Джиллиан: другие произведения.

Детский сад-7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 6.63*269  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Школа и всё, что с ней связано.:)


   По просьбе читателей.
   Напоминаю нынешний детский состав Тёплой Норы.
   Буду делить на группы и команды, а также по событиям - так легче считать.
   Домашние: Мика, Колин и его сестра Ирма.
   Команда Коннора (всего двенадцать вместе с Коннором): Коннор, Мирт, Сильвестр и его сёстры Далия и Лека. Анитра. Каи. Мальчишки-рыболовы и маги (было пятеро безымянных. Теперь знаем историю одного из них, Андриса)
   Хельми.
   Команда толстяка Стефана (десять): Берилл. Ринд. Вильма. Моди. Тармо и Вилл. Хаук. Лада. Герд. Плюс десятый, который пока остаётся одним из безымянных рыболовов.
   Кам.
   Оливия. Вади.
   Айна и Фаркас.
   Дети из команды оборотня Сири: малыш-эльф Корилус. Двое малышей-оборотней (Шамси и Торсти). Двое малышей-людей (Брин и Илмари - имя-замена Тери).
   Дракончик Риган.
   Орвар и Гарден.
   Моно и Лайла.
   Космея и Мускари.
   Пока 43.
   Время: первые четыре книги - лето-3 (война с машинами) и осень (проблема с одичавшими оборотнями).
   Пятая и шестая книги - весна (библиотека Коннора и знакомство с храмовниками) и лето (принижение эльфов при вампирах и поиски Рунного Смарагда).
   Седьмая книга - зима (после шестой) с переходом в следующий год.
  
   Первая глава
  
   Сначала взбунтовалась Анитра.
   Терпение лопнуло в одночасье, хотя девушка сдерживала свои чувства в течение всех четырёх месяцев обучения.
   Произошло всё ближе к Новому году, когда заканчивался первый семестр в новёхонькой школе, построенной, наконец, в пригороде. Естественно, сюда же возили и ребят из Тёплой Норы. Всех, кроме тех малышей, кто оставался на обучении старика Бернара. Одной машины для перевозки всех не хватало, и Селена радовалась, что деревенские маги не отказывались подбросить и её детей, благо в школу возили и своих. В соседские машины, конечно же, она сама сажала тех, кто поспокойней. Хотя маги уверяли, что они справятся с любыми её воспитанниками. Поскольку и они прекрасно знали, что в накладе не остаются: ребята из Тёплой Норы всегда вставали на защиту "своих", и дети магов чувствовали себя среди чужих детей довольно комфортно.
   Итак, семестр заканчивался. Старшие классы сдавали экзамены и бегали на зачёты. Кто-то получил оценки без сдачи экзаменов - по итогам учебного полугодия.
   Анитра оказалась в числе лучших и была освобождена от сдачи экзаменов. Взяв из раздевалки курточку, она побежала к подругам - узнать, как у них дела. У Вильмы ещё продолжался зачёт по математике, но, понаблюдав в щель приоткрытой двери, Анитра поняла, что подруга быстро решает данную ей задачу.
   Издалека она увидела Ладу, сидевшую в коридоре с книгой на коленях, помахала ей рукой. Та в ответ рассеянно улыбнулась и снова склонилась над книгой: у Лады плохо шла грамматика, и её пришлось-таки сдавать устный экзамен по билетам. Анитра не стала мешать ей и побежала на первый этаж, где учились оборотни.
   - Анитра, видела Вильму? - спросил Моди, бежавший навстречу по лестнице.
   - Она сдаёт математику! - предупредила девушка.
   Моди остановился, нахмурившись, а потом начал снова подниматься, но уже медленней: сообразил, что подругу придётся ждать.
   На первом этаже довольно пустынно: оборотни сдавали зачёты прямо во время уроков, сразу получая оценки. Анитра знала, где находится кабинет класса, в котором училась Ринд, и сразу свернула в небольшой тупик. Ринд - симпатичную девочку, хоть и с довольно резкими чертами лица, - увидела сразу. Она сидела на скамье и, держа на колене учебник и тетрадь, решала задачи. Рядом примостился чем-то озадаченный Герд, русоголовый мальчишка-оборотень, двумя классами младше Ринд. На шаги Анитры он резко поднял голову, но, узнав, кивнул и снова начал всматриваться в тетрадь Ринд.
   - Что у вас? - спросила Анитра, присаживаясь с другой стороны от Ринд.
   - Учитель задал ей ещё три задачи, - вздохнул Герд. - Он не верит, что Ринд легко решает их. Всех отпустили, а она - сидит вот. Я пообещал ей, что подожду.
   - Я думала - ты ушла, - не поднимая головы, быстро сказала девочка-оборотень.
   Анитра отвечать не стала. Она вытянула из-под руки Ринд тетрадь и быстро просмотрела последние страницы. Даже будучи ученицей, она сразу сообразила, что учитель математики делает всё, лишь бы не ставить отличные оценки девочке-оборотню. Он придирался ко всему, к чему только можно. Тетрадные листы пестрели его замечаниями и зачёркиваниями, требованиями переписать тот или иной пример или задачу, подчёркиваниями плохо прописанных букв. Он даже воспользовался личными исправлениями Ринд, подчеркнув их, чтобы снизить её оценки... Судя по сегодняшней дате, Ринд уже решила семь задач, прежде чем ей задали ещё три.
   - Кто у вас учитель? - сухо спросила Анитра.
   Сообразив, что именно она имеет в виду, Герд ответил:
   - Человек. - Потом глянул на закрытую дверь и тихо добавил: - Он нас ненавидит.
   Теперь не договорил мальчишка-оборотень, но Анитра его поняла. Ненавидит оборотней. Примерно она понимала - за что. Если учитель жил раньше в пригороде, возможно, он или его родные когда-то пострадали от одичавших. И теперь он мстит детям-оборотням, видя в них убийц. Но ноздри Анитры раздулись от гнева, который она мгновенно испытала, едва сообразила, что же происходит. Первая мысль: "Надо всё рассказать Селене!" Но, будто подслушав её, Ринд серьёзно сказала:
   - Анитра, не говори Селене. Мне всё равно, какие оценки он мне ставит. Я знаю, что умею решать. И мне этого знания достаточно.
   - Но это несправедливо! - возмутилась Анитра.
   - Так-так, - жёстко сказали над их головами. - Вот, значит, как ты решаешь самостоятельно! Тебе помогают старшеклассницы!
   Анитра, как и Ринд с Гердом, вскочила на ноги. Будучи довольно высокой, она оказалась лишь чуть ниже учителя математики. Высокий худощавый, с длинными волосами, перетянутыми в хвост, в невзрачном костюме, учитель раздражённо смотрел на учеников. Когда его взгляд остановился на Анитре, брови слегка поднялись.
   - Ты человек, - утвердительно сказал он.
   - Я человек, а Ринд - моя подруга, - твёрдо сказала Анитра. - И вы прекрасно знаете, что я не помогала ей.
   - Отчего же? - хладнокровно сказал учитель. - Тетрадь в твоих руках - чем ты занималась, как не помощью... своей подруге? - Последние слова прозвучали с издевательскими интонациями.
   - Я занималась другим - пыталась понять, почему вы занижаете Ринд оценки, - с трудом сдерживая себя, ответила Анитра.
   Математик насмешливо скривил губы.
   - Милая девочка, сначала выучись на преподавателя, а потом уже предъявляй претензии к его работе.
   Анитра внимательно посмотрела на него и, тоже попытавшись улыбнуться насмешливо, ответила:
   - Я сделаю лучше. Я перейду в класс Ринд и прослежу, чтобы вы были справедливы к своим ученикам. Сделать это легко. В следующем семестре у меня будут одни двойки, и учителям просто придётся меня пересадить за парту классом младше.
   - Но в класс оборотней ты не попадёшь, - всё ещё ухмыляясь, ответил учитель.
   - Это мы ещё посмотрим!
   Анитра повернулась к выходу из коридорного тупика. Вслед Ринд крикнула:
   - Анитра, верни мою тетрадь!
   Оглянувшись, девушка бесстрастно сказала:
   - Сначала я покажу её директору.
   ... Потом взбунтовался Колин. Правда, его бунт оказался более... цивилизованным и дипломатическим. Он, как и Мика, быстро сдал все зачёты и сразу побежал к месту встречи, о которой заранее договорился с другом. Спрятавшись за одним из столбов вестибюля, мальчишки надели блокирующие старших братьев браслеты, натянув их на руки повыше, чтобы не видно было под рукавом, и смылись из помещения.
   Выскочив на крыльцо школы, снова переглянулись. Мика, совсем мало выросший за последний год, протянул Колину небольшой нож.
   - Посмотри на рукоять, - не хвастливо, а сосредоточенно сказал мальчишка-вампир. - Я сам вставлял этот камешек. Ну, в смысле - на удачу.
   - Спасибо, Мика. - Мальчишка-оборотень выдохнул и быстро спрятал складной нож в ботинок. - Ну, что? Идём?
   - Удачи нам! - решительно сказал Мика.
   - Удачи!
   Колин прекрасно понимал, что удача в основном пригодилась бы именно ему. Мику, вампира, на углубленное изучение математики и механики примут легко: в этом спецклассе, кроме учеников-эльфов, много ребят-вампиров. А вот на гуманитарное отделение, в языковой класс, попасть трудно. Мало того, что в этот класс обычно хороший такой конкурс, так ещё и он, Колин, - оборотень. А сюда обычно зачисляют исключительно эльфов. Поэтому Колин никому, кроме Мики, и не сказал, что хочет пройти конкурсное собеседование, которое проводится перед новым учебным годом. Для него это собеседование - вызов. И тот самый бунт.
   Он ещё в начале первого семестра приметил, что в вестибюле, на доске объявлений, появилось сообщение о наборе в спецклассы - или на факультативы. В городе такие спецклассы набирались по окончании годового обучения. Но здесь, в послевоенном пригороде, пришлось учитывать специфику учеников, в основном долгое время занимавшихся дома.
   Отделение для углубленного изучения школьных наук находилось в корпусе напротив обычной школы. Соединялось при помощи двух коридоров-переходов. Но мальчишки не хотели, чтобы кто-то из своих заранее узнал об их желании пойти на собеседование. А вдруг они не пройдут его? Смеяться-то свои не будут, но всё равно стыдно... Поэтому побежали по хрусткому, заледеневшему от сухого ветра снегу, огибая нужное здание, чтобы зайти через тамошний парадный вход. В вестибюле корпуса углубленного обучения они пожали друг другу руки и разбежались в разные стороны. Мика поспешил направо, к коридору, - его отборочная комиссия сидела на первом же этаже. Колин - налево, к лестнице на второй этаж.
   Тестироваться могли все желающие, ведь на углубленное изучение, на факультативы, оставляли после основных уроков. Большинство ребят из Тёплой Норы собирались бегать на занятия по магии, причём старшие из братства: Коннор, Хельми, Мирт - жадничали, как выразилась Селена. Они вместе ещё раньше, только-только узнав о факультативах, протестировались почти на все из них, куда легко прошли благодаря не только помощи Бернара и Трисмегиста, но и собственному упорству. Так что в школу они будут приезжать на машине, как и остальные, но вечером приходить домой пешком. Старшие из братства считали ходьбу отдельной тренировкой, на которой можно поговорить о предметах и лучше сообразить некоторые сложности по ним.
   Колин, с трудом удерживаясь, чтобы не дать дёру назад, поднялся на второй этаж и нерешительно подошёл к столу в коридоре, где сидели два эльфа с бланками и вопросами тестирования. Один из них коротко посмотрел на мальчишку-оборотня и снова уткнулся в бумаги. Второй безразлично сказал:
   - Ты потерялся? Выход с той же стороны, откуда ты пришёл.
   - Здравствуйте, - заставил себя выговорить Колин, стараясь, чтобы челюсть не дрожала. - Я хочу пройти тестирование в языковой класс.
   Первый эльф снова поднял голову.
   - Оборотень? - монотонно сказал он, мрачно глядя на тёмно-рыжего мальчишку.
   Колин вздохнул и, нагнув голову, снял цепочку с оберегом, разблокировав личную магию. Он уже привык, что время от времени приходится показывать, чем он отличается от других оборотней. Иногда это помогало. Ф-фу... Как сейчас.
   Эльфы посмотрели друг на друга.
   - Разве только ради смеха, - медленно сказал второй и протянул Колину два листа. - Слушай внимательно и запоминай: заходишь в кабинет, оформляешь бланк и письменно отвечаешь на вопросы теста. Ты всё понял?
   Он посмотрел на мальчишку-оборотня с таким недоверием, что Колин чуть не засмеялся. Но вспомнил братство, частью которого являлся, и спокойно склонил голову.
   - Понял.
   Он вошёл в кабинет, сообразив, что опоздал-таки на пару минут. Оглядел помещение с несколькими учениками своей параллели, но из классов для эльфов, и удивлённого преподавателя, принимавшего готовые тесты, и, поздоровавшись с ним, уселся за первый стол. Некоторое время ощущал, как спину сверлят изумлённые и возмущённые взгляды будущих однокашников по факультативу. Но, углубившись в оформление бланка, вскоре забыл о них. Закончив с первым листом, куда надо было вписать личные данные, он придвинул к себе второй.
   И хмыкнул. А он боялся! Весь тест состоял из двух заданий: первое - перевести данные фразы на столько языков, сколько знаешь. Включая старинные и истинные языки всех рас. А вторая часть - перевести все фразы, данные на всех других языках. И, счастливый, Колин принялся за дело.
   К сожалению, листа не хватило. Он выпрямился за столом и, улучив момент, когда преподаватель в очередной раз оглядел конкурсантов, поспешно поднял руку.
   - Чего тебе? - резко спросил эльф.
   - Извините, - осторожно сказал Колин, - мне нужен ещё один лист.
   Преподаватель некоторое время смотрел на него, скептически скривив рот, потом встал и подошёл. Колин повернул тест-лист так, чтобы тот видел записи. Эльф сначала склонился над ним, упираясь руками в стол, а потом схватил лист и приблизил записи к глазам, словно не поверил.
   - Ты знаешь язык эльфийских первомагов? - не веря глазам, спросил он мальчишку-оборотня на древнеэльфийском.
   Ученики, которые подняли головы, явно собираясь поразвлечься за счёт дурачка-оборотня, решившегося залезть в элиту из элит пригородной школы, замерли, вытягивая шеи: "Что? Что там?"
   - Да, знаю, - на том же языке откликнулся Колин. - Я могу читать и писать на нём. Разговорный даётся сложней. Я говорю на нём с акцентом.
   - Но он очень трудный для восприятия... оборотня, - с недоумением сказал тот.
   - Драконий трудней, - уже философски сказал Колин, сообразив, что его не выгонят с тестирования. - В нём слишком много шипящих, которые мне трудно выговаривать. Зато буквы читаются легче. Правда, на драконьем пишу я только печатными.
   - Драконий... Но откуда ты столько знаешь? - уже на современном эльфийском спросил преподаватель, явно проверяя, знает ли мальчик и современные языки.
   - Я переписывал много старинных книг, - объяснил мальчишка-оборотень. - Одновременно заучивал слова. А старшие рассказывали мне, как звучит то или иное слово. Вот и всё.
   - Вот и всё, - задумчиво повторил преподаватель уже на всеобщем. - Но зачем тебе эти языки? Ученики, которых мы набираем в этот класс, обычно потом поступают в университет, который затем выпускает в основном дипломатов. Ты хочешь стать дипломатом? - Он заглянул в заголовок теста и поправился: - Ты хочешь стать дипломатом, Колин?
   - Нет. Я слышал, что есть такие учёные, которые занимаются только самим языком. Мне тоже хочется. Я могу и не поступить в университет, но мне нужны основы.
   - А кто с тобой занимался дома?
   - Мои старшие братья говорят со мной на этих языках, а за значением некоторых слов, которых не понимаю, я обычно обращаюсь к нашим учителям, эльфам. Я из пригородной деревни, - объяснил Колин.
   - Сколько же книг ты успел переписать?
   - Ну, они же старинные. Текста там мало. За последние два года - двенадцать. - Помолчав, Колин застенчиво добавил: - Ну, и помогал переписывать те, которые не успевали переписывать другие.
   - Пойдём со мной, - велел принимающий собеседование эльф, и Колин встал из-за стола.
   В коридоре один из дежурных преподавателей грозно встал при виде вышедших, явно решив, что дерзкого оборотня выгоняют с экзамена, но сказать ничего не успел.
   - Мне нужен Понцерус. Он ещё не ушёл?
   - Нет, он во втором кабинете, рядом с библиотекой.
   - Идём, Колин.
   Понцерусом оказался седовласый эльф, высокий и крепкий старик, при виде которого Колину сразу припомнились картинки в одной из книг про эльфов-воинов.
   - Здравствуйте, - тихонько сказал мальчишка-оборотень.
   Старик мазнул по нему бесстрастным взглядом и обратил глаза на преподавателя.
   - Слушаю тебя, Райхон.
   - Взгляните. Этот лист заполнял мальчик-оборотень Колин.
   Бегло просмотрев ответы, Понцерус снова мельком взглянул на мальчишку и перевёл взгляд на Райхона.
   - Вы опросили его?
   - Мальчик переписывал магические книги. Языковая практика от старших в семье.
   - Перескажи мне названия тех книг, которые ты переписывал, - не глядя на Колина, велел Понцерус на древнеэльфийском.
   Колин хотел было сказать, что не все книги были на древнеэльфийском, но сообразил, что объяснить так - протянуть время. Поэтому просто вспомнил личный список, который вёл в отдельной тетрадке, и начал перечислять. Закончил он двумя названиями на драконьем, очень надеясь, что этот грозный Понцерус знает язык и не будет ругаться, будто Колин хвастается.
   Теперь Понцерус смотрел на него в упор. И Колин опять понадеялся, что старик эльф всё же слышал перечисляемое ему: по отдельным взглядам старого эльфа мальчик понял, что Понцерус изучает его личную магию.
   - Откуда? - последовал новый вопрос.
   Поскольку Понцерус смотрел в это время на уровень сердца Колина, где магия концентрировалась плотней всего, мальчик-оборотень, не задумываясь, ответил:
   - Из подземелья Старого города магов.
   - Что ты там делал?
   - Мы, - уточнил Колин. - Нас было много. Мы искали Рунный Смарагд.
   Старик снова замолчал, всё так же тяжело глядя на Колина. Потом медленно спросил - безразлично, без всякого выражения:
   - Почему ты хочешь заниматься в группе?
   И опять Колин понял, что старик Понцерус имеет в виду.
   - Мне хочется говорить на этих языках с собеседниками. Получать разговорную языковую практику.
   Теперь старик смотрел прямо в глаза. Внимательно, будто старался заранее найти ответ на следующий вопрос. Колин уловил во взгляде сожаление и тихонько вздохнул.
   - Ты понимаешь, что мы не можем тебя взять?
   Колин помолчал, стараясь перебороть подступающий плач, не подобающий мальчишке его возраста, и справиться с коченеющим от напряжения горлом.
   - Да, понимаю.
   Краем глаза заметил движение сбоку. Это Райхон чуть отпрянул от него, удивлённый. Но Понцерус не закончил.
   - Но тогда почему ты пришёл на собеседование?
   - Мне... было интересно, какие задания могут быть на нём. - Помолчав, Колин, еле сдерживая слёзы обиды, ровно спросил: - Я могу идти?
   - Иди.
   Закрывая дверь за собой, Колин услышал негромкий голос Райхона:
   - А что делать мне? Заниматься с теми неучами только потому, что они эльфы? У мальчика замечательный языковой...
   Дверь закрылась.
   Слёзы высохли, так и не успев пролиться. Колин вздохнул. Он понял, что Райхону понравилось выполненное им задание, и мальчишке-оборотню полегчало. Он прошёл мимо комиссии в коридоре, вежливо попрощавшись с обоими эльфами, и побежал к лестнице. Белую голову Мики он увидел сразу. Мальчишка-вампир, сгорбившись, сидел на последних ступеньках лестницы и по привычке что-то мастерил, благо материал для дела всегда у него имелся в школьной котомке. На звук лёгких шагов оборотня - Колин специально шаркнул, предупреждая о своём появлении, - Мика обернулся, кивнул и снова принялся за дело.
   Колин присел рядом.
   - Как? - равнодушно спросил Мика.
   Мальчишка-оборотень покосился на него. Если бы Мику взяли в спецкласс, он бы сейчас прыгал и сиял. Значит...
   - Как у тебя, - отозвался Колин.
   - Почему?
   - Оборотень. А у тебя?
   Мика внезапно расхохотался, и детальки, которые он пытался соединить между собой, рассыпались. Мальчишки быстро похватали с пола мелкие предметы и переглянулись. Колин начал подозревать, что дело у Мики заключается примерно в том же, что и у него. И тот подтвердил:
   - Выгнали за неподобающее поведение на экзамене. - Помолчав, добавил: - Я забыл, что надо опустить глаза.
   - Экзаменатор - эльф? - вполголоса спросил Колин.
   - Угу.
   После памятных событий вампиры негласно оказались приниженными перед эльфами, которые в любой момент могли заглянуть им в глаза и заставить отвернуться или отвести взгляд в сторону, не в силах выдержать его. Но Мика-то - часть братства. Он не замечал властного эльфийского взгляда. И, кажется, на этот раз именно это помешало ему выдержать тестирование.
   Колин вздохнул.
   - Что делаем?
   Вопрос насущный. Как сказать старшим братства, что они, младшие, провалили тестирование, если провален не сам экзамен? Не сказать - нельзя. Ребята всё равно узнают, едва только они двое снимут блокирующие браслеты. Да если бы и браслеты не снимать - всё равно узнают. Поздно или рано. Так лучше сейчас придумать отговорку, что провал - не самое страшное в их жизни.
   - Будем врать? - деловито спросил оправившийся от обиды Мика.
   - Трудные вопросы? - в ответ предложил версию Колин. - У меня старинный драконий плохо получается. Устно.
   - Так тебе наши и поверили, - пробормотал мальчишка-вампир. - Все слышали, как ты с Хельми иногда болтаешь.
   - Ну, тогда неправильно перевёл фразу.
   - Это может сойти, - согласился Мика. - Ладно, а у меня что? - Он задумался и хмыкнул: - Геометрия! Я не все теоремы знаю.
   - Что вы здесь делаете? - раздался над их головами строгий вопрос.
   Мальчишки слетели со ступенек, куда было уселись, чтобы обговорить своё поражение. На лестнице стоял Понцерус. Старик эльф, насупившись, смотрел на обоих мальчишек, а они, растерянные, на него.
   - Мы... - начал Колин и вздохнул. - Мы сейчас уйдём.
   - Вы не ответили на мой вопрос, - сурово заметил старый эльф.
   - А вы хотите правдивый ответ? - вдруг вскинулся Мика.
   Понцерус вскинул брови. Странное движение по губам, трудно опознаваемое.
   - Хотелось бы, - уже мягче ответил он.
   - Всё просто. Мы хотели учиться на факультативах, - резко ответил мальчишка-вампир. - Одного не взяли, потому что он оборотень. Меня - потому что я вампир. Мы думаем, как объяснить нашим друзьям, чтобы они за нас не обиделись, что нам эти факультативы не нужны. Всё. Вы довольны нашей честностью?
   - Мика, - прошептал Колин, положив руку на плечо другу. - Успокойся. Дома мы всё равно получим те знания, которые нам нужны. Успокойся.
   - Да! Мы обойдёмся без ваших спецклассов! - выкрикнул Мика в лицо старого эльфа и побежал к выходу.
   - Простите, - тихо сказал Колин и бросился догонять друга. Он бежал так быстро, что успел выскочить в раскрытую Микой дверь, которая хлопнула чуть позже.
   Мика пробежал за угол, и Колин, обеспокоенный, прибавил скорости. Он вылетел из-за угла основного здания школы и, оторопев, затормозил, проехавшись по наледи. Мика и не думал бежать дальше, как побаивался Колин. Он стоял совсем близко, опустив руки, а у торцовой стены, глухой, без окон, безудержно рыдала Анитра, которую пытались успокоить Вильма и Ринд. Тут же, чуть поодаль, маялся Моди, который выглядел обескураженным донельзя.
   Глядя на Анитру, Мика сморщился и бросился к ней, чтобы обнять её за талию и тоже зареветь в полный голос. Под напором мальчишки Анитра пошатнулась и изумлённо уставилась на него, хлопая мокрыми глазами и заикаясь.
   Колин обречённо вздохнул - и снял блокирующие браслеты.
   Через минуту с другой стороны здания примчались перепуганные трое. Мирт оттащил от Анитры плачущего Мику, а потрясённый Хельми немедленно положил руки на голову девушки-мага.
   - Что случилось? - растерянно спросил Коннор.
   - Всё плохо-о! - прорыдал Мика, которого Мирт тоже поспешно гладил по голове.
   - Я сюда больше не вернусь! - всхлипнула Анитра, лицо которой, искажённое от горя, постепенно разглаживалось под магическим воздействием мальчишки-дракона.
   - Кто вас обидел? - допытывался Коннор. - Колин!
   - Дома расскажу, - негромко ответил мальчишка-оборотень, вернув блокирующий браслет на место и скосившись на медленные шаги за спиной.
   Понцерус догнал их, несмотря на преклонный возраст. Правда, он не ожидал увидеть здесь ещё ребят. Наверное, поэтому спросил:
   - Что здесь происходит?
   Перед почтенным эльфом все примолкли, а он, оглядывая всех, остановил взгляд на всё ещё плачущей, но уже затихающей Анитре, которая отворачивалась от него.
   - Кто обидел тебя, девочка?
   Коннор насторожённо повернулся к девушке-магу, тоже нетерпеливо ожидая ответа. Неожиданно вместо Анитры ответил задумчивый Хельми, всё ещё не убирая ладони с её головы:
   - Она переживает нес-справедливос-сть от тех-х, от кого не ожидала.
   - Больше я в эту школу не вернусь, - упрямо повторила Анитра. - Здесь всё несправедливо. Я не смогу учиться здесь. Не смогу! Пусть меня и дальше учит старый Бернар! Он лучше всех ваших учителей! Спасибо, Хельми, я успокоилась.
   Хельми не стал возражать, а просто шагнул к Колину и взял его за руку, вновь посылая силы, чтобы тот успокоился. Старый эльф изумлённо взглянул на Хельми, а потом - на Колина. Дракон дружит с оборотнем?
   - Мы братья, - с царственным бесстрастием проговорил Хельми, правильно поняв недоумение Понцеруса. - Коннор, пора. Дома вс-сё узнаем. До с-свидания, - это уже относилось к старому эльфу.
   Анитра решительно взяла за руку Ринд, которая смущённо глянула в сторону эльфа, а Мирт пошёл рядом с добежавшим сюда, за угол, Гердом.
   - Ты чего прибежал?
   - А я видел, как вы рванули сюда - ну и... За вами. А вдруг драка?
   - Проучились полгода - никаких драк не было, и ничего такого - тоже, - удивлённо сказал Коннор. - Я уж думал - на каникулы спокойно выйдем. Может, уже сейчас расскажете, что случилось?
   - Не хочу, - сердито сказала Анитра. - Мне ещё надо подумать, поступила ли я, как ребёнок или как взрослый человек.
   - А давайте пойдём домой пешком? - предложил Моди, уже подобравшийся поближе к Вильме. - Пока за нами приедут, пока ещё что... Мы погуляем, а кому-то с движением ещё и легче станет. - Он скосился на вздыхающую после плача подругу. - Можно захватить ещё кого-нибудь, кто уже освободился и захочет идти с нами. Мороза большого нет, и дорога почти чистая от снега. Когда ещё погулять?
   - Моди прав, - вздохнула Анитра. - Не хочу появляться в Тёплой Норе в таком виде.
   - Ну так что... - пожал плечами Коннор. - Идём. Прихватим с собой тех, кто уже освободился и готов идти домой, а остальных предупредим, чтобы нас потом не искали.
   На том и порешили.
  
   Вторая глава
  
   После завтрака Селена проводила своих школьников, привычно приняла в дом соседских малышей, организовала всех на прогулку, после которой намеревалась занять ребятишек играми в гостиной. Начальная школа: сёстры Сильвестра (девочки-оборотни Далия и Лека), мальчишка-оборотень Вади, сестрёнка Мирта Оливия, - сама потопала в деревенскую школу, к Бернару и к Викару с Асдис. Почти на частные уроки - улыбнулась Селена. Кроме них, бегали в начальную школу и дети соседей: младший сынишка оборотня Сири - Аймо, а также девочки и мальчики вернувшихся магов. Джарри предупредил: возвращаться сразу после школы он не будет, а вернётся опять с ребятами, когда закончатся уроки, поскольку ему надо заехать в город по делам Тёплой Норы.
   А вот ясельники всегда оставались на рабочий день с Селеной. Ясельниками обычно звали всех подопечных Вильмы, живущих в двойной комнате: давным-давно одну комнату соединили с бывшей бельевой на втором этаже пробитой в неё дверью. Вильма не хотела, чтобы детишки, о которых она заботилась, разлучались даже на время в разные комнаты. Хоть и возраст у них был довольно-таки разный: тот же Вади уже бегал к Викару и Асдис на уроки (в пригородной школе нет начальных классов, как убедилась Селена), а малышу Корилусу, например, пока было рано заниматься. Ну а увеличивали число малышни из Тёплой Норы детишки соседей, которых тоже по примеру Селены начали называть ясельниками.
   На дворе погода хоть и суховатая, но довольно морозная. Белый иней, серебристо и празднично сияющий под низким зимним солнцем, усыпал даже деревянные постройки, так что Селена поняла: одними качелями сегодня не обойтись. Слишком холодно для них.
   Сначала поиграли в "белочки-собачки". Игра, вообще-то, давно полюбилась детям, но сегодня почему-то всё пошло не так. "Белочки" привычно бросились врассыпную от трёх "собачек" и тут же полезли на все деревянные поверхности. Увы. "Собачки": Ирма и два её самых преданных рыцаря, Тармо и Вилл, - насупились и ринулись атаковать "домики", за ноги стаскивая с них "белочек", обалдевших от внезапного поворота в игре. Селена тоже опешила в первые минуты, но возмущённые вопли и визг "белочек" быстро привели её в боевое воспитательское состояние. Подбежав к крепчугу, она поймала за шиворот одну "собачку", пока та пыталась влезть на дерево, на котором сидели, таращась на неё и поджав ноги, три изумлённые "белочки". "Собачкой" оказалась Ирма. Причём "собачкой" жутко злой. В руках поймавшей её Селены она мгновенно извернулась и зарычала на неё.
   - Что с тобой, Ирма? - поразилась Селена, прижимая волчишку к себе, потому что та одновременно молотила руками-ногами.
   - А чё они сразу на дерево?! - завопила Ирма, пытаясь выскользнуть из рук хозяйки, выпав из своей курточки. - Так нечестно!
   - Но ведь игра такая! - старалась увещевать её Селена. - Если тебе не нравится быть "собачкой", давай ты будешь "белочкой"!
   - Нет, я хочу быть "собачкой"! - отрезала волчишка. - Мне нравится бегать за всеми и чтоб меня боялись! Но мы так не договаривались, чтобы сразу на дерево! Ты сама сказала, что сначала побегать надо! Вот и будут они бегать! Слышали?! - запрокинув голову кверху, заорала она так, что слушавшие их разговор "белочки" от неожиданности чуть с веток не посыпались.
   - Ну, ладно, - сквозь зубы сказала Селена и поставила брыкающуюся Ирму на землю. - Нравится бегать? Я "белочка"! Лови меня!
   Ирма ошарашенно хлопнула глазами на Селену. Та бросилась удирать от крепчуга. Через минуту по замёрзшему саду, по его тропинкам и пригнувшимся, хрустким от инея травам, носилась объединённая стая писклявых, но азартных "белочек" и "собачек", гоняя одну крупную, но шуструю "белку".
   Долго Селена не бегала. Хоть морозец и небольшой, но нельзя, чтобы дети слишком часто хватали холодный воздух ртом. Так что, ничтоже сумняшеся, она рванула к огромной куче обледеневших за месяцы листьев, которые сгребли девочки и старшие мальчики, убираясь в осеннем саду. И скрылась за ним. Через секунды линия малышей растянулась вокруг этой кучи, больше похожей на высоченный стожок, и растерянно застыла: Селена исчезла!
   В неожиданной тишине, в которой лениво перекликались только садовые птицы, так же внезапно раздался странный, приглушённый звук - будто неподалёку нечаянно наступили на невидимый под листьями сучок. Подпрыгнув, Ирма первой развернулась в сторону звука.
   - Ага-а! - завопила она и бросилась к кусту, оплетённому лозами ежевики.
   - А вот фиг вам... - пробормотала Селена, с другой стороны съезжая с лиственной горы и улепётывая в сторону дома. Камешек, который она бросила с кучи к ежевичным лозам, здорово отвлёк детишек. Теперь можно спокойно пробежать небольшое расстояние до Тёплой Норы и отсюда свистнуть. Дети, копошившиеся в лозах, обернулись и с новыми криками кинулись к объявившейся из ниоткуда хозяйке.
   Первым добежал Тармо - один из двойняшек. Селена подхватила его на руки, и он засмеялся от удовольствия. Селена выждала, пока её окружат все, и спросила, примерно представляя ответ:
   - Я хочу поиграть в теннис. Кто со мной?
   - Лучше в хоккей! - закричал Корилус, малыш-эльф.
   - Хоккей! - подтвердил Тармо.
   А остальные просто закричали, потому что кричать - это такое удовольствие!
   Коробка для хоккея давно была готова, устроенная из щитов и сетки поверх них, что не позволяло шайбе удрать за пределы "поля". По сути, льда-то, естественно, нет. Зато не волновались из-за отсутствия коньков. С самодельными клюшками бегали, топоча по замёрзшей земле обычными ботинками, - и красота! Шайбу из крепчуга выточил Мика - и оказалась она достаточно тяжёлой, чтобы с удовольствием бить по ней изо всех детских силёнок. Кроме всего прочего взрослые приучили маленький народ, что за щиты, на "каток", нельзя заходить без масок на лице. Нет, деревянная шайба, врезавшись в руки-ноги хоккеистов, могла оставить не только синяк, но и здоровенный кровоподтёк, но это мелочи - целителей вокруг много. Больше боялись за глаза. Потому старшие девочки засели за маски из твёрдой кожи и их нашили столько, что в коробку могли заходить до тридцати игроков. И бегать за масками в дом необязательно: ящик с ними постоянно висел у входа в хоккейную коробку.
   Радостно гомоня, маленький народ ворвался в хоккейную коробку, выдирая друг у друга маски, а Селена осталась следить за игрой, сидя на скамейке. Спустя время к ней присоединился дракончик Риган, который только что освободился от занятий у Трисмегиста и приволок с собой Стеньку, одетого домашними, как капуста. Селена с благодарностью взяла сынишку на руки. Тот, заснувший после завтрака и только что проснувшийся, мотал головой, стремясь уследить за всеми фигурками на "поле". Следом за ними приковыляла Люция. Девочка-дракон не любила играть в командные игры, но за "хоккеистами" наблюдать обожала, то и дело шипя в драматических моментах. Маленькие драконы уселись с обеих сторон от Селены. Разговаривать в эти минуты не обязательно, так что Селена следила за игрой и размышляла о своём. Точней - о том, что вот-вот приедут из школы дети, что у них сегодня последний день перед каникулами и перед праздником, который хочется для них устроить...
   С самого первого дня, как Тёплая Нора отправила своих воспитанников учиться в государственную школу, Селена с тревогой выжидала возвращения детей с уроков. Чего только не боялась! Дома дети привыкли к равноправию, а в школе всех рассадили по классам, напоминающим, что все они очень разные. Братство, промолчавшее о своей особенности, тоже рассадили - из-за возрастных условностей, хотя старшие шли одинаково хорошо по всем предметам. Мирт оказался в чисто эльфийском классе, а Коннор попал в класс людей, хоть оба были ровесниками. Правда, Хельми твёрдо сказал:
   - Класс-са для драконов нет в этой ш-школе. Я буду с-сидеть с Коннором.
   Дракону, пусть и подростку, школьное руководство возражать не осмелилось. Хотя мальчишки о братстве тоже не заикнулись. Школьное руководство, состоявшее исключительно из эльфов, вообще мало что знало о ребятах из Тёплой Норы. Чётко для них было определено одно: деревенские - это приютские, то есть сироты, собранные во время войны с магическими машинами. Даже Эрно промолчал, что он приёмный сын дракона. В документах-то это не указано, а имя Колра ничего не говорило эльфам.
   Если по первым тестам ребята-маги могли попасть в классы с вампирами и эльфами, то оборотней даже не проверили на успеваемость. Дома, в Тёплой Норе, перед первой поездкой в школу пришлось провести чуть не собрание на тему адаптации к современному обществу. Ребята твёрдо заверили взрослых, что не будут качать права и вмешиваться в любые распоряжения школьного начальства. Под конец собрания выступил чёрный дракон. Он задал своим воспитанникам лишь один вопрос: все ли помнят, что проведённая в общеобразовательной школе любая драка с применением усвоенных приёмов будет караться полным удалением с его личных уроков? А когда ребята подтвердили, что этот закон помнят все, Колр спокойно сказал: "Замечательно!" Чёрному дракону хорошо, а Селена опять-таки ужасалась: а вдруг кто-нибудь подерётся? Причину-то найти нетрудно! А потом его или её исключат из школы?
   Но все четыре месяца, каждый день, она встречала ребят, возвращающихся из школы, и ни один не заявил, что ему трудно учиться или тяжело общаться. Хотя по некоторым признакам она замечала, что кое-кому походы за образованием даются очень трудно. Но помалкивала, выжидая просьбы о помощи - втихаря...
   Так что сейчас, обнимая сына и рассеянно следя за малолетними хоккеистами, она раздумывала лишь об одном: хорошо бы закончить первый семестр без особых ЧП.
  
   ... Но, когда они подошли к воротам из школьной ограды, Коннор вдруг обернулся. Некоторое время он смотрел на высокое крыльцо школы. Там то и дело появлялись ученики - в основном в одиночку, которые тут же спускались и уходили. Колин попытался сообразить, о чём думает мальчишка-некромант, но отказался от этой мысли. Лицо Коннора было слишком безразлично.
   - Нет, так не пойдёт, - покачал головой Коннор. - Сегодня многих отпускают не вовремя. Мы-то уйдём, а если кто-то из наших останется совсем один?
   - Джарри приедет, как обычно, - напомнил Мирт. - Заберёт всех оставшихся.
   - Я говорю о другом. Оставшимся придётся долго ждать. А я не хочу, чтобы кто-то обижался из-за нашего ухода. Надо оповестить всех, что мы уходим. Может, кто-то побыстрей свои дела закончит.
   - Эрно вышел, - кивнул Колин на крыльцо.
   Эрно появился не один, а с двумя одноклассниками. Они о чём-то оживлённо говорили, после чего Эрно распрощался с друзьями, и те побежали с лестницы впереди него. Мальчишка же сначала пошёл не спеша, а потом увидел своих и заторопился к ним.
   - Что делаете?
   - Все наши выходят по-разному, - объяснил ему успокоившийся Мика. - Мы думаем: ждать всех - или пойти домой. Пешком.
   - А почему вы здесь, на территории школы? Обычно ждём за оградой.
   - Это чтобы нас сразу увидели, - объяснила Вильма. - Кстати, вот-вот Лада должна выйти. Она пишет последние упражнения.
   - А Сильвестра заставили мыть пол, - вздохнул Герд. - Двойка по математике. Он ещё долго будет в школе. Я без него не пойду. Вы идите.
   - Мыть пол в своём кабинете? - внезапно ожесточённо спросила Анитра.
   - Хм... В своём кабинете... - неожиданно улыбнулся Коннор.
   - Ты что? - насторожённо спросил Герд.
   Ринд тоже сразу напряглась, будто сбиралась огрызнуться, если что. Но мальчишка-некромант беззвучно рассмеялся.
   - Мы здесь всё время боимся быть не такими, как все. Мама Селена права, что нам надо учиться жить в обществе. Но она не права - знаете, в чём? Мы должны помогать друг другу. Если мы не хотим ждать всех... В общем, ждите меня здесь.
   - Но... Куда ты? - удивился Мирт.
   - Полы мыть! - уже расхохотался Коннор и помчался к крыльцу.
   Первым за ним - Хельми.
   - Мика, Колин, сидите здесь! - крикнула Анитра, оглянувшись от толпы, бросившейся за Коннором. - Ринд, останься с ними! Ждите наших! Ладу!
   - Поняли, - солидно сказал Мика. - Подождём!
   А Колин услышал, как обернувшийся на лестнице Коннор бросил Хельми:
   - Ты попросишь ведро и тряпки в соседнем кабинете - ты дракон, тебя все любят и дадут всё, что попросишь, сразу!
   Хохот на лестнице стоял такой, что два вышедших из школы ученика попятились от неожиданности... Ринд отмерла от внезапных перемещений и обиженно спросила:
   - А почему меня здесь оставили?
   - Нас охранять! - важно ответил Мика. - А вдруг на нас кто-нибудь набросится? Ты и будешь нас героически защищать! Поверь - это гораздо лучше, чем возиться с ведрами и тряпками!
   - Ага, - сказала девочка-оборотень. - Лучше! Подраться с кем-нибудь из-за вас, чтобы потом получить от Селены!
   - Ничего, - успокаивающе сказал Колин. - Если они и в самом деле решили помочь Сильвестру, мы здесь недолго просидим. Подраться не успеешь.
   Ринд философски пожала плечами, села на скамейку, куда уже устроился Мика, чтобы почитать захваченную с собой книгу по механике, и вынула из сумки с учебниками небольшой мешочек с бусинами, которые делали мальчишки в мастерской Мики. Вынула из него тонкую, но крепкую нить и принялась нанизывать бусины и бисер, доделывая браслет на продажу. Колин позавидовал: он никогда с собой ничего не брал. А потом пожал плечами, вытащил учебник по литературе для оборотней и принялся переводить простенькое стихотворение на язык эльфийских первомагов, благо есть у кого потом спросить, получился ли перевод.
   Но не прошло и пяти минут, как Мика первым нетерпеливо завозился, поглядывая на Ринд. Та, не отрываясь от нанизывания, буркнула:
   - Что?
   - Почему Анитра плакала?
   Девочка-оборотень сопнула и с минуту стремительно работала, потом отложила низку на колени и, не оборачиваясь, сказала:
   - Из-за меня. Ко мне... учитель придирается. Мика, а ты?
   Мальчишки переглянулись и, закрыв книги, коротко рассказали о попытке попасть на факультативы. Все трое посидели немного, глядя на школьное крыльцо. Потом Мика задумчиво сказал:
   - Ринд, а ведь с тобой легче всего.
   - Что со мной легче?
   - В следующем семестре тебе надо будет брать с собой Хельми или Мирта - пусть они тебя провожают до кабинета.
   - Зачем?! - потрясённо спросила девочка-оборотень.
   - А ты представь, какое лицо будет у твоего учителя, когда ты войдёшь в кабинет, а Хельми тебя проводит до твоего стола!
   Ринд несколько секунд смотрела в ничто, а потом резко закрыла лицо руками и затряслась от смеха. Мальчишки улыбнулись друг другу: "Ну, вот! Ринд успокоилась!"
   Девочка-оборотень, отсмеявшись, стала серьёзной, а потом сказала:
   - Мика, а ведь Коннор прав. Мы всё время забываем, что можем помочь друг другу. Мирту или Хельми вовсе не обязательно провожать меня в кабинет. Но теперь я буду помнить, что они готовы пойти со мной. Надо будет сказать об этом Анитре. - И она счастливо вздохнула, поднимая незаконченный браслет.
   Лада опять опаздывала из-за дополнительных, зато вскоре с лестницы скатилась целая компания радостных ребят во главе с Коннором. Они добежали до скамьи и со смехом рассказали, как испугался учитель Сильвестра, а заодно и сам Сильвестр, когда они с вёдрами и тряпками, выпрошенными у школьных домашних, ворвались в кабинет и принялись отмывать его. А потом Мирт и Коннор клятвенно пообещали учителю подтянуть мальчишку-оборотня по математике.
   В ответ Мика с Колином рассказали, что придумали для "спасения" Ринд, и Хельми величественно сказал:
   - Ес-сли это полезно, я пох-хожу с-с Ринд, чтобы её учитель меня запомнил.
   Потом они посидели, улыбаясь странным и теперь уже, с высоты пройденного времени - смешным происшествиям, и даже Анитра оттаяла и повеселела. Но спустя минуты Эрно первым заметил:
   - Уроки были сокращены, а Джарри приедет за нами, как обычно. Не знаю, как вы, но я начинаю мёрзнуть. Уборки в том кабинете мне маловато, чтобы согреться.
   - Тоже мне - маг... - насмешливо начал Мика.
   Мирт его перебил:
   - Эрно имеет в виду другое. - И повёл плечами. - Между прочим, я тоже не против немного поразмяться...
   - Но Селена сказала... - напомнила Анитра.
   - Мы же драться не собираемся, - уточнил Эрно. - Но спарринг бы я попробовал. Это всего лишь тренировка. Для разминки. Окно директора с другой стороны - и нас никто не увидит. Так что...
   - С кем? - усмехнулся Коннор.
   - Ну, Мирт первым сказал, что он тоже не против.
   - До падения? - предложил Мирт, расстёгивая куртку.
   - Согласен.
   Ни слова больше не говоря, оба, Эрно и Мирт, скинули куртки и отошли от скамьи. Невольные зрители оживились. Бойцы по своим качествам - силе и умению, почти одинаковы, и финал "разминки" трудно определить. Поэтому ребята из Тёплой Норы, уставшие от долгого ожидания и переживаний из-за нескольких неожиданных происшествий, разделились на две команды болельщиков и начали азартно подбадривать своих фаворитов.
   Бойцы покружились на плитах дорожки, шуточно подначивая друг друга, а потом, будто сговорившись, одновременно бросились вперёд. Зрители даже фыркнули на такое согласованное действие. Дальше болельщики принялись по-разному оценивать бой: девочки эмоционально требовали, чтобы победил Эрно, мальчишки - советовали Мирту, как уложить противника.
   Во время разминки прибежала Лада, которая, заметив поединок, постаралась присоединиться к компании так, чтобы никому не помешать.
   Закончилась "разминка" несколько не так, как ожидали того ребята.
   Эрно резко свалил Мирта и, усевшись на него, велел сдаваться.
   - Ни за что! - смеясь, прокряхтел мальчишка-эльф, стараясь сбить его с себя.
   - Замёрзнешь! - с усмешливой заботой предупредил Эрно.
   Занятый противником, он не сразу заметил, что ребята-зрители замолчали, а когда Мирт под ним вдруг притих, когда он сам заметил что-то не то и удивлённо оглянулся, обнаружил за спиной директора школы, высокого беловолосого мужчину-эльфа, который от сдерживаемой ярости раздувал ноздри безупречно правильного носа. Позади него стоял школьный сторож - старый, но всё ещё сильный оборотень.
   Мирт перестал дёргаться, а Эрно вскочил с него и подал ему руку, поднимая с земли. Мальчишка-эльф с его помощью рывком поднялся и встревоженно взглянул на директора. Тот кивком велел обоим идти за ним.
   Коннор было неуверенно шагнул за обоими, но привычно непроницаемый Хельми его остановил. Директор покосился на мальчишку-дракона, но резко отвернулся и пошёл за двумя нарушителями покоя.
   - На спор, - вполголоса сказала Анитра. - Директор сейчас решит наказать Эрно. Он ведь закрыт от прочтения своих магических сил - и его драконьи линии не видны. Что делать? Его заставят вызвать Колра. Эрно получит от отца.
   - Эрно в любом случае получит от Колра, - сказал озабоченный Коннор. - Хотя... Ребята, вы подождёте меня здесь? Схожу-ка я к кабинету директора. Вдруг им помочь придётся? Что-то мне не нравится настроение Мирта.
   - Мирта? - изумилась Ринд. - Мне показалось - Эрно сейчас уязвим.
   - Эрно я не чувствую, - напомнил Коннор.
   - Я с тобой, - сказала Лада.
   - Мы тоже, - сказал Хельми, потому что Колин и Мика уже встали со скамьи.
   - Анитра, ты вместо дежурной! - засмеялся мальчишка-некромант. - Если Джарри приедет раньше, не говори ему, ладно?
   И пятеро побежали к лестнице. Колин мчался рядом с Микой, смутно представляя, как можно помочь друзьям. Но, прислушиваясь к Мирту, благо тот забыл надеть блокирующий браслет, он тоже ощущал странные чувства мальчишки-эльфа, побратима. То, что Мирт чувствовал, представляло собой смесь очень яркой злости и недоумения. И эта смесь не была статичной. Она... возрастала и становилась явно опасной.
   Они вбежали в вестибюль школы и по лестницам поднялись на второй этаж, где находился кабинет директора. Близко подойти не сумели бы: кабинет охранял тот самый сторож-оборотень. Но Коннор спокойно сказал:
   - Постоим здесь, пока там не решат. Хельми, как думаешь, стоит попробовать успокоить Мирта?
   - Не уверен, ш-што это возможно, - откликнулся мальчишка-дракон, нахмурив брови и глядя в пространство. - Мне кажетс-ся, он на грани.
   - Эрно не чуешь?
   - Нет, но мне кажетс-ся, он с-спокоен.
   - Не понимаю, что с Миртом, - тихо сказал Коннор.
   - Я понимаю, - сказал Мика со вздохом. - У него была возможность реванша с Эрно, а эти всё испортили. Ой... Коннор, сделай что-нибудь!
   Последнее выкрикнутое слово Мики совпало со звенящим грохотом стекла, приглушённым из-за закрытой двери.
   - Лада, стой здесь! - крикнул Коннор и бросился к кабинету. За ним - остальные.
   Сторож не стал препятствовать мальчишкам, сам напуганный.
   Они влетели в кабинет директора и остолбенели: Эрно пытался оттащить Мирта от окна, в которое тот бил руками и ногами, разбивая его в крошку, одновременно стараясь ударить и мальчишку-мага! Директор же прижимался к стене рядом с дверью и просто заикался, не в силах сказать ни слова - глядя на бушующего мальчишку-эльфа. Коннор подбежал к Мирту и, взглядом велев Эрно убрать руки, скрутил побратима, а подоспевший Хельми опустил ладони на голову мальчишки-эльфа.
   - Мирт, успокойся! - резко велел Коннор. - Мы здесь! Мы рядом! Мирт, это говорю тебе я, Коннор! Успокойся!
   Мальчишка-эльф перестал выдираться из его хватки и только часто дышал. Светлые растрёпанные волосы под сквозняком шевелились, упавшие на лицо, но глаза были видны: они постепенно из тёмно-синего обретали голубой цвет.
   Глядя на него, успокаивался и директор - это стало ясно по тому, как он взглянул на Коннора, а потом ещё и суховато сказал:
   - Ты не смеешь говорить с эльфом в таком тоне!
   Мирт тут же с рычанием кинулся к нему - Коннор еле удержал его на месте, а потом глубоко вдохнул и ответил:
   - Знаете, я не впервые слышу эту фразу. Так что запомните сами: именно я имею право говорить конкретно этому эльфу всё, что хочу и что считаю нужным! До свидания. Да, и Эрно тоже идёт с нами!
   Когда они уходили по коридору, где к ним присоединилась испуганная Лада, Колину показалось, что он расслышал часть посланного в их сторону крика из кабинета: "... родителей!" И поёжился. Беспокоить Селену не хотелось бы. Может, дождаться Джарри, рассказать ему всё - и пусть он разберётся с директором? Но директор сказал - родителей! Что он имел в виду? Вызвать родителей и Эрно? Сумеет ли понять чёрный дракон, что именно произошло? Колин вздохнул и взглянул на Мирта, который бурчал, опустив голову:
   - Да я всё, успокоился... Отпусти меня, Коннор! Ну, стыдно же!
   - Дай слово, что, когда отпущу, ты не вернёшься в кабинет и не добьёшь остальные стёкла, за которые, между прочим, Селене платить!
   - Коннор, ну не добивай, а? Мне и так плохо!
   - Ага, а нам всем очень хорошо и весело, - мрачно сказал Коннор. - Прямо-таки ухахатываемся от веселья.
   Он огляделся и подвёл Мирта к стене. Прижав его в угол, велел:
   - Колин, вытащи из его кармана блокирующие браслеты. И надень.
   - Не поможет, - бесстрастно сказал Хельми.
   - Почему? - удивился мальчишка-некромант.
   - Он не из-за наш-ших чувс-ств с-сорвался. Он слиш-шком переживал за Ринд, Анитру и других. Слиш-шком много вс-сего для него тревожного произош-шло за нес-сколько час-сов.
   - Мирт, это так? Ты близко к сердцу принял всё это? - уточнил Коннор, а Колин вдруг вспомнил, как был инициирован Мирт. Причиной спонтанной инициации стало сильное волнение мальчишки-эльфа после драки Ирмы с Далией, сестрой Сильвестра.
   - А ты думал - почему он тут же предложил мне спарринг? - усмехнулся Эрно. - Хотел плохие эмоции стравить, а тут - в кабинет директора замели. Он и дрался-то неровно - сразу заметно было. Мирт, я прав?
   - Прав. Что делать-то теперь? - потерянно спросил виновник происшествия.
   - Подождём Джарри, - пожал плечами Коннор. - Мы теперь ничего не решаем. Что бы ни сказали, всё сделаем хуже. Жаль... Так хотелось пройтись.
   - Прости, - буркнул Мирт.
   - Прощать нечего. Когда-нибудь всё выплыло бы. Эрно, - обратился он к мальчишке-магу, - может, хоть тебе разблокировать личную магию? Директор узнает, что твой отец - дракон, и не будет придираться.
   - Не хочу, - упрямо сказал Эрно. - Я уже взрослый. Не хочу прятаться за спиной отца. Будет наказание - ну и ладно! Сделаю всё, что потребуется. В конце концов, я первый предложил спарринг. Сам виноват. Колр же предупреждал.
   Уже в молчании они спустились в школьный двор и даже обрадовались при виде Джарри, стоявшего в окружении девочек и мальчишек-оборотней, которые ему что-то возбуждённо рассказывали. Тут же стояли Космея и Мускари, изумлённые, и напряжённо слушали всех, кажется просто не веря в то, что произошло в течение всего часа.
   - Вот и наши, - обыденно сказала Анитра, и все обернулись к мальчишкам и Ладе.
   Джарри пришлось потратить ещё минут двадцать, чтобы у него сложилась полная картина происходящего. После чего он посидел немного на скамье и хмыкнул.
   - За четыре месяца вашего обучения здесь... - начал он и замолчал, задумчиво глядя в землю. Воспитанники Тёплой Норы виновато опустили головы. Но Джарри продолжил: - За четыре месяца вашего обучения здесь впервые что-то случилось. Вы молодцы. Я боялся, что сорвётесь раньше.
   - Джарри! - взволнованно обратилась к нему Анитра. - Ты не скажешь Селене?
   - А то она по вашим лицам не поймёт... - вздохнул Джарри. - Ладно. Сделаем так. Сходите кто-нибудь за территорию школы. Там стоят две машины. Одна наша, другая - Ильма. Нам повезло, что он сегодня тоже домой решил поехать раньше обычного. Как только он появляется, Эрно, Мирт и Коннор - за мной, к директору. Остальные ждут у машины.
   Мальчишки-оборотни тут же помчались за храмовником Белостенным. Остальные выдохнули с облегчением: с такой поддержкой уже спокойней.
   Ильм, привычно одетый в цвета своего храма, в белое, на зов появился сразу. Едва он приблизился, Джарри в несколько фраз обрисовал ему ситуацию, и эльф кивнул, подтверждая, что готов помочь в столь деликатном деле.
   Когда двое мужчин и трое мальчишек поднялись по лестнице и исчезли за входной дверью, оставшиеся обернулись на недовольный голос за спинами:
   - Вечно за вас приходится просить!
   - Вы смотрите, кто тут нас порицает! - восхитился Мика, уперев руки в бока и насмешливо разглядывая Вереска, одетого в чёрное. Космея тут же спряталась за спинами других, отчаянно скривившись. - А ты-то чего явился? Ты ж в своём храме должен быть? Чего тебе здесь надо?
   - Меня пригласила Селена, - высокомерно ответил Вереск. - И не вам оспаривать её решение, кого приглашать на праздник.
   У Анитры стало такое лицо, будто у неё жутко заболел зуб. Впрочем, лица остальных были не менее кислыми. Но Колин вдруг вспомнил, что они собирались пешком добираться до деревни, и сумел улыбнуться. Вереск точно пешком не пойдёт. Привёз его сюда Ильм - довезёт и до Тёплой Норы. А они всё равно прогуляются!
  
   Третья глава
  
   Больше Вереск ничего не говорил, словно удовлетворившись язвительной репликой. Он даже сел на конец скамьи и, не глядя на сестру (которую, судя по всему, заметил раньше), опустил глаза на смиренно сложенные на коленях руки. Колин удивился, но первым делом посмотрел на Космею. Девочка-эльф, прятавшаяся за спинами ребят, приглядываясь к брату, постепенно, хоть и нерешительно подошла к скамье.
   - Вереск? Почему ты здесь?
   Колин сначала только удивился: почему Космея спрашивает? Она же слышала, что Вереска погостить пригласила Селена! Но быстро опомнился.
   После событий, связанных с Рунным Смарагдом, Вереск недолго оставался в деревне, в Тёплой Норе, хотя тогда все думали, что он стал одним из своих. Всего спустя месяц он вдруг заявил, что хочет вернуться в Старый город, в храм некромагов. Его долго уговаривали, доказывая, что в Тёплой Норе ему будет лучше. Но, на удивление всем, он оставил семейные артефакты сестре, и в одно прекрасное утро Ильм увёз его в Старый город. Прекрасное, потому что даже Космея вздохнула с облегчением.
   Нет, Вереск до сих пор вёл себя спокойно и, как показалось, даже сблизился со многими ребятами, хотя с трудом привыкал к общению с оборотнями. И ведь он, получив во время инициации Мирта в личные мастера, поневоле стал частью братства. Колин честно пытался думать о нём, как о брате. Тем более что чувствовал его ежеминутно. Пока однажды втихомолку не попросил Коннора сделать ему блокирующий артефакт - не такой, какой уже был у братства - от всех, а от единственного существа, которое-то, по сути, и частью братства не являлось... Колин вспомнил, как подошёл к Коннору, и снова пережил то удручающее чувство смущения и стыда, с каким собирался, чуть не заикаясь, попросить сделать ему блок от Вереска. И изумлённо выслушал вздох Коннора, что пару часов назад к нему уже подходил с такой же просьбой Мика. Младшие братья по крови не выдерживали внутренних эмоций Вереска, слишком противоречивых. Особенно тяжело было рядом с ним, когда он, внешне спокойный, "бушевал" про себя.
   ... На вопрос сестры Вереск отделался бормотанием, в котором Колин разобрал лишь слово "Селена". Мальчишка-эльф повторил свой ответ, что Селена пригласила? Но... Или Селена, будучи знакомой со многими важными представителями некромагического храма, и впрямь могла позволить себе то, чего не разрешалось даже родителям тамошних учеников?.. А некромаги неохотно выпускали своих учеников из храма даже после инициации - Колин покосился на бритую голову Вереска.
   Колин машинально потёр кисть руки, где среди остальных артефактов прятался блокирующий своенравного мальчишку-эльфа оберег. Интересно, Вереск понял, что его блокируют? Или ему всё равно? Мальчишка-оборотень исподлобья глянул на Мику. Тот, насупленный, то и дело посматривал в сторону неожиданного гостя, а потом тишком-молчком отошёл к Хельми, который сидел на другом конце скамьи так спокойно и неподвижно, будто задремал. А потом Мика вдруг застыл. Заинтригованный Колин не спеша подошёл к ним обоим, но садиться на скамью не стал, а присел сбоку на корточки, глубоко вникая в неожиданно образованное личное пространство братства. Для удобства закрыл глаза, уже чуть улыбаясь. Остальные как хотят, но они втроём увидят всё, что происходит в кабинете директора, глазами Коннора и Мирта.
   ... Коридор едва заметно покачивался перед глазами Коннора - понял Колин. Потому как ранее помещение двоилось, а то и наполнялось чем-то, что увеличивало пространство. Сообразил: Мирт всё ещё нервничает - порой до слёз, хотя пытается совладать с собой... Усилием воли мальчишка-оборотень перешёл на видение глазами Коннора. Одновременно на фоне стен и потолка промелькнул призрачный образ Хельми, и так же призрачно прозвучали его слова: "Мирт, с-слуш-шай меня. В кабинете вс-сё будет с-спокойно. Вы выйдете минут через дес-сять". Спустя время пришёл призрачный ответ мальчишки-эльфа: "Спасибо, Хельми. Я выдержу". Больше очертания стен не "плыли". А когда идущие к директору свернули на последнем повороте к кабинету, Колин услышал призрачный мечтательный голос Мики: "А я ни разу не был у директора. У него там интересно?" Чьи призрачные смешки прозвучали на это - Колин не понял, но и сам удержаться не сумел, фыркнув.
   Ильм властно стукнул в дверь и сразу открыл её.
   - Добрый день, - бесстрастно сказал он, окидывая взглядом пустую раму одного из окон - сбоку от директорского стола. Под окнами возились два школьных уборщика-тролля, собирая осколки. Третий уже примеривался к раме, наверное, чтобы снять её и вставить стекла. Принесённые стёкла стояли, прислонённые к шкафу. Все трое рабочих едва не сбежали при виде храмовника, но тот поднял руку и махнул ладонью, указывая, чтобы на него не обращали внимания.
   - Добрый день, уважаемый Белостенный!
   Директор, сидевший - накинув на плечи тёплый меховой плащ, не только встал из-за стола, но и вышел навстречу "гостям". Правда, если сначала глаза его полнились изумлением, то через секунды - они округлились: мимо посторонившегося храмовника Белостенного в кабинет вошли Джарри, сразу почтительно поздоровавшийся, и трое подростков, недавно бывших тут и вышедших в сопровождении его угроз.
   Следуя за глазами Коннора, Колин, затаив дыхание, увидел, как Ильм спокойно сел в кресло чуть сбоку, у стены, сразу становясь деликатно отстранённым, невидимым для будущих собеседников, а впереди теперь оказался Джарри.
   - Простите за вторжение, - улыбнулся Джарри директору. - Мальчики сказали - вы хотели вызвать родителей. Я представляю здесь этих двоих. - И он положил руки на плечи Мирта и Коннора.
   Когда директор справился с ошеломлением и возмущением, он спросил:
   - Как это понимать? Эльф и человек - ваши... - Он замолк, видимо не зная, как сформулировать положение дел, с которым его начали знакомить.
   - Коннор и Мирт - воспитанники Тёплой Норы. - Джарри снова улыбнулся. - Так теперь уже официально называется в деревне дом для детей войны.
   - Если эти двое ваши, почему вы привели третьего? - с трудом восприняв странную информацию, уже с претензией спросил директор, кивком указывая на Эрно.
   Колин перестал дышать. Что сделает Джарри, чтобы спасти Эрно от гнева и его отца, и директора?
   - Вы ведь не знаете всех своих учеников в лицо? - вздохнул Джарри. - И Эрно, наш сосед по деревне, до сих пор был скромным и незаметным мальчиком, который всегда отличался лишь прекрасным поведением и всегда получал прекрасные оценки. Сегодня он впервые - причём по просьбе моего Мирта - провёл тренировку, только чтобы не потерять зря время, дожидаясь своих товарищей с занятий. Так что мне хотелось бы справедливости: в завязавшейся драке виноват не Эрно, а Мирт.
   - Эта ваша тренировка... - начал директор, усаживаясь в кресло за своим столом, но осёкся. - Я бы хотел поговорить с вами о мальчиках, но без их присутствия.
   - Дети, - обратился Джарри к мальчишкам, и Колин услышал в его голосе что-то смешливое. - Будьте добры дождаться нас... - Он вопросительно оглянулся на хозяина кабинета. - В коридоре или на улице?
   - Где угодно, - пробормотал эльф, кутаясь в плащ и посматривая на Белостенного.
   - На улице, мальчики, - закончил Джарри. - Дождитесь меня вместе с остальными.
   Пока Коннор закрывал дверь, Колин услышал голос директора:
   - Присаживайтесь, пожалуйста. По всей видимости, нам с вами и вашими детьми придётся познакомиться поближе. Начнём со следующего вопроса: остальные - это сколько ваших детей и кто они?
   Кажется, сесть предложили Джарри. Знак хороший? Хотя... Колин вздохнул. Почти незаметное присутствие Белостенного при беседе должно послужить для того, чтобы школьное начальство выслушало, не перебивая, многодетного (как Селена обзывала Джарри) отца и поневоле вникло в ситуацию.
   Теперь оставался лишь один вопрос: скажет ли Джарри, чтобы до конца оправдать Эрно, кто его отец? Колин почему-то решил, что вряд ли.
  
   ... Селена тоже терялась в догадках. Она следила за младшими, которые на первую половину дня теперь оставались в её попечении, а вместе с тем, одновременно с хозяйственными вопросами, крутившимися в голове, покоя не давал именно вопрос, связанный с Вереском.
   Ильм в Тёплой Норе появился неделю назад, чтобы передать просьбу Перта - главы некромагического ордена: забрать "домой" на время зимних каникул Вереска. То есть пригласить. То есть сделать вид, что его пригласили.
   - Не понимаю, - откровенно сказала Селена. - Вереск в храме всего пять месяцев, а Перт уже готов идти на уступки и разрешить ему каникулы? Что случилось? У учеников некромагов, насколько я помню, вообще не бывает каникул!
   - Перт ничего не сказал о причинах столь великодушного на первый взгляд решения, - пожал плечами храмовник. - Я тоже был изумлён не в меньшей степени и спросил у него о причинах этого странного для Старого города поступка. Боюсь, Перт слегка покривил душой, объяснив своё решение желанием быть щедрым по отношению к сироте. Скажу больше: я ему не поверил. Но, тем не менее, дело обстоит так, что через неделю я привезу мальчика сюда.
   - Может, его выгнали? - вслух попыталась сообразить Селена. - Но такой орден, как некромагический... Не верю, чтобы они не сумели бы справиться с бунтарём.
   - Ничего не могу сказать, - развёл руками Белостенный.
   Устав от всех этих странностей, Селена перестала думать о том, почему Перт разрешил Вереску побыть на каникулах в Тёплой Норе. Приедет мальчик - может, удастся у него выяснить. А пока надо думать о том, как его вписать в детский коллектив, который мальчишка-эльф однажды легко покинул.
   ... - Селена! Селена!
   Только отзвучал предупреждающий зов встревоженного Ригана, как испуганно закричали внутри хоккейной коробки. Селена встрепенулась. Что происходит?! И ахнула: пока она снова задавалась бесплодными размышлениями о Вереске, девочка-дракончик Люция решительно открыла калиточку на "каток" и, переваливаясь под тяжестью выпущенных крыльев, бросилась на первых попавшихся игроков, ещё и воинственно подняв руки над головой, изображая то ли "идёт коза рогатая!", то ли "ух, как всех сейчас прищучу!".
   Среди бела дня!.. Напала на своих же?!
   Страшный сон, который должен бы присниться только чёрной ночью, в кошмарах, но не сейчас, когда солнце всё ещё ярко-белое и высвечивает всё до последней детальки!
   Быстро передав Ригану Стена, с недоумением хлопавшего глазами на поднявшийся переполох, Селена перемахнула через щит между двумя сетками, благо привычно была в штанах, и бросилась к хулиганке, от крыльев которой шарахались все, к кому она ни приближалась. Именно крылья Люции были всего опасней. Она обычно довольно часто выпускала их, но не всегда с боевым когтем, торчавшим сейчас страшно и угрожающе. Подскочив к девочке-дракончику, Селена успела схватить малыша Брина и резко отвести в сторону от свистнувшего по нему смертоносного крыла. В следующий миг, едва успев поставить его на ноги и крикнуть: "Беги!", она кинулась к застывшему на месте двойняшке-оборотню Виллу и в прыжке сбила его с пути нового разворота другого страшного крыла.
   - Люция! - вскрикнула она, упав на перепуганного Вилла, и почувствовала, услышала, как по-детски ещё маленький, но всегда жёсткий, как отточенный камень, коготь с треском рвёт на спине её куртку. - Люция, прекрати!!
   Им всем повезло: коготь застрял в куртке, и Люция шипела и плевалась, не в силах выдрать его из ткани, так что все удары свободного крыла падали только на Селену. Та лежала, закрывая собой попискивающего от страха Вилла, слушала, как бушует девочка-дракончик, и чувствовала облегчение, что остановила девочку хотя бы так, нечаянно поймав её в личный капкан. Слушала, как убегают детишки с катка, как кричит Ирма: "Аманда! Аманда-а!", призывая на помощь названую маму дракончика...
   И ни одной мысли. Хотя нет. Первая: "Это мне наказание за то, что думала о плохом!" Вторая: "Люция предсказывает? До её желания драться я думала о Вереске. Не хотела, чтобы он приехал! Значит ли это, что появление здесь Вереска опасно для Тёплой Норы? А может, это не предсказание? Может, я просмотрела, а на катке произошло что-то такое, что разгневало Люцию? Но до такой степени?!"
   Детский крик снова дружно вспыхнул, словно в костёр добавили сухих дров, и начал приближаться, как будто детвора решила-таки, что сумеет справиться с малолетней хулиганкой. Испугаться за детей Селена не успела. Беспорядочно бьющая крыльями из-за застрявшего в её куртке когтя Люция продолжала шипеть, но вот раздался быстрый и сильный шаг взрослого человека, бегущего по замёрзшей земле...
   Люция будто резко исчезла - так внезапно перестали бить крылья, раздирая куртку. Селена лежала на земле, не веря, что девочка-дракончик больше не будет яриться, и, чувствуя какой-то подвох в этой тишине и слишком внезапном покое, прислушивалась к тому, что происходит над головой. Вилл так вообще затаился, только прижимался к ней, как напуганный щенок.
   А потом сильные руки осторожно взялись за её талию.
   Когда Колр поставил Селену на ноги, легко подняв её вместе с вцепившимся в неё малышом-оборотнем, она не упала только потому, что чёрный дракон продолжал держать её за локти. Очумело взглянув на притихшую Люцию со втянутыми крыльями, которая словно и сама не поняла, что наделала, Селена начала приходить в себя.
   - Что с-случилос-сь, леди С-селена?
   Кажется, чёрный дракон тоже ошарашен, если обратился к ней не по имени, а официально. Стараясь удержать судорожно трясущуюся челюсть, она выговорила:
   - Не знаю...
   - Селена, отпусти меня, - пискнул Вилл.
   Поддерживаемая рукой дракона, она спустила малыша-оборотня на землю, и тот шустро, огибая Люцию, рванул к толпе малышей, которые побаивались взрослого дракона, а потому не входили в коробку.
   - Вы можете с-стоять? - спросил Колр, присматриваясь к ней.
   - Могу, - пробормотала она, пытаясь при нём не вытереть со лба выступивший пот. А потом уже уверенно сказала: - Спасибо, Колр. Теперь я стою.
   Он не сразу отпустил её руку. Но затем оглянулся на стоящую рядом невозмутимую Люцию, которая сосредоточенно глазела на толпу детишек за щитами.
   - О чём вы думали, С-селена?
   Незаконченный вопрос, но она поняла.
   - Сегодня Ильм должен привезти из храма некромагов мальчика Вереска. Колр, вы уверены, что буйство Люции связано с приездом мальчика?
   Не отвечая, он присел на корточки и осмотрел потянувшуюся к нему девочку-дракончика, придержав её за подмышки. Селена уже знала, что он долгое время изучал полевые линии Люции, отвечающие за пророчества. И теперь с надеждой ждала, что Колр покачает головой и легко скажет, что Люция разыгралась сама по себе. Но дракон, словно услышав её мысленную просьбу, покачал головой.
   - В линиях предс-сказаний Люции ес-сть Верес-ск.
   - Ну и пусть... - проворчала Селена, уже пришедшая в себя. - Колр, вы мне скажите только одно: предсказание Люции повторится?
   - Нет, пос-сле того как малыш-шка вос-спроизведёт пророч-чес-ство, оно больш-ше не тревожит её.
   - Хоть это радует, - вздохнула Селена и оглянулась. - Хватит, наигрались. Мы идём в дом. Ещё раз спасибо, Колр.
   - Вы уверены, что готовы ос-ставить Люцию с другими детьми?
   - Да, уверена.
   - В таком с-случае, С-селена...
   Чёрный дракон взял её руку и несколько раз вкруговую провёл над её ладонью опущенными вниз пальцами, останавливая кровь. Селена уставилась на свою ладонь, даже не сразу поняв, что рассекла кожу до крови, когда упала, закрывая собой Вилла.
   Поблагодарив дракона за первую помощь, Селена полностью пришла в себя.
   - Буду прох-ходить мимо учебного дома - попрош-шу Бернара зайти к вам, - предупредил Колр. - Я только ос-становил кровь. Он же перебинтует вам руку.
   Проводив признательным взглядом чёрного дракона, решительно шагающего со двора Тёплой Норы, Селена взяла себя в руки и вспомнила о детях. Она даже подала девочке-дракончику руку и вывела её из хоккейной коробки, чтобы приставить её к самой спокойной девочке из всей "малышовой" группы - к Айне. Правда, Селена побаивалась, что Айна может отказаться от сомнительной чести гулять рядом с непредсказуемым дракончиком. Но та спокойно взялась за ладошку Люции и, развернувшись к дому, повела малолетнюю стихийную предсказательницу к двери.
   Селена же, прижав к себе всё ещё дрожащими руками Стена, велела детям снять хоккейные маски и оставить их вместе с клюшками в ящике при игровой площадке.
   Колр, остановившись, проследил, как дети выполняют её приказ, и ушёл.
   Шагая к Тёплой Норе неспешно и даже замедленно, потому что одновременно служила опорой для ковыляющего рядом Ригана, который держался за карман её куртки, Селена задумалась над вопросом, невзначай подкинутым Люцией: а что будет, когда девочка-дракончик вырастет? Станет ли она предупреждать и дальше о будущем словно импровизированными сценками? Или научится словесно воспроизводить то, что угадывает? С Люции мысли логично перетекли на Вереска. Что с мальчиком? То, что изобразила Люция, это внутреннее его состояние, или Вереск так агрессивно настроен в реальности? И что делать ей, Селене? Предупреждать ли Джарри и братство об агрессивном пророчестве Люции?
   Проследив, как малышня разделась и разулась в предбаннике Тёплой Норы, а потом бегом влилась в гостиную, в свой детский уголок, Селена передала Стена в руки Ригана, терпеливо дожидавшегося этого момента, а потом начала раздеваться сама.
   Хорошо, что Риган уже ушёл из предбанника. Селена стояла, потрясённо открыв рот - на свою разодранную куртку - и лихорадочно перебирала в уме, что же из одежды у неё есть на зимнее время, если вот этот ужас не сумеет починить лучшая мастерица в деревне - Аманда.
   - Селена! - пискляво закричали из гостиной. - Ты где?!
   - Иду! - машинально откликнулась она, поспешно складывая куртку и озираясь, куда бы её спрятать, пока чуть не рассмеялась над собой: ищет потайное местечко для одежды, когда так легко войти в прихожую своей личной веранды и попасть в закрытый для всех кабинет, давно ставший жилым помещением для её семьи!
   И только здесь она запоздало вспомнила, что блокирующие братство браслеты она надевает с утра. И выдохнула. Хорошо, что и сегодня не забыла надеть. Вот бы примчались из пригорода ей на помощь!
   Когда она вышла из веранды и вошла в гостиную, орава малышей вдохновенно трудилась над созданием бумажных новогодних цепей для будущей ёлки, роль которой будет исполнять самый высокий крепчуг между двором и садом. Кто-то резал бумагу на полоски, кто-то склеивал их в единую цепь. Кто-то пыхтел над созданием бумажных цветочков и кружочков, которые надо постепенно прилеплять на крепкую нить - ещё одна гирлянда на крепчуг. Кто-то фантазировал, складывая бумагу веером, а потом склеивал веерки в кружочки с петельками, создавая будущие "ёлочные" игрушки.
   Новый год в мире Тёплой Норы наступал после дня равноденствия. Праздновали его довольно скудно, так как праздник у всех здешних народов отмечался по-своему. Но в таком разнообразии видов Селена уловила кое-что общее. Поклонение дереву. Подарки, припрятанные до поры до времени. Известные песни и даже хороводы вокруг дерева. Уже второй год устраивая детские праздники, она чувствовала себя при этом всё более уверенно. Ведь против такого проведения не возражал никто из взрослых: ни вампиры, ни оборотни, ни эльфы, ни тем более люди.
   Селена забрала Стена у Ригана, сидевшего в кресле, отпустив его тем самым к малышам, вырезавшим цветы. Помогла одной группе малышей с бумажной цепью, показав, как подклеивать нечаянно отдельно соединённые колечки. Помогла другой, подсказав делать более мелкие складки для вееров-игрушек. Сама ничего не делала: руки помыла, но расцарапанная кожа снова закровоточила, и она побоялась занести какие-нибудь микробы в ранки, а потому только подсушила их. Настроение какое-то... Даже собой, своими ранками заниматься не хочется. Хотя вроде чего тут? Йодом, который есть и в этом мире, - залить, и вся недолга!.. И делала всё - с оглядкой на настенные часы. Сегодня Джарри должен пораньше привезти ребят из школы. И оставалась проблема: рассказывать - не рассказывать о пророчестве Люции? Ведь Вереска тоже должны привезти уже сегодня!
   В конце концов, Селена решила: как только Ильм привезёт мальчика-эльфа, она вцепится мёртвой хваткой в орденца и заставит его подробно объяснить, с чего это Перт расщедрился на каникулы для мальчика, которого просто мечтал видеть своим учеником! Успокоившись на этой мысли, она села в кресло, освобождённое для неё мальчишкой-драконом, и на автомате принялась покачиваться вместе со Стеном, не замечая, что сын то и дело легко водит пальчиками по её щеке и по виску. Точней - она замечала, но воспринимала его движения как небольшую шалость, сама того не замечая, что расслабляется. Лишь раз поймала себя на том, что весело смеётся над словами Ирмы, сказавшей что-то шутливое.
   - Леди Селена?
   Она не заметила, как в гостиной появился Бернар. Малышня нестройно, но с энтузиазмом поздоровалась со старым эльфом, а кое-кто посмелей вскинул над головой свои поделки. Бернар одобрительно что-то проворчал, и дети, засияв, с утроенными силами принялись за цепь, кажется предполагая сделать её ужасающе длинной!
   Поскольку Бернар прошёл в часть гостиной для взрослых, Селена не стала отдавать сына для присмотра кому-то из детей, а села перед старым эльфом, рассеянно сунув вырезанную Камом из дерева куколку в цепкие руки Стена. Сын сейчас в таком возрасте, что лучше не давать ему игрушки, которые мастерил для него Мика: на детали раскручивал их мгновенно.
   - Ну-ка, покажите-ка руки, леди Селена, - негромко велел Бернар, положивший сумку на столик рядом со своим креслом.
   - Ничего особенного, - вздохнула она. - Повезло, что упала на катке. Там земля мягкая. Около дома - расшибла бы о камень дорожек. А так - ничего страшного.
   - Но перебинтовать всё же стоит, - назидательно сказал старик и сноровисто выполнил всё, чтобы, как он проворчал, дети не видели крови.
   Повязка вышла лёгкой, а главное - не обращала на себя внимание. И Селена насмешливо похвалила себя, что не сама её делала. Руки старого Бернара - чудо!
   - Я у вас обедать останусь, - предупредил старый эльф. - Сегодня ваши будут с оценками - мне интересно, что там наши по общей магии получили за полгода.
   - Спасибо, Бернар, - сказала она и отвернулась, скрывая невольную улыбку. А заметил ли сам старый эльф собственную оговорку? "Ваши будут с оценками", но "наши получили по магии"!
   Через час после перевязки зазвенели серебряные драконы ограды, а потом по деревенской улице поехали три машины. Одна - Ильма, который привёз Вереска, а заодно захватил ребят из школы. Машины Джарри и Александрита, которые взяли всех тех, кто опаздывал из-за сдачи "хвостов" по предметам. Деревенские маги своих детишек забрали раньше - у всех в основном были ребята помельче.
   Селена постаралась не выдавать, как её сердце дрогнуло при виде Вереска, выходящего из машины Ильма. Пока малышня, как всегда радостно ликуя, встречала своих школьников (будто боялась, что сегодня они не приедут!), Селена спокойно подошла к мальчишке-эльфу, который после отъезда машины Белостенного стоял один, насупившись и глядя на всех исподлобья. Сердце больно стукнуло по второму разу: таким одиноким выглядел Вереск! Даже Космея слишком очевидно сторонилась старшего брата. И Селена, уже забыв о предупреждении Люции, не дожидаясь от мальчишки-эльфа какого-либо движения к себе, быстро шагнула к нему и обняла тощую фигурку будущего некромага.
   - Вереск, как я рада тебя видеть!
   И ласково взглянула на него, чуть отпрянув, но не опуская ладоней с его плеч.
   Мальчишка впился жёсткими глазами в её глаза, будто пытаясь понять, правду ли она говорит, а потом сам прильнул к ней, обнимая её. А Селена, чувствуя его жилистое тело, думала о практичном: надо бы немедленно предложить ему повседневную одежду взамен этой странной чёрной рясы, которая так... старила его. И как жаль, что нельзя немедленно отрастить его волосы, отсутствие которых подчёркивало странную худобу его лица и мрачные глаза.
   За хлопотами встречи, когда хотелось всех ребят немедленно порасспросить и о семестровых оценках, и о том, все ли "хвосты" сданы, к Селене подошёл Коннор и вполголоса сказал:
   - Вереск будет спать в нашей мансарде. Мы не знаем, что с ним, но Хельми считает - он опасен. - А потом бросил взгляд на перебинтованную кисть Селены. - Что случилось, мама Селена?
   - Люция тоже предупредила о Вереске, - со вздохом призналась она. - Коннор, несмотря ни на что, вы уж обходитесь с ним по-дружески, ладно?
   - Могла бы и не просить, - улыбнулся старший сын.
   ... После обеда, когда старшие отправились погулять (Коннор забрал младшего брата с собой), а малыши привычно уснули в "тихий час", Джарри дождался Селену в их кабинете.
   - О наших детях чуть позже расскажу. Меня волнует другое... То, что Перт через Ильма передал, - напряжённо размышляя, сказал Джарри. - Он боится оставлять в храме Вереска. Тот ведёт себя неадекватно.
   - В чём это выражается?
   - Приступы неконтролируемой ярости. Началось всё это через месяц, после того как его инициировали в младшие ученики.
   - Инициация была у него два месяца назад, - припомнила Селена. - То есть с ним что-то происходит всё это время?
   - Именно.
   - Это не из-за серой магии - из-за дикой?
   - Нет, Перт передал, что мальчик легко справляется с обоими видами магии после обучения здесь, в Тёплой Норе. Это что-то другое.
   - А чем опасны его приступы?
   Джарри помолчал, глядя в пол, а потом привлёк семейную к себе, благо сидели рядом. Глубоко вздохнул.
   - Он пытается убивать. Первый случай чуть не унёс жизни двоих его однокашников. Повезло, что они в тот момент занимались со старшими. Те с Вереском не справились, но сумели вызвать преподавателей. Потом за ним начали наблюдать и успели предотвратить следующее потенциальное убийство. После третьего приступа Перт решил, что с него хватит.
   - Постой. А они ничего не делали, чтобы приступы закончились?
   - Делали. Они лечили его всеми успокоительными снадобьями. Даже старались целенаправленно воздействовать на него магией. И, боюсь, применяли не самые лучшие способы успокоения для существа его возраста.
   - Так, - сказала Селена, пытаясь соединить всё, что узнала. - А почему решили, что именно я должна была пригласить его каникулы? Потому что он ко мне неплохо относится? А если он догадается? А если Вереск захочет вернуться - что ему сказать? Что храм отказался от него?
   - По личным впечатлениям Ильма, Вереск и не хочет возвращаться. - Джарри помолчал и договорил: - Но явно не хочет, чтобы кто-то об этом знал.
   - То есть они выбросили мальчика из привычной ему среды, - медленно сказала Селена, - в надежде, что мы сможем как-то изменить ситуацию? А что потом? Пользуясь тем, что он выздоровел, снова затребуют его к себе, мотивируя, что он инициированный ученик храма? Не отдам!
   - Кто о чём, - усмехнулся Джарри, - а моя семейная - о главном. Давай-ка не будем бежать впереди событий. Каникулы - две недели. Посмотрим на Вереска, посмотрим, что с ним будет здесь, среди своих. А потом уж будем решать.
   Прижавшись друг к дружке, они молча посидели немного, а потом вспомнили о неотложных делах и разбежались.
  
