Джоча Артемий Балагурович: другие произведения.

Караван

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Проба сюжета отечественного пост-апокалипсиса. Изначально рассказ был написан для тематического конкурса.

  Караван
  
   Как-то раз дед рассказал Мишке историю про парусные корабли, которые давным-давно бороздили моря и океаны, подчиняясь лишь своенравной воле ветров и искусству опытных шкиперов. Эта история так запала Мишке в душу, что всю дорогу от поселка, сидя в кабине грузовика, он представлял себе, что находится на палубе такого вот корабля. Даром, что грузовик, как всамделишный корабль во время качки, то возносился на ухабах дороги вверх, то падал в очередную яму так, словно на океане, который воображал себе Мишка, свирепствовал девятибалльный шторм.
   Дед Мишки, Никодим, вжал педаль тормоза в пол, и грузовик остановился, чихнув напоследок через радиатор облачком дорожной пыли. Вздымающиеся волны, туман из брызг и шквальные порывы ветра мгновенно растаяли, явив перед глазами Мишки однообразный степной ландшафт, рассеченный надвое рыжей лентой дороги. Впрочем, как оказалось, не такой уж и однообразный. Справа, неподалеку от края дороги, стояло большое количество грузовиков и прицепов, а у самой обочины, накренившись, замер пузатый автобус, вдоль борта которого в ряд выстроилось несколько мотоциклов. Множество людей ходили среди машин, собирались в группы и громко переговаривались, каждый внося свою лепту во всеобщий гомон, который, казалось, зримо смешивался с пылью, витающей над становищем.
   Мишка впервые попал на сборы большого каравана. Примерно раз в полгода из близлежащих сел в Крысиный город везли сельхозпродукты, мясо, шкуры, в общем, все то, что можно было обменять на боеприпасы, узлы для машин и установки для перегонки нефти. Прежнее имя города вспоминали редко, а Крысиным его обозвали видимо потому, что жители этого города в свое время пересидели ядерный удар под противоракетным щитом, а когда выяснилось, что заводы и фабрики уцелели лишь в городской черте, горожане не преминули этим воспользоваться и стали приторговывать по драконовским ценам дефицитными деталями и оборудованием, за что селяне их и недолюбливали.
   - Чего рот растяпил! - толкнул Мишку Никодим. - Вылазь. Еще насидимся в дороге, а сейчас пойдем, разомнем ноги.
   Мишка открыл скрипучую дверь со своей стороны и ловко соскочил на землю, даже не воспользовавшись неказистой лесенкой, торчащей сбоку кабины. Никодим обошел грузовик спереди и пнул по привычке колесо машины, критически оценивая состояние покрышек. Удовлетворившись беглым осмотром, старик повернулся и зашагал по направлению к шумному лагерю. Мишка, идя следом, глазел по сторонам, рассматривая технику и людей. Трудно было определить, какой марке изначально принадлежал тот или иной грузовик. Эти машины были безликими рабочими лошадками и своей тяжкой судьбиной, отразившейся в их неприглядной внешности, походили друг на друга, как братья близнецы.
   Вертя головой из стороны в сторону, Мишка на ходу налетел на что-то, и тут же его грубо сграбастала за куртку сильная рука, не давая двинуться ни вперед, ни назад.
   - Смотри, куда прешь, шалопай! - прорычал над Мишкой недовольный голос.
   Мишка попытался было вырваться, но застыл в изумлении на месте, рассматривая необычный костюм незнакомца. Солнце отражалось от ослепительно белой материи, из которой был пошит костюм. На месте воротника в материю было искусно вшито узкое металлическое кольцо, через которое вполне могла пролезть голова человека. Похожими кольцами, но меньшего диаметра, оканчивались рукава костюма. Весь костюм был усеян всевозможными молниями, шеврончиками, кармашками и застежками, а на рукаве Мишка заметил даже маленькое зеркальце. В свободной руке мужчина держал круглый белый шлем со светоотражающим забралом. Из шлема торчали такие же белые перчатки. С ястребиного лица незнакомца на Мишку взирал единственный карий глаз, второй глаз закрывала кожаная платка, ремешок которой скрывался где-то в непослушной копне черных волос мужчины.
