Принстон Джозеф: другие произведения.

5. Голова мистера Шарпа

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новое загадочное убийство - и новое расследование Мордреда Хамского и Джозефа Принстона


Голова мистера Шарпа

   Мистер Шарп буквально потерял голову от такого пристального внимания к своей скромной особе. Он взирал на нас с вежливым недоумением, застывшим в красных глазах без зрачков, и злобным оскалом, искривившем тонкие бледные губы. Кажется, ему не доставляло удовольствия то, что с ним обходятся столь бесцеремонно, но возразить он, увы, не мог.
   Дело в том, что голова мистера Шарпа обреталась отдельно от остального его организма. Тело лежало в привольной и даже расслабленной позе рядом с помойкой на Скрэтч-стрит, всем своим видом показывая, как ему здесь комфортно. Голова устроилась точно посередине груди.
   Настроение у меня было возвышенное и даже, в некотором роде, поэтичное. Стояла весна, погода на улице радовала сыростью, а небо - всеми оттенками серого и черничного. Костлявые ветви деревьев грозили ему замысловатыми проклятиями. Помойка только придавала картине законченность и траурный шарм преходящести любого бытия. Полицейские горуглы летали вокруг уродливыми ангелами смерти в форменных мундирах, навевая мысли о тяжелых буднях работников почтовой службы доставки душ. Естественно, мистер Генри Шарп настолько вписывался в пейзаж, что глядел я на него почти с умилением.
   - Как насчет поиграть в футбол, Принстон? - Хамский привычно плевал как на приличия, так и на окружающие красоты, примеряясь к отделенной части тела.
   - Тяжеловата, - с сомнением ответил я. - Не пойдет.
   - Тут главное правильно рассчитать силу удара... - Не унимался друг.
   - Вы - Хамский и Принстон? - Энергичным шагом к нам приближалась чертовка в строгой полицейской форме. Уже заранее она смотрела на нас предубежденно и неприязненно.
   - А где инспектор Эванс? - сварливо поинтересовался Мордред, больше внимания уделяя трупу, чем новоприбывшей женщине. Та явно оскорбилась и вызывающе уперла руки в бока. Подкрепив антипатию агрессивной позой, позволяющей чувствовать себя уверенно и значимо, что с ее маленьким ростом смотрелось просто смешно, она представилась:
   - У него хватает других дел. Я - инспектор Джоди Уокер, и это дело - мое. Эванс попросил меня сделать исключение и выслушать вас. Валяйте, у вас две минуты.
   Мой друг выпрямился и смерил ее своим фирменным взглядом свысока, на который Эванс обычно не обращал внимания, а все остальные мгновенно начинали себя чувствовать кем-то вроде непрезентабельной помеси дождевого червя и навоза. Инспектор Уокер мгновенно вспыхнула, покраснев до кончиков небольших рожек. Даже мелко закрученные кудряшки и те, кажется, воинственно встопорщились. Но Хамский не позволил ей сказать что-либо. Джоди еще не понимала фатальности своей ошибки. Получив официальное разрешение говорить, Мордред всегда использовал его по полной и по своему усмотрению.
   - Мисс Уокер, - он сверкнул зубами в кривой улыбочке. Горгулы, ожидающие очередное бесплатное представление, приземлялись, сбивались в кучки, о чем-то шептались, били по рукам и стекались поближе. Признаться, в одной такой спонтанной беседе принял участие и я. - Да, именно мисс, постоянного партнера у вас нет, всю вчерашнюю ночь провели в клубе знакомств, но, очевидно, безуспешно. Пили грязный мартини с оливками - странный для вас выбор, слишком утонченно. Вернулись домой поздно, не выспались, завтрак пропустили. Находитесь не на слишком хорошем счету у начальства, вероятно, ваш босс интуитивно ощущает в вас латентную лесбиянку. Задумайтесь об этом, кстати. Все утро провели в расстроенных чувствах, занимаясь бумажной работой, вас послали сюда только потому, что Эванс занят - вывод? Вы недавно перевелись в это полицейское управление, вам еще не доверяют и пытаются спихнуть работу поскучнее. Но расстройство слишком сильное, неудачный вечер не довел бы вас до такого - сколько их уже было? Тут что-то другое, что-то, что сильно вас задело, настолько, что пальцы порезаны бумагой, а костяшки сбиты - вы со всей силы били в стену. Я в чем-то неправ? Принстон?
   - Помимо всего сказанного, могу добавить: кожа слишком бледна, сосуды в глазах полопались, нездоровый румянец - причина кроется в стрессе и тщательно подавляемой внутренней агрессии. Красные пятна на руках - скорее всего аллергия или легкий химический ожог.
   Видимо, у Джоди Уокер действительно были плохая ночь и отвратительное утро. Впрочем, мой друг может сделать таковым любое время суток, абсолютно бесплатно, исключительно по зову сердца. Ничего удивительного, что женщина, с сузившимися от ярости глазами, попыталась провести хук справа. Хамский увернулся и железной хваткой зафиксировал руку инспектора.
   - Раз, - довольно считал он. В воздух взлетела левая рука. Обезвредив ее точно так же, Мордред продолжал глумиться. - Два, - в дело пошла нога. Блокировав удар, он ловким финтом повернул мисс Уокер спиной к себе и защелкнул на ней ее же наручники. - И три. Кто выиграл?
   - Что?.. - Женщина широко раскрыла глаза, ошарашенная случившимся. Все, кто впервые встречаются с нами, ведут себя удручающе одинаково. Никакой оригинальности.
   - Мы, - радостно отвечал я, наблюдая за тем, как некоторые горгулы разочарованно достают бумажники, а один срочно летит в управление, сообщать результаты. - Ставка три к одному на то, что вы выведете ее из себя меньше, чем за минуту, и пять к трем - на то, что она сумеет провести не больше трех ударов.
   - Прекрасно, - Хамский извлек откуда-то скрепку (ключами он не пользовался принципиально), и за пару секунд вскрыл наручники. - Что ж, инспектор Уокер, полагаю церемонию официального знакомства можно считать свершившейся. Вернемся к делам, нас дожидается занимательный труп!
  
   ***
  
   Тут надо заметить, что мистер Шарп не спешил, он вообще уже никуда не будет спешить в этой жизни. Но мисс Уокер, похоже, не привыкла к подобному обращению. Да что там, я даже толком не могу осуждать ее за этот поступок, поскольку сам неоднократно желал врезать своему другу как следует. В общем, прошипев малоприятное, но часто правдивое: "Козел!", Джоди попыталась взять реванш. Увы для нее, полицейская Академия заставляет своих выпускников мыслить штампами, и в рукопашной это проявляется в полной мере. Зачастую это и губит их в схватках с нестандартно думающими личностями.
   Минутку поотбивавшись от разъяренной женщины, Хамский откровенно заскучал.
   - Принстон, - Раздраженно прокричал он, хватая инспектора Уокер за ногу, летевшую ему в голову, и немало озадачивая противницу тем, что не желал ее отпускать. - Она мне шляпу испортит! Займите ее чем-нибудь! Поговорите, в конце концов, вы же гордитесь своими дипломатическими способностями!
   Передав мне, как боевой трофей, ногу инспектора, которая демонстрировала неплохую растяжку, Хамский невозмутимо пошел осматривать труп. Мы с Джоди встретились взглядами.
   - Псих? - Скорее не спросила, а констатировала она почти с благоговейным ужасом.
   - И это тоже, - не стал категорично отказываться я. - Может, поговорим?
   - Может, для начала отпустите?
   - А вы точно адекватная?
   - Ненадолго. Принудительный шпагат точно не способствует адекватности.
   - О, прошу прощения, - я, наконец, выпустил многострадальную конечность. - Видите ли, вы только что прошли нечто вроде посвящения и боевого крещения одновременно.
   - И тотализатор - его часть? - На меня недоверчиво посмотрели.
   - Неотъемлемая, - пылко заверил я. - Но ваша реакция вполне нормальна. На моего коллегу все так реагируют, а некоторые - еще даже до того, как он успевает открыть рот. На моей памяти только инспектор Эванс умудряется игнорировать его эскапады. Помнится, на нем мы тогда проиграли кругленькую сумму...
   - Может, прекратите любезничать, - сварливо позвал Мордред, вертящий в руках голову покойного. - У нас тут труп!
   На самом деле, он нашел что-то интересное и сейчас ему нужна благоговейно внимающая аудитория. Мой коллега слишком любил работать на публику. Вот только она крайне редко отвечала ему взаимностью.
  
