромаг выглядел человеком, хорошо отдохнувшим, а потому - успокоившимся. Вернувшись на мансарду, Коннор только пожал плечами:
   - Почему не на нашем кладбище?
   Перед завтраком Ивар подошёл к Селене и сказал:
   - Я останусь у вас ещё на несколько дней.
  
   Глава одиннадцатая
  
   Перед тем как отправить "ясельников" на детские площадки в саду, Селена привычно посидела с ними в детском уголке гостиной. Сегодня она была даже благодарна ЧП в школе, потому что Анитра обещала помочь Вильме с малышнёй, а хозяйку Тёплой Норы, соответственно, освободить от обязанностей по дому... Дверь тамбура то и дело хлопала: довольные, что у них впереди ещё два свободных дня, школьники деловито разбегались по интересам. Кто - в учебку, кто - в ангары (день выдался по-осеннему холодный, но ясный, с высоким голубым небом), а кто - и вовсе просто погулять, например, на пруд порыбачить, к радости Веткина и Тиграши, а также Пирата, которого взяли с собой: в одиночку пёс не любил ходить далеко от Тёплой Норы.
   Дверь в очередной раз открылась, но не хлопнула, придержанная. Селена оглянулась и увидела Джарри. Тот коротко улыбнулся ей и вышел.
   Кого - кого, а семейного она понимала как с полуслова, так и с улыбки. Улучив минутку, встала с кресла. Уже у порога осмотрела детский уголок, чтобы убедиться: за время разговора с Джарри здесь ничего экстремального не произойдёт. Точней - отыскала главную головную боль на сегодня. Ивара. Удивилась, одновременно чувствуя горечь: он сидел прямо внутри одного из манежей и вместе со Стеном играл в автомобильчики. Играл азартно, только что не гудел, изображая звук мотора, как гудел её младший сынишка. Опомнилась: и что? Что в её мире, что в этом - везде есть дети, лишённые привычных другим игр...
   И она тихонько вышла из гостиной, размышляя уже об ином: Аманда, семейная чёрного дракона, всё удивлялась, что Селена растит Стена как одного из воспитанников Тёплой Норы. Но как можно выделять сынишку в толпе детей, лишённых родителей? Поэтому у Стена оставалась только одна привилегия: ночью он спал в комнате родителей.
   Быстро прошла веранду в бывший кабинет - уже с другой мыслью: почему её вызвал Джарри? По некоторому напряжению в его лице она всегда знала, что семейный придумал нечто, в чём сомневался. И тогда он нуждался в понимающем собеседнике - или даже просто слушателе: Джарри был из тех, кто, высказав мысль вслух, сам начинал понимать её достоинства и недостатки.
   В "личном убежище" Селена обнаружила не только Джарри, но и старшего сына.
   - До прихода Аманды с Люцией, насколько помню, у нас есть минут пятнадцать-двадцать, - сразу начал Джарри, хлопая ладонью по дивану, между собой и Коннором и таким образом приглашая Селену сесть рядышком. - Я немного прикинул факты, которые у нас есть. Мы знаем, что Ивар в начале войны жил в приюте. Примерно в таком, в каком жили Колин и Ирма. Наш Коннор в день начала войны вместе с родителями ехал тоже по пригороду. Хотя (он посмотрел на старшего сына) ваш дом, то есть квартира, находился в другом районе города, ближе к Старому городу. По моим расчётам получается, что в тот день твои родители, Коннор, ехали забирать Ивара из приюта.
   Коннор, ссутулившийся, оперевшись локтями в колени, посидел немного в этой же позе, а потом выпрямился и прислонился к диванной спинке.
   - Ты говоришь, что послал ветер искать Ивара, предварительно сбросив в него капли своей крови. И ветер быстро привёл вас к нему. Значит, мы можем не сомневаться, что Ивар - твой родственник.
   - О чём вы говорите? - уцепилась за слова Джарри встревоженная Селена. - О каком ветре?
   - Подробней расскажу позже, - пообещал Джарри. - А сейчас только нужное: мальчишки сегодняшней ночью проследили за Иваром. Так, Коннор. Я остановился на том, что твоя кровь подтвердила ваше родство.
   - Есть ещё кое-что... - медленно, не решаясь сказать сразу, потому что сомневалась, проговорила Селена и тут же смущённо предупредила: - Я не могу поручиться, что видела во сне именно что-то из прошлого. Возможно, откликнулись мои тревоги и страхи. А может, это было то же самое, что со вчерашним сном о гибели твоих родителей, Коннор.
   - Не тяни, - нетерпеливо попросил старший сын.
   - Ближе к утру, перед подъёмом, я видела сон, - медленно, вспоминая, проговорила Селена. - Ивар сидит на лестнице какого-то здания. Он держится за ременные ручки туго набитой сумки и смотрит на дорогу. Будто кого-то ждёт.
   - Магические свойства крови изучаются дотошно, - задумчиво сказал Джарри, глядя на семейную, - но так и не изучены досконально. Но ты очень сильный маг, хотя и не успеваешь совершенствоваться...
   - Мама Селена, - перебил отца Коннор, - а как ты поняла, что это Ивар? Тогда он был совсем маленьким - девять лет ему было! И голова у него наверняка была не бритой, а значит - лицо плохо узнаваемо!
   - А я его и не видела. Это я сидела на ступеньках лестницы с сумкой вещей и ждала кого-то. - Она пожала плечами. - Там ещё что-то было. Помню - я встала и что-то увидела, но не то, чего ожидала... То есть всё происходило, как в том твоём магическом воспоминании! Я тогда была тобой. А сегодня утром я была Иваром.
   - Сходится, - медленно сказал Джарри. - Родная кровь. Коннор, твоя кровь знает об Иваре. Но сознание поставило блок на прошлом. Итак, твои родители, захватив тебя, приехали в пригород за Иваром. И мальчик знал об этом. Он приготовился к отъезду и сидел на лестнице в ожидании. А это значит, что и документы на него были уже готовы. И, если бы не война... Поэтому я и предлагаю следующее. Селена, ты собирала сведения о наших детях. Где хранятся копии документов на них?
   - В муниципалитете, в помещении архивов! - Селена чуть не задохнулась от сильного чувства: как легко узнать, кто же такой Ивар!
   - И вы оба, - снова взглянул на Коннора Джарри, - с сильным даром некромагии и некромантии. Едем в город?
   - Но мы не знаем его имени, - чуть не испуганно напомнил Коннор.
   - Мы будем искать приют, когда-то расположенный в пригороде, причём примерное представление о том, где он тогда находился, у нас тоже есть. Это раз. Два - будем искать имена всех воспитанников, которых должны были забрать в день начала войны. И тогда... - Джарри глубоко вздохнул и ободряюще улыбнулся. - Тогда мы легко найдём Ивара.
   - И всё-таки я не понимаю, почему он сам не хочет назвать своё имя и объяснить, кто он мне... - Коннор опустил взгляд на пол, а потом досадливо мотнул головой: - Ну и ладно. Не хочет, так не хочет. Сами узнаем, чего он такой... весьма таинственный. Пойду, скажу ребятам, что уезжаю. Джарри, мы берём кого-нибудь с собой?
   Вопрос старшего сына имел под собой подоплёку: если братья захотят - можно ли их взять с собой в город?
   - Как хочешь, - спокойно ответил Джарри и усмехнулся, когда Коннор, повернувшись к входной двери, буркнул:
   - Нет, не возьмём. Это моё личное дело.
   Когда любимые мужчины её семьи ушли во двор, чтобы подготовить машину к выезду, Селена немного посидела в бывшем кабинете, бездумно глядя на окно в сад... Кивнула себе: пора к детям. Хоть старшие и готовы помогать с младшими, но они тоже надеются на кусочек свободного времени для себя.
   Вильма выводила "ясельников" на улицу - Анитра подгоняла слишком медлительных. Когда дверь тамбура в очередной раз открылась, Селена расслышала постепенно пропадающий звук отъезжающей машины. Вздохнула, сама не понимая, из-за чего, и вошла в гостиную.
   Первым делом заглянула в детский уголок, чтобы проверить, все ли вышли. И замерла за краем стены. Спиной к ней стоял Трисмегист - напротив, на подоконнике с несчастным цветком, который неуверенно начинал приходить в себя, после того как с ним безжалостно расправилась Люция-предсказательница, сидел Ивар. Он вцепился в края подоконника и постукивал пятками по стене ниже.
   Кажется, они недавно начали разговор.
   - ... У Коннора не было выбора. У тебя он есть, - видимо, ответил мальчику старый эльф. - Ты же видишь - я не настаиваю.
   - А почему у Коннора не было выбора? - с вызовом спросил Ивар.
   - Ты сам посуди. Ты уже знаешь, в каком состоянии он попал ко мне в лабораторию. Скажи я, что не буду работать с этим мальчиком, который не сознаёт, где он и что с ним, вампиры выбросили бы его на улицу - к Ночным Убийцам. Или к "крабам".
   - Вы могли бы его спрятать и помочь выбраться в город, если считаете себя таким сильным! - настаивал мальчик-некромаг.
   - Вот чего во мне абсолютно нет, так это уверенности, что я сильный, - покачал головой Трисмегист. - Всегда остаются сомнения, сумею ли я что-то сделать. И не забывай, что ты смотришь на ситуацию с высоты нынешнего своего знания (Селена вдруг подумала, что она это уже где-то слышала), а я? Я был растерян. За дверью - война. У меня на столе - мальчик, судьба которого зависит от того, сумею ли я правильно распорядиться его жизнью и смертью. В тот момент я решил, что лучше снабдить этого мальчика знанием и силой. Потому что он только так сумеет выжить. Кто мог предполагать иное? Только не я. Вампиры заходили в мой личный кабинет, как к себе домой, и проверяли, как именно я использую мальчика. Каждый день. Через каждые несколько часов. Но у тебя выбор есть. Вот он - я. Твой возможный учитель, которому очень интересен его возможный ученик. Вот он - ты. Ученик, который обладает поразительными знаниями, но не всегда умеет их использовать... - Трисмегист споткнулся и хмыкнул: - Во благо себе.
   Ивар молчал так долго, что Селена приготовилась бежать со своего нечаянного укрытия для подглядывания и подслушивания: ей показалось - он вот-вот спрыгнет с подоконника и помчится мимо старого эльфа-бродяги во двор, к малышам, среди которых ему так комфортно... Но мальчик-некромаг, который до сих пор глядел на свои ноги, продолжающие постукивать по стене, поднял глаза на Трисмегиста.
   - Если Коннор вспомнит моё имя, я подумаю о том, что вы сказали. Сейчас - нет.
   Селена отшатнулась назад и быстро переместилась к открытой двери в столовую.
   Ивар и впрямь пробежал мимо старого эльфа к двери в тамбур, не заметив хозяйки Тёплой Норы. Селена постояла немного у двери в столовую, а потом, когда стукнула вторая дверь - на улицу, подошла к Трисмегисту.
   - Однажды Коннор "вспомнил" имя маленькой девочки, найденной в пригороде. Почему он не может сделать этого сейчас? Только потому, что Ивар не спит по ночам? И почему Ивару так важно, чтобы именно Коннор вспомнил его имя?
   - Поначалу я думал, это просто мальчишеское упрямство, - задумчиво сказал Трисмегист, хмуря брови на закрытую дверь в тамбур. - Но теперь... Собственное имя для Ивара что-то значит. Магически. Подозреваю, имя его связано с тем щитом, который закрывает его от мира.
   - Последнее - не поняла, - жёстко сказала Селена. - Не могли бы вы объяснить толком, что это такое - щит, который закрывает его от мира?
   И вдруг вспомнилось, как неохотно старый дракон Вальгард назвал ей своё имя - и только потому, что она в ту пору была совсем не опытным магом. И как Джарри объяснил, что имя - это мощная магия.
   - Защита вокруг него не похожа на ту, что обычно делают сильные маги, чтобы никто не сумел пробить их. Чтобы никто не сумел прочитать их мысли. Или выяснить подноготную их личной истории. Поэтому Ивар для меня - пуст. Я не сумел считать с него ничего. - Он взглянул на Селену со странным выражением лёгкого беспокойства, как будто побаивался, что она внезапно полезет в драку. - Я попросил Колра сделать то же самое. Он тоже натолкнулся на пустую, без какой-либо информации стену. Разбить её, наверное, легко. Нам, опытным магам. Но что мы получим в результате - всего лишь снятую защиту? Или физическое тело с пустыми мозгами?
   - И... чего вы сейчас добивались от Ивара?
   - Я предложил мальчику стать моим учеником. Задача первая - социализировать его и в самом деле научить тому, что он не знает. А не знает он многого. Задача вторая - обучая, исподволь изучить его самого и попробовать-таки снять с него этот щит.
   - Но, если это защита, зачем его снимать?
   - Вы, леди Селена, житель иного мира. Вам легче будет понять мою метафору: мальчик находится в комнате, которая похожа на закрытый сейф. И сколько ему осталось дышать тем воздухом, который там остался?
   - Вы запугиваете меня! - решительно, стараясь не показать, что старый эльф сумел и в самом деле напугать её, сказала Селена. - Вопрос такой - в связи с Иваром: вы можете сделать так, чтобы к Коннору вернулись воспоминания о довоенной жизни? О родителях, которых он из-за того взрыва забыл напрочь? Возможно, не придётся вскрывать этот сейф, если Коннор вспомнит настоящее имя Ивара!
   - Если имя связано с защитой, - напомнил Трисмегист.
   - Ивар верит в это - судя по всему. Трисмегист, мы сумели сделать так, чтобы Коннор вспомнил кусочек своей жизни до войны. Тот эпизод, когда он и его родители ехали в машине и попали в начало войны. Когда его подобрали вампиры из лаборатории. Неужели вы, со своими знаниями, не сумеете помочь Коннору? Всё-таки пропали десять лет его жизни!
   - И опять-таки напомню, леди Селена: такие операции на голове проводят в вашем мире, но отнюдь не здесь.
   - Вы же понимаете, Трисмегист, что я не поверю вам. - Селена сузила глаза, злясь от беспомощности. - Недавно Коннор рассказал мне, что в мёртвом лесу он спасся благодаря вам. Вы переложили вены на его руках таким образом, что они образовали эльфийские руны. Это ли не тончайшая операция?
   - Леди Селена... Что такое ошибка с венами внутри руки - и что есть ошибка в операции на мозге? - Старый эльф помолчал, покачал головой. - Здесь бы пригодился Вальгард. Или один из его драконов. Но воспримет ли Вальгард такую операцию важной для... - он замолчал, поджимая губы в раздумье. - Важной для всех?
   - Коннор только что уехал с Джарри в город узнавать имя Ивара. В архивы, - упрямо сказала Селена.
   - Если защита Ивара связана с именем, Коннор, узнав его имя, ничего не добьётся, будучи сегодняшним Коннором. Он просто назовёт имя неизвестного ему мальчика. А Ивар ждёт, что его имя назовёт родной человек. И это две слишком огромные разницы.
   - Я не верю, что Коннор зря поехал! - вскрикнула она, неожиданно понимая, что Трисмегист прав.
   Трисмегист, смотревший в пол, взглянул на Селену и грустно улыбнулся.
   - Не хочу давать напрасной надежды, леди Селена. Но есть в деревне Ривер, который любит изобретать магические заклинания. Попробую поговорить с ним. Может, на двоих что-то и придумаем.
   - Трисмегист, последний вопрос, - остановила она его. - Травма головы у Коннора - это очень серьёзно? С ним не будет... чего-либо посложней потери памяти?
   - Нет, не думаю. У него чисто психологический блок. С точки зрения магии, своего рода тоже защита. Да, возможно хирургическое вмешательство, чтобы снять этот блок. Но есть и возможность снять его иначе.
   - У вас сегодня сплошные возможности, - безнадёжно проворчала Селена.
   Старый эльф легонько пожал плечами и вышел на улицу.
   Селена вошла в столовую. Дежурные уже всё сделали. Чисто и опрятно. Нечего здесь делать. Пора идти к малышне Вильмы. Наверняка её преданный кавалер Моди весь изнылся, ожидая, когда она сможет пойти с ним гулять.
   Дети гуляли в саду. Причём с ними была Маев. Удивлённая Селена огляделась: Вильмы нет, нет Анитры. И нет Ивара. Последнее обеспокоило больше.
   - Маев? Почему ты с детьми?
   - Эрно хочет полетать, - объяснила девочка-маг. - А меня с собой не берёт: я вчера вечером нечаянно задела незаконченный дельтаплан - тот, который стоит в углу. И немного руку расцарапала. Эрно считает, что я не могу с такими ранками летать. Ну и... Я освободила на время Вильму, чтобы она погуляла с Моди...
   - А где... - начала Селена, снова оглядывая толпу малышни.
   - Ивар с Эрно, - разгадала её ищущий взгляд девочка-маг. - Когда мы с Эрно пришли сюда (Эрно меня проводил), Ивар спросил, каково это - летать. Эрно взял его с собой. Помните его дельтаплан? Чёрный? Вот на нём и полетят.
   - Вон они! - радостно завопила Ирма, прыгая на месте и показывая в небо. - Вон Эрно и Ивар! Вон они!
   И вся толпа ясельников начала страстно орать, визжать и прыгать на месте, страшно боясь, что их не заметят с неба. Эрно - заметил. То ли для Маев, то ли для жаждущей внимания малышни, но громадная чёрная птица величаво покачала крыльями, пролетая над детскими площадками сада.
   А потом, к неописуемому восторгу ясельников, чёрная птица начала вкруговую облетать сад, и к ней присоединился юный дракон. Ирма охрипла, вопя и плача то ли от резкого ветра, то ли от восхищения, когда Хельми пару раз поднырнул под чёрный дельтаплан, продолжающий кружить над садом... Сколько раз видели это дети! И никогда не уставали восхищаться!
   И, только когда Селена машинально вытерла собственные глаза, она засмеялась сквозь слёзы: как это прекрасно, когда желающие летать получают такую возможность!
   И прерывисто вздохнула. Опять эта возможность... Сколько раз ещё придётся задумываться об этом в жизни здесь, где непредсказуемая магия ставит перед живыми существами довольно странные вопросы?..
   Чёрный дельтаплан вновь качнул крыльями, приветствуя своих маленьких зрителей, а потом сменил курс - и полетел к любимому месту всех дельтапланеристов, к лесной заводи... "Надеюсь, Ивар, тебе понравится там, - подумала Селена. - Несмотря на не до конца убранные несчастные деревья, оставшиеся после налёта твоих недавних страшных учителей - тёмных друидов, и вызванного ими мёртвого дождя..."
   И встала поближе к Маев, которая, сама шмыгая и вздыхая от чудного впечатления, наконец занялась детьми, распределяя их по интересам.
   Сообразив, что её помощь не нужна, Селена вернулась в дом. Но снова вышла и поймала себя на том, что постоянно поворачивается к Пригородной изгороди. Ждёт, когда приедут Джарри и Коннор? Она пыталась занять себя уборкой в детском уголке, но убиралась минут по пять, чтобы затем снова выскочить на улицу и присмотреться к изгороди, к дороге за ней...
   Перед обедом ясельники Вильмы зашли в гостиную и устремились в детский уголок. Ивар был с ними. Он тут же засел в самом тёмном углу, созданном двумя шкафчиками с игрушками и детскими книжками. К нему присоединились, как и в первый день его появления здесь, Корилус и Оливия.
   Селена хотела подойти и спросить, как ему понравилось летать вместе с Эрно. Отвлекли, а потом она поняла, что такого мальчика, как Ивар, лучше не спрашивать о впечатлениях. Впрочем, поняла не сама. В гостиную заглянул Эрно в поисках Маев.
   - Заходи, - предложила Селена, - пообедаешь с нами.
   - Нет, спасибо, - улыбнулся мальчишка-маг. - Мне бы только передать Маев, что после обеда я буду в библиотеке учебки. Мы хотели посмотреть книги по растительной магии. Она лучше меня понимает в этом.
   - А вы уверены, что нужные вам материалы вы найдёте в нашей библиотеке? - встревожилась она.
   - Если что - уйдём в библиотеку Коннора, - смеясь, напомнил Эрно.
   - А что это такое - библиотека Коннора?
   Как Ивар появился посреди их разговора - Селена не поняла, но мальчик-некромаг привычно задал вопрос по тому, что его удивило. И, судя по его виду, был намерен добиться ответа. Селена улыбнулась ему.
   - В памяти Коннора огромное количество книг, усвоенных им в лаборатории, - объяснила она. - Но, кроме всего этого, есть ещё так называемая библиотека, оставшаяся в прошлом. Эту библиотеку хотели сжечь. Но Трисмегист придумал, как оставить её целой в памяти Коннора.
   - И что? - добивался Ивар. - Почему Эрно говорит о ней, если библиотека в памяти Коннора?
   - Она не просто в памяти Коннора. Есть небольшой ритуал, с помощью которого каждый может попасть в эту библиотеку прошлого. Каждый, кто владеет магией, - объяснил на этот раз Эрно. - У меня раньше были настолько плохие способности к магии, что никто не думал, что однажды я стану настоящим магом, но... стал. И тогда я получил доступ к библиотеке Коннора. Мы входим туда, как в настоящий зал с огромными стеллажами книг.
   - И откуда эти книги там?
   - Награбленные, - ответила Селена, когда Эрно вопросительно посмотрел на неё. - Многих уже нет, потому что их сожгли. Но Трисмегист сделал так, чтобы в памяти Коннора остался выход к целой библиотеке. В прошлое, когда она была цела, - уточнила она. - Ребята ходят по ней мысленно. Выбирают интересные им книги, а потом записывают их, чтобы сохранить рукописи уже в учебке, в школьной библиотеке. Ивар, ты бы хотел получить пропуск в эту библиотеку?
   - Пока - нет, - ответил мальчик-некромаг и вернулся в уголок, где его ждали Оливия и Корилус.
   - Селена, я пойду, - вполголоса предупредил Эрно. - Только вот, что я хотел сказать. Когда я катаю на дельтаплане наших маленьких, они кричат, плачут от счастья, но всё это... - Он затруднился со словами. - Это здорово! Но вот Ивар... Он тоже плакал, пока мы летали, но как-то так... Как будто... Ну, не знаю. Я чувствую, что ему понравилось, но столько злобы я ещё никогда... В общем, я не понимаю...
   - Эрно! - подскочила Маев. - Мы сейчас пообедаем, а потом пойдём в учебку!
   - Я подожду, - пообещал мальчишка-маг, мгновенно светлея после недавно тяжёлых слов, которые подбирал, пытаясь объяснить поведение Ивара во время полёта.
   Он ушёл, а Маев побежала в столовую помогать дежурным побыстрей накрыть стол. Селена же напомнила малышам, что пора идти на обед. Ивар продолжил сидеть - он постоянно уходил последним из детского уголка гостиной. Поскольку Люция днём тоже столовалась в Тёплой Норе, как своя ясельница, то Селена, посомневавшись, шагнула к ней, когда Ивар её не видел за единственной стеной из двух шкафов, отделявшей детский уголок от общей гостиной.
   - Люция, малышка, помоги Ивару, - тихонько попросила Селена драконишку, присев перед ней на корточки. - Ты умеешь успокаивать. Помоги ему успокоиться...
   - Тёмный какой-то, - пробормотала Люция и решительно направилась в уголок, где Ивар всё ещё сидел с Корилусом и Оливией.
   Что имела в виду девочка-дракончик под этой фразой, Селена не поняла, но была уверена, что Люция не откажется помочь. И точно: девочка-дракончик решительно отодвинула в стороны сидящих в манеже детей-эльфов - и!.. Селена чуть не задохнулась, сердце чуть не рванулось куда-то - больно и горячо, когда Люция выбросила крылья, словно отталкивая эльфов, чтобы тут же крепко обнять ручонками растерянного Ивара. Селена ожидала привычного: Люция могла просто дотронуться до живого существа, чтобы успокоить его, умиротворить бушующие внутри него страсти. Что же испытывает "тёмный какой-то" Ивар, если она обнимает его так крепко?!
   Она не стала дожидаться, чем всё закончится.
   "Мама Селена?"
   Джарри с Коннором приехали!
   Она поспешно выбежала из гостиной в тамбур и, будто её вели (а вёл Джарри, что она сообразила чуть позже), немедленно открыла дверь в бывшую веранду слева, в гостевой кабинет.
   - Ну?! Что у вас?!
   Кроме Джарри и старшего сына, в кабинете сидели Бернар, Трисмегист и Ривер, в самом дальнем кресле, как всегда стараясь выглядеть незаметным, притулился Колр.
   - Мы во всём оказались правы, - заговорил Джарри, жестом показывая ей место рядом с собой. - Действительно - в тот день войны родители Коннора ехали в приют, сейчас уничтоженный и восстановлению не подлежащий. Из этого приюта они должны были забрать его кузена, о смерти родителей которого узнали очень поздно. Мать Коннора и мать Ивара - были сёстрами.
   "Санта-Барбара, блин!" - рыкнула про себя Селена, но глубоко вздохнула.
   - И что дальше? Вы сейчас пойдёте и назовёте мальчика по его настоящему имени?
   - Это ничего не даст, - сказал Джарри. - По дороге в город Коннор вошёл в библиотеку прошлого и нашёл пару драконьих книг о магии имён. Судя по одной из статей, в древности магией имени запечатывали в себе какие-то способности. Или что-то ещё, очень сильно запретное и опасное. Кажется, этому ритуалу научили Ивара тёмные друиды. Если Коннор сейчас позовёт Ивара по его настоящему имени, эффекта не будет. Уважаемый Трисмегист уже объяснил нам, что имя назвать должен Коннор, который знает Ивара. Но сейчас для Коннора Ивар - незнакомец. Имя будет произнесено впустую.
   После минуты раздумий Селена подняла голову.
   - У нас был Вереск. Инициация помогла ему обрести контроль над серой магией. Неужели для Ивара ничего нельзя придумать? Скажу честно - вы напугали меня. Ивар не спал две ночи (Коннор потянулся было к ней - явно с возражением, но снова обмяк в кресле, тревожно задумавшись). Господа маги, если в той книге были сведения об именах, связанных с ритуалами, неужели не было ничего о том, как провести ритуал в обратную сторону? Или... вы хотите сказать, что настоящее имя Ивара в устах Коннора и есть обратный ритуал?
   - Именно так. Имя Ивара в устах Коннора, который знает, кто такой Ивар, - мрачно сказал Ривер. - Так что нам придётся не искать хоть что-то для Ивара. Нам надо думать, как снять блок с Коннора.
   Селена посидела немного, ощущая странную усталость, а потом встала.
   - Идём в столовую, - напомнила она Джарри и Коннору. - Дети не должны волноваться из-за нашего отсутствия. Господа маги, я попрошу дежурных принести сюда поесть и десерт.
   Они вразнобой поблагодарили её.
   Уходя следом за семейным и старшим сыном, она оглянулась. Четверо мужчин уже не сидели в разных местах. Они сгрудились вокруг небольшого стола в гостевом кабинете и начинали обговаривать что-то, что встречало либо возражение у внимательно слушавших собеседников, либо вызывало обсуждение... Кто-то жёстко взял её за руку и вывел из кабинета.
   - Пусть поговорят, - сказал Джарри - Коннор стоял у двери в столовую, ожидая их.
   - Готова стоять с ними рядом бесконечно долго, - призналась она, снова оглядываясь на дверь кабинета. - Они говорят так непонятно! Но так увлекательно!
   - Будем надеяться, что и практично, - пробурчал Джарри, выглядевший утомлённым, как будто полдня работал в овраге, восстанавливая деревенскую плотину, а не ездил искать нужные документы.
   Он повёл её в столовую, и стоявший у двери Коннор вдруг задумчиво сказал:
   - Память у меня стёрта так, что я даже не задумывался по-настоящему о своих родителях. Как будто я родился сразу взрослым, вышел из лаборатории вампиров - и сразу в эту жизнь... А если... Джарри, Селена... А если у меня снимут блок, я не забуду всё, что было после гибели родителей?
   Он всматривался в их глаза, а они стояли, ошеломлённые его предположением, и молчали, не в силах сказать, как страшен его вопрос. Забыть опасный пригород? Забыть свою группу? Забыть годы в Тёплой Норе?.. Джарри молча развернул его лицом к двери в столовую и подтолкнул в спину. Иди, мол. Потом поговорим.
  
   Глава двенадцатая
  
   По расписанию, после обеда Тёплая Нора укладывалась на "тихий час".
   Коннор к Ивару так и не подошёл. Понимание, что рядом родной человек, из семьи, вдребезги разбивалось об осознание, что радость неполная: он, Коннор, должен помнить Ивара! И не помнит. До сих пор отсутствие памяти мальчишку-некроманта и в самом деле не волновало. Слишком много за последние несколько лет произошло ярких событий, с тех пор как он открыл глаза в лаборатории и Трисмегист впервые вгляделся в его глаза... Эта жизнь в несколько лет для иного живого существа была бы длиной в целую биографию.
   Но сейчас Коннор безоговорочно был готов "лечь под нож" Трисмегиста, лишь бы тот вернул ему воспоминания о довоенных годах. К тому же... Именно сейчас он вдруг захотел вспомнить лица родителей. Не те, залитые кровью, которые он мельком видел в единственном эпизоде, буквально силой выдранном из блокированной памяти. Нет, ему хотелось вспомнить лица тех двоих, которые, внезапно узнав, что осиротел их племянник Ивар, немедленно поехали в приют, взяв с собой Коннора, чтобы Ивар при виде брата обрадовался и не чувствовал замешательства, что за ним приехали только взрослые - да, родные, очень хорошие, потому что не бросили на произвол судьбы. Но они приехали не одни, понимая: с Коннором, почти ровесником, он будет чувствовать себя намного легче, уверенней... И он... забыл о таких родителях...
   ... До обеда было ясно. Но сейчас небо постепенно затягивалось высокими, плотными серыми облаками. Ангары для дельтапланов, построенные на садовой меже между Тёплой Норой и учебкой, почти все красовались с открытыми дверями. Нет, пара закрыта. Коннор поспешил к последнему из них. Тут находился дельтаплан, который ему нравился, хотя он не собирался его присваивать. Серый. Лада шутила: "Это потому, что у тебя глаза серые!" А он смеялся над её шуткой, но о себе знал то, чего не хотел говорить даже закадычной подружке: серый цвет позволял ему в воздухе сливаться с небом, чувствовать себя частью громады туч, заволакивающих недавно чистое пространство.
   К дельтаплану он поспешил, когда почувствовал, как и вчера, нарастающее раздражение от ощущаемого бессилия. Но вчера он выплеснул из себя это раздражение в поединке с ребятами. Сегодня захотелось развеять его почти бездумным полётом в пустоте под нависающими тучами.
   И, только когда Герд и Сильвестр помогли ему выкатить дельтаплан на настил - для разгона, Коннор вдруг сообразил: у него есть время! Тот самый "тихий час", которого хватит, чтобы долететь до разрушенной деревни - и назад. Джарри и Колр предполагали сегодня заняться тренировками на пейнтбольном поле, задействуя неожиданно свалившееся на них, как на организаторов, счастье - вынужденные каникулы старших. Но до этого времени - есть возможность кое-что разведать...
   Он лёг в ременные петли, подтягивая их так, чтобы ощущать каждое движение, каждую едва слышную дрожь дельтаплана. Мальчишки-оборотни помогли сзади чуть подтолкнуть громадную птицу, и Коннор побежал по настилу вместе с послушным крылатым телом, чьей живой частью он стал.
   - Удачи! - услышал он вслед пропадающий крик снизу.
   И, глядя не на руки, а на тучи, которые взяли разбег на сближение с ним, отозвался шёпотом, но покачав крыльями ("Я слышал вас!"):
   - Удачи!
   Шлем с очками закрывал голову от ветра, который, чем ближе к тучам, тем становился промозглей. Поэтому невольная улыбка на незащищённых губах мёрзла в рвущемся под крылья холодном воздушном потоке, но не пропадала. "И чё вчера дрался? Взлетел бы - и успокоился!" Разворачивая дельтаплан чуть налево, к деревенской улице, он машинально трогал то один, то другой ременной трос, задавая направление. Улица нужна, чтобы думали - он летит к заводи.
   Он туда, конечно, и полетит. Но, покружив над нею немного, Коннор собирался накинуть на себя и свои временные крылья магию "отвода глаз" и сбежать. Сначала он рванёт к молодому лесу, заново выращенному упрямым Бернаром, затем пролетит небольшой полосой старого леса, чудом оставшегося после второго нашествия магических машин. И, наконец, оврагами и одичавшими деревенскими полями доберётся до руин деревни. А уж там...
   Надежды оправдались. Хватило одного круга над заводью, где уже летали две пары: Мускари с Космеей - и Эрно с Маев. Он произнёс заклинание, потом скользнул в сторону. И на мягкой воздушной подушке над лесом, ощущая множество мелких воздушных течений, через все свои продуманные дорожные метки махнул к оврагам.
   Вылетев из овражной низменности, Коннор вздрогнул: впереди летел кто-то ещё, не очень хорошо, даже слишком небрежно прикрывшись тем же заклинанием отвода глаз! А спустя минуту поразился ещё больше: что здесь делает Хельми?!
   Сообразил. И даже не рассердился, а смирившись, только хмыкнул философски: интересно, а в самой бывшей деревне его не ждут подобные сюрпризы?
   Ещё как ждали!
   Он осторожно спустился (здесь, на пустоши, ветер разыгрался) и пробежал несколько шагов мимо дельтаплана Мирта с собственными грохочущими над головой крыльями. А когда остановился, мальчишка-эльф с Колином бросились к нему - помогать выпутываться из ремней подвески. Терпеливо выжидая, пока они всё расстегнут (им сейчас под руку лучше не лезть!), Коннор так сварливо, что сам удивился, спросил:
   - А Мика где? Неужели не взяли?
   - Мика остался следить за Иваром, - сообщил Колин. - Нагни голову и вылезай... Ну, а мы - полетели.
   - И всё-таки...Что вы здесь делаете?
   Подошёл обернувшийся Хельми, распуская на ходу свои растрепавшиеся длинные волосы и вновь собирая их в "хвост". Он успел не только приземлиться, но и посидеть с ребятами. По губам - ухмылка.
   - Мы реш-шили - ты-то знаеш-шь, что делал Ивар в могиле, - объяснил юный дракон. - Но с-с нами не поделилс-ся. А нам любопытно.
   - Откуда мне знать, если я туда ещё не влезал!.. - вздохнул Коннор и поинтересовался: - А как мы пойдём к могиле? Натопчем - Ивар увидит. А если он сюда вернётся - и не один раз? Ещё неизвестно, как у него откликнется наше любопытство.
   - Не заметит, - отозвался Колин. - Я тогда, ночью, следил, как он вылезает и сразу бежит туда, где вызвал свой колдовской ветер. Он даже не оглянулся.
   - А если он огляделся, перед тем как туда залезть?
   - Не было этого, - уверенно отрезал мальчишка-оборотень. - Я присмотрелся к могиле с самого начала, когда долетели. Я не слишком опытный охотник, но и он не маскировался. По следам вокруг могилы видно, что ветер друидов принёс его прямо сюда, и он сразу полез вниз. Как будто времени ему не хватало. Чуть не бегом. Там даже его следы остались, когда он поскользнулся и съехал вниз. Если присмотришься - видны следы пальцев: он, наверное, испугался, что падает.
   - Почему он торопился? - покачал головой Мирт.
   - Сейчас выясним, - пообещал Коннор. И предупредил: - К могиле на всякий случай всё же не подходите. Я единственный среди нас, кто знает некромантию и некромагию. Сам туда влезу, а потом расскажу, что там видел. Договорились?
   - Спрашиваешь, - усмехнулся Мирт. - Да мы бы и сами не подошли.
   - Почему? - поглядывая на останки старой могилы, спросил Коннор.
   - Там такие эманации смерти, что сквозь них лезть туда... В общем, я не удивляюсь, что Ивар туда так спешил, - не то с усмешкой, не то со вздохом ответил Мирт.
   На насмешливо подозрительный взгляд Коннора отозвался Колин:
   - Ты же знаешь, что мы тоже решили понемногу приобщаться к некромантии и некромагии. Хельми помогает. Чисто теоретически. И теперь "видим". Пока нам больше ничего не надо, чтобы не соваться туда, куда не следует.
   Коннор только головой покачал. Но улыбнулся. Он иногда побаивался, что братство слишком хорошо всё знает друг о друге. Что у ребят нет своих тайн. А по себе знал, что личная тайна - это не только здорово. Это необходимо... Так что сейчас он даже обрадовался, что не знает о некоторых делах братьев. Кивнул и, оставив их на руинах деревенского дома, стоявшего рядом с кладбищем, пошёл к могиле.
   Похрустывая ботинками по замёрзшей, заиндевевшей траве, он подходил к нужному месту не только осторожно, но и с опаской. Чего можно ожидать от могилы, в которой так стремительно (если верить мальчишке-оборотню) скрылся мальчик-некромаг, к тому же поднаторевший в искусстве тёмных друидов? Эманации и в самом деле присутствовали. Правда, уже довольно размытые. Так что не страшно... В дневном свете покосившаяся могильная плита казалась полуоткрытым ртом из земли. Приближаясь к ней, Коннор сообразил, что сумеет пролезть внутрь без труда.
   Оглянулся. Братья выжидательно тянули шеи посмотреть, что он будет делать.
   Ладно. Хватит сидеть на корточках и впустую терять время, вглядываясь в темноту под плитой. Мальчишка-некромант попробовал плиту чуть отодвинуть в сторону. Получилось, но маловато. Хотя... он и в имеющуюся мог залезть. На всякий случай Коннор проверил, что мешает плите сдвигаться дальше. Вон оно что... мешает каменное основание могилы. Именно это каменное основание и заставило Коннора кое-что заподозрить, после чего он, держась за край плиты, и вполз под неё. По мере сползания Коннор удивлённо поднимал брови. Скоро, всё ещё держась за край плиты, он нащупал ногами лестницу, определил, что у лестницы есть даже нечто вроде перил... Укрепился на ногах и сотворил огонёк на ладони.
   Странно, как Ивар мог сразу определить, что он войдёт в семейный склеп? Или он сумел настроить ветер друидов так, чтобы тот его сразу принёс в нужное место?
   По ступенькам пришлось спускаться очень осторожно. Их так засыпало землёй сверху и уплотнило дождями и стаявшим снегом, что они являли собой не углы, по которым удобно ходить, а крутые покатости. Прошептав заклинание расширения света, он увеличил возможность глаз видеть дальше, чем видел бы при обычном свете.
   Не сразу ставя ноги на забитые землёй ступени, он всё-таки сошёл на земляной пол подземелья и сразу поставил магический огонёк в выемку на стене. Губы шевельнулись, произнося нужные слова - и магические огни побежали по всему периметру подвального помещения.
   Первое, что понял Коннор: Ивар здесь спал! Словно дикий зверь, он устроил себе лёжку из всех тех листьев и всего того растительного мусора, которые собрал для него колдовской ветер друидов. Лёжка эта находилась слева от лестницы, почти возле стены. Прежде чем подойти к "постели" маленького друида, Коннор протянул руку направо, прикоснувшись пальцами к стене, чуть ниже огненной линии, освещавшей подземелье. И медленно, чтобы не оступиться на холмиках или кочках под ногами, обошёл всё погребальное помещение. Двух шагов не дойдя до лёжки Ивара, остановился.
   Теперь он знал историю этого склепа.
   Единственное богатое захоронение принадлежало семье, издавна поселившейся в этой деревне. То есть её основателям. Верхняя часть склепа - надгробный памятник, провалился сюда же, в подвальное помещение, когда по деревне и по деревенскому кладбищу прошли первые магические танки. Сюда, в этот склеп, спрятались уцелевшие жители деревни - в надежде, что под землёй машины их не заметят. Но эта деревня первой приняла на себя удар, а потому существа, жившие здесь, ещё не знали о черве-разведчике - о машине, состоящей из колец и проходящей сквозь землю. А она вызвала крабов-бумбумов...
   И сейчас Коннор, оглядывая кочковатую под ногами поверхность склепа, сумрачно рассматривал видимые его глазам кости погибших здесь.
   Придержав тяжкий вздох, мальчишка-некромант присел перед лёжкой Ивара, оставив между собой и ею три-четыре шага.
   Лёжка выглядела странно: светлое от принесённых колдовским ветром в могильник листьев и растительной крошки ложе было словно обведено чем-то наподобие пышного чёрного круга. Всматриваясь в эту траурную кайму, Коннор никак не мог понять, что это такое. А потом потянулся к странно пышной черноте - рука повисла, резко замерев на полпути. Дошло.
   Посидев ещё немного, он встал и поднялся наверх.
   Оказавшись на поверхности кладбища, Коннор, слегка дезориентированный, огляделся. Взглядом наткнулся на ребят, которые, сообразив, в чём дело, замахали ему руками. И с облегчением двинулся к ним. После нескольких минут в подземелье, признался себе Коннор, он оказался не только дезориентирован, но и чуть ослеп. Сияние серого октябрьского дня здорово било по глазам, ненадолго приученным к свечному огню и полутьме склепа.
   - Ну что там? - нетерпеливо спросил Мирт.
   - Он там спал, - пожал плечами Коннор и тоже устроился на ржавой решётке, когда-то оградой отделявшей кладбище от обычной улицы. - Но есть ещё кое-что, что я объяснить не могу.
   - Ты как-то странно сказал, - заметил Колин. - Я не понял: ты можешь объяснить, что Ивар здесь спал, но не можешь чего-то другого?
   - Нет, просто я выразился неправильно, - с небольшим раздражением отозвался мальчишка-некромант. - Я узнал, что Ивар здесь спал. Но почему он спал здесь - не знаю. Предполагаю, что он не привык к кроватям. Что ему, как ученику друидов, удобней спать здесь. Хотя почему кладбище - мне тоже неясно.
   - А что другое? - полюбопытствовал Хельми.
   - Его лёжка была из листьев, - медленно сказал мальчишка-некромант, вспоминая. - Но вокруг неё были те самые ядовитые корни, которыми он чуть не убил Перта. Вот этого я не понимаю напрочь. Они сейчас безобидные, неядовитые, но это точно они.
   Братья переглянулись и снова уставились на него.
   - Он запасся новым ядом? - неуверенно предположил Колин. - Странно. Неужели в нашей деревне он чувствует себя настолько... ну, в опасности?
   - А может - на вс-сякий с-случай? - тоже озадаченный, предположил дракон. - То ес-сть он так привык к тому, что нос-сит в с-себе эти корни, что без них-х ему неуютно?
   - А мне кажется, он просто обвил свою лёжку этими корнями, чтобы его не потревожили, - задумчиво сказал Мирт. - Я представил себе эту лёжку - очень похоже на то. То есть он нашёл себе или создал привычное ложе, как в мёртвом лесу, например, и обезопасил себя от... - Он беспомощно пожал плечами. - От врагов?
   - Легче было бы оставаться в нашей деревне, на нашем кладбище, - хмуро ответил Коннор. - На том кладбище - целая куча склепов. И целых. Там и теплей, и суше. И можно спать не на земле... Он же видел! Сколько раз за два дня успел мимо него пробежать? Почему не ушёл к нему? Почему именно сюда? Ближе! И времени больше на сон остаётся... Не понимаю.
   - Давайте, это выясним в Тёплой Норе? - предложил Мирт, с тревогой поглядывая в сторону "своей" деревни. - "Тихий час" скоро закончится, нас будут искать Джарри и Колр для тренировок для пейнтбольном поле.
   - Подожди, - остановил его, уже встающего с железки, Хельми. - У нас-с ещё один вопрос-с ес-сть. Надо бы прояс-снить его.
   - Какой? - удивился Колин: он уже нетерпеливо подпрыгивал на месте, готовый мчаться к дельтаплану Мирта, на котором его привезли сюда. - По-моему, мы главное выяснили - и пора лететь назад!
   - Нет, - твёрдо сказал Хельми. - У нас-с ещё одна с-серьёзная проблема - память Коннора.
   Колин свалился на ржавую ограду, уже встревоженно глядя на мальчишку-некроманта. Тот, тоже поначалу удивлённый, опустил плечи.
   - Итак, - менторским тоном начал Мирт, - что у нас есть? У нас есть брат, история которого начинается с выхода из лаборатории вампиров. А та история, которая была до катастрофы с его родителями, заблокирована намертво. Далее. Мы однажды вырвали из его памяти кусочек про начало войны. Это далось очень... - Мирт задумался, подбирая слово, а потом вздохнул: - Очень тяжело и долго. Если память Коннора пробуждать такими кусочками, мы не сумеем восстановить её до конца жизни. Трисмегист сказал интригующую вещь: блок Коннора можно как прооперировать, так и снять магическими способами. Насколько я понял, он имел в виду именно наш способ, когда память поддаётся с трудом и по мелочи. И вот что я думаю. Наши целители врачуют тоже двумя способами. Или чисто физическими, накладывая на раны зелья, или магически, произнося над ранами целительские заклинания или даже проводя ритуалы. - И не совсем логично закончил: - Что будем делать с Коннором?
   - Ты уверен, что блок Коннора убрать легко? - изумился Колин.
   - Откуда ты взял, что я уверен? - тоже удивился мальчишка-эльф. - Я всего лишь напомнил, что у нас есть в арсенале и чем мы можем попытаться снять этот блок.
   - С-согласен с-с Колином, - вмешался Хельми. - Ты, Мирт, говорил с-слиш-шком уверенно. Нас-столько, что даже я поверил, что ес-сть возможнос-сть чуть ли не прямо с-сейчас-с и здес-сь вернуть ему память о прош-шлых годах.
   - Забудьте вы о моей уверенности! - возмутился Мирт. - Давайте поговорим о том, что нас волнует! Дома придётся щиты поднимать, чтобы нас никто не подслушал. С чего начнём снимать с Коннора блок? Как-то не верю я в эти операции на голове.
   - Можно спросить у Бернара, как лечить травмы мозга, - с сомнением произнёс Колин, - а потом поискать что-то аналогичное и попробовать на Конноре.
   - Первое, - торжественно сказал Хельми и кивнул. - И я с-соглас-сен, что этот вариант более дос-ступен - хотя бы потому, что уже был опробован кем-то до нас-с.
   - Ладно. Тогда я предлагаю, как сказала бы Селена, психологический вариант, - сказал мальчишка-эльф. - Пусть Ивар расскажет Коннору, кто он. Напомнит такое, что Коннор должен обязательно вспомнить. Что-то очень яркое из своей биографии. А вдруг Коннор вспомнит? Коннор, как ты думаешь?
   - Для этого варианта надо ещё Ивара убедить, что он таким образом точно получит своё имя из моих уст. А мы этого ему гарантировать не можем, - откликнулся мальчишка-некромант. - И вообще... Давайте закругляться. Я осторожно послушал - Селена поднимает малышню. "Тихий час" закончен. Сейчас все оденутся и побегут на пейнтбольное поле.
   - Коннор, но ты согласен, что мы должны использовать все варианты возвращения твоей памяти? - настойчиво спросил Мирт. - Ивар же сказал, что он уйдёт через несколько дней! А если он смоется тогда, когда мы будем в школе? Завтрашний день - последний каникулярный у нас. Послезавтра он усыпит внимание всех - и пропадёт.
   - Поставить на него метку, - предложил Колин, нетерпеливо подпрыгивая на месте. - Найдём в любом месте - не спрячется!
   - У него такой ветер, что он быстро найдёт на себе любую метку, - вздохнул Коннор. - Ладно, лети назад. Колин, полетишь со мной.
   - Почему?!
   - Забыл? Я вчера Мирту плечо вывихнул. Сейчас-то всё нормально, но, думаю, плечо у него после вчерашнего полёта всё ещё побаливает. Мирт, я прав?
   - Прав, - невесело ухмыльнулся тот.
   - Мирт, а ты чего обезболивающее не сделаешь? - удивился Колин, бредя с братьями к дельтапланам.
   - А как я узнаю, полностью ли плечо выздоровело? А с обезболивающим сразу и не поймёшь... А тут вдруг придётся ещё что-нибудь делать... Ну, ты понял, да?
   - Понял, - проворчал Колин, вставая под дельтапланом Коннора.
   Для начала договорились, как возвращаться и стоит ли снова использовать заводь как предлог для прогулок. Решили вернуться, как летели сюда же.
   Сначала помогли Коннору управиться с подвеской и взять Колина. Затем обернувшийся Хельми лапами бережно поднял в воздух его дельтаплан и помог войти в воздушные струи - этот приём братья часто использовали на ровной поверхности. Затем, пока Коннор кружил неподалёку, Хельми поднял и Миртов дельтаплан.
   С заводи примчались к Тёплой Норе по деревенской улице - в одиночку: то ли запоздали немного, то ли четыре парочки, кружившие недавно над заводью, ушли пораньше...
   На дворе Тёплой Норы шумело такое столпотворение, что Коннор нисколько не удивился, заметив, что Ивар спрятался в гостиной и выглядывает из дома в окно. Причём рядом с ним кто-то ещё, потому что он время от времени поглядывает вниз - явно на кого-то из малышей, кто его дёргает либо вопросами, либо ещё как-то... Коннор улучил момент и, когда Ивар в очередной раз оглянулся на неизвестного пока малыша, быстро прошёл мимо этого окна. Почему-то не хотелось, чтобы мальчик-некромаг видел его.
   Перед соревнованиями с другими командами из города тренировались свои, из Тёплой Норы. Играли в три этапа: сначала команда младших против команды старших, затем те старшие, кто должен играть с чужаками, играли между собой в две команды; и, наконец, команда старших играла против команды взрослых. Сегодня, насколько помнил Коннор, именно это и собирались сделать - тренироваться в три этапа, как и назавтра, пока появилась такая возможность.
   А столпотворение образовывалось, потому что народ Тёплой Норы надевал жилеты своей команды и искал полюбившееся оружие.
   Коннор вошёл в Тёплую Нору следом за братьями.
   - Где вы были? - ахнула Селена, торопившаяся из столовой со Стеном на руках и застывшая на месте при виде братьев.
   - Сейчас будем на поле, - не совсем логично, но понятно ответил Колин. И помчался к лестнице на второй этаж, а потом и в мансарду.
   - Все идут? - спросил Коннор, невольно скашиваясь на детский уголок гостиной.
   - Все, конечно, - сказала Селена и вздохнула: - Я уже устала от этой суматохи. Вроде каждый раз одно и то же, а всё равно устаю.
   - Дай мне Стена, - попросил Коннор. - И беги!
   - Сам тоже беги! - высунулся из детского уголка Мика. - Оставь нам Стена и беги переодеваться! Выйдем все вместе, и Стена прихватишь.
   Мальчишка-некромант перехватил взгляд Ивара, появившегося за спиной Мики, на Стена. Взгляд странный, чуть ли не враждебный... Селена уже убежала, так что Коннор отзеркалил взгляд мальчика-некромага, глядя ему в глаза, и покачал головой:
   - Я обещал Селене, что брат будет со мной, значит, он будет со мной!
   Ивар вспыхнул и высоко поднял подбородок, словно собираясь развернуться и уйти. Но не ушёл, а стал смотреть высокомерно - Коннор видел, что он явно глушил обиду. Пробегавший было к лестнице Мирт остановился, кивнул ему и спросил:
   - Ивар, ты идёшь вместе с нами на пейнтбольное поле?
   - Иду, - буркнул тот. И немедленно сел на табурет рядом с детским уголком.
   Уже в мансарде Коннор усадил Стена на свою кровать и быстро переоделся. Ожидая, когда переодевание закончит мальчишка-эльф, спросил:
   - Почему ты ему сказал - "вместе с нами"?
   - А ты не заметил? Ему нравится быть частью братства, хотя он изо всех сил скрывает это. А если в целом, то я боялся, что он останется здесь, вот и предложил, зная, что от "вместе с нами" он не откажется идти на поле.
   Они втроём (Колин первым сбежал вниз, к Мике) прогрохотали по лестнице и, махнув рукой ребятам, среди которых был Ивар, выскочили во двор.
   Обитателей Тёплой Норы здесь уже было маловато: народ группами тянулся к Пригородной изгороди. На них оглянулись подросшие ясельники во главе с Ирмой.
   - Вы почему до сих пор здесь? - рассердился Мика.
   - Мы разрабатываем новую стратегию игры, - важно сказала Ирма - и тут же испортила всю важность, хихикнув: наверное, представила будущую игру. Её уже вместе с Вади и Бериллом брали в старшие группы, которые соревновались с чужаками.
   Ивар ступил буквально пару мелких шагов - и оказался в компании волчишки. Но та помотала головой и наставительно сказала:
   - В нашу группу мы тебя не берём сегодня. Ты ещё не умеешь играть. Вот когда научишься, тогда я тебя возьму.
   - Что-о? - возмутился Ивар.
   Но Колин положил ему на плечо руку и серьёзно сказал:
   - Не злись. Сначала посмотри, что эти трое вытворяют на пейнтбольном поле, а потом поймёшь, почему Ирма тебя пока не берёт.
   - Да. И, если хочешь стать частью команды Ирмы, приглядись, как она играет на поле, - усмехнулся Коннор. - Это завораживает.
   Мальчик-некромаг с недоверием посмотрел сначала на насупленную волчишку, которая вполголоса и строго что-то продолжала втолковывать своей внимательной тройке, а потом - на братьев. Потом с выражением: "Ладно, посмотрим, что это будет!" поплёлся рядом с Коннором, то и дело исподлобья поглядывая на Стена, который звенел на руках старшего брата, рассказывая об играх в детском уголке.
   - Как спалось на "тихом часе"? - спокойно спросил Коннор, оглянувшись на мальчика-некромага.
   - Хорошо, - снова буркнул тот, а потом поднял глаза: - А вы? Почему не спали?
   - Я спал! - заявил Мика. - Старшим у нас разрешается и спать, и не спать.
   - Мы летали на заводь, - вежливо сказал Мирт, потом хотел сказать ещё что-то, но вздохнул, взглянув на Коннора, и смолчал.
   - А мне... - начал Ивар и споткнулся. - Мне вообще не дадут поиграть с этими красками? Мне даже жилета не дали...
   - Все думали - ты подойдёшь и попросишь, - объяснил Коннор. И щедро предложил: - Хочешь - можешь взять мой. А поиграть... Если не погнушаешься с малышами играть, то можешь побегать. Тем более, насколько я понял, играть будет с ними и новенькая девочка-оборотень Вик.
   - Она будет! - аж расцвёл Колин. - Я уже спрашивал. Ей интересно!
   Ивар подозрительно покосился на него, но не успел сказать ни слова.
   - Только будь внимателен, - сказал Мирт. - Не смотри, что они маленькие. Они уже столько игр прошли, что могут уже давно участвовать в соревнованиях со взрослыми. Главное - успевать уворачиваться от выстрелов.
   - Это легко, - пренебрежительно сказал мальчик-некромаг.
   - Да? - свысока хмыкнул Мика. - А тебя предупредили, что на поле будут блокированы магические способности? Если ты надеешься на свои умения и навыки, лучше забудь о них!
   - Но почему? - удивился Ивар.
   - Потому что это слишком легко, - объяснил Колин. - Игра рассчитана на то, что ты сумеешь без колдовства и магии справиться с врагами. Вроде и в самом деле ничего особенного. Но... как играет моя Ирма!
   - И не забудь, что сегодня ты играешь с малышами, но, если сумеешь вникнуть в игру уже в эти три раза, завтра ты будешь переведён к старшим, - сказал Коннор.
   - Ты взял бы меня? - немедленно спросил Ивар.
   - Будет зависеть от твоего умения приспособиться к игре. Могу дать совет: первую игру сиди на зрительских рядах и смотри, как действует Ирма и другие игроки. А потом попробуй себя во второй игре.
   - Если ты так говоришь... - Ивар огляделся. Они уже пришли на поле и шли к месту распределения игроков. - И куда мне сесть?
   Коннор внезапно вгляделся в его лицо.
   - Возьми Стена и отнеси его Селене, - велел он. - Видишь - она сидит рядом с Риганом?
   Испуганные братья даже шатнулись к Ивару, который неуверенно держал переданного ему младшего брата Коннора. Но Коннор оглянулся и покачал головой. И подтолкнул мальчика-некромага:
   - Иди. Селена заметила тебя и ждёт.
  
   Глава тринадцатая
  
   Замораживающий страх отчётливой удавкой настолько стиснул горло, что Селена даже сглотнуть не могла. Так она впервые поняла, насколько боится этого мальчика...
   Понадобилось испытание - увидеть, как Ивар поднимается на второй ряд самодельной зрительской трибуны, прижимая к себе довольно тяжёлого Стена. Младший сын был очень удивлён, что его несут на руках, а потому решил помочь мальчику-некромагу, обняв его за шею. Дотащив его до Селены, Ивар поставил малыша на ноги, и Риган, не менее удивлённый, спросил:
   - А зачем ты его тащиш-шь? Он и с-сам х-ходить умеет!
   - Коннор сказал, что его надо донести до Селены, я и донёс! - буркнул Ивар и свалился на место рядом с мальчиком-драконом, глядя на странное поле.
   А Селена стиснула в объятиях Стена так, словно впервые увидела его после долгой разлуки. Глядя на поле и не видя его, она с горечью и раздражением думала о том, что это дурацкое и примитивное сравнение насчёт долгой разлуки, как ни странно, прилипло к её личной ситуации. Глупо - да. Но она страшно испугалась, что Ивар может... убить Стена.
   - Мам... - ворчливо напомнил младший сын, отталкивая её, упираясь в плечи, и пытаясь повернуться лицом к полю - не для того чтобы смотреть, а чтобы освободиться от слишком жёстких тисков её рук...
   Ей показалось - она всхлипнула, опасаясь разжать руки.
   Ивар удивлённо покосился, а Риган спрыгнул с места и вцепился в Стена.
   - Он пос-сидит со мной, - мягко сказал мальчик-дракон, стаскивая пыхтящего малыша на землю. - С-селена, с-слыш-шиш-шь меня? Ус-спокойс-ся, С-селена...
   По задеревенелым мышцам её рук будто плеснули тёплой, даже горячей водой. И Селена обмякла, как во сне слыша бормотание Ригана: "Как сто ураганов..." В следующее мгновение она чуть не дёрнулась к Стену, когда внезапно подумала, что Риган посадит сына между собой и Иваром. Но Стен оказался между нею и мальчиком-драконом. "Ну, Коннор! - бессвязно думала она. - Не знаю, что ты задумал, но напугал ты меня так, как я давно не боялась!.. Или ты просто не подумал?.."
   - Селена...
   Она склонилась, чтобы увидеть позвавшего её Ивара. Он тоже склонился и кивнул:
   - Можно, я сяду с другой стороны от тебя?
   Его видимое безразличие к Стену помогло прийти в себя. Она торопливо покивала, разрешая, и даже слегка втянула ноги под скамейку, чтобы дать Ивару пройти. И впала в ступор, когда Ивар, лицом к ней и мальчикам, протиснулся на новое место, мимоходом погладив Стена по голове. На что младший сын фыркнул и уставился на поле.
   Оказалось, Ивар пересел, чтобы быть ближе к Селене.
   - Ты расскажешь про игру?
   - Расскажу, - всё ещё дрожащим голосом пообещала она, чувствуя, как ледяные оковы страха постепенно пропадают. А чуть позже выяснилось, что говорить вслух, объясняя происходящее на поле, - это здорово помогает прийти в себя.
   Когда первый этап игры подходил к концу, Селена спросила:
   - Ну что, Ивар? Понравилась игра? Хочешь попробовать присоединиться к какой-нибудь команде?
   - Самой малышовой? - презрительной отозвался мальчик-некромаг. - Я больше никуда не гожусь.
   - С чего-то надо начинать.
   - Если бы в игре позволяли использовать магию, я бы попробовал.
   - С-с магией любой дурак выиграет, - фыркнул Риган. - Не-ет. С-с магией неинтерес-сно.
   - Почему это неинтересно?
   - Игры не будет, - спокойно объясни мальчик-дракон. - А нам играть х-хочетс-ся.
   - Если хочется, почему ты здесь? - спросил Ивар.
   - Трис-смегис-ст запретил. Он с-сказал - мне пока нельзя с-сильно двигатьс-ся.
   - Собирают группы для второго этапа, - заметила Селена и настойчиво повторила: - Ивар, ты точно играть не пойдёшь?
   - Нет, - буркнул он, а ей почудилось - прорычал: "Нет - я сказал!"
   - Тогда приглядись, как командует своей группой Ирма, - посоветовала Селена, стараясь говорить спокойно, и добавила: - И обрати внимание, как испуганно глядят на неё старшие из группы соперников.
   - А мы пойдём к зрителям-болельщ-щикам! - объявил Риган и взял Стена за руку.
   - Я с вами, - поднялся с места мальчик-некромаг.
   Глядя вслед троим уходящим, она передёрнула плечами. За Стена она больше не боялась: неожиданный жест Ивара подсказал, что он не держит на ребёнка зла. Но, взбудораженная всеми мелкими событиями, опять невольно задумалась: а что, если этот жест - уловка? Если этот жест маскирует его настоящее отношение к младшему брату Коннора? И тут же мучительно скривилась: она же своими глазами видела, как они играли вместе в манеже! Ивар знал, что Стен - младший брат Коннора! Надо прекратить думать об плохом! Кажется, она становится патологически подозрительной, видя опасность там, где её нет!
   Неожиданно за спиной она с удивлением прочувствовала что-то вроде тёплой подушки. Как будто кто-то подошёл сзади и бережно приложил эту подушку к ней. С этим "пуховым" предметом за спиной стало не только тепло, но и успокоенно... Как только Селена сообразила, что успокаивается, обернулась. Хм... Ожидаемо - Трисмегист. И Колр с ним. Ан нет, за ними виден и Ривер.
   Присаживаясь рядом, Трисмегист спросил:
   - Вас очень волнует Ивар? Почему вы так встревожены?
   - Я боюсь Ивара! - твёрдо сказала Селена. - И я боюсь... этого страха. Дети у нас в Тёплой Норе чувствительные, они могут... - И замолчала.
   Но мужчины поняли.
   - Мы решили, - начал Ривер, на которого, словно напоминая, оглянулись старый эльф и чёрный дракон, - что надо начать с пригорода. Есть один ритуал. Для нас он будет очень сложным, хотя на деле выглядит просто. Он основан на предмете, который принадлежал ранее Коннору. Да, мы помним, что квартира родителей Коннора была захвачена ранее вампирами. Да, они выбросили всё, что принадлежало его семье, а значит ему самому. Поэтому туда мы не едем. Пока у нас две наводки. Уважаемый Трисмегист знает, где в пригороде находится разгромленная лаборатория вампиров. У Джарри я сегодня узнал адрес того приюта в котором содержался Ивар.
   - А приют при чём?
   - Если братья дружили, возможно, у Ивара осталась какая-то вещь - например, игрушка, связанная с Коннором. Подарок, например.
   - Джарри не сказал вам, что я видела Ивара сидящим на крыльце с сумкой? - медленно уточнила Селена. - Он ведь абсолютно всё забрал из приюта, собираясь переехать в семью Коннора.
   - Джарри сказал нам, что Ивар увидел что-то в тот день, - задумался маг. - Я предполагаю - Ивар был свидетелем того, как началась война с магическими машинами. Успел ли он захватить сумку, убегая? Кстати, вопрос к вам, леди Селена. Помните ли вы, какой была эта сумка?
   - Очень тяжёлой - по сонным впечатлениям.
   - А если его втянули в здание приюта воспитатели? А если он не успел прихватить её с собой? Да, мы понимаем, что сумка - это самый никудышный предмет поиска. Но ведь вероятность, что она осталась на месте приюта, существует!.. А пока... Мы с Трисмегистом собираемся ехать сначала к лаборатории. Думаю, сегодня этого будет достаточно. А потом уже - на всякий случай заедем на место бывшего приюта. Завтра. Потому что смысла нет искать что-либо сегодня в потёмках.
   - Сорок минут до лаборатории, примерно час - в самом здании, - задумчиво сказал Трисмегист. - И обратно. Да, в октябре-буреломнике темнеет быстро.
   - А что в лаборатории? - удивилась Селена. - Что там могло остаться?
   - Детская одежда Коннора, - ответил Трисмегист. - В самой лаборатории он был одет в комбинезон. Но этот комбинезон с него сняли, когда он вышел из лаборатории уже машиной. К сожалению, комбинезон ничего не даст. На нём не остаётся никаких следов довоенного Коннора.
   Последние слова старого эльфа-бродяги как-то царапнули. Но Селена постаралась не заморачиваться, а первым делом спросила:
   - Если вы будете искать "того" Коннора, как собираетесь это делать?
   - Нам нужен небольшой предмет, который побывал в руках мальчика, - объяснил Трисмегист. - Но не магический. И его кровь. Одежда Коннора в лаборатории, возможно, превратилась в лохмотья, но она ценная вещь для ритуала. Мне её сейчас не узнать - особенно имея в виду развалины дома. Поэтому нужен сигнальный маячок - личные линии Коннора.
   С минуту Селена в упор смотрела на Трисмегиста. А потом медленно сказала:
   - А если я вам не доверяю? Я не о предмете. О крови Коннора. Без него такие вопросы я не могу решать. Ведь его кровь - это ответственность за несколько жизней.
   Старый эльф улыбнулся и пожал плечами:
   - Тогда просто вещь. Главное, чтобы была его личной.
   - Одежда сойдёт?
   - Конечно.
   Она вернулась в деревню и разыскала рубашку Коннора, которую он не успел сунуть в стирку, переодевшись сегодня в кабинете. Тревожно подумала, не будет ли старший сын сердиться, что без его ведома отдала его рубашку, но успокоила себя тем, что рядом с Трисмегистом будет Ривер. Которому она и вручила рубашку:
   - Пусть будет в ваших руках! Колр, вы идёте вместе с ними?
   - Нет, леди С-селена, - откликнулся чёрный дракон. - Я продолжу помогать Джарри на третьем этапе игры. Думаю, уважаемому Трис-смегис-сту хватит и Ривера в с-спутники по пригороду.
   И два сильных мага втихаря "слиняли" с тренировок на пейнтбольном поле. Хотя Селена и видела, как Ривер вздохнул, оглянувшись на гомон и азартные вопли. Колр же, поклонившись хозяйке Тёплой Норы, вернулся к Аманде. Селена осталась одна. Нет, рядом были зрители: и деревенские, и те из ребят, кто не участвовал сегодня в тренировках. Но полное ощущение одиночества подкралось к ней так ощутимо, что она сжала руки на груди, стараясь не думать о том, как сейчас из деревни выедет машина Ривера, как покатит по привычной дороге: луговина, мост через речку, длинное шоссе к пригороду...
   Она вздохнула и, выпрямившись на скамье, отыскала глазами Ивара. Он на что-то показывал Ригану, а Стен сидел между ними, подпрыгивая, и визжал от удовольствия, когда в кого-то попадали водой с магической краской. Второй этап тренировок подходил к концу, и к скамьям подходили выбывшие. Кажется, чтобы спросить, Ивару приходилось кричать: выбывшие из игры мгновенно переквалифицировались в зрителей-болельщиков и начинали вопить привычные кричалки-обзывалки. Селена даже испугалась, что его это разозлит, и не поверила своим глазам, когда он захохотал.
   Странным образом она начала приходить к мысли о том, что придумала себе образ страшного маленького тёмного друиды-убийцы, что на самом деле Ивар этому образу не соответствовал. Попытка убийства Перта, по сути, оправдана: храмовник являлся главным тюремщиком мальчика-некромага в невыносимо страшной тюрьме - в осознанном сне. В остальном Ивар ни разу не проявил себя беспощадным убийцей, которого она в нём видела. Может, пора успокоиться?
   Пристально следя за ним, она видела, как мальчик жёстко сосредоточился на происходящем на пейнтбольном поле. Под конец этапа в игру вступила тройка: Ирма, Берилл и Вади. Что они вытворяли на поле! Даже ребята из городской военной школы, уже узнавшие на деле эту троицу, будут изумлены. Ирма подросла, смекалка её выросла вместе с нею, и ей повезло, что её всегдашние защитники тоже вытянулись и, благодаря жизни в Тёплой Норе и "заботе" Колра в учебке, стали довольно крепкими. Итак, Ирма, до сих пор себя не проявлявшая, осталась почти в гордом одиночестве в своей команде, внезапно рванула вперёд и... Селена забыла дышать: волчишка терпела неимоверную боль - как показалось! Ведь два её "кавалера" умудрялись не просто сбивать Ирму с траектории "красочных" выстрелов, но и порой перекидывали волчишку от одной защиты к другой так, словно она была мешком с картошами! Главным для её рыцарей было сохранить именно Ирму - она лучший снайпер в их группе... Правда, и волчишка стремительно группировалась, чтобы успеть не только упасть на землю, а то и в маскировочную яму без излишних травм, но и отстреляться, жёстко снимая противников одного за другим!
   Скамьи с выбывшими завизжали, когда подбили Вади.
   Селена, обомлев, вдруг заметила, что Ивар, сощурившись, напряжённо сжал кулаки... Что он делает?! Она ахнула, когда поняла, что он пытается помочь Ирме и Бериллу пройти последнюю преграду к искомому месту!.. Вот уж от кого не ожидала помощи именно волчишке! И засмеялась с облегчением, вспоминая свои недавние мысли. Мальчишка же... Что уж она так переживала?..
   Магию невидимые границы пейнтбольного поля, естественно, не пропустили. Но парочка и так упрямо шла к победе. В последний момент Берилл принял на себя несколько "красочных" выстрелов - он даже раскинул руки, закрывая собой волчишку, и та метнулась вперёд, заскакивая на трибунку победителей! И там потрясла оружием, а потом, словно опомнившись, завизжала, чтобы Берилл залезал к ней и разделил радость от победы, стоя рядом!
   Потом Ирма спустилась, и подбежавший Вади, не без помощи Берилла, пресёк её сопротивление и повёл её к Бернару. Эльф-целитель - видела Селена - ругался так, что волчишка порывалась переругиваться с ним, но ей затыкали рот два её верных защитника. Но Бернар ругался лишь потому, что криком скрывал свой восторг перед сумасшедшими деяниями троицы на поле - и своё потрясение при виде кровоподтёков на теле волчишки, которая ещё и нетерпеливо подпрыгивала: её вместе с друзьями должны были взять на третий этап в команду старших - против команды взрослых.
   Снова взглянув на Ивара, Селена покачала головой, улыбаясь: он сидел довольный. Стен уже убежал к малышне, которая теперь не будет вовлекаться в игру, а Риган разговаривал с Тармо и Виллом, которые время от времени отвечали на вопросы мальчика-некромага, если его что-то заинтересовало.
   Третий этап, как и ожидалось, выиграла команда ребят. Селена продолжавшая следить за Иваром, обратила внимание, что, как она заранее и думала, в основном он наблюдал за Коннором. И только сейчас поняла все его вопросы о Конноре с точки зрения того, что они братья. Раньше-то она думала, что Ивар спрашивает о Конноре только потому, что хочет отомстить за мёртвый лес. Теперь она понимала, что, узнав в Конноре брата, он пытался сообразить, почему Коннор не узнал его. Узнать, каким стал брат за эти годы... Да, теперь его вопросы обернулись другой стороной. Но что, если Коннор никогда не вспомнит его?.. Сплошные тревоги...
   После третьего этапа все: и участники игр, и зрители - собрали все игровые принадлежности и потянулись в деревню. Собрав целую охапку курток, сброшенных разгорячёнными детишками, Селена не спеша шла к изгороди - в окружении ребят. У самой изгороди пришлось передать всю кучу Анитре и Вильме: у калитки её дожидался Ильм. Не один, с Хостой, со своей семейной. Она спокойно остановилась рядом, выжидая, пока последние ребята зайдут на территорию деревни... Коннор, проходя мимо, поднял брови: помочь? Она отрицательно покачала головой: сама разберусь!
   - Добрый вечер, Ильм. Добрый вечер, Хоста.
   - Добрый, - как ни странно, ответила Хоста, а не Белостенный храмовник. - Селена, мы хотим поговорить с тобой о проступке Ильма (тот дёрнулся). Я постаралась объяснить ему, что именно он сделал неправильно. Думаю, он понял. Можно ли вернуть ему браслет перехода через изгородь?
   - На этот раз решаю не я, - решительно сказала хозяйка Тёплой Норы. - Решают наши мужчины. Думаю, сегодня-завтра соберутся все те, кому небезразлична судьба нашей деревни и её защита. Тогда и будет дан ответ Ильму.
   Тот сопнул так, что она услышала. Говорить при храмовнике Белой Стены так, словно его нет рядом... Да, впечатление из незабываемых для него.
   - Вы слишком строго отнеслись к моему поступку, - медленно и чуть ли не с угрозой высказал он. - Я не думаю, что наказание мне соответствует моему... деянию.
   - Ильм, вы прекрасно понимаете, что сами подставляетесь под удар, - ответила Селена. - Ведь я легко могу сказать вам, что не ожидала, что нашу защиту сорвёт Белостенный, чьё кредо - защита.
   - Да, моё кредо - защита, - сквозь зубы процедил Ильм. - Поэтому я провёл некромагов, чтобы они защитили деревню и ваших детей от мальчика, чьё присутствие небезопасно для всех в деревне!
   - Ивар здесь три дня, и за эти дни мальчик никак не проявил свою преступную сущность, - спокойно откликнулась она, а потом насмешливо добавила: - Более того... Будучи отстранённым от совещаний в Тёплой Норе из-за своего проступка, вы, Ильм, не знаете последний новостей об Иваре. А они очень серьёзны.
   - И в чём же их серьёзность? - иронически спросил храмовник.
   Выдавать секреты Селена не собиралась. То, что происходит в Тёплой Норе - известно всем, разве что не в такой категоричной форме. Но сейчас она кратко сказала именно суть всех размышлений и допущений:
   - Есть вероятность, что Ивар - брат Коннора. Кузен.
   Созерцая ошарашенные глаза Белостенного, она хмыкнула про себя: знай наших!.. Лупить по повинной голове - так с размахом. А потому уже бесстрастно сказала:
   - Итак, возвращаемся?
   И Хоста, мельком переглянувшись с ней (дома я с Ильмом ещё доработаю твою позицию!), провела семейного, взяв его за руку, в деревню. Менять мировоззрение состоявшегося мужчины тяжело. Но когда за дело берутся две женщины, в отличие от него, побывавшие в боевых действиях, можно ожидать положительного результата - так скептически думала Селена, шагая следом за ними в Тёплую Нору.
   Ясельники вопили в саду, на детских площадках. В самом доме тоже ярко светились окна. Счастливые обитатели праздновали не только участие и победу в играх, но и следующие два дня, которые счастливо проведут, окунувшись по полной в пейнтбол.
   Огибая дом, Селена замедлила шаги.
   На приступке веранды с гостевым кабинетом сидел Коннор. Из-за свечей в доме да фонарей с магическим огнём здесь, во дворе, было достаточно светло. И то, что делал старший сын... Впрочем, рядом сидел Мирт и посмеивался, отчётливо стараясь не смотреть на возмущённого Ивара. А перед Коннором вовсю танцевали три фигуры, каким-то образом слепленные им из старых листьев и лёгкого мусора. Точней, они даже не танцевали, а послушно кружились по двору, в то время как счастливая Айна бегала за ними, как и Корилус, а Оливия так вообще приплясывала, подпрыгивая и стараясь поспеть за лиственными вихрями, чтобы покружиться между ними.
   Кажется, это развлечение началось недавно. Сидевшие на крыльце девочки-подростки ахали от удовольствия и смеялись, а из сада постепенно подтягивались все те, кто нечаянно увидел эти лиственные фигурки, и тоже пускались либо в погоню за ними, либо в пляс... Но почему возмущён Ивар?
   Он сорвался с места и подбежал к Коннору, схватил его за руки:
   - Не надо делать этого!
   - Почему? - дурашливо удивился и Коннор - и кивнул Мирту, который, как только сейчас заметила Селена, принялся повторять его же странные движения руками, явно руководя движением лиственных фигур, шатающихся по двору на радость малышне, да и всем остальным, кто только их замечал.
   - Это не для игры!
   - В смысле? Я придумал эту штуку только что, почему бы и не поиграть? - пожал плечами Коннор.
   - Ты? Придумал?.. - Озадаченный Ивар обернулся ко двору, на котором творилось новое столпотворение. - Но ведь это...
   - Что? Ивар, я не знаю, о чём ты подумал, но такие штуки мы постоянно придумываем, - улыбчиво объяснил Коннор. - На Новый год однажды нам пришлось сделать разноцветные гирлянды - знаешь, как красиво получилось? Это Селена нам подсказала. А уж салюты мы повторяем каждый год... Так почему бы и не поиграть с такой игрушкой, как собранные в кучу листья?
   Ивар, кажется расстроенный, будто опустил плечи и молча прошёл чуть дальше, чтобы сесть прямо на землю неподалёку от ребят братства и следить сумрачными глазами за тремя лиственными фигурками. Селена не совсем поняла этого странного эпизода, но понадеялась, что позже Коннор объяснит, в чём закавыка и почему Ивар так близко к сердцу принял эту красивую задумку братьев. А сейчас... То ли Коннор понял обиду Ивара, то ли ещё что, но он встал и крикнул детишкам:
   - Заканчиваю! Темно уже!
   - Да и на ужин пора! - напомнила Селена.
   Она продолжала смотреть на фигурки, предполагая, что они вот-вот рассыплются, но Коннор взмахнул рукой - и фигурки взлетели и пропали в сучковатых кронах садовых деревьев. Как будто унеслись неведомо куда...
   Никто не был разочарован концом необычного представления. Выждав и убедившись, что лиственные фигурки не вернутся из темноты сада, ясельники и подростки, задорно переговариваясь, начали вливаться в Тёплую Нору.
   Коннор встал и, не глядя на Ивара, тоже зашёл в дом. Следом - братья. Слегка удивлённая Селена заметила, что только Мирт оглянулся в темноте, ища глазами мальчика-некромага. Почему старший сын так себя повёл? И чем он обидел Ивара?
   Последние ребята зашли в дом. Селена постояла у крыльца, прислушиваясь к саду: вроде все зашли домой? Никто не бегает среди деревьев? И только после прослушивания сада направилась к Ивару. Он сидел на коленях, водя пальцем по старым плиткам двора и, кажется, не замечая своих машинальных действий. Услышал шаги, поднял голову. Лицо безучастное... Селена со вздохом присела перед ним на корточки.
   - Почему мне кажется, что красивая магия Коннора тебя огорчила? Все радовались ей, а ты - нет. Почему?
   - Нельзя использовать ветер друидов на всякое баловство, - сухо сказал он и спрятал руки в карманах куртки. - Это неправильно.
   - А может, Коннор хотел сделать тебе приятное, когда показал, что умеет то же, что и ты? - Селена была серьёзно удивлена его странной реакцией.
   - Нет. Он злится на меня, а потому показал, что серьёзные заклинания можно унизить, использовать их, как баловство.
   - Это тебе сказали тёмные друиды?
   - Я и сам знаю! - огрызнулся Ивар.
   - Но ведь этот ветер не принадлежит тёмным друидам! - настаивала Селена. - Этот ветер придумали настоящие, лесные друиды, которые берегли лес и радовались жизни в нём. Мне, например, легко представить, как какой-нибудь лесной друид берёт в руки дудочку, играет на ней, а вокруг него кружатся не такие тёмные фигуры, как у Коннора, а весёлые, из разноцветных осенних листьев. И светит солнышко, порхают бабочки, чудесно поют красивые птицы!..
   Ивар исподлобья глянул на неё и, что-то сердито пробормотав, легко поднялся с места и почти убежал в дом. Точней - сбежал от неё. Представив, как всё только что случившееся выглядело со стороны, Селена придушенно захихикала. Надо было сказать не "птицы", а "птички", а ещё добавить "цветочки" и "травку"... Отсмеявшись, заторопилась в дом.
   Ужин прошёл спокойно, без происшествий. Разве что отличался тем, что дети возбуждённо обсуждали игру, хвастая своими успехами и сожалея о проигрышах. Несомненным героем дня стала Ирма. Правда, вне поля волчишка страшно стеснялась своей популярности и даже негодовала из-за неё, ведь излишнее внимание мешало ей придумывать новую стратегию игры, пока ею всё ещё владел азарт.
   К концу ужина пришли Трисмегист и Ривер. Маг заходить не стал, но старый эльф не только зашёл в столовую, но и сразу направился к столу взрослых.
   Джарри знал, куда ездили эти двое, поэтому кивнул вопросительно.
   - Пусто, к сожалению, - вздохнул Трисмегист и признательно поблагодарил дежурных, поставивших перед ним прибор. - Из-за больших повреждений этот дом снесли, а завалы разобрали ещё в прошлом году. Сейчас там пустошь. Остаётся надежда лишь на приют Ивара. Он на отшибе, так что развалины должны сохраниться. Хотя, если откровенно, сейчас я понимаю, что поиски ни к чему не приведут.
   - А есть ещё варианты? - вполголоса спросила Селена.
   Старый эльф помолчал немного, ужиная, а потом поморщился.
   - Кровь. Я уже говорил об этом. Кровь - носитель информации. Можно попробовать пробудить память, обратившись к крови.
   - Всё это касается не только Коннора, - задумчиво сказал Джарри. - Поэтому неплохо бы завтра поговорить и с Колром.
   А Селена притихла, вдруг сообразив кое-что, что при семейном не хотела говорить. Да и обдумать надо было мелькнувшую мысль...
   Вечером, перед сном, она начала обходить комнаты. Зашла к Ригану, благо мальчишки болтали и смеялись, не обращая внимания на насупленного Ивара, валявшегося на кровати, глядя наверх, на потолок. Когда Селена подошла ближе, он сел, ссутулившись. Покосился на неё и вполголоса сказал:
   - Я же говорил, что он злится на меня.
   - И что? - не поняла она.
   - Он передвинул кровать.
   Стараясь удержаться от нового смеха, Селена успокоительно сказала:
   - Да не обращай на него внимания - и всё. Может, он сейчас на что-то злится и без тебя. Успокоится - снова будет дружелюбен.
   Он снова вытянулся на кровати, а потом лёг боком и уставился на дверь. Селена пожелала мальчишкам спокойной ночи и вышла.
  
   Глава четырнадцатая
  
   Кровать Коннор не переставлял. Он создал иллюзию, что передвинул её, и сейчас сидел на ней же, изучая линии внимания мальчика-некромага. Одновременно анализировал себя самого: с момента появления Ивара, думая о нём, Коннор постоянно чувствовал раздражение. Раньше его жизнь - с первого взгляда в лаборатории вампиров на Трисмегиста и до того вечера, когда в Тёплой Норе появился мальчик-некромаг, жизнь была ясной до мельчайших деталей: хотят убить тебя - защищайся сам и защищай всех, кто тебе доверился. Ясно, что любить надо тех, кто любит тебя: приёмных родителей, младшего братишку, братьев по крови.
   Но Ивар ворвался в его ясную жизнь тугим узлом ненависти и злобы. Вроде уже выяснили, что он брат, кузен. Но Коннор не ощущал к нему тёплых чувств, в которых чуть не растворялся, когда возился с младшим братом. Всех окружающих можно было встроить в систему своей жизни. Только не Ивара. Он мешал. Он заставлял вспоминать прошлое, которого у Коннора нет. Он был закрыт и...
   Коннор поднял голову. Даже если бы Ивар был чужаком, он не раздражал бы, если бы его можно было прочитать.
   Но чтению личного пространства Ивар не поддавался.
   Если бы с него нельзя было снять информацию, но вёл бы он себя, как обычный подросток, Коннор привык бы к нему и, возможно, принял бы положение, что этот чужак - родной ему по крови.
   Но Ивар непредсказуем.
   Он сказал Селене, что останется только на несколько дней. Несколько - это сколько?
   Коннор поморщился. Мелочь, а злило.
   Ребята уже готовы ко сну. После сегодняшних тренировок, в которых братство было задействовано на все сто процентов, заснут крепко. А он... Мальчишка-некромант встал с постели.
   - Сбегаю к Селене.
   - Зовёт? - понимающе кивнул Мирт.
   Врать не хотелось. Поэтому Коннор только улыбнулся, не подтверждая и не отрицая. И вышел.
   Для Ивара, лежащего этажом ниже, он продолжил лежать в постели.
   В коридоре второго этажа было пустынно. Изредка и невнятно раздававшиеся реплики казались слабыми отголосками сна. Дверь в комнату Ригана приоткрыта, но Коннор проскользнул мимо незамеченным: азартно заговорил о чём-то Берилл - наверное вспоминая какой-то случай в игре, - и Ивар отвлёкся на него.
   Судя по вчерашнему побегу мальчика-некромага в разрушенную деревню, у Коннора, как минимум, два часа, чтобы добежать до склепа и спрятаться в нём, затаиться.
   Не можешь считать с пространства - посмотри собственными глазами, что происходит в склепе.
   Ветром друидов Коннор не воспользовался. Эмоциональная буря, бушевавшая внутри и едва не пробивавшая стены личной защиты, требовала разрядки. Коннор сухо усмехнулся. А поскольку никого нет рядом - из тех, кто согласился бы утихомирить его бурю, надо искать способы попроще - рассеять набранные ненароком лишние силы. Бег, например, подходил идеально.
   До разрушенной деревни ходу меньше, чем из пригородной школы домой. Так что Коннор бежал быстро и ровно, внимательно глядя на землю под ногами: колдобины, ухабы; лужицы, наверное покрытые ломким льдом, да ещё к тому же коварно то ли присыпанные суховатым снежком, то ли обмётанные инеем.
   Бежал и привычно раскладывал по полочкам всё, что услышал от Джарри и Селены после ужина.
   Оказалось, что Трисмегист и Ривер съездили в пригород - искать то, что принадлежало довоенному ему, Коннору. Дом с лабораторией снесён. Сначала Коннор понять не мог: как это - дом сильно повреждён? Они же были там, проводя ритуал памяти! Да, дом порушен в верхних этажах, но нижняя-то часть ещё крепка! Пока он и ребята бегали по одному из самых нищенских районов пригорода, проверяя дом Агаты, они видели, как многие дома постепенно возвращаются к былому облику, правда теряя разрушенные магическими машинами верхние этажи. Так зачем снесли дом с лабораторией? Дошло... Этот дом они в последний раз видели перед вторым нашествием машин. А значит, те немногие вещи, которые были при Конноре, при десятилетнем, пропали бесследно...
   ... Чем дальше в ночь - тем небо становилось огромней. Мальчишка-некромант мельком вспомнил, как летел вчерашней ночью к разрушенной деревне на дельтаплане, чувствуя себя огромной ночной птицей, как удивился и рассердился, увидев братьев... А потом стало легче - именно оттого, что они рядом.
   Селена сказала: Трисмегист считает - нет смысла искать вещи Коннора в приюте Ивара. Ведь они сначала думали, что Коннор и Ивар (по поведению второго) очень дружили в детстве. А значит, у Ивара что-то могло остаться - из вещиц, которыми братья могли обменяться в одну из встреч их семей. Но все вещи мальчика-некромага пропали в день, когда началась война.
   ... Деревня на плоской равнине чернела, несмотря на иней. Её обрастали кустарники и деревья из оставшихся садов, сейчас облетевших. Именно из-за растительности деревня даже в инее казалась посторонним тёмным пятном.
   Остановившись у руин первого дома, Коннор обернулся. Тихая равнина продолжала спать под пасмурно-серым от туч небом... Ивар в бега ещё не пустился.
   Коннор неспешно зашагал к кладбищу, стараясь обходить слишком густые кустарниковые заросли.
   Трисмегист, вечный экспериментатор, мечтает дорваться до его крови. Но мама Селена права: кровь Коннора - это ответственность за многих. А вот мысль, что с предметом, ранее принадлежавшим Коннору, можно провести ритуал возвращения памяти, ему нравилась. Именно потому, что безопасно для остальных...
   ... И теперь, шагая по мёрзлой земле, он прикидывал, что мог упустить Трисмегист, отказавшись от дальнейших поисков личных предметов "своего воспитанника". Да, квартира семьи Коннора теперь принадлежала семье вампиров - на законном основании: до определённого времени её пропавшие владельцы не объявились, а по законам Города Утренней Зари, в таком случае жилище переходило в руки тех, кто первым заявил о своих правах на него. Родители Коннора работали на ткацкой фабрике, в довольно высоких должностях. Поэтому их квартира была в хорошем, благоустроенном доме. Неудивительно, что на неё облизывались... Ага! Вот в чём ошибался Трисмегист, считая, что в том доме нет ничего, что бы помогло разбудить память Коннора. Соседи! Что, если при виде их сердце мальчишки-некроманта трепыхнётся, а память, если не прорвётся, то начнёт ломать блоки?
   Свернув в короткий переулок в середине улицы, Коннор оказался на кладбище и побрёл к известному ему месту... Предположим, соседи узнают его, а он не узнает их. Что делать дальше? Искать дом, где жила семья Ивара? Их адреса в архивах нет.
   Он замер над скособоченной могильной плитой найденного склепа. А ещё взрослые думали о приюте, где до войны находился Ивар. Трисмегист, правда, сомневался, но Коннор предполагал, в чём дело с его сомнением. Старый эльф давно не занимался разгадыванием серьёзных тайн, а потому его больше прельщал не поиск, а проведение магического ритуала с человеком, который ему интересен.
   Часа перед сном в Тёплой Норе хватило, чтобы Коннор привёл-таки в систему те сведения, которые у него имелись. И пришёл к выводу: есть шанс подловить Ивара прямо во сне, когда он менее защищён, и узнать из его личного пространства то, чего не хватает, чтобы вернуть память.
   Снова оглянувшись, Коннор взялся за края плиты и спустился. Теперь, пока нет Ивара, есть свободное время, чтобы осмотреть уже не его лёжку (по-другому он не мог назвать "постель" маленького друида), а местечко, чтобы спрятаться самому.
   Для начала он сунул в лёжку, ближе к земле, обычную деревяшку, прихваченную с хозяйственного двора. За время бега сюда она вобрала его тепло живого существа, а значит, ему легко будет дотянуться до неё, когда мальчик-некромаг уснёт.
   Осторожно шагая по неровной земле, порой соскальзывая с замёрзших и влепившихся друг в друга земляных комьев и обломков плит, Коннор обошёл пространство перед лёжкой и сумел протиснуться между вбитыми в поверхность склепа плитами, ближе к стене. Тесновато здесь...
   Морщась, жалея, что не взял рабочие рукавицы, он боком сделал несколько шагов и оказался за единой стеной из двух плит, параллельно скосившихся друг перед другом, оставив острые треугольники для просмотра внизу и наверху. Оба угловых окна были плотно затканы в несколько слоёв паутины, от старости облепленной грязью. Но даже сквозь эту лохматую "марлю" лёжка напротив просматривалась замечательно. Не зная, насколько хорошо "видит" Ивар, Коннор не стало накладывать на паутину заклятие отвода глаз. Чтобы наблюдать за происходящим в подземелье через верхнее "окно" - отметил он, - придётся стоять чуток на полусогнутых. Ну, а когда Ивар уснёт, когда Коннор закончит с вытягиванием информации из него, можно будет (он оглянулся) присесть на плиту, которой не видно, но край которой торчал из стены в шаге слева от него... Он только хотел присесть на этот край, чтобы примериться, можно ли будет на ней подремать... И насторожился. Ничего не слышно, но впечатление приближения нарастало. Ветер друидов несёт Ивара!
   Коннор немедленно "приготовился к встрече".
   Помня о вчерашнем обследовании подземелья, он предполагал: на этот раз, зная, как трудно входить в склеп по забитым землёй лестничным ступеням, Ивар будет осторожней и спокойно спустится.
   Но Ивара словно разъярённым вихрем втиснуло под плиту, а затем швырнуло на земляную поверхность "пола" в подземелье.
   "Ну ты и торопыга!" - пока ещё изумлённо решил Коннор, ожидая, что маленький друид сейчас встанет и заползёт в своё гнездо... Он плохо видел, боясь активировать магическое зрение, но отчётливо слышал, как падают скукоженные от октябрьских заморозков листья, как шуршит прочий растительный сор, рассыпаясь вокруг тела Ивара.
   Тёмная куча - Ивар - лежала до тех пор, пока не стих последний шорох. Коннор ещё с сочувствием подумал, что маленький друид после такого вторжения будет весь в синяках, а потом даже встревожился: умеет ли Ивар целить собственные мелкие травмы, как умеет это каждый, даже самый младший обитатель Тёплой Норы? Для всех желающих в учебке старик Бернар проводил уроки "скорой помощи", как их называла Селена. Но вот Ивар... Что-то Коннор сомневался, что тёмные друиды учили мальчика-некромага заботиться о себе. А ведь ему ещё предстояла холодная ночь в лёжке, отделённой от стылого земляного "пола" ненадёжным слоем растительного мусора.
   "Зачем вообще он сюда припёрся?" - раздражённо поморщился Коннор, глядя на неподвижную тёмную кучу, еле видимую в неустойчивом сумраке. Так ли уж тяжело было оставаться в Тёплой Норе, на чистой, мягкой постели? В тёплой комнате? В доме, абсолютно защищённом? Среди живых существ, которые готовы защищать?
   И вздохнул... Неужели привычки друида сильней? Но тогда почему сюда? А не на местное кладбище?
   Минуту спустя Коннор получил ответ на все свои вопросы.
   Тёмная груда на полу шевельнулась. Напрягая зрение, Коннор разглядел, как Ивар с живота повернулся набок и приподнялся на локте. Полежал так, то ли стараясь привыкнуть к боли от ушибов, то ли прислушиваясь. Затем, помогая себе руками, встал на колени, продолжая опираться на руки. Снова замер.
   Затаив дыхание, Коннор ждал, сообразив, наконец, что Ивар сюда уходит отнюдь не только для сна... В глухой тишине внезапно раздался уже не шелест падающего с маленького друида растительного сора, не шорох, который он поневоле производил, двигаясь... Звук, изданный мальчиком-некромагом, сочетал в себе короткий стон и сип, который получается, когда человек содранным от крика горлом лихорадочно втягивает воздух, необходимый ему для дыхания...
   Потом дыхание Ивара зачастило - всё с тем же коротким стоном на выдохе и на вздохе... И очень скоро оборвалось утробным вздохом со звуками тошноты.
   Потрясённый Коннор смотрел, как и так плохо видная фигурка маленького друида постепенно скрывается в огромном потоке корней, которые рвутся из него...
   И прозревал. Не Ивару нужна была защита Тёплой Норы. Это её, уходя от неё подальше, защищал от себя мальчик-некромаг.
   Неизвестно, сколько по времени продолжалась страшная рвота - или атака в никуда ядовитых корней... Но как много их было...
   Последний медленно свесился изо рта Ивара и, как и остальные, уложился в жуткое плетение вокруг маленького друида. Снова тишина... Потом Ивар отчётливо сплюнул перед собой. Снова зашуршало, когда Ивар всё-таки сел на колени, устало уронив руки по бокам.
   И затрясся.
   Сначала ошеломлённый Коннор подумал, что из него вот-вот снова полезут корни. Но Ивар закрыл лицо руками и плачуще, хрипло закричал:
   - Почему ты не сдох в аварии вместе со своими родителями?! Зачем ты спас меня с капища?! Лучше бы я сдох на том камне! Я б тогда спал и ничего не соображал! Почему ты не сдох в той аварии?! Почему ты выжи-ил?! Я дурак, что согласился... Но я был маленьким!.. Почему ты стащил меня с капища?! Почему-у?! Заче-ем?!
   Коннор впервые узнал, что значит покрыться мурашками. Рыдания и проклятия маленького друида царапали по позвоночнику и вызывали дрожь от осознания, что дело, с которым столкнулась Тёплая Нора, гораздо страшней, чем предполагали старшие. Хриплый крик и рыдания, переходящие в вой, заставляли содрогаться от понимания, что происходит с Иваром и почему он обвиняет в этом его, Коннора...
   Устав от выплеска отчаяния, Ивар опустился на вышедшие из него корни, сухо и мелко затрещавшие под его весом. На вчерашнюю лёжку он даже не обернулся. Когда мальчик-некромаг полностью застыл на полу, торчавшие вокруг него корни медленно опали. Не получившие жертву, они умирали, высыхая, - знал Коннор.
   Если мальчишка-некромант рассчитывал поспать до утра, то теперь сна - ни в одном глазу. Деревяшка, сунутая им в лёжку, так и не пригодилась. Впрочем, теперь он и без неё понимал почти всё.
   Тайна Ивара как на ладони.
   Когда мальчик-некромаг попал к тёмным друидам, они сделали из него убийцу, оружие которого всегда с собой и всегда скрыто от противника. Или от жертвы. Но во время ритуала Ивар успел проделать лазейку: если брат однажды встретится на его пути и назовёт его по имени, маленький друид больше не будет убивать. Ведь он мечтал, что брат поможет уйти из мёртвого леса. А брат потерял память...
   Когда в храме некромагов Перт погрузил Ивара в осознанный сон, вместе с мальчиком уснули и корни-убийцы. Сбежав из Старого города, Ивар два дня сдерживал желание корней вырваться на свободу: вокруг было столько потенциальных жертв, потому что эти живые существа не являлись тёмными друидами! Поэтому он не спал. Поэтому выглядел больным... В мёртвом-то лесу тёмные друиды, очевидно, как-то сдерживали рост корней у своих учеников...
   Коннор резко прикусил губу: а если корни-убийцы для своего роста и вообще появления использовали самого Ивара? Сейчас он им позволил выйти наружу, но ведь новые вырастают - получается, за сутки? И, чтобы расти, они питаются... самим Иваром?
   Хуже всего, что Коннор теперь отчётливо понимал: только он может спасти Ивара. Пусть даже как незнакомого ему человека. Нет, можно снова погрузить маленького друида в осознанный сон. Но, как говорит Селена, это не жизнь...
   К концу бессонной ночи у Коннора появился план, в котором он жёстко продумал все действия и который успеет выполнить за два свободных от школы дня. И угрюмо подумал: не хватит этих дней - он будет искать выход для Ивара, пока не найдёт. И лишь после этого решения мысленно прочитал заклинание свёрнутого сна на полчаса.
   ... Как ни странно - угадал. Проснувшись, немедленно взглянул сквозь лохматую паутину: Ивар зашевелился и с кряхтением, постанывая (остыл, лёжа на леденяще холодном полу), поднялся. Постоял с сутуленной, согбенной спиной. Уходя из подземелья, не оглянулся... Было ясно, что снова придёт сюда ближе к полуночи.
   Коннор поднялся по лестнице и с минуту следил, как маленький друид неохотно начинает кружение на месте, вызывая колдовской ветер. Выждав, когда маленький вихрь вместе с его повелителем пропадёт из поля зрения, мальчишка-некромант побежал к Тёплой Норе. Предполагая, что Ивар осторожно зайдёт в дом, чтобы лечь и подождать, когда станут все, Коннор сразу определился, как ему действовать с самого начала.
   Добежав до дома, в кухонных окнах которого уже горел свет пары канделябров, а в основном все окна темнели, Коннор сел в кресло в гостиной. Снова мысленно пробежался по придуманному плану. Недочётов не нашёл. И начал обдумывать уже не действия, а того, как добиться, чтобы Селена разрешила ему самостоятельное расследование. Он мог сбежать и сам действовать, как надобно, но они любил маму Селену, так что обидеть её недоговорённостью не хотелось. Джарри - помнил он - сейчас работает на ремонте зимних сараев для коз и индюшек, и времени на расследование у него нет. Значит - либо он, Коннор, один, либо с братством. Если ребята согласятся помочь. Действовать впятером, отдельно от взрослых, привычно, если вспомнить, что Селена спокойно относилась к их поездкам в район Агаты, где надо было присматривать за её квартирой.
   За час до побудки он ослабил браслеты на запястье. Теперь братья, если хотели, могли достучаться до него. И только ослабил, как Мирт первым прорвался к нему с негодующим воплем: "Ты где?!" И такая обида звучала в голосе мальчишки-эльфа, что Коннор невольно улыбнулся.
   "Я в гостиной".
   "Что ты там делаешь?!"
   "Сижу!"
   "Нет, вы слышали, что он говорит?! Сидит он там, в гостиной!"
   Через минуту братство сидело рядом с ним, пододвинув кресла поближе.
   Ещё через минуту напряжённо прислушивавшийся Коннор услышал шаги по лестнице. Внешне спокойный, Ивар заглянул в гостиную для ребят постарше и молча ушёл в детский уголок. Колин прошептал:
   - Может, своим разговором поговорим?
   - Не хочу, - насупившись, ответил ему Мика. - Я в мыслях всегда что-нибудь ляпаю, потому что говорю сразу. Лучше поболтаем вслух - я хоть свои слова обдумать успею. Боишься, что Ивар услышит?
   - Ивару с-сейчас-с некогда будет нас-с с-слуш-шать, - заметил Хельми. - Когда прох-ходили мимо комнаты Ригана, я с-слыш-шал Берилла.
   А там, где Берилл, и двойняшки-оборотни!.. Коннор усмехнулся, расслышав, как вся команда из Ригановой комнаты скатывается с лестницы, счастливая: в доме темно, встали рано, а значит... Значит - впереди множество интересных дел, которые бы неплохо успеть сделать именно сегодня, а то ведь завтра не успеют! Завтра будут новые!
   Приложив палец к губам, он заставил братьев помолчать, а потом кивнул.
   - Вилл и Тармо предлагают сбегать со скейтами к пейнтбольному полю. Сейчас здесь появится Берилл.
   И точно. Мальчишка-вампир осторожно подошёл к братству и негромко спросил:
   - Селена будет ругаться, если мы побежим на поле - со скейтами? Там круговые дорожки - вы сами знаете, какие удобные!
   - К завтраку не опоздаете? - строго спросил Мирт.
   - Что ты! - возмутился Берилл и засиял: - Можно, да?!
   - Ирма с вами? - спросил Колин.
   - Конечно! И Риган тоже!
   - Тогда бегите, только тихо, - разрешил Коннор с трудом удерживаясь от смеха: озабоченный Берилл, вежливо спрашивающий разрешения, - это тебе не Ирма, которая просто заявляет, что малолетние бандиты уже уходит! И они в самом деле уходят, уверенные, что никакого разрешения спрашивать не надо.
   Через пять минут банда Ирмы, увеличившаяся на Ригана и Ивара, улепетнула на тихую, по-утреннему ещё тёмную осеннюю улицу. Ивар уходил последним. И оглянулся. Сидевший так, чтобы видеть именно входную дверь в гостиную, Коннор приветливо помахал ему рукой. Маленький друид резко отвернулся и вышел. Ну и ладно. Главное, что Ивар выспался. А то переживай ещё и из-за этого с ним.
   - Мог бы и кивнуть! - возмутился Мика. - Хоть слово сказать!
   - Не мог, - спокойно сказал Коннор. - Зато теперь можно поговорить без оглядки на лишние уши.
   - Ты что-то узнал? - насторожился Хельми. - Где ты был всю ночь?
   - В могиле. В склепе - точней. С самого начала посмотрел, что там делает Ивар.
   - Он там снова был? - ахнул Мирт. - И что там было?
   Коннор уставился в пол. Он знал, что ребята будут рядом, но в этом деле он как-то... смущался, что ли, этой их готовности помочь ему. Может, из-за того что теперь они будут знать о нём больше, чем ранее...
   Иногда надо бросать дела на самотёк. Не ответить на их вопросы, он не мог. И рассказал подробно, что видел в эту ночь и что, наверное, повторится в следующую. И про свои мысли. И о примерном предположении, в какую ловушку попался Ивар, доверившись тёмным друидам. И даже о своём плане...
   Слушали внимательно. Помолчали, размышляя. Коннор снова опустил глаза: ребята на нежданные каникулы себе много чего запланировали и сами. Он уже предупредил их, что это дело его личное, что на их помощь не рассчитывает, но... Думая о том, как начнёт собственное расследование, ощущал странную пустоту...
   - Селене скажешь? - спросил наконец Колин.
   - Скажу. Она не должна тревожиться, что Ивар здесь может натворить...
   Мика сжал губы, кажется раздумывая над его словами, а потом уверенно заявил, как об уже решённом деле:
   - Если Селена будет знать, остальным надо будет сказать, что мы едем в город из-за квартиры Агаты.
   - Мы были там, - заметил Мирт. - На прошлой неделе.
   - Ну и что? - удивился мальчишка-вампир. - А сейчас у нас свободное время - и мы можем позволить себе сколько угодно туда ездить, чтобы потом... - Он оборвал монолог, сообразив, что запутался, а потом важно добавил: - У нас свободное время! А потому захотелось - съездили. Вот!
   - Маш-шина Джарри на с-сегодня с-свободна, - вспомнил Хельми. - Разреш-шение на неё у нас-с у вс-сех пятерых ес-сть.
   - Ещё у нас есть адрес твоего дома, - задумчиво сказал Колин. - Коннор, а адрес приюта, где жил Ивар, ты взял у Джарри?
   - Взял. - Коннор вздохнул. - Я думаю, надо предупредить Селену, а потом сразу поехать, не дожидаясь завтрака. Возьмём с собой паёк и поедем. Как вам такое?
   - Почему сразу? - спросил Мика. И пояснил: - Я не возражаю, просто понять хочу.
   - Мой бывший дом находится ближе к Старому Городу, что значит - придётся долго ехать. А если мы хотим успеть ещё и на место бывшего приюта...
   - Привет, мальчики, - сказала Селена и присела в громадное кресло, которое занимал Мика. Тот хихикнул и обнял её за плечо. - Какой я сон сегодня видела!
   - Какой?! - жадно спросил Мика, отпустив её плечо и заглядывая в лицо.
   - Боюсь, продолжение прошлого, - вздохнула хозяйка Тёплой Норы. - Помните, я видела, как будто я-Ивар встала со ступенек лестницы, на которой сидела? В сегодняшнем сне я побежала к воротам - без сумки. Она осталась на крыльце. До ворот не добежала - испугалась чего-то, попятилась. А потом... - Она покачала головой, удивляясь сну: - Потом меня схватил кто-то большой и сильный и потащил назад. Я запомнила только, что рукава у него как будто полувоенного покроя. Ну, как те комплекты - помните? Несколько лет назад Джарри нашёл. Мы с девочками ещё перешивали их для наших.
   - Помним, - нетерпеливо ответил Мика. - И что потом?
   - Мне сейчас кажется, что это был сотрудник того приюта. Наверное, он вышел из дома и увидел, что на них идут магические машины. И бросился к Ивару, который шёл к воротам, потому что не понимал, что за грохот стоит вокруг. Спросить бы Ивара, что это за человек. Как вы думаете - ответит?
   Мальчишки молчали, пожимая плечами. Даже Коннор не знал, как ответить на такой вопрос. С другой стороны... Мальчишка-некромант решил для себя так: "Сегодня поедем в два места. Сначала в дом, где я жил. Потом - на место того приюта. Если ничего и не сумеем узнать, хоть знать будем, что всё плохо. Но ведь день до обеда из-за поездок в эти два места будет истрачен. А там, глядишь, я сумею разговорить Ивара насчёт этого мужчины, который хотел его спасти. Ему, наверное, самому будет любопытно, что Селена видит его сны. Если это сны". И, спохватившись, спросил:
   - Мама Селена, а больше ничего не видела? Во сне?
   - Нет. Последнее - он тащит меня к лестнице. И всё.
   Коннор взглянул на Колина. Мальчишка-оборотень вскочил с места и осмотрел детский уголок, потом пробежал по лестнице на второй этаж и вернулся.
   - Спят пока.
   - Что за секретность? - улыбнулась Селена.
   Улыбка пропала, едва Коннор сказал первые слова о том, где он был ночью. Но мальчишка-некромант не сомневался, что она разрешит братству сделать то, что ребята надумали. Она не просто мама Селена - она старшая сестра братства.
   Велев посидеть немного в гостиной, она ушла и вернулась с Джарри. Тот спросил только одно, пристально вглядываясь в лица мальчишек:
   - Моя помощь точно не нужна?
   - Справимся, - ответил Коннор.
   Через пятнадцать минут они оделись для плохой погоды: Веткин пообещал снег с дождём и мокреть. Селена и Кам закончили готовить для них вещмешки с продуктами на дорожный перекус. Когда мальчишки запихали мешки в машину, Коннор попросил её:
   - Мама Селена пусть Ивара покормят получше! И мяса ему побольше!
   Она сначала удивилась, а потом, видимо вспомнив его рассказ, кивнула.
   - Будет сделано! Тем более - они сейчас уехали на пейнтбольное поле. Набегаются, накатаются - никто не удивится, что ему мяса побольше досталось. Ребята помнят, что он старше - и должен расти. Могу специально подойти к нему и строго сказать, что он слишком мал для своего возраста, а потому пусть ест всё, что ему положат, - улыбнулась Селена.
   - Ты лучшая, - серьёзно сказал Мирт.
   Она проводила их до Пригородной изгороди и помахала вслед рукой.
   Уже подъезжая к речке, Коннор замедлил скорость машины, а потом и вовсе остановил. Оглянулся. Банда малолетних скейтистов подъехала к изгороди, влилась на территорию деревни и окружила Селену, которая только-только отошла от калитки.
   - Сумеет она наврать Ивару? - волновался Мика.
   - А чего там врать? - возражал Мирт. - Она же им скажет, что мы в пригород, - вот и всё. И врать не надо. Зачем - её спрашивать будут, но она притворится строгой - вот и отвечать не надо!
   - Он с-считывать не умеет, - внезапно сказал Хельми.
   - Откуда ты знаешь? - удивился Колин.
   - Вокруг него такой кокон силы, что он не даёт ему возможность увидеть других, - объяснил Коннор, и они поехали дальше.
  
   Глава пятнадцатая
  
   Иногда Селена размышляла о странных взаимодействиях в мире Города Утренней Зари. В частности, о своей кровно-магической связи с мальчишками братства. Например, укусил её Мика. Столько кровищи выпил, прежде чем залечил лицо от кровоточащих порезов!.. Берилл тоже не отказался от помощи, будучи раненным игольчатой банкой. Проблема заключалась в следующем: если законы крови таковы, почему она среди ребят братства очень сильно чувствует именно Коннора? Однажды она поделилась своим недоумением с Джарри, так семейный даже удивился: "Ты сильный маг. А Коннор - твой сын, тем более записанный старшим. Как же именно его тебе не чувствовать особо?"
   Она от неожиданности даже хмыкнула. Вот как! Она тут мучительно размышляет о странных, не поддающихся её уму-разуму тайнах, а для семейного все эти тайны - на уровне: "Элементарно, Ватсон!" Сообразив, что его семейная недоверчиво приняла его объяснения, Джарри попробовал высказаться более пространно: "Ты уже усвоила, что слово в магии имеет большое значение. У тебя есть документ, подписанный самим Вальгардом, и в нём сказано, что Коннор - твой старший сын. В магическом пространстве эта запись расценивается почти как заклинание. Ребята из братства - твои братья по крови. Но Коннор этой записью приближён к тебе гораздо сильней".
   А теперь она "видит" то ли сны, то ли воспоминания его двоюродного брата. Э... Своего племянника. Или...
   ... Когда столовая наполнилась, последним вошёл Ивар. Селена стояла у двери, осматривая столы, все ли в помещении. Стол братства не пустовал. Минну наконец уговорили оставить младшеньких на попечение Вильмы, а её саму пригласили за временно освободившийся стол. Сели с ней Ринд, Сильвестр с сёстрами и Герд. Так решила Селена. Она предполагала, что у Минны и Вик накопились вопросы, а за столом, в дружеском окружении, спрашивать легче. Правда, на лице Вик легко можно было прочитать некоторое разочарование, а сама девочка-оборотень на каждый шорох вскидывала глаза на входную дверь в столовую. Наверное, всё-таки ждала припозднившегося Колина, хоть её и предупредили, что он уехал.
   - Коннор уехал надолго? - безразлично спросил Ивар, остановившись в дверях, возле Селены.
   - Нет, ненадолго. Думаю, появится к обеду.
   - Зачем он уехал?
   Селена взглянула на серовато-бледное лицо маленького друида, мысленно ужаснулась его худобе, причины которой теперь знала. И ответила спокойно, стараясь не выдать своих чувств:
   - На поиски себя.
   В негромко говорливой столовой, где объединялись в компании по столам, Ивар равнодушно отвернулся и пошёл к столу с подросшими ясельниками, как... как маленький монашек. Селена озадаченно посмотрела ему вслед. Ну да. Так и есть. Несмотря на то что одеяние на мальчике-некромаге оставалось здешнее, светлых расцветок, полное впечатление, что он снова натянул на себя чёрную хламиду некромагического храма. Он даже шёл, по-стариковски ссутулившись и чуть не шаркая ногами... Почему он не ответил на её объяснение, где сейчас Коннор? Не понял её ответа? Или ему всё равно?.. Но ведь он должен заволноваться, услышав эти слова! А мальчик... никакой реакции!
   Попытавшись увидеть новость его глазами, Селена вспомнила, что ему пришлось испытывать две ночи подряд. И поняла. Это не равнодушие. Это усталость... Слегка испуганная, Селена взволнованно задумалась: а как же он жил в мёртвом лесу? Ведь тёмные друиды наверняка что-то делали, чтобы ученики не умирали раньше времени! Жуть... Камикадзе какие-то, а не ученики!
   Она сдержала обещание, данное Коннору: подошла к столу дежурных и напомнила, что малолетние бандиты Ирмы успели накататься на скейтах с самого ранья, а значит, добавка для них должна быть поплотней, помясистей, иначе не дотерпят до обеда, начнут бегать к Каму или Веткину. Правда, когда она села за свой стол, улыбаясь Стену, махавшему от стола Вильмы, Джарри тихо сказал:
   - Ивар не катался - Ирма сказала. Точней - он проехал до пейнтбольного поля, а потом назад, до Тёплой Норы. На поле сидел на скамейке. Сказал - настроения нет.
   - Из-за корней? - шёпотом предположила Селена и вздохнула: - Поэтому он вчера и от игры отказался.
   Когда дети, поев, начали покидать столовую, она подсела к мальчику-некромагу, который вяло доедал положенную ему дежурными добавку. Странно доедал. Именно что вяло, но не собираясь бросать недоеденным. Знал, что добавка необходима для корней, чтобы не сожрали его самого?.. Глянул исподлобья. И не на неё, а на её руки, которые она привычно положила на стол, слегка скрестив.
   - Мне нужно с тобой поговорить, Ивар. Чуть позже. Не откажешься от разговора? Он будет короткий, если что.
   - Не откажусь.
   - Я подожду, пока ты закончишь.
   - Нет, говори сейчас.
   - Кровь Коннора тебя помнит. Но его память закрыта.
   - И что из этого?
   - Нужна твоя помощь.
   - Я не могут ему помочь, - упрямо сказал мальчик-некромаг. - Если помогу, это всё равно будет... не то.
   - Ивар, ты не дослушал! Ты не будешь напрямую помогать Коннору! Ты поможешь мне, если ответишь на один вопрос.
   - На один? И какой же?
   - Ты сидел на лестнице, ждал, когда за тобой приедут родители Коннора. - Он побледнел ещё больше. - А за воротами приюта начиналась война. Ты сразу не понял, что случилось. Пошёл к воротам, но по дороге тебя перехватил служитель приюта. Кто он?
   Мальчик-некромаг положил ложку в тарелку и внимательно посмотрел на Селену.
   - Не лезьте в моё личное пространство, - процедил он сквозь зубы. - Мне и так...
   Селене захотелось шваркнуть по столу кулаком, чтобы подпрыгнула его опустевшая тарелка. Тем более, Ивар завозился, отодвигая табурет от стола и собираясь встать. Именно потому, что приходилось сдерживаться, Селена тоже сказала сквозь зубы:
   - Легко тебе говорить - не лезть. А если я ложусь спать, если хочу отдохнуть, а вместо этого сижу на лестничных ступенях, а рядом сумка с вещами? Если в моём личном сне не ты, а я бегу к воротам приюта, а меня кто-то хватает, чтобы унести от ворот?
   Он, уже вставший возле стола, взглянул на неё вынужденно высокомерно, а потом, впервые помявшись, спросил:
   - Из-за того что ты старшая сестра?
   - Да.
   - Это был оборотень из охранников. Он хотел занести меня в дом. А во дворе уже были "крабы". Они обстреливали приют. Уже начали взрывать его. Он отнёс меня в подвальный пристрой, велел ждать его. А сам не вернулся. - Он посмотрел в сторону двери и пожал плечами: - В тот год я постоянно кого-то ждал.
   "А никто не пришёл..." - мрачно закончила про себя Селена, глядя, как летяще, совсем не похоже на себя недавнего, он заспешил к двери, откуда ему активно махали руками Берилл, Ирма и двойняшки-оборотни. Вместе с Иваром компашка Ирмы исчезла, сбежав налево, в детский уголок. И новая мысль: "Заметил ли Ивар, что теперь ждут его самого? Несмотря на все обиды, которые он успел нанести Бериллу, Ирме?"
   Вышла из столовой и Селена. Проходя мимо детского уголка, посмотрела, правда ли, что компашка Ирмы засела в детском уголке. Точно. Сидят. И о чём-то втихаря, вполголоса договариваются. Вон Риган - слушал-слушал, да как засмеётся! Ирма обиделась, накинулась на мальчика-дракона с жаром, но шёпотом что-то объясняя. Ивар глаза опустил, а сам вот-вот тоже расхохочется... Кажется, внутри успокоились-таки чёрные корни... Только Селена сделала шаг к двери в тамбур, куда ушли в основном школьники, и снова замерла. К Ивару подошла Айна. Самая спокойная девочка Тёплой Норы улыбнулась Ирме, а потом волчишка принялась в чём-то убеждать Ивара, который отрицательно качал головой, а Айна кивала на слова Ирмы. Наконец Айна улыбнулась.
   - Коннор узнал моё имя во сне, - звонко сказала она. - Я маленькая была - не помнила. А он узнал.
   - И было это, когда вторая война началась, - будто мимоходом сказал Вилл.
   - Вторая была? - поразился мальчик-некромаг.
   Селена сдвинула брови: он в это время уже был в мёртвом лесу?
   - Ага!.. Страшно было, - подхватил Тармо. - Нас тогда в семью отдали, к деду, а мы решили сбежать. С Бериллом. Ему Мика объяснил, как из города в пригород уйти. Мы бежали, бежали, а за нами старший брат Берилла поехал! И все чуть не умерли! А Селена не знала. Она боялась, что машины в деревню ворвутся.
   - А Коннор стукнул моего брата! - сияя, добавил Берилл. - Сильно!
   Кажется, впервые Ивар растерялся. Тут уж и Селена затряслась от смеха, с трудом давя его. А правда, как это объяснение выглядело со стороны? Ну очень непонятно: Берилл светился от радости, потому что Коннор ударил Александрита?! Ирма, всё-таки сообразив, что вышло странно, взахлёб начала объяснять:
   - Александрит не знал, что началась вторая война. Он всё спрашивал и спрашивал, что случилось, а Коннор видел, что демоны вот-вот появятся, а ещё новые машины с двух сторон уже деревню обходили, времени нет на объяснения. Ну и стукнул Александрита! А потом сунул его в машину - и помчались! Еле успели доехать - мне потом Колин рассказывал! Ух! Ещё немного - и...
   Волчишка вдруг остановилась и порывисто обняла Берилла и Тармо, которые сидели поближе. Отпустила обоих, ничуть не смущённых, потому что тоже включились в воспоминания. И продолжила рассказывать уже про начало второй волны, о которой, как выяснили, не знал Ивар: как сидели на пикнике, как Коннор встал первым и стал всматриваться вдаль, как с пригорка начали спускаться магические машины и как Коннор одну убил, но сил слишком много потерял и чуть сам не погиб, а надо было ещё бежать на другой конец деревни - выручать Берилла с двойняшками...
   Селена осторожно, чтобы не помешать, дошла до входной двери.
   Наитие привело её в гостевой кабинет. Или... Джарри, сидевший здесь и сообразивший, что её присутствие необходимо, "подсказал", что сюда надо бы заглянуть?.. Протиснувшись между детьми, обувавшимися в тамбуре, она вошла в кабинет и хмыкнула про себя: "Вас-то мне и надо!" Кроме Джарри, в кабинете сидели Колр и Трисмегист. Поэтому она сразу, едва поздоровавшись, сказала:
   - Говорила с Иваром. Он сказал, что в день войны один из охранников приюта спрятал его в подвальном пристрое. Жив ли этот охранник, он не знает. Но помнит, что охранник был оборотнем. Ивар ничего не сказал о сумке. И я во сне не видела ничего, что с нею. Если этот охранник жив, то, может и сумка...
   Она замолчала, не зная, как объяснить, что она хочет от мужчин, но с надеждой глядя на всех, что поймут и так.
   - Приют взорван, - заметил Трисмегист. - Если даже сумка с его вещами оставалась на крыльце, она может быть погребена под руинами здания. - И как бы между прочим добавил: - Я не вижу Коннора с братьями.
   - Они уехали в город, - вздохнула Селена. - Искать тех, кто поможет восстановить память. Начнут с квартиры родителей.
   - Тогда я снова наведаюсь в городские Архивы, - встал Джарри. - Ребят сегодня в школу не везём. Время есть. А память Коннору вернуть необходимо.
   - Я с-с вами, Джарри, - мягко подошёл к нему Колр. - Тренировки на поле будут пос-сле обеда. Много времени поездка в город и обратно не займёт.
   Джарри внезапно нахмурился, уставившись в пространство перед собой, словно его осенила какая-то идея, но вот как её реализовать... Не совсем уверенно он сказал:
   - Если он охранник из приюта... Этот район пригорода, конечно, подальше от нас, но... Что, если к делу привлечь Чистильщиков? В Архивах мы узнаем только данные на охранников-оборотней. Но, возможно, не узнаем, жив ли этот охранник. Там, в Архивах, до сих пор неразбериха, не о всех ещё знают, жив ли, погиб ли... А Чистильщики действовали в пригороде с самого начала...
   - Рамон всегда помогал нам, - решительно сказала Селена. - Думаю, не откажется помочь и сейчас. Просто прежде чем ехать в Архив, загляните к нему. А он может поговорить с теми Чистильщиками, которые жили в том районе.
   - Всё это слишком зыбко, - пробормотал Трисмегист.
   - А когда у нас была конкретика? - усмехнулась хозяйка Тёплой Норы. - Вспомните, уважаемый Трисмегист, как вы вслепую подбирались к истине с Мёртвым лесом. Сейчас у нас снова чрезвычайная ситуация. Хуже того... Теперь мы знаем, что происходит с Иваром.
   И коротко рассказала о ночных наблюдениях Коннора.
   Едва рассказ затих, Джарри переглянулся с Колром, и мужчины быстро вышли.
   А Селена села ближе к старому эльфу-бродяге. Вгляделась в спокойное, слегка длинноватое и худощавое лицо, с всегда до неожиданности ярко-синими глазами. На него маленькая, но такая горячая надежда.
   - Поиски могут затянуться. Отсюда... у меня вопрос именно к вам: Перт сумел погрузить Ивара в осознанный сон. Можно ли погрузить в сон только чёрные корни? Временно хотя бы? Есть такая возможность?
   - Не знаю, - бесстрастно сказал Трисмегист. И замолк, отведя взгляд.
   Но Селена уже знала, что можно ожидать от такого ответа и такого взгляда. И оказалась права, когда старый эльф снова взглянул на неё.
   - Я предполагал, что имя Ивара в устах Коннора может быть печатью для какого-то ритуала тёмных друидов. Проблема в том, что об этих ритуалах мы знаем мало. А если они и описаны, то лишь чисто внешне. Что скрывается за необычными действиями - неизвестно. А уж про заклинания, произносимые в это время, и говорить не приходится. Есть маленький шанс - посмотреть, нет ли подобных ритуалов у обычных друидов. Если отвечать сейчас неподготовленно, то могу сказать одно: отдельно корни усыпить нельзя. Они растут в нём, а значит - они часть его самого. Симбионты. Поэтому либо мы усыпляем Ивара. Либо не трогаем его совсем.
   Цепляясь за воспоминания, Селена глубоко вздохнула:
   - Вы с Коннором сумели утихомирить злобного демона внутри Вереска. Почему же это сейчас невозможно?
   - Вселение злобного духа - это не паразитическое взаимодействие Ивара и корней. Злой дух не высасывал соки из мальчика-эльфа. Он был отдельной единицей его собственного духа. Поэтому было легко его нейтрализовать.
   - Но вы посмотрите в своих книгах друидские ритуалы? - настойчиво нажимала Селена. - Попробуете найти для мальчика хоть что-то, что облегчит его положение? Ведь вы сами говорили, что Ивар вам интересен как ученик!
   Трисмегист улыбнулся. В его улыбке не было жалости, и Селена выдохнула: он понял, что она давит с этим напоминанием! Но не собирается отмежеваться от проблемы!
   - Схожу-ка я в пригородную школу, - сказал он поднимаясь. - Захвачу с собой мага Ривера. Мы неплохо поработали в прошлый раз над делом с мёртвым лесом.
   - А зачем в пригородную школу? - удивилась хозяйка Тёплой Норы.
   - Нужна ещё одна голова, - усмехнулся старый эльф. - И это мой старый друг - Понцерус, который тоже заинтересован в уникальных учениках.
   - Спасибо, - прошептала вслед ему Селена, когда он закрывал дверь кабинета.
   Она сидела, тупо глядя в окно, на двор Тёплой Норы, потом очнулась: самое активное время в доме и на дворе! Пора окунуться в общение в детьми и занять их. Пусть рядом старшие девочки и ребята, но ведь и они на что-то рассчитывали в эти три дня!..
  
   ... Коннор, стоя во дворе своего бывшего дома, поднял голову к последнему этажу и неожиданно рассмеялся.
   - Ты что? - мирно спросил Колин. - Что тебя рассмешило?
   - Я вырос, - всё ещё посмеиваясь, ответил мальчишка-некромант. - И хочу, чтобы меня кто-то узнал. Как глупо...
   - Глупо! - энергично подтвердил Мика. - Зато я придумал штуку, которая никому из вас глупой не должна показаться!
   - И всё-таки ты в ней сомневаешься, - поддел Мирт.
   - Почему? - изумился мальчишка-вампир, а потом пожал плечами. - Как ты узнал?
   - Был бы ты уверен - ни за что не сказал бы о глупости своей идеи. А тут как будто подстраховался заранее. Только ты забыл, что мы тебя знаем. Говори, в чём идея.
   - Надо дойти до двери твоей бывшей квартиры, - хищно сказал Мика. - И отодрать от стены кусок штукатурки.
   - Что-о?! - поразился Хельми.
   - Ну, идеально было бы отодрать часть стены изнутри квартиры. Но ведь нас не пустят туда - это раз. А потом приедут с жалобой к Селене - это два. Так что лучше всего отбить кусочек стены в коридоре. Даже если там делали ремонт, стену же не рушили, а значит, это стена должна тебя помнить.
   - Думаешь, этого хватит? - с сомнением спросил Коннор, продолжая смеяться при одной мысленной картинке, как Мика лупит молотком по стене.
   - Я не так хорошо разбираюсь в магии, как вы! - заявил Мика. - Но мне кажется, отовсюду надо взять всё, что имеет отношение к тебе! Пусть по мелочи. Но ведь мелочь-то постепенно будет набираться - вот тебе и магический фон, который позволит тебе вспомнить твоё прошлое. Решайся. Нам ещё по адресу Иварова приюта ехать, а времени - совсем кусик остался. И завтрак слопали, а я от волнения ужасно есть хочу. Как вспомню про то, что сегодня на обед...
   - Всё, всё, всё! - поспешно сказал Мирт. - Можешь не напоминать. Мы уже поняли, что ты думаешь о том магазинчике, который здесь неподалёку. У меня деньги с собой есть, так что не беспокойся. Пирожки тебе купим!
   Братство стояло на асфальте напротив подъездной двери. Утро. Никто за полчаса, пока стояли, из подъезда не вышел. А подъезд закрыт.
   - Да, к подъездным стенам тоже не прорвёшься, - заключил Мирт. - Что делаем?
   Мика снова с тем же хищным выражением лица глянул на стену возле подъездной двери. Хмыкнул свысока.
   - Молотка у меня нет. Зато есть отвёртка. Может, поковыряться и в пакетик отсыпать часть стены. Ты же наверняка в детстве бегал по этому двору?
   От Микиного вандализма несчастный дом спасло лишь появление из подъезда высокой темноволосой девушки, лет семнадцати или восемнадцати. Одетая в брючный костюмчик, она деловым шагом прошла было мимо замолчавших ребят. Мика бросился к входной двери в подъезд, но та успела захлопнуться...
   - Коннор?
   Братья обернулись на неуверенный вопрос девушки, вставшей на месте, с недоумением вглядываясь в мальчишку-некроманта.
   - Ты меня знаешь? - медленно спросил Коннор, подходя к ней и во все глаза всматриваясь в симпатичное лицо. И постепенно приходя в раздражение: абсолютно незнакома! Зато... Зато назвала его по имени!
   Через минуту они все вместе уселись на дворовой скамье при подъезде, и мальчишки объяснили Лиане ситуацию с памятью мальчишки-некроманта. А когда девушка вникла, она призадумалась.
   - В доме напротив жила одна старушка, слабый маг. Я не знаю, жива ли она сейчас. Она известна тем, что делала дешёвые артефакты-обереги. Когда семья вампиров выбрасывала вещи из твоей квартиры, эта старушка собрала несколько предметов из мусорных контейнеров. Может, они вам нужны? Если, конечно, она их уже не очистила и не продала в качестве оберегов.
   Братья переглянулись. Неизвестно, где именно живёт старушка. Неизвестно, живёт ли ещё. И с предметами неизвестность. Но ведь... Но ведь допустимо, что нужные вещи близко - руку протяни! И тут девушка виновато сказала:
   - Коннор, мне очень жаль, что у тебя с памятью так получилось. Извини, но мне надо бежать на работу. Я не сумею пойти с вами и показать, где она живёт. Единственно - она в этом доме, как я и говорила, - напротив нашего. Желаю удачи, Коннор!
   Она торопливо побежала к дороге, и ребята встали, молча глядя ей вслед. Наконец, Мика задумчиво сказал:
   - Интересно, а человек может быть артефактом, возвращающим память?
   - Это с-слиш-шком даже для нас-с... - проворчал Хельми.
   Что значит "слишком" - переспрашивать не стали, памятуя о своих странных идеях, которые раньше срабатывали. Мика посмотрел на солнце и спросил:
   - Как будем искать?
   - Она делает дешёвые обереги, - напомнил Колин. - Пойдём к тому дому и спросим женщину-мага с такими артефактами. Лишь бы застать соседей на улице.
   Им повезло: молодая женщина-вампир, явно из нужного дома, сидела на детской площадке и следила за детьми - мальчиком и девочкой лет пяти. При виде Хельми женщина пришла в восторг, так что вести деликатные переговоры пришлось юному дракону. Женщина-вампир немедленно сообразила, о ком речь, и предложила даже провести ребят к той старушке, мотивировав тем, что та откажется даже дверь открыть столь блестящей компании незнакомцев. Пока поднимались на последний этаж, Мика вполголоса ругался на недогадливость:
   - И чё все вместе пошли? Нам надо было остаться внизу, а Хельми бы дошёл сам.
   - А мы все заходить и не будем, - сказал Мирт. - Постоим на лестничной площадке, пока Хельми и Коннор разговаривают со старушкой.
   Женщина-вампир сама позвонила в дверь старой артефакторши, а потом через дверь объяснила ситуацию с вещами, которые нежданные-негаданные гости были готовы купить. Старушка не хотела открывать, пока не узнала, что среди гостей имеется дракон. Вот тут она не сдержала любопытства и немедленно открыла дверь. Подозрительно поглядывая на ребят, которые собирались ждать на площадке братьев, артефакторша пропустила в квартирку Хельми и Коннора. Женщина-вампир убежала, боясь надолго оставить своих детей без присмотра.
   В квартире старой артефакторши что Хельми, что Коннор пооткрывали рты. Однокомнатная, она здорово напомнила им сарай Мики, заваленный таким хламом, что...
   - И как я тут найду нужные вам предметы? - скрипучим голосом язвительно спросила артефакторша, тем не менее с гордостью глядя на горы вещей.
   Коннор открыл было рот, но Хельми дотронулся до его руки: "Молчи, я сам".
   - Можно, я попробую найти нужное? - вежливо спросил юный дракон.
   Старушка откровенно засияла, глядя на Хельми, и тот, получив безмолвное разрешение, медленно обошёл все кучи в комнате, а потом вышел на балкон и вернулся не скоро, но с добычей.
   - С-сколько вы х-хотите за это? - меланхолично спросил юный дракон, показывая старой артефакторше поцарапанный игрушечный автомобиль и камень, грубо стёсанный с одной стороны, для того чтобы он мог держаться вертикально.
   Старушка озадаченно посмотрела на вещички.
   - Это моё? - удивился Коннор.
   - Я чувс-ствую небольш-шой магичес-ский фон, близкий тебе. Итак, что вы х-хотите за них-х?
   Но артефакторша так растерялась, что только разводила руками. Тогда Хельми снял со своего запястья один из браслетов и протянул его ей.
   - Оберег на оберег, - предложил он.
   - Драконий!.. - ахнула женщина и бережно приняла плату.
   Во дворе они помахали руками женщине-вампиру и поспешили к своей машине.
   - Хельми, ты уверен, что это... моё? - сев в машину, спросил Коннор.
   - Когда приедем домой, попробуй нас-строить эти вещи на более с-сильное излучение - и ты увидиш-шь, что твои линии и линии этих предметов идентичны.
   - Но как это сделал ты?
   - Я держал твой образ перед глазами, когда с-смотрел на вс-се эти кучи.
   - Что за кучи? - заинтересовался Мика.
   - Эта с-старая дама похожа на тебя, - насмешливо улыбнулся юный дракон. - Её квартира забита с-столькими предметами, что с-страш-шно, как она живёт с-среди них. Куда мы с-сейчас-с, Коннор?
   - Съездим на разведку в приют Ивара. Посмотрим, как он выглядит и стоит ли искать что-то ещё.
   - Хорошая идея. Едем! - велел Мика. - Потом как раз успеем к обеду.
   - Ты что? Пирожков уже не хочешь? - засмеялся Колин.
   - Какие городские пирожки сравнятся с выпечкой Веткина? - строго спросил Мика. - Никакие. Так что поехали давайте! Туда ещё сколько ехать - это раз. А два - это там плохая дорога. Это тебе не город. Пригород. Так что, Коннор, поторопись!
   - Сколько слов! - шутливо закатил глаза Мирт. - Мика, ты хоть заметил, что мы уже давно едем назад?
   ... В пригороде, в районе, который и в самом деле оказался близок к мёртвому лесу, сейчас видневшемуся далёким, серым от заморозков пятном, ехать пришлось и впрямь очень осторожно. Разбитая дорога, до сих пор не ремонтированная, не позволяла мчаться на полной скорости. Кое-где приходилось выходить из машины, потому как она не справлялась с завалами. А объезжать их обочиной отказывалась, пока загружена пассажирами по полной, хоть эти пассажиры и легки на вес.
   - А ведь нам потом назад ехать, - обиженно бормотал Мика.
   Потом повезло: небольшой участок оказался почти нетронутым, и они по ровной дороге проехали чуть не десять минут. Свернули чуть направо - и оказались на небольшой площади с разбитыми и обрушенными домами. Судя по искорёженным и заржавевшим оградам, торчавшим из обломков асфальта, они на месте.
   Коннор вышел из машины и отправился прямо к руинам. Покачал головой и, не оборачиваясь, сказал подошедшим братьям:
   - Здесь мы точно ничего не найдём.
   Бывший приют лежал в таких развалинах, что даже трудно вообразить, что когда-то здесь было здание. Площадка между бывшим забором и руинами, когда-то ровная, представляла собой жалкое зрелище. Впрочем, как и вся местность вокруг. Тихо, уныло. Ни одного более или менее жилого дома рядом...
   - Кто ты такие? - внезапно жёстко спросили за спинами.
   Коннор оглянулся. Братья тоже вроде как не спеша развернулись, но он знал, что они уже готовы к бою... Но боя не будет. Коннор слегка приподнял в усмешке уголок губ.
   Высокий широкоплечий оборотень в полувоенной форме внимательно и недовольно смотрел на ребят братства. Он стоял спокойно, но в руках держал явно тяжеленный длинный лом.
   - Ещё раз. Кто вы такие и что тут делаете?
   - А что? - начал обиженно Мика. - Нам даже посмотреть нельзя?
   - Коннор... - услышал мальчишка-некромант шёпот Мирта.
   - Я вижу, - тихо отозвался Коннор и шагнул к мужчине. - Я рад, оборотень, что ты выжил. Надеюсь, выжила и твоя группа?
   Мужчина-оборотень склонил голову, изучая стоявшего перед ним мальчишку-некроманта. И вдруг выпрямился.
   - Ты ведь тот... некромант... Ты... жив?! - Он скользнул взглядом по Хельми, слегка приподняв бровь в изумлении, затем по Колину, расширив глаза при виде окружающего мальчика-оборотня яркого магического пространства, потом недоверчиво уставился на Мирта. - И этот мальчик-эльф... тоже выжил?!
   Мирт неудержимо заулыбался.
   - Мы выжили все! - сказал он, тоже шагнув к оборотню. - А вы? Стали Чистильщиком? Тогда вы, наверное, знаете Рамона?
   - Вам-то откуда Рамон известен? - поразился мужчина-оборотень и кивнул: - Не хотите поговорить немного?
   - Хотим, - согласился Коннор. - Потому что нам надо кое-что узнать про этот приют. Мы будем благодарны вам за любую информацию о нём.
  