   Рядом с мужчиной стояла невысокая девушка, одетая в пропыленный комбинезон, какие обычно носили водители сельских грузовиков. Невзрачная одежда скрадывала фигуру незнакомки, а из-за наголо остриженной головы издалека ее вполне можно было принять за парня.
   - Оставь ты его, Вадим, - сказала девушка. - Видишь, парень впервые на сборах, вот и засмотрелся по сторонам.
   Незнакомка открыто улыбнулась Мишке, продемонстрировав неглубокие ямочки на щеках.
   - Один здесь болтаешься или приехал с кем? - спросила она.
   - С Дымогонова я, с дедом приехал, - ответил Мишка.
   Мужчина, наконец, разжал свою руку, и Мишка отступил, потирая плечо.
   - Учиться едешь что ли? - поинтересовался Вадим.
   - Ну да, - уныло подтвердил Мишка.
   - А чего-ж так расстроено-то? - опять улыбнулась девушка.
   Мишка замялся, но его красноречивый взгляд, брошенный на впечатляющий костюм мужчины, подсказал девушке, что бы предпочел учебе паренек.
   - Эй, Мишка, ты чего там застрял! - позвал где-то впереди Никодим.
   Мишка сорвался с места и поспешил нагнать деда. Обернувшись и кивнув в сторону мужчины, он спросил:
   - Это ведь водитель толкача, правда?
   - Правда, - подтвердил Никодим. - Видать, большой караван будет, если Вадим с выселок приехал.
   Как и любой мальчишка в их поселке, Мишка мечтал стать не просто водителем какого-нибудь задрипанного грузовика, а непременно водителем толкача. Таким вот, как Вадим. То, что водители толкачей нередко гибли, сопровождая караваны, а чаще оставались калеками, Мишку ничуть не смущало. Да только мечтам Мишкиным не сбыться, если после учебы дед определит его механиком в сельскую мастерскую или, хуже того, заставит рулить поселковым трактором.
   Тентованные прицепы расступились, образовав своего рода амфитеатр вокруг небольшой площадки, в центре которой около походного столика толшилась немногочисленная группа людей. Чуть в стороне Мишка заметил двоих в военной форме.
   - Интересно, а армейским что здесь понадобилось, - пробубнил себе под нос Никодим.
   Армейскими называли военных из гарнизона, расположенного неподалеку. Жили они обособлено, ведя свое собственное нехитрое хозяйство, но иногда селянам удавалось выменять у них на продукты боеприпасы или договориться о помощи в починке техники. Кто-то считал, что армейские охраняют уцелевшие после удара военные объекты, иные язвительно замечали, что армейских просто бросили на произвол судьбы, но зачем на самом деле здесь оставался гарнизон, никто точно не знал.
   Дед Никодим протолкался к столу, и Мишка, протиснувшись вслед за ним, увидел сидящего за столом коренастого мужчину. В зубах тот перекатывал короткий бычок давно потухшей самокрутки. Лицо незнакомца было густо изрезано морщинами, на лысом черепе торчали пылезащитные очки, уставившиеся выпуклыми окулярами в небо. Настоящий морской волк, подумал Мишка, вспомнив рассказанную дедом историю про парусники.
   - А-ааа, Никодим! - поднявшись из-за стола, проревел здоровяк, протягивая деду Мишки широкую ладонь. - Только вас и ждем, посчитай! Припозднились вы что-то! Сколько машин привел?
   - Эх, Саш! - вздохнул Никодим, пожимая протянутую руку. - Один грузовик у меня. Урожай нынче неважнецкий. А у вас тут, - дед обвел рукой вокруг, - настоящее столпотворение. Для нас-то место найдется?
   - Обижаешь, Никодим, - как понял Мишка, коренастый Саша был начальником каравана. - Теперь вот все в сборе и можно начинать формировать путевой порядок.
   - А армейским что здесь понадобилось? - как бы между прочим поинтересовался дед.
   - С нами напросились идти, - пожал плечами Саша.
   - Не похоже на них, - задумчиво сказал дед. - Они ведь могут сами без проблем добраться до Крысиного города.
   - Да ну их! - махнул рукой Саша, и только сейчас заметив Мишку, поспешил сменить тему: - Паренька учиться везешь?
   - Пора ему свою пустую голову чем-нибудь заполнить, - потрепал внука по вихрам дед. - Да и на подмене у меня будет, если что.
   - И то дело, - понимающе кивнул Саша, оценив Мишку из-под прищура век.
   Саша сложил ладони рупором и призвал собравшихся к вниманию. Когда смолкли последние разговоры, он стал оглашать предварительный порядок формирования каравана. Дед внимательно слушал, ожидая, когда дойдет очередь до их грузовика, а Мишка за неимением иного занятия, стал рассматривать поставленные в полукруг машины: все те же грузовики, наверняка под завязку заполненные картошкой, мукой, бочками с грубо перегнанной соляркой и домотканым полотном. Одна из машин отличалась от прочих, хотя Мишка не мог понять, почему ему так показалось. Может быть, грязь, покрывающая ее бока, была слишком нарочитой, или брезентовый тент уж очень аккуратно прикрывал содержимое кузова. Мишка присмотрелся внимательней к машине, приметив к тому же, что двое военных стоят как раз напротив нее и изредка бросают взгляд в ее направлении. Это была машина армейских, догадался Мишка. Непонятно только было, зачем им маскировать свой грузовик под машину селян?
   Караван выехал на следующее утро. Сплошная пелена пыли вздымалась слева и справа из-под колес тесно идущих друг за другом машин, и только высокая посадка в кабине грузовика позволяла Мишке наблюдать, что творится на обочине широкой дороги. Это была старая дорога. Не делая резких поворотов, она шла от самого Крысиного города далеко на северо-восток. Насколько далеко, знали только старожилы. На обочине часто попадались брошенные машины. Все, что можно было, с них давно уже сняли, и распотрошенные корпуса воспринимались, как неотъемлемая деталь проносящегося за окном ландшафта.
   Одинокий мотоциклист обогнал грузовик, и Мишка счел, что это один из лоцманов отправился разведать, что ждет караван впереди. Приемник под потолком кабины хрюкнул, прочищая свое запыленное нутро, и искаженный голос Саши начал перекличку экипажей. Сначала Мишка с интересом прислушивался к ответам водителей, но вскоре ему наскучили однообразные рапорты, и незаметно для самого себя он задремал. Очнулся, почувствовав, как его кто-то нетерпеливо трясет за плечо. В вялое сознание ворвался возбужденный и оттого слегка надтреснутый голос деда.
   - Мишка, хватит дрыхнуть! Опускай броню на окно. Живо!
   Лишний раз понукать Мишку не понадобилось. Он дернул фиксатор у края дверцы, и с внешней стороны со звоном упала броневая крышка с узкой прорезью, закрывая боковое окно со стороны пассажирского места. Со своей стороны броню дед уже давно опустил. Лобовое стекло оставалось незащищенным, но тут уж ничего нельзя поделать - грузовиком надо было как-то управлять.
   - Что-то случилось? - встревожено спросил Мишка.
   - Полчаса назад лоцман засек комиссаров, - пояснил Никодим. - Они достаточно далеко от нас, но велика вероятность того, что они скоро заметят пылевой шлейф от каравана и бросятся за нами в погоню. Так что надо быть готовыми к самому худшему.