   ***
  
   - И что же вы нашли? - Инспектор Уокер еще не отошла от представления, устроенного Хамским. Тому, впрочем, было все равно.
   - Принстон?
   Я опустился на корточки рядом с почившим мистером Шарпом, наконец-то дождавшимся своего звездного часа.
   - А где голова?! - Коллега, с непередаваемым выражением лица передал ее мне. Знай я его чуть хуже, подумал бы, что отобрал любимую игрушку у ребенка. - Продезинфицируйте руки. Итак, мужчина двадцати пяти-тридцати лет, вампир. Без анализов время смерти установить сложно, предположу, что примерно часов шесть-восемь назад. Смерть наступила... - пришел мой черед вертеть и осматривать многострадальную голову. - От тяжелого химического ожога. Нужна экспертиза, но с уверенностью в девяносто процентов могу сказать, что голову отделили от туловища с помощью туго затянутой серебряной цепочки. Орудие преступления, как я понимаю, обнаружено не было.
   - А еще его убили не здесь! - Торжествующе заявила инспектор Уокер.
   - Это почему же? - Хамский скептично хмыкнул.
   - Крови на месте преступления практически нет.
   Конечно, я бы тоже мог разбить самоуверенное заявление мисс Уокер в пух и прах, но понимал, чем это чревато. Мордред и так слишком долго молчал.
   - Чушь! Его убили здесь, на этом самом месте. И вот почему: серебро пережгло жертве шею, это значит, что кровь запеклась, и ее просто не могло быть много. Но, если вы дадите себе труд приглядеться, то можете заметить, что отделенная часть тела упала на асфальт и прокатилась ровно до угла этого ящика, - Хамский прошел весь путь блудной головы, и для наглядности топнул ногой в том месте, где она остановилась. - А уже здесь ее подобрали и возвратили владельцу.
   Мордред снова вернулся к нам:
   - Он хорошо знал убийцу.
   - Бред! - Инспектор Уокер фыркнула разозленной кошкой. - Убийцей может быть кто угодно, любой маньяк!
   Мой коллега посмотрел на нее с откровенной жалостью, столь явной, что даже стало как-то неудобно:
   - Это обязательный критерий для поступления в полицейскую Академию?
   - Что? - Женщина насторожилась и не зря.
   - Непроходимая глупость и наличие мозга исключительно в декоративных целях, - любезно пояснил детектив. - Конечно он прекрасно знал убийцу. Неужели вы думаете, что вампир-эстет будет совершать обязательный вечерний моцион, любуясь помойкой? Взгляните на него: маникюр, автозагар, идеальная прическа - он определенно был... Принстон, как будет мужской род слова "содержанка"? Неважно, вы меня поняли. Он не знает физической работы - мышцы вяловаты, наш труп только изредка посещал спортзал. Теперь о том, почему он знал убийцу. Его вызвали на рандеву из дома, вызвали неожиданно. И если брюки он еще успел переодеть, то рубашка явно домашняя - на ней брызги зубной пасты и капли острого соуса. Встреча не планировалась долгой - наша жертва даже не надела под туфли носки. Вампир вышел к убийце, и неспешно беседуя, они оказались здесь. Дальнейшие события представить несложно. Если хотите услышать мое мнение - проверьте списки элитных эскорт-агенств. Наш мистер Шарп наверняка в них отыщется.
   - Все это чушь и домыслы!
   Люблю несгибаемых чертей. Но только не в том случае, когда несгибаемость переходит в откровенное упрямство, а там уж и в глупость. Судя по всему, до последнего шага Джоди Уокер оставалось недолго.
   - А вы проверьте, - Хамский осиял ее полной превосходства улыбкой. - Пойдемте, Принстон, у нас масса дел.
   Отвесив инспектору Уокер ироничный поклон, Мордред, не дожидаясь меня, пошел к выходу из тупичка помойки.
   Женщина прожгла его яростным взглядом. Мой друг обладал потрясающим антиталантом заводить врагов меньше, чем за полчаса.
  
   ***
  
   Всю дорогу до квартиры 13/13 по Хэллвей-стрит, Хамский молчал и был интригующе загадочен. Я тоже не торопился дергать его за рукав и приставать с вопросами. В конце концов, зная этого черта столько лет, я пребывал в абсолютной уверенности, что дома он не преминет выложить мне все мысли по поводу дела. Мордред принадлежал к тому типу существ, что просто жить не могут без восторженной аудитории.
   Попади он на необитаемый остров, то умер бы отнюдь не от недостатка пищи или элементарных удобств - гениальный ум подсказал бы все, что нужно. Боюсь, на необитаемом острове он умер бы от недостатка внимания.
   - Итак?.. - Я решил слегка форсировать события, но не раньше, чем мы пришли домой, Хамский снял пальто и шляпу, и угнездился в любимом кресле. Он посмотрел на меня как вампир на солярий - примерно с той же степенью недоумения. Потом, правда, лицо его прояснилось и приобрело плотоядно-загадочное выражение, которое, признаюсь, нравилось мне не больше первого.
   - Ах да, - довольно протянул коллега. - Вы же еще не знаете!
   - Не знаю что? - Насторожился я. С таким лицом он вполне может сообщать как весть о гибели моей любимой бабушки, так и новость о конце света.
   В гостиную зашла миссис Адсон и плюхнула перед нами поднос с ланчем. Сделала она это с таким видом, будто бы лично подсыпала в еду и кофе лучшую отраву на континенте. Мы с Хамским подозрительно уставились на сэндвичи, ожидая от них все, что угодно.
   - Что-нибудь еще? - Чопорности в нашей экономке хватило бы на трех королевских дворецких.
   - Нет, можете быть свободны. - Хамский тоже умел быть чрезвычайно самодовольным, что он сейчас с удовольствием и демонстрировал. - И... миссис Адсон! - Его окрик нагнал женщину у самой двери. - Тосты не слишком хрустящие. В следующий раз прожаривайте их лучше.
   Экономка кинула на него взгляд, долженствовавший обратить Мордреда в лужицу. Впрочем, на расстоянии он уничтожался плохо, а до примитивной удавки, миссис Адсон похоже еще не дозрела. Так что, она лишь чуть громче, чем нужно хлопнула дверью, выходя с таким видом, словно Хамский только что посягнул на честь ее дражайшей матушки.
   - Так чего же я не знаю? - Я рискнул-таки отпить кофе.
   - О сюрпризе, - таинственно отозвался друг. - О, голова мистера Вампира-по-вызову была настоящим ларцом с сюрпризами.
   - Что вы имеете в виду? - На ум почему-то приходили исключительно мозговые слизни.
   - Вот это! - Хамский вынул из кармана брюк маленький латунный ключик, с прикрепленной к нему биркой. - Пока вы так удачно отвлекали инспектора Уокер, я нашел во рту жертвы то, что адресовано лично нам.
   Он повернул бирку ко мне. Увидев там печально знакомый отпечаток губ и надпись: "Найди меня за двое суток!", я с трудом подавил желание побиться головой о что-нибудь твердое. Корделия Блэк снова вламывалась в нашу жизнь с грацией бешенного носорога. А мой друг, похоже, искренне этому радовался.
  