   Глава шестнадцатая
  
   Он оглянулся на руины приюта. Снова посмотрел на оборотня.
   - А что вы здесь делаете?
   - Был когда-то охранником. Теперь вот работаю, разбираю развалины. Потихоньку. А вы-то сюда как добрались? Да ещё по старой дороге, - покачал головой оборотень.
   Мальчишка-некромант заметил, что мужчина достаточно крепок. И улыбнулся, вспомнив, что видел его раньше лишь в темноте да при тусклом подвальном освещении. Как узнали-то друг друга столько лет спустя... По возрасту он, наверное, немного старше, чем Джарри. Ближе к сорока. Длинные русые волосы, неровно постриженные, светлеют из-за сильной проседи. Худощавое лицо стало ещё более худым. Надо же. Он был вожаком той группы, что взяла под своё крыло остатки человеческой группы, - помнится, там были только женщины. Был вожаком, а теперь разбирает строительные завалы... Ладно ещё - Чистильщик.
   - Так зачем вы здесь? Опять кого-то потеряли? - усмехнулся оборотень. - Что за информация вам нужна?
   Коннор хмыкнул: если они собираются и дальше беседовать, неплохо бы познакомиться. Он представился сам, представил других. Оборотень немного помешкал, но назвал себя. Малачи. Затем спокойно воткнул металлический лом в землю и с интересом взглянул на юных путешественников.
   - Так зачем вы здесь?
   - Мы... - У Коннора перехватило дыхание: неужели удача? Или... Радоваться рано? Он сглотнул, смягчая горло. - Мы ищем тоже охранника. Из этого приюта. Имени не знаем. Но в день, когда началась война, одного мальчика должны были забрать отсюда его родные. Они сначала не знали, что его родители погибли. А когда узнали, оформили документы на приёмного сына, но... Началась война. Мальчик пошёл к воротам, потому как что-то увидел или услышал, а охранник добежал до него, схватил в охапку и унёс в подвальное помещение.
   - А родные так и не приехали, - полувопросительно закончил оборотень.
   - Они поехали сюда в тот же день. Но на полпути их подбил "краб".
   - Мальчик тот, из приюта... жив?
   - Жив. Но у него проблема. Нужна его сумка с вещами, которые он приготовил, когда собирался уехать из приюта. Когда он пошёл к воротам, сумка оставалась на лестнице крыльца. Нам очень нужна эта сумка... - Договаривая, Коннор внезапно сообразил, что сумка есть! Его бросило в жар, но он постарался успокоиться.
   Оборотень задумчиво взглянул на Коннора, затем мельком на его братьев.
   - Где вы живёте? - неожиданно спросил он.
   - В деревне рядом с пригородом, - после небольшой паузы ответил Мирт, который только что подставил лицо осеннему солнцу, наслаждаясь слабым теплом.
   - Вы знаете Рамона, но знает ли он вас?
   Мике, кажется, надоело, что дело затягивается. Он шмыгнул носом и предложил:
   - Мы зря тратим время. Хотите поехать с нами? Сначала к Чистильщикам, потом - к нам? Пообедаем заодно. Есть хочется.
   - Куда это - к вам? - продолжал тянуть Малачи.
   - Наш дом называется Тёплая Нора, - объяснил Колин. - Я согласен с предложением Мики. Поедемте с нами. Вы увидите мальчика и согласитесь отдать нам его вещи. А потом мы отвезём вас сюда же.
   Коннора во время диалога что-то беспокоило в поведении оборотня. Какая-то его медлительность и абсолютное равнодушие, хотя были секунды, когда он чуть оживлялся. Но опять мгновенно сникал.
   - Поедем, - неожиданно согласился мужчина-оборотень. - Но сумку пока не отдам.
   - Почему? - удивился Колин.
   - Я хочу убедиться, что тот мальчик в самом деле жив. А ещё мне хочется увидеть тех взрослых, кому всё-таки подчиняется этот слегка подросший, но всё ещё заносчивый мальчишка-некромант (Коннор приглушил смешок). Эй, выводи машину сюда! Отсюда начинается дорога в обход, зато почти целая. По ней можно доехать быстрей, чем по короткой. Да-да, именно так...
   Машина с братством и единственным взрослым пассажиром объехала развалины приюта и вскоре и в самом деле помчалась вперёд на хорошей скорости. Убедившись, что Малачи не соврал насчёт обхода, Коннор, не оборачиваясь к нему, грузно будто осевшему рядом, спросил:
   - Если ты так беспокоишься, жив ли тот мальчик, почему ты не вернулся к нему в пристрой, где его тогда оставил?
   Оборотень, видимо, машинально поднял руку к голове.
   - Я его там оставил и побежал выводить детей из здания. Кого-то успели вывести - кого-то нет. Сначала хотели спрятать всех там же, в подвале, но... Здание было в три этажа. Директор послала меня и ещё одну охранницу (ты помнишь её - в подвале она была со мной) проверить, все ли дети покинули второй этаж. Пока бежали и выкликивали тех, кто тут остался, третий этаж рухнул. Я бежал впереди. Если б не напарница, так и остался бы в тех развалинах. Она меня вытащила. А про мальчишку-то я в суматохе никому не сказал, не до того было. Так меня оглушённым и повезли, пока на танки не наткнулись. Детей в город переправить успели, а вот охране места в машинах не нашлось: дети вповалку да друг у друга на головах стояли и сидели. Мы тогда и плюнули: пусть едут - мы в пригороде и сами выживем.
   Братья слушали внимательно. Про случай в группе Коннора, когда своевольные девочка-оборотень Далия с мальчиком Конном сбежали от Анитры и попали к оборотням, знали из снов Коннора. Так что Колин осторожно спросил:
   - А что с напарницей?
   - Этот, что ли, рассказал? - буркнул Малачи. Вздохнул: - На одичавших нарвалась. Этот ваш Коннор защиту от машин отличную сделал, а одичавших-то всё больше становилось. Она вышла порыскать за продуктами, а тут их целая свора навалилась...
   Последние слова он проговорил, будто засыпая. Коннор снова мельком просмотрел его. Мельком, потому что даже на этой сохранившейся дороге приходилось быть предельно внимательным и осторожным. Показалось, вокруг головы Малачи личное пространство не совсем здорового цвета. А сам оборотень и в самом деле закрыл глаза, словно заснул, убаюканный ровным движением машины.
   "Мирт, посмотри его голову, - попросил мальчишка-некромант. - Что с ним?"
   "Я смотрю на него, с тех пор как увидел, - отозвался Мирт. - Кажется, когда рухнул третий этаж приюта, ему и впрямь здорово попало по голове".
   "Могу пентаграммами стабилизировать его состояние, - предложил Хельми. - Доедем до Тёплой Норы, а там его проверит Бернар".
   "Нет, - покачал головой мальчишка-эльф. - Пока он не нуждается в этом. Травма, вероятно, переросла в опухоль и действует только на его речь и движения. Я такие вещи не понимаю, поэтому боюсь вмешательства. Мы же не знаем, как он среагирует после пентаграмм? Вот. А пока он работает физически тяжело, а значит - дееспособен. Насчёт Бернара - согласен".
   "Коннор! - вдруг завопил Мика. - О чём ты сейчас подумал?! Что сделал этот Малачи в прошлом?!"
   "Подслушиваешь? - усмехнулся мальчишка-некромант и объяснил всем сразу, чувствуя их недоумение после вопля Мики: - Перед уходом моей группы ближе к пригородному мосту там, в пригороде, я пришёл к Малачи предупредить, чтобы его группа не уходила из того подвала. Защиту я им сделал крепкую. На обратном пути я задумался. На меня напал одичавший. Когда я его убил, он навалился на меня, пришлось выкарабкиваться из-под него. Малачи снял его с меня. Я тогда спросил его, почему он не помог сразу. Он сказал, что был готов стрелять, но ему стало интересно, сумею ли я справиться один на один с одичавшим. Теперь я думаю, что травма его головы уже тогда проявила себя. Он не ждал, что я самостоятельно убью одичавшего. Он в самом деле не успевал... Вот эту мысль и услышал Мика..."
   "Большой был одичавший?" - вздохнул Колин.
   "С Малачи".
   "Это было в тот день, когда мы решили, что ты устал от нас и решил нас всех перестрелять", - безразлично сказал Мирт.
   "Всё ещё не можешь простить?"
   "Умом, как говорит Селена, я понимаю, что ты стрелял не в нас, но помню твои глаза... беспощадные..."
   "Прекратите оба, - велел Хельми. - Мирт, обрати внимание: едем по улице к дому Чистильщиков!"
   Тот буркнул что-то и уставился в окно. Коннор спокойно вёл машину вперёд. По книгам он уже знал, что первое впечатление остаётся навсегда. Поэтому не спорил с Миртом о том дне, когда пришлось отстреливать "крабов", в середину стаи которых нечаянно вошла его группа. Главное он тогда выполнил, и ребята остались живы.
   - Ох, что случилось? - вздрогнул оборотень, отталкиваясь от спинки сиденья и хлопая глазами то в боковое окно, то вперёд.
   - Доезжаем, - кивнул ему Коннор.
   - Значит, ты и правда знаешь Чистильщиков... А тот малец - он где?
   - У нас дома, Малачи.
   Коннор обнаружил, что с трудом говорит с этим Малачи. Если кратко - он не знал, как разговаривать с больным, который не ведёт себя, как больной. Скорей - ведёт себя несколько странно. А тут ещё оборотень вдруг заволновался, что Коннор не знает-таки, куда сворачивать, и начал чуть не кричать:
   - Вот здесь сворачивай! Здесь! Проедешь же мимо!
   Снявшие браслеты, ребята, по ощущениям, затаили дыхание: тоже побаиваются этого оборотня? Только Мирт, как ни странно, прошептал:
   "Коннор, спокойно... Хельми старается успокоить его..."
   "Ты же сказал - не хочешь, чтобы вмешивались!.."
   "Кто же знал, что с ним так трудно будет?"
   - Смотрите! - забывшись, закричал удивлённый Мика. - Там Колр!
   - Кто такой Колр? - насторожился Малачи.
   - Один из тех взрослых, кому я подчиняюсь, - насмешливо сказал мальчишка-некромант. - А рядом с ним ещё один взрослый - его зовут Джарри. Так он вообще мой отец. Сейчас я вас познакомлю.
   Когда машина остановилась, мальчишки вылетели из салона первыми. Малачи же замешкался. Но, когда увидел, что Коннор взялся за дверную ручку, поспешно спросил:
   - Этот, который Хельми, дракон-то... Он что - у тебя в друзьях?
   - В друзьях, - подтвердил мальчишка-некромант, уже обеспокоенно думая о том, как примет оборотень положение, что его сейчас будут знакомить со взрослым драконом.
   - А если дракон... - не совсем связно пробормотал Малачи, - то почему ж тот малец-оборотень рядом с ним?
   - Мы братья. По крови.
   Оборотень посидел ещё пару секунд, а потом вышел. Несколько удивлённый, Коннор заметил, что Малачи больше не сутулится, а старается стоять не просто ровно, но даже с достоинством. Из-за слов о кровном братстве? Что оборотень Колин - брат юного дракона?.. Захлопнув дверь, Коннор подошёл к оборотню. Сейчас для Малачи именно он, мальчишка-некромант, ведущий по ситуации, так что... Коннор усмехнулся: "Я ответственный за него".
   "Почему не мы все? - полюбопытствовал Хельми, обернувшись к нему. - Ты же объяснил ему про братство!"
   "Сам не совсем понял. Но остался-то он в машине со мной".
   "Он видит в тебе вожака", - просто объяснил Колин.
   - Идём, - сказал оборотню Коннор и кивнул на небольшую группку взрослых мужчин, стоящих неподалёку от дверей в штаб Чистильщиков.
   Стараясь держаться близко к нему, Малачи зашагал следом.
   - Коннор, добрый день! - приветствовал его Рамон. - Что случилось? Зачем ты привёз Малачи сюда?
   - Я его забираю в Тёплую Нору! - заявил мальчишка-некромант. - Он там нужен нам по важному делу. Потом - верну.
   - Это хорошо, если вернёшь, - с шутливой покладистостью согласился Рамон.
   - Ты знаешь его... - услышал шёпот изумлённого Малачи.
   - А ты всё ещё сомневаешься в моих словах? - вполголоса сказал Коннор, а затем уже громче сказал: - Джарри, Колр (Малачи оцепенел, узнав дракона в обернувшемся к нему мужчине), знакомьтесь - это Малачи, который однажды, во время войны, спас жизни наших Конна и Далии. А ещё он - бывший охранник приюта, где жил наш новичок.
   Джарри пожал оборотню руку.
   - Рад встретиться со столь мужественным оборотнем, - улыбнулся он.
   Чёрный дракон, как и ожидал от него Коннор, сам благожелательно перехватил ладонь оробелого оборотня, а пожав, заметил:
   - Пора ех-хать в Тёплую Нору. Не х-хотелось бы с-сворачивать время для наш-ших тренировок.
   - Я с тобой... - в панике прошептал Малачи, склонившись к Коннору.
   - Со мной, - подтвердил мальчишка-некромант, который, вообще-то, в том нисколько не сомневался, внезапно и сам прочувствовав важность своих недавних слов об ответственности за взрослого оборотня, когда-то растерявшегося в этой мирной, новой для себя жизни, а теперь ещё и из-за нового окружения.
   В дороге из пригорода к деревне Коннор вспомнил кое-что другое важное.
   "Ребята... Мы забыли вот о чём. Ивар не просматривается из-за своих друидских заморочек. И мы не знаем, как он относится к Малачи".
   "Не совсем понял тебя", - признался Мирт.
   "Вот именно! - включился Мика. - Давай объясняй! Зачем надо знать, как Ивар относится к нему? Ведь главное, чтобы Малачи увидел Ивара и отдал ему его сумку!"
   "О сумке - при Иваре молчок всем! - чуть не рявкнул Коннор, а потом, расслышав потрясённую тишину, извинился: - Простите. Сам только что додумался. Аж испугался. Ивар не должен знать о сумке. Объяснять? Или сами поняли?"
   "Поняли, - спокойно откликнулся Колин. - Он может спрятать эту сумку - и мы так и не узнаем, есть ли в ней какие-то предметы, связанные с тобой. А вот насчёт отношения Ивара к Малачи я тоже не понял".
   "Как я понял, он ненавидел моих родителей и меня, что мы вовремя не приехали за ним тогда в приют. Как вы думаете, что он думает о Малачи, который не пришёл к нему в подвал, как обещал?"
   "Понял, - встрял Хельми. - Во время встречи следим, чтобы Ивар не убил его своими чёрными корнями!"
   Мальчишки снова замолкли, ошеломлённые.
   Машина мягко съехала с шоссе на накатанную дорогу к речке. Оборотень, всю дорогу сидевший, сжавшись, - сам того не замечая, начал с любопытством следить за приближением к деревне.
   - После всех каменных развалин... - начал он, мечтательно улыбаясь, и покачал головой. - Такие просторы...
   "Хельми, ты продолжаешь держать ладонь, успокаивая его?" - догадался Коннор.
   "Продолжаю".
   Перед воротами в изгороди выскочили Мика с Колином, чтобы открыть их.
   Малачи надели на запястье пару впускающих браслетов, объяснив, зачем это нужно, и машина спокойно въехала на территорию деревни.
   - На обед опоздали, - недовольно констатировал Мика, пока взрослый оборотень выходил из машины.
   - Ага, - скептически сказал Колин, - а то на кухне пусто и голодно - и для нас ничего не оставили. О, Селена! Селена, позволь представить тебе Малачи. Это бывший охранник детского приюта.
   Селена, вышедшая из дома, ожидая их (серебряные драконы изгороди предупредили о чужаке), приветливо улыбнулась несмелому взгляду взрослого оборотня.
   - Здравствуйте, Малачи! Наверное, с дороги хотелось бы поесть, да? Мальчики, покажите гостю, где помыть руки, и ведите его в столовую. Я сейчас подойду.
   - Ивар где? - вполголоса спросил Коннор.
   - В детском уголке, - не глядя, откликнулась Селена: она высматривала, кто едет на второй машине.
   Когда, умывшись, мальчишки вместе с гостем появились в столовой, их уже ждал накрытый "взрослый" стол. Оказалось, хозяйка Тёплой Норы не только высматривала пассажиров второй машины, но успела предупредить Вилмора, чтобы тот тоже принял участие в обеде. Ринд привела своего будущего семейного, и тот спокойно вошёл в столовую, где его познакомили с Малачи. Убедившись, что за странным из-за едоков, но богатым на блюда столом он будет не один из оборотней, Малачи неловко пристроился поближе к Вилмору. Коннор сел с другой стороны от него.
   За столом говорили немного, в основном хвалили поданное. В общем, делали всё, чтобы Малачи не стеснялся сидящего напротив дракона, с которым дружески порой перебрасывался репликами Вилмор. Когда оборотень насытился, он робко спросил:
   - А малец где же? Ну, тот...
   Ему улыбнулись, после чего в столовой остались лишь братство и Селена. Впрочем, она сначала вышла, а потом вновь зашла, ведя за собой Ивара. Мальчик-некромаг шёл послушно, хотя явно недоумевал.
   - Ивар, - остановив его перед Малачи, сказал Селена, - ты узнаёшь этого оборотня?
   Мальчик-некромаг, нахмурившись, посмотрел на взрослого оборотня и пожал плечами. Снова растерянный, Малачи тоже чуть ли не беспомощно сказал:
   - Я тоже... не пойму что-то... Он же... а тот... ну, с волосами был!
   Селена улыбнулась и, вынув из кармана Иваровой курточки вязаную шапочку, надела её на голову мальчика-некромага.
   - Так похож?
   Малачи вгляделся - и вдруг рассиялся.
   - Похож! Похож! Жив, значит?!
   Но Коннор внимательно следил за Иваром. Тот, напротив, резко побледнел, чуть набычился - и... Когда его рот начал напряжённо открываться, когда братья бросились к нему оттаскивать его от ошарашенного оборотня, Коннор, прыгнувший между мальчиком-некромагом и Малачи, крикнул в лицо Ивару:
   - Сначала узнай, что случилось!
   - Он не вернулся! - чуть не завизжал Ивар, которого сзади схватили Мирт с Хельми, вынужденно заломив ему руки за спину.
   - Его завалило плитами! Если бы ты "видел", то заметил бы рану у него на голове!
   - Уйди! Уйди, иначе...
   - Бей, - неожиданно тихо сказал Коннор, склонившись к нему, беснующемуся в руках братьев. - Бей в меня, если удержать не можешь. Ну... Давай!
   Краем глаза он видел, что Селена успела оттащить уже испуганного Малачи в сторону, что за его собственной спиной - никого, только стена... Глаза Ивара блеснули неистовой злобой - и отчаянными слезами. Из его рта, раскорячившись во все стороны, рванули корявые чёрные корни - рванули, стремительно обтекая голову Коннора, чтобы в следующие мгновения впиться ему в кожу, в глаза. А мальчишка-некромант неподвижно стоял перед Иваром, глядя ему в глаза... Корни оплетали его голову множеством тощих веточек, оставляя только лицо... В тишине следом за выстрелившими корнями на пол из разорванного (не пощадили и его!) рта Ивара капнула кровь.
   Коннор, в странном плетёном шлеме, продолжал всматриваться в глаза мальчика-некромага, а чёрные корни, которых он словно и не замечал, постепенно ссыхались и пеплом опадали на его плечи, а потом и вовсе на пол столовой... Хельми осторожно прижал ладонь между лопатками Ивара, в то время как, заметил Коннор, ладонь Мирта мягко опустилась на голову мальчика-некромага.
   - Не забывай, что мы братья, - снова тихо сказал Коннор. - Что я тоже не только обладаю некромагическими знаниями, но и умею ими распорядиться на практике. Если я сказал тебе что-то сделать против меня, не бойся. Я сумею справиться с корнями. Теперь о Малачи. Ты слышал? Кивни, если слышал, что он был ранен, а потому не смог вернуться к тебе. Кивни или покачай головой.
   Ивар сглотнул, продолжая сипло дышать ртом, но кивнул.
   - Сейчас я посижу с тобой немного здесь. А Малачи проводят к Бернару. Боюсь, у этого оборотня старая рана начинает болеть всё больше.
   Через две минуты в столовой и в самом деле остались только они двое. Хотя Коннор знал, что братья "на связи". Он увёл Ивара сначала на кухню, где опешивший при виде них Кам отодвинулся от раковины с умывальником, и мальчик-некромаг отмылся от крови. Затем они вдвоём вернулись и сели уже за стол братства, ближе к окну. Ивар упорно молчал. Хотя, как понимал Коннор, причина в основном была в том, что с таким, покорёженным и продранным до крови горлом говорить ему было сложно. Но вопрос в его глазах понятен и так.
   - Я привёз его затем, чтобы ты убедился: он не виноват перед тобой, - задумчиво сказал мальчишка-некромант. - Странно другое. Пока мы его искали, я даже представить не мог, с кем встречусь.
   Огонёк любопытства в глазах Ивара мелькнул быстро, но Коннор уловил его. И дальше в подробностях рассказал о том, что случилось несколько лет назад в пригороде с некоторыми членами его группы и при чём тут Малачи. Пока рассказывал, подбежал Веткин, и Коннор поставил перед Иваром чашку с тёплым козьим молоком. Ивар машинально отхлёбывал, слушая странную историю, а потом спросил:
   - И что теперь?
   - Ну, думаю, ты освободился от давней ненависти, - вздохнул мальчишка-некромант. - Думаю, теперь тебе хоть чуточку стало легче. И пришло время сосредоточиться на другом.
   - На чём? - жадно спросил мальчик-некромаг.
   - Не скажу, - вдруг упёрся Коннор, тем не менее посмеиваясь. - У тебя своя тайна - у меня своя.
   - Какой прок в моей тайне, если ты меня не помнишь, - угрюмо сказал Ивар и вышел из столовой.
   Посидев немного в одиночестве, Коннор хотел встать, но в столовую просочились братья. Быстро присели к столу, и Мирт сообщил:
   - Бернар и Трисмегист обследовали Малачи и теперь сидят, ругаются из-за него.
   - Ты ждёшь, когда я спрошу - почему?
   - Жду. Бернар думает, что опухоль можно убрать травами. Трисмегист говорит, что это слишком долго, и предлагает провести небольшой ритуал.
   Коннор поднял глаза на Хельми.
   - Вы не пробовали узнать?..
   - Узнали, - бесстрастно сказал Хельми. - С-сумка Ивара с-спрятана с-среди вещей Малачи, в его лачужке возле руин приюта. Что делаем?
   - Для начала надо отдать Трисмегисту игрушечную машинку и камень. - Коннор замолчал, вспоминая темноволосую девушку, узнавшую его. - Помните Лиану?
   - Помним, - сказал Мика. - А что?
   - Думаю, стоит ли говорить о ней Трисмегисту.
   - Мне кажется, стоит, - решил Мирт. - Она тебя знает, а это кое-что может дать, для того чтобы твоя память начала пробиваться. Коннор, ты... - он замолк, не зная, какие слова подобрать для вопроса. - С корнями. Ты как сумел?..
   - Просто. - Он взглянул на мальчишку-оборотня. - Когда возвращал Колина, я видел структуру этих корней и чисто механически запомнил её. Потом на досуге рассмотрел, как можно их порушить некромагически.
   - А если Ивару таким образом помогать каждый раз?
   - Нет. Корни-то продолжают расти. И что - до самой старости будет с ними? Нет. Надо восстановить мою память - и уберечь его от такой судьбы. Тем более мы не знаем, насколько всё там сложно. И Селена правильно говорит, что в мёртвом лесу, наверное, с такими учениками-самоубийцами было как-то по-другому, что они всё-таки жили. Но вот как... Это легче оборвать, чем ждать, что будет с Иваром дальше.
   - С-соглас-сен, - сказал юный дракон. - Итак, что на с-сегодня? С-сейчас-с тренировка на пейнтбольном поле. Затем ужин. Потом - с-свободное время до с-сна. Ты идёш-шь с-сегодня с-следить за Иваром?
   - Иду.
   - Значит, между тренировками и с-сном мы снова едем к приюту, ищем сумку.
   - Это не воровство? - с сомнением спросил Мирт.
   - Нет, - так решительно сказал Мика, что все улыбнулись. - Мы забираем наше! Тем более Малачи остаётся у нас на ночь!
   - То есть мы не везём его назад? - удивился Коннор.
   - Мы забыли тебе сказать про это, - сказал Колин. - Трисмегист и Бернар хотят уже сегодня начать какие-то целительские штуки, чтобы остановить процесс разрастания опухоли. Они уговорили Малачи остаться.
   - Ещё бы не уговорили! - проворчал Мика. - Эти хитрые старики так заболтали его, что он только молчит, потому что о нём впервые так заботятся. А, вот ещё что! Приехал Понцерус! Он вместе с Трисмегистом будет изучать твою память! И способы её возвращения! Так что готовься!
   - Тогда... - вкрадчиво улыбаясь, сказал Хельми. - Тогда, может, напрямую предложить этому Малачи привезти его вещи для жизни здес-сь на ближайш-шие нес-сколько дней? Пос-смотрим. Может, он и про с-сумку вс-спомнит и с-сам предложит забрать её? И тогда Ивар не будет знать, что его с-сумка у нас-с?
   - Неплохая идея, - оценил Мика.
   - Сколько времени у нас заняла дорога от приюта? - забеспокоился Коннор. - Никто не приметил? Может, сгонять прямо сейчас? Пока младшие спят. Пока остальные в учебке, смотаемся в приют и привезём его вещи!
   - Не успеем, - категорически сказал Мирт. - Тем более тебе ещё надо и отдохнуть. Ты же себя не видел, Коннор. Взгляни в зеркало! После этого трюка с корнями ты весь белый! Я понимаю, что ты не чувствуешь усталости, но...
   - Прис-соединяюс-сь, - кивнул Хельми.
   И Коннор вынужденно согласился с братьями, что нужно отдохнуть. Правда, не совсем понял, насколько будет отдохнувшим после тренировок на пейнтбольном поле, но положился на то, что машину на этот раз поведёт Мика. Так что можно будет в дороге воспользоваться свёрнутым сном.
  
   Глава семнадцатая
  
   С момента, как ребята братства привезли тощего, костлявого оборотня, до момента, когда бледный после несостоявшегося убийства Ивар вышел из столовой, Селена пережила столько, что сейчас все её мысли свелись к одному: счастье, что ребята дома, даже если прогуливают школу! Счастье, что сегодня в Тёплой Норе рядом не только ясельники, но и старшие, подростки - главные её помощники!
   На Ивара, словно ничего из ряда вон выходящего не произошло, она даже сумела шикнуть, подгоняя его на второй этаж. Со слов Коннора она знала, что мальчик-некромаг теперь некоторое время может не думать о том, что свой сон надо контролировать. И пошла следом за ним только затем, чтобы удостовериться: он действительно ляжет спать, как и его соседи по комнате... Какое там - ложиться! Он просто рухнул на постель! И замер с закрытыми глазами. Риган, не заметивший Селены на пороге комнаты, так удивился, что спрыгнул со своей кровати и поковылял к мальчику-некромагу. Оборотни-двойняшки и Берилл, слегка обалдевшие, остались на местах, глазея на спящего Ивара. Ещё бы! О его нездоровом бодрствовании знали все!..
   Присев перед мальчиком-некромагом на несколько секунд, мальчик-дракон обернулся и недоверчиво прошептал друзьям:
   - С-спит!..
   И увидел Селену. Шутливо изобразил панику, вытаращив на неё свои смешливые глазёнки, и бросился снова к себе. Берилл немедленно натянул на голову одеяло и только блестел из постельной "норы" глазищами, выжидая, что будет дальше. Вилл и Тармо бросились накидывать на себя одеяло, забыв, что сидели на одной кровати. Когда дошло, кинулись друг к дружке, чтобы одеяла хватило на обоих... В общем, все попрятались по одеяльным норкам.
   Нервы на пределе. Поэтому Селена только беззвучно прыснула со смеху. Пришлось обойти комнату Ригана и каждому бывшему ясельнику поправить одеяло и кривобокие подушки.
   Прежде чем подойти к Ивару, она оглянулась и прошептала:
   - Риган, он точно спит?
   - Точно! - высунулся из своей норки мальчик-дракон. - Он даже не закрылс-ся, а обычно вокруг него такая с-сильная защита!
   Мгновения Селена смотрела на Ригана, не понимая, что именно важное он сказал. А потом принялась суматошно сдирать с запястья браслет, блокирующий Коннора: "Быстро в комнату Ригана!"
   Наверное, Коннор шёл на мансарду, потому что на её зов он влетел в комнату немедленно. Взгляд на спящего мальчика-некромага - и, сообразив, в чём дело, Коннор быстро сел на пол у его кровати, спиной к ней, но так, чтобы свисающая рука Ивара касалась его плеча. И закрыл глаза.
   Полностью вылезший из-под одеяла Риган, как и остальные бывшие ясельники, открыл рот на странную картину. Правда, мальчик-дракон "видел" лучше своих друзей. Селена заметила, как быстро двигаются его раскосые глазки, явно следя за сновидческими событиями в личном пространстве объединённых двоих. Так что вскоре мальчик-дракон кивнул самому себе, поняв, что происходит, и снова лёг.
   На цыпочках, едва дыша, она покинула комнату Ригана. Дверь закрыла очень плотно, чтобы из коридора никто резким звуком не помешал Коннору узнавать как собственное прошлое - пусть и в отдельных событиях, так и жизнь Ивара.
   В коридоре её ждали мальчишки братства. Она кивнула им на лестницу и в их сопровождении спустилась в гостевой кабинет. При виде оборотня Малачи, крепко спящего в мягком кресле, только усмехнулась, всё ещё переживая недавние, слишком острые события. Ребята же похлопали на него изумлёнными глазами, а потом тихонько расселись по привычным местам...
   Колр задумчиво глянул на них разок и снова уставился на трёх эльфов.
   Те вполголоса, но активно обсуждали способы исцеления старой травмы Малачи... Мальчишек словно и не заметили.
   Зато при виде Селены, прошедшей вперёд и севшей на краешек кресла, словно собиралась немедленно кинуться с места, случись что, замолчали. Она деловито, интуитивно понимая происходящее на втором этаже, объяснила:
   - Ивар пытался убить Малачи, выпустив на него чёрные корни. Как выяснилось, после этого действия у мальчика есть несколько минут, когда он остаётся без защиты друидов. Коннор наверху. Слушает и подсматривает сны Ивара.
   Колр вздрогнул, но снова осел на кресле - и она догадалась, что ему, внутренне азартному и время от времени любопытному, тоже хотелось посмотреть на мальчика-некромага в беззащитном состоянии. Вот только её слова о нескольких минутах... Мальчишки переглянулись и посветлели лицами. Кажется, внезапным вызовом Коннора к Ивару она слегка напугала их. Сейчас - успокоились. Поначалу. Пока не заговорил Трисмегист. Уставившись в пространство перед собой, словно считывая с невидимой книги, он забормотал:
   - Так это корни создают вокруг него защиту?..
   - В книгах эльфийских первомагов!.. - ахнул Понцерус. - Некоторые травники-целители успешно применяли такую защиту! Тёмные друиды и это перевернули во зло?! Корни теперь не защита, а оружие?! Или одновременно...
   - Но защита Ивара имеет его личный ключ: в ней - его имя в устах Коннора, - уже задумчивей покачал головой Трисмегист. - То есть теперь мы можем предполагать примерную методику внедрения корней и их основные функции. Вопрос в том, как снять её, если в ней задействован личный элемент. Не усложнит ли он ритуал снятия...
   Видимо, потревоженный негромкими разговорами, Малачи заворочался в кресле, вздыхая и постанывая во сне. Колр с досадой махнул на него рукой, точно оборотень сказал что-то не то, и Малачи снова погрузился в глубокий сон. Селена заметила, как с завистью покосился на чёрного дракона Хельми. Юный дракон тоже мечтает об умении мановением руки повелевать слабейшими? Или ему понравилось, как быстро сообразил Колр, что делать в такой ситуации?
   Открылась дверь. Коннор пропустил отца вперёд, затем пошёл следом. Наверное, встретились в тамбуре...
   Джарри одним взглядом оценил, кто где и как сидит, и сразу пошёл к Селене. Та, сидевшая на краешке кресла, чуть сдвинулась набок. Нисколько не сомневаясь, семейный сел в то же кресло основательно, а потом прислонил к себе Селену. Посидев немного в его руках, как в уютном теплом гнёздышке, Селена прислушалась к себе: стало гораздо легче. Тот ледяной панцирь, что она ощущала, после того как увидела атаку чёрных корней, начал медленно подтаивать.
   А тут ещё Коннор покрутил головой, выискивая, куда сесть... Мирт, глядя на него, вдруг улыбнулся, хотя мальчишка-некромант на него не смотрел, сворачивая к родителям. Он уселся на подлокотнике и тут же взял Селену за руку... Всё та же детская привычка - успокоиться, ощущая тепло Селениной ладони... Правда, сейчас это успокоение шло не сразу - судя по тому, как жёстко мальчишка-некромант держал её ладонь, причём не замечая этого. Обычно-то он предпочитал держать её расслабленно.
   Селена, не отрываясь, смотрела ему в лицо. Рот брезгливо перекошен. Что Коннор увидел в снах Ивара?
   - Коннор, не тяни, - попросила она. - Ты прекрасно знаешь, чего мы ждём.
   - Ничего особенного, - хмуро ответил старший сын. - Ивар идёт по мёртвому лесу. Там дождь. Ему холодно.
   - Один? - Трисмегист всем телом подался вперёд, как мальчишке-некромагу. - Он один идёт по мёртвому лесу?
   - Нет. За его спиной идёт взрослый друид. - Коннор договорил, а потом резко поднял голову, чтобы заглянуть в глаза старого эльфа-бродяги. Брезгливость пропала с мальчишеского лица, которое вновь обострилось от напряжения. - Вы что-то нашли?
   - Кажется, мы знаем, как освободить мальчика от заклятия чёрных корней, - сказал Понцерус. - Ты видел его сон, когда он без защиты. Дождь, мёртвый лес, позади идущий друид. Всё это вместе - части ритуального сна. Символика его такова: взрослый друид всегда будет за спиной мальчика. Пока живы чёрные корни. Осталось решить лишь одну проблему: будет ли его имя, которое ты должен произнести, помехой этому ритуалу - или оно ещё один ключ к уничтожению друидского заклятия.
   - Мы с Понцерусом рассмотрим возможность ритуала со всех сторон, - добавил Трисмегист, вставая. - Было бы, конечно, замечательно досмотреть все сны Ивара до конца, ибо они могут содержать и другие символические части ритуала. Но и той крохи, что сообщила леди Селена только что, нам пока хватает для поисков нужной книги о лесных друидах.
   И оба учёных эльфов чуть не бегом удалились в домик Трисмегиста.
   Глядя на закрытую ими дверь, Коннор прикусил губу. Слишком сильно... Подтёр кровь рукавом. Потом, не оглядываясь, спросил:
   - Значит, память возвращать необязательно?
   - Всё зависит от твоего желания, - ответил Джарри.
   В гостевом кабинете стало тихо.
   Коннор сжал ладонь Селены так, что она еле терпела.
   - Если бы только от желаний... Мне ведь так никто твёрдо и не ответил, что будет, когда память о прошлом вернётся. Если честно, было бы гораздо легче, если бы моя память была стёрта в лаборатории. Я так думал много лет. Да. Мне хочется вспомнить родителей и Ивара. Вспомнить ту часть, как мне кажется, счастливой жизни, какая была у меня до войны. Но... Что будет, если мне вернут память о том времени, но я забуду всё, что было, когда я переступил порог лаборатории и услышал за спиной выстрелы - вампиры хотели уничтожить Трисмегиста? Единственного, кто знал, что со мной...
   В паузе, пока он сглатывал, кто-то шумно и прерывисто вздохнул, а потом шёпотом охнул, что получилось слишком громко. Мика... Мирт, сидевший рядом с ним, привычно положил на его голову ладонь - успокоить. Потому как мальчишка-вампир с трудом удерживался от плача...
   - Получается, мне надо вспомнить троих - родителей и Ивара. Но потенциально забыть десятки других существ... - задумчиво продолжал Коннор, уставившись в пол. - И... кем я буду тогда? Тем самым, кто только-только попал в лабораторию Трисмегиста? Как-то странно - думать, что в моём теле окажусь я - десятилетний...
   - Но теперь у тебя есть выбор, - тревожно напомнила Селена.
   - А как сказать об этом выборе Ивару?
   И все снова замолчали.
   Посопев немного, поднялся Бернар. Эльф-целитель взглянул на Джарри и как-то смущённо попросил:
   - Джарри, помогите мне перевести этого оборотня в учебку, на второй этаж.
   Селена быстро встала, сообразив, что смущает Бернара: просить о помощи в гостевом кабинете можно только Джарри, а он уселся так, что его ещё и из семьи надо вытащить... Коннор неохотно убрал пальцы с её руки, и она украдкой размяла их.
   Прежде чем Джарри шагнул к Малачи, Бернар поверх его головы вдруг сказал:
   - Коннор, говорят, если память пробуждать постепенно, раз за разом давая ей какие-то факты из прошлого, она возвращается безо всяких потерь настоящего. Ты просто не прерывай поиски самого себя. Не будь так заинтересованы Иваром и его состоянием Трисмегист с его другом Понцерусом, они бы сказали тебе то же самое. У тебя есть два предмета из прошлого - переведи их пространство на себя, пусть линии этих предметов найдут в тебе свои же оборванные линии. Пусть эти предметы станут первыми маленькими ключиками к тому множеству замков на тебе, которые прячут от тебя события прошлого. И знай ещё одно: ты встретил ту девушку, которая тебя узнала. Может, сейчас ты ничего не чувствуешь, но в неизвестном будущем она тоже станет частью пробуждения. Твоей памяти. - И добавил, обращаясь к Джарри: - Спасибо. Мне одному трудно было бы справиться с пациентом.
   Держа под руки сонного Малачи, Джарри и Бернар вышли из гостевого кабинета.
   Ещё немного посидев на подлокотнике, Коннор оглянулся на опустевшее без Джарри место и сел рядом с Селеной. Посмотрел на друзей, на Колра.
   - Поговорим о пейнтболе? - неуверенно предложил он.
   - Нет. Закончим с-с твоей памятью, - отозвался чёрный дракон. - Законы благородс-ства требуют, чтобы ты рассказал Ивару о ритуале и о с-собственной памяти.
   - Это его обидит, - прошептал мальчишка-некромант.
   - Он будет обижен больш-ше, ес-сли с-с него с-снимут заклятие, и он узнает, что ты в нём, в с-снятии, не учас-ствовал. От него и так многое и час-сто с-скрывали, - добавил Колр. - Лучш-ше ему вс-сё узнать не пос-сле ритуала, а перед ним.
   - Я буду рядом, когда ты с ним поговоришь, - пообещала Селена.
   - Браслетов не надевай, - велел насморочным голосом Мика.
   Чёрный дракон встал и, выходя, напомнил:
   - После "тихого часа" жду вас на поле.
   - Ты-то чего переживаешь? - хмуро спросил мальчишка-некромант Мику.
   - Мы все переживаем, - вместо Мики ответил Колин. - Ты нас напугал. А вдруг ты нас не узнаешь, после того как память вернётся?
   - Познакомимся заново... - прошептал Мирт, слабо улыбаясь.
   - Маш-шинка и камень с-с с-собой? - спросил Хельми и встал. - С-скоро закончится "тих-хий час-с". Мне кажется, с-стоит с-сходить на второй этаж, проверить, с-спит ли Ивар. И на разговор приглас-сить его с-сюда.
   - Я сбегаю, - предложил Колин и поспешно выскочил из гостевого кабинета.
   Селена следила, как ребята осторожно общаются с Коннором, и втихаря радовалась, что у него такие друзья... Через минуту она встала и спокойно сказала:
   - Мне пора по делам в Тёплой Норе. Мой старший сын и его друзья справятся сами с задумкой объяснить всё Ивару?
   - Нет, - внезапно ответил Коннор. - Я хочу, чтобы ты была рядом, когда я объясняю ему, почему я не буду участвовать в ритуале освобождения от чёрных корней! - И уже не так энергично, а гораздо тише сказал: - Мама Селена, пожалуйста...
   - А это не будет давлением на Ивара? - встревоженно спросил Мирт. - Нас так много, а он один!.. Может, наоборот, выйти нам?
   - Нет, вы братья. Говорить буду только я, - твёрдо сказал Коннор и вскинулся, когда дверь кабинета снова открылась.
   Чуть исподлобья поглядывая на всех, вошёл Ивар. Ещё больше насупился, увидев Коннора в одном кресле с Селеной. Она даже подосадовала на себя, что не сообразила отсесть от старшего сына. Вот уж точно - давление! Поэтому, запоздав, всё же встала и отошла к окну, словно бы проследить за теми, кто начинает просыпаться и бежать на улицу... Обернулась, услышав голос Коннора:
   - Ивар, надо поговорить.
   - Ну, говори, - чуть свысока ответил мальчик-некромаг.
   Селена с изумлением отметила, что Ивар сел, как ни странно, в кресло, которое после ухода взрослых занимал Мика. Потому что плохо растущий Мика почти с него ростом, а Ивару так комфортней?
   - Наши старшие нашли способ освободить тебя от чёрных корней.
   Коннор проговорил и замолчал... Мальчик с некоторым недоумением смотрел на него, явно ожидая продолжения. И вдруг напрягся, приподняв плечи.
   - Ты... не вернёшь себе память? Не ты освободишь меня?
   - Есть опасение, что вернувшаяся память сделает меня беспамятным на военные годы. - Видимо, Коннор почувствовал, что от волнения выразился слишком вычурно, а потом неловко попытался сгладить: - Я могу забыть всё, что помнил после аварии.
   - Не ты освободишь меня... - прошептал Ивар, уже отчётливо обозлённый.
   Коннор резко выпрямился в кресле.
   - Ты хочешь, чтобы я освободил тебя?
   - Конечно, хочу!
   - А если я тебя не узнаю?! - сорвался на крик мальчишка-некромант. - Ты вырос! Посмотрись в зеркало! Похож ли ты на того девятилетнего мальчика, каким был?! А если я верну себе память, но снова не узнаю тебя, выросшего?! И одновременно не узнаю никого из тех, кого знал после аварии! Что тогда?! Ты-то получишь свободу от чёрных корней! А что получу я?! Незнакомых мне людей, которые будут твердить мне, что знакомы?! Почти шесть лет, которые пропадут?!
   - Но ведь память может просто вернуться! - отчаянно закричал и Ивар.
   Коннор взглянул на него и отвёл взгляд.
   - А ты... - тихо сказал он. - Ты можешь подождать, когда та память вернётся? Ведь это легче... Ты пройдёшь через ритуал уничтожения корней. Я постепенно верну себе память и буду знать, что со мной рядом мой брат.
   Ивар быстро встал и вышел.
   Селена метнулась следом.
   - Ивар, подожди!
   Она догнала его у лестницы и схватила за плечо, останавливая. Он не вырывался, потому что сразу повернулся к ней с надеждой:
   - Он передумал? Он будет участвовать в ритуале?
   То, что она придумала, чтобы утешить его, сразу показалось тусклым и глупым. Но Селена всё-таки попыталась:
   - Ивар, а ведь Коннор уже начал участвовать в этом ритуале.
   - Как?
   - Это началось, когда ты узнал его!
   Он опустил глаза и поморщился.
   - Нет... Это другое...
   И побежал наверх, в комнату Ригана. А Селена стояла, едва дыша, потому что перед глазами - его лицо. Лицо человека, который решился на что-то трудное и который готов это трудное выполнить во что бы то ни стало. Что же он задумал?
   Мысленно остановившись на странной загадке, она некоторое время никак не могла определиться, что делать дальше. Идти - говорить братству, что Ивар что-то задумал? А если он ничего не задумывал? "Господи... С Вереском легче было!" - в сердцах пришла она к выводу.
   В гостевой кабинет не вернулась. Дети просыпались, и надо было быть рядом с ними, требовавшими внимания уже одним своим присутствием. Они скатывались по лестнице - кто в детский уголок, кто - во двор. И оказалось, что она не зря осталась на первом этаже. Спустя минуты Ивар тоже спустился в гостиную.
   Не один. За него цеплялась Айна, которая озабоченно что-то рассказывала ему, то и дело поднимая к нему лицо с удивлёнными глазами. Самая спокойная и незаметная девочка, как обнаружилось чуть позже, не сама держала его за руку. Ивар держал её - и крепко. Они вместе зашли в детский уголок и сели вместе на один из детских диванчиков. Ивар внимательно слушал девочку, время от времени задавая вопросы. Один раз (Селена наблюдала исподтишка, делая вид, что занята самыми младшими двойняшками-оборотнями) Айна хотела спрыгнуть с диванчика и затрясла рукой, за которую держал её Ивар, явно желая, чтобы мальчик-некромаг отпустил её. Но он склонился к ней и что-то взволнованно сказал, и Айна покачала головой, явно на что-то соглашаясь. Потом они так и сидели, пока всех не позвали на пейнтбольное поле.
   И во дворе Селена старалась не выпускать из вида Ивара с Айной. Очень удивилась, что Ивар помог девочке не только надеть жилет участника пейнтбольных игр, но и сам принялся его застёгивать. Вокруг неё самой тоже толпилось немало ребятишек. Она рассеянно отловила взглядом Стена. Тот сосредоточенно изучал пейнтбольный маркер, который ему дала подержать Анитра... Его же увидел Риган. И вот тут у Селены снова проснулся нервный смех: оглянувшись с беспокойством на Ивара, мальчик-дракон быстро сказал что-то Стену и потянул его в сторону Селены. Изумлённая Анитра взяла свой маркер, который ей ткнул в руки Стен, прежде чем уйти.
   На выходе со двора Айна нечаянно оказалась рядом с Селеной, которая вела Стена и Ригана к зрительским скамьям. И хозяйка Тёплой Норы не выдержала.
   - Айна, о чём вы так здорово болтали с Иваром? - ласково спросила она, присматриваясь к мальчику-некромагу, который шёл неподалёку, разговаривая с Бериллом и Ирмой.
   - Он спрашивал, как я появилась в Тёплой Норе. А я ему рассказала ещё и про Фаркаса, - доверчиво ответила Айна.
   - Он так и не захотел играть?
   - Ивар сказал, что у него вот здесь болит, - объяснила девочка, показывая на область сердца - так сначала показалось испугавшейся Селене.
   Но, приглядевшись, она сообразила, что Айна показывает на лёгкие. Что ж... Малышка, может, и не поняла, что имел в виду Ивар. Но Селена прочувствовала ту боль, которую Ивар наверняка испытывал после отражённой Коннором атаки чёрных корней. Уголки-то губ в трещинах, а что внутри?.. Её передёрнуло. Хорошо, что Айна убежала и не видела, как хозяйка Тёплой Норы отреагировала на её объяснение... Но почему именно Айна? Селена догадывалась, в чём дело. Коннор узнал имя девочки, пока она спала. И потому Ивар ощущает нечто близкое к Айне... Сказать ли мальчику-некромагу, что Коннор уже знает его настоящее имя? Или пока не стоит? Ведь за историей с именем надо будет рассказать, как Коннор узнал про него.
   А как откликнется мальчик на сообщение о том, что братство следило за ним, как Коннор ездил с отцом в Архивы, неизвестно...
   "Мама Селена..."
   Она оглянулась на крыльцо. Коннор стоял там вместе с братьями. Посмотрел мельком и снова отвернулся - да не просто так, а потому, что Ринд, кажется, попросила посмотреть, что с её маркером. Во всяком случае, Коннор взял протянутое ему пейнтбольное оружие и начал его рассматривать. Так что Селена спокойно подошла к ребятам и кивнула Ринд.
   - Заедает, - объяснила девочка-оборотень, кивая на маркер.
   - Где Минна?
   Ринд улыбнулась, словно кошка, откушавшая сметаны, и радостно сказала:
   - Приходила Каиса и взяла корзину с её младшенькими. Минна сегодня тренируется в нашей команде, а Вик - в команде Анитры. О, спасибо, Коннор!
   Девочка-оборотень схватила отданный ей маркер и помчалась к своей команде.
   - Я не знаю, как будут проходить игры, - вполголоса сказал Коннор, когда Селена встала рядом, но чуть боком, оглядывая энергично шевелившийся двор. - Но на всякий случай хочу предупредить: после тренировок мы уезжаем в пригород.
   Спрашивать, кто "мы", Селена не стала. И так ясно. А вот другое...
   - Как объяснить Ивару? - деловито спросила она. И уточнила: - Если спросит?
   Он переглянулся с Хельми и Миртом, криво ухмыльнулся.
   - У нас есть замечательная отмазка - дом Агаты. Мы едем проверить его, как обычно, на сохранность.
   - Как долго вы будете?
   - Думаю - вернёмся быстро.
   - Ничего не хочешь рассказать мне? Я ведь тоже беспокоюсь, - вздохнула она.
   - Мы едем за вещами Малачи, - ответил Мирт. - Дело в том, что среди его вещей находится сумка Ивара. А мы собираемся всё-таки постепенно снимать памятный блок Коннора. И очень надеемся, что там есть какие-нибудь вещи, которые когда-то принадлежали именно Коннору.
   - Откуда вы знаете о сумке?
   - Малачи напрямую не говорил, но пару раз были моменты, когда он как-то странно откликался на наши вопросы.
   Коннор помедлил немного, глядя в толпу. Селена прошла по его взгляду: всё ещё стоявший с Бериллом Ивар что-то говорил ему, только как-то странно - будто стараясь скрытно посмотреть на Коннора, но боясь, что его движение могут заметить.
   - Спасибо, что сказал, - кивнула Селена и направилась к мальчишкам. - Ну что, Ивар, думаешь поучаствовать в этой игре? - Она сама почувствовала, как глупо выглядит её вопрос к мальчику-некромагу, но больше ничего не могла придумать, а подойти почему-то очень хотелось.
   - Нет, не буду, - покачал головой Ивар и вдруг повернулся к ней полностью. - А можно, я сяду не там, где вчера взрослые сидели, а на скамейку, куда выбывающие садятся? Там ведь и запасные игроки сидеть будут - мне Берилл сказал.
   Пожав плечами, она разрешила. А потом сидела напротив и всё понять не могла, почему он так сосредоточенно смотрит на пейнтбольное поле...
   Поняла во время второго этапа тренировок, когда группа младших "сражалась" против старших подростков. В первые же минуты привычно выбыли младшие игроки и тут же подсели к Ивару, который вроде как обрадовался им и начал горячо о чём-то говорить. Недолго - уже зная, что младшие предпочитают не разговаривать, а орать свои вопилки-кричалки.
   И - началось. За визгом, ритмичными воплями Селена не сразу разглядела, что творится на скамьях выбывших, а заодно и на поле. Увлёкшись ситуацией на поле, она лишь изредка кидала взгляд на Ивара, видела, что он хлопает в ладоши, добавляя вдохновляющего шума в крики одобрения, и успокаивалась, пока...
   Ирма мчалась по полю, привычно страхуемая своими защитниками Бериллом и Вади. Отличный снайпер, она успевала выводить из игры более взрослого противника так, что тот не успевал понимать, что происходит, хоть и остерегался вездесущей троицы. Коннор кинулся за высокий валун, спасаясь от "красочного" выстрела из маркера волчишки. Мирт приготовился выбить Ирму с поля...
   Испуганно закричали только со зрительских скамей, потому что со скамьи выбывших следили только за Ирмой и "болели" только за неё.
   Коннор вдруг резко растерял свою ловкость и изворотливость: то ли оступился, то ли ещё что - но его внезапно и сильно буквально ударило об острый край валуна. Всем телом. И головой. Даже волчишка поразилась, остановившись. Правда, её защитники немедленно сбросили своего снайпера в ров, закрытый маскировочной сеткой, да и сами туда попрыгали.
   Колр, следивший за игрой, поднял руку, останавливая матч.
   Ничего не понимающая Селена увидела, как старший сын закрыл ладонями голову. Издалека она не могла разглядеть, но ей показалось... Показалось, что между пальцами Коннора течёт кровь! Неосознанно она повернулась взглянуть на Ивара. Он сидел среди весело орущей малышни и улыбался.
   - Это нечес-стно, - возмущённо сказали рядом.
   Она обернулась к Ригану, который сидел со Стеном.
   - Что... Что нечестно?
   - Ивар пос-слал ветер! На тренировках поле от зрителей не защищено! - всё так же возмущённо чуть не кричал мальчик-дракон. - Вс-се наш-ши знают, что нельзя ис-спользовать магию! А он ис-спользовал! Это он сбил Коннора с-с ног!
   - Что сделал?! - не поверил Бернар, сидевший на всех играх со своей сумкой. И тут же поднялся, чтобы немедленно пойти на помощь Коннору.
   Ошеломлённая Селена не могла оставить Стена с Риганом, а потому вновь взглянула на мальчика-некромага. Тот надменно наблюдал, как Колр, подошедший к Коннору, заставил его поднять голову, чтобы осмотреть ушиб.
   Потом Ивар, судя по всему, почуял посторонний взгляд на себе. И поискал, кто смотрит. Наткнулся на Селену - чисто машинально (она это видела!) улыбнулся ей, а потом неожиданно низко опустил голову. По выражению её лица понял, что она знает?..
   Из этого положения снова исподлобья взглянул на Коннора. Тот шёл к зрительским трибунам - навстречу Бернару, приложив к лицу кусок чистой тряпки, видимо выданной ему Ладой - кем ещё. И поймал взгляд Ивара. В следующий момент Ивар выпрямился, напрямую уставившись на мальчишку-некроманта: тот кивнул ему как ни в чём не бывало. Видимо, мальчик-некромаг решил поначалу, что Коннор не заметил, кто устроил ему предательскую "подножку". Но мальчишка-некромант ухмыльнулся ему и показал сначала большой палец, которым затем резко ткнул вниз. И отвернулся. Понимай, мол, как хочешь... И вскоре Селена "любовалась" ошарашенными глазами Ивара, одновременно с тревогой думая: что же будет дальше, если мальчик-некромаг, по сути, объявил Коннору войну?
  
   Глава восемнадцатая
  
   Пристальный взгляд Ивара Коннор ощутил на себе, когда начался второй этап тренировок. Сначала он думал, что мальчик-некромаг приглядывается к его игре. Потом... Потом стало не до посторонних взглядов. Первую площадку пейнтбольного поля прошли быстро, несмотря на то что в бой вступила весьма изобретательная троица Ирмы.
   Уворачиваясь от выстрела волчишки, а заодно перетягивая внимание малолетних бандитов на себя, Коннор прыгнул к ближайшему валуну из тех, что принёс на поле чёрный дракон. Валун стоял словно в довольно большой чаше: для устойчивости его вкопали в небольшую яму и слегка обсыпали песком. Чтобы быстрей забежать за валун, можно было слегка проехаться - влететь за него, скользя по слегка примёрзшему песчаному скату, благо подошвы ботинок позволяли.
   Коннор и поехал, собираясь в последние секунды оттолкнуться от громадного камня и в следующий миг шагнуть за него, уже понимая, что Ирма его не достанет.
   Мощный порыв ледяного ветра, словно пропущенный тренировочный снаряд, ударил его по спине!.. Мальчишку-некроманта так жёстко впечатало в каменную стену, что он не успел поднять руку для защиты.
   Впечатало так, что в первую очередь потемнело в глазах от боли: врезался скулой и виском. Быстро отвернувшись от валуна, он почувствовал, что не только содрал кожу - в неё, в кровоточащую, впились мелкие камешки и песчинки... Услышал крик Колра, останавливающего игру, - и новая ледяная волна по спине: успел ли надеть браслеты?! Выдохнул. Успел. Ребята и Селена не прочувствуют его боли...
   Первым приблизился чёрный дракон, страшно недовольный, что пришлось остановить игру. Грубовато велел показать рану и скомандовал найти Бернара. Второй примчалась Лада - со страхом в глазах.
   - Не трогай руками! У меня чистый платок! Приложи к лицу и иди к Бернару - он уже идёт к тебе от зрителей! Идти можешь? Помочь?
   Легко сообразить, что она видела, откуда прилетела подлянка (как злилась на мелкую пакость Селена). Коннор благодарно кивнул Ладе: "Ничего, я сам" и побрёл к зрительским трибунам. Он бы продолжил игру сразу, хотя левая сторона лица пылала так, словно он щекой приложился не к камню, а к раскалённому металлу. Но, во-первых, не хотел пугать Селену и тех, кто на поле и вне его, своим внешним видом. Во-вторых, его распирало от потрясения: Ивар - сделал это?! Отомстил?..
   Он оглянулся на скамейки выбывших и сразу наткнулся на взгляд Ивара. Внутри поднялось что-то глухое и внезапно весёлое, и Коннор ответил ему кивком, а потом... Хулиганство и странное впечатление свободы заставило его вспомнить старинный жест, хоть он и сомневался, поймёт ли его значение мальчик-некромаг: он поднял большой палец, а затем опустил его к земле. И отвернулся.
   С Бернаром он должен был встретиться перед первой скамьёй на своём пути. Так что эльф-целитель не подошёл к нему на сближение, а поставил на эту скамейку свою котомку со снадобьями на первый случай.
   - Стой! - скомандовал Бернар. - Подними голову, чтобы я видел свою щеку. - А через минуту с жалостью сказал: - Придётся потерпеть, пока я вынимаю мусор из кожи.
   - А как же заклинание отторжения? - напомнил Коннор, шипя сквозь зубы, едва старый целитель принялся за чистку, одновременно обеззараживая рану.
   - Время, Коннор, время на него нужно, а я так полагаю, что ты бы хотел и дальше участвовать в игре, - проворчал Бернар и уже потише спросил: - За что тебя этот мальчик-некромаг? Неужели только за то, что ты отказался рисковать памятью?
   - Похоже, что так, - пробормотал Коннор, поневоле глядя на старика эльфа свысока. - А откуда вы знаете, что это был Ивар?
   - Риган увидел.
   Риган всегда сидел на зрительских рядах, рядом с Селеной. И Селена знает...
   Больше вопросов мальчишка-некромант не задавал. Пока ему чистили ободранную кожу на лице, он лишь задумался, почему Ивар сумел его достать. Ведь поле защищено от магии. Потом сообразил: поле защищено от обычной магии. А сила тёмных друидов иная.
   После того как рана была обработана, Коннор самостоятельно замаскировал её состояние иллюзией (обезболивающее заклинание он прочитал раньше - и оно начинало действовать) и побежал на третью площадку пейнтбольного поля доигрывать последний этап... До конца тренировок он старался не оказаться спиной к Ивару, впервые чувствуя себя беспомощным. Это странное чувство не только сбивало с толку, но и не давало играть в полную силу. Промелькнуло даже сожаление, что на поле нельзя использовать магию. Тогда бы он защитился.
   И только под конец игры к нему "постучался" Мирт: "Коннор, играй нормально! Риган и Трисмегист держат щит перед Иваром!" Он оглянулся: мальчик-некромаг сидел перед поблёскивающим (для Коннора) полупризрачным кругом, на который озадаченно щурился, но явно не видел. Просто ощущал, что есть нечто и очень близко...
   Третья тренировка прошла спокойно. Обычная игра. Но Коннор еле дождался, когда она закончится. И сразу пошёл собираться в поездку. Причём сразу не понял, что постоянно обходит Ивара, не желая с ним встречаться.
   Зато мальчик-некромаг очень хотел его увидеть.
   - Ты прячешься, что ли, от меня? - независимо спросил он, неожиданно появившись в проёме мансардной двери.
   - Прячусь, - подтвердил он, продолжая прикидывать, что ещё понадобится в путешествии до вечера. - А что?
   - Испугался, да? - пренебрежительно спросил Ивар. И уже с большим любопытством спросил: - А что значит вон тот жест, что ты мне показал?
   - Готов убить тебя, как только будет время, - вместо Коннора отозвался Мирт. Он-то, всегда упорядоченный, уже был готов к походу.
   - Из-за того ветра? - ухмыльнулся Ивар.
   Коннор мягко повернулся к нему лицом. Улыбнулся так, что ухмылка мгновенно слетала с лица мальчика-некромага.
   - Нет. Не из-за ветра.
   - А... почему?
   - Потому что не хочу, чтобы у меня был брат - подлец. - Он выждал, когда его слова дойдут до понимания Ивара, и добавил: - Я не хочу, чтобы у меня был брат, к которому нельзя поворачиваться спиной. До сих пор у меня были братья, которым я доверял. Теперь появился кое-кто, кто пытается быть моим братом, но кому я не доверяю. Поэтому мне хочется, чтобы ты умер. Потому что иначе умру я.
   В полутёмной от серых октябрьских сумерек комнате стало тихо-тихо... Коннор ждал. Спросит Ивар - не спросит, почему Коннор может умереть?.. Братья сидели, затаившись - так, словно в комнате, кроме них двоих, больше никого не было...
   - Почему... - выдавил Ивар. - Почему ты умрёшь?
   - От обиды, что у меня такой брат, - не сразу и бесстрастно ответил Коннор. И уже в спину уходящему мальчику-некромагу спокойно сказал: - Завтра я получу свою память. И сумею избавить тебя от чёрных корней.
   - Откуда?! - дёрнулся назад, в комнату, Ивар. - Откуда ты знаешь, что корни?..
   Но Коннор только молча смотрел на него, и мальчик-некромаг быстро ушёл в коридор, с треском хлопнув дверью.
   - Жестоко, - тихо сказал Мирт. - Может, ты зря с ним так? Может, он не думал...
   - Он старше Мики и Колина, - напомнил мальчишка-некромант. - Но они никогда не били мне в спину. Не наносили удара, когда я этого не ожидал. Такое трудно простить.
   - Ты в с-самом деле реш-шился? - Юный дракон смотрел очень серьёзно.
   - Ривер только что сказал, что он и Трисмегист придумали ритуал, основанный на моей крови и предметах, которые "знали" меня довоенного. Той машинки и камня хватит. Я устал от всего связанного с Иваром. Пусть я забуду всё, что было в этой жизни... Но у меня останутся мои братья. - Он слабо улыбнулся мальчишкам. - Я буду слышать вас и видеть ваши сны. Вы напомните мне о главном. О том, что я ваш брат. Мне кажется, в том возрасте я знал многое о магии. Я увижу наши линии, которые нас объединяют. И не буду чувствовать себя... одиноким.
   - Потерять пять лет... - прошептал Мика.
   - Забудь. Может, ещё и не потеряю... Сейчас у нас есть конкретная цель - съездить в пригород, в приют, и найти вещи Малачи, а среди них сумку Ивара.
   - И всё-таки... - медленно сказал Колин. - Коннор, тебе не страшно?
   Он не стал оборачиваться, чтобы взглянуть на мальчишку-оборотня, только ссутулился, а потом пожал плечами.
   - Страшно. Но это... опыт. И когда-то пришлось бы его пройти. Ивару страшней. Мы не знаем, что будет с ним дальше. Пока он справляется с корнями. Но помалкивает о том, что знает про них. И собирается уйти. Насколько я понимаю, он знает, что будет с ним, если заклятие чёрных корней останется с ним. Может, поэтому он так злится на меня, что я единственный, кто может помочь ему, но не хочет.
   - Но ведь он знает, что Трисмегист может обойтись и без твоей памяти!.. - не выдержал Мирт.
   - Селена бы сказала, что это психология, - вздохнул Коннор и улыбнулся. - Да ладно вам! В конце концов, что произойдёт, если память откажет мне? Меня не выбросят на улицу к Ночным Убийцам. Я останусь сыном Джарри и Селены. И вашим братом. Хорош задерживать отъезд в пригород. Поболтать можно и по дороге.
   Почти не замеченные из-за подступающего вечера, они сели в машину - Коннор за рулём. В гробовом молчании проехали по деревне, выехали на луговину и двинулись к мосту через речку. Мальчишка-некромант сидел насупленный. Как прервать гнетущее молчание - не знал, но начинал злиться всё больше... Вскоре поднялись на дорогу, ведущую к пригороду, и, тут, наконец, Мика вдруг не сказал:
   - Кончай головы нам морочить, Коннор! Ты же сам нам сказал о словах Трисмегиста! Чем больше найдётся вещей, связанных с определённым временем, тем быстрей ты всё вспомнишь сам! Так вот... Если после ритуала ты забудешь всё: и Тёплую Нору, и нас, и всех остальных - Тёплая-то Нора никуда не денется! И ты никуда не денешься - всё вспомнишь, потому что вокруг будет всё наше, а значит - твоё!
   - Я и забыл об этом! - удивлённо сказал Хельми.
   А Колин выдохнул с таким облегчённым подвывом, что братья расхохотались. А когда устали от хохота, Мирт вытер мокрые от слёз глаза и мечтательно сказал:
   - А ведь это здорово! Мы снова можем думать о будущем так же легко, как раньше! Не надо нервничать, что завтра всё будто провалится куда-то непостижимо. Коннор, ты рядом - и это... - Он попытался найти какое-то слово, а потом, смеясь, махнул рукой.
   Машина мчалась к мосту, когда Хельми внезапно сказал:
   - Коннор, а ты уверен, что Ивар вс-сё понял? Из того, что ты только что с-сказал ему на манс-сарде?
   - Теперь я тебя не понял, - удивился мальчишка-некромант.
   - А я сообразил, - задумчиво сказал Мирт. - Чтобы Гарден меня понимал, первые два года мне пришлось объяснять ему многое так, как будто он совсем малыш. Как Селена сказала бы - на пальцах. И то - Гарден меня не всегда понимал.
   - Сравнил, - сердито пробормотал Коннор. - Гардена - с Иваром.
   - Хельми прав, - вступил Мика. - Коннор, не обижайся, но, по-моему, ты общаешься с Иваром как с равным всем в Тёплой Норе... ну это, по интеллекту или по... ну, я не знаю, как сказать!
   - Вот-вот! - подхватил и Колин. - Я так иногда с Ирмой разговариваю. Она на меня, как на дурачка, смотрит и говорит: "Хватит выпендриваться! Я тебе не твои братья или учителя, чтобы со мной так говорить!" И я понимаю, что она не понимает меня.
   - Так. Теперь и я чувствую себя дураком, - спокойно сказал Коннор. - Объясните же мне на пальцах, что именно не так в моих разговорах с Иваром.
   - Мы же не знаем, чему учили его тёмные друиды, - ответил Мирт, вздыхая. - А вдруг его одноклассники... ой, соученики... с ним пытались тоже вот так - бить в спину друг друга, а тёмные друиды поощряли это, потому что развивали жестокость? Ты говоришь - подлость. А если у них там такая вот подлость считалась нормой? И потому Ивар считает то, что сделал... - мальчишка-эльф замолчал, замялся, видимо не зная, как отчётливей высказать мысль.
   - Догонялки! - решил Мика. - Ты ему подлянку, и он - тебе.
   - Думаете, он посчитал мой отказ с памятью за подлость? - изумился Коннор.
   - С-с его с-стороны - да, это твоя подлос-сть, - твёрдо сказал Хельми. - Предс-ставь с-себе человека, который нес-сколько лет ис-стово ждёт, когда ты появиш-шься и избавиш-шь его от заклятия чёрных корней! Ты появляеш-шься, с-спас-сение близко - и раз! А с-спас-сти-то ты его не можеш-шь. Разочарование... И очень с-сильное. Как удар под дых-х...
   Все замолчали, думая о своём. Пару раз Коннор чуть не выдал собственное состояние, хорошо, что блокирующие браслеты надел, как и ребята, как всегда бывало, когда хотели подумать о своём, не мешая остальным. А состояние было... Эту пару раз он просто-напросто с трудом удержался, чтобы не вздрогнуть. Слова Хельми напомнили о прошедшей ночи, когда Ивар во тьме подземелья выл и рыдал: "Почему ты не сдох в аварии вместе со своими родителями?! Лучше бы я сдох на том камне!" Коннор услышал этот отчаянный плач так явственно, что передёрнул плечами, а потом долго не мог отделаться от эха Иваровых проклятий, пока Мика не спросил:
   - А к Чистильщикам не заедем?
   - Зачем?
   - Мы не спросили разрешения у Малачи. Ну, можно ли взять его вещи. А тут можно быстренько заехать к Рамону и предупредить его насчёт Малачи, что он остался пока в деревне. Ну и сказать, что едем за его вещами. И тогда все будут думать, что у нас других мыслей - например, о чужой сумке, - и нет.
   Поскольку все расслабили браслеты, едва заговорил Мика, то все же сразу услышали едва слышный смешок (если так можно сказать о мысленном смешке) Хельми.
   - Что смешного? - обиделся мальчишка-вампир.
   - Вс-сегда думал, что тебя больш-ше интерес-сует мех-ханика, но из тебя бы выш-шел неплох-хой политик. Мирт, может, возьмёмс-ся за его обучение? У Мики не очень х-хорошо с-с ис-сторией, а ему пригодитс-ся. Глядиш-шь, войдёт в один из кругов городс-ского правительс-ства.
   - Ха! - горделиво сказал Мика. - Вон как я! Только я не понял: мы заедем?
   - Заедем, - согласился Коннор. - Мысль хорошая, да и подъезжаем уже... Что-то необычное... - вдруг медленно произнёс он, вглядываясь в плохо освещённую улицу. И секунды спустя остановил машину, не доехав.
   Мальчишки немедленно развернулись к своим окнам, буквально прилипнув к ним. А потом сгрудились ближе к кабинке Коннора, где он сидел с Хельми.
   - Что там? - заволновался Мика.
   - Вокруг торца дома не горят фонари, - немного удивлённо сказал Коннор, усиленно всматриваясь в слишком тёмное место, которое всегда ранее было ярко освещено: ведь Чистильщики всегда являлись главной помощью в пригороде. А значит, дверь в подвал на торце всегда чётко виднелась в свете трёх фонарей.
   И внезапно сам выключил фары.
   - Ты что? - испугался Колин. - А вдруг выскочит кто-то - и...
   - Включай магическое зрение, - ровно посоветовал мальчишка-некромант, пытливо всматриваясь вперёд. - И тише, пожалуйста...
   - А я не вижу так... - шёпотом проворчал Мика.
   - Вы двое остаётесь в машине, - шёпотом скомандовал Коннор, освобождаясь от куртки и проверяя наличие личного оружия в поножах и наручах. - Хельми? Мирт?
   - С тобой, - прошелестел Мирт, снимая куртку, которая могла помешать в драке.
   - С-с тобой... - выдохнул Хельми, быстро чертя в пространстве перед собой пентаграмму на отслеживание течений неблагоприятной магии поблизости.
   Три тени, плотней обычной поздневечерней, выскользнули из машины и медленно, перебежками из тьмы во тьму добежали до входа в штаб Чистильщиков.
   "Дойду до двери - позову", - предупредил Коннор, не оглядываясь.
   "Ждём", - ответил Мирт.
   Усилив уже имеющееся на себе заклинание отвода глаз кратким заклятием невидимости (в полную силу применять не следует: слишком много сил забирает), мальчишка-некромант всё той же тенью отделился от своих братьев и бесшумно зашагал к двери в подвал Чистильщиков. На улице здесь всегда было довольно пустынно по вечерам. Всё-таки край пригорода. Так что безлюдности Коннор не удивлялся. Но тьма...
   Сосредоточив всё внимание на двери, он как-то не подумал, что надо бы смотреть ещё и под ноги. Поэтому, когда ударился обо что-то мягкое, застыл на месте, резко "бросив" все ощущения вниз, а потом почти упал на колени, быстро обшаривая лежащего у ног человека. Нашёл шею и прижал пальцы, ошеломлённый: что происходит?!
   Через минуту - он ещё не успел ни разглядеть лежащего, ни понять, что происходит, - рядом очутились Мирт и Хельми.
   "Кто это?!" - с требовательным испугом спросил Мирт.
   Вместо Коннора отозвался Хельми, который резко шагнул в сторону:
   "Здесь Эван!"
   "Второй?! Он жив?! - ахнул мальчишка-эльф, поспешно выворачивая карманы тёплой рубашки, набитые взятыми в дорогу снадобьями. - Коннор, что с ними?!"
   "Хельми, тащи Эвана к этому! Сделайте вокруг них сильнейшую защиту от некромагических воздействий! Я за машиной!"
   И встревоженный Коннор кинулся к машине, где оставались младшие, которых он даже не подумал защитить, поскольку не подозревал, что в пригороде может происходить нечто абсолютно нелогичное и ужасающее. Сообразил по дороге предупредить:
   "Мика! Колин! Ложитесь на пол машины! Быстро!"
   Забывшись, он так рвал дверную ручку на себя, что забыл её просто повернуть чуть в сторону, как она обычно открывалась. Вне себя от страха за младших он чуть не сломал её, дёргая и оглядываясь, пока дверь не открылась сама.
   - Ты! Зачем ломать?! - возмутился Мика с пола. - Сказал бы открыть - мы б сразу открыли. Что там у вас?!
   - Так, машину я защитил, - чуть не задыхаясь от пережитого за младших страха, проговорил Коннор, продолжая осматриваться и прислушиваться. - Мика за руль. Включи фары и веди машину к двери подвала. Медленно.
   - Почему - медленно? - не преминул поинтересоваться мальчишка-вампир.
   - Я буду отслеживать всех, кто захочет нас остановить. Колин, следишь за улицей впереди, чтобы не наехать на наших. Они сторожат раненых. Мика, как только увидишь, что свет падает на них, едешь мимо, чтобы они были в темноте.
   - Ух ты... - прошептал подсевший к Мике Колин, мгновенно переключаясь на усиленное магическое зрение и приникая к ветровому окну: в кабине свет не включили.
   Больше Коннору вопросов не задавали: знали, что такое отслеживание, когда магу приходится реагировать на любое раздражение пространства - со всех сторон.
   Медлительные секунды прошли без происшествий. Когда машина доехала до Мирта с Хельми, старшие немедленно втащили в машину двоих Чистильщиков, один из которых точно оказался Эваном, и уложили на пол. Младшим объяснили, как действовать, чтобы состояние Чистильщиков не менялось: на теле у каждого из них не было настоящих ран - обоих коснулось некромагическое заклинание "дыхание смерти". Затем Хельми погрузил обоих в пентаграмму, стабилизирующую физическое состояние на одном уровне. И только позже, убедившись, что двоим Чистильщикам ухудшение не грозит, укрепили защиту машины так, чтобы она пропала из пространства улицы, а значит - и с глаз тех наблюдателей, которые могли бы здесь быть.
   Не глядя на старших братьев, Коннор осторожно приблизился к подвальной двери. Та была полуоткрыта, но внутри царила та же темнота.
   "По бокам", - коротко велел Коннор и, дождавшись, когда Хельми и Мирт спрячутся по обе стороны от двери, распахнул дверь до конца - и немедленно вбросил в широкий коридор поток яркого магического света. Коридор был пуст.
   Мальчишка-некромант быстро зашагал по нему, заглядывая во все комнатушки, где только встречалась открытая дверь. Пройдя половину коридора, еле различая за собой шаги Мирта и Хельми, он встал на месте и поднял руку, останавливая старших братьев. И прислушался, отпуская все свои магические силы и распространяя их по всем помещениям замкнутого подвального пространства. И бросился бегом вперёд - почти до самого конца коридора. Ребята - за ним. Он ворвался в предпоследнюю комнатушку и, бросив магический огонь на стены, чуть не упал перед лежащей на полу темноволосой женщиной невысокого росточка. Маг Чистильщиков!
   - Ванда! Ванда! Ты меня слышишь? Что тут у вас произошло?
   Они общими усилиями переложили женщину на скамью. Благо сиденье было широким, Коннор сел сбоку и сразу принялся выводить из Ванды некромагические следы того же заклинания "дыхание смерти". Ванда - неплохой маг, сумела отбить основное "дыхание", но - увы, не настолько хороший, чтобы суметь избавиться от его последствий.
   Через пять минут женщина, сипя и отплёвываясь после рвоты, сумела усидеть на скамье, прислонённая к стене.
   - Сможешь объяснить, что тут у вас? - повторил Коннор, с тревогой глядя на неё.
   - Приезжали некромаги, - прохрипела Ванда, и Мирт подал ей питьё со своими снадобьями, успев подогреть его. - На двух машинах. Рамон вышел спросить, что им надо. Они сказали, что ищут места в пригороде, где больше всего собирается бездомной молодёжи и детей. Рамон сказал, что без разрешения властей он не имеет права давать такую информацию.
   - Это правда? - с недоумением спросил Хельми.
   - Нет, неправда, - покачала головой Ванда и с жадностью снова отпила из стакана Миртово питьё. - Просто они разговаривали с Рамоном так, словно владели городом. Он понял, что они будут напирать, и сослался на городское правительство. Они сказали, что правительство им не указ...
   - Где Рамон? - резко спросил Коннор.
   - Они увезли его с собой, - сморщилась Ванда от плача. - Ведь он лучше всех знает пригород, а потому они будут выдирать из него сведения и без его ведома. Боги, хоть бы он остался разумным!
   - Когда это было?
   - На улице ещё светло было. Сумерки только-только... - Ванда от бессилия расплакалась, но Коннор положил ладонь ей на голову, вкачивая силы и успокоение.
   - Ванда, на улице Эван и ещё один Чистильщик. Я выну из них некромагические силы "дыхания смерти". Ты сумеешь сама привести их в сознание?
   Женщина-маг сжала кулаки и решительно встала.
   - Где они?
   Через полчаса двое Чистильщиков лежали в комнатушке, указанной Вандой. Женщина-маг убедила Мирта, что у неё в подвале есть и свои снадобья, что лучше бы он оставил их для Рамона, которому сейчас хуже всех. Обнадёженный Коннор стремительно велел своим снова садиться в машину и готовиться к драке. Ванда вышла их проводить.
   - Ванда, среди некромагов был вампир - высокий такой, широкоплечий?
   - Ты знаешь Морганита?!
   - Значит, был, - тяжело сказал Коннор. - Ну, Перт... Нашёл кому доверить...
   И вскоре машина рванула по дороге, идущей параллельно пригородной реке. Как Хельми, так и Коннор чётко видел следы, оставленные машинами некромагов.
   - Коннор, судя по разговору с Вандой, ты понимаешь, что случилось? - осторожно поинтересовался Мирт.
   - Селена предложила Перту не искать детей с даром к некромагии в семьях, потому что оттуда приходится брать их силой, - хмуро ответил мальчишка-некромант. - Она напомнила ему, что в пригороде много бездомных детей-сирот, и привела в пример Ивара. И предложила создать приют прямо здесь, в пригороде, для таких детей. И теперь я не понимаю одного: Перт знает, что задумал Морганит, - или он сам послал его на охоту за такими детьми?
   - Хм... - оскалился Мика. - Судя по всему, ночка нам предстоит весёленькая, ага? Интересно, сколько некромагов с собой взял Морганит? Сумеем с ними справиться?
   - Лишь бы Рамон в живых остался, - тревожно заметил Колин.
   - Когда доедем до некромагов, - суховато сказал Коннор, - Мика и Колин остаются в машине. Вам ясно?
   - Куда ясней, - вздохнул мальчишка-вампир. - Только вы там поаккуратней, ладно?
   - Что значит, по-твоему, - поаккуратней? - с любопытством спросил Мирт.
   - Сначала найдите Рамона, а потом можете делать, что хотите! - заявил Мика. - Слышали, что Ванда сказала? Она боится не за жизнь, а за разум Рамона.
   - Две машины, - задумчиво сказал Хельми. - Если такие, как наша... А если такие, как та, в которой приехал Перт?
   - Будем рассчитывать на десять-двенадцать существ, - спокойно объявил Коннор. - Так, следы некромагов становятся ярче. Они недалеко.
   - Коннор, думаешь, стоит с ними вообще говорить? - встревожился Мирт. - Может, попробовать парочку заклинаний из тех древних, что мы использовали в мёртвом лесу? С применением серой магии?
   - У них Рамон, - отозвался мальчишка-некромант. - А ещё, возможно, они уже кого-то успели поймать. Мика, ты что?
   - Вы сами сказали, что я политик, - пробурчал мальчишка-вампир. - Вот и думаю, что делать. Коннор, ты думаешь, Перта здесь нет?
   - Перт хорошо известен в городе, всё-таки глава храма в Старом городе, а Ванда сказала только о Морганите.
   - Ты можешь отследить Морганита и нейтрализовать только его? Он же наверняка взял с собой только старших учеников! А что они без него могут?
   - Мальчик-то - политик-интриган, как я и с-сказал, - мурлыкнул Хельми. - Ос-станавливай маш-шину, Мика. Коннор, вс-ставай на дорогу, мы с Миртом поможем тебе с-с определением Морганита в прос-странс-стве.
   Старшие насторожённо вышли на ночную уже дорогу - Коннор впереди. Он выпрямился и поначалу отследил вообще группу некромагов, благо источающая ими мертвенная магия виднелась наиболее ярко, когда они все вместе. Определившись, он сказал, не оглядываясь на ребят:
   - Они тоже остановились. Пора.
   Мирт и Хельми подошли к нему и положили ладони на плечи. Горячечное тепло, приправленное усиливающей магией, втекало в его тело (он усмехнулся) вместе с позабытой мыслью Хельми: "И как мы-то не додумались? Надо же - Мика..."
   "Всё просто, - ответил Коннор. - Он же мыслит в одном тоне с нами. Учится".
   От юного дракона пахнуло тёплом понимания.
   Коннор сосредоточился. Сначала невидимые для его глаза фигуры впереди были однородными, на "одно лицо". Затем он начал вычленять более яркую фигуру, которая светилась мощной мертвенной магией. Когда мальчишка-некромант удостоверился, что нашёл Морганита, он на всякий случай украдкой проверил его на личные линии, хотя это было чревато: храмовник-вампир мог легко отследить чужие линии внимания. Но Морганит был слишком занят тем делом, которое помешало ему "оглянуться". Или не посчитал нужным остерегаться чего-либо в пригороде, высокомерно считая, что здесь он самый сильный и даже могущественный.
   - Цель вижу...
   - Добавить с-силы?
   - Нет.
   На свои руки Коннор не смотрел. Они будто сами поднялись - указателем вперёд. Он вытянул пальцы так, что они образовали дуло, а потом слегка раздвинул ладони. Морганит оказался внутри пальцев. Облизав пересохшие от напряжения губы (дышал ртом, словно боялся, что кто-то услышит его дыхание), Коннор приготовился. Фигура Морганита не двигалась... Ладони резко хлопнули, будто прихлопывая попавшуюся муху.
   Коннор медленно опустил руки, не сводя взгляда с рухнувших мертвенных огней, которые постепенно гасли.
  
   Глава девятнадцатая
  
   Неизвестно, что могут устроить ученики-некромаги, оставшись без старшего.
   А ведь в их лапах Рамон - нисколько не маг.
   Ведь опасения Ванды, что его могут превратить в идиота, бесцеремонно покопавшись в мозгах (а это характерно для некромагов - не жалеть живых), очень даже реальны. Теперь же, когда Морганит не в силах что-то сделать по причине своего состояния, ученики могут поиздеваться над живым - это вариант из самых тяжёлых, хотя очень невероятный даже с точки зрения Коннора. Но ведь он этих учеников не знает, так что... Или, что тоже возможно, они могут поступить с Чистильщиком ещё хуже: по-своему выбить из него нужные им сведения. Правда, есть и надежда на то, что в первую очередь они всё же займутся состоянием своего старшего.
   Так что, "отстрелив" Морганита, Коннор рявкнул:
   - Мика, вперёд!
   Машина чуть не подпрыгнула на месте, когда мальчишка-вампир от неожиданности сразу включил большую скорость. Все вцепились во всё, что попало под руки, потому как пригородная дорога тоже была не ахти. Знали, что ехать придётся довольно долго: до группы некромагов добраться - ещё сделать пару поворотов. Просто впереди довольно ровное место, из-за чего некромаги были как на ладони... Пока младшие следили за дорогой, старшие всматривались в происходящее впереди.
   - Не понимаю! - вдруг крикнул Мирт, когда машина чуть поднялась на небольшую возвышенность. - Что-то не так! Учеников должно быть десять плюс-минус! Но некромагических огней там гораздо больше!
   - Взяли больш-шие маш-шины, как мы думали ранее? - предположил Хельми. И резко втянул воздух сквозь зубы. - Коннор... Там два круга некромагичес-ских меток... Маленький - в больш-шом... Не понимаю...
   - Вижу, - напряжённо откликнулся мальчишка-некромант. - Может, ученики сгрудились в два круга, защищая Морганита? Ведь я только выбил из него сознание! А они не понимают, что происходит!
   - В маленьком круге одна метка упала, - сказал изумлённый Мирт. - Что там у них происходит? Морганит... Он, случаем, не собирается выпивать своих учеников, чтобы...
   - Он не в том состоянии, чтобы делать сейчас нечто практическое, - уже раздражённо отозвался Коннор. - После моей атаки он должен быть вообще без сознания!
   - Второй упал! - ахнул Мирт.
   Несколько секунд молчания - и Коннор не выдержал:
   - Мика, гони! И переключайся на углубленное магическое зрение!
   Он услышал мысленную ухмылку обрадованного мальчишки-вампира, и машина ринулась во весь опор - с выключенными фарами, точно ночной тёмный зверь, стремительно мчавшийся по пустынной тёмной улице.
   На первом повороте занесло так, что чуть не перевернулись. Не перевернулись - к удивлению нервно хихикавшего Мики, пока тот не сообразил:
   - Коннор, ты держишь скорость?!
   - Держу!
   Старый трюк: когда не хватает машинной скорости, сильный маг может добавить столько сил, что машина и в самом деле едва касается колёсами дорожной поверхности. Так сделала Селена, когда братство мчалось спасать оборотней-двойняшек и Берилла с его старшим братом, пока с другого конца деревни на их мир изливалась страшная вторая волна магических машин. Так время от времени делали ребята, когда надо было для проверки съездить к дому Агаты, а на обратном пути опаздывали домой.
   Что-то процедил сквозь зубы Хельми и добавил силы.
   Охнул Колин, изо всех вглядываясь в темноту впереди. Что-то зарычал Мика, с трудом справляясь с несущейся по плохой дороге машиной.
   Мирт не стал включать свои силы в общий силовой поток братьев. Он выглядел таким сосредоточенным, что и без подслушивания Коннор понял: мальчишка-эльф мысленно проверяет свои запасы снадобий
   Второй поворот ознаменовался тем, что старшие братья сумели определить: более широкий круг некромагов отличался неравномерным свечением мертвенных сил. А в маленьком кругу упали ещё двое, чьё свечение до падения было жёстко упорядоченным: этому обычно в первую очередь учат в храме - знал Коннор. В этом маленьком, насколько на скорости успели посчитать ребята, осталось всего пятеро учеников-некромагов.
   Когда Хельми озвучил их количество, он вдруг дёрнулся.
   - Больш-шой круг - не х-храмовники?! Это... мес-стные! Или?..
   На мгновения мальчишка-некромант перестал вливать силы в машину, а через секунды должен был признать: юный дракон прав! Широкий круг образовали не ученики-храмовники! Но одновременно Коннор заволновался ещё больше: широкий круг медленно, но неотвратимо пошёл на сужение. Плевать на Морганита! Там Рамон! Неизвестно, в каком он состоянии. Неизвестно, что могут сотворить с ним эти неопознанные некромаги... Впрочем, учеников-некромагов тоже жаль. Они не виноваты, что у них руководитель - такой... дурак! И снова всплыл вопрос: знает ли Перт, что учудил его помощник?!
   Крепко вцепившись в поручень, Коннор освободился от куртки. Оглянулся Хельми - сделал то же самое. Мирт недовольно скривился: у него в карманах рубахи маловато снадобий, но карманы куртки набиты всем необходимым для целения.
   - Сколько их там?
   Вопрос Мирта Коннор понял. Не маленький круг интересовал мальчишку-эльфа. Большой. Коннор пожал плечами, хмыкнул.
   - Они постоянно перемещаются. Я споткнулся на восемнадцатом. Но, по прикидкам, их около тридцати. Если считать самых маленьких.
   - Перемещаютс-ся? Никакой дис-сциплины! - иронически воскликнул Хельми. Он часто дышал, скалясь от напряжения и переживая будущую драку.
   - Коннор, приближаемся! - напомнил Мика. - Что делать дальше?
   - Сейчас отрезок дороги будет коротким. Нам надо въехать между линиями двух кругов слева! Там большее пространство для машины - никого не задавим и успеем понять, что творится, на месте!
   - Удобно! - оценил Колин. - Получается, почти по прямой! Мика, сумеешь затормозить, не перевернув машины?!
   - Фи! - высокомерно фыркнул мальчишка-вампир. - Эту машину я с Джарри недавно ремонтировал - знаешь, сколько здесь в тормозах разных интересных штучек!
   Мертвенные огни замерли - невидимые пока существа, наконец, заметили стремительно летящую к ним машину.
   Оба круга стояли в естественном угле, образованном двумя длинными домами со сбитыми когда-то, в войну, крышами. Сейчас оба дома явно не заселены. Во всяком случае - обычными жителями.
   - Держись! - заорал Мика - и залихватски не просто затормозил, а ещё и завиражил между линиями двух кругов так жёстко, что неизвестные в панике шарахнулись от неё. И неожиданно для них получилось, что вновь прибывшие оказались внутри разбитого маленького круга некромагов-храмовников.
   Коннор предполагал, что пару-тройку минут к машине никто не подойдёт. А потому... "Психология!" - снова вспомнил он слова Селены. И кивнул юному дракону.
   Первым из машины вышел Хельми. Юный дракон, высокий и мгновенно вычисляемый всеми, тряхнул плечами. Два щелчка почти одновременно - и руки вооружились боевыми когтями и локтевыми плавниками, острыми и беспощадными. А затем он, пренебрежительно к опасности за спиной, отвернулся к машине - и над ней, включая всех тех, кто рядом оказался, раскинулся сверкающий купол из пентаграмм
   Коннор, закончивший начатую в дороге защиту машины, вышел следом и не так впечатляюще. Пока внимание молчавших, хотя и начинавших роптать неизвестных сосредоточилось на Хельми, он быстро обогнул машину и легко вошёл в круг учеников-храмовников.
   - Это Коннор, - негромко проговорил кто-то из них дрожащим голосом.
   - Где Рамон? - резко спросил мальчишка-некромант, сообразив: его узнали те, кто приезжал с Морганитом, чтобы забрать из Тёплой Норы Ивара. Они тогда прогулялись по пейнтбольному полю, а братство присоединилось к ним, в дружеской беседе объясняя назначение всех странных сооружений.
   - А... кто это?
   - Чистильщик, которого вы забрали!
   - Он здесь, рядом с Морганитом... С нас содрали защиту в одни миг! И нас... убивают!.. Коннор, вы поможете нам?!
   Его чуть не передёрнуло. Помочь - этим? С другой стороны, если судить по всему, чем опять-таки виноваты эти несчастные ученики?
   - Объясните мне, что произошло.
   - Морганит нашёл в сознании Чистильщика микрорайон, где есть много бездомных детей, и мы приехали сюда. А когда нашли первого... - Дыхание у плохо видимого ученика некромагов перехватило, и Коннор закончил:
   - ... сюда собрались все некроманты и некромаги этого микрорайона. Так?
   Рассказывавший опустил голову. Бросил взгляд на машину из Тёплой Норы. На её защитный купол, переливающийся мягкими огненными бликами.
   - Они разгромили наши машины! Мы даже убежать не можем! Они всех нас убьют поодиночке, пока мы бежим! И... вас тоже... - обречённо добавил он, наверное сообразив, что ребята из Тёплой Норы приехали в пригород небольшим количеством.
   - Что они использовали?
   - "Руку покойника"... - ответил другой.
   - Да что их всех только на этой "руке" перемкнуло... - пробормотал Коннор и скомандовал: - Переносите всех своих в нашу машину! - И добавил тоном, не терпящим возражений: - Рамона - первым!
   - Да-да! Конечно!
   - Умеете убирать последствия "руки"? Они всё ещё живы, насколько я вижу? Значит, умеете. Мирт, помоги им! - велел он понапрасну, поскольку Мирт уже склонялся над каждым из лежащих тел. Судя по всему, Рамону здорово повезло, что на момент нападения на них "некров" данного микрорайона он уже был без сознания.
   И Коннор помнил очень хорошо, как некий "хозяин" микрорайона устроил эту самую "руку покойника" Ладе. Но Лада не некромаг, хоть и сумела часть заклятия отразить. А эти ученики-храмовники хоть немного, но должны быть защищены от таких... катаклизмов, так что в первую очередь его интересовало состояние Рамона. Быстрый взгляд на тело Чистильщика, анализ - и мальчишка-некромант выдохнул: Рамон жив и будет жить. Значит, у него есть время подождать, пока Коннор и ребята не разберутся с тем, что здесь случилось. И пока братство занимается теми, кто использует запрещённые с мирной жизни некромагические приёмы.
   Поглядывая на собравшихся толпой перед машиной здешних "некров" - некромагов и некромантов, Коннор помог храмовникам быстро перетаскать в машину всех, кто не мог двигаться. Потом туда же набились стоявшие на ногах. Последний ученик-некромаг, тот, который сказал про "руку покойника", захлопнул дверь в машину, стоя на дороге. Удивлённый Коннор спросил:
   - А ты чего не зашёл?
   - Я бывший Белостенный, - угрюмо сказал тот. - Буду драться вместе с вами.
   Он договаривал, когда дверь машины приоткрылась.
   - А вы будете драться? - обеспокоенно спросили изнутри. - Может, лучше уехать отсюда, пока они растерялись? Потом порвут защиту в клочья. Они сделали то же самое с нами, как только Морганит упал.
   - Или устроить непроходимый ров между машиной и теми, - добавил кто-то.
   "Коннор, пора что-то предпринять", - услышал он Мирта.
   "Эти - зашевелились", - предупредил Хельми.
   - Если мы так поступим, в эту часть пригорода нам уже никогда не войти, - объяснил Коннор и, усмехнувшись, услышал жалобное ворчание из машинной тьмы: "Как будто нам сюда и хотелось..."
   Но дверь открылась шире, и оттуда выпрыгнули ещё двое. Судя по напряжённым и низковатым голосам - самые старшие.
   - Что вы хотите делать? - нервно сказал один. - Может, и правда - сбежать, пока они совещаются? Их слишком много!
   - Мальчики, - чуть ли не нежно обращаясь к спрашивающему, откликнулся Коннор. - Зайдите в машину. Вы же видите, какая вокруг неё защита. А со взрослыми дяденьками (он улыбнулся, вспомнив, как однажды это сказала Лада) мы уж как-нибудь и без вас справимся. - Уже обычным тоном, снова добавив лишь интонацию не терпящего возражений, велел: - Или просто не лезьте - не мешайте нам!
   И отвернулся к толпе, которая уже не роптала, а постепенно наращивала крик, озлобленный и угрожающий. Усилив магическое зрение и приглядевшись, он рассмотрел среди "некров" довольно много оборотней, которые явно использовались местными некромантами и некромагами в качестве телохранителей. Прислушавшись же к злобному гомону толпы, сообразил, что даже устрашающая фигура юного дракона вскоре перестанет устрашать всех... Но убегать нельзя... Пока Коннор только ощущал мелкое покусывание - результат различных приёмчиков, которыми пытались прощупать его, но эти слабые укусы сквозь личную защиту, сквозь тонкие, но крепкие стены драконьего купола он чувствовал, как падение игл с хвойного дерева на кожу.
   Они уже поняли, что машина, со всеми её пассажирами, недосягаема для них. Пока. Если будут рваться к ней в одиночку. Но, если додумаются объединить свою силу - силу толпы, они вполне могут добраться до пришельцев в их микрорайон.
   Жаль, нельзя использовать Морганитово "дыхание смерти". Приём лёгкий, но... Точечно всех "некров" Коннор не успеет повалить, а накинуть "дыхание" сразу на толпу, равномерно распределив силу над ней, - не выживут дети, которых он тоже видел в толпе взрослых... И мама Селена права: детей здесь много, пусть не все они с некромагическим даром. А значит, "дыхание смерти" убьёт их мгновенно.
   Коннор быстро скосился на Хельми.
   "На какое время тебе хватит сил удерживать купол?"
   "Если суммировать их общую силу - двадцать минут".
   Хм. Юный дракон тоже подумал о потенциальном объединении толпы.
   "Надо сделать что-то впечатляющее, чтобы они ушли. Мысли вразброд. Ничего не могу придумать. Драка тут точно не поможет. Поможешь?"
   "Твой коронный номер - поднять здешних мертвецов сумеешь?"
   "Я тоже продолжаю вливать силы в купол. Моё положение с силами сейчас: или купол - или мертвецы".
   "Ученики Морганита... Можно ли их как-то использовать?"
   "Ты говоришь о них, как о... Хм. А ведь среди них есть бойцы..."
   Толпа "некров", как про себя обозвал их мальчишка-некромант, становилась плотней именно с их стороны - со стороны, где возле приоткрытой двери стояли ребята.
   - Почему вы молчите? - не выдержал бывший Белостенный. - Неужели вы ничего не собираетесь делать? Если не заметили, то обратите внимание: к ним подходят всё новые некроманты! Их уже больше пятидесяти!
   - Ты считаешь и оборотней, - недовольно сказал Коннор и замер. Медленно договорил: - Если мы выйдем из-под купола... Если я выйду из-под купола...
   - Они просто-напросто сожрут тебя, - недовольно сказал бывший Белостенный.
   Но Коннор уже поймал нужную мысль, почему и не думал теперь мысленно разговаривать с Хельми и прислушивавшимися к нему братьями.
   - Задачка, - чётко сказал он. - Машина с мирными пассажирами. Окружена агрессивной толпой, готовой вот-вот наброситься на неё. Что нужно сделать при данных условиях, чтобы защитить машину с мирными пассажирами?
   - Ничего себе - мирные мы, - прошептал Мирт за спиной. - Коннор, ты уверен?
   - Уверен. Толпа ждёт зрелища. Она его получит. Мирт, мне нужен дождь. Когда я скажу, я должен получить его. Хельми.
   - Да, Коннор.
   - Не вступай сразу в бой. Если всё окажется слишком плачевно, зови Колра. Твой зовущий крик он должен услышать сразу. Защита продержится до его появления.
   - Понял. С-скольких ты возьмёш-шь на с-себя?
   - Если откажутся от поединка, двенадцать.
   - Ес-сли они начнут дейс-ствовать некромагичес-ски против тебя?
   - У меня будет пятнадцатиминутная фора - некромагическая защита. - Он оглянулся наконец на машину. - Мика, у тебя под сиденьями несколько длинных шестов. Дай мне два. Всё, - сказал он, мельком посмотрев на эти шесты в своих руках. - Я пошёл.
   Три шага - и он встал у прозрачной стенки купола. За спиной охнули - кажется, бывший Белостенный сообразил, что он выходит из-за защиты.
   - Он с ума сошёл? Он собирается драться с ними этими палками?!
   - Нет, - леденяще спокойно ответил Хельми бывшему Белостенному. - Он с-собирается напугать нес-сколько с-сущес-ств, чтобы ос-стальные разбежалис-сь.
   - Напугать?!
   Дальнейшего Коннор не услышал. Ещё один шаг - и он очутился вне защитного купола. Толпа, притихшая после его первого же шага к ней, взволнованно качнулась к нему, бесстрастно идущему к первому ряду людей и оборотней. Когда до первых существ осталось шагов десять, Коннор остановился. Пора.
   Он воткнул шесты рядом с собой и, медленно и низко поклонившись замолкшей толпе, выпрямился.
   Толпа замерла. Один мужчина вздрогнул было - явно шагнуть навстречу, но суетливо отшатнулся спрятаться между другими.
   Коннор поднял полусогнутые руки - в стороны, на уровне груди, ладонями кверху. Над шестами, воткнутыми в землю. Над иллюзией, уже наброшенной на шесты. Толпа видела не палки. Она видела суковатые посохи с длинными крюками, обвитыми вьющимися травами. Посохи, вокруг которых тлела призрачно-зелёная магическая сила.
   В этом углу было темно так же, как во всём пригороде. Но собравшиеся живые существа обладали либо магическим зрением, либо отличным ночным зрением оборотней. Что бы ни случилось магического, видеть должны были все.
   По бокам от мальчишки-некроманта взвились поначалу не очень заметные вихри, любовно обвившие шесты-посохи. Мусора здесь хватало, так что вихри всасывали в своё упругое движение любой мало-мальски лёгкий предмет...
   В толпе встревожились и нервно заговорили - пока ещё только растерянно и невнятно, но главное - кажется, они начали узнавать... Расчёт Коннора был только на одно: в этом отдалённом от всех микрорайоне, поблизости от мёртвого леса, некоторые заморочки тёмных друидов должны узнать все, имеющие отношении к магии. Мёртвый лес уничтожен, как и его негласные хозяева. Одновременно с ним было уничтожено заклятие забвения, так что живущие именно в этой части пригорода теперь хорошо знали и историю мёртвого леса, и то, какими были тёмные друиды, кравшие детей с улиц...
   Когда вихри выросли на несколько голов выше его самого, он начал работать пальцами - скрытно, но жёстко дирижируя движением тёмных и всё заметней толстеющих, расширяющихся друидских вихрей. Теперь они не только кружились неподалёку от него, словно насаженные на шесты-посохи, но начали подтанцовывать - и уже не на месте, а мотаясь и шатаясь то к толпе, то от неё. А будучи увесистыми и на вид постепенно всё более тяжелеющими, они и в самом деле начинали пугать толпу собравшихся "некров". Любое движение пошатывающегося вихря к толпе - и она со взбудораженным криком пятилась ближе к домам...
   Настроенный на толпу, Коннор в первую очередь заметил, что некоторые существа, стоявшие с противоположного края толпы, потихоньку давали дёру в узкий переулок между двумя домами. И наконец, дождался главного: кто-то в толпе - узнал! Он уловил почти призрачный ошеломлённый шёпот, услышанный остальными: "Тёмный друид!" И внутри победно вспыхнуло тёплое чувство: драки не будет!.. Правда, они ещё не вполне впечатлились, чтобы поверить, что перед ними настоящий тёмный друид...
   "Мирт - дождь!"
   И он резко поднял левую руку, словно собираясь дёргать за какую-то невидимую толпе верёвку. И так же резко рванул руку на место, продолжая удерживать в бешеной пляске два колдовских ветра друидов, которые выросли в три его роста, а "нажрались" мусора настолько, что выглядели фигурами, к которым опасно приближаться.
   Не дождь - слепой от насыщенности ледяной ливень грохнул с тёмных от грозовых облаков небес на землю между толпой и Коннором! От него тянуло влажной, снежной промозглостью и подгнившим в болотно-стоячей воде деревом... От этой студёности, бьющей в лицо даже на расстоянии, хотелось передёрнуть плечами... И рядом с этим ливнем невозможно разговаривать! Этот жуткий грохот заглушал любой крик!
   Поверили!
   Всполошённая и перепуганная толпа в панике бросилась рассеиваться во все стороны!.. Застыв на месте, Коннор только старался закрыть своё сердце и не переживать из-за того, что в этой толпе есть маленькие дети, которых могут не только сбить с ног, но и затоптать обезумевшие от страха взрослые особи! Если он начнёт переживать - не сумеет удержать на должном уровне ветер друидов, а ведь ещё ничего не закончилось...
   Бывшим в толпе детям повезло, что толпа ринулась в разные стороны. Кроме всего прочего, и Коннор не учёл, что дети были здесь отнюдь не просто бездомными, а чаще всего принадлежавшими определённым группировкам или семьям "некров". Их хватали, едва натыкаясь во тьме на маленькие фигурки или расслышав в общем суматошном вопле тоненькие вскрики, и уносили с собой подальше от этого ужаса, до сих пор владеющего пригородом... А ливень неумолимо расширялся от Коннора, мерно приближаясь к домам, будто подгоняя обезумевшую толпу...
   Он опустил руки, наблюдая за происходящим сквозь гремящий ливень. На месте толпы не осталось ни единой живой души. Ни взрослых, ни детей... Но ливень был настоящим. Он так бил в эту землю, что, даже захоти кто-то из оставшихся вернуться к одинокой машине внутри купола, вряд ли этот смельчак сумел бы преодолеть размякшую в жидкую кашу грязь. Да и пробиваться сквозь воду, сильно падающую с небес, безжалостно вбивающую всё живое в грязь, - себе дороже...
   Коннор послал оба ветра друидов в ливень. "Мирт, можно заканчивать".
   Дождь перестал греметь не сразу... Коннор выдрал из земли шесты запасливого Мики. Они неплохо послужили для маскировки. И вернулся к машине.
   - Оба забрал? - спросил бдительный Мика, выглядывая из машины.
   - Оба.
   - Устал? - спросил обеспокоенный Мирт.
   - Нет. Успел перевести остатки защиты в силу. - Он оглядел всех и спросил, пожав плечами: - И что теперь нам делать? Ребята, ваши машины точно не на ходу?
   - А разве вы не хотите возвращаться? - удивлённо спросил бывший Белостенный, и с почтением глядя на него - и с примесью подавленного страха.
   - Мы приехали сюда по делу, - кратко ответил Коннор, ощущая, что всё-таки устал.
   Не столько физически. Вымотало напряжение. И оно не отступало. Из-за сумятицы с последующими действиями. В самом деле: что делать с учениками некромагов? С Морганитом? С Рамоном? О, Рамон!
   - Мирт, что с Рамоном?
   - Голову ему перевязал. Скоро придёт в себя, - доложил Мирт.
   - А с Морганитом как?
   - Его ученики-некромаги привели в себя.
   - Ладно, пусть выйдут из машины - учеников имею в виду.
   - А зачем? - спросил бывший Белостенный - и внезапно ахнул: - Это вы?! Вы его?!
   - Я, - спокойно сказал Коннор и устало оскалился, собирая остатки драчливости: - Знаешь, как надоел! Постоянно лезет, куда не надо! В общем, зовите учеников на улицу, а мне с Морганитом поговорить надо.
   Через минуту в салоне остались Рамон, который старался открыть глаза, а Мирт старался помочь ему в этом; Морганит, усаженный на скамью и придерживаемый за грудки, таращился на Коннора и... прозревал. Наверное, своему ученику, рассказавшему обо всём, что случилось, не очень поверил. А тут... Любопытно, тот, бывший Белостенный, сказал ему о своей догадке, что не здешние обитатели "подстрелили" его, а братство? Коннор решил считать, что Морганит знает.
   - Прежде чем ты заговоришь - и мне захочется снова тебя вырубить, выслушай. Будешь слушать меня?
   - Буду, - прохрипел храмовник-некромаг.
   - Видишь этого благородного человека, сидящего напротив? На ближайшие несколько часов этот человек - самая большая драгоценность в твоей жизни. Ты меня услышал, Морганит? Кивни, если так.
   Тот зарычал, ощерившись, но кивнул.
   - Объясняю, в чём дело. Сейчас твои ученики помогут этому человеку (подбородком указал на Чистильщика) идти. Возьмут его с двух сторон под локотки. Это понятно? Кивни. Вы будете идти следом за ним, потому что он должен вас вывести к штабу Чистильщиков. Там вы вежливо попросите у Рамона машину Чистильщиков. Вежливо. Кивни! И уедете в Старый город.
   - Но до штаба столько времени! Столько пути надо пройти! - возопил Морганит. - Мы возьмём твою машину!
   - Я?! - поразился Коннор. - Доверю свою машину храмовнику, который разбил за пару минут две машины?! Ни за что!
   - Ты!.. Ты!.. - заикался вампир от злобы.
   - А что я? - хладнокровно сказал мальчишка-некромант. - Я всего лишь спас тебе жизнь. Тебе и твоим ученикам, о чём ещё напомню Перту. Так что - шагай давай отсюда и помни: ты отвечаешь за жизнь и здоровье этого Чистильщика! Рамон, ты меня слышал?
   - Угу... - тяжело выговорил Чистильщик и с трудом поднял голову, попытался улыбнуться. - Кто, как не Коннор...
   - Если мы своё дело выполним пораньше, по дороге заберём вас, - пообещал Коннор и помог вынести из машины двоих взрослых. Рамона жаль, но ничего не поделаешь. Главное, что он выжил, несмотря на разбитую голову, о которой Коннор тоже собирался чуть позже напомнить Перту. Или припомнить.
   - Может, вы нас довезёте до штаба Чистильщиков, - робко сказал один из учеников-некромагов, - а потом поедете по своим делам?
   - Морганит сам выбрал свой путь, - насмешливо сказал Мирт. - Жаль, конечно, что вам придётся сосуществовать в этом мире с этим старшим, но... у нас свои дела, более важные, чем доставка группки некромагов и их руководителя в штаб Чистильщиков. Рамона вот взяли бы с собой, а потом вернули. Но ведь он человек совестливый, побоится вас одних отпускать в незнакомом микрорайоне.
   Приходящий в себя Чистильщик усмехнулся и вздохнул, обращаясь к ученикам:
   - Ну что, ребятки, идём. Провожу вас. Не впервой мне здесь пешком ходить. Не тревожься, Коннор. Выведу ребят к себе. И машину дам...
   В темноте раздался раздражённый рык Морганита, но, увы - ситуацией он не владел. Братство быстро село в машину, и Мика дал газу, возвращаясь на пригородную дорогу от зданий... Глядя на медленно идущих учеников, постепенно остающихся далеко позади, Колин тихо спросил:
   - Коннор, ты уверен, что на них не нападут снова?
   - Морганит сейчас не в том состоянии, чтобы пытаться сделать что-то агрессивное. А сплочённая толпа людей отпугнёт сейчас кого угодно. Я - уверен. Но больше всего мне не нравится моя же идея - что придётся их подобрать на обратном пути. А ведь нам ещё возвращаться на нужную дорогу, да ещё ехать в обход.
   - Обход - не страшно, - выдохнул Мика. - Ты не забыл, что там дорога хорошая, а значит - доедем быстро?
   Они замолкли. Машина вновь мчалась по тёмным дорогам неосвещённого микрорайона, и Коннор тщетно старался переключиться на мысли о сумке Ивара и её содержимом, но перед глазами - всё та же устало бредущая толпа несчастных учеников-некромагов и их дураковатого, излишне ретивого руководителя. И бедолаги Рамона. Нет, честно говоря, несмотря на защиту, окутывавшую эту группу невольных путешественников, Коннор не совсем был уверен, что по дороге с ними ничего не случится. Но деваться некуда. Если на некромагов с Рамоном нападут, они сумеют продержаться до возвращения братства. А вот что будет в ближайшем будущем с Иваром, если они сегодня не заберут его сумку, Коннору даже предполагать не хотелось.
  
   Глава двадцатая
  
   Серьёзно и строго поговорить с Иваром о его неподобающем поступке Селена решила сразу после тренировки на пейнтбольном поле. Но... Сначала он куда-то пропал - потом она выяснила, что он бегал к Коннору на мансарду. Потом появился и некоторое время хмуро наблюдал за беготнёй на пейнтбольном поле. Когда Селена его заметила и решилась на беседу, он уже бегал вместе с самыми маленькими - кажется, общее веселье захватило-таки и его. И, увидев его бегающим в толпе малышей и бывших ясельников - причём повсюду таскающим за собой Айну, Селена немного не то чтобы смутилась, но смешанные чувства испытала, ведь ждала его, чтобы отчитать. Да и на поле она-то осталась, потому что отпустила Вильму погулять перед сном с обрадованным Моди. Личное время хозяйки Тёплой Норы позволяло.
   Малышня, вооружившись почти опустевшими маркерами, беспорядочно бегала по пейнтбольному полю наперегонки, вопя и визжа, а заодно преувеличенно изображая звуки маркеров: "Бух! Ба-бах!" Ирма сначала пыталась как-то упорядочить эту стихийную толпу, заставить всех играть в определённую игру, а потом махнула рукой и носилась вместе со всеми, от азарта докричавшись до хрипа и сипа.
   "Ладно, - решила Селена. - Зайдёт Ивар в дом - там с ним поговорю!"
   Мальчик-некромаг тоже где-то - наверное, у старших ребят, - раздобыл маркер и потому пытался на пару с хохочущей Айной изображать то ли Ирму-снайпера, то ли её телохранителей - Вади и Берилла. Двигался он очень даже активно, так что Селене пришлось разок даже мчаться на дружный ор малышей, сгрудившихся у одного из сооружений. Заглянув в канавку-окоп, обычно замаскированный сетью, она обнаружила, что Ивар и Айна не просто свалились вниз, а ещё и запутались в той самой сети. Причём Ивар злился, что застрял, а Айна уже плакала от смеха.
   Что ж делать... Послали за старшими, чтобы те помогли вызволить из пейнтбольной ловушки неожиданную парочку.
   Ну а потом, ближе к ужину, стало совсем темно, а некоторые малыши в этой вечерней тьме плохо видели. Пришлось загонять всех либо в дом, либо на игровые площадки сада, где ярко светили фонари. Шагая с поля к изгороди, а потом по улице к Тёплой Норе, Селена обдумывала, как и о чём поговорить с Иваром, а заодно размышляла, почему мальчик-некромаг стремится быть рядом с Айной. Неужели по принципу "противоположности сходятся"? Айна как ранее была, так и сейчас осталась самой спокойной девочкой в Тёплой Норе. Ивар же - жёстко сплетённый узел нервов и бесконечного, кипящего сумбура...
   Но и в доме поговорить с мальчиком-некромагом не удалось. Старшие втихаря ускользнули на улицу, сообразив, что Селена и дома приглядит за младшими. А всё потому, что за Люцией пришла Аманда. Для детей её появление значило: семейная чёрного дракона любит поболтать, а потому и Селене не будет в тягость наблюдать за младшими. Логика повседневности!
   Проблему с воспитательной беседой решил Риган.
   Пока Селена слушала, как Аманда рассказывает об аккуратных швах, которые умело делает новенькая девушка-оборотень Минна, хозяйка Тёплой Норы ненароком уловила странную сценку в детском уголке: Ирма вдруг склонилась к Бериллу и двойняшкам-оборотням, что-то вполголоса, а то и шёпотом сказала им, кивая на лестницу к второму этажу. Селене показалось, она считала с губ Ирмы слово "Риган". Айна, наверное, услышала. Она с тревогой посмотрела туда же. Также оглянувшись, Селена заметила мальчика-дракона. Тот, насупленный и даже суровый, поднимался по лестнице на второй этаж, куда чуть раньше побежал Ивар - вспомнила хозяйка Тёплой Норы. И забеспокоилась.
   - Аманда, я на минуточку, - поднимаясь с дивана, "отпросилась" Селена.
   - Иди-иди, - кивнула та. - Люция разыгралась, так что я её заберу, когда вы в столовую пойдёте.
   Машинально улыбнувшись ей, благодарная, хозяйка Тёплой Норы заторопилась по лестнице наверх. К комнате Ригана, только что встревожившего её своим видом, Селена подоспела вовремя. Встревожилась-то она потому, что характер у мальчика-дракона тот ещё. Пока он спокоен - дружелюбен, но только задень его чем - вот уж тут такое упрямство и упёртость проявлялись! Ничем не прошибёшь! А случившееся на пейнтбольном поле его очень задело.
   Селена успела отшатнуться от приоткрытого дверного проёма вовремя: из комнаты с сухим свистом вылетела котомка Ивара! А изнутри чуть позже раздался голос мальчика-некромага - видимо, Ивар не сразу справился с оторопью:
   - Ты что делаешь?!
   - Тебя выгоняю! - резко ответил Риган, явно сердитый, "как сто ураганов".
   Снова пауза. Прислушиваясь к комнате (да что там! Бессовестно подслушивая!), Селена, едва дыша, подняла котомку Ивара, которая отлетела чуть вбок по коридору.
   - Почему?
   - А вдруг ночью ты возьмёш-шь - и убьёш-шь меня, пока я с-сплю?
   - Ты чё? Ненормальный?! - Изумление в голосе Ивара смешалось с возмущением.
   - А ты? Нормальный? Я видел, как ты ударил Коннора в с-спину! На поле! Я не х-хочу, чтобы такой... - он споткнулся, видимо не зная, как посильней обозвать Ивара. - ... такой жил в моей комнате! Я х-хочу ночью с-спать, а не боятьс-ся! Выметайс-ся!
   - А если я не уйду? - задиристо спросил Ивар.
   - Ты думаеш-шь, я тебя прос-сить буду? - удивился Риган.
   В следующий миг ахнувшая Селена успела-таки перехватить Ивара, выброшенного из комнаты мощной магической волной, иначе бы он врезался в коридорную стену напротив. Правда, и то, что сама Селена чудом избежала удара спиной о ту же стену. Ивар-то полегче весом, да и летел из комнаты самым настоящим снарядом!.. Так что в стену врезалась именно она. Ну, или прислонилась к ней, чтобы удержаться на ногах от сильного толчка. Как посмотреть, в общем.
   Укрепившись на ногах и откинувшись от стены, изумлённая (ничего себе! Я ещё и поймать его успела!) Селена поставила ошеломлённого Ивара на ноги, отдала ему котомку и шагнула в комнату со строгим:
   - В следующий раз, Риган, не так сильно.
   - Ой, С-селена! Я не знал, что ты там, - виновато проговорил мальчик-дракон, умудряясь при этом искреннем раскаянии ещё и сверлить злыми глазищами Ивара.
   Тот стоял за порогом комнаты и потряхивал свою котомку, будто желая убедиться, что в ней всё на месте, но не заглядывая в неё. Глаза в пол, вид бесстрастный.
   - Так, решим проблему, - сказала хозяйка Тёплой Норы. - Риган, ты не хочешь, чтобы Ивар оставался в твоей комнате. Я правильно тебя поняла?
   - Правильно, - проворчал мальчик-дракон, стоя посередине своей комнаты так, словно готовясь отразить внезапную атаку.
   - Ничего страшного, - обернулась Селена к Ивару. - Ты уже почти освоился с домом, так что, думаю, для тебя не будет проблемой занять другую комнату.
   - Да, - кратко отозвался мальчик-некромаг.
   Слишком быстро - встревожилась Селена. Слишком быстро согласился. Или она права, и Ивар и в самом деле теперь может занять другое помещение? А что, если он... Додумать не успела. Мальчик-некромаг спокойно выждал, пока она совсем выйдет из комнаты Ригана, а потом послушно отправился за ней следом, пока она заново показывала ему пустые комнаты, готовые для заселения.
   Он вошёл в первую попавшуюся из предложенных двух комнат и немедленно сел на стул рядом с кроватью. Его взгляд она прочитала легко: "Посидишь?" Но, сев на стул рядом, она вздохнула, потому что в этой ситуации начинать разговор о его проступке на пейнтбольном поле... как-то неудобно и даже жестоко. Или нет?
   Он начал беседу сам. Почесал затылок, посопел и спросил:
   - То, что я ударил Коннора в спину, это очень плохо?
   - Очень.
   - Но остальные хотели его подстрелить из маркеров! Разве это не то же самое?
   Селене захотелось помотать головой: вот как он оценивает своё действие?!
   - На поле шла командная игра, - объяснила она. - В спину Коннору могли выстрелить, но из маркера. И только ребята из команды-противника. Ты - не играл.
   - Но я пошутил!
   - Твоя шутка обошлась всем очень дорого. Да, игра в пейнтбол - это всего лишь игра. Но из-за твоего ветра друидов пострадали обе команды. И зрители.
   - Это как? - озадачился Ивар.
   Хм. Как и все подростки, он видел только личное действие.
   - Расписание в Тёплой Норе очень плотное. Ребята хотели сыграть в пейнтбол и подготовиться к воскресной встрече с военной школой, а потом заняться своими делами. А ты эти дела отодвинул и оставил всем на них мало времени. Это обидно - планировать что-то и не получить. И команда, которая играла против команды Коннора, осталась не очень довольна, ведь ребята получили победные очки не по игре.
   - Я помешал всем, - спокойно констатировал Ивар. - Я больше не буду мешать.
   - Не совсем так, Ивар... - Селена помолчала и попробовала по-другому: - Понимаешь, прежде чем что-то сделать, надо сначала посмотреть, как это дело отразиться на всех, кто рядом с тобой. И тогда никто никому мешать не будет.
   - А сейчас я мешаю?
   Вопрос поставил в тупик. Задан спокойным тоном. Но как угадать, что тон этот не наигранный?.. И что значит - сейчас? Как ответить так, чтобы мальчика понял и не обиделся? Селена растерялась, а потому слукавила:
   - Сейчас - нет. Сейчас ты уже часть Тёплой Норы и её компании.
   - Но они там, а я здесь... - пробормотал Ивар, глядя на свои ботинки и слегка постукивая подошвами о пол. А потом быстро, не давая Селене возразить (да и возражение она не успела придумать), он улыбнулся ей: - А играть можно? Со всеми?
   - Конечно, можно! - обрадовалась Селена. - Ты положи свои вещи здесь и беги! Тем более - скоро ужинать.
   Уже в спину ей он спросил:
   - А где братство?
   - Ребята уехали в квартиру Агаты - это наша девочка, чей дом находится в не очень хорошем районе. Они проверяют квартиру, чтобы туда никто не залез.
   - А... надолго?
   - Обещали приехать к ужину. - Она было повернулась к коридору, но мгновенно представила, как он останется сидеть в этой пустой комнате - в полном одиночестве, и кивнула: - Ну что? Спустишься со мной в гостиную?
   - Спущусь.
   Пока шли по коридору, Селена гадала, как он посмотрит в комнату Ригана. Но Ивар прошёл мимо двери, словно напрочь забыл, что здесь жил ранее. Хотя... Всего несколько дней... Едва он сошёл с лестницы, к нему подбежала Айна и сразу, схватив его за руку, потащила в детский уголок, что-то объясняя на ходу. Селена застыла на последней ступени: "Вот тебе, Ивар, та самая компания, которая тебя заставит забыть о том, как ты вылетел из комнаты Ригана... Риган!" Она снова поднялась на второй этаж и, стукнув в дверь, открыла её. Мальчик-дракон сидел за столом и, высунув от усердия язык, рисовал что-то в альбоме. Поднял глаза на Селену и улыбнулся. Потом насупился, сообразив, из-за чего к нему пришла хозяйка Тёплой Норы. Она же осторожно спросила:
   - Риган, ты не слишком был груб с Иваром?
   - Нет, не с-слиш-шком, - твёрдо ответил мальчик-дракон, продолжая раскрашивать рисованный сад зелёными карандашами. - Я с-сделал то же с-самое, что он с Коннором!
   - Риган, - мягко позвала Селена, и зелёный карандаш замер. - Давай договоримся, что такие вопросы буду решать я и другие взрослые.
   - А что я с-сделал не так? - упрямо спросил мальчик-дракон.
   - Ивар может уйти. Тишком-молчком. И неизвестно, что будет с ним потом. А здесь он мог бы привыкнуть к Тёплой Норе, к ребятам и стать таким же дружелюбным, как все. Мы никогда не знаем, как может откликнуться тот или иной наш поступок, особенно, когда мы дети. Поэтому, Риган, в следующий раз проблему буду решать я.
   - Ну ладно, - скептически согласился мальчик-дракон, - только я вс-сё равно не х-хочу, чтобы он ос-ставалс-ся в моей комнате.
   - Ты и правда боишься его?
   - Боюс-сь! - с вызовом сказал Риган. - Он ведь ещё и не с-спит!
   - Скоро начнёт спать, - вздохнула Селена. - Во всяком случае, я на это надеюсь.
   И, кивнув мальчику-дракону, который задумчиво смотрел ей вслед, вышла.
   Первым делом посмотрела, как там, в детском уголке, Ивар. Мальчик-некромаг сидел с Айной и Оливией и собирал картинку из магических паззлов, а Вилл и Гарден, младший брат Мирта, помогали им советами, благо картинка состояла из нескольких сплетённых между собой заклинаний. Кажется, всё хорошо. Но за их спинами сидели на коленях Ирма и Берилл, причём волчишка настолько решительно убеждала в чём-то мальчика-вампира, что даже хватала его за рубашку и трясла, когда ей казалось, что он не соглашается с ней. Рядом сидел Тармо, внимательно слушал Ирму и тоже в чём-то убеждал Берилла, который порой тоскливо поглядывал на лестницу на второй этаж.
   Что это они? Селена пожала плечами и вернулась к дивану с сидящей здесь Амандой, которая время зря не теряла - вслепую вязала очередную шапочку девочкам или мальчикам. Семейную чёрного дракона облепили Лада, дожидавшаяся дома Коннора, и Далия с Лекой - девочки-оборотни. Они смотрели на руки довольной таким вниманием Аманды и заглядывали ей в лицо: точно не смотрит на спицы? А потом бурно обсуждали работу, прикидывая, получится ли у них вязать не глядя...
   А потом... Появились Вереск с Агатой, и мальчишка-эльф привычно взглянул на свой браслет. Прислушался, поднял брови и успокоился. Как будто по цепочке - на браслет взглянул и Берилл. Впрочем, нет. Ирма велела прослушать братство.
   Вот тут-то Ивар и поднял голову.
   - Что сделать?
   - Колина нет, а я же беспокоюсь! - возмутилась волчишка, и на неё с интересом оглянулась девочка-оборотень Вик, игравшая с сестричками и малышнёй, Корилусом и Стеном возле манежа. - Пусть посмотрит, когда я прошу! Он только послушает - и узнает. Ну, чего молчишь!
   - Они меня блокировали, но пустоты нет, - доложил Берилл и тут же устремился к паззловой картинке. - Давай я тоже попробую с вами.
   Ивар качнулся назад и сел чуть не в "лотос". Суженные на мальчишку-вампира глаза заметно озлились.
   - Что это за браслет?
   Сказал он ровно, а потому ничего не подозревающий Берилл мирно ответил:
   - Это браслет Колина.
   - Это как? - спросил мальчик-некромаг, пальцами постукивая по кучке браслетов на кисти Берилла и, кажется, считая их. - А это что?
   - Это Хельми, - ответил мальчишка-вампир, уже сосредоточенный на картинке.
   Поскольку Ирма не принимала участия в собирании картинки, то она и объяснила:
   - Это браслеты - связь с братством. Берилл вкусил крови Селены, и теперь он младший брат в братстве. А браслеты нужны для того, чтобы не чувствовать их, потому что иногда они занимаются страшными делами, и Бериллу нельзя их чувствовать.
   Волчишка говорила звонко, но о знакомых всем вещах, наверное, кроме заинтригованной Вик и Ивара. Селена насторожилась. Забытый ребятами (они уже вовсю обсуждали следующий край картинки) Ивар облизал пересохшие губы, побелевшие от видимого напряжения, не спуская жёсткого взгляда с Берилла.
   Испугавшись, что он набросится на мальчишку-вампира (неужели приревновал младшего брата братства?!), Селена встала и села на пол рядом с Ирмой, напротив Ивара. Несмотря на это положение, Ивар вряд ли увидел её. Он смотрел в пустоту. Селена пробовала даже помахать перед ним рукой, но он не реагировал.
   - Ивар, - предостерегающе позвала она.
   - Что? - вздрогнул он и заморгал - так досадливо, будто нечаянно выдал какую-то слишком личную тайну.
   Через десять минут в Тёплой Норе были все, кроме братства. Ещё через десять дежурные позвали в столовую на ужин. Ивар снова зашёл последним, хотя его за руку тянула Айна, уже настолько привыкшая ходить вместе с ним, что удивлялась, почему он мешкает, когда его зовут. Она всё-таки дотащила его до двери в столовую, а потом побежала к столу Вильмы, кажется, уверенная, что мальчик-некромаг пойдёт за ней и сядет за приставленный к столу малышни новый стол.
   Селена, пока ничего не понимая, следила за Иваром. Он постоял на пороге, не привлекая к себе внимания, - ей даже показалось, что он использует то же заклятие "отвода глаз", что и Коннор, разве что слабей вариантом.
   Коротко взглянул в сторону стола малышни, где Ирма вполголоса и яростно ругалась с Риганом, который шипел на неё и чуть не плевался. Бровь Ивара слегка приподнялась, когда он чуть опустил взгляд. Селена привстала, чтобы увидеть то, что его... удивило. И покачала головой, собираясь встать и прекратить самоуправство Ригана, который отодвинул к краю стола, подальше от компании Ирмы, прибор Ивара.
   Но мальчик-некромаг обернулся, взглянул на что-то ещё, после чего решительно подошёл к столу Ирмы и Ригана, взял свою тарелку и ложку и отнёс к пустому столу братства, где дежурные оставили только пустую посуду - на тот случай, если братство вернётся ближе ко времени ужина. Спокойно сел и принялся за ужин - в совершенном одиночестве. В столовой замолчали, отчётливо прочувствовав это одиночество. Замолчал даже Риган, который насупился, но всё равно упрямо стрелял глазами по сторонам, словно выискивая тех, кто сумеет возражать против его же самоуправства.
   - Что происходит? - прошептал Джарри, только что вошедший и тут же севший за "взрослый" стол. - Почему мальчик один?
   - Поругался с Риганом из-за Коннора, - шёпотом же откликнулась Селена. - Риган выбросил его из своей комнаты.
   - Радикально, - оценил изумлённый Джарри. - Что делаем?
   - Ничего, - внезапно успокоенно осела на месте Селена. И замерла взглядом на двери в столовую. Как Берилл - с радостной улыбкой, как Вереск - с облегчением.
   Дверь открылась - и вошли ребята братства. Впереди - задумчивый Коннор, который вскинулся, словно вспомнив, и кивнул Агате - мол, всё в доме у тебя хорошо; за ним шёл Хельми, который улыбнулся было Ригану и тут же удивился: мальчик-дракон упрямо склонил голову, не желая смотреть на старшего брата пятёрки. Мирт радостно помахал рукой своим - Оливии и Гардену, а Колин усмехнулся взвизгнувшей Ирме и тут же бросил короткий взгляд на просиявшую Вик. Мика прямиком шёл к своему столу.
   Насторожённый Ивар убрал со стола руки и согнулся, будто ожидая, что его тут же будут ругать за то, что снова уселся не на своё место. Селена хотела снять свой браслет и предупредить Коннора о стычке мальчика-некромага с Риганом. Но Коннор Ивара уже обошёл с табуретом, подхваченным по дороге, едва он разглядел за своим столом гостя.
   Поставив табурет, он хлопнул по плечу мальчика-некромага и скомандовал:
   - Чего оставляешь на тарелке-то? Остынет же! Ешь давай!
   Подбежали дежурные, быстро обнесли опоздавших полными тарелками, подтащили чайник, велели наливать чай самим. Братья накинулись на ужин так, что Селена аж умилилась. И не забыла напомнить самой себе допросить Коннора, что у них там, в пригороде, произошло. И где вещи Малачи, который сегодня столуется в качестве пациента в учебке под присмотром Бернара.
   Столовая постепенно загомонила, оправляясь от непонятного зрелища с одиночеством Ивара, и вскоре все компании замкнулись на общении друг с другом. Ивар немного посидел, хлопая глазами на голодных ребят братства, а потом и сам взялся доедать со своей тарелки. Чай ему налил Мика, потому что первым слопал свою порцию и дорвался до горячего напитка, который не только выпил целую чашку, но и потянулся за добавкой.
   - Пить хочу так, будто с собой в дорогу не брали, - удивлённо сказал он, когда попросил взявшего чайник Хельми снова долить ему.
   - Не захлебнёш-шьс-ся? - насмешливо осведомился юный дракон. - Ивар, а тебе? Долить чаю?
   Прежде чем ответить, Ивар бросил взгляд на стол Ирмы, а потом поспешно закивал. И вцепился в свою чашку так, словно она была его спасением.
   Джарри поел быстро и тут же ушёл, предупредив, что его ждут Тибр и Вилмор. Селена взяла свой табурет и пересела к мальчишкам.
   - Почему вы опоздали?
   Мика аж засветился от радости, когда принялся взахлёб рассказывать:
   - Селена, ну мы и вляпались! Ты не представляешь, что было! Когда мы в пригород поехали, встретили Морганита! У-у, как оно было! Кошмары и жутики!
   - Вы подрались? - подозрительно спросила Селена, теперь уже с тревогой оглядывая лица ребят, нет ли на них синяков и кровоподтёков.
   - Увы! - трагически сказал Мика и хлебнул снова чаю. - Мы так ехали за ними, ехали, а подраться не удалось!
   - Они избили Рамона, чтобы он показал им микрорайон, в котором больше всего бездомных детей, и увезли его с собой, - спокойно сказал Коннор и тоже быстро поднёс чашку с чаем к губам. - И чуть не убили двоих Чистильщиков. Один из них Эван. На Ванду тоже повесили заклятие, но она справилась. Почти. Мы поехали за ними, чтобы объяснить, что так не поступают. Ну и чтобы выручить Рамона. А они сами вляпались.
   - Что же там случилось? - не выдержала Селена, когда Коннор жадно приник к чашке с чаем.
   - Они схватили одного мальчика, - перехватил нить рассказа Мирт. - Но за него заступились тамошние некроманты и некромаги. Они были не очень сильными, но их было много, так что они начали использовать один приёмчик, чтобы уложить всех некромагов, а потом...
   - Всех?! - ахнула она. - Скольких взял с собой Морганит?
   - Девять, кажется, - пожал плечами Мика. - Но Коннор изобразил перед ними...
   Мальчишка-вампир неожиданно осёкся и посмотрел на Ивара, который слушал рассказы братства, как увлекательную сказку. Мирт улыбнулся и продолжил:
   - Мы с Коннором изобразили страшилищ - и они испугались и убежали.
   - А ребёнок?
   - Детей они своих всех забрали, чтобы не доставались чужакам, - успокоил её Колин. - Некромантов тех было немного. Среди них были взрослые оборотни, а мы сначала подумали, что и они некромаги-некроманты. А потом пригляделись - нет, и оборотни есть. Они первыми сбежали.
   - А Морганит?
   - Мы отправили его к штабу Чистильщиков, а сами поехали сначала в дом Агаты, а потом съездили к Малачи. Вещей не привезли. Их у него нет, - вздохнул Мирт.
   Хозяйка Тёплой Норы заглянула в глаза Коннора.
   "Нет? Что это значит?"
   "Есть сумка Ивара, но она пуста".
   "Разочарован?"
   "Нет".
   - Отправили Морганита в штаб, а что дальше?
   - Ничего особенного. На обратном пути Хельми пришлось обратиться и так долететь до штаба, потому что некромаги - некоторые - и Рамон тоже идти не могли. За рулём остался Мика, а мы пробежались немного.
   - То есть добежали до штаба? - Селена покачала головой, представляя себе тёмные и пустынные улицы пригорода. - Поэтому такие голодные...
   - Ага, - сказал Мика, - и пить хочется.
   - В тебя ещё помещается? - засмеялся Мирт.
   - Угу, - отдуваясь, сказал Мика. - А что тут у вас? Чего это Ивар куксится? Эй, Ивар, что случилось-то?
   - Ничего, - буркнул тот.
   Но Селена успела уловить, что на его лице напряжение уже не так обостряет скулы, а уж одиночеством от него больше не веет.
   - Так, Коннор, - взглянула она на старшего сына. - И что дальше? Завтра ваш последний день, а потом вы идёте в школу. Вы... придумали что-нибудь?
   Он, не скрываясь, посмотрел на Ивара, который ответил ему удивлённым взглядом, и пожал плечами.
   - А что придумывать? Трисмегист уже всё придумал за нас. Я отдам ему свою кровь, он проведёт ритуал пробуждения. Думаю - Ивар к вечеру будет свободен от чёрных корней.
   - Что? - хмуро спросил мальчик-некромаг. - Вы о чём?
   - Всё о том же, - ровно ответил Коннор. - Завтра я обрету свою память. И ты избавишься от своих корней...
   Братство поднялось, не желая задерживать убиравшихся дежурных, и в негромкой беседе зашагало к двери. Селена тоже поднялась и склонилась над своим табуретом, чтобы отнести на место. И услышала тихое Ивара:
   - И что мне с этим потом делать?
  
   ... Ребята нашли убежище Малачи быстро, несмотря на наступившую ночь. Просто все держали линии его личного пространства перед глазами, как только вышли из машины, и сразу уловили, что эти линии пучком сужаются в чуть ли не будку, да ещё незапертую, где обнаружили что-то вроде топчана с тряпками вместо постели. Всё. Больше ничего. Малачи хранил свои немногочисленные вещи в небольшой дыре между топчаном и стеной будки. Брезгливым Коннор никогда не был. Поэтому он вынул из этой вертикальной дыры смятую сумку на ременных лямках, явно не принадлежавшую оборотню, и слишком легко поднял её, чтобы присмотреться. Слишком легко.
   Коннор вывернул сумку. Ребята разочарованно сникли. Никаких вещей в сумке не было. Огромная надежда найти нечто, что принадлежало когда-то Коннору, угасла окончательно... Он оглядел ребят, чьи лица прятались во тьме, пожал плечами.
   - Остаётся ритуал, придуманный Трисмегистом и Ривером. Если не сработает он, отдам кровь, которой добивается Трисмегист. Надо когда-то заканчивать эту историю. Так, сворачиваемся и едем назад.
   - А с сумкой что делать?
   - Оставим здесь, - решил Коннор.
   - Коннор, когда Малачи подлечат, он же сюда вернётся? - неуверенно спросил Колин и вздохнул, глядя на каморку. - Может, уговорим Селену отдать ему сюда подушку и одеяло? У нас стареньких много - я слышал, как Селена с Веткиным говорила.
   - А чего её уговаривать? - усмехнулся Коннор. - А то ты не знаешь, что она сделает, как только услышит, как живёт Малачи.
   Они вышли из будки и тщательно закрыли за собой ветхую дверь. Задумчивый Хельми оглянулся на маленькое строение.
   - Почему он один? В наш-шем городе с-столько кланов!
   - Спросим у Рамона? - предложил Коннор. - Он о своих Чистильщиках всё знает.
   На том и порешили, после чего бегом помчались к машине - в надежде успеть доехать до бредущей к штабу группы некромагов во главе с Рамоном.
  
  
   Глава двадцать первая
  
   Селена внимательно взглянула на мальчика-некромага, осунувшегося, будто уставшего, а потом непререкаемым тоном велела:
   - Для начала ты пойдёшь со мной в гостевой кабинет. Надо бы поговорить.
   - О чём? - неохотно спросил Ивар.
   - Там и узнаешь.
   В гостиной старших почти не было. Сидели за столом с поделками только Колин и Вик - и та, видимо, потому, что её старшая сестра Минна нянчила сестричек рядом - в детском уголке. Вот уж это место попискивало, похихикивало, звенело! Тем не менее глазастый Стен немедленно углядел свою маму и потянулся было к ней из манежа, где играл. Обрадовался! Двойняшки - оборотни Шамси и Торсти, а также парочка Брин и Илмари - тут же нетерпеливо втащили его обратно: "Некогда отвлекаться! Играем!" А мама только вздохнула: как хорошо, что её сынишка пока ещё не претендует на её полное внимание лишь к себе!..
   По дороге Селена углядела здесь же, в детском уголке, Ригана и только хотела позвать его, как сообразила: что-то происходит интересное. И остановилась вместе с Иваром, который равнодушно воспринимал, как движение вперёд, так и остановки... Риган сидел на диванчике не один. Напротив расположился Берилл, чуть склонившись к нему, а позади Берилла сидела и вполголоса ругалась волчишка.
   Шепнув Ивару: "Подожди немного...", Селена прислушалась. И усмехнулась: мальчишка-вампир уговаривал Ригана простить мальчика-некромага и снова пустить его в свою комнату, а Ирма ругалась, потому что мальчик-дракон отчаянно сопротивлялся самой идее помириться с Иваром и шипел, чтобы не лезли к нему. В процессе переговоров выяснилось, что Ирма следила за Иваром, пока малышня бегала по полю, и обнаружила, что мальчик-некромаг неплохо стреляет остатками магически крашенной воды. И теперь она вознамерилась обучить Ивара бегать так, чтобы его не подстрелили, а потом впихнуть его в свою троицу, превратив её в боевую четвёрку ("Ага! У нас будет два снайпера!"). Препятствием для воплощения гениальной идеи и стал Риган, ведь, пока Ивар живёт в его комнате, Берилл мог бы каждый день рассказывать мальчику-некромагу о теории уворачивания от чужих выстрелов! А тренироваться уже на поле!
   - Риган, а давай я тебе для твоих красивых волосиков сделаю красивые висюльки, а Хельми потом в них вложит магию артефактов? - вкрадчиво предложила Ирма, и Селена чуть не расхохоталась: ну, волчишка!
   Ориентируясь на причёску юного дракона, Риган в последнее время тоже начал отращивать волосы, которые оказались близки к расцветке чёрного-рыжего пламени, как у Хельми. Чтобы длинные волосы не мешали, мальчик-дракон собирал их в хвост, скрепляя обычной бельевой резинкой. И - да, предложение волчишки - это намёк на странные финтифлюшки-артефакты, вплетённые в волосы юного дракона. Хельми их делал, правда, из настоящего металла и полудрагоценных камней, которые скупали для детей-магов в специализированных лавочках Города Утренней Зари.
   Риган в ответ только засопел: чего пристали?!
   Выслушав достаточно, чтобы понять логику волчишки, Селена снова усмехнулась, подняла руку, чтобы мальчик-дракон её заметил, и скомандовала ему:
   - Риган, идёшь с нами!
   - Не х-хочу! - заявил мальчик-дракон.
   - Суну под мышку и отнесу! - сурово пообещала Селена, зная, как откликнется Риган на притаённую шутку.
   И точно: кто - кто, а мальчик-дракон был одним из самых смешливых в Тёплой Норе. Узкая мордашка сразу расплылась в широченной улыбке, и Риган, пофыркивая от сдавленного смеха (наверное, представил, как будет висеть подмышкой у Селены), затопал по гостиной, в упор не замечая Ивара.
   Берилл и Ирма посмотрели им вслед, а потом уселись друг напротив друга и принялись о чём-то активно шептаться. Пока Селена с мальчиками дошла до двери в тамбур, к ним присоединились Вилл и Тармо. Беседа пошла оживлённей - с размахиванием рук, с хватанием чуть не за грудки. Мда, бедный Риган. Сумеет ли он противостоять столь жёсткому заговору против него?
   Ивар отнёсся к совещанию "бандитов" волчишки безучастно, хоть и слышал его.
   В гостевом кабинете - никого. Селена кивнула Ивару на кресло, Риган сел подальше от мальчика-некромага. Присмотревшись, хозяйка Тёплой Норы велела ему пересесть, хоть и так же далеко. Тот хмыкнул, но подчинился.
   - Мне бы хотелось, чтобы вы помирились, - сказала Селена, а когда ожидаемо обе упрямые головы вскинулись, она добавила: - Правда, я знаю, что сейчас у вас это не получится. Но я хочу, чтобы вы знали о моём желании. Всё, Риган, можешь быть свободен, а с Иваром мне надо ещё кое о чём переговорить.
   - Вс-сё? - изумился Риган.
   - А у тебя есть возражения? - строго спросила Селена.
   - Я думал, ты будешь уговаривать... - он запнулся.
   - Зачем Ивару твоя комната, если теперь у него есть своя?
   Мальчик-дракон хмыкнул: "А! Ну ладно!" и вышел из кабинета.
   Зато Ивар вдруг поднял голову и, чуть не заикаясь, медленно спросил:
   - Та комната, в конце коридора... Моя?
   - Да. Ты её хозяин. Если захочешь, будешь жить в ней один. Не захочешь один - можешь пригласить к себе друзей, - быстро сказала Селена, сообразив, что идея иметь собственное жилище мальчику-некромагу, кажется, понравилась. Вон у него какие отстранённые глаза - наверное, уже размышляет, как распорядиться личным местом в Тёплой Норе.
   И притихла, размышляя: несколько лет у него, возможно, вообще не было пристанища. Насколько она знала, друиды почти не останавливались на каком-то месте. Кочевые были, в общем, мотаясь по мёртвому лесу, благо огромный. А тут... Не просто подселили к кому-то, а отдали в распоряжение целое замкнутое пространство! И сразу тревога: уйдёт ли этой ночью Ивар? Или ему хватит закрыться в этой комнате, чтобы обезопасить других ребят от чёрных корней?
   Дождавшись, когда глаза мальчика-некромага перестали быть отстранённо мечтательными, Селена сказала:
   - Вот теперь поговорим. Ивар, как ты попал к друидам?
   Спрашивая, она осторожно сняла браслет, блокирующий Коннора, надеясь, что прислушавшись, старший сын поймёт, в чём дело. Мальчик-некромаг сидел чуть сбоку, так что её движения не заметил.
   - А зачем вам это? - насторожился он.
   - Хочу побольше узнать о тебе.
   - Зачем? - настаивал Ивар. - Зачем знать про меня больше?
   - Ты брат моего старшего сына! - удивилась она. - Моё желание знать о тебе - это обычное желание человека.
   А вот здесь она слукавила, хотя, в сущности, её ответ был полуправдой. Задавая Ивару именно этот вопрос, она хотела узнать и о том, что привело его к друидам, и о том, каково положение детей в том микрорайоне пригорода.
   Может быть, Ивар долго бы ещё раздумывал, отвечать - не отвечать, но в кабинет открыл дверь Коннор.
   - О, я не думал...
   - Я спрашиваю у Ивара, как он попал к друидам, - поспешно объяснила Селена.
   Коннор вопросительно посмотрел на мальчика-некромага.
   - Мне тоже интересно. Расскажешь? Или ты против моего присутствия?
   - Нет, не против, - буркнул Ивар.
   Рассказ был короток. Ученичество у тёмных друидов оказалось системой выживания в мёртвом лесу. Впрочем, назвать сие деяние системой было бы... смешно. В своё привычное появление в пригороде тёмные друиды нашли Ивара по его личному пространству, сияющему сильными линиями некромага. Мать мальчика успела за годы его жизни научить Ивара нескольким приёмам, но не успела показать, как замыкать некромагические линии, чтобы не просто спрятать их, но и защититься, как ни странно, от храмовников-некромагов...
   Он прятался в подвальном пристрое разгромленного приюта, ожидая Малачи, обещавшего вернуться за ним. Но пришли тёмные друиды. Ивар не знал, кто это. Но они были живые, не машины. Он поверил им и пошёл за ними, позвавшими. А друиды привели его в лес, умирающий под напором бесконечного дождя, оставили в центре своих незаконных владений - в точке между тремя капищами, а потом сказали: "Выживешь - научим жить дальше". И будто растворились в темноте мёртвого леса...
   Прятать свои линии он не умел, но некромагически видеть - видел. Тёмный друид и некромаг - это всё-таки разные специализации. Раствориться они растворились, но оставили за собой такой яркий след, что Ивар заторопился за одним из них, пока след не померк. И сумел не то что выжить - выйти из мёртвого леса!.. И к друидам не вернулся.
   За три месяца до окончания войны с магическими машинами он странствовал по пригороду, то и дело присоединяясь к различным группам спасающихся. Однажды попал к магу, который показал, как прятать свою некромагическую сущность. Больше тот ничему не мог его научить - по одной очень простенькой причине военного времени: "крабы" подстрелили его. Ивара больше всего потрясла его смерть: это был первый человек, который не просто принял в нём участие, но и пытался чему-то научить...
   Последняя группа, в которой он был, состояла в основном из оборотней. Он и примкнул-то к ней только потому, что оборотни лучше всех других выживальщиков умели добывать пропитание. Но однажды они "привели" с собой одичавших. Одичавшие ворвались в подвал... Что было потом - Ивар не мог бы сказать точно... Но он так испугался увиденного людоедства, что пожелал смерти всей своре.
   Сила страха была такова, что... Оборотни после кошмарного убийства, поняв, что в их группе некромаг, велели ему искать другую группу, наивно, но точно объяснив, что они боятся его. Сам перепуганный из-за собственных сил, Ивар поплёлся на выход. А на пороге подвала его ждали те же тёмные друиды. На этот раз уходить от них он не стал. Как не стали и они испытывать его по второму разу. Они накормили его, объяснили принципы выживания в мёртвом лесу. И, единственное, что затребовали, - пройти обряд посвящения в тёмные друиды. Обряд, который вооружал учеников-новичков чёрными корнями-убийцами.
   Когда ритуальный обряд начался, кроме Ивара, в нём должны были участвовать ещё двое учеников. Заклинания, которые сопровождали обряд, были по структуре похожи на то, которому, единственному, научил его погибший маг. А маг этот объяснил, что любое заклинание обратимо, если вставить между определёнными словами собственную фишку - воспоминание или пожелание. "Слова в заклинании могут быть непонятными, - говорил тот маг, - но ты должен слушать интонации. Если слышишь завершение фразы - значит, вот она, та самая прореха, которая поможет повернуть вспять действие любого заклинания!" И Ивар, выслушав заклинания первого обряда, примерно запомнил, где можно сделать вставку. Когда над ним самим начали произносить обрядовые слова, он зажмурился и вспомнил, как звал его Коннор, когда их семьи встречались. И быстро вставил собственное имя между словами заклинания тёмных друидов. Имя, произнесённое голосом Коннора.
   И замолчал, хмуро глядя в пол.
   - Вот, значит, как... - задумчиво сказала Селена. Не получилось - узнать вообще о детях пригорода, примыкающего к мёртвому лесу. Но сейчас, когда она знала, что они не совсем бездомные, как раньше думала, это не главное. - А как вы, ученики, выживали в мёртвом лесу? Что делали друиды, чтобы чёрные корни вас самих не убивали?
   - Магически они были привязаны к лесу, - пожал плечами мальчик-некромаг. - А деревья в нём пронизаны силой магических заклинаний. Тёмные друиды оплели ими весь лес. Я дышал воздухом мёртвого леса, и корни питались этим воздухом. Потом мёртвого леса не стало, и теперь они... - Он угрюмо замолк.
   Коннор сидел в кресле Колра, тоже стараясь быть тише воды, ниже травы. По нагревшимся браслетам Селена сообразила, что вместе с ними слушают Ивара и остальные ребята братства. Но именно Коннор поднял голову и спросил:
   - Ты знаешь, что Трисмегист готов высвободить тебя. Но хочешь, чтобы это сделал я. Что ты будешь делать, если я окажусь бесполезен? Если, вернувшись в прошлое, я не узнаю тебя, настоящего? Будешь ждать, пока я верну себе полную память? А выживешь?
   - Если бы ты знал, что я твой брат, - запальчиво начал Ивар, - ты бы сразу согласился вернуть себе память!
   - Ивар, я не об этом, - терпеливо сказал Коннор. - Официально (или как-то по-другому) я уже знаю, что ты мой брат. Более того - назавтра Трисмегист приготовил ритуал, который, возможно, вернёт мне память. А возможно - и нет. Я спрашиваю тебя напрямую: что ты будешь делать, если завтрашний ритуал не даст результата?
   - Завтра! - задохнулся Ивар. - Ты завтра!..
   - Ивар, ответь мне! - сквозь зубы сказал Коннор. - Услышь меня, Ивар! Что ты будешь делать, если вдруг Трисмегист придёт и скажет тебе, что не собирается проводить ритуал?!
   - Почему?! - вскрикнул мальчик-некромаг. - Почему он может отказаться?!
   - Он ещё не думал об этом, но завтра он получит мою кровь! А она... - Коннор облизал пересохшие от частого дыхания губы. - Ивар, пойми, услышь меня! Моя кровь насыщена машинной магией, магией драконов, магией эльфов и дикой, серой магией! Вместо того чтобы вернуть мне память, кровь, участвуя в обычном ритуале, может заставить меня забыть вообще всё, что даже сейчас я помню.
   - Ты отказываешься от ритуала! - отчаянно закричал Ивар. - Коннор, ты отказываешься от ритуала! Это ты хочешь сказать?!
   Мальчишка-некромант стиснул зубы, выдохнул и спокойно сказал:
   - Ритуал пройдёт завтра, сразу после обеда.
   Ивар, тяжело дыша, смотрел на него с минуту, а потом быстро встал и выбежал из кабинета. Селене показалось, быстро - именно потому, что он боялся услышать новые объяснения Коннора, почему лучше не участвовать в ритуале, возвращающем память.
   Так вот почему Коннор задумался о частичной амнезии...
   Она встала со своего кресла и перешла к старшему сыну. Заставив его потесниться, села рядом, обняла его.
   - Я даже не знаю, что сказать, - тихо сказала она.
   - Давай просто посидим, - попросил Коннор, и, крепко прижавшись друг к другу, они замолчали, глядя в пол.
   Именно в таком положении их застали минуту спустя прибежавшие братья и Джарри, принёсший в кабинет Стена. Семейному Селена коротко объяснила опасения Коннора из-за крови... Хорошо, что в этот момент Коннор смотрел на ребят и не увидел, как побледнел отец. Именно эта внезапная бледность опытного мага подсказала Селене, что мысли о будущем беспамятстве старшего сына небеспочвенны.
   Между тем Мика первым деловито сказал:
   - Что будем делать? Давайте усыпим Ивара, и пусть Трисмегист проведёт над ним свой ритуал освобождения от чёрных корней! А потом Ивар что хочет - то и делает. Это уже будет неважно!
   - Возненавидит Коннора на всю жизнь, - медленно, примеряясь к ситуации, произнёс Колин. - Надо попробовать как-то уговорить его, что лучше не рисковать памятью и пройти предложенный ритуал.
   - Коннор, а ты притворись, что вспомнил его, а сам... - запнулся Мика. - Ну, в общем, пусть Трисмегист исподтишка проведёт этот ритуал. А он подумает, что это ты прошёл, и тогда...
   - И тогда он закидает Коннора вопросами, которые будут начинаться одним и тем же: "А помнишь?", - вздохнул Мирт. - И одного вопроса хватит, чтобы он понял всё.
   - Привереда какой-то, - возмутился Мика.
   - Коннор, ты с-спраш-шивал Трис-смегис-ста или Ривера, как долго будет дейс-ствовать тот ритуал с-с детс-ской маш-шинкой и камнем из твоей квартиры? - осторожно спросил Хельми. - Может, Ивар с-соглас-сится подождать?
   - Он-то, может, и согласится, - негромко сказал мальчишка-некромант. - Чёрные корни ждать не будут. Они едят его изнутри. А Ивар упрямый. Он будет умирать, но ждать, когда на свет появится его брат, чтобы позвать его. Нет. Ритуал будет завтра. Если даже Трисмегист будет настаивать, что проводить его не надо. Лучше я потеряю память, но останусь живым, чем умрёт Ивар.
   - Думаешь, если ты потеряешь память, он пройдёт ритуал Трисмегиста? - спросил Колин. - А если опять упрётся?
   - Он предупреждён. Оставшись без опоры - без меня, он вынужден будет пройти ритуал. Хотя бы для того, чтобы выждать, не вернётся ли ко мне память в будущем.
   - То есть ты готов потерять память ради него? - задумчиво сказал Мирт.
   - Звучит громко, - улыбнулся Коннор, - но я попытался увидеть мир его глазами. Он всё время ждёт. А никто не приходит. Нашёл брата. А тот не хочет узнавать. И не хочет даже пальцем пошевелить, чтобы узнать.
   - Мы все ждали, - тихо заметил Мика. - Но и крутились, выживая.
   - Понимаю, - ответил Коннор. - Но меня гнетёт другое. Трисмегист сделал из меня полумашину, и самым страшным для меня было выживать под ударами одновременно нескольких Ночных Убийц. Я был вооружён не только оружием, но и знаниями, которыми мог пополнять своё умение. Ивар же был изначально беззащитен: он не умел пользоваться своими силами. И ему постоянно встречались на пути те, кто обещал помочь, а в результате либо бросали его, либо вбрасывали в новые условия для выживания, как тёмные друиды бросили его в мёртвом лесу. Как те оборотни, которых он спас, выбросили его на улицу, испугавшись его силы. Я старший брат, пусть и не родной. Его надежда на меня. И пусть она не сбудется - я сделаю тот шаг, которого он от меня ждёт. Пусть он знает это.
   - А тебе не страшно? - жалобно спросил Мика.
   - Страшно. Но Ивару страшней. Было. Сейчас он знает, что завтра будет ритуал возвращения моей памяти. И сегодняшнюю ночь в склепе он переживёт легче, зная, что она последняя. Поэтому завтра Трисмегист возьмёт мою кровь.
   Джарри, впервые беспомощный, молчал. Молчала и Селена, обнимая старшего сына за плечи. Мирт нарушил молчание, напомнив:
   - Сегодня по дороге в пригород Мика сказал, что, даже если ты забудешь нынешнее, постепенно всё же вспомнишь его. Коннор, клянусь, я буду помогать тебе всем, чем смогу. Я это говорю за всех. Мы все будем помогать тебе.
   С трудом удерживаясь от слёз, Селена недовольно сказала:
   - Ещё ничего неизвестно. Ещё ничего не произошло, а вы уже обсуждаете всё так, словно точно знаете результат завтрашнего ритуала. А если Коннор вспомнит всё? Тогда ничего ведь не понадобится, правда?
   - Будем надеяться, - пробормотал Джарри и раздражённо помотал головой. - Хочется надеяться. Ведь, что ни говори, а Трисмегист - очень сильный маг.
   Но даже невооружённым глазом было видно, что Джарри тоже очень сомневается в будущем ритуале. Наверное, поэтому Коннор спокойно сказал:
   - Давайте поговорим о чём-то другом. Я решение принял и не собираюсь отступать.
   В запястье Селены размеренно стучал пульс Коннора. Сообразив, что в угрюмом молчании сидеть здесь нельзя, а по-другому разрядить обстановку никак, она велела:
   - Пора выходить. Мы тут сидим, а что делается в гостиной - не знаем.
   Братство ускользнуло первым. Селена встала следом за семейным, который с трудом держал в руках брыкающегося Стена, желавшего самостоятельности, и вздохнула:
   - Очень хочется сбегать к Колру и выпросить на вечер Люцию. Как ты думаешь, она сумеет заранее предсказать, что будет с Коннором?
   - Лучше не знать, - вполголоса откликнулся Джарри. - Лучше узнать в тот миг, когда всё произойдёт.
   - Джарри, я не живу магией, как ты, - обратилась к нему Селена. - Неужели Коннор прав? Неужели его кровь, нашпигованная разными видами магии, может взбунтоваться так, что случится неминуемое? Почему же тогда Трисмегист промолчал? Из-за своих заморочек с экспериментами?
   - Для него магический ритуал возвращения памяти прост, - ответил Джарри, похлопывая по спинке младшего сына и тут же опуская его на пол, - поэтому он пока не думает, что представляет собой кровь Коннора. Его больше интересует другой ритуал - того же возвращения памяти, но связанного с предметами из прошлого, поскольку такого ритуала никто ещё не проводил... Беги, Стен, беги, - улыбнулся он, открывая младшему дверь в тамбур, а затем и в гостиную. - Трисмегист вспомнит о крови только тогда, когда Коннор ему твёрдо скажет, что готов отдать эту кровь взамен на решимость Ивара пройти ритуал освобождения от чёрных корней... Мы должны утешаться тем, что память Коннора потом может восстановиться, но когда - это тот ещё вопрос.
   Селена прикусила губу. Хватит говорить об одном и том же!.. Мозги кипят, а губы плаксиво разъезжаются... Надо успокоиться и выйти к детям.
   Давно она не ощущала себя настолько беспомощной...
   Каким же чувствует себя Коннор?
   Ладно. Всё это ещё бездоказательно. И зря говорят, что конечный результат заранее известен. Надо успокоиться и побыть с детьми до ночного сна. И вскинулась. Ивар. Он снова собирается уходить на ночь в склеп разгромленной деревни? А Коннор? Снова будет сторожить его всю ночь?
   Она заставила себя войти в гостиную и сразу прошла в детский уголок.
   Ивар продолжал играть в паззлы. Он сидел на коленях перед возникающей картинкой и вроде даже смеялся, когда Айна неудачно прикладывала детальку магической картинки. Но, внимательно понаблюдав за ним, Селена заметила, что его пальцы тоже подрагивают время от времени, - и простила ему наигранно весёлый и даже безмятежный вид... Сбоку от него пристроился Герд, а напротив - Орвар, помогая заканчивать картинку со всех сторон. За игрой наблюдали Далия и Пренит, мальчишка-вампир. Селена было задержалась возле них, но Ивар внезапно бросил на неё случайный взгляд, и его лицо перекосила такая судорога, что она поспешила уйти, сознавая, что мальчик-некромаг тоже на взводе... В гостиной собрались перед сном старшие ребята, и здесь она тоже не могла посидеть, потому что взгляд постоянно возвращался к Коннору.
   Навязчивый страх оформился: узнает ли Коннор маму Селену завтра? Узнает ли он своих братьев по крови?
   Чтобы никого не пугать своим настроением, она вышла на улицу. Прохладно. Но на любимую дворовую скамью она всё же присела, укрывшись накинутой на плечи курткой. Взглянула на небо и с горечью улыбнулась, вспомнив, как сидели однажды здесь всей семьёй и вспоминали названия вечерних и ночных часов у оборотней и эльфов. Сейчас, с девяти до одиннадцати, - Время крадущегося Волка. Или - Время росных Трав.
   Тени за спиной неожиданно качнулись. Резко обернувшись, Селена снова осела на скамье. Обозначившийся знакомый силуэт обошёл скамью, и Трисмегист сел рядом.
   - Добрый вечер, леди Селена.
   - Что так торжественно? - буркнула она.
   - А что так уныло? - На правах существа, побывавшего в её мире, Трисмегист мог иной раз позволить себе отшутиться.
   - Потому что мне не до смеха. Трисмегист... Коннор решился на завтрашний ритуал возвращения памяти с помощью его крови.
   - Но это замечательно! Одновременно мы с Ривером подготовим ритуал для Ивара.
   - Замечательно... - повторила Селена, глубоко вздыхая, чтобы не разрыдаться. - Это замечательно... Трисмегист, вы уже пробовали проводить такой ритуал?
   - Я не пробовал. Я проводил, - довольно резко ответил он на недоверие к своим умениям. Но далее голос старого эльфа-бродяги стал более осторожным. Кажется, Трисмегист разглядел её состояние. - Я что-то пропустил?
   - Кровь Коннора, - сказала Селена и натужно проглотила комок в горле. - Уверьте меня, что ритуал с кровью Коннора пройдёт легко. Ритуал с кровью, насыщенной магией нескольких видов.
   В темноте она расслышала шипение: старый бродяга втянул воздух сквозь зубы, когда понял, о чём она ему говорит.
   В сияющих окнах Тёплой Норы мелькали тени и фигуры. Будто во сне доносились невнятные голоса. По ногам прохладно обвивался октябрьский ветер...
   - Вы правы, Селена... - прошептал Трисмегист.
   - Это не я. Коннор сказал.
   - Можно отменить ритуал.
   - Он не хочет отменять. Ради Ивара. - Селена ладонями обтёрла лицо, словно стирая с него капли невидимого дождя. - Эхо мёртвого леса достало нас. Трисмегист, успокойте же меня хоть малостью: может ли быть, что ритуал даже с такой кровью, как у Коннора, может завершиться... удачно?
   - Кровь непредсказуема, - уже задумчиво сказал старый эльф-бродяга. - Но даже случись что не так, Коннор постепенно будет возвращаться к нам.
   - А если то, что вы однажды предложили? Операция?
   - Теперь уже точно нет. Можно было бы очистить кровь от магического воздействия, а потом уже провести ритуал... Но... Это будет слишком долго. Ивар столько не выдержит.
   - Люция однажды сказала, что Ивар "какой-то тёмный". Она имела в виду - чёрные корни внутри него?
   - Наверное...
   - Всё смутно и неопределённо, - прошептала Селена. - Мне это не нравится. Все рядом, все дома, а я чувствую себя так, словно простилась с ними со всеми. Неужели нельзя... - Она оборвала саму себя, понимая, что идёт по бесконечному замкнутому кругу.
   Трисмегист сидел рядом, смотрел на тёмный по-вечернему, в празднично сверкающих окнах дом и молчал. А Селена с неприязнью думала: "Тебе хорошо. Посидишь со мной немного и вернёшься в свой домик. А мне возвращаться в дом, полный детей, где я должна буду улыбаться всем - в том числе и Коннору... И Ивару..."
   Она поднялась и кивнула старому эльфу:
   - Спокойной ночи, Трисмегист.
   - Спокойной... - прошелестело ей вслед.
  
