Джиллиан: другие произведения.

Чужие игры

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.64*36  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сказка о том, что мечтать надо уметь и не перекладывать ответственность за себя на других. В общем, Карина не ожидала, что однажды попадёт в странный мир, только из-за того что не умеет мечтать.:)


Ссылка на обновление
   Глава первая
  
   "Чем больше всматриваешься в бездну, тем больше бездна всматривается в тебя..."
   - Да ладно - бездна... - прошептала Карина, присев на корточки на опасном краю оврага, одной рукой заправляя под косынку вылезшие тёмные волосы, а другой - хоть для какой-то опоры держась за прихваченные пучки жухлой по осени травы. - Что ты во мне можешь разглядеть? Пустоту, которая свила во мне гнездо?
   Она замолчала, горестно кривя губы то ли в улыбке, то ли в ухмылке и вглядываясь в темноту овражного дна, которого не разглядеть за островерхими чахлыми ёлочками и кустиками. Мягкими шапками вспучившегося бархата они еле-еле росли на болоте внизу - о чём она знала, но сейчас, в подступающих снизу сумерках, рассмотреть так и не сумела.
   - Господи, как глупо-то... - снова прошептала она лишь бы услышать свой голос и вздохнула: нравилось, несмотря на депрессняк, вдыхать горечь увядающей палой листвы и вдохновляющего присутствия где-то рядом грибов. - Пойти за грибами и изображать из себя философа... Кой чёрт я это делаю?
   Она осторожно села на траву так, чтобы ноги свисали в чёрно-зелёную пропасть. Поддёрнула полу куртки, чтобы не сидеть на сыром. Вокруг было сумрачно и сыро.
   - Глупо... - повторила она. - Зачем мне бездна, если бездна поселилась во мне. - Хмыкнула грустно и кивнула неизвестно кому. - Слишком выспренно это говорю... А какое, впрочем, и кому дело до того, как я говорю?
   Она оглянулась на корзину с грибами. Донесёт домой, вычистит и сварит. Потом закатает пару банок. Будет в праздники есть солёные грибы и вспоминать глупости, которые так торжественно говорились в этом тёмном и глухом месте... Есть грибы она будет в привычном одиночестве, не замечая вкуса, потому как съедаться всё будет за чтением книги или за просмотром какого-нибудь фильма. Вот и все праздники...
   - Говорят, если высказать вслух самое сокровенное желание, оно исполнится, - прошептала Карина, глядя в бархатную темноту, которая неожиданно стала мутной - это её глаза вдруг наполнились слезами. - А если у меня нет сокровенного желания? Что делать тогда? Если я не знаю, чего я хочу? Если не вижу смысла... Если во мне просто пустота? Если я сама стала пустотой? Если живу по инерции? Если жить... - На мгновения она не поверила: неужели она сумеет это сказать?! Сумела: - Если мне жить... не хочется? Не... интересно?
   Она подтянула к себе корзину, словно боясь оставаться в незнакомом месте без привычного предмета. "А я не мечтала? Пробовала заниматься спортом, ходила в театральный кружок... Если бы не..." Всхлипнула. "Нет, это не мечты. Дура... сама себе жизнь испортила... До тридцати шести дожила - даже пальцем не пошевельнула, чтобы хоть что-то исправить в судьбе! Всё плыла по течению... Всё надеялась - судьба сама навстречу пойдёт, само по себе всё произойдёт..." Провела под носом ладонью, сердито шмыгнула и подняла глаза к потемневшему от набежавших облаков небу: "А могла ли изменить? Жизнь-то? Сначала отец болел, потом мама... За ними ухаживала - не до личной жизни было..." А потом пыталась найти себя, чем только ни занимаясь. Но, в отличие от остальных, которые увлечённо в этих кружках и секциях занимались своим любимым делом, она, Карина, будто выполняла ещё одну трудовую обязанность...
   Высокие сосны басовито гудели от ветра, заглушая пересвист редких здесь, на болоте, птиц, а набежавшие тучи давили на лес. Поёжившись от вкрадчивого холодка, сыростью пробиравшего до костей, Карина поняла: хватит предаваться размышлениям о собственной невезучести, пора возвращаться на остановку, иначе опоздает, и заводской автобус, привёзший их бригаду на выходной в лес по грибы, уедет без неё.
   Она поспешно перевела взгляд на тьму под ногами: бархат, а тянет жутким холодом. Из-за сырости? А потом то ли пожала плечами, то ли передёрнула ими.
   - Желания загадать не могу, так хоть... Придумай сама, что мне надо. Слышишь, бездна? Дай мне то, что, по-твоему, мне нужно!
   Договорить не успела - непроизвольно закричала, когда пласт овражного края, на котором сидела, внезапно дрогнул под ней и рухнул вниз. Падая с огромной высоты, ударяясь об овражные выступы, она лихорадочно и бессвязно ужасалась, не замечая, как ахает-взвизгивает от боли: "А как же квартира?! А как же работа?! А как же мои родные?! А как же... Я не хотела, чтобы так... не хочу!! Я не хочу умирать!! Больно! Мамочки, как больно!!"
   Последний удар - уже о землю - выбил из неё сознание. Упала в густую, упругую по осени траву, между двумя кустами волчьей ягоды, - только это и спасло ей жизнь. Корзина, будучи легче, долетела до хозяйки с запозданием и откатилась чуть в сторону, теряя по дороге грибы, пакет с нехитрой снедью, взятой в дорогу, и кошелёк с ключами и деньгами...
  
   ... В глубокой темноте безлунной ночи, невнятно ноющей редкими на болоте насекомыми и вскрикивающей отчаянными воплями болотной цапли, появилась тень ещё более плотная, чем корявые тени от деревьев, пригнувшихся под звёздным небом. Чуть сутулая и широкоплечая, тень эта целеустремлённо шла ведомой только ей тропой - и внезапно остановилась. В насыщенной тихими звуками ночи было слышно, как эта едва уловимая глазом тень резко и шумно втянула носом воздух, а затем склонилась над землёй так, будто собиралась встать на четвереньки. Но не встала, а пальцем подняла за круглую витую ручку небольшую корзину. Бесшумный вдох - и шелестящее недовольное хмыканье. Шаг - подняла с болотного мха пакет. Открыла - нюхнула слипшиеся между собой бутерброды с колбасой и сыром и брезгливо фыркнула. Пакет последовал в корзину, поскольку обладал тем же основным запахом человека. Ещё два шага - звякнули ключи в кошельке, который затем тихо опустился на пакет.
   Вскоре тень остановилась перед телом женщины, лежащей на сырой траве. Трава, кстати, одним своим видом заставила поморщиться от страха и почувствовать оторопь.
   Наконец тень отставила корзину в сторону и глубоко прогнулась над неизвестной, чтобы тщательно обнюхать её, а потом с недоумением отпрянуть.
   Разогнувшись, тень вздохнула и с минуту глазела на тело, ещё тёплое и, как ни странно, дышавшее. Странная одежда неизвестной нисколько не удивила. Но кое-что другое разозлило.
   - Старуха вконец обезумела... - одними губами выдохнула-прошелестела тень и, легко подняв бесчувственную женщину, закинула её на своё плечо. Затем мягко, словно не чувствуя тяжести, нагнулась и забрала корзину. И стремительно бросилась бежать в других, ночных тенях.
   С первыми лучами солнца тень постепенно превратилась в мускулистого мужчину, с широкими плечами - впрочем, слегка суховатого: полное впечатление, что ему недавно пришлось здорово поголодать и до сих пор сытно не поесть. Спутанная шапка густых тёмно-серых волос давно не чёсана. Он оказался босоногим, что не мешало ему двигаться быстро и легко. Одет был в холщовые штаны и длинную рубаху. Материал пошёл на одежду грубый, сероватый и вскоре обляпался от росы тёмными пятнами, которые порой скрывали мужчину среди деревьев и кустов - особенно когда солнце полностью осветило лес и заставило играть его в ослепительно-жёлтые и тёмно-зелёные пятнашки...
   На бегу мужчина то и дело подёргивал носом, ловя отовсюду запахи, которые мгновенно прочитывал, щурил сероватые глаза на кусты, а затем неутомимо шёл дальше. Один раз он остановился, озадаченно сдвинув брови и часто втягивая подозрительные запахи. Затем его лицо расслабилось - и он вкруговую чуть ли не побежал к опушке древнего леса, бесшумно ставя ноги в траве и среди каменистых участков почвы.
   Прежде чем выйти к небольшим валунам на небольшой лужайке, мужчина постоял, скрытый ветвями орехового куста, внимательно вслушиваясь в лесные звуки. Спокойный перестук дятла, беззаботные и безмятежные песенки дроздов, соек и других лесных птах убедили его, что впереди всё спокойно. Придерживая женщину на своём плече, мужчина насторожённо подошёл к старому, когда-то давно разрушенному капищу и уложил женщину на уже согретый солнцем песок. Рядом поставил её корзину. Попятился, а потом развернулся и бросился в лес. "Ароматы", унюханные от одежды неизвестной, ему не нравились: они были какими-то... неестественными, больше подходящими для тех колдунов, что занимались алхимией. От них хотелось немедленно избавиться, промчавшись по росистым травам и кустам, а затем искупавшись в тихой лесной заводи...
   Он чуть не упал, споткнувшись: на его пути из-за дерева резко выступила тощая фигурка и тут же спряталась назад. Придя в себя от неожиданности, мужчина негромко и недовольно рыкнул. Худощавая женщина снова выглянула из-за кряжистого дерева.
   - Почему ты не ждёшь меня дома? - грозным шёпотом спросил он.
   - Я следила за тобой! - шёпотом рявкнула в ответ женщина. - Ждала, что ты придёшь с добычей, чтобы накормить волчат! А ты таскаешься по человечкам!
   - Следи в следующий раз с самого начала... - раздражённо отозвался тот. - Эту женщину я нашёл у Красного обрыва - лежащей на мертвячьих травах. Оставь я её там - скоро сдохла бы. И даже не столько из-за трав, сколько из-за холода.
   - Я думала - она из деревни, - пробормотала женщина, рысцой примеряясь к крупному шагу своего мужчины. Сопнула носом - и радостно оскалилась, высмотрев на поясном ремне благоверного заячью тушку. Мужчина снисходительно скосился на женщину и беззвучно ухмыльнулся.
   - Не из деревни, - соизволил ответить жене. - На ней странная одежда. Я думаю - старая ведьма её вызвала из иных краёв... Стой.
   - Что? - удивилась волчица.
   - Надо посидеть здесь в засаде, - проворчал оборотень, усаживаясь за кустом бересклета. - Я хочу посмотреть, каким путём эта иноземка пройдёт во владения старой ведьмы. Говорят, в окрестностях замка водится много оленей. Если мы будем знать не закрытый магией ход в старые парки, нам не придётся голодать...
   - Тихо... - теперь уже прошипела волчица. - Слышишь?..
   Оборотень высоко задрал подбородок, стараясь уловить звук, который первой услышала его более чуткая жена... Оба не замечали, что из ближайшего куста за ними следят три пары блестящих от любопытства глаз.
   А поскольку все смотрели в одну сторону, а не на лежащую на старом капище иноземку, то не увидели, как возле неё внезапно появилась... глиняная фигурка? Кукла? Впрочем, для куклы она оказалась слишком живой. Фигурка, росточком в ладонь, изображала толстую женщину с едва намеченным одеянием, вроде небрежно наброшенной на неё тоги. Она просеменила к голове Карины, нюхнула её волосы. Задумалась. Затем внезапно прислушалась, слегка склонив голову на толстой шее, и злобно глянула в темнеющую чащу. А потом воздела руки к небу и, наконец, энергично потрясла кулачишками над головой, словно грозя самому небу, и побежала вдоль вытянутой по земле женской руке.
  
   ... На вид - высокий подросток, если бы не одежда и длинные волосы. Девушка в мужском одеянии, правда, подчёркнуто женственном, потому как оно любовно облегало все соблазнительные изгибы, спешилась с белой лошади, опираясь на руки подскочивших доверенных пажей. Только их двоих и взяла с собой. О том, куда младшая принцесса Лилера едет "на прогулку", никто во дворце знать не должен. Знают, что в старый парк, а вот куда втихомолку из него - останутся в неведении. Впрочем, и эти двое хоть и узнают старое здание - по более ранним поездкам сюда, но о цели своей повелительницы, о том, зачем ей снова в старый, почти разрушенный от старости замок, давным-давно отданный её прадедом старой ведьме, точно не проведают. Она знала, о чём думают пажи, эти легкомысленные мальчишки. Они думают, что она в очередной раз приехала к старухе за гаданием. Пусть думают. Им полезно. Особенно не о том.
   - Ждите меня здесь, - сурово приказала Лилера пажам.
   Те поспешно закивали, зачарованно глядя на прекрасную зеленоглазую девушку с распущенными волосами, рыжим золотом вьющимися по плечам и спине.
   Взяла она с собой именно этих мальчишек (несмотря на свои семнадцать, она чувствовала себя гораздо старше), присланных недавно ко двору. Местность они знали плохо, так что сбежать, если даже напугаются, не сумеют. И страх перед старым замком заставит их дожидаться своей обожаемой повелительницы столько времени, сколько ей понадобится. Она оглянулась на пажей, которые стояли близко друг к другу, оглядываясь и ёжась из-за жути в незнакомом месте... И толкнула высокую дверь, шаткую и скрипучую. Уже не оборачивалась. Только усмехнулась, когда подумала, какое впечатление резкий, неприятный скрип произвёл на пажей.
   А ещё Лилера взяла их, потому что, хоть и считала себя сильной, но пока открыть магическую границу во владения старухи-ведьмы могла, кроме себя, лишь им, юным... Хоть и хотелось приехать сюда в сопровождении более (она лукаво улыбнулась своим мыслям) солидных стражей. Ничего. Сегодняшнее утро всё исправит.
   Перешагнула порог и вошла в холл. Замерла, вслушиваясь в старое здание.
   Тихо. Только поскрипывают деревянные двери где-то высоко - на втором или на третьем этаже. Глаз машинально отметил ссыпающийся песок со ступеней главной лестницы. Ручеёк... Ещё пара месяцев - и лестница превратится в совершенную рухлядь.
   Принцесса сделала ещё шаг и положила руку на набедренные ножны. Кинжал, привычный при дворе как часть королевского одеяния. Обычная придворная символика для многих. Но не для младшей принцессы сегодня. Вместо осыпанного драгоценными камнями эфеса, из ножен торчит удобная для выхватывания рукоять настоящего боевого ножа.
   Она быстро взошла по каменным лестничным ступеням, забитым землёй, и с трудом оттянула одну створу, чтобы войти в замок. Внутри оказалось неожиданно уютно, несмотря на давние разрушения и заброшенность. Может, из-за того что во все дыры проникало утреннее солнце? Или потому что загнездившиеся здесь голуби, издавна проникшие в здание сквозь дыры в крыше, ворковали мирно и успокаивающе?.. Посреди громадной залы высился небольшой странный бассейн. Он выглядел довольно чистым, да и вокруг него не было ни листьев, по которым сейчас шуршала Лилера, небрежно загребая их ногами в изящных сапожках, ни холмиков нанесённой грязи. Бассейн мягко светился в лучах солнца - с неожиданным впечатлением исходящего от него самого еле видного разноцветного сияния.
   Облизав мгновенно пересохшие губы, девушка постаралась не смотреть на бассейн - и сразу и решительно направилась к тёмному коридору (ни свечи, ни факела на стенах), ведущему в жилые покои. Дорогу Лилера знала прекрасно. Старуха несколько раз гадала ей, и принцесса по результатам этих гаданий сообразила, что ведьма совсем плоха: главного в гадании ведьма не заметила. А значит... Пальцы непроизвольно сжали рукоять ножа. Значит, время старухи уходит. И она, принцесса, собирается поспособствовать ей в быстром и безболезненном (почти безболезненном!) уходе в смутные края вечного покоя.
   Перед почерневшей от старости дверью, высокой, окованной в "драконьи лапы", Лилера немного помедлила (но не колебалась!), а затем решительно вошла. Проследовала из маленькой прихожей в апартаменты, полутёмные от мрака: окна небрежно занавешены гобеленами, оттянутыми со стен. И, скривившись на затхлый запах, свернула к небольшой двери - к спальне.
   Без стука, жёстко открыла дверь. Темно. Лишь где-то - показалось, очень далеко - на высокой подставке слабо чадит свеча. Девушка прислушалась и сразу подошла к балдахину, чьи тряпки были опущены, скрывая ту, которая стала целью Лилеры. "Да, старуха совсем плоха, - мысленно повторила принцесса, в который раз убеждая себя в этом. - Даже в летний день она мёрзнет так, что прячется под балдахином. Значит - я права. Её время ушло!"
   Прежде чем отдёрнуть занавеску, принцесса решительно вынула нож. Крепко ухватилась за край занавески - и подпрыгнула, услышав совсем близко предупреждающее покашливание. Развернувшись в прыжке, быстро обошла вокруг кровати с ведьмой. И вперила ищущий взгляд в сторону то ли деликатного, то ли насмешливого покашливания. Но слишком темно у окна, прикрытого занавесями. Разглядела только контуры кресла и сидящего в нём. И больно прикусила губу, услышав:
   - Э... Доброго утра, ваше высочество, - не вставая с места, лениво поприветствовал принцессу мужчина, в присутствии королевской особы неприлично развалившийся в низком кресле у окна.
   По характерному, едва уловимому лишь чутким ухом присвисту на шипящих Лилера сразу узнала неожиданного посетителя старой ведьмы. И остолбенела от внезапного поворота. План, казавшийся совершенным, провалился. Абсолютно. С этим мужчиной она ничего не могла бы поделать. Даже успей убить она старуху и получи все силы, вздымающиеся над замковым бассейном... С силами теми ещё надо научиться управляться, прежде чем использовать их, а на учёбу необходимо время... Лилера была достаточно умной, чтобы понимать это.
   - Доброго утра, небесный, - угрюмо ответила принцесса, мгновенно спрятав боевой нож - перевернув его в ладони и прижимая теперь лезвием к коже запястья.
   - Мне очень жаль, ваше высочество, но старая Оркена сегодня слишком слаба и принимать гостей, даже таких высоких, как ваше высочество, к сожалению, не может.
   Принцесса слушала довольно приятный, расслабленный баритон и свирепела по двум причинам: во-первых, он сорвал её планы, во-вторых, она прекрасно слышала в голосе небесного насмешку! Было и в-третьих. Он знал, что именно Лилера хотела сделать!.. Небесные знают всё! И наслаждался двусмысленной ситуацией!.. Внутренне принцесса рыдала и рычала от бессилия, но внешне благовоспитанно присела в намёке на реверанс и, склонив голову, сказала:
   - Мне жаль. Загляну в следующий раз.
   - Старая Оркена будет весьма рада вашему визиту, ваше высочество, - вежливо ответил мужчина, лица которого Лилера, как ни старалась, так и не сумела разглядеть.
   Поворачиваясь спиной к незнакомцу, она с трудом уняла дрожь от испытываемого бешенства, но вовремя вспомнила о боевом ноже, который не пристало носить такой знатной особе, как она. Пришлось занять себя мыслями о том, как, поворачиваясь, снова незаметно припрятать его - от взгляда, который, как она нервно подозревала, уже отметил наличие оружия при высокой гостье... Упрямо подняв подбородок, Лилера на дрожащих от злости ногах прошла часть спальни и перешагнула порожек в коридор. Ещё несколько шагов... А потом, решив, что небесный не услышит её, рванула к выходу из замка.
   Ошалевшие при виде выскакивающей неприличной простолюдинкой на лестницу принцессы, пажи, тем не менее, быстро подбежали к её лошади. Но Лилере помогать им не пришлось. Обуреваемая злобой, девушка сама взлетела в седло и, не обращая внимания на мальчишек, пустила её намётом по видной только ей дороге. Уже испуганные, пажи повскакивали на своих коней и помчались следом, страшась потерять принцессу из виду: им, обычным людям, потом не найти дороги в обычный мир. Только принцесса-маг знала нужные тропы, по которым можно пройти во владения старой Оркены. Оставаться же в местности вокруг замка было откровенно страшно.
  
   Старый и даже дряхлый гобелен даже не дрогнул, когда чуть приглушённый им старческий, но сильный голос недовольно сказал:
   - Индар, почему ты не дал девочке поиграть с ножом?
   - Зато я дал себе возможность поиграть с принцессой, - самодовольно откликнулся мужчина в кресле. - Скажи, Оркена, ведь эта игра оказалась интересной?
   - Ты сейчас похож на кота, который добрался до свиного окорока, - смешливо пожурили его из-за гобелена, а потом вздохнули. - Так хочется чаю...
   - Где твоя последняя ученица, Оркена? - Мужчина даже не подумал встать. - Ты могла бы велеть ей приготовить вожделенный тобой чай.
   - Сбежала, как и остальные. А как ты оказался здесь? Я ведь так и не услышала твоей истории, Индар. - Зашелестела ткань занавеси со стороны окна, и из-за краешка выглянула полная, если не сказать - тучная, старуха с крупным пористым носом и хитрыми ярко-карими глазищами. Затем, натужно кряхтя (хотя небесный ни капли не усомнился, что кряхтенье наигранно), старуха коротко отдёрнула занавесь и села на кровати, подтягивая вокруг себя покрывало - и, судя по всему, используя его вместо пледа. Посмотрела на чёрную тень в кресле.
   - Уверена, что история есть?
   - А что могло привести тебя сюда, в замшелый замок, к старой, никому не нужной ведьме?
   - Не прибедняйся, Оркена. Ты прекрасно знаешь - что.
   - Не хочу и думать об этом, - проворчала старуха. - Рано ещё, как по мне. Гораздо любопытней подумать вот о чём. Почему бы тебе не оседлать эту строптивую лошадку?
   Мужчина поперхнулся.
   - Ты... о Лилере? - осторожно спросил он.
   - О ком ещё. А что? Младшая принцесса. Никому в королевстве не нужная. Характер, конечно, тот ещё. Но ведь и ты не уступаешь ей в норове. В этом вы два сапога пара. Кроме всего прочего - у неё чудные ведьминские задатки. Правда, ленива - этого у неё не отнять. Оттого и хочет всё сразу и без усилий.
   - Да ну! - отмахнулся небесный. - Едва она меня разглядит... Да и зачем мне эта разнузданная девица, которая хочет только власти? Кстати... Оркена, - вкрадчиво позвал Индар, всё ещё сидящий у окна, - а почему ты не хочешь взять её в ученицы? Она талантлива, желает стать сильной.
   Старуха непроизвольно передёрнула плечами. Вздохнув, она скептически глянула на мужчину, чьё лицо продолжало прятаться в тени.
   - Ладно, - добродушно сказала она. - Не буду о том, что тебе не нравится. Так что там с твоей историей?
   - Ты стала совсем стара, Оркена, - мягко пожурил Индар старуху. - Стала глуха и слепа. Вокруг замка вскоре всё взлетит к небесам, а ты любопытствуешь о приземлённом.
   Оркена встала и с недоумением огляделась. Подняла бровь.
   - Хм. А я-то думала - у меня время есть, - разочарованно сказала она, нисколько не встревоженная. - Ведь сегодня мне должны были прислать из деревни ещё одну девушку с задатками ведьмы. Думала я - успею её научить... Боги всё смеются, - недовольно сморщилась она. - А мне за ними разгребай!.. Ничего. Время есть. Думаю - ещё дня два-три, а там и...
   С последним словом старой ведьмы Индар вскочил с кресла - и еле удержался на ногах. Подбежал к старухе и успел схватить её за руку, когда каменные плиты загудевшего под её ногами пола сильно дрогнули. Где-то в углу зазвенел упавший на пол подсвечник. Чахлый огонёк мелькнул, прокатившись по плитам, и потух.
   - И чутьё твоё ослабело, - со вздохом констатировал Индар. - Пора чертить руны, чтобы спасти собственную жизнь, Оркена.
   - Боги... - прошептала старуха, машинально оглядываясь на занавешенное окно. - Моя будущая ученица!.. Она почти добралась до замка!
   - Не уверен, что она выживет за его стенами, - покачал головой мужчина, твёрдой рукой выволакивая старую ведьму из спальни, пыльной от трясущихся стен и потолка. И тут же хмыкнул: - Странно, что ты не беспокоишься о принцессе!
   - Эта оторва не пропадёт! - отмахнулась старая ведьма. - Куда ты меня тащишь?
   - Это крыло слишком далеко от центра замка и довольно старое! Здесь всё скоро может рухнуть! И надо успеть закрыть все ставни и двери!
   Они были у двери в спальню, когда остов балдахина грохнулся и словно подкрепил слова мужчины сочным треском.
  
   Вторая глава
  
   Карина открыла глаза. Солнечный день в разгаре! Или утро? Всю ночь пролежала после падения?.. Ужас... Тело болело, но голова была ясная, и женщина обрадовалась хотя бы тому, что жива!
   Будучи рядовым бухгалтером крупной фирмы, она привыкла жить, постоянно планируя своё время. Так что сейчас мгновенно определилась со следующими действиями: встать, подобрать корзину (она бросила взгляд по сторонам и с облегчением выдохнула, легко дотянувшись до искомого предмета), подняться на самый верх оврага. Путь до дороги, где можно поймать попутку, Карина помнила хорошо. Сначала надо пересечь сосняк, затем смешанный лес, а потом через поля с перелеском выйти к дороге. Идти строго на запад: хорошо помнила, что, пока сидела на краю оврага, заходящее солнце мелькало между тучами за её спиной.
   Плечо ныло - судя по всему от ушиба, и Карина вспомнила, что в косметичке лежит пара пластырей, а также тюбик с мазью, не считая обезболивающих таблеток. Даже в дневной поход она не решилась идти, не будучи оснащённой всем необходимым... Запустила руку в корзину - и замерла.
   Факт первый: косметичка, кошелёк и грибы - на месте. А... А так может быть, если корзина свалилась следом за хозяйкой с такой высотищи? Открытая корзина. Без крышки.
   Спина похолодела от неприятного чувства, что кто-то рядом прячется. Карина осторожно огляделась. Ну да, понятно, что прошла ночь, а теперь уже и день. Но почему под ладонью, что упиралась в землю, сухой песок?..
   Факт второй: она падала в густую, несмотря на осень, зелень. Сейчас она спокойно сидит возле нескольких больших камней, на темноватом песочке. Как?.. Как она сюда попала? Переползла, пока была без сознания? Но...
   Так же медленно женщина обернулась.
   Вместо ожидаемого обрыва - ровное место. Лес. Причём лес... Аж рот открыла, когда поняла. Лес ну явно не осенний! Но ведь грибы в корзине!.. Что происходит?!
   Облизав пересохшие губы, Карина машинально сняла платок с головы и запихнула в корзину. Машинально собирая волосы и укрепляя их шпильками и приколками, начала понимать: жарковато для одёжки, в которой она пришла в лес за грибами! Всё ещё сидя и насторожённо оглядываясь, расстегнула молнию куртки и подёргала за ворот джемпера, охлаждая тело. И спохватилась: мобильник-то она с собой брала! Позвонить коллеге - и всё будет ясно! Карина лихорадочно, хоть и бережно (жалко же - столько насобирала!), покопалась в грибах и вынула увесистый чехольчик с телефоном.
   Разочарование - мобильник не работал. Наверное, зарядка закончилась. Карина прикусила губу и подвигала плечами. Больно, но терпимо. Надо встать и... Вот чёрт... Солнце-то наверху. Как узнать стороны света?! Снова дождаться вечера?! Ладно, хватит паниковать. Пора хотя бы подняться. И Карина решительно упёрлась рукой в ближайший камень, который, как показалось, прочно врос в каменистую поверхность места. И, поспешно отдёрнув руку, вскрикнула - не столько от боли, сколько от неожиданности.
   Изумлённая, даже не обиженная из-за такой подлянки, Карина обернулась взглянуть на камень, инстинктивно слизывая кровь, выступившую из середины ладони. Прокол был небольшой. Правда, исследовав камень-обидчик, Карина так и не нашла место, в котором укололась обо что-то острое. Странно и то, что на камне не осталось даже влажного следа от крови... Решив не зацикливаться на ранке и продезинфицировать её чуть позже, женщина, прикинув последствия, всё же собралась с силами и рывком поднялась. Закоченевшее тело болезненно отозвалось на резкое движение, но Карина, занятая разглядыванием окрестностей, всё ещё озабоченная и даже уже немного испуганная, выдохнула, когда поняла, что, кроме ушибов, ничего страшного нет. Ни перелома. Ни вывиха.
   С сомнением взглянув на камни, Карина вздрогнула: что-то маленькое резко метнулось за один из них. Лесной зверь? Испугался человеческого присутствия? Почему-то показалось - спрятался за камнем коричневый кот. Но кот в лесу? И - обрадовалась! Кот в лесу! Значит, где-то рядом дачи?!
   Она подобрала корзину и нерешительно потопталась на сухой площадке с опасными камнями, взявшими с неё кровь... Радость постепенно спадала. Ведь дачи эти ещё найти надо.
   - Куда идти-то?.. - шепнула она, лишь бы услышать собственный голос. И закашлялась от сипа, который получился. Но это тоже не смертельно - подумалось. А вот как искать тропинку к дачам... Или опять-таки сторону света... Деревья? Мхи? Увы... Она не помнила, с какой стороны растёт мох. С северной? С южной?
   И застыла на месте. Послышалось? Или на самом деле она уловила звук человеческого голоса (женского?) среди густого птичьего пересвиста и сухого шелеста листьев и трав под неровным ветерком? И не один, потому что рядом с тем голосом звенели ещё два - на плачущих высоких нотах... Карина покрутилась на месте, прислушиваясь и стараясь выяснить, откуда доносятся голоса. Определившись с направлением, Карина не очень уверенно зашагала на звук.
   Через десяток шагов она поняла, что где-то впереди и в самом деле громко плачут и одновременно говорят, причём один наверняка принадлежит какой-то сердитой девушке. Напряжённое сердце отпустило, и Карина чуть ли не побежала к той, которая поможет ей, заблудившейся в таком странном месте, и укажет нужную дорогу. А если там что-то произошло, возможно, Карина чем-то сумеет помочь неизвестным.
   И всё же пришлось проявить осторожность.
   Голос оказался не только громким. Ещё несколько шагов - и устрашённая Карина расслышала, что девичий голос заглушают ещё два голоска - кажется, детских. Уже насторожённо пройдя до кустов, в которых можно неплохо так спрятаться, она опасливо раздвинула ветви громадной лещины. И захлопала глазами.
   На небольшой полянке сидела коленопреклонённая девушка в длинном сером платье. Она-то и рыдала - отчаянно и с воплями. Тёмные косы спускались по плечам и пропадали в высокой траве. А рядом с девушкой стояли два таких же темноволосых ребёнка - мальчик лет десяти и девочка лет восьми. Оба в светлых костюмчиках: как поняла озадаченная Карина - с чужого плеча, потому что одёжка на детях потрёпанная. Они пытались заговорить с девушкой и, видимо, успокоить её, но та тут же перебивала их, одновременно накидываясь на них с упрёками и в то же время с жалобами.
   Прислушавшись, Карина поняла, что ничего не понимает.
   - Зачем?! Зачем вы ушли?! - насморочно кричала девушка. - Я с таким трудом уговорила тётку Мендию позаботиться о вас, а вы, неблагодарные! Что вы наделали?! Теперь она не возьмёт вас к себе! Да и как вы теперь вернётесь?! Без меня дороги домой вы не знаете! А мне возвращаться нельзя!! Нельзя - вы понимаете?! Что вы наделали?! Неслухи окаянные! Всю жизнь с вами мучилась - и теперь вы снова мне обузой!.. Боги, какая же я несчастная! А-а!! - И снова уткнулась в ладони, сотрясаясь всем телом.
   "Боги? Почему - не: Господи, какая я несчастная?.."
   Мальчик дотронулся до ладоней плачущей девушки - и та резко (так, что Карина испугалась за ребёнка) схватила его и обняла крепко-крепко! Тут же снова зарыдав, уже уткнувшись ему в плечо! Малышка, до сих пор моргавшая глазами, налитыми слезами, заревела и мгновенно бросилась к ним, чтобы обнять обоих.
   Карина сама чуть не прослезилась от жалости, которую вызывала картина обнявшихся троих. Но слова ревущего мальчика поразили её:
   - Тётка Мендия нас разбудила-а!.. Поесть не дала-а!.. Выгнала в огород и велела сорняки дёргать, а мы голодные-е!..
   "Господи, куда я попала?!"
   Слова мальчика, наверное, ошеломили и девушку. Она отодвинула его от себя и, будучи всё так же на коленях, скособочилась, чтобы повернуть на живот котомку.
   Карина, глядя и не видя, чуть не рухнула на землю. Это слово она повторила про себя: "Котомка? У неё котомка?! Я - что? В прошлое попала?!"
   Девушка тем временем вынула из котомки кусок чего-то беловатого (сыр?) и, отломив от него по кусочку, раздала детям, которые тут же забыли плакать, жадно накинувшись на еду. Пока они торопливо ели, девушка разломила что-то ещё, похожее на лепёшку. Карина машинально вспомнила о своих бутербродах, которые так и не тронула во время "тихой охоты".
   Вздыхая после плача и отирая слёзы рукавом грубоватой блузки, девушка безнадёжно спросила - то ли у детей, то ли у себя самой:
   - Что же делать-то? От деревни ушли далеко, а возвращаться нельзя.
   - А ты нас с собой возьми, - предложил мальчик, с надеждой всматриваясь в глаза девушки - старшей сестры, возможно, решила Карина. Для матери слишком молода.
   - Глупые... - вздохнула девушка, гладя его по голове.
   "Пора выходить на свет Божий", - поняла Карина и осторожно отступила, после чего замурлыкала какую-то мелодию и не спеша пошла в обход зарослей лещины. Она примерно предполагала, что там, где девушка и дети, наверняка должна быть тропинка, которой не видно из кустов за высокими травами.
   С тропинкой повезло. Едва уловимая глазом натоптанность обнаружилась и в самом деле. Она скользила прихотливыми изгибами между высокими травами - по пояс самой Карине. И уверенно вела к девушке с детьми. Поворот - и вот они, все трое! Уставились на Карину, как на чудо чудное, глаза вытаращены, на лицах - потрясение. Вероятно, их смутила её одежда - джинсы и куртка.
   - О, здравствуйте, - легкомысленно сказала Карина, останавливаясь и с трудом сохраняя приветливое выражение на собственном лице при виде небольшого ножа, который мальчик чуть приподнял, чтобы неизвестная сразу увидела его. - Сами мы не местные, - немного растерявшись при виде оружия, Карина, к счастью, вспомнила известную приговорку. - Я тут чуток заблудилась. Не подскажете, как выйти к большой дороге или уж сразу в населённый пункт?
   Девушка медленно поднялась с земли, не сводя больших тёмных глаз с незнакомки.
   - Как ты сюда попала? - недоверчиво спросила она. - Сюда зайти без проводника невозможно! Или... Давно ли ты тут блуждаешь?
   - Давно, - вздохнула Карина, держась сильно настороже: мальчик и не думал опускать или прятать своё маленькое, но грозное оружие. Зато маленькая девочка смотрела на неё с состраданием, жалостливо подняв тёмные бровки. - А что это значит - сюда нельзя без проводника зайти?
   - Здесь место заколдованное, - как само собой разумеющееся объяснила девушка.
   "У-у, да они здесь суеверные все! Тоже сказала - заколдованное! Небось, пару раз пропали люди в чащобе, и пошли страшные слухи..." И только после этой мысли Карина заметила, что на девушке бусы в несколько рядов, а на руках множество тонких и толстых браслетов. Мельком оглянулась на девочку - у той ни одного украшения. "И что? - спросила себя Карина. - Это что-то должно значить? Ну и... Девушка заневестилась, парень появился, наверное, - вот и украсилась всякой бижутерией..." И тут же смутилась: она тут перед ними как будто на северный полюс собралась - в куртке, в штанах да в высоких ботинках.
   Впрочем... Машинально, думая об обуви, опустила глаза на ноги девушки - и неожиданно обнаружила, что у той юбка с разрезами по бокам, и край чуть задрался, а под юбкой - кажется, штаны. Так что джинсы самой Карины не так страшно здесь выглядят. Но где же это - здесь?
   - А почему оно, место, заколдованное? - вспомнив, что девушка довольно странно объяснила, почему здесь обычно не ходят, спросила Карина. - Дети же прошли!
   - Они побежали за мной - по следам, - вздохнула та. - Видели меня издалека, так что прошли. Если б я с их глаз пропала, потерялись бы, заблудились... А меня послали к местной ведьме - учиться (у меня хорошие способности!). Всё, что вокруг её замка, заколдовано. А пройти можно - только зная потайные тропы.
   - Замок - у колдуньи?! - поразилась Карина, не поверив другому сказанному, что девушка - юная ведьма.
   Девушка скептически осмотрела её с ног до головы и кивнула каким-то своим мыслям. После чего, рассеянно погладила по голове жавшуюся к ней девочку и сказала:
   - Наверное, старая Оркена неправильно колдовать начала - и вызвала тебя откуда-то из других земель. Тебе придётся идти к замку вместе с нами. Если она что-то попортила, пусть сама и исправляет. Я бы отослала тебя в мою деревню, но там нехорошо относятся к чужакам. Или ты предпочтёшь иной путь?
   - Нет, что ты! - поспешно ответила Карина, обрадовавшись хоть какой-то определённости. - Конечно, я пойду с тобой! Долго ли идти-то?
   Задним числом она удивилась, что понимает речь наверняка не русской девицы, да и сама отвечает так, что та её понимает.
   - Нет, недолго, - откликнулась та. - Сейчас пройдём Чурову пустошь, потом - Демонов овраг и выйдем к дороге. А там - до Соснового лога рукой подать.
   Прикинув расстояние, Карина с сомнением взглянула на девочку. Малышня же. Сумеет ли пройти так много? Хотя... Девочка крестьянская, а значит... И спохватилась.
   - Меня Кариной зовут.
   - Я Нисса. Это мои племянники - Ита и Лукас.
   - А что у тебя в корзине? - наивно спросила девочка. - Только грибы?
   Девушка, несмотря на ситуацию, покраснела, со смешанным чувством глядя на свою маленькую племянницу.
   А потом они шли озвученным маршрутом, и дети с интересом ели бутерброды из корзины невольной попутчицы. Правда, сначала Нисса хорошенько разглядела странную еду, боясь, как бы дети не отравились. Но после некоторого колебания девушка уверилась, что эти штуки съедобны, и разрешила Карине угостить племянников. Об их родителях юная ведьма кратко поведала, что однажды на них, занимавшихся извозом, напали разбойники и убили. Так что - да, дети - сироты. И Нисса до последнего нянчила их, пока деревенский староста не заметил в ней, в Ниссе, колдовского призвания и не отправил к ведьме Оркене вместо своей дочери, которая тоже потихоньку колдовала. А детей пообещал пристроить к соседке Мендии. Правда, к Мендии Ниссе самой пришлось сбегать - уговорить, чтобы женщина помягче была с сиротами...
   - А почему он свою дочь не хотел послать? - спросила Карина, стараясь понять здешние обычаи и вникнуть в общественные дела.
   - Так у неё ученицы чуть не каждый год то из нашей деревни, то из соседней, - вздохнула Нисса. - И куда потом деваются? Неизвестно! Говорят, ест она их! Но это глупости, - торопливо объяснила она. - Я думаю - она их голодом морит, оттого они у неё и не задерживаются в обучении колдовским тайнам.
   И вздохнула. А Карина вдруг подумала, как в её собственном мире сельская молодёжь, приехавшая учиться в город, в городе же и остаётся. А что, если ученицы здешней ведьмы просто-напросто, получив знания, удирают в город - место, которое манит не только хорошо оплачиваемой работой, но и развлечениями, так милыми сердцу молодым людям, а тем паче - девушкам, которые мечтают удачно или романтично выйти замуж?.. И тут же подумалось: здешняя ведьма - звучит как-то простецки, если учесть, что Нисса сказала, что живёт та в настоящем замке!..
   ... Где-то через полчаса дети болтали только друг с дружкой. Девушка Нисса, глубоко задумавшись, шла целеустремлённо. И Карина, скрепя сердце, приняла странную истину, что всё-таки каким-то образом попала в чужой мир. Оставались бесцельные и бесполезные вопросы: это ответ на её глупое желание, чтобы кто-то распорядился её судьбой? Куда же её забросили в таком случае?.. И тут же принималась себя корить: тоже - придумала! Чужой мир! Нет никакого чужого мира! Есть свой, в котором, как говорят, осталось ещё довольно много белых пятен...
   Так она размышляла, когда вся компания не вывалилась на открытое место, которое и оказалось Чуровой пустошью. Скорей всего, раньше здесь была вырубка, просека, сейчас заросшая высокой травой и кустарником.
   Сначала Нисса решительно шагала этой пустошью, приглядываясь и присматриваясь к еле заметной дороге, а потом вдруг остановилась, дождалась, пока Карина не подойдёт ближе, и прошептала:
   - Карина, держись ближе ко мне. У тебя оружие есть?
   - Что ты! - аж отшатнулась та. - А... зачем?
   - Кто-то следит за нами, - тихо сказала Нисса.
   Карина с сомнением глянула на корзину, подумав, сумеет ли ею стукнуть разбойника по голове, если тот полезет. Тяжёлая, но... Потом вспомнила и полезла на самое донышко корзины. Покопавшись в несчастных грибах, вынула складной перочинный нож, взятый для "тихой охоты". У Лукаса глаза загорелись, когда он увидел чудную вещь, как он выразился - увидев, что маленькое оружие появляется из маленькой рукояти. И Карина, помешкав (боялась - Нисса ругаться будет), предложила ему поменяться: он ей - свой, страшный, она ему - складной, необыкновенный. Мальчик немедленно закивал. Когда Карина снова посмотрела на Ниссу, юная ведьма держала в руках два ножа довольно жуткого вида.
   - Пусть не думают! - сурово сказала девушка, намекая на возможную стычку.
   Вооружённые, они двинулись далее, хотя Карина, слегка напуганная предстоящим, скептически отнеслась к их слабому вооружению. А если разбойники будут с мечами? Судя по внешнему виду девушки и детей, такое точно может быть. Но положилась на уверенность Ниссы и только постаралась не отставать от девушки, как та и велела.
   Вскоре на пустоши стали заметны более конкретные следы то ли очень старой, то ли заброшенной грунтовой дороги. И вот здесь-то началось самое настоящее безобразие.
   Под землёй раздался глуховатый гул, как будто странным образом под землю упрятали телеграфные столбы. Карине показалось, она даже почуяла, как беспорядочно вздрагивает под ногами земля. А потом вдруг в этом гудении начал нарастать перестук, словно... кто-то изо всех сил гнал лошадь? Бросила вопрошающий взгляд на Ниссу. Девушка встревоженно поворачивалась вокруг собственной оси, всматриваясь то в травы под ногами, то в пропадающую впереди дорогу, а потом заторопила спутников:
   - Все быстро к деревьям! Спрячемся!
   Ага, как же! Лукас решительно насупился, и только резкий рывок Ниссы втянул его в кусты, где уже пряталась Ита. Присев рядом с малышкой, Карина приобняла её, утешая: очень уж круглые от страха глазища стали у Иты! - а потом снова взглянула на юную ведьму. Девушка сидела на корточках, как все, но, кажется, всё больше и больше беспокоилась - нет, даже не беспокоилась, а нервничала. Сжимая свои ножи, она то и дело растерянно посматривала на них, словно боялась, что они не помогут в будущей стычке. Карина тоже не была в том уверена. Но спустя время женщина поняла, что Нисса, видимо, боится другого: в том, что происходит внизу (а земля продолжала гудеть и подрагивать), оружие наверняка не поможет.
   Тем временем перестук продолжал нарастать.
   Из густых кустов, прячась, все четверо изумлённо пронаблюдали, как мимо них на огромной скорости - во всяком случае для Карины - промчалась на лошади девушка в мужской одежде, но с распущенными золотистыми волосами. Сильно отставая, за ней мимо кустов проскочили ещё два всадника.
   Ниссу всадники испугали не так, как внезапно пронёсшийся над головами жуткий ветер, из-за которого деревья и кусты не просто зашелестели, а чуть ли не взвыли - будто где-то поверху кто-то злой устроил сквозняк. Карина заметила, что Нисса от порыва ветра чуть не упала, когда попыталась выглянуть сначала на дорогу, а потом посмотреть в сторону, куда умчались всадники.
   - Нисса, а это кто? - спросил удивлённый Лукас. - Ну, тётенька красивая?
   - Не знаю! - буркнула девушка и, пригнувшись, быстро вышла из естественного укрытия.
   Когда вокруг неё встали остальные, она, закусив губу, снова заоглядывалась - так, будто забыла, в какую сторону им всем идти. И на её кругловатом личике были написан самый настоящий страх. И если сначала Карина была удивлена, куда девалась её уверенность, то теперь женщина почувствовала, как у неё самой изнутри поднимается не только испуг, но даже паника. А уж когда косы Ниссы, скреплённые на кончиках тяжёлыми на вид украшениями, неожиданно взметнулись кверху, когда маленькая Ита под напором вихря пошатнулась и, не удержавшись на ногах, упала на землю - ладно ещё в густую траву, Карина крикнула, перебивая басовитый вой ветра:
   - Что случилось, Нисса?! Надвигается ураган?!
   Девушка снова быстро повернула голову - туда, откуда они пришли, а потом туда, куда намеревались прийти, и сокрушённо вскричала:
   - Это не ураган! Это бушует прорвавшаяся магия! До деревни нам не успеть добежать! Придётся бежать в замок! И очень быстро! Иначе нам всем несдобровать! Старая Оркена не сумеет справиться с магией вне стен замка! Бежим!
   Легко сказать - бежим, когда рядом маленькие дети! Ну ладно - Лукас! Но Ита! Сначала малышка перебирала ножками, как умела, но после пары падений (девочка не успевала поднимать ноги и спотыкалась) Карина, наполовину застегнув молнию, решительно схватила девочку на руки и, сунув её ножки вовнутрь куртки, приказала Ите:
   - Обними меня!
   Девочка выполнила приказ, а потом ещё и поелозила ногами в куртке и упёрла их по бокам, в пояс. Теперь Ита превратилась в удобную, не мешающую бегу ношу. Нисса давно закинула свою котомку за спину. Так что сейчас, взглянув с благодарностью на Карину, прихватила её корзину.
   Они бежали, стараясь держаться ближе к кустам и деревьям, потому что здесь странный магический ветер не так бросал всех встречных-поперечных, словно надоевшие игрушки, сбивая их с ног. Могли бы бежать и быстрей, но скоро Лукас, цеплявшийся за руки женщин, начал задыхаться и хромать. Наверное, мальчик где-то поранил ногу, в очередной раз ударившись в не всегда видимые под травой корни или пни. Нисса, которая, уже не прячась, плакала от страха, подняла его было нести на руках, но долго не продержалась.
   - Подождите!..
   Оклик за спиной был неполным. Кажется, кричали ещё что-то, но магический ветер унёс половину фразы. Четверо путников, уставшие и испуганные, остановились, осыпаемые оборванными листьями и мелким лесным мусором, который им в лицо швырял непредсказуемый ветер. Нисса быстро поставила ослабевшего Лукаса на землю, снова вооружившись своими грозными ножами. Но из-за куста, который они только что пробежали, появилась целая семья! Во всяком случае, Карина именно так восприняла подбежавшего к ним босого коренастого мужчину, за которым спешила тощая женщина - оба в грязных полотняных одеждах. А за ними шустро перебирали босыми же ногами трое подростков - девочка и два мальчика. Вся семья выглядела странно... серой? Не успела Карина понять, почему она так думает, как новый порыв ветра свалил Лукаса с ног.
   Мужчина быстро, хоть и сопротивляясь ветру, прошёл мимо оторопевших Ниссы и Карины, мельком глянув на последнюю, и, не обращая внимания на нерешительный щелчок складного ножа, поднял Лукаса, жёстко прижав его к себе. Мальчик, ошеломлённый, не сопротивлялся, только таращился через его плечо на троих подростков, которые тенями просочились ближе к отцу.
   - Я помогу вам - вы нам! Ведите к замку!
   Глаза у Ниссы почему-то стали прямо-таки очумевшими - по впечатлению Карины. Но девушка сжала кулаки и поспешила впереди увеличившейся компании беглецов от магического ветра. Не понявшая её изумления Карина последовала за ней, с опаской поглядывая на небо, которое скрылось за низкими тёмно-синими тучами.
   Гул под ногами продолжал нарастать... А потом, как в дурном сне, снова раздался лошадиный перестук! Нисса шарахнулась в сторону от дороги, по которой шагалось всё-таки легче, чем пока они прятались по высоким травам - сейчас свалявшимся и полёгшим от ураганного ветра мешая идти. Спутники бросились за юной ведьмой, оставляя пыльную дорогу свободной.
   Девушка на бешено скачущем коне не обратила никакого внимания на группу людей. Кажется, она тоже решила, что лучше спрятаться в замке старой ведьмы?.. Следом за ней на дорогу из кустов на повороте вылетел ещё один всадник, затем - второй... Всадница пропала в лесу, как и первый, "преследующий" её. Второй же... Лошадь под ним внезапно вздыбилась и пронзительно заржала. Всадник рухнул на землю. Карина вскрикнула, остальные ахнули. Лошадь же отбежала в сторону и заметалась в кустах, явно не зная, куда спрятаться от того ужаса, который чувствовала.
   - Мне к ней не подойти! - крикнул мужчина, на которого Карина обернулась, не сумеет ли он поймать лошадь. - Не подпустит!
   - Знаю! - с досадой откликнулась Нисса и побежала сама к испуганному животному, благо свесившаяся сбоку уздечка запуталась в ветвях и буквально стреножила лошадь на месте. - Посмотрите пока, что с юношей!
   Вместо мужчины к упавшему всаднику бросилась женщина, а за ней её дети. Карина, прижимая к себе похныкивающую Иту, нерешительно шагнула было за ними, но оглянулась на побледневшего Лукаса, поставленного мужчиной на землю, и осталась с ним. Мальчик немедленно вцепился в её руку и в воздух спросил:
   - Откуда они взялись здесь?
   О ком он - Карина не поняла. Но Нисса успела легонько похлопать лошадь по морде и что-то нашептать ей в нервно вздрагивающее ухо. "Надеюсь, она свои ведьминские навыки пустила в ход?" - суматошно подумала Карина, широко расставив ноги и сопротивляясь ветру, который дул не в одном направлении, а лихорадочно кружил во все стороны.
   После суетливых сборов на лошади оказался обморочный всадник ("Живой, слава Богу!"), позади него уселся Лукас, крепко держа его, и девочка из семьи неизвестных. Ведя послушную ей лошадь за уздечку, Нисса где бежала, где быстро шагала, а спутники поспешали за ней, причём мужчина, держал за руки своих сыновей, велев жене держаться между ним и Кариной. Его Карина поняла, когда следующим порывом тощую женщину опрокинуло так, что она не то что не сумела удержаться на ногах - вообще повалилась в волну спутанных трав. Карина бросилась ей на помощь, и дальше женщина шла, сильно вцепившись в руку своей помощницы. Мужчина только с благодарностью оглянулся на Карину, как ей показалось.
   Так они прошли пустошь, и Карина начинала со страхом вспоминать, сколько ещё, по словам Ниссы, им предстоит пройти.
   А ветер уже сменялся настоящей бурей.
   В Демоновом овраге они чуть не попали под рухнувшее дерево - не заметили в сгустившейся темноте, что проходят под согбенным стволом. Карина, честно говоря, больше испугалась, что лошадь понесёт со страху. Но, кажется, Нисса и в самом деле поколдовала с животинкой, и та почти не посмотрела в сторону ужасающего треска.
   Потом с той же лошадью был момент, когда животное пронзительно завизжало, а вместе с ней завизжали от страха Лукас и незнакомая девочка: они спускались с крутого овражного склона, и под копытами, как и под ногами путников, рыхлая земля поехала. Едва не упавшая, пока отпрыгивала от запаниковавшего животного, Нисса прикрикнула на лошадь - и та подчинилась юной ведьме и успокоилась. Карина призналась себе, что уже перестала удивляться всему тому необычному, что происходит вокруг неё. Главным теперь становилось - выжить и найти местечко, где бы можно было отдохнуть от непрерывных ужасов то ли той самой магии, которая откуда-то вырвалась, то ли природных катаклизмов.
   Демонов овраг, несмотря на своё жуткое название, оказался небольшим - в расстоянии, и беглецы прошли его быстро, даже учитывая то, сколько им пришлось падать и подниматься - причём частенько с помощью спутников.
   Небольшую долину, окружённую соснами (в упавшей наземь тьме Карина их не видела, но положилась на уверения Ниссы, что они есть), тоже могли бы быстро пройти - не будь бушующей на ней бури. Чуть только путники выступили из кустарников оврага, как ураганный порыв заставил лошадь повернуться боком и рысцой сбежать под спасительную сень овражных кустов.
   Скучившись вокруг лошади, путники с отчаянием смотрели на равнину, которая то и дело скрывалась в завихрениях. И Карине вдруг показалось, что ветер перестал быть простым ветром - он носился, будто окрашенный размазанными чёрными красками, и появилось впечатление, словно именно он заставлял Сосновый лог темнеть.
   Она в очередной раз машинально закрыла личико Иты ладонью от брошенного в них мелкого мусора и крикнула, перекрывая завывания вихрей:
   - Может, здесь отсидимся?!
   - Нельзя!! - откликнулась Нисса. - Эта буря будет бушевать дней семь!! Надо попытаться пройти лог! Здесь мы не выживем!
   Встретившись глазами с мужчиной, Карина поняла, что он тоже знает об этом и согласен с юной ведьмой.
   - Эй! - внезапно крикнула костлявая женщина. - Слышите?!
   Все замерли на месте. Но, видимо, только у неё был отличный слух, поэтому после небольшой паузы Нисса крикнула в ответ:
   - Что ты слышишь?!
   - Всадники по нашей дороге!
   Примерившись к этой фразе, Карина предположила, что какие-то всадники поднимаются по краю Демонова оврага по той же дороге, что преодолела их компания только что. Тоже находились рядом и теперь хотят спасаться в замке старой ведьмы?
   Нисса что-то сказала, но тихо, будто про себя. По губам Карина разобрала, кажется: "Может, они помогут?"
   Пятеро мужчин выбрались из Демонова оврага, ведя за собой лошадей. Заметив компанию беглецов, присоединились к ним и быстро выяснили, откуда при них лошадь из королевских конюшен, после чего здорово заинтересовались информацией, что взволнованная Нисса - ведьма, будущая ученица старой Оркены. А дальше один из них, белобрысый и голубоглазый, лет сорока, на вид - настоящий воин, быстро скомандовал остальным перегруппироваться.
   Сосновый лог переходили спрятанными от бури в кольце из лошадей, которые, ведомые мужчинами под уздцы, шли медленно, но всё же защищали людей своими телами от самых страшных порывов разбушевавшегося урагана. И переходили не по самому логу, а прижимаясь к его лесистому краю, где ураганный ветер не так страшен, как на открытом месте. Разве что свирепый его вой среди стонущих сосен ужасал сердца и души...
   А потом была аллея вековых дубов, которая привела их всех к громадному старинному строению, вокруг которого будто кипел грязный пар. Двери входа оказались заперты, и пятеро мужчин, обозлённых до последней точки кипения, принялись колошматить в них с воплями: если им не откроют - будут пущены в ход секиры!
   Двери распахнулись неожиданно. Вставший сбоку от косяка мужчина в чёрном повелительно кивнул:
   - Заводите лошадей!
   И вся лошадино-человеческая толпа с облегчением хлынула в долгожданное укрытие.
  
   Глава третья
  
   Они ворвались в здание мокрые и грязные - точней, потоком воды их чуть ли не зашвырнуло, чуть не вбило в открытые двери, когда, вдобавок к бушующей буре, с обезумевших небес ещё и ливануло.
   С усилием преодолели невысокую лестницу, щербатую от времени. Лошадей стегали немилосердно, поторапливая. Карина, продрогшая в несколько секунд пребывания почти в сплошной воде, сбивающей с ног, ещё порадовалась, что лестничные ступени широкие, а крыльцо у входа довольно просторное.
   "Господи, магия... Но тучи-то настоящие... И вода из них... Ужас! Куда я попала?! В настоящий магический мир?! А... магический мир настоящим бывает?!"
   Бессвязные мысли прекратили своё существование, когда лошадей и людей начали задвигать куда-то в угол, подальше от дверей, в которые хлестало так, что казалось вся грозовая туча (а на улице уже громыхало!) пыталась втиснуться следом за беглецами. Судорожно обнимая ревущую Иту, Карина сообразила, что малышке от дождей досталось меньше всех: когда с небес, то есть из низких чёрных туч, буквально упала вода, Карина машинально застегнула куртку почти до горла, а Ита нырнула головой туда же.
   Итак, обнимая Иту, Карина пятилась куда-то, стараясь понять, где же надо остановиться. Под ногами были твёрдые, кажется, бетонные (ой, а здесь бетон есть?) плиты, что уже не могло не радовать после потряхивания земли... В панике оглядевшись, женщина с облегчением обнаружила рядом с собой ту самую странную многодетную семью, которая, видимо, машинально окружила лошадь с упавшим всадником. Тот, наверное, до сих пор не пришёл в себя. Лукас сидел, почти лёжа на всаднике, а в его пояс вцепилась девочка - и подвывала. Судя по всему - по инерции, потому что, так же лёжа головой на спине Лукаса, она успела вертеть головой, хлопая на ближайшие окрестности вытаращенными глазами.
   Ещё шаг - и Карина чуть не упала, наткнувшись на стену. Её резкое движение крепче встать на ноги привлекло внимание широкоплечего мужчины. Он тоже встал на месте и осторожно протянул руку к лошади с тремя всадниками. Та дёрнулась чуть и фыркнула на него. Уже спокойней (Карине показалось, он прошептал: "Привыкла!") мужчина похлопал лошадь по крупу и принялся спускать с неё малолетних всадников.
   Одновременно кто-то зычно крикнул:
   - Помогите закрыть двери!
   В сумеречном свете - кажется, здесь всё ещё горели свечи - Карина разглядела, как высокий человек в чёрном, остерегаясь, сбоку подбежал к распахнутым дверям. За ним поспешили те пятеро, которых Карина решила считать охотниками.
   Что-то светлое промелькнуло в глубине помещения, пока мужчины вшестером упирались в двери, оскальзываясь на воде по полу и пытаясь закрыть вход буре. Кто-то ещё побежал им на помощь. Насколько Карина разглядела его, это был всадник, сопровождавший золотоволосую девушку. Но он оказался не слишком осторожен: на подходе к дверям его сбило с ног яростной ливневой волной. Двое мужчин слева поймали его, когда тело чуть не вынесло во двор...
   Широкоплечий мужчина, снявший детей с лошади, кусая губы, смотрел на мужчин, которые тщетно старались закрыть двери. Не выдержал - побежал к ним, хотя, судя по походке, был очень в чём-то не уверен. А к мужчинам он уже не подбежал, а подошёл - замедляя с каждым шагом движение, точно боялся, как бы его не прогнали. Но тот же уверенный рык заставил его взбодриться:
   - Встань слева!
   Пока мужчины воевали с дверями, Карина, не выпуская пригревшейся под курткой Иты и подтащив к себе Лукаса (Нисса была где-то подальше от них), сумела оглядеться.
   Странный холл (или вестибюль?) - решила она, ладонью смахивая с головы и с лица дождевую воду. Ступенчатый какой-то. От входа - ровная широкая площадка, похожая на зал. Но чуть дальше - через пять-шесть ступеней наверх ещё одна площадка, поуже. Там стояли две женские фигуры, которых с места Карины не рассмотреть. Именно от них побежал всадник, сопровождавший красивую тётеньку - как выкрикнул Лукас. А ещё выше было какое-то возвышение, где располагался... э-э... бассейн?
   Но большее внимание Карины притянули к себе люди.
   Одна из женских фигур дрогнула и медленно начала спускаться к углу, в котором толпой стояли люди и лошади. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что женщина довольно пожилая. Видимо, катастрофа на улице её разбудила, потому что на её голове красовался ночной остроконечный колпак, а поверх длинного платья она набросила то ли тёмный халат, то ли здешнюю накидку. Двигалась она легко, словно девчонка. А когда оказалась рядом с теми, кто стоял впереди, недовольно крикнула, перебивая то нарастающий, то убывающий грохот и гул воды:
   - Нет ли здесь ученицы моей?!
   - Я-а это... - заикаясь от холода, отозвалась Нисса, которая только что, склонившись вперёд, отжимала левый подол своей юбки с разрезами.
   Она тут же встревоженно обернулась, и Карина, правильно поняв её ищущий взгляд, помахала рукой, чтобы её сразу заметили, и громко сказала:
   - Я побуду с детьми!
   - Благодарствую! - с облегчением откликнулась Нисса.
   Старая ведьма (это уж Карина сообразила сразу) схватила девушку за руку и сердито попеняла ей:
   - Какого демона ещё и детишек привела?!
   - Оставить не с кем! - крикнула Нисса.
   Вероятно, девушка хотела подпустить в голос виноватых ноток или раскаяния, но в этот миг новая волна дождя хлёстко ударила по дверям, которые только-только вошли в пазы косяка. Двери снова с грохотом раскрылись, отбросив мужчин в стороны.
   Старая ведьма увела Ниссу на возвышение, где стояла золотоволосая. Честно говоря, Карина обозлилась на старуху: если ты хозяйка, о гостях должна позаботиться в первую очередь, а не об ученицах думать!.. К Карине приблизилась как-то крадучись тощая женщина и в самое ухо спросила:
   - Что делать?! Парнишка на лошади зашевелился! Не поймёт, где он, - упадёт ещё раз! Помоги его стащить с седла!
   Но для начала женщина, назвавшаяся Лиадейн (Карина уже устала удивляться), помогла ей вытащить из-за пазухи Иту и поставить рядом с Лукасом, который обещал последить за сестрёнкой - ну и за той незнакомой ему девочкой. Довольно рослые для подростков, хоть и ужасающе костлявые - в мать, наверное? - сыновья Лиадейн переглянулись на такое заявление, но ничего не сказали, только молчком-тишком встали по сторонам от группки детишек.
   А женщины прошли между лошадями к нужной им и, примерившись, волоком стащили с неё парнишку - Карина прикинула: ему, наверное, лет шестнадцать-семнадцать? Они усадили его ближе к стене, где другие лошади не могли бы нечаянно на него наступить. Вода дохлёстывала и сюда, но что из того, если парень уже промок так, что хоть бери его и выжимай?.. Карина первым делом попросила Лиадейн снять со стены горящую свечу или факел, а пока та искала, где это возможно, на ощупь определила, что странное одеяние юного всадника на груди завязано шнурами. Попытавшись найти, где именно располагаются узлы, поняла, что без света ей не суметь освободить юношу. Побыстрей бы Лиадейн нашла светильник! Слишком уж часто дышит всадник. Наверное, задыхается?
   Вздрогнув от неожиданности, над ухом услышала:
   - Возьми мой нож!
   Недолго думая, Карина приняла помощь Лукаса и, с трепетом (слишком узко всё зашнуровано! Не порезать бы бедолагу!) поддев жёсткую шнуровку, разрезала её. Лиадейн как раз подоспела с факелом, который, к сожалению, не помог, ибо пламя его моталось и чадило страшно.
   В чём-то Карина оказалась права: едва расширились полы мужского жакета (дуплета?), как юноша вдохнул полной грудью и открыл глаза. Узнали, что открыл, лишь по тому, что в темноте его глаза едва заметно блеснули... Что делать дальше - Карина не знала и решила положиться на время: очнулся, значит вскоре придёт в себя. И снова взглянула на вход.
   Мужчины всё ещё пытались закрыть двери, но двигались уже заметно вяло. Слишком устали бороться со стихией?
   И опять Карина удивилась и даже потихоньку пришла в негодование: если здесь у них всё на магии, то почему её не попробовать использовать, чтобы замковые двери закрыть?! Или для магии это слишком просто - и нет таких заклинаний или что там у них используется?.. Но промолчала, хоть и очень хотелось саркастически поинтересоваться вслух об этом. Удержало соображение: она же ничего не знает об этом мире. Мало ли у них тут всяких условностей... И потом. Они же все вместе удирали от бушевавшей на улице магической бури - даже Нисса, которая имеет колдовские способности, но которая даже не подумала их использовать. А значит, та, уличная, магия, как минимум, опасна?
   Когда Карина устала наблюдать за входом в замок, потому что всё происходящее окрашивалось тьмой и метаниями свечного и факельного пламени в полубредовый клип, внезапно раздался всё тот же командирский голос:
   - Отойдите от дверей!
   И высокая фигура, в которой Карина уже угадывала того типа в чёрном, бросилась бежать к бассейну. Кажется, мужчины поняли, что он хочет сделать, и расступились подальше от дверей. Впрочем, не расступились, а побежали в стороны, будто напугавшись чего-то. Даже вернувшаяся старуха, которая о чём-то ругалась с Ниссой и золотоволосой девушкой (больше ругалась именно с золотоволосой - Нисса, сдвинув брови, посматривала то на одну, то на другую - разглядела Карина), обернулась и закричала:
   - Индар, это опасно!
   - Справлюсь! - отозвался тот.
   И все замолчали, глядя на него.
   Мужчина в чёрном добежал до бассейна и что-то зачерпнул из него. Затем начал спускаться по ступеням, подняв руки в сторону входа - с раскрытыми ладонями, словно отгоняя кого-то решительным жестом: "Нет! Сюда нельзя!"
   Поняв, что незнакомец совершает какой-то опасный ритуал, Карина следила за ним, как и остальные - в напряжённом молчании. Кажется, он и в самом деле делал что-то недоступное другим: был один момент, когда он, шагая по ровной поверхности, неожиданно пошатнулся - под негромкий и неслышный вскрик остальных, но быстро выправился и продолжил странно торжественное шествие с поднятыми руками к дверям.
   Когда этому Индару оставалось сделать шагов семь до дверей, они с треском захлопнулись, а остальные мужчины, дожидавшиеся окончания ритуала подальше от входа, ринулись к дверям и заперли их, впихнув в чудовищно огромные скобы металлический брус.
   И сразу стало тихо и спокойно. Гул дождя с ударами урагана по стенам и дверям оставался, но был уже приглушённым. Почти как дома, когда за стенами - гроза, когда по стёклам - реки ливневого дождя, а дома уютно и не страшно. Вот только... Карина поёжилась. Дома-то она могла легко и быстро переодеться в сухое - и согреться. А здесь... Впрочем, грех жаловаться. За стенами замка жуть, а здесь хоть постепенно и высушиться можно. Тем более...
   К женщинам, которые жались к стене, время от времени проверяя, не очнулся ли полностью юный всадник, заторопились охотники. Они, бросив беглый взгляд на юношу, осмотрели своих лошадей и повели их куда-то, держась стены - наверное, тот Индар, распоряжающийся здесь наравне со старой ведьмой, подсказал, куда их поставить. Правда, тот голубоглазый, помешкав, кивнул кому-то из охотников, а сам обернулся к хозяйке замка. И тут же к нему побежала золотоволосая девушка. Сначала Карина решила, что они... влюблённые. Но ярость на лице девицы заставила насторожиться.
   - Как вы здесь оказались?!
   В наступившей тишине негромкий возглас был слишком напорист и обладал такой силой, что на девушку оглянулись все.
   - Ваше высочество, мы охотились, - спокойно ответил голубоглазый, тем не менее стоя перед ней на вытяжку, словно солдат перед генералом..
   Карина почувствовала, что выпялила глаза на золотоволосую, но не могла вернуть их в исходное положение: ваше высочество?! Эта девица - принцесса?!
   - Нет! Вы следили за мной! - обвинила его золотоволосая.
   В ответе голубоглазого Карина услышала намёк на насмешку:
   - Правда? А надо было, ваше высочество?
   - Лилера! - повелительно позвала старуха. - Мне некогда слушать ваши распри! Надо что-то делать с колодцем силы, пока нас здесь три ведьмы!
   И опять Карина захлопала глазами: старая ведьма не только владеет громадным замком, но и может позволить себе командовать принцессой?
   Доругиваться принцесса и голубоглазый охотник (в злом диалоге Карина услышала его имя - Бриартак) пошли, поднимаясь к старухе.
   Тихонечко, будто боясь привлечь к себе ненужное внимание, вернулся широкоплечий мужчина. Он присел перед юным всадником и быстро похлопал его по щекам. Поскольку теперь все светильники горели ровно, не считая время от времени мягких порывов от сквозняков, то Карина увидела, как мутные глаза юноши прояснели, и он с недоумением уставился на сидящих перед ним людей. Правда, широкоплечий мужчина испытующе заглянул ему в лицо и тут же поспешно ушёл. По впечатлению удивлённой Карины - удрал от него подальше. А следом поспешила сбежать и тощая Лиадейн. Впрочем, у обоих был свой резон: они подошли к своим детям, чтобы справиться, все ли здоровы. Те, вместе с племянниками Ниссы, уверили их, что они переживут любую непогоду.
   И, наконец-то, кое-кто вспомнил о своих обязанностях хозяина!
   Пока Карина сидела на корточках рядом с юношей, не зная, с чего начать с ним разговор, она услышала шорох и оглянулась. Ноги. Сапоги. Тот самый - в чёрном.
   - Помочь встать? - жёстко спросил он.
   - Спасибо, сама.
   Карина обернулась к юноше. Тот смотрел вверх, на этого чёрного Индара, и медленно, но верно открывал рот.
   - Подожди немного, - попросила его женщина и встала на ноги. - Меня зовут Карина, - назвалась она, ожидая, что подошедший тоже представится. Хоть и знала, как его зовут, но ведь этикет! Обычная вежливость - в конце концов!
   Но он помедлил немного - и сейчас она разглядела что-то странное в его лице. Первая мысль: они что тут, в замке, маскарад устраивали? Почему на его глазах тёмная полумаска? Потом мужчина чуть поморщился - видимо, оттого что она смотрела неприлично долго на эту полумаску, и Карина сообразила, что это не предмет маскарада, а кожа такая. Немедленно вспомнилось, как однажды жарким летом она носила солнцезащитные очки, лицо загорело - в то время как кожа вокруг глаз осталась беловатой. Он - что? Наоборот, носил какую-нибудь маску, оставив глаза без защиты от солнца? Но пауза затягивалась, и Карина перешла в наступление:
   - Ну ладно - представляться вы не хотите. Но помогите хотя бы найти помещение, где мы можем если не переодеться, так хотя бы немножко согреться!
   - Госпожа, вы кто? - наконец заговорил он с недоумением и потрогал рукав её куртки, словно проверяя материал или удивляясь ему.
   - Здесь - не знаю, кто! - отрезала Карина, которая отчётливо чувствовала подступающий зябкий холод. - Может, всё-таки сначала вы дадите нам возможность погреться, а уже потом выясните, кто я?! Пожалуйста!
   То ли в её крике появилось отчаяние, которое она ощущала, боясь получить воспаление лёгких, то ли до него дошло, что он и в самом деле ведёт себя недостойно, но этот странный мужчина оглянулся на старую ведьму, а потом снова посмотрел на Карину и кивнул:
   - Идите за мной!
   - Лиадейн! - окликнула Карина подругу по несчастью. - Нам дадут комнату, чтобы посушиться и обогреться! Берите своих детишек и идём! Лукас, Ита, возьмите меня за руки, чтобы не отставать!
   Она снова обернулась к Индару и подняла брови. Мужчина смотрел на неё несколько обескураженно, как будто не ожидал, что она... позовёт остальных за собой? Но как поднять ослабевшего после падения юношу, который уже возился на полу, смущённый из-за своей слабости? Карина кивнула широкоплечему мужчине, мужу Лиадейн, а потом кивнула на юного всадника. Мужчина сообразил, в чём дело, и подбежал к ней, осторожно посматривая на Индара. Но тот ничего не сказал и даже помог ему поднять юношу. После чего муж Лиадейн закинул руку всадника себе на плечо и, усмехнувшись чему-то, повёл его, еле переступающего, следом за Кариной.
   Индар, который обогнал всю жалкую, промокшую процессию, чтобы показать помещение, пару раз оглянулся на всех, и Карина снова заметила, что муж Лиадейн аж сжимается от его взглядов.
   Комната, куда их привели, оказалась просторной. Но всего прекрасней был огонь, плясавший в камине! Дети бросились к пламени так шустро, что Карина испугалась. Но Лиадейн быстро очутилась среди пятерых детишек и сумела заставить их не подходить близко к огню. Её муж тем временем сгрузил несчастного юношу на лавку, покрытую довольно толстым ковром, и тоже поспешил присоединиться к тем, кто наслаждался теплом. Карина не удивилась: в последние часы его появления он так и оставался полуголым - так что досталось ему очень и очень. Она же решила сначала заняться травмированным всадником. Присев рядышком, сочувственно спросила:
   - Воды хочешь?
   Рядом со скамьёй располагался столик, по ощущениям каменный - или просто инкрустированный каменными интарсиями. На нём - поднос с кувшином и пара громадных бокалов. Юноша сглотнул - и Карина решила считать это движение за знак согласия. Наливая воду странного, желтоватого цвета в бокал, она не выдержала и нюхнула жидкость. И замерла, озадаченная: всаднику слишком мало лет, чтобы давать ему вино! Или можно - в медицинских целях?
   - Дайте ему вино, - посоветовали сбоку. - Оно успокоит его.
   Ишь, Индар-то рядом! Хотя Карина и могла предполагать его присутствие - по боязливому взгляду юноши.
   - Держите! - скомандовала она, отдавая бокал с вином мужчине. - А я пока приподниму его, чтобы он смог пить.
   Индар, как ей показалось, издал довольно странный звук, как будто не ожидал, что она начнёт командовать им. А что делать Карине? Никого поблизости, кто бы помог!
   Сначала юный всадник с трудом проглотил то, что хлебнул. Но потом сумел выпить полбокала, после чего слабо помотал головой - глядя не на Карину, а на Индара, который стоял рядом, словно учитель, проверяющий, как выполняется практическое задание. Уложив юношу, Карина скептически посмотрела на Индара в раздумьях, не откажется ли он, если она попросит отнести бокал на столик. Как будто догадавшись о её мыслях, тот еле покачал головой. Фыркнув на него, она встала сама.
   А когда оглянулась, он сидел рядом с всадником - боком. Ничего не понимающая, она подошла. Индар тихо сказал юноше:
   - Сейчас я тебя переверну. Будет больно.
   Тот только вздохнул.
   Индар легко, словно пустотелую куклу, переложил его на живот, а затем... правой рукой погладил по спине - длинным движением, время от времени останавливая ладонь и при этом глядя в пространство, будто пытаясь что-то услышать. Ещё одно поглаживание. Ещё... Наконец мужчина сказал:
   - Вставай.
   Всадник поначалу будто притаился, замер, а потом легко встал со скамьи, будто и не падал с большой высоты. "Этот Индар - целитель?!" - поразилась Карина.
   - Благодарю, небесный! - с благоговением воскликнул юноша и, развернувшись, выбежал из комнаты.
   - Куда он? - удивилась Карина.
   - К своей хозяйке, - с новым недоумением ответил Индар. - Это паж принцессы, - сообразив, что она так ничего и не поняла, объяснил он, а потом добавил: - Если хотите переодеться в сухое, в том углу есть каморка со старым тряпьём. Оно, конечно, ветхое, но на время - согреться - подойдёт.
   - Спасибо! - обрадовалась Карина и позвала: - Лиадейн! Нам предложили сухие вещи! Пойдём быстрей!
   - Я, вообще-то... - ошарашенно начал Индар, а потом махнул рукой. - Идите! Я сейчас посмотрю на кухне у Оркены, принесу что-нибудь поесть.
   Очень явно ожидавшая, пока Индар уйдёт, Лиадейн бросилась к Карине и, стуча зубами (она к самому огню так и не смогла подойти - дети загородили всё), побежала с ней к угловому закутку. Внутри было темно, пришлось выйти за факелом, оставленным Индаром. На стенах было много крюков, а на них - толстыми слоями одежда! И из тонкой ткани, и из крепкой, толстой!.. После того как женщины быстро накинули на себя такие же тяжёлые халаты, какие Карина видела на старой ведьме, после того как Лиадейн принялась искать одежду мужу и детям - и своим, и племянникам Ниссы, Карина додумалась спросить:
   - Этот Индар постоянно смотрел на меня так, словно я... без одежды перед ним разгуливаю. Почему так?
   - Да ты с ним разговариваешь, как с обычным человеком! - всплеснула руками Лиадейн. - Мы с Отсоа (это муж мой) так испугались, когда увидели это! А ты!.. Ну, в общем-то, ты иноземка. Может, Индар это понял.
   - А кто он? Почему тот юноша его называет небесным?
   - Он великий маг, достигший высшей формы верховных магов! - чуть ли не с суеверным восторгом воскликнула Лиадейн. - Таких боятся даже короли! Не то что мы!
   - Лиадейн, прости, если я по незнанию обижу тебя. Но... кто ты и твой муж? - не выдержала Карина.
   Женщина насупилась и уже исподлобья взглянула на неё.
   - Мы оборотни, - неохотно сказала она и снова опустила голову, сердито глядя в пол. Охапка одежды в её руках задрожала.
   Остолбеневшая Карина разглядывала женщину, пытаясь сообразить, что в ней такого, что отличает её ото всех людей. Это она вспомнила реакцию племянников Ниссы на появление семейства оборотней. Как дети догадались, что перед ними оборотни?! Почему она, Карина, не видит в Лиадейн ничего отличающего её от обычного человека?
   - Ты знаешь, Лиадейн... - медленно начала она, пожимая плечами. - Я не знаю, чего ты ждёшь от меня, но, как по мне, так... - Она запнулась, не зная, как выразить мысль, и тут же со смешком предложила: - Если хочешь, мы можем дружить! Ведь ты знаешь этот мир лучше меня! К кому я ещё могу здесь обратиться, чтобы мне объяснили всё то, что мне неизвестно?
   Лиадейн недоверчиво подняла глаза.
   - Это правда?
   - Конечно! И вопрос первый: как ты поняла, что я иноземка? Из-за одежды?
   Теперь подавилась смешком женщина-оборотень. И, продолжая отбирать одёжку для ожидающих в комнате, принялась рассказывать, как её Отсоа нашёл Карину лежащей на страшных мертвячьих травах, которые постепенно высасывают из живого человека не только кровь, но и саму жизнь, как он пожалел незнакомку, которая, возможно, из-за неправильных действий магов (в основном - старой Оркены) могла быть вызвана из другого мира, и потому принёс её на старое капище, где камень и песок, а значит, тепло...
   - Лиадейн, прости за множество вопросов, но не знаешь ли ты и того, почему я тебя понимаю? - полюбопытствовала Карина, а по недоумению женщины догадавшись, что та не совсем поняла вопроса, поправилась: - Почему я понимаю ваш язык.
   Лиадейн полностью развернулась к ней и некоторое время смотрела прямо в глаза. А потом кивнула своим мыслям и попросила:
   - Покажи своё левое запястье!
   Карина отодвинула рукав куртки с запястья и хмыкнула: чуть выше его появилась тонкая татуировка - переплетённые округлым квадратом линии с листьями, внутри которых еле угадывались неизвестные ей буквы.
   - И ты думаешь - я поняла? - вздохнула Карина.
   - Могу сказать, как появился узор на твоём запястье, - пожала плечами Лиадейн, - но объяснить, почему он так действует, - не сумею.
   - Ну, хотя бы как появился...
   - На старом капище всё ещё живут старые боги. Возможно, кто-то из них пожалел тебя, зная твою судьбу - ну, то, как ты сюда попала. И захотел облегчить тебе участь в незнакомых землях, помочь тебе хотя бы с языком. Всё, я собрала вещи для детей и Отсоа.
   - Последний вопрос, Лиадейн! - ухватила её за руку Карина. - Почему ведьма владеет замком? Я думала - замки только для знатных!
   - И правильно думала. Этот замок раньше был лесной резиденцией здешнего короля. Но однажды здесь прорвалась магия, и пришлось королевским магам создавать для неё колодец. Ну, чтобы магию в границы... взять. Поскольку в те времена небесных в нашем королевстве не появлялось, то колодец сделали, но не сумели выполнить его... - женщина задумалась. - Не сумели сделать его по-настоящему крепким. Время от времени сила прорывается. Пришлось оставить здесь самого сильного мага, а потом - самую сильную ведьму, чтобы следили за потоками силы. В замке обычным людям не жить. Вот и оставили для магов с ведьмами.
   - Спасибо, Лиадейн! А теперь и в самом деле бежим! Заморозим наших детей, а ты - своего мужа!
   Лиадейн вдруг подошла ближе и благодарно прошептала:
   - Я так рада, что ты с нами, Карина!
   И, словно кошка, мягко обтёрлась подбородком о её ухо.
  