   ***
  
   - Я знаю, что это!
   Торжествующий вопль Хамского едва не отправил меня в короткий, но зрелищный полет с балкона. Собственно, от свободного парения меня удержало острое нежелание делать Корделии столь шикарный подарок. С трудом обретя шаткое равновесие, я поспешил вернуться в гостиную.
   - И что же? - Я зашел в комнату, и тут же пожалел об этом. Мордред нарезал по ней круги, здорово напоминая разозленного шмеля.
   - Ну же, Принстон, напрягите память! Я не заставляю вас думать - это бессмысленно, но вспомнить-то вы можете?
   - Не имею представления, о чем вы, - я постарался зарыться поглубже в кресло.
   - Как же устроен ваш странный мозг? - Хамский затормозил возле меня. - Вы уже сообщили Эвансу про картину Пюрэ?
   О, Пюрэ, будь он благословенен! Со всей этой чехардой вокруг Краттера, он благополучно вылетел у меня из головы. Я отрицательно покачал головой, удивленный резкой переменой темы.
   - Прекрасно! - Экстатически воскликнул Мордред, возобновляя свое хаотичное движение. - Помните тот день, когда мы с вами посещали галерею Пи Ши?
   Я действительно помнил этот прискорбный факт нашей биографии. Во время осмотра коллекции, Хамский громко и со вкусом отпускал едкие комментарии на тему того, что это авангардное искусство настолько авангардное, что уже почти андеграундное, и лучше бы его никому не показывать.
   - Так вот, - продолжал неугомонный друг, которому было глубоко плевать на то, что из "подпола искусства" нас вежливо выпроводила охрана. О своих попытках поставить диагноз художников по картинам, я старался не вспоминать. - Эта самая галерея специализируется на современном искусстве, но недавно некий анонимный меценат пожертвовал туда малоизвестные творения великого Опплевалли.
   - Почему я этого не помню?
   - Потому что вы флиртовали с симпатичной сотрудницей. Но это все несущественно! Помимо полотен, там были еще и вещи, которые художник изготавливал на заказ или для себя.
   - Вы о тех гигантских гвоздях и расческе с двумя зубцами?
   Хамский осуждающе посмотрел на меня. Я почувствовал себя чертом, бесконечно далеким от понимания искусства вообще и творчества Опплевалли в частности.
   - Это была вилка. Но, в целом, вы правы. Среди них был маленький сундучок, не слишком понятного назначения, защищенный каббалистическими знаками так, что открыть его можно только одним единственным, родным, ключом, который считался безвозвратно утерянным. Этим, я полагаю.
   - Почему вы так думаете? - Я был настроен скептично. Ну в самом деле, запомнить какой-то незначительный сундучок, соотнести его с еще более маленьким ключом...
   - Ковка на ключе совпадает с узором оплетки на углах сундучка.
   - И как же вы намереваетесь им завладеть? - Признаюсь честно, я ожидал какое-нибудь феерическое предложение от Хамского. Но то, что заявил он, буквально против воли заставило меня восхититься.
   - О, - друг мечтательно заулыбался. - У меня есть малоизвестная работа: "Триста двадцать пять способов совершить идеальное преступление". Вы когда-нибудь хотели совершить ограбление, Принстон?
   - Нет, - быстро открестился я от сомнительной перспективы.
   - А совершить ограбление и не быть потом пойманным? - С видом матерого искусителя продолжал Хамский. Если бы он так рекламировал свою книгу, ее расхватали бы быстрее, чем горячие пирожки с потрошками.
   Мне нечем было крыть. Перспектива одновременно пугала последствиями и радовала неизведанными возможностями. Мордред всегда умел убеждать.
  
   ***
  
   - И как же вам удалось получить план здания галереи? - Удивлялся я, пока мы возвращались из архитектурного бюро Нью-Девилла. Ввиду приятной во всех отношениях погоды, мы предприняли пеший променад, наслаждаясь бешеным движением города и хмурыми красками весны. Думалось на ходу тоже лучше.
   - Я жутко обаятельный, - самодовольно улыбнулся Хамский, сверкнув белыми зубами. Багровые глаза под полями шляпы искрились веселой сумасшедшинкой.
   - Жутко - здесь ключевое слово. Боюсь, что ту престарелую грымзу-русалку не удалось соблазнить бы и самому Люциферу.
   - Просто нужно знать, как это делать, - Мордред многозначительно подвигал бровями.
   - Бросьте, скорее вы просто ее подкупили. Если такие мерзкие тетки и любят еще что-то в своей жизни, то это точно деньги.
   - Я же говорю, - невозмутимо ответил друг. - Главное, знать метод.
   Мы уже подходили к дому, на пороге которого возникло неожиданное препятствие. Там топталось существо, которое мы меньше всего хотели бы видеть.
   - Если вы сумеете очаровать и ее, - я кивнул на инспектора Уокер. - Я поставлю вам памятник.
   Джоди Уокер имела вид, мягко говоря, странный. Она смотрела на нашу дверь удивленно выпученными глазами, причем левый как-то подозрительно подергивался.
   - Инспектор Уокер? - В противовес утренней встрече, сейчас Хамский держался с достоинством потомственного джентльмена. Джоди на его поведение было глубоко плевать. Она вообще как-то плохо реагировала на внешние раздражители.
   - Ваша экономка заявила, что в отсутствие хозяев никогда еще не пускала в квартиру копов, и этот раз - не исключение. После чего залегла с пулеметом напротив входа.
   Мы с Хамским выразительно переглянулись, одновременно испытав к миссис Адсон нечто вроде благодарности. В свете сложившейся ситуации, полицейские - явно последние существа, которых мы хотели бы видеть у себя дома.
   - Сами понимаете, у женщины было трудное детство, полная лишений юность, - туманно отозвался мой коллега.
   - А сейчас она вообще работает у нас, - поддержал я его.
   Видимо, аргумент оказался серьезным - в глазах чертовки засветилось понимание. Увы, вместе с самообладанием к ней вернулась и прежняя неприязнь.
   - Я пришла узнать, есть ли в деле какие-то подвижки?
   Хамский картинно выгнул бровь. Лично я считал это его умение весьма зрелищным, и сам втайне тренировался перед зеркалом. Мисс Уокер попыталась скопировать это выражение лица, но вышло неубедительно и бледненько.
   - Вы что, искренне считаете, что раз мы взялись за дело - то должны немедленно предоставить вам убийцу, связанного подарочной ленточкой? - Удивился я.
   - А чем вы занимались весь день? - Инспектор не переставала поражать оригинальным полетом мысли.
   Я, пожалуй, вполне осознал и проникся неприязнью Хамского к ней.
   - Что я вижу? - Фальшиво изумился он. - Инспектор полиции признается в своей профессиональной несостоятельности? Желаете, чтобы мы поймали преступника за вас?
   - Желаю, чтобы вы перестали путаться у меня под ногами! - Похоже, разговоры о профессионализме и его прискорбном отсутствии изрядно ее нервировали.
   Мордред окинул ее нарочито оценивающим взглядом:
   - Вынужден вас разочаровать, у вас не настолько красивые и длинные ноги, чтобы под ними хотелось путаться.
   Провожая взглядом раздраженно уходящую женщину, Хамский задумчиво пробормотал:
   - Что-то здесь нечисто...
   - О чем вы?
   - Пока неважно, - он вытащил из кармана идеально-белый накрахмаленный платок. Приоткрыл дверь, просунул туда руку и помахал им, как флагом. - Миссис Адсон, не стреляйте, это мы!
   На мой удивленный взгляд Мордред спокойно ответил:
   - Поверьте, Принстон, когда за дверью вас ждет решительно настроенная женщина с пулеметом - лучше предупредить о своем приходе заранее...
  
   ***
   За три часа до описываемых событий мне тоже пришлось изрядно понервничать. Естественно, косвенным образом это было связано с Хамским. Точнее, с его гениальными идеями ограбления.
   - Принстон, - задумчиво сказал он, рассматривая недавно полученный список "клиенток" почившего мистера Шарпа. Склеенный каким-то полицейским доброхотом свиток, злорадно шурша, развернулся и укатился куда-то в конец комнаты. Любвеобильность умершего внушала трепет и уважение к нелегкой профессии. - А ведь нам нужен сертификат на сундучок Опплевалли.
   - Сертификат? - С недоумением отозвался я, как раз в этот момент мучительно размышляющий на тему того, что было бы лучше: заниматься рутинным делом об убийстве, или же планировать ограбление. Свиток перевешивал чашу весов в сторону последнего. Преступникам хотя бы не нужно обременять себя бюрократией...
   - Ну да, - раздраженно ответил друг, пребывающий сейчас в далеко не джентльменской позе посреди комнаты. А именно: на четвереньках. Видимо, читалось в таком положении гораздо лучше, по крайней мере, делал это Хамский просто с поразительной скоростью. - На все произведения искусства создаются специальные сертификаты, где указывается все: начиная от года создания и материалов, заканчивая владельцами, если таковые имелись. Последние нам, конечно, без надобности. А вот материалы, из которых сработано изделие - очень даже нужны. Наша подделка должна быть наивысшего качества.
   Нет, похоже, я все же погорячился. Работа преступника ничуть не легче.
   - И где же мы возьмем сертификат? - Я буквально позвоночником чувствовал, что коллега сейчас выдаст нечто такое, что мне крайне не понравится.
   - Естественно, в галерее Пи Ши. Помнится, у вас там была милая знакомая? Вот и напроситесь к ней на чай!
   Предчувствие в который раз меня не подвело.
  