   О комиссарах мало что было известно кроме того, что они частенько нападали на сельские караваны, направляющиеся в Крысиный город. В основном из-за них караваны и брали с собой лоцманов, толкачей и стрелков для защиты, становясь похожими на эдакие движущиеся крепости. Обычно лоцманы прощупывали дорогу впереди и если засекали препятствие, вызывали толкач, который расчищал путь. Частенько завал на дороге означал, что где-то поблизости на обочине устроена засада. В этом случае на лоцманов возлагалась обязанность прикрывать толкач, пока тот выполнял свою работу. Когда же дело доходило до прямой атаки на караван, наступала очередь стрелков, закрепившихся снаружи на машинах, отбиваться от нападавших, а толкачи помогали выбить из колонны поврежденные грузовики, которые могли застопорить движение всех остальных, или таранили машины атакующих, не давая им перекрыть путь каравану.
   Дед как в воду глядел со своим прогнозом. Машины комиссаров показались по краям каравана незаметно. Даже когда возбужденный голос Саши проорал эту новость по общей связи, Мишка, как ни старался, не смог рассмотреть на флангах даже облачков пыли, оставляемых машинами налетчиков. Начинало смеркаться, и увидеть что-либо становилось все труднее.
   - Ждут темноты, гады, - процедил дед Никодим. - Маячат на горизонте, вынюхивают, примеряются, где бы нас половчее распатронить! Если мне не изменяет память, дальше дорога пересекает край чернопятна. Подозреваю, там-то они на нас и накинутся.
   - Но ведь в чернопятне люди не могут подолгу находиться! - удивился Мишка.
   - Эти могут, - хмуро заметил дед. - Только вот ради чего такого, что есть у нас, они готовы подхватить горячий лишай?
   Будто в ответ на слова деда Никодима раздался треск рации, и Саша распорядился:
   - Внимание! Пересекаем границу чернопятна! Включить компрессоры в кабинах. Стрелкам распределиться по машинам. Лоцманам вернуться на базу! Повторяю...
   Вот, значит, чего ждут комиссары, догадался Мишка. Сейчас караван спешным образом забирал выпущенных лоцманов на борт старого автобуса, который тащился в хвосте каравана и использовался в качестве лоцманского носителя, а стрелки прятались в кабины грузовиков. Оставались еще водители толкачей, но те были облачены в защитные костюмы, похожие на костюм Вадима, и короткое время могли выдержать в зараженной зоне. Хотя караван будет пересекать чернопятно менее получаса, этим непременно воспользуются комиссары, чтобы атаковать.
   В броневой лист снаружи постучали, и Мишка по кивку деда раскрыл дверь. В кабину влез стрелок, вынудив Мишку сместиться на самый край кресла. Захлопнув дверь, стрелок затворил задвижку на щели брони и поставил калаш между ног, оперев его прикладом в пол. Повернувшись к Мишке, он спросил:
   - Компрессор включили?
   Дед нагнулся и щелкнул тумблером. Из решетки под потолком забилась мощная струя воздуха. Стрелок облегченно вздохнул, так как всегда был риск попасть в машину с неисправным компрессором и наглотаться отравы. Успокоившись, он поинтересовался, пытаясь разговорить своих невольных соседей:
   - Как думаете, комиссары полезут за нами в чернопятно?
   - Конечно, полезут, - спокойно подтвердил дед Никодим. - Они только и ждут, когда все попрячутся в кабинах, а затем немедленно атакуют.
   Лицо стрелка вытянулось, а через мгновение в подтверждение слов деда, в броню щелкнула и с визгом отрикошетила пуля. Выстрелы зазвучали чаще и вот уже через переговорное устройство посыпались распоряжения начальника каравана:
   - Девятая, у вас пара на руле. Дублера в четвертую, срочно!
   - Мы не вышли из чернопятна... Какого черта ты требуешь! - раздалось в ответ.
   - Мы выскочим из чернопятна с минуту на минуту! - разгневано заорал Саша. - Если кто-нибудь из вас не поднимет свою задницу, и не займет четверку, ее придется вытолкнуть на обочину или половина каравана навсегда останется в зараженной зоне!
   - Девятый принял! Высылаю напарника! Но нужно, чтобы водилу прикрыли стрелки!
   Дед Никодим повернулся к перепуганному стрелку.
