Дзиньштейн: другие произведения.

Ландскнехт. Часть первая.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 5.49*43  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ландскнехт. Фанфик на произведение Андрея Круза "Рейтар". Приветствуется критика и дополнения - текст будет правиться и дополнятся. Эксперты(не буду указывать пальцем вслух) - без очереди. Ссылки на интересное и фото - приветствуются. (Осторожно, автор текста - хамло и матерщинник) Часть первая завершена.

   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  
   Проходная пешка.
  
  
  Глава 1.
  
  Эта война и началась-то как-то по-дурацки. Вот, живешь ты в какой-нибудь, прости Господи, Гатчине, работаешь, например, охранником в магазине, и давно тебе на все наплевать. Все у тебя есть, и ничего, в сущности, нету. Живешь спокойно, коптишь себе небо помаленьку. Пиво пару раз в месяц, с друзьями, летом рыбалка, осенью грибы. В отпуск ездишь в Прагу или в Норвегию. Встречаешься с женщиной... иногда. Вместе с ней тебе хорошо, а без нее не хуже... и ей с тобой так же. Ну, в общем - живешь.
  А потом в почтовом ящике валяется клочок серовато-желтой бумажки. Повестка. В военкомат, на сборы. Смешно. Какие могут быть сборы, если уже давно в билете написано 'не годен к строевой'. Опять, наверное, напутали. Да и какие сборы - реформа же давно идет, а тут эта дикость.
  Нацепив очки, полез в справочник, набрал номер военкомата. Занято. А мне плевать, погода дерьмо, у женщины ребенок заболел, в телевизоре шлак сплошной. Занято. Интересно, чего на этот раз? Заносили в компьютер дела, 'модернизируясь', да потерли данные? Возможно... Как меня два года назад призвали на срочную службу, ага... по достижении призывного возраста. Пришел и сказал им, что рано. Второй раз восемнадцать будет чуть погодя. Занято. Плохо что дождь, и холодно - грибов что-то в этом году и так не густо... О, наконец-то!
  Осипший усталый голос на том конце провода не излучал дружелюбия. Ну и ладно. Спокойно изложил ему свою проблему. Голос устало хмыкнул, сказал, что все верно. Я немного растерявшись, зачитал ему статью из билета - тот устало, словно в сотый раз за день, сказал что медкомиссию пройду на месте. И сменился короткими гудками.
  Идиотство. Порылся в записной книжке - набрал знакомого в хорошем уже чине... а ведь когда-то... а, хватит ныть! Так...на связи, отлично...
  Ответил он радостно, давно не созванивались. Потрепались о том о сем, поделились планами, порадовались... порадовался успехам детей. Потом спросил по делу. Он сразу как-то погрустнел, и сказал что 'попробует'. И как-то скомкано завершил разговор. Разве сказал, на последок, с каким-то неясным сочувствием 'Держись, старик!'. Да ладно, чего там. Подумаешь, я и не против, на самом-то деле. Если честно - а я бы, даже... Нет, сейчас конечно уже никуда, но вернуться на немного в прошлое - почему нет? И зарплату мне сохранят, оклад правда... да и чорт с ним, не очень и надо. Не обеднею.
  Потом была обычная суета и неразбериха - а я среди этого ностальгировал по ушедшей глупой молодости. Снова в поезд, пьянка, осипший офицер с лицом грешника в аду. Пьяненькие, мы приставали к студенткам, уверяя, что они просто обязаны нас приласкать, так как мы едем а армию - и гордо показывали повестки, призывая проходящего мученика-офицера подтвердить наш статус. Мученик морщился и уходил пить водку малыми дозами. Студентки смеялись, и заявляли, что нам в армии самое место - сбросить лишние килограммы... Потом была какая-то пустая часть с испуганно таращившимися на нас солдатиками. Мы все были за тридцать, а то и под сорок, совсем разные - и не только такие, ну скажем честно - раззвиздяи и голодранцы, как я, но и вполне состоятельные люди, и даже пара 'бизнесменов', хоть и мелких. Пожалели откупиться, похоже. Тут началось необычное - вещи собрали, несмотря на бухтеж - у многих с собой были не только дорогие мобильные, но и ноутбуки, опечатали в пакеты, и унесли 'на хранение'.
  
  
  
  Потом был полевой лагерь - где мы все заболели всякими простудами, промокли, и измазались в глине. Медкомиссии так и не было. Странности продолжились - выдали автоматы, старые АК-74. Выдали 'насовсем' - и мы и спали с ними. Однако немногие поняли, что это странности - оказалось - много кто и не служил вообще. Это было уже совсем непонятно, так быть не должно. Потом понеслось - привезли патроны, и мы стреляли. В ушах звенело с отвычки, мужики, азартно, как дети, сыпали очередями, а я даже постарался побольше попадать. Кидали учебные гранаты. Даже попробовали пробежать 'кросс'. И даже пробежали километр... почти половина из нас.
  А потом началась война. Когда полковник построил нас, и стал зачитывать, я уже примерно ждал этого. На самом деле. Мысли бродили, правда, такие, что вот полковник вроде и неплохой мужик, но если взять да и ему сейчас башку прострелить - то ничего страшного. А вот генералам - даже хорошо. А вот тем, кто выше - обязательно надо прострелить башку. А вообще и так было все ясно. Давно ясно. Глухие оханья и злые матюги в строю, сжатые на прикладах мокрые от дождя, замерзшие руки, злые лица с глазами обреченных. Нет, мне это не снилось в пророческих кошмарах - но я не удивлялся. И стоя в третьей шеренге, спокойно мог криво улыбнуться в спину товарищу. Нет, не прострелить мне тех голов - а раз так - полковник-то чем виноват?
  Прямо с растоптанного в глинистую грязь 'плаца' нас погнали к машинам. Выдали снова патроны - в расчете по пять магазинов на каждого. Я попросил у выдававшего под роспись старшины 'добавки'. Он зло вскинулся, открыл рот... а потом махнул рукой и бросил на стол две пачки. Мы загрузились в Уралы и поехали. Так она глупо началась, эта война.
  А закончилась еще глупее.
  
  
  
  Несколько дней все был тихо, мы прибыли в какой-то поселок, и околачивали груши на окраине - классическое виноградовское 'на... вы тут нужны!'. Почти все пришиблено молчали, словно на похоронах, разговаривая вполголоса. Кто-то раздобыл сотовый и скинувшись на Интернет смотрели новости. В новостях про войну говорили много и непонятно, хотя и в первых строках. А потом рассказывали о новых инициативах президента, и о жизни деятелей культуры. Потом про новинки кино и про погоду. Жизнь шла своим чередом, горел лес где-то в Европе, немного затопило Китай, в арабском мире как всегда беспокойно. СовБез ООН по поводу войны выносил какие-то резолюции, и собственно этим вся реакция в мире и ограничилась. А у нас, по крайней мере, по новостям - и вообще никакой реакции не было. Разве про досрочное начало призыва сказали. И какие-то очередные выборы перенесли на весну. Так прошло несколько дней. Потом про нас вспомнили, и снова начались 'учения' - бегали в атаку, один раз постреляли, и учились рыть окопы. Вот только никакого азарта не было уже ни у кого. После недели такой жизни всех доселе не служивших прогнали через присягу. После был митинг. Приехало в специально оборудованной машине тело в костюме, нас построили, и тело стало издавать звуки. Я очнулся только от толчка локтем в бок - оказывается, я нервно дергал туда-сюда предохранитель, а он громко щелкает, знаете ли. Наверное, мешал слушать. Тело продолжало что-то хрюкать, а когда началось про патриотизм и 'Москва за нами!' - где-то справа сочно чвякнул затвор. Словно звук вырубили, все затихли. Секунды тянулись, потом кто-то из командиров буквально сдернул с машины тело, а перехвативший микрофон толстый дряхлый и седой полковник рыкнул привычное 'Равняйсь-смирно!' а потом сказал, что ужин будет 'усиленный' и 'с согревающим'. Кто-то начал, а все остальные поддержали - и мы радостно взревели - ужин с согревающим - это то, что надо!
  Утром похмельем почти никто не маялся - сто грамм, да под, чего уж там, хорошую сытную закуску - ниочем совсем. Кто-то, конечно, нашел... но большинство тупо устало за день для всяких глупостей. После подъема хмурые (ха, а вот они-то, похоже, не ограничились стограммами!) офицеры построили нас у машин, проверили все. В машины загрузили охапками гранатометы - ну, кино про Штирлица, где немцы в Берлине на фронт едут, точно. Потом загрузились и мы.
  Ехали долго, я задремал. Проснулся от выстрелов, Путаясь в ремнях развалившихся под ноги гранатометов, выскочил-вывалился через борт, по старой памяти тут же отпрыгнул, ляпаясь на пузо, автомат уже в руках. Головная машина лениво дымила черными клубами, наши валялись по неглубокой придорожной канаве, стреляя в недалекий лес, кто-то кричал негромко и протяжно. А из леса сверкали вспышки.
  Заняв место в канаве, где и все, перевел предохранитель на одиночные, прицелился. Наши лупили, такое впечатление не глядя, а я все же хотел попасть в эти вспышки. Тем более вспышки не перемещаются, бьют они с одного места. А эти вспышки надо обязательно погасить, ведь это...
  Нет, не получается. Не попадаю. Спохватился, проверил - чорт, прицел почему-то на '5'. А тут от силы метров двести пятьдесят. Вот так, ну-ка...
  
  
  
  Две вспышки я погасил. Подумал, кто там мог быть? - да ведь кому там быть, тоже ведь, точно такие же дурачки... Некогда, потом, потом... вот эта вспышка - судя по характерной звезде и длинным очередям - пулемет. Он засыпал пулями наш правый фланг, но, к счастью, брал высоко - по крайней мере, я четко слышал, стук и цвиканье пуль по машинам. Ну, и славно, что ты такой дурачок. Я тщательно прицелился, и успел еще нажать на спуск.
  Белая беззвучная вспышка, и все пропало
  
  ***
  
  Чорт. Темно как. Ничего не помню. Или... или помню?
  Дернулся, хрюкнул от боли... везде, и снова сунулся мордой в землю.
  Вспомнил.
  
  ***
  
  ...Медленно-медленно попытался привстать на руки. Хрен там. Только поднял голову, опираясь на локти. Где я? Какой-то... сарай, что ли? Интересные дела, откуда... или не все помню? Ощутил себя - нет, вроде все цело. Звон в голове. Постепенно зрение пришло в норму, звон уменьшился немного. Так, что имеем? Сарай... странный какой-то. Непонятный. И, похоже, разваленный. А, точно это остатки сарая, оттого и странный. Или все равно что-то не то? Крыша. Крыша обрушена, просела, и висит краем внутрь, ну, да чего необычного, ерунда. И не такое видали. А вот сама крыша... Солома или тростник, что ли какой. Это где ж меня так угораздило? Что, тут какой культцентр в стиле ретро был? И мы его расхе... Варвары, чего сказать. Ну а другого объяснения и быть не может - нету тут больше такого лет уж наверное сто. Так, а что-то еще меня сбивает с толку... Однако. Вроде... вчера? Или сколько я тут валялся? Ну, в общем. ТОГДА - было серо и пасмурно, дождик только что закончился, я помню, как подскользнулся на раскисшей глине, падая в мокрую канаву. А сейчас - смотри-ка, солнышко жарит... а ведь реально жарит. Вон пробивается сквозь пролом, зайчиками рассыпалось по полу. Пол, кстати, земляной... или цементный? Как будто глиняный, что ли, не пойму. А в солнечных лучах даже пылинки не пляшут, тут все тихо и спокойно, и давно уже.
  Но что-то еще не давало покоя. Что-то забытое, нехорошее...
  Втянул воздух, снова охнув - или трещина или просто приложило... Чорт. Тут словно и пахнет как-то... нагретыми солнцем землей, травой... летом. Полынью что ли. Припекло, значит - с утра так греет. И что-то еще. Что-то, от чего нервно холодит под сердцем.
  Память услужливо выкинула наверх нужное. Давно позабытый год, сложенная артогнем панелька. И...
  Медленно повернул голову. Нет, медленно не от боли. Просто не торопясь увидеть, ожидая то, что должно быть.
  Кровь. С учетом жары... не специалист я, но сутки от силы. Лужи подсохшей крови, и следы, словно кого-то вытащили отсюда. Двоих, вроде бы. Уже не опасаясь - собственно, понятно, что никого тут нет, перевернулся и сел. Драсьте, приехали.
  Узенькое окно было полузавалено обрушившейся крышей, откосы его и пристенок напротив - буквально исклеваны пулями. А под окном несколько гильз. Опа-ньки.
  Шевельнулся, стараясь не шуметь, перевалился-переполз к проему. Чорт, ничего не понимаю, где я? Стены сарая вблизи уж точно видно - глинобитные. Ну, известное дело. У нас в Гатчине целый дом такой есть, дворец Приорат. Уникальный, но больше - потому что дворец. Так-то из глинобита даже крепости строили на юге. Про Приорат ходили легенды, что он снаряды и бомбы держал - ну, это бред, ясное дело, но от пуль глинобитные стенки неплохо защищают. Вот и тут, похоже...
  
  
  
  Осторожно выглянул в окно. Обломись. Крыша завалилась качественно, ни чорта не видно, только утоптанная сухая земля на несколько метров. Н-да.... Что же тут было? Кого-то из наших прижали, они отстреливались и видать успешно - а потом жахнули с чего-то.... Нет, РПГ мало, будет, а огнемет бы спалил все - вон, солома с крыши сухая какая, хотя вроде и как то ли обмазана, то ли пропитана... но все равно, следов огня нет. На миномет похоже, вроде, или что-то типа того.
  Значит, их тут глухануло, а потом... а что потом? В глиняном полу, на засохших лужах, четко видно следы попаданий. Много. Ясно все, чего там. А меня, значит, почему-то не тронули. Или?
  Руки стали шарить по телу. Нет, нихрена. Бушлата кстати нет, ну, ясно, мешал наверное. Камуфляж драный словно сотня кошек взбесилась, пояса тоже нет - ни подсумков, ни штыка. Про автомат и думать нечего. Осмотрелся - чисто и пусто, сарай абсолютно пустой вообще. И тех парней, санитаров что ли, или кто меня раненного таскал? - тоже оружия нет. Ничего же не сделать, а без оружия я сейчас в таком состоянии, что меня школьник запинает, не сбив дыхания. Да и пинать, похоже, никто не станет. Сейчас заглянут, увидят что жив - и контрольнут очередью или если пижоны - гренкой. Чорт, как тоскливо-то... да еще день такой, жаркий. Неохота-то как.
  А, может - все же - не сразу? Может - в плен возьмут? Ну, в общем, чего бы там и нет, в конце концов - что мне та война... А с другой стороны - та или не та... а в предатели лезть самому...Мелькнула мысль - а почему в предатели, если тебе эта война не нужна? И тут же сам себе ответил - а потому что если сам не против в плен - значит предатель, сам себя предал. Соберись, сука, и если уж суждено сдохнуть - сдохни как хотя бы внешне подобает мужику. В конце-концов, пожил уже немало, и не плохо. Хотя и не хорошо.
  ...А с другой стороны - что ты теряешь?
  Эта мысль снова вернула в норму. Хренушки, не дождетесь. Под лежачий камень мы всегда успеем. А все же чувствую себя все лучше, звона все меньше в голове - вы, твари, еще успеете пожалеть, что не прикончили меня сразу. И за этих парней мне ответите, пусть я их и не знал.
  Злость успокоила. Еще раз осмотрелся - нет, ничего. Отломать с остатков крыши какую-нибудь деревяху - только нашумлю, а это без надобности. Пошарил тихонько рукой под окном - собрал с десяток гильз. Присмотрелся... что за чорт?
  Пошарил по карманам машинально - о, чудо! - очки целы. Очки у меня еще деда, старинные, в тоненькой под золото оправе. Когда пришлось завести очки, зашел в 'Оптику', посмотрел, да и вышел. Нет, не денег пожалел - пожалел денег на такое тратить. Ну, неприятно сознавать себя ущербным, ага, не привык к этому. Ходил и мучался, а потом, случайно, разбирая какой-то хлам, нашел. И пришлись впору - и более того, хотя им лет с полсотни минимум - никто не понял, и еще интересовались, почем такой дизайн. Отвечал, что подарили. А тут вишь ты - все в клочья, вся грудь и руки в кровище засохшей и копоти - а они целы. Нацепил на нос, посмотрел еще разок, внимательно.
  Ни чорта не пойму. Гильзы свежие, латунные. Вроде как от ПК или там СВД. Но что-то не то. Закраина какая-то толстоватая, то-то и на ощупь непривычно, и капсюль больно уж здоровый, и сама гильза... ну, какая-то не такая. Калибр вроде нормальный. По длине - почти такая как и надо, но вроде чуть короче все же, и поуже, не такая пузатая. А главное - плечики поположе, чуть ли не совсем плавный переход. Нет, непонятная гильза. Не к СВД. Посмотрел донышко еще раз - клейма непонятные. То есть понятные, но не знакомые. Цифра сверху, две снизу. И кривоватые какие-то цифры, как кустарно набитые. Нюхнул - и запах не тот. Так охотничьи патроны пахнут некоторые.
  
  
  
  Ага. Это что же выходит? Это значит наоборот, кто-то из местных, с охотничьим против наших? Ну, тогда понятно. Наверное, какое-то импортное ружье, с такими вот патронами. А наши их значит... ну, и правильно. А я? А меня, походу тут оставили. То ли решили, что помер, то ли.... Ну, собственно, всяко бывает. Не буду пока обижаться - может, они рядом где, просто там мне не место. Но, дятлы, автомат-то могли бы и оставить. Хотя бывает что другим нужнее... ладно! Разберемся.
  Прислушался еще раз - нет, снаружи тихо. Значит, пора явить себя миру. Не забывая об осторожности, но и залеживаться тут не след. Ух. Ну, до чего же жарко сегодня, а! Прямо летняя жара. Бабье лето началось, не иначе.
  Перебрался к двери, привстал, полусогнувшись под остатками крыши. Вроде, нормальное самочувствие, не тошнит, не кружится голова. Ну... Толкнул дверь, не подалась, толкнул сильнее, пошла...
  Вывалился наружу, в абсолютно неуместные в средней полосе осенью жару и ослепительное солнце, и вдыхая какой-то дикий совершенно, травяно-пряный, терпких, летний нагретый воздух, заморгал глазами, ослепнув после темного сарая.
  Наконец зрение вернулось, и я смог осмотреться. Осмотрелся. Потом еще раз. Протер глаза, и снова осмотрелся. Хлопнул себя по щеке, голова исправно отозвалась звоном. Навесил сам себе слегонца в скулу - не, не сон.
  Присел, опершись спиной о косяк, и изрек негромко:
  - Нихера себе...
  
  Глава 2.
  
  Даже немного пожалел, что давным-давно как не курю. Очень бы кстати закурить. Или даже выпить. А может, я уже? И это все - уже после? 'Закройте дверь, паучки разбегаются!' Алкогольные галлюцинации? Может, надо лечь поспать и оно само...
  Рядом зашуршало, я скосил глаза - метрах в двух неторопливо ползла серенькая змейка. Незнакомой породы, не гадюка, не ужик, но какая-то... обычная такая. В общем, может и гадюка, только светло-серая. Вдруг что-то зашелестело - раз! - и нету змейки, только взмахи крыльев и извивающийся хвост свисает из когтистых лап... Понесла, значит, птенцам завтрак. Эвон оно как, все идет путем, все нормально. И тихо и хорошо вокруг. Не, таких алкогольных галлюцинаций, наверное, не бывает. Не знаю, не пробовал, да и не пил я вроде последнее время.
  Постепенно все-таки успокоился, сознание перестало прятаться в спасительную норку 'это все не настоящее!'
  Фиг там. Самое все настоящее. И птица, и змея, и запах трав, и солнце... и разрушенный дом за спиной с лужами засохшей крови.
  Вот-вот. Не надо расслабляться... змейка вон тоже поди пригрелась, расслабилась... и ее теперь кушают. Итак, для начала...
  Для начала немного размялся-проверился - чуть присел, повернулся влево-вправо корпусом, руки согнул-распрямил... вроде все работает, хотя и побаливает... везде. Тряхнул головой... Ээээ, вот это зря! Опустился на колени, борясь с тошнотой и болью в голове, в глазах потемнело. Нет, так не надо пока делать. Оклемался, встал, снова чуть размялся, осторожнее - ну, скажем так, если повезет, то может быть и сгожусь на что. А вот это, пожалуй, в помощь - поднял с земли немаленькую палку, похоже, то ли на косовище, то ли еще на часть какого сельхозинструмента. Увесистая, прочная, судя по всему. Сойдет, самое то, что надо. Помнится, рассказывал мне один любитель, что не только Шао-Линьские монахи почитали бой на шестах и палках - дело это весьма любили и в Европе. И, что самое интересное - и в России тоже - длинная палка, посох - оружие-то весьма серьезное, всяким саблям не всегда и уступит. И главное - дешевое и всегда под рукой. А запретила эти, вполне традиционные, забавы, вроде боев на палках и обучение тому, как рассказывал тот же любитель, государыня Екатерина Великая. Мол, травматизм очень большой, гробят себя подданые (что верно - палка оружие серьезное)... да, поговаривают, дело не только в травматизме - больно уж непросто солдатам было усмирять порой крестьян, когда те бунтовали - а ведь первым делом хлебопашцы хватались за оглоблю или дрын какой, или колья с забора выворачивали. Так что, эта самая палка в хороших руках - очень серьезное оружие. Если уметь ею воспользоваться. Ну, а я немного таки умею, так что - уже чуточку, а легче.
  А еще на палку можно опираться, ага. Вот как я сейчас - оперся на свой посох, и осмотрелся. Да уж...
  Осмотреть было что. Несмотря даже на то, что почти все вокруг было в той или иной степени порушено. И тем не менее - было на что посмотреть.
  Меня окружали развалины какого-то небольшого фортификационного сооружения - маленькая крепость, форт, или еще что-то? Затрудняюсь классифицировать, не специалист я. Больше всего это, пожалуй, походило на старые фотографии времен Русско-Японской или Империалистической войн.
  
  
  
  То, что крепость, это я видел, но вот определить точнее - не получалось. Башен высоких не видать - ну, значит, относительно современная. Казематов тоже не нашел, но стрелковые галереи, так кажется это называют, валы с рвами и приступком для стрелков (кстати, усыпанным гильзами), устроенные кое-где в этих валах казармы... Небольшой внутренний дворик, с одной стороны раньше было двухэтажное, наверное строение, с проходящей через него въездной аркой - теперь от него осталась только груда камней и битой глины. Вообще вся крепость из глины в основном. Размера небольшого, все же, наверное, правильнее назвать - форт? Или форт - это часть большой крепости? Не знаю.... Форму укрепление имело правильного прямоугольника, почти квадрата. Ага, примерно понятно - было то самое главное сооружение, цитадель, так вроде? - а за ним окруженный валами с казармами и галереями, внутренний дворик, местами чуть ниже уровнем, с несколькими пристройками. И все носило следы жестокого артиллерийского обстрела - от цитадели почти ничего не осталось, особенно по обе стороны арки, только в углу со стороны двора сохранился более-менее целый вход. Все остальное весьма сильно побито. Хотя и не сказать, чтобы крупным калибром - судя по всему, это укрепление и не было рассчитано на такую мощность орудий - ну, это понятно, читал про такое - в конце девятнадцатого века прогресс в военном деле, металлургии и химии рванул так, что большинство старых укреплений стали беззащитны против новых орудий. Не лучшее место выбрали оборонявшиеся... правда, постепенно я приходил во все большее недоумение. Ладно, некогда было рыть окопы, пользовали что есть, да и судя по всему - даже когда разбили артиллерией внешние укрепления и подавили стрелков на валах - внутри было жарко. Штурм... а потом и зачистка. Повсюду тряпье, обломки, мусор какой-то, присыпано пылью от разбитых стен. Нормальная картина, в общем, даже как-то... аккуратненько, что ли. Тяжелой техникой не прикатали, копоти мало. Культурно так. Кровищи правда много. Бинты встретились, пробитая и измятая каска. Судя по всему осажденные хоть и попали врасплох, отбивались до последнего... а в ответ не жалели патронов. В общем, понятно это все, нормальное дело, если цинично сказать.
  Но, много чего вокруг не объясняло, а лишь добавляло вопросов. Во-первых - гильзы. Везде - такие же точно как и в том домике. Совершенно непонятно. Точно только одно - это не ПКшные гильзы. Нашел один осечный патрон - нет, не наш патрон, никак не походит. Магазинов не нашел, только винтовочные обоймы... сто лет их в армии не видел, откуда тут и зачем? Лент пулеметных не видать, да и вообще гильзы как-то не так лежат, с автомата или пулемета не так выходит, кучками, а тут как-то... да и мало гильз, везде валяются, но мало. Гранатометов нет нигде, следов техники не нашел... зато валяются какие-то разбитые телеги совсем старинного вида - ну, точно, музей. Второе, что бросилось в глаза - много следов от подкованных копыт и несколько мертвых лошадей. Что особенно - пара лошадей в верховой сбруе, с седлами, стременами. Это что тут за цирк на конях? Это не просто музей, заповедник какой-то. Ни одной лампочки, проводов вообще нигде нет, все 'натуральное и аутентичное'. Вон лампа керосиновая, 'летучая мышь', только такая красивая, бронзовая-литая, здоровенная... была. В проломе стен на втором этаже цитадели виден старинный канцелярский стол - ух, шикарен! И ведь практически цел, отсюда по крайней мере так видно. Простреленные бочки в углу двора, тоже старинно-добротного вида. Вон те палки-бревна - явно коновязь, и перевенутое длинное корыто - поилка для лошадок. Все как положено, это ж надо было именно тут Сталинград устроить. . Я даже не слышал никогда о таком масштабном проекте реконструкторов. Здоровенный какой... музей? Заповедник? Чорт разберет...
   Ну а самое главное, что напрягало - это, конечно... все остальное. То есть все вокруг - солнце, воздух, трава, ветер, запахи... и вообще... все.
  Ладно, допустим, что с погодой что-то случилось... хотя что бы не случилось - там, где я был - трава уже пожухла... да и не было там никогда такого! Нет, тогда не так - ну, если совсем уже невероятно - меня перевезли (нахрена?) куда-то гораздо южнее (куда?) где тоже идет война (конечно, а как же - специально устроили и меня туда в бессознанке увезли... давай, давай, жги далее!), и там не нашлось лучшего укрепления чем этот старинный форт, но на беду у наступавших были пушки, и ... В общем, если уж совсем глубоко засунуть голову в песок - то и при таком варианте выходило непонятно.
  И опять же - воздух. Влажность не та совсем, сухо слишком. Я это хорошо чувствую, с Гатчины в Питер приедешь, особенно в порт - и то ощущаешь, а уж тут... Слишком сухо для средней полосы, да еще осени. И чего-то не хватает для нормальной общей картины... А, точно - запаха солярки нет. Хотя в этом разнесенном вдрызг музее он, пожалуй, и был бы неуместен... вот только все остальное должно сочетаться с запахом недогорелой в двигателях солярки. Да и самих двигателей не слыхать. Совсем. Вообще тишина. Ну, правда что - может, эт меня чем контузило, звон-то в ушах был - так может теперь и слышу не очень, тут так не поймешь.
  Спустя немного времени, я сделал передышку, у обнаруженного в углу двора, в понижении, какого-то то ли колодца, то ли родничка - верх его был разрушен близким взрывом, но сам источник не засыпало. Рядом валялось не особо и сильно издырявленное ведерко, (причем не жестяное, а из медного листа - вот ведь эстеты!) с куском веревки, и торчал огрызок беленой стены, давая тень. Лучшего места для передышки не найти, тем более что на солнцепеке голова просто раскалывается от боли.
  Надо бы еще осмотреться, искать еще, какие-то детали, чтобы понять, что все-таки происходит...
  Ну, тут положим, все прибрано - в смысле, сначала тут трофейщики порезвились, а потом санитарная команда трупы прибрала - а трупов, судя по всему было ой как немало... вот, кстати, тоже. Не воюют так. Чтоб вот столько. Это только если ты повстанец и борец за демократию и свободу - можно. Но у нас вроде никаких борцов не намечалось, да еще с пушками. Но и то тут через край - видел в цитадели казарму, или погреб артиллерийский, так там, похоже, прямо на месте, причем, судя по валяющимся всяким вещам, штатских - и много. Вещи причем... очки сломанные, кукла. Нехорошо в общем выходило. Так не бывает сейчас. Больно уж черевато.
  ...Опаньки. А ведь черевато - для меня в первую очередь. Ведь я со всех сторон - или свидетель, или исполнитель - в общем, какая разница - повод меня прихлопнуть есть у любого. А я тут в тенечке нежусь...
  Рискнул, подобравшись, осторожно выглянуть поверх вала, выбрав место, чтоб солнышко светило со спины, но при том я был в тени от выступа стены и не маячил силуэтом. Как это там было? - ' Научили Бумбараша австрийские пули и прыгать зайцем, и падать камнем, и катиться под гору колобком, и, втискивая голову меж кочек, ползти ящерицей.' Мне, конечно, до того Бумбараша... но тоже немножко масла в башке есть... хоть и трещит, проклятая.
  ...Эге. Вон оно как.
  За стенами открывался совершенно неуместный вид. Неуместный для меня, для моей, героически борющейся с реальностью логики. Сколько хватало глаз - несильно всхолмленная степь, да не выжженная, не сухая или пожухлая, а вполне себе полнотравная, зеленая. Трава от ветерка волнами ходит, переливается. Высокая трава, не в пояс даже, а почти по грудь, как отсюда кажется. Небольшие группы кустарников, деревьев совсем немного - вдоль балочки, где, скорее всего, протекает речушка. И над всем этим голубое небо и яркое солнце.
  Логика тяжело вздохнула, и надув губки бантиком, отвернулась.
  Еще вокруг форта был... поселок, городком это назвать, пожалуй, не выйдет. Именно - 'был'. Тут постарались не только артиллеристы, но и огнеметчики - от домов остались только обугленные стены.
  А во рву почти прямо подо мной... Ну, да, собственно, без иллюзий. Давно известно, что такие свежезасыпанные рвы означают. И, судя по размеру... ну, да - все они там - и защитники, и штатские.
   Аааатличненько, что называется. Просто зашибись. Оказаться в самом центре такого дела... Ведь ясно, что какая-то провокация - ну, не бывает так сейчас, чтобы... ну, не одну сотню мне так кажется, людей завалить, закопать и так оставить надеясь что проканает. Да и вообще... как-то все совсем уж нагло и ненатурально... (Пришла на секунду идиотская мысль - может, очередной творец снимает очередное великое кино, и это просто декорации? Вспомнил лужи крови и следы от пуль - больно уж бюджет вышел серьезный...) Ров засыпан (вручную, ни техники какой, ни даже просто гусеницами край рва обрушить... эстеты хреновы) больно уж аккуратно. Даже более того - приглядевшись, понял - не просто засыпан - оформлена насыпь как на нормальной братской могиле. И вон те две доисторического вида телеги брошенные поодаль, лошаденки распряжены и пасуться рядом - что-то мне сдается, на них и свозили. Сектанты какие-то. Неужто машин вообще не было? А пушки на чем тащили? То, что работали именно пушки, понял, еще осматривая форт - в одном месте лежал неразорвавшийся снаряд. Причем вида и калибра тоже странного - на старые трехдюймовые похож, тупоголовый такой, коротенький, у нас по лесам такого барахла много еще валяется, навидался.
  В общем, логика обиженно фыркнула и собрала чемоданы. Непонятно, кто, кого... зачем и почему. Понятно только одно: налицо военное преступление, массовое уничтожение пленных и геноцид мирных жителей, нарушение всех и всяческих конвенций о ведении войны, факт уничтожения историко-культурных ценностей, свежее массовое захоронение...
  И посреди всего этого я, кросафффчег. В драной форме Российской Армии. И НИ-ХРЕ-НА не понимающий и не могущий кому бы то ни было и что бы то ни было объяснить. Кроме 'очнулся - гипс'.
  Отлично. Ну, сейчас, по правилам жанра - колонна из-за холмиков... или вертолеты. И, чисто случайно - журналисты, съемочная группа СиЭнЭн и прочие врачи без лекарств. От гады, а. Хоть бы автомат был, отыграть на последок роль злодея... или хрен там, в сценарии не убитый при сопротивлении, а взятый в плен и давший показания? Вашу ж мать в Бога через иконостас и весь приход...
  Минуты шли, а колонна из-за холмов и вертолеты так и не прибыли. Немного успокоился. Спустился с вала, и первым делом оторвал и так болтавшийся на нитках рукав с нашивкой, завернул его в камень и, оглянувшись, тишком столкнул в колодец. Наивно, но тем не менее. Ничего более такого у меня нет, а старый камуфляж... Ну, в общем, 'делай что дОлжно, и будь что будет'. Пойдем дальше - и я двинулся к еще не осмотренной части форта, туда, где были ворота. Там артиллерия поработала вовсю, и по нагромождению камней и балок тихо пройти было практически невозможно... Но я теперь и не очень таился. Ибо или все уже решено... или кто-то сильно ошибется, не приняв заранее меня в расчет. Вышел из-под торчащей нелепой абстрактной композицией разбитой арки (деревянные створки ворот белеют щепой - ну да, прямой наводкой вынесли). Ого - вон под завалом торчит не особо крупный орудийный ствол - тут, похоже, тоже была батарея, вот только, скорее всего - тоже бутафорская - вон колесо от пушки валяется, старинное, со спицами. Осмотрелся - собственно, почти тоже самое, только остатков домов внизу под горкой меньше, а с этой стороны проходит в степи дорога - широкая, натоптанная. И даже колеи видать.
  А внизу, прямо у поворота к форту стояло несколько телег. И вокруг лежало с десяток тел. Ну, совсем весело. Ладно, если сценарий почитать не дали - будем импровизировать. Пойдем, посмотрим, что там такое.
  
  Вот ведь что странно. Вот труп, мертвый человек - как по-разному его воспринимают. Не, не в том плане, что, мол, на картинке или на экране, и в жизни. А в реальности. Вот в обычной жизни - то толпятся и смотрят, как скорая увозит, то мимо поскорее, отвернувшись. Но все равно, чужой труп, не друга, не приведи Бог, родственника - он эмоций-то не вызывает много. А вот свои... не говоря если вдруг, внезапно... А на войне - там и подавно, чужой труп, даже своих, про врагов и сказу нет - так и свои, если не знакомые, они же как-то совсем не воспринимаются. А вот друг, товарищ... Особливо, ежли внезапно так - только что Колючий сигарету клянчил, и получив, затянулся смачно, даже не выдыхая, а просто блаженно выпуская дым изо рта, и приглашал 'потом' на рыбалку на Оку приехать. А спустя две минуты лежит здоровенный кусок мяса, которого еще недавно звали Коленькой, и ничего в нем от того Коленьки нету - только внешний вид. А то еще и внешний вид бывает... не весь. Это даже хуже, чем когда совсем никакого вида, одни лохмотья - тогда и то проще. И вот сидишь ты, смотришь на это - и какое-то горькое недоумение и детская обида приходят - ну, вот как же так-то? А если...
  А вот уже никакого если.
  Но, то, все же - свои. А вот чужие - совсем другое дело. Оттого рассматривать я пошел с интересом. Более того, по мере приближения интерес возрастал... Чтоб им всем, но то, что лежит рядом с ближайшим ко мне - это винтовка! Стараясь все же быть внимательным, и по возможности - не растрясти мой болезный организм - бросив палку, почти припустил бегом, благо под горочку. Добежал, цапнул тяжеленную дуру, дернул затвор - вылетела пустая гильза, а в магазине показались патроны... Закрыв затвор, выматерился от избытка чувств, и сразу ощутил себя очень-очень выздоровевшим. Ну, сссуки, теперь уже на ваших тузов у меня козырная шваль в рукаве...
  Быстро обшарил ближайших, подняв тучу мух, выдрал из патронташей на портупеях с пару десятков патрон, из подсумков добыл три обоймы - и опрометью кинулся в высокую траву - точно, не ошибся, по грудь. Вот так, пригнувшись, дал петлю, осторожно выглянуло из травы - никого нигде не видать... ну и славно. Дальше, наверх, на ближайший холмик - там мне поспокойнее. Оно конечно - оттуда мне деться некуда, но... трава высокая, балочка кустарником заросшая по краю. Если без собак - могут и не найти, коли вовремя увижу.
  
  Запыхавшись, выбрался на холмик, осмотрелся - не, никого. Ну, по крайней мере, я никого не вижу... что не значит, что никого нет. А значит - чем меньше маячишь, тем дольше живешь. Отошел в сторону и сделал, наконец, привал. Ну-с, посмотрим, что имеем...
  
  Семнадцать патронов россыпью и два в магазине, три обоймы по пять штук. Неплохо, неплохо. Если винтовка пристреляна - то могу сильно расстроить неосторожных. Присмотрелся к оружию внимательнее.
  Винтовка чем-то напоминает мосинку, чем-то старинный маузер восемьдесят восемь, чем-то манлихер. Повидал я всех их - в Гражданскую в Гатчине были бои, причем всякие сводно-сбродные отряды бывали, всем подряд вооруженные,и довольно много осталось 'по местам' - прятали, отступая, а потом коллекционеры радовались...
  
  
  
  Магазин у винтовки как у мосинки, затвор тоже похож, но вынимается как на маузере, а разбирается куда как проще. Составной, боевая личинка с упорами отдельная деталь - гораздо проще такое делать, хотя и менее точное оружие... но кому эта точность в винтовке нужна, если всерьез говорить? Выбрасыватель могучий, не как на мосинке, видно что - вечный. А так затвор на мосинский похож очень. Но вот предохранитель конечно лучше. У мосинки он совершенно дурацкий, эдакой пуговкой - хрен поставишь и хрен снимешь, особенно если озябли руки, или мокрые. Оттого и носят мосинку или с пустым стволом, или не на предохранителе... и бывает с ней оттого всякое. А у маузера или манлихера - куда как лучше, флажок предохранителя, более-менее удобный, и при том надежный и простой в изготовлении. Вот и тут такой же.
  
  
  
  Прицел секторный, вполне обычного вида, размечен до тысячи.... Или это какие-нибудь сажени? Вроде винтовки все до полутора километров минимум размечали. Ремень добротный, кожаный. Магазин с отсечкой, как у мосинки, но отсечка по-человечески сделана, отдельной деталью, и тоже по пропорциям - на века. Пять патрон влезает, по стандарту, снизу крышка как у мосинки, разрядить можно. Все понятно. Но в целом что за винтовка - не знаю. Клейма стоят какие-то неясные, больше похоже на испытательные. Но, в общем, больше всего похоже на маузер старый. А патрончики - теперь припоминаю - больно уж на австрийские похожи. Только, манлихеры вроде бы были все с пачками в магазине... или не все? Чорт поймет...
  Пригревало солнышко - судя по всему, только перевалило за полдень. Отполз чуть в сторону - там стелились заросли колючих кустарников, рассмотрел ягоды. Оказалось - ежевика. Только чудная какая-то, сиреневая и ягоды длинные, никогда раньше такого сорта не видел. Тут только сообразил - жрать же охота! Все же не забывая об осторожности начал собирать ягоды, и скоротав несколько часов, не торопясь, наелся до отвала. Потом, несмотря на всю осторожность - все же задремал, пригревшись, прямо под колючими кустами.
  Проснулся от прикосновения к лицу, в панике, и едва не выстрелил сразу, попытался откатиться - естественно, в ежевику... Да, так воевать - никакого врага не надо... Сидел, выдирая из себя, словно Винни-Пух из мультика, колючки, и тихонько матерился, грозя разбудившему меня страшными карами. Это был богомол, тоже какой-то чудной - ярко-желтый, и здоровенный, сантиметров в десять. Эх, был бы кузнечик - поймал бы и сожрал, а этот... хрен его знает, мож ен ядовитый. Потому просто грозил прихлопнуть. Не прихлопнул, конечно. В конце-концов, 'сон в карауле' - опасный и порой смертельный диагноз, так что - сам виноват.
  Постепенно солнце клонилось к горизонту, близился вечер. Провалявшись на горке весь день, я так и не увидел нигде никаких признаков враждебности, да или даже просто наблюдения. Это, конечно, ничего не значит... но и сидеть тут вечно я не могу. Конечно, именно так оно и делается... но, у меня было время подумать. Думать было тяжело - просто мысли лезли в голову... в общем, кроме того, что всю жизнь на горке с ружьем не просидишь, выходило - надо спускаться и осмотреть все. Иначе у меня голова распухнет от вопросов, и потом шапку не одеть будет. Да и стало заметно прохладить к вечеру - ну да, степь. Ночью похолодает, а огонь развести я, все же, не рискну. В общем, когда сумерки еще только намечались, я решился идти.
  
  Спустился, все еще осторожно, пригнувшись и оглядываясь, держа винтовку наготове (непривычно, но ничего, сойдет) обошел разбитый обоз. Да, зрелище тоже немного...непривычное.
  
  
  
  На телегах - какой-то скарб, куча одежды, еще что-то. Эвакуировали что ли, да не успели - вот их и прихватили в первую очередь, а потом форт? Не похоже - там-то все прибрали, а тут - вон, как побили, так и лежат. Две кучи с посудой и какими-то расшитыми тряпками - похоже, тут те пару телег, что у рва стоят, и опорожнили... Ладно, теперь внимательнее осмотрю трупы - и, что поделать, начну мародерствовать. Потому что тут, снова странность - даже патронов и оружия не позабирали. А у меня уже заиграл зуд - патроны это жизнь. Когда чужая, а когда и своя. Еще раз обошел, а потом, озираясь сторожко, стал собирать и складывать. Постепенно, впрочем, все меньше думая об осторожности, да и собирал все чисто механически. Мысли выстраивались во вполне четкую картину, и были они совсем не веселые...
  
  ...А, ведь, как я неплохо придумал - раз - и колонна на БТРах из-за холма. А? Не говоря про вертолет - это же просто шедеврально! Ну, ладно, хотя бы просто джипчик с тележурналистами... и главная там, естественно, стервозная девушко прямо из Голливуда... Эх.
  Кина не будет. Совсем. Прошло всего полчаса - а я уже четко понял - не видать мне Оскара, ни граммофона, ни даже малины или что там еще дают. А я бы на все согласился, пожалуй, даже на приз Евровиденья среди нетрадиционно ориентированных певцов ртом.
  Только - не светит мне нифига.
  И потому - нехрен страдать, а пора прикинуть - куда это я попал.
  Именно так - попал. (Логика прислала из отпуска смс-ку, что если так пойдет, то она скоро вернется). Конечно, читал я и кино смотрел про попаданцев, но то ведь кино... Хотя, вот был у нас в Гатчине один учитель... Все тоже бредил попаданством. Серьезно так, клинически. Порталы искал, 'точки соприкосновения временных слоев', 'пробои пространственно-временного континиума'... Не, хороший человек, хоть и закладывал за ворот, но в меру, можно сказать, что и почти не пил. А зачем ему - у него другое. Так всегда и носился со своими идеями, иногда рассказывая всякое интересное... правда, уже не всем - жизнь она энтузиастов быстро учит.
  А потом пропал. Совсем. Милиция искала, да не очень-то и активно. И то только потому, что учитель был. А так - жил один, родители померли давно.... Соседи жалели, да и то только потому, что 'вреда от него не было, тихий, хороший'. Так и не нашли - что, в общем, для России дело нормальное - несколько тысяч в год пропадают. Кого находят, а многих и нет. Вроде бы и история обычная, да поговаривали всякое... мол, накануне он с товарищами пиво пил и всех угощал на радостях, ну и кому-то что-то намекал, что мечта мол скоро свершится. Всякое говорили, разное, но точно-то, ясное дело, так и не докопались... да и не копался никто.
  В общем, как говорил один мой товарищ - 'Можешь не верить в электричество, но если будешь лизать розетку - то тебя током й..нет независимо от твоей веры'. Приехавшая с отпуска логика уже наводила в голове порядок, приняв новые вводные.
  Короче говоря, попал. Мысль эта навязчиво шла в голову еще во время лежания на горке, теперь оформилась окончательно. Как это по научному назвать - не знаю, да и все равно мне. Не о том надо думать. Сейчас два вопроса главных - куда попал, и, естественно - что делать? И вдали, совсем-совсем далеко, висит очень важный вопрос - а как бы обратно? Впрочем, вспоминая все, что слышал по этой теме - обратно мне не грозит. Там, где я был 'обратно' - судя по всему, мне прилетело и ой как не слабо. Скорее всего насовсем. Так что, может, это он такой и есть - 'тот свет'? Или эта, как бишь ее, - реинкарнация? 'А если дубом был, то станешь баобабом...' Не, вроде как оно не совсем так должно бы быть. Тут я не духом бестелесным, а вполне себе телом, причем весьма покоцанным - кровища то вон на груди спеклась, да и не только. Камок, опять же, берцы, точнее то, что от них осталось - изодраны, и словно обгорели. Интересно, а 'там' - от меня что осталось? Выходит, по логике вещей - все остальное, то есть практически нихрена. Эт выходит - прямым попаданием приложило... и обеспечило, экий однако, каламбур, мне прямое попадание 'сюда'? А если меня тут опять, эдак вот насовсем и сразу, то... Э, не. Опять не о том думаю. Думать надо о другом. Причем быстро. То, что не будет колонны БТРов из-за горки - вовсе не хорошо. Потому что неясно, - а кто будет? А ведь вполне может кто-то быть. Впрочем, есть уже, чем встретить...
  
  ...Солдат, а это именно солдаты, у обоза порубали и постреляли очень быстро - видно и по положению тел, и по количеству гильз. Не успели бедняги и дернуться. И при том их именно порубали, саблями или шашками - прежде такого не видел, но вряд ли ошибаюсь. Ну и постреленные были. Шашки, винтовки... телеги, лошади, форт. Форма на солдатах. Вот это-то все меня и подводило к мыслям - куда попал. Не большой я конечно знаток, но все же, кажется, примерно могу прикинуть, в какой период забросило. Но, пока не об этом.
  
  ...Тут, получается, взвод примерно положили. В серых мундирах, довольно-таки современного вида, вон, пуговицы крашенные, полевые, обуты правда в эдакие ботинки и сверху кожаные заколенники пристегнуты, на головах кепи незнакомого вида. Эмблемки на петлицах с коронами, непривычные, шевроны на рукавах, нашивки... ладно, потом обдумаю, есть уже наметки, есть. На смешных, коротеньких погончиках - у нескольких полукруглая лычка, у троих - по эдакому треугольнику на погоне... Сержанты что ли? А вот этот дядька - даже на погон глядеть не надо, был их командир. Хотя и погон у него заметный - вроде как старый старшинский, с лычкой буквой 'Т'. Но и так по свирепой усатой морде видать. Эк его - аж три штуки в грудь. Кобура на поясе, полевая сумка - ну, мимо таких вещей никто не проходит, полевая сумка это серьезно. Все солдаты с ранцами, у всех, кроме командиров - лопатки, штыки в ножнах. У сержантов, наверное ком-отделений, тоже револьверы. А вот гранат - ни у кого нет. Эге, еще один штришок, эге... Фляги с водой, котелки на ранцах, плащ-палатки скатанные снизу подвязаны, сверху скатки. Чорт, да ведь, если я и вправду 'попал' - то, если конечно ничего не случится - я пока сыт, вооружен... одеться бы еще, что ли? А то камок драный 'фхлам', да и, по законам жанра - нафиг его. Не место ему тут. Но, вот вопрос - во что переодеться? С солдат снимать - нет уж. И дело не только в том, что противно и прочее - потерпел бы, право слово. Да вот только...
  Во-первых, чистого и целого, пожалуй, не найти. Все порубано-прострелено и в кровище.
  Во-вторых, чорт его пока поймет, чья это форма, кто этих ребят и за что. Может, проще, чем форму одеть, сразу мишень на спину приладить.
  В-третьих... не нравится она мне. Покрой дурацкий, и не особо удобный. Тесная на вид. Может, конечно, подраздуло уже трупы, но все равно. Обойдусь.
  
  Еще раз пошарил в телегах - в одной из них мельком отметил несколько ружей - ага, тоже посмотрю потом, а в другой удачно отыскал кучу одежды. Выбрал что-то типа нашей брезентухи, навроде горки, только попроще. Тут же отыскались и сапоги - сшитые явно вручную, но крепко. Подошва по-старому, на гвоздиках... Не кирза, натуральная кожа, однако. Не просто то, что надо, можно сказать - мячта. Хотел было переодеться, да подумал, что надо бы и белье найти. Тут уж решил не брезговать - морщась от запаха - жара, что поделать, стянул ранец одного из солдат, комплекцией примерно с меня, вытащил содержимое. Еда - сухари, вполне обычного вида консервные банки, квадратные, с ключиками, какие-то невзрачные бумажные пакеты, судя по всему - типа сухих супов, что ли. Опа - да ты, братец, нарушитель дисциплины, причем закоренелый. Выпала книга в переплете кожей, на застежке. Открыл почти на автомате, листнул пару страниц... а дальше там плоская фляжка, и отчего-то сдается мне, что там ничуть не вода.
  Проверил - да, спирт-не спирт, но, вроде, весьма хороший самогон. Ну, а что ж, выбрасывать что ли? Владельцу оно уже без надобности, да и командир его уже не накажет... Еще в ранце нашлись несколько пачек патронов, в вощеной бумаге, перевязанные нитками, чехольчик с масленкой и прибором для чистки, мешочек с мыльно-рыльными принадлежностями стандартно-казенного вида, и то, что я искал - чистая смена белья и портянки. Ну, спасибо, солдатик, тебе оно все равно более не надобно. Переоделся, обул сапоги - и, позаимствовав у того же бедолаги-солдата саперную лопатку, закопал свою одежку, старательно засыпав под небольшим песчаным откосом у дороги. Ну, теперь совсем хорошо. В телеге прихватил и брезентовый рюкзак - он мне показался удобнее армейского ранца, да и не такой приметный. С виду вполне как наш старый советский рюкзак туриста, 'канадского типа'. Задумался, что в него сложить - ясно, что у всех этих парней в ранцах примерно такой же набор...
  Вот так внезапно и бывает - сидишь себе, думаешь - а потом обернуться не успеешь - а хищник уже прыгнул и вцепился тебе в горло. Жаба - самый страшный зверь. И ведь сколько знал народу, сгинувшего от жадности - но тут ничего поделать не смог - переворошил все телеги наскоро и не нашел кроме ружей ничего более стоящего, стал работать трофейшиком... или мародером.
  
  Первым делом отложил винтовки и патроны к ним - вышла немалая куча. У всех солдатиком было всего по паре обойм, остальное, штук двадцать - в патронташе на портупее. Присмотрелся повнимательнее к патронам. Еще один штришок... Пошел было дальше собирать железо - и тут вдруг нашел подарок. Полез снимать портупею с командира - и, нагнувшись, заметил под телегой еще одну винтовку. Точнее - карабин. Похоже, это его, командира, и есть, когда командир упал - отлетел карабин под телегу. Потому может и не взяли... хотя тут вообще ничего не брали, похоже. Вытащил карабин - и понял, что это я фиг кому отдам. Остальные-то винтовки были вполне в размере, ну, точнее сказать - вроде наших драгунских, или немецкого девяносто восьмого 'К', то есть не совсем длинные, как пехотные, но и не коротенькие. А этот... больше всего напоминал изящный карабин манлихер-каркано, итальянский, из которого, как считается, Ли Освальд президента Кеннеди завалил.
  
  
  
  Тот карабин, правда, был довольно убогой конструкции, но маленький и удобный. Этот же сделан, как и винтовки, похоже, затвор взаимозаменяемый... но ствол короче, и прицел очень простенький - простая щелкалка на три дистанции - '1', '3', '5'. Ну, а мне то куда больше, с моими умениями - как раз. Странно правда, на наших мосинских карабинах даже в Отечественную, когда ясно было что дальше трехсот метров никто не стреляет точно - и то размечали до тысячи. Но, повторю, мне в самый раз и так. Штыка вот только на карабин не предусмотрено - ну да и хрен с ним. На винтовках штыки есть, правда вида и качества похабного, вроде эрзац-штыков немецких. А вот шомпола что на винтовках что на карабине нормальные, как в русской винтовке - цельный, не составной как в маузерах. Экономия на весе и сложности это копеечная, а вот чистить, особенно в одиночку - куда как проще. В карабине к тому же, в прикладе оказалось гнездо, а там пенальчик с принадлежностью, как в Калашникове.
  Вышло у меня в общем два десятка винтовок и под пару тысяч патрон. Кроме того, снял с сержантов и командира револьверы. Револьверы тоже непривычные. Барабан не съемный, как у нагана, гильзы по одной выбивать надо. Но сделано не как в нагане, а гораздо удобнее - шомпол закреплен не под стволом, откуда его еще доставать надо, а рядом , как раз напротив каморы. Видел я такое в музее, даже в руках покрутил - удобно выходит. Дверку сзади открыл - курок отключился. Дальше знай себе щелкай самовзводом - каждый раз камора строго напротив шомпола - им раз - и выбил гильзу, а потом отпустил и он на пружинке на место встал, снова на спуск, и опять. Шесть секунд - и барабан пустой, только свежие патроны набить. Удобно, хотя этот шомпол сбоку конечно немного мешается с непривычки.
  
  
  
  Патроны к револьверам здоровенные. Длинные и калибра миллиметров десять. А пули свинцовые. Патроны, как и на наших нагановских кобурах - в кармашке, двенадцать штук, на два барабана. Да в ранцах у командиров по пачке патронов было.
  Кроме того, у двоих - сержанта одного и солдата поднял револьверчики, как их вроде называют, 'бульдог'. Маленькие, кургузые, на пять патронов - но калибра здоровенного, хоть и с коротким патроном. Этакая карманная гаубица. Патронов к ним нашлось немного, но к таким много и не надо - все одно перезаряжать их долго, как наган, тут дело такое - на крайний случай эти револьверы. Не понравились они мне - патрон не впечатлил. Больно гильза коротка, мощности, наверное, мало. Ну его.
  А вот у еще одного солдатика отыскалось кое-что поинтереснее. Пистолетик двуствольный. Кажется, такой тип пистолетов 'дерринжером' зовут - несамозарядный, переломный. Из такого, говорят, уже другого американского президента грохнули - Линкольна. Но, тут пистолетик был не вполне обычный. Классические дерринжеры - они изящно-неуклюжи, как ветеран в обществе старшеклассниц. А этот - чистое дитя прогресса. Больше всего похож на классический 'браунинг' (эх, вот что отыскать бы!) - плоский, рукоять пистолетная... Кстати, вспомнил, на что похож - в Советском Союзе для диверсантов делали такие пистолеты, несамозарядные, под специальный бесшумный патрон.
  
  
  
  Открыл стволы, вытащил патроны - ого, такой же, как в военном револьвере - серьезный патрон! Пощелкал пустым - ну, ясно, самовзвод, предохранителя нет, как и прицельных. Ну так оно ему, ни то, ни другое, и не надо. В рукоятке снизу видны донца - еще два патрона, запасные, сидят. Разумно, однако. Игрушка однозначно понравилась, тем более что с ней была и 'кобура' - эдакий хомутик с ремешком, так что можно закрепить пистолетик где угодно на теле. Всего два патрона, зато весьма мощных, судя по всему, да в компактном и надежном, надеюсь, оружии - оно самое то, что надо 'на всякий случай'.
  Нацепил на себя портупею, навесив побольше подсумков с обоймами, винтовку на плечо, пистолетик пристроил в рукаве. Остальные револьверы свалил в кучу - не понравились они мне особо, да и не умею обращаться я с ними. Вот в упор шарахнуть из пистолетика, или с винтовкой обращаться - это другое дело.
  Заодно распотрошил ранцы всех, кроме нескольких, у кого совсем прубано со спины да в кровище измазано было. Отложил еще белья и портянок - вещи нужные, свалил еду и котелки с ложками-кружками в кучу. Патроны и принадлежности собрал еще раньше. Плащ-палатки, у кого уцелели, взял. Стандартные комплекты рыльно-мыльных, у кого-то - получше, свои. Пара книг. Две бутылки - с вином и с чем-то покрепче. С десяток трубок и пачки табака. У одного солдата к ранцу прилажеа была парусиновая сумка со всякими бинтами - медик, значит, был. Потом проверил - у каждого в кармашке ранца тоже какое-то подобие индпакета. Выгреб до кучи, даст Бог - не пригодится.
  Отдельно сложил деньги. Купюр ни у кого не нашел - зато железяки... не уверен, но вот эти - похоже серебро, а вот эти - очень смахивает на золото. Ну и мелочь конечно. Монеты незнакомые, совсем, цифры непривычно стилизованны. В полевой сумке из полезного оказался только компас - карты не было. С остальными бумагами разберусь позже, тут тоже еще одна зацепка. Больше по привычке, пребывая в задумчивости, прошел по всем, ища документы и обрывая с шеи (у кого были) жетоны. Сложил отдельной кучей, туда же все письма и прочее что нашел, поборов брезгливость прошел еще раз, собрав вещи по карманам. Перочинный ножик, несколько карандашей, колоды карт, платки, еще всякое... У командира и у одного из солдат нашлись карманные часы-'луковицы' - эге, эге... а вот вещица - вроде книжечки записной, но 'листы' - тонкие металлические пластины. А на них фотографии. Или, вроде бы это правильно называют 'дагерротип'? Семейное фото, , фото средних лет мужчины в штатском, еще фото, очень темное и затертое - бородатый дядька в мундире, девушка... Так, это все потом, это отдельно... Что-то похожее на документ нашел только у командира - затертая серо-зеленая книжица с когда-то золоченой короной на обложке.
  Уселся, глядя на груду оружия и вещей, и задумался. Мне столько не надо - все не унести, а сколько унесу - вполне хватит. Винтовочка есть, пистолет, если что - есть. Могу и револьвер взять, на всякий. Еды и патронов - с избытком, как раз в варианте 'но больше не унести'.
  Но вот что я точно знал - если попытаться бросить это все, ограничившись нужным мне - зеленый хищник меня придушит, не дав пройти и ста метров.
  
  Глава 3.
  
  Уже совсем начинало темнеть, когда я все же решил. Нечего высиживать. Надо валить. Оно, конечно, ясно - если покрысить тут, то много еще чего могу найти. Но - нафуа, говоря изыскано? Мне вот и того что есть-то - с избытком. Еды на месяц, если не больше, с водой проблемы не видится, не пустыня, чай, речка вон, да и наверняка не единственная в этих краях. На крайний случай - фляжек у солдат собрал штук пятнадцать. Оружия - на взвод. Себе я выбрал что надо, винтовочка пришлась вообще в пору, как родная. Подумав, прицепил на пояс кобуру с револьвером. Совсем неуклюже стало, как Рембо какой, право слово. Но, это я больше примерялся чтобы 'все свое нести с собой'. Хотя на самом деле - вон, солдатский ранец с укладкой - вот оно и есть все свое с собой на пару-тройку дней минимум. В общем, вроде все есть на пока... Но - дальше-то что?
  А дальше - надо мне отсюда уходить. Конечно, в развалинах форта я могу вполне и устроиться - казармы в валах практически не пострадали, по серьезному-то если сказать. Или еще где место найти. И топлива там полно, и крышу найду, и печь-очаг какую отыщу или сооружу сам легко. Но - не стоит мне тут долго ошиваться. Рано или поздно - да кто нибудь сюда заявится. Или однополчане этих бедолаг, с обозом порубанных, или наоборот. Солдат-то искать будут - взвод пропал - а ведь пропал, раз не собрали, не прихоронили - так это ж так просто не оставят. Или кто с другой стороны придет. И я в любом случае непойми кто. И косить под кого бы то ни было - не выйдет. Потому - как минимум - надо отсюда когти рвать. Конечно, и потом могут догнать, узнать что-то из оружия или одежды, да и прищучить... но так мне кажется правильнее.
  Вот только пешком идти категорически не хотелось. Точнее - я бы с радостью пошел... но вот бросать все тут вот так... Оно бы и понятно, что - лишняя опаска - поймают со всем этим - пристукнут. Да вот только и если просто так поймают - то могут пристукнуть. А стало быть - игра одна, так чего бы ставку и не повысить. Один чорт - если что-то прибьют. А я вроде как один раз уже убитый, мне должно быть привычнее.
  Задумчиво осмотрелся в начинающихся синеватых сумерках. Поодаль бродили несколько лошадок. Наверное, солдатики их распрягли, чтобы те покормились, а когда нагрянуло - 'оказались не на ходу'. Впрочем, рубали и стреляли их конные, все в следах от копыт-подков, так что фиг бы им лошадки запряженные помогли. Интересно, сумею ли я запрячь, хоть одну из них? Пару раз я помогал запрягать лошадку, но там была простецкая телега, и ехали не далеко и не быстро. А тут - чорт ее поймет, какая упряжь. У нас в Гатчине конноспортивный клуб был, я туда по дружбе заглядывал - так что достаточно знаю, чтобы понимать, насколько там все непросто для неумеющего... как в любом деле, впрочем. Потому-то и мысли верхом поехать даже не возникало - ну, положим, залезть на лошадь я смогу, и сесть тоже, и поеду... если лошадь смирная и все пойдет нормально. Но обиходить-то ее я не научен. А под седлом лошадь за полдня можно уходить, если неправильно подогнана сбруя. А как правильно - я не знаю. Так что - верхом не прокатывает. А вот если удастся запрячь хоть одну в тележку...
  Мне казалось, что когда лошадей отпускают пастись, их 'стреноживают' - спутывают им лапы веревками как-то, чтоб, значит, эти холеры не ушли никуда, и потом легче поймать было. Как бы не так! И не горели они желанием меня к себе подпускать. Ближайшие две твари измотали меня за пять минут - взмок, бегая то за одной, то за другой, то за обоими одновременно и поочередно. Плюнул, обозвал их будущей кровяной колбасой и пошлее подальше - там паслось, едва виднеясь в высокой траве, что-то серенькое, невзрачное и лохматое. Подпустила меня спокойно, лишь на последних метрах имитировала убегание - ну, чисто пэтэушница на дискотеке.
  
  
  
  - Стоять, Зорька! - негромко ей скомандовал, чуть придержал за веревку, свисавшую с морды - поводья, что ли, называется... Да, однако - лошаденка-то невысокая, чуть не по грудь. Но смирная, и вроде как не агрессивная.
  - Пойдем, лохматая - сказал я, и потащил за собой лошадку, не особо-то и сопротивлявшуюся. Подвел, привязал к ближайшей телеге и снова задумался. Однако. Что дальше делать? Вроде в какой-то телеге видел какие-то мешки с зерном, наверное - для лошадей - надо лошадку угостить, пожалуй. Полез искать, нашел - там же рядом эдакие корзинки - на морду лошади одевать и на шею вешать - а в нее зерно. Насыпал, подумав, что потом придется еще вести поить. Да, блин, это тебе не машина! Там-то все просто...
  Внезапно пришла мысль, что никогда больше не придется сесть в свою гнилую девятку, с запахом недогорелого бензина, никогда не придется больше лежать под ней, пачкая руки грязью и маслом, не будет блестящего мокрого асфальта на Киевском шоссе, с отражением встречных фар, с капельками на поцарапанном убитыми щетками стекле, не будет больше натужно чихающего на стартере в мороз двигателя, и этой возни с заменой резины по сезону. От этой мысли стало очень-очень тоскливо.
  Гавкнул сам на себя, чтобы не расслаблялся. Некогда - вот запряжемся-поедем - тогда и рассуждать можно, что оно и как. А запрячься надо обязательно. Обошел все телеги - чорт, они все разные, вроде как сборные. Я-то думал, военный обоз - все однотипное должно быть, а тут разнобой. И упряжь разная. Вот весело-то. Лошадка весело хрумкала зерном, пофыркивая, а я задумчиво обозревал все вокруг, понимая - еще пятнадцать минут - и по-настоящему стемнеет. Внезапно сообразил - да вот же она, тележка от этой лошадки! Пожалуй, другая сюда и не поместится. А ну-ка, примерим... Зорька даже на ходу не перестала есть, и я довольно успешно ее 'запарковал' перед не особо большой, легкой с виду тележкой. Однако, удачно - тут сбруя какая-то простенькая, без дуги и прочей тряхомудии - на самой лошадке одет здоровенный кожаный нагрудник, а уж к нему я, как смог - но вроде правильно, присоединил две оглобли... или как там еще эти палки называют? Так, теперь взять вожжи, забраться вот сюда...
  
  
  
  - Н-но, пааашла! - я, как смог, шлепнул вожжами по заднице, смачно причмокнув - ну, все как положено, а то!..
  Вот если на дизеле резко педаль бросить - он не заглохнет, но машину дернет вперед как от хорошего пинка. Едва не слетел с облучка, завалился спиной на груду барахла, тут же натянул возжи:
  - Тпррррууу! Твою ж мать! Стооооой! Ска-тии-на!
  Зорька стояла как вкопанная, и хрустела зерном из так и висящей на морде кормушки.
  - Сработаемся... Эдакая флегматичная сволочь - самое то, мне по душе.
  
  Уже осторожнее попробовал 'тронуться' еще раз, проехал немного, остановился, снова тронулся, дал широкий круг по вытоптанной у дороги траве, вернулся к обозу.
  - Ничего, ездить можно. Главное чтобы налог не по объему, а с лошадиной силы брали. И всякие евро-сколько-то-там не вводили. Все, Зорька - стой здесь, жри корм, а я грузиться стану.
  
  Выбросил все из телеги - какие-то тряпки, здоровенный луженый самовар... Э, нет. Самовар оставлю. Боченок... Оставлю. Ибо не пустой. Что там еще... нахрен, все нахрен, какие-то подсвечники, что ли, посуда... На дне телеги, под тряпкой - топор и пила, это оставить. Так, теперь еще раз, конкретно - по всем остальным телегам. Безжалостно переворачивая сундуки и потроша мешки, вскоре собрал еще добра, мешок с едой - три здоровенных каравая, яблоки... и главное - несколько копченых рулек, солонина и здоровенный шмат сала. Ну, теперь живем! Прибрал несколько керосиновых ламп и фонарей - штука полезная. Тут же оплетенные бутылки, судя по резкому характерному запаху - с топливом к ним. Еще нашлось, видно с кузни забрали - несколько новеньких топоров, мотыг и лопат, с десяток кос и кетменей. Тоже прибрал, чисто из жадности. Ну, не бросать же, в самом деле? Естественно, не бросил и найденные в одной из телег ружья - несколько штук, все разные, охотничьи, по виду судя. Однозарядные винтовки, вроде пара так под мелкашку, двустволка с торчащими курками... а вот это интересно - самый настоящий помповый дробовик! Однако, сдается мне - это тут редкость. А значит - ценность. Притащил мешок, где вперемешку были насыпаны патроны к ружьям, отобрал несколько для дробовика - в старых латунных гильзах, зарядил, дернул цевье - ха, все работает! Даже предохранитель где и должен быть, только чуть грубее выполнен. Засунул дробовик отдельно от прочего, поближе. В той же телеге откопал и небольшой деревянный ящик - а в нем - швейная машинка. Ну, это однозначно берем, эт офигеть какая ценность. С десяток пар сапог, еще что-то из кожи, два красиво отделанных седла, жилеты какие-то, о - пояс с кобурой - берем, что уж тут. В конце-концов, денег на солдатах поднял не много, хотя чорт его поймет, сколько это - но откуда ж деньги у солдат? А жить дальше на что-то надо... вот и торганем гденить... со скидкой, оптом.
  Потом занялся тем, что собрал с солдат. Винтовки сложил кучей, на дно, туда же лопатки, штыки и фляги, оставшиеся револьверы прибрал в свой рюкзак, патроны частью положил туда же, частью в один из ранцев. Подумал, и набил еще несколько ранцев, поцелее-почище, напихав туда плащ-палатки, скатки, оказавшиеся к сожалению не шинелями а всего лишь пледами, и все пайки. Отдельно собрал медицинскую сумку и индпакеты. Сложил все документы в полевую сумку. Ну, вот так как-то. Видок, конечно, у телеги вышел дольно предосудительный. Сначала даже подумал понадежнее прикрыть оружие всяким барахлом... но потом решил, что бессмысленно. Все равно если что - вариантов нет. Доберусь до более обитаемых мест... а там посмотрим. Все же, не столько от взглядов, но больше от непогоды - набросил сверху тряпичный тент, снятый с одной из телег. Вот так, он здоровенный, если что - то и от дождя под ним можно будет укрыться. Еще нашел мешочек - в нем несколько подков, гвозди, молоток, крючок и здоровенный напильник - о, это должно быть, для ухода за лошадью, подковывать же ее надо! Вот еще напасть-то... А еще сколько надо - чистить ее, скребок такой надо, и еще и еще... Не было у бабы хлопот.... Вспомнился товарищ Сухов, которому Рахимов предлагал хоть коня взять - 'не... хлопот с ним!' Вот, точно... Ну, не бросать же все это барахло тут, вот так вот? Не, пока не брошу - бросить я всегда успею, дурное дело не хитрое...
  Ну, вроде все.
  - Зорька, хватит жрать, отправляемся! - подошел, снял с морды лошади почти уже пустую кормушку. Обошел еще раз, уже почти в темноте, разбитый, а теперь можно сказать и разграбленный обоз - и, по традиции, помочившись на колесо телеги, отправился в путь.
  Конечно, в темноте ехать - не самое благоразумное дело, но... 'Там', у нас - я любил ездить по ночам - особенно под утро. Машин нет, дорога свободная. А тут и подавно. Отчего-то кажется мне - возможность избежать или предупредить неприятности, двигаясь не торопясь ночью - несколько больше. А для меня это самое главное. Под утро выберу местечко поукромнее, и там остановлюсь, посплю. Опасно, но что делать. Ясно, что можно удивиться, проснувшись. Но - рискну. За день я выспался немного, да и в общем нервное возбуждение все равно не даст спать. Главное уйти отсюда, а там уже решим.
  Дорога была хорошо видна даже без луны - небо затянуло легкой дымкой, и она лишь проступала мутным пятном. Южные ночи темные, это не наши, Питерские... но тем не менее что-что а не съехать с накатанной, светлеющей в ночи широкой лентой дороги - не сложно. Вопрос правда стоял - куда ехать? Звезд не видать, но как прикинул днем по солнцу... Дорога уходила в одну сторону куда-то на запад, в степь, а в другую, огибая широкой дугой бывший городок - тянулась на северо-восток. Согласуясь со своими соображениями - туда и двинул. На запад мне вроде бы ни к чему.
  Ехать оказалось на редкость некомфортно - подвески как таковой у телеги не было только подушка из нескольких свернутых одеял под задницей. Впрочем, я быстро понял, что это я сам, привыкший к другим скоростям, подгонял лошадку - сообразив, бросил поводья - и зорка, сама видно сообразив, пошла шагом. Сразу стало лучше.
  Не успев далеко отъехать - сделал первую остановку в низинке, едва обогнув город. Там был маленкий сруб - колодец, или родничок. Напоил Зорьку из прихваченного в обозе кожаного ведра, да еще кожаный же мешок, бурдюк вроде правильно называют, наполнил. Ведь она еще наверняка пить захочет - а хрен его знает, где еще родник найдется. А выражение 'пьет как лошадь' - теперь для меня вовсе не иносказательное. Снова тронулись в путь. Поплотнее закутался в куртку, и даже набросил на плечи плед - да, прохладит, не то чтобы очень, но все же. В дорожной пыли подковы мягко топали, колеса телеги не скрипели - видно, смазаны неплохо. Меня разом окружили ночные звуки - до того все как-то больше нервно прислушивался... а теперь просто слушал. Сверчки, шорохи мышей, какие-то ночные птицы. Один раз где-то вдали завыли волки - эге, нехорошо. Не страшно, в общем, с волками я знаком не по зоопарку - не люблю их, но абсолютно не боюсь. А с винтовкой и подавно. Но вот лошадка.... А без лошадки, или если они ее сильно потреплют, пока их поубиваю - будет мне не так просто. Хотя... тут ведь, и мне может прийтись несладко - тут может и волки посерьезнее, и побольше их. Правда, чего тут не должно по моим расчетам быть - так это той гадости, что у нас поразвелось - диких собак и помесей их с волками. Повыбрасывали их в девяностые, да немало с охраны - овчарок, волкодавов. А они, вопреки всяким шаблонам, возьми, да и приживись на природе. Да еще и вполне подружившись с волками. Вот только они, да их потомство, то что не в волков пошло - ни огня и выстрела не боятся, ни пиетета перед человеком не испытывают. Волки-то трусливы по природе, а эти - вполне рационально понимают, чего стоит бояться, чего нет. И нападают на людей, собак домашних и скотинку, бывает. Но - тут-то такого не должно быть. И все равно - волки - дело такое. Может, и не лучшая идея ехать ночью? Ну, теперь-то поздно, раньше надо было думать. Да и выли они далеко, и позади в стороне.
  Постепенно свыкся с окружающим фоном, и мысли свернули на загнанную глубоко, но как уголек под золой, тлеющую мысль - куда же я все-таки попал?
  
  Попал я, так мне кажется, аккурат на самую что ни на есть Империалистическую Мировую бойню. То бишь Великую Войну - когда она была еще просто Мировая, а никакая не Первая. И, судя по всему - это где-то на Южном фронте. И, похоже, самое начало, год эдак четырнадцатый... Не знаю, почему, но вот все вокруг... как только принял мысль, что это не у нас, это что-то другое... так оно само как-то и добавлялось, маленькими фрагментами. Значит, вот так - начало Мировой Войны... Что там было? Австро-Венгрия, Галицийская битва, Перемышль... что-то слышал, но не более того. Видел фотографии - вроде как форма на австрийскую похожа...
  
  
  
  Только кепи странные - больше вроде на японские смахивают. Но я совершенно не разбираюсь, вообще-то, в этих тонкостях. Знаю, что у австрийцев кепки должны быть как у солдата Швейка... да и вообще я кроме того Швейка мало что знаю.
  Вроде как самое начало войны - еще не было всяких окопов и пулеметов, все было 'по старинке'... и как-то... поблагороднее, что ли. Вот, как-то все, по разным деталям мне вот так видится. Точнее конечно надо присмотреться, но это потом. Вот, спрашивается - что мне теперь-то делать? Ведь, судя по всему - я нахожусь в зоне боевых действий. А значит...
  А значит, что кто бы меня не встретил - со всем моим 'богатством' - меня шлепнут. И даже если я все оружие повыбрасываю - все одно - ни документов нет, ни объяснить ничего не смогу - все одно - добро отберут, самого в кутузку посадят, а там... там, может, и обойдется... а может, и не очень. И уж в любом случае останусь без всего награбленного.
  А, - это грустно, дарагие таварисчи. Что-то мне не очень-то охота расставаться со всем нахапанным - знаете ли, мне чужого не надо, но и свое не отдам, чье бы оно ни было. И наплевать, что оно мне, по сути, не нужно - ну, куда мне десять топоров и двадцать винтовок? Но - просто так отдать... да и с оружием расставаться крайне не охота...
  Ну и что выходит? Валить всех встречных? Не вариант... А ведь еще кого встретишь... Ну, вот, ежли, к примеру, австрийцы - они вроде как враги, их и не жалко. А если наши, то есть не наши, но русские? Их - тоже валить? Нехорошо как-то, до Гражданской войны вроде еще три года, чего я это их авансом-то... А если не стрелять - то что? Прикинуться... кем? Своим? Так ведь - не проканает. Ну, не специалист я. Не историк. Вспомнился сразу поучительный рассказик Бушкова, как историк разоблачил мошенников, сделавших 'машину времени' - по мелким деталям, незначительным для нас, но для современников - совершенно недопустимых. Вроде как если бы сейчас олигарх был одет в костюм 'Абибас'. Так вот и я - проколюсь на мелочах... да какое там на мелочах! Я же элементарных вещей тут не знаю, не умею! Как дите малолетнее или убогий какой, дурачок...
  Оп! Есть. Вот оно - 'косить под придурка'. Ведь, как там у Филатова - 'А у нас спокон веков - нет суда на дураков!' Вот. Главою скорбен... а почему? ...А в бою контужен, вот и повредился! И речь непонятна, и вообще.
  Вот только оружие-то у дурака отберут... ну, впрочем, это мы еще посмотрим. Ладно, больно много неизвестных в уравнении, чтобы наверняка что-то придумать - примерно ясно, дальше по месту решим. А пока подумаем глобально, стратегически и даже планетарно. Ну и что делать дальше?
  Ну, выберусь я 'к людям'. Посмотрим что за люди, решим - еще неизвестно, где лучше остаться - тут в Австро-Венгрии, или в Россию рваться... тут конечно немцы и вообще все не то - а там революция скоро... бардак, воровство, сволочи и придурки наверху вплоть до самого... Впрочем - к этому-то не привыкать. Хотя вот потому-то 'на Родину' и не хочется особо. Так, ладно. Доберусь я - дальше что? Как это называют - надо 'легализоваться'? Так, вроде. То есть - получить документы и стать кем-то. А потом... потом... ну, не знаю. Надо, наверное, как-то врастать в жизнь. Постепенно... И?
  И что дальше? То есть как что - ну, жить... Ну, что значит - как? - Нормально так жить...
  Ну, да. Приехать в Гатчину и устроиться там охранником. Беда только - там пока не район 'Аэродром', а самый настоящий аэродром и есть. Вот, на аэродром и устроюсь...
  Ну а серьезно... может, найти своего деда? Сколько ему... ну, да, совсем еще пацан. Ну, найду, и что? И смысл? Рассказать ему - как что? Пусть идет в большевики и просится на работу к товарищу Сталину? Так ведь как еще повернется...
  Стоп. А че это деда? А сам я что? Опаньки. Я же... Тэкс. Я же, выходит - могу все поменять! И ошибки поправить, и войну совсем по другому! О, ведь все еще проще! Я же в Австрии! Найти тут Адольфа Шикельгрубера, молодого художника, и... патрон в револьвере мощный - хлобысть - и нету юного дарования!..
  ...Только вот - он сейчас на фронте. На Западном. И вроде как воюет. И, как я интересно, не зная ни хрена, собираюсь его искать? Никто, звать никак. До первого патруля.
  
  
  
  Ни документов, ничего нет. И что я им скажу? 'Гитлер капут! Хенде Хох!' - так ведь не поймут, бедняги...а, еще это 'Нох ейне!' и, конечно, - 'О, йа, йа! Даст иш фантастик!'... Надо было больше немецкой порнухи смотреть, что ли... Нет, к немцам совсем невесело выходит.
  А к нашим? Ага, к Сталину... Сейчас. Ждут там меня. Да и вообще. Если вот я сам про себя ничего не слыхал такого выдающегося - значит, или сразу хлопнули, или... или - сидел тихо, и не высовывался, пользуясь моментом и знаниями о следующем моменте.
  Помнится, фильм был американский, про авианосец, попавший в тысяча девятьсот сорок первый год из девяностых - так там кто-то из команды отбился - а авианосец, уже без них, снова вернулся в свои года. И когда пришел в базу - встретили их на причале пропавшие парень с девушкой - точнее уже дедушка с бабушкой. Но, что характерно - весьма состоятельные. Так что... не будем впадать в пессимизм... но и строить мосты с купцами не будем покуда. И уж конечно не будем щелкать клювом.
  Вот, если так прикинуть - кроме знания наперед, как оно обернется - что у меня еще есть? Ну, если доберусь до России - прежде всего - я грамотный. А это оооочень большой по тем временам плюс. Может, правда, я и не вполне грамотный - старого языка-то не знаю... но прочесть и написать, пусть и 'с ошибками' - вполне сумею. И - посчитать запросто. Не только простые действия арифметики, но и школьную алгебру и геометрию. Не высшая математика, но весьма немало. Да еще физика-химия... Хе, вполне могу претендовать на должность инженерного работника. Да ведь еще - могу в двигателе покопаться... конечно, приходилось только с современной мне техникой дело иметь, но... Разобраться-то мне и в старой технике будет на порядок проще чем многим. Да и те же мотоциклетные двигатели разбирал-чинил. Опять же - электротехнику на минимальном уровне знаю - но тут это будет вполне себе уровень 'гораздо выше среднего'. Ну а еще... А вот все остальное, пожалуй, не в плюс. Руками работать сумею - но не факт, что не хуже здешних столяров-плотников. С лошадьми вон - вообще не умею... Да и все остальное - не очень-то чтобы... не то что даже - 'не умею' - а больше - 'не представляю, как надо'. Вот из винтовки стрелять, пожалуй, умею не хуже многих... да и вообще, выходит, воевать-то... Э, нет! Вот уж хрен вам, ребята. Мне еще не хватало в эту бойню ввязаться! Всплыли в памяти обрывки слышанного виденного - Форт Дуамон, Верден, Сомма, Ковно... Мясорубки, многодневные артподготовки, 'лунный ландшафт', регулярная и обыденная 'газовая война'...
  
  
  
  Нет уж, к чорту! ..А ведь потом - Революция, бардак, Октябрьский переворот, Гражданская... расстрелы, банды, стрельба и рубка, голод, тиф... Тьфу, бля, - 'уж лучше бы я улетел в какой-нибудь другой город' - воистину так. Вот прилетело бы чего помощнее - глядишь, закинуло бы меня лет на тридцать-сорок подалее - в царствование Александра Третьего - Миротворца. Никаких тебе войн... а до этого всего дерьма глядишь я и помереть бы успел... Эх! - ...
  Волчий вой отвлек от этих мыслей - выли теперь где-то ближе. Не то что близко - но тот был совсем далеко. На пределе слышимости - а этот позади, далеко конечно, но слышно гораздо лучше. Проверил рукой винтовку и револьвер... надо будет и еще винтовок пару зарядить, да и револьвер еще один, бульдог, тоже зарядить, и поблизь засунуть. Вывернется, мало ли, десяток волков - чтобы не мешкаться.
  Некоторое время ехали молча... то есть, и до того ехали естественно, молча - Зорька молчит по природе своей, она ж не тот конь из мультика, а я тоже особо не разговариваю - не с кем, а самому с собой - пока зрителей нет, косить под дурака даже для тренировки лениво. Да и без надобности - мне достаточно повторить по памяти последнее обращение Президента об экономическом росте и развитии демократии и свободы России - и тутошние меня разом сволокут в дурку. Так что 'молча' - больше в смысле того, что не думал ни о чем, прислушиваясь. Но ничего не менялось, луна так же мягко подсвечивала через дымку, дорога петляла... да и не сказать даже, петляла, тянулась просто неровной лентой, немного извиваясь промеж пологих холмов. Ночь уже вступила в полные права - ночные птицы вовсю приступили к своим насущным делам, далеко впереди заухал филин, кто-то мелкий - мыши, суслики, или кто там еще? - суетились и шуршали в траве по сторонам дороги, раза два что-то темное перебежало дорогу - небольшое, размером с маленькую кошку. Стало совсем прохладно, и после дня опустилась не то что сырость - но как-то все освежилось, нахлынули запахи - травы, разные, вперемешку... Дышалось очень легко, как в лесу почти. Проехали-то мы, выходит, не так и мало - соскочив размять затекшие от долгого сидения на не самой комфортабельной скамейке ноги - пошел рядом - и с удивлением отметил - Зорька вроде идет лениво, не торопясь - а скорость-то - как у быстро идущего налегке человека! Выходит, поболее пяти километров в час. Значит, прилично уже отмахали. Забрался обратно, едва не попав под колесо, снова укутался в плед - спать пока не особо и хотелось, но весьма посвежело. Снова постепенно вернулся к мыслям. Значит, надо мне как-то легализоваться. Косить под раненного-контуженного - и в глушь. Но все равно документы надо. А откуда взять? Ну, если свой опыт немного приложить... в рюкзаке увесистый мешочек с монетами - и целая телега годного имущества. Надо только найти, кому это все сбагрить - и не получить заточку в печень. А на вырученные от сдачи металлолома деньги тимуровцы купили для школы... то есть я для себя - документы. Конечно, с фальшаком ходить - не самый безопасный вариант, опять же, я же не пойму - может, мне такое фуфло впарят, что первый же жандарм помрет со смеху - еще и убийство припаяют. Да и потом - полиция как-никак работает, революционеров и уголовников все равно ловят. Ну, с другой стороны - еще три года - и никто не вспомнит о полиции... Три года отсидеться, потом еще года три постараться не сдохнуть, а потом уже.... Эх, как все просто-то! Но, с другой стороны - потом двадцать лет относительно спокойной жизни... только помереть до Отечественной могу ж и не успеть. Опять же - ну, если вот подумать, семью завести - дети аккурат к фронту подрастут - экое же счастье...
  Внезапно пробила мысль - а чего ты, дурак, - ТАМ ждал? Там у тебя ни войн - настоящих, серьезных, ни бед-революций не было. Эвон тебя как корежило в форту, на тот ров-то глядя - не привык-с! Так чего же ты там ждал? ...А ведь кто-то сейчас... то есть не сейчас, а много-много потом, просыпается, собирается на работу, завтракая кофе и бутербродами, ругаясь с женой, потом ведет дочку в школу, потом стоит в пробках...
  Очень захотелось снова в бензиновую гарь, в шум мегаполиса, от которого так старательно бежал всегда, снова захотелось тупых посиделок с 'друзьями' под пиво-водочку, заморочек на работе, света большого торгового центра, с шумом и гамом, с толпами козлов-покупателей и ослами-начальниками. Захотелось грязного, пропитанного солью и реагентами тающего снега, мокрых оттепелей, набитого битком общественного транспорта, дебиловатой молодежи в идиотских одежках... Гребанной китайской лапши из бомж-пакетов, наконец! Мяса с глутамином, и кетчупа идентичного натуральному, в Макдональдсе. Интернетных баталий и пустой траты времени в он-лайн играх. От понимания того, что это все - окончательно и бесповоротно исчезло - как-то тоскливо заледенело у позвоночника. Эвон оно как - никогда бы не подумал, что буду о таком жалеть... а вот теперь - жалею. Потому что 'навсегда'.
  Чтобы хоть как-то вылезти из накатившей депрессии, стал снова думать об насущном и в перспективе. Надо, значит, купить документы. У кого? Ну, тут без вариантов - соответствующий криминальный элемент. Да вот беда - черевато. И схлопотать железку в организм можно - и сдать могут, а то и вовсе подстава ментовская окажется. Можно, конечно, еще податься к каким революционерам-нелегалам... но там еще хуже - публика идейная. А с такими дело иметь себе дороже. Да и вот как прийти? Сказать - 'Я от Кобы, он просил' ? Так ведь не поверят, проверят - а потом пристрелят, и в речку скинут.
  Не, только уголовники - с революционерами нема дурных связываться. А где искать уголовников? А проще всего в крупном городе. В порту или на вокзале, да по окраинам, своя Нахаловка в каждом городе есть. Опасно, но все же - да и видок у меня соответствует - мало ли почему надо уйти в лаванду, никто там лишних вопросов не задаст, кое в чем эта публика гораздо удобнее прочих. Вот только до крупного города еще добраться надо - да плюс - в крупном городе и полиции больше.
  А ведь еще, вполне может быть, - мне придется пересекать линию фронта. Это вообще веселье... впрочем, это вариант сказаться перебежчиком, или бежавшим из плена. И кстати вариант неплохой бы... если бы я не знал, как работает такая милая организация, как 'контрразведка'. Да уж, задачка...
  Поймал себя на том, что начиню клевать носом. От прохлады закутался поплотнее - да и пригрелся. Скинул плед, поежился. Так проехал еще какое-то время, борясь со сном и холодом попеременно. Было уже сильно за полночь, даже, скорее ближе к утру - впереди забрезжила оранжево-зеленая полоска будущего рассвета. Часа три, надо думать. Еще пару раз выли волки - один раз показалось - ближе, чем раньше, но потом снова - далеко. Местность немного изменилась - все изрезано балками-оврагами с крутыми песчаными осыпями, кое-где обширные заросли той самой странной ежевики.
  Почувствовал - еще немного и точно засну. Вдобавок вдруг упал туман - очень быстро, и довольно густой, слоями. Встряхнувшись, стал внимательнее оглядывать проезжаемую местность. О, вот, то что надо - широкая балка, склоны изрезаны оврагами, дно поросло ежевикой - и особенно плотно стоит туман над серединой - наверняка там ручеек - а это хорошо. Свернул Зорьку с дороги, покатили вдоль балки, чтобы остановиться уж не у самой обочины. Сразу сильно затрясло - да, подвески-то нет, как класса. Но ничего, едем небыстро - мотает из стороны в сторону, но терпимо. Вот, пожалуй, и есть самое подходящее место - и ручеек недалеко, и много ежевики - прямо ковром, пятнами, заросли. Завтра подсоберу, полакомлюсь. С дороги не видать, тоже хорошо. Остановил Зорьку, слез с телеги, осмотрелся - да, оно самое! Тут и остановимся. Проехали мы сегодня и так не мало, а торопиться мы никуда не торопимся. А ведь известно - Тише едешь - дольше будешь. Ну-с, учнем готовить себе временное пристанище...
  Распряг Зорьку, ослабил ей упряжь, заметив заранее как было - чтобы потом не перетянуть. Проверил, как смог понять - не натерло ли ей чего? Толком не понял, но вроде - не натерло... наверное. Привязал ее за упряжь вожжами, чтобы не ушла, дал в кормушке еще немного зерна - заслужила. А остальное пусть травкой доберет. Сходил с ведрами до ручейка - набрал холоднющей воды, себе и лошади. Сразу не дал - больно холодна, чуть погреется - потом дам. Что там еще надо делать с лошадью? Вроде - протереть от пота - но она же вроде и не вспотела? А, чорт - взял плед поплоше, вытер, да еще накинул сверху - вроде как главное не простудить. Сойдет... наверное. Все равно лучше не умею. Ну, теперь я. Расстелил под телегой пледы, сверху раскатал до земли с одной стороны тент - вышла так более-менее себе, палатка-не палатка, навес эдакий. Выудил из телеги самовар и мешок со жраньем. Костер разводить хлопотно, заметно сильно, да и ни к чему мне. Мне немного только согреться, не зима все же, да и не потому что замерз, а 'для комфорту'. Ну и воду согреть, чай заварить - у некоторых солдат в ранцах нашлись вполне себе узнаваемого вида жестяные коробочки с какой-то травой, по запаху так чай, хотя и не обычный. Суррогат какой-то. Но - сойдет. Нашел из фонарей один заправленный, зажег, благо и спичек несколько непривычного вида, толстоватых, нашел по карманам много - замысловатые поджигалки тоже были, но не стал возиться-разбираться. Прикрутив фитилек поменьше, чтоб особо-то не маячить, взял саперную лопатку и пошел к зарослям ежевики. Как и думал - вполне достаточно сухих веток... вот только через минуту, матерясь, вернулся с двумя плащ-палатками - одной обернул руку, на другую складывал обрубленные-обломанные ветки. Намаялся, но набрал прилично - чем хорош самовар - не так много топлива и надо. Это, конечно, не в лесу... но, надеюсь, выберусь я из этих чортовых степей. И до леса тоже когда-нибудь доберусь. Нарвал так же на склоне сухой травы, пригодится на растопку.
  Через полчаса самовар уже вскипел, благо и налил я половину, себе на три кружки чая, да Зорьке разбавить холодную. Заварил в котелке - эрзац-чай пах на удивление приятно, и даже похоже на настоящий. Отрезал себе хлеба, поделившись с Зорькой. Хлеб вкусный, особенно целый день не жрамши если, но немного необычный - поплотнее, ну, да - без разрыхлителей и прочего. Нормально, сойдет. Мясо тоже оказалось весьма ничего - немного непривычного вкуса, но в целом - отлично. Сало - отличное, просолено как надо, с мясцом!. Горячий чай, да еще у какого-то гурмана в ранце была коробочка с леденцами-монпасье.
  Что еще надо для маленького счастья? Тихо, птицы уже спят, только ухает поблизь филин, ручеек иногда поплескивает по камням. От прогоревшего уже самовара приятно тянет теплом и дымком, маленький язычок пламени в керосинке дает немного света, но очень много уюта - накрытая тентом телега создает ощущение едва ли не теплого, крепкого, уютного дома. Туман глушит все лишние звуки. Нет, определенно - если не вернуть прошлого. Которое будущее - надо наслаждаться настоящим, которое прошлое.
  Поужинал, расстелился, и прилег под телегой, попивая чаек - лепота! Счастье есть, мать его растак! Допив, проверил еще раз оружие - не в лесопарке имени Крупской на скамеечке сплю - потом скинул сапоги, погасил лампу, улегся и закутался в плед. Напоенная и накормленная лошадка , похоже, уже спала - стоя, как им, лошадкам, и положено. Тишина навалилась - буквально, звенящая. Ни шума города или трассы, ни дальнего перестука железной дороги...даже ветра нет, и филин унялся. Только ручеек тихонько иногда бормочет.
  И вдруг в тишине из тумана донесся отчетливый металлический звук. Негромкий, вроде как позвякивание тихое.
  - Сходили, блин, за хлебушком - проворчал я, мигом вылетев из-под телеги, держа винтовку в руке, другой рукой судорожно натягивая сапоги.
  
  Глава 4.
  
  Однако, экий я молодец - сапоги не бросил, а поставил аккуратненько, в ногах, каждый со своей стороны, портяночками накрыл - и потому весьма быстро запрыгнул, осталось лишь подтянуть за верх голенища - там как раз сзади удобный язычок пришит, именно для этого. Дед так научил, и пригодилось - так выпрыгнув - и в сапогах, и портянка худо-бедно, а ногу обвертывает - ходить можно, и даже бегать немного. И гораздо удобнее и лучше чем босиком. Не говоря о том чтобы без портянки - тут порой за десять минут можно ногу в кровь стереть. А вот спать в сапогах все одно нельзя - и ноги попортишь, и замерзнуть проще - просто холодно, а если зимой, то пальцы отморозить запросто можно. Обязательно снимать надо, на ночь особенно, и особенно зимой...
  
  Все это я додумывал, уже лежа у кустов ежевики, вглядываясь в туман - от него, кстати, сразу стало как-то темнее. Нет, не видно никого... но вот снова где-то впереди, в балке, раздался тихий звяк. Теперь точно совершенно. Непонятный звук. Похоже звякают карабины на автоматном ремне... но на здешних винтовках кожаный ремень продет в эдакие сквозные прорези - как на мосинке - тут брякать нечему... Еще так фляжка звякает, цепочка от пробки елозит по корпусу... Ну так здесь и фляги не такие, и пробки у них типа затычки. Вот еще раз повторился... Оглянулся на свою стоянку - нет, света от лампы заметить не могли - туман, кусты закрывали, да и светило самую чуть, отсветов не видели бы... Блин - Зорька, так и дрыхнущая - отлично выделяется - ей ежевика по грудь. И самоварная труба торчит, вон даже дымком еще тянет... Вот дурень-то! Дым да с туманом - и разнесется далеко, и держится долго! Сам можно сказать пригласил гостей, чайку вишь, захотелось, горяченького! Поскорее отполз в сторону - и наплевать, что открытое место - все одно сзади тоже кусты, не выделяюсь, ночью же главное, чтобы сзади тебя темно было. Все одно - стреляя, будут выше брать. А так, если вдруг стрелять все же станут, по вспышке целясь - так хоть наверняка не попадут в лошадь. А то - мало ли меня убьют, да и лошадь тоже - а лошадь-то тут при чем? Или наоборот - меня не убьют, а лошадь достанут. Оно мне надо? Слышал, что строевых лошадей приучают по команде на землю заваливаться - и от пуль страдают меньше, и незаметнее - и стрелку укрытие все же. Но что-то не очень верится, что Зорька такая уж строевая, и сему трюку обучена. А если она и обучена - так я не обучен. Как команду подать не знаю. Так что придется так, на авось. Ну да не привыкать - убьют ежли кого из нас с Зорькой - значит, второму судьба такая. Бывает.
  Звук повторился еще пару раз, потом что-то вроде как осыпалось - кто-то оступился у ручья, там бровка такая, неровная? Потом что-то прошуршало и вроде еще раз звякнуло уже поодаль, кажется, потише. Уходят? Не, все равно не расслабляемся, нафиг-нафиг...
  До утра дотерпел - в такой ситуации главное нервы покрепче. Полезешь смотреть что там - и нарвешься. Потеряешь любое свое преимущество - можешь попасться на нож, да и просто даже безоружный подкараулить сможет. А мне нельзя, потому что прикрыть некому. Вот и сидел настороже у кустов, правда тихонько сползал за плащ-палаткой и пледом. Звук еще раза два повторился, снова, как и в последний раз - потише. Вообще - едва слышно, если бы не оглушающая тишина вокруг. Снова заухал филин - интересно, это хорошо или нет? Про лесных птиц это всем известно, как они реагируют - если человек идет обычно затихают, а сороки наоборот крик поднимут. А филин? Не знаю...
  Выходит, конечно - эти ребята, меня заранее слышали, и как я подъехал, и как тут хозяйничал. Сами без огня сидят... Но не стреляли и вообще никак себя не проявили... может, и не опасные вовсе? Нет уж, как там - 'Может, он и безопасный, Но пущай за ним следят!' Ничего, днем все равно никуда не поеду, отосплюсь. Хорошо хоть - комары не донимали. Их тут вообще нет, что странно. Или - для степи это нормально? Не знаю...
  Постепенно с востока начинало светлеть. Старательно отгонял дрему, под самый рассвет все же закемарил, проснулся, испуганно - нет, все так же. Солнце уже первыми лучами цепляло самый верх тумана - и рассеянный свет стал заполнять балку - впрочем, туман осел до земли и видимости от солнца не прибавилось, даже, пожалуй, наоборот. Снова послышался тот самый звук, снова какой-то шорох... Блин, сами не спали и людЯм не давали, гады... Хоть бы постреляли ночью, все не так обидно было бы.
  Уже совсем злющий и невыспавшийся, скорчившись под плащ-палаткой, я упрямо целился в сторону, откуда доносились звуки. Туман на глазах таял, его тянуло в сторону слоями - подул слабенький утренний ветерок. Так, сейчас... Спохватившись, расстегнул подсумок с обоймами, достал одну и зажал в зубах. Потом даже кобуру револьвера расстегнул. Это ж не автомат, всего пять патрон в магазине, да еще затвор дергать. Так что лучше заранее подготовиться. Ну, вот, еще немного, ну...
  Есть!
  Вижу цель. Ну, а теперь собственно - если не выстрелили первыми - Бог им судья... если что. Но и мне торопиться не стоит - чего зря воевать, если уж всю ночь мирно рядом просидели. Туман уже совсем снесло и развеяло, и я присмотрелся внимательнее... что-то мне...
  Пригнувшись скорее уже на автомате, чем по надобности - перебежал чуть вперед, присел за кустами, не забывая, впрочем, озираться. Потом еще одна перебежка... а дальше пошел хоть и осторожно, но уже в рост. Вот уж точно, как в том стихе у Пушкина - 'Вы представьте Вани злость'. Это ж надо - всю ночь не спал. Подошел ближе, остановился, опершись на винтовку, зевнул аж до хруста.
  - Ну, товарищ, и какого хрена? Другого места не нашли?
  Конечно, это было несколько несправедливо - место-то нашел явно я, а товарищ тут пребывал еще до. Но - он ничего мне не ответил. Он вообще был неразговорчив, что не удивляло. Мертвые - они не болтливые.
  Классическая картина маслом - павший воин у ног боевого коня. И вот эта-то скотина, всю ночь чем-то и позванивала - конь, разумеется, воин ничем позванивать уже не мог. Словно подтверждая мои слова, это рыжее животное, фыркнуло, кося дико глазом, и перетопнулось, издав сбруей тот самый звук.
  
  
  
  -Тьфу, бля... - сплюнул со злости, и пошел к телеге. Вот гадость-то! Полночи караулил, не спал... Ясно, что лучше недобдеть, но был бы жив - убил бы, гада. Главное - такой кайф от ужина поломал. Ему-то все равно, а мне теперь главное челюсть не вывернуть от зевоты. И продрог весь.
  Первым делом снова полез нарубить сухих веток - на свету оказалось гораздо проще, но попутно еще раз подивился, насколько плотно и густо растет кустарник. Из такого, наверное, навроде как у нас из шиповника, изгороди живые хорошо растить. Чуть разрастется - так и кошка не пролезет, не то что человек или собака. Набрав топлива, растопил самовар. Не дожидаясь пока согреется, плеснул в кружку из того самого овального бочонка, принюхался, попробовал - о, отличный портвешок! С горячим чаем самое то. Впрочем, и до чая кружка вполне будет впору - налил пополнее, махнул кружкой в сторону соседей - мол, ваше здоровье и мягкого лежания, соответственно... сволочи. Главное, ему-то все равно, а лошадь вообще скотина - а я тут весь невыспавшийся. А если война?
  Очень хотелось прибить кого-нибудь. Самовар все не закипал, в отличие от меня - и, чтобы не пристрелить несчастный, ни в чем не повинный водогрей, я взбежал на бровку балки, осмотреться. Ну, собственно, ничего такого удивительно-неожиданного. То же, что и ночью, только в красках. Разве чуть поодаль какие-то развалины, но совсем старые. Глянул вниз - нет, не кипит, струйки пара не видать - и пробежался, ради сугрева, к развалинам. Издалека они казались гораздо презентабельнее - а вблизи оказались просто пологими кучами камня, поросшего травой и каким-то вьющимся кустарником. Но это точно были развалины - правильной продолговатой формы возвышения, метров сорок длиной и около десяти шириной, расположенные параллельно друг другу, шесть штук. Да и торчат местами пусть и обкатанные ветром, но узнаваемые каменные плиты. Присев, правда, немного удивился. Это были не камни - а самый натуральный железобетон. Только очень, очень старый - тонкая арматура буквально изошла в ржавчину, бетон изъеден и похож на губку. Чорт, мне казалось, что железобетон начали применять только где-то на границе девятнадцатого и двадцатого веков, хотя просто бетон, рассказывали, еще египтяне в пирамидах использовали. Хотя - я вовсе не специалист... а может, и специалисты не все знают. Одно точно - это железобетон, и этим развалинам дохренищамного лет. Загадка истории, ага. Ну и чорт с ней. Не историк я. Обошел следующую кучу - да, точно - железобетон! Эка штука...
  В третьей куче увидел еще одного местного - нахохлившись, в углублении под кустом, у края развалин, сидел здоровенный, толстый филин.
  - А, так это ты, сцуко, мне тоже спать не давал - я положил руку на кобуру - пристрелю и сварю, как индюка!
  Филин открыл оранжевый глаз, тупо посмотрел перед собой, встряхнулся, и снова закрыл глаз. Револьвер я достал, но стрелять не стал. Жалко стало. Не филина, конечно, а патрона. Еды у меня полно, а патронов всегда мало, да и шуметь незачем. Тут, выходит, один хищник спас другого - хоть садись лепить аллегорию - Жаба, спасающая Филина. М-да, 'церетелише-шайсе-лепкен'... Живи ужо, пернатое - я не столько сытый, сколько жадный.
  Обернулся на сиплый свист и дребезжащее позвякивание - ага, вскипел! Язычок на крышке самовара подбрасывало струей пара из отверстия, им прикрываемого, и он подскакивал и снова падал, брякая о крышку. Пробежался обратно, мимо соседей, с размаху хлопнув по крупу рыжую лошадь, на что та только фыркнула.
  Эх, горячий чай с портвейном - отличное дело. Да с хлебом, с салом и отыскавшейся в телеге луковицей - самое оно поутру. Хорошо бы конечно, чтобы кто-нибудь подал яичницу с беконом и бутерброд с сыром - но 'чого нема - того нема'. Ну и ладно. Уже вполне согрелся, да и от солнышка тепло стало. Ну, поели - пора и баиньки. Только, пожалуй, надо перебраться чуть подальше от дороги, по балочке. Забросал в телегу все барахло, запряг Зорьку, и поехали - недалеко, за убитого метров триста, почти сразу на уровне, где дальние развалины на бровке. Тут ежевика разрослась по всему дну, буквально перегородив балку, так что дальше все равно не проехать - тут только танк и прошел бы. С третьего захода все же 'притер' телегу почти к самым кустам - и, распрягши снова лошадь, устроился спать между телегой и зарослями - так все же как-то спокойнее. Проверил перед сном оружие, причем подумал, что тут неплохо и побольше стволов иметь под рукой - зарядил и положил под тряпку поблизь от себя один из бульдогов. Прикрылся пледом и вырубился практически мгновенно, и спал без снов, как убитый.
  
  Проснулся точно уж заполдень - жарища вовсю, стрекозы, кузнечики, птицы. День в разгаре. Проснувшись, полежал малость, прислушиваясь - нет ли чего вокруг эдакого, подозрительного? Вроде нет... Вылез, осмотрелся, справил нужду и задумался. Ну, для начала - надо что-то делать с соседушкой. И валяться ему так не след, я все же не тороплюсь, сейчас мне поспокойнее - так что надо бы и зарыть. Но, до того - облегчить, так сказать, путь, избавив от предметов суетной мирской жизни, коие ему теперь - совершенно ни к чему, и с собой которые он - ну никак не возьмет. Проще говоря - обобрать его надо. Ну и лошадь прибрать - не оставлять же, в самом деле. Нет, я не жадный, я домовитый.
  А вообще, однако, дела-то тут невеселые - если так густо неубранные трупы насильственного происхождения пораскиданы по элементам ландшафта. Нихрена в этом хорошего-то нет - ибо запросто имеешь шанс точно так же органично вписаться в местность. Что ничуть не прельщает, вообще-то. Тэээк-с, кто тут у нас? Бля... Молодой, едва усы отрастил... Везде все одинаково, чтоб вам всем черти печень выгрызли. Судя по тому, что запаха-то особо нет, да и так по виду - гораздо лучше, чем те, у обоза - парень-то скончался не так давно. Может, и прямо ночью. Только это уже без разницы. Все равно не жилец. Перевернул, посмотрел - точно не жилец. Правое плечо разрублено сабельным ударом, в спине справа входное отверстие - а выходного нет. Доехал как-то сюда, тут свалился и умер. Скорее всего - так. Или тут застрелили, когда пытался после ранения ускакать? Чорт поймет, да и сейчас уже неважно. Одет, однако, немного странно. Сапоги высокие, 'кавалерийские', до колен. Но без шпор - не только ездить, но и ходить бегать вполне годны. Должно, в них девкам кавалер сильно нравится - щеголеватые такие. Сымай сапоги, голубь. Как дед рассказывал - обувь в те времена зело дорога. Ботинки с солдат снимать я не стал возиться, муторно это, да и не понравились мне теи башмаки, а вот ты уж сымай. С моей помощью, ясно дело. Мне-то сапоги твои не пойдут - маловата у тебя лапа, но кому-нибудь впарю. Бриджи вроде обычных наших солдатских галифе, с подшитой кожей жопой и коленями - ну, понятное дело, кавалерия... Рубаха просто полотна, серая, у солдат в ранцах похожие взял - как наши старые гимнастерки. Только у этого она чуть повыпендрежнее - вышивка по краю, темно серым. Пижон... был. Жилет из толстой парусины, усиленный кожей, странноватый какой-то. Прям чисто разгрузка - карманы, в них патроны - к винтовке (а самой винтовки-то и нету, про... потерял, касатик), к револьверам. Револьверов было, похоже, аж два - и один, судя по кобуре - длиннющий, ствол аж сантиметров тридцать, наверное. Да только и его нет - на поясе лишь шнурок оборванный. Второй револьвер на месте, тот наоборот коротенький. Вытащил, повертел - понравился. Сделан, как и армейский, но ствол еще дяшку покороче.
  
  
  
  Приберем-с. И все патроны. Сам жилет уже не пойдет - разрублен на плече - кстати, смотри-ка - там прокладка из толстой кожи, и валик кожаный поверху - и амуницию удобнее носить, и удар ослабляет... да вот не помогло. Хотя, может, без этого - тем бы ударом его на месте и располовинило. Но, все равно - жилет в списание. Да и пофиг - в телеге аж пара таких валяется. По карманам прошарил - ничего интересного, кроме патронов разве что в кармашке масленка и отвертка оружейная, да трубочка маленькая и кисет. На поясе кроме кобур - ножны с весьма недурственным тесаком. Приберем, вместе с поясом... На голове намотана тряпка - но не бинтовал, явно так и задумано - платок вроде наших арафаток, что ли. Серо-голубого цвета. Да, блин... странный весь какой-то. На кочевника какого похож по платку, а по одежде и не поймешь - явно не военный, хотя и отнюдь не мирный. Оглянулся на лошадь - у седла пустые ножны от шашки или сабли... скорее, по форме - все же от шашки. Что ж ты сюда такой весь про..потерянец-то приехал, а? Нет бы, привез с собой и шашку, и ружье... и пулемет в придачу. Ладно, что там еще на лошади - а там здоровенные сумки у седла - потом посмотрю, успею еще. Для начала паренька надо все же прикопать - а то солнышко, он скоро пахнуть начнет - а зачем мне оно? Я тут до вечера, еще кушать буду, и вообще. А ему так даже лучше, не думаю, чтобы он был бы против. Да и кто бы его теперь спросил. Пожалуй, самое мерзкое - что если тебя убьют - то потом ни о чем не спросят, не посоветуются, и все сделают, как сами хотят, тебя в расчет не принимая. Обидный факт, надо сказать. Отпутал из руки убитого поводья, дернул - лошадка, не рыпаясь, пошла - надо думать, смирная... или присмирела, рядом с мертвым хозяином-то простоявши. Ну и хорошо. Довел ее до телеги, привязал - Зорька не удостоила вниманием, а новенькая не рвалась разбираться, кто в доме хозяин.
  - Как тебя, скотина, назвать, а? Чего молчишь? Не умеешь говорить? Ну, оно понятно - ты же лошадь. Вот не угробили бы твоего хозяина совсем досмерти - мы бы с ним, глядишь, поговорили бы - вон, винца бы жахнули... или перестреляли бы друг-друга, это как пошло бы. Но, в любом случае, диалог был бы гораздо живее. Понимаешь, скотина?
  Скотина тупо жевала траву, глядя на меня лошадиными глазами. Экая дурочка...
  - Ладно. Раз так - сама виновата. Будешь Ксюшей - потому что похожа. А что ты дура - так ничего страшного - ты все-таки лошадь.
  Взял лопату и пошел закапывать бывшего хозяина Ксюши. Грунт оказался легким - сверху немного чернозема, а дальше супесь, копать одно удовольствие. Ямку разрыл неглубокую, чуть выше чем по колено, но и то все же приморился - жарко ибо, и влом. Примерился, закатил-столкнул туда паренька - все, отдыхай, воин. По привычке пошарил на шее - нет, медальона нет. И крестика нательного нема - зато на шнурке какой-то простенький амулет светлого металла нашелся - язык пламени, и капля в нем прорезана.
  
  
  
  Язычник, никак? Нихрена не понимаю... Но, пожалуй, не буду снимать это. Хрен его поймет, правильно так или нет, но - закопаю с этим амулетом. Засыпал, прикрыв ему лицо половиной платка, в голове могилы воткнул пустые ножны от шашки, и привязал на них вторую половину арафатки. Вот так - и заметно, и ясно. А дальше - как выйдет.
  Вернулся, и задумался. Надо бы, все-таки, повнимательнее рассмотреть все трофеи. Там же вроде и бумаги были, и прочее. Можно будет не торопясь, потихотньку, поточнее разобраться. А то что-то больно много запуток и непоняток. У этого вон, правда, никаких бумаг... хотя я еще не смотрел сумки на седле. Ладно, посмотрю потом, после обеда - завтрак был давно. И жрать снова охота.
  Пока снова грелся самовар, все же перебрал еще раз оружие - нет, нигде понятных-знакомых клейм нет, только цифры да значки испытаний. Проверил еще раз все охотничьи ружья - кое-где есть надписи но какие-то непонятные совсем язык то-ли греческий, то ли албанский... то ли еще какой - не латиница, не кириллица а хрен поймешь. Не полиглот я, да и не суть, если непонятно - нафиг, нечего попусту морщить репу. Потом посмотрим в документах, может понятнее станет. Очень понравилась одна маленькая винтовочка - сначала решил, что она под мелкашку - а оказалось, под револьверный патрон. И устройства приметного, кажется, Ремингтон, система называется. Курок, который подпирает как бы еще один курок - а тот уж ствол запирает. Простенько, но надежно.
  
  
  
  Вроде винтовка такая одна из рекордсменок среди однозарядок - до сорока восьми неприцельных выстрелов в минуту, если не путаю. Неплохо, в общем-то. Эта винтовка коротенькая, легенькая - но наверное, из-за слабого патрончика - и отдача небольшая. А охотиться на всякую мелочь да и не только мелочь - самое то. На ложе, перед скобой, закреплены с обеих сторон два кожаных патронташа - на пять патрон каждый - с ними, наверное, еще быстрее стрелять. В мешке нашлись и патроны к ней - действительно, гильза револьверная, а вот пуля подлиннее - такой патрон в барабан не влезет. Но и обычным, револьверным - вполне можно из нее выстрелить. Прицел размечен - до трехсот, что, в общем-то, вполне понятно. Тут же набил патронташи, зарядил и сунул винтовочку в телегу где поближе - обязательно опробую, коли будет случай, интересная игрушка.
  Потом еще раз осмотрел дробовик - да, самая настоящая классическая помпа! Вообще-то писк моды... но оно и видно - хоть сделано и неуклюже малость, по моему пониманию, но все пригнано точно, все аккуратно, ложе и приклад блестят красным лаком, ствольная коробка такое впечатление что бронзовая... Весчь. Наверняка не из дешевых. Клеймо есть, но снова непонятное какое-то. Чудной шрифт
  
  
  
  Такие вроде в конце девятнадцатого века делать стали - стало быть, новинка. Двустволки не впечатлили ни разу - какие-то они совсем корявые, и разболтанные. О, а это - самая натуральная берданка! Обычная вроде военная винтовка - но ствол у нее рассверлен, и калибр миллиметров тринадцать-четырнадцать выходит. Ложа подрезана вполовину, и магазина нет - там, где он был - открыв затвор, увидел только стальную заглушку. Патроны к ней нашел - как винтовочные, только гильза прямая, и вместо пули дробь засыпана. Таких патронов нашлось в мешке не много... ну и ладно, неинтересно, в общем. Но - в крестьянском хозяйстве такое пригодится еще больше, чем военная винтовка.
  Сложил все обратно, полез все же смотреть седельные сумки, заодно разгрузив Ксюшу. Вспомнил - вроде, надо как-то там подпругу, что ли, ослаблять - полез, ослабил малость все, что под руку попалось. Сойдет. Все одно в седло не сяду - не умею толком-то, да и пробовав, по себе знаю, что потом, если мало-мальски долго проеду - буду и ходить-то с трудом, не то, что бегать. Нафиг. Так, одна сумка - тут патроны, смена белья, котелок, почти все как в армейских ранцах. Примотан к сумке плед и почти такая же. как армейская, плащ-палатка. Еще мешок - тут зерно для лошадки, ага. Такая же кормушка... вот и славно, пообедаем в компании - насыпал, повесил на морду - а попила она сама, сразу по приходу, из ведра, что я для Зорьки повесил на телегу. Вот так, лопай, животное. В том же мешке нашлись приспособления, я так понял, для ухода за лошадью - не, ребята, даже пытаться не стану. Да и лень. Авось не помрете обе-двое, несколько дней без особого ухода - вон, дикие лошади и вообще сами все.
  Третья сумка пришлась кстати гораздо боле других: домашние булочки, копченое мясо, сыр косичками, чеснок и лук, сухофрукты и сушеные яблоки. Отлично - ну, благо вскипел самовар, а поставленная на крышку банка консервов наверняка подогрелась - можно и приступить к трапезе...
  По завершении трапезы решил-таки приступить к насущным вопросам, а именно, разобрать и осмотреть, наконец, потщательнее трофеи. Больше всего меня интересовал ранец, куда я сбросил все личные вещи и бумаги-документы.
  Наскоро смахнув остатки трапезы со служившей скатеркой плащ-палатки, вывалил на нее содержимое ранца. Первым делом досмотрел содержимое полевой сумки. Сама сумка довольно добротная, кожаная, немного непривычного вида - ни планшетки для карты, ни отделения для карандашей. В ней оказалось всего два отделения. В первом обнаружил пару казенного вида серых бумажных конвертов со сломанными сургучными печатями, а во втором - пачка разномастных листков. Отложив в сторону листки, приступил к самому вкусному - досмотру конвертов. В первом конверте оказался достаточно пухлый документ, отпечатанный на паршивой бумаге. Даже больше всего это смахивало не на документ, а на манифест какой. Больно уж вид-форма у него похожа на такого рода штучки, что-то явно пропагандистское. Попытался что-либо прочесть, но язык совершенно не понятен, да и качество печати не фонтан. Похлопал себя по карманам в поисках очков, и только сейчас сообразил - вот простофиля, я же их, пребывая в прострации, оставил в домике где и очнулся... Вот ведь, чорт меня дери! Ну, да не возвращаться же теперь. Будем обходиться. Посему, документ пришлось отложить в поисках чего-то более информативного.
  Во втором конверте обнаружился маленький листок с отпечатанным кратким приказом (уж что-что, а как выглядят приказы - я представление имею, видел) и... вот так нежданное везенье - пусть и не карта, но достаточно четкая схема местности, сделанная, по-видимому, тушью, от руки, но достаточно аккуратно. Это понятно - на начало века - печатная карта - штука дорогая - кто ж ее даст взводному обознику? Перерисовали кроку с штабной карты, на то в канцелярии человек есть, да и приложили к приказу. Присмотрелся получше, но обнаружил всего лишь несколько названий, судя по всему - рек и каких-то населенных пунктов, однако снова прочесть ни одно из них не смог.
  
  
  
  Очень странный язык, непонятно что напоминает то ли что-то кавказское, то ли балканское - черт его разберет... Вот буковка на 'о' похожа, но с хвостиком каким-то, вот что-то отдаленно напоминающее латинскую 'джей', только вместо точки сверху какая-то галочкой... Чешский? Или там просто палочка? Фиг поймет. Не помню... О! Вот пузатенька такая, типа цветочка, вроде такое что-то в грузинском есть или в арабском? С языками, вообще-то говоря, у меня напряг. 'Китайский он знал хуже английского, а английский не знал вообще'. То есть учил английский в школе, а как же. И даже, в общем, пойму. Ну, финским баловался - вокруг Гатчины много финских поселений, так уж сложилось... Но, без практики и стимула совершенствовать - конечно, ничего толкового не вышло. Так что, хотя и не сказать, чтобы были проблемы - учил я языки легко, по крайней мере, понимать речь и тем более переводить написанное получалось уже вскоре довольно неплохо- в итоге, кроме русского и русско-матерного - языками не отягощен. ...А вот это что-то похожее на 'п', только с домиком. А вот эти как стилизованная латиница, с завитушками. Вот 'W', явно, а вот 'F'... Короче совсем уж не ясно все - совершенно чужой язык.
  ...Кто там был в Австро-Венгрии-то? А кого только и не было, вроде бы. Кроме австрийцев, то бишь немцев. И чехи, естественно - но там язык вроде проще - как по-русски только латиницей... Венгры.. и эти, как их... мадьяры, во. Хрен с ним, будем считать, что кто-то из них, один чорт, для меня ЭТИ - без разницы. Конечно, в России - 'как всегда - бардак и пьянка', но в Австро-Венгрии тоже не сахар - а главное совсем туго 'не титульным нациям'. Рассказывали, что на границе веков где-то валил оттуда народ в Америки и чорти-куда еще, причем на условиях куда как худших, чем, например, в России в Сибирь перебирались. И все равно бегли, массово, можно сказать. А уж бюрократии их - наши крысы канцелярские только завидовать могут. Ну и в целом... Австрия нонешняя (будущая, это мне она - 'нонешняя') - она конечно красивая страна и чистенькая... Но вот все эти мего-кладбища и прочее. В Чехии храм из костей построен... Ну его нахрен, вообще-то. Странноватые они малость, и всего-то с них хорошего - это, пожалуй, вальсы с Моцартами, пирожные и торты, пистолет Глок и Арнольд Шварценеггер. С учетом того, что последних из этого списка еще нет и в помине - ну их в баню...
  Присмотрелся еще к карте - вот тут явно карандашом потыкано - так, словно кто на инструктаже взводному задачу ставил. Это, надо полагать, тот городок, где этих ребят и положили.. Моя, мать ее, 'новая малая родина', тыщщу лет бы ее не надо. Название нечитабельно, но рядом цифра '1'. Вот поодаль еще точка - там '2', вот еще цифры. 1й Рабочий Поселок, 2й, 3й... и так далее. Надо полагать. Или что-то типа того. Вот и речка, а вот дороги на карте нету... хреновая карта. Зато обозначены какие-то значки - больно уж похоже на заставы, или рубежи обороны - с... с запада, выходит. И там, среди извивающихся речек - привычный значок 'развалины' - с краткой подписью с точкой. Наверное, на местном и есть - 'разв.'. А рядом овал, окруженный скобками, и перечеркнутый накрест. Числа какие-то, значки - в общем, расклад ясен - кого-то там, в развалинах, окружили и свели на конус, с артиллерией даже, и вот городишки эти - наверное, такие же примерно как и 'мой' - тоже. А заставы должны были прикрыть тылы... Не прикрыли, так выходит. Или не везде, как минимум. Вот этим парням с обозом - точно не повезло.
  Так... что ж это выходит? Если их порубали - то значит - наши? То бишь - русские? А почему тогда с запада? Австро-Венгрия еще с Италией вроде воевала... но, по-моему, в горах? ...Или, может, я все напутал - а эти - какие-нибудь, прости Господи, болгаре? Тоже, конечно, те еще кадры... Но, не похоже - болгарский язык вроде довольно простой для русского.
  Нет, решительно ничего не понятно... Зато понятно - судя по карте - застав в той стороне, куда я двинулся - нет. Конечно, это ничего на сто процентов не гарантирует, но - уже хорошо.
  
  Так, с этим ясно. Что там еще в бумагах? Снова нечитаемо - не знаю я этого языка, ни словечка не понимаю! Вот это - ведомости какие-то, вот, походу, жалование, или премии какие, а может - пайковые или прочие выплаты... Это письмо... личное судя по всему. Почерк у командира не ахти, сам наверное писал, без писаря... Или это ему? Нет, не отправлено похоже. А вот это наверное ему - почерк аккуратный, мелкий-красивый, завитушки... и пахнет... пахнет письмо духами. Даже запах кожи от сумки не перебил аромат духов. Вот ведь оно как бывает, да... Повертел - ага, треугольником свернуто было, без конверта - а вот и штемпель - расплывчатый, с той же короной. Вроде ж у австрийцев - орел? А тут везде короны... Неужто и впрямь болгаре? Повертел еще письмо... На штемпеле даты нет - есть цифры но на дату никак не похоже. Может, дата в письме, где была указана? Или вообще так просто - почта-то долго шла, какая там разница была, что за дата? Ну, да мне все одно не прочесть. А жаль. Может, и пригодилось бы. Помнится, у Гайдара, ну, у того, что человек, а не говно, Аркадия, в какой-то книге красный командир так спасся - с письмом с убитого беляка, оказавшись на территории, занятой белыми, выдал себя за покойничка, да и выкрутился, как Штирлиц. Книжка, конечно. Да и война гражданская. Ну и командир тот был не прост. Мне такое не светит, не тот случай. Зато вспомнилось другое от того же писателя, тот самый Бумбараш, что поимел неприятности и чуть не погиб из-за такой же фигни - письмо, которое по неграмотности прочесть не смог, не выбросил, а потом оно на глаза кому не надо попалось. Доказывай потом, что ты не кэмел...
  И все же - не выбросил. Потому что... потому что непонятно вообще совсем - а так все выкидывать так проще сразу застрелиться и не мучиться. Нет уж, под лежачий камень мы всегда успеем...
  Просмотрел остальные бумаги - еще у кого-то взятые ведомости-списки какие-то - похоже, список того, что в обозе было - значит, взял с начхоза, или кто он там у них? Письма... Книги - одна... Библия, что ли? Не, креста на обложке не видать, зато тиснен знак - ишь ты, как у казачка на шее было - типа язык пламени с каплей. Не понимаю, тут что, они, язычники? Вроде повывели всех давно в Европе... Или это что-то мусульманское? Там вообще-то полумесяц, но может, это секта какая? Вот ведь, еще загадка... Что там в самой книге? Стихи сплошь, абзацами, тот же непонятный язык. Обойдемся, опиум для народа не потребляем... Вторая книга... опа! Да, братец - нарушитель, причем злостный - от книги только обложка и первые страницы - а дальше - тайничок с флягой... И фляга не пустая, судя по запаху - то ли чистый спирт, то ли около того. Значит - флягу припасти, а книжку на растопку оставить.
  Единственный личный документ - с комвзвода. Типичный зольдатен-бух. Не-чи-та-бель-но.
  
  
  
  Мать вашу так. Куда я попал? Румыны, болгаре, словаки..? Турки..? Сербы..? Албанцы..? Вот ведь угораздило-то. До хрена документов, а ни слова непонятно - как у тех японских ниндзей с английскими адмиралами...
  Ладно, что еще? Личные вещи - в основном предметы обихода - рыльно-мыльные, солдатские, простенькие, вот этот набор с командира, вот еще, похожий, если не лучше - да, это точно один из солдат был щеголем... может, какой дворянин? Из разорившихся, или за провинность какую попавший в солдаты, а то и 'по убеждениям'? Вот зажигалки - судя по запаху, на спирту что ли? А вот спички - в непривычной круглой коробочке, да и сами непривычного вида. Уже осмотренная книжка с дагерротипами - единственная, больше ничего подобного ни у кого не нашел. А вот это - никак записная книжка? Нет, в чехле из тонкой кожи - лежал изящный, красивый портсигар. Явно не из меди... золотой, чего гадать. На крышке - портрет... монарха, надо понимать. В общем, дядька усатый, с орденами. Внутри... внутри, как и положено - несколько ... нет, не сигареты, но и не сигары.... Как бишь это называют? Маленькие такие сигары, тонкие. Ох, не прост был товарищ... На крышке изнутри витиеватая гравировка - дарственная надпись? Ох, блин, не влипнуть бы с этим бранзулетком... Чорт поймет, чей он, и за что дарен. Под сигарами нашел два сложенных в четверо квиточка... ага, в общих бумага такой же видел, ну-ка... Эге, слов не пойму, но - однотипные... не одинаковы, но именно - 'общая форма документа'. Внизу печати, тоже разные - на тех двух - одного вида, на третьей - другого. И все - не казенные, с короной - а совсем другие - вот с перекрещенным ключом и веслом, а эта с вздыбленным львом... или медведем? Тэк... сдается мне - это векселя, или как правильно называют? Короче, банковские бумаги, чеки, расписки... в общем, деньги. На счетах. Вопрос только - на предъявителя, именные, или с паролем? Неизвестно... но - уже очень неплохо. Даже если не получить ничего... то можно их сбагрить тем, кто сам возьмет, лишь бы знать что где-то деньги лежат. Видел таких, и не думаю, чтобы в это время их было меньше.
  
  
  
  Да, вещи перебрал - а стало только непонятнее. Совсем запутался. Под конец перебрал жетоны с солдат - обычные овальные бляхи, с выбитым личным номером, только непривычно, что медные. Кроме номера такая же как и на всем прочем казенном - корона. И ничего больше. А вот еще две - такие же, как у казачка, бляшечки - язык пламени а в нем прорезана капля воды. Одна серебряная скорее всего, вторая попроще, уж не оловянная ли? Что ж у них тут такое, что таскают это, выходит, заместо нательного креста? Сектанты, что ли, все-таки? Или как их... раскольники, пещерники... Тьфу ты, мать их так. Навыдумывали, понимаешь, сказок, а поди в них не разобравшись - ляпнешь где чего не так - и неприятностей не обобраться.... Впрочем, мне и без религиозных заморочек такое вполне светит... Ладно, по крайней мере поостерегусь, если что, креститься - если это Балканы, то тут по религиозным мотивам друг-друга весьма задорно резали всегда. Н-да... 'лучше бы я улетел в какой-нибудь другой город'. Ну, почему не в Новую Зеландию, не на Таити, к девочкам в соломенных юбочках? Хотя... могло быть и хуже. И даже гораздо хуже. Нефиг тут страдать - и так времени убил немало. А уже дело-то к сумеркам скоро пойдет, надо собираться да ехать, как решил. А куда, как и зачем - непонятно. Но и сидеть на месте - не выход, понятнее не станет. Чем ждать неприятности - лучше уж самому на них нарваться, ничего, один раз живу... ну, то есть... в общем, поеду. А там посмотрим. Не всегда же встречаются именно неприятности?
  
  Глава 5.
  
  Аккуратно собрал все, разложил, переместив наиболее ценное в полевую сумку, сумку нацепил на себя - а, чего там! Случись что - все одно добром не обойдется, да только мне, в общем наплевать. Может, оно бы и к лучшему, если не добром. Надоело оно мне все уже - догадки, додумки... к чорту, надо как-то проще - или впишусь, или пусть убьют и все. Надеюсь, на этот раз с концами. Надоело. Однако, если что, то уж и убьют не просто так, кровушкой умоются - помирать так с музыкой. Потренировался вытягивать револьвер - здоровый он, зараза, конечно, да с винтовкой тоже - непривычно, а надо, чтобы было, как будто всегда так. Надо бы наплевать на все, да и пристрелять ее, а точнее проверить, как бьет - в чем тут прицел размечен понять, в шагах, метрах, саженях или ярдах каких? Выберу участок дороги попрямее, поставлю мишень, отмеряю сто шагов - семьдесят метров, и сто сорок шагов - сто метров. А уж как примерно пойму, то и на бОльшей дистанции проверю. На дороге-то по фонтанчикам пыли видно будет, куда чего там летит. Да и с револьверов надо попробовать - а то так я только в упор и могу рассчитывать на них, не умеючи совсем-то. Ну, вот перед самым закатом и попробую, не долго уже осталось, в общем-то.
  Прибрал все в телегу, осмотрел лошадей. Вот ведь, тоже, навязал сам себе хлопот - как с этими тварями правильно обращаться? Вон, то ли покормил не так, то ли что - нервные какие-то, Ксюша последний час перетаптывается постоянно, пофыркивая, и копытом ковыряет землю, Зорька тоже временами замирает и фыркает.
  - Что, колбаса кровяная, что-то не нравится? Терпите, доберемся... куда-нибудь... сдам вас за денюжку малую - и забуду, как страшный сон. Куплю себе лисапет - и пошли вы с вашими копытами куда подалее. У меня один дааальний родственник - так весь Союз объехал, на велосипеде-то... объедет, точнее говоря, ага. И в гробу я видал все эти ваши премудрости. Ясно? Ну, заррраза, что ты бесишься?!
  
  Ксюша встала на дыбы, захрапев, став еще более похожей на свое название. Чорта ли этим травожорам надо? Кормлены вроде, воды им давал. Выпороть что ли, вон с казачка местного плетка хорошая досталась... Или наоборот поговорить ласково, успокоить? С чего же они все-таки нервные такие? Заболели чем, что ли? Ох, мне вот еще не хватало, ветеринарить я не умею, абсолютно. Только если пристрелить, но пока вроде как рановато.
  А ведь - если заболеют или околеют тут - мне вообще-то будет не очень весело. Придется добро попрятать, а самому налегке. А мне тут налегке совсем не нравится - был бы то лес...
  Снова вскинулась Ксюша, и заржала Зорька. Что с ними? Встревожены чем-то? Может, непогоду чуют? Или враг какой? При мысли о врагах машинально потрогал кобуру и взял в руку винтовку. Не, вряд ли, пожалуй, лошади обучены, словно сторожевые псы, чуять неприятеля? Но ведь нервничают, кого-то чуют! А какой им тут еще может быть повод для беспокой..?
  
  ...Мать твою растак, в Бога, в чорта, в три погибели!!! Вот ведь я дурак, а!..
  
  Не успел я толком додумать догадку, как по-над балкой разнесся близкий многоголосый волчий вой.
  
  Вот теперь я успокоился. Выматерился очень длинно, хотя и незатейливо, с повторами и без изысков. Но, в самом-то деле - чего переживать? Теперь все ясно - лашатки нервничают оттого, что волки рядом - ну, это нормально. Плохо было бы, если б не нервничали. А так - все в порядке. Волки, это ничего, это не страшно. Не зима, не голодные, поди... Раз осень - молодежь подросла, вот и безобразят.
  Хотя, конечно, это я так... самонадеянно несколько. Вон, опять воют, лошадки бесятся.... Подошел, похлопал по спинам - и сразу малость притихли. Ксюша так и совсем успокоилась - ну, военная ж лошадь, привычная. А на нее глядя и Зорька - ну, это, наверное, в силу природной флегматичности. Это ж у нас... там... волки - человека боятся до паники. Потому как - их там человек убивает и гоняет как угодно, а не приведи волчий Бог напасть на человека - так и совсем земля гореть под лапами станет. А уж если в лес пришел человек - то уж, почти наверняка, только затем, чтобы убить волка. Это у них в подсознание вбито, в генах - три-четыре поколения волков, которых люди огнем и железом гоняют - и все, блок поставлен.
  Но - это там. Да и то случается, что нападают - в голодные зимы. Ну, конечно чаще всего и жертву выбирают, как и положено 'санитарам леса' - слабую и беззащитную. Ну бывает что дуреют от всяких внешних причин... Вот, кстати, тут внешняя причина-то есть - война может быть их с места согнала, да еще чего, может приключилось. Баяли, что если волки человечинки отведают - а трупов-то тут, пожалуй, много - то малость крышу-то им сносит. Ну, то все же больше байки, хотя говорили деды, что в Карелии после финской войны волки ополоумели и нападать пытались на людей иногда. Но все же больно на сказку похоже. А вот другое. Ведь здесь степь, людей мало. А волков много. А я тут один да с двумя сочными мясными наборами, весь такой красивый. 'Тут так не принято!' Тут, может быть, по местным волчьим понятиям - такое значит - что я 'лох и конкретно попал на чужом раене'. Один, в поле, никого рядом не чуют... Вот оне и решили, как и положено лесной-степной шпане, меня, значиться, гоп-стопнуть. Раз один в поле - значит, по местным понятиям, слабый и больной - потому как здоровые и сильные тут в одиночку не шастают.
  А вот это, парни, зря... Может тут и не принято, но я залетный резкий. Терять мне нечего, 'художник не местный, попишу - уеду'... а вот аргументов супротив вас у меня - полна телега.
  Озираясь и успокаивая уже, в общем, довольно смирных лошадок, перебрал 'аргументы', и призадумался. Уже забрезжили сумерки... наверное, надо костер развести, на ночь-то? Ехать-то я уж точно в ночь не поеду - ну их. Наскочат по пути - лошадюг погрызут. Возись потом с ними. А если сильно погрызут - так пристрелить придется. Ну, дотащат сколько смогут а там того. Но дальше придется все награбленное бросить и пешком. Наплевать, конечно... но зачем? Все же днем волки почти никогда не нападают - они и сейчас-то рановато вылезли чего-то... ага, вон на дальней бровке мелькнула серая тень. Ну-ну - значит, чуть стемнеет - они все и вылезут...
  Проверил арсенал - вытащил, зарядил и разложил все револьверы, винтовки откопать поленился - карабина хватит, поди. Дробовик... хорошо бы, конечно - но по патрону не видать, что там снаряжено, а ковырять лень, да и некогда. А если мелкая дробь - чего тогда смысла? Да и патронов к нему мало. Пускай лежит, готовый к применению. А вот маленькую винтовочку - пожалуй, в дело и пущу! Патронов к ней есть, у казачка для большого револьвера, мне не доставшегося - как раз такие были. Да и просто револьверные можно. Тут дальности нету, а точности и подавно не надо.
  Подготовив оружие, кряхтя, полез снова рубать сухую колючку - на костер-то надо много! Ух, и зверские же иглы у этой ежевики! Тут же пришла в голову мысль - надо на ночь стоянку вырубать в таких зарослях - и телегу перед 'въездом' оставлять. Хрен там кто проберется - а если неширокую себе вырубить просеку - то плащ-палаткой накинь - и вообще отлично! Тут захрапели встревожено лошади - разогнулся - ага, вовремя, чтобы успеть заметить пару волков, непривычного окраса, очень темно-серых, метнувшихся за бровку - уже с другой стороны, и гораздо ближе. Эвон как. Гопота наглеет. И, похоже - не светит мне костерок - нехорошо так торчать, каком кверху, в зарослях, пока они тут подкрадываются. Успокоил животин - впрочем, как только я очутился рядом - сами малость притихли - чуют. Ну, ладно - немного сушняка собрал - вот вечером на самоварчик хватит. А мы пока подождем. Нам теперь спешить некуда.
  ...Через полчаса я 'стал что-то подозревать'. Волки действительно вели себя весьма нагло. Неправильно как-то. Это неправильные волки, и у них неправильный... В общем, все у них неправильное - и окрас темный слишком, и пропорции малость непривычные, морды коротковаты, на собак больше похожи. Но точно волки. Не собаки - тех-то я знаю, тогда бы я тут уже куда как сильнее нервничал. Просто совсем что-то эти наглые. Непуганые. Это, в общем, может мне и проблем доставить. Пока, впрочем, сидел на телеге, похрустывая леденцами - чаю хотелось, но возиться и разводить самовар было мне уже стремновато. Больно уж все быстро разворачивалось. Вот, похоже, и вся стая собралась... а стая не такая и маленькая - голов двадцать пять - тридцать будет. Вон и молодняк впереди вертится, волчицы поодаль, а вот те - явно матерые... так... надобно, как всегда, искать командира. Волки - они и есть стайные животные, оттого и особенности некоторые... Ага, ты смотри! Словно по команде все они завыли - вроде и не сильно, но впечатление... Зорьку пришлось двинуть прикладом в бок и пообещать пристрелить - не знаю, поняла или нет, но рваться перестала. Ксюша только перетаптывалась и хрипела. Н-да... так они мне все нервы вымотают и поспать не дадут... надо что-то делать. Сумерки-то тут быстро набегают...
  
  ...Стая расселась почти правильным полукругом, на расстоянии метров пятидесяти. А молодняк старательно бродил ближе - словно на невидимой границе какой, за которую не заходили. Метров в тридцать, наверное. Это хорошо - очевидно, чуют, что ближе - не стоит. Правильно, бойтесь, сцуки. Хорошо, что сзади сплошная поляна ежевики - там и медведь не проломится, не то что эдакая собаченция. Главное следить, чтобы вдоль края не подкрались. Но, в общем - лошадки вон, то ли случайно... или не случайно, но в общем - встали задницами в стороны, так что если кто и подкрадется - огребет копытом в лоб. Эти-то травожорки, оне, в общем, тоже в генах имеют - не только страх перед хищниками, но и способы защититься. Даром что это у меня обе кобылки - так и то. В общем, пока ничего страшного, но надо что-то решать. А то так вечер перестает быть томным и вообще. Царь я природы или где? Раз патроны пока есть?
  А вот и кандидат. Волчок, не совсем уж щенок, но молодой, уже не в первый раз, нагло так, вторгся в 'опасную зону - но в этот раз не ушел - а встал и рыкнул. Совсем уже недалеко, метрах в двадцати. И остальной молодняк начинает подтягиваться ближе... не, ну ты смотри! Как родные лиговские... Не, пацанчик, ты не прав... Вскинул винтовку - Опа! Темно-серое пятно с рыком сорвалось с места, отскочив на 'безопасное' расстояние. Эге. Не дурной, понимаеть... Это хорошо. Через минуты три - все повторилось, отскочил, потом все вместе повыли - ага, кажется первым завыл вот тот... да, похоже - вожак, с сединой уже бока... ну-ну... а держится далеко, опытный. Вот и еще раз наглый полез - снова встал - и на этот раз, на наведенный ствол не среагировал - а наоборот, рыкнув, чуть подался вперед. Ну, собственно, тоже все ясно, значит - извиняй.
  Бахнуло глуховато, и не сказал бы что громко, сизоватое облачко дыма было внушительным, но как-то быстро рассеялось. А балку огласил истошный визг. Попал. Целил в грудину, поставив прицел на сто (метров, наверное?), но брал 'под срез' по привычке к военному оружию. Пуля пошла ниже, видно - в центр пристреляно ружье. Похоже, зацепило брюхо - вон, сгорбившись, чуть волочит лапы и широкий темный след остается - а все шарахаются. Ну, мало кто любит кровь своих, это да.
  Не теряя времени - курок, затвор - вылетела гильза - эге, подобрать надо будет потом. У казачка на поясе специальная сумка висела и там стрелянные гильзы - собирал на перезарядку видно, цветмет, поди в цене! Новый патрон в ствол, курок чуть отвести назад - затвор защелкнулся, готово! Раненный волк все еще полз, скуля и пошатываясь на передних лапах, как к нему подбежал вожак, не добегая остановился, вздыбив шерсть, поднял морду и завыл. Это был уже какой-то другой вой, от него и в самом деле продирало морозцем по спине, особенно когда подхватила вся стая. Обе лошади испуганно захрапели, дергаясь так, что телега ходила ходуном. Не, так не пойдет, мне их сейчас никак и не успокоить, а дальше будет только хуже. Да они мне и стрелять помешают, шатая телегу. А стрелять надо, быстро, прямо сейчас. Потому что - вот сейчас серьезно уже. Аж малость в пот прошибло, еще чуть - и начнется совсем веселье. Бросил винтовочку, схватил карабин и спрыгнул с телеги, сразу же упав на колено, присел на ногу. Вот так, целясь точно в грудину воющему вожаку, с упором в колено - выдох, плавно... спуск мягкий.. н-на!
  Снова удивился немного выстрелу. Ждал грохота и отдачи, как от винтовки, вроде как от мосинки, или там маузера немецкого, а шарахнуло в плечо несильно. Чуть посильнее АКМа, и грохоту не много. А вот вожак... Это оружие, очевидно, было пристреляно по-военному - и попало, похоже, в голову или около того. Все, был вожак, да и кончился. Затвор, вылетела гильза, закрыл, готов. Ну, кто следующий? Вой оборвался почти сразу. А вот дальше... дальше стало интересно. Что-то похожее рассказывали, да вот самому, конечно, видеть не пришлось. Стая как-то... замешкалась, смешалась, обступая агонизирующего вожака, а потом... Потом, словно забыв про меня, разошлась кругом - а в центре круга началась самая натуральная грызня. Сразу несколько матерых и молодых крупных самцов затеяли разборки. Самое настоящее выяснение 'кто теперь в доме главный'. Даже не сказать, что было что-то сильно кровавое и жестокое - борзый молодняк и пару совсем дряхлых выпихнули сразу, а дальше несколько коротких разборок - почти и без драки. Нет, конечно, не так как коты - гораздо менее эстетично. Короткие рыки, вздыбленные холки, бросок, пара укусов, визг с рычанием - и неудачливый претендент, поджав хвост, выскакивает из круга. Вот в кругу осталось три волка - молодые, здоровенные. Тут рычания и 'психологического давления' было побольше - видно, силы примерно равны, и первым никто не хочет. Пора помочь! Надо срочно разрешать этот кризис выборной системы! Выстраивать вертикаль и преемственность. Кто там самый неудачливый? А вот ты, нечего меня игнорировать, спиной стоя... на! Попал удачно - карабин, похоже, очень точный попался, и отдача комфортная - отличное оружие! Как целил так, видно, и прилетело - позвоночник перебит - лег сразу и не дергается почти. Два других претендента несколько опешили - но тут же сцепились в короткой схватке, закончившейся тем, что, один прижал другого за холку к земле. Подержал так, и отпустил. Побежденный, рыча, и поджимая хвост, стал отходить бочком в сторону.. а новый вожак сел, и аж подняв переднюю лапу, запрокинул башку и завыл.
  Эвон как. Инаугурация, значит. Лапу-то чего - на Конституцию чтоль положить хотел? Так эт ты не прав, дружок, это вы тут отсталые - у нас ноне, при инаугурации - на Конституцию другое кладут... Впрочем, тебе не важно... уже. С элементом цинизма, дал ему все же допеть, а потом выстрелил. Сидел он боком, и в начинавшихся сумерках я не рискнул целить в голову - шарахнул в бочину, в центр фигуры. Мало не будет... а будет мало - я добавлю. Удар пули сшиб и повалил волка. Впрочем, волк - животное на рану крепкое - тут же попытался встать, снова упал на задние лапы, взвизгнул... А вот тут произошло и совсем интересное - только что 'проигравший выборы' - зарычал и бросился на раненного. Тот попытался было сопротивляться - но куда там... тут же подскочил и еще один из вышедших с выборов ранее - а потом и еще.... Вот теперь, пожалуй, я точно понял весь смысл выражений 'волчья стая', 'волчьи законы' и 'с волками жить - по волчьи выть'. Вот теперь никакой имитации и никакого показательного превосходства - это уже была не драка - оплошавшего победителя быстро и жестоко загрызли насмерть. Буквально разодрали. Причем свои же. Волки...
  Но, ребята, вы не самые злобные и поганые хищники на этом шарике. И это вы зря забыли. Добил я, покуда вы творили свободное волеизъявление, патроны в магазин. И теперь внесем правки от имени мирового сообщества в моем лице - и принудим к миру, привнесем свет демократии в ваше тоталитарное мироустройство. Кинетически привнесем, с высокой начальной скоростью, по пологой траектории, а как вы думали? Как же еще привносят демократию... только так, иначе мне сейчас никак невозможно - ничего более демократического у меня нету.
  Первым все же пал не экс-кандидат, а кто-то из примкнувших - ну, такое его счастье, подставился неловко. Ничего, не переживай - никто не уйдет обиженным... если не поспешит. Демократии у меня для всех припасено, всем хватит... кто не увернется. Вот и экс-кандидат огреб свое. А вот и все остальные, на кого хватило обоймы - как только начал стрелять, прочие стали разбегаться - первыми самые сообразительные, а кто потупее - потом. Расстрелял еще обойму вдогон так-то! Ибо нехрен. Не попал, пожалуй, ни в кого более-менее серьезно, ну и ладно. Шумно выдохнул, отер лицо... однако! Даж малость лапки подрагивают. Чуть не влип же, на самом-то деле - недооценил местных животин, привык к своему. А тут - эвон как. Конечно, по-любому отбился бы, но могло бы быть все гораздо хуже. Повезло.
  Зарядил снова карабин, взял оба бульдога, и пошел смотреть, пока не совсем стемнело, чего я там навоевал. Зрелище не самое приятное - винтовочная пуля, военная, не охотничья - пробивает насквозь и летит дальше. Так что не убивает сразу насмерть, если только по убойному месту не попадет. Вот с маленькой винтовки - это да! Первый, вон - уже и затих. А вот среди остальных кое-кого пришлось добивать. С револьверов стрелять непривычно, эти бульдоги дергаются как-то, бахают гулко, но как-то неубедительно. Достал из кобуры армейский револьвер, попробовал - гораздо лучше! Грохоту, правда, тоже больше, но отдача как-то приятнее. Добил всех, пару раз пальнул наобум по юркнувшему поодаль волку, не попал, плюнул и пошел обратно. Подумал было о шашлыке из волчатины - но лениво стало - разделывать, да и мариновать если только в вине, например, с луком. Да и вообще - ну его. Отметил еще, что все же не разбежались особо далеко волки-то, тут, поблизь крутятся. Ну и ладно, лишь бы ко мне не лезли.
  ...Оказалось - снова я слишком самонадеянно подумал. Лезть-то они не лезли, но всю ночь крутились и временами... часто, и даже слишком часто, принимались выть. Причем начинал один, подхватывал другой, с другой стороны перенимал третий... Выли не столько грозно, сколько тоскливо И так продолжалось с перерывами всю ночь. В итоге я не выспался, только и делал, что вскакивал, успокаивал лошадей, всматриваясь в ночь, потом пил чай, и, посидев с ружьем, снова заваливался дремать. Под утро эти твари довели окончательно - и сжег десятка три патронов, старательно стреляя на каждый вой. Не попал но хоть развлекся. Надо было с вечера так сделать - вой унялся, а если и выли - то гораздо дальше и тише. Жаль, гранат нету. Поднял бы настроение.
  По утру, урвав все же немного сна, пошел, зевая до хруста, еще раз осмотрел - не, нафиг, шкуры, конечно неплохие, но возиться лениво, соли нету, да и лошадки в панику впасть могут. Морщась, оттащил волков в сторону - а то еще и не пожелают идти, коняшки-то.
  
  
  
  Вернувшись, покормил-напоил обоих коняшек, сам перекусил. Как и намеревался, отсчитал шаги и попробовал всяко все свое оружие - выходило, размечено в метрах. А военные револьверы оказались пристреляны на тридцать пять метров - пятьдесят шагов. Бульдоги оказались пристреляны вообще непонятно как - ну и черт с ними, они чтобы в упор лупить. Попробовал понравившийся короткий револьвер, поднятый с казачка - понравилось. Сменил на него револьвер в кобуре - система и патроны те же, а компактнее. Пристрелян он так же, бьет одинаково, разве пламя посильнее, в темноте надо помнить. Потом собрал все гильзы, вычистил оружие. Винтовки приятно чистить - не то, что автомат. Никакого газоотвода, никакой копоти в коробке, так, шоркнул ствол разок-другой, да у затвора чашечку протер, всего и делов-то. А мосинки наши так многие и вовсе не рекомендовали особо чистить, зачастую нечищеная куда кучнее бьет, факт. С маленькой винтовочкой тоже все просто - а вот с револьверами повозился с непривычки. Но разобрался, конструкции-то простые - снял барабаны, протер каморы и вычистил ствол. Вот так, полный порядок - зарядил все заново, пополнил патроны в патронташе и обоймах. Ну?... Вроде, лошадкам не полезно сразу после еды в дорогу? Будем считать - не полезно. Так что, пожалуй, тыщь пять секунд - будем отрабатывать положение для стрельбы по воздушным целям... А уж потом и двинем. Все прибрано еще со вчера, все готово, Ксюшу решил не навьючивать а просто привязать к телеге, авось не убежит, а если и убежит, ничего ценного не утащит.
  
  ...Дорога днем была утомительной из-за жары и однообразности, а еще досаждали здоровенные оводы. Экие бомбовозы. Лошади аж дергались, когда те их кусали. А после укуса оставались огромные волдыри. Прихлопнул пару - и подивился - не овод прям, а как майского жука придавил. Хорошо хоть их не много - но, в общем, неприятная живность. Неохота, чтобы такой укусил. Знал бы - поискал в обозе такую же арафатку, как у того казачка - штука тут полезная.
  Все время пути раздумывал - ладно, не все ж волки, попадутся же и люди - и что делать? Как себя вести? Не хочется, чтоб так, как с волками - да и ведь с людьми так и не выйдет, это же не какие-то там шерстяные-зубастые собаченции. Тут надо все же иначе. Надо думать... а думать не получается особо. Больно уж все для меня непонятно. По всему выходило - скорее всего, любая встреча с людьми для меня плохо кончится. Однако... ну, это же не повод не встречаться с людьми? ..Ааааа, самая большая неприятность - убьют. Но я уже привычный, подумаешь...
  Дорога повернула, спускаясь по широкой осыпи между двух обрывистых холмиков - и внизу она примыкала к идущей... так... на север и на юг... большой, серьезной дороге. Опаньки, вот и приплыли. Никаких указателей, естественно, нигде не было. Ну, а зачем, в самом-то деле? Не знаешь, куда ехать? А что ты тогда тут вообще делаешь? Ишь, понаехали, понимаешь...
  Подкатил к самому перекрестку, заглушил Зорьку, слез и вышел на тракт. Н-да. Тракт серьезный. Мощеный камнем, правда, глубоко утоптанным, давно мощен, но на совесть. Следы в пыли есть - копыта, колеса... тележные. Шин не видать, что непривычно мне, но вполне естественно. Прошелся в обе стороны вдоль по обочинам - нет, никакого мусора... плохо. Совершенно никаких зацепок. На карте, которую нашел в полевой сумке, эта дорога не значилась, да и, судя по масштабу - я уже вылез за пределы карты. Ну и дальше-то куда? На север, на юг? А черт его поймет. Тут ведь неясно - куда та дорога потом свернет? Туда ли куда мне надо? Это при том, что я не знаю - куда именно надо...
  Уже совсем было хотел кидать монетку, как уловил посторонний звук. Не поручусь на сто процентов, но отчего-то кажется - что это именно стук подков по дороге и тарахтение колес экипажа.
  Сматываться было, в общем-то, поздно, да и не куда (блин, ну когда уже начнется лес-то, а?!), а кроме того - и довольно бессмысленно - вроде как сам к людям хотел? Вот и получай. Проверил винтовку, револьвер, потрогал в телеге второй револьвер и дробовик - ну, если что, то повеселимся... сколько успеем. Прислонился к задку телеги, вроде как и на виду, но готовый, если что, отскочить за нее - а потом - вон там отличная кучка камней и дальше вниз неглубокая промоина - неглубокая, но мне хватит... а если что может там и закопают, если не поленятся.
  
  Ждать пришлось не долго - не прошло и пары минут, как на холме показался запряженный парой лошадей большой фургон с брезентовым верхом.
  
  Глава 6.
  
  ...Когда фургон приблизился, стали хорошо видны сидевшие на передке двое. Подъехали поближе - ага, тот, что слева, правит лошадьми, здоровенный такой мужчина, в красной рубахе. А вот сидящий справа... он, когда они подъехали поближе, сунулся через занавешенный тряпкой проем внутрь фургона... а вот это зря. Винтовка не автомат, конечно, но ремень я подогнал хорошо, и висит она у меня на плече, может и небрежно, но это только видимость. На пистолет мне надеяться нечего - не умею я из него хорошо стрелять, а вот с длинноствольным у меня дело обстоит гораздо лучше. Пока ехал, от нечего делать потренировался с карабином - я и перезарядить смогу очень быстро. А длинный ремень - при всем внешнем небрежении - позволяет мне в секунду сделать прикладку и выстрелить. На таком расстоянии из винтовки - без вариантов. И с гарантией хватит тому, в кого прилетит. Так что дергаться не стоит, если он сейчас достанет оружие - то сразу умрет. Наверное, думал я громко, или просто опытные - но водитель, повернув голову, что-то сказал пассажиру - и тот медленно вылез, словно невзначай показав, что руки пустые. Что конечно не расслабляет - может, он кому внутри что-то сказал. С другой стороны - я тоже вовсе не желаю воевать. Чай не волки... пока что. Отшагнул, встал, демонстративно подбоченясь, опершись другой рукой о телегу - винтовка свободно болтается на виду. Мол, я тоже добрый, белый и пушистый. Изобразил улыбку - а как же, 'правила Глеба Жеглова', как же иначе. 'Когда разговариваешь с людьми, чаще улыбайся'. Ну, вот - смотри-ка - подействовало! Улыбаются в ответ. Прям так бы и поверил. Ладно, у самого, поди, улыбка не лучше.
  Вдруг подумал - а если они проедут мимо? Ну, вот просто так, мимо, и все? Что мне делать? Останавливать? Или нет? Собственно, а почему бы им и не проехать мимо? Ну да, место тут не самое уютное, вид у меня тоже. Наверное, нетипичный, вид-то... но ведь - как раз именно потому могут проехать, да еще и вздохнув с облегчением. А мне что делать? Вот ведь... Я замер в какой-то нелепой нерешительности. Чорт, не подумал, вот как-то и не представлял совсем такой вариант... Еще десяток метров - и все, проедут мимо. Ну? Что делать-то?
  Встретился взглядом с пассажиром - молодой мужчина в очках, весьма интеллигентного вида... на поясе, правда, видна кобура с револьвером - судя по размерам, армейский или типа того. Он словно уловил мои душевные метания, коротко сказал что-то водителю, и тот притормозил лошадей. Эт тебе не машина - сразу наступила и вовсе эдакая.... Нет, не тишина, конечно - и оводы жужжат, и лошадки сопят-фыркают, и птица какая-то чирикает где-то. Но в целом как-то все... ну, вроде как зал замолчал, занавес подняли - пора на сцену. Ну и чего? Мне что ли идти - 'Здорово, селяне. Где тут есть дорога на Петербург?'. Так селяне ж могут и не понять...
  Не, пожалуй, и эту задачу за меня пассажир фургона решит - слез и шагнул вперед, делая некий приветственный жест. А затем что-то спросил.
  Ну, судя по интонации - спросил. Потому что я ни слова не понял. Рассматриваю его в упор. Лет тридцати, пожалуй, симпатичный мужчина, чуть худощавый. Одет эдак... прилично-старомодно... ну, для меня - старомодно, тут сейчас, может быть - по самому писку, я в таких тонкостях не разбираюсь совсем. Штаны, ботинки... эдакие, все же. Если и не щегольские, то 'с претензией' - видно, что не дешевые. Жилет, эдакий... городской. Карманов много, но вид у него какой-то тоже... ну, интеллигентный. Иначе и не сказать. Даже кобура на поясе не портит впечатления. Джентльмен, точно! Вот и сам внешне напоминает - то ли из нашего кино про Холмса доктора Мортимера, то ли из сериала 'Что сказал покойник' гангстера. Такой, длинноволосый, в очках, лицо располагает к доверию. Он выдал еще одну фразу, подлиннее, судя по всему тоже вопросительную, и в целом тон довольно дружелюбно-вежливый. М-да... 'Ответь что-нибудь, вишь - человек как надрывается!'
  - Уважаемый, Вы бы не старались так. Я кроме русского - других языков не розумею. Понимаете? Нихт шпрехен зи дойч, абсолютно, ферштейн? Нот спик инглиш ваапче, андестенд? И совсем не парле, понимаете ли, ву франсе. А Ваше наречие мне и подавно не известно. Так что - Вы по-русски можете?
  
  Собеседник посмотрел на меня несколько ошарашено. Потом спросил что-то - определенно на другом языке. Я отрицательно мотнул головой. Потом еще - снова на другом. Аналогично. Третья попытка - снова тот же результат. Совершенно ненаигранно он почесал затылок, оглянувшись, словно ища поддержки, на спутника. Тот, заинтересованно глядя на меня, перелез и спрыгнул с повозки, подойдя поближе - не такой уж и здоровый, это рубаха такого покроя, свободного. Шаровары подпоясаны кушаком. На нем ножны изрядно изукрашенные, треугольные, широкие и относительно короткие, рукоять ножа эдаким шариком. На ногах сапоги. Чернявый, волос курчавый, усат, глазенки темные, большие, веселые и хитрые - чисто цЫган. Он ткнул себя пальцем в грудь, выдав нечто вроде 'Зхингарррь!' - ну, точно. Поди, на местном так и есть 'цыган'. Цыган еще что-то у меня спросил, улыбаясь в сорок семь зубов.
  - Слышь, зингарь-цыган, ты это... не лыбься так, пасть порвется. Во-первых, я вашу братию знаю, и не особо жалую - ваш Мариенбург давно пора с четырех концов подпалить вместе с жителями. Во-вторых - не надрывайся, тебе ж ясным языком сказано, кроме русского - не разумею! - и, повернувшись ко второму, я стал пояснять - Русский я, понимаете? Россия, Русс, Руссо, Рашша, Русь. Не понимаете?
  - Рисс?
  - Ну... Русь.... Черт вас тут разберет. Рисс, наверно.
  
  Они как-то переглянулись, потом что-то стали мне наперебой говорить. 'Рисс' повторялось постоянно, при том цыган махал руками куда-то на восток - ну, в целом, ясно, да. Но остального - ни слова не понял. Тут интеллигент остановил цыгана. Видно сообразив, что я не понимаю. Стал объяснять мне попроще. Сначала представился, хлопнув себя по груди, сказал
  - Кэрр! Мастер Кэрр!
  
  Его жест повторил, так же демонстративно-преувеличенно улыбаясь, цыган, постучав себя в грудь, изрек
  - Бэзо! Зингарррь! Бэээзззооо!
  
  И они оба, улыбаясь, посмотрели на меня, словно ожидая - ну, да, неприлично не представиться. Ну а как им представляться? Именем-фамилией? Так нет их уже... точнее, еще нет. Значит проще - как всегда в кино? Русский - значит Иван.
  
  - Иван я. Рус-иван. Понимаете?
  - Иган? Рисс, Иган?
  - Иган... ага. Почти. Иоганн, по-вашему, по-немецки... тока вы ж по-немецки тоже не? Иоганн, Яган.... Как еще?
  - Йоган? Йоган, Рисс?
  - Ага. Йохан. Йохан Палыч. Так и запишите - улыбнулся я. (С тех пор не раз уже и пожалел - вышло-то как в том дурацком фильме про кукушку - сдуру назвался - да так и пристало.) Подкрепляя жестами, заговорил, насколько мог убедительнее - Вы, мастер Кэрр, мне вот что объясните. Вот Русс, ну, Рисс - там. А вот это, тут - вокруг, вот тут, под ногами - что? Как назвать?
  
  Кажется, диалог налаживается - ага, вроде как в глазах понимание - он обводит руками, что-то изображает - и говорит:
  - Валаш! - потом начинает показывать еще что-то, дальше, называет еще что-то, но остальное совсем незнакомо. Уловил только что-то похожее на Рюген - но, вроде как, то должно быть на севере, а он указывал на юг. Но главное - Валаш. Это, должно понимать, Валахия... то есть Румыния, Молдавия и прочая, прости Господи, Бессарабия. От ведь занесло-то. Румыны, значит... Нет, конечно, с каждым могло случится и бывает хуже, но тем не менее - не приведи Бог быть румыном, сочувствую... Н-да.... Что ж дальше-то?
  А Кэрр снова что-то спросил, подкрепляя жестами - мол, где твой дом? Снова спросил - Рисс? Вздохнул, ответил:
  - Рисс-то оно конечно Рисс, но вот дома - нету. Совсем.
  
  Похоже, он не понял меня, переспросил, а потом повернулся к фургону и что-то сказал. Не, я ж не такой. Это я с виду совсем уже ничего не секу. Движение плечом, ремень соскользнул - и винтовка уже в руках, а я уже стою в готовности уйти за телегу. Цыган замер, растопырив руки, и что-то шепнув Кэрру, тот вроде даже удивленно повернулся, разведя тоже руки, успокаивающе что-то говоря. Мол, все нормально. Может и нормально, но я нервный. Тряпка на передке фургона зашевелилась, я еще поднапрягся - но тут же немного успокоился. Высунулась светловолосая головка в кудряшках, а потом и сам ребенок, пацаненок лет десяти, в забавных коротких штанишках, рубахе с короткими рукавами, выпрыгнул, улыбаясь, и побежал вприпрыжку к взрослым, неся какую-то книгу. Отдал ее Кэрру и, схватив его за пояс, уставился на меня весело и совсем без страха. Кэрр взял книгу, потрепал его, и успокаивающе что-то сказал, указуя ладонью на меня - очевидно, из сказанного - пояснял, что этот придурок с ружьем (винтовку я, конечно, повесил обратно на плечо) - есть дядя Йохан из Рисс-ы. Ребятенок ничуть не испугался, или виду не подал - не помню уж - не пугали что ли тут еще тогда 'дикими монгольскими казаками?'. В общем, даже наоборот - отпустил папаню - а, судя по всему, мастер Кэрр как раз папаня и есть - и представился. Сделал эдакий... книксен, что ли? - и сказал тоненьким голосом:
  - Лами!
  
  Тут я только сообразил, что это вовсе не пацаненок, а девчушка, просто в эдаком 'дорожном прикиде', да еще озорная, чисто такая Пеппи, ага. Ну, вот кстати, заодно и взрослым проверка на вшивость... Поставил винтовку к телеге, демонстративно так - мол, вот он я, без оружия считай, а сам присел, вытащив из кармана коробочку с леденцами, открыл - и протянул:
  - Лами, бери, угощайся!
  
  Девочка непонимающе посмотрела на меня, потом на отца - Кэрр кивнул, сказал ей что-то, протягивая руку ко мне - мол - бери, не бойся! Она подошла, глядя в глаза, осторожно взяла один маленький леденец , снова сделала книксен, прошептав что-то, должно быть 'Спасибо!' - и отскочила обратно, тут же засунув леденец в рот - ну, чисто белочка в парке. Я, улыбаясь, медленно поднялся - и детенку приятно, и взрослые молодцы, глупостей не делали. Не то чтоб можно расслабиться, но, в общем - немного поспокойнее. Кэрр раскрыл книгу и жестом пригласил меня. Нет уж - я в ответ сделал приглашающий жест - указав на угол телеги - мол, тут удобнее! Тот не стал кочевряжиться и подошел - вот так, и мне спокойнее и, правда, удобнее. Не расслабляясь, стараясь сечь боковым зрением все движения, как Кэрра, так и Бэзо, заглядываю в книгу... ага, учебник географии! Отлично, то, что и надо! Ну-ка... нет, непонятная карта, совсем, вот побережье, вот лоскутное одеяло каких-то государств - политическая карта... нет, снова этот дурацкий шрифт - ни слова не понятно! Полистал, ища большую, мелкомасштабную карту - там я худо-бедно укажу им Россию, и попрошу дальше пояснить... Ага. Вот точно - на развороте - карта полушарий! Ну-ка... Что за чорт?! Присмотрелся... чего это? Уже не обращая внимания на окружающее, схватил книгу, вгляделся...
  Наверное, если бы в тот момент кто из них прикладом моей же винтовки меня отоварил, я бы и не понял. Какая там осторожность и внимание - пришел в себя оттого, что Кэрр теребит меня, встревожено что-то спрашивая, а Бэзо с озабоченным видом топчется поодаль, из-за него настороженно выглядывает Лами. Кэрр с неподдельной тревогой заглядывал мне в лицо - очевидно, видок у меня был не ахти. Я отер лоб, расстегнул ворот пошире, похлопал по карманам, ага, вот та плоская фляжка - глотнул, не чувствуя совсем алкоголя, отдышался. Кэрр что-то спросил, очевидно все же интересуясь - А здоров ли ты, Йохан с Рисс-ы? Головушкой не бился ни обо что? Да, лучше бы головушкой... Раздернул еще ворот, отдышался. Видно, Кэрр увидел разодранную кожу на груди - единственная память с ТОЙ жизни, и тут же переспросил, указывая, потом изобразил что-то - типа стреляет, воюет, а потом эдак сделал руками - мол - взрыв.
  - Ага, угадал, мастер Кэрр. Именно так - я показал - взрыв, потом стукнул себя по голове и махнул рукой - мол - а потом ничего. Тот понимающе кивнул - видно понял по своему... да какая мне теперь разница? Суть-то схожа. Ткнул я пальцем в карту, вопрошающе изрек - Где тут есть Валаш?
  
  Кэрр тут же ткнул пальцем, обведя крошечный пятачок недалеко от побережья. Тут же сам, не дожидаясь вопроса, ткнул где-то рядом, обвел, сказал 'Рисс!'. А потом посмотрел с немым вопросом.
  Я помедлил, глядя на карту, а потом ткнул, твердо сказав
   - Тут!
  Ткнул я почти 'пальцем в небо'. В другое полушарие, в середину большого континента.
  
  Совершенно чужого полушария. С совсем незнакомыми, даже близко не напоминающими наши, привычные, очертаниями континентов. Ткнул в карту наобум, лишь бы подалее от того, где сейчас есть.
  В карту чужого, совершенно незнакомого... нового для меня мира.
  
  ***
  
  ... К вечеру этого дня все уже как-то постепенно вошло в колею. Как только мы там, на дороге, определились, кто я и откуда - Кэрр сразу развил деятельность. Мы съехали с большого тракта на ту дорогу, откуда я выехал, и почти сразу, отъехав всего-то с километр, наверное, встали на привал, в распадке меж сопок почти у такого же ручейка, у какого и я ночевал - их тут было множество, потому и степь в этих местах была полнотравной, не выглядела выжженой солнцем и сухой.
  Девочка тут же деловито и ничуть не ненаигранно принялась хлопотать по хозяйству, цыган с моего одобрения занялся лошадьми, сразу что-то начав ворчать, очевидно в адрес горе-водителя, не делающего ТО и закатывающего технику насмерть, а мы с мастером Кэрром снова вернулись к 'делам нашим скорбным'. Ну, естественно, общение было весьма специфическим - но быстро наловчились - Кэрр принес тетрадь, и мы стали рисовать то, что не могли объяснить словами. Я заметил, что Кэрр экономит бумагу - ну, да - бумага, должно быть, тут в цене. Решил сразу так не вводить нового знакомца в расходы - полез и вытащил из ранца полевую сумку - а из нее - те самые листы неизвестного то-ли манифеста то-ли еще чего. Отпечатан он был с одной стороны - вполне пошел бы как черновики (кстати сказать - письма были исписаны с обеих сторон листа). Но едва я протянул эти листы - Кэрр аж в лице поменялся. Он даже забыв, спросил у меня что-то - но я и так понял - откуда, мол, дровишки? Ухмыльнулся и быстро изобразил на тетрадном листочке 'о поле, поле, кто тебя усеял..' - и жестами показал - мол - полевая сумка с командира. Кэрр кивнул, и без промедления вытащил из кармана жилета десять золотых монет - причем по уверенному движению и его серьезному лицу я подумал - сумма более чем серьезная. Эвон оно как. А ну-ка...
  Улыбнувшись, сделал отрицательный жест - а потом подал ему всю сумку - мол - 'забирайте!'. Вот так-то. Мне, честно говоря - эти документы пока что без пользы - ни слова прочесть все одно не смогу - а вот влипнуть с ними - именно из-за незнания что там - запросто. Так лучше отдать... и заручиться, так сказать, дружественным отношением. Кэрр, словно не веря, несколько даже обалдело, смотрел то на меня, то на сумку - а я решил метнуть еще козырей - усмехаясь - достал из кармана карту - и тоже протянул ему. Вот тут он ее схватил сразу, посмотрел - и снова уставился на меня - ну, прям, счастью не верит.
  Наплевав на языковой барьер, я сказал
   Мастер Кэрр - я вам чем смогу помогу, а вы - мне. Раз так уж вышло что именно с вами я встретился. Ладушки?
  Смысл он понял, судя по всему - что-то кратко утвердительно сказал и протянул руку. Ну, вот и славно, вот и поладили...
  Еще немного порисовали - я как мог выдал версию - мол, издалека, совсем издалека, еще раз утвердительно потыкал в карту - благо - там были обозначены только контуры материка, и весьма грубые, а больше ничего - залитый серым контур, то есть земли, тут не известные. Название посередке да и все. Решив повыделываться, деловито объяснил:
  -Юнайтед Стейтс оф таки Омерика! Город-герой Сент-Бердичев! - ну, а чего бы и нет? Все одно без разницы.
  
  Впрочем, Кэрр лишь кивнул - прокатило, стало быть. Дальше кое-как объяснил - мол, был тут, да вот война - ну вот меня и приложило, да память и все соображение и поотшибло. Он еще заинтересовался - по карте показал - мол - а сюда-то как добрался? И нарисовал - натурально пароходик - и рядом здешний знак вопроса видно - наш напоминает, только на боку петля - ну, или знак бесконечности недорисованный с точкой внизу. Спрашивает, значит - пароходом мол приплыл - ну, логично, раз из-за моря-то. Я подумал было еще прикольнуться - нарисовать самолет или там дирижаб какой, да только вовремя подтормозился - чорт их тут разберет. Кивнул и лишь подрисовал вместо пароходика яхту под парусом - и угадал - Кэрр снова кивнул, мол, понятно.
  Потом он потыкал в карту, в меня и спросил:
   Рисс?
  Ага, куда мол путь держишь. А чорт его знает. Я так и ответил - вздохнул, развел руками, да и сказал:
   Да хоть бы и этот ваш Рисс.
  
  И как мог объяснил - все равно мне - показал - мол, домой-то дороги все одно нет. Кэрр спросил правда что-то - наверное, отчего домой-то не? Я в ответ лишь махнул рукой и сказал чистую правду, хотя нематерными в сказанном остались только предлоги.
  
  В общем, кое-как объяснились с моей персоной. Вроде как пора переходить к дальнейшему - решать как быть далее. Я быстро объяснил жестами - мол, барахла у меня много, а денег - мало - и сделал эдакий приглашающий жест - мол - как насчет взаимовыгодных предложений?
  Кэрр ответил не менее доброжелательным жестом - мол, торговля двигатель прогресса и все такое.
  Вместе стали разгружать и раскладывать все награбленное мной, временами и цыган помогал, больше правда из интереса.
  
  Вскоре девочка позвала всех кушать - и я пошарив по запасам, принес немного всякого 'на общий стол'. Трапеза прошла в сдержанном молчании, но само по себе это действо как-то сблизило. После - общаться стало как-то проще.
  
  Решили имущественные вопросы - перебрали хабар, при том я показал и винтовки, да и в общем - разъяснил происхождение всего этого. Но - ни Кэрр, ни временами подходивший Бэзо - ничуть не удивились или там испугались - судя по всему - им это было не в новинку... или просто тут нравы такие простые?
   Договорились мы обо всем товаре, кроме оружия и того, что я оставлял себе, договорились быстро - этот Кэрр деляга еще тот. В целом я им, грубо говоря, сдал свой товар на реализацию, за четверть в их пользу. Сдал я им и всякое прочее мелкое-ценное, с убитых поднятое - оставил себе только деньги, да те непонятные мне пока векселя. Да еще часы сержантские - пригодятся. Портсигар золотой выкупил у меня Бэзо, отчаянно торгуясь - но вцепился он в него сразу - видать, больно статусная цацка это для него - так что, несмотря на все его усилия - сдается мне - я никак не меньше половины настоящей цены выгадал. 'И это хорошо!'
  
  А Ксюшу так и просто отдал Бэзо (сейчас понимаю, что конечно, жутко продешевил - ну, это как у нас машину подарить). Только больно уж меня эти животины напрягали. За это Бэзо обязался ухаживать за Зорькой тоже, совершенно меня от этих хлопот избавив. И это очень хорошо тоже.
  
  После торговли - выяснил, что мастер Кэрр держит путь в тот самый Рисс - немаленькое государство к Востоку отсюда, за большой рекой. А тот самый Валаш, где мы были - как раз до той реки и простирался. При том были мы на западной его границе - то есть путь не близкий предстоял. Но, мне-то какая разница? Естественно, как-то само собой договорились, что поедем вместе - да и товар пока продать надо.
  
  Вечером разложил чистить-прибирать оружие - и Кэрр тут же и его сторговал, кроме винтовок - договорились, что потом при случае - ну да я и не возражал - дело-то понятное.
   Дробовик Кэрр сам купил у меня, аж за семь золотых - что, я так понял, немало. Я не торговался, но отчего-то почуял - дает он цену настоящую, а больше просить - как-то нехорошо, да и незачем. Он вообще, мне кажется, сказать так, деляга, но не обманщик... не то, что Бэзо - ну да что о Бэзо говорить, цыган он везде цыган и есть. Маленькую винтовочку Кэрр тоже выкупил себе, за сорок пять серебром. Он, кстати говоря, очень обрадовался, что я считать умею хорошо - а вот цыган, тоже умевший, огорчился немного. Маленькая винтовочка пошла, как ни странно, Лами - причем девочка ей вполне искренне обрадовалась - словно ей новую куклу подарили... хотя... играет ли она в куклы? И не уверен я что-то что ей кукла интереснее винтовки, больно уж пацанистая она.
  Остальное оружие Кэрр тоже 'взял на реализацию', даже военные револьверы - я оставил себе только короткий, да один бульдог. Еще один бульдог купил у меня Бэзо, отчаянно торгуясь и сбивая цену. Нет, цыган - это профессия...
  
  Кэрр тем временем притащил много книг - судя по всему - учебники. Причем разные, на разный уровень и возраст. Все что касается языка естественно - не пошло, география меня тоже заинтересовала, но, не более - совершенно незнакомо и непонятно. Физика и, судя по всему, химия - тоже не очень - ясное дело, они и тут в общем такие же - да вот беда - формулы да всякие правила вид имеют непривычный и нечитабельный. Впрочем, по схемам всяким - показал что в целом - общее разумение имею. Мастер Кэрр довольно кивнул. А вот как дошло до математики - арифметики да геометрии - тут все гораздо проще. И цифры такие же, и все проще и понятней. Тут Кэрр прямо-таки просиял, а Бэзо совсем погрустнел. Особенно когда я явил умение умножать и делить 'в столбик' и быстро накидал полдесятка знаков после запятой в числе 'Пи' - мож, оно тут вовсе и не Пи, и даже скорее всего - а вот цифирки-то естественно такие же - ну, тут Кэрр вполне уважительно кивнул. А уж когда дело дошло до какой-то книге по механике - чертежи, схемы - то и вообще все просто показалось - механизмы здешние незамысловаты, просты и надежны. Наверняка специфичны по-своему, но разобрался и как мог показал это - мол, понимаю!
  
  В общем, снабдил меня Кэрр кучей учебников - выбрал я по языку и географии первым делом. По языку - для начала самое простое - здешний букварь. Начинать - так уж с самого начала. Лами с интересом наблюдала и что-то спрашивала у отца - ей явно было непонятно - зачем такому взрослому дядьке ее учебники, которые она уже прошла и выучила.
  Я присел, раскрыв на коленях букварь, и подозвав ее, жестом попросил помочь - ткнул в букву - и она тут же, явно довольная возможностью продемонстрировать свои знания ее назвала. Следующая буква, потом еще... а потом короткое слово - и я попытался повторить - намеренно сделав ошибку - и Лами, весело засмеявшись, меня поправила - я 'исправился' - и она довольно кивнула. Кэрр, стоявший за ее спиной, тоже одобрительно кивнул - похоже, у меня появился персональный репетитор по языку.
  Не откладывая, благо, судя по всему, сегодня уже никуда двигаться не будем - остаток вечера мы с девочкой 'играли в школу' - причем я в записной книжечке делал пометки - записал весь местный алфавит в русской транскрипции. Язык тут мне почему-то напомнил немецкий, сам даже толком не пойму. Вроде и звучит иначе. Но вот ассоциации такие.
  Когда девочку отправили спать, почаевничали с Кэрром и Бэзо, в стиле 'Герасим и остальные', да и разошлись до утра. Я еще долго читал при свете керосинки, завернувшись в плед - очень хотелось поскорее начать понимать - несколько слов за сегодня я вроде как запомнил, записал вот теперь их в книжечку, рядом по-русски как звучит - и оставил место - завтра выясню как пишется.
  Буду сам себе разговорник составлять. А что делать.
  Больно уж неуютно не понимать ни слова.
  Придется учиться.
  
  На ночлег устроился все же с некоторой опаской... но потом плюнул - да ну, к чорту - хотели бы меня грохнуть - давно бы уже справились. Да и кажется мне - Кэрр мной заинтересовался, а значит - скорее всего ничего особо пакостного пока ждать не стоит. Ну а дальше посмотрим.
  
  ***
  
  Утром встали на заре, быстро перекусили, причем мой самовар очень кстати пришелся - с утра не то чтобы сыро, но прохладно так, а горячий чай - самое то. Потом стали собираться. Кэрр с Бэзо помогли получше уложить все добро в моей телеге, причем винтовки, ранцы и прочее эдакое - старательно закопали поглубже. Кэрр, пока Бэзо заводил и прогревал лошадей, занялся мной. Объяснил мне и так очевидное - про то что встречаются мол патрули - тонкости - кто это - армейцы, жандармы какие или МВД местное - я так и не уловил - но мне-то и все равно, ни к кому не надо. Похоже, Кэрр был того же мнения.
  Он принес какую-то затертую фураньку-бескозырку, с кокардой, затертый сине-зеленый мундирчик, и проинструктировал - чтобы, мол, я при встрече патрулей исправно пучил глаза, делал артикулы ружьем, дрожал коленями и руками, дергал щекой и адски заикался. Кэрр кое-как мне пояснил, что амуниция не местная, одного из мелких северный государств, так что проблем не будет, да и в подробности мне вдаваться незачем - главное исправно косить под отставного-контуженного вояку, нанятого сторожем.
  
  
  
  Вооружился я берданкой, остальное оружие старательно попрятал (кроме, разве, маленького двуствольного пистолетика - он так и был при мне, в левом рукаве, о нем я вообще в известность никого не ставил)
  Патруль мы встретили уже после обеда, километров выходит, за двадцать уже. Трое конных, хмурые дядки, в такой же серой форме, как и порубанные у форта, только в касках и с саблями-пиками. Остановили, причем двое по сторонам от старшего - взяли нас на прицел. Старший же переговорил с подошедшим к нему Кэрром, потом они подъехали, не снижая бдительности, хмуро вглядываясь. Я старался как мог, прикидывая, что если Кэрр с Бэзо не примут участия если что - то плохи мои дела. Старшой что-то спросил - я стал булькать и заикаться, старательно козыряя и дрожа щекой. Тот хмурился, потом один из солдат подъехал ближе и жестом велел подать ему берданку - пришлось отдать. Старшой подъехал вплотную, перегнулся с седла и попытался пошарить в телеге. Вышло не ахти, и он чуть ли не въявь плюнув, выпрямился, посмотрел на меня еще раз, и махнул солдату - мол - отдай - и тот отдал мне берданку. Я снова выкатил глаза, козырнул, сделал салют ружьем, и замер, преданно пуча глаза на старшого. Тот все так же хмуро смотрел на меня, потом что-то сказал стоявшему поодаль Кэрру, и они удалились за фургон, откуда вскоре вернулись, причем старшой был доволен, и явно потерял ко мне всякий интерес. Судя по повеселевшим лицам солдат, финансовая взаимовыручка в этом маленьком подразделении процветала... равно как и круговая порука. 'И это хорошо!'
  
  ***
  
  В пути без каких-либо значимых приключений прошли несколько дней - а я каждую свободную минуту посвящал учебе и уже мог теперь общаться, хотя бы на уровне людоедки-Эллочки - а с чтением дела шли еще лучше. Лами принимала самое непосредственное участие - а я в благодарность помогал ей разобраться в геометрии - она тоже училась каждый день, Кэрр заботился об образовании ребенка. Как я уже выяснил - грамотны тут не многие - причем в сельской местности - грамотность скорее исключение, да и в городе низшие сословья неграмотны. Хотя и грамотным работником тут никого не удивить - но и ценится он больше... ну, если, конечно, не требуется наоборот - неграмотный.
  Кроме этой учебы - девчушка раз в пару дней обязательно тренировалась в стрельбе - и более того, у нее, оказывается был свой маленький револьверчик. Не игрушечный, а вполне себе эдакий 'велодог', и как ни странно, без цветочков и розовой рукоятки - ну, здесь дети несколько другие.
  
  
  
  И стреляла она из него очень неплохо... Ну, да чего там - гораздо лучше, чем я. Зато с винтовкой я поучил чем смог - тут ей было непривычно, да и тяжеловато держать - но с упора понемногу стрелять учились, а я с бульдога тоже кое-как тренировался, под руководством Кэрра и Бэзо. Жаль только патронов мало, но Кэрр вроде как говорил - потом достанем как-то.
  
  ***
  
  Два дня ехали по степи - совсем не такой как до того. Тут степь сухая, выжженная солнцем - видно, воды в этих краях нет. Запаслись мы водой заранее, и ехать старались с утра и до глубокой ночи, днем пережидая жару. Учеба моя продолжалась, я уже вполне мог бы поконкурировать в понимании с самой умной овчаркой, и даже сам мог выразить простую мысль парой-тройкой слов. Кажется, еще немного - и станет проще - в общем язык не сложный, очень утилитарный. Фразы строятся просто, слова тоже незамысловатые, и многие сложные - просто несколько соединенных простых. Первые дни общались жестами, но я старался побольше вызнать слов - а все, с подачи Кэрра очевидно, мне в этом активно помогали. Записная книжечка уже на четверть исписана - Кэрр как бы невзначай пару раз заглянул - но естественно, ничего полезного для себя не нашел - единственный русскоговорящий тут я. Так что разговорник - будет эксклюзивный, и никому кроме меня не интересный. Впрочем, на всякий случай - первые, уже выученные страницы - вырвал и пустил на растопку - а теперь все записываю хоть и по-русски, но местными буквами - это может сойти за какой-нибудь код, шифр, не более. Если что - все же меньше вопросов лишних. Ведь вполне может быть - есть те, кто лучше Кэрра осведомлен что там 'за морем' на самом деле твориться. И вообще - надо себе уже какую-то легенду строить, более-менее серьезную. Уже пора. На днях обязательно посоветуюсь с мастером Кэрром, ага.
  
  ***
  
   Первая деревушка которую я в этом мире увидел - откровенно поразила убожеством. Маленькие мазанки лепились вдоль мелкой речушки, фактически - большого ручья. На нем ставили запруды, видно - пытались копать пруды и канавы. Жители выглядели... плохо они выглядели. Невесело и уныло. Судя по всему - раньше деревушка была побольше и побогаче - видны развалившиеся дома и фундаменты, заброшенные участки.
   Война? - спросил я Кэрра, когда мы остановились на 'центральной площади' - у колодца, где неприветливый старик принял от Кэрра серебряную монету и разрешил напоить лошадей
   Вода. Вода. Река. Князь забрал воду - ответил Кэрр - Горы. В горах - исток. Князь забрал исток.
   Чужой князь? - уточнил я.
   Не чужой. Князь Валаша. Орбель Второй.
   ...э... Зачем? Зачем князь забрал воду? Они умрут.
   Деньги, Йохан. Деньги. Вода дорого стоит, воды тут мало.
  Слышавший разговор старик каркнул что-то про князя - моего уровня языкознания недостаточно чтобы оценить, но похоже - это не восхваление мудрого правителя и признание в преданности. Он вроде как, даже не ругался - просто сказал что-то такое, от чего Бэзо хмыкнул, а Кэрр покрутил головой. Я же просто тупо уставился на старика.
   А я старый, мне все равно - вроде как ответил всем нам старик и отвернулся.
  Эвон оно как - судя по всему - разжигание розни в отношении, а то и призывы к насильственным действиям. Впрочем, вряд ли тут есть какой-либо представитель власти - а глядя вокруг - вполне понимаешь старика. Наверное, ему и впрямь наплевать. Хотя - не думаю, что Кэрр или Бэзо, добравшись до местных властей, станут доносить на старого. Я бы точно не стал.
  Продавать в этой деревне Кэрр ничего не стал - да и вряд ли тут есть кому покупать и на что. На выезде встретили стайку детишек - тощие и грязные, хотя мордашки и веселые. Пожалев, кинул им из мешка яблоко - и тут же началась драка. Пришлось свистнуть и кинуть еще пару - вроде как всем хватит - унялись.
  Дальше ехал в плохом настроении. В голове крутилось в основном что-то про нетрадиционную сексуальную ориентацию в плохом смысле. Оно понятно, что не в сказку попал - со входа видать было. Однако война при всем ее паскудстве - одно дело, а вот такое...
  На стоянке полюбопытствовал - что же все-таки такое сказал старый? Кэрр, усмехнувшись, пояснил - старик пожелал князю быть удавленным своими кишками. При том Кэрр добавил - это старик не для красоты, а как вполне прямое и конкретное пожелание - бывали мол, именно такие прецеденты.
  Я хмыкнул - ну, в общем, с точки зрения жителей той деревни... Надо бы как-то разобраться и в здешней политике... но чуть позже, когда получше выучу язык. Тут и газеты есть - я у Кэрра в фургоне видел. Наверняка их издают только в крупных городах, столицах... но, думаю, со временем - приобщусь и к этому пласту информации. Да и те документы что отдал Кэрру - попрошу на почитать.
  
  ***
  
  Через день потянулись по горизонту горы - но мы ехали вдоль них. Стало не так сухо, трава зеленее, появились кустарники а иногда и небольшие рощицы. Дорога примкнула к хорошо накатанному, местами мощеному, тракту. Пару раз переезжали по мостам быстрые речушки Деревеньки были уже не столь убоги - домики посимпатичнее, в европейском, пожалуй, стиле, крестьяне - тоже побогаче одеты и выглядят получше, хотя, в целом - довольно бедненько, если в целом Торговля не задалась особо - Кэрр сторговал что-то из своих товаров, какие-то тряпки и махроку или что-то типа того, а из моего - ушло несколько кос и топор. Кэрр потом хмуро пояснил - денег нет у народа. Неудачно попали - буквально неделю назад приезжали сборщики налогов, их тут называют 'клопы', за темно-красные мундиры... и общее кровопийство. И сейчас народу не до торговли. Кэрр сказал, что надо бы поговорить с местными - может, кто знает, куда дальше направились сборщики - и постараться успеть туда, где их еще не было. Пока он беседовал с кем-то из местных, мы напоили коней - тут совершенно бесплатно. Безо кстати в деревнях держался как можно неприметнее - надел шляпу, накинул куртку, и старался поменьше мелькать. Ну, если тут цыгане, как и у нас - конокрады - то вполне понятно, что в деревне таких не любят. Зато моя 'маскировка' очень привлекала - и детишек, и сердобольных взрослых. Детишки потешались над старательно демонстрируемой мною инвалидностью, но тут из фургона вылетела Лами, и довольно быстро дело дошло почти до драки - я даже малость растерялся, не зная что делать. На счастье тут какая-то бабка, причитая что-то, сунула мне маленький пирожок. Я было отказывался, да она аж руками замахала - ну, пришлось уважить бабку - откусил и показал - мол - очень вкусно! Бабка ушла довольная, а я поделился пирожком с детворой - чему и они остались очень довольны. Драка так и не состоялась, а вскоре Лами и местная детвора весело играли не-то в салочки, не-то в регби, или еще в какую непонятную мне игру.
  Лами раскраснелась, глаза весело горели - не часто видно ей приходится поиграть со сверстниками, да и поиграть вообще - все это время она вполне по-взрослому участвовала в обеспечении жизнедеятельности нашего 'корована'. Но все хорошее кончается - вернулся Кэрр, и мы вскоре двинулись в путь.
  
  ***
  
  К вечеру другого дня добрались до какого-то зажиточного местечка - на речушке была сделана запруда с мельницей, дымила кузня и еще что-то - сыроварня что ли какая? Не разбираюсь, но очевидно, что это местный 'промышленный центр'. Хотя сам по себе поселок невелик - полсотни домов от силы... но больших, солидных, из каменных блоков. Подъезжали к местечку по широкой дуге - дорога шла по пологой насыпи. Присмотревшись - понял, что царапнуло - с другого берега речушки - шла такая же насыпь. Больше всего это напоминало очертаниями серьезную плотину.... на серьезной реке. Но тут было совершенно неуместно - да и напоминало лишь очертаниями - к тому же к самой речке насыпи понижались, а запруда, по местным меркам все же - масштабная, в несколько метров высотой - была сделана из того же камня, что и дома.
  Когда выехали на верхнюю точку дуги - то тут я всерьез удивился. Запруда была не просто 'стеночкой', а вполне серьезной плотиной, а образованное ею водохранилище - простиралось на километр с лишним в длину и в широком месте метров на двести точно. Насыпь дальше спускалась вниз, к поселку... да и была ли она насыпью? Отсюда четко был виден ровный, правильный край - словно прочерченный... из камня... или... или все же - бетона? Подъехав ближе - с удивлением убедился - да, железобетон! Причем - изрядно покрошеный временем и людьми - арматуру выдирали, похоже. Что-то не вяжется это. Больно уж старый железобетон. Да и речка маловата - и вряд ли она тут так разливается. Или снова кто-то 'забрал воду'? Только очень давно? Ну, похоже, здесь сумели приспособиться, и неплохо...
  Несмотря на вечернее время - Кэрр сразу как-то ловко организовал торговлю. Быстро договорился насчет ночлега в небольшом трактире, и прямо там во дворе мы и разложили товар. Поселок небольшой, и весть о нас облетела его быстро - вскоре потянулись покупатели. Тут в основном был народ солидный, одетый добротно, все обутые, в кожаных жилетках так у Кэрра, в небольших шляпах. Видно - не бедствуют. Бэзо, пока мы раскладывали товар, кое-как пояснил - эти ребята тут сидят давно, с какого-то 'темного времени' - эт тут так 'при царе Горохе' что ли? - и за какие-то давние заслуги - имеют привилегию в виде монополии на помол зерна и кузнечное дело в округе. Да еще и налоги со льготами. Пользовались они этим умело, не заносясь - и в итоге - конкурентам теперь тут ловить нечего - без всяких запретов такого качества и по такой цене - не смогут дать.
   Правда, князю не нравится, что налоги маленькие с них берут - добавил цыган - Денег у князя мало, а деньги ему нужны.
  
  Жадный какой-то здешний князь, как я посмотрю. Хотя, кому деньги не нужны? Может, ему они на дело нужны. Индустриализацию какую устроить, Магнитку там, Танкоград местный или чего еще. Хотя, бывает и по-другому.
  
  До заката расторговались хорошо. За швейную машинку два бородатых дядьки чуть было не подрались, выясняя, кто первый ее 'купил' - в итоге Кэрр оперативно организовал аукцион - и купил ее прибежавший посмотреть что за шум хозяин трактира - чуть ли не вдвое от цены с которой начинали торговать. Хорошо ушли кожаные жилеты и сапоги, и пара седел. Неплохо пришлись и несколько солдатских рыльно-мыльных наборов. Часы-луковицу купил дядька, оставшийся без швейной машинки - вроде как, еще больше даже обрадовался такой покупке.
  Кэрр из своего товара тоже пораспродал всякого - в общем, хоть и не долго торговали, да успешно.
  
  Я в торговле участвовал, благо подготовился - здешняя денежная система причудлива, замысловата и хитровыдумана. Хождение тут имело множество монет, разных государств, очень разных и по виду, и по весу, и по размеру. Однако сквозная система все же имелась - по содержанию драг- и цветмета. И равнялись все, как на эталон, на союзный золотой талер - основное расчетное средство в Союзе Городов - это, как я понял, что-то вроде здешнего Ганзейского Союза - прибрежные, портовые города, торговцы и мореходы - а заодно рассадник всякой вольности и прогресса. Естественно, сравниться с ними в коммерции никто не мог - и вполне естественно что талер - эталон. Двадцать серебряных монет равнялись одному золотому, сто медных - одному серебром. Вроде все просто. Да вот только это эталон - а остальные... в общем, переписал я еще вчера в вечер себе в записнуху табличку пересчета здешних монет. Очень напоминает таблицу превышений и сноса при стрельбе... километра на два. Потом выяснилось, что это 'в общих чертах' - и многие монеты имеют по несколько разновидностей, по годам и правителям, естественно с разным содержанием металлов, и плюс в разной местности и государстве - курс разный, хотя в целом и стабильный, валютной биржи тут нет. Внес поправки в таблицу - теперь это стало похоже, пожалуй, на какие-то артиллерийские таблицы стрельбы.
  Однако, все упрощалось тем, что, по какому-то Элбенскому договору от лохматого местного года (а летоисчисление тут кстати сказать трехзначное, седьмая сотня лет идет - поздновато что-то местный И. И. Христос народился...) - на территории каждого государства или союза государств - свободное хождение имели только свои деньги - а валюту следовало менять... правда, без ограничений - мог и сам договориться - да вот в силу сложности тех самых таблиц - предпочитали пользоваться услугами менял - грамотность-то тут не ахти. Но, мне-то не высшая математика это - и Кэрр, надо думать, считал так же, просветив меня по поводу этих тонкостей. Сказал еще, что тут все просто, а вот в Северных Княжествах, там, как я понимаю, что-то вроде конфедерации или какого-то 'Священного Союза' - там, в рамках Элбенского соглашения - ходят аж три типа монет с парой-тройкой разновидностей каждая. Там-то вот весело.
  А тут, в Валаше - один вид золотых, номиналом в половину, один, три и пять, два вида серебряных, разного номиналу - старый, и новый, да еще новый 'полукняжеский' - официально выпущенный серебряк, с уменьшенным содержанием серебра - который князь повелел считать на равных со прежним... да только мало того, что народ не хотел брать такие 'полукняжеские', так естественно и соседи возмутились - пришлось перебить монеты по краю, и считают их теперь в половину от номинала. Ну и мелочь естественно - тут много разных годов и владетелей выпуска, но считают по номиналу. Так что освоить было не сложно, благо Кэрр заверил - тут, в этом местечке, и жуликов нет - торговаться могут, а вот обсчитывать вряд ли, да и фальшивок не насыпят - не та публика, тут такого не любят, и свои же покритикуют мошенника.
  В общем, умение считать в уме, на дощечке мелом, и на счетах - очень даже пригодилось. А уж когда я, вспомнив годы былые, помог расторговать со сдачей сразу четверых покупателей, взаимно разменяв им деньги - даж Бэзо уважительно поцокал языком. Ага, тебя бы на Апрашку в выходные...
  
  Вечером устроились ужинать, причем не в зале, где, похоже, начиналось умеренное обмывание покупок, а попросили принести ужин в снятые комнаты.
  Кэрр повел нас в боковую дверь, за которой оказалась самая обычная лестница, идущая маршем с площадкой вверх. Лами и Бэзо смотрели на нее как-то непонятно - и я сам только на втором марше понял - лестница то - ОБЫЧНАЯ!
  То есть - обычная мне, бетонная лестница - как в обычном панельном доме. Только перила деревянные - но вон видно где срезали металлические стойки. Стены лестничной клетки были разные - одна стена серая и явно бетонная, две другие - как и остальные тут - из камня. Бетонная стена поворачивала и шла в сторону на этаже - похоже, и внизу такая же, просто обложена камнем. Вот проем с дверью - дверь нормальная.... здешняя, из пригнанных плотно досок, а проем - типичный такой, в который вложена дверная коробка... Это что же - тут из железобетона строят? Внезапно бетонная стена оборвалась неровным краем, перешла в каменную кладку. Эгэ, эвон что... выходит, когда-то дом был железобетонный, а потом поломало его что-то, да и восстановили уже камнем. Не удержался - потрогал место стыка - и заметивший это Кэрр сказал
   Да, старая. У вас такое есть?
  
  Я неопределенно кивнул - не объяснять же чего на самом деле есть а чего нет?
  Поужинали по-семейному, уютно так, в большой общей комнате , где был крепкий большой стол и даже камин. Кэрр отсчитал мне долю с сегодняшнего торга (под завистливый вздох цыгана) и порекомендовал завтра с ним вместе пойти и закупиться на здешней кузне - мол, дальше по дороге будет где продать. А Бэзо с Лами закупят тут продуктов - и на продажу, и на пропитание. Сыры здешние очень хороши, и хлеб пекут вкусный, а следующий пункт нашего пути - городок в пол-дня дороги отсюда. Завтра, правда, мы не поедем - отдохнем, закупимся, да и лошадям надо что-то там с подковами сделать, благо кузнецы местные хороши.
  
  После, хоть и притомился за день - снова занялся учебой, благо Лами, измаявшись за день, с радостью согласилась. Это ведь гораздо интереснее, чем помогать торговать или присматривать за товаром. Осилил какую-то короткую сказку, из местного букваря, про мышонка. Как мышонок обманул сову. Порадовало, что страницу текста осилил сам, без подсказок и понял все слова.
  
  Засыпая, смотрел в угол маленькой комнатки. Там, занимавшая чуть не четверть всей комнатушки, проходившая откуда-то снизу, могучая бетонная колонна, перерастала в обломанную и заложенную камнем и кирпичом, но вполне различимую железобетонную ферму. Здоровенную. Такую, чтобы держать перекрытие из тяжелых плит, на большом пролете.
  Перед тем как заснуть, подумал - что как выучусь читать - надо срочно добавить в хобби - местную историю
  
  ***
  
  Кузня, как и все тут - вблизи оказалась несколько больше и солиднее, чем казалось сначала. Это была не просто кузня, а небольшой кузнечный цех. Вполне привычного (мне) вида улитки воздушных насосов, механические молоты - ну да, вода работает, позволяя делать больше, лучше и при том дешевле - конечно, конкурентам тут не подсунуться.
   А откуда металл? - спросил я Кэрра.
   Сначала у них было много старого железа, но оно кончилось. Но им теперь привозят руду. С гор, недалеко. Старый металл они, по слухам, еще хранят, но продают очень дорого...
  
  Не стал переспрашивать, что за старый металл - потом уточню, наверное - арматура, металл там хороший. Ясно только что производство и впрямь неплохое. Подошел дядька - видно старший тут, поговорил с Кэрром и повел нас куда-то за кузню. Там, в сараях, складывали готовую продукцию. Чего тут только не было, на любой вкус и размер - и сельхозорудия, и топоры, и ножи, и подковы. Мы с Кэрром разбрелись, приглядываясь и прицениваясь. Напрягало то, что я в местных ценах не разбираюсь, а дергать Кэрра - не хотелось. Взял в руку здоровенный тесак, что-то вроде кукри, что ли, помахал, в шутку спросил подошедшего Кэрра
   А сабля тут есть?
   Нет, - вполне серьезно ответил он - Оружие делать им князь запретил несколько лет назад.
   А нужна сабля? - вклинился в разговор усатый дядька, проведший нас сюда - Сабля есть...
   Хм... нет, спасибо - хмыкнул я...
  
  Кэрр договорился завтра с утра погрузить ящик подков и какие-то инструменты. Ну, он-то знает, кому это впарить. Я решил взять что поликвидней - и отдал треть вчерашней выручки за ящик серьезных строительных гвоздей, петель и засовов, и еще один ящик с мелкими сапожными гвоздиками и подковками на каблук - такое точно в цене, а в городке найдутся и строители, и сапожник.
  Кэрр мой выбор одобрил, сказав, что не в первом, но в следующем городке - он подскажет кому выгодно сдать товар.
  
  Вечером, после ужина, подготовив все на завтра, отдыхали. Лами играла с местными детишками, цыган во дворе играл в здешние нарды с какими-то мужиками - я их вроде видел в кузне - наверное, за товаром приехали.
  Я же по совету Кэрра пошел в баню. Накопившуюся грязную одежду - по пути так и не нашлось подходящего места чтобы устроить постирушку - еще вчера отдал в местную прачечную - не сказать чтоб сильно дешево, но терпимо. А сейчас и мне пора на омовение. Кэрр переговорил с хозяином и сказал, что баня тут недешевая, но и сервис... Я было стал отказываться, подумал, он имеет в виду всякое непортебство типа выпивки и девок - а оказалось нет, именно что баня - шикарная. Ну, по здешним меркам. Решил проверить - как это, и расстался с пятью серебряными монетами. Совсем не дешево, но - посмотрим.
  
  Баня оказалась не 'баней', в смысле парилки или дурацкой 'сауны' - это скорее то, что называли 'терма' - теплое помещение с большой горячей ванной. Что удивило - помещение было в подвале, причем на пару маршей такой же бетонной лестницы вниз. Комнатушка метров в десять площадью, со скамьей и столом, где стоял жбан с неким подобием не то кваса не то чайного гриба, и встроенная ванна. Освещалась комната парой красивых больших керосинок - причем лампы были в нишах со стеклами - и запаха от них не было. От дальней, выглядевшей несколько... инородно, что ли, кирпичной стены - шел ровный, сильный жар - очевидно, печь. Из нее же, в примыкающую к ней полукруглую ванну - выходили трубы - ну, ясно, горячая вода. А у входа за деревянной перегородкой - мыльная - вон и слив, и скамья и бадейка. Разделся, и с наслаждением залез в горячую ванну. Выложена ванна была опять же - привычной мне керамической плиткой, оранжевой, десять на десять сантиметров. Да и стены тут бетонные, как и на лестнице.
  Нежась в ванне, вдруг сообразил - похоже - это все - остатки некогда огромной плотины, ГЭС, давным-давно разрушенной каким-то катаклизмом. Землетрясение или еще что. Видно, такое глобальное было, что восстанавливать не стали... но, тогда что выходит? Раньше, выходит, тут строили из бетона, да еще такие грандиозные сооружения? А сейчас почему не строят? Да и вообще - не вяжется как-то технический уровень ЭТОГО - и того что снаружи, наверху... даже вот просто эта вот кирпичная печь, что греет воду - горячая струя из одной трубы приятно расходится по дну ванны - и та совершенно не сочетается с грандиозной железобетонной плотиной, на которой, фактически, уместился поселок. Н-да, что-то тут непонятное. Точно историю надо учить, не обойтись без этого... 'Но потом'.
  
  После омовения посидел, выпив кружку кваса, отдыхая, обсох-вытерся, переоделся в чистое. Не торопясь, по пути внимательно осмотрев бетонную леснтицу,поднялся наверх - и ощутил острое желание стать довольным жизнью.
  Забросил вещи в номер, спустился в зал, и впервые - самостоятельно и без помощи... да и вообще - впервые тут - заказал у здоровенной румяной девки за прилавком кружку темного пива. Хотелось светлого, но запах здешнего светлого не понравился - а темное пахло вкусно. Обошлось пиво дешево - с мелкой серебряной монетки получил два здоровенных медных пятака. И накрытую тарелочкой с какой-то фигней, кружку пива. Такую же огромную, как и девка за прилавком. Благодарственно кивнул... еще раз осмотрел девку... подумал о всяком, вздохнул и пошел в уголок, подалее от несвоевременных мыслей. Фигня в тарелке оказалась наструганной вяленкой - ну, да - Кэрр сказал, что в здешнем 'водохранилище' разводят и ловят рыбу. Оказалось вкусно - и стружка и пиво. Глиняная кружка была объемом литра полтора - добавки не захотелось, да и ужин был плотный. Употребив, посидел и совсем собирался идти почитать и спать ложиться - Время уже позднее - цыган и Лами пошли уже наверх, народ разошелся, даже девка из-за прилавка исчезла, ее сменил сам хозяин, зажегший лампы и прибиравший в зале. В общем - дело было вечером... и делать мне тут совершенно нечего. Пойду, наверное.
  Но - остался сидеть. Заинтересовался вот чем - в углу, уже давно, сидит мастер Кэрр и с ним трое местных - весьма, надо сказать, серьезного вида дядьки. И сидели они давно - и пива-то не очень много пили. Все о чем то разговаривали. Вроде все спокойно шло, да только вот сейчас один из этих - как-то больно уж активно жестикулирует, хоть и не громко говорит, не слыхать, да видно что возбужден сильно. Спорит что ли о чем с Кэрром, а остальные смотрят так, выжидательно. А Кэрр сидит себе и пиво тянет. Вот тот высказался вроде, Кэрр его коротко спросил что-то, тот ответил - и все вроде как ждут чего. Тут Кэрр из сумки на поясе что-то достает, и так чуток прикрыв рукой - на стол. Я старательно 'не смотрю' туда - но, пожалуй, кружку местного пива поставил бы на то, что это - тот самый 'манифест', что я с сержантской сумкой подарил Кэрру. Ага, точно, ишь, кинулись читать. И морды-то погрустнели что-то, а тот что возмущался и совсем как лимон сожрал. А мастер Кэрр им еще из кармана тянет - ага, тут можно спорить не то что на пиво, но и на благосклонность здешней Клавы-на-розливе - это он им карту показывает. Совсем они что-то грустные стали. Посидели, поговорили еще немного, да и собираться стали. А как ушли - Кэрр мне махнул - я уже тоже собирался наверх - чего в пустом зале сидеть - и сказал очень негромко:
  - Йохан, подожди спать, я нашел покупателя на военную амуницию и половину винтовок.
  
  Ну, я-то только рад - жаль, что на половину.
  
  ***
  
  Первый городок - или все же местный ПГТ? - с названием Вилльре встретил нас вполне добротным предместьем, с каменными домиками и садами. Сам городок был обнесен... ну, не стеной, но валом, и неглубоким рвом с местами обвалившимся эскарпом. На въезде было нечто, имитирующее бастион - столь же плачевного вида и состояния, что и ров. Но арку исправно перегораживал шлагбаум, опершись на который курили трое служивых - такой же патруль, как и встретился в степи, разве что не на конях, хотя и с саблями. Правда, старшой, ефрейтор судя по лычке, объемом брюха был сам с коня, и брюхо это виднелось из-под расстегнутого по случаю солнцепека мундира. Да и остальные двое... один так, сдается мне, на пику опирался по чисто технической причине - иначе упадет. Служба в разгаре, творятся полная дисциплина и соблюдение уставов. Глаз радуется.
  Ефрейтор начальственно икнул, сделав жест гаишника, разве что без жезла, секунд пять фокусировал взор, потом икнул еще раз, и махнул рукой - мол - езжай! Но шлагбаум остался опущенным, зато из дверки рядом с воротами выскочил жующий что-то типус в затертом, и явно цивильном мундире с позументами. Коротко спросил Кэрра кудаоткудазачемсколько? - недослушав ответ выпалил параграфыиуказывсоответствиискоторымиввозимыетоварыоблагаютсяпошлиной, после чего стал нудно подсчитывать сумму и объяснять тонкости. Недолго - как только монеты коснулись его ладони, интерес и рвение угасли, и он дематериализовался, словно и не было, а самый дееспособный солдатик отцепил веревку, и шлагбаум поднялся.
  
  Городок одновременно - и разительно отличался от деревень и даже зажиточного местечка, и одновременно - производил впечатление жуткого захолустья, деревня и есть.
  Но - мощеные главные улицы, дома каменные, тесно стоящие, почти все в пару этажей. Пусть и с босоногими подростками, поросятами и курами, разгуливающими по мостовой, торговлей по обочинам и сохнущем на веревках бельем. В центре города все вместе - здание официального вида - явно управа, с флагштоком на котором лениво обвисло некое полотнище, рядом - участок и пожарная часть, как и положено - с каланчой, чуть дальше - храм, неказистой архитектуры - более похожий на лютеранские кирхи, но без слишком высокого шпиля. Далее площадь переходила в рынок, а на дальней стороне от управы и участка, за рынком, теснилась пара кабаков. Замыкали же площадь лавки и магазины.
  Вот туда мы сразу и направились - Кэрр сказал, что тут расторговываться не надо, мол, не то место - просто сдадим часть сыра и муки, что прикупили, местным лавочникам. Я тоже утром добил товар сырами - на кузне не только не оказалось ничего стоящего - я даже пожертвовал усатому дядьке серебрушку, ибо он живописал, как вокруг купленного мной ящика мелких сапожных гвоздей, словно коты вокруг сметаны, ходили те самые мужички, с которыми Бэзо играл в нарды. Они во всю уговаривали перепродать им товар, предлагая более высокую цену - но дядька устоял - бизнес там шел по своим правилам, и репутация ставилась порой выше сиюминутной прибыли - что меня в общем порадовало. Но зато остальное интересное-вкусное - перекупщики подмели - на что Кэрр и посоветовал купить сыра, благо мы все равно заезжали забрать заказанное накануне. Сыр в косицах, сухой - купил для поесть, а вот три круга ароматного нежного свежего - сейчас как раз и сдал в лавку и один из трактиров. Не сказать, чтобы выручка была баснословной - так нет, но еще чуть серебра прибавилось. Однако, Кэрр, похоже, намеревался еще как-то подзаработать - он велел нам остаться с лошадьми и телегами в дальней части рыночной площади - наказав приглядывать получше - мол, нравы тут не те, что в деревнях - город, хоть и маленький. Сам он и Лами - переоделись в 'нарядное' - и буквально за полчаса мастер Кэрр собрал толпу человек в пятьдесят, устроив импровизированную проповедь. Я пока не особо разобрался, что тут с религией - и забеспокоился - на ступенях храма появился типичный 'батюшка', разглядывая и слушая 'конкурента по распространению опиатов' с явной настороженностью, при том поглядывал он и на участок - словно прикидывая - не позвать ли кого следует. Впрочем, Кэрр столь воодушевленно вел проповедь, что скоро толпа удвоилась в численности, кто следует сами вылезли из участки на свет Божий, присоединясь к прочим - а вскоре и батюшка взирал вполне благосклонно. Я не очень хорошо понимал о чем толкует 'пастор Кэрр' - видно, изъяснялся он витиевато, только отдельные фразы и общий смысл - ну, общий он во всех подобных мероприятиях обычно схожий. Завершили же грандиозным (по меркам этого захолустья) хоровым пением. Это, на самом деле, вышло очень красиво - Кэрр старательно дирижировал, воодушевленные горожане старались - и песня вышла очень даже проникновенной, многие в толпе утирали глаза, даже батюшка и подошедший к нему полицейский, судя по габаритам и синему с золотом мундиру, были весьма благосклонны. А с балкона управы за всем наблюдали издалека местные власть придержащие - и тоже были довольны. Безо, пока мы караулили добро, объяснил - такое тут не редкость, обычно правда, церковники не любят конкурентов, но мастер Кэрр не в первый раз так делает и всегда выходило как надо.
  После того как закончилась проповедь, Лами, в нарядном длинном платье, этакого чопорного покроя, с монашеской какой-то косынкой,потупив глазки (ну, не поверил бы, если бы не знал, что этот чертенок так умеет!) пошла с большой кружкой собирать 'пожертвования'. Народ давал охотно, и она дважды возвращалась к отцу и 'сдавала выручку'. На третий раз уже пошла вдоль площади - и народ, слушавший проповедь на крылечках лавок и трактиров, тоже охотно подбавил, потом Лами подошла и встала напротив управы, сделав книксен - и с балкона бросили несколько свертков - очевидно, завернутые в бумагу монеты. Даже полицейский и батюшка не отказали 'в пожертвованиях' - батюшка еще что-то поспрашивал у девочки, но, судя по реакции - та была проинструктирована верно, и ответы явно понравились. Дальше они с Кэрром подошли и оставили 'сборы', а сами ушли обедать - кто-то из воодушевленных проповедью горожан звал их отобедать за компанию. Ну а мы с Бэзо запалили самовар, и он сбегал и принес из трактира пирогов и рулет с мясом и зеленью - тоже подкрепились неплохо, да еще Бэзо похвалился, что выторговал скидку. Чтоб я в этом сомневался, ага.
  Однако, ночевать в этом городке мы не остались - после обеда снялись и поехали, и к вечеру привычно разбили стоянку. Правда, вокруг уже была не степь, а вполне себе средняя полоса - и островки леса, и поля, и речки-озера вперемешку. Вот на краю такого островка леса мы и остановились. Я как мог выразил удовольствие от окружающей природы - и Кэрр подтвердил - да, дальше местность пойдет благодатная, куда как более изобильная, чем районы по краю степи, где мало воды и растительности. Тут и народ побогаче живет, несмотря на налоги и прочее - есть возможность заработать побольше, и жить получше. Пересчитали выручку от торговли опиумом для ширнармасс - и я призадумался. Выходит, продавать красивые слова об правильных вещах - на порядок выгоднее чем возить и перепродавать свежайшие, обалденно ароматные и вкусные сыры. Вспомнилась поговорка про 'не мешки ворочать' - и подумалось - что что-то тут не того.
   - Человек, Йохан, хочет чтобы ему говорили красиво и про счастье - усмехнулся Кэрр, угадав причину моей задумчивости - Многие говорят правду - и их за это не любят. Человек не хочет правды, хотя и требует говорить правду.
  Ага. 'Бог с ней с правдой, дайте что-то, во что не стыдно было бы поверить'. Ясно все... ну и ловкач же этот Кэрр, однако.
  
  Глава 7
  
  ***
  
  Три дня мы ехали по типичной 'сельской местности' - деревушки, крупные и помельче, городов не было. Я уже освоил немного географию - ехали мы, выходит, по югу Валашского княжества, параллельно горному хребту Сен-Ирре - где-то по этим горам, протянулась граница Валаша с Союзом. Земли Союза неширокой полосой предгорий уже по той стороне хребта тянулись вдоль берега моря. Отсюда добраться в Союз мало реально - дорог через горы нет, только тропы - царство горцев-проводников и контрабандистов. Я полушутя спросил Кэрра - как оно мол насчет..? Он скривился и пояснил - возни много, толку мало... если не брать совсем уж... эдакое. А неприятностей можно много нагрести. В горах в верховьях рек недавно князь развернул работу - что-то там мудрит по водоотведению. Ну и войск местами хватает - горцы нет-нет да и нападают на рабочих. Предгорные тейпы уже давно в общем усмирены, даже в войсках имеются горские части - тоже своеобразные, то отчаянно храбрые и преданные - то оставляющие поле боя без приказа и устраивающие бунты. А вот высокогорные - те 'условно усмирены'. Местами если прямо говорить - идет тихая такая война - княжий спецназ гоняется по заросшим лесом горам и каменным осыпям за группками горцев, горцы устраивают засады, военные экспедиции выжигают и взрывают горские непокорные селения, горцы нападают на лагеря, казармы и рабочих... В общем, знакомо и понятно. Конечно в таких районах тащить контрабанду черевато - можно нарваться и на горцев, и на егерей - а итог будет одинаков - пристрелят на месте скорее всего, или если поймают солдаты, то под суд - и на каторгу. А те районы, где было потише - они находились совсем в диких местах, где толку от затеи с контрабандой без всякого... совсем эдакого... вроде травки или рабов (работорговля тут вполне официально имеет место, но налоги и пошлины на это - очень велики) получается нерентабельно. В общем - тут пока выходит честно жить - проще и выгоднее. Ну и отлично - буде надобность, нечестно я всегда успею, нам оно не привыкать, это никогда не поздно.
  
  Путь наш лежал в Рисское княжество, весьма обширное государство за рекой Сильной. Так я понял - не очень дружественное Валашу. Но прежде чем мы доберемся до Рисса - а прошли мы от силы полпути, мы пройдем через княжество Свирре. Не очень большое, по форме эдакий треугольник, ограниченный рекой и двумя хребтами - и вот между ними, на стыке, и пролегал, собственно, единственный годный путь из Валаша в это княжество. По словам Кэрра (и кстати - сведениям из учебника - да-да, снова сам без помощи прочел главу и почти все понял!) - горные хребты практически непроходимы - по крайней мере - в военном плане с этой стороны Свирре было прикрыто надежно. На единственном шоссе, проходившем по ущельям и перевалам - были созданы мощные укрепления, способные долгое время удерживать крупную армию. Впрочем, это не спасло Свирре - как я понял, из-за каких-то, сложно объяснимых пока для меня династических интриг - княжество это на данный момент являлось сателлитом Валаша - а по факту уже было оккупировано валашскими войсками. Крепости не спасли - без единого выстрела обошлось, разве что мятежи в столице были, да быстро кончилось. Тоже, правда, неспокойное место - не поймешь толком - князь валашский себе прибыток поимел, или лишнюю головную боль. Кэрр еще намекнул, что не только династические зигзаги там сыграли роль - церковные какие-то сложности там вписались, а еще свиррский князь и с финансами что-то напутал, задолжался - да не кому-то, а тому самому Риссу - ну и дабы не дать соседу усилить влияние - Валаш и захватил Свирре фактически. Политика, мать ее разэдак.
  Попутно выяснилась смешная деталь. В Свирре, наподобие как в Валаше с 'полукняжескими', ввиду нехватки финансов - тоже выпускали монеты 'идентичные натуральным'. Только тут пошли еще дальше - старый князь велел чеканить монеты из меди, и покрывать серебром. Ну, прям как наш аглицкий Генрих-какой-то-там, с шиллингами. И итог был такой же - у Генриха, правда, на чеканном профиле первым истирался нос - отчего его и прозвали 'Старый медный нос'... да вот тутошнему старому князю не столь повезло - на довольно крупной монете отчеканено изображение его конной статуи (кстати - в честь того, что в очередной пограничной заварушке с Валашем Свирре успешно отбился) самой выступающей, а оттого и самой истирающейся частью оказался лошадиный зад. Так и помер князь с устойчивым прозвищем 'Медная жопа', хоть и прекратил вскоре чеканку таких монет. Они и до сих пор - нет-нет да и попадаются в обороте, ценясь едва в треть номинала.
  В общем, довели Свирре кабаки и бабы до цугундера. Ну, тоже не новость, бывает.
  
  По пути порасторговал все по мелочи из награбленного, переведя нажитый, в соответствии с классиком, несправедливым и преступным путем начальный капитал - в товары. То, что с кузни вез, да тут у крестьян набрал всяческого: кож разных, в одной деревне - по совету Кэрра - очень красивой и изящной глиняной посуды прибрал, да в другой льняной нити.
  Вполне можно продолжать жить нетрудовыми доходами. Не сказать, чтобы мне торговля особо сильно нравилась - но пока придется так. Впрочем, без иллюзий - это все так удачно только благодаря советам Кэрра. А так я в особенностях местного рынка не разбираюсь, тонкостей не знаю. Так что - доберемся до того Рисса, а там посмотрим. Можно, правда, напроситься к Кэрру в помощники а то и компаньоны, да только не особенно тянет что-то. А вообще - посмотрим. Деньги мне тут пока всерьез не нужны, по потребностям на сей момент - так и вовсе ни к чему, планов у меня никаких серьезных нет, да и несерьезных - тоже. Так что зарабатывание денег на сей час имеет больше эдакий спортивный интерес. Тратить - все одно некуда. Кэрр, кажется, отметил эту мою незаинтересованность - не понравился мне один мясник, что сторговывал красивую керосиновую лампу - ну, просто не понравился - я ему ее и не продал. А потом отдал кому-то да еще и пятак медью скинул. Ну, вот так вот - рожа мне его не глянулась. Здесь вам не тут - фиг вам а не клиент всегда прав. В общем, раз я сейчас вполне себе 'купечество' - то и замашки вполне имею право завести купеческие - с самодурством и прочим. Кэрр все это видел, но ничего не сказал пока что.
  
  ***
  
  На четвертый день приехали в довольно крупный город - райцентр Фульрих. Серьезный такой город, надо сказать, окружен предместьями, перемежающихся с фортами, опирающимися на систему каналов - Кэрр отметил, что эта система довольно распространена, на равнине так часто строят. А что, разумно - вроде знаменитых Кенигсбергских фортов что-то. Каналы широкие, с отвесными стенами, с узкими мостами - наверняка ведь и минированными, да под прицелом фортов и прочих укреплений. Сами форты в набережных каналов или на островках. Случись что - взорвут мосты и будут отсиживаться - и так просто не возьмешь... А Кэрр говорит - тут войск много стоит, эт вроде как штаб Валашского Южного военного округа.
  
  В сам город мы с телегами не поехали - Кэрр повел сдавать товар - тут, для обеспечения нужд военных - были и пороховые заводики, и ткацкие фабрики, и всяческие обувные и прочие мастерские куда я удачно сбагрил и лен, и сапожные гвозди, и кожи. Очень недурственно наварился - куда как более трех процентов, и вовсе без необходимости идти на преступления. Ну, ничего, пусть основоположник марксизма не переживает - я, если что, потом отработаю, все сразу и оптом - а пока и так неплохо.
  
  Вечером встал вопрос - куда тратить деньги? Прогуливать как-то не хотелось, да и устал немного за день. В центр Кэрр не рекомендовал идти, да я пока и не рвался. Решил заняться шоппингом, то бишь прибарахлиться. Для начала Керр свел меня в лавку, и там я прикупил себе к бульдогу наидешевейших патронов, много. Целый деревянный ящик. Чем несказанно обрадовал торговца. А обошлось мне это недорого вовсе, по моим-то деньгам на сейчас.. Кстати сказать - продали-то патроны все же Кэрру - тот какую-то бумагу предъявил - я потом уточнил - здесь, оказывается, свободно продают оружие только дворянам, да по разрешениям, княжеской стражей выдаваемым, ну и еще как-то там. Кэрр сказал, что не везде так - в Риссе, например, всем подданным кроме совсем низшего сословия - причем определяют чисто по виду, а в Союзе так и просто свободно. Ну да главное - купил припаса. Будет теперь чем вместе с Лами тренироваться. Но пока правда по стрельбе из револьвера мне даже до уровня Лами далеко, а уж Бэзо и тем более Кэрр - и вообще для пока недосягаемый уровень. Правда, из винтовки я все же получше стреляю. Лавка оружейная, кстати сказать, не поразила воображение богатством ассортимента. Несколько всяких бульдогов, ружья, ножи. Ну и патроны, да припасы для снаряжения. Кэрр пояснил - в Валаше так нормально - в центре города есть магазин побогаче, да только все равно не сильно лучше и интереснее. Прикупил там еще нож - в кожаных ножнах, короткий, широкий и с толстым прочным лезвием, с удобной деревянной рукояткой, и очень острый. Пусть будет на поясе, благо тут, в отличие от револьверов - ножи носили невозбранно и крестьяне и горожане. Не все, но и не сказать что редкость - человек с ножом. Правда и с кобурами видать нередко - но сплошь 'из благородных' или 'на работе' - охранники какие, или еще как. Так просто нельзя - полицейский может потребовать разрешение, и если нет такового - то и арестуют. Потому я револьвер вообще ношу только если с Кэрром куда идем, а так - запихиваю от греха поглубже в недра телеги. Правда что сказать - пока вроде как он мне и не сильно нужен - Кэрр места для постоя выбирает тихие, приличные, так что и без этих железяк вполне обходимся. Ну а за городом - другое дело, да и то пока Бог миловал от всякого.
  После оружейной лавки посетил 'с внезапной инспекцией' небольшой рынок - на предмет одежды и обуви. Из награбленного у меня осталось не так много - в основном все пораспродал, отчасти - чтоб не осталось никаких 'улик'. Оставил только брезентовую куртку и штаны, несколько смен белья, да одни сапоги. Но, вот например - в город выйти если бы надо - и то не в чем. Непорядок. Пошел один, Бэзо играл в карты, Лами заводила новые знакомства с ребятней, Кэрр куда-то засобирался и ушел - а я решил пройтись сам по себе. Походил по рынку, набрел на обувной ряд. Однако, чего тут только нет - и всякое 'бюджетное' - самые натуральные сабо, тряпочные и кожаные сапоги и ботинки на деревянной подошве, какие-то непонятные не то лапти, плетеные из кожи, не то сандалии... А вот самые натуральные вьетнамки - только на кожаной подошве. А вот такие же на веревочной. А там и совсем для бедных - на деревяшке. Дальше 'стандарт класс' - похожее, но чуть посерьезнее и покачественнее - выбрал тут эдакие высокие кеды на толстой кожаной подошве, верх тряпочный, а подошва вполне себе. Вроде облегченных берцев, а если штаны навыпуск - то и под ботинки сойдет. И легкие. На сухую погоду, да так прогуляться куда - в самый раз. Рядышком башмаки всякие, типа с пряжками... только тоже какие-то слишком простые и утилитарные - из тряпок, иногда с кожаными вставками. Не, обойдусь пока. Подумал и прикупил себе легенькие вьетнамки на веревочной подошве. Пригодятся.
  Дальше пошел уже местный 'люкс' - кожа, сапоги и ботинки, все серьезно и солидно. Но и ценник... Ну, а зачем мне пока что еще одни сапоги? Обойдусь пока... Вот ботинки с пряжкой... хороши, но под них и костюм надо. А стоят так и вообще. Нет уж, обойдусь також.
  Потом пошел в одежду. Приглядываясь потихоньку по сторонам, выбрал 'типичный прикид' - жилет простой, не кожаный, тряпочный, но с карманами, коротенький - тут это очень распространенная одежда. Прикупил несколько рубах - серых и песочного цвета, не особо марких. Тут вообще с цветами довольно просто - серое, беленое или песочное - самое простое и дешевое, а все цветное - уже дороже. Да и не так много его. Ну, ясно - рабочий район, тут в основном что попроще берут. Штаны - не, ну точно - надписи не хватает, 'абибас' - а так глянуть - ну один в один дешевые китайские спортивки! На завязочке, с не тянет... О, смотри-ка! Натурально, джинсы! Только что не синие, а серые, похоже как совсем не крашенные. А вот и окрашенные, но снова песочные, или черные, точнее темно-серые. Ну вот их и возьму - и немаркие, и крепкие, и выглядят более-менее прилично. Материал прочный, швы вполне себе добротные, пуговицы медные - вещь надолго.
  Шляпа? Не, не нравится. У меня из награбленного есть шляпа, на манер зюйдвестки, что ли, на непогоду сойдет, а так тут простородье ходит и без шапок зачастую. Ну или потом куплю себе берет, тут это тоже любят, благо я начал обрастать щетиной - буду косить под Че, хоть никто и не оценит. А можно еще и картуз купить. Тут так тоже ходят. Ну, картуз-не картуз, а эдакие смешные фураньки. Посмотрим, пока не знаю чего лучше.
  Прикупил еще широкий, добротный ремень, и парусиновый кошелек-подсумок, навроде напузника - а что, мне так оно очень даже и привычно. Пришел обратно на постоялый двор, переоделся, вышел к вернувшемуся уже Кэрру - тот очень одобрил - говорит, на человека стал похож! Но рекомендовал все же докупить головной убор - мол, если поприличнее город, то без шапки - не кулюторно. Пошли снова, вместе с Бэзо, он хотел себе тоже что-то прикупить.
  Как раз пока мы собирались, заголосили гудки - ага, конец работы.
  Почти сразу как вышли, попали в круговерть возвращавшегося с работы народу. Тут и хмурые пожилые (или выглядевшие такими?) дядьки, с какого-то химического производства поди - вон все в ожогах и кашляют - красильщики что ли или еще чего? Веселые девки-ткачихи, озорные и крепкие, веселые парни, не семейные, охотно заглядывавшие в кабаки, выстроившиеся вдоль протянувшейся от массива фабрик к рабочему поселку широкой улицы. Здешний районный Бродвей. Навстречу им нередко шли домашние, несколько раз наблюдали как жены с детьми и без отлавливают своих мужиков, стараясь успеть до того, как они завалятся в кабак. А вот тут не успели - двое подростков бережно ведут домой уже тепленького папаню. Вот румяные молодухи отчаянно флиртуют с усатыми крепкими парнями, вот где-то уже скандалят а чуть поодаль и драка началась. Нормально, жизнь кипит. Я все присматривался к людям. Тут типажи уже несколько иные - хоть Кэрр и говорит, что далеко этому городу до союзных, но и то не сравнить с деревнями и захолустными городками. Хоть и не самый крупный, но промцентр. Эти вот все - пролетарии... а это уже другого сорта народ. Одеты все не как в деревнях - почти все обуты, босых очень мало, в основном босы пропойного вида доходяги. Хоть обувь тут и не дешева, да видать хоть и на окраине, а в городе босиком ходить неприлично. Прикид у всех в массе опрятный, эдак на европейский манер, правда с каким-то оттенком вполне современного утилитаризма. Брюки в основном - джинсы и похожего покроя что-то, рубахи, жилеты и пиджаки-куртки, вроде френчей. Надо сейчас кроме шапки такой посмотреть, если что - не в брезентухе же в люди идти, мало ли непогода какая. А вот действительно без головных уборов немного - все так или иначе в шапках.
  Женщин, кстати сказать, видел только в платьях. Ну или в юбках, в общем, не в штанах. Не принято это тут - женщин в штаны рядить. Правда, юбки не очень длинные, чуть ниже колен. И всякие косынки и платки, да чепцы или как там еще эти головные уборы зовут? Но все одно это как-то так, старомодно выглядит, конечно. Однако не сказать чтоб мне так не нравилось - вполне ничего так, очень даже симпатично выглядят барышни, а иные и больше сказать, да.
  Вот местные 'синие воротнички' идут, похоже. Наособицу держатся - и одеты несколько иначе, кожа, цепочки от часов видны, шляпы фасонистые, башмаки начищены, и разговаривают промеж себя. Трудовая интеллигенция штоле? Такие в кабак не ходят... ну, или не в здешние кабаки, наверное.
  В общем, выглядело все, эдак... ожидаемо, да. Хотя и удивлял несколько этот самый утилитаризм - больно уж проглядывает иногда. Мало всякого украшательства, вышивка иногда мелькнет разве, у женщин бисер, еще что-то такое, незначительное, и то немного. Ну, работяги, чего взять. Сумки еще как-то царапнули глаз - много кто идет с эдакими котомками через плечо, что само по себе и ничего необычного. Да только сумки вызывали стойкую ассоциацию с противогазными - один в один вид. И смотрю такие же как у меня подсумки на поясе у многих. Кстати сказать в подсумок вполне влез и револьвер, практически незаметно. Бульдог-коротышка, он хоть и крупного калибра, в ствол мизинец мой поди влезет, а сам не широкий, барабанчик диаметра небольшого, и всего пять патронов, да стенки не толстые - патроны не шибко мощные. Что в общем и хорошо - человеку того патрона хватит , а револьвер потому компактный. Вот и помещается удобно. Словно под него это отделение и сшито... хотя... может и не 'словно', а именно под него. Я пока примерял, засунул, да и не выложил, а как увидел, что Бэзо свой берет - так и не стал выкладывать. Бэзо сказал - тут полиция появляется редко, обычно только если облава или волнения какие среди рабочих. Ну, понятно - где пролетариат, там и волнения. Главное, не попасть под раздачу - а так пусть себе волнуются и усмиряют, мне до того дела нету. Хотя Бэзо говорит - бунтуют в основном по пьяни да если кто разорится и уволит рабочих, а сейчас не до того, фабрики работают - в воздухе давно войной попахивает вовсю.
  Прошли весь здешний Бродвей, и купили таки берет - Бэзо помог выбрать, подсказав, какой идет к костюму - как я уже понял, цыган был весьма неравнодушен к всяческим таким вещам, вроде моды и имиджа. Он просветил меня, что в Союзе местами модно носить не только береты, но и кепки - а вот тут эта мода не прижилась. Ну и ладно, а то понимаешь... адидас, семки, кепка... это мы всегда успеем. Хотя - у кого тут просить сотовый на поговорить? Нету тут сотовых, нету. И никакого 'А если найду?' Не найдешь, да... Тут и часов-то у многих нету, 'скока время' спросить не выйдет. Только 'покурить', да... А зачем мне его покурить если я некурящий...
  Это я уже думал, потягивая дрянное вино из глиняного стакана - мы с Бэзо на обратном пути завернули в какую-то тошниловку, и я обменял пару медяков на стакан вот этого пойла. Зря. Невкусное здесь вино. Не нравится. И вот эти шалопаи, глядя на которых я и вспомнил юность золотую - тоже мне не нравятся. Мутные ребятки. И на нас косяка давят конкретно. Точнее говоря - на Бэзо больше, меня как-то не особо замечая - что в общем тоже напрягает - мы же вместе пришли, разговариваем - а им так, словно и нет меня. А Бэзо, раскрасневшись после уже второго стакана (а он и днем еще вполне себе подрасслабился) знай заливается как он в каком-то Римме очаровывал местное население. М-да... Интересно, а как тут драки начинаются?
  
  Но драки таки не случилось - Бэзо пошел было за добавить, я его нагнал, вроде как тоже заказать, и шепнул мол - вон те парни мутные. Цыган, надо отдать должное, как заправский шпиен из книжки, глазом не моргнул, но уронил медяк, и долго пьяно его ловил по полу, естественно ухитрившись посмотреть куда надо. А потом мы заказали еще вина - и пошли в уборную. Уборные тут, надо сказать, сколько пришлось видеть - вполне себе цивилизованно устроенны, и вообще отношение к гигиене - как-то серьезнее, чем мне казалось бы, должно быть. От Кэрра немного узнал, что и медицина тут - на высоком уровне. Не везде, конечно, есть врачи, но в более-менее приличной деревне фельдшер найдется, а уж в городе госпиталь всяко есть - и лечат серьезно. Хотя и не дешево. Ну и армейская медицина на высоте. Опять же - противоядий всяких много. В общем, пошли мы посетить санузел - а глиняные стаканы с вином оставили на прилавке - мол, сейчас заберем. Как и рассчитал Бэзо - это притупило внимание мутных ребят - ну а мы, как и положено - через кухню, быстренько, килечкой - и на улицу, а там деру.
  Через полминуты где-то сзади услыхали свист и ор - спохватились, болезные. Да мы уж далеко. Правда, заплутали малость, влезли в какую-то речку, или один из тех каналов оборонительных, а может еще какое гидросооружение - промочили ноги и перемазались в тине. Потом вылезли на огороды - забрехали собаки, я даж револьвер нащупал - еще не хватало. Но, видно, собаки здесь правильные, ученые - лают громко, но лезть под пинок али дрын не торопятся. Тутошний пролетарьят завтра по воскресенью поди нажрется, и попрет ходить напролом, а псины привыкши. А то может кто и сегодня начнет, чуть попозже. Нам в след пару раз летели ругательства, с пожеланиями всякого нехорошего, а разок наоборот кто-то поприветствовал - тоже видать уже гулеванил. Потом вылезли на пустырь, спугнули кучку каких-то темных личностей - Безо шепнул, что поди воры, что белье тянут с веревок. Ну, как говорится - почувствуй себя Малышом и Карлссоном. Кругом, кругом - да и вышли в 'чистый' квартал, где была наша гостиница. У одного фонаря встали, почистились, привели себя в порядок - да и айда к Кэрру.
  
  Кэрр, выслушав, остался сильно недоволен. Мутные ребята оказались личностями непростыми - вроде как, местные бунтовщики, радетели за блага для рабочего класса.
  Точнее говоря, не местные - тут, в Валаше, с рабочим классом не особо - даже в этом городе не сильно развита промышленность. А вот в Союзе, там да - там бывает всякое - рабочие там квалифицированные, потому и начинается всякое. А эти мутные - как всегда в таких делах бывает - сами нифига не пролетарии, но за рабочих болеют... ну и с финансовым интересом. Как же без этого - без этого никакая классовая борьба невозможна, это даже мне понятно. А уж в местных реалиях - и совсем невозможно.
  Ну, вот, в общем - эти самые интересы им цыган и оттоптал. Вульгарно кинув одну из ячеек, или как оне там у них зовутся. Да и слинял подалее, тем более что в Союзе на него и у властей розыскной лист есть - он человек аполитичный, и кидал без классовой розни. Всех подряд. Чем просить и унижаться...
  Да только и тут земля, сцуко, круглая. И ужасно тесная. И главное - очень не вовремя.
  Кэрр еще подумал, и велел собираться. Собрались быстро, но поехали недалеко - через две улицы в почти такую же маленькую гостиницу - а то и сказать - просто очень аккуратный постоялый двор. Бэзо при этом переезде было не узнать - обзавелся шикарной седой бородой, сгорбился и кашлял. Ну да - так оно и бывает, когда старые хвосты вылезают. Он и вообще старался не мелькать, сразу юркнул в клетушку и затихарился.
  Вечером я продолжил обучение.
  Разбирался со здешней системой мер и весов. Надо сказать, не особенно сложно. В целом система - дюймовая. Дюйм - ну, рулеточку я 'изоттуда' не прихватил - но на глаз - двадцать пять миллиметров и есть. Только никто тут конечно, тех миллиметров не знает. Это я для себя прикинул. Линия - десятая дюйма. Винтовки, как глянул в взятом у Кэрра справочнике-каталоге оружия - трехлинейные, армейские револьверы - четырехлинейные, гражданские бульдоги - обычно в четыре с половиной линии. Метр здешний (или ярд?) - сорок дюймов. Правда, полно и старых единиц - и пядь, если перевести на русский - семь дюймов, и фут - двенадцать, и шаг - четыре пяди, около семидесяти сантиметров. Кстати сказать - оружие по-разному сделано - кто прицелы под шаги, кто под метры. Это только пушки тут все почти под метры. Дальше идет здешняя верста - восемьсот метров. На море, правда, меряют иначе - там, если перевести, мили и кабельтовы - ну и понятное дело - от длины дуги градуса долготы, так и есть - тыщавосемьсотскокатотам метров. Моряки - они везде такие моряки.
  С мерами веса мне бы разобраться было сложнее - если размер я еще могу прикинуть на глаз - то вес эдак - уже сложнее. Но - тутошняя система оказалась не сложной. Фунт - приравняли к кружке чистой воды. Если так прикинуть - выходило наверное четыреста грамм. Плюс-минус мне не важно. Сотая фунта - золотник, что ли, если так прикинуть, или как там правильно назвать? - грамма четыре. Вот винтовочная пуля - два золотника, револьверная - три, три с половиной. Совсем мелкая, в основном для ювелирки и драгмета мера - гран, что ли - одна восьмидесятая золотника. Полистал еще справочник оружейный - удивился. Выходило, патрон к винтовкам тут - можно сказать 'промежуточный'. По навеске пороха, весу да скорости пули - саму малость помощнее нашего к калашникову старому. Ну, с другой стороны - отчего нет? У нас-то такие появились еще в девятнадцатом веке, как охотничьи.
  
  
  
  Ну а крупнее фунтов - пуды. Как и положено - сорок фунтов - шашнаццать кило. Тонны тут тоже свои - пятьдесят пудов, восемьсот кило. Да и ладно - просто запомню, мне такие значения вряд ли понадобятся. Артиллерия тут, надо заметить, меряется не по калибру - а 'двухфунтовая, однопудовая' - по весу снаряда. И оттого в калибрах и снарядах - разброд и шатания. С удивлением узрел в справочнике минометы. Ну или точнее по-местному - 'бомбометы'. Впрочем, у нас миномет бомбометом тоже долго называли. А эти и есть натурально те самые бомбометы - как легкие пушки, на колесах, с лафетом, хотя и коротким и с мощной плитой. Да еще зачастую и со щитом. Заряжаются не со ствола, а с казны - навроде как наши тяжелые минометы, эдак переломкой. Только стреляют они и навесом, и настильно - правда, нарисована картинка - наводчик целится, а остальной расчет сидит на опорной плите, вцепившись как коты в чемодан, все шесть человек. А вот мины - вполне приличного вида, обычные. Калибра, кстати сказать, невеликого эти бомбометы - три-четыре дюйма, больше редко, пятидюймовые только в крепостях, стационарно. Но вот чего нет - так привычных минометов "треногой". Не додумались, выходит. До ракет додумались - а до такого - нет.
  Ракеты надо сказать, тоже специфические. Тоже лафет с колесами, навроде обычной пушки - а на нем ствол-пусковая. Вроде как и не поймешь - то ли ракетница, то ли безоткатка. Есть и залповые, но калибра малого, три дюйма - на том же лафете пакет из двенадцати трубок
  Иттитска сила! А вот натуральный гранатомет! Типа американского, как его там - здоровенное ружье, переломка, с коротким стволом. Полтора дюйма, фунтовая граната, или четверть фунта картечи. ВнушаетЬ. Да, что-то тут местами совсем не так как у нас...
  Ну, на последок, разобрался с мерами объема. А то ведь - если не знать например, в питие меры - то плохо. Можно ж выпить меньше. Ну, в технических всяких расчетах конечно пользовали дюйм-куб и метр-куб, оно понятно. А в быту - система тоже оказалась простой и утилитарной. Кружка - фунт воды - выходит, около четыреста миллилитров. Четверть кружки - ну, как перевести - чарка, стопка? Сто грамм, оно и в Африке сто грамм... тока где та Африка. Больше кружки - ведро. Полпуда воды, восемь литров. Пять ведер - бочонок. Малая бочка - пять пудов воды - восемьдесят литров, большая - вдвое больше.
  
  Заучил, благо не сложное все - да и задумался. Мир тут какой-то... неравномерный. Непонятный местами, и неправильный. Какой-то диссонанс. То ли слишком развитый местами - для здешнего малолюдства. То ли слишком малолюдный для уровня развития. Может, это просто здесь, в Валаше так? Аграрная, отсталая страна... а в том же Союзе все иначе? Посмотрим...
  
  ***
  
  Утром Кэрр сказал, что раз Бэзо попалился, то в город с ним пойду я. Какие-то у него интересы тут были серьезные, раз сразу не уехали. Связываться с этими бунтарями отчего-то Кэрр не хотел, но и дела доделать надо. Старательно подобрали мне прикид - Кэрр объяснил, что играть я буду роль его охраны, да собственно и не роль вовсе - просто дело будет сидеть в уголке и приглядывать, как бы чего не случилось. Нацепил я на себя кобуру с коротким военным револьвером, Керр выдал мне короткий черный плащ - тут у купеческих охранников такая плащ-накидка - вроде профодежды. Новый берет на голову - ну, вполне брутальный видок. Рожа-то небрита, решил пока что отрастить усы аль бороду.
  Кэрр же оделся 'с претензией', эдак с шиком и напоказ - правда, наряд пребывал в некоторой художественной растрепанности. Что в сочетании с моей небритой мордой и красными с некоторого недосыпу глазами - вполне рисовало картину 'мы бухали' То есть босс бухал, а трезорка хмуро наблюдал. И сейчас требуем 'продолжения банкета'.
  Что, в общем, и случилось. Счет кабакам я потерял уже к обеду - благо на обед мы завернули в непримечательную харчевню в подвале - и там хмурая девка подала нам отличное жаркое с лепешками и крепкий чай. Кэрр старательно наворачивал мясо, выбирая самые жирные куски - ясно, что захмелеть в его планы не входило. После обеда передохнули - и понеслось по новой. Кэрр старательно посещал кабаки, угощая там за свой счет всякий люд, собирая компании и ведя задушевные беседы. Я же сидел в сторонке, присматривал, и на выходе с заведения - отсекал упавших на хвост халявщиков - когда просто хмурым взглядом, когда парой слов, а пару раз и кулаком да увесистой деревянной дубинкой - благо, дело это тут привычное, и питухи беззлобно ворча насчет 'хозяйский пес и сам не ест.ь, и другим не дасть' отваливали восвоясьи. Не впервой расторговавшийся купчина загулял, да и служба у охраны тоже известная.
  Поил Кэрр самых разных людей, системы я не увидел - а может просто не старался видеть. И гуляющие 'чистые работяги', и солдаты, и какие-то мелкие чинуши да такие же торговцы, вполне понимающе взиравшие на 'отмечающего хороший контракт' колегу. Несколько раз Кэрр даже подсаживался к компаниям обычных работяг или мужиков - те малость с опаской притихали, но видючи 'веселого барина' - довольно быстро размякали. Халявное пиво - оно вообще размягчает. Чорт его поймет, зачем Кэрр гробит день и переводит деньги - да видать не зря. Вон в обед сидел и в свою книжицу закорючки какие-то писал. Наверное, прикидывает рынок и прочее - спрашивал поди крестьян про урожай, работяг - про то как какая фабрика работает, и прочее. Информация в бизнесе - она дорого стоит, дороже одного дня и горсти серебряков. Это даже я понимаю.
  Где-то уже под ужин завершили. Зашли передохнуть в тихий... даже не назвать кабаком - ресторанчик, пожалуй. Тут снова перекусили, и еще отведали крепкого, ароматного кофе. Ну, то есть, конечно, не кофе - но больше всего похоже на кофе. Как если бы в кофе добавить какой-то пряной отдушки. Имбиря, что ли. Но - вкусно и бодрит. Кэрр снова что-то чирикал в свою книжицу, потом вышел в санузел и приводил себя в порядок - а когда вернулся - и следа не осталось от 'гуляющего купчины'. Одежда стала именно 'с претензией', да и весь вид был не 'купеческий', а скорее 'деловой человек'. И вскоре стало и мне ясно, отчего так - пошли мы уже можно сказать, почти в центр города.
  Тут все сильно отличалось от окраины. Горели фонари - не у трактиров и гостиниц, а вдоль улиц, проезжали экипажи, чинно гулял народ. Ну, прям кино. И наряды такие... как и должны быть. Дамы в кокетливых шляпках, немного кружев, платья. Мужчины в костюмах. Ну, вот если по киношным и прочим штампам - как раз что-то из эпохи начала века двадцатого. Освещенные большие рестораны, с открытыми площадками, заплетенными зеленью. Музыка - натурально, скрипка, и поют что-то дуэтом, по цыгански. Должно, 'Очи чОрные'. Или 'Чйьорные глаза', не знаю. А вот тут судя по звуку - что-то навроде гитары - и поют понятно, пралубофф. Ну да, они еще думают, что это - шансон. Не знают, что надо - хрипло, не в ноты, и про Магадан. И это хорошо.
  Посетили пару мест - скорее эдакие клубы, в одном билльард, в другом дискотЭка - танцы, значит. Клубы 'для людей' - я оба раза оставался ждать у входа, в компании таких же охранников и денщиков - в оба клуба приходило много офицеров. Охрана вяло трепалась между собой, но кто хотел - дремал стоя в сторонке. Как я например. Один усатый веселый солдатик пытался было меня зацепить на разговор - мол, откуда сам, куда к кому? Я вежливо ответствовал, местным аналогом 'С какой целью интересуетесь?' - и солдатик, весело кивнув, отвалил. И сам стал кому-то рассказывать - а я слушал. Солдатик оказался ветераном той самой Северной войны, о которой рассказывал как-то Кэрр. Долгая, кровопролитная и в целом бессмысленная война - ибо в итоге Северная марка, за которую дрались - наполовину обезлюдела и лежала в руинах, так что победитель довольствовался больше моральными лаврами, чем звонкой прибылью. А солдатик все вспоминал, как в Юргетской пуще их взвод почти полностью перебили егеря, и они с оставшимися товарищами метались от одного трупа к другому, отыскивая гранаты - в болотном лесу, с толстыми голыми стволами редко стоящих деревьев, да против ловких и метких егерей - ручные гранаты да гранатометы оказались лучше всего прочего. Вспоминал, как выжигали из подземелий Штральфасского форта остатки гарнизона - а потом их самих загнали туда же подоспевшие вражеские саперы-штурмовики. Отсиживались в сточных ямах, по уши в нечистотах, пряча оружие и патроны под телами товарищей - а потом встречали чистильщиков огнем. Так продолжалось двое суток, пока один отчаянный сержант не вылез по колодцу наверх, перерезал часовых и устроил там маленький Сталинград - и всем остальным удалось под шумок выбраться и уйти. Рассказывал, как с его нонешним командиром, тогда еще кадетом-юнцом неделю пробирались через Ледяной Хребет, а за ними шел озлобленный горец - кадет застрелил его брата. Горец их почти настиг, обессилевших от голода - но на их счастье забывшего осторожность горца застрелил случайный патруль. В общем, было о чем послушать.
  
  Вернулись в гостиницу поздно, Кэрр весьма довольный, да и я тоже - за день увидел едва ли не больше чем за все время до того. На сон взял у Кэрра почитать те самые листки что сам ему и отдал. Он мне их протянул с усмешкой - чего я не понял. Прочел внимательно, пару раз. Ничего смешного. Слог типичный пропагандистский.
  Какие-то 'вольные' - что-то вроде местных казаков, стали творить 'противоправные действия', провоцируя мирные степные племена, плюс пользуясь незаслуженно серьезными льготами в налогообложении, расплодили коррупцию и экономическую преступность в сопредельных регионах. Так же незаконно хранили незарегистрированное оружие, создавали незаконные вооруженные формирования, разжигали межэтническую рознь и рознь по прочим мотивам. В том числе религиозным, что выражалось в притеснении традиционной церкви, вплоть до замещения ее различными полуэкстремистскими сектами. Так же ими проводилась подрывная деятельность, препятствующая развитию экономики и осуществлению крупных экопроектов в горных районах, а равно и создавались организации, направленные на свержение действующей власти насильственным путем. Ввиду всего вышеизложенного, для восстановления законности и укрепления вертикали власти, та самая власть считала необходимым введение режима КТО на территории поселений 'вольных', а равно прилегающих. Для чего должны быть задействованы армейские части, МВД и ВВ, а так же соответствующие спецслужбы. Так же к ликвидации бандформирований и бандподполья активно привлекаются формирования из местных граждан, в основном - жителей степных районов.
  Ну, это если в общем. Привычным языком. Написано-то проще.
  А дальше шли частности - правда, частности были интереснее. Без суда и следствия, уничтожение поселений, расстрел сочувствующих и укрывающих, конфискация имущества и прочие радости.
  Вкратце - местные казачки чем-то помешали князю, при том сами они ему доверяли - чем князь воспользовался, и казачков извел. Под корень, судя по тому, что я видел.
  Эвон оно как.
  Завтра уточню у Кэрра - что сей факт в здешней политике значит.
  .
  ***
  
  Покинули Фульрих по утру понедельника, без всяческой помпы и шума. Застава на выезде, сонная но сурово-бдительная, проверила документы - я расслышал, что Кэрр им представился приказчиком какого-то там торгового дома - шлагбаум взлетел вверх - и мы снова оказались 'в свободном плавании'. Почти сразу по выезде Бэзо избавился от маскарада, повеселел, и то и дело подсаживаясь ко мне - благо ехали неспешно - живописал, как ловко и красиво он тогда кинул этих бунтарей, и какой он вообще ловкий. Мне надоело, и я ответил:
   - Ага, позавчера видел. По канавам прыгать у нас обоих кстати неплохо получается.
  
  Цыган обиделся и более не приставал. Правда, видя, что я тему не продолжаю - вскоре отошел и снова зажизнераростнел.
  
  К вечеру добрались до очередного городка. Тут Кэрр в местной... в гимназии, чтоль, на церковно-приходскую не очень похоже, посолидней, провел лекции по биологии. Я тоже присоседился к ученикам, что в общем не вызвало особого шока ни у кого. Даже Бэзо на одном занятии посидел, послушал - про лошадей. Профессиональный интерес... И кстати, как выяснилось на другой день - вовсе не праздный - по пути заехали в одну деревню и там Кэрр с Бэзо по случаю вылечили лошадь.. Тут уж Бэзо ничуть не скрывался - и к нему крестьяне со всем уважением относились - даже помощник ветеринара тут - очень уважаемый человек. Да и в целом - нас там напоили и накормили, ночлег бесплатно, в общем - очень неплохо получилось.
  
  Еще пару дней ехали по 'сельской местности', а потом на берегу весьма живописного озерка разбили лагерь - Кэрр собирался ждать тут какой-то не то караван, не то обоз.
  Вот тут-то за меня и принялись. К немалому неудовольствию цыгана, на которого взвалили все хозяйственные функции - мной дни напролет занимались Кэрр и Лами. По учебникам, справочникам, каталогам, всяким прочим иллюстрированным книжкам. Кстати, книжкам явно очень недешевым - картинки в одной, что-то вроде 'Энциклопедии живой природы' - даже цветные. Дело продвигалось очень быстро - ибо Кэрр был заинтересован, чтобы я мог поскорее более-менее общаться, я естественно тоже - а Лами просто нравилось учить меня - ну как же, такой большой, а знает меньшее ее! То ее все учат - а сейчас она учитель! Игр-то у нее не так много, не всегда с ребятней на остановках подружиться успевает - она все же совсем другая, нежели даже городские дети, не говоря о крестьянских. А играть хочется - ребенок же. Тут я очень кстати пришелся. Ну а Кэрр учил меня стрелять. Для обучения естественно пошел мой бульдог - патронов-то к нему купили много. Однако, вскрыв ящик, я немало удивился, а то и сказать - огорчился. Патроны были столь же отвратные, сколь и дешевые. Конечно, стоило ожидать, но...
  Гильза - как у охотничьих патронов, папковая, только жопка металлическая. Капсюль малюсенький - экономят чтоль? И капсюль-то - навроде пистона детского. Пуля свинцовая, по виду - как колпачок, явно штампом из листа выбитая. Порох - как говаривали раньше 'полудымный' - по запаху бездымный вроде, и конечно таких шикарных клубов, как от дымного нет, но при выстреле сизое облако весьма солидное, правда и рассеивается быстро. Видал что-то похожее на дешевых охотничьих патронах Стреляли с осечками, чуть ли не каждый пятый патрон, некоторые и по второму разу осекались, правда уж на третий - все срабатывали. Кучность боя, ввиду малой дистанции, еще как-то устраивала, а вот мощность... Пули насилу пробивали две дюймовых доски, половина пуль вторую толком и не пробивала, торчала на выходе в щепках.
   - Тьфу, гадость - сплюнул я с досады, перезаряжая в очередной раз револьвер. Занятие это, кстати сказать, хлопотное - я себе оставил самый простенький бульдог, правда и самый маленький. У него для перезарядки надо шомпол вытащить, барабан снять и гильзы по одной выколотить, потом патроны в барабан напихать - и обратно все поставить.
  Кэрр, усмехнувшись, ответил
  - Да-да. А кто-то покупает такое, и надеется, что это спасет его. Глупо экономить на оружии и патронах.
   - Нет уж, у меня для этого хорошие патроны есть - улыбнулся я в ответ - а эти - для учебы сойдут, пожалуй.
  
  Ну, в общем - так оно и было - для учебы вполне годились и эти - через три дня вполне стабильно попадал в ящик из-под патронов метров с семи, навскидку. А прицелившись, взведя курок - мог попасть и метров с двадцати. Вообще, стрелять из револьвера оказалось не так сложно, как я думал - конечно, самовзвод мешает, но если курок взвести - то очень неплохо.
  
  Дни так и проходили в занятиях, по вечерам правда отвлекался на рыбалку - клевали тут какие-то вродекрасноперки и какбыокушки - некрупные, но и не сказать мелочь - а уха и вяленка - не помешает. Попутно слушал "политинформацию". По рассказам Кэра выходило, что сейчас в княжестве Валашском "трудный период". С деньгами князь что-то напортачил, церковники оборзели, соседи... тоже не любят. А тут еще эти казачки, Вольные... Очень не по нраву многим, как князь с ними обошелся - они сидели уже не первую сотню лет на границе, прикрывая страну от кочевников из Степи. Имели, конечно, льготы всякие, да еще "без выдачи" - принимали к себе люд, желавший вольной жизнью жить. Так что и власть князя там была... относительная. Да только Вольные были известны своей честной службой - они держали границу, а во внутренние распри не лезли никогда. Правда, и усмирять внутри страны их не привлекали - за что и простой народ Вольных любил. Да вот зато кто побогаче - не жаловал. Ну и огребли конечно - нельзя сидеть и ни во что не вмешиваться, надеясь, что "не зацепит". Зацепило - да вишь как - начисто...
  Но - и внутри страны, и за пределами, таковое решение вызвало осуждение. Внутри-то понятно - простым людям Вольные Земли - всегда были как "крайний вариант" - там конечно перманентная малая война - да все ж и Воля. А тем, кто и без того хорошо жил - Вольные прикрытием от Степи были. Князь правда возгласил, что договор есть с самыми крупными племенами... да только кто поумнее - понимают - какой с кочевниками может быть договор? А держать на границе войска - так оно князю выйдет куда как дороже, чем обходились все послабления Вольным. Вот и думаю я теперь - хорош ли правитель этот Орбель Второй? Что-то он косяк на косяке лепит... а такое рано или поздно кончится плохо. Или свои зарежут... хотя Кэрр говорит - своих он сам режет почем зря - да вот те же Вольные... ну так значит - чужие придут. Свято пусто - местом не бывает.
  - Да, верно думаешь, Йохан - ответил на мои предположения Кэрр - так оно и есть. Соседи не любят Орбеля. Вот Рисс куда мы едем - очень не любит. Союз... Союзу наплевать... хотя свои интересы имеет. Союз не воюет, хотя армию может выставить мощную. Но - купцы они не штыком а золотом побеждают...
  - Ага. Знаю. Или купят за золото чужой штык.
  - Да-да. Из них всех воюет только остров-город Бреген, ну да они далеко, и воюют не здесь. А так Союз в войну не полезет... но результат от него зависит. Другие соседи - кроме Рисса - сразу так не ввяжутся - Северные Княжества слабы, мелкие еще он Войны не оправились, а самое крупное - армии Орбеля на пол дня боя. Ну и степняки - тут князь сам себе стекла в перину подсыпал...
  
  Я как раз изучал "политический атлас мира". Посмотрел на соседей Валаша - и в Рисс мне совсем расхотелось. Армии тут на случай такой войны - призывные, загребут за здорово живешь - а как тут бывает - давеча солдатик рассказывал. Ну его к чорту, пожалуй. В Союз Кэрр не едет, одному туда добираться - пока не тянет, да и там обустроиться надо суметь... может, осесть где потише? Надо будет еще подумать. Расхотелось мне что-то в Рисс. А вот из Валаша свалить - захотелось. Тут мне точно - "этастрана", и попасть под раздачу за чужие косяки - мне нафиг не сдалось.
  Вечерком пересчитал нажитое неправедным образом золотишко - выходило, как я ориентировался в местных ценах, на маленький домек-ф-диревне. Только, допустим, куплю я этот домик - а дальше что? Чем пропитание добывать - земледелием и бандитизмом? Так я вроде в обоих ремеслах пока не очень... хотя никогда не поздно научиться, было бы желание.
  
  Наконец спустя неделю с лишком пришел караван, сразу стало людно - хоть они и стали поодаль, но все равно шум и ощущение многолюдства. Кэрр крутил какие-то свои дела, Безо играл в нарды, Лами подружилась с двумя мальчишками, помогавшим отцам в пути. Два дня прошло в такой суматохе, а на утро третьего дня мы снялись, и отправились дальше.
  
  Глава 8
  
  Путь шел в предгорья, к югу. Уже к вечеру горы вполне отчетливо стали нависать над горизонтом. Остановились в деревне - ничем не примечательной, однако тут случилась некоторая оказия. Едва мы договорились с хозяином одного более-менее приличного домишки о ночлеге, как тот спросил - нет ли, мол, среди нас лекаря? Кэрр уточнил, в чем дело, тот рассказал - сват его мучался с какой-то дрянью - то ли нарыв, то ли что. Кэрр согласился помочь, если сможет - тем более что хозяин обещал - мол, в долгу никто не останется.
  Оказалось - у мужика здоровенный, чуть не с кулак нарыв на пояснице. Кэрр его весьма умело вскрыл, почистил тампоном и рассказал, как дальше лечить. А я оказался на редкость кстати - Бэзо тут держался в стороне. А я, даже не задумываясь, подмог - и рану обработать, и инструмент протереть самогонкой, и тампоны сделать, да и бинтовать помог. Кэрр все это наблюдал с легким удивлением, а цыган так и просто - очень уважительно смотрел. Закончив все, вышли на другую половину, сели к уже накрытому столу - лекарь в деревне - человек весьма уважаемый, так что стол, по местным меркам, ломился от изобилия. А уж когда, под конец трапезы, выглянул и 'прооперированный', до того уж сутки лежавший пластом, горячо благодаря за лечение - то и подавно. На Кэрра смотрели как на спасителя, впрочем, для этой семьи он, пожалуй, таковым и был - чорт его знает, но с таким нарывом шутки плохи, а случись что с главой семьи - солоно им всем пришлось бы. Бэзо с Лами тоже сидели с весьма гордым видом, но мне, как помощнику лекаря внимания было больше. И подливали хорошенько, и вино было вкусное. А одна из хозяйских дочек так и вообще - смотрела ооочччень внимательно. Изрядно захмелев, подумал - а отчего бы не попросить ее показать мне здешние достопримечательности? Ну, там... склепы... прошлый век, чугунное литье... обожаю склепы, обожаю чугунное литье... хотя какое тут, к хренам, литье, на сеновалах-то? Нам литья там... не надо...
  
  ***
  
  Ну, и не особенно-то и сильно голова болит. Могло быть и лучше, бывало и хуже. А вот чешуся весь. Это да. Сено оно такое... колючее. И живности там всякой, блохи что ли, или кто, искусали, падлы... Но, в целом, конечно, нормальное самочувствие. Селяне нам с собой дали всякой деревенской съедобы - не то чтоб особо много, но и то неплохо. Вышли нас провожать, несмотря на раннее утро, всеми соседскими дворами - ну да в деревнях рано встает народ. А вчера вроде никто слишком-то сильно не перегулял... наверное, я не помню. И вообще, я на отъезде взгляд прятал - она ж тоже вышла. Правда, смотрит весело, хихикает в платок... А я ж даже не помню, как зовут-то. Ну, а теперь спросить и совсем-то как-то... В общем, даже как-то с облегчением вздохнул, как деревня пропала в пыльном облаке позади.
  Все ждал, что цыган станет подтрунивать или еще как, но тот помалкивал. Сам он, похоже, тоже времени вчера не терял - по крайней мере, фингал у него был знатный. Да и Кэрр выглядел несколько... утомленным, так сказать. Ну, что ж, - мы должны иметь некоторый гражданский отдых, а как же. К тому же он обещал, что к полудню доберемся до какого-то очень целебного озерца с подводными ключами и весьма прохладной водой. Там и подлечимся.
  
  ***
  
  В предгорьях по вечерам было даже прохладней, чем в степи - тут постоянно гуляли какие-то сквозняки. Горы были невысокие, скорее - эдакие скалы-холмы, чем-то Карелию напоминает, отдаленно. Только гранитов меньше, все больше известняки. Эта дорога, фактически - самая южная серьезная артерия Валашского княжества. Дальше на юг, выше в горах - только узкие тропы. Царство местных горцев, вроде как лояльных... но горцев, и контрабандистов. Дальше за хребтом - побережье, там уже территория Союза. Дорога же эта, вроде как, обязана существованием именно этим известнякам - тут и сейчас работают каменоломни, и по дороге часто встречаются караваны телег с блоками камня. Тащат их неторопливые лохматые тяжеловозы - вроде как, у нас, их называли першеронами? Возницы столь же ленивы, неторопливы и безучастны ко всему окружающему. Везут камень к рекам, там грузят на баржи и дальше, на равнину. Говорят, прибыльное дело, но вложений немалых требует. Какого дьявола Кэрр вообще полез сюда? По равнине было бы лучше, да и выгоднее, а тут? Он, правда, усмехнулся, сказав - 'Коммерция, понимаете?' - но откуда тут коммерция? Ну да ладно, посмотрим, в конце-то концов, мне это не столь важно. Они как раз с Бэзо что-то обсуждали, устроившись в фургоне, а мы с Лами хозяйничали на предмет ужина. Точнее, я в основном лишь присматривал за огнем. Да и то сказать, чего там присматривать - с дровами тут, в предгорьях, было ничуть не лучше, чем в степи, и потому хворост пошел в основном на растопку моего самовара, а котел висел над спец-полешком. Таких полешек в фургоне было припасено немало - именно для такого случая. У нас подобное вроде как называлось 'свеча Дакота', или 'деревянный примус'. Расколотое аккуратно на четверо вдоль сухое полено, довольно-таки длинное, из которого вынута середина, насечено на стружку, а потом обратно связанное, правда, тут не подручным материалом каким, а специальными хомутами, ну, мастер Кэрр человек обстоятельный, хомуты многоразовые, вечные почти. Ставится такое полешко вертикально, на сделанную в земле канавку - чтоб воздуху приток был, в пустую серединку закладывается растопка - и поджигается. Разгорится - и полешко отлично функционирует, само по себе служа печкой, создавая тягу, и жарко и равномерно выгорая. И готовить быстро, просто и экономно, и в любую почти погоду, и напасти можно, хранить удобно, разжечь элементарно. А если надо - то и погасить легко - засыпал канавку - притока воздуха нет - погаснет. Можно вскоре взять, да и дальше нести с собой, до следующего раза.
  
  
  
  Но я не поленился и нарубил все же, где нашел, сушняка - как и прошлые две стоянки - очень уютно было ужинать у маленького костерка. А поскольку у Лами суп-каша уже был почти готов, я и разжигал этот 'уютный костерок'. Вот сидел и смотрел, как маленький огонек начинает жадно ползти по тоненьким веточкам растопки. Еще немного, и костер разгорится, и вскоре мы соберемся вокруг него на ужин...
  Костерок разгорелся вовремя - как раз Лами положила всем полные миски и приготовилась преувеличенно сердито звать ужинать - как и мастер Кэрр с Бэзо сами подошли. Мы уселись в кружок у огня, по местному обычаю перекрестились перед приемом пищи, я тоже - ну, а как иначе-то. Иначе нехорошо как-то. Да и почему нет - собственно-то говоря, крестятся здесь несколько иначе, религия малость непривычная, но - вполне себе нормальная. Вроде как поклоняются божественной сущности, но не в трех ипостасях, как у нас, а в двух - Брат и Сестра - огонь и вода, как на тех знаках, что я с покойников снял. Знаки, кстати сказать, Бэзо прибрал - набожный он очень... но знаки наверняка уже продал. Так вот эти две сущности тут заместо нашей Святой Троицы, олицетворяют духовное и телесное. Им и крестятся так - на лоб, на сердце, да по плечам - мол, душе и телу, добра и зла поровну, а мы посередине. Это меня опять же Бэзо просветил, ну и мастер Кэрр добавил. Он еще про церковный конфликт говорил, но я так и не понял пока толком. Вроде, что-то как у нас с протестантами или просто католики с православными - не пойму. Ну, да и наплевать мне, пока как я смог уточнить - религиозных-то войн и всяких Варфоломеевских ночей особо и нету - а мне, собственно, большего и не надо, я в религию уж точно не полезу. А вот привыкать креститься - надо. Чего-чего, а атеизм, или правильнее сказать - безбожие - тут точно не в моде совсем.
  
  Похлебка у Лами вышла отличная, потому ели и нахваливали ничуть не притворно, и на добавку все выскребли - котел мыть почти не надо. Она даже засмущалась немного - но совсем немного - смутить всерьез этого веселого чертенка было практически нереально.
  После расселись у прогорающего костра с чаем, накинув на себя пледы - замечательно, практически идиллия. Девочка быстро допила свою кружку, и убежала в фургон. Посмаковав немного, Кэрр сказал:
  - Слушай, Йохан. Мы с тобой говорили о продаже твоего ... особого товара, так?
  
  
   А.. винтовки, как же, как же. Так и валяется на дне телеги, под барахлом, половина из тех, что снял с того несчастливого взвода. Конечно, в деревне такая штука полезна, да вот только мало кто в деревне даст хорошую цену - и опасно это, незаконно тут военное оружие продавать. Да еще вот так, без всяких бумаг. Я предложил, было - вообще их выбросить, прибрав пару затворов на запчасти к моему карабину - его-то я полюбому оставлю, хоть трижды незаконно. Но Кэрр сказал, что он знает, кому продать, а насчет того, как везти - чтоб я не беспокоился, если что, он 'решит проблему'. Вот, видно, и настало время продать винтовки... а с учетом того, что продать тут можно только горцам... Непрост мастер Кэрр, ох непрост... Ну, да мне-то что, мне, собственно, все равно, кому их продадут - мое дело деньги получить, а уж остальное - не моя печаль.
  - Да, мастер Кэрр, мы договорились.
  - Ну, так вот, Йохан. Я тебе предлагаю. Ты мне продаешь винтовки. Я их у тебя покупаю - по нормальной цене. Сразу все. И деньги сразу. Согласен?
  - Согласен - ответил я. А почему бы мне и не согласиться-то? Только Кэрр не спроста же все это затеял, интересно, что дальше.
  - Завтра вы с Бэзо отвезете их... заказчику. Просто отвезете. И отдадите.
  
  Ага... эвон оно что... Отдадим, просто так. Это от Кэрра-то я такое слышу. Н-да, что-то эта затея мне не очень нравится...
  - И еще, Йохан. Ты неплохо стреляешь. Возьми с собой оружие. В горах опасно.
  
  Вот оно что. Нет уж, что-то мне это совсем не нравится. О чем я и сказал.
  - Мне это не нравится, мастер Кэрр.
  
  Кэрр вздохнул
  - Твои условия, Йохан? Сколько ты хочешь за эту работу? Сверх того, что я заплачу за винтовки?
  - Мастер Кэрр - я улыбнулся. Глядя ему в глаза - сколько стоит такая работа? Скажите мне? Вот столько я и хочу за нее.
  
  Кэрр шумно выдохнул. Безо что-то проворчал, но себе под нос, я не разобрал. Наконец Кэрр сказал:
  - Полсотни серебром. Йохан, это хорошие деньги. За одну поездку в горы. Это половина жалованья наемного солдата. За месяц службы. На войне. Это, правда, очень хорошие деньги.
  - Мастер Кэрр... Поймите. - я постарался подобрать слова - и так я говорю медленно, отчего на людях даже проще косить под контуженного, а тут и вовсе затормозился - Мастер Кэрр. Я не дурак. Я видел всякое. Когда много платят и мало работы - это очень плохо. Мне это не нравится, мастер Кэрр.
  
  Бэзо аж вскочил, размахивая руками и горячо живописуя, как я много ем, то есть зажрался, и вообще, что я должен мастера Кэрра на руках носить, а не кочевряжиться, ну и все такое, в том же духе. Правда, большая часть эмоций прошла мимо меня - несмотря на общую утилитарность здешнего языка, цыган выражался очень образно... слишком образно для меня. Кэрр заткнул фонтан его красноречия успокаивающим жестом, и тот сразу сник.
  - Йохан, ты говоришь разумно. Ладно, скажу проще - оружие надо отвезти и отдать горцам. А горцы и оружие... Это очень опасное сочетание. И не только сами горцы. А то, что мы им отдадим оружие. И еще их соседи. Да, это опасно - но не смертельно. Это не на войне идти на штурм. А я готов заплатить много. За риск. И - за молчание. За молчание даже больше чем за риск. Такое объяснение тебя устроит?
  -Да, мастер Кэрр, устроит - ну, опять же, а почему нет? Ведь, по большому счету, выбора-то у меня сейчас нет - и Кэрр это знает, но не давит на меня. Что, опять же, наводит на мысли. А ведь и еще момент - он мне, как ни крути, ДОВЕРЯЕТ. И, дальше - так или иначе, но давить на меня станет не так просто. Ну, это если все пройдет гладко. С другой стороны - явно выходит, что я сам, таким образом ,соглашусь влезть в очередное противозаконное действо. Не то чтоб раньше я был сильно законопослушен, по местным-то меркам, но это пожалуй выходит посерьезнее. Более того - вроде как осознанно, преднамеренно и с корыстной целью. И, ясное дело - Кэрр не упомянул, но явно заплатит он нам - я так понимаю, что и Бэзо тоже - за то, чтобы ему, если что - остаться незапятнанным.
  Раздумывал я, очевидно, слишком долго, потому что Кэрр спросил:
  - Ну так что, Йохан? Ты согласен?
  - Согласен, мастер Кэрр. По рукам.
  
  И мы хлопнули по рукам, под недовольное брюзжание Бэзо.
  А потом, допив чай, отправились готовиться к ночлегу. В фургоне хватило бы места и на меня, но я устраивался отдельно - под телегой, сбросив до земли тент. Не то что бы я не хотел ночевать со всем - просто я читал, иногда и до утра. А потом днем ехал и клевал носом.
  Читал много. Сейчас разбираюсь с географией, и только начал историю - но тут уже надо снова вернуться к языку - вот взял у Кэрра серьезный такой словарь, местный Ожегов, или там Даль.
  И вот сейчас, я могу уже более-менее сносно понять, что мне говорят, и выразить свою мысль несложными предложениями. Благо тут, в общем, насколько я слышал - простой народ так примерно и общается. Аристократические круги, наверняка, общаются иначе - да только попасть мне туда не светит, а коли и попаду - выдать себя за аристократа все одно не выйдет.
  Понимать, правда, получалось лучше, чем говорить - слова подбирал медленно, неспешно строя даже простые фразы. Ну да пока и так хорошо. На людях еще старательно ззззз-з-зааа-а-ии-ика-аа-л-л-ся и дергал челюстью, вращая глазами - Станиславский, может быть, и не одобрил бы - но народ, судя по реакции, верил образу.
  А сейчас вовсю осваивал письменную речь. Потому и забирался к себе - читал в слух, по слогам, особо непонятные слова тут же смотрел в словаре, старательно записывая в записную книжечку что-то важное-необходимое, или просто понравившееся. А вот сегодня кроме учебников взял у Кэрра и какую-то здешнюю Анну Каренину или там Войну и Мир - он мне рекомендовал почитать именно на предмет правильной речи, мол - классика и все такое.
  
  Забрался я в свою, еще с вечера устроенную 'палатку', кстати, довольно комфортную - Бэзо показал, как можно под днищем телеги привязать плащ-палатку, на манер гамака или морской койки - и очень выходит удобно и тепло - не на земле спать. Но пока устроился на пледе. Разложил книжки, запалив фонарь.
  Керосиновые лампы мы продали очень быстро - и очень недешево, а вот весь запас керосина, и одну 'летучую мышь' я прибрал. Впрочем, Кэрр даже обрадовался этому - как раз запасы лампового керосина у него были - и их тут же раскупили - ибо лампа без керосина вещь бесполезная. А уж Кэрр умеет в красках расписать, мотивировать, так сказать. Мастер активных продаж. Он вообще, этот мастер Кэрр, надо сказать, не очень прост.
  Еще вот с ним моменты непонятные. С Лами, например. Он сказал, что дочка мол, а матери нету, померла. И Бэзо так говорит - уверен он в этом... хотя точно и не знает. Отчего-то кажется мне - что это то ли не его ребенок, то ли его, но нежеланный. Нет, не то что нелюбимый - но вот... как-то пару раз смотрел он на нее... эдак вот. Как на любимого, но чужого. Да и вообще, взгляд у него порой... эдакая сталь в нем проскакивает. Оттого, наверное, и очки носит - я сначала попросил у него, читать чтобы - так толку там от тех очков, хорошо если полдиоптрии. Но глаза скрывают, это да.
  Стреляет он очень хорошо - в карту игральную, с двадцати шагов, попадает из армейского револьвера. На той попойке в деревне, не то чтоб драка, так, потасовка, но одному пьяному парубку неплохого леща отвесил - я и подойти не успел, как все - лег уже тот отдохнуть, и вставать особо и не хочет. Опять же, винтовки эти... Тут мысли переключились на завтрашнее дело, стал прикидывать что к чему, да так толком ничего и не прикинул - мало я пока знаю, оттого выводы делать не могу. Ясно только, что если он горцам оружие ДАРИТ... то толи контрабанду через них гнать хочет... толи чего посерьезней. Горцы и оружие - это да, это мы знаем. Вот только кончалось это зачастую плоховато. Правда, только если дать слабину. А уж Кэрр, если это он для себя - слабины не даст. А если не для себя? Хм... все же стоит завтра с ним переговорить - и если дело совсем серьезное - надо мне от этого, так или иначе, сваливать.
  Но - все это завтра. А пока что - прочь все лишние мысли - фитилек открутить, душновато станет, зато и потеплее, книгу открыть, здоровенную лупу в подставке - на лист, и - вперед.
  Учиться, учиться и еще раз учиться.
  Прямо как завещал великий Ленин, о котором тут никто, естественно, не слышал - и не услышит.
  
  ***
  
  Заснул под утро - надо было бы выспаться, но реально зачитался жизнеописанием какой-то графини. Само жизнеописание мне было глубоко фиолетово, но вот масса оборотов речи, эпитетов, общепринятых обращений, и прочего такого - пришлась очень кстати. Надо только уточнить у Кэрра - насколько это актуально? Под финиш полистал учебник географии - поискал, что там пишут про местность, где мы сейчас находимся. Писали немного: добыча строительного камня, в верховьях рек добывают медь, есть небольшие прииски самородного золота, но уже совсем истощились. Животные, ага.. горные быки? Интересно... так, местное население весьма воинственно, до недавнего времени имели место частые набеги и восстания против власти валашских князей... Эвон как! Ладно, завтра уточним.
  
  С утра, сразу после завтрака, спросил у Кэрра когда едем? Он ответил, что ближе к обеду. Тут-то я и насел на него с вопросами. Главным образом напирал на наш с ним вчерашний договор, мол, все ли так как есть. Кэрр, чуть помявшись, объяснил, что да, горцы здесь весьма воинственны. Но вот потому-то он и хочет их задобрить.... Для своих торговых интересов. Уточнять я не стал - думаю, тут он все же соврал, да только мое какое дело? Я спросил о другом:
  - Мастер Кэрр, а чего нам опасаться? Что опасно в этом деле? Я хочу знать, какие могут быть проблемы.
  - Проблемы... - Кэрр задумался, пожевывая травинку, снял и протер платком очки - Проблемы такие. Винтовки это очень дорогой товар. Для горцев - горцы любят оружие (тут я непроизвольно кивнул), а хорошее военное оружие - тем более в цене. А вот денег-то у горцев не много. Потому... сам додумаешь?
  - Понятно - я кивнул - Могут захотеть не платить...
  - Ну да, - усмехнулся Кэрр - они же не знают... да и не только они готовы будут напасть.... Но это если бы знали - а пока никто не знает.
  - Тогда в чем проблема?
  - Проблема в том, что никто не поверит, что им винтовки не продали. И никто не поверит, что у вас с собой не будет этих денег - а это куш... даже для кого-то из этого же клана. Не говоря про соседей - а они могут и узнать.
  - Ага... понятно. И случись что - не поверят... да, действительно, не очень там будет уютно.
  - Именно - особенно на обратном пути. На пути туда, особо расслабляться тоже не стоит, но все же проще.
  - И это все? Или есть еще проблемы? Вы вчера сказали о молчании.
  - Это в твоих интересах тоже, Йохан - снова улыбнулся Кэрр - Да-да. Дело в том, что я плачу тебе неплохие деньги... Но, тут еще одна проблема.
  - Какая же, мастер Кэрр?
  - Видишь ли, Йохан - княжеский закон запрещает продавать горцам военное оружие. И за это положено пять лет каторги - он посмотрел мне в глаза и снова улыбнулся - Ну, это если поймают.
  - Ах, вон оно как...
  - Да. Потому - на пути туда горцы для вас не очень опасны, а вот если попадется патруль жандармов... редко, но это тут бывает...
  
  Эвон как. А ведь, сдается мне - вот теперь, начни я отказываться - может получиться совсем нехорошо. Конечно, Кэрр вчера мне не сказал всей правды... но теперь я, без преувеличения, 'слишком много знаю'.
  С другой стороны... кроме моего вознаграждения за поездку, он уже отдал мне деньги за винтовки - и по хорошей цене. А, да ладно - один хрен на мне и так каторга до смерти висит, по местным меркам - а шанс не даться живым у меня все же немалый. И терять нечего, даже цепей нема.
  
  Двинулись после полудня, я-то думал, поедем верхом, но Бэзо сел в телегу на водительское места, а меня посадили поверх всего в телегу, ну а Ксюшу привязали сзади. Мне казалось, что в горах с дорогами не очень, но Бэзо растолковал - мол, полпути еще вполне проедем, а дальше навьючим на лошадей и пешком проведем. По-другому, мол, хуже выйдет. Ну, что ж, ему виднее. Дорога пошла между невысокими каменистыми холмами, а вскоре начались и настоящие невысокие скалистые горы.
  
  
  
  Тишина и благодать, но я горы давно не люблю, а тут старое вернулось, нервы играют, и вообще. Мерзкие нагромождения камней. Лесом бы поросшие были - и уже легче. Почему - не знаю, но вот эти, без леса - неиллюзорно напрягают. Винтовка давно в руках, разве что на предохранителе. Неуютно мне в горах, да еще вот так - с грузом, одни, в отрыве... Совсем неправильно и как-то... В общем, нервничаю я. Хотя и понятно, что тут вовсе не военная зона какая-то, и не то чтобы даже 'неспокойно'. Просто накачка перед выездом и старое давно минувшее, вкупе с окружающим пейзажем и дало такой эффект.
  Часа через три Бэзо предупредил - смотреть повнимательнее. Дороги, как таковой уже, в общем, и не было - широкая осыпь. Впрочем, довольно ровная и проходимая, в такую погоду, по крайней мере. Судя по всему, дорога тут была когда-то, но очень давно. А вскоре - за очередным поворотом открылся и наш промежуточный пункт. На уступе скалы прилепились развалины старой крепости. Маленькая, меньше, чем в степи была,, но из камня - ну да оно и ясно - камня тут полно. Когда-то, давным-давно, лет, наверное, с сотню назад, не меньше - крепости сильно досталось - и с тех пор ее забросили. Тут у нас 'точка' , развалины вполне удобное место. - перекидываем груз, отдыхаем и вперед еще с час-полтора пешком.
  Правда, оно для всех удобное, и на нас не забронированное. Мало ли кто там уже успел приютиться? Потому, снял винтовку с предохранителя, да и Бэзо привел оружие в готовность. Приближались медленно, осматриваясь. Но никаких следов или признаков присутствия, или какой-то опасности не увидели. Уже смелее, быстро осмотрели и не столь обширные развалины - нет, чисто. Старые кострища - но совсем старые. И следов нет. Ну и ладненько.
  
  
  
   Отдохнули, пообедали взятым с собой, цыган обиходил лошадей. Распряг их, и стал прилаживать вьючные приспособы, мешки всякие и подобия разгрузки, чорт их там знает, как они называются - короче говоря, багажник на крышу в лошадином варианте, ага. А я стал готовить груз. И сразу наткнулся на интересное. Серо-зеленый, добротный, характерного вида деревянный ящик. С двумя ручками по бокам. В таких у нас патроны бывали. Тока тут патроны вроде как попроще хранят-возят. И точно знаю - у меня такого не было. И чтоб Кэрр покупал такое - не помню.
  
  
  
  - Эй, Бэзо - я нарочито громко постучал прикладом - по доскам дна телеги, все одно он не увидит, а вроде как - я по ящику колочу, а потом поднял за ручку ящик - да нет, не патроны, по весу-то, никак не патроны... эге.. - А это что? Не мое, вроде... - и крепко держа ящик, старательно стал имитировать желание перевалить его через бортик и, очевидно, сбросить на землю.
  
  Сработало. Цыган аж посерел. Подскочил в секунду, схватил ящик... Ага...
  - Э... э, осторожней! Это... это...
  - А что там?
  - Э... там... там ценное очень! Ценный подарок!
  - А... Ну, извини. Я-то думал. А чего Кэрр мне не сказал?
  - ...Ну... это... это мой подарок! Вот! Ты же свои винтовки продал? Ага! А мне надо тоже денег! Я вот тоже везу, там продам! Очень ценное, дорогое очень! - и, не дожидаясь, очевидно, пока я полюбопытствую, что там, цыган старательно замотал ящик в тряпки, и бережно отнес в сторону. А ручки-то трясутся, ага. Подарок. Дорогой.
  Ладно уж, понимаем мы. Дорогой подарок, подарочек, и даже 'сюрпрайз!'. При том, сдается мне, горцы отнюдь не получатели, а лишь доставят и как надо упакуют. Интересно, умеют здешние горцы упаковать грамотно такой сюрприз? Да, а чего бы и не уметь-то? А то и научат, дело-то известное, как оно бывает.
  Пока перетаскивал винтовки цыгану, который их паковал на лошадей, все думал - это во что же такое меня угораздило, судя по всему, вляпаться?
  Тропа начиналась сразу за развалинами - и по началу была лишь самую малость поуже дороги, но конечно - не такая ровная. Бэзо тут ориентировался хорошо - видать, не в первый раз ходит. Спросил его - он коротко подтвердил, посоветовав не трепаться, а смотреть по сторонам и слушать. Тоже верно, хотя вот тут как-то спокойнее - тут горы поросли каким-никаким а лесом - и кустарник и деревца есть. Мы, кстати, пока шли - поднялись изрядно - уже чувствуется немного, и воздух не тот и как-то попрохладнее, хоть солнце и припекает. А вдали вон виднеются и серые высокие вершины - не пойму даже - снег там или просто в тумане так? Вроде, нет - снега тут почти нет, лишь на нескольких горах во всем хребте - а вот на Севере есть Ледяной хребет - там почти все в ледниках и снегу. Через час дошли до живописного ручейка, маленькими водопадиками соскакивавшего со склона. Останавливаться не стали, набрали фляжки и только чуть смочили губы водой - пить ее, ледяную, никак невозможно, да и опасно - застудиться легко можно.
  Я ожидал увидеть горское поселение эдаким убогим аулом, ан нет. Нам как-то внезапно открылась обширная долина, в которой раскинулся весьма солидный поселок. Дымки, хорошо долетавшие звуки быта - звяк, стук, блеянье коз, какие-то крики. Чуть постояли, присматриваясь - нет, нормальная жизнь, ничего такого, и стали спускаться. Надо сказать, что в гору идти гораздо легче, чем с горы. А уж этих животин тащить, да еще с грузом... Безо пошел первым, я старался повторять все за ним, но все равно казалось, что чортова скотина сейчас сковырнется вниз, и себе сломает ноги и шею (да и чорт бы с ней), так и меня задавит или утащит. Спуск был довольно крутой, мы вышли к поселку, если так можно сказать, с тыла - хорошо было видно, что с другой стороны к нему подходит какая-никакая а дорога. Отчего мы не поехали там, а поперлись через горы? Ну, ответ как бы очевиден, да.
  Спуск, вроде 'в пределах видимости', рукой подать, занял минут тридцать-сорок.
  Ну, в горах такое бывает. Мерзкое нагромождение камней, и никакого проку. А ведь некоторые еще восхищаются, и песни про лазанье по этой гадости поют. Романтики хреновы. Ольпенисты. Чтоб вам всем.
  Спустились, и первым делом обтерлись от пота, пополам с поднятой пылью - мерзейшее ощущение. Морда у Бэзо красная, у меня, наверное, не лучше. Он еще сел вытряхивать камни из сапог - а я порадовался, что догадался поверх сапог застегнуть армейские кожаные гетры - хоть и жарко, голень вся мокрая, а зато нет таких проблем. Да и утянул их ремешками - считай, и сапоги стали почти как берцы - а вот по горам, конечно, берцы лучше.
  Пока мы спускались, в поселке нас заметили. Это и понятно, мы и не таились, а немалое стадо коз паслось с этой стороны, и за ним приглядывал кто-то - отсюда и не разобрать, кто. В общем, пока привели себя в порядок - к нам от поселка уже шел человек. Издалека уже начал его рассматривать. Отчего-то ждал от горцев какого-то колорита... Хотя читал, что тутошние горцы этим не характерны. Вот на Севере - там почти как наши шотландцы - и кланы, и тартаны, и килты носят. Точнее, правда, не килты в смысле юбки, а заматываются в большой кусок ткани, типа в плед - он же и одеяло и одежда и плащ-палатка, и мешок если надо.
  А за рекой Великой, там горцы другие - вроде как если так аналогии проложить - больше на наших швейцарцев схожи. Вот там говорят и костюмы эдакие с выпендрежем.
  Тут же... обычный мужчина, разве что здоровый, крепкий. Ну, надо понимать - на охране чтоль тут - вон тащит на плече короткую винтовку. Отсюда уже видать - однозарядка, и даже не знаю - винтовка или дробовик. Ствол вроде толстоват. Может, штуцер какой, они в горах хороши. На поясе кинжал. А одет неказисто - серая грубая ткань, сапоги, штаны, куртка длинная, перепоясанная. Шапки нет - отчего-то не любят местные горцы головные уборы. И небрит, борода стрижена, но не коротко. Ну, это ясно - бриться возможности нету часто. А стало быть бородатость возведена в традицию а то и в религии отражена - тож поди ихний Аллах праведника в рай за бороду тащит.
  Подошел, встал так по-хозяйски, не пускает вроде, но и без агрессии, спросил что-то на непонятном, гортанном языке.
  К Ол-Шемму. С товаром. - ответил цыган.
  
  От оно что. На том же языке и говорит горец, это я просто, конечно, не понял. Язык-то тот же самый, а вот акцент, или как назвать... В общем, видать, так в горах перекрикиваться удобней, с непривычки и кажется что другой язык, а вот вроде уже и понятно.
  Чего привез?
  Тебе знать не надо. Скажи - 'От того гостя, что еще дома сидит', он знает.
  - Хорошо. Тогда стойте тут и ждите - ничуть не удивившись ответил здоровяк, и не дожидаясь ответа, развернулся и пошел обратно
  
  
  
  Ждать пришлось недолго, минут десять от силы. За это время немного остыли, и вообще пришли в себя. Уже поспокойнее осмотрелся - уютная такая долина, отсюда-то глядя. Трава зеленая, сочная, тепло, ветра нет - видно, горы так закрывают. Селение , похоже, стоит по берегам речки, что тянется по дну долины - вон видно путь русла по зарослям кустарника. Подсознательно ожидал увидеть эдакие глинобитные сакли, однако ж - дома, выглядывавшие из-за высоких заборов, тоже, кстати, ни разу не глинобитных, вида были вполне себе нормального, с невысокими двускатными крышами, крытыми как и много где я уже видел - эдакими матами из соломы, пропитанной каким-то связующим - то ли глиной, то ли чем-то подобным. Торчат печные трубы, с некоторых идет дымок. В общем, никакой особой экзотики.
  Караульный вернулся не один - с ним шел немолодой, солидного вида бородатый мужчина. Шел степенно, без лишней спеси, но видно, что он тут вполне хозяин. Я так подумал, что он и есть тот самый Ол-Шемм, и таки угадал. Подойдя, он выслушал пояснения стража - мол, вот они, осмотрел нас, кинул взгляд на навьюченных лошадюг, и кивнув, сделал приветственный жест - мол - пойдем. И так и не проронив ни слова, развернулся и пошлел обратно. Страж повторил его жест, - проходи, мол - и мы пошли. Безо успел еще шепнуть - хорошо, по местным понятиям, раз не спрашивает ничего хозяин - значит, гостю доверяет. Ну, это, конечно, радует, но расслабляться не буду. Хотя зачастую горцев отличает эдакое изощренное коварство - но при том и дотошное соблюдение традиционных запретов. Чаще всего - в своем доме, вообще там, где живут - чужака не тронут. Зато потом вполне могут залепить пулю в затылок, едва перейдет чужак условную границу. А я местных обычаев не знаю, потому лучше не расслабляться, да.
  Вблизи поселок оказался не таким простым как издалека. Опоясывал его серьезный ров, по которому пришлось пройти, благо сухой - до самого русла реки, и там подняться к воротам. Поселок-то выходит - стоит на одном берегу реки, через которую перекинут довольно хлипкий мостик. А сам поселок серьезно укреплен. Заборы вокруг домов - вполне себе крепостной толщины, да местами видно - с приступком изнутри. Сами дома, видные издалека только крышами - на самом деле занимали почти все место во двориках, лепясь пристройками и навесами, переходами и подвалами - и сдается мне - местами и улица, если этот, совсем неширокий проход, можно было бы так назвать, и та шла по сводам подвалов. Серьезно тут все... если прикинуть, что мостик через речку, например, заминирован - а почему бы и не предположить такое? - то и вообще этот поселок окажется крепким орешком. Дорога сюда одна, а значит - можно всяко постараться, чтобы ничего тяжелого не протащили. Минометам, или как здесь, если перевести, называют - 'бомбометам', здешние дома явно не по зубам, разве тяжелым - так их поди притащи. Пушки тоже не сильно помогут и опять же - попробуй их сюда доставь, да с припасами. А стрелки... попробовал посмотреть на склоны - да и не увидел. Высокие заборы, не видать - а значит, и со склонов не особенно достанешь тех, кто внутри. Видно, что специально так строено - все проходы неширокие, и 'под стеночкой', да сплошь уступы да ниши всякие. И вот отчего-то думается - вон те отметины на камнях - именно от пуль. То есть горцы тут не раз отсиживались. Пока мы разгружали и обихаживали коней в прохладном перекрытом навесом дворике - уточнил у цыгана. Тот ответил - мол, и правда, горцы эти весьма независимы, но уже лет с десять как 'условно покорны'. Еще старый князь таки сумел, положив полроты горных егерей, а это, по словам Бэзо, те еще зверюги, загнать защитников поселка в подвалы, и впрямь весьма обширные и мало того - соединяющиеся с природными карстовыми пещерами - и под угрозой взорвать все в поселке и уничтожить взятых в плен заложников вынудить сдаться. После чего потребовал разрушить укрепления - что, впрочем, сделать не сумел - больно накладно было взрывать на самом деле, а иначе и вовсе не получалось. Ну и оружие у горцев поотбирали - а у них тогда была до штурма и картечница и пара бомбометов (что собственно и позволяло им отбивать все несерьезные наезды без особого труда). Однако со временем они вооружились снова, хоть и не так серьезно. А новый князь на это смотрел сквозь пальцы - зато очень быстро прикрыл местный приработок - горцы собирали в осыпях и русле рек не то руду, не то самородки - цыган в тонкостях не разбирался - но вот мастера в Союзе очень высоко ценили этот материал и платили за него немалые деньги. Князь Орбель же, во-первых - запретил торговать с Союзом без уплаты вывозной пошлины - такой, что из прибыльного дела - сбор руды стал занятием для поддержания штанов. А во-вторых - начал строить в горах поселки для добытчиков и поговаривают - хотел нарыть штолен и добывать руду промышленно.
  Как раз, рассказывая это, Бэзо бережно снимал с лошади тот самый ящик. Хмыкнув про себя, я сложил в уме два и два и получил 'порядка десяти'. Дело ясное, что дело мутное. Одно радует - не мое это дело. Да только поскорее бы оказаться подалее отсюда. И отсюда в частности - и отсюда вообще. Так спокойнее станет.
  Сложили привезенное в углу, аккуратно, вроде как 'товар лицом'. Цыган позвал кого-то - вышли трое - уже виденный нами старший, еще один - совсем седой старик, правда не сказать дряхлый, но все же старик, и молодой мужчина, внешне чем-то напоминавший одного героя-академика. Ол-Шемм стал при входе, а старик пошел прямо к привезенному добру, молодой же держался у него за плечом. Седой придирчиво осмотрел винтовки и снаряжение, а бородач внимательно смотрел и слушал тихие комментарии. Судя по тому, что я услышал - старик проводил наглядное занятие по матчасти - не в плане как пользоваться и прочее - а как грамотно выбирать и дефектовать оружие. Завершив, старик обернулся и одобрительно кивнул. Потом настала очередь ящика - тут Бэзо, очень ненавязчиво, как наверное ему казалось, заслонил от меня всю картину - а я нарочито уставился в другую сторону, благо из маленькой дверки, скорее даже лаза в приямке, вынырнула молодая горянка. Надо сказать - весьма и весьма симпатичная. Вопреки моим ожиданиям - увидев чужаков, кутаться в тряпки и прикрывать лицо не стала - наверное, тут с этим проще. Стрельнула глазками с интересом, но тут же поспешила прочь по своим делам - все же наверняка и тут у горцев женщина знает свое место, и в мужское дело ни коим боком влезть не смеет. В общем, что там в ящике, я естественно не видел. И знать не знаю, ведать не ведаю. Оно мне не надо. А все догадки - вот пусть и остаются догадками. Случись чего - так врать чужим хорошо, когда не врешь.
  Между тем старик снова обернулся и кивнул снова - мол, и тут все в порядке. Все это время нам не сказали ни слова - и если Бэзо прав - это хорошо. И действительно - Ол-Шемм сразу как-то подобрел, улыбнулся, и сказал:
  - Гости, прошу к столу!
  Горский стол для гостей - он везде и всегда изобилен, насколько позволяет ситуация. А мы, надо сказать, в общем-то, и проголодались. Сначала я еще подумывал, какие тут традиции, и как положено приступать к приему пищи и его вести, да потом плюнул. Молитву на местный лад севший во главе стола старик сотворил - стало быть, единоверные с остальными горцы, уже неплохо. Присутствовали кроме нас и встречавших еще двое - местная администрация, надо думать. Немолодые бородатые дядьки, степенные и спокойные.
  А дальше разлили по чаркам алкоголь, да жахнули за встречу, без лишних предисловий. Я сдуру махнул чарку до дна, думал там вино. Оказался - коньяк. Или типа того. А коньяки я еще... ну, в той жизни - и то не любил. Да чего уж теперь. Выдохнул и бастурмой зажевал. Безо поставил пригубленную чуть только чарку и посмотрел с удивлением. Горцы одобряюще загудели. Вот чорт, сейчас окосею же... Повыбирал закуску, нашел что-то пожирнее, стал поглощать. Постепенно завязалась беседа, цыган беседовал с молодым 'академиком', обсуждая 'что в мире происходит'. Пару раз зацепили князя - так горец аж подскакивал, начиная возбужденно высказывать в адрес здешнего гаранта всякие пожелания. Седой ему даже некий успокаивающий жест показал - мол, уймись.
  Вторую чарку пил как все, сделал небольшой глоточек и поставил. Экая мерзость здешняя табуретовка. Безо уже выпал из беседы - Ол-Шемм и молодой сцепились в каком-то своем давнишнем споре, подключился один из пожилых. Боясь все же чтоб не запьянеть, спросил цыгана тихонько - чтоб такое слопать? Цыган подмигнул мне и порекомендовал какое-то блюдо - по виду что-то вроде чахохбили, что ли.
  - Попробуй. Вкусно!
  -Что это?
  - Э! Жареный филин! Жииирный!
  - Ни разу не ел такое... Он съедобный?
  - Еще как! Только потом рисом и с вооон той травкой заешь - а то пронесет после! Такая птица, да!
  До третьего тоста доел филина - а ничего так, съедобно, со специями-то особенно. После, допив коньяк, решительно отставил пустую чарку, и во избежание непонимания пояснил
  - Все! Нам еще обратно ехать!
  Думал, будут обиды и прочее, готовился внутренне дипломатничать - ан нет, горцы понимающе закивали, и убрали бутыль со стола. Под недовольное сопение Бэзо. Вот ведь, обломал я ему кайф, выходит. Ну, ничего, он и так, когда выпьет, становится излишне многословен, а мне терпеть его треп обратную дорогу - никакого удовольствия.
  Под финал трапезы принесли чай. Аж три чайника, с разным сортом, с травами. Засмотрелся на принесшую чай горянку - похоже, ту самую. Молодая, гибкая и стройная, весьма симпатичная. И глазками стреляет весело эдак... Однако, мстительный цыган дернул меня за рукав, шепнув, что не надо так пялиться.
  - А что? Братья набегут честь защищать?
  - Нет, это же не северные... вот жениться могут начать уговаривать. А отказаться - ну... тут можно и нарваться, что вроде как - обиду нанес.
  
  Может, и врет, да проверить как? Ну как и вправду...
  - А чего бы и не? Чего бы и не жениться?
  - Тише! Не шучу же - сейчас услышат - и все. Они ж тебя отсюда пока она ребенка не родит - не выпустят!
  - С чего бы?
  - Традиция такая. Чтоб не вымирали. Не как в монастырях Милосердных, но тоже...
  Уточнять, что за монастыри не стал, как и прочие подробности, и на девушку больше не смотрел. Ну нафиг. Не созрел я что-то пока для подобного. Зато принялся за чай. Вот тут я душу-то отвел. Больше всего понравился чай с чабрецом, ну или каким-то местным аналогом. Аж три чашки, здоровенных, на манер пиалы, выдул, с леденцом. Похвалил церемонно, насколько позволяли познания, чем привел в немалую радость седого. Слово за слово завязалась у нас с ним беседа. Пришлось старику пояснить, что я издалека, да еще и контужен, потому говорю не очень, да и понимаю не все. Однако это его не смутило, а может, даже заинтересовало. Обсуждали сначала чай, и я стал обладателем мешочка с тем самым чаем, что мне понравился. Отдарился коробочкой леденцов, что в кармане была - ничего, у меня в рюкзаке еще остались.
  Потом зашел разговор о политике, как-то сам собой разговор перескочил на местных казачков, с которыми, похоже, у горцев были непростые отношения. Тут-то я сдуру и бухнул, что мол, нету больше ваших казаков. Кончились. Старик аж замер, переспросил. Я, уже соображая, что что-то ляпнул не то, все ж повторил.
  Остальные притихли, Бэзо смотрел куда-то в сторону, делая вид, что он вообще трамвая ждет. Потом вскочил молодой 'академик', вытянув руку, выпалил классическое:
  -Какьие вашьи даказательства?!
  
  Несмотря на обстановку, очень захотелось заржать и ответить 'Кокаинум!'. Однако ж, просто достал из кармана конверт с манифестом, который давеча взял у Кэрра еще разок прочесть-усвоить. Протянул его, правда не молодому, а старику. Тот достал листы, да видно глаза не те - молодой, поскочив, стал торопливо читать из-за плеча, остальные обступили... Через пять минут морды у всех были как у тех бюргеров с плотины. Глядя куда-то сквозь, старик отдал мне листы. Один из пожилых пробормотал под нос
  -Говорил я, картечницу надо было купить.
  Ол-Шемм хлопнул по столу, словно прерывая, и объявил, мол, застолье окончено. Я немного напрягся - как-то оно все нехорошо вышло - да только дальше все успокоилось, пожилые попрощались и ушли, старик с Ол-Шемом тоже, оставив нас на попечение молодого. Да и тот словно конь гарцевал на месте, стараясь и не торопить гостей, и при том намекая, мол 'как жаль что вы наконец-то уходите!'. Видно и у него дел много сразу образовалось. Да и мы в общем тоже, и сами рады свалить. Пошли за лошадьми, застав нескольких горцев под руководством Шемма аккуратно выносивших оружие и припасы, привезенные нами. Молодой, провожая глазами винтовки, спросил
  - А еще есть? Мы заплатим. Золотом. Или металлом.
  - Больше нет - ответил Бэзо.
  - А что за металл - чисто из интереса уточнил я.
  - О, хароший метал, да! - засуетился горец - Старый. Хотите - продам? Я сам принес, нашим кузнецам такой не подойдет, но в Союзе - дадут много денег!
  - Сколько хочешь? - мне как-то металл не очень нужен, но может удастся действительно продать? Да и интересно хотя бы посмотреть, что за 'старый металл'.
  - Пять золотых! За полпуда! В Союзе втрое самое меньшее дадут!
  - А откуда столько? - вступил Бэзо - И втрое-не в трое, но дадут, только ведь еще пошлина...
  - Э! - поморшился горец - Какая пошлина... зачем пошлина? А откуда - не скажу.
  - Да ясно, что не скажешь... только если с воды - сам знаешь, такой металл дешевле.
  - Не! Не с воды! Оползень был, оттуда металл!
  - Оползень, это хорошо, это да - согласился цыган. И, повернувшись ко мне, спросил - Будешь брать? Тогда смотреть надо.
  - А ты чего не возьмешь?
  - Денег мало - скривился цыган - Так бы взял.
  - А давай глянем! - деньги я взял с собой в приличной сумме, втрое-не втрое, а Кэрр наварится на таком точно, и мне перепадет. А интересно же уже совсем стало.
  Горец, наконец представившись Ар-Чеммом, свистнул какого-то пацаненка, наверное родственника, поручив ему подготовить пока наших лошадей, и мы пошли в кузню.
  Кузня была в глубоком подвале, выходило так - в доме у реки. И понятно почему - на реке стояла плотинка, и все кузнечные приспособы приводились в действие водой. И вполне привычного мне вида вентилятор улиткой, и молот, и какое-то подобие пресса. Ар Чемм с подмастерьем стали перекладывать что-то в углу, а я пока осмотрелся. Кузнец, голый по пояс бородатый здоровяк в кожаном фартуке, старательно шуровал в топке, вытаскивал из нее раскаленные докрасна куски металла, совал под молот, несколько секунд держал под ударами. Звона не было, скорее глухой звяк, искры летят... потом опять пихал в печь.
  Наконец Ар-Чемм с натугой грохнул на верстак у стены какую-то железяку. Безо пошел смотреть, а я решил, что посмотрю на свету - тут в темноте все равно толком не разглядеть. А наблюдение за трудом кузнеца завораживало. Хотя похоже, он не ковал какие-то изделия, а просто, что называется, проводил первичную обработку вторсырья. Но все равно смотреть интересно...
  
  
  
  Безо вывел меня из созерцания, сказав, что сторговался на четыре золотых. Чтоб я сомневался, что он сторгует скидку. Кивнул, отдал четыре из пяти уже приготовленных монет. Горец глянул как-то немного недоверчиво - ах, чорт, я похоже, опять лопухнулся - надо было серебром отсчитать. Я взял с собой немалую часть награбленных и заработанных денег - все же, мало ли что... по привычке как-то на автомате 'отсчитал крупными'. Нехорошо выходит - и подозрительно горцу, и бабки засветил... Впрочем, горец сунул монеты в руку кузнецу, отошедшему хлебнуть воды - тот, глянул, потер, поскреб, кивнул - и Чемм улыбнулся мне даже малость извиняющейся улыбкой. Я ответил улыбкой же - мол - бизнес, все понятно.
  Рассмотреть покупку я так и не удосужился - вынес ее нам подмастерье, в мешковине, да так на лошадь и погрузили в сумку. Ну да и ладно, успею. Распрощались с Ар-Чеммом, и в сопровождении того же охранника, что и привел нас, отправились в обратный путь.
  Взобраться на склон оказалось не в пример проще, чем спуститься. Хотя не сказать - совсем легко.
  Все же - вверх, и не мало. Поначалу оглядывался на предмет чего нехорошего вдогонку - да потом плюнул. Все одно бестолку. Выбрались, передохнули у ручейка, и поспешили дальше. До вечера еще время есть, но лучше бы до обоза добраться до наступления сумерек. Правда, и лошади идти могут быстрее - из груза - только моя покупка. На всякий случай, постоянно напоминал себе, что расслабляться не стоит, еще всякое может случиться. Однако, все шло спокойно.
  Уже почти на подходе к старой крепости, если прикинуть по времени, цыган вдруг остановился, накинул повод лошади на сук, и спросил
  - У тебя есть мелочь медная?
  - Есть - машинально ответил я, чуть не спросив 'А чего, тебе с автомата позвонить что ли?'. Все же уточнил у него - А зачем?
  - Пошли - вместо ответа махнул он рукой.
  
  Интересно, что еще? Но не выглядит как-то настораживающее, или опасно... Ладно, посмотрим. Накинул поводья своей лошади, и шагнул за цыганом по неприметной, хотя и натоптанной, тропке, на всякий случай все же нашарив и проверив револьвер.
  Шли недолго. Метров тридцать - и мы на маленькой поляне. Огляделся - ничего необычного... разве - дерево посередине. Точнее, кусок дерева, толстое кривое коряжистое бревно. И поверхность его какая-то...
  - Это что - невольно перейдя на шепот, спросил я Бэзо
  - Это... от всего. От сглаза, болезни, неудачи. Смотри.
  Цыган шагнул вперед, держа в руке монету. Подобрал под изгибом коряги дубинку... нет, не дубинку. Молоток. Обтесанный камень, зажатый в заботливо отполированную палку. Выбрал место на бревне, приставил монетку - и сначала не спеша, потом посильнее - словно гвоздь вбивал - заколотил монетку торцом в бревно, под конец работая молотком от души. Положил молоток, вернулся, шепнул
  - Теперь ты, если хочешь. Это не грех, правда. И говорят - помогает. Попробуй, хуже не будет точно
  
  Ну, а чего бы и нет. Шагнул, подойдя поднял с земли молоток, присел, присмотрелся... Вся верхняя часть бревна и торцы - были утыканы монетами, забитыми, загнутыми, торчащими... В основном медные но видно и мелкое серебро. Так прикинуть - много.
  И никто не берет - не видать следов чтоб выдергивали. Ну, оно и понятно, слыхал я про такое. Хоть и не верю в эти сказки...
  
  
  
  Поставил монетку, заколотил аккуратно - торчит на треть, авось не выпадет. Пристроил молоток обратно под бревно, отошел к Бэзо. Как говорится - и Богу свечка, и чорту кочерга, и всем сестрам по мордам. Постояли, да пошли обратно. По пути Безо чуть свернул и показал еще два бревна - уже 'заполненных' - утыканы монетами так, что некуда новые вбивать. И тоже, что характерно - нетронуты. Давно уже 'выведены из эксплуатации' - вон трава вокруг как поросла. Ну, стало быть - приобщились к местным суевериям. Экзотика, понимаешь...
  Телега наша оказалась нетронутой, да и дальше путь прошел довольно мирно - никто не нападал, никто не стрелял. Расслабляться не расслаблялись, ехали себе спокойно, наслаждаясь горными видами.
  
  
  
  Как солнце стало заходить, мы уже выехали к нашей стоянке. Лами весело выбежала навстречу, Кэрр вышел, довольно улыбаясь, да и мы с Бэзо скалились. Хорошо вернуться, сделав все как надо, чего сказать.
  За ужином Бэзо живописал в красках, и как я совращал невинную горянку, и он едва спас меня от семейных уз, и как я огорошил горцев рассказом про казаков. Кэрр заинтересовался, а как узнал подробности, аж рассмеялся. Ну, значит, ничего особо непоправимого я не наболтал... но впредь надо за языком следить. И пить осторожнее. Рассказал Кэрру, как я оплошал с коньяком, чем вызвал очередной приступ веселья. Ничего, бывает, мне и самому смешно.
  После чая Бэзо напомнил о покупке - Кэрр опять заинтересовался, тем более что я сходу предложил 'пятьдесят на пятьдесят'. Цыган припер к костру сверток, под светом лампы размотал его, и... Кэрр аж присвистнул
  - Ого! Йохан, отличный выбор! Этот металл легко уйдет за двенадцать золотых. А если постараться - то и побольше. Давно такого металла уже нет.
  - Ага - ответил я, все не отрывая взгляда от предмета.
  Однако, трак от гусеницы. Танковой или иной какой. Тут не спутаешь. Ржавчиной тронут, но не изъеден - так и есть - в земле был, потом оползнем открыло, и быстро прихватило сверху ржа. Как есть - трак. И причем - весьма хорошо сделанный. Не такой ажурный как на эмтээлбэшках, но и не такой, как на тридцатьчетверке. Рельефный такой, с грунтозацепом, даже изящный. Шириной сантиметров тридцать-сорок.
  
  
  
  Взял его в руки, повертел на земле... не, ну а что еще? Трак и есть
  - Это от старых машин такой, говорят - сказал цыган.
  - Да - подтвердил Кэрр, и уже ко мне - А ... У вас - есть такие?
  Опа. Давно не спрашивал. Точнее даже - сначала как-то интересовались, что да как, особенно цыган - а потом как отрезало. Ну, Лами-то понятно, а вот Безо, похоже, по указанию Кэрра меня не теребил. И сам Кэрр тоже ни словечком. А теперь вишь, спросил. Не подавая виду, ответил
  - Нету. А что за машины? Очень старые?
  
  Керр помолчал - я не поднимал головы, но просто почувствовал, как он смотрит на меня - не верит, поди, или думает чего. Видать, больно уж я целенаправленно рассматривал этот трак, слишком заинтересованно. Но все же он ответил
  - Очень старые. Боевые повозки. Такими в Великую Войну воевали. И в Темное Время. Говорят, на них металла столько было, что сотни лет на нем жили. А сейчас вот только иногда находят. Мастера в Союзе этот металл очень ценят, да и другие тоже. Говорят, в Рюгеле какую-то печь запустили, как старые, без угля, от воды работающую - и там такой металл делать будут. Только вот пока это стоит раз в десять дороже.
  - Ага - постарался я соскочить с темы - а горец сказал, что их кузнецу он не подходит?
  - Да их кузнецу просто не совладать с таким металлом. Это надо и печь хорошую, и молот сильный. В большой мастерской только. Вот на плотине бы еще могли. Или в порту каком.
  - Значит, ее надо везти в порт продавать?
  - Ну... В Риссе продадим перекупщикам, что в Союз по реке отвезут. Чуть дешевле чем прямо в Союзе, но зато сразу.
  - Это хорошо. Моих четыре, остальное пополам... а Безо - с меня пиво. За сэкономленный золотой.
  - Конечно! И еще за коньяк! Ты-то выхлестал сразу, а потом мне не досталось!- подколол цыган
  Ладно, и коньяк - тоже!
  
  ...Устраиваясь спать, все думал про вечерний разговор. Перед глазами стоял этот самый трак. Да, что-то в этом мире серьезно перепуталось...
  
  
  Глава 9
  
  Похоже, то ли мало я гарнира ел, то ли не пошла съеденная птица впрок - день пути мучался животом. Ну да, с другой стороны - хоть какое-то развлечение. Ибо дорога тянулась вдоль гор, унылая и однообразная, даже караваны камневозов были какие-то одинаковые, а еще пришел фронт с севера, попрохладело, и затянул вполне привычный мне питерский дождик - мелкий, липкий и со сквознячком. Впрочем, время провел с толком - уговорил Бэзо порулить моей телегой, а сам в фургоне поехал, беседуя с Кэрром, да еще и подменяя его, а он мне книги всякие читал да рисунки показывал. Поговорили о многом - естественно об истории поспрашивал, ну да то отдельный разговор, я так понял, история-то тут только новейшая хорошо известна, а что было лет триста назад, не говоря пятьсот... Кэрр, правда, сказал, что в Союзе, особенно в Рюгеле да в Брегене есть какие-то старые библиотеки. Оттого-то, в общем, так и сложилось, что Союз - самая индустриальная местность, знаний там больше, и мастеровой люд там вполне уже торговцев если и не подвигает, то наравне силу берет. А остальные... не до того им. Союз, может, еще оттого такой - что там промеж собой войн нету, да и как объединились, давным-давно уж - так и к ним кто сунуться опасается. А по-крупному и не совались уже сколько лет. Остальные же... война за войной, а бывает - как Северная - на десятки лет. Тут не до истории.
  Да и из того что 'всем известно' - и то ясно стало - и Старый Мир война погубила. Была тут, эдак считать, лет семьсот, что ли, плюс-минус, назад - Великая Война. Мировая, надо думать. Подробностей мне Кэрр рассказать затруднился, это вот точно надо в Союзе искать по старым книгам. Да только война жестокой была. По намекам - так чуть ли не ядерной. И про города в считанные минуты разрушенные легенды были, и про мор, и про земли, сотни лет мертвые и непригодные для житья. И про то, что летали по воздуху, и как в железных повозках друг-друга огнем жгли. Ну, в общем, кончилось все плохо. Победителей не было. Большие страны развалились, династии пали, а фанатики и упрямцы продолжали сражаться насмерть. А потом настало Темное Время. Не то чтоб там совсем в каменный век, нет. Ресурсов-то хватало, оставалось всего много, а людей мало. Да вот только всем стало не до записей, выжить бы. И лет пятьдесят-семьдесят... а может и сто - как в темноте прошли. Что, где, кто и как - неизвестно. Провал в истории. Последние сводки с фронтов, последние записи... а потом только новое, от тех счастливчиков, что обустроиться успел уже в новой жизни. Вроде была пара документов Темного Времени, да такие убогие, отрывочные и... как бы сказать.. ну, бытовые, что ли - что в общем, и документами назвать нельзя. Так, зарисовки.
  А дальше - Новое Время пошло. Вот с какого-то там года и стали считать. Да еще не везде одинаково. Оттого тут тоже разброд. Местами в ином государстве аж три календаря - общий, Уллесского соглашения, свой внутренний, династический, да еще и церковный. Ну да человек к любому приспособится. В общем, Новое это время вышло хорошо... или даже наоборот - нехорошо забытым старым. Все здешние государства, вроде как - раньше одной большой империей бывшие - грызлись между собой, воевали постоянно, травили тех, кто слабее, а если и объединялись - то лишь чтобы задавить того, кто становился сильнее. Опять же - исключением был Союз - да и он, в силу расположения, все же хоть и влияние имел, да и сам старался на рожон не лезть. Так и жили тут, уже который век.
  Послушал такое, и стало грустно. Это ж блин надо было так попасть? Я, конечно, понимаю, что везде не сахар, но вот так, погубив все войной, да и дальше не уняться... Хотел поспрашивать, как где еще люди живут, да вовремя прикусил язык. Ладно, сам разберусь.
  Только Кэрр сам на эту тему заговорил. Спросил меня - я все же хочу в Рисс ехать? Ну, я сразу и давай расспрашивать, что там да как. А уж расспросив, задумался.
  Что-то совсем туда не охота стало. Там князь, Вайм, хрен его там знает по номеру или как еще. Энергичный, злющий, деятельный. И по всему курс ведет на войну. Да и вообще, если бы Кэрр знал такое слово, так наверное сказал бы 'сталинскими методами правит'. И не сказать, чтоб плохо правил, да только жестко, и как всегда - щепки летят. Нет, не хочу я в щепки. Сам точно не полезу. О чем Кэрру и поведал.
  - А что бы ты хотел, Йохан? Ты скажи, ты бы например... ну, лавку держать не хотел бы? Я бы ссудил тебе товара, остальное подготовили бы...
  - Нет, спасибо, мастер Кэрр. Не мое это. Оно интересно, да только не мое. Мне бы чего попроще. На службу бы куда устроиться...
  - На службу? - задумался Кэрр - Ты хочешь пойти в наемники?
  
  Тьфу, чорт. Только в наемники мне и не хватало в жизни счастья. Конечно, повоевать, всю жизнь мечтал. Бегу, и волосы назад.
  - Нет, что Вы, мастер Кэрр. Мне бы... где-нибудь служить в тихом теплом месте, без особых тревог.
  - Хочешь выбиться в офицеры? Так без тревог не выйдет...
  - Да и в офицеры не хочу. Разве по выслуге. Да и вообще мне и не обязательно военная служба. Да только, все равно - закинул я давно интересовавший вопрос - Для службы-то, любой, документ надо. А у меня нету.
  
  Надо сказать, как я уже немного выяснил - бюрократия тут была неслабо так развита, и аналоги паспорта имелись, пусть, на мое счастье, и без фото. И всяких прочих бумаг человек за собой по жизни оставлял немало. Другое дело - что раздробленность государственная - тут мне помогала. Промеж собой государства редко-редко когда бумаги такие согласовывали, каждый человек сам тянул и рекомендации, и прочие подтверждения своего жизненного пути. И проверяли такое нечасто. Так что, на самом деле - и мне бы обзавестись документами. Вот только - как Кэрр на это отреагирует? Так ведь оно что?. Пока - я в полной его власти и распоряжении... Захочет ли помочь? И на каких условиях?
  - Хм... Йохан, а знаешь - я могу тебе помочь, пожалуй. Как бы ты отнесся к службе в валашской армии? Через два дня мы будем в Свирре, там стоит валашский гарнизон, и они набирают из местных роты. В основном на караульную службу да строительство. Не самое, конечно, денежное дело... но можно попробовать выслужиться, особенно если немного вложить денег в карьеру... и место тихое - Кэрр замолчал.
  
  Эгэ. Эвон как. Ну, раз так - а чего бы и не спросить в лоб
  - А Вам с того какая выгода, мастер Кэрр? - я прямо посмотрел на него - Ведь Вы не просто так мне поможете. А денег у меня не так много.
  
  Это, конечно, не совсем так - денег у меня, по местным меркам, прилично. Да только лучше сначала цену обговорить, а потом в кошель лезть.
  - Ну... Йохан, скажем так. Я помогу тебе бесплатно. Сведу с человеком, который поможет тебе устроиться. А документы вообще попросим сделать Бэзо. Он умеет. Не пожалеешь же ты ему пары золотых? А уж я ручаюсь - сделает так, что, если только в том княжестве, которое он нарисует тебе в документах, не окажешься - никто никогда ничего не заподозрит. А если потом поменяешь документы по службе - и подавно.
  - Да уж конечно не пожалею, мастер Кэрр. Да только не ответили Вы - Вам какая выгода? Вам я что должен стану?
  - Понимаешь ли, Йохан... я коммерсант, но в нашем мире коммерция так тесно связана с политикой, со всеми этими делами...
  
  Да уж конечно, куда теснее, давеча вот сам участвовал в этой политической коммерции и коммерческой политике, да. Безвозмездно гуманитарную помощь горцам доставлял. Ну-ну... продолжайте, продолжайте...
  - И понимаешь ли - мне бы не помешал СВОЙ человек в валашской армии. О, нет, не подумай только чего такого. Никаких этих бандитских дел, взорванных погребов и поломанных пушек. Мне просто интересно знать, что и где происходит. В армии в том числе. Это просто помогает мне делать деньги. Понимаешь? Ну и, конечно, я этими деньгами всегда делюсь... И, как ты уже мог понять - за вполне посильные и не столь хлопотные дела - я плачу хорошие деньги. Не так ли?
  
  Эвон оно как... Деньги он действительно заплатил, как и обещал. И ненавязчиво напомнил. Собственно говоря, вариантов-то не так много. По крайней мере - пока. А вообще... А вообще - надо соглашаться. И постараться сделать документы и как-то встроиться в этот мир. А там - там уже надо будет осмотреться и постараться соскочить с этого мутного поезда. Но пока - надо соглашаться. Тем более что военная служба тут - все же для меня едва ли не единственный шанс - и карьеру сделать - нет, не высоко взлететь, но ДОСТАТОЧНО, чтоб не боятся, и, как ни крути - пожалуй, единственное дело, к которому я более-менее могу приспособиться и не привлекать лишнего внимания неизбежными, по первому времени, косяками.
  - По рукам, мастер Кэрр. Я согласен!
  
  ***
  
  Вечером Бэзо засел в фургоне, разложив какие-то инструменты и склянки, и набрав всяких документов из моих 'трофеев'. Возился долго, ворчал и ругался. Однако, два золотых отработал - выдал мне истертую солдатскую книжку с моим новым именем, рекомендательное письмо на мое же имя, да благодарность-грамоту, к которой, как Кэрр сказал, медалька полагалась, да только ее обычно никто не выдавал. Все это вроде как - от какого-то мелкого северного государства, аж за Ледяным хребтом, о котором не всякий и вспомнит. Как Кэрр пояснил - стандартный набор эдакого перекати-поля, ищущего не то в наемники податься, не то на службу военную, или в охранники купеческие. Вписали мне туда и 'Тяжкие раны, отчего слух плох, и говорит с трудом, и разум не вполне здоров, хотя к работе и годен. Путает год и место, но в себе умом крепок и толков в понимании'. Безо все ворчал, что с такой записью платить будут меньше, но Кэрра не смутило, а мне и вообще пофиг - деньги есть, и мне главное немного пообвыкнуть, сменить документы, а там уж посмотрим куда рвануть.
  Заодно припомнил, и решил все же показать прихваченные в трофеи векселя. Бэзо живо заинтересовался, Кэрр тоже посмотрел - получалось, два векселя - на предъявителя, только на одном сумма известна, чуть меньше пяти золотом, в одном из банков Союза. Второй - даже не банка, а большого торгового дома, и получается не то чтоб вклад, а вроде пакета акций, или как это называется? В общем, вложение, которое можно вернуть с процентом. Да только сумма неизвестна, потому как надо смотреть, как ценится компания. Но Кэрр заверил что 'Вольм, сын и племянники'. - вполне себе в силе, и тут не меньше десятки быть может. Третий вексель был именной, да еще с паролем. Бэзо хмурился, читал, потом выдал вердикт - что конечно, можно бы, да хлопот... Не долго думая, сбагрил этот вексель ему - обойдусь без хлопот, и так хватает.
  Засыпал как-то очень умиротворенно - свежие документы в кармане сильно успокаивали. Все же без бумажки, как известно... А так - вполне себе человек.
  
  ***
  
  Понял я теперь, отчего так выгодны были валашскому князу все эти династические ходы со Свирре.
  Утром выехали, и уже через час достигли гор, отделявших Свирре от Валаша. А еще через полчаса петляния на подъеме - вошли в полосу тех самых укреплений. Надо сказать, впечатляет. Даже с учетом того, что видно снизу совсем мало, да и наверняка что-то и спрятано - все равно - впечатляет. Казармы, бастионы, огневые точки с амбразурами, вырубленные в скалах и надстроенные, из камня и похоже - бетона, траншеи, галереи, орудийные казематы с торчащими стволами. А вдобавок окаймленная высокими, в рост, парапетами узкая дорога - изгибами, выстроенная так, что каждый кусок простреливается с каземата, да не одного, что и не укроешься нигде, и не соскочишь. Да еще и казематы укреплений обеспечивали и огонь в спину прорвавшимся войскам. А еще - узкие мостики через провалы и ручьи, высокие, без ограждения. Наверняка еще и минированные. Склоны крутые, в спутанных спиралях и ровных рядах колючей проволоки. Всего-то с километр, вроде - но - эдакий оборонительный комплекс. Перевал закрыт накрепко, а по горам всерьез не обойти, разве маленькая группа проползет. Эдакая местная линия Мажино, однако.
  
  
  
  Конечно, пришлось бы штурмовать - даже при превосходстве - и то кровью умыться. А тут обошлось какими-то династическими ходами. Кстати, солдат особо не видать. Хотя, наверное, и не должно быть видно. Да и зачем теперь? Разве, так, охранять для порядку. Хотя - вот если сюда какие диверсанты заберутся - то запросто перережут сообщение. Так что, наверное, все же, какие-то гарнизоны есть. Интересно, это не в такой ли гарнизон Кэрр меня устроить хочет? Спросил на привале, уже по ту сторону перевала, он уклончиво ответил, что да, только севернее, есть там, мол, похожий гарнизон на большом перевале Фостур, даже крупнее этого укрепление. И дорога важнее - прямой путь в центр Валаша. И там как раз требуются люди, в инженерные части - Орбель Второй затеял реконструировать крепости, да только говорят иные - разобрать хочет под видом переделки. А кто говорить - перестроить, чтобы в основном не Свирре защитить, а наоборот. Но люди там нужны, работы много, да и охрана не помешает - оказывается, в горах на севере Свирре местные тоже шалят на предмет всякого карбонарства, хотя не так давно князь попытку мятежа пресек и поприжал, да не всех видно, и недовольных много еще. Правда, Кэрр меня успокоил, сказав, что на солдат не нападают, потому как это уж слишком серьезно - а вот портить, всячески вредить и мешать - это да. В общем, служба относительно спокойная. Ну, посмотрим, посмотрим...
  Граница между княжествами, все же - наличествовала. Шлагбаум, таможня, пошлина, взятка... все как везде, все нормально, по-человечески.
  
  К вечеру мы только спустились к подножию хребта, там и встали. Побеседовали за чаем, Кэрр немного прояснил ситуацию - ему надо добраться в Рисс, причем скорее всего - отправятся они по реке, на паровике. А вот меня он обещал устроить на время в городке недалеко от реки, пока он вернется, и тогда все уладить с моим трудоустройством. Интересно, а что я буду там делать-то? Ведь подозрительно. Но Кэрр успокоил, сказав, что представит меня как отставного солдата, такие бывает, и месяцами шляются без дела, прогуливая заслуженные деньги. А потом идут наниматься на службу снова, хоть и клялись себе, что никогда больше не пойдут. Много таких, дело привычное. Мол, можно особо не привлекая внимания шататься по кабакам, да подрабатывать по мелочи. Ну, что ж, меня такая личина вполне устраивает.
  Потом заговорили об паровиках - мне интересно было понять, что ж это такое. Кэрр принес книгу - выяснилось - в основном тут пользуют паровые буксиры, таскающие баржи, самоходных пароходов-сухогрузов или пассажирских нет, такие только парусники. Военных паровиков тоже не много - есть что-то такое на побережье, у Союза, но больше береговая оборона, эдакие броненосные или небронированные совсем канонерки. Это, главным образом, от пиратов, которых кое-где есть в количестве. В основном же на море ходят парусные и парусно-паровые крейсера - здоровенные красавцы, вооруженные, впрочем, всего несколькими не столь уж и серьезными пушками. На реках же есть мониторы, но считанные штуки. Больно уж дорого. Речные канонерки тоже редкость, чаще всего просто тот же буксир тащит баржу с пушками.
  Заинтересовался рисунком в книге - паровая машина. Если чертежу верить - так совсем несложная, чуть ли не примитивная. Видно, опять я слишком уж увлеченно рассматривал и читал пояснения - Кэрр спросил
  - Йохан, а ты мог бы, скажем, починить паровик?
  - Э... ну... - вот блин, приехали... что отвечать-то? А, лучше ответить как есть, так проще. - Починить - нет. А вот помочь чинить - смогу. А там может, и чинить научусь.
  - Хм..... - Кэрр задумался - Конечно, такая работа прибыльная... но на реке устроиться не выйдет. Речники чужих не любят, и цену держат. Тут как в старые времена - гильдия речных механиков. Это на побережье объединяются, чтобы требовать больше денег от хозяев, а тут они сами себе хозяева...
  
  Да, Безо рассказывал об этом. В Союзе действительно начинают образовываться некие профсоюзы, точнее даже - образовались давно, уже лет сто как, сейчас же уже силу пробуют. А вот тут - только у металлургов, говорят, да у оружейников, что-то похожее. Остальные наоборот, по гильдиям, чужаков в свой бизнес не пускают, новшества не любят, цену снижать не дают. Ну а владетели это и поощряют. Что интересно - и союзные мастеровые, не зная ничего об трудовой солидарности - тоже такому обороту рады. Ибо и им выгодно, что цены высокие.
  
  - Однако, на военной стройке тоже есть кое-какие машины, где паровик применяю - продолжал Кэрр - Сразу-то, пожалуй, устроить тудя не смогу, но потом вполне можно постараться - если немного... гм... наладить - то карьера у военных инженеров бывает неплохая. В унтер-офицеры выйти можно куда как быстрее чем просто в пехоте. Дальше правда, ходу не будет, но вот теплое место вполне можно себе устроить.
  
  Эко заманчиво выходит. Перспективы. Да-с.
  Прям вот даже волнуюсь немного - вроде как новую жизнь начинать собираюсь, словно вот рубеж какой впереди замаячил.
  
  ***
  
  На другой день добрались до реки Сильной. Ну, действительно - таки да, сильная, широкая. Проехали по широкому тракту, идущему вдоль берега. Постоянно переезжали мостики, через неширокие каналы. Вообще, вся долина реки, как только кончилось лесистое предгорье - была прорезана сетью каналов. И оттого повсюду что-то выращивали. То есть, землю использовали вовсю, пусть и относительно неширокую полосу вдоль реки. К обеду доехали до городка Речной Мыс. Он действительно располагался у основания большого мыса, с севера к которому подступали поросшие лесом горы, а на самом мысу стоял форт, с незамысловатым названием Речной. В городке был небольшой порт, а форт перекрывал и контролировал реку. Тоже, оказывается - стратегическая точка. Правда, тоже все досталось Валашу без войны - форт, судя по описанию в справочнике, весьма мощный, но брать штурмом его не пробовали уже много лет, а сейчас и штурмовать некому - там и так валашский гарнизон стоит.
  Пока мы отобедали, встав в видимости городка, еще в полях, Кэрр велев подождать, отправился в городок верхом, в одиночку. Мы успели еще и вздремнуть после еды, пока он вернулся. А вернулся, надо сказать, какой-то озабоченный, и сразу сказал, что им надо поторопиться, завтра днем будет идти какой-то паровик вверх по реке - и им неплохо на него погрузиться. А до того надо бы меня устроить. В самом городке мол не стоит, там дорого, да есть тут один домик, где Бэзо знают, и по его, Бэзо, рекомендации - вполне примут пожить. На том и порешили, да и отправились к моему новому месту жительства.
  
  
  
  У городка было несколько пригородов - у порта, рядом с рыбацкими причалами, и воль трактов тянущихся к горам и вдоль реки. Они тянулись домиками вдоль дорог, а поодаль образовывали эдакие скопления домов покрупнее, там же и площади, окруженные трактирами и постоялыми дворами.
  Эдакие терминалы для дальнобоев, если аналогию взять. Вот в таком, на тракте, ведущем к горам на север, и располагался наш пункт назначения. Домик стоял в конце улочки, одной из многих, паучьими лапками разбегавшихся от площади, и не производил впечатления слишком бедного. Даже, пожалуй, наоборот. Не то что зажиточный, но... крепкий такой дом. Ухоженный. Так подумать с виду - хозяин тот еще жук. Однако ж, по пути Бэзо мне немного рассказал, что к чему. Потому я не удивился, когда ворота нам открыла крепкая женщина, полуцыганской внешности, с неприветливым лицом. Не проронив ни слова, она указала, куда загнать телегу и ушла в дом. Н-да... ну, что делать. Сработаемся как-нибудь. Тем более, на самом деле не все так мрачно. Эта цыганка - по словам Бэзо - бывшая 'глава ОПГ', если так можно сказать.
  А проще говоря - воровка и разбойница, да не простая, а сколотившая в время оное крепкую банду. Занимавшуюся, главным образом, освобождением населения от излишков драгметаллов и прочих ценностей. Причем с применением, так сказать, предметов похожих на всякое, и порой с неприятными последствиями. Дело было давнее, и кончившееся плохо. Банду выловили и развесили на просушку. Внутренностей. В прямом смысле слова - есть тут такая мера пресечения в местном УК. Привязывают осужденного бережно на помост, да еще и сидя, чтоб не устал... а потом с местным наркозом вскрывают брюхо и достают внутренности, раскладывая аккуратно на том же помосте. Чтоб он, значит, их хорошо видел. Ну и старательно обихаживают караемого. Кормят и поят. Иногда даже врач дежурит с иньекциями всякими. Говорят, долго процесс идет. Да вдобавок если вот так банду ловят - сажают на помосты в кружок, чтоб, значит, пообщаться могли. Такие вот воспитательные меры, да.
  Но предводительнице несказанно свезло.
  Была тогда Айли гораздо моложе, и внешне - сильно привлекательная. Поскольку дело это взял под личный контроль князь, то на казни он присутствовал. Ну и - классика жанра - очаровался таки, и сменил казнь на двадцать лет каторги. Что, на самом-то деле - несказанная милость, ибо каторгой все и ограничилось, ни клейма не поставили, ни поотрезали ничего - хотя вполне должны были бы. Каторга для женщин тут - на угольном карьере мешки таскать. Не то что как мужикам - камень ломать и подобное, но и то не сахар. Немного кто больше десяти лет живет, условия-то все одно плохие. Однако, Айли продержалась весь срок и вышла на свободу с чистой совестью. А дальше... очень быстро как-то она обзавелась этим домиком. Очевидно, не все сдала. Или еще как.
  
  
  
  И теперь вроде как завязала. Официально. Пять лет числилась на учете, отмечаясь в полиции, а после вроде как вполне восстановилась в правах. Соседи, конечно, прознали, кто тут поселился, вроде даже раз, по какому-то поводу - спалить хотели, да как она к ним вышла с топором - передумали. Все ж обычные селяне. Да и дело то потом решилось, вышло что зря на нее думали, ну вроде как и приутихли. В общем, жить ей не мешали, а она в общество не лезла.
  А выходит, хоть и завязала она - да всякие 'услуги' оказывает. Больше, правда, посредником - больно уж широкий круг знакомств образовался. И не только криминальных, но и околокриминальных, всяких мутных купцов и прочих, да контрабандистов, да иного такого люда знает. И потому - местный околоточный на нее смотрит хоть и косо, да сквозь пальцы. Мало что она ему 'пенсион' устроила, так еще по своим каналам регулирует уровень уличной преступности в местечке на уровне. Чтоб, значит, и работа полиции была, и не слишком уж хлопотно. Так вот и живут. Безо хохотнул даже, что мол околоточный к ней неровно дышит и вовсе не из-за пансиона. Да только по должности 'не положено'. Если что - мало что с должности полетит, так и под суд угодить может. Но, поговаривают, подвыпив, раз-другой грозился - мол, вот еще несколько лет до отставки, с княжеской пенсией по выслуге - и тогда-то уж...
  В общем, вариант конечно не самый лучший, но с другой стороны, выбора у меня нет. Будем пока так.
  
  ***
  
  Мундир и фураньку Кэрр мне оставил, а берданку забрал. Предлагал он и карабин с револьвером забрать - но я не захотел. Решил что припрячу. Дурость может быть, да как-то так мне теплее. И больно уж понравились оба. Да еще пистолетик маленький - ну, о нем я так никому и не обмолвился, да тот самый бульдог. Кэрр вздохнул, но потом сообразил и выписал мне какую-то бумагу, что мол, он мне револьвер этот, бульдог, на хранение оставил. Мол, сойдет так. Просто-то разрешение Бэзо нарисовать может, да такие вещи и проверить могут, тут все же бюрократия развита. А вот если какой иностранец с разрешением на хранение оставил - тут прокатит. А вот военные стволы - так нельзя. Тут, а точнее в Валаше, что в общем несущественно, власть-то одна - казакам, ну, вольным этим, отдавали винтовки да шашки-револьверы за службу, с условием жить на границе - да только ныне этих казаков и вслух поминать не стоит. Ну, что ж - придется спрятать на свой страх. Благо Бэзо уверил - не впервой хозяйке такие гости. И проверки-обыски ей не впервой. Вроде как продумано это уже давно. Остального барахла у меня - брезентовая куртка и штаны, цивильный костюм, что на мне, сапоги да еще обувка, рюкзак со всякой мелочью, плед, плащ-палатка, телега с лошадью, да самовар. Ну и малость всякого съестного и прочего. Все остальное лишнее - продал Кэрру почем возьмет.
  Прощались как-то на редкость тепло. Странно, а ведь привыкли. И я к ним и они ко мне. Впрочем, прощались, оговаривая, что через месяц или около того - они снова будут тут, и навестят меня. Тогда же и устроят на службу. А мое дело пока - отдыхать, играя роль отставного вояки. Ну, с Богом, езжайте! Пожал им руки, чмокнул в щечку Лами, да и помахал вслед. Постоял, посмотрел пока фургон не скрылся за изгибом улицы... Ладно, пойдем знакомится и налаживать жизнь.
  
  ***
  
  Лошадь расшнуровала сама хозяйка покуда мы прощались - Безо объяснил ей, мол, не умеет он - она посмотрела на меня как на насекомое - ну, цыганка, что ж... Обошлось это, уход значит за скотиной, еще в ползолотого в месяц - к двум за постой с кормежкой. Надо сказать - недешево ни разу. Но, могу позволить. Забрал с телеги барахло, прихватив и самовар, да и пошел в дом знакомиться поближе. Надо налаживать контакт.
  Вошел, осмотрелся. Дом небольшой, одноэтажный, с высоким потолком под крышу, без чердака. Ну да зато подвал есть, и судя по всему - не простой. Фундамент-цоколь - высокий, из дикого камня, солидный. Да еще конюшня, баня и прочие хозпостройки 'из того же материала' примыкают. В доме самом три комнаты - кухня, где и возилась хозяйка, гостиная-столовая, занимавшая собственно основную площадь, и над кухней - эдакая антресоль в мансарде, куда вела узкая лесенка с галерейкой. Отделена мансарда сия от общего объема была только уровнем, условно, так сказать. Никакого, выходит, интима... впрочем, об этом Бэзо толковал...Интересно, мне куда ж? Где тут хозяйское место, где мое? Свалил барахло, позвал хозяйку
  - Любезная, мне куда?
  
  Вышла глядя неприветливо, махнула рукой на антресоль. Немногословная она , совсем. Ну, для обитателей мест невеселых это нормально. Залез по лесенке - хоть и узкой, а не скрипучей ни разу - вообще тут ни половицы не скрипнут, ни двери внутри... а вот внешняя, как и ворота - не смазаны. Скрипят, словно кто кошку пилит. Думается, неспроста именно так. Айли поднялась следом, неэротично пихнув меня под зад, без всякой ласки. Однако, сердита хозяйка, сурова без меры, да. Прошла, показала - сундук под топчаном, шкаф, стол с письменным прибором. Видать, гости тут не простые уголовники. Дальше началось интересное - дернула один гвоздик, торчащий на уровне выше глаз - и беззвучно сдвинула доску у угла, открыв длинную узкую нишу - показала туда, откомментировав:
   - Ружье туда сложишь.
  
  Голос... как внешность. Дата выдачи номеру соответствует, ага. Резкий, какой-то металлический. Не сказать хриплый, а... выцветший такой. Неживой.
  -Ладно - отвечаю - Так и сделаю, любезная Айли. Только потом. Как стемнеет. А то двор у Вас от соседей видно .
  
  Видать, когда этот дом покупала, не было вокруг никого. А потом соседи построились, да ухитрились дом поставить на высоком фундаменте. Так теперь во дворе все как на ладони. Айли, впрочем, изобразила на лице что-то означающее усмешку. Открыла шкаф, нагнулась, вытащила кожаный ремешок, потянула... И открыла в дне шкафа люк, в котором виднелась обычная приставная лестница.
  - В конюшню. Зря не ходи, не пали
  
  Затем подошла к окну, открыла - снова бесшумно, без всякого скрипа или скрежета, уже без слов показала. Ага, ясно. Прямо под окном плоская крыша конюшни. И невидное снаружи - этакая щель, вроде как двойная стена задняя у нее, у конюшни-то. Снаружи и изнутри и не поймешь, кажется, что примыкает прямо к забору стена, вплотную. И как раз прямо к углу забора идет. А там чисто случайно - пышный куст здешней ежевики. А дальше еще кусты невысокие и ручей вьется. Ну, не надо быть детективом, все в общем ясно. Надо потом с разрешения хозяйки осмотреть, чтобы если что знать как чего. Мало ли.
  
  Ужинали вместе - наверное, можно было бы и договориться насчет по очереди, да мне чего? Мне так даже уютнее. А хозяйка если не против - так и ладно. Еда оказалась вкусная, я все нахваливал, больше конечно для лести, хотя и впрямь - вкусно. Айли молчала, и не поймешь - приятно ей хоть что хвалят, или глубоко пофиг. Самовар я поставил на высоком крыльце, разжег - и все это под пристальными 'мимолетными' взглядами соседей, случайно, конечно же, сновавшим на своем крыльце по ту сторону улицы. Ну, дело понятное, деревня, чо.
  За чаем все же разговорил хозяйку. Слово за слово, не то что побеседовали... скорее порешали. Коняшку и телегу она предложила устроить в аренду одному из соседей. Мол, она ручается - и не загубит и присмотрит. И платить будет исправно. Она договорится. За это она скостит мне золотой в месяц. Про ползолотого что уже уплатил за обиход скотинки промолчала... да ладно, пусть ей. Обговорили меню, точнее она поставила перед фактом - что она ест, то и на столе, а не нравится - есть хороший трактир у площади, чистый, там даже околоточный обедает - туда и иди. Впрочем, вкусы у нас схожие, ей тоже по нраву много мяса, да пожирнее, да жаренного. Вот и ладно. Потом насчет спиртного сказала - мол, пьяный напьешься - будешь если бузить - успокою. А что попортишь - деньгами возьму. И в доме мол не пить. Ну, да мне пить вообще не резон. Только для виду. Курить так она сама курила, но тут я уж прощупал почву - мол, в доме при мне не кури. Посопела, но потом махнула рукой. Консенсус, однако. Еще сказала - мол, девок никаких чтоб. Ради шутки было хотел спросить - может и бордель посоветует, да вовремя язык прикусил. Безо намекнул, мол, то ли от жизни, то ли вообще - но мужиков она не жалует, и поговаривали, ориентации не той малость. Что тут, надо заметить, не поощряется, особенно в сельской местности. Однако, никто ничего такого точно за это сказать не может, и вообще лучше мол тему эту не поднимать и тем более не лезть к ней со всякими глупостями. Хотя, несмотря на то что внешне Айли не сказать чтоб выглядела плохо - вполне на возраст, за собой следит, это видно, да только пожалуй я бы и сильно изголодавшись по бабам не стал бы к ней подкатывать. Больно уж от нее эдак... тянет. Холодком что ли. Хотя, такие бабы, ежли всерьез, оно может и получше прочего. Может и свезет в жизни под старость околоточному, чорт его знает. Ну да ладно. это ж я не об том что-то задумался, и вообще - мне девки тоже не сильно-то чешутся... пока что. Ответил, мол, к девкам интересу не имею, жениться не надумал а баловством всяким брезгую. Кивнула удовлетворенно. Ну а напоследок сказала еще
  - Значит еще вот что. Бэзо сказал, что ты не из лихого люда. И вообще просил помочь. Я ЕМУ помогу. И в твои дела я не лезу. Но учти - коли что крутить задумаешь тут - то сразу за порог. Я, хоть и помогаю старым друзьям, сама давно чистой монетой живу. Я свое получила, что на троих хватит, и теперь лучше тебя выгоню, чем влезу в какое эдакое дело. Так что учти.
  - Учту, любезная Айли - отвечаю, значит, а сам как раз думаю - что мне бы и самому держаться от всего... эдакого подалее бы. А ведь через месяц Кэрр вернется и понесется, значит, все именно в сторону 'эдакого'. Ну да то печали дальние, для меня сейчас месяц - если не вечность, то очень много. И заодно сразу закинул удочку: - А я даже, хозяюшка, если что непонятное какое или помощь нужна - так первым делом к Вам приду, посоветуете чего, предостережете, отговорите. Ладно ли?
  - Ладно - кивнула. И стала собирать со стола.
  
  
  Обустроился, проверил лаз в конюшню, притащив карабин и прочее, что распихать в тайник надо. Не сказать что уж очень удобный лаз, но полезный. Он же не только в конюшню, но и в подвал. А с подвала вроде как и за забор опять же можно. Ладно, завтра все посмотрим еще раз.
  
  ***
  
  
  
  Пригород этот, оказывается, имел свое название, именуясь Амбарным. Много тут амбаров, где хранили-перваливали всякое сыпучее, зерно и прочее. Короче, местный Пересыпь. Ничего необычного, у площади несколько домов повыше, двухэтажных - пара гостиниц, трактиры, управа, поодаль храм. Дальше по разбегавшимся улочкам - ближе к площади - постоялые, дальше - склады-амбары, а еще дальше - и домишки, в одном из которых и я обосновался. Тихо, сонно - не сезон еще, приезжих мало, ярмарка закрыта, торгуют так по мелочи. Пошатался по площади, не особенно привлекая внимания, прикупил сушеных яблок у бабульки, потом завалился в рекомендованное заведение, попил чаю... потом еще поглулял, поглазел, потом снова попил, на этот раз пива. В общем вечером пришел без лишней мелочи в карманах, не голодный и навеселе. Айли глянула подозрительно, но я объявил - мол, в норме, и только для виду. Она кивнула, мол, непьющий дембель - это подозрительно. Вечером аккуратно достал, вычистил и замаслил оружие - ну, хранить так хранить, привел в порядок одежду, устроил постирушку и баню.. и все равно делать было нечего. Книг-то я у Кэрра не взял, тут книги дороги, постеснялся. А идти купить... и подозрительно - ну какой солдат, хоть трижды контуженный, книгу купит, а не выпивки или там девку? Да и негде тут. Надобно куда в город покрупнее ехать. Тут книгами только на ярмарке торгуют, проездом.
  
  На завтра все в общем повторилось - прогулка, чай, пиво, потом еще. Вечером снова искал себе дело, начистил самовар, дров в баню наколол.
  На третий день в вечер уже невмоготу стало. Даже предложил Айли - может, чего помочь, по хозяйству. Получил отповедь - то ли решила, что я клинья бить намерен, то ли что хочу плату скостить...
  
  Пятого дня такой 'невыразимой легкости бытия' сидел в послеобеденное время в том самом трактире, 'Подкова и кружка'... оригинально, блин... Село... Так вот, сидел и всерьез грустил. Причем настолько всерьез, что какая-то сволочь уже вполне заметно раскачивала стены и крутила землю. Не, ну а что еще делать, а?! Ме-сяц! Месяц, блин! Месяц так вот тут сидеть. Да я охренею тут от скуки. Чорт, чего я согласился? Хоть бы на работу какую податься... Так ведь без Кэрра накосячу. Спросить Айли? Да ей тогда много чего объяснить надо... Эх, ну что ж такое? И кружка опустела. Эй! Еще пива красного, и сушенки на закусь!
  Кто-то сел напротив. Неинтересно. Ну, кто тут сесть может? Село оно и есть село. Где пиво-то? О, вот и оно.
  Кружка приземлилась прямо передо мной, стеклянная (все ж заведение не дешевое), вся в испарине... Протянул руку, но кружка отпрыгнула в сторону.
  Не сама конечно. Ее грабка того, кто сел напротив перехватила и отодвинула. Ну, хоть какое-то развлечение будет, ладно. Медленно начал поднимать взор, желая для начала рассмотреть - что ж там такое село напротив.
  Однако задержал его уже на руке державшей кружку.
  Опа-ньки. Приплыли. Синий форменный рукав, с поистертым золотым шитьем, какбыбелая кожаная перчатка.
  Здравствуйте, девушки, что называется.
  
  Глава 10
  
  Поднял я, значит, рыло. Мундир, свирепая усатая рожа, каска с козырьком и медной начищенной кокардой. Шнурок на груди витой, золотистый. Погоны с вензелями и звездочкой. Шашка на боку, торчит рукоять, нагайка за поясом, кобура. На груди бляха здоровенная, сияет. Пуговицы тоже начищены, аж глаза режет блеском. Орел. Ну и дальше что? Вежливо поинтересоваться 'Ты чё?'. Не стал я усугублять, просто зафиксировал таки своей грабкой кружку, и, поднеся аккуратно, чтоб не пролить, потянул немного. Хорошее пиво. Потому как уже явно лишняя, а все равно вкусное. Отпил, поставил, задумчиво сунул в пасть сушеного снетка, и изрек наконец, насколько мог дружелюбно:
  - Ну?
  
  Кажется, не очень удачное вступление. От ворота и вверх полицай стал заметно багроветь. Взрычал яростно
  - Ты кто такой?! Документы есть?! - и вдруг резко хлопнул рукой по столу - вроде, даже пиво не плеснулось, и сушенка не подпрыгнула в тарелочке, а звон пошел такое впечатление, эхом по трактиру. И все вокруг притихло. Эвон как, знатно у него оно отработано. Только этим меня не проймешь. Ишь, выискался, красномордый.
  - Есть! - весело улыбнулся я. И сделав кружкой - мол - 'Ваше здоровье', отхлебнул еще. В конце-концов, что он спросил, то и ответил. А он, видишь, теперь аж побелел весь. Экий хамелеон.
  - Ах ты ж... Ты чего это такой дерзкий?!
  
  Вот гад. Я ж чуть не хрюкнул в кружку. Только бы не спросил 'С какого раёну?'. Не выдержу ведь. Но пронесло.
  - Слышь, я тебя кого спрашиваю?! Ты у Айли квартируешь, так? - аж наклонился ко мне усач, а глазки-то... не, похоже, если это тот самый околоточный, а больше-то вроде и некому быть, правда что-то такое имеет в виду, полицейская рожа... Выпрямился, снова хлопнул по столу - Ааатвичать!
  
  - Ишь, разорался... - я демонстративно почесал в ухе, морщась - не ори, начальник, уши закладывает. У Айли, да. А тебе что за печаль? Или ведомству твоему?
  - Да ты... Ты кто... ты откуда такой, а? - он аж чуть не задохнулся - Да я ж тебя...
  - Эй! Чего это, вашбродь, пристаете к человеку-то? - это от стола в углу кто-то встрял, мне за этой тушей и не видать, кто говорит - Что, не видать - кто он, и чего?
  
  А в общем, и впрямь, я специально, во исполнение так сказать, инструкций Кэрра, хожу постоянно в истертом мундирчике, фуражке и сапогах, образ так сказать, узнаваемый. Полицай же, обернулся, посмотрел, откуда встряли, и малость покривившись, сбавил обороты
  - Типа, служивый? И что тут ищешь? Бумаги, спрашиваю, есть? Коли есть - предъяви... а то в околоток сведу... до выяснения.
  - Сказано ж - есть. Не сердись, командир - решил не усугублять я - Я чего? Я ж не нарушаю ничего. Сижу тихо, пиво вот пью. Кстати, хорошего человека и угостить могу...
  
  Околоточный засопел. Трактир постепенно ожил, за спиной полицая уж и смешки слышны. Надо как-то разруливать, я хоть и почти пьяный, а все ж соображаю, что одно дело себя поставить, другое дело бычку гнать. Сделал жест человеку - мол, пива представителю правоохранительного органа. Перехватив жест, полицейский, сняв шлем, подкорректировал, заказав настойки. Положил шлем на край стола, отер платком лоб. Похоже, контакт будет. Я, тем временем, достал из внутреннего кармашка сверток - в чехольчике из тонкого истертого пергамента - зольдатенбух, и рекомендация. Протянул усатому. Тот взял, ткнув по ходу в прицепленную на груди планочку от медали, с оборванным колечком:
  - За что награда-то?
  - Юбилейная.
  - Кого юбилей? - без интереса спросил, смотрит бумаги, а сам зыркает... вот точно как наши паспорта проверяют. Это он не фотку смотрит, не - тут и фотки то нету - это он на мою реакцию. Нормально.
  - Столетие Красной Армии, знамо дело - отвечаю. А чего уж. Все одно планка такая затертая что пофиг. Ладно, если что - расскажу про непобедимую и легендарную. И про штурм Перекопа. И марш через Сиваш. Под командованием маршала Фрунзе. Офигеешь слушать. Однако, усач даже бровью не повел.
  - Столетие красной армии? Ясно. Что, с Севера, что ли?
  
  Вот блин, опять как-то родным повеяло.
  - С Севера - отвечаю - С него самого.
  - Ясно - пыхтит - Понаехало, понимаешь, всяких...
  
  Помолчал, листая бумаги, и добавил:
  - Понаехало...
  
  А ведь это очень непросто, пьяному почти, да и не ржать, и даже лыбу не корявить. Если очень хочется. Но я сдержался.
  - Ты, значит, служивый - не спрашивая, а вроде как даже утверждая, подытожил усач - Ну, и за каким хреном, служивый, ты к нам приперся?
  
  Глянул в бумаги, прищурясь (эге, а зрение-то не ахти... да и вообще в возрасте дядька, башка-то наполовину седая уж), повторил:
  - Зачем, спрашиваю, к нам приехал, Йохан... Йохан... ну и имена у вас там, на Севере...
  - Ну... знамо зачем. Отдохнуть, здоровье поправить... а потом.... Ну... потом дальше двинусь... или тут обустроюсь...
  - А чего это ты к Айли заселился? - аж подался вперед - Ты у нее чтоль обустроиться хочешь?
  
  Не, точно, неспроста это он. Аж глаза горят, нехорошо так.
  - Нет - отвечаю - Я вообще думаю подалее искать долю. Мне тут не нравится особо, уж извини - скучно. Я к такой жизни непривычен...
  - А чего ж тогда к ней заселился? - аж перебил, ишь ты
  - А мне товарищ насоветовал, он ее знакомый...
  - Это какой знакомый? Как твоего товарища звать? - снова аж подался вперед, да только интерес уже не тот - тут профессиональное.
  - Товарища - говорю - Ара звать, цыган он. (Так какого-то дальнего родственника Бэзо звали... А мне чего? У меня и справка есть...) Попутчик. Вместе долго ехали. Вот он и посоветовал. Говорит, там можно поквартировать, и тихо, и спокойно, и при том, хоть женщина и одинокая, а без всех этих глупостей, чтоб меня, такого значит из себя видного мужчину (тут усач эдак на меня глянул... с сожалением даже) под венец тащить. А оно мне и надо, я человек воль... свободный (вовремя вспомнил, что 'вольным' тут обзывать ся нехорошо выйдет), мне этих глупостей не надо. Мне пожить охота в удовольствие.
  
  Аж словно подменили толстяка. Принесенную человеком настоечку махнул, выдохнул, малюсенький кусок хлеба с салом и чесночка кружочком в рот кинул, пожевал.
  - Понаедут тут... - прищурился, глянул в бумаги, потом сделал жест проскакивающему мимо человеку - Эй, Вальт! Ходи сюда. Ты грамотен, и глаза хороши, ну-ка, прочти мне, что там пишут-то...
  
  И сует ему, значит, рекомендательное. Ну, тот стал читать, вслух, хоть и тихонько, а весь трактир словно притих, как мышь под крышей бежит, и то слышно. Как дошел тот Вальт до ран тяжких, отчего разум плох - слышу, в углу чего-то там загомонили, а усатый его прервал, и говорит:
  -Ну, и чего же ты путаешь-то? А? Может, ты мне тут все врешь, да прикидываешься? Ишь, какая бумажка удобная! Кто ж ее тебе такую написал? Дружок твой, поди?
  - Истинно так - отвечаю - Кто ж еще? И сам я не с Севера, и вообще - чилийский шпион. Давай уж, начальник, лепи на меня все, что есть, до кучи, чего уж...
  
  Впрочем, вижу уж, дело то такое, просто припугнуть меня надо, да может отыграться. Да не вышло. От того стола в углу вдруг подошел здоровенный такой дядька. Морда потная, бородища знатная, окладистая и косматая. Здоровый до чего. Прям гора. Или медведь. ГрЫзли. В форме военной, серо-песочной, почти такой, как на том порубанном взводе. Валашец, однако. Только петлицы и канты немного не такие, красно-черные, и в петлицах - пушки. Артиллерист, значит. А погоны-то даже не сержантские, а как это? Не старшина, а вахмистр, так тут зовут. Уж это я, в общем, зазубрил, по крайней мере в общих чертах. Шнур такой витой вместо лычки, вдоль погона. Под погон заправлена пилотка, ворот хоть и расстегнут, но в целом - все по форме. На груди пара медалей блестит. На боку - шашка-не шашка, а здоровенный тесак, навроде бебута, кобура опять же.
  - Вы, вашбродь, почто, разрешите спросить, служивого мучаете? - это здоровяк аж навис над усачем - Нешто он что нарушил? Мы, конечно, в дела НАШЕЙ полиции не лезем (эдак он выделил 'нашей', аж морду усатому скривило как от прокисшего вина), но хотелось бы знать - что ж такого человек натворил? Сидел вроде пиво пил, тихо, никого не трогал, не буянил, никому не мешал. Что ж тогда такое, а, вашбродь?
  
  Встал усач, поморшился досадливо, глянул на артиллериста - хоть и сам не мелкий, а все ж снизу вверх, ничего не ответил, документы мне на стол бросил, каску насадил на башку да и пошел прочь. С порога обернулся, буркнул мне:
  - На неделе - зайдешь напротив, в околоток, отметишься. А то понаедут тут всякие... - и вышел вон, хлопнув дверью несильно.
  - Благодарю, товарищ вахмистр - так и брякнул я по привычке, 'товарищ'. От блин. С одной стороны, вроде пьяному говорить проще, складнее как-то... Это я давно заметил. Помнится, в Питере, в дребезг будучи, иностранную пару проинструктировал, как им от Спаса-на-Крови добраться к Зеленому Джигиту, сиречь Медному Всаднику. Сопровождавшие меня товарищи говорили, что хоть и смахивало на разговорник армейский в разделе 'опрос местных жителей', но понятно вышло. И главное, гладко так, ты, говорят, тогда по-русски хуже изъяснялся. Но вот такие косяки спьяну дать могу, да. Надо бы вообще завязывать, что ли, с этим пока. С выпивкой-то. Однако, пока я это в голове ворочал, прикидывая, как съехать на базаре, вышло иначе. Здоровяк аж расплылся в улыбке, хлопнул меня по плечу, чуть с табурета не выбив.
  - Да ничо - говорит - товарищ! Я ж тоже с солдата выслужился, понимаю!
  
  Выходит, тут 'товарищ' не по уставу, но тоже иногда приемлимо... и без всякого политического окраса. Пронесло. Подмигнул он мне, да к своим пошел. А и походка как медвежья, переваливается как. Чисто медведь и есть.
  Допил я кружку, расплатился, в уборную сходил, да и тоже отправился до дома. Путь-то сейчас не близкий. А дома еще с Айли разбираться... Не хочу спать на конюшне. Надо бы где-то присесть отдохнуть. А еще жарко. И вообще. Поспать бы где в тенечке. Или нет?
  - Чайку бы горячего... - это я уже, выходит, вслух начал рассуждать - Крепкого. Да побольше. И пива наутро взять... Надо бы сообразить где еще... не идти же обратно...
  - А вон там, в кабаке... и пиво неплохое, и чай есть!
  - Точно! Туда!
  
  И тут значит, только соображаю - кто ж это меня так аккуратно-бережно под локоть поддерживает? То-то я иду последние пятьдесят шагов так легко и прямо... Вишь, еще и советы полезные дает...
  
  
  
  Однако, хоть, признаться, и сильно я набрался, с отвычки-то, сообразил, что что-то тут не того. Не этого. Это ж значит, не у нас там, да и у нас никогда ж хороший человек пьяницу под ручку не поведет. Даже в Питере, не сказать в, прости Господи, Гатчине.
  И правильно, кстати сказать - чего его, такого, под руки водить. Но в данном случае, поскольку это именно я и нарезался - то ситуация так сказать, несколько иная... Так сказать, 'но есть нюанс!' Обернулся я, насколько мог осторожно, чтобы не сильно раскачивать здешний горизонт, присмотрелся.
  Эдакий благообразый молодой человек плутоватой наружности.
  Чем-то актера Олега Борисова напоминает, из комедии про цирюльника Голохвастова. Сразу видно - 'сволич и гат'. Ну, пойдем, пойдем, куда ты, значит, меня тянешь, посмотрим, что там...
  'Там' оказалось действительно уютненькое местечко - у частного дома отгорожено под навесом место, не знаю как правильно назвать, а у нас такое называли 'летнее кафе'. Есть слово импортное, да я все вспомнить не мог, оттого злился, не сосредоточиться. Пока устроились, уже подскочила девка - молоденькая, и хотя и тощая, но очень даже ничего. Однако, вишь как безделье и алкоголь действует... А действительно ничего, хоть и одета простенько... Чего изволим? Чаю изволим. Можно и с травками. Много. И пива холодного с собой. Да, в ваш кувшин. Да, естественно куплю. Сдать? - Ну, деточка, сдать тару - святое дело! Не, две кружки вполне хватит, знаю я, к чему приводит неосторожный опохмел...
  - Молодой человек, представившийся по ходу дела Варсом, рыпнулся было оплатить, но я не согласился. И на все его увещевания, что, мол хорошего человека угостить - это большая честь, а то ему обида, коли я откажусь - ответил что я гордый и пью только на свои, благо денег пока есть. Честно-то сказать, с провокацией сказал, ибо в тенечке малость попустило, и хотелось посмотреть, как он отреагирует.
  А отреагировал он странно - словно даже малость погрустнел, самую чуть. Но тут же, заулыбавшись, ответил - что ведь, деньги-то - это ж дело такое... то они есть, то их опять нет. С чем я естественно согласился. А там и чай принесли.
  Варс меж тем, заказавши себе прохладительного, поинтересовался моим именем, и получивши ответ, начал расспрашивать об моем 'жизненном пути'. Впрочем, скорее он мне его излагал, дожидаясь лишь одобрительного моего похрюкивания в кружку чая, или наоборот отрицательного мотания головой. Что мол, человек видно военный, много лет на службе, бла-бла-бла... А когда стал конкретно пытать - откуда мол и куда и где последнее место службы - то спросил я его опять таки стандартно - С какой, мол, целью интересуешься?
  Варс, вопреки моим ожиданиям, не стал кочевряжиться, а сразу изложил суть...
  
  ***
  
  Не сказать, чтобы наутро ничего не болело, но чувствовал я себя гораздо лучше, чем выглядел. Айли вчера конечно, была недовольна, но я уверил ее, что норма соблюдена, и вообще, это от безделия, и скоро кончится. Она сразу насторожилась и велела излагать - чего я такого задумал. Выслушав, сказал 'Ну и дурак', однако больше не сердилась.
  Утро выдалось с легким дождичком, что было весьма кстати. Очень и очень хорошо, вроде прохладного легкого душика. Самое то, что надо. Айли не было, с утра куда-то ушла. Весь день до вечера наводил марафет внешне и на изнанку себя - даже баньку истопил, и как следует отмяк-пропарился. Достал смародеренный бритвенный прибор, и подоавнял растительность на морде - сбривать не стал, тут и усы и борода вроде как вполне в моде, а вот гладкобритых не так много, Кэрр, правда, брился начисто, но он же - антилихент, так сказать. В итоге стал похож не то на Щорса, не то на еще какого персонажа Гражданской войны. Ничо. Сойдет, для сельской местности, и средней полосы, как говориться. Почистил-погладил как сумел одежку приличную, все подготовил. Немного даж эдак понервничал. Как-никак, дело такое, надо значит, соответствовать. Даже спать лег поранее.
  
  А с утра отправился прямиком в Управу. Там столкнулся с давешним гражданинначальником - эк тот вызверился, аж усы дыбом, но я улыбнулся и мимо пошел - мне не к нему. Варс встретил меня аж просияв, и мы быстро оформили все бумаги. Задаток правда я брать отказался, чем его опять малость огорчил, но ничего, потерпит. Хватит и подписи с него. Впрочем, и он, похоже, это понимал. Отвел в дальнюю комнату, где сидели еще двое граждан весьма предосудительного вида, и просил подождать до обеда. Вот блин радости. Вообще ждать не особо люблю. А в компании этих пованивающих бичеватых личностей - и подавно. Но, назвался кузовом - терпи груздей. Часа в три все же началось движение - после какой-то суеты и беготни Варса и еще одного товарища такого же плутоватого вида, мы все вышли на улицу, где бичеватые тут же закурили корявые трубочки, и потихоньку двинули пешочком из города.
  
  Однако, вблизи форт Речной оказался не столь уж и грозным, как сначала показалось. Видали мы и посерьезнее. Стены невысокие, бастионы, ворота... Не, так все нормально, конечно - если прикинуть, что, к примеру, штурмовать - и без танков, авиации и градов всяких, то довольно серьезный коровник. Караул, правда, так себе. Нет, то есть, службу несут, но... нет какой-то такой... искорки, что ли. Бдят, но небдительно. Скучно. А это для караульного самое страшное и есть, если скучно. Ну и начкар выглянул - с явно отоспанной щекой - тоже, в общем, симптомчик. Перетерли что-то с Варсом, но внутрь нас не пустили, пришлось устроиться в тени у стены. Вскоре подтянулась еще одна группа - похоже, таких же, как и мы - тоже трое и во главе такого же вида тип, как и наш провожатый. Вскоре и еще подошли - там аж пятеро, причем в отличие от - все пятеро молодые парни, явно крестьянского вида, не сказать упитанные, но здоровые весьма. А вел их весьма обстоятельный дядька, даже можно сказать, солидный. Наши-то плуты на него эдак глянули - с завистью и уважением. Как они подошли, тут-то нас и пропустили в крепость.
  
  Вербовщики сдали нас старшине с злобным костлявым лицом, и исчезли. Старшина с помощниками, все в серой затертой форме, стали распределять нас. Первым делом отделили пятерых крестьян, и, свистнув кого-то, отправили дальше.
  А нас, переписав имена, повели еще куда-то , потом по одному вызывали в маленькую комнатку, где злобнолиций старшина еще раз переписал имя и испросил все размеры одежды и обуви. Потом велели готовиться к помывке и переодеванию, а до того - можно отдохнуть и покурить. Вот там-то, на скамье у коновязи, он меня, значит и нашел. Ну, то есть не нашел, а просто увидел. А может и не просто, может как раз пришел глянуть пополнение. Даже скорее всего - именно так.
  Тот самый здоровенный артиллерист-вахмистр. И даже как-то обрадовался, на удивление.
  - Здрав будь, товарищ! Вот уж не ждал, но отчего-то сразу почуял! Никак на службу нанялся?
  - Точно так, вашбродь. Именно.
  - Слушай... а скажи-ка... ты грамотен ли?
  - Ну, как сказать - писать да читать умею, да не сказать что хорошо.
  - Это не беда, главное грамотен... Цифры не путаешь?
  - Никак нет, вашбродь, цифры-то это ж просто.
  - Так... сейчас, погоди... - и он нырнул в дверь к старшине.
  - Ишь ты, везучий - тихонько буркнул один из бичей - пушкаря знакомого нашел. Теперь на золотяк больше получать станет...
  
  Ну, а чего бы и нет, собсно? Посмотрим... Дверь открылась, и артиллерист поманил меня, по пути, словно подтверждая слова бича, пропыхтел шепотом мне куда-то в макушку, так что слышно было поди и в караулке у ворот 'Соглашайся, жалованья больше, а все ж полегче! Я тебя к себе в расчет запишу!'
  - - Эй Бало, я же слышу все! - заскрипел тут же старшина - Никакой он тебе не знакомый, и врешь ты все поди! А ну, как там тебя?... Йохан? ...с севера ты что ли... иди-ка сюда! А ну! - Грамотен? Пиши, вот карандаш! Давай! Ну!
  Три цитаты из Устава я написал, вроде бы, даже и без ошибок. Потом пошла очередь школьной алгебры-геометрии, и вот тут-то я чуть было не дал маху, увлекшись. Только когда старшина, нахмурившись, сунул мне какой-то военный справочник с расчетами - то ли по инженерному, то ли по подрывному делу, я сообразил, что палюсь уж похоже.
  - Нет, вашбродь. Этого не разумеем. Уж простите, все что знал - показал.
  - Кхм. Хм... ну, ладно. Не врешь, видать, Бало. И впрямь знает. Что, в артиллерии служил? - это уже мне, значит.
  - Никак нет, вашбродь. Просто повезло с учителем одним дорогу ехать.
  - Ну-ну... А, кстати - что у тебя там за болезни и раны?
  - Контузия, вашбродь. На Северной войне, давняя. Речь иногда плохая и память путаю...
  - Во! Бало - а ты его к себе - а он вишь! Не, не - в пехоту, только в пехоту! В караулы ходить некому, постов вокруг нет - а ты в батарею людей тянешь!
  - Слушай, Корг - аж взревел артиллерист - Да мне ж тоже некому! А он вишь какой грамотный - у меня таких и нет считай! А с него какой наводчик выйдет, а на дальномер стоять?! А в карауле если он память потеряет? А у нас всеж кругом люди. И вообще. Я тогда к коменданту пойду. Неча грамотных в пехоту, для пехоты вам дураков хватит! Мне командир батареи велел посмотреть, кого привели. Я ему так и доложу.
  
  Старшина махнул рукой, и начал яростно что-то чирикать в бумагах. Потом была баня, точнее - так, помывка. Толстый веселый доктор осмотрел придирчиво всех на предлмет паразитов, одного бича отправили в санобработку, нам прочли лекцию об необходимости содержать себя и обмундирование в чистоте, с упоминанием грозного списка взысканий, и после того выдали форму. Второго срока, но крепкую. Ремни - кожаные, а вот сумку на манер противогазной - полотняную. И ботинки с гетрами. Впрочем, мне достались тряпочные ботинки-сапоги - артиллеристам так положено. И вместо кепи мне выдали берет. Свои вещи мы никуда не сдавали, а упаковали в выданные ранцы - впрочем, выдававший их сержант буркнул, что лучше бы одежку продать - потому как ходить теперь в штатском нам не положено - посчитают дезертиром. Продать, естественно, он предложил именно ему, мол, цена не большая, но хлопот меньше. Бичи так и сделали, тем более что сержант сказал - мол, рекрутам положена раз в неделю увольнительная на день - а в кабаке деньги пригодятся. Я же отказался - ничего, до увольнительной подожду, а там снесу к Айли.
  Помытых и одетых, усатый дряхловатого вида фельдфебель отконвоировал нас в канцелярию, где мы еще раз расписались в бумагах, получили солдатенбухи, которые тут же и сдали, потом прошли в Первый отдел. Ну а как же. Первый отдел есть везде. И называется так же. Хорошо хоть не Особый. Сидел там симпатичный лейтенант с добрым лицом и наивными глазами. Значит, редкостная сволочь. Иначе не сидел бы тут, в Первый отдел собственно, другого бы и не посадили. Несколько вопросов, улыбки на мои ответы, ни одной записи, захлопнул папку, 'свободны!'. Козырнул, щелкнул каблуками, кругом, чуть не строевым к двери. Но прям спиной почувствовал взгляд. От гадость какая.
  С канцелярии пошли на склад, где получили каждый - ложку, котелок, бритву, от которой я отказался, ибо у меня и получше есть, отрез портянок про запас, скатку плед - впрочем, мне не выдали, артиллерии не положено.
  Зато получил каску - тяжеленную, смешную, типа нашей ПВОшной довоенной, или даже на вьетнамскую шапку больше похожую, а то и просто на тазик. Спросил ефрейтора - зачем мне, и почему именно мне? Оказалось, в пехоте касок нет, им не положено - только штурмовики носят шлемы и кирасы. А вот крепостной артиллерии - да. Вроде бы и нагрудник еще положено, но их хватает только командирам батарей и орудий. Эвон оно как. Привилегия, значит. Покрутил в руках тяжеленный тазик... вот радости-то.
  
  
  
  Зато пехоте выдали фляги-баклажки. А мне нет. Снова спросил - ответил, что мол - они и в марши ходят, и в караулы и учения в поле - а крепостным пушкарям незачем.
   Потом получили еще мыла и махорки, чай, паек, индпакет, еще какое-то барахло. Поставили автографы в лохматых книгах и на листках ведомостей, и вывалились на воздух.
  Отведя пехотинцев в их казарму в стене одного из бастионов, ефрейтор провел меня к Западной батарее, и там сдал покуривавшему трубку Бало.
  Осмотрев меня придирчиво, поправив что-то как положено, он повел меня обратно, к цитадели, там мы отправились к штабу, Бало сходил доложился командиру, заместителем которого он, оказывается и был, будучи при том и командиром первого орудия батареи. Вышел подтянутый молодой лейтенант с лошадиной мордой, осмотрел меня скучающе, кивнул и ушел. Вахмистр хлопнул меня по плечу, служи, мол! И мы снова пошли к батарее.
  
  Так вот я и очутился подносчиком боеприпасов на первом орудии второй батареи форта Речной.
  
  Глава 11
  
   Казарма, размещавшаяся под батареей, над погребами, была на удивление уютной и ничуть не сырой. Не сказать просторной, но места хватало. Располагалась она грамотно - к орудиям расчету выскочить всего ничего времени. Выход правда, на мой взгляд - узкий, и лестница вверх. Толкаться тут.
   И ежли например десантник-диверсант с автоматом на лестнице сядет - то все, всех положит. Или просто не выпустит. Правда, выходов два. И десантников тут нет. И автоматов тоже. Револьверы правда есть, это да. Но, все же - это же внутри крепости батарея, не на передовой. Потому - все разумно. Расчеты под орудиями, командиры орудий тут же, но отдельно в своей отгородке - а Балу, как я прозвал про себя командира - больно уж похож на медведя из сказки Киплинга, как замкомбатра - обитал и вообще отдельно, рядом с командиром батареи - в офицерской казарме в крыле цитадели.
   Сама наша казарма - сводами, с толстыми колоннами, перекрытие - осадную бомбу выдержит. Думал, теснота будет, нары, а то и в три яруса - нет, плотненько, но в один ярус, топчаны с рундуками под ними. Оно и понятно - невысокие своды-то. Тут же маленькая кухня с очагом. А отхожее место поодаль за батареей.
   Приняли меня настороженно, тем более что сразу Балу объявил мне, что хоть я и подносчиком числюсь, но сразу чтобы становился на место установщика трубок - до того этим приходилось заниматься наводчику.
   Ну да ничего - осведомился, где есть мое место, уложил в рундук вещи, познакомился. Сразу решил пробить, как оно тут - спросил - мол, принято ли новоприбывшему выставить легкое дополнение к ужину? И как - на наш расчет или на батарею всю? Оказалось, что принято, на всю батарею, но умеренно. Командир второго орудия, чернявый пузан Брол, взялся уладить вопросы, принял от меня серебруху и обещал, что к вечеру все будет как надо.
   До вечера осваивался, вернувшийся Балу устроил мне подробное объяснение что и как теперь буду делать, показали какие есть снаряды, чтоб не путал - дымовые, картечь, бомбы и гранаты, шрапнель и учебные, практические и осветительные. Оказывается, под казармой, за железными дверьми - целый погреб этой радости. Посмотрел на штабеля ящиков с унитарами, и как-то не очень обрадовало, жить на таком. Словно поймав мои мысли, Балу усмехнулся
   - Не дрейфь. Оно тут не первый год так. И всяко уже бывало. На третьей батарее лет десять назад рванул погреб. И ничего, поглушило конечно, того, кто внизу был, ясно, и не нашли, поранило кого, ну ремонту на год. А почему? - а потому что тоже не первый раз. И вон, видишь? - ага, колодцы сделаны. На них сверху крышки - их при взрыве вышибет, а казарма уцелеет. Свод тут толстенный. Раньше еще этаж был - так засыпали песком с прокладкой кирпичом . И двери так сделаны что их тоже выбьет. А взрыв вверх пойдет. Так что не боись. Да и снаряды у нас вишь - как патрон к винтовке, не как у осадных - огня не боится, в ящиках тоже уложены с умом, даже ронять можно... хоть и не нужно. Главное, сам снаряд, когда несешь к орудию - не урони. Не споткнись, не вырони - потому бегать много придется, тренироваться.
  
   После этого учился я ключом, эдаким кольцом на ручке, устанавливать взрыватель на гранате и шрапнели - дело нехитрое, но тоже потребуется тренироваться. Балу, правда, остался доволен - говорит, уже лучше, чем сейчас у него наводчик ставит
  
   Вечером и впрямь к ужину добавили всякого - кормежка тут в общем простая, солдатики с кухни притаскивают здоровенные 'термосы' со жратвой, а там уж все делят. А в той вот кухоньке как раз - разрешается самим что-то где-то приготовить.
   И самовар там стоит, встроенный. А рядом бочка винная, тонны на полторы, но с водой. Все эдак культурно, все на месте.
   Застолье справили нормально, за общим столом посередине всей казармы, Брол даже, с согласного кивка Балу, поставил на стол четыре фляги с сухим вином. Вино тут и так в рационе есть, но обычно выдают мало, и хранится у командира. Про пьянку правда меня еще Варс предупредил, точнее не только меня - пока шли, напомнил, что за пьянку взыщут месячное жалованье и выдерут нагайками. А если учудишь чего по пьянке или не приведи небеса - службе урон будет - тут военный суд сразу - и хорошо если в штрафные роты, считай повезло. Ну да, тут насчет пьянки не разгуляться - фляги хватило на полстакана кислятины на рыло. А уж если кто сам потом добавит - то его проблемы.
  
   Засыпал под привычные звуки казармы - скрип топчанов, кряхтенье, покашливание, храп и тихие разговоры. И запах тут был какой-то привычный, не такой как у нас, но все одно - казарма. Немного напрягало, что под толщей камня, не люблю я этого, по мне лучше бы уж в палатке - но, как говориться, от бобра добра не ищут. Бывало и лучше, могло быть и хуже.
  
   Потянулись те самые 'серые армейские будни'. Армия она и в Африке армия, и в другом мире - тоже армия, и пишется - 'армия', аминь. Распорядок, долбоизм, внешняя дуболомность, за которой стоят опыт и мудрость, все перпендикулярно и параллельно, начальство со своими закидонами, люди, разные и одинаковые, всякие мелочи и разные разности. Первый месяц мне положено носить рекрутский шеврон - потому все мои вопросы и промашки проходят нормально - тут кого только не набирают, и хоть в общем армии похожи, но именно в мелочах различия есть, да и полков много разных - и гарнизонные, и полевые, и егеря-рейнджеры, драгуны, штурмовики, рейтары, а еще гвардия и жандармы. И у всех свои примочки и фенечки. Так что это обходилось нормально, ну и я не лопушил лишний раз, везде все примечая-запоминая. Тут в общем, схожего-то было больше, чем отличий. Разве только вот религиозные все дела, ну да и то, в общем, не особо и разницы, если так прикинуть. Моральный дух, воспитательная работа. Все дела. А попы и у нас в армии имелись, и даже муллы. Раввинов, правда, так и не дождались. Так что ничего нового. Храм тут в цитадели, маленький, - а большого и не надо, если что - все на улице оформляют. Ходили в храм после обеда, и не каждый день - тут это нормально. В казарме кстати, никаких образков-лампадок нету - не положено. ПравИльный четвертого орудия Хор-Шес, горец с юга, обмолвился, что кое-кто держит в казармах какие-то образки старых языческих богов - богов войны и удачи - но это не приветствуется. Хотя, вроде как, у вояк это древняя привычка, еще с незапамятных времен. Тоже, поди, какойнить крылатый пес или что-то типа. Ну да их дело. А я как все - пришел в храм, перекрестился, типа помолился, и свободен. Здешний капеллан, сухой старик с выправкой и хромотой на левую ногу, похоже, все понимал, но не рвался что-то менять. Искренне верующих у него и так хватало, а остальные его не сильно интересовали, похоже. И было тех остальных пожалуй и поболее половины. Так что и в этом я, в общем, не выделялся особо. Да и во всем - старался быть как все. Старался поскорее вжиться в новую реальность.
   Однако, все же ловил я косые взгляды на себе, но постепенно обжились, все же казарма дело такое. Хотя и не сказать, чтобы меня расчет принял в свои. Наверное, все же какие-то несвойственные местным привычки выдавали.
   Пару раз подсаживался Торн, замковый второго орудия, седоватый рослый дядька со шрамом на щеке и шее, заводил разговор 'о жизни'. Выведать что и откуда-как не старался, все же тут не принято так лезть с расспросами, как мне еще Варс рассказал - служба-то она ведь дает возможность 'лист перевернуть' - мало ли что у тебя за душой - пока ты служишь - тебя княжья власть защищает от любого суда. Ну, то есть - от старых грехов. А после службы и вовсе чист. Но Торн все больше как-то расспрашивал или даже ... беседовал, что ли, 'о жизни вообще' - как что в мире бывает, как кто живет. Да пару раз всеж отпустил что-то такое, мол 'Видать что жизнь-то у тебя не такая была, не нашенская'. Я потом думал, что он так имел в виду, а потом сообразил. Ведь, если так прикинуть, то ТАМ, у нас - жизнь-то даже у такого непоймичего как я - по здешним меркам если не княжеская, то уж не самого мелкого владетеля. Как жил, что носил, что ел, как отдыхал... так ведь подумать - наверное, они меня за какого аристократа приняли, в солдаты подавшегося по своим причинам - тут этого бывает. Или может и вообще решили что меня в солдаты сослали за какую вину - то-то кто-то спрашивал вскользь, мол не знаток ли я тюремного быту. Наверное, так и есть, считают эдаким аристократом-изгоем. А таких собсно не любят. Хоть вроде все ровно, однако и 'в круг' не пускают. Ну да по правде-то сказать, мне и не особо оно надо.
   Но вот еще особист этот... не нравился он мне. Встречал я его пару раз - и хоть и ресницей он не дрогнет, улыбается, а сразу чую - напрягается. И в спину взгляд давит, чуть было не обернулся разок даже, насилу сдержался. От ведь гадость какая, а?
  
   В первое же увольнение отнес одежду Айли, договорились с ней обо всем, все что хранил так и оставил, прибрал только с собой маленький револьвер. Вроде как и не положено, да только теперь кто ж обыщет? Да и разрешение. До того револьвер был спрятан, ибо как известно, 'подальше положишь - попозже возьмут', но теперь я решил, что может он полежать и в рундучке под койкой в казарме.
   И вот теперь стоял я и думал. Есть у меня кое-какой опыт. Так вот выходило - кто-то у меня позавчера порылся в рундучке. Ничего не взяли. И даже ничего не переложили. Все на месте, все лежит, как лежало. А что трогали - я вижу.
   И это плохо. Потому как если б кто полез воровать - это дело одно. Это нормально. Все воруют и везде ворую, это ничего плохого. Однако не пропало ни тряпочки ни копеечки. Все на месте.
   Так не воруют. И даже не смотрят что есть. Потому что все лежит точно так, как и лежало. Точнехонько. А это что значит? - а значит, что шарил человек ученый, опытный. А кто тут такой есть - это не вопрос даже. Вопрос - зачем? И чего нашарил?
   Вот и стоял я и думал - надо бы взять револьвер с собой обратно... или вообще выбросить или снычить где подалее от моего рундука. Ну надо ж было притащить? Оружия-то артиллерии не выдают, крепостной-то. Ни даже тесака какого, ни подавно винтовки или револьвера. Были бы мы в полевой - с карабинами бы были, а в конной - с бебутами и револьверами длинными. Так - шиш. А я как-то отвык совсем без оружия быть. Это там, у нас, в России - оно было нафиг мне не нужно, хватало на самый край баллончика с газом. А тут чего-то совсем без оружия - не очень. Вот и лопухнулся я похоже, с револьвером-то. Вот и думай теперь, как быть...
  
   - Увольнение в городок, салаги, это вам не это! - ефрейтор Эрри, наводчик третьего орудия, поучал двух молодых солдат, которых завербовали спустя неделю после меня. Теперь расчеты батареи были укомплектованы полностью, КМБ можно сказать окончился, и нам внеплановое увольнение. Вчера мы показали на учениях отличную выучку, начарт похвалил командира, тот выразил благодарность командирам орудий и расчетов... ну и под финиш разрешил увольнение. И сегодня с утра, еще до общего подъема, те кто первыми шли в увольнение начали готовиться. Кое-кто из стариков поворчал, но на том недовольство тем, что первыми пойдут салаги, и закончилось. Вообще тут дедовщины как таковой нет - ну, так, все же - в основном контрабасы, пусть и с местной спецификой. Хотя вроде как этим вот салажатам и досталось малость. Это мне подфартило, ибо меня можно сказать, Балу в казарме и утвердил, вроде как протеже.
   Молодые все не могли привести парадку в порядок. Тут, собственно, с парадкой все просто - никто тут, кроме гвардии и офицеров, не имеет отдельного комплекта парадной формы. Тут это решается проще. Обычно на нескольких солдат имеется комплект - нагрудник с медными пуговицами, парадный ремень оранжевой кожи, черные перчатки-краги, парадные гетры на ботинки. И парадная кокарда на головной убор. Ну а остальное - повседневная форма. Естественно, постиранная и выглаженная. Для стирки тут кстати, есть прачечная с самой настоящей стиральной машиной. Да-да. Все как положено - медный дырявый барабан, вертикальная загрузка... и собственно-ручной привод. Я еще и мыла постругал для стирки, чем вызвал усмешки товарищей - мол, экий богач выискался - стирать форму с мылом. А отпаривать на стрелки - это уже в казарме, на столе, подложив скатку. Грели утюги на очаге и вперед. Тыщу лет уже не отпаривал форму, а тут пришлось. Однако, ничего так, справился. Все это было сделано еще вчера, а сегодня утром сапоги одевали на свежую голову.
   Постепенно мысли свернули с гадского особняка на вещи более глобальные.
   Вроде, все неплохо складывается. Мне бы чуть зацепиться, а уж там...
   Весь этот месяц я не раз уж думал - правильно ли я поступил, спьяну согласившись? Впрочем, не спьяну, на другой-то день было время обдумать. Нет, все верно. Кэрр меня и хотел устроить - и вот оно. Его я не обманул. Сам только все сделал. Сам. А это значит что? - А то, что я ему ничего не должен. Конечно, ссориться с ним мне ни к чему, но... Но так мы можем сотрудничать... а до того бы - мне пришлось на него работать... В общем, я раз за разом убеждал себя, что поступил правильно.
   Обернулся, глядя на нашу батарею. Там маячили двое часовых из пехоты - так тут было заведено, артиллеристы в караулы не ходили. И вообще, хоть тут в армии, ввиду малолюдства, подготовка весьма серьезная, даже повара и ездовые неплохо учены и стрельбе и штыковому-рукопашке - ну, по крайней мере - учены хоть как-то - но и то, например - кросс с оружием и выкладкой, как пехоте, нам вчера бегать не пришлось. С утра, правда, постреляли с винтовок на стрельбище за фортом, а потом до полудня под свистки и крики командиров носились на секундомер из погребов к орудиям с учебными болванками, заряжали, наводили, давали беглый и прочие радости. Я не только носился по ступенькам с четырехкилограммовыми болванками, но и устанавливал на учебных макетах дальности взрывателя - я уже официально числился установщиком, и ключ для взрывателей носил постоянно в чехле на поясе. Однако, это все же не то что пехотинцам досталось. Им сегодня еще и оружие чистить. Правда, Балу, сказал, что взвод, показавший лучшие результаты, тоже пойдет в увольнение. Тоже, значит, поощрили. Сам Балу стоял рядом, задумчиво глядя на реку. С бастиона открывалась довольно красивая картина, солнце уже показалось из-за горизонта и чуть пригревало, разгоняя утреннюю сырость от реки, но еще не пекло. В общем, отличный день для увольнения должен быть. А о чем Балу думает, я знаю, вчера вот вечером за чаем опять говорили - у него две дочки, на родине, в Среднем Валаше, уже, говорит, подросли, красавицы. Замуж пора, да надо же партию составить. А уехать в отпуск нельзя - неспокойно. То есть тут-то спокойно, кто сюда сунется, но в общем больно много о войне скорой говорят. Я сдуру ляпнул как-то про здешних казачков, Вольных-то. Так Балу аж взвился. Он потому как упертый 'орбелист', князь ему прямо-таки царь-батюшка. И все мол от него, и все правильно. Чего, говорит, вольности эти развели. Хочешь служить - служи как все. А то ишь, земля. Привилегии. А сами с горцами да со степняками всякое замышляли. И вообще вольности мол - это зло. В общем, Балу действия Орбеля Второго одобрял полностью и всерьез. По его словам выходило - мол, князь собирается объединять земли под Валашем. А то ведь эта раздробленность только вредит. А так будет когда-нибудь Валаш от моря и до моря, как когда-то тут и был, до Темного Времени... Обязательно, мол, будет, к гадалке не ходи. Короче говоря, Балу за своего князя горой стоять готов. Тот ему прям свет в окошке.
   Эрри, закончив проверять, как сидит парадка на салагах, подошел к нам, и приглашающее достал кисет. Я то так и не курил (чем добавлял к себе лишнего внимания в казарме, надо сказать), а Балу, тут же крякнув благосклонно, полез за трубочкой.
   - Молодежь-то расхлябанная. Параду не понимают - пожаловался Эрри - А ты, я смотрю, ничего так. Культуууура...
   - Так точно, вашбродь. Никак невозможно солдату в город неопрятному идти. Все как Вы учили! - ну, хороший дядька Эрри, но падок на лесть - вон и сейчас аж засиял.
  
   А все-таки хорошо здесь. Тихо и уютно. И если Балу не ошибается - то ефрейтора получу уже через полгода всего, а то и ранее. А там... посмотрим. Кэрр обещал помочь, а далее глядишь...
   Ощущал я себя как-то очень эдак окрылено, на самом деле.
   Вроде как вот пешка, которая оказалась проходной. Стояла себе, шагнула, и вперед-вперед, только вперед, и на самом-то деле - когда одна - всем открыта. Однако, пронесло как-то - и прошла пешка, выходит, до края доски. По сути, шажок и остался. Нет, конечно, в ферзи не мечу, но может, получится стать из пешки фигурой... когда-нибудь.
   В общем, настроение было отличное.
  
   - Ну, что, Бало - Эрри выпустил клуб дыма - пойдем? Скоро уж и наш час пойдет.
   - Сейчас Эрри, докурим и пошли - вахмистр запыхтел трубкой - Сейчас идем, подъем сыграют и мы за ворота ... что еще такое?
   - А? Кто? - Эрри обернулся, окидывая взглядом салаг, думая, что командир усмотрел на них какой-то непорядок, но все вроде было в норме. Эрри недоуменно посмотрел на Балу - Эй, командир, ты о чем?
   - Да вон - Балу ткнул трубкой куда-то в сторону ворот - смотри. Чего-то не нравится мне это. Как бы не накрылось увольнение.
   - М-мать! - с чувством выплюнул Эрри - Точно, что-то не то... сейчас суета начнется... что им тут понадобилось?
  
   По дороге к форту, поднимая клубы пыли, красиво как на батальной картине подсвеченные лучами утреннего солнца, издалека шла спешной рысью длинная колонна кавалерии. В серой запыленной валашской форме по два в ряд что-то около роты, по-кавалерийски - сотня.
  
   Глава 12
  
   Колонна приближалась, слышен стал перестук подков по дороге - хоть и не мощеная, но земля сухая, утоптанная, звук дает сильный. Тускло поблескивает что-то из амуниции - не сильно запылились, недалеко шли, значит. Интересное дело...
   - Что делать будем, командир - несколько озадаченно спросил Эрри - на батарею?
   - Погоди... может и обойдется, не наше же это дело - Балу был озадачен, и нервно грыз трубку - стоим пока тут, ждем. Если что - пойдем на батарею, успеем.
   Колонна дошла до ворот, встала, упершись в них, передние всадники сгрудились, толкаясь на мостике, наседая бестолково вперед. Даже сюда долетела ругань. Да, армейская колонна - вещь в себе. Хорошо хоть эти не на машинах...
   - О, смотри, побежал... Сейчас пока начальство разбудят, пока решат... не успеть нам с горном выйти, Бало - расстроенно протянул Эрри - Пока провозятся - никак не выйти...
  
   И вправду - от первого воротного бастиона, побежал, бухая башмаками по брусчатке, солдатик с винтовкой, даже отсюда видно, что сонный донельзя. Подсменка послали оповестить начальство о таком казусе, как явившаяся с ранья конная сотня. Да уж. Пока этот чудище сонное изложит дежурному офицеру (если тот еще трезвый и не спит?), пока тот начальство добудится, пока они будут из этого сонного солдатика пытаться выбить подробности, отправят обратно или сами пойдут... Тут не то что перекурить - позавтракать можно успеть.
   - Ничего - словно подтверждая мои мысли, прогудел Балу, выколачивая и убирая в чехол трубочку - сейчас чуть подождем, а там про нас поди и не вспомнят, спокойно уйдем. Ничего, обойдутся сегодня и без меня до обеда.
  
   Неожиданно из арки бастиона во внутренний двор хлынул поток кавалеристов. Сначала несколько десятков, около взвода - прямо к нашей батарее, потом еще столько же - понеслось в нашу сторону, судя по всему - ко второй батарее. И скачут быстро, вон первые уже на пандус въезжают прямо...
   - ...Это... что ж они... - озадаченно спросил Балу, и словно в ответ ему грохнул выстрел, потом еще, и на нашей батарее началась стрельба. И почти сразу же в цитадели горн начал играть боевую тревогу. Балу захлопал себя по бедру, глянул недоуменно - ну, да, он в этот раз и пистолет с собой брать не стал. Наконец он изрек, как и положено в армии в такие моменты - очевидное и бесполезное - Это измена! Враги! К бою!
   - Сходили, мать их так, в увольнение... вот и верь после такого людям - пробурчал я. И уточнил, хотя и обратно же, довольно глупо - Что делать, командир?
   - Вперед! На вторую батарею! - взревел Балу - К орудиям!
  
   И мы кинулись вниз. Хотя уже на бегу я понял, что идея дурацкая - кавалеристы уже доскакали и лезли по лестнице наверх - пандус у второй батареи был с другой стороны. Не успеем. Там часовые наверху, двое, но они будут оборонять пушки... да и как, против взвода? Артиллеристы в казарме, считай, как в западне - оружия - четыре револьвера у командиров орудий... А нам что делать - бежать на взвод диверсантов с голыми руками? Даже черенков от лопат нету, позорище прям! Зато форма парадная...
   Соскочили с лестницы прямо во двор, и молодняк рванул впереди нас напрямик по брусчатке. Мы за ними, но не пробежали и десяти шагов, как над парапетом батареи появилось несколько фигур.
   - Ложись! В сток! - Заорал Балу.
  
   Но было уже поздно - грохнули револьверные выстрелы. Бежавшие впереди новобранцы завалились - хорошо так завалились, видал я такого - когда человек падает еще, а уже готов. То, что называется, наповал. Наверное, все в них целили, как в наиболее опасных. Нас это только и спасло. Дистанция тут шагов восемьдесят, самовзводом палить толку мало, а взвести курки все ж время надо - успели мы с Балу развернуться и добежав в три прыжка, шлепнуться в водосточную канавку. Неглубокую, пологую, но из-за того, что тут везде перепады уровня и всякие склоны-откосы - нас не достанешь.
   А Эрри не успел, его вторым залпом срезали прямо на бровке - так и упал, ахнув громко, вывернулся на спину, руки к груди прижимая, да и замер. Стало как-то тихо, только из воротного бастиона доносилась глухая стрельба. Да уж, началось в колхозе утро, нечего сказать. Сходили за хлебушком.
   - Дальше как? Тут лежать... нехорошо - Изрек я очевидное. Балу засопел, потом ответил:
   - Давай ползком вдоль - и там к каземату, там проскочить всего чуть по открытому... - Балу, произнес это, быстро пополз вдоль бровки. А я за ним - а что еще оставалось? Проползли, нещадно пачкая нагрудники... да и чорт бы с ними... и вместе, 'на счет два', рванулись ко входу в бастион. Успели. Вслед не стрелял никто. И тут же едва не напоролись на штыки - ну, ясное дело, в бастионе есть караул, вот они уже и реагируют, как могут. Хорошо хоть, видели, как мы ползли, не пристрелили, приняв за врагов. Балу тут же, благо погоны всем видно было, потребовал старшего. Прибежал сверху усатый сержант, и даже обрадовался, увидев старшего по званию. Сияя, доложил что 'Солдаты рассредоточились, держат подступы к бастиону - снаружи, снутре по двору, и сбоков по валам - никто не пройдет!' И совсем уж неприлично светясь, осведомился - 'Какие будут приказания, вашбродь?' Ну, ясное дело - в таких раскладах - главное ответственность свалить с себя. Хорошо если бы на подчиненных, но еще лучше - если на начальство. Впрочем, Балу так свирепо на него глянул, что тот сияние поумерил малость.
   - Так, братцы, слушай! - прокашлявшись, загудел Балу. - Напали на крепость. Враги... или бунтовщики... непонятно. В наших мундирах потому как - то ли переодетые, то ли полк взбунтовался. Оттого так. Слушай мою команду! По всем, кто в нашем драгунском мундире - бей без жалости! Нету у нас в крепости драгун, кто в драгунском - с ними пришел! Так вот, пока нет других приказов от офицеров - форт оборонять! Картечницу волоки на внутреннюю сторону, бей по первой и второй батареям... только пушки не порть... А мне ты, братец, дай-ка свой револьвер... и со мной троих солдат да! Что?! То-то же... Мы на вторую потерной пойдем... гранат им дай! Все, давай, быстро все, мы вниз пойдем...Пошли, Йохан!
  
   Ишь ты, 'пошли'. Сам то хоть револьвер взял. А мне чего? С пустыми лапами идти? Нехорошо... Мы спускались с поворотами все ниже, и уперлись в железную дверь, у которой нас и нагнали трое перепуганных солдатиков. Открыли дверь, зажгли взятый из ниши рядом с нею фонарь, и двинулись. Балу пыхтел впереди, светя фонарем, за ним, боязливо поводя по сторонам длинными винтовками, да еще и со штыками, шли пехотинцы. Естественно, вскоре один из них царапнул стену, потом второй, потом они столкнулись штыками, издав отнюдь не мелодичный звяк. Балу выругался, а я, обнаглев, шепотом приказал солдатикам отомкнуть штыки. Впрочем, Балу, громко сопя, тут же подтвердил мое самоуправство. В процессе отмыкания один солдатик уронил-таки штык, хорошо хоть - на полу потерны было полно какой-то дряни типа высохшей тины - и штык не зазвенел особо. Обругав солдатика, я тут же подрезал холодное оружие, обещав 'потом отдать'. Ну а то, в самом-то деле - так хоть руки чем-то заняты...
   Дошли до батареи быстро, встали, настороженно смотря на железную дверь. Батарея такая же, как наша - значит там, за дверью - узкая лестница с поворотами, погреб, выше казарма... Хм... казарма. Выходит, нам повезло - в казарме то поди уже устроили бойню - и не пойди мы на второй бастион, на солнышке погреться - и нам бы так... Наверное, мысли и у Балу шли в том же направлении - он притянул меня за рукав и засопел мне:
   - Слушай, нам надобно пушки отбить, и с погреба снаряды... картечь и шрапнель. И мы им дадим! Надо расчеты с казармы вызволить. В казарме, поди, успели услышать, заперлись - их оттуда ничем не вышибешь! Надо их вывести, и пушки отбить!
   - Командир... Нас всего пятеро, и у меня оружия считай и нету... А там взвод. Как мы их?
   - Ну... Балу яростно потер подбородок. - Нету выбора. Гранаты возьми, гранатами их закидаем, потом добьем кто останется. Пушка гранат не боится особо, кидай смело, а там мы...
  
   Договорить он не успел - над головами гулко ахнуло, еще, еще и еще раз. Раздались какие-то вопли, но скорее радостные. Я не понял, что произошло, но, похоже, Балу определил звук сходу
   - Ах, сучьи дети, это ж они пушки взорвали! - взревел он. - Слыхал, как стволы полопались?! Вот упыри, а?! А ну, братцы, вперед!
   И первым, открыв тяжелую дверь, кинулся вверх по лестнице, размахивая револьвером. А я, так уж вышло - был солдатиками вытолкнут прямо за ним. И скакал вверх по лестнице с бесполезным штык-ножом в руке. Вот блин, герой-камикадзе. Надо хоть кинуть этот ножик в кого попробовать... и прятаться куда-нибудь. Взлетев на батарею, Балу взревел медведем, очевидно приказывая нам поскорее вступить в бой. Мне пришлось выскочить за ним - и тут сразу случилось две вещи. Во-первых, на батарее стоял довольно мерзкий и удушливый зеленоватый дымок - очевидно, от подрывных зарядов. И сразу стали слезиться глаза и пробрал кашель. А во-вторых, справа, за парапетом, я увидел тело солдата, очевидно - часового. И, главное, рядом с ним валялась винтовка. Все еще кашляя, я нагнулся, бросив под ноги бесполезный штык, и отскочив в угол, схватил винтовку, выбросил гильзу - ага, еще патрона два точно есть. Хорошо!
   - Их нет тут! - откуда-то из дыма, с середины батареи, заорал сквозь кашель, один из пехотинцев - Нет тут никого!
   - Вон они, убегают! - закричал с выхода на внешнюю лестницу другой, и тут же раненным медведем зарычал Балу:
   - Бееей!!!
  
   Мы все кинулись к парапету, и увидели, как взвод диверсантов бежит к первой батарее. Нечленораздельно рыча, Балу начал стрелять из револьвера, солдаты грохнули из винтовок, свалив одного убегавшего. Я решил не отставать, прицелился, но не вовремя подступил кашель, и пуля ушла куда-то, отхаркнулся, присев за парапет, перезарядил... С нашей, первой батареи, затрещали выстрелы, пули зацокали по сторонам, солдат у лестницы охнул и скатился вниз, выронив ружье. А едва я поднял голову над парапетом, какой-то паршивец всадил пулю так, что мне резануло по уху каменной крошкой. Вот дрянь какая, ты подумай... Со злости очень даже неплохо прицелился, и шарахнул в спину одному из диверсантов, буквально за секунду до того, как тот скрылся бы на лестнице. Грохнулся, гад, хотя и шевелится... Впрочем, в ответ стали сыпать пулями столь дружно, что пришлось укрываться снова - оглянувшись, увидел, что остальные сделали то же самое.
   - Не высовываться! - Крикнул Балу, вытряхивая гильзы из револьвера. - Нам их теперь не достать, нечего зазря подставлять башку под пулю!
  
   Смотрелся он довольно нелепо, перепачканный уже в чем-то, при том в парадном прикиде. Вспомнив, посмотрел на себя - и моментально скинул нахрен дурацкий нагрудник. Фыркнув, Балу принялся так же избавляться от ненужной мишуры. А я гусиным шагом пошустрил к убитому часовому - за патронами. Лезть к лежавшему на лестнице солдату не стал - там все же могут зацепить, хотя бы и рикошетом. Добрался, снял с убитого - эк его, аж три пули - портупею. Подсумок с двумя обоймами, два подсумка с патронами - шестьдесят штук всего. Ну, что ж, это вовсе не так уж плохо... Отомкнул от винтовки штык и швырнул под стену, потом чуть подумал, подобрал вобратно и сунул в ножны на поясе - мало ли... Пока я возился, Балу послал одного из уцелевших солдат, чтобы тот проверил - есть ли кто живой в казарме, или, если двери заперты - достучался и сообщил, что батарею отбили. Ишь ты... 'отбили', понимаешь. Но, для того, чтобы объяснить ситуацию запершимся артиллеристам - вполне сойдет.
   Вылезли, сначала хмурые командиры орудий, с пистолетами наготове, настороженно озираясь, а узрев разгром наверху - начавшие злобно ругаться, потом вылезли и солдаты - все одетые, даже в касках, но естественно - без оружия. Эдакая глупость, однако - 'не положено!'. Хотя, конечно - если б война - карабины на всех - в казарме были бы, и патронов немного. А на такой случай никто не рассчитывал. Впрочем, оружие-то именно на такой случай и надобно. Все как всегда, конечно. Сориентировались быстро - один пушкарь подхватил винтовку второго часового, другой - юркнул на лестницу с батареи, повозился там, пыхтя, и вынырнул - с винтовкой и портупеей убитого пехотинца. Портупею нацепил сам, а гранаты из сумок - раздал товарищам, кто без оружия был. Смотрю - и другие два пехотинца артиллеристам гранаты раздали, да и штык мой брошенный на входе на батарею - тоже кто-то подобрал. Балу вон у одного из командиров патроны к револьверу берет - в барабан сует да еще горсть в карман. Так, ну - худо-бедно, один раз отбиться, если полезут, сможем. А дальше что? По нам пока не стреляли даже, словно потеряли интерес. С чего бы это? Высунулся глянуть, рядом выглянул Балу - нет, никто не идет на приступ. Вообще притихло все, в воротном бастионе и не стреляют уже, только с пары бойниц идет легкий дымок - гранаты, наверное, рванули внутри... Это, в общем, не очень хорошо, что не стреляют. Значит, некому там отстреливаться уже - и вариантов других нет - полсотни нападавших там, против полувзвода от силы. Кстати, а лошадей-то не видно во дворе. Похоже, их вывели - то ли в воротах, в тоннеле астиона прячут, то ли, скорее - вывели под стену - там их тоже не достанет. Ага, а вот на нашей батарее - шевеление какое-то. Чего это они удумали?
   - Командир, никак они орудия поворачивают?
   - Ах, ты ж, вурдалачья печень! - выругался тот - Они... они ж, смотри - по третьей стрелять хотят! Неужто в погреб пробились, гады? Ах, ты ж... Кабы война - там бы часовой был, а так только замок... А ключ-то...
   Он не договорил, но я и так знаю, что ключ от погреба - у того, кто старшим на батарее. Впрочем, дверь там мощная, а замок - не особенно. Потому как - иногда и самим надобно открыть, не дожидаясь ключа... такая вот, понимаешь, загогулина... Могли дверь и взломать. А внешнюю - и взорвать даже. Если пушки повзрывали - то и дверь вполне могли. Местный аналог динамита - вполне себе вещь, еще вдобавок - как наш пластит, навроде пластилина. Таким дверь вынести - раз плюнуть. А если вынесли - то, выходит, у них в руках не просто батарея, а пушки. Со снарядами. Пусть и без прицелов - прицелы в цитадели. Но прицелы-то у пушек стандартные... А если говорить об то, что внутри форта стрелять - тут он от силы полкилометра самое большое расстояние, а с батареи до любой точки и того меньше. Тут и через ствол навести - не промажешь. И четыре шестифунтовки - это в такой крепости - очень серьезно. Тем более, что первая батарея на несколько метров повыше остальных. Да уж.
   - Эх, что творят - присел рядом с Балу командир орудия - Ща оне картечь и шрапнели достанут - и все - и третью выметут и остальным жить не дадут...
   - Не зуди! Сам знаю! - рыкнул Балу - Как назло, третья - с некомплектом, там они пока разберутся, сообразят, развернут орудию, да снаряды притащат... А ну! Кто с ружьем? Давай сюда - и по первой - залпом... готовы? Пли!
   Мы грохнули залпом, хотя попасть было трудно - дураков там не было, никто не высовывался, а парапет по грудь, считай. Впрочем, в ответ нам тоже грохнул залп - и что самое неприятное - и с воротного бастиона тоже. Причем с бастиона густо так сыпанули - кто-то заорал, раненный, а в нескольких метрах от меня артиллерист свалился, похоже, убитый.
   - Не дрейфь, огонь, братцы! Стреляй и прячься за стену! Не давай им выстрелить! Заорал один из командиров орудий. И, показывая пример, выстрелил дважды по первой батарее. Хотя, конечно, с револьвера на триста метров - это надо быть очень большим оптимистом...
   Гулко грохнул орудийный выстрел. И почти сразу же - взрыв. На третьей батарее, ага.
   - Ах, ты ж, Мать-Боородицу, у душу, черэз тры пня - выругался кто-то - Уторое орудые на трэтей! Хранатойу! У щчепки!
   - Ах, твари... - протянул Балу - Ишь, значит вот как. Не картечью - а гранатой. То ли не нашли, то ли так и хотят - все разбить и сами тут с первой любой уголок достанут. Умно. Грамотные, гадюки. Чего ж там возятся наши, в казармах-то поди всех подняли уже. Пора на штурм идти, а то потом совсем туго станет. Эй, братцы, не спи - сыпь еще раз по ним!
   Мы снова, все кто был оружные, высунулись и дали залп в сторону первой батареи. И попрятались до того как прилетело в ответ. И тут же - новый звонкий орудийный выстрел. И снова почти сразу - глуховатый взрыв.
   - - Ещчо адно! - откомментировал снова кто-то из артиллеристов - От хады, а? Воны так усе разобйут, усю трэтйу!
  
   И, ведь, зараза такая - накаркал. Мы исправно, но бесполезно, дали еще несколько залпов, потеряв двоих ранеными и одного убитым от ответного огня - но, похоже, ничуть не помешали врагам. Стреляли не только мы, уже густо грохотало со всех сторон - с бастионов, от казарм, с цитадели - но стрельба кроме, разве что, как с верха бастионов - толку не приносила. А на бастионах пока людей еще мало. Просто не успели добежать - видно, как от казарм бегут к третьему, несколько человек скосили пули... С первой батареи еще дважды ахнула пушка - и третья батарея как боевая единица перестала существовать. Все орудия разбиты, и судя по всему - в расчетах немалые потери. Ну, что? Сейчас их пушкари примутся и за нас? Похоже на то... Теперь они хозяева положения.
   В цитадели сдвоено бломкнуло, словно по помойному баку поленом треснули - и затем послышался характернейший, мерзкий хрипящий свист. Аж по спине дерет... но как приятно осознавать, что не к тебе летит! Четыре мины обрушились на батарею, две рванули прямо наверху, подняв султаны черно-желтого дыма, две -за ней, между батареей и бастионом. О как. Отличненько. Чего же раньше не смогли? Не успели? Или не хотели на себя ответственность брать? Приказа поди ждали. Хотя, с минометами не так все просто, а тут, вишь, с первого - и накрыли. Две полупудовые осколочные мины - это серьезно. Там сейчас - фарш. И, пожалуй, можно стрельбы не бояться - если дали накрытие - то теперь не выпустят - тут недалеко, пожалуй, ближний предел дальности - и рассеивания никакого - класть будут точно, на батарею. Вот так, ребятки, крести-козыри...
   Наши, воодушевленные таким поворотом, открыли беспорядочную стрельбу - по батарее, по воротному бастиону. Но в ответ тоже густо ответили - вдобавку, с бастиона загрохотал пулемет. Перетащили, значит. Видал я его раз - здоровенная такая дурища, на станке, чуть ли не как у нашей двадцатьтретьей, и весит наверное столько же. Полдюймовая, патрон здоровенный - уж всадит, так всадит... Только что - тут она не сильно поможет - у нее там на наружней стене - свое место, узкая щель по всей ширине, с заслонками. А тут, в амбразуру - очень маленький сектор у нее выйдет. Только пугать, пожалуй. А вот ружейный огонь досаждает все больше. И с верха первого бастиона какой-то хулиган стрельнул с гранатомета - граната взорвалась посередине между первой батареей и цитаделью, но вообще-то, если эти штуки применяют целым отделением, да некривыми руками - то выходит довольно прилично. Так что еще одна напасть. Я, правда, попытался попасть в этого волюнтариста. Не попал. Но, надеюсь, показал всю пагубность его побуждений. И попутно вызвал нездоровый интерес прочих стрелков в первом бастионе - снова поверх парапета, там, где только что торчала моя бестолковка - полетела каменная крошка. Памятнику здешней военной архитектуры нанесен непоправимый ущерб, как говорится.
   Снова ударили в жестянки в цитадели, и снова звонко разорвались мины на батарее. Балу нервно поморщился.
   - За наших переживаешь, командир? - спросил я.
   - Да чего наши - отмахнулся тот - Поди, заперлись и сидят - им те бмобы - только мусора с потолка полетит, ну может, где штукатурка отвалится... так надо было не филонить, когда ремонт был, а делать, как надо!
   - А если...
   - А если - то и тем более им все равно - отрезал Балу - Я за наши пушки переживаю. Разнесут их эти долбострелы. Они, похоже, специально будут бить, пока все пушки не поломают. Видать, решили 'ни нашим, ни вашим'. Наверное, все же - не война это, а бунт. Подавят бунт, драгун усмирят... с какого чорта они взбунтовались - не пойму? - и новые пушки привезут. У тех же драгун две батареи есть. А еще могут у них забрать легкие гаубицы - вообще красота.
   - Это если они сами те гаубицы сюда не притащат - ляпнул я - нешто одна сотня всего взбунтовалась? И крепость брать пошла?
   - То да - помрачнел Балу - что-то тут не то, запутанно все как-то... необычно. Потому вишь, так все и вышло, как-то никто к такому не готов оказался...
  
   Хотел я было сказать ему, что оно всегда так и бывает... да передумал. Не до того сейчас.
   Минометы довольно быстро разбили всю нашу батарею, загнав драгун вниз, на лестницы к погребу, откуда они и отстреливались, не особенно-то и интенсивно. Насколько можно было видеть - наши уже заняли бастионы и те участки траншей на валах, которые не простреливались с первого бастиона, пехота начала накапливаться за ближайшими казармами, в непростреливаемой врагами зоне, явно готовясь к штурму первой батареи. А потом и к нам на батарею стали выбегать с лестницы потные, навьюченные сумками с патронами и гранатами, солдаты. Они быстро разбегались, пригнувшись, вдоль парапета, занимали места на лестнице у бойниц, выкладывая в ниши под парапетом патроны и гранаты. А их сержант передал, что артиллеристам, ввиду их невооруженности и, стало быть, бесполезности, приказано по потерне идти в бастион, а там траншеями в третий, и в цитадель, и там получить свои карабины. Я немного замешкался - я-то уже с винтовкой - но Балу тут же приказал оставить ее тут, и идти со всеми. Что я и сделал.
   По потерне идти было просто - она довольно широкая, даже раненных тащили без проблем. Да и навстречу никто не попался. Раненных оставили в бастионе, там есть санитар и перевязочная, там их замотают бинтами, а уж остальное лечение - или таки оттащат санитары в цитадель, или - ждать пока бой не кончится. Там же, к слову добавить, мне и ухо замотали, воды помыться дали - натекло не сильно много крови, но сочилась противно по шее, а на щеке уже подсохла и стягивала неприятно. Дальше побежали по узкой и глубокой траншее, шедшей по верху вала. Тут уже было сложнее - ячейки-приступки были не столь часто, и почти все заняты солдатами, а навстречу то и дело попадались еще солдаты. Приходилось или тесниться, ругаясь, в ячейки, или 'зависать' враспор вверху траншеи, благо, выложенные из камней стенки позволяли делать это не сильно утруждаясь. Но все равно, пока дошли до третьего бастиона, откуда можно было, не подставляясь под пули пройти до цитадели - эта гимнастика изрядно надоела.
   Впрочем, с третьего нас отправили к ближней казарме - и пробежать несколько метров под огнем пришлось. Причем именно в этот момент, похоже, наши бросились на штурм - а противник, пытаясь их остановить огнем - как раз и сыпал сюда перелетами. Так что еще троих мы потеряли пока перебегали. И ведь, только закончили - и штурм кончился. Судя по всему - неудачно. Похоже, больно уж густо палят из бастиона, и пулемет они грамотно поставили - хоть и маленький угол обстрела у него, но именно тот выбрали, где удобнее всего на батарею идти. Да, грамотные эти драгуны, похоже. Навострились воевать.
   В казарме нас построили, переписали, выяснив потери, потом прибежал весь красный и потный начарт и приказал - сформировать из того что есть взвод, поставить в цитадель на валы, откуда заберут солдат для штурма. Командовать нами будет, как оказалось, наш комбатр, хотя кроме нас с Балу - все со второй батареи. Но комбатр-два уже успел поймать пулю в плечо. А комбатра-три разорвало чуть не в клочья на батарее, первой же гранатой. И вообще от третьей, и так некомплектной, нераненых осталось несколько человек, и их припахали в медчасть санитарами. Потому что раненых все больше, а санитары уже тоже наполовину поубиты. Порадовав нас этими новостями, начарт убежал куда-то дальше, оря кому-то, чтобы инструменты несли, а нам стали выдавать оружие. Мне достался невероятно потертый карабин, и сумка из плотной ткани, набитая патронами - на вес - за полсотни штук. С учетом того, что уже было - и вовсе неплохо. С сожалением подумал, глядя на артиллеристов со второй - там вот убило несколько человек, надо было с кого-нибудь каску снять. Моя-то - в рундуке под койкой. Впрочем, от пули она не сильно поможет, а шрапнели и осколков тут пока не ожидается, вроде как.
   Пока все это тянулось - судя по крикам и стрельбе - наши еще раз сходили в атаку. И снова, похоже, безрезультатно - батарею не отбили. Но, когда мы уже готовились идти занимать позиции на валах, прибежали несколько наших ребят, с первой батареи - кое-кто в крови, кто-то совсем целый. Запыхавшиеся, они рассказали, что, как и предполагал Балу, успели запереться, и отсиживались, благо к ним никто и не лез - пару раз кто-то засунул ствол карабина в бойницу у двери и выстрелил, никого не задев, тем все и ограничилось. А когда, во время второго штурма пехота все же ворвалась было на батарею - выскочили к ним. Но на самой батарее никого не оказалось из врагов, только раздолбанные минометчиками пушки, да несколько тел в изодранных драгунских мундирах - а вот с бастиона по ним как метлой прошлись ружейными залпами и пулеметом .'Демонова картечница... Как метлой смели, только и полетели прямо вниз по лестнице' - горестно причитал Торн, баюкая простреленную руку. Пехота дрогнула, и поспешила отойти, несколько человек батарейцев, похватав оружие убитых пехотинцев и драгун, снова заперлись в казарме. Из остальных же, кто побежал с пехотой - половину положили пули из бастиона. Вид у наших был потерянный, и Балу, не долго думая, отправил их всех в медчасть, велев присоединится к остаткам третьей батареи. А сами мы с ним, без особой радости, пошли догонять вторую батарею.
  
  
   От казармы мы, прикрытые цитаделью, прошли к задним воротам, и через туннель под валом, вышли во внутренний двор, а дальше прошли и заняли свои места в глубоких узких траншеях на валах. При этом занимавшие до нас места пехотинцы, уходили и собирались во внутреннем дворе, где суетились вокруг минометов расчеты. Минометов было только три, один куда-то уже уволокли - возможно, на бастион, там есть позиция для него. Мы с Балу, так уж вышло, заняли на двоих эдакую большую двурогую нишу - место не то для пулемета, не то для миномета. Расположился я в ячейке поудобнее, выложив на бруствер винтовку, а в нишу под бруствером сумку с патронами. Выглянул аккуратненько и спрятался обратно, на всякий случай, от греха. Хотя, конечно, кажется мне, что это перестраховка - вряд ли драгуны всего-то сотней пойдут дальше на штурм. Скорее они отбили, что смогли нахрапом, а дальше будут удерживать до тех пора пока... что? Не очень понятно. То ли, они собираются выставить какие-то требования, то ли - похулиганят и уберутся. Или ждут чего-то. Неясно.
  
   Пока было затишье, задумался о наших перспективах. Форт этот, фактически маленькая крепость, очень крепкий. Строили его издавна, и с тех пор не раз перестраивали и укрепляли. Судя по всему, первым строением была эта самая цитадель. Наверное, вот то здание, где сейчас располагаются офицерские казармы и офицерское собрание, двухэтажное, приземистое, с толстыми стенами - было поставлено тут первым. Потом его обнесли стеной и поставили во дворе рядом с ним небольшую казарму - то здание, где сейчас располагается храм, кухня и еще что-то. После этого стена превратилась в казематы, которые потом обсыпали землей. Позже, когда гарнизон увеличился, для его размещение в мирное время построили вокруг цитадели еще несколько казарм. По нынешнему периметру крепости были построены три батареи и прикрывающие их бастионы, насыпан вал, по верху которого шла изломанная траншея с траверсами и ячейками, прокопан неглубокий, простреливаемый с бастионов и валов ров и, в общем, судя по всему, так крепость и приобрела свой нынешний вид. Вдобавок тут имелась серьезная сеть подземных ходов, соединявших между собой бастионы, батареи, казематы и казармы, но вроде бы в цитадель подземные ходы не выходили.
  
   Построена крепость очень крепко, надежно и выдержит обстрел из тяжелых орудий, другое дело, что нет таких крепостей, которые, как известно, не смогли бы разломать не только большевики, но даже просто очень упрямые вояки. Конечно же, у крепости есть некий 'запас прочности' и автономности тоже, но, судя по всему, на месяц уж точно хватит припасов, а за месяц всяко сумеют подойти войска с метрополии. Правда, как в том анекдоте - 'есть нюанс'. Сейчас крепость осталась без артиллерии, только батарея минометов, которая прикомандирована сюда недавно и, насколько я понимаю, не имеет такого уж большого запаса боеприпасов. Таким образом, вся оборона крепости будет теперь строиться исключительно на ружейном огне, а это уже несколько меняет дело. Если противник подтянет пушки, то противопоставить ему будет нечего. Наши минометы весьма мощные, пятидюймовые, но мину кидают не далеко - версту с лишком, не далее. И если начнется серьезная осада, с обстрелами артиллерией, то долго она не продолжится - раздолбают и займут, выжимая по частям. Но это - если война, а тут ведь какие-то взбунтовавшиеся драгуны... Даже если подойдет весь драгунский полк с его батареями пушек и легких гаубиц, они вряд ли смогут полностью захватить крепость до подхода наших, но придется несладко. Крепость, честно сказать, к такому внезапному началу войны была не готова. На учениях, не этих, которые были, а неделю назад, нас, новобранцев, обучали набивать мешки с песком, и складывать из них всякие фортификационные 'архитектурные излишества'. И объясняли, что при угрозе войны, так сказать при обострении международной политической обстановки, вся крепость была бы во множестве мест перегорожена противоосколочными траверсами, представлявшими собой деревянные стенки, обложенные с двух сторон мешками с песком. Они же образовывали бы дополнительные рубежи обороны. Такие же траверсы были бы возведены во многих траншеях, кое-где даже в казематах, в потернах. Брустверы на валах были бы усилены мешками с песком, кое-где траншеи были бы перекрыты, должны были быть опутаны все валы колючей проволокой, ну и конечно была бы цела артиллерия, возможно еще и усилена. Завезли бы больше припасов и, наверное, прислали бы больше войск. Выставили бы заставы усиленные, секреты и дозоры, блок-посты на дорогах, а если бы позволили силы - то и предполье бы оборудовали, окопами, артиллерийскими позициями и блиндажами - и пехота, и артиллерия крепости учена вести бой и в поле... Да и просто по тревоге бы были подняты все, и такого безобразия бы не случилось. Но ничего этого сделано не было. И в общем крепость, хоть и представляла собой крепкий орешек, да только теперь перспективы у нас были не самые радужные, хотя, конечно, и не как у Шарика...
  
   От общих перспектив, перешел к своим, личным перспективам - вспомнил как еще буквально несколько часов назад, сегодняшним утром, греясь на солнышке на бастионе, я мечтал о своих будущих жизненных успехах. Домечтался. Мечталось о тихой сытой должности - невеликой и бесхлопотной, в захолустном гарнизоне, о том, чтобы скопить деньжат на какой-нибудь домик в деревне, найти подходящую женщину, и дожить до старости тихо и мирно. И вот на тебе. Снова я оказался на какой-то глупой, непонятной, нахрен мне не нужной войне. Оказался опять как-то случайно, по-дурацки, и вот теперь снова, в форме, в окопе, с винтовкой. Дежа вю, мать его конем. Как там говорил этот литературный герой, Фауст что ли: 'Земную жизнь пройдя на половину, я снова оказался чорти-где.'
  
   Грустные мои раздумья прервал глухой, такое впечатление, что подземный, взрыв. Из множества водосточных колодцев, разбросанных по внутреннему двору крепости и перекрытых решетками, а так же из подвальных этажей ближайшей к первой батареи казармы, выбило клубы дыма и пыли. Кто-то справа от меня выматерился.
   - Ах, демоны! - Прорычал Балу. - Ты посмотри, потерной к казарме прошли, двери взорвали. Что же наши-то прошляпили, они же отряд собрали в потерну, и бомбомет, чтоб выкурить с первой батареи, а тут смотри-ка, пропустили!
  
   Командир приказал открыть огонь и мы, не очень понимая, куда все-таки следует стрелять, приказание, тем не менее, исправно выполнили. Выпуская уже вторую обойму, пытаясь попасть по бойницам бастиона и второй батареи, подумал, что лучше было бы, наверное, попытаться закинуть гранаты в водосточные колодцы. Да только до ближайшего метров пятьдесят. Подойти же не дадут - все простреливается. Гранат бы, наверное, ушло немало, хотя, кажется мне, и польза от этого была бы. Не успел дострелять вторую обойму, как приказали 'прекратить огонь!'. Воспользовавшись паузой, набил патроны в обоймы. Тут как-то не принято, обоймы держат на 'резкий случай', а так - добивают магазины по одному по возможности. По мне так лучше вот так, как я.
   Из подвала казармы слышались выстрелы и крики. Во дворе началась суета. Собравшиеся солдаты выбегали через задние ворота, и кругом неслись к непростреливаемой стороне казармы, скапливались там, очевидно, собирались отбить ее. Выглядело все это довольно суматошно и неорганизованно, впрочем, так продолжалось недолго. Довольно скоро там появились двое офицеров, а солдат словно бы поубавилось. Очевидно, разогнали их по местам. Несколько солдат подтащили к окнам подвала казармы сумки с гранатами, и начали методично туда забрасывать гранаты. То и дело слышались приглушенные взрывы. Гранаты у нас в основном навроде немецкой колотушки, тоже с теркой, тоже боятся сырости, в общем, и тоже начинены какой-то слабенькой дрянью. Для экономии, надо думать. И ручка у них короткая, как у наших старых эргэдэшек по размеру. Толку от такой гранаты на мой взгляд маловато, только если близко или вот в помещении где. Тут вон они как стараются - ну, да - не поранит, так приглушит точно. Потом, вроде бы, судя по стрельбе, была попытка штурмовать подвал, но вскоре снова стали бросать гранаты. Очевидно, 'не отбили мы погребок'. Таким способом, выходит, выбить противника не получалось. Все затихло на некоторое время, постреливали, кидали в окна гранаты, но так, больше для беспокойствия.
   Через полчаса один из солдат притащил откуда-то две сумки. Поколдовав, забросил что-то в окно подвала, и его товарищи снова начали швырять туда гранаты. Через некоторое время из подвала казармы повалили густые желтоватые клубы дыма.
   - Ты смотри! - Удивился Балу. - Дымом решили выкурить. Ох, молодцы! Хитры! Я бы и забыл про это!
  
   Вот оно как оказывается. Действительно ловко придумали. Правда Балу тут же добавил:
   - У нас масок защитных нету. Выкурить-то они их выкурят, да и сами туда войти не скоро смогут. Но, хоть угрозы, для нас оттуда не будет. У них масок и подавно нет. Никак они там держаться не смогут. Если не уйдут, то так там все и останутся.
  
   Ну что ж, как говорится - 'один-один'. Однако, едва я так подумал, где-то внизу под землей раздался еще один взрыв. Многие солдаты на бруствере нервно засуетились. Неужели противник и к другой казарме подкрался? Приготовились снова начать стрелять непонятно куда, но командир зычным голосом успокоил нас, возвестив, что это таки, спущенным в потерну бомбометом, отряд пехоты прокладывает себе путь на первую батарею. Вот значит как!
  
   Как говорится, в обе стороны пошла игра. Правда, подумалось мне, что лучше бы не минометом, а таким же газом как из казармы, вытравить из первой батареи всех врагов. Правда тут же сообразил, что тогда и нашим, кто там заперся, достанется. Ну, наверное, командирам-то виднее как оно. Эти все дела не моего ума. Это пусть командиры думают.
  
   Постепенно как-то все затихло. Разве что из-под земли доносились, время от времени, взрывы. Потерна-то идет изгибами, и, судя по всему, стреляли из миномета, а потом добегали до ближайшего изгиба, закреплялись. Потом подтаскивали миномет заново. Миномет здешний, как я уже видел (пока только в книжке, правда), вполне могет и настильно стрелять, он вообще мудрено сделан. Правда, как они его в потерну затащили - не представляю. Он же там не пролезет. Колеса что ли сняли - вроде, его так тоже можно пользовать. Но, как они его тогда там несут? Или тащат? Или, может, еще какая военная хитрость есть? Как бы там ни было, а взрывы гремели, с немалыми промежутками, один за другим.
   Так продолжалось довольно долго. Штурмовавшие батарею явно не торопились. Может быть, это было и правильно. А мы просто стояли по своим местам и наблюдали за врагом. Время от времени кто-то делал выстрел, очевидно заметив что-то или просто так от скуки. Командир этому не препятствовал. Очевидно, не видел ничего плохого в том, что солдаты демонстрируют врагу активность. Кстати сказать, и противник производил время от времени выстрел, а то и залп, но пули его, наверное, так же, как и наши, в основном бесцельно щелкали по камням. Дистанция здесь великовата даже для ружейного огня, тем более, что бойницы, что в бруствере, что в казематах бастиона - цель маленькая.
  
   Я, пользуясь затишьем, спросил у Балу как он думает, что же это все такое и какие у нас по его мнению виды на будущее. Балу, оглянувшись по сторонам, и, решив что, в общем-то, раз все спокойно, то он может себе позволить некоторый отдых, достал трубочку, набил ее и раскурил, присев в нише. Затянувшись, сказал, что, по его мнению, это все же бунт. Возможно, драгун подбили на это, непонятно только как, местные. Тут бывали бунты и раньше, и последнее время обстановка была не очень простая. По его мнению, такое поведение драгун можно объяснить только одним - они ждут подхода основных сил бунтовщиков. Это, наверное, ополчение, какие-то местные отряды, ничего особо серьезного по его мнению. Правда, помрачнев, он добавил, что это если бы была артиллерия, без артиллерии все может быть довольно грустно, вплоть до того, что придется сидеть и ждать подкреплений с метрополии. А если взбунтовался весь полк, стоявший под столицей 'для контроля', или если иным способом в руки бунтовщикам попадет артиллерия полка - то и сам процесс ожидания может стать весьма непростым делом.
  
   - Только, артиллеристов-то у них толковых, поди, нету. Откуда им взяться? - рассуждал вслух Балу - Разве, конечно, наемники какие, из Союза. Да вроде как еще там на границе этот барон крутился, говорили...
  
   Какой барон и где крутился, я спросить не успел. Снова поднялась суматоха, с бастионов послышалась стрельба, вскоре даже загрохотал пулемет, правда, недолго, всего пару длинных очередей дали. Забегали расчеты минометов, засуетились.
  
   - К ним подкрепления идут! На дороге видно! - разнесся крик.
  
   Вот оно что, как говорится - помяни, оно и тут. Минометы открыли огонь, не жалея мин, давая, насколько эти, на мой взгляд, излишне мудреные конструкции способны, беглый огонь. С бастиона, на который пялился в бинокль унтер, корректировщик миганием фонаря подавал сигналы. По корректировщику вскоре стали лупить с воротного бастиона, но из-за дистанции попасть не могли. Полуголые, потные, расчеты минометов носились как черти, выпустили с каждого ствола по полтора десятка мин - уже в углу двора громоздился немалый штабель пустых ящиков, а новые ящики все тащили из помещения под валом. Наконец унтер скомандовал прекратить огонь, и минометчики, так и сели возле орудий, черпая воду из принесенных ведер ладонями, пили и обмывали лицо и тело.
  
   - Похоже, небольшой отряд-то пришел - мрачно пропыхтел Балу - недолго по дороге шли - а теперь их не достать, ушли в бастион все. Да, теперь только надежда на бомбомет и тех, что потерной идут. Эх, что же наши-то, поздно про потерны вспомнили? Ну ничего, сейчас дойдут до батареи, и уж тогда устроят...
  
   Но этим планам не суждено было сбыться - очередной взрыв в потерне был особенно мощным, выбило здоровенный султан дыма из одного колодца. Балу забеспокоился - мол, рвануло-то слишком уж сильно. Вскоре разнеслась весть - минометчики в потерне чего-то напортачили и то ли миномет их взорвался, то ли мина в стену ушла, или просто кто-то мину уронил нехорошо - только - нету ни минометного расчета того, ни штурмовой группы больше. И, заодно уж, нет и командира минометной батареи - он с ними пошел. С десяток раненных только достали, и половина - не жильцы. Закрепились, правда, на том рубеже, не пустят врага - но и дальше продвинуться никак - подкрепления, пришедшие к драгунам, прошли на первую батарею и в потерны - продвинуться никак стало невозможно. В бастионе тоже прибавилось стрелков, вновь прибывшие с азартом начали стрелять, но толку от этого не было, а у нас не было уже и желания отвечать. Все складывалось как-то совсем не радужно. Об том, что отбить батарею, не говоря - очистить от врага крепость - и речи уже не шло. Теперь - только удерживать, что осталось, ожидая прихода наших. К драгунам пришло сотни две... за минусом тех, кого, надо думать, все же накрыли минометчики. Уже нет у нас численного перевеса, чтобы штурмовать. И артиллерии нету. И к минометам припасов не так много. Грустно, девушки.
   Но самое неприятное, что я зацепил краем глаза, было не это. Нас на валу сменили пехотинцы, а мы пошли в третий бастион, держать внешний фронт. Самое неопасное направление, но в то же время - надо хоть кого-то поставить на всякий случай. И во дворе у офицерской казармы шло эдакое полевое совещание, все офицеры почти тут, кто жив-цел еще. Вот их-то вид мне и не понравился - какой-то он унылый и небоевой. А это плохо, это первый признак, что подкрадывается толстый пушной зверек. Да и ругались они так как-то нехорошо, истерично малость, да еще и выясняя, кто виноват. А это плохо, это совсем плохо. Приметил я там и особняка - словно почуяв взгляд, тот повернулся, но я уже спрятался за шедшего рядом Балу - его мне только сейчас и не хватало... когда они там виноватых ищут...
  
   В каземате было, вроде как, и безопаснее, чем в открытой траншее... но как-то тревожнее и угрюмее. Хоть бы дверь сюда запереть - ан нет, 'не положено'. В прочем, никто не нападал на нас ни с фронта, ни с тыла. С приходом подкреплений враги, как ни странно, тоже словно успокоились. Никаких каверз не творили и даже огнем не сильно досаждали нашим. Наши тоже отвечали несильно, изредка бил по верхам бастиона и батареи миномет, тем боевые действия и ограничивались.
   Такое опасное равновесие сохранялось весь следующий день и следующую ночь. Почему враг не предпринимает никаких действий, было неясно. Но самое плохое - наши командиры, похоже, решили совсем отказаться от активной борьбы. Все наши сидели, как мыши в норе, в казематах и траншеях. Никаких вылазок, разведки, попытки как-то изменить ситуацию - ничего не предпринималось.
   И результат сей опасной пассивности не замедлил явить себя.
  
  
  
   Глава 13
  
   В бастионе прохладно, даже зябко немного - стены толстые, камень и кирпич. Оттого совсем как-то тоскливо. Да еще и обзору нет нихрена - амбразуры сделаны в виде широких горизонтальных щелей, направленных малость вниз, да прикрытых козырьками 'из того же материала'. Видно с них метров на триста от крепости. Ну да зато благодаря такой конструкции - не особо опасен огонь артиллерии, да и стрелку надо подойти на те самые триста метров - иначе пуле внутрь никак не пролететь. Разве совсем уж замысловатым рикошетом, да и то - внутри в щели стоит эдакая колода, навроде рамы оконной - дерево пулю примет и не даст на рикошет идти. В общем, 'солидно, добротно, надежно'. И народу тут нас набилось вполне для обороны. Плюс пулемет. Эта штука вполне может и с пары верст образумить, и кавалерию, и батарею если какой наглец решит развернуть на прямую наводку. Да и пехоту пощиплет изрядно - видел я там таблицы, пристреляно все наотлично. Правда, таскать ее приходится расчету вручную - и никаких тебе рельсов не придумали, или еще чего - так и катают на колесах, лафет у этой кракозябы навроде пушечного, только поменьше, и еще перед стрельбой надо колеса поднимать, для устойчивости, на поворотный круг опирать. В общем, так если смотреть - чего грустить-то. А что не видно - так наверху наблюдательные колпаки есть, можно попроситься выглянуть, все одно вскоре выставив часовых, всем приказали отдыхать и приводить себя в порядок. Да вдобавок - притащили пожрать. Да по боевой норме - и каша с мясом и винца по полстакана, и добрый кусок хлеба с салом. Ну да, все грамотно - 'солдат должен быть одет, обут, накормлен и экипирован - и во всем этом геройски умереть за Родину'.
  
   Но вот именно с последним пунктом не торопились, и это-то и напрягало, как-то изнутри. Враг ворвался в крепость, устроил безобразие, всю артиллерию уничтожил, а мы тут сидим. Потихоньку поспрошал, и еще больше мне не понравилось все. Вроде как нормально для этой крепости - сидеть в осаде и ждать подкреплений. Но... это если все нормально. Если крепость - крепость, а не ее огрызок и без пушек. Такого тут и не припомнят, чтобы так. Престарелый сержант из хозвзвода, которого тоже с нами отправили, чтоб под ногами не путался, говорил - мол, захватывали штурмом эту крепость только раз, лет сорок назад, и сам он того и не видел. Да и то - после долгой осады, когда боеприпасы в крепости иссякли совсем.
   А еще, так уж вышло, что я все время рядом с Балу был - я у него вроде ординарца оказался, что ли. И потому грел ухо по его разговорам с другими командирами и сержантами. Выходило еще сквернее, чем на первый взгляд. Очень нелестного мнения они были по поводу наших офицеров. Так вышло, что сюда, на окраину страны, точнее даже 'за окраину', собрали отнюдь не цвет офицерства. Цвет сейчас известно где - на границе Степи, после разгрома казачьего заговора, да на Рисской границе - там напряженно. А тут... Половина - бывшие штатские чиновники, по княжьему приказу переведенные на военную службу. Конечно, с переподготовкой, но кто ж не понимает, что это такое на самом деле. Оттого не блистали офицеры - иные и профессиональными качествами, а главное - судя по всему и с моральными не очень. Боятся они, проще говоря. Ответственности боятся и вообще боятся. Вот и выжидают.
   Унтер с минометчиков, который теперь выходит, командира их заменил, зашел на чай, и обронил фразу что мол 'Еще неизвестно кто первый дождется. Ведь гонца никто не отправил, да и не так оно просто, поди секреты отправили драгуны, перехватывать. Когда еще наши спохватятся и узнают все'
   И как чуял, усатый, именно что так оно и вышло.
  
   На тот деть с утра наблюдатель заорал сверху, что идут подкрепления - к кому, пока не ясно. Но, судя по направлению - к врагам. Через некоторое время сомнения развеялись полностью. Наблюдателю стали видны не только клубы пыли, но и мундиры. Не наши, чужие.
   К тому времени и пулемет перекатили к нужному месту, и минометчики наверное были готовы накрыть огнем подходящих. Но - как и опасались - приказа не последовало. Без единого выстрела вражеские подкрепления достигли захваченного бастиона. Мрачно и матерно наблюдатель сообщил - батальон пехоты, отряд кавалерии и самое неприятное - похоже, пушки. Вот так. Да вдобавку проворчал, что мундиры темно-зеленые и черные. Я не понял, но Балу очень неприлично выругавшись, что для него совсем нехарактерно, сплюнул, и пояснил - это похоже, тот самый пушной зверек пришел. Это войского какого-то 'дикого барона'. Уточнять мне было не с руки, но он тут же поименовал барона Вергеном - ага, читал я в прессе, да и в разговорах слышал. Местный полководец, с армией... без определенного места жительства. Бомж-воевода. И в текущий исторический момент запродался Союзу, и вроде как числился в вероятных противниках Валаша. И что самое поганое - вояка он был нешуточный. Здешний Жуков, али Паттон. Жестокий, упрямый, волевой, не обделенный талантами. И армия его - под стать. Серьезная заявка на лидерство, как говорится. А еще это значит - никакой это не бунт и не мятеж даже, это война. Выходит - большая война, за Свирре, наверное.
   Хреново нам сейчас, похоже, придется. Не пора ли запевать Варяга, про последний парад. И самое невеселое - и выйдет оно у нас, скорее всего, как у того крейсера - только 'проявить мужество и решительность'. И потом рвануть все до чего дотянемся к известной матери. А более ничего мы уже не оформим. Про...этосамое мы шанс, пусть и дохлый. Теперь и дохлого шанса нету. Доосторожничали наши командиры, доигрались...
   Как-то сам по себе стал я подгонять получше амуницию, снова с грустью вспомнил про свою каску, что так и лежит в рундуке. Не помешала бы. Если повезет добраться вплотную - в рукопашной пригодилась бы. А лучше пару - вторую по американской манере - на ремень спереди приладить. Мужской детородный орган прикрыть. Не от пули конечно, а чтоб в драке не прилетело. Но пока касок свободных нету. Да и не факт что доживу до рукопашной - эти драгуны неплохие стрелки, а внутри крепости сейчас - все открыто... Проверил гранаты, примерился к карабину - штыка на него не положено, если что придется так действовать. Смотрю - кое-кто вокруг так же готовится. И Балу вон свой пистолет проверяет, да бормочет, что наверное, пойдет пока время есть за карабином, или у кого из расчета пулемета заберет. И лица у всех, кто готовился к бою,были очень характерные - сосредоточенные и какие-то отстраненные. Понимали, конечно, что дело плохо. Остальные же выглядели растерянно-испуганными. И делать они ничего не делали, озираясь на старших - приказа просили. Но приказа не было, и что самое хреновое - не было приказа вообще. Никаких распоряжений, никакой реакции - не только унас но, похоже, и вообще в форте. Словно так и надо - пришел батальон врагу в помощь - и ничего, все нормально. Лицо у Балу было злое, он метался от амбразуры к амбразуре, ворча ругательство и уже двоих услал в цитадель за приказом.
   - Демона болотного они там медлят?! Ведь минуты терять нельзя! Сейчас если не пойти - потом вообще не пройдем! И тогда они нас тут будут как суслика в норе травить! Ну что они там еще ждут-то?!
  
   Следующей неприятностью стал залп вражеской батареи. Это оказались не пушки, а минометы. И не сказать, что хрен редки вкуснее, может даже минометы нам сейчас еще хуже. Впрочем, сейчас все решит выучка расчетов - наши стоят во внутреннем дворе цитадели, на ограниченном пространчтве, и укрыть их там негде и нечем. А вражеская - в довольно узком клине затененным бастионом, не простреливаемом с других укреплений - тоже не ахти как простор. Правда, могут попробовать закопаться в грунт - но не быстро это, да и от мины не спасет. Так что вопрос - кто-кого из них в контрбатарейной борьбе укопает первее. Вроде как у наших хоть чуть, да преимущество - уже на позиции и пристрелялись, а эти только залп пристрелочный дали. И лег он, как я посмотрел в амбразуру на тыловую сторону, недолетом, перед цитаделью, и зело некучно.Сейчас наши ответный дадут, ну...
   Но залпа в ответ так и не последовало. Шли минуты, а батарея минометов молчала. Балу грыз незажженную трубку, свирепо сопя, потом подозвал очередного перепуганного солдатика и уже совсем готовился отправить его третьим в цитадель, как, рассыпая матюги, ввалился унтер-минометчик.
   - Измена, братцы. Как есть измена. Вот как есть - выпалил он и потянулся к фляге - Как есть предательство!
  
   Солдатики зашептались и заерзали, на что Балу грозно рыкнул, и сгребя унтера за ворот, зашипел:
   - Ты что творишь?! Пристрелю, усатая морда!
   - А ну пусти! Пусти, говорю! А ты знаешь, что мне капитан приказал?! 'Ни в коем разе не стрелять!' Понял, да?! А я бы им сейчас, пока они не пристрелялись... Ты видел как они похабно положили? ! А у меня уже и так все стоит чтоб туда по-перед воротами кинуть... А он говорит - не стрелять! Как есть из...
   - Так. Это. - тряхнул его Балу - Рот закрыл. Не пугай, у меня тут половина молодых, и без твоих воплей штаны отяжелят не ровен час. А ну-ка, выпей пока воды, остынь, да сейчас подумаем.
   - А чего думать-то - Глядя в амбразуру, не поворачиваясь, влез спокойным тоном в разговор старик-сержант - Нечего думать тебе, Бало. Тут, в крепости, есть кому за такое думать. Твое дело - сообщить.
   - Ага - озадаченно почесал ухо Балу - Ага. Точно. Надо доложить.
  
   Сверху из-под бронеколпака посыпалась отборная брань. Все похватали ружья и кинулись по местам, но ничего подозрительного не обнаружили.
   - Чего блажишь, говори толком, желудок! - гаркнул Балу - Доложи по форме, обезьян лысый!
  
   Однако ответа по форме не последовало. Но винтовой лесенке, нахально-неторопливо сполз наблюдатель - ефрейтор со второй батареи. Сполз, отстегнул флягу, глотнул, и на полсекунды опередив рык Балу, сказал:
   - Все вахмистр. Допрыгались мы. Пароход идет. С баржой. А на ней батарея. Осадных. И так идет, что я скажу - отсюда картечницей не достать будет. Отвоевались мы, братцы.
  
   И как-то разом сгорбившись, уселся на ступени лестницы.
  
  
  Балу как-то очень мягко пододвинулся к сидевшему, а затем плавным кошачьим движением сгреб того за шею и почти нежно столкнул с лестницы . От такой чисто медвежьей нежности ефрейтор пролетел до стены, успев лишь только руки выставить, чтоб не расшибиться. А Балу был уже рядом, рывком развернул того, приложил легонько об стену, да пистолетом в нос ткнул. И когда только он успел его достать, я и не заметил.
  - Соколик, отвоеваться прямо сейчас ты можешь. Вот сюда глянь - ефрейтор послушно скосил ошалевший взгляд на револьвер - Сейчас я тебе твою бестолковую башку прострелю - и отвоевался. Соображаешь? Ну, гавкни что-нибудь. А?
  - Т...Так... так точно, вашбродь... - сипло прохрипел ефрейтор
  - Что? Прострелить? - глаза у Балу были злющие, даже в скудном освещении в доте и то видно - такие глаза, что ничуть не сомневаюсь - еще немного - и мозги незадачливого ефрейтора полетят на стенку. Нехорошие глаза, и голос такой, спокойный, даже словно участливый. Ой, грохнет он ефрея, если что...
  - Никак нет, вашбродь! Виноват, вашбродь! - ефрейтор вытянулся по смирно, сделав бешенный взгляд. Сообразил, что дело пахнет черноземом.
  - Конечно виноват - Балу отпустил провинившегося, убрал пистолет в кобуру. - И вину твою я потом припомню, уж ты не жалуйся. Если конечно мы с тобой до этого потом доживем.
  - Так точно! - снова гаркнул ефрейтор, изображая оловянного солдатика
  - Да уймись уже, Хорт - Балу положил ему руку на плечо - Хватит. Если уцелеем - все одно припомню. А отвоеваться мы все сможем - только пулю получив. А уж от кого она будет - каждый пусть сам выберет. Ладно, иди наверх, смотри.
  Ефрейтор козырнул и кинулся на лестницу, загрохотал по доскам и затих под колпаком. В доте наступила нехорошая тишина. Все смотрели в амбразуры, старательно прикидываясь что ничего не заметили и вообще их тут нету. Что было совершенно правильно - каждый понимал - вякнешь сейчас лишнее, а потом перед товарищами стыдно будет. Перед теми, которым твои мозги со стены отмывать.
  Балу между тем отправил унтера с указанием разыскать особняка и доложить. Ну, это в общем правильно, такие дела - это по его части. Полчаса все было тихо, мы постепенно успокоились, снизу притащили кипятку и поочереди похлебали чаю с сухарями. За стенами было все тихо, враг не беспокоил ничем. Впрочем, я бы на их месте тоже не дергался. Чего теперь лезть на рожон? Осадные гаубицы - это козырь. Без пушек мы ничего сделать им не можем. Миномет не достанет через реку, и картечница тоже. И вылазки никакой не сделать - за рекой они. И расстреляют нас, как в тире, не торопясь никуда. Правда... дело-то такое. Если я правильно понимаю - начнется у нас веселье это не так чтоб скоро. Шепотом уточнил у старика-сержанта - да, так и есть. Осадные эти пушки - они и без колес даже. И их просто так не поставишь - надо оборудовать позицию. Это сутки, минимум. А то и поболее. Потом еще пристреляются пока - каждое орудие, да с их скорострельностью. И все же не по одному снаряду надо на поражение каждой цели - а опять же скорострельность у них... да и снаряды те еще им подвозить надобно. В общем... козырь у врага есть, но у нас есть еще сутки. Остается надеяться, что командиры наши воспользуются этим временем с толком. Все же пока - перевеса у противника нет. Да еще даже малость озадаченный наблюдатель сообщил, что отряд кавалерии ушел из крепости. Вроде как те самые драгуны, что заварили нам всю эту кашу, и ушли.
  - Без единого выстрела вслед - это Балу подошел, рядом стал. Вроде, судя по голосу - отмяк малость, поговорить вот потянуло - Нет, похоже, дело дрянь. Совсем плохо дело.
  - Командир, а ты что думаешь - что нам теперь делать-то? - эдак без интереса вопросил его - Пойдем на штурм, бастион и батарею отбивать?
  - Как же. Пойдем, ага - хмуро пробурчал он - Нет уж. Нету смысла теперь, все уж. Не отбить.
  - А коли и отбили бы? - подал голос старик-сержант - И что? Он же все одно форт разворотит осадными, за неделю уж точно. И войск оставит тут чуть - а потом придут штурмовики. У барона штурмовики всем на зависть. Тут нас и зажарят, как утку в глине - и ощипывать не придется.
  - Это да. Это верно - зло, но как-то примирительно ответил Балу - Нету уже смысла отбивать.
  - А чего тогда, как думаешь? Мне-то, уж поверь, наплевать, я уж всяко отсюда больше никуда - сержант вытащил трубочку, протянул Балу кисет - Тока бы понять, как оно выйдет... Интересно просто, что ли...
  - Как? А вот как... - Балу чуть попыхтел, раскуривая трубку, спохватился, обернувшись дал команду остальным перекурить по очереди, и продолжил - Я вот скажу - что хоть часть кавалерии ушла - хорошо. Да еще драгуны эти... Больно уж хваткие они.
  - Это верно - подхватил сержант - Прыткие парни, и выучка, и стреляют хорошо.
  - Отож. Еще вопрос, то драгуны ли наши, или еще кто... Но главное что ушли. Все легче. Если командиры решат взрывать крепость и уходить - то кавалерия нам сильно помешает.
  - Не решат они взрывать. Никак не решат. Побоятся. Сидеть будут в норах, как суслики - уверенно заявил старик - Ты-то у себя на батарее, да и то потому, что считай за командира и отдувался все, а я... Меня ж и не замечает никто, а я везде всем нужен, тут я в этой крепости получше всех все знаю. Насмотрелся я на их. Сидеть будут пока их панцырники бароновы не выжгут. И нас заставят сидеть.
  - Ну, это мы еще посмотрим - сердито засопел Балу.
  
  Через полчаса выяснилось, что сержант ошибся.
  Сначала прибежал солдатик и передал приказ - не стрелять. Враг прислал парламентеров, объявлено перемирие. Санитары, наши и их, пошли искать раненных на ничейной. Командиры ведут переговоры.
  А вскоре прибежал минометчик и сообщил - комендант решил капитулировать. Условия сдачи сейчас обговаривают, торгуясь, словно на конской ярмарке, но сам факт уже сомнению не подлежит.
  Вокруг стало - словно под воду опустили. Эдак глухо и давит. Да уж. Это я размечтался, насчет Варяга спеть. Вот уж однако, такого я и не думал даже, что оно так выйдет.
  - Тааак... - выдохнул Балу, и глаза у него стали не то что злобные, как тогда - а словно чернотой наполнили. Я взгляд отвел даже поскорее. В такие глаза смотреть не надо. Накрыло его похоже капитально.
  Балу одернул форму, поправил ремни, как мог тщательно выбил пыль, отер лицо, огладил усы и бороду. Оглянулся по сторонам, словно в первый раз видел все и всех вокруг. Потом оставил за себя главным сержанта и выбежал из каземата.
  - Ох, братцы, что-то будет... - протянул кто-то из солдат - Не к добру все...
  - Хлебожорку закрой - сердито каркнул сержант - 'Не к добру!' Догадливый ты. С утра, видать, все отлично шло, сейчас ему не к добру стало. Стой, смотри куда положено!
  Снова установилась тишина, впрочем, нарушаемая шебуршанием и покашливанием - все мы нервничали, ожидая, чем все это для нас закончится
  Я тоже, пристроив ружье в вырезе деревяшки поудобнее, полез в карман за сухарем, что отложил с кормежки. Погрызть что-то - оно завсегда успокаивает. Потом, опять же, для успокоения нервов, пересчитал патроны, ремни поправил. Однако, чего-то мне оно не радует ни разу, происходящее-то. Капитуляция - это оно как? В плен что ли сдаемся? Вот чего-чего, а такого мне как-то не приходилось. И как оно происходит - не очень хорошо представляю. Только по рассказам, причем рассказы очень разные. Совсем разные. То как ветераны про немецкий плен, а то как наши, кто наемничал по всяким Африкам - порой вообще без проблем, вроде как в милицию задержали пьяного. А тут оно как - совсем непонятно. Как-то я и не уточнил этого ни разу - потому как и не планировал такого. А как оказалось - таки зря. Подумал было у старика тишком выспросить, да не успел.
  Внизу затопали, много людей. Я уж подумал совсем нехорошее, винтовку выдернул с деревянного ложемента, к себе прижал стволом поверх, да спиной к стене - тут нам собственно, и деться некуда. Траверсов никаких внутри нет, да и смысла в них - если сюда какой снаряд пробьется - не поможет. Так что, если это враги - то вариантов нет особо - постреляем, сколько успеем, авось не попадут - а потом у кого гранат больше. А у нас гранат и нет почти. На том и каюк. И не сбежишь. Смотрю - еще кое-кто також примерно, пара аж присели на колено и на вход прицел.
  Только хотел так же сделать, да в проеме появился запыхавшийся Балу, с ним унтер минометный и какой-то молоденький лейтенант, совсем сопля, из пехотинцев, по-моему, уже на моей памяти сюда прикомандированный с полуротой подкрепления, таких же зеленых . И лица у всех эдакие... У унтера угрюмое и злое, у Балу сосредоточенное такое, а у пацана перепуганное и по-мальчишески решительное и даже гордое. С таким у нас молодые с парашютом первый раз прыгали. Я как эту его мордочку боевого котенка увидел, так сразу внутренний голос что-то обреченно-матерное и сказал. Приплыли, батенька. Сейчас начнется. И началось.
  - А ну, братцы, слушай сюда - Балу сказал, против обыкновения, как-то негромко и мягко, но все услышали - Вы тут - кто по княжьему набору, кто по вербовке - но все присягу давали. Тут, братцы, дело такое. Командиры наши... чтоб им демоны печень выжрали... они, стервецы, желают крепость врагу сдать. Без бою! ...
  - И так уж, братцы, от крепости что осталось! - ломающимся голосом вклинился мальчишка - Предатели! А сейчас, в собрании сидят, и обсуждают, братцы, как чего себе выторговать! А Родина? А присяга князю?! Доколе, братцы...
  - Вот я и говорю - морщась, как от лимона (а и у меня ж, поди, такая же сейчас, рожа?) перекрыл его Балу - Солдаты. Кто желает - айда с нами. Мы собираем команду - вон, минометчики с пехоты два взвода, и наши - и идем сполнять присягу. До конца.
  - Это как же? - то с под колпака слез Хорт - пойдем помирать под пули, на штурм?
  - А ты все помереть торопишься? - зарычал Балу - Нет уж. Просто помереть - от того толку не будет. Наше дело теперь что? - Теперь поздно уж отвоевывать. И оборонять времени нету - вон, пушки уж разгружают на том берегу. А вот, пока что - взорвать то, что осталось, мы сможем. Батареи. Так, чтоб ремонту надолго. А без батарей эта крепость уже не то. И - пойдем за стенвы, к нашим уходить.
  - Побьют. Со стен-то побьют. - возразил старик-сержант - там, пока уйдем, с версту места ровного. А уж с картечницы...
  - Мы оставим отряд прикрыть отход! Я сам его возглавлю! - нет, определенно, этот щенок в лейтенантских погонах отлично подтверждает товарища Дарвина, по поводу естественного отбора... - Мы позволим основному отряду отойти, прикроем его от пехоты на стенах, и от кавалерии, если решат преследовать...
  - Да ты, сынок, не понял - сержант покряхтел, потянувшись, а лейтенант, даже в полутьме видно - покраснел, как рак - Наши же, в спину и постреляют. Господа ахфицеры никак не простят нам такого. Ты, сынок, на меня так не зыркай, я и сам никуда не уйду - мне и не уйти с вами-то уже, здоровья нет. Потому и говорю тебе уже так, без чину, а ты не обижайся - не до чинов, раз уж вы такое дело затеяли. А только - все одно - нас мало, а офицеры так этого не спустят.
  
  Лейтенант сразу потух, а унтер угрюмо просипел:
  - А то верно. Да только об том и речь. Первым делом - идти да ваших командиров брать. Всех. И - под запор. Пусть сидят - они хочут в плен - вот и туда им дорога.
  
  Настала тишина, и сержант, которого Балу оставлял за себя, пересохшим голосом выдавил:
  - То... измена выходит. На своих командиров оружье поднимать...
  - Да какие они теперь командиры?! - взвился унтер - Вон наш-то - хоть в бою сгинул, а эти? Сдать крепость хотят! Сами они теперь изменники!
  - То оно так... только не совсем - пробурчал сержант - Как ни кинь, а все ж - за это полагается что? Удавят кожаным ремнем мокрым, как бунтовщиков...
  - А ведь, я никого не гоню - спокойно возразил Балу - Не хошь - не иди. Сиди тут, жди плену. Тока я бы на твоем месте насчет ремня не переживал - кто ж такой роскоши тебе даст, по военному времени? - так, пулю в башку, да и все.
  - Ну вот и не пойду - угрюмо ответил сержант.
  - Хорош трепаться - сплюнул унтер - пошли, кто с нами!
  
  После секундной паузы сразу шагнули трое, потом еще один. А иные наоборот шарахнулись поодаль, к сержанту. Кряхтя, закинув на плечо карабин, звякнувший стволом по своду, пошел к Балу старик. Матернувшись отчаянно, шагнул вперед ефрейтор Хорт. Еще кто-то, поминая заступников, присоединился к мятежникам.
  Ну, и как теперь быть? Однако. С одной стороны - война эта мне совсем не своя. Если так подумать - плевать мне и на князя и на присягу, и на крепость. С другой - вот они - вот эти, что стоят угрюмо у выхода - они мне сейчас свои. Ну, просто потому что других своих у меня нету. И вот те что жмутся у стены - тоже свои. Но одни свои - правильные, а другие - нет. Это как бы раз.
  А как бы два - чего-то мне ну никак в плен не хочется. Оно, конечно, что? - убьют же еще ненароком. Запросто ведь убить могут. Ну, так и в плену могут, еще и проще - пленный безоружен и убить его никто никогда не мешает. Да и то дело - эко страшно-то помереть. Я вон, вроде как - разок уже помер, опыт есть. Оно не страшно, даже вишь как забавно вышло. А если и насовсем поубьют - и то дело-то такое - вечно жить не получится, да и не больно надо.
  А вот долго жить - могут устроить запросто, этого я чутка видел. Покрышек автомобильных тут не водится. Но, по рассказам кое-кого из бывалых - и из пука соломы со смолой неплохой аналог запаски выходит. И других радостей есть - так, чтобы жизнь казалась слишком долгой.
  Нет уж. Хоть и не мое вроде как тут дело - пойду-ка я с ними. Вперед лишний раз не полезу, нет. Пусть вон этот петушок-задира кукарекает. Мое дело с краю. Только и края разные бывают.
  Перехватил карабин за цевье, шагнул вперед, стал рядом со всеми, чуть озирнулся - ишь, сержант как сверлит, с-под бровей. Подошли еще двое, и больше никто не двинулся.
  - Все? Ну и ладно! А ну, товарищи, спускайся, становитесь в арке у выхода, мы сейчас с тех казематов позовем! - этого воодушевленного сопляка мне все сильнее хотелось приложить прикладом. Ну какого хрена Балу и унтер с ним связались? Сами-то они мужики тертые, а этот что? Да еще и старший по званию, что тоже добавляет. Разве что - те его пехотинцы, которым он в авторитете? Оказывается, они под бастионом стоят, и минометчики тоже, все с оружием. Вроде как и немало выходит нас. Однако, то, что они так все это тянут - нехорошо. Пока они там будут за советскую власть остальных агитировать, время-то идет. Так дела не делаются, так мятеж не устраивают. Ой, спалимся мы...
  Накаркал, похоже - на лестнице сверху показался наш сержант с солдатом - зыркнули на нас, вроде хотели спуститься в потерну, но видно не захотели мимо идти, внимания привлекать - обратно скрылись. Только, если так сообразить - отсюда, с бастиона, по валу можно пробежать до второго, а оттуда по потерне к казарме. А там и до цитадели рукой подать - тем более что вроде как перемирие и стрелять не станут. Сбегать, что ли, и сказать Балу? Все ж дело-то такое... Как ни крути, а с товарищами... теперь выходит - бывшими - придется решать. Надобно бы - двери им закрыть, да подпереть чем, а то и охрану оставить... Нехорошо, но иначе-то как? Как бы тут стрельбы раньше времени не сталось...
  Не пошел я к Балу. Плюнул. Не мое все же это дело. Сами пусть разбираются. Я всего лишь солдатик, маленькая пешка, и так лишнего на себя взял - пошел с ними. Хватит и этой ответственности. Я не обязан, если что. Командир - то да. Оп обязан приказать, мое дело исполнять. Если по Уставу и по присяге - то вообще я должен был бы еще в каземате поднять ружье да в Балу всадить пулю. Как в мятежника и предателя, который подбивает идти свергать власть. И плевать, что власть приказала сдаться врагу - так присяга велит.
  Да только вот - плевал я на все присяги вместе взятые, что там у нас, что тут и подавно. Тут дело-то касается - где свои, так вот со своими и иди. Но и тут лишнего я не возьму на себя. Всегда - моя хата с краю. Пусть другие лезут покомандовать. А мое дело - сторона. В общем, не пошел я доносить на сержанта.
  Спустилсь наши командиры, а с ними еще с десяток бойцов. Чего-то у них там тоже не все гладко видно прошло - у лейтенантика вид совсем растрепанный, унтер еще угрюмее стал.
  - Пошли, братцы - махнул Балу, и все мы, прямо так, толпой, двинулись к цитадели. Пару раз командиры пооглянулись - унтер поморщился.... но ничего говорить не стал, Балу вообще безразлично посмотрел - он шел впереди всех, словно торопился, а лейтенант вид имел, как недотопленный котенок, и пошатывался, словно выпивши. Ну, хоть сами-то мы, подходя - как-то более-менее построились - так, правда, хоть в ворота пройти можно.
  Так вот и грызло все меня. Ну, какого чорта полез? - с одной-то стороны. Ну вот всю жизнь сидел тихо, и дальше бы сидел. С другой стороны... в плен не охота. И сидеть так просто... Если сидеть и исполнять все приказы и присяги до буковки - то прогадить можно все, что угодно - от Советского Союза до своей собственной задницы. Но, тогда, выходит - чего же я влезть - влез, а опять - сижу тихо? Не нравится мне все, не делают так. Надо ж было сказать про сержанта. И вообще. Идем, как стадо баранов, премся толпой... Не может это хорошо кончиться, никак не может. А мне все бы с краю, так что ли? Поморщился я даже прямо на ходу, вот словно гниль какую прикусил. Смортю - а и у других у многих - такое же на лице. Нехорошо это, очень нехорошо.
   Едва вошли в цитадель - понял - все, влипли. Из собрания выбегают офицеры, с револьверами, кто и с карабином, бегут - кто от нас да за угол прячутся, другие навстречь, командуют кто-то, шум и суета. Опередил, видать, нас солдатик, донес. А наши-то... Балу с зверской улыбочкой прет вперед, как трактор, унтер, набычась, за ним - этот-то хоть пистолет достал, а Балу так и чешет, едва не строевым шагом. Лейтенант стал как вкопанный, остальные тоже кто стал, кто вперед идет. Я присел на колено, винтовку, правда, держу поверх - ну, все же как-то... как ни крути - а я тут... Ну, да - чужой. Не мое оно это все, так что же? За свое-то и то бывало не спешили мы лезть в драку, а тут... Опять, выходит, мое дело - сторона?
  - Стой! Стой! - это, значит, комендант, что ли нам орет? Точно, гляди, присел за штабелем ящиков от мин, машет пистолетом и орет. Дурилка картонная, натурально. Нашим пулям тот штабель - смех один. И вообще. Если что - револьверы у них, оно для драки в тесноте, конечно, хорошо... Только - тут все же дистанция чуть поболее, с винтовки-то, особенно если с короткой - куда сподручнее попасть, особенно в суете, с пистолета так не выйдет. Патронов у них в пистолетах, почитай, столько же - на один больше в барабане, чем у нас в магазинах. А на воздух уйдет куда больше, опустеют быстро. И тут наша берет - нам зарядиться быстрее в раз. Так что - еще посмотрим, если чего. Конечно, все это такое дело - может, первая же пуля мне и прилетит, но тут счет-то простой - если за себя считать станешь - то точно проиграешь. А если на круг считать - то на нашей стороне сила. Пока. Пока солдаты еще не прибежали - кого с нас побьют, а остальные этих пистолетчиков выбьют в ноль. Так что, пока железо горячее - надо бы и ковать... А только все наши - стоят и ничего.
  Шевельнулась мысль - вот, ведь сейчас, если Я... Вот возьму, и пристрелю этого породистого верзилу - нашего коменданта. Барон Мельс, с охрененной родословной, как у овчарки, право слово. Хренак, через ящики, в брюхо - и все. Ей-Богу, попаду же. Карабин здешний мне очень нравится, прикладистый, легкий, патрон вполне себе. Прошибет нетолстые досточки, и вышибет дух из этой блаародной плесени. И - начнется. Однозначно - начнется. Понесется... по оврагам. Шарахнут они по нашим в ответ, а те по ним - и все. Не остановишь. И наша возьмет. Конечно, по мне первый залп ляжет. Да только оно как раз в плюс - кто ж там целить станет - шарахнут, дергая - почти наверняка все в молоко уйдет... да в тех, кто рядом стоит, да лопухнется. Ну, тут дело уж такое... Жаль, но это - допустимые потери. На их месте могу быть и я - если сейчас кто из них стрельнет, а я замешкаюсь... или просто не повезет. Это нормально.
  И все же - какое это чувство. Я сейчас решаю, как оно всему дальше быть. Я. В моих потных лапках, как ни прикидывай, и судьба не одного десятка людей, и вообще расклад тут. Не то чтоб уж совсем все изменится, но... Решиться что ли? Эдакая в теле легкость образовалась, надо сказать. Ощущается какая-то... сила? Власть? Могущество? Вот сейчас, я, один простой серый сапог - и МОГУ решить много... многое. Ну?
  И снова что-то внутри придавило - а какого хрена ты лезешь в ЧУЖОЕ дело? Ведь, чорт возьми, чего же все остальные-то? Глупее тебя, что ли? Не стреляют, стоят... А им оно же не чужое.
  И, окончательно убедив себя, что это не мое дело, что мне не надо лезть туда, куда не просят, я решил - не стрелять.
  
  Глава 14
  
  -Стой! Пристрелю! - снова заорал за штабелем комендант, бестолково махая пистолетом - А ну, клади оружие! Кто посмел присягу нарушать! Я вас покажу как того! Всех кто не это!
  
  Я оглянулся на соседей - вот вроде как они выцеливают уж этого дурака - ну, давайте-ка, и я тут же сразу. Чтоб, значит, на себя не брать чужого. Ну!
  - Сами вы присягу нарушили! Предатели! - Сами бросайте оружие! - это наш лейтенант-петушок кукарекнул. Не, ну в самом деле, прибил бы гада.
  - Маааалчать! Лейтенант Вэрр, вы арестованы! Бросайте оружие! И остальные тоже!
  - Ты не ори, гад - влез Балу усталым голосом - Мы оружие складывать не станем! Не вы. Мы присягу до конца сполним. А вы, раз вы оказались трусливой сволочью, бросайте все, и бегите к вергенцам, авось примут там... уж как они принимают - всем известно!
  - Вахмистр... Как вам-то не совестно! - это, смотри-ка - начштаба вылез. Ну, то есть, не вылез - он и сидит грамотно, за минометным щитом, не достанешь. Не дурак. - Вы бы хоть солдат своих пожалели. Как не стыдно-то?
  - А вы меня не совестите, вашбродь - угрюмо огрызнулся Балу - Я не неволил никого!
  - Ну, бросьте, вахмистр! Вы же отвечаете за своих солдат! Вы на что их подбивали? На мятеж? На смерть в кожаной петле? Или желаете, чтобы их разнесли в куски баронские бомбы?
  - Слышь, ты, червяк тыловой! - захрипел унтер-минометчик - Мой-то командир как раз полег в бою, в куски разорвало, да только присяги не опоганил! Мы не сдадимся! Если надо - через вас пройдем! Никого не пожалеем!
  -Ах, ты ж, мерзавец! - снова заблажил комендант, и замахал, высунувшись чуть не по пояс, махая наганом понабежавшим уже во двор переляканым солдатикам - А ну, огонь по бунтовщикам!
  
  Прямо-таки - политрук Еременко, скульптура с фото, в натуральную величину.
  Ну или мишень армейская, нумер раз, поясная. Руки чешутся, но решил же не встревать. Может, и не надо? Солдатики-то - смотри-ка! Глядят на коменданта и на нас растеряно и хмуро, стволы винтовок не особо и поднимают. Не целится в нас никто. Сейчас стрельнешь, пусть и в этого урода - кто-нить, да в ответ пальнет. И понесется косой по клумбе.
  - Мы, вашбродь, в своих стрелять не смеем - это кто-то из солдат выкрикнул.
  -Чтооо?! Мятеж?! Приказ... - завопил было комендант, да его прервал начштаба:
  - Братцы, а ну не дури! Вы ж присяге верны остались, раз не пошли с бунтовщиками!
  - Мы не пошли, да только и вы сдаться приказали, а уж раз воевать - так не со своими! - Как-то отчаянно крикнул кто-то из солдат - Коли сдали крепость - так нечего теперь оружьем махать, да нас на грех неволить! А коли воевать - так с врагами!
  - Эй! Не дури! - растеряно крикнул начштаб, но его перекрыл рев Балу:
  - А ну, братцы! Верно все! Не хошь воевать - клади ружье и иди в каземат, своих никто не тронет! А кто желает - с нами идти, воевать с врагом! Даешь им войны, а не крепость!
  
  Кажется, наша взяла - вид у коменданта такой, что - то ли сейчас все бросит, то ли стрельнет в кого - и тут ему и крышка. Так, ребята, кажись, поперло нам...
  Внезапно насередь двора выбежал взлохмаченный здоровяк - батальон-лекарь Берг. В серой лекарской форме, заляпанной чем-то темным. Скорее всего - кровью, конечно - врач он всегда в крови в таком деле. Вообще военврач - всегда уважаемая фигура, хотя и комичная порой. Вот его тут только не хватало. И ведь выбежал так, что если вдруг чего - наверняка схватит шальную.
  - Стойте! Остановитесь! Прекратите! - отчаянно махая руками, закричал доктор - Немедленно прекратите! Прошу вас! Одумайтесь, послушайте меня! Прекратите эту междуусобицу! Как вы не понимаете! У нас полсотни раненных, многие тяжело! Вы обрекаете их на страдания и смерть! Вахмистр Бало, лейтенант Вэрр, унтер-офицер... простите, не припомню имени Вашего... Как старшие среди... эээ... скажем... неподчинившихся приказу о капитуляции... да. Прошу вас - господа, образумьтесь! Не допустите бессмысленного уже кровопролития! Остудите своих солдат, не дайте поднять оружия на своих! Любое кровопролитие уже лишено смысла!
  - Но, присяга, мастер Берг! - как-то горестно завопил лейтенант - Крепость нельзя сдавать врагу!
  - Мастер Вэрр, голубчик! Ну о чем, о чем Вы говорите! Какая уж крепость, друг Вы мой дорогой! Оглянитесь! Все уже кончено, надо смотреть правде в глаза - да, мы проиграли... но ведь это не главное! Главное сейчас - спасти жизни наших раненных! И всех остальных солдат!
  - Солдат должен умереть, выполняя долг, если придется... - это Балу попробовал влезть, но Берг перебил его:
   - Бало! Дорогой Вы мой! Ну зачем же умножать страдания и смерти? Ради чего? Ради этой груды камней? Поймите, голубчик - там - Он махнул рукой в сторону цитадели - Там лежат Ваши товарищи, раненные. За что же Вы и их погубить хотите? Разве они не отдали уже долг, не исполнили присягу? Разве они и так недостаточно страдают? А ведь Вы и их погубите!
  - Да ить, вашбродь, коли сдадимся, то их все одно в плену погубят! - крикнул унтер.
  - Дорогой мой, ну откуда Вам то знать? Ну посудите сами, если мы им сейчас сдадимся, то они же, наши противники, расценят это как жест нашей доброй воли, это смягчит их в принятии решений, к тому же, наши командиры взяли уже с них слово, что те сохранят жизнь всем защитникам крепости!
  - Да баронцы оне такие! Соврут - не дорого возьмут! Чего им верить! - крикнул кто-то из наших.
  - Ну что Вы! Как можно так не верить людям, тем более офицерам - они слово дали - укорил его лекарь - Господа! Господа! Я прошу вас! Прекратите это нелепое противостояние! Я...
  - Доктор Берг! Доктор Берг! - это прибежала одна из трех санитарок - Скорее, там, у сержанта, опять кровь пошла, мы не можем...
  
  Доктор растеряно оглянулся, и поплелся за тащившей его за рукав сестрой.
  Повисла нехорошая тишина.
  - Ну, что, вахмистр? Лейтенант? Вы, наконец, поняли, на что вы обрекли своих товарищей? Раненых, героев, не щадивших себя в бою с врагом? А? - примирительно крикнул начштаба.
  - Да! Да! И тех, кого вы обрекли на страшную казнь! - завопил, размахивая стволом, из-за ящиков комендант. Может, мне и показалось, вряд ли я услышал бы - но начштаба, по-моему, сплюнул и матернулся.
  - Господин комендант! Позвольте я! - досадливо крикнул начштаба, и вдруг встал в рост из-за щита и шагнул вперед, убирая револьвер в кобуру - Послушайте, господа. Буду говорить прямо. Вы совершили серьезное преступление. Вдвойне серьезное, так как вовлекли в это людей, недостаточно образованных, чтобы понять всю глубину своего проступка. Вы использовали их, воспользовались их доверчивость, их верой вам, их желанием честно служить. Вы обманули их... О, нет, не смейте меня перебивать, лейтенант Вэрр! Если вы хотели что-то сказать мне - надо было посоветоваться ДО того, как совершили преступную глупость! Так вот. Обманом вы завлекли в это преступление честных, храбрых солдат. Пусть и не слишком сообразительных, и, возможно, не слишком дисциплинированных - иначе бы они вспомнили, к чему призывает их Устав. Да-да! Выпонять приказы! Вы, вахмистр, в армии далеко не первый год, и даже не первый десяток лет! Вы отлично! - Отлично знаете, Бало... Что приказы - бывают порой глупые, порой, казалось бы, нелепые. Зачастую, Бало, они неприятны и противны. Но! Они ОБЯЗАТЕЛЬНЫ к исполнению! Любые! Все! Всегда! Молчать! Вы - нарушили Устав! Нарушили Присягу! И хуже того... Гораздо хуже, Бало! Мааалчать, лейтенант! Вы ЗАСТАВИЛИ, да-да, заставили, Бало, злоупотребив своей властью, нарушить приказ своих подчиненных! Вверенных... ВВЕРЕННЫХ, Бало, вам людей!
  
  Он уже подошел вплотную к ним, не обращая внимания на смотревший ему в живот револьвер Балу. Остановился, достал изящную фарфоровую трубочку, и в тяжелой тишине раскурил ее, осматривая нас, словно новобранцев на плацу. Затянулся, и, выдохнув, сказал примирительно-строго:
  - Так. Я думаю, все понимают и осознают глубину своего проступка? Такое не может остаться безнаказанным, я думаю, это понятно. Но! С учетом... особых обстоятельств... так сказать, с учетом того, что большинство совершило преступление по недомыслию, имея благие намеренья... Я считаю, что господин комендант - Он пренебрежительно махнул рукой в сторону штабеля ящиков - Сочтет возможным не применять ко всем участникам никаких особых наказаний. Всего лишь заключить под стражу. Согласитесь, братцы - это справедливо. Итак, вахмистр... и вы, лейтенант. Прикажите всем сложить оружие. И разоружитесь сами.
  - Я... - зарычал Балу, но начштаба, шагнув вперед, оборвал его, встав вплотную, упершись ремнем в пистолетный ствол, глядя в упор:
  - Молчать. Хватит, Бало. Отдавай приказ сложить оружие. Не губи людей понапрасну. И подумай еще раз о раненых. Стоят ли их жизни, сколько твои амбиции? - И, чуть повернувшись, добавил - Лейтенант! И вы - тоже. И вы... унтер... Боевые офицеры, господа, а такой позор! Мятеж! Хватит, господа. Отдавайте приказ. Не прикрывайтесь больше своими людьми - умейте сами, лично отвечать за свои дела! Я, словом офицера, гарантирую - если они сложат сейчас оружия, никакой расправы мы им чинить не станем! Все, кто вовлечен обманом, избегут казни! Ну? Прикажите солдатам сложить оружие! Живо!
  
  И тихо, хотя и слышно было всем, добавил:
  -Их жизни сейчас в ваших руках...
  
  Тишина стояла такая, что стало слышно, как пыхтит пароход на реке. Секунды тянулись, как капли масла на морозе. Стал как-то совсем тоскливо. Неужели?..
  
  Первым не выдержал лейтенант, всхлипнул, и опустился на землю, закрыв руками лицо.
  Длинно и затейливо выматерился унтер.
  А потом и Балу, обернувшись, грустно посмотрел на нас, и сказал с тоской:
  - Все, ребята. Клади ружья.
  
  Прошла целая вечность, потом где-то позади справа звякнул о брусчатку металл.
  
  Потом еще кто-то, тяжко вздохнув, звякнул оружием.
  И еще.
  А я все стоял, и думал - а чего это вот я теперь такой дурак? Ну чего стоило, таки взять, и стрельнуть? А сейчас если? Выходит, еще хуже дурак стану... Ну вот чего боялся? Максимум бы - убили. А теперь?
  Все больше и больше народу клали карабин на землю, поверх пояс с патронами и хмуро отступали вобрат, к стене. А я так и стоял, держа ружье в опущенных руках. Не хочу я чего-то сдаваться. Ну уж его нафиг. Вот уж почти все и сложили ружья - остались только трое перед начштаба, я, один из минометчиков, да старик-сержант. Тот даж с плеча карабин так и не снял.
  - А ну ! - махнул нам рукой начштаба - Пошевелись!
  
  Ишь, осмелел, смотрит соколом. Вон уже и подтягиваются офицеры, несколько солдат с сержантами.
  А только все одно, если так захотеть - то вот ему в пузо шарахнуть я отлично успею. Это только кажется, что с винтовкой вблизи неудобно, а с коротенькой-то и подавно запросто. Вот только какой смысл? И опять же - чего я решать чужое полезу? И обратно - будут стрелять в меня, а попадут - как попало. А это не мое все же дело? Или как?
  - Давай, давай! - машет нам пистолетом, подходя, комендант - Клади быстро оружие, все, ну!
  - Кто не сложил оружия - будет считаться мятежником, и по законам военного времени - будет расстрелян на месте! - добавил начштаба.
  
  Окружили нас уже плотно полукольцом, вот теперь и не рыпнешься. Все, глуши мотор, ставь на передачу. Приехали.
  Тоскливо стало опять. Очень. Чего-то как-то впервые в жизни я вот так, значит, в плен сдаюсь. И причем, выходит, сдаюсь в плен, чтобы сдаться в плен еще раз, оптом. У что потом? А если не положу винтовку? Все одно же не отпустят. Эх, ну какого хрена! Надо было стрелять сразу! И чорт бы с ним со всем. Ну вот чего я размазывал - мое-немое? Отвечать боялся? Перед кем? Да выходит, только перед собой и отвечал бы. И чего? Испугался на себя брать? Ну, а теперь вот - выбирай, или шлепнут прямо тут или в плен...
  - А раз так - сплюнул Балу - То, пожалуй что, и стреляй. Я уж лучше от пули, с оружием в руках подохну, чем в плен.
  
  Сказал так, и револьвер в кобуру запихнул, приосанился так весь, и кругом, щелкнул каблуками, жестом наших разогнал, строевым отбил до стеночки, снова кругом, щелк - и встал, руки за спину, ноги на ширину погон. И смотрит на начштаба насмешливо. Эвон оно как. Унтер, снова выматерился, да и так же все сделал. Рядом встал. Ну, ни дать ни взять, хоть допрос коммунистов с них рисуй. Лейтенантик, хоть и только что плакал, да оглянулся на них затравлено, и чуть ли не бегом к ним, посередке встал. Выпрямился, дрожит весь.... Идейые, значит. Погибаю, но не сдаюсь.
  А мне вот как?
  Минометчик этот, стоит хмурый, пальцы аж белые, как карабин держит, губу закусил.
  - Таааак - протянул начштаба - Ну... ладно. Сами выбрали. Так, остальные - а ну бросай таки оружие! А то с ними рядом встанешь!
  - А и встану, вашбродь - старик шагнул к троице, встал рядом, оправился, попытался даже стойку смирно изобразить.
  
  Смотрю, и минометчик этот, медленно так, карабин за спину - и туда же. Эвон какие, герой блин. Ну и как обычно...
  В общем, шагнул и я к ним.
  Ну, да дурак. Только, в общем, по жизни-то никогда особо умным в таком случае и не был. А тут еще как-то... совестно, что ли. Ведь мог же, мог, дурило, все ....повернуть. Нет, не то что исправить, может еще бы и хуже было, но таки повернуть - мог. И может, там бы и сам решал. Может и не сам. А тут уже все, решать не дадут. А я такого не люблю. Принципиально. Вот потому и решил. Да и наплевать. Пошел и встал рядом.
  
  - Ну... что ж. Раз так - то, по законам венного времени... - ишь ты, как, с выражением. И, похоже, таки не шутит. Грохнут сейчас нас.
  - Эй, погоди! - Балу обернулся - Вы-то чего приперлись? А ну пошли отсюда! Йохан, что, опять с головой плохо? А ты старый куда?
  - Даю последний шанс! - эвон как, благодетель, распинается - Сложите оружие и останетесь живы!
  - Ну! Пошли отсюда! - машет на нас лапищей Балу - Чего встали? А ну, дай сюда!
  
  Схватился за карабин, чорт здоровый, так ведь и отнимет... не драться же с ним..
  - Вашбродь, это ж Йохан, с моей батареи - он и до того был на башку контуженный! А теперь вона - и еще раз зацепило - вишь, и бинтом повязана! Да отдай ты ружье, бестолочь! - это он уже мне. И вырвал таки карабин, зараза.
  - Вахмистр... ну вот, как не совестно было... Эх, вахмистр - издевается, гад такой, начштаба-то - Ну, а вы, сержант?
  - Я, вашбродь, уж точно тут. - старик, смотрю, полез в сумку, трубку достал, насыпал табаку, и кисет Балу протягивает - Я старый уже. Мне в плену не выжить. Да и то сказать - мне уважаемый мастер Берг на той неделе сказал - опухоль у меня под горлом. Все одно не больше года осталось. Чего мне терять.
  - Хмм... А ты? - это он, значит, минометчику.
  
  Но тот, сразу, по-матери его, значит. А, вот оно что оба-двое - братья они что ли, или еще какая родня, похожие. Тут унтер его вдруг дернул, минометчика, на ухо что-то буркнул, ружье забрал, и ко мне толкнул. Балу, смотрю, трубочку раскурил, на меня глянул, тихонько так сказал:
  - Иди, Йохан, иди... Будешь в моих краях - зайди к моим.
  
  И рукой махнул.
  Нас с минометчиком тут же прикладами в общую кучу отпихнули. А мы, оба с ним, как во сне, не шевелимся сами даже. Балу стоит курит, со стариком переговаривается, унтер флягу достал и протянул лейтенанту, а потом и им перешло - видать во фляге не вода. Выстроились офицеры, комендант что-то про присягу и уставы понес, про неотвратимость наказания, и прочее. Потом повернулся к тем, кто у стены, и эдак, с превосходством - ну, мол, последнее слово ваше!
  Унтер опять выругался затейливо, лейтенант - смотри-ка, сопля-соплей, а вид какой-то приобрел, выпрямился, сплюнул под ноги презрительно. Старик вообще стоит, как погулять вышел, трубочкой пыхтит. И Балу только и сказал:
  - Огонь!
  
  То ли от нервов то ли еще как - среагировали некоторые, грохнули выстрелы. Унтер завалился на колено, за живот схватившись, старика мотнуло. Потом еще выстрелы - залпа не вышло, вразнобой палить стали. И не по одному разу.
  
  Затихло. Начштаба, кусает губу, идет значит к стене, на ходу револьвер заряжает, гильзы под ноги роняет и на ходу сапогом их - только летят со звоном... Подошел - тут стонет кто-то - кажется, минометчик. Руку с револьвером начштаба вытянул - а лапка-то дрожит... Второй рукой подхватил, и - бах, бах. Затих унтер.
  ...Нас по-быстрому обшмонали, отобрали личные вещи у кого были, все остатки амуниции и оружия, ремни сняли. Построили в две шеренги, повернули, и мы пошли, сопровождаемые конвоем из унтеров.
  Проходя мимо, бросил взгляд, и картина, что увидел, как-то впечаталась в голове. Насовсем, как кислотой по металлу вытравили.
  
  Балу сидел у стены, вытянув ноги, остальные лежали вповалку. Их так и не трогал никто. А в откинутой руке у Балу так все еще и дымилась его трубочка. Рядом с ними сидела санитарка и плакала.
  
  Вот тут-то меня и накрыло.
  Даже, кажется, чуть в сторону повело. И в целом - словно по голове ведром двинули. Аж в ушах не то свист, не то звон какой. И легкость такая в теле... или наоборот, онемелость. Как не мое все и вообще все ненастоящее, сон это все.
  Не видал я такого раньше в жизни. Чтоб вот так. Никак не ожидал. Как обухом по голове оно мне, значит. Вроде всякого навидался в той жизни, и во всяком дерьме купался, а такого не видал.
  
  Потом еще запомнилось - мимо главного корпуса шли - и стоят там двое, в ненашей форме, песочная такая, и покрой иной, по всему - офицеры, и смотрят с интересом. И один из них так насмешливо спрашивает идущих впереди офицеров - мол, что это у вас тут, господа, за действо такое? Я, надо сказать, ожидал - язык там другой, или хоть акцент - нет, ничуть. А комендант, сука такая, аж сияя, даже не ответил - нет, он, падла такая, натурально им ДОЛОЖИЛ - бунт, мол был... а мы его усмирили, зачинщиков перестреляли а этих - под замок!
  - Бунт? - спрашивает их офицер - А по какому поводу? Воевать отказывались? Так вы же вроде как сдаться согласились?
  _- Так точно - не, ну смотри, блядь какая, только что в струнку не тянется - А вот они не подчинились, воевать хотели!
  
  Тут ихний-то, на нас так, с удивлением даже посмотрел.
  -Ну-ну, говорит - интересно у вас тут все, господа, устроено...
  
  До того уж мне от этого погано стало, что и не сказать.
  Даже и не помню, как дошел до гауптвахты, и вместе со всеми забился в небольшую камеру. Присел на пол - скамьи на ночь только приносят, и сидел, даже не слыша разговоров. Да и не разговоры вокруг были. Кто-то что-то буркнет, ему так же коротко ответят, и опять тихо. За окном кто-то ходил и бегал, команды были слышны. Потом кто-то прошел, двое, и со смехом так '...да, Арри, они сами своих солдат загнали в казематы и остались охранять, остальные сидят у себя под честное слово...'. Потом горн играл сбор. Стало душно, и я даже задремал. Потом проснулся, показалось - стреляют. Спросил соседа - тот плечами пожал - вроде да, а может и нет. Непонятно.
  Еще через какое-то время дверь открылась, и сержант-дежурный, хмурый и без оружия, приказал выходить. Вышли и построились перед входом, напротив нас - ненаш офицер, рядом наш унтер, кажется из пехотных. И четверо солдат ненаших.
  Офицер лениво глянул - махнул рукой:
  - К остальным их!
  - Осмелюсь доложить, вашбродь - тут же встрял унтер - Этих - нельзя ко всем. Это, разрешите доложить, вашбродь - бунтари. Выступали с оружием против примирения. Как бы они остальных...
  - Против чего, унтер, говоришь, они выступали? - офицер издевательски наклонил голову и оттопырил пальцем ухо - Я, наверное, слух повредил... не послышалось, что они выступали против какого-то примирения? А? С кем же вы, мерзавцы, еще примиряться хотите... после капитуляции?
  - Виноват, вашбродь...
  - Ну-ну... Отдельно, говоришь... Пожалуй что. Эй! Штыки примкнуть, оружие к бою! Ведите этих отдельно... унтер покажет, куда!
  
  И повели нас к выходу из цитадели. Проходя мимо храма мы головы вывернули аж - окна в пристройке, где капеллан жил, выбиты, и дымком тянет - гранату , что ли, кидали? - а рядом на земле - два тела в песчанке, и сам старик, в полной форме, с кобурой пустой, в кровище бок и половина лица. Поодаль хмурый офицер стоит. Видать, дедан живым не дался. Не то, что мы. Хотя и странно, вроде как религиозных разногласий тут нет, чего сцепились-то? Или есть разногласия? Надо будет уточнить, но подумалось об этом как-то вяло. Может, дело не в религии, а в самом старике. Что ему при новой власти не жизнь.
  
  Вывели нас из цитадели, и повели к бастиону. Ну, ясное дело - каземат -он и есть каземат.
  Подойдя, почте все чуть не разом обернулись, глянули на цитадель.
  А там, на флагштоке над главным корпусом - уже новые флаги подняты - один, с волком в солнце, и второй , повыше, красно-зеленый, с какой-то эмблемой.
  - Вона как. Рисский флаг, и баронов - шепнул кто-то рядом - Уже успели. Значит все. Сдали.
  - Шевелись, чего встали - заорал конвойный.
  
  Входя в каземат, я наконец понял, что за мысль меня так и не отпускает, с того самого момента, как на расстрелянных посмотрел.
  
  Нет, ребята. Так не можно. Так быть не должно. Так неправильно.
  
  В каземате мы разместились посвободнее, чем на губе, перед размещением даже вывели в уборную поочереди, и разрешили напиться воды из бочки и умыться. Никто не зверствовал, но бдели весьма, и подгоняли, не давая расслабиться. И сидим мы и дремлем, потому что делать больше нечего. Но вскоре и дремать просто-напросто наскучило. Как-то стали шевелиться, просто так, от нечего делать. Куряки кряхтят и страдают - все курительное отобрали естественно тоже, потом кто-то таки нашел по карманам крупицы махорки, у кого-то нашлась бумажка - стали крутить самокрутку, потом шептались, на предмет постучаться охране насчет огня. Не лучшая идея, сдается мне. Но все решилось, у кого-то и кременек, вшитый в рукав нашелся, после долгих чирканий по металлическим деталям на стене и матерного шепота, они таки сумели раскуриться. После чего самокрутка пошла по кругу. Точнее круг пошел по каземату - подойдет, затянется, и выдохнет в амбразуру. И тут же перехватит самокрутку следующий. Ну, вот им хоть какая-то забава.
  Смотрю - рядом сидит артиллерист со второй батареи. Не знаю имени, в лицо запомнил. Руку баюкает простреленную, глаза закрыл, затылком к стене привалился. Несильно видно царапнуло, но, ясное дело, болит. Особенно вот так если, когда не отвлекает ничего. Решил поговорить - и его отвлечь и мне не так скучно.
  - Слышь, братец... ты как?
  - Ничо так - открыл глаза он - Терпимо.
  - Слышь... А ты как смотришь - чо нам дальше будет?
  - Дальше? ...Дальше, брат, нам будет лагерь для пленных... Пока война не пройдет. - он чуть помолчал, и добавил - А если, например, грабка у меня загноится - то я в том лагере и уйду в доски. Обидно станет такое.
  - Эвон как оно... - А что там, в лагере, как?
  - А что, не видел никогда что ли? - он повернулся поудобнее, чтоб смотреть на меня
  - Не... я с Севера. У нас не так...
  - А, то да. То-то ты занервничал - не, не боись. У нас тут так, мирно. Обменяют же потом... кто доживет.
  - Кормят там как?
  - Кормят... если работать будешь - то нормально. Только бывает такая работа, от которой сдохнешь при любой кормежке. А не работаешь - получишь совсем крохи. Некоторые отнимают у тех, кто работает... а потом их задушенными находят, отнимальщиков. Я во время Пограничной войны в охране лагеря такого был отряжен, посмотрел на все это. Я вот и переживаю - рука загноится - работать не смогу. А если война до зимы протянет - то и сдохну в холода.
  - Ну уж до зимы...
  - А то. Рисс в войну влез. И Дикий. А значит и Союз. Это надолго. У наших-то армия сильная, но и тут собрали силы много. Помяни мое слово - еще не один месяц грязь месить будут.
  - Однако...
  Да нам-то что. Дожить бы только.
  
  Он снова откинулся к стене, и закрыл глаза. Вот оно значит как. Вот только в лагере мне и не хватало побывать. Тьфу, гадость! - сплюнул даже насухо. Ну вот точно - надо было... Еще раз сплюнул - от злости уже на себя, сейчас - нечего после драки. Ладно, посмотрим. Увижу, как там конвойными служба несется, а там подумаю... Может и сбечь получится. Не, ну не сидеть же, как баран в загородке? Правда что, опять вопрос - а что потом? Пробираться к своим? Ну, к которым - те что валашцы?
  И вот тут то об меня опять и накатило. Снова перед глазами встала картинка. И комендант вспомнился, как он бодро рапортует. И насмешливый на него взгляд чужого офицера. И аж в груди что-то закололо - да ну вас к чорту, таки мне 'своих'! Вот уж точно чего не, того не. Вот чтоб свои своих стреляли - я к такому не привык. Одно дело если Балу хотел ефрейтора нашего грохнуть за то, что тот панику разводит, да и то только предупредил. А другое вот так вот. И самое главное - все одно же крепость уже сдали! Нет, ребята, снова я себе сказал, неможно так, неправильно. И хрен вы мне теперь свои. Так вот подумать - свои у меня были парни с первой батареи, да Балу - сдружился я с ним. Поубили их считай всех, а кто вроде как свой, с кем мы вместе в цитадель шли - так вот они, сами сдались. И Балу, выходит, предали. И я с ними. Ну уж их, таких, своих-то.
  И опять потянуло внутри, словно в груди зуб болит. Опять вспомнил вес карабина в руке, и эту породистую мразь за ящиками. Руки аж сами сжались. Не, ну не дурак ли? Дурак и сволочь, выходит. Баран последний...
  Вскоре принесли жрать - корзина с кусками хлеба и лохань с водой, одна кружка на всех. Ненавязчивый сервис, ага. Ну да ничего. Тем более - вообще хорошо, что дали пожрать. И скудность вполне может быть - просто оттого что все еще надо пустить своим ходом, не до нас им сейчас. Конечно - кому нужны бараны, сдавшиеся и не повоевав толком...
  Перспектива спать на холодном полу каземата не улыбала ни разу, но и тут повезло - под вечер принесли нам пледов и несколько охапок сена, с конюшни что ли. Ну, смотри-ка, жизнь налаживается. Потом вывели до уборной опять, по одному.
  - Ишь ты - проворчал сосед-артиллерист - Чегой-то оне так? Расщедрились, смотри, аж вчетвером сено принесли. Беспокоются, поди, чтобы мы не поболели, стало быть, работ много, сила нужна рабочая... это хорошо. Значить, будут все же беречь. Тута наших-то нет, и не скоро еще будут. Тута мы все только. Драгуны-то только в столице, да и то - как там с ними непонятно.
  - А что, на перевалах, думаешь, не возьмут пленных? Там же не ждут. Уж коли так все всерьез - вряд ли кто из связных до них дошел - перехватят наверняка. Уж наверное продумали.
  - Это точно. А только - усмехнулся он - Не выгорит у них там быстро. На той неделе была тут почта, там у меня земляк в охране. Так он говорит, там хоть и секретность, да он знает - уже перестроили и тайно гарнизон увеличили. Ближний перевал им не взять ходом. Зубы обломают.
  - А как думаешь - наши эти... офицерье-то - они в курсе дел?
  - Конечно! А как же. Это я случаем узнал, от земляка, а им положено.
  - Ну так вот они все это баронским и сдадут. Ты их не видел, что ли? Суки подлые...
  - То да - помрачнел артиллерист - А все одно - не возьмут нахрапом. Там дороги такие - что тяжелые пушки тащить замаешься, да под прострелом... Не смогут набыстро. Жаль, на других перевалах не так все, тут главный тракт, его первым взялись...
  Заснуть долго не мог. Все опять перед глазами стояла картина расстрела. Ворочался, отчего даже соседи побурчали - впрочем, раз бурчали - значит, и сами не спали.
  Заснул под утро, когда в амбразуре уже и сереть небо стало.
  
  На другой день все шло так же благостно, но ближе к полдню дверь каземата распахнулась, и к нам заглянул офицер.
  - А ну, смирррна! - гаркнул от двери охранник.
  - Да пашел ты - проворчал я. Больно уж на душе хреново. С удивлением отметил - еще кто-то выругался, а вскочили по стойке вообще всего трое. Остальные даже не пошевелились.
  - Встать! - рявкнул офицер, выдергивая из кобуры пистолет.
  
  Мы нехотя поднялись, позевывая.
  - Вы, Вашбродь, если стрелять удумаете - уши бы прикрыли чем - это значит, минометчик тот, что родственник расстрелянного, хамит, значит - Тут знаете, звук такой пойдет - полдня еще звенеть в башке станет...
  - Ага. И пуля, Вашбродь - ну как куда отскочит - цельтесь лучше - уже чисто из хулиганства подержал его я. В конце-то концов, нас с этим парнем чуть не расстреляли. И вообще. Хотя, наверное, вот теперь уже точно грохнут. Ну и ладно. Никогда бы не подумал, что в плену так паскудно. Хоть и кормили и погадить выводили, по словам кого-то из сокамерников, побывавшего уже в плену - очень и очень хорошо обходились. А все одно - стыдно очень и погано на душе. Нет уж, ребята, пошло оно все в пень, чего-то я уже нахлебался этих радостей. А пусть хоть и стреляют уже.
  Однако, офицер вдруг захохотал, и убирая револьвер, бросил:
  - Сопли деревенские! Они меня еще учить будут, щенки! Я форты на горе Крей брал, взводным, вы меня еще поучите, как стрелять, засранцы! - и весело добавил, охраннику - Ладно, гони их к нам по одному.
  
  И вышел. Охранник ткнул штыком в сторону того, кто стоял ближе всего к нему:
  - А ну, пошел!
  
  - На допрос, должно - хмыкнул тот, кто уже бывал в плену - Сейчас поспрошают про военные тайны, ну да нас чего спрошать, но положено. Потом кто чего умеет, и дальше на работы нарядят... или кто бесполезный - просто в лагерь.
  - А лагерь-то где? - спросил я
  - А нигде - ухмыльнулся тот - Вот сейчас соберут работяг из наших, и пойдем мы все - двести на двести шагов ров квадратом выроем, поверху вала проволоку на столбики натянем, да если парусины куски дадут - навесы внутри сделаем. Там и будем жить, там и жрать готовить станем, во рвы и гадить. Я так думаю, нам тут работы станет - крепость ремонтировать. А потом куда еще отправят. А тут останутся подыхать те, кто работать не сможет. Раненные, да дурные.
  - Так за раненых мастер Берг же говорил?
  - А что мастеру Бергу? Он офицер, да еще лекарь - ему и обхождение, и работа найдется всегда. А раненные под навесами подыхать будут. Нет, тут не сказать, чтоб жестоко, не как на Севере - никого специально чтоб побить, то не. Сами кто сдохнет. А кто до замиренья доживет - тому, считай, повезет. С полусотни - хорошо, если пару десятков останется.
  
  Однако, вот оно как. Задумался. Нет, такие расклады мне не сильно нравятся. Спрошать солдатика про то, как охраняют - не стоит. Ушей тут много, а веры-то особой мне теперь даже и этим ребятам нету. Знаю я примерно, что такое работа с контингентом, и так далее - так что незачем трепать языком зазря. Там видно будет. Главное, на работу попасть. Впрочем, это не сильно сложно будет - я, как-никак, не ранен особо, царапанное ухо не в счет. Работать умею, уж землю копать или там кирпичи разбирать - всяко смогу. Ну и грамотный, что тоже плюс. А уж там посмотрим. Ясное дело, что охрана будет, особенно на первое время - серьезная. Ну да ничего. Что-нибудь, да придумается. А потом... лесогорье тут дремучее, кто из местных, так рассказывали что не то, что годами - многие шебутные родственники всю жизнь браконьерят и живут в лесах, ничего с ними егеря сделать порой не могут. А то может, и не задержусь я тут. Рвану дальше. В Валаш... В Валаш? А вот чорта лысого им. Как-то вдруг понял - не попрусь я к этим, у которых вот так своих стреляют. А куда тогда, спрашивается? Да и хрен-то с ним! Найду куда. Да хоть к тем горцам подамся, которым динамит привозили. Что там мне Безо насчет женитьбы рассказывал? Горяночки там весьма ничего... И вообще. Внутри закипела какая-то эдакая веселая злость. Да пошли вы все лесом. Чего я буду тут себя выворачивать? Что я, сам себе не хозяин что ли?
  И внезапно вдруг решил. Бывало у меня так - вдруг сам себе решил - и все. Намертво, как отрезал. Курить так в детстве бросил, с первой любовью школьной так разошелся. То есть, как сам себе сказал, и потом не вспоминаю, а если вспоминаю, то как сам себя укорить только - 'Ты ж решил, чего вопрос-то?'.
  Вот и тут. Хрена, думаю, ребята. Все. Не дам больше никогда никому за меня решать. Хватит. Там всю жизнь от этого бегал, так выходит, а и тут теперь?
  Нет уж.
  Облезете, и неровно обрастете, чтоб я вам тут опять под чужую дудку плясал, 'как бы чего не вышло'. И еще рассуждал: 'мое, мол, дело это, или не мое, тварь я, значить, дрожащая, или просто дерьмо?' Фигушки. Вот все, решил - сам я теперь за себя решать стану. Вот все, что есть у меня теперь - оно будет мое дело. В конце-то концов, надо иногда начать жить. Жаль, что поздновато, но уж что осталось - так все мое.
  Подумал все это - и как-то легче стало. Плечи расправил, и чуть даже не улыбнулся.
  
  А как дверь снова открылась, так я, не дожидаясь выкрика, сам вперед и шагнул - мол, меня веди.
  
  Глава 15.
  
  Повели в канцелярию, у входа под присмотром двоих в песчанке толпились наши, пехотинцы. Чисто стадо... мерзкое зрелище, доложу я вам. Сплюнул даже. Сам-то не лучше, ведут под ножом, как козла на козлодерню. Мелькнула мысль насчет - но, конечно - не стал. Не в кино, да и вообще. Успею, если что.
  На крыльце конвоир сдал меня усатому сержанту - если бы не форма, то так бы и не сказать - что не наш. Сержант, что прям эталонный, хоть в Рюгельскую Палату Мер и Весов сдавай. Тот уцепил меня за плечо, под руку, чисто по-ментовски, значит, и потащил в коридор. Хватка, как и положено сержанту - железная, хоть и в годах.
  Сначала был, как и говорил артиллерист, стандартный допрос. Сушеный гриб в жандармском мундире, по званию что-то около прапорщика или как-то так, у них чуть своя классификация, даже не глядя, спросил имя-звание-должность, протараторил 'Несоветуюзапиратьсявашиужевсерассказали', потом спросил срок службы.
  - Месяц.
  - Рекрут что ли? - презрительно скривился гриб.
  - Со вчера - уже нет.
  - Почему не по уставу отвечаешь?! - хлопнул ладонью по столу жандарм.
  - А я те кто, подчиненный что ли? - нагло ухмыльнулся я. Сейчас, наверняка прилетит от сержанта. Он за спиной стоит, чуть слева. Эп! Сссука... Разогнулся, вдохнул... все равно неожиданно прилетело. Но не так, чтоб совсем, малость напрячь успел. Только что согнулся, а то б валялся сейчас.
  - Ученый, гад - чуть даже уважительно покряхтел сзади усатый - Не рекрут, никак не рекрут, вашбродь.
  - Ну-ну. Что, соколик, еще мне грубить будешь?
  - А как же. Мне положено грубить врагам на допросе - приготовился, сейчас, наверное, по затылку приложит, чтоб поплыл. Сержанты, они ж везде сержанты.
  - Отставить - махнул вдруг за спину мне жандарм - Экий ты, братец, наглый... А ну, общий срок службы!
  - Семь лет! - Непроизвольно четко ответил я, и чуть не добавил 'срочная и сверхсрок'
  - Где служил?
  
  Я, порывшись в памяти, вспомнил название крохотного княжества, и добавил: - Но там не долго, потом по найму... всяко.
  - Участие в боевых действиях? - гриб снова усох и строчил в бумагу, ловко макая перо в чернильницу
  - Да. В горах. И на равнине чуть - чистую правду ответил я.
  - Где?
  
  Не мудрствуя лукаво, я назвал несколько населенных пунктов из прошлой жизни, подумав, что при необходимости и в подробностях рассказать смогу - пусть спрашивает. Но гриб лишь записал, спросив уже стандартное для меня:
  - На Севере?
  - А где ж еще - ответил я.
  - По-уставному отвечай! - последовал несильный тычок под ребра от сержанта.
  
  Подумал, что Женевскими (или Гаагскими? Не помню... сначала не знал, потом забыл) конвенциями их стращать бесполезно - не оценят, падлы. Потому, не оборачиваясь, негромко ответил через плечо:
  - Ты мне, папаша, не командир. Своими обалдуями команд...
  
  На этот раз удар я пропустил, он мне грохнул по-вдоль хребта, ладонями, так что вышиб воздух вместе с последним словом. Отдышаться оказалось непросто, пока разогнулся, гриб сушеный, уже закончив писанину, с интересом за мной наблюдал. Я думал, еще чего спрашивать или строить станет - ан нет. Сухо-казенно вопросил, имею ли я доступ к военным тайнам, финансовым средствам, новым образцам оружия, секретным документам, а равно владею ли я прочей ценной информацией, и прочее что хотел бы сообщить. На что я честно ответил, что ничего такого и в мыслях не имею. Гриб снова вздохнул, царапнул в лист закорючку, и махнул рукой:
  - Уведи!
  
  Сержант принял от гриба бумагу, снова взял меня под руку, и повел в коридор. Но, к удивлению, не на выход, а в глубь. Вот те раз... а ведь тут уже интереснее - в коридоре темно, на окнах броневые ставни закрыты еще с самого начала. А сержант, хоть и хваткий, да только вряд ли готов... хотя, он крепкий, шум все одно выйдет... а я даже толком тут и не ориентируюсь, в этом здании. Да и вообще. Опять Голливуд какой-то лезет в голову. Было бы, что мы одни или хоть немного народу - а тут же вокруг рота считай. А Рембо из меня хреновый...
  - Слышь, служивый... Ты это... того - внезапно негромко прогудел в полумраке сбоку от меня усатый - Ты, говорю, того. Не безобразничай. Чего ты нарываешься-то?
  - Ты - говорю я ему - Папаша, коли на моем месте окажись, сам-то смирно себя вел бы?
  - Сопля - протянул сержант - Я на вашем месте не оказался бы, уж это точно, воевать учены...
  - Да пошел ты... - и я довольно детально обрисовал ему маршрут.
  - Ишь, харАктерный - со смешком проворчал сержант - Ладно... сюда входи. И все же мой совет - тише будь. Не ерепенься. Нешто ты за месяц тут столько получал, что так прикипел к княжеским? Ладно, иди давай...
  
  Он ввел меня в кабинет начштаба, где расположился тот самый офицер, что хотел стрелять в каземате. Он сидел не за столом, а перед ним, нога на ногу, поигрывает стеком, и скучающе смотрит на нас. Рядом с ним, за столом, судя по всему, писарь, еще какой-то унылец с сержантскими шевронами и постной мордой сидит на скамье у стены, и в углу один из наших, в форме без знаков различия, вроде как его в канцелярии видал, писарем. В общем, компания невеликая, но шибко респектабельная, ага.
  Усатый подошел к столу, шлепнул листок перед капитаном, щелкнул каблуками и снова ушел мне за спину. Офицер не шелохнулся, разглядывая кончик стека, с таким интересом, словно там было доступное разъяснение теории Енштейна. Ну, или свежий Плейбой. Внимательно, в общем, он его разглядывал. А писарь ухватил листок и забубнил все то, что там было написано, без всякого видимого эффекта на капитана. А постный и вообще сейчас заснет. Так и стою, тоже конечно ничего. Прочел писарь, тишина. Ну а чего, я тоже помолчу, мне вообще торопиться некуда, как бабка говаривала - 'На тот свет всегда успеем'. Наконец капитан заметил, что в кабинете есть еще что-то, кроме его стека.
  - Йохан?
  - Ага - ответил, и смотрю - капитан так заинтересовано чуть бровь дернул.
  - С Севера что ли?
  - Как вы все меня, мать вашу в глыбу, уже задолбали - устало ответил я. Не, ну правда, наболело - С Севера, с него самого.
  
  Капитан, такое впечатление, аж поперхнулся, даже как-то с недоверием посмотрел - мол, не ослышался ли? Сзади прокашлялся сержант:
  - Кхм... Разрешите доложить, вашбродь? Наглый, спасу нет, у жандармерии дерзил... был, хм, предупрежден, не внял. Разрешите?..
  - Отставить - капитан махнул стеком, и внезапно легко встал из, казалось бы, неудобной позы. Да, этот ловок. Ща если бить удумает, то придется хреново, разве драку устраивать, ну так на том мне и крышка. А может... ну его, и как раз так и надо? Капитан встал передо мной, теперь уже внимательно разглядывая с ног до головы, заложив руки со стеком за спину. Интересно, с ноги приложит, или стеком?
  - Ты чего такой дерзкий?
  - А чо? - не, ну а как еще отвечать на такой вопрос. Хотя и хамить этому дядьке не хотелось. И не потому, что врежет больно, а вообще - ну, такой он... которым хамить не хочется. Внушает уважение - видно, что не тыловик и вообще трактор паханый. Но и не хамить не могу - такая уж натура у меня. Сколько раз в жизни от того с неплохими людьми ругался - просто из-за характера своего. А тут и подавно. Не легла карта.
  - А ничо! - вдруг вызверился капитан - Че ты мне тут бычишь-то. Героя с себя строишь? Не навоевался что ли?
  
  Я промолчал, потому как эта сволочь попал по самому больному - ну, да всего и навоевался, что десяток раз с карабина стрельнул. И один раз не стрельнул... Я даже голову набычил, в пол глядя - чего тут ответишь. Молчание повисло, но тут подал голос с угла наш канцелярский:
  - Разрешите сказать, Вашбродь? Ен, когда бунтовщиков стрелять стали, к ихним главарям сам под пули встал... Главный бунтовщик вахмистр Бало его выгородил... Они, вашбродь, приятельствовали и Бало ему покровительствовал... А так он сам пошел... он, вашбродь, на голову контуженый, и к тому же явный бунтовщик и княжеский!
  
  Капитан аж зубами скрежетнул, вроде как развернуться хотел туда, да только постный взохнул - и сразу как-то капитан осекся, посмотрел на постного - а у того морда и еще унылее стала и безразличнее. Угу, ну, кто тут и зачем, примерно ясно. Кто еще мог бы быть с такой рассеянной физиономией. Офицер снова повернулся ко мне, посмотрел еще раз, и, сев обратно на стул, повторил вопрос:
  - Ну так что, не навоевался?
  - Никак нет - ответил по-уставному - неохота все же хамить ему. Да и вообще. Повыделывался уже, меру-то надо знать. Глупо, в общем-то, нарываться специально, если в ответ все как-то мирно.
  - А чего же ты, засранец, под расстрел полез? Жить надоело? Или за князя вашего... который тебе и вовсе чужой? А? Чего молчишь, отвечай!
  - Я, вашбродь, князя того в жизни не видал, и вообще мне на наго начхать...
  - А чего ж ты, паскуда, тогда бунтовать вздумал?!
  - Потому как, вашбродь, ежли я солдат - то мне воевать с врагом положено. А не в плен сдаваться.
  - Так чего ж сдался?! - насмешливо спросил капитан
  - А потому что.. потому что дурак, вашбродь. Так вот и скажу. Надо было тую суку, коменданта нашего, пристрелить, и гори оно все огнем...
  
  Капитан внезапно оглушительно захохотал, потом, отсмеявшись, сказал:
  - Вот уж точно, вот это ты, стервец, верно отметил - надо было его пристрелить... А чего ж, все же, под пули стать хотел? Так прям за князя что ли?
  - Да мне тот князь до... Этот вон, в углу который - правду говорит - дружили мы с вахмистром Бало. А я ж говорю - не стрельнул я в того гада. И выходит так - я ж и друга своего предал. Ну а я как-то не привык своих бросать... да и вообще в первый раз я вот так вот. До того в плен сдаваться не приходилось.
  Ну - как-то даже с удивлением глянул на меня капитан - И вот так, значит, за дружбу - под расстрел готов был идти?
  - А то - говорю - Готов. И в плен не хотел.
  - А чего же ты, поганец, в плен-то не хотел? Тут не то что у вас там на Севере, и не как у горцев. Мы люди культурные.
  
  Я аж хмыкнул:
  - Вот того и есть. Знаю я малость... от дедов, как оно, у культурных. Подыхать в лагере как-то неохота было. Да и вообще.
  
  Капитан прищурился с интересом, постукивает стеком по каблуку закинутой на колено ноги.
  - Значит, говоришь, не хочешь в лагерь?
  - Не хочу, понятное дело. А кто ж захочет.
  - Ну... вон из ваших-то много кто
  
  Я непроизвольно скривил такую морду, что офицер усмехнулся:
  - Гордый, значит... Не навоевался... Что думаешь, Варс, такой еще, чего хорошего, сбежать удумает, потом ловить его по здешним лесам жандармам...
  - Так точно, вашбродь, такой может - ответил из-за спины сержант - Если уж он под расстрел стал, так сбежит наверняка.
  - Вот-вот. Одного только не пойму - чорта ли он так за этого князя воевать лезет?
  - ХарАктерный ен, вашбродь. Упертый, аж спасу нет.
  - Упертый, говоришь? Ну-ну... Эй, ты! - это он канцелярской крысе, презрительно так - А ну, живо, мне его дело отыщи, почитаем... Уведи!
  
  Наша-то крыса - шмыг за дверь, только офицер поморщился. А серж, значит, за спиной у меня сопит, и так я понимаю - внимание привлекает. Офицер так вдруг заметил, что непорядок - я еще тут - и на сержанта вопросительно. Тот опять сопит, потом офицер жест такой неопределенный, с видом, что ну а как же еще, и совсем интерес ко мне потерял.
  Вывел меня сержант, в дверях тока что не столкнулись - волокут второго - ага, надо же - знакомые лица все - минометчик тот. Его сержант ведет - длинный, морда скучная и обвисшая, а глаза цепкие такие. Сам минометчик тоже хорош - глаз свежеподбит, но лыбится, подмигнул аж. И я ему в ответ - ничо, вместе и пропадать веселее, в компании завсегда лучше, чем одному.
  Ну, значит, дальше повел - а опять не обратно, ко входу - а через здание и на другую сторону - и в пристройку, где кухня. Расширили недавно, как подкрепления привели, аккурат накануне как я сюда попал, говорят, пристроили добротную избу. Непорядок, но жрать-то готовить надо, а полевые кухни в крепости пользовать - и совсем бардак. Вот и поставили избу, глиной оштукатурили от пожара. Я тут разок бывал за все время.
  Ввел он меня и легонько так к лавке - я аж растерялся.
  - Сидай, вояка - издевается, значит.
  
  Ну да сел, чего выделываться. Сержант в угол, с чем-то там возиться стал, а с-за печей ко мне выглядывает старичок в форме. Маленький, сухой такой, хромает. Носом шмыг, щурится по-стариковски, головой покачивает. Но форма ладно сидит.
  - Ох, солдатик, на-кось - кашу-то! С утра ж, поди, не кормлен? - и миску, на стол значит, бряк. А я на него смотрю - вот как он старика нашего напоминает, покойника расстрелянного. Неуловимо., и ить не похож совсем - а похож! Сам-то присел на край лавки, бочком, искоса наблюдает, как я кашу поглощаю. А я, чего думать долго - взял ложкой, да и ну ее рубать. А чего, всяко лучше пожравши быть? Тем более что и каша с мясом и даже со шкварками. Грех отказываться.
  - Ну, касатик? Как тебе каша-то? - дед, значит, интересуется.
  - Нормально - бурчу я ему - Жрать можно.
  - А... ах! Ах ты ж! - искренне огорчился дед - Ах ты ж как! Можно! Нормально! Ах ты, Сестра-заступница... Жрать, говорит, можно!
  Так мне, скажу я, совестно стало. У деда натурально слеза мелькнула. И обиделся он, как только старики и дети обижаться умеют. И то сказать, чего я зря его обидел - каша-то отменная, хороша каша. Стыдно мне, в общем, стало, за слова свои. Уж думаю, как бы извиниться, да чтоб больше не обидеть.
  Только тут сержант с угла выглянул, на меня зырк, и к деду тому, на ухо ему что-то шепчет. Дед на меня косяка, и эдак - 'А... вон оно что... А, ну да...'. И погрустнел все равно, но смотрит в сторону. Сержант вышел, остались мы вдвоем - а тут я и дожрал кашу-то. Ложку облизнул, в миску брякнул, и перед дедом миску - звяк.
  - Ох, спасибо, дедушка - говорю, и чуть так с поклоном - Вот уж правду сказать - что время здесь был - ни разу такой вкусной каши не едал! Вот уж каша, так каша, всем здешним кашам - каша, и пишется - Каша! Уж не серчайте, что поначалу обидел - мне положено всяк ругаться и супротив быть. Да только - супротив Вашей каши - ну как тут станешь!
  И вот, как по волшебству - дед натурально расцвел. Аж глаза заблестели. Ну, много ли человеку надо для счастья. Приятно все же - мне мелочь, а старику радость.
  - А давай, я тебе добавлю! - аж крикнул, азартно так.
  - Не, дедушка, уж простите - но каша у Вас такая, что много и съесть тяжко, сытная больно уж. Вы бы мне, если можно, чаю налили, страсть как чаю хочется.
  Ну, в общем, часа три мы с дедом чаи гоняли. За это время к нам народу из наших еще подкинули, по очереди сержанты - усатый Варс и скучный, как оказалось Барген, приводили и оставляли. Того минометчика следом привели, ему дед тоже каши брякнул, тот поначалу тоже ерепенился, но я в бок пихнул, шепнул мол 'хвали кашу, бо вкусная!'. Как я понял из того, что удалось поговорить под трындеж деда - привели сюда далеко не всех, кто был в каземате, и набралось от силы человек пятнадцать. Остальные, впрочем, все, или почти все, точно не сказать - кормились у полевых кухонь рядом во дворе - проходившие наши видели.
  А дед все продолжал рассказывать. О чем? Ну а о чем старый человек рассказывать может? О своей жизни. Незамысловатой, хотя и путаной, в целом - довольно никчемной и печальной. Мальчишкой ушел в солдаты, помотался по всяким заварушкам, ничего не нажил кроме дырок в шкуре. Потом годам к тридцати, а это тут, в общем, довольно солидный возраст - остепенился, вроде бы. Женился, домик купил. Но... не срослась как-то жизнь. Детей Боги не дали - двое померли младенцами, больше не народилось. Жена вскоре умерла, простудившись осенью. Жил нестарый еще тогда дед бобылем, год за годом еще десять лет минуло, и маялся он только одним - никому и ни на что он не нужен. Огородничать не умел, ремесел, кроме как людей с ружья убивать - не нажил, и дело даже не в том было, что не прокормиться было бы ему - все ж посадок хватало. А просто... чувствовал он, что пропадает зря. Жизнь проходит, а что остается?
  А тут - война. Пришел на их сторону молодой барон Верген. Так случилось, что выселок, где мазанка деда стояла - аккурат в низинке между позициями барона и местных оказался. И все как-то даже шальные пули и те мимо шли. Дед-то даже как-то взбодрился, вроде молодость... только вот непонятно - к кому бечь, кто тут свой? Вроде как местные - свои, да он сам пришлый, и налогами и прочим допекли... С другой стороны про барона уже шла слава известная - спалит дом, наверняка. Дом-то тот дом, да так вышло, ничего более у деда такого, за что цепляться, и не осталось. Даже могилы жены - как церковь новую ставили, так заровняли, не спросив... ну и, в общем, все решил случайный снаряд, от местных. Лег он сильным недолетом, видно, порох подмок или что еще - и так удачно, что не оставил от мазанки деда даже фундамента толком - все в крошку. Самого деда стеной привалило, еле откопался к ночи.
  А потом ползком на поле, где три-дни до того в штыки резались - и там себе у убитых винтовку да патронов подобрал. А потом в лесок - и оттуда давай мстить пушкарям. И так удачно, что пока собрали команду его изловить - почти все расчеты выбил, в одиночку-то. Кого насмерть, кого поранил, прицелы на пушках побить пытался. А как пошла команда к лесу его ловить - баронцы так ловко их шрапнелью закидали - два залпа и нет команды! А дальше дед, прямо как тот американский снайпер - давай в густой траве бить. Кто голову подымет. Тут уж за него всерьез взялись, с пушки. Одной, на которую расчет собрали - по лесу шрапнелями, стрелки пулями сыпят... Только дед приготовился последний бой держать - да тут баронцы, даром что все на деда отвлеклись - так ловко с-по-за фланга кавалерией обошли - что к ночи уж все и кончилось.
  Вот так дед в строй и вернулся. Да и не такой он дед, на самом деле. Просто, в осаде одной, ему взрывом мины ступню оторвало. То он и хромает - протез. И лежал-валялся он по госпиталям, всякого отведал - и гангрену и еще что-то. Выбрался, но постаревшим сильно, и уж никуда не годный. Но духу не потерял - добился, чтобы к барону с просьбой обратиться пустили. Барон его вспомнил. Он, Верген-то, не сентиментальный вовсе, и без всяких там благородств. Но одно у него точно - старое помнит. За старый грех и через много лет повесить может. А за былое добро - и свежий грех бывает, простит. И старика не оставил. Дал ему рекомендацию - в Союз, в ландскнехты устроиться. Не строевым, но все же. А рекомендация от Вергена - это, знаете ли... тем более что дед много и не просил. Одного хотел - чтоб при пользе быть, а не так, на ветру трепаться. А уж как началось у барона в Союзе к войне подготавливаться - так вот дед тут и очутился..
  Слушая дедовы рассказы, старался я выловить полезное. Так выходило, что тут, в форте, станут войска Союза. Вот те как раз, что в песочной форме. Ну, это понятно, если Союз влез - то свое урвут. Форт - это стратегический пункт. Так что они тут сядут. А вот мы сейчас - 'в гостях' у баронских. То-то я еще удивился - сержанты и офицер, что допрашивал, они в серой форме, темнее чем валашская, и оттенок не тот. И ремни портупеи всякие - черные, а не в цвет. Ну и покрой другой. Перешептнулся с минометчиком - тот удивлялся, что мол - кокарда странная у этих. Баронская, если его постоянные полки - ворон на столбе или волчья голова. В большую войну барон, бывало, нанимал еще полки - там номера в кокарде были. Так впрочем все делают, номер в кокарду если полки не постоянные. А тут - пустые кокарды, с эдакой заглушечкой на место эмблемы. Неясно...
  Только я хотел у дедка повыспрашивать, хотя уже догадывался, что к чему, да и остальные вроде как тоже понимать начинали - как все непонятки разрешились сами. Зашел Барген, и велел всем выметаться на двор. Там оба сержанта нас построили - нет, далеко не все из каземата тут - нету раненных никого, и повели на плац.
  Там нас ждал тот самый офицер, и те же двое - писец с походным ящиком и унылый. Нас выстроили, отравняли и засмирнили. Офицер прошел вдоль строя, не глядя даже краем глаза, встал поодаль, и полуотвернувшись, начал толкать речь. Я сначала решил, что будет некоторое дежа-вю, опять как еще ТАМ - попрет всякий пафос и прочее. Ан нет. Ничего подобного. Предельно кратко и матерно офицер, назвавшийся 'капитаном Кане, и не приведи Боги вам не запомнить сразу!',охарактеризовал все вместе - международную обстановку, князя Орбеля с порядковым номером два, нашу боевую подготовку и выучку, жалованье и перспективы, начальство, политиков и какую-то 'старую церковь'. Впрочем, это было вступление. Суть была еще проще и незамысловатей.
  - Итак, вы, сброд, предатели и изменники, мусор и мешки для сбора пуль! Вам предоставляется шанс. Хотя это и глупо - кому вы такие нужны? Разве что заберет кто из вас чужую пулю... Короче, уроды! Кто не желает служить барону - шаг вперед! Не дрожите, сопляки, ничего страшного - попретесь в лагерь! Ну? Двое? Еще? Нету? - Значит, остальные согласны. И упаси теперь Боги кого-нибудь передумать - пристрелю как дезертира. Все услышали? Что?! Не слышу?! Все. Хорошо.
  Кане повернулся к строю, прошел вдоль, осматривая каждого - впереди стоящие непроизвольно вытянулись и подобрались. Удовлетворенно кивнув, капитан остановился посередине строя, и продолжил, уже совсем по-другому. Чуть добрее. На какую-то молекулярную величину.
  - Солдаты! Солдаты непобедимой армии нашего барона! Да, дерьмо свинячье - вы теперь снова солдаты! Но в этот раз, если вы решите сдаться в плен - лучше сами себе кишки выпустите - проще будет! Солдаты! Вы получаете шанс. Вы все, естественно, дерьмо, и этого недостойны. Но... вам повезло. Знаете, в чем ваше уродское везенье, вы, бараны в форме?! В том, что наш барон слишком ценит своих солдат. Он их хорошо кормит и одевает. Он дает им отличное оружие. Он платит им большое жалованье. Они дорого обходятся барону. И он их бережет. Именно потому вы, отребье, достойное лишь гнить в лагере - получили шанс стать солдатами барона. Потому что барон бережет своих солдат. А валашцы успели укрепить перевал. И штурмуя перевал - погибнет много славных солдат нашего барона. Барон этого не хочет, он бережет своих солдат... И потому ВЫ! ВЫ, мать вашу, полковую девку, дерьмо и позор любой армии - вы, своими тушками примете все те пули, что предназначены славным солдатам барона... - Кане на секунду замолчал, и спокойным будничным голосом продолжил - А кто из вас при этом останется жив - станет полноправным солдатом барона. И я сам набью морду любому кто вас в чем-то упрекнет. Добро пожаловать в особую штрафную роту при славном отряде штурмовой пехоты, покойнички.
  
  Настала тишина, на несколько секунд все замерли. Потом кто-то глухо охнул, выматерился стоящий рядом солдат, а на правом кто-то даже завыл тихонько и жутко. И тут внезапно капитан рассмеялся каркающим смехом.
  - Дерьмо! Вы что, думали, вас отправят в обоз?! На теплые места? Может, на кухню к многославному Костылю? Ах, да - в трофейную команду! Как я мог забыть! Ну и в лазарет, там ведь бывают санитарки! Молчать! Я не шутил - кто не хочет - может выйти из строя и получить от меня пулю! - он снова на секунду замолк, и добавил - Да, если кто-то думает себе. Вам дадут оружие. Барон не погонит вас просто собирать пули, он слишком щедр... хотя, я думаю - зря. Он не надеется, конечно же, что такие уроды, как вы, смогут нормально воевать, но... он слишком добр даже к такому быдлу. Но. Если кому-то из вас. В его дурную башку. Придет мысль использовать оружие как-то не так... то это будет самая вольная его мысль - она вылетит на свободу из его головы вместе с пулей. Понятно? Не слышу! Ну и хорошо. За остальным проследят ваши командиры... хе-хе... Ефрейтор, займись бумагами...
  
  С бумагами впрочем, все было совсем просто - писарь, раскрыв свой ящик на манер мольберта, наладился переписывать подходивших к нему под чутким надзором материализовавшихся откуда-то сержантов, сначала записывая к себе в бумажку, а потом каждому велел расстегивать ворот и шлепал, под сдавленные ругательства, под началом ключицы печать. Я подобное видал уже тут - один из наводчиков попал в форт именно по штрафному делу, и ему шлепнули такую же печать. Не то что татуировка, но сама сойдет через пару месяцев только. Можно, конечно, содрать. Но лучше не надо. Вот и моя очередь. Имя, записал, холодный кружочек прижался к груди, писарь, держа левой рукой штампель словно зубило, закусив губу, бьет по медному набалдашнику ладонью правой. Кольнуло, зашипел я матерно, на что писарь даже не обратил внимания, шагнул в сторону, к тем, кого уже проштамповали. Скосил глаза - кружок, в нем в центре - клещ, что ли изображен, или жук какой. В нем номер - теперь мой номер семнадцать. Дата поверху сегодняшняя. А внизу цифра - срок. Один месяц. То есть один месяц надо провоевать - и свободен. Ну, то есть на службе, там тоже так просто не соскочишь. Но месяц... это очень плохо. Не успел я это додумать, как постный, с сержантским шевроном меня - цоп. И спрашивает:
  - Почему на твоем деле отметка Особого Надзора имеется?
  - Не ибу знать, вашбродь! - отвечаю я чистую правду - Это, вашбродь, надо бы у самого господина надзорного офицера спрошать.
  - Я бы у него, сукиного кота, много чего спросил - это, оказывается, обратно капитан подошел - Мне с ним вместе было бы чего вспомнить. Только он, гад такой мало того, что подпалить бумаги решил... хорошо, нашлись... хм... понимающие люди... так он еще и потерной к реке ушел, и, похоже, колодцем вынырнул. Все одно ему не уйти, так что, если знаешь сам - лучше скажи.
  - Не ибу знать! - снова отчеканил я. Самое-то смешное - так и есть
  - Ну, смотри. Если окажешься... а впрочем, наплевать. Попробуешь дурить - сдохнешь. Понял?
  - Так точно!
  
  Как закончили всех клеймить, снова построили, и повели из цитадели, к казарме. Капитан, ухмыляясь, сказал, что сейчас мы будем распределены по отделениям и получим командиров. Я отчего-то думал, что эти вот сержанты - Варс и Барген будут командовать - но нет, они, похоже, как ординарцы при капитане. И вообще, судя по тому, что я раньше слышал - командовать штрафными ставят хороших, но сильно накосячивших командиров. Им это тоже примерно как нам - срок идет. Ну и, стало быть - капитан Кане командует ротой... что для капитана само по себе... А командирам взводов нас сейчас и должны передать И вот тут-то... Тут нас ждал настоящий 'сюрприз'. Впрочем, не только нас.
  
  Поначалу все было вполне обычно. Загнали в подостывшую баню на помывку, оно и понятно - который день не мывшись толком. По выходе приняли от сердитого вида пожилого ефрейтора новую форму. Белье - такое же, как и у нас было, портянок две смены. Дрянной тонкой тряпки черный комбинезон, чуть мешковатый, черная шапка - что-то вроде примитивно пошитой пилотки, такие в пионерлагере носили. Ремень тоже тряпочный, поясок просто, никаких тебе подсумков. Впрочем, посмотрел - карманы на комбезе передние, как раз под ремнем - внутри как подсумки, с ячейками для патронов. Выдали каждому еще сумку, как опытные ее назвали 'гранатную' - по виду как противогазная, через плечо - а внутри тоже перегородки нашиты. Сапоги комбики - низ кожа, а голенище опять тряпка, хорошо хоть какой-то брезент. Все обмундирование производило впечатление какого-то... дешевого и одноразового. Что навевало грустные мысли. Вместо вещмешков выдали вторую сумку - чуть поболее размером, как санитарная. Опытные товарищи, нашлась у нас пара таких - тут же показали, как правильно носить - через шею, под ремень на бок пристегнуть справа гранатную - а на другой бок поверх вещевую. Еще дали всем плащ-палатки - мне сначала показалось - а потом - точно, вот клеймо - с крепостных же запасов, наши... бывшие. Эти плащ-палатки нам теперь и заместо шинели, и заместо пледов, спальников, и всего подряд. Каждому досталась плоская жестяная кружка, плошка, и дрянная жестяная ложка. Котелков не дали вовсе. Мне ложка попалась мятая и надломанная. Увидевший это усатый пехотинец, один из бывалых, сказал:
  - Плохо, братец. Другой не дадут. Поломается - так жрать придется.
  
  Ну, да и чорт с ним, что-нибудь у кого-нибудь придумаем... у кого-нибудь, кто зазевается и потеряет. Не в первой. Распихал столовый прибор в сумку - хорошо хоть не брякает, по размеру сшиты отделения, оправил форму - нет, ничего, паршивая конечно по материалу, но удобно так пошито. Плащ-палатку присобачил скобкой поверх вещевой сумки, там завязки есть для этого. Не ахти, но жить можно, сойдет пока. Если дождей и холодов не будет.
  После как все выправились, сердито наблюдавшие за этим сержанты нас раскидали по взводам. Я попал в первый - один из артиллеристов, остальные - пехота и несколько минометчиков. И тот самый, брат или кто еще, расстрелянного. Он, как понял, что со мной вместе очутился, осклабился мне - мол - смотри, опять рядышком! И тут же схлопотал по зубам от Варса - легонько, чисто для понимания.
  Вышел капитан, с легким удивлением посмотрел на построенные два взвода - пробурчал что-то что мол, на людей неожиданно стали похожи, пусть и отдаленно. Потом скомандовали смирно, и Кане с нотками торжественности крикнул в открытую дверь казармы:
  - Господа командиры! Ваши солдаты ждут вас! - и замер, с эдакой ангельской полуулыбкой, что Моно-Лиза удавилась бы от зависти три разА.
  А когда вышли два человека, в темно-серой баронской форме, и направились к нам, я сначала ничего и не понял. Пока они голос не подали.
  - Ээээ... Позвольте... Как же... Капитан! А чем мы будем командовать?
  - Взводами, господа - ласковости голоса капитана позавидовал бы и вышколенный придворный лакей, наверное.
  - Чтоооо?! Взводами?! Мы?!
  - Да, господа... Вот этими двумя прекрасными взводами.... Вы - первым, а Вы - вторым! - и тут Кане рявкнул - Рад вас видеть в рядах моей штрафной роты, господа!
  На наших командиров было смешно смотреть. Да, на наших... на наших бывших командиров - коменданта и начальника штаба. Барон и вправду - изрядный шутник. А ведь, я уже улыбаюсь во весь рот. Смотрел бы и смотрел, слушал бы и слушал.... Какой чудесный лепет...
  - Но ...Вы же... Мы же... А как же..? Но мы офицеры! - буквально возопил комендант.
  - Правда? - издевательски удивился Кане - Неужто? ...Да, в самом деле, как же я сразу-то не заметил...И что Вы предлагаете? Мне командовать взводом, уступив Вам место командира?
  - Но... позвольте... - растеряно влез эн-ша - Но... разве нет..?
  - Разве нету других частей? - заботливо завершил его фразу Кане - Ах, господа! Вы же видите - даже мне, боевому офицеру, не раз удостоенному личной благодарности барона - и то, не нашлось ничего лучше...
  
  Морда у него, правда, при этом на миг предательски оскалилась эдаким противотанковым надолбом - видать, и впрямь, за какой-то косяк он тут. Это не есть хорошо... ему обратно надо. Любой ценой. А платить цену придется нам.
  - Но... Вы же обещали... Обещали нам! Когда мы согласились прекратить бой... Вы же обещали! - обиженно возопил снова комендант
  - И что? Мы не выполнили хоть одного своего обещания? А? - голос Кане вдруг снова лязгнул металлом - Молчать! Вы живы? - Вполне! Даже слишком, на мой взгляд. Вы оставлены при звании? - Конечно. В штрафной роте командовать взводом может и полковник, бывало, говорят. Вы приняты на службу Барона? - Да более чем! Это вот они - они еще должны выжить, чтобы стать солдатами барона. А вы - уже на службе. Вам обещали, что вы будете командовать? - Так вот они! Командуйте ими! Обещаю - подчинение будет полнейшее - они все вовсе не хотят умереть нехорошей смертью. Все выполнено, в точности. Вы не рады, господа?
  
  Господа убито молчали, и капитан рявкнул:
  - Принимайте своих людей... взводные!
  Выдохнув, они шагнули вперед. Начштаба - ко второму взводу, а комендант к нам. И с каждым шагом его шаги становились все неувереннее, и какие-то... кривые, что ли. Словно свернуть хотел. Так и не дошел уставного расстояния, встал бочком и голову не поднимает.
  Ага. Боится. Даже кажется, что взмок. Ах ты ж сука.... Вот уж точно, и не глядя, чувствую - как не только у меня одного, а у всего нашего взвода идиотская улыбка растягивает рот до ушей. Нет, барон и впрямь изрядный выдумщик, но за такие шутки я его уже почти люблю. Это же надо - сказку сделать былью... Есть в жизни счастье, товарищи!
  И тут с правого фланга раздался смех. Натуральный такой, заливистый, можно сказать детский - искренний и неудержимый. Скосил глаза - да, тот самый минометчик, согнувшись, трясется от хохота, тыкая пальцем в коменданта, то пытаясь что-то сказать, то утирая слезы. Варс, аж побелев лицом от такого, рванулся, собирая кисть в клювик и занося руку - сейчас весельчаку поплохеет... Но Кане жестом остановил сержанта, с удовлетворением наблюдая, а когда комендант растеряно оглянулся, словно ища подмоги, изобразил участливо-вопросительное лицо, подняв брови. Ох, сука такая, ох не завидую я тебе, комендант... Нет, иллюзий не надо - за неподчинение любому, именно любому приказу взводного - наказание ровно одно. Вариантов исполