Принстон Джозеф: другие произведения.

Чего желают джентльмены

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 7.64*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Таинственные ограбления банков вот уже пять лет потрясают славный город Нью-Девилл. Между тем, стены Академии Темных Искусств потрясены не меньше: злоумышленник жестоко расправляется с мистером Гекко - хамелеоном эксцентричной Дженнифер Старк. Сможет ли юный, но уже гениальный Мордред Хамский раскрыть эти преступления? Рассказ для конкурса "Магические экзерсисы".

Темная беспросветная ночь сгустилась над Нью-Девиллом. В такие ночи гуляют по крышам влюбленные, видят кошмары все остальные, и совершаются преступления века. Одно из них как раз подходило к завершающей стадии. На крыше "Хелл-кредит банка" возилась неясная фигура. Вторая подозрительная личность обреталась на улице, делая вид, что всего лишь совершает ночной моцион. Внезапно первый злоумышленник как-то странно изломался, отрастил себе два больших ястребинных крыла и камнем рухнул вниз, выравниваясь в свободном парении. Вслед за ним полетело что-то темное, похожее на мешок. Подельник, караулящий на улице, оживился, забегал, пытаясь его поймать... и поймал, живописной кляксой распластавшись на асфальте. Тяжесть неправедно нажитого, помноженная на силу ускорения, оказалась чересчур велика. Однако вскоре грабитель поднялся, сгреб в кучу себя, мешок и удалился, слегка хромая.
***
Профессор Лех Козельц самозабвенно читал лекцию по криминалистике в Нью-Девилльской Академии Темных искусств. Распустив воображаемый разноцветный хвост былой славы, он вышагивал перед студентами, в тщетной попытке убедить их в своей гениальности. Поскольку курс был далеко не первый, и даже не второй, а уже предпоследний - убеждались они как-то не очень. Только впечатлительная кикимора Люси, прикрыв глаза, предавалась мечтаниям о своих будущих славных деяниях. Впрочем, Люси вообще слыла крайне нервной и эмоциональной натурой. Увидев в морге вскрытый труп - она мгновенно начинала сочинять венок сонетов, на занятиях по психологии порывалась устраивать митинги в поддержку криминальных элементов, а вид разглагольствующего профессора Козельца её просто убаюкивал. Юной кикиморе нравилось думать, что лет через сто она будет такой же важной и ненавидимой студентами. Патологическая неприязнь к профессору Козельцу была чем-то вроде университетской реликвии и бережно передавалась от одного поколения молодых дарований к другому. Дело в том, что почтенный Лех Козельц - заслуженный вурдалак, находящийся уже в том невероятном возрасте, когда помнить его - верх дурного тона... ненавидел студентов искренней, чистой и незамутненной, как первач его хорошей знакомой Розы Шульц, ненавистью.
Особенно сильными объектами его антипатии становились молодые, ироничные всезнайки, искренне уверенные в том, что мир непременно обязан содрогнуться от их гениальности. Примерно как вон тот непочтительный молодой черт за третьим столом слева, позволяющий себе с ехидной улыбкой комментировать его, профессорское, выступление! Причем не когда-нибудь, а именно в тот животрепещущий момент, когда он повествует о блестящей поимке маньяка Серебряное Горло! Этого хрупкий профессорский организм снести уже не мог.
- Мордред Хамский! - несколько громче и визгливее, чем того требовала ситуация и позволяла академическая этика, воскликнул Козельц. В силу давней, глубокой и на диво взаимной неприязни к этому студенту, он даже запомнил его имя.
Нахальный молодой черт внимательно на него посмотрел. Немного подумал. Встал. Надел винтажную черную шляпу с узкой лентой. И только после этого символически отсалютовав собеседнику двумя пальцами, прикоснувшись ими к полям шляпы, крайне вежливо поинтересовался:
- Профессор?
Леха Козельца едва не хватил удар. Мало того, что этот юнец раздражает его вот уже на протяжении трех лет, так он еще всегда умудряется выглядеть при этом настоящим джентльменом! А эта его дурацкая шляпа... неизменное приталенное пальто... выглаженные идеально-белые рубашки... Из какого века он явился? И не сделал ли он это специально, чтобы стать его, козельцовским, персональным инфарктом? То ли дело Падди МакГир - замечательный был студент!
- Вы вопиюще невнимательны к моей лекции, - справившись с эмоциями, проскрипел профессор.
- Отнюдь, сэр, - все так же спокойно, с легкой улыбкой парировал раздражитель. Насмешка светилась на дне умных темно-багровых глаз, но не придираться же к этому?!
- Да-а? - Козельц произнес это таким тоном, что стало ясно: сейчас будет какая-то каверза. - Тогда повторите мое последнее предложение.
- И вот, в тот самый момент, когда Джон Хейз, более известный как маньяк Серебряное Горло, торжествовал, в ничтожной уверенности, что ушел от полиции - карающим мечом справедливого возмездия на него обрушился я, - дословно, полностью повторяя завывающие интонации профессора, процитировал Хамский. - Однако, при всем уважении, профессор, я мог бы не утруждать себя запоминанием вашей лекции, - выдав это сенсационное заявление, Мордред обвел взглядом притихшую аудиторию. Зарождающаяся звездная болезнь и любовь к игре на публику обещали со временем сделать из него прекрасного актера и рассказчика, но совершенно невыносимого типа.
- Что?! - Поначалу профессору показалось, что он ослышался. Но стервятническое выражение лиц аудитории убедило его в обратном. - Да ты...
Хамский с интересом наклонил голову, по-акульи выжидая, когда Козельц выйдет из себя, и по нему можно будет нанести единственно точный удар. Почувствовав это, престарелый вурдалак решил сбавить обороты:
- Что же заставило вас сделать такие выводы, молодой мистер? - с ненавистью, но вежливо, прохрипел он.
- Вы говорили о том, что у Серебряного Горла был свой особенный стиль, не так ли? Он надевал своим жертвам серебряный ошейник и ждал, пока несчастные скончаются в мучениях. Я все верно излагаю?
- Упрощенно, но да, - скрипя зубами, признал Козельц.
- В таком случае, у Джона Хейза должны были найти признаки сильнейшей аллергии. Даже учитывая тот факт, что работал он в толстых перчатках, серебро, как мы знаем, металл крайне токсичный. При длительном контакте с ним - видимые следы на теле предполагаемого маньяка просто не могли не появиться. Но и это еще не все. Джон Хейз утверждал, что вечер, когда произошло последнее убийство, он провел на рыбалке в Блэк-крике. У меня есть все основания считать, что он не лгал. Вы задержали его на следующее утро, и не найдя никаких доказательств рыболовецкой деятельности, посчитали, что таковой просто не было. Я вполне допускаю, что сорок лет назад подобная информация не была общеизвестной, но вам, лучшему, как вы говорите, следователю, не делает чести то, что вы не посетили Блэк-крик лично. Джон Хейз действительно был там в ту ночь, только не на рыбалке, а у любовницы. Помнится, лучший бордель с ундинами у нас находится именно там, не так ли, коллеги?
Коллеги издали приглушенные смешки, покраснели и с интересом вытянули шеи, боясь пропустить нюансы разворачивающегося конфликта. Они мучительно пытались разобраться, на чью же сторону встать. В силу соцопатичных особенностей своей натуры, Хамский особой популярностью в среде соучеников не пользовался. Но генетическая ненависть победила, и двадцать пар глаз выжидающе уставились на вурдалака.
- Это антинаучно! - Тщательно подавляемая злоба вырвалась из профессора злобным бульканьем сбегающего из кастрюли молока. - Это какое-то шаманство, а не криминалистика! Ангел знает, что такое...
Хамский спокойно переждал взрыв негодования, и добил Козельца одним точным, красивым ударом.
- Джон Хейз просто не мог быть Серебряным Горлом потому, что настоящий убийца был вампиром. А мистер Хейз, как нам всем известно - черт. Посмотрите на фотографии жертв - они практически обескровлены...
- Ерунда! - взвился профессор. - Им отделили головы от тел, естественно они обескровлены!
Хамский снисходительно улыбнулся.
- Им пережгли горла, это разные вещи, в таком случае кровь быстро сворачивается и почти не вытекает из тела, а вот серебряный ошейник здорово маскирует следы кровопийства...
Аудитория задумалась...и разразилась аплодисментами. Хамский раскланялся. Козельц угрожающе встопорщил седые волосы в носу и ушах.
- Выдумки, голые теории, бездоказательные предположения! - на манер циркулярной пилы заскрипел он. - Вы не имеете права глумиться над моими почетными заслугами! Я был лучшим детективом в столице!
Правда, профессор предпочел не уточнять, что в столице он прослужил всего неделю, после чего был переведен в провинцию с обтекаемой формулировкой "место, где его многочисленным талантам найдется лучшее применение". Однако чрезмерно кипучая энергия, требующая точки приложения, склочный характер и тотальная самовлюбленность почти не давали вышеупомянутым талантам почвы для буйного цветения.
- Господа, есть предложение! - со своего места поднялся главный заводила и по совместительству староста - Джонатан Хедли-Брукс. - Проведем турнир? Этакое соревнование, которое позволит нам выявить более эффективную методику и более внимательного детектива...
- Мне? Соревноваться с ним?! - склочно завопил профессор. - Да его еще и в проекте не было, когда моя слава уже гремела на весь Нью-Девилл! А что за соревнование?
Хамский же лишь насмешливо поднятой бровью и небрежным жестом сумел изобразить, что соревнования с Козельцом он нисколько не страшится, поскольку все равно выйдет из него победителем, но если уж им так приспичило его проводить - пожалуйста. Женская половина группы дружно издала коллективный восхищенный вздох, безуспешно пытаясь замаскировать его кашлем. Среди студенток шло негласное соревнование по охмурению молодого черта в винтажной шляпе. Тот, похоже, вполне об этом догадываясь, приложил максимум усилий, чтобы фаворитку в нем выявить не удалось. По-крайней мере, выходя из его комнаты наутро, осчастливленная студентка сталкивалась с гадючьим шипением соперниц, утверждавших, что уже завтра у непостоянного гения будет новая пассия. Нынешняя фаворитка не верила, надменно передергивала плечиками, но уже на следующее утро примыкала к недружному серпентарию.
