Джо, Тива 47: другие произведения.

"...Пропал Без Вести, Вероятно, Погиб..." часть вторая(2-1)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 3.68*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Половина второй части. Текст вычитан но...в нем масса мелких нестыковок и вообще в окончательном варианте усе будет немного не так.


ЧАСТЬ II. "РАБОТА ЕСТЬ РАБОТА..."

  

ЭХО

  
   "КУДА ПРОПАЛ КАНЧИЛЬ? ОН БЫЛ ЕЩЁ ВЧЕРА...
   ...А ещё внезапно канул в неизвестность некий делец наркобизнеса, известный "коллегам" под "партийным псевдонимом" Канчиль, по местным масштабам -- личность довольно заметная. Последние данные о Канчиле датируются вечером 14.12., когда он оставил свою машину на платной стоянке и... исчез. В настоящее время местонахождение его остаётся тайной, как для органов внутренних дел, так и для родственников. Возможно, делец, которого родные и близкие, естественно, знают как добропорядочного законопослушного гражданина, просто решил "взять предновогодний отпуск"? Тем паче, что в наших условиях для этого совсем необязательно ехать на Гавайи: коралловых рифов, готовых принять туристов с толстым кошельком, вокруг -- навалом."
   "Анненский вестник", 18.12.2010.

***

   ...Сенсация кормит журналиста. Сенсация -- не хлеб, хлеб -- рутина; сенсация -- это то, что на хлеб намазывают: масло, варенье, чёрная икра -- в зависимости от сенсации.
   Рудольф Попельчук, ведущий рубрики "Криминальная хроника" в "Анненском вестнике", со своей деятельности имел преимущественно хлеб с маслом, иногда -- с повидлом, не больше. Ибо сенсации "a la чёрная икра" в Анненске -- явление столь же частое, как розовый нефрит или раковина-"левша".
   Впрочем, уже то, что в таком захолустье, как Анненск, Рудольф раскопал, а точнее -- сделал, несколько средней руки сенсаций, было несомненным плюсом в его пользу.
   Местные копы к "Криминальной хронике" господина Попельчука (в шутку именуемой "Малина", о чём Рудольф знал) относились вполне лояльно. Конечно, факты перевирались -- чего ещё ждать от журналюги! -- но, по крайней мере, не высасывались из пальца, как в рубриках "Светская жизнь" (или "Клубничка"), "Астрология" и "Нетрадиционная медицина" (обе проходили по разряду "Клюква"). Факт, полученный из "информированного источника" -- таки факт, пусть и обработанный на потребу обывателю.
   А вот "источник" у Рудольфа был и впрямь информированный: его соседом по дому и другом семьи -- на уровне родственника -- был зам начальника Анненского ГУВДа. Вечерами он частенько захаживал к старым друзьям (дружба семьями длилась долгие годы, на протяжении нескольких поколений), играл с Рудькой (или -- Родькой, как Пётр Васильевич звал Рудольфа) в шахматы, усиживал с ним пару чайников и подбрасывал время от времени интересные факты. Конечно, Рудольф имел знакомых и среди подчинённых Петра Васильевича, и иные источники информации у него были; но всё-таки "цельную картинку" он, как правило, получал на своей кухне, под чаёк да шахматишки.

***

   -- Дядь Петь, как там наш любимый мафиози поживает? С кем водку пьянствует?
   -- Это ты про Стёпку-Барыгу? -- Пётр Васильевич приподнял за угол сегодняшний "Вестник" с "Малиной". -- Про Канчиля? Эт ты, Родь, брось. Канчиля нет в живых, могу те правую руку дать на отсечение. Что-то назревает...
   -- На данный момент, дядь Петь, у Вас на доске мат назревает. Шах!
   -- Ухожу, ухожу...
   -- Так что Вы имели в виду насчёт гражданина Барышникова? Ах, чёрт, а так хотелось репортажик тиснуть на предмет "Как отдыхают дельцы наркобизнеса, смывшись от любовниц и законных жён"!..
   -- Хватит ржать, остолоп! Дело больно серьёзное...
   -- Куда уж серьёзнее... Коня ставлю. "Вилка".
   -- Тьфу на тебя! А мы его -- вот так. И -- ни коня, ни "вилки". А дело и впрямь серьёзное. Мы его "пасли", то есть не мы, мы-то одну эту ниточку держали, а по ней должны были весь клубок распутать... Слушай, зачем я тебе это излагаю, а? Ты в своём "Ягоднике" растрезвонишь...
   -- Обижаете, начальник. Когда это я трезвонил, не имея левой крыши? А? Вот Вам за это! Шах!
   -- Агрессивный ты! С ума спрыгнуть... Но что верно, то верно... И на фига тебе, с твоими "левыми крышами" ещё и я, грешный? Уйду.
   -- Для полноты картины, дядь Петь.
   -- И что я смотрю, брать эту ладью надо... А, нет, нельзя, так шах будет... Так вот тебе "для полноты картины": Ваш любимый мафиози во вторник вечером оставил тачку на платной стоянке и смылся вместе с шофёром...
   -- Ну, это и я знаю...
   -- Молчи и слушай, что старшие говорят. Смылся, значит. Знаем, что ему "товар" поручен. Партия... хорошо сидишь?! -- от полутонны и выше...
   -- Ну ни фига себе!
   -- Вот и я про то же. Сотовый его слушали. Засекаем сигнал раз -- обозначил место и время, как мы поняли. Засекаем сигнал номер два -- встретил. И -- всё. Молчание...
   В кухне явственно запахло сенсацией.
   -- Пётр Васильевич, ну не мог же он с такой партией смыться! Он в этом случае -- покойник!
   -- Говорю тебе: покойник и есть. Дашь ничью -- доскажу.
   -- Пётр Васильевич, это -- форменный рэкет!
   -- Ага. У подопечных учимся. Или -- доите Ваших сексотов.
   -- Согласен. Ничья. Вечный шах. Пат! Сдаюсь!..
   -- То-то мне. К утру формируем поисковые группы, дело-то нешуточное, а тут вдруг в той стороне, откуда он по сотовому трепался, -- взрыв! Что за нафиг?..
   -- Это где было?
   -- Семьдесят с гаком километров на юго-восток от города, в джунглях.
   -- Хм. Проспал, остолоп... Как раз с моего балкона можно было что-то разглядеть, если встать пораньше...
   -- "Встань пораньше, встань пораньше, встань пораньше!.."
   -- Да, жаль, что я -- "сова"...
   -- Стервятник ты, Родь, прости великодушно...
   -- А вспышка была?
   -- Ещё бы.
   -- И что это было? Расставляйте по новой... За такую информацию я Вам после шести ходов сам сдамся...
   -- После двенадцати, а то неинтересно. Так вот, Родь, прибываем на место и видим аккуратное выгоревшее пятно. Вакуумная бомба. Вояки постарались.
   -- Та-ак. А что они сказали по этому поводу? Или вы и не спрашивали? -- Ни в жисть не поверю!
   -- Спросили, а как же... Они отвечают: учения, мол, были. Лазерная система наведения, мол, ёкнулась, вот и уронили бомбочку мимо полигона, с кем не бывает! Вас не задело? Нет? В джунгли свалилось? Так о чём сыр-бор?! А вот как так может быть, что совершенно случайно потерянная бомбочка в полторы тонны ну совершенно случайно накрыла Канчиля с "товаром"...
   -- А может, без "товара"? Канчиля накрыла, а "товар" ушёл? Кто-то вас опередил...
   -- Опередил, опередил, как пить дать... В общем, копай, Родь, только меня не подставь ненароком. Ходи, дорогой, ходи...
   -- Мне, дядь Петь, чего надо? Мне цельную картинку надо. Она есть? -- Есть. Всё. Уж я найду на кого сослаться... Вперёд...

***

   "РАСКАТИЛОСЬ И ГРОХНУЛО...
   "Кто рано встаёт, тому Бог даёт", -- любила повторять моя бабушка. И была права. Недавно я в этом убедился.
   15-го декабря что-то подняло меня с постели ещё затемно. Я вышел на балкон и устремил свой взор в сторону зелёного моря джунглей. И вот тут... Вспышка! Отдалённое зарево... Гроза? -- Нет, небо чистое... Вулкан? -- Да нет в той стороне вулканов..!
   Вечером того же дня ко мне с вытаращенными глазами завалился мой давний приятель-орнитолог, наблюдавший за птицами в джунглях:
   -- Ой, что было!..
   Оказывается, вспышку заметил не только я. Но для него это была не просто вспышка, а ещё и нечто типа землетрясения. Просто, в отличие от меня, стоявшего на балконе, товарищ заглубился в джунгли километров так на 50 от городской черты. А вот направление совпадало. Но землетрясение почувствовали бы и в городе... Так что же это было?!
   Заинтересовавшись, я позвонил в сейсмологическую службу и получил ответ: эпицентр интересующих меня событий находился в 72 км от города в юго-восточном направлении. Сила толчка в эпицентре достигала 10 (!) баллов по шкале Рихтера. А у нас -- тихо...
   Зная, что профессиональным сейсмологам, как и синоптикам, верить можно с оговорками, я решил подстраховаться и перешёл дорогу. Через дорогу от редакции находится Станция Юных Сейсмологов. Ответ детишек потряс меня до глубины души: он почти полностью совпал с "официальной версией"; отличался лишь километраж, -- ну не смогли дети определить расстояние с высокой точностью! -- их версия укладывалась в промежуток от 70 до 75 км.
   "Может им взрослые подсказали?" -- подумал я, "кликая батоны" компа, и связался с ещё одним моим приятелем, тоже сейсмологом-любителем, только взрослым. Результат превзошёл все ожидания: полное совпадение! "Так что это было?!" -- простонал я. -- "Ведь не землетрясение же!". "Взрыв, парень," -- отозвался приятель. -- "Какой природы -- не спрашивай, -- не знаю. Может инопланетяне неудачно сели, может -- метеорит удачно упал... Но тонн 5 будет."
   "Хм, инопланетяне-метеориты -- это не по моей части," -- подумал я, -- "а вот взрывы -- очень даже по моей. Особенно если учесть, что последние недели 2 местные ВВС проявляют прямо-таки фантастическую активность."
   И я снова "закликал батонами", связываясь с пресс-центром местного военного округа, горя желанием задать коллегам животрепещущий вопрос: "Товарищи военные, а вы никакую бомбу не теряли?"
   Знаете, что мне ответили из пресс-центра, уважаемые читатели? Теряли. Сломалась, понимаешь, лазерная система наведения, и рухнул боеприпас куда-то в джунгли. Скажите "спасибо", что не вам на голову. Извините за компанию. Никто не погиб, спите спокойно. Виновные всё равно наказаны, а кто ещё не наказан, того накажут, не переживайте.
   Уважаемые земляки! Отправляясь в лес наблюдать за птицами и пить кока-колу, не забудьте известить местных военных о ваших благих намерениях: следующая их ошибка может стоить вам жизни!
   Репортаж с места событий -- в ближайшем выпуске "Криминальной хроники"."
   "Анненский вестник", 25.12.2010.
  
  
  
  
  
  

1. РЯДОВОЙ ВЕРЕСОВ. БЕСЕДЫ С СОРАТНИКАМИ

БЕСЕДА N1. ПЕТЕРС, ФОМЕНКО. ПОЛУЧЕНИЕ ТАБЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ И СНАРЯЖЕНИЯ

   Через пару дней после неофициального окончания Серёжкой учебки (официально курсант Вересов был переведён на экстернат в т.н. "свободном режиме") Кэп с Фомой устроили милитаристское действо под звучным названием "получение табельного оружия и снаряжения". Шоу началось с вечера, когда Гришка (как завхоз) поднял этот вопрос "в массах". Озвучено это было так:
   -- Латыш, ты своего гаврика экипировать собираешься?
   ...Обстановку в модуле можно было назвать стандартной: Вовка то ли лежал, то ли сидел в кресле с кружкой кофе и учебником юроспруденции; Ян, забросив самоучитель немецкого языка (на фига Стрелку понадобилось учить "дойч", народ не знал), присоединился к Рэму и Мешку, и теперь вся троица резалась в преф; Серёга валялся на втором ярусе в "сурово" надвинутом на брови чёрном берете и изучал потолок, Крис сидел рядом на закрытой третьей части "Волкодава", глубокомысленно шевеля усами... Всё -- как всегда. Ответом Грицу было молчание.
   -- Аллё! Стрелок!
   -- Гринь, ты чего? -- Латыш изучал карты (в данный момент его куда больше волновал вопрос, заказать ли "Сталинград", "упасть" или свести дело к распасам). -- Ты завхоз или где? Сходите да получите...
   -- Що? Вын -- чей боец? Мий?
   -- Фома, давай завтра, а? -- Ян явно косил под ветошь.
   -- Нет, Петерс, он -- кто? -- это уже Кэп вынырнул из замороченного мира юридических терминов и обратил свой замутнённый ими взор на Латыша.
   -- Боец разведгруппы специального назначения N 314, -- отчеканил Ян, оторвавшись-таки от карт и посмотрев на Вовку ясным, якобы наивным, взором.
   -- Это -- в целом... А в частности? -- Кэп глянул на Латыша так, что голубые глазки последнего утратили всякий намёк на наивность и слегка потупились.
   -- Ну, снайпер-разведчик...
   -- А в чьей он двойке? -- вкрадчиво поинтересовался отец-командир.
   -- Ну, в моей... -- тяжко вздохнув, признал Стрелок.
   -- Ну, и -- какие проблемы?
   -- Да никаких... Вов, может -- завтра? Вечер уже... -- взор Латыша опять наполнился детской чистотой и наивностью (а в голове тем временем щёлкал миникомпьютер, решивший: "падать" надо!). -- Мизер...
   -- Ладно, так и быть, завтра... -- Вовка оценил состояние своего снайпера, к тому же, дело было, впрямь, к ночи. -- Но к обеду я охреневаю...
   -- Кэп, охренеешь однозначно! -- Стрелок взглянул на прикуп и понял, что интуиция его вновь не подвела: несмотря на его две "дыры", при определённом сносе мизер был "чистым". -- Только пусть Фома поможет... У него там -- связи. Народ, у меня -- неловленый...
   -- Блин, -- только и сказал Костыль. Ромка промолчал (он был до поросячьего визга доволен, что не пришлось играть распасы).
   -- Там -- где?
   -- На складах... -- пока Мешок тасовал и сдавал, довольный Ян вписал себе пять в пулю и "помог" Рэму на пять. Хорошо!
   -- Куда ж он денется. Завхоз он или как? -- Вовка потянулся. -- Гринь, я прав?
   -- Командир всегда прав... Эт -- пункт первый; пункт второй: если не прав -- смотри пункт первый... Боеприпасы получать?
   -- Не, нафиг-нафиг! Как чё, так и получим... -- и Кэп вновь уткнулся в книгу.

БЕСЕДА N. ПИНИГИН. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ДИСПУТ

   -- Нет, умеет Старик литературу подбирать!.. -- Мешок захлопнул книгу и снайперски запустил ею в Серёжку. Тот увернулся, и томик с грохотом врезался в стенку модуля.
   -- Аккуратней ты... мне её ещё сдавать... -- Серёга поднял книгу с пола и сдул с неё пыль. -- Бросается тут...
   -- И чё это было? -- меланхолично поинтересовался Рэм, тасуя карты. -- Очередной боевичок? Читать хоть можно?
   -- Ну... Не можно, а нужно! -- Костыль потянулся. -- Вэ Крапивин, "Выстрел с монитора"...
   -- Дак Крапивин, кажись, детские книжки пишет... -- Ромка с лёгким изумлением глянул на Мешка. -- Или старикан перепрофилировался?
   -- Детские? -- теперь изумился Костик. -- Ну-ну... Это "Взрыв генштаба" -- детская?! Там человек явно устроил пробу пера... Информации мало, спецлитературы не читал, -- вот и техническая часть подкачала... А "Выстрел" -- почти шедевр! -- Мешок мечтательно посмотрел в потолок. -- Хрен до чего докопаешься! Описана классическая многоходовая совместная агентурная акция контрразведки и местной ГРУ...
   -- Да? -- подал голос Кэп, читавший "Выстрел" раньше. -- И где ж там многоходовка? По-моему, жутко антивоенная вещь...
   -- Во-во, -- согласился с Вовкой Серёжка, которому за "Выстрел" стало слегка обидно. -- Какая там, на фиг, акция?
   -- Лохи! -- жизнерадостно ощерился Костик. -- Читать ни фига не умеете!
   -- Вы это о чём, товарищ младший сержант?! -- оскорбился Кэп.
   -- Да я -- не о складывании букв в слова, я о ЧТЕНИИ!
   -- Ну-ка, просвети нас, убогих! -- Вовка поудобнее устроился в кресле. -- Раскрой глаза сирым...
   -- Ща просвещу! -- Мешок слез с койки, поставил посреди модуля стул и уселся на него задом наперёд -- лицом к Кэпу и Серёге, притулившемуся на подлокотнике кресла. -- Слушайте, убогие... Вопрос первый: что имеет место быть в описываемом регионе?
   -- Ты в вопросы-ответы не играй... Излагай внятно. Не понравится мне, любимому, -- за "убогих" в наряд завтра пойдёшь... -- Вовка ехидно улыбнулся.
   -- Хрен поставишь! Так: в регионе имеет место быть гражданская война, правильно? -- Костыль обозрел модуль.
   -- Ну, имеет... -- внезапрно подтвердил Латыш и пояснил изумлённой публике: -- Я "Выстрел" ещё до "Кречета" читал, дома...
   -- Значит, война, -- продолжил Мешок, -- точнее -- мятеж с целью свержения законно избранной власти и насильственного изменения государственного строя. Так?
   -- Ну, вроде, -- озвучил мнение слушателей Сергей. Что-то такое в книжке было.
   -- Правильно. На момент повествования крупные сухопутные силы мятежников разгромлены, крупные надводные корабли уничтожены или сдались. Но! -- Костя воздел к потолку узловатый палец: -- У противника осталась огромная эскадра мониторов с базой в этом... ну как его там... Серёга! Дай первоисточник!
   -- В форте Чёрный Обруч, -- подсказал Серёжка, протягивая Мешку книгу.
   -- Правильно! Спасибо, Серый. У них есть не только база, но и система тылового снабжения, штаб, предводитель -- какой-то жутко талантливый старикан... -- Костыль сунулся в книгу. -- Во, адмирал Контур!
   -- Мешок, хватит пересказывать содержание! К делу пожалуйста... -- Вовка зевнул.
   -- Ладушки. Так, значится... Там не многоходовка описана, а комплекс "матрёшка" -- операция в операции. Слой первый. Королевская разведка узнаёт, что монитор "Не бойся" собирается устроить набеговую операцию на вольный город Ретехальм...
   -- Реттерхальм... -- вежливо уточнил Стрелок.
   -- Какая на фиг разница! В общем, ясно, что для успеха операции экипажу понадобится осведомитель или "язык" из местных. В темпе с помощью местной агентуры проводится операция по внедрению на борт своего человека...
   -- Это кого? -- изумился Серёжка. -- Гальку?!
   -- Ню-ню, Галиена Тукка, двенадцати с полтиной лет от роду, полевого агента местного ГРУ! С ярко выраженным развед-диверсионным уклоном. Там, поди, аналог "Скаута" был...
   -- Мешок, ты бредишь... -- категорично заявил Вовка. -- Какой этот Тукк, на фиг, агент? На фига такой огород городить? Узнали о рейде этого корыта -- стуканули в местный форт, тот разделал бы монитор из шестидюймовок под орех. И всё! Ты завтра в наряд идёшь!..
   -- Да вы дослушайте, лохи трамвайные!
   -- Ну, давай, ври дальше...
   -- Операция проводится чётко. Этот Брукман, который вагоновожатый, и пара местных советников у главы магистрата организуют крушение. На предводителя магистрата Биркенштакка явно было досье, где чёрным по белому написано: "у клиента -- бзик на опасности паранормальных способностей". Реакция предсказуемая... В общем шпиён-диверсант Галька оказывается в нужном месте в нужное время с железобетонной легендой, которую можно проверять с любых концов, -- всё чисто!
   -- Да какой он на фиг шпион-диверсант! -- возмутился Серёжка.
   -- Оч даже неплохой! Смотри и учись: мастерски обезоруживает мореманов в сарае, но с ходу чётко сдаётся нужному человеку... капитану монитора. Далее по сценарию "киси-пуси", легко втирается в доверие, грамотно читает карты, -- причём не глобусы всякие, а нормальные вэмээсовские... Знает, что такое створ, -- географию он учил... Номер проекта монитора и его ТТХ клиент явно знал заранее, то есть -- осадку порожняком, во грузу, заглубление при выстреле... Знал с точностью до сантиметра заглубление свай... Вовка, ну согласись: такую афёру с посадкой броненосца на сваи, не зная всего этого, хрен отчебучишь!
   -- Ну, в принципе... -- с сомнением протянул Кэп.
   -- Вообще, он прав, -- задумчиво изрёк Ян. -- Насчёт "мастерски обезоружил" -- это ты, пожалуй, гонишь, а вот насчёт свай...
   -- Чё гоню! Вы вспомните классический "Смит-Вессон" образца 1880-го года! Его ж, если не умеючи, хрен из руки выбьешь!.. Дальше: за три дня шпион Галька чётко выясняет все подробности операции, загрузку монитора, боекомплект... Вопрос: зачем он остался на эти тридня жить на берегу?
   Народ безмолствовал.
   -- Для связи, лабухи! Либо личной -- через связника, либо -- что вернее -- тайниковой... В общем, когда эта калоша пошла на дело, её уже ждали!
   -- А на фига он тогда с порохом чудил? -- подал голос Вовка.
   -- А вот тут -- самое интересное. Даже идиоту ясно, что если подмочить порох, выйдет недолёт. Именно недолёт, потому что, чтоб выстрела вообще не было, нужна не фляга воды, а пара бочек. Для такого-то заряда... да ещё в картузах. В общем, если вдруг предположить, что клиент и вправду подмачивал порох, думая, что стрелять будут по магистрату, то он -- идиот. И -- изверг, до кучи...
   -- Эт почему?
   -- Магистрат по описанию -- в центре города. Куда попадёт бомба при недолёте, учитывая, что подмочили лишь пару зарядов? Правильно, -- плюхнется в городской черте! Но так как Галька изображён совсем не идиотом, о том, что стрелять будут по форту, он знал заранее! Форт -- цель точечная, причём -- неплохо защищённая. Тут недолёт в двести метров -- уже промах...
   -- Дак, ежли он мог бомбы взглядом тормозить, на фига весь этот обезьянник? -- ехидно поинтересовался Серёжка.
   -- Да, на фига?
   -- Да не мог он ничё взглядом тормозить! Эт вы тормозите! История с трамваем была сфабрикована для главы магистрата! Чтобы он точно турнул кекса из города! Подмачивание пороха -- это творческая инициатива исполнителя, который решил подстраховаться...
   -- Да они ж порох заменили! Почему ж тогда бомба не попала?! -- Серёга аж подпрыгнул.
   -- Он просто-напросто сбил прицел. Пара оборотов ключа, и двести-триста метров промаха -- как с куста. Но местный артеллерист оказался крутым профи, и Галька запаниковал: вдруг заметили и исправили? Вот и начал чудить...
   -- Ну ладно, допустим ты прав... Но, если Галька шпиён, тогда ежу понятно, что после посадки монитора на сваи его в лапшу нарежут: злой умысел налицо... Это что, была миссия камикадзе? -- поинтересовался Вовка. -- Он что, -- смертник?
   -- Нет конечно! Локального офицерского мятежа с немедленным расстрелом клиента явно не планировали, но вот вопрос: как мог паровой катер с форта с абордажной группой явно оказаться около монитора максимум через двадцать минут после выстрела, а? Это же -- не моторка, там только пары поднимать с полчаса надо... Ждали, это корыто, ждали! И в протоку запустили специально! И катер стоял под парами с абордажниками на борту! Так что первая фаза операции прошла чётко: монитор -- на камнях, экипаж -- в плену, город и форт целы. Все кричат "ура!" и в воздух чепчики бросают...
   -- Не на камнях, а на сваях, -- уточнил Латыш. -- Ну ладно, бросают... А вторая фаза?
   -- А вот тут -- интересней. Смотри: кто такой этот Элиот Красс? Он -- не только командир монитора, он -- ещё и бывший штабной офицер мятежников -- раз, личный друг покойного предводителя -- два, известный и популярный человек среди офицеров мятежного флота человек -- три! Если в руки контрразведки и военной разведки попадёт такой типаж, что они с ним делать будут?
   -- В лоскуты нарежут, чтобы военные тайны узнать? -- предположил Ромка.
   -- Щаз! Его вербовать надо! Любыми силами и средствами! А завербовав, отправлять обратно в Чёрный Обруч, как своего человека! Только ради этого вся канитель с посадкой монитора на сваи и захватом и делалась. Любое другое корыто потопили бы, и баста! Вы, книжку читавшие, вспомните, как Галька себя после захвата монитора вёл? Домой бросился? К маме, друзьям, сестрёнке? Щаз! В камеру к пленному!
   -- И он его перевербовал, да? -- со вкусом выдохнул Кэп. -- Здорового взрослого мужика, капитан-командора, да? Двенадцатилетний пацан? Не верю...
   -- Да не он! В форт явно специалисты понаехали... А пацан пошёл, как подсадка, или -- ещё как... Из форта они ж вдвоём ушли.
   -- А третий слой есть? -- спросил Ян.
   -- Обязательно! Во-первых, с чего это на следующий день после геройского поступка товарища Галиена Тукка из столицы прискакал аж целый специальный королевский комиссар, ась? Выправлять кривду? Вы, госслужащие, скажите, ТАК бывает?
   -- Ну там... эта, как её, мадам Валентина, сообщила мгновенно, -- неуверенно протянул Сергей.
   -- Да не в этом дело! Кстати, данная мадам -- явный резидент либо контры, либо ГРУ! В городе нет даже телеграфа, а она -- со столицей базлает... Правильно! Как только первая фаза успешно завершилась, она тут же в родную контору сообщила. По спецсвязи... А комиссар уже на стрёме был: как сообщили, так и сорвался немедля... Вы чё думаете, он примчался разбираться по поводу незаконных решений местного магистрата по судьбе двенадцатилетнего мальчишки? Щас! Вольный город... во, -- Реттерхальм! -- много воли взял! Власть надо было сменить! Правильно, этот Биркенштакк здесь -- царь, бог и ещё хрен знает что... А как его поменять, неугодного, чтобы видимость законности соблюсти? -- Сначала Галька по какому-то антикварному закону выселяет весь город... Все -- в панике, все мечутся, клянут главу города; рейтинг клиента падает до нуля; после чего всех оставляют дома, включая и дядю -- на хрена его выселять, коли и так переизберут? Ну а на выборах своего человечка подсунуть можно...
   -- Лихо, -- согласился Кэп. -- А главное -- логично...
   -- Вот и я о том же, -- Костик потянулся. -- Не знаю, какие он детские книжки писал, а боевики -- оч-чень приличные... Я ещё когда "Взрыв генштаба" читал, думал: мужик -- талант, но специальных знаний не хватает. А тут гляди -- проштудировал, поди, что надо, изучил вопрос, учёл прежние ошибки и написал шедевр... Круче, чем Кленси и не хуже Бушкова...
   -- Серый, ты когда её сдавать собираешься? -- поинтересовался Рэм.
   -- Ну, завтра...
   -- Задержи на пару-тройку дней, лады?
   -- Задержу.
   -- Мешок, ты чем после дембеля заниматься собираешься? -- Вовка присоединился к раскидывавшим картишки Латышу с Рэмом.
   -- Да не думал пока...
   -- Иди в литературные критики. У тебя неплохо получается.
   -- Правда? -- Костик просто расцвёл; на лице клиента читалась странная гордость: мол, могём не только бомбы мастрячить...
   -- Ага, -- подтвердил Стрелок, деловито шурша картами, -- только, если в критики подашься, ты хронологию творческого наследия отдельных авторов изучи.
   -- А на фига? -- слегка загрузился Мешок.
   -- Просто "Взрыв генштаба" написан лет через десять после "Выстрела"... Чё уставился? -- Латыш насмешливо скосился на остолбеневшего Мешка. -- У меня дома было полное собрание... Всё, на тот момент написанное...
  

БЕСЕДА N.

БЕСЕДА N . ФОМЕНКО. СБОРЫ В ДОРОГУ

   Дни и часы перед отъездом (вернее -- отлётом... в общем -- заброской) с базы при штабе довольно суматошны. Причём суматохи, как правило, тем меньще, чем меньше времени на сборы. Дано время -- от часа до шести, -- всё делается чётко, быстро, отлаженно, что твой хронометр. Полсуток -- суеты побольше. Сутки отпущено -- это сутки чистейшей колготни, когда всё время находится что-нибудь упущенное, все друг друга дёргают и огрызаются, и всё равно -- что-нибудь, да забудут. Не дай Бог, двое суток на подготовку -- тогда вообще -- "туши свет..."!
   На сей раз выгорело двенадцать часов -- терпимо. Серёжка в тот день был дневальным, а значит приводить модуль в порядок -- его забота. Хм, попробуйте это сделать, когда по жилплощади, бормоча что-то себе под нос, носится, как электровеник, дежурный -- Гришка -- и сгребает в кучу имущество группы, которое народ не берёт с собой! Сгребает, распихивает по двум рюкзакам и что-то помечает то в блокноте, то на листе бумаги, торжественно водружённом в центр стола. Но попробуйте только что-либо не сделать или сделать что не так, -- Фома, почти не отвлекаясь от упаковки манаток, сразу обозначит своё отношение к происходящему.
   Несмотря на неадекватные условия труда, Серёга благополучно разобрался с большей частью модуля, оставив неприбранной лишь середину комнаты со столом и манатками. Гриц мельком взглянул в сторону Сергея и буркнул:
   -- Сядь, не отсвечивай... Расслабься.
   Так, можно а) передохнуть; б) попытаться вникнуть в смысл действий завхоза... А заодно -- в смысл бурчания. Сосредоточившись на 2-ом пункте, Серёжка мысленно охнул: "Блин, да он же поёт!"
   ...Любителей петь в триста четырнадцатой было двое. Насчёт Ромки -- всё ясно: Рэм открыл рот -- остальные затыкай уши! Что же касается Костика, то он постоянно мурлыкал что-нибудь под нос, иногода -- со словами, иногда -- без, но вполне мелодично. К этому притерпелись, воспринимая его мурлыканье как фон, не обращая на него внимания. Серёга не знал, как другие, но несколько раз ловил себя на том, что вспоминая сцены с участием Мешка, он мысленно слышал какую-нибудь мелодию, даже в том случае, если Костыль в тот момент не мог петь в принципе. Но Гришка! Этот прогматик!
   Однако, действительно, утрамбовывая в РД стопку рубашек (это, кажись, имущество Мешка...), Фома проворчал себе под "кирпатый" нос что-то вроде "ты казала, во субботу..." Однако! Причём тут "ты казала"? Сергей осторожно заглянул в Гришкин "кондуит" через руку: может быть, там -- про субботу? Ни фига. Если Серёга ещё не разучился читать, в записной книжке у Хохла наличиствовал длиннющий список манаток, разбросанных вокруг стола, наваленных на сам стол и уже убранных в рюкзаки.
   -- Испарысь з-пид рукы, Джо, -- буркнул завхоз, придвигая к себе лист, на котором красовался гораздо более короткий список, выполненный на нормальном русском (тот, что в блокноте, был сделан русскими буквами, но с украинской орфографией -- улёт!). -- Давай свою пушку и ту гражданку, что здесь оставляешь.
   "Да, расслабишься с тобой, как же!.." -- Серёжка обошёл стол и передал Гришке стопку своих вещей, увенчанныю "Кольтом", радикально повлиявшем в своё время на Серёгину судьбу.
   -- Ага... Так, -- Фома на минуту задумался, снова пробормотав что-то типа "я прийшов, тоби нэма...", потом аккуратно обмотал шортами и футболками пистолет, сунул в рюкзак и вновь завис над бумагой.
   Серёжка ещё раз заглянул в списки и наконец-то понял суть: в "кондуите" Грини были скрупулёзно перечислены все вещи (уже уложенные были "оптичены"), а в реестре на листике "ствол" отсутствовал... Двойная бухгалтерия, мать её так!
   -- "Ты ж мэнэ пидманула..." -- вполне внятно пропел Хохол, сгребая с ближнего края стола пластиковый пакет, заполненный зелёными хайратниками и разномастными фенечками, и воодружая его поверх Серёгиных вещей. Изобразил что-то в обоих списках и утянул рюкзак. -- "...Ты ж мэнэ пидвила..."
   -- Гринь... -- неуверенно начал Сергей, на всякий случай смещаясь к койкам.
   -- Я -- за нэго... -- Гришка придвинул вторую эрдэшку и утрамбовал в неё очередную пачку вещей. -- Що тоби?
   -- На фига те второй список?
   -- Який -- "другий"?.. -- Фома, сосредоточенно сопя, строчил в тот самом "втором". Писал он, кстати, очень быстро.
   -- Тот, что на листике... Ты ж всё равно всё в книжке пишешь, а на листике -- и половины нет...
   -- Цей, -- Гриц внёс в список ещё несколько пунктов, -- нэ мэнэ трэба, а Белоконю, он опысь трэбуэ...
   ...Старшина Белоконь заведовал каптёркой, куда скауты сдавали на хранение личное имущество. "Каптёрка" представляла собой что-то типа ангара, большую часть которого занимали ячейки автоматической камеры хранения, сделанной ещё при советской власти. До 1991 г. такие камеры работали на пятиалтынных, но после развала Союза с денежным курсом началась чехарда, а потом Республика стала самостийной и обзавелась собственной валютой. В результате камеры-автоматы, не рассчитанные на новые монеты, подлежали списанию. Тысячи цифровых "сейфов", стоявших на вокзалах, автовокзалах, в пассажирских портах, должны были пойти на переплавку. Но тут чья-то умная голова (умная -- в том же ключе, что Фердыщенко, Белоконь, а из молодого поколения -- Гришка Фоменко) сообразила, где это добро можно использовать более рационально. Демонтированные камеры-автоматы были переданы тыловикам ВС и установлены в каптёрках ВЧ готовые принять личное имущество товарищей военных.
   Белоконь действительно требовал опись сдаваемого барахла, с каждого, кто его сдавал (а сдаёт команда -- так с команды), несмотря на то, что основная часть вещей хранилась в "сейфах" под цифровым кодом. Делалось это на "непредвиденный случай": надо же знать, какое движимое имущество в случае чего "наследуется". Для облегчения доступа к возможному "наследству" ячейки, сданные одной группе (из расчёта -- не более одной на двух человек), закрывались одним цифровым кодом. Существовал, конечно, и универсальный цифровой ключ, благодаря которому можно было получить доступ в любой из "сейфов", а как же...
   Разумеется, Фома в своей "двойной бухгалтерии" был не одинок: в любой описи значилось значительно меньше, чем почивало в недрах камер-автоматов...
   ...-- Белоконь опись требует, -- сказал Гришка и замурлыкал дальше: -- "Ты казала, во недэлю..."
   -- А почему ты не всё пишешь? -- поинтересовался Серёжка.
   -- Слухай, тоби що, робыти нэчого?! Так я зараз пошукаю, та й найду...
   -- Гринь, ну ты чё... я ж только спросил... -- Серёга переместился к тумбочке.
   -- А не фига вопросы дурацкие задаваты... На что... Я що, дурный, твою "гармату" пысаты? Чи Ромкины цацкы? Я скаженный, та нэ настыльки... Не отвлекай... "Я прийшов, тоби нэма..."
   -- А у себя ты полностью пишешь? -- не унимался Сергей.
   -- Убиты, та з'исты... А то як же -- по пылной... "Пидманула, пидвила. Ты ж мэнэ пидманула..." -- Гришка утянул второй рюкзак и стал распихивать по карманам всякую мелочь, всё ещё разложенную по поверхности стола.
   Большая часть мелочёвки заполнила собой "сухарную сумку" -- двенадцатилитровый подсумок, купленный когда-то Ромкой. В тот момент Рэм усовершенствовал свою снарягу и приобрёл этот "кармашек" в числе прочих "от наличия денег и отсутствия мозгов", как он сам потом признавался. Приткнуть к рюкзаку это "чудо" не получалось категорически, разве что -- изнутри... Некоторое время Роман усиленно пытался всем этот подсумок сбагрить, но никому такое счастье было и даром не надо. Кончилось тем, что Гришка, глянув на "сумку" хозяйственным оком, изъял её, проворчав, что с Рэма, де, следовало бабки слупить впридачу, но такой уж он добрый... И Ромка вздохнул облегчённо. Лежащий в камере хранения подсумок был, вроде как, при деле и никому не мешался.
   -- "Ты казала, що умру..." -- Хохол наконец закончил упаковку манаток, отнёс оба рюкзака к выходу, прислонил к ним Янову раскладушку (в автоматическую камеру оная не влезала, её сдавали отдельно) и отыскал глазами Серёжку: -- Отдохнул? Не волнует! Убирай стол и вокруг. Ща попру всё это сдавать...
   -- А почему опись в одном экземпляре?
   -- А фиг ли мне второй здесь катать? -- удивился Фома. -- У Белоконя ксерокс стоит. Он там копию снимет -- и всё пучком...
   Тут до Серёги дошёл ещё один странный факт: в центре стола возвышалась небольшая кучка вещей, упакованных в подсумки и пакет из жароупорного пластика.
   -- Гриш, а эт -- чё? И чё с ним делать?
   Гриц, влезший в лямки одного "сидора" и взявшийся за второй, оглянулся:
   -- А цэ -- никому не трэба... Що хошь, то и делай, тильки нэ разкидывай... Щоб чисто було тут...
   -- То есть как, "никому"? -- не понял Сергей.
   -- А так. Книжки -- Костян купыл, прочитав, а бильше -- волны йому нэ потрэбны; записнухи -- Латыш вый'играв, та хиба ж йому трэба восимь штук?.. Стакан -- Рэм на фестивале пыва получыв... -- Фома надел второй рюкзак -- спереди (смотрелось это жутко стрёмно: прутся два рюкзака), зацепил "сухарную сумку", взял раскладушку. Вышел, оставив Серёжку в полной растерянности: как это -- Хохол, да пренебрёг материальными ценностями?!!
   Домыв оставшееся пространство, Сергей осторожно исследовал содержимое двух подсумков и пакета. В самом деле, ничто из имевшегося там не представляло ценности ни в "поле", ни даже при житье при штабе. "Карманные" книги -- дешёвые детективы типа "Месть Полоумного за золото Одноглазого" -- такие читаются один раз, если вообще не заснёшь на середине. Стеклянный стакан -- вещь хрупкая, с собой не потащишь, кофе не нальёшь -- и держать горячо, и лопнуть может... Стопка блокнотов с ручками и без, -- у каждого в группе были свои "кондуиты", -- Костик с Ромкой фиксировали адреса и телефоны подруг, Фома -- имущество группы, всякие расходы-приходы, дебеты-кредиты, Кэп -- деловые моменты, Ян пытался заниматься немецким языком и составлял карманный разговорник снайпера... Но столько записнушек явно никому не надо. Были и вовсе левые вещи, например, -- пластмассовые клипсы или игольница -- ярко-красное плюшевое сердце, -- видимо, тоже трофеи Стрелка... В общем, действительно, "оно мене не надо". Но всё-таки, определённую цену всё это имело: всё почти или совсем новое!
   Вернувшийся Гришка рассеял Серёгины сомнения:
   -- Лёшке скинем, она разберётся. Чого добру пропадаты...
   Вот тут Джо взглянул на "лучшего жмота всех времён и народов" под новым углом:
   -- Гринь, а тебе не жалко -- так отдавать?
   -- Как -- "так"? -- не понял Фома, проверявший качество уборки помещения.
   -- Ну... бесплатно?
   Гришка развернулся и смерил Сергея таким взглядом, какой чаще наблюдался у Яна. Или -- у Кэпа. Серёге стало не по себе. Потом внезапно рожа Хохла расслабилась, и он улыбнулся:
   -- Чудак-человек, оно что -- моё?
   Серёжка загрузился:
   -- В смысле?
   -- Барахло-то -- не моё, -- пояснил Гриц. -- Не моё -- не жалко. А моего тут ничого нэма. А каждый со своим волен робыты то, що хочет. Мне ничого тут нэ трэба, а то б я взял. И группе -- тако же -- нэ трэба, а то б я на баланс поставил. Мне б жалко було, кабы оно пропало... А так -- зараз Лёшке звякну, она к КПП подгребэт, чи -- зашлёт кого через годыну-другу, я ей спихну, ей пригоди. Чи -- она ще кому спихнэ, цэ -- нэ миё дыло... Главно -- нэ пропадэ. Ты соби-то нэ приглядив ничого?
   -- Нет... Но ведь... Можно продать... -- произнося это, Сергей уже понял, что говорит глупость, хотя ещё не понял, в чём именно.
   Фома посмотрел на него с сожалением, мол, маленький ты и глупенький:
   -- Некогда. И -- уровень не тот. Яки суммки за те три дохлых сумки? Ну добре, ну сто гривен, а и того нэ будэ... А скильки годын я буду на "блошке" стояты за ту сотню? И буду крычаты-зазываты, уламываты, нервы трэпаты... Та нэ коштуэ та овчинка тий выдэлки! Мы ж -- не нищие, чай? Да я ж за ту годыну бильше заработать можу...
   Серёжка офигело помотал головой, в которой не укладывалось вышесказанное: чтобы Гриц -- и от корысти отказывался?!! Фома изучил ошалевшую физиономию Джо, безошибочно "считал" его мысли и чувства и фыркнул:
   -- Слухи о моём жмотстве трохы преувеличены. Добре, Серый. Убрано добре. Зараз... ктора годына? -- он взглянул на часы: -- ...Двенадцать годын, тринадцать хвилын... Зараз вси пидойдут, а у нас -- всё зроблено, молодцы мы з тобою! -- он отцепил от пояса мобилку и защёлкал кнопками. -- алло! Алёна Юрьевна, ты? Ага. Фоменко беспокоит. Лёш, тут три мелких сумки всякой дребедени нарисовалось... Что? Чтиво, записнушки, игрушки... Ну, говорю ж: ерунда всякая... Возьмёшь? Серый, сколько оно там по весу тянет? Да, Лёш, кило на пять, не больше... Забрать можно до семнадцати ноль-ноль, да. Сама или зашлёшь кого? Ну, присылай Адку к третьему КПП к четырнадцати ноль-ноль. Ну плюс-минус полчаса -- эт святое! Ну, бывай, Алёна свет Юрьевна, до побачення! -- Гришка вернул мобилку на место и лукаво посмотрел на Серёгу: -- Вот, а ты кажешь "продаты"! Вси довольны, вси смеются. Лёшка рада, Гюльчитай -- рада (от гарна дывчина!)... И от мэнэ, коханого, нычого нэ убыло. А всего работы -- по мобиле звякнуть, та й до КПП добежаты... Учись, хлопче!
  

2. РЯДОВОЙ ВЕРЕСОВ. "...МЫ ВНОВЬ РАСКРОЕМ КУПОЛА..."

  
   -- Равняйсь! Смирно! -- почти две сотни человек замерли в строю. Майор флотского спецназа изобразил поворот "кругом", сделал два строевых шага и вскинул два пальца к берету. -- Товарищ полковник! Личный состав сборов групп Командования Сил Специальных Операций по Вашему приказанию построен! Начальник штаба сборов майор Штерн!
   Полковник в свою очередь сделал три шага вперёд (строевых!!!) и гаркнул:
   -- Здравствуйте, товарищи разведчики!
   ...Временами Серёжке казалось, что главный недостаток кадровых военных -- именно любовь к подобным заморочкам: "Смирно! -- Вольно! -- Шагом арш! -- Напра- нале-во! -- Здравствуйте, товарищи..!" Со строевой у триста четырнадцатой было, как мягко обозначил ситуацию Кэп, "никак". Попытки Вовки провести с личным составом хоть какие-то занятия по этой теме понимания у группы не вызвали да и надоели командиру даже быстрей, чем подчинённым.
   ...Строй без особого воодушевления проорал "Здрав... Жела... Това... Полковник!" -- Серёга в своей нелюбви к строевой подготовке здесь был явно не одинок. Полковник этим вполне удовлетворился ("Вольно!") и, как по мановению волшебной палочки, превратился во вполне нормального человека.
   -- Доброе утро, джентльмены! -- этот переход из одного состояния в другое поражал Серёжку постоянно (из самоходного мегафона -- в довольно приятного дядьку с набором орденских планок!). -- Квалификационная неделя подходит к концу, основные зачёты вы уже сдали. Сегодня -- последний прыжок парашютного минимума. После обеда -- соревнования снайперских пар. Остальные могут готовиться к "скачкам". Желаю успехов, товарищи! Виктор Михайлович, приступайте.
   Майор, заправлявший на сборах ПДС, шагнул вперёд:
   -- Парни, сегодня прыгаем в два потока с восьмисот с принудительным раскрытием. Ничего нового и, в принципе, ничего страшного. Прыжок боевой, со снаряжением, на вторую площадку. Командирам групп провести с личным составом инструктаж по ТБ под роспись, -- журналы возьмите в ПДС. В десять ноль-ноль -- общий инструктаж, провожу я. Приступайте. Удачи!
   Несмотря на шесть прыжков на учебке и пять -- уже здесь, они так и не стали любимым Серёжкиным развлечением. Пророчество, что это нравится раз и навсегда, в данном случае не сработало. При мысли о парашютах Серёга поморщился от очередного приступа изжоги:
   -- Гриш, дай таблетку...
   Фома, пробурчав что-то типа того, что Джо таблетки уже не пьёт, а питается ими, выдал Серому коробку "Зантака" и побрёл в сторону сваленных в кучу парашютов группы.
   Утешало то, что здесь этот прыжок был предпоследним (ещё один -- на "скачках"). Серёжка сгрёб в охапку оба свои парашюта, рюкзак, автомат и не успел сделать в сторону и трёх шагов, как рядом проявился Карась...
   Даже на этих безумных сборах, где найти нормального по общегражданским меркам человека было трудно, Карась являлся личностью экстраординарной. Парнишка сделал своей задачей заботу о репутации 57-го Учебного Центра ВМС и немало в этом преуспел. По крайней мере половина народа на сборах уже считала, что в "пятьдесят седьмом" из обычных пацанов за пять лет обучения делают таких ненормальных, как Карась, -- и он этим жутко гордился!
   С пропагандой разных безумных идей были некоторые проблемы. "Однополчане" Карася были полностью согласны с его бреднями, но сами необходимой степенью экстремизма не обладали. Парни тихо верили в то, что они -- самые крутые боевые пловцы-диверсанты на планете, и если кто-то был не в курсе, то их это особо не трогало. Но Карась из-за своих весогабаритных показателей (ростом "супертюлень" не вышел), возраста (пятнадцать с хвостиком) и, -- главное, -- одиночества среди других участников сборов, нормальной пропагандой заниматься не мог. А младше него здесь был только Сергей, и потому объектом проверки своих взглядов Карась выбрал именно его.
   Во время первой же разборки, когда дело дошло почти до рукопашной (у Серёжки в башке в тот момент торжественно пиликала мелодия "Врагу не сдаётся наш гордый "Варяг"...", так как особых иллюзий по поводу исхода схватки он не питал), за палаткой, где состоялась стычка, появился Кэп с банкой кока-колы в руке. Если проводить исторические аналогии, эффект был, как если бы во время геройского побоища "Варяга" японцами на разборку "чьи в лесу шишки" явились бы все семь броненосцев порт-артурской эскадры. Вовка въехал в ситуацию быстро: отдал банку Ромке и сграбастал обоих "спешилов" за шиворот. Серёгу сдали Фоме с комментарием "с тобой потом поговорю", а барахтающегося "водоплавающего" Кэп отнёс (на весу, за шкирку!) "однополчанам". Там он вручил жутко оскорблённого Карася "своим" и провёл с предводителем "тюленей" симпозиум на тему "Боевое товарищество: как его понимать, и как с этим бороться". Предводитель проникся, и Карась утих.
   Серому по возвращении Кэп прочитал лекцию из курса тактики "Действия при нападении превосходящих сил противника". Из неё следовало, что нормальные военные в подобной ситуации прибегают к манёвру на местности и вызывают подмогу -- танки, авиацию, пехоту, ядерный удар, -- в данном случае -- его, Кэпа, или Фому, или Ромку, а лучше всего -- всю триста четырнадцатую сразу... А не погибают, геройски отстреливаясь в чистом поле из малокалиберного пистолета от танка.
   Сказать, что Карась утих совсем, было нельзя, но теперь он свои взгляды излагал Серёжке: а) тет-а-тет; б) только в словесной форме. Это можно было пережить, на худой конец -- к этому можно было привыкнуть, -- как к сорокоградусной жаре.
   ...-- Эй, Мышка-Крыска, ты когда-нибудь прыгал с высоты меньше километра?
   -- Конечно, Земноводное! У меня на учебке была верхняя койка!
   Карась побледнел. Желание выяснить, кто тут "земноводное", проявилось на его роже так же быстро, как и исчезло. Воспоминание о том, чем это кончилось в прошлый раз, было слишком ярким.
   -- Послушай, без дураков, -- Карась справился с искушением, и в его голосе звучали почти забота и почти готовность помочь, -- может, дать тебе пару советов? Или проверить твоё снаряжение?
   -- Спасибо! -- Серёга уронил своё имущество на землю. -- Мишка! Что бы я без тебя делал! Хоть ты расскажи, где здесь основной парашют, а где запасной, а? И что делать в воздухе, когда досчитаешь до четырёх? Всё время забываю!
   Реакцию Карася предсказать было просто:
   -- Кошмар! Серёжа, ты что, ещё и считать умеешь?!
   Серёжка плюнул и решил полемику не продолжать. Не дождавшись ответа, Карась двинулся к своей палатке: прыгать сегодня предстояло не только Серёге.
   ...Двенадцать десять. Над бетонкой взлётной полосы стояло марево. Тридцать восемь градусов по старику Цельсию. Серёга сидел на рюкзаке и с тоской наблюдал за разворачивающимся в конце рулёжной дорожки Ан-70. Народ вокруг вставал и направлялся к транспортнику, поминая незлым солдатским словом жару, авиаторов, парашюты, чью-то маму... "Остановись, мгновенье!.." -- подумал Серёжка и, тяжело вздохнув, поднялся, уцепившись за протянутую Ромкой руку. Возле самолёта к жаре добавился выхлоп движков. Народ, задержав дыхание, взбегал по аппарели внутрь.
   Через минуту Серёга сидел, привязанный ремнями к парусиновому откидному сидению. Напротив, едва не упираясь в него коленками, устроился Карась, который, как классический подлый враг, вечно появлялся там, где он меньше всего нужен и в самое неподходящее время. "Семидесятый" показался Серёжке огромной летающей душегубкой: жара в сочетании с теснотой (восемьдесят шесть рыл, как-никак!) дают в сумме что? -- правильно, духотищу. А если учесть, что далеко не все были погружены в молчаливые медитации, да рёв двигателей... Серёга сидел мокрый, как мышь, и мечтал уже, чтобы это всё побыстрее кончилось; при взгляде на покрытую потом физиономию Карася он испытал небольшое облегчение: хреново было не только ему. Какой-то умный дядя в пилотской кабине щёлкнул тумблером, и к гулу четырёх турбин добавился шум работающего кондиционера; по десантному трюму прокатился лёгкий ветерок; жить стало легче. Серый приткнулся к плечу сидевшего рядом Ромки и заснул.
   ..."Рота, подъём!"
   -- Джо, проснись, выходим! -- Роман под жизнерадостное ржание соседей тряс Серёгу за плечо.
   Возвращаться в реальность, особенно -- если она ужата до размеров десантного отсека транспортника, -- не хотелось. Серёжка окинул взглядом "салон". Карася уже не было. "Может у него парашют не раскрылся, а?"
   Дальше всё происходило быстро. По команде "Проверить снаряжение!" Серый проверил вытяжную стропу Ромки, тот -- его; и почти сразу услышал "Пошёл!". За борт с открытой аппарели Серёга шагнул, ещё толком не проснувшись, а лёгкий толчок выпускающего не дал развиться разным нехорошим мыслям о том, что остаться в самолёте лучше, чем оспаривать права на владение пятым океаном у птиц, дирижаблей и других аппаратов тяжелее воздуха.
   "Мамочка, что -- уже?!" -- Серый проснулся окончательно. -- "Ну ни фига себе покемарил!" Он обхватил руками ранец запасного парашюта и начал считать: эмоции -- эмоциями, рефлексы -- рефлексами. Две с половиной секунды до раскрытия купола показались двумя часами. На счёт "сто четыре" Серёгу жутко дёрнуло, мир совершил пару безумных пируэтов, и, глянув вверх, Серый испытал ни с чем не сравнимое облегчение при виде нормально раскрывшегося купола. Захотелось орать, дрыгать ногами и вытворять разные безумства. Потом Серёжка глянул вниз и спокойно сказал сам себе "Глюк!". Зажмурился, тряхнул головой и взглянул снова. "МАМА!!!" В тридцати, а может -- меньше, метрах под ним колыхались ДВА купола.
   "Кого ж так раскорячило, Рэма или Латыша?!"
   Уже на земле выяснилось, что Яна. У Стрелка перехлестнуло стропы, и он при мысли о высоте и бренности существования так захотел жить, что перепутал последовательность операций. Вместо того, чтобы резать стропы основного парашюта стропорезом, он начал искать кольцо запасного. В это время сработал КАР, установленный на сто восемьдесят метров. Ян пришёл в себя и, бросив искать кольцо, выхватил стропорез. Тут основной парашют видимо понял, что насмерть перепуганный мальчишка сейчас настрогает его тонкими лоскутами, и раскрылся почти одновременно с запасным. Латыш повис под двумя куполами спиной вниз, упустив стропорез и пытаясь понять, как это всё вообще с ним произошло.
   Серёга этого не знал, но легче ему, понятное дело, не было. Когда один парашют нависает над другим, то нижний "крадёт" воздух у верхнего. Ян своими двумя куполами "крал" воздух особенно активно и, ко всему прочему, был относительно земли почти неподвижен. У ситуации было несколько вариантов развития: а) без воздуха купол Серёгиного парашюта сложится, и он перейдёт из состояния парения в свободное падение (в принципе, купол мог потом и раскрыться, да и запасной у Сергея наличествовал, но...); б) если описанный ужас Серёгу минует, то через минуту, даже меньше, он "приземлится" на купола (что будет дальше, Серёжка не знал и узнать не жаждал...); третий вариант являлся "средним арифметическим" первых двух, т.е., первый (а) происходил не сразу, и тогда Серый попадал на Яна с уже сложившимся куполом. Играть в парашютный вариант "русской рулетки" у Серёжки желания не было. Как клещ вцепившись в управляющие стропы, он попытался увести парашют в сторону. Военные парашюты не рассчитаны на точное маневрирование; казалось, прошла пара столетий, прежде чем обнаружилась реакция этого тряпично-верёвочного сооружения. Купола Латыша ушли вправо, и ещё через некоторое время Сергей "обогнал" Яна.
   Представив, как Стрелку придётся встретить землю, Серёжка пожалел его. Но глянув вниз, чтобы прикинуть, где придётся приземляться, Сергей понял, что жалеть надо себя: в результате всей этой "воздушной акробатики" его снесло к краю зоны -- на забор из сетки-рабицы с колючей проволокой по верху. "Да и х.. с ней! Будь, что будет! Авось не дотяну!" -- одновременно с этой правильной и разумной мыслью воображение услужливо подкинуло картинку: он -- на заборе, а рядом -- мерзко ржущий Карась. Ещё раз пожалев себя ("Блин, а так всё хорошо начиналось!"), Серёжка снова потянул за стропы.
   Умные и осторожные люди приземляются аккуратно, так, как написано в сотнях инструкций, -- развернув парашют против ветра и внимательно следя за обстановкой. Всё это сейчас к Серёге не относилось: он опускался, подгоняемый попутным ветерком. Убедившись, что на "колючку" он не попадёт, Серёжка попытался вернуться в стан умных и осторожных, но было поздно. В тот момент, когда он тщился развернуться против ветра меньше чем в десяти метрах от земли, его посетила мысль о рюкзаке. Процесс сброса рюкзака совпал с приземлением.
   Суммирование таких моментов, как парашют в стадии разворота, ветер и не вовремя сброшенный рюкзак дало то, к чему Серый никоим боком не стремился: он сбил себе дыхание. Лёжа в жухлой от солнца траве, он пытался дышать -- и не мог. Наконец лёгкие закончили экспресс-забастовку и наполнились воздухом. Ещё через энное время Серёга провёл операцию, которую приколисты из ПДС называли "Контрольный осмотр на предмет неисправности агрегатов и систем жизнеобеспечения после ЧС". За исключением разбитого колена всё функционировало нормально.
   "Что там говорил товарищ Штерн? -- "Любой прыжок, после которого ты на своих двух уходишь с места приземления, надо считать нормальным"? -- Тогда, товарищ майор, у меня -- всё хорошо! Просто замечательно! Чуть не угробился, но "чуть" не считается, так?" -- Сергей собирал парашют.
   ...В небе продолжали раскрываться парашюты, издавая звук, похожий то ли на отдалённый взрыв, то ли на громкий хлопок в ладоши...
   -- Эй, Мыш-Крыс, ты здесь? А я думал, ты с перепугу прыгать отказался! Ну, и как ощущения?!
   Во всём этом дурдоме Серёга наглухо забыл про Карася с его приколами.
   "Блин, ну почему у дураков всё всегда проходит нормально?! Господи, ну может у него в следующий раз основной купол не выйдет?! Чтоб жизнь малиной не казалась, а?! Дрюпнется на запаске -- может утихнет?!" -- Серёжка взглянул на сияющего Карася и улыбнулся сам:
   -- Прыжок как прыжок. Ничего нового, ничего страшного. Всё нормально.
   Тут в него вцепился сержант с повязкой, за которым маячил ещё один -- с медицинской сумкой:
   -- Ты чё творишь! На х.. тебя по ветру понесло! Жить надоело, придурок?!
   Серёга попробовал отбрехаться:
   -- Меня на "колючку" несло!
   -- А дальше довернуть -- не судьба? Садился бы за границей зоны, и всё!!! -- надрывался сержант. Эта мысль была новой и свежей. В самом деле, "Почему бы нет, Лёня?" Аргументов не было, приходилось молчать.
   В разборки вмешался здоровенный парнишка из службы десантных кораблей -- тоже с двумя парашютами, рюкзаком и ПКМ на плече (по слухам, СДК имела к собственно кораблям довольно загадочное отношение: со своих этих парней высаживали, чужие они больше взрывали и захватывали):
   -- Он вон с тем фраером чуть не состыковался, -- морпех ткнул пальцем во всё ещё парящего под своими куполами Яна. -- В сторону уходил, его и снесло. Чего бояться, ещё толком не знают... Вот и начал у земли пируэты выписывать.
   -- Так угробился бы, дурак!.. -- сержант медленно остывал. Последняя его фраза явно имела подтекст "в моё дежурство".
   -- Дуракам везёт! -- подал голос Карась.
   "Чья бы корова мычала..." -- Серёжке жутко захотелось извлечь из чехла автомат и пристрелить "земноводное" на месте.
   -- Кыш отседова! -- морпех махнул пулемётом, и Карась сделал вид, что очень занят своими куполами.
   -- Давай барахло, -- парнишка отобрал у Серёги парашюты и рюкзак.
   -- Автомат отдайте...
   -- На, держи свою трещотку... Ты из какой?
   -- Триста четырнадцатой.
   Морпех оживился:
   -- У Мерзлякова?
   -- Нет, у Капасовского.
   -- Кэп рулит?! Растёт парень! Мы с твоей конторой полтора года назад работали! -- Серёжка косо глянул на "дядю". Что было полтора года назад, он не знал. РГСпН-314 в это время на другом конце поля пыталась поймать Яна. Цирк. -- Чё хромаешь?
   -- Да приложился об эрдэшку при посадке...
   -- Ну-ну, -- морпех окинул поле "орлиным взором" и рявкнул, -- Степаныч! -- личность с медицинской сумкой проявилась снова. -- Перевяжи этому гордому и глупому ребёнку колено, а то он помрёт от потери крови, пока до автобуса дохромает, -- "дядя" свалил Серому под ноги оба комплекта барахла, -- его и свой. -- Пойду, помогу твоим этого дурня ловить. Заодно с Кэпом поздороваюсь.
   И, пока Серёга думал, оскорбиться ли на "гордого и глупого", или на "ребёнка", или на всё сразу, морпех потопал к народу...
  

ПО СЛЕДУ...

  
   "СЛУЧАЙНА ЛИ СЛУЧАЙНОСТЬ?
   Сотрудники редакции придерживаются хорошей традиции держать слово, данное своим читателям.
   Вооружившись фото- и видеотехникой мы вышли к месту падения боеприпаса, "потерянного" нашими доблестными ВВС, а затем найденного нашими любознательными сейсмологами.
   Конечно, мы не думали, что будем одиноки в своём праздном журналистском любопытстве, но вот такого количества "собратьев по любопытству", пожалуй, не ожидал никто: можно было создавать клуб по интересам... Народу вокруг выгоревшей поляны толпилось столько, что нас в этой толпе поначалу просто не заметили. Да и заметили только потому, что основная масса людей, производивших какие-то загадочные раскопки на поляне и вокруг неё, носила полицейскую форму.
   С чего же вдруг полиция занялась "археологией" в районе взрыва результата "ошибки лазерной системы наведения"? Что надеялись там найти самоотверженные органы охраны правопорядка? И что успели увидеть там мы, гражданские в общем-то люди, которых почти сразу попёрли от греха подальше?
   1. Обойдя выжженное пятно (см. фото N1) по периметру, мы наткнулись на две линии небольших окопов (в джунглях почти все подобные следы человеческой деятельности зарастают быстро, но на мысль, что эти углубления -- именно окопы, наводило наличие большого количества стреляных гильз). Линии окопов располагались под углом 90о.
   2. Гильзы, увиденные нами, даже на самый дилетантский взгляд, свидетельствовали об использовании нескольких различных систем оружия.
   3. Теперь, уважаемые читатели, посмотрите на фото N2, -- это увеличенный фрагмент первой фотографии, -- и задайтесь вопросом, что же такое попало в кадр? Мы этим вопросом задались и обратились к независимым экспертам в области техники, в т.ч. военной. Вот тут-то нас и ожидал сюрприз: обломки, которые Вы видите, -- не что иное, как втулка несущего винта и элементы трансмиссии вертолёта Ми-6 .
   И снова возникает вопрос: что же произошло на полянке в джунглях, над которой с такой снайперской точностью "отказала лазерная система наведения"?
   О продолжении журналистского расследования читайте в следующих номерах "Вестника"."
   "Анненский вестник", 08.01.2011.

***

   "Читатели ещё помнят Канчиля? Да-да, того самого мафиози, пропавшего с месяц назад... Его личный автомобиль по-прежнему стоит на платной охраняемой стоянке; его близкие по-прежнему требуют с органов охраны правопорядка: найдите, мол, нам нашего... А вышеуказанные органы по-прежнему разводят руками: не знаем, мол, не видели, не слышали... Не арестовывали, в конце концов, -- не за что.
   Но к делу добавились новые подробности.
   Оставив свою машину на автостоянке, Канчиль взял напрокат другую; это явно свидетельствовало о том, что покидать остров он не собирался. Взятый им напрокат автомобиль до сих пор не возвращён владельцам, отчего, понятно, бюро проката вовсе не в восторге...
   Итак, Канчиль исчез где-то на острове. Отправился пить водку или кока-колу в компании с личным шофёром и своим подчинённым по кличке Репей (о розыске данного товарища в органах внутренних дел тоже лежит заявление, датированное всего двумя днями позже заявления о розыске Канчиля; полиция и в этом случае разводит руками: не знаем, не... -- см. выше). Да, загулялись ребятки... С середины декабря пьют! А в окрестностях нашего родного Анненска, дорогие читатели, как вам известно, пьянствовать довольно опасно: откажет какая-нибудь система, потеряется какая-нибудь бомбочка, свалится прицельно на головушку...
   Кстати: последняя информация о Канчиле (передача личного авто на стоянку и прокат другого авто) поступила 14.12. прошлого года, вечером. Бомбу "потеряли" 15.12. утром. Ещё одно совпадение?!
   Автор вынужден заявить откровенно: не верится ему в такое количество совпадений. Мысленно ещё раз "прокрутив" то, что ему удалось увидеть во время краткого визита на поляну, он пришёл к выводу: "случайная" бомба стёрла следы проведённого там мероприятия, известного в массах под названием "засада". Вспомнив собственный армейский опыт, я могу с уверенностью утверждать, что сидевшие в засаде использовали пулемёты, автоматические гранатомёты, а так же спецсистемы стрелкового вооружения (в одном из окопов мы видели гильзы калибра 9 x 39, которые используются в бесшумном оружии спецназа).
   Похоже, мероприятие "ищут пожарные, ищет милиция..." по отношению к Канчилю и его команде обречено на провал. Впрочем... всё может быть. В конце концов, при чём здесь вертолёт? -- Об этом -- в следующих номерах "Вестника"."
   "Анненский вестник", 15.01.2011.

***

   -- Родька, не копал бы ты это дело, больно тёмное оно...
   -- Мне, дядь Петь, чем темнее, тем лучше. Темнота -- друг молодёжи.
   -- Ага, "в темноте не видно рожи", да? То-то и оно, что не видно, а увидим, -- как бы худо не было... Я понимаю, Родь, что ты, -- как тот гриф, прости великодушно: что для нас -- гнильца, для тебя -- пожива, а всё ж таки... Беру проходную.
   -- Тьфу, лопухнулся! Нет, Пётр Васильевич, мне уже самому интересно, чьи это длинные ослиные уши торчат в данном деле. И кто там вас, в смысле -- полицию, так круто подсидел, ведь не военные же...
   -- Ты у нас такой дурак по субботам али как? Какие к лешему военные! Вояки народ умный, но без команды -- тупее валенка... Хотя ты не знаешь, что такое "валенок"... Короче, что им скажут, то они... Ты что делаешь, ирод!..
   -- Да так, ничего. Ферзей менять бум? Нет? Тоды -- так возьму. Гарде! Я Вас внимательно слушаю, Пётр Васильевич!
   -- Уйду... Чтоб тебя! Сбил с мысли! О чём это я, бишь?.. А, вот. Это наша Федеральная Безопасность рулит, язви её налево! Сам же видел: гильзы -- от бесшумок; а кто бесшумками пользуется? -- правильно, спецназ. А кто имеет доступ к спецназу кроме самого Мин Обороны? Да ещё при том так любит перебегать нашему брату дорогу? А? -- АФБ, и никто больше. Рокировка...
   -- А Вы их не двигали, точно?
   -- Точно.
   -- Лады. А спецназ у нас... Тьфу, в рифму заговорил... Короче, кому подчинён?
   -- КССО.
   -- И кто там? Какие конкретно части могли быть задействованы?
   -- Родька, ты сегодня точно какой-то не такой. Влюбился, что ли, мышей не ловишь совсем?! Вообще пора, пора тебе жениться... Значится так: лёгкая пехота здесь не при чём, да? -- да... Зря ты на мои тылы нацеливаешься...
   -- Придерживаюсь прямо противоположного мнения... Жениться, значит, мне пора? Мышей, значит, не ловлю, да?!
   -- Мастерство не пропьёшь... Будь проклят тот день, когда я впервые сел с тобой за доску!
   -- Вы это говорите пятый год подряд. Вы тему развивайте. Чаю подлить?
   -- Давай... О чём, бишь, я?
   -- Лёгкая пехота -- не при базаре...
   -- Не при базаре, однозначно. А вот спецназ РУМО, морпехи, "тюлени"...
   -- "Тюлени"? В джунглях?!
   -- А им плевать. Это, Родь, спешилы. Со сдвигом по фазе. Очень конкретным... Им -- что море, что суша -- един чёрт...
   -- Шах!
   -- Ну вот, задурил мозги, собака! И офицера снял к тому же! Ушёл...
   -- Я не собака, а волк, причём рыжий. Если бы в жизни так легко офицеры снимались...
   -- В жизни они, Родь, иной раз ещё легче снимаются. Вот как спустят нам директиву "закрыть дело"...
   -- Я-то не в вашей конторе. Кто мне может помешать копать дело частным порядком? Шах!
   -- Родька! Прекрати это безобразие! И вообще -- я те ничего не говорил...
   -- Дядь Петь, я хоть тень ссылки на Вас давал? Впрочем, дать-таки придётся -- о наркоте. Но, опять-таки, это -- не Вы, а "информированный источник, пожелавший остаться неизвестным".
   -- А то всему Анненску не ясно, что за "источник"... Ты что творишь?!
   -- Рейд по тылам... Так кто там, говорите? -- Спецназ РУМО, морпехи, "тюлени"? -- всё?
   -- Ещё, возможно, двенадцатый ДДК.
   -- Это что за чёрт возьми?
   -- Контора так называемых "нетрадиционных" методов. Ребятки для особо грязных операций. При них тоже какой-то спецназ имеется, вроде. Вроде, пацаны одни... А вот это -- что за чёрт возьми?!!
   -- "Королевские ворота". Вам мат, дядь Петь...
   -- Тьфу ты! Родька, я тебя, поганца, выпорю!! Ты что ж творишь, волчара позорный!!!
  

3. РЯДОВОЙ ВЕРЕСОВ. "СТРАШНАЯ МЕСТЬ"

  
   Мишка Карасёв проснулся в середине ночи, и пробуждение его было ужасно... Собственно говоря, проснулся он оттого, что сполз со своего надувника и попал грудной клеткой на какой-то сучок. Сучок нагло перемещался по рёбрам, кололся и, кажется даже, злобно шипел: "Ну просыпайся же, Земноводное!" Мишка и впрямь проснулся, открыл глаза и обомлел: в мертвенном свете неведомо как сломавшейся "химии" прямо у него на груди, с интересом разглядывая Карася глазами-бусинами и шевеля усами, чинно восседала крыса.
   -- Кыш! -- сдавленно выдавил из себя Карась. -- Пшла вон! -- язык плохо слушался его, как бывает во сне, но крыса была вполне реальна.
   Когда Мишка обрёл дар речи, животина явно заинтересовалась им ещё больше и, опустившись на четыре лапы, подошла к самому подбородку, принюхиваясь. Голые прохладные ноги кошмарного существа прошлись по шее Карася, усы щекотно коснулись лица... От ужаса бравый "тюлень" нашёл наконец потерявшийся голос и, подскочив, заорал нечто вовсе нечленораздельное, стараясь стряхнуть с себя это порождение ночи и последствий плохой военно-полевой кулинарии. Животное скатилось с груди Мишки на пол палатки, возмущённо фыркнуло и, не спеша, потопало прочь, волоча за собой длинный голый хвост, поднимая морду и принюхиваясь к воздуху, -- то есть демонстрируя полнейшую невозмутимость: ну, погнали, ну и что? -- не больно-то и хотелось!.. Зато от вопля Карася стали просыпаться его соратники, отсыпавшиеся после "скачек". Но пока ещё никто не проникся всей глубиной трагизма ситуации: крик во сне -- в порядке вещей.
   И вот тут нервы у Мишки не выдержали, и его сорвало с катушек. Он нашарил рукой что-то тяжёлое (потом выяснилось, что это был ботинок, причём не его собственный, а Женьки Силуянова по прозвищу Жэка) и запустил им в нагло лыбящуюся крысиную морду. Тогда крыса проявила всю присущую этим грызунам прыть: вильнув хвостом, она мгновенно переместилась в наиболее безопасное с её точки зрения место -- под матрас Карася, а прицельно пущенный ботинок прошёлся скользящим ударом по голове Вовки Минина. Хорошо, что скользящим, ибо, как по этому поводу говорят, "десантный ботинок не теряет своей убойной силы на всей траектории полёта". Далее "снаряд" впечатался в стенку палатки и затих. Минин наоборот окончательно пробудился и заорал:
   -- Карась, ты чё, охренел?! Оскальпировать меня хочешь, да?!! -- остальное было непечатно.
   Однако Мишке было не до того: нечисть убралась под его матрас, и он скатился с надувника, колотя по нему чем придётся, вопя уже во всё горло, отбивая ногами безумную чечётку и почём зря наступая на руки, ноги и уши соратников. Миг -- и палатка группы АБ-115 ВМС превратилась в ад кромешный: паника обладает сокрушительной силой. За всеми воплями, среди которых наибольшей громкостью выделялся истошный визг Карася "Крысы! Крысы, сволочи!!!", никто из "тюленей" не услышал тихого свиста; и уж конечно бившийся в истерике Мишка не увидел, хватаясь в отчаянии за автомат, как его "обидчик" шмыгнул в небольшую дыру в стенке палатки -- рядом с его спальным местом... Угомонить разошедшегося "супертюленя" удалось лишь после того, как он просадил крышу палатки длинной очередью, -- тогда и сработали у ребят рефлексы -- "обезвредить потенциальный источник угрозы" (хотя в данном случае "источник" был скорее кинетическим). Всхлипывающего ребёнка обезоружили и привели в чувство "итальянским массажем" по физиономии. Но добиться от него вразумительного ответа на тему ночного кошмара так и не удалось: Карась упорствовал в утверждении, что крыса ("огромная, наглая, с хвостом и усами") была на самом деле.
   -- Крышу сорвало, -- печально резюмировал Жэка. -- Это он всё над "мышом" прикалывался, "Крыской" его звал, вот и приснилась ему крыса. Жаль, ничего был парень...
   -- Да была она, была! -- чуть не рыдал Мишка. -- Просыпаюсь, а она сидит на мне, сволочь рыжая!
   Но ему никто не верил.
   ...По гвалту, поднявшемуся в палатке "тюленей", Сергей понял, что его "операция по отмщению" вошла в решающую фазу, и посвистал Крису. Ещё через полторы минуты он уже полз по-пластунски в сторону зелёных насаждений, где скрывалась "группа прикрытия" -- Ромка с Яном. Крис привычно восседал у него за шиворотом. Позади раздалась автоматная очередь, и Серёжка инстинктивно вжался в землю, поминая вперемешку всех святых и родню Карася, почти жалея уже о том, что заварил эту кашу.
   Рэм и Латыш приветствовали его облегчёнными возгласами и дружескими тумаками, жив, мол, курилка. Роман тут же закурил и сообщил, что после канонады собирался, было, ползти забирать "хладный труп Джо Неуловимого, но -- увы! -- не Бессмертного", да Стрелок уболтал его подождать ещё немного. Ян сидел рядом, непроницаемый как всегда (ну, почти всегда; после приземления спиной вперёд ему пришлось временно утратить обычную невозмутимость), и слушал отчёт Серёги о проделанной работе. Отчёт о "вендетте", впрочем, был довольно кратким. Больше всего мог бы рассказать настоящий "герой ночи" -- Крис, -- но говорить на человечьем языке не умел.
   -- А ведь Карася-то, пожалуй, попрут из ВМС, -- задумчиво "подвёл черту" Стрелок. -- Им неврастеники нужны не больше нашего, а Борисыча у них нет, крышу на место задвигать. Да, стрельба -- это, пожалуй, лишнее. Тем более -- неприцельная. Джо, о Крисе, кроме нас, никто не в курсе?
   -- Вроде нет...
   -- "Вроде" у дяди Володи на огороде, -- заметил Рэм, бычкуя окурок. -- Ладно, потопали "домой", а то папа-Кэпа разволнуется.
   -- Точно, нет. Я его никуда с собой не брал, он в палатке жил всё это время, -- Сергей сам понимал, что, если Криса видел хоть кто-нибудь из посторонних на этих безумных сборах, то большие ослиные уши триста четырнадцатой будут видны сразу и всем. Он искренне надеялся, что инкогнито его любимца таковым и останется, но -- вдруг?!
   ...Кэп встретил троицу сдержанной руганью: он был в курсе операции "Вендетта", но делал вид, что ему ничего не известно. Сейчас его, по сути, интересовали лишь два момента: во-первых, имеются ли потери среди своих; во-вторых, нет ли трупов среди чужих (правда чужие волновали его значительно меньше, но летальные исходы и среди них были нежелательны). При виде живых и невредимых "однополчан", включая Криса, Кэп испытал огромное облегчение, хотя звуки выстрелов не давали ему успокоиться окончательно: как знать, вдруг этот мелкомасштабный фанатик всё-таки пришил кого-нибудь с перепугу? Вовка понимал, что если среди "тюленей" будут жертвы ночной акции триста четырнадцатой, то совесть долго не даст ему покоя, ведь это он в порыве вдохновенья выдал Серёжке экспресс-лекцию на тему "Месть в стиле военной разведки", где отмечались следующие пункты: а) настоящий диверсант добивается максимальных разрушений минимальными средствами; б) самое страшное оружие -- психологическое; в) настоящий разведчик оставляет минимум своих следов. Надежда была на то, что "тюлени" всё-таки -- не совсем остолопы после пяти лет обучения и сумеют угомонить Карася, не пострадав при этом сами. В конце концов, решил Кэп, что мучиться понапрасну? -- всё равно до утра ничего не выяснишь.
   Фому и Мешка подобные соображения не беспокоили: оба уже сыграли свои роли. Костыль -- роль добытчика информации, -- это он выяснил расположение "койки" Карася и довольно долго вдалбливал оное Серому. Гришка же материально обеспечивал процесс, -- он выменял у кого-то синюю "химию", какая была у боевых пловцов, но у кого и на что, держал в глубокой тайне. Теперь Хохла и Костика интересовали подробности операции, и Серёге пришлось повторить рассказ под комментарии Ромки и Яна.
   Утро принесло радостные вести: жертв, разрушений и доказательств участия триста четырнадцатой в ночном переполохе не было. Карась ходил мрачный, с подбитым глазом и подозрительно косился в сторону Серёжки. На участливые вопросы Сергея "А что у вас этой ночью было? В вашей стороне стреляли, кажется?" Мишка скрипнул зубами и промолчал. Серёжке и впрямь было бы интересно узнать Карасиную версию происшедшего, но тут явился Вовка Минин (его синяк был скрыт под волосами и почти незаметен для постороннего взгляда, но саднил нещадно), и Серый, оставив расспросы, счёл за лучшее ретироваться. Конечно, "сто пятнадцатая" ругмя ругала Мишку за учинённый шурум-бурум, а особенно за то, что пришлось ремонтировать продырявленную палатку, но это были их внутренние проблемы, за "однополчанина" они вступились бы без разговоров...
  

4. РГСПН-314. ПОКЕР

  
   ...-- Добавляю десять грошей, -- сказал Кэп, взглянув на карты.
   -- Блефуешь, командир, -- сказал Стрелок, глотнув пива. -- Двадцать.
   -- Я никогда не блефую, -- бросил Вовка.
   -- Я -- пас, -- Мешок кинул карты.
   -- Все так говорят, -- заметил сержант ВВС Витька. -- Тридцать.
   -- Пятьдесят.
   -- The same. Открываем, -- потребовал Ян.
   -- Три вальта.
   -- Куда мне с восьмёрками... -- проворчал сержант.
   -- Но не в масть, Кэп. Колер, -- Стрелок допил пиво. -- Итак, гривна сорок -- чистых.
   -- Никогда не считай выигрыш, пока он ещё на столе, сынок, -- посоветовал ему Костыль.
   -- Эта песня мне не нравится, -- ухмыльнулся Латыш, -- а вот игра -- вполне, -- он сгрёб со стола кучу мелочи, оставив десять грошей -- взнос за игру.
   -- Я считал, что пехота -- никудышные картёжники, -- недовольно буркнул Витька. Он просадил уже гривны три, хотя и считался отличным игроком в покер.
   -- Первое, чему учат в разведке, -- как метить карты, -- объяснил Мешок, отправляясь за очередной банкой пива.
   -- Тебе бы пару уроков у Багиры взять, -- заметил Кэп. В общем и целом, он, что называется, оставался при своих, но всякий раз, когда у него подбирались действительно хорошие карты, у Яна оказывались ещё лучше.
   -- В следующий раз привезу подругу, будет играть вместо меня, и тогда вы пожалеете, -- "ВВС" улыбнулся.
   -- Она действительно здорово играет? -- заинтересовался Стрелок.
   -- В меде учится на хирурга и сдаёт так ловко, что может, пожалуй, обмануть профессионального шулера. Ей карты нужны для поддержания ловкости рук, -- пояснил Витька. -- Я никогда не доверяю ей.
   -- Миссис ВВС явно способна и не на такое, -- сказал Мешок, плюхаясь на свой стул. -- Надо спросить у Мерзляши, не знакомы ли? Как её фамилия? Ян, работает голова, -- поработай и руками.
   Латыш принялся тасовать карты.
   -- Сыграем в "островной"? -- предложил он.
   -- Вето по выбору сдающего, -- оживился сержант. -- Тянем карты?
   Народ стал тянуть по карте, открывая их; Костик комментировал:
   -- Девятка пик -- военно-воздушным силам, дама треф -- командиру, девятка бубей -- нашему снайперу... Что мне? Я получаю туза. Итак, "туз" сдаёт и говорит... -- он заглянул в карты, -- ...менять не больше трёх.
   -- Дальше, Костыль, -- попросил Кэп, когда все, желающие заменить карты, снесли лишнее.
   Мешок раздал карты на замену.
   -- Представитель ВВС, Ваша ставка, сэр...
   -- Двадцать пять, -- сержант чувствовал, как везение возвращается к нему.
   Вовка хмыкнул и решил воздержаться от повышения ставок: его три дамы и так никуда не денутся.
   -- Кэп, дай гривну взаймы, -- Серёжка просочился в комнату и сел рядом с Вовкой. Почему-то всем сразу стало ясно, что деньги вымогались не на мороженое.
   -- Дети и покер?! Вы чему их там учите? -- у Витьки появилась возможность отыграться, и он цвёл как помидор в оранжерее.
   -- Нефига. Свои вчера продул Фоме, сегодня с утра просадил половину Рэмовых, теперь за мои финансы решил взяться?!
   -- Выпускники учебки, не умеющие играть в карты, -- нонсенс. Позор джунглей и войсковой разведки! -- высказался Стрелок, который в первый раз за последние два часа конкретно проиграл.
   "ВВС" выиграл гривну с мелочью...
   -- Оставьте в покое жертву специальной программы обучения, -- проныл Серёга с интонацией профессионального побирушки, вскрывая банку "Белого медведя". -- К Багире не ходил, в карты учился играть на переменах...
   -- Налицо два нарушения федеральных законов, -- Витька улыбался как Чеширский Кот, -- участие, точнее, -- вовлечение, -- несовершеннолетних в азартные игры и распитие ими же алкогольных напитков!
   -- У него -- лимит на три банки в день. Это -- вторая.
   Витька протянул стасованную колоду Мешку, тот не стал снимать, ткнув пальцем в верхнюю карту. Сержант сдал, заглянул в свои и объявил:
   -- Вето -- две.
   Кэп отложил четыре карты и бросил одну в центр стола. Ян мельком заглянул к себе и спокойно сказал:
   -- Не меняю.
   Мешок вздохнул и скинул две карты. "ВВС" выдал одну Вовке, две Костылю, заменил две своих, посмотрел... Глаза его округлились. Кэп постучал по своим, подул на них... Открыл... Нет, две пары так и остались двумя парами. У Витьки, судя по его лицу, что-то посильнее. По физии Латыша ничего не поймёшь, но уже то, что он не стал менять...
   -- Десять, -- Вовка положил гривенник на стол.
   -- Пятьдесят, -- Ян аккуратно придвинул полтинник.
   Мешок снова бросил карты. Хронический невезун.
   -- Шестьдесят, -- "ВВС" явно хотел раскрутить народ на повышение ставок.
   "Что же у него? Колер? Фуль? Впрочем, пока можно подыграть Латышу..."
   -- Шестьдесят...
   -- Гривна, -- лицо Яна оставалось спокойным, даже скучным, словно он не играл, а лежал на койке, не зная, чем заняться.
   -- Гривна десять, -- лицо Витьки, в противоположность маске Стрелка, пылало.
   -- Гривна десять, -- Кэп понимал, что в дуэли Ян -- "ВВС" он сам -- пешка, но в такой игре важно не упустить момент и вовремя потребовать открыть карты.
   Костик откинулся на своём стуле, что-то насвистывая, делая вид, что ему всё -- по барабану. Серёжка переводил горящие глаза с одного игрока на другого, забыв о своей "второй банке".
   -- Две, -- казалось, Латыш стал колебаться.
   "Это -- сигнал."
   -- Две десять, -- "ВВС" тоже заметил "сигнал", но понял его по-своему.
   -- Столько же. И открываем, у меня деньги кончились... Две пары.
   -- Флешь-рояль, -- Витька так ошалел от радости, что не сразу осознал дальнейшее.
   -- Покер, -- Ян выложил на стол три двойки и два джокера. -- С первой раздачи, что интересно. Костыль, ты молодец, что не снял, хорошая штука -- доверие... -- он придвинул к себе груду монет, потом колоду, протянул руку к сержанту: -- Давай твои.
   На физии "ВВС" ошаление от триумфа сменилось другим ошалением. Мешок обрушился под стол с истерическим ржанием:
   -- Сам! Сам ведь сдал!.. Блин, двоечный покер! С первой раздачи! Не, счас помру!.. -- доносилось его всхлипывание из-под столешницы.
   Стрелок вместо того, чтобы тасовать карты, пересчитал деньги и за шкирдон потянул Костыля из-под стола:
   -- Вылазь, неудачник рыжий! -- он сунул колоду в карман. -- Всё, набрали.
   Костя выбрался, отряхнулся, и троица направилась к выходу.
   -- Я -- с вами! -- Серёга спрыгнул со стула.
   -- На кой он нам?
   -- Сам говоришь, у него лимит открыт.
   -- Пошли!
   -- Вы куда? А доигрывать? -- Витька ошарашенно глянул на хлопнувшую дверь, потом на Рэма, холившего промасленной тряпочкой свой разобранный на части "Печенег".
   -- Ты думаешь, они с тобой играли? -- Рэм впервые за вечер открыл рот. Он аккуратно положил пулемётный ствол на тряпку и сочувственно посмотрел на ошеломлённого сержанта: -- Это они между собой играли, -- пояснил он. -- А с тебя -- деньги на бутылку трясли.
   "ВВС" тяжело вздохнул и направился к выходу, бормоча под нос что-то вроде "Да чтоб я ещё раз, да ни в жисть..."
   -- Все вы так говорите, -- Ромка накручивал ёршик на шомпол. -- Техники мозги оставляют в зеша. Бедняги.
   В дверь сунулся Антон "Интрудер":
   -- Где Кэп?
   -- Водку пить пошли. С Мешком и Латышом. И Джо с ними увязался.
   -- Что, Фома раскошелился? Так не бывает...
   -- Они Витьку "ВВС" в покер надрали.
   -- А ты -- чего? "Трезвость норма жизни"?
   -- "Трезвость должна быть нормой жизни военнослужащего не только при исполнении служебных обязанностей, но и..." Далее -- по тексту. Устав ВС сухопутных войск. Я вчера свои двести пятьдесят Мешку продул.
   -- Ты что, на учебке только из пулемёта стрелять учился?
   -- "Оставьте в покое жертву специальной программы обучения. К Багире не ходил, в карты играть учился на переменах..." -- похоже, фраза Сергея уже прижилась как стандартная отмазка.
   -- Не плачь, маленький, пошли пиво пить, у нас -- два ящика.
   Рэм с грохотом засунул пулемёт под койку.
  

ТЕНЬ

  
   "Итак, при чём здесь вертолёт? Только "при сём присутствовал" -- или..?
   Сначала -- ещё один сеанс связи с доблестными военными: а вдруг заодно с бомбочкой и вертолёт на ту же поляну случайно уронили? -- Увы. Вертолёта наши любимые ВВС последние несколько лет не теряли...
   Но ведь "чего не потеряешь, того, брат, не найдёшь". Кто же мог потерять вертолёт, "останки" которого нашли в джунглях сотрудники правоохранительных органов? -- Да кто угодно, причём в любой точке Земного шара! Но начать исследование данного вопроса следовало, вероятно, всё-таки с острова. Тут мою голову посетила светлая мысль: а нельзя ли, допустим, арендовать данное техсредство? Ну сил нет, хочу прокатить свою невесту на вертолёте над Борнео! -- Выяснил: да, есть такие бюро проката, обслуживают как юридических, так и физических лиц, -- только деньги плати!
   Вот здесь-то и улыбнулась мне очередной раз моя журналистская удача. Узнал я, что одно из этих бюро уже около месяца слегка тревожится: какие-то нехорошие люди взяли в аренду Ми-6 на шесть дней и как в воду канули -- ни людей, ни техсредства... Когда взяли? -- А 11-го декабря, в субботу...
   Славный город Угодьинск находится на другом конце острова, но что мешает местной полиции, разыскивающей недобросовестных клиентов, связаться с коллегами из Анненска и задать им вопрос: а не тот ли это самый Ми-6? Меня с моим нездоровым журналистским любопытством наши дотошные полисмены скорее всего пошлют; своих угодьинских коллег с их здоровым профессиональным -- вряд ли.
   Теперь -- ещё один штрих. Вознамерившись нанести визит на место "потерянной" вакуумной бомбочки, мы, как уже было сказано (см. "АВ" за 08.01.), предполагали, что будем отнюдь не одиноки в своём любопытстве. А потому воспользовались для подхода к означенному "пятачку" не наиболее удобной дорогой (N1 на схеме), которой, хоть редко, но пользуются при местном сообщении, и от которой по малозаметной (но проходимой для автотранспорта) тропке до "пятачка" -- километров 8, а другой дорогой (на схеме -- N2), менее удобной с точки зрения подъезда от Анненска, зато более удобной с точки зрения конспирации. Если бы кто-то, желая оградиться от праздного любопытства посторонних, стал перекрывать подходы к злосчастной полянке, то в первую очередь перекрытыми оказались бы дорога и тропа N1. Но мы пошли другим путём, обеспечив себе шанс дойти до места без помех. Каковой и реализовали.
   А вот чего мы не ожидали, так это того, что данным путём уже воспользовался кто-то до нас. Однако, это было именно так. В том самом месте, где был поворот на очередную носорожью тропу, мы заметили на грунте следы протекторов, свернувшие в том же направлении. Правда, если наш маршрут можно обрисовать как подход со стороны г. Анненска, то автомобиль (или -- автомобили) свернул(и) на тропу с противоположной стороны, т.е., он(и), скорее, ехал(и) по направлению к Анненску. На всякий случай мы сфотографировали следы в том месте, где они были наиболее заметны, т.е., на повороте, ещё не зная, пригодятся ли нам эти снимки.
   Позже, предъявив фотографии специалистам, мы выслушали их независимое мнение: с дороги в джунгли свернули 3 грузовика.
   Вопрос: а что они там забыли?
   И вообще, странная "тусовка" собралась месяц с лишним назад в джунглях: Канчиль со своими подчинёнными -- Репьём и шофёром, вертолёт Ми-6 (который не сам туда прилетел) и 3 грузовика (опять-таки, они не сами туда приехали). Это -- если предположить, что все названные "участники" действительно сошлись в одной точке пространства -- там, где их ждала классически организованная и неплохо вооружённая засада.
   Впрочем, весьма вероятно, что всё это -- не более, чем игра моего воспалённого воображения. Не исключено, что завтра-послезавтра в Анненск вернутся Канчиль и Ко, мучаясь заработанным за месяц с гаком непрерывной пьянки похмельем. Возможно, 3 грузовика, свернув на тропинку, сделали затем крюк, развернулись, выехали на ту же дорогу и благополучно возвратились туда, откуда появились, -- да простят мне читатели невольную рифму... И остаются у нас в этом случае только засада на вертолёт да случайная бомба на результат засады. Хм, всё равно странно...
   To be continued..."
   "Анненский вестник", 22.01.2011.

***

   "А вот теперь, уважаемый читатель, свяжите, наконец, воедино известные Вам факты. А мы со своей стороны -- восполним пробелы.
   Итак, уже месяц с лишним криминальный мир не только нашего милого г. Анненска, но и острова в целом "весьма обеспокоен". Можно выразиться сильнее, но не стоит: пугать читателей не входит в задачи редакции. В чём же дело? А вот в чём: пропала -- бесследно исчезла! -- крупная партия "товара" (кокаина-героина, -- около полутонны, а возможно -- и больше). Конечно, наши доблестные органы внутренних дел не дремали: была запланирована акция по отслеживанию и изъятию "дури". Заодно планировалось взять и кое-кого из воротил наркобизнеса. И нельзя сказать, что планы оставались лишь планами...
   Просто акция была пресечена в самом начале. Партия "товара" исчезла из поля зрения полиции так же внезапно, как из поля зрения наркодельцов. Исчезла и за месяц с лишним нигде не "всплыла". Вероятно, она уничтожена.
   А что же люди, которым был поручен "товар"? -- А они тоже исчезли. За "дурь" отвечал Канчиль, которого до сих пор не могут найти и теперь уже вряд ли найдут.
   Сейчас уже можно обнародовать тот факт, что в роковой для него вечер Канчиль дважды связывался с кем-то по мобильнику из района джунглей, лежащего к юго-востоку от Анненска и отстоящего от городской черты на 70-75 км.
   В тот же район свернули с дороги 3 грузовика; туда же летел арендованный в Угодьинске Ми-6. И все действующие лица этой драмы сошлись на "пятачке", где их уже ждала засада. А утром полуторатонная вакуумная "случайность" замела следы странного "рандеву" в джунглях.
   И вот теперь возникает вопрос: кто же так радикально расправился с наркодельцами, точнее -- кто рулил процессом?
   Ясно, что не полиция -- ей-то, как раз, перебежали дорогу.
   ОАтЦ? По-видимому, антитеррористы террористическими методами не пользуются... Вам смешно? -- А мне, увы, не очень...
   Военные? -- Да, засада была организована грамотно, по Уставу, так что без военных здесь, несомненно, не обошлось; правда, представить себе, что Мин Обороны просто так, для удовольствия, устроило отстрел наркодельцов, согласитесь, всё-таки трудно: у генералов имеются другие развлечения. Но военные к делу всё же причастны; а анализ увиденного во время визита в джунгли, в частности -- гильз (ох, не дают они мне покоя!), наводит на мысль об участии в деле частей спецназ. Каких именно? -- Морпехов, боевых пловцов и т.п. А под каким ведомством названные части ходят? -- Правильно, КССО.
   Теперь спросим себя, какое силовое ведомство могло "попросить о помощи" (в плане предоставления "живой силы", да не какой-нибудь, а очень качественно подготовленной "живой силы"!) КССО с целью "разобраться" с торговцами "дурью", перебегая тем самым дорогу МВДшникам?
   Ответ напрашивается сам собой: АФБ.
   Сложился паззл, уважаемый читатель?.."
   "Анненский вестник", 29.01.2011.

***

   -- Ну, и чего ты, спрашивается, добился, а? -- Пётр Васильевич кинул в чашку два куска рафинада и яростно забренчал ложкой. -- Развёл сыр-бор, а толку-то! "Я сам по себе, я буду копать!" А вот теперь прикрыли твою лавочку, и все дела!..
   -- Ну, лавочку-то, положим, не прикрыли, дядь Петь, "Ягодник" наш цветёт и пахнет...
   -- Вопрос, чем он пахнет?
   -- "Ягодник", Пётр Васильевич, пахнет вареньем... Забродившим малость. Моя "Малина", кстати, подняла спрос раза в полтора. Расхватывают субботние выпуски, а не вторничные, например.
   -- Тебе, Родь, с твоими талантами надо было в "Фемиду" идти, а не прозябать в нашем углу...
   -- Официальных контактов с официальными лицами предпочитаю не иметь. Лучше уж -- как с Вами -- за чаем, за чем покрепче... Расставляйте, дядь Петь.
   -- Ну вот и сделали те "официальный контакт". В редакции, небось, голые стены?
   -- Не, ещё мебель кое-какая осталась... Лопухи. Прокуратура, твою мать! Сами всё на свете прошляпили...
   -- Публикации-то прикрыли? Е2 -- Е4.
   -- На эту тему -- да. Последнюю статью заарестовал. Ну, и все материалы по данному делу -- тоже. Дурак.
   -- Кто?
   -- Да прокурор этот... Правозащитничек, щоб ему рэпнуться, гэпнуться, та й щэ и перекандыбаситься!
   -- Ну-ну, ты полегче с проклятиями, что ли. Не такой уж он дурак, Родь.
   -- Дурак, дядь Петь, дурак. Не сказать круче, но это уже к делу не относится. "Правозащитник", который вламывается в редакцию и устраивает там банальный шмон, размахивая непонятно какой бумажкой, а потом улепётывает, сгибаясь под тяжестью папок, коробок и кассет... Картинка та ещё. И кто он после этого? Попросил бы по-человечески, я бы ему тихо-мирно-спокойно скинул все материалы на одну дискету. Подачка на бедность, так сказать... Неудивительно, что до сих пор у нас сидит. Такого кадра на повышение выпускать -- сраму не оберёшься. Рокировка.
   -- А ты скажи мне частным порядком, Родь, что ж ты такое там нарыл, что прокуратура на дыбы встала? Не АФБ, а этот, -- как его?..
   -- Варгин. Дурак, вот и встал на дыбы. Доброхот. Вот только кому добра хочет, непонятно. Даже себе, любимому, так добра не сделаешь.
   -- Так что ж ты раскопал, а? Не уводи разговор.
   -- Выяснил, кто конкретно Канчиля и его команду пришил.
   -- И кто?
   -- Скауты.
   -- Кто-кто?
   -- А те самые детишки для грязной работы, Вы же мне о них говорили, помните? Ну, двенадцатый ДДК, нетрадиционные методы...
   -- Откуда ты это взял?
   -- А-а-а! Технически -- ничего сложного. После того, как они эту кодлу оприходовали, но до того, как ВВС "сюрприз" уронили, должен был исполнителей кто-то забрать?
   -- Ну да... И трупы, если на то пошло.
   -- Понятное дело -- не тачки гонять, а "вертушку". Ну, я достаю из шкафа свой десантный берет, пыль отряхаю слегка и шлёпаю пьянствовать в "Под куполом", кося под зелёного военкора, каковым и был пять лет назад.
   -- И что?
   -- Через пару дней нетрезвого поведения Её Величество Фортуна подкинула мне второго пилота той самой "вертушки"...
   -- Которая на полянке аукнулась?
   -- Тьфу на Вас, дядь Петь! Вольно Вам прикалываться! Той, что скаутов забирала. Ну что я, своему брату вертолётчику бутылку не поставлю?
   -- Так, значит. А мне -- только чай, да?
   -- Мои с Вашими предки, дядь Петь, на одном струге сюда приплыли... В компании с Афоней Никитиным, купцом тверским. И информацию Вы мне отпускаете -- на семейную дружбу, а не на пошлую водяру. Впрочем, его-то я раскрутил конкретно...
   -- Да уж думаю. Так что это за детишки-то? А то я тебе сказал -- и забыл; знаю, что есть, вроде, такие, но без подробностей...
   -- Ну, не очень-то детишки... Лет по пятнадцать-семнадцать гаврики; но, что они там натворили, -- смотреть, говорит, страшно было.
   -- Так не голыми же руками. А при оружии -- долго ли, умеючи-то...
   -- Вот-вот, умеючи. А они, судя по всему, умели.
   -- И сколько их было, умельцев?
   -- Он сказал -- семнадцать человек. Вряд ли одна группа, скорее -- две.
   -- М-да.
   -- Вы уже пойдите куда-нибудь, дядь Петь, а то уже минуты три -- в сомнениях и тягостных раздумьях...
   -- Ничего подобного, минута сорок секунд... Пошёл. И вообще, думать, Родь, могу, сколько хочу, -- не блиц играем. Этот дятел Варгин кассету с разговором тоже изъял?
   -- С вертолётчиком-то? Да...
   -- Родь, а ты ребят не подставил так? Ведь доколупается он до пацанов, правозащитничек...
   -- Ему сначала до аэфбэшников доколупаться надо. А впрочем, хрен его знает...
   -- Родь, этот жук -- стервятник почище вашего брата борзописца, он на АФБ не полезет, ему б -- кого помельче.
   -- Доброхотов надо расстреливать на месте без суда и следствия... Канчиля и Репья надо было взять и судить, а вот такого Варгина... Впрочем, ведь в чём-то он прав...
   -- У нас -- у кого больше прав, тот и прав, Родь...
  
  

5. РГСПН-314. ТУМБОЧКА

  
   Любой выпускник учебки сразу после выпуска сталкивается с КССО. Организация эта ещё более монстерическая, чем ОСпН "Скаут", хотя бы только потому, что идея появления "Скаута" родилась на свет Божий где-то в недрах оперативно-исследовательского отдела Командования. Впрочем, и 57-й Учебный Центр "тюленей" обязан КССО тем же.
   Командованию подчиняются три бригады спецназ сухопутных войск, три разведывательно-диверсионных отряда ССО ВМС, отдельный полк лёгкой пехоты, две группы психологической войны, отдельный батальон армейской авиации и авиагруппа спецназа ВВС. "Скаут" и 57-й Центр числились скадрированными отрядом и бригадой соответственно. Выпускники этих безумных организаций после выхода на "дембель" числились в означенных конторах приписным л/с.
   По окончании обучения Серёжка получил категорию А-3 и был официально зачислен в РГСпН-314 снайпером-разведчиком. Всё, приехали.
   После сборов группа оказалась на передовой операционной базе 332-й бригады спецназ РУМО. Сеть подобных операционок густо опутывала Республику. Жить на операционке в каком-то смысле было значительно проще, чем при штабе отряда: здесь из бойцов "Скаута" не пытались делать "настоящих" военных. Кадровые офицеры Командования давно махнули рукой на этот "милитаристский детсад" и делали упор только на боевую подготовку. Т.е., когда личный состав бригады парился на плацу, скауты валялись на койках, или ошивались на стрельбище, или... Учитывая специализацию, группы гоняли по операционкам безбожно, тем более, что транспорт в КССО был свой.
   Правда, на операционках народ жил не в модулях, как при штабе, а в казармах. И ходил в наряды. Среди групп "Скаута" это вызывало лёгкое бурчание, не более, тем паче, что нарядов было два: внутренний, то есть "тумбочка", и караул. Каждая группа два раза в месяц либо ходила в караул, либо в полном составе заступала дневальными, командир группы в этом случае становился дежурным по роте.
   В наряд триста четырнадцатая залетела на третьи сутки по прибытии. Серёга к этому отнёсся спокойно: учебка кончилась две недели назад, и отвыкнуть от всего этого он просто не успел. Но остальные начали булькать. Серёжка представил себе Кэпа дежурным, а, например Фому -- на тумбочке со значком дневального, и начал хихикать. Группа осознала, над чем тихо ржёт самый мелкий боец ОСпН "Скаут", и, как ни странно, примолкла.
   В наряде по роте самое муторное -- это приём-сдача. Старый наряд, задёрганный сутками на тумбочке, пытается впарить новому как правило хреново убранную казарму. Новый, в свою очередь, пытается заставить старый привести помещение в более-менее удобоваримый вид. По-военному это называется "бои местного значения с переменным успехом". В итоге старый наряд, булькая, как перегревшийся чайник, наводит какую-то видимость порядка. Именно видимость, т.к., доводить дело до победного новый наряд не собирается, ведь в следующий раз наряды вполне могут поменяться местами, и "старый" (а теперь -- уже "новый") наряд припомнит "новому" (а теперь -- "старому") всё по полной программе... Хотя, как считают многие, наряд по роте лучше караула уже потому, что дневальные ночью дрыхнут, тогда как караул сутки живёт по безумному графику: два часа на посту, два -- бодрствующая смена, два -- спим, но в походных условиях. И так -- двадцать четыре часа. Причём мероприятие "приём-сдача" существует и здесь: караулку положено сдавать чистой и опрятной. Да и на посту надо торчать в каске, бронежилетке, с шестью магазинами патронов, автоматом и радиостанцией. В таком же виде кукует бодрствующая смена, разве что без касок, и автоматы в пирамиде. Но некоторые считают, что лучше с автоматом изображать "защитника Родины", чем с тряпкой в руках драить казарму (хм, хотя кто после учебки хоть раз казарму действительно драил?!)...
   ...В "поле" Кэп был безусловный тиран-деспот, и в РГСпН-314 в это время царила "абсолютная монархия", что, впрочем, оправдывалось спецификой боевых действий. В "мирной" жизни (при штабе, на базе) Вовка слегка "отпускал вожжи", хотя бразды правления всё равно держал крепко (это можно было определить, как "конституционную" или "парламентскую" монархию).
   Вопрос, куда идти, -- по роте или в караул, -- решался коалиционно, хотя Кэп довёл до сведения группы, что его голос идёт за два. Ромка сразу заявил, что готов лучше сутки торчать на посту, чем возиться с тряпками и вёдрами, а тем более -- стоять на тумбочке. Ян, поразмыслив пару секунд, присоединился к Рэму. Мешок сообщил, что ему -- по барабану, что караул, что рота, и он вообще никуда идти не хочет; но так как чудес на свете, а особенно -- в армии, не бывает, то он присоединится к большинству. Фома думал чуть дольше Яна и решил, что жить сутки по Уставу внутренней службы проще, чем по Уставу караульной. Вовка в этот момент с ярко выраженным интересом созерцал дискуссию, а Сергей читал "Волкодава".
   -- Аллё, "не ребёнок"! -- обсуждение зашло в тупик: двое -- за караул, одному -- "всё по фигу", один -- за роту... Народ решил выяснить, куда хочет Джо.
   -- Чего? -- Серёжка оторвался от книги и на мгновение вернулся в реальный мир.
   -- Серый, куда пойдём? -- "диспут" проходил в более чем непринуждённой обстановке: Рэм с Латышом раскинули картишки, Мешок с глубокомысленным видом уткнулся в кроссворд, Фома, жаждавший узнать Серёгино мнение по вышеозначенному вопросу, недвусмысленно показывал из-за тумбочки кулак.
   Серёжка на минутку представил себя в полдень на стальной взрывоустойчивой вышке в компании с броником, автоматом и ротным пулемётом на турели и решил, что это -- извращённая форма мазохизма.
   -- По роте... -- Серёга опять уткнулся в книгу.
   -- Кэп, двое -- по роте, двое -- в караул, один -- воздержался, -- Гриц обозначил ситуацию.
   Если проводить аналогии через призму "конституционной монархии", всё выглядело следующим образом: парламент после долгих прений родил итоговый документ и отправил его с посланником в верхние эшелоны власти; посланник, рухнув на колени с подобострастным видом, вручил документ "отцу нации"...
   -- Вовка, может по роте, а? -- "посланник" попутно высказал своё мнение...
   Далее дело выглядело так. "Монарх" двумя пальцами брезгливо взял "бумагу", и на его лице обозначилась работа мысли: использовать бумажку по прямому назначению? -- Не, материал не тот, пергамент, как-никак... Наложить резолюцию типа "Казнить нельзя помиловать" и ещё месячишко-другой размышлять, где поставить запятую? Или разогнать к шутам парламент, вздёрнуть посланника на воротах дворца и устроить образцово-показательную тиранию?
   -- Так, волки... -- "отец нации" решил озвучить царскую волю, -- ...в шесть по второй будут "Секретные материалы"... Идём по роте!
   -- Кэп, так в караулке и посмотришь! -- крайнее правое крыло "парламента" совсем охренело и вступило в препирательство с "сувереном".
   -- Ага, щас! Мне там до семи будут мозги полоскать с приёмом-сдачей, патронами-рациями... Помдеж ещё припрётся... Или дежурный учения устроит -- нападение на хрен знает чё! Нефига, идём по роте! Возражения -- в письменном виде по инстанции на моё имя, -- завтра вечером рассмотрю! -- Ромка тяжело вздохнул. -- Нефига жалостливо пыхтеть! Вы ща спать, значиться, завалитесь, а если в караул, то мне бегать заявы писать -- на шесть автоматов!.. Нач РАВ искать... Я чё, рыжий?! -- тут уже преувеличенно скорбно вздохнул Костя. -- Мне это надо?! Или мне Джо на развод с обрезом М-16 вести? Или Петерса со снайперкой? Что в Уставе написано? -- "Автомат и сто двадцать патронов в магазинах"... А что такое "автомат"? -- Это АКМ, АКМС, АК-74! Ни слова об М-16 или снайперках! Всё! Идём по роте!
   -- А в оружейке взять -- не судьба?.. -- пробормотал Рэм; но продолжать не стал.
   ...Наряд принимали у триста первой.
   Антон "Интрудер" вручил Кэпу значок, улыбаясь в тридцать два зуба:
   -- Кэп, мы с твоими гавриками -- как приклеенные друг к другу... К чему бы это?
   -- Без понятия, -- Вовка Антошкиного энтузиазма не разделял, но и грустить особо было нечего. Собственно говоря, в чём заключаются обязанности дежурного? -- Если без словесной шелухи из Устава, то -- озадачивать наряд и следить, чтобы народ в казарме не сходил с ума. Всё.
   -- Твои располагу поделили или как?
   -- Поделили, поделили. Что, пошли барахло считать?
   -- Кэп, у меня всё -- как в аптеке!
   -- Ага, после налёта воинствующих наркоманов... Тоха, не полощи мне мозги! Вперёд, на танки!
   -- Парни, наряд сдавайте! -- Антон выдал своим ЦУ и, прихватив журнал приёма-сдачи, двинулся за Кэпом.
   ...Расположение делили сразу по окончании "демократической" дискуссии на тему "Куды пойдём", всё в той же непринуждённой обстановке (Мешок -- за кроссвордом, Серёга -- за "Волкодавом", Ян с Ромкой -- за "гусаром"). Делили просто -- жеребьевкой. Сектора определял Фома, а народ тянул спички.
   Комната отдыха досталась Костылю, Серёжка получил пятачок перед тумбочкой и половину "взлётки", вторую половину -- Ян, бытовку и коридор у каптёрки осчастливил Гриц, туалет и умывальник вытянул Ромка.
   -- Парни, может махнёмся, а? -- Рэм состроил рожу "утро перед расстрелом". "Народ безмолвствовал". Добровольцев и сердобольных не нашлось. -- Джо! Тебе сам Бог велел! Ты ж у нас самый молодой..!
   -- Ага. И чё из этого?!
   -- Как чё! Джо...
   -- Молчать! Рэм, ты чего?!! -- Вовка решил обозначить своё присутствие. -- Жребий тянули?
   -- Тянули...
   -- Вытянул?
   -- Вытянул...
   -- И чё теперь?!
   -- Вовка, что, повыступать нельзя?!
   -- Можно. Но -- в моё отсутствие и в дальней кабинке ватерклозета! Вопросы?
   -- Вов, ну дай хоть на словах неуставняк устроить!
   -- Рядовой Налбандян! Вы охренели? Ты кому это говоришь?! Мне?! Командиру группы?!! Гаранту законности и порядка?!! Рома, ты чё, офигел?!! Фоменко!
   -- Я! -- Фома материализовался "в зоне ближайшей актуализации".
   -- Гриц, ты у нас эскулап или как?
   -- Ну, так, помаленьку... -- Гришка скромно потупил взор.
   -- Ну-ну, не прибедняйся... Гриц, какого хрена я, командир группы, сам обнаруживаю в наших славных рядах факты тихого помешательства личного состава? Почему не ты докладываешь мне, как представитель ненародной медицины, об этих вопиющих явлениях?! Гриня, я тебя на аттестационную комиссию отправлю!
   -- Кэп, ты чего?.. -- Гришка слегка перепугался.
   -- Чего-чего... Буйствую я потихоньку... Гриш, вколи ему полкубика промедола и три -- пургена.
   -- А промедол на хрена? -- Фому заинтересовала сугубо практическая часть программы.
   -- Для безболезненной смерти. Чё я, изверг, что ли? -- Вовка демонстративно зевнул. Это, видимо, означало, что Рэма "вычеркнули из списка живых".
   -- А может лучше пристрелить? -- Костыль оторвался от созерцания кроссворда. -- Чтоб не мучился?..
   -- Не, так неинтересно, -- Кэп почесал подбородок. -- Рома, ты чё, не понял? Заголяйся, укладывайся, ща Гриня автоинъектор зарядит...
   -- Аллё, сограждане, а может -- ну их на фиг? -- Ромка аккуратно сместился в сторону выхода.
   -- Вовка, а может -- пусть живёт? Вдруг пригодится? -- Ян тасовал колоду. -- Я только что выяснил: в "гусаре" он не совсем безнадёжен...
   -- Да, Вов, а вдруг?! -- подал голос Костыль, радостно улыбаясь и вписывая в клетки кроссворда первое за пятнадцать минут слово.
   -- Вдруг? Знаете, что "вдруг" бывает?.. Ладно, живи, -- Кэп встал. -- К наряду готовьсь, волки! А я пойду, в триста двадцать третью схожу, сообщу Геночке, что они в караул топают, -- Кэп вышел.
   ...В триста первой за пятак и Серёгины "полвзлётки" отвечал Виталька с громким, но слегка непонятным погонялом "Шило". Вит числился в группе вторым пулемётчиком и был парнем, в принципе, неплохим, но, как и вся триста первая, абсолютно безбашенным.
   -- Джо, ты, что ли, принимать будешь?! -- увидев Сергея, Вит возликовал. -- Держи значок, я побёг!
   -- Куда?!
   -- Как куда? -- Щас "секретку" по телевайзеру показывать будут! Успехов, Джо, бывай... -- и Шил исчез.
   Серёга критически оглядел "принятую" территорию. "Взлётка" -- хрен с ней: пока народ в располаге роится, её убирать бесполезно; но пятачок с тумбочкой в порядок привести следовало. На тумбочке с печальным видом торчал одинокий боец РШГСпН-301, которого Серёжка знать не знал: парень тоже был только что с учебки.
   -- Чё, лопухнулся? -- парнишка вздохнул и облокотился на полку с журналами и телефоном. -- На дурика взяли ребёнка...
   Это был почти наезд, хотя парнишка об этом мог и не знать. Бить морду было ещё рано, да и вряд ли получится: на рукопашке у "Интрудера" и у всей триста первой был ярко выраженный бзик.
   -- Стоишь? -- выступление требовало ответной реакции.
   -- Стою, -- парнишка ухмыльнулся.
   -- Ну вот и стой. Поторчишь здесь ещё часик, может и поумнеешь, -- и, не дожидаясь ответного хода "клиента", Серый двинулся искать Виталия.
   Шил нашёлся быстро, -- жизнерадостно улыбаясь, он курил в туалете, что-то темпераментно рассказывая "соратникам по борьбе":
   -- ...Он, значит, вруливает в располагу... -- Вит явно живописал прошедшие сутки.
   -- Шил!
   -- А, Джо, здорово! Как жизнь? -- Виталька, мило улыбаясь, изобразил, что видит Серёжку первый раз за сегодняшний день.
   -- Нормально. Шил, дай сигарету.
   Виталий выдал Серёге "Петра", дал прикурить и попытался вернуться к прерванной Серёжкиным появлением беседе. Безуспешно.
   -- Шило, пятак перед тумбочкой убрать надо...
   -- Джо, ты озверел?! Ты наряд принял?! Ну вот и убирай... -- "клиент" энтузиазмом явно не горел. Зря.
   -- Вит, я Кэпу настучу...
   -- Джо, тебе говорили, что закладывать боевых товарищей нехорошо? -- Шил повернулся к Серёге и изобразил на физиономии скорбное внимание.
   -- Говорили. Так это своих закладывать нехорошо... А не совсем своих -- своим -- запросто!
   -- Вересов! Я чё те -- враг?! Да мы с вашими... Джо, в натуре заложишь? -- Виталий стал в позу.
   -- Обязательно! Вит, я -- не стукач, но форму доклада знаю...
   -- Шило, а ведь он в натуре настучит... -- в диалог вмешался один из Витовых собеседников, Валерка Бычков по прозвищу Сфинкс. -- И правильно сделает...
   Народ заржал. Шил сплюнул и поплёлся искать ведро.
  

6. МЛАДШИЙ СЕРЖАНТ ПИНИГИН.

  
   С утра до ночи группы живут на учебных полях бригады. Ночью масса народу остаётся там же. Стрельба, дым, взрывы. Всё живое в ужасе разбегается, а если не может убежать, забивается поглубже в норы. Группы готовятся к заброске. Группа -- это единый организм; ребята, недавно пришедшие с учебки, учатся быть неотделимой частью этого организма. Отрабатывается всё: засады, налёты, штурм зданий, действия при прочёсывании... Всё. Всё, что можно. Пока есть время. У "соседей" "двойки" будет ставить пуля.

***

   ...Засада на склоне. Офицер бригады проводит короткий инструктаж и кивает Вовке. Кэп выдаёт ЦУ. Мешок с Рэмом закапывают несколько полукилограммовых брикетов пластита с интервалом в десять метров немного выше тропы и вяжут взрывную сеть. Свободный конец детонирующего шнура с привязанным к нему гранатным запалом -- в руках Костыля, который прячется за камнем. Ян с Серёжкой прикрывают группу с оборудованной в ста метрах от засады позиции. Когда на тропе появится "враг", Мешок по команде Кэпа выдернет кольцо и, отпустив предохранительную скобу "нырнёт" вниз. Щелчок. Людям бывалым хорошо знаком этот звук, и они мгновенно упадут на землю: через четыре секунды -- взрыв! Их, бедолаг, ударной волной просто сдует с тропы прямо в объятия группы. А если кто и уцелеет на тропке, -- тех "доберут" Серёга с Яном.
   Капитан наблюдает за действиями группы, прячась за деревьями. Страшный взрыв! Хлопки выстрелов снайперов. Всё кончено. Ребята собираются возле инструктора. Слегка бледный капитан демонстрирует группе неразорвавшуюся гранату РГД-5 с погнутой трубкой запала. Кэп бледнеет тоже:
   -- Пинигин, Налбандян! Вы чё, охренели?!
   Мешок тяжело вздохнул и признался:
   -- Вовка, это я...
   -- Костыль, ты чё творишь, мать твою так!.. На хрена?!! -- Вовка почти сорвался на крик.
   Капитан безмолвствует.
   -- Я её у второго заряда к ДШ примотал...
   -- На хрена, я спрашиваю?!!
   -- Кэп, да её должно было на тропу сбросить... Если бы там кто остался, то в самый раз...
   Капитан молчит.
   -- "На тропу"! Она, блин, полтораста метров порхала... "На тропу"!!! А если кому из наших -- на голову?! Слава Богу, запал погнуло!!! Мешок, я тя прибью!
   Капитан молчит. Это -- тоже урок. Инициатива -- штука хорошая, и в "Скауте" её всемерно поощряют. Но всё хорошо до определённой грани...
   -- Сержант, что будешь делать с гранатой? -- инструктор перебил Вовку на полуслове в тот момент, когда Кэп собрался было сочинять Мешку родословную до седьмого колена.
   Повисло секундное молчание. Граната боевая.
   -- Из автомата расстрелять...
   -- На фига, пусть себе валяется.
   Кэп молча нагнулся, подобрал гранату и аккуратно вывинтил запал.
   Капитан хмыкнул:
   -- А если бы рванула в руках?
   -- Да нет... Даже если щёлкнула бы в процессе, за четыре секунды её можно забросить к чёрту на рога, -- правда особой уверенности в голосе Вовки не было.
   -- В принципе, да. Но повторять такой трюк в будущем не рекомендую. Никогда не угадаешь, в каком состоянии у неё замедлитель. Особенно -- после взрыва и падения. Риск, сержант, должен быть оправданным. По организации засады замечаний нет, -- капитан повернулся к Косте: -- Идея с гранатой была неплоха, но тут нужно рассчитывать, куда она полетит. Думай в следующий раз получше. Между хорошей идеей и хорошей реализацией есть некоторая дистанция. И оповещай командира о своих новшествах. Нормально, ребята. Сержант, что у вас дальше по конспекту?
   Вторая часть занятия -- в джунглях. Густые заросли. Узкая тропинка, вдоль которой вьётся то ли ручей, то ли мелкая речушка. Тропинка петляет и исчезает за поворотом.
   Засада в лоб. Пятидесятиметровый отрезок ДШ, к которому через каждые пять метров примотаны ручные гранаты, укладывается в ручей и маскируется. Кольца у гранат выдёргивают. Подпустив поближе головной дозор "противника", Мешок жмёт кнопку. Взрыв!
   Как поступит нормальный человек, когда что-то взрывается в полуметре от его ноги? Естественно, упадёт на тропу. Даже если "оппоненты" быстро опомнятся и начнут крутить головами, будет поздно: вокруг валяются гранаты. Треск разрывов! Рэм прижимает к земле уцелевших несколькими длинными очередями, пока Костыль драпает со всех ног. Головной дозор в джунглях всегда движется на расстоянии прямой видимости от ядра колонны, и гранатами-минами группа зацепит человек пять-семь. Трофеи собирать никто не собирается: задача -- врезать врагу как следует, чтобы больше по нашей улице не гулял!
   ...Обед. На соседнем учебном поле -- жуткая пальба. РШГСпН-301 отрабатывает свой любимый норматив -- "разведгруппа в налёте". Двенадцать человек с автоматическим оружием создают такую какофонию звуков, что лёгкая дрёма слетает мгновенно. Озвереть можно! Жара, Кэп с утра загонял всех с этими засадами, да ещё эти дурики палят под боком!
   Серёга лениво жевал милое изобретение армейских кулинаров -- "мясной эквивалент суточного рациона". Господи! Да если бы год назад кто-либо ляпнул, что можно вот так спокойно трескать смесь из сублимированного мяса, горького шоколада и мелко поколотых орехов, Серёжка бы решил, что у "клиента" от жары съехала крыша. Смешно вспомнить, но в те первые пять дней, когда Серый был уже не беспризорник, но ещё не военный, ему казалось, что эти двухсотграммовые плитки -- просто шоколадки, и они ему жутко нравились! Смотреть на них теперь тошно! Серёжка оторвал голову от рюкзака и глянул на "просёлок", -- пусто. Значит можно покемарить.
   Пауза возникла из-за того, что предыдущая группа в клочья разнесла "учебно-материальную базу занятий" -- старый, списанный уже БТР-40. Тема занятий была "диверсии на транспорте". "Ученики" минировали дорогу, а батер пускали накатом с горки на выставленные мины. Происходил бабах, и народ смотрел, насколько успешно они всё это исполнили. Предшественники малость перестарались. Об этом свидетельствовала немаленькая воронка и приличная борозда, -- обломки БТРа уволокли на свалку. Правда, судя по количеству обломков и комплектующих от всевозможной авто- бронетехники, такой исход -- вполне нормальное явление.
   -- Буш? -- Ромка протянул Серёге пакетик с концентратом лимонада.
   -- Ага. Спасибо! -- Серый сунул недоеденный "МЭСР" в карман, разорвал пакетик и высыпал содержимое во флягу. Лимонад Серёга любил. -- Кэп в курсе?
   -- Нет. На фига человека по мелочам беспокоить?..
   ...Подобные мелкие вкусовые добавки относились к вещам "нерекомендуемым". Вовка временами на эти "мелочи" не обращал внимания, но иногда -- по настроению -- начинал буйствовать, заниматься намыливанием шей и отрыванием хоботов. Совершенно невозможный человек.
   Серёжка разболтал напиток во фляге и отхлебнул. Класс. В жизни появился просвет. Маленький, правда, но хоть такой. Оприходовав полфляги, Серый толкнул локтем Мешка:
   -- Буш?
   -- Буду конечно! -- Костыль приложился к фляге. -- Хорошо! Жаль не научились пока делать растворимое пиво! -- народ зафыркал. Никто, разумеется, и мысли не имел тащить с собой на полигон пиво в банках, но, право же, выпить в такую жару холодного пивка -- мысль совсем не плохая. Если рассуждать теоретически. -- Эт надолго... -- Костыль вернул Серёге фляжку и начал ножом снимать с реактивной гранаты ПГ-7В баллистический колпак. -- Пока они эту кучу хлама на свалку оттащат, пока новый со стрельбища приволокут, -- полчаса как пить дать. Спите, парни.
   -- Серый! -- это Ян.
   -- Чего?
   -- Тарахтелку почистил?
   -- Нет ещё...
   -- Вперёд, Джо. Мэ-шестнадцать чистить надо постоянно! -- Ян приподнялся на локте и "прицельно" глянул на Серёгу. Когда рядовой Петерс так смотрел на своего "второго номера", у того сразу пропадало желание спорить.
   Серёжка начал разбирать автомат, тихо кляня судьбу (в лице Стрелка), которая подкинула ему карабин "Кольт Коммандо". Видимо, получилось не очень тихо, -- Рэм услышал:
   -- Не булькай! Зато на полкило легче АКМСа.
   -- Да на фига мне такое счастье! Чистишь его, чистишь...
   -- Чисть, чисть. Ты это Кэпу с Латышом скажи...
   ...В тени обломков бронекорпуса одной из "жертв" занятий сидели капитан-наблюдатель и местный сержант-инструктор.
   -- Блин, детишки совсем охренели! Вторую коробку на этой неделе -- в клочья!
   "Гм, сегодня -- вторник..."
   -- Что, так хорошо рвут? -- капитан.
   -- Да не просто хорошо! Рвут так, словно этот хлам во всех их бедах виноват! Вчера какие-то ханурики заложили шесть шашек по полкило веером; коробка и наехала. Блин, лучше бы кучей клали! А то -- батер вроде и целый, только слегка в гармошку и без колёс. Зампотех акт на списание не подписывает: учебное пособие, мол, коли не ездит, -- тащите на стрельбище, пусть из гранатомётов долбают! А как его тащить?! Или -- сегодня с утра! Выкопали яму конусом, обложили пластитом и воткнули посередине ВПФ. Блин, там пластики было кило этак пять! Ну может -- четыре, но не меньше! Шмыгали потом носами жалостливо, мол, хотели кумулятивный заряд сделать! Калибром в полметра, мать их!
   -- И что, получилось?
   -- Насчёт кумулятивного -- не знаю, а от БТРа одни колёса остались! Коробка почти новая была! Пять кило пластита! Нет, дети и армия -- вещи несовместимые! Чего боятся, -- сами не знают, и такое чудят!
   ...Под это бульканье Серёжка почистил автомат и попытался уснуть. Не вышло: нарисовался Кэп.
   -- Подъём, волки! Нас ждут великие дела!
   -- Блин, привык командовать и попросить уж неудобно... -- Рэм тяжело возвращался в реальный мир.
   -- Ромка, не бурчи. Костыль, у тебя как?
   -- Как всегда... Куда сажать будем? -- Мешок подкинул свежеизобретённую мину.
   В советские времена у Кости Пинигина в его семнадцать лет была бы уже немаленьких размеров пачка засекреченных авторских свидетельств на всевозможные минно-взрывные прибамбасы. Но время на месте не стоит, а таких творчески настроенных пироманов на госслужбе и в Республике, и в России, да, пожалуй, -- и во всём мире -- более чем достаточно. Поэтому, изобретя что-то новое, Мешок в среднем неделю гордился своим "шедевром", а потом узнавал, что данное изобретение уже сделали задолго -- или не очень задолго, -- но до него. Костыль по сему поводу волос на организме не рвал и относился ко всему этому спокойно. Хотя три или четыре мины его конструкции вошли в приложение к учебнику по минно-подрывному делу, изданному в "Скауте".
   Сейчас Мешку не дали погордиться собой даже часа. Сержант-инструктор сообщил, что в среднем раз в неделю БТРы рвут самопальными минами из боевых частей гранат ПГ-7В и противобортовыми из одноразовых гранатомётов.
   В принципе знакомый норматив "Диверсии на транспорте" местными энтузиастами был усложнён и максимально приближен к реальной жизни. На обратном склоне холма специально выделенный "Урал" разгонял старую коробку до гребня; одновременно группа получала команду "Вперёд!"; до появления БТРа на гребне следовало установить заряд, завязать взрывную сеть и сделать ноги. Провалом считалось, если в момент, когда БТР появлялся на гребне, на полотне дороги ещё работали подрывники. Для оценки результативности "бяки" на коробку полагалось восемь "фантомасов", обряженных в старое х/б и "вооруженных" деревянными автоматами. Если потери "десанта" составляли 80% (в число обязательных входил "механик-водитель), задача считалась выполненной. Простор для творчества здесь был огромен.
   Взрывную машинку ПМ-4 закрепили на пеньке и сразу подключили к ней провода; пятидесятиметровую катушку сапёрного провода навьючили на Серёгу. В группу подрывников входили также Мешок, который, собственно и занимался минированием, и Рэм, прикрывавший Серого и Костыля.
   Если подрывать жертву пятью килограммами пластита, как предшественники, то больше ничего и не надо: из "фантомасов" не уцелеет никто. Если рвать БТР "культурно", то "десант" следует обработать из стрелкового оружия, т.к. при подрыве на Мешковской эрзац-мине гарантированно погибал только "механик", да "наводчик" получал как минимум пару-тройку ранений, "десант" же "отделывался лёгким испугом". На "десанте" Кэп планировал испытать очередное Костиково изобретение -- "торпеду". Это была телескопическая осколочно-фугасная ружейная граната "Телгран", облепленная для повышения мощности взрыва ста пятидесятью граммами пластита с впрессованными в него шариками. На новизну идеи Мешок не претендовал, но хотел собственными глазами увидеть, что из всего этого выйдет. Сложность была ещё в том, что если первый удар наносить миной, то, по логике, "нормальные" десантники должны, как горох, сыпануть с брони и занять круговую оборону. У триста четырнадцатой не было времени и численного перевеса, чтобы воевать с ними, -- на огневой налёт отводилось десять секунд. Поэтому решили так: "за метр" до подрыва Кэп и Фома отстреливают по БТРу гранаты (Вовка -- "торпеду", Гришка -- "нормальную", ВОГ-25), а остальная группа открывает огонь; буквально через секунду БТР наедет на мину, и Костыль нажмёт кнопку. Аминь. При таком развитии событий шансов у "десанта" не было никаких. Теоретически.
   Когда местный сержант увидел "торпеду", его благожелательный настрой к триста четырнадцатой как рукой сняло:
   -- Товарищ капитан! Они мне опять всю коробку изуродуют, сволочи! Сколько можно... -- далее последовал длинный рассказ о том, что "детишки" творят с учебно-материальной базой.
   На капитана это не произвело ни малейшего впечатления: за данное учебное место он ответственности не нёс. Никакой.
   -- Готовы, сержант? -- это Кэпу.
   -- Да.
   -- Вперёд! -- это было сказано Вовке и в гарнитуру радиостанции одновременно.
   За холмом взвыл движок "Урала".
   ...Успели. Мешок впихнул "мину" в грунт свежезасыпанной воронки, соединил разъёмы проводов и даже успел присыпать провод на дороге пылью. В качестве "маяка" на обочине против мины при отходе воткнули штык-нож.
   Всё прошло как по маслу. "Торпеда" нещадно раскурочила борт и посекла осколками "десант". Мешковская мина аккуратно прошила БТР насквозь, попутно спалив "фантомаса", сидевшего на месте механика. Хэппи энд. Наши победили.
   Кэп о чём-то минут пять пообщался с капитаном, и тот, пожав Вовке руку, срулил. Всё. Вот теперь -- точно всё. На сегодня.
   Народ, навьюченный заметно полегчавшими рюкзаками, лениво топал в сторону бригады. Молча. Если Кэп, составляя конспект занятий, ставил задачей замучить группу до полусмерти, то это ему удалось на славу: в шесть ноль-ноль -- марш-бросок с полной выкладкой до учебных полей (десять кэмэ); лазание по склону холма, оборудование позиций; пробежка до зарослей (четыре кэмэ) -- и т.д.
   ...Вовка дал группе отдохнуть километр, после чего развернул триста четырнадцатую в боевой порядок и повёл в ППД окольными путями, соблюдая по пути все правила, действовавшие на территории противника.
   До располаги добрались в полдвенадцатого ночи. Кэп отметился у дежурного по бригаде, и группа, громыхая оружием, снаряжением и прочими милитаристскими прибамбасами, ввалилась в казарму, попутно напугав до полусмерти стоявшего на тумбочке пацана лет тринадцати, судя по шеврону -- из 57-го Центра.
   -- Во, "земноводные" проявились! -- Мешок озвучил реакцию триста четырнадцатой на появление "тюленей".
   Через полминуты нарисовался заспанный дежурный по роте, -- представитель той же славной организации, что и дневальный.
   -- Парни, вы кто? -- дежурный сообразил, что это не помдеж, и слегка расслабился.
   -- Дед Пихто! Спишь, лоходром?! -- "лоходрома" "тюленю" пришлось проглотить: Кэп был старше по званию.
   -- Сплю... -- согласился дежурный. -- Парни, отметьтесь в "расходе".
   -- Отметимся, не переживай... Ты бы хоть "фишку" выставил, что ли, а?
   -- Ща выставлю... Егоренко! -- дежурный повернулся к дневальному. -- Какого хрена! Спишь, зараза?!
   -- Никак нет, товарищ сержант! -- пацан на тумбочке явно чувствовал себя неуютно.
   -- Блин, ну просто жутко уставная организация..! -- Рэм зевнул. -- Костыль, идём?
   -- А как же! Ща умоемся, марафет наведём...
   -- Вы куда намылились? -- Вовка приземлился на свою койку и пытался запихнуть рюкзак в тумбочку. -- Серый, отметь нас... Фома, собери тарахтелки и сдай этому лоху... Костыль, вы куда?
   -- Кэп, мы в самоход! -- радостно улыбаясь, раскрыл свои "коварные" планы Мешок. -- С Ромкой. Вовка, в пять тридцать будем здесь как штык!
   -- Блин, знал бы, -- на обратном пути ещё один марш-бросок устроил бы! На хрена! Надерётесь там на пару, залетите, не дай Бог, а меня с утра пораньше -- "на шишку"?!
   -- Вовка, мы -- по бабам! Какой "надерёмся"?! С утра будем как стёклышко!
   -- Ага, запотелое...
   -- Вовка, не зверствуй, дай погулять. Ты ж нас знаешь, всё будет пучком...
   -- Свежо предание... Поохреневали, голубчики. Гриц, отпустить? -- Кэп повернулся к Фоме, собиравшему в кучу оружие группы.
   -- Да пускай топают... Для бешеной собаки полсотни вёрст -- не крюк... Серёга, ты куда?
   -- Отмечаться.
   -- Помоги лучше...
   Серый с Гришкой доволокли до тумбочки груду оружия; там Серёжка оставил Фому разбираться с дежурным и подошёл к дневальному:
   -- "Расход" где?
   Пацан, напуганный полночным явлением толпы злобных скаутов, искал бумажку минуты полторы. Нашёл. Серёга в графе "314" проставил напротив фамилий Кэпа, Грица, Яна и своей крестики и повернулся к Фоме:
   -- Гриш, этим двум чего ставить?
   -- Ставь... ночные занятия.
   Серёжка изобразил напротив фамилий "Налбандян" и "Пинигин" -- "НЗ".
   -- Какие такие занятия? -- встрепенулся дежурный.
   -- Ща тебе Кэп всё объяснит, не дёргайся, -- отозвался Фома. -- Так, что у нас дальше?.. "Пулемёт 6П10 "Печенег-2" N334 АЕ 18" одна штука -- получи, распишись...
   Минут через пятнадцать к дежурному подъехали Вовка и "сладкая парочка" -- уже умытая, причесанная и в гражданке.
   -- У этих двух -- ночные занятия, -- в лоб огорошил "тюленя" Кэп.
   -- Парни, вы чё?.. Меня ж помдеж, случись чё, прибьёт!..
   -- Какой помдеж?! Я им ставлю задачу. Они выполняют. Всё. В "расходе" они отмечены. Что случится -- вали всё на меня.
   -- Да как...
   -- Послушай, ты меня достал! Пинигин, Налбандян, слушай боевой приказ: приказываю скрытно выдвинуться на квартиру к девушке с целью проведения до пяти тридцати спецмероприятия с организацией мер охранения от внезапного обнаружения офицерами роты, связью на случай проверки в расположении отсутствующих без уважительной причины и организацией взаимодействия на случай несанкционированного прихода потенциальной тёщи. Все свободны! Слышал? -- это дежурному.
   -- Ага...
   -- Молодец. Слышал? -- Кэп обратился к пацану на тумбочке.
   -- Слышал...
   -- Ну вот, если не дураки -- отбрешетесь. Заложите -- поубиваю. Джо, ты куда?
   -- Вовка, я покурю...
   -- Не, точно надо было на обратном пути пробежку вам устроить! Какой "курить"! Спать галопом! А то я вам ща всем ночные занятия устрою!..

***

   Кормили группы в бригадной столовой по нормам "контрабасов". Столовка была поделена на две части: для рядового и сержантского состава. Скауты это деление на "касты" игнорировали напрочь. Группы в полном составе приземлялись либо в солдатской, либо в сержантской половине. Сержантская часть отличалась от солдатской тем, что у младшего командного состава вместо здоровенных "аэродромов" на двенадцать человек стояли кулюторные столики с персональными стульями, скатертью, да и вообще этой части был придан вполне цивилизованный вид; различия имелись так же и в меню: сержант мог заказать вместо классического солдатского компота или чая чашечку кофе или стакан сока; пищу подавали в нормальной посуде, кроме ложек на раздаче были вилки и ножи, -- всё -- как в лучших домах...
   Сделано это было с одной нехитрой целью: сержантская часть должна была показать простому бойцу-срочнику, как хорошо быть сержантом. Хочешь жить хорошо -- по армейским меркам? -- Напрягайся, учись, тренируйся! Добьёшься результата, и это не останется незамеченным: и есть будешь с фарфоровой тарелки, и денег получать вдвое больше рядового, и с отбоя до подъёма ты свободен (Хочешь по бабам? -- Пожалуйста! -- Только к пяти сорока пяти будь на зарядке в трезвом уме и ясном рассудке!), -- всё в твоих руках! Таким незамысловатым способом армия получала хороших младших командиров и стимулировала в рядовых желание напрягаться. В качестве побочного эффекта неожиданно скончалась "дедовщина". Если ты к концу третьего года службы даже не ефер, то беспрекословно будешь подчиняться клиенту начала второго года с лычками младшего сержанта: ты -- дурило, которое за три года не смогло ничего достичь; он же, получив лычки, доказал своё право командовать такими, как ты. А станешь ерепениться -- хуже будет только тебе. Точка.
   Наплевательское отношение бойцов 12-го ДДК к разделу столовой прощали: армия давно считала "Скаут" конторой, выдающей на-гора отлично подготовленных профи, и если скаут у себя в группе и был рядовым, то по приходе в линейную часть ему сразу вешали лычки.
   ...Когда триста четырнадцатая появилась в столовой, основной поток уже прошёл. Группы "Скаута" проявлялись, по-быстрому изничтожали всё, положенное по нормам довольствия, и вновь исчезали: занятия. Бригадного же люда было немного -- подразделения обеспечения, остальные -- в поле.
   На проходе в сержантскую половину на составленных стульях в горизонтальном положении устроился Антон Русецкий, он же "Интрудер". Он усиленно терзал раздолбанную гитару. На полу лежала потрёпанная чёрная беретка и написанный от руки красивым каллиграфическим почерком плакат "Люди! Не проходите мимо! Киньте грошик на пиво! Не дайте мне засохнуть! Спасибо. Сам дурак!"
   Гитара дребезжала, как консервная банка на хвосте у кота, но "Интрудер" умудрялся-таки что-то изображать на этом убитом инструменте. Судя по репертуару, тема концерта была "Старые песни в новом изложении".
   ...-- Пусть ползут неуклюже
   Диверсанты по лужам,
   А на вышке стоит дешека,
   Им неясно убогим,
   Что мы счас их угробим,
   Так что, пусть чуть подышат пока...--
   Антон затянулся "беломориной" и продолжил. --
   А я стреляю из бесшумки,
   Попадая на бегу.
   К сожаленью... --
   "Интрудер" хлопнул по струнам, снайперски сплюнул окурок в ближайшую урну... -- Кэп, здорово! -- заорал он и натренькал пару аккордов из "Прощания славянки".
   -- Привет. Давно не виделись. Ты ещё жив?
   -- Спасибо, тебя так же. Вов, ты куда? Хоть на бумажку глянь!
   -- Отстань, жрать хочу!
   "Интрудер" печально улыбнулся.
   Фома, протискиваясь мимо Антона, высказался:
   -- Бог подаст...
   -- А Вы б, товарищ Фоменко, могли и промолчать! Зная Вашу жлобскую натуру, на тебя, Гриня, никто и не рассчитывал! -- Фома лучезарно улыбнулся, видимо восприняв реплику Антона как комплимент. -- Джо, агу! -- Серёга шёл последним.
   -- Чё?
   -- Серый! Хоть ты! Тебя эти не должны были ещё испортить тлетворным влиянием ефрейтора Фоменко! Серёжа, я тебе песнь спою!
   -- Ща он тебе натренькает "В лесу родилась ёлочка..." -- подал голос Ромка.
   -- Рэм, я когда-нибудь такую фигню исполнял?! Серёга, не слушай его, он тебя плохому научит...
   -- У меня только двадцать грошей...
   -- По фигу! С военного по грошу -- Антоше Русецкому ящик пива! Джо, я всегда подозревал, что ты в этой шайке -- самый нормальный! Тебе чё исполнить: печальную балладу о конце света и нелёгкой судьбе военных или зоологическо-диверсионные куплеты?
   -- Блин, хоть бы чего нового придумал, что ли! -- Ромка поплескал ложкой рассольник. Горячий. Жуть какая.
   -- За двадцать грошей покатит! Он, ко всему прочему, в первый раз слушает... Так -- что?
   Вопрос был на засыпку. Балладу или куплеты?
   -- Да чего хочешь...
   -- Лады, тогда -- балладу.
   Медленно секунды уплывают вдаль,
   До команды "запуск" -- пять минут,
   И, хотя Америку немного жаль,
   Раньше нас там кнопку не нажмут...
   -- Тоха, утомил!!!
   -- Молчи, чемодан! Не тебе пою!!! -- Антон ловко сунул в зубы очередную папиросу. -- Серый, щёлкни зажигалкой... Спасибо!
   Ядерный фугас летит-качается,
   До земли осталось метра три.
   Зря, дружище, в землю зарываешься:
   От волны ударной не уйти!
   Засияло солнце над землёю вдруг,
   И над головою гриб стоит,
   Только что шагал с тобою рядом друг,
   А теперь он жареный лежит...
   Скатертью, скатертью газ Ви-Икс стелется,
   И тихо плавится мой противогаз.
   Каждому, каждому в лучшее верится:
   Может быть, кто-нибудь выживет из нас.
   ...Продолжать?
   -- Давай!
   -- Может, мы обидели кого-то зря,
   Сбросив пару лишних мегатонн.
   Посмотри, как весело кипит земля,
   Там, где был когда-то Пентагон!
   Ядерный грибок стоит-качается,
   Упираясь шляпкой в небосвод;
   Танки "Леопард", как свечки, плавятся,
   На хрена ж их выпускал завод?!
   Тучки-облака уносит ветер вдаль,
   В них рентгены сотнями сидят;
   Нам урана двести тридцать пять не жаль:
   Пусть получше трупы обгорят!
   Скатертью, скатертью... -- ...Антон дождался, пока Серёжка досмеётся. -- Хошь куплеты?
   -- Ага!
   -- Двадцать грошей! -- улыбка "Интрудера" растянулась до ушей.
   -- Так нету больше!
   Антон вздохнул:
   -- М-да, кому теперь легко... Иди, кушай, а то ща остынет всё...
   "Издевается!"
   "Интрудер" махом потерял к Серёге всякий видимый интерес и, печально глядя в потолок, забренчал:
   -- Когда на земле ещё не было войн,
   И разум не знал о Вселенной,
   Один первобытный другому дал в глаз,
   И так появился военный...
   Смех прокатился по столовой лёгкой волной и затих.
   -- Антон! -- Серёжка пошарил по многочисленным карманам и нашёл ещё монетку.
   -- Чего? -- "Интрудер" сделал удивлённые глаза, мол, как, ты ещё здесь?!
   -- Пять грошей, больше нет!
   -- Пять грошей, пять грошей, пять грошей... -- пропел Антон. -- Ладно, слушай.
   У Пегги жил весёлый гусь,
   Он знал все песни наизусть,
   Ах, до чего ж весёлый гусь!
   Спляшем, Пегги, спляшем!
   -- И чё здесь зоологическо-диверсионного? -- почти обиделся Сергей.
   -- Это я так, для затравки, -- Антон пустил в потолок кольцо дыма. --
   Жил-был у Пегги кенгуру,
   Он был агентом ЦРУ,
   Вот ведь шпиён был кенгуру!
   Спляшем, Пегги, спляшем!
   У Пегги жил зловредный рак,
   Он сеял опиумный мак;
   Ох, до чего ж зловредный рак!
   Спляшем, Пегги, спляшем!
   Всё. Иди жуй...
   -- Как "всё"?!!
   -- А чего ты за пять грошей хотел? Иди ешь. Потом ещё спою...
   Местный младший сержант, выходя из-за столика, хмыкнул и бросил "Интрудеру" монетку.
   -- Дзенкуе бардзо, пан сержант!
   "Бессмертный я!" -- сказал Кощей,
   Но зря он так хвалился!
   Попробовал солдатских щей
   И тут же отравился...
   -- Ты на кого это бочки катишь, а?! -- в окне раздачи появилась седая старушечья головка.
   Антон приподнялся на локте:
   -- Баб Нюр! Это я -- не про Вас! Я бочки катаю на армейскую систему питания!
   -- Ты у меня смотри! -- старушенция погрозила "Интрудеру" пальцем и скрылась в окне.
   -- Тоха! Ты допоёшься, и будут тебя здесь кормить теми самыми щами... -- Костыль покачался на стуле. -- Спел бы лучше чего о чистом, добром, светлом...
   -- Это о чём?
   -- Ну не о пулемёте же! О ба... -- Мешок с опаской покосился в сторону раздачи: -- О девушках!
   -- Без проблем! Двадцать грошей!
   -- Тоха, это -- вымогательство!
   -- Это -- концерт по заявкам, а не благотворительный вечер!
   -- На, подавись...
   Антон с очень философским видом поглядел в потолок и затренькал:
   -- Был майский день, б... хм... ля-ля-ля-ля... -- "ля-ля-ля" "Интрудер" выдал, когда в дверях появился крепкого вида старлей из ВМФ; правда, "ля" всё и ограничилось, -- ни положения в пространстве, ни занятия Антон не изменил. --
   ...Цвела сирень, ля-ля-ля-ля,
   Пошёл я как-то на море купаться;
   Гляжу -- она, ля-ля-ля-ля,
   Стоит одна, ля-ля-ля-ля,
   Подумал: подойти бы... пообщаться...
   -- далее "Интрудер" поведал под бодрый перебор струн, как несчастный, замученный жарой парнишка... хм... общался с милой леди и почти добился желаемого, когда... --
   ...Я посмотрел, ля-ля-ля-ля,
   И офигел, ля-ля-ля-ля,
   В кустах стоит немаленький детина,
   Зажим в плечах, ля-ля-ля-ля,
   Тупой как пень, ля-ля-ля-ля,
   В руках торчит огромная дубина.
   Я побежал! Ля-ля-ля-ля,
   А он -- за мной! Ля-ля-ля-ля...
   -- далее из песни следовало, что "гонки на выживание" клиент проиграл, и догнавший его детинушка отоварил парнишку дубиной раз десять-пятнадцать. Эпилогом этой печальной истории были грустные мысли лирического героя об опасности приставания к девушкам на пляжу.
   Под это безумное пение Ромка выдал в воздух умную мысль "Так жить нельзя!" и, сдав на мойку рассольник, пошёл клянчить у бабы Нюры окрошку. Баба Нюра испытывала к бойцам двенадцатого ДДК порядочную симпатию и поэтому, попрепиравшись с Рэмом минуты две, выдала ему, а заодно и всей триста первой, вожделенную окрошку. На хвост триста первой сел, не теряя времени, старлей, и, побурчав, баба Нюра осчастливила и его.
   Причина появления "герр офицера" в солдатской столовой прояснилась быстро. В двери столовки, радостно горланя, ввалилась толпа пацанов лет тринадцати-четырнадцати из 57-го центра. Два отряда. Явно -- летняя практика. Рулили процессом два дородных молодца лет так шестнадцати-семнадцати с сержантскими лычками. Главным достоинством младшего командира -- голосом -- парни обделены не были, и на какое-то время Антоново бренчание утонуло в командном басе. Пацанва утихла, быстро организовалась в две очереди на раздачу, и сержантеры с чувством выполненного долга двинули в "свою" половину столовой.
   С появлением на горизонте "тюленей" "Интрудер" наиграл "Варяга" и предложил ВМС скинуться. Его проигнорировали. Антон хмыкнул и опять завёл свою волынку:
   -- Я в родном ОСпН,
   За глухим забором,
   Буду Родине служить
   Долго и упорно.
   Спецпредметы изучать
   И стрелять из пушки,
   В самоволку убегать
   К вам, мои подружки.
   Вот ползу
   С АКМС,
   Так рассвет встречая,
   О гражданке
   Мыслю я
   С грустью и печалью.
   Если не сведут с ума
   Бомбы-автоматы,
   Не замучает комбат --
   Наш эксплуататор,
   Если вдруг я помирюсь
   С нашим командиром,
   То на дембель я уйду
   В новеньком мундире,
   Бренча орденами и медалями, -- закончил Антон прозой.
   "Тюлени" удивлённо-презрительно поглядывали на "Интрудера" и, сами того не подозревая, копировали Рэма полчаса назад. Парни пытались представить, как можно в такую жару хлебать горячий рассольник. Но шансов получить чего получше у них не было, хотя ребята этого и не знали.
   Баба Нюра -- бригадная достопримечательность -- очень плохо относилась к ВМС. Как гласила по этому поводу местная легенда, первой любовью тогда ещё юной бабки Нюры был бравый старшина-сверхсрочник десантно-штурмовой бригады морской пехоты Северного Флота. За несколько лет пылкой семейной жизни бравый морпех организовал двух детей, и всё, вроде, было хорошо; когда СССР с треском развалился, старшина вдруг оказался воинствующим украинским националистом, заявил, мол, прощай, немытая Россия, и собрался сбежать на родину предков. Мнение супруги по поводу переезда старшину не интересовало, и, когда та сказала, что никуда не поедет, он бросил её с двумя киндерами и срулил. Любопытно было то, что баб-Нюрина неприязнь не распространялась на украинцев, корпус морской пехоты и т.д. В открытую форму она переходила на курсантов 57-го центра, которые каждое лето роились на базе, причём лишь на тех, что носили сержантские лычки.
   ...Парни через пару минут "нагрелись", попытались махнуть рассольник на окрошку и потерпели сокрушительное поражение. В ребятах бурлила негативная энергия, и в эту недобрую для них минуту на глаза им попался Серёга с окрошкой.
   -- Шура, глянь! Это чё за явление?!
   Серёга промолчал. Ромка косо глянул на "тюленей". Отсутствие видимой реакции толкнуло парней на дальнейшее безумие:
   -- Бойцы, а вы чё тут делаете?! -- парни явно были на этой операционке впервые и обстановки не просекали.
   Молчание. В этот момент в сержантской половине столовой находилась триста четырнадцатая в полном составе и четверо парней из триста первой. На "тюленей" начали оглядываться. "Интрудер" перестал терзать гитару. Лейтенант жевал салат.
   -- Аллё, военные! Вы чё, не поняли?! Марш на свою половину!
   Это было слишком.
   -- Жуёте, вот и жуйте... -- Серёжка покончил с окрошкой и принялся за картошку со шницелем.
   -- Солдатик, ты охренел...
   -- Мужики, минуточку внимания! -- в диалог влез "Интрудер". -- Парни, вы -- дураки или самоубийцы?!
   -- Молчи, шут гороховый!
   Серёга поперхнулся шницелем, Ромка -- соком. Антон сел.
   -- Всё, хана "земноводным", -- Рэм прокашлялся и откинулся на спинку стула.
   -- Мальчики, может из столовой выйдем, а? -- Антон аккуратно поставил гитару к стенке. -- А то бить вам рыло при ваших пацанах...
   -- Тох, погодь минутку! Пускай почавкают... напоследок, -- Кэп мелкими глотками пил кофе. -- Заодно и я доем.
   -- Русецкий, Капасовский, отставить! -- старлей дожевал салат и взялся за кофе. -- Рогозин, Емельянов, доедайте и уводите личный состав!
   -- Фёдор Николаевич, это -- ничем не спровоцированный наезд! -- Антон снова лёг и взял гитару.
   -- Блин, дети вы все ещё! Вовка, не трогайте этих идиотов! -- "тюлени" в этот момент испарились.
   -- Щас не будем... В располаге -- окучим чуть. Для профилактики.
   -- Капасовский, и это ты говоришь мне?!! -- ...Только не до смерти и не всей оравой... Вас же восемнадцать человек!
   -- Зачем оравой? -- Антон жутко удивился. -- Мы с Кэпом вдвоём проведём конференцию "Взаимоотношения в воинском коллективе"... Постукаем их чуть и отпустим. Чё спеть-то? -- "Интрудер" изобразил на гитаре "Смерть шмеля".
   Лейтенант сдал посуду на мойку и, проходя мимо, кинул Тохе двадцать грошей.
   -- Товарищ старший лейтенант, -- сорок!
   -- Это почему?
   -- Компенсация за моральный ущерб! -- старлей расхохотался и кинул ещё двадцать. -- Заказывать что будете?
   -- Спой чего о чистом, добром, светлом...
   -- О бабах?
   -- Русецкий, ну почему сразу -- о женщинах?! О чём-нибудь чис...
   -- Понял, понял, понял! -- Антон прикурил ещё одну "беломорину". -- О чистом, добром, светлом, говорите...
   Когда уже весь свет не мил,
   Живу мечтой одной.
   Скорей настал бы этот миг,
   Чтоб встретиться с тобой.
   К тебе я радостно приду,
   Разденусь, как всегда,
   И ночь с тобою проведу
   До самого утра.
   Как хорошо с тобою быть,
   Ты -- нежная, как мать!
   Нет, невозможно позабыть
   Солдатскую кровать!!!

***

   Главный враг любой колёсной техники -- грязь. БТР может иметь танковую броню и вооружение, сверхмощный двигатель и жуткое количество колёс, но главный враг всех авто -- грязь -- так и осталась главным врагом. И неважно, как её обозвали, простецки -- "лужа", или скромно, но со вкусом -- "грунтовая дорога третьей категории".
   Санёк Бессонов -- главный рулила РШГСпН-301 -- то ли забыл про это, то ли решил, что вездеход "Водник" круче любой грязюки... Короче, посадил Бес несчастный джип по самые-самые.
   Фома -- главный рулила РГСпН-314 -- в порыве шофёрской солидарности сунулся спасать триста первую, и в итоге рядом с намертво застрявшим "Водником" уютно села тринадцатитонная громада БТР-80. Красота. Рулилы, они же "механики-водители", слегка виновато отбрёхивались; "отцы-командиры" устроили экспресс-совет в кузове "Водника"; остальной народ сидел на броне и лениво переругивался с водилами или незло поминал чью-то маму и родственников "механиков" до седьмого колена.
   Совет в "Воднике" закончился. Пара парней из триста первой начала откапывать лопатками бампер джипа, точнее -- то место, где стояла лебёдка. Метрах в пятнадцати от "Водника" на относительно сухом участке грунта маячили остатки бетонного столба. Что задумали отцы-командиры, ясно было любому: зацепить джип, вернее -- трос его лебёдки, за столб и вытянуть сначала авто, а потом и батер.
   -- Фома! -- Вовка, увязая в грязи чуть ли не по колено, дочапал до БТРа. Крышка люка откинулась, и на свет Божий показалась голова Грица. -- Страви трос...
   -- На кой? Что, прям по этой лоханке и покатим? -- в глазах Грини читалось удивление: БТР сел аккурат в хвост джипу.
   -- Фоменко, "ты у нас такой дурак -- по субботам али как?" Протянем через столб, зацепим эту лохань, вытащим её в два свистка... Твоя бобина, чай, мощнее раза в два... -- Кэп сплюнул. -- Загнали нас сюда, давилы хреновы!
   -- Вовка, да я думал...
   -- Фоменко, значит меньше думай! Не знаешь, что делать -- спроси меня! Ладно, включай барабан... Джо! -- Серёжка в этот момент пытался прикурить размокшую "Лаки Страйк" от новенькой бутановой зажигалки.
   -- Чего? -- Серёга плюнул и выбросил сигарету в лужу.
   -- Ничего!!! Слазь оттедова! Тяните с Рэмом трос до Беса. Через столбушок.
   -- Полезли, Серый! -- Ромка сиганул с брони и с ходу увяз. -- Нас ждут великие дела!
   "Великие дела" выразились в таскании по непролазной грязи троса толщиной чуть меньше, чем Серёжкино запястье, вокруг столбика и обратно. Троса на "Воднике" до столба не хватило, поэтому его прицепили к тросу батера, разгрузили "Водник" и запустили обе лебёдки. Попутно почти все толкали джип. Шоу! Цирк уехал -- клоуны остались..!
   Через двадцать минут непрерывного ора, причём всё больше -- матом, и рева пары (даже тройки: на БТРе -- два) неслабых движков "Водник" таки покинул участок "грунтовки III категории" и, фыркая двигателем, под радостные вопли парней выбрался на более-менее сухое место. Правда, перед этим пришлось скинуть в грязь почти центнер барахла, включая фирменный КССОшный прибамбас -- установку "Дуплет", а так же противотанковый комплекс "Метис". Всё это, поминая двух "шоферюг", перетаскали обратно, и ещё через десять минут "на свободу" вырвался и батер.
   Всё. Народ разлёгся вповалку вокруг извлечённых "из плена" транспортных средств.
   -- Фома, ещё раз нас так притопишь, -- сам будешь свою коробку тягать! В одно лицо... -- Мешок пытался оттереть грязь с разгрузки, но получалось плохо: только больше размазывалось. -- Латыш, я прав? -- Костыль пихнул локтем лежавшего рядом Стрелка.
   -- Однозначно! -- Ян только что прекратил безуспешные попытки привести себя в божеский вид и сейчас просто валялся на травке, пялясь в небо.
   -- Чё я-то... -- начал было Гриц, когда из близлежащих кустов раздался хлопок, подозрительно напоминающий выстрел из подствольника.
   Подозрения оправдались почти мгновенно. Нечто, сильно смахивающее на газовую гранату "Гвоздь", волоча за собой дымный шлейф, ласточкой впорхнуло в БТР через откинутую бортовую аппарель и с глухим "Ба-бах!" разорвалось где-то в потрохах "восьмидесятки". Ещё два "Гвоздика" шлёпнулись соответственно возле "Водника" и между "Водником" и батером. Пятачок мгновенно окутался клубами слезоточивого газа Си-Эс, известного в кругу посвящённых под вполне мирным названием "Сирень". Параллельно с этим площадка, на которой ещё секунду назад царила умиротворённая тишина, заполнилась дико орущими здоровенными дядями в противогазах, серых, совершенно неуместных в джунглях Борнео, камуфляжах и вооружёнными укороченными автоматами "Вихрь".
   Натягивая противогаз, Серёжка успел зафиксировать боковым зрением на ближайшем мужике нашивку "СОБР". "Они чё, охренели?!" -- эта мысль проскочила за те недолгие мгновения, когда Серёга, перекрывая все нормативы, "нырнул" в "намордник", передёрнул на двойной петле АКСУ и отпустил рукоять затвора, загоняя в ствол "Ксюхи" первый патрон.
   В поликарбонатное "стекло" противогаза ткнулся ствол "Гюрзы". Внутри что-то ёкнуло, и какая-то часть Серёгиного подсознания с воплем "Дяденька, не надо!" попыталась плюхнуться на землю -- это был беспризорник Джо. Другая половина -- рядовой Вересов, снайпер-разведчик РГСпН-314 -- мерзко хихикнула, т.к. хозяин "Гюрзы" и Серёжка попали в патовую ситуацию: обладателю шпалера упёрся в... гм... почти живот... автомат АКС-74У, снятый с предохранителя с патроном в стволе; гм... "почти живот" был прикрыт немаленькой паховой пластиной, но автоматная пуля 7Н10 при выстреле в упор пробивает почти три сантиметра брони навылет; судя по выражению той части физиономии, которую было видно через панорамное "стекло" "Ромашки", "клиент" с "Гюрзой" это просекал; с другой стороны, пуля "Гюрзы" прошьёт пятимиллиметровый слой поликарбоната насквозь, даже не заметив, что он там был, -- вместе с Серёгиной головой...
   -- ...Осай оружие!.. -- пробубнил мужик.
   -- Щас! -- "Диалог в противогазах -- это что-то новое!"
   -- ...Бросай, твою ма... -- судя по тому, что слышно было замечательно, "клиент" орал, сильно напрягаясь. В шлем-маске. Бедолага...
   Этот вопль Сергей проигнорировал: пока "Ксюха" упирается в "почти живот" оппонента, воплями всё и ограничится, -- спуск у "Калашникова" лёгкий, и дёргаться, пытаясь обезоружить Серёжку "клиент" не будет. Можно оглядеться.
   Так, Рэм тоже успел среагировать, и в лоб его "клиента" упирается "Печенег"; лента заправлена, затвор передёрнут. Яна заломали: лежит, бедолага, физиономией в грунт, в затылок упирается ствол автомата. Чуть дальше -- Эдька Плеханов с расстояния в полметра изучает оппонента через семикратную оптику своей СВУ; ему в ухо упирается "Вихрь" ещё одного собровца, которого, в свою очередь выцеливает из "Вала" Кэп. Это -- справа. Слева -- картина почти аналогичная: троих парней из триста первой собровцы заломали, остальные тычут друг в друга стволами. В "Воднике" -- вообще прикол: один из "СОБРов", перемахивая через борт, упёрся пузом в ствол "Корда", в сидении -- Сфинкс с ногой на электроспуске; "клиент", в живот которого упирается ствол пулемёта калибра 12.7, замер и пытается не дышать; рядом в стойке профессионального пистольеро застыл его напарник с "Гюрзой", целясь снизу вверх в черепушку Сфинкса; эту парочку держит под прицелом "Ультимакса" Шил. Полный пат.
   Догоравшие "Гвоздики" лениво курились остатками начинки. На пятаке повисла гробовая жутко напряжённая тишина. В воздухе невыносимо воняло "Сиренью" и начинало попахивать бойней. Пат был полный и обоюдный. Если у кого-то дрогнет рука, то бойня и будет -- без победителей и побеждённых. Вдоль дороги тянуло довольно сильным ветерком, и облака Си-Эс быстро унесло в сторону полигона.
   Серёжкин оппонент громко и внятно сказал:
   -- Спокойно. На "Раз-два-три" снимаем намордники, -- под маску противогаза уходил тонкий проводок гарнитуры. -- Понял? -- теперь "клиент" обращался непосредственно к Серёге. -- Раз, два...
   ...Дядька медленно начал поднимать левую руку к фильтрующей коробке противогаза. То же самое делал Серёжка. На счёт "три" оба сдёрнули маски и отбросили их в стороны. Почти все остальные -- тоже.
   Серёгин "визави" оказался единственным из собровцев, на ком не было чёрной маски с прорезью для глаз. Серёжка "навёл резкость" (глаза начали слезиться; единственное, что утешало, -- оппоненту было не лучше) и разглядел на погоне мужика четыре звёздочки. Кэптан. Явно -- главный.
   Капитан, в свою очередь, удивлённо разглядывал "врага":
   -- Пацан, да тебе сколько лет?! -- Серёга промолчал, держа под прицелом паховую пластину капитанского броника. Кэптан ослабил хват рукоятки "Гюрзы", и Сергей услышал тихий щелчок: пистолет встал на предохранитель. Капитан медленно сунул "Гюрзу" в набедренную кобуру. -- Внимание! Опускаем стволы и расходимся! Оружие -- на предохранитель! -- оппонент сделал три шага назад.
   Команду выполнили все -- и "свои", и "чужие". Звонко защёлкали предохранители. Собровец на "Воднике" громко, с ярко выраженным облегчением, выдохнул и спрыгнул вниз. По пятаку лёгкой волной пронёсся смешок. Обстановка несколько разрядилась.
   Кэптан опять повернулся к Серёжке:
   -- Я ж тебя чуть не пристрелил!
   -- Я Вас -- тоже чуть... -- голос почему-то сел, и Серёга обратился к капитану на "Вы".
   -- Твою мать... -- капитан сплюнул, пробежался взглядом по скаутам, безошибочно выделил Кэпа, как старшего, и шагнул к нему. -- Я -- командир специального отряда быстрого реагирования Северо-западного Управления по борьбе с оргпреступностью капитан Мишин. Прикажи своим парням убрать оружие...
   Вовка хмыкнул и вскинул два пальца к косынке:
   -- Командир разведгруппы спецназ номер триста четырнадцать старший сержант Капасовский. В данный момент -- командир сводного отряда "Гамма". Только после Вас...
   В этот момент на пятачке появилось новое действующее лицо -- абсолютно городского вида (в костюме и при галстуке!!!) низенький "колобок" с непередаваемо важным выражением лица. "Галстук" эскортировала пара собровцев. Существо окинуло взглядом панораму несостоявшейся битвы и, быстро перебирая короткими ножками, двинулось к "тусовке командного состава". По пути "галстук" внезапно тормознул напротив Серёжки:
   -- Кто дал ребёнку оружие?! -- триста четырнадцатая и триста первая в полном составе заржали. Серёга, не зная, как отобразить возмущение на "ребёнка", пошёл по пути наименьшего сопротивления: перебросил предохранитель на "авт.". Ближайший собровец эскорта дёрнулся. "Галстук" не отреагировал никак: то ли дурак, то ли не понял...
   -- Заберите у него ружьё... -- "Галстук" обратился к сопровождению.
   -- Как? -- собровец мазнул по Серёжке профессиональным "взглядом-рентгеном".
   -- Как?! Вы же -- боец специального отряда! Или Вы боитесь мальчишки с ружьём? -- голос "Галстука" приобрёл вкрадчивые интонации.
   -- Боюсь, господин прокурор... -- собровец вздохнул. -- Я -- умный... -- в подтексте явно значилось "В отличие от тебя".
   Теперь уже хохотнули и собровцы, и скауты.
   -- Умный?! -- в голосе "господина прокурора" зазвучали нотки угрозы: -- Я это запомню, сержант! -- "Галстук" обратил свой взор на Сергея: -- Мальчик, положи оружие на землю, -- голос стал почти ласковым.
   -- Вот ещё!.. -- Серёга шмыгнул носом.
   Теперь у неизвестного появились интонации взрослого дяди, объясняющего неразумному дитяте прописные истины:
   -- Мальчик, с тобой говорит прокурор города Анненска и области. Я тебе приказываю: положи ружьё.
   В диалог вмешался Мешок:
   -- И что с того, что ты -- прокурор? С каких это пор прокуратура командует армией?
   -- Юноша, я старше Вас по возрасту и по званию, так что потрудитесь говорить со мной на "Вы"! -- "Галстук" скорбно вздохнул. -- Прокуратура, дети, командует всеми...
   Мешок улыбнулся в тридцать два зуба и хихикнул:
   -- Дядь, если это -- новый приказ, то до нас его не доводили... -- Костя на мгновение замолк, роясь в памяти в поисках подходящей цитаты, и выдал: -- "Волки -- свободный народ, они слушают только вожака стаи, а не всякого полосатого людоеда!"
   Те, кто стоял поближе, сели от хохота: костюм и галстук прокурора были в тонкую полоску.
   "Полосатый" вновь вздохнул и повернулся к сопровождению:
   -- Разоружите их и арестуйте. За сопротивление сотрудникам правоохранительных органов и... пожалуй, этого пока хватит. Ребёнка -- в приёмник-распределитель, старшего -- в изолятор. Действуйте, -- и он посеменил дальше.
   Собровец сплюнул и закурил. "Действительно -- умный!"
   Одновременно с "Полосатым" к "командирской тусовке" подтянулся и "Интрудер".
   Тут прокурор с ходу наехал на Мишина:
   -- Капитан, на каком основании Вы прекратили операцию?! Вам был отдан чёткий приказ в письменном виде!
   -- Господин Варгин! Операция остановлена потому, что я не собираюсь класть почти весь отряд по Вашей прихоти! Вы сами настаивали на подобном варианте, и я предупреждал Вас, -- тоже, кстати, в письменном виде, -- о возможных последствиях! Вот Вам командир группы, -- Мишин подбородком указал на Кэпа, -- и договаривайтесь с ним, как с должностным лицом. Устраивать им, а тем более -- своим людям, бойню я не намерен!
   В голосе "Полосатого" зазвучала сталь:
   -- Капитан Мишин, Вы отказываетесь выполнять приказ?!
   -- Да. В Уставе есть пункт о преступном приказе, Ваш -- именно такой! Я сохраняю жизнь своим людям хотя бы для того, чтобы завтра произвести те же действия, но в более подходящий момент времени и места... В конце концов, у Вас ордер на арест троих. И ради этого Вы приказываете мне прикончить ещё два десятка?! Я правильно понимаю?
   "Галстук" очередной раз скорбно вздохнул:
   -- Капитан Мишин, по возвращении в Анненск я вынужден буду проинформировать о Вашем поступке соответствующие инстанции.
   Мишин пожал плечами:
   -- Ваше право... Но и я по возвращении в ППД вынужден буду сделать то же самое...
   Теперь пожал плечами прокурор:
   -- Ваше право, капитан. Только учтите, что не я, а Вы нарушили приказ.
   -- Учту.
   "Полосатый" повернулся к Кэпу:
   -- Представьтесь, молодой человек, и потрудитесь мне объяснить, что это за банда несовершеннолетних с оружием?
   Брови Вовки стремительно поползли вверх:
   -- Как мне кажется, это Вы должны представиться мне, а не я -- Вам. Вы находитесь на территории закрытого объекта ВС Республики, а не я спёр батон в булочной Анненска! По Вашему прямому приказу, как я понял, СОБР совершил вооружённое нападение на сводный отряд спецназ двенадцатого ДДК, что чуть не привело к человеческим жертвам и уничтожению мат ценностей! -- Кэпа понесло. -- А это -- "Превышение должностным лицом своих служебных полномочий, едва не повлекшее гибель людей"! Статья двести восемьдесят шестая УК, пункты б), в) -- от трёх до десяти лет! А попытка разоружить моего бойца?! "Попытка хищения оружия и боеприпасов"! Статья двести двадцать шестая -- от трёх до семи лет! И я Вам должен представляться?! Вам, -- почти уголовнику?!!
   У Варгина, как писал классик, "в зобу дыханье спёрло". Чего он не ожидал, так это обнаружить среди юных гоблинов столь юридически подкованную личность.
   -- Да как ты...
   -- Да так! -- Вовка взбеленился так же стремительно, как сам Варгин несколько минут назад, только, в отличие от прокурорского "кипения", его ярость была холодной, а голос имел температуру абсолютного нуля. -- Ты кто такой?! Урод, да я из-за твоих х.. понятных игр чуть не потерял своих парней и чуть не перебил отряд СОБР! М...к, ты это понимаешь?! Кретин, тут бы счас Варфоломеевская ночь была бы!
   -- Щенок! Да ты...
   -- Ша! -- Мишин встал между Кэпом и "Полосатым", прекратив "обмен любезностями". -- Сержант, у него в кармане -- ордер на арест. Тебя и двух твоих ребят, -- Русецкого и Пинигина. Из-за этого -- весь сыр-бор.
   Кэп вытаращил глаза:
   -- За что?!
   -- Сто пятая с отягчающими... А), ж), з).
   -- И кого мы так круто пришили? -- в разговор вмешался Антон.
   -- Канчиля и его команду. Под Анненском. В Новый год...
   -- Та-а-ак... -- протянул "Интрудер". -- И кто подписал? В смысле -- ордер? -- он ни фига не понял. Слово "канчиль" ему ничего не говорило, а идиома "Новый год" ассоциировалась только с памятной пьянкой. Бред, в общем, какой-то.
   -- Он сам. Он там -- областной прокурор.
   Мешку и Серёжке весь диалог было слышно великолепно.
   -- Так, влипли... -- Костыль побледнел. Он, в отличие от Тохи, понял сразу, что вся эта петрушка как-то связана с "Ролексом", хотя прозвище "Канчиль" и для него было пустым звуком.
   Варгин наконец полностью обрёл дар речи:
   -- И ты! Убийца! Будешь! Меня! Называть уголовником! -- "Полосатый" почти визжал. -- Меня! Солдата правопорядка! -- На пятачке грянул дружный хохот. Смеялись все, -- кроме Кэпа, Мешка и Серёги. Прокурор продолжал сучить кулачками у носа Вовки. -- Мишин! Арестуйте его! Немедленно!
   -- Заткнись, "солдатик"! -- Кэп сплюнул под ноги Варгина. -- Меня может арестовать военная прокуратура, предварительно известив Командование. И, если двенадцатый ДДК не даст "добро", а такое запросто может быть, -- на мне подписок о неразглашении -- как блох на собаке, -- заниматься мною будет наш родной Особый Отдел, но никак не ты!
   -- Мишин, Вы что, плохо меня поняли?!
   Капитан повернулся к Вовке:
   -- Сержант, ты добровольно сдашься?
   -- Не-а.
   -- Господин прокурор, в данной ситуации произвести арест подозреваемого...
   -- Да какой он подозреваемый! Он -- преступник!
   -- Преступником его может назвать только суд... до которого, как я подозреваю, -- как до Пекина раком...
   -- Мишин!
   -- Тридцать с гаком лет, как Мишин! Всё, парни, отбой! Сворачиваемся!
   -- Мишин, Вы ещё пожалеете!
   -- Это я уже слышал... Господин Варгин, Вы -- с нами или будете сами выбираться?
   -- Мишин, я снимаю Вас с должности ком отряда! Селезнёв, принимайте командование и арестуйте этих убийц!
   Стоящий рядом старлей даже не шелохнулся. Мишин вздохнул:
   -- Господин Варгин, Вы не имеете права снимать меня с должности и назначать на моё место кого-либо. Вы -- прокурор Анненской области, а не Северо-западного округа. Последний раз спрашиваю: Вы -- с нами?
   -- Вы! Все! Ещё об этом пожалеете!!! -- пискнул "Полосатый", но двинулся вслед за уходящими с пятачка собровцами.
   "Интрудер" окликнул Мишина:
   -- Капитан! Вопрос можно? Напоследок?
   -- Чего?
   -- Вы как сюда пролезли? В смысле -- на территорию? -- Антона интересовала сугубо техническая сторона дела, так как юридическую он ошибочно считал исчерпанной.
   Капитан хмыкнул:
   -- Мы, чай, тоже не лаптем щи хлебаем...

***

   ...-- Проходите, хлопцы, садитесь.
   Хм. Романов, как правило, неформален. Так неформален, словно никогда погоны и не надевал. По степени неформальности можно определить, насколько неприятным будет последующий разговор. Да-а. Сейчас он явно будет очень серьёзным.
   Кэп и "Интрудер" "приземляются" на гостевые стулья и ждут. Старик явно нервничает, а потому делает всё особенно медленно: выходит из файла, потом -- из папки-директории, закрывает программу, выключает компьютер... Или это кажется, что медленно? -- Комп же не работает медленнее оттого, что Владимир Борисович -- в дурном расположении духа?
   Наконец полковник в очередь смотрит на Антона и Вовку:
   -- Ребята, предупреждаю: дело -- серьёзное, -- мог бы и не сообщать, и так поняли уже. -- Юноши, пожалуйста, подробно обрисуйте то "недоразумение", которое имело место быть вчера, -- так. Вот почему их столь внезапно отозвали с операционки. Но какое отношение имеет этот безумный прокурор... -- Антон?
   -- Я, Владимир Борисович, если честно, вообще ничего не понял. У нас своя война, а тут на нас СОБР наезжает, "Гвоздями" плюётся, "маски-шоу", полный апофигет, а потом является какой-то "метр с кепкой на коньках", орёт, визжит, пяткой в грудь стучит, мол, я, да вас всех... У него типа на нас -- бумажка какая-то...
   -- Антон, пожалуйста, поменьше эмоций. Орал он, кстати, скорее всего, чтобы перекричать близкую канонаду... Какая у него была "бумажка", Русецкий? -- так, совсем плохо: по фамилии... Что ж случилось-то, блин?!
   -- Я не видел, Владимир Борисович. Я за своими приглядывал. Мои оглоеды ведь знаете, на что способны?! -- уж Старый-то знает. Чудом тогда разошлись без жертв... А Тоха за своими точно приглядывал, даром что к разборке не успел. -- Там несчастного случая не вышло бы часом...
   -- Хорошо. Это Вы правильно делали, Антон, -- вовсе худо: Старик на "Вы" перешёл. Дрянь дело. -- Хотя возможно... Ладно, это к делу не относится. Владимир, Вы можете дополнить данную невнятную картину какими-либо подробностями?
   -- Да. Я, правда, тоже документа не видел, но капитан сказал "ордер на арест". За подписью прокурора.
   -- Прокурора -- города, округа, области?
   -- Города Анненска и области. Это -- там же, на Борнео...
   -- Да, на Борнео. На арест кого, Владимир?
   -- Его, -- Вовка кивнул на Антона, -- Пинигина и меня. Владимир Борисович, что это было?
   -- Плохо всё, ребята. Вам, а через Вас -- нам всем, всему "Скауту", -- грозят неприятности.
   -- От кого? -- Тоха не въезжал в ситуацию.
   -- От АФБ. Слухи просочились в прессу, и теперь наши работодатели, чтобы выкрутиться, подставляют КССО, которое обеспечивало их людьми. А так как акция была проведена вашими руками, то вы -- Вы лично и обе Ваши группы -- оказываетесь в этом деле крайними. Я доступно излагаю?
   -- Так это -- дело с наркодельцами?! -- до "Интрудера" наконец дошло. -- А кто такой "Канчиль"?
   -- Канчиль -- прозвище мафиози, с которым АФБ расправилось руками ваших подчинённых. Степан Барышников. Но Анненск знает об этой расправе как о "деле Канчиля".
   -- Но ведь этот хмырь... как его?.. Ретровский!.. Он же утверждал, что всё будет шито-крыто?!
   -- "Нет ничего тайного, что не стало бы явным", Антон. Говорят не только языки, но и действия. К Вам лично -- ни малейшей претензии, но вот к Вам, Владимир...
   -- Да, Владимир Борисович, я знаю...
   -- Вы погорели самым нелепым образом!
   -- Вовк, эт -- что? Где вы прокололись?!
   -- С "Ролексом". Надо было его органам скинуть или там бросить. Мой прокол.
   -- Ну, положим, Владимир, у Пинигина своя голова есть, должна быть, по крайней мере... Но дело сейчас -- не в том. Константин дал Варгину лишь ещё одну косвенную улику, не более. Сейчас важнее другое: вам надо временно исчезнуть.
   -- Владимир Борисович, что, всё так плохо? Вы ведь сами говорите: только косвенные улики? Или есть и прямые?! -- Кэп машинально попытался вникнуть в юридическую сторону дела, но слишком мало знал.
   -- Прямых -- нет. Пока. Но у Варгина есть ордер на ваш арест, а значит, если он возьмёт вас, не дай Бог...
   -- Мы же -- не в его ведении?!
   -- Де юро, юноши, дело обстоит так: если совершено уголовное преступление, то дело ведёт тот, кто взял подозреваемого. Владимир, кто арестовал Налбандяна и Пинигина за дебош? Кому Вы платили залог?
   -- Полиции.
   -- Ну, и здесь -- приблизительно та же ситуация... В общем, у обеих групп есть некоторый шанс угодить за решётку по статье "Убийство, совершённое группой лиц по предварительному сговору..."
   -- "С целью личного обогащения и с особой жестокостью", -- мрачно закончил Вовка.
   -- Именно. Таким образом вы увидите небо в клеточку, а весь "Скаут" попытаются прикрыть, как организацию, вскормившую подобных изуверов.
   -- Ретровский, падаль!.. Простите, Владимир Борисович, -- Антон сжал кулаки. -- Хрен ли он нам наплёл?!
   -- Ретровского уже убрали... нет, Антон, не в том смысле, -- всего лишь отправили на пенсию, отлучили от кормушки. Он в этом деле -- тоже своего рода "крайний". АФБ своих людей прикрывает. И мы вас тоже прикроем. Конечно, маловероятно, что афёра Варгина удастся, да и общественность скорее нашей стороне, но зачем лишние хлопоты? Лучше подстраховаться.
   -- Как? Раз в это дело уже вмешалась прокуратура?
   -- Владимир, как Вы думаете, зачем Варгин "наехал" на вас там, в поле, подключив СОБР?
   -- СОБР -- потому, что так нас не взять...
   -- А почему -- сам? Почему он не передал дело военной прокуратуре? А?
   -- "Кто взял, тот и раскручивает"?
   -- Конечно. Потому он, скорее всего, сделает ещё попытку, прежде чем идти официальным путём. Возможно -- не одну. Вот военной прокуратуре мы отказать действительно не можем...
   -- Значит нас повяжут! -- "Интрудер" изобразил радостную улыбку в тридцать два зуба. -- Кэп! Ты перестукиваться умеешь?! Владим Борисыч, мы можем надеяться на соседние одиночки?! В общие нас точно не пхнут, мы же -- такие жутко опасные!!! А гитару мне взять разрешат?
   -- Русецкий, я вроде бы просил Вас умерить эмоции? Мне кажется, Вы рановато буяните.
   -- Так надо же потренироваться...
   -- Антон, никогда не делайте сегодня то, что можно отложить на завтра, возможно, завтра оно не понадобится вообще... Во всяком случае, избавьте меня от репетиции тюремных буйств в моём кабинете.
   -- Владимир Борисович, а Джо? Он же в той операции не участвовал... -- Кэп был серьёзен настолько, насколько демонстративно несерьёзен "Интрудер".
   -- Совершенно верно. Но, если возьмут вас, хлопцы, и ликвидируют "Скаут", то полиция всенепременно вспомнит, что Вересов Сергей -- беспризорник, бежавший из спецшколы и находящийся в розыске.
   -- А жаль кто-нибудь из моих не промахнулся по этому "Полосатому"... -- Антон зло прищурился. -- Нет человека -- нет проблемы... Такого человека.
   -- В АФБ тоже так, вероятно, думали -- по отношению к Канчилю. Кому стало лучше, а? Повторяю, Русецкий, Вы правильно сделали, что приглядели за своими подчинёнными, а Вы, Капасовский, -- что ссылались на известные Вам статьи УК. В общем, мальчики, у вас -- не более полутора суток. Через шесть часов обе группы должны быть готовы к заброске. Запрос на вас может прийти с часу на час, а мы не должны допустить вашего ареста.
   -- И куда нас, Владим Борисыч?
   -- На Тимор. На неопределённое время. Это, в общем-то, -- плановая операция, просто нас слегка поторопили. Варгин, конечно, -- не гигант мысли, иначе бы не пытался арестовать вас вот так, нахрапом...
   -- Так он что нас, "на пушку брал"?! -- "Интрудер" с трудом сдерживался от проявлений "эмоциональности": в кабинете Старого как-никак. -- Ой, не мне бы говорить, не Вам бы слушать...
   -- Вот именно, Антон. Ступайте, молодцы. Что бы ни представлял из себя Варгин, -- на Тимор он не полезет: он -- карьерист, а не самоубийца. С Богом, орёлики! Сегодня вечером вас здесь не должно быть. Удачи вам.
  

КНИГА ПРИКАЗОВ СВОДНОЙ ГРУППЫ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ "ГАММА"

  
   ЖУРНАЛ ВЕДЕНИЯ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ
   Начата: 07.11.
   Окончена: 10.11.
   Список личного состава сводной группы спецназ "Гамма" Отряда специального назначения "Скаут" 12 ДДК РУМО ЭОР.
  
   ...07.11.
  
   РГСпН-314
   1. Капасовский Владимир -- ст. сержант. Командир группы "Гамма". Командир РГСпН-314.
   2. Пинигин Константин -- мл. сержант. ЗКГ РгСпН-314. Специалист-пиротехник. Обеспечение агентурной разведки.
   3. Налбандян Роман -- рядовой. Пулемётчик. Обеспечение агентурной разведки.
   4. Фоменко Григорий -- ефрейтор. Радист. Медик. Специалист по снабжению.
   5. Петерс Янис -- рядовой. Старший стрелок снайперской пары.
   6. Вересов Сергей -- рядовой. Снайпер-разведчик. Специалист по агентурной разведке.
  
   РШГСпН-301
   7. Русецкий Антон -- Ст. сержант. Командир РШГСпН-301. Зам. ком. группы "Гамма".
   8. Бессонов Александр -- сержант. ЗКГ РШГСпН-301.
   9. Шилов Виталий -- рядовой. Пулемётчик. Медик.
   10. Бычков Валерий -- ефрейтор. Пулемётчик. Специалист по тяжёлому оружию.
   11. Плеханов Эдуард -- рядовой. Старший стрелок снайперской пары.
   12. Чернышов Андрей -- рядовой. Стрелок, N2 расчёта РПГ-7.
   13. Чернышов Дмитрий -- рядовой. Снайпер-разведчик.
   14. Ситников Сергей -- ефрейтор. Стрелок. Гранатомётчик. Медик.
   15. Ильин Юрий -- рядовой. Стрелок-радист.
   16. Ахметов Исхак -- ефрейтор. Стрелок-радист.
   17. Петренко Олег -- рядовой. Стрелок-гранатомётчик.
   18. Гольдин Михаил -- рядовой. Стрелок. Наводчик РПГ-7.