   Четвёртая глава
  
   Обедал Вереск в мансарде, куда он поднялся сразу по приезде в Тёплую Нору. В суматошной встрече младших воспитанников и школьников мало кто его заметил, кроме тех, с кем он ехал от школы...
   После тихого часа у малышей, прикинув на глаз размер, Селена выбрала в общей гардеробной Тёплой Норы новенькие рубашки и штаны, нашитые про запас, и поднялась к Вереску. Кроме него, в мансарде она обнаружила Коннора и Хельми. Будущий некромаг стоял у окна, смотрел в сад. Коннор сидел на своей кровати, скрестив ноги в "лотосе" и откинувшись спиной к стене, с закрытыми глазами - явно пребывал в своей библиотеке. Хельми, на кровати напротив, сосредоточенно изучал какую-то толстую и большую по формату книгу - кажется, учебник по составлению пентаграмм сложного уровня.
   На звук шагов Вереск обернулся так, будто готовился немедленно прыгнуть.
   Улыбнувшись ему, словно ничего не произошло и одновременно чтобы не напугать "отсутствующего" Коннора, Селена негромко сказала:
   - Вереск, я принесла тебе одежду на время каникул. Переоденься. Свою... форму потом оставишь мне - постираем.
   Странно, но Вереск неприязненно раздул ноздри и, скривившись, ответил:
   - Я не буду переодеваться... сейчас.
   Не успела она удивиться этой его непонятной враждебности после недавней сердечной встречи, как Коннор мгновенно "вынырнул" из библиотеки: на ощутимую недоброжелательность Вереска - сообразила Селена.
   - А никто и не просит, чтобы ты переодевался прямо сейчас, - пожала плечами Селена. - Я же сказала: свою отдашь - потом. Вот, можешь выбрать, что тебе понравится.
   И она спокойно положила принесённую одежду на его кровать, которую в мансарду принесли недавно, размышляя уже о другом: будет ли братство сегодняшней ночью устанавливать пентаграмму, чтобы узнать по снам Вереска, что с ним происходит... Уже у двери на лестницу оглянулась и попросила:
   - Коннор, пойдём-ка со мной! Мне хочется узнать, что сегодня произошло в школе с Миртом и Эрно.
   - Ничего особенного, - хмыкнул мальчишка-некромант, всё же вставая с кровати. - Они решились на спарринг, потому что приходилось долго ждать остальных. Но в самый разгар боя их увидел директор. Он решил, что это обыкновенная драка и что начал её Эрно. А в кабинете Мирт вспылил, и Эрно пришлось удерживать его, чтобы он не бил стёкол. Мы почувствовали, что с Миртом что-то случилось, и побежали на выручку. Всё.
   - Вот как, - задумчиво сказала Селена. - А где Мирт сейчас?
   - Он в гос-стиной, с-со с-своими, - отозвался Хельми. - Оливия х-хотела показать ему с-свои рис-сунки, а потом погулять по с-саду. Точней - Бернар попрос-сил его пос-смотреть рис-сунки Оливии.
   - А что не так с её рисунками? - насторожилась хозяйка дома.
   - Она рис-сует чудовищ, х-хотя с-сны у неё с-спокойные.
   - Спасибо, Хельми, - пробормотала Селена и снова развернулась выйти.
   Дверь резко распахнулась сама, и в мансарду с воплем, от которого вздрогнули все, влетела косматая комета.
   - Где Колин?!
   Пошедший было следом за Селеной Коннор поймал Ирму за шкиряк и поставил перед собой. Присел на корточки, улыбаясь подпрыгивающей от нетерпения девочке.
   - Колина здесь нет.
   - Так я тебе и поверила! А вдруг он от меня прячется, а ты его защищаешь? - возразила волчишка. - Я сейчас быстро посмотрю под кроватью, а потом буду искать его внизу... - Она стремительным нырком бросилась мимо мальчишки - и резко остановилась, уставившись на недовольного её появлением Вереска. - Ух ты... Приехал. - Последнее слово было сказано с удивлением, но удивление тут же сменилось сильным возмущением: - Ты зачем волосики состриг?! Тебе так не идёт!!
   Глядя на праведно возмущённую его внешним видом Ирму, ошеломлённый Вереск только разевал рот, явно пытаясь что-то сказать, но тут же отказывался от слов, пришедших на ум, чтобы снова постараться придумать достойный ответ. Не успел. Волчишка вздохнула по-взрослому и с отчётливой жалостью утешила его:
   - Да ты не бойся! Мы тебе мыло на травках дадим, которое Бернар придумал. Волосики быстро вырастут! Правда-правда!
   Коннор схватил Ирму на руки и выскочил за дверь, хохоча. Поскольку дверь закрывалась медленно, волчишка подпрыгнула, чтобы взглянуть над плечом мальчишки-некроманта и выпалить:
   - Вереск!! Не бойся! Я тебе шапочку свяжу - нас Селена научила!! Красивенькую!
   На лестнице, как только Селена поспешно закрыла дверь в мансарду, Коннор, всё ещё смеясь, опустил Ирму на пол у лестницы. Волчишка подпрыгнула и помчалась дальше. Деревянные ступени пробарабанили торопливую дробь под её лёгкими ногами.
   Они спустились по лестнице, но, не доходя до гостиной, Коннор остановил Селену.
   - Почему ты сразу спросила о Мирте?
   Она постояла, пытаясь собрать всё воедино.
   - Может, я всё и преувеличиваю... Помнишь, как мы ехали к деревне, в которую отправили учеников Белостенных? Как в дороге плохо стало Колину - так, что его стошнило? А Мирт плакал за машиной, и вы все чувствовали себя измотанными?
   - Из-за того что плакал Берилл? - сообразил Коннор.
   - Да. Берилл - ваш младший брат, которого братство редко берёт в расчёт... - медленно сказала Селена, стараясь сформулировать то, что ощущалось смутно. - Колин воспринял его на физическом уровне. Мирт воспринял его эмоционально. Очень эмоционально. А сегодня к школе подъезжала машина Ильма с Вереском, и Мирт снова повёл себя... слишком эмоционально.
   - А Мирт - мастер инициации Вереска, - понял Коннор и, нахмурившись, с беспокойством посмотрел наверх. - Возможно, связь и есть... Селена, что делаем? Ещё один блок от Вереска? Или блокировать его самого?
   - Слишком лёгкое решение, - с сомнением сказала Селена. - Надо бы разузнать, что с ним вообще происходит. И разве что на это время помочь Мирту, спрятав его от негативного воздействия Вереска. Эх... И почему Ильм не допросил Перта, что именно произошло в храме? И жаль, что Вереск нам не доверяет, - спросить бы его самого...
   - Трисмегист, - предложил Коннор. - Пригласить его к вечеру в гостиную. Вереск не очень любит, когда много народа. Пока все будут на улице, он может спуститься сюда, где Трисмегист его втихаря осмотрит.
   - Почему именно он?
   - Ну... Он тоже любит решать загадки, а их у него давно не было.
   Селена хмыкнула, но предложение показалось интересным и стоящим. Хотя в душе она удивилась. "А тебе - неинтересно?" - хотела спросить она старшего сына, но...
   - Ладно, - решила она. - Ближе к четырём к нему идёт Риган. Передам с ним записку к Трисмегисту.
   Правда, через секунды они забыли обо всём. Приглушённый входной дверью, во дворе Тёплой Норы раздался хохот вперемешку с азартными криками и протестующим писком, и пришлось броситься на улицу, хотя Селена помнила, что старшие ребята тоже там - и смогут сами со всем разобраться, если ситуация того потребует.
   Ну что... Можно было предположить.
   Малышня вытащила во двор ту самую длиннющую бумажную цепь и попыталась забросить её на нижние ветви крепчуга. Пока все, раскрыв рты от старания, закидывали один конец, к корзине, где лежала вся цепь, подкрался процион Нот (кличку придумала Ирма), одним прыжком свалился в бумажную роскошь и, вывалявшись в ней, помчался к дереву. Когда странное лохматое существо, с которого спадали ошмётки порванной цепи, полезло по стволу, его и заметили. Обиженная малышня бросилась за ним, да поздно. Нот забрался на верхние обындевелые сучья и принялся срывать с себя остатки цепи.
   Когда среди общего веселья Ирма заплакала навзрыд из-за испорченной работы, а остальные принялись подвывать ей, старшие замолкли и клятвенно пообещали помочь малышам восстановить длину праздничной цепи... Успокоившись, что ребята сами решили проблему, Селена вмешиваться не стала. Но, когда повернула к Тёплой Норе, её придержали за локоть.
   - Леди Селена... - вполголоса сказал Трисмегист, привычно длинноволосый и слегка отстранённый, но всё так же сверкающий ярко-синими глазами. - Что случилось с Тёплой Норой? Она неправильно фонит.
   Сначала Селена поразилась: она же вроде ещё не посылала Ригана за старым бродягой эльфом? Как же он пришёл? Но потом поняла, о чём говорит Трисмегист, и мгновенно забеспокоилась. Оттого сразу и сказала:
   - Сегодня вернулся Вереск. На каникулы. Но ещё до его приезда Люция чуть не покалечила детей, с которыми гуляла. А Мирт сорвался в школе. Как вы помните, Мирт принимал инициацию Вереска.
   - Но Вереск ушёл в храм некромагов! - поразился Трисмегист. - А там обычно не выпускают учеников на каникулы!
   - В том-то и дело, - вздохнула Селена. - Я тоже теряюсь в догадках, что же произошло у некромагов. Причём есть ещё одна особенность: кажется, Перт не заинтересован в возвращении мальчика в храм.
   Трисмегист неожиданно замкнулся, словно ушёл в себя, а потом скосился на дом. И Селена нерешительно добавила:
   - Я хотела послать за вами, но раз уж вы здесь...
   - Понимаю, - мягко сказал Трисмегист. - Я посмотрю.
   И следом за разноголосой толпой детей он почти незамеченным вошёл в дом.
   Вернулся из мастерской Александрита Джарри. Завидев семейную неподалёку от входной двери в дом, улыбнулся и подошёл. Она оглянулась и чуть прислонилась к нему, вставшему позади. Тишина, наступившая после громкого гомона детей, позволила даже чуть мечтательно встретить сумерки, окрасившие белый иней в светло-серый, а деревья вокруг - в графический рисунок. Обманутый тишиной, с крепчуга свалился процион - и застыл неподалёку, обнаружив таких же застывших двоих.
   - Пора в дом, - тихо сказал Джарри. - Через полчаса совсем стемнеет. А я обещал помочь ребятам в создании иллюзорных фейерверков.
   Пока медленно шагали к двери, Селена быстро и коротко рассказала о Вереске и Трисмегисте. А у самой двери, открыв её нетерпеливо проскочившему в дом проциону, нетерпеливо спросила:
   - Что было в школе? Про саму драку я знаю, но о чём вы с Ильмом говорили в кабинете директора?
   - Ильм предсказуемо молчал, - усмехнулся Джарри. - Всю вину за драку я взвалил на Мирта. Так что разговор был короток. Поскольку Мирт - эльф, директор не стал придумывать для него наказание. Я заплатил за стёкла, которые разбил мальчик, и за работу плотника-стекольщика. И нас отпустили с миром.
   - Мне это не нравится, - проворчала Селена. - Опять деление на эльфов и других. Неужели здесь никогда не будут судить существо по его достоинствам? По поступкам?
   - Нам с тобой надо будет поговорить со старшими ребятами, - уже серьёзно сказал семейный. - Мне кажется, они утаивают многое, что происходит с ними в школе. Я видел заплаканные глаза Анитры, но, когда спросил её, что случилось, она ничего не сказала.
   - У Анитры всегда отличные оценки, - с недоумением проговорила Селена. - Неужели она умудрилась получить неуд? Согласна - поговорить надо.
   - Так что там с Вереском? - спросил Джарри уже в предбаннике Тёплой Норы.
   Поглядывая на плохо прикрытую дверь в гостиную, Селена быстро пересказала свои домыслы о связи Миртова срыва с появлением Вереска, а также о том, как Трисмегист сам пришёл к дому, привлечённый его странным фоном. Последним Джарри очень заинтересовался - настолько, что поспешно сунул ноги в ботинки и снова вышел во двор, чтобы оглядеть Тёплую Нору. Стоя на пороге, Селена тревожно ждала его оценки.
   - Если бы ты не сказала, я бы ничего не заметил, - признался Джарри. - Но в защите дома и впрямь появилось нечто странное. Дисгармонирующее. Пока я не разобрал, что это такое. Но попытаюсь.
   - Трисмегист, кажется, уже сейчас считает, что в этом виноват Вереск.
   - Посмотрим.
   Они вошли в гостиную, где собрались почти все обитатели Тёплой Норы. Нет, через полчаса старшие, конечно, снова выйдут погулять на улице или во дворе, но сейчас и старшие, и младшие смешались в однородную компанию. Кроме разве... Селена осторожно прошла между ребятами, с улыбкой слушая их разноголосицу, и очутилась рядом со столиком, возле которого в кресле сидел Мирт с Оливией на коленях. Гарден сидел рядом, на валике кресла. Селена огляделась. Орвар, мальчишка-маг, тоже рядом. С Гарденом опять был ступор? А если был, то почему? Погода ли в том виновата, или эмоциональное состояние старшего брата?
   - Можно, я с вами посижу? - спросила Селена, усаживаясь в кресло напротив. - Оливия, Бернар сказал - ты рисуешь что-то любопытное. Можно посмотреть?
   Оливия просьбе не удивилась. Рисовать она начала недавно, но её рисунки всегда восхищали. Чаще всего сюжетные, Селене они напоминали комиксы своего мира. Правда, живые существа у Оливии больше походили на едва выточенные из сучков фигурки. Корявые и лишь чуть напоминающие людей и эльфов, эти фигурки бегали по всем листам обычно толпами. Но на тех, что передал Селене Мирт, фигурок было всего несколько. Чаще - три. Одна маленькая и две большие. Но, если две большие напоминали всё те же человеческие фигурки, то маленькая поражала воображение: Оливия пририсовывала ей то лишние две руки, то крылья, но не птичьи или драконьи, а больше похожие на древесные жилки-паутинки, которые остаются у опавших листьев, после того как они пролежат зиму и весну. И сюжет всегда повторялся: маленькая фигурка-чудовище, отвернувшись от больших фигурок, стоит на коленях, закрывая голову. А большие воздевают руки над ней.
   Мгновенно прикинув сюжетные рисунки на Вереска, Селена испугалась: что с ним сделали в некромагическом храме?!
   Оливия, забыв о своих рисунках, болтала с Гарденом, а Мирт выжидательно смотрел на Селену, наверное тоже подозревая, что на всех листах изображён Вереск.
   - У Оливии тоже способности к пророчествам? - тихо спросила Селена.
   - До сих пор я ничего не знал такого... Она говорит, что видела это во сне... - покачал головой Мирт, и его лицо исказилось в гримасе отчаяния. - А я мастер Вереска.
   Сам сказал... И что делать дальше?
   - Здесь Трисмегист, - так же вполголоса сказала Селена. - Он обещал разобраться, что происходит с Вереском. Не бойся, Мирт. Среди нас много сильных магов.
   - Знаю, - тоскливо сказал мальчишка-эльф. - Но мне не нравится совершать странные поступки только потому, что рядом есть кто-то, кто действует на меня.
   - Ты - и горюешь? - уже резко спросила Селена, напоминая. - Или ты сейчас опять под воздействием Вереска? Вы братство! Вас пятеро, не считая Берилла. И все очень сильные личности!
   Мирт вскинулся - на это "личности"!
   - Так дайте ему отпор - и сами повлияйте на него! - решительно закончила Селена и встала. - Рисунки я заберу. Оливия - можно?
   - Можно, - пожала плечами девочка-эльф.
   Селена вдруг замерла.
   - Оливия, - уже более мягко обратилась она к девочке. - А тебя пугают эти сны?
   - Селена! - укоризненно сказала Оливия. - Это только сны! Они пугают, только пока спишь. А когда просыпаешься - их уже нет.
   - Видишь, Мирт! - засмеялась Селена. - Твоя младшая сестрёнка рассуждает гораздо интересней и умней!
   Мальчишка-эльф вымученно улыбнулся, но постарался улыбнуться сестрёнке. Оливия быстро вовлекла его в разговор с Гарденом, и Селена осторожно отошла. Где Трисмегист? Пошёл в мансарду? Оглядевшись, она сообразила, что в гостиной, кроме Мирта, больше нет никого из братства. Все наверху? Что они там делают? Сдвигают кровати для пентаграммы? Недоумевая, она поднялась по лестнице к комнате братства.
   В помещении она нашла довольно интригующую расстановку: Хельми с Трисмегистом сидели на кровати подростка-дракона, негромко обсуждая всё ту же книгу с пентаграммами; на кровати Мики валялся не только хозяин, но и Колин, пытаясь что-то смастерить по схемам другой книги. И лишь Коннор снова "ушёл" в невидимую библиотеку, а Вереск, уже переодевшийся в обычный комплект, в котором так удобно бегать, с заметной завистью смотрел на его лицо с закрытыми глазами, мечтательное и даже вдохновенное. Впрочем, позавидовала и Селена, в душе решив обязательно спросить Коннора, что же он там читает.
   А ещё она мысленно посетовала, что нельзя мальчишку-эльфа спросить в лоб, что произошло в некромагическом храме.
   - Вереск, ты будешь ужинать вместе со всеми - или тебе опять принести сюда? - буднично спросила она.
   - Со всеми, - буркнул он.
   Селена осмотрела его, совсем худенького в обычных штанах и свободной рубахе воспитанника Тёплой Норы, и сердце сжалось. Права Ирма: хоть бы волосы ему оставили! А то шея торчит жутко тощая, как у несчастного птенца, выпавшего из гнезда!
   - Колин, тебя искала Ирма - нашла?
   - Нашла. Она хотела похвастаться цепочкой.
   Вот почему волчишка близко к сердцу приняла порванную игрушку!
   - До праздника - три дня, - добавил Колин, - мы успеем склеить нужную длину.
   Селена нерешительно повернулась к двери, несмотря на внимательный взгляд Трисмегиста. Она и так пришла сюда вроде как попусту. Больше нет причины оставаться.
   - Селена... - внезапно позвал Вереск. - Я с тобой спущусь.
   Коннор сразу открыл глаза. Вереск метнул в него неприязненный взгляд.
   - Что? Тоже с нами пойдёшь?
   Улыбнуться успела - с "нами"!
   - Неа, - протянул мальчишка-некромант. - Чуть позже. Мы обещали ребятам фейерверки придумать, а потом покататься на самокатах. Кстати, пойдёшь с нами?
   Кто из подростков в здравом уме откажется от приглашения покататься на самокатах? Вереск качнул головой и шагнул к Селене. И уже у двери оглянулся:
   - А что это такое - фейерверки?
   - Разноцветные огоньки в ночном небе, - отозвался Мика. - Целые узоры. Нам Селена рассказала про салюты, а мы решили, что это будет здорово - устроить их на празднике. Малышне понравится. Да увидишь сегодня!
   В молчании Селена и Вереск спустились в гостиную. Понимая, что некоторое время мальчишка-эльф будет ходить за ней хвостиком, она осторожно спросила:
   - Что тебе интересно? Хочешь посмотреть коллекцию фигурок Кама? Там появились новые.
   - А та осталась? - смущённо спросил Вереск, опуская глаза под любопытными взглядами всех, кто его заметил в гостиной. - Ну, где Космея?
   - Осталась, - кивнула Селена. - Кам сделал ещё две фигурки с твоей сестрой и с цветами. Ему вообще нравится вписывать её в цветы.
   Уже с облегчением оставила его возле открытого шкафа, где на полочках стояли скульптурки Кама. Отошла от мальчишки, гадая, посмотрит ли он все фигурки, кроме тех, на которых запечатлена его сестра, и узнает ли он себя в присевшем на пенёк угрюмом монашке с посохом, больше похожем на боевое оружие... Пока Вереск рассматривал выставку, Селена заметила, как Космея, прячась от брата, поглядывает на него. После того как Вереск высокомерно сказал, что ему будет лучше в некромагическом храме, сестра с ним перестала разговаривать. Но Селена надеялась, что они всё-таки помирятся.
   Мимо пробегал Герд. Селена остановила его и шёпотом попросила отнести листы Оливии в мансарду и передать их Трисмегисту. При Вереске наверху она не хотела кому-либо показывать эти рисунки.
   - Селена! - окликнула её Анитра.
   - Здесь я, - откликнулась хозяйка дома.
   Анитра подошла к ней и, вздохнув, принялась рассказывать о Ринд и отношении учителя-человека к ученикам-оборотням. Вот почему плакала девочка-маг! Заметив, что Вереск, не оборачиваясь, внимательно прислушивается к рассказу Анитры, Селена, дождавшись конца утренней истории, сказала:
   - Дело довольно сложное. Но у нас впереди целых две недели каникул. Думаю - решим эту проблему. Что говорит Ринд?
   - Она сказала - необязательно требовать от учителя справедливости. Но, Селена, так нельзя! Ринд очень умная!
   - Анитра, ты согласна, что у нас тут большинство ребят заинтересовано в этой справедливости? Тогда потерпи. Мне кажется, тебе и Ринд помогут не только ребята, но и взрослые. В конце концов, - усмехнулась она, - Эрно ведь тоже попало, и Колра тоже задело отношение директора к его сыну.
   Анитра пообещала напомнить Селене за неделю до конца каникул, чтобы обсудить ситуацию с учителем. И убежала к Ринд.
   Не сразу, но Селена заметила, что Вереск теперь постоянно находится в окружении незаметной охраны. То Хельми ненароком пройдёт мимо него, то Мирт остановится рядом, но за спиной мальчишки-некромага. Даже Орвар был втянут в таинственную охрану, посматривая на мальчишку-эльфа издалека. Это Джарри сказал им, что Вереск опасен? Может, зря? Но Селена отчётливо почувствовала, как успокоилась...
   Перед самым ужином с лестницы спустились Коннор и Мика - оба с большими коробками в руках.
   - Ребята, помогите, - обратился Коннор ко всем. - Надо поставить вот эти штучки так высоко, чтобы их не достали малыши и Нот!
   Возмущённый писк и вопли заглушил хохот старших. Они быстро подходили к мальчишкам, набирали к горсти разноцветные кружочки - порезанные детали военных машин - и оставляли их на самой верхотуре. Умирающая от любопытства Селена чуть не подпрыгивала, как и малыши: что придумали мальчишки?
   - В мире Селены это называется гирляндой, - сказал Коннор и попросил: - Потушите свечи!
   Непроницаемая тьма будто ослепила всех. А в следующие секунды по стенам мягко и пушисто вспыхнули разноцветные огоньки! Малыши захлопали в ладоши и закричали. Но, как оказалось, Селене достались очень внимательные слушатели, когда она рассказывала мальчишкам о Новом годе в своём мире: ещё секунды - и огоньки будто побежали один за другим, сияя каждый своим светом, вызывая у присутствующих восхищённый писк и вопли!
   - Ну что? - довольно сказал Мика. - Получилось! У нас будет обалденный праздник, да? А сейчас поедим, а потом пойдём фейерверки делать!
   Ещё один вечер в Тёплой Норе. Похожий на лоскутное одеяло. Все лоскутки разные, но сшитые воедино.
   Ещё один вечер, похожий и не похожий на предыдущие.
   Из-за Вереска Селена безотчётно боялась ночи.
   А вечер завершился ударным эпизодом.
   Когда дети поужинали, наигрались, накатались и уже начинали готовиться ко сну, зазвенели сторожевые серебряные драконы ограды.
   Как будто сговорившись, к калитке подбежали, подъехали Ильм, маг Ривер, Колр, Джарри и Селена, а также Трисмегист. Селена даже нисколько не удивилась, завидев за оградой Перта, главу некромагического ордена. Он стоял возле машины, за рулём которой сидел кто-то из его коллег.
   - Я не зайду на территорию деревни, - жёлчно сказал он, избегая смотреть всем в глаза, отчего у Селены похолодели руки: с чем таким страшным приехал Перт?
   Но выговорила она твёрдо, задав вопрос на правах хозяйки места:
   - Что случилось, Перт?
   - Сначала я не хотел, чтобы вы знали, - угрюмо сказал некромаг. - Но решил, что это будет слишком опасно и... Преступно - с моей стороны. После инициации Вереска в некромаги первой ступени мы обнаружили, что мальчик... - Он упрямо и с какой-то тоской повёл головой. - Мы не знаем, как это произошло. Но с недавних пор Вереск - носитель демонической сущности. Мальчик сопротивляется ему, но порой срывается и пытается убивать живых. Я приехал предупредить, что Вереск опасен. Сначала я решил, что это удобно: попросить вас, леди Селена, пригласить мальчика на каникулы. Но понял, что не прощу себе, если в вашей деревне произойдут... смертельные события. Поэтому приехал. Вот всё, что я хотел сказать вам.
   Он постоял, опустив голову, а потом, так и не подняв глаз на обитателей деревни, отошёл к машине... Когда машина отъехала, взрослые вздрогнули от странного шелеста и оглянулись. Хельми быстро собрал крылья, под которыми пряталось братство, и Мика задумчиво сказал:
   - Ничего себе ситуация!..
   А Коннор смотрел вслед машине, сосредоточенный и спокойный.
  
   Пятая глава
  
   Селена медленно оглядела всех тех, кто, инстинктивно почувствовав опасность, поспешил вместе с ней к изгороди. Оказалось, задумчив не только Коннор. Глядя в землю и сдвинув брови (впервые на её памяти!), стоял чуть в стороне от остальных Трисмегист. Колр бесшумно, даже крадучись подошёл к изгороди и сильно сжал верхнюю жердь - сильно, судя по тому, как даже в лунном свете отчётливо выделились костяшки на пальцах. Ильм внезапно осунулся, заметно озлобленный. Маг Ривер подошёл к Джарри и, кажется, хотел что-то сказать, но прикусил губу и уставился во тьму за деревенской изгородью, где постепенно таял звук уезжающей машины. Братство переглядывалось, но при взрослых пока не решалось заговорить о том, что мальчишек волновало.
   Не оборачиваясь, Колр раздражённо сказал:
   - Ильм, прекратите! С-сохраняйте с-свои личные границы в целос-сти! Ярос-сть здес-сь не поможет!
   - Как он мог... - сквозь зубы процедил Ильм. - Как он...
   - Побейте его, когда приедете в С-старый город, - всё так же не двигаясь, посоветовал чёрный дракон. - Но с-сейчас-с вас-с должно заботить иное.
   Слушая их разговор, Селена потихоньку приходила в недоумение. Она видела лишь одну проблему: Вереску плохо. Услышав слова "демоническая сущность", хозяйка места про себя удивилась. Что за демоны? Почему она раньше не слышала, что здесь существуют некие мифические существа? Но оглядка на братство, на Мику - и она вспомнила, что о демонах уже слышала. Так называли те самые жуткие торнадо, что сторожили их деревню. А раз в этом мире существует данное понятие, значит, существует и некий предмет или... сущность, раз его так назвали. Но... Пока она не знала, что такое демоническая сущность, она не тревожилась. Вот скажут, что это и чем грозит деревне, тогда и она заволнуется... Странное слово по отношению к Вереску - носитель.
   Но чем дольше она вглядывалась в мужчин, чем дольше слушала их странный диалог, тем больше понимала, что, будучи несведущей во многих реалиях этого мира, она плохо себе представляет ту опасность, которую несёт в себе эта демоническая сущность. Вон какой злобой дышит Ильм - один из лучших магов ордена Белой Стены, чьей специализацией является защита... Пока мужчины переглядывались, она сообразила, что мальчишки тоже не совсем понимают происходящее. Кроме, может, Коннора.
   - Кто-нибудь объяснит мне?.. - Она запнулась на полуслове, не зная, как закончить вопрос, потому что не знала, что именно спрашивать.
   - Перт умыл руки, - тихо сказал маг Ривер. - Он промолчал о демонической сущности, пока мальчик не оказался в границах защищённого места, откуда эта сущность миру не страшна. Поэтому он не вошёл за изгородь. Его вход мог быть чреват выходом сущности за пределы деревни. А Перт предпочёл, чтобы разбирались с ней в замкнутом, закрытом пространстве.
   - И ещё, - добавил Ильм. - Кажется, именно некромаги напортачили с Вереском, проведя ритуал инициации, во время которой сущность оказалась в мальчике.
   - Почему вы так думаете? - поразилась Селена.
   - Виноватый тон Перта, - кратко сказал Колр.
   - Тогда... - медленно, раздумывая, сказала Селена. - Почему бы нам не поговорить с Вереском о том, как проходил этот ритуал?
   - Это ведь необязательно делать в присутствии нас всех? - угрюмо спросил Ильм.
   - С-собираетес-сь окружить с-свой дом двойной защитой? - нарочито небрежно осведомился дракон. - Притом, что вс-се ос-стальные дома будут не защищены?
   - Нормальная реакция нормального живого существа! - рявкнул Ильм.
   Эгоизм Белостенного, который, кажется, собирается, защитить в первую очередь свой дом от появившейся в деревне опасности, мог бы в свою очередь привести в ярость и Селену. Она уже набрала воздуха, чтобы обрушиться на него с упрёками, что детям его способности сейчас нужней - они незащищённей. Но неожиданно уловила ещё одну странность: пока дракон переругивался с орденцем, Коннор очень осторожно покосился на Трисмегиста. Тот коротко глянул в ответ, а потом снова опустил глаза. Но, судя по мальчишке-некроманту, он всё ещё продолжал смотреть на старого эльфа. И тот как будто чувствовал это, застыв на месте. Секунды... Селена уже не слушала перебранку, замерев сама... Трисмегист, не поднимая глаз, коротко дёрнул подбородком. Коннор будто дождался нужного ему сигнала и отвернулся от него. Мальчишки братства, как заворожённые, слушали рычащего Колра и огрызающегося Белостенного и не обратили внимания на этот странный бессловесный диалог, суть которого понимали только двое.
   Трое. Доведя до белого каления орденца, который уже отвернулся, собираясь идти к машине и быстрей добраться до дома, Колр почти одновременно с ним развернулся в другую сторону - тоже взглянуть на затаившегося в темноте Трисмегиста. Как втайне и ожидала озадаченная Селена, Трисмегист откликнулся на этот взгляд: на этот раз он не стал поднимать глаза, просто чуть шевельнулся, словно собираясь шагнуть в сторону. Но не шагнул. Но... что-то, какое-то сообщение успел передать. Колр мазнул взглядом по мальчишке-некроманту. Тот не успел отвести изучающего взгляда от чёрного дракона, но глаза отвёл так, словно его заинтересовало что-то иное, чем потенциальная беседа с Колром... Колр обернулся на шум машины орденца, и странные перегляды прекратились.
   Селена тайком оглядела мальчишек. Кроме Коннора, никто больше не выглядел равнодушно-таинственным игроком. Даже Хельми, хотя она приглядывалась к нему дольше всех... Пока все хмурым молчанием провожали машину Белостенного, Джарри шагнул к Селене и положил на её плечи тёплые, даже несмотря на слой куртки, даже несмотря на вечерний морозец, ладони.
   - Идём домой. Надо найти Вереска и поговорить с ним.
   - Я с-с вами, - ожидаемо предупредил дракон.
   - Я тоже, - неловко сказал маг Ривер. - Мальчики обещали показать схемы заклинаний для фейерверков.
   - Ривер! - даже обрадовалась обыденной причине мага зайти в гости Селена. - Где вы будете сидеть? Может, вам прислать чаю?
   Трисмегист промолчал, но, бредя за всеми следом, и не думал отставать.
   Когда вся небольшая толпа ввалилась в светлую гостиную Тёплой Норы, когда Селена прочувствовала, что она, оказывается, здорово так замёрзла, случилась ещё одна загадочная сцена. Коннор обернулся к Джарри. Поскольку хозяйка дома успела шагнуть от семейного, она с огромным изумлением, наглухо запрятанным внутри, заметила, как Джарри еле заметно шевельнул бровью в сторону лестницы наверх. Коннор, словно ничего не произошло, быстро пошёл к лестнице, братство - за ним. Нет, она поняла, что они поднимаются в мансарду, за Вереском, но как Джарри оказался в кружке избранных, которые безмолвно сумели обменяться информацией?! И почему братство ничего не поняло, когда понял Коннор?
   А Селена, сообразив, что такое многочисленное общество сейчас не уместится в кабинете-веранде, да и холодновато там для беседы, сразу пригласила гостей в столовую, благо что дети вот-вот должны будут выйти на последнюю прогулку, где братство собиралось показать всем, какие сверкающие чудеса ожидают всех на празднике зимы.
   Когда вошёл в столовую последний гость, с лестницы скатился совершенно изменившийся Коннор. Он уже не выглядел пугающе взрослым. Он был взъерошен и взбудоражен.
   - Мама Селена! - довольно громко крикнул он, оглядываясь.
   Никто из детей не удивился, маленький народ просто сразу загомонил, указывая мальчишке на Селену.
   Коннор добежал до неё и уже вполголоса выпалил:
   - Вереска наверху нет!
   Занавески над дверями в столовую немедленно раздвинулись, появился Джарри.
   - Мирт сумеет его найти?
   - Да, он только что снял блокирующие браслеты и пытается настроиться на него.
   - То есть вы сами сумеете найти Вереска и позвать нас к нему или привести его к нам, сюда - в столовую, - спокойно заключил Джарри.
   Его спокойствие повлияло на Коннора, и мальчишка уже сумел улыбнуться отцу и кивнуть, после чего он быстро, но уже не спеша снова взобрался в мансарду. А Джарри повёл Селену в столовую, где за взрослым столом уже сидели гости, негромко переговариваясь между собой. Не доходя шага до входа, Селена негромко спросила:
   - Почему ты так спокойно посылаешь искать его? Ведь нас предупредили, что он опасен?
   - Сущность в нём пока приглядывается, куда попала. Это во-первых. Во-вторых, я не посылаю искать Вереска неопытных детей. Братство - народ, искушённый во многом. Я надеюсь, что ребята не напугают Вереска своим появлением рядом с ним, а значит - не активируют сущность на агрессию.
   - Может, хоть ты объяснишь своей семейной, что такое демоническая сущность! - в сердцах сказала Селена.
   - Мы объясним, - спокойно откликнулся Трисмегист, и она заторопилась побыстрей сесть за стол, за которым разместились все - даже Ривер, который уже не спешил посмотреть на фейерверки.
   Некоторое время Селена удивлённо смотрела на всех. Насколько она поняла, за столом должны были разместиться те, кто таинственно переглядывался у изгороди. А здесь теперь сидит и Ривер. Что бы это значило?
   - Леди С-селена, - проговорил Колр, оторвавшись от созерцания клеёночного узора на столе. - Пока братс-ство ищет Верес-ска, мы, с-собравшиес-ся здес-сь, знаем главное - его нет в Тёплой Норе. А потому с-сейчас-с мы можем поговорить откровенно, пока нас-с не подс-слушала та с-самая с-сущнос-сть. Защита у дома отличная.
   У неё чуть не вырвалось: "Вот почему вы все там промолчали, а только обменялись взглядами!" Но удержалась. Если ей всё объяснят...
   - Вы уверены, что защита отличная? - переспросила она и перевела вопрошающий взгляд на Трисмегиста. - Недавно мне сказали, что в ней есть нечто дисгармонирующее.
   - Подтверждаю, - сказал старый эльф. - Фон защиты вокруг дома теперь спокоен. Итак, начнём с объяснения для леди Селены. Демоническая сущность - сгусток отрицательной энергии, за время своего существования приобретающий эмоциональные свойства живого существа. Реже - совмещённый с душой неприкаянного живого существа, что хуже, так как только живое существо может выпускать свои эмоции, заставляя своего носителя совершать страшные поступки. Есть ещё один вид демонической сущности. Это сама душа неуспокоенного, когда-то живого существа. И чаще неуспокоенного именно потому, что умирало оно в обиде, в злобе или подобной отрицательной эмоции.
   Когда он замолчал, чтобы отдохнуть от долгой речи, в разговор вступил Джарри.
   - Чтобы избавиться от сущности и избавить от неё живое существо, которым она завладела, надо в первую очередь определить её тип. В зависимости от него, будет проходить изгнание и уничтожение демонической личности.
   - Почему вы так смотрели у изгороди? - не выдержала Селена.
   Маг Ривер изумлённо уставился на Колра, потому что именно на смущённого чёрного дракона в первую очередь испытующе уставилась хозяйка дома. Трисмегист почти незаметно улыбнулся. А Джарри легонько вздохнул.
   - Когда Перт с-смотрел на нас-с из-за изгороди, он быс-стро произнёс-с нес-сколько с-слов, не озвучивая, - сказал Колр. - Ваш-ш с-старш-ший с-сын тоже их с-считал. И тоже знает, что Перт с-сейчас-с идёт вокруг ограды к Лес-сной изгороди.
   - После того как мы поговорим с Вереском, - подхватил Трисмегист, - думаю, кто-то из здесь собравшихся сходит к Лесной изгороди и впустит Перта.
   - Он остался? - поразилась Селена. - Зачем?
   - Он не может изучить эту демоническую сущность в своём храме. Та слишком странно проявляет себя среди некромагических эманаций, присущих тамошнему месту.
   - Вот как... - растерянно сказала Селена. - Но, если сейчас мальчика найдут, вы собираетесь его чуть ли не допросить. Как это может сказаться на сущности? А вдруг ей не понравится вопрос об инициации? Вдруг ей не понравится, что... - Она споткнулась на слове. - Что носителя допрашивают столь сильные личности, как все вы? Вы гарантируете, что Вереск не сорвётся? То есть... обозлившаяся сущность не заставит его убивать - как минимум?
   - Вы правы, леди Селена, - признал Трисмегист. - Надо бы подготовиться так, чтобы мальчик понял: его расспрашивают из интереса к его жизни.
   Они замолчали, обдумывая ситуацию. Долго молчать не пришлось. В столовую ворвался Коннор и быстро сказал:
   - Мама Селена! Вереск в садовом домике - помнишь, где мы летом спали?
   - Он там? Почему?! Что он там делает?!
   Коннор успокоил дыхание и уже размеренней сказал:
   - Он собрал сено, которое там хранится для коз. Сказал, что это будет его кровать. И приковал себя к столбу посередине цепью на замке. Ключ бросил куда-то в сторону. Если надо, Пират найдёт его. Или Колин. - На заметное удивление взрослых мальчишка-некромант объяснил: - Он нашёл цепь в запасах Мики.
   - Но там холодно, - первым делом испугалась Селена. А потом сообразила, в чём дело. - То есть он знает, - медленно сказала она, - и старается предотвратить...
   - Братство там? - спросил Джарри.
   - Да. Мирт, правда, пришёл со мной, но он наверху собирает вещи для Вереска.
   - Замечательно, - вдруг сказал Трисмегист. - Леди Селена, возьмите у мальчика Мирта вещи и идите с ними в домик. Мальчик Коннор, пришли сюда Хельми. Мы сумеем с его помощью подслушать, как вы расспрашиваете Вереска.
   - Хорош-шая идея, - одобрил чёрный дракон.
   - Нет! - вырвалось у Селены. Увидела удивление собравшихся и поправилась: - Один момент не очень удачный. Если я пойду с вещами к входной двери, вся Тёплая Нора помчится следом.
   - Мы сбросим тебе вещи из окна, - предложил Коннор.
   Мужчины переглянулись с улыбкой.
   - Нет, теперь я думаю, что вся идея принести ему вещи - плохая. Мы сделаем так. Я принесу ему только тёплые вещи - одеться. И уговорю его перейти в старую бельевую на первом этаже.
   - Теперь не согласен я, - задумчиво сказал Коннор. - Я понял, что ты предлагаешь. Ты хочешь, чтобы Вереск остался в доме, но боишься, что он... Нет, давайте опять сделаем кроватную пентаграмму. Так мы хотя будем предупреждены, если сущность снова начнёт бесноваться.
   - Это слишком сложно, - ответил Трисмегист на его вопросительный взгляд. - Если сделать обычную пентаграмму, нет гарантий, что демоническая сущность не захочет перейти к кому-то из братства. И, по мне, так Мирт самый слабый в этом отношении. Он ведь очень эмоционален. А если разрабатывать сильную пентаграмму, то мы ещё не знаем, с чем именно столкнулись.
   - Замкнутый круг, - заключил чёрный дракон.
   Коннор помолчал, раздумывая. Селена встала, готовая идти за вещами для Вереска, когда мальчишка очнулся от размышлений и сказал:
   - В садовом домике мы будем спать втроём. Вереск, я и Хельми. Мы самые сильные. Вереск нас не убьёт. А сущность не сумеет перейти.
   - С-соглас-сен, - сказал Колр. - Джарри, что вы думаете?
   - Четвёртым буду я, - невозмутимо сказал семейный Селены.
   - В таком случае поторопитесь, - напомнил Трисмегист. - Не думаю, что Перт одет по нынешней погоде. Долго стоять за изгородью он не сможет.
   Через гостиную, полную воспитанников Тёплой Норы, которые играли или разговаривали, делясь впечатлениями об оценках, Селена вышла во двор незаметно.
   Старшие из братства выбрасывали в окно мансарды вещи, а Селена с Микой и Колином, которые были введены в курс дела, ловила их. Джарри сказал, что свои постельные принадлежности он принесёт позже. Мальчишки вещи перевязывали верёвками для удобства, и Селена признала, что идея удачная: можно нести мягкий, но тяжёлый груз, держа его за верёвки, как за ручки.
   За последним свёртком из окна выпрыгнул Коннор и, очутившись на краю крыши, уже осторожно съехал с неё. Он забрал у Селены весь груз, и она пошла впереди небольшой процессии, чтобы открыть мальчишкам дверь. Вообще, за спящих в садовом домике она не опасалась. Все сильные маги. Неужели не сумеют согреть маленькое помещение? Тем более домик довольно плотный. Пары заклинаний хватит, чтобы и согреть его, и удержать тепло в его стенах... Додумавшись до последнего, тихонько усмехнулась себе: та Селена, которая впервые очутилась в этом мире, наверняка возмутилась бы, услышь свои нынешние мысли о спящих в холоде. Но сегодняшняя знает довольно многое и оттого спокойна.
   В темноте шагая по тропинке, по суховатым от морозца травам, Селена почувствовала лишь небольшое сожаление, что сегодня ночью Джарри не будет рядом. "Но это к лучшему, - решила она. - Мы же не из каприза всё это делаем..." Приблизившись к садовому домику, она улыбнулась: когда-то он был садовой сторожкой, куда она так любила бегать из-за Джарри, пока оба не переехали в их личный кабинет.
   Открыв дверь, она пропустила мимо себя мальчишек с грузом. Внутри было темно, и она услышала ворчание Мики:
   - Хоть бы свет зажёг.
   Из темноты ответно что-то проворчали.
   Поскольку Селена была свободна от поклажи, она быстро обошла помещение, оставив на узких полочках по стенам магические огоньки.
   - Селена? - Вереск, ошеломлённый следил за ней, пока она "усаживала" последние огоньки на полки.
   - А чему ты удивлён? - улыбнулась она, подходя к оставленным свёрткам. - Ребята рассказали мне, что тебе захотелось спать в том месте, где ты спал летом. Я решила пойти навстречу твоим желаниям, но сделать твою постель более удобной и уютной.
   Стараясь не смотреть на его руку, прикованную к срединному столбу, поддерживающему крышу домика, она быстро расположила сено охапками и принялась устилать поверх постельные принадлежности.
   - Зачем столько?
   - Чтобы ты не чувствовал себя одиноким, ребята решили тоже вспомнить летние приключения и эту ночь спать рядом с тобой. Думаю, ты возражать не будешь?
   Какое там - не будешь! Сумрачное лицо Вереска мгновенно оживилось надеждой. Но Селена не сообразила, что вывод он сделает иной.
   - Пентаграмма будет? - с просительной интонацией поинтересовался он.
   - Нет. Пока нет, - поправилась Селена, поняв, что он имеет в виду. - Просто мы подумали, что, раз тебе захотелось спать здесь, ты ещё не знаешь, как холодно в таком домике, несмотря на подогрев. А вот завтра ты наверняка пожелаешь спать в тёплом доме.
   Вереск, заметно поугрюмевший, словно затаившись, понаблюдал, как она готовит постели, а Колин с Микой подают ей постельное бельё. Но с видимым удовольствием сел на подстеленное одеяло и подставил плечи под другое, которое хозяйка места накинула на него, а когда она закончила, неуверенно сказал:
   - Селена, а можно с тобой поговорить?
   Хозяйка дома хмыкнула.
   - Ты будто подслушал моё желание.
   Оглянулась на младших братства, и Колин с Микой мгновенно смылись из домика.
   Селена села рядом с Вереском, поглядывая на его слегка повисшую из-за цепи руку, но помалкивая. Типа, захочешь - сам объяснишь.
   - А ты тоже хотела со мной поговорить? - Он смотрел на неё недоверчиво и даже как-то насторожённо.
   - Конечно. Ты же нам не писал ничего о своей учёбе в храме. Всё самое главное я узнавала от Ильма, которого просила приносить весточки о тебе. А мне ведь, как и Космее, интересно всё: и как ты учишься, и нравится ли тебе в храме, и появились ли у тебя друзья среди однокашников. Ну, с чего начнёшь рассказ?
   - Учился я хорошо, - безразлично сказал Вереск. - В храме... нравилось. Друзей у меня нет.
   И замолчал. Худое лицо, страшно костлявое и некрасиво ушастое из-за бритой головы и неровного освещения по стенам, наполнилось горечью. Он осторожно вздохнул и кинул взгляд на прикованную руку.
   - Я хочу рассказать тебе, - тихо сказал он, - другое. Ты ведь помнишь, что подземный город снял с меня печать мастеров храма? Учителям пришлось заново проводить надо мной обряд инициации. Обряд был проведён трижды.
   - Как это? - изумилась Селена. - Я слышала, что его проводят только раз.
   - Печать моего будущего мастера соскальзывала дважды. Он сказал - это из-за того, что я могу манипулировать двумя видами сил - серой, неочищенной, и обычной, эльфийской. Я понял, что ему не нравится моё умение. Поэтому согласился на третий раз. На третий обряд мне предложили полностью раскрыться. Поскольку на третьем обряде должен был присутствовать глава храма Перт, я согласился. Он же опытный. Но мой будущий мастер потребовал ещё, чтобы обряд прошёл в подземном городе. Он привёл... убедительные доводы, почему инициация должна состояться внизу. Ну, из-за серой магии. И все учителя согласились с ним. И я даже немного гордился, что я... особенный. - Он замолчал, всё так же не глядя на Селену, но она взяла его свободную руку и сжала вялые холодные пальцы. - Мы спустились вниз. На платформу, с которой надо потом спускаться в сам город. Я думал, что ничего такого не будет. Мы же спускаться не будем. Прямо на платформе обряд и начали. Если честно, мне не хотелось раскрываться полностью. Раскрыться - это убрать все защиты. Непривычно и страшно. Но я решился и сделал это.
   Он замолчал - и надолго, потупившись, словно забыв, о чём хотел рассказывать дальше. Селена терпеливо ждала.
   - Ты увидела меня и нисколько не удивилась, почему я это сделал, - пробормотал Вереск и тряхнул рукой. Звякнула цепь. - Ильм сказал?
   - Да. - Врать она не собиралась.
   - Обряд прошёл спокойно. А ночью мне приснилось, что ученики, которые спали в той же комнате, решили меня убить. Я стал защищаться. И проснулся. Но, когда увидел их лица, понял, что всё ещё сплю: они были такие уродливые и мерзкие!.. И они щёлкали на меня зубами, пытаясь укусить. Я отбивался изо всех сил, помня, что это сон. А проснуться никак не мог. А когда проснулся, оказалось... - Он снова замолк, и его рот исказился в плаксивой гримасе. - Оказалось, что я...
   Он выдрал пальцы из руки Селены и сам сжал её ладонь. Всхлипы всухую быстро прекратились. Когда Вереск прекратил вздрагивать, он договорил:
   - Перт пытался узнать, почему я хочу убивать во сне, но ничего не понял. И другие изучали меня. Селена, знаешь, как я устал... Я хочу спать. И боюсь засыпать. Поэтому... - Он повёл прикованной рукой и снова опустил голову.
   - Ты понадеялся на братство?
   - Да. У них библиотека. Они много знают. У вас здесь есть Трисмегист. Космея сказала, что он самый умный эльф. У вас есть Колр - он умеет блокировать то, что надо.
   - А когда ты... - У неё перехватило дыхание. - Когда ты освободишься от того, что тебе мешает жить, ты вернёшься в храм?
   Вереск медленно поднял худенькие плечи, с которых съехало одеяло.
   - Не знаю, - равнодушно сказал он. - Я не думал об этом. Но там холодно.
   Он выпустил её руку, и Селена встала и закутала его в одеяло. В стену домика поскреблись, и в открытую Селеной дверь вбежал Нот, процион. Вереск оживился и позвал его. Процион, смешно вытягивая лапы кверху, попросился к нему, на постель. Но одной рукой мальчишка-эльф ничего бы не сумел сделать, и Селена подсадила мягкого и тяжёлого зверя к нему... Размышляя о том, что это было бы обидно: освободить Вереска от демонической сущности и снова отдать его в храм некромагов, Селена, кивнув ему, вышла. И только за порогом вздохнула: надо бы думать о том, сумели ли сидящие в столовой разгадать вид сущности, а она всё о своём...
   Мика и Колин, терпеливо поджидавшие её у входной двери в Тёплую Нору, впустили её в дом и сами забежали туда же. Она удивилась, оглянувшись на весёлый шум и гам на улице перед домом, и напомнила:
   - Вы же хотели посмотреть на пробные фейерверки!
   - Да что мы там не видели! - пренебрежительно сказал Мика. - Сами же всё делали. А тут дело поинтересней.
   - Ага, - сказал Колин задумчиво.
   Они вошли в дом. В столовую надо идти через гостиную. Селена уловила: уголок малышей довольно спокоен, что её удивило, потому что косматая голова Ирмы виднелась от порога отчётливо. Решив, что дело Вереска подождёт, она направилась к волчишке, которая сидела необычно тихо. А подойдя, не удержалась от улыбки: сосредоточенно выпятив губы, напряжённо сжав в кулачках спицы и не обращая внимания на играющих друзей-подружек, Ирма пыталась вязать то ли шапку, то ли чулки на пяти спицах! Хозяйка дома постояла немного и не выдержала:
   - Ирма, а что это будет?
   - Шапочка для Вереска, - грозно сказала волчишка, втыкая очередную освободившуюся спицу в петлю нового ряда. - Я ему обещала связать - и свяжу.
   Колин хмыкнуть предпочёл уже в столовой. А Селена подумала: до сих пор все вязаные поделки Ирмы, наполовину готовые, распускались. Сумеет ли она закончить обещанное? И улыбнулась. А всё может быть!
  
   Шестая глава
  
   Два вопроса непрерывно мучили Селену: какого чёрта Перт скрывается от Ильма? И как Перт собирается изучать демоническую сущность, вселившуюся в мальчика, если не думает появляться перед ним? Второй волновал больше первого, и Селена немедленно озвучила его, но не в столовой, а в бывшей веранде, нынешнем закрытом для детей кабинете, - в лицо Перту, уже сидевшему здесь, греясь чашкой горячего чая.
   - Точно так же, как мы, - вместо некромага ответил Трисмегист. - Он будет изучать его по направленным линиям внимания.
   - Ничего не поняла, но доверюсь вашей уверенности, - проворчала Селена и села в кресло, чтобы видеть и мужчин, и мальчишек из братства. - Перт, а это впрямь было обязательно - устраивать инициацию в подземном городе, да ещё при полном открытии всех границ мальчика?
   - Печать мастера не оставалась на Вереске, - пожал плечами некромаг. - А его будущий мастер привёл довольно убедительные доводы в пользу необычных условий обычного ритуала. Мы не ожидали, что на платформе может произойти что-то... - он запнулся. - Что-то необычное.
   - Но хоть что-то вы же должны знать об этой сущности! - настаивала Селена. - Чего нам ожидать от неё? Как она будет себя проявлять? Чего нам ждать от неё, кроме попыток убийства?
   Перт скривил губы. Но, подумав, он высказался:
   - Примерно предполагаю за данной сущностью существо крайне озлобленное. Действует спонтанно. Иногда бывало, что ожидали от него взрыва, а оно помалкивало. А иной раз бывало - мирно всё проходит, а оно вдруг проявляет агрессию.
   - То есть стоит предполагать в сущности неприкаянную душу, ставшую сгустком зла? - уточнила Селена, а потом добавила - в ответ на изумление некромага: - Мне уже объяснили немного видовые отличия этих ваших демонических сущностей.
   - Ну, пока мы весьма осторожно относимся к любой классификации, - вздохнул Перт и снова пригубил чай. Наверное, промёрз, пока ожидал открывающих изгородь.
   - Вам сказали, что Вереск приковал себя к столбу на время сна?
   - Сказали. Но учтите - этого мало.
   - То есть? - встревожился Джарри.
   - Сущность не бережёт носителя. Может сломать ему руку, если захочет освободиться от того, что её утихомиривает.
   Селена молча выслушала ответ и оглядела всех сидящих.
   - Я мало что в этом понимаю. Поэтому следующий мой вопрос наивен: когда существовала необходимость, мы обращались к помощи мертвецов со здешнего кладбища. Почему не сейчас?
   Перт, слегка изумлённый, тоже уставился на мага Ривера, к которому преимущественно обращалась Селена. Колр чуть поднял брови, размышляя... Селена, не дождавшись ответа, тут же задала другой вопрос:
   - Коннор, чем отличается душа машины от вселившейся в Вереска сущности?
   - На это могу ответить и я, - пробормотал Перт, покосившись на ухмыльнувшегося мальчишку. - Сущность буквально обвила душу и сердце мальчика. Попробуете совершить нечто вроде экзорцизма, вместе с сущностью уйдёт душа. Убьёте Вереска.
   - Вы пришли сюда с уверенностью, что демоническая сущность может сбежать. Поэтому побоялись войти на глазах всех на территорию деревни. Но ведь сбежит она вместе с Вереском?
   - Именно так, - хмуро подтвердил Перт, глядя на чашку, опустив голову, из-за чего стал опять походить на хищную птицу. На уставшую хищную птицу.
   - Однако вы ведь не только из теоретического интереса пришли сюда! - настаивала Селена. - Что-то же есть практическое, что может остановить эту сущность!
   - Чего вы хотите от меня, леди Селена?
   - Я хочу знать, как защитить детей. Всех. В том числе и Вереска. Что вы делали в храме, чтобы защитить от этой сущности однокашников Вереска?
   - Мы закрывали его под магическим куполом, - неохотно ответил Перт.
   - Хорошее решение, - пробормотал Трисмегист, - но неуютное. Сущность под куполом не бунтовала? Ведь купол перекрывает вход силы.
   - Бунтовала, - как-то осторожно сказал Перт, стараясь не глядеть на Селену. - Её бунт выражался в том, что она... - он замялся. - Она портила своё физическое... вместилище. Ну... Заставляла его биться о стены и подобное...
   - Это вы так образно мне сейчас сказали, что Вереск сильно избит? - медленно спросила Селена. - Поэтому он не захотел при мне переодеваться? - Она взглянула на Колра, прежде чем закончить: - Придумайте что угодно, но мальчик не должен страдать от боли. От любой - душевной или физической. Иначе... зачем вы здесь нужны, Перт? Коннор, где вы будете проводить испытания своих салютов-фейерверков?
   - У Лесной изгороди, - не сразу отозвался Коннор. - Мы не хотим, чтобы малышня заранее видела их. Сюрприз же.
   - До времени сна осталось немного. Так что давайте начинайте свои эксперименты, а мужчины... - Она чуть не с угрозой взглянула на упомянутых. - Умные и сильные мужчины посидят тут и придумают, как помочь одному несчастному ребёнку. Перт, я вернусь, когда все уснут, и провожу вас в бельевую. Там домашние устроят вам постель, и вы сможете провести несколько ночей в уюте и незамеченным. Насколько понимаю, активной деятельностью вы будете заниматься в основном ночью?
   Тот лишь кивнул.
   Селена встала и, не оглядываясь, вышла с веранды.
   Вопросы, которые она задала, ответы, которые она услышала... Всё конкретно, и всё впустую. Она постояла немного в предбаннике-прихожей, бессмысленно глядя на нижние полки с детской обувью, и встряхнула головой. Тёплая Нора показалась низкой и слишком прохладной. Слишком уязвимой. Ведь где-то там, в саду, в домике, который раньше был садовой сторожкой, затаилось неведомое зло. И оно в любой момент может нагрянуть сюда, в дом, полный детей. Селена представила, как обезумевший Вереск, которым командует демоническая сущность, выворачивает из цепи руку, ломает её и идёт, страшный и окровавленный, в Тёплую Нору - пугать и убивать детей...
   Её передёрнуло. Пришлось взять себя в руки и войти в дом. За порогом, в тепле, осмотрелась, пытаясь сообразить, с чего начать и чем вообще заняться, лишь бы не думать о том страшном, что упорно владело её мыслями. Использовала приём, который однажды присоветовал Джарри - от растерянности. Надо спросить себя: "Что мне сейчас хочется - очень-очень?" И Селена ответила: "Мне хочется взять сына на руки. Очень хочется!" И поспешила в детский уголок гостиной.
   Издалека увидела: рядом с журнальным столиком с разбросанными по нему журналами и детскими книжками сидел на ковре Риган, подогнув здоровую ногу и вытянув покалеченную - та стараниями Трисмегиста уже могла сгибаться в колене. Прислонившись к нему, как в кресле, сидел Стен и сосредоточенно слушал сказку, которую ему читал мальчишка-дракон.
   И Селена медленно пошла к ним, по пути приглядываясь к Ирме, которая вязала уже не одна, а сидя рядом с Космеей: кажется, они решили вязать Вереску шапочку по очереди, а Мускари листал журнал, посмеиваясь над ними. Кроме них, из старших детей, которым разрешено гулять после захода солнца, в доме остались Вильма и Моди. Вильма сторожила младших и одновременно готовила сценарий послезавтрашнего праздника для малышни, сидя за другим столиком: писала в тетрадке пункт за пунктом, нумеруя каждый, потому что всегда была строга и пунктуальна сама. Моди, словно провинившийся сорванец возле строгой воспитательницы, примостился рядом, ссутулившись и под руку шепча явно какие-то хулиганские добавки к сценарию, потому что Вильма то и дело то хмурилась, вполголоса ругая его, то внезапно смеялась, закрываясь ладонями. Правда, изображать сорванца Моди не всегда удавалось. Хоть он и остался в доме из-за Вильмы, но время от времени поневоле ему приходилось выполнять её обязанности. Вот и сейчас мальчишка, вроде спокойно сидевший рядом с подругой, резко встал из-за столика и буквально на лету поймал прыгнувшего на соседнее кресло Корилуса. Селена, видевшая, что малыш-эльф собирался прыгать, замерла на месте, сообразив, что тот не допрыгнет до намеченной цели, и выдохнула, когда тот захихикал, пойманный сильными руками Моди. Оборотни-двойняшки, которые гнались за Корилусом, запрыгали вокруг Моди, требуя опустить малыша-эльфа, но мальчишка спокойно шагнул вперёд и усадил Корилуса на верхнюю полку с игрушками, до которой Тармо и Виллу не допрыгнуть.
   - А меня! А меня! - К прыгающим вокруг Моди присоединилась малышка Илмари, протягивая руки вверх - в надежде, что её, если уж не посадят на полку, так хоть поднимут к потолку, а это такое счастье!..
   Приближаясь к Ригану, Селена приметила Айну: она сидела с Бериллом, складывая детские магические паззлы, но сейчас застыла, улыбаясь весёлой кутерьме вокруг Моди. Берилл посмотрел на неё, потом оглянулся на просящих подбросить к потолку... Селена перехватила взгляд Мускари. Он смотрел то на Айну, то на Моди, уже подбрасывающего к украшенному бумажными игрушками потолку малышей по очереди. Вздрогнула рука мальчишки-эльфа. А в следующий миг двое мальчишек в разных углах детской, смеясь, помогали малышне взлетать к потолку и ахать от удовольствия, а то и попискивать, когда взлёт становился слишком резким - особенно, если старшие разворачивались со своими "пассажирами".
   Селена остановилась ближе к стене, стараясь не помешать и уже улыбаясь во весь рот. Успокаиваясь, следя, чтобы мальчишки крепко держали малышей, она думала: "Нет, они придумают что-нибудь! Обязательно! Они и правда умные, хоть я и сказала им это с сарказмом! Они помогут Вереску!" Добравшись до Ригана и сына, она села на ковёр рядом с ними, и Стен тут же перебрался к ней на ноги, выдирая из рук мальчишки-дракона книгу, явно чтобы показать ей страницы с картинками.
   - Порвёш-шь, - снисходительно сказал Риган, отбирая книгу и откладывая её подальше.
   - Покажу-у, - серьёзно прогудел Стен. - Мама хочет пос-смотреть!
   - Стен, я уже видела, - улыбнулась Селена, стараясь удержаться от смеха: Стен слишком много времени проводит с Риганом и уже успел научиться от него шипеть.
   - Тогда на ручки! - велел сын, словно кивая - глядя на взлетающих в руках мальчишек малышей.
   - Сейчас папа придёт - и полетаешь! - вздохнула Селена. В последние дни малышей с собой на дельтапланах летать не берут: слишком холодно для них, а одеть младших плотней - дельтапланеристам неудобно: они и сами-то одеваются теплей, а уж утеплённая малышня - вообще лишний груз, с ним трудней планировать в воздухе. Вот и соскучились малыши без полётов. Да и завидно: старшие-то продолжают летать.
   Но и мальчишки устали, сообразив, что не ту игру придумали - слишком много желающих полетать. И принялись уже на ковре возиться с младшими, да так, что вскоре Ирма не выдержала, слетела с кресла и кинулась в шуточную войну, где каждый из её сотоварищей пытался оседлать старших мальчишек и прокатиться на них.
   Радость мгновенно пропала, едва Селена подумала о Вереске. Стараясь не привлекать к себе внимания, она встала и почти незаметно ушла из детского уголка гостиной. Постояв немного в столовой, где Вереску так и не удалось поужинать со всеми, она рассеянно ответила на какой-то вопрос Веткина и, помедлив, вышла из дома, накинув свою старую куртку.
   Пока братство с другими старшими бегает возле Лесной изгороди, Вереск-то один. Не надо бы его оставлять в одиночестве. И она быстро зашагала к садовому домику, раздумывая о том, что неплохо бы разговорить мальчишку-эльфа, поинтересовавшись его делами в учёбе более дотошно. А там, глядишь, может, будет легче уговорить его остаться после проведённого магами "экзорцизма" в Тёплой Норе.
   - Леди Селена! - окликнули её от дома, и она обернулась.
   В вечерних потёмках не сразу поняла, что за высокая фигура догоняет её, а голоса не узнала - слишком далеко отошла в сад от Тёплой Норы. Остановившись, выждала, сообразив, что неизвестный пока собирается именно что догнать её. Едва приблизился, она вспомнила интонации и сопоставила с энергичным шагом и жёстким движением.
   - Трисмегист?
   - Да, леди Селена. Вижу, вы собрались к мальчику.
   Он не спрашивал, просто уточнял.
   - Да, я иду к Вереску.
   - Позвольте - я вас провожу.
   - Да, конечно.
   Они пошли по тропе к садовому домику. Селена молчала - не знала, о чём говорить. Трисмегист молчал - он вообще не слишком любил говорить на ходу, насколько она помнила его привычки. Когда подошли к домику, старый эльф спокойно обогнал Селену, чтобы распахнуть перед нею дверь. Но, не успела она сделать и шагу, как Трисмегист резко оттолкнул её и бросился вовнутрь. Перепуганная, Селена кинулась за ним, но в темноте - магических огоньков на стенах поубавилось - она не сразу разглядела, что в маленьком помещении происходит. Только услышала страшное утробное рычание, возню и хрипы живого существа, которому явно не хватает воздуха.
   Боясь заходить глубже, потому что в темноте ничего не видела, в отличие от старого эльфа, она шарахнулась назад. От внезапного верещащего визга её словно окатило ледяной водой, а ноги едва не подломились. Но визг был короток, и Селена, вспомнив - Вереск здесь! - лихорадочно принялась восстанавливать свет. Сначала ничего не поняла: огоньки снова легко появлялись на поперечной доске стены, но тут же пропадали, словно их мгновенно кто-то сдувал. И в краткие секунды, пока огни пытались осветить домик, она видела лишь резко падающие или суматошно дёргающиеся тени.
   Сама уже в панике дрожа и ничего не понимая, Селена попятилась было к выходу из домика, думая звать на помощь чёрного дракона и жалея, что надела блокирующие от братства кольца, когда в темноте зазвучал поразительно спокойный голос Трисмегиста, выговаривающий странные слова - судя по большому количеству шипящих, старый эльф перешёл на драконий язык. Проговаривал он их размеренно, и эти слова успокоили бы Селену, потому что в первые мгновения Трисмегист говорил один - в тишине. Хотя нет. В той же тишине всё ещё продолжался ритмичный хрип третьего живого существа... Но покой быстро пропал, потому что спустя краткое время старому эльфу начали отвечать - резким, злобным фальцетом, и от этого сиплого тонкого голоса, в котором трудно было узнать голос Вереска, Селена вздрагивала и ёжилась, как от пронзительного ветра, бьющего колючим снегом в лицо.
   - Селена, что здесь... - начал запыхавшийся знакомый голос от порога и заткнулся - видимо, вновь прибывший расслышал размеренный речитатив Трисмегиста.
   Селена судорожно пожала в ответ руку Коннора, который нашёл её пальцы и переплёл со своими, успокаивая. Теперь они вдвоём вслушивались в голос старого эльфа, словно подавляющий резкий фальцет отвечающего ему неизвестного существа - Селена страшилась даже предположить, кто это, хотя рассудок и так уже определил... Но вместе с Коннором пребывать при беседе, ужасающей из-за тьмы, стало легче.
   Фальцет в последний раз взвился было, жалобно протестуя, однако негромкий, но сильный и уверенный голос Трисмегиста вновь подавил его.
   Секунды тишины и слабеющего хрипа... На поперечной доске стены неуверенно затеплились магические огни. Они осветили фигуру Трисмегиста, который стоял как-то странно - слегка ссутулившись, что было для него очень необычно. И чем дальше, тем отчётливей ошеломлённая Селена понимала, что слабый хрип исходит от него.
   Но вот Коннор ослабил свою хватку, освободил пальцы и шагнул вперёд. Трисмегист, напротив, отошёл в сторону, и Селена снова ужаснулась, теперь уже не видя Вереска у столба в середине садового домика. Потом её взгляд будто соскользнул вниз. Мальчишка, неловко вывернув руку, сидел на коленях у подножия столба. Именно к нему решительно приближался Коннор.
   - Коннор... - спохватилась Селена, совершенно потерянная: и Вереска жаль, но и за Коннора страшно. А вдруг та тварь, что сидит в мальчишке, затаилась? И только и ждёт, чтобы наброситься на ненароком подошедшего к ней.
   - Мама Селена, всё хорошо, - не оборачиваясь, откликнулся старший сын и присел на корточки, кажется стараясь разглядеть, что с Вереском. - Но ты пока не подходи...
   Не совсем поверив ему, Селена, тем не менее, на подгибающихся от страха ногах попробовала приблизиться к нему. Но один взгляд на Трисмегиста, что-то прижимающего к груди, - и Селена замерла. За сына теперь не боялась, поэтому направилась к старому эльфу, который огляделся и присел на одну из приготовленных постелей.
   - Что... это? - Побаиваясь говорить вслух, она спросила шёпотом, глядя - и не веря.
   - Процион, - невозмутимо ответил Трисмегист. - Сущность пыталась задушить его. Мы пришли вовремя. Ноту повезло: он раскормлен и пушист. Легко не задушишь.
   Плачущие глазёнки Нота уставились на Селену. Процион всё ещё хрипел, открыв пасть, но хрип постепенно сходил на нет.
   - Он - что... - начал было Коннор, но Селена поспешно перебила его:
   - Не надо говорить об этом!
   После недолгого молчания Коннор ответил:
   - Понял.
   - Он живой? - глупо спросила Селена, садясь рядом со старым эльфом и пытаясь понять, что можно сделать с животным. Невольно протянула руку погладить его по голове, и Нот жалобно словно охнул. Этого было достаточно, чтобы Селена успокоилась.
   - Селена! Селена! - раздались негромкие голоса от двери, и она выдохнула: всё братство здесь! Хоть ребята и опоздали, но ей стало гораздо спокойней.
   - Я здесь, - отозвалась она, в полутьме различая мальчишек пока по росту. Вот высокий и худой Хельми, за ним - Мирт. Только эти двое вошли, как обнаружились двое помельче, причём один из них вдруг кинулся в домик - к Трисмегисту.
   - Что с ним? Что с моим проционом?! - ахнул Колин, с коленей старого эльфа сграбастав Нота в охапку и тут же садясь на пол, чтобы тормошить и обнимать зверя.
   - Теперь уже всё хорошо, - задумчиво сказал Трисмегист, и Селена услышала в его голосе хрипловатые нотки. Устал, пока читал заклинания, утихомиривающие сущность? Или пока отдавал силы проциону?
   - Коннор, что с Вереском? - встревоженно спросила Селена, которой старший сын велел не подходить к столбу.
   - Вереска пока нет, - бесстрастно сказал Коннор, и Трисмегист немедленно обернулся к нему.
   В помещении внезапно стал нарастать свет. Вскоре Селена, как и остальные, увидела, как Хельми обходит домик и не только восстанавливает магические огни на стенах, но и увеличивает их яркость... У Селены перехватило дыхание: Вереск висел на вывернутой руке и, будто сломанный - вывернув голову, смотрел на неё. Нет, мимо неё.
   - С ним всё будет хорошо? - замирая, спросила старого эльфа Селена, борясь с желанием немедленно подбежать к мальчику.
   - Да, - спокойно сказал Трисмегист.
   И будто эхо - тихий сиплый голос:
   - Ты врёшь, старик...
   Даже Коннор, сидевший на корточках перед Вереском, отшатнулся, и только помощь Мирта, подошедшего сзади, помогла ему не свалиться назад.
   Как будто ничего особенного не произошло, Трисмегист безразлично ответил:
   - Ты настолько хорошо знаешь меня, чтобы утверждать это?
   И встал, чтобы видеть собеседника во время его отклика.
   - Я-а... знаю тебя-а... - провыли с пола.
   Селена отказывалась верить, что это воет мальчишка-эльф. Жалость он вызывал неимоверную: тощий, скрученный в позу, в которой сидеть-то тяжело - не то чтобы общаться. И в то же время он вызывал страх. Из слабого тела рвался продирающий по коже сиплый голос... Трисмегист будто ничего необычного не замечал. Он, склонив голову в странном изучающем движении, встал перед этим жалким телом - в шаге от Коннора, которому помогали встать Хельми и Мирт. Нечто внутри мальчишки-эльфа заставило его тело скорчиться у столба так, словно вошедшие напугали его, но силы на то, чтобы огрызаться, ещё оставались. Селена с тревогой следила за двумя собеседниками. Неужели демоническая сущность и вправду знает Трисмегиста? Откуда?
   Будто подслушав, старый эльф неторопливо спросил:
   - И откуда ты меня знаешь?
   Кажется, Трисмегист старается разговорить тварь, сидящую в Вереске? В садовом домике стало тихо, как будто в нём остались лишь двое. Коннор вообще будто исчез, хотя он только что стоял рядом с Миртом. Мирт же, несмотря на эльфийскую связь с Вереском, предпочитал к нему не подходить ни на шаг: едва помог Коннору встать, как тут же ушёл к двери. Не боялся - наблюдал.
   Тварь сипло рассмеялась:
   - Тебе любопытно, старик? Тебе интересно? Признайся, старик! Тебе любопытно!
   - Мне любопытно, - негромко подтвердил Трисмегист. - И что дальше?
   - А я не скажу... - прошептала сущность и завизжала: - Не скажу - и ты сдохнешь, так ничего и не узнав!
   - Колин, отдай Нота Селене, - холодно сказал Коннор, словно появившийся из ниоткуда - снова у столба. - Снимаем блокирующие кольца. Мирт!
   - Сделал.
   Братство окружило беснующуюся в теле мальчишки-эльфа демоническую сущность, поглядывая на Коннора: что, мол, ещё сделать придётся? Но старший сын Селены неожиданно для всех взял за руку Трисмегиста, а потом - стоящего рядом Мирта. Сообразив, что именно задумал Коннор, братство взялось за руки. Селена с беспокойством ожидала, что произойдёт дальше. Она не думала, что сын нашёл решение проблемы с Вереском. Но, если даже он нащупал ниточку, с чего начинать это решение, да ещё включив в это начало старого учёного эльфа, - уже замечательно! Селена сама не заметила, как возникла надежда, что мальчишки вместе с Трисмегистом сумеют справиться с затаившейся в теле мальчишки тварью и без Перта.
   Сущность, судя по всему, обалдела от происходящего и больше не визжала. Зато опять монотонно заговорил Трисмегист. И Селена снова испугалась, потому что, как ей показалось, старый эльф начал провоцировать тварь на агрессию.
   - Мне незачем знать, откуда ты знаешь меня. Мне достаточно того, что ты сам сказал об этом. Ты слаб.
   Тело мальчишки будто взвилось. "Вереск", сгорбившись, встал у столба - напротив Трисмегиста.
   - Я не сла-аб! - заявила сущность всё тем же противным фальцетом. - Я очень силён! С чего ты взял, что я слаб? Из того, что это тело слабое? Нет, оно ещё послужит мне, а потом я перейду в другое - и ты меня не поймаешь, старик! Не поймаешь!
   На последнем слове его перебил Коннор - будто специально вразрез с последним словом твари - тоже, как и старый эльф, монотонно произнеся:
   - Поймал!
   Вереск судорожно вздрогнул - и вцепился в столб руками, как будто боялся упасть.
   - Поймал, - монотонно подтвердил Трисмегист.
   Селена следила за всеми, затаив дыхание. Что они поймали? Кого?!
   Мальчишка-эльф медленно взглянул на свою прикованную руку и слабо сказал:
   - Больно... Эта... опять была, да?
   Руки мальчишек распались, и Селена, сообразив, что мальчишка-эльф теперь не опасен, быстро подбежала к Вереску.
   - Вереск, тебе больно? - Сама с искажённым от сочувствия лицом, она вглядывалась в мальчишку, который морщился, дыша часто и прерывисто. Боялась - до ужаса, но всё же положила руки на худенькие плечи.
   Мальчишка-эльф сглотнул и шёпотом признался:
   - Я как будто неделю не ел... И руку... больно.
   - Сейчас я тебе её посмотрю, - сказал Трисмегист и тоже подошёл ближе.
   Именно его поведение убедило Селену, что тварь пока больше не появится. Неизвестно, что сделал Коннор и что понял старый эльф, но поверить им было нетрудно.
   - Мирт, пожалуйста, принеси с кухни поесть, - попросила она.
   - И, кто-нибудь, сбегайте к Бернару за перевязочным материалом, - добавил Трисмегист. - Вереск поранил руку. Вывих я вправлю, но рану надо бы перевязать.
   - Вы... - начал мальчишка-эльф, глядя на всех лихорадочно блестящими глазами. - Вы не боитесь? Не боитесь того, что во мне?..
   - Так ты знаешь? - поразилась Селена.
   - Я... подслушал разговор моего мастера, - признался Вереск. - Что я сейчас сделал?.. Как больно...
   Колин, благо стоял позади него, схватил проциона и быстро вышел из домика. Благодарная мальчишке-оборотню, что не стал упрекать Вереска в попытке задушить Нота, Селена почти беспечно сказала:
   - Ничего особенного. Потерпи немного. Сейчас тебе перевяжут руку и принесут поесть. Думай только об этом.
   В домике остался только Мирт. Остальные неспешно вышли, и здесь-то, в саду, в нескольких шагах от домика, Селена нетерпеливо спросила:
   - Ну, что? Что вы поймали?
   Коннор переглянулся с Трисмегистом и покачал головой:
   - Нам надо это обсудить. Может, мы и ошиблись.
   "Обсуждайте, - мысленно решила она, возвращаясь в домик. - Главное, что теперь есть надежда..."
  
   Седьмая глава
  
   Отправлять к Бернару никого не понадобилось. Выйдя из садового домика, а перед тем убедившись, что Мирт с сожалением, но точно посидит с Вереском до прихода всех остальных, Селена вошла в Тёплую Нору. Старый целитель сидел в гостиной, в кресле, сдвинутом подальше от активных игр малышни. Селена давно приметила, что он любит посидеть именно так, ненавязчивым наблюдателем. Правда, это не всегда ему удавалось. Его новые ученики, например, малыш-вампир Берилл или дракончик Риган, частенько подбегали к нему с каким-нибудь вопросом...
   Но сейчас на ковре разложили самый большой паззл, который Джарри нашёл в городских магазинах, и дети все компанией: и старшие, и младшие - с торжествующими восклицаниями, а порой с недоумёнными вопросами пытались его сложить. Увлечённому народу было не до старого эльфа, так что Селена осторожно подошла к Бернару и попросила его сходить в садовый домик, заранее предупредив, что именно случилось с Вереском и почему. Старый целитель кивнул и, прихватив котомку, которую носил с собой постоянно ("Где бы в другом месте, может, и не носил бы! А здесь, где детей много, - без неё никуда!" - ворчал он порой), вышел из гостиной.
   Размышляя, что Коннор и Трисмегист наверняка сейчас засели в кабинете-веранде и что сейчас к ним пока нельзя, но так хочется узнать, что именно и как они поймали, Селена посидела в гостиной, в детском уголке, с засыпающим Стеном на руках. С сынишкой было уютно. Он прижался к ней, мягкий, приятно тяжёлый, посапывающий, выпятив губы, - настолько усталый от недавней возни на ковре, что сейчас не просыпался даже от радостных воплей тех, кто сумел найти нужное местечко и правильно вложить свой кусочек паззла. Но тревога заставляла Селену то и дело вскидывать глаза на входную дверь в гостиную. Когда же появятся Трисмегист и Коннор? Что они нашли? Кого поймали? Почему Вереск после их одинаковых кратких реплик пришёл в себя?..
   Наконец она не выдержала и виновато попробовала "достучаться" до Коннора. Старший сын откликнулся сразу. Удивлённая Селена сообразила, что отклик пришёл не с улицы, а из самого дома. Посидев ещё немного, она сориентировалась и встала с кресла, заметив, что Вильма тоже встала и оценивающим взглядом осматривает малышню - видимо, соображая, как загнать их в комнату спать.
   Сегодня с этим трудней - посочувствовала ей Селена, пробираясь по стеночке, чтобы никому не помешать. Сегодня малышня знает, что старшим ребятам никуда завтра не надо. Каникулы, а значит, можно подольше побыть вместе. У входа в коридор Селена оглянулась: Вильма вынула из кучи детей заснувшую прямо на краю ковра Шамси, девочку-оборотня. Моди уже спешил к ней с сонным Виллом на руках. Пока что старшие складывали засыпающих на диване. Потом-то ребята помогут перенести малышню на второй этаж. Ага... Сильвестр передал с пола ещё одного заснувшего - малыша Брина. Ирма сидит рядом с паззловой картиной, сосредоточенно прикусив губу, в глазах отражаются серьёзные размышления. Не-ет, эта егоза точно не будет спать, пока её не загонят в спальню. Или пока не отнесут - брыкающуюся и хихикающую.
   Убедившись, что на неё никто не смотрит, Селена поспешила к бельевой, где эту ночь должен будет спать Перт.
   Ух ты!.. В бельевой сидела целая компания!
   При виде Селены с ребёнком на руках народ замолк, а Коннор встал, уступив место на нижней широкой полке, уже освобождённой от стопок постельного белья.
   Перт. Колр. Трисмегист. Джарри. И Коннор с Хельми. Тесновато. Но Селена прямо-таки чутьём почуяла, что атмосфера... стала светлей, что ли?
   - Ну что? - поторопила она. - Что вы там поймали?
   - Мы не столько поймали, - медленно начал Трисмегист, неопределённо глядя на Коннора, - сколько... Впрочем, вы правы. Мы поймали демоническую сущность и связали её магически. То есть Вереск до выяснения, как уничтожить тварь, остаётся её носителем. Но сущность никому не причинит вреда. Не сумеет. Так что теперь у нас есть время для поисков и нужных действий.
   - Не совсем поняла, - призналась Селена, поудобней укладывая сынишку - головой к своему сердцу.
   Мужчины переглядывались в молчании, и тогда Коннор спокойно сказал:
   - Когда та тварь полностью овладела сознанием Вереска и когда она эмоционально отреагировала на наше появление, она не подумала о том, что стала видимой для Трисмегиста и для меня. Эмоции - это яркая вспышка. А мы оба сильные видящие. Кроме всего прочего, тварь забыла о том, что тоже может быть уязвимой. Видимо, в последнее время ей не приходилось встречаться с такими, как мы. Разговаривая с нами, радуясь тому, что Трисмегист её не узнаёт, она всё больше выдавала себя. Эмоции ко всему прочему - ослабляют. Первым попытался поймать её Трисмегист. Глядя на него, я вспомнил, что меня он тоже готовил к встрече с разными... - он усмехнулся, - неприятностями. Я не только заметил, что он делает, но и вспомнил этот приём. Заставляя тварь болтать и не отвлекаться на наши действия, мы с обеих сторон запустили в тело Вереска ловчие магические нити. Когда сущность совсем расслабилась - а ей нравилось дразнить Трисмегиста, она чувствовала при этом превосходство, мы одновременно (ну, почти одновременно) пробили нитями её центр сознания и полностью оплели её. Теперь она не может властвовать над телом и сознанием Вереска.
   - Ничего не понимаю, - признался Перт после недолгого молчания. - Мы тоже пытались это сделать. Нитями пробивали центр сознания и оплетали его так, что, будь на месте этого центра человек, он бы задохнулся в первые же секунды.
   Коннор и Трисмегист переглянулись. Коннор - с ухмылкой, Трисмегист - спокойно. Потом мальчишка кивнул:
   - Кто объяснит - я или вы?
   - Объясни ты, - предложил Трисмегист.
   - Ловчая нить - это воображаемая нить, в которую вкладывают магическая силы, - больше Селене, чем всем остальным, принялся рассказывать мальчишка-некромант. - То есть на самом деле её не существует. Но однажды ты смотришь туда, куда тебе нужно. И тебе надо воздействовать на это. Ты представляешь, как появляется невидимая всем, кроме тебя, нить, а потом вливаешь в неё силы. А дальше всё зависит только от того, насколько ты силён.
   - Мальчик Коннор, ты хочешь сказать, что сильней некромагов, которые пытались избавить мальчика Вереска от демонической сущности? - недовольно спросил Перт.
   - Сильней, - невозмутимо подтвердил Коннор. - Вы владеете силами двух типов - эльфийской и некромагической - силой, получаемой в тот момент, когда умирает живое существо. Я же привык работать с силами более разнообразными. Больше того - я привык их объединять, а это даёт гораздо больше возможностей, потому что в целом тогда ловчая нить не предсказуема.
   Он замолчал, вопросительно глядя на Трисмегиста. Тот улыбнулся.
   - Демоническая сущность легко справляется с обычной магией или некромагией. Но со смешанной магией, которая включает в себя эльфийскую, машинную и ещё парочку разновидностей, она не ожидала столкнуться. Мальчик Коннор легко пробил центр сознания сущности. А мне оставалось лишь руководить его нитью, помогая связывать сущность. Правда, того, что мы сделали, маловато. Мы всего лишь стреножили сущность. Остаётся вопрос, как её уничтожить.
   Селена ожидала, что Трисмегист скажет: "Надо бы понять, кем была сущность ранее, если она узнала меня. Может, тогда будет легче справиться с нею!" Но старый эльф промолчал, и Коннор, только раз глянув на него, - тоже. Таятся от Перта? Или тут какие-то свои магические заморочки? Типа, высказал о подробностях при всех - меньше или слабей исполнилось?
   - То есть... - начал Перт, раздумывая, и замолк. А потом подозрительно спросил: - Вы предлагаете оставить мальчика в деревне на время выяснения, как освободить его от сущности? То есть мне не обязательно находиться здесь для помощи ему?
   Старый философ и мальчишка-некромант снова переглянулись - с одинаковым выражением лица. С выражением игроков, не желающих открывать своих карт.
   Кажется, Перт что-то заподозрил. Он подумал немного и неуверенно спросил:
   - А если я до зимнего праздника поживу здесь открыто? Всего три дня?
   - Я провожу вас-с в учебный дом, - отозвался Колр. - Второй этаж-ш дома почти с-свободен и готов принять гос-стей. Там вам будет удобней, чем здес-сь, в бельевой.
   Вот теперь Перт был весьма очевидно ошарашен. Ещё бы. Что-то всего лишь предполагать - и внезапно нарваться на конкретику.
   Селена безжалостно добавила:
   - А чтобы всё было достоверней... Уважаемый Перт, я приглашаю вас на праздник зимы, как почётного гостя!
   - Спасибо, - машинально пробормотал некромаг.
   - Рада высокому гостю, - отозвалась Селена, с трудом скрывая усмешку, и обратилась к чёрному дракону: - Колр, вы готовы к завтрашнему дню?
   - Да, моя час-сть праздника готова.
   - Моя - тоже, - откликнулся Джарри.
   А мальчишки, Хельми и Коннор, предвкушающе заулыбались.
   Перт с недоумением спросил:
   - Разве в каникулы вы что-то готовите для детей? Я думал, они будут просто отдыхать. Ведь это у них первые каникулы - насколько я помню?
   - Всё так, - сказала Селена. - Именно поэтому мы делаем их запоминающимися, как предполагаем делать это и в будущем. В общем, я рада, что вы остаётесь с нами, Перт, и хотя бы зрителем побудете на наших празднествах.
   Колр, едва заметно насмешливый, увёл совершенно заинтригованного некромага в учебный дом - устраивать на ночёвку.
   Братство и Джарри напрочь отказались переходить в дом, предпочитая бывшую садовую сторожку. Бытовое, но приключение - поспать среди зимы в примитивном жилище! Когда Селена заглянула проверить, как они устроились, она обнаружила, что Вереска расковали (сердитый Мика уже утащил цепь к себе, в сарай-мастерскую, ворча: "Ещё один ворует!") и затем, изумлённого, но недоверчиво счастливого, накормленного, перевязанного и напичканного снадобьями Бернара, уложили на роскошнейшую постель в мягком пахучем сене. Последнее, впрочем, как и у остальных ночёвщиков. Глядя на довольных мальчишек, которые заранее переживали отличное приключение - сон на свежем воздухе! - Селена надеялась только на присутствие здесь же Джарри: он не даст братству болтать всю ночь!
   Уходя она успела тихо спросить у Колина:
   - Что с Нотом?
   - Бернар забрал, - вполголоса сказал мальчишка-оборотень. - Он осмотрел его. Говорит - всё хорошо. Обещал отнести в Тёплую Нору, к Каму.
   Селена про себя загадала не забыть заскочить в запечье Кама, чтобы проконтролировать состояние проциона, хоть и не сомневалась в словах Бернара.
   Пожелав всем спокойной ночи в садовом домике, она побежала в дом.
   Последнее впечатление заканчивающегося дня: Веткин, вооружённый пятью спицами, сидит в детском уголке и ворчливо перевязывает заново шерстяной кошмар под названием "недовязанная шапочка для Вереска".
   ... Утро первого дня каникул началось с маленького, очаровательного, но весьма горластого чуда.
   Единственный час, когда обитатели Тёплой Норы не выходят во двор - время подготовки к завтраку и сам завтрак, - Джарри использовал по полной.
   Когда маленький народ принялся выходить на первую утреннюю прогулку, во дворе всех ждал сюрприз.
   Ирма традиционно вылетела из Тёплой Норы с торжествующим воплем и... замерла. Её чуть не столкнули, когда ненароком тыкались в неё, привыкнув, что она первой удирает куда подальше от двери. Пискляво ахая от неожиданности, народ пытался сдвинуть волчишку со своего пути - и тут же застывал сам.
   Посреди двора стояла огромная, в рост взрослого человека, клетка. А по ней разгуливали огромные куры! Эти странные куры важно покачивали бочкообразными телами в разной степени округлости, а под клювами у них тряслись смешные длинные бородки. А как эти птицы клекотали!.. Джарри и Вилмор стояли чуть в отдалении и улыбались... Ещё секунды остолбенения - и малышня ринулась к клетке.
   Вскоре вышли ребята постарше и тоже окружили клетку, с любопытством рассматривая птиц, которых малышня, просовывая между прутьями ладошки, уже начала кормить, благо Джарри приготовил для кормёжки пару мешков с зерном. Селена, боявшаяся, что индюшки на новом месте и от обилия зрителей будут сердиться и клеваться, успокоилась.
   - Джарри, это ты привёз? - звонко спросила волчишка.
   - Я, - признался Джарри.
   - Значит... - задумчиво сказала Ирма, глядя на гуляющих птиц. - Значит... Айна, ты представляешь?! Пират их ещё не видел! И Тиграша тоже!
   И плод смех старших малышня озабоченной говорливой рекой помчалась к Тёплой Норе, чтобы принудительно вытащить из помещений беднягу Пирата и кошку. Правда, судя по редким репликам, кое-кто из детей скептически отнёсся к тому, что кошку можно вытащить погулять, а тем более - для знакомства с неизвестными птицами. Последнее, что все услышали, был резонный ответ волчишки:
   - Надо вытащить Кама! А он вытащит Тиграшу!
   Малышня вывела из Тёплой Норы не только Кама, но и Лайлу, потому что это очень важно - познакомиться с новыми обитателями двора. Козы - это, конечно, здорово, но они выучены наизусть до мельчайшей чёрточки характера. А эти странные большущие птицы такие загадочные, когда погулькивают на всех, словно о чём-то спрашивают.
   Малышне дали время полюбоваться на индюшек, а потом во дворе появились взрослые. И Колр негромко (но его-то всегда слышат все!) сказал:
   - С-старш-шие, ко мне!
   И что-то было в его голосе такое, что на его призыв обернулись и малыши.
   К чёрному дракону подошли девочки и мальчики от тринадцати лет - всего одиннадцать, включая Эрно. Во всеобщем сборе не участвовал только Вереск. Впрочем, не участвовал и Кам, после знакомства с птицами сразу ушедший на кухню. В руках Колр держал кожаный мешок.
   - Он зачарован, - объяснил чёрный дракон, - ч-чтобы вы не могли прочитать то, что запис-сано на полос-сках бумаги внутри меш-шка.
   Вильма вздохнула и сказала:
   - Я отказываюсь участвовать в жеребьёвке.
   - Поч-чему? - удивился Колр.
   - Я уже вижу главную полоску и знаю, что на ней написано, - пожав плечами, меланхолично объяснила девочка, напомнив тем самым, что она-то - видящая даже сквозь стены, причём невзирая на все магические блоки.
   - А если тебе завязать глаза? - предложил Мирт.
   - Всё равно увижу.
   - Но тебе хочетс-ся принять учас-стие? - настаивал дракон.
   - Я буду среди участников, - решила Вильма. - Командую я и так каждый день. Хоть сейчас побуду подчинённой.
   Главами двух маленьких армий оказались Ринд и Моди. Малыши, пока ещё ничего не понимающие, беспечно бегали вокруг да около, а услышав про Ринд и Моди, радостно завопили, хоть и не зная, чему радуются. Кроме воспитанников Детской Норы, в командах оказались дети деревенских магов и даже трое мальчиков оборотня Сири. Затем была жеребьёвка между Ринд и Моди: оба засовывали в другой мешок руки и вынимали полоски бумаги со своим будущим офицерским составом из старших ребят. Второй мешок оказался с сюрпризом для малышей. Командиры выбрали себе воинов и из них, оглашая имена вслух.
   - А что мы будем делать? - спросила Шамси, девочка-оборотень.
   - Сначала все подходят ко мне, - громко сказала Аманда, стоявшая вместе с Хостой перед большими мягкими мешками.
   Через полчаса два воинства щеголяли в одинаковых жилетах, но в цветах, отличающих их друг от друга. Команда Моди оказалась в зелёном, а Ринд - в синем.
   Колр, как главнокомандующий, велел обоим войскам идти следом за ним. Сначала, как первая определившаяся, за ним повела своё воинство Ринд. За ней - Моди. Все, кроме поневоле посвящённого в секрет братства: и старшие, и младшие - ничего не понимали, но предвкушали нечто восхитительное.
   Чёрный дракон вывел детей за Городскую изгородь и велел построиться перед ним, встав на магической линии. Ошеломлённые таинственностью, даже малыши подчинились ему беспрекословно. Хотя они, как и старшие, с изумлением глазели на странное строение, которое торчало сейчас на луговине, зимой обычно пустынной. Строение это напоминало горку, с которой так удобно скатываться. Только вместо самого ската могло похвастать двумя лестницами с противоположных сторон. К этим лестницам вели две широкие полосы. Перед одной оказались зелёные. Начало второй заняли синие. Все с негромким гомоном обсуждали происходящее, пытаясь догадаться, что их ожидает.
   Обе полосы делились на три отрезка.
   Неподалёку от "горки" стояло ещё одно строение, напоминающее скамейки в два этажа. Здесь места для зрителей занимали любопытствующие Перт, Трисмегист, который знал, что будет происходить на луговине, но всё равно был взволнован, насторожённый Вереск, а также жители деревни, пришедшие болеть и за своих, и за тех, за кого придётся. Даже Сири с Лео взяли отгул, когда узнали, что их детям тоже разрешили участвовать в необычном мероприятии. Селена сидела вместе с ними и взволнованно прижимала к себе Стена, глядя на собранных детей. Удастся ли эта задумка?
   Теперь рядом с Колром встал Джарри - за ним братство.
   - Слушаем меня внимательно! - громко сказал он. - У нас военные действия. Ринд и Моди должны повести свои команды к "крепости" и взять её. То есть, когда командир или кто-то из команды окажется наверху той штуки, победила вся команда.
   - Драться, что ли, будем? - удивлённо спросил Герд.
   - Не совсем так, - с трудом удерживаясь от улыбки, стараясь быть предельно серьёзным, ответил Джарри. - Каждая команда получила свою полосу. Вы бежите по ней к "крепости". Полоса магическая. Первый отрезок могут пробежать все, но он не пустит тех, кто проиграл. Второй не пустит тех, у кого закончился боезапас. Третий даст пробежать всем, но, если на пути кому-то придётся драться без боезапаса, отрезок будет внимательно следить за тем, чтобы бой происходил по правилам.
   - А что за боезапас? - крикнули от девочек.
   - Показываю оружие!
   Вперёд выступил улыбающийся маг Ривер. И поднял вверх странную штуку, похожую на охотничье ружьё, но почему-то с каким-то длинным пузырём, типа пузатой бутылки, в середине - между прикладом и дулом. Джарри, стоявший рядом, попятился от мага, закрываясь деревянным щитом. Ривер прицелился - и выстрелил! Дети и взрослые ахнули: светлый щит обляпала жёлтая краска! Загомонить не успели - Ривер снова поднял оружие и объяснил:
   - Вот эта круглая штуковина - наполнитель с краской. Вы нажимаете сюда, - он показал всем, пройдясь перед рядами детей, - и стреляете. Тот, на ком оказалась краска, выбывает из боя. Если вы забыли об этом, магические отрезки вас просто не пустят - напоминаю! И ещё раз: если краска в вашем оружии закончилась, второй отрезок вас больше не пустит вперёд! Ваша задача - стрелять в противника, уворачиваться от его выстрелов и одновременно бежать к "крепости"!
   Дети захохотали, закричали, запрыгали, завизжали от восторга, протягивая руки за оружием, которым их быстро начало обносить братство, Корунд и Александрит.
   Когда войска были обеспечены маркерами, Джарри снова угомонил всех, хоть и сам смеялся, и ещё раз напомнил условия "великой битвы".
   - И последнее. Все меня слышат?
   - Все!! - громогласно подтвердили два войска, в нетерпении подпрыгивая.
   - Сигнал к боевым действиям будет дан выстрелом в небо. Приготовились! - Джарри поднял пистолет и выстрелил.
   Дети, как зачарованные, проследили красный след маленького салюта, который взорвался в небе, а потом опомнились и с воплями бросились вперёд по своим полосам, "расстреливая"-раскрашивая своих соседей.
   Селена очень боялась. Когда она вспомнила о пейнтболе и рассказала о нём Джарри, именно он первым загорелся идеей, чем занять детей на время каникул. Увидев, что семейный буквально очарован это идеей, Селена встревожилась в первую очередь из-за одежды.
   - Её же не отмоешь! - испугалась она.
   - Магическую краску, которая пропадёт через час, сделать нетрудно! - отмахнулся Джарри. - Это будет всего лишь вода, едва-едва подкрашенная парой заклинаний.
   - А, ну тогда ладно, но ведь...
   - Семейная моя, - проникновенно сказал Джарри. - Мне хватает одной идеи. А организаторов у нас будет уйма - вот увидишь.
   Кляня себя за длинный язык, Селена понадеялась, что чёрный дракон, к которому первым делом с идеей пейнтбола направился Джарри, будет более трезвомыслящим. Но, кажется, Колр заскучал с одними и теми же занятиями. Он воспринял пейнтбол с восторгом. А потом мужчины пришли к Риверу поразмыслить над пейнтбольным оружием. И нашли единомышленника. Александрит предложил идею "крепости". А уж как мужчины проверяли оружие! Да они наигрались не меньше детей, пока додумывали правила войнушки!! Целую неделю каждую ночь, пока дети спят, они бегали по луговине и играли, всерьёз уверяя, что составляют сценарий праздника!
   Как Селена и предполагала, первыми выбыли из игры малыши. Они беспорядочно носились по своей полосе, приноравливаясь к игре и к оружию. Нет, они старательно пытались попасть в противников, визжали, когда попадали друг в друга - и вдруг замирали, ошарашенные, когда первый отрезок не пускал их дальше!
   Помощники, Александрит и Корунд, выводили выбывших из игры и отправляли на другую сторону от взрослых зрителей. Там были установлены простые ящики вместо скамеек для малолетних зрителей. А игроки повзрослей бежали дальше, и малыши внезапно понимали, что можно и не играть - а болеть за своих!! Они орали так, что взрослые зрители вскоре плакали от смеха, порой забывая следить за игроками. А потом Селена передала Стена Аманде, сидевшей рядом, и пробежала полкруга, чтобы присоединиться к маленьким зрителям.
   - Болеть - так болеть! - закричала она, хватая за руки Ирму и Берилла. - Мы - за кого?!
   - За синих!! - завопила Ирма. - Синенькие! Выиграйте!!
   - Ирма, не так! - завопила Селена. - Ирма, надо по-другому! Кричим вместе: синие! Синие! Си-ни-е!! Вы лучшие! Си-ни-е! По-бе-дим! Си-ни-е! По-бе-дим! Синие - чемпион! Синие - чемпион!
   Малышня обрадовалась, похватала друга друга за руки и принялась вдохновенно орать вместе с Селеной, забыв, что надо бы разделиться на болельщиков за две команды! Кричать всем вместе оказалось интересней!
   Хорошо, что игрокам было не до болельщиков.
   Они неслись по полосам, стреляя в противника. Вот уже раздались досадливые и обиженные вопли тех, у кого кончилась краска. Остальные, сообразив, что объём краски не бесконечен, начали экономить, пытаясь одним выстрелом выбить противника и в то же время уклониться от чужого выстрела.
   - Зе-лё-ные! Зе-лё-ные - лучше всех, лучше всех! - надрывались писклявые болельщики. - Зе-лё-ные! А-а-а!!
   Стоявшая за ними Селена, охрипшая и осипшая, внезапно почувствовала что-то не то, что-то противоречащее игре. Задыхаясь и пытаясь сглатыванием смягчить горло и перестать кашлять, она оглянулась. По дороге от речки к деревне ехала машина. На поле для игры её никто не замечал. Колр и Джарри следили за игрой, остальные были в таком возбуждении, что у Селены промелькнула мысль: "А ведь недалёк тот час или миг, когда и взрослые всей деревни потребуют эту игру для себя!"
   Но... Куда деваться хозяйке места? Пришлось, сглатывая на ходу и то и дело прочищая першившее горло покашливанием, поспешить к калитке изгороди, к остановившейся уже там машине. Калитка-то открыта, но чужих не пускает. Слыша за собой азартные крики и жалея, что не видит, как разворачивается действо на расчерченном для игры поле, она подошла к машине, возле которой уже стояли двое - высокий представительный мужчина и такой же высокий старик с цепким взглядом. Оба - эльфы. Недоумевая, Селена приблизилась к ним. Моложавый показался знакомым. Старик - ей точно незнаком. Вздохнув и завидуя оставшимся на поле, Селена приветливо улыбнулась неизвестным гостям.
  