- Мы берем какое-нибудь преступление, - развивал свою мысль Джонатан. - Совершенное недавно, но о котором ни одна из заинтересованных сторон пока не слышала. И даем профессору и Мордреду ровно сутки на его раскрытие. Завтра, в это же самое время, мы соберемся здесь и выслушаем их версии. Тот, кто представит нам больше доказательств - победит в споре.
Аудитория одобрительно загудела. Лех Козельц задумчиво нахмурился, удивительным образом став похожим на волосатое печеное яблоко. Насмешливо улыбающемуся Хамскому немедленно захотелось уничтожить энное количество печеных яблок - в целях психологической разгрузки, разумеется. Впрочем, он умел обуздывать сиюминутные порывы, а потому просто сложил руки на груди и нахально присел на краешек стола.
- Тотализатор... - сладко зажмурившись, прошептала кудрявая и горбоносая чертовка Эсфирь. Она обожала Хамского. Она любила его трепетной и нежной любовью фермера к единственной корове-кормилице, ибо он был самым стабильным её источником дохода. Впрочем, Мордред тоже водил с одногруппницей приятельские отношения, потому как являлся самой популярной фигурой для всевозможных ставок и имел с них немалый процент.
- Давайте своё преступление! - твердо произнес Козельц. Нехороший блеск его маленьких мутных глаз до поры остался незамеченным.
- Что я пропустила? - внезапно и на диво не к месту встрепенулась Люси.
***
- Таинственные трупы в Нью-Девилльской канализации - крокодилы-каннибалы не щадят никого! В Южном Кростоне видели человека - правда или вымысел? Джейми Насмешитель воскрес и снова вышел на охоту - кто виноват, что делать и в чем смысл жизни?
Джонатан посмотрел на медленно стекленеющую глазами аудиторию, встряхнул головой, прогоняя эпичное видение маньяка, ищущего смысл жизни в кишках своих жертв, и решительно отобрал у Люси газету.
- Люси! - окрик старосты вырвал задумавшуюся студентку из наведенного желтой прессой транса. - Там в триста семнадцатой русалку вскрывают - иди, вдохновись.
Проводив довольным взглядом выбежавшую кикимору, молодой Хедли-Брукс вновь перешел к насущным проблемам.
- Итак, нужна тема соревнования...
- Вы таки слышали?! - в аудиторию ворвалась взбудораженная Эсфирь. - "Хелл-кредит банк" ограбили! Полиция считает, что это снова легендарный Невидимка! Но сейчас, говорят, он оставил на месте преступления улику - не то волос, не то клок шерсти... А еще что я узнала! - чертовка перешла на заговорщицкий шепот. - Нам таки скоро повысят стипендию. Ректор сияет, как начищенная монета и укрепляет заклятия вокруг своего кабинета, чтоб никто, тяжелее трех фунтов, туда не попал. А знаете, где он поимел такой гешефт? В Академию хлынул поток анонимной меценатской помощи. От кого - никто не знает, но все с того жутко рады...
- Вот и преступление! - обрадовался Джонатан. - Найти легендарного Невидимку, у которого на счету уже пять банков - чем не задача?
- Таки ничем! - отрезала Эсфирь. - Нам нужно такое дело, о котором не знала бы ни одна из заинтересованных сторон, шоб им и нам с того было интересно. А у профессора определенно есть уши в полиции. Не-ет, нужно брать что-то свежее, что случилось недавно...
Эсфирь мечтательно улыбнулась, представляя себе лавину ставок, что уже готова на нее осыпаться.
- В этом определенно есть смысл, - задумчиво произнес староста.
Жирную точку в обсуждениях поставил прозвеневший звонок и влетевшая в аудиторию радостная Люси.
- В ошметках и крови, с кишками наружу,
Лежала русалка в щипцах полукружьи! - вдохновенно продекламировала она.
***
Как оказалось, на ловца и зверь бежит, в смысле, повод испытать свои детективные силы выдался уже на следующей лекции, когда в аудиторию воплощением загадочного траура вплыла Дженнифер Старк. Ходить или передвигаться эта девушка не умела просто физически. Она плыла, ступала, несла себя, как самый драгоценный из сосудов. О содержимом оного, впрочем, лучше скромно умолчать. Что эта эффектная брюнетка забыла на кафедре криминалистики (и вспомнила ли) - ходили лишь смутные догадки. Всем своим видом, поведением и, похоже, существом молодая вампирша стремилась стать музой какого-нибудь гангстера. Она носила черные шелковые платья, курила сигареты с мундштуком и говорила "с сексуальной хрипотцой" - номер четыре по стандартному каталогу "Идеальная девушка мафиози".
Итак, Дженнифер Старк вплыла в аудиторию, обвела всех присутствующих томным взглядом, поправила кокетливую светлую вуаль и драматично сообщила:
- Его убили!
После чего попыталась упасть в грациозный обморок. Правда, заметив, что ловить ее никто не собирается - быстро передумала и просто опустилась на стул.
Группа встрепенулась, шакальей стаей окружая добычу, которая пока еще считала себя почетным гостем, а не ужином.
- Кого? - потребовал определенности Джонатан.
- Мистера Гекко, - всхлипнула Дженнифер, прижимая платочек к уголкам абсолютно сухих глаз. Профессор Козельц чутко высунул ухо из-за кафедры.
- Пять к одному, что это таки самоубийство... Три к одному, что убийца не будет найден... С этого может выйти неплохой гешефт... - забормотала Эсфирь, производя какие-то вычисления на спине в очередной раз задумавшейся Люси.
- А кто такой этот мистер Гекко? - Джонатан с терпеливой лаской инквизитора продолжал допрос.
- Ее хамелеон! - хором ответили Хамский и Козельц прежде, чем потерпевшая успела открыть хорошенький ротик. Вурдалак выпрыгнул из-за кафедры, и соперники пробуравили друг друга злобными взглядами, далекими от братской любви или хотя бы академической субординации.
- Господа, - Джонатан обернулся к спорщикам. - У нас есть жуткое убийство, а у вас есть сутки на то, чтобы его раскрыть.
- Таки кто хочет сделать ставку? - предприимчивая Эсфирь осияла присутствующих кристально честным взглядом прожженного мошенника.
- Что? - реакции Люси отличались все большей оригинальностью. - Идем обедать?
***
Начинать расследование жуткого убийства оба азартных детектива предпочли одинаково. Они столкнулись в дверях общежитской комнаты Дженнифер Старк. Мысленно пожелав друг другу всяческих бедствий - до стригущего лишая и обидного венерического заболевания включительно - соперники крайне вежливо раскланялись друг перед другом и минут десять выясняли, кому выпадет честь войти первым. Стороннему наблюдателю могло бы показаться, что второй входящий кинет вслед первому бомбу, захлопнет дверь и, злодейски хихикая, сбежит. Впрочем, обошлось без крайностей, и сыщики проникли-таки на место преступления. Хозяйка комнаты и почившего встречала гостей в приподнятом траурном настроении. Столь пристальное внимание к произошедшей трагедии ей явно льстило.
- Итак, юная леди, кто нашел труп? - заскрипел профессор (в том числе и суставами), кружа по комнате постпенсионным ястребом. Хамский пока что проявил себя только хамским закидыванием ног на подлокотник кресла. Он кинул быстрый взгляд на пол, отмечая странные царапины и две маленькие капли чьей-то золотистой крови, хмыкнул и продолжил наблюдать за профессором.
- Конечно же я, - Дженнифер посмотрела на Козельца с брезгливым недоумением, примерно как оборотень на отбивную из сои. - Я не стала ничего трогать. Когда я уходила в салон красоты - с ним было все в порядке. Он покушал с таким аппетитом! А когда вернулась... Вот он... на столике лежит... Ах, бедняжка, - девушка издала прочувствованный трепещущий вздох, призванный показать всю глубину и неизбывность ее трагедии.
Доподлинно неизвестно, как жил покойный мистер Гекко, однако его посмертное существование внушало зависть. Аккуратно расчлененная ящерица, у которой отсутствовал хвост, лежала в застеленной батистом коробке из-под фирменных туфель. Сверху мистер Гекко был укрыт алым шелковым топом хозяйки.
- Паззл, - умилился Хамский, когда профессор Козельц жестом фокусника сдернул импровизированное покрывало. Однако внимательный наблюдатель приметил бы так же, что профессор умудрился при этом очень ловко смахнуть себе в карман чей-то толстый рыжий волос.
- Скажите, мисс Старк, у вас есть враги, недоброжелатели? - профессор Козельц едва не лопался от желания обойти молодого соперника на повороте.
- Враги? - хрипло прокаркала вампирша типовым голосом злодейки - номер два по стандартному каталогу "Стань мировым злом!'. Поняла, что переборщила с сексуальной хрипотцой, откашлялась и вернулась к привычному тембру. - Ну конечно же у меня много врагов, а еще больше - недоброжелателей. Посмотрите на меня, - девушка провокационно провела по платью руками, обрисовывая идеальную фигурку - номер пять по каталогу "Самые модные фигуры месяца". - И вы поймете несостоятельность этого вопроса. Цельным личностям всегда завидуют. Впрочем, вы можете спросить это у моего поклонника Джаспера - с кафедры права - кажется, он знает всех моих завистников поименно.
Лех Козельц задумчиво поскреб блестящую макушку, окруженную забавным седым пушком. Хамский демонстративно тряхнул собственной густой шевелюрой, вызвав в профессоре желание прокрасться ночью в его комнату с бритвой.
- Что ж, мисс, я выяснил все, что нужно, позвольте откланяться...
Дженнифер резко повернулась почему-то к Хамскому:
- Мордред, ты же найдешь убийцу мистера Гекко? - требовательно спросила она. - Надоело носить белое - траур мне не к лицу.
Вместо ответа Хамский ловким финтом подкинул в воздух шляпу так, что упав, она вписалась точно между рогов и, отсалютовав мисс Старк, испарился из комнаты. Профессор Козельц, проскрипев что-то неразборчивое, злобным колобком выкатился вон. Дженнифер пожала плечами и открыла пудреницу - проверить тщательно наложенный макияж.
***
Джаспер действительно знал. Причем не только каких-то сомнительных врагов и недоброжелателей - о нет, - он знал о предмете своего обожания абсолютно все! Собственно, и наткнулся-то на него Козельц прямо под дверью Дженнифер, где верный паж, высунув от усердия кончик языка, конспектировал в блокнот: "17:45, из комнаты Дженнифер вышли профессор Козельц и Мордред Хамский".