   Глава четвёртая
  
   Покидая угловой закуток, Карина не выдержала и на всякий случай шёпотом спросила женщину-оборотня:
   - Почему - ты рада?
   - Ты сказала - наших детей! - скороговоркой объяснила Лиадейн и помчалась к семье, греющейся у камина.
   Карина шла следом - тоже торопливо, но слегка отставая, потому что размышляла над словами женщины. Наконец сообразила: кажется, оборотней здесь недолюбливают или они просто занимают положение, так скажем - низкого сословия, а она, Карина, в последней своей фразе сказала "наши дети", объединив и оборотней, и людей... А потом забыла о своих мыслях. По домашней привычке она оглянулась, как оглядывалась, прежде чем запирать квартиру перед уходом на работу: не забыли ли они с Лиадейн чего из нужной для других одежды.
   Взгляд застыл на зеркале, полусумрачном из-за единственного в помещении светильника. И Карина замерла на месте, безудержно улыбаясь: женщина в зеркале, притушёванная тенями, выглядела таинственной незнакомкой из средневековых романов - или из сказок. Какое счастье, что в поход по грибы она собралась, обувшись в высокие ботинки! Под магическим ливнем они не промокли - и обувка сейчас как никогда подходила под общий наряд! В длинном платье с корсажем, не до конца затянутым; с косметичкой-кошельком, свисающим с узкого пояска на том же корсаже; с волосами, постепенно подсыхающими, а оттого вьющимися по вискам, женщина в зеркале смотрелась... нет, не принцессой, но так чудно, так необычно, что... Что Карина вспомнила детство! Вместе с двумя кузинами она на летние каникулы приезжала в деревню, к бабушке - в старинный дом: корни её уходили в род мелкопоместных. Когда бабушка уходила по делам - в магазин за продуктами, например, или поболтать с соседками, девочки нетерпеливо тащили лестницу со двора в сени и забирались на громадный чердак, где заворожённо, затаив дыхание, открывали три заветных сундука, вынимали из них старинные одеяния и наряжались в них. Помня о том, что времени маловато, выскакивали во двор и бегали, кланяясь и приседая друг перед другом - изображая барышень из прошлого, разыгрывая целые спектакли со зваными обедами или встречей гостей, полностью выпадая из настоящего времени в настоящую сказку...
   И горячее, пробравшее до глубин души впечатление из детства заставило испытать поразительное ощущение счастья и детского авантюризма! Карина глубоко вздохнула. А если происходящее и есть сегодняшняя сказка? Только для неё? Какую же мечту, о которой она никогда не думала, да и сейчас не знает, выполняет её судьба, забросившая сюда - в неизвестный ей мир? Она невольно выпрямила спину - и чуть не расхохоталась в голос: да, положение обязывает! Странно, что на Лиадейн такое же шикарное платье, вынужденно затянутое в талии, не подействовало: женщина-оборотень ходила по-прежнему, слегка сутулясь.
   Снова вздыхая от избытка чувств, охвативших её, машинально прихватив платье, чтобы не наступить на подол, перешагнула низкий порожек - и схватилась за ближайший косяк. Она-то забыла о том, что земля трясётся, но земля не забыла в очередной раз напугать живых. Пол под ногой буквально поехал в сторону. Колени от ужаса подогнулись. Рука, которой оперлась было о косяк, похолодела и ослабела. Карина смутно поняла, что сейчас упадёт.
   Помещение качнулось перед глазами - и кто-то резко дёрнул её в сторону. Карина врезалась в твёрдое и тёплое. Чужая сильная рука притиснула её к себе, помогая устоять. Она ахнула от неожиданности, быстро перебрала ногами, стараясь встать уверенней, а пол вернулся в состояние покоя.
   Чужая рука ослабила хватку, а затем (её обладатель, видимо, секунды проверял, закончился ли новый толчок земли) отпустила Карину. Та по инерции прошла пару шагов и обернулась. И испытала странное разочарование: она-то думала - ей помог Индар, а за спиной оказался тот голубоглазый, что пошёл ругаться с принцессой.
   - Спасибо, - промямлила она, глядя в холодные голубые глаза, а потом пришла в себя и уже с тревогой огляделась: - А нас тут не завалит, если вдруг замок рухнет?
   - Замок не рухнет, - немного раздражённо отозвался голубоглазый, небрежно смахивая с плеч строительную пыль. - Здешние помещения, ближние к центру с колодцем, магически укреплены. Так что мы здесь в безопасности.
   Она снова огляделась. Народу в помещении стало гораздо больше, отчего семья оборотней затихарилась, а Лиадейн лихорадочно переодевала детей из мокрого в сухое. Её муж, Отсоа, уже одетый в потёртую бархатную штуку вроде камзола и в такие же штаны, но босой, сидел на корточках у стены, явно прячась за своим семейством, одновременно ловя снятую женой одежду и тут же вешая её на воткнутые между плитами на полу, рядом с камином, предметы для ухода за каминным огнём - на кочергу и какую-то ещё штуку, похожую на щипцы. Но одежду развешивал сбоку, потому как с другого бока камина тянули руки к огню ещё несколько мужчин. Карина узнала тех охотников, которые были с голубоглазым, и двух всадников, сопровождавших принцессу.
   Ах, как хотелось узнать, что же здесь происходит! Вопросов накопилось несметное количество, но как получить на них ответы?!
   Карина шмыгнула носом, с досадой, хоть и мельком сообразив, что, возможно, простыла, и решилась снова использовать уловку: "Сами мы не местные!" Она повернулась к голубоглазому, который, чуть нахмурившись, смотрел на собравшихся у камина, отметив про себя: "Ой, а красавец какой!". И вздохнула:
   - Простите моё занудство и любопытство, но я даже не знаю, как здесь очутилась - в вашем мире. Мне лишь сказали, что моё появление связано с всплеском магии. Но чувствовать себя ничего не понимающей - очень тяжело. Можете ли ответить мне на несколько вопросов? Но для начала - меня зовут Карина.
   - Барон Мазуин, - неохотно ответил тот, продолжая следить за людьми у камина. - И какие вопросы вас волнуют?
   Карина хотела было выпалить: "А это нормально, что перед вами человек из другого мира, а вы этому даже не удивляетесь?! Или гости из других миров для вас привычны?!" Но сдержалась и с трудом сформулировала даже не вопрос, а утверждение, но с вопросительной интонацией:
   - Говорили, что к замку ведьмы попасть трудно, а здесь столько людей!
   - Не совсем людей, - уточнил барон, бросив взгляд на главу семейства оборотней. - Но это ничего. Насколько я понял, например, девушка Нисса, новая ученица ведьмы, привела за собой своих племянников.
   - Не совсем так, - теперь уже уточнила Карина. - Мы шли вместе, и я слышала, как дети рассказали про свой побег из деревни следом за тётей.
   - Не знаю, каким образом здесь появились оборотни, но сам я получил приказ проследить за поездкой принцессы Лилеры к старой ведьме. Королеве не понравилось, что младшая принцесса зачастила к Оркене.
   - Почему? - вырвался у Карины насмешивший её саму вопрос истинной сплетницы. - Почему не понравилось? Оркена оказывает на принцессу плохое влияние?
   Как ни странно, барон Мазуин одобрительно посмотрел на Карину.
   - Кем вы были в своём мире? - неожиданно полюбопытствовал он. - Вы задаёте правильные вопросы, несмотря на свой недавний непрезентабельный вид. Не политикой ли вы занимались при своём правительстве?
   Скрывая озорную улыбку и вспоминая свой старенький письменный стол в самом дальнем углу кабинета бухгалтеров, Карина туманно ответила:
   - Да, я была на государственной службе.
   - Принцесса Лилера в последнее время слишком много внимания уделяла не нарядам и дворцовому этикету, как надлежит королевской особе, а изучению магии, хотя этот предмет не должен числиться среди необходимых для её положения. Королева-мать приставила меня к принцессе, чтобы я секретно мог проследить за её увлечениями.
   Сообразить нетрудно, что принцессу хотели выдать замуж, чтобы потом не волноваться о довольно строптивой особе. Но... Поглядывая на барона, Карина заметила, что, произнося имя Лилера, Мазуин едва заметно вздыхает. Влюблён? Ладно, подбросим ему ещё одну загадку.
   - Простите, барон Мазуин ("Интересно, а приставками к именам тут пользуются? Ну, типа - господин и подобное?"), меня поразила одна вещь: мне сказали, что тот маг - Индар, - самый сильный из всех. Но Оркена увела двух девушек, чтобы... как это называется... упорядочить поток прорвавшейся магии. Почему небесный им не помогает?
   - Это счастье для нас всех, что он здесь, - вполголоса сказала барон, и она услышала в его голосе искренность. - И Оркена права, что не требует с него упорядочить магию. Он здесь нужен для другого. Для более серьёзного.
   Чуть озадачившись: а что может быть более серьёзное, чем магия, похожая на жуткий ураган? - и прислушавшись к интонациям Мазуина, Карина поняла, что ей совершенно не хочется знать, для чего нужен в замке с катаклизмами самый сильный маг королевства. Поэтому она извинилась перед бароном:
   - Простите, мне надо подойти к племянникам Ниссы. Я обещала опекать их.
   - Да-да, идите, - рассеянно ответил тот, задумчиво глядя на камин.
   Надо было пересечь помещение, всего несколько шагов, но, двигаясь, Карина успела обдумать вопрос, который бы не решилась задать барону Мазуину: а почему он так легко беседовал с ней? Из-за платья на ней? Которое, как он бы выразился, придал ей презентабельность? Почему он разговаривал с ней, как... с ровней? Да и остальные мужчины в помещении посматривали на неё довольно-таки... э-э... благосклонно.
   Карина прошла мимо большого стола, на который перенесли уже два кувшина с вином и поставили несколько бокалов, видимо, согреваясь не только каминным огнём. Мимоходом вспомнила, что Индар обещал принести поесть.
   - Помочь? - тихонько спросила она у Лиадейн.
   - Помоги! - обрадовалась женщина-оборотень.
   Она объяснила, что её дочь и маленькая Ита стесняются переодеваться при всех, а пойти в угловой закуток-гардероб побаиваются - из-за стоящего там барона Мазуина, который выглядит слишком величественно. Карина кивнула и быстро нашла среди отобранных одёжек широченный плащ, который и использовала в качестве ширмы. Удивлённого Отсоа выгнали с его укромного местечка, и Карина отгородила плащом от чужих глаз уголок, в котором Лиадейн быстро и сноровисто переодела девочек.
   Посмеиваясь про себя, специально повернув голову в сторону, чтобы не смущать малышню, Карина подумала: "Такие маленькие, а уже стеснительные. Или их здесь так воспитывают? Ита же деревенская. С другой стороны, отгородившись от других, они невольно привлекают к себе внимание. Может, зря думаю о воспитании? Может, девочки уже сейчас кокетки?" Но, не глядя на переодевающихся, она наблюдала за мальчишками. Все они сидели кружком - склонив головы и разглядывая что-то. Прикинув обстоятельства, Карина решила, что Лукас хвастается перед подростками-оборотнями складным ножичком, который она ему отдала. На обычные-то они в своём мире нагляделись, а тут - такая диковинка! Маленький, складной, да ещё с перламутровой рукоятью. Опа... Двое юношей, сопровождавших принцессу, присоединились к мальчишкам и тоже энергично принялись за обсуждение маленького оружия. Другие четверо поглядывали на них снисходительно, хотя пару раз Карина уловила завистливые взгляды мужчин: наверное, им тоже хотелось посмотреть на диковинку, но возраст и положение мешают проявить обычное любопытство.
   Кстати о птичках. Присмотревшись, Карина заметила, что ткань их одежды неровного оттенка: где посветлей, а где и потемней. Так, тоже промокли! Она набралась духу и подошла к мужчинам. Те вопросительно вскинули на неё глаза.
   - Господа, - спокойно обратилась она к ним, чувствуя, что говорит с ними на равных, - вот в том углу есть гардеробная. Вы найдёте там сменную одежду на время, пока подсыхает ваша. Переоденьтесь. Неизвестно, сколько мы здесь пробудем. Не хотелось бы, чтобы кто-то простудился.
   Мужчины признали, что она говорит правильные вещи, но за разрешением отправились поначалу к своему начальству - то бишь к барону Мазуину. Барон же, выслушав их, поднял бровь в явном удивлении: "И как это я ранее не додумался!", и вся мужская компания (позвали и пажей) временно исчезла в гардеробной.
   - Ты так легко говоришь с ними, - шёпотом сказала Лиадейн. - Я бы так не смогла.
   - Ты говори мне всё, что нужно им передать, по-твоему, а я буду пересказывать, - посоветовала Карина, смеясь, и тут же спросила: - Лиадейн, у тебя очень красивое имя. Оно что-то значит?
   Удивительно, но женщина-оборотень покраснела и оглянулась на мужа, сидящего близко, чтобы слышать их беседу. Тот улыбнулся и сказал:
   - Лиадейн - значит серая дама. Но не волчица. Здесь игра слов. По-настоящему имя моей жены значит - привидение серой дамы. Но имена нам дают, когда мы становимся подростками - и виден характер. Лиадейн лучше всех умела прятаться, поэтому её прозвали серой дамой.
   - А что значит имя Карина?
   Увлечённый беседой, Отсоа в панике задом отполз в сторону. Лиадейн быстро замкнулась, мгновенно превратившись в тень от самой себя.
   За спинами стоял Индар. Карина оглянулась. На столе высилась куча всего - на огромном подносе. Детишки, не стесняясь, уже стояли возле стола. Ита и Лукас жадно глазели на кучу еды, а трое маленьких оборотней энергично двигали носами.
   - Моё имя трактуется всегда по-разному, - храбро ответила Карина. Храбро, потому что теперь, знала от барона Мазуина о таинственном Индаре ещё кое-что более таинственное - о том, что он необходим в этом загадочном замке для чего-то страшного и интригующего, она внутренне робела. - Мои родителя назвали меня так, потому что с самого рождения у меня были яркие карие глаза.
   - Это чудесно, - спокойно отозвался Индар и взглянул на Отсоа: - Пока мужчины в гардеробной, наберите еды для себя и детей.
   - И для меня с Итой и Лукасом, - добавила Карина. Она видела на настенных полках большие тарелки, а значит - остроглазая Лиадейн тоже успела приметить посуду.
   Семейная пара быстро встала с пола. Как и предполагала Карина, Лиадейн тут же устремилась к полкам, откуда взяла плоскую тарелку. Карина сомневалась только в одном: сумеет ли женщина-оборотень протереть посуду, но Лиадейн сделала лучше: она вытащила из-под кучи еды полотенце и застелила им выбранную тарелку.
   Пока они набирали продукты на радость детишек, Карина стояла рядом с Индаром, а потому решилась продолжить вопросы, чтобы лучше узнать мир, в котором теперь жила - возможно, временно, но ведь всё зависит от того, что уготовила ей судьба.
   Сначала она помалкивала, потому что только что рассмотрела его лицо, потихоньку бросая на мага изучающие взгляды. Он был не так красив, как барон Мазуин. И даже вообще не красив. Правильные черты лица терялись из-за странной татуировки: вокруг его глаз была полумаска, чуть темней обычной кожи, и эта полумаска была сделана весьма изысканно - словно из множества мелких чешуек. Наверное, мастер-татуировщик долго сидел над этим рисунком, чтобы выполнить его идеально. Карине показалось, каждая чешуйка на одной стороне лица соответствовала расположению чешуйки на другой стороне. А потом она представила, как болезненно выполняется эта операция, и даже передёрнула плечами от сочувствия. Глаза у Индара почти всегда полуприкрыты. Немного тяжёлые на вид, веки чаще скрывали их, так что цвета она не сумела разглядеть. Тёмные волосы были гораздо короче светло-русых - барона Мазуина. В целом она признала, что Индар весьма симпатичный, а потом вспомнила, как почему-то ожидала, что не упасть ей помог именно он, и застеснялась этого воспоминания.
   - Вы хотите о чём-то спросить? - не глядя, поинтересовался тот, тоже следя за оборотнями и парочкой человеческих детишек, которые увлечённо подсказывали взрослым, какие кусочки лучше всего прихватить на свою тарелку.
   - Хочу. Почему я здесь?
   - Потому что вас сюда привела девушка Нисса.
   - Простите, я неправильно выразилась. Зачем я попала в ваш мир?
   - Хотите знать о личной цели? - повернулся, наконец, он к ней.
   - Конечно, хочу. А разве вы не хотели бы узнать - зачем, если бы попали в другой мир именно вы?
   - Хотел бы, - улыбнулся он, снова отворачиваясь от неё на быстро приближающийся топоток семейства оборотней, а с ними и двух человеческих детишек.
   И не ответил!
   Из вредности Карина спросила его:
   - Будете с нами... - Она замерла, оглядываясь: обедать? Ужинать? Окна в помещении если и есть, то закрыты ставнями, и не видно, что творится на улице, а значит - не видно, какое время суток сейчас. Фыркнула и закончила: - Снедать?
   - Нет, благодарю вас за заботу. Старуха Оркена накормила меня ранее.
   А сам не сдвинулся с места, хотя Карина почему-то ожидала, что он уйдёт, если она напомнит, что голодна. Но и осуждения своему голоду она не почувствовала, а потому, присобрав щепотью платье и приподняв его, присела на корточки рядом с Лиадейн, которая протягивала всем жаждущим тяжёлое блюдо с кусочками чего-то съестного. Буря, как она прислушалась, всё ещё продолжалась. Но стены здесь и в самом деле были крепкими. Время от времени Карина слышала, как завывает магический ветер, а ещё где-то раздавался треск... Но эти страшноватые звуки совершенно не смущали накинувшихся на еду оборотней и детей.
   Карина с любопытством взяла и блюда кусочек, выглядевший аппетитно. Понюхала - мясо, кажется запечённое и здорово приправленное травами
   - Очень вкусно... - поделилась впечатлением Лиадейн, несмело поглядывая наверх - на снисходительно взирающего на едоков небесного.
   Распробовав, Карина тут же потянулась за следующим, благо Лиадейн набрала еды достаточно. Ели с превеликим удовольствием, пока Лукас вдруг не забеспокоился:
   - А Ниссе достанется?
   Ответила не Лиадейн, к которой он уже привычно обратился, а Индар:
   - Твою Ниссу накормили, малыш.
   - А когда её можно увидеть? - сначала насупившись - видимо, от обращения "малыш", спросил Лукас.
   - Когда закончится буря, - уверенно ответил Индар.
   Вошли переодевшиеся в сухое мужчины и сразу восторженно загалдели, прямиком шагая к столу с подносом. Даже барон Мазуин не стал чураться тех, кто по положению ниже его, как не стал искать, на чём бы из мебели посидеть. Он, конечно, заметил Индара, но, бросив на небесного испытующий взгляд, не стал больше обращать на него внимания. А небесный всё так же спокойно стоял над семейством оборотней, как будто... часть интерьера. Может, поэтому, а может, потому что он был очень спокоен, но оборотни вскоре словно забыли о его существовании, с жадностью, но без излишнего чавканья уписывая кушанье. Как забыли и мужчины, взрослая и юная стража принцессы.
   Карина оглядела маслянисто блестевшие пальцы и пожалела, что перед поеданием этой вкуснятины не догадалась вынуть из кошелька-косметички салфетки. Но затем подумала, что салфетками она бы унизила оборотней, с которыми ей было так комфортно. Те-то с огромным удовольствием облизывали запачкавшиеся в жиру пальцы... И услышала над головой совет Индара:
   - Оботрите пальцы полотенцем с блюда, Карина.
   Она чуть не хмыкнула вслух: как он догадался о её проблеме?
   Но совет выполнила, хотя Ита с Лукасом, глядя на своих друзей, тоже без стеснения облизали пальчики. И только после этого Индар, обращаясь к Лиадейн, сказал:
   - Я забираю Карину и провожу её к старой Оркене. Вы же похозяйничайте здесь. Найдите в гардеробной ковры - они пригодятся, чтобы разложить их прямо на полу - для сна. Те, кто захочет спать, пусть спят. Буря прорвавшейся магии будет бушевать ещё дня три. Вода найдётся на кухне, куда я сейчас отведу и Отсоа.
   Мужчина-оборотень немедленно вскочил. А Индар с еле уловимой насмешкой закончил, глядя на него:
   - Заодно Отсоа положит свою утреннюю добычу в ледники. Мяса в замке достаточно, но ещё один заяц - это замечательно. А иначе будет жалко, если мясо пропадёт.
   Отсоа стал красным как рак, а его жена и дети засмеялись, глядя на него.
   Так что мужчина-оборотень и Карина вышли вместе за Индаром.
   Коридоры, которыми они шли, Карина запоминать не стала - надо будет, насколько она поняла, небесный маг проводит её назад, в комнату с камином. И за Отсоа она не беспокоилась: тот шёл, насторожённо принюхиваясь, а значит, найдёт дорогу сам - по собственным следам. Промелькнула даже любопытная мысль: не попросить ли однажды мужчину-оборотня, чтобы он обернулся в свою настоящую форму? Карина вздохнула: это всё впереди! Но зачем она понадобилась старой ведьме? Зачем послала за неё Индара? Неужели сейчас будет именно то, из-за чего Карина здесь появилась?
   - Отсоа, зайди сюда, - предложил Индар, открыв дверь в помещение, тоже тёмное из-за закрытых ставней, а также из-за одинокой свечи на стене. - Слева найдёшь ледники, положи туда своего зайца - и возвращайся. А мы с Кариной пройдём дальше.
   Карина оглянулась на Отсоа, который немного встревожился. Сначала она не сообразила, почему он так, а потом, кажется, догадалась: он уже помог ей однажды, убрав с мертвячьих трав - брр, одно название ужасает! Теперь он чувствует за неё ответственность. Но, видимо, небесному магу доверяли здесь все, и Отсоа просто кивнул Карине, прежде чем она отвернулась от двери в кухню.
   Дальше опять шли молча, и женщина то и дело поглядывала на огни свеч по стенам. Свечи были расположены слишком редко, и оттого с беспокойством казалось, что следующей свечи впереди не будет. Так что каждую из них Карина встречала с огромным облегчением. Поскольку коридоры казались бесконечными, то она вскоре осмелилась спросить Индара:
   - Вы ведёте меня к бассейну?
   - Нет, туда вам рано. А возможно, и не нужно будет. Оркена хочет поговорить с вами - погадать на то, что вы и сами хотите узнать.
   - То есть о том, зачем я здесь?
   - Именно.
   Больше она спрашивать не стала. По интонациям небесного мага поняла, что разговаривать ему не хочется. Хотя один вопрос её здорово мучил после краткого диалога: если он такой сильный, то почему он сам не узнает, зачем она здесь? Или ему нельзя узнавать или гадать по той же странной причине, о которой ей говорил барон Мазуин?
   Наконец Индар ввёл её в комнату, которая почудилась безграничной - всё из-за той же тьмы. Он усадил её в кресло и предупредил:
   - Скажу Оркене, что вы ждёте её. Не побоитесь посидеть здесь без света?
   - Одна свеча есть - хватит, - откликнулась Карина.
   Он вышел из помещения, и вскоре шаги его затихли.
   А Карина уселась в кресле удобней, настраиваясь на долгое ожидание.
   А заодно и на гадание.
   Что скажет старуха Оркена? И почему все её называют старухой? Издалека она не выглядит слишком старой. Она похожа на старшего бухгалтера, который заведовал всем отделом Карины. Та тоже была слегка тучной, но двигалась легко - кораблём, плавно плывущим по морским волнам. Так что, как посчитала Карина, Оркене лет шестьдесят - плюс-минус два года. А если учесть, что она ведьма, то наверняка старается держать себя в рамках и пьёт какие-нибудь снадобья, чтобы долго не стареть.
   Потом Карина начала думать о том, что её может ждать.
   Ну, первое, чего ради её вызвала Оркена, может быть проверка. Проверка на то, что у неё, у Карины, есть магические способности. Она прикинула эту возможность и улыбнулась. Ей эта мысль понравилась. А когда она попыталась разобраться, почему ей хочется стать магом, пришлось признаться самой себе, что не магия ей интересна, а возможность стать наравне с Индаром... Она хмыкнула. Замахнулась! Он ведь лучший из лучших! А если у Карины и найдутся способности, то надо будет долго и упорно развивать их, а заодно заучивать всякие заклинания. О последних она знала, потому как время от времени читала фэнтезийные книжки про магов - которые, впрочем, больше о любви, чем о самой магии.
   Улыбка резко пропала.
   А если Оркена скажет, что она нечаянно вызвала женщину из другого мира? И пообещает послать Карину назад, домой? Хотелось бы такого?..
   Карина честно задумалась. Есть как - за, так и - против. Домой хочется, потому что, несмотря на одиночество, она привыкла к бытовому комфорту. Пришла домой - можно помыть руки, а то и в ванну залезть и насладиться купанием. Можно переодеться в свою, домашнюю одёжку, а не мерить хоть и чудную, но чужую. Можно поесть то, что давно и заранее приготовлено к её приходу домой и спрятано в холодильнике. Разогрей только на плите - и наслаждайся любимой едой... Но здесь... Она, смущённо смеясь над собой, с наслаждением погладила тяжеловатое платье... Здесь она чувствует себя... Она прикусила губу: кем? И широко улыбнулась - принцессой!
   И задавила улыбку, велев себе дождаться прихода старой ведьмы и не фантазировать заранее о всяких глупостях.
  
   Глава пятая
  
   Едва Индар вышел за дверь и плотно её притворил, как его недавняя ощутимая неспешность резко пропала. Он мягким движением быстро проверил, до конца ли дверь в комнату с Кариной закрыта, а затем стремительно зашагал по коридору. Чем дальше, тем темней становилось, а значит - отчётливей слышалась буря, поднятая разыгравшейся дикой магией. Привыкнув к использованию чистой силы и взаимодействию с ней, как и многие другие, небесный всё же отличался от остальных магов или ведьм. Магию, которую источал и, перерабатывая, неумолимо ограничивал колодец, Индар не только чувствовал, но и различал её тончайшие оттенки. А сейчас он морщился, ощущая эмоциональное состояние той выплеснувшейся из мрачных глубин силы, которую нельзя выпускать на поверхность ни в коем случае.
   Старый лесопарк вокруг замка закрыт для простых существ, и оставалась надежда, что дикие силы не прорвутся далее ограничений. Ведь границы, удерживающие магию, жёстко крепнут, едва получают сигнал о прорыве.
   Но в ровном гуле (это на поверхности буря ревела и грохотала) выплёскивающейся из глубинных недр магии он чуял новые ноты. Кажется, то, чего страшилась старая ведьма и, сомневаясь, побаивался он сам, всё-таки случилось. Прорыв на этот раз будет отнюдь не лёгкий. Ведь эти ноты были... более личностными. В каждой из них Индар слышал голод и яростную страсть.
   Темнота стала укрывающей тьмой. Небесный остановился и, пошарив по стене, нажал всей ладонью на незаметный камень из кладки. Мягко открылась невидимая простым глазом дверь. Закрывать за собой Индар не стал. Дверь затворилась сама. А он огляделся. Впрочем, в этом тесном помещении оглядываться необязательно. Чуть перенастроив зрение, небесный увидел Оркену, которая обернулась к нему. Старуха стояла у стены - и кивнула ему, чтобы подошёл.
   - Всё готово? - прошептал Индар, тоже приникая к прорези в стене. Та выводила взгляд подглядывающего на комнату, где в кресле сидела Карина.
   - Всё, - машинально кивнула старая ведьма.
   Скользнув глазами по помещению, Индар сосредоточился на небольшой фигурке, сидящей в кресле. Затем тихо спросил:
   - Где?
   - Слева.
   Он перевёл взгляд налево. Лицо Карины предстало перед ним так ясно, что, несмотря на знание, что именно сделала старая Оркена, он чуть вздрогнул от неожиданности, когда Карина словно уставилась на него. Система зеркал должна была создать именно этот эффект - последнее зеркало давало возможность присматривать за гостьей из другого мира так, как будто она сидела в шести локтях от наблюдателей. Причём ни одного зеркала Карина не должна видеть. Но всё же небесный испытал ощущение, что на него смотрят в упор.
   Старуха молчала, выжидая. И Индар сосредоточился на лице иноземки.
   Округлое, мягких очертаний. Сейчас Карина слабо улыбалась - мечтательно, как показалось небесному. И он вдруг прикусил губу, мысленно заталкивая подальше внутреннее желание, чтобы это лицо, эта мечтательная улыбка никуда не пропадала. Жаль будет, если... Оправдывать себя не стал. Он знал, чего ждёт старуха Оркена. И хотел, и боялся, что её ожидание сбудется... Разноречивые желания так одолевали его, что небесный задался вопросом: почему ему не хочется, чтобы эта мягкость ушла с лица женщины? И ответил себе: он так давно не видел такой безмятежности! Откуда эта странная нежность, когда вокруг враждебные звуки и страх людей, которые её окружают? О чём думает Карина? О чём вдруг замечталась?..
   Индар тут же, усмехнувшись, напомнил себе: то окружение, которое он выбрал по необходимости - или жизнь для него выбрала, не может позволить себе умиротворённости. Всегда жёсткость, всегда злая решительность. Неизвестно, как в другом мире, но в его без всегдашней сосредоточенности не выжить.
   Ждать было тяжело, особенно если учесть, что под ногами дрожала поверхность замкового пола, а стена, к которой он вынужденно прислонился, мелко подрагивала.
   - Ты наложила на кресло заклинание? - прошептал он.
   - Да. Не торопись. Ещё немного - и она закроет глаза.
   Снова воцарилась странная тишина - тишина, стынущая холодом тесного помещения внутри громадного замка, вибрирующего от страшной силы, вырывающейся из-под всех стен... Карина закрыла глаза. Наверное, она почувствовала, что засыпает, и попыталась совладать со своим состоянием. Но дрёма повелительно огрузила её веки, и женщина с каждым разом всё меньше сопротивлялась внезапно нахлынувшей сонливости.
   Он чуть не подпрыгнул, когда рукава его рубахи коснулась старческая ладонь.
   - Она! - выдохнула старуха. - Она!
   Он снова всмотрелся в лицо задремавшей Карины.
   Сначала не увидел никаких изменений. А потом замер, как-то сторонне ловя себя на подспудном разочаровании.
   Мягкие черты женского лица на глазах твердели, становились жёсткими. Карина больше не сидела, расслабленно привалившись к высокой спинке кресла, а села, выпрямив спину и расправив плечи - королевой. Недавно чуть улыбающийся, сейчас её рот был непреклонно сжат. Показалось, даже не слишком длинные тёмно-русые волосы, закудрявившиеся, высыхая после ливня, зрительно выросли и чуть посветлели...
   Индар с трудом расслышал взывающий шёпот старой Оркены, больше похожий на едва различимый шелест:
   - Открой глаза... Открой глаза!
   И, будто повинуясь заклинающему шёпоту ведьмы, Карина открыла глаза.
   Индар облизал губы, не понимая, что чувствует - радость или досаду.
   Отражение в последнем, предназначенном для спрятанных зрителей зеркале, даже предугаданное, поражало: неподвижные глаза, ни на чём не сфокусированные, полыхали сумеречной зеленью, как вспыхивают листья деревьев в ночную грозу в мгновения молний, режущих темноту.
   Небесный почувствовал движение воздуха в тайной каморке: старая Оркена взглянула на него. Он тоже повернул к ней, невидимой, голову и утвердительно кивнул.
   Она закрыла своё потайное окошечко. Он - своё.
   - Что будем делать? - задумчиво спросила Оркена в темноте.
   - Ты предлагаешь полностью разбудить её? - уточнил Индар.
   - Нет. Не предлагаю. Я в растерянности. Не знаю, что делать. Я поняла, что предсказание пифии свершилось. Но... это опасно. Я... Я...
   - Ты боишься её, - закончил заикание старухи небесный.
   - Да, и не скрываю этого, - с вызовом ответила Оркена.
   - Если пифия предсказала, что это свершится, пусть всё идёт своим чередом, - высказал небесный. - Для неё это будет безболезненно.
   - А для нас? - Нарочито выраженный в голосе Оркены сарказм едва был уловим под отчётливым страхом. - И ещё... Индар, а если она не вернётся полностью к самому страшному мгновению в эти несколько дней?
   - Ты даже боишься называть вещи своими именами, - нехотя ухмыльнулся небесный, а потом пожал плечами, зная, что этот жест старуха не увидит, но услышит, будучи такой же чувствительной, как он. - Если она не успеет, значит, мне придётся драться в одиночку. Принцессу и твою новую ученицу не стоит брать в расчёт. Они умрут в первые же мгновения боя.
   Старуха молчала. Он ощущал её колебания и, к собственному сожалению, понимал, почему она сомневается - и в чём. Если он проиграет схватку, если магические заградительные сторожа на границах замкового поместья не выдержат напора разбушевавшейся магии, грязная, разрушительная сила хлынет по землям людей, сжигая всё на своём пути и оставляя за собой разруху и земли, непригодные для жизни.
   - А может... - нерешительно начала Оркена. - Может, нам попробовать...
   - Она будет убивать, - напомнил Индар, сразу догадавшись, что она имеет в виду.
   - Куда ни кинь... - прошептала старуха, ругнувшись старыми богами.
   - Она снова заснула, - напомнил небесный. - Иди к ней.
   - А если она!.. - снова испугалась старая ведьма.
   Индар сердито покачал головой и снова открыл потайное окошечко.
   После того как оба окошечка закрыли, магия зеркал должна была утратить свою силу, а гостья из иного мира вернуться в своё обычное состояние.
   Что и увидел небесный. Карина снова задремала - с той же нежной улыбкой на мягких губах. Бесшумно закрыв окошечко, он сказал:
   - Иди к ней. Всё спокойно. Она спит.
   Старуха шепотом поворчала, повздыхала и тяжело зашагала к выходу.
  
   ... Скрипнула дверь, и Карина подняла голову. Удивлённо усмехнулась себе: это она сумела задремать в таком грохоте? Ничего себе... При виде входящей старухи хотела было встать, но почему-то решила, что это необязательно. Поскольку разговор с Оркеной обещал быть интересным, то Карина с любопытством присмотрелась к ней. И озадачилась: старая ведьма выглядела чуть ли не больной. Может, она устала, пока сражалась с той магией? Или её кто-то расстроил? А потом Карина чуть не обиделась: а если старуха сейчас скажет, что она, Карина, - ненужный груз, свалившийся на её шею в такой трудный час? Что жалко даже напрягаться, чтобы вернуть её в свой мир, а что делать с ней здесь - ума не приложить! Плакали все мечты о магических способностях!..
   Оркена, что-то бурча себе под нос и кряхтя, села в приготовленное заранее кресло напротив, внимательно вперилась глазищами в глаза Карины, а потом, будто спохватившись, опустила глаза. И уже изумлённая, женщина заметила, что старая ведьма смотрит куда угодно, только не в её глаза... Но промолчала, не зная, с чего начать беседу, на которую её, вообще-то, пригласили.
   Но старая ведьма молчала, как будто задумалась и сама забыла, зачем позвала иноземку. И Карина решилась начать разговор:
   - Мне сказали - вы можете погадать на то, что мне хочется узнать.
   - Да-да, - скороговоркой откликнулась Оркена. - Я могу погадать. О чём ты хочешь узнать, Карина?
   - Зачем я здесь? - выпалила она, боясь, что не успеет задать вопрос. Оставалось стойкое впечатление, что старой ведьме не хочется вообще быть рядом с собеседницей. - Почему меня... выбросило из своего мира сюда?
   Ей почудилось, что Оркена побледнела. Она удивилась этому впечатлению: в комнате застоялся сумрак - и она видела лишь очертания старухи, сидящей напротив. Или черты её лица настолько опали, стали доступней темноте, что бледность причудилась?
   - Желания богов не всегда понятны, - осторожно ответила Оркена. - Возможно, они прислали тебя сюда в ужасную годину для помощи нам, а заодно - для твоего испытания. А что ты сама думаешь об этом? Готова ли ты помочь нам?
   - Если бы я знала - как, - растерянно сказала Карина. - Но я пока не разбираюсь, что именно случилось и как я могу помочь.
   Смена декораций - так она расценила вздох облегчения от старухи.
   - Говорят, ты заботишься о семействе оборотней?
   - Да. Но я пока не вижу в них оборотней, - пожала плечами Карина. - Обычная семья с детьми. Ну и, кроме них, там ещё двое ребятишек - племянники Ниссы.
   - Вот и заботься о них дальше! - радостно воскликнула Оркена и встала, поневоле заставив встать и Карину. - А потом посмотрим, где ты можешь нам пригодиться!
   Выходя следом за ведьмой, Карина поняла, что ничего не поняла.
   Ну, ладно. И в самом деле - в одном старуха права: надо приглядеться, чем можно помочь в данной ситуации, а уж потом... Она скептически поджала губы. Надо же... Позвали погадать, а сами ничего не знают. Хотя... Если она правильно поняла, взрыв магии, как она его понимала, мог смешать гадание. Ну, это... Не дать заглянуть в будущее... Шагая за Оркеной в полутёмном коридоре, она неожиданно для себя спросила:
   - Оркена, а можно снова переодеться? В мужское платье?
   Ведьма от её невинного вопроса аж дёрнулась и повернулась, как ужаленная.
   - А почему?! - чуть не закричала она. - Почему ты хочешь в мужское?!
   - Ну, в своём мире я постоянно ходила в штанах, - обалдевшая от её реакции, объяснила Карина и добавила: - Я видела, что принцесса Лилера тоже ходит в мужском. Так - можно? Или мужской наряд дозволен только принцессе?
   - Ах, это... - еле переведя дыхание, выдохнула старуха. - Переодевайся, конечно. Нисса тоже, вон, юбку сняла, в штанах бегает.
   "Нервные все какие-то", - хмыкнула про себя Карина, соображая, что в следующий раз, если ей понадобится о чём-то бытовом узнать, она втихомолку лучше спросит у Лиадейн, чем у кого-то из "этих психов".
   В помещении с большим камином их встретили всё те же лица. Хотя нет - здесь же сидели и принцесса Лилера, которая, насупившись, вполголоса огрызалась на Мазуина, что-то выговаривавшего ей, и юная ведьма Нисса, которая присела на пол, тихонько болтая с племянниками. Улыбнувшись Ниссе, оглянувшейся на открывшуюся дверь, Карина направилась было к гардеробной, но остановилась. Лиадейн пряталась за широкой спиной мужа, который сидел, ссутулившись, не поднимая глаз. Её дети затихарились, чуть ли не спрятавшись за краем камина - так, чтобы их не было видно от стола, за которым сидели мужчины и принцесса. И Карина свернула прямиком к семейству оборотней. На полпути оглянулась: старуха Оркена с порога зорко осматривала людей в комнате, будто кого-то искала. Этого, как его, - небесного?
   - Что случилось? - спросила она, усаживаясь на корточки перед Лиадейн.
   - Ничего, - слабо улыбнулась та, поспешно опуская глаза, словно Карина могла прочитать в них что-то неприятное. - Мы немного устали сидеть в этом месте. Привыкли постоянно двигаться.
   Объяснение понятное, но почему-то Карина не до конца поверила ему. Но решила, что, если Лиадейн понадобится её помощь, врать не будет и попросит.
   - Лиадейн, - попросила она сама, - мне хочется переодеться во что-то, что мне привычно по своему миру. Там я ходила в штанах - ты видела. Платье мне нравится, но старуха Оркена сказала, что я могу в мужском ходить и здесь, не вызывая осуждений. Помоги мне найти одёжку по моему размеру.
   Женщина-оборотень обрадовалась - и даже скрывать не стала. Улыбаясь её радости, Карина встала и протянула руку - помочь Лиадейн встать с пола. Женщина заморгала на её руку, потом оглянулась на мужа, словно за разрешением. Но встретиться с ним глазами не смогла, потому что Отсоа тоже с недоумением смотрел на Карину.
   - Да ладно! - засмеялась Карина Лиадейн. - Я ж хочу всего лишь, чтобы ты быстрей встала и пошла со мной!
   Лиадейн вцепилась в её ладонь, и обе быстро удалились в гардеробную.
   Здесь Лиадейн будто освободилась от чего-то, что мешало ей быть самой собой, и Карина тут же воспользовалась её настроение.
   - Откуда здесь столько одежды?
   - После первого прорыва магии многие обитатели замка погибли. А кто-то и бежал отсюда, бросив всё. Одежды, богатые, а значит, из отличных тканей, остались здесь и будут ещё долго в сохранности.
   - Лиадейн, что случилось, пока меня не было здесь? Ты выглядишь расстроенной.
   - Это ничего, - вздохнула та. - Мы привыкли.
   Карина подошла к грудам одежды и задумалась. Старуха сказала, что она может помогать семейству оборотней. Семью Лиадейн за время отсутствия Карины явно обидели. Возникает вопрос: а как она, Карина, может позаботиться об этой семье, если придётся вступить в конфронтацию с теми, кто обижает оборотней? Задачка не из лёгких. Ведь она не знает границы допустимого противостояния - фу, опять канцелярщина прёт из неё... Но как бы там ни было, вопрос остаётся нерешённым. И с Лиадейн его точно не обсудить. Пойти к старухе или посоветоваться с небесным? Вроде он дружелюбен?
   Через несколько минут женщины отобрали для Карины нужные вещи, и она встала перед зеркалом посмотреть, как они на ней... Странный выбор цвета - в основном тёмно-зелёные вещи, а на камзоле - с золотистой нитью. Похмыкав на странности собственного вкуса - обычно искала коричневый цвет и его оттенки, Карина подняла волосы и снова хмыкнула: почему-то не хочется их собирать в обычный пучок. Так что просто расчесала их и распустила волной по плечам.
   - Ты красива, - улыбаясь, сказала Лиадейн.
   - Скажешь тоже!.. - польщённо засияла Карина.
   Взгляд упал на встроенный шкафчик.
   - А что там?
   Женщина-оборотень подняла свечу, которую только что сняла из подставки на стене. Приглядевшись, пожала плечами.
   - Не знаю.
   - Посмотрим? - заговорщицки кивнула ей Карина.
   Замка на дверцах не было, и пришлось отогнуть лишь маленькую щеколду. Распахнув дверцы, Карина услышала за спиной смешок Лиадейн.
   - Что?
   - Я думала - там какие-нибудь головные уборы будут, - объяснила женщина-оборотень. - А тут...
   А тут было оружие: мечи, ножи, кинжалы, что-то даже из стрелкового - арбалеты?..
   Держа дверцы, чтобы не сомкнулись снова, закрывая содержимое шкафчика, Карина разглядывала оружие - и необычное ощущение наполняло её душу... Стороной, как-то ненужно она отметила, что начинает странно дышать - учащённо. Затем она почувствовала, что, кажется, постепенно входит в транс: оружие манило её, притягивало. Сбоку что-то сказала Лиадейн - она не услышала значения слов, лишь сообразила, что женщина-оборотень издала какие-то звуки.
   - Лиадейн, - низким от странного состояния голосом сказала она. - Подержи дверцы, чтобы не закрывались. Пожалуйста.
   Когда дверцы перестали давить, собираясь захлопнуться, она опустила руки, не спуская глаз с оружия. Сколько так простояла? Минуту? Пять? Наконец она поняла, что её завораживает не просто оружие - целиком. Медленно, сомневаясь, подняла руку и сняла с верхней полки ременной пояс. Легко и быстро - привычно?! - стянула его вокруг собственной талии. Затем взяла довольно тяжёлый меч в ножнах, правда, не очень длинный - в отличие от других на полках и на стенах между полками. Подержала в руках, словно прислушиваясь. И тем же привычным движением всунула его в ременные петли на бедре. Ещё два ножа в ножнах последовали в петли пояса. После чего...
   - Карина, - негромко позвала испуганная Лиадейн. - Ты уверена, что тебе это нужно?
   - Пригодится, - холодно ответила она, пряча в присобранных кверху волосах (теперь она знала, почему не хотела скручивать пучок) боевые иглы.
   - Ты в своём мире носила такое? - робко спросила женщина-оборотень.
   - ... Там они мне не были нужны, - после небольшого размышления над её словами ответила Карина. Она прикрутила к ременному поясу и свой кошелёк-косметичку, отметив критически, что выглядит эта деталь в общем образе довольно забавно. - Вот теперь всё. Спасибо, Лиадейн.
   Они вышли вовремя.
   Лиадейн горестно ахнула, сжав руки на груди, но так и не осмелившись броситься вперёд, к мужу. Разве что побежала к детям, которые жались к стенке камина, стараясь спрятаться за ней.
   Карина смотрела и вскипала бешенством, чего она ни разу ранее не испытывала.
   Принцесса Лилера вновь со свистом опустила плеть на Отсоа, который, скорчившись, лежал на полу - причём, как заметила Карина, он отполз от камина подальше. Видимо, боясь за детей... Мужчины стояли за спиной обозлённой принцессы и недовольно упрашивали её не злиться и оставить несчастного, который всего лишь снова попался ей на глаза.
   - Не сметь! - Плеть вновь ударила по мужчине, который закрывал лицо ладонями и не сопротивлялся. - Не сметь попадаться мне на глаза, грязь под моими ногами!
   Правая рука Карины затряслась.
   Лиадейн плакала в уголке за камином, а дети жались к ней.
   Испуганная Нисса дёргалась к принцессе, но, судя по всему, опасалась, как бы потом от своевольной принцессы не попало маленьким племянникам, и вновь оседала на своём месте, на полу.
   Старухи Оркены не было.
   Плеть вновь поднялась в воздух.
   Карина зарычала и снизу коротко ударила кулаком - через полкомнаты!
   Сипло крякнув, Лилера отлетела в сторону стола, в край которого и врезалась поясницей. Мужчины оцепенело проследили её полёт - и уставились на Карину. Впрочем, Мазуин первым очнулся и бросился к Лилере.
   А Карина, бесконечно взбешённая, прошагала к упавшей плети и подняла её.
   - Ты! - презрительно обратилась она к стонущей Лилере - Мазуин приподнял ту за плечи и, ошеломлённый, оглянулся. - Попробуй только снова дотронуться до Отсоа или кого-то из его семейства! Я тебя мечом налысо побрею, гнилая морковь, демонова дочь!
   Мужчины, которые угрожающе двинулись к ней, остолбенели на месте, услышав её слова. Но принцесса оказалась из строптивых, из тех, для которых высокое положение важней всего на свете. Она вскинула на обидчицу глаза и, несмотря на очевидно испытываемую боль, прохрипела:
   - Простолюдинка! Как ты смеешь ко мне так обращаться?!
   - Хочешь получить ещё? - сухо спросила Карина, медленно вынимая из ножен меч. - Или хочешь схватиться со мной в коридоре без свидетелей?
   - Да я тебя в крошку!.. - завизжала оскорблённая Лилера, пытаясь подняться на ноги и хватаясь за меч на своём бедре, - совершенно обалдевший от происходящего барон Мазуин старался удержать её на месте. - Ты! Ты!..
   И внезапно замолкла. На её лице проступил страх.
   - Твои глаза... - прошептала принцесса, округляя собственные глаза. - Что с твоими глазами?
   И все в помещении начали пялиться на Карину, словно до сих пор и не видели её. Только Лиадейн воспользовалась ситуацией и буквально втащила мужа за стенку камина, чтобы снова облиться слезами уже при виде его ран. Нисса вместе с племянниками бросилась к ней. Страшившаяся, что юная ведьма не захочет помочь оборотням даже сейчас, Карина начала успокаиваться.
   - Что здесь происходит? - раздался холодный голос вновь вошедшего.
   Карина перевела взгляд на него и высокомерно спросила:
   - Вы можете ответить мне на мой вопрос? Мне разрешили заботиться о семействе Отсоа. Могу ли я поставить на место дрянную девчонку, которая решила, что ей позволено чисто физически унижать представителей этого семейства?
   "Ой, а вычурно-то как говорю... И откуда я умею..." - странные мысли крутились в голове, Карина пыталась свести воедино всё то, что сделала. Лилеру ей не жаль. Девчонка получила по заслугам. Не фиг делать - нападать на тех, кто по определению или по положению не может ей ответить. Но то, что она, Карина, сделала - это же уму непостижимо! Она такого не умеет!
   - Откуда у тебя оружие? - невозмутимо спросил Индар, походя к ней.
   - Нашла в гардеробной, - ответила она и тут же вскинула голову, положив ладонь на эфес меча, торчавшего из ножен. - Не отдам! Это моё!
   - Откуда ты знаешь? - гораздо мягче, чем прежде, спросил небесный. - И умеешь ли ты обращаться с ним?
   Карина неожиданно сообразила, что на этот вопрос у неё нет ответа. Но оружие отдавать она всё равно не собиралась. Она чувствовала его своим.
   - Оно мне по руке - значит, моё! - наконец нашлась она с уклончивым ответом.
   - Что с её глазами?! - злобно крикнула с пола Лилера. - Она же не ведьма и не маг!
   - Ваше высочество, - спокойно повернулся к ней Индар, - у Карины глаза, как обычно, карие. Что увидели вы в них?
   - Они были зелёными! - яростно выкрикнула принцесса. - И откуда она знает боевые приёмы магов?!
   - Вокруг замка бушует неочищенная магия, - задумчиво сказал небесный, - её потоки безнаказанно гуляют по всем помещениям замка. Кто знает, что скрывается во всех нас - всех тех, кто волей судеб оказался в этом месте? Взгляните, ваше высочество, на всех собравшихся здесь. Можете ли вы точно сказать, что здесь есть кто-то лишний для той игры, что задумали старые боги? Вот и я не могу. Если женщина, присланная нам из другого мира, постепенно обретает необыкновенные для неё способности и знания, то что может прятать в себе семья оборотней? У богов не бывает случайностей. Помните это, принцесса Лилера, и постарайтесь сделать так, чтобы на вас не держал зуб ни один из тех, кто в этом замке то ли прячется, то ли принимает участие в каком-то ритуале.
   Принцесса вновь злобно зыркнула на камин, но с её места семью оборотней не было видно, и она наконец начала отвечать на вопросы взволнованного барона Мазуина.
   Карина же чуть ли не тряслась от ужаса, воспроизведя в памяти, что она только что сделала, да ещё при свидетелях. Пытаясь выглядеть спокойной, она подошла к небесному и прошептала:
   - Индар, что со мной?!
  
   Глава шестая
  
   Его лицо, выражавшее непоколебимость и повелительность, пока он проговаривал свой монолог перед остальными, чуть смягчилось, когда они перевёл взгляд на неё, и небесный вполголоса, словно утешая, сказал:
   - Карина, нам с вами надо выйти в коридор.
   Вот тут она перепугалась до мурашек по телу.
   Приказ был бы логичен. Он сильнейший маг - из тех, кому подчиняются короли. Ну, насколько она усвоила его значение в этом мире.
   Но... Слишком мягко он сейчас сказал. И так же слишком мягко предложил выйти - явно для того, чтобы другие не слышали их разговора. Слишком оберегая. Значит, какое-то ужасающее известие ждёт её за дверью. Что-то, чего она не хотела бы знать. Но она вспомнила собственное состояние всего пару-тройку минут назад, когда она совершала умопомрачительные поступки и выплёвывала в лицо настоящей принцессе слова, за которые её, даже иноземку, ничего в этом мире не знающую, могут легко и просто казнить. Стало жутко. Карина собралась с духом и кивнула небесному, подчиняясь его словам, его предложению.
   Он благовоспитанно открыл перед ней дверь. Прежде чем переступить порог в коридор, она оглянулась.
   Свечи и факелы довольно ровно освещали большое помещение с низким потолком, с углами, прячущимися в темноте. Разглядеть можно всех.
   Лилера не без помощи барона Мазуина уже встала, тут же схватившись за поясницу - видимо, удар Карины, хоть и нанесённый бесконтактно, на расстоянии, был очень силён. Но девушка не морщилась от боли, которую испытывала, врезавшись в край столешницы, а гневно смотрела на Карину... И целая куча народа хлопотала вокруг Отсоа, спрятанная стеной камина, так что Карина угрюмо подумала: если принцесса снова возьмётся за своё, то точно получит по своей слишком вертлявой заднице, даже если к своему возвращению сюда Карина не станет свидетелем нового унижения Отсоа.
   Дверь закрылась, отрезая обеспокоенные лица и встревоженные голоса.
   - Вы не ответили на мой вопрос, - тихо напомнила Карина, глядя в прячущиеся в татуированной полумаске тёмные глаза Индара.
   - Ты боишься? - неожиданно спросил он, резко перейдя на "ты".
   - Да, - честно ответила она.
   - Посмотри на свою правую руку.
   Она опустила глаза, удивлённая. И что? Ладонь судорожно сжимает эфес меча. Она вновь взглянула на Индара.
   - Я не понимаю, - сумрачно сказала она. - При чём здесь моя рука, если я боюсь?
   Он отступил на три шага, будто уверяя, что подло не нападёт, и вынул из набедренных ножен свой меч. Карина внимательно следила за ним, ничего не понимая. Но, когда оружие устремилось к ней, она мгновенно ответила, выхватив своё и отбив кончик чужого меча. И - застыла, таращась на руку с мечом, которой только что выполнила нечто невероятное и которая вдруг зашлась в крупной дрожи.
   - Ты умеешь драться мечом, - невозмутимо отметил Индар, и его бесстрастную констатацию факта словно подтвердил новый толчок снизу, из-за чего каменный пол под их ногами прокатился невысокой волной. Карина немедленно шагнула к стене, чтобы, если что, схватиться за дверную ручку-кольцо и удержаться на ногах.
   - А ты умеешь тянуть кота за хвост! - обозлившись, ответила она. - Я хочу знать, что происходит! Хочу знать, почему себя так веду и почему говорю такие странные слова! Я в жизни никого не ругала гнилой морковью! Да я в жизни вообще не ругалась! И уж точно отсылкой к демонам никогда не ругалась! И я думаю... - она облизала пересохшие от зачастившего дыхания губы. - Что ты знаешь, почему так... со мной!
   Она, чуть полусогнув колени - на тот случай, если каменная волна повторится, - присела перед небесным, сердито и со страхом ожидая ответа.
   А Индар... она видела, как вспыхивают жёлтым отблеском его небольшие глаза в далёком от двери факельном огне со стены. Видела, как он немного сощуривает их, приглядываясь к ней и будто что-то разыскивая в её глазах. А потом слабо улыбнулся.
   - Ты боишься.
   - Боюсь! И уже говорила об этом!
   - Но ты не знаешь, как боюсь тебя я. И как рад, что ты... умеешь усмирять саму себя. Ты до сих пор внутренне остаёшься в границах человеческого общения.
   Он так изумил её этими словами, что она, не спуская с небесного глаза, вернула меч в ножны, а потом опустила руку. И покраснела в темноте, молясь, чтобы Индар не заметил этого: когда она отлепила пальцы от рукояти эфеса, они влажно чмокнули - настолько вспотели. Так было всегда в её жизни: когда она чего-то боялась или просто нервничала, потели пальцы.
   - А теперь объясни мне, тупой, что ты имеешь в виду! - потребовала она.
   - Нет, - спокойно сказал он. - Если я тебе объясню всё сейчас, ты не сумеешь взять себя в руки и перестанешь быть той, с которой можно договориться.
   - Но хоть что-то ты должен мне объяснить! - выпалила Карина, сжимая кулаки.
   - Не должен, но могу, - уточнил Индар. - Ты вернулась, чтобы помочь со старым замком, с его старинным грузом. Сначала ни я, ни старуха Оркена этого не поняли. Но теперь мы знаем, кто ты и зачем ты. Тебе же пока необходимо знать следующее: что бы ты ни почувствовала, какое бы сильное чувство не испытала, ты всегда должна держать себя в руках.
   Глядя на высокую широкоплечую фигуру перед собой, Карина снова заставила свои мозги напрячься и, вспомнив, обобщить всё, что успела сделать в последние часы и минуты. И вкрадчиво спросила:
   - Индар, ты хочешь сказать, что мне нельзя злиться? А если... Если я скажу, что специально сейчас начну всё крушить и ссориться с Лилерой, ты всё-таки снизойдёшь и расскажешь, что я собой представляю? Или... - она замолчала от ослепившей её догадки. И шёпотом закончила: - Или я тогда сама всё узнаю? Не правда ли?.. Поэтому ты требуешь от меня быть спокойной?..
   - Не надо шантажа, - всё так же бесстрастно сказал он. - Со мной это не пройдёт.
   И в этот момент она поняла, что он наврал. В главном. Он не боится её. Он испытывает... любопытство к ней. Как к неизвестному мотыльку из чужой коллекции. Он ничего не понимает в мотыльках, но ему сказали, что этот экземпляр - неизвестный вид, и небесный заинтригован лишь тем, что до сих пор таких не было.
   - Ладно, - сердито сказала Карина. - Тогда объясни, в чём должна выражаться моя помощь? Но я уже не поверю, что я должна приглядывать за семейством оборотней.
   - Вот теперь с тобой можно поговорить серьёзно, - подытожил Индар и кивнул, разворачиваясь, чтобы идти куда-то по коридору. - И заодно рассказать тебе о твоей личности, в которой мы с Оркеной заинтересованы, хоть она и вызывает опасения.
   "И он не боится поворачиваться ко мне спиной?" - насмешливо подумала Карина.
   - О чём смешном ты подумала? - внезапно спросил небесный, не оборачиваясь.
   Кривую улыбку пришлось поспешно убрать. Зато теперь стало ясно, почему небесный не боится поворачиваться к ней спиной. Чувствует? Типа, экстрасенса из её мира? Или у них тут магия такая?
   В распахнутую перед ней дверь она вошла уверенно. Если в ней заинтересованы, подножек не будет. Как и ожидала, здесь обнаружилась старая ведьма. Она сидела в кресле, но не обмякнув, не расслабленная, а напряжённая - настолько, что чуть не готовясь слетать со своему места при малейшем признаке опасности.
   - Всё хорошо, - проходя мимо неё, сказал Индар, - Карина себя контролирует. Но один срыв был. Сразу же взятый под контроль.
   - Замечательно, - прошептала старая Оркена, с облегчением привалившись к спинке кресла и даже слабо улыбаясь. - Садись, дитя, напротив. Теперь мы можем тебе сказать, зачем ты здесь.
   Карина промолчала. Сейчас она ощущала себя отражением старухи, какой её увидела, входя в эту комнату, - насторожённой, готовой к бою. "Правило номер один, - морщась в ответной улыбке, будто от зубной боли, отметила она, - если тот, кто про тебя всё знает, безмятежен, будь настороже!" Потом несколько секунд потратила, чтобы улыбка вышла более приветливой. Не хотелось бы, чтобы Оркена решила: гостья из иного мира издевается над ней, ухмыляясь. Ещё Карина отметила: Индар не стал садиться в кресло, а подошёл к гобелену на стене - наверное, там пряталось окно на улицу или в замковый двор, и отогнул его край знакомым по шпионским или детективным фильмам движением, чтобы выглянуть наружу, будучи припрятанным тем же гобеленом.
   Не дождавшись от присевшей в кресло женщины ответа, старая ведьма не стала ходить вокруг да около и сразу сказала:
   - Магия часто вырывается из глубин земли помимо колодца, обязанного её регулировать и чистить. Реже - вырывается из таких глубин, что вместе с силами приходят и те, кто на земле слишком опасен. И тогда собираются стражи. К сожалению, не всегда можно определить вовремя явление глубинной грязной магии. Так случилось и сегодня. Магия вырвалась. Мы с Индаром думали, что это обычный выплеск. Но небесный вычислил, что нам надо ждать подземных гостей. И теперь понятно, почему к замку пришли все те, кто должен держаться от него подальше в такое время. Ты - одна из нас. Из боевых стражей. Судя по твоему появлению, подземные гости на этот раз будут очень сильны. Вот тебе твоя цель - ты будешь биться с демонами земных глубин. Индар проверил тебя. Ты готова к битве. И мы можем не беспокоиться, что среди нас, стражей, слишком много неопытных воинов. Ты и Индар - вы двое даёте надежду на то, что битва будет решена в нашу пользу.
   - После этой битвы я узнаю, кто я - или что со мной? - немедленно спросила Карина.
   Двое переглянулись - с непроницаемыми лицами заядлых игроков в покер. Видела Карина таких во дворе своего дома, когда они занимали один из столов со скамейками.
   - Гарантировать не могу, - наконец ответил Индар. - С той силой, внутри которой нам придётся драться, возможно всё. Ты можешь остаться той Кариной, которая сейчас разговаривает с нами. А можешь...
   - Значит, все остальные - тоже воины? - задумчиво переспросила Карина. И тут же встрепенулась: - А как же дети?!
   - Стены того помещения, в котором сейчас собрались воины, закрыты толстыми слоями очищенной магии, - сказал Индар. - Демоны туда не проникнут. Дети в безопасности.
   - Но если это так, то почему бы не отсидеться за этими стенами? - продолжала недоумевать Карина. - А когда выплеск пройдёт, можно будет... - Она остановилась, не зная как выразиться.
   - А когда выплеск пройдёт, мы выйдем из помещения в выжженный ад на земле, - закончил её мысль небесный.
   После недолгого молчания Карина спросила:
   - Ну, хорошо, я поняла, что о себе пока спрашивать нельзя. Но у меня такой странный вопрос: там собрались люди (ну, скажем - существа) очень разные. Как вы собираетесь их объединить, если, например, принцесса ненавидит оборотней?
   - Ей придётся смириться с присутствием Отсоа, когда она узнает, что вот-вот произойдёт в замке и вокруг него, - нехотя ответила старуха Оркена. - А узнает она об этом скоро. Когда вы вернётесь к ним, и Индар раздаст всем оружие.
   - А... Нисса? Она тоже из воинов? - с сомнением спросила Карина.
   - Конечно! - даже удивилась Оркена её вопросу - и замолкла на мгновения, пережидая волну под ногами, выбившую несколько плит пола. - Она же деревенская, да ещё жила близко к пограничью. Разбойничьи набеги соседей ей частенько приходилось переживать. С детьми останутся старшие волчата Отсоа. Думаю, Лиадейн не откажется выступить против демонов плечом к плечу с мужем.
   Вспомнив худенькую Лиадейн, Карина вздохнула.
   Индар оттолкнулся от стены, к которой прислонился, наглядевшись на творящееся за окном, и снова кивнул Карине - уже на выход. У порога она оглянулась на старую ведьму: та склонилась над небольшим столом, заставленным какими-то свитками и непонятными с этого расстояния предметами. Тоже готовилась к... битве?
   Обратно шли - Карина размышляла: не слишком ли всё выглядит по-детски? Раз - вызвали и объяснили про великую битву. Бац - и объявили воином! Это как? Не то чтобы она колебалась защищать, как скажут, но ведь хоть какое-то испытание должна же пройти, прежде чем бросаться в смертельную битву. А что та будет смертельной - несмотря на спокойные, почти безразличные слова ведьмы и небесного, - она не сомневалась.
   Карина шла впереди небесного, раздумывая о своём, пока не задумалась об Индаре. Сначала как-то машинально. Маг ей показался слишком безразличным к происходящему. И не слишком ответственным товарищем. Проверять вздумал в коридоре... "Тоже мне..."
   Люди зевают иногда непроизвольно. Как иногда непроизвольно делают странные вещи, не задумываясь, почему так с ними происходит. Например, зачесалось плечо. Или - голова. Необязательно же - кто-то укусил.
   У Карины неожиданно выгнуло спину. Она удивилась, даже плечами пошевелила, стараясь размять их, потому что первая реакция - это она сама выгнула спину, потому что та устала после напряжённого сидения в кресле...
   Но спину не просто выгнуло, что она поняла, когда прислушалась к своим ощущениям. Между лопатками будто подул тёплый ветер - и заставил выгнуть... А потом тот же ветер будто обвеял всё тело женщины. Уже заинтересованная, Карина попыталась ощутить, откуда появился этот ветер и как он действует. Ну и - зачем...
   - ... Матери не сообщили, что младенец родился мёртвым.
   Она подпрыгнула от голоса Индара, прозвучавшего так, словно он сообщил загадочное сообщение очень издалека. Будто доносился из трубки мобильного телефона, слишком далеко отставленной от уха. И остановилась, обернувшись.
   - Какой матери?! Почему не сообщили?!
   - Что? - явно вздрогнул тот, шагавший примерно в трёх метрах от неё.
   - Ты сказал, что матери не сообщили о мёртвом младенце, - повторила его слова Карина. - Только что сказал. Почему не сообщили? Какой матери? И зачем, вообще, ты мне-то об этом говоришь? О чём я ещё должна знать? Эта женщина-мать мне знакома?
   Он шагнул так, что теперь чуть ли не возвышался над ней. Карина опасности от него не ощущала, поэтому стояла спокойно. Но внутри вдруг заворочалось что-то тяжёлое и недовольное - угрюмой медведицей: "Вечно они что-то от меня прячут..."
   - Ты оказалась сильней, чем я думал, - мягко сказал Индар, всматриваясь в её глаза. - Значит, ты услышала.
   Он не спрашивал - утверждал. Карина, стараясь не выказать эмоций, по его же примеру не ответила, а кивнула в ответ.
   - И ты не почувствовала при этом... злости?
   - Я сейчас её точно почувствую! - пообещала она, сузив глаза на него, такого самодовольного, что ей захотелось стукнуть его. Нет, не мечом. А кулаком - в челюсть. - Быстро говори, что это такое было?
   На мгновение он смешался - она отчётливо это увидела, но затем взял себя в руки. И это она тоже уловила. И поняла, что он соврёт. Или ответит уклончиво.
   - Я вспоминал, - медленно сказал он. - Одну старую историю. И, видимо, вспоминая, слишком ярко увидел её в воображении. Ты воин. Мы уже говорили об этом. Но ты и маг. Ты восприняла моё видение.
   Хоть в чём-то не соврал! Карина, не спуская с небесного изучающего взгляда, быстро суммировала: первая часть его реплики, про воспоминания - ложь, вторая - о том, что она тоже маг, - правда. Но эта правда тащит за собой ворох вопросов.
   - Если я маг, почему вы с Оркеной не покажете мне... - Она споткнулась на определении, а потом нашлась: - Магические приёмы? Ну, чтобы я их вспомнила? Ведь, будучи воином-магом, я буду более... эффективной в грядущей битве.
   - Подумай сама, - посоветовал Индар и был при этом предложении весьма серьёзен.
   - Ты хочешь сказать - я могу при этом вспомнить то, что мне пока вспоминать нельзя? И это воспоминание помешает мне?
   - Ты очень умная, - бесстрастно сказал небесный. - А пока вернёмся к нашему будущему войску.
   Отворачиваясь от него снова идти по полутёмному коридору, время от времени плавающему под ногами, Карина в смятении думала: "Разве можно так с человеком?! Держать в постоянном неведении! Бросать ему, как подачки, недомолвки! Играть с ним, как с безвольной куклой, которую можно передвигать, как марионетку, дёргая за ниточки?! Это бессовестно!"
   Но, когда подходили к нужной двери, мысли изменились: "А вот любопытно... Какого человека они во мне боятся до такой степени, что пытаются... его заглушить? Нет, слово "заглушить" здесь не подходит. Здесь всё-таки что-то другое. Но что?"
   И, только завидев дверь, она догадалась, что восприняла видение от Индара, "вслушиваясь" в тот странный ветер, что обвеял ей спину. Быстро сообразив все обстоятельства, при которых всё произошло, она снова настроилась не на приближающуюся дверь, а на идущего следом небесного. Небольшой ветер Карина прочувствовала. И то, что в спину он ей дул, - тоже. Как и обвевал. Но не сумела снова "пройти" по его следу, как в первый раз, чтобы понять, откуда он. "Закрылся!" - высокомерно решила она, кривя губы в понимающей ухмылке.
   И тут же отметила, что высокомерие и ухмылка принадлежат не ей, а той личности, которая неприятна небесному и старой ведьме, но в то же время необходима им. "Раздвоение личности? - подумала она. - Или что-то другое?"
   Они вошли в помещение с камином, и Карина без промедления направилась к семейству Отсоа и Лиадейн, благо к ним присоединилась Нисса с племянниками.
   - Что там было? - шёпотом спросила юная ведьма, насторожённо глядя на сгрудившихся возле стола мужчин, пажей и принцессу - и небесного, который им что-то вполголоса говорил.
   - Мне сказали, что надо будет защищать замок и прилегающие земли от демонов, которые вскоре полезут из земли, - буркнула Карина, цепко присматриваясь к Отсоа. Но Лиадейн с такой благодарностью взглянула на неё, что Карина покачала головой: пока она отсутствовала, в помещении было тихо.
   - Мне сказали то же самое, но попросили пока не говорить об этом.
   Лиадейн инстинктивно прижала к себе младшую девочку.
   - Небесный предупредил об этом, но в своей манере, - вздохнула она. - Когда говорил принцессе Лилере, что мы все здесь собрались не просто так. Ещё тогда я догадалась, что будет что-то ужасное. Но драться я буду, - деловито добавила она. - Если мне дадут оружие. И Отсоа тоже.
   Её муж немного оправился от ударов плетью - силами Ниссы, как поняла Карина: кое-где его недавно кровоточащие корявые полосы на коже либо блестели, смазанные какими-то мазями, либо были перевязаны чистыми тряпочками. Он взглянул на своих детей, на племянников Ниссы и тоже утвердительно качнул головой. И договорил:
   - Если сейчас не драться с ними - потом на земле не жить.
   Оставалось выждать, что скажут остальные.
   Индар отошёл от стола, осмотрелся и встал у двери, словно оставляя мужчинам и принцессе возможность выбрать собственное решение - сражаться ли, нет ли.
   А те, помолчали немного, переваривая новость, а потом...
   За всех ругался барон Мазуин. Его, как выяснилось, в первую очередь волновала принцесса, которая может пострадать в этой битве. Мужчина постоянно делал упор на то, что он должен защищать Лилеру, а не драться где-то на стороне. Причём он кричал об этом, глядя не на Индара, а на своих "сослуживцев", как будто напоминая им.
   Зато принцесса, хмуро выслушав его, обернулась к двери и в полный голос, перекрикивая барона, спросила небесного:
   - Эта - тоже будет драться?
   - Да, - ответил небесный.
   - Тогда - без вопросов! - заявила принцесса. - Я не уступлю - этой!
   Карина промолчала, лишь в душе фыркнула на дурное воспитание принцессы: "Ишь, в моём присутствии - и не меня спрашивает!"
   Мужчины, судя по их каким-то успокоенным лицам, несмотря на выговор своего начальства, явно были готовы вступить в битву. Пажи немного мялись, особенно тот, свалившийся с лошади, но при взгляде на принцессу оба тут же разворачивали плечи и явно хорохорились друг перед другом, видимо, стараясь снискать расположение своей капризной госпожи.
   Остатки от еды, принесённой Индаром, отодвинули на край стола. А затем из той же гардеробной, из пары настенных шкафчиков (один оказался потайным), мужчины перетаскали всё оружие и защитные латы, какие только нашли. Хватило всем - и Ниссе, и оборотням. И даже кое-что осталось.
   Пока мужчины и пажи собирали на себе амуницию - новое оружие, кроме того, что уже было на них, Карина не выдержала и подошла к небесному.
   - Какого демона... - тихо прошипела она. - Ты хоть немного покажи мне, как драться, а то я чувствую себя совсем... тупой!
   - Ты отбила мой меч, - ровно сказал Индар. - И всё ещё сомневаешься в своём умении? Нет. Да и времени уже нет даже на пару показательных поединков. Слышишь? Ты же сильная. Прислушайся к тому, что творится вокруг нас!
   После его слов Карина не разозлилась, как ожидала, а отошла на середину помещения, где и села прямо на пол.
   Гудение магии казалось привычно беспорядочным. Но - привычно. И в этом звуке, с которым свыклось ухо и уже почти не воспринимало его как угрожающее, появились другие интонации. И это было уже не гудение, а пока приглушённый рёв многих чудовищных глоток. Этот рёв вплетался в гудение рвущейся на поверхность земли неочищенной магии, рвал его чувственно кровожадными тонами - и заставлял трепетать.
   Карина машинально положила ладони на пол по обеим сторонам от себя - так оказалось легче принимать неслышные для всех звуки. А что неслышные для других - подсказала, как ни странно, принцесса Лилера, подошедшая так близко, что, вздрогнув, Карина пару секунд не сомневалась, что злая девчонка специально наступит ей на ладонь.
   - Что ты слышишь?
   Хм. Ничего себе... Оказывается, принцесса рёва не слышит?..
   Карина хотела было ответить: "Садись рядом и слушай", но сообразила, что девчонка воспримет это предложение в качестве издёвки. Типа: я слышу, а ты нет! А потому сухо сказала:
   - Я слышу, как кричат демоны.
   Шагнувший к ней на этих словах барон Мазуин побледнел, а принцесса решительно села в метре от Карины и тоже положила ладони на каменные плиты пола. Поглядывая на неё, но помалкивая, Карина видела, что Лилере приходится нелегко: она пыталась доказать, что такая же сильная, как эта баба, к которой надо вынужденно относиться с опаской, но у принцессы плохо получалось слушать. Но вот она замерла. Сдвинула ладонь чуть ближе к себе. И прошептала:
   - Я... слышу.
   И передёрнула плечами.
   - Ты слышишь... их? - тихо переспросил барон Мазуин, присевший рядом с Лилерой на корточки.
   - Да-а...
   Принцесса ответила коротеньким словечком, растянув его на этом бесшумном выдохе, чем очень сильно впечатлила барона. Мужчина встревоженно взглянул на Карину и обернулся к своим подчинённым, словно проверяя или прикидывая, сумеют ли они оберечь принцессу, вверенную ему королём.
   А Лилера испытующе посмотрела на Карину и спросила уже в полный голос, но так, чтобы её не услышали те, кто сгрудился у камина:
   - Ты знала о них раньше? Поэтому вступилась за оборотня?
   Уже раскусив, что движет этой девчонкой, Карина ответила так, чтобы её поняли:
   - Этот оборотень мне очень дорог, потому что в душе он очень благороден. Он спас меня, вынув из мертвячьих трав. Он спас меня, когда донёс до старинного капища. Он мой спаситель, который не ждал от меня благодарности. Поэтому я вступилась за Отсоа.
   Лилера хмыкнула, кинув на оборотня взгляд. Тот уже облачился в военные доспехи, которые ему мужчины оставили, естественно, напоследок. И смотрелся очень даже богатырски - хотя бы за счёт широких плеч и уверенного владения оружием, которое продемонстрировал, отвернувшись к стене и считая, что никто не видит, как он пробует оружие. Даже барон Мазуин, поначалу брезгливо сморщившись, поглядывающий на "гражданских", сменил гнев на милость, одобрительно подняв брови при виде не хилой такой разминки оборотня.
   Зато Индар смотрел на Отсоа с понимающей усмешкой: "Вот именно! А вы думали!"
   Именно небесный удивил Карину. Он не взял ничего из груды оружия!
   Воспользовавшись временным перемирием, Карина спросила принцессу:
   - А почему Индар не хочет вооружиться?
   Ответное удивление было искренним:
   - Зачем? Он же небесный!
   Карина ошеломлённо уставилась на Индара: и что? Он взмахнёт рукой - и "всех врагов разом побивахам"? А тогда зачем остальных вооружать? Спрашивать Карина больше не решилась, логично придя к выводу, что увидит всё своими глазами на практике.
  
   Глава седьмая
  
   Поначалу казалось: только все вооружились - и тут же Индар решительно всех поведёт на бой с демонами. Правда, после короткой мысленной картинки, когда вооружённые люди и существа шагают следом за небесным, Карина больше ничего не могла придумать. И уже умозрительно предполагала лишь, что дальше будет кровавая рубка с какими-то чудовищами, чей портрет воображение отказывалось давать из-за нехватки представлений о них. Свою роль в этой рубке она видела весьма скромной. Несмотря на показательный пример Индара, что драться она вроде как умеет, всё же насчёт собственных умений драться у Карины оставались огромные сомнения.
   Но так или иначе, оставаться в помещении с камином она не собиралась. И твёрдо решилась сделать всё, что в её силах.
   Однако Индар снова удивил её.
   Как только все вооружились, он кивнул барону Мазуину и сказал:
   - Бремя охраны на вас. Распределите всех на караулы - до начала битвы.
   Барон подошёл к небесному ближе, за ним подтянулась принцесса Лилера, которая, в отличие от барона, встала к Индару слишком близко, по мнению Карины. И какое-то время они уговаривались и уславливались, где именно будут стоять караульные и как поднимать тревогу. О последнем сошлись на том, что сторожа будут бить в щиты - звук в пустынном замке обычно разносится очень далеко.
   Карина, стоявшая за спинами переговаривающихся, вслушивалась и постепенно вникала в суть дела. Выяснилось, что Индар и барон Мазуин даже надеются, что битвы вообще не будет. Они вспоминали времена, когда демоны доходили до поверхности земли, а потом разом уходили, не сумев пробить магическую защиту, которой являлось само здание. Лишь раз в истории старого замка случилось, что нескольким воинам, волею тех же судеб, что проснулись и сегодня, заглянувшим к ведьме, тогдашней хозяйке замка, пришлось взяться за оружие и ценой смерти большинства из них остановить нашествие демонов... Карина даже заслушалась их, постепенно вникая не только в кусочек здешней истории, но и в историю замка. Ведь мужчины говорили о том, как он рушился после явления демонов и какие его части достраивались.
   Вооружили всех, чтобы каждый мог драться хотя бы за собственную жизнь. Оглядываясь на Ниссу и Лиадейн, Карина чуть подняла бровь: даже племянники юной ведьмы и ребятишки-оборотни деловито обсуждали выданные им небольшие боевые ножи, причём подростки-оборотни, хоть и вооружённые, до сих пор с завистью поглядывали на складной нож Лукаса.
   Переведя взгляд на пажей, Карина чуть не кивнула себе: да, именно потому, что безжалостная судьба собрала здесь будущих воинов, пажи снова жались к принцессе Лилере, сами больше похожие на опекаемых, чем порученная их пригляду принцесса. Пусть оба и щеголяли не только оружием, но и доспехами, которых на всех не хватило. Отсоа потоптался на месте, да и присел в "своём" уголке за каминной стенкой, и его мальчишки с восторгом рассматривали и трогали его амуницию. Племянники Ниссы завидовали-завидовали им, а потом перебрались усесться потесней рядышком и тоже принялись за обсуждение доступного их видению оружия и доспехов. Лиадейн только снисходительно посматривала на них сверху вниз. В отличие от мужа, она стояла с луком в руках и с полным стрел колчаном на бедре, больше похожая на лесную охотницу, потому как доспехов ей не досталось, то и дело поглядывая на Карину, видимо, ожидая, что та подойдёт к ней.
   Поймав взгляд Карины, волчица осторожно кивнула чуть в сторону: "Иди к нам!"
   Она едва заметно покачала головой: "Нет - пока".
   Острый подбородок Лиадейн опустился: "Подожду". И - мягкая улыбка, от которой Карина, как ни странно, выдохнула: здесь, в этом жутковатом месте, есть существо, которое сочувствует ей. Уже легче.
   Сейчас же ей хотелось небольшого уединения - и разведки: она собиралась сбежать из комнаты, чтобы пройтись по ближайшим к ней помещениям. Какое-то неясное чувство звало её...
   Пока барон Мазуин разбирался с пажами принцессы и четвёркой своих сопровождающих, пока Лилера сурово следила за тем, чтобы пажи были приставлены к более опытным воинам, Карина сообразила, что охрану ставят в местах, где неочищенная магия "гуляет" беспрепятственно и наиболее свободно. Эти места и есть потенциальные точки прорыва демонов.
   Выйти не получалось. Индар, слушавший, как барон инструктирует охрану, стоял вполоборота к двери, а ещё небесный то и дело обращал свой взор к этой самой двери. Карина немного злилась и даже возмущалась, что не может выскочить незамеченной, но... Сообразив, что сердиться впустую смысла нет, она по какому-тио наитию отошла в сторону, ближе к двери. А та открылась - и вошла старуха Оркена. На лице небесного при виде старой ведьмы застыло выражение опытного игрока - благодушное и безмятежное. Оказывается, именно её он и ждал.
   Скользнув по Карине каким-то отмечающим взглядом: "Ага, ты всё ещё здесь!", старая ведьма прямиком отправилась к Индару, но её окликнула Нисса. Девушка тут же смутилась, когда поняла, что "перешла дорогу" небесному, желавшему пообщаться с ведьмой, но Оркена приветливо прошагала к ней, и небесный вынужденно обернулся к ним обеим.
   Карина отступила шаг, другой - и вылетела за дверь. Затем, затаив дыхание, легонько-легонько закрыла дверь, чтобы та не стукнула. Секунды выдержав у дверного проёма, она поспешно сбежала в левый коридор - к бассейну, источающему чистую магию.
   Ни горящих факелов, ни теплящихся свеч. Но рукотворный огонь здесь и не нужен. Сияние магии над бассейном напоминало сияние холодного неба на заре: прозрачно-зелёный свет мягко покачивался, переливаясь в едва уловимо бирюзовый, а потом растекался призрачно-жёлтым пламенем, порой рдея, но не переходя грани между тёплым и горячим, словно соблюдая непреложные правила. Карина слегка приподняла уголок губ: как будто включили газовую конфорку на самый слабый огонь. И мысленно посмеялась над собой: зато огонь не такой, как на плите. Скорей напоминает тот, что мягко лижет остывающие уголья...
   А потом забыла о бассейне.
   Это место наиболее безопасное - пришло понимание.
   Понимание?.. Она вдруг испугалась. А если это... память?
   Карина быстро присела на ступеньки к бассейну и, уставившись в каменные плиты, напряжённо припомнила все этапы своей биографии. Детство - садик, школа. Юность - университет и первая работа на заводе. Взросление - работа в бухгалтерии крупного предприятия. Всё. Не считая постоянной заботы о больных родителях. Она попробовала вспомнить самые яркие впечатления из прошлого.
   Родители ещё здоровы и не подозревали, что оба будут тяжело болеть. Они привезли её, семилетнюю, к двоюродным братьям на лето. Первый класс закончен, и тогдашняя Карина восприняла летние каникулы как самый счастливый этап своей жизни. Нет, ей пришлось поработать на огороде тётки, но в этот период были и поездки на велосипедах братьев на речку, где кузены учили её удить рыбу и плавать. Были поездки в лес за земляникой и грибами... Карина непроизвольно вздохнула, вспомнив, как её посадили на мотоцикл старшего кузена, который, желая показать городской мелочи все прелести свободной жизни в деревне, чуть не потерял её на ходу, заложив нежданный и бешеный (как думала девочка) вираж. Хорошо, что дело было в лугах. Свалились оба - в слежавшийся от дождей стожок сена. И Карина до сих пор ярко видит перед собой морду телёнка, который был на выгуле и из-за которого старший брат не сумел выкрутить руль, чтобы после виража выровнять мотоцикл и не свалиться. Морда телёнка, склонившаяся к упавшим, отличалась глубоким изумлением, особенно хороши были его громадные, таращась, влажные глаза в обрамлении редких, но длиннющих ресниц.
   - У меня была своя жизнь! - прошептала женщина, словно убеждая в том плиты пола. Собственный шёпот наполнил уверенностью. - Я помню почти всё!.. И как умирал папа, и как болела мама... Почему они говорят мне, что я?.. У меня было детство, а значит - до сегодняшнего дня была своя жизнь! Была!
   Посидев ещё немного, Карина тяжело поднялась. Вопросов больше, чем ответов. Точней, ответов вообще нет. И что делать дальше?.. Она повернулась к бассейну с очищенной магией и медленно поднялась по ступеням к нему. Бездумно протянула руку к мягкому сиянию, так же бездумно любуясь им, как любовалась бы искристой на солнце прозрачной водой в обычном бассейне. Невесомая волна будто стекла с её пальцев. Не заметив ничего особенного, Карина спустилась от бассейна с магией и огляделась, немного раздражённо пытаясь понять, куда же идти дальше и не замечая, что магическое сияние всё ещё льётся с опущенной ладони, собираясь в радужное облачко вокруг её ног.
   Вернуться? Там, наверное, уже хватились её. Да и барон вскоре должен вывести сторожей на обозначенные посты...
   Но мысли как-то неуловимо распадались, едва Карина пыталась сосредоточиться хоть на чём-то. Не прошло и минуты, как она просто стояла, вновь бездумно глядя на невидимую в темноте входную дверь в холл замка. Или глядя в сгустившуюся тьму?.. Сейчас, когда женщина себя не контролировала, она не чувствовала, что не просто стоит на месте, а покачивается, погружённая в кокон сияющей магии, которая излилась следом за нею из бассейна и теперь вздымается вокруг неё, обволакивая...
   Глубоко вздохнула, словно охнула.
   Надо взглянуть на другую сторону - в коридор напротив. Всё казалось, что её будто зовут туда... Она пожала плечами и даже сумела криво улыбнуться: в магическом замке, полном магии, обязательно должна быть мистика. Ну... Раз позвали, надо идти.
   Она уверенно зашагала в новую тьму. В этом коридоре живых не было, а значит - и свет не нужен. Но входя под своды высокого потолка, Карина, не глядя, протянула руку к стене и вынула факел из подставки. Замедлила на секунды шаг, опять-таки не глядя на предмет в руке, но сразу определяя, что тряпки, пропитанные когда-то маслом, всё ещё маслянисто влажные. Снова прибавила ходу и резко подняла факел над головой. Шипящая вспышка и мгновенно облитые неровным факельным светом стены и потолок коридора не удивили её. Как будто ничего не произошло.
   "Здесь", - спокойно сказали ей.
   Карина остановилась перед однотипной дверью из тех, что мелькали по пути в этом коридоре. Почему здесь - этот вопрос не стал беспокоить её. Она просто толкнула дверь, собираясь войти. Правда, дверь засопротивлялась и не двинулась ни на пядь вперёд. Не помог даже второй толчок, сделанный с усилием.
   Та Карина, что вышла из комнаты с камином, пожала бы плечами и ушла отсюда. Но эта, которая бесстрастно смотрела на дверную ручку в виде изогнутого дракона, уходить не собиралась. Она приложила к ручке ладонь - не дотрагиваясь до неё, и радостное сияние магии обвило почерневшую от времени и пожаров фигурку дракона.
   - Откройся, - бесстрастно повелительным голосом сказала она.
   Дверь крякнула и вязко, по ощущениям, стала натужными рывками отодвигаться внутрь помещения.
   Она перешагнула порог и снова подняла факел - осмотреться.
   И тут на неё обрушилось...
   Боль ударила со всех сторон. И она не просто сжигала.
   Её, Карину, саму сжигали!
   Она забыла о факеле в своей руке. Забыла обо всём, о чём только что вспоминала и думала. Она съёжилась, отбиваясь от огня, который жадно пожирал одежду на неё, её кожу, её плоть. Она сквозь слёзы видела, как мечутся вокруг неё тени и пламя. Она машинально защищалась от огня горящим факелом, в который вцепилась так, будто это единственное оружие, которым она сумеет отбиваться от... От чего?!
   И не выдержала, закричала странные слова, которые уже не впервые рвались с её обгорелых губ:
   - За что?! Остановитесь!! Не надо меня убивать!! Не на-адо!! Я не хочу умирать!!
   Она не видела помещения - видела лишь бушующий везде огонь, который ревел и не давал возможности сбежать. Ведь она успела шарахнуться назад, к двери, толкнулась в неё из последних сил бедром, но та... та была заперта, и Карина завизжала, вдохнув чад и дым, обгоревший воздух:
   - Выпустите меня! Выпустите!!
   Горло перехватило, потому что огонь и дым опалили его. Попытавшись крикнуть ещё раз, Карина лишь захрипела. Глаза слепли и закрывались от чёрного чада, и даже беспрерывные слёзы не могли промыть их. Она колотилась в дверь, рыдала и хрипела, но те, что стояли за дверью, не двигались и только слушали её стонущие хрипы и рычание умирающего зверя.
   Когда волосы занялись огнём, Карина поняла, что подступает конец. Она яростно развернулась к пламени - и подняла руки, сиплым шёпотом выговаривая страшные слова, убивающие всё на свете, и вкладывая в них остатки сил. Огонь лизнул её в лицо, словно оставляя смертельный поцелуй... И начал опадать.
   Ей хотелось торжествующе завопить, но теперь из обожжённого горла не выдавила и попискивания. Только стояла, смотрела на затихающий огонь и с хрипами и подвывами вдыхала ещё остававшийся в помещении воздух.
   Пламя почти стелилось по полу, когда позади рывком открыли дверь.
   Сквозняк мгновенно раздул огонь, будто в комнате опрокинули бочку факельного масла... Она упала сбоку от двери, корчась в пожирающем её пламени. Умирая, она не могла ни думать, ни желать кому бы то ни было смерти. Она была боль - и больше ничего. И, когда в груди воздуха не осталось ни на гран, она умерла.
   ... Она стояла возле двери, так и не сумев зайти дальше порога в эту страшную комнату, где ей рассказали страшную историю. Где ей навязали чужую боль, такую потрясающую, что теперь Карина думала: испытай она такую - сошла бы с ума. Легко.
   У кого спросить, что здесь произошло?
   Может, старуха Оркена знает?
   Выбрать момент - и спросить её? А расскажет ли?
   И почему вообще ей показали эту кошмарную историю?
   Карина вздохнула и повернулась выйти.
   Грохот, с которым дверь захлопнулась, не напугал её, а лишь озадачил.
   Пока спину не опалило огнём.
   Охнув, она резко обернулась, вжимаясь спиной в дверь.
   Две фигуры склонились над чем-то на полу. Карина не сразу сообразила, что она видит скрючившееся тело, больше похожее на чёрный мешок.
   Только она задалась вопросом, что же именно ей снова показывают, как обе фигуры и чёрное тело пропало. Испуганная, Карина снова торкнулась в закрытую дверь. И, счастливая и в то же время зашуганная до последней степени, выскочила из помещения.
   Помотав головой, чтобы прийти в себя, Карина, стараясь оставаться за порогом, в коридоре, осторожно заглянула в комнату. Темно и тихо.
   - Пора возвращаться, - дрогнувшим голосом произнесла она вслух. - Чертовщина тут какая-то...
   Только высказалась, как испугалась снова, услышав по аналогии: чертовщина - демоны. Она ведь не знает, что собой представляют эти демоны. А если они уже, таясь, преследуют её и начиняют всякими ужасами?
   Захлопнув со всего маху дверь, она чуть не бегом бросилась к смутному свету - к холлу с бассейном очищенной магии, не замечая, что продолжает держать в руках факел.
   Опомнилась лишь, вылетев на свет. С изумлением взглянула на горящий факел в руке и, поколебавшись, вернулась в начало коридора, чтобы воткнуть факел в подставку, а потом застыть на нём недоумённым взглядом: "Откуда мне знать, что он здесь должен быть? И когда я его взяла с собой?"
   Твёрдо решила возвращаться, но... проклятое женское любопытство!.. Она передёрнула плечами. Больно же было... Хоть и... морок. Но... Вроде взрослая женщина, не глупая. Тогда что же её тянет назад?
   - Я только дойду до той двери и загляну туда, - шёпотом пообещала она себе. - Даже порог переступать не буду. Точно-точно! А потом быстро к Лиадейн!
   Она, посомневавшись, покачала головой. Нет, факел на этот раз брать не будет. Да и когда она успела взять его со стены?
   Добралась до нужной двери быстро и, боясь, что не будет решимости, распахнула её. Удивилась ещё, что слишком легко получилось. А потом просто стояла в коридоре и смотрела на рычащее и ревущее пламя, которое неистовствовало в комнате.
   Моргнула - и комната погрузилась во мрак.
   А потом Карина подпрыгнула - кто-то положил ладонь на её плечо.
   - Что ты здесь делаешь? - спросил небесный.
   Вздрагивая от прочувствованного страха, она смотрела на едва заметные очертания Индара, видимые лишь благодаря тому же смутному свету из холла.
   - Мне захотелось... - Она замялась. Как объяснить все свои движения в этом замке, которыми сейчас кто-то почти руководил? Включила глупую бабу. - Мне захотелось погулять по замку. Я в жизни никогда в замках не была.
   Это заявление выглядело бы легкомысленно, если бы она произнесла его не прерывистым и тонким от пережитого голоском. Кажется, небесный уловил расхождение между смыслом фразы и его выражением. Но подумал об ином.
   - Тебя что-то напугало, - мягко сказал он. - Пойдём, я провожу тебя к остальным.
   - П-почему? - Она шмыгнула носом и напористо сумела выговорить: - Почему проводишь? Мне хочется немного погулять! Я же недалеко от той комнаты! - И храбро фыркнула: - Боишься, что демоны меня съедят?
   Когда он заговорил, она услышала в интонациях его голоса снисходительную улыбку:
   - Возможно всё.
   И эти слова утвердили её в мысли: он не знает, что она только что видела и испытала. А потому осторожно, стараясь не пережать с легкомысленными нотками, спросила Индара:
   - А что было в этой комнате? Я подошла - мне показалось, пахнет гарью. Здесь был пожар? Или ваши демоны здесь порезвились?
   - Гарью? - удивился Индар, и в его голосе Карина, как ни старалась, не расслышала притворства.
   Более того - он перешагнул порог и постоял в комнате с минуту, наверное. Видимо, он проверил её каким-то образом, потому что, вернувшись, кивнул:
   - Да, запаха сразу не учуешь, но пожар здесь был.
   Уже по-настоящему встревоженная Карина (ей здорово хотелось, чтобы увиденное было всего лишь страшным глюком!) спросила:
   - Этот пожар устроили демоны?
   - Надо бы вглядеться пристальней, чтобы ответить на твой вопрос, - рассеянно сказал небесный, который, судя по всему (Карина всё ещё не видела его полностью) всматривался в комнату. - Но пока времени у нас нет. Если ты... нагулялась, нам пора.
   Он неожиданно взял её за руку и повёл прочь от комнаты со старым пожаром.
   Рука у него была тёплая и крепкая, и Карина осмелела.
   - Индар, я иноземка, - напомнила она. - Что значит "небесный"?
   - Это значит - я люблю небо, - всё так же рассеянно ответил тот.
   - А почему тебе оружия не надо, если демоны нападут?
   - Потому что оно у меня уже есть.
   Она вспомнила меч на его бедре и вновь скептически поджала губы: неужели у него этот меч магический? Как шарахнет им по врагам!.. Но приставучий вопрос: тогда зачем нужны другие воины?
   - С кем ты сдружилась больше всех? - спросил Индар, выводя её на свет бассейна. - С Лиадейн? С Ниссой?
   - С Лиадейн, пожалуй, а что?
   - Прежде чем уходить в следующий раз, скажи своим подругам, куда ты идёшь, а ещё лучше - зачем. В замке опасно.
   - Ну, ты же нашёл меня, - не совсем логично сказала Карина. - Значит, всё не так страшно. Кстати, ты мне так и не расскажешь, почему я сумела отбить твой меч?
   Они остановились внизу ступеней к бассейну. Несмотря на то что Индар вывел её, руки её он не торопился отпускать. В душе Карина снова фыркнула: боится, что она опять сбежит куда-то в опасное местечко? Но вспомнила комнату, и морозные мурашки по спине вновь заставили поёжиться.
   Индар, прежде чем ответить, внимательно оглядел её и спросил сам:
   - К бассейну поднималась?
   - Да. А что?
   - Ничего. Слишком много вопросов - и все не вовремя.
   - Это нормально, что я маг, но об этом не знаю?
   Тут он не нашёлся с ответом, зато отпустил руку. Украдкой потирая ладонь, за которую он тащил Карину за собой, она вздохнула.
   - Это нормально, - наконец заговорил он. - Ты даже не представляешь, сколько людей являются магами, но не подозревают об этом. Иной раз они могут попасть в ситуацию, которая раскроет их дарование. А иной раз они доживают до глубокой старости, так ничего о себе и не узнав.
   - А учить меня не будут? - настаивала она. - Ведь учёный маг в битве с демонами - это гораздо эффективней, чем простой воин.
   - Мы подумаем, - серьёзно ответил он.
   И, снова взяв её за руку, повёл дальше. У начала противоположного коридора она на ходу оглянулась на бассейн, благо Индар так тащил её, что можно было не смотреть под ноги. Ей почему-то показалось, что она ощущает какую-то связь с бассейном. Или с магией, которая из него выплёскивается?
   В помещении с камином мужчин не оказалось.
   - Барон Мазуин повёл их на посты, - тихонько объяснила Лиадейн.
   - А где Нисса? - тоже тихо удивилась Карина, глядя на племянников юной ведьмы, которые спали головами на коленях сидящей на полу женщины-оборотня, в то время как её собственные дети расположились на дряхлом ковре - или гобелене, явно стянутом со стены и сложенном в несколько раз.
   - Её, как и принцессу, увела старая ведьма. Сказала, что им надо подготовиться к битве с демонами.
   Карина, недоумевая, отыскала глазами Индара: небесный стоял у стола с пустым подносом и тарелками и задумчиво чертил пальцем по столешнице.
   "Ничего не понимаю, - уже в смятении подумала Карина. - Если они считают, что я маг, что у меня есть силы, то почему меня не учат приёмам, которые могут пригодиться всем? И почему небесный не пошёл со старухой или с бароном? - Новая мысль заставила захлопать глазами. - Он - что? Остался меня сторожить?! Почему?! Боится, что я снова гулять пойду? Так объяснил бы, чем это чревато, чем зря время на меня терять!"
   - Лиадейн, - прошептала она, и та подняла на неё глаза. - Ты в магах разбираешься?
   - Откуда мне!.. - беззвучно, чтобы не разбудить детей, рассмеялась женщина-оборотень. - Знаю понаслышке всё то, что знают о них другие. И всё. А о чём ты хотела узнать?
   - Индар сказал, что я маг. Но почему меня с собой не взяла Оркена? Ниссу и принцессу она учит, а меня нет! Почему?..
   - Тише-тише... - Лиадейн приложила палец к губам и кивнула на спящих Лукаса и Иту, которые сонно заворочались - наверное, от слишком громкого голоса Карины, на который обернулся даже небесный. - Прости, Карина, но этого я не знаю.
   - Ну хорошо... Лиадейн, ещё я хотела спросить об Индаре. Небесный - высшая форма магов. Это я уже знаю. Но что это значит на деле?
   - Индар - дракон, - спокойно сказала женщина-оборотень. - То есть человек, который может обретать магическую форму дракона. Это и есть высшая форма мага.
   Карина привалилась к стенке камина и задумчиво уставилась на Индара.
   Словам Лиадейн трудно поверить.
   Но теперь ясным хотя бы становится главное - почему Индар вооружён только мечом. Если он настоящий дракон - они ведь огнедышащие? Но... настоящий дракон... А Лиадейн сказала, что у него только форма дракона!.. Карина с досадой стукнула кулаком по полу. Ничего не понять! И замерла, поражённая странным совпадением. Та страшная комната - и та бедная женщина, сгоревшая в страшном огне. Не Индар ли её сжёг?
  
   Глава восьмая
  
   Иногда дни летят. Иногда тянутся. Иногда выходит так, что время, по впечатлениям, ползёт, и только к ночи выясняется, что день свистнул - и пропал.
   Человек ко всему может привыкнуть - избитая аксиома, в чём Карина убедилась на собственном опыте в течение последующих дней.
   ... И она, и другие невольные обитатели старого замка как-то очень уж быстро освоились с местным катаклизмом: здание могло время от времени содрогаться, пол под ногами дыбился волной в полметра высотой, отстреливаясь в стороны выбитыми плитками, на которые с досадой ворчала старая Оркена; порой, когда слишком сильно "штормило", Индар загонял в помещение с камином сторожей - и за стенами выла дикая магия, и Карина, примолкшая, как и остальные, слушала этот то взвивающийся, то опадающий вой и представляла, как несутся по коридорам вокруг них неудержимые, почти живые потоки.
   ... Можно привыкнуть к совершенно не удобному месту для обыденного проживания нескольких человек в одном, почти замкнутом месте. Ночь ночевать не пришлось на холодном каменном полу в "каминной", как опасалась Карина.
   Когда новые обитатели замка к позднему вечеру начали зевать (а только по зеванью и определили позднее время), Индар велел барону Мазуину собрать мужчин и принести сюда кровати - как потом увидела Карина, это были довольно тяжёлые, крепко сбитые дубовые топчаны. Барон пробовал возмутиться: пусть, мол, оборотень в одиночку кряхтит за всех! Но одного непроницаемого взгляда, брошенного на него небесным, хватило, чтобы Мазуин покорился неизбежному. Женщины в стороне от устройства быта тоже не остались. Старая Оркена приказала Ниссе "смотреть" за мелкими и повела за собой "дам" в дальнее крыло замка, чтобы те включились в работу: стаскивали с кроватей постель, а пока мужчины (как ни удивительно, но в их числе и небесный) выносили эту громоздкую мебель, женщины для удобства складывали постельное бельё и тащили его в "каминную". Принцессе, стиснувшей зубы, без слов оставили переносить лишь подушки.
   Проходя мимо барона, только что поставившего грохнувшую ножками кровать, Карина, нёсшая тяжеленную стопу из одеяла и толстого покрывала, услышала его угрюмое ворчание:
   - Индар и сам бы мог переместить все вещи сюда - одним заклинанием!
   Его услышала Оркена и огрызнулась:
   - Он и так проявил свою магию, закрыв двери в замок! Не дам ему больше заниматься магией! Иначе весь замок порушат!
   Через минуту-другую Карина оказалась рядом с Ниссой. Та вместе с мальчишками помогала укладывать на принесённые кровати будто каменные от тяжести матрасы. И Карина вполголоса спросила юную ведьму:
   - Почему Индару нельзя использовать магию?
   Нисса разогнулась и, держась руками за поясницу, как и Карина, прогибаясь в уставшей спине, чтобы сбросить напряжение, вполголоса ответила:
   - Если демоны узнают, что в замке небесный, они станут ещё сильней пробиваться кверху. Для них небесный - большое... - Девушка поискала слово, потом стрельнула виноватым взглядом в сторону Индара и договорила: - Большое лакомство.
   Перетащили кровати только для женщин и детей. Мужчины, уставшие донельзя с непривычки, заявили, что будут спать на коврах - по-походному. Ковры они принесли быстро и, буквально рухнув, устало развалились на них. А женщинам пришлось ещё побегать - добывая для них подушки и одеяла.
   Кухню тоже вынужденно перевели в ближайшее с "каминной" помещение. Здесь выяснилось, что припасы у старой Оркены очень даже неплохие: есть и крупы, и мука, и вялёное мясо, хорошо хранившееся в намагиченном леднике. Карина скрывала улыбку: полное впечатление - предстоит осада замка! Хотя вполне возможно, что так оно и есть.
   На кухне, естественно, хозяйничали женщины, хотя принцесса Лилера сразу и наотрез отказалась кухарничать. Впрочем, как заметила Карина, старая ведьма втихаря, кажется, даже обрадовалась её отказу.
   ... Можно привыкнуть даже к тому, что человек, которого вроде очень хорошо узнала, вдруг оборачивается... нечеловеком. Уже на второй день жизни в замке Карина ошалела от изумления, став свидетелем того, как девочка-оборотень, в отдалении от камина игравшая с Итой, племянницей Ниссы, внезапно пропала из собственного платья - так это выглядело внешне. Но, едва только опустевшее платье опустилось на пол, оно зашевелилось, задёргалось и побежало по полу, пока не зацепилось краем за плиту, выбитую и ничем не закреплённую. И тогда из-под одёжки вылетел тёмно-серый щенок и немедленно рванул к камину. Только потом Карина поняла: ведь Лиадейн постоянно напоминала детям, что оборачиваться при людях нельзя! Девочка-оборотень, сообразив, что наделала, испугалась больше своего инстинктивного оборотничества, чем того, что её напугало перед ним. Маленькая Ита вообще не поняла, что произошло, и, как заметила Карина, её не смутило, что новая подружка неожиданно обернулась маленьким зверем. Девочка посмотрела ей вслед и удивлённо позвала:
   - Слоан! Ты куда?
   Лиадейн нервно улыбнулась Ите и покивала: мол, сейчас всё будет, как прежде.
   А Слоан прыгнула на колени матери и уткнулась носом в её живот. Женщина-оборотень быстро положила руки на дочь, закрывая её от любопытных или потенциально недовольных взглядов, а затем коротко кивнула одному из сыновей на платье сестры, тряпкой сиротливо валявшееся на всеобщем обозрении. Но мальчик не успел даже встать: одёжку подобрала Ита и донесла до Лиадейн, наивно объяснив:
   - Слоан потеряла!
   Очевидно, Ита полагала, что приключившееся с её маленькой подружкой происшествие - из разряда обыденных.
   ... Но последний эпизод заставил Карину призадуматься, глядя на Индара.
   Впопыхах, в вихре событий, которые начались в её жизни с медленного пробуждения на заброшенном капище - и уволокли в ураган, завершившийся в старом замке, в буре множества поразительных открытий, Карина не только не успевала воспринять происходящее с ней, но и удивиться по-настоящему - всему: и куда же она всё-таки попала, и с какими существами встретилась, и неужели магия есть на самом деле... Ну и другое - по мелочи... Хотя эти мелочи - ой-ой.
   Сейчас она поняла, что неправильно воспринимала слова: дракон - высшая форма мага. Если здесь, в этой непостижимой пока ей стране, есть существа, похожие на людей, но умеющие переходить в другую форму, что это значит - магическая форма дракона? Сначала она думала, это что-то вроде маски. То есть вот стоит человек - и бац, скрылся за какой-то маскировочной завесой. Как у фокусников. Внешне - есть дракон. А на деле - обычный человек... Фу... Когда она начала разбираться полней в своём воображении, выяснилось: чем больше подробностей она представляет, тем хуже понимает, что такое магическая форма дракона. Поэтому она бросила думать об этом, хотя порой озадаченно поглядывала на семью оборотней.
   Кроме всего прочего, тревожили слова старухи и небесного о том, что она маг, но учить её не будут. Карина даже не столько хотела знать, кого в ней видят, как хотелось хоть чему-то научиться. И не потому, что следовала правилу: есть способности - надо уметь. Нет, беспокоила ситуация с прорывом грязной магии и демонами, которых она не видела, но которые пугали её страшно. Ведь она их слышала.
   Потому и хотелось хоть чему-то научиться. А вдруг её умения как-то помогут защититься, а то и защитить?
   Старуха Оркена уводила Ниссу и принцессу Лилеру в соседнюю комнатушку и там обучала обеих, явно готовя к обороне "каминной". На третий день, после того как юная ведьма вернулась с обучения и привычно уселась на кровать поболтать с племянниками и узнать, как они без неё провели время, Карина осторожно подсела к ней. Ита как раз снова убежала к Слоан, а Лукас присоединился к мальчишкам-оборотням, так что женщина никому не мешала.
   - Нисса, - негромко сказала она, предварительно оглядевшись, нет ли поблизости небесного или старой ведьмы, - я хочу научиться некоторым магическим штучкам, а Оркена меня учить не хочет. Может, ты хотя бы самые простые приёмы покажешь?
   - Но тебе нельзя! - убеждённо возразила юная ведьма. - Оркена так сказала - а она много чего знает, и я ей верю!
   - Сначала я тоже так думала, - спокойно сказала Карина и дальше выложила то, о чём много думала: - Понимаешь, в чём дело, Нисса. Я в первый наш день шла с Индаром - и вдруг почувствовала тёплый ветер, а потом услышала странные слова, сказанные кем-то, кого рядом не было. Индар тут же закрылся, и я поняла, что я услышала его... мысли? Его воспоминания?
   - Ух, ты... Ты такое можешь? - шёпотом ахнула Нисса, и её глаза ярко засияли. - Ты такая сильная, что можешь считывать прошлое с человека?!
   - Откуда мне знать - могу, нет ли... - тихо проворчала Карина, хотя ей приятно было слышать о себе, как о сильной. - Я ведь даже не поняла, что я сделала. И вот именно поэтому я хочу тебя попросить о помощи. А если я в следующий раз сделаю что-то ужасное, сама не зная о том? Подумай сама. Вдруг что-нибудь разрушу? Да ещё тогда, когда этого нельзя будет делать?
   Лицо Ниссы забавно вытянулось. Девушка опустила глаза к полу, насупившись и явно очень серьёзно размышляя над словами Карины. Та молча ждала её решения. Расчёт был на то, что Нисса - совсем ещё девочка, по меркам мира Карины, и заморочить ей голову, чтобы добиться своего, нетрудно.
   Правда, и Нисса оказалась дамой не промах. Она подняла голову и кивнула:
   - Я научу тебя. Первый приём - умение блокировать свои силы. Он нужен для того, чтобы нечаянно или в сердцах не навредить кому-то.
   - Прекрасно! - обрадовалась Карина. Умение пользоваться своими силами - это замечательно, но не ходить же с открытыми силами - как она это дилетантски понимала!
   Что интересно - радостная реакция Карины на приём закрытия магии, пока в ней не нуждаешься, впечатлила Ниссу и заставила её с полным доверием отнестись к желанию старшей подруги (а в этом обе не сомневались) научиться управляться своими силами. Так что за первым приёмом, тут же выученным и отработанным до автоматизма, последовал второй, третий. За первый вечер, несмотря на то что именно в это время разбушевался в очередной раз магический вулкан, как про себя его обозвала Карина, и Индар вновь согнал в "каминную" мужчин-сторожей, она выучила шесть приёмов.
   Глядя на взволнованных мужчин, переговаривающихся о том, что творится в коридоре, Карина вполголоса спросила у Ниссы:
   - А если мне понадобится... ну... магия, а я не буду знать, есть ли она или закрыта, что делать? Несколько раз повторить приём и пробовать магически что-то делать?
   - Да нет! - удивилась юная ведьма. - Разве ты не знаешь... Ну, ладно. Смотри на своё запястье. - И Нисса повернула ладонь Карины тыльной стороной кверху. - Видишь на запястье огни? Вот это и есть открытая магия.
   Карина видела. Это было похоже на те магические волны, сияющие и зеленоватые, которые мягко и плавно спускались по бортикам бассейна в холле.
   И на следующий день она решилась повторить "тёплый ветер", про который Нисса пока сама ничего не знала. Что ж... Карина не умела его использовать, как приём. Но попробовала восстановить его по эмоциональной памяти. Она уселась в сторонке и присмотрелась, на ком могла бы потренироваться. От тренировки на Индаре отказалась сразу, хотя он был самым любопытным для неё объектом. Она фыркнула, поймав себя на этой, данной небесному характеристике. И некоторое время, забыв об экспериментировании на ком-то, размышляла, что значат чешуйки на глазах Индара: татушка ли, как она сначала решила, или часть той самой формы дракона? Слишком много вопросов о небесном кому-то задавать не хотелось. Сочтут ещё её интерес к нему слишком... Она внезапно стала серьёзной. А ведь правда... Почему она не хочет спрашивать о ком-то другом? Почему постоянно задаёт вопросы именно об Индаре? Потому что он самая интригующая личность среди всех остальных?
   Нет, лучше об этом не думать и вообще не зацикливаться на этой чрезвычайно интересной фигуре. Итак, кого бы найти для лабораторной работы?
   Барон Мазуин!
   При входе в "каминную" сразу было видно: мужские постели-ковры располагались возле левой стены, на противоположной стороне от кроватей, поставленных в ряд у правой стены, близко к камину, в котором поддерживался огонь на топливе - сначала том, который запасён в замке, а потом решили пустить в ход старую мебель. Напротив входной двери - дверца в гардеробную, которую на всякий случай набили постельным бельём.
   Сейчас барон вернулся после обхода своих сторожей и валялся на ковре, закинув руки на затылок. Отдыхал, время от времени, поглядывая на "женскую" половину.
   "Расслаблен! - решила Карина. - Самое то для воздействия! Наверное..."
   Затем осторожно осмотрелась сама.
   Индара в помещении не было. Как и Оркены. Нисса занималась шитьём: Лукас порвал штанишки и бегал пока в длинной рубашонке. Принцесса Лилера сидела в окружении своих двух пажей, временно свободных от дежурства, и что-то им рассказывала. Итак, что имеем? Маги и ведьмы не заметят, что какая-то иноземка занимается чем-то неположенным. А другие, например, Лиадейн, которая покачивала прикорнувшую Слоан, да и сами дети просто не поймут, что Карина занимается запретной для неё магией.
   Успокоившись теперь полностью, Карина отошла к камину и села в "лотос" на небольшой коврик, подстеленный для детей, которые сейчас играли в другом конце помещения. Положила рядом, под рукой, меч, который мешал в этой позе. Расположилась посвободней, вспомнив, что видела такое в интернете, когда читала статьи о йоге или других практиках. Постепенно расслабила тело, начиная с кончиков пальцев ног и заканчивая плечами. Напряжённые губы расслабила в последнюю очередь. Видимо, из-за серьёзности эксперимента она переволновалась, а потому зажалась. Наконец, посчитала, что готова. Снова огляделась и, сообразив, что на неё никто не смотрит, перевела взгляд на барона Мазуина.
   Закрыла глаза, точно зная теперь, где сидит мужчина. Сейчас те из оставшихся в помещении, кто владеет магией и кто не владеет, не догадаются, куда она смотрела и на ком собирается проводить опыт. И попробовала восстановить то самое впечатление "тёплого ветра", который ощутила недавно веющим от Индара.
   Сначала ничего не получалось. И пришлось чуть отвернуться от помещения, чтобы прочувствовать тепло на своей спине. Сначала сосредоточилась на коже спины. Затем попыталась ощутить нужное тепло.
   А потом Карина чуть не упала.
   Поток информации, рванувший от барона Мазуина, был таким сильным, что чисто физически ошеломил её. Она уже не могла следить за своим внешним состоянием, буквально задыхаясь от нехватки воздуха и хватая его ртом - и воспринимая, воспринимая всё, что таилось вокруг него, в информационном поле!
   Плотная завеса, соединившая её и барона, оглушала, и лишь случайно, на новом выдохе Карина услышала высокий женский вскрик.
   Чтобы прийти в себя, пришлось отвернуться от комнаты к камину - и тем самым оборвать связь между собой и бароном Мазуином. Отдышавшись, испуганная уже криками, она быстро распахнула глаза, стараясь понять, что именно произошло: ворвались демоны?! Или грязная волна магии пробила стены?!
   Нисса и Лилера стояли на коленях, закрывая от неё барона Мазуина. Ошарашенные пажи стояли в отдалении, не решаясь приблизиться к ним.
   Что они делают?!
   Карина, пошатываясь, встала на подламывающиеся от напряжения ноги, по которым и в которых будто били жёсткие струи воды. Оглянувшись на растерянную Лиадейн и детей, от страха бросившихся к той, она побежала к девушкам.
   Мужчина лежал всё так же, как она видела его несколько минут назад. При первом взгляде на него - он просто валялся. Но при втором... На этот раз его поза была не вялой, не отдыхающей. Он сжимал кулаки, скривившись и беззвучно распялив рот, будто пытаясь закричать. И при этом мелко дрожал, словно его било внутренней судорогой, от которой тело содрогалось, словно он лежал на чём-то подпрыгивающем.
   На крик девушек в "каминную" вбежал Индар.
   Перепуганная Карина мгновенно вспомнила о блокирующем приёме - и спряталась в "домик". Пламя, мягко стекавшее по запястью, пропало. Всё! Это не её магия ударила по барону! Она не виновата в происходящем!..
   Буквально отшвырнув девушек от мужчины, небесный сам свалился на колени перед ним и, положив ему ладони на область сердца и на лоб, принялся быстро-быстро что-то шептать. Обе молодые ведьмы, встав с коленей, не ушли подальше, а стояли поблизости, будто качнувшись к нему, да так и застыв - явно ловя слова заклинания, приводящего барона в чувство. Карина оказалась чуть поодаль и слов заклинания не хотела даже слышать. Всё, что ей сейчас хотелось, - это знать одно: не слишком ли сильно она навредила Мазуину?!
   Наконец тело мужчины опало, и он обмяк.
   И только теперь Карина почувствовала, что её саму бьёт мелкой дрожью, а лицо мокро от слёз и от осознания: что она наделала от неведения?! Магия может убивать?!
   Этот урок она должна заучить накрепко.
   Индар убрал ладони с Мазуина и тяжело встал. Постоял недвижно и обернулся. Глазами разыскал Карину. И медленно подошёл к ней.
   Она приготовилась к его ругани или, как минимум, к упрёкам. И знала, что нечем оправдаться. Что она сделала? Использовала ту самую магию, в которой не разбиралась. Использовала на человеке, который не мог сопротивляться этой магии. А ведь Индар предупреждал, что она слишком сильная...
   Но небесный ничего не сказал.
   Он неожиданно положил ладонь на её голову. Карина не успела ощутить тепла этой ладони, как её мгновенно замутило, ноги снова подломились от необычной слабости, и лишь рука Индара не дала ей упасть.
   Когда она пришла в себя и сумела открыть глаза, небесный недовольно сказал:
   - Ты не умеешь слушаться. Поэтому я заблокировал твою магию. Пока ты не убила кого-нибудь из них.
   - С-спасибо, - только и сумела ответить она и скосилась на свою руку: зеленоватый огонь, остаточно мерцавший на коже, исчез.
   Обидно - до слёз. Но Карина уже прекрасно сознавала: не заблокируй Индар ей магию, она не удержится от искушения снова попробовать - и проверить... свои силы на ком-нибудь или на чём-нибудь. Ведь, по сути, она и не думала узнавать что-то о бароне Мазуине. Она хотела проверить, получится ли у неё этот приём - "тёплый ветер". А тут - вон оно как. Ученье - свет, а неученье - тьма. Для того, кто стал подопытным кроликом для неуча.
   Индар вновь заглянул в её глаза.
   Она мысленно попробовала-таки оправдаться: "Сам виноват! Научил бы - я б не лезла ни к кому!" И тут же поразилась себе: "Я ещё и пытаюсь противиться?! Раньше я такой не была! Или надо было попасть в такую ситуацию, чтобы начать всем перечить?!"
   "Странное слово выбрала, - спокойно сказал кто-то. - Ты раньше таких не употребляла. Смотри, как бы теперь постоянно не вспоминать такие словечки..."
   Небесный хмуро кивнул ей и вышел из "каминной".
   А Карина бегом вернулась к камину, на коврик. Села, обняла колени и исподлобья посмотрела на обеих девушек, всё ещё возившихся, обихаживая мужчину. Потом поняла, что надо подержать что-то в руках, чтобы успокоиться. Взяла оставленный у камина меч и изо всех сил сжала его рукоять. Дрожь пальцев уходила слишком медленно...
   Почувствовав взгляд со стороны, обернулась. Лиадейн.
   - Что ты сделала? - прошептала женщина-оборотень.
   - Не знаю.
   Ответ был нечестным и честным. Она и правда не представляла себе, что именно произошло из-за её попытки выполнить магический приём. Результат её потряс. И она, постепенно приходя в себя, почувствовала слабую благодарность к небесному за то, что он отсёк возможность в следующий раз навредить другому.
   Лиадейн больше не приставала к Карине, так что выдалась минутка спокойно поразмышлять над тем, что произошло, и над тем, что успела узнать. Время от времени поглядывая на свои дрожащие до сих пор руки, она вздыхала, а потом с новым чувством вины взглядывала на ковёр с бароном Мазуином. Рядом с ним теперь оставалась только принцесса. Побледневшая Нисса, вытирая пот со лба, отошла к Лиадейн, вокруг которой теснились дети, ничего не понимающие, но встревоженные. Юная ведьма некоторое время внимательно смотрела на Карину, словно хотела спросить о чём-то, но промолчала, так и не подойдя.
   Присмотревшись к принцессе Лилере, которая заботливо поправляла под головой барона подушку, Карина почувствовала, как внутри нарастает истерический смешок.
   "Тили-тили тесто! Жених и невеста!" - радостно забурлил мысленный голосок.
   Барон Мазуин влюблён в капризную принцессу Лилеру!
   Вот такое открытие перво-наперво сделала Карина.
   И надо было для этого чуть ли не убивать человека?!
   Между тем принцесса встала и прямым ходом отправилась к ней, к Карине.
   - Что ты сделала с бароном?! - с претензией спросила Лилера, возвышаясь над Кариной. - Я ведь поняла, почему небесный блокировал тебе твою магию!
   - Это больше не повторится, - сердито ответила Карина.
   - Я не спрашиваю, повторится или нет! Я спрашиваю, что ты сделала!
   - Ты опытный маг, в отличие от меня, - раздражённо процедила сквозь зубы Карина. - Так и ответь сама на свой вопрос! Я не знаю, сделала ли что-нибудь с ним!
   И в полном смысле этого слова отрешилась от упрямой девчонки, которая уже в крик кричала на неё, будто сварливая тётка.
   Крик, который почти не слышала Карина - или делала вид, что не слышит, продолжался до тех пор, пока со своего ковра не встала Лиадейн и не шепнула кое-что Ниссе. Деревенская ведьма тоже встала и, нерешительно подойдя к принцессе, осторожно потрогала её за плечо.
   - Что?! - рявкнула та, подпрыгнув, чтобы обернуться к ней.
   Нисса аж попятилась, но собралась с духом и негромко предупредила:
   - У барона Мазуина голова болит, и он страдает от вашего крика.
   Этого сообщения оказалось достаточно, чтобы Лилера, кипящая от возмущения (как же! Её, принцессу, игнорируют - и успешно!), поспешила к мужчине, всё ещё лежавшему, хотя он и делал движения, пытаясь хотя бы сесть.
   Карина подняла голову.
   - Спасибо, Нисса... - прошептала она.
   - Это Лиадейн придумала, - торопливо ответила Нисса и быстро удалилась к женщине-оборотню.
   А Карина посмотрела вслед принцессе, которая помогала барону сесть, подкладывая под его спину подушки, и закусила губу.
   Ладонь Индара на её голове.
   Тепло и... уютно. Если бы не злость на него...
   Она подняла голову, изумлённая. Злость? Сразу после ощущения тепла?
   И покачала головой. Ну да. Правильно. Он лишил её уверенности, что в этом мире она чего-то стоит - не без помощи личной магии... И снова затаилась: откуда она знает, что магия настолько дорога ей?..
   И внезапно охнула, отдёрнув левую руку от меча. Когда это она успела нечаянно схватиться за клинок? Ребро ладони горело и стремительно кровоточило. С испугу Карина сначала подняла ладонь - и кровь засочилась так, что, показалось - ещё немного, и... Женщина быстро прижала ладонь к тёмной штанине. Надо бы достать стерильные салфетки из кошелька-косметички на поясе. Но одной рукой не суметь оказать себе первую медицинскую помощь, а отрывать ладонь от штанины страшновато. Что делать? Подержать ладонь так, закрывая ранку?
   Машинально, размышляя о неожиданно остром лезвии, взглянула на меч. И замерла. По всей плоской стороне клинка метались огненные всполохи! Что это? Откуда?!
   "Напился крови", - ответили ей со стороны.
   Когда Карина пришла в себя от новой неожиданности, она ещё немного посидела, бездумно глядя на людей в помещении, потом на входящих "после смены" мужчин. Сидела, сама себе не признаваясь в том, что боится снова взглянуть на меч, который в первый же день пребывания в старом замке выбрала сама. Но посматривала. Огненные всполохи не пропадали... Потом заглянула под ладонь, прижатую к плотной ткани штанины. Кажется, кровь прекратила сочиться?.. А потом ей стало всё равно, сочится та или нет. На запястье мягко колыхался зеленовато сияющий огонёк. Личная магия вернулась... Каким образом?!
  
   Глава девятая
  
   Карина чувствовала себя прокажённой: женщины знали, кто виноват в магическом припадке, едва не выбившем дух из барона Мазуина. А потому до самого вечера (о котором узнавали только по непреодолимому желанию рухнуть на постель и уснуть) она сидела чуть в стороне от всех. Даже Лиадейн не подошла, с опаской поглядывая на недавнюю подругу. Впрочем, Карина и сама продолжала изматывать себя укорами в слишком поспешном желании пустить в ход свои поверхностные знания о магии.
   Одновременно Карина чувствовала себя интриганкой, хранительницей величайшей личной тайны. Предполагая, что Нисса не очень опытная ведьма, а следовательно, видит присутствие-отсутствие открытой магии на человеке только по сигнальному огоньку на запястье, Карина подтянула рукав своей куртки-дублета так, чтобы из него торчали только пальцы. Промелькнуло мгновение, когда подумалось, что Нисса может разгадать эту её уловку. Но юная ведьма взглянула на руку Карины и только участливо вздохнула. Решила, что Карина переживает и таким образом хочет забыть о том, что её силы блокированы?..
   С принцессой, была надежда, тоже проблем не будет. Лилера, насколько Карина успела убедиться в том, чаще занята собой, а теперь и бароном Мазуином, который своей временной беспомощностью вызвал у девушки всплеск активного сочувствия. Присматриваясь к ним двоим, Карина хмыкала про себя, понимая, что рассуждает чисто на бабский манер: "А не взаимно ли теперь у них тут? А что? Барон - мужик видный, да и Лилера рядом с ним неплохо выглядит! Только бы у её семьи на девочку королевских планов не было. Например, выдать на сторону, чтобы границы укрепить... Помнится, в моём мире все браки царско-королевские в большинстве своём политическими бывают..."
   Честно говоря, больше всего она побаивалась редких появлений Индара и старухи Оркены. Но, кажется, небесному было не до Карины, хотя она на всякий случай и прятала от него левую руку так, чтобы он не видел её. Опасалась она, что он разглядит сигнальный магический огонёк и сквозь одежду. Но Индар был, видимо, уверен, в своей блокировке и не обращал внимания не то что на руку - на саму Карину. От Оркены она тоже таилась. Здорово не нравился задумчивый взгляд старой ведьмы на неё. Что-то было в этом взгляде жёстко оценивающее. Как будто ведьма пыталась определить, чего Карина стоит и сумеет ли сделать что-то, что для других опасно... Правда, для Карины сейчас главным было спрятать сигнал об открытой магии, так что она успокоилась: Оркена на её руку вообще не смотрела.
   Ещё она заметила, что Оркена мельком глянула на Лиадейн с её детишками. Но потом перевела взгляд на Ниссу с её маленькими племяшками. На лице ведьмы никаких эмоций не отразилось, но почему-то показалось - она чуть сердится. Из-за того что дети здесь? Из-за которых надо чаще вспоминать о мерах предосторожности? Или она считает детей ненужным довеском к невольным, добровольно-вынужденным защитникам старого замка?
   Старая ведьма вышла, так ничего и не сказав. Она-то, в отличие от остальных, жила в тесной каморке - стенка в стенку от "каминной". И Карина решила, что именно непоседливые дети являются причиной, что Оркена терпит временное житие в крохотной комнатке (видела её, когда кровати переносили). Зато небесный - вообще неизвестно, где спит... Да и спит ли.
   Словно услышав её мысли, Индар вышел следом за Оркеной.
   Карина, продолжавшая сидеть у еле тлеющего камина на коленях, снова положила перед собой меч, наполовину выдвинув его из ножен.
   Оглянулся Лукас. Этот плевать хотел на потайные подводные течения между взрослыми. Добрая знакомая разглядывает свой меч? Надо присоединиться! И, естественно, не в одиночку. Карине даже показалось - она расслышала, как мальчик возбуждённо сказал своим товарищам по играм:
   - Пойдём - посмотрим!
   Ита спала на руках Ниссы, так что к Карине подошла компания из трёх мальчишек и одной девочки - Слоан. Лиадейн было встревоженно оглянулась, но Карина улыбнулась ей, ещё и кивнув: "Всё хорошо!", и женщина-оборотень успокоилась.
   - Карина, покажи меч! - с жаром попросил Лукас.
   Вот это вляпалась... По спине мороз, а потом изнутри полыхнуло страшным жаром. Аж щёки припекло... Нет, с Лукасом-то всё понятно. Видела она мечи других. Простенькие, без каких-либо знаков и украшений. А у неё, у пришлой, меч издалека притягивает глаз инкрустацией на рукояти, да и ножны богато смотрятся. Но ведь... Клинок-то огнём пылает! Показать детям - неизвестно, что будет. Может, огонь магический, а эта мелкотня возьмёт, да расскажет взрослым о диковинке в руках Карины! И не показать нельзя... Что же делать?!
   Карина слабо улыбалась Лукасу и Слоан, мысленно лихорадочно решая задачу: увидят - не увидят дети магическое пламя? И внезапно выдохнула.
   - Лукас, меч не так интересен, - доверительно, с заговорщицкими интонациями сказала она. - Я вам лучше кинжал покажу. Вот это вещь!
   Кинжал, на клинке которого тоже красовалась вязь неизвестных слов, а на рукояти поблёскивали камешки, грязь с которых в свободное время Карина с трудом оттёрла, чтобы засияли, немедленно пошёл по рукам. Мальчишки взволнованно обсуждали оружие, а Слоан это дело быстро прискучило, и она убежала к спящей подружке. А один из мальчиков-оборотней, чьего имени Карина так и не запомнила, спросил:
   - А почему свой меч не покажешь? - И тут же добавил, сам того не зная - выручая её: - Боишься, что порежемся?
   - Ты очень умный, что сообразил это, - серьёзно сказала Карина, и мальчишка чуть свысока хмыкнул, хоть и был явно польщён.
   Потом они кровожадным взглядом окинули помещение и нашли местечко, которое сочли удобным для тира. Мальчишки, как будущие воины, раздобыли из топлива для камина несколько брёвнышек и поставили их, прислонив к стене. Игра простая: кидают ножи по одному - и считают, сколько каждый сумеет попасть в дерево; чей нож вонзился в ствол больше всех, тот и победитель. Уговорились вести себя тихо, чтобы не мешать всё ещё страдающему от магической травмы барону Мазуину... Правда, через некоторое время после начала игры "в ножички" барон с трудом встал и кивнул двум пажам принцессы на выход из "каминной". Ушёл вместе с ними - наверное, поставить их на пост на смену уставшим мужчинам.
   Сначала Карина просто наблюдала за метанием ножей, контролируя, чтобы никто из мальчишек не побежал доставать оружие из дерева в процессе метания другими, а потом эта нехитрая игра захватила её, и она с азартом принялась кидать свой кинжал в цель. Получалось слишком метко. И, если сначала Карина радовалась своей меткости, то после третьего броска поняла, что надо бы поумерить свой пыл, и принялась бросать всё так же метко, но в собственную цель - так, чтобы кинжал падал, якобы пролетев мимо древесного ствола.
   Над ней приунывшие было после её первых побед мальчишки, воспрянув, посмеялись и даже попытались утешать, что в следующий раз попадёт. А она, демонстративно повздыхав, отошла в сторону. И - небольшое недоумение: почему она решила, что надо прятать своё неожиданное умение метать ножи?
   К спине будто мягко прижалась тёплая ладонь.
   Обернулась.
   Индар вошёл и встал сбоку от двери, присматриваясь к детской забаве. А заодно и к ней, к Карине. На её оглядку едва заметно дрогнул губами, словно нехотя собираясь улыбнуться. В тёмной полумаске глаза блеснули ненастной хмурью... Что это он?
   Поскольку мальчишки теперь не обращали на неё внимания, занятые игрой, Карина, поколебавшись, подошла к небесному. Ей почудилось, что он этого хотел.
   - В твоём мире у тебя были дети? - следя за детьми, спросил Индар.
   - Нет, не было, - прямо ответила Карина.
   - А семья своя была?
   - Нет. У меня были родители, которые слишком рано умерли.
   - А ты хотела бы стать семейной? - упорно гнул своё небесный. - Ты любишь детей?
   Она изумлённо взглянула на него. С чего бы это он начал о её семейном положении? Может, издевается?.. Или ждёт от неё какого-то странного ответа, который ему что-то объяснит в ней?
   Присматриваясь к Индару, Карина вдруг заметила то, что в начале разговора не видела. Ведь он стоял у самой входной двери, и его лицо было скрыто полумраком: сияние светильников не попадало на его лицо. Он похудел. Это первое открытие, которое она сделала. Скулы стали острей, а желваки на челюстях отчётливей. Глаза чуть опали. В общем, небесный имел вид человека, которому пришлось долго и трудно работать чисто физически. Чем он за дверями "каминной" занимается? И тут она вспомнила недавно заглянувшую старуху Оркену. А ведь та тоже похудела - и основательно. Если в первую встречу это была довольно тучная, какая-то даже царственно полная старуха, то теперь одежда на них обвисла так, что былая царственность пропала. Что это с главными магами замка? Чем они занимаются?..
   Ещё немного помедлив, чувствуя тревогу, Карина всё же ответила:
   - Где мне сейчас с семьёй? Мне тридцать седьмой год - в моём мире это возраст, когда женщина редко может найти... - Она опомнилась. Не слишком ли откровенно? И не слишком ли она принижает себя. - Зачем тебе знать об этом, небесный?
   - Дети к тебе льнут, - рассеянно сказал тот, так и не посмотрев на неё.
   Он шевельнулся было, чтобы повернуться к двери, и внезапно снова оглянулся на "каминную". Глаза сузились, кого-то разыскивая.
   - Где барон Мазуин?
   - Здесь, - с одышкой отозвался барон, который закрывал за собой дверь, пропустив вперёд двух мужчин.
   - Почему вы покинули свои места? - жёстко спросил небесный.
   Мужчины остановились в растерянности, но Мазуин взмахом руки отправил их к месту отдыха и сам объяснил Индару:
   - Я оставил караульными пажей принцессы. Юношам пора привыкать к несению караульной службы.
   Показалось, небесный чуть ли не ощетинился чудовищным ежом - так яростно он зашипел на барона, отшатнувшегося от него:
   - Ты... поставил пажей на дальние посты?!
   В "каминной" стало так тихо, что слышался лишь потрескивание факельного огня на стенах. Испуганные мальчики сгрудились в кучку (подростки-оборотни немедленно сунули за свои спины Лукаса), будто готовясь защищаться, и во все глаза глядели на внезапно взбешённого небесного.
   Тот тяжело вдохнул и стремительно выбежал за дверь.
   - Что с ним? - недовольно (правда, очень тихо) спросил барон. - И что - я поставил пажей именно туда, где чаще стояли караульные?
   Двое мужчин подошли к нему. Они слышали разговор и с сомнением спросили личное начальство:
   - Нам вернуться?
   - Зачем?! - уже раздражённо рявкнул тот. - Если пажи что-то услышат или увидят, они знают, что делать! В конце концов, когда-нибудь они должны стать мужчинами и воинами! Идите отдыхать!
   - Не сердитесь, барон, - вполголоса сказала Лилера, торопливо подошедшая к нему. Она насупилась, глядя на дверь, и весьма очевидно нервничала. - Не забудьте, что вы тоже нуждаетесь в отдыхе. Посидите ещё немного...
   И застыла, как и остальные, когда дверь рванули - и на пороге появилась Оркена, запыхавшаяся и обеспокоенная.
   - Где Индар? - каркнула она.
   - Только что ушёл! - по-военному доложил барон Мазуин - видимо, по привычке отвечать на начальственный тон.
   - Куда?!
   Объяснения барона уместились в минуту времени, после чего совершенно злая ведьма велела всем никуда не выходить, пока она сама не вернётся и не разрешит. На жалкую попытку барона узнать, что происходит, она хлопнула за собой дверью. И это был много говорящий жест - решила Карина. Ведь входная дверь в "каминную" отличалась массивностью и обычно её вынужденно открывали чуть ли не почтительно.
   Барон скрипнул зубами, а потом резко обернулся к Лилере.
   - Ваше высочество, вы можете мне быстро восполнить потерянные силы?
   - В кресло у стола! - скомандовала девушка.
   Слушавшая исподтишка их разговор Нисса поспешила за ними - наверное, чтобы помочь принцессе. Снова ощущая вину, Карина тихонько попросила мальчиков вернуться к кроватям, к Лиадейн, а сама оглянулась на дверь. Что там происходит? Почему ни Оркена, ни небесный ни о чём не оповещают невольных жителей замка?
   Она сглотнула.
   Она умеет драться. Она владеет магией - пусть сумбурно, пусть... стихийно. Но ведь, если что - она сумеет метнуть нож? Хотя бы?
   Облизала губы и потянулась к дверной ручке. Отдёрнула руку - приглушённый расстоянием, в коридоре гулко прокатился... взрыв?
   - Мы с вами, - сказал один из караульных, приведённых бароном.
   Оказывается, оба стояли за её спиной, точно так же напряжённо прислушиваясь к тревожным звукам вне помещения.
   Второй промолчал, но лязгнул вынимаемым мечом.
   Этого лязга было достаточно, чтобы Мазуин быстро присоединился к ним, несмотря на увещевания принцессы. Он только сказал ей:
   - В коридор не выходить!
   "Интересно, почему он мне этого не сказал? - мимолётно подумала Карина. - Потому что я не принцесса, а непонятно кто? Или потому, что он видел, как я отбила оружие небесного? Нет, его при этом не было... Скорей всего - потому, что я первой вооружилась... Наверное..." И постаралась забыть о том, что Мазуин видел, как она инстинктивно использовала магию, чтобы отбросить Лилеру от Отсоа, которого та избивала кнутом.
   Трое мужчин сопровождали её, словно высокую особу, но такое впечатление витало недолго. Барон, шедший впереди, повёл всех туда, куда он поставил пажей на стражу. Кажется, он сообразил, что именно туда ушёл небесный и что именно оттуда сейчас раздаются подозрительные звуки.
   Новый взрыв, из-за которого с потолка посыпалась штукатурка и побелка, вновь заставил их остановиться. Глядя в коридор, ближайшие окрестности которого заволокло серым дымом, Карина невольно приподняла факел, прихваченный со стены рядом с дверью в "каминную". Какое-то время стыла тишина, в которой раздавался лишь шелест падающих с потолка хлопьев и крошки... Наконец Мазуин прошептал:
   - Голлагэр... У тебя острый слух. Что слышишь?
   После секундного молчания тот откликнулся:
   - Шаги... Они становятся громче.
   - Сколько человек?
   Новая тишина, но теперь и Карина расслышала шаги. Однако они были слишком многочисленные. Сколько же человек к ним приближается?
   За спиной новое движение и тихий металлический звон.
   - Барон, не зарубите своих, - велел из пыльной мути голос небесного.
   Едва его голос отзвучал, как тишины не осталось.
   Кто-то всхлипывал, и этот всхлип ударил по ушам и по нервам.
   Вскоре из плохо освещённого тумана появился один из пажей принцессы. Он шёл, прихрамывая и держась за бок. За ним тяжело шагал Индар, который нёс на руках второго пажа. Замыкала процессию старая Оркена. Она через каждые два шага замирала и вслушивалась в пустоту, которая той же мутью кралась за ними.
   - Быстро все назад, - бесстрастно сказал Индар, надвигаясь на Карину и мужчин.
   - У меня ещё двое на постах! - напомнил Мазуин. - А ещё оборотень!
   - С ними ничего не будет! - отмахнулся небесный.
   - Что с юношей? - спросила Карина, глядя вслед ковыляющему впереди юнцу, а потом оглядываясь на неподвижное тело на руках Индара.
   - Небольшой прорыв, - буркнул Индар. - Демоны сразу чуют слабость человеческого духа. Я успел вовремя и загнал тварей назад, в их дыру.
   Ошеломлённая Карина захлопала глазами, но кислый вид барона Мазуина подсказал, что он-то понимает, что имеет в виду небесный, и Карина твёрдо пообещала себе: как только они войдут в "каминную" она немедленно допросит барона, что именно произошло. И никакая принцесса не помешает ей выяснить все обстоятельства! Впрочем, Лилера наверняка и сама захочет узнать, что случилось с её многострадальными пажами.
   И выполнила своё мысленное обещание.
   Как только Индар положил бессознательного пажа на матрас, а второй чуть не упал рядом, Карина жёстко схватила Мазуина за рукав и буквально отволокла в сторону.
   - Что это значит - демоны чуют слабость! Индар говорил, что до появления демонов ещё рано! Откуда они взялись?!
   - Это не сами демоны... - Барон устало опустился в кресло. - Это те твари, которые их сопровождают. Демоны обычно выпускают их впереди себя. Как собак на охоте. Я забыл, что пажи принцессы - слишком юные. Только твёрдые духом мужчины могут отпугнуть демонических тварей. А мягкость и незрелость может привлечь тварей, поскольку они сразу понимают, что здесь лёгкая добыча.
   - Место сторожей осталось пустым, - покусывая губу, сказала Карина.
   - Сейчас пошлю туда своих двоих, - неохотно сказал Мазуин и напрягся, чтобы встать.
   - Барон, - прошептала она, нагнувшись над ним. - Отведите меня на место ваших сторожей. Только не говорите Индару.
   Он взглянул на неё равнодушно, но чем больше смотрел, тем оживлённей становилось его лицо.
   - Но там должно быть двое, - напомнил он неуверенно.
   - Ничего, я и одна постою.
   - Почему вы не хотите, чтобы небесный знал об этом?
   Не желая объяснять свой иррациональный страх перед Индаром, Карина использовала чисто женскую отговорку.
   - Не хочу - и всё! - добавив капризной интонации, ответила она.
   Теперь они оба посмотрели на небесного. Тот сидел на матрасе и колдовал над первым пажом, в то время как старуха Оркена держала ладони над головой второго, который мог идти. "Как-то не представляю, что же именно с ними случилось, - раздумывала Карина. - Но узнаю и увижу собственными глазами. И никакой небесный мне не указчик! Ведь здесь не военная часть. И он мне не начальство. Ишь, раскомандовался! Куда хочу - туда и пойду!"
   "А если бы он не командовал, ты бы осталась на месте?" - спросила она, рассудочная, себя. И нехотя ухмыльнулась. Странно. Ранее она не замечала за собой, что может что-то сделать из чувства противоречия.
   Барон, поглядывая на неё, подошёл к входной двери.
   В суматохе, в которой даже принцесса Лилера была задействована, никто не заметил, как барон вывел Карину в коридор, а потом они шли по мусорному от разрушенных плит полу, причём Мазуин, несмотря на всё ещё ощущаемую им слабость, шёл впереди. Правда, в какой-то момент она нагнала его и спросила:
   - Вы считаете, у меня хватит силы духа, чтобы твари не позарились на меня?
   - Её высочество сказала, что это вы, неопытная, использовали магию на мне, - усмехнулся Мазуин. - Такой силищи я не ожидал от человека, который до сегодняшнего дня вообще ничего не знал о магах. И эта же сила говорит о вас главное: твари побоятся приближаться к вам. Но какое-то время я постою с вами. Мне хочется быть уверенным, что вы сумеете отбиться от них, если они всё же сочтут вас лёгкой добычей, как недавно сочли таковыми юношей из сопровождения её высочества.
   Он привёл её в одно из коридорных ответвлений и указал на тупик.
   - Именно здесь они стояли.
   Барон забрал из её рук факел и прошёлся до конца тупика. Карина следовала за ним, открыв рот - разглядывая стены. Несмотря на то что они состояли из громадных то ли кирпичей, то ли грубо обтёсанных каменных плит, кладка была разрушена.
   - Они вылезли из стен? - не выдержала Карина.
   - Кроме небесного, да и ведьмы, пожалуй, никто не ответит на ваш вопрос, - пробормотал Мазуин, а потом слегка нагнул факел, показывая на странные следы в пыли.
   Карина никогда не видела следов крокодила, но почему-то именно они пришли на ум, когда перед глазами возник длинный отпечаток - с резким углублением в начале (или эту часть можно считать задней?) следа (коготь?) и с несколькими такими же углублениями в расширенной части отпечатка. Другие следы были запорошены пылью.
   Мужчина убрал факел и, найдя место для него на стене и воткнув его в металлическую подставку, вздохнул.
   - Не вкладывайте меч в ножны, - посоветовал он.
   Карина даже улыбнуться на это заявление не сумела: обнажённым она несла оружие с самого начала их краткого пути. Пустота коридора ещё не значила, что вокруг безопасно, и кожей чувствовалось общее напряжение, витающее в воздухе.
   - Барон, идите в "каминную", - попросила она. - Вам надо отдохнуть и набраться сил. И не беспокойтесь за меня. Я справлюсь.
   Он попытался было сопротивляться, но, видимо, слабость и правда им ощущалась. Он зажёг ещё один факел, прихваченный с собой, и ушёл. Карина некоторое время следила за удаляющимся жёлтым огнём, трепещущим в темноте и обливающим контуры мужской фигуры, а когда он пропал, принялась слушать тишину...
   Мысли беспорядочно кружились вокруг одного и того же: почему небесный не хочет заниматься с ней магией? Она осторожно отогнула рукав с запястья. Скривилась в слабой усмешке: здешние боги на правой руке устроили ей татушку, чтобы она умела говорить с аборигенами, а проявившаяся магия оставила свой след на левой руке. Что ещё преподнесёт ей этот странный мир - с его не менее странными искушениями? Потом начала вспоминать дом, попечалилась, что эти дни могла бы сидеть в тепле и в уюте, бездумно смотреть в экран телевизора...
   Рука стиснула рукоять меча до дрожи. Другая сдёрнула со стены факел, чуть не сломав подставку.
   Шаги в коридоре. Кто это? Тварь, которая чуть не убила бедолаг пажей? Или кто-то из своих? Окликнуть? Шаг уверенный и... спокойный.
   "На что спорим, что это Индар?"
   - Это я, Карина, - будто услышав, отозвался он.
   - Зачем вы пришли?
   - Проверить, как тут у тебя.
   - У меня всё спокойно, - проворчала она, побаиваясь, что он сразу начнёт ругаться из-за "побега" из "каминной" на пост караульного.
   А внутри стало мягко и тепло: пришёл, побеспокоился!..
   Он появился на пороге - силуэтом, высоким, широкоплечим. Она сначала вдруг разозлилась: не доверяет женщине стоять на посту? А потом обрадовалась: "Вовремя пришёл! Сейчас поспрашиваю!" И чуть не засмеялась собственной быстрой смене настроений - от страха до облегчения.
   - Мне спросить, почему ты решилась на это?
   Он прошёл к ней и уселся на цоколь, еле видной ступенькой выпирающей из стены. На упавшую кладку даже не обратил внимания.
   - Спроси! - фыркнула она странной формулировке его вопроса, с облегчением вставляя факел назад, в настенную подставку. Но молчание небесного и его чуть уловимая в темноте улыбка вынудили ответить: - Мне захотелось проверить себя, сильная ли я. Да и кого Мазуин сейчас может послать сюда? Все устали. А ты сам сказал, что я сильная. Индар, почему здесь так тихо?
   - Я переукрепил защиту этих коридоров.
   Снова повисло молчание, но для Карины оно не было в тягость. Знать, что рядом очень сильный, и физически, и магически, мужчина, было... удовольствием. Правда, следующие слова небесного заставили её напрячься:
   - Я вижу, что ты снова можешь пользоваться магией.
   - Могу, но не пользуюсь.
   - Как ты это сделала?
   - Не скажу! - заявила она. - Что за глупости? Почему я должна прятать силы, которые у меня есть, вместо того чтобы пустить их на благое дело?
   - Ты так рассуждаешь? - Индар сделал ударение на слово "так".
   - Конечно, - даже удивилась она. - Я же знаю, что ты и Оркена страшно устаёте, а у меня столько сил - и я могла бы помочь вам.
   - Прежняя Карина такого не сказала бы, - задумчиво проговорил небесный.
   - Мне хочется тебя стукнуть! - сквозь зубы процедила она. - Каждый раз - когда ты упоминаешь обо мне, о той, которой я не знаю!
   - И это прекрасно, - сказал Индар, - то, что тебе хочется, но ты удерживаешься. Именно этого я ждал, чтобы поговорить с тобой о тебе. Ты уверена, что сумеешь оставаться спокойной в течение моего рассказа? Не отвечай сразу. Быстрое согласие часто бывает ложью.
   - Как и обдуманное, - скептически отозвалась Карина. - Но я попытаюсь.
   - Это уже честно, - одобрительно сказал небесный. - Но на всякий случай отдай мне меч и кинжал. - А когда она после небольшого промедления отдала ему требуемое, спокойно добавил - то, что она восприняла, как насмешку, но чему вынужденно покорилась: - И боевые спицы из твоей причёски, пожалуйста... Вот теперь я расскажу тебе о тебе.
  