   Восьмая глава
  
   Первым делом подумалось: "Люция ни о чём не предупреждала - значит, гости нестрашные, и всё будет хорошо?" Мысль вторая: "Но я её в сегодняшней кутерьме и не видела!" Мысль третья появилась, когда она шагнула к высокомерно поглядывающему на неё сверху вниз моложавому эльфу - и из этой позиции узнала его. Директор школы - эльф Билимби. Второй - ей точно неизвестен.
   - Здравствуйте, господа! - благо дыхание уже усмирила, спокойно приветствовала она обоих. - Я леди Селена, хозяйка места. Директор Билимби?
   Вопросительной интонацией она намекала, что неплохо бы познакомить её и с незнакомым эльфом-стариком.
   - Доброе утро, леди Селена, - сухо сказал Билимби. - Позвольте представить вам уважаемого Понцеруса - представителя университета при нашей школе.
   - Рада знакомству, - приветливо сказала Селена, стараясь не показать своего любопытства: старик ей понравился - своей благородной внешностью. Но... Если она могла примерно предполагать, зачем явился директор школы, то понять, зачем нужен здесь университетский представитель, было сложно. - Позвольте пригласить вас в дом. Наши дети сейчас заняты в мероприятии, но угостить вас чаем я готова и с большим удовольствием.
   - Разрешите поинтересоваться, что за мероприятие вы проводите? - с некоторым удивлением сказал директор. - Мы предполагали - дети на каникулах.
   - Это так, - подтвердила Селена. - Но здесь, в деревне, мы решили, что лучшие каникулы - это активный отдых.
   - Было бы любопытно взглянуть на это... мероприятие, - взглянул Понцерус на директора.
   Видимо, университетский представитель в какой-то мере был выше школьного директора, потому что Билимби подчинился его завуалированному приказу немедленно.
   Как-то так получилось, что Селена оказалась между двумя эльфами, чему обрадовалась. На поле сейчас творилось для чужого глаза нечто непостижимое, а так - есть возможность: до того как оба эльфа увидят это непостижимое, хоть в чём-то оба будут разбираться. И она рассказала, что такое пейнтбол и как взрослые её деревни организовали детей на игру.
   Когда они остановились у края "зрительской трибуны", старик сначала окинул именно её. Селена заметила, как его глаза расширились, когда среди магов и оборотней он увидел Колра. Затем его взгляд остановился на Перте - насколько она понимала, довольно известной личности в городе. Затем - на Ильме, который, хоть и ворчал из-за вчерашнего спора о Вереске, но от созерцания странной игры не собирался отказываться.
   Директор же Билимби в первую очередь обратил внимание на спортивное поле. Он так впился глазами в происходящее, что не сразу заметил, как ему и старику освободили место на скамейках. Лишь когда Селена тронула его за рукав плаща и показала на сиденье, он мельком оглянулся, прежде чем сесть.
   Селена взглянула на обоих гостей и поняла, что некоторое время она может спокойно смотреть на площадку.
   А там в это время разыгрывался "острый момент".
   Командир "зелёных" Моди выбыл из игры. Вместо него оставались "на посту" Хельми и Каи. Командир "синих" Ринд отчаянно сражалась против них двоих в компании с Хауком и Ладой. Обе сильно поредевшие команды отстреливались друг от друга, прячась пока возле лестниц, ведущих на самый верх "крепости".
   Если взрослые зрители не выдерживали напряжения и орали во весь голос, что уж говорить о противоположной зрительской стороне? Селене показалось, половина малышей уже сорвала голос. Но прыгали они до сих пор так, словно только-только вышли из дома и сразу бросились "болеть" за своих. Тем более что им в дружном крике помогали новые выбывшие игроки.
   Хельми "подстрелил" Хаука, но у него самого кончился боезапас. Оба были удалены с третьей площадки её магическим арбитром.
   Оставшиеся игроки, пригибаясь, побежали по лестницам наверх. Каи резко свесился в сторону, одной рукой держась за низкие перила лестницы, и подстрелил Ладу. Ринд выстрелила в ответ - увы, её боезапас тоже закончился. Но она - на лестнице, а по правилам игры, теперь девочка-оборотень может драться ещё и в поединке, выясняя, кто круче. Каи, обрадовавшись было, выстрелил в ответ - и зрители с обеих сторон засмеялись: он тоже истратил краску!
   Выбросив, чтобы не мешали, ружья-маркеры, последние игроки выскочили на площадку для единоборств. И растерялись.
   Сначала никто не понял этой растерянности. Но наконец вперёд вышел недовольный неожиданной паузой чёрный дракон, беря управление игрой в свои руки.
   - Ринд старш-ше Каи на два года! - напомнил он всем. - "Зелёные"! Кто из ваш-шей команды заменит Каи в поединке?
   Несколько "зелёных" вскинули руки, отчаянно тряся ими: "Меня! Меня!"
   Но дракон решил иначе.
   - Кос-смея!
   Девочка-эльф вскочила и отрицательно замахала руками над головой:
   - Так нечестно! Ринд - моя подруга! Я отказываюсь!
   Несмотря на увлечённость происходящим на спортивном поле, Селена невольно взглянула на директора Билимби. Она уже знала о том, что Анитра ходила к нему отстаивать Ринд из-за несправедливости учителя математики, а директор ей просто-напросто указал на дверь.
   Билимби сидел, нахмурившись. Космея ему была видна прекрасно. Он сразу понял, что о дружбе с девочкой-оборотнем на всё поле заявила девочка-эльф. Понцерус же сидел спокойный и только благожелательно поглядывал вокруг.
   - Ринд, с-с кем бы из "зелёных" ты х-хотела подраться? - спросил Колр.
   - С Эрно! - завопила девочка-оборотень.
   Секунды тишины - и все расхохотались. Эти двое вечно цапались. Правда, в шутку и дружески, давно забыв о тех временах, когда Ринд здорово покусала Эрно, обидевшего её по детской глупости, а мальчишка-маг однажды помог ей справиться с пришлым оборотнем, решившим посмеяться над её выбором семейного.
   - Эрно тоже младш-ше тебя, - напомнил улыбающийся Колр.
   - Зато мы в одной вашей группе!
   Эрно уже стоял рядом с отцом, нетерпеливо поглядывая то на него, то на Ринд. Наконец он получил его "благословение" и помчался к "крепости".
   Замерли обе стороны зрителей, когда на вершине "крепости" застыли два бойца. Что Ринд, что Эрно - оба и правда в одной боевой форме. И девочка-оборотень была права. Это лентяй Каи находился в младшей группе, но никак не Эрно, которого Колр тренировал не только в учебной группе, но и по утрам отдельно.
   Оба замерли на мгновения, а потом, словно сами себе просигналили, - одновременно кинулись друг на друга. Искоса наблюдавшая за своими гостями, Селена отметила, как вздрогнул и напрягся директор Билимби.
   - Это тот самый Эрно? - сухо спросил он, даже не оборачиваясь в сторону Селены.
   Кажется, он имел в виду, что мальчик тоже побывал вчера в его кабинете.
   Хозяйка места ответить не успела. Отозвался один из деревенских магов, не оглядываясь на спросившего:
   - Тот самый! Отец воспитывает его, как настоящего бойца. Но вот Ринд... Не скажу, что между ними есть большая бойцовская разница... Так что будет интересно, кто на этот раз возьмёт верх.
   - Почему - интересно? - брюзгливо осведомился Билимби.
   - Они равны по силе, и каждый из них сражается за победу своей команды, - пожал плечами маг, жадно следя за происходящим на вершине "крепости".
   - То есть отец мальчика тоже присутствует на этом вашем мероприятии? - всё тем же неприятным тоном спросил директор.
   - Мало того, - чопорно сказала Селена, которую распирало от нарастающего нервного смеха, - именно его отец в основном расписал это мероприятие и подготовил его главные принципы.
   Билимби ничего не заметил, скептически наблюдая бой двух игроков, но Понцерус, кажется, услышал странные нотки в добавленной реплике Селены. Сначала он оглянулся на хозяйку места, а потом прикипел взглядом к единоборству. Что ни говори, но ребята дрались захватывающе и настолько обаятельно, что взгляд от них трудно оторвать.
   Ринд отскочила от Эрно подальше, и зрители услышали её крик:
   - Так нечестно! Ты дерёшься не в полную силу! Ты подставляешься!
   - Почему мальчик подставляется оборотню? - всё так же брюзгливо спросил Билимби, а старик Понцерус сердито скосился на него.
   - У Эрно благородство в крови, - охотно сказал всё тот же маг. - Ему трудно драться против девочки. Весь в отца!
   Между тем Ринд точными ударами жёстко потеснила Эрно к краю площадки - туда, откуда он мог просто-напросто упасть, И мальчишка волей-неволей принялся отбиваться. Один из его ударов был настолько силён - без расчёта на опору, что оба... свалились туда, куда не хотел падать Эрно!
   Зрители расхохотались и захлопали в ладони.
   - Ничья! - в полный голос сказал Колр, еле удерживаясь от смеха. - Первый этап с-соревнований закончилс-ся ничьей!
   - А будет ещё?! - поразились все.
   - Будет. Завтра. С-с препятс-ствиями! С-сегодня мы только опробовали эту игру, ч-штобы вы запомнили правила и привыкли к маркерам!
   Народ зашумел восторженно и радостно.
   Пока вся толпа обсуждала только что проведённую игру и строила догадки насчёт завтрашних препятствий, Селена вскинула руку, когда чёрный дракон обводил снисходительным взглядом и зрителей, и команды. Заметив её жест, Колр зашагал прямиком к хозяйке места, на ходу прищуривая глаза на незнакомые ему лица. Когда он подошёл довольно близко, оба эльфа почтительно встали, удивлённые.
   - Директор школы Билимби - и Понцерус, университетский представитель в школе, - представила эльфов чёрному дракону Селена на правах хозяйки. - Колр - отец мальчика Эрно, о котором вы хотели поговорить, уважаемый Билимби.
   Она не хотела злорадствовать. Сами напросились.
   - У Эрно проблемы с-с учёбой? - спросил Колр и оглянулся. - Эрно! Подойди!
   Пока Джарри и его помощники помогали командам собирать пейнтбольное оружие и командные безрукавки, Вильма привычно собрала вокруг себя малышню (всех, кроме тех, кого разобрали деревенские маги и взрослые оборотни) и повела их в Тёплую Нору. Настало время обеда, о котором забыли все, разгорячённые невероятно зрелищной игрой, в которой удалось поучаствовать всем.
   - Я оставлю вас, Колр, - тихонько сказала Селена чёрному дракону, присевшему рядом с ошарашенным директором школы, и вопросительно взглянула на Понцеруса. - Если вас что-то интересует и если я могу удовлетворить ваше любопытство...
   - Мне бы хотелось взглянуть на вашу рукописную библиотеку, о которой мне рассказал мальчик-оборотень Колин, - спокойно сказал старик-эльф.
   - Такая возможность есть. Библиотека находится в учебном доме. Ею заведует Бернар - наш учитель магии.
   - Селена! Мы пошли в Тёплую Нору! - предупредил Колин, проходивший мимо, и улыбнулся, заметив Понцеруса. - Ой, здравствуйте, уважаемый Понцерус!
   - Здравствуй, Колин, - с некоторым недоумением сказал университетский представитель, глядя на усталую Оливию, которую мальчишка-оборотень, обнимая, прижимал к себе.
   Девочка-эльф засыпала на глазах, и Колин вынужденно объяснил:
   - Её старшему брату некогда из-за игры. А Оливия быстро устаёт. Поэтому я несу её домой.
   - Ага, пока я нес-су его с-сес-стру, - насмешливо сказал подошедший Хельми, слегка покачивая Ирму, словно убаюкивая её. - Я бы взял Оливию, но для Колина Ирма с-слиш-шком тяжёлая.
   - И ничего и нет, - проворчала волчишка, с трудом тараща сонные глаза. - Я пока ещё тощая, как старый веник.
   - Идём, Колин, - скомандовал мальчишка-дракон. - Может, вс-стретим Гардена с-с Орваром, и они возьмут у тебя Оливию. Ми-ирт! Оливия у нас-с!
   Забыв, что с ним разговаривает дракон, директор Билимби ошеломлённо смотрел вслед мальчишкам, уносящим малышей. В его негодующем взгляде явственно читалось: мальчишка-оборотень посмел прикоснуться к девочке-эльфу!
   Селена пыталась привычно улыбаться, но растягивать губы в приветливой по-настоящему улыбке стало тяжело: как ни старался старый дракон Вальгард, но Рунный Смарагд - святыню эльфов - он, кажется, не сумел перенастроить так, чтобы вновь получившие власть эльфы не слишком кичились своей избранностью. Или градус эльфийской спесивости и раньше зашкаливал, только меньше замечался?
   Задумчиво глядевший вслед детям Понцерус, кажется, забыл о том, о чём просил хозяйку места. А Колр и директор школы ждали Эрно. По глазам Билимби Селена уже поняла, что директор ругает себя напропалую, что не посмотрел внимательней личные дела детей... Только Селена хотела напомнить старику-эльфу о библиотеке, как сбоку подошёл Александрит. Улучив момент, он приветливо поздоровался с гостями, после чего обратился к хозяйке места:
   - Леди Селена, Джарри просил передать, что для гостей стол будет накрыт в кабинете-веранде.
   - Спасибо, Александрит, - отозвалась она и только хотела шагнуть к Понцерусу, чтобы повести его в деревню (Эрно уже со всех ног бежал к ним), как осеклась.
   Билимби уставился на Александрита с плохо скрываемой враждебностью. Парень-вампир, сначала ничего не понявший, машинально снова улыбнулся эльфу, как улыбаются незнакомому человеку, невесть как попавшему в хорошо знакомую компанию. Потом понял - и его приветливое лицо мгновенно побледнело. Но взгляда он не опустил... Выручил друга, сам того не подозревая, Корунд, который под руку с Азалией дожидался его неподалёку.
   - Александрит! Мы тебя ждём!
   Опомнилась и Селена. Она резко шагнула между вампиром и эльфом, закрывая парня от "властного эльфийского взгляда" школьного директора. Александрит выдохнул и развернулся.
   Оказывается, маленькая сценка не ускользнула от зорких глаз Колра, рядом с которым уже стоял запыхавшийся Эрно.
   - Вы знакомы с-с наш-шим знаменитым мас-стером-крас-снодеревщиком, Билимби? - лениво растягивая не только шипящие, но порой даже гласные, светски осведомился он.
   - Нет, - раздражённо ответил директор, судя по всему с трудом подавляя в присутствии дракона злость и продолжая глядеть вслед парню-вампиру. - Я не понимаю, почему он так спокойно смотрел мне в глаза!
   Тон драконова голоса изменился. В нём появились вкрадчивые нотки.
   - Ах-х, вот вы о чём! Могу признатьс-ся, что виной тому моя с-скромная перс-сона. - А на изумлённый взгляд эльфа Колр закончил: - Я принимал учас-стие в с-создании оберега, который защищает вампиров от влас-стного эльфийс-ского взгляда. - И добавил, скривив рот: - Впрочем... Ес-сли бы Алекс-сандрит понял, чего вы добиваетес-сь, и с-специально опус-стил голову или вс-сего лиш-шь даже глаза, чтобы угодить вам, я бы понял его, но перес-стал бы уважать его, как личнос-сть.
   Чуть не до слёз благодарная дракону, Селена с облегчением восприняла его же предложение пойти к деревне и на ходу начать обсуждение: почему и по какой причине его сын оказался среди неблагополучных учеников, вызвав такое возмущение директора, что тот явился в каникулы поговорить о нём с родителями. Билимби, совершенно пришибленный отповедью, отвечал Колру голосом тихим и подрагивающим. Так что спустя секунды дракон велел сыну удалиться, чтобы не мешать разговору взрослых. Насколько поняла Селена - чтобы не ронять репутацию директора в глазах мальчика.
   Но вскоре ей пришлось забыть о директоре, благо что он попал в надёжные лапы чёрного дракона. Колр, кажется, уже уловил, в чём суть претензий к его сыну, именно поэтому отослал Эрно домой, а сам притормозил растерянного Билимби, допрашивая его об учебных принципах вверенной ему школы.
   Совсем не заметный до сих пор Понцерус, который отлично владел своими эмоциями и никак внешне не отреагировал на ЧП с Александритом, хотя Селена втайне ожидала, что старик вступится за директора, вполголоса даже не спросил, а высказал:
   - Вы весьма отрицательно отнеслись к выпаду директора.
   - Да, - сразу ответила Селена и вздохнула: - Мне всегда больше были по душе рыцарственные поступки эльфов, чем то, что сейчас показал уважаемый Билимби. И мне не нравится, когда существо, получившее преимущество хоть в чём-то, вдруг начинает угнетать своих недавних... недругов. Хотя среди этих недругов есть обычные мирные существа, которые и не пытались враждовать, а просто старались жить.
   - Что вы имеете в виду под рыцарственными поступками? - спросил старик.
   - Поступок уважаемого Лофанта, - без колебаний сказала Селена. - Когда он уступил дорогу уходящему с его пути Карнеолу. Он не стал издеваться над ним или насмехаться, а просто уступил дорогу, пропуская его на этаж ниже.
   - Это растиражированная легенда, - с досадой сказал Понцерус, глядя на калитку, к которой они подошли.
   - Отнюдь, - улыбнулась Селена. - Лофант в тот момент был прекрасен, а его поступок я вспоминаю со всегдашним удовольствием.
   - Не хотите ли вы сказать... - Старый эльф даже остановился.
   - Спросите Колра, - предложила Селена. - Мы были там и наблюдали до той поры, пока не убедились, что власть перешла в надёжные руки.
   Они вошли на территорию деревни, и Колр, следующий за ними, негромко разговаривая с директором, привычно опустил защиту.
   - Откуда вас знает Колин? - с интересом спросила Селена Понцеруса.
   - Мальчик-оборотень пытался сдать экзамены на филологический факультатив, который курирую я.
   - Не сдал? - обеспокоилась Селена. - Он так старался, так готовился!
   Старик смешался.
   Селена, сыгравшая непонимающую, с любопытством ждала, как он выкрутится. Трисмегист сказал, что Колин будет лучшим учеником в факультативном классе. Кому - кому, а ему она верила. И примерно предполагала сценарий того, что произошло, когда Колин вернулся из школы потухшим, словно сгоревшая свеча.
   - Мне кажется... - начал Понцерус. - Мне кажется, вы знаете, что произошло.
   - Колин промолчал, - сказал она спокойно. - Так что не знаю - только предполагаю.
   - Скажите, леди Селена, - внезапно обернулся к ней Понцерус. - Почему вы позволяете детям говорить вам "ты" и называть себя просто по имени?
   Селена несколько шагов обдумывала свои слова, которые надо произнести вслух, чтобы этот эльф её понял.
   - Здесь не дом приюта, - наконец сказала она. - Хотя в официальных бумагах он им числится. За месяцы до конца войны я привела сюда двух детишек-оборотней и одного вампира-полукровку. Все трое скитались - за пределами городской защиты. Колин был одним из тех двух оборотней. Опоздай я на минуту - он бы погиб в клыках одичавшего оборотня. Когда его подлечили, он плохо говорил и с трудом перекидывался. А потом, однажды, мы привели в деревню целую группу детей из пригорода. Их возглавлял и защищал мальчик-некромант. Спустя время пятеро мальчиков подружились настолько, что решили стать кровными братьями, хотя все пятеро были... Оборотень, дракон, вампир-полукровка, человек, эльф. Вот только мальчик-вампир забыл о том, как я напугала его в первые секунды знакомства, из-за чего он прокусил мне руку - то есть попробовал моей крови. И я теперь старшая сестра для пятерых. Остальные зовут меня Селеной - потому что я им тоже сестра. Пусть и не кровная. Я им не леди. Я - своя. Я леди - для вашего директора. Мои дети пережили настоящую войну. Я тоже видела её. Поэтому мы равны. Не беспокойтесь. Панибратства они не допускают. Они умненькие.
   - Но как вы сумели их объединить? - настаивал Понцерус. - Как вы сумели доказать им, что они равны?
   - Взгляните! - махнула рукой в сторону Селена. - Видите?
   Старый эльф невольно проследил её мах - и замер на месте. Из-за садовых деревьев медленно и величаво выплыли две громадные птицы и, сделав круг, взлетели к серому пасмурному небу.
   - Что это...
   - Белая птица - это Ринд, девочка-оборотень, которую сегодня несправедливо обидел учитель математики. Красная - девочка-эльф Космея. Та, которая отказалась драться с Ринд, потому что они подруги. Не я объединяю детей. Они объединяются сами. В мечтах. В желании стать лучше. Они мечтают летать. Как эти девочки на дельтапланах. Как Колин, который не хочет стать филологом, а хочет всего лишь развивать себя, потому что главная его мечта - стать целителем. Простите мне мой пафос, уважаемый Понцерус, но это так трудно - объяснять всем очевидное для меня.
   - Но что будет с вашими детьми, когда они повзрослеют? - задумчиво спросил старый эльф, с восторгом наблюдая за полётом двух дельтапланов. - С такими принципами им будет тяжело в нашем мире.
   - С такими принципами везде тяжело, - ответила Селена. - Но... Я не знаю, в каких служебных отношениях вы и ваш директор. Говорил ли вам ранее уважаемый Билимби, что с детьми из приюта трудно? Думаю - нет, не говорил. Дети терпели несправедливость по отношению к себе все четыре месяца, соблюдали школьную дисциплину изо всех силёнок и сорвались только сейчас, в конце учебного семестра. За моих детей не беспокойтесь. Они уже не раз и не два получали урок, что их ждёт в мире за стенами Тёплой Норы. Они знают всё о противостоянии между расами. Но здесь они - дома. И лишь дома могут вести себя в соответствии со своими желаниями и дружескими связями, а не по регламенту, который им навязывают. Знаю - вы не согласны со мной, но так обстоят дела здесь, у нас.
   Пока старик восхищённо следил за прекрасными рукотворными птицами, Селена огляделась. Они неподалёку от Тёплой Норы - Колр с директором Билимби успел пройти вперёд и скрыться во дворе, полном детворы. Вот вышел на улицу Колин и, оглянувшись, засмеялся - видимо, вдогонку ему сказали что-то смешное.
   - Леди Селена, - неожиданно сказал Понцерус, - а вы не могли бы... - Он замолчал, глядя на мальчишку-оборотня. - Колин - не вы - мог бы проводить меня в ваш учебный дом, чтобы показать библиотеку?
   - Колин проводит, - подтвердила Селена. - Только там сейчас нет Бернара - это эльф, бывший военный целитель и сегодняшний учитель по начальной магии. Он латает детей, который получили травмы во время игры.
   - Но Колин сумеет мне рассказать о библиотеке? - настаивал Понцерус.
   - Конечно. Колин!
   Когда мальчишка подбежал к ним, Селена попросила:
   - Проводи, пожалуйста, уважаемого Понцеруса в нашу библиотеку.
   - Пойдёмте, - кивнул Колин и пошёл рядом со стариком, приноравливая свой быстрый шаг к его размеренному.
   Уже повернувшись от обоих к Тёплой Норе, Селена услышала:
   - А откуда у вас такая библиотека? Те названия книг, что ты записал на листочке, незнакомы даже мне...
   Что ответил Колин - она не расслышала, но со вздохом улыбнулась. И вошла на территорию Тёплой норы. Через полчаса - обед, а потом "тихий час" для самых маленьких. Старшие же ребята начнут подготовку к зимнему пикнику, о чём она объявит после обеда. Она вошла в дом, не сбрасывая обуви. Сегодня вечером дежурным придётся постараться мыть полы, потому что из-за праздников разрешено бегать по дому в уличной обуви. Только закрыла за собой дверь, как заметила, что в детском уголке на диване сидят Ирма, Айна и Илмари. В руках Ирмы - то самое вязанье, которое распустил домашний Веткин, чтобы связать всё заново. Волчишка обалдело разглядывала наполовину готовую шапочку и с недоумением хлопала глазами.
   - Когда вязали... - начала она, снова то так, то этак разглядывая вязанье на приподнятых спицах. - Ну, в общем... Красивенько получается, а я-то думала... Это, наверное, Космея исправила. Но ведь получилось, да?
   - Получилось, - кивнула Айна и потрогала полотно. - Довязывай ему шапочку, а я попрошу, чтобы Анитра начала мне шарфик для Вереска. Я начинать не умею, а продолжать легко. Пусть у него будет.
   Селена быстро отвернулась. Шапочек спортивного типа, как и шарфиков, в кладовке полно. И Вереск, в качестве болельщика, вышел на спортивное поле уже тепло одетый. Но Ирма задумала, а Космее понравилась идея отдельно связанного для брата подарка. И это тоже часть того, что объединяет детей в Тёплой Норе... Поймав себя на том, что она мысленно продолжает доказывать Понцерусу то, что давно поняла сама, она снова вздохнула и побежала в столовую - проследить, чтобы дежурные не забыли на каждый стол вместе с корзинками-хлебницами положить вырезанные из бумаги снежинки. И отгоняла от себя мысли о том, как в кабинете-веранде Колр прямо сейчас ставит на место школьного директора. "Хоть бы к лучшему! - взмолилась она неизвестно к кому. - Хоть бы к лучшему!"
  
   Девятая глава
  
   Но, прежде чем начать расспрашивать о библиотеке, Понцерус снова загляделся на двух дельтапланеристов, парящих в небе. Тем более к ним присоединился ещё один.
   - Это Мускари, - сказал Колин. - Его любимый цвет - сиреневый.
   - Судя по имени - он эльф? - заметил старик.
   - Да.
   Любуясь дельтапланеристами, Понцерус шёл медленней, чем ранее, когда они только-только отошли от Тёплой Норы, и Колин спокойно снял все блокирующие кольца. После чего сразу представил себе комнату с книгами в учебном доме. "Как раз успеем дойти - и ребята будут там, - решил он. - И пусть Коннор сам решает, что рассказывать о библиотеке, а что - нет". До сих пор для посторонних являлось тайной, что поразительная библиотека, в которой хранились необычайные и желанные для многих книжные раритеты, - по сути, собственность Коннора. Колин мог бы объяснить старому эльфу обобщённо, что есть странное место, куда могут попадать все, кто владеет магией. Но мальчишка хотел быть честным, а рассказывать, откуда именно взялась эта библиотека, не хотел - без разрешения Коннора.
   Поэтому, мальчишка-оборотень схитрил. Мало того что Понцерус заворожён полётом на странных крыльях, так Колин начал осторожно рассказывать ему, что этими дельтапланами заинтересовались в храме Белостенных, а ведь планы к летательным аппаратам придумал Мика, а потом ему помог Коннор.
   - Белостенные? - поразился Понцерус и задумался. - Я видел здесь Ильма - одного из старших преподавателей Белостенных. Знаю, что он был одним из создателей защитной стены вокруг нашего города. Но что он делал здесь, на мероприятии вашего приюта?
   Слово "приют" болезненно ударило по ушам Колина, мгновенно вспомнившего другой приют, из которого он с сестрёнкой сбежал, когда началась война с магическими машинами. Но мальчишка стерпел и объяснил:
   - Весной мы передали храму Белостенных книги, которые нашли в пригороде. Эти книги были из ограбленных эльфийских домов. Сколько смогли - мы раздали хозяевам. Но те книги, у которых хозяев не осталось, переписали и отдали в храм. Белостенные заинтересовались, услышав о нашей необычной защите вокруг деревни, которую не сумели пробить магические демоны, и приехали к нам. И увидели наших дельтапланеристов. Им понравилось и захотелось опробовать дельтапланы у себя.
   Поскольку Колин рассказывал коротко, он не считал нужным придерживаться точной хронологии событий. Тем более этот рассказ снова заставил Понцеруса смотреть в небо - с забытой на губах мечтательной улыбкой. Тем более... Колин улыбнулся: в небо поднялся Хельми! Трое дельтапланеристов медленно кружили на одном месте, в то время как молодой дракон облетал каждого из них, показывая чудеса лётной техники. Зрелище - не для слабонервных, как любит приговаривать Селена.
   Колин заметил во дворе учебного дома Мику, который помахал ему рукой. Ага, ребята уже здесь.
   - Уважаемый Понцерус, - негромко напомнил он о себе. - Пора идти в учебный дом. Селена скоро пришлёт за нами звать на обед.
   - Да-да, обязательно, - несколько невпопад ответил старый эльф, и Колину пришлось взять его за рукав плаща, чтобы помочь, не спотыкаясь, дойти до учебного дома. Кроме всего прочего помогло и приземление Хельми во дворе учебки. Старик с восторгом следил за полётом дракона, которого терпеливо ждали Коннор и Мирт, готовясь отдать ему одежду.
   - Здравствуйте, уважаемый Понцерус, - обратился к старому эльфу Коннор и представил мальчишек университетскому представителю. - Селена сказала, что вам интересно увидеть наши книги. Мы покажем вам.
   - Но... - сбился Понцерус, оглядываясь на Колина.
   - Я рядом, - успокаивающе сказал мальчишка-оборотень.
   Это вышло так наивно, что Понцерус усмехнулся.
   - Коннор лучше знает про эту библиотеку, - объяснил Мирт, открывая дверь учебного дома перед старым эльфом. - Входите, пожалуйста.
   Книжная комната, как иногда ученики Бернара называли учебную библиотеку, представляла собой почти квадратное помещение всего на два стеллажа с книгами из несуществующей библиотеки Коннора, переписанными от руки. Ещё два стеллажа полнились учебниками и художественной литературой для детей, которые закупали в городе. Кроме стеллажей, посередине комнаты стояли три квадратных стола с четырьмя стульями вокруг каждого - для тех читателей, кто хотел бы просто хотел почитать в тишине или позаниматься здесь с книгами, которые Бернар не соглашался давать домой.
   Колин, вошедший вместе со всеми в учебную библиотеку, за дальним столом увидел Трисмегиста. Эльф-бродяга поднял голову от книги, которую читал. Поймал взгляд мальчишки-оборотня и покачал головой. Колин сообразил, что Трисмегист не хочет быть замеченным, но... И сам чуть не фыркнул: только что эльф сидел за столом - и внезапно пропал. Наверное, накинул на себя вуаль невидимости.
   - Здесь стеллажи с учебными книгами, - сказал Коннор, заметив, что Понцерус двинулся именно сюда. - Те книги, которые вас интересуют, находятся напротив.
   Через минуты Понцерус осторожно перелистал уже несколько книг и наконец ошарашенно сказал:
   - Но все эти книги - свежие рукописи! Так откуда они здесь?
   Братство не успело переглянуться, как от стола поднялся Трисмегист, проявившийся из невидимости, и невозмутимо сказал:
   - Я не поверил ушам, Понцерус, услышав твой голос. Доброго тебе дня!
   Пока ещё более ошеломлённый Понцерус вглядывался в неожиданного читателя, постепенно узнавая его и приходя в ещё большее замешательство, Трисмегист спокойно спросил, положив руку на плечо мальчишки-оборотня:
   - Я слышал, вы не взяли на свои факультативные уроки по филологии моего лучшего ученика. Это так, Понцерус? Чем же Колин вам не приглянулся? Или на тестировании он наделал слишком много ошибок со страху?
   Мика втихаря ухмыльнулся Колину. Мальчишка-оборотень откликнулся безмятежной усмешкой.
   - Боги... - прошептал Понцерус, медленно подходя к Трисмегисту. - Ты жив! Трисмегист! Ты жив?!
   Колин легко отошёл от старого эльфа-бродяги, чтобы не мешать встрече двух давних знакомых - по крайней мере, так ему показалось. Хм... Кажется, не только ему показалось. Ребята улыбались. Мальчишка-оборотень оглянулся. Теперь расслабился и он: оба эльфа, судя по линиям их эмоций, были очень рады увидеть друг друга.
   Коннор повёл бровью, и Колин остановился. Взгляд внимания, вкрутившийся в Трисмегиста, заставил того взглянуть на братство.
   - Вы расскажете нашему гостю о библиотеке? - вежливо спросил Коннор.
   - Да. Вы можете идти, - правильно понял его Трисмегист.
   Когда мальчишки очутились в коридоре учебного дома, Колин чуть не засмеялся: сначала Понцеруса вела Селена, потом она передала важного гостя ему, а теперь...
   - Вереск, - внезапно сказал Мирт и поморщился. - Одиночество, тоска...
   - Пойдём, - решил Коннор. - Если уж ты его мастер инициации, не надо бы оставлять его в таком состоянии. Он будет действовать и на тебя.
   - Рас-стеряннос-сть, - добавил Хельми. - Он с-сам не знает, чего х-хочет.
   Мика наставительно сказал:
   - Делать ему нечего, вот и не знает, что ему надо. Работал бы и учился - ничего б не было. А то придумали - одиночество... Может, его заставить бусы делать? Пусть и у него будут свои деньги. А то у этих храмовских карманы наверняка пустые.
   - Его ещё уговорить надо, - вздохнул Мирт, - работать-то.
   - А чего уговаривать? - удивился Мика. - Ты его приведи в мастерскую и посади рядом со своим местом. Пусть сидит - смотрит, как ты браслеты собираешь. Может, завидно станет - и попробует начать. А там - сам знаешь, как здорово - вещичку сделать.
   - Не знаю, - всё ещё сомневался Мирт. - Это же Вереск, а он не такой, как мы.
   - Кажетс-ся, ты уже с-сам заразилс-ся от него депрессией, - заметил Хельми. - Раньш-ше ты не упиралс-ся на том, что мог бы попробовать прямо с-сейчас-с.
   Мирт насупился и некоторое время смотрел на улицу, благо что они уже вышли во двор. Размышление сменилось упрямством.
   - Если он не захочет предложенного, я его отлуплю, - сурово пообещал он.
   - Тогда пойдём, - решил Коннор. - Нам ещё надо предупредить Селену, что обед для Понцеруса и Трисмегиста надо будет принести сюда, в библиотеку.
   - Точно, - подхватил Мика. - А то заговорятся и останутся голодными.
   И братство поспешило в Тёплую Нору.
   На полдороге ребят остановили.
   К ним (а они это сразу сообразили) бежал Моди, который при виде братства чуть замедлил свой бег, но всё равно постарался приблизиться побыстрей.
   - Что случилось? - встревоженно спросил Коннор.
   - Люция! - запыхавшись, выдохнул Моди. - Её даже Риган успокоить не может! Эрно видели?
   - А Колр? - удивился Мирт.
   - Он всё ещё сидит с директором Билимби!
   Мальчишки кинулись ко двору Тёплой Норы. Колин на бегу спросил:
   - А что она делает? Просто злится? Или опять пророчество?
   - Не знаю! Вильма тоже не поняла! Люция прыгает на Космею, на Мускари, на Оливию и на Гардена! Один раз прыгнула и сбила с ног Корилуса!
   - Просто сбивает их с ног? - поразился Мика.
   - Нет, она над ними крылья распускает!
   - А на других?
   - Нет, больше никого не пугала!
   - То ес-сть она прыгает только на эльф-фов? - пробормотал Хельми.
   Колин чуть не споткнулся, как и остальные. А ведь точно! Все перечисленные Моди ребята - эльфы.
   - Хотя нет, - вспомнил Моди. - Она ещё на Берилла прыгала.
   Совершенно сбитые с толку ребята ворвались во двор Тёплой Норы, опустевший из-за буянившей там малолетней хулиганки-пророчицы. Взрослые, как оказалось, и впрямь занятые беседой с директором, даже не замечали происходящего вне дома, а Вильма побоялась при госте вообще говорить о странном инциденте.
   Колин даже попятился, увидев Люцию. Драконишка, угрожающе подняв над собой крылья с боевыми когтями, поворачивалась вокруг собственной оси, словно ссутуленная хищная птица. Да ещё ко всему прочему что-то громко ворчала. Когда, в очередной раз потоптавшись, девочка-дракончик оказалась лицом к братству, она замерла так же, как и мальчишки. Косенькие тёмные глазища сердито зажглись янтарным светом. Несколько томительных секунд Люция переводила взгляд с Мики на Мирта, а потом, упрямо нагнув косматенькую голову, драконишка побежала - явно прыгать на Мирта.
   - За руки! - резко скомандовал Коннор, хватая Мирта за руку с одной стороны.
   С другой - ладонь мальчишки-эльфа схватил Хельми. А Мика просто спрятался за спинами старших братьев, как и Колин. Моди шмыгнул носом и бросился к ним.
   Разлетевшаяся драконишка остановилась. Покачивая крыльями, она начала снова топтаться на месте, негромко что-то бурча, а ещё исподлобья поглядывая на Мирта.
   - Защита, - сказал Коннор. - Она тебя хочет защитить. Как и наших ребят-эльфов.
   - Защ-щита, - подтвердил Хельми. - Но от кого?
   - Жаль, Колр занят, - пробормотал Коннор. - Он умеет смотреть линии её внимания. Ладно, скоро узнаем, а пока... Хельми, ты сумеешь её успокоить?
   - Колин, - позвал мальчишка-дракон. - Подержи Мирта.
   Когда Мирт снова оказался в надёжных руках братьев, Хельми осторожно приблизился к Люции. Ещё осторожней присел перед ней на корточки. Драконишка замолчала, глядя на него, и Хельми опустил ладонь на боевой коготь её левого крыла. Вскоре оба крыла были втянуты, а Люция оказалась на руках молодого дракона.
   - И что дальш-ше? - обескураженно спросил Хельми, пока радостная Люция, видимо пришедшая в себя, привычно тянула его за разноцветные пряди волос.
   - Опусти её, - посоветовал Коннор. - А я отпущу руку Мирта.
   Оказавшись на земле, драконишка уставилась было на Мирта, но развернулась и, переваливаясь с боку на бок, заспешила к входной двери в Тёплую Нору.
   - Открой ей дверь, Моди, - попросил Мика, с уважением следя за драконишкой, - ей самой не дотянуться.
   - Пророчество закончилось, - задумчиво глядя, как скрылись внутри Тёплой Норы Моди и опекаемая им девочка-дракон, сказал Коннор. - Теперь придётся ждать, в чём оно выразиться? Терпеть не могу ожидания.
   - Селена сейчас в кабинете-веранде, - тихо напомнил Колин. - Подслушивать нехорошо, но...
   - Пошли на скамейку, - решил Коннор. - Подслушивать нехорошо - согласен. Но почему-то очень тревожно. Люция никогда на всех сразу не бросалась. Всегда было избирательно. Разве что когда про Вереска предупреждала...
   Все пятеро уселись на дворовую скамейку.
   Но снимать блокирующие кольца не пришлось. Резко распахнулась входная дверь в дом. Быстрым и решительным шагом вышел директор Билимби, за ним - Селена, злая, как сто ураганов - по любимой присказке Ригана.
   Она здорово отставала от высокого эльфа, поэтому не врезалась в него, когда он внезапно обернулся.
   - И запомните! Как только закончатся зимние праздники в школе, я немедленно напишу докладную в высшие органы о ненадлежащем воспитании в вашем приюте юных представителей эльфов и вампиров! Мы заберём их отсюда - всех! Им не место здесь - с остальными, низкими представителями! Вы не понимаете, что такое границы между представителями разных рас! Потому вы не имеете права воспитывать эльфов и вампиров в том духе, в котором их надлежит воспитывать!
   - Вы не посмеете!.. - задохнулась от негодования Селена.
   Коннор быстро снял блокирующие кольца, и братство повторило его движение, успокаивая старшую сестру.
   - Есть ограничения и регламенты, к которым следует относиться с уважением! - рявкнул Билимби.
   - Да мы одолжение вам сделали! - напомнила Селена. - Скажите, в какой ещё городской школе обучается дракон?! Ваша школа была престижнейшей, пока в ней обучался дракон! А если Хельми перестанет учиться у вас и везде расскажет о ненадлежащем обучении в вашей школе?! Хельми, прекрати подсказывать! - без перерыва тоже рявкнула Селена, оглянувшись на братство - в частности, на смущённого мальчишку-дракона.
   - Что вы себе позволяете?! - ахнул директор, который не понял, к кому она так разгневанно обращается.
   А потом махнул рукой и почти побежал к Городской ограде, где была оставлена его машина. Вспомнив, что ограды ему не преодолеть, Селена поневоле побежала за ним.
   - Вот и разгадка, - тихо сказал Коннор. - Что делаем?
   - Я никуда не уйду! - категорически заявил Мирт. - Я уже инициированный и имею право на самостоятельное решение.
   - А Гарден? - обеспокоенно спросил Мика. - Оливия? Ты-то инициирован, а как с ними? Если Гарден уйдёт, придётся уйти не только ему, но и Орвару.
   - Ты думаешь, Орвара пустят к Гардену? - сам испугался Мирт, побледнев и сникнув. - А без него брату до сих пор плохо. Они же Гардена в другом приюте вообще убьют! Здесь-то мы с трудом поняли, что с ним... И Оливия тоже до сих пор хромает. Ей нельзя без нашей помощи!
   - Прекрати думать так, как будто уже всё решено! - велел Коннор. - Давайте думать, что можно сделать, чтобы никого из вас не забрали. Люция ведь и на Мику смотрела, хоть он и полукровка.
   - Демоны им в одно место, - хмуро отозвался мальчишка-вампир, - а не Мика. Я согласен. Надо думать, что делать. Мирту легче - вы правы. Но есть Космея и Мускари. Корилусу тоже легче - Хоста может его усыновить в любой момент. Она пока медлит, потому что не хочет забирать его из Тёплой Норы.
   - Может, попросить храмовников? - предложил Колин. - Пусть они скажут, что ребята - их ученики!
   - Первое возражение - тогда почему они здесь, а не в храме, - откликнулся Мирт. - Хельми, а ты правда подсказывал Селене, что говорить директору?
   - Правда, - снова смутился мальчишка-дракон. - Я подумал, что директор ис-спугаетс-ся и перес-станет давить на С-селену.
   - Хитро придумал, - оценил Мика. - Если бы Билимби не орал, он бы, может, и подумал ещё насчёт твоей угрозы.
   Они посидели немного, раздумывая, а потом Коннор вздохнул.
   - О взрослой жизни мы знаем мало. Надо к совещанию подключить Джарри, Колра и всех, кто может помочь думать. Тогда идеи появятся. А то пока в голове крутятся мысли только про Вальгарда, которому мы уже надоели. И про главу города Лофанта, который меня не любит из-за Рунного Смарагда. Так что ждём Селену. А пока надо предупредить домашних, что обед надо отнести и в учебный дом - Понцерусу и Трисмегисту. Кто куда?
   - Я пошёл предупреждать, - сказал Колин. - Понцерус вроде как на мне, так что...
   - Я пойду навстречу Селене, а заодно посмотрю, нужна ли помощь Джарри и магам в разборе спортивного поля, - сказал Коннор. - Мирт, сходи к Вереску, а ты, Хельми, попробуй узнать у Колра, почему не помогло его заступничество. Мика, ты со мной?
   - Нет, я в мастерскую, - отозвался Мика. - Надо посмотреть, какой работой можно увлечь Вереска, а то - умный какой нашёлся! - очень уж удобно сидеть сложа руки и горевать об одиночестве! Или вообще... Не увлечь, а заставить работать! Пусть отрабатывает своё пропитание здесь! А то приехал - не наш, а на дармовщинку лопает!
   Братство расхохоталось и разлетелось в стороны.
   Колин вбежал в Тёплую Нору вместе с Хельми, но в предбаннике расстались: мальчишка-дракон сразу повернул в кабинет-веранду, где учуял всё ещё сидящего там Колра. А Колин пробежал мимо гостиной, отметив мельком, что успокоенная Люция уже сидит в кружке других малышей, дожидаясь обеда и выискивая нужные паззлы.
   На кухне он еле успел отскочить от взбудораженных дежурных, разносящих тарелки по столам, и стеночкой добраться до Веткина. Веткин чуть не расплакался от счастья, что его вовремя предупредили об изменениях в обеденном распорядке из-за высокого гостя. Колин пожалел его и сказал:
   - Набери мне поднос со столовыми приборами - я их там расставлю, а потом прибегу за кастрюлями с горячим.
   - Отнеси! - обрадовался Веткин. - А горячее дежурные принесут!
   Поднос с пустыми тарелками домашний на всякий случай закутал в полотенца - чтобы несущий его мальчишка-оборотень, нечаянно споткнувшись, не разбил посуду. Колину повезло: едва он вышел из дома, как из своей мастерской показался Мика. Мальчишка-вампир тут же подбежал и велел идти спокойно, а все двери он Колину на пути откроет. Так вдвоём они и добрались до учебного дома, где сообразили, что стол лучше накрыть в одном из классных помещений, а не в самой библиотеке.
   Закончив с сервировкой, мальчишки постояли немного, и Мика тихонько вздохнул:
   - Что-то как-то всё сразу, да, Колин? И игра, и праздник, и приезд этих...
   - Похоже... - Колин помолчал, а потом сказал: - Тебя не заберут, Мика.
   - Почему?
   - Мы тебя выкрадем. И не один раз, - серьёзно пообещал мальчишка-оборотень, подразумевая братство. - И тогда им надоест за тобой бегать, и они оставят тебя в покое.
   Оба пока не знали, кто такие эти "они". Но туманно грезились какие-то злые взрослые, которые грозят бедами... Так что Мика снова вздохнул.
   - Знаешь, что придумал я? Только это глупо.
   - Что?
   - Нам надо переехать к селению Вальгарда и там устроить свою Тёплую Нору. Драконы нас в обиду не дадут. Но это слишком сложно...
   - Колин! Ты где? - за дверью громко спросил Хаук. - Мы принесли горячее!
   Трисмегист, в последнее время не однажды обедавший в общей столовой, согласился за школьным столом поухаживать за гостем и бывшим коллегой, как он отозвался о Понцерусе. Так что мальчишки показали, какие блюда им принесли, и предупредили университетского представителя, что разъярённый школьный директор уехал, забыв забрать его. Слегка удивлённый, Понцерус, тем не менее, почти равнодушно отнёсся к странному сообщению. Кажется, он был слишком заинтригован рассказом Трисмегиста о последних годах его странствий. Так что мальчишки просто сказали, что в деревне есть машина, на которой смогут отвезти старика домой, если он захочет, и ушли.
   Потом всех позвали обедать, и Колин, приглядываясь к Селене сообразил, что она наконец успокоилась. Правда, насколько она спокойна - не понять. Судя по браслету, блокирующему братство, она не хотела, чтобы кто-то знал о её настоящем состоянии.
   После обеда, как и уговорились, малышню отослали на "тихий час", а старшие начали готовиться к походу в лес. Главное место для пикника было определено заранее - берег небольшого озера - того самого, где Ирма встретила Хельми. Мальчишки-рыболовы, услышав об этом, засияли и побежали готовить удочки.
   Когда в столовой дежурные убрали со столов и вымыли посуду, после чего умчались тоже готовиться к пикнику, взрослые и братство собрались за одним столом. Лишним здесь сидел Вереск, но он помалкивал, мрачно поглядывая на взъерошенного Мику - тот уже успел ему напомнить о дармоедах, отчего оба чуть не подрались. Колину пришлось разнимать обоих, пока старшие братства не подоспели.
   - Будем обсуждать то, что сказал Билимби, сейчас, или выждем, пока все наши мероприятия пройдут? - спросил Селена.
   - А что с нашими мероприятиями? - пожал плечами Джарри. - Они расписаны вплоть до минуты. Так что там у вас произошло?
   - Боюс-сь, я немного виноват в том, что этот Билимби так... - Чёрный дракон поискал слово. - Так обозлилс-ся. Я впервые видел, чтобы эльф-ф нас-столько был... э-э... туповат. И я выс-сказал ему в лицо, что думаю об инциденте с Эрно и Миртом. Пос-сле чего этот Билимби и рас-сердилс-ся.
   - Хорошо, - спокойно сказал Бернар, который сегодня ответственно подошёл к выезду на пикник, а потому остался обедать в Тёплой Норе. - Мы знаем существо дела. Пора перейти к главному вопросу. Итак... Что мы можем сделать, чтобы наши дети, эльфы и вампиры, остались здесь?
   - Берилл остаётся в любом случае, - заявил напуганный Александрит. - В данной ситуации судьбу малыша решает близкий родственник. И я не собираюсь отправлять братишку куда-то в неизвестность.
   - Имеет ли право такого же голоса Мирт? - поинтересовалась Селена.
   - К сожалению, нет, - вздохнул Джарри. - Я уже посмотрел положения. Ему нет шестнадцати. Поэтому, несмотря на инициацию, он не имеет права решать судьбу младших. Если только не обратиться к его дяде, Гиацинту.
   У всех за столом сморщились лица, как будто каждый выпил прокисший компот. Но Джарри улыбнулся и напомнил:
   - Не забудьте, что уважаемый Гиацинт нам до сих пор благодарен за тот вечер в городском собрании. И мы можем использовать его благодарность во благо Мирту и его младшим. Теперь надо думать, что мы можем сделать для Космеи и Мускари.
   - И для Вереска, - пробурчал тот. - Я не вернусь в храм.
   - К городскому главе Лофанту обращаться не стоит? Он ведь тоже нам обязан своим возвращением на пост главы, - напомнила Селена, ещё более успокоившаяся после реплики Вереска, которому даже сумела улыбнуться. - Или же...
   - Скорей всего - "или", - хмуро сказал Ривер, внимательно слушавший всех. - Он и сейчас считает, что Рунный Смарагд находится у нас.
   Все затихли.
   Лофант за лето и осень в деревню приезжал трижды, пытаясь разузнать, не соврал ли в очередной раз интриган Вальгард и не оставил ли старый дракон знаменитый эльфийский камень жителям деревни. Сколько его ни уверяли, что камня в деревне нет, он только посматривал на всех недоверчиво. Коннор даже как-то сказал, что в чём-то он правителя города понимает.
   Хельми поднял голову и взглянул на чёрного дракона.
   - Лоф-фант может вс-сё изменить, - негромко сказал он, - ес-сли он получит камень. Может, с-слетать к Вальгарду и попрос-сить его об одолжении?
   - Но тогда... - заговорила Селена, а потом с отчаянием махнула рукой.
   - Х-хельми! - возмущённо начал было и Колр, но запнулся, сдвинув брови на упомянутого.
   Все, удивлённые, тоже взглянули на мальчишку-дракона. По его выразительным губам змеилась такая усмешка, что Колин вдруг вспомнил Вальгарда.
   - Мы... с-слетаем, - вкрадчиво сказал наконец чёрный дракон. - Как только пройдут игры. Обязательно с-слетаем.
  
   Десятая глава
  
   Честно говоря, Селена немного испугалась. Когда Хельми усмехнулся, она явственно увидела перед глазами образ старого дракона Вальгарда. Уже прозвучало слово "интриган". Неужели мальчишка-дракон тоже растёт будущим политиком? Он ведь уже пробовал втихомолку, чуть ли не воровски, но довольно удачно вмешаться в её разговор с директором, заставив старшую сестру выговорить чужие ей слова. Потому что его задело отношение Билимби к тому, что ему близко. Но... Это что же... В Хельми соединились эмоциональность Колра и желание вмешиваться исподтишка - фирменная особенность Вальгарда?
   Но молодой дракон был не самой неразрешимой проблемой. Пока Хельми в братстве, он будет вынужден считаться с мнением ребят. Так что эту тревогу можно пока оставить... Селена вздохнула, сама смущённо улыбаясь, когда поймала себя на странной мысли: "А что, если попросить Колра усыновить и удочерить наших ребят-эльфов?" А следующая мысль заставила ругать себя: она чуть не пропустила мимо ушей заявление Вереска о том, что он собирается остаться в Тёплой Норе!
   Вслушавшись в негромкий разговор, Селена сообразила, что мужчины негромко обсуждают предстоящий пикник, а братство с интересом оценивает программу его проведения, вставляя время от времени дельные замечания.
   Возможно, поэтому почти все, увлечённые обсуждением, и вздрогнули от неожиданности, когда дверь в столовую открылась. Пришли в себя, узнав Трисмегиста. Правда, тот оглянулся и прошёл несколько шагов в столовую, ведя за собой - Понцеруса. Селена ахнула, вспомнив, что директор Билимби вернулся в город, просто-напросто забыв своего спутника здесь, в деревне.
   Только она, взволнованная, поднялась со стула, как Понцерус, видимо, сообразил, что именно её обеспокоило.
   - Леди Селена, ваши дети уже оповестили меня, что директор уехал, забыв обо мне. Ничего страшного. Здесь, в вашей деревне, я встретился с бывшим коллегой, и мне приятно было бы провести пару-тройку дней, общаясь с ним. - Подумав, старик-эльф добавил, объясняя своё решение: - В школе я пока не нужен - каникулы.
   - Тем более что в моём доме найдётся вторая комната для гостя, - добавил Трисмегист.
   - Думаю, возражать не буду, - улыбнулась Селена, а в следующий миг поняла, что приютила на свою голову уже второго психа-учёного.
   - Леди Селена, уважаемый Трисмегист рассказал мне о проблеме, с которой столкнулись вы и один из ваших опекаемых, - тут же подхватил Понцерус, с надеждой вглядываясь в сидящих за столом. - Мальчик Вереск, я так понимаю, в затруднительном положении после ученической инициации? Если мальчик не возражает, я бы хотел присмотреться к его личному пространству. Уважаемый Трисмегист подтвердит, что ранее мы, будучи ещё в университете, совместно занимались проблемой личного пространства живых и пара-живых существ и преображением оного в различные формы. Возможно, мы сумеем найти разгадку этого пара-существа и отделить его от носителя без опасности для жизни последнего.
   Наверное, Понцерус от волнения заговорил настолько витиевато и сухо. Насколько сумела заметить Селена, Вереск сбился с попытки понять университетского представителя на половине его речи. Зато глаза Коннора азартно разгорелись.
   - А можно - я с вами? - ожидаемо попросился он.
   - Понимаете, уважаемый Понцерус, - медленно, потому что тщательно подбирала слова, выговорила Селена. - Дело в том, что буквально через полчаса дети Тёплой Норы выйдут из дома в лес, на пикник. И я не знаю, как быть в этом случае.
   - Интересное времяпрепровождение, - оценил удивлённый Понцерус. - Но нам на первый раз хватит и этого получаса, чтобы хоть примерно разобрать структуры личнопространственной формы пара-существа. - Он замялся и добавил с надеждой: - Если бы к этому анализу присоединился уважаемый Перт, которого я видел недавно на поле...
   - Ребята, кто сбегает за Пертом? - спросил Джарри. - Я видел - он шёл с Ильмом в его дом. Уважаемый Понцерус, где вы хотите провести обследование Вереска?
   - В учебном доме, - поспешно ответил Трисмегист, первым сообразивший, что Перту быстрей дойти до учебного дома, чем до его личного. - Мальчик Вереск, ты не ответил на наш вопрос.
   - Да, я пойду с вами, - мгновенно отозвался Вереск и добавил тише: - Если Коннор будет рядом.
   Трисмегист едва заметно усмехнулся.
   - Я с-слетаю за Пертом, - вызвался Хельми, кажется желая загладить вину за вторжение в чужие разговоры.
   - Спасибо, Хельми! - обрадовалась Селена.
   - Тогда мы пошли, - чуть насмешливо сказал Коннор и, хлопнув Вереска по плечу, первым двинулся к двери из столовой. Оба старика-эльфа - за ними.
   "Старики-разбойники, - подумала Селена, глядя им вслед. - Ишь, вцепились в Вереска. Нет, это, конечно, к лучшему. Может, они что и разберут в его ситуации. Но поразительно, как они активно взялись за интересное им обоим дело! Хотя старики-разбойники - это больше о Понцерусе. Трисмегиста старым иной раз язык не поворачивается назвать, хотя он разбойник тот ещё..."
   - Мы - во двор, - встал от стола Джарри. - Пора проверить машины, на которых повезём припасы к озеру.
   Колр последовал за ним молча, как и оживившийся Ривер. Бернар же деловито поставил на стол свою котомку и принялся за изучение всего того, что собирался взять на пикник - для исцеления самых хулиганистых или самых неудачливых путешественников. Селена вопросительно кивнула троим из братства.
   - Мы в мастерскую, - понял её Мика. - С Колином. А Мирт идёт проверить, как там Оливия и Гарден.
   Мальчишки побежали впереди неё, так что Селена спокойно пошла сначала за ними, а потом остановилась в гостиной. Итак, полчаса - и начнётся самая длинная прогулка. За тех, кто может заблудиться, она не боялась. Маг Ривер вместе с Джарри, обсудив проблему своевольных малышей, придумали для всех магические метки, которые старшие девочки на скорую руку нашили на верхние одежды самых маленьких. Оборотни, конечно, захотят пробежаться и одёжку скинут, но любимыми медальонами жители Тёплой Норы гордятся, так что метки некоторым подсунули и в медальоны. Родителей всех тех, кто захочет прогуляться вместе с Тёплой Норой по лесу и возле озера, предупредили, чтобы они сами смотрели за своими. А кто хочет чувствовать себя посвободней - пусть возьмёт у Ривера магические метки для своих детишек...
   Прислушавшись к своим ощущениям, Селена внезапно поняла, что на неё кто-то смотрит. И не один. Медленно, стараясь не спугнуть наблюдателей, она повернулась к детскому уголку и, присмотревшись, подошла к забытой игрушке - к мячику, чтобы поднять его с ковра и положить на нижнюю полку с небольшой планкой, помогающей игрушкам удерживаться на месте и не скатываться на пол.
   Кресло. Она чуть-чуть улыбнулась и резко села на корточки перед креслом, сразу же подняв край кресельной накидки. Из темноты блеснули три пары зелёных глаз, а за ними, подальше, ближе к стене, зажглись тревожные красные.
   - Вылезайте, - шёпотом скомандовала она.
   Кресло качнулось и зашелестело испуганным шёпотом. Но секунды спустя из-под сиденья выскочил тёмно-серый волчонок и бросился на Селену. Хозяйка дома поймала его и прижала к себе. Ирма быстро облизала ей ухо, а потом принялась брыкаться, отталкивать её лапами.
   - Где ваша одежда? - строго спросил Селена, держа волчишку уже за шкиряк.
   - У меня, - стеснительно отозвался Берилл, вылезший из-под кресла сзади, и поднял ворох вещей - доказать.
   Один из двух волчат подпрыгнул и выдрал у него этот ворох, рассыпав вещи по полу. Второй покопался в них, расшвыривая по ковру... Селена, отпустив Ирму, быстро сгребла всю охапку и так же быстро вынула из неё одежду волчишки. Через минуту Ирма, двойняшки Вилл и Тармо перекинулись и оделись.
   - Что случилось? Почему вы так рано проснулись? - осведомилась Селена.
   - А вдруг проспим? - возмутилась Ирма. - И нас не возьмут!
   - Да вы что! - ответно возмутилась Селена, с трудом сдерживая смех. - А кто будет нести тарелки и бидоны с компотом?!
   Троица в панике переглянулась с ошарашенным Бериллом. А Селена серьёзно продолжила:
   - Машины-то только до тропы доедут, а дальше - пешком. Вот и будем все вещи и продукты нести в руках. Так что никто никого в Тёплой Норе не оставит - не беспокойтесь! Всех нагружу!
   - А зачем так много брать? - осмелился спросить Берилл. - Мы же на ужин вернёмся домой!
   - Хоть один умненький нашёлся! - проворчала Селена и вздохнула. - Ладно, посидите здесь немного одни. Сейчас побудка начнётся, а там и собираться будем.
   - Почему одни? - задумчиво спросила Ирма, глядя на соседнее кресло. И кинулась к нему, схватившись за чью-то лапу и за чью-то ногу. - Вы-ле-зайте!
   - Вывихнешь! - испугалась хозяйка дома. - Оставь Нота в покое!
   Ха, как бы не так! Это процион так решил и цапнул упрямую волчишку за руку.
   - Ай!
   Вместо ожидаемого крика Ирма уселась на полу рядом с бунтующим креслом и задумчиво спросила:
   - Селена, а оборотни-проционы бывают?
   - Не знаю, - призналась та, завязывая ей прокушенную кисть своим носовым платком и торопливо вспоминая, выходил ли Бернар из столовой, или нет.
   - Мы с козами разговаривали, а они не хотели признаваться, что они перекидываются, - сообщила волчишка. - Но они точно перекидываются - я знаю.
   - Откуда? - поразилась Селена.
   - Моди сказал. Он видел. Ночью вышел, а они в загоне стоят, как люди, и тихонько так говорят по-своему. Селена, страшно, да? Представляешь? Ночью перекидываются!
   Небось, Моди решил малышню попугать, чтобы та не бегала по ночам в туалет, - сообразила Селена. По вечерам, когда ясли-сад спать укладывать начинают, часто бывает, что не уговоришь никого перед сном сбегать в туалет, а потом они просыпаются по нужде и нечаянно будят остальных. Вот Моди и придумал страшилку, чтобы помочь Вильме - главной воспитательнице ясельников, а по совместительству - своей подруге... Селена улыбнулась. Хм. Все элементы ужастика! Обычные мирные животные. Но наступает ночь - и они превращаются в странных людей, которые стоят в темноте и шепчутся...
   - Если честно, Ирма... Ух, и страшно! - подтвердила Селена.
   Она встала и подала руку волчишке, чтобы поднять её с пола.
   - Идём.
   Удивлённая и заинтригованная, Ирма послушно зашагала за Селеной, которая коварно ввела её в столовую, где, к её радости, Бернар всё ещё перебирал в котомке свои склянки и перевязочный материал.
   - Бернар, посмотрите руку Ирмы, - обратилась Селена к старому эльфу. - Её Нот укусил. Я перевязала, чтобы кровь не шла, но - на всякий случай...
   - Иди сюда, - строго сказал эльф сжавшейся волчишке. - Посмотрю твою ранку.
   Двойняшки-оборотни и Берилл тоже осторожно подошли к столу и сели тихо-тихо, чтобы Бернар их не выгнал. И чтобы Ирма видела, что они тут, и не боялась. Селена на цыпочках удалилась. За волчишкой глаз да глаз нужен: порой и лёгкая рана, о которой она не скажет, потом превращается в сплошной кошмар даже для Бернара. Это во-первых. Во-вторых, рядом Берилл. Несмотря на то что он сыт и спокоен, нельзя провоцировать малыша-вампира запахом свежей крови.
   В гостиной она быстро вынула из-под кресла пыхтящего от стараний вылезти на белый свет толстячка Моно, а вместе с ним и Нота, которого тот держал, прижимая к животу. Странно, что малыша-тролля процион никогда не кусал и не царапал. Во всяком случае, Селена о таком не слыхивала. Посадив Моно на ковёр, велела ему сидеть тихо. Малыш-тролль кивнул и стал гладить Нота, не возражающего против приятных для шерсти движений.
   Во дворе Селена поймала пробегавшего Веткина.
   - Всё готово к прогулке? - спросила она домашнего.
   - Всё, - покивал тот. - Всё сложено - осталось загрузить в машины.
   - Ну, это уже ребята сделают, - пробормотала Селена. - Спасибо, Веткин.
   Только собралась бежать дальше - к мастерской Мики, как домашний тихонько окликнул её и спросил - с небольшой претензией:
   - А что? Кама тоже берёте, нет ли?
   - Берём, - подтвердила Селена. - Он хотел посмотреть красивые места, чтобы для леди Аманды на день рождения чайный сервиз сделать.
   - О! - удивился и обрадовался Веткин. - Тогда пусть едет! Леди Аманда нам недавно такие чудные занавесочки на окна в столовой нашила - одно загляденье!
   Глядя вслед домашнему, уходящему по делам за дом - кажется, к теплице, Селена покачала головой. Этот тип - тот ещё собственник. Ближе к нему, наверное, в этом отношении только Мика! Ишь, как... Баш на баш! Она нам занавесочки - мы ей посуду!
   Мика. Ага. Вот куда она направлялась. Селена быстро развернулась и поспешила к мастерской Мики. Дверь приоткрыта, и Селена вошла в помещение незамеченной. И улыбнулась. Мика и Колин сидели за рабочим столом, на котором громоздились всякие тиски и другие рабочие инструменты, и сноровисто работали, собирая низки бус.
   - Вы почему этим занялись именно сейчас? - не удержалась от любопытства Селена. - Разве нельзя было дождаться вечера, когда вернёмся из леса?
   Мальчишки растерянно посмотрели на бусы и на баночки с бисером, а потом на хозяйку дома. Мика расхохотался первым.
   - Я хотел показать Колину то, что придумал для Вереска! Начал узор низки, а потом забыл, что она для Вереска, и решил закончить! А Колину неинтересно же просто так стоять - и он тоже начал нанизывать!
   - Вы молодцы, - улыбнулась Селена. - Но не забудьте, что скоро выезжаем.
   - Забудешь тут, - уже проворчал Мика. - Сейчас эта мелкотня набежит - так тыщу раз напомнит!
   Селена вышла из мастерской, размышляя про себя, что принадлежащий ей дом похож на заведённые раз и навсегда часы, где каждый отнюдь не винтик, но знает, как сделать, чтобы эти часы шли на благо всем.
   - Селена! - услышала она крик и аж вздрогнула, неизвестно чего испугавшись. Но узнала кричавшего - Мирт. И успокоилась.
   - Что случилось?
   - Пойдём в дом, - схватился мальчишка-эльф за её руку. - Я не знаю, где Орвар, но мне кажется, у Гардена вот-вот приступ начнётся.
   - Но ты же и сам можешь его успокоить! - удивилась Селена, тем не менее спеша вместе с ним.
   - Понимаешь, Селена, мне кажется, на него теперь влияет то, что я чувствую, - смущённо признался Мирт. - А я чувствую... - Он замолк, закусив губу. - Селена, мне как-то не по себе. Я думаю и так, и по-другому. И ничего не получается. Ну, в смысле, как нам здесь остаться. Может, нам правда обратиться к моему дяде?
   - Это было бы здорово, - вздохнула Селена, - но я боюсь другого: как бы твой дядя не отправил нас к главе города - к Лофанту. Сам понимаешь, чем это грозит.
   Она умолчала о том, что Лофант может оказаться в этой ситуации грозным шантажистом, в сравнении с просто обозлённым Билимби-фанатиком. А что? Это ведь легко! "Ага! Вот как? За Рунный Смарагд я вам оставлю всё, как есть, в вашем доме! Но камень должен быть у меня!"
   Они добежали до комнаты мальчишек, где был поселён Гарден, когда перестал постоянно впадать в своё странное состояние ступора. Здесь сидел Хаук, который внимательно следил за младшим братом Мирта.
   - Всё хорошо, - сказал он, едва увидел Мирта. - Он просто сидит.
   - Я сижу, - сказал Гарден. - И меня больше не уносит.
   Так он называл ступор. Селена улыбнулась ему, хотя сердце сразу затосковало: а если Гардена и впрямь увезут куда подальше от Тёплой Норы? Что будет с ним там, если опять перемена погоды, например? Орвару, его бывшему поводырю и нынешнему чуть ли не персональному целителю, вряд ли позволят поехать вместе с ним. Господи, мысли начали крутиться уже по одному и тому же замкнутому кругу!..
   Заслышав шум машин, Селена ещё раз напомнила мальчишкам забыть о работе и бежать на помощь тем, кто уже начал переносить вещи в машины. А сама побежала к Стену. Она лично экипировала сына для прохладной прогулки и вынесла его на улицу.
   Три машины ждали у дома. Вокруг них суетилась прорва народу. А кое-кто суетился, потому что нравилась суета! Так что, держа одной рукой таращившегося на всех с любопытством Стена, второй Селена ухватила за ворот курточки Ирмы. Опа! Это оказалась не Ирма! Волчишка Шамси тоже, как и Ирма, сбросила где-то шапочку, а волосы-то такие же, косматенькие!
   - Селена, пусти! - пискнула Шамси.
   - Где ваша Вильма? - строго спросила хозяйка дома.
   - Она ругает Корилуса!
   - Шамси, я спрашиваю не о том, что делает Вильма, а где она!
   - За домом!
   Селена выпустила Шамси и, озадаченная, поспешила посмотреть, что происходит на детской площадке. А когда оглянулась на шумок за спиной, то уже не знала: то ли плакать от смеха, то ли прикрикнуть! Появилась Ирма и тут же заинтересовалась, куда спешит хозяйка дома. Ну а где волчишка, тут и целая компания малышни! Так что сейчас Селена сама себе напоминала озабоченную клушу с бешено любопытными цыплятами, которые несутся за курицей-мамой изо всех сил, боясь пропустить всё самое увлекательное.
   Уже издалека стало понятно, что происшествие случилось не на детской площадке; как и стало ясным, почему Вильма ругает Корилуса, вместо того чтобы командовать посадкой по машинам. Тот умудрился залезть на клетку с индюшками и теперь боялся спускаться. Наверху-то его странным птицам не достать, а попробуй-ка слезть с клетки, если к стенкам тут же подбегают её сердито булькающие обитатели. А вдруг клюнут?
   И теперь Вильма сердилась, потому что Корилус даже к краю боялся подходить. А ведь здесь она могла спокойно снять его с клетки.
   - Подержи, - велела Селена Вильме, передавая ей Стена, который немедленно уставился на индюшек и, кажется, пытался им в ответ булькать.
   "Ёлки-палки - сплошной цирк!.. А вот, кстати, никогда не пробовала спросить Джарри, а есть ли здесь у них цирк?"
   - Корилус! - позвала она. - Я выше Вильмы! Возьму тебя на руки и не отдам этим страшилам! Иди ко мне!
   Перебирая руками все прутья на верхней решётке, малыш-эльф с опаской двинулся к Селене. Корилус не добрался ещё до самого края, как она сумела дотянуться до него. Один рывок - и малыш оказался на земле.
   - Всё, бегите! - скомандовала Селена.
   - Спасибо, - рассеянно пробормотала Вильма, которая, кажется, пыталась сосчитать своих воспитанников.
   Забрав Стена, хозяйка дома заторопилась к машинам.
   Здесь Вильме помогли ребята постарше. Наконец Селена увидела, что все сели, и только поспешила к первой машине, которой управлял Джарри, как услышала от последней, третьей, голоса мальчишек:
   - Ринд, садись. Мы сами.
   Ничего не понимая, Селена вернулась к третьей машине как раз в тот момент, когда Вади, Герд и Сильвестр, быстро освободившись от одежды, стремительно перекинулись и побежали вдоль дороги - туда же, к Лесной изгороди. Ничего не понимая, Селена проследила, как Ринд и Космея собрали их одежду и шмыгнули в машину.
   Собираясь узнать, что происходит, Селена сунулась следом. И хмыкнула. На сиденьях, ближе к водительскому месту (за рулём Вилмор), уселись те самые два старика-разбойника. Рядом с ними сидели, помалкивая, Перт и Вереск. Учёные эльфы даже не заметили, что мальчишки-оборотни, ставшие лишними в салоне, чтобы не мешать их увлечённому разговору, перекинулись и побежали "пешком". Видимо, Ринд тоже хотела обернуться, но мальчишки велели ей оставаться на месте. Размышляя, кто из стариков-разбойников кого уговорил поехать на пикник, Селена заторопилась к своей машине. И небольшая машинная колонна наконец тронулась с места к Лесной изгороди.
   Там их уже ждали ещё четыре машины соседей - Ильма, Ривера и его соседа, а также Колра. Выехав за изгородь, удлинившаяся колонна проследовала опушкой леса, после чего, сделав небольшой полукруг, остановилась. Поскольку главным старожилом-охотником в деревне оставался Джарри, то он лучше всех знал тропки, по которым можно проехать на машине, а затем некоторое расстояние пройти до места назначения.
   Гул моторов затих на опушке леса, а народ выскочил из машин. Весёлые детские переклики смешались с деловыми вопросами взрослых, как лучше оставить здесь машины, а также с требованием начать разгрузку. Продуктов с собой взяли немного - в надежде на решительно настроенных мальчишек-рыболовов. Главным в поездке, считала Селена, были принадлежности для копчения рыбы и довольно здоровый котелок для ухи на свежем воздухе. Не один, естественно. Ну и пара пакетов с лепёшками, специально напечёнными к этому мероприятию.
   Пока Джарри вынимал последние припасы, мальчишки-рыболовы отправились вперёд по тропинке, которую очень хорошо знали с тех пор, как получили магический пропуск за границы деревни. Пропуск этот пока давали только старшим ребятам. Мало ли... Ребятня, радостно и возбуждённо переговариваясь, - за ними.
   - Как ручеёк, - прошептала Селена, убедившись, что между малышами стараются как бы ненароком втиснуться ребята постарше.
   Минут пятнадцать ходьбы - и послышались ликующие вопли. Селена улыбнулась, зная, что происходит: лес там, впереди, заканчивался неожиданно, и перед глазами идущего внезапно появлялась водная гладь довольно широкого озера, с противоположной стороны тёмного из-за небольшого обрыва. И это поразительное зрелище громадного простора даже у неё всегда вызывало странное чувство полёта. Так что она наверняка знала, что сегодня над озером два дракона обязательно полетают. А заядлые дельтапланеристы будут жалеть, что приехали сюда в комфортных машинах, хотя могли бы долететь на дельтапланах.
   Ничего. Как только устроятся на месте, пикник быстро выветрит из их голов мечты полетать. Поскольку старшие - на этот раз не дети, а взрослые приготовили воспитанникам Тёплой Норы ещё одно развлечение. А пока надо расставить все предметы, взятые с собой, и напомнить мальчишкам-рыболовам, чтобы не давали детям сырую рыбу, как бы те ни просили, - особенно малышам-оборотням.
   Через пятнадцать минут пикник начался.
   Колр, кажется, решил полетать чуть позже, а пока он взял под руку Аманду и пошёл вдоль берега. Эрно остался с Люцией, но это ненадолго. Селена чуть позже сама будет нянчиться с драконишкой. Двое стариков-разбойников друг дружку под руку брать не стали: им было достаточно идти рядом, горячо обмениваясь репликами - Селена тоже горячо надеялась, что реплики их - всё то же обсуждение состояния Вереска. Ильм с Пертом, негромко переговариваясь, подошли ближе к воде. Хоста беседовала с Корундом и Азалией, приглядываясь к Колру и Аманде - наверное, тоже мечтала погулять под руку с семейным. Братство собралось вместе, причём с мальчишками стоял и Вереск. Бернар сгруппировал вокруг себя магов-травников и пытался сыграть с ними в угадайку по замороженным травам и кустам. Остальные уже бегали кто где - особенно оборотни.
   Селена успевала и распределять взятые с собой продукты, и посматривать на всех... Почему-то больно кольнуло сердце. Нет, тогда они пикник проводили не здесь, а близко к ограде. Но почему-то именно сегодня ей показалось, что страшный день повторяется. Да что такое... Сейчас даже не лето. Она вздохнула, улыбнулась Стену, который вопросительно глядел на неё, и посадила его на расстеленные одеяла, куда уже уселась Люция и где на всё вокруг хлопал глазами Моно.
  