   Глава двадцать вторая
  
   Замученная противоречивыми мыслями, Селена только к своему обходу перед сном начала мыслить логически: если уж Ивар убегал по ночам так далеко, то даже полученная в его собственность комната не спасёт его от сегодняшнего побега. А значит, и Коннор после свёрнутого сна помчится к той деревне либо заранее, либо следом за мальчиком-некромагом...
   Пока обходила засыпающих, какой только сумбур ни передумала: попросить Коннора захватить с собой хоть какие-то тряпки из старых постельных принадлежностей? Попросить братство заранее слетать туда и отнести постели для обоих? Или хотя бы для одного, для Ивара: Коннор-то умеет создавать тёплое пространство вокруг себя, обогреваясь. А вот Ивар, по её мнению, подозрительно начал покашливать время от времени. Словно горло прочищает. А если не прочищает? Если это покашливание подозрительно для неё с тех пор, как она узнала о склепе? Попросить Бернара, для собственного спокойствия, осмотреть Ивара? Захочет ли упрямый (нет, на языке вертелось другое словечко, более точное - "упёртый") мальчик-некромаг уступить её просьбе и показать своё состояние эльфу-целителю?
   А ещё сегодня её на второй этаж гнало любопытство: сумели ли уговорить Ригана малолетние бандиты Ирмы оставить мальчика-некромага в его комнате?
   В общем, она готова была заниматься чем угодно и разбираться в чём угодно, лишь бы не думать о завтрашнем ритуале...
   Дверь в комнату мальчика-дракона открыта настежь. Удивлённая Селена заглянула в неё, сразу отметив видные из коридора две кровати, вообще не застеленные: только матрасы - и ни постельных принадлежностей, ни постельного белья! Выглядели, в общем, так, словно ложиться никто не собирается. Шаг в комнату - обиженный Риган сидел на своей кровати и нервно постукивал пятками по её деревянной планке.
   - А где Берилл и двойняшки? - поинтересовалась Селена.
   - Уш-шли к Ивару, - проворчал мальчик-дракон, явно не собираясь показывать, как сильно его этот уход задел.
   - Вот как... - Селена призадумалась, а потом покачала головой: несмотря на добрые намерения Берилла и оборотней-двойняшек, эту ночь им нельзя оставаться в комнате Ивара. Ему трудно будет сбежать в тот склеп. Поэтому она очень сердито - так, чтобы Риган расслышал эту сердитость, сказала: - Вот как! Без моего разрешения?! Ну, я им сейчас покажу, как самостоятельность проявлять, когда не надо!
   И вышла из его комнаты, твёрдо стуча по полу подошвами домашних кожаных тапок - по мнению детей, "ругаясь".
   Ребята, конечно, молодцы, что не оставили Ивара в одиночестве. Но мальчику-некромагу нужна эта ночь - может быть, в последний раз, так что придётся выгнать Берилла и двойняшек. Риган втихаря обрадуется и наверняка примет "предателей", разве что будет говорить с ними свысока. Но это не страшно.
   Но едва повернувшись к комнате Ивара, Селена замерла и заторопилась к лестнице на мансарду. Зачем - сама бы не ответила. Дверь в большую комнату братства тоже была нараспашку, так что хозяйка Тёплой Норы хотела было застучать обувкой, предупреждая о своём появлении, но, заслышав голоса, снова застыла на месте. Обрывок беседы братьев подсказал: сейчас не лучшее время для появления.
   - ... Ты скажешь Селене об этом?
   - Нет. У нас и так всё неоднозначно, а я ещё буду говорить ей о новом варианте результата? Нет. Пусть всё случится, как случится. Если скажу сейчас - она будет нервничать. А если свершится то, о чём думаю, ей будет легче принять.
   - С-соглас-сен. Но нас-стаиваю на с-своём предложении.
   - Нет. Опять-таки. Если вы присоединитесь ко мне в этот миг, не только моя кровь поведёт себя непредсказуемо...
   Дальше она слушать не стала. И так - счастье, что её присутствия не заметили за дверью, поглощённые серьёзным разговором.
   О каком ещё результате говорит Коннор? Что он ещё придумал - страшного, по его же мнению? Что может случиться во время ритуала? Нет, старший сын прав. Лучше не знать. Незнание иногда полезней. Потому что, насколько заметил и Коннор, Селене легче действовать уже поставленной перед результатом.
   Она на цыпочках спустилась на второй этаж и поспешила к комнате Ивара.
   Дверь закрыта, но не слишком плотно. Поэтому хозяйка Тёплой Норы негромко стукнула в неё и сразу открыла. Ого! А гостей-то у Ивара гораздо больше, чем Селена ожидала! Кроме предполагаемой троицы - Берилла и двойняшек, в комнате сидели Ирма и Айна, которые взахлёб рассказывали Ивару о пейнтбольных правилах! При виде Селены беседа немедленно затихла. Хозяйка же строго оглядела кровати в комнате Ивара: на трёх из пяти лежали небрежно скатанные постельные принадлежности, захваченные предприимчивыми "переселенцами".
   Ивар, совершенно растерянный, сидел на своей кровати, забравшись на неё с ногами и обняв колени. С обеих сторон от него, тут же, сидели двойняшки - остальные трое устроились на ближайшей кровати напротив. Все активно поддакивали Ирме и Айне, а заодно рассказывали то, о чём забывали девочки.
   - Время сна, - строго напомнила Селена. - И я никому не разрешала меняться местами на ночь! Быстро собрали свои вещички - и на выход! Без уговоров!
   Мальчик-некромаг со вспыхнувшей надеждой взглянул на гостей.
   - Ну-у, Селе-ена... - недовольно протянула волчишка. - Ивару скучно одному будет здесь, и спать страшно, когда один. Вон у него здесь какая комната огромная! Ну пусть хоть Берилл останется!
   - Нет, Ивар наказан за то, что сделал на пейнтбольном поле, - заявила Селена. - Завтра наказание снимается. И завтра вы подойдёте ко мне и попроситесь к нему в комнату. И я ещё подумаю, подселять ли вас к нему. Всё ясно?
   - Ты злая, - осудила её Ирма. - Ивар же не знал!..
   - Марш отсюда! - скомандовала Селена. - И без разговорчиков!
   - Риган не пустит! - с надеждой на лучший исход посмотрел на неё Берилл.
   - Пустит. Я его предупредила. Не пустит - вернётесь к Вильме!
   С громкими вздохами, с недовольно протестующим мычанием: "Ну-у..." и с топотом пятеро, нагруженные теми же беспорядочно собранными тюками постельного белья, вышли из комнаты мальчика-некромага. Закрыв за ними дверь, Селена обернулась к Ивару. Тот разомкнул руки и спустил ноги, но вставать не собирался. Взгляд насторожённый и даже недоверчивый.
   - Я в самом деле наказан?
   - А ты бы хотел, чтобы ребята уже сегодня заселились к тебе?
   - Ну...
   Ещё один нукает. Ладно хоть - потому что сам не знает ответа на собственный вопрос.
   - Поговорим завтра? - предложила Селена. - А ты за это время подумаешь, хочется ли тебе вообще жить в комнате с кем-то. Мы ведь можем убрать отсюда лишние кровати.
   - Не надо, - нерешительно сказал мальчик-некромаг. - Я подумаю.
   - В таком случае - спокойной ночи.
   Закрыв за собой дверь, Селена вдруг подумала, что они беседовали так, словно оба подспудно прятали мысли о необычности завтрашнего дня. Боялись? Боялись говорить друг с другом о том, что страшит каждого из них?
   Она вздохнула. Жаль, он не понимает, чем грозит ритуал для Коннора. Как будто одержим мыслью, что все доводы против - это доводы за его смерть от чёрных корней, пожирающих его исподволь. А если не "как будто"? Если он искренне так думает?.. Она медленно зашагала по коридору, размышляя: всё, что слышал Ивар о Конноре, возможно, и заставляет его думать, что ритуал ничем иным, как победой Коннора, не закончится. Всё, что он узнал в храме некромагов и в Тёплой Норе о старшем, пусть и двоюродном брате, соединяется-сливается в портрет почти всемогущего мага. Поэтому мальчик-некромаг не слышит предупреждений, что ритуал с возвращением памяти Коннора, может сбоить из-за того, что его кровь слишком необычна.
   И ей ли говорить об одержимости? Ей ли порицать её? Она же не знает, каково это - жить с ядовитыми чёрными корнями внутри, которые ко всему прочему ещё и пожирают собственного носителя.
   Селена выдохнула. Пора прекратить думать о плохом. Надо цепляться за главную ниточку, вытягивающую свет в полном мраке.
   И эта ниточка - постепенное возвращение памяти Коннора, если действие ритуала повернёт не туда. Если он забудет всё, что связано с периодом его жизни, начиная с выхода из лаборатории вампиров.
   В эту ночь она лежала рядом с крепко спящим Джарри: вместе с Тибром и Вилмором он продолжал работать над хозяйственными постройками. Не столько уставал от физического труда, сколько вообще от работы на свежем воздухе. Лежала и слушала ночь. И Тёплую Нору. Слышала шорох почти бесшумных шагов Коннора, вышедшего в ночь раньше младшего брата. Затем едва уловимый шелест, который производил Ивар, словно летевший над полом, пока убегал из Тёплой Норы... Слушала, как братство без Коннора вышло во двор, шёпотом споря, стоит ли на всякий случай бежать следом... Ей казалось, она слушала весь небольшой мирок своей Тёплой Норы. А потом всё-таки уснула...
   ... Утро прошло как-то болезненно. Она привычно принимала участие во всех делах просыпающейся Тёплой Норы, подгоняла ребят и младших умываться, а потом собирала всех на завтрак. А сама ждала окончания завтрака как манны небесной.
   И он закончился. Слушая болезненные удары своего сердца, она смотрела, как выходят из столовой ребята, обговаривая, что будут делать в последний свободный от школы день, учитывая последнюю тренировку на пейнтбольном поле после обеда. И ждала, когда Аманда приведёт Люцию. Что бы н случилось с Коннором во время ритуала, Люция подскажет хотя бы его примерную развязку. "На чём сердце успокоится..."
   Аманда вошла не одна - с Колром. Чёрный дракон, чем-то слегка удивлённый, вместе с Амандой вёл Люцию, которая держалась за руки родителей и чуть подпрыгивала, подлетая тогда, когда родители поднимали её за руки. Так она перелетела порог из тамбура в гостиную, и тут её родители отпустили девочку-дракончика, а она обернулась к отцу и протянула к нему ручонки.
   - Доброе утро! - сказал чёрный дракон, передавая приёмной дочери книгу-рукопись. - Три дня назад я взял эту книгу из библиотеки учебки. С-сегодня Люция отобрала её у меня и с-собралас-сь идти в Тёплую Нору вмес-сте с-с нею. Читать она - не читает. Я понимаю так - это предс-сказание? Для кого только?
   - Или напоминание для наших учеников, - весело сказала Аманда. - Завтра учебный день, не так ли?
   - Посмотрим, к кому подойдёт Люция, - улыбаясь, сказал Джарри.
   Его улыбка померкла: из столовой показался Коннор - привычно впереди своих братьев. И Люция со всех ног кинулась к нему - так протягивая ему рукопись, словно боялась, что кто-то другой перехватит книгу по дороге.
   - Спасибо, Люция, - удивился мальчишка-некромант, садясь перед дракончиком на корточки и принимая рукопись.
   Селена прикусила губу: можно свободней выдыхать? Люция предсказывает, что Коннор завтра идёт в школу? А что за рукопись она ему отдала? Что взял почитать Колр из деревенской библиотеки?
   Братья обступили Коннора и Люцию, с облегчением посмеиваясь. Видимо, они тоже подумали о таком объяснении предсказания девочки-дракончика.
   - Ты хочешь, чтобы я тебе почитал эту книжку? - тем временем, улыбаясь (кажется, он тоже почувствовал облегчение, расценив движение Люции как пророчество?), спросил драконишку мальчишка-некромант. - Но это взрослая книга. Давай, я найду тебе что-нибудь детское?
   Тёплая Нора шумела деловым разговором старших и звенела голосишками младших, поэтому внезапное оцепенение взрослых и братства у порога в гостиную прошло незамеченным: Люция шагнула к Коннору и обняла его. От неожиданности, сначала не поняв, он тоже обнял девочку-дракончика. И тоже замер, глядя через её плечо на побледневшую Селену... А Люция убрала ручонки и, обойдя мальчишку-некроманта, деловито устремилась в детский уголок, оставив ему рукопись. Коннор поднялся и растерянно оглянулся на девочку-дракончика.
   - Что это за книга? - не выдержала Селена, подходя к старшему сыну.
   - "Эльфийское гадание по снам", - пожал он плечами. И усмехнулся. - Может, она имела в виду, что мне надо глубже заняться магическими сновидениями?
   - А я уж подумал, - проворчал Мика, забирая у него книгу и снова читая название, будто не доверял умению Коннора читать.
   Взрослые заговорили с облегчением, хотя Колр явно не понял, что именно напугало Селену, а что она напугалась - он видел. Джарри, попрощавшись со всеми, поспешил на хозяйственный двор, где его уже ждал Вилмор - сообщила Ринд, которая сегодня последний день нянчилась с Фаркасом. Аманда прошла в детский уголок - посидеть немного, наблюдая за Люцией. Братство, переглянувшись, вдруг выразило желание полетать на дельтапланах - настолько одновременно пожелали, что, снова переглянувшись, рассмеялись от неожиданности.
   Когда у порога остались только чёрный дракон и Селена, он негромко спросил:
   - Что с-случилос-сь? Почему ты ис-спугалас-сь?
   Сегодня его странная привычка - один на один говорить ей "ты", - была очень кстати. Не отвечая, Селена кивнула на выход в тамбур. Он сообразил, что она приглашает его в гостевой кабинет. Шагая следом за ним и закрывая дверь, она оглянулась: Ивар сидел рядом с Риганом, который ему что-то говорил, и смотрел ей вслед. Смотрел так жёстко, что мальчик-дракон споткнулся на полуслове и тоже обернулся посмотреть на дверь: что, мол, его заинтересовало?.. Закрыв дверь, Селена устало подумала: "Он... может убить. Если я решу отменить ритуал. Если кто-то решит..."
   В кабинете она рассказала Колру обо всем опасениях Коннора и о том, что плохо скрываемое смятение Трисмегиста вчера подтвердило эти опасения.
   - Но Люция вроде подтвердила, что ритуал должен пройти с-с нужным результатом? - то ли спросил, то ли засомневался чёрный дракон.
   - Но почему она его обняла?! - с отчаянием сказала Селена. - Почему?!
   - Может, она это с-сделала, уже не предс-сказывая? - возразил Колр. - Малыш-шка вс-сегда обнимает тех-х, кого любит.
   - Хорошо, - сквозь зубы сказала она. - Я постараюсь успокоиться на этом.
   Чёрный дракон непроницаемо посмотрел на неё, но промолчал.
   Только расписание Тёплой Норы и необходимость либо быть с детьми, либо бегать по хозяйству притупляла тревогу... Но наступило время обеда. А потом - время дневного сна. Загоняя ребят на "тихий сон", Селена улыбалась и легко говорила со всеми.
   Братство осталось на мансарде.
   - Я попросил, - спокойно сказал Коннор.
   Вся семья (без Стена, он остался в комнате Вильмы) ждала Ивара у дверей в Тёплую Нору. И Селена отчётливо ощущала странное впечатление: Коннор уезжает. Пусть без вещей, но... Она лихорадочно улыбалась ему, время от времени спохватываясь и проверяя браслет, блокирующий её эмоции. Джарри стоял тоже странно потерянный - ни дать ни взять провожающий. Он говорить не пытался. Просто стоял и посматривал то на безлиственный сад, хмурый в сегодняшней пасмури, то на старшего сына.
   Наконец вышел Ивар. Берилл и двойняшки всё-таки напросились в его комнату хотя бы на "тихий час". Джарри пришлось усыпить их, чтобы мальчик-некромаг мог тайком выйти из дома. Почему-то сразу решили, что никому из детей говорить о ритуале возвращения памяти не будут. Кому какое дело... И мало ли как обернётся...
   Ритуал Трисмегист и Ривер приготовили в домике старого эльфа-бродяги. В нём несколько небольших комнат. И Трисмегист, забежавший до обеда, предупредил, что он и Ривер приготовили сразу два ритуала. Один - для Коннора. Другой - для Ивара, если возвращение памяти будет неудачным. Правда, Ивару о том не сказали, памятуя о его истеричной реакции на любое "но".
   - Всё? Идём? - спросил запыхавшийся мальчик-некромаг, сияя счастливой улыбкой. - Коннор, мы идём, да?
   - Идём, - усмехнулся тот и взял его за руку, как маленького.
   Ивар сразу успокоился и, чуть не подпрыгивая, пошёл рядом со старшим братом. Селена и Джарри переглянулись и поплелись следом за ними.
   Решили на всякий случай идти не улицей, где можно встретить соседей, которые о ритуале не знали, а садами. Землю с утра подморозило, так что пройти можно было, не испачкавшись в грязи. Селена как-то очень уж внимательно об этом думала - так же, как внимательно смотрела под ноги. Потому как взгляд на мальчиков, идущих впереди, - и глаза непроизвольно наполнялись слезами. "Да что ты как на похоронах! - ругалась про себя Селена. - Даже Люция подтвердила, что ничего необычного не будет! Ну, узнает Коннор о своей довоенной жизни, вспомнит родителей - так ведь это же здорово! Теперь у него тоже будут воспоминания о детстве - не таком страшном, каким оно было в пригороде! Радоваться за него надо, а ты... Да что я сегодня такая... слезливая..."
   У двери в домик Трисмегиста их встретил Ривер, спокойный и серьёзный.
   - Сначала зайдёт только Коннор, - предупредил он. - Мы проведём ритуал, возвращающий память, а потом... - И он улыбнулся Ивару.
   Когда Коннор, оглянувшись на пороге, зашёл затем в домик следом за Ривером, Джарри осмотрелся и сел на скамью неподалёку от входной двери. Мальчик-некромаг постоял-постоял - и тоже примостился рядом, на скамейке же. Селена страшно боялась, что Ивар начнёт болтать обо всём подряд от распирающей его радости, но мальчик просто сидел рядом с её семейным и нетерпеливо смотрел на дверь в домик. Ей садиться не хотелось. Хотя бы потому, что поймала себя на повторяющейся, как ночной кошмар, мысли: "Случись, что ритуал пойдёт не так, как надо, будет виноват во всём только Ивар!" И, чтобы заглушить плохие мысли, она начала повторять, как молитву: "Пусть всё будет хорошо! Пусть Коннор всё вспомнит и выйдет к нам!"
   Иной раз ей хотелось обвинить Ивара в том, что именно из-за него с Коннором может случиться нечто непоправимое! Но смотрела на мальчика-некромага и видела его не ледяные, как в первую встречу, серые глаза - беспощадные, как казалось тогда. Не холодные, а согретые надеждой, и сама виновато опускала голову: он ещё совсем мал, чтобы рушить на него хоть какие-то обвинения!
   Время тянулось - как ей казалось, пока Джарри обеспокоенно не сказал:
   - Скоро закончится "тихий час"!
   - Что?..
   - Что ж они так долго...
   Как будто ответом на эти тихие слова дверь приоткрылась. Ивар быстро вскочил со скамейки и кинулся было к домику. Но вышел Трисмегист. Поникшие плечи, виноватый взгляд исподлобья. Прежде чем сумел произнести хоть слово, Селена тоже бросилась к нему:
   - Коннор жив?! Мне ничего другого не надо, лишь бы... Трисмегист, не молчите!
   - Зайдите, - негромко сказал старый эльф. - Он жив, но...
   Ивар проскочил под его рукой Трисмегиста, и Джарри с Селеной тоже заторопились войти. Дальше порога в почти пустую комнату, где проходил ритуал возвращения памяти, Ривер никого не пустил.
   Коннор сидел в кресле, окружённом несколькими магическими кругами. Их было столько, что они постоянно перемешивались, если смотреть на них обычным взглядом, не вооружённым магией. Последний круг упирался в стены.
   - Что... с ним? - пока ещё только озадаченно спросил Ивар, начиная дрожать.
   Тот же вопрос хотела бы задать и Селена.
   Коннор сидел в кресле - лицом к ним. Открытые глаза, которые, если следить за ними, время от времени моргали, абсолютно бесстрастные. Тело расслаблено так, будто он то ли только что проснулся, то ли начинает засыпать, благо кресло мягкое. Кисти свободно свисают с подлокотников...
   - Коннор! - вдруг закричал мальчик-некромаг и попытался резко проскочить мимо Ривера.
   Маг успел поймать его и понёс выставить, сопротивляющегося и отчаянно кричащего: "Пусти! Пусти! Коннор!", в маленькую прихожую.
   - К Коннору нельзя. Последствия ритуала продолжаются, а значит...
   Кажется, Ривер хотел сказать что-то ещё, но Ивар будто клюнул головой к его руке, и маг вскрикнул от боли - мальчик-некромаг укусил его.
   Но вмешался Джарри. Поскольку Ивар был к нему спиной, он прихватил его за живот и прижал к себе.
   - Трисмегист, что с Коннором?! - звеняще спросила Селена, и мальчик затих, уставившись на старого эльфа.
   - Коннор в библиотеке, - сухо ответил Трисмегист, стоявший возле входной двери. - Кровь всё-таки взбунтовалась и вынесла его сознание в библиотеку прошлого. Предполагаю, потому, что он часто бывал там. Чаще всех.
   - И? Что дальше?
   - Дальше... Он останется здесь, в моём доме, на период, пока не вернётся.
   - Что значит - пока не вернётся?! - закричал Ивар, уже не стараясь выдраться из рук Джарри. - Он вернётся?! Когда?!
   - Боюсь, процесс возвращения затянется. И хорошо, если только на несколько месяцев, - хмуро, но уверенно ответил Трисмегист.
   - А я?! Что теперь будет со мной?! - завизжал Ивар. Голос его сорвался, и он уже шёпотом быстро-быстро заговорил: - Я уже не могу! Они меня съедают! Я не могу сопротивляться им, не могу...
   - Джарри, будь добр, отнеси его в комнатку слева. Там мы приготовили ритуал освобождения от корней. Положи его в центр пентаграммы.
   - Коннор... - задохнулся Ивар и зарыдал. - Коннор - из-за меня?! Из-за меня, да?!
   Этих слов хватило, чтобы Селена подбежала к нему и обняла, простив всё его упрямство и недавнюю глухоту.
   - Ивар, мальчик мой! Быстро идём в ту комнату, чтобы не зря! Чтобы Коннор не зря!.. - она никак не могла подобрать нужных слов. - Когда он вернётся, он спросит с нас, что с тобой! Иди! Иди, Ивар, пусть маги снимут с тебя заклятие чёрных корней! Иди ради Коннора, Ивар!
   Плачущего, но покорного уже Ивара в комнатку с приготовленным ритуалом освобождения проводил Ривер. Когда за ним закрылась дверь, Селена вновь приникла к косяку двери в комнату с Коннором. Шагнул к ней Джарри, положил тёплые ладони на плечи.
   - Счастье, что он вернётся, - прошептал он. - А нам теперь думать, как объяснить отсутствие Коннора в Тёплой Норе.
   Она чуть подалась назад, чтобы чувствовать тепло своего семейного. Но глаз с Коннора не спускала. Всё казалось, что он вот-вот лениво зашевелится, потянется, как после долгого сна, и встанет... Вот только открытые глаза старшего сына страшили её...
   - Трисмегист, - неожиданно даже для себя позвала она. - Может, вы... напутали? Глаза!.. Глаза у Коннора шевелятся! Не просто моргают! Они шевелятся!
   Старый эльф-бродяга бросил лишь один взгляд на мальчишку-некроманта и вздохнул, обернувшись к семейным.
   - Он... читает.
   Какая-то горькая насмешка... Тело без сознания, а он... где-то там... читает. Не тратит зря время, которое придётся провести то ли в ловушке, то ли в тюрьме.
   - Селена, - неловко сказал Джарри. - Иди в Тёплую Нору. Дети просыпаются. Ты должна быть с ними.
   Предсказание Люции сошлось. Рукопись из учебки - одна из тех, что мальчишки братства переписывали, время от времени "ныряя" в библиотеку прошлого. Сны... Коннор сидел в кресле, словно спал... Горячие слёзы внезапно подступили к глазам, едва Селена вспомнила, как братство сегодня летало на дельтапланах... Как будто специально... Как будто ребята тоже предчувствовали, что одному из них теперь долго не бывать в небе... Господи, как хочется реветь во весь голос! А приходится думать над странными вещами! Думать о том, как объяснить Тёплой Норе, куда и почему делся Коннор. Причём объяснять надо так, чтобы никто не заподозрил, что виной всему Ивар. Пусть дети в Тёплой Норе участливы друг к другу, потому что все они из военной поры, но детская жестокость может проявиться в любой момент. Коннора любят в Тёплой Норе. Поэтому имя Ивара не должны связывать с отсутствием старшего из братства. С пригородной школой легче. Там взрослые люди. Они поймут, зная, что магия может иной раз и взбрыкнуть... А ещё проблемы с тем микрорайоном, где на некромагов напали и где есть дети... Когда правительство Города Утренней Зари начнёт наконец действовать...
   - Что мы скажем детям? - тихо спросил Джарри.
   - Не знаю, - призналась Селена.
   Им помогли. Когда они дошли до своего сада, там их уже ждали. Ребята братства сидели на садовой скамье понуренные. Заслышав шаги и завидев возвращающихся семейных, все четверо встали.
   - Что случилось с Коннором? - встревоженно спросил Мирт.
   Селена взглянула на снятые браслеты.
   - Он ушёл в библиотеку прошлого.
   - Люция... - прошептал Колин. - И как долго он там будет?
   - Трисмегист сказал - несколько месяцев. - Она постояла рядом с ними, опираясь на руку Джарри. Вздохнула. - Не вините Ивара. Коннор на ритуал сам пошёл, зная...
   - Мы знаем, - покачал головой Колин. - Коннор предупредил нас.
   - Что мы с-скажем... - Хельми не договорил.
   - Коннор уехал, да? - грустно предложил Мика. - Ну, в Старый город, например.
   - Не забудьте предупредить Берилла и Вереска, - напомнил Джарри. - И вообще... хорошо бы у них забрать браслеты и полностью закрыть связь с Коннором...
   Небольшой группой они двинулись к оживляющейся Тёплой Норе, обговаривая на ходу, что сказать всем, кто спросит о Конноре... У двери в дом Селена оглянулась.
   - За Ивара не беспокойся, - сказал Мика. - Мы сейчас пойдём к Трисмегисту и дождёмся окончания ритуала. Приведём его домой.
   - Спасибо, мальчики, - прошептала Селена.
  Обновление

  
  
   Глава двадцать третья
  
   Отсутствию Коннора на игре в пейнтбол никто не удивился. Остальные-то ребята из братства были на месте - правда, какие-то смурные. Но играли привычно сильно.
   А во время ужина Селена объявила, что Коннор заболел. Магически. Поэтому он переехал в дом Трисмегиста, который и разбирается с его болезнью.
   В столовой пошумели, погалдели и успокоились. Обескураженные лица Вереска и Берилла поняли и без объяснений. Но Вереск быстро успокоился - Агата, девочка-вампир, разговорила его и попереживала вместе с ним. О Конноре она уже знала, что он спаситель мальчишки-эльфа, а потому очень даже сочувствовала Вереску. Да и Мирт, его мастер инициации, рядом. А Берилл... Его успокоили братство и старшая сестра - Селена. И старший брат Александрит, которому тоже рассказали не полную правду, а лишь то, что нужно знать из-за связи младшего брата, Берилла, с братством.
   С Иваром Селена поговорила перед сном.
   - Коннор знал, что так будет? - хмуро спросил он, сидя на кровати в своей комнате.
   - Предполагал, - ответила Селена, севшая напротив. Напоминать, что старший брат пытался достучаться до сознания младшего, Селена не стала.
   - Знал... - тяжело сказал мальчик-некромаг. - И всё-таки согласился. Почему он не отказался? Потому что он... мой брат?
   - И он знал, что в случае неудачи ты сразу согласишься на ритуал освобождения.
   - Я думал - он сильный, - прошептал Ивар.
   - Коннор не просто сильный. Он очень сильный. - Пришлось сделать паузу и про себя поискать слово или словосочетание, способное заменить фразу "мыслительная деятельность". - Понимаешь, Ивар, самое неизученное на свете - это человеческий мозг. Мозг любого живого существа. До сих пор никто не знает точно, что может произойти, если вмешаться в его работу.
   - А Трисмегист вмешался?
   - Вмешались два... - Она хотела сказать "два фактора", но снова пришлось заткнуться на секунды, чтобы найти слово попроще. - Две обстоятельства. Первое - травма головы. Когда "крабы" подбили машину с ним, она несколько раз перевернулась, и Коннор потерял сознание. До сих пор мы не знаем, что за травма была у Коннора.
   Селена умолчала, что Трисмегист по сей день сомневается, физическая ли рана блокировала память, эмоциональная ли. Ивар просто этого не поймёт.
   - А почему Трисмегист не вылечил Коннора тогда, в лаборатории?
   - В то время беспамятство Коннора было ему на руку. Если бы Коннор помнил родителей и то, что с ними произошло, он не сумел бы выучить всего того, что потом пригодилось ему в пригороде.
   - Этот Трисмегист бессовестный, - проворчал Ивар.
   - Благодаря "этому" Трисмегисту, Коннор сумел снять тебя с капища, - заметила Селена. - Благодаря ему, спаслось из мёртвого леса братство, а ты прошёл ритуал и можешь больше не думать о неминуемой смерти от чёрных корней... Обстоятельство второе - это кровь Коннора, слишком насыщенная разными видами магии. Ну и теперь о главном. Что ты решил? Останешься в Тёплой Норе?
   Он поднял голову. Глаза потухшие.
   - Не знаю.
   - Почему?..
   Поспешно, будто боясь, что она прочтёт его мысли раньше, он выпалил:
   - Я останусь, пока Коннор... - Он запнулся. - Пока он в библиотеке!
   Настаивать она не стала. Хватит пока того, что у него есть крыша над головой. Что ему не надо скитаться в поисках еды. Что рядом те, кто поможет, если он будет нуждаться в помощи. И - учёба. Уже сейчас он не отказывается ходить в деревенскую школу-учебку... Трисмегист сказал - несколько месяцев...
   А Ивар... К хорошему привыкают. И потом будет трудно отказаться от всех благ, которые даёт Тёплая Нора.
   - Селена...
   - Что?
   - А к Коннору можно заходить?
   - Навестить его? Конечно, можно. Только в комнату входить нельзя. Рядом с его комнатой постоянно сидят ребята. Дежурят, чтобы не пропустить его возвращения.
   Ивар опустил взгляд, сдвинул брови, потом посмотрел на Селену.
   - Братство?
   - Да.
   - А почему нельзя входить в комнату?
   - Я точно не сумею объяснить. По словам Трисмегиста, ритуал продолжает своё действие. Коннор хочет вернуться в реальность, но силы вокруг него чуть ли не бушуют. Неподготовленный маг может попасть в это буйство - и неизвестно, что сделают с ним эти силы. - Учащённое в мгновения дыхание мальчика-некромага она прочувствовала сразу ("Господи, не собирается ли он тут же бежать к брату?!"), а потому торопливо добавила: - И есть возможность, что неопытного мага эти силы перекинут куда угодно - вплоть до того, что можно попасть в воспоминания о самом страшном в жизни.
   - Это... как?
   - Коннор сейчас в той точке своей жизни, в которой когда-то чувствовал себя... комфортно. Но только потому, что он сильный маг. Попади ты в линии пентаграмм, тебя магическая смесь может вернуть, например, в мёртвый лес.
   - Пойдём к нему! - вдруг попросил Ивар, наклоняясь к Селене, будто боясь, что она ему немедленно откажет.
   - Почему бы и нет... - Она оглянулась на окна, за которыми таились октябрьские сумерки. - Пойдём, - уже решительно сказала она.
   Сегодняшним вечером у комнаты с Коннором дежурил Мирт. Мальчишки сами разыграли жеребьёвку, кому и когда в свободное от школы время сидеть на стуле рядом с открытой дверью к Коннору. Все вместе собирались, лишь чтобы перемещать мальчишку-некроманта по мере надобности. Селена уже объяснила Ивару, что только братство, обладающее, как и Коннор, многими видами магической силы, может себе позволить некоторое время находиться рядом со своим братом по крови... И этим вечером она уже наблюдала, что происходит, когда Коннора ставят на ноги и заставляют его ходить внутри магических линий. Впрочем, заставляют... Безвольное тело наваливалось на плечи добровольных помощников, словно большая мягкая кукла, и только тормозящее скольжение по полу его ног помогало "ходить".
   - Привет, - сказал Мирт и улыбнулся - так победно, что Селена немедленно сунулась в комнату посмотреть: а вдруг?! Но мальчишка-эльф радостно продолжил: - Коннор сопротивляется! Трисмегист сказал, что он впитывает воспоминания о прошлом, которые прорываются к нему, и скоро он не только всё вспомнит, но и выйдет из блока!
   Ивар прислонился к стене, глядя на Коннора... безучастно. Селена нервничала: да что такое с мальчиком-некромагом? Неужели он так сильно разочарован, что старший брат, о котором все говорят, как о сильном маге, попал в неожиданную ловушку?
   Они, Селена и Мирт, немного поговорили, а потом она кивнула Ивару на выход. Когда они возвращались в Тёплую Нору по тёмной садовой тропинке, Ивар сказал:
   - Трисмегист хочет, чтобы я стал его учеником.
   - Неплохо бы... - пробормотала Селена. А потом почти бездумно спросила: - А чего хочешь ты, Ивар?
   - Не знаю. - Ответ её не удивил: она видела его растерянным, несмотря на безучастность, но потом он тихонько вздохнул: - Но мне здесь... тесно.
   Мгновенно вспомнилась его комната. Не удивление, а озадаченность: ему тесно? Потом пришло понимание: лес огромен, он привык к безграничным пространствам...
   Так? Наверное... Поэтому она ответила, замедляя шаг - подходили к дому:
   - Никогда не думал, почему Коннору не тесно? Он постоянно учится. Мир для него растёт и расширяется. Если Трисмегист и в самом деле возьмётся за твоё обучение, для тебя лес, в котором ты жил раньше, покажется замкнутым пространством.
   Понял ли? Во всяком случае - промолчал.
   Вошёл в Тёплую Нору только мальчик-некромаг - Селена резко остановилась, кивнув ему зайти: запели серебряные драконы ворот возле Пригородной изгороди. Странно, кто мог явиться в такой час? Предполагая, она заспешила к изгороди. По дороге её догнал Джарри. Всматриваясь вперёд, он спросил:
   - Две машины? Оттенок над ними - некромагический...
   - Перт явился, - хмыкнула Селена. - Позволим на этот раз въехать или опять будем разговаривать возле пейнтбольного поля?
   - Сначала посмотрим, с чем приехал.
   Вот уж они изумились, когда Перт, ожидающий семейных у калитки, не только поздоровался с ними, но тут же горячо поблагодарил за помощь Морганиту и его ученикам. Выглядел старый некромаг-храмовник уже не настолько плачевно, как ранее. Гораздо бодрей. Да кругловатые тёмные следы на лице от впивавшихся в него ядовитых чёрных корней почти пропали. На территорию деревни въезжать отказался. И опять удивил, когда сказал, что приехал за советом.
   - Леди Селена, вы говорили, что можно устроить приют в самом пригороде. Но что делать, если дети под контролем тамошних безнадзорных кланов? Храмовники-некромаги сейчас слишком малочисленны, чтобы противостоять им. Что из опыта вашего мира можно взять на заметку и использовать в данной ситуации?
   - У нас магов нет, - ошеломлённо ответила Селена. - И такой опыт для меня самой внове. Пока могу предложить вам одно - создать школу для тамошних детей. Обычную, для обучения общеобразовательным предметам, а факультативом пойдёт обучение некромагии тех, кто имеет способности. А ещё... Попробуйте привлечь к этому делу Чистильщиков. Им наверняка в том микрорайоне доверяют. Ведь всем известно, что именно Чистильщики были основной силой против магических машин и против одичавших оборотней. Пусть они подумают сделать там... - она усмехнулась. - ... свой форпост. В том же здании, что и школа. Найдите учителей для детей - только чтобы те не ходили в ваших чёрных одеяниях. Ну и... В том же здании, где будут размещаться Чистильщики и школа, можно будет устроить нечто вроде интерната, в котором дети могут жить на время учёбы.
   - Любопытная идея... - пробормотал Перт.
   - Только не давите, Перт, - напомнила Селена. - И не спешите. Будьте терпеливы. Иначе вы сразу настроите тамошних жителей против вас. Думаю, можно вообще сделать так, чтобы дети, которые к вам придут, даже не знали, что это заведение принадлежит храму некромагов.
   - Подумаем, - пообещал Перт и пожал губы, прежде чем высказать следующее: - Морганит поспешил - это я понимаю... Но он всё же проделал неплохую работу: теперь я точно знаю, что в том микрорайоне есть талантливые дети. И, кстати, талантливые взрослые некромаги. Их он тоже успел приметить. Спасибо за совет, леди Селена.
   - Пожалуйста, - прошептала она, следя, как перед храмовником-некромагом распахивают дверь одной из двух машин, а затем машины разворачиваются и уезжают во тьму, постепенно пропадая в ней.
   - Думаешь - опять напортачат? - негромко спросил Джарри, и она немедленно взяла его под руку, чтобы прижаться к нему, сильному и тёплому.
   - Нет, я думаю о другом, - усмехнулась Селена. - Надо бы предложить ту же идею Ильму. Пусть Белостенный поможет некромагам с устройством школы-интерната.
   - Он эту идею совместного обучения зарежет напрочь.
   - Нет. Напрямую я действовать не буду. Завтра расскажу Хосте, его семейной, о том, что хочет сделать Перт в пригороде. Она передаст это Ильму и добавит от себя эту идею (вроде как она сама придумала) - о ставке Белостенных в том же здании. Белостенные тоже в последнее время мало набирают детей в свой храм. Так почему бы магам-защитникам не обратить внимание на одарённых детей-сирот?
   - Интриганка... - улыбнулся Джарри.
   - Ага. Есть такое! - засмеялась она и тут же сказала: - Мирт говорит, что Коннор быстро придёт в себя. Ой, как хочется на это надеяться!
   - Мы с Миртом говорили об этом, - кивнул Джарри. - Жаль, что Трисмегист не разрешает братству опробовать свою кроватную пентаграмму для выведения Коннора из его забытья. Он считает, что ситуация слишком сложная для такого лёгкого решения.
   "Так вот что они с Коннором обсуждали перед ритуалом", - вздохнула Селена...
   Через час Тёплая Нора погрузилась во тьму, засыпая перед новым рабоче-учебным днём... Только на кухне домашние тихо обсуждали завтрашний день. Только в доме Колра Люция бесшумно бежала по коридору к входной двери и пыталась осторожно открыть её, но до верхнего запора у неё не получалось допрыгнуть. Вышел сонный Эрно и взял малышку-дракона на руки, укачивая её и негромко мурлыча колыбельную...
   Мирту, дежурившему возле открытой двери в комнату Коннора, послышалось: ветер на улице прошелестел редким крупитчатым снегом в коридорное окно. Он оглянулся на тёмные стёкла, а потом снова обернулся к пентаграммам, внутри которых спал мальчишка-некромант... Снег так снег. Ничего необычного в месяце буреломнике...
  
   ... Сквозь мелькающие круговерти ветра друидов Ивар смотрел в коридорное окно. Ещё в первый раз он заметил, что комната, куда Трисмегист привёл Коннора, глухая, безоконная. Так что на старшего брата можно было взглянуть только через окно коридора. Оглянувшийся Мирт не напугал его. Ивар уже прочитал заклинание отвода глаз, а вкупе с усталостью мальчишки-эльфа он мог рассчитывать, что Мирт не будет слишком пристально вглядываться в окно... Бешеной метелью летели перед лицом мальчика-некромага пыль, лиственный сор и другая мелочь, которую ветер друидов легко поднял с поверхности земли... А Ивар смотрел на спокойное лицо брата и ещё раз, в последний, проверял себя: прав ли он, не засомневается ли в принятом решении...
   Но решил твёрдо, хотя знал, что сам до конца не понимает того, что делает.
   Но Селене он не соврал: ему тесно в Тёплой Норе. Стены давят на него. Окна притягивают возможностью сбежать... И ещё. Ему очень хотелось научиться летать на дельтапланах. Но он почему-то заранее решил, что ему ещё долго не позволят учиться владеть этими странными и прекрасными крыльями. А просить каждый раз, чтобы его взяли в полёт... Он облизал губы, скривившись: странная гордость не позволяла. И так он неправильно показал себя, когда сын дракона, Эрно, взял его в небо. Ивар плакал тогда. И очень сильно. И злился на Эрно, что тот видел его слёзы. Небо оказалось громадным и бездонным, хотя тогда были на нём облака... А когда спустились, дом, деревня и вообще нижнее пространство начали давить...
   Поэтому он решился уйти.
   Здесь его ничто не держало. Брат его не узнал. А теперь ещё все будут думать, что именно он, Ивар, виноват в том, что Коннор попал в магическую ловушку.
   Ветер друидов отличался от крыльев дельтаплана. Но дельтапланеристы возвращались в одно и то же место. А ветер друидов позволял уйти в неизвестность...
   Ивар в последний раз бросил взгляд на Коннора и дёрнул пальцами, завершая друидский знак странничества. Хотя место для себя Ивар выбрал определённое.
   Колдовской ветер со свистящим шуршанием понёс его к Пригородной изгороди, мягко приподнял и опустил уже на луговине. Пропускающий браслет облегал запястье, и серебряные драконы ограды промолчали... Когда он взмахнул рукой, указывая путь, этот браслет звякнул о другой, пока без магической силы. Подарок Айны. "Нельзя привязываться! - говорили тёмные друиды. - Привязанность унижает..."
   Айна смешная... Глядя, как пролетает под ногами дорога к пригороду, Ивар вдруг подумал, что Тёплая Нора - это всё-таки страшная ловушка, для такого, как он. Она оставляет в памяти слишком много тёплых воспоминаний... Только подумал - и на него мгновенной волной нахлынуло понимание, как много живых существ в Тёплой Норе оказались заинтересованными в нём. Коннор не узнал, но старался сделать всё, чтобы вспомнить. Эрно - откликнулся сразу на просьбу взять его с собой в полёт, хотя Ивар страшился отказа и насмешки. Ирма (он снова скривился от странных, не испытанных ранее чувств) настаивала, чтобы он присоединился к её команде. Он ощутил тёплые ладони Селены на своих плечах...
   Он упал на взгорке, ведущем от полевой дороги к шоссе. Неконтролируемый ветер друидов опал... Мальчик-некромаг сидел на дороге и ревел от злости на себя, на Тёплую Нору, так много обещавшую ему... Он представлял, как завтра Айна прибежит в его комнату - и увидит пустую, нетронутую постель. Как встанут на пороге его комнаты Ирма с Бериллом и разочарованно переглянутся. Он увидел странное одиночество Коннора, хотя его братья (не он! Не Ивар!) бережно стерегут его покой...
   Он обманул всех...
   Шмыгнув носом, он вытер ладонями лицо и вынул из-за пояса свою неразлучную котомку. На этот раз она не была пуста, как раньше, когда он совал в неё лишь те травы или сучки, что пригодны для простейших друидских ритуалов. Теперь в ней хранились два листа, беспощадно выдранных из альбомов старших ребят, которых Космея учила, как рисовать портреты друг друга. Два листа. Коннор и Айна теперь всегда будут рядом. Кроме всего прочего... Домашний Веткин, когда Ивар заглянул на кухню и попросил что-нибудь пожевать, ссылаясь на непонятный голод, молча вручил ему несколько свежих лепёшек с ужина, а к ним бутылку с козьим молоком. Когда Ивар стал отнекиваться от молока, Веткин вздохнул и сказал: "В дороге пригодится..." Мальчик-некромаг взглянул на домашнего. Он и забыл, что домашние легко определяют, когда обитатели домов уходят. Ивар знал, что Веткин промолчит. Для домашних это святое - решение человека. Они стараются не вмешиваться...
   И одежда... Ивар не стал искать чёрное одеяние ученика-некромага. Ушёл - в чём был. Тёплые штаны и рубаха. Ботинки, которые он снимет, едва окажется на месте. Куртка, которую там тоже придётся снять, хотя очень не хочется...
   Проверив себя, он сунул сложенные листы с портретами на место, снова прикрепил котомку так, чтобы она не мешала в дороге, и вновь вызвал ветер друидов.
   На этот раз он не стал вспоминать, а сосредоточился на том, что его может ждать там, куда он летит в ночи. С этого отрезка дороги Ивар зашептал слова заклинания, уничтожающего его следы... Ветер друидов закрутил его, одновременно защищая от холода: вкрадчиво посыпался с низких туч снег.
   Вскоре он оказался на последней улице перед мёртвым лесом.
   Нет, он знал, что мёртвого леса больше не существует.
   Но существовал лес засыпающий. И маленький друид собирался проверить, сумеет ли он выжить в нём. В одиночестве. Чтобы понять себя. Чтобы понять, чего он хочет.
   До леса - пройти эту улицу, знакомую ему по прошлым годам.
   Взломанная кустами дорога всё же позволяла идти по ней. Повесив сумку за длинную ручку на плечо, он спокойно пошёл к чёрному пятну впереди. Надо обойти пару домов - и он будет на месте...
   Тёмные тени отделились от ближайшего дома.
   Ивар остановился.
   - И куда это маленький мальчик идёт? - снисходительно к "маленькому" спросила одна из трёх теней. Он узнал двух оборотней-телохранителей и - хозяина этого места. Хозяина, присвоившего себе это место. Некромаг.
   - Вам... лучше пропустить маленького мальчика, - преувеличенно вежливо предупредил Ивар, машинально поднимая подбородок.
   - А то что? - развеселились тени.
   Маленький друид уже серьёзней оглядел троих и вполголоса сказал:
   - А то вам не понравится знакомство с ним.
   От дома отлепились ещё две тени. Взрослые постепенно окружали маленького друида, одним враждебным движением давая понять, что сопротивляться он не сумеет.
   Ивар мягко, чтобы не настораживать, поднял руку, будто хотел потрогать ухо. И сжал кулак, оставив большой палец свободным. Четыре тени рухнули к его ногам так, что пришлось чуть отступить. Пятая от неожиданности застыла на месте.
   Ивар ткнул в неё пальцем.
   - Оборотень, ты проводишь меня до мёртвого леса.
   - Мёртвого леса... больше нет, - выдавил из себя оборотень.
   - Его нет для тебя, - высокомерно ответил Ивар. - Для друида он есть.
   - Ты... ты... - начал заикаться тот, остолбенело глядя на него.
   - Веди, - велел маленький друид, не обращая внимания на лежащих существ, которые пытались встать и не могли. Впрочем, один из них и не думал вставать. Тот самый некромаг. Он лежал, распростёршись на земле и с ужасом наблюдая за мертвенным поблёскиванием невидимого для оборотней громадного острого ножа, крутившегося над ними на высоте двух локтей.
   Некромаг не сообразил предупредить подельников об опасности, и один оборотень, в очередной раз слишком высоко поднявшись, напоролся на лезвие призрачного оружия, созданного из некромагических сил, собранных отовсюду в этом месте.
   Ведущий Ивара оборотень подпрыгнул на месте, заслышав болезненный вопль за спиной, но маленький друид недовольно сказал:
   - Веди!
   И, согнувшись от страха перед мальчиком небольшого росточка, перепуганный до смерти, оборотень на подрагивающих ногах пошёл дальше, лихорадочно прикидывая, сумеет ли он сбежать по дороге. Но чем ближе к вновь выращенному лесу, тем больше его занимала другая мысль: а сумеет ли он вообще остаться в живых?
   Остановившись перед опушкой, Ивар, не глядя, отослал оборотня. Он знал, что тот за его спиной немедленно обернулся в зверя и помчался назад.
   Чуть склонив голову, маленький друид разглядывал новый лес, выращенный эльфийскими магами и драконами. Он не боялся войти в чащу, когда-то чёрную из-за теней, но сейчас слегка припорошенную снегом и инеем.
   Он смотрел и рассчитывал.
   В его власти и по его силам создать мёртвый лес заново.
   Ивар медленно вошёл в лес и зашагал к первому капищу, ближайшему к опушке. Несмотря на новый вид возрождённого леса, несмотря на уничтоженные сильнейшими магами все следы тёмных друидов и их деяний, он легко ориентировался в нём.
   Капище осталось только в его памяти. Вместо него на небольшом пригорке рос мощный крепчуг, окружённый густыми кустами. Даже сейчас, когда эти кусты были безлиственными, пройти их было трудно. Но Ивар добрался до ствола крепчуга и запрокинул голову к его корявой кроне. Эльфийские маги сумели так вырастить деревья, что у этого крепчуга, как у многовекового древа, появилось дупло в рост невысокого человека. Маленький друид шагнул в глубокую темь. Хватит, чтобы полулёжа устроиться на отдых. Хватит для сна в первую ночь...
   Все встречные-поперечные думают, что он мал ростом, а потому беспомощен.
   Два курса некромагической храмовой школы.
   Месяцы обучения у тёмных друидов.
   Три дня приглядывания к тому, что делают в Тёплой Норе.
   Не один Коннор умеет и любит обучаться.
   Ивар оскалился, языком трогая высунувшийся изо рта чёрный корень. Когда Трисмегист и Ривер проводили ритуал освобождения от заклятия тёмных друидов, он сумел вставить в нужную паузу между ритуальными фразами пару слов. И, вернувшись в "свою" комнату, сразу повернул ритуальное заклятие вспять. Теперь он знал, как обезопасить себя от прожорливых корней, а ещё - использовать их в качестве защиты. Так что пусть тот дурак некромаг, встреченный по пути сюда, ещё порадуется, что ему в лицо не выстрелили чёрные корни тёмных друидов!
   Он съёжился среди плоских корней крепчуга, мельком вспомнив тёплую постель в тёплой комнате... И закрыл глаза. Когда очнётся от своего забытья Коннор? Захочет ли он найти своего младшего брата? Позовёт ли его по имени, которое теперь знает только он?
   Ивар резко открыл глаза. А если Коннор не поймёт? Если он решит, что маленький друид, его брат, предал его?! Но о таком думать не хотелось... Скрючившись и подбирая края куртки на груди, чтобы плотней запахнуть их, Ивар угрюмо подумал: "Я сам не знаю, чего хочу. Но Коннор... Может, он поймёт меня?.. Но захочет ли искать..."
  
   ... Мирт почти засыпал, когда ему на смену пришёл Хельми.
   - Иди с-спать, - тихо сказал юный дракон.
   - Ага... Иду...
   Тихо закрылась дверь за мальчишкой-эльфом. Прежде чем сесть на стул, Хельми подошёл к двери в комнату Коннора. Вздрогнул и, не веря глазам, пригляделся: мальчишка-некромант шевельнулся. Точней - шевельнулись губы. Тяжело, сопротивляясь невидимой силе, заставляющей его лежать безвольно.
   Схватившись за дверной косяк, Хельми чуть наклонился к Коннору и считал с тяжкого движения его губ: "Рейннис..."
  
  
  
  
   От автора.
   Я честно не ожидала, что такое может случиться с Коннором. Но что случилось - то случилось. Продолжение ДС-10, увы, придётся писать, хотя я уже думала, что закрываю серию. Сразу же скажу на все вопросы: прода будет ближе к осени - или осенью.

Оценка: 9.09*66  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"