   Глава десятая
  
   Сначала небесный поневоле молчал: пришлось освободить руки от оружия, отобранного у Карины. Ножны с мечом он пристегнул к кожаному поясу, приподняв полу своей чёрной кожаной куртки, справа. Ножны с ножом подвесил рядом. Спицы заставили его на мгновения призадуматься.
   Новая штормовая волна грязной магии выбрала именно эти секунды, чтобы всколыхнуть пол, а заодно вознамериться исподтишка сбить людей с ног.
   Чувствуя, что падает, Карина отшатнулась к стене - к единственной опоре, но не удержалась - ноги подломились на ненадёжно зыбкой поверхности. Не успела вскрикнуть от неожиданности, как железная рука Индара как-то оскальзывающе (довольно странное впечатление), как-то неустойчиво поймала её за плечо и буквально швырнула на себя. Она услышала над головой его бурканье:
   - Демоновы спицы!
   Что-то жёсткое прижало её спиной к телу небесного - она повисла на нём и увидела, что Индар удерживает её, прижав к себе только локтем. Боевые спицы-то он не успел пристроить куда-нибудь - они торчали в его кулаках. Вот и жал плечом, чтобы не проткнуть спасаемую.
   Следующая волна милостиво откинула их обоих к стене, по-волчьи подвывая, словно где-то забыли закрыть разом несколько окон, оставив волю вольную жуткому сквозняку. Потом к завыванию присоединился стук и потрескивание стенной кладки и вылетающих каменных плит пола.
   Из-за неудобного положения со спицами Индар чуть не уронил свою живую ношу, но всё же умудрился прислониться к стене спиной. Недолго думая, Карина извернулась и, освободив руки, обняла его за шею. После чего со страхом задрала голову: потолок здесь довольно низковат. Будет ещё одна волна из тех, что идут по нарастающей всё выше и выше, - и их прижмёт к потолку. А если пол с каждой волной будет вздыматься и вздыматься?! Да грязная магия их обоих здесь похоронит, раздавив! Она что - живая?!
   - Успокаивается, - почти безмятежно отметил небесный.
   Выдохнув, Карина присмотрелась к полу и согласилась: да, вот эта волна ощутимо оказалась ниже предыдущей.
   Когда пол будто затаился, подпрыгивать далее или выждать, Индар осторожно ступил от стены и вновь прислушался. А Карина заторопилась:
   - Отпусти меня! Отпусти!
   Несколько удивлённый, он выпустил её (хоть и сама висела, но он продолжал поддерживать её локтем). Карина отбежала от него и, нагнувшись, звонко чихнула. Прежде чем вернуться к небесному, вытерла нос платочком, привычно приткнутым в удобном местечке своего дублета (или как его там), и отфыркалась от строительной пыли, которая мутными облаками клубилась в свете настенного факела. Тот вопреки всему продолжал гореть, хоть и будучи сильно скособоченным. Полное впечатление страшного подземелья, по которому шастают кошмарные твари.
   - Индар, быстро рассказывай всё, - велела она, вернувшись и продолжая кривиться от нового желания чихнуть. - А то опять что-нибудь помешает. Или кто-нибудь, - добавила она, подозрительно глядя в темноту коридора и решительно думая: появись этот кто-нибудь, она точно в драку полезет!.. Прибьёт любого, кто помешает ей узнать о себе!
   Небесный уже успел справиться с её боевыми спицами, припрятав их куда-то - она не заметила, куда именно, - и присел на корточки у стены. Карина посмотрела-посмотрела и присела рядом. Не глядя на неё, лишь раз покосившись, он начал:
   - Лет пятьдесят пять назад пифия, храмовая женщина-предсказательница, объявила, что вскоре в королевстве родится сильнейший маг. Среди тех, кто слушал в тот день предсказательницу, была Оркена. Когда пифия произносила пророчество, она взглянула в сторону ведьмы, и Оркена поняла, что именно на неё ложится ответственность за будущего сильного мага.
   - Это как? - удивилась Карина, хотя и побаивалась хоть слово вставить в страхе, что не успеет дослушать: всё страшилась какой-нибудь помехи.
   Небесный чуть улыбнулся её нетерпению, но объяснил:
   - Это значит, что будущий маг должен был стать учеником ведьмы, чтобы полностью реализовать свои силы и стать достойнейшим магом королевства во благо всем. Взгляд пифии на кого-то во время произнесения пророчества - указание, что именно этот человек принимает на себя обязательства по исполнению высказанного. Оркена начала искать. Но пифия - есть пифия. Она не сказала, что магом может быть девочка. А до сих пор в королевстве сильнейшими становились именно маги-мужчины. Поискав среди новорождённых мальчиков указанного пифией, ведьма не нашла настолько сильного мага, насколько это предполагала предсказательница. Через какое-то время, примерно через год, Оркена вернулась в храм и уже целенаправленно спросила о ребёнке-маге. Пифия ответила, что ребёнок уже родился - где-то на окраине королевства. А окраины королевства - это громадная площадь с границами, не всегда точными, да ещё иногда вдающимися в пустынные и дикие земли. Оркена разослала своих тогдашних учеников на границы страны и сама попыталась погадать на ребёнка-мага, чтобы найти его место пребывания. Получалось что-то странное: ребёнок с огромной скоростью перемещался с одного места на другое. Найти будущего мага оказалось сложней, чем думалось сначала. А через пару лет это стало вообще невозможно.
   Он передохнул немного, сглотнув, чтобы смягчить пересохшее горло.
   - Потом-то выяснили, что ребёнка родила нищенка-побирушка, которая ко всему ещё и бродяжничала. Женщина умерла в родах. Ребёнку повезло. Река, на берегу которой умирала мать, поднялась по весне. Половодьем отложенную на тряпки девочку подхватило и понесло по течению. Поначалу. Потом, в тот же день её рождения, то есть уже ночью, ребёнка по крику и плачу нашли рыбаки из кочевого племени и привезли в своё стойбище. И это было первое проявление его магии - неосознанное: ребёнок хотел есть, нуждался в тепле - и его желание было выполнено. Тамошняя ведьма была слаба, но силу необычного ребёнка разглядела даже она. Женщина была старой и беспокоилась о своих сородичах, поэтому ребёнка оставила себе, рассчитывая вырастить себе смену. Племя, приютившее ребёнка, недолго оставалось на месте и традиционно вскоре отправилось путешествовать по известным местам. Чтобы спрятать ребёнка от тёмных богов, ведьма племени окружила его артефактами силы - и таким образом спрятала от поисков Оркены и её тогдашних учеников. Когда девочке исполнилось пять лет, ведьма инициировала её в личные ученицы. Всё было спокойно, не считая того, что девочка росла в окружении людей, готовых на всё, лишь бы ей было хорошо. А потом...
   - Подожди, Индар, - перебила изумлённая Карина, - я не совсем поняла. Почему племя было готово на всё? Это больше похоже на поклонение!
   - Магическая сила у девочки была потрясающей, - напомнил небесный. - Едва девочка получила в руки ритуальные предметы, принадлежащие той ведьме, она начала упорядоченно колдовать, но при том у ребёнка были и свои желания. Не всегда осознанные. И всё, что девочка просила или даже мысленно хотела, исполнялось немедленно. Особенно после случая, когда она не получила того, чего хотела. Она рассердилась. Половина стойбища была разнесена поднявшейся бурей.
   - И опять подожди! - вставила Карина. - Ты рассказываешь так, будто был там. Откуда ты это знаешь? Или... Откуда это знала Оркена?
   - Прочитать прошлое человека легче, чем предсказать будущее, которое постоянно изменяется, - мягко сказал Индар.
   Он открыл рот продолжить, но расстроенная Карина попросила:
   - Извини, мне надо кое-что обдумать.
   Он кивнул, теперь уже не сводя с неё испытующего взгляда.
   А Карина сидела, уставившись в покорёженный пол коридорного тупика, и вспоминала. И становилось страшновато. Вспомнилось и признание небесного, что он её побаивается. И невнятный разговор со старой ведьмой Оркеной, которая то ли злится, то ли переживает из-за появления Карины, но во всяком случае держится с ней настолько насторожённо, словно разговаривает... с ядовитой змеёй, которая может непредсказуемо кинуться на собеседника и укусить его. "А ещё я была такой бессовестной, что использовала свою силу против людей? - уже мрачно размышляла она. - Я не хочу быть пугалом!" А сама с ужасом теперь добавляла к воспоминаниям о реакции ведьмы и небесного на неё - своё недавнее своеволие, когда она чуть не убила барона Мазуина. Да что там - барона! Машинальный удар по принцессе Лилере - с одного края помещения - чуть не убил девушку! Ведь, если подумать, Лилера могла врезаться в стену головой, а то и не удержаться на ногах и упасть так, чтобы той же головой удариться о каменный пол!.. - Неожиданная мысль заставила её горько сморщить губы: - Я больше испытываю страх из-за той себя, что открывается в рассказе Индара, чем от понимания, что он рассказывает обо мне - и такие необыкновенные вещи!"
   Она собралась с мыслями и заставила себя быть сдержанной, произнося:
   - И что было потом? Девочку начали обожествлять? Как образ злого духа?
   - Погибло несколько человек, - спокойно сказал небесный. - Но ведьма осталась в живых и воспользовалась ситуацией. Она провела девочку, которую знала очень эмоциональной, по всему стойбищу и показала, к чему привела её злость. Девочка видела плачущих людей, видела погибших, которых оплакивали... Всё это произвело на неё сильное впечатление. А потом ведьма ещё раз объяснила, что горе стойбища - результат её злости. И девочка... согласилась на то, что ей предложила ведьма, чтобы эти приступы злобы не убивали людей. Она согласилась пить снадобье, которое, по словам ведьмы, успокаивало, а на деле погружало в вечный полусон.
   - Это были наркотики, что ли? - с недоумением уточнила Карина.
   Индар помолчал с минуту, словно прислушиваясь к прозвучавшему слову, а потом кивнул. Даже покачал головой, подтверждая.
   - Да, это примерно то, что ты видишь, говоря это слово. И в этом полусне девочка находилась почти год. Снадобье ведьма давала девочке каждый день, осторожно формируя объём, чтобы девочка не потеряла свои силы и свои способности. Но через этот год кочевники столкнулись с другим племенем - более воинственным, чем они. Когда ведьма поняла, что их племя вот-вот погибнет, она сунула своей воспитаннице чашку с другим снадобьем - уничтожающим полусон. Когда шестилетняя девочка выскочила из кибитки, в которой жила, и увидела бойню, она испугалась. Не понадобились даже ведьминские артефакты. Люди племени для девочки были единственными родными людьми, и она страшно испугалась за них. Ведьма стояла за её спиной и только направляла вызванные воспитанницей силы, чтобы уничтожить могущественных врагов. Но спустя мгновения направлять девочку уже не надо было. Смерть выбирала только тех живых, которые были чужими. Ведьма рассчитывала, что оставшиеся враги убегут. Они так и сделали. Но девочка впала в состояние, в котором остановиться уже не могла, пока не был уничтожен последний... И ведьма испугалась. Особенно после того как увидела, что на девочке использование личного могущества не отразилось: сил в ней оставалось много. Когда стойбище оказалось вычищенным от врага, когда постепенно начали выглядывать из своих укрытий "сородичи", девочка успокоилась и покорно приняла от ведьмы новую чашу с привычным напитком. А та, уложив её спать, побежала по стойбищу, но не затем, чтобы помогать выжившим, а - искать вождя. В нескольких словах она рассказала, что произошло, и призналась, что через год-другой она не сумеет совладать с силами приёмыша, даже пребывающего в сонной дрёме. Вождь собрал выживших. Они быстро приготовились и пропали в неизвестном направлении. Перед уходом ведьма напоила девочку другим снадобьем - оно погрузило маленького мага в крепкий сон, и два всадника племени унесли приёмыша в чужие земли, где и оставили на ступенях первого встреченного ими храма.
   Карина сама не заметила, как уселась прямо на пол, на один из крупных обломков, и заворожённо слушала историю, которую могла бы охарактеризовать только как ужастик. И не могла - никак не могла сейчас ассоциировать себя с той малышкой, о которой беспристрастно рассказывал небесный. Она представляла, как всадники - наверняка ночью - подъехали к лестнице, ведущим к высоким дверям храма, как один из них спрыгнул-спешился с лошади и бережно взял с рук второго всадника спящую малышку. Как мягко положил её на ступени храмовой лестницы, боясь и в то же время беспокоясь... Она была уверена, что всадники, даже будучи рядовыми членами того племени, всё равно беспокоились об опасном ребёнке, которого однажды приютили, а теперь были вынуждены оставить в неизвестности, на произвол злой судьбы.
   Поскольку Индар замолчал, она спросила о другом:
   - А какой она была - внешне? Похожей на меня?
   - У девочки были необыкновенной красоты волосы, - ответил небесный, тихонько усмехаясь. - На первый взгляд, особенно на солнце, выглядели тёмно-рыжими. Но если всмотреться, они были малиново-медными, с бликами рыжего. Вроде и мёд, но ближе к тёмно-красному. И у неё были зелёные глаза.
   Карпина надула губы, вспоминая крик Лилеры: "У неё зелёные глаза!"
   - А где находился этот храм?
   - Увы, девочке снова не повезло. Храм, в котором её оставили, располагался на перекрёстке дорог, вдали от оживлённых торговых путей. Сумели её пробудить только на третий день. Прежде чем узнать, кто она и что с нею случилось, служителям храма пришлось научить подкидыша говорить на нашем языке. А это - время. Воспитывать подброшенного ребёнка никто и не подумал. Не зная, что она маг, её взяли лишь как выкормыша - то есть сироту, которую можно использовать как безропотную служанку и платить её лишь едой. Впрочем, храм был беден, и его служители и сами редко ели досыта. Девочка замкнулась в себе, не проявляя никаких признаков владения магией. Она, несмотря на малолетство, поняла, почему попала в этот храм. Но поняла по-своему: от неё отделались, потому что она несла смерть. Два года она послушно подчинялась всем приказам служителей храма... И, поскольку она не использовала магию, Оркена, которая уже почти нашла её, снова потеряла девочку. Пришлось снова идти к пифии. Та высказала очень странное пророчество: тебе придётся её собирать и отправлять в путь.
   Он внезапно замолчал и взглянул в темноту коридора. Карина немедленно проследила его взгляд, но там была тихо, и она вопросительно посмотрела на небесного.
   - Показалось... - пробормотал он, а потом снова уткнул взгляд в пол, кажется вспоминая, на чём остановился. - Ага... Через два года, когда девочке исполнилось восемь, в храм пришла принести жертву богам рыжая женщина. Она была из простых, без магических сил. Но бездетная. Она увидела девочку и полюбила её всем сердцем. Девочка откликнулась на её доброту и согласилась уйти вместе с нею. По дороге из храма в поселение они договорились, что женщина своим из поселения скажет, что девочка - её дочь, когда-то потерянная. И всё бы хорошо: девочка прижилась в поселении, прижилась в семье из женщины и её старой матери, расцвела, потому что кормили её хорошо и одевали, а уж души в ней обе новые "родственницы" уж точно не чаяли. О магии девочка забыла, потому что ей ничего не нужно было - лишнего. Но через пять лет пришёл в те края чёрный мор. Народу в поселении и так мало было, а тут начали умирать один за другим. Девочка старалась, как могла: она вспомнила всё, чему её учила ведьма из стойбища, варила снадобья, обходила поселение и давала пить отвары всем: и тем, кто ещё двигался, и тем, кто уже не мог шевелиться. В её доме первой умерла "бабушка", а потом и приёмная мать. Девочка, которую уже назвали Кариной, не уходила из поселения до последнего, но так и не сумела вылечить ни одного человека. Заметила только, что многие заболевшие держались дольше, если она держала их за руку. Только много позже поняла, что таким образом она передавала им свои силы и...
   Индар резко замолчал.
   Карина сначала пыталась скрыть бегущие по лицу слёзы, а потом не выдержала - разрыдалась. Она ярко вспомнила, как сидела у постели умирающего отца, держа его за руку. И казалось ей, что она держит его, не давая смерти выдернуть его в тёмные бездны, из которых не возвращаются. Как сидела потом у кровати матери, и та цеплялась за её руки, затихающим, слабеющим голосом говоря, как легко становится ей и как ничего вроде бы даже не болит... Смерть оказалась сильней - своей напористостью перед сильным человеком, который - когда-то умел, но сейчас не знал, как использовать свои силы. Карина уткнулась в ладони, содрогаясь всем телом, оплакивая родных и проклиная своё незнание, как помочь им прожить долгую жизнь...
   Выплакавшись, она, шмыгая носом, велела:
   - Продолжай.
   - Тогдашняя Карина собрала в походный мешок всё, что могло ей пригодиться в дороге, и оставила опустевшее поселение, не понимая, как выжила сама. Первой мыслью было вернуться в тот храм, из которого её забрали в недолго счастливую жизнь. Уже тогда она умела драться детским мечом - научилась, дружа с соседскими мальчишками. Приёмная мать научила её сражаться боевыми спицами. Ходила и на охоту, отчего и научилась работать ножом... В храме остаться не пришлось. Она пришла к нему, разорённому набегом. Помнишь, я говорил, что храм находился на перекрёстке? И близко к границе. Она увидела, что возле храма собрались несколько всадников, спряталась в кусты и подслушала их разговор. Не стала выходить к людям, потому что поняла: они говорят о чёрном море и о боязни местных людей, возможно заражённых этой страшной болезнью... Тогдашняя Карина сделала лучше: она прилепила к одной из лошадей магическую метку - этому она научилась в стойбище, где лошадей отпускали на вольный выпас, а чтобы не потерялись в степи, ведьма лепила такие метки, по которым их легко было найти. Девочка выждала, когда всадники скроются из вида, и, напустив на себя завесу невидимости, пошла за ними следом, справедливо полагая, что они выведут её к людям, а там нетрудно будет оглядеться, чтобы понять, как выживать дальше. Ну, там, где всадники дорогу проезжают за день, ей пришлось идти дня три-четыре. Она здорово уставала, иногда устраивалась на ночлег надолго. Припасов ей не хватало, и однажды она просто легла и пожелала, чтобы её нашли. Её нашёл дозор королевских стражей, который ездил по всему королевству, собирая рекрутов на военную службу в пограничье, где всегда было неспокойно. Несмотря на видимое истощение, тринадцатилетняя Карина выглядела жилистой и не по летам развитой: жизнь в поселении помогла. Поэтому на вопрос, сколько ей, сразу сказала, что семнадцать. Возраст, подходящий для рекрутирования. А потом дозор выяснил, что она сирота, которая владеет оружием. Учёбы, конечно же, никакой. Её просто отправили в одну из приграничных крепостей, где сразу вручили подростковый меч по руке и выдали одежду стражника. И всё бы хорошо... Но к шестнадцати годам с ней начало твориться что-то непостижимое. Личная магия рвалась наружу, а та, которую Карина могла взять, чуть ли не впивалась в неё, словно требуя использовать. Оркена к этому времени вообще потеряла след, который поначалу было обнаружился. Девочка, боясь того, что с ней происходило, попробовала изучить пару книг, оставшихся в крепости от заезжего мага, которого нашли мёртвым после отъезда, а потому все его вещи остались в крепости. Кое-что она выучила. Но оставался главным вопрос: как справиться с магией внутри и снаружи? Ответ на этот вопрос она не могла найти. Нашла лишь приём "кокон", который помогает прятать магию от пристального глаза противника. И всё. Но этот приём был предназначен для обычных магов. Ещё два года прошло в постоянной борьбе с собой, и Оркена уже нашла её и сумела бы помочь. Но... "Кокон", заклинание которого приходилось накладывать уже чуть ли не каждый день, не помогал. Хуже - он трещал "по швам" через час после накладывания. За три дня до приезда Оркены та Карина впала в состояние беспамятства, в котором она ничего не соображала, потому что всеми её действиями руководили два потока магии, столкнувшиеся внутри человека - магия со стороны, желавшая, чтобы её использовали, и магия внутренняя, которой и так скопилось порядочно. Самоконтроль уже не помогал. Карина не выдержала. Она разрушила половину крепости, когда даже в том состоянии поняла, что может убить за неосторожное слово. А ведь у юной стражницы в крепости были обидчики, которые хотя бы раз, но задели её. Она бы простила их, если бы была в спокойном состоянии. Но не сейчас. И, когда она поняла, что вот-вот начнёт убивать, всю агрессивную магию обратила на себя. Она сгорела в крепостном дворе.
   Под конец повествования Индар уже откашливался. Видимо, ему давно не приходилось так много говорить. Но Карина не торопила его, вслушиваясь в саму себя. Вот откуда сны, в которых она умирала на костре. Так это был не костёр...
   - И как... я снова... - медленно сказала она, не понимая, как вообще сформулировать вопрос, который сейчас просто потряс её саму. Суть она понимала. Но как выразить её?!
   - Оркена въехала во двор крепости, когда девочка умерла. Но Оркена тоже сильная и опытная ведьма. Она сумела заклинаниями и ритуалами собрать всё, что от Карины осталось. И выполнила пророчество пифии: собрала невидимую оболочку девочки, её душу, и отправила её в путь - туда, где носитель магического могущества должен переродиться, а потом вернуться - туда, где остаётся его оружие, пропитанное её магией.
   - То есть... - медленно сказала Карина, снова с содроганием вспоминая, как она небрежно отнеслась к собственному умению бесконтактного удара и чуть не поубивала всех своих "подопытных кроликов". - То есть мне нельзя... - Она, зажмурившись, сильно помотала головой. - Мне что нельзя? Нельзя испытывать слишком сильные эмоции? Или жизнь в другом теле...
   Она неожиданно застыла на месте, широко раскрыв глаза на невозмутимого небесного, который сидел рядом.
   - Вот почему!.. Вот почему я здесь всегда какая-то раздражённая и постоянно ругаюсь! Ну, вспыхиваю! Я никогда столько в жизни не сердилась, сколько здесь за несколько дней! Значит, у Оркены ничего не получилось?
   - Постой, - велел ей Индар. - Оркена не собиралась ничего менять! Она просто выждала определённый момент, когда в другом мире рождался ребёнок, который...
   - Моей матери не сказали, что ребёнок умер... - глухо сказала Карина. - У моей матери родился мёртвый ребёнок? И его тело выжило только потому, что в него вселилась моя душа? Я всё правильно поняла?
   - Да, всё правильно. Только не поняла, - напомнил Индар, - а считала с меня мои воспоминания о том, что мне рассказывала Оркена.
   - И что дальше? Магия-то прорывается снова, - с горечью сказала она. - И я снова не в силах совладать с ней. Сумеет ли Оркена мне помочь?
   - Откуда у тебя этот меч? - внезапно спросил небесный, чуть вынимая её меч из ножен и показывая сияние пламени на клинке.
   - Ты же сам сказал, что оружие моё. Но я не помню, откуда он у меня появился, - пожала плечами Карина, с грустью глядя на меч. - Скорей всего, мне его вручили в крепости, как стражнику. Если ты мне всё рассказал, и в моей жизни больше никакого "знакомства" с оружием не было.
   Не глядя на неё, Индар вытянул клинок ещё немного и загляделся на него.
   - Хм... Надо бы спросить Оркену, не предлагали ли тебе выбирать оружие в той крепости. Если это так, то ты выбрала магическое оружие, которое имеет отношение к личной магии. Оно не только впитывает магию своего хозяина, но и помогает во время его магического истощения. Любопытно, кому принадлежал меч до тебя... О...
   Негромкое восклицание небесного и его склонённая над клинком голова заставила Карину тоже потянуться к оружию, чтобы увидеть, что он там разглядел.
   Стукнулись лбами - и отпрянули друг от друга. Ошарашенно посмотрели глаза в глаза... Небесный тихонько, необидно рассмеялся первым. Лоб болел, но Карина не сумела удержаться: больно заразительно смеялся Индар! И рассмеялась следом.
   А как успокоились, с любопытством спросила:
   - Что ты увидел в оружии?
   - Кровь, - незамедлительно ответил он. - Ты не порезалась, случаем, о лезвие?
   Карина повернула ладонь ребром и показала ему белый шрам - недавний порез зажил быстро.
   - Было дело, а что?
   - Вот и сняла мой блок, - уже серьёзно ответил он. Даже снова хмыкнул, покачал головой. - До сих пор мои наложенные блоки никто не умел снять. А я всё удивлялся, как легко ты это сделала! А у тебя оказался помощник в этом деле...
   Они снова замолчали, глядя на играющий в клинке огонь.
   Карина облизала губы и выдохнула:
   - Индар... И что теперь будет со мной?
   - Ты взрослая. Научилась сдерживать свои чувства. Пара нынешних происшествий не в счёт - ты не знала, что с тобой. Теперь ты будешь продолжать путь, предназначенный тебе издавна - и напророченный пифией: ты будешь учиться у Оркены, как использовать магию. А пока мы с ней будем помогать тебе в укреплении старого замка от магического катаклизма. Не спрошу, хочешь ли ты этого. Но спрошу другое, Карина: хотела бы ты себе такой жизни?
   - Да, - кратко отозвалась Карина, успокоившаяся, когда он упомянул о том, что кроме Оркены, с нею рядом будет и он.
  
   Глава одиннадцатая
  
   Но суматошная мысль о том, что её успокаивает присутствие небесного рядом с ней, пропала в бурливом водовороте других мыслей. Так что... Пока... Пока ей хотелось бы, чтобы Индар прямо сейчас исчез. Хотелось в одиночестве продумать всю ту информацию, которая была вывалена на неё.
   А он, наконец замолчав, сидел на корточках, склонив голову, словно задумавшись о своём. Поглядывая на него, Карина не могла сосредоточиться на том, что её тревожило, и она начинала сердиться: мог бы сообразить, что ей надо переварить услышанное!
   Внезапно близко-близко за стеной кто-то, показалось - лёгкий и невысокий, быстро пробежал мимо места, где они сидели. Торопливые шаги прошелестели так легко, что Карина первым делом подумала о детях. Сбежали из "каминной", устав сидеть на одном месте? Кто именно? Племянники Ниссы? Подростки-оборотни?
   Небесный будто прыгнул со своего места при первом же звуке шагов-шорохов, резко встав на ноги и немедленно выпрямившись. А Карина, наоборот, ещё больше сгорбилась, прислушиваясь: угадала? Нет?..
   Снова тишина, жутковатая и насторожённая. Глядя в начало коридорного тупика, Индар начал двигаться - точней двигались только руки. Тело застыло вполоборота к выходу, а руки деловито брали с тела оружие, которое он, ни слова не говоря, передавал Карине. Впрочем, она тоже, сидящая, проникшаяся по поведению небесного пониманием, что за стеной нелюди, старалась не подавать неизвестному существу повода ворваться в тупик. Одно за другим, она брала у Индара тяжёлые боевые спицы (ага! Вот он куда их запихнул - за тонкую ременную петлю, которая окаймляла ножны с боевым ножом!), затем нож, а потом - меч.
   Пока она, не вставая и еле слышно, как считала, заново экипировалась, небесный взглянул на неё сверху вниз. А затем ссутулился. Так что бесшумные слова, которые он произнёс, двигая лишь губами, она считала даже в полумраке:
   - Сиди здесь... Если войдёт зверь - пугай факелом... Огня они боятся.
   И шагнул в темноту, мгновенно растворившись в ней.
   Поначалу Карина оцепенела, ничего не понимая. Потом до неё дошло главное: он бросил её здесь, куда, по его же словам, может прийти зверь! Да он сволочь! Как все мужики! Как он посмел оставить её здесь?!
   Минуту спустя пришло понимание, что ответа она не получит, пока небесный не разберётся, что за тварь проникла в замковые коридоры.
   А когда утекло ещё немного времени, она резко, до боли, до ощутимой крови прикусила губу, чувствуя на лбу выступившую испарину.
   А вдруг это страшное происшествие, то есть появление тварей, - снова результат её неумения сдерживать личную магию?! Если это ответ на её нетерпеливое выжидание, когда же можно будет остаться в одиночестве, чтобы обдумать рассказ небесного?! То есть... она сама виновата, что оказалась в такой ситуации?! Да ещё чуть не матерно обозвала Индара! Вот дура-то...
   "Хотела посидеть одна - и сиди!" - велела она, дрожащими руками сжимая рукоять меча, осторожно вынутого из ножен. Потом сообразила, что сидя - положение из неудобных и даже уязвимых. Встала. Да, так она себя чувствовала уверенней. Да и мечом отбиваться, если что, легче. Вернула в пучок волос спицы - тоже, если что, в ход пойдут. И замерла: а сумеет ли пустить их в ход? Одно дело - машинально что-то сделать, другое - осознанно. Ладно, есть надежда, тчо всё сделает интуитивно - уже хлеб... Отступила к тупиковой стене и задумалась.
   Пора заняться рассказом Индара.
   Твари пока сюда не бегут. Но оружие-то у неё есть. И факел на стене - под рукой.
   Первое, о чём хотелось бы подумать: небесный не заблокировал её магию, хотя заметил, что она разблокирована. Почему? Потому что она здесь одна - и магия не может навредить кому-то другому? И даже помочь ей самой? Но... Если она даже та самая Карина, магических знаний у неё ни на грош. Единственно - она знает те несколько приёмов, которым её успела обучить Нисса. Но все они не боевые. Вряд ли пригодятся в потенциальной стычке...
   Почему Индар решил, что она вернула себе открытую магию, порезавшись о клинок меча? Потому что это её меч? Или потому что кровь?.. Нет, эта часть знаний - для неё совершеннейшая тьма, так что смысла нет думать о ней.
   А вот с душой...
   Та, прошлая Карина из другого мира, много смотрела телевизор, довольно много читала. И не только книги. Нет, она понимала, что её сведения, почерпнутые отовсюду, являются так называемо, мягко говоря, "научно-популярными". Но кое-что она поняла. И то, что после смерти людей есть три дня поминовения. И девятины. И сороковины. Считается - душа полностью пропадает из мира только тогда, когда эти сороковины проходят... А кроме всего прочего... Часть личности остаётся на личных вещах умершего... Погибшая девочка Карина оставила после себя немного вещей. Но, наверное, именно с их помощью ведьма Оркена сумела отправить душу в иной мир, где та попала в тело умершего при родах ребёнка...
   Она вздохнула. Это, о душе, - самоё лёгкое и доступное её мозгам из того, что рассказал Индар.
   А вот остальное... Остальное связано с будущим. С близким.
   Но и здесь есть основа. Небесный считает, что, в отличие от девочки Карины, взрослая Карина сумеет сдерживаться и сдерживать свой магический... потенциал? Так придётся называть то, что в ней рвётся наружу, когда она забывается здесь, в этом мире?
   И мнение Индара "имеет место быть", как сказали бы коллеги на работе. Девочка Карина не только имела огромные магические возможности. Нет, её проблемы были не в этом - полагала Карина, заново переживая повествование небесного. Она вспомнила, как много слышала от коллег жалоб на неуправляемых детей-подростков, которые бунтуют, огрызаются, едва им исполняется тринадцать-четырнадцать лет. Но ведь подросток ещё и растёт. А с этим ростом, печально известным, как переходный, у девочки Карины наверняка росли и силы, которые будоражили её. Вот и объяснение тому, что прошлая Карина ближе к шестнадцати ощущала "нечто непостижимое", по словам Индара. И неумение сдерживаться эмоционально получило подпитку неровным и беспорядочным взрослением. Тем более что биография у той Карины - не дай Бог ребёнку!..
   Да, нынешняя Карина - взрослая женщина, привыкшая прятать свои чувства. Да, здесь она постоянно испытывает странное желание ярко выражать свои мысли и эмоции, и чаще всего кому-то прекословить и делать всё по-своему. Но все они, эти мысли и чувства, не настолько опасны, как те, что испытывала зеленоглазая девочка... Значит ли это обстоятельство, что взрослая Карина сумеет в полной мере обучиться магии и не подпасть под давление собственной магии?
   Нет. Карина передёрнула плечами. Лучше не думать об этом сейчас.
   Она обеспокоенно заглянула в начало тупика. Тихо и спокойно, не считая новой волны неочищенной магии, которая вновь разгулялась за стенами, пока минуя тупик.
   Внезапно Карина слабо ухмыльнулась.
   Интересно, что будет, если она попросит Оркену или небесного вернуть её в свой мир? Губы сжались. А... ей этого точно хочется? Вернуться в образ тихой серой мышки? И так же внезапно чуть не расхохоталась во весь голос: кто в ней сейчас противится мысли о возвращении? Взрослая Карина - или та девочка, чья душа просыпается?
   Огонь факела то ли сквозняком, то ли движением магической волны мотнуло в сторону так, что пламя чуть не погасло.
   Карина насторожилась, судорожно сжимая рукоять меча.
   Куда девался Индар?! Бросил здесь одну! Неужели понадеялся, что она сумеет отбиться от тварей, которых до сих пор даже не видела?!
   Мурашки по телу, когда услышала шёпот: "Карина, я иду к тебе..."
   Кто?! Кто идёт к ней?!
   Её предупреждают или пугают?!
   "Если это Индар, - со злостью решила она, - он точно получит!"
   Едва только подумала об этом, как сообразила, что шёпот донёсся очень издалека. Тот, кто послал его, заранее предупреждает. Кажется.
   "Услышат ли мой зов, если я попробую просто прошептать?"
   - Назови имя, - нерешительно прошептала она в левую ладонь и, посомневавшись, "сдула шёпот" в начало тупика.
   Ответ услышала незамедлительно: "Я та, что плакала на поляне!"
   Карина сглотнула. Нисса! Но почему она ответила так странно? Впрочем - магический мир. Значит, имя здесь тоже обладает какой-то магией, тоже может что-то стоить, например, в борьбе? Но меча Карина не опустила.
   Тень возникла из темноты, и потревоженный движением огонь факела заколебался, бросая на фигурку обрывочные световые полосы.
   Выдохнув, Карина позвала, заметив, что Нисса не находит её, стоящую за факельным пламенем:
   - Я здесь!
   Коротко, но имя не назвала, решив подчиняться здешним правилам, а заодно и учиться таким образом. Нисса, оглядываясь, скользнула к ней.
   - Почему ты оставила племянников?
   - Мужчины устали, и Оркена послала меня к тебе. Она сказала, что тебе одной не стоит здесь караулить.
   - И ты пришла сюда одна?
   - Нет, что ты... Меня проводил барон Мазуин. Принцесса Лилера сказала, что тоже хочет стоять в дозоре. Теперь он ведёт её в другой коридор. Они будут тоже вдвоём.
   Карина усмехнулась. Кажется, теперь барон получает надежду?
   - Нисса, ты слышала мой ответ. Я всё правильно сделала?
   Девушка хмыкнула и сказала:
   - Теперь мне разрешено заниматься с тобой. Ты, конечно, постаралась себя обезопасить, но в следующий раз ответить надо по-другому.
   - Подожди-ка, - насторожилась Карина. - Как это - тебе разрешено? Я думала, со мной будут заниматься Оркена и Индар!
   - Начинаем с малого, - спокойно ответила юная ведьма. - Сложным с тобой и займутся старшие. А пока...
   Они, словно закадычные подружки, уселись на корточки, выставили перед собой обнажённое оружие и принялись шептаться. Для начала Нисса проверила, как Карина помнит те бытовые приёмы, которые ей недавно "преподала". Затем приступила к обучению следующим - изучению личного набора сил. Усвоив следующие три приёма, Карина не сдержала любопытства:
   - А почему ты не назвала своего имени?
   - Любое имя, особенно если его называешь ты сама, это ключ к тебе самой, к твоей силе, - пожала плечами Нисса и тут же спросила, блестя любопытными глазами: - Карина, а почему так? Почему сначала тебе закрывают личную магию, а потом хотят, чтобы ты училась? Я не понимаю, что происходит.
   И вот как объяснить это девушке, которая только-только постигает азы магии?
   Сообразив, каким образом сформулирован личный риторический вопрос, Карина смешливо фыркнула: можно подумать, она сама - опытнейший маг, который всё понимает и во всём соображает! Но вопрос "как?" остаётся. Прикинув все обстоятельства знакомства с Ниссой, Карина серьёзно сказала:
   - Ты знаешь, что я из другого мира, так? До недавнего времени я не знала, что души могут странствовать по мирам. - Сделав паузу, она начала думать, как объяснить дальнейшее. И плюнула на все увёртки, честно сказав: - В общем, оказалось, что раньше я жила здесь и была магом. А теперь вернулась.
   И неприлично уставилась на юную ведьму, чтобы увидеть, как та примет довольно странный расклад. Нисса сосредоточенно смотрела в упор, а потом неуверенно покачала головой. Наконец, она высказалась:
   - Это не Оркена тебя послала в другой мир?
   - Как?! - поразилась Карина. - Откуда ты знаешь?!
   Обе оглянулись на резко качнувшееся пламя факела, а потом обернулись к входу в тупик. Затаили дыхание. Но в вое неочищенной магии, стремительно бегущей по коридорам, никакого другого постороннего звука не услышали, и девушка снова оглянулась на Карину. Чуть улыбнулась.
   - Оркена тебя боится, - объяснила Нисса. - Я об этом догадалась, когда увидела её глаза. Ну, когда она на тебя пялилась. И, когда ты сейчас сказала, что жила здесь, я догадалась, что Оркена замешана в твоей истории.
   - Боюсь, она не столько замешана, - медленно сказала Карина, - сколько... стала моей спасительницей. Именно она спасла мою... душу.
   - Странно, - проговорила Нисса, явно думая о другом. - Но старуха не только боится тебя, но и недолюбливает. Ты чем-то успела ей насолить?
   - Не знаю, - удивлённо призналась Карина. - Я ещё с ней не разговаривала настолько близко, чтобы понять отношение к себе. Нисса, давай отложим эту беседу? Мне бы надо научиться чему-то из таких приёмов, которые помогут, если придётся драться с демонами или с теми тварями, о которых говорил Индар. Ты о таких приёмах знаешь?
   Нисса внимательно взглянула на неё, а потом наморщила лоб, будто решая трудную задачу. Карина уже было пришла к выводу, что деревенская девушка вряд ли знает такие тонкости, но вскоре лицо юной ведьмы прояснело и разгладилось.
   - Поняла, - сказала она и оглянулась на вход в тупик. - Пока старухи нет, я покажу, как справляться с магическими существами. Но учти: я знаю приёмы только против не самых сильных магических созданий. Но ты сильная. Может, тебе удастся применить их против тех, что посильней.
   Приёмов оказалось всего три. Поскольку Нисса сначала заставляла словесно повторять их, а потом тренироваться на противоположной стене, то Карина быстро запомнила их. Оставалось лишь выучить их так, чтобы использовать машинально.
   В паузе, когда решили немного отдохнуть, Карина снова полюбопытствовала:
   - Нисса, ты же в деревне живёшь! Откуда ты знаешь такие приёмы?
   - Так деревня наша лесная! - отозвалась девушка. - А в лес зайдёшь, какой только нечисти не встретишь! Только успевай - отбивайся! То лесовик заведёт, куда не надо, то болотница в трясину заманит, а что уж говорить о маленьком народце! Глазом моргнуть не успеешь - сожрут! У нас каждый с оружием ходит - вечерами так обязательно! А уж по ночам - и по деревне тоже...
   - Поэтому ты так плакала, когда тебя Ита с Лукасом догнали? - поняла Карина.
   - Ну... И это тоже, - вздохнула Нисса и поделилась: - Вот знаешь, Карина, до сих пор понять не могу, правильно ли я сделала, что не вернулась? Ну, чтоб детей к тётке Мендии отвести? Знала я, что тётка скупая, да ведь думала, что с детьми поласковей будет! И вот... Там-то они хоть голодные, да живыми бы остались. А здесь что? - И, видимо, на автомате юная ведьма выпалила то, о чём помалкивала до сих пор: - И у старой Оркены взгляд нехороший, когда она таращится на Иту с Лукасом! Мало ль, что она задумала? А если что худое?
   Взволнованная, Нисса как-то, наверное, незаметно для себя перешла на говорок своей деревни, и именно этот говорок подсказал Карине, как девушка переживает за своих племянников. Но и помочь Карина ничем не могла. С Оркеной она и в самом деле пока близко не сталкивалась и Ниссу утешить уверенной отповедью, что старуха деткам зла не причинит, - тоже не получалось.
   - Ладно, - снова вздохнула Нисса, - чего зря сидим? Попробуй-ка "веерок" на той стене! Посмотрим, как ты его усвоила. Только постарайся не вкладывать в приём слишком много сил. Пока приём должен быть учебным.
   Карина встала и крепче взялась за меч.
   Приём "веерок" представлял собой удар оружием с места по противнику, который находится в нескольких шагах от бойца, то есть на довольно большом расстоянии. Карина сравнивала его с тем, что она сама сделала, когда ударила по принцессе Лилере. Отличие одно: замахиваться надо именно мечом, потому что с кончика клинка затем слетал накопленный заряд магии - и бил в противника. А поскольку магический заряд слетал во время размаха, то визуально (для видящего магию) заряд был похож на растянутый веер, сверкающий северным сиянием.
   Нисса предложила тренировочный урок, указав на ту стену, за которой, по недавнему предположению Индара, пробежала демоническая тварь. Карина хмыкнула - и старательно размахнулась, представив, как слетающий с клинка заряд проникает за эту стену, не руша её. Посылать зряшно заряд своей силы не хотелось, а тут можно проверить, есть ли кто живой... или демонический в соседнем коридоре.
   Через секунду обе подскочили от разъярённого рёва за стеной.
   - Что... Что там? - прошептала Нисса, побелевшая от страха и лишь нечаянно попав в секунду тишины, когда случайно подбитая тварь замолкла от своего рёва.
   Глядя на её трясущиеся руки, меч из которых не падал только чудом, Карина, точно так же заикаясь и выждав новой паузы в душераздирающем вопле, который не сумела заглушить даже стена, ответила:
   - Ты ж... сказала - нечисть!
   Меч юной ведьмы немедленно поднялся в начальном движении приёма "веерок".
   Чувствуя, что внутри нарастает сумасшедший смех, Карина предложила:
   - А если объединиться? Он же там явно один!
   На этот раз она не стала уговаривать себя тратить силы осторожно. Нет, Карина вообразила себе некое чудовище, прячущееся за стеной, и вызвала в себе прилив желания уничтожить его - нет, не убить, а именно уничтожить!
   - На счёт три? - предложила ободрившаяся Карина. - Раз, два, три!
   Они одновременно взмахнули мечами по направлению истошного рёва - и чуть не оглохли от внезапной тишины. Дрожащая Нисса медленно обернулась к Карине.
   - Что... случилось?
   Ощущая озноб, недоверчиво прислушиваясь к тишине, Карина покачала головой:
   - По-моему, мы его... пристукнули...
   В следующий момент обе в панике вскинули оружие, направив его на вход в тупик. Отчётливый шорох шагов заставил переглянуться, обе будто считывали друг с друга мысль: "Зверь, раненый и злой, шагает сюда, чтобы отомстить нам!" Правда, секунду спустя Карина уже поняла, кто это.
   - Дамы, - насмешливо сказали из темноты голосом небесного, - вы меня там не поубивайте, ладно? Я сейчас войду. Честное магическое - это точно я, Индар!
   Они растерянно опустили оружие и снова переглянулись. В глазах обеих стыл вопрос: откуда он узнал, что они могут направить на него убийственную магию? И что с той тварью, что орала за стеной?
   - Чем вы тут занимаетесь? - с лёгким удивлением спросил небесный, разглядывая смущённых "дам".
   - Меня прислала к Карине Оркена, - пролепетала Нисса, - она сказала, что её надо научить самым простым приёмам. Ну и... Мы учились.
   Индар бросил на Карину проницательный взгляд.
   - Вот оно, в чём дело.
   - А что? - осмелев, спросила Карина, всовывая меч в ножны и взволнованно глядя на него. И добавила: - Что с тем зверем?
   Она не стала объяснять, с каким именно. Небесный сразу понял, про какого зверя спрашивают, но не торопился с ответом.
   И новые мурашки по спине: а что, если небесный был там же, за стеной?! Что, если он собирался сам прищучить эту тварь, а они тут... потренировались, называется?! А если она, Карина, со всей дури пожелавшая не убить, а уничтожить вражескую тварь, чуть не уничтожила одновременно и Индара?!
   Очумевшая от ужаса, Карина не придумала ничего, кроме как быстро подойти к небесному и обнять его, обливаясь слезами.
   - Я не хотела! - рыдала она. - Я не хотела тебя убива-ать! Я думала-а - там зве-ерь!
   Сначала ладонь на её плечо... Потом - на голову, на растрёпанные волосы, с которых вот-вот упадут боевые спицы. Мимо них - поспешные лёгкие шаги: Нисса выбежала из тупика? Но Карина уже забыла обо всём на свете. Сильная ладонь с её плеча чуть опустилась, поддерживая её, с трудом стоящую на подламывающихся ногах. Она ощущала тепло его ладони на спине - и это было уже совсем другое. Что-то, чего она пока не понимала, но от чего не могла отказаться, уже сейчас понимая, что это... правильно даже в ситуации, когда за стеной может появиться новое чудовище.
   Она подняла на него мокрые глаза, всхлипывая и постыдно икая от плача.
   Уменьшенные тёмной полумаской, но, тем не менее, проницательные глаза Индара всмотрелись, казалось, в самую душу.
   - Ты... - начал он и запнулся. - Во мне никогда не видели... человека. Ты переживаешь из-за меня?
   Она покивала, не в силах произнести ни слова, но не отрывая взгляда от его лица. Это было открытием и для неё. Несколько дней. Всего несколько дней! И она мгновенно узнавала его шаги, ещё не оборачиваясь на их звук. Она с удовольствием слушала его голос, как правило, насмешливый и обворожительно низкий... Но только сейчас поняла главное: она-то думала, что просто привыкла к нему, поэтому всегда рада его появлению в "каминной", но только сейчас сумела объяснить себе, что скучала без него.
   Но что... Индар?
   Она смущённо убрала руки, и он опустил свои. А уйти сразу не решилась. И они стояли так близко друг к другу... И Карина испугалась: а если он иначе понял её переживание из-за него? Если он думает, что она просто... перепугалась из-за своего удара "веерком" по стене, где мог быть и он?
   А в следующую секунду - мороз по коже, когда он прошептал, осторожной ладонью убирая сбившиеся волосы с её лица:
   - Не вовремя это... - И повторил уже вполголоса: - Не вовремя...
   И такая тоска в голосе... Что она осмелела и упрямо вздёрнула подбородок:
   - Не бывает такого, чтобы это приходило вовремя. Этому - нет точного времени, точного срока. Но ты не бойся. Я не буду приставать к тебе и мешаться под ногами. Честное магическое, - добавила и слабо улыбнулась. - Только ты помоги мне спрятаться.
   Он не стал спрашивать, что значит "спрятаться". По его глазам Карина уловила, что он недоволен сложившейся ситуацией и поможет спрятать от остальных её чувство к нему. "Наверное, зря я ему сказала... Или - нет?"
   - Тебе сказали, что значит "небесный"? - неожиданно спросил он.
   - Сказали, - прошептала она.
   - Сложно, - глухо сказал Индар. - Если бы не замок, если бы не прорыв магии, я бы попробовал на вкус, что это такое. Не всякому небесному выдаётся шанс узнать...
   Она чуть не выпалила: "Ты так пессимистично настроен? Или ты знаешь, что у нас у всех нет шанса сопротивляться тварям и демонам?!" Но заставила себя замолчать, наслаждаясь, возможно, единственной возможностью стоять так близко к нему. Почти в его объятиях!.. И не думать о том, что он-то, вероятно, к ней таких чувств не испытывает. Ведь он сам сказал: "... я попробовал бы на вкус..." Но стоять рядом с ним тепло и... защищённо. И это так здорово, потому что такое сильное впечатление защищённости Карина, наверное, впервые испытала именно сейчас за всё время пребывания в старом замке. Что стало основанием этому странному ощущению? Сила, которую она чувствовала витающей вокруг небесного? Или та сила, которую чувствовала в его руках? Но это впечатление было... до слёз! Она внезапно подумала, что такой защищённости она не ощущала и дома, в том мире, который так странно покинула...
   - Нам пора, - равнодушно сказал Индар, мягко отстраняя её от себя. - Сейчас сюда придут мужчины барона Мазуина.
   Она чуть не разревелась вновь. Он - там. Она здесь. Почему?! Почему не вместе?! Почему он не может взять её хотя бы за руку? Всего лишь за руку?!
   Пол под ногами дрогнул, а ладонь Индара снова очутилась на её плече.
   - Тихо-тихо, успокойся, Карина, - прошептал он. - Мы ещё поговорим, но потом. А пока успокойся. Ты тревожишь магическое пространство своими чувствами. Ещё один катаклизм нам не нужен. Пойдём. По дороге в "каминную" я покажу тебе, как закрываться и закрывать свои чувства, чтобы никому не навредить.
   И взял её за руку!
   Она быстро опустила голову: это опять она сделала?! Опять?! Ну и что! Если он подчинился, значит ли, что он не такой уж сильный?!
   - Не надо, - снова вполголоса сказал он над её головой. - Это не ты. Мне просто понравилось твоё желание идти - взявшись за руки.
   Она ощутила, как опустились её плечи - от облегчения. Вдохнула побольше воздуха и зашагала рядом с ним, стараясь поспевать за его широким шагом и не быть ему обузой, которую приходится тащить за собой. Когда они очутились на перекрёстке коридоров, Карина почуяла пронзительный запах палёного мяса, от которого сначала сморщилась, а потом внутренне ахнула: тварь-то застенную они с Ниссой всё-таки укокошили! И дальше шла легко, расправив плечи. Нет, в этом старинном здании она лишней точно не будет!
  
   Глава двенадцатая
  
   Когда они вышли в холл с бассейном, Карина уже снова насупилась и мысленно ругала себя на все корки: "Какого чёрта! Надо было тебе спектакль устраивать не вовремя! Тоже мне - сопли распустила! С мужиком, почти незнакомым, обниматься полезла!.. Индар прав! Не время! И не место! Ведёшь себя, как влюблённый подросток, а не взрослая женщина!.. - И вдруг, продолжая торопиться за небесным, чуть не споткнулась, ошеломлённая странной мыслью: - А почему... как? А если...та Карина... она ведь, по сути, и была подростком... Ей ведь какие-то семнадцать лет, то есть совсем школьница... И то - вряд ли эти семнадцать полные... А что, если это её душа сейчас открывается? Просыпается? И это не я, а она так эмоционально реагирует на Индара? На взгляд-то девочки, он ведь вон какой роскошный мужик!.. Господи, а кто тогда я?!"
   Она настолько запуталась в происходящем с ней, взволнованная и смятенная новым личным открытием, что не заметила, как они оба вошли в следующий коридор, а потом Индар внезапно шарахнулся назад и неловко дёрнул её за собой. Карина открыла рот закричать: "Что ты делаешь?! Больно!"
   Высокий коридорный свод из дуговых балок в нескольких метрах впереди рухнул, как будто его подорвали!
   Кашляя и не в силах открыть глаза, которые зверски щипало от строительной пыли, клубящейся на месте обрушения, Карина покорно следовала за небесным, который не только продолжал тащить её, но и что-то досадливо бормотал, а порой приглушённо, кажется, ругался. Слов Карина не разбирала, но злые и раздражённые интонации в этом бормотании определяла отчётливо. Впрочем, обидеться на него она просто не успевала. Слишком много проблем: надо было вытирать заслезившиеся глаза, отфыркиваться от сухой грязи, взметнувшейся во все стороны и дышать в рукав - чтобы дышать, а тут ещё и чих подоспел. А потом начал разбирать сумасшедший смех: "Идёшь с предметом своей или чужой влюблённости? А он на тебя чихать хотел? Вот пусть и получит ответку!"
   Мысли были ненормально сумбурные. Карина ещё с промелькнувшей грустью подумала, что она права и что та, бывшая Карина, продолжает вламываться в её сознание - если это можно так назвать. Ведь до сих пор все её мысли были лишены излишней эмоциональности, а сама она привычна к деловитой оценке происходящего что на работе, что в быту... А тут - постоянная потерянность...
   Её грубо перехватили рукой за живот, словно ребёнка, и резко куда-то вдёрнули.
   Почувствовав под ногами твёрдую поверхность, с которой её не собирались тащить далее, Карина быстро вынула из кармана своего камзола многострадальный носовой платок и суматошно попыталась привести в порядок хотя бы лицо. Потом, в процессе чистки, представила, как выглядит её физиономия в разводах и потёках, то есть в смеси той же строительной пыли и слёз, и вздохнула: "Ну, что, девочка Карина... Неплохо мы выглядим перед небесным, который нам обеим нравится!"
   Снова посмеяться над выспренной мысленной фразочкой не удалось. Она услышала над головой короткий шёпот, а затем с удивлением поняла, что может легко открыть слипшиеся было ресницы. Шмыгнув напоследок, она подняла глаза.
   - О чём ты подумала? - хмуро спросил Индар. - Я хочу знать, почему обрушился потолок в коридоре!
   "Он же сильный маг, - вспомнила она. - Может, и правда - объяснит? А если обсмеёт? Если ему моя проблема покажется надуманной?"
   - Я растерялась, - честно призналась она. - У меня меняется характер. У меня меняются взгляды. Почему так происходит? Могут ли быть у души два сознания? Той Карины - и моё? И может ли та Карина... господствовать надо мной? Сменить мою... моё сознание в этом теле?
   С минуту, наверное, он смотрел на неё в некотором остолбенении, а потом слабо усмехнулся и вздохнул:
   - Ты права. Это я должен обеспокоиться тем, что делается в старом замке. У тебя же - свои хлопоты. Но прошу тебя, Карина! Потерпи немного, пока не дойдём до "каминной"! Там мы сумеем в безопасности разобраться с тем, что тебя тревожит!
   Она бесстыдно смотрела ему прямо в глаза, пока не сообразила:
   - Закрой мне магию! Я пока не умею... ну, её контролировать. Закрой до "каминной"! Пожалуйста, Индар!
   - Нет, - сухо сказал небесный. - Не могу. Расстояние до "каминной" небольшое. Но на этом отрезке пути сейчас может произойти много чего непоправимого. Так что - это ты, Карина, пожалуйста, постарайся-таки взять себя в руки.
   Она высунулась из-за него посмотреть на дорогу к "каминной". До "каминной" ещё два коридорных поворота - насколько она запомнила путь до холла с бассейном, а потом - единственный коридор, который ведёт не напрямик, но тем не менее заблудиться в нём сложно: в нём нет ответвлений.
   И оцепенела.
   - Индар... - шёпотом позвала она.
   Небесный круто развернулся.
   Над холмиком обломков, во всё ещё гуляющих пыльных облачках, то появлялась, то снова пропадала странная фигура. Её неожиданное возникновение заставило напрячься, а потом расслабиться. На мгновения. Честно говоря, Карина поначалу решила, что это кто-то из семейства оборотней, потому что особенно отчётливо в облачках пыли появлялась голова - похожая на вытянутую собачью морду. И Карина даже обрадовалась этой голове, потому что у семейства оборотней наверняка появились проблемы, а это значит, не надо больше зацикливаться на собственных загадках.
   Но голова обладала одной странностью, которую повеселевшая было Карина не сразу разглядела, но... всё же. Присматриваясь, женщина с недоумением сдвинула брови: что-то смутное, не совсем определённое было в очертаниях головы за нечаянно устроенной в коридоре строительной свалкой. Нет, что-то неправильное можно было в силуэте этой головы (тело всё ещё пряталось за грудой обломков) отнести за счёт плохой видимости. И то, что вокруг головы ощутимо темнеет (Индар отвёл горящий факел за голову), тоже можно разглядеть, но...
   Голова, до сих пор медленно поворачивавшаяся, словно тоже осматривалась, вдруг замерла. Карина, затаив дыхание, сообразила, что голова теперь смотрит на неё и небесного. Почему Индар молчит? Почему не окликнет оборотня? Карине казалось, что уж небесный-то легко узнает существо, поневоле прячущееся впереди.
   - Карина... - прошелестело в воздухе. - Только за моей спиной...
   Она открыла рот спросить: "А кто это?"
   И чуть не упала, когда голова, которая оказалась вполоборота к ним, резко распахнула пасть - словно переломившись от челюстей до затылка. В следующий момент по коридору проскрежетал жутко противный звук. Как ржавым ножом по стеклянной бутылке. Но даже в этом почти искусственном звуке легко можно было определить предупреждение и невиданную злобу... Карина сморщилась, вскинув ладони к ушам, заболевшим от пронзительно скрипучего дребезжания, а потом голову неведомого существа закрыли от неё: небесный шагнул вперёд.
   Поскольку ей дали время, чтобы опомниться, она немедленно вынула меч и напомнила себе о боевых спицах в волосах. "Неужели это то самое демоническое существо? А... можно ли убить его обычным оружием?.. Вот дура... Вместо того чтобы узнать побольше о врагах, психанула из-за странного настроения!"
   Второго шага небесного Карина не услышала. Только высокая тень перед ней двинулась вперёд. Без меча. Обескураженная Карина даже испугалась: значит, эту тварь оружием не уничтожить?
   Едва бьющий по ушам скрип затих, настала гнетущая тишина, и в ней лишь раз раздался громкий звук: кажется, существо за кучей обломков переступило лапами.
   Зато секунду спустя издалека послышался ещё один звук, на этот раз ударивший не по ушам, а по сердцу. Всхлип. Совершенно человеческий. Правда, несмотря на сжавшееся от страха и жалости за неизвестного сердце, Карина подумала: а если и это обманка? Если это всхлипнул не человек, а передразнили его демонические существа, которые заманивают? Заставляют поверить в то, что кто-то нуждается в немедленной помощи?
   - Не отставай, - снова прошептал Индар.
   А Карина, чуть отзвучали его слова, снова с трудом удержалась от вскрика: только что над кучей строительного мусора возвышалась, а зверь уже вскочил на самый её верх. Мелкий камень разлетелся, усиливая шум стуком о стену, а тварь заёрзала, стараясь удержаться на расползающихся и разлетающихся обломках... Сквозь этот беспрерывный стукоток Карина теперь чётко услышала короткий плач, быстро оборвавшийся. Судя по всему, Индар тоже его услышал. Он не стал ждать, пока тварь укрепится на ногах, и быстро пошёл к ней, неся пылающий факел чуть в стороне, но так, будто он был устрашающим оружием. Вспомнив, что Индар говорил об огне, Карина уже смелей пошла следом, надеясь, что демоническая тварь напугается огня и сама отступит.
   Этот коридор расширялся ближе к развилке. И сейчас это расширение, квадратное, с небольшую комнату, было полно - так показалось пока ещё только обеспокоенной Карине. Здесь тоже горел настенный факел, поэтому она узрела тварь - точней, тварей: их было четыре штуки! - в деталях: лысая башка в факельном пламени мерцала, словно облитая маслом, и высилась над немыслимо тощим и длинным телом, которое покоилось сиденьем табурета на четырёх толстенных лапах, больше похожих на слоновьи ноги. Размер адских созданий было трудно угадать - разве что в сравнении с сидящими людьми: каждая чудовищно мускулистая тварь возвышалась над головой одного из них, сидящего на коленях.
   Ещё три твари стояли задом к неожиданным гостям в одном из двух углов. Там, внизу, сидели двое или трое - в покачивающемся огне Карина не сразу увидела. Их твари и сторожили - или угрожали смертью?.. А потом ахнула: Ниссу Отсоа спрятал за своей спиной - в самый угол, а сам стоял (или сидел?) на коленях, выставив перед собой меч и боевой нож. Всхлипывала именно Нисса.
   Испуганная Карина вспомнила, как девушка убежала из коридорного тупика, куда пришла, чтобы составить ей, Карине, компанию, а заодно научить паре-тройке магических приёмов. Постеснявшись импульсивного движения Карины, которая бросилась чуть ли не на шею Индару, юная ведьма поспешила удалиться - и, кажется, попала в ловушку. Но... Откуда здесь демонические твари?!
   Двое сторожей юной ведьма и мужчины-оборотня недовольно порыкивали, исподлобья порой оглядываясь на ещё двоих пришельцев... Кажется, счёт теперь сровнялся: на четырёх врагов - четверо людей?
   Первая тварь медленно пятилась к своим, не сводя с двух смельчаков, подступающих ближе и заставляющих её отходить, круглых, словно навечно вытаращенных глазищ кроваво-жёлтого цвета.
   В тишине, теперь, когда подошли ближе к углу, были слышны лишь сопение тварей и всхлипы Ниссы. И снова тот же вопрос: с какой стороны твари явились? Ведь Ниссе надо было всего лишь пробежать пару коридоров и холл!
   Но с каждым шагом угол сквозного помещения, которое Карина про себя обозвала рекреацией, становился виден всё ясней. И, если сначала Карина удивлялась про себя, то теперь я сердце заползал ужас и холод непоправимости. За Ниссой прятался кто-то ещё. Кто-то настолько маленький, что даже хрупкая юная ведьма сумела спрятать его за собой.
   Индар остановился, потому что идти дальше - заставить тварей броситься либо на пойманных в ловушку, либо на них двоих.
   - Что делаем? - прошептала Карина, замерев в полушаге за ним, чуть сбоку, чтобы видеть всё и быть готовой ко всему.
   - Пока не знаю, - отшептался небесный.
   Он не оборачивался, но Карина легко представила, как он сосредоточенно оценивает жуткую ситуацию.
   - Отсоа, - негромко и спокойно сказал он. - Как вы здесь оказались?
   Первая тварь со скрежетом огрызнулась на Индара и ту же встала полубоком у стены, с краю импровизированного круга с пойманными.
   Мужчина-оборотень предупреждающе качнул мечом, держа тварей на расстоянии где-то пяти шагов от себя - как видела это Карина. Полумрак мешал разглядеть всё точно.
   - Я стоял в том коридоре, где меня поставил барон, - вполголоса и тоже чуть ли не равнодушно ответил он, и две твари зашипели на него, вызвав всхлип - Иты! Теперь Карина разобрала, что этот тоненький звук принадлежит не девушке. А Отсоа продолжил, снова предостерегающе покачав клинком: - Услышал зов и вышел. Девочка искала тётю. Я хотел отвести её в "каминную", но из вашего коридора выбежала Нисса, а потом почти сразу появились эти и загнали нас сюда.
   - Никто не ранен? - бесстрастно спросил Индар. - Никого эти твари не укусили?
   - Меня... - прошептала Нисса и начала заваливаться куда-то в сторону.
   Твари оживились и, уже не обращая внимания на небесного, попытались приблизиться к людям в углу. Ита заплакала, дёргая тётю и тоненько повторяя:
   - Нисса, открой глазки! Открой глазки, Нисса!
   - Индар, мне хочется закричать! - сама на грани слёз - выпалила Карина, с ужасом следя, как твари вздыбились, а одна из них прыгнула было вперёд, но с новым скрежетом, в котором угадывались болезненные интонации, отпрянула.
   Отсоа ударил мечом: он упал с опорой на левую руку, мгновенно освобождённую от брошенного на пол ножа, и рывком вперёд уколол слишком нетерпеливую тварь. Попал, кажется в бедро твари, потому что та, слегка покачавшись на месте после прыжка назад, медленно, прихрамывая и пронзительно скуля, отошла в сторону. А Отсоа быстро подобрал нож и снова уполз в угол, оттуда вновь грозя мечом.
   - Рано, - напряжённо отозвался Индар, отвечая Карине. - Ты обрушишь стену, потому что не умеешь дозировать силу, и убьёшь их.
   Она не стала переспрашивать - кого именно. И так понятно, что пойманных в ловушку. Но, тем не менее, она взбодрилась: небесный понял её с полуслова! И кровожадно сказала:
   - А если я буду смотреть на них в тот момент? Отдельно на каждую тварь?
   - Успокойся, - велел небесный. - Ситуация не настолько безнадёжная. Я сам. И помолчи, женщина. Ты мне пока только мешаешь! И возьми мой факел!
   Как она не расхохоталась, принимая светильник, - Карина не поняла. "Помолчи, женщина!" Хотя куда деваться, Индар во всём прав, как ни посмотри. Не фиг дилетанту лезть со своими советами к профессионалу!.. Но почему он медлит?
   Только подумала - и снова изругалась на себя же. Потому и медлит, что "помолчи, женщина" означает, что она мешает небесному сосредоточиться на том, что необходимо сделать!
   - Отсоа! - позвал Индар. - Можешь ещё немного напугать тварей, чтобы между ними и вами образовался просвет?
   - Попробую, - с сомнением ответил мужчина-оборотень и не спеша встал с коленей. - Эй, вы... Зверюги!
   Твари заскрежетали, словно собаки перед прыжком присев на задницы.
   Отсоа шагнул вперёд и замахнулся мечом.
   Твари, немного помешкав, всё же попятились - с оглядкой на невозмутимо стоявшего за их спинами небесного. Но до Индара расстояние было не слишком близкое, так что демонические создания уступили мужчине-оборотню, а потом...
   - Отсоа, - всё так же спокойно сказал небесный. - Быстро в угол!
   Неизвестно, понимали ли твари человеческий язык (Карине показалось, что нет), но они позволили Отсоа резко броситься в угол, насколько позволяли его размеры встать вплотную к стене. Небесный воздел руки к потолку и быстро зашептал странные, непостижимые слова - наверное, заклинание, потому что Карина не поняла ни слова.
   Твари оглянулись, тараща свои глазища на небесного.
   Индар резко опустил руки - раскрытыми ладонями параллельно земле.
   И выдохнул лишь одно слово: "Убить!"
   С тёмного, со всполохами от факельного огня потолка рухнули огненные струи! Они ослепительно-жёлтыми копьями стремительно, словно ими выстрелили, рванули к полу, пронзая, будто материальные, и убивая демонических тварей, впавших в панику и теперь метавшихся в небольшом пространстве, словно позабыв, что у них есть шанс выбраться из разверзшегося ада, всего лишь выскочив из коридора. Какие-то твари умирали молча - огненные копья разом попадали в средоточие их жизненных точек. Какие-то - верещали, наполняя небольшое помещение кошмарным воплем, и он ощущался настолько плотным, что Карине казалось - его можно потрогать. Только - нельзя! Можно обжечься и отравиться!
   А небесный, высоко подняв подбородок, продолжал держать ладони над полом, и огненный ад не прекращался ни на минуту, продолжая сыпать страшными копьями. Последние две твари, которые всё ещё умудрялись уворачиваться от густого ливня огненных стрел, вертелись и кружились на месте в сумасшедшем темпе - горя пламенем, которое их жадно пожирало.
   Индар сжал кулаки - и огненный ливень превратился в стену пламени.
   Секунды ожидания - рука небесного снова простёрлась к потолку, невидимому и ослепляющему - Карина пыталась посмотреть наверх, но слезились глаза...
   В помещении резко стихло и потемнело.
   Индар быстро пошёл к углу, в который вжимались живые. Под его ногами скрипели и хрустели останки сгоревших тварей. "Вроде радоваться надо, - подумалось ошеломлённой Карине, которая стояла, потирая сгоревшую или пропёкшуюся щёку. - Но почему по моему сердцу этот звук бьёт?"
   Небесный протянул руку Отсоа и поднял его: как выяснилось, мужчина-оборотень снова сел на колени - теперь уже защищая собственной спиной девушку и девочку от огня. Отсоа поднялся и опёрся о стену, приходя в себя от жара адского пламени и жадно дыша сквозным холодком, тут же наполнившим небольшое помещение. Индар же быстро нагнулся и взял на руки юную ведьму. Пока Карина спешила со своим факелом, Отсоа отдышался и поднял Иту, которая немедленно прильнула к нему, обнимая и со страхом глядя на пол в комках сухой чёрной грязи.
   - Тот коридор... - сипло сказал Отсоа в спину небесному. - Господин Индар, тот коридор остаётся без охраны.
   - Ненадолго, - отозвался небесный, так и не обернувшись. - Всем нам надо быстрей дойти до "каминной". Когда тебя сменяли?
   - Давно, - тихонько сказал Отсоа. Он не жаловался, но Карина опять расслышала в его голосе небольшое сожаление, что оборотней, кажется, презирают и готовы использовать на полную катушку, не обращая внимания на их плачевное положение, как, например, сейчас, когда мужчина-оборотень стоит в охране гораздо дольше, чем обычные мужчины, приведённые бароном Мазуином.
   - Ну вот... Так что барону придётся найти тебе смену.
   После этих слов Карина почувствовала себя виноватой: её, по её же просьбе, поставили сторожить коридор, а она что вытворяет? Хотя... Что было бы, если бы она оставила попытки потренироваться? Небесный и так шёл к ней. А убежавшая Нисса... Нет, Карина по-настоящему чувствовала свою вину: если бы не она, Ниссе не пришлось бы страшиться этих демонических созданий.
   Она шагала следом за мужчинами, несущих самых слабых, и размышляла обо всём подряд, оценивая своё поведение и постоянно оглядываясь по сторонам. Теперь, когда она знала, что может произойти, она старалась быть бдительной. Тем более что на коридорных поворотах небесный всегда чуть оглядывался, явно проверяя, где она - и (Карина мысленно хмыкнула) не устраивает ли ещё какой подвох, пытаясь снова опробовать свои магические силы.
   Ниссу Индар занёс в маленькое помещение рядом с "каминной", к старой Оркене. Поскольку дверь за собой он не озаботился закрыть и не потребовал того же от спутников, то Карина встревоженно наблюдала, как он решительно, не дожидаясь поспешившей к нему ведьмы, положил девушку на её кровать.
   - Оркена, Ниссу укусила тварь, - твёрдо сказал он и, кивнув старухе, пошёл к выходу.
   Когда маленькая Ита поняла, что тётя остаётся у старой ведьмы, она вытянула ручонки к Ниссе, благо Отсоа крепко держал её, и, заревев, запросилась:
   - Я тоже хочу остаться здесь, с Ни-иссой! Я с Ниссой!
   Проходя мимо неё, небесный легонько погладил её по голове с встопорщенными волосами и напомнил:
   - А если брат узнает, что ты пропала? Или уже узнал? Он испугается и пойдёт тебя искать. Ты хочешь этого? Чтобы он тоже попал к тем чудовищам? Нет, Ита. Сначала ты побудешь с братом, а потом и твоя тётя вернётся.
   Девочка замолчала мгновенно, а Карина подумала, что надо бы узнать, что за магический приём использовал Индар: такая вещь её точно пригодится в её личном магическом хозяйстве. После чего заторопилась войти в "каминную".
   Здесь небесный в двух-трёх словах охарактеризовал происходившее за пределами комнаты барону Мазуину, который вместе с принцессой Лилерой уже вернулся со своего поста, а потом добавил:
   - Боюсь, я уже открыл своё присутствие в замке демонам. Но, пока есть вероятность, что они этого не поняли, мне бы хотелось снова прекратить использовать магию. Но караулы нужны. Думаю, неплохо бы провести наших магов по всем постам, чтобы оставить там сигнальные магические метки. Теперь, когда на поверхность выходят и демонические твари, рисковать живыми нет смысла.
   - Я пойду! - ожидаемо вскочила со своего места Лилера, высокомерно взглянув на Карину.
   Но Карина не стала ничего говорить. Она уже сообразила, что небесный обязательно возьмёт её в этот краткий поход по караульным местам. Хотя бы затем, чтобы использовать её силу, не забирая её у остальных.
   Барон Мазуин решительно поднялся и встал рядом с принцессой, кажется рассчитывая защищать её в этом походе. Двое отдыхавших мужчин тоже поднялись со своих постелей, но, в отличие от барона, неохотно. Они тоже устали от дежурства, когда приходилось весьма долго не смыкать глаз. Оглянулся Отсоа, стоявший рядом с женой и своим детьми, которые окружили Иту и Лукаса, вполголоса ругавшего свою сестрёнку.
   - Нет, - покачал Индар головой в ответ на вопросительный взгляд мужчины-оборотня. - Пусть Лиадейн смажет твои ожоги. Мне нужны здоровые мужчины, а ты ранен и оттого слишком уязвим. Твари могут найти тебя по запаху.
   - Но этот оборотень... - недовольно начал барон.
   Небесный легко перебил его:
   - Этот оборотень запахом своей палёной шкуры может легко привести к нам тварей. А нам ещё надо пройти в те места, где стоят ваши люди. И лучше пройти туда безо всяких происшествий.
   И барон, осёкшись, замолк. Но принцесса погладила его по плечу и что-то прошептала - он успокоился, хотя до этого прикосновения злобно зыркал на мужчину-оборотня, опасливо разок скосившись и на Индара.
   - А как мы это сделаем? - дипломатически спросила принцесса. - Магические метки поставим - как, каким образом? Сначала найдём наших мужчин, или сначала поставим метки там, где сейчас нет сторожей?
   - Сначала - живые, - жёстко сказал Индар. - Мы не знаем, насколько много тварей сейчас рыщет по замку. Надо привести сюда всех. Мне и Оркене легче укрепить небольшую часть замка, чем распространять свои силы на него полностью. Сделаем так: сначала собираем сторожей, одновременно ставим сигналки там, откуда их уводим.
   Как бы ни хотелось барону Мазуину злиться на небесного, но тут он был вынужден согласиться с ним. Снова оглянувшись на Отсоа, который сидел, сняв затлевшую во время огненного дождя рубаху, чтобы Лиадейн перевязала ему тряпками плечо, барон пожал плечами и, предложив принцессе Лилере руку, пошёл к двери из помещения. Карина мысленно фыркнула на такие церемонии и, вздохнув после оглядки на Индара, пошла следом за парочкой. У двери обернулась.
   Маленькая Ита уже сидела рядом с мужчиной-оборотнем и тихонько капризничала, потому что Лиадейн мазала чем-то и её лицо. Кажется, Отсоа быстро получил необходимую помощь, а женщина-оборотень правильно поняла, почему у девочки слишком румяное лицо...
   Карина пожелала обоим побыстрей выздороветь и поспешила за выходящими.
   Индар остановил её, мягко коснувшись плеча.
   - Карина, ты не хочешь остаться - отдохнуть?
   Вот тебе и воспользовался её силой!
   - Нет, не хочу, - решительно сказала она и тут же объяснила, чувствуя, что выразилась слишком резко: - Мне кажется, это я виновата в том, что произошло с Ниссой. Хочу загладить свою вину.
   - Ты не виновата, что маленькая девочка решила найти в замке свою тётю, - спокойно заметил небесный. - Но я рад, что ты не хочешь сидеть здесь.
   Он не стал предлагать ей свою руку, как это сделал барон, но пошёл рядом, и Карина обрадовалась: не хочется чувствовать себя в одиночестве, бредя за бароном и принцессой. А ещё... Ей хотелось ещё немного поразмыслить о себе, о душе той Карины. И это здорово, что Индар будет идти рядом! Ну, если она вдруг опять чем-то не тем займётся. А ещё... Ещё тогда будет, наконец, повод для небесного закрыть ей магию! Ведь потом она сумеет открыть личный поток и без небесного: плавали - знаем, как это делается! "А ты эгоистка, неизвестно которая Карина, - насмешливо обратилась она к себе. - Забрала к себе небесного, вынудив его заниматься только собой. Впрочем... Он сам со мной пошёл! Вот!"
  