   Одиннадцатая глава
  
   Сначала Колину пришлось посидеть с малышнёй: Вильма не справлялась - и всё из-за его сестрёнки. Ирма, вырвавшись на волю, будто с ума сошла от счастья. И заразила этим сумасшествием остальных ясельников. Пришлось поймать её и слегка приглушить это буйство, от которого она чуть не на деревья лезла. Остальные малыши постепенно подтягивались к Ирме, пока других, разбежавшихся по лесу, ловили Вильма и Моди.
   Пробегавшая мимо Селена чуть не со слезами благодарности бросила:
   - Колин, миленький, спасибо! Вильма сейчас всех поймает и освободит тебя!
   Мальчишка-оборотень покивал, с трудом удерживая ладошку Ирмы, которую та яростно выкручивала из его руки. Как же - не успеет всё обегать и всё увидеть! А ещё надо обязательно в воду залезть - и чего такого, что ближе к берегу озеро мёрзлое до тонких прозрачных льдинок?
   Как обрадовался Колин, когда понял, что забыл надеть блокирующие кольца!
   Понять-то легко, что забыл. Внезапно рядом появились Мирт и Хельми, быстро оценили ситуацию с волчишкой и малышами, всё прибывающими под контроль младшего брата. Ситуацию разрешили легко. Хельми взглянул на кусты за спиной Колина, поднял брови. Потом новый взгляд на мальчишку-оборотня - и кивок. Такой, как будто мальчишка-дракон предлагал только Колину взглянуть на что-то интересное.
   Ирма на указывающий кивок среагировала немедленно - даже быстрей брата. Резко обернулась и нетерпеливо выдрала-таки ладошку из рук Колина. Впрочем, тот и сам расслабил пальцы. За сестрёнкой заоглядывались малыши - и восторженно ахнули: в кустах, чёрными прутьями пронзающими серый, лежалый снег и свежий пушистый иней, прямо на облинявшей рыжей, давно опавшей листве, слегка припорошённой, сидел такой же серо-белый кролик. Зверёк будто почувствовал, что на него смотрят. Запрядал ушами, принюхался к воздуху в сторону детей - и дал стрекача! Счастливая малышня с громкими воплями - за ним.
   Колин встал и подошёл к старшим братьям.
   - Иллюзия? - шёпотом спросил он.
   - Иллюзия, - улыбнулся Хельми. - Ты не бойс-ся. Кролик будет с-скакать кругами, с-собирая вс-сех за с-собой. А потом С-селена займёт их-х игрой.
   - Не всех, - сказал Мирт и пошёл к Гардену, возле которого жалась Оливия, с интересом наблюдая за звонкоголосыми гонками по всем трещащим от напора кустам.
   Колин ещё подумал: "Малышню заняли - это хорошо. Только вот потом починки будет из-за этих кустов! Ой... Ещё бы все пуговицы потом найти... Да ладно - обойдём стоянку и посмотрим внимательно..."
   Мимо прошли рыболовы, среди которых торопились не только мальчишки из Тёплой Норы, но и радостные маг Ривер и его сосед. Вёл их на заранее прикормленное место Джарри, на животе которого, в поноске, уже висел Стен, с интересом оглядывая местность... Хельми тихонько фыркнул.
   - Ты что? - спросил Колин, с завистью глядя им вслед.
   - Мы это мес-сто уже две недели готовили, - вполголоса сообщил мальчишка-дракон, усмехаясь. - С-специально для пикника.
   - Мика! - предупредил Колин, глядя на бегущего мальчишку-вампира.
   Тот, запыхавшись, встал рядом с друзьями, открыв рот: собирался что-то выпалить, но только втягивал воздух, стараясь восстановить дыхание. Хельми, непроницаемо глядя на него, положил ладонь ему на голову. Мика глубоко вздохнул и сказал:
   - Люция уже знает, что за игру мы придумали для малышни.
   - Откуда? - удивился Хельми.
   - Не знаю, только она везде прячется. Мы её уже один раз вытащили из-за корней большущего крепчуга, а потом сняли с крыши машины.
   - Ничего, - сказал Хельми. - Ос-стальным-то она рассказать не с-сумеет. А они вос-спринимают её пророчес-ство как баловс-ство.
   И мальчишки снова принялись наблюдать за удирающим от писклявой толпы кроликом, на удивление слишком шустрым. Процион сидел неподалёку от привезённых продуктов, озадаченный шумной суетой: Нот иллюзии не видел.
   Вскоре иллюзорный кролик привёл всю толпу возбуждённых ясельников на поляну, где внезапно исчез. Селена, воспользовавшись ошеломлённой тишиной среди маленьких преследователей, быстро провела жеребьёвку и мигом создала две команды. Даже Ирма была ошарашена скоростью происходящего, особенно когда Селена строго и решительно сказала:
   - Две команды будут искать таинственный клад!
   Колин опустил голову, чтобы никто не увидел его улыбку: сестрёнка хлопала глазами на хозяйку Тёплой Норы и боялась даже словечко проронить. Так что Селена за время её молчания успела выбрать маленьких командиров - из тех, кто умел лучше всех читать. В команде Ирмы им оказался Берилл, во второй - Риган. Оба командира получили записки с обозначением первого места, где надо искать следующие подсказки о местонахождении клада. И тогда Ирма отмерла. Она зашипела на Берилла не слабей рассерженной Люции:
   - Быстрей читай!! И бежим, а то без нас съедят!
   Изумлённая Селена оглянулась на Колина, но тот и сам был в ошеломлении: откуда Ирме знать, что клад состоит из вкуснятин?! Она подслушала?!
   - Я и то понял, что для Ирмы любой клад - это всегда что-нибудь поесть, - тихонько сказал Коннор, неожиданно появившийся на поляне. - Чего удивляться-то?
   Команда Берилла первой рванула с места - в небольшой прибрежный скальный грот, который ещё дней пять назад был полностью приготовлен для игры из мира Селены. Команда Ригана не сразу сообразила, в чём дело, но поняла главное: сейчас без них клад сожрут! Так что вторую команду пришлось перехватить на полпути и объяснить, что им бежать в другую сторону. На берегу воцарилась долгожданная тишина. Мальчишки из братства порассуждали немного, сумеют ли обе малышовые команды разгадать следующую записку, которую надо будет собрать из паззлов, и пришли к выводу, что сумеют, потому как собирать паззлы для них не впервые.
   Потом вышел из-за деревьев Джарри, с заснувшим от обилия впечатлений и лесного воздуха Стеном, и попросил братство помочь с разбивкой костров там, где наметили, и с валежником для первоначального копчения рыбы, которую доводить до нужного состояния будут уже в деревне. Мальчишки немного поспорили, кто куда, и старшие пошли с Джарри, а Колин с Микой побежали за валежником. Оба помнили, где не один раз собирали в кучи сучья, сломанные осенними бурями. Так что сразу выскочили на нужное место. И тут Колин резко схватил Мику за руку, останавливая.
   - Тихо, - одними губами прошептал он мальчишке-вампиру, удивлённо оглянувшемуся на него.
   Оба застыли.
   Здесь было так пустынно и глухо, что ветер отчётливо посвистывал между замёрзшими деревьями, шелестя прибитой к земле снегом листвой. Где-то, с разных сторон, редко-редко, но раздавалась одинокая птичья трель.
   - Тебе не показалось? - прошептал Мика.
   Колин покачал головой.
   - А вдруг кабаны? - Мика предусмотрительно отступил к ближайшему дереву, на которое можно быстро залезть, если что.
   - Нет, они с другой стороны озера. Подожди меня здесь, у валежника. Я немного пройду вперёд. Осмотрюсь.
   Мика выхватил из кучи сучьев какую-то корягу и, выпрямившись - спиной к ближайшему дереву, снова замер, глядя вслед другу.
   Колин чувствовал огромное желание перекинуться, но всё же заставил себя идти вперёд в обычной форме человека. Ведь даже в этой ипостаси он отлично пользовался всем тем, что дала природу его волку. Поэтому пошёл не спеша, замирая на каждом шаге и чутко прислушиваясь к лесной тишине, внюхиваясь в пряные запахи листвы и влажно-свежие - снега. Одновременно мальчишка-оборотень медленно, словно цветок (так он себя ощущал) раскрывался всеми чувствами в то пространство, которое проходил. Этому приёму прослушивать пространство его научили старшие братства.
   Идти довелось недолго. Едва он прошёл пару громадных деревьев, как окаменел на месте. Пришлось сделать ещё шаг, чтобы убедиться: за спиной - слабое эхо боли и страха. Кто-то буквально зажимает себе рот, чтобы не закричать...
   Колин впитывал происходящее за спиной и постепенно приходил к выводу: ему самому это неизвестное ничем не грозит. Но, когда он начал раздумывать, звать ли братство, или попробовать разобраться самому со странным впечатлением, впереди послышался жёсткий треск сломанных веток и шелест травы - под ногами нескольких спешащих человек или существ, которые шли в открытую, не боясь ничего.
   Удивлённый Колин так и не принял никакого решения, когда в высоких светло-коричневых кустарниках замелькали фигуры, и вскоре перед ним очутились трое мужчин - один светловолосый эльф и двое темноволосых оборотней. Все трое в серой полувоенной форме - примерно такой, какую Колин помнил по патрульным пригорода. От неожиданности они, высокие, широкоплечие, остановились перед мальчишкой-оборотнем и уставились на него с недоумением. Несколько секунд они рассматривали спокойного Колина, и наконец эльф строго спросил:
   - Мальчик, ты кто? И что делаешь так далеко в лесу?
   - Я Колин, - ответил мальчишка-оборотень. - У нас здесь...
   - Поймайте его! - раздражённо скомандовал эльф. - Потом разберёмся! Одежда на нём хорошая. Наверняка откуда-то сбежал!
   Колин и опомниться не успел, как один из взрослых оборотней кинулся к нему и резко заломил ему руку за спину. Он охнул от боли и тут же сказал:
   - Я не буду сопротивляться! Не надо так сильно! Отпустите, пожалуйста!
   - Замолчи! - велел эльф и проворчал: - Он ещё слово "сопротивляться" знает!
   Колин и правда не думал отбиваться, но руку ему завели так неудобно, что он постоянно кривился от боли, с испугом думая, что опять забыл надеть не только кольца, блокирующие от братства, но и кольцо, закрывающее его от Селены.
   - Колин! - раздался взволнованный крик Мики. - Что случилось?!
   Откликнуться мальчишка-оборотень не успел - и топоток быстрых ног возвестил о появлении Мики. Мальчишка-вампир чуть не споткнулся при виде незнакомых взрослых и даже попятился было от них, но его глаза вспыхнули, когда наткнулись на Колина, который поневоле стоял боком, да ещё выгнувшись в сторону.
   - Отпустите его! - закричал он. - Отпустите!.. Коннор! Мирт!
   Но первой на поляну примчалась Селена - за ней Коннор и Хельми.
   - Немедленно отпустите мальчика! - потребовала Селена, разозлённая до такой степени, что взмахнула кулаком, целя в оборотня, державшего Колина.
   Второй оборотень легко поймал на замахе её руку, но тут же попятился, отпустив женщину: на него, шипя, шёл разъярённый молодой дракон. Эльф, с совершенно обалделыми глазами, отскочил к кустам, когда Коннор чуть не выдрал Колина из захвата первого оборотня, растерявшегося от столь многочисленного противостояния. А на поляне тем временем появлялись бегущие на помощь взрослые: Джарри с Ривером, за ними - Колр с Эрно. Почти сразу их догнали Корунд с Александритом. Последними на место происшествия прибыли Ильм и Перт.
   - С тобой всё хорошо? - нервно спрашивала Селена Колина, который прижался к ней, чувствуя себя в безопасности. Рядом уже стоял Мирт - точней на шаг впереди, готовый в любой момент броситься в драку.
   - Всё, Селена, всё! Всё хорошо! - невпопад отвечал мальчишка-оборотень, растирая плечо и стараясь не показать радости, оттого что ветер дул от незнакомцев.
   - Кто вы такие и что делаете в моём лесу?! - обернулась к неизвестным Селена.
   А те полностью оторопели, глядя на двух храмовников (оба и здесь привычно ходили в одеяниях своих храмов - сразу узнаваемых, чёрном и белом) и на взрослого дракона, взгляд которого ничего хорошего не сулил.
   Наверное, Селена поняла, какое ошеломляющее впечатление произвело на всех троих незнакомцев, одетых в полувоенную форму, присутствие таких неожиданных в лесу личностей. Потому-то, всё ещё и сама на автомате прижимая к себе Колина, словно боясь, что на него снова нападут, снова резко спросила:
   - Кто вы такие?
   - Городская полиция, отдел розыска беглых преступников, - чуть не заикаясь, отрапортовал эльф, переводя взгляд то на драконов, то на Селену.
   - Я леди Селена, хозяйка здешнего места, - всё ещё резко выговорила она. - Что вы здесь делаете? Ловите опасного преступника?
   - Да! - Эльф под изучающим взглядом Колра (тот выглядел так, как будто рассматривал его в качестве мишени) отвечал чётко и коротко.
   - И каков этот опасный преступник? - встревожившись уже из-за иной причины, спросила Селена. - Стоит ли нам его опасаться? Дело в том, что здесь, на лесном берегу озера, мы проводим мероприятие в честь будущего зимнего праздника. С нами много детей, хотя и взрослых достаточно.
   Эльф заколебался, бросив неуверенный взгляд на двух помощников-оборотней. Те тоже смотрели как-то странно, словно мялись, не желая в чём-то сознаваться.
   - Но... ваши дети не бегают в одиночку? - спросил эльф.
   - Нет, конечно!
   - Тогда этот преступник вам не опасен, - уже сам успокоенно ответил эльф. - Вы не могли бы позволить нам осмотреть место вашего... мероприятия?
   - Только один вопрос, прежде чем я проведу вас на берег, - подпустив в голос угрожающих ноток, сказала Селена. - Почему вы схватили Колина?
   - А, это, - с облегчением сказал эльф. - Поймите - у нас работа такая. Мы вошли в лес, где не должно быть детей, и увидели мальчика в чистой и добротной одежде. Объяснение, и логичное, напрашивается само: мальчик сбежал из дома. Мы хотели доставить его к нашей машине, оставленной на опушке леса, а потом допросить его и доставить домой, к родителям.
   - Колин живёт в Тёплой Норе, - строго сказал Селена. - Если вы искали в нашей местности преступника, значит, заранее ознакомились с картой местности и должны знать о таком доме. Я его хозяйка.
   - Но отпускать в лесу мальчика одного... - Эльф, полностью пришедший в себя, не закончил фразы и вопросительно, даже требовательно посмотрел на хозяйку места.
   - Этого мальчика я могу отпускать одного куда угодно, если вы таким образом намекаете, что воспитатель из меня никудышный, - сухо отозвалась Селена. - Колин носит сильные обереги, которые позволяют ему передвигаться везде, где ему захочется и как захочется. Разве вы сами не заметили, как быстро появилась помощь, едва ему стало... некомфортно?
   Эльф стрельнул глазами в сторону двух драконов и мелко закивал.
   - Мы заметили.
   - Хорошо. Теперь я могу провести вас по нашему месту, выбранному для пикника.
   Мужчины, предоставившие Селене возможность говорить от лица хозяйки места, переглянулись, когда трое полицейских послушно, хоть и насторожённо последовали за нею. Джарри на обратном пути первым нагнулся, несмотря на спящего Стена, всё ещё привязанного к нему, и спокойно набрал охапку валежника. Не погнушались набрать топлива для костра даже храмовники. Последнее разобрали мальчишки из братства.
   Колин шёл со всеми и помалкивал. Хельми успел снять ему боль в подвёрнутой руке, и мальчишка-оборотень был ему благодарен. Но одновременно он думал о своём, например, о том, что теперь незнакомые оборотни-полицейские вряд ли учуют нужный им запах: та полянка истоптана так, что даже он, втихаря пытавшийся что-то унюхать, не сумел этого сделать.
   Для костров были вырыты три ямы, так что мальчишки сложили свою добычу у будущих кострищ и отошли, предоставив взрослым самим заниматься основными приготовлениями. Полицейских Селена увела вдоль берега к гроту, где под присмотром Вильмы и Моди азартно бегала малышня... Коннор обернулся. Колин оглянулся следом за ним и увидел Трисмегиста. Понял, что Коннор вот-вот уйдёт. Но старый эльф-то ещё не заметил взгляда Коннора. Колин дёрнул Коннора за рукав куртки.
   - Ты что?
   На глазах братьев Колин, переглянувшийся с Микой, с непроницаемым лицом быстро понадевал все блокирующие кольца и внимательно оглядел друзей. Те сообразили сразу и тоже отделились от Селены.
   - Мне надо, чтобы вы пошли за мной, но чтобы это было незаметно, - тихо сказал Колин и добавил, уловив сомнение на лице Мирта: - Это важно. Я пойду, а потом - вы за мной. Я не надел только кольцо Хельми. Ты ведь быстро найдёшь меня?
   - Найду, - пообещал слегка удивлённый мальчишка-дракон.
   И Колин вернулся к тому месту, где встретился с полицейскими. Осмотрелся. Тихо, но те странные чувства не пропали. Быстро вычислил, от какого дерева они плывут.
   Вскоре на поляне бесшумно появились друзья. Колин встретил их пальцем у рта: "Тихо!" Первым понял Хельми, ткнув пальцем в сторону берега: "Ты знаешь, где прячется тот, кого они ищут?" Колин кивнул. У Коннора расширились глаза. На секунды он застыл с опустошёнными глазами, а когда они ожили - тоже взглянул на то самое подозрительное дерево. Колин покачал головой и ткнул пальцем уже в себя: "Я подойду!" Остальные немедленно встали за его спиной.
   Мальчишка-оборотень насторожённо подошёл к громадному дереву, чей ствол от старости словно выгнулся, и низкое, вертикально узкое дупло было больше похоже на вход в небольшую пещерку, слегка прикрытый отвисшей корой.
   - Эй, - негромко сказал Колин. - Выходи. Полицейские ушли, а мы поможем тебе.
   И прислушался. Сначала стыла лесная тишина. Потом острый слух оборотня подсказал короткий вздох и несколько слов таким слабым голосом, что среди них отчётливо разобрались только: "... не могу... выйти..." Почувствовав на плече руку, Колин поднял глаза
   - Я чувс-ствую боль, - прошептал Хельми. - С-скажи ему, что влезеш-шь к нему и поможеш-шь выбраться.
   Колин повторил слова мальчишки-дракона, добавив вопросительной интонации.
   Неизвестный сомневался долго, тогда Колин просто предупредил:
   - Я иду к тебе. Не бойся.
   И Хельми протиснулся между мохнатыми пластами коры. Прильнувшие к стволу ребята услышали небольшой треск, как будто трухлявое дерево ломалось под ногами мальчишки-дракона. Минута, другая... Голос Хельми позвал:
   - Коннор, с-сделайте вых-ход побольш-ше.
   Мальчишки бросились к дереву, отламывая ненадёжно висящую кору, а кое-где вынужденно действуя ногами, чтобы выбить остатки прогнившей древесины. Вскоре дупло стало настоящим ходом в рост Мики.
   - Я вых-хожу, - предупредил Хельми.
   Мальчишки отошли от дерева, бдительно оглядываясь. А потом замерли. Мальчишка-дракон пятился, согнувшись, и Мирт первым не выдержал, взяв его за локоть и помогая идти уверенней. На руках Хельми явно тащил кого-то.
   Когда мальчишка-дракон повернулся, Коннор присвистнул.
   На руках побратима оказался худенький темноволосый подросток-вампир, лет четырнадцати. Судя по лицу и всем местам, где виднелась кожа, его недавно беспощадно избили. Да и грязная одёжка из тёплой белёсой рубахи и таких же штанов, всё же не предназначенная для прогулок по зимнему лесу, оказалась местами в крови. Он пытался смотреть на вытащивших его, но глаза постоянно закрывались от слабости.
   Хельми осторожно положил его на поспешно постеленную Коннором куртку у корней дерева. Что и навело Колина на мысли, которые он озвучил:
   - А мы думали - Люция про клад догадалась. Что с ним?
   Ответил Коннор, при этом взглянув в сторону:
   - Его били уже несколько дней подряд.
   Неизвестный распахнул глаза, один из которых заплыл, но долго удерживать веки открытыми не сумел. Зато Мика, глядя, как Мирт почти профессионально обследует подростка, ведя над ним ладонями, с любопытством спросил:
   - Откуда ты знаешь? - А потом сообразил: - Ты видишь его родителей!
   - Вижу, - отозвался Коннор и велел неизвестному: - Не открывай глаза! Да, я некромант и могу говорить с твоими родителями.
   - Правильно, - сказал и Мирт. - Не открывай глаза. Я хоть синяк вокруг глаза немного сниму. Лежи спокойно.
   Но Колин уловил, что неизвестный взглянул-таки на Мирта - и у него нашлись силы чуть приподняться на локтях, чтобы попытаться шарахнуться от мальчишки-эльфа,.
   - Успокойся, - монотонно сказал Коннор. - Мирт тебя бить не будет.
   - Что-о?! - возмутился мальчишка-эльф.
   - Хельми, - кивнул Коннор, и мальчишка-дракон положил свою ладонь на лоб неизвестного подростка.
   Частящее дыхание постепенно ослабело, пока не перешло в бесшумное, успокоенное. Подросток уснул.
   Коннор продолжал внимательно смотрел в пространство. По напряжённому лицу старшего брата Колин понимал, что призраки родителей этого подростка-вампира продолжают рассказывать мальчишке-некроманту о своём сыне и его мытарствах.
   Мирт тем временем тоже снял куртку и укрыл мальчишку.
   Колин и Мика, так уж получилось, стояли на страже.
   Наконец Коннор кивнул, словно завершая разговор, и Мирт первым спросил:
   - Почему он решил, что я его бить буду?
   - Жил где-то, где было много мальчиков его же возраста, - объяснил Коннор, - и в последнее время они почему-то постоянно били его. Причём все обидчики были эльфами.
   - Приют, - почти шёпотом сказал Колин, сжимая кулаки.
   Мальчишки посмотрели на него.
   - Ты думаешь? - медленно сказал Коннор. - Тебя в том, где ты был, тоже... били?
   - Драк было много, но между своими, - признался мальчишка-оборотень, с жалостью глядя на спящего. - Тем более я тогда был совсем маленький. Но я слышал о таком. И почему он оказался здесь?
   - Ты же слышал, что сказал полицейский: они ищут беглого преступника. - Покусывая губу, Мирт с тревогой смотрел на неизвестного, над которым только что машинально шептал одно из заклинаний крови, чтобы пропал синяк, который больше был похож на опухоль. - И, Колин, ты же слышал, как про тебя сказал полицейский? Ну, в смысле - задержать на всякий случай, а то вдруг ты сбежал? Такая вот странная логика у них. Этот парень, наверное, сбежал из приюта - вот тебе и беглый. А сбежать - значит нарушить правила. Вот тебе и преступник. Что делаем, ребята?
   - Его зовут Пренит, - сказал Коннор. - Пока те трое не уехали, его нельзя куда-то тащить. Надо опять спрятать в дупле. Хельми, поможешь мне сделать защиту, чтобы его никто не заметил? Отводящую глаза? Как только те уедут, мы сумеем его перетащить в машину. Пока все на берегу, легко съездить в деревню. Нет, не съездить. Объехать деревню за садами и спрятать его в садовом домике. Вереск там всё равно жить не будет.
   - А потом? - спросил Мика и тут же добавил: - Я так понял - его родители вели по лесу? Он что - тоже некромант?
   - Хм, я об этом не подумал, - удивился Коннор.
   - Ребята, а давайте его в храм некромагов на Вереска выменяем? - обрадовался Мика. - Вереск хочет остаться у нас, а этот... - И пригорюнился. - Этот, наверное, тоже захочет. Или не захочет?
   - Давайте-ка о главном поговорим, - велел уже Мирт. - Нас вот-вот хватятся, а мы болтовнёй занимаемся. Хельми, сколько он будет спать?
   - Час-са полтора? - неуверенно спросил сам себя мальчишка-дракон. - Могу добавить влияния - и он будет с-спать дольш-ше.
   - Нет, дольше не надо, - решил Коннор. - Я его сам теперь в дереве оставлю, и нам надо бежать к кострам, а то подозрительно будет.
   - Не будет, - возразил Мика. - Мы сейчас ещё валежника наберём.
   И они так и сделали. Спрятали, надев на него куртку Коннора, Пренита назад, в дупло дерево, а потом окутали ствол в несколько слоёв защиты, которая заставляла идущих к дереву или рядом с ним неосознанно обходить его. Затем набрали валежник и потащили его к кострам. Там выяснилось, что никто не заметил их временного исчезновения, зато похвалили, что принесли топливо. И только Колин заметил, как Селена скользнула оценивающим взглядом по их рукам, пока они сваливали валежник на землю. Но понадеялся, что кольца, блокирующие именно её, она не заметила. Или заметила, но неправильно поняла, почему они их надели.
  
   Двенадцатая глава
  
   Селена в очередной раз вымыла руки и с трудом разогнулась от очередного котелка с рыбой, незаметно для других схватившись за поясницу. Нет, задумка с пикником хороша. Но когда она представляла себе запланированное в действии, как-то не думала о том, что с рыбой придётся повозиться. Хотя и это - тоже нет. Из-за обязанностей хозяйки места ей пришлось потратить время на вынужденную экскурсию по берегу, на котором они собирались отдыхать, из-за тех, кого бы глаза не видели здесь. А за это время, пропавшее впустую, рыбаки наловили столько рыбы! А ведь она думала чистить её по мере поступления, что называется. Хорошо - Аманда не отказалась помочь с разделкой. Да и Хоста, заметив женщин, работающих у костров, мигом примчалась. Старших девочек отослали: каникулы - так каникулы!
   Один большой котелок с ухой дозревал до нужной степени, закипая, второй уже кипел. Когда дети соберутся, хватит каждому по чашке с горячим бульоном и рыбным кусочком. Остальное пойдёт на копчение. Кроме всего прочего, в углях, специально выкаченных по краям костров, допекались картоши - и несколько на пробу рыбных кусков, густо нафаршированных зеленью и овощами из теплицы.
   Пикник продолжался. Старшие ребята, как и было заранее условлено, занимали младших, которые нашли свои вожделенные клады и успели насладиться пирожками, спрятанными в них. Набегавшаяся и накричавшаяся Ирма настолько устала, что даже отказалась от волейбола, и сидела на одеялах, рядом с Люцией и Риганом, перебирая струны лииры. Остальные играли в подвижные игры, и старшие ребята надеялись, что ясельники вскоре все будут сидеть на одеяле. Селена же устало посмеивалась над их наивностью, предполагая, что Ирма, отдохнув, кинется в гущу развлечений и снова потащит за собой всех.
   Хотя Джарри лично (ну, не считая пошедшего с ним, весьма подозрительного к пришельцам Колра) проводил нежданных-негаданных гостей, Селена продолжала думать о том, что произошло. В связи с этим маленьким, но ёмким происшествием чуть позже её заинтересовали грязные руки братства и одежда и обувь мальчишек, усыпанные древесной трухой. Дело в том, что, вместе со всеми принеся валежник, они при ней вымыли руки, а потом по одному разбежались кто куда. А потом почему-то явились вместе - и грязные. Правда, грязь на руках вновь принесённый валежник объяснял.
   "Становлюсь подозрительной, как Колр, - решила она. - Мне чудится, что кто-то из ребят нашёл того самого беглого опасного преступника, но они не считают, что он опасен. Ладно, подожду, пока сами всё расскажут". А то, что братству придётся всё ей рассказать, она не сомневалась: кольца, в которых она узнала своё личное блокирование, разглядела у всех... И тихо фыркнула. Мальчишки, кажется, до сих пор не поняли, что это выдаёт все их тайны с головой.
   Потом они все разбежались, а ближе к сбору у столов снова появились. Не все.
   - А где Мика? - как можно безразличней спросила она.
   - Он захотел в мастерскую вернуться, - спокойно сказал Колин. - Сказал, здесь слишком много времени зря, а у него там что-то начато.
   Селена почувствовала холодок. А если преступник... Она взглянула на Коннора.
   - Поклянись, что для Мики это неопасно.
   Старший сын, сдвинув брови, всмотрелся в её встревоженные глаза, потом кивнул.
   - Мама Селена, для Мики это совсем не опасно, - твёрдо повторил он. И добавил: - Сама увидишь, когда приедем домой.
   - Хорошо, - неопределённо сказала она, положившись на его обещание.
   Потом она время от времени выглядывала братство среди остальных ребят. Коннор бегал по берегу вместе с остальными, играя в волейбол, как и Мирт, - мальчики против девочек. Хельми сидел среди зрителей, обсуждая что-то с Колином и готовясь заменить одного из игроков, если будет возможность... Потом она обнаружила среди зрителей Вереска, который так забылся, следя за игрой, что время от времени даже дёргался следом за мячом, словно собираясь бежать к одной из команд.
   - ... У нас всё готово, - сказал над её головой Джарри, придерживая поноску со Стеном. - Ты как? Очень устала?
   - Нет, мне помогли с рыбой. Сейчас пришлю девочек, чтобы расставили чашки по скатертям, а потом обойдём всех с котелками. Как там наши учёные эльфы и храмовники? Ты спросил у них? Будут сидеть с нами?
   Обеденная часть пикника предполагала примерно ту же расстановку "столов"-скатертей, что и в столовой Тёплой Норы: несколько "столов" предназначались для ребят и отдельный стол - для взрослых. На будущее Селена рассчитывала спрятать на берегу несколько примитивных деревянных столов и скамеек, ну а пока...
   - Будут. Их заинтересовала эта странная прогулка, которую ты называешь пикником, - улыбнулся Джарри. - И они готовы попробовать всё, что эта прогулка предлагает. Тем более что они уже устали гулять и готовы к тому, чтобы посидеть даже на земле. А уж на одеялах - это комфорт для них!
   - Да уж, - пробормотала Селена. - На камнях в такой морозец не посидишь.
   Трапезой пикник завершался.
   Поэтому, едва приглашённые эльфы следом за детьми (но не так радостно и поспешно, как дети, - всё-таки народ солидный) уселись на отведённые им места за "столом" взрослых, Селена еле выдержала время, пока они, тоже на вид слегка уставшие, с удовольствием насыщались, и лишь в самом конце спросила:
   - Уважаемые Трисмегист и Понцерус! Спрошу глупо, но вы же понимаете моё нетерпение: появились ли какие-нибудь зацепки для освобождения нашего мальчика от той демонической сущности?
   - Появились, - ответил Трисмегист и переглянулся с Понцерусом. - Нам помогли уважаемые Ильм и Перт. И помогут в ближайшем будущем. Перт распознал эту демоническую сущность - её вид и характеристики. Ильм примерно знает, как построить защиту в том пространстве, в котором мы будем ловить это пара-существо. Думаю, нам ещё немного надо посоветоваться, прежде чем мы приступим к высвобождению.
   Селена снова открыла рот спросить - и закрыла. "Женское любопытство - и ничего больше, - скептически к своему вопросу думала она, предлагая гостям пропечённые кусочки картошей и фаршированной рыбы. - Но... Вот закончится всё, я всё-таки спрошу Трисмегиста, кто же это был! А интересно, он сам узнал? Надо же... Звоночек из прошлого? Или что-то связанное с его экспериментами?"
   Когда начало смеркаться, а у деревьев так вообще стало темным-темно, пришлось собирать вещи с пикника и выходить к опушке, где оставили машины. К Селене, улучив момент, когда она осталась одна, подошёл Моди и смущённо спросил:
   - Селена, а можно нам завтра сюда же прийти? Ну, рыбу половить? Озёрная-то рыба немного другая, чем прудная. Вкусней. Мы после обеда хотим - хоть немного!..
   - Моди, завтра... - соображая, какое расписание на следующий день, не сразу откликнулась она. - Ага. Знаешь, можно. Завтра сюда после обеда приедут все, кто захочет, потому что надо будет проверить, все ли вещи мы сейчас соберём. Сам видишь - становится темно, а значит, малыши могут что-то оставить. Думаю, часа два у вас будет.
   - Селена, спасибо! - обрадовался Моди, оглядываясь на друзей-рыболовов, стоявших поодаль. Они, наверное, по его лицу поняли, что разрешение получено, и мгновенно оживились. - А мы на машинах поедем?
   - Конечно, - усмехнулась Селена: она уже предупредила старших девочек, чтобы те, убираясь, "столы"-скатерти припрятали в том же гроте, где ясельники искали клад. Не хотелось во время сборов потерять вещи, да и не хотелось сегодня вообще слишком забивать голову подробной загрузкой. Так что рыболовам завтра надо будет ещё и расплатиться за поездку, перетаскивая нетяжёлый, но многочисленный груз по машинам.
   - Селена! - Запыхавшись, добежала до неё Лада. - Эту скатерть чуть не забыли. Можно, я в неё чашки и котелки положу? Так легче до грота нести.
   - Ты загрузи, а я донесу! - За спиной девочки-мага появился Коннор. И тут же нагнулся за чашками у своих ног.
   - Вдвоём дотащите, - велела Селена. - Возьмётесь за концы и донесёте.
   Посмотрела, как они переглянулись, затаила улыбку и пошла смотреть, как там с малышнёй управляются. Последнее, что услышала за спиной, - это мягкий стук и обоюдное ойканье. Кажется, лбами столкнулись, вдвоём нагнувшись за одной вещью?
   Когда вышли из леса к машинам, выяснилось, что Колр послал за руль Эрно, а сам, под руку с Амандой, собирается идти до деревни опушкой. Хм. Ему, кажется, позавидовал Ильм, потому что он уговаривал Корунда с Азалией доехать до деревни на их машине. Сам же явно намеревался погулять с Хостой.
   Джарри немедленно оглянулся на Селену. Она, уставшая, только вздохнула. Кого им-то просить? Придётся ехать, хотя неспешная прогулка была бы по нраву и ей.
   - Мама Селена! - закричал Коннор, за руку с Ладой вылетевший из леса. - Джарри! Можно - на обратном пути я за руль?
   Селена переглянулась с семейным - и оба прыснули.
   Старшие девочки заверили, что с малышнёй в Тёплой Норе проблем не будет.
   В общем, машины уехали, оставив на тропинке три взрослые парочки и четырёх эльфов - двух учёных и двух храмовников. Впрочем, одна парочка была не совсем парой, поскольку крепко спящий Стен так и покачивался на животе отца, правда, не мешая родителям болтать, анализируя, как прошёл пикник. А когда до Лесной изгороди осталось совсем немного, хотя в наступившей темноте этого почти и не видно, но ощущалось каким-то теплом со стороны деревни, Селена задумчиво спросила:
   - Джарри, мальчишки тебе ничего не говорили?
   - Нет. Хотя вели себя в последние минуты... - Семейный замолк, пытаясь подобрать слово, но пожал плечами. - Немного странно. И Мику я не видел.
   - Мику отвезли домой ещё до захода солнца.
   - Почему? - удивился Джарри.
   Селена прошла несколько шагов, а потом поняла, что просто должна рассказать о своих подозрениях семейному.
   - Джарри, мне кажется, они нашли того беглеца, которого разыскивали полицейские. Они - это братство, конечно. И увезли в деревню, где при нём сейчас и находится Мика. При этом они уверены, что Мике опасность не грозит.
   Поразмыслив немного, Джарри хмыкнул, а потом сказал:
   - Когда я понял, что Мики нет на пикнике, я пригляделся к ребятам. У них кольца, блокирующие тебя. Теперь я понимаю, что происходит. Может, зря не поехали?
   - Как бы там ни было, даже братству придётся принять участие в переброске малышей в дом, а потом переноске вещей с пикника, - спокойно сказала Селена. - Думаю, когда мы подойдём к Тёплой Норе, успеем вместе с ними пойти к беглецу. Микиного кольца у них на пальцах не было. Значит, они в курсе всего того, что происходит с ним.
   - Ясно, - кивнул Джарри. - Они не торопились домой. Это хорошо.
   Селена оказалась права. Старшие ещё помогали укладывать младших спать, когда пешеходы заявились в Тёплую Нору. Так что Селена успела проконтролировать, всё ли в порядке на обоих этажах, а потом спустилась в гостиную, где её ожидали мальчишки.
   - Джарри пойдёт с нами, - твёрдо сказала она.
   Те переглянулись. Мирт вдруг прикусил губу, а потом сказал:
   - Хорошо бы ещё Бернара позвать.
   У Селены чуть не вырвалось: "С беглецом всё так плохо?!" Но сказала иное:
   - А где сейчас Бернар?
   - На втором этаже, в спальне девочек, - отозвался Мирт. - Ринд порезалась, когда собирала посуду, а там, на берегу, не сказала. Порез оказался слишком глубоким, и Вилмор потребовал, чтобы она показала его Бернару. Ну и...
   - Идёт, - спокойно сказал Хельми, оглядываясь на лестницу со второго этажа.
   Там и правда спускался старый эльф-целитель.
   Мальчишки из братства выжидательно смотрели на Селену. Вздохнув, она поднялась с кресла и подошла к лестнице.
   - Бернар, можно вас ещё немного задержать в Тёплой Норе?
   - Что случилось? - суховато спросил тот.
   - Кажется, потребуется ваша помощь там, где не смог справиться с этим Мирт. - Она обернулась к братству. - Куда вы его спрятали?
   - В садовый домик, - ответил Колин.
   Бернар поднял брови, но только подёрнул сумку, словно проверяя, всё ли в ней на месте. Мальчишки поспешили впереди взрослых из дома.
   Они все прошагали по чёрно-серому под белой луной саду и подошли к двери. Мирт стукнул в неё и сразу сказал:
   - Мика, это мы!
   Пока они входили, Мика успел везде позажигать принесённые из Тёплой Норы свечи, а потом, обернувшись к вошедшим, которых оказалось слишком много, ахнул.
   - Коннор, ты бы предупредил!
   - Так получилось! - развёл тот руками.
   - Селена, ты не ругайся, ага? - уже деловито сказал Мика, отходя от входа в домик к дальнему углу. - Я пару раз сбегал в дом и стащил всякое постельное, пока Веткин не видел. Замёрзнет ещё.
   - Покажите-ка мне его, - недовольно, но с невольным интересом в голосе потребовал Бернар.
   - Сюда, - позвал Мика.
   Селена быстро обошла центральную часть домика, где вокруг несущей жерди лежал стог сена, и почти первой оказалась к импровизированной постели беглеца. Когда она увидела его, дыхание перехватило. При плохом освещении этот мальчишка выглядел ещё более плачевно, чем, наверное, было бы при хорошем. Она видела только его голову, но и этого было достаточно, чтобы сердце больно стеснилось от горячего сочувствия. Видимо, Мика успел вымыть ему лицо, и синяк под скулой выделялся отчётливо. Неизвестный мальчишка съёжился при виде стольких незнакомцев, а когда сбоку присел Бернар, крепко зажмурился.
   - Та-ак, - осторожно сказал старый эльф, взявшись цепкими пальцами за его подбородок. - Мика, сделай, пожалуйста, свет поярче. Как зовут нашего гостя?
   - Пренит, - ответил Коннор, и мальчишка открыл глаза. - Он жил в пригородном приюте, откуда сегодня сбежал. Умершие родители привели его в лес, помогая сбежать от преследователей - от полиции.
   - Так, Пренит, - проворчал Бернар. - Сейчас я тебе смажу губы заживляющей мазью. Минут пять помолчи, а потом сможешь говорить.
   Все эти пять минут, отогнав подальше смущающих мальчишку-вампира зрителей, Бернар обследовал доставшегося ему пациента. Судя по бормотанию, пациент потряс его. Потому как, бегло осмотрев его поверхностно, старый эльф заявил:
   - Здесь оставлять Пренита опасно. Заморозки хоть и небольшие, но мальчику в его состоянии может грозить переохлаждение даже от прохладной погоды. И вообще... Я бы предпочёл для него довольно тёплое помещение, где он мог бы расслабиться. При таком напряжении, в котором он сейчас находится, вряд ли он сумеет быстро прийти в себя.
   - Печь Кама, - предложил Мика. - Мы закроем занавеску отпугивающим заклинанием, чтобы, кроме зверей, туда никто из малышат не лез. Кам не проболтается. Сам-то он всё равно спит на своей скамье.
   - Я бы хотел предложить учебно-гостевой дом, но печь Кама и в самом деле лучший вариант, - признался Бернар.
   - Ну, почему, - сказала Селена. - Учебный дом хорош тем, что сейчас у нас каникулы, никто больно-то в учебку в это время не рвётся, да и тамошняя печь будет хороша для мальчика. Договоримся с вашим домашним и... Разве что... Где сегодня спит Понцерус? В учебном или в гостях у Трисмегиста?
   - У Трисмегиста, - кивнул Мирт. - Я слышал, как они шли к машинам и договаривались о ночевой у него.
   - А Перта пригласил к себе Ильм, - добавил Колин.
   - Спасибо Вереску? - усмехнулся Джарри.
   - Следовало ожидать, - пробурчала хозяйка дома и присела н сноп сена напротив мальчика. - Ну, Пренит, что с тобой случилось и почему ты сбежал из приюта? Я хозяйка здешнего места, и мне бы хотелось знать, кого я приютила.
   - Откуда вы знаете о приюте? - прошептал мальчишка.
   - Твои родители сказали, - ответил Коннор. И полюбопытствовал: - Ты некромант?
   - Нет. У меня небольшие задатки эктоманта. - Пренит выговорит фразу и замолчал, отдыхая и хватая воздух частыми вдохами. - Вижу тени... - Он ещё немного помолчал, а потом, искоса поглядывая то на Бернара, то на Мирта, жалко спросил: - Вы эльфы - вы правда меня бить не будете? - И тут же отвёл взгляд.
   - Нет, - коротко ответил за ошарашенного Бернара Мирт. - За что тебя били?
   - Я не знаю, когда надо опускать глаза, - прошептал Пренит, глядя в сторону. - Раньше в приюте мы жили нормально. Драться - дрались, ссорились и мирились. Но такого никогда... В этом году эльфы стали... - Он бросил взгляд на Мирта. - У них появился другой взгляд... Мы должны опускать глаза, когда они на нас смотрят. Эльфы, ребята, сразу стали главными в приюте, а мы... Наши опускали, а я не знал, когда опускать. Я не видел ничего особенного в их взглядах. И меня за это... А воспитатели им... помогали. Они тоже не понимали, почему я могу смотреть им в глаза, когда остальные наши... Вчера вечером родители появились передо мной и сказали, что лучше уйти в деревню магов. Они слышали о ней, что там нет эльфов, а маги очень сильные. Они сказали - есть маг Ривер. Он может мне помочь.
   - То есть твои родители знали Ривера? - удивился Джарри.
   - Слышали о нём. Родители помогли мне сбежать. Но они не знали, что воспитатели позовут на помощь полицию. А мне идти было тяжело. Я устал и замёрз. И решил спрятаться в дупле.
   - В твоём роду были эльфы? - мягко спросил Бернар.
   - Не знаю.
   Селена Бернара поняла: возможно, эльфийская кровь не даёт этому мальчику-вампиру видеть "властный взгляд" чистокровных эльфов. Именно она даёт возможность сопротивляться взгляду. И она же подставляет мальчика под наказание за это.
   - Давно ты в приюте? - спросил Колин.
   - Родители умерли в обрушившемся здании, - тихо сказал Пренит. - Оба были архитекторами-строителями. Говорят, их пригласили оценить здание под снос. Мне было пять лет. С тех пор...
   - В нашей деревне ты можешь спокойно разговаривать с эльфами и не думать о том, когда надо опускать глаза, - сердито сказала Селена. - Так, давайте-ка побеспокоимся перенести его в учебный дом. Мальчики, проверьте путь, и лучше рассыпаться по цепочке. Как только вы предупредите меня, что путь свободен и что никто не увидит, чем мы занимаемся, Джарри перенесёт Пренита.
   - Замечательно, - проворчал Бернар. - Хоть к пациенту не бегать и не думать о том, каково ему, - уже хорошо!
   Селена с внутренним смешком заметила, что Бернара предупреждать о молчании насчёт маленького беглеца не придётся. Он и сам готов к тому, чтобы прятать своего малолетнего пациента. И не потому, что проникся к его маленькой, но горестной истории. А потому что перед ним больной, которого надо обязательно вылечить. Настоящий целитель. Странно, что Мирт решился его вызвать. Побоялся - не справится?
   Через десять минут Пренит был водружён на широкую скамью в столовой учебного дома, пока хозяйка места с мальчишками собирала для него в одной из свободных гостевых спален чистое бельё. Потом, когда постель на горячей печи была готова, Селена выгнала всех из владений домашнего и вместе с заохавшим Малинычем обтёрла беглеца тряпками, чтобы снять с него хотя бы основную грязь. Во время этой привычной, вообще-то, для неё процедуры (это Пренит страшно смущался, но возразить не мог) Селена сжимала зубы до скрипа и часто моргала, чтобы не заплакать прямо над ним. Закутав мальчишку в простыни, она вышла в гостиную.
   - Бернар, мальчик в вашем распоряжении! - чуть резче обычного сказала она. - Остальные - идём домой, пока нас не хватились. Да, Бернар, вам помощник не понадобится? Может, Мирт с вами останется?
   - Выглядит настолько плохо? - понимающе сказал старый целитель. - Да, от помощи Мирта не откажусь.
   - Если что - объясним в Тёплой Норе отсутствие Мирта вашей просьбой к нему, - решила Селена. - Мирт, не обижен, что так?
   - Нет, нисколько, - отозвался мальчишка-эльф, и оба эльфа вошли в столовую.
   - А мы потом ещё раз прибежим, - задумчиво сказал Коннор, когда дверь за ними закрылась. - Надо бы его спрятать хорошенько. Так, чтобы Ильм защиты не увидел.
   Они вышли из учебного дома и снова незамеченными добрались до Тёплой Норы. Не сговариваясь, засели в гостиной, в уголке, где Коннор немедленно вытащил из корзины Стена и обнял его. Несмотря на бесстрастное лицо своего старшего сына, Селена поняла, что он переживает не лучшие впечатления. Возможно, только поэтому спросила:
   - Коннор, как ты себя чувствуешь?
   Мальчишка-некромант насупился, чуть покачивая младшего брата.
   - Почему так? - наконец спросил он, не поднимая глаз, но чувствуя взгляды всех. - Им дали возможность не прогибаться, а они использовали это, чтобы давить на других. Почему такой перекос получился?
   - Ощущение силы очень заманчиво, - вздохнул Джарри. - Так и тянет испробовать его на всех раз, другой... А потом входит в привычку. И появляется понимание, что ты сильней, а значит, можешь позволить себе втоптать слабейшего в грязь. Особенно если этот слабейший недавно был сильнейшим.
   - Но Пренит сказал, что в приюте они сначала были на равных, - возразил Колин, примостившийся рядом с Селеной в кресле. - Так почему же потом эльфы стали притеснять вампиров? Если до сих пор были на равных?
   - Я знаю от Ильма, что Перт нормально разговаривает с Морганитом, а ведь тот вампир, - вспомнил Джарри. - Наверное, всё зависит от характера существа, получившего такую силу. Не все умеют оставаться собой в таких случаях.
   - Я всё больше мечтаю встретиться с Вальгардом, - мрачно сказала Селена. - Неужели ему самому нравится этот, как ты, Коннор, сказал, перекос? Кстати, а как в вашей школе? Там ребята тоже себя так ведут? Или так ведёт себя только директор?
   - Вампиров в пригородной ш-школе мало, - заметил внимательно слушавший Хельми. - Они вс-сё больш-ше в с-самом городе.
   - Мика, тогда вопрос к тебе, - обратилась к мальчишке хозяйка места. - Не считая вчерашнего случая, хорошо ли к тебе относились учителя?
   - Ну, я могу вспомнить пару случаев, когда на меня пытались давить взглядом, - спокойно откликнулся Мика. - Но я просто показывал оберег от "властного взгляда" и предупреждал, что на меня взгляд не действует. Этого хватило, чтобы ко мне не приставали. Я же хорошо себя на уроках веду.
   - Где взрослые, а где - подростки, - пробормотала Селена. Вздохнула. - Ладно, завтра у нас трудный день. Тут и Вереск, и второй этап игры. И неплохо бы предупредить Колра, что у нас новый... - Она запнулась и растерянно оглядела всех. - Постоялец? Прячущийся беглец?
   - Скажи уж сразу - новенький в Тёплой Норе, - недовольно сказал Мика. - А то мы не знаем, что ты сделаешь, когда ему не надо будет скрываться.
   Первым засмеялся Джарри, потом уж все мальчишки.
   Селена криво усмехнулась. А как такого отдать? Страшно подумать. Ну, если только он сам не захочет. Хм... Вот ещё одна проблема. Директор-то Билимби уехал с угрозой отнять у Тёплой Норы всех воспитанников - эльфов и вампиров. И почему-то виделось сейчас хозяйке места только одно разрешение большинства проблем: эльфы должны прекратить третировать вампиров. Должны прекратить пользоваться прекрасной силой, данной им драконами, во вред другим и собственной репутации.
   - ... Всем вампирам на шею! - горячился Мика. - И тогда попробуют только что-то сказать! Это же, как наш Бернар говорит, не возбраняется!
   - О чём это Мика - я прослушала? - склонилась Селена к Колину.
   - Он предлагает наделать для вампиров города такие же обереги, как у него и у Александрита! - смеясь, объяснил мальчишка-оборотень.
   Почувствовав на себе взгляд, она обернулась к Джарри. Лицо у того было странное, как будто он только что сообразил что-то очень простое.
   - Вы чего? - спросил бдительный Мика. - Ну-ка... Что придумали?
   - Нам нужен Рунный Смарагд, - медленно сказал Джарри. - Очень нужен Рунный Смарагд. И тогда... Простите - не додумал ещё.
   - А что ты придумал? - заинтересовался Колин. - Расскажи уж, что есть.
   И братство перешло на шёпот, допрашивая Джарри, у которого мелькнула идея, правда не до конца сформированная.
  
   Тринадцатая глава
  
   Рано утром, ещё в темноте, Джарри вышел на улицу. Вскоре к нему подошёл Колр. Пока они дожидались остальных, Джарри вполголоса рассказал чёрному дракону о "малолетнем беглом преступнике", скрывающемся в учебно-гостевом доме. Затем появились Ривер, Александрит и Вилмор, после чего мужчины двинулись на луговину за Городской изгородью. Луговине с этого утра больше никогда не стать прежней. Джарри шёл рядом с молчаливым Колром и чувствовал даже некоторую неловкость, потому что основная, физически тяжёлая работа сейчас будет ложиться именно на дракона...
   ... Селена выскользнула из комнаты следом за Джарри. Насколько она знала, Стен будет спать ещё два часа - до времени побудки на завтрак. Поэтому поспешила одеться, умыться - и бегом на кухню. Неплохо бы до завтрака отнести мужчинам на луговину хотя бы небольшой перекус - особенно Колру.
   На утренней кухне она встретила Кама. Дородный подросток-тролль сидел на стуле и сноровисто чистил картоши для гарнира.
   - Доброе утро, хозяйка! - привычно простецки приветствовал он Селена.
   - Доброе утро, Кам, - отозвалась она. - А где Веткин?
   - В теплицу побежал, хозяйка. Для сегодняшнего завтрака думает трав свежих нарвать, вчерашние все использовали.
   - Как все? - удивилась Селена. - Мы же чуть не полгрядки набрали!
   - Так вчерашние, что остались, на завтрак пойдут, а свежие - и на завтрак, и на обед, - объяснил мальчишка-тролль. - Обед-то у нас большущий будет. Веткин, вон, прослышан, что Чистильщики приедут. Вот и беспокоится.
   - Чистильщики приедут, - подтвердила хозяйка места. - Да ещё привезут с собой гостей. А ты почему один? Где Лайла?
   - Спит пока, - добродушно сказал Кам. - Вот начищу картошей побольше - разбужу, чтобы крошила... А ты чего хочешь, хозяйка?
   - Надо бы мясо согреть немного - отнести мужчинам на луговину.
   - Приходи потом. Я и согрею, и в посуду положу.
   - Спасибо, Кам.
   Пока же суд да дело, Селена вышла во двор Тёплой Норы и огляделась. На востоке уже занимались первые признаки зимней зари. Снега, как она надеялась, за ночь - увы - не выпало. Так что... Селена вздрогнула и замерла. Мимо мастерской Мики проскользнули две невнятные тени. Маленькие. На улицу.
   Селена бросилась следом.
   На улице, тихой и спокойной, она никого не увидела. Единственное - показалось, что за учебно-гостевой дом что-то промелькнуло. Снова в двойном количестве. И хозяйка места, изумлённая и даже испуганная, кинулась туда.
   Добежав до дома, она снова огляделась. Никого и ничего. Почудилось? Снова огляделась и на всякий случай подошла проверить дверь. Учебно-гостевой дом не запирался. Бернар как-то давно сказал, что ему это ни к чему. Гостей всегда было маловато. Да и кто в закрытой и защищённой деревне мог залезть в чужой дом?
   Входная дверь была лишь прикрыта. Часть косяка виднелась, а значит, кто-то вошёл в дом и не до конца закрыл за собой дверь. Вспомнив о Прените, спящем на печи Малиныча, Селена заволновалась. А вдруг новичка напугают?
   Она осторожно открыла дверь и проникла вовнутрь, надеясь, что сделала это бесшумно. Постояла в гостиной учебки и прошла в столовую, откуда недалеко и до кухни с печью. Если уж почудилось, то неплохо бы проверить, как тут мальчишка-вампир. У двери в кухню снова застыла, расслышав тихие голоса. Но говорили так тихо, что разобрать хоть одно словечко было сложно. И Селена решительно открыла дверь.
   - ... потому что на печке слишком жарко! - услышала она авторитетный голос Ирмы. - Тебе надо было на скамье уснуть, тогда сон был бы ух какой глубокий!
   Ей что-то ответили, но так тихо, что Селена опять не расслышала. Её саму собеседники не видели - темно. А свечей не зажгли.
   - А ты откуда взялся?
   Бормотание.
   - А, знаю. Я тоже в приюте жила. С братом. Колин - это мой брат. Когда совсем маленькая была, мы сбежали.
   Вопросительные интонации бормотания.
   - А тогда война началась, - объяснила невидимая в темноте Ирма. - Все бегали-бегали, а мы подумали-подумали и сбежали. Точно я не помню - совсем мелкая была. А Колин помнит всё. Есть хочешь?.. Фи! Мне Кам даст мяса сколько угодно, правда, Вади?
   Селена от неожиданности вздёрнула брови. И Вади здесь?
   - А ещё можно молока принести. У нас коз много! И все молочные! Так Вилмор говорит. Он ухаживает за козами... Нет, коз пригнали из леса мальчишки, братство. О, ты не знаешь о братстве? Вади, давай расскажем ему?
   Скептически скривив рот, Селена вздохнула: "Расскажем? Да ты, как всегда, Вади и слова вставить не дашь!" Плотно закрыв за собой дверь, уже спокойно она затеплила на ладони магический огонёк и сказала:
   - Ну уж нет. Для начала вы мне расскажете, как догадались сюда прибежать!
   Огонёк осветил печь, на которой, свесив ноги, сидели трое - Пренит между двумя маленькими оборотнями.
   - Ой...
   - Вот именно - ой.
   - Селена, а мы просто выскочили во двор - Вади меня охранял, потому что мне было страшно одной идти! - затараторила волчишка. - А когда стали ботинки надевать, Вади куртку Джарри учуял.
   Селена мысленно себе чуть по лбу не дала. Точно! Джарри переносил мальчишку-вампира, и на его куртке наверняка остался чужой запах! На луговину-то он пошёл в другой, рабочей куртке. Надо бы убрать одёжку из предбанника, пока остальные оборотни не унюхали чужого... Когда она снова взглянула на печь, Вади там уже не было. Небось, вглубь порскнул, чтобы не ругали в лицо.
   - Вади, - позвала она. - Спускайтесь с Ирмой с печи - и марш домой! Досыпать!
   Волчишка тут же скатилась с печи и, подпрыгнув и обняв Селену за талию, взволнованно спросила:
   - Ты хочешь оставить его здесь одного? Ему же скучно!
   Подняв руку с огоньком, Селена обнаружила, что Пренит невольно улыбается. "А ведь неплохо бы его легализовать побыстрей, - с мысленным вздохом подумала хозяйка места. - Иначе все будут знать, что в учебном доме прячется беглец!"
   - Ирма, - строго сказала она, - о Прените пока никому говорить нельзя. Это тайна.
   - Ты со мной, как с маленькой, разговариваешь! - обиделась волчишка. - А то я сама не знаю! Колин мне про него ни слова не сказал. Думаешь, я не сумею промолчать?! Но как мы его здесь оставим? И почему?
   - Потому что старый Бернар так хочет, - ворчливо ответили от двери. - Рано ещё Прениту с Тёплой Норой знакомиться. Болен он.
   Селена оглянулась. Старый эльф-целитель стоял в дверном проёме. Ну вот, его тоже разбудили!
   - Да ладно - болен, - засомневалась волчишка. - На печь-то взобрался, небось, сам.
   - Всё, хватит, - решила Селена. - Дайте Прениту поспать. Он очень устал за вчерашний день. Вади! Я жду.
   Забрав обоих оборотней, Селена пошла на выход, лишь раз оглянувшись на Бернара. Увидела его спокойный кивок и сама успокоилась.
   Во дворе учебки поставила перед собой обоих волчат и велела:
   - Дайте честное слово, что не разболтаете!
   - Честное слово, - прошептал Вади, виновато моргая.
   - Ну, Селена! - возмутилась Ирма. - А то ты меня не знаешь!
   - Знаю, - серьёзно ответила та. - Поэтому и прошу, как взрослого: дай честное слово, что о Прените никто больше не узнает. И не тяни время.
   - Ну ладно, если как взрослого, - надулась Ирма. - Честное слово.
   Селена взяла обоих за руки и повела к Тёплой Норе. По дороге не выдержала любопытства и спросила:
   - А кто первым из вас учуял запах на куртке?
   - Вади, конечно! - удивилась Ирма. И похвасталась: - Знаешь, какой у него нос! Ни у кого такого нет! Когда Вади будет моим семейным, я всем буду хвастаться его носом!
   Вади чуть руку не выдернул из захвата Селены.
   - А с чего ты взяла, что Вади будет твои семейным? - глупо от неожиданности спросила Селена.
   - Ну, я же его выбрала! - заявила волчишка.
   "Господи, я с ней с ума сойду!" - чуть не расхохоталась хозяйка места.
   Она отвела обалдевшего Вади и невозмутимую волчишку к ясельникам и проследила, чтобы они при ней снова легли досыпать последние предутренние минутки, а потом тихонько вышла в предбанник и убрала куртку Джарри в кабинет.
   Потом сбегала на кухню, где Веткин вручил ей бидон с подогретым мясом.
   Бегом помчалась на луговину. Выскочив за калитку, Селена не сразу сориентировалась, куда идти. Луговина, заставленная громадными каменными глыбами - чуть не скалами, опасная теперь вырытыми повсюду окопами, превратилась в нечто такое, что... должно принести Тёплой Норе и всей деревне в скором времени неплохие деньги.
   Отыскав мужчин, Селена быстро снабдила их картонными тарелками с порциями мяса - Колру побольше, ибо именно он, в ипостаси дракона, перетаскивал все эти жуткие даже на вид скальные громады, пока остальные копали земляные убежища. И, велев строителям сложить потом опустевшую посуду в одном месте, побежала назад, надеясь, что пока никто из детей больше не проснулся.
   Мужчины вернулись, когда рассвело. И тут же разбежались по домам отмываться и отдыхать от тяжёлой и грязной работы. Детей будить - через полчаса, так что Селена быстро затолкала семейного в ванную комнату и принялась отмывать его, одновременно рассказывая о раннем приключении. Уже вытираясь полотенцем, Джарри пожал плечами и задумчиво сказал:
   - Ну, если попросить братство провернуть одну штуку...
   - Не замолкай на полуслове, - велела Селена. - Я от любопытства помру!
   - Пусть они встретят Чистильщиков, а потом сделают так, словно это они привезли Пренита. Вот и вся недолга для нашего маленького народа. В смысле - объяснение, откуда появился здесь новичок. А потом уж придумаем, как быть дальше. В конце концов, полицейские нам не сказали, что ищут мальчика. Они сказали, что ищут беглого преступника, а любой на нашем месте решит, что речь идёт о взрослом беглеце.
   - Джарри, ты гений, - серьёзно сказала Селена.
   И минут пять они целовались, потому что Джарри потребовал не только словесного доказательства, что он гений, но и награды за свою гениальность.
   Заинтригованные, каким окажется второй этап пейнтбольных игр, ребята Тёплой Норы быстро встали, без напоминаний умылись и повалили в столовую. Когда с завтраком было покончено, Селена намекнула, что дежурные должны убрать со стола и что только после уборки все вместе пойдут на соревнования. Девочки переглянулись, и радостные дежурные узрели в своих рядах столько добровольцев, что перестали обиженно шмыгать носами из-за загруженности, пока остальные отдыхают.
   Если Селена думала, что дальше будет всё гладко и идеально, то она крупно просчиталась. Пришёл Эрно, привёл Люцию. Та, едва только вошла во двор Тёплой Норы, цепко огляделась и тут же кинулась к детской площадке. Но отнюдь не для того, чтобы играть. Обеспокоенная Селена, поспешно вызванная всеми, кто видел, что вытворяет Люция, выскочила из дома.
   Драконишка залезала на теннисный стол и, раскинув крылья, спрыгивала с него, изображая полёт. Залезала на все скамьи и снова спрыгивала, качая крыльями - ладно хоть без боевого когтя. Пыталась даже взобраться на крепчуг, но здесь её на полдороге перехватил встревоженный Эрно.
   Это пророчество Селена узнала, как и братство, немедленно вышедшее посмотреть на странные чудачества девочки-дракончика. Риган - тоже узнал. Потому-то сразу в панике вскинул голову кверху, стремительно обшаривая ужаснувшимися глазами небо, а потом ринулся в дом прятаться, хотя ему вслед кричали, что Вальгард его забирать не будет. Когда вернувшаяся в дом Селена нашла его в комнате братства забившимся под кровать Коннора, она позвала:
   - Риган! Почему ты испугался? Вальгард же чётко сказал, что ты будешь жить здесь, у нас!
   - Это он говорил, пока у меня крылья были с-сломанными! - пискнул Риган, крепко ухватившийся за нижние перекладины. - А с-сейчас-с я их уже рас-спахивать могу!
   - Тебя Трисмегист не отдаст! - привела хозяйка дома убедительный довод. - Тебе же ещё позвоночник лечить и лечить! Ты же хромаешь!
   - Правда - не отдас-ст? - высунулся из-под кровати Риган.
   - Правда-правда.
   - А чего тогда Вальгард прилетел?
   - Может, опять мясо привезёт? - предположила Селена и за подмышки вытянула уже не сопротивляющегося маленького дракона из-под кровати. - Ну, не бойся. Ты же знаешь - я за тебя! И Трисмегист - за тебя! Вся Тёплая Нора - за тебя! Ты наш, ты свой.
   Риган глубоко вздохнул и похлопал на неё косенькими глазищами.
   - Я знаю. А вс-сё равно - с-страш-шно.
   - Коннор за тебя драться будет, - пообещала Селена.
   - Я пос-стараюс-сь не боятьс-ся, - воспрял духом Риган, и они вышли с мансарды.
   Драконы появились чуть раньше Чистильщиков. Приземлялись они на другой стороне луговины - со стороны города. Та была поменьше, но драконам хватило места для лёгкой посадки.
   Селена вышла их встречать вместе с Джарри и Колром, без детей. Разве что их неотступно сопровождало братство.
   - Доброго утра, х-хозяйка мес-ста! - бесстрастно сказал Вальгард, за которым выстроились девять молодых драконов его рода.
   - Доброго утра, Вальгард! - приветствовала его Селена. - Разрешите пригласить вас в дом?
   - Нет, леди С-селена. Мы с-слыш-шали, что у вас-с интерес-сная игра. Х-хотим пос-смотреть, что это такое.
   - В таком случае, мы проводим вас на трибуны, где эту игру вы можете посмотреть с комфортом, - предложила Селена, сообразив, откуда Вальгард узнал о пейнтболе: небось, в своих магических гаданиях по государству заметил нечто аномальное, происходящее в Тёплой Норе, и заинтересовался.
   - Но прежде мне нужно взглянуть на ваш-шего подопеч-чного, - сказал Вальгард, глядя на Хельми. - Подойди ко мне, молодой дракон.
   Слегка удивлённый Хельми подошёл к нему очень близко - на расстояние вытянутой руки. Озадаченная Селена оглянулась на Колра: тот вдруг нахмурился, глядя на мальчишку-дракона, - и буквально через секунды резко побледнел. Что случилось?
   Вальгард между тем небрежно, словно какую-то безделушку, вынул из кармана цепочку с качающимся на ней прозрачно-зелёным камнем и повесил кулон на шею Хельми. В мёртвой тишине старый дракон собственноручно спрятал камень под куртку мальчишки-дракона и обернулся к Селене.
   - С-с завтраш-шнего утра вы можете рас-споряжаться Рунным С-смарагдом по с-собственному ус-смотрению. Но эту ноч-чь он должен быть на груди мальчика. Вы поняли меня, х-хозяйка мес-ста?
   - Да, поняла, - ответила Селена, совершенно сбитая с толку.
   - Не с-снимать, - напомнил Вальгард, уже повелительно глядя в глаза Хельми, и тот поневоле кивнул, подчиняясь. - Ну а теперь вы можете проводить нас-с на то, ч-што назвали трибунами.
   Шагая рядом с величественным и высоким (по всем параметрам) гостем, Селена беспорядочно гадала, что всё это значит. Судя по Джарри, не скрывавшему изумления, он тоже не понимал, что происходит. Как и братство. А Колр знал. Он выглядел так, словно просмотрел что-то важное, и теперь корит себя за это. Ну, а ещё он рад, что Вальгард не обращает внимания на его промах.
   На трибунах уже оказались зрители, которые получили богатую пищу для разговоров: и спортивное поле вызывало море вопросов, хотя уже многие начали догадываться о назначении многих построек, которых вчера не было; и сетка между полем и зрительскими рядами удивила; и прилёт драконов вызывал неоднозначные суждения. Но вот Вальгард подошёл к эльфам и крепко пожал руку Трисмегисту, а потом кивнул храмовникам и Понцерусу. На рядах выше своего предводителя и уселись девять драконов сопровождения.
   Растерянная Селена оглядела поле и заполняющиеся трибуны (до первых выбывших из игры - полупустые), потом снова обратила внимание на драконов и чуть не рассмеялась нервным смехом. Трисмегист времени не терял: поскольку Вальгард сел между ним и Понцерусом, оба эльфа тут же принялись за энергичную беседу, в продолжение которой старый дракон то кивал, внимательно вслушиваясь в их реплики, то качал головой, напряжённо насупившись. Кажется, оба учёных эльфа знакомили Вальгарда с проблемой в виде демонической сущности внутри мальчика-эльфа. И, кажется, старый дракон заинтересовался этой проблемой. "Дай бог - во благо!" - вздохнула Селена, пробираясь к детям.
   Пока Джарри встречал две машины с Чистильщиками, которые приехали не только сами, но и в очередной раз привезли Эрику с её родителями, а также уже знакомого всем директора военного училища; пока мальчишки из братства, уже посвящённого в тайное дело перехода Пренита на легальное положение в деревне, принялись убеждать Чистильщиков, что им это дело ничего стоить не будет, в начале двух широких полос с препятствиями уже собрались ребята - обитатели Тёплой Норы и их деревенские соседи. Здесь же стояли Колр и Аманда с Хостой, чтобы снова провести жеребьёвку и одеть две команды в жилеты разных командных цветов. Едва успев уговорить Чистильщиков, братство кинулось присоединиться к жеребьёвке, а Селена шёпотом сообщила Бернару о том, что мальчика-вампира надо как-то передислоцировать к машинам Чистильщиков. Пока они вдвоём организовывали тайную переброску, были сформированы две команды.
   Обе команды как до экипировки, так и после неё дружно таращились на препятствия, словно волшебным образом возникшие на ровной ещё вчера луговине. Пока им заново объясняли условия пробежки до места назначения, почти незаметно для всех Ванда, женщина-маг Чистильщиков, осторожно провела на трибуны Пренита. Ходить мальчишка-вампир мог - правда, с трудом переставляя ноги. Селена, стараясь не спешить, подошла к Ванде.
   - Принимайте ещё одного воспитанника, - смущённо сказала женщина-маг.
   Пренит, тяжело дыша от усталости после долгого хождения, свалился на скамью. Одет он был хорошо, по погоде - позаботились домашний Малиныч и Бернар, который тут же сел рядом с ним. На мальчишку почти никто из зрителей не обратил внимания, разве что, привлечённый странной суматохой в конце скамьи, присмотрелся Трисмегист, но, когда он взглянул ан Селену, она одними губами произнесла: "Всё потом!" И старый эльф-бродяга отвернулся, снова вступив в дискуссию с Вальгардом.
   - Селена, объясни, как же мы теперь с этим мальчиком? - прошептала Ванда, пока к ним от другой скамьи добирался Риган со Стеном. - Это ведь незаконно.
   - Успокойся, - посоветовала Селена вполголоса. - Мы придумали, как сделать. Вы нашли мальчика по дороге к нам. А поскольку вам неудобно по времени было возвращаться и передавать его полиции, вы оставили его у нас. Всё. Дальше валите на меня. Вы думали, что я мальчика не только пригрею и передам целителю, но и затем выдам полиции. Поэтому и оставили его у нас со спокойной душой. А уж что дальше - так и говорите, что не ваше дело. Вы знаете меня, как хозяйку приюта, - вот и понадеялись на законность передачи нам Пренита.
   - Ну, если так, - облегчённо выдохнула Ванда.
   И женщины переглянулись.
   - Риган, садись сюда! - позвала Селена и забрала младшего сына у подошедшего к ней маленького дракона.
   Несмотря на тревогу Бернара, Пренит явно чувствовал себя достаточно хорошо, чтобы с любопытством следить за тем, что происходит на поле с препятствиями. Бернар с одной стороны, Риган - с другой принялись ему тихонько рассказывать, что это за игра и каковы её правила. Чуть позже к ним подсел хмурый Вереск, который явно очень хотел оказаться среди игроков.
   Селена сбоку оглядела зрительские трибуны, которые обрели прочность в виде земляных валов за ними. Так, храмовники объясняли директору военного училища, что такое пейнтбол. Родители Эрики слушали объяснения Александрита. Сама Эрика присоединилась к команде зелёных. Жители деревни с интересом обсуждали будущую игру. Чистильщики с любопытством прислушивались к объяснениям со всех сторон - в основном от деревенских магов.
   Тем временем Колр велел обеим командам пройти свои полосы до конца, чтобы изучить оборудование, незнакомое им. И команды бросились вперёд, осматривая новшества, которые теперь будут помогать им не только прятаться от противника, но и отстреливать его исподтишка, под защитой.
   Вернувшись, команды приготовились к бою. Команду зелёных вёл, как специально, Хельми - и Селена только удивлённо посмеивалась над таким странным совпадением. Синих возглавлял Сильвестр.
   Игра началась.
   Теперь даже малышня экономила на краске. В самом начале игры. Потом, как только все игроки разгорячились, как только вошли в азарт, снова пошло всё то же самое, что было вчера: стреляли, забыв о том, что наполнители для краски не бесконечные; выскакивали из-за препятствий, как будто противник мог не заметить незащищённых.
   Вскоре игроки начали выбывать, снова заселяя противоположные трибуны и превращаясь в самых азартных болельщиков. Селена ничего не успевала. Она пыталась отслеживать и ход игры, и реакцию директора военного училища, и заинтересованность Вальгарда. Она видела, что директор недолго оставался равнодушным зрителем. Игра-то военизированная и не задеть его сердце просто не могла. Именно на него строился главный расчёт всех, кто помогал устраивать командное соревнование. Именно директор военного училища должен был оценить пейнтбол и первым попроситься со своими воспитанниками сыграть здесь, на территории, где хозяйкой Селена. И он же должен понимать, что содержание такого поля требует денег. А значит... И этот директор же должен будет объяснить своему непосредственному начальству, куда он вкладывает деньги и куда возит своих курсантов. А значит, заинтересованное начальство однажды предложит привезти сюда своих воспитанников из других учебных учреждений. А это опять-таки постоянные вклады денег.
   Директор военного училища, чьего имени Селена пока не знала, выглядел человеком уже не просто заинтересованным. Хозяйка места улыбнулась, прячась от других: он кричал так азартно, что перекрикивал своих соседей! Ага! Задело! Рыбка, важная и денежная, попалась на пейнтбольный крючок!
   И теперь Селена с нетерпением ожидала игрового финала, когда будут награждать команду-победителя. Выиграли синие! Сильвестр, который сумел успешно подраться на вершине "горы" с Андрисом из "зелёных", победно вскинул кулак. И Селена, опять-таки пряча торжествующую улыбку, с гордостью проследила, как над спортивным полем пролетели два дельтапланериста, выпустив синее полотнище!! Директор училища впал в экстаз! Что уж говорить об остальных зрителях и болельщиках! Такой концовки никто не ожидал. Но вот, когда на поле никого из игроков не осталось, на середину площадки вышел Колр и спокойно сказал:
   - После обеда мы приглашаем всех желающих взрослых сразиться против команды наших старших воспитанников!
   Если на зрительских трибунах воцарилась изумлённая тишина, то противоположные ряды болельщиков взорвались торжествующими криками. Зрители пока ещё недоверчиво переглядывались со смущёнными улыбками, но Селена, внимательно следившая за всеми, уже видела, как улыбки эти сменяются решимостью. И первым решительно встал директор военного училища, а за ним азартно замахали руками Чистильщики.
  
   Четырнадцатая глава
  
   С драконами Вальгарда пришлось попрощаться. Несмотря на явную заинтересованность молодых драконов, Вальгард как-то даже с сожалением сказал:
   - Мы не ожидали попас-сть на с-столь любопытное дейс-ство. Поэтому времени ос-статься здес-сь у нас-с нет. Может, когда-нибудь...
   Специально приглашённые гости на несколько минут замерли, когда клан Вальгарда поднялся к небу. Когда драконы исчезли в облаках, многие с невольными улыбками долго ещё смотрели наверх, словно ожидая, что они вернутся.
   ... Пока зрители бурно делились своими впечатлениями и, пока ещё смущённо смеясь, предполагали, как может пройти следующий этап пейнтбольных игр, Селена втихомолку отвела Рамона в сторону.
   - Рамон, не получилось? Ну, привезти ещё одного зрителя? Вашего приятеля?
   - Леди Селена, - вздохнул Чистильщик, - он сказал, что под праздник Зимы у них всегда бывает много материалов. Убеждать я не умею. Но заставил его дать слово: как только у него появится время, он тут же приедет. Но теперь, я думаю, он сам пожалеет, что не явился, когда я распишу ему, что тут у вас творится! Ведь это не последняя игра?
   - Нет, не последняя, - невольно улыбаясь, подтвердила Селена.
   В душе она здорово приуныла. Но хозяйка места есть хозяйка места: нельзя, чтобы приглашённый гость почувствовал себя неловко.
   А попросила она Рамона привезти своего знакомого газетчика. Теперь, спустя время, Селена знала, что в городских газетах и журналах в основном работают люди, не имеющие магического дара. Именно они могут фотографировать без ущерба снимкам. Правда, видела Селена на этих же снимках их фотоаппараты - что-то вроде тех, что были в её мире в конце девятнадцатого века. Даже вспышки здешним фотографам приходится организовывать при помощи химических смесей. Газетчики собирают новости по всему городу, а знакомый Чистильщика хорош тем, что его газета имеет иллюстративное приложение. И Селена надеялась с его помощью рассказать всему городу о новых, поразительно азартных играх, в которые мужчины-горожане не откажутся поиграть.
   Глаза Рамона внезапно расширились.
   - О, - обескураженно сказал он, глядя на Городскую изгородь, возле которой притормозила ещё одна машина. - Кажется, это он?..
   Судя по неуверенному тону, Рамон сомневался, но вот его напряжённое лицо разгладилось, и Чистильщик улыбнулся, довольный.
   - Он! Даже фотографа уговорил приехать!
   Хозяйка места поспешила следом за ним - поздороваться и познакомиться с новым гостем. Идти предстояло довольно много, и Селена вдруг стиснула на груди руки. Пренит! Можно ли публиковать в газетах горячие новости о скандалах? Конкретно, например, в этой газете? Хозяйка места уже имела представление о том, что в этом мире, в его законах, нет такого странного положения, как конвенция о правах ребёнка. Это она уточнила первым делом ещё тогда, когда оформляла документы на детей в своей Тёплой Норе. Но... Здесь, в этом мире, как и в её собственном, власть имущие наверняка боятся скандалов и расследований! С чего начать? Рассказать газетчику о бегстве несчастного ребёнка из приюта, в котором его третируют? Или сначала связаться с этим приютом и пригрозить его владельцам обнародованием этого вопиющего случая? Ведь в большинстве своём детские приюты являются местным аналогом благотворительности. "Для начала установлю связи с газетчиком! - твёрдо решила Селена, торопясь за Рамоном. - А уж потом буду думать, как поступить с Пренитом! Надо бы идею своим предложить на обсуждение! Они лучше знают свой мир, а значит... Кажется, этот мир делает из меня настоящую интриганку..."
   Газетчиком оказался невысокий русоволосый мужчина, в клетчатом пальто, чей воротник скрывался под несколькими оборотами длинного шарфа. Селена невольно улыбнулась этому творчески небрежному одеянию настоящего журналиста. Он шёл навстречу им, хозяйке места и Чистильщику, а за ним спешил высокий черноволосый мужчина с тяжёлым и неуклюжим из-за подогнутых ножек штатива прибором в руках - фотоаппаратом.
   Во время знакомства - представлял друг другу обоих Рамон по праву общего знакомого - Селена заметила, что Каркси с жадным интересом смотрит на спортивное поле, и немедленно повела его на место. Через полчаса они шли уже от поля обедать, и Каркси только не подпрыгивал от нетерпения, когда же начнётся следующий этап игры.
   Но уже на улице, когда Каркси шёл в столовую учебного дома, куда его, как и остальных, пригласили на обед для гостей, во дворе Тёплой Норы его, наверное, как профессионального газетчика, заинтересовал странный состав детей, бегающих вне дома, пока есть время отдыха. Удивлённый и даже заинтригованный, он тут же спросил, можно ли здесь фотографировать.
   Колр, оказавшийся поблизости и по пятам ходивший за газетчиком (Селена втихаря предупредила своих взрослых, что таковой будет на игре), шагнул перед Каркси и негромко сказал:
   - Лучш-ше не надо.
   Мгновенное возмущение на лице газетчика сменилось восторженным чувством, когда он узнал дракона. Правда, Колр тут же деловито добавил:
   - Вы только зря ис-спортите плёнку. Здес-сь, внутри деревни, с-сильный магичес-ский ф-фон.
   И, вежливо кивнув, отошёл.
   - Жаль, - пробормотал Каркси.
   - А вы хотели бы сделать какие-нибудь незабываемые фотографии? - невозмутимо осведомилась Селена.
   - Ну, я думаю, таких снимков будет много, - вздохнул Каркси. - То, что вы рассказали мне об игре, впечатляет.
   - Ну, вы можете сделать ещё один, не игровой, но тоже необычный снимок - если вам так хочется именно сейчас что-то сфотографировать, - всё так же спокойно сказала Селена. - Взгляните, например, вверх!
   Фотограф неохотно поднял голову - и резко принялся укреплять штатив на земле: из-за садов, по-зимнему серых, выплывали две огромные птицы. Пока он лихорадочно готовился к фотографированию (вокруг аппарата взрослые маги тут же общими усилиями поставили блок, чтобы снимки получились), Селена, посмеиваясь, рассказывала о дельтапланах и их всадниках. А Каркси торопливо строчил в блокноте, записывая её рассказ, и не забывал спрашивать, уточняя её объяснения. А закончив и всё ещё глядя в небо, он вздохнул от полноты чувств и хмыкнул:
   - И мы ещё думали, может - не ехать?
   Гостей направляли в столовую учебного дома неспроста: таким образом, их ограждали от слишком настойчивого внимания детей. Те, хоть и проинструктированные заранее - не приставать к незнакомцам, всё равно могли своим любопытством если не надоесть, то вызвать раздражение у взрослых. А в учебном доме приготовили отдельные столы: за одним (точней сдвинутыми вместе двумя) устроились Чистильщики и Каркси с фотографом, которого так и не представили. За другим сидели родители Эрики (девочка-вампир осталась в Тёплой Норе), компанию которым составляли Ривер и Александрит, живо заинтересованные городскими новостями. Ученые эльфы и храмовники тоже засели за одним столом, хотя двое из них могли бы добежать до своих домов. Колр сидел за столом с директором военного училища, который негромко и почтительно допрашивал его о положении уроков физической подготовки в Тёплой Норе. Но Селена, подсевшая к родителям Эрики, предполагала такую ситуацию и теперь радовалась своей предусмотрительности.
   Правда, радость была неполной. Несмотря на гостеприимство и желание побыть с гостями, хозяйка места переживала, как там дети, оставленные, по сути, на Джарри и на братство. Бернар не в счёт, хоть он и решил остаться в Тёплой Норе, чтобы не доставлять хозяйке места суеты лишним ртом во время праздничного обеда. Но Селена предполагала, что дело в другом. Во-первых, старый эльф-целитель собирал, по её же просьбе, досье на Пренита - перечень всех повреждений на теле. Во-вторых, он не хотел оставлять Вереска в одиночестве - из-за остальных детишек. А в-третьих, как проворчал старый эльф, нельзя даже на время праздника оставлять детей наедине друг с другом. Хотя какое тут наедине, если в домашней столовой, кроме него, Джарри и Вилмора, оставались Хоста и Аманда.
   После того как взрослые игроки отправятся на поле, там командовать будут Колр и Джарри. А Селена сможет, наконец, вернутся к детям. Болеть вместе с ними интересно, но надо бы проследить и за тем, чтоб и дисциплина была на уровне.
   В столовой было так спокойно, что Селена не сразу заметила, что в дверях появился некто, кого не должно было быть в столовой. Хорошо - всё же уловила глазом быстрое движение... И буднично встала так, чтобы никто из беседующих в столовой не увидел, что она идёт целенаправленно. Зато непрошеная гостья сразу попятилась - и шмыгнула назад, за двери столовой. Не очень ловко, так что Селена встревоженно оглянулась на Колра: не смотрит ли чёрный дракон в сторону дверей? Не злится ли, что Люция заскочила туда, куда ей по малолетству нельзя?
   Но всё обошлось. Хозяйка места вышла из столовой и шагнула к девочке-дракончику, присела перед ней на корточки.
   - Что случилось, Люция?
   - Я здес-сь, - проворчала драконишка, - а ты там.
   Селена не сразу поняла Люцию. Потом сообразила. Драконишка хочет, чтобы она присоединилась к обедающим в Тёплой Норе.
   - Тебя Джарри послал ко мне?
   - Ирма, - буркнула драконишка.
   Рассердиться Селена не успела. Дальнейший разговор прояснил ситуацию. Ирма оказалась не виноватой в том, что драконишка решила доказать ей: она сумеет попасть в столовую для гостей! Удивляясь странным развлечениям малышни, хозяйка места подошла к Колру и негромко попросила взять на себя командование гостями в учебном доме. Колр рассеянно кивнул, и она быстро, пока он не передумал, удалилась вместе с Люцией в Тёплую Нору.
   Селена за руку с Люцией появилась в домашней столовой под самый конец обеда. Ей все так обрадовались, словно и не чаяли снова увидеть. Несколько удивлённая, она прошла к своему столу, усадив по дороге Люцию к малышам.
   - Что случилось? - тихонько спросила Селена.
   Братство, сидевшее за столом взрослых, для начала откликнулось переглядом, а потом Коннор сказал:
   - Малышня увидела Пренита, когда он снял куртку. Все решили, что это наш новенький, и сильно переживают за него.
   Хозяйка места поёжилась.
   - И где он сейчас?
   - Только не смеяться, - предупредил Мирт. - Вереск решил стать его защитником и увёл в мансарду, а Космея принесла им туда обед. Ну и осталась. И Мускари с ними. И Анитра туда бегала, потому что Бернар велел ей следить за состоянием Пренита. У нас не обед, а... - И мальчишка-эльф, улыбаясь, пожал плечами.
   - Это неинтересно, - нетерпеливо сказал Мика. - Селена, тот дядька с фотоаппаратом даст нам посмотреть на него?
   - Что ты имеешь в виду? - насторожённо спросила Селена.
   - Ну, разобрать его он для нас точно не разберёт, - задумчиво предположил Мика. - Но, может, хоть основной принцип показать уговорим?
   Селена со страхом посмотрела на мальчишку-вампира: с него станется стащить фотоаппарат и разобрать его по винтикам. Надо будет предупредить газетчиков, чтобы свой аппарат не оставляли без пригляда. Опомнившись, она покосилась на Хельми. Почему Вальгард сказал, что после этой ночи с Рунным Смарагдом можно будет делать всё, что угодно? И эти странные взгляды Колра на мальчишку-дракона... Может, хватит стесняться - и спросить чёрного дракона в упор, что происходит?
   Господи, сколько проблем!
   Наконец обед закончился, и Селена встала от стола, всё ещё раздумывая, стоит ли специально предупреждать Мику, чтобы тот не разбирал фотоаппарат газетчиков...
   - Селена! - От стола малышей на хозяйку места налетела волчишка. - А мальчика мы оставим у нас? Ты ведь его не отдашь тем страшным дядькам?
   Сообразив, что Ирма имеет в виду полицейских, Селена подтвердила, что "нового" мальчика в деревне никто не тронет. Ирма напомнила о деле первостепенной важности, и Селена помчалась в мансарду. При её появлении, словно поняв, что они сейчас будут здесь лишними, подростки-эльфы с шумом скатились по лестнице вниз. Остался лишь Пренит Он выглядел довольно бодрым, хотя, когда попытался встать, его повело в сторону. Вспомнив, что он прошёл довольно длинный путь в таком состоянии, Селена сообразила, что сейчас он расслабился - в покое и безопасности. И приблизилась к нему.
   - Пренит, у меня к тебе короткий, но важный разговор, - вполголоса сказала она. - Тебе надо будет запомнить следующее. Помнишь - тебя привели на спортивные трибуны от машины Чистильщиков? Чтобы не подставлять этих людей, мы сделаем следующее. Запоминай: ты ничего не помнишь - вплоть до того момента, как тебе стало плохо. Ты упал в обморок - и не знаешь, где это случилось. Пришёл в себя в машине Чистильщиков, которые привезли тебя к нам. Сумеешь всё это запомнить?
   - Сумею, - быстро ответил мальчишка и заглянул в глаза Селены. - Если вы... меня здесь оставите.
   "Опаньки! Шантажист! - поразилась хозяйка места и вздохнула. - А я б на его месте? Не попробовала бы нажать?"
   А когда спустилась от мальчика вниз, там её дожидался Трисмегист.
   - Правду ли говорят, что вы нашли эктоманта? - Он не спросил у неё, а буквально потребовал ответа. Даже Джарри остановился, услышав его требовательные интонации.
   - Мальчика-эктоманта, - поправила Селена, сделав упор на слово "мальчик". - И он пока не в состоянии что-то делать, потому что сильно избит.
   - Но это же замечательно! - обрадовался Трисмегист.
   Ошеломление длилось недолго. "Замечательно" относилось явно к тому, что даже мальчик-эктомант - уже хорошо. А не к тому, что он избит.
   - Эктомант вам нужен из-за Вереска? - уточнила Селена. И вспомнила, что Трисмегист очень даже неплохой, мягко говоря, врач. - Мальчик Пренит в мансарде братства. Бернар обещал его осмотреть в очередной раз.
   - Я посмотрю сам, - спокойно сказал старый эльф и чуть не побежал по лестнице.
   "Что Мика, что - Трисмегист!" - хмыкнула Селена.
   Тем временем малышня вникла, что сегодня не обязательно проводить "тихий час", и радостно устремилась на улицу, с вожделением глядя за Городскую изгородь.
   Через полчаса на спортивном пейнтбольном поле оказались все: и зрители-болельщики, и игроки. Колр, который решил остаться на поле кем-то, вроде рефери, уже быстро и умело создал две команды из взрослых и старших ребят Тёплой Норы. Колебавшийся, не зная игры, Каркси всё же решился и встал в шеренгу взрослых игроков, отдав пальто Селене и облачившись в пейнтбольный жилет. Ему вручили маркер и показали, как с ним обращаться. Как поняла Селена, немало поспособствовал его решимости играть Кеган - директор военного училища.
   Малолетних болельщиков усадили подальше от взрослых - всё туда же, куда уходили выбывшие игроки. Селена села с ним. Она собиралась держать среди малышни дисциплину, а заодно составлять с ними подбадривающие кричалки.
   Команду взрослых игроков, "зелёных", по результатам жеребьёвки возглавил (так уж получилось) Кеган. Команду "синих" ребят - Эрно. Причём Селена, следившая за Колром, заметила, что чёрный дракон, после того как Кеган стал командиром взрослых игроков, исподтишка глянул на Джарри, а тот еле заметно кивнул ему, как будто что-то понял. Или как будто они о чём-то договорились. Ух ты... Не подмухлевал ли чёрный дракон, чтобы при жеребьёвке именно директор училища стал командиром? Обоим составам, чтобы освоились, дали возможность снова пробежаться до главного пункта назначения, который надо будет взять штурмом или в единоборстве. Игра началась!
   Обе команды, прежде чем ринуться вперёд, слегка посовещались, а потом Колр выстрелил из охотничьего ружья. Выстрел и стал сигналом.
   Мужчинам не повезло. Мальчишки оказались ловчей и пронырливей. Как потом выяснилось, они договорились в случае опасности не только прыгать в окопы, но и просто падать на землю, перекатываясь с места на место под прикрытием валунов.
   Селена не знала, за кого переживать. Определили малыши. Они перекричались между собой и принялись орать, приставив ко рту сложенные ладошки:
   - Синие - чемпион! Синие - чемпион! А зелёные продули! Синие - чемпион! А зелёные - продули!
   Крик услышали: Эрно взмахнул маркером, приветствуя болельщиков и показывая, что игроки оценили вклад болельщиков в их будущую победу. А Селена заметила, как Каркси вздрогнул и на пару секунд вытаращился на пискляво вопящие трибуны, явно не понимая, почему дети орут, да ещё хором. Его чуть не подстрелили, что и вернуло газетчика к реальности.
   С края взрослых трибун то и дело в пасмурном зимнем дне вспыхивали белые и слепящие бесшумные взрывы - это безымянный фотограф азартно снимал всё, что ему казалось значительным. Он специально ушёл на самый край скамеек, чтобы магия не повредила фотоаппарату.
   - Синие - молодцы! - надрывались малыши следом за Ирмой. - Победили - раз-два-три! Зелёные - солёные, вялые и квёлые!
   Сама с трудом удерживаясь от смеха, Селена увидела, как Джарри, спрятавшись за валуном, поднёс руки к лицу: хохотал? Колр, вместо того чтобы судействовать (хотя чего здесь судействовать, если магия поля сама определяла, кому выбывать, а кому продолжать игру!), отвернулся от спортивного поля, кажется пытаясь справиться с приступом смеха.
   Взрослых болельщиков, видимо, достали азартные вопли маленьких болельщиков. Они посовещались - и с трибун полетели дружные крики:
   - Синие - малышня! Не видать им ни гроша! Всем зелёным до обеда будет сильная победа!
   Малыши оторопели. А Селена возмутилась. Она схватила ближайших ребят за руки и быстро передала по цепочке:
   - Хлопаем в ладоши и кричим! На счёт: три-че-ты-ре! Раз-два!
   - Три-че-ты-ре! Раз-два! Синие лучше всех! Только их ждёт успех! Три-че-ты-ре! Раз-два! Синяя команда лучше всех - ура!!
   Младшие болельщики вскочили и громко хлопали в ладоши, прежде чем произносить слова кричалок, а Селена пожалела, что не сообразила дать флажки нужного цвета всем болельщикам и что не подкинула идею Мике, чтобы он придумал для маленьких болельщиков какие-нибудь писклявые дудки! Взрослые-то пока постесняются такими пользоваться. Зато малышня будет в восторге!
   Ничего! Это первый опыт! А потом уже будут свои принадлежности - и не только у спортсменов-пейнтболистов, но и у их болельщиков.
   Она уже имела представление о спорте в этом мире. Эльфы предпочитали что-то вроде гольфа и тенниса. Вампиры любили волейбол или баскетбол - лишь бы мяч побросать. Оборотни предпочитали гонять тяжёлый мяч по полю, довольствуясь весьма примитивными правилами. Соревнований между спортивными командами не было. Впрочем - были, но эти команды в основном играли за свои клубы - слишком закрытые, чтобы сделать спортивные игры достоянием многих зрителей и болельщиков. Селена рассчитывала, что пейнтбол станет объединяющей силой для здешних рас.
   Малыши устали орать и притихли, как и взрослые. Селена сосредоточилась на игре. И вскоре начала понимать, что небольшие совещания перед игрой проводили не просто так. Команда ребят всеми увёртками и приёмами шла напролом к нужной высоте, даже не слишком принимая во внимание, что противников надо "уничтожать". Кажется, Эрно дал установку - дойти. А вот взрослых пейнтболистов, судя по всему, Кеган настроил на полное уничтожение "врага". И не просто настроил: то и дело были слышны его командные крики, резкие и отрывистые, когда он замечал слабину противника.
   Даже пожимая плечами: "Военный же!", Селена с тревогой следила, как взрослые игроки планомерно "убивают" старших ребят. Те один за другим выходили "из строя". Сильвестр, Моди, Анитра, Мускари, Ринд... Вскоре на поле, на своей полосе, остались Эрно с тремя старшими братства и Космея. Из взрослых же бегали, прячась за всеми валунами и в окопах, Кеган, Джарри, три Чистильщика - один из них Эван, Александрит и Корунд. Выбывший ещё в начале игры газетчик Каркси, всё ещё возбуждённый и радостный, стоял возле своего фотографа, нетерпеливо указывая ему на лучшие, с его точки зрения, эпизоды, которые надо бы заснять.
   Эрно поднырнул под скособоченный камень и быстро обошёл всех оставшихся в команде, явно что-то скомандовав.
   И мальчишки с Космеей, словно стайка стремительных птиц, бросилась к вышке. Селена сжала кулаки у груди. Она сообразила, что придумал Эрно: пока взрослые их отстреливают, ребята могут взять верх над ними скоростью!
   Мужчины сначала даже не поняли, что произошло, а потом Кеган в панике закричал, подгоняя своих подчинённых.
   Выбыл Мирт.
   Подбежавших к вышке взрослых встретил красочный огонь.
   Выбыли Александрит и один из Чистильщиков.
   Мальчишки и Космея, спрятавшись за солидным камнем, обстреливали прыгнувших в окоп взрослых игроков, не давая поднять им головы. Последний отрезок поля вскоре вытолкнул Космею, истратившую весь боеприпас, - "вне игры".
   Вытолкнул участок и Джарри с Эваном.
   Хельми не успел даже понять, что у него закончилась краска, как оказался вне поля.
   По лестницам на вышку вбежали Эрно и Коннор, а с другой стороны - Кеган и Корунд. Остановились на площадке друг против друга, тяжело дыша.
   Колр, давно уже поджидавший здесь последних игроков, поднял руку.
   - Оспорим победу в единоборстве?
   - Против этих двоих - я пас, - виновато глядя на Кегана, сказал Корунд.
   - Э... Против обоих? - удивился растерянный Кеган, переводя взгляд с одного мальчишки на другого. - Об Эрно я наслышан с тех пор, как он побил моих курсантов, но это мальчик - Коннор? Нет, я вижу, что он старше, но...
   Мальчишка-некромант только улыбнулся, а Эрно философски сказал:
   - Если бы мне пришлось драться с Коннором, я бы подрался. Но исход боя с ним всегда предопределён.
   - Был бы выбор за мной, я бы предложил вам спарринг, - вежливо сказал Коннор директору военного училища. - Но вы взрослый, и ваша команда по численности побеждала. Поэтому я не могу высказать такое пожелание. Ваше предложение?
   Кеган ещё раз изучающе взглянул на мальчишку-некроманта. Он засомневался - видно было по лицу. Но сомневался он явно в другом: кажется, он решил, что его просто-напросто запугивают, устраивают нечто вроде психической атаки.
   - Но драться с мальчиком... - задумчиво проговорил он.
   - Вы можете пожать друг другу руки, с-соглас-сившись на ничью, - подсказал Колр.
   - При одном условии, - поспешно сказал Кеган. - Я бы хотел посмотреть поединок между Эрно и этим мальчиком. Хотя бы... дружественный поединок.
   - Внизу? - предложил Коннор, глядя на Эрно.
   Тот кивнул и побежал по лестнице вниз. Коннор - за ним.
   Болельщики подтянулись к вышке, когда поняли, что мальчишки встали друг против друга не случайно. И замолчали, потому что не знали, за кого болеть. Кеган изумлённо оглянулся, когда за спиной услышал обиженное:
   - За Эрно, что ли, болеть? Чтобы сразу не упал?
   А Селена сжала руки, молясь в глубине души, чтобы Коннор придумал что-то такое, из-за чего не был бы обижен Эрно.
   И Коннор оправдал её ожидания. Он тронул Эрно за плечо и кивнул:
   - Покажем парочку спаррингов? Таких, каких в училищах не бывает?
   Тот усмехнулся и тоже кивнул.
   - Покажем!
   Ничья устроила всех. Более чем. Кеган ошеломлённо смотрел на мальчишек, которые на скорости идеально выполняли приёмы. Каркси сначала бешено писал что-то в своём блокноте, словно стараясь угнаться за собственными мыслями, а потом бросил это занятие, заворожённый красотой учебного боя. Колр стоял неподалёку, не вмешиваясь, сложив руки на груди, но слишком явно довольный.
   Потом были долгие проводы гостей, почти счастливых. Потом был торжественный ужин с десертом - со сладкими пирожками. А потом, когда и дети, и взрослые потихоньку потянулись на отдых, Селена собрала мужчин и братство в кабинете-веранде и твёрдо сказала:
   - У нас на сегодняшнем совещании три вопроса!
  