Составил: ст. сержант Капасовский.

***

ПРИКАЗ N1

   Сводная группа "Гамма" ...07.11.

ПОБ-10

   По личному составу.
   В целях усиления дисциплины на время командировки для проведения разведывательных мероприятий и высокой эффективности выполнения поставленных боевых задач

Приказываю

   1. Назначить зам. ком. группы "Гамма" ст. сержанта Русецкого.
   2. Ознакомить л/с с боевым расчётом и списком.
   3. Считать время командировки боевыми действиями на занятой противником территории со всеми вытекающими из этого выводами и последствиями.
   4. Запретить употребление спиртных напитков и наркотических веществ без разрешения ст. сержанта Капасовского.
   5. Невыполнение приказов считать нарушением Устава в боевой обстановке.
   6. Нарушение дисциплины карать теми мерами и средствами, которые ст. сержант Капасовский сочтёт необходимыми.
   7. В моё отсутствие дисциплинарные права (ком. группы "Гамма") переходят к ст. сержанту Русецкому.
   8. Жалобы на мои незаконные действия подавать командиру ОСпН "Скаут" по возвращении из командировки по инстанции.
   9. Л/с группы ознакомиться с вышеперечисленными документами под роспись в приложении.

Командир группы "Гамма"

ст. сержант Капасовский.

Приказ N2

   Сводная группа "Гамма" ...07. 11.

ПОБ-10

   В связи с предстоящим выполнением боевых задач по агентурному обеспечению

Приказываю:

   1. Создать отдел контрразведки группы.
   2. Назначить начальником отдела сержанта Бессонова.
   3. Сержанту Бессонову в двухдневный срок скомплектовать отдел контрразведки и представить мне рапорт.

Ком. группы "Гамма"

ст. сержант Капасовский.

РЯДОВОЙ НАЛБАНДЯН

  
   Зал ожидания в "Северном-пятнадцать" был довольно спокойным местом (правда, "зал ожидания" -- весьма большая натяжка), и здесь вполне можно было бы расслабиться, если бы Ромка, как обычно, не нервничал перед полётом. Через открытую дверь ангара был хорошо виден светло-серый сверхзвуковой "Гольфстрим" со значком палубной авиации флота. Формой своей он напоминал здоровенную хищную птицу, чья красота внушала уважение и страх. Она сидела там, на бетонной дорожке, глядя на Рэма поверх длинного, как кинжал, носа.
   -- Хорошо, хоть на САСе, -- Ян поудобней устроился на своём рюкзаке, -- а то -- трясись на "помеле"... а тут -- вжик, и на месте! Красота!
   -- Красивый! -- согласился сидящий рядом Серёга, видимо, имея в виду самолёт.
   "Всего лишь ещё один самолёт," -- сказал самому себе Ромка, -- "что держит его в воздухе -- неясно..." Он смутно вспоминал что-то из курса физики о неком эффекте Вентури или принципе Бернулли, зная, что это и есть то незримое, основанное на умозаключениях каких-то бородатых умников прошлого века, что даёт самолёту возможность держаться в воздухе. Однажды над Китаем этот принцип или эффект почему-то не сработал, и его мать погибла в рухнувшем на тибетские горы пассажирском лайнере "Ил-86"; а два года назад что-то отказало в армейской "Касатке", и он сам едва не сгинул в упавшем на бетонку аэродрома вертолёте.
   "Ладно, Ромка, не возвращаться же в пещеру, к охоте на мамонта с каменным топором! А что естественного в лазании по джунглям с пулемётом? Не будь идиотом!.. Но я ненавижу летать!" -- снова напомнил он себе.
   -- Брось, Ром, не дрейфь! С "Гольфстримами" ещё никогда ничего не случалось! -- рядом сел Кэп. -- В ВМС по статистике -- самая низкая аварийность!
   "Всё когда-нибудь происходит в первый раз!" -- вслух этого Рэм говорить не стал.
   -- Я знаю, -- он вымученно улыбнулся.
   Серёжку удивляла нервозность Романа. Сам-то он летать любил (но не прыгать с парашютом! Просьба не путать кислое с пресным!). Ещё на учебке, после первого полёта на вертолёте, Серый дал себе зарок, что, развязавшись с разведкой, пойдёт в лётчики. Неважно, в какие -- военные или ГВФ.
   "Это будет верхом идиотизма, если я устрою истерику перед посадкой в самолёт", -- сказал себе Ромка. -- "Ты действительно слабак!" -- "накручивал" он себя. -- "Это тебе не из пулемёта палить! Нечего сказать, военная разведка!! Спецназ!!!"
   -- Кэп, когда полетим, а? -- проныл Серёга.
   -- Минут через сорок.
   -- Не приставай к папе! -- хохотнул Ян. -- У него -- масса проблем с Рэмом.
   ...В ангар, тарахтя мотором, вкатил джип.
   -- Парни, вы -- палубным бортом до "Гусева"?
   -- Мы, -- Кэп встал, потянулся. -- Подъём, организмы! Ромка, не плачь, даже жить вредно, от этого умирают!
   ...-- Добро пожаловать на борт, парни! -- триста четырнадцатую приветствовал здоровенный детинушка в сером комбезе. -- Гребите в нос! Военная разведка летит в салоне "люкс". Ты когда-нибудь летал на "Гольфике"? -- вопрос был адресован Ромке. Шедший следом Латыш сдержанно хихикнул.
   -- Нет, -- с трудом выдавил из себя Рэм.
   -- Это запомнится тебе на всю жизнь! -- жизнерадостно пообещал детинушка.
   Теперь уж Ян откровенно захохотал.
   "Большое спасибо!" -- чуть не задохнулся от злости Ромка, пожалев, что одной рукой придушить этого "лося" он не сможет (правая была занята рюкзаком и пулемётом). Он хмыкнул. Только это ему и оставалось.
   Пришлось пригнуться, чтобы не стукнуться о притолоку. Рэм занял место у окна в первом ряду; Вовка и Серый -- по другую сторону прохода; дальше -- Мешок, Фома и Ян. Вся гоп-компания в сборе. Рядом с Ромкой приземлился немаленький дядя в форме каперанга ВМС. Пристегнули ремни. Проявился "детинушка", который по ходу оказался стюардом.
   -- Вам удобно? -- это он каперангу. Моряк кивнул, и "бортпроводник" обратил своё благосклонное внимание на Рэма: -- Ты живой?
   -- Да, -- соврал Ромка. -- "Пока -- да. Но щас эти долбаные авиаторы помогут мне загнуться. Господи, помоги!"
   -- Замечательно! Если будут проблемы, средство решения -- здесь, -- парень показал на стопку серых плотных пакетов. -- Может, чё почитать дать?
   -- Спасибо, у меня есть книжка.
   -- Хорошо. Если совсем будет хреново, ори громче, может чем помогу!
   С другой стороны прохода донеслось тихое ржание.
   Рэм потуже затянул ремень. Дверь была открыта, -- ещё можно было бежать. "Угомонись, идиот!" -- он откинулся назад.
   -- Господа военные! Капитан-лейтенант Ляшенко -- приветствует вас на борту нашего "Гольфстрима", рейс "Северный" -- "Гусев"! Минут через пять мы взлетим. Полёт займёт меньше часа. Пристегните ремни. Спасибо за внимание!
   Каперанг рядом с Ромкой сдержанно хмыкнул.
   ...Пока по радио звучала скороговорка, закрыли дверь. "Неплохо -- отвлекли внимание и отрезали последний путь к отступлению", -- кисло отметил про себя Рэм. Он закрыл глаза и отдался в руки судьбе.
   Перелёт на САС был плавным и без приключений. И всё-таки Фёдор Иванов чувствовал себя не в своей тарелке. Ему совсем не нравилось летать на самолёте, если за штурвалом был кто-то другой. Сам Фёдор командовал отборной эскадрильей палубных истребителей Су-37 ВМФ. Он считал себя одним из лучших лётчиков в мире, и не больно хотел доверять свою жизнь пилоту, не обладавшему его опытом. Тем более, что обслуживание было безобразным: прыщавый парень -- судя по акценту, с Борнео, -- выполнявший здесь обязанности стюарда, умудрился с ходу пролить кофе на пассажира, сидевшего в соседнем кресле.
   -- Ненавижу самолёты! -- пробормотал пострадавший.
   -- Действительно, это -- не Республиканские Авиалинии, не так ли? -- заметил Иванов, допив кофе, и наконец внимательно глянул на соседа. Парнишка был довольно молод ("Хм, очень молод!"), одет в тропический камуфляж без знаков различия, ботинки для джунглей -- не военные, но довольно дорогие и качественные, на голове -- зелёная косынка, в ногах -- здоровенный рюкзак, поверх которого покоился пулемёт ("Печенег", кажется). Возраст и прикид парнишки выдавали его принадлежность к Силам Специальных Операций. Фёдор оглядел салон и заметил ещё пятерых "мальчиков" (один -- совсем мелкий, лет тринадцать от силы!). Что эти "дети" собирались делать на "Гусеве", Иванов не знал, но КССО и логика -- вещи на первый взгляд несовместимые. -- Ну, и чем вы будете у нас заниматься? -- спросил Фёдор соседа.
   -- Извините, товарищ полковник, я не могу об этом говорить, -- Ромка хмыкнул. -- "Потому, что сам ни хрена толком не знаю!"
   -- Бомбы, взрывы, диверсии, шпионаж?
   -- Пожалуй, -- пробормотал парнишка, рассматривая кофейное пятно на колене.
   -- Часто приходится летать?
   -- Порядочно, но больше -- на "мётлах". А Вам? -- особой почтительности к Фёдоровым звёздам в голосе соседа не было.
   -- Вообще-то, я -- лётчик. Командую на "Гусеве" эскадрильей "Сушек".
   -- Мне ещё не приходилось совершать посадку на авианосец, -- нервно заметил "спецназ".
   -- Ничего страшного, -- заверил его Фёдор. -- Особенно днём.
   -- Вы так считаете? -- парнишка был столь напуган, что не заметил, как наступила темнота.
   -- Да, днём посадка на палубу довольно проста. Приземляясь, смотришь вперёд и выбираешь место, где коснёшься дорожки, -- только на авианосце дорожки короче. Вот ночью -- сложнее, хуже видно палубу, поэтому всё не так просто. Да ты не бойся, девушка, которая управляет этим самолётом...
   -- Девушка?!
   -- Да, на многих транспортниках летают женщины. Всегда почему-то успокаивают пассажиров, говоря, что самолёт ведёт опытный лётчик. Но сегодня сажать эту птичку будет ученик, -- Фёдор любил поддразнивать тех, кто боится летать.
   -- Ученик?!!
   -- Да, молодая курсантка из Маклаевского лётного. Судя по всему, ей не доверили летать на истребителях или бомберах, вот она и попала на самолёт снабжения. Курсантам надо учиться, ведь так? Когда-то всем приходится совершать свою первую ночную посадку на палубу. Ничего страшного, у меня их -- более трёх сотен, -- успокоил парнишку Иванов; затем тщательно проверил крепление ремней безопасности. За много лет он убедился, что лучший способ избавиться от страха -- передать его кому-нибудь другому. Фёдор надеялся, что мастер высшего пилотажа, сидящий в кресле второго пилота, не грохнет САС со всеми пассажирами о палубу авианосца. Но это от него уже не зависело.
   Через некоторое время по радио сообщили, что скоро можно будет увидеть "Гусева".
   Ромка взглянул на часы: оставалось меньше двадцати минут лёту. "Блин, ночью садиться на авианосец, за штурвалом -- баба, да ещё и ученик! Офигеть можно!" -- Рэм попытался углубиться в чтение.
   Книжка была полным безумием. Один бедный, но храбрый юноша имел целью заколбасить для своего личного блага и блага короля толпу нехороших дядей. Юноша был не только бедным и храбрым, но ещё и глупым, так как, вместо того, чтобы сколотить бригаду киллеров, вызывал оппонентов на дуэль по очереди. Тут выяснилось, что юный безумец был не только беден, храбр и глуп, но при этом довольно ловко владел мечом (ему бы АКМ, бедняге!), поэтому поголовье врагов быстро уменьшалось. Глупость главного героя была особенно очевидна из-за того, что он мог привлечь для разборок отряд местных герильес (партизаны -- как тараканы: есть везде) под командой какого-то Робин Гуда ("Робин Гуд" -- что-то знакомое; вернёмся -- спрошу в разведотделе, кто такой), который был, вроде, не прочь помочь юноше. Тем временем подлый враг, напуганный выходками бедного, храброго, ловкого и глупого безумца, спёр у него потенциальную жену с её папой. Враги оказались банальными бандюками, -- Ромка иссяк на жутко душещипательном моменте, когда папу жарили на каком-то агрегате в местном аналоге контрразведки, вымогая выкуп. Папа жлобствовал и денег не давал. Мазохист. Рэм захлопнул книжку и прочитал название: "Айвенго". Вальтер Скотт.
   "Вот жили люди! Никаких тебе самолётов-вертолётов-парашютов!! Назад, в двенадцатый век!!!" -- скомандовал он себе и глянул в иллюминатор.
   Теперь "Гольфстрим" летел довольно низко. Большинство авиакатастроф случается при посадке, но Ромка усилием воли заставил себя об этом не думать. И вот "Гольф" резко соскользнул вниз, сбоку мелькнул силуэт одного из кораблей эскорта, и почти сразу Рэм почувствовал толчок от соприкосновения с палубой.
   Всё. Они приземлились.
   "Господи, спасибо Тебе!" -- Ромка облегчённо вздохнул. Теперь -- ничего страшного. Впереди -- от силы противопехотные мины, да мужики с автоматами. Не сравнить же это с авиакатастрофой! На земле Рэм всегда чувствовал себя уверенно. Пусть даже эта "земля" -- полётная палуба авианосца!
   Самолёт остановился, зажёгся сигнал "Отстегнуть ремни", -- можно избавиться от них наконец! Открыли переднюю дверь. Ромка встал и потянулся. Хорошо на твёрдой земле!..
   Кэп растолкал Серёжку, -- тот ещё толком не проснулся и тёр кулаками глаза.
   -- Ромка, ты -- в порядке?
   -- Что, уже всё? -- спросил Серый.
   -- Всё!!! -- заверил его Рэм и двинулся к выходу.

***

   Заснуть не удалось. Группу поселили в двенадцатиместный "номер" в носовой части авианосца. Претензий к жилплощади, как к месту проживания, не было, за исключением жуткого грохота над головой (там по ходу дела располагалась одна из катапульт на лётной палубе, и авиаторам "Адмирала Гусева" не спалось). Народ валялся по койкам. Единственным, кто дрых без задних ног, был Ромка. Над этим лениво поприкалывались минут десять (мол, укатала пулемётчика палубная авиация!), после чего в каюте повисла тишина, периодически прерываемая жутким лязгом катапульты.
   -- Блин, ещё минут двадцать, и по возвращении подам рапорт о переводе в ПВО, -- Мешок прикурил сигарету и жадно затянулся. -- Это охренеть можно: время -- два ночи, а они всё летают!
   Ответа не последовало. Только Гришка пробурчал под нос что-то вроде "Ящик динамита с возу -- кобыле легче!"; Ян, лежащий на соседней койке сдержанно хохотнул; Серёжка при тусклом свете аварийки пытался начать читать Ромкиного "Айвенго"; сам Ромка жизнерадостно сопел; Кэп внимательно изучал планшетку. Повисла тишина. Через несколько секунд снова загрохотала катапульта.
   Вдруг раздался жуткий визг. Народ стал обшаривать взглядами каюту в поисках его источника. Лежащий ближе всех Фома протянул руку и щёлкнул рубильником. Зажёгся нормальный свет. На переборке надрывался музейного вида телефон, вроде тех, что показывают в фильмах про войну.
   -- Фома, возьми трубку, -- Вовка сунул планшет под подушку, -- тебе ближе.
   Гришка, с натугой кряхтя, сполз с койки, снял трубку, вздохнул и выдал:
   -- Склад тяжёлых пулемётов на проводе! Да, -- Фома вытянулся и попытался изобразить стойку "смирно". -- Есть! Так точно! -- и, протянув трубку Кэпу, шёпотом сказал: -- Вовка, тебя! Полкан какой-то!
   Кэп соскочил с койки и взял трубку:
   -- Старший сержант Капасовский! Вас понял! Есть! -- повесив трубку, покосился на Гришку. -- Фома, хохляцкая морда, ещё один такой прикол, и я тя грохну!
   Гриц завалился на лежак с обиженным видом, мол, чё я сделал-то?!
   Вовка щёлкнул пряжкой поясного ремня, сменил косынку на берет и направился к выходу:
   -- Костыль -- за старшего! Не безумствовать!
   Мешок потушил сигарету о переборку.
   -- М-да... Парни, можно обживаться: это -- надолго.
   Когда Вовка вернулся, народ дружно дрых, акклиматизировавшись к авианосным заморочкам. Исключение составлял Серый, который пристроил фонарик на плече и читал "Айвенго". При появлении Кэпа он поднял голову и глянул на Вовку с немым вопросом.
   -- Превращаемся в нормальных военных. Отбой воздушной тревоги. Через три дня на "метле" скинут на место, -- Вовка снял правый ботинок и расшнуровывал левый. -- Гаси фонарь, раздевайся и спать. Три дня можно расслабляться. Завтрак в девять.
   Через сутки ситуация напоминала анекдот "Штирлиц, можете расслабиться!" К концу второго дня сидения на "Гусеве" Кэп решил взглянуть на свою "непобедимую и легендарную" РГСпН-314 в полном составе и обнаружил в "номере" только сваленное в кучу оружие и Фому, производившего инвентаризацию своего барахла. На вопрос, где народ, Гриц пожал плечами и ткнул растопыренными пальцами в переборку, мол, где-то там.
   -- Григорий, будь любезен, найди мне этих. По возможности, побыстрее.
   Гришка удивлённо посмотрел на Кэпа:
   -- Вовка, это же -- авианосец... Как "побыстрее"? По интеркому объявление кинуть?
   -- Да, это -- авианосец. "Адмирал флота Советского Союза Гусев". Сто десять тысяч тонн водоизмещения, сто пять самолётов, три с лишним тысячи человек экипажа. Гриша, не зли меня! Пожалуйста!
   По своему опыту Фома знал, что спорить с Кэпом, когда он тихо и вежливо о чём-то просит, -- всё равно, что колупать штык-ножом противопехотную мину, стоящую на боевом взводе.
   Процесс поиска занял полтора часа. Авианосец -- это, по сути, плавучий город. В бесконечных серых коридорах теряли ориентировку даже бывалые моряки...
   ...Костыля и Ромку Фома обнаружил в кают-компании лётного состава, треплющихся с молодыми лейтёхами-авиаторами. Латыш отыскался у морпехов на занятиях по огневой с молодым пополнением. Последним нашёлся Серёжка, которого буквально вытащили из-под сопел взлетающего Су-37 на полётной палубе.
   Как охарактеризовал потом состояние командира Ян, Кэп "впал в обещанный милитаристско-уставной маразм". Вовка застроил РГСпН-314 в коридоре и скомандовал:
   -- Равняйсь! Смирно! Вольно!..
   Не удовлетворённый результатом, он проделывал этот нехитрый набор приёмов до тех пор, пока народ со скрипом не начал вспоминать занятия по строевой, казалось, наглухо забытые. Удовлетворившись исполнением, Кэп закончил организационную фазу мероприятия и приступил к педагогической:
   -- Так! Когда я довёл до личного состава, что мы превращаемся в "нормальных военных"? Пинигин?
   Костыль пожал плечами и буркнул:
   -- Позавчера.
   -- Младший сержант Пинигин, что делает военнослужащий, услышавший свою фамилию и воинское звание?
   Костыль напрягся и через полминуты вспомнил:
   -- Громко и чётко отвечает "Я!".
   -- Младший сержант Пинигин!
   -- Я!
   -- Когда я доводил до вашего сведения, что мы превращаемся в "нормальных военных"?
   -- Позавчера, товарищ старший сержант!
   -- Рядовой Петерс!
   -- Я!
   -- Что такое "нормальный военный"?
   Вопрос был на засыпку. Ян молчал. Группа пыталась понять, что Кэп имеет в виду.
   -- Молчите, рядовой Петерс! Объясняю: "нормальный военный" -- это военный, имеющий знаки различия, шевроны, мульки, установленной формы головной убор, -- Пинигин! Вычищенные ботинки, -- Вересов! Отдающий воинское приветствие старшим по званию, -- Налбандян, -- да?! Я правильно излагаю, товарищи военные?! В Уставе внутренней службы сухопутных войск есть параграф, в соответствии с которым командир, то есть я, должен знать, где находятся его подчинённые, то есть вы; а подчинённые должны докладывать своему командиру, куда и на сколько исчезают. Я что-то неправильно излагаю?!! -- группа потрясённо молчала: Кэп, напирающий на параграфы Устава внутренней службы, был явлением новым и непривычным. -- Так, дневальный по расположению -- рядовой Вересов! Вересов, что должен сделать военнослужащий, услышавший свою фамилию?
   -- Громко и чётко ответить "Я!".
   -- Замечательно! Рядовой Вересов!
   -- Я!
   -- Назначаетесь дневальным по расположению!
   -- Есть!
   -- Напоминаю, что дневальный должен быть в курсе, где кто находится. Постоянно. Понял?
   -- Так точно!
   -- Остальные... Младший сержант Пинигин!
   -- Я.
   -- Организовать чистку оружия! По окончании -- доложить. Вольно. Разойдись!
   Потрясённый народ тихо разбрёлся по каюте.
   Ромка тихо хихикнул:
   -- Если есть дневальный, -- где дежурный?
   -- Великолепно! Рядовой Налбандян!
   -- Я!
   -- Назначаетесь дежурным по расположению! На досуге обдумайте, что происходит с инициативой в армии.
   -- Есть!
   Серёга потоптался у двери, вздохнул и направился к Кэпу, за три метра перейдя на жалкое подобие строевого шага.
   -- Товарищ старший сержант! Разрешите обратиться! Дневальный по расположению рядовой Вересов!
   -- Обращайся.
   -- Товарищ старший сержант, если я дневальный, -- где тумбочка?
   Кэп загрузился: действительно, где тумбочка?
   Народ расселся по койкам и индифферентно молчал, помня выступление Романа. Группа пыталась сообразить, чего Вовка такого ещё может отмочить?
   -- Ладно, топай пока к телефону.
   -- Есть! Разрешите идти!
   -- Иди.
   Кэп оглядел "поле боя": Серёга стоял у телефона; Ромка скромно притулился у крайней койки; Фома, Латыш и Мешок, разобрав свои агрегаты, шоркали их шомполами и промасленными тряпочками. Тишь, гладь и Божья благодать! Вовка взял "Айвенго" и завалился на лежак с чувством выполненного долга.
   "Я вас, волки, научу Родину любить!"
   ...В каюте повисла тишина, изредка прерываемая лязгом железок. Умолкла даже катапульта. Красота!
   -- Ладно, народ, отбой воздушной тревоги. Серёга сегодня -- на телефоне до ужина. Кто куда исчезает -- сообщает Джо, куда и на сколько. Парни, меня спрашивают, где группа, и что я должен ответить? Здесь, на авианосце?! Волки вы.
   Народ дружно облегчённо вздохнул. Ромка плюхнулся на койку.
  
   Основная масса раковин моллюсков закручены по часовой стрелке; приблизительно 1 экземпляр на 1-2 тысячи -- против часовой
   Минимальная игра -- "шесть пик", играется "стояком", т.е., карты не раскрываются, вистовать обязательно; иначе называется "Бухенвальд" или "обязун"
   Т.е., сыграть мизер
   Курносый -- укр.
   Парашютно-десантная служба
   Прозвище "мышка" родилось из-за наличия на шевронах изображения летучей мыши; "крыска" -- просто для красного словца
   Контрольный аппарат раскрытия
   Пулемёт Калашникова модернизированный
   Имя "Рудольф" буквально означает "Рыжий волк"
   То же самое -- англ.
   Комбинация в покере, когда у игрока на руках имеются пять карт одной масти. "Колер" -- более высокая комбинация, чем "тройка" -- три карты одного достоинства
   Прежде, чем сдавать, дают подснять партнёру справа; тот может не снимать, а коснуться верхней карты колоды, показывая, что доверяет сдающему
   При игре в покер банкомётом становится выигравший. При смене разновидности игры банкомёт определяется жребием: все тянут карты, банкомётом становится тот, кто вытянет самую старшую
   Местный вариант покера, где банкомёт имеет право "вета", т.е., может ограничить количество заменяемых карт
   У каждого -- свои приметы для привлечения хорошей карты: от классического "трижды плюнем через левое плечо" до любого бреда, какой может подкинуть больное воображение
   "Две пары" довольно слабая комбинация. Кэп надеялся, что на замену получит карту равную по достоинству одной из составляющих пары, в этом случае у него был бы "фуль" -- комбинация более сильная, чем "колер"
   Очень высокая комбинация; выше -- только "покер" -- пять карт одного достоинства
   ЗШ -- защитный шлем
   Объединённый Антитеррористический Центр
   Центральный орган печати МВД ЭОР
   Непереводимый украинский фольклор
   Начальник службы ракетно-артилерийского вооружения; в его ведении находится всё огнестрельное оружие от пистолета до гаубицы
   "Гусарский" преферанс играется вдвоём, третий игрок -- "условный", т.н. "болван"
   Проход между двумя рядами коек
   В данном случае -- детонирующий шнур, средство взрывания
   Такой вид засады применяется, как правило, при отрыве от преследования
   Разведывательно-штурмовая группа специального назначения
   Взрыватель полевых фугасов, средство взрывания
   Боеприпас гранатомётов ГП-25, ГП-30,ГП- 95
   Пункт постоянной дислокации
   "Неофициальный" часовой
   То же самое, что "на ковёр"
   Разумеется, столь изящную формулировку Кэп не сам придумал; как будущий юрист он учился формулировать некоторые вещи грамотно, в т.ч., -- подбирал подходящие формулировки во всякого рода литературе и периодике; данная фраза была вычитана в журнале "Солдат удачи"
   Контрактников -- сленг.
   Три года срочной службы -- у морской пехоты и частей спецназ
   ДШК -- пулемёт Дягтерёва-Шпагина крупнокалиберный
   Большое спасибо -- польск.
   Спаренная установка, состоящая из 12,7мм крупнокалиберного пулемета "Корд" и 30мм автоматического гранатомета ТКБ-112. Монтируется на зенитном станке пулемета "Утес"
   Противогаз
   Р
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 3.68*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 2."(Уся (Wuxia)) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"