   - Слышал!? Вытряхивайся на борт и прикрой водителя!
   Парень побледнел и замотал головой.
   - Мы еще не покинули чернопятно. Я не сумасшедший! - забормотал он.
   - А ну вон из кабины, крысеныш! - зарычал дед, сверкнув разгневанным взглядом из-под нахмуренных бровей. - Иначе я тебя сам сейчас выкину под колеса комиссарам!
   В приемнике вновь послышался голос Саши.
   - К шестой. Никодим! Как у тебя, все в порядке?
   Дед щелкнул селектором и ответил в висящий под потолком кабины микрофон:
   - Нормально пока! Прием!
   - Мне парень твой нужен, Никодим! Ты говорил он у тебя на подмене... Во вторую нужен водитель. Тройка везет вторую на бампере, но долго так не выдержит - спалит движок!
   - Мишка за меня останется, а я отправлюсь во вторую. Идет?
   - Нет, Никодим, боюсь, тут нужен ловкий парень.
   - Неужели больше нет никого!
   - С напарником едешь только ты и девятый. Ты сам слышал. Сажать стрелка за руль или посылать в грузовик лоцмана я не имею права. Они все нужны снаружи. - Саша ненадолго замолчал, а затем едва слышно продолжил: - И столкнуть этот грузовик я не могу. Это машина армейских и я им обещал, что доведу их до города.
   Дед медлил с ответом, поигрывая желваками, но, поймав на себе напряженный взгляд стрелка, все же согласился.
   - Хорошо, Саша, - приглушенно сказал он, избегая смотреть на стрелка. - Держитесь там.
   Может, дед и отказался бы наотрез посылать Мишку на столь опасное задание, но ответить отказом дяде Саше сейчас в присутствии стрелка Никодим не смог. Пока Мишка напяливал тяжеловатый для него бронежилет, дед напутствовал внука:
   - Осторожней там, слышишь! Доложись мне, как только окажешься на месте.
   Мишка кивнул и вслед за стрелком вылез из кабины. Холодный ветер ударил Мишке в лицо, заставив судорожно уцепиться за поручни. Пряча лицо от ветра, он обернулся и посмотрел назад вдоль каравана. Зрелище было впечатляющим. Грузовики, перемигиваясь огнями фар, неслись по дороге, причудливой змеей повторяя легкий изгиб дороги и оставляя за собой плотный пылевой шлейф, который ветер постепенно сносил в сторону. В вечернем небе, будто зеркальное отражение огней каравана, сквозь легкую дымку поблескивали первые звезды. Прожектора, установленные на некоторых грузовиках, шарили по обочине, иногда выхватывая в сумраке силуэты несущихся параллельным курсом машин и мотоциклов. Мишке было сложно понять, свои ли это из эскорта, или это машины комиссаров. Искры трассеров под кашель автоматов срывались с каравана вдаль, а в ответ из темноты на свет прожекторов, жужжа и посвистывая, слеталась смертоносная мошкара.
   Рядом послышался клацающий звук - это стрелок пристегнулся к борту грузовика страховочными ремнями, чтобы освободить руки и получить возможность вести ответный огонь из автомата.
   - Пошевеливайся, если не хочешь словить комиссарскую медаль на грудь! - крикнул он Мишке.
   Мишка стал судорожно шарить по борту кабины, отыскивая очередную скобу. Найдя, уцепился за нее, затем перескочил на широкий бампер грузовика. Сзади раздалась автоматная очередь. Стрелок вносил свою лепту во всеобщий фейерверк, переключая внимание комиссаров на себя. Дед, видимо, наблюдая за внуком, чуть подал машину вперед, и к Мишке из кузова впереди идущей машины потянулись руки. Ему помогли забраться в грузовик, и он, спотыкаясь, бросился через мешки, которыми был забит кузов, в сторону кабины; вылез в пространство между кабиной и фурой, дальше снова, цепляясь за наварные скобы, выбраться на бампер, а затем в кузов следующего грузовика.
   До второй машины Мишка добрался, в общем-то, без приключений. Внутри кузов грузовика оказался совершенно пуст, если не считать стоящий у одного из бортов продолговатый контейнер. Контейнер был раскрыт, а рядом с ним на полу лежал небольшой пульт. Провода от пульта шли к конусовидному предмету, уложенному в углубление в контейнере.
   Едва Мишка двинулся в сторону кабины, как впереди раздался клацающий звук затвора.
   - Что тебе здесь понадобилось, парень? - послышался голос из темноты.
   - Я водитель на смену, - ответил Мишка, безуспешно пытаясь рассмотреть говорившего.
   В темном углу что-то шевельнулось, и в клине проникающего в кузов света фар идущей позади машины показалось запачканное кровью лицо мужчины. Это был один из тех двоих армейских, которых Мишка видел накануне на сборной площадке.
   - Водитель? Ты? - на лице военного отразилось недоверие. - Неужели не нашли кого-нибудь постарше?
   - Постарше!? - разозлился Мишка. - У вас выбора нет! Или я веду ваш рыдван, или толкач отправит вас на обочину!
   - Ошибаешься! - злорадно улыбнулся военный. - Это у вас нет выбора!
   Кивнув на раскрытый контейнер, он спросил:
   - Знаешь, что это?
   - Нет... - Мишка отрицательно помотал головой, предчувствуя какой-то подвох.
   - Конечно, откуда тебе знать, - усмехнулся армейский. - А вот комиссары, как выяснилось, прекрасно осведомлены, что мы везем, и не прочь это заполучить. Это боеголовка. Ядерная. У нас приказ доставить ее в город или уничтожить, если возникнет угроза, что ей завладеют комиссары! Если караван встанет или вы попытаетесь вытолкнуть нашу машину на обочину, я приведу боеголовку в действие! Тебе понятно, что тогда произойдет?
   Мишка, ни жив ни мертв, только закивал головой.
   - Так-то! А теперь марш в кабину! - жестко скомандовал армейский. - И смотри, не подведи меня!
   Опасливо косясь на контейнер, Мишка шмыгнул к дальнему краю кузова и выбрался наружу через клапан в брезентовом чехле. Стрелок, закрепившийся снаружи, помог Мишке перебраться на подножку кабины и придержал дверцу кабины открытой, пока новоиспеченный водитель забирался на водительское место.
   - Вот уж кого не ожидала увидеть в качестве дублера! - раздался знакомый Мишке голос.
   На пассажирском кресле полулежала та самая бритоголовая девушка, с которой Мишка повстречался на месте сбора каравана. Ее комбинезон с правой стороны груди был разорван, и через дыру виднелась наспех наложенная повязка, насквозь пропитанная кровью.
   - Привет... - протянул Мишка, старясь не ударить в грязь лицом перед девушкой, спешно примеряясь к педалям грузовика и нащупывая ключ зажигания.
   Машина встала на свой ход на удивление гладко. Оно и понятно - армейская все-таки. Мишка уже стал радоваться, что навыки, перенятые у деда, не пропали даром, но тут резкий толчок кинул его на руль, а девушка, едва удержавшись в кресле, вскрикнула от боли.
   - Кто тебя гонит, лихач! - выдавила она сквозь стиснутые зубы. - Сохраняй дистанцию!
   Мишке, если честно, было уже не до ее советов. Машина под ним ревела, как непослушный бык и норовила вырваться из-под контроля, как ни старался Мишка взнуздать ее. От напряжения он даже перестал обращать внимание на щелчки пуль, ударяющих в кабину, и непрекращающиеся переговоры по радиоканалу. Ответить деду он сообразил лишь тогда, когда Никодим в очередной раз повторил свой вызов:
   - ...от шестой второй. Мишка, черт бы тебя побрал, как ты там...
   - Добрался я! Со мной все в порядке! - улучив момент и переведя рацию в режим ответа, удосужился прокричать Мишка.
   - Не боись, паря, - послышался довольный голос деда. - Сашка в головной идет, да и Крысиный город уже не за горами...
   И в этот момент все вокруг поглотила ослепительная вспышка. Внезапный поток света превратил ночь в самый настоящий день. Черно-белыми силуэтами, как на старой кинопленке, на сетчатке Мишкиных глаз отпечатались замершие на мгновение машины и мотоциклы, и даже летящие пули, казалось, ради такого случая повисли недвижно в воздухе. Вспышка исчезла также внезапно, как и возникла, и Мишка моментально ослеп, лишь инстинктивно удерживая машину на прежнем курсе. Мощный толчок вновь потряс кабину и Мишка сообразил, что для дороги на тот свет она уж слишком ухабиста, и тут его взгляд, как за спасительный ориентир, зацепился за языки пламени, показавшиеся прямо перед ним. Ад! Мишка потряс головой, не веря своим глазам. Хищный огонь осязаемо густыми струями вырывался прямо из кабины идущего впереди грузовика. Толчок же означал, что головная машина села Мишкиному грузовику на бампер...
   - Что с ними произошло!? - крикнул он, опомнившись.
   - Гранатомет! - прокричала в ответ девушка. - Там должно быть все погибли!
   Неуправляемая машина впереди вихляла, скрежеща своим задним бампером о бампер их грузовика, и норовила встать поперек дороги. Огонь между тем постепенно перекинулся на тент кузова, уже занялся груз, и пламя стало подбираться к корме, грозя облизнуть жарким языком кабину Мишкиного грузовика. До бесконечности толкать горящую машину было невозможно, а посылать замену в пылающий грузовик уже не имело никакого смысла, да и распорядиться об этом было некому. Если верить деду Никодиму, в головной находился начальник каравана Саша. Он, скорее всего, погиб.
   Неожиданно сбоку наперерез каравану выскочил толкач. То появляясь в лучах прожекторов, то ныряя во тьму, он стремительно нагонял горящий грузовик. В отсветах пламени Мишка видел толстые дуги безопасности, охватывающие машину, бешено вращающиеся колеса и массивный бампер. В открытой кабине толкача белел костюм водителя, а в зеркальном забрале водительского шлема отражались желтые языки пламени. Толкач с огромной скоростью врезался в идущий впереди грузовик, заставляя его сначала вылететь на обочину, а затем перевернуться. Объятый пламенем, грузовик покатился в сторону, а толкач по инерции вылетел на курс каравана. Проскочить мимо он явно не успевал и Мишка в отчаянии вдавил педаль тормоза.
   - Не тормози, дурак! - закричала девушка.
   Сзади их поддел следующий грузовик, и бампер Мишкиной машины пырнул толкач в бок. Тот кубарем покатилась по дороге, встал на обочине на попа и прежде чем Мишка смог рассмотреть, что стало с толкачом дальше, их грузовик пронесся мимо, оставляя аварию позади.
   - Это ведь был Вадим! - вымолвил потрясенный Мишка.
   - Да, - прошептала девушка, едва сдерживая слезы. - Но у нас не было выбора, и у него тоже.
   Караван продолжал нестись вперед, и Мишка вдруг заметил, как вдалеке замаячила в темноте россыпь непонятных огней. Он даже привстал немного, пытаясь сообразить, что же это такое. Девушка, тоже заметившая огни, устало пояснила.
   - Крысиный город. Мы совсем близко от него. Комиссары не решатся преследовать нас вблизи его стен.
   Напряжение стало наконец-то отпускать Мишку, и он в какой-то момент позабыл о комиссарах, о раненой девушке, о водителе толкача Вадиме и даже об армейских с их ядерной боеголовкой. Завороженный открывшимся зрелищем, он на огромной скорости, будто и не был внутри кабины грузовика, летел, как во сне, навстречу этому прекрасному творению человеческих рук, которое сияло в беспросветной и изнуряющей тьме, подобно морскому маяку, указывающему путь заблудившимся кораблям.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"