   Пятнадцатая глава
  
   Оглядев присутствующих, она мельком решила, что в следующий раз надо бы из кабинета-веранды убрать одно кресло, а взамен поставить узкий длинный диван. Братство облепило одно кресло, оставив сиденье свободным для неё, своей старшей сестры. В другом сидел Понцерус - рядом с учёным стоял Перт. В третьем ссутулился Трисмегист, рядом с которым встали Корунд - чуть назад, ближе к окну, и Александрит. В четвёртом сидел чёрный дракон с Амандой, на подлокотнике его кресла сел Эрно, с некоторых пор негласно получивший разрешение присутствовать на всех совещаниях Тёплой Норы. Тут же стоял маг Ривер. В пятом устроился Бернар, не возражавший против соседства со стоящими рядом Вилмором и Джарри, который держал на руках младшего сына. В шестом сидели Ильм с Хостой.
   Тесно. Очень тесно. Можно было бы собраться в столовой, но туда в любой момент могли заглянуть дети, нечаянно прервав возможные споры и размышления.
   - Нам надо решать эти вопросы очень быстро, - предупредила Селена. - Вопрос первый. Что с демонической сущностью в Вереске? Вопрос уточняющий: и каким боком здесь Пренит? Ведь Коннор тоже видит призраков.
   Мальчишка-некромант покачал головой, но, наверное, не решился объяснить при столь уважаемом обществе разницу между видением некроманта и эктоманта.
   - Выскажу я, - предложил Понцерус. - Разница есть. Некромант видит призраков. Но эктомант видит не только призраков, но и любые сущности, невидимые обычным человеческим глазом. У мальчика Пренита обнаружилась великолепная способность к такому видению. Он отнюдь не маг. Но мне жаль, что в приюте, откуда он сбежал, не развивали его способности. С его помощью мы подтвердили своё предположение и сейчас твёрдо уверены, что собой представляет сущность Вереска. И готовы удалить её из личного пространства мальчика.
   - Прекрасно, - мрачно отозвалась Селена. - Но возникает логичный вопрос: а что дальше с мальчиком Пренитом? Возвращаем его туда, откуда он сбежал?
   - Ни за что... - пробурчал Трисмегист.
   - Присоединяюсь, - встревоженно отозвался Понцерус. - С чего возник такой вопрос?
   Хозяйка дома с трудом остановила себя на желании закатить глаза. Нет, учёные что здесь, что в её мире - везде одинаковы! Витают в облаках, не думая о мирском!
   Но ответил старому эльфу чёрный дракон:
   - Мальчик здес-сь незаконно. Отс-сюда и проблема. Он беглец.
   - Этот вопрос надо бы хорошенько изучить, - пробормотал Понцерус и бросил взгляд на кресло с братством - насколько поняла Селена, на Колина. - И постараться обязательно оставить мальчика здесь. Вы же можете принять Пренита? У вас найдётся для него место в вашей Тёплой Норе?
   - Место найдётся. Но при официальном оформлении мальчика здесь могут возникнуть проблемы, - отозвалась Селена. - Дело в том, что мальчика уже ищут. И не просто ищут, а задействовали для его поисков полицейский отдел по поимке беглых преступников.
   - Что-о? - не выдержал Перт.
   - Именно так, - подтвердил Джарри, а Колр кивнул.
   - У меня есть идея, но я не знаю, насколько она действенна в условиях нашего государства, поскольку я ещё не во всём разобралась. Идея заключается в следующем: провести переговоры с тем приютом, откуда сбежал Пренит, и предложить тамошнему начальству перевести мальчика к нам. Скажем, как склонного к побегам. Обоснование будет весьма впечатляющим: из нашей деревни никто не сбежит из-за ограды, которую мы до сих пор не разблокировали.
   - Неплохо, - пробормотал Ильм, усмехаясь. - Но, леди Селена, вы говорите как-то не совсем уверенно. Есть какие-то препоны вашей задумке?
   - Есть сомнения, - ответила Селена. - А если там не согласятся? Не потому, что им отпускать мальчика не хочется, а, скажем, будет задействован престиж заведения? Или гонор директора приюта? Или будут какие-то другие причины? Что делать тогда?
   - Почему мальчик вообще сбежал? - сварливо спросил Перт.
   - Мальчик - вампир. Но у него аномалия. Он не опускал глаз, когда эльфы-мальчишки использовали на нём "властный взгляд". Его били, чтобы заставить подчиниться. А он просто не знал, когда надо опускать. В последний раз его избили так, что Пренит потерял надежду на нормальную жизнь в том приюте и сбежал.
   Селена договорила и замерла. Здесь храмовники. Может, они что-то подскажут? Перт в мальчике не заинтересован: у Пренита нет способностей к некромантии. Может, храмовник придумает, как оставить мальчика в Тёплой Норе? Ильм тоже не заинтересован в ученике для храма Белостенных: у Пренита нет способностей к магии. Как эктомант, он только интересен - и не более.
   - Когда приедут забирать Пренита? - неуверенно спросил Понцерус.
   - Возможно, уже завтра, - бесстрастно сказала Селена. - Чистильщики, которых я попросила об услуге, уже сегодня, по приезде в пригород, пойдут в полицию с сообщением, что малолетний беглец найден.
   - Но завтра его нельзя отдавать! - возмутился старик и замолчал, когда понял, что на него смотрят осуждающе.
   - Насколько я понимаю, идей нет, - всё так же суховато констатировала хозяйка дома. - Тогда предложу вашему вниманию свою идею. Для начала мы оставим мальчика здесь. Надеюсь, полиция снизойдёт к нашему сообщению, что мальчик плохо себя чувствует, а если не поверит, то представим её вниманию справку от военного врача с перечнем всех травм, полученных мальчиком в приюте, из которого он сбежал.
   - Документ готов, - сурово сказал Бернар. - С полным перечнем как внешних, так и внутренних травм.
   - Спасибо, Бернар. То есть в любом случае Пренита мы оставляем на несколько дней в деревне. Затем у нас два пути. Сначала мы обращаемся к хозяевам приюта с просьбой перевести мальчика к нам, как мы это сделали с Лайлой и Моно. А если те заартачатся... Есть идея подключить газетчиков. Но до взаимодействия с газетчиками надо предупредить хозяев того приюта, что мы собираемся обнародовать историю сбежавшего мальчика в газете, если они не согласятся с его переводом к нам. И, возможно, начать судебный процесс против приюта, в котором... - Запнувшись, она криво усмехнулась. - В котором нет надлежащего воспитания детей.
   Мужчины переглянулись.
   - Мне нравится, - медленно сказал Трисмегист. - Это безукоризненно и должно сработать.
   - С-соглас-сен, - кивнул Колр.
   - Прекрасно, - сказала Селена. - Именно отсюда мы поднимаем и второй вопрос. От проблемы о надлежащем воспитании. Директор школы, в которой обучаются наши дети, заявил мне, что мы неправильно воспитываем наших детей. Эльфы и вампиры, посулил он, будут отобраны у Тёплой Норы и переданы в другие приюты. Джарри, кажется, что-то придумал, но что? Ты поделился идеей только с братством. Может, теперь вы поделитесь и с нами?
   - Теперь, когда Рунный Смарагд у нас... - начал Джарри, нервно покусывая губу и морщась. - Ребята думают, что неплохая идея, но я пока...
   - Джарри, а вы с-скажите, в чём эта идея заключаетс-ся, - предложил Колр, - возможно, мы с-сумеем довес-сти её до логичного заверш-шения. Ведь теперь нам с Х-хельми даже не надо лететь к Вальгарду - выпраш-шивать камень. А вы ещё тогда с-сказали, что для реализации этой идеи нужен именно С-смарагд.
   - Нужно добиться от Лофанта, как главы города, постановления, обязательного к выполнению всеми жителями города, - быстро сказал Джарри. - Пусть вампиры - все! - носят медальоны с оберегами от властного эльфийского взгляда. Для эльфов эта ситуация ничего не меняет: вампиры всё равно теперь не смогут подавлять их. А взамен на это постановление мы предложим Лофанту камень! Ведь в этом случае даже не страшно, что Смарагд попадёт к эльфам. Почему я говорю при вас, уважаемые эльфы? Потому что здесь собрались самые адекватные из всех, кого я знаю. Перт, вы ведь не доводите вашего помощника Морганита взглядом?
   - Ну... Я как-то даже не думал об этом, - пожал плечами несколько озадаченный глава ордена некромагов. - Он мой помощник и не нуждается во властном взгляде, чтобы соблюдать определённую дистанцию своего положения при мне.
   - Если такое постановление будет принято, - закончил Джарри, - тогда наши дети останутся в Тёплой Норе.
   - Не совсем понял - это как? - не сдержался удивлённый Мика.
   - Кажется, я понял, - медленно сказал Ривер. - Любому постановлению, а тем более такому радикальному, по нашим законам, будет обоснование - объяснение, почему потребовался такой... почти закон. В нашем государстве внешне запрещена дискриминация по расам в обществе. Но складывавшееся веками мнение о том, что расы по владению магией всё же должны структурно делиться на слои высшие и низшие, существует до сих пор непреложно. Такое маленькое противоречие. Как только Лофант получит камень (или до того, как его получит), как только появится постановление с обоснованием, директор школы не посмеет пойти против напоминания, что все расы имеют равные права в нашем государстве.
   - Для меня это странно - всего лишь напоминание, которое действует столь жёстко, - призналась Селена. - Поэтому простите, Ривер, но обращусь к присутствующим: это постановление правда будет действовать именно так?
   - Правда, - задумчиво подтвердил Понцерус. - То есть привычка делить общество на слои останется, но вслух об этом заявлять - будет, скажем так, неэтично. Особенно сильно этот закон будет касаться именно эльфов.
   - Поэтому в первую очередь, прежде чем отобрать у нас ребят, директор школы должен будет создать специальную комиссию, которая подтвердит или опровергнет его концепцию, что эльфы и вампиры в Тёплой Норе обучаются и воспитываются ненадлежащим образом, - добавил Ильм. - А насколько я помню, таких знаний, как у ваших ребят, по всей здешней школе мало у кого найдётся. А образование и воспитание традиционно идут рука об руку, что значит - проблемы с ненадлежащим воспитанием в Тёплой Норе нет и не может быть.
   - То есть опять-таки всё упирается в Рунный Смарагд? - уточнила Селена. - Но... да простят меня присутствующие эльфы - я скажу откровенно при вас, потому что знаю всех вас, как благородных существ... Камень ведь в определённом смысле опасен для государства, для слоёв его населения!
   - Вальгард никогда не брос-сает с-слов на ветер, - в полном молчании остальных заметил Колр. - Он знает о ваш-шем с-страхе перед негативными изменениями в общес-ственной жизни, но, тем не менее, именно вам лично, леди С-селена, предложил делать с-с камнем вс-сё, что пожелаете. - По губам чёрного дракона зазмеилась тонкая улыбка, и все в кабинете-веранде замерли. - Начиная с-с завтраш-шнего дня.
   - Хорошо, - обескураженно сказала Селена, - доверюсь вашему пониманию ситуации, Колр. И, честно говоря, меня волнует сейчас один, совершенно не нужный вопрос. Кто-нибудь объяснит любопытной женщине, зачем Лофанту Рунный Смарагд?
   - Это эльфийская святыня, - с недоумением откликнулся Ильм. - Я думал - вы знаете об этом. По силе она равна тому, что однажды сотворила с нами. Для каждого эльфа Рунный Смарагд - это те, кто стоит за его спиной, помогая в трудный час.
   Селена хотела добавить вопрос: а мог ли камень без вмешательства Вальгарда так воздействовать на эльфов, но отказалась от досужего вопроса. Только время тянуть, а оно уже к позднему вечеру. Поэтому сказала лишь, "закрывая совещание":
   - Значит, делаем так. Завтра наш гость, уважаемый Понцерус, и уважаемый Трисмегист, в присутствии уважаемых Ильма и Перта, освобождают Вереска от демонической сущности.
   Оба учёных эльфа, переглянувшись, кивнули.
   - Возможно, завтра к нам снова приедет уважаемый Лофант - он всегда приезжает ближе к праздникам, чтобы потребовать камень. И завтра я говорю ему, что мы меняем камень на постановление, поскольку это справедливый обмен. Ведь сам Лофант не шантажирует властным взглядом тех, кто недавно выдавил его с места главы. И последнее. Завтра, возможно, к нам приедет полиция. Мы предъявляем ей свидетельство Бернара по результатам медицинского осмотра Пренита и требуем встречи с руководством приюта, из которого Пренит сбежал. Я ничего не забыла?
   - Нет, леди Селена, - улыбаясь, откликнулся, как ни странно, Перт.
   - В таком случае, спокойной ночи, уважаемые! Время позднее, а завтра у нас очень важный день, не считая того, что нам ещё предстоит праздник зимы.
   Притихшее братство выждало, пока взрослые выйдут, после чего быстро добралось до гостиной и взбежало наверх, в мансарду. Селена знала, что мальчишки сразу не уснут, взбудораженные совещанием, но болтать долго не будут. Несмотря на их желание всё обсудить, трудный день возьмёт верх, и мальчишки уснут. Но на всякий случай она про себя решила заглянуть в мансарду чуть позже, чтобы проверить свои предположения.
   Из Тёплой Норы вышла целая толпа. Понцеруса к себе уже на вторую ночь увёл Трисмегист. Ильм с Хостой и Корундом, прихватив своего гостя - Перта, пешком решили дойти до своего дома - тоже хотели по дороге обсудить кое-что из услышанного. С ними неторопливо, потому что их путь домой короче, шагали Колр и Аманда с Эрно, негромко переговариваясь с Бернаром, который торопился в учебный дом, где хотел перед сном взглянуть на Пренита, спит ли. Ривер вышел и сразу пропал во тьме, потому что ему в свой дом - всего лишь перейти улицу.
   Удостоверившись, что гости разошлись, Селена попрощалась с Вилмором и Александритом. Джарри оглянулся и сказал, что сам уложит Стена спать, пока Селена обходит Тёплую Нору. Она кивнула и поспешила на кухню.
   Последний стол в столовой, ближе к кухонной двери, угрожающе высился не мытой сегодня посудой: Селена велела дежурным не мыть её после ужина, потому что день был впечатляющим и тяжёлым для всех. Но напомнила, чтобы посуду собрали на один стол. Заглянув в закуток Кама, хозяйка дома еле улыбнулась при виде крепко спящего на любимой скамье при печи подростка-тролля. Затем перемигнулась с Веткиным и поспешила в ванную комнату, где приготовила два таза - один с мыльной водой, второй - с чистой.
   Посуду сверху, со стола, она принесла в ванную комнату сама, чтобы домашнему было потом удобно таскать остальное. И - принялась за мытьё... Разогнувшись под конец работы, еле сдержала стон, схватившись за поясницу.
   - Веткин, там в самом деле больше тарелок нет?
   - Нет, - прокряхтел и домашний, который набегался с грязной и чистой посудой в оба конца. - Закончили, леди Селена.
   - Ну вот, а ты боялся, - устало улыбнулась она, вспоминая его укоризненное: "Негоже оставлять грязную посуду на ночь!"
   - Вам бы, леди Селена, спать идти, - пожурил домашний. - Столы все протёрты, тарелки расставлены по полкам. Что ещё?
   - Сначала проверю, как там у детей, - решила Селена, - а потом и баиньки можно.
   Но первым делом она проверила, как там её семейный и младший сын. Джарри спал так, словно только и сумел дойти до кровати и свалиться на неё так, чтобы не навредить сыну: Стен, придерживаемый отцовской рукой, лежал головой на плече отца и сладко посапывал, уткнувшись ему в носом в шею. Полюбовавшись на них с невольной улыбкой, Селена на цыпочках вышла.
   Как она и предполагала, братство уснуло крепко, хоть и тревожно, с частыми вздохами. Хотя, впрочем, это было не оттого, что им снилось что-то беспокоящее их. Нет. Просто в середине кроватной пентаграммы, снова сооружённой ими, опять спал Вереск. И, возможно, именно его сновидения заставляли мальчишек ёжиться.
   На втором этаже тоже всё было спокойно. Умотавшиеся за день дети спали, что называется, без задних ног. Селена усмехнулась: гарантия, что завтра будет отличный день для всех, потому что завтра - это сплошные игры, старательно приготовленные старшими для малышни. А старательно - потому, что и сами старшие собираются принять в них участие. И смеяться никто не будет, что в малышовых играх играют все. Потому что это праздник!
   Она вернулась в гостиную, осмотрелась. Нет, уставшие на свежем воздухе дети почти не играли в детском уголке. Оттого здесь и порядок, оставшийся со вчерашнего дня. Усмехнувшись, она присела на диван. Нельзя так, вообще-то - оставлять вязание с торчащими из него спицами в детском уголке, где малышня в любой момент может налететь с разбегу на колющие предметы и получить травмы. Селена взяла вязание и сделала несколько кругов, стараясь подражать ровной вязке домашнего. Всё. Глаза слипаются. Пора спать - до утра осталось часов пять. Оставила вязание спицами к спинке дивана, придавив слегка подушкой-думкой.
   В своей комнате она подняла Стена с семейного и уложила его в кроватку. Малыш только вздохнул, сжавшись под одеяльцем. А Селена села на край кровати и посмотрела на руку с браслетами и кольцами. Вот это кольцо - блокировка Хельми. Что делать? Вспомнила встревоженный взгляд чёрного дракона на мальчишку. Бездумно от усталости посидела ещё немного - и сняла кольцо. Мало того - Селена не стала раздеваться, не стала укрываться. Просто прилегла рядом с Джарри, просто закрыла глаза и... Раз только проснулась - и обнаружила, что Джарри повернулся к ней так, что она прижата к нему спиной. И это здорово, потому что он горячий и можно погреться от него... И снова уснула.
   ... Пропасть, в которую её бросило, заставила задохнуться от ужаса. Земля резко осталась далеко внизу, а крылья, которым привыкла доверять, казались такими непрочными! Следующий рывок - и, внезапно проснувшись, Селена с трудом подавила крик. Она-таки сумела не вздрогнуть, лёжа рядом с семейным. Однако ночные видения продолжали витать вокруг неё, и, глухо пытаясь понять их, она инстинктивно поднялась с кровати, мягко отложив руку семейного в сторону и прикрыв его одеялом.
   Осторожно закрыла за собой дверь.
   В Тёплой Норе тихо и спокойно. Только эхом - нота тревоги, которая постепенно испаряется, затихая. Поражаясь, что она сумела это уловить, и стараясь понять, а правильно ли она это уловила, растерянно потоптавшись у порога гостиной, Селена неуверенно вышла во двор.
   И сразу заметила вдали, на улице несколько тёмных фигур, больших и маленьких.
   Похолодев от неожиданности: никак подумать не могла, что кто-то мог выйти из дома поздней ночью, точней - на переломе ночи и утра, Селена заторопилась к ним.
   Братство в полном составе, потому что к мальчишкам присоединился испуганный Вереск, и Колр, который держал за руки Ригана и Люцию, - все они стояли молча, задрав головы к ночному небу. Присоединившись к ним, Селена машинально открыла рот спросить чёрного дракона, а где же Эрно, который в последнее время всегда с отцом, но подняла глаза - и застыла.
   В небе стремительной тенью метался небольшой дракон. Он не просто летал, но то и дело совершал какие-то нырки и бешеные взлёты вверх, будто изо всех сил пытался пробиться сквозь невидимую преграду, а она его отталкивала, и он резко падал вниз, сложив или раскинув уставшие крылья. А потом... Селена съёжилась, услышав отчаянный драконий крик, как будто Хельми больно, очень больно!
   - Леди С-селена... - тихо позвал чёрный дракон.
   Она взглянула на Колра, внешне невозмутимого, и неожиданно без слов поняла, чего он хочет. Приблизилась и приняла ладошки Ригана и Люции, крепко держа их. Риган немедленно прильнул к ней, а девочка-дракончик будто и не заметила, что её держит уже не взрослый дракон, а человек.
   Только Селена хотела спросить: "И что дальше? Что с Хельми?", как Колр, освободившись от детей-драконов, быстро зашагал к Городской изгороди. Будто смутное воспоминание: здесь, на деревенской улице, ему тяжело оборачиваться! Места мало!
   "Но зачем ему? Чем он может помочь Хельми? Да и что с Хельми происходит?!"
   Но, едва Колр оказался за изгородью, на горизонте появились чёрные точки.
   Клан Вальгарда?
   Изумлённая Селена решилась молчать и ничего не спрашивать у мальчишек из братства, пока ей сами не объяснят, что именно происходит. Слишком уж они выглядели сосредоточенными на том, что происходит наверху.
   А Хельми уже не просто болезненно кричал. Он плакал там, в небесах, и продолжал сумасшедший полёт - на взгляд Селены, абсолютно самоубийственный. Пока единственное, что утешало её саму, - то, что он летал над деревней, не пытаясь куда-то сбежать. Мальчишки из братства следили за ним с искажёнными от сочувствия лицами, и Селена заметила, что Мирт и Коннор сняли все блокирующие кольца. Сама она ничего не чувствовала - даже из того, что ошеломило и испугало её во сне. Наверное, в полёт Хельми надел своё кольцо, защищающее сейчас старшую сестру от того, что он сам сейчас испытывал...
   Селена вскрикнула, когда Хельми в очередной раз взлетел высоко к небу, где едва не растаял уменьшающейся чёрной точкой, а потом, даже не сложив крылья, дёрнулся, будто наткнулся на что-то, и снова стал падать, беспорядочно мотаясь в воздушных потоках. Он же крылья сломает! Что он делает?!
   Но от Городской изгороди уже поднимался чёрный дракон, а за ним следовала стая драконов Вальгарда. Драконы не пытались поймать Хельми или сделать что-то, что помогло бы ему прекратить странный отчаянный полёт. Они в опасной близости от него и земли прокручивали чуть ли не воронкой собственный полёт.
   Селена глупо думала: "А вдруг они создают воздушную подушку своими крыльями? Ну... чтобы Хельми не упал?" Но внутренне понимала другое: это какой-то ритуал! И драконы должны быть при нём обязательно целой стаей.
   Как только клан Вальгарда начал кружить над деревней, Хельми перестал быть видимым в этой странной торжественной круговерти. Защищая рукавами куртки лицо от поднявшейся пыли, Селена слезящимися глазами щурилась на небо, которое мелькало в вихрях, создаваемых драконами.
   - Бежим на луговину! - вдруг крикнул Коннор, поворачиваясь к Городской ограде. - Они сейчас там все сядут!
   Все пятеро мальчишек немедленно сорвались с места. Селена подхватила Люцию на руки и потащила Ригана за собой. Не успела пройти и пары шагов, как бегом вернулся Коннор и без слов поднял на руки малыша-дракона, которому слишком сложно было спешить следом за Селеной.
   - Спасибо, Коннор, - с облегчением пробормотала хозяйка места.
   - С-спас-сибо, - вздохнул и Риган, глядя вперёд.
   В неверном свете будущего рассвета Селена увидела его лицо и поразилась: оно не было испуганным - скорее, это лицо тихо сияло странным вдохновением, когда он глядел на луговину, на которой один за другим приземлялись драконы. А потом она удивилась: Риган нисколько не боялся Вальгарда! А наоборот - он тянулся с рук Коннора вглядеться в то, что там происходит. Люция, впрочем, тоже не сердилась, по своему обыкновению, спокойно сидя на руках Селены и держась за её плечи.
   Мальчишки открыли калитку Коннору и Селене и вышли за ограду только после них. Драконы Вальгарда уже все обрели человеческую ипостась. Где же Хельми?!
   Испуганно разглядывая драконов, Селена быстро подходила к ним.
   Обернулся Вальгард.
   - Леди С-селена! - склонил он перед ней седую голову, после чего движение повторили молодые драконы его клана. - Мы благодарны вам за Х-хельми!
   Вот тут Селена чуть в обморок не упала от мгновенного страха: они, случаем, не собираются забрать Хельми с собой?! Стиснула Люцию так, что драконишка пискнула от негодования, завозившись в тесном захвате.
   Драконы расступились, пропуская вперёд Колра, на руках которого лежал Хельми. Мальчишка-дракон смотрел в небо немигающими глазами и всхлипывал, словно тоже не понимая, что же с ним произошло. Он будто всё ещё спал - и бредил.
   Селена опустила Люцию на землю, оставив её попечению Мики и Колина, и побежала к Хельми.
   - Может, вы всё же объясните теперь? - яростно прошептала она Вальгарду.
   - Инициация дракона, - медлительно ответил Вальгард, глядя на мальчишку-дракона с гордостью. - Он вс-сё ещё там - в мире, где драконы с-становятс-ся взрос-слыми. Не бес-спокойтес-сь, леди С-селена. Хельми ос-стался жив, хотя и был с-сиротой.
   Ничего себе - предложили успокоиться! Но спросить она не успела.
   - Если ос-сиротевший дракон приближаетс-ся ко времени с-своей инициации, - объяснил Вальгард, - драконий мир для него закрыт. Каждый из нас-с пробиваетс-ся туда тоже через преграды, но для такого, как Х-хельми, - Вальгард мельком оглядел Ригана и Люцию, - вх-ход пробить трудно, а иной раз невозможно. - Его взгляд упал на Коннора. - Х-хельми повезло, что братс-ство поделилос-сь с-с ним с-силой. Нам, взрос-слым драконам, ос-ставалос-сь лиш-шь дать мальчику возможнос-сть с-сориентироватьс-ся в этом мире. Пус-сть Колр отнес-сёт мальчика туда, где он с-сумеет выс-спаться до утра.
   - В кабинет-веранду, - тут же сказала Селена, с тревогой глядя на мальчишку-дракона и опасаясь, заснёт ли Хельми, будучи в таком состоянии сейчас.
   - Я пос-сижу с-с ним там, - сказал чёрный дракон и повернулся к калитке.
   Драконы Вальгарда снова попрощались с хозяйкой места и улетели.
   Селена шла с детьми к Тёплой Норе и смущённо думала: "Не инициацию ли имел в виду Вальгард, кода говорил о том, что с камнем наутро можно сделать всё что угодно? Если камень был пронесён Хельми через драконий мир, наверное, Рунный Смарагд очищен теперь от всего, что делает его направленно магическим?" Но решилась оставить свои думы и предположения на будущее. Может, тогда она услышит вердикт своих учёных эльфов, произошло ли что-нибудь с Рунным Смарагдом?
  
   Шестнадцатая глава
  
   Колин проснулся первым. Заклинание на время свёрнутого сна сработало так, как он хотел: пробуждение получилось за полчаса до остальных. Мальчишка-оборотень тихонько вытянул из-под подушки тетрадь с переписанным текстом на драконьем, взял ручку и принялся за перевод, подсвечивая себе магическим огоньком с левой руки. Вскоре он так увлёкся, что не сразу понял, что проснулся не только он один.
   Оглянувшись на странный шелест, обнаружил: Коннор сидит на своей кровати, скрестив ноги, и давится смехом.
   - Ты что? - прошептал Колин.
   - Я проснулся, увидел тебя с тетрадью и быстро начал вспоминать, какой сегодня день и какие уроки... - фыркая, но тоже шёпотом объяснил Коннор и сладко потянулся. - Каникулы - называется. И поспать вволю нельзя, и утром напугали!..
   - Тише ты, - улыбаясь, напомнил мальчишка-оборотень. - Остальных разбудишь... Пошли в гостиную?
   - Пошли.
   Оглянулись на пороге мансарды: всё ещё спали, но должны вскоре проснуться Мирт и Мика. Вереску свёрнутый сон не нужен - значит, будет спать и дальше. Суматоха с Хельми его напугала и заставила переживать, так что теперь он крепко уснул.
   Спустившись вниз, в детском уголке нашли Ирму с её компанией. Среди них сидели Вильма и Анитра.
   - Мы сами проснулись, - сразу сказала волчишка, завидев старшего брата. - Так спали! Так спали! И проснулись.
   - Ага, - сказал Берилл, который сидел на ковре и собирал последние паззлы вчерашней картинки. - Мика ещё спит?
   - Спит, - сказал Колин, присаживаясь к нему на ковёр, как и Коннор, и выискивая нужные детальки-паззлы.
   - А долго ещё спать будет? - добивался Берилл.
   - Нет, ещё чуть-чуть - и выйдет, - отозвался Коннор, не поднимая глаз от картинки. - Так что сбегать в его мастерскую и что-то стащить оттуда у вас не получится.
   - Ой, прямо можно подумать! - независимо сказала Ирма и вздохнула, перекинувшись обречёнными взглядами с двойняшками-оборотнями.
   Анитра, прислушивавшаяся к беседе, тихонько прыснула.
   - А спросить у Мики не пробовали? - тоже не поднимая глаз от паззлов, спросил Колин. - А вдруг он разрешит?
   - Ну... - задумчиво сказала волчишка. - Может, и разрешит. Мы же не для себя.
   - А для кого?
   - Для Пренита, - сказал Берилл и ткнул паззл на место. - Он ходить не может, а мы у Мики видели палочку. Она очень удобная.
   Мальчишки переглянулись. Зорко перехватив это переглядывание, Ирма страстно сказала:
   - Нам очень надо, чтобы мальчик везде ходил! Очень-преочень!
   - Зачем? - не удержался уже удивлённый Коннор.
   - А вот давай я тебя стукну, а потом поведу показать тебе коз и индюшек, - решительно предложила Ирма. - Тебе понравится? А ведь у нас ещё есть пруд с пляжем. А Пренит этого не видел! И теплицы не видел! А ещё ему надо показать дельтапланы!
   - Зачем? - теперь уже повторил Колин, чувствуя себя глупым-преглупым. - Он же видел на пейнтболе эти дельтапланы!
   - Фи-и! Тоже мне - видел, - презрительно пробормотала волчишка.
   А Берилл сел на ковре так, чтобы видеть обоих непонятливых старших братьев, и обстоятельно объяснил:
   - Если он увидит дельтапланы вблизи, ему захочется на них полетать. А если ему захочется полетать, ему захочется побыстрей выздороветь. Вот.
   - И я про это же, - буркнула Ирма. - А то спит себе в бельевой, а мы тут переживаем за него. А был бы здоровым - сидел бы с нами.
   Не успели мальчишки отойти от странной беседы, как из коридора второго этажа послышались торопливые шаги. По лестнице быстро спустились мальчишки-рыболовы.
   - О, Коннор! - обрадовался Моди, кивнув Вильме. - Ты не можешь нас отвезти на место пикника? Селена обещала, что можно. Мы могли бы вчера съездить, но из-за пейнтбола не получилось. А ведь там не только рыбалка! Там вещи с пикника остались!
   Коннор озадаченно нахмурился. Подошла Анитра, подсказала:
   - В любом случае пойдёте после завтрака. Пешком. А потом за вами приедут.
   - Точно, - решил Коннор. - Вы как? Согласны на такое?
   - Ещё бы! - радостно выдохнул Андрис.
   И мальчишки тоже сели на ковёр помогать с паззлами.
   Пока они собирали оставшиеся, Колин тихо сказал:
   - Коннор, ты сильней. Можешь посмотреть, как там Хельми?
   - Могу, - сказал мальчишка-некромант. - Только надо бы местечко потише найти.
   - В гостиной, где кресла, - предложил Колин. - Там Ирма мешать не будет.
   Они уселись в одно кресло, благо сиденье у него широкое, и Коннор снял блокирующее Хельми кольцо. Закрыл глаза, и Колин немедленно взял его за руку. Первое, что он увидел, - это сидящего в кресле чёрного дракона. Поразился и лишь спустя секунды сообразил: Хельми проснулся и смотрит на Колра! Колр дремлет. Кажется, от усталости чёрный дракон не сообразил устроить свёрнутый сон. Хельми перевёл взгляд с него на дверь. Дверь будто уехала вниз - мальчишка-дракон встал. Потом приблизилась - Хельми осторожно подошёл к ней.
   Коннор и Колин переглянулись и встали с кресла.
   Дверь в гостиную открылась. Коннор махнул рукой, приглашая в гостиную Хельми. Тот уже поспешно снял в предбаннике обрывки одежды и наскоро тут же оделся, благо здесь хранились не только верхняя одежда и обувь, но и одежда на всякий случай. Оборотни - народ неожиданный: могли обернуться, забыв, что на них одёжка, так что часто рвали на себе - особенно малышня. Пока мальчишка-дракон проходил детский уголок, на него никто не обратил внимания: все были слишком заняты игрой в паззлы. Да и чего на него внимание обращать? Хельми и Хельми - ничего особенного... Ещё минуту спустя в гостиную спустились Мика и Мирт.
   Четверо вопросительно смотрели на пятого. Не выдержал Мика.
   - Ты теперь... - медленно и раздумывая проговорил он, - ты теперь не с нами, Хельми? Ну, вроде как ты теперь взрослый?
   - Мирт же с нами, - напомнил Колин. - А он тоже прошёл инициацию.
   Но вопрос Мики его тоже беспокоил.
   - Я с-с вами, - негромко сказал Хельми и оглядел четверых. - С-с братьями. Без вас-с вс-сех-х там было бы трудно.
   Колин считал иначе: когда началась инициация - и Хельми буквально выпрыгнул из окна, поддерживать его равносильно все четверо не могли. Уже на улице сначала от поддержки отделился Мика: его чуть ли не отбросило от всех драконьей силой, которую сверху источал Хельми. Потом пришлось отойти от старших братьев Колину - осторожно, пытаясь удержаться на ногах в круговерти бушующей силы. Устояли Коннор и Мирт, отчаянно держа поднятые к ночному небу руки с отдаваемой брату-дракону магической силой. Колину и Мике оставалось лишь смотреть, как из их выпрямленных пальцев били в небо ослепительно белые силовые полосы. Пока на помощь молодому дракону не примчались те, кто предугадал его инициацию... Если честно, Колин почти не верил, что Хельми удастся инициация, - так он страшно кричал, пытаясь пробиться в драконий мир магии. Но лица старших братьев, твёрдо стоящих на земле, были жестки: в своей решимости они верили - за всех!
   - И как теперь нам тебя звать? - с любопытством спросил Мика, сразу осевший от облегчения на месте.
   - Мне ос-ставили имя Х-хельми, - улыбнулся мальчишка-дракон. - Имя моего отца.
   - Здорово, - искренне сказал Колин. - Хельми, мы так... так... Эх, хорошо!
   Братство тихонько рассмеялось. Обмякнув от ночного напряжения, они немного поговорили о своих ночных впечатлениях. Хельми замолчал первым. За ним - остальные.
   - Вы чего? - не выдержал Мика, глядя то на дракона, то на Коннора с Миртом.
   Теперь старшие уставились на него. Наконец Коннор негромко сказал Хельми:
   - Они же всё равно узнают однажды. Лучше сказать сейчас. - И снова взглянул на младших. - Теперь к нашим с Миртом силам добавилась сила дракона. Не вся. Но мы можем иногда пользоваться ею. Очень осторожно, потому что она слишком... мощная.
   - А Вереск? - от неожиданности спросил Колин. - Он может пользоваться ею? Мирт же его мастер!
   - Нет! - в голос сказали Коннор и Мирт и смешливо хмыкнули от своей дружной реакции. А мальчишка-некромант добавил: - Блоки от него мы оставили на руках, когда повыпрыгивали за Хельми из окна. И от Селены тоже. Хотя...
   - А я забыл надеть брас-слет С-селены, - тихо признался Хельми. - И ещё. Я нич-чего не помню из того, что было на земле. Прос-снулс-ся поч-чему-то в крес-сле, а напротив - Колр. Что было?
   - Даже не помнишь, что прилетали драконы Вальгарда? - ахнул Мика.
   Тут уж ахнул и Хельми.
   И ему вполголоса и поспешно (скоро завтрак! Поговорить не дадут!) рассказали все треволнения прошедшей ночи. Хорошо ещё, все четверо не надели блокирующие кольца. Мальчишка-дракон воспринял ночное происшествие не так нервно, хотя и поёжился пару раз, слушая братьев.
   Только успели до конца договорить, как мимо них к столовой проследовали дежурные, а за ними - мальчишки-рыболовы с клятвенными уверениями, что готовы безвозмездно помочь в подготовке завтрака. А потом появилась Селена. Она принесла с собой Стена, который сразу потянулся к мальчишке-некроманту:
   - Коннор! Хочу к Коннору!
   - Как ты, Хельми? - обеспокоенно спросила Селена, передав старшему сыну младшего. - Выспался? Пришёл в себя? Колр только что ушёл.
   - С-селена, прос-сти меня, - вздохнул Хельми. - Я забыл надеть кольцо.
   - Ничего страшного, Хельми, - улыбнулась та. - Потом я задала себе свёрнутый сон и сумела выспаться.
   Братство притихло, приглядываясь к старшей сестре, но, кажется, она пока ни о чём не подозревала. Посидев ещё немного с ними, Селена встала и, оставив младшего сына на попечение Коннору, побежала в столовую. А мальчишки принялись совещаться.
   - Что у нас сегодня, кроме поездки за теми, кто сегодня побежит на озеро? - спросил Мирт.
   - Вереск. Сегодня Трисмегист хочет освободить его от демонической сущности, - задумчиво сказал Коннор. - Колин, а почему ты не хочешь, чтобы у Вереска тоже была наша сила?
   - С ума сошли, что ли? - сердито спросил Мика. - Я тоже не хочу! Колин прав! Такому, как Вереск, силу давать нельзя. Он её ещё должен заслужить, как говорит Селена. И то - подумать ещё надо, давать ли силу за заслуги.
   - А что делать мне? - вздохнул Мирт. - Я его мастер. И он может брать силу у меня в любое время, когда ему понадобится. И я отказать не могу.
   - До сих пор он брал? - поинтересовался Коннор.
   - Нет. Правда, я не знаю, почему.
   - Гордый, - скептически сказал Мика. - Доказать хочет, что и без нас обойдётся.
   Мальчишки замолчали, размышляя над странной проблемой.
   - У вас-с же у вс-сех были кольца от него, - напомнил Хельми. - Эта с-сила ему недос-ступна. Хоть ты, Мирт, и мас-стер ему.
   - Откуда ты знаешь... - вздохнул было Мирт и вдруг собрался, уставившись на него. - Хельми, а ведь ты теперь многое будешь знать! Ты же теперь не просто... Ты взрослый дракон!
   - До взрос-слого дракона мне далеко, - улыбнулся Хельми.
   - Почему? - обиделся за него Мика.
   - Ему ещё учиться надо использовать то, что ему дали, - объяснил Колин, который ещё раньше читал о драконьей инициации.
   - Значит, у нас пока всё по-старому, - сделал вывод Коннор. - Если Хельми не возражает. (Мальчишка-дракон покачал головой) Тогда идём в детский уголок. Там уже ребята собираются. Пока каникулы, нам бы надо посидеть со всеми.
   - Я к Прениту, - поднялся Мирт. - В учебку.
   - Я с тобой, - вскочил Колин и обратился к Мике: - Малышня у тебя кое-что хочет попросить, но побаивается. Коннор знает, да ведь, Коннор?
   - Ага, - сказал мальчишка-некромант, слегка подбрасывая младшего брата, чтобы устроить его удобней на руках. - Пойдём к ним.
   - Они там про меня знают? - встревожился Хельми.
   - Нет, не знают. Все спали в этом время.
   И мальчишки разбежались. Мирт с Колином направились к Прениту. Колин знал, что мальчишка-эльф считает себя обязанным на пару с Бернаром следить за состоянием здоровья Пренита. А Колин пошёл, потому что... Потому что Пренит был из настоящего приюта. Ведь Тёплую Нору приютом назвать трудно. Ведь в большинстве своём дети здесь не потому, что их приютили. А потому, что им нравится здесь жить. А ещё... В общем, у Колина имелась веская причина пойти с Миртом.
   Прежде чем войти, Мирт постучал и спросил, склонившись ухом к двери:
   - Пренит, ты проснулся? Можно к тебе?
   - Можно... - донёсся из бельевой комнаты слабый голос. Мальчишку-вампира поселили в бельевой учебки, потому что на второй этаж с гостевыми комнатами ему пока ходить было трудно.
   Через минуту одетого Пренита пришлось выволочь во двор: несмотря на все примочки и оздоравливающие заклинания Бернара, ходил он с трудом. Колин просто ужаснулся, а вот Мирт был спокоен - почти как настоящий целитель. Когда смущённый Пренит, повисая на руках своих помощников, вернулся со двора, его дотащили до ванной комнаты, где он сумел умыться. Оттуда его снова отвели в бельевую - отдышаться, как выразился Мирт.
   - Но почему ты такой? - горестно изумлялся Колин, глядя на слабого мальчишку-вампира, который в изнеможении свалился на постель.
   - Всё просто, Колин, - объяснил Мирт. - Он у нас совсем расслабился - вот организм и начал перебирать все болячки. Ничего, сейчас я ему смажу все кровоподтёки (Бернар где-то здесь на полках оставил склянки), а потом посидим немного - вливать силы придётся в каждую рану. Ну а напоследок проговорим над ним пару заклинаний, чтобы смягчить боль и убрать болезненные ощущения.
   - А на завтрак мы его поведём в столовую? - уточнил Колин.
   - Конечно. Пренит, ты ведь не откажешься поесть со всеми? Чего тебе здесь в одиночестве сидеть?
   Пока Мирт обрабатывал травмы Пренита, Колин сидел смирно, а потом решился.
   - Пренит, ты сказал - ты из пригородного приюта.
   - Да, - подтвердил мальчишка-вампир, покряхтывая, а иногда охая под разминающими его руками Мирта.
   - Ты всегда там был?
   - Всегда, а что?
   - А к вам не привозили в начале войны с машинами детей из другого приюта?
   - Вроде привозили, - неуверенно сказал Пренит. - Ты кого-то ищешь?
   - Когда война началась, мы с сестрёнкой сбежали во время переезда нашего приюта. Но сбежали не одни. С нами побежал мальчик один. А его старшая сестра осталась. - Колин облизал губы и прерывисто вздохнул, словно собираясь бросаться в холодную воду. - Она даже не знала, что он побежит с нами. Её звали Лея. Пренит, ты, случайно, не знаешь её?
   - В нашем приюте есть такая девочка. Девушка, - поправился Пренит. - Она человек, да? Знаю её.
   Колин побледнел. Сжал кулаки. Мирт, который смазывал на плече мальчишки-вампира кровоподтёк, замер, глядя на побратима.
   - Как... Как она относится к оборотням?
   - Не очень, - медленно признался Пренит, удивлённо глядя на Колина.
   - Она ненавидит нас? - с трудом спросил Колин.
   - Колин, ты был тогда маленьким! - тревожно напомнил Мирт. - Вы тогда не понимали, Колин! Не надо сейчас об этом!
   - Это ты! - вдруг ахнул Пренит, до которого не сразу дошло то, о чём говорит мальчишка-оборотень. - Это с тобой сбежал её братишка! Где он? Я слышал эту историю - не от неё, а от других, которых прислали к нам вместе с ней!
   - Колин, выйди! - железным тоном сказал Мирт. - Немедленно!
   - Но почему? - удивился Пренит.
   Мирт буквально вытолкнул мальчишку-оборотня за дверь бельевой. И захлопнул за ним дверь. Колин, ничего не соображая, уставился на противоположную стену коридора. Прислонился к стене возле двери в бельевую. И затрясся от рыданий, уткнувшись в ладони и чувствуя, как стучат о кожу лица блокирующие кольца, которые он надел перед тем, как зайти к Прениту... Он так надеялся никогда не узнать о Лее! Никогда не вспомнить о маленьком Хори, который увязался вместе с ними, узнав, что они с Ирмой задумали побег. Хотя - какой маленький. Хори был ровесником Колина. Но он был человек. И не умел оборачиваться, чтобы пережить холодное время в тёплой шкурке оборотня. Они грели его - Колин и Ирма. Грели. Но не смогли уберечь...
   Он отнял ладони от лица и огляделся. В Тёплую Нору? Но там... В мансарду нельзя - там Вереск. Даже мимо детского уголка нельзя пройти. Ирма сразу поймёт, из-за чего он плакал. Она знает, что он может плакать только из-за Хори... Колин машинально отступил в тёмный уголок. Вытер слёзы и вздохнул. Так, надо пройти до конца коридора - там будет комнатка для всяких веников и щёток. Окно в ней небольшое, но он сумеет выскочить из него, и тогда никто не увидит, что он плакал. Выходить через обычную входную дверь нельзя - можно наткнуться на кого-нибудь.
   Колин быстро прошёл коридор и скрылся в комнатушке с домашним инвентарём.
   Когда он выпрыгнул из окна, совсем рядом сказали:
   - Колин!
   Он выпрямился. Коннор и Хельми стояли напротив.
   - Вы... откуда тут?
   Спросил и понял. Мальчишки и не скрывали.
   - Мирт сказал. Пойдём с нами.
   Мальчишка-оборотень не стал спрашивать - куда. Покорно пошёл за старшими братьями, которые повернулись и зашагали вглубь сада. Предсказуемо они привели его в садовую сторожку. Он уже сердито сел на валик сена, на котором недавно расстилали постель для Вереска. И опустил голову.
   - Колин, мы тебе ни слова не скажем, - спокойно сказал Коннор. - Привели тебя сюда, чтобы ты успокоился. Через минуты будет завтрак. Ирма будет смотреть на тебя. Не забудь об этом.
   - Не пойду на завтрак, - пробормотал Колин, снова с трудом удерживаясь от слёз.
   Ничего не говоря, Хельми сел рядом и положил ладонь на его голову, успокаивая. Коннор присел с другой стороны, заглядывая в глаза младшему брату.
   - Вы не понимаете, - заикаясь, выговорил Колин. - Это как будто... вот сейчас произошло... Как будто то, что было, вдруг стало - сейчас.
   - Колин, не вини себя, - серьёзно сказал Коннор. - Вы дружили с Хори. И...
   - Откуда ты знаешь, как его звали?! - взвился испуганный Колин.
   - В пентаграмме мы видим с-сны друг друга, - напомнил Хельми.
   А потом все трое сидели и слушали Коннора, который негромко рассказывал о тех, кто доверился ему и оказался в его команде.
   - Я не всех сумел спасти, - сказал Коннор. - От магических машин погибали и взрослые моей команды, и маленькие. Но даже тогда я знал: если я буду только горевать, не спасу остальных. И я дрался за тех, кто оставался со мной. Колин, вы не знали, что так будет. Не знали, что обычные люди не выживают в таких условиях. Вы с Ирмой пытались защитить его. Но вы были слишком малы. И, Колин, ты сумел спасти Ирму. Ради неё ты чуть не одичал, но спас её. Помни только это, ладно?
   - Я постараюсь...
   - Нет, так нельзя, - решительно сказал Коннор. - Никаких "постараюсь". А вдруг Ирма будет в опасности, а ты в это время будет плакать из-за Хори? И не успеешь помочь? Что тогда?
   - Хорошо, я запомню, - кивнул Колин.
   Молча они посидели ещё немного, а потом мальчишка-оборотень спросил:
   - А как быть с Пренитом? Он теперь знает про меня и Ирму.
   - Мы поговорим с ним, - пообещал Коннор. - Мы сами расскажем ему твою историю. Ты не сможешь, потому что чувствуешь себя виноватым. Я смогу, потому что и я чувствую себя виноватым, но внутри я знаю, что я прав.
   - Он будет за наш-шим с-столом, - напомнил Хельми. - Верес-ск готов с-сидеть рядом с-с вампиром. Кажетс-ся, они даже с-сдружилис-сь.
   - Но мы будем рядом, - уже бесстрастно сказал Коннор. - И сумеем, если что, перевести разговор на другое.
   Оказалось, что Мика, с подсказки малышей, уже нашёл среди своих припасов большущий странный рычаг, который приспособил в качестве костыля для Пренита. Так что братство вошло в столовую, окружив ковыляющего с непривычным подспорьем мальчишку-вампира и подбадривая его. Колин поспешно прошёл вперёд, словно затем, чтобы показать новичку стол. Когда он скосился на стол малышей, встретил внимательный взгляд Ирмы. Странно, но сестрёнка не спрыгнула со стула, чтобы подбежать к нему и допросить...
   Пренит шёл к указанному столу не только в сопровождении братства, но и Вереска, который держался ближе к нему. Колин мельком подумал: "Не из-за того ли, что Пренит будет помогать в вытаскивании из него демонической сущности?"
   Когда Пренит с облегчением сел на стул, он вдруг прикипел взглядом к столу малышей. Мика улыбнулся ему:
   - А ты думал, я здесь один вампир? Это Берилл! Взгляни напротив, на стол взрослых, - это Александрит, его старший брат. А теперь посмотри на стол слева - это Эрика, моя подруга, - с гордостью сказал он. - Она приехала к нам на каникулы из города.
   - Это ещё что, - заговорщицки склонилась к ним Селена, проходившая мимо - к своему столу взрослых. - Сегодня на один денёк обещалась приехать Роза!
   Братство закатило глаза и застонало. Заинтригованному Прениту чуть позже рассказали о своевольной девочке-эльфе, из-за которой и благодаря которой на страшной дороге к пригороду однажды спаслись ребята-оборотни. Колин немного успокоился, сообразив, что впечатления мальчишки-вампира перебиты новой информацией. А потом и вовсе повеселел, потому что рассказ о Розе звучал в устах братства так, словно на деревню надвигался машинный демон!
   После завтрака Пренита посадили в детском уголке и постепенно перезнакомили со всеми, мимоходом заметив, чтобы он не старался запомнить имена всех. Все и сами с ним познакомятся. Колин, насторожённо следивший за Пренитом, внезапно заметил, что мальчишка-вампир неожиданно улыбнулся мальчишке-оборотню Вади, а тот стеснительно - ему, после чего сбежал. Но это-то бегство привычно для всех обитателей Тёплой Норы: Вади до сих пор тяжеловато с общением, а уж с новенькими... Но и Ирма общалась с Пренитом так, словно знакома с ним давным-давно. Странно.
   Когда в детском уголке собрались все, подошла Селена.
   - Кто поедет к озеру привозить ребят за вещами с пикника?
   - Я, наверное, - задумчиво сказал Мика. - Колин, ты со мной? Вторую машину поведёшь?
   Стесняясь удивлённого взгляда Пренита, Колин кивнул.
   - Все остальные на детскую площадку! - скомандовала Селена. - Не забываем, что наши старшие приготовили игры для малышей! Со мной остаются Вереск, Пренит и старшие братства! Все всё слышали? Марш во двор!
   Через полчаса, когда ритуал выведения демонической сущности из Вереска был подготовлен в деталях, к калитке Городской ограды подъехала машина Чистильщиков с полицейскими из отдела розыска опасных преступников. И почти впритык к их машине подъехала машина родителей Розы.
  
   Семнадцатая глава
  
   Когда раздался серебряный звон сторожевых драконов ограды, Джарри поймал за руку рванувшую на сигнал Селену и велел:
   - Жди здесь! Мы примерно знаем, кто приехал. Ты хозяйка места. Тебе не пристало лично бегать к каждому.
   - Мама Селена, мы откроем, - предложил Коннор.
   Не дожидаясь ответа, старшие братства помчались к изгороди, явно соревнуясь, кто первым добежит. Мика фыркнул на это и не спеша пошёл в мастерскую. Колин - за ним.
   Наблюдая за старшими и отмечая, что Хельми бросился к изгороди вместе с братством - даже не задумываясь, Селена сказала:
   - Очень не хочется убирать защиту. Но трудновато с приезжающими. Надо бы, пока Мика на каникулах, предложить ему и Риверу подумать над системой открывания ограды для приехавших отсюда - от дома. Да и на ограде сделать что-то вроде... - Она поразмыслила, как объяснить слово "домофон". - Что-то вроде таблички с именами всех живущих в деревне, чтобы гости звонили всем нашим отдельно.
   - Любопытная идея, - заинтересованно сказал семейный, взяв её под руку и уводя во двор. - Ривер точно увлечётся. А где Ривер - там и Мика. Ты взяла у Хельми камень?
   - Нет. Если Вальгард что-то предчувствовал, то лучше, если до появления Лофанта Смарагд будет у мальчика. - Селена остановилась, рассматривая детскую площадку, сбоку от которой заканчивали обряжать крепчуг под наблюдением и контролем старших девочек. - Лофант всё ещё думает, что камень у Коннора, так что Смарагд будет в безопасности, если останется у Хельми. - Она помолчала и тихо спросила: - Джарри, ты уверен, что мы сумеем отстоять Пренита?
   - Если будем придерживаться твоей позиции, то да, - спокойно ответил семейный.
   - Селена! Селена! - запыхавшись, выскочила Ирма из толпы детей, помогающей с украшением дерева. - Это Роза приехала, да? Роза?
   - Две машины, - сказал Джарри, - будем надеяться, что одна из них - родителей Розы.
   - Соскучилась? - улыбаясь, спросила Селена.
   - Это она соскучилась! - заявила волчишка. - У неё там скучно-о! То дома сидит, то в школе на уроках. Даже погулять - и то без няни нельзя. А у нас... Эх, жаль, что она вчера не приехала! Покричали бы вместе: "Синие - чемпион!" А ещё пикник! И клад нашли! И приключений сколько было! А ещё у нас лысый Вереск! И мы с Вади на печке в учебном доме нашли Пренита! Вот сколько всего!
   - На печке? - поразился Джарри.
   - Ночью Вади учуял запах новенького на твоей куртке, - насмешливо объяснила Селена. - А поскольку он в тот момент был с Ирмой, то они и сбегали к нему в учебный дом. Познакомиться.
   Джарри только руками развёл, глядя на взбудораженную волчишку, которая теперь то и дело бегала к углу дома караулить подъезжавшие машины.
   Наконец обе машины притормозили у Тёплой Норы. Старшие братства дошли следом - почти не запыхавшись. На удивление чинно и спокойно Ирма дожидалась выхода пассажиров. Наконец из второй машины вышли пара эльфов, и отец бережно вынул из салона Розу. На этот раз, умудрённые опытом родители обрядили девочку-эльфа в брючный костюмчик серого цвета в чёрную крапинку. Даже прекрасные белые волосы оказались собранными в замысловатую причёску. Правда, впечатления воздушности Розе этот сугубо деловой наряд и новая причёска не убавили. Роза помахала рукой Ирме, которая порывисто шагнула вперёд, но снова замерла на месте. Девочка-эльф сунулась в машину, чуть снова не залезла в неё. Когда она решительно зашагала к волчишке, в её руках легко покачивался пузатый чемоданчик странной формы. Словно пустой. Роза невольно завладела вниманием всех. Происходящее выглядело несколько странным, так что вышедшие из первой машины трое уже знакомых полицейских, а с ними ещё какой-то незнакомый эльф остановились, с любопытством ожидая, что же будет дальше.
   - Привет! - звонко сказала Роза и протянула Ирме чемоданчик. - Это тебе подарок на праздник Зимы! Новая лиира!
   Волчишка немного неуклюже взяла чемоданчик, слегка тряхнула его, словно проверяя, внутри ли музыкальный инструмент, а потом поставила футляр на землю и вынула из кармашка курточки небольшую вещицу.
   - Я тоже приготовила тебе подарок! - зазвенела Ирма. - Вот этот браслет!
   Родители Розы снисходительно переглянулись, разглядев подарок Ирмы, быстро оказавшийся на руке дочери, но промолчали: своенравная доченька по-своему, серьёзно воспринимала здешние обычаи. Селена смущённо улыбнулась: да-а, всего лишь браслет, по сравнению с лиирой... Всего лишь пластмассовые шарики - крупные, перемежаемые мелкими через один, аккуратно покрашенные древесным лаком из мастерской Александрита. Мама-эльф не выдержала и ощутимо свысока музыкально-певучим голосом сказала:
   - Хорошенький браслетик, Ирма. Роза, не забудь поблагодарить девочку.
   Ирма спокойно взглянула на "красивенькую" маму подружки. Снова обернулась к заметно разочарованной Розе и спросила:
   - Помнишь машинных демонов?
   - Помню, - удивилась Роза. - Ещё бы их не помнить! Сколько я их боялась, пока жила у вас! Как горы ходили!
   - Этот браслет - часть машинного демона! - неожиданно резко сказала волчишка. - И теперь он на твоей руке!
   Взрослые-то не сразу поняли, а вот Роза - отвела от себя руку, чтобы внимательней вглядеться в тускло блестящие шарики на своей кисти... И бросилась на шею Ирме.
   - Ирма-а-а!
   Заливаясь слезами, девочки крепко обнялись и заревели в голос. Испуганные родители-эльфы кинулись было к ним, но остановились, не понимая, что происходит. Селена - понимала. Она помнила, как кричала по ночам Роза: "Гора упадёт! Гора упадёт!" Машинные демоны перестали ей сниться только тогда, когда война закончилась - с падением последнего из них. И для неё браслет, сделанный из пластмассовых частей пережитого ужаса, гораздо более ценен, чем что-либо другое. Как шкура свирепого зверя, наводившего страх на всех, повешенная на стене в доме охотника.
   Наконец девочки оторвались друг от друга, Ирма подняла футляр с лиирой и сурово сказала:
   - Пойдём, мы тебе крепчуг покажем!
   - Пойдём! - так же строго откликнулась Роза, хоть и всхлипывая.
   И парочка, взявшись за руки, с воинственными воплями унеслась на детскую площадку, которая приветственно заорала при виде Розы.
   - Мы, наверное, займём тот же дом, что и в прошлый раз? - оробело от странного обмена подарками спросила мама-эльф.
   - Конечно, - отозвалась Селена. - Мы оставили его под гостевой. Там чисто и натоплено к вашему приезду.
   Пара отъехала к "своему" дому, а полицейские наконец отмерли. Эльф-полицейский как-то так подвинулся, что впереди оказался незнакомый эльф, которого они привезли с собой. Подозревая, что перед ними хозяин или управляющий детским приютом, из которого сбежал Пренит, Селена коротко кивнула ему.
   - Меня зовут леди Селена. Я хозяйка Тёплой Норы.
   - Меня зовут Спинифекс, леди Селена. Я хозяин Северного приюта. Мне сказали, наш воспитанник попал к вам. Я бы хотел его забрать.
   - Не получится, - сухо сказала Селена.
   - Это почему? - вскинулся эльф-полицейский. - Вы не имеете права удерживать мальчика в своём приюте!
   - Пренит не транспортабелен по здоровью, - всё так же сухо, но уже начиная злиться, ответила (по собственному впечатлению - огрызнулась!) Селена.
   Эльф - хозяин Северного приюта - выглядел не просто привычно высоким, но ко всему ещё страшно аристократичным. Она вспомнила избитого мальчишку-вампира и обозлилась ещё больше. Джарри, не глядя, положил руку ей на локоть, успокаивая. Одновременно приблизились старшие мальчишки братства. Их появление усмирило вспышку Селены, но говорить хладнокровно она не могла. Пришлось помолчать, благо хозяин Северного приюта в той же манере аристократа терпеливо выжидал, пока ему досконально не объяснят ситуацию.
   - Наш врач оформил медицинское обследование мальчика, - снова заговорила Селена. - Как выяснилось, Пренит имеет множество ушибов - двух-трёхдневной давности. Короче говоря, он избит теми, от кого сбежал из вашего приюта.
   - Компетенции вашего врача доверять можно? - тоже перейдя на деловой тон, спросил Спинифекс.
   - Эльф Бернар - военный врач, и его официальному (она подчеркнула интонацией это слово) мнению доверяют все. Если желаете, я сейчас же пошлю за ним и его медицинским заключением по здоровью Пренита.
   - Я хотел бы взглянуть на самого мальчика, - высокомерно сказал Спинифекс, - чтобы удостовериться, что он и в самом деле нуждается в определённом транспорте для перевозки в наш приют.
   - Идёмте. Пренит в учебном доме.
   Селена было повернулась к учебному дому, но Мика, неизвестно когда появившийся и до сих пор тихо стоявший рядом, как-то задумчиво сказал:
   - А Пренита в учебном доме нет.
   - Где же он? - удивлённо глядя на него, спросил Спинифекс.
   - На кладбище унесли, - так же меланхолично уточнил Колин.
   Когда ошарашенные "гости" начали в замешательстве переглядываться, до Селены, которая была ошеломлена не меньше, дошло то, о чём говорят мальчишки, и она выдохнула. Правда, прежде чем заговорить, она заметила нечто странное в глазах Спинифекса: в них словно щёлкал странный калькулятор, стремительно перебирая факты и стараясь определить, не побои ли виноваты в возможной смерти его воспитанника.
   - Простите, - сказала она, обращаясь к Спинифексу. - Мальчики дают точные ответы на ваши вопросы, но не объясняют сути. Ваш воспитанник жив. Знаете ли вы, что Пренит обладает способностями эктоманта?
   - Мне говорили, что в приюте ходили слухи об этом, - осторожно ответил Спинифекс. - Но при чём тут его способность?
   - Дело в том, что этой способностью заинтересовались храмовники ордена некромагов и Белостенные. Сейчас они используют его дар по назначению.
   - Храмовники... - пробормотал Спинифекс.
   Даже невооружённым глазом было видно, что он совершенно сбит с толку. А тут ещё эльф-полицейский подал голос, напоминая ему:
   - Да, они оба были на том пикнике, о котором мы вам рассказывали.
   - То есть они тоже знают о Прените? - вырвалось у Спинифекса, который тут же заткнулся, но Селена сообразила, что он хотел узнать.
   - Да, синяки и ушибы сразу не проходят, - жёстко подтвердила она, - тем более, если их наставляют каждый день. Вопиюще, не правда ли? Не говоря уже о том, что у мальчика треснуты два ребра - кажется, его били ногами. Не говоря уже о том, что у Пренита была недавно сломана нога, и кость ему срастили довольно небрежно.
   Эльф-полицейский, выслушивая Селену, не только округлял глаза, но и становился постепенно как-то выше, угрожающе выпрямляясь над Спинифексом.
   - Леди Селена, - чуть не умоляюще обратился к ней хозяин Северного приюта. - Разрешите поговорить с вами наедине! Мальчик Пренит - весьма проблемный воспитанник. Всё, что с ним происходит и происходило, - от его невыносимого характера. Есть ли у вас кабинет, где мы могли бы поговорить о нём более... конструктивно?
   Стоявший за его спиной Джарри чуть опустил глаза.
   - Мы, я и мой семейный, выслушаем вас, - холодно сказала Селена. - Идёмте.
   Она услышала разочарованный вздох Мики. Кажется, он жалел, что братству нельзя подслушать разговор в кабинете-веранде. А ведь неплохо бы было.... Селена, не скрываясь от ребят, сняла браслет с руки и кивнула Спинифексу на дом.
   Она открыла ему дверь в кабинет-веранду и предложила сесть в кресло. Сама устроилась напротив, Джарри - чуть сбоку.
   - Итак? - подтолкнула она Спинифекса к разговору.
   Эльф некоторое время сидел, видимо собираясь с мыслями. А затем поднял голову.
   - Леди Селена, по вашим словам я понимаю так, что вы собираетесь возбудить дело о жестоком обращении с воспитанником приюта.
   - Собираюсь.
   - Вы понимаете, что словам эльфа будет больше доверия, чем словам человека, пусть и сильного мага?
   - Понимаю.
   - Но вы спокойны. Не значит ли это, что у вас есть для победы в суде основания?
   - Есть.
   - Прекратите говорить со мной односложно! - взорвался Спинифекс. - Чего вы добиваетесь? Вам хочется прославить свой приют, чтобы получить для него больших дотаций от города?
   - Нет! - рявкнула Селена. - Я хочу, чтобы мальчика Пренита перестали обижать, из-за того что он не умеет прогибаться под чужими взглядами! Я хочу, чтобы в вашем приюте перестали издеваться над теми, кто не может ответить! Я хочу, чтобы в вашем приюте перестали воспитывать мерзавцев, которым нравится унижать других! И это называется - эльфы?! У вас в приюте живут не дети-эльфы, а одичавшие оборотни - и всему виной именно вы! Вы допустили, чтобы дети-эльфы превратились в бандитов! И вам наплевать, что они вот-вот дойдут до убийства своего ровесника! Вы растите убийц, Спинифекс! Вы сами-то это понимаете?!
   - Леди С-селена, ус-спокойтес-сь, - хмуро сказал незаметно вошедший Колр.
   Спинифекс, узнав дракона, вскочил с кресла, едва не схватившись за сердце. А Колр, словно не видя его реакции, коротко махнул рукой:
   - Не обращайте на меня внимания. Продолжайте ваш-шу бес-седу.
   И сел, как обычно, в такое кресло, на которое трудно смотреть собеседникам.
   Когда хозяин Северного приюта с трудом сел на место, Селена попросила:
   - Дайте характеристику мальчику Прениту. Вы сказали - он проблемный воспитанник. Так чем же он отличается от всех других ваших, более благонадёжных детей? Почему у него невыносимый характер?
   - С недавних пор... - выдавил Спинифекс, пытаясь отвести глаза от кресла, где устроился чёрный дракон, - он уже несколько раз совершал побеги из приюта. Он растёт. Ему хочется взять верховенство над другими детьми, а они ему... - Он беспомощно замолк, понимая, что после тех фактов, которые привела Селена, его доводы выглядят смешными. А потом он, кажется, решил, что лучшая защита - это нападение: - Вам хорошо, леди Селена! Ваша деревня - закрытое место! Ваша защита такова, что даже такой злостный нарушитель, как Пренит, если захочет, не сумеет убежать отсюда! А что делать нам? Мы в городе, а это такой соблазн для молодых, неокрепших душ!
   - Это вы мне сейчас что такое говорите?! - не выдержала Селена. - Вы обещали мне конструктивный разговор, а сами расплываетесь (она чуть не закончила "соплями") какими-то странными упрёками и намёками! Что вы мне хотите предложить конкретно?
   Эльф откинулся в кресле более свободно (слишком свободно не мог - мешало присутствие дракона) и после недолгого раздумья ответил:
   - Я хочу предложить перевести мальчика Пренита в ваш приют. И тогда вы поймёте, что такое на самом деле этот маленький негодяй и пройдоха, который сумел получить дорогу к вашему доброму сердцу!
   - Ага, - сказала Селена, глядя на него во все глаза, - ага. Легко так получил дорогу: специально дал себя побить вашим воспитанникам - и нашёл путь к моему сердцу.
   - Ваш сарказм ничего не даст, леди Селена, - возразил Спинифекс. - Вы, видимо, ещё не сталкивались с хитростью и изворотливостью вампиров, так что просто не знаете, что они собой на деле представляют.
   - Хм... - "задумалась" Селена, пытаясь больше понять, не переигрывает ли она, чем на самом деле размышляя над его словами. - Вы задели меня за живое. То есть вы считаете, что я не сумею перевоспитать вашего плохого воспитанника?
   - Именно так, - удовлетворённо кивнул Спинифекс. - Теперь, когда вы поняли, что я вам предлагаю, думаю, вы пойдёте на попятный?
   - Почему же? - вскинулась Селена. - Когда оформляем бумаги по переводу Пренита сюда, к нам? Сразу после праздника Зимы? Или дождёмся, пока Пренит сумеет встать на ноги?
   В кривой ухмылке эльфа она сразу уловила самодовольство. Кажется, он решил, что сумел одним выстрелом убить двух зайцев: и от потенциального судебного процесса ушёл, и сбагрил нежеланного воспитанника, который уже принёс столько беспокойства! Да ещё этот Спинифекс чувствует себя правым во всём!
   "Дурак, - спокойно констатировала Селена. - Так легко попался!"
   Дальнейший разговор не имел смысла. Спинифекс из вежливости попросил показать ему, как живут воспитанники Тёплой Норы, после чего нашёл отличный повод ещё раз пожаловаться на жизнь: ведь в приюте Селены воспитанников так мало!
   По собственным впечатлениям, Селена его не проводила, а выпроводила, объяснив полицейским, что дело улажено и что у хозяина Северного приюта претензий к обитателям Тёплой Норы больше нет... Морщась от головной боли, Селена проследила исчезающую за речкой, в убранных кукурузных полях, точку машины.
   - Ну что? Всё видели и слышали? - не оглядываясь, спросила она у братства.
   - Видели, - отозвался Мика. - Пренит теперь наш?
   - Я так надеюсь, - пробормотала Селена, - что наш. Но полностью буду в этом уверена после праздника Зимы. Фу... Меня аж тошнит от этого самоуверенного типа.
   - Тебе надо выпить компот, - посоветовал хихикнувший Мика. - Веткин мне его всегда предлагает, когда я жалуюсь, что у меня голова болит.
   - Да он просто думает, что ты таким образом у него выпрашиваешь этот компот, - усмехнулся Мирт.
   - Правда?! - поразился мальчишка-вампир.
   Друзья посмеялись над ним, а потом Хельми спросил:
   - С-селена, а когда мне с-снимать камень?
   - Пока подержи его у себя, - попросила она. - Мы же не знаем, когда он нам пригодится. А пока он у тебя, я спокойна за него.
   - Х-хорош-шо, подержу.
   - Пойдёмте на детскую площадку, а то девочки решат, что мы отлыниваем от подготовки к празднику. Да и до обеда недалеко. Кстати, а зачем Пренита унесли на кладбище? Вереск там, да?
   - Да, - сказал уже серьёзный Коннор. - Его усыпили. Он уложен между двумя могилами. Ритуал начнётся вечером, когда взойдёт луна. Пренит показывает, где уязвимые места той сущности, которая прячется в Вереске. Храмовники вместе с Трисмегистом плетут западню для неё.
   - Понятно, - вздохнула Селена и поспешила на детскую площадку.
   Дел ещё много, и все сразу не разгрести. Крепчуг сиял блестящими игрушками и бумажными цепями. Нисколько не удивившись, Селена заметила Розу, которая старательно склеивала последние кусочки бумаги - на один из оборотов вокруг дерева цепи не хватило. Поймав за рукав Вильму, Селена спросила:
   - Чем помочь?
   - Да мы уже всё сделали, - рассеянно сказала та, глядя, как Моди закрепляет на дереве фонарики, сделанные магами. Вечером эти фонарики зажгут магическим огнём на радость малышне. - Мне кажется, пора заводить всех в дом. А то многие замёрзли, хотя молчат про это.
   И минут пять спустя Вильма скомандовала всем заходить в дом. Её приказа послушались и старшие, которые достаточно сильно продрогли на ветру, украшая не только крепчуг, но и детскую площадку. Так что пришлось до обеда напоить всех чаем с булочками, что всех обрадовало: ещё одна часть праздника!
   Дети сидели и валялись на ковре в детском уголке, пили чай и радостно переговаривались, гадая, каким будет вечер перед праздником Зимы. Селена сняла верхнюю одежду и присоединилась к чаепитию, тревожно думая, как там, на холодном кладбище, Вереск и Пренит, который наверняка мёрзнет, потому что не может пока активно двигаться. И, как будто откликом на эти мысли, в дом помогли войти мальчишке-вампиру. Выглядел он не очень замёрзшим, но, уже сидя на диване, с удовольствием принял чашку горячего чая. Селена немедленно села рядом.
   - Пренит, как себя чувствуешь?
   - И почему тебе булку не дали? - сердито сказал Мика. - Сейчас принесу. Не пей весь чай, подожди!
   Через минуту булка была доставлена, а Селена вдруг вспомнила, как делила батон из своего мира на мягкие куски и как Мика жадно, но аккуратно, чтобы не пропала ни крошка, ел этот батон, счастливо посматривая на пластиковую бутылку с кефиром.
   - Мне тепло, - сказал Пренит, прижимая чашку с чаем к щеке. - Но чай вкусный.
   - Пренит, - оглядевшись и сообразив, что их не подслушает никто, кроме братства, сказала Селена. - Ты хотел бы остаться здесь? В Тёплой Норе? Навсегда?
   Мальчишка-вампир скептически улыбнулся.
   - Это вы вспомнили, как я грозил вам... Ну... Я бы хотел, но меня быстро найдут здесь. Вы ведь не сможете меня постоянно прятать...
   - Приезжал уважаемый Спинифекс, - словно не слыша его, сказала хозяйка места. - Мы договорились о твоём переводе к нам. После праздника Зимы будут готовы документы о переводе.
   Пренит бесстрастно смотрел на Селену, будто не замечая, как из чашки тонкой горячей струйкой ему на пальцы и на рубашку льётся чай. Мика, всё ещё сидевший рядом с ним, осторожно забрал у него чашку. Лицо мальчишки-вампира оставалось спокойным, если не считать, как нервный тик задёргал его губы.
   - Я... остаюсь здесь? - повторил он. И прошептал: - Спасибо.
   То ли не замечая состояния Пренита, то ли специально давая ему возможность прийти в себя, Мика быстро заговорил:
   - Селена, а куда мы его поместим? Пренит, ты учти, у нас тут народ по интересам живёт. Рыболовы, например, всегда вместе, а ведь среди них и оборотни, и эльфы. Например, Мускари не отказывается жить в одной комнате с оборотнями.
   - Но Мускари - эльф? - слабо спросил Пренит, ошеломлённый.
   - Знаешь, какой парень! Молодец! - похвастался Мика Мускари. - Ты представь - он из некромагического храма сбежал! Вместе с моей подругой Эрикой! А мы им помогли сбежать! Знаешь, как весело было!
   - Из храма? - пробормотал мальчишка-вампир. - Это где Перт?
   - Ага, тебе уже рассказали! - обрадовался Мика. - Мускари - хороший мальчик. Он дерётся не так чтобы очень, но друг точно хороший. А ты хочешь научиться драться?
   - Как это - драться?..
   Пренит смотрел на всех настолько потерявшийся, что Селена быстро перегнулась за его спиной и велела:
   - Мика, не вываливай на него всё сразу. У Пренита есть время выздоровления, чтобы свыкнуться с нашей Тёплой Норой.
   Договорив, Селена совершенно случайно увидела: Колин, услышав о Прените, вдруг отошёл в сторону. Не заблокированная от братства на время разговора с хозяином Северного приюта, она сейчас легко настроилась на волну мальчишки-оборотня и ощутила странную, очень сильную обиду. "Что с Колином?! - удивилась она. - Он не рад, что Пренит остаётся у нас?" Оставив братство почти в полном составе и Пренита на диване, она, как будто ни в чём не бывало, прошла мимо Колина, тихонько велев:
   - Пойдём со мной.
   В предбаннике она кивнула мальчишке-оборотню, который резко замкнулся, на дверь в кабинет-веранду. Они вошли и сели в кресла друг напротив друга.
   - Ну, рассказывай, - предложила Селена, надев браслет, блокирующий братство.
   Колин последовал её примеру, но даже с кольцами, блокирующими братьев, сидел, чуть отвернувшись от Селены. Лицо спокойное, но подрагивающие пальцы выдавали, как нервничает мальчишка-оборотень.
   - Давай помогу. Ты сердишься, что Пренит остаётся у нас?
   Колин нахмурился. С удивлением Селена поняла, что он пытается честно ответить на этот вопрос, но не знает - как. Не выдержала и спросила напрямую:
   - Ты сердишься на самого Пренита?
   - Нет. - Мальчишка ответил сумрачно, но отвернулся совсем.
   Селена резко встала и села к Колину в кресло, решительно отодвинув его к подлокотникам. Обняла его и спросила:
   - Мой младший братишка не хочет мне рассказать, что случилось?
   - Селена, это больно... - прошептал Колин. И рассказал то, что она знала о мальчике, сбежавшем с ним и его сестрой из приюта и умершем, простыв на холоде.
   Обдумав его слова, Селена медленно сказала:
   - Он же был твоим ровесником?
   - Да.
   - Колин, вам было по шесть-семь лет. Легко винить себя сейчас, когда ты стал постарше и видишь, что можно было сделать, а что нельзя. Тогда же вы расценивали ваш побег как весёлое приключение. Я права?
   Колин обернулся к ней. Глаза засияли надеждой.
   - Не вини себя, Колин, - вздохнула Селена. - В том возрасте вы все были искателями приключений. Вам казалось интересным сбежать - и не более, правда? Небось, Ирма смеялась и прыгала от счастья? В том возрасте это так легко: что-то сделать, не подумав о последствиях. Нет, Колин, это будет глупостью - думать, что ты виноват. Хори сам напросился бежать с вами. И он тоже бежал в приключение. Есть в твоём случае другой виновный в этой беде. Война. Не будь её, вас бы быстро поймали, и Хори остался бы жив. Но вы остались на вражеской территории, и вам пришлось выживать. Честно говоря, Колин, я до сих пор удивляюсь, как ты сумел сберечь сестру и остаться разумным. Ты молодец, Колин. И ещё. Мне кажется, Пренит не из зловредных. Нет, я, конечно, мало знаю его. Но думаю, он не будет бегать за тобой и постоянно напоминать тебе о Хори. Он слишком хорошо знает, что такое горе и ужасное положение. Так что... Не думай о плохом, Колин.
   Мальчишка-оборотень сжал её руку и вздохнул.
  