   ***
  
   Галерея Пи Ши, как громко заявляла реклама, была "храмом современного авангардного искусства". Уж не знаю, какому божеству здесь совершались службы, но я бы на его месте в подобные заведения не заглядывал. Казалось, вся галерея состоит из одних лишь коридоров и пары залов, расположенных по отношению друг к другу самым хаотичным образом. Думаю, если смотреть на это здание с высоты птичьего (или хотя бы горгульего) полета, то оно здорово бы напоминало кривобокую снежинку авангардно скрещенную с пальмовым листом. Но, и тут надо отдать проектировщикам должное, "храм искусства" наглядно демонстрировал всю специфику выставляемых здесь произведений.
   "Милую знакомую" Эшли я совершенно случайно, перемещаясь по коридорам вопреки всякой логике, обнаружил в главном зале, где она сурово распекала несчастную уборщицу-эльфийку. Прислушавшись, я узнал причину недовольства. Оказывается, уборщица смела веником (справедливо приняв ее за мусор) некую суперпрогрессивную инсталляцию из окурков и туалетной бумаги.
   - Да вы хоть понимаете, - вопияла Эшли, потрясая уликами совершенного преступления. - Сколько стоила эта инсталляция?!
   - Да мне еще доплатить должны за то, что я пакость эту убрала! - Уборщица стойко держала оборону, не собираясь сдаваться.
   - А что скажет автор?! Он подаст на нас в суд! О, Люцифер, какой скандал!
   - Не пойти бы вам вместе с этим автором в...! - Красочно описав, где по ее мнению самое место подобным художникам, что они там могут делать со своими произведениями, и каким боком во всех этих извращениях участвует весь персонал неуважаемой галереи, эльфийка перевернула мусорную корзину, шваркнула ее об пол и ушла, счастливо вопя: 'Тикки свободна!'.
   Эшли задумчиво смотрела на новообретенную мусорную инсталляцию.
   - Хм... - пробормотала она. - Так это смотрится даже лучше. Задуманная автором концепция бренности всего сущего и незначительности любой жизни видна гораздо яснее. В каждом окурке просматривается странная, а порой и причудливая судьба его обладателя, но то, что после него остался лишь окурок яснее ясного говорит о том, как низко и приземлено наше существование!
   Я решил не дожидаться потрясающих выводов о глубоком концептуальном значении туалетной бумаги.
   - О, Эшли! Какая приятная неожиданность! - Я изобразил бурную радость от 'случайной' встречи.
   Девушка встрепенулась. Признаться честно, я бы вряд ли запомнил в лицо малознакомого черта, с которым беседовал несколько недель назад. Хамский запоминал вообще все, что происходит вокруг, но после, могучим усилием мысли, отфильтровывал ненужное. Как он сам хвастался, в искусстве забвения ему не было равных. Эшли, похоже, была настолько не избалована мужским вниманием, что узнала меня мгновенно.
   - Джозеф! - Радостно заулыбавшись, она мигом подцепила меня под локоть. - Какая приятная встреча!
   Я тоскливо подумал о том, что все девушки, находящиеся в поисках серьезных отношений похожи одна на другую. Каким-то особым, хищным выражением лица и полной бескомпромиссностью. Порой, они готовы скорее загрызть объект воздыханий, чем позволить ему уползти из своих цепких когтистых ручек. Остро захотелось совершить вышеозначенное, но, увы, дело - превыше всего.
   - А я тут совершенно внезапно шел мимо и прихватил с собой конфеты... - Я достал коробку из нагрудного кармана пальто и помахал ею для вящей наглядности. Хамский назвал бы меня отвратительным актером и чертом без зачатков фантазии - и был бы абсолютно прав.
   Но дело в том, что Эшли не привлекала меня абсолютно. Нет, где-то в мире наверняка есть мужчины, которым искренне нравятся женщины, кажется рожденные в серых офисных костюмах, носящие огромные стрекозьи очки и не обременяющие себя походами в салоны красоты. Я все понимаю и ценю священное право каждого на личные извращения. Но что прикажете делать несчастному черту, вынужденному расположить к себе и соблазнить абсолютно непривлекательную женщину?!
   В кармане брюк намекающее булькнула фляжка с виски, предусмотрительно выданная мне в дорогу Хамским. Я мужественно сдержал недостойный порыв.
   - Конфеты? - В абсолютном экстазе взвыла Эшли, едва не на буксире таща меня в какой-то очередной коридор. - Тогда вы просто обязаны составить мне компанию и попить чай!
   Я незаметно запустил руку в карман, и в нее тут же успокаивающе ткнулась фляжка. Хорошо, когда у тебя есть проницательный друг...
  