Посмотрев на них пустым взглядом, Хамский умчался куда-то за угол, чему профессор, откровенно говоря, был только рад. Конкурент, крутящийся под боком, несказанно его раздражал.
- Джаспер! - довольно произнес Козельц, радуясь внезапно отступившему склерозу. Вышепоименованный нервно вздрогнул: когда на тебя, радостно скаля клыки, идет вурдалак, пусть и далеко запенсионного возраста, как-то совсем не сразу вспоминается, что он - твой любимый профессор. Теоретически любимый, конечно.
- П-профессор? - дрожащим голосом переспросил Джаспер, подслеповато щурясь. Маленький, худенький, с острыми раскидистыми ушами, превышающими размер головы - юный эльф выглядел так, что хотелось дать ему конфетку и прогнать с глаз долой. Очки с запредельными диоптриями придавали ему вид очень нездоровой и очень печальной стрекозы.
- Скажи-ка мне, Джаспер, - вкрадчиво начал Козельц. - Ты хочешь автомат по криминалистике?
Маленький эльф отрицательно замотал ушами, создавая вокруг профессора приятный ветерок. Правда, под голодным взглядом вурдалака Джаспер сникал все сильнее и сильнее, застыв, наконец, кроликом перед коброй.
Увидев, что все его потуги проходят впустую, вурдалак расстроился и начал потихоньку отращивать когти и обрастать шерстью, как старый пень - мхом. Собственно, эти метаморфозы имели отличный стимулирующий эффект.
- Конечно, хочу! - мигом определился со своей позицией Джаспер.
- Отлично! Скажи-ка мне, Джеффри, - когда объект давал принципиальное согласие на сотрудничество, помнить его имя уже казалось необязательным. - Не заходил ли кто-нибудь в комнату мисс Старк между часом и двумя сегодня после полудня? Например, некая Эсфирь? Или же рыжеволосый молодой хобгоблин?
- Ну вообще-то...
***
То, что личность Дженнифер не имеет отношения к произошедшему убийству, Мордред понял сразу же. Теперь оставалось только понять, чья же имеет. Ответы начинающий детектив предпочел искать в архиве Академии, просматривая альбомы с фотографиями предыдущих выпускников.
- Фейри, рыжеволосый, наверняка нестандартно одаренный... - бормотал он, вглядываясь в десятки лиц. Иногда лица были такие, что в них хотелось не всматриваться, а брызгаться святой водой - чтоб уж наверняка.
Удача улыбнулась Хамскому на втором часу поисков и двадцатом альбоме. Со снимка пятилетней давности на него глядела узкая бороденка Козельца, в тени которой, почти обнимаясь с профессором, умостился невысокий, отчаянно рыжий хобгоблин. "Профессор Лех Козельц со своим дипломником - Падди МакГиром" - гласила надпись на обороте.
- Ага, - удовлетворенно провозгласил Хамский.
***
Следующей точкой извилистого маршрута Хамского стала библиотека, вот уже час как закрытая. Однако такие мелочи не волновали гения, взявшего нужный след. После десяти минут энергичного и методичного стука, дверь негостеприимного хранилища знаний открылась. Пожилой и очень интеллигентный Хранитель библиотеки - мистер Оливер, - только махнул многопалой лапой, увидев, кто почтил его визитом, и ушел к себе. Мордреда он знал давно и связываться с ним не желал.
Довольный собственной репутацией, Хамский немедленно нашел "Расширенный курс практической некромагии". Сам предмет шел у его группы факультативом полгода назад и запомнился только прелестными стройными ножками преподавательницы. Раскрытый на разделе "Метаморфозы" фолиант беспристрастно сообщил ему: " Если у какого-либо разумного существа отстутствует способность к метаморфозам, ее можно получить на время искусственным некромагическим путем, смешав для этого в равных пропорциях кровь субъекта, подвергающегося воздействию и наиболее характерную часть животного, в которого планируется обращение. Для ритуала могут быть использованы глаз кошки, коготь волка, лапка паука, хвост ящерицы. Заклинание следует произносить спокойно и размеренно...".
- А вот и беглый хвост... - теперь доказательства у Хамского были.
***
- Ну же, Элвис, поднатужься, - уговаривал он полчаса спустя высокого здоровяка-тролля, проводившего в курилке больше времени, чем суммарно на всех лекциях. - Вспомни, не видел ли ты чего-нибудь странного, запоминающегося - примерно неделю назад?
- Птичка пропала, птичку жалко...
Судя по виду тролля, мир вокруг него сплошь состоял из странных событий и непонятных вещей. Когда стало кристально ясно, что на большее Элвис не способен, на сцене (а именно - в холле общежития) появилось новое действующее лицо.
Донья Розамунда Перес - баньши по происхождению, стилю жизни и призванию, - являлась по совместительству и комендантшей этого корпуса. Её великолепный нос буквально создан был для вынюхивания разнообразных нарушений, а длинный язык - для распространения всевозможных сплетней. Собственно, она единственная сливала "горячие" слухи Эсфири не за деньги, а по велению сердца и из любви к искусству.