   Восемнадцатая глава
  
   За час до обеда Мика с Колином должны были отправиться к озеру за ребятами-рыболовами и за вещами с пикника. Но Селена рассказала Мике о каких-то сигнальных устройствах для деревни. Мика загорелся идеей и засел в мастерской - и не один, а с Эрикой, а поехать на второй машине согласился Коннор. Тоже не один. С Ладой. Они, так весело болтая, уселись в кабине, что Колин только усмехнулся. Но, когда их машина выехала со двора Тёплой Норы и Колин приготовился последовать за ними, он услышал девчоночий крик:
   - Колин, подожди! Колин!
   Удивлённый, он притормозил и высунулся в окно.
   Странно - Космея. Она подбежала к машине и торопливо открыла дверцу. Села не так, как обычно плюхаются на сиденье девчонки, а аккуратно. И дверь закрыла так, как любил Колин: вроде и не хлопнула, а щелчок раздался.
   - Мускари тоже ушёл на рыбалку? - желая удостовериться, что девочка-эльф неспроста села с ним, спросил он.
   - Ушёл. Но я не из-за него, - скороговоркой ответила Космея.
   Колин догнал машину Коннора и, пристроившись за ним, осторожно поинтересовался, пока проезжали деревню:
   - Из-за Пренита?
   - Да.
   Колин давно заметил (впрочем, как многие в Тёплой Норе), что Космея спокойно общается с незнакомыми, если вокруг много своих ребят. Но, если вдруг получается так, что она остаётся один на один с теми, кого мало знает, она старается сбежать. Её историю знали не все в Тёплой Норе. Так решила Селена - промолчать. Но даже Колин знал, что Космея сторонится мужчин - и вампиров. Нет, с Александритом у неё сложились дружеские отношения, когда она узнала, что он сам по себе нелюдим и тоже, бывает, сторонится незнакомцев. Она оттаяла ещё больше, когда узнала, что с ним дружит Анитра. И Космея легко принимала Берилла и Эрику - подругу Мики, не говоря уже о самом Мике... Но теперь в Тёплой Норе появился Пренит.
   Они дождались, пока Коннор откроет им Лесную Изгородь, и снова поехали по мёрзлой светло-серой дороге. Поглядывая то вперёд, то на Космею, Колин думал, а знает ли девочка-эльф о том, что Пренит теперь остаётся в Тёплой Норе... Внезапно Космея спросила о том же:
   - Селена хочет оставить Пренита у нас?
   - Да. Тебе... не нравится?
   - Пока не знаю. А он давно в приюте живёт?
   - С пяти лет.
   - Откуда ты знаешь?
   - Он сам сказал. У него родители ещё до войны погибли.
   - А почему он к нам хочет?
   - Я виноват, - со смешливым вздохом отозвался Колин. - Нашёл его в древесном дупле, где он прятался. Если бы не нашёл, он бы к нам не захотел.
   - Почему? - не сразу сообразила Космея, что именно он имеет в виду.
   - Умер бы в дупле.
   - Он... правда так избит?
   - Да. Он сейчас может немного передвигаться сам, но только потому, что сначала Мирт вкатил ему в ушибы силу, а потом Бернар заставил его выпить сильное обезболивающее. Когда из дупла вытаскивали, он стоять не мог.
   Космея задумчиво смотрела в ветровое окно и хмурилась. Колину страшно хотелось спросить её: неужели она боится Пренита? Поэтому решила ехать с ним к озеру? Чтобы быть рядом с Мускари? Тот, обычно очень добродушный и мягкий, всегда действовал на неё успокаивающе.
   - Значит, ты думаешь - он умер бы в лесу? - прервала молчание Космея.
   - Думаю.
   - Почему?
   - Он городской, да ещё приютский, - объяснил Колин очевидное. - Если бы его не били, он бы ни за что не побежал в лес, которого не знает.
   - Трус, - равнодушно заметила Космея.
   Промолчав о призрачных родителях мальчишки-вампира, которые присоветовали ему бежать в пригородную деревню, Колин ответил:
   - Может, дурак, но не трус.
   - Почему ты так думаешь? - удивилась девочка-эльф.
   - Дурак, потому что в лес побежал. Заблудиться здесь можно после первых десяти шагов вглубь. Даже в зимнем лесу. Но не трус. Я бы побоялся даже ходить, если бы у меня были сломаны рёбра. А он сбежал. - Колин помолчал, а потом опять-таки осторожно спросил: - Космея, а когда эльфы получили властный взгляд и поддержку рода, ты хотела этот взгляд испробовать на ком-то из вампиров?
   - Зачем?
   - Ну, просто убедиться, что взгляд действует?
   - Глупости, - сердито отозвалась девочка-эльф, и Колин замолчал до конца поездки, думая, что именно для Космеи-то такое желание не было бы глупостью, но вот она почему-то считает так. Даже странно.
   Машина Коннора остановилась у знакомых кустов опушки, и Колин аккуратно поставил свою рядом. Прежде чем выйти, Космея посидела молча, а потом сказала:
   - Мне Пренит... не то что не нравится... У него странный взгляд. Как будто ищет что-то. Как будто изучает.
   - Зато одно хорошее в нём точно есть, - твёрдо сказал Колин. - С его помощью стало легче придумать, как освободить твоего брата.
   - Ты хочешь сказать, что я должна быть благодарна ему за это? - безразлично сказала девочка-эльф. - Посмотрим ещё, сработает ли его помощь на самом деле.
   И вышла из машины. Вчетвером они быстро добежали по тропинке до озера, где их радостно встретили рыболовы, а Мускари так обрадовался приезду Космеи, что обнял её и, приподняв, прокрутил несколько раз вокруг себя под общий смех мальчишек. Девочка-эльф тоже смеялась и ахала, схватившись за его плечи. И это было так здорово, что Колин, сам смеясь, заметил, что Коннор секунды оценивающе смотрел на хохочущую над парочкой Ладу, а потом что-то спросил у неё. Девочка-маг, ойкнув, отшатнулась от него и со смешком сбежала к вещам с пикника, которые рыболовы приготовили для перетаскивания на опушку. Коннор шутливо возвёл глаза к небу и двинулся за ней.
   Наконец все успокоились и принялись за переноску, а затем и погрузку. Как-то так получилось, что Коннор и Колин оказались рядом, когда вместе тащили тяжёлые тюки со скатертями и одеялами.
   - Космея сбежала из-за Пренита? - спросил Коннор.
   - Да. Он же вампир. И она думала, что его ушибы не очень сильные. Я рассказал, как мы его тащили, и она поверила.
   - Ну, эти ушибы теперь пройдут быстро, - задумчиво сказал Коннор. - У вампиров быстро восстанавливается всё. Тем более Бернар прописал ему диету из полусырого мяса. Думаю, дня через два Пренит будет здоров.
   - Я не знал про сырое мясо, - сказал Колин, невольно сглотнув.
   - А вспомни. На завтрак его порция была меньше нашей. Мясо ему дали в бельевой, чтобы никого не смущать. Для Пренита оно как лекарство.
   Помолчав, переваривая информацию, Колин осторожно сказал:
   - Космея считает - он будто что-то высматривает у нас.
   Коннор поднял свой тюк и поставил в раскрытый дверной проём машины, в пассажирский салон, где его подхватил Сильвестр. Потом взялся за тюк Колина и легко перенёс туда же. Молча пошли назад, к остальным вещам, и уже тут Коннор проговорил:
   - Космея права. Пренит напряжён, особенно когда вокруг народу полно. То и дело внимательно присматривается к каждому. Даже к малышне.
   - Может, у него то же самое, что у самой Космеи? - предположил мальчишка-оборотень. - Может, он боится, когда вокруг много незнакомых?
   - Всё может быть, - ответил Коннор, но уверенности в его голосе не было.
   Но, когда они вернулись за последними вещами, мальчишка-некромант сказал:
   - Колин, ты не беспокойся. Я, может, и не прав. Но на Пренита магическую метку поставил, ещё когда везли его в деревню. На всякий случай.
   - Если на одежду, то ему нетрудно будет от неё избавиться. Тем более она уже выстирана. Селена грязи не любит.
   - Нет, не на одежду, - покачал головой Коннор. - На кровь. Метка рассчитана на двадцать дней использования. Думаю, этого времени будет достаточно, чтобы убедиться, что собой представляет Пренит. В общем, если он сбежит, мы найдём его быстро.
   На обратном пути Космея осталась с Мускари в пассажирском салоне, а к Колину сел Каи. Запыхавшийся от недолгой работы грузчиком, но счастливый, что удалось порыбачить на "здоровском" месте, он взахлёб рассказывал, как проходила рыбалка. Так что за его рассказом до деревни доехали быстро.
   В Тёплой Норе их встретили счастливый Веткин, который страшно боялся, как бы столько полезных вещей не пропало зазря, и девочки, которые быстро разобрали груз: дежурные унесли посуду на кухню; остальное, например, скатерти - в бельевую.
   До обеда оставались считанные минуты, и Колин направился в детский уголок. Здесь сидел Пренит, который пока ещё не мог принимать активное участие в жизни Тёплой Норы, но, сидя здесь на диване, мальчишка-вампир, казалось бы, с удовольствием следил за малышнёй. Насторожённый Колин легко кивнул ему, когда взгляд Пренита на него наткнулся, и ушёл в уголок, в кресло - рядом с небольшим столиком, привычно заваленным газетами и журналами, и для детей, и для взрослых. Вооружившись ручкой, он принялся разгадывать словесные загадки в любимом журнале Джарри. Краем глаза постоянно следил за Пренитом. Тот смотрел на него долго - наверное, целую минуту, а потом снова начал наблюдать за жизнью детского уголка. Видимо, оживлённое движение ему нравилось больше.
   А малышня тем временем вовсю играла в куклы, которые были одеты так, что можно было отличить оборотня от эльфа, например. Придуманный когда-то Моно спектакль для кукол, сейчас превратился в долгосрочный сериал, потому что, по сути, малыши придумали и воплощали в жизнь игру с героями собственной Тёплой Норы. Что самое поразительное - игра понравилась Розе!
   Колин втихаря усмехнулся, глядя, как девочка-эльф ползает по ковру, чуть не всерьёз играя за собственную куклу, а потом спохватился, опустил глаза на журнал, продолжая двигать ручкой и в то же время поглядывая на Пренита. Тот, наверное, тоже увлёкся игрой - очень уж азартно играли малыши. А когда человек или другое существо увлекается игрой или чем-то другим, оно начинает быть самим собой.
   Поначалу адресованная малышне, его улыбка постепенно уходила, и вскоре Пренит настолько забылся, что смотрел на играющих детей с отчётливой горечью. Потом, правда, он снова заулыбался, когда к нему подбежал Берилл с куклой вампира и принялся рассказывать, что может случиться с его героем, если тот выйдет за ограду, где его поджидают одичавшие... И за минуту до призыва дежурных идти в столовую Колин вдруг заметил именно тот взгляд Пренита, о котором говорила Космея: мальчишка-вампир пристально вглядывался в детей... Стоп! Не в детей - в их руки! Колин заморгал от неожиданности: почему Пренит так внимательно смотрит на руки малышей? Чем они привлекли его внимание?
   Пренит, поневоле наклонившийся к малышам, изучая их, внезапно откинулся на спинку дивана. На этот раз взгляд его стал рассеянным и чуточку усталым, даже немного разочарованным. А когда позвали, уже нетерпеливей, за столы, когда малыши с визгом и хихиканьем полетели в столовую, Пренит довольно уверенно встал и пошёл следом за Вильмой, которая беспокойно оглядывалась на него: возможно, побаивалась, что ему самому без помощи ещё трудно ходить.
   Больше всех на обед опоздал Вереск. Но появился он на пороге такой радостный, что Космея встала из-за своего стола и подбежала к нему обнять.
   - Вереск! Ты свободен?!
   Вставшие за его спиной храмовники довольно закивали, а Трисмегист кивнул Селене и негромко сказал, что обедать все проводившие обряд будут в учебном доме, потому что им надо поразмыслить над самим ритуалом изгнания и его последствиями.
   Когда Вереск, неудержимо улыбаясь, сел за стол братства, Колин перехватил досадливый взгляд Коннора на дверь в столовую. Сообразил сразу: мальчишка-некромант хотел узнать, откуда демоническая сущность знает Трисмегиста.
   - А давай напрямую спросим! - вполголоса предложил он, глядя на Коннора.
   - И тогда он не с-сумеет увернутьс-ся от ответа, - дополнил Хельми.
   - Вы о чём? - удивился Вереск.
   - Сущность знала Трисмегиста. Мы хотим знать - каким образом.
   - Могу сказать только одно, - тихо проговорил Вереск. - Эту тварь выманили в ловушку именно на то, что она знала его.
   - Вереск, - в том же тоне позвал Мирт. - Ты теперь как? Вернёшься в храм или останешься с нами?
   Мальчишка-эльф пожал плечами, а потом хмуро чуть не огрызнулся:
   - Я ещё не определился.
   - Ты же вроде сказал, что хочешь остаться... Определяйся быстрей, - посоветовал Коннор, пряча насмешливую улыбку. - Не забудь, что ты связан со своим мастером инициации, а именно из-за этого с тебя слетает любая другая метка другого мастера.
   - Это как? - с искренним любопытством спросил Пренит.
   Ему объяснили, что такое метка мастера-храмовника и почему на Вереске она не удерживается. Кажется, Пренит имел слабое представление о магии, потому что Колин заметил: на середине объяснений глаза мальчишки-вампира словно потухли - Пренит потерял нить объяснений. И стушевался - больше не спрашивал ни о чём, только вполуха слушал ребят и смотрел на соседние столы, попавшие в его поле зрения. И опять мальчишка-оборотень заметил, что Пренит смотрит не на ребят, а на... Колин вдруг прикусил губу, ничего не понимая: мальчишка-вампир смотрит на руки подростков! Зачем? Причём его угасшие глаза постепенно начинают блестеть, словно Пренит обнаружил что-то стоящее для себя.
   Извинившись перед братством и сославшись на свою слабость, Пренит ушёл в приготовленную для него бельевую отдохнуть. Шёл он и правда довольно тяжело. Но, как только скрылся за стеной в гостиной, Коннор метнул взгляд на Колина:
   - Ты так сияешь... Что заметил?
   - Пока не разобрался. Но он смотрит на руки, - взволнованно сказал Колин. - На руки всех. До сих пор смотрел на руки малышей, но как-то не очень. А тут - в столовой посмотрел на руки наших рыболовов - и как будто открытие сделал.
   - Что есть на руках у рыболовов - и чего нет у малышей? - тихонько спросил Мика.
   Братство и заинтригованный Вереск замолчали, размышляя над странной тайной и украдкой разглядывая руки ребят за соседним столиком, пока Мирт не хмыкнул.
   - На руках у старших есть браслеты, которые помогают проходить изгородь.
   Мальчишки переглянулись, понимая друг друга с полувзгляда. Пренит хочет сбежать! Но почему? Он даже Селену шантажировал, стараясь остаться в Тёплой Норе! Он был до слёз ошеломлён, когда ему сказали, что он останется здесь! А сейчас... Или он добивался остаться в деревне только до поры до времени?
   - Селене - молчок, - спокойно сказал Коннор. - Сами разберёмся. У неё и так проблем - сто ураганов.
   Мальчишки рассмеялись. Грозное выражение Ригана, испытавшего на своей шкуре и крыльях, что такое ураган, давно прижилось в Тёплой Норе. А Колин перехватил завистливый взгляд Вереска и про себя фыркнул... Ага, вот как интересно живёт Тёплая Нора! Не то что какие-то там ученики некромагического храма!
   - А как разбираться будем? - уже деловито спросил Мика.
   - Дождёмся, когда сбежит. Посмотрим, куда бежит. А дальше решаем в зависимости от того, что узнаем.
   План военных действий был одобрен всеми за столом.
   А когда разнесли десерт, за столом взрослых встал Джарри.
   - Ребята! Сегодня после обеда всё же будет небольшой "тихий час". Он необходим, потому что после него вам предстоят довольно утомительные два часа. А что именно будет - скажу после "тихого часа"!
   Дети возбуждённо загалдели. Вереск оглядывался, ничего не понимая, а потом спросил Мирта:
   - Вы тоже не знаете, что будет?
   - Догадываемся, - улыбаясь, сказал мальчишка-эльф. - Но говорить пока не будем, чтобы не попасть впросак. Мало ли что Селена ещё придумала. Она пообещала сделать эти каникулы незабываемыми - и сдержит слово.
   Десерт был съеден стремительно. Всем хотелось погадать, что же именно придумали старшие. Так что в этой суматохе Мирт спокойно поднялся со стула и вышел, почти никем не замеченный. Вернулся буквально через минуту.
   - Ну что? - заговорщицки спросил Мика.
   - Спит. Всё-таки он очень слабый. Ему среди наших тяжеловато сидеть пока.
   - Ничего. Сейчас или чуть позже Веткин отнесёт ему мясо. - Коннор откинулся на спинку стула. - Видел - как он уже ходит? Восстанавливается быстро. Ещё порция мяса...
   - И с-сбежит, - задумчиво закончил Хельми.
   - Думаешь - этой ночью?
   - Вс-сё может быть.
   Наконец малышей вывели из столовой и отвели на второй этаж. Поупиравшись для виду, ребята постарше тоже ушли в свои комнаты. Вереск, который выглядел слишком бледным (сущность постаралась), поклёвывал носом в гостиной, пока ему не велели уйти в мансарду и выспаться там. Ушёл безропотно. А Коннор оглядел товарищей и вышел во двор Тёплой Норы. Без слов сообразившие, что именно они хочет сделать, ребята втихомолку от всех проверили одну из двух машин, принадлежавших Тёплой Норе. Она оказалась в порядке - хоть сейчас поезжай на ней на долгое расстояние.
   Только они собрались зайти в мастерскую Мики, как запели сторожевые драконы ограды. Изумлённый Мика даже рассердился:
   - Да что такое?! Не каникулы, а... проходной двор!
   Братство расхохоталось. Мику оставили объяснять Селене, куда они рванули, а сами побежали к Пригородной ограде.
   Когда три машины, стоявшие за оградой, стали отчётливо видны, Коннор притормозил, засвистев. Но потом прибавил шагу: нельзя заставлять ждать руководителей города! Приехал Лофант со своими приближёнными!
   Мальчишки почтительно поздоровались с вышедшим из машины Лофантом и двумя его телохранителями и, не мешкая, открыли ограду для машин. А Колин подумал, что Селена - просто замечательно раскусила Лофанта: он и правда приезжал всегда перед праздниками! Как сейчас.
   Машины проехали ограду, за ними величаво прошёл Лофант, бросив враждебный взгляд на Коннора, которого тот постарался "не заметить". На территории деревни Лофант снова сел в машину, а мальчишки поспешили за властями города.
   У Тёплой Норы стояли Джарри и Селена, дожидаясь гостей. Братство добежало до дома, когда Лофант снова вышел из машины и хмуро поздоровался с хозяевами. И без перерыва начал злиться.
   - Леди Селена... Мне что - приезжать вот так, пока ваше терпение не лопнет? - хмуро спросил он. - Или вы всё же внемлете голосу рассудка и добровольно отдадите мне Рунный Смарагд?
   Селена переглянулась с Джарри.
   - Уважаемый Лофант, как бы вы ни верили в то, что я прячу от вас святыню эльфов, вы не правы. Но сегодня я готова обнадёжить вас. Я готова в следующий прилёт Вальгарда уговорить его отдать камень вам, но хочу и от вас кое-чего в ответ.
   - Если я в состоянии выполнить ваше желание, - прижал ладонь к сердцу Лофант, - я это сделаю. - И уже будничным голосом добавил: - Если ваше желание будет достаточно... выполнимым.
   - Уважаемый Лофант, - начала Селена, и её голос дрогнул, - моё желание... Уважаемый Лофант, я часто вспоминаю, как вы благородно уступили дорогу Карнеолу. Это был красивый поступок. Скажите, уважаемый Лофант, часто ли вы используете властный эльфийский взгляд, чтобы унизить вампиров вашего окружения?
   Удивлённый и даже растерявшийся эльф оглянулся на своих сопровождающих, словно вопрошая, точно ли ему задали такой странный вопрос, и только потом ответил:
   - Нет. Ни разу. Не было нужды в том.
   - У нас работает мастер-краснодеревщик - вампир Александрит. Его мебель прекрасна. Он сам не очень общителен по обстоятельствам судьбы. Ему часто приходится ездить в город из-за заказов. Мы вынуждены каждый раз посылать с ним кого-то из взрослых нашей деревни. Потому что каждый второй взрослый эльф, узнав в нём вампира, старается заглянуть в его глаза и заставить его опустить взгляд. Он стоически переносит унижение, но...
   - Вы хотите, чтобы я защитил его? - с недоумением спросил Лофант.
   - В ваших законах есть глава о равноправии рас, - терпеливо напомнила Селена. - Не я - мы хотим, чтобы вампиры получили это равенство без ущерба для себя и для эльфов. Мы предлагаем городскому собранию решить проблему, законодательно разрешив вампирам носить обереги от властного эльфийского взгляда. Ведь вампиры даже с этими оберегами будут безопасны для эльфов. Пожалуйста, Лофант! Это будет справедливо для жителей вашего государства! Сделайте что-нибудь, а я обязательно упрошу Вальгарда отдать вам Рунный Смарагд!
   - Вы клянётесь в том? - резко спросил тот.
   - Клянусь! - решительно ответила хозяйка места.
   Глава городского правительства всмотрелся в её глаза - Селена глядела твёрдо.
   Затем Лофант чуть повернулся в сторону, и ближайший сопровождающий тихо сказал ему чуть не на ухо:
   - Первое совещание по городским указам состоится на третий день после праздника Зимы.
   - К этому времени Рунный Смарагд будет у нас, - спокойно сказала Селена. - Вальгард обещал прилететь на второй день. Я уговорю его. Ради спокойствия государства он пойдёт на то, чтобы Смарагд остался у тех, чьей собственностью он когда-то был.
   - Зачем он прилетит? - поразился глава правительства.
   - Он привозит нам мясо для детей.
   Лофант снова испытующе всмотрелся в её глаза. Помолчав, он сказал:
   - Я не знал, что проблема властного эльфийского взгляда обрела такие странные формы. Да ещё повсеместно. Думаю, что дам своим помощникам задание собрать материал для заседания по данной теме. Надеюсь, что все три круга советников помогут мне создать ещё один указ, которой поможет нашему государству жить в мире и в покое.
   - Благодарим вас, уважаемый Лофант! - склонилась Селена перед ним в коротком поклоне - как и Джарри.
   Глава правительства величественно кивнул ей и повернулся к машине. Поскольку ограда оставалась открытой, братство не побежало следом, а только проводило глазами машинную процессию. Селена, прижимаясь к Джарри, вдруг фыркнула от смеха.
   - Ты что? - спросил улыбающийся Коннор. - О чём подумала?
   - Это глупо, но... не проторговались ли мы? - засмеялась Селена в открытую. - Может, надо было ещё что-нибудь попросить за Рунный Смарагд?
   - Почему ты так решила? - спросил Джарри, обнимая её.
   - Он так легко согласился!
   - Согласен, - солидно сказал Мика. - Надо было попросить какие-нибудь добавки к тем грошам, которые от города получает наша Тёплая Нора.
   - Увы и ах, - откликнулась Селена. - В городе знают, что мы на самообеспечении, так что прибавки нам даже за ценный камешек не светят. Ну что, Хельми, потерпишь на своей шее Рунный Смарагд ещё три дня?
   - С-селена, конечно! - улыбнулся мальчишка-дракон.
   А Колин подумал: интересно, а что, в самом деле, можно было бы выпросить у этого важного эльфа? И тоже фыркнул, поняв, что он начинает думать так, как Мика.
   - Мама Селена, - позвал Коннор, - насколько я понимаю, у нас после "тихого часа" игры в пейнтбол?
   - Да. Мы решили, что все каникулы у нас пройдут под знаком игр, - созналась хозяйка места. - Чтобы вы так набегались, что захотелось учиться!
   - А такое бывает? - удивился Мика, а Мирт засмеялся и дружески хлопнул его по плечу.
  
   Девятнадцатая глава
  
   Подготовка к игре началась ещё во время "тихого часа", который был обязателен для малышей и полезен для всех желающих поспать. А Селена и домашний Веткин, пока маленький народ притих, проверили пейнтбольные жилеты: все ли чисты после последней игры и хватит ли их всем желающим. Ведь за день до праздника Зимы даже Сири решил посидеть дома с семьёй. А вдруг его та игра, которую он снисходительно обозвал в самом начале детской и на которой неожиданно для себя стал активным зрителем, тоже проняла? Вдруг и он захочет поиграть? Учли и возможные пожелания от гостей: а если решатся поиграть родители Розы, например?
   Чёрный дракон и Джарри (по идее о запасных игроках, подкинутой Селеной) разрабатывали систему игры, в которой можно выпускать на поле новых игроков. Ведь если команды будут многочисленными, игра может стать слишком беспорядочной.
   Старшие из мальчишек обходили поле, не только изучая его, но и запоминая, где что расположено, хотя Колр и предупредил, что нынешние позиции защитных сооружений ещё поменяются, обретут другой вид. Но умные мальчишки успели сообразить, что окопы и валуны уж точно останутся на месте.
   Селене пришлось послать за ними Вади. Мальчишки нужны были во дворе - собирать пейнтбольные заряды, то бишь заливать воду в баллоны и добавлять туда же замагиченную краску, которая должна испариться спустя какое-то время, так что на одежде игроков оставался бы только след от высохшей воды. Как только предприимчивые "разведчики на местности" вернулись, она сразу отправила их на край детской площадки, чтобы болтовнёй не разбудили младших. Думала - будут ныть, заполняя баллоны. Отнюдь. Когда вышла к ним минут через пятнадцать, обнаружила начало войны, которую с трудом потушила: мальчишки, словно завзятые бойцы, бегали, обстреливая друг друга из пейнтбольных баллонов прямо на самой детской площадке, благо, что и здесь хватало сооружений, за которыми можно прятаться от противника. На азартной волне обстреляли и внезапно появившуюся Селену, после чего жутко смутились и растерялись, а кое-кто даже сбежал от греха подальше.
   Отряхнув с себя воду, где и сколько сумела, Селена шмыгнула носом и велела:
   - Быстро перенести баллоны на поле! Через двадцать минут ясельники проснутся, а ещё через двадцать начнём игру. Вы всё сделали?
   Мальчишки ойкнули и заметались по детской площадке, собирая все приспособления для заправки "боезапаса". Селена же, скрывая улыбку, повернулась к дому, вспоминая, как в её мире детишки бегали в жаркое лето по улицам, обстреливая друг друга водой из брызгалок - из пластиковых бутылок с продырявленной пробкой.
   Вернувшись в гостиную, Селена помогла Веткину и заглянувшим в Тёплую Нору Аманде и Хосте упаковывать жилеты будущих игроков в два мешка.
   - Селена, ты будешь играть? - спросила Аманда.
   - Нет. Буду сидеть на скамейках и вместе со Стеном болеть за нашего папу. Ну и за его команду, разумеется.
   Сидевший напротив Риган, внимательно слушавший их, засиял. Ну, этого и спрашивать нечего: пока бегать нормально не может, будет болеть за кого-нибудь. Ещё, предположила она, с нею рядом сядет Эльви - жена Сири. Её мальчишки наверняка будут играть. Бернар тоже будет среди зрителей-болельщиков. К нему, разумеется, присоединится Понцерус. Ну, судя по состоянию здоровья, рядом будет и Пренит. Насчёт Вереска Селена сомневалась: видела его загоревшиеся глаза на последней игре - вчера вечером. Его наверняка даже не смутит, что он только что избавлен от демонической сущности. Хотя чего смущаться, если он теперь, напротив, должен чувствовать себя уверенней и перестать думать о том, что в любой момент тварь может прорваться.
   Умяв хорошенько последний мешок с жилетами, Селена вытерла вспотевший лоб и задумалась. Вереск. Всё, что с ним произошло на кладбище, она может узнать, не спрашивая. И уверена на сто процентов, что братство собирается сегодня в обязательном порядке смотреть сны мальчишки-эльфа... Между прочим, он так твёрдо и не сказал, вернётся ли в храм некромагов. Кстати, неплохо бы проверить и настроение Перта: собирается ли он требовать этого возвращения от мальчишки?
   - О чём задумалась? - спросила Аманда.
   - Да так, о своём. - Только выговорила, как спохватилась. Давно сама хотела кое о чём узнать, да всё забывала. - Аманда, а какие игры - ну, где участвуют многие, - есть в вашем мире?
   - Не знаю, как у людей, но у нас, эльфов и магов, есть свои игры - чаще военно-магические, - отозвалась Хоста, пока Аманда, задумавшись, вспоминала что-то своё. - Самая известная во многих наших городах-государствах - "Земля-ловушка".
   - Это как? - удивилась Селена, готовая загореться новой идеей.
   - В ней участвуют только маги - и эльфы в приоритете. Надо пройти определённый участок земли, нашпигованный магическими ловушками. И эта игра кое-чем похожа на пейнтбол, потому что одновременно надо уничтожить противника. Но не при помощи маркеров, а при помощи всяких боевых заклинаний.
   Селена поёжилась.
   - Суровая игра, - вздохнула она.
   - Да, суровая, - подтвердила Хоста. - Твой пейнтбол веселей, потому что он безболезненный и очень увлекательный.
   "И без дискриминации по магическому принципу", - подумала Селена, глядя на Аманду, которая только усмехнулась, глядя в пол и что-то вспоминая. А когда Хоста отошла от них, чтобы кликнуть мальчишек, которые должны отвезти на машине не только пейнтбольные маркеры, но и мешки с жилетами, наступил момент, когда можно и перешепнуться с давней подругой.
   - Аманда? - заговорщицки кивнула женщине Селена.
   - Думаю - и ты догадалась, - прошептала та. - Тяжеловато в некоторых случаях жизни быть просто человеком, без владения магией. Я тоже завидовала, когда в нашем городе играли в "Землю-ловушку". Но сейчас... - Она неудержимо улыбнулась. - Я так счастлива, что можно побегать и пострелять просто так, без магии.
   Смутившись сама, Селена отвернулась, словно по делу. Она только что подумала: а неплохо бы к пейнтболу добавить магическую составляющую. Пожав плечами, она решила: можно придумать что-то с магическими ловушками - для ребят, чтобы они закрепили свои магические навыки. Но это будет отдельная игра. Пейнтбол должен остаться доступным для всех. Ведь в Тёплой Норе много детей-оборотней. Им тоже будет обидно, если они не смогут принять участие в интересных играх.
   И тут же забрезжило что-то в воображении: да, игры могут быть магическими, но почему бы им не быть командными - такими, чтобы в них был командиром эльф, который, например, должен довести свою команду в целости и сохранности по трудно проходимым магически местам. И та команда, которая дойдёт в большем количестве, победит! А значит, в такой игре главным будет не магическое умение всей команды, а её сплочённость вокруг своего командира.
   Хм. Надо бы посоветоваться с Джарри!
   Когда мешки с жилетами были вытащены из гостиной, под торопливыми ногами ясельников и выспавшихся ребят загремели лестницы со второго этажа. Старшие (по преимуществу девочки) быстро одели малышню и вывели во двор. А уже оттуда повели к Пригородной ограде. "Детский сад на прогулке!" - с трудом удерживаясь от смеха, подумала Селена, глядя на детишек, которые шли чинно, а некоторые и попарно - разве что за руки не держась.
   Из самых маленьких не принимали участия в пейнтболе Фаркас, которого за руку вела Ринд, чтобы на поле посадить рядом с женщиной-оборотнем Каисой, уже узаконенной семейной Тибра. Та тоже вела своих двоих, но играть не собиралась, будучи беременной. Старик Рун, маг из давнишней команды оборотня Сири, вёл двоих малышей-оборотней, Шамси и Торсти, нисколько не смущаясь тем, что малышня нетерпеливо подпрыгивала и постоянно что-то спрашивала у него. Пара Асдис и Викар тоже вели детишек - Брина и Илмари, но на трибунах с ними останется только Асдис, которая тоже в следующем году ожидала первенца. Эрно тащил Люцию, которая буквально танцевала вокруг него, то и дело распуская крылья (хорошо ещё - без боевого когтя) и наотрез отказывалась идти с Амандой, которая только посмеивалась над строптивой приёмной дочкой. Деревенские маги тоже вели своих малышей, из которых будут играть только трое или четверо.
   Кроме всего прочего, неподалёку от Селены, кутаясь в нежные шали, села мать Розы. Отца девочки-эльфа удалось уговорить поучаствовать в игре. Энергично помогала в уговорах Роза, которой Ирма и её компания уже взахлёб рассказала о чудной игре.
   Вскоре трибуны были заполнены писклявыми зрителями и их няньками.
   Колр стоял у мешков, выжидая, когда можно будет начать жеребьёвку.
   Когда все желающие поиграть подошли к нему, подъехала машина Чистильщиков, из неё вывалились и бегом помчались к чёрному дракону пятеро - среди них уже знакомые женщина-маг Ванда и Эван. Добежав, Эван поздоровался со знакомцами и сообщил:
   - Рамон рвёт и мечет, но приехать не сможет! Вы возьмёте нас в игру?
   - Конечно! - возмутился Ривер.
   Оглядывая с возвышения поле и выискивая знакомые лица среди будущих пейнтболистов, Селена замерла, наткнувшись на Вереска. Ага, мальчишка-эльф жаждет поиграть вместе со всеми!.. Только она кивнула сама себе, радуясь за Вереска, как взгляд, уже просто блуждающий по лицам толпы, остановился на... Трисмегисте! Она так удивилась, что взглянула на нижний ряд скамеек. Хм. Понцерус - здесь, рядом с Бернаром. Но он-то понятно, почтенный учёный и всё такое. Но почему?.. Бродяга-эльф соскучился по движению? Та-ак... И храмовники рядом с ним!
   Так, а где Пренит? Любопытно он сел на зрительских местах - рядом с Бернаром, да ещё так, словно спрятался за ним. Стесняется пока?
   Наконец всех будущих игроков разделили на команды. На этот раз предстояло выбрать командиров не совсем так, как в первый. Последний выбранный игрок любой команды вытаскивал все бумажки из отдельных мешков. Вильме отвертеться не удалось! Она стала командиром синих! Командиром зелёных стал Джарри. И ему повезло, как посчитала Селена: не считая Мирта, всё братство досталось ему в команду! Да и взрослый состав! Чего стоит один Колр, который решился в этот раз не оставаться беспристрастным судьёй! А ещё Белостенный Ильм - он хороший боец! Правда, некромаг Перт ему тоже довольно солидный соперник, но зато с Джарри - трое Чистильщиков, двое из которых уже участвовали в игре!
   Селена бы сжала кулачки за любимого, если бы руки не были заняты: одной она прижимала к себе Стена, за вторую - держался Риган, блестящими глазами следя за происходящим на поле.
   Обе команды отошли на край своих полос, где и выстроились в определённом порядке: впереди - взрослые, за ними подростки, а в конце - малышня.
   Рыжеволосый маг Лотер, стоявший чуть сбоку, оглянулся на команды и выстрелил в воздух.
   Игра началась!
   Обе команды рванулись прятаться за ближайшими валунами, перебегая от одного к другому и обстреливая противника.
   А дальше... Дальше Селена наблюдала лишь за отдельными сценами в игре, хоть и старалась успевать разглядеть всех игроков и их действия.
   В первую очередь её вниманием завладела довольно странная пара синих - Ирма с Вади. Сразу после сигнала Ирма немедленно выстрелила из маркера, выведя из игры сразу двоих - Герда и Леку, младшую сестру Сильвестра. Эти двое, ещё не понявшие, что выведены из игры, только поворачивались с маркерами в сторону Ирмы, как на ту налетел Вади и повалил её на землю. Выстрел Сильвестра зряшно пронёсся над головой упавшей волчишки и вляпался в стену валуна за её спиной. В следующий миг Вади сдёрнул воинственно завопившую Ирму в окопчик, но Ладу она достала!
   Обалдев от происходящего и сокрушительных действий этой парочки, зрители взволнованно переговаривались. Кажется, все решили загадку правильно: Ирма стреляет - Вади защищает! Селена только качала головой: они - что? Договорились?
   Трое выбывших сели на скамьи напротив и принялись следить за кровожадной парочкой и ругаться с обоими, специально отвлекая волчишку от следующих целей. Как бы не так! Ирма высунулась из-за валуна - и протестующе закричала Эрика. Но снайперши в поле зрения противника уже не было: Вади схватил её за спину куртки и втянул под защиту камня.
   Тогда болельщики - в первые же минуты уже четверо! - принялись вопить своим, откуда сейчас высунется опасная волчишка.
   Увы и ах! Если Ирма намеревалась перестрелять всех, не спеша шагая вперёд, то отрезок полосы решил иначе. Волчишка забыла одно из условий: нельзя оставаться слишком долго в одиночку на своей полосе! Дежурная магия в следующие секунды вытолкнула её ко второму отрезку-этапу игры - и в сторону неожиданно появившейся Ирмы полетели сразу несколько залпов из маркеров. Впрочем, если волчишка, забывшись, растерялась - не растерялся Вади: мальчишка-оборотень просто-напросто сбил её в прыжке, так что краска волчишку не достала. А потом началась игра в "Сбей Ирму!", чем воспользовались её сотоварищи по игре и успешно расстреляли треть команды-противника. Джарри ругался и бегал, оттаскивая от начала отрезка своих, но ничего поделать не мог: всем хотелось выбить с поля упрямую волчишку!
   Проблему решил Коннор. Если волчишка специально отставала, то мальчишка, наоборот, пробежал до конца второго отрезка и замер там за валуном-укрытием. Как только Вади в очередной раз втащил за свой валун Ирму, Коннор спокойно подстрелил её. Ему-то спереди её прекрасно было видно!
   Ох, как орала Ирма, когда отрезок вытолкнул её с поля! А потом гордо повернулась к игрокам - все услышали её фирменное:
   - Бе-бе-бе!
   Это сначала не поняли - почему "бе-бе-бе!". И только в конце игры сообразили, что волчишка перед уходом умудрилась незаметно передать Вади не до конца использованный баллон своего маркера!
   - Ну и девочка! - всё удивлялся недалеко от Селены сидевший маг Рун. - Ну и характер!
   - Но как стреляет! - поражался Бернар. - Я не думал, что она, такая с виду беспорядочная, может стрелять так метко!
   Между тем на поле игра продолжалась.
   Забыв об Ирме, народ рвался к своей цели. И демонстрировал либо свой характер, либо свои привычки.
   Роза визжала и лупила всех подряд из своего маркера. Краска закончилась, и девочка-эльф уселась рядом с волчишкой, хотя были они из разных команд. Две головы склонились, и Селена могла бы поручиться, что сообразила, чем занимаются две хулиганки: готовят кричалки и выклики болельщиков.
   Берилл, тоже исподтишка пытавшийся отстреливать противника, оказался не слишком расторопен, и подстрелили его самого.
   Тармо и Вилл попытались подражать Ирме, но не сумели договориться, кто будет стрелять, а кто - защищать стрелка. Выбили обоих с поля одновременно.
   Мальчишки Сири вылетели из игры вместе с отцом - он зря пытался командовать ими на поле - в игре, где в первую очередь всё-таки нужна импровизация.
   Быстро отстрелили детишек деревенских магов, но малышня и не возражала: побегали по полю, поорали - пора на скамейку, к Ирме - орать уже хором!
   Разок даже пришлось прервать игру. Спортивный судья Лотер внезапно засвистел в свисток и замахал рукой, останавливая игроков. Удивлённые пейнтболисты огляделись и обнаружили, что несколько оборотней обернулись! Так легче уворачиваться от "красочных" выстрелов, если не успевали отойти или отскочить в сторону, под прикрытие или в убежище! То есть обернулись они чисто инстинктивно!
   Пришлось выслушать эмоциональную речь судьи и начать игру только после нового выстрела вверх.
   Селена заметила интересную вещь: несмотря на маленький рост, малышка Айна продержалась до середины третьего отрезка-этапа! Потом сообразила: в качестве цели Айна слишком лёгкая мишень - и, кажется, игроки просто не обращали на неё внимания, надеясь друг на друга, что её выбьет с поля кто-то. И так было, пока её не подстрелила Ринд. И то - попала в девочку, целясь в Моди.
   Среди болельщиков, кстати, тоже накал страстей был не маленький. Томная мать Розы, забыв о своих томностях, кричала чуть не до визга, когда семейный и дочь попадали в опасные ситуации. Люция шипела на всех подряд и то и дело норовила выскочить из рядов и кинуться на поле.
   На третьем отрезке командная война пошла яростней. Игроки почти боялись высовываться из-за укрытий и стреляли в молоко - лишь бы лупить из маркеров. Авось, подстрелят кого... Селена нервно качала сидящего на коленях Стена, забывшись, пока сынишка укоризненно не сказал:
   - Мама, у меня поле прыгает!
   Не сразу сообразив, что имеет в виду Стен, секундой спустя Селена даже покраснела (что отчётливо прочувствовала) и прекратила укачивать сына.
   На третьем же отрезке начали выбывать из игры те, кто истратил краску. Вскоре к Селене пробрался разочарованный Джарри. Он тяжело дышал и чуть не промахнулся мимо скамьи, садясь, потому что следил за своей командой, которую теперь вёл Коннор.
   До конца игры произошло единственное удаление с поля. По приказу Лотера был выгнан весьма сконфуженный мальчишка-маг Хаук. Он стрелял так себе, чаще ляпал зря, однако от чужих выстрелов уворачивался неплохо. И очень старался выбить хоть кого-то. Его старание привело к тому, что один из выстрелов оказался с начинкой: будучи огневиком, он послал не просто снаряд краски, а огненный снаряд! Даже защита поля, охранявшая от проявления магии, не сумела нейтрализовать заряд магического огня. Стихийник же! Ладно хоть - опять ни в кого не попал, да и огонь свернулся быстро, уничтоженный кем-то из взрослых магов.
   Как предполагала Селена, Перт выбил с поля Ильма. Он сделал это небрежно, словно только пейнтболом раньше и занимался. Просто караулил долгое время именно Белостенного, и Селена ещё подумала, не соперничество ли заставило его это сделать? Что-то типа негласной соревновательной войны двух храмов? Но Перт торжествовал всего мгновения - Трисмегист, будто мимоходом, легко подстрелил храмовника-некромага! И побежал дальше, не обращая внимания на оторопевшего храмовника, не успевшего по полной насладиться своим триумфом.
   - Эк он его! - изумлённо сказал Джарри, провожая таким же изумлённым взглядом сухощавую фигуру старого эльфа, который легко метнулся за защиту валуна.
   - Здорово... - прошептала Селена.
   А скамьи напротив заполнялись выбывшими, которые поначалу чуть не разругались, болея - каждый за свою команду. Вскоре Ирма сумела всех организовать на хлопанье в ладоши и дружные вопли, которые относились к любому на поле:
   - За победу - мы за вас! За победу - мы за вас! Раз, два, три! Победим! Раз, два, три! Победим! Лучше наших не найдёшь! Хоть всю землю обойдёшь!
   К возвышению, гарантирующему победу команды, рванули зелёные - Коннор и Трисмегист, за ними - Колр, но его подстрелил в последний момент Чистильщик Эван, половину краски размазав по валуну, за которым было скрылся чёрный дракон. Но часть краски достала Колра, и тому пришлось удалиться. Селена засмеялась от удовольствия - ещё один эпизод в истории знакомства чёрного дракона с Чистильщиком!
   Те временем Чистильщик чуть не за шиворот втянул на первые ступени возвышения своего командира - Вильму. И вынужден был покинуть третий отрезок, получив выстрел от Трисмегиста. Вильма шустро взбежала наверх и наставила маркер на старого эльфа и мальчишку-некроманта.
   - Драться не буду! - заявила она на всё поле. - Но измажу страшно!
   Трисмегист и Коннор переглянулись и расхохотались.
   Подошёл Лотер и спросил:
   - Если драться не будете, как решать судьбу этой игры?
   Трисмегист, улыбаясь, взглянул на Коннора и пожал плечами. Мальчишка-некромант размышлял недолго. Оглянувшись на Джарри, он закричал:
   - Уступаю! У нас почти на равных, но она девочка!
   Джарри, уже забравший у Селены сына, встал и отозвался:
   - Если команда не возражает...
   И через минуту Лотер уже "официально" провозгласил победу синих.
   - Ничего, - спокойно сказал Джарри. - У нас впереди целая неделя игр. Ещё надоест - так думаю.
   Селена - сомневалась.
   Но эта игра закончилась, и пора возвращаться по домам. Чистильщиков проводили так, что они улыбались не только из-за проведённой игры. Потом разошлись все по домам переодеться, причём Селена насмешливо проводила глазами семью Розы: муж держал дочь на руках, беспардонно громко объясняя своей семейной, почему он быстро выбыл с поля, а Роза, перебивая отца, вставляла свои реплики, рассказывая о своих подвигах. Успокоившаяся женщина-эльф только смеялась над обоими - к удовольствию Селены, не призывая родных вести себя светски сдержанно.
   И наступил главный праздник года! Праздник Зимы! Снега за неделю почти не выпало. Тот, что оставался после последнего снегопада, давно стал серым от пыли. Но праздник состоялся. Крепчуг сверкал и колыхался чуть ли не ёлочными игрушками и бесконечными бумажными цепями и радовал весь народ деревни, собравшийся под его кроной. А потом были салюты и фейерверки!
   И начался концерт!
   На маленькой эстраде, наспех сооружённой Александритом и Вилмором, все заранее приготовившиеся дети отчитали свои стихи и спели все песни. После чего малолетние артисты, ошеломлённые дружными аплодисментами, получили подарки, тоже заранее приготовленные для них старшими ребятами.
   Корунд выступил как фокусник, выпуская из рукавов своего широкого плаща невиданных птиц.
   Александрит показал своё искусство, прямо на глазах у благодарных зрителей выплетя сказочно узорную ширму.
   Ирма спела со своей компанией песенку, аккомпанируя на новенькой лиире.
   Мускари и Космея просто сыграли на двух лиирах.
   Потом под эти же лииры народ пустился в хороводный пляс вокруг крепчуга - вприпрыжку и с песней!
   А потом вся толпа громадным и дружным хором пела праздничную песенку о том, что праздник Зимы делит время на год уходящий и год приходящий, что надо бы выпросить у будущего года исполнения всех желаний и загадать новые - и побольше!.. А сверху на поющих летел разноцветный, сверкающий во вспыхивающих фейерверках снег - настоящий! Последняя магическая задумка взрослых и детей-магов, воплощённая специально к празднику.
   Наконец празднество закончилось. Первыми к Селене подошли родители Розы и горячо поблагодарили её за праздник.
   - Это так замечательно! - взволнованно сказала женщина-эльф. - Никогда не думала, что так превосходно можно провести этот день! Спасибо вам!
   - Спасибо! - вторил её семейный, но в блестящих глазах эльфа хозяйка места насмешливо прочла концовку его фразы: "Спасибо за пейнтбол!"
   Подходили и жители деревни - тоже поблагодарить за устроенный праздник. Дети бегали вокруг усталые и радостные.
   Вскоре мимо Селены прошёл Хельми, державший на руках спящую Ирму. За ним плёлся Колин, будто охраняя обоих. Их троица словно дала сигнал остальным: старшие брали за руки младших и отводили их в Тёплую Нору. Селена заметила среди суматохи Пренита. Он стоял чуть в стороне и улыбался, глядя, как ребята забирают в дом малышню. Удивлён? Но вот он оттолкнулся от стены дома, возле которого стоял, и подошёл к Айне, которая зевала, но не могла найти в себе сил отойти от чудесно наряженного крепчуга, трогая его повисшие ветки с блестящими игрушками. Он спокойно взял малышку за руку и повёл её к входной двери. Шёл не спеша, так что Селена вспомнила, что ему ещё лечиться и лечиться, несмотря на диету с полусырым мясом.
   Ещё час хлопот уже в Тёплой Норе, и наконец в большом доме наступило затишье.
   Селена, натягивая на себя и Джарри одеяло, оглянулась на кроватку Стена.
   - Не бойся, - вполголоса сказал Джарри. - Спит - и очень крепко. Ну? Что? Ты собираешься посмотреть, как прошёл ритуал изгнания у Вереска?
   Она некоторое время смотрела на браслет на собственной кисти. Браслет, как и кольца братства, блокировал её от мальчишек. Прикусила губу. Очень хочется узнать! Селена вздохнула и сняла браслет. Мирт - мастер Вереска. Вереск сейчас лёг в середине кроватной пентаграммы. Его сны увидит Мирт. А то, что видит Мирт - видит братство. И Селена нисколько не сомневалась, что Коннор обязательно сделает так, чтобы Вереску приснился ритуал, прошедший днём. Лучше всех знающий магию манипулирования, но редко пускающий её в ход, сегодня её старший сын захочет увидеть то, что не видел никто, потому что на этот раз на ритуале не было никого из братства.
   Она решительно положила браслет на кресло, поверх сложенной одежды, и, прильнув к Джарри, с которым вместе увидит, что было с Вереском, закрыла глаза.
  
   Двадцатая глава
  
   Вереск насторожённо смотрел, как маги готовятся к ритуалу изгнания. Теперь, когда появился Пренит-эктомант, ему стало легче, когда мальчишка-эльф думал о том, что вот-вот произойдёт. Первое облегчение он почувствовал, когда за дело взялся Трисмегист. Своему главе храма Вереск не очень доверял. Перт легко переложил на плечи других его проблему, и даже его внезапное появление в деревне мальчишку-эльфа не успокоило, хоть ему и сказали, что Перт не собирается оставлять его, со страшным внутренним довеском, на произвол судьбы. Присутствие же Трисмегиста Вереска не просто успокаивало, а позволяло дышать свободней.
   Кладбище мальчишку-эльфа не испугало. Некромаг должен воспринимать места упокоения как обыденность своей жизни. А зимнее деревенское кладбище, запорошенное серо-белым, в разгар дня выглядело смирным и каким-то осевшим. Не страшным.
   Четверо магов - все эльфы! - возились с местом для изгнания, готовя его для Вереска. А мальчишка стоял чуть поодаль и размышлял. Или вспоминал.
   Это страшно - приходить в себя, как после тяжёлого сна, и узнавать от других, что пытался убивать. Однокашники по группе сторонились его с первого же случая. Поставленный личным мастером магический блок, который должен был защитить однокашников от демонической сущности, не сработал в очередной раз, и Вереска отстранили от остальных. Изолировали, поселив в отдельной комнатёнке. Старались изучить существо, вселившееся в него. И больше всего мальчишку-эльфа раздражал личный мастер. Высокомерный, он злился, что не сумел в обычных условиях поставить на Вереске метку, и во всеуслышанье заявлял, что демоническая сущность внутри ученика не его, мастера, вина.
   А Вереск постепенно понимал две вещи: в некромагическом храме ему не помогут - это первое, и он меняется - это второе. Когда про второе сообразил, сразу понял - и почему так происходит. Демоническая сущность влияла на него изнутри. Она не просто буквально усыпляла его, чтобы послать на убийство. Она ещё исподтишка заставляла делать странные вещи, до которых мальчишка-эльф раньше бы не додумался. Не однажды он просыпался лежащим посреди своей бывшей комнаты, где спали его бывшие однокашники. Как он умудрялся сбежать из одиночной комнатёнки, где его поселили в последнее время? Посыпался, поднимал сжатые кулаки и видел в руках чужие вещи. Зачем надо было сущности воровать? У ребят и так личных вещей почти нет! И после заданного вопроса Вереск отвечал себе сам: чтобы "прославиться" ещё больше - стать тем, кого все ненавидят и боятся. Но, видимо, внутри самого Вереска что-то сопротивлялось давлению демонической сущности, его требованию делать то, к чему душа не лежала никогда. Вереск вовремя, на грани опасного разоблачения, просыпался от наведённого сущностью сна и воровски уходил из комнаты, выдыхая за дверью, что пришёл сюда лишь ради воровства, а не из-за убийства.
   А ещё он заметил за собой, что становится жутко раздражительным. И ему нравится говорить гадости - с лицом, выражающим чуть ли не добродетель.
   Но в храме он молчал и ждал от храмовников, что ему помогут.
   И не поверил, когда услышал от Перта, что Селена приглашает его на праздник Зимы в Тёплую Нору.
   - Но леди Селена знает?.. - не договорил он, обескураженно глядя на Ильма, который вывел его из Старого города и посадил в машину.
   - На месте ей расскажем всё, - скороговоркой отозвался Белостенный. - Может быть... Перт промолчал, говорить ли ей. А ты как думаешь?
   - Не знаю, - медленно ответил мальчишка, испуганный, что его заставляют решать такой страшный вопрос.
   Пока ехали по городу, пересекая его, - оба молчали. Вереск в смятении думал о том, что скажет сестра, узнав о демонической сущности. И заранее злился, что в её глазах увидит сожаление. А она точно будет жалеть его. Его - будущего некромага!.. А ведь некромагов обычно боятся все в городе. И снова мучительно размышлял, что сказать Селене. Почему-то представить разговор с ней было сложней всего. А вдруг ей сообщение о сущности, заставляющей убивать, не понравится до такой степени, что она скажет: "Боюсь за своих детей! Их много - ты один!" и отправит его обратно? Что тогда?
   А когда город остался за мостом и машина въехала в пригород, он словно очнулся и спросил, вспомнив о не менее важном:
   - А... надолго меня туда? В Тёплую Нору?
   - Пока не знаю. - Даже в голосе Белостенного тлела неопределённость. - Думаю, на время обычных школьных каникул.
   Но Вереск вздохнул, затаившись: а если в деревне помогут? Там Трисмегист, Ривер, Коннор! Они сильные маги! Даже Джарри, который обладает громадной силищей, но не задаётся ни перед кем. И там Колр, который однажды уже помог, заблокировав дикую магию, которая в деревне чуть не убила его.
   - Вереск, не возражаешь, если мы заедем в школу и возьмём кого-нибудь из ребят с собой? - спокойно спросил Ильм.
   - Нет. Не возражаю, - чопорно от неожиданности ответил мальчишка.
   Он стал думать о том, как увидит сестру, как она обрадуется ему. Как он обрадуется ей... Он даже представил, как они идут навстречу друг другу, постепенно ускоряя шаг, чтобы обняться - крепко, как обнимаются самые родные люди после долгой разлуки!.. А Космея при виде него насторожилась так, как будто заранее ожидала от него подлости... Он понимал её: ребята из деревни спасли его, помогли уйти из Старого города, а он... А он вернулся туда... Но внутренний Вереск поджал губы и ответил на её логичный вопрос, почему он здесь, так, как будто и не брат ей. Церемонно, как какой-то...
   Суета и неразбериха на школьном дворе даже порадовала его, потому что захотелось в первую очередь увидеть, что у сестры не всё ладится. Очень захотелось. И было обидно, что он сам создал барьер между собой и Космеей. А Мускари, близко друживший с его сестрой, вообще к нему не подошёл.
   И только когда он увидел Коннора, а за его спиной ребят братства, что-то внутри вдруг улеглось, словно до сих пор там бушевала болезненно хлёсткая зимняя буря. Он успокоился. Как будто только одно появление Коннора подсказало, что всё будет хорошо.
   Вереск еле усмехнулся, вспомнив... На школьном дворе пригородной школы он заметил незнакомую хорошенькую девочку-эльфа, которая, уходя со двора, оглянулась на него. В её глазах светился слабый интерес к нему. И сейчас он сильно желал, чтобы её интерес относился к нему самому, а не к его уродливо бритой голове и чёрной бесформенной хламиде. А ещё, вспоминая потом о ней, Вереск думал, что эта девочка и её интерес к нему как ещё одна хорошая примета. Может, и правда, всё обойдётся? Может, и правда - именно в Тёплой Норе ему помогут?
   А потом приехал Джарри и доброжелательно сказал, что он и Селена рады, что он, Вереск, приехал в деревню на каникулы. И, сколько мальчишка ни всматривался, насмешки в его голосе не уловил.
   А когда его встретила Селена... Он вышел из машины, ожидая града насмешек от ребят, высыпавших из других машин, но им было некогда смеяться над ним - он это видел отчётливо. А Селена торопилась к нему. Он недоверчиво смотрел, как она улыбается ему, но, когда она обняла его, стало так тепло, как будто она не просто поделилась с ним силой, но обвеяла невидимыми оберегами.
   Он сорвался. И знал это. Вот только что именно сделал с подачи демонической сущности - он не знал. Но долгое время ловил на себе испуганные взгляды Колина. А ещё заметил, что процион Нот обходит его стороной, хотя до отъезда в храм они даже немного сдружились. Помрачнев, Вереск предположил: наверное, сущность заставила его убить проциона, но вовремя вмешался кто-то из братства.
   Никто из братства не упрекнул его. Даже Мирт. Впрочем, Мирту самому доставалось от своего инициированного - не видениями, так настроением. Вереск сердито промолчал о том, что заметил: среди привычных колец его личного мастера инициации появилось ещё одно. Судя по радужному фону вокруг него, из которых для посвящённых складывалось порой даже имя, Мирт сделал блок от своего ученика.
   Стиснув зубы, Вереск исподлобья следил за пальцами Мирта каждый час. И даже то, что его мастер инициации старается это кольцо надевать нечасто, не успокаивало. Было особенно обидно, потому что Вереск силу Мирта ещё ни разу не брал. И не просил. А ещё страшно завидно. Мирт чаще такой спокойный! Ему, Вереску бы, такой покой!
   ... И только сейчас, на кладбище, мальчишка догадался, почему мастер инициации время от времени закрывается от него. Вереск привык думать о том, что он может иной раз, в трудных для себя случаях, обращаться к Мирту за помощью. Но забыл, что связь идёт в обе стороны. Возможно, мастер инициации испытывает его, Вереска, чувства. И Мирту, привычному к покою, это как раз-таки очень тяжело. Хотя тоже - какой покой... Гарден, насколько успел заметить Вереск, до сих пор переходит в своё странное состояние, в котором отключается от внешнего мира. А Мирт наверняка из-за этого переживает... Вереск вздохнул.
   А потом оглянулся, ибо, как сейчас выяснил, некоторое время стоял, обернувшись к Тёплой Норе, хоть её и не видно за деревьями и высокими кустами кладбища.
   Игра... Она тоже как-то странно повлияла на него.
   Он попал в команду Джарри. Как и братство, кроме Мирта.
   Когда Ирма со своим дружком неожиданно для всех начала, как заправский снайпер, отстреливать противника, к которому относился и он, Вереск застыл, заворожённый её внезапной точностью, и даже громкая суматоха вокруг не привела его в себя. Но, когда на него резко кинулся Колин и сбил с ног... Ярость вспыхнула такая страшная! "Этот оборотень позволяет себе!.." Додумать не успел: их обоих крепко взяли за воротники и так жёстко втянули по земле за защитный валун, что Вереск едва не выпал из куртки.
   - Ну, что? - спросил запыхавшийся Джарри, усмехаясь. - Живые?
   И - эхом после его слов: над ним, падающим после удара Колина, летит порция краски, выпущенной из маркера Ирмы!
   Ему помогли встать, и он мгновенно обернулся к сидящему всё ещё Колину, который побаивался вставать из-за тесноты за камнем. Протянул руку, в которую мальчишка-оборотень, не сомневаясь, вцепился. И снова эхо: кажется, Колин простил ему неудачное покушение на жизнь своего любимчика проциона?
   ... Оглянулся и замер.
   Четверо магов тщательно выплетали в изголовье осевших от старости могил то, что разительно отличалось по цвету от серости унылого зимнего денька с вкраплением чёрного и тускло-белого. Казалось бы, бесконечное количество пентаграмм повисло в воздухе, наполняясь призрачным лиловым светом с живыми, легко перемещающимися внутри них потоками голубого и зелёного. На кончиках пентаграмм сияли солнечно-жёлтые круги, изредка сверкающие крохотными ослепительно-белыми звёздами.
   Вереск забыл, что надо дышать, забыл, что нужно моргать.
   Странное сооружение напоминало какую-то башню, которую маги сосредоточенно достраивали. Причём вскоре, привыкнув к поразительному прозрачному строению, Вереск обнаружил, что чаще всего храмовники и учёный маг Понцерус обращаются с вопросами к Трисмегисту...
   Вот они со всех сторон вписали в эту "башню" тонкие пронзительно-фиолетовые линии, которые поначалу выглядели суматошно пронизывающими магическую фигуру. Но вот Трисмегист выпрямился от основания "башни" и воздел руки над её вершиной. Фиолетовые нити взметнулись к его ладоням, а потом выстрелили вниз и в стороны. Получилось - теперь они, сами почти нереальные, держат всю композицию на себе.
   Храмовники обернулись к Вереску. Трисмегист, вставший за "башней", молчал, опустив руки, безразлично и доброжелательно глядя на мальчишку сквозь сияние упорядоченного разноцветья . Тот сглотнул и, инстинктивно понимая, что должен делать, но всё же неуверенно пошёл к магической фигуре... В шаге от неё он всё-таки вопросительно поднял брови, глядя на эльфа-бродягу и видя только его. Трисмегист кивнул, и мальчишка, затаив дыхание, шагнул в "башню".
   - Что бы ни случилось, не бояться, - монотонно предупредил его старый эльф.
   Теперь Вереск не мог думать больше ни о чём, кроме как о прячущейся в нём демонической сущности. Но думалось тоже как-то странно. Тем же эхом. Он вспоминал, как ушёл из Тёплой Норы. И почему. Равенство. Он понял, что его уравнивают с оборотнями и даже с троллями. Он смотрел на Коннора и поражался, почему самый сильный маг в Тёплой Норе, а то и во всём городе, ведёт себя так, будто он самый обычный мальчишка. Он бы, Вереск, на его месте потребовал к себе соответствующего отношения. Он, будучи сильным и умным, как Коннор, мог бы отомстить всем тем вампирам, которые заняли их дом и заставляли его сестру, Космею, работать там, где должен работать тролль. Он бы отомстил всем и занял бы дом заново. И заставил бы этих вампиров работать на него. С магической силой Коннора и его умениями это было бы так легко сделать! А Коннор продолжал учиться и смеялся тогда, когда неудачно шутил Колин. Восхищался скульптурками Кама (впрочем, за благоговейные изображения Космеи Вереск снисходительно относился к троллю)...
   И Вереск понял, что Тёплая Нора так уравнивает, что лучше бы бежать из неё. И сбежал. Храм некромагов должен был поднять его на ту высоту, на которой остановился Коннор, а потом должен помочь Вереску превзойти мальчишку-некроманта в его силе и знаниях... Но что-то странное началось с того момента, когда Вереска и тех, кого приняли в тот раз вместе с ним, просто постригли. Поглядывая в кабинетное зеркало для магических опытов, Вереск видел лысого, как выразилась волчишка, себя - и таких же лысых ребят за своей спиной. Ребят, сидевших за учебными столами... Его двойниками. Или он был их двойником?
   И вот тут ему стало страшно. Он почувствовал себя одиноким - среди множества своих копий. И начал вспоминать. Коннор, сидящий с пустыми глазами, но с едва заметной усмешкой, потому что "ушёл" в прекрасную, по рассказам ребят, библиотеку. Колин, легко болтающий с мальчишкой-драконом Хельми, на языке, ни слова из которого Вереск не понимал. Мирт, с забытой улыбкой на губах, жадно изучающий переписанные рукой Колина книги. Причём не только переписанные, но и переведённые. Мечтательные глаза Мики, который смотрит в книгу с головоломными деталями и схемами, но видит за ними явно нечто иное, чем простые цифры и детали.
   Да, ему стало страшно. Он, как и остальные ученики-некромаги, учит то, что им дают. А братство учит то, что дают в школе, и - помимо школьной программы. Но ведь мальчишек никто не заставляет учить помимо!
   Пока ещё не поняв, что из его наблюдений выходит, Вереск попробовал сам учиться большему, чем давалось в некромагическом храме. И с громадным изумлением понял, что ему... неинтересно! Даже желание превзойти в науках братство не сумело заставить его сесть за учебники, а ведь это желание соперничества заставило уйти из Тёплой Норы... И Вереск растерялся. Он не понимал. Братство играло в игрушки, но при этом опережало его в развитии, а значит, и в силе... Нахлынула такая сильная обида и на них, и на себя, что Вереск вообще опустил руки, потерянный, что же делать дальше.
   И тут подоспела инициация. Вереск сильно надеялся, что эта инициация сумеет заставить его взяться за ум. Но получилось иначе.
   Сначала он не знал, что с ним. А когда узнал... Его мастер в первые дни боялся, что Вереск испугается демонической сущности. А потом мастер испугался того, что начал делать его неудачливый ученик. Вереск фанатически закопался в книги, изучая типы и видовую принадлежность демонических существ. Он не спал даже ночами, когда была возможность посидеть в библиотеке. И горько кривил рот: скажи он кому, что он бросился в науки о демонах, потому что вспомнил о братстве, поверили бы ему?
   А ведь он не упал духом после известия о вселении в него сущности только потому, что первая мысль после этого известия заставила его поднять голову: "А что бы сделал на моём месте Коннор?" Он представил себе братство в мансарде, представил себе кроватную пентаграмму. И взялся за книги. Нет, ему не удалось ничего найти, и потом стало хуже, но всё чаще на ум приходили странные мысли о том, что демоническая сущность вселилась в него именно потому, что он дал слабину. Слабость заключалась в том, что он обуреваем необоснованной гордостью и обидой. И ещё были какие-то непонятные обрывки мыслей, что Тёплая Нора не уравнивает своих обитателей, а... Дальше он формулировать не мог, и всё же, всё же...
   И настал тот миг, когда он крепко пожалел, что ушёл в некромаги.
   - ...Искренне ли ты жалеешь об этом?
   Он вздрогнул и машинально облизал пересохшие губы, с недоумением обнаружив, что у него болит горло. И внезапно понял, что последние мысли он не проговаривал про себя, а высказывал вслух! Изумлённый, он взглянул на спросившего.
   Трисмегист смотрел на него сквозь сияющие упорядоченные схемы заклинаний, похожие чем-то на те, что Вереск видел в технических книгах Мики. Смотрел спокойно и выжидательно.
   - Да.
   - Ты осознал, что желание стать не лучше, а выше, - это слабость?
   - Д-да...
   - Сумей перенести изгнание.
   Эти слова прозвучали даже не приказом, а простыми словами обыденного разговора, и Вереск не сразу понял, что от него требуется. Но когда "стены башни", куда он добровольно вошёл, дрогнули, он выпрямился и мысленно пообещал: "Сумею!"
   Тварь вылетела из него так, как он не ожидал.
   Вылетела и врезалась в "стену", неожиданно упругую. Вереск даже отшатнулся, решив, что демоническая сущность немедленно по инерции движения оттолкнётся от "стены башни" и снова вляпается в него, своего носителя. Но "стена" только вздрогнула и мелко-мелко закачалась от стараний твари отлепиться от неё. Вереск видел косматую спину твари, похожей в физическом теле на некое животное, и поражался, что вот это сидело в нём так долго, выпивая его силы и заставляя его... Он прикусил губу. Он хотел властвовать, но дал этой низшей дряни возможность властвовать над ним! Коннор бы себе этого не позволил - быть захваченным низшей демонической сущностью! Неужели его загадка в том, что он легко относился ко всем своим силам? Не считал их чем-то высшим?
   Тварь отодрала морду от "стены", оглянулась на него и пронзительно заверещала.
   Вздрагивая от страха, что она вернётся в него, Вереск суматошно думал: "Я не знаю, почему так, но я обязательно пойму, почему Коннор внешне легкомыслен - с такими силами и умом, с такими знаниями. Я постараюсь... Нет, я сделаю это - пойму!"
   А Трисмегист обошёл "башню" и вместе с Пертом принялся опутывать тварь в солнечные круги, легко снимая их с пентаграмм, пока Ильм лепил вокруг них защиту.
  
   ... Братство проснулось. Мальчишки переглянулись в темноте и почти одновременно надели кольца, блокирующие от них Вереска. Тот, освобождённый от манипулирующей магии Коннора, мгновенно провалился в глубокий сон, и мальчишки получили возможность поговорить.
   Для чего все осторожно перебрались на кровати Коннора и Мирта и уселись друг напротив друга. Помолчали, не зная, с чего начинать разговор.
   - Я не знал, что он завидует мне, - прошептал Коннор.
   - А он хоть раз надевал браслет с нашими снами? - шёпотом поинтересовался Мика. - Мне не нравится, когда он думает, что нам это всё так легко достаётся.
   - Считаешь, он про меня из-за этого так думает? - задумался Коннор. - То есть мы-то ему, конечно, кое-что рассказывали, когда готовили ловушки для снов, но...
   - Он не воспринял это всерьёз, - закончил Мирт. - Он думал - мы всё сочинили, чтобы заставить Белостенных раскаяться.
   - Надо будет ещё раз рассказать ему обо всём и попросить Эрно объяснить ему, откуда у него такие шрамы на спине, - тихо сказал Колин. - Вереск должен поверить, иначе он будет считать, что и мы немного... ну...
   - Превышаем себя? - подсказал Мика.
   - Чувс-ствуем с-себя выш-ше того, кто мы ес-сть, - предположил Хельми.
   - Ага, - согласился Мика.
   - Ладно, это сделаем, - деловито сказал Коннор, - а пока...
   - Слушайте, а мы так и не узнали, кто эта демоническая сущность, - напомнил Мирт, поспешно перебив его. - Сон слишком быстро прервался.
   - Да-а, - вздохнул Мика, - так и не узнаем, кто это - знакомый Трисмегиста.
   - Я думал - вы поняли, - с недоумением сказал Коннор, и ребята в изумлении уставились на него. Он удивлённо усмехнулся. - Вы что же - не посмотрели на его личное поле? Когда эта тварь повисла на стенках магической башни, Трисмегист сразу прочитал её, а по прошлому - я узнал старика, который пошёл за Вереском в нижний город.
   - Его преподаватель? - ахнул Мика и, согнувшись, оглянулся на кровать в середине кроватной пентаграммы. Шёпотом переспросил: - Это тот старик, который заметил, что Вереск убегает в нижний город? Дерен? Но разве твари его типа так быстро появляются?
   - Я тоже этого не понимаю, - виновато сказал Мирт. - Насколько я слышал о них, они появляются из неприкаянных душ, но процесс перерождения слишком долгий. Так почему же этот Дерен превратился в демоническую сущность так быстро?
   - Он и тогда был страшным, - пробормотал Колин и поёжился, вспомнив страшного старика, вызвавшего дикую магическую силу, чтобы убить путешественников по нижнему городу. Не будь там Вереска, они бы все погибли. Точней - не будь там Селены, в чьём личном поле Вереск увидел что-то родное...
   - Ничего ос-собенного, - задумчиво сказал Хельми. - Процесс был ус-скорен нижним городом. Дикая магия с-сделала из с-старика чудовище, подготовив его к перерождению в злобное с-сущес-ство. А Рунный С-смарагд доверш-шил начатое. Ведь он тоже перенас-строился из-за влияния дикой магии. Вс-спомните, как он влияет на эльфов. А потерявш-шийс-ся нес-счас-стный с-старик легко попал в его капкан.
   - А ведь точно, - подхватил его рассуждения Мика. - Мы-то ушли оттуда - пусть и с грохотом, - любовно вспомнил он. - А его оставили там. Умирать без Рунного Смарагда.
   - Хуже другое, - сказал Коннор и замолк, словно пытаясь что-то решить. - Рунный Смарагд стал его неотъемлемой частью. Мы как будто вырвали этому старику сердце. А винил он в произошедшем Вереска. Ведь если бы Вереск не сбежал в нижний город, старик-преподаватель жил бы и сейчас.
   Колина передёрнуло от жути и жалости к Вереску. Тварь мучила мальчишку-эльфа, в сущности, за дело. Или он, Колин, не прав? Промолчав о своих мыслях, мальчишка-оборотень прислушался к беседе побратимов.
   - И что дальше? - наседал на Коннора Мика. - Куда теперь эта тварь отправится? Что с неё сделает Трисмегист? И, кстати, ты так и не сказал, откуда эта сущность знает Трисмегиста! Коннор! Ты же это знаешь? Скажи! Умру же от любопытства!
   - Мы тоже, - тихонько улыбнулся Мирт. - Умрём. Коннор, а ты правда знаешь?
   - Ну, я заметил кое-что в линиях полей Трисмегиста и этого старика-сущности, - вздохнул Коннор. - Они не были знакомы - если вас это интересует. Старик по Рунному Смарагду определил, что его оставил в нижнем городе Трисмегист. Ведь сначала камень дал старику силы - и очень большие. Старик многое узнал от Рунного Смарагда и позавидовал Трисмегисту примерно так, как Вереск позавидовал мне. И заочно возненавидел его, считая себя лучшим. Вот и вся история их знакомства.
   Ребята посидели, глядя на кровать со спящим Вереском. Первым заговорил Мика.
   - Мирт, как ты думаешь, он останется? Ну, у нас?
   - Не знаю, - пожал плечами мальчишка-эльф. - У меня впечатление, что он думает остаться здесь. Но думает тогда, когда ему плохо. Как только он поймёт, что теперь он свободен и больше не будет убивать... Нет, мне сложно предсказать его желания.
   - Но ты же его мастер! - настаивал Мика.
   - И что с того? - переспросил Мирт. - Лучше бы он попросил быть его мастером кого-то другого. Он так беспорядочен, что я иногда чувствую себя дураком.
   - А давайте поговорим завтра утром? - предложил Коннор и так вкусно зевнул, что остальные, глядя на него, тоже зазевали. - Не забудьте, что у нас впереди возможный побег Пренита. Надо бы выспаться.
   - А ты уверен, что мы проснёмся? - подозрительно спросил Мика.
   - Моя сигнальная метка на нём - помните, я говорил вам? Когда Пренит встанет с кровати среди ночи, я проснусь. А там уже - по обстоятельствам, буду вас будить или нет. Если он и впрямь в бега пустится, разбужу.
   - А если он сегодня никуда? - спросил Колин.
   - "Ес-сли" не будет, - вкрадчиво проговорил Хельми. - Он побежит с-сегодня.
   - Откуда ты знаешь? - изумился Мирт.
   - Когда я принёс-с Ирму в детс-ский уголок, он привёл туда же Айну, потому что не знал, куда дальш-ше её вес-сти. Я с-снял с-со с-своей руки брас-слет, который раньш-ше взял из мас-стерс-ской Мики, и поворчал, что Ирма слиш-шком давит на него с-своим весом. Брас-слет ос-ставалс-ся на с-столике, когда Вильма увела малыш-шей на второй этаж. А когда я с-спустилс-ся вниз выпить воды перед с-сном, брас-слета на с-столике не было. У наш-ших вс-сех ес-сть брас-слеты. Кроме с-совс-сем уж малыш-шни. Кроме Верес-ска и Пренита. Но Верес-ску брас-слет пока не нужен. А Пренит не знает, что брас-слет не нужен и мне. Он не знает, что я прох-хожу изгородь и так.
   И Хельми замолчал.
   - Ну ты и интриган, Хельми. Небось, специально спустился, чтобы проверить, на месте ли браслет, - ухмыляясь, прошептал Коннор и шутливо столкнул с края своей кровати Мику. - Быстро спать! Нас ждёт сегодня долгий путь.
  
   Двадцать первая глава
  
   Прежде чем уснуть, Колин, сонно таща на себя одеяло, услышал шёпот Коннора:
   - Спи, мама Селена. За нас не беспокойся.
   Мальчишка-оборотень слабо улыбнулся: незримое присутствие старшей кровной сестры он чувствовал так же, как и остальные ребята братства, но положился на Коннора, говорить с ней или нет. Да и ему лучше знать, что должна услышать Селена, а чего - не должна, чтобы заранее не бояться за своих младших братьев.
   ... Как часто бывало: только глаза закрыл - и тут же услышал шёпот:
   - Подъём! Пренит в бега подался!
   Мальчишки вылетели из-под одеял одеваться. Они не сомневались, что Пренит от слежки не уйдёт: магическая метка - вещь серьёзная, но запланировано несколько дел, которые приходилось решать в спешке, пусть эти дела и обговорили заранее. Судя по еле видневшимся на стене, над дверью в мансарду, часам, спали они всего ничего - час-полтора, и Колин мысленно похвалил себя за свёрнутый сон. Впрочем, его братья, кажется, тоже использовали нужное заклинание.
   Все быстро оделись и, спустившись, выскочили в коридор второго этажа. Мирт оглянулся на мансарду и проговорил, имея в виду Вереска:
   - Проснётся не раньше обычной побудки.
   - А как Селене объясним? - поинтересовался Мика, застёгивая рубаху.
   - Я приготовил записку, - сказал Коннор. - Оставлю на веранде, при входе к ним с Джарри. Увидят сразу.
   - И что ты объяс-снил в запис-ске?
   - Попросил, чтобы не волновались и чтобы остальным сказали, что мы умотали на тренировки в лес.
   - Здорово! - оценил Мика. И тут же озаботился: - А мы как - на транспорте? Или пешком?
   - С машиной нас остановят на первом же повороте, - напомнил Коннор. - У нас пока разрешения на вождение нет. Так что - пешочком. Не хочешь - можешь оставаться здесь, досыпать.
   - Пешком? Тогда я на кухню - жратвы наберу, - логично решил Мика и первым заторопился с лестницы в гостиную, бросив - не оборачиваясь: - Возьмите мою куртку! Во дворе оденусь.
   Колин хмыкнул и выполнил его пожелание. На дворе, зябко холодном и даже промозглом с ночи, Мику ждать пришлось недолго. Он осторожно закрыл за собой дверь и передал мешок с припасами Хельми, а у мальчишки-оборотня забрал свою куртку.
   Пошли садами, чтобы на улице никто не заметил двойного побега. Пробежали садом Трисмегиста, затем - семьи оборотней Тибра и Каисы, затем садом до сих пор не восстановленного дома, одного из пострадавших в деревне после первой волны-нашествия магических машин. Обогнув развалины, выскочили к ограде. Предрассветные сумерки стояли такие плотные, что пасмурное тёмно-серое небо сливалось с луговиной.
   - Далеко ушёл? - спросил Коннор Хельми, как самого зоркого.
   - Нет. Бежит по кукурузному полю.
   - Значит, нас уже не увидит, - задумчиво сказал Коннор. - Ребята, мы не определились, что делать будем.
   - Как не определились? - удивился Мирт. - Будем бежать за ним, пока не узнаем - куда бежит. Иначе так и будет всё время бегать. Мы же слышали, как Селена говорила с тем, из Северного приюта. Он так и сказал, что Пренит уже несколько раз бегал из его приюта. А это значит, судя по всему, он удирает не только из-за властного эльфийского взгляда. Кстати, Коннор, а ты посмотрел: он бежит сам, или его ведут родители?
   - Ох ты-ы... - досадливо протянул мальчишка-некромант. - Я и не подумал об этом, а отсюда не разгляжу. Ладно. Подберёмся к нему поближе, в таком месте, где он нас не заметит, и посмотрим. Ну, что? Бежим?
   - А чего замечать? - проворчал Мика. - А то ты подойти к нему не сможешь.
   На бегу Коннор уточнил:
   - Ты имеешь в виду иллюзию?
   - Да элементарно - глаза отведи ему. И всё!
   - Дожили, - пробормотал Мирт. - Мика объясняет Коннору, что надо делать!
   Колин не выдержал и прыснул от смеха. А за ним, благо Пренит пропал из поля зрения - видимо, выбрался на дорогу, захохотали все.
   Под ногами хрусткие остатки кукурузы и мёрзлая почва. В прошлом году огородничие впервые спокойно, да ещё с помощью сельскохозяйственных машин из деревни засеяли поле бережно сохранёнными зёрнами, оставив лишь наезженную дорогу, проложенную давным-давно. С осени же прошлого года в Тёплой Норе впервые появилась кукурузная каша, сладковатая и такая сытная, что даже ребята-оборотни с удовольствием ели и просили добавку. Убирать, конечно, кукурузное поле убирали не сами огородничие, а всем миром пришли из деревни. И распределили собранный урожай по всем домам, обитатели которых принимали участие в уборке. Так что не только Тёплая Нора забрала. Это потом Ривер рассказал, что они, деревенские маги, до войны второй год пробовали выращивать здесь кукурузу...
   - Тихо! - поднял руку Коннор, чуть вырвавшийся вперёд, когда поле осталось позади. Братство затаилось у насыпи - с дороги их не разглядеть.
   - Что там? - спросил запыхавшийся Мика.
   - Не знаю. Сначала показалось - он кого-то увидел. Но дорога пустая. А он стоит.
   - Эх, вы... - тихонько сказал Мирт. - Он просто устал. Недолеченный же, а прошёл столько, что сейчас наверняка задыхается.
   - Интересно, откуда он дорогу знает? - задумался Мика, тяня шею и поглядывая снизу насыпи, да ещё из-за куста, на стоящего посреди дороги Пренита.
   - На играх в пейнтбол он был несколько раз, - напомнил Колин. - А в последний раз видел, как уезжали Чистильщики. Проследил и понял, где дорога короче.
   - Мы так до вечера не вернёмс-ся домой, - выдохнул Хельми. - Может, ос-сторожно, чтобы не заметил, дать ему с-силы?
   - А ты на расстоянии можешь? - оценивающе посмотрел на него Коннор.
   - Теперь могу.
   Дракону дали возможность подойти ближе к краю дороги. Хельми сел боком на насыпи и, разглядев Пренита, стоявшего шагах в двадцати от него, всего лишь махнул на него рукой. Правда, махнул так, словно бросал что-то спрятанное до сих пор в кулаке. Съехав вниз, к своим, Хельми кивнул:
   - Х-хватит, чтобы он быс-стро почувс-ствовал с-себя отдохнувш-шим.
   - Это значит, у нас теперь ещё и подгонялка есть! - обрадовался Мика.
   - Ой... - тихо сказал оглянувшийся Колин.
   - Ой, - растерялся Коннор, тоже обернувшись к полю, по которому бежала маленькая фигурка. - Вот ведь... Надо было, как тогда, на всю Тёплую Нору сон навести!
   Мирт чуть смешком не подавился, когда они все узнали в бегущем - Ладу.
   - Коннор, она на тебя, случаем, тоже магическую метку не поставила?
   Мальчишка-некромант только вздохнул. А когда Лада добежала, он с шутливой претензией спросил:
   - И что так долго?
   Девочка-маг чуть не задохнулась от возмущения.
   - Это вам, мальчикам, одеться - раз, два - и готово! А мне ещё расчесаться, ещё...
   - Ладно-ладно! - поспешно сказал Коннор. - Понял я. Ну, что - бежим дальше?
   - Лада, а ты как догадалась?
   - А я из гостиной в коридор заглянула, когда во двор выходила. Что-то странное показалось. А там, оказывается, дверь бельевой - нараспашку. Подошла посмотреть - Пренита там нет. Сбегала к вам - вас тоже. Только Вереск спит.Ну и побежала следом. Вы же следы не прятали - нашла легко.
   - Твоя школа! - засмеялся Мика, глядя на Коннора.
   - Фи, есть у него время со мной возиться, - гордо сказала Лада. - Это Бернар! Он нам столько рассказал про всякие следы и про то, как они светятся от разных заклинаний следопытов...
   - Рты закрыли! - скомандовал Коннор. - Воздух холодный, а мне за тебя перед мамой Селеной отчитываться! Мика, хватит хихикать! А то я тебе про мешок напомню. Ну, который ты взял только на нас пятерых!
   - Ну-у... - заныл мальчишка-вампир, невольно ёжась плечом, на котором висел мешок с припасами в дорогу..
   - Тихо - сказал! Он на мосту!
   - Мост... - мечтательно улыбаясь, вздохнул Мика.
   - Жаль, расчистили, да? - шёпотом поддел его Мирт.
   - Конечно, жаль! Столько добра куда-то выбросили!
   - Такое впечатление, что я веду за собой малышей Вильмы, - пробормотал мальчишка-некромант, и Мика наконец заткнулся.
   Они снова присели у края дороги и здесь, на обочине, скрытые прутьями кустов, наблюдали за неподвижной фигуркой на пустом пространстве моста.
   - Почему он остановился? - не выдержал Мика.
   - Пытаетс-ся с-сориентироватьс-ся, куда бежать дальш-ше с-с этого мес-ста, - предположил Хельми. - Оно ему непривычно.
   - Наверное, ты прав, - прошептал Мирт. - Но мне страшно не нравится, что он всё ещё слабый. Только на сегодня у него три приёма отваров, которые он пропускает...
   Колин улыбнулся втихаря. Вот что значит настоящий целитель! И он таким же собирается стать, ведь Мирт не только всегдашний пример перед глазами, но и друг.
   Они сумели пройти по насыпи почти до самого моста, чтобы спрятаться за его парапетом. Но Пренит словно сообразил, куда дальше идти, и снова зашагал. К этому времени начало светать, и на хмуром небе пока ещё низковато затеплилось маленькое солнце, слегка забранное завесой серых облаков.
   - Куда он идёт? - негромко спросил Мирт, вглядываясь в поворот Пренита после моста. - Такое впечатление, что он направляется в эльфийский пригород.
   - Похоже, - согласилась с ним Лада, тревожно щуря глаза на чёрный силуэт на серой дороге.
   Эльфийский пригород был отстроен очень быстро - за какие-то несколько месяцев. Мирт получил от одного из застройщиков деньги за землю, на которой лежали руины родительского поместья, а потом даже не заглядывал в ту часть пригорода. Просто спокойно сообщил всем заинтересованным, что не желает думать о прошлом, потому что надо думать о настоящем и будущем своих младших. Деньги он с поручительства Джарри положил на счёт в городском банке - в тот самый, где хранились деньги ребят из Тёплой Норы за работу в мебельной фабричке Александрита и в мастерской Мики, где все, кто мог держать в руках мелкие детали, "ваяли" дешёвенькие украшения для лавок в рабочих микрорайонах. Ну и деньги Кама за керамику тоже ложились на счета в том же банке.
   - Вы запомните наши следы? - беспокойно спросила Лада, оглядываясь. - Их ведь затопчут, пока мы вернёмся.
   - Не бойс-ся. Мы их-х увидим, - рассеянно ответил Хельми. - Даже через-с с-сутки - ес-сли надо будет.
   - Может, у него там знакомые? - тихонько рассуждал вслух Мика. - Ну, знакомые семьи, например. Могут же у него быть знакомые эльфы? Может, его родители дружили семьями... А теперь он хочет напомнить о себе, чтобы они ему помогли?
   - Тогда зачем он шантажировал Селену, чтобы она оставила его в Тёплой Норе?
   - Ну, это был первый шаг, чтобы легче добежать до эльфийского пригорода.
   Они перебежали мост и повернули налево. Коннор вдруг оглянулся.
   - Ты что? - спросил его Колин, тоже оглядываясь.
   - Ванда сегодня дежурит, - задумчиво проговорил Коннор. - Как-то вспомнилось.
   - И что нам с этого? - удивился Мика. - У неё дети взрослые, она часто дежурит у Чистильщиков.
   - Не знаю, что нам с того. Но на всякий случай надо бы помнить это.
   - Думаеш-шь - пригодитс-ся маш-шина или их-х помощь? - тоже оглянулся Хельми. - А заклинание зова помниш-шь?
   - Помню.
   Про заклинание зова знал и Колин. Сам он им воспользоваться, если что, не мог. Эта хитроумная штуковина только для тех, кто уже привык легко манипулировать нужными заклинаниями, распространяемыми в пространстве. Заклинание зова предполагало, что зовущий знает личную магическую структуру вызываемого и может её вписать в формулу зова. И послать зов в сторону нужного человека. Магический знак Ванды помнили старшие братства. Правда, пока ещё не пользовались. Но Колин знал: если они пошлют зов Ванде, она сразу поймёт, кто её зовёт и откуда. И, когда будет выслан её ответ, подтверждающий, что их "услышали", зовущие могут по линии отклика объяснить, что требуется от вызываемого.
   - Свернул направо - там очень богатые дома, - с недоумением сказал Мирт.
   Колин только хотел переспросить, откуда он знает, как вспомнил: да, Мирт ни разу не съездил на место своего бывшего поместья, но часто читал газеты, где публиковались новости о восстановлении эльфийского пригорода.
   А на улицах пригорода уже начиналось довольно оживлённое движение: в основном ездили спецмашины из прачечных или продуктовых лавок, и Коннор вынужденно укрыл всех иллюзией невидимости - то есть ребята видели друг друга, но глаз посторонних не цеплялся за пятёрку мальчишек и девочку. Хельми напомнил, что он мог бы сделать это и сам, но Коннор спокойно сказал:
   - Сделаешь, когда придётся тратить много сил. Мы же не знаем, с чем столкнёмся.
   Хельми подумал и кивнул. Лада с любопытством присматривалась к мальчишкам и к пригороду, но помалкивала: наверное, боялась, что Коннор заставит её вернуться. Хотя - признал Колин - девчонка и сама по себе не болтушка. И, может, с ними увязалась не зря... Суеверным он не был, но часто замечал, что некоторые события, вроде случайные, на деле часто совпадают, будто звенья одной цепи. А пока он загляделся на улицы и дома, не замечая, что улыбается. Ведь даже здесь жители постарались украсить всё, что можно, в праздничные наряды. То и дело виднелись кусты - обычно рядом с крыльцом, обряженные тонким золотом декоративных нитей. Где-то висели маленькие флажки преимущественно зелёного цвета... Колин с гордостью подумал, что крепчуг во дворе Тёплой Норы выглядит гораздо ярче и праздничней!
   Пренит между тем подошёл к ограде вокруг громадного трёхэтажного дома. Стоя на пешеходной дорожке, у богато декорированной кованой калитки, он сначала, кажется, неуверенно всматривался в мощёную дорожку к дому, а потом вдруг шагнул к калитке и вцепился в её металлические ветви-решётки...
   Ребята, спрятанные иллюзией, поспешили подойти ближе.
   Со стороны дома шёл какой-то человек в большом фартуке и с ведром в руках. Он резко остановился, когда Пренит замахал ему рукой. Вглядевшись в мальчишку-вампира, человек не спеша приблизился к калитке. Ребята услышали, как Пренит о чём-то взволнованно спросил у него. Тот поставил ведро на дорожку и покачал головой, а потом принялся что-то многословно рассказывать, размахивая руками.
   Мика весь извертелся в попытках расслышать хоть слово из долгой истории, а потом чуть не со злостью кинул своим старшим:
   - Сделайте что-нибудь, чтобы услышать их!
   - Было бы силовое поле вокруг этого человека мне знакомо - или хотя бы видно, я бы сделал, - сам с сожалением сказал Коннор, - но отсюда я не вижу, к чему бы можно было прицепиться.
   Пока они перебрасывались репликами, человек в фартуке нагнулся за ведром и так же неторопливо отправился по своим делам. А Пренит отвернулся от дома, и прислонившись к изогнутым решётками калитки, мрачно о чём-то задумался. Потом неохотно оттолкнулся от калитки и осмотрелся. Пошёл было явно в обратный путь, но замер на месте, глядя в землю.
   - Кто-то должен был жить именно здесь, - тихо прокомментировала Лада. - И этот человек с ведром знал этого кого-то. Но теперь его здесь нет. Как вы думаете, Пренит вернётся в Тёплую Нору?
   Будто отвечая на этот вопрос, мальчишка-вампир резко повернулся и пошёл дальше по пригороду.
   - Я вижу его желание дороги, - неожиданно сказал Хельми. - Он думает перес-сечь пригород и выйти в какое-то неблагополучное мес-сто. Оно ему не нравитс-ся. Но он полон реш-шимос-сти добратьс-ся туда.
   - Остановим? - в сомнении спросил Колин. - Остановим его?
   - Я бы предложил ему пойти вместе, - тоже неуверенно сказал Мирт. - Но я его не настолько знаю. В любом случае мне не хочется отпускать его в одиночку.
   - Хельми, ты сумеешь добавлять ему сил, чтобы он побыстрей добрался до намеченной цели? - спросил Коннор.
   - С-сумею.
   Полтора часа ушло на то, чтобы пройти весь эльфийский пригород. Колину, честно говоря, очень понравилась эта прогулка. Столько красивых домов в одном месте он никогда не видел! Каждое здание отличалось от предыдущего архитектурными изысками и поражало воображение. Но ещё больше он начал отставать от ребят, чтобы всё рассмотреть, когда Лада обратила его внимание на сады вокруг каждого дома. Вот тут он пожалел, что не взял с собой Ирму! Или улыбался, вспоминая Кама: почти в каждом саду стояли поразительные скульптуры! Ребятам не один раз пришлось осторожно его окликать, потому что разок умудрились вообще оставить за поворотом, пока мальчишка-оборотень в восхищении разглядывал целую композицию из застывших фигур.
   Пренит шёл разно: после порции силы, полученной от дракона, он шагал бодро довольно долго, а потом постепенно начинал уставать. Ребята, кравшиеся за ним, успели по разу вытащить из мешка Мики остатки вчерашнего пиршества - сладкие пирожки, а потом даже напиться холодной воды из ключа, обрамлённого мраморными плитами в невысокий фонтанчик. И даже скряга Мика пожалел:
   - Эх, передать бы ему пирожок!
   Потом пришлось дожидаться, пока Пренит перейдёт заново выстроенный мост, которого ребята до сих пор не видели. Но этот мост был по величине такой же, к которому они привыкли, а машин по нему ездило очень мало. Пришлось спрятаться в самом начале и дожидаться, пока мальчишка-вампир перейдёт его. На той стороне братство и Лада словно попали в другой мир. Пригород всё ещё тянулся по берегу реки, но этот пригород уже населяли не эльфы. Здесь многоэтажки с небольшими квартирками, как объяснила Лада, сама жившая до войны именно здесь, высились в основном для людей и оборотней Новых домов не было. Восстанавливались и ремонтировались старые и те, что были порушены магическими машинами. И настроение людей в этих микрорайонах было совсем иным. Отнюдь не праздничным. Даже легкомысленно настроенный Мика это сразу понял. А Коннор усилил невидимость и велел держаться ближе к Прениту.
   - Здесь в одиночку, мне думается, лучше не ходить, - проговорил мальчишка-некромант, быстро отлавливая бросаемыми вокруг взглядами небольшие группы людей и оборотней. Дело близилось к обеду - и улицы здесь полнились народом. Не то что в эльфийском пригороде.
   На ходу старшие братства быстро договорились о плане действий, если Прениту не дадут спокойно идти дальше. Сам же мальчишка-вампир, видимо, прекрасно понимал, где именно он оказался. Вжав голову в приподнятые плечи, он шёл, явно стараясь стать как можно незаметней.
   План пришлось воплощать в жизнь буквально через несколько минут, после того как его придумали. Наперерез Прениту лениво направилась компания довольно взрослых подростков, которые ухмылялись, явно предвкушая забаву - поиздеваться над нечаянно забредшим не в свою зону чужим подростком. Пренит ещё больше нахохлился, но упрямо продолжал идти дальше
   - Хельми со мной, - тихо сказал Коннор, и, оставив ребят дожидаться, двое старших пошли тоже наперерез - подросткам.
   Они успели вовремя.
   Пренит ничего не заметил, потому что не поднимал взгляда от дороги.
   Хельми и Коннор "материализовались" в середине компании и мгновенно ухватили её вожаков за шиворот. Говорить много не пришлось. Достаточным оказалось внезапное появление юного дракона, чтобы шпана струхнула. Но Коннор негромко утвердил желаемое:
   - Пацана в сером - не трогать. Уяснили?
   Подростки, ошеломлённо глядя на холодно спокойного дракона, торопливо закивали. А когда двое вернулись к своим, Мика удовлетворённо сказал:
   - Коннор прав, Хельми. Тебя все любят! Даже здешние.
   Это он вспомнил последний день в школе перед каникулами, когда пришлось выручать Сильвестра, оставленного учителем мыть полы, а ребята бросились мальчишке-оборотню на помощь... Хельми на сомнительный комплимент только ухмыльнулся.
   Пренит дошёл до поворота к переулку и неуверенно остановился, очевидно боясь даже оглянуться. Но оглянулся. И оторопел, когда понял, что за ним никто не идёт. Он даже выпрямился от облегчения и свободней пошёл дальше. Поспешившая следом команда успела заметить, что он остановил какого-то человека и спросил его о чём-то. Ему показали рукой куда-то вдаль - в другие переулки между высотными зданиями. Пренит, судя по всему, поблагодарил прохожего и зашагал дальше, приглядываясь к домам и, кажется, выискивая их номера. Один раз он резко отступил от своего пути и чуть не рванул назад.
   - Полицейс-ские, - тихо сказал Хельми.
   - Сможешь отсюда укрыть Пренита от их внимания? - поинтересовался Коннор. - Но не раскрываясь из невидимости?
   - С-смогу.
   Полицейские шли, не торопясь и переговариваясь на ходу. Мимо подростка, вжавшегося в стену здания, прошли, как будто Пренит был частью этого здания.
   Оттолкнувшись от стены, Пренит неверяще посмотрел им вслед и медленно пошёл дальше, время от времени оглядываясь на стражей порядка, пока те не скрылись из виду.
   Сейчас, когда Хельми не мог "угостить" его порцией силы, стало видно, как мальчишка-вампир устал. До конца этого дома он прошёл, держась за стену, а потом остановился, не отнимая руки от здания, и долго смотрел в нужную ему сторону.
   - Пока не зашёл за угол, помогите ему, - попросила Лада, - а то мы тут идём, пирожки лопаем, а ему каково?
   - Ничего, - вздохнул Мика, - несколько штук я ему оставлю.
   Шесть невидимок перебежали поближе к тому дому, который только что прошёл Пренит. Снова пришлось остановиться. К мальчишке-вампиру направлялась теперь толпа пьяных взрослых. Колин решил, что чистая одежда Пренита, его внешнее одиночество, наверное, так и толкают к нему здешних жителей... Хельми вновь укрыл Пренита заклинанием уподобления невзрачному и неинтересному, и мужчины, пошатываясь, прошли мимо мальчишки, который только и мог, что с изумлением смотреть им вслед.
   - Долго ещё он будет мотаться по этому району? - проворчал Мика. - Здесь даже воды нет, а после такой дороги так пить хочется! И что он ищет? Коннор, может, подойдём, спросим, чем зря так долго шататься здесь?
   - А если не скажет, а потом опять сбежит? - возразил мальчишка-некромант. - Лучше уж всё сразу выяснить, что тут у него. Тем более что у него это место тоже вызывает удивление.
   - Как это? - не понял Мика.
   - Ты же сам видел, что он не ожидал сюда пойти! Он искал тот богатый дом, а его послали сюда!
   - Коннор, - тихонько позвал Колин, который тоже устал от дороги и слишком больших впечатлений, - а ты не видишь его родителей?
   - Они появились, когда он отошёл от того дома, от которого его послали сюда, - сказал Коннор. - То есть не появились, а я их увидел.
   - Они ведут его? - оживился Мирт.
   - В том-то и дело, что нет. Они сами бредут за ним, оглядываясь. Нет, этого места они тоже не знают... Сколько он ещё будет идти. Время - уже послеобеденное...
   - Внимание, - негромко предупредил Колин, - трое каких-то приглядываются к Прениту. Будем его прятать?
   - С-сначала я с-спрячу его, а потом... - Хельми пару секунд смотрел в сторону Пренита - и обернулся к Мике. - Мика, руку! Та-ак... Теперь - Колин. Лада, ты ус-стала? Помощь с-с с-силой нужна?
   - Помощь она у меня попросит, - проворчал Коннор, хватая за руку девочку, которая даже рассмеялась от удовольствия.
   - Эй, разболтались, - осадил всех Мирт. - Пренит, между прочим, кажется, дошёл.
   Они заторопились обойти дом, за которым пропал из виду мальчишка-эктомант, и нашли его перед раскрытой дверью в подъезд. Он стоял близко к проёму, изучая список жильцов. Колин зябко передёрнул плечами, когда рассмотрел подъездную дверь. Она висела на честном слове, как сказала бы Селена. Кто же Прениту нужен в этом страшноватом, неуютном, обшарпанном доме?
  
   Двадцать вторая глава
  
   После слов старшего сына: "Я не знал, что он завидует мне!" Селена медленно "уехала" в тёмные пространства сна.
   Утром Джарри вышел из комнаты первым - снова на луговину с площадкой для игры. Договорился с вечера с Колром и Ривером снова осмотреть всё и, с точки зрения вчерашней игры, может, даже что-то поправить в расстановке защитных укрытий.
   Вернулся быстро - как раз к тому времени, когда Селена поспешно одевалась, чтобы за час до побудки успеть вымыть посуду со вчерашнего праздничного ужина. Он вошёл в комнату и протянул ей клочок бумаги.
   Прочитав записку от старшего сына, Селена ошеломлённо подняла глаза на семейного. Тот спокойно кивнул.
   - Не надо, Селена. Я понимаю, что тебе было бы легче, если бы ты была рядом с ними. Но братство - это такая боевая единица... - Он улыбнулся и обнял её, поглаживая по спине. - И с ними инициированный дракон - уже этого хватает, чтобы не беспокоиться за них. Ну? Селена, прекрати волноваться.
   - Но почему они не сказали...
   - Селена, наш старший сын - умный мальчик. Он бы сказал тебе, не будь праздника. Но сейчас ты в центре внимания слишком многих. И ты, как хозяйка места, сейчас центр всей деревенской жизни. От тебя зависит слишком многое. Поэтому наш мальчик предпочёл сбежать с братьями, оставив тебя здесь.
   - Всё понимаю, - с силой сказала Селена в его грудь. - И всё равно...
   Если бы не дела насущные, хозяйка дома долго бы переживала. Но посуда! Дети, которые скоро проснутся! Бедный Веткин, которому и так достаётся в эти дни!.. А семейный задумчиво сказал перед уходом на двор:
   - На всякий случай я буду держать машину наготове. Мало ли что им понадобится.
   Как ни странно, именно эти слова больше всего и успокоили.
   Правда, заставили тревожно уточнить:
   - А как ты найдёшь их, если что?
   Джарри спокойно улыбнулся, понимая, о чём она.
   - Возьму с собой Вереска. Мирт - его мастер инициации, так что найти его, а значит, и братство - легко.
   - А что делать с пейнтболом?
   Вот тут задумались оба: на спортивном поле сразу будет видно отсутствие братства. Джарри вдруг кивнул каким-то своим мыслям.
   - Да что мы постоянно командами из детей и взрослых играем? Пусть сегодня будет день малышей! Тоже получаются команды смешанные, зато более... равные по силе и возможностям. А остальные пусть посидят, "поболеют" за них. Вот и забыли о братстве.
   Хозяйка места мысленно покрутила идею и снова признала, что Джарри - гений.
   Присев перед младшим сыном, Селена поняла, что он будет спать "до звонка", и побежала на кухню. Пробегая гостиную, с улыбкой заметила, что она пустует: даже всегда активная малышня сладко спит в первый день нового года! На всякий случай поднялась в мансарду: Вереск спал в центре опустевшей кроватной пентаграммы. Она решила прислать к нему кого-нибудь из ребят, чтобы, проснувшись, мальчик не чувствовал себя брошенным. И, гадая, кого именно послать к нему на побудку и согласится ли на такое дело Космея, добежала до столовой. Как она и попросила вчера дежурных, они снова сложили всю грязную посуду на два стола, стоявших ближе к кухне... На этот раз Веткин без неё успел лишь согреть два таза с водой, и Селена засучила рукава рубашки (бегала, как всегда - одетая по-мужски), поглядывая на мыльницу и кухонную тряпку.
   Когда треть посуды была намылена, послышались торопливые шаги - и в столовую ворвались Анитра с Вильмой - за ними Ринд и Космея.
   - Мы - помочь!
   - Селена, у нас Лады нет!
   Реплики прозвучали почти одновременно, но хозяйка места сразу сообразила, в чём дело с Ладой, и внешне спокойно сказала, надеясь, что она правильно догадалась:
   - Побежала, наверное, с братством в лес, на тренировки.
   - Охота ей... - пробормотала Анитра, завязывая лямки фартука и придирчиво оглядывая фронт работ.
   Селена начала окунать намыленные тарелки в чистую воду, когда дверь в столовую снова открылась, и на пороге появилась Далия.
   - А фартуков больше нет?
   Через десять минут в столовую вбежала запыхавшаяся Лайла и радостно ахнула при виде количества добровольных помощников... За пятнадцать минут до побудки посуда была готова к новому использованию.
   Ещё через полчаса малышня окружила Селену с одним-единственным вопросом:
   - Селена, Селена! Сегодня правда будут игры?
   Она смеялась и кивала:
   - Будут-будут! Обещали же, что каждый день играть будем! А вот как будут проходить сегодня игры, узнаете после завтрака.
   - Ух ты, - заинтригованно прошептал малыш-эльф Корилус.
   Вереска в столовую ввели Космея и Мускари. После мытья посуды Селена попросила Космею сбегать к брату, чтобы он не чувствовал себя в одиночестве, а девочка-эльф, видимо, прихватила с собой друга. Правда, Мускари, как всегда, рядом с Вереском немедленно стушевался и старался выглядеть невидимым, что ему здорово удавалось: Вереск время от времени даже спохватывался и оглядывался на мальчишку-эльфа, хотя и помалкивал, удивлённый его превращением чуть ли не в тень. Селена при виде этой троицы только вздохнула, глядя на спокойно отстранённого Мускари.
   Стол братства был накрыт на пятерых - Селена заранее велела это сделать. Там уже сидели, дожидаясь опоздавших, Хаук и Моди - те, к кому Вереск относился по-дружески... безразлично. Но хотя бы не кривился. С братом за стол села Космея, а за ней - Мускари, пусть он и оглянулся разок с сожалением на стол с мальчишками-оборотнями. Сильвестр улучил момент и подмигнул ему. Мускари ответно улыбнулся и пожал плечами. Всё это прошло мимо внимания Вереска. Он явно опять чувствовал себя неуютно - особенно из-за бритой головы, отчего выглядел страшно худым. Потому-то как уткнулся в стол и в свою тарелку, так головы и не поднимал.
   Под конец завтрака встал Джарри и постучал ложкой о тарелку. Маленький народ притих, с любопытством ожидая, что он скажет.
   - Сегодняшние игры будут особыми, - объявил Джарри. - Мы решили, что будут играть своими командами наши самые маленькие игроки. То есть ясельники - те, которых мы так зовём, потому что они продолжают оставаться под надзором Вильмы, организуют по жребию свои команды. Есть маленький нюанс: на этот раз командир группы будет выбираться уже самими отобранными командами.
   - А ребята Сири будут участвовать? - спросил Герд.
   - Только самый младший - Аймо, если захочет. И все детишки наших соседей - магов. Ну и... Если Роза не откажется...
   - Она не откажется! - звонко и поспешно выкрикнула Ирма.
   Джарри добавил, что надеется на старших ребят в подготовке и проведении этой игры. Ведь в скором времени и они будут играть отдельно от смешанных команд.
   Ребята спокойно, предупреждённые, что игра начнётся только через час, начали выходить из столовой, обсуждая, как будет проходить пейнтбол. Когда от стола поднялся Вереск, навстречу ему ринулась Ирма.
   - Вереск! Вереск! Помнишь, я обещала тебе шапочку красивую! Вот!
   И она вручила... нет - впихнула в невольно протянутые руки мальчишки-эльфа чёрную шапочку, которую по нижнему краю обвила зелёная веточка.
   Даже Космея поразилась.
   - Ирма, ты сама связала?
   - Нет, - помотала головой волчишка. - Вот досюда мы с тобой вязали (Космея исподлобья насмешливо глянула на озадаченного брата), а досюда кто-то довязал, а я потом отнесла Александриту, и он помог мне ветку вышить! - выпалила Ирма. - Вереск, ты попробуй потрогать - это металлическая ниточка. Александрит сказал, что шапочка для мальчика будет здоровская с такой ниточкой! Померь!
   От приказного тона волчишки Вереск послушно поднял руки с шапкой, а потом с досадой было начал опускать, но - увы. Зрителей, желающих посмотреть, как будет выглядеть шапка на бритой голове несостоявшегося некромага, оказалось много. Ребята обступили Вереска, а Хаук вообще притащил зеркало из гостиной. Селена только фыркала втихомолку от смеха: трудно было этой нетерпеливой толпе вывести мальчишку-эльфа из столовой к этому зеркалу?
   - О, - уважительно сказал Моди, глядя в то же зеркало. - А ничего так. Вильма, свяжи мне такую! Я тоже с веткой хочу!
   Заинтересованная Селена подошла ближе и присмотрелась: связанная Веткиным шапочка и впрямь преобразила смущённого мальчишку-эльфа. Теперь худоба его не так бросалась в глаза, а сам Вереск стал похож на обыкновенного мальчишку, которому порой не хватает движения на свежем воздухе.
   Толпа вскоре вышла из столовой - дежурные сердито накричали на всех. И уже в гостиной, усевшись на ковёр рядом с гудящим Стеном (он "ездил" машиной по ковру) и слушая детский гомон, Селена заметила один странный эпизод. Александрит, который тоже был удовлетворён своей работой (Селена, как и остальные, ни на грош не поверила, что ветку ввязывала Ирма), хотел было уйти в мастерскую, куда его звали Космея и Мускари, но вдруг обернулся. И, немного поколебавшись, подошёл к братишке, печально сидевшему на диване. Присел рядом - и Берилл немедленно прислонился к нему, о чём-то рассказывая и жалобно хмуря бровки. Александрит серьёзно выслушал младшего брата, а потом кивнул ему на дверь. И оба вышли.
   Селена хмыкнула. Любопытно, что расстроило Берилла и как его утешит брат?
   Через час все дети оказались на поле. А трибуны наполнились зрителями - причём с обеих сторон поля: старшие ребята уселись на скамейки для выбывших, а взрослые зрители (надо сказать - некоторые весьма разочарованные) сели на "трибуны". Колр серьёзно подошёл к организации игры для малышей. Он даже предложил сыграть Люции, которая до сих пор была лишь зрителем, но драконишка отказалась и, привычно на ходу переваливаясь, утопала к Аманде, которая махала ей рукой со зрительской трибуны.
   Малышей оказалось довольно много. Жеребьёвку для них проводили очень просто: все жилеты маленького размера были положены в один большой мешок, после чего каждый игрок подходил к Колру и, не глядя, вытаскивал жилет своей будущей команды.
   Когда команды определились и уставились на Колра в ожидании, что делать дальше, тот кивнул обеим командам и велел:
   - Выбирайте с-своего командира!
   Зелёные и Синие повернулись в кружок посовещаться. Зелёные развернулись первыми:
   - У нас Лека!
   - А у нас Вади! - отозвались Синие.
   - С-стоп! - строго сказал чёрный дракон. - Вы уверены, что Вади с-сможет быть командиром (Вади отрицательно мотал головой, в ужасе отступая)? Командир должен уметь управлять с-своей командой! А у Вади проблемы с речью! (Вади радостно закивал)
   - Тогда Ирма! - завопила Шамси.
   - Нет, Ирму нельзя, - авторитетно сказал Тармо. - Она стрелять не сможет!
   - Не смогу! - уверенно пискнула снайперша, за спиной которой уже маячил Вади, готовый, чуть что, прикрыть её или вытащить из опасного места.
   - Значит - Комган, - оглядевшись, решила команда.
   Комган - старший сын рыжеволосого мага Лотера - был лишь на полгода младше Вади и в прошлой игре оказался довольно активным. Да и выбить себя не позволил на первом же отрезке пути. Комган выслушал своих и без церемоний согласился командовать группой. Ему повязали на рукав ленточку и велели встать со своими у начала полосы. Лека, младшая сестра Сильвестра, тоже подвела к своей полосе команду.
   Селена, стоявшая рядом, пока выбирали соперничающие команды, заметила: Берилл, оставшийся среди зелёных, как-то странно смотрит на соратников - как-то... оценивающе. Вот он подошёл к Розе и вполголоса о чём-то спросил. Та помедлила и кивнула, глядя на него тоже как-то: "А ты уверен, что сумеешь?" Затем Берилл обернулся к сынишке Сири Аймо и, кажется, задал тот же вопрос ему. Аймо нерешительно пожал плечами, а потом, подумав, кивнул.
   Неудивительно, что после сигнала команда зелёных первым делом стремительно бросилась за защиту, зная о хулиганке-снайперше и её телохранителе из синей команды. Сопровождаемая криками и воплями болельщиков, половина команды сгруппировалась за валуном, а вторая половина - спрыгнула в окопчик. Обалдевшая команда синих поначалу даже оторопела от неожиданности - и первым выбыл Тармо! Его легко подстрелила Роза! Причём, едва она выстрелила, как её резко втянули в окопчик, из которого она и стреляла!
   Синие, ошарашенные, кинулись прятаться за свои защитные сооружения.
   Обиженный Тармо шмыгнул носом и расстроенно потопал к скамейке для выбывших, где его встретили с сочувствием, и мальчишка-оборотень повеселел.
   Тем временем на спортивном поле обе команды принялись дразнить друг друга, вопя нехорошие слова о качествах бойцов противоположных команд. Пока синие уповали на Ирму с Вади, зелёные посовещались и ползком, а где и быстрыми перебежками помчались к цели. Ничего не понявшие синие принялись было отстреливать все появляющиеся в открытом доступе цели, но не тут-то было.
   Лека, успевшая перебежать к очередному валуну, вдруг вскинула руку.
   Синие уставились на эту руку, осторожно выглядывая из-за своего валуна.
   А пока они глазели, из окопчика выскочила Айна и помчалась к Леке. Пока спохватившаяся Ирма вскидывала маркер, следом за Айной выскочил Берилл и внезапно на такой скорости бросился за девочкой, что зрители глазам не поверили.
   Ирма выстрелила - выстрел пролетел над упавшей Айной, которую сбил с ног Берилл. А потом Лека, словно упав, присела на четвереньки и быстро втянула их обоих к себе, под защиту валуна! Не успели синие опомниться, как Берилл бросился назад. И теперь опасное открытое место принялся перебегать Аймо - и тоже, благодаря Бериллу, легко оказался вне выстрелов уже разозлённой Ирмы.
   Синие начали орать: "Нечестно!", а зелёные только выглядывали из-за укрытий и хихикали... Услышав рядом смешок, Селена оглянулась. Бернар втихаря смеялся над озадаченными синими!
   - Бернар, что происходит? Вы понимаете?
   Селена не зря спросила старого целителя. На трибунах взрослые с недоумением спрашивали, не забыли ли устроители игр закрыть магические способности своих воспитанников. Неужели Берилл использует магию, чтобы попытаться выиграть?
   Бернар усмехнулся.
   - Вампиры всегда отличались поразительной скоростью передвижений - независимо от того, насколько они владеют магией. Можно сказать - это отличительная их особенность. Очень древняя - с тех пор, когда они были ночными охотниками. Мне кажется, Александрит напомнил своему младшему брату о том, что Берилл может использовать эту особенность против меткости Ирмы.
   - Напомнил? - недоумевала Селена.
   - В предыдущей игре Берилл был очень неуклюж и сразу выбыл. Поэтому я думаю, что Александрит подсказал ему, как играть.
   Селена чуть не кивнула, невольно вспомнив тот эпизод в гостиной. Берилл сидел расстроенный, отчего старший брат и подошёл осведомиться, почему младший в таком настроении. А тот, наверное, пожаловался, что боится проиграть в самом начале игры. Что ж, Александрит прав, напомнив брату о старом свойстве вампиров.
   А группа зелёных тем временем в большинстве своём сумела почти без потерь (увы - выбыл из игры мальчик Брин) перебраться на второй отрезок поля, в то время как команда синих застряла на месте: Роза, оказавшаяся лишь чуть менее меткой, чем её подружка, держала на прицеле валун противника, не давая ему даже головы высунуть!
   Как кричали её родители, подбадривая свою замечательную дочь! Как кричали все те, кто взялся подбадривать своих любимчиков!
   А команда зелёных между тем снова посовещалась - и... Ирма возмущённо орала, но ничего сделать не смогла: зелёные устроили охоту на Вади! Одновременно выбивая всех, кто попадался под горячую руку. Но самое обидное для волчишки было то, что Берилл скопировал её с Вади манеру, сопровождая везде Розу! Девочка-эльф могла лупить по противнику сколько угодно из своего маркера, потому что Берилл быстро сдёргивал её с того места, где она только что выпускала краску! Могла передвигаться как угодно, потому что в опасный момент к ней подлетал мальчишка-вампир, непривычно стремительный, и сбивал с линии "вражеского выстрела"!
   Трибуны "неистовствовали"! Игра разворачивалась не простая, а со своими интригами. Взрослые болельщики, поначалу недовольные, что играют в пейнтбол не они, теперь просто прикипели заинтересованными взглядами к соревновательным полосам. А что было, когда Вади всё-таки подстрелили! Мальчишка-оборотень, наверное, никогда не был настолько популярен! Не был настолько сопереживаем! Он чуть стрекача не дал, когда вышел под рукоплескания со своей полосы. Не ожидал столько внимания и сочувствия! Смущённого, его просто поймали за руки Герд и Каи и усадили рядом с собой, радостно хлопая по спине.
   Потом игру остановили: Корилус, торопясь спрятаться, споткнулся и, кажется, либо растянул лодыжку, либо просто сильно ударился. Бернару пришлось поспешить на другую сторону поля, когда старшие ребята вытащили мокрого, залитого краской малыша-эльфа к скамейкам. Здесь Корилусу быстро поставили диагноз старшие девочки-целительницы, чем Бернар был очень доволен, но тем не менее - снова перепроверил и, наложив тугую повязку расстроенному малышу, велел мальчишкам проследить, чтобы пострадавший домой возвращался не на своих двоих. Эльфу-целителю пообещали отнести Корилуса в Тёплую Нору на руках, и он, довольный, вернулся на трибуны. Встревоженная Селена тут же спросила:
   - Что с Корилусом?
   - Небольшое растяжение, - невозмутимо ответил Бернар.
   Селена выдохнула. Нет, она видела, что Корилус больше кривится из-за того, что выбыл из игры, но всё же волновалась за него.
   На втором отрезке игра неожиданно перешла в фазу чуть ли не штурма: рассерженная волчишка мчалась вперёд, короткими очередями даже на бегу умудряясь лишать команду противника численности, а её саму достать никто не мог! Впрочем, как и Розу с Бериллом.
   Вскоре из игры выбыла командир зелёных Лека, а Ирма торжествующе завопила, когда у Розы закончилась краска! И, кажется, она сумела приноровиться к бешеному мельканию Берилла, который работал чуть ли не профессиональным спасателем!
   В общем, честно говоря, как понимала Селена, никто не ожидал, что на вершину "царь-горы" взбежит именно Ирма, потрясая свои маркером, в котором даже оставалась краска, ибо именно её она истратила в качестве салюта, выпустив остатки в небо - под бурные аплодисменты со взрослой трибуны и слаженные вопли со скамейки выбывших: "Ир-ма - мо-ло-дец! Ир-ма - мо-ло-дец! Ирма-а!!"
   А когда все успокоились, Ирма бросилась к Бериллу и чуть за грудки его не трясла, пока орала до хрипоты:
   - Почему ты раньше не сказал!! Почему?!
   Испуганная Селена обернулась взглянуть на Александрита. Как он воспринимает такое панибратское отношение волчишки к его младшему брату? Александрит согнулся, упираясь локтями в колени, и, закрыв лицо ладонями, трясся от хохота.
   Колр объявил победу зелёных. Ирма смотрел на чёрного дракона, пока тот хвалил слаженные действия обеих команд, а когда закончил, волчишка осторожно приблизилась к нему и спросила о чём-то. Колр поднял брови, словно обдумывая её слова, и улыбнулся, что-то ответив волчишке. Та понимающе кивнула и пошла к скамейке, притихшей в ожидании, что скажет Ирма. Но волчишка ничего не сказала, сильно задумчивая, и даже подошедшая Роза не заставила её отвлечься от этих дум.
   Когда все потянулись в деревню, Селена подошла к Колру и с любопытством спросила:
   - Чего от вас хотела Ирма?
   Оглянувшись, она увидела, что тот же вопрос интересовал и Бернара, который пошёл за нею следом именно из-за этого.
   - Она предлагает с-сыграть двумя командами - детс-ской и с-старш-шей, - ответил чёрный дракон и хмыкнул. - Кажетс-ся, девочка начинает задумыватьс-ся о с-стратегии и тактике на поле. С-судя по вс-сему, она с-собираетс-ся потренироватьс-ся с Вади и Бериллом, как вес-сти с-себя на поле в с-ситуации, когда они будут в одной команде.
   Бернар, почему-то очень довольный, отошёл от них, и Колр осторожно спросил:
   - Я не видел братс-ства на с-скамейке. И нет того мальчика - Пренита. Что-то с-случилос-сь? И отс-сутс-ствует девочка Лада.
   Оглядываясь, чтобы их нечаянно не подслушали, Селена быстро рассказала примерный сценарий того, что произошло ближе к утру в Тёплой Норе. Чёрный дракон сосредоточенно выслушал её и кивнул:
   - Мальчики правильно с-сделали. С-судя по времени, они продолжают прес-следование. Но... - он сжал губы, глядя на пустое кукурузное поле. - Обычно они вс-сегда ус-спевали по рас-спис-санию Тёплой Норы выполнить намеченное. Что-то их задержало.
   - Да, и я начинаю волноваться, - вставил Джарри. - Думаю уже сейчас обратиться к Вереску, чтобы найти их.
   - Верес-ск... - начал чёрный дракон и снова кивнул. - Вы правы. Я с-с вами.
   - Пока вы говорите с Вереском, я приготовлю вам сухой паёк в дорогу, - сказала Селена, стараясь выглядеть деловитой.
   Но пришлось пойти вместе с мужчинами. Нужен был предлог осторожно вывести Вереска из гостиной, где мальчишка-эльф вместе с остальными обсуждал перспективы использования Ирмы и Берилла в игре со взрослыми - волчишка уже всем разболтала о своей задумке. Селена спокойно прошла к Ригану и отдала ему Стена. Проходя мимо Вереска, она поймала его взгляд и бровями указала на дверь в столовую.
   Мальчишка не спеша встал и легко прошёл в столовую - так, что ни один заинтересованный взгляд не остановился на нём.
   - Вереск, нам нужна твоя помощь, - сразу сказал Джарри. - Нам нужна твоя связь инициированного со своим мастером. Братство отсутствует, и оно превысило лимит привычного времени. Мы думаем - у мальчиков проблема.
   - Я с вами? - сразу спросил мальчишка-эльф.
   - Конечно.
   - Идите к машине, - велела Селена. - А я сейчас принесу вам обед.
   С помощью Веткина собрать лепёшки, пироги и мясо было нетрудно. Добавили пару бидонов с компотом, чтобы было чем запить сухой паёк, а потом - бутыль с обычной водой: Селена знала, что Колр любит такую. Когда всё сложили в ящики под сиденьями, Селена вынула из кармана маленький шарфик и протянула его Вереску.
   - Это тебе Айна связала, когда узнала, что Ирма вяжет тебе шапочку.
   - Но мне... - растерялся мальчишка, беря в руки шарфик и вертя его.
   Селена отобрала шарф и сама повязала ему - уж очень шея у него незащищённая, не заболел бы, хоть в машине и тепло.
   - Всё. Поезжайте и привезите всех живыми и здоровыми! - пожелала хозяйка места.
   - Привезём, - так угрожающе пообещал Джарри, что даже Вереск прыснул от смеха.
   Селена постояла у калитки в Пригородной ограде, размышляя о том, что даже сильная защита не помешала сбежать мальчишке, который очень хотел удрать. Что же там происходит? Будет ли потом бегать Пренит? Или сейчас та история, которая его тревожит, будет закончена? Хорошо бы...
  
   Двадцать третья глава
  
   Колин сделал шаг в подъезд - и тут же отпрянул, чуть не наступив на ногу Хельми.
   - Ты ш-што? - удивился тот, поймав его за плечи.
   - Нет, ничего, - отозвался мальчишка-оборотень, морщась. Мало того, что в подъезде слышался гулкий грохот, бивший по ушам, и чьи-то резкие голоса, так ещё и его чуткий нос подвергся атаке смрадных запахов: застарелой мочи, жареной-вареной пищи, протухших продуктов и даже давней мертвечины. Стараясь не слишком внюхиваться, Колин предположил, что мертвечина - это, скорей всего, дохлые крысы.
   Когда они прошли довольно просторную и широкую площадку первого этажа с двумя неосвещёнными коридорами в разные стороны, а потом поднялись по первой лестнице, Колин обнаружил, откуда эти вонючие запахи: перед следующей лестницей на второй этаж, на лестничной площадке, в уголке, стояли вёдра - видимо, для отходов. Их, судя по всему, никто никогда не выносил и не собирался выносить. Здесь же было окно, за мутным стеклом которого трудно было что-либо разглядеть: кажется, его не мыли с тех пор, как поставили.
   - Они здесь не живут, что ли... - прошептал Мика, отчаянно кривясь - то ли от вони, то ли от беспорядочного грохота откуда-то сверху.
   Остальные, как могли, пытались сохранить спокойствие. Тяжелей всех приходилось Мирту: не будучи изнеженным, но тонко чувствующим, он даже осунулся. Пришлось Коннору напомнить ему, что неплохо бы приглушить свои ощущения. Мирт скороговоркой прочитал нужное заклинание. Его лицо просветлело, но дышать мальчишка-эльф предпочёл всё же поверхностно. Возможно, по этой же причине он сразу согласился вместе с Коннором сбегать на разведку наверх, по следам Пренита. Лада спрашивать, возьмут ли её, не стала - помчалась за ними.
   Трое остались у окна с вонючими вёдрами. Хельми равнодушно озирал местность за окном. Мика злился из-за грохота, а Колин переживал, что он знает мало заклинаний - особенно тех, которые могли бы помочь справиться с проявлением брезгливости. Хотя что уж тут - брезгливости! Смрадный запах выворачивал его наизнанку! Попросить, что ли, старших братьев, чтобы тоже притупили ему ощущения?
   Хорошо, что трое бегом вернулись к ним.
   - Что там? - оживился Мика.
   - Пренит дошёл до четвёртого этажа и заглянул в тот коридор, где грохочут и орут, - отчитался Коннор. - Постоял немного и вернулся, спустился на одну лестницу. Сейчас сидит там, на подоконнике, и, кажется, думает. А может, не думает. Может, боится. Ведь туда не пройти.
   - А из-за чего там орут?
   - Не знаю, - пожал плечами Коннор. - Слушать не стал. Но мне показалось - Прениту надо именно в тот коридор. Наверное, там квартира, которую он ищет.
   - Думаю, нам пора проявиться. - Мирт вопросительно оглядел братство.
   - Я - за! - быстро сказал Мика. - Мы слишком много времени теряем. А Прениту... В общем, он же тоже хочет попасть туда? Вот и поможем!
   Для начала поднялись к окну, на подоконнике которого и в самом деле сидел мальчишка-вампир. Постояли перед ним, поразившись отчаянию на его лице, пока он смотрел в пол. Прислушались к крикам наверху и к грохоту. Теперь было ясно, что где-то там, очень близко, чуть ли не выбивают дверь. Колин ещё с тревогой подумал: а может, и не спрашивая Пренита, помочь тем, кто за этой дверью стоит и боится? Судя по испуганным глазам Лады, она вот-вот попросит братство об этом же - о помощи несчастным. Девочка-маг то и дело опасливо поглядывала наверх.
   Внезапно Пренит поднял глаза - полное впечатление, что он видит братство, если бы не попытки мальчишки-вампира сосредоточиться ищущим взглядом хоть на одном из ребят. Наконец он встал и неуверенно сказал вполголоса:
   - Родители говорят, что вы здесь. Только прячетесь. Если это так - помогите!
   Коннор поднял руку и провёл ладонью перед лицом. Судя по округлевшим глазам Пренита, он не ожидал увидеть перед собой столько ребят - и мальчишек, и девочку.
   - Что надо делать? - деловито спросил у него Мика.
   Пренит перевёл глаза на него и, видимо, от ошарашенности ответил именно ему:
   - Мне нужно попасть в одну квартиру. Но, если я подойду к двери и мне откроют, туда ворвутся эти бандиты. А там... А мне туда... очень надо! Помогите...
   - А почему эти бандиты туда рвутся? - задал вопрос Мирт, невольно повысив голос, потому что наверху опять начали страшно орать и грохотать.
   - Я не знаю! - выкрикнул Пренит с искажённым от страха лицом. - Но я боюсь за них! Очень боюсь!
   - Хватит разговоров, - сухо сказал Коннор. - Сделаем так: я иду и бью этих бандитов. Потом вы поднимаетесь - и дальше по логике событий.
   Пренит уставился на него так, словно не поверил своим ушам.
   - Поч-чему без меня? - удивился Хельми.
   - И без меня? - обиделся Мирт.
   - Тебя все любят, Хельми, ты же дракон! И в твоём присутствии драться не будут, - насмешливо напомнил Коннор. - А мне хочется подраться. А тебе, Мирт, неплохо бы свои целительские навыки в дело пустить. А это как раз будет удобно после моего похода наверх. Так что - я пошёл.
   - Ну нет! - обиделся и Мика. - Мы сделаем так: Хельми спрячем за углом, а сами посмотрим, как ты дерёшься! У нас уже столько времени не было нормальных драк. Так хоть на тебя полюбоваться!
   - Вы не понимаете! - испуганно воззвал к ним Пренит. - Там взрослые мужчины!
   - Самый смак, - пробормотал Коннор, взлетая по лестнице.
   Остальные - за ним. Пренит, ошеломлённый, постоял немного и принялся подниматься следом. Колин на всякий случай подождал его. А то вдруг снизу ещё какие-нибудь бандиты нагрянут? Мальчишке-вампиру против них в таком состоянии не выдержать! А Колин может продержаться, пока братья не помогут.
   Чем выше поднимались по лестнице, тем отчётливей, даже сквозь грохот кулаков по двери, слышались злобные крики, из которых, если убрать грязные слова, можно было различить следующее:
   - Открывайте, шлюхи! Иначе дверь выломаем!
   И теперь же стало слышно рычание из-за выбиваемой двери в ответ на эти угрожающие вопли. Колин, уже поднявшийся на самый верх лестницы и успевший заглянуть в тёмный длинный коридор с двигающимися тенями, переглянулся с Микой.
   - Там оборотень? - не выдержал тот.
   Лицо Пренита стало ошеломлённым: кажется, мальчишка-вампир тоже не ожидал, что в искомой квартире прячется оборотень.
   А потом все договорённости полетели к демонам!
   Улучив секундную паузу в бабаханье и крике, Коннор бросил:
   - Эй, вы! Хватит шуметь! Это невоспитанно!
   Раздался ещё один стук в дверь - видимо, по инерции, а потом в коридоре всё стихло. Ненадолго. Из темноты с недоумением спросили:
   - Это кто там ещё такой... воспитанный нам указывать будет?
   - Здес-сь меня не видно, так что я прис-соединюс-сь, - спокойно сказал Хельми и встал рядом с Коннором. - Их-х четверо.
   Пока бандиты приглядывались к началу коридора, где тоже было довольно сумрачно, Лада пожала плечами и, фыркнув, прошептала:
   - Только время тянете. - И уже громче, звонким, чуть не кукольным голоском заявила: - Дяденьки, мы вас бить пришли! А ну, идите сюда! Хулиганы!
   Мика чуть не заплакал от смеха.
   Чёрные фигуры в коридоре настолько оцепенели от нахальства неведомой девчонки, что забыли, как дышать. Колин вглядывался в них: точно - не двигаются. Правда, это их оцепенение прошло быстро.
   Одна фигура решительно направилась вперёд, из коридора, за ней - трое других. Первая, высоченная и широкоплечая, остановилась перед Коннором, возвышаясь над ним.
   - Это ты, что ли, щенок, против нас идёшь?
   - Ага, - ответил Коннор.
   Из позиции полубоком он ударил ногой, и вопросивший с кратким: "Хэк!" резко согнулся, отлетая к стене, в которую и врезался со смачным шлепком. Обе стороны внимательно проследили, как первый сполз по стене и расслабленно успокоился под нею, что-то бурча в пол и постанывая не в силах подняться.
   - Мирт, держи их - уйдут! - вскрикнул Коннор, когда трое попытались прорваться мимо него и остальных.
   - Мирт? Эльфы драться не умеют! - заверещал второй.
   - Это ты про меня - драться не умею? - изумился Мирт, ударом ноги отправляя второго составить компанию первому.
   - Он имеет в виду обычных эльфов, - деловито из темноты объяснил Коннор.
   - Мирт, осторожней! - напомнил Мика. - Тебе же их потом целить!
   - Мне ос-ставьте х-хоть одного! - попросил Хельми.
   - Держи! - предложил Коннор, резко шагнув в сторону от третьего, рванувшего, согнувшись, мимо них.
   - С-спас-сибо!
   Третьему повезло: он приземлился на мягкую кучу из первых двоих. Правда, он всё равно охнул, а внизу под весом его тела крякнули.
   - Ну вот, - расстроенно проворчал Мика, выглядывая из-за угла. - А обещали хорошую драку!
   - И что? - сказал Коннор. - Мне - что? Ещё и оправдываться перед тобой, из-за того что они драться не умеют?
   Пока трое лежащих под стеной пытались ворочаться, чтобы встать, четвёртый затаился в темноте коридора, отступив.
   - Ух ты... - сказал Коннор, разглядывая его издалека. - А ведь тоже оборотень.
   - Не может быть! - не поверил Колин. - Наверное, одичавший?
   - Да нет, по всем линиям поля - нормальный. Эй, ты... Как ты до такой жизни дожил, что бандитом стал? - строго спросил Коннор. - Тебе не стыдно?
   - Ему не с-стыдно, - бесстрастно сказал Хельми. - Ему с-страш-шно, и он с-сейчас-с с-собираетс-ся обернутьс-ся, чтобы пробежать мимо нас-с. Эй! С-слыш-шиш-шь меня? Я ведь тоже могу обернутьс-ся, и мимо моего боевого когтя тебе не прос-скочить!
   - Дра... кон... - обмирающе прошелестело из коридора.
   А потом вдруг что-то стукнуло, скрипнуло, в коридоре на пару мгновений посветлело, а потом загромыхало и заохало, будто кого-то били тупыми предметами. Или жёсткими предметами по мягкому, которое отвечало обрывистым болезненным повизгиванием и коротким воем. Ребята удивлённо переглянулись.
   - Что там? - взволнованно спросил Пренит, поспешивший было вглубь коридора, но перехваченный Коннором.
   И будто эхом откликнулись:
   - Вот тебе! Вот! Дай ему ещё по башке! Держи его, чтобы не сбежал! Так его! Так! Будет в следующий раз к нам лезть!
   Коннор вздохнул и медленно зашагал вдоль стены, вешая на неё магические огни. Мирт отошёл к противоположной стене, устраивая освещение и на ней, а Лада с Хельми с огнями на ладонях просто пошли к странным звукам впереди. За ними - до крайности заинтересованные Мика и Колин, которые лишь изредка оглядывались на медлительного от усталости Пренита, оставленного на их попечение, и на кучу лежавших под стеной бандитов. Но мальчишка-вампир уже не собирался сбегать, так что...
   В ярком свете магических огней картинка показалась не столько странной, сколько... жалкой, но... Взрослый оборотень, сидя на полу, вжался в угол, закрываясь руками, а две девчонки лупили его изо всех сил сковородками. Впрочем, сейчас они уже не били своего врага, выпрямившись и насторожённо поджидая подходящих к ним незнакомцев, а взрослый оборотень, уже торопливо обернувшийся в звериную форму, только скулил под предупреждающе занесёнными над ним сковородками.
   - Агата? - из-за спин своих защитников неуверенно спросил Пренит.
   Все застыли. Одна из девчонок шагнула было на зов, но вторая быстро дёрнула её назад. Ещё и проворчала:
   - Пусть сначала на свет выйдет! А то мало ли кто тебя по имени позовёт.
   Но вторая тоже с сомнением переспросила:
   - Пренит?
   За спинами внезапно загрохотало. Мальчишки братства не просто оглянулись, но стремительно прыгнули назад в попытке остановить очухавшихся бандитов. Не успели: те прогрохотали по лестницам так, словно их с размаху бросили кувыркаться по ним. Побитого же сковородками оборотня, который решил, что дело всё равно плохо, а оттого кинулся на авось между ребятами, останавливать не стали.
   - Пренит! - завизжала одна из девчонок, когда мальчишка-вампир снова повернулся к освещённому коридору.
   Зазвенела о бетонные плитки упавшая сковорода, быстро-быстро зашелестели по полу лёгкие шаги - и девчонка повисла на шее пошатнувшегося Пренита, который был вынужден прислониться к стене для опоры, но всё же крепко обнял её. Он бы упал, если бы девочка резко не отпрянула от него, запричитав:
   - Сумасшедший! Ты опять сбежал! Тебя ж убьют за это, дурачок!
   - Почему?! - бессвязно спрашивал Пренит. - Почему ты здесь? Почему ты не в том доме, куда тебя увезли? Что случилось?
   - Я понимаю, что вам хочется своей встречей доставить радость всем соседям, - вклинился Коннор, - но почему бы нам всем не поговорить в квартире?
   - Не пущу! - встала у двери вторая девчонка, чья тёмная коса растрепалась, а глаза яростно сверкали. Сковородки (упавшую успела поднять) она теперь держала, растопырив их в стороны. - Столько народу! А вдруг вы тоже бандиты?
   - Хочешь пирожок? - мирно спросил её Мика. - Я для Пренита оставил, но и вам хватит!
   А Мирт просто схватился за голову и жалобно спросил:
   - Слушайте, а давайте правда это сделаем - нормально поговорим где-нибудь в спокойном месте?
   - Хельми, успокой всех, - со вздохом предложил Коннор.
   - Здес-сь ус-спокоить надо только одну, - улыбнулся дракон и подошёл к девчонке со сковородками. - Леди, вы разреш-шите с-сопровождению Пренита войти в ваш-ш дом?
   Девчонка скептически оглядела его слегка вытянутое лицо с раскосыми глазищами, длинные разноцветные - чёрные, с огненными прядями - волосы, собранные в хвост.
   - Не хочешь ли ты сказать... - начала она и споткнулась. Медленно опустила сковородки. - Ну, если Пренит... Ладно, входите!
   Она, будто дорожный регулировщик, энергично взмахнула опасной посудой в сторону, приглашая нежданных-негаданных гостей в комнату. Мика, довольно улыбаясь, первым вошёл в квартиру мимо неё, из-за чего девочка удивлённо посмотрела на него, а потом снова на Хельми.
   - Меня зовут Х-хельми, - склонил голову юный дракон, прежде чем войти.
   - Отсана, - хмуро откликнулась та.
   - Меня Мика зовут! - уже из комнаты крикнул мальчишка-вампир. - Отсана, а у вас чай есть? Или просто водичка? Пить хочется!
   - Не обращай на него внимания, - мирно посоветовал Мирт, который вместе с Агатой вводил в комнату ослабевшего Пренита. - Он везде командует. Меня зовут Мирт.
   - Привет. Меня зовут Лада, - улыбнулась девочка-маг уже растерянной Отсане.
   - Я Коннор, а этот стеснительный мальчик - Колин, - представил последних гостей мальчишка-некромант и закрыл за собой дверь, внимательно оглядывая её. - У вас петли совсем слабые. Инструменты есть? Могу закрепить.
   - Тебе помочь, Отсана? - спросил Колин, протягивая руки за сковородками. - И почему у вас защиты нет? В таком районе надо обязательно на дверь делать защиту!
   Коннор будто только увидел то, на что сразу обратил внимание мальчишка-оборотень. Озадаченно осмотрев входную дверь, он обернулся к Отсане.
   - А правда... С такими соседями надо бы и впрямь делать сильнейшую защиту!
   - Они не соседи! - буркнула девочка - оборотень, как разглядели только что. - Они, не знай, где живут. На улице нас разок заметили - с тех пор пристают!
   Она посмотрела на сковородки в своих руках и вздохнула, отнесла их в маленький закуток, который, судя по многочисленным полкам, и был кухней.
   Квартира оказалась одной большой комнатой, которая была поделена на отдельные части с помощью мебели. Мика, несколько озадаченный, оглядываясь вокруг, выкладывал из мешка на стол обещанные пирожки. А удивляться было чему: эта единственная комната казалось огромной - из-за пустоты. Уже упомянутый стол. Старенький диван с продавленным сиденьем, на краю которого сложены одеяло и подушка - явно разворачиваемые каждый вечер для сна, своей высокой спинкой отделял кухню от самой комнаты. Небольшая кушетка с грубо прибитыми к ней шестами, на которых висело старенькое одеяло, закрывала местечко с тазом - видимо, ванную комнату. На полу - круглый коврик, вязанный из старых тряпок. На стене - несколько полок с книгами.
   - По-моему, - медленно сказал Коннор, - пора познакомиться. И объяснить нам, что происходит. Как ты думаешь, Пренит?
   - Простите, - угрюмо сказал мальчишка-вампир, который сидел на диване вместе с девочкой Агатой, обнимающей его за плечи. - Это моя сестра-близнец - Агата.
   Девочка-вампир исподлобья глянула на всех и ткнулась лицом в плечо брата. А Колин про себя досадливо ахнул: мог бы и сразу заметить, как они похожи! Единственное - Агата ростом поменьше. А так - одно к одному: оба темноволосые, тонколицые...
   Пренит наконец решился.
   - Агату прошлой весной удочерила эльфийская семья. - Он с гордостью посмотрел на сестру. - Вы сами видите, какая она красивая. Я пытался узнавать, как она живёт, но все письма от неё в приют не доходили. Директор приюта сказал, что письма Агаты приходят, но он не хочет их мне давать, потому что из-за них я могу сбежать к сестре, а так у неё всё хорошо. Ну, я и бегал - из-за Агаты. Мне было страшно, что я не знаю о ней ничего. Ни разу до неё не добежал, - добавил он смущённо. - Всё время ловили раньше. А сегодня... Агата, что случилось? Почему ты здесь?
   Девочка убрала с его плеч руки и неожиданно затряслась. Тут же рядом с ней села Отсана и прижала к себе.
   - Успокойся. Всё позади.
   - Что?! Что они с тобой сделали?! - вскинулся Пренит.
   - Ничего! Ничего! - быстро сказала Агата, но лицо, искажённое до плача, говорило о другом. - Просто до сих пор тяжело. Меня взяли и удочерили, потому что я вампир. Понимаешь? А они эльфийская семья! И они мной... защищались! От других вампиров! Потому что такие семьи те не трогали! И потом, когда я стала им не нужна...
   - Не понимаю, - с силой выговорил Пренит.
   - У них появился властный взгляд! - выпалила Агата. - И защита им больше не понадобилась. Вот! И я стала лишней. Они не стали меня выпроваживать в приют, поскольку официально я уже стала приёмной дочерью. Они предложили мне ежемесячное пособие и квартиру здесь - самую дешёвую в этом районе. Зато оплачиваемую ими. Два месяца назад. Типа, я просто живу на другой квартире. Я решила, что, когда освоюсь здесь, попробую приехать к тебе и пригласить к себе. Но потом узнала, что такое приглашение должно быть подтверждено моими приёмными родителями. Да и обживаться здесь... - Она снова сморщилась и отвела глаза. - Сначала я даже обрадовалась, что у меня своя квартира. Но здесь... здесь жить... трудно. Если бы не Отсана, я бы, наверное, сама вернулась в приют. После первой же недели житья здесь сбежала бы. А ещё надо в школу ходить. - Она поёжилась, видимо, вспоминая. - И эта школа здесь совсем не та, что в городе, куда меня сначала устроили. Если бы не Отсана...
   Девочка-оборотень, коренастенькая и темноволосая, искоса поглядывая на Агату, на её брата и странных гостей, встала, сообразив, что с подругой теперь не надо возиться, утешая. Она поставила посреди стола чайник и прикусила губу, глядя на кучу пирожков, выложенных в найденную Микой тарелку. Колин кивнул ей и протянул один. Второй Мика преподнёс Агате. А потом по-хозяйски угощением обнёс всех, заставив Пренита поесть, но не забыв и себя.
   - И что теперь нам делать? - в смятении спросил Пренит, с трудом проглотивший остатки пирожка. Рядом с ним стоял Мирт, выкладывая из карманов прихваченные для него флаконы с зельем Бернара. - Агата... Я не могу бросить тебя здесь!
   - Ну, сначала неплохо бы объяснить, кто эти твои - сопровождающие, - продолжая подозрительно глядеть на гостей и торопливо уминая пирожок, прошамкала Отсана. - И вообще... Ты что? Со своего приюта сбежал вот с этим вот сопровождением? И тебе помогал эльф? Или вот этот - и того хлеще - дракон, что ли?
   - Пренита переводят в наш приют - в Тёплую Нору, - объяснил Коннор. - Когда он от нас сбежал, пришлось втихаря проводить его в пригород, а потом - сюда, чтобы узнать, почему он вообще бегает.
   - Я её не оставлю здесь, - повторил Пренит, уже испуганно глядя на братство. - Здесь слишком опасно для неё.
   - Подождите-ка, - встряла Лада. - Отсана, я осмотрелась в этой квартире. Сначала я думала - ты соседка, которая пришла в гости и... попала. Но ты ведь тоже здесь живёшь?
   Девочки переглянулись и посмотрели на Ладу.
   - У Отсаны нет родителей, - сказала Агата. - Она живёт с бабушкой. - Снова посмотрела на всех исподлобья и неохотно выдавила: - Жила.
   И все замолчали. Колин прекрасно понимал Пренита. Он бы тоже не захотел оставлять свою сестру в таком месте. Тем более Колин тоже был наблюдателен и успел понять, что девочки живут вдвоём на одно пособие. И не всегда сытно.
   - Что делаем? - спросил Коннор, глядя на своих.
   - Здесь их оставлять нельзя, - твёрдо сказала Лада.
   - Каникулы, - предложил Хельми. - Приглас-сим их-х к с-себе на каникулы. И пус-сть С-селена пос-советует, что делать дальш-ше.
   - Хорошая идея, - пробормотал Мирт и обратился к девочке-вампиру: - Агата, мы приглашаем вас с Отсаной к нам в гости. На каникулы. Ребята, да и твой брат Пренит не дадут соврать, что у нас интересно и весело. И гостям есть куда приклонить голову на ночь. Что вы думаете об этом приглашении?
   Девочки переглянулись. Агата нерешительно огляделась и беспомощно сказала:
   - Как только здесь узнают, что нас нет... Нас ограбят.
   - То есть вы согласны? - спросил Мика. И будто про себя проворчал: - На обед опоздали, но на ужин успеем.
   - Ну, что... - уже задумчиво посмотрел на стены Коннор. - Полчаса на установку защитных заклинаний - и идём в Тёплую Нору... Мирт! Ты что?
   Мальчишка-эльф, только что передав зелье Прениту, застыл на месте, высоко подняв голову, словно прислушиваясь к тому, что слышно только ему.
   - Меня ищет Вереск. - Глаза Мирта расширились. - И он... приближается!
   - Один? - тут же поинтересовался Мика.
   - По-моему, нет.
   - Нас ищет Джарри, - сообразил Коннор. - Мирт, отзовись, пусть они едут сюда. Быстрей до деревни доберёмся.
   - Ура, - улыбнулась Лада. - Ещё и на колёсах будем! Прокатимся!
   Испуганный Пренит и девочки словно объединились в своём страхе. Брат с сестрой всё ещё жались друг к другу на диване, а Отсана присела у ноги Агаты на корточки, поблёскивая насторожёнными глазами на странных гостей. Обратив внимание, что все трое побаиваются слишком быстро несущихся событий, Коннор спокойно сказал:
   - Всё хорошо. Сейчас к этому дому подъедет машина. Вы, девочки, собирайте вещи, которые вам пригодятся в деревне, а мы пока быстро установим вам защиту. Не беспокойтесь: пока вас здесь не будет, ни один ворюга не посмеет сюда войти. Пренит, объясни сестре, что у нас им обеим будет хорошо.
   И старшие братства принялись за работу. Пока Пренит вполголоса рассказывал сестре и её подруге о Тёплой Норе и как он туда попал, мальчишки обнесли входную дверь сильнейшим заклинанием отвода глаз, заговорили её от внимания чужих - всех, кроме девочек-хозяек. Это заклинание славилось тем, что можно было смотреть на окно, дверь или ещё что в упор, видеть, но не осознавать, что именно видишь. Было оно достаточно простым и времени на установку много не требовало, что немаловажно в этой ситуации. Итак, для обычного глаза входная дверь в квартиру просто-напросто исчезла. Потом начали строить защиту от двери к окну. Несмотря на четвёртый этаж, все трое прекрасно понимали, что незащищённое окно среди других, защищённых (если такие в доме имеются), может вызвать такой интерес, что мало-мальски умеющий маг может сообразить, в чём подвох, и взломать заклинание отвода глаз. Не забыли и о стенах, обведя их невидимыми линиями защиты...
   - Ну, чего сидите? - спросил Мика и сунул в руки Агаты опустевший мешок от пирожков. - Складывайте вещички. Сейчас приедем в Тёплую Нору - вам там понравится! Честно! Лада, скажи им!
   - А вы кто вообще? - тихо спросила Агата. - Такие разные...
   - Мы подружились в Тёплой Норе, - пожал плечами Мика. - А Лада - подруга Коннора. Я вампир, как ты. Колин - оборотень. Остальных вы и так видите. Пренит, скажи им, чтобы не боялись! Ты же сам не хочешь их здесь оставлять! Объясни, что у нас здорово!
   - Там здорово, - тихо улыбнулся сестре мальчишка-вампир. - Это правда.
   Уже в коридоре, Коннор, наблюдая, как Агата тщательно закрывает дверной замок, негромко спросил у своих:
   - На улице - прячемся?
   - Думаю - да, - откликнулся Мирт. - Лишнего внимания нам не надо.
   - А жаль, - сказал Мика. - Глядишь - и в самом деле подрались бы, наконец-то!
   - Колр узнает, - заметил Хельми. - Попадёт.
   - Ничего, - оптимистично сказал Мика. - Мы скажем, это мы с Колином подрались. Ну, с местными. Он нас от уроков отстранит, но ненадолго. А вдруг ещё раз придётся сюда выезжать? Колр за нас будет переживать и снова допустит к занятиям... Ну, ладно. Нет - так нет. Пренит и девочки, выходите на улицу и ждите машину. Мы будем рядом, но невидимо, так что ничего не бойтесь.
   - Коннор, оставь меня открытой, - попросила Лада. - Они трое слишком... - она запнулась, глядя на присоединившихся к их компании. - Выглядят слишком слабыми. К таким как раз пристают. А я буду рядом - не так будут на нас смотреть.
   - Надо было сковородки взять! - заявил Мика. - Тогда вообще можно было бы...
   - Мика, заткнись, - попросил Коннор. - А то я тебя тоже оставлю видимым.
   Брат с сестрой смотрели на братство с невольным страхом, а Отсана - озадаченно. Но затем девочка-оборотень едва заметно повела плечом. Кажется, она решила, что они слишком самоуверенные и что здешние улицы, то бишь их обитатели, быстро приведут их в более здравомыслящее состояние.
  
   Двадцать четвёртая глава
  
   Старшие братства вышли из подъезда первыми - на всякий случай. За ними - трое, сопровождаемые Ладой, а прикрывали маленькую группку Мика с Колином. Дорога пустовала, только возле дома напротив стояли несколько женщин. На самой улице ещё было светло, но солнце, чуть видное из-за пасмурных туч, явно собиралось на близкую боковую... Колин вздохнул: как там сестрёнка? Не бузит ли, не достаёт ли всех, узнав, что брат пропал на неопределённо долгое время?..
   Когда Мика проходил мимо скамейки рядом с подъездом, он вдруг усмехнулся.
   - Ты чего? - незамедлительно спросил мальчишка-оборотень.
   - Посмотри на эту скамейку.
   Колин посмотрел, хмыкнул. Из трёх досок сиденья осталась одна. Металлический остов ещё держался, но эта последняя доска с обшарпанной краской... Из-за неё скамейка выглядела... грустной и несчастной. Мика остановился у края и осторожно погладил эту доску, а потом уже признался:
   - Когда час назад мы сюда шли, я даже не заметил её. А теперь, когда это место стало - ну, своим, что ли? - мне хочется её починить.
   - Лада, останови всех! - резко сказал Коннор - так звучно, что его услышали все.
   Колин сделал шаг в сторону, чтобы увидеть дорогу, по которой шли, и затаил дыхание. Навстречу шли трое - один человек и два здоровенных оборотня. Двигались они целеустремлённо и так настойчиво смотрели на маленькую группу из девочек и подростка, что стало понятно: идут именно к ним. Или... на них? Пока ещё только удивлённый, Колин вдруг заметил впереди, у последнего подъезда дома, ещё несколько человек, которых с такого расстояния не рассмотришь, но... И появилось пока ещё неуверенное предположение: кажется, это те, кого они спустили с лестниц?..
   - Выхожу из иллюзии, - предупредил Коннор. - Если эти трое...
   К остановившимся подросткам человек в сопровождении оборотней подошёл быстро и встал перед Пренитом. Невысокий и худощавый, с будто выцветшими светлыми волосами, из-за чего пробившаяся щетина выглядела неряшливо, с лицом властным и недовольным, он быстро окинул четверых изучающим взглядом.
   - Этот слабак их напугал? - пренебрежительно спросил он, ткнув пальцем в Пренита и не глядя на сопровождающих. - Или девчонки?
   - Эй, ты! - огрызнулась Отсана. - Чего встал? Пропусти нас! Не видишь - некогда!
   - И куда это ты так спешишь, маленькая волчица? - с такой ласковой издёвкой спросил неизвестный, что Колин похолодел от неясного страха. - А расскажи-ка мне, куда вы всей компанией направились? И откуда эта хорошенькая девочка с вами? Что-то я таких не припомню в своём районе!
   - Неужели вы помните всех? - наивно, но вежливо удивилась Лада, а Агата задёргала её за рукав куртки, шепча: "Так нельзя с ним разговаривать!"
   - Это мой район! - заявил неизвестный. - Я здесь хозяин. И со мной пререкаться и в самом деле нельзя! Иначе... - Он ухмыльнулся и негромко спросил: - Вы что же, думаете, что вот эти двое - моя охрана? Нет, деточки. Эти двое сопровождают меня из любопытства, что я им ещё покажу.
   - А что вы показываете? - продолжала недоумевать Лада.
   Пренит внезапно бросился перед ней:
   - Лада, в сторону!
   Не успел. Зато Лада успела вскинуть руку перед собой. В следующий миг её лицо исказилось от боли, и девочка-маг захрипела, схватившись за горло.
   Остальные шарахнулись от неё, ничего не понимая: неизвестный всё ещё спокойно стоял в нескольких шагах от них. Разве что пару секунд назад небрежно махнул на Ладу рукой. Как в обычном разговоре иногда машут на собеседника... Колин первым рванул к Прениту, который упал от собственного резкого движения - или от чего-то другого?.. И растерялся, глядя на Ладу... Агата с подругой попятились, оглядываясь на свой подъезд. А неизвестный оскалился, со злым торжеством глядя на задыхающуюся девочку.
   - Вот что я...
   Неизвестный на полуслове резко согнулся и грохнулся на дорогу, а появившийся из воздуха мальчишка-некромант бросился к Ладе - и словно жёстко сцапал что-то бывшее перед нею и тут же раздавил в кулаке. И схватил девочку за плечи. Слёзы, так и брызнувшие, ещё бежали дорожками по лицу Лады, но девочка уже быстро утирала их, вздрагивая - с хрипом глотая воздух - и со злостью глядя на упавшего "хозяина района".
   - Со мной... - просипела она, - всё... Защита моя... всё не пропустила... Да и Пренит... предупредил...
   Коннор, проницательно оглядев её и сообразив, что с девочкой и впрямь всё в порядке, медленно развернулся к взрослым оборотням. Те пока ещё недоумённо переглядывались, а потом уставились на него.
   - Нет! - резко сказал он в пространство. - Пока я сам!
   - Вечно он "пока сам", - проворчал появившийся Мирт, быстро переместившись к Ладе. - Коннор, ты хоть скажи, что было с Ладой? Я могу помочь?
   - Этот хозяин района - некромант, слабенький, но гад хороший. - Проговаривая фразу, Коннор внимательно следил за оборотнями, которые начали судорожно выглядывать остальных невидимок. - Он бросил в Ладу заклинание "рука покойника". Чтобы придушить её. Лада отдышится - и всё будет хорошо. Ты здесь ничем не поможешь ей, разве что чуть силы дать, чтоб быстрей в себя пришла... Вы поосторожней с ними. Они тут, видимо, все горазды - исподтишка гадство сделать!
   - Не надо мне чужих сил, - проворчала девочка, начиная дышать спокойней. - Мирт, ты мне синяки на шее уберёшь потом, ладно? А с этим я сама справлюсь!
   - Я придержу его, пока вы с-сами, - с еле уловимой насмешкой пообещал невидимый Хельми, присевший на корточки рядом с неподвижным телом "хозяина района". - А то они и впрямь из любви к драконам вам подратьс-ся не дадут.
   - Давай пополам? - предложил Мирт Коннору. - Которого берёшь ты?
   - А хотели невидимками, - вздохнул Мика, на пару с Колином поднимая с асфальта Пренита. - Ой, что Колр скаже-ет...
   Подростки, появившиеся из ниоткуда, выглядели, тем не менее, настолько безобидными и тщедушными, что оборотни, сопровождавшие "хозяина района", наконец сориентировались, кто обидел их хозяина. Они набычились и медленно, ссутулившись, чтобы выглядеть устрашающе, зашагали на внешне хрупкого эльфа и мальчишку-некроманта. Шаг вперёд - и Коннор прыгнул в воздух. Мирт же - напротив - резко сел с опорой на одну ногу, чуть ли не по-паучьи. Упор на руки - свободная нога едва не свистнула, выстрелив в колено самонадеянного оборотня слева.
   - Ух ты, - с завистью сказал Коннор. - Тебе повезло больше, - уже с сожалением сказал он, глядя на "своего" оборотня, тяжко обрушившегося на дорогу.
   Мирту "повезло" лишь в том, что "его" оборотень всё же оказался более внимательным: он среагировал на движение эльфа-подростка, почти одновременно чуть отодвинувшись назад. Расстояние оказалось слишком мало, и Мирт всё-таки ударил его - не стопой, но носком ботинка. В нужную точку не достал. Вырубить полностью или сбить с ног не удалось: оборотень только охнул и захромал, пятясь, глядя на мальчишку ничего не понимающими глазами: "Вот этот - соплёй перебить можно! - меня так ударил?!"
   - Я победил - нет? - спросил самого себя Мирт и быстро вскочил на ноги, направляясь к оборотню.
   Тот развернулся и, хромая, заторопился от эльфа-мальчишки. Мирт замер на месте, озадаченно глядя ему вслед. Коннор, вставший рядом с Ладой и Пренитом, которого придерживали с двух сторон Мика с Колином, позвал:
   - Мирт, победа засчитывается тебе!
   - Да что они тут! - возмутился мальчишка-эльф. - Стукнешь раз - и всё, лежит. А где хорошая мужская драка?!
   - Нашёл, с кем цепляться, - снисходительно вздохнул Коннор. - Здесь такой район, что нормальных драк не бывает, разве что по пьяни. Здесь не дерутся, а бьют неугодных или тех, кто не хочет подчиняться.
   - Откуда ты столько знаешь? - поразился Мирт.
   - Хм, а ты читай обычные городские газеты, которые Селена выписывает, - хмыкнул мальчишка-некромант, - а не только журналы для целителей. В газетах о городе много чего понаписано. Потому я и не хотел, чтобы нас здесь видели. Надеялся, что девочки с Пренитом спокойно выйдут отсюда. А вдруг им придётся сюда возвращаться? Как им после всего этого жить в этом районе?
   - Надо реш-шать, что делать с-с этим... некромантом, - брезгливо сказал всё ещё невидимый Хельми. - Может, ему с-спос-собнос-сти блокировать?
   - Он пришёл в себя?
   - Нет.
   - Если блокировать, его свои же прибьют, - заметил Мирт, исподлобья поглядывая на окна дома.
   Колин тоже чуть опустил голову: в большинстве окон виднелись лица невольных зрителей. Точно - засветились... Коннор задумчиво посмотрел на "хозяина района". Потом присел перед ним и кивнул Хельми.
   - Сможешь заставить его побыстрей очухаться?
   Юный дракон ткнул пальцем в лоб "хозяина района", и тот с трудом открыл глаза. При виде мальчишки, склонившегося к нему - Хельми он не видел, - он только расширил глаза, всё ещё мутные. Коннор вглядевшись в эти глаза, поморщился, а потом нажал точку под носом некроманта и, дождавшись, когда глаза станут оживлённей, спокойно сказал:
   - Ты меня понимаешь?
   - Да-а...
   - Тебе придётся уйти отсюда в другой район города, где тебя никто не знает.
   - С чего бы это? - захрипел "хозяин района" и попытался встать, но огляделся и при виде лежавшего рядом оборотня предпочёл снова улечься, уже со страхом и злобой глядя на Коннора.
   - А с того, что мы тебе делаем одолжение, - бесстрастно сказал Коннор. - Сейчас мы заблокируем тебе твои некромантские способности. Ты же понимаешь, чем это тебе грозит. Пока никто про это не узнал, тебя никто не тронет. Уходи прямо сейчас.
   - Ты-ы?! Щенок! Блокировать? Ты слишком мал для этого! - завизжал "хозяин района", уже с испугом и недоверием пялясь на Коннора.
   Коннор указательным пальцем провёл от своего лба до "солнечного сплетения", и некромант шарахнулся от него так сильно, что чуть не стукнулся головой об асфальт. Колин знал этот жест своего старшего брата: таким образом мальчишка-некромант дал увидеть "хозяину района" уровень своих сил и тем самым подтвердил, что кое-что неприятное и "щенок" может сделать.
   - Поднимайся и прямо сейчас уходи, - велел Коннор. - Или - как хочешь. - И оглянулся на "своего" оборотня. Тот до сих пор лежал неподвижно. Коннор досадливо пожал плечами. - Кажется, я переборщил?
   - Ничего, - отозвался Мирт, который присел перед его оборотнем на корточки. - Я тоже могу его привести в себя. Легко. Посмотри, как там Пренит.
   - Пренит - хорошо, - ответил мальчишка-вампир. - Мне уже помогли. Идти смогу.
   Он оглянулся на двух девочек, которые стояли у входной двери подъезда - видимо, собирались сбежать, если дело вдруг примет совсем плохой оборот. Кивнул сестре, и она нерешительно пошла снова к компании мальчишек. Отсана насторожённо - за ней.
   Когда оборотень Коннора пришёл в себя, ему помогли сесть, прислонили спиной к сломанному бордюру, потом посмотрели вслед уходящему "хозяину района"...
   И пошли дальше, велев Мирту "слушать" Вереска, чтобы знать, где будет ехать машина Джарри. А по ходу дороги старались не глядеть по сторонам - на тех, кто видел, как они сбили спесь с "хозяина района" и его сопровождающих.
   - Мика, а помнишь, ты однажды предложил перенести Тёплую Нору в горы к Вальгарду? - неожиданно даже для себя спросил Колин.
   - Помню - и что?
   - Мика такое предложил? - удивилась Лада, полностью оправившаяся.
   - Ну, было такое. Это из-за директора нашей школы. Или из-за Лофанта - сейчас не вспомню, - объяснил Мика. - У Вальгарда нас бы так не доставали.
   - А по мне, так нам бы здесь нашу Тёплую Нору устроить, - внезапно ухмыльнулся Коннор. - И учиться в школе Агаты. Агата, в твоей, здешней, школе кого больше - оборотней или обычных людей?
   - Обычных людей. Хотя оборотни тоже есть. Магов мало.
   - А эльфы? - с любопытством спросил Мирт. - Вампиры?
   - Эльфов нет. Вампиров сначала немного было, а теперь многие переходят к нам...
   Она не договорила, грустно глядя вперёд.
   - Потому что властный эльфийский взгляд, - задумчиво закончил за неё Коннор. - Мне теперь даже интересно стало поучиться в такой школе. Поучиться и... - Он замолк, глядя в конец дороги.
   - И побить всех, - решительно закончил Мика. - Кто жить не даёт.
   Они посмеялись немного, но первым затих Коннор. Он смотрел с мечтательной улыбкой куда-то в неопределённость. А потом хмыкнул.
   - Никогда не знал, кем мне хочется стать. Я теперь думаю - учителем? Ну, в таком районе? Это даже... интересно.
   - Хочешь вести математику? Чур, я буду вести уроки в мастерской! - заявил Мика. - А Мирт - преподавать магию. Колин будет давать уроки всеобщего языка. Хельми, учителем чего ты будешь?
   - Ф-физики, - тихо откликнулся юный дракон. - С-самое то для дракона.
   - Вы глупые, - вдруг сказала Отсана. - Из нашей школы сбежите сразу. Не останетесь! У нас учить детей очень трудно. А ещё... - Она зыркнула на Мирта. - В нашей школе эльфов не бывает!
   Все замолчали, огорошенные её категоричностью. Только Коннор продолжал улыбаться, а когда до конца улицы осталось совсем немного, спросил:
   - Отсана, а ты хотела бы, чтобы в вашей школе преподавал эльф?
   - Ну... - сказала девочка-оборотень. - Жалко ведь его будет. У нас дети... такие. Но, может, вот этот, Мирт который, и выдержит. Как он того дурака стукнул - красота!
   - Ну вот, - философски сказал Мика. - Хоть и не драка, но оценили. Эх, Отсана... Вот поживёшь у нас, тогда увидишь, что именно этот эльф может вытворять, когда ему драться разрешают. Это он сейчас стесняется, потому что боится, как бы учитель по дракам его не увидел - нам же драться без разрешения нельзя!
   Мирт крепился, но не выдержал - захохотал. За ним - остальные. Мика - не смеялся. Он оглянулся на оставленный позади дом девочек и сказал:
   - А если бы мы жили в этом доме, все скамейки были бы хорошие!
   - Это ещё что, - вздохнул Мирт. - Если бы мы жили в этом доме, летали бы каждый день! Здесь и разгоняться не надо: шагнул с крыши - и лети себе!
   - Это он про что? - изумлённо пробормотала Отсана.
   - Приедем к нам - увидишь, - пообещал Мика.
   Они вышли на улицу, которая вела напрямую к мосту в эльфийский пригород, вдоль реки, и замолчали. Неизвестно, о чём думали ребята, но Колин пытался сообразить: а что будет дальше с девочками Агатой и Отсаной? Если Отсана - сирота, с ней-то понятно. Она останется в деревне. А вот с Агатой дело смутное. А вдруг Селена откажется её принять в Тёплую Нору? Колин Селену бы понял: у неё проблемы со школьными делами ребят, проблемы с директором школы. Ну ладно - проблему Пренита она вроде легко решила, хоть и переживала потом долго. Но как она будет отвоёвывать Агату?.. Он помотал головой и решил дождаться, что скажет Селена... Жаль, если у неё не получится оставить их обеих.
   - По-моему, я вижу нашу машину, - проговорил Мирт, вглядываясь вперёд.
   - Наконец-то, - проворчал Хельми, - надоело идти невидимкой.
   - Проявляйся, - сказал Коннор. - С одной стороны у нас дома - но очень далеко, и тебя, как дракона, не разглядят. С этой - река. По дороге, конечно, машины ездят, но сегодня первый день нового года - их мало.
   - Агата, а как вы справляли зимний праздник? - поинтересовался Мика.
   Девочки переглянулись и дружно пожали плечами.
   - На улице страшно - там пьяных много, - сказала Отсана. - Просто сидели дома.
   - Мне даже стыдно, Агата, - смущённо улыбаясь, сказал Пренит. - Потому что у меня был удивительный праздник - впервые за много лет.
   - Ну, у меня был праздник один раз, - уточнила девочка-вампир. - Подарки дарили, ужинали вкусненьким. Но это всё как-то... Своим детям они дарили то же самое, но...
   Она замолкла, а Колин, чтобы убрать неприятную паузу, вклинился:
   - Точно - это Джарри!
   - Ты не похож на обычного оборотня, - заметила Агата, задумчиво глядя на мальчишку-оборотня, и Отсана с любопытством уставилась на Колина.
   - Ты маг? - с интересом спросил Мика. - Ты видишь магическую силу Колина?
   - Нет, не вижу. А... Колин - ещё и маг? - И, завидя кивок, добавила: - Просто вы так с ним обращаетесь, я и подумала...
   Они встали на развилке дорог, чтобы машине было удобно остановиться рядом.
   - Колр тоже приехал! - втихаря ахнул Мика.
   - Это кто? - тоже вполголоса спросила Отсана.
   - Наш учитель по боевому искусству. Дракон, - ответил Колин.
   - Ух ты...
   Вся компания подростков подошла к машине, возле которой стояли Джарри и Колр. Колр помалкивал, так что Джарри сказал сразу:
   - Насколько я понимаю, у вас была веская причина. Разберёмся дома. Залезайте в салон. Мы опаздываем к ужину.
   И все радостно ринулись в салон машины, поторапливая новичков. Вереску, сидевшему внутри, обрадовались, как самому родному человеку, так что он язык проглотил, изумлённо хлопая на всех глазами.
   В дороге больше молчали, усталые и измотанные. Лишь раз Отсана нерешительно прервала молчание, осторожно обратившись к Хельми:
   - Можно, я твои волосы потрогаю?
   А когда юный дракон кивком разрешил ей, она благоговейно прикоснулась к ним.
   - Настоящие...
   Она вздохнула от наплыва эмоций и, сияя, обернулась к Агате. Та сидела скованно, сжимая в руках сумку с самыми необходимыми вещами и прислонившись к брату.
   Когда доехали, Коннор выскочил из машины открыть калитку и защиту.
   - Я понимаю, что все устали, но... Девочки, оставьте свои вещи в машине. Мне бы хотелось показать, чем встречает вас Тёплая Нора.
   Лада тоже приободрила девочек, что никуда вещички не денутся, и первой вышла за Коннором. Агата и Отсана с недоумением встали рядом с машиной и вдруг задрали головы, ахнув: в темнеющем небе над ними медленно разворачивались три громадные птицы!.. Вереск тоже вышел и, кивнув на одну из птиц, гордо сказал:
   - Это моя сестра - Космея!
   - А рядом с ней - Ринд, оборотень! - добавил Мика. - А та птичка, что подальше, - это Хаук, маг огня!
   Девочек пришлось тронуть за плечо, чтобы вывести из восторженного оцепенения.
   На подходе к Тёплой Норе они услышали победный вопль, больше похожий на охотничий. Не успели гостям ничего объяснить, как из-за угла дома вылетела писклявая толпа, которая лишь на секунды остановилась, присматриваясь, а потом вновь хлынула с торжествующими воплями встречать новичков. Колин поймал Ирму, прыгнувшую на него, а Роза схватилась за его карман, чтобы в этой толпе не отнесло от них обоих. Смеясь над столь бурной встречей, мальчишка-оборотень заметил ошарашенный взгляд Отсаны на девочку-эльфа, поневоле прильнувшую к нему, и с трудом подавил усмешку... Девочки-гостьи шли, прижимая к себе сумки, настолько ошеломлённые горячей встречей, что провожатым пришлось постоянно напоминать, что они, провожатые, рядом и бояться нечего... Когда все оказались во дворе, Лада спохватилась и сказала:
   - Комнат у нас маловато, но, думаю, на первый раз Селена устроит вас к другим девочкам. А потом уж посмотрим.
   - А мы вдвоём... - начала Отсана, пригибая голову, словно боясь всего и всех.
   - Не бойся, - успокоил её Мика. - У нас недавно закончили ремонтировать вторую половину мансарды. Там уже и сейчас тепло. Будет вам персональная комната. В общем, Селена разберётся.
   - В чём это Селена разберётся? - спросила хозяйка места, выходя из дома. - Почему гостей держим на дворе? Быстро заходим - и все в кабинет-веранду.
   На знакомстве присутствовали Джарри и Колр, но оба промолчали, только присматриваясь. А Селена, узнав главное, велела:
   - Лада, проводи девочек в комнату Анитры. Азалии с Хостой теперь нет. Ближе к вечеру поставим там две кровати для девочек, а утром посмотрим, что у нас с мансардой. Пренит, как ты себя чувствуешь?
   - Хорошо, - смущённо ответил недавний беглец.
   - Бернар посмотрит тебя после ужина, а потом будем думать, к кому из мальчиков в комнату тебя устраивать. Агата и Отсана, бегите за Ладой, оставьте свои пожитки в комнате Анитры и спускайтесь ужинать. Коннор, поговорим позже.
   - А что это только с Коннором говорить? - возмутился Мика. - А мы что? Маленькие, что ли? Может, мы тоже хотим поделиться впечатлениями? Знаешь, как там интересно было!
   - Узнаю, - суховато сказала Селена. - Вот Коннор и отчитается.
   - А почему не... - отчаянно начал Мика и заткнулся. Судя по всему, он хотел спросить, почему Селена не хочет поговорить с Пренитом.
   - Потому что, - исчерпывающе ответила Селена и добавила: - Марш руки мыть!
   Мика обиделся, но Колин перехватил взгляды Коннора и Селены друг на друга - вопросительный и тревожный, и успокоился. Селена ругаться не будет. Она просто переволновалась за них за всех.
   Братство быстро разделось и умылось, после чего раньше всех засело в гостиной. Нагулявшись, забежали малыши и принялись теребить приехавших, стараясь допытаться, где они были и кто новенькие. Затем из своих комнат спустились ребята постарше, быстро подсели к братству - тоже в надежде узнать новости. Но времени оказалось слишком мало для подробного отчёта, и народ потянулся в столовую.
   Новеньких девочек привели Анитра и Лада и сразу усадили за свой стол.
   Отсана хлопала глазами на собравшихся. Особенно её поразило, насколько понял внимательно наблюдавший за неё Колин, что Космея и Ринд сидят вместе и постоянно, склоняясь друг к другу головами, перешёптываются о чём-то, то и дело негромко и дружно смеясь. Девочка-оборотень не могла скрыть своего изумления... Зато Агата сидела, чопорно выпрямившись, хотя её глаза постоянно разбегались ухватить всё и сразу.
   Когда в столовой собрались все, Селена встала от стола взрослых и сказала:
   - У нас гости - Агата и Отсана. Они приехали на каникулы и поживут у нас некоторое время. Надеюсь, им здесь понравится.
   Все радостно закричали, и только братство сидело несколько оглушённое.
   Почему Селена сказала - гости?
   Девочки сидели спокойно. Они ещё не поняли, что значат слова хозяйки места.
   Вереск, сидевший с братством, ни о чём не подозревал, поэтому оставался спокоен. А вот Пренит, бывший тут же, за столом, внезапно ссутулился и исподлобья глянул на Селену. Упрямо глянул. Колин решил, что если Селена и в самом деле после каникул отправит девочек домой, то Пренит снова сбежит... А потом Колин взглянул на Ирму, которая с удовольствием ела и подкармливала привычно прячущегося под столом Пирата (процион Нот солидно сидел на коленях Берилла). И снова та же мысль, что он уже решал в пригороде: а если его сестрёнка окажется в таком же положении? Бегал бы он, Колин? Надо бы обсудить с братством, как уговорить Селену оставить девочек здесь. Надо в красках и подробно рассказать старшей сестре, что жить так, как жили Агата и Отсана, нельзя... Колин вдруг застыл: а если Селена заставит Отсану уйти в приют - и не в Тёплую Нору? Что тогда? Колин спросил себя и честно ответил: нет, он не хотел бы, чтобы Селена так сделала. Это слишком жёстко.
   Он не выдержал и мысленно сказал: "Коннор!"
   Мальчишка-некромант посмотрел на него. Колин поколебался и тихо сказал:
   - Уговори её, Коннор, пожалуйста.
   - Прости, Колин. Решает хозяйка места.
   Лицо Пренита стало не просто упрямым, а таким угрюмым, словно мальчишка-вампир решился выполнить не самое лучшее задуманное. А Колин обеспокоенно вспомнил, что после каникул для побега ему не нужен будет открывающий ограду браслет. Из школы сбежать легче.
  
   Двадцать пятая глава
  
   Когда Тёплая Нора начала затихать, постепенно засыпая, когда две кровати для девочек были снова принесены в комнату, где командовала Анитра, и застелены бельём, когда из детского уголка Вильма увела последних малышей, а Моди следом за ней поднялся, таща Брина, уснувшего в обнимку с проционом, дверь веранды в бывший кабинет открылась и вошёл Коннор.
   ... Селена ходила из угла в угол комнаты, стараясь собраться с мыслями и перестать психовать. Джарри уже несколько раз предлагал успокоиться, но Селена пожимала плечами, вздыхала, не понимая, как ему объяснить своё состояние и почему нужно, чтобы это видел Коннор. Жалела себя, вспоминая всё, что запланировала на каникулы, и чем дальше - тем сильней хотелось помучить себя: слабая женщина - и взвалила на себя столько проблем!.. Захотелось пожалеть себя: столько на себя взвалила, а тут ещё подсовывают проблемку - и не из лёгких!.. И не одну, а аж две!.. И виновато смотрела на кольца и браслеты, блокирующие её не только от братства, но даже от младшего сына.
   Буквально за секунды до прихода старшего сына всё-таки не выдержала: стыдно стало - и попросила Джарри:
   - Ладно, придумай мне успокоительное! Начинаю плохо соображать.
   Джарри подошёл со спины и взял её за локти.
   - Семейная моя... - Он подул на прядку, вылезшую из её свёрнутой в пучок косы. - Знаешь, не буду придумывать. Я, кажется, понял, в чём дело с тобой. Ты пытаешься расколоть непосильную задачу... Впрочем, нет. Задача посильная. И ты придумаешь, как выполнить всё необходимое, чтобы решить её. Единственное, что ты забыла... Селена, ты не одна. Найди завтра время (или днём позже) и собери всех, кто тебе может помочь. Не забывай, что наиболее трудные для тебя задачки интересно разгадывать даже Колру.
   Она обмякла в его руках и слабо усмехнулась.
   - А успокоительное ты всё же нашёл!
   И дверь открылась.
   - Мама Селена, что-то не так? - встревоженно спросил Коннор. - Ребята гадают, почему ты объявила в столовой про девочек - гостьи. Их там, в пригороде, оставлять нельзя! Видела бы ты это местечко!.. Не веришь нам - спроси Ладу. Она там тоже была. Там страшно.
   - Тихо - Стен спит, - напомнил Джарри. - Сядем-ка за стол и поговорим.
   И они уселись за стол, время от времени поглядывая на самого младшего члена семьи, крепко спящего в своей кроватке.
   - Рассказывай, - велела успокоившаяся Селена. - Сначала об Агате. Всё, что она рассказала, - правда? Её и в самом деле отправили в тот район города, потому что она стала ненужной?
   - Да, - кивнул Коннор. - Пока мы шли назад, к набережной, я просмотрел её личное поле и считал информацию. Ещё и их родители помогли. Они были такие... счастливые из-за Пренита и Агаты, что их воспоминания стали яркими. Это они вели Пренита к сестре, а когда её не оказалось в нужном месте, растерялись. В той, эльфийской, семье своих детей трое. А Агата оказалась слишком... диковатая?.. - Он задумался, подбирая слово. - Ну, ей было трудно принять, что она удочерённая. Тем более эти... родители относились к ней так, как будто боялись, что она обидит их собственных. Родных. Хотя старшая девочка у них ровесницей Агате была.
   - А Отсана? - уже деловито заинтересовалась Селена. - Что с ней?
   - Ну, мы сначала не поняли, - задумчиво сказал мальчишка-некромант. - Потом я увидел тени её родителей. - Он помолчал и вздохнул. - Их убили Чистильщики.
   - Они... одичали? - тихо спросил Джарри.
   - Да. Бросили дочь - точней, она начала прятаться от них, когда родители начали деградировать. Домой приходили редко - видимо, на остатках разума понимали, что могут убить её в своём изменённом состоянии.
   - Война добралась и до этой девочки... - тихо сказала Селена.
   - Да, она из пригорода. Когда она поняла, что с родителями ситуация совсем плохая, она сбежала из дома и бросилась искать бабушку.
   - Та тоже жила в пригороде?
   - Да. - Коннор нахмурился, вспоминая увиденное в полевой информации. - Группа оборотней пряталась в подвале и старалась выжить и не деградировать, потому что они видели, что происходит на улицах. Отсана добежала до этого дома, и бабушка её узнала. А когда война закончилась, выяснилось, что дом её родителей разрушен машинами. И бабушка прописала её у себя. Её же оформили опекуном сироты. Отсана побоялась всем сказать, что её родители одичали. Сказала, что погибли из-за машин. Когда восстановили ближайшую школу, Отсана начала ходить туда вместе со всеми. Потом бабушка умерла - кажется, сердце больное было. Отсана оповестила всех родичей, которых нашла. Те приехали, помогли с похоронами, а потом как-то незаметно отсеялись. Ну, ушли потихоньку, даже не пообещав помощь с устройством. И к себе в семьи не взяли. И Отсана решила, что достаточно взрослая, чтобы жить одна. Вот и вся её история.
   - Подожди, а как она познакомилась с Агатой?
   Коннор закрыл глаза. Селена, едва улыбаясь, переглянулась с Джарри: полное впечатление, что старший сын роется в набранной информации.
   - Когда Агату перевели в эту школу, она оказалась в одном классе с Отсаной, хотя приёмные родители и пытались её устроить в класс получше. Над Агатой смеялись и дразнили её. И однажды она подралась с теми, кто дразнил. Дело было на улице, и Отсана помогла ей отбиться. А потом Отсана решила проводить Агату домой. Так они выяснили, что живут в одном доме, но в разных подъездах. Отсана переехала к Агате, потому что квартиру той подыскали, всё-таки исходя из соображений безопасности. Дверь, во всяком случае, там крепче, чем в квартире Отсаны.
   Пока родители анализировали информацию, Коннор сидел задумчивый, и Селена вдруг сообразила, о чём он думает. И - точно.
   - Мама Селена, Джарри... Если вы девчонок здесь не оставите... - нерешительно начал Коннор. - Может, я перееду в квартиру Отсаны? Ну, поступлю в школу девчонок? Нельзя им там одним, понимаете? Особенно сейчас, когда мы наследили... Им же из-за нас отомстить захотят! А я буду провожать их в школу и встречать после уроков, чтоб никто не тронул. Или наоборот - они меня будут ждать после моих уроков. Их там бросать в одиночку - ну никак!
   - Тихо-тихо, - напомнил Джарри, оглядываясь на младшего сына. - Никто не собирается бросать девочек на произвол судьбы. Завтра мы поговорим с Колром и Бернаром об этой ситуации...
   - А ещё завтра у нас родительский день, - вздохнула Селена. - И обещал прилететь Вальгард. Причём - чует моё сердце! - он собирается прилететь, чтобы его клан поиграл в пейнтбол, пока у нас каникулы. А ещё боюсь, что Лофант соберёт свою команду и тоже примчится завтра же, устроив перед тем в доме правительства короткое совещание ради Рунного Смарагда.
   Коннор некоторое время смотрел ей в глаза и порывисто схватил её за руки.
   - Мама Селена! Ты поэтому!.. - бессвязно заговорил он, и Джарри зашипел на него, сделав огромные глаза и кивая в сторону Стена. Мальчишка-некромант перешёл на шёпот: - Селена, ты поэтому, да? Ты устала, а мы тут тебе ещё добавили... Прости, Селена! Я не подумал. Мы поможем. Если хочешь, мы можем взять на себя Лофанта! Он же думает, что камень у меня! Вот Хельми ему передаст Рунный Смарагд, и он успокоится. Можем взять на себя встречу гостей - их же совсем немного будет! Брат Каи приедет, тётя Вильмы. Может, дед Вилла с Тармо! Или старшая сестра Сильвестра и его сестрёнок. И то вряд ли. Но их-то мы можем спокойно взять на себя. А если хочешь - можем устроить игру с драконами Вальгарда! Да мы такую игру им устроим!.. Выпустим против них Ирму с Розой!..
   Селена резко вырвала ладони из рук Коннора и закрыла себе рот, стараясь не расхохотаться. Джарри уже трясся от бесшумного смеха - видимо, представил себе первый этап игры "Драконы Вальгарда против малышни Тёплой Норы"! Или наоборот? Малышня против драконов? А ведь... Ирма-то обрадуется!
   Когда все успокоились, Селена вытерла слёзы и шмыгнула.
   - Неплохая задумка. Надо бы рассказать Колру - что он скажет на это?.. - Она вздохнула, возвращая спокойное дыхание. - Так, все активные мероприятия у нас на первую половину дня назначены? Вальгарду можно предложить, чтобы его драконы под присмотром Колра попробовали полетать на дельтапланах - они ведь давно на них облизываются. И тогда, если Лофант со своей командой опоздает к драконьему пейнтболу, он всё равно встретится с Вальгардом. И передача Рунного Смарагда пройдёт в спокойной обстановке.
   - А тогда уже вечером можно будет подумать, как собрать свой совет по поводу девочек, - закончил Джарри. - То есть распланировать действия, каким образом их оставить у нас. В конце концов, воссоединение семьи, то есть Агаты и Пренита, - дело очень важное. А Отсана... Если девочка-оборотень в своей родовой семье не нужна... Тем более она жертва войны... Да, надо подумать, как её оставить здесь.
   - Тогда я пошёл, - встал из-за стола Коннор, с надеждой глядя на родителей. - Селена, я могу своим сказать, что всё хорошо?
   - Можешь, - вздохнула она. - Ведь вы старались. Не зря же всё.
   Сын тряхнул отросшими русыми волосами, сгоняя их с глаз. Только было повернулся к двери, как нерешительно застыл, и Селена поняла, что сейчас, кажется, будет капля дёгтя в бочку мёда, когда вроде всё устаканилось.
   - Селена... Джарри... - Коннор обернулся и прикусил губу. - Это плохо, что я перед сном говорю, но будет нечестно, если промолчу. Прости меня, Селена. Отсана... Она, ну... воровка.
   - Что-о? - вырвалось у Джарри.
   Селена, интуитивно сообразившая, что старший сын скажет неприятное, сумела промолчать, только кивнула. Потом спросила о главном:
   - Братство знает?
   - Нет, я заблокировал в своём поле информацию так, чтобы даже они не считали.
   - Тогда помалкиваем про девочку и дальше. Коннор, а... Агата?
   - Она тоже знает. - Приглядевшись к ошарашенным родителям, мальчишка-некромант понял, что вопросов больше не будет. - Спасибо, Селена...
   Вздохнул и вышел, пробормотав: "Спокойной ночи".
   Джарри вопросительно посмотрел на семейную, но Селена не хотела говорить о неприятной новости, только ворчливо вспомнила:
   - Ишь... Переехать захотел!
   - Наш старший - защитник, - с облегчением проговорил Джарри. - Вот и ищет возможность защитить тех, о ком узнал.
   - Ага, - уже хмуро откликнулась Селена. - А если он узнает обо всех сиротах пригорода, что тогда делать нам с тобой?
   - Заканчивать ремонт мансарды и думать о том пристрое, о котором однажды говорили, - усмехнулся Джарри и тоже встал. - Пора на покой. Завтра у нас... чудесный день! Весёлый и непредсказуемый.
   Он обошёл стол и поцеловал семейную.
   - С машинными демонами справлялись, - пробормотал он. - Неужто с чиновниками всякими не справимся?
   Селена только улыбнулась.
   Когда семейный уснул, обнимая Селену, прикорнувшую на его горячем плече, она уже разработала примерный сценарий того, что надо сделать, чтобы девочки остались в Тёплой Норе. Агата. Надо будет съездить к её приёмным родителям и просто-напросто предложить им сменить для девочки место жительства и школу. Селена предполагала, что те быстро согласятся, дабы не было огласки, как они поступили с приёмной дочерью. Ведь если заартачатся, им можно будет намекнуть, что огласка-то всё равно когда-нибудь произойдёт. Всё равно когда-нибудь некрасивая история выплывет наружу. А самой Агате, возможно, когда-нибудь, во взрослой жизни, пригодится принадлежность к эльфийской семье. Отсана. Вот её будет легко оформить в качестве обитателя Тёплой Норы: только поднять документы о том, что девочка, несовершеннолетняя даже по меркам этого мира, живёт без попечительства взрослых. Договориться с властями о переводе девочки-оборотня в Тёплую Нору тоже будет нетрудно. Только намекнуть, что неприятная история с Отсаной может быть рассказана в городских газетах. Разве что придётся потерять время, бегая с документацией...
   И только подумала о властях, как всплыла мысль, заставившая недоумевать: "Ну, ладно, я понимаю, почему не обнаружили, что в квартире живёт несовершеннолетняя и притом одинокая девочка. Неразбериха вокруг - даже в чиновничьих делах. В пригороде даже переписи населения до сих пор не провели... Но... как девочка до встречи с Агатой платила за квартиру? На что она жила? На какие гроши покупала продукты и одежду себе? - И затаила дыхание, когда поняла: - Вот почему она пошла воровать!"
   Последняя мысль уплывающей в крепкий сон Селены: "Но решать проблему с переходом девочек к нам я самостоятельно не буду. Джарри прав. У Тёплой Норы есть не просто учителя и преподаватели. Есть советчики, и им не просто интересно решать проблемы. Им интересно жить делами Норы. Вот пусть постепенно и доходят до моих выводов своим умом!"
   ... Проснулась задолго до времени подъёма. Будто толкнули. Или позвали. Набегавшийся за прошлый день Джарри спал так глубоко, что она легко выскользнула из-под его обнимающей руки, укрыв его, недовольно заворчавшего во сне, краем одеяла. С трудом удержалась от желания подоткнуть одеяло вокруг него - только улыбнулась своему смешному порыву... Сегодня мыть вчерашнюю посуду не надо. Старшие девочки объявили, что на каникулах будут помогать дежурным в связи с наплывом гостей. И посуда уже вчера сияла чистотой - на радость Лайле и к удовольствию Веткина.
   Но какое-то беспокойство гнало хозяйку места, не давая добрать привычное время для сна. Подхватив сложенную на стуле одежду и с улыбкой заглянув под одеяло завёрнутого, как в конверт, посапывающего Стена, Селена осторожно, на цыпочках, прошагала в коридор веранды. Здесь она оделась и вышла сначала во двор. Крепких морозов, как всегда, не ожидалось, так что, шипя от холода и фыркая от невольного смеха, она быстро поплескала из летнего рукомойника студёной водой себе в лицо и вытерлась прихваченным полотенцем.
   На улице небо только-только начинало терять свою тёмно-синюю окраску, переходя в сумеречный, серый цвет предрассветья.
   Индюшки пока не выходили погулять по клетке - сидели под крышей, в помещении, которое Вилмор не закрывал - из-за того же отсутствия морозов. Селена постояла немного у клетки, всё так же невольно улыбаясь, потому что вспоминала, как остолбенела Ирма при виде громадной клетки со странными птицами. Потом хозяйка места перешла к загончику с козами. Немного понаблюдала, как они сидят и лежат на устеленной сеном земле, жуя свою травяную жвачку, помаргивая на серое утро... И вернулась в дом.
   Из предбанника осторожно перешла в гостиную, где остановилась.
   Кое-кто уже не спал.
   Селена поняла, почему Агата с Отсаной вскочили ни свет ни заря в чужом для них пока месте, но вот остальные, тихо переговаривавшиеся с ними в детском уголке... Нет, и Ирму можно было представить себе рядом с новичками. Можно было заранее предсказать, что вместе с ней спустится её постоянная команда - двойняшки-оборотни Вилл и Тармо, а также малыш Берилл. Но почему проснулся слишком рано Сильвестр? И почему он спустился именно к девочкам, в детский уголок? Правда, он присел неподалёку от них, делая вид, что проснулся сам по себе, и медленно разбирая паззлы будущей картинки. Но не слишком ли часто он косится на Отсану? Впрочем, и девочка-оборотень частенько скашивается с интересом взглянуть на мальчишку-оборотня. Остальные не замечали странного этого переглядывания. И Селена решила, что пора выходить к собравшимся.
   - Доброго утра, - негромко сказала она, оповещая о своём появлении.
   - Доброе, - деловито откликнулась волчишка. - Селена, мы рассказываем про Тёплую Нору. Сказку мы уже рассказали - ну, из-за чего у нас Тёплая Нора. Агате понравилась сказка. Отсане тоже.
   - Здравствуйте, - смущённо сказала Агата, на коленях которой сидела довольная, измурлыкавшаяся Тиграша.
   А Отсана, по впечатлениям, затаилась, ссутулившись. Наверное, привыкла прятаться, чтобы быть менее заметной, чтобы не обращали внимания. Селена присела рядом, улыбаясь обеим: какие же они разные! Тоненькая Агата с нежным, чуть смугловатым лицом, большеглазая и насторожённая, - и крепенькая Отсана, чуть поменьше её ростом, с постоянно прищуренными глазами (надо бы попросить Бернара посмотреть девочку: не близорукость ли у неё?), с чертами лица - заметно грубоватыми, но, тем не менее, довольно симпатичными.
   - А сейчас о чём рассказываете?
   - Про пейнтбол, конечно!
   - Вы бы лучше показали девочкам работы Кама, - предложила Селена. - Таких наши гости наверняка не видели.
   - Ой, точно! - всплеснула Ирма руками. - Пойдёмте! Мы вам покажем! Соврать не дадут - фигурки у Кама страшно красивенькие!
   И, как обычно, бесцеремонно ухватила обеих новеньких девочек за руки и потащила за собой - в общую гостиную. Но скульптурками Кама любовались недолго. Агата постоянно вставала с места и подходила к коридору, чтобы приглядеться, не вышел из бельевой Пренит. Поскольку он был всё ещё в болезненном состоянии, решили, что он будет пока спать в бельевой.
   В очередной раз вскочив и крадучись подойдя к коридору, Агата выпрямилась, застыв на мгновения и держась за стену, а потом бросилась вперёд. Селена поймала за шкирку волчишку, кинувшуюся следом за девочкой-вампиром, и строго сказала:
   - Ирма, только не сейчас! Она брата не видела много-много времени. Дай им поговорить.
   - Ну и ладно, - пожала плечами Ирма. - Жалко, что ли? Эй, Отсана, а знаешь, что у нас ещё есть? У нас есть Нот! А во дворе живут козы! Ты видела их когда-нибудь?
   - На картинках, - тихо сказала Отсана, но глаза блеснули любопытством. - А откуда у вас они?
   - Мальчишки нашли! - сообщила волчишка, сделав страшные глаза. - В лесу!.. Но и козы не самое интересное. У нас есть дельтапланы! Ты когда-нибудь летала на них?
   "Ах ты бессовестная волчишка! - мысленно смеясь, решила Селена. - Ты же прекрасно знаешь, что никто в этом мире и слыхом не слыхал о дельтапланах!"
   - Слушай, а почему у тебя нет браслетиков? - с любопытством спросила Ирма и вытянула руку показать свой: - Вот. Тебе нравится?
   - Нравится, - нерешительно откликнулась Отсана.
   Предупреждённая Селена было нахмурилась, завидев, как снова заблестели глаза девочки-оборотня: "А если она начнёт именно с этого - с воровства браслетов? Они хоть и дешёвка, пластмассовые, но... Подмочит себе репутацию в Тёплой Норе, как ей потом здесь жить?" Додумать не дали. Неожиданно рядом появился Сильвестр и быстро предложил Отсане:
   - Если тебе нравятся браслетики, ты скажи, какие именно. Я сделаю столько, сколько тебе захочется. И такие, какие захочешь. У нас узоры есть. Мика зарисовывает, и Мирт может узор подобрать. А ещё могу колечки сделать. И волосы у тебя длинные, а Селена заколки придумала, так что все наши девочки ходят с красивыми штучками на голове. Вон, посмотри, какие у Ирмы!.. Я тоже умею такие набирать.
   - Правда? - растерянно спросила Отсана. - Сколько захочу?
   - Конечно! - радостно подтвердила волчишка. - Когда нам в первый раз сделали бусики, мы так радовались! Проси у Сильвестра бусики! У него красивые получаются! А у его сестёр, знаешь, уже сколько - целые шкатулки! А ещё!.. Пойдём, посмотрим - у нас у всех свои коробки с работой здесь, в столе, лежат. Отсана, а ты хочешь научиться бусики собирать? Нам за это денежку дают!
   - Это правда, - кивнула Селена, улыбаясь девочке-оборотню и с лёгким сердцем мысленно выдыхая: ничего - и с этой проблемой справимся! Вон сколько помощников! И вообще: ошеломить противника, сбить его с ног, а потом подать руку, чтобы помочь подняться, и очаровать его - это наше всё!
   Два стола в гостиной имели свои встроенные ящики, куда ребята и в самом деле прятали свои коробки с работой. Зимой здесь, на улице, хоть и не морозно, но сидеть в мастерской Мики слишком холодно: пальцы быстро мёрзнут. А в гостиной при ярком свете, под дружескую болтовню собирать браслеты и бусики - самое то!.. Она ещё немного понаблюдала за детьми и довольно усмехнулась: Сильвестр быстро закончил начатый браслет и тут же предложил его Отсане, очарованной украшением, созданным на её глазах. А потом они вместе склонились над его коробкой, выбирая нужные бусины для украшения, которое хотелось бы именно девочке-оборотню.
   Затем Селена заглянула в столовую, добежала до кухни - узнать, как там с завтраком. Кам был недоволен: из-за каникул он не успевал в своё удовольствие посидеть у гончарного станка, но Селена утешила его сообщением, что в Тёплой Норе появилась ещё одна девочка - модель для его скульптурок.
   - Красивая? - строго спросил юный тролль.
   - Как картинка! - мечтательно прошептала Лайла.
   Кам-то из-за вчерашнего столпотворения на кухне не успел познакомиться с новенькими. Но оценка новенькой девочкой-троллем, его помощницей, ему понравилась, и он успокоился, перестал ворчать... Селена побежала к себе - будить Стена, одевать его... Джарри уже вышел - привычно на пару с Вилмором проверить, как там козы и индюшки, и задать им корму. Вернулась хозяйка места в гостиную уже со Стеном на руках и тут же опустила его в детском уголке на ковёр. Риган тоже спустился и сел рядом со Стеном. В последнее время мальчик-дракон не только добровольно нянчился с малышом, но и старался утихомирить его возрастающие способности сильного мага и ввести их "в правильное русло", играя с ним в магические игры.
   А сверху продолжали спускаться проснувшиеся обитатели Тёплой Норы, и в детском уголке становилось всё веселей. Болтая со всеми, кто только к ней обращался, Селена не сразу уловила, что кто-то пристально смотрит ей в спину. Но почувствовала и обернулась. Каиса! Женщина-оборотень стояла с корзиной, даже внешне оттягивающей ей руку. Ой, сегодня же день расчёта!.. Селена быстро поднялась с ковра и поспешила к Каисе забрать у неё тяжёлую корзину. Женщина-оборотень сразу отпрянула в коридор, так что сразу облегчить ей, беременной, руки не получилось. Впрочем, Каиса свою поклажу тяжкой не считала. Поздоровавшись, обе сразу зашли в кабинет-веранду.
   - Каиса, подожди до прихода Джарри, - попросила Селена, принимая у женщины-оборотня корзину с пряжей, разделённой на две части: тонкая шла в лавки города, а погрубей - на одежду детям в Тёплой Норе.
   - Да я уж поняла, - ответила Каиса. - С деньгами, конечно, подожду. У вас, я смотрю, новенькая?
   - Две новенькие, - вздохнула Селена. - Одна - вампир, эта - оборотень, Отсана.
   - Что-то не так? - почти повторила Каиса слова Коннора.
   Селена села в кресло и, предложив то же самое, женщине-оборотню, коротко пересказала историю Отсаны.
   - То есть проблема в том, что она незаконно жила одна в квартире, - задумчиво сказала Каиса. - Ну, это в общем-то... Да, придётся побегать с документами, если только... Понимаешь, Селена, у нас, оборотней, очень много родовых семей.
   - И? - подтолкнула хозяйка места, так как Каиса явно затруднялась с определением того, что именно хочет сказать.
   - Девочку не взяли в семью, потому что она девочка. Мужчин-оборотней после войны осталось мало. И лишний рот, который потом ещё надо пристраивать всем родом, никому не нужен. Это здесь хорошо - мальчиков много. Помнится, Сильвестра взяли к себе даже с сёстрами. И ты сама рассказывала, как дед Вилла и Тармо возмущался, что они так и остались здесь? Они мальчики, потому из-за них и переживали.
   - Это ещё не причина, чтобы оставлять девочку в такие годы и в таком положении, - резко сказала Селена.
   Каиса подняла руку.
   - Подожди, Селена. Я договорю. Мы, оборотни, свои семейные линии знаем очень подробно. Кого-то и Отсана запомнила, ведь рассылала же родичам письма о смерти бабушки. Возможно, о них ей бабушка как раз и рассказывала. Но дети помнят не всех. Если хочешь, я поговорю с девочкой. Или у нас есть дальняя родня. Или... - Каиса улыбнулась. - Мы можем придумать, что я её тётя, которую она вспомнила.
   - Но, Каиса... - теперь уже Селена не нашлась со словами, хотя вопрос её горячо волновал: почему Каиса сразу предложила свою помощь?
   А та, будто услышав незаданный вопрос, вытерев слезинку с щеки, качнулась к Селене и глубоко вздохнула:
   - Селена, я так тебе благодарна. За жизнь, за разум, за место, где я чувствую себя уютно и защищённой. За Тибра с его сыновьями... Хоть что-то, но мне хочется сделать для вас. Вы с Джарри мне даже работу нашли. И мне хочется отплатить добром за всё, что вы для меня сделали. Эта история с Отсаной - она мне легко дастся. Прими мою помощь, Селена.
   - Ну, уж отказываться точно не буду, - пробормотала Селена, сжимая её руки.
  
   Двадцать шестая глава
  
   Первыми появились Чистильщики и привезли с собой родственников ребят.
   С Чистильщиками, вообще-то, была договорённость, что они будут помогать Тёплой Норе по мере возможностей. Но на этот раз они даже не скрывали, что приехали в надежде на игру. А привезти родственников - это отличный предлог узнать из первых рук, будет ли игра вообще сегодня. Тем более - транспорт сюда не ходил, и все родственники, желающие навестить детей, по старой памяти шли сразу к ним, к Чистильщикам. На этот раз приехал не только Эван, но и командир группы - Рамон.
   - Оставил в штабе ребят - из тех, что здесь уже играли, - довольно сказал он и с предвкушением взглянул на спортивное поле. - Надо же и мне прочувствовать, что такое этот ваш пейнтбол. Мы пока посмотрим это поле? Как тут да что?
   - Сходите, посмотрите! - засмеялась над его нетерпением Селена.
   А может, и не нетерпение. Может, вежливое отстранение, пока хозяйка места здоровается с приехавшими родственниками детей. Она посмотрела вслед Чистильщикам. Они как-то постепенно и будто по инерции взяли на себя полицейские функции в пригороде, микрорайоны которого знали, как все свои пять пальцев. Нет, полицейские участки существовали, но они как-то естественно не только сосуществовали со штабом Чистильщиков, но и сотрудничали с ним.
   Как ни странно, в этом году приехал дед-оборотень. В прошлом он отказался наотрез: "Меня за родича какие-то сопляки не считают - какой смысл ездить?" Но сейчас... Двойняшки Вилл и Тармо даже попятились, когда из одной из машин (Чистильщики приехали на четырёх) вылез кряжистый, отнюдь не седой оборотень и хмуро глянул на них исподлобья.
   Чуть повернувшись в сторону, Селена напомнила им:
   - Он вас не съест. Не бойтесь, - подпустила в голос насмешки, и оборотни-двойняшки немедленно выпрямились. - Будьте вежливы и держитесь с достоинством. Идите же, встречайте его! Не зря же он приехал!
   Про то, как Селена встретила Колина и Ирму, было известно всем в Тёплой Норе, так что присловье: "Он вас не съест!" тоже стало давно знакомым. Двойняшки насупились, переглянулись и поспешили к деду.
   Каи заулыбался при виде старшего брата и бросился к нему. Селена усмехнулась: Каи обожал брата - ведь тот разрешил ему остаться в Тёплой Норе.
   Вильма уже помогала выйти из машины своей тёте, постаревшей за этот год и с трудом ходившей, а Сильвестр с сёстрами торжественно вышагивал к старшей сестре, которая смотрела на это шествие скептически. Правда, её глаза в первую очередь скользнули по одежде младших, и теперь улыбнулась Селена, уловив в них одобрение.
   Мирт с сестрой и братом встречал дядю. Уважаемый Гиацинт приехал на своей машине - с двумя телохранителями. Чопорно выпрямившись, почтенный эльф, заготовивший для малолетних родственников снисходительную улыбку и даже какие-то подарки: свертки, громоздившиеся на заднем сиденье, были видны издалека - внезапно резко скривился, когда его взгляд упал на молодого эльфа, стоявшего неподалёку от Колра. Почуявший его неодобрительный взгляд Корунд обернулся, но усмешку погасил, а потом и вовсе ушёл, чтобы не раздражать высокопоставленного эльфа.
   Но выход ещё одной родственницы оглушил всех. Стоявший рядом с Селеной Мика аж отшатнулся за спину старшей сестры, когда из машины выскользнула высокая красивая женщина, в вызывающе алом длинном платье, с роскошной длинной серой пелеринкой на плечах. Грубо дёрнув Селену за рукав куртки, Мика прошипел:
   - Зачем ты её позвала?!
   - Мика, можешь не верить, но я удивлена не меньше твоего, - пробормотала в ответ Селена. - Я вообще не понимаю, как она узнала, что мы пригласили родных...
   Ладошка Мики съехала на кисть хозяйки места, и мальчишка прислушался к своим ощущениям. Но он мог бы и не проверять Селену на честность: она и в самом деле не посылала приглашения его матери. А та стояла у машины и ждала.
   - Селена, в учебном доме кто-нибудь сейчас есть? - суховато спросил Мика.
   - Нет. Даже Бернар сейчас в Тёплой Норе.
   - Можно - мы посидим там?
   - Можно, Мика.
   Мальчишка-вампир, не оглядываясь ни на кого, подошёл к женщине и коротко что-то проговорил, после чего, не прикасаясь к ней, повёл её к учебному дому.
   А Селена взяла на заметку: не забыть спросить у Рамона, как эта женщина пришла в штаб Чистильщиков и как объяснила своё желание повидать сына. Ну и... Как узнала, что именно второй день нового года Селена объявила официальным родительским днём.
   Видевшие эту странную встречу, старшие братства сняли кольца, а заметивший это движение Колин, видимо не сразу сообразивший, что происходит, чуть спустя тоже поспешил сунуть блокирующее кольцо в карман. Братство не собиралось подслушивать Мику. Оно собиралось делиться своей уверенностью и спокойствием с младшим братом.
   Вильма тем временем отвела тётю в Тёплую Нору, в гостиную, а двойняшки повели деда посмотреть хозяйство: тот, кажется, заинтересовался теплицей и загончиками с козами и индюшками. Заметив, куда идёт старый оборотень, не сдержала своего любопытства и старшая сестра Сильвестра, и Далия с Лекой, радостно болтая, тоже потащили её следом за двойняшками - осматривать интересности в усадьбе Тёплой Норы. Каи же повёл брата в мастерскую. Тот выглядел уставшим, и Селена втихомолку завязала новый узелок на память - не просто покормить гостей праздничным обедом, но и попробовать уговорить их перед тем посидеть на игре. Уважаемый же Гиацинт, судя по всему не желавший долго рассусоливать со слишком свободолюбивыми племянниками, предпочёл разговаривать с детьми, не отходя от машины, и Селена томилась от жуткого любопытства: Миртов дядя-то здесь - решает ли Лофант поставленную перед ним проблему? Или Лофант думает, что новый закон - или постановление? - должны разбирать и принимать чиновники только первого круга здешнего правительства?
   Остальные обитатели Тёплой Норы резвились во дворе, на детской площадке и вокруг празднично украшенного крепчуга - под присмотром тех, кому доверила ясельников Вильма. Те же, кто постарше, готовились к игре: подростки заполняли краской пейнтбольные баллоны и проверяли маркеры, а заодно рассуждали, как можно при полевых условиях выцелить противника, не попав под заряд самому.
   Селена, стоя у дома, тихонько разговаривала с Джарри и высчитывала, сколько времени останется на игру до обеда, если драконы Вальгарда прилетят пораньше, когда со двора раздался дружный вопль:
   - Ага-а-а!!
   - Драконы! - подтвердил Джарри, с улыбкой глядя в небо. - Идём встречать!
   Они поспешили мимо замолчавшего Гиацинта, чей недоумённый взгляд застыл на стремительно приближавшихся чёрных точках. Быстро дошли до Городской изгороди, возле которой их нагнал Колр.
   Драконы садились на луговине по одному и тут же оборачивались в человеческую форму, сразу следуя за Вальгардом к деревне. И тут Селена поразилась: среди мужчин-драконов она различила женщин! Впервые увидела их - и сердце замерло, настолько они были необычны. Вроде обычные женщины, но во взгляде каждой что-то такое, что заставляло смотрящего им в глаза поднимать подбородок в необъяснимом восторге. Когда Селена опомнилась, она попыталась проанализировать, что же именно прячется в лице каждой, и для себя определила это нечто, как впечатление высоты. Когда смотришь в небо - и... видишь там танцующего дракона. Среди личных восторгов Селена поймала мелькнувшее чисто женское негодование: и Колр не захотел связать судьбу с одной из них?! После чего чуть не расхохоталась: она, человек, смеет корить дракона за его решения?! Это странное предположение помогло ей успокоиться и радушно встретить гостей. Чтобы не заставлять Вальгарда первым просить, она, как истинная хозяйка, пошутила, едва очутилась напротив:
   - Доброго дня вам, Вальгард! Надеюсь, вы прилетели поиграть с нами в пейнтбол?
   Передавая мешки с мясом Джарри и Колру, старый дракон даже лицом посветлел:
   - Вы принимали нас-с в рас-счёт? Я играть не буду, но мои дес-сять драконов вес-сьма заинтерес-совалис-сь ваш-шей игрой.
   Да, на этот раз его клан насчитывал пять молодых пар.
   - Мешки мы оставим у ограды. Потом я завезу их в Тёплую Нору на машине, - деловито сказал Джарри, прищурившись на бродивших по спортивному полю, изучая его, Чистильщиков. - А пока мы с Колром проведём ваших драконов по этим отрезкам-этапам и объясним, в чём заключается игра. Чуть позже сюда принесут маркеры, чтобы вы опробовали их перед пейнтболом.
   - Пос-сидеть можно здес-сь? - оглянулся на трибуну Вальгард. - Леди С-селена, не обращайте на меня внимания. Дейс-ствуйте так, с-словно меня здес-сь нет.
   - Благодарю вас, Вальгард, - склонила голову Селена, и в самом деле благодарная, что старый дракон не претендует на её персональное внимание.
   Она успела снова сбегать в Тёплую Нору и организовать Корунда и Александрита на перевозку мешков с мясом в подвал-ледник: время есть - чего ждать? И Джарри освободился теперь. Здесь же к ней подошёл изумлённый Гиацинт.
   - Леди Селена, - как-то даже уважительно обратился он к ней. - Уважаемый Вальгард прилетел по какому-то важному делу?
   - Нет, - откликнулась Селена, стараясь уследить за своими детьми и за "экскурсией" драконов по полю. - Его клан хочет поиграть в пейнтбол. Возможно, и полетать на дельтапланах.
   - Э... Леди Селена, - осторожно воззвал эльф-политик. - А будет ли мне разрешено посидеть и посмотреть эту вашу игру?
   - Не возражаю, уважаемый Гиацинт, - любезно, скрывая усмешку, ответила хозяйка места. - Вам, наверное, будет интересно, что, возможно, сегодня мы ожидаем ещё гостей - уважаемого Лофанта.
   Гиацинт, наверное, задохнулся бы от восхищения при одном только звучании имени главы города. Мирт, изучающе глядя на него, чуть поднял бровь. А Селена откланялась и, вспомнив об ограниченном времени, побежала к старшим ребятам узнавать, можно ли уже перевозить "заряженные" маркеры и хватит ли запасных баллонов, если вдруг действующие откажут - было такое разок во время одной из игр.
   Вскоре трибуны наполнились зрителями, среди которых были не только жители деревни и все ребята из Тёплой Норы, кто не принимал участия в игре. Теперь здесь устроились и те, кто приехал на родительский день. Все они сели в почтительном отдалении от Вальгарда, на которого косились чуть не с ужасом. Так что, ничтоже сумняшеся, свободные места рядом с ним заняли дети: Риган со Стеном, Гарден с Оливией, Пренит с Агатой, за которой горбилась, лишь бы её не замечали, несколько испуганная таким соседством Отсана, и другие ребята. Сюда же тишком-молчком, благо племянники здесь же, присел уважаемый Гиацинт, просто балдеющий от близости к самому Вальгарду.
   Селена, по праву хозяйки места, села рядом со старым драконом, но сразу предупредила, что по необходимости будет уходить и приходить снова.
   - Мы проводим новую игру, - медленно и звучно сказал Колр, вышедший перед трибунами. - Две группы будут боротьс-ся за вых-ход на выш-шку первыми. Итак, гос-сти против Тёплой Норы! В с-сос-став гос-стей вх-ходят уважаемые драконы - и Чис-стильщики! В с-состав команды Тёплой Норы вх-ходят вос-спитанники наш-шего дома!
   Издалека Селена увидела, как скептически шевельнулся выразительный рот Ирмы, которая оглядела вражескую команду, как оглядывает покупательница на рынке предложенные ей куриные тушки. Чистильщики были слегка смущены включением в такую представительную команду, но, тем не менее, выглядели готовыми... сотрудничать. Драконы были слегка удивлены, что им будет противостоять команда малолетних соперников, но, кажется, сочли, что на первый раз и это сойдёт.
   Эстафету представления перехватил Джарри:
   - Напоминаем условия, при которых проходит игра: никакой магии! Две команды идут к вышке, стараясь сохранить как можно большее количество своей группы и вывести из строя как можно больше игроков из группы противника!
   Едва получив маркер, Вади прилип к Ирме, которая даже не обращала на него внимания, настолько он казался тенью за её спиной. Как Берилл затаился за спиной Розы, которую после её уговоров (и потому, что так хотели даже старшие ребята) тоже взяли в команду Тёплой Норы. Другие ребята тоже разбились на пары и даже группки, определив внутри таких маленьких сообществ обязанности каждого - благо у них у всех было время договориться обо всём на примере Ирмы и Розы. В общем, группу взрослых гостей ожидал довольно-таки неприятный сюрприз.
   Ещё пять минут - команды выбрали командиров, которые будут их вести. В группе гостей командиром, к собственному удивлению, оказался Эван - как бывший игрок. С ним гостям здорово повезло, потому он быстро собрал всех в кружок и довольно эмоционально что-то проговорил, оглядываясь на детей. Впрочем, что именно он сказал - не стало секретом ни для кого на поле: если Чистильщики уже знали об Ирме-снайпере, то драконы так удивились, что смотрели на девочку-оборотня в упор.
   В группе детей командиром стала Ринд.
   Селена злорадно похихикала в душе, глядя на совещающихся взрослых: "Ха, вы ещё про Розу с Бериллом не знаете!"
   Вальгард вдруг обернулся к ней, словно почувствовал её внутреннюю насмешку.
   - В игре ес-сть подводные течения?
   - Как в любой другой, - легкомысленно откликнулась хозяйка места, в очередной раз оглядывая трибуны, всем ли зрителям комфортно. И успокоилась: зрители забыли о драконе среди них, увлечённые происходящим на поле.
   Командиры подвели свои группы к началу своих полос - и игра началась со стартового выстрела в воздух.
   Группы рванули вперёд, причём сразу выяснилось, что не все драконы восприняли серьёзно предупреждение Чистильщика - и один мгновенно выбыл из игры, метко обстрелянный Ирмой. А когда он, возмущённый, попытался её хотя бы разглядеть, уже будучи за границами поля, волчишки не увидел: её сдёрнул в окопчик Вади.
   Группа гостей мгновенно спряталась за громадным валуном - и довольно-таки надолго: в отличие от детей, взрослые учились на ходу и стремительно образовали свои боевые пары. К тому же они оказались весьма педантичными и перестреляли всех, кто только им попадался на глаза, а не только тех, кто был опасен. Так что Айне в этой игре не повезло: её вывели из строя сразу.
   Зато обозлённая слишком многочисленными потерями в своей команде Ирма перешепнулась с Розой и своим телохранителями, а потом по очереди со всеми оставшимися членами своей команды. И уговорила командира - Ринд действовать несколько иначе. И... началась вторая, внутренняя игра в поддавки! Взрослой команде, пока те не поняли, отдавали на откуп самых слабых и не самых метких, а в то время как Чистильщики и драконы отстреливали их, Ирма отстреливала всех противников, кто только самую малость высунулся из-за любой защиты. Её принципу следовали и ребята постарше: пока гости занимались стрельбой по доступной мишени, подростки-снайперы вывели из игры пятерых драконов и троих Чистильщиков, пользуясь тем, что мало-мальское попадание в противника уже гарантирует вывод его из игры. А ведь капли от выстрела, рикошетом отлетавшие от защиты, довольно часто попадали на противника.
   Зрители орали так вдохновенно, что Селена нисколько не удивилась, заметив, как оживился брат Каи, потрясающий кулаками. Даже почтительный к дракону Гиацинт забыл обо всех, кто его окружал, и, открыв рот, забыв дышать, нервно сжимая руки, следил за игроками. Как и телохранители за его спиной оцепенели, следя за игроками. Дети со скамейки выбывших вопили, не стесняясь никого и скандируя:
   - Тёплая Нора - лучше всех! Тёплая Нора - лучше всех! На-ши - молодцы! На-ши - молодцы! Мы врага разгромим - всех-всех победим!
   Они прыгали, топали ногами, махали соединёнными руками, на ходу меняли кричалки, и Селена заметила, как со странным удовольствием смотрит на них Вальгард.
   Непривычные к расходу боезапаса, а также самые азартные - начали выбывать на втором отрезке пути те, кто израсходовал краску.
   К вышке на третьем отрезке игрового пути играли уже только единицы. В команде детей - трое старших братства, Вереск и Мускари, Ирма со своей тенью - Вади (Роза с Бериллом, к сожалению, выбыли) и Герд - мальчишка-оборотень. В команде взрослых из драконов, к изумлению всех, остались три женщины (правда, Селена уже заметила, что они больше остальных осторожничали) и два Чистильщика.
   Итак, восемь ребят против пятерых взрослых.
   Взрослые продолжали действовать весьма осторожно: они засели за последним укрытием перед вышкой и принялись за совещание. Дети тоже спрятались в окопчике, неподалёку от валуна напротив укрытия противника, и даже со зрительских трибун было отчётливо видно, как они яростно что-то обсуждают, энергично размахивая руками и, кажется, готовя новую линию атаки или обороны.
   Но того, что эти черти сделали далее, никто не ожидал.
   Они продолжили играть в поддавки, но как!
   Как только команда взрослых поднялась с места, чуть показавшийся из окопчика Вади приготовился бежать к валуну. А когда все маркеры команды взрослых сосредоточились именно на нём, между его ногами вперёд сиганула Ирма: она рыбкой вылетела параллельно земле, одновременно в этом сумасшедшем прыжке отстреливая противника - причём успела вывести с игрового поля двух женщин-драконов, доверчиво соблазнившихся лёгкой мишенью, прежде чем волчишку саму подстрелили Чистильщики.
   Теперь хорошенько прореженная команда гостей пристально следила, кто следующий из детей посмеет добежать до защитного валуна. Но, тем не менее, их ошарашило-таки появление следующего игрока из команды Тёплой Норы: вперёд бросился Хельми. Он распустил свои чёрно-огненные волосы и выглядел довольно неожиданно. Появление юного дракона сбило с толку даже последнюю женщину-дракона, хоть о Хельми и знали заранее. Все "красочные" выстрелы ушли "в молоко"!
   А пока провожали юного дракона удивлёнными глазами, пока всё внимание сосредоточилось на нём - и не только последних игроков, но и ошарашенных зрителей, следом за ним по-пластунски проследовал Коннор, на последних метрах просто-напросто перекатившийся по земле и вскочивший на ноги за валуном.
   Следующей пешкой на съедение стал Герд. Он бросился за Коннором и был предсказуемо подстрелен - увы, вместе с Эваном, которого "укокошил" Коннор! Женщина-дракон осталась в паре с последним Чистильщиком!
   А в окопчике остались Мирт и Мускари, Вереск и Вади. Они посовещались и, видимо, решили бежать все вместе - на авось.
   - Ваш-ши дети благородны, - неожиданно, даже не оборачиваясь, сказал Вальгард, неотрывно следивший за игрой.
   Селена сначала не поняла его слов, только пожала плечами, а потом, вглядываясь и расплетая интригу игры последних минут, стала понимать.
   Потом - это когда из четвёрки пытавшихся прорваться остался лишь Вереск. Остальных: Мирта, Вади и Мускари - на их бегу подстрелили противники, одновременно потеряв последнего Чистильщика. Женщина-дракон осталась в одиночестве.
   Она осторожно перебралась на другой край валуна и долго не решалась высунуться из-за него. Ей "повезло". Высунувшись, она сумела подстрелить Коннора - даже не поняв, что мальчишка-некромант подставился ей. Следующим подбитым стал Вереск.
   А потом женщина-дракон одновременно с Хельми выпрыгнула из-за своего валуна и помчалась к вышке. Хельми выбежал и тут же остановился, подняв и показав всем свой опустевший маркер.
   Женщина-дракон от неожиданности остановилась. Но радостные вопли взрослых, попавших на скамью выбывших, заставили её вспомнить о цели игры и взбежать на вышку, где она ликующе подняла маркер, а зрители с обеих сторон поля, взбудораженные необычным исходом игры, вмиг поднялись со своих мест, крича то ли подбадривающе, то ли поздравляя её и команду гостей. Дети не сомневались - они просто орали от избытка чувств, крутя и вертя в воздухе снятыми жилетами.
   А когда все успокоились, женщина-дракон насмешливо спросила:
   - И какова же будет награда победителям?
   - Полёт на дельтапланах! - ответил Джарри.
   Она-то о дельтапланах не знала - разве что по рассказам своих соплеменников, но торжествующий мощный крик драконов-мужчин заставил её удивлённо улыбнуться. Видимо, не ожидала, что призом будет что-то стоящее.
   - Да, ваш-ши дети благородны, - задумчиво повторил Вальгард, глядя на то столпотворение на поле, которое началось после объявления о победе гостей.
   - Что вы имеете в виду? - с любопытством спросила Селена. Она догадывалась, но хотелось, чтобы старый дракон сам подтвердил её догадку.
   - Ваш-ши дети отдали с-свою победу гос-стям, потому что пос-следней в команде гос-стей ос-ставалас-сь женщина. Это не с-спортивно, но благородно.
   - Надеюсь, ей вы об этом не скажете, - заметила Селена.
   Вальгард обернулся к ней и покачал головой.
   - Нет, не с-скажу. Мне нравитс-ся... - Он замолчал, явно подбирая слова. - Иногда драконы с-слиш-шком выс-сокомерны к людям и эльф-фам. Ещё х-хуже, когда отс-странены от них. А такие... взаимодейс-ствия только подтверждают... Наши драконы больш-ше не будут выс-сокомерно относ-ситьс-ся к тем, кто мог победить. Я видел: наш-ши мужчины тоже поняли, но не с-скажут наш-шим женщинам.
   - Это, наверное, хорошо, - медленно сказала Селена. - Правда, пока я не совсем это понимаю. Но, надеюсь, что вы не в последний раз прилетели, чтобы поиграть с нами. Игра пока примитивна. Думаю, вскоре она станет гораздо интересней, как только добавим другие условия и правила.
   - Хорош-шо, - улыбнулся старый дракон, - а пока пойдёмте к ваш-шим дельтапланам. Я с-собираюсь нас-сладиться наш-шей победой по полной.
   Дельтапланеристы в основном держали свои летательные аппараты в саду, в отдельной сараюшке. Отсюда легко дотащить дельтаплан до картошечного поля. Затем разбежаться по специальному деревянному настилу, который будет убран летом, - и взлететь.
   И здесь царствовал Колр.
   Он придирчиво осматривал каждого из нетерпеливых драконов, дорвавшихся до удивительной игрушки, тщательно инструктировал каждого и напоминал: в случае чего - в случае катастрофы во время полёта, например, - драконы могут бросить летательную конструкцию и обернуться прямо в воздухе.
   Всего дельтапланов в Тёплой Норе было семь штук. Первыми в упряжь конструкции пропустили женщин-драконов, для начала показав им, как в воздухе управляются с летательными игрушками ребята. Эта демонстрация полёта окончательно заразила их желанием немедленно попробовать самим полетать.
   Наконец, первая женщина-дракон - та самая, выигравшая - побежала по деревянному настилу - и взлетела! За ней - взлетали остальные, и вскоре над деревней и чуть дальше парили семь драконов с необычными крыльями.
   Вальгард сдержанно улыбался, следя за своими драконами, а Селена всё думала, как же предложить ему самому полетать.
   - Не надо, - внезапно сказал он и встретился с нею глазами. - Мне дос-статочно видеть вос-схищение в глазах-х моих-х драконов. Пус-сть налетаютс-ся на человечес-ских крыльях. И приготовьтес-сь. Вот-вот с-сюда приедут новые гос-сти.
   Догадываясь, о ком говорит старый дракон, Селена кивнула и поспешила к дому. От Тёплой Норы слышней серебристый перезвон драконов ограды.
  
   Двадцать седьмая глава
  
   Дети и взрослые толпились и бегали в саду и на поле, занятые любопытными и редкими гостями. Джарри справится без неё. Если что - ему поможет Колр, а то и братство... Пока Селена спешила на улицу, она поняла, что сбежать сегодня никто не захочет, так что калитка Городской ограды, оставшаяся после игры открытой, никого не интересует. А значит, можно встать возле дома и дождаться, когда прямо сюда подъедут целых три правительственные машины. Что она и сделала.
   Показалось - позвали. Уже привычная к этому призрачному зову, она быстро оглянулась. Старшие братства торопились за ней. Следом бежали с разных сторон младшие. Мика из сада, где наблюдал за взлётами драконов. Колин - из учебного дома. Видела его Селена мельком, как он входил в дом со стариком Понцерусом и Трисмегистом. Наверное, им что-то понадобилось в библиотеке.
   Так что, когда Лофант вышел из машины, братство стояло за её спиной, и Селена чувствовала себя так уверенно, словно встречала просто гостя, а не правителя - высокого красивого эльфа, чьи резкие черты лица буквально дышали властью и благородством старинного рода... Сейчас он с трудом оторвался от созерцания дельтапланеристов в небе, слегка затянутом зимней, белесоватой облачной дымкой.
   - Добрый день, уважаемый Лофант, - проговорила Селена, сама с трудом держа насмешливо расползающиеся губы в деликатной, гостеприимной улыбке.
   - Добрый день, леди Селена. - Правитель, едва опустив глаза поздороваться с хозяйкой места, снова взглянул в небо. Ему не впервые видеть это зрелище по приезде в деревню, но сейчас, очевидно, он обнаружил нечто странное вокруг дельтапланеристов - и не поверил глазам, ведь это странное - мощная аура драконов.
   Вышедшие из других машин правительственные чиновники тоже задрали головы и невольно улыбались, следя за полётом громадных птиц...
   Селена заметила: несмотря на нетерпение побыстрей заполучить артефакт, Лофант всё ещё не может оторваться от наблюдения за парящими дельтапланами, и что-то такое - горечь ли, вдохновение ли? - заставляет его чуть ощутимо морщиться. Она не стала прерывать это его настроение, сама обернувшись к драконам на дельтапланах, думая: что они-то чувствуют сейчас? Пробуя парить на неуклюжих, не всегда послушных крыльях? Не страшно ли им за собственную хрупкость в человеческой ипостаси - в безграничном небесном пространстве? Вздрагивают ли они порой от непреодолимого желания обернуться в свою истинную сущность - из боязни упасть?
   Наконец последних трёх дельтапланеристов, только что видневшихся над крышами домов, словно утянуло или ветром отнесло в деревенские поля, и Селена с улыбкой подумала: "Как там женщина-дракон, которая презрительно кривилась, спрашивая о награде за победу в играх?"
   - Странные у них линии, - неожиданно сказал Лофант, всё ещё глядя в небо.
   - Это драконы, - легко сказала Селена. - Я же предупреждала, что сегодня прилетит Вальгард со своим кланом.
   Сам напросился! Мог бы получить Рунный Смарагд - и уехать. Но задал лишний вопрос - и теперь волей-неволей придётся идти к Вальгарду, поздороваться с ним. Визит вежливости. Увы, не отвертеться! Но Селена не была бы хозяйкой места, если бы не подумала о главном - о передаче Рунного Смарагда правительству в удобной для Лофанта обстановке. Поэтому она добавила, видя еле сдерживаемое раздражение на его лице:
   - Прежде чем я провожу вас к Вальгарду, хотелось бы отдать вам Рунный Смарагд.
   - Вот постановление, которое разрешает вампирам нашего государства носить обереги, нейтрализующие властный эльфийский взгляд. - Высказав это торжественно и в то же время недовольно, Лофант протянул Селене лист твёрдой глянцевой бумаги и даже глубоко вздохнул, видимо подумав о том же: при драконах не хотелось бы возвращать эльфийскую святыню.
   А затем, отдав бумагу, в которую хозяйка места сразу уткнулась, чтобы прочитать нужные строки, Лофант помрачнел и немедленно взглянул на Коннора, стоявшего за спиной Селены. Но тот спокойно улыбнулся ему в ответ, не пошевельнувшись, а вперёд выступил Хельми, на ходу поднимая руки к шее.
   - Ваш-ш камень, - бесстрастно сказал юный дракон, протягивая Рунный Смарагд главе правительства.
   Селена задумчиво смотрела, как мерцающий глубинной зеленью камень ложится в ладонь затаившего дыхание Лофанта, как медленно, будто сникая, сворачивается мелкая золотая цепочка вокруг него, и мысленно выдыхала: наконец-то хоть эта история закончилась раз и навсегда!
   Эльфы-приближённые окружили Лофанта, буквально сияя от искренней радости. И Селена поразилась: ни алчности, ни жадности, ни желания стать единоличным владельцем! Ну почему они все такие разные?! А может, это как раз и хорошо?..
   - Камень займёт подобающее ему место в главном зале совещаний! - чуть высокопарно от волнения провозгласил Лофант - и неожиданно замялся, глядя на Селену. Она даже удивилась: он что - сомневается, что камень настоящий?
   Оказалось - нет. Дело в другом.
   - У меня два вопроса, леди Селена, - заговорил глава государства. - Почему камень мне отдал не мальчик Коннор, а... дракон Хельми?
   Селена вздёрнула брови, не сумев скрыть удивление, хоть и ко многому уже здесь привыкла: Лофант видит, что Хельми прошёл инициацию? Поэтому назвал его драконом, а не мальчиком? А потом попеняла себе: а то не знала, что здесь высокопоставленные - самые сильные маги!.. Хельми дотронулся до её руки.
   - Я отвечу, С-селена. - И обернулся к Лофанту. - Камень побывал с-со мной в краю с-спящих драконов и очис-стился от пос-следних с-следов с-скверны, нанес-сённых на него в подземном городе. Теперь Рунный С-смарагд с-соверш-шенно чис-ст и готов служить с-своим прежним хозяевам.
   - Спасибо, Хельми, - коротко склонился перед ним Лофант.
   Хельми тоже поклонился и вернулся к ребятам. А Селена взглянула на главу государства: что ещё его беспокоит?
   - Леди Селена, я попросил служащих собрать сведения о властном эльфийском взгляде и выяснил, что некоторые случаи принижения вампиров и в самом деле зафиксированы, - начал Лофант. - Но эти случаи настолько единичны, что созывать правительственный совет в первые же дни после праздника Зимы было даже несколько неловко. Вы уверены, что это постановление так уж необходимо?
   Селена вспыхнула так, что прочувствовала, как горят щёки от прилившей к ним крови. Но она вздохнула, ощущая, как мальчишки за ней гонят волну успокоения, и...
   - О мастере Александрите и о том, каково ему приходится в городе, если он едет туда один, я уже говорила вам. Вы говорите - это единичные случаи? Что-то в моей Тёплой Норе эти случаи множатся. Из Северного приюта сбежал мальчик-вампир, у которого оказалась аномалия: он не опускал глаза перед эльфами, когда подростки-эльфы на нём испытывали властный взгляд! Его били каждый день. За это. - Она сжала кулаки. - Мальчик - круглый сирота, лишившийся родителей в раннем детстве, теперь ещё стал и изгоем. Хотите ещё о последствиях этого взгляда? Хорошо! У этого мальчика оказалась сестра-близнец. Её удочерила семья эльфов, когда была угроза вампиров. Когда угроза прошла, когда эльфы получили властный взгляд, девочка оказалась не нужна в этом семействе. Нет, по-своему эльфы поступили благородно, если так можно назвать их поступок: они купили ей квартиру и выплачивали ежемесячное пособие. Но! Мало того что девочке всего четырнадцать лет! Квартира оказалась в нехорошем, мягко говоря, районе! А вы говорите...
   Она помолчала, собираясь с силами и мысленно прося прощения у Мики.
   - Мика, подойди сюда! - Решать - так решать всё до конца! - Уважаемый Лофант, приезжая к нам, вы всякий раз любуетесь нашими ребятами, которые летают на дельтапланах. Вот главный их конструктор! Мике помогали и старшие мальчики, и взрослые. Но основная работа по конструкции дельтапланов принадлежит ему! Он чертил чертежи, он подбирал материал! А несколько дней назад он пошёл сдавать экзамены на факультатив по углубленному изучению математики и механики - и его не взяли! Почему? Всё тот же властный эльфийский взгляд! Мальчик не опустил глаз, потому что он - часть братства!
   Лофант потрясённо взглянул на мальчишку-вампира, который кусал губы, глядя в сторону. Но Селена, которая сжимала плечи Мики, словно говоря: "Я здесь, Мика, я с тобой и за тебя!", не собиралась обрывать своё высказывание на полуслове.
   - И вот что я скажу вам, уважаемый Лофант. Для меня школа - это место, где учат быть умными и умелыми. Где учат быть лучшими во имя родины. Для родины и её процветания. Но, когда лучшим отказывают в углубленном обучении, что получает государство? Скажите мне напрямую! Нужны ли умные люди нашему государству? А если нужны, то чему могут научить в такой школе? Взгляните на Колина! Мальчик - оборотень, но он полыхает всеми красками магии. Но опять я хочу сказать о другом. Может, вы и пропустите мои слова мимо... - Она споткнулась: привычное выражение "мимо ушей" может быть оскорбительно для эльфов! И договорила: - Его дар - языки. Колину тринадцатый год, а он свободно говорит на древнеэльфийском и драконьем, не говоря уже о языке эльфийских первомагов. А его не взяли на факультатив по углубленному изучению языков, потому что он предназначен только для эльфов!
   - Но оборотни в нашем государстве никогда не были дипломатами, - с недоумением сказал Лофант.
   - Да не хочет он быть дипломатом, - с досадой сказала Селена, чувствуя, что сказала лишнее. С этими чиновниками тут надо бы поосторожней быть и требовать с них не всё сразу. - Он хочет изучать языки. Правда, Колин?
   - Правда, - улыбнулся мальчишка-оборотень. - А стать я хочу целителем. Но вы не беспокойтесь. Со мной будут заниматься отдельно. Уважаемый Трисмегист пообещал и дальше давать мне уроки языков.
   - Трисмегист?! - поразился Лофант, а эльфы, стоявшие вокруг него и внимательно слушавшие, переглянулись. - Учёный будет давать тебе, мальчик, уроки?
   - Он готовил меня к экзаменам на тот факультатив, - пожал плечами Колин и тут же отошёл за спину Селены. Та поняла его: он почувствовал определённый логический конец разговора на его личную тему, вклинившуюся в тему властного эльфийского взгляда. И вздохнула: если честно, то именно Колин был бы хорошим дипломатом - во всём! Чутьё у него великолепное не только на языки, но и на обстановку.
   Кажется, и Лофант это сообразил. Во всяком случае, уход мальчика-оборотня он проследил внимательно, слегка склонив голову. Что? Открытие для него?
   - Итак, я перечислила только то, что происходит на моих глазах, - напористо сказала хозяйка места, возвращая Лофанта к основной теме беседы. - Моя деревня - это одна небольшая улица в городе-государстве. И случаи Александрита, Мики, близнецов-вампиров на такой улице - это уже не единичность. Поэтому, будучи в гуще событий, я и попросила вас о равноценном, думаю, обмене: камень - на равенство между гражданами.
   - Признаю, что вы во многом правы, - медленно сказал Лофант. - Дела детей-вампиров я беру под личный контроль. Мои служащие рассмотрят их.
   - Близнецов я забираю в Тёплую Нору, - строптиво предупредила Селена. - Они здесь будут семьёй и научатся чувствовать себя в безопасности! И быть наравне с другими ребятами. - И, передохнув, сказала спокойней, заканчивая разговор, тяжёлый для обеих сторон: - Я очень благодарна вам, уважаемый Лофант, что вы не оставляете без своего контроля их дела. Рада, что власти государства пекутся о каждом члене своего общества.
   - Сделаю всё, что в моих силах, - с достоинством ответил эльф, в глазах которого тоже промелькнуло облегчение. - А теперь сопроводите меня к Вальгарду.
   Селена склонилась перед ним и повела чиновников во двор, где, как она уже знала, на скамье сидит Вальгард, разговаривая с Риганом и Люцией... Странно. Не однажды Вальгард прилетал в деревню. Не однажды появлялся здесь Лофант, но почему именно сейчас проскочило впечатление зеркального отражения событий? Как будто не год назад, а сегодня встретились взглядами спокойный и насмешливый дракон и возмущённый глава правительства. Правда, сейчас Лофант не возмущался.
   Во дворе полно ребят. Риган спрыгнул со скамьи и, взяв за руку Люцию, повёл её к Эрно, который на всякий случай ждал сестрёнку неподалёку. Точно так же привычно к самому Ригану подошёл Коннор и перехватил ручонку малышки-дракона: прихрамывающему Ригану тяжеловато давалось вести Люцию. Селена замечала всё происходящее намётанным глазом, успевая отслеживать и другие внутренние течения в толпе, которая постоянно двигалась и менялась.
   Молодые драконы уже уступили дельтапланы тем, кто ещё из них не летал. Присмотревшись, Селена улыбнулась: победившая женщина-дракон возбуждённо рассказывала что-то своему спутнику - возможно, семейному. Наверное, о своих впечатлениях. В глазах - сплошной восторг. И хозяйку места так и подмывало подойти и спросить: "Ну, и как вам наш приз?"
   Почти не глядя, поймала за шиворот рванувшую к Вальгарду Ирму. Та тут же перекрутилась и обняла Селену.
   - Селена, а там кто?
   - Ирма, миленькая, сейчас туда лучше не подходить. Это очень высокий и важный гость. Ты же помнишь его? Это правитель нашего государства.
   - Не пойду, - решила Ирма и заоглядывалась. - Я Розу потеряла. Эх...
   - Ирма-а! Иди сюда! - завопили от детской площадки двойняшки-оборотни. - Мы здесь! Иди к нам! Здесь Роза!
   - Ага! - обрадовалась волчишка и умчалась к друзьям.
   Вскоре все присутствующие во дворе Тёплой Норы определились с предпочтениями и разделились по группам. Лофант разговаривал с Вальгардом, и их внимательно слушал Колр. Джарри собрал вокруг себя взрослых: жильцов Тёплой Норы, соседей по деревне и гостей - и тихонько с ними о чём-то толковал. Судя по вопросам, которые ему то и дело задавали гости, он рассказывал о жизни в деревне, а соседи помогали ему, объясняя более пространно некоторые краткие ответы семейного Селены.
   Успокоившись, что о взрослых беспокоиться не надо, Селена побрела по детской площадке, отыскивая глазами младшего сына. Нашла его в небольшой компании собравшихся под крепчугом. Здесь, на низкой скамейке для малышей, удобно устроился Пренит, к нему прижалась Агата. Тут же, на скамейке и на корточках перед ней сидели Космея с Мускари и Вереск. Удивлённая: а где же Отсана? - Селена осмотрелась. Правда, осмотрелась целеустремлённо, стараясь в первую очередь разглядеть Сильвестра. И оказалась права. Мальчишка-оборотень водил новенькую по двору, объясняя, где что. Сейчас оба стояли перед клеткой с индюшками и смеялись над озабоченными суетой вокруг них птицами.
   А ещё она заметила, что не только старшие братства незаметно поддерживают порядок во дворе, но и остальные ребята. То и дело отлавливает своих подопечных Вильма, хоть и приходится при этом на какое-то время оставлять тётю. Хотя вскоре Моди сообразил, что подруге это даётся тяжеловато: он поймал её и негромко что-то сказал. Вильма обрадовалась и побежала к тёте. А Моди подошёл к Ладе и Хауку и что-то сказал и им. Всё, с этого момента в воспитательный процесс включились и они. Малыши без пригляда не остались!
   Сначала уехали правительственные чиновники, и Тёплая Нора и гости сразу вздохнули полегче.
   Ближе к обеду драконы простились с обитателями дома, поблагодарили за игру и полёты и ушли на луговину. Большая толпа собралась у ограды, чтобы проследить отлёт Вальгарда с его кланом.
   После торжественного обеда, слегка припоздавшего, но впечатлившего гостей, начали собираться в дорогу и Чистильщики. А вместе с ними потянулись те, кто приехал на родительский день. Прощаясь с гостями, Селена заметила: мать Мики потрепала его светлые волосы, перед тем как сесть в машину, и уже оттуда о чём-то спросила у него. Непроницаемое лицо Мики подсказало, что вопрос ему не понравился, но он вежливо что-то ответил матери. Наконец машины Чистильщиков пустились в путь. Городскую ограду закрыли на магическую защиту. Селена повернулась к Джарри. Пришло время оценить, как прошёл этот довольно трудный и несколько беспорядочный день.
   Для начала убедились, что малышня подчинилась закону "тихого часа". Причём Риган даже привёл в спальню ясельников Стена. Вильма сказала, что все спят как убитые.
   - Ещё бы - столько бегать, - пробормотала она.
   Потом выяснилось, что спит и кое-кто из старших. Например, в бельевой уснули Пренит с Агатой: видимо, разговаривали и не заметили, как в сон потянуло. Отсану обнаружили в комнате Анитры, куда её и определили. Девочка-оборотень прилегла поверх покрывала, видимо собираясь не спать, а только отдохнуть, - и уснула.
   Не нашли рыболовов: те, пользуясь свободой во время каникул, кажется, твёрдо решили не вылезать с мостков на пруду, пока светло.
   Первым делом Селена спросила у Вильмы:
   - Как твоя тётя? Выглядит... уставшей.
   - Она переехала к своей кузине и звала меня погостить, - улыбнулась девочка-маг. - Возможно, я и правда в следующий раз съезжу к ней. Ведь ей тяжело ходить так много.
   - Это хорошо, - пробормотала Селена.
   - Селена, мы пойдём? - спросила Вильма, которую, стараясь делать это незаметно, за руку уже дёргал Моди. - А то не погуляешь после "тихого часа".
   - Идите, гуляйте, - отпустила обоих хозяйка места, усмехаясь. До Вильмы у неё отпросились погулять на дельтапланах Мускари и Космея.
   Итак, в кабинете-веранде собрались все те, кого очень интересовал приезд Лофанта. Селена развернула сложенный недавно лист бумаги и прочитала постановление.
   - Ну что, Александрит, - радостно взглянула она на мастера-краснодеревщика. - Постановление входит в силу с завтрашнего дня. Можешь теперь спокойно выезжать в город. И... Хочешь, я отдам тебе этот лист? Ну, на всякий случай? На нём настоящая подпись самого Лофанта! Будешь ездить с ним, как с пропуском!
   Все: и ребята, и взрослые - рассмеялись, наверное представляя себе недоумение главы правительства, узнай он о том, что лист постановления с этих пор превращается в личный документ одного вампира! А вот Александрит некоторое время смотрел на пододвинутый к нему лист, серьёзно раздумывая, а потом решительно схватил его и, осторожно согнув дважды, бережно положил в нагрудный карман. А потом переглянулся с Вилмором и Корундом.
   - Мы пойдём?
   "Девушки ждут?" - чуть не съязвила хозяйка места, но просто кивнула, и молодые люди поспешно покинули кабинет.
   - Дальше... - вздохнула Селена. - Колр, доволен ли Вальгард?
   - Вальгард обещал и в с-следующие праздники привозить нам мяс-со, но предупредил, что вс-сегда будет приезжать в с-сопровождении будущих игроков.
   - Замечательно, - правильно расценила ответ чёрного дракона хозяйка места.
   - Ес-сли не возражаете, я бы тоже х-хотел уйти, - с виноватой ноткой признался чёрный дракон.
   - Дальше у нас вопрос по школе, - вспоминая, сказала Селена. - Будем говорить о том, как устроить сразу четверых в нашу школу. Так что ничего интересного для вас не будет, Колр. У Эрно ведь теперь проблем со школой нет?
   - Абс-солютно, - невозмутимо подтвердил Колр и вышел.
   Хозяйка места оглядела братство, Вереска, семейного, Бернара и учёных эльфов.
   - Мальчики знают, но всё же я хочу пересказать мою беседу с Лофантом всем вам. А вы дальше решайте, что делать с этим.
   Пересказ получился кратким - Селена вспомнила только ответы Лофанта. Но добавила к пересказу личные впечатления о том, как изумился глава правительства, поняв, что мальчишка-оборотень как раз-таки весьма подходит на роль дипломата. Понцерус и Трисмегист переглянулись и торопливо поднялись, объясняя, что хотели бы кое-что обсудить наедине. Селена, зная, что теперь они оба переживают за судьбу Колина, охотно отпустила и их.
   - Бернар, что вы скажете о состоянии Пренита?
   - В таком настроении он быстро пойдёт на поправку, - проворчал старый эльф-целитель. - Только бы не забывал вовремя использовать заживляющие мази и пить мои снадобья от внутренних повреждений. Новеньких бы девочек осмотреть. Что-то мне не нравится бледность обеих.
   - Ну, здесь, скорей, им просто не хватало еды, - улыбнулась Селена. - Дня через три вы их не узнаете. Ну, что? Все вопросы обговорили?
   - Селена, если ты хочешь узнать про меня и про мою мать, могу рассказать при всех, - спокойно сказал Мика.
   - Ты уверен?
   - Да. Она приехала, чтобы забрать меня. Но... - торопливо добавил он, чтобы не перебили. - Я так и не понял, что она мне говорила. Поэтому хочу, чтобы мне объяснили. Она сказала, что я могу пожить у неё некоторое время, пока она не выйдет замуж. Она сказала, что её будущий семейный - очень уважаемый в обществе вампир. Она наврала ему, что до войны жила в пригороде, а когда началась война, её семейный, то есть мой папа, погиб, и она осталась с ребёнком на руках. И теперь она хочет ему показать меня, чтобы подтвердить свою историю. Обещала отдельную комнату. Только я не понял, зачем она накупила мне игрушек. - Мика обвёл всех непонимающим взглядом. - Кажется, она думает, что я до сих пор... ну... малыш.
   Светловолосый мальчишка-вампир был серьёзно озадачен. Селена вздохнула: кажется, его и в самом деле больше заботит проблема игрушек, чем то, ради чего его мать хочет забрать его к себе. Поэтому, оглядевшись, Селена сказала:
   - Мика, я буду очень предубеждённой - прости меня. Твоя мама точно сказала, что ты можешь именно пожить у неё, а не жить?
   - Нет! - замотал головой Мика. - Она сразу сказала - ненадолго.
   Бернар, думая, что делает это украдкой, вздохнул, глядя на мальчишку.
   - И что ты сам думаешь об этом? - уже осторожней спросила хозяйка места.
   - Если она такая богатая, как представляется, - задумчиво сказал Мика, - можно было бы переехать на несколько дней и попросить её, чтобы купила все инструменты и книги, которые мне хочется, но ведь она думает, что я...
   Хорошо, что кабинет-веранда обладает довольно плотными стенами. Хохотали все и в полный голос. Даже Вереска проняла эта ситуация. Мальчишка-эльф хохотал от души, и Селена уже про себя попросила прощения у Мики за то, что рада его такой непростой ситуации... Наконец Мика и сам понял, зачем нужен матери, если она его приглашает "пожить" у неё. Пожал плечами и сказал:
   - В общем-то, от неё можно было ожидать. - Помолчал, поджимая губы и раздумывая, а потом сказал: - Ну, она, если не прицепляться слишком сильно, наверное, хорошая. Ведь она сразу приехала, когда узнала, что я в Тёплой Норе. Ну, когда наших родителей искали Чистильщики. Она была готова взять меня, хотя всё ещё шла война. Ну... легкомысленная она. Вот. И - нет, я не поеду к ней.
   - Твёрдо решил? - спросил Джарри.
   - Конечно. Что мне там делать? В игрушки играть? Глупость какая.
   Они помолчали, а потом Селена сказала:
   - На сегодня у нас последний вопрос. Вереск. Что ты думаешь?
   - Я остаюсь здесь, - спокойно сказал мальчишка-эльф.
   Братство переглядываться не стало. Браслетов-то на руках нет. Небось, и так перемолвились словечком, мысленно. Но Селена была готова к ответу Вереска и тут же спросила мальчишку-эльфа:
   - Ты уверен? Ведь однажды ты оставался. А потом вернулся в храм. А если ты опять захочешь иного?
   - Нет, не захочу, - уже угрюмо откликнулся Вереск. Он помял в руках вязаную шапочку и проговорил: - Понимаете... Я... Я думал, что, если останусь в Тёплой Норе, то спущусь до уровня Колина. Колин, прости за эти слова. Твоя сестрёнка права: я дурак. А сейчас я понял, что мне не подняться до его уровня. То есть подняться-то могу, но идти мне будет долго.
   - Что-то я не понял тебя, - с недоумением сказал Мика.
   Мирт щёлкнул его по носу и ответил:
   - Пока Вереск был в храме, Колин сумел перегнать его в знаниях. Вот и всё.
   - И не только в знаниях, - заявил Мика. - За это время Колин научился цветовой технике Мирта и мощным заклинаниям для целебных отваров - правда, Бернар?
   - Правда, - усмехаясь, откликнулся старый эльф.
   - Если говорить прямо... - начал Вереск и снова замолк, судя по всему, не зная, как сформулировать мысли. - Я хочу догнать своего мастера инициации по знаниям.
   - Учиться придётся много, - заметил Мирт.
   - Вы же учитесь, - буркнул Вереск.
   - Мы поможем, - мягко сказал Хельми. - Правда, Коннор?
   - А ещё нам надо усадить за стол Сильвестра, чтобы не мыть за него пол в школьном кабинете, - улыбнулся Коннор. - И рядом будет сидеть Лада, потому что у неё хромает грамматика. Не каникулы - а сплошная школа!
   И все затихли, размышляя о том, сколько надо успеть за такое малое количество каникулярного времени.
  
   Двадцать восьмая глава (вместо эпилога)
  
   Заговор братства был полностью разработан и готов к первому учебному дню. С ним ознакомили Эрно, Космею и Мускари. Вереск тоже знал о заговоре, но отказался принимать в нём участие. Его поняли: он пока эту школу не знал. Колин немного сомневался, что у ребят что-то получится, но помалкивал. Тем более, как чуть позже он выяснил, в эту интригу братство сумело втянуть даже Понцеруса - университетского представителя при школе. Итак, спокойные и деловые, ребята приготовились к выполнению операции "Поможем нашим!".
   Едва машины со школьниками подъехали к ограде вокруг пригородной школы, как Колин радостно улыбнулся, а потом мысленно посмеялся над собой. Он даже не ожидал, что так соскучится по школе!
   Ребята высыпали из машин и вскоре сгруппировались по небольшим компаниям из одного класса. Сильвестр взял за руку Отсану, чтобы отвести её в кабинет того класса, куда девочку-оборотня приписали.
   Отсане здорово повезло. Колин знал о желании Селены найти ей родственника в деревне, чтобы законно переселить в Тёплую Нору, но никто не ожидал, что родственники и в самом деле найдутся. И кто! Тибр! Когда Каиса рассказала ему о проблеме, её семейный принялся вместе с нею и приведённой в дом девочкой вспоминать своих родичей. Среди своих кузенов (пяти- или шестиюродных?) он обнаружил отца Отсаны! Тибр даже связался с теми из родичей, кого Отсана приглашала на похороны бабушки, съездил поговорить с ними и после долгих дотошных выяснений убедился в том, что имеет право взять девочку в семью! Кто бы знал, как плакала Отсана, узнав, что здесь, в деревне, у неё есть дальние родичи, которые не гнушаются знакомством с нею и готовы взять в семью! Правда, жить она, по договорённости, оставалась в Тёплой Норе: Каиса всё ещё боялась больших и просторных помещений, не чувствуя себя в них защищённой, и Тибр пока не собирался искать дом побольше или достраивать имеющийся. И, если сначала девочка-оборотень чувствовала некоторую раздвоенность в чувствах: она радовалась Тибру, но хотелось быть рядом с Агатой - то вскоре Отсана была счастлива, что оказалась посреди всегда шумной, но дружелюбной компании ребят. Да и что волноваться обо всём другом? Тибр жил через дом от Тёплой Норы!
   Квартиру Отсаны немедленно продали, а деньги за неё положили на личный счёт девочки-оборотня. Причём все дела проводил Тибр с подсказки Джарри. Ездили оба в город для оформления документов на квартиру в сопровождении братства, и после их последней поездки кое-кто из мальчишек Тёплой Норы потом здорово завидовал Мирту и Коннору, которые выглядели радостными и возбуждёнными, хоть и слегка побитыми явно после крупной драки. Правда, Колр пожал плечами и скептически сказал:
   - Я, вообще-то, победителей обучаю, а не тех-х, кто позволяет с-себе поддаваться каким-то неучам... - И снова пожал плечами.
   - Если бы мы сразу показали себя, - строптиво ответил Коннор, а счастливый Мирт закивал, - не сумели бы потом размяться.
   - Ну, ес-сли с-с этой позиции... - ухмыльнулся чёрный дракон.
   Хельми потихоньку вздыхал, что в драке поучаствовать не пришлось: "драконов все любят"! Пришлось ему прятаться за подъездной дверью, чтобы противник не сбежал.
   Тибр смотрел на старших братства с ужасом, а Джарри - с усмешкой.
   Близнецов-вампиров пришлось оставить в Тёплой Норе, как минимум на месяц без школы. Хотя директор Северного приюта мгновенно приготовил все документы по переводу Пренита в Тёплую Нору. Хотя договорённость с приёмными родителями Агаты была достигнута сразу. Ведь к делу приступила команда Лофанта. Родители-эльфы, так же мгновенно испугавшись огласки, согласились на перевод девочки-вампира в другую школу и на её новое, пусть и временное (как предложила Селена, чтобы квартира оставалась за девочкой) место жительства - на переезд в деревню. Вроде всё складывалось неплохо, но поначалу отпускать Пренита в школу воспротивился Бернар. Старый эльф-целитель настаивал на том, что мальчик пока ещё слишком слаб, что ему надо бы лечиться и приходить в себя. А потом выяснили, что Пренит здорово отстаёт от основной школьной программы в своей возрастной категории.
   Узнали, когда начали собраться в школу, а Викара и Асдис заодно попросили протестировать новичка. Началось с того, что Мирт шутя предложил Прениту сделать несколько заданий по математике и языку - из учебников, а Пренит даже не понял нескольких терминов в заданиях. Селена, узнав о таком казусе, ахнула, и Пренит вынужденно рассказал, что в Северном приюте не очень заморачиваются знаниями воспитанников, так что в школе, куда он ходил, ставят оценки приютским, лишь бы те не дрались на уроках и не задирали остальных. Обозлённая хозяйка места тут же связалась с чиновником из команды Лофанта, с которым уже имела дело по переводу мальчишки-вампира, и через три дня в Северный приют нагрянула строжайшая ревизионная комиссия. Чиновник от Лофанта обещал Селене держать её в курсе проверки.
   С Агатой тоже начались сложности. Программу своего класса она знала еле-еле, поскольку в новой школе ей пришлось больше огрызаться на одноклассников, чем учиться. Да и сказалось ещё, что она пришла из той же школы, в которой училась попервоначалу. Так что пригородная школа для неё оказалась уже четвёртой по счёту. Поэтому Викару, учителю математики в учебке при Тёплой Норе, пришлось взять на обучение и девочку-вампира.
   А вот Отсана оказалась молодец. После того, что выяснили о знаниях близнецов-вампиров, немедленно протестировали и девочку-оборотня. Она показала средние знания. Отнюдь не на высоте, но всё же, всё же! Основы у неё были. Так что её и Вереска - новичков - решились отправить в школу, благо продолжались каникулы, и документы на перевод успели подать.
   Директор школы принял эти документы, стиснув зубы. Его школа, новенькая, с иголочки, тоже переживала не самые лучшие дни. Первая ревизионная комиссия пришла именно сюда - по жалобе о дискриминации учеников по расам. Причём, как ни крути, директор сам оказался виноват. Он всё-таки составил служебную записку о том, что эльфы и вампиры в приюте Тёплая Нора воспитываются на одном уровне с оборотнями и обычными людьми. Первое, что сделала ревизионная комиссия, это подняла школьные документы с оценками за первый семестр учебного года.
   После изучения школьной документации комиссия не нашла ничего из того, что директор Билимби инкриминировал Тёплой Норе и её руководителю - леди Селене. Её воспитанники, эльфы и вампиры, судя по оценкам, показывали высочайший уровень обучения! В сравнении с уровнем тех же, например, воспитанников-оборотней. Вот когда директору, наверное, пришлось рвать на голове волосы, вспоминая Анитру, влетевшую к нему в кабинет с требованием справедливости по отношению к оборотням. Заниженные оценки детей-оборотней сыграли на руку Селене.
   Колин вздохнул.
   - Колин, пойдём! - позвал Мирт. - Начинаем операцию!
   Первым делом ребята из Тёплой Норы решили устроить положение дел для Ринд. Одновременно они должны были узнать, почему её учитель математики ненавидит оборотней, а из узнанного - уже определить отношение к нему и думать, что делать дальше, если операция не поможет.
   До звонка оставались минуты. Ребята отследили, когда учитель математики открыл кабинет для уже пришедших учеников-оборотней и вошёл сам. Хихикающая Ринд всё никак не могла успокоиться, то и дело прыская в ладошки, а мальчишки уговаривали её успокоиться, потому что иначе никто не поверит. И так уж все дети-оборотни, кто спешил в этот кабинет, странно поглядывали на их необычную компанию. Наконец Хельми не выдержал и, сам посмеиваясь, положил руки на её голову. Ринд успокоилась и теперь только улыбалась, представляя себе то, что должно произойти через несколько секунд. Мирт выпрямился и торжественно спросил её:
   - Ты готова?
   - Ага, - и снова прикусила губу, чтобы не улыбаться слишком широко.
   - Тогда идём.
   Ринд глубоко вздохнула, вытерла слёзы, выступившие от смеха, и перешагнула через порог в кабинет. Мирт так же торжественно вошёл следом, вежливо кивнул оторопевшему учителю и серьёзно сказал ему:
   - Здравствуйте, уважаемый Диглан!
   После чего проследовал за Ринд к её парте, держа её школьную котомку и приветливо кивая по сторонам удивлённым ребятам-оборотням, таращившимся на него с нескрываемым изумлением. Остановившись у стола, за который села девочка-оборотень, он положил эту котомку на столешницу и слегка склонился к Ринд.
   - Тебе здесь правда удобно, Ринд? - с выразительным беспокойством спросил он. - Ты ведь сидишь у стены - тебе не темно? Не приходится щуриться, чтобы читать учебник и писать в тетрадке? Мне бы не хотелось, чтобы твои глаза уставали от тусклого света!
   Замерев, класс оборотней с открытыми ртами вслушивался в заботливые слова подростка-эльфа, которые предназначались девочке-оборотню!
   А Мирт, суперсерьёзный и даже важный, снова выпрямился и обернулся к ошеломлённому учителю математики.
   - Я так рад, что этот кабинет очень удобен для обучения! Наша подруга Ринд много рассказывала о своей жизни в этом классе, и сегодня я решил удостовериться, что ей и в самом деле комфортно учиться здесь. Это прекрасно, что во время ваших уроков всегда присутствует благожелательная атмосфера. И, я думаю, что эта атмосфера - всегда заслуга учителя, проводящего уроки. Я благодарен вам за знания нашей Ринд. Простите за вторжение. Больше не буду мешать вашей чудесной работе на благо деток! - Мирт встал у двери в кабинет и безукоризненно вежливо попрощался: - До свидания, уважаемый Диглан! До свидания, дорогие одноклассники нашей Ринд!
   И величаво вышел из кабинета, в котором царила гробовая тишина.
   За дверью его встретил Хельми, и они вместе поспешили к хохочущему братству, которое дожидалось их у лестницы на второй этаж и которое видело всё происходящее глазами Мирта. Коннор, поглядывая на настенные школьные часы, успокоился первым и нетерпеливо спросил:
   - Хельми, что узнал?
   - Неприязнь этого учителя к оборотням не с-связана с-с одичавш-шими, - ответил юный дракон. - У него глубокое убеждение, что оборотни прос-сто нес-спос-собны на что-то больш-шее, чем, например, даже люди.
   - Проще говоря, оборотней он ни во что не ставит, - заключил Мирт и пожал плечами: - Эльф разубедит его. Буду появляться с Ринд каждое утро, чтобы он меня почаще видел с ней.
   - Или пока Ринд не надоест! - засмеялся Мика. - Что дальше?
   Дальше - проще. Мирт и Хельми, Мускари и Космея за считанные минуты до звонка обошли все кабинеты, где учились ребята-оборотни или маги из Тёплой Норы. Заскакивали на минутку, здоровались с учителями, заботливо спрашивали своих, называя их по именам, всё ли у них хорошо, и уходили. Этот обход эльфа и дракона, а также парочки эльфов больше всего вводил в ступор учителей, а не учеников, которые давно знали, откуда их одноклассники и с кем водят дружбу. В общем, наслаждались этой странной проверкой не только ребята из Тёплой Норы, но и их одноклассники.
   Когда до звонка осталось совсем чуть-чуть, братство оставило Колина у его кабинета и попрощалось с ним, условившись, как всегда, "быть на связи", как это называла Селена... Первый учебный день после школьных каникул прошёл спокойно. Почти. Лишь раз братству пришлось, на бегу извиняясь перед одноклассниками и учителями, вылететь из своих кабинетов - ладно хоть, дело в перемену было. Мирт даже сначала не понял, что с ним происходило, пока к нему "не постучался" Коннор: "Что с тобой, Мирт? Как ты себя чувствуешь?" И вот тогда он сообразил и мысленно крикнул в ответ: "Это не я! Это Вереск!"
   По Мирту разыскали на школьном крыльце Вереска и буквально выдрали его из страшной драки. Страшной - потому как мальчишка-эльф пытался убить одноклассника, набрасываясь на всех, кто хотел отбить у него несчастного подростка-эльфа. Даже растерянный Хельми в первые минуты подумал, что Вереск всё ещё носит в себе демоническую сущность - настолько яростно дрался мальчишка.
   Коннор, не сбавляя быстрого шага, просто сунулся в драку - точней, уже избиение лежавшего на полу мальчишки, и рывком скрутил Вереска. Над лежащим мальчишкой-эльфом тут же присел на корточки Мирт.
   Тем же рывком развернув к себе Вереска, Коннор рявкнул:
   - Ты что вытворяешь?!
   Испуганные Мика и Колин смотрели на искажённое от злобы лицо Вереска, его слепые от ненависти глаза. Если бы Коннор не держал его руки скрученными за спиной, он всё ещё пытался бы драться - так сильно дёргался.
   К Вереску со спины подошёл Хельми и в молчании свидетелей жуткой драки положил ладони на голову Вереска. Колин видел, что юный дракон не столько утихомиривает мальчишку-эльфа, столько пытается выяснить причину его ярости.
   - Над его выбритой головой подш-шутили, - бесстрастно сказал Хельми. - Верес-ск ш-шутку не вос-спринял. Как ш-шутку.
   - Я могу сейчас с ним поговорить? - встревоженно спросил Коннор, имея в виду, что перемена вот-вот закончится. - Он меня услышит?
   - Услышу, - угрюмо сказал Вереск и обмяк, перестал вырываться.
   - Хельми, помоги мне, - позвал Мирт, стоящий на коленях перед избитым мальчишкой-эльфом. - Его надо привести в сознание.
   Теперь и дракон присел перед одноклассником Вереска.
   - Слышишь меня, Вереск? - презрительно спросил Коннор. - Мы всё утро стараемся сделать так, чтобы к нам не относились, как к дуракам из приюта. А ты разом всё испортил. Что тебе не понравилось? Или ты шуток не понимаешь? Не понравилось, что тебя обозвали - обзови в ответ! Чего в драку полез?
   - А ты кто такой, чтобы эльфу указывать? - вдруг спросил одни из зрителей из класса постарше. - Не встревай в разборки между эльфами, когда тебя не просят! А тебя точно не просили! Лезут тут всякие...
   И шарахнулся от рванувшего к нему Вереска, захрипевшего и чуть не удушенного, потому что Коннор снова поймал его - на этот раз за шиворот.
   - Это ты про Коннора?! Про Коннора?! - зарычал Вереск. - Это ты в наши разборки не лезь, если не понимаешь!
   Коннор тряхнул его так, что мальчишка-эльф прикусил язык и зашипел от боли почище Хельми. Мальчишка-некромант спокойно сказал:
   - Заткнись, Вереск. А вы, господа, идите в кабинеты, - обратился он к школьникам, добавив в пожелание незаметные повелительные нотки.
   Колин и Мика, спрятавшись за столбом на крыльце, затаив дыхание, смотрели, как толпа ребят уходит в школу. А Коннор снова тряханул Вереска и мирно спросил:
   - Ну что? Можешь себя контролировать?
   - А то что? - мрачно отозвался мальчишка-эльф. - Домой отправишь, что ли?
   - Легко, - вздохнул Коннор. - Мне ведь только с мамой Селеной связаться - и Джарри немедленно приедет за тобой. Забыл? - Когда Вереск потупился, сердито сопнув носом, он добавил: - Тебя можно отпустить? Или ты снова начнёшь на всех бросаться?
   Исподлобья глянув на него, мальчишка-эльф тихо сказал:
   - Лучше не отпускай. Я не знаю, в чём дело, но мне хочется... - Он вздохнул. - Убить всех, кто под руку попадётся. Они меня... раздражают.
   - Что с этим мальчиком? - не обращая больше на него внимания, спросил у Мирта Коннор, тревожно глядя на до сих пор неподвижное тело одноклассника Вереска.
   - Внутренних повреждений нет, - ответил Мирт. - Будет несколько синяков и ссадин. В лицо Вереск его не бил. Так что... Хельми поможет мне ещё раз: я хочу влить в него драконью силу и попробовать пропустить её по его важнейшим жизненным точкам. Исцелится он быстро, и мы сумеем уговорить его не поднимать шума из-за Вереска.
   - Драконью силу?! - поразился Вереск.
   - Потом, - откликнулся Коннор. - Сейчас надо поторопиться, иначе со звонком не попадём в кабинеты. Вам помочь? Вереск, ты можешь постоять минуту спокойно?
   - Могу, - буркнул он.
   Колин только вздохнул. Но оказалось, что минуты и впрямь хватает. Незнакомого мальчишку-эльфа из класса Вереска быстро привели в себя, помогли подняться на ноги и сразу спросили, как он себя чувствует. Удивлённый, он посмотрел на братство и на Вереска с недоумением и сказал, что чувствует себя, как обычно. Хорошо. Правда, на Вереска он всё же покосился. И спокойно ушёл.
   - Сейчас будет звонок, - торопливо сказал Коннор. - Что делаем?
   Его поняли без уточнений.
   - Возьмём к с-себе, в с-свой класс. Учитель разреш-шит, ес-сли объяс-сним, что для Верес-ска это жизненно необх-ходимо. Пос-садим между нами, - решил Хельми. - Чтобы не буянил больш-ше.
   Кажется, сам Вереск выдохнул на это решение с облегчением, и ребята бросились в школу. Уже на уроке Колин вдруг подумал: а ведь Вереска зря отдали в школу сразу. Несколько лет в подземном городе, несколько месяцев под гнётом демонической личности. Не-ет, ему надо отсидеться дома некоторое время, привыкнуть к живым, тем более что в Тёплой Норе для общения хватает ребят его возраста - те же близнецы-вампиры, например... А потом, прежде чем начать писать, Колин вздохнул снова: а ещё сегодня ему надо будет пройти через первый день в факультативном классе...
   ... Понцерус привёл его в пустой кабинет и серьёзно сказал:
   - Не бойся, Колин. Ребята увидят твою начитанность, услышат, как ты говоришь, и проблем с общением не будет.
   "Старику легко-о..." - подумал Колин, невольно ёжась от предстоящего испытания... Вскоре кабинет начал заполняться эльфами, мальчиками и девочками. Все они при виде Колина застывали на пороге и отступали на шаг в коридор - взглянуть на табличку и убедиться, что пришли правильно. Колин сутулился всё больше и больше, и всё ясней звучал внутри мысленный вопрос: "Я не трус, но я боюсь, как говорит Селена. Зачем я только сдавал тестирование сюда? Учился бы у Трисмегиста!"
   Но кабинет постепенно заполнялся, хотя эльфы, сторонясь неожиданного чужака за последней партой, предпочитали садиться за первые, когда внезапно раскрылась дверь.
   - Колин! - крикнул Мирт, ища взглядом младшего брата. И весь факультатив уставился на незнакомого эльфа, который ищет какого-то Колина. Имя-то не эльфа, не растительное! - Ты где? Хельми хочет, чтобы ты подсказал ему кое-что! А, вот ты где! Давай быстрей. Он спорит с Коннором. Они думают, что ты можешь лучше перевести!
   У Колина чуть истерика не началась, когда он сообразил, что задумали братья! А тут ещё за плечом Мирта появился сам юный дракон, донельзя озабоченный. При виде Хельми, тоже позвавшего оборотня по имени, факультатив замер. О драконе, который решил учиться в их школе, слышали, но вблизи с ним никто не общался! А он!.. Просит какого-то оборотня помочь ему!..
   Мальчишка-оборотень быстро встал и почти побежал к братьям.
   - Что у вас там? - испуганно спросил он, когда Хельми, жутко довольный, закрыл за ним дверь.
   - На! - сунули ему в руки жуткий талмуд, который Колин чуть не выронил - настолько он оказался тяжёлым. - Пусть лежит на твоём столе!
   - Зачем?!
   - Для важности! - поднял Коннор палец и расхохотался. А за ним - братство. Вместе с Колином. Даже Вереск сумел улыбнуться, поняв суть происходящего.
   - А как там Мика? - встревоженно спросил Колин, с трудом держа оттягивающий руки тяжеленный томище.
   - С ним всё в порядке, - кивнул Коннор. - Он сидит в кабинете и чертит какие-то схемы. Лучше всех, между прочим. Мы подслушали, что так сказал ему учитель!
   И Колин, радостный, прижимая к себе магическую книгу из запасов Трисмегиста (братья даже продумали книгу привезти с собой!) вернулся в класс.
   - Этот дракон - он тебя знает? - прошептал, обернувшись к нему рыжеволосый мальчишка-эльф.
   - Он мой друг, - тихонько ответил Колин. - Мы любим переводить книги и болтать на драконьем.
   - Ты сияешь магией, - оценил рыжеволосый.
   - После путешествия под Старым городом, - пожал плечами мальчишка-оборотень.
   И не поверил своим глазам: рыжеволосый встал и быстро пересел к нему.
   - Кажется, ты весь переполнен загадками и тайнами, Колин. Меня зовут Румекс. А что за книга у тебя? Можно посмотреть?
   Поглядывая в сторону входной двери, Колин торопливо принялся объяснять, что собой представляет часть целительской рукописи эльфийских первомагов. Минут через пять перед ними за стол сели ещё двое мальчишек-эльфов, прислушиваясь к необычной беседе, а потом начали задавать вопросы. А потом вошёл учитель Райхон и приветливо улыбнулся Колину...
  
   ... Селена, проводив Джарри в город по делам и занявшись послеобеденным отдыхом малышни, то и дело поглядывала на Люцию. Полчаса назад драконишка было встрепенулась, как будто услышала какой-то слышный только ей зов, но быстро успокоилась. Правда, пару минут назад Люция, отняв у кого-то из малышни вязаную шапочку и натянув её себе по брови, подошла к дворовому крепчугу, с которого уже сняли праздничные украшения, и так прислонилась к дереву, уткнувшись лицом в крепкую морщинистую кору, словно обнимала его. А когда она обернулась, странное одиночество неожиданно взросло проступило на её лице, как будто Люция понимала, что это такое. Но потом девочка-дракончик подпрыгнула и мелким шажком подбежала к толпе малышей, которые обсуждали игру с мячом "вышибалы", предложенную Селеной. "Что это было? - недоумевала Селена. - Вроде малыши себя в одиночестве не чувствуют?.. Или наши новички с трудом привыкают к новому месту? Но видела я их совсем недавно - и вроде все были счастливы? - Потом прислушалась к себе, и мимолётно ощутила - именно что не поняла, а ощутила: - Вереск тоскует? С чего бы?"
   Появилось сильнейшее желание "постучаться" к братству, но это желание быстро угасло под напором мысли о том, что в школе сейчас идут факультативные часы, и она может помешать ребятам... Делать нечего, пора разбираться с ясельниками. Она сразу поняла, что в "вышибалы" они сейчас не очень хотят играть: всё-таки некоторым из них придётся стоять, а многие из них жаждут действия. Так что хозяйка места предложила малышне поиграть в обычные догонялки. Те, кто постарше, тут же согласились. Но оставались детишки, которые не слишком шибко бегали, а потому сразу закручинились. Выручила Ирма, вздохнувшая:
   - Селена, а давай "змеев" вытащим? И побегать, и поиграть!
   - Ты права, - согласилась хозяйка места. С "воздушными змеями" любил побегать даже Риган, хоть и не так быстро, как остальные.
   И началась пробежка с воплями и криками - от Городской ограды до Лесной - и обратно. Так бегать малышня могла бесконечно. И Селена с ними, сжимая ручонку Стена, сидящего у неё на руках, ручонку, в которой он держал леску своего "змея" - отец сделал!
   Бегущая рядом Ирма крикнула:
   - Вот придут из школы - и покатают нас на самокатах! Селена, а Пренит с Агатой умеют на самокатах ездить?
   - Да вон они идут из учебки - спроси! - предложила Селена.
   Близнецы-вампиры откровенно обомлели, когда толпа малышни хлынула к ним, окружив новичков с громогласным вопросом. Но не прошло и минуты, как им обоим вручили лески от "воздушных змеев" и показали, как ими управлять.
   Немного поработав нитью, близнецы сообразили, как маневрировать странной игрушкой, и, наверное, азартней малышни принялись вести своих "змеев" "по небу".
   Селена хмыкнула: первый шаг к управлению дельтапланом - видела она, какими глазами Пренит смотрел на эти летательные аппараты, пока сидел зрителем на поле для пейнтбола.
   А волчишка подошла к Селене и скептически сказала:
   - Не умеют они. Придётся мне их научить. - И уже вкрадчиво спросила: - Селена, а можно я возьму самокаты - поучу новеньких мальчика и девочку кататься на них? Я же не просто так, Селена-а! Я для ни-их!
   - До конца учебного дня ещё целый час, - улыбнулась та. - Пойдём, Ирма, и заберём все самокаты, пока нет Мики! И пусть все катаются и учат наших новичков ездить на них! Только потом не забудьте вернуть их на место.
   Когда Ирма сообщила, что разрешено взять из мастерской Мики самокаты, кричать никто не стал - времени нет. Ясельники кинулись к мастерской и, оставив в ней "воздушных змеев", быстро разобрали самокаты, не забыв прихватить парочку и для близнецов. Затем к ним присоединился Риган, который теперь держался на ногах довольно устойчиво и успел освоить езду на самокате.
   Когда толпа вместе с новичками помчалась к Лесной изгороди, от которой можно ехать даже не отталкиваясь от земли, к Селене, державшей на руках Стена, который с интересом следил за гонками, подошли Трисмегист и Бернар.
   - Вливаются? - спросил старый эльф-целитель, имея в виду близнецов.
   - Есть такое, - отозвалась хозяйка места.
   - Привыкнут, - пробормотал Трисмегист. - Как привыкали остальные.
   Ничего особенного, вроде - простой обмен репликами, но Селена почувствовала уверенность. А когда попыталась проанализировать, откуда такое впечатление, сообразила: она не одна. Если будут сложности, всегда рядом и за спиной те, на кого она может положиться. И не только она. А все те дети, которые доверились защищённости Тёплой Норы.
  
   Конец истории.
   28. 12. 17. - 03. 03. 18.

Оценка: 6.63*269  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Грей "Успокой меня" (Современный любовный роман) | | А.Ардова "Мужчина моей судьбы" (Любовное фэнтези) | | А.Джейн "#любовь ненависть" (Молодежная проза) | | М.Вольная "Капитан "Пересмешника" " (Любовное фэнтези) | | Д.Тараторина "Равноденствие" (Приключенческое фэнтези) | | А.Эванс "Сбежавшая жена Черного дракона. Книга вторая" (Приключенческое фэнтези) | | К.Кострова "Горничная для некроманта" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Невеста темного колдуна. Отбор под маской" (Любовное фэнтези) | | Л.Вайс "Его трофей" (Любовная фантастика) | | Э.Грант "Тест на отцовство" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"