   Глава тринадцатая
  
   Проходя было мимо двери в помещение, занятое старой ведьмой, небесный замедлил шаг и, кивнув обернувшемуся барону Мазуину: мол, я ненадолго задержусь, - обратился к Карине:
   - Иди дальше - я догоню вас.
   - Хорошо, - немного удивилась та и неуверенно пошла за парочкой впереди. Идти за ними не очень хотелось. Барон хоть и казался человеком адекватным, но ведь рядом с ним не всегда предсказуемая, но всегда предсказуемо надменная Лилера, в общении с которой Карина с недавних пор начала чувствовать неловкость. Да и вообще нежелание даже отвечать на её вопросы.
   Так что замедлила шаг и она, едва только Индар вошёл в комнату Оркены, твёрдо решив дождаться его и вместе с ним продолжить путь. Дверь в помещение, открытая и брошенная на полдороге, медленно возвращалась на своё место в каменный косяк... Сначала Карина расслышала негромкий голос Индара, но не разобрала, что он говорит. Только по вопросительной интонации сообразила: он чем-то интересуется. Потом дверь замерла рядом с косяком, превращая голоса всех находящихся внутри в единое невнятное бормотание. Затем, видимо, старая ведьма подошла зачем-то к двери, и Карина поневоле услышала её громкое и недовольное:
   - Ты забываешься! Это мой замок! Так что распоряжаться здесь буду я и только я!
   Откликаясь на её восклицание, небесный тоже сказал громче обычного:
   - Ты не знаешь всех условий, а потому не посмеешь сделать задуманное!
   - Попробуй - запрети! - с неожиданным ехидством ответила Оркена.
   Голос Индара, мягкий и насмешливый, раздался неожиданно близко - наверное, он подошёл к двери:
   - Оркена, я и пробовать не буду. Это ты забыла, что сейчас твой замок - самый бесполезный на свете предмет!
   И Карина бросилась в сторону, чтобы её не заподозрили в том, что она бессовестно подслушивает. Чуточку запыхавшись, она застыла на приличном расстоянии от двери и задумалась: но ведь в помещении Нисса? Слышала ли она, о чём шла речь между Индаром и Оркеной? Узнать бы... Но захочет ли юная ведьма раскрывать секреты своей наставницы? А если... А если Нисса не слышала? Ну, это возможно лишь в одном случае: старая ведьма что-то с ней сделала. Усыпила, например. Если учесть состояние девушки, то это вполне реально.
   Задумавшаяся Карина подняла глаза. Нет, Индар всё ещё разговаривает с Оркеной. Значит, можно поразмышлять и далее... В голосах обоих - прозвучали небольшие нотки... угрозы. Если помнить о реплике Индара, то, кажется, ведьма угрожала что-то сделать - плохое, с точки зрения небесного. А если вспомнить, что старая ведьма - хозяйка замка, то... не собирается ли Оркена совершить какое-то грязное колдовство, чтобы любой ценой спасти замок от демонов?
   Додумать не успела - торопливо вышел Индар и сразу направился... Ей показалось - прямиком к ней, но коридор-то вёл туда, куда ему надо. И она лишь стояла на пути небесного. Слабо усмехнувшись, Карина, отворачиваясь, чтобы идти с ним дальше, спросила себя: "А тебе очень хочется, чтобы он шёл именно к тебе?" Улыбка быстро увяла в мрачную гримаску: "К которой - к тебе?"
   Индар дошёл до неё и, не сбавляя шага, направился далее, вынуждая поспешить следом. Она даже решила, что небесный ничего не заметил, что ему всё равно, где она стояла, но он спросил, не глядя на неё:
   - Что случилось?
   - Ничего особенного.
   - Но всё же?
   - Всё хорошо. - Ещё пара шагов, и она не выдержала: - А почему ты спрашиваешь?
   - Мне надо знать всё, что с тобой происходит. Ты волнуешься - и это может грозить очередным катаклизмом для замка и его нынешних обитателей.
   Карина была так откровенно разочарована его ответом, что чуть не рассмеялась над собой: "А ты чего хотела? Его тревожит лишь моё магическое состояние! Но никак не я сама. Так что и впрямь... Успокойся и воспользуйся возможностью кое-что узнать..."
   - Хорошо, я спрошу! - выдохнула она. - У меня навязчивое впечатление, что со мной что-то неладно. Как будто во мне два человека. Или - две души, - поколебавшись, добавила она. - Такое может быть?
   - Начинаешь что-то вспоминать?
   - Не совсем... Скорей, я испытываю совершенно чужие для меня чувства. Да и с характером что-то... Я такой раньше не была!
   - Попробуй принять оба состояния, как личное, - рассеянно посоветовал Индар. - У тебя одна душа. Но на ней две памяти. Одна - та, что знает твой недавний мир. Другая - спящая, из этого мира. И та, что сейчас просыпается в привычной для неё обстановке, и заставляет тебя вести иначе.
   - И всё? - с недоумением спросила Карина.
   - Всё, - подтвердил Индар. - Пройдёт ещё какое-то время, и две памяти сольются в одну, ты станешь личностью, которая не будет сомневаться в себе и будет воспринимать все свои ощущения, как личные.
   Она замолчала, чтобы попытаться понять. Вроде всё ясно, но почему же ей не нравится неожиданный поворот: две памяти - одна из которых вот-вот полностью пробудится? Допытаться бы у небесного, точно ли вторая, спящая, память не задавит своим грузом ту, что сейчас пока на первом месте? Нет, жизнь в том мире была не самой лучшей, но ведь в ней были и уютные моменты... Родители, которых у прошлой Карины не было и которые так заботились о своей дочери, не подозревая, что могли бы остаться вообще без ребёнка, если бы Оркена не позаботилась выручить мятущуюся душу... Дом, в котором было так хорошо даже в одиночестве...
   Но они уже догнали барона Мазуина с принцессой Лилерой, которые уже миновали холл с магическим бассейном и которые шли не спеша, активно общаясь между собой, и девушка даже недовольно оглянулась на них - видимо, помешали их интересной беседе. И - внезапно ткнулась лицом в широченную спину барона, резко вставшего столбом на месте. Отпрянув, Лилера снова оглянулась, но на этот раз обеспокоенно.
   Индар немедленно прибавил шагу, а Карина предусмотрительно вынула меч из ножен. Всё ещё взволнованная, принцесса, тем не менее, повторила движение спутницы.
   - Что случилось? - прошептала Карина и попыталась высунуться из-за спин мужчин.
   Небесный твёрдой рукой вернул её на место - за спины.
   - Я что-то вижу, - глухо проговорил барон Мазуин. - Но очень смутно.
   Склонившись в сторону, что было очень неудобно из-за слишком узкого коридора, Карина в первый момент разглядела лишь плотную тьму впереди. Это в ней что-то разглядел барон? Изо всех сил, по впечатлениям, пяля глаза во тьму, Карина старалась рассмотреть видимое глазам мужчины, но - увы...
   - Что там? - прошептала Лилера, которой вообще было не высунуться: барон стоял близко к стене.
   - Не знаю, - призналась Карина.
   - Ты же сильный маг! - вполголоса возмутилась та.
   - Я маг, который имеет силы, но не умеет ими пользоваться, - напомнила она. И предложила: - Хочешь - поменяемся местами? Отсюда коридор виден.
   Они скользнули друг мимо друга, и принцесса, тая дыхание, прислонилась к стене со стороны небесного. Мужчины помалкивали, будто ещё не разобрались с увиденным. Потому и пришлось скооперироваться с Лилерой, чтобы прояснить обстановку.
   - Видишь что-нибудь? - прошептала Карина.
   Принцесса сначала взглянула на мужчин. Те напряжённо продолжали вглядываться во мрак, и Карина, как ни пыталась хоть что-то рассмотреть над их плечами, вставая на цыпочки, к сожалению, ничего не видела. Слишком уж оба высоченные...
   - Я ничего не вижу, - хмуро призналась принцесса. - Темно - и всё.
   - Между прочим, я тоже, - неожиданно присоединился к ней небесный. - Барон, может, вам почудилось?
   - Нет, я всё ещё вижу... тени. Иногда они отчётливые, иногда расплываются.
   - Карина, встань сюда, - распорядился Индар, отодвигаясь от стены и позволяя пройти мимо себя. - Мне всё же придётся снова закрыть тебе магию. Я хочу, чтобы ты сейчас видела, как обычный человек. Простите, барон, если обидел вас.
   - Ничего, - проворчал тот, - если для дела.
   - Почему не я? - обиделась Лилера.
   - Вы, ваше высочество, с рождения жили в магии. А у Карины есть уникальный опыт - жизнь обыкновенного человека без магических занятий. Поэтому вашу магию заблокировать я не могу - вы пропитаны ею. Но убрать магию Карины, возвращая её к недавнему житию, - легко.
   Принцесса фыркнула, а барон осторожно положил руку на её плечо, успокаивая.
   Ладонь небесного легла на голову Карины. Несмотря на тревожную обстановку, она улыбнулась: ладонь тяжёлая, но в то же время чувствуется, что Индар старается не давить на её голову. И - тепло... А потом он убрал руку - и стало прохладно, что смешивалось с едва уловимым чувством досады, что он... отнял тепло. Но Карина нехотя напомнила себе, что она тут не для распускания соплей, и вперилась в даль коридора.
   - С чего начинать смотреть? - не поворачиваясь к барону, спросила Карина.
   - Слева фигуры плотней, - откликнулся тот.
   Сначала только всё та же тьма. Потом в ней появились просветы... А потом Карина боялась даже глаза закрыть на мгновения, лишь бы не сморгнуть увиденное.
   Она словно смотрела далеко в вечерний лес. Солнце уже наверняка скрылось за деревьями, потому что верхушки этих деревьев всё ещё мягко золотились, но взгляд от верхушек скользил вниз, по стволам, и Карина наблюдала, как эти стволы пропадают во тьме. Но между деревьями ещё что-то блестело, и она не сразу поняла, что это вода. И - движение. Нет, вода в водоёме тоже шевелилась, но то движение, которое глаза Карины выхватили, а потом заворожённо следили за ним, было совсем иным. Его производили тени, с которых взгляд постоянно замыливался и уходил куда-то в сторону, пока Карина вдруг не догадалась, что взгляд с фигур уходит не сам по себе, а фигуры его с себя сбрасывают. Догадка, как ни странно, дала возможность увидеть!
   Женщины - много женщин в таких одеяниях, что Карина поначалу приняла их за платья-ночнушки, длинные, полупрозрачные, не мешающие движению. Эти женщины то и дело садились в высокие травы и плели, срывая по травинке, венки, которые тут же надевали на головы... А на берегу лесного озера сидел старик в белом...
   - Женщины в лесу... - напряжённо сказала Карина, всё ещё боясь моргнуть. - Их много. Они плетут венки. А ещё там озеро со стариком.
   - Что делает старик? - спросили сбоку, и она не сразу узнала голос Индара.
   - Он... Мне кажется, он собирается зажигать костёр...
   - Точно! - вдруг сказал барон Мазуин. - А некоторые женщины... танцуют?
   - Да, танцуют, - сосредоточенно сказала Карина. - А наверху появляется луна.
   - Полная? - уточнил небесный, и, даже сосредоточенная на странном видении, она распознала в его голосе тревогу.
   - Кажется, полная... - не совсем уверенно ответила она. - Я не вижу точно, потому что луна ещё прячется в ветках деревьев...
   - Глупости какие... - прошептали с другой стороны, но Карина пропустила эти слова мимо ушей, так же, как и говорящего: закусив губу, она отчаянно всматривалась в происходящее в уже ночном лесу, потому что...
   - Всё закончилось, - разочарованно произнёс барон.
   - И вы жалеете об этом? - резко спросила Лилера, и наваждение, которое притягивало глаз, мгновенно спало с Карины. Принцесса ревнует Мазуина к другим женщинам? Когда же она успела настолько... скажем так - привязаться к барону?
   - Жалею, - нисколько, впрочем, не смутился тот. - Мне хотелось увидеть, что будет, когда старик разожжёт костёр.
   Глядя на освещённый далёким факелом коридор, Карина улыбалась. Она до сих пор не могла привыкнуть к этому миру со всеми его магическими и колдовскими заморочками! И открытие, что она так мало знает о здешней жизни, что вскоре она сумеет стать его естественной частью, - поднимало что-то радостное внутри, заставляя улыбаться. Даже опасность в виде жутких демонических тварей и пока не виденных ею демонов отступила перед этим загадочным видением.
   Она обернулась к небесному. Тот выглядел довольно задумчивым, а потом - Карина подумала, что он беспокоится о ней, но...
   - Карина, покажи мне свою руку - левую.
   Не сразу сообразив, что он хочет посмотреть запястье с татушкой, Карина всё-таки поняла, что лучше сразу повернуть руку. Индар бережно придержал её руку и всмотрелся в узор. Потом посмотрел на Карину.
   - Я не понял, что надо было в первую очередь спросить тебя, как ты научилась говорить на нашем языке. Теперь - вижу. Тебе помогали старые боги?
   - Нашёл, у кого спрашивать, - вздохнула она и тут же спросила: - А как это связано с моим и барона Мазуина видением?
   - Пока не знаю. - Небесный задумчиво вгляделся в запястье, а потом перевёл взгляд на Карину. - Клянусь, я даже не знаю, пугаться ли этой странной связи, нет ли...
   - Какая может быть связь со старыми богами у иноземки? - пренебрежительно высказалась Лилера. - И вообще... Не лучше ли сейчас дойти до караульных и собрать их? Мне кажется, я слышу необычный шум.
   В первые секунды, когда вся маленькая компания вслушивалась в тишину коридоров, Карине показалось, что принцесса, озабоченная тем, что всё внимание получает только она, Карина, просто перевела это внимание хотя бы на некий шум. А самого шума Лилера слыхом не слыхала. Но где-то через десять секунд вся компания напряглась: издалека и впрямь доносился шум. Причём в общем гуле поначалу ничего нельзя было разобрать. Но вот небесный чуть не бегом кинулся вперёд - с мечом. Барон ринулся следом, тоже вооружённый. И всё потому, что в неровном и беспорядочном гуле ближе к нему стали слышны вопли и лязг оружия.
   Карина меч давно вернула в ножны, а вынуть его на бегу не сумела - навыков, несмотря на возвращающуюся память, нет. Да и факел, горящий, всё ещё в руках. Пришлось остановиться. Мимо пробежала было принцесса, но вернулась.
   - Что?!
   - Сейчас! - прокряхтела Карина. - Меч не могу взять.
   Принцесса решила дело махом, сама вцепившись в рукоять её меча и легко вытащив его. Правда, когда оружие оказалось на весу, Лилера чуть не выронила его.
   - Как ты его носишь?! - удивилась она, передавая меч владелице. - Я его поднять-то не могу!
   - Для меня - нормально, - только и сумела ответить удивлённая Карина.
   Они уже вместе продолжили бег. Неизвестно, почему принцесса теперь держалась рядом с Кариной. Возможно, посчитала нужным защитить странную иноземку - этой мысли Карина только изумилась, в очередной раз позабавившись странным вывертам своего воображения в этом мире.
   Но на бегу она сумела сделать то, что посчитала необходимым. Хоть и страшно было, хоть и боялась боли, но на одном из поворотов, когда пришлось слегка приуменьшить бег, она прикоснулась ребром ладони к лезвию меча - и тут же отдёрнула руку от оружия, по которому плеснуло языками пламени.
   Оглянулась Лилера, ахнула, но собралась и жёстко, насколько это возможно на бегу, сумела спросить:
   - Зачем ты поранила руку? Не желаешь принять участие в битве?
   - Как раз именно для того, чтобы принять! - крикнула Карина. - Индар мне заблокировал магические силы! Чтобы пробудить их, мне надо принести жертву - кровь!
   - Откуда ты знаешь? - поразилась принцесса.
   - Нечаянно узнала! - выдохнула она.
   Они вместе влетели за следующий поворот и затормозили.
   Небесный и барон вовсю пробивались через толпу чёрных фигур к двоим мужчинам, которые оборонялись от тех же чёрных. Машинально Карина пересчитала врагов, ещё не соображая, кто бы это мог быть. Десять-двенадцать голов, кажется?.. Потом она ужаснулась, когда разглядела оружие в руках этих фигур - топоры! Топоры с длинными лезвиями - на длинной ручке!
   Так же машинально она оглянулась на принцессу. Та со страхом смотрела на чёрных, и заметно дрожала её челюсть полуоткрытого рта. Но бежать назад Лилера не собиралась - именно это соображение подтолкнуло Карину пойти вперёд, чтобы присоединиться к мужчинам. Она знала одно: драться-то - неизвестно, получится ли у неё; вряд ли можно уметь что-то делать, уповая лишь на память той, прошлой Карины, но просто бить по чёрным фигурам, защищаясь или пугая мечом, - это она сумеет.
   Они переглянулись и поспешили к мужчинам.
   Но драться Карина не смогла.
   Сначала она увидела, как под напором чёрных фигур свалился один из двоих караульных. Потом сбоку на неё и принцессу помчались те самые чёрные - две фигуры. А Карина-то не только меч несла, но и факел. Ну и увидела на свету да вблизи... То ли пристукнутые - как показалось со страху, то ли орангутаны, облитые чёрной смолой: квадратные фигуры, приземистые, шеи нет, башка тоже квадратная, лиц не разглядеть, зато глаза горят чёрным огнём. Именно так - Карина не могла бы по-другому описать этот жуткий цвет глаз, в которых, кроме всего прочего, время от времени мелькали багровые блики. Перепуганная до невменяемости, забыв обо всех магических приёмах деревенских ведьм, которые помогали выживать в лесу среди нечисти и которые Карина рассчитывала пустить в ход в случае нападения демонических тварей, сейчас она видела лишь эти черно-огненные глазища, которые вызывали оторопь и заставляли цепенеть на месте.
   Где-то рядом жалко всхлипнула Лилера, подняв собственный меч, поразительно хлипкий на фоне тех топоров, которые вот-вот занесут над ними эти страшные фигуры... А мужчины слишком далеко...
   И Карина закричала: то ли призывая мужчин на помощь, потому что поняла простую истину - им, двум женщинам, не справиться; то ли просто от ужаса. Она кричала, срывая голос, ведь эти две чёрные фигуры быстро приближались, угрожая людоедским оружием, как она почему-то про себя решила. Потому что слишком уж контрастно это было: недавнее мягкое видение вечернего леса и призрачных женских фигур - и кошмар бегущих к ним, самым слабым, демонов - наконец она сумела определиться, кто они такие... И кричала, срывая голос, словно защищаясь этим криком, словно только в этом крике была та сила, что сумела бы оберечь её и Лилеру.
   Но внезапно всё вокруг вспыхнуло. Будто до сих пор прячущийся, огонь на её мече перепрыгнул в коридоры и тут же, взревев, взлетел на немыслимые высоты, толкаясь в потолок, неожиданно низкий.
   Две чёрные фигуры пропали было за завесой ревущего огня, который взметнулся вокруг женщин, а потом... Очумевшая от происходящего Карина, открыв рот, следила, как пламя всколыхнулось и как в нём вспыхнули две громадные свечи - именно там, где только что были враги. Жар от этих свечей опалил её лицо - собственное пламя, перешедшее с оружия, её не трогало. Ей показалось, в диком рёве магического (а в этом она уже не сомневалась) пламени она услышала писк принцессы, спрятавшейся за её спиной. Но, быстро обернувшись - посмотреть за плечо, она едва не расхохоталась: Лилера встала спиной к ней, вытянув перед собой меч - то есть готовилась защищать её спину.
   Что делать дальше - Карина не знала. Пока она чувствовала одно: её собственное пламя точно не подпускало демонов к ним обеим. А поскольку это же пламя успело уменьшить число врагов на двоих, то четверо мужчин, полагала она, сумеют справиться с демонами и помочь затем справиться с огнём. "Мы своё дело сделали, - абсолютно спокойно решила она, постоянно сглатывая, чтобы привести охрипшую глотку в порядок. - То есть я. Нет, принцесса тоже. Не почуй я её страх, может - орала бы не с такой силищей (ну я поорать!). А если бы мужики пошли без нас, им пришлось бы сражаться с более... многочисленным врагом. Нет, мы с Лилерой молодцы!"
   Наверное, Лилера думала несколько иначе. Едва Карина похвалила себя и её, как девушка подалась назад и упёрлась в спину Карины.
   - Что там ещё?! - крикнула (по ощущениям - каркнула) Карина.
   - Я ничего не вижу! - пожаловалась Лилера и переступила, явно стараясь встать удобней. - Что это за огонь и как ты его вызвала?!
   - Что и как - не знаю! - отозвалась она. - Надо будет у Индара спросить!
   - Но он нас защитит?
   - Думаю - да!
   - А те двое?!
   Не сразу сообразилось, что Лилера имеет в виду демонов. Но потом Карина поняла, что, пока демоны горели, принцесса уже вставала за её спиной, готовясь к обороне. Поэтому не видела, что с ними произошло.
   - Они сгорели!
   - В твоём огне?!
   - Да!
   Пламя, окружавшее их, гудело деловито и монотонно. Карина сначала боялась, что оно долго не продержится, но сильное гудение не ослабевало ни на секунду, и буквально пришлось принять ситуацию, что либо небесный поможет им выкарабкаться из огненной ловушки, либо огонь сам погаснет, когда в коридорах станет безопасно. Кажется, принцесса тоже думала об этом.
   - А когда ты уберёшь огонь?! - крикнула она.
   - Когда демоны уйдут! - нашлась с утешительным ответом Карина, сообразившая ещё одну истину: Индар поможет выбраться из огненного кольца только в этом случае. Наверняка он сейчас посматривает на пламя вокруг женщин чуть ли не с облегчением.
   - Тогда хорошо... - с трудом расслышала она ответ Лилеры.
   Глаза скоро устали от яркого света огня, а потом Карина снова почувствовала, что ей хочется хохотать, как ненормальной: если правая рука всё ещё цеплялась за меч, то левая до сих пор держала факел - зажжённый!
   Но только она с трудом сдержала первый всхлип этого ненормального смеха, как огонь вдруг начал опадать.
   "Индар?" - с надеждой гадала она.
   У неё - надежда, а Лилера испугалась:
   - Карина! Огонь стихает!
   - Отобьёмся! - мрачно откликнулась она, сжимая меч и думая, сумеет ли она, со своим ободранным от недавнего крика горлом, снова заорать так, чтобы огонь сжёг всех врагов, которые только осмелятся приблизиться к ним.
   - Карина, не трогай меча! - бесстрастно сказал небесный из-за стены огня.
   - Лилера! - закричал где-то барон Мазуин, и Карина ни с того ни с сего вдруг вспомнила его имя - Бриартак, и удивилась, почему здесь все зовут друг друга по фамилиям. - Стой на месте! Небесный вас сейчас вытащит!
   А потом появился и сам - когда огонь опал ему по грудь.
   Принцесса мгновенно встала рядом с Кариной, жадно всматриваясь вперёд. Сейчас её не интересовал даже барон - она пыталась выяснить обстановку.
   Обстановка была очень любопытной: Индар стоял сбоку от огненной защиты и чуть ли не голыми руками заставлял огонь уходить в землю. Барон волновался рядом, стараясь заболтать принцессу, чтобы та знала: врагов рядом нет. Неподалёку, у той самой стены, где до их прихода стояли и оборонялись от демонов двое мужчин, подчинённых барона, теперь на ногах был только один из них. Но Карина с новым облегчением выдохнула, когда поняла, что второй лишь ранен.
   Потом она встретилась глазами с Индаром. Тот ужимал огонь, не глядя на него.
   - Ты впечатляюще кричала, - словно бы рассеянно сказал небесный.
   - То есть? - удивилась она.
   - Второй страж барона Мазуина не ранен демонами. Точней - он ранен, но не страшно. А вот то, что он лежит, - твоя заслуга. Ты сбила его своим огнём.
   - Но я не... - растерянно начала Карина и заткнулась, не умея высказать, что именно она не делала.
   - У тебя стихийная магия, которую ты не всегда можешь контролировать, - всё так же отстранённо объяснил Индар. И добавил, переведя взгляд на утихающее пламя: - И это очень и очень... занятно.
  
   Глава четырнадцатая
  
   Двоих вырученных от невообразимой напасти (впрочем, сейчас эта напасть не нуждалась в чьём-то воображении: демонов разглядели во всех подробностях) стражей вместе с парой - барон и принцесса - отправили к "каминной".
   Карина очень удивилась этому решению Индара, но промолчала, размышляя о произошедшем и следя за небесным. Опять-таки впрочем, следить за Индаром было легко. Сомневаясь, что демоны твёрдо знают о его присутствии в замке, он и правда, с согласия Карины, брал у неё силы, чтобы не оставлять на магическом действе свои следы. Делал это просто: взял её за свободную от уже надоевшего ей факела руку - и всё, работал дальше. Невидимо для обычного зрения он сначала закрывал такую же невидимую "дыру", в которую просочились демоны-диверсанты, а затем "устанавливал" на бывшем посту не только магические сигналки, которые должны будут подсказать новую диверсию, но и ловушки для не самых осмотрительных демонов.
   Кажется, Индар уже понял характер своей напарницы-недоучки, а потому напрямую велел ей не приближаться к нему во время магической установки, а стоять за его спиной. Объяснил, что ловушки могут среагировать на её довольно беспорядочную силу, благо по всем параметрам, а ещё и по структуре её сила равнозначна силе демонов, которые являются порождениями хаоса - самой низкой, самой грязной магии. Имелась в виду, конечно же, не та сила, которую он брал у неё и пропускал сквозь собственный фильтр, как он выразился, чтобы чуть-чуть, но очистить её.
   "Тут он прав. Не фиг мне со своим уставом да в чужой монастырь... Зато время на раздумья есть. Интересно, Индар - что, решил - он и я, случись ещё один набег демонов, сумеем отбиться от них без барона с его подчинёнными? Поэтому он отослал их? Ну, вообще-то, он и здесь прав, особенно если учитывает сокрушительное (она смущённо хихикнула) действие моего жуткого вопля".
   Но уходящим она смотрела вслед, пока видела их фигуры, с печалью, которую прочувствовала очень сильно. Фактически - понимала, что Индар силён, вспомнить только огненный дождь, вызванный им, чтобы защитить Отсоа, мужчину-оборотня. И, если своих сил ему не хватит - он сумеет взять у напарницы, но... Она шмыгнула носом и обняла себя за плечо одной рукой: в компании-то было бы веселей, чем в одиночку. Насчёт силы, которую можно у неё взять в экстремальных обстоятельствах, Карина придумала сама и не впервые мысленно повторила для себя как бы в утешение... А может, Индар оставил её при себе ещё и потому, что боялся: без его присмотра она, воочию увидевшая и почуявшая личную силу, снова что-нибудь натворит.
   Сообразив всё это, Карина старалась своим присутствием не мешать небесному, пока он осматривает при свете того же факела в её руке закопчённые стены и потолок, чтобы насадить на них сигналки и ловушки; пока хрустел, шагая по сгоревшим остовам демонов, похожим на странной формы чёрные коробки, сделанные из хрупкого материала. И везде вынужденно водил её за собой... Хотя - недолго. Всё, что было необходимо, он сделал быстро и сразу отпустил её руку. Прислушавшись к себе, Карина пожала плечами: никакой слабости, никакого оттока сил, во всяком случае физических, она не заметила...
   Индар оказался предусмотрительней Карины: он не просто отослал четверых в "каминную". Он, видимо, заранее рассчитал: не привыкший к физическим нагрузкам барон и ослабевший после драки с демонами, пусть и здоровый и невредимый страж с трудом несли второго дежурного, пристукнутого ударом Карининой магии, и принцесса Лилера точно не стала им помощником. Так что отосланных Индар и Карина догнали уже на входе в холл с бассейном, возле которого они расположились немного отдохнуть... И небесный предложил присоединиться к ним и тоже немного посидеть у бассейна.
   И здесь, на ровном свету от изливающейся из бассейна чистой магии, Карина обнаружила, что Индар странно смотрит на неё. Нет, здесь она привыкла к взглядам, которые бросают на неё с недоумением. Но это взгляд был несколько иным. И она никак не могла оценить его, определить, что же в нём необычного. Другое дело, что, едва заметив её ответный взгляд, небесный тут же хмуро отворачивался. И она насупилась не слабей принцессы: что такого она ещё успела натворить, что он, кажется, злится на неё?
   Держа в руках факел и соображая, стоит ли его затушить, а заодно - как это сделать, Карина в конце концов сочла, что в руках у неё неплохой предлог для беседы. Тем более встревоженный барон, забыв о присутствии рядом Лилеры, чуть ли не допрашивал своих подчинённых, каким образом демоны проникли на место их караула.
   - Индар, - легкомысленно начала Карина, когда он отвернулся от неё после одного такого странного взгляда, - здесь светло. Может, на время погасить свет факела?
   - Не стоит, - отозвался небесный, задумчиво глядя на мягко волнующуюся магию.
   - Я нездешняя, как ты помнишь, - уже осторожней сказала Карина. - Скажи, пожалуйста, в чём важность этого бассейна? Ну, что он прочищает грязную магию - это я знаю, а что дальше? Или это тайна?
   - Запомни для начала, - сказал небесный. - С помощью чистой магии легче выполнять большинство магических приёмов. Грязная - отдаляет время выполнения и не всегда результат точный. А теперь вот что. Ты маг, пусть и необученный. Есть формула, которая помогает увидеть то, что недоступно обычному живому существу. Сейчас я произнесу несколько слов, которые за древностью лет потеряли бытовое значение и стали всего лишь знаковым заклинанием. Повторяй за мной - и смотри на бассейн с магией.
   Карина самонадеянно решила, что повторять за Индаром необязательно, потому что она обычно неплохо запоминала в любом количестве любые цифры и любые не вполне внятные официально-деловые тексты, с которыми ей приходилось сталкиваться по работе. Но, спохватившись, промолчала. Как выяснилось - правильно сделала.
   То, что произнёс вслух Индар, показалось сущей абракадаброй. Карина повторила, лишь раз споткнувшись, но поняла, что заново повторить без помощи небесного эту формулу у неё не получится. Так что послушно выждала, пока он снова проговорит её. Понадеялась, что запомнит после второго повтора. Увы, опять не получилось. Обиделась было, но не стала заморачиваться: предположила, что однажды эти несуразные слова всё равно выучит наизусть.
   Сначала бассейн с магией никак не менялся, хотя Карина с любопытством ожидала чуть ли не волшебства. А потом она почувствовала, как её лицо вытянулось, но ничего не могла с этим поделать. Такое она видела лишь в детективных фильмах про грабителей, когда в музеях, над весьма дорогущим, а то и бесценным экспонатом, ставят инфракрасные или радиоволновые датчики фиксации. Только в фильмах это выглядело страшноватыми на вид красными лучами, а здесь вокруг бассейна хаотично протянулись столько призрачно-зелёных нитей, которые к тому же довольно плотно переплетались между собой, что попытки разглядеть отдельную нить ни к чему не привели.
   - Что это? - ошеломлённо спросила Карина, вставая так близко к бассейну, что ногами упёрлась в бортик. Одновременно она попыталась дотронуться хотя бы до одной зеленоватой нити, но пальцы проходили мимо всех, явно не материальных.
   - Маги королевства пользуются источником, - улыбнулся Индар, тоже запуская ладонь в необычную плетёнку. - У каждого есть своё заклинание доступа к источнику. И эти заклинания похожи на нити.
   - То есть я не могу взять силу из источника, пока не придумаю своё заклинание? - пожелала удостовериться она.
   - Пока тебя не допустят к этому источнику, - поправил небесный.
   - А где твоя нить?
   - Мне источник не нужен, - усмехнулся Индар. - Я легко пользуюсь любыми магическими силами, которые только найду.
   - А если не найдёшь? - скептически спросила Карина.
   - Преобразую любую силу в ту, что мне необходима, - ровно ответил он и, поколебавшись, добавил, словно объясняя всё сразу: - Я небесный.
   - Тогда что за силой пользовалась я? - озадачилась Карина. - У меня-то нет пароля... ой... заклинания доступа к источнику в бассейне! Или... - Она заморгала, чувствуя, что выглядит глупо, но ничего не могла сделать с этим. - Или у меня есть доступ, но я об этом не знаю?
   И, прежде чем Индар ответил, вспомнила его слова о том, что её сила по структуре близка к неочищенной магии. Но всё-таки промолчала, решив выслушать, что скажет небесный. А тот обернулся к ней, перестав предаваться созерцанию чистой магии, плавными волнами перетекающего край бассейна и словно пропадающего в воздухе.
   - У той Карины не было возможности черпать чистую магию. Она пользовалась той силой, которую давали ей стихии. Да, эта сила грязная, а потому приходилось пользоваться слишком большим количеством заклинаний или ритуалов. Так что ты сейчас пользуешься именно грязной магической силой. Она тебе подчиняется свободно.
   - Хм... А нельзя ли как-то использовать эту силу, чтобы освободить замок от демонов и утихомирить грязную магию? - нагло поинтересовалась Карина, ощущая, что зарвалась - и в глазах Индара может выглядеть выскочкой, которая, будучи неумехой, желает получить всё и сразу.
   - Всё познаётся в сравнении, - мягко сказал Индар, и Карина чуть не расхохоталась: расхожие словечки, кажется, бытуют во всех мирах!
   - А точней? - напористо спросила она.
   - Легко, - пожал он плечами. - Ты можешь выстоять против кучки демонов. Но очистить весь замок тебе не под силу.
   - А как тогда Нисса? - спросила Карина, вспомнив о юной ведьме. Заметив по глазам небесного, что вопрос сформулирован неполно, объяснила: - Она же ведьма. Как она пользуется магией? Или у неё уже есть заклинание доступа к бассейну?
   - Нет, она тоже использует стихийную магию. Но после обучения у Оркены она получит возможность пользоваться рафинированной магией источника.
   - А я? - обиделась Карина. - Оркена не хочет взять меня в ученицы?
   Она лукавила. Помня, что старая ведьма побаивается её - со слов Ниссы, да и сама видела короткие взгляды Оркены, - Карина понимала, что попасть в ученицы к ней будет сложно. Но... Но хотя бы Индар объяснит, почему Оркена так боится!
   Небесный улыбнулся лишь уголками губ - глаза остались жёсткими, серьёзными.
   - Она возьмёт тебя в ученицы, - пообещал он неожиданно агрессивно. - Когда закончится катаклизм с грязной магией.
   Скептицизм - вещь хорошая. Карина посматривала на небесного, снова уставившегося в бассейн, и размышляла, почему он так сказал. Имела в виду не слова, которые он произнёс. А именно ту агрессивную интонацию. Получалось так, что старуха Оркена и в самом деле не хочет брать её в ученицы. Но почему? А второе, что вывела из интонаций Индара Карина... Он-то почему-то очень хочет, чтобы Карина обучалась. И опять-таки - почему? Только ли потому, что боится её стихийных магических проявлений, то ли есть ещё что-то, о чём пока решил умолчать?
   Небесный сел на бортик бассейна и застыл взглядом на мягко волнующейся магии. Карина постояла-постояла немного рядом, чувствуя себя неловко, а потом шагнула на ступеньку ниже и уселась на верхнюю.
   - Устала? - негромко спросила присевшая рядом принцесса.
   - Не знаю пока... - пробормотала Карина, угрюмо глядя на лестницу. - Точно могу сказать, что хочу спать. Но, мне кажется, это не связано с усталостью.
   - Ты права, - кивнула Лилера. - Вне замка сейчас наступает ночь.
   - Лилера... - Карина чуть не поперхнулась, забывшись и не назвав ту "вашим высочеством". - Нисса сказала, что извержение грязной магии продлится семь дней. Мы здесь уже сколько сидим?
   - Пятый день пошёл, - вздохнула Лилера и предупредила: - Но семь дней - это срок, когда прорывается только грязная магия. А вот если вместе с нею выходят демоны...
   - Опять неизвестность,- заключила Карина.
   Именно этот момент выбрал барон Мазуин, чтобы взвалить на своё плечо раненого подчинённого и продолжить путь к "каминной". Лилера немедленно вскочила со ступеньки, на которой присела, чтобы поговорить с Кариной. Поднялась и Карина, посмотрела на небесного. Он с таким явным сожалением встал с бортика бассейна, словно игра прозрачных магических волн его завораживала, но ему это нравилось. А Карина вдруг вспомнила, что он, вообще-то, обещал и сам принять участие в её учёбе. А сейчас лишь пообещал, что старая ведьма, несмотря ни на что, станет её наставницей.
   Но всё это позабылось, когда вся группа, насторожённо приглядываясь ко всему подозрительному, вошла в первый коридор, ведущий в "каминную".
   Нисса... Карина забеспокоилась, что она во время беседы с небесным вспоминала о юной ведьме лишь постольку-поскольку. Как она там, у Оркены? Сумела ли старуха подлечить её? А как её племянники? Нет, можно, конечно, положиться на Лиадейн: она наверняка присмотрела за ними, но ведь у женщины-оборотня и своих проблем со своей семьёй хватает... И Карина твёрдо решила заглянуть к старой ведьме, чтобы справиться о здоровье Ниссы. По пути же!
   - У тебя так быстро меняется выражение лица, - внезапно заметил Индар, который, как оказалось, давно шёл рядом.
   Она несколько удивилась: он наблюдал за нею? И объяснила:
   - Я переживаю из-за Ниссы. Можно - зайти к Оркене, чтобы узнать, как там девушка? Если что - я ненадолго. Лишь бы увидеть её и узнать, что с нею всё хорошо.
   - Зайдём, - пообещал Индар. - Барону всё равно придётся занести к ведьме стража.
   Карина шмыгнула носом, стараясь не показать, что чувствует себя виноватой. Хотя... И что? Отдача от её огня всё равно оказалась благом для стража, которого откинуло от демонов к стене. А значит, Карина правильно сделала, что завопила!
   Всё произошло так, как и предположил небесный. За маленьким исключением: в помещение, занятое Оркеной, раненого внёс не барон Мазуин, а сам Индар. Будучи обычными людьми, мужчины шли слишком медленно из-за живого груза, и Индару это не понравилось. Результат: раненый страж переместился на плечо небесного, и уж за ним остальные чуть не бежали - таким широким и быстрым шагом шагал Индар.
   Карине понравилось одно: когда Индар остановился возле двери в комнату Оркены, он как-то встревоженно оглянулся, высоко поднимая голову. А когда встретился глазами с Кариной, успокоился и вошёл.
   После некоторых раздумий Карина решила, что он забыл о ней, а потом испугался, вспомнив, что она опять по незнанию может что-то учудить. Повеселев, она мысленно произнесла: "Рада, что сумела тебя утешить, Индар!" И поспешила за ним, в то время как мужчины и принцесса проследовали дальше, в "каминную".
   - Давай помогу, - сказала она, встав поближе и готовая подхватить беспомощное тело стража, когда небесный начнёт его спускать с рук. Тот, кажется, ослабел так, что головы поднять не мог. "Здорово ушибся", - вздохнула она.
   - Сам, - единственно, что сказал небесный.
   Оркена прибежала из-за гобеленов, которые были развешены по всем стенам. Видимо, в том месте у неё был укромный уголок, где она отдыхала. Быстро осмотревшись, Карина не нашла Ниссы и вполголоса предупредила Индара:
   - Я пошла в "каминную".
   Уложив раненого мужчину на скамью, Индар тоже быстро осмотрелся и кивнул:
   - Иди.
   Она вышла, ощущая на своей спине, между лопатками, упорный взгляд. Но почему-то сразу сообразила, что смотрит не небесный, а старуха. Так что, закрывая дверь и поворачиваясь лицом к комнате, Карина быстро заглянула в неё, чтобы столкнуться со взглядом суженных глаз старой ведьмы. " Что это она?"
   В "каминной" её встретили так, как будто не чаяли больше увидеть живой.
   Ита с приглушённым писком налетела так, что просто вынудила поднять её на руки и, смеясь, заглянуть в радостное личико. А Лукас подошёл солидно, но ничего не сказал, а взял её за руку и отвёл к камину, где Нисса сидела рядом с Лиадейн, обнимавшей свою дочь, и сияла навстречу Карине, как родной душе.
   - Нисса, как ты себя чувствуешь? - обрадовалась Карина.
   - Я здорова, - улыбнулась та. Судя по румянцу на щеках и отсутствию на лице давешнего ожога, не врала.
   - Принцесса Лилера нам ничего не рассказывает, - прошептала Лиадейн, - но мы поняли, что что-то произошло. Расскажешь?
   Лукас расслышал её шёпот и тут же уселся рядом со своей юной тётей, тараща глаза на Карину в ожидании.
   Карина, не спуская с рук счастливой Иты, присела рядом, на расстеленные покрывала и одеяла. Ей тут же вручили чашку с чаем и несколько ломтей чёрствой лепёшки, которые после всех пережитых приключений показались пиршественными яствами. Карина благодарно вцепилась зубами в краешек хлеба, чувствуя себя не столько проголодавшейся, сколько уставшей. Прожевав откушенное, она смущённо огляделась. Но муж Лиадейн сидел чуть поодаль вместе со своими старшими сыновьями и что-то тихонько им рассказывал, то и дело осторожно поглаживая лезвие меча. Кажется, Отсоа обожал оружие, поскольку, как заметила Карина, он довольно часто возился с ним, заодно приучая к нему сыновей.
   Так что Карина отпила горячего чаю и кратко пересказала все события, случившиеся в коридоре. Затем, сделав небольшую паузу, в течение которой юная ведьма и женщина-оборотень усваивали небольшой эпизод схватки с демонами, явно собираясь задать парочку вопросов, Карина спросила:
   - Нисса, ты говорила, что магическая буря продлится всего несколько дней - примерно семь. Твои слова остаются в силе?
   - В силе? - удивилась юная ведьма, а потом кивнула, показывая, что поняла игру слов. - Наверное, нет. Ведь никто не знал, что вместе с магией могут прорваться и демоны.
   Вот как... Значит, Лилера не врала, что появление демонов меняет сроки сидения в старом замке, мало того - в отдельном помещении?
   Ита заснула на руках Карины, и Нисса потянулась было к ней, чтобы забрать.
   - Она мне не мешает, - вполголоса сказала Карина, побаиваясь, что девушка будет настаивать на своём, но Нисса села на своё место и снова улыбнулась.
   Карина пока никому не говорила, проверяя себя, но в "каминной" она начинала себя чувствовать, мягко говоря, странно. Промелькнула пара впечатлений, что после "похода" за стражами барона Мазуина "каминная" стала какой-то тесной. Очень хотелось выйти за пределы замка, хотя Карина прекрасно понимала, что за стенами продолжает бушевать прорвавшаяся магия... Одновременно её тянуло уснуть. Лечь бы головой на скатанный край одеяла, сжимая в руках тёплую Иту, - и уснуть...
   Задумавшись, а заодно и заметно задремав, она не сразу почуяла на себе взгляд. Подняла глаза - Нисса внимательно смотрела на неё. Но как-то боком, будто изо всех сил пыталась рассмотреть что-то не поддающееся её зрению.
   - Нисса, ты что?
   Лиадейн сразу взглянула на юную ведьму, а потом перевела взгляд на Карину.
   - Мне кажется, на тебе есть... - медленно начала Нисса. - Есть какое-то магическое воздействие. Но оно такое тонкое, что его трудно уловить.
   - То есть его, это воздействие, на меня сделал опытный маг? - тут же проснулась от дремоты Карина. - Ты можешь его снять?
   - Если бы... - грустно сказала Нисса. - Я же сказала, что даже разглядеть его не могу, а уж снять - для меня это невозможно. Пока я не настолько умелая ведьма. Попроси Индара - уж он-то и разглядит, и снимет всё, что угодно.
   Легко сказать - попроси! А если это он сделал?!
   В панике Кариан мгновенно проснулась, сразу же пожалев о том, что спросила Ниссу. Так жалко было своего уютного дремотного состояния!.. Она молча передала Иту её тёте и встала. Надо подумать. Кто повесил на неё воздействие - Индар? Оркена? И что это за воздействие? Для чего оно?
   Невольно оглянулась на принцессу Лилеру. Та сидела на одном из стульев и морщила лоб, тяжело размышляя о чём-то. Барон, улыбаясь, поглядывал на неё, то и дело отвлекаясь от разговора со своими подчинёнными...
   А если это Лилера на неё, Карину, что-то сделала? Лилера-то поопытней Ниссы будет, насколько это понимала Карина. Впрочем, какое дело принцессе до какой-то иноземки? Да и после краткого похода за стражами они вроде как поддерживают нейтралитет между собой. Или... нет? Попробовать набраться нахальства и подойти к принцессе - попросить её посмотреть, что за магическое воздействие обнаружила на ней юная ведьма? Может, Лилера настолько сильна, что сумеет и снять его?
   Увы... Всё-таки принцесса и Карина не в самых лучших отношениях, чтобы обращаться к ней с такой просьбой... Что же делать?
   На пороге "каминной" появился небесный.
   Покусывая губы, Карина смотрела на него. А если это и в самом деле он на неё что-то повесил? Нет, вряд ли. Скорей всего - это Оркена. Или?..
   Между тем Индар оглядел помещение и застыл глазами на маленькой женской компании у камина. Нисса уже негромко переговаривалась с Лиадейн, обсуждая услышанный рассказ Карины. Лукас спал - головой на коленях своей тёти. Спящую Иту женщина-оборотень забрала к себе, благо что её дочь убежала к братьям.
   Взгляд небесного упёрся в глаза Карины.
   Восприняв этот взгляд, как просьбу или требование подойти, Карина поднялась и медленно приблизилась к Индару.
   - Голова кружился? - спросил он.
   - Немного, - призналась она. - Но это, наверное, от недосыпа.
   - Пойдём со мной.
   Прозвучало как приказ. И в другое время Карина бы возмутилась. Но сейчас она чувствовала себя донельзя вымотанной, а в таком состоянии легче выполнить чей-то приказ, чем тратить силы на сопротивление. Она встала и подошла к нему.
   - Куда? - безразлично спросила она.
   - К бассейну.
   - Ты меня чему-то научишь?
   - Посмотрим.
   Они вышли из "каминной" и зашагали по коридору. Точней - Индар зашагал, а она поплелась следом, уже ворча в душе, что лучше бы ей заснуть, чем куда-то тащиться... А потом она почти проснулась от неожиданной мысли: "А если он не разглядел на мне магического воздействия, не значит ли, что именно он на меня что-то сделал?!" Мысль была вполне здравой и напугала её. "Бли-ин... Сейчас меня бросит куда-нибудь к демонам, и мне капец! - А потом она снова стала вялой и начала ворчать про себя: - Ну и фиг, лишь бы быстрей, чтобы потом выспаться... - Следующим моментом она здорово удивилась: - Почему я в мыслях разговариваю, как пацанка? А... Вспомнила... Я же здесь как раз пацанка и есть... Долго ещё идти?.."
   На выходе из коридора в холл она спросила:
   - И долго мы здесь будем?
   - Не знаю, - спокойно ответил он, напрямую шагая к бассейну.
   Она даже удивилась: неужели он хочет-таки начать её обучение работе с магией?
   Небесный присел, как давеча, на бортик бассейна и похлопал ладонью рядом. Карина хмыкнула, но устроилась на предложенном месте, выжидательно поглядывая на него: что он ещё придумал? Кажется, точно не учёбу.
   - Карина, я хочу тебя предупредить, - всё так же спокойно сказал Индар. - О чём бы тебя ни попросила Оркена, не делай этого.
   - Почему? - поразилась Карина.
   - Не моя тайна. Но я тебя предупредил.
   - Ну, хорошо, - недоумённо ответила она. - И это всё?
   - Нет, не всё. Мне кажется, тебе становится не по себе, когда ты возвращаешься в "каминную". Или я не прав?
   Карина вспомнила недавнее своё состояние и кивнула. Из всех впечатлений главное одно - ей вообще не хочется возвращаться в "каминную". О! Это же клаустрофобия, не так ли?
   - Сядь у бассейна и прислонись к его стенке, - велел небесный, сам тут же почти иллюстрируя свой приказ - усаживаясь на площадке.
   Ничего не понимающая Карина повторила его движение.
   - От тебя требуется только одно, - монотонно сказал Индар, - ты закрываешь глаза и держишь мою ладонь. Только так я сумею тебе помочь.
   Она чуть не пожала плечами, но сжала предложенную ей руку, после чего закрыла глаза. И - чуть не задохнулась: неведомым образом она прыгнула с края обрыва - и взлетела в высокие небеса! Мощные кожистые крылья по сторонам величаво взмахивают, неся её над вечерней громадной равниной - к небольшому плоскогорью... Сердце замирает от открывшегося её глазам безграничного пространства! Она не знает, летит ли она сама, или её несёт небесный, который то снижается к зелёной равнине под ними, купающейся в солнечных лучах, то взмывает кверху, к ослепительно голубому небу, по которому лениво плывут подкрашенные солнечным огнём вечерние облака. Земля то приближается, то, вдруг отпрянув, снова уходит далеко вниз... Сердце Карины успокаивается, и она засыпает, твёрдо веря, что не упадёт, а будет лететь долго-долго...
  
   Глава пятнадцатая
  
   О полёте под крыльями дракона (и как только она сообразить сумела, что это крылья, а не что-то иное?), о полёте, ужасающе прекрасном и завораживающем, Карина никому в "каминной" не рассказала. Она так и не поняла, что это было: необычный сон, в который её погрузил небесный, или Индар, возможно тоже изнывающий от вынужденного сидения в тесных стенах замка, позволил ей увидеть его мечты?
   Наверное, он рассчитывал, что ей станет легче после этого полёта. Что ж... Своей цели он добился. Она успокоилась. Хотя первое время и побаивалась, что после резкого контраста: бесконечно высокое светлейшее небо - и тёмные, приземистые помещения старого замка! - она будет испытывать ещё большую клаустрофобию. Этого не произошло. Стены и потолок прекратили плыть и сужаться. Но в душе Карина затаила желание ещё раз попробовать взлететь с небесным - и увидеть его самого в полёте. А засыпая к ночи, пробовала восстановить те слишком стремительные минуты, а заодно - увидеть их во сне. Увы... Но даже воспоминания теперь хватало надолго.
   Кажется, Индар опасался, что она будет приставать к нему с просьбой повторить "полёт". Он стал реже появляться в "каминной" (Карина прекрасно знала, что он постоянно обходит свои магические ловушки во всех коридорах, но убедила себя, что он сторонится её из-за краткого сна у бассейна), а если и заходил, то его почти никто не видел. Только чуткая Лиадейн за секунды до Карины улавливала, когда он возникал на пороге, и осторожно, чтобы никто не заметил, подталкивала её локтем: "Погляди-ка, кто пришёл..." Индар не смотрел на Карину, а словно лишь подсчитывал, все ли обитатели сидят в "каминной". И уходил, так и не взглянув на неё, хотя она чувствовала, что он точно знал о её присутствии в помещении.
  
   ... Протянулись ещё два дня. То есть безвозвратно канули в прошлое все семь когда-то обещанных Ниссой дней, в течение которых магическая буря должна была утихнуть и прекратиться. Карина, прислушиваясь к приглушённому мощными каменными стенами рёву урагана (когда о нём вспоминала), мысленно возвращалась к словам юной ведьмы, перечёркнутым пренебрежительной безнадёгой, прозвучавшей затем в словах принцессы Лилеры: "Но семь дней - это срок, когда прорывается только грязная магия. А вот если вместе с нею выходят демоны..." Что ж, приходилось успокаиваться тем, что они здесь не в одиночестве, а в компании, и довольно разношёрстной. А то, сидя каждый в своей комнате, поодиночке, все давно бы скуксились, запертые в помещении, из которого небесный настоятельно не рекомендовал выходить.
   Теперь же, когда мужчинам и пажам принцессы велели сидеть и не высовываться из "каминной", Карина начала лучше узнавать невольных гостей-пленников старого замка и ведьмы Оркены. Так, она постепенно сообразила, что барон Мазуин и его подчинённые - это личная "военизированная" охрана принцессы. Правда, Лилера привыкла считать их лишь номинальной охраной, то есть частью ненужного ритуала в королевском дворце. А вот барон отнюдь так не думал... Его подчинённые, как ненароком, но исподволь выясняла Карина из бесед с болтушкой Ниссой, оказались младшими сыновьями довольно родовитых семей. Этих мужчин, по традиции, именно как младших, отсылали служить в королевском дворце. С пажами - то же самое, разве что юноши, по сути, не охраняли принцессу, а прислуживали ей там, где не могли услужить личные служанки, - правда, пажи были при Лилере лишь до того времени, как им исполнится по двадцать лет.
   Карина порой, глядя на принцессу и её окружение, думала: наверное, не окажись принцесса в замковой ловушке, она так и не узнала бы барона лучше, как и Мазуин - её... Впрочем, будет ли у Лилеры и Бриартака продолжение этой истории? Что, если, вернувшись во дворец, они будут разделены, например, планами короля на младшую дочь?.. Становилось грустно - и смешно: ведь Карина не впервые думала об этом и ловила себя на мысли, что больше переживает из-за принцессы, чем из-за собственного положения. Может, это потому, что зачаровывало понимание: рядом с ней почти сказочная принцесса, у которой, как в тех же сказках, нелёгкая судьба?.. С Лилерой она находилась в сдержанно дружеских отношениях. Что значило: сообразив, что иноземка не претендует на чьё-либо особое внимание, Лилера, всегда бывшая центром заботы всех мужчин в "каминной", и взрослых, и юных, почти не замечала её.
   Легче всего было с Ниссой. Девушка оказалась очень общительной и разговорчивой, когда не выполняла "домашнее задание" старухи Оркены. А та задавала много. И, глядя, как юная ведьма бормочет, закрыв глаза, новые заклинания, к ней подойти никто не решался. Как и к принцессе Лилере в такое же время.
   Самым дружелюбным оказалось семейство оборотней. Оно легко взялось опекать племянников Ниссы, незаметно "прибрало к рукам" и Карину. А всё потому, что окружению принцессы Лилеры было неинтересно знакомить иноземку со своей родиной, Ниссе - некогда, да и много ли знала о родном королевстве юная ведьма, всю жизнь проведшая в глухой лесной деревушке?.. Именно Лиадейн объяснила, что её семье пришлось уйти из поселения оборотней - с противоположного края королевства, потому что настали голодные времена, и лишний рот (а оборотни поселения всю добычу делили на всех, и на взрослых, и на детей) оказался не в чести. Самые маленькие дети были у Отсоа. Охотиться они ещё не могли, и старейшины поселения велели им уйти, куда хотят. Семья некоторое время скиталась по королевству, пока Отсоа не решил, что пора осесть. Они не успели даже присмотреть себе место для будущего жилища, как началась буря из-за грязной магии, вырвавшейся из глубин земли.
   - И вот мы здесь, - грустно улыбнулась Лиадейн.
   Дети скучали. Сначала они пробовали играть в подвижные игры. Но от пажей принцессы им попало по "тому месту, откуда ноги растут", и пару дней они тихонько ныли, не зная, чем занять время: все здешние активные игры годились лишь для улицы. Карина оказалась единственной свободной взрослой. Даже Лиадейн была занята: старуха Оркена убедилась, что женщина-оборотень неплохо готовит, - и приставила её к плите. В один прекрасный день - то есть утро, когда в "каминной" не было принцессы и Ниссы - учились у старой ведьмы, когда мужчины собрались в тесный кружок, вспоминая житьё-бытьё во дворце, а заодно уча жизни молодёжь - пажей принцессы, а Отсоа чистил для всех оружие, Карина вздохнула и взяла дело занятости детишек в свои руки.
   Она вспомнила любимые игры своего детства и решила, что девчоночьи тоже пригодятся для здешних подростков и малолеток. Первым делом она боевыми спицами связала из найденной верёвки бечёвку подлинней, и через полчаса и хихикающий прыскающий в ладошки малолетний народ прыгал "в резинку", которую двое держали на ногах и которая постепенно поднималась - с каждым чисто выполненным заданием. Упрыгались до запыхавшихся, поскольку примитивные правила постепенно же разрастались, а значит - прыжки становились всё более изощрёнными...
   После обеда детишки уже с надеждой смотрели на Карину, но она решила, что это слишком монотонно - играть в одно и то же. А ещё во время обеда родилась новая идейка, и Карина, прикинув вес и основательность тяжёлой деревянной шайбочки, то есть куска дерева, похожего на шайбу, обточила деревяшку со всех сторон, чтобы совсем уж закруглить, а потом взялась за уголь из камина. Дети с любопытством следили за ней, пока она расчерчивала клетки на довольно ровном полу, пусть и состоящем из громадных плит. Наконец "классики" были готовы, и Карина объяснила правила. Сначала игра не пошла, но Карина, сообразив свой промах, начертила ещё одни "классики" - и появилась командная игра "трое на трое". Когда закончился первый этап, детишки обнаружили, что за ними с азартом наблюдают пажи принцессы, на время её обучения вновь оказавшиеся без дела. Их разделили, "забрав" по одному в каждую команду, чтобы не обидно было, что в одной команде двое почти взрослых, а в другой только дети. Мужчины снисходительно поглядывали на игроков, но не подходили. За что Карина была им благодарна: она побаивалась, что едким словечком они могут лишить пажей пусть детского, но всё же развлечения. А ведь те уже робко, но посматривали на брошенную "резинку".
   Вскоре дети и пажи освоили игру, разобрались, как гонять круглую шайбочку-битку, чтобы она не улетала зряшно в сторону от расчерченных "классиков", и Карина в качестве наблюдателя уже не понадобилась им. Она отошла в сторонку, ближе к камину, и мысленно составила свой личный список развлечений. В этот "виртуальный" список первым делом вошёл пункт: "Поговорить с Ниссой!" Следующие пункты зависели только от итога беседы с юной ведьмой. Ну, и ещё от случайности... Та вскоре сбылась, неожиданно подсказав, что надо слушать свою интуицию и доверять ей.
   Когда Нисса пришла и, вместо выполнения домашнего задания, открыв рот и прикипев взглядом к расчерченным клеткам на полу, застряла в качестве зрителя, Карина постояла напротив неё - через "классики". Кажется, Нисса в хорошем настроении, а значит, вполне возможно, охотно поболтает на любые темы. Впрочем, любые - Карину не интересовали. Был один вопрос, который она очень хотела задать юной ведьме. И задала, когда закончился очередной этап соревнований, и девушка, очнувшись от слежения за игроками, поплелась к камину.
   Карина догнала её и, присев рядом, быстро спросила:
   - Нисса, ты можешь описать для меня, что такое работать магически? Мне хочется понять. Хотя бы (она запнулась на слове "теоретически")... хотя бы, ну...
   - Маг видит цель, - важно сказала Нисса, видимо сообразив, что желает услышать от неё Карина. - Он произносит подходящее для этой цели заклинание и вкладывает в это заклинание силу. Вот и всё.
   - Нисса, а как ты вкладываешь силу? - чуть не заискивая перед юной ведьмой, спросила Карина. - Я пару раз использовала магию - ты помнишь, но у меня получилось ужасно. Ты мне преподала несколько приёмов. А ведь я снова неправильно могу расходовать силу. Как сделать, чтобы вложить в заклинание столько силы, сколько нужно? Чтобы сила не стала лишней?
   - Это надо чувствовать, - уже серьёзней ответила девушка. - А значит, много заниматься вкладыванием силы.
   Карина совсем сникла. Неужели задуманное не получится?
   Но вопрос она задала Ниссе не зря.
   Ближе к вечеру того же седьмого дня в "каминную" явилась старуха Оркена, которая, вообще-то, не очень любила "общаться с народом". По-хозяйски обвела помещение испытующим взглядом и остановила его на Карине. Удивлённая, потому что заметила этот взгляд, та движением бровей вопросила: "Что случилось?"
   Оркена, всё ещё важная и даже суровая, поманила её пальцем. Для особо непонятливых, ещё и кивнула в сторону двери: "Выйди, мол".
   Карина повиновалась, обуреваемая любопытством. В коридоре, выждав, когда Карина встанет напротив, старуха плотно закрыла дверь в "каминную". Хм. Кажется, разговор предстоял сугубо конфиденциальный? Оркена хищно глянула сначала в один конец коридора, затем в другой. Теперь Карина уже насторожилась: по коридорам ходит только Индар. Почему же старуха не хочет, чтобы её в компании с Кариной увидел небесный? Что здесь такого?
   - Пойдём ко мне, - велела старуха и повернулась спиной к Карине, ничуть не сомневаясь в том, что женщина последует за ней.
   Та пожала плечами, на всякий случай нащупала боевой нож в набедренных ножнах (в отличие от меча, который она иной раз оставляла Отсоа, нож всегда был с собой) и поспешила за старухой, которая на последних шагах влетела в свою комнату - так, наверное, не хотелось быть увиденной Индаром!
   Она заботливо закрыла за Кариной дверь, чуть не хлопнув ею.
   - Индар тебе обещал, что я буду твоей наставницей? - резко спросила она.
   "Нисса рассказала ей о нашем разговоре?" - пронеслась мысль.
   - Обещал, - подтвердила удивлённая Карина, смиренно ожидая, что Оркена сейчас скажет категоричное: "Нет, я не буду с тобой заниматься!"
   - Он хочет, чтобы я учила тебя, после того как замок станет свободным от грязной магии, - чуть брюзгливо сказала Оркена, - но я думаю иначе. Чем быстрей ты выучишься главным принципам работы с магией, тем скорей станешь безопасной для всех, кто тебя окружает. И для себя самой. Согласна ли ты заниматься прямо сейчас?
   - Конечно! - уверила её Карина, стараясь внешне соответствовать своему счастью - и улыбаясь во весь рот. Внутренне же она насторожилась ещё больше. Что-то в словах старухи, в интонации, с какой она произносила свои объяснения, не понравилось, правда, вразумительно объяснить, что именно - не могла.
   - Сегодня вечером приходи вместе с Ниссой, - скомандовала старая ведьма. - Принцесса знает то, что Нисса должна выучить сегодня, так что вместо Лилеры будешь заниматься ты. Но! Индару не говори, что мы начали обучение. Он будет недоволен.
   - Почему? - Вопрос вырвался сам.
   - Он мужчина, - скрипуче и сверху вниз высказалась Оркена, - и, как все мужчины, не любит, когда его словами и запретами пренебрегают. Так ты придёшь?
   - Приду, обязательно! - радостно и с облегчением ("Вот в чём дело!") ответила Карина и повернулась к двери.
   - Подожди! - повелительно сказала Оркена - и выглянула в коридор. - Вот теперь беги! И помни, что я тебе говорила насчёт Индара!
   - Хорошо!
   Немного сбитая с толку, Карина добежала до "каминной" под бдительным приглядом старой ведьмы. Ей даже показалось, Оркена закрыла дверь своего "логова" лишь тогда, когда закрылась дверь "каминной". Снова недоумевая (не слишком ли много предосторожностей?), Карина дошла до маленького общества у камина и присоединилась к взбудораженным детишкам, которые рассказывали Ниссе и Лиадейн о правилах новых игр. Детская болтовня не мешала раздумывать, но пока в голову пришло лишь одно: да, не напрасно она решила порасспросить Ниссу о применении магических сил. Всё, как говорится, в строку пошло. Только спросила, и старуха пригласила обучаться вместе с Ниссой, - Карина пришла к выводу, что Нисса ничего не говорила старой ведьме.
   Но... Тревожил лишь один вопрос: почему Оркена не хотела, чтобы об обучении знал небесный? И другой вопрос, напрямую связанный с этим: и с кем посоветоваться? Лиадейн вряд ли поможет - она в стороне от всех подводных течений, которые могут существовать в их вынужденном заключении. Нисса-то, насколько успела убедиться Карина, в полном восторге от своей наставницы, и её может оскорбить подозрение, что старуху уличают в чём-то нечистом. Принцесса более недоверчива, но ведь с ней поговорить - трудно. Надо объяснить свои подозрения. А подозрения Карина пока ещё оформить не может. Индар. Именно с ним могла пооткровенничать Карина. Но именно от него призывала скрытничать Оркена. Противоречие раздражало.
   В конце концов, уставшая от этих странных мыслей, Карина решилась: она обучается у старой ведьмы, но при одном условии - рядом всегда будет Нисса. Хоть и промелькнуло соображение, что она может подставить юную ведьму под удар, случись что... Мелькнуло - и Карина рассердилась: она ещё ничего не знает, а уже придумала ужас на ужасе, подгоняемом ужасом. Нетушки. Хватит. Она будет ходить к ведьме и тщательно заучивать всё то, что ей преподадут! Но ходить будет не одна - и точка!
   Углубившись в беспокойные мысли, Карина не обращала внимания на окружающих. Зато в этом её окружении нашлись существа, которые привычно легко "засекли" приход старухи, несмотря на осторожность Оркены.
   - Карина! - вполголоса позвала Лиадейн. - Зачем приходила госпожа замка?
   Оборотни часто называли между собой старую ведьму именно так. Наверное, это словосочетание заменяло для них фразу "хозяйка дома".
   Поскольку Лиадейн сидела у камина не одна, её услышала Нисса.
   - Оркена приходила? Зачем?
   Склонившись только к ним, благо обе рядом, Карина, помешкав ("Думаю, Индара упоминать не стоит!"), ответила:
   - Она предложила мне начать обучение магии. Но ходить только тогда, когда ты, Нисса, пойдёшь к ней без принцессы.
   - Здорово! - обрадовалась Нисса и даже тихонько хлопнула в ладоши. - Ты не смотри, что Оркена старая! Она умеет так объяснять, что её понимаешь с полуслова! Вот увидишь сегодня! Ой, как я рада, что ты тоже будешь учиться!
   И вот тут-то Карина сообразила по какому-то наитию задать вопрос, после озвучивания которого к Ниссе, ожидая ответа, качнулась живо заинтересованная Лиадейн:
   - Нисса, давно хочу спросить: что нужно сделать, чтобы демоны ушли из замка, а магическая буря прекратила бы бушевать? Вы же с принцессой уже довольно много времени ходите к ведьме. Наверняка обсуждали это?
   Юная ведьма немного растерялась, а потом пожала плечами.
   - Нет, мы о таком не говорили. Как-то... некогда было. - Она помолчала, немного сама озадаченная, а потом неуверенно предположила: - Может, небесный знает? А если знает небесный, Оркена может и не сказать, потому что ждёт...
   Она запнулась, явно запутавшись.
   В глазах Лиадейн мерцал огонь далёкого настенного факела, лицо было очень сосредоточенным, но постепенно на нём проступало выражение разочарования. Она снова села, как обычно, слишком отчётливо отрешившись от всего происходящего вокруг. Виновато поглядывая на неё, Нисса раза два открыла рот, чтобы заговорить, но, видимо, решила отказаться от любых других предположений, понимая, как все они будут глухо безвыходно выглядеть в любом случае.
   Опустив глаза, юная ведьма нерешительно посидела, глядя на детей, скачущих по полу с шуршащей шайбочкой-биткой... А потом посмотрела на Карину и сказала:
   - Спросим, когда пойдём к ней?
   К кому - к ней, Карина уточнять не стала, но, внезапно чувствуя себя опытной интриганкой, сделала смущённое лицо и негромко ответила:
   - Нисса, а давай спросишь ты? Я-то что? Иноземка. Ещё неизвестно, что со мной будет, когда всё здесь успокоится. А ты вроде как ответственная за племянников. У тебя свой интерес должен быть - узнать, когда всё закончится.
   - Не понимаю, - призналась девушка, во все глаза глядя на неё. - Почему я?
   Карина поджала губы: как бы придумать предлог получше? А внутри сплошное недоумение: почему она сама не хочет спросить старую ведьму? Нет, что-то там же, внутри, настаивало, что она не должна спрашивать. Да лучше она Индара спросит! Ну, если он останется и не сбежит, завидев, как она решительно идёт к нему, привычно застрявшему на пороге "каминной".
   - Я... не знаю, как воспримет мой вопрос Оркена, - наконец сказала она. - Мне кажется... она хоть и предложила мне учиться, но относится ко мне не очень... хорошо. И я не настолько её знаю... Господи, глупости какие говорю... Нисса, просто спроси, ладно?
   - Спрошу, - всё ещё удивлённая, откликнулась девушка.
   - Спасибо, Нисса, - от души поблагодарила Карина.
   С каждой минутой, которая приближала её к часу учёбы у Оркены, Карина ощутимо для себя нервничала. В конце концов, она на себя рассердилась: "Хорош накручивать! Я же там, у старухи, не одна буду! И с чего вдруг я её начала бояться, если видела, что она боялась меня?!"
   Внутренние метания прервала Лиадейн. Женщина-оборотень встала и пошла к двери. Карина обалдело смотрела ей вслед, пока не услышала голос Ниссы:
   - Лиадейн к Оркене готовить пошла. Нам тоже пора.
   Карина поднялась и последовала за юной ведьмой. Кажется, странные терзания перегорели, она успокоилась... В коридоре было пусто. По недавнему требованию старой ведьмы, Карина огляделась: Индара нигде не видно. И она побежала к двери Оркены, где, уже открыв, ждала её Нисса.
   Оказалось, что помещение старой ведьмы разделено на несколько комнатушек. Одна из них почти пустовала, зато в центре стоял грубовато сколоченный стол, с одной стороны которого пряталась большая скамья, а с другой величаво торчала изысканная спинка весьма роскошного стула, на который и уселась старуха, собираясь начать урок.
   С любопытством оглядев стол, Карина чуть-чуть приподняла брови: Оркена серьёзно подготовилась к встрече с ученицами. Стопка рукописных книг поражала воображение - и не столько количеством, сколько тем, что обложки этих книг, кажется были сделаны из коры дерева, каким-то образом выпрямленной. Первое впечатление от книг - палая осенняя листва. Кроме книг, на столе стояла круглая корзинка с невысокими краями, а из неё высовывались горлышки бутылок, заткнутых либо тряпочками, либо чем-то похожим на пробки - что ж, возможно, и здесь есть пробковые деревья или то, что их заменяет. Слегка удивилась Карина свечам. Нет, здесь без них не обойтись. Но все свечи оказались разного размера и вставлялись в совершенно необычные подсвечники: один похож на лепестки полностью раскрытого цветка, другой вырезан из грубого корня, будучи не только жёстким на вид, но и с торчащими повсюду из него мелкими и колючими корешками.
   Как и договаривались, Нисса хоть и почтительно, но всё же выпалила:
   - Оркена, а что нужно, чтобы демоны ушли из замка?
   Старуха, в это время просматривавшая книги (ни дать ни взять - преподаватель готовится к занятию! Даже космы свои прибрала!), резко подняла голову.
   - А почему... - начала она и осеклась, сузив на юную ведьму глаза.
   Карина удивилась. Кажется, Оркена хотела спросить, почему Ниссу интересует этот вопрос! Могла бы и сама догадаться! Или старой ведьме комфортно сидеть взаперти в замке? Странно...
   - Демоны являлись вместе с прорывом магии только дважды. И всегда это происходило до моего прихода сюда, - наконец сухо сказала Оркена. - Так что об этом знает только Индар. И не потому, что он был при этих появлениях, а лишь потому, что это тайное знание небесных.
   "И ты не спросила его? - снова удивилась Карина. - Тебе неинтересно, когда замок снова станет только твоей собственностью?"
   Поскольку Нисса, сидела, опустив голову, как провинившаяся (старуха отчеканила ответ таким суровым тоном, будто девушка обидела её), то Карина решилась спросить о другом, переводя внимание старой ведьмы на себя:
   - А как я буду учиться магии, если моя сила закрыта?
   - Как закрыта? - изумилась Оркена, хлопая на неё глазами.
   И снова Карина поразилась: "Она не видит?!" Потом успокоилась: ведьма не небесный. И нечего предъявлять ей претензии. Разве что объяснить:
   - Индар закрыл мне силу, когда я не сумела применить её так, как надо (подтверждая её слова, Нисса быстро закивала). Теперь, чтобы открыть её, мне приходится резать руку до крови. Так что мне делать-то?
   - Ничего, - успокаивающе ответила старуха. - Я сейчас покажу, как открывать силу, а потом мы поучимся расходовать её экономно, без перебора.
   Карина с трудом удержалась от ликующего вопля: всё, что она и хотела! Но состроила благодарную физиономию, отметив про себя, что многие вещи при общении с людьми здесь у неё получаются лучше, чем со своим бывшими современниками в покинутом мире. И внимательно принялась слушать Оркену, которая рассказывала всё, что ей нужно, размеренно и постоянно переспрашивая, всё ли поняла её новая ученица.
   Ученица поняла всё. И на практике сумела добиться выполнения предложенных заданий. Больше того. Пока Нисса отрабатывала новые приёмы, Карина наконец взяла свою волю в кулак и осторожно-осторожно проверила старуху.
   Этого магического приёма она так и не узнала. Пока. Так что опять действовала, воспроизводя личные ощущения, как тогда, в коридоре, когда от Индара почувствовала странные слова о мёртвом ребёнке... Чуть ли не ощупью вложила в приём силы - столько, чтобы старуха не заметила.
   Оркена солгала.
   Она знала два варианта, как заставить демонов уйти. Но промолчала об этих вариантах, потому что они оба были... бесчеловечными. Узнай, например, Нисса об одном из них, она бы пришла в ужас. А второй... Теперь Карина знала, почему демоны не должны знать о присутствии небесного в замке... Наверное, Оркена была уверена, что к небесному никто из прячущихся в старом замке не обратится с тем же вопросом. Поэтому промолчала и о нём. Этот вариант был не менее страшен.
   Честно говоря, Карина теперь завидовала Ниссе, которая увлечённо училась магическим приёмам и заклинаниям. Ей хорошо - быть в неведении. А Карина сейчас слушала старую ведьму, училась той мелочи, которую ей объясняли... А сердце сжималось от страха. И утешалось только одним: кроме небесного и старой ведьмы, об этих вариантах освобождения невольных пленников замка никому не узнать. И это хорошо. Человек таков, что взамен на собственную свободу и комфорт может сделать всё, что угодно, лишь бы это "всё, что угодно" не касалось его самого.
   Оркена потянула носом - и расплылась в довольной улыбке.
   - Эта женщина готовить умеет, - разнежившись, оценила она, усевшись полубоком к каморке, отданной под кухоньку. - Всё на сегодня. Идите, помогите Лиадейн с ужином.
   Ученицы встали из-за стола - и вскоре выходили из помещения с кувшинами и большим котелком. Они вошли в "каминную" и замерли, едва переступив порог: все жители "каминной" сгрудились в середине помещения, в первые секунды показалось - дико оглядываясь по сторонам! Лиадейн, которая первой унесла тарелки в "каминную", держала на руке Иту, обнимавшую её, и прижимала к себе свою дочку Слоан и Лукаса. Подростки-сыновья сами жались ближе к ней. Рядом с вооружённым Отсоа чуть загораживавшим от входной двери жену, стояли бледные как мел пажи, чьё оружие выглядело слишком.... мелко. Мужчины, с мечами наголо, окружили принцессу, которая зорко осматривалась - тоже с мечом в руках. И при этом в "каминной" таилась тишина - такая, словно в помещении никого не осталось.
  
   Глава шестнадцатая
  
   За спиной что-то суховато стукнуло, и Карина чуть не подпрыгнула от неожиданности. Дверь закрылась... Вся толпа в "каминной" теперь смотрела на вошедших. Не двигаясь. Молча. И только сейчас, когда странная зачарованность увиденным прошла, Карина услышала. В помещении нет тишины. Шорох. То накатывающий, то уползающий куда-то. Будто по пересушенной палой листве целеустремлённо, время от времени останавливаясь, чтобы оглядеться, ползла крупная змея. Подминаемые её длинным, тяжёлым телом листья потрескивали, хрустко ломаясь. Но в основном мерно шелестели.
   Теперь, чтобы слышать демонов, не надо садиться на корточки и прикладывать ладонь к полу. Не надо иметь магические способности.
   Почему они: и люди, и оборотни - смотрят и ничего не говорят? Почему не бросятся к открытой двери, чтобы выскочить в коридор?! Что их удерживает?!
   Отлила кровь - щёки похолодели. Карина это прочувствовала отчётливо. Если бы не занятые руки, если бы не давящая мысль о том, что продуктов в замке мало и нельзя - ни в коем случае нельзя! - бросать на пол посуду с едой, она бы вылетела в коридор с криком: "Индар! Индар!"
   Ниссе посуда не помешала. Правда, практичность деревенской девушки, знавшей нужду, заставила её быстро склониться и оставить принесённое прямо на полу. После чего юная ведьма ринулась в коридор с пронзительным воплем: "Оркена! Оркена-а!!"
   Снова стукнула дверь, обрывая её крик.
   В маленькой толпе никто не пошевельнулся.
   Шелестящий шёпот, словно густая паутина, повис в "каминной". И теперь, когда Карина догадалась, в чём дело, в её воображении не осталось змеи, ползущей по сухим листьям. Оцепеневшая от ненормальности происходящего, она будто "видела" квадратные фигуры за стенами "каминной". Их много. Они стоят плечом к плечу и смотрят на стены, за которыми прячутся живые. И шепчутся, запугивая обитателей "каминной", опутывая их до оцепенения своим колдовским шёпотом, а заодно с предвкушением рассказывают друг другу, что сделают с людишками, которым и деваться некуда из старого замка. Ведь магическая буря продолжает крушить всё вокруг, уничтожая всё живое на своём сумасшедшем пути.
   И демонов шёпот завораживал, заставляя вслушиваться в сплошной змеиный шелест - в попытке уловить отдельные слова, смысл которых вот-вот разберёшь. И скоро Карина вдруг сообразила две вещи: во-первых, именно этот шёпот заставил обитателей "каминной" собраться в кучку. Они были окружены этим шёпотом, и он не давал им выйти из центра помещения, чтобы сбежать в коридор, как не давал Карине подойти к ним. Во-вторых, вслушиваясь, она ощутила, что начинает подчиняться или пока ещё только готовится подчиняться тому, что приказывают ей, пойманной на вроде как неразборчивый шёпот, на деле воздействующий на неё где-то на уровне далёких, когда-то забытых знаний. Заставила себя отвлечься, вспоминая только что узнанное у старухи Оркены и пытаясь про себя произносить заученные наизусть заклинания. И то и дело снова вслушивалась...
   Инстинктивно она знала: нельзя пытаться разбирать отдельные слова, произносимые шёпотом. Но не догадалась, что этот запрет справедлив не только для неё. Блестящие глаза принцессы Лилеры словно потухли. Потом все застыли, перестав двигаться, осматриваться...
   Пока она почти бездумно скользила взглядом по бледным лицам сбившихся в кучку людей - в ожидании старухи Оркены, время, казалось, тянулось невыносимо замедленно. А потом... Завод закончился. Батарейка стухла.
   Карина замерла. Высокий мужчина, из подчинённых барона Мазуина, стоявший позади всех, вздрогнул и чуть дёрнул головой, будто машинально отмахиваясь от комара - или услышав собственное имя. Сначала он скосился, глядя куда-то в пространство, словно дожидаясь, что зов повторится. В панике он метнул взгляд на Карину, застывшую на пороге. Но и в панике его лицо исказилось лишь на мгновения. А затем расслабилось, стало равнодушно спокойным - полной противоположностью напряжённым лицам всех остальных. И взгляд... Карина уже не чувствовала, что он на неё смотрит, хотя глаза он точно не отводил.
   Минуты не прошло с этого преображения, а мужчина плавно, будто боясь разбудить остальных от колдовского сна, отступил от кучки людей. Вроде всего один шаг. Но этот шаг резко и весомо отделил его от всех. Сплочённость остальных перед опасностью его уже не волновала. От него теперь воняло... уязвимым одиночеством.
   Словно в насмешку, продолжая несфокусированно глядеть в глаза Карины, он снова попятился - и встал на месте. То есть сделал ещё один шаг. Изумлённая Карина, чувствуя полное замешательство, попыталась вычислить: он на что-то ей намекает? Предупреждает о чём-то? Но почему его глаза с каждым шагом становятся... пустыми, облитыми полной безнадёгой?
   Ещё один шаг назад.
   Обитатели "каминной" смотрели на Карину и на дверь за её спиной. Не считая детей (понимала она), все они, если так можно выразиться, довольно-таки бывалый народ. Если сначала напугались, то теперь, судя по глазам, у них появилась надежда - на старую ведьму. Куда, к чёрту, делась старуха?! Почему пропала Нисса?!
   Она гневно задавалась этими вопросами, в смятении запихивая глубоко в себя мысль о том, что, вполне возможно, ни старухи, ни юной ведьмы уже нет в живых... И куда делся Индар?!
   Ещё один шаг.
   Сделает ещё три - и спиной упрётся вплотную к стене.
   И что тогда? Что тогда будет?!
   Следующий шаг почему-то мельче. Медленный - привычно глазу. И какой-то натужный... Что происходит с этим... Кланкеем - вспомнила его имя Карина. Его зовут Кланкей! А вспомнив имя, она догадалась, взмокнув от пота: он сопротивляется шёпоту, который зовёт его к стене! А главное - он пока не очень далеко от группы... Мысль о том, что происходит какое-то изменение в этой странной стынущей картине, заставила Карину выходить из собственного состояния ступора и начать думать, что сделать, чтобы спасти Кланкея. А то, что спасать его необходимо, не обсуждается, как говорится!
   Попробовала сама шагнуть - вперёд. Наткнулась на что-то, сопоставимое лишь с выражением "воздушная подушка". Не пускают.
   Ещё один скользящий взгляд по замеревшим - и Карина резко вернулась к глазам, которые сузились, словно Отсоа был близорук и пытался разглядеть женщину на пороге, не узнавая её. Но глаза мужчины-оборотня, в отличие от других, не сонные, не равнодушные. Живые. Почему?! Почему на него не подействовал шёпот демонов?
   Глаза Отсоа опустились раз - и снова взглянули на Карину. Снова опустились, будто он тщетно пытался что-то увидеть. Или привлечь взгляд Карины к тому, что ей нужно увидеть... Кланкей тягуче отступил ещё шаг.
   Руки Отсоа скрещены на рукояти меча Карины. Что... Нет, вспомнила она с облегчением, она и правда отдала ему меч, чтобы он почистил клинок. Мужчина-оборотень когда-то был воином. Оружие он знал и любил. И... что?
   Дошло не сразу. Руки скрещены. Одна из примитивных защит от направленной магии, о чём несколько раз сегодня на уроке повторила старая ведьма. Кажется, когда демонов шёпот раздался в "каминной", Отсоа как раз скрестил кисти рук на рукояти, собираясь что-то сделать с мечом. Но чем может помочь его свобода от магического влияния?.. Карина не додумалась ни до чего, кроме как выговорить:
   - Кланкей идёт... назад, к стене.
   Перед Отсоа - свободное пространство. Оборотень, всё так же держа руки на рукояти её меча, шагнул в сторону от группы людей, а потом медленно - так, что хотелось подтолкнуть его! - повернулся. Мужчина-оборотень, словно пробиваясь сквозь воду, сумел сделать несколько шагов вокруг толпы - и остановился за спиной Кланкея.
   - Что...
   Он повторил вопрос, который Карина задавала себе мысленно. Что делать дальше?
   - Сумеешь... его вернуть?
   Глупый вопрос. Едва выговорив его, Карина это поняла. Но Отсоа, будто ожидая чего-то именно в этом смысле, нисколько не засомневался и дотащил ногу к Кланкею, чтобы встать с ним рядом. Руки всё ещё скрещены на рукояти. Кажется, мужчина-оборотень понял, что именно это положение рук даёт возможность двигаться. Хотя, честно говоря, Карина очень сильно опять-таки надеялась, что на него, как на оборотня, магия демонов не повлияла.
   - Как...
   Видимо, рядом с Кланкеем магическая сила демонов была гораздо... плотней. Если поначалу Отсоа мог высказываться короткими фразами, то теперь...
   - Просто держи его.
   Как это может сделать мужчина-оборотень - Карина не представляла. Нет, удерживать - и в самом деле неплохая идея. Но у Отсоа руки всё ещё на рукояти, и мужчина боялся убрать это скрещение.
   Оборотень оказался умней. Всё так же, ни секунды не колеблясь, он поднял меч Карины и осторожно вдел его в ременной пояс на спине Кланкея. И расставил ноги.
   Когда Кланкей чуть склонился вперёд, собираясь сделать предпоследний шаг к стене, Отсоа не пустил его. Кланкей напрягся, и Карина сжала кулаки: ему-то помогали демоны! А оборотню - никто.
   Кланкей довольно высок. Отсоа почти упирался носом ему в спину, и Карина чуть не расплакалась, что мужчина-оборотень, сосредоточенный на том, чтобы удержать стремление человека шагнуть, поневоле не видит: из стены полезло нечто чёрное. Сначала глаз уловил бесформенную чёрную кляксу. Одну, другую. Они, словно кустики, выпочковывались из стены... Разглядев, Карина зажала себе рот, чтобы не закричать. Это не кустики - это когтистые пальцы. Они, по впечатлениям - раздражённо, вертелись, выкручиваясь из стен, а потом... потом начинали расти - до локтей и, кажется, дальше. Если учесть, что Кланкей стоял лицом к ним, то ясней ясного было, что демоны пытаются схватить внезапно остановившуюся жертву их шёпота. И Карина, ужаснувшаяся, задалась лишь одним вопросом: видит ли их Кланкей?!
   За спиной неожиданно пахнуло прохладным воздухом.
   Распахнулась дверь, и мимо Карины пробежал Индар. Точней - пробежал несколько шагов, а потом остановился, обернулся, но не к застывшей рядом с порогом женщине. Совершенно ошарашенная Карина только и могла наблюдать, как он тащит нечто длинное, сверкающее светлыми красками, втаскивая это нечто в "каминную", словно длинный дачный шланг. Не сразу, но сообразила: небесный вдёргивает в помещение струю чистой магии из замкового бассейна, проведя её сюда по длинному, извилистому коридору!
   - Помоги! - выдохнул Индар, вынужденно исподлобья глянув на Карину.
   - Я не умею! - охнула она, тут же отмечая, что легко может говорить.
   - Воспринимай внешний вид чистой магии как нечто вещественное! - скомандовал небесный. - Нам не хватает рук!
   Когда дошло, что он имеет в виду, Карина немедленно бросилась "поднимать" упавший (или провисший?) шланг. Старая ведьма и Нисса живы! Чувство ликования было таким сильным, что чуть не пробило до счастливых слёз! Они живы и нашли возможность помочь попавшим в ловушку обитателям "каминной"!
   - Отсоа не даёт Кланкею подойти к стене! - доложила она на всякий случай.
   - Хорошо держит! - оценил небесный, бросив краткий взгляд на ситуацию, в которой Отсоа чуть не рычал, удерживая Кланкея на месте, а перед носом последнего старательно махали чёрные косматые руки, пытаясь ухватить его.
   Шланг чистой магии оказался тяжёл. Но Карина понимала, что его тяжесть говорит только о силе, и старалась изо всех сил тащить его следом за Индаром. Судя по всему, небесный решил провести шланг по всем стенам. Территория охватывалась не маленькая. Сумеет ли мужчина-оборотень продержать Кланкея на месте всё это время?
   Чуть не упав, через порог перешагнула Нисса. Юная ведьма, бледная и невыразимо уставшая, шлёпнула часть шланга чистой магии через порог, а потом несколько секунд стояла, сгорбившись, отдыхая и глядя на застывшую группку людей. Затем нагнулась и, с трудом подняв шланг сцепленными в "замок" ладонями, снова рывками потянула его в "каминную".
   Едва порог перешагнула старуха Оркена, громко и сипло дышавшая от усталости, как чёрные руки на стене всполошённо задёргались, пытаясь дорваться до Кланкея. Мельком глянувшей в их сторону Карине показалось, что стены под этими чёрными "отростками" уже не видно.
   До Кланкея оставалось шагов семь, когда Отсоа прохрипел:
   - Я-а не могу-у...
   Небесный оглянулся. Будто знавшая, что он посмотрит, Оркена с трудом выпрямилась и покачала головой. Он попросил о помощи? И тут же Карина вспомнила: демоны не должны знать, что небесный в старом замке! Индар-то наверняка может помочь, но тогда он выдаст себя, и демоны не прекратят нападать на обитателей замка.
   - Моя магия разблокирована! - хрипло выдохнула Карина, не глядя на небесного, потому что толкала шланг чистой магии вперёд. - Что надо сделать?! Говорите! Я буду делать - моих сил хватит!
   - Нам нужен огонь по стене, - тяжело дыша, сказал Индар. - Сумеешь? Или сейчас спонтанно не получится? Скорей всего - нет, - будто самому себе ответил он и снова уставился на Карину: - Это старинные слова. Повторяй за мной, не думая об их значении. Тем более что значения ты не знаешь. Думай об огне на стене - этого достаточно!
   - Кланкей? - спросила она, стараясь быть краткой и надеясь, что небесный поймёт её. - Его не заденет?
   - В случае удачи он успеет вместе с Отсоа упасть назад!
   Карина чуть не заикнулась, когда бросила взгляд на толпу людей и оборотней: принцесса Лилера скалилась и злобно гримасничала, будто собираясь всех поубивать! Потом стало ясно: струя чистой магии уже начала дело уничтожения коварного магического шёпота демонов, и первой, естественно, начала прорываться сквозь их шепчущие оковы принцесса - маг!
   Карина отвернулась. Не до неё! Надо спасать Кланкея!
   - Готова? - взглянул на неё небесный.
   - Готова!
   Он чётко и чуть ли не по слогам произнёс первое слово. Отметив про себя, что в нём есть слово "агни", известное в её мире во множестве языков, Карина старательно повторила за ним. Следующее слово оказалось без известных ей элементов. Но Индар проговорил его так отчётливо, что для Карины не составило труда произнести его следом - уже глядя на стену перед Кланкеем и видя, как по этой стене...
   Мягким шелковистым полотном опахнуло всю стену - от одного края до другого. Чёрно-жёлтая ткань полыхнула мгновенно - и руки, трясущиеся от невиданной жадности, мгновенно схватило пламенем, настоящим - Карина, сама вздрагивающая от ответственности и страха, ощутила жар от стены, услышала потрескивание огня на пальцах, которые только что крючились в попытках поймать только что шедшую к ним жертву. Забывшись, Карина не сразу расслышала новое слово, и небесный был вынужден его повторить. "Неужели этого не хватает?!" - поразилась она, но послушно повторила.
   Они сгорали чёрными сучками, коряво разляпанные по стене, и теперь Карина уже нервничала из-за другого: почему они не отдёрнут руки?! Почему эти горящие пальцы лишь скукоживаются, а не вдёргиваются в стену?! Или эти руки не принадлежат демонам? Тогда кому же? Демоны оживили стены, превратив их в людоедов?!
   - Тащи! - лаконично напомнил Индар, и Карина покорно нагнулась поднять "шланг", чтобы вот-вот провести его между полыхающей стеной и двумя мужчинами.
   А когда распрямилась, потому что шланг трудно было втащить между этими слишком тесными препятствиями, она, уже устав чувствовать хоть что-то, всё-таки удивилась: в нескольких шагах от неё тащила шланг злая, но энергичная Лилера. Кинула взгляд на толпу - остальные всё ещё стояли на месте.
   Когда начали втискивать шланг между мужчинами и стеной, стало слишком жарко. Мало того - волосы закурчавились от высокой температуры, так ещё и палёным запахло. Но тащить-то уже легче, потому что помогала Лилера! Поэтому Индар и Карина скооперировались и, взявшись на начало шланга, просто-напросто вбросили его вперёд, чтобы самим не лезть в этот жар. Да и горящие чёрные пальцы из стены напрягали, а так хоть их обойти можно...
   - Кланкей! - услышала она за спиной, когда обошла двоих мужчин и снова принялась тащить шланг чистой магии.
   К мужчинам, замершим перед горящей стеной, бежал барон Мазуин, за ним - остальные трое мужчин. "Как он только узнал своего подчинённого?" - устало подумала Карина, увидела принцессу Лилеру, которая тоже стояла рядом и вытирала мокрое от пота лицо, полосами нанося на него грязь - из-за сажи?
   - Вот и всё... - тихо сказал Индар, и они все оглянулись на стену.
   Огня нет - это первое, что заметили все. Магического огня нет, потому что стены - самые обыкновенные. Без малейшего намёка на недавний огонь. Пошатываясь, Карина шагнула к стене и с некоторым сомнением приложила ладонь к камням, дивясь собственной смелости: "А вот как выскочит сейчас чёрная лапа, да сграбастает твою ручонку!" - насмешливо подумала она. Но на слово небесного, оказалось, положиться можно. Стена была едва тёплой - какой только и может быть в жилом помещении.
   - Они ушли? - спросила Карина, твёрдо зная, что Индар стоит за спиной.
   - Они и не приходили, - угрюмо ответил он.
   - Это как?
   - Они послали свои личные сущности - напугать и взять самого слабого.
   - Но... зачем?
   - Где один - там второй, - тяжело ответил он, и ей захотелось прислониться к нему - спиной к его груди, потому что хотелось всё того же ощущения защищённости. - Все, кто здесь собрался, боялись бы и постепенно ломались. На шёпот шли бы самые слабые. И так демоны сожрали бы всех.
   - А они - чтобы есть? - коряво сформулировала вопрос Карина.
   - Да, они пришли, чтобы съесть.
   - И что дальше?
   - Нам надо перетерпеть ещё три дня. Если никто им не попадётся, они уйдут вместе с неочищенной магией.
   Вмешалась старая ведьма. Её седые космы стояли торчком, превращая Оркену в растрёпанную и рассерженную Бабу Ягу.
   - У нас почти не осталось еды, - мрачно сказала она. - Мы уже не едим, а пьём всё то, что раньше ели ложками, потому что я не жалею только воды, которой у нас много. И я не уверена, что нам хватит трёх дней осады, чтобы продержаться. Я не помню записей в старых книгах, чтобы раньше демоны выходили на охоту за отдельными людьми. Сейчас они сильней прежнего, и выжидать три дня... - она прервалась, зловеще качая взлохмаченной головой. И вздохнула: - Дальше будет хуже.
   Небесный опустил голову, раздумывая.
   А Карина оглянулась.
   Кланкея уже уложили на постели, брошенные на пол. Он был слишком слаб, чтобы подняться, но мужчины, которые принесли его, радостно смеялись и похлопывали его по плечам, ободряя. Отсоа лежал рядом. Кажется, оба не могли стоять на ногах. Лиадейн сидела на коленях рядом с мужем, и никто из мужчин и пажей не возражал против женщины-оборотня на "мужской половине". Детишки оборотней боязливо жались ближе к родителям, а напротив, у камина, Нисса рыдала, обнимая окруживших её племянников.
   Барон Мазуин и принцесса Лилера стояли чуть в стороне и негромко беседовали, бросая взгляды на присутствующих.
   - Индар, - прервала молчание Оркена. На небесного она не смотрела. - Тебе не кажется, что пора что-то делать? Мы не выберемся отсюда, если будем только ждать, сложа руки.
   Карина болезненно прикусила губу: теперь она знала, о чём именно говорит старуха Оркена. Неужели она посмеет сделать то, о чём думает ежеминутно? Поговорить бы с Индаром, но... Она бросила на него взгляд и снова уставилась на Ниссу с её племянниками. Индар - симпатичный мужчина, несмотря на тёмную полумаску на глазах. Он уже показал себя добросердечным и заботливым человеком. Но, если ситуация будет касаться жизней многих... Если ситуация будет касаться его собственной жизни, сумеет ли он возразить старой ведьме?
   - У нас есть время, - упрямо повторил небесный и, ссутулившись, вышел из "каминной".
   - А это будет здесь? - указала Карина на шланг с чистой магией, обращаясь к старой ведьме.
   Та аж вздрогнула: настолько не ожидала вопроса.
   - Да, это останется. Помоги донести. Необходимо, чтобы магия пролегла от двери до двери - всю комнату.
   Они снова взялись за шланг, благо расстояние до конца оставалось небольшое. Вскоре к ним присоединилась сначала Нисса, а потом и Лилера. Именно принцесса, когда конец шланга буквально уронили на пол, спросила то, о чём недавно говорила Карина с Ниссой:
   - Оркена, что надо сделать, чтобы магическая буря закончилась?
   Старая ведьма не сумела удержать движения - глянула в сторону племянников Ниссы, но быстро отвела взгляд.
   - Индар сказал - выждать ещё три дня.
   У Карины заболело сердце. Свалить на слова небесного - это, конечно, неплохо, но ведь ответ-то сомнительный, мягко говоря. Но старухе принцесса и Нисса поверили. Может, потому что та изменилась за эти часы, пока демоны пытались довести обитателей "каминной", ослабив их силу духа. Оркена за считаные минуты одряхлела, словно боролась сама с собой. Зная, что она прячет, Карина ей не завидовала, несмотря на всю её силищу и умение этой силой пользоваться. Знать такое, знать то, что спасёт, - и не сметь воспользоваться этими способами...
   Оркена вздохнула и пошла проверять, как устроился шланг чистой магии вдоль стены в "каминной". Ощутив на себе упрямый взгляд, Карина обернулась к принцессе.
   - Карина, почему мне кажется, что ты тоже знаешь про магическую бурю? - вызывающе спросила Лилера.
   - С чего ты так решила? - ответила она, с трудом проглотив привычное: "Когда кажется - креститься надо!"
   - Ты так смотрела на старуху, будто подвергала сомнению каждое её слово!
   - А, это... Нет, просто я думаю про Оркену, что она очень сильная ведьма. И мне кажется, она скрывает что-то от нас.
   Скептическое выражение на лице Лилеры мгновенно сменилось внимательным взглядом, устремлённым на незакрытую дверь.
   - Любопытно... - прошептала она и вздрогнула от собственного шёпота, как вздрогнула стоявшая рядом Нисса.
   "Любопытство не порок, а жажда знаний, - размышляла Карина, отходя вместе с юной ведьмой к камину, где их ждали детишки. - Мне вот тоже любопытно, что бы сделала принцесса, узнай она, какую жертву можно принести, чтобы быстро вернуться домой. Устояла бы она перед искушением? Что-то мне кажется, что нет. Но ведь это так страшно... Нет, она бы себе такого не позволила!.. Во всяком случае, я на это надеюсь. А если бы и захотела что-то предпринять, Индар не даст ей это сделать!"
   Она уселась на коврик - бывшее покрывало из старых спален замка. Их использовали именно для этого - сидения на полу и для игр с детьми. Подползла Ита и залезла к Карине под бочок.
   - Я хочу быть ведьмой, - прошептала малышка, заглядывая в глаза Карины.
   - Зачем? - сочувственно спросила она.
   - Я бы тогда этих демонов сожгла - ух!
   Понять, что девочка видела последние мгновения полыхающей стены, нетрудно. Ита решила, что Карина сожгла врагов. Что ж... Придётся промолчать о том, что огонь лишь прогнал демонов. Пусть девочка чувствует себя в безопасности.
   - Нисса, а у твоих племянников есть способности к магии? - спросила Карина, присевшую рядом юную ведьму.
   - У них у всех есть, - рассеянно сказала Нисса, глядя на засыпающую Иту. - Только развивать надо. А если Ита будет в деревне жить - кто ею будет заниматься?
   - А ты? Ты же тоже в деревне?
   - Занимаются магией только те, кого заранее определили в ведьмы, - объяснила Нисаа и вдруг безмолвно заплакала. Всхлипнула тихонько: - Если бы я знала!.. Если бы знала... И знак ведь был, что дети меня догнали! Почему я не вернулась? Почему-у?!
   - Чего скулишь? - угрюмо спросила принцесса, тоже присаживаясь рядом и поглядывая на Лиадейн, которая всё ещё хлопотала над мужем. - Нам всем плохо, а ты скулишь так, как будто одна страдаешь!
   - Что тебе надо? - снова всхлипнула Нисса.
   - Я предлагаю объединиться и узнать, что скрывает Оркена, - прошептала Лилера. - Втихомолку, чтобы она не узнала.
   - Я ("Я - пас!" - снова чуть не обмолвилась Карина)... не буду узнавать.
   - Почему? Ты уже знаешь? - снова накинулась на неё принцесса.
   - Нет, потому что это нехорошо - подслушивать, - твёрдо сказала Карина, в душе издеваясь над собой: "Ишь, какая честная! А сама-то всё подслушала!"
   - А я... - сказала Нисса, заикаясь от плача, - я хочу. Лилера, я с тобой.
   "Вот тебе, Нисса, как раз и не надо бы узнавать про это..."
  
   Глава семнадцатая
  
   Несмотря на уверения Оркены, что в "каминной" безопасно, что на самом деле демоны и не подходили к стенам с другой стороны, а лишь насылали сильный морок из своих мрачных глубин, старой ведьме не поверили. Результатом недоверия стало передвижение "спальных мест" ближе к центру помещения, к обеденному столу. Подальше от опасных стен.
   На сердце у Карины стало легче, когда она заметила: оборотней больше не чураются. Нет, потом, когда все они выберутся из странной западни, конечно, неизвестно, как сложится судьба Отсоа и его семьи, но пока никто из свиты принцессы не возразил, когда он, немного смущённый и насторожённый, приблизил кровати своего семейства к кроватям людей. Его помощь в ситуации с Кланкеем сыграла в новом отношении людей не последнюю роль. Теперь оборотня принимали более благожелательно.
   ... Вернулись пошедшие было к Оркене юная ведьма и принцесса. Нисса выглядела чуть обиженной, а Лилера - откровенно злой. Оказалось, что они объединились и успели по дороге к старой ведьме обговорить целый план, как выведать у старухи всё, что нужно для спасения своих и чужих жизней, а именно: вечерний час учёбы должен был пройти как обычно, но Нисса, по требованию Лилеры, должна была заговорить Оркене зубы мелкими вопросами, а Лилера собиралась совершить проникновение в затаённые мысли старой ведьмы, пока та отвлекается. Но вечернюю учёбу Оркена, естественно - для Карины, отменила, и Карина выдохнула с облегчением, что время страшного прозрения для юной ведьмы отодвинулось. По паре брошенных Лилерой в раздражении слов она сообразила, что принцесса всё-таки попыталась "просканировать" старуху, но ничего не вышло. Карина сочувственно качала головой, охала и ахала на рассказ Ниссы и Лилеры, а сама даже представить боялась реакции юной ведьмы, узнай та, что именно может остановить демонов и магическую бурю.
   Ну а так обитатели "каминной" хоть и нервничали, но принесённый ужин, увы остывший, съели. Принцесса единственная поворчала на скудную еду. Мужчины, видимо, бывавшие в долгих военных походах, спокойно восприняли урезанный рацион, а пажи помалкивали, беря пример со старших.
   Усиленно размышляя за ужином, Карина не ощущала вкуса пустого супа - отметила только рассеянно, что был тот из одних овощей, кажется. Она решала для себя важный вопрос: говорить с Индаром или нет? Знает ли он о том, что знает Оркена? Вроде он маг из высших, такие знают всё. Но ведьма - хозяйка старого замка. Она должна больше знать о специфике происшествий, связанных с источником магии.
   Индара, как всегда, на ужине не было. Но, когда Нисса с Лиадейн взялись выносить опустевшую посуду, Карина увидела его в коридоре: он посторонился, давая дорогу юной ведьме и женщине-оборотню, нагруженным посудой. На её счастье, Лилера, занятая беседой с бароном Мазуином, не заметила небесного. Поэтому, быстро вспомнив нужное заклинание на отвод чужого глаза, Карина старательно повторила его и пошла к двери - осторожно, не вполне доверяя своим умениям, что после произнесения заклинания стала невидимкой для всех.
   Дверь ещё закрывалась, так что Карина успела выскользнуть в уменьшающийся проём. Небесный всё ещё стоял возле стены, задумчиво глядя вслед девушке и женщине.
   - Индар, - торопливо и вполголоса позвала Карина. - Поговорить бы, а?
   Он взглянул на неё с таким недоумением, словно вообще забыл о её существовании, а тут - бац, и вот она. Да ещё чего-то хочет.
   - О чём ты хочешь поговорить? - со слабым интересом спросил он.
   - Не здесь!
   Она поспешно обернулась на дверь в "каминную", страшась, что из оттуда вот-вот выбежит принцесса и испортит разговор с небесным. А Индар смотрел спокойно, даже чуть сонно. И она сообразила, что он устал до такой степени, что готов подчиниться её любому решению, лишь бы сейчас не думать лишнего - о том, где именно должна пройти беседа. Как она понимала - лишняя для него беседа. Она вдруг обратила внимание, что полумаска на его помрачневших глазах стала как-то ещё черней и начала подчёркивать опавшие скулы небесного.
   - У бассейна! - твёрдо сказала она и, схватив небесного за край его рукава, решительно повела его по коридору.
   Индар шёл вроде как послушно, но, то и дело оборачиваясь к нему, Карина видела отстранённые глаза: небесный явно был сосредоточен на решении какого-то вопроса.
   Перед тем как выйти из коридора, Карина выглянула в холл, где привычно горели два настенных факела, а по полу стелился тот же призрачно сияющий шланг чистой магии, пропадающий в "каминной". Впрочем, сам бассейн с очищенной магией давал достаточно света. Некоторое время она всматривалась в противоположный коридор. Но там было темно, и Карина насторожённо потянулась всеми чувствами к этой темноте, чтобы убедиться: там ещё и пусто. А значит, вроде как безопасно... Индар, равнодушный ко всем её движениям, стоял за спиной и терпеливо ждал. Она даже успела разозлиться на него: он высший маг! Мог бы и сам легко посмотреть, не опасно ли в том подозрительном теперь коридоре!
   Они поднялись к бассейну и, как в прошлый раз, уселись у бортиков на ступени.
   - Что сделали бы демоны с Кланкеем?! - немедленно выпалила Карина, встревоженно глядя в бесстрастное лицо Индара. - Они бы его... съели?
   Он с недоумением покосился на неё, а потом полностью, всем телом повернулся так, чтобы видеть её. Насколько она догадалась, ему просто тяжело смотреть искоса, и сразу ощутила себя виноватой: "А я ещё о нём плохо думала, когда просматривала тот коридор! Как долго же он не спал в последнее время?!"
   - Не-ет, - хрипловато и тягуче ответил он, глядя то ли на неё, то ли в пространство между ними. - Они бы пришпилили его к стене и заставили мучиться.
   - Зачем?!
   - Им надо напугать всех - до такой степени, чтобы были готовы на всё. На уступки. На слепую покорность.
   - И тогда они потребуют жертву, - сквозь зубы сказала Карина. Сейчас, после этого короткого обмена репликами, она снова собралась и стала жёстче: жизнь детей превыше усталости того, о ком ей внушали, что он сильнейший.
   Он не шевельнулся. И не спросил, откуда она знает о жертве. Карина рассердилась.
   - Может, объяснишь, как заставить демонов уйти - без жертвы?
   Он отвёл взгляд - и вот тут она перепугалась: неужели в этом мире такие нравы, что и небесный спокойно относится к человеческому жертвоприношению?!
   - Кто тебе сказал о жертве?
   - Оркена, - проворчала она, лихорадочно думая, что делать. - Только она не сказала - я подслушала её.
   Как подслушала - она не стала уточнять. Надо будет - скажет. Но Индар не стал вдаваться в подробности. Расслабленное было, лицо его снова осунулось и отвердело до желваков на скулах. Но он снова промолчал, и тогда Карина угрюмо спросила:
   - А что будет, если Нисса узнает?
   - О чём? А-а... - тут же понимающе покачал он головой.
   Озадаченная Карина уставилась на профиль Индара, так и не повернувшегося к ней после первого вопроса о жертвах и демонах. Прокрутив в уме все реплики, которыми они обменялись, она сообразила, что говорили они настолько обобщённо, что, кажется, она проморгала момент, когда беседа пошла в разные стороны. Когда каждый из них говорил о своём, что до какого-то времени было похоже на единый предмет разговора... Она-то решила, что небесный говорит о детях, зациклившись на них сама. Но забыла о том, что Индар знает о двух вариантах жертвы. Значит, он думал о себе? Не воспринимая детей в качестве будущей жертвы демонам?
   Ей даже страшно стало: а если и он начнёт всерьёз рассматривать детей в "каминной" как жертву, чтобы выбраться из замковой ловушки? Он же сильный. А о жертве никто не знает. Своя-то жизнь дороже...
   Но небесный больше ничего не сказал. По сжавшимся в тонкую ниточку губам можно было определить лишь, что он не хочет вообще разговаривать о детях. Набравшись нахальства, она осторожно сунулась, как со старухой Оркеной, в его личное пространство в попытке узнать, о чём именно он сейчас размышляет. И наткнулась на жёсткий тупик. Наверное, защиту себе поставил - от таких излишне любопытных, как она.
   - Индар, ты высший маг, - сказала совершенно растерянная Карина. - Придумай что-нибудь, чтобы вышибить демонов из замка без всякой жертвы! Ты же умный, ты сильный! Ты знаешь и можешь!
   - Карина... - Он медленно, не поднимая глаз, повернулся к ней и некоторое время так сидел, а потом взглянул на неё. - Карина, постарайся не оставаться рядом с Оркеной наедине. Прошу тебя.
   - Почему? - немедленно спросила она, мгновенно вспыхнувшая: сам ничего не делает, а ещё велит не приближаться к старой ведьме, от которой она только и сумеет узнать, не случиться ли что с детьми! И он обещал... А сам не учит! И Оркене не даёт!
   Она понимала, что её уже несёт, но ничего с собой сделать не могла. Ни успокоиться, ни заставить себя думать здраво.
   Невероятно горячая и сухая ладонь небесного мягко легла на её кулак, сжавшийся вокруг рукояти боевого ножа. Индар снова разомкнул губы.
   - Так надо. Такова реальность, что тебе лучше быть в гуще людей, чем с Оркеной. Она тоже сильная, только порой демонстративно показывает себя слабой. Не поддавайся на её уловки.
   - Но при чём тут Оркена вообще! - обозлилась она.
   А небесный... внезапно улыбнулся.
   - Когда ты сердишься, у тебя глаза становятся зелёными, - легко сказал он - Карине даже показалось, что её вспышка злости придала ему сил. И тут же Индар перевёл разговор на другое: - Как Отсоа догадался удерживать Кланкея таким образом? Скрестив руки, как будто знал этот оберегающий от сущностей знак?
   - Он не специально это сделал, - пробормотала она. - Так получилось. А что?
   Небесный вынул из небольшого кожаного кошеля несколько цепочек с металлическими бляшками, на которых виднелись выбитые буквы, очень похожие на русскую букву "Х", но очень сильно разрисованные мелким узором. Индар взял всю гроздочку странных украшений и, чуть повернувшись, погрузил висюльки в бассейн, в качающееся марево очищенной магии. А затем протянул всю кучу Карине. Та машинально приняла странное подношение и удивлённо вскинула брови.
   - Раздай обереги всем. Не всегда может быть ситуация, когда надо сделать отстраняющий знак от демонов. Но оберег будет висеть - и защищать от их воздействия. Пусть висит так, чтобы касался кожи. Если спросят, напомни, что демоны далеко внизу и могут пока только насылать морок. Иди - и отдай им.
   С минуту смотрела на небесного, чтобы понять, что не зря он прямым текстом отсылает её от себя. А он снова смолк, глядя на мягкое движение волн в бассейне... Что напомнило Карине задать ещё один вопрос, который недавно стал её тревожить:
   - Индар, а демоны могут как-то использовать этот бассейн, то есть очищенную магию, чтобы добраться до нас?
   - Бассейн автономен. Он неинтересен демонам, потому что для них бесполезен.
   Со вздохом Карина встала и ушла из холла.
   В "каминной" она раздала цепочки с бляшками-оберегами, объяснив, что их сделал Индар, и, не дожидаясь вопросов, сказала, что демоны только внушают, но приблизиться к их жилому помещению не могут. После чего снова устроилась у камина, на оставшихся после перемещений постелей тряпках. Тут же к ней прыгнула Ита, более робко подошла и присела Слоан, девочка-оборотень. Мальчишки играли поодаль, на расчерченных плитах. Приглядевшись, Карина заметила, что "классики" преобразились, приспособленные под мальчишеские игры. Теперь надо было не просто гонять битку-шайбочку, а ещё и уметь прыгнуть на огромное расстояние - через несколько угольных линий, а не одну.
   Подошла Нисса, уселась рядом.
   - Лиадейн у Оркены, - сообщила она, прищуриваясь на мальчишек. Потом взглянула на Карину и вымученно улыбнулась: - Мальчики воображают себя мужчинами. Им нужно двигаться.
   - А Лукас не обижается?
   - Нет. Он же маленький. Они придумали свои правила, с исключением для него. Он может прыгать так, как ему удобно, но только в пределах... - Нисса задумалась, не умея высказаться. - В пределах этих чёрточек.
   - А они не скучают? - встревоженно спросила Карина. - Они же дети. Им бегать хочется. Здесь, конечно, к ним и их беготне уже привыкли и не ругаются. Но... Может, попросить Индара, чтобы они побегали в холле - под его присмотром?
   - Не надо, - покачала головой юная ведьма. - Они привыкнут, а если потом небесному будет не до них? - И вдруг улыбнулась. - Странно думать о небесном, который может следить за нашими детишками.
   Потом они молчали. Ита задорно щебетала, играя с пальцами Карины и, кажется, декламируя какую-то детскую считалку. Глядя на неё, Карина со вздохом думала, что девочка сейчас быстро забыла о происшествии с демоническим шёпотом. Но что будет ночью? Может, надо попросить старуху Оркену, чтобы она позаботилась о нормальном, здоровом сне детей? И тут же холодная дрожь по телу: тоже - придумала! Чтобы старая ведьма думала о спокойном сне для тех, о ком размышляет, как о жертвах?!
   - Ты что? - спросила Нисса, заметившая, что Карина не сумела удержать гримаски страха, исказившей её лицо.
   - Скоро ложиться спать, - прошептала она. - А если дети будут кричать?
   С губ Ниссы мгновенно пропала улыбка.
   - Странно, что ты подумала об этом, - ответно прошептала она. - Я-то тоже подумала о дурном сне, но думала я о себе. Ты права. Что будем делать, чтобы дети не разбудили остальных?
   Это "будем", которое объединяло их обеих, тронуло Карину. Да, она много возилась с детьми: играла с ними, обсуждала с ними всякое, но...
   - Я даже не знаю, что делать, - печально сказала она. - Нисса, может, ты сама вспомнишь, что может обеспечить крепкий сон?
   - В деревне все всегда спят хорошо, - грустно усмехнулась юная ведьма. - Наработаешься в поле или в лесу - только и думаешь, что об отдыхе. Если только в праздники, однако...
   - О чём вы говорите? - присела рядом вернувшаяся Лиадейн.
   - Мы боимся, что ночью дети будут кричать, - напрямую сказала Нисса. А помолчав, добавила: - И за себя тоже боюсь.
   - Когда я искала мужа, собрала кое-какие травы, - вполголоса сказала Лиадейн. - Среди них есть несколько сонных. Жаль, пока была у Оркены, не догадалась взять кипятка, чтобы сделать отвар.
   - На столе кувшин с водой! - оживилась Нисса. - Я могу сделать, чтобы сила сонных трав перешла в обычную воду! Покажи, что у тебя?
   Лиадейн сбегала к своим постелям и вернулась с пучком трав. Они немного подсохли, но выглядели ещё довольно свежими - именно сухими, не увядшими. Нисса и Лиадейн быстро рассмотрели своё растительное богатство и решили, что некоторые из трав могут пригодиться для создания сонного напитка. Теперь встали обе и пошли к столу, на ходу обсуждая, говорить ли всем обитателям, что у них вот-вот будет снотворящее питьё.
   "Я, наверное, сошла с ума, - мрачно подумала Карина. - Или схожу... Не, точно скоро стану психом последним... У меня, кажется, развивается мания преследования... Или как-то по-другому это называется. Но теперь, когда я сама обеспокоилась сном детей, мне стало страшно. Сон-то - дело хорошее, а вот... А если мы все уснём, а в наше спящее царство втихаря войдёт старуха Оркена и унесёт сонных детишек, чтобы отдать их демонам и освободиться от них?! Да что со мной такое?!"
   Приложила пальцы к запястью - пульс бился так, что стало страшно: может, она зря волнуется?.. Но именно это волнение за детей заставляло вновь и вновь искать пути выхода из сложившегося положения. Рассеянно оглядывая тех, кто мог бы защитить детей, она неожиданно заморгала глаза - в глупой находке. Принцесса Лилера!
   Ита и Слоан уже сидели на одеяле, скрестив ноги, играя во что-то между собой, так что Карина легко поднялась и не спеша направилась к кровати принцессы. Встав там, она начала упорно смотреть на Лилеру. Та оказалась очень чуткой и быстро обернулась.
   Карина кивнула.
   Лилера повернулась к мужчинам, с которыми только что активно болтала, и, видимо, предупредила, что отойдёт на время.
   - Что ты хочешь? - Она уселась на свою кровать и, помешкав, жестом предложила (похлопала по покрывалу) Карине сесть рядом.
   - У меня такое дело, - стараясь говорить чуть наивно, объяснила Карина. - Нисса и Лиадейн хотят сделать снотворящий напиток для всех.
   - Зачем? - удивилась Лилера.
   - Лилера, ты уверена, что сможешь эту ночь спать спокойно? - напомнила о недавнем происшествии Карина.
   Принцесса замерла, словно прислушиваясь к себе, потом обняла свои плечи. Кивнула, снова глядя на женщин, которые возились у стола.
   - И что из этого? Да, я тоже не откажусь от напитка.
   - Наша комната с камином закрывается всего лишь на засов, - напомнила Карина, и принцесса серьёзно сощурилась на дверь. - Думаю, что от снотворящего напитка никто не откажется. Но если все уснут глубоко, услышим ли мы, как отворяется дверь, после того как засов слетит? А ведь если засов слетит, он упадёт тихо. Особенно если за дверью окажется сильный маг. А ведь демонов можно считать магами?
   - И что ты предлагаешь? - Кажется, Лилера прониклась собственной и всеобщей безопасностью. - Хочешь, чтобы наши мужчины встали стражей у двери?
   - Вы с Ниссой маги, - пожала плечами Карина. - Я-то хоть и маг, но ничего из прошлого не помню. Неужели же ты и Нисса не знаете магических заклинаний, которые помогут заклинить эту дверь?
   - Чтобы заклинить дверь, нужно заклинание, которое будет эту дверь держать, - уже задумчиво проговорила принцесса, оценивающе глядя на дверь. - Если в коридоре будет сильный маг, он сразу поймёт, что с дверью что-то неладно.
   Карина тоже смотрела на дверь, размышляя, что бы такого придумать.
   - Нужно... - медленно сказала она. - Что-то такое, что упадёт и всех разбудит, если кто-то из коридора захочет открыть дверь. Что-то звенящее... - И фыркнула от короткого смешка: - Что-то вроде пустой кастрюли!
   - Или небольшого щита. - Сощуренные глаза Лилеры не отрывались от двери. - Пойду - поговорю с бароном. Он человек военный - придумает то, что нам надо.
   "Почему я придумала сторожить дверь только сейчас? Только из-за того, что угроза детям стала реальной? Раньше-то эту дверь никто не трогал - и даже не думал, что её надо закрывать крепче обычного!"
   Она вдруг вспомнила, как хорошо было в своём мире, спокойном и предсказуемом, когда каждый день - привычное времяпрепровождение, известное до мелочей. Вот утро: встала, привела себя в порядок и вышла на работу. Вот день: сидит в своём скромном уголке, за столом с компьютером, составляя нужные бумаги, которые ей приносят. И вечер: идёт домой, по дороге заходя в магазины, чтобы на ужин порадовать-побаловать себя вкуснятинкой, а потом можно посидеть перед телевизором или под лампой - за книгой. Входная дверь квартиры закрыта на два замка. И полное впечатление абсолютной защищённости... Всё предсказуемо и привычно. Уютно и комфортно. Не то что здесь - каждую минуту жди какого-нибудь кошмара... Карина грустно улыбнулась своим воспоминаниям и встала с кровати принцессы - забывшись, она сидела там, где никому не позволялось.
   Она вернулась к камину, возле которого вовсю зевала Ита, а Слоан хихикала, стараясь сунуть ей в раскрытый рот палец и тут же выдернуть его. Но и у Слоан были запавшие от желания спать глаза. Так что Карина спокойно опустилась на колени и велела девочкам прикорнуть до всеобщего сна, устроившись головами на её коленях. А сама принялась наблюдать за мужчинами, которые теперь все собрались у двери, возглавляемые принцессой. Та объясняла им проблему, и мужчины, насупившись, кивали, тоже проникнувшись насущной проблемой.
   Вскоре Нисса и Лиадейн обнесли всех наспех сделанным снотворящим напитком, над которым, ввиду его скороспелости, пришлось немало поколдовать, в чём приняла участие и Лилера, как одна из сильнейших магов в "каминной". Когда напиток начали предлагать всем, Карина внезапно заволновалась: она поняла, что ни за какие коврижки не хочет крепко спать этой ночью! Что это? Последствия всё той же мании преследования? Или самое настоящее предвидение? И что теперь сказать Ниссе, которой она чуть ли не сама предложила сделать этот напиток?
   Когда Нисса подошла к ней, Карина взяла предложенный кубок на высокой ножке.
   - Одного глотка хватит, - предупредила юная ведьма.
   Обрадованная Карина прикоснулась губами к краю чаши, сообразив, что может изобразить глоток - и что ей поверят: ведь она первой забеспокоилась о нормальном сне!
   Трудней всего оказалось заставить напряжённое горло сделать глотательное движение, но, на её счастье, Нисса, едва Карина отдала ей кубок, тут же отвернулась, чтобы осмотреть всех обитателей "каминной" и удостовериться, что снотворящий напиток выпили все.
   Выдохнув свободней, Карина тоже огляделась. Хмыкнула.
   Мужчины тоже воспользовались пустой посудой со стола, сделав нехитрую западню для существа, которое бы пожелало тайком войти в "каминную". Сделали они простейшую штуковину: нашли где-то довольно длинную нить и привязали её к дверной ручке. Дверь открывалась в коридор. Потяни кто-нибудь, не знающий о секретном сооружении, дверь на себя - нить тащила за собой маленький металлический поднос с поставленными на него двумя пустыми кубками - тоже металлическими. Один уже опробовали на звук - взяли и столкнули с табурета. Кубок свалился чуть ли не с грохотом. На всякий случай добавили к кубкам пару тарелок, оставленных с ужина. Они тоже должны упасть, когда начнёт падать поднос с кубками. Разбивать не стали, но прикинули, что высоты сиденья табурета хватит для впечатляющего грохота всей посуды.
   Карина немного сомневалась. Зато не выдержала - фыркнула, завидев, как мужчины вдруг вспомнили о существовании ещё одной двери - внутри самой "каминной", в гардеробную, которую давно вынужденно превратили в уборную. Барон воспринял тревогу принцессы слишком серьёзно: он и его подчинённые корпели над следующей сигнальной ловушкой перед дверью в гардеробную. А фыркнула Карина только потому, что неплохо бы хорошенько всем обитателям "каминной" запомнить о сигналке именно на эту дверь: во время сна некоторые ходили отлить в комнатушку - так что могли разбудить всех остальных.
   На ночь привычно оставили свечу на стене. Факел потушили - он слишком коптил, поэтому чадом никто не хотел дышать.
   Завернувшись в одеяло, традиционно не раздевшись на ночь, Карина прислушивалась к звукам в "каминной". Засыпать она не решалась. А вдруг всё-таки закричит во сне? Поэтому и решилась стать добровольным сторожем на эту ночь.
   И с чего она вздумала, что именно этой ночью что-то произойдёт?
   Веки буквально падали, придавленные тяжестью, но Карина упорно таращила глаза в тусклый полумрак. К сожалению, всё было против неё. Сонные звуки: сопение, лёгкое покашливание и дремотное бормотание - создавали мягкую музыку, которая действовала на неё похлеще снотворящего напитка.
   А потом... Потом! Её возмущению не было границ!
   Она услышала странное движение в "каминной" и повернула голову к камину, от которого раздавались едва слышные шаги.
   Индар! Откуда небесный взялся в закрытом помещении, если ни одна ловушка не сработала?!
   Тем временем небесный подошёл к ней, и Карина поразилась: несмотря на возмущение его появлением, она не сумела поднять голову! Наверное, он что-то сделал с ней? Но что? И когда успел?!
   Индар осторожно присел у её изголовья и заглянул в её глаза.
   - Не бойся. Сегодня ничего не будет. Я обещаю.
   И положил на её голову свою горячую ладонь.
   Если учесть, что в "каминной" всегда довольно прохладно, а потому "по утрам" Карина просыпалась, чувствуя себя скрюченной ревматизмом старухой-калекой, то необыкновенное тепло на голове показалось чуть ли не счастьем... Карина попробовала выговорить спасибо, но неповоротливые губы не послушались.
   Небесный, словно поняв её, повторил:
   - Спи, Карина...
   И его ладонь скользнула с её головы на её глаза.
   Она ощутила, как расслабляется лицо, как постепенно обмякают плечи... Уходя в тёплый сон, она мысленно усмехнулась: надо сказать принцессе Лилере, что её мужчины пропустили ещё один вход в "каминную" комнату. И этот вход - из самого камина. Будет ли огорчён небесный, если в следующий раз он не сумеет войти в "каминную"? Или он найдёт новый вход? Замок-то старый... Мало ли в нём потайных ходов?
   И с этой мыслью Карина, в подступившем сне бегущая по коридорам замка, уснула.
   Глава восемнадцатая
  
   Утром барон Мазуин избил одного из своих подчинённых.
   Карина, вообще-то, ожидала, что сорвётся Кланкей. Ведь именно он оказался слабейшим, когда откликнулся вчера вечером на зов демонов.
   Нет, снотворящее зелье здесь не виновато, оно-то сработало. Но оно творило сон, а нужно было успокоить нервы - или "мятущуюся душу", как выразилась потом Лиадейн в приватной беседе с Кариной.
   ... Сначала ничего не предвещало взрыва.
   Встали в привычное время - внутренние часы срабатывали, да и старуха Оркена заглянула - проверить, проснулись - нет ли. Хорошо ещё заглянула, после того как Отсоа снял сигналку с входной двери. А то бы была суматоха после грохота пустой посуды... Далее старательно перетряхнули постели, по одному - по двое выходя в коридор, каждый со своей постелью. Этот утренний ритуал с самого начала безвылазного сидения в "каминной" придумал барон и заставлял выполнять его неукоснительно, в приказном порядке. На возражение принцессы только и сказал: "А иначе клопы сожрут, ваше высочество. Не хотите сами трясти - пажей заставьте. Этим мальчишкам всё равно делать нечего!" Но раздосадованная Лилера ухватила одеяло и подушку в охапку и лишь пробурчала что-то вроде: "Чтобы мою постель - и мужчины отряхивали?.." Карина, и видя, и физически ощущая отсутствие вредных и кусачих насекомых, подозревала, что Бриартак (ей нравилось называть его так мысленно - имя красивое) просто-напросто установил строгое расписание, чтобы легче было жить людям, невольно оказавшимся в замкнутом пространстве - на неопределённо долгое время.
   Итак, народ привычной сонной вереницей поплелись к открытой двери "каминной", когда внезапно один из мужчин, темноволосый и худощавый, чуть ли не с размаху уселся или шлёпнулся на свой матрас. Он взялся ладонями за голову и... И все, вздрогнув, обернулись на тоскливый вой, тихий, но мгновенно пронизавший сердце каждого. Душераздирающий звук продолжался недолго - в течение нескольких быстрых шагов барона Мазуина, решительно приближавшегося к подчинённому.
   Как потом предположила Карина, у того мужчины (его имени она не знала) началось подобие истерики. А может, как недавно у самой Карины, у него случился приступ клаустрофобии. Но и барон сорвался. Он ударил мужчину ногой в лицо - тот успел среагировать на звук шагов - и отшатнулся, перекатившись всем телом в сторону и вскочив на ноги. Быстро пришёл в себя, но Мазуин принялся буквально преследовать подчинённого и страшно избивать его, вкладывая в ужасающие по силе удары собственное отчаяние и слишком долго сдерживаемое показное спокойствие.
   Принцесса завизжала и бросилась было к барону - возможно, остановить его, но её перехватила Лиадейн. Лилера рычала, стараясь выдраться из тонких, но цепких рук женщины-оборотня, чуть не начала кусаться. Удерживать её стало очень трудно, но подошли трое остальных подчинённых барона Мазуина. А следом подошли ещё трое подчинённых барона, которые явно одобряли непочтительное движение Лиадейн.
   - Подождите! Подождите! - ничего не объясняя, твердила та Лилере, сама со страхом глядя на избиение, которое постепенно входило в иную стадию.
   Ошеломлённые дети кинулись к Ниссе, которая стояла дальше всех от места драки. Пажи топтались на месте, слишком хорошо понимая, что ничего не смогут сделать в этой ситуации, но время от времени бросали на принцессу вопросительные взгляды. Отсоа, напружинившись, стоял неподалёку от места избиения, внимательно следя за происходящим, явно готовый ринуться на помощь, если она всё-таки понадобится.
   Но только первые удары барона были приняты покорно. Поначалу избиваемый, когда попадал в зону досягаемости своего начальства, даже крючился, закрывая руками голову, - лишь бы ноги Мазуина в подкованных сапогах не нанесли ему сильных травм. А потом неожиданно мужчина вдруг сам бросился на Мазуина - с глухим рыком резко прыгнув на него с постели. Прыжок был просто невероятен, особенно если видеть окровавленное лицо избитого. Но двигаться мужчина стал так, словно он сидел не просто так, а прямо-таки ждал сигнала к бою. И началась откровенная мужская драка. В ней не было ни приёмов, ни каких-то увёрток. Мужчины колошматили друг друга настолько свирепо, что Карина, подошедшая к Лиадейн, с сомнением взглянула на других мужчин, зорко следящих за бароном и его подчинённым. Нет, они не собираются сделать даже попытки их разнять: а если драчуны друг другу головы посбивают?.. Ведь двое мутузили кулачищами так, словно всерьёз пытались выбить дух друг из друга.
   - Не надо, - сказал Кланкей, перехватив взволнованный взгляд Карины, когда она шагнула ближе к месту драки. Он со вчерашнего вечера всё ещё был бледен, а впавшие глаза говорили не только об усталости. - Они сами разберутся. Ланти сам виноват. Но сейчас лучше не вмешиваться.
   Кажется, эти мужчины хорошо понимали ситуацию, так что Карина больше не пыталась встрять. Она лишь, сжимая руки, следила за дракой, в которой мужчины боролись теперь наравне. Они сбрасывали напряжение и накопившуюся усталость - оба. И делали это так, будто эта драка - последняя надежда остаться в живых... Вскоре они и подняться не могли, перекатываясь по полу и то и дело усаживаясь на поверженного в данный момент, чтобы нанести последний удар, но последний как раз всё никак не получался, и мужчины с новой яростью вновь накидывались друг на друга, хотя видно было, что они оба устали... Наконец, утомлённые, после довольно слабого удара барона Мазуина, они попросту улеглись на полу, неподалёку, на расстоянии вытянутой руки друг от друга, глядя в потолок.
   Они лежали на каменном полу, а все остальные, затаив дыхание, ждали, чем всё закончится, и слушали тяжёлый, распалённый хрип мужчин... Первым шевельнулся Ланти. Он с трудом собрался и встал на ноги. Пока поднимался, пару раз так пошатнулся, что невольные зрители качнулись к нему - то ли поддержать, то ли от неожиданности. Ланти медленно огляделся. Барон не двигался, кажется отдыхая от слишком динамичного боя: много ли мужчины в последнее время вообще двигались в таком темпе?.. Ланти повернулся к нему и неуверенно подал руку. Бриартак полежал немного, не шелохнувшись, а потом поднял руку навстречу.
   И все выдохнули.
   Правда, ЧП на этом не закончилось.
   Испуганная Карина закусила губу, когда Ланти рухнул на одно колено перед бароном Мазуином и склонил перед ним повинную голову. Руки обессиленно вытянулись вдоль тела, и все видели, как тряслись его пальцы, едва достававшие до пола.
   Обитатели "каминной" снова замерли.
   Бриартак ссутулился перед коленопреклонённым Ланти. Все понимали, что тот дал слабину, что, когда он пришёл в себя и осознал это, он ждёт наказания.
   - Прощён... - сипло и трудно выговорил барон. И отвернулся, медленно пошёл к своей постели. Попробовал согнуться, чтобы поднять её - подскочил один из пажей, почтительно собрал постельное бельё и тихо что-то сказал - наверное, предложил посидеть, пока он сам вытряхнет покрывала и подушку. Барон величественно кивнул и повернулся к столу, возле которого осел на табурет.
   Лиадейн давно опустила руки, но Лилера только сейчас сообразила, что свободна, что её никто не держит, и бросилась к Бриартаку.
   Карина отвернулась и тут же наткнулась взглядом на Лиадейн.
   - Мятущуюся душу надо успокоить другими травами, - задумчиво сказала женщина-оборотень. - Нисса или ты - можете попросить их у старой Оркены? Заварить и нам нетрудно, лишь бы были.
   - Лиадейн, а ты? - не выдержала Карина. - Ты не чувствуешь себя... - она подумала и пожала плечами. - Не чувствуешь закрытой насильно?
   Лиадейн вдруг улыбнулась - широко и, кажется, даже радостно.
   - Когда я лежала в норе, рожая наших сыновей, - легко сказала она, - Отсоа дрался с соседним племенем и не мог мне помочь. Мы жили тогда на границе владений двух племён. Он даже не знал, что на свет появляются наши волчата. Он думал - я переживу стычку, ведь, по его расчётам, она продолжалась бы недолго. Еды было мало, но и наши сыновья тогда были малы... Я просидела в норе месяц, пока он не вошёл. - И засмеялась: - Какие у него были глаза, когда он рассердился, что я его не встречаю! Я следила за ним с постели, потому что встать не могла с голоду. И какие у него были глаза, когда он вошёл в нашу спальню - и наши детки обтявкали его!
   - Чему вы смеётесь? - удивилась подошедшая Нисса, за край подола которой цеплялась Ита.
   - Так, вспоминали, - улыбаясь, ответила Карина. - Нисса, мы хотим попросить Оркену, чтобы она дала нам успокаивающих трав. Как ты думаешь, она разрешит нам самим сварить нужный отвар для всех? И хорошо бы, чтобы трав было много. Ведь мы не знаем, когда закончится магическая буря.
   - Попрошу, - пообещала юная ведьма. Причём, как заметила Карина, на этот раз Нисса не сказала: "Попробую попросить", как часто отвечала. Сейчас она ответила твёрдо. Видимо, на твёрдость повлияли испуганные племянники.
   - Да, травы - это хорошо, - уже задумчиво повторила Лиадейн и коротко глянула на Карину. - Ладно, мне пора на кухню.
   И ушла. Вскоре все справились со своим постельным бельём, когда Карина, наконец, разгадала взгляд женщины-оборотня. Да, травы помогут. Но ведь есть ещё один вариант успокоить измученных неопределённостью обитателей "каминной". А то, что именно неопределённость стала самым страшным бичом для невольных пленников старого замка, понимали все. Никто не знал, чего ждать в следующий момент. Очевидно, именно из-за этого народ послушно согласился хотя бы на расписание, устроенное бароном Мазуином, потому что хотя бы в этом случае можно порадоваться чему-то ожидаемому. Поэтому после завтрака, когда все были заняты разговорами, а женщины - посудой, Карина обновила углём "классики" и сбежала в коридор.
   Мимо приоткрытой двери в помещение старой ведьмы она проскочила на цыпочках в два шага, а потом бросилась - по своему же впечатлению - улепётывать по коридору к холлу с бассейном очищенной магии. Мчалась с мечом в руках, готовая, если что - немедленно пустить оружие в ход... Добравшись до бассейна, она уселась на ступеньки отдышаться - боком, лицом к противоположному коридору - на всякий случай, чтобы никто не застал врасплох. И меч - на колени. Оркена вряд ли сюда заглянет: она вообще курсирует лишь от своего помещения до "каминной". Остальные обитатели "каминной" настолько напуганы, что только выглядывают в коридор, когда надо что-то отнести к старой ведьме или устроить то же перетряхивание постелей. Так что можно посидеть и подумать. Ну и... Заодно позвать Индара, чтобы поговорить.
   Только подумала о небесном, как сразу вспомнилось, как он среди ночи внезапно появился в "каминной". И на сердце стало тепло. Неужели он пришёл, чтобы только заставить её уснуть? Умом понимала, что он явился, ощутив, что обитатели "каминной" устроили ловушки для всех посторонних - мягко выражаясь. Но душу грела мысль, что он пришёл, чтобы помочь уснуть ей, зашуганной всеми мыслимыми и немыслимыми страхами. Невольно улыбаясь, она смотрела, как мягко изливаются через бортик бассейна разноцветные сияющие волны очищенной магии. "Глупо... Что будет со мной, когда магическая буря закончится? Хм, а я эгоистка. Все хотят, чтобы она закончилась, а я... Для меня это единственный шанс быть рядом с Индаром. Э... Голубушка, да ты, случаем, не втюрилась ли в небесного? Нашла, тоже, в кого. Ему, небось, такие проблемные нафиг нужны... - И тут она поймала себя на странном: - Та-ак, это опять во мне память просыпается? И что это та давняя Карина вдруг заговорила, будто наши современные подростки? Или здесь, в этом мире, тоже есть аналоги нашим "фигам"? Впрочем, это ладно. А вот пессимизм чей - мой? Её?"
   Мысли произвольно блуждали от одного предмета к другому, но чаще сворачивали на одно: куда пропал небесный? Она его ждёт так долго, что вскоре её саму хватятся и начнут искать! А ведь думает о нём изо всех сил! Он должен услышать!
   Она ждала увидеть его выходящим из тёмного, "вражеского" коридора.
   А Индар появился откуда-то из-за бассейна, хотя там нет никаких дверей. Сплошная стена с налепленной цветной мозаикой, изображающей тот же, только чуть схематизированный бассейн. Зачем? Чтобы поняли, что это за бассейн, те, до кого плохо доходит?
   - Что случилось? - Он присел рядом.
   - Барон подрался с Ланти, потому что Ланти стало плохо, и он завыл! - выпалила она и тут же уточнила: - А завыл он, потому что у него было то же самое, что у меня!
   - А что было у тебя? - буднично спросил небесный.
   Сначала она рассердилась на Индара, что он даже не пытается вспомнить, как он водил её сюда, к бассейну, чтобы она успокоилась. А ведь он был таким заботливым! Потом стало стыдно: с последней встречи мешки под глазами небесного стали блёклым продолжением его полумаски, а скулы торчали так, что она машинально спросила:
   - Когда ты ел в последний раз? Давай я тебе принесу сюда завтрак?
   - Не надо, - недовольно ответил он. - Лучше скажи, зачем пришла.
   Она опять обиделась, прежде чем додумалась, что, возможно, отнимает у него время, которое он хотел потратить на что-то более важное.
   - Можно всем нашим приходить сюда? - спросила она. - Путь по коридору не такой уж долгий! А люди хоть немного побудут не взаперти! Здесь зал очень большой и светлый из-за бассейна! А то ведь... Так и с ума сойти можно - постоянно в одном помещении.
   Он явно чисто машинально оглянулся на тёмный коридор и поморщился.
   "Ну и? Сейчас-то что?! - мысленно рассердилась Карина. - Это ведь такая малость, а наши хоть перестанут психовать!"
   - Когда? - спросил он.
   Она замешкалась с ответом, не сразу сообразив логически продолжить его вопрос: "Когда ты хочешь привести их сюда?" Но ответила ему в тон, одновременно пытаясь не злить его:
   - Как только разрешишь.
   - Тогда к вечеру, - решил он, всё ещё глядя на тёмный коридор.
   И, только вернувшись в "каминную", она поняла - и снова обругала себя эгоистичной тупицей: "Он же должен сначала сделать тот коридор безопасным для нас!"
   Поругав себя на все корки, она снова взглянула на меч: теперь, без Индара, надо быть более осторожной. А потом уставилась на витражные окна над входными дверями. Картинок на них не рассмотришь, потому что ближе к потолку света факела для этого не хватало, а бушующая магическая буря вне старого замка не давала лучам утреннего солнца пробиться сквозь цветные стёкла... Так что вместо любования Карина с некоторым недоумением подумала: "Странно, что буря до сих пор не разбила стёкол! Из-за того, что замок магический? Или из-за того, что здесь бассейн с чистой магией?" Но отвлечённо размышлять о ненужном не хотелось.
   Перед глазами снова возник Индар. Из-за него ещё переживай... Голодный, замотанный... Сколько можно работать, не отдыхая? А если предложить ему, как тогда? Пусть он что-то делает, а силы берёт у неё! Или говорит ей, что именно надо делать... Сердце вдруг сжалось... Оркена, заглянувшая сегодня с утра в "каминную", продолжает думать о детях и о небесном. Карина, даже не посмотрев на неё, подпустила к ней свой "крючок", тот самый приём, который она не умела выполнять правильно, но который у неё получался именно что на ощущениях. А началось всё утром, со скользящего взгляда старой ведьмы на детей... Может, настроить принцессу Лилеру, чтобы она разузнала, нет ли другого выхода из положения, кроме человеческого жертвоприношения?
   Но как сказать Лилере, что она, Карина, уже знает о двух главных вариантах избавления от демонов? Как сказать, почему именно присутствие небесного в замке надо прятать от демонов?.. Кариан внезапно почувствовала, как вспыхнули щёки: а если, несмотря на навязчивые мысли старой ведьмы, она не хочет жертвоприношения? Если она тоже ищет другой выход?.. Вряд ли. И Карина, вскочившая было, разочарованно осела на ступени. Если бы Оркена думала об этом, легко было бы вычислить: насколько Карина усвоила, легче всего считывать чужие мысли тогда, когда человек постоянно прокручивает их, когда они становятся фиксированными...
   С трудом уловимый звук заставил снова вскочить - с судорожно сжатой рукоятью меча - и несколько секунд суматошно оглядываться. Показалось? Пропустила вражье присутствие? Или третье, пока непонятное?
   Тёмный коридор, в который она вынужденно вглядывалась стремительно летящие мгновения, не вызвал подозрений. Карина даже использовала свой "крючок", хотя сознавала, что её грубый приём вряд ли сработает на демонах, который, на минуточку, вообще-то тоже сильнейшие маги. Убедив себя, что она слышала всего лишь звук со стороны улицы: магическая непогода-то продолжается! - она медленно спустилась с лестницы от бассейна и повернула к "своему" коридору. И оцепенела - до такой степени, что не сразу догадалась "просканировать" небольшую фигурку, так плотно прислонившуюся к стене за шаг до выхода из коридора, что она казалась декоративной частью этой стены.
   Наконец оторопь прошла, и Карина с облегчением узнала человека, прячущегося на границе света и тьмы - коридора и холла. Не понадобилось пускать в ход даже магический приём. Нисса. Что она делает здесь? И... почему юная ведьма плачет?
   Но, уже подходя к Ниссе, Карина сама чуть не расплакалась, сообразив.
   - Нисса?
   Юная ведьма с кратким воплем подпрыгнула на месте, отворачиваясь от стены.
   Лицо мокрое, искажённое горестью. Нисса рыдала так, что сейчас не могла ни остановиться, ни утихомирить заикание, хоть и смотрела прямо в глаза Карины. А та - смотрела на неё, не зная, не представляя, как можно успокоить человека, который только что узнал страшную для себя и своих родных тайну.
   - Бедная моя Нисса... - прошептала Карина и шагнула обнять её.
   Нисса отпрянула, её мокрые глаза захлопали и чуть ли не мгновенно высохли.
   - Ты... знала?!
   - Не убегай! - Карина схватила её, стремительно обернувшуюся бежать в "каминную", к детям. - Я знаю и не дам детей в обиду! Понятно?! Я буду драться за них!
   Нисса, икая от пережитого сильного плача и не спуская с неё глаз, прислонилась к стене, прижав ладони к распухшим мокрым губам, а потом, опомнившись, принялась стирать влагу с лица.
   - Как ты узнала? - мрачно спросила Карина, вставая рядом и тоже опираясь на стену. - Как? Или Оркена сказала?
   - Не-ет... Она посмотрела на Иту и забыла, что я могу считывать с людей. А тут ещё этот замок!.. Боги, как мне быть?!
   - При чём тут замок? - поразилась Карина, снова поворачиваясь к ней.
   - Магические способности становятся сильней в этом замке, - тихо сказала Нисса, стирая со скул остатки мокрых дорожек. - Любой магический приём становится проще, а ты сама становишься более чуткой. Карина, как мы защитим детей?
   - Первая мысль - надо быть всегда рядом с ними, - деловито сказала она. - Чтобы никто не покусился на их жизнь, пока нас нет. Давай договоримся: если тебе надо куда-то уйти, ты говоришь мне остаться с детьми. Если ухожу я - то же самое.
   Нисса печально покосилась на неё. Лицо осунувшееся, и на нём застыло странное выражение - какой-то смутной, трагической задумчивости. Так и не разобравшись, приняла юная ведьма её предложение, нет ли, Карина спросила:
   - Нисса, а ты не могла бы, если так умеешь, вычислить, какие ещё есть варианты для нашего спасения?
   - Ты... - будто осенённая страшной догадкой, юная ведьма уставилась на Карину расширенными глазами. - Ты в прошлый раз сказала, что надо выяснить у Оркены, что можно сделать, чтобы заставить демонов уйти! Ты уже тогда знала?! Про детей?!
   - И что это сейчас даёт? - хмуро спросила Карина. - Забудь о том, что было, Нисса! Теперь надо думать о том, что надо сделать! Лишь бы уберечь детишек!
   - Ты... права, Карина, - тихонько сказала Нисса, и Карине показалось, что девушка сейчас опять зарыдает. Но Нисса вздохнула, стараясь утишить вздрагивание после рыданий. И спустя минуту выговорила: - Ты права. Я попробую... Нет, я заставлю Оркену чётко сказать, какие ещё есть магические приёмы, чтобы вынудить демонов уйти!
   - Хорошо, - сказала Карина. - У вас с Лилерой сейчас урок у Оркены. Иди к ней, а я пойду сторожить детей - Иту и Лукаса.
   - Думаешь, дети Лиадейн вне опасности? - со страхом спросила Нисса. И тут же закрыла лицо руками: - Боги, в кого я превратилась?! Я готова на всё, лишь бы мои...
   Она не договорила и, отвернувшись, побрела по коридору.
   "Ты напрямую спросишь Оркену, а она тебе ответит, что да, есть ещё один кандидат на смерть во имя спасения всех остальных - Индар, - пасмурно подумала Карина. - И что ты тогда сделаешь? Обрадуешься, наверное?.."
   Но, опомнившись, что ведёт себя как последняя скотина, она быстро зашагала по коридору в "каминную".
   Здесь ей передали оставленный для неё "паёк" - ломтик лепёшки и чашку с овощным супом, слегка подсоленным. Если бы она осталась у стола, успела бы съесть. Но, забывшись, Карина привычно подошла к камину - и оказалась под обстрелом голодных детских глаз. Ни минуты на раздумья: без слов она разделила ломтик на кусочки, которые быстро рассовала по детским ладошкам, протянутым ей. Лиадейн глянула виновато и отвела глаза...
   "В следующую встречу с Индаром, - чувствительно раздувая ноздри от скрываемой ярости, решила Карина, - я возьму его за грудки и вытрясу из него, что ещё можно сделать для нашего спасения! А заодно - что он вообще делает за пределами нашего коридора, если ничего не происходит! Ни в лучшую, ни в худшую сторону!"
   Она уселась на одеяло, которое было привычно брошено перед камином, и принялась медленно отпивать из чашки, катая на языке солоноватый привкус овощного отвара и угрюмо рассматривая всех находящихся в "каминной". Отсутствовали только Нисса и Лилера. Другие занимались - кто чем. Пажи, уже не скрывая, что им хочется поразмяться, прыгали в "классики", стараясь делать это синхронно, благо что расчерчено на две команды - или на двоих игроков. Помня сегодняшнее утро, Карина знала, что чуть позже, оба юнца попадут в жестокие руки мужчин барона Мазуина, которые заставят их тренироваться бою с оружием. Мужчины, кстати, сидели вокруг барона, который насупился на свой меч и что-то говорил вполголоса. Отсоа сидел неподалёку от них, продолжая любимое занятие - полируя любое оружие, попавшееся под руку.
   Ни мальчики, ни девочки играть в "классики" или в другие игры не хотели. Видно, повлиял ощущаемый голод. Подумав, Карина, чуть не фыркнув на собственную адаптацию в названии игры, и вместо "игры в крокодила" со словами предложила:
   - Давай сыграем в дракона?
   И ожидаемо увидела квадратные глаза и открытые рты. Посмеялась, а потом объяснила, что игра так называется не потому, что в ней есть человек, который превращается в дракона, а потому, что надо будет изображать известное существо. Здесь, в этом мире, сыграть в литературно-киношных героев, естественно, не получилось бы. Но Карина сумела разговорить детишек и выяснить, какие общие сказки знают обычные дети и дети-оборотни. Когда через полчаса она запомнила штук пять здешних сказок, она и рассказала, в чём заключается странная "Игра в дракона".
   - Делимся на две команды, - велела она, и дети, с примкнувшими к новой игре пажами, привычно разделились так, как они делились в игре "классики". - Теперь одна команда тихонечко, между собой, придумывает какого-то сказочного героя, а потом водящий идёт ко второй команде - и та должна определить, кого водящий будет изображать без слов - только движениями и корча рожицы. Вторая команда! Вы можете задавать вопросы, но не напрямую, например: волосы у этого героя рыжие? Этот герой любит сладкое? Если вторая команда угадает героя, то уже её ведущий показывает первой команде своего сказочного героя. Все всё поняли?
   После первого же взрыва детского хохота к игре присоединились мужчины! Удивлённая Карина, объяснив, какие сказки задействованы в игре, "посчитала" их и разогнала по командам. Скоро в "каминной" стоял такой бешеный хохот, что его услышали даже ученицы Оркены. Нисса и Лилера немедленно сбежали с урока - правда, каждая по своей причине, - и тоже влились в разные команды.
   Раздосадованная Оркена встала на пороге "каминной", недовольно оглядела помещение и пальцем поманила к себе Карину.
   - Если уж так случилось, - раздражённо сказала она, - пойдём со мной. Не будем пропускать удачное время для урока. А здесь и без тебя обойдутся.
   Помня слова Ниссы о том, что состояние старого замка увеличивает способности к магии, Карина послушно последовала за старой ведьмой. На этот раз она не просто выучивала магические приёмы, а внимательно следила за Оркеной. И пришла к странному выводу: ведьма, как это ни удивительно, старается в ней, в новой, ещё малоопытной ученице полностью раскрыть магический потенциал. Карина не показала Оркене, что обрадовалась, но спросила так, как будто только-только до этого додумалась:
   - А есть что-нибудь в книгах, что мне необходимо усвоить? Может, мне, кроме уроков, ещё и читать что-нибудь? В "каминной" всё равно нечем заняться.
   - Завтра, - строго сказала старуха. - Завтра ты получишь книги. А сегодня я начну подбирать тебе то, что ты должна узнать, как маг.
   "И тогда я смогу помочь Индару против демонов! Сил у меня уже и сейчас много! А если я ещё и уметь что-то серьёзное буду!.." - чуть не плясала от радости Карина, возвращаясь в "каминную" и только теперь понимая, как хочется, чтобы вся эта катавасия с бурей и демонами побыстрей закончилась. А уж что там будет впереди... Чему быть - тому не миновать. Главное - чтобы никто не погиб.
  
   Глава девятнадцатая
  
   Войдя в "каминную" и остановившись на пару секунд, она сразу устремила взгляд на одеяло возле камина, где оставила хохочущую компанию игроков в "дракона", переделанного из "крокодила". Оказалось, народ наигрался, пока она заучивала новые магические приёмы у Оркены. Все разошлись по своим местам, но теперь выглядели довольно оживлёнными и энергичными.
   Мужчины привычно сидели вокруг принцессы Лилеры и взахлёб, словно забыв о её происхождении, делились своими похождениями в тёмные времена, когда каждый из них воевал на границах королевства. Принцесса помалкивала: может, сообразила, что мужчинам надо дать продых в исполнении дворцового этикета здесь, в страшном и непредсказуемом месте, может, сама находила в этих байках что-то успокаивающее... Пажи скромно сидели чуть поодаль, жадно ловя каждое слово "старших товарищей" и, видимо, надеясь, что таким образом набираются опыта.
   Отсоа сидел в окружении своего семейства, спокойный и какой-то размякший, качая на руках дремлющую дочку. Лиадейн что-то вполголоса рассказывала сыновьям, которые слушали её, наивно открыв рты.
   Нисса заплетала Ите косичку, которая то и дело переплеталась заново, потому что юная ведьма то и дело задумывалась о чём-то тяжёлом, горестно кривя губы, а потом спохватывалась и принималась за волосы племяшки вроде бы как серьёзно, но... Ита, чуть пригнувшись, терпеливо ждала, но, когда косичка расплеталась, слегка поворачивала голову и искоса хлопала глазами на Ниссу. Лукас, наблюдавший за странными действиями тёти, с отчётливым удивлением на лице что-то сказала ей - от порога не слышно. Нисса мгновения смотрела на него, а потом кивнула и вернулась к своему занятию. Косичка была заплетена.
   Кажется, недавняя игра ненадолго успокоила юную ведьму. Сейчас же она пыталась - с неутешительным результатом
   Сообразив, что Ниссе сейчас хуже всего, Карина не спеша, чтобы не привлекать внимания, приблизилась к ней и уселась возле Лукаса.
   - А ты ещё какие-нибудь игры знаешь? - требовательно спросил мальчик.
   Карина хмыкнула.
   - Ха, а почему только я должна игры придумывать? Ну-ка, расскажи, а какие игры знаешь ты? Неужели ты никогда в жизни не играл? Не верю!
   После такого категоричного утверждения Лукас уставился в потолок и сморщился.
   - Нет, мы играли. Но здесь так не поиграешь. Например, в прятки. Где прятаться?
   - А ты попроси Ниссу, чтобы она научила вас магическим пряткам, - посоветовала Карина, а на недоумевающий взгляд юной ведьмы спокойно, но с намёком сказала: - Почему бы и нет, Нисса? Пригодится! Представь, тебе надо куда-то отлучиться. Вот пока тебя нет, Лукас с Итой и поиграют в магические прятки.
   Лукас обернулся к тёте, открыл рот - и замолчал, удивлённый. Нисса сидела, глядя в пространство. В глазах пустота ушедшего далеко человека, который то ли заблудился, то ли блуждает в незнакомом месте. И это место, чем далее, ему кажется всё-таки знакомым, но, может быть, забытым. Или приснившимся.
   Юная ведьма подняла глаза на Карину. Лицо равнодушное, хотя глаза уже заблестели. Девушка кивнула, сосредоточенно глядя на племянников.
   - Да, хорошая идея... - задумчиво сказала она.
   - А ты говорила... - начал Лукас, а потом, словно только-только проснувшись, ахнул: - Магические прятки! Ты нас научишь? Ты же не хотела!.. Научи, Нисса!!
   - Тихо! - насупилась Нисса, быстро и нервно оглядываясь. - Кричать нельзя! Иначе... Иначе не научу!
   Лукас сжал кулачки и прошипел от наплыва чувств: "Хи-и!" Ещё ничего не понявшая Ита глазела на него возмущённо, и брат шёпотом выпалил ей новости.
   Пока Нисса собиралась с мыслями, явно строя про себя примерный план обучения детей магическому приёму, Карина вдруг вспомнила подсказанный однажды юной ведьмой признак мага. Итак, у каждого человека есть способности мага. Единственно - не все могут или хотят эти способности развивать. Пора проверить высказанную Ниссой убеждённость в этом.
   Карина, улыбаясь, подняла ручонку Иты, вопросительно смотревшей на свою тётю, и присмотрелась к тонкому запястью. Знак есть! Нежно жёлтое, отчётливо видимое в полутёмном помещении пламя мягко обтекало запястье девочки. Пламя слабое, поскольку способности не развивали? Но главное - указание на магический дар на месте!
   Будто догадавшись, в чём сомневается старшая подруга тёти, Лукас поднял руку и сдёрнул край рукава со своей кисти, чтобы показать своё запястье. Карина только удивлённо улыбнулась: "Надо же! Я и забыла, что маги ещё и видят своим отметины!"
   - Карина...
   Недоумение в голосе Ниссы слышалось ясно. Карина кивнула ей: "Что?"
   - Оркена ведь сейчас занималась с тобой?
   - Да, а что?
   - Она требовала показать выученные вчера приёмы?
   - Вроде нет... - медленно ответила Карина, изо всех сил вспоминая занятие.
   Нахмурившись, она мысленно воспроизвела урок у старухи. Да, всё правильно. Сначала Оркена потребовала пересказать... э... технологию выполнения тех приёмов, о которых она рассказала Карине и Ниссе вчера. Затем Карина заучивала-зубрила инструкции к новым приёмам. Помещение, где старая ведьма учила присылаемых к ней деревенских ведьм, осталось в том замковом крыле, в котором сейчас, возможно, бушевала магическая буря. Поэтому здесь, в помещении, лишённом почти всех наглядных предметов для занятий, приходилось лишь заниматься чисто теоретически и чуть-чуть практически: чуть-чуть - потому как отсутствовали нужные для практики элементарные вещи, на которых можно было бы потренироваться.
   - Да, - наконец сказала Карина и даже покачала головой, подтверждая, - была парочка приёмов, которые она заставила выполнить. Лёгкие были приёмы, - добавила она, чтобы успокоить Ниссу, хотя не понимала, что встревожило девушку.
   - Посмотри на своё запястье, - шёпотом предложила юная ведьма, пока её племянники сравнивали свои огоньки на руках.
   Магическая метка в "каминной", где горели всего лишь факел и свеча, должна была бы полыхать ослепительно. Но на коже метка едва уловимо для глаза тлела.
   - Зачем она это сделала? - прошептала Нисса, и её глаза внезапно сузились. - Неужели она поняла, что ты можешь вступиться за моих племянников и не дать принести их в жертву?!
   После небольшого потрясения: за время урока Оркена уменьшила ей силу?! - Карина трезво рассудила:
   - Нисса, не надо заранее беспокоиться. Оркена знает, что я могу разнести всё вокруг, если буду не слишком внимательна к своей силе. Возможно, поэтому она немного заблокировала её. Ты пока позанимайся с детьми, научи их магическим пряткам (хотя, честно говоря, я не знаю, существуют ли такие), а я сбегаю к старухе и вызнаю, почему моя сила заблокирована. Не беспокойся. От меня и моих вопросов она не отвертится!
   Стараясь выглядеть уверенной (хотя уверенности уж точно не ощущала!) и спокойной, Карина кивнула Ниссе и встала, пошла к двери. Оглянувшись, она убедилась, что никто, кроме Ниссы, не заметит её ухода. Впрочем, никто бы, наверное, и не возражал против её прогулки по опасным коридорам... Несколько шагов от "каминной" до помещения старой ведьмы Карина размышляла: странно всё-таки - вроде старуха ранее настаивала, что защищать замок будут все собравшиеся в нём, как она тогда определила - воины, специально пришедшие для битвы с демонами. Но теперь... Почему Оркена раздумывает о жертве? Потому что... жертву принести легче?
   Перед тем как войти к старой ведьме, она привычно, словно вызванная к большому начальству, стукнула в дверь, а потом перешагнула порог.
   - Что забыла? - недовольно спросила Оркена, сидевшая за столом, перебирая немногие книги с необычно тяжёлыми и жёсткими страницами.
   "Старинные, наверное", - с любопытством и уважением подумала Карина. С уважением - потому что сразу сообразила: несмотря на поспешный переход из своих апартаментов, старуха всё-таки позаботилась о самом важном для будущего.
   - Я хотела спросить... - немного всё же смущаясь, объяснила она. - Вы, видимо, на время урока мне немного приглушили магическую силу. Это так?
   - Ну-ка, подойди! - велела старая ведьма, вставая ей навстречу.
   Оркена не стала просить, а сама схватила Карину за руку и отдёрнула с неё край рукава. Склонилась над запястьем, а потом, кряхтя, выпрямилась и заглянула в глаза:
   - Говорила сегодня с Индаром?
   - ... Говорила, - после недолгой паузы призналась Карина.
   - Вот с него и спрашивай, с чего он тебе силу заглушил. Придумал тоже... - вполголоса проворчала Оркена вроде как про себя и ушла к столу, откуда и недовольно сказала: - Вечером сама зайду с книгами!
   Поняв, что таким образом ей опосредованно указывают на выход, Карина быстро вышла. И замерла в коридоре, не успев закрыть за собой дверь. Взгляд Оркены буквально вкручивался в спину. Почему старая ведьма так пристально смотрит ей вслед?
   А потом Карина забыла об этом взгляде. Едва закрылась дверь, она подумала о том, кто стал причиной её волнения из-за магических сил... Опять небесный! Зачем?! Зачем он заглушил её магическую силу?! Почему он не хочет, чтобы она владела силой на полную катушку? Потому что, как сама только что ответила Ниссе, он боится, что она может опять что-то разрушить или причинить кому-то зло, не умея дозировать свои силы? Да ответ был на поверхности - решила она и развернулась идти в "каминную".
   И маленькое недоумение: резать до крови кожу о меч - или выждать? С одной стороны, вроде хочется быть как прежде. С другой... Она вздохнула и решила спросить самого небесного, по какой именно причине он заблокировал силы и можно ли сейчас разблокироваться... И ещё странное впечатление, что старуха Оркена испугалась, когда поняла, что небесный заблокировал силы... Но почему она испугалась?
   Нисса - для всех остальных - играла с племянниками. Она им тихонько что-то объясняла на словах и на пальцах, а потом требовала повторить. Сначала, как ни странно, получилось "спрятаться" Ите. Обзавидовавшийся Лукас упорно повторял урок, так что присоединившаяся к ним Карина тоже успела выучиться "пряткам", после чего принялась объяснять мальчику в дуэте с Ниссой, как именно надо говорить слова, чтобы магический приём удался. Посмеялись над неудачами, поспорили, кто быстрей научится... Вот и Лукас исчез из поля зрения, а Ита - напротив, появилась.
   Дети начали радостно использовать приём магических пряток и с удовольствием бегали невидимками по "каминной", чтобы внезапно появиться в совершенно неожиданных местах.
   - Замечательно! - от души сказала Карина, наблюдая, как мальчик и девочка принялись играть не просто в прятки, но добавив условие: "Угадай, где я появлюсь!"
   - Ничего хорошего...
   Нисса ответила тихо, и Карина с удивлением обернулась к ней. Девушка сидела на коленях, устало опустив плечи, и тёмные косы только подчеркнули осунувшееся тонкое лицо... Юная ведьма следила за детьми с такой обречённостью, что Карина не выдержала:
   - Нисса, что? Что тебе не нравится? Ты хотела - ты выучила их прятаться! Что не так - объясни!
   - Они прячутся только для тех, кто не умеет пользоваться магией. Для опытных магов - они лёгкая пожива. Посмотри на Лилеру.
   Приглядевшись, Карина прикусила губу. Принцесса в одиночку, но азартно играла в свою игру: дождавшись, когда племянники Ниссы "спрячутся", она тут же следила за их невидимыми для остальных передвижениями. Сообразив, что именно происходит, Карина попробовала "включить" магическое зрение и тоже сникла: даже она, неопытная, видела "спрятавшихся" детей. А что уж говорить о старухе Оркене? Она в любой момент сумеет засечь детей!
   - Ну, в любом случае... - неуверенно сказала Карина и замолчала, не зная, как утешить отчаявшуюся Ниссу.
   Та посидела немного, наблюдая за племянниками, а потом повернулась к Карине.
   - Ты спросила Оркену?
   - Спросила. Она сказала, что блокировал мне магию Индар.
   - Индар?! - поразилась девушка. - Но зачем?
   - Затем же, о чём я тебе говорила. Моя сила слишком разрушительна.
   - Ну, если так... - с сомнением пробормотала Нисса и снова обернулась к племянникам - видимо боясь, что они слишком расшалились. А потом задумчиво сказала: - Всё это очень странно. Ведь в последнее время твоя сила разрушительна только тогда, когда ты... ну, проявляешь чувства. Но в последнее время ты очень спокойна. От чего тебя прячет Индар?
   Вот теперь озадачилась и Карина. Юная ведьма походя высказала неожиданное суждение, которое воплотилось в одном-единственном слове. Прячет? Индар? С какой целью?.. Карина чуть не задохнулась от внезапной догадки: а если старуха хочет отдать её саму в жертву демонам? Но... Демонам нужны дети или небесный...
   Додумать не успела.
   - Я-то знаю! - жарко зашептала Нисса, умоляющим взглядом вперившись в Карину. - А если... дети Лиадейн?! Что делать, Карина?! Говорить ей? Или оставить всё, как есть?! Карина... Что делать? Оборотни не маги! Они даже спрятаться не сумеют! А если я им скажу... А если тогда... мои дети?!
   Отвернувшись от всех, Нисса закрыла ладонями лицо, торопливо вытирая слёзы.
   Чувствуя, что голова идёт кругом, что везде, куда ни кинь, сплошной тупик, Карина наконец выдавила:
   - Ты торопишься, Нисса. Подожди! Мы ещё ничего не знаем!
   - Спроси Индара! - с жаром прошептала девушка. - Пожалуйста! Он тебе ответит, потому что благоволит тебе! Спроси! Я хоть успокоюсь! Пусть он тебе скажет! Спроси!
   - Обещаю! - твёрдо сказала Карина. - Я его припру к стенке и велю ответить, стоит ли бояться за детей! Ведь ты хочешь услышать ответ именно на этот вопрос, Нисса?
   - Да!.. - чуть не вскрикнула девушка и тут же боязливо покосилась на обитателей "каминной". Но на её нежданный возглас оглянулась лишь принцесса и тут же снова заговорила с бароном Мазуином.
   - Договорились, - уже спокойней сказала Карина, которую Нисса здорово накрутила, доведя чуть не до нервного срыва. Но на девушку она не обижалась, хотя ощущения были не из приятных. Кому хочется слушать о жертвоприношениях? Да ещё маленьких детишек?..
   После обеда, уже привычно состоявшего из овощного бульона и пары кусков пресной лепёшки на каждого, в "каминную" заглянула Оркена и позвала двух основных учениц на урок. Оглянувшейся у порога Ниссе Карина кивнула и демонстративно прижала к себе Иту, которая, ранее набегавшись, задремала. Нисса вымученно улыбнулась и ушла.
   А Карина осталась с проблемой: говорить - не говорить Лиадейн об опасности для детей, оказавшихся в жуткой ловушке замка? Пока колебалась, Лиадейн подошла сама - с дочкой на руках.
   - Моя тоже уснула, - с улыбкой сказала женщина-оборотень. - А мальчики побежали играть. Я предупредила, чтобы бегали потише. Некоторые из мужчин хотят поспать после обеда. Карина, ты недавно выходила куда-то? Утром-то?
   Ненавязчивым вопросом Лиадейн предложила поболтать о том о сём. Тем маловато для обсуждения, поэтому на вес золота любая информация. Во всяком случае, так её поняла Карина. Взглянув на мальчишек, почти бесшумно бегающих по "каминной", а потом на спящих девочек, Карина вполголоса сказала:
   - Лиадейн, куда я выходила - это не интересно. Мне хочется тебе рассказать кое-что, о чём ты должна знать обязательно. Я недавно узнала... В общем, можно прекратить магическую бурю и заставить демонов уйти не только тем, чтобы подраться с ними. Я узнала, что им можно принести жертву. И одна из жертв - это дети.
   Женщина-оборотень инстинктивно прижала к себе Слоан, а потом порывисто посмотрела на играющих мальчишек.
   - Это страшно, Карина, - прошептала она. - Это очень страшно...
   - Я не знаю, будет ли это на самом деле, - торопливо предупредила Карина. - Но ты должна знать и быть готовой ко всему.
   - Я тебе очень благодарна... Стража принцессы знает?
   - Мне кажется, нет.
   - И это хорошо... - В серых глазах Лиадейн на мгновения промелькнул жёлтый огонёк. - Я предупрежу Отсоа, чтобы он был начеку.
   Она встала, слишком сильно прижимая к себе дочь, и быстро подошла к Отсоа, который сидел на одеяле-постели и о чём-то размышлял. Как Лиадейн будет говорить ему о детском жертвоприношении демонам, какой будет его реакция, Карина не стала смотреть. Она задумалась о другом. Да, Лиадейн права. В обществе, где оборотней считают не равными обычным людям, надо опасаться стражи, которая может решить, что это лёгкий вариант выхода из страшного положения. Но из таких же соображений Карина не стала говорить самой Лиадейн о том, что жертвой может быть и небесный. Если хоть кто-то услышит это... Надо предупредить Ниссу, чтобы она помалкивала... Хотя ведь и она заинтересована... А знает ли она о небесном?.. Да что такое?! Может, старая ведьма просто думает о лёгком выходе из ситуации! Может, это мелькает в её мыслях, но серьёзно Оркена не помышляет о жертвоприношении?!
   Устав от напряжения, Карина застыла на месте, глядя, как мальчишки прыгают в "классики", тихонько споря между собой. Потом от них отделился Лукас и подбежал к камину, где уселся на одеяло, заменяющее коврик, и сказал, зевая:
   - Я тоже спать хочу!
   - Приляг головой на мои колени, - предложила Карина, сама прислоняясь к каминной стенке для удобства.
   Мальчишка немедленно выполнил предложенное, и через минуту Карина расслышала его негромкое сопение. Мальчишки-оборотни тоже подбежали к своим родителям, которые втихаря о чём-то совещались и прекратили говорить при их появлении. Карина некоторое время следила за ними, а потом задремала: на руках Ита, на ногах - Лукас. Тепло и даже уютно, если не вспоминать о страшных мыслях. И Карина тоже задремала, решив перед сном: после возвращения Ниссы она снова побежит к бассейну - вызывать Индара. Слишком много вопросов накопилось. И, кстати, один из них о том, чтобы прогулять народ "каминной" по коридору... Надо... Не забыть бы...
   И уснула. В лёгком сне она почувствовала, как забирают из её рук Иту. На секунды открыла сонные глаза - Нисса кивнула ей, и она успокоилась. Потом стало прохладно ногам: встал и побрёл к постелям Лукас... И, вздохнув с облегчением, что не надо следить за детьми, Карина заснула более полноценным сном...
   - ... Карина... Карина...
   Кто-то монотонно взывал к ней, и она с трудом открыла слипающиеся веки.
   - Индар... - прошептала она. - Что тебе?
   - Где Нисса и её племянники?
   Сны ещё витали над головой, и так не хотелось выходить из зоны комфорта!.. Хотелось просыпаться медленно, сладко зевая, потягиваясь... потягива... Что?!
   Когда она сумела усвоить содержание вопроса, подскочила, чуть не стукнув головой небесного, склонившегося к ней. Ощущая себя так, словно на неё вылили воду с обломками льда, она уставилась на Индара с ужасом.
   - Что ты сказал?!
   - Тихо... Я спросил, где Нисса и её дети.
   - Они были здесь, в "каминной"!
   - Не кричи. Здесь их нет. Значит, ты не видела, куда они пропали?
   - Может, они пошли к бассейну? - лихорадочно спросила Карина, бегло оглядывая обитателей "каминной": все на месте. Даже оборотни всё ещё спят на одеяле Отсоа, расстеленном на полу. Спали так, чтобы дети оказались между родителями, причём взрослые оборотни держали их за руки. Стража принцессы тоже спала, разве что Лилера перешёптывалась с бароном Мазуином, не обращая внимания на небесного и на Карину... На кровати, где обычно спала Нисса с племянниками, не осталось ни одной вещички из одежды или чего-то принадлежащего детям.
   - У бассейна их нет.
   - Сумасшедшая девчонка! - вырвалось у перепуганной Карины.
   - Что ты знаешь? Почему ты так сказала? - схватил её за руку Индар. И тут же решительно добавил: - Выйдем в коридор!
   Он за руку вытащил её из "каминной" и плотно закрыл за собой дверь.
   - Итак?
   - Нисса знает, что Оркена думает о жертвоприношении! - выпалила Карина. - Она боится за племянников! Индар, а их нельзя найти по следам?
   Она в суматохе не стала уточнять, что следы имелись в виду магические. Небесный и сам прекрасно должен это понимать.
   - Глупости - про Оркену такое! - встревоженно сдвинув брови, бросил Индар, быстро оглядываясь по обеим сторонам коридора. - Следы... Чтобы засечь их, нужна хотя бы одна вещь детей или самой Ниссы! Если она, конечно, прячет детей в замке, а не додумалась выйти из него!
   Карина бегом вернулась в "каминную". Раздумывая о том, что начинается самый настоящий, но страшноватый детектив, она в темпе переворошила постель на кровати Ниссы. Ничего не нашла. На вопросительной взгляд Лиадейн, поднявшейся на локте, она отрицательно покачала головой и, прихватив сложенное покрывало, вышла к Индару.
   - А вещи, на которых спала Нисса, подойдут?
   Он посмотрел на прямоугольник сложенного покрывала и провёл над ним ладонью.
   - Подойдут, - решил он и присел на корточки, водя обеими руками перед дверью в "каминную".
   Пока он явно настраивался на магический след Ниссы, Карина робко спросила:
   - А если попросить Лиадейн просто пойти по обычному следу? Или Отсоа? Или оборотни такого не умеют?
   - Нисса - не очень опытная, но ведьма, - сухо ответил небесный. - Тем более деревенская. Она наверняка умеет затирать за собой обычные следы, ведь в лесу, где находится её деревня, много нечисти.
   Вспомнив рассказы юной ведьмы о её жизни в лесной деревне, Карина вздохнула и начала ждать, когда Индар "возьмёт след" беглецов. Или пока рано так называть Ниссу и её племянников? А что, если они просто и в самом деле решили пройтись к бассейну? Но, увидев, небесного, спрятались от него?
   Небесный выпрямился и медленно пошёл по коридору - к холлу с бассейном. "Может, я права? - с надеждой подумала Карина. - Может, они там?"
   Пару минут она наблюдала за небесным, который шёл не спеша, но уверенно. Убедившись, что он уверен в этом следе, она даже решилась на вопрос:
   - Индар, ты же знаешь, что я не слишком сведуща в обычаях вашего мира. Чем отличается маг от ведьмы?
   - Ведьма принимает на веру все приёмы, которыми пользуется. Маг - изучает их природу и пытается найти на их основе новые.
   - Но результат этих приёмов один и тот же?
   - Ну... Примерно.
   Небесный отвечал односложно, и Карина, сообразив, что даже в этом случае беспокоить Инлара лучше не надо.
   Они вышли в холл. Жестом велев Карине оставаться на месте, небесный дважды обошёл вокруг бассейна с очищенной магией, а вернувшись, с досадой покачал головой.
   - Она использовала бассейн, чтобы смыть все свои следы.
   - А так можно? - заворожённо глядя на разноцветно переливающуюся магию, спросила Карина. Ей как-то думалось: чтобы использовать эту магию, из бассейна, надо быть очень опытной. А тут - всего лишь семнадцатилетняя деревенская ведьма совершила такое!.. Впрочем, это только для неё, для Карины, всё вызывало изумление и казалось непостижимым.
   - Можно, - бесстрастно отозвался Индар, который только что окунул ладони в сияющее колыхание в бассейне и теперь что-то словно лепил из набранной магии.
   Осмелев, Карина тихонько, чтобы не пострадал процесс, спросила:
   - А что ты делаешь?
   Но Индар уже сложил ладони вместе - и с них вспорхнула прозрачная бабочка, словно состоящая из пламени, еле видная в свете магических переливов в бассейне.
   - Ищи, - коротко скомандовал Индар.
   Он замер, следя за бабочкой, которая легко порхала над его головой, а потом начала облетать довольно обширный бассейн. Карина подошла ближе к небесному, и тот неожиданно взял её за руку.
   - Всё! Она нашла след! Идём за ней!
   Ему хорошо говорить: "Идём!" Сердце Карины резко ударило так, что стало больно: бабочка-огонёк, легкомысленно покачиваясь на лету, определённо направилась к чёрному коридору - туда, где на входе Индар сделал невидимую сейчас стену против демонов. Стену с ловушками. Стену, которую нельзя проходить ни людям, ни демонам. Как же её прошла Нисса с племянниками?! Или... она сильней, чем кажется?
   Ближе к входу в жуткий коридор бабочка-огонёк резко свернула и впорхнула в другой коридор, которого Карина до сих пор не замечала.
   - Меч с собой? - не оглядываясь, спросил небесный.
   - Ага... - оробело откликнулась она.
   - Это хорошо, - пробормотал он, и она так и не осмелилась задать ему вопрос: откуда здесь ещё один коридор?!
  
   Глава двадцатая
  
   Поскольку Индар продолжал держать Карину за руку, ей ничего не оставалось, как последовать за ним к входу в этот неожиданно появившийся коридор. У самого порога в него небесный остановился.
   - У тебя хорошая одежда, - не глядя на неё, заметил Индар. - Будет лучше, если ты натянешь ворот на нос.
   Карина заморгала, не сразу сообразив, что он говорит о водолазке, которую она надела под здешнюю одежду, как только поняла, что спать придётся в неотапливаемом помещении. Водолазка она надела для грибной охоты, потому что та была старенькой. И, случись что в лесу, её не жалко. Воротник-шалька после многих стирок давно растянулась, так что, немного сомневаясь, что правильно поняла небесного, Карина всё же сунула свой нос в неё. Повозившись, она устроила так, чтобы воротник крепко держался в этом положении. И лишь потом, когда Индар не просто внимательно, но придирчиво осмотрел её, сообразила спросить:
   - А зачем? Зачем закрывать нос?
   Сама-то она решила, что в коридоре... ну... например, какие-нибудь ядовитые грибки или мхи на стенах: пока стояли, пахнуло оттуда, из темноты, жуткой сыростью.
   - В этом коридоре будет очень... - он поискал слово, а потом кивнул: - Да, очень ветрено. Из-за разгула неочищенной магии.
   - Я думала - ты везде освободил ближайшие помещения от этой магии, - с недоумением сказала она. - А куда ведёт этот коридор?
   - Не знаю. Он образовался недавно. - Небесный оглянулся. - Возьми факел со стены - он нам понадобится.
   - Зачем тащить лишний предмет в руках, если можно воспользоваться магией? - проворчала Карина, выкручивая факел из настенной подставки.
   - Никогда не знаешь, сколько понадобится магических сил - в том коротком путешествии, которое нас ждёт. Иногда до победы не хватает той малости, которая была потрачена всего лишь на освещение.
   Пришлось притихнуть, хотя Карина скептически поморщилась. Она-то думала: если есть магические силы, то они неисчерпаемы!
   Индар, по ощущениям, как-то не совсем уверенно потянул Карину за руку, перешагивая незримую черту, которая могла бы считаться порогом, отделяющим опасный коридор от холла с бассейном, полным магии. Небесный оказался прав, велев ей закрыть нос плотным воротником.
   Едва она переступила тот "порог", как резкий порыв ветра словно влепил ей пощёчину, стремительно пролетевшими песчинками горячо обжёг скулы. Она даже невольно качнулась назад - инстинктивно выскочить из коридора. В следующий миг она шарахнулась от пламени факела, будто сорвавшегося с чаши. А потом внезапно стало спокойно. Боязливо открыв глаза, Карина увидела силуэт небесного - с рукой, вытянутой вперёд. Ладонь было открыта. Через секунды стало ясно, что Индар сделал нечто вроде магического ритуала, закрыв их обоих от бушующей здесь неочищенной магии.
   - ... ина! - ударил в спину крик.
   Обернулись оба: и Карина, и Индар.
   На выходе из коридора, ведущего в "каминную" стоял и нервно осматривался Отсоа. Глянул туда, сюда, быстрым шагом дошёл до бассейна и снова закричал:
   - Карина! Где ты?!
   Изумлённая Карина смотрела на него, порываясь откликнуться, но Индар помалкивал, только следя за мужчиной-оборотнем, и она не решалась произнести хоть слово. Но ещё больше поражало, что Отсоа встал на верхнюю ступень к бассейну и медленно обводил ищущим взглядом весь холл. Карине даже показалось - он на мгновения остановил свой взгляд на ней и на небесном, но...
   - Карина! - снова закричал мужчина-оборотень.
   - Почему он нас не видит? - не выдержала она.
   - Коридор магический, - тихо ответил Индар. - Поэтому закрыт от глаз обычных людей или существ, не чувствительных к магии.
   - Но ты... тогда ты точно уверен, что Нисса с детьми ушла сюда?
   Отсоа ссутулился и медленно пошёл к "своему" коридору.
   - Уверен. Почему он искал тебя?
   - Мне кажется, Лиадейн забеспокоилась, что я пропала.
   - Вы подружились?
   - Есть такое.
   - Ладно, пора идти.
   - Индар, а почему ты пошёл не сам, а взял меня с собой? - вырвалось у неё, когда они снова повернулись к темноте жутковатого коридора.
   - Не хочу оставлять тебя в "каминной".
   Ураганный ветер хоть и притих, отведённый небесным, но всё ещё продолжал бушевать. Слегка озадаченная Карина спешила за Индаром, чуть отворачиваясь от вихревого напора. "Хороший ответ - надо признать, - решила она. - Но ведь допытаться, почему ему не хочется меня там оставлять, тоже не получится. Он что - боится, как бы я опять что-то не устроила? Но ведь знает, что я больше не лезу в магические дела, если их не понимаю! Нет, здесь что-то другое. Как бы выспросить у него?" Но вскоре она придумала ответ на собственные вопросы и успокоилась: пусть у Индара свои причины взять её с собой, но, когда Нисса с детьми будет найдена, юной ведьме будет легче довериться небесному, потому что рядом с ним будет она, Карина.
   И тут же снова нахмурилась. А доверять небесному можно?
   - Индар, если я тебе пару вопросов задам, - осторожно спросила она, - ты сумеешь ответить, пока мы идём по этому коридору?
   - Ты как-то странно спросила меня об этом. Что ты имеешь в виду?
   - Ну, болтать можно, пока идём?
   - Ну, предположим. Что ты хочешь узнать?
   - Жертвоприношения демонам раньше были?
   - Были. Два. Новая хозяйка старого замка была совсем молодой ведьмой. Когда магическая буря разыгралась, в замок как раз попали крестьяне с детьми. И демоны нашептали ей, что уйдут, если будет жертва.
   - И... что?
   - Она навела на детей морок и заставила их уйти в подвалы. Поскольку это ей показалось довольно лёгким решением проблемы, то в следующий раз она сделала то же самое. Правда, на этот раз ребёнок был один и принадлежал одному из приближённых короля. Ведьму казнили. В следующий раз, когда началась магическая буря, к замку выслали отряд боевых всадников, и они загнали демонов в их адские глубины.
   - А демоны... - ужаснувшись, Карина про себя взмолилась, чтобы на следующий вопрос Индар ответил бы отрицательно. - Демоны не могли нашептать что-то Ниссе?
   - Нет. На этот раз стены "каминной" окружены такой защитой, что даже их крик никто не услышал бы.
   - Зачем ты заблокировал мои силы? - выпалила Карина, заторопившись и боясь, что на этот вопрос он не захочет ответить.
   Он недоумённо покосился на неё.
   - Я же оставил тебе то, что необходимо.
   - Но...
   - Ты нарушила мой запрет заниматься с Оркеной, - спокойно сказал он. - На всякий случай я закрыл тебе слишком большой выход личных сил. Ведь после занятий с ведьмой тебе приходится тренироваться. А тратить нужное количество силы ты пока не умеешь. С тем, что я тебе оставил, тренировки будут проходить без нарушений равновесия.
   "Ух... Всё так, как я и думала! Ничего. Я теперь всё равно знаю, что мне надо сделать, если понадобится сил побольше! Ещё раз порезать руку в чрезвычайных обстоятельствах нетрудно, если ситуация поставит на грани выживания!" - выдохнула Карина и уже спокойней зашагала рядом. Спокойно - это только слово. В голове мешались новые вопросы, которые так хотелось задать, но Карина вынужденно помалкивала. Все вопросы - из разряда "неделикатных", например: он ни разу не упомянул, что знает о втором варианте жертвы - о себе самом. Почему?
   Но чем дальше в магический коридор, тем меньше она думала об этих вопросах.
   Магические ветры бесновались так, что даже со светом беспокойного факельного огня разглядеть можно было лишь на пару-тройку метров вперёд. Плохо было, что коридор оказался очень узким. Карина вскоре почуяла, что вновь испытывает уже привычные признаки клаустрофобии: потолок прямо над головой подрагивал, будто намереваясь начать опускаться, а стены... Рождалось стойкое впечатление, что коридор вот-вот закончится тупиком.
   - Почему? - сорвался с языка новый вопрос. И Карина пригнулась: а если Индару сейчас не до её болтовни?
   - Что - почему? - не оглядываясь, спросил небесный.
   - Почему она вошла в этот коридор, зная, что он магический?
   - Этого я сказать за Ниссу не могу.
   Снова замолчали, хотя шагали по каменному полу не слишком быстро.
   Когда эта мысль "не слишком быстро" сформировалась, Карина обратила внимание, как идёт небесный. Индар двигался мягко, большой кошкой на охоте. И в то же время - как-то сторожко. Словно прислушиваясь не только к тому, что услышит впереди, но и опасаясь наступить на... или в капкан! Вроде шагал размеренно, но постоянно виделось, что, прежде чем опустить ногу для следующего шага - он присматривается к тому месту, которое надо пройти. Карина из-за этого невольно начала опускать факел к полу, пока Индар достаточно раздражённо не попросил:
   - Держи огонь выше!
   Воспользовавшись, что на этот раз первой прозвучала его реплика, она спросила:
   - Как ты думаешь, они далеко ушли?
   - Нет, следы ещё свежие.
   - Следы?!
   - Магические, - терпеливо объяснил небесный. - Несмотря на магическую бурю, Нисса оставляет свои магические следы.
   - А дети? - встревожилась Карина. - Дети рядом с ней?
   Она страшно боялась, что он ответит: "У детей магический след не настолько ярок, чтобы я увидел его!". Но, к счастью, он затих на время, а потом ответил:
   - Да, два слабых следа я тоже чувствую.
   - Почему ты их чувствуешь? - немедленно спросила она и тут же объяснила, опасаясь, что он взорвётся из-за её въедливости: - Я должна учиться и знать! Я маг, который не помнит, что он маг!
   - Они недавно занимались магией, - бесстрастно сказал небесный. - Именно поэтому их следы тоже прочитываются.
   - Они играли в магические прятки, - тихонько вздохнула Карина.
   - Нисса искала способы спрятать их? - неожиданно заинтересовался Индар.
   - Да, она считала с Оркены про жертву и испугалась. Но потом, когда дети научились играть, она сказала, что прятки хороши тогда, когда на детей смотрят обычные люди. Маги всё равно видят "спрятавшихся".
   - Она права, - кивнул Индар. - По-настоящему спрятаться могут только те маги, которые делают защиту в несколько слоёв. У Ниссы такого умения нет.
   Они прошли ещё немного, сопротивляясь магическому ветру, и Карина заметила, что коридорный пол начинает опускаться.
   Сначала она решила, что это особенность приступа клаустрофобии, но, когда небесный, шедший чуть впереди, стал чуть ниже обычного... Вот тут-то клаустрофобия разыгралась по полной. Она чувствовала тёплую ладонь небесного, который всё так же продолжал держать её. Она знала, что он рядом... Тем не менее, сначала участилось дыхание. Потом ей показалось, что воздух в магический коридор жёстко перекрыт, а того, что оставался за спинами, слишком мало. Хуже того - факел, в который она вцепилась, так чадил, что ей, постепенно впадающей в панику, почудилось, что именно факельное пламя пожирает столь необходимый ей воздух.
   - Индар... - жалко просипела она, страшась, что ноги вот-вот подломятся и что она постыдно свалится на месте.
   Он оглянулся, продолжая идти.
   - Ещё немного - и впереди будет просторное помещение, - ровным голосом, будто не понимая, что с ней (а ведь он знает!), сообщил он.
   Вздрагивая на каждом шагу, но твёрдо веря, что небесный врать не будет - и она сумеет преодолеть это "немного", Карина буквально вбивала ноги в пол, чтобы почувствовать его твёрдость и незыблемость.
   Лучше он промолчал!..
   Смутное пятно света, засиявшее поначалу так туманно, что этот свет давил на глаза, постепенно не только становилось ярче, но и расширялось. Карина выдохнула и заспешила так, что вскоре шагала вровень с небесным. Тот не обращал на неё внимания. Казалось бы. А на деле она не сразу осознала, что он то и дело сдерживает её желание выбраться из узкого коридора, в котором на последних шагах она обнаружила ко всему прочему, что ветер стихает. Ну как обнаружила? Пропал тот ветерок, который оставался после магических манипуляций Индара.
   "Там, наверное, что-то вроде оазиса!" - с надеждой вздыхала она, стремясь побыстрей оказаться в спокойном месте.
   Правда, Индар не обещал, что место будет спокойным. Он обещал лишь широкое помещение. А что там их ждёт...
   Они вышли в такой слепящий свет, что в первые мгновения Карине показалось - они вышли вообще из старого замка, да ещё - в солнечный день, к свету которого трудно привыкнуть, потому что слишком долго находились в темноте, ну - или в полутьме.
   И она не сразу поняла, почему он молча заставил её встать за его спиной. Не позволил пройти дальше порога в это расширенное пространство.
   Глаза потихоньку привыкали к этому свету. Как уши мало-помалу начинали слышать странные, неожиданные звуки.
   Она выглянула из-за широкой спины Индара и сама крепче вцепилась в его руку.
   Квадратная комната без единого признака мебели.
   В каждом из четырёх углов - чёрные, словно облитые смолой фигуры. Демоны.
   А посередине комнаты - на коленях - Нисса! Руками опирается в пол, почти пластаясь над телами Лукаса и Иты, закрыв их собственным телом. Дети живы?! Или...
   Очень хотелось разразиться вопросами, обращаясь к небесному: что делать и как делать?! И когда начать?!
   То ли ужас, то ли благоразумие заставили промолчать.
   Они всё-таки завели Ниссу в ловушку?! Ведь... Карина снова выглянула из-за небесного. Да, так и есть. Комната - коридорный тупик.
   - Не опускай факел, - услышала она шёпот Индара.
   - Не оставляй меня! - всполошённо отозвалась она таким же шёпотом, испугавшись, что он пойдёт драться с демонами, оставив её у порога в коридор.
   - Ни за что...
   Он стоял и ничего не делал. Просто смотрел.
   А может, и не просто.
   В комнате ни одна фигура не шевельнулась.
   Карина - бочком, бочком - встала рядом с небесным. В первую очередь её интересовало состояние Ниссы и детей. Пусть Индар думает, как справиться с демонами. Её дело, Карины, сообразить, что происходит с живыми.
   Вспомнив приём направленного взгляда, который помогает выявить, жив человек или нет, она про себя прошептала заклинание, с холодком вспоминая, что это заклинание ей помогала разучить Нисса. И вперила сосредоточенный взгляд в юную ведьму.
   В первые секунды чуть не впала в панику. Приём магической нити, воткнутой в человека, должен был показать, дышит ли он, нет ли. Но магический "щуп" уткнулся в холодное и сухое. Почудилось - Нисса давно умерла, и её тело превратилось в застывшую мумию. Но вскоре Карина разобралась со своими ощущениями. Выяснила, что "щуп" вошёл в одежду, а надо было его присоединить к телу. Копаясь в памяти, она одновременно лихорадочно размышляла: "Почему я это делаю, вместо того чтобы подбежать к девушке и помочь ей? Почему?! - И тут же отвечала на вопросы: - Потому что не хочу мешать Индару. Если подбегу к Ниссе, ему придётся выручать и меня, и девочку. А если я начну, типа, помогать ему, я сорвусь и начну орать от страха! Поэтому лучше заняться единственным делом, которое мне сейчас под силу - затем хотя бы, чтобы не психануть... Что же он медлит?! Почему медлит?! Не лезь! Он лучше знает! Смотри лучше на Ниссу!"
   Внутренний монолог внезапно оборвался.
   Индар резко сжал её ладонь, а потом так же резко расслабил свои пальцы - и исполнил ужаснувшее Карину предположение, что оставит её возле двери.
   Правда, далеко он не ушёл - два шага, не больше.
   Облизав пересохшие губы, Карина быстро огляделась и прижалась спиной к стене: в одной руке факел, в другой - судорожно вынутый из ножен меч. Спина защищена - посчитала она. Значит, случись что - защищаться можно будет, не думая о том, что позади... Индар не мешал её обзору, так что она, частя дыханием и уговаривая себя не сорваться, снова обратила внимание на Ниссу.
   Показалось - нет? Девушка шевельнулась? Нет, положение тела не изменилось. Карина выдохнула: то, что ей почудилось движением - было магическим "щупом", дошедшим до тела и начавшим передавать бешеный стук сердца юной ведьмы.
   Карина прижала руку с мечом к бедру. Чтобы эти гады не заметили, что рука трясётся от напряжения, от стресса. Ничего, она и из этого положения сумеет отбиться.
   Индар сделал ещё один шаг - влево. К демону, застывшему в левом углу комнаты.
   "А если... пока ты разбираешься с этим, - стискивая ляскающие зубы, мысленно говорила с ним Карина, - другие трое накинутся на Ниссу?"
   Теперь, когда она убедилась, что Нисса жива, ей до боли захотелось магически видеть всё происходящее. Быть слепой в таком деле - сойти с ума легко. Поглядывая на невыносимо медленно идущего к демону Индара, она колебалась, ранить руку о меч или выждать-таки? Но чего ждать? Мешал лишь факел в левой руке. Как бы исхитриться, чтобы порезать кожу до крови? Дико не хотелось оставлять меч прислонённым к бедру даже на мгновение. Но иного выхода она не видела.
   - НЕ смей!
   Тягучий от напряжения голос небесного ударил в сердце, заставив заледенеть от неожиданности. Кому он это говорит?!
   - Тебе!
   "Ух ты... Мысли читает, что ли? А почему? Почему нельзя резать до крови?.."
   "Дура, - задыхаясь от ужаса положения, в которое они все попали, ответила она себе. - Думаешь, он сейчас в состоянии обстоятельно объяснять тебе, почему нельзя, чтобы демоны знали о твоей силище? Жди - он же велел ждать, вот и послушайся его!"
   То и дело поглядывая на небесного, она продолжала изучать состояние Ниссы. Под стуком её сердца она расслышала другой неровный лёгкий стук. Дети живы! Карина чуть не расплакалась от переживаний и злости и - жутко пожалела, что не может кинуть всю ту магическую силу, которой обладает, чтобы выручить подругу и её племянников.
   Небесный уже стоял напротив демона, замерев так, словно превратился в статую.
   Карина стремительно подняла перед собой меч и, торопливо прошептала заклинание пронизывающего взгляда - всё, что сумела в этой ситуации.
   Теперь, видящая, она поняла, почему Нисса не могла встать.
   Все четыре демона не просто смотрели на свою добычу, а стреножили её красными нитями, которыми продолжали стрелять в девушку. Нити вылетали из пустых глазниц - последнее Карину ввело чуть ли не в ступор: разве такое может быть? Пришла в себя от болезненно саркастичной мысли: а то ты знаешь анатомию демонов, чтобы рассуждать, может ли такое быть - нет ли. Чудо, вообще, что её собственная идентифицирующая нить сумела войти между демоническим плетением!
   Разобравшись, что происходит с Ниссой, Карина обернулась к Индару.
   Небесный стоял на пути выстреливающих красных нитей - и... вбирал их в себя. Если стреляющие в девушку нити демонов связывали её, оплетали надёжной паутиной, то нити, которыми стрелял этот конкретный демон, утопали, пропадая из виду, в едва видимой сияющей оболочке Индара. В магической защите - вспомнила Карина уроки Оркены. И тут же испугалась за Индара. Небесный ради спасения юной ведьмы и её племянников выдал демонам своё местонахождение в старом замке!
   Но небесный явно уже не думал о том, чтобы маскироваться. Вытянув из первого демона красные нити, он шагнул к нему - и внезапно в руках Индара оказались два меча! Откуда он только их достал!.. Оружие вспыхнуло ослепительно жёлтым светом - демон отшатнулся. Но за спиной - всего лишь угол, и смоляная фигура только и успела снова шарахнуться, как оба меча обрушились на него.
   От первого демона осталась кучка чёрного пепла.
   Трое других демонов не шелохнулись. Дрожащая от напряжения Карина сообразила для себя так: они настолько сосредоточены на оплетении Ниссы своими красными нитями, что не видят смерти - или простого исчезновения четвёртого демона.
   Второй демон был уничтожен точно так же.
   Когда дело дошло до третьего, четвёртый забеспокоился. Это выразилось в том, что его нити стали медленней и реже вылетать из пустых глазниц.
   Едва Индар прикончил-таки третьего и встал перед четвёртым, Карина не выдержала и бросилась к Ниссе. Красные нити, сплетённые вокруг тела юной ведьмы, казались уязвимыми для их уничтожения, и Карина сунулась было просто разорвать их. И вскрикнула от боли, когда оборванный мечом кончик неожиданно изогнулся и впился в её собственную руку.
   "Факелом!" - услышала она раздражённый голос Индара, который даже не обернулся, чтобы увидеть и подправить.
   "Ему хорошо! - жалобно проныла она мысленно. - Ой, тебе хорошо! А вдруг подожгу одежду Ниссы? - И сама себе ответила: - Тебе-то куда спешить, в отличие от него? Действуй аккуратней, блин! И будет тебе то, что надо!"
   Но, помня о том, что её меч может порезать нити, она сумела клинком (который чуть не трясся в её руке) плашмя приподнять одну нить, после чего поднести к ней факел. Опасалась, что огонь помчится от нити по одежде девушки. Получилось по-другому: огонь побежал по демонической нити, словно используя её, как своеобразный бикфордов шнур, и таким образом, уничтожая нить, освобождал Ниссу.
   Последний демон очнулся от состояния сосредоточенности - возможно, именно из-за этого, что по последней нити огонь кинулся к нему самому, огибая стоящего перед ним небесного. Пока Карина поспешно вытаскивала детей из-под упавшей от изнеможения Ниссы, прятавшей их под собственным телом, и тащила их по одному к порогу, пока потом прямо по земле, по полу волокла саму юную ведьму, в помещении, до сих пор тихом, раздался лязгающий звон металла: демон вступил в схватку с небесным. Недолгую - демон дрался одним мечом, а Индар - двумя, да ещё переполненными, как поняла Карина, магической силой, от вспышек которой демон отшатывался всякий раз, когда мечи оказывались на опасном для него расстоянии.
   Прижатый в угол, демон не сумел сопротивляться и превратился в ту же кучу пепла, как и остальные.
   Индар вложил мечи в ножны и обернулся к Карине.
   - Не трогай их, не тревожь, - сказал он странным, неестественно равнодушным голосом. - Из них выпили почти всю жизнь. Я заставлю Ниссу встать, и она пойдёт сама. Мы с тобой возьмём по ребёнку.
   Он подошёл к ведьме и, склонившись, положил ладонь на её голову. Нисса встала, помогая себе руками, которыми опиралась на стену. Поначалу удивлённая, почему Нисса пойдёт налегке, Карина затаила дыхание: девушка стояла, покачиваясь, пустыми глазами глядя мимо всех. "Он её зомбировал, что ли?"
   - Иди к бассейну, - глухо сказал Индар, нагибаясь к Лукасу.
   Карина взяла на руки Иту и заторопилась за небесным, подгоняющим девушку.
   У бассейна, опустив слабую, словно спящую Иту у бортика, она обернулась к Индару. Тот проследив, чтобы Нисса села на бортик и запустила руки в переливы магической силы, тяжело сошёл со ступеней - и почему-то прошагал прямиком к коридору, закрытому от демонов.
   Оглянувшись было на спасённых, Карина вдруг уловила краем глаза что-то непонятное, что заставило её обернуться уже к магическому коридору. Того не было. Потрясённая, она даже подошла к тому месту, с которого они начали путь к комнате-тупику, где чуть не погибла Нисса с детьми. Карина даже потрогала стену, чтобы убедиться: нет здесь никакого коридора!
   Поражённая, она побежала к Индару, чтобы допросить его, но замедлила шаги, видя, как небесный сел на входе в демонический коридор в "лотос" и то ли кашлял, то ли что ещё... Осторожно приблизившись, чтобы не мешать ему, она оторопела: небесный хрипло выкашливал какую-то чёрную дрянь. Он со свистом втягивал воздух, а потом, словно заправский курильщик, выхаркивал целые космы чёрных нитей, а они, будто вытянувшиеся пиявки, быстро расплетались и уползали в темноту... Карина на цыпочках отошла от него. Не надо вопросов, чтобы сообразить, в чём дело. Те красные демонические нити, которые впивались в него, были им поглощены. Теперь же Индар избавлялся от них таким странным способом.
   Заслышав слабый стон, Карина бросилась к бассейну.
   Нисса сидела на коленях перед бортиком, запустив в бассейн руки, и плакала навзрыд, содрогаясь всем телом. Карина обняла девушку и зашептала:
   - Теперь всё будет хорошо! Всё!.. - она оглянулась на Лукаса, сумевшего сесть на ступеньке и заставившего сестрёнку прислониться к себе. - Слышишь, Нисса? Всё будет хорошо!
  
   Глава двадцать первая
  
   В полной мере фразу "сердце разрывается на части" Карина поняла только сейчас. Сердце и впрямь разрывалось. Надо бежать к Индару, которого уже сотрясал не кашель а, рвота: опершись руками в пол, как недавно Нисса, небесный время от времени будто резко кланялся земле, издавая рвущие, утробные звуки. Надо сидеть с Ниссой, которая повисла на бортике бассейна, чтобы утешать её и уговаривать успокоиться. И надо бы бежать к детям, потому что Лукас начал приходить в себя и, обнимая тоненько похныкивающую Иту, потрясённо оглядываться вокруг.
   - ... Сама... - просипела Нисса, пытаясь повернуть голову, чтобы посмотреть на ступени, где сидел Лукас, и перестала дрожать. - Сама... справлюсь.
   Карина расценила её слова, как просьбу подойти к детям. Посматривая на небесного, который продолжал "кланяться", решила, что Индар сам справится.
   Итак, приоритеты были расставлены, когда собственное дыхание успокоилось и Карина реально взглянула на вещи. Взрослым она ничем помочь не могла, как ничем не могла бы помочь детям. Зато с ними, с детьми, можно посидеть рядом, чтобы они видели знакомого им человека, который откликнется на любую их просьбу. И Карина уселась с другой стороны от Лукаса. Мальчик, учащённо и мелко дышавший, медленно повернул голову к ней. То ли увидел её, то ли нет. Взгляд отстранённый. И Карина подвинулась сесть так тесно, чтобы он её не только видел, но и чувствовал. Обнимать не стала. Пока он держит сестрёнку, он чувствует себя сильней - было такое впечатление... Отвернувшись от неё, Лукас с минуту смотрел на свою тётю, припавшую к чистой магии. Лицо его оставалось безразличным, но в свете сияющей чистой магии и огня своего так и неброшенного, хоть и догорающего факела Карина разглядела, как мальчик быстро-быстро моргает, стараясь удержать слёзы. Пришёл ли он в себя? Или вид задыхающейся Ниссы становится для него продолжением кошмара?
   Привстав, Карина подняла Иту, которая поскуливала по-щенячьи: "И-и... и-и...", и посадила её к себе, на колени. Девочка прекратила хныкать и прильнула к ней, чуть не тычась лицом в одежду, не желая смотреть по сторонам.
   "Тоже мне - небесный... - равнодушно от душевной усталости подумала Карина, гладя Иту по грязным, свалявшимся в космы волосам и посматривая на Индара, который больше не двигался: рухнул плашмя на живот и раскидал по полу руки. - Мог бы придумать и что-то получше, чем поглощать те нити... Высшая форма мага, блин..."
   Чтобы услышать вой магического ветра, гуляющего сквозняком по старому замку, или же рёв магической бури за стенами, надо всего лишь вслушаться и перестать воспринимать шум в качестве привычного фона. Карина, поневоле сидевшая в тяжёлых раздумьях, услышала... только не ветер и бурю, хотя отметила мимоходом и их.
   В смеси шорохов, шелеста и сквознячного подвывания появился ещё один звук, совсем рядом... Нисса - тоже услышала?.. Юная ведьма вынула руки из бассейна и, тяжко выдыхая, полубоком села возле него. Судя по всему, тоже смотрела на коридор, пугающий своей непредсказуемой темнотой, а сейчас ещё и нарастающим шумом. От недавней слабости юной ведьмы не осталось и следа. Девушка жёстко выпрямилась, а потом резко схватилась за рукоять меча, правда не вынимая самого оружия.
   Карина оттолкнулась от ступени, на которой сидела, и, оставив девочку её старшему брату, встала рядом с ведьмой. Вытянула вперёд руку с факелом, зашипевшим, едва не погасшим от нервного движения. Коридор всё ещё тёмен, а Индар всё так же бессильно лежал у его входа. Пора спасать самого небесного?
   Высвободим меч из ножен, Карина шагнула на ступеньку ниже. Горячечно сухая ладонь Ниссы цапнула её за кисть.
   Они переглянулись. Одна вопросительно, другая - отрицательно качая головой, потому что трудно говорить.
   - Нельзя... В таком состоянии он убьёт всех...
   Несмотря на страх, Карина саркастически подумала: "Что? Вот это вот обмякшее тело кого-то может убить?" Да и кто бы поверил в это, глядя на вольготно разлёгшегося на полу человека, который не то заснул, не то находится в глубоком обмороке?
   Пришлось обернуться к Ниссе, чтобы увериться: она сказала серьёзно.
   Нисса замерла, глядя на Индара, и её лицо оживало от безразличия...
   Привычки нет - в следующий момент сообразила Карина. Нет у неё, Карины, привычки смотреть не человеческим, а вооружённым магией взглядом. Сообразила только потому, что даже пара секунд напряжённого всматривания в лежащего дала возможность разглядеть вокруг и над Индаром нечто прозрачное. Оно мерцало призрачными искрами, в которые нельзя было всматриваться, потому что ловились лишь боковым зрением, а от прямого взгляда ускользали. Будто кто-то набросил на неподвижное тело пышное, пусть и невидимое одеяло.
   Последней каплей терпения - судорожный вздох Ниссы, которая явно что-то разглядела - какое-то изменение в этих искрах. Карина торопливо, заранее морщась от предугадываемой боли, порезала боковую сторону пальца, "напоив" собственное оружие кровью. Клинок вспыхнул переливами огня - и Карина увидела. Поздно, но увидела.
   Рука небесного, бессильно лежавшая на каменных плитах, выпрямилась. Всё ещё плохо уловимое пространство с мерцающими огнями послушно обволокло конечность Индара. Тело небесного продолжало лежать застывшим, но... Рука медленно поднялась - и через секунду упала. С грохотом, громовым эхом прокатившимся по всем стенам!.. Как упал бы камень - нет, глыба с огромной высоты! - на каменный пол. Потому что грохнулась на пол уже не человеческая рука, а внезапно, будто резко выстрелившая в сторону громадная ящеричья лапа - с каменными когтями. Пол под этими когтями раскрошился, выщербленный неожиданной силой удара по нему. А Индар поднимал уже следующую руку, в падении вниз тоже прогрохотавшую драконьей лапой. Одежда небесного в жуткой симфонии других звуков всё-таки довольно громко протрещала, стремительно лопаясь на раздавшемся в стороны бронированном драконьем теле.
   Карина поняла, что рот её открыт, но ничего с этим поделать не могла. Зверюга из Индара получилась то, что надо!.. Восторг и ужас!..
   Индар обернулся - то есть голову на длинной шее повернул. Голова чуть вытянутая и прямоугольная, как у динозавра на картинках в учебнике истории. Отличие только в том, что не гладкая, а с небольшим роговым наростом выше носа - и будто в шлеме из таких же наростов, которые переходили в гребень по всему телу. Прижатые к бокам кожистые крылья подрагивали, готовые вот-вот раскрыться. Будто зная, что именно Карина думала о нём, дракон, вперившись в её глаза, ощерился в жутком оскале - да так, что перепуганная Карина с трудом удержалась от вскрика: "Детей не пугай!" Меч в её руках - ходуном ходил, пока небесный вглядывался в её глаза своими - сумасшедшими очами, наполненными полыхающим алым огнём.
   Но дети не испугались. Лукас вставал - не сводя глаз с небесного, открывая рот, задирая подбородок, будто прочувствовал странное, невиданное вдохновение. Ита хоть и плакала, цепляясь одной рукой за брата и протягивая другую к Индару, но лицо было странно светлым от испытываемых ею чувств.
   Дракон отвернулся. Длинное тело, в кошмарных остроконечных шишках, которые ближе к загривку переходили в бронированные пластины, мягко перелилось волной, когда дракон шагнул вперёд, всего лишь сдвинув лапу к опасному коридору. Хвост обвился вокруг основания бассейна с чистой магией. И внезапно Карина тоже прочувствовала то вдохновение, которое наверняка ощущал Лукас: ей тоже захотелось стать невиданным и прекрасным в своей страхолюдности зверем!
   А дракон между тем вздыбился, помогая себе крыльями, и чуть отпрянул к бассейну так, что почти сел на задние лапы. И мгновением позже страшный поток огненной лавы с рёвом ворвался в коридор, по которому всё ещё (за секунду до выброса огня Карина это расслышала!) шли демоны.
   Сила огня оказалась такова, что люди её ощутили - тоже эхом, вернувшимся от стен холла: весь огненный поток коридор не сумел вобрать - что-то плеснуло и в края входа. Выплеск был такой, что после его угасания в холле словно стемнело, хотя бассейн продолжал сиять чистой магией, а факел не успел потухнуть.
   "Вот что значит - Индару не нужно оружия..." - содрогаясь, вспомнила Карина.
   И наступила тишина, в которой приглушённо выла магическая буря за стенами замка, а сквозной ветер продолжал носиться где-то в коридорах... Но мерный шелест многих ног пропал. И слышался ещё один звук (ошеломлённая Карина предполагала, что не слышит, а придумала его себе) - звук падающих на пол суховатых твёрдых хлопьев: это сожжённая плоть демонов шелестела, передвигаемая коридорным сквозняком.
   Дракон, всё ещё с открытой пастью, тоже прислушивался к тишине. Кажется, убедившись, что всё пока закончено, он чуть склонил голову, то ли искоса глянув на людей, то ли просто опустив голову.
   - Да-да, - быстро сказала Нисса - и сбежала со ступеней.
   Правда, к самому небесному она подходила медленно, даже опасливо.
   "Зачем она к нему побежала?" - бил в виски вопрос, и Карина не сразу заметила, что племянники Ниссы стояли рядом, обнимая её, будто боясь, что их снесёт от бассейна каким-нибудь ветром. И тоже следили за своей тётей и за драконом. Не видя их глаз, ощущая дрожь их маленьких тел, Карина бездумно наблюдала, как дракон медленно ведёт головой, будто отслеживая путь маленького человека - Ниссы. А девушка обошла громадную тушу небесного и ближе к стене склонилась к полу - забрать сброшенный им плащ. Тот отдачей от выпущенного огненного потока отлетел к стене, откуда подобрать его драконьей лапой или мордой было невозможно.
   "Зачем? - недоумевала Карина, машинально прижимая к себе детей и чувствуя тошнотворный холодок по всему телу от страшных и непонятных действий небесного. - Зачем ему плащ?!"
   Нисса, оставив плащ у передних лап дракона, попятилась, а потом, отойдя на приличное расстояние, низко поклонилась Индару, после чего помчалась к бассейну - так стремительно, что только пятки сверкали. Запыхавшись, взлетела по ступеням - и только после этого взлёта Карина сообразила, что дракон, наверное, телепатически велел ей принести ему сброшенный плащ, отлетевший во время его метаморфозы в сторону.
   Пока Нисса бежала по ступенькам к бассейну и к детям, пока Карина невольно глазела, как она приближается, дракон пропал, а обнажённый Индар накинул на себя длинный плащ - единственное из одежды, что осталось не разорванным во время оборотничества. Нисколько не смущаясь, он застегнул у горла аграф - привычную для глаза Карины застёжку с полупрозрачным зелёным камнем, оправленным в достаточно простую оправу из золота. И пошёл к бассейну, на ходу обвязываясь на поясе тряпкой - остатками рубахи, чтобы плащ не распахивался.
   Он шёл так, что Карина сообразила: сейчас небесного интересует только Нисса. А та уселась на бортик бассейна, виновато опустив голову и прижав бросившихся к ней племянников - так отчаянно, словно хотела детьми защититься от Индара.
   Но тот, коротко глянув на Карину, встал напротив девушки.
   - Почему ты ушла?
   - Я хотела спасти детей... - затряслась Нисса от подступающего плача.
   - Ты подвергла их опасности!
   - Я думала - сумею уберечь их за стенами замка! - вскинулась юная ведьма. - Здесь оказалось страшней, чем там, на улице! Там я сумела бы их защитить!
   - Откуда ты знала, что для них здесь опасно?
   - Я считала со старухи Оркены! - со всхлипом выпалила Нисса. - Она постоянно думала о жертвоприношении! Она постоянно думала о том, что мы скоро начнём голодать и что лучше будет, если отдать детей демонам и выиграть собственные жизни!
   - Вот как... - тяжело сказал Индар. - Но... Почему ты пошла в тот коридор?
   - В памяти Оркены он был! Как запасной магический - для того чтобы выйти из замка незамеченным... Я быстро нашла его, хотя он был защищённым магически, но я не знала, что этот коридор может так закончиться - я и в самом деле не знала этого!
   - И ты думала, что сумеешь спасти племянников за пределами замка... - Индар осмотрелся и присел на бортик, рядом с Ниссой.
   Та залилась слезами - Ита мгновенно подхватила плач.
   - Я же не знала, что дела-ать!.. Казалось, буря не так страшна, как жертвоприношение-е!.. Что я ещё могла придума-ать?..
   - Рассказать о своих страхах мне, например.
   Казалось, небесный должен был произнести эту фразу раздражённо. Но у Индара получились задумчивые интонации. Карина тихонько присела на ступеньку, ближе к небесному, и, спохватившись, осторожно сунула меч в ножны. Небесный покосился на неё, но ничего не сказал. Минуты не прошло, как Карина почуяла, какой едва выносимый жар идёт от Индара. Он что... после оборотничества так? Или...
   - И что бы ты мне посоветовал? - жалко спросила Нисса.
   - Ничего. Оркена не будет проводить жертвоприношение. Не знаю, что именно ты считала у неё из мыслей, но ритуал жертвоприношения обычно заканчивается тем, что его приходится проводить каждый раз, когда демоны затребуют новую жертву. Этого мы себе позволить не можем. Приваживать демонов - смысла нет, - мягко закончил Индар. - Демоны с каждой жертвой будут появляться всё чаще. В королевстве просто не останется детей, если мы пойдём по пути жертвоприношения.
   - Но почему тогда Оркена-а...
   После недолгого молчания небесный ответил:
   - Почему - не знаю, но собираюсь выяснить. Я поговорю с ней.
   Они посидели ещё немного - до тех пор, пока теми же несносными сквозняками не принесло из тёмного коридора жуткий смрад палёной плоти. Ита, страдальчески сморщившись, чихнула, и Индар поднялся.
   - Пойдёмте, я отведу вас в "каминную".
   - Подождите, - хмуро попросила Карина. - У нас есть немного времени, чтобы посидеть здесь чуть-чуть?
   - Зачем? - удивился небесный.
   - Нет, я, конечно, в том мире, из которого... - она споткнулась на полуслове, но прикинула ситуацию и вздохнула: - ... Из которого вернулась, привыкла, что события там бегут одно за другим. Но чаще бывало так, что события меня обычно обходили. И я привыкла к тихой жизни. Здесь, у бассейна, тихо. Легче прийти в себя, чем в "каминной". Там все наверняка накинутся на нас с расспросами, что да как. Индар, пожалуйста! - с мольбой обратилась она к небесному. - Давайте посидим здесь ещё немного, а то у меня уже все мозги набекрень. Или оставьте меня здесь ненадолго. Клянусь, я не буду никуда сбегать (Нисса покраснела и потупилась) и быстро вернусь.
   - Что ж... - начал небесный и замолчал, кажется растерявшись.
   Тогда Карина напомнила:
   - Ты же обещал подумать насчёт прогулок к бассейну. Не всё ли равно, когда их начинать. Демонов-то ты отогнал, и сейчас здесь безопасно.
   - Хорошо, посидим, - согласился Индар.
   Дети, будто дождавшись его ответа, ожили и принялись тихонько делиться с Ниссой своими переживаниями и впечатлениями от тупика-ловушки, которым закончился магический коридор. Превращение небесного в дракона они старательно обходили, время от времени поглядывая на Индара. А тот поднялся с бортика бассейна и присоединился к Карине, которая, забывшись, поглаживала ножны, словно стараясь очистить старинные заклёпки - инкрустацию. Пальцы, которые гладили ножны, предательски подрагивали, но Карина радовалась, что это был единственный внешний признак потрясения, которое она только что пережила.
   - Тебя испугало моё оборотничество?
   - Немного, - призналась она и смутилась: "Ну я и поврать!". - Это было слишком неожиданно. Если бы меня предупредили, то, может, я восприняла бы всё немного иначе.
   - Тебе не понравился пережитый опыт? - после непродолжительного молчания спросил Индар, уставившись на входные двери в замок, которые тряслись под напором магической бури, но всё ещё держались, запертые примитивной щеколдой.
   Карина тоже не сразу ответила. Она попыталась вспомнить свои впечатления от странного, потрясающего события, по времени уместившегося всего, кажется, в минуту. Но, вместо того чтобы мысленно, в воображении, вспомнить поразительную метаморфозу, произошедшую с Индаром, она вдруг так же мысленно представила, как он, будучи драконом, взлетает с земли и парит над лесами, над горами и человеческими городами и селениями, видя землю с такой высоты, что даже сейчас у неё, сидящей на ступенях небольшой лестницы, дух захватывало.
   Когда она машинально взглянула на Индара, её брови полезли вверх: небесный мечтательно улыбался, глядя в тёмный, прокопчённый потолок холла. А потом заглянул в её глаза и кивнул:
   - Да, мне бы тоже хотелось летать свободно, нежели быть запертым в этом замке, как в клетке.
   Осмелев, чувствуя, что у него хорошее настроение, что он не злится, из-за того что недавно чувствовал слабость, Карина набралась духу спросить:
   - А почему ты так сразу превратился в дракона?
   - То есть?
   - Ну, ты издалека услышал шаги демонов - или превращение началось из-за чего-то другого? - Карина спросила и тут же отругала себя: слишком уж туманно поставила вопрос. Но Индар, кажется, её понял.
   - Появление демонов сразу после стычки с ними в том помещении - это совпадение. На самом деле в обличии дракона мне легче избавиться от смертельной магии демонов, которую пришлось глотать, чтобы выручить Ниссу и детей.
   - Но теперь они знают о твоём присутствии здесь, - с тревогой напомнила Карина. - Индар, а зачем им нужен небесный?
   - Им нужен не небесный, а его форма - дракон, - отозвался он. - Только дракон всегда стоит между их вторжением на землю и людьми.
   Они немного посидели, глядя, как Нисса успокаивается, что выразилось в основном в том, что она выпрямила плечи и уже легко, хоть и вполголоса разговаривает с племянниками... И тогда Карина неуверенно сказала:
   - Индар...
   - Мм?
   - А демонов можно победить?
   Он, сидевший вполоборота к ней, обернулся полностью. Глаза бесстрастные и привычно страшноватые из-за тёмной полумаски.
   - Можно.
   - А почему тогда они... - Она запуталась, не умея высказаться, и с надеждой посмотрела на небесного: уж он-то должен понять, что она имеет в виду.
   - Демоны - порождение грязной магии. Убьёшь нынешних - придут другие. Когда грязная магия родит их столько, что они, как сегодняшние, осмелятся пробиться на поверхность нашей земли.
   - Они... бессмертные?
   - Скорей, они умирают и становятся частью грязной магии, чтобы потом снова возродиться в других демонах. Это не бессмертие. Это... бесконечный круговорот в грязной магии.
   Карина нахмурилась. Где-то такое она уже слышала. Что-то о грязи, из которой все вышли и в которую все уйдут. Библия? Или кто-то из философов? Никогда не увлекалась ни религией, ни философией, но что-то в памяти осталось...
   Открыла рот, чтобы спросить ещё кое-что. И застыла.
   Высоко подняв голову, Индар явно к чему-то прислушивался.
   Негромко говорившая с детьми, Нисса, заметив его движение, шикнула на племянников и тоже прислушалась.
   - В "каминной"? - шёпотом спросила она у небесного.
   - В "каминной", - подтвердил Индар, вставая с места и быстро спускаясь по лестнице к коридору, ведущему к "каминной".
   Юная ведьма схватила детей за руки и повела их следом, стараясь догнать Индара, а потом и пристроиться так близко к нему, чтобы чуть не наступать ему на пятки. Прибрав всё ещё горящий, пусть и из последних сил факел, Карина бросилась за ними. Она уже тоже сообразила, что самое безопасное местечко - за спиной небесного.
   До "каминной" меньше минуты, но за это время Карина успела многое обдумать. И то, почему она, несмотря на испуг при виде оборотничества Индара, устрашилась не настолько, чтобы бояться его. И то, что только он, кажется, является связующим звеном всех происшествий, что случаются в старом замке на данный момент... И то, почему пылающий жар от небесного странно возбуждает её, заставляя думать о необычных событиях и даже мечтать. Например, о небе. Или повлияло те мгновения, когда в ответ на его вопрос она внезапно подумала о полёте над землёй?..
   Дверь в "каминную" оставили полуоткрытой.
   Небесный, не оглядываясь, рукой призвал к тишине бегущих за ним и открыл дверь полностью. Приглушённые дверью крики и голоса вынесло в коридор.
   Их не заметили.
   Старуха Оркена стояла чуть впереди и сбоку от двери. Опустив руки, она насторожённо всматривалась в происходящее в "каминной". В первые секунды показалось, что старая ведьма злорадствует, глядя на всех. Но, когда Карина поднырнула под руку Индара, чтобы встать рядом с ним, она заметила, что старуха необычно скалится, приподняв верхний уголок губ. Так может скалиться бродячая собака при виде слабых и даже беспомощных существ, которые её не видят, но которых она уже считает своим обедом. Что-то дикое и торжествующее было в движении её костлявых кулаков, которые, вздрагивая, наверное, от нетерпения, то сжимались, то разжимались.
   В углу между камином и стеной столпились семейство оборотней и, как ни странно, один из пажей принцессы Лилеры. Впереди всех стоял Отсоа и, угрожая двумя мечами, не подпускал к ним вставших перед ним пятерым вооружённым мужчинам и принцессе Лилере. Оглядевшись, ужаснувшаяся Карина обнаружила второго пажа крепко связанным и лежащим в противоположном углу - уже там, где валялись постели мужчин. Света нескольких факелов было достаточно, чтобы разглядеть на залитом слезами лице связанного пажа, пару кровоподтёков.
   Барон Мазуин, не слыша вошедших, явно продолжал говорить:
   - Тебе всё равно не удастся защитить их! Лучше отдай их миром! Нас больше - и мы хотим вернуться домой!
   - Если вы будете драться со мной, двоих-троих я точно убью, - сквозь зубы отвечал Отсоа, ощерившись - но не воинственно, а от отчаяния. - Идти на заклание смирно - я не послушная овца! Этого ты от меня не дождёшься!
   - Ничего! - звонко крикнула принцесса Лилера. - Когда мы твоих щенков отдадим демонам - ты сам нас благодарить будешь, что спасли тебе и твоей оборотнихе жизни! Отдай моего пажа! Отдай мальчишку! Он не из твоих щенков, грязь под моими ногами! Дерьмо со скотного двора! Отдай нам ублюдков! Их жизней достаточно, чтобы утихомирить демонов и выйти за стены замка!
   Паж, прятавшийся за спиной Лиадейн, тоже вооружённой мечом и боевым ножом, отвернулся, закрыв ладонями лицо и, вздрагивая от рыданий, уткнулся в стену. К нему присоединились подростки-оборотни, но встав перед ним так, словно собирались защитить человека. Малышка Слоан тихонько рычала на всех подряд - со здоровенным дрыном в руках, который с трудом удерживала. Видимо, она вынула его из камина, когда начались странности с поведением обычных людей. Дрын выглядел устрашающе, если забыть, что девочка-оборотень вряд ли сумеет пустить его в ход. Наверное, о том же подумал мальчишка-паж. Он шмыгнул носом и, заикаясь от плача, взялся за верхнюю часть дубинки - меча при нём не было: судя по всему, его успели разоружить. Слоан посмотрела на него снизу вверх, но протестовать не стала.
   До Карины начинало доходить.
   Старуха Оркена то ли подбила взрослых мужчин и принцессу на жертвоприношение, то ли они сами до этого додумались. Причём к детям Лиадейн они решили добавить пажей. Карина только недавно поняла, что пажам где-то лет тринадцать-четырнадцать, они только выглядят гораздо старше из-за постоянного пребывания на природе и тренировок с оружием. И сейчас тот парнишка, которого Отсоа поневоле взял под свою защиту, плачет из-за предательства своей госпожи - принцессы, которой он служил. Именно из-за предательства, а не потому, что его определили в жертву.
   Ожесточённо ругавшиеся мужчины начинали приходить в ярость. Свобода, которая казалась такой близкой, вдруг обрела препятствие - в виде презренного оборотня. И мужчины уже орали, воинственно размахивая оружием, подбадривая себя грозными криками... Неизвестно, что думала Оркена, которая (на все сто была уверена Карина) и науськала их на семейство оборотней, но эти мужчины, на взгляд Карины, всё же сомневались в правомерности своих действий. Чаще всего беспокойно переглядывались Кланкей и Ланти, которых Карина до сих пор считала самыми слабыми в группе подчинённых барона Мазуина... Но остальные...
   Небесный мягко переместился к старой ведьме.
   - Неплохо получилось, Оркена, - спокойно сказал он.
   Старая ведьма подпрыгнула и уставилась на Индара очумевшими глазами.
  
   Глава двадцать вторая
  
   В "каминной" внезапно рухнула такая тишина, что даже сквозь привычный вой магического сквозняка стало слышно не только сипловатое, тяжёлое дыхание мужчин, но и потрескивание факельного огня. И тогда Индар шагнул, чтобы встать перед старой ведьмой (полное впечатление - ещё и отрезая от обитателей "каминной"!), и всё так же спокойно и даже холодно добавил:
   - Если ты Оркена.
   Потрясение Карины после этих слов небесного перебила только Нисса.
   Измученная недавно пережитым страхом, а потому, наверное, не сразу сообразившая, что происходит в "каминной", юная ведьма переступила порог, таща за собой таких же подавленных кошмарными событиями племянников. Если она что-то злое в помещении раньше и почувствовала, то теперь, когда перед глазами были лишь те привычные лица, кого она оставила, удирая с детьми, девушка снова расслабилась, несмотря на крики. Но резко шагнувший в сторону Индар заставил её глаза ожить, а её саму собраться. Юная ведьма тревожно пригляделась к обитателям "каминной", которые застыли от неожиданного появления небесного - уставившись на него и на старую ведьму, и, явно с трудом соображая (откат после встречи с демонами?), вполголоса обратилась к Карине:
   - Что... происходит?
   - Кажется, Лилера тоже считала из мыслей Оркены насчёт жертвоприношения - и эта идея ей понравилась. Сейчас она с бароном Мазуином вроде как хочет отдать демонам детей Лиадейн и Отсоа, а заодно и своих пажей, - тоже негромко, но в жуткой тишине гулкого просторного помещения отчётливо объяснила Карина.
   Её услышали. Взоры всех обитателей "каминной" устремились к входной двери.
   Оцепенев от нового ужаса, Нисса громко всхлипнула и бегом, поспешно подталкивая перед собой племянников, вернулась в коридор.
   Карина быстро встала на пороге, чтобы отслеживать происходящее и в "каминной", и в коридоре. Чувствовала она себя настоящим телохранителем: девушка растеряна - и постоять за себя, если что, не сумеет. А ведь с ней дети.
   Юная ведьма прислонилась к стене и медленно сползла на корточки.
   - Нисса, Нисса, ты что? - испугался Лукас.
   - Нисса-а... - пискнула Ита, обнимая тётю за шею.
   - Успокойся, - велела Карина, попеременно заглядывая в "каминную" и в коридор. - Сейчас надо быть готовой ко всему.
   - Я сейчас... сейчас... - не глядя, откликнулась та. - Мне бы отдышаться... Карина! - вдруг вскинула она голову. - Сюда не идут?
   - Индар не допустит... - начала Карина, но тут же сообразила, что для юной ведьмы этого утешения маловато. - Их всего пятеро, вместе с принцессой. Отобьёмся!
   - Но ведь... - Нисса прикусила губу.
   - Не забудь, что они были сильны, пока стояли против Отсоа и его семьи! - напористо напомнила Карина. - А теперь и против нас - трёх взрослых, один из которых дракон! Так что - да. Отдышись и вставай, не пугай малышню!
   - У меня тоже ножик есть! - обиделся Лукас, показывая свой перочинный складной, подаренный Кариной. - Я тоже драться могу!
   Судя по всему, именно это выступление мальчика и заставило Ниссу прийти в себя.
   - Ух ты... - тихо сказала Карина, глядя в "каминную". - Вот это да...
   - Что там? - испугалась юная ведьма.
   - А ты иди сюда и закрой дверь в коридор, - не оглядываясь, посоветовала Карина. - Чтобы я не беспокоилась и за вас. Тут и так дела интересные намечаются!
   Прихватив детишек, Нисса недоверчиво снова переступила порог. Громоздко закрылась за её спиной дверь... Сначала девушка насторожённо всмотрелась в то, что происходило в "каминной", как и остальные, словно заворожённые тем, что творилось между небесным и старой ведьмой, а потом её глаза округлились. Нисса остолбенела, не в силах вымолвить ни словечка. Племянники сначала потрепыхались, стараясь высвободиться из её железного захвата, чтобы бежать к знакомцам. Но даже они сообразили что-то неладное и затихли.
   Старая ведьма и небесный стояли друг против друга так, будто окаменели. Попытавшись понять, в чём дело, Карина попробовала запустить тот самый магический щуп, который уже не однажды опробовала. На этот раз не получилось. То ли магическая защита обоих была слишком жёсткой, то ли тут действовали силы иного порядка, но все старания проникнуть в мысли этих двоих натыкались на твёрдую стену.
   Услышав за спиной то ли всхлип, то ли шипение втянутого сквозь зубы воздуха, Карина резко обернулась. Нисса смотрела на двоих так, будто только что совершила ужасающее открытие. Глаза её теперь не только округлились от изумления, но и полнились новым страхом - невероятно, но этот страх был посильней того, что заставлял её трепетать в комнате-тупике.
   В самой "каминной" тоже не отрывали взглядов от Индара и Оркены.
   Принцесса Лилера медленно, видимо сама того не сознавая, вытягивала из ножен свой небольшой меч. Барон Мазуин, как и четверо его подчинённых, естественно ориентировавшийся в необычной ситуации только по реакции принцессы, коротко глянул на её движение - и поднял своё оружие так, словно собирался сию минуту броситься на защиту своей капризной подопечной.
   Отсоа, несмотря на то что явно сообразил: положение изменилось в неожиданную сторону, - опускать свой меч не собирался. Зато паж, прятавшийся внутри семейства оборотней, взволнованно высунулся из-за плеча насторожённой Лиадейн и с надеждой вглядывался в двух самых сильных магов замка. Ведь внешне те внезапно смотрелись так, будто противостояли друг другу.
   В какой-то момент что-то в сознании Карины или в её магическом восприятии перемкнуло - и она увидела!
   От Индара к Оркене веяло чем-то вроде смутно-голубого облака. Хоть и стояли оба мага неподвижно, но это облако постоянно отталкивалось от старой ведьмы и размазывалось назад так, будто его отдувало невидимым и неощутимым ветром. А потом оно вкрадчиво снова пыталось обволакивать Оркену, окутать её в призрачный кокон - и снова его сносило назад, пока... Вроде ничего не изменилось, но облако, в котором высился небесный, резко потемнело - и так же резко поглотило старую ведьму.
   Судорожный вздох принцессы Лилеры совпал с непроизвольным оханьем Ниссы.
   Потемневшее облако соединило Индара и старую ведьму.
   Небесный оставался в этом облаке неизменяемым, но Оркена... Сутулая фигура старой ведьмы поначалу почти незаметно исказилась. Потом она заколебалась так, словно она сама стала облаком, которое, гонимое ветром, может лепить различные силуэты и образы - в зависимости от воображения человека.
   А потом ахнули все те, кто магом не являлся: с фигуры старой ведьмы, будто под напором вылитой над ней из ведра воды, с головы до пят сошли все знакомые линии - и глазам были явлены чуть ли не квадратные очертания коренастого демона. Блеснули багровым пламенем смоляные глаза из-под нависших надбровных дуг. Но - ничего более: демон не шевелился. И, кажется, его стреноженность - дело рук Индара.
   Наконец небесный шевельнулся. Он, продолжая стоять как по струнке, вынул свои два меча, медленно поднял их. Демон смотрел ему в глаза, словно не замечая оружия, которое вот-вот обрушится на него.
   Карина стояла близко, видела, как Индар даже не моргает, судя по всему именно взглядом удерживая демона на месте... Руки небесного поднялись на нужную высоту. Слепые глаза демона внезапно вспыхнули узнаванием. Но - поздно. Мечи рухнули ему на голову - и жуткое существо опало пеплом...
   Небесный, не дожидаясь, пока последние лепестки пепла очутятся на полу, резко развернулся к принцессе, невероятно стремительно побледневшей, как будто она только что очнулась - и увидела, что чуть было не наделала. Индар повелительно рявкнул:
   - Лилера и Нисса, ищите Оркену! Немедленно!
   Принцесса и юная ведьма подпрыгнули на месте - и всполошённо ринулись в коридор. Правда, Нисса так же всполошённо затормозила и оглянулась. Вспомнила о детях, которые сейчас стояли рядом с Кариной? Карина быстро взяла обоих за руки.
   - Почему ты думаешь, что она жива?! - крикнула Карина Индару, не зная, бежать ли ей догонять девушек. Но тёплые ладошки подсказали: необходимо остаться - кто-то же должен сторожить детей и тех, кто не "видит".
   - Пока она жива, демон мог копировать её образ! Мог брать все её привычки и даже те слова, которыми она обычно выражается!
   - Принцессу одну не пущу! - рыкнул барон Мазуин, выскакивая из "каминной и чуть не сбив Карину с ног - еле отскочила и отвела детей с дороги мужчины, разгорячённого неординарными и безумно бегущими событиями.
   - Бегите к Лиадейн! - вполголоса велела Карина детям. - Видите? Вас ждут мальчики и Слоан!
   - Слоан! - обрадовалась Ита.
   - Идите вместе! - рявкнул Индар. - Оркена должна быть где-то здесь - в помещениях этого коридора!
   Карина почувствовала, что её бедная голова идёт кругом: столько передвижений, столько перестановок! Ладно хоть - дети теперь под присмотром женщины-оборотня!
   Барон, которого догнали двое его подчинённых, вскоре настиг Лилеру, и Нисса остановилась в растерянности, оглядываясь на Индара. Тот нетерпеливо кивнул: "Назад!" - и девушка с облегчением побежала к "каминной", видимо рассчитывая, что придётся обыскивать противоположную часть коридора.
   - Я помогу, - хмуро сказал Отсоа, быстрым шагом вышедший из "каминной". - Чем обыскивать всё подряд, дайте мне любую вещь Оркены! Запах приведёт нас к ней.
   - У меня есть! - выпалила запыхавшаяся Нисса и тут же бросилась в помещение, одновременно оглядывая его и выдыхая при виде племянников, стоящих рядом с Лиадейн. Женщина-оборотень усаживала их на матрас вместе со своими детьми, приговаривая всем тихонько что-то утешительное.
   - Когда получишь вещь - ищи её очень быстро! - велел небесный оборотню.
   - Почему - быстро? - осмелился спросить тот.
   - Демоны уже знают, что жертвы им не видать!
   Отсоа набычился, судорожно и нервно сжимая рукоять меча.
   - Но ты же дракон, - тихо сказала Карина, стоявшая рядом с Инларом. - Ты же можешь всех их уничтожить! Огнём!
   - Даже я не смогу вас защитить, если демоны полезут из всех стен! - недовольно ответил он, наблюдая за поисками Ниссы, которая ворошила свою постель. - Сама представь: когда я буду сжигать их, могу нечаянно сжечь и вас, если они окажутся за вашими спинами! Так что ищите Оркену!
   - Не понимаю, при чём тут Оркена, - сердито пробормотала Карина, переглядываясь с Отсоа, который явно был ей очень благодарен: она задавала те вопросы, которые он не осмелился бы озвучить, но ответ на которые его очень интересовал.
   - Оркена - хозяйка замка. Пока она жива, замок крепче, потому что слушается её, как и она сама слышит замок. В обороне это немаловажно!
   Так ничего и не поняла, но Индар настолько кипел уверенностью в своих словах, что она поверила ему на слово. И задала последний вопрос:
   - А почему ты сам её не ищешь? Ну, по магическим следам?
   - Мне некогда, - едва-едва улыбнулся он. - Я прослушиваю замок, чтобы демоны не напали на нас слишком неожиданно.
   Отсоа сначала посмотрел на него оторопело, а потом просветлел лицом, и Карина решила считать, что прослушивание и в самом деле очень важно.
   Почти одновременно с объяснением Индара Нисса рывком достала из-под одеяла на своей постели уже знакомую Карине котомку. Пока бежала обратно, к двери, вынула из неё книгу - как выяснилось, эту книгу ей дала Оркена в первый же день пребывания юной ведьмы в замке. Так что не оставалось сомнений, что именно на этой книге - отпечатки рук настоящей Оркены.
   Карина с трепетом ожидала, что Отсоа обернётся волком. Но обоняние у мужчины-оборотня оказалось на высоте, даже когда он пребывал в человеческой ипостаси. Он бережно взял книгу по магии и склонился к ней, вдыхая запахи с обложки. А потом оглядел оба конца коридора и побежал следом за принцессой Лилерой и бароном Мазуином. Индар смотрел ему вслед, пока тот не исчез в одном из помещений.
   Тем временем оставшийся в "каминной" Ланти подбежал к пажам. Первый, что был под защитой семейства оборотней, сейчас пытался развязать слишком тугие узлы на верёвках, которыми повязали второго пажа, его собрата по несчастью. Тот, связанным лежавший на полу, еле удерживался от злых слёз. К ним подбежала Лиадейн и махом перерезала верёвку боевым ножом, освободив парнишку. Пока он, потрясённый, потирал запястья с багровыми полосами от верёвок, Ланти разыскал его оружие и вернул ему.
   - Инда-ар...
   Зовущий возглас в коридоре прозвучал несколько приглушённо. Сообразив, что кричат из одной из комнат, Карина оглянулась на Лиадейн - женщина-оборотень кивнула и встала впритык к детям, намереваясь их охранять. Так что Карина с более или менее спокойным сердцем покинула "каминную", поспешая за небесным и понимая, что пока опасность никому из оставшихся здесь не грозит.
   Оркену нашли в странном предмете замкового интерьера. Он представлял собой довольно большую и широкую скамью, тянувшуюся вдоль стены. Сиденье поднималось - внутри что-то наподобие ящика для хранения одежды или какой-нибудь утвари. Именно в таком ящике и лежала связанная старая ведьма.
   Вытащили её то ли оглушённую, то ли под воздействием магических чар. Когда усадили, прислонив, чтобы не упала, к тому же ящику-скамье, ужаснулись: она выглядела высохшей до выпирающих костей - так, что одежда чуть не спадала с похудевшего тела! Сколько же дней заменял её демон?! И почему Индар сразу не разглядел подмену? Последнее особенно возмущало Карину, пока до неё не дошло: небесный все дни и ночи мотался по замку в поисках слабых мест, которые затем укреплял. И псевдо-Оркену видел в основном лишь издалека. Дошло и то, что демоны наверняка сумели обезопасить своего разведчика (резидента-диверсанта?) каким-нибудь магическим приёмом.
   Индар присел перед Оркеной и осторожно положил ладонь на её голову на седые волосы, клочьями торчавшие в стороны. Если сначала все обеспокоенно переговаривались, то после шёпота небесного затихли над его головой, пытаясь понять произносимые им слова. Не поняли. Как и Карина. Правда, поняли Нисса и принцесса Лилера, которые переглянулись. Но ведь девушки уже давно занимаются магией...
   - Открой глаза, Оркена, - спокойно предложил небесный, закончив шёпот, вызывающий мурашки по спине.
   - Тяжко, Индар, - прошептала она два слова на выдохах.
   Индар кивнул ей, как будто она могла видеть, и положил ту же ладонь на её затылок. Вскоре веки старой ведьмы дрогнули, и Оркена с усилием открыла-таки глаза.
   - Что... со мной?
   - Демоны использовали твой облик, чтобы добраться до детей, - ответил Индар.
   Нисса не удержалась, всхлипнула.
   Принцесса Лилера раздражённо опустила глаза. Кажется, её больше всего злило, что она оказалась не настолько сильной, чтобы не поддаться магическим чарам демона.
   - Сейчас я возьму тебя на руки, - сказал небесный, - и отнесу в твою комнату. У тебя там остались укрепляющие настои? Мне не хотелось бы тратить на тебя свои силы.
   Карина думала - Оркена обидится за эти слова. Но старая ведьма слабо качнула головой: "Действуй!", и Индар поднял её с пола.
   - Остальные - быстро в "каминную", - скомандовал он. - У нас осталось мало времени до первой атаки демонов. Надо приготовиться. Соберите нужные вам вещи. Потом я скажу, куда всем идти.
   - С чего ты взял, что они будут атаковать? - изумился барон Мазуин. Кажется, ему не понравилось, что в последние минуты всеми командует именно небесный.
   - Это небесный! - раздражённо перебила его Лилера. - Ему лучше знать!
   Индар приподнял брови, глянув на неё, но ничего не сказал. Вскоре короткая процессия прошла по коридору, и люди скрылись в двух помещениях. Причём Карина, не спрашивая разрешения, вошла в комнату Оркены. Ну, как вошла? Открыла небесному дверь, затем закрыла её и поневоле последовала за ним с его живой ношей. А когда Индар усадил Оркену в кресло, пришлось и поухаживать за старухой, которая настолько ослабела, что и руки поднять не могла первое время.
   - Посидишь с ней, пока я обойду коридор? - попросил небесный.
   - Посижу, - пообещала она.
   Дверь закрылась, и Карина внезапно вспомнила, как она ухаживала за больной матерью. Итак, с чего начать? Индар сказал - укрепляющий настой?
   - Оркена, где твои настойки?
   - Полки... слева от плиты, - задыхаясь, ответила старая ведьма.
   Поить пришлось с рук - свои поднять Оркена временно не могла: это уже не магические приёмы демонов - просто давно не двигала конечностями, они и застыли. А когда напилась, откинулась на спинку кресла, больше похожего на тяжёлый стул.
   От стука в дверь Карина вздрогнула.
   - Это я, - тихонько сказала Нисса. - Тебе помочь?
   Карина несколько секунд смотрела на неё, страшась обидеть недоверием, но... А если это не юная ведьма? Если это демон в её личине? Как узнать?!
   - Я могу порезать руку, чтобы ты увидела кровь, - вдруг понимающе сказала Нисса. - Индар сказал - у них кровь чёрная. А у меня будет красная.
   - Прости, Нисса, - с облегчением выговорила Карина. - Ты можешь подержать Оркену, пока я вымою ей лицо?
   - Зачем меня держать... - сварливо заворчала старая ведьма, но Карина поняла, что ей понравилась идея умывания.
   Пока Карина производила нехитрое действо, у неё появилось стойкое впечатление, что старуха буквально впитывает влагу, которой её протирали. Во всяком случае, вялая и высохшая кожа перестала походить на остатки сожжённой бумаги.
   - Детей... спасли? - спросила старуха, отбирая чистую тряпку, которую Карина использовала в качестве полотенца.
   - Спасли, - слабо покивала Нисса.
   - Как их... демон?
   - Он показал нам, что ты хочешь принести их в жертву, а потом показал Ниссе запасной выход из замка, - объяснила Карина. - Хочешь ещё воды?
   - Хочу.
   С каждым глотком глаза Оркены становились зоркими не по годам. И вскоре, несмотря на внешнюю высушенность от голода, она уже выглядела достаточно активной, чтобы собраться с силами и встать с "кресла".
   - Что сказал Индар про защиту замка?
   Нисса и Карина переглянулись. О чём спрашивает Оркена? Та фыркнула и недовольно уточнила:
   - Где будем отбиваться от демонов?
   - Наверное, в холле с бассейном, - неуверенно сказала Карина. - Индар нам пока ничего не говорил, но я так думаю.
   - Почему так думаешь?
   - Ну, он сказал - боится, как бы не пришлось сжигать демонов вместе с нами.
   Ответила и вспомнила, что он это сказал о другом.
   Но вроде как бассейн - это логично? Где, как не в месте, дающем силы, обороняться от демонов? И они не вылезут с неожиданной стороны? Чистая сила, как поняла Карина, им не нужна и неинтересна, но колодец, заканчивающийся бассейном, не даёт никаких лазеек для них. Именно у бассейна лучшее место для встречи с ними.
   И оказалась права со своим предположением.
   Быстро вошёл Индар.
   - Оркена, как себя чувствуешь?
   - Ходить могу. Идём к бассейну?
   - Да, я уже собрал остальных там.
   Взволнованная его сообщением, Нисса буквально смела нужные для старой ведьмы настойки в свою предусмотрительно прихваченную котомку и вместе с Кариной, которая накинула на себя два ремня, тяжелевшие кожаными флягами с водой, взяла Оркену под руки. Именно таким образом они помогли Оркене выйти в коридор.
   Идти по полутёмному длинному коридору к светлому пятну было страшновато, пока Карина не заметила, что Индар шагает за ними, подстраховывая - то и дело оглядываясь. Уже легче - знать, что впереди ждут "свои", а позади - сильнейший маг.
   - Да не поднимай ты меня... - ворчала старая ведьма, когда взволнованная Нисса перестаралась и в самом деле чуть не приподняла её, волоча вперёд. - Время есть - я ещё и своими ногами идти могу.
   - Так быстрей, - робко возражала юная ведьма.
   - Быстрей... - бормотала Оркена и хмыкала: - Небось, за племянников своих боишься, вот и тащишь...
   - Боюсь, - покорно соглашалась Нисса, вглядываясь вперёд.
   За ворчанием старухи ведьмы Карина слышала, как постепенно в её голосе появляются нотки человека, приходящего в себя. Она попробовала представить, каково было Оркене, которая лежала, спрятанная в ящике. Нет, Карина уже знала, что старая ведьма ничего не чувствовала, но всё же не могла удержаться от попытки ощутить её неудобства, наверняка грозящие в будущем смертью. Ну, в том случае, если бы все до упора поверили демону и не нашли бы старуху... Да, страшно...
   Вокруг бассейна и в самом деле собрались все обитатели "каминной". Детей не стали усаживать на бортики - видимо боясь, что демоны могут их сбивать оружием. Их напротив, спрятали под бортиками. Карина помнила внутренний вид бассейна: он казался бездонным. И жалела, что нельзя спрятать детей именно в чашу с очищенной магией.
   Они почти вознесли старую ведьму на верхние ступени - и Оркена, опущенная животом на борт бассейна, жадно погрузила руки в магию, постанывая от наслаждения, пока впитывала магический эликсир силы. Индар не обращал на неё внимания. Осмотрел всех жавшихся к бассейну и спросил:
   - Всё оружие забрали?
   - Всё, - отозвался барон Мазуин, нахмурившись оглядывавший маленькую армию. - Забрали даже то, что только могло служить оружием.
   Проследив его взгляд, Карина усмехнулась: паж, который прятался под защитой семейства оборотней, так и держал в руках дрын, взятый из рук Слоан. Причём держал его так, словно только и владел умением бить дубиной, забыв о мече, висящем на бедре в ножнах. Второй паж, сидящий рядом с ним, кривился и чуть не плакал, глядя на меч, вынутый из ножен и лежащий перед ним на ступени. Принцесса Лилера исподлобья посматривала на него и угрюмо отводила взгляд: парнишка не мог держать оружие в руках, вспухших от жёстких верёвок, недавно связавших его запястья.
   Нисса бросилась ко второму пажу. Уговаривая потерпеть и присев на корточки перед ним, схватила его за запястья и негромко заговорила речитативом. Карина узнала заклинание быстрого заживления. Дело плохо: раны заживут быстро, и парнишка сумеет драться, но потом от напряжения мышцы взвоют ещё сильней... "Впрочем, потом - это дело десятое, - фаталистом решила она. - Главное - выжить. А потом уж целители парнишке помогут с руками..."
   Подростки-оборотни внимательно слушали отца, который им что-то тихо втолковывал: наверное, давал последние наставления, как вести себя, когда начнётся бой. Между ними сидели племянники Ниссы и девочка-оборотень Слоан, которых мальчишки должны охранять во время битвы с демонами. Лиадейн, поймав взгляд Карины, кивнула - с глубоким вздохом.
   Мужчины из придворной охраны во главе с бароном Мазуином в основном скучковались вокруг принцессы Лилеры, на что небесный недовольно поморщился, потому что явно хотел бы, чтобы вокруг бассейна силы были распределены более равномерно. Присмотревшись, Карина внезапно сообразила, что и принцессе такой расклад не очень понравился, поэтому она что-то вполголоса внушала барону. Тот слушал её спокойно, а потом сказал - так, что и Карина расслышала:
   - Ваше высочество может говорить, что угодно. Но у нас есть свои служебные обязанности и долг перед короной. Позвольте же нам поступать так, как следует, ваше высочество, чтобы не оставить на нашей репутации позорного пятна!
   Лилера только фыркнула и отвернулась.
   Оглядевшись в последний раз, Карина постыдно помечтала: "А пусть ничего не произойдёт! Пусть эти гады куда-нибудь сами бесследно денутся!"
   - Карина! - резко позвал Индар. - Ты стоишь рядом со мной! И выполняешь только то, что скажу тебе я! Запомнила?
   - Не пугай девочку, - хмуро сказала старуха Оркена, и Нисса не выдержала - чуть не всхлипнув, фыркнула от подавленного в самом начале смешка, когда старая ведьма договорила: - Девочка, ты слышала? Ты будешь слушаться только небесного!
   - Ага, - ответила Карина, которая ничего не поняла. Но в глубине души согласилась: "Вы - знающие. Так что я готова следовать вашим приказам!"
  
   Глава двадцать третья
  
   Но даже всезнающие маги отнюдь не прорицатели. В чём Карина убедилась спустя некоторое время... Впрочем, провидцы среди них тоже бывают.
   Пока же она осмотрелась, стоя рядом с Индаром, который тоже довольно хмуро оглядывал будущее место битвы.
   Бассейн на возвышении спускал к двум коридорам - к ведущему в жилые помещения, в том числе и к "каминной", и ведущему во тьму - туда, где небесный однажды уже пожёг демонов. Именно этот коридор считался самым опасным. За самим бассейном высилась глухая стена, с полуотвалившейся от неё мозаикой. Неудивительно, что Индар велел барону Мазуину всё-таки перегруппироваться. Мужчины нехотя встали полукругом со стороны "тёмного" коридора. Женщин, даже старуху Оркену, впрочем не возражавшую против приказов, небесный оставил наблюдателями на время первых минут боя. В том, что битва будет, Индар был совершенно уверен. Поэтому, когда принцесса Лилера с претензией спросила, неужто демоны будут вот-вот здесь, он ответил спокойно, объясняя саму суть:
   - Смерть демона, прятавшегося под личиной Оркены, послужила им сигналом. Ведь он ходил среди нас, связанным с ними своими, тёмными заклинаниями. Когда действие заклинаний закончилось, они двинулись сюда. - А через небольшую паузу добавил чуть тише, как нечто несущественное: - Да и слышу я, как они идут сюда.
   Впечатлённая, Лилера больше не задавала вопросов, как и остальные, внимательно слушавшие небесного.
   Распределив будущих бойцов, Индар подозвал к себе Лилеру и Ниссу и стал им объяснять, какие заклинания, оборонные и усиливающие действие человеческого оружия, они могут использовать, прячась среди мужчин... Утомлённо сидевшая чуть поодаль Оркена поймала взгляд Карины и кивнула ей приблизиться.
   - Присядь, - тихо велела она, и Карина, оглянувшись на Индара, пристроилась рядом с ней на одной ступени. - Не бойся. Ему пока не до тебя. Успеем переговорить. Нисса сказала - демон тебя учиться позвал.
   В сипловатом голосе с ощутимой одышкой Карина расслышала вопросительные интонации и быстро рассказала о паре занятий у псевдо-Оркены.
   - Как они только о тебе и проведали... - прошептала старая ведьма и устало опустила глаза. - Хотя чего искать... Всё ты им сама и показала...
   - Но... - начала было смущённая Карина, вспоминая все свои огрехи в магии.
   Старуха перебила.
   - Тихо. Не договорила я, а говорить мне трудно. Демонов слышишь?
   Хотелось ответить: "Ты меня с небесным не перепутала ли? Это он может их издалека услышать!" Но сообразила опустить ладонь на ступень, где они обе сидели. И стало страшно: будто приложила руку к стене дома, мимо которого с рёвом и грохотом мчатся сплошь большегрузы со стройки. Сколько же их, этих демонов, спешит сейчас в холл, чтобы силой отобрать у людей вожделенную ими жертву?
   Движение рядом слабое, но Карина учуяла. Старая ведьма, искоса глянув на небесного, приподнялась на своём месте и из тяжёлых складок своей потрёпанной юбки достала... Сначала показалось - боевую иглу. Из тех, что Карина сунула себе в новую причёску, подчиняясь каким-то поразительным инстинктам, - в первый же день пребывания в этом мире. Но, приглядевшись, поняла: это кинжал, но с таким узким клинком, что при первом взгляде на это оружие его легко спутать с боевой иглой. Если бы не рукоять - сплошное очарование мелких рисунков на металле, завораживающих взгляд. А потом пришлось вглядываться дальше, потому как поманило за собой с трудом замеченное сиреневое сияние, буквально на полмгновения мелькнувшее по клинку.
   - Видишь - это хорошо, - тяжело сказала старая ведьма и вздохнула. - Индар тебя бережёт и правильно делает. Но мужчины самонадеянны. Вечно думают, что только они могут справиться с напастями и защитить женщину... - И зорко всмотрелась в Карину. - Ты не думай - я в Индара верю. Он сильный. Но свою обережку тебе всё-таки дам.
   Она ткнула стилет (вспомнилось словечко) в руки Карины так, чтобы никто не заметил передачи оружия. Хотя кому смотреть? Все внимательно следили за небесным и слушали его распоряжения.
   От неожиданности Карина улыбнулась. Оберег? Вот эта колючая игрушка? Разве если только магический! Как оружие в бою - вряд ли эту мелочь можно использовать. Да ещё против демонов, вооружённых мечами!
   - Вам, молодым, лишь бы посмеяться... - просипела старуха, пока Карина впустую рассматривала бесполезную игрушку. - Слушай меня, девочка! Нож этот спрячь в рукаве. Видишь - у него на рукояти камешек голубой? Ткни в него - с нижней стороны под камнем этим застёжка появится. Вот! Видишь? Теперь сунь этот нож в рукав и пристегни к пуке. Эх, в непривычку тебе! Дай я сама сделаю...
   Пока Оркена возилась со стилетом, пристёгивая его к руке, Карина отметила, что голубой камешек игрушечного оружия упирается в одну из странных букв той самой татуировки, которую, как сказала Лиадейн, сделали старые боги этого мира. Она поёжилась: боги, да ещё живые, хоть и старые... Жуть какая... Специально ли так укрепила стилет старая ведьма? Или случайно?
   Рывком дёрнув камзольный рукав, чтобы закрыть миниатюрный нож, старуха посидела, отдыхая от активной возни с застёжкой, а потом снова беспокойно глянула на Индара. Но тот всё ещё был занят, и Оркена, отдышавшись, сказала:
   - Он-то тебя бережёт, помня, кто ты. Всё понимаю. Но, если вдруг случится так, что смерть тебе будет скалиться в лицо, вспомни о ноже! Согни руку и напряги её!
   Выждав, не скажет ли ведьма ещё что, Карина удивлённо переспросила:
   - И всё? Согнуть руку и напрячь?
   - Всё, - заверила та. - Только после того как согнёшь, помечтай о том, что тебе больше всего хочется. Да... Помечтай - пусть даже тебе вроде как не до того будет. Вспомни о том желании, которое тебе особенно дорого и которое у тебя до сих пор не исполнилось. Просто вспомни. Вот... Теперь, кажется, всё. Больше ничего не надо. Трудно будет, но, может, и выберешься. - И тревожно заворчала, снова глядя на "тёмный" коридор: - Всё в спешке, всё второпях... Ах, жизнь наша...
   Карине её ворчание внезапно напомнило брюзжание старушек, оккупировавших обычно по вечерам приподъездные скамейки. И так пахнуло летним теплом от этого мимолётного воспоминания, что она даже повеселела. На секунды. Пока не вспомнила ещё кое-что. Что значат слова Оркены: "Трудно будет, но, может, и выберешься"? И всё тепло куда-то сразу улетучилось. Впрочем, минутой позже стало не до размышлений.
   Что-то говоривший Индар внезапно замолк на полуслове.
   Одновременно встрепенулась Оркена. Требовательно протянула руку вставшей Карине и заставила поднять себя. Остальные ещё ничего не поняли, а Карина услышала лишь, что демоны уже очень близко.
   - Индар, - предостерегающе произнесла старая ведьма, не глядя на него, а уставившись на чёрный зёв "тёмного" коридора. - Всё не так, как мы думали... Тебе придётся... Индар, ты слышишь меня?
   Небесный обернулся и быстро отыскал глазами Карину.
   - Не смей ввязываться в бой!
   "Что происходит?!" - поразилась она, когда Индар снова отвернулся к "тёмному" коридору, шум из которого уже начинал заглушать робкие реплики остальных.
   Никому не отвечая, небесный бросил:
   - Оркена!
   - Да знаю я! - досадливо ответила старая ведьма, судорожно сжимая в руках рукоять меча поднятого со ступени ниже. - Только сумею ли...
   Неожиданно Карина, чей пульс частил как бешеный, подспудно поняла их отрывистый разговор. Всё пошло не так, как полагали небесный и старая ведьма. Поэтому Индар, меняя на ходу всё, что придумано заранее, хочет, чтобы старуха проследила за всеми, кто собрался у бассейна, - чтобы не геройствовали, типа. А Оркена боится: собрался здесь народ настолько разный, что - послушаются ли её?
   - Никуда от бассейна! - резко крикнул небесный и побежал по ступеням вниз, на ходу сдирая с себя одежду.
   Люди обомлели - другого слова Карина подобрать не сумела, разок оглянувшись на всех, чтобы оценить их состояние. Сама она сейчас бессмысленно следила за Индаром, бегущим к "тёмному" коридору, и только повторяла про себя: "Неужели ничего другого нельзя сделать?! Неужели?!"
   Рубаха лопнула на плечах небесного, а Карина глупо подумала: взял ли кто для Индара запасную одежду? И что ему придётся надевать, если...
   Чёрная волна, в которой еле-еле можно было разобрать отдельные очертания демонов, составляющих её, с грохотом хлынула из чёртова коридора - под крик людей возле бассейна, под крик, беззвучный, утонувший в топоте и низком рычании. Карина только мельком и увидела отчаянно разинутые рты "своих".
   А потом навстречу чёрной волне ударил вал, ослепительно огненный. Дракон, вставший напротив входа в "тёмный" коридор, с грозным рыком выпустил струю, больше похожую на сумасшедшую горную реку, переполненную по весне. Она пенилась и легко уничтожала демонов, но...
   Но демоны будто сами обезумели! Они рвались вперёд, будто их пытались сжечь с двух сторон - со стороны холла и со стороны того же коридора! Будто прятавшийся в начале того "тёмного" коридора второй дракон гнал их в холл! Поэтому демоны вырывались из коридора и продолжали мчаться вперёд, словно не замечая, что мгновенно превращаются в пепел, едва только выскакивают из своего коридора! Не замечают, что драконий огонь не щадит никого из них!..
   Что происходит?!
   Вскоре возле бассейна творилось нечто жуткое. Жар убийственного для демонов драконьего огня был настолько свиреп, что и людям просто отвернуться - уже мало!
   Карина дышала, сунув нос в рукав камзола. Нисса быстро поливала тряпки водой из прихваченных кувшинов и окутывала мокрыми тряпками головы детей и всех тех, кто уже совсем не брезговал прятаться под лохмотьями, которые она бережно прибрала на всякий случай из "каминной". А нашествие демонов не заканчивались! Они всё бежали и бежали, на выходе из коридора вспыхивая, словно бумажные фигурки в яростном драконьем пламени! И огонь небесного не становился меньше, бликуя на его бронированной коже! И жар, естественно, становился всё сильней именно наверху. Как именно здесь же, наверху, а значит, у бассейна, начал пропадать воздух.
   Дышать становилось невмоготу. И смотреть было трудно - чадящий дым от сгоревших демонов выедал глаза, заставляя их слезиться.
   Карина, часто вытирая мокрые глаза, дыша краткими вдохами через мокрый же, облитый водой, рукав и уже покашливая от едкой гари, обернулась к детям. Не услышала, а увидела: те ревели и кашляли так, что надрывались... Она шмыгнула сопливым носом и шагнула к ним - зачем, сама не понимая. Утешить? С ними - Нисса и Лиадейн... Но...
   Один из подростков-оборотней (она до сих пор не отличала двойняшек друг от друга - Брэди или Грэди?), прижимая мокрую тряпку к лицу, неловко повернулся на узкой ступени, явно собираясь дойти до малышей. И оступился, неуклюже покатившись по лестнице, суматошно и безуспешно хватаясь за любую опору...
   Будто дождавшись именно этого мгновения, пол перед входными дверями в замок вдруг взорвался! И, не дожидаясь даже, пока обломки упадут, из подполья полезли демоны! Много демонов!
   Свидетели нового прорыва закричали, но дракон их не услышал в бушующем грохоте и рёве огня, как не услышала и Лиадейн, и все взрослые, потому что видели, как упал подросток лишь дети и пажи... А демоны, словно и в самом деле только и дожидались этого падения, бросились к ступеням лестницу: жертва сама падала в их руки!
   Карина бросилась вниз, размахивая мечом и вопя что-то несуразное:
   - Не трожь его!! Не тро-ожь!
   Промелькнула дурацкая мысль: "Какой меч?! Сейчас бы сюда пулемёты!" А глаза следовали за падающим кубарем мальчишкой!.. Он остановился только у подножия лестницы к бассейну и, видимо, растерялся, потому что прямо так - на четвереньках, попытался побежать по ступеням, а было неудобно, и Карина кричала ему впустую - не слышит же! - зато себя подбадривала тем воплем:
   - Встань и беги! Встань и беги-и!
   Демоны были дальше от мальчишки, чем она, но эта разница - шагов десять-двенадцать, потому что они-то уже бежали от своей дыры по ровному покрытию, а она хоть и бежала, прыгая через ступеньку, а кое-где и через две, но всё ещё опасалась бежать в полную силу, страшась упасть. А мальчишка, раскрыв рот - кажется, выл, полз по ступеням к ней - медленно-медленно, то и дело оглядываясь!
   И Индар не переставал поливать огнём всех тех, кого демоны специально (теперь знала она!) отдали в пешки - на пожирание драконьему огню, лишь бы прихватить себе жертву так, чтобы никто не ожидал! Карина стиснула зубы и на последней к мальчишке-оборотню ступени быстро склонилась к нему.
   Жёсткий удар по спине был так силён, что она упала животом на ступени, вскрикнув от боли и в панике отворачивая голову - лишь бы не разбить лицо!
   Мимо пробежали ноги мальчишки-оборотня. Но застыли на верхних ступенях, и она закричала, привставая на руках и с трудом прорывая хрип:
   - Беги, дурак! Беги!
   Потом уже и говорить не могла - в ноги вцепились с такой силой, что она завизжала от боли. И дёрнули вниз - уронив на последние ступени, по которым она проехалась щекой, крича от полыхающей боли из-за разодранной кожи. И плача - и удивляясь, что глаза ещё целы, а потом... Услышала, как загремел меч, - нет, не услышала, почувствовала дребезжание лестницы, по которой прокатилось, падая, её бесполезное оружие...
   Успел ли мальчишка добежать до спасительного бассейна?
   Предупредил ли он, что её, Карину, поймали?
   А если и так, что там сумеют сделать, когда узнают?
   Индар уничтожает демонов, которых ему подсунули как раз только ради того, чтобы отвлечь дракона! Он попросту не сумеет оставить "тёмный" коридор" без своего огненного внимания!.. Кто же знал, что эти демоны настолько хитры...
   ... Потом её просто бросили животом на чужое плечо, отчего она чуть не задохнулась, потому что из тела элементарно выбило воздух, а потом... Потом она перестала соображать, только воспринимала происходящее как страшно болезненный и кошмарный сон: демон, на плече которого она оказалась, бежал уже в окружении целой толпы демонов - и все они были такие высокие, гораздо выше, чем он. И не сразу, но даже до её взбаламученных мозгов дошло, что они его, похитителя, прикрывают. Чтобы от бассейна не заметили, что её несут куда-то вниз, в развалины. И стороной чувствовала, что дракон продолжает обливать огнём демонов, отданных ему на заклание.
   Она подпрыгивала на плече этого жуткого существа и лишь на ощущениях понимала, что они бегут куда-то вниз, но куда?
   И главный вопрос: почему они схватили её? Именно её?
   Она не настолько низкоросла, чтобы её перепутали с ребёнком...
   Охнула от боли, когда демон, несущий её, прыгнул куда-то на обломок от пола. Молчаливая охрана бежала следом, а Карина пыталась хотя бы поднять голову - и не могла: шаги демона были такими неровными, что то и дело заставляли её обессиленно падать, и руки мотало во все стороны, как у тряпичной куклы. Вскоре она пришла в себя до такой степени, что сумела поразиться: она никогда не представляла, что может быть до такой степени слабой!
   Стороной, глядя вынужденно только искоса, она видела, что демоны уходят под землю. И, наконец, до неё дошла нехитрая истина: знают они или нет, что взяли не ту жертву, но они вознамерились унести её в самый ад - где кипит та самая грязная магия, из которой, по словам старой ведьмы, и вышли. И унесут! Если она ничего так и не предпримет. "А что я могу сделать в таком положении?!" И сама себе яростно ответила: "Когда не надо - умеешь же! Придумай хоть что-то, чтобы пустить в ход личную магию, ты же очень сильная!"
   "И что ты сумеешь сделать против такого количества демонов? - ответила себе обречённо. - Да они сожрут меня быстрей, чем я заклинание произнесу!"
   "Ну и фиг! - разозлилась она. - Хоть одного с собой в могилу!.."
   А дорога тем временем начала не просто опускаться.
   Она шла кругами. И краем глаза Карина увидела далеко внизу странные ступени другой лестницы - воронкой. Как будто странно упорядоченное вулканическое жерло - где кругами идут ступени естественного происхождения.
   "Да и они меня и в самом деле в ад..."
   Внутри начало что-то гореть. Обливаясь злыми слезами, Карина вдруг сообразила: она начинает всё то же самое, что сделала когда-то, когда сожгла себя, чтобы не убить людей вокруг. "Я не хочу умирать!"
   И только тогда она вспомнила, что ей говорила Оркена. Стилет! Руки болтались и стукались о твёрдое тело демона. Согнуть руку в локте - получится ли? Хватит думать - пора действовать!..
   Когда демон в очередной раз пошёл на следующий круг, ведущий в адские глубины, Карина велела себе забыть о боли, о судорогах по всему телу. Глубоко подышав, благо что здесь есть чем дышать - не то что наверху! - она рывком попыталась согнуть руку, но именно в это мгновение демон перепрыгнул с одной ступени на другую. Начавшая движение конечность больно ударилась о его жёсткий живот. И поневоле пришлось снова расслабить руку и опустить её.
   "Не получится, - сухо констатировала она, болтаясь на ходу и мимоходом с горечью соображаяв, что потеряла не только меч, но и боевые спицы из причёски. - Да ведь, по сути-то... Я и заклинание не успею произнести - они тут же мне его... Но мне заклинания и не нужны!" - возразила она себе, надеясь обрести твёрдость и добиться своего, и тут же болезненно охнула: после очередного прыжка демона её голова ударилась щекой о его живот - той самой щекой, которой она проехалась по ступеням.
   Но дальше ступени пошли не такие высокие, и Карина, прокусив до крови губу, подтащила руку - хотя бы не согнуть, хотя бы подвигать её! - к лицу. Получилось! Согнула! Теперь осторожно, задерживая дыхание, надо выполнить второй этап спасения, предложенного старой ведьмой.
   "Но о чём мечтать? Какое у меня есть самое сокровенное желание? - подумала и тут же чуть не расхохоталась, вспомнив, что именно с этих слов началось её "внедрение" в этот мир. - Нет у меня желаний! Нет! - Но пропасть была бесконечной, и Карина чуть не пожала плечами, хотя несомой - сделать это было трудно. - Ну и подумаю! Чего бы моей душеньке хотелось? Чего?!"
   Она вспомнила Индара... Небесный. Однажды у неё промелькнула мысль: если... нет - когда всё закончится, попросить его - глупо, по-детски, чтобы он взял её с собой - в небо! Она также мельком представила, как это было бы: как тогда, когда она "увидела" его глазами улетевшую вниз землю - и вокруг сплошное небо, сияющее солнце - совсем недалеко! - и облака, которые можно задеть крылом!..
   Нет, это не та мечта, не то желание, которое может быть сокровенным...
   Да и мечтать о таком, когда тебя тащат в ад...
   ... Слёзы падали со лба, застревая на волосах...
   Перебрав свои мечты, она снова убедилась, что заветной нет. А это значит... Пора сжигать себя, забирая с собой пару демонов, бегущих рядом?.. В последний раз после озвучивания мечты о том, чтобы судьба решила за неё, она полетела с овражного обрыва. Попросить судьбу о том же - о том, чтобы снова решили за неё? Но является ли такое желание самым-самым?.. Порочный круг. Не разорвать.
   А изнутри уже всё горело. И эта боль соединилась с болью побитого о ступени тела. И этот спуск в темноту, которая становилась плотной: даже ступеней, края которых поначалу мерцали мелкими огнями, сейчас не видать...
   Она снова вспомнила небо, солнце, зелёные деревья под крыльями...
   "Я... Хочу! Взлететь!!"
   И скрючила руку до упора, прижимая её к груди, чтобы уж точно...
   Запястье словно кто-то ужалил - сильно-сильно.
   А демон, который нёс её, внезапно повалился и вместе с нею упал - беззвучно, чтобы тут же покатиться вниз, приминая её под собой. Карина закричала от неожиданности и полыхающей боли.
   А крик... перерос в рычание!
   А боль неожиданно стала той, которую иной раз называют благой... И с изумлением, граничащим с паникой, Карина поняла, что, подпрыгивая на лавовых ступенях, она почти не ощущает этого падения, как мучительной пытки.
   А затем и вовсе... Демон вляпался!.. Точней...
   Ошарашенно уцепившись когтями за ступени лавовой лестницы... Что?! Когтями?! И помогая себе крыльями, она только и удержалась на месте.
   Демоны сопровождения бежали следом, ещё не догадавшись, что произошло, потому как отстали.
   Карина подняла рогатую голову и, ощерившись, дохнула на них направленно прогудевшим пламенем. И заморгала обалдевшими глазами... Хм... Тяжеловато - моргать-то быстро, веки - вон какие тяжеленные. Очнувшись от собственных странных движений, снова выдохнула огонь, стараясь, чтобы он был точным! Получилось!
   Пепел разлетелся в стороны, а потом медленно опал в пропасть бездонной лестницы в адские глубины. Открыв пасть, как раньше бы открыло от удивления рот, Карина проводила ошеломлёнными глазами рваные лепестки, когда-то бывшие живыми (если, конечно, были живыми) существами.
   Помотала головой, приходя в себя. Посмотрела с трудом под чудовищные лапы. Э... Демон-то, который её тащил. Ну, это... Всмятку!
   Хватит. Пока там, внизу, не хватились посланных, надо выбираться и помочь Индару! И, взмахивая тяжёлыми, полусложенными, чтобы не задеть ими стен ямищи, крыльями, она полезла из пропасти, решительно собираясь сжигать всех тех, кто бы попробовал встать ей поперёк дороги.
   Лезть пришлось довольно много, поскольку крыльев не распахнуть во всю ширь. Это ранее, когда её саму тащил демон, круговая лестница казалась громадной. Но не теперь, когда она сама похожа на маленький самолёт. И злорадно хихикнула: если не на вертолёт - со сложенными-то и чуть приподнятыми крыльями!..
   И, пока лезла наверх, вспомнила всё, что было предпосылками к её поразительной метаморфозе.
   Оркена сказала: пифия предсказала рождение сильнейшего мага.
   В этом мире сильнейший маг - небесный!
   Тогда она, Карина, умерла, обратив драконий огонь на себя.
   Хотя могла обратить его на тех, кто ей досаждал.
   Индар с Оркеной бережно старались вырастить в ней настоящего мага, чтобы не причинить ей, Карине, боли от вынужденного оборотничества. Собирались объяснить ей всё, когда она будет знать, как управляться с собственными силами.
   Им не повезло. Неочищенная магия именно в это время решила, что ей слишком мало место в преисподней.
   Или это совпало не просто так?
   И последнее: демоны спровоцировали её! Они специально обошли Индара и специально сделали так, чтобы мальчишка оборотней свалился со ступеней! Потому что видели: только Карина оставалась рядом с детьми! А от подосланного демона они уже знали, как она печётся о детях! Знали, что она помчится к упавшему! Они похищали не ребёнка, а небесную!
   Знала ли Оркена, отдавая ей заколдованный стилет, как воспользуется им Карина?
   Она выползла из ямины обрушенного в замковом холле пола и огляделась.
   В холле дым и огонь - столбом!
   Индар продолжал сжигать демонов, прущих из "тёмного" коридора, а люди, засевшие вокруг бассейна с чистой магией, отбивались от демонов, которые остались на поверхности холла после удачной вылазки с похищением Карины. И что-то показалось Карине, что защитников у бассейна осталось маловато. Испуганная (первыми погибают беспомощные! А здесь самые беспомощные - дети!), Карина злобно рыкнула и выпустила первую струю огня, пытаясь лентой пламени буквально обвить лестницу у подножия бассейна. Первые попытки совладать с выпуском огня получились неплохими: огонь сделал именно то, на что она рассчитывала: демоны скорчились в пламени, который был не слишком сильным, как у того же Индара, например. Но небесному хорошо! Он выпускал поток огня в противоположную сторону от людей! Ему не надо было заботиться о том, что его пламя может задеть людей!
   Очистив зону вокруг бассейна от небольшого количества демонов, она посчитала, что можно уходить на подмогу Индару: оставшихся демонов, которые находятся слишком близко к людям, люди же и уничтожат! А из дыры в полу вряд ли кто-то полезет. Там думали, что легко поймать человека, пока он не в форме дракона, но сейчас...
   Индар даже не повернул голову, когда она очутилась рядом с ним.
   Два огненных потока сожгли остатки демонической армии.
   Выждав, не появится ли кто из "тёмного" коридора, но получив лишь зрелище плывущих над полом дымных облаков, драконы переглянулись. И одновременно задрали морды к потолку.
   На подгибающихся ногах к ним спустилась Оркена, ведомая двумя девушками. Следом за ними - мужчины. Оглянувшись на дыру в полу, старая ведьма велела мужчинам:
   - Откройте двери замка!
   А когда её распоряжение было выполнено, она кивнула драконам:
   - Летите! Здесь мы уже сами!
   Неуклюже передвигаясь в необычной форме, помогая себе крыльями, Карина первой вышла в тихий вечер. Магическая буря стихла. Медленно, громадной ящерицей протопал мимо небесный. Будто кивнул, не оглядываясь, - и распахнул крылья. Немного посомневавшись: сумею ли повторить его взлёт? - Карина неуверенно расправила крылья и лапами оттолкнулась от земли.
  Обновление

  
   Глава двадцать четвёртая
   (вместо эпилога)
  
   Чтобы заткнуть дырищу в полу старого замка, пришлось снять магические нити с бассейна, которыми пользовались маги королевства, когда присоединялись к чистой магии. И теперь очищенная магия свободно разливалась во все стороны. Впрочем, не совсем свободно: парой заклинаний её перенаправили небольшим оттоком к пропасти в адские глубины. И вся кучка людей, уставших, грязных, вымазанных в саже, забыв обо всём на свете, зачарованно наблюдала, как бездонная яма изнутри постепенно поднимается, словно дно ехало наверх, одновременно закрывая пропасть.
   Старуха Оркена, сообразив, что друг на друга никто не смотрит, подняла глаза, чтобы исподлобья взглянуть на принцессу Лилеру. Почувствовав упорный взгляд, Лилера сама осторожно взглянула на старую ведьму.
   "Ты ещё хочешь убить меня, чтобы стать владелицей этого места?" Оркена намеренно не стала говорить - старого замка.
   "Нужно оно мне!" - самолюбиво поджала губы принцесса и, вздрогнув, резко опустила глаза, но не для того, чтобы взглянуть на пропасть, а чтобы увидеть собственную руку, которой коснулась тёплая и даже разгорячённая после боя ладонь барона Мазуина. И девушка засияла: как бы ни старался барон выглядеть суровым и суховатым, она, наделённая магическим даром, сразу разглядела его стремление всегда быть рядом с ней... Принцесса, чьи щёки мягко зарумянились, снова подняла голову - посмотреть на старую ведьму с вызовом. Но та отвернулась и рассеянно смотрела на входные замковые двери, открытые и впускающие в пропитанный дымом и чадом замок чистый воздух.
   И Лилера успокоилась, не заметив блуждающей по губам Оркены улыбки. Та и впрямь, как предположила Карина, обладала небольшим даром провидчества. И, как несколько часов назад предвидела, что может произойти с пришелицей-возвращенкой из иного мира, чьи силы просто кричали о таланте небесной, так и сейчас она знала, что произойдёт, когда принцесса Лилера и её окружение вернётся в королевский замок. Барон Мазуин достаточно независим, чтобы подойти к королю и попросить у него руки младшей дочери. А принцесса Лилера достаточно умна, чтобы понимать, какой это великолепный шанс для той, кто считается в королевстве чуть ли не лишним ртом. Барон не граф, не герцог, так что можно рассчитывать на замужество в приличную семью, да ещё с весомым довеском - взаимной влюблённостью...
   ... Барон Мазуин шевельнулся. Личные дела очень важны, но сейчас... Он пересчитал по головам всех тех, кто был в его подчинении, - и выдохнул. Живы все. Ланти и Голлагэр ранены, один из пажей оступился и пролетел пару ступеней, пока его не поймал Отсоа, оборотень. Поэтому мальчишка слегка прихрамывает, но жив. Им всем повезло, что настоящей битвы с демонами не было. Те атаковали слишком вяло, после того как их похититель унёс иномирянку. В их задачу входило лишь отвлекать от похищения, чтобы за иномирянкой не последовал небесный. И новость, что иномирная женщина Карина оказалась второй небесной...
   Над этой новостью надо хорошенько поразмыслить. Во-первых, она важна в личном плане самому барону: он первым скажет королю, что в их королевстве с сегодняшнего дня два небесных. Быть первовестником - надеяться на более мягкое отношение к себе. То есть в данном случае у барона появилась возможность просить руки принцессы и надеяться на благополучный ответ. Во-вторых, в карьерном смысле первовестник может иметь право на повышение своего места во дворце. И не только потому, что становится в родственном смысле ближе к королю, но и потому, что два небесных для королевства - это такая мощь! И не только магическая, но и политическая! Человек, первым возвестивший о преуспевании государства, в глазах короля человек не последний среди подданных.
   А потом все молча смотрели на разрушенный пол, хотя следа от пропасти уже и не осталось. Валялись целые и сломанные плиты вперемешку с песком и грязью. Почти ровная поверхность. И почему-то нисколько не было страшно при взгляде на них. Мирно и спокойно выглядело это место, неудивительно, что маленький Лукас выкрутил ладошку из руки своей юной тёти, а потом, осторожно поглядывая на всех, подошёл к бывшей яме и потопал ногами - к мгновенному испугу Ниссы. И осмотрел взрослых.
   - Ямы нет, - негромко удивился он.
   - Иди сюда... - зашипела юная ведьма, не ожидавшая такой смелости и дерзости от малолетнего племянника.
   Но если бы кто из взрослых и захотел бы попенять на дерзость мальчонки, то не успел. В тишине, в которой не выл магический ветер, а обычный лишь медленно и даже лениво гонял опавшие листья, послышались деловитые шаги. Никто не тронулся с места, только головы повернули.
   Тень, несколько странная, вскоре была разгадана: порог замка переступил небесный с живой ношей на руках, которая бессильно привалилась головой к его плечу. Встревоженная Оркена бросилась к нему.
   - Что случилось?!
   - Просил её остановиться, - насмешливо сказал Индар, - но полёт слишком вдохновил её и заставил забыть, что её руки-крылья не подготовлены для долгого времяпрепровождения в небесах. Спит. Положу её в "каминной", а как проснётся, надо будет напоить её твоими отварами или настоями, иначе руки долго будут болеть.
   Выдохнули все, глядя вслед небесному, уходящему в знакомый коридор. И оживились, сообразив, что на улице вечер, а значит, пора бы подумать о возвращении домой. Барон Мазуин уверенно сжал ладонь принцессы Лилеры и скомандовал:
   - Кланкей, возьми всех, кто не ранен, и выведи наших лошадей. До темноты нам надо добраться до дворца!
   Лошадей с первых дней оставили в дальнем конце коридора с "каминной". Так что, вместо Кланкея, за собой подчинённых барона повела старуха Оркена. А Мазуин учтиво и коротко поклонился принцессе - всё так же держа её за руку, и предложил выйти.
   Пока они неторопливо выходили, Нисса тоже огляделась. Она знала, что стала ученицей старой ведьмы, а это значит... Обратившись к Отсоа и Лиадейн, она спросила:
   - Вы собираетесь вернуться в свой дом?
   - Не знаем, - ответила более общительная женщина-оборотень. - Когда мы сюда пришли, дома у нас ещё не было. А тут эта буря... Теперь, честно говоря, мы даже не знаем, что делать дальше.
   - Нисса! - закричала Ита, выскочившая было на крыльцо замка, а потом прибежавшая назад. - Нисса! Посмотри!
   Взрослые поспешили на крыльцо и остановились, оторопевшие, как и барон с принцессой. Повсюду, куда ни кинешь взгляд, страшный бурелом. Не осталось ни одного уцелевшего дерева. Нисса мельком глянула на Барона Мазуина, не сердится ли он, что окружение принцессы словно бы вышли провожать лица в государстве довольно незначительные, да ещё с детьми? Но на лице мужчины отражалась лишь тревога. И спустя секунды юная ведьма поняла барона Мазуина: только что он радовался, что вернётся в привычную жизнь, но теперь он сомневался, что по такому безобразному древесному лому все они успеют преодолеть замковый лес до позднего вечера. А ведь по темноте идти по лесу, поваленному магической бурей, - не только медлить со временем, но и лошадям ноги переломать. Лишь на горизонте виднелись тёмные очертания - остатки леса, границы замковых владений, дальше которых магическую бурю не пустили ведьминские заклятия.
   - Что делать... - прошептал барон и тут же осёкся: не пристало показывать слабость при всех, как и растерянность, особенно если рядом Лилера.
   Но за спиной раздался спокойный голос небесного:
   - Я расчищу вам дорогу - ту самую, по которой приехала сюда принцесса Лилера.
   - Благодарствую... - начал было барон Мазуин..
   И тут же замолчал, заворожённо следя, как небесный уверенно спускается по лестнице, а всего в нескольких шагах перед ним начинают разлетаться с его пути листья, ветки и переломанные стволы деревьев. Будто сильный поток воздуха заставлял подниматься перед Индаром и бросаться в стороны всё, что помешало бы пешеходам и всадникам преодолеть необходимую им дорогу. Вот небесный сошёл с последней ступени и встал, глядя вдаль, постепенно поднимая голову, словно всматриваясь в самую дальнюю даль. А невидимый расчищающий вихрь продолжал работу, убирая с пути древесные обломки и сор, то и дело пропадающие во взлетающем тумане из трухи и пыли, оставляя лишь натоптанное и наезженное. Нисса, наблюдавшая за магическими проявлениями сильнейшего заклинания Индара, только вздыхала: ей такое ещё долго будет не по силам!
   ... На крыльце появились лошади, ведомые мужчинами. Все восемь животных выглядели страшно отощалыми: за ними следила старуха Оркена, а когда её сменил демон, он не посчитал нужным заботиться о лошадях. Одна прихрамывала, и барон Мазуин с сомнением посмотрел на неё. Несмотря на расчищенный путь, сумеет ли оголодавшая лошадь, да ещё с повреждённой ногой пройти весь путь за пределы замкового леса?
   Внезапно перед глазами барона возник Отсоа. Мужчина-оборотень почтительно обратился к нему:
   - Не разрешите ли оставить это животное в замке?
   - Зачем?
   Глядя на оборотня, барон даже не сумел скрыть потрясения. Судя по всему, он решил, что семейство оборотней собирается использовать животное в пищу. Нет, лошадь и впрямь уже не годна для службы, но... Индар легко спрятал улыбку и успокоил барона:
   - Оркена и её новая ученица сумеют вылечить лошадь. Она не будет скаковой, но для хозяйственных нужд старого замка пригодится.
   - Если только для этого! - с видимым облегчением выдохнул барон Мазуин. - Да, можете оставить её себе.
   - Но как же я? - заволновалась принцесса Лилера. - Это лошадь моего пажа!
   - Ваше высочество, - твёрдо сказал барон, - поедет на моей лошади. Со мной.
   Девушка обернулась к барону и попыталась скрыть смущённую улыбку.
   Лошадей свели по ступеням, на ходу стараясь хоть немного накормить всем тем, что отдала старуха Оркена. Та, спешившая следом, строго заметила:
   - Под воздействием магии они вас донесут до дома, но там за ними должен был очень тщательный уход. Запомните это, барон Мазуин!
   Барон, не оборачиваясь, кивнул и подсадил на своего коня принцессу Лилеру, после чего молодцевато вскочил в седло сам. Мужчины и пажи последовали его примеру, и вскоре небольшая кавалькада понеслась от старого замка.
   Всё так же глядя им вслед, старая ведьма предупредила:
   - Отсоа, Лиадейн! Если вы остаётесь, вам придётся принять участие в восстановлении замка.
   - Но у нас будет жильё? - уточнил мужчина-оборотень.
   - Да, вы выберете себе помещение в том крыле замка, которое я вам покажу.
   Лиадейн радостно вздохнула и сжала на груди руки, а Отсоа заспешил увести оставленную бароном Мазуином лошадь в то же помещение, где все животные находились до сих пор, и там накормить её и обиходить. Подростки же оборотни переглянулись, и Нисса, улыбаясь, была готова спорить, что мальчикам не терпится теперь, когда стало безопасно, обследовать не только старый замок, но и его окрестности. Судя по всему, провизией теперь все обитатели замка будут всегда обеспечены.
   - А теперь пойдёмте, - на ходу продолжила старая ведьма, - покажу, где сегодня спать будете.
   - А разве мы не останемся не в "каминной"? - удивилась Лиадейн.
   - Она занята, - покачала головой Оркена.
   Индар понял, что нужно вмешаться.
   - Оркена, - мягко позвал он. - Занята "каминная" только Кариной, а она, выспавшись, наверняка захочет, чтобы вокруг были знакомые лица. Так что пусть эту ночь все проведут, как обычно, на старом месте. А завтра, с утра, осмотрим все помещения и приглядим себе те, что удобней для проживания.
   - Вы тоже остаётесь? - сама изумилась Оркена.
   - Нет, только на время, пока руки Карины перестанут болеть.
   Когда они все вошли в холл, старуха Оркена оказалась позади всех, так что Нисса, воспользовавшись ситуацией, тихонько спросила её:
   - А разве Индар с Кариной куда-то уйдут?
   - Остров для обучения небесных находится далеко отсюда, - мечтательно улыбаясь, отозвалась старая ведьма. - Там он научит Карину всем премудростям драконьего полёта, а потом они вернутся сюда, чтобы я научила её премудростям магии.
   Нисса совсем забыла, что у неё на руках спящая от усталости и потрясения Ита. Поэтому, когда вернувшийся из импровизированной конюшни Отсоа забрал у неё племянницу, чтобы донести её до "каминной", она с неожиданным удовольствием почувствовала, как ей полегчало. И руки опустила, ощущая, что они набрякли усталостью.
   Оглянулась Лиадейн, улыбнулась юной ведьме, и Нисса вдруг успокоилась за своё будущее, как и за будущее племянников. Пока она учится, будет кому проследить за детьми, ведь Лиадейн никогда не отказывалась от заботы о детях.
  
   ... Карина открыла глаза. Тело болело так, словно Индар и не давал ей снадобья из запасов старой Оркены. Особенно ужасающе болели плечи и руки. И зачем она не послушала небесного?! Он же предупреждал!
   Но неожиданный полёт был настолько заманчивым!
   Индар летел и рядом, и чуть в стороне, и Карина, набрав высоту, чего только ни испробовала: она, словно купаясь, мягко переворачивалась, ловя потоки, на которые можно положиться, и это оказалось так волшебно! Будто она плавает в бескрайнем море, только вместо рук - крылья, которые захватывать воздушные струи - это восторг до слёз! И так не хотелось возвращаться на... низменную землю.
   А когда Индар всё же велел спуститься выяснилось, что ноги подламываются, а походка, как у стопроцентной пьяницы! Когда тот идёт вроде как прямо, а на деле его шатает так, что остаётся лишь удивляться: как это он ещё на ногах умудряется оставаться?
   Но полёт!.. Карина счастливо вздохнула, вспоминая потрясающие впечатления, - и чуть не заплакала, внезапно подумав: "А ведь я могла остаться в своём мире - и никогда! Никогда не узнать, что это такое - летать в небе!" Забывшись, она попыталась было подняться с матраса, но тело буквально взвыло от боли, и Карина немедленно легла.
   Вовремя. Дверь в "каминную" открылась, и начали входить все те, кого она так рада была видеть! Нисса не уследила, и к Карине бросился Лукас - рассказать, как небесный расчищал дорогу, так что Карина замахала руками на юную ведьму, которая явно хотела оттащить от неё племянника. Как же нравилось Карине теперь слушать обо всём, что связано с небесными! Ведь теперь она примерялась к этой жизни всегда с одним и тем же мерилом: "Скоро и я сумею это сделать!"
   Оглянувшись на застывшего в дверях Индара, к Карине нерешительно подошла Лиадейн и порывисто схватила её за руку.
   - Нам разрешили здесь немного пожить, пока мы не найдём в замке комнаты получше, прошептала она, и Нисса закивала, радостно улыбаясь. - А пока мы подготовимся к ночи. Это чудо, Карина... Неужели с завтрашнего дня (ой, с сегодняшнего!) нам не надо будет бояться ни демонов, ни магической бури?! Это прекрасно, правда, Карина?
   Карине вдруг показалось, что Лиадейн очень нравится называть её по имени, но... почему? Зато Нисса, сидящая перед матрасом на корточках, неожиданно провела по её голове ладонью и покачала головой:
   - Ты знаешь, Карина, что у тебя тёмно-малиновые волосы? И глаза стали прекрасного зелёного цвета?
   - Ну, надеюсь, меня из-за цвета глаз не обзовут здесь Зелёнкой - вместо Карины-то, - пробормотала она, и обе подруги втихаря захихикали, а Карина скосилась на входную дверь в "каминную" и спросила: - О чём так оживлённо разговаривают Оркена с Отсоа?
   - Отсоа построил не один дом, прежде чем мы ушли со своего старого места, - с гордостью сказала Лиадейн. - Ведьма хочет, чтобы он отремонтировал замок. Не в одиночку, конечно. Придётся собрать строителей из города и привезти сюда. Но для замка с очищенной магией это легко - найти тех, кто будет здесь работать. Оркена говорит, что Отсоа будет руководить ремонтными работами. А сейчас они разговаривают о том, с чего начать восстановление замка.
   - Лиа, пойдём, - потянула женщину-оборотня за руку Нисса, а заодно хватая за шкирку Лукаса, который хотел спрятаться за матрасом Карины. - Мне кажется, Индар ждёт, когда можно будет подойти к Карине.
   Смущённая Карина попыталась придумать предлог, чтобы они остались рядом, но сообразила, что у девушки и женщины-оборотня и без неё забот сейчас много.
   Небесный быстро подошёл к Карине и сочувственно спросил:
   - Руки болят до сих пор?
   - Болят, - вздохнула она, в противовес словам улыбаясь - глядя на него. - Индар, мне бы снова чего-нибудь выпить обезболивающего.
   - Нельзя, моя небесная, - насмешливо сказал тот. - Нельзя привыкать к лечебным настоям. Привыкнешь - потом однажды их не будет, и что будешь делать? Учись соразмерять силы в полёте.
   - Я научусь! - жарко пообещала она. - Я уже научилась! Этого урока мне никогда не забыть, Индар! Но сейчас - пожалуйста! Мне так плохо...
   Она с надеждой смотрела на него, и он хмыкнул, а потом обхватил её плечи жаркими ладонями - дракон же! И тогда, глядя ему в глаза, слишком светлые из-за полумаски, Карина кое-что вспомнила и обеспокоенно спросила:
   - Индар, а у меня? У меня есть полумаска на глазах? Моя сумка валяется где-то вдалеке, в ней есть зеркальце, но...
   - Есть, моя небесная, - улыбнулся Индар. - Только не такая тёмная, как у меня.
   От его улыбки она застеснялась. Ведь он наверняка в душе посмеивается над её чисто женским желанием - посмотреться в зеркальце. А как тут не взглянуть: и волосы другие, и глаза, а ещё - полумаска!.. Но вскоре она забыла о своём желании посмотреть на своё отражение. Ладони на её плечах прожигали ткань камзола и утихомиривали боль натруженных в полёте рук. И незаметно она заснула...
   Индар мягко поднялся с корточек и вышел из "каминной". Одновременно с теплом он передал своей небесной беззвучное заклинание сна, в котором она расслабится и побыстрей вернётся к обычной жизни. И к необычным пока для неё полётам. А ему надо осмотреть старый замок Оркены, пройтись по всей его усадьбе, по всем его помещениям вместе со взрослым оборотнем и проверить, сохранились ли главные линии магических узоров, всегда оплетавших замковые стены и оберегавших его не только от демонов, но и от проникновения на территорию замка и его окрестностей непрошеных, а порой и враждебно настроенных гостей.
   Работы хватало для всех временных и постоянных обитателей старого замка.
  
   ... На старом капище, среди древесных обломков и под сенью упавших из-за магической бури ветвей, тяжко трудилась маленькая, с ладонь фигурка, похожая на вылепленную из глины женщину. Ей приходилось разбирать страшные завалы, но это странное существо не боялось вынужденного труда, с удовольствием таская довольно тяжёлые обломки дерева или выдирая ветви, застрявшие под стволами. Посматривая на низкое солнце, которое пока ещё виднелось за устоявшими деревьями, существо довольно ухмылялось.
   Оркена не знала, что ей помогли. Старая ведьма думала, что хватит стилета - пустить кровь потенциальной небесной, чтобы до времени та стала драконом. Нет! Чтобы женщина прошла инициацию небесной, необходимо было вмешательство старых богов! И, когда пришелица из иного мира, вернувшаяся в другой ипостаси в свой мир, согнула руку, она не только пролила кровь из-за стилета. Она поневоле ткнула кончиком клинка в старинную вязь языческих богов - в те две буквы, которые и помогли ей стать драконом!
   Вытащив новую ветку, фигурка не стала торопиться выбрасывать её сразу, погрузившись в воспоминания...
   И насмешка не сходила с её губ. Не надо сбрасывать со счетов старых богов! Пусть они стали почти невидимыми, пусть их голос перестал быть решающим, потому что в мире почти пропала необходимая им магия... Пусть. Главное, что теперь бассейн, захваченный было неразумными магами королевства, снова стал переполненным - с появлением второго небесного! Источник заработал в два раза сильней. Об этом - об особенности появления второго небесного королевские маги и ведьмы не знали. И, пока два небесных будут существовать на земле, а очищенная магия свободно, без ограничений разливаться повсюду, демоны никогда не посмеют вернуться на поверхность земли.
  
  
   Конец истории.

Оценка: 8.64*36  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"