- Por la santa Lucifer! Extraño? - завелась она с пол-оборота. - Да в этом заведении, скорее, не найдешь ничего нормального! Сотня de los estudiantes, каждый делает, что хочет, а что ему за это могу сделать я? Ходят, курят, странно смотрят, пять лет подряд теряют своих животных, похабности всякие на стенах пишут, новые комоды по ступенькам пускают, еще сами бы сверху на них катались, los idiotas!
- А его вы видели? - Хамский наудачу показал донье коменданту фотографию Падди.
- В сто пятой комнате, - буркнула она, оскорбленная тем, что ее негодование никто не в силах разделить, и тут же принялась громко выговаривать что-то Элвису.
...когда Мордред ворвался в комнату, она выглядела так, будто в ней очень, очень давно никто не жил.
***
В большой лекционной аудитории собралось столько зрителей, что она натурально трещала, мечтая открыть в себе пятое подпространство. Благодаря стараниям деятельной Эсфири во благо собственного благосостояния, о споре между преподавателем и студентом узнала не только вся Академия, но и, кажется, половина города.
Джонатан, проникнувшись размахом события, решил сделать его как можно более эффектным. При взгляде на его пышный буклированный, но жутко пыльный парик, представлялось, что в нем счастливо жил, служил и умер не один судья. Черная мантия явно с чужого плеча выглядела такой же долгожительницей. Сам Джонатан - иссиня-бледный, но с изысканным сероватым налетом пыли, - уже не раз успел пожалеть о своей тяге к театральности, но идти на попятную было поздно.
- Господа! - староста грохнул молотком по столу. Стол жалобно хрустнул и подозрительно покосился. - Сегодня слушается дело о преднамеренном жестоком убийстве мистера Гекко - хамелеона, принадлежащего мисс Дженнифер Старк. Потерпевшая?
Осчастливленная всеобщим вниманием, вампирша поднялась, кокетливо выставив в более чем нескромный вырез платья стройную ножку. Для безутешной потерпевшей она выглядела слишком уж хорошо, однако у мужской половины собравшихся это вызвало исключительно положительные эмоции. Входные билетики, распроданные предприимчивой Эсфирью, однозначно окупались.
Джонатан еще раз ударил молотком. Мисс Старк оскорбленно села под разочарованный вздох аудитории.
- Секретарь!- воззвал судья. - Огласите суть дела!
Эсфирь, организовывающая среди зрителей продажу прохладительных напитков, выросла буквально из-под земли, и громко зачитала душераздирающую историю смерти мистера Гекко, правда, разбавив её собственными комментариями, отчего детективный триллер превратился в гротескную комедию.
И вот, настал кульминационный момент. Спорщики должны были поделиться результатами своих расследований. Очередность выступления решили древнейшим и беспристрастнейшим способом в мире: разыграли в "камень, ножницы, бумагу". Первым выпало говорить Козельцу.
Скрипя суставами, на середину зала выкатился престарелый вурдалак, ради особого случая вырядившийся отчего-то в толстый полосатый халат, обнаруживая потрясающее сходство с клыкастым арбузом.
- Итак, - без проволочек начал он. - Финал этого смехотворного состязания можно было предсказать даже до его начала. Молодость, самомнение и неоправданная наглость против опыта, заслуг и безукоризненной логики. Думаю, победитель очевиден. Первый и основополагающий закон криминалистики гласит: "Ищите, кому выгодно". Так кому же нужна была смерть питомца мисс Старк? - перед столь многичесленной публикой, да еще в предвкушении скорой победы, пасовал даже многолетний и тщательно лелеемый склероз профессора. - Кто из присутствующих в этом зале получает максимальную прибыль? Кому необходима шумиха и пристальное внимение общественности?
Зрители выжидательно молчали, недоверчиво косясь друг на друга. И вот, когда публика уже настроилась услышать сенсационное имя неизвестного пока злодея, Козельц решил, что еще недостаточно прорекламировал собстенный гений:
- Естественно, искать убийцу я начал с комнаты потерпевшей. И там же, буквально в первые несколько минут я понял, кто он! Улики лежали на виду, подсказки бросались в глаза, - увлекшийся вурдалак действительно бросился. Несчастный Джаспер, сидевший в первом ряду, лишь слабо пискнул, обуреваемый единственным желанием: не видеть никогда в жизни ни одной улики, если они так страшно целят в глаза растопыренными когтями. - Их нужно было лишь связать в цельную картину, что я блестяще проделал!
Как ни в чем не бывало, пофессор слез с эльфа, и принялся вновь расхаживать по залу.
- И тогда я задал себе вопрос: кто всегда первым узнает о любых сенсациях? Кому они выгодны? - затравленная многочисленными риторическими вопросами публика смотрела на Козельца глазами пустыми и непонимающими. Оратор понял, что несколько перестарался с нагнетением, а потому, развернувшись и протянув гневно указающий перст воскликнул:
- Убийца она! - Эсфирь, оказавшаяся по прицелом профессорского пальца, очень нехорошо на него посмотрела. Вурдалак смутился и тыкать перестал. Зрители заметно оживились. - Она и только она занимается всеми ставками, организовывает тотализаторы и первая узнает о всех сенсациях! Сегодняшнее представление выгодно только ей. Но если вы думаете, что я обвиняю ее только поэтому - вы глубоко ошибаетесь. Есть свидетель, задокументировавший то, что подозреваемая тайком проникала в комнату мисс Старк за пятнадцать минут до ее возвращения, как раз в то время, когда и был убит хамелеон. Я...
- Таки брехня! - звонкий голосок Эсфирь перебил профессорское токование. - Я заходила к ней в комнату, таки да, но потому, что мне срочно нужно было забрать учебник... - к концу речи Эсфирь говорила все тише, сама осознавая, насколько слабым выглядит ее оправдание.
Поднялся Хамский. Сегодня он умудрился выглядеть даже еще более элегантным, чем всегда, хотя, казалось, чтобы этого добиться - нужно заложить себя с потрохами ангелам, не меньше. Теперь настала очередь томных вздохов женской половины зрителей. Впрочем, Мордред умел удивлять не только видом и манерами:
- Полагаю, пришло время мне прояснить некоторые детали происходящего.
Повинуясь его выразительному взгляду, Джонатан вспомнил, кто здесь, собственно, главный.
- Профессор, благодарю, мы выслушали и приняли к рассмотрению вашу точку зрения. Присядьте. Подозреваемая, вы остаетесь на своем месте до тех пор, пока не будете признаны виновной или же оправданы. Мистер Хамский, вам слово.
Юный гений кивнул, принимая эстафету, и внезапно осиял всех сумашедшей улыбкой.
- Во-первых, - сказал он, снимая шляпу. - Сейчас произойдет кое-что неожиданное.
Публика довольно заворчала - ей нравились неожиданности и жаренные факты. И действительно, через пару секунд после заявления Хамского, двери аудитории красиво распахнулись, являя взглядам невысокого полноватого горгула в форменном кителе.
-Инспектор Эванс, окружная полиция Нью-Девилла. Просим всех оставаться на своих местах, произошло ограбление.
Довольный произведенным эффектом, Хамский подбросил в воздух черную шляпу, так, что упав, она идеально вписалась между его рогами. Он начал свое выступление.
***
- Во-вторых, - продолжал Хамский, купаясь во всеобщем внимании. - Я прекрасно понимаю, отчего профессор Козельц выдвинул столь нелепую версию, ибо кто же захочет добровольно сознаваться в преступлении?
Публика взволновалась. Профессор неконтроллируемо оброс шерстью и даже почему-то чешуей. Джонатан тоскливо смотрел в потолок. Он не знал, кой ангел надоумил его проводить это соревнование, но коварному небожителю следовало держаться как можно дальше от разгневанного старосты. Инспектор Эванс не знал, что думать, а потому просто выстрелил в воздух, установив тем самым идеальную и даже в некотором роде противоестественную тишину в зале. Ее нарушил Хамский, царственным кивком поблагодаривший полицейского горгула и невозмутимо продолживший выступление:
- Прекрасно. А теперь я расскажу вам наизанятнейшую историю. Хотите знать, как связаны ограбление и убийство мистера Гекко?
Инспектор Эванс немного подумал, хмыкнул и занял место в первом ряду, непринужденно вытеснив оттуда безропотного Джаспера. Полицейский не чужд был азарата, а манеры Хамского определенно вызывали интерес.
- Итак, - молодой гений прошелся перед публикой. - Пять лет назад Нью-Девилл взволновало первое из серии сенсационных ограблений банков. Ни следов, ни отпечатков, ни свидетелей - идеальное преступление, что ни говори. За пять лет расследование не продвинулось ни на йоту. Более того, ограбления совершались регулярно - по одному в год. И вот, недавно мы узнали, что "Хелл-кредит банк" принудительно лишился некоторой, а возможно даже и большей, части своих активов. Одновременно с этим событием происходит еще одно, на фоне предыдущего - не столь заметное. Вал анонимных меценатских пожертвований обрушился на нашу Академию. Что мы имеем в итоге? Ограбления банков, анонимные пожертвования Академии... и волна пропажи домашних животных в общежитиях. Профессор Козельц, - Хамский внезапно обернулся к вурдалаку. - Вам о чем-нибудь говорит имя Падди МакГира?
- Кто такой?! - возмущенно заклокотал преподаватель. - Ничего не помню и помнить не желаю, что за странные вопросы?
- Как же так, профессор? - фальшиво удивился Мордред. - Не помните имя лучшего и любимого своего ученика? Я вам помогу. В комнате Дженнифер Старк действительно были улики. Одну из них уважаемый профессор и попытался скрыть. Чей-то толстый рыжий волос, который лежал на тумбочке, рядом с убитым хамелеоном. Профессор ловко смахнул его к себе в карман, но... не стоит считать себя самым умным из всех, находящихся в комнате. Если, конечно, вы действительно не самый умный.
Профессор, воздвигнувшийся и приготовившийся было к возражениям, как-то очень быстро скис под внимательным взглядом Эванса и дула его револьвера.
- Второй и третьей уликами были свежие царапины на паркете и две ма-аленькие капельки золотистой крови рядом с ними - очевидно, мистер Гекко сопротивлялся и укусил своего убийцу. Но рядом с царапинами не было ничего, что могло бы повредить пол. Странно? Несомненно. Но все эти улики приводят нас к Падди МакГиру - бывшей звезде Академии, любимчику профессора Козельца, уникальному хобгоблину, способному превращаться... в мебель. Он выпустился, следы его затерялись лишь для того, чтобы возникнуть в комнате мисс Старк, вчера, примерно в час пятьдесят после полудня. Он проникает в помещение, но не успевает ничего совершить, поскольку вслед за ним входит Эсфирь. Будущий убийца пугается и мгновенно оборачивается, скажем, стулом. Эсфирь спотыкается об него - и оставляет на полу те самые царапины. После того, как она вышла, Падди убивает мистера Гекко, забирает его хвост, но не успевает замести следы преступления - из салона возвращается Дженнифер Старк. Однако, сейчас наш герой уже заполучил часть хамелеона, а потому покидает комнату незамеченным. Убийство раскрыто.
- Занятно, но что же с ограблением? - честно говоря, убийство какого-то незнакомого хамелеона мало интересовало инспектора Эванса. У него своих преступлений хватало.
- Самое интересное я оставил напоследок, - продолжил Хамский. - Я выяснил, что существо, не склонное к оборотничеству в животных, может провести некий ритуал из раздела некромагии и приобрести нужные свойства. Единственный необходимый для этого компонент - наиболее характерная часть того животного, в которого планируется превращение. А дальше я сопоставил даты ограблений и даты пропажи домашних любимцев у наших студентов. Все исчезновения происходили на пару суток раньше. Я посетил "Хелл-кредит банк" и заметил, что единственным слабым местом в системе охраны была крыша. А теперь угадайте, какое животное несколько дней назад пропало у Элвиса? - Хамский широким жестом указал на недоумевающего тролля. - Ястреб.
Глядя в пустые глаза присутствующих, юный гений удрученно вздохнул, - они явно не могли вписаться в широкий полет его мысли.
- Украденные из банков деньги плохи лишь одним - записанными серийными номерами банкнот. И тогда нашим ворам приходит в голову гениальная мысль - отмыть нечестно полученные финансы через Академию. Вот вам и анонимная меценатская помощь. Одно-два вливания, и видные бизнесмены Нью-Девилла решают, что им тоже несложно помочь своей альма-матер... деньги текут рекой. В сейфе уважаемого ректора появляется все больше наличных, наворованная из банков сумма удваивается, а то и утраивается. Неплохой рост вложений, не так ли? Но теперь деньги нужно украсть из кабинета ректора, защищенного лучшими заклятиями. Они, заклятия, не пропустят никого, кто обладает массой более трех фунтов и теплой кровью. То есть, никого из нас. А вот хамелеона - запросто. А уж подсмотреть код сейфа новоявленной ящерице не составило большого труда.
- И где же, по-вашему, теперь эти деньги? - громко поинтерсовался инспектор.
- А это пусть вам Падди расскажет, - улыбнулся Мордред, незаметно подобравшийся к Козельцу, и сорвал что-то с полосатого халата профессора.
Нечто упало на пол, и глазам изумленной публики предстал невысокий рыжий хобгоблин с такой разбойничьей рожей, что уже за одно это его хотелось отправить за решетку. Быстро соориентировавшийся в ситуации Козельц успешно имитировал инфаркт.
- Дело закрыто, - удовлетворенно произнес Хамский, наблюдая как Эванс арестовывает злющего МакГира.
- А кто победил-то? - звонкий голос Люси перекрыл царящий в аудитории шум.
***
- Улики против Козельца лишь косвенные, но показания Падди МакГира помогут засадить профессора надолго... - Эванс поймал Хамского прямо на ступенях Академии, когда тот спешил то ли на лекцию, то ли по своим непостижимым делам.
- Жалкие личности, - рассеянно ответил Мордред. Он выполнил свою работу, а что станется с изобличенными преступниками дальше - его уже не интересовало.
- Послушайте, Хамский, до выпуска вам осталось всего ничего...
- Вы плохо осведомлены, инспектор. Мой выпуск состоится уже сегодня.
Эванс не поверил своим ушам.
- Сегодня?
- Руководство Академии сочло возможным выпустить меня экстерном, ибо ничего больше эти стены дать мне уже не в состоянии. Весьма справедливое утверждение, вам не кажется?
- Но это же прекрасно! - бурная реакция Эванса несколько удивила Хамского. - В таком случае, я уполномочен предложить вам...
- Не интересуюсь, - твердо ответил Хамский, не собираясь даже выслушать предложение до конца.
- Но послушайте...
- Не раздражайте меня, Эванс.
-Так чего же вы желаете? - вырвалось у удивленного горгула.
Хамский хитро на него посмотрел.
- Как и любой истиный джентльмен, я желаю славы... а еще частную практику и торжество справедливости, - осияв инспектора полубезумной улыбкой, Мордред отсалютовал ему, прикоснувшись двумя пальцами к полям неизменной шляпы. - Бывайте, Эванс. Чувствую, мы еще увидимся.
И Мордред Хамский, легкой походкой абсолютно уверенного в себе черта, взбежал по ступенькам - к своему диплому, к будущей частной практике, и, конечно же, к славе.
А чего еще могут желать настоящие джентльмены?..
Оценка: 7.64*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ч.Маар "Его сладкая кровь"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Поклониться свету. Стих в прозе"(Антиутопия) Kerry "Копейка"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"