   ***
  
   - И как это понимать?! - Встретившись с Хамским у входа в архитектурное бюро, я был как никогда близок к хладнокровному и циничному убийству лучшего друга.
   - Вы достали сертификат? - Невозмутимо поинтересовался потенциальный труп, поправляя шляпу и не догадываясь о моих недостойных мыслях.
   - Да, но какой ценой! - Я косо посмотрел на огромные серые двери учреждения, и оттащил Мордреда подальше. - Сначала меня едва не изнасиловали...
   - Так что, - невежливо перебил меня коллега. - Кантаридин в виски не подействовал?
   - Вы подсыпали во фляжку средство для улучшения потенции? - Преждевременный инфаркт улыбнулся мне из-за плеча предательского друга сочувствующе и предвкушающе.
   Титаническим усилием воли я унял бешено бьющееся сердце.
   - Да, я знал, что эта дамочка не в вашем вкусе - так что решил перестраховаться. Но также зная и то, что с вами нельзя быть ни в чем уверенным, я предусмотрел план 'В'. Что это с вами? - Хамский недоуменно посмотрел на мои судорожно сжавшиеся на его шее пальцы.
   Я попытался их разжать. Пальцы не поддавались. Их вообще, похоже, свело судорогой. С трудом убрав руки от горла друга, я нашел в себе силы продолжить.
   - Ах, план 'В'! Значит, так вы называете того неуравновешенного эксгибициониста с ведерком желтой краски? Ну, того в дупель пьяного фавна, который с воплем: 'Перформанс!', вылил эту краску на себя и полчаса успешно скрывался от охраны и сотрудников в коридорах галереи?
   - Так его все же поймали? - Живо заинтересовался Мордред, напрочь игнорируя моё справедливое возмущение.
   - Нашли по желтым следам, спящего в обнимку с бесценной картонной вазой некоего Грюкенса.
   - Так и знал, - разочарованно пожал плечами коллега. - Надо было заплатить Попандопулосу, а не Фигуданису. Ну что, пойдем на штурм очередной цитадели?
   - И все? - Хотя первое буйство во мне поутихло, тем не менее, я все еще жаждал сатисфакции.
   - А что еще? - Хамский вопросительно поднял бровь. - Ах да, у меня есть парочка гениальных планов!
   И, насвистывая какой-то бульварный мотивчик, легкой походкой абсолютно уверенного в своем превосходстве черта, он пошел на покорение очередных вершин.
   Мне ничего не оставалось делать, кроме как последовать за ним. Что уж скрытничать: мне самому было жутко любопытно, что он придумает на этот раз...
  
  
   ***
  
   Собственно, причина, по которой присутствие полиции в нашей квартире делалось нежелательным, была проста и даже в некотором роде тривиальна. Это по словам Хамского. Лично я же не видел ничего тривиального в изготовлении высококачественных подделок произведений искусства на дому. Справедливо заметив: "Всем должны заниматься профессионалы, друг мой", Мордред задействовал кое-какие связи, в результате чего на нашем пороге возникли две в равной степени колоритные и сомнительные личности.
  - Сего делать, хозяина? - Хлюпнув носом и утеревшись рукавом поинтересовалась первая - мелкий гоблин-гастарбайтер.
  - И сколько вы готовы за это заплатить? - Подозрительно спросила вторая - гном-альбинос. Его однотонно-пастельную физиономию здорово освежал играющий всеми цветами радуги бланш под глазом. Жидкая клочковатая бороденка воинственно топорщилась.
   Миссис Адсон, встречающая гостей у двери, смерила обоих оценивающим взглядом. А потом окончательно поразила нас с Хамским, спросив визитеров:
  - Из чьей артели будете?
   Те переглянулись.
  - Щелкунчика Бри, - наконец нарушил молчание гном.
  - Старый пройдоха еще в деле? По шкатулкам работаете или барашков стрижете?
  - Да так, всего понемногу... - гном отвечал уклончиво, посматривая на нашу экономку с очевидным недоверием. Я был слишком поражен многочисленными талантами миссис Адсон, чтобы что-то говорить, а Хамский, наоборот, со всевозрастающим интересом наблюдал происходящее.
  - Не вталкивай мне пустышку, - презрительно сказала женщина. - До "понемногу" Щелкунчик не опустится.
  - А вам-то кто насвистел? - насупился альбинос.
   Миссис Адсон в ответ грозно цыкнула зубом и символически сплюнула через правое плечо. Плевать всерьез она бы в жизни не стала, ибо произвела уборку всего каких-то пару часов назад. Парочка посмотрела на нашу экономку едва ли не благоговейно. Переглянувшись, гоблин и гном изобразили нечто среднее между пантомимой и параличом лицевых мышц, пару раз подмигнув и жутко перекосившись.
   Миссис Адсон благосклонно кивнула и обратилась к нам:
  - Джентльмены, они вам подходят. Думаю, дальше вы разберетесь сами.
   После чего величаво развернулась и удалилась. Количество и качество талантов ее не переставало нас удивлять. Нет, мышьяк для нее - это слишком мелко. Такая женщина достойна стрихнина!
  
  ***
  
  - Мисс Тай Чи, - говорил я с доброй-доброй улыбочкой потомственного инквизитора, не раз награжденного за особый садизм по отношению к жертвам. - Я пришел к вам, чтобы поговорить о ныне покойном мистере Генри Шарпе. Вы ведь не будете отрицать, что знали его весьма...хм...близко?
   Мисс Тай Чи, уверенная в себе, стильная кицунэ, управляющая галерей Пи Ши, смотрела на меня спокойно и безэмоционально. Собственно, разговор велся как раз в ее личном кабинете - где, к моему вящему облегчению совсем не было 'авангардных произведений искусства'.
  - Естественно, мистер Принстон, - кивнула она. - Мы были с ним любовниками. Вы знаете, современной деловой женщине просто противопоказаны длительные отношения. Они так обременяют. И отнимают бездну времени. Генри не ревновал, не проявлял ко мне навязчивого внимания... Пожалуй, он был... приятен. Во всех отношениях. Вы понимаете, о чем я?
  - Безусловно, - я сделал глоток любезно предложенного мне зеленого чая. Будучи убежденным холостяком, я действительно понимал и уважал подобную жизненную позицию. А уж если быть совсем откровенным, то в мисс Тай Чи имелась та самая перчинка, которую я так ценил в женщинах. - Полагаю, вы хотите донести до меня тот факт, что у вас не было ни мотива, ни желания убивать мистера Шарпа?
  - Ваша проницательность делает вам честь, - слегка улыбнулась собеседница, хитро сверкнув лисьими глазами. Интересно, есть ли у нее хвост?..
  - Что ж, сделаю вид, что не заметил скрытой насмешки в вашем последнем высказывании.
  - А ваша тактичность - тем более. У вас есть еще ко мне вопросы, мистер Принстон?
   Вопросы, даже если они у меня и были, давно уже повылетали из головы. Зато в наличии имелись предложения - далеко не высокоморального свойства. Правда, воспоминание о том, что где-то по галерее в данный момент бродит Хамский, быстро вернули мне утраченный трудовой энтузиазм.
  - Разумеется! - отчеканил я самым неподкупным из коллекции своих тонов. - Что вы делали вчера вечером и ночью?
   Что собиралась ответить мисс Тай Чи на этот деликатный вопрос, мне не суждено узнать уже никогда. Распахнулась дверь, и на пороге возникла запыхавшаяся Эшли. Очки сидели на ней криво, волосы, собранные в пучок растрепались, блузка была неряшливо расстегнута. Будь здесь Хамский, он не преминул бы поязвить на эту тему. Но здесь был я, прекрасно понимающий причины появления Эшли, а так же, что это значит лично для меня.
  - Мисс Тай Чи, там такое..!
   Кицунэ холодно взглянула на девушку.
  - Не тараторь. Что произошло?
  - Мистера Пи Ши обвинили в краже и в подделывании предметов искусства! В холле полиция, просачивается пресса, это скандал, мисс Тай Чи!
  - Сейчас мы во всем разберемся.
   Хладнокровию и самообладанию этой женщины можно только позавидовать.
   Она поднялась на ноги и пошла к двери. Я поспешно встал. Будучи чертом крайне неловким, задел стул, который едва не упал, чудом поймал его в воздухе, отступил на шаг и столкнулся с мисс Тай Чи. Неведомым для нас обоих образом она оказалась в моих объятиях.
  - Как неловко, - иронично пробормотал я.
  - Вы меня почти компрометируете, - заметила она с легкой полуулыбкой. От двери послышался отчетливый скрежет стираемых в пыль зубов Эшли.
  - Мне уйти?
  - Ну что вы, у вас же еще осталось столько вопросов. Дождитесь меня, - судя по звукам сзади, Эшли яростно принялась грызть дверной косяк.
   Я отступил на шаг, и мисс Тай Чи с помощницей, наконец, покинули кабинет. Судорожно выдохнув, посмотрел на магнитный ключ, втихомолку снятый с пояса кицунэ. Привычно пробормотав пару ругательств в адрес оригинальных идей Хамского, я подхватил кейс, с которым пришел, развернул план здания и смело ринулся в неизведанное переплетение коридоров галереи Пи Ши. Времени оставалось крайне мало.
  
  ***
  
  Дальше все происходило очень быстро. Хамский старательно и артистично (с переходом в криминальную драму) разыгрывал спектакль "Обличение мошенника". Делал он это настолько впечатляюще, что недостатка в благодарных зрителях не наблюдалось. Весь персонал собрался в кабинете деморализованного мистера Пи Ши, оставив пустынные коридоры галереи мне на откуп.
  Чувствуя себя самым неудачливым из недотепистых ниндзя-воров, я пытался сориентироваться по плану. Пару раз перевернув лист, и с сожалением констатировав, что ничего не изменилось, я пошел по единственному имеющемуся впереди коридору.
   Зал, где выставлялись работы великого Опплевалли, здорово напоминал аппендикс. Жемчужиной в его конце блистала искомая шкатулка.
  
  ***
  
  - Ну как все прошло? - Поинтересовался Хамский, когда мы встретились через пару кварталов от галереи. Он здорово напоминал довольного кота - в том случае, конечно, если бы коты носили приталенные пальто и винтажные шляпы.
  - Удивительно, - я прислушался к своим ощущениям. - Но неплохо.
  - Только не говорите, что ограбления галерей теперь станет вашим хобби.
  - И не скажу. Всякое яркое впечатление должно быть в единственном экземпляре.
  - Какой вы мудрый, Принстон, - насмешливо произнес мой друг. - Надеюсь, это что-то сезонное, вроде простуды.
  Поправив шляпу, украшенную тонкой черной лентой, Хамский эффектно развернулся и пошел к выходу из переулка. Мания величия стала столь неотъемлемой частью его натуры, что он не мог прожить без позерства и минуты. Укоризненно покачав головой, я поплелся следом. Хитроумные ограбления галерей оказались слишком утомительным занятием.
  
  ***
  
  
  

Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 8. Братство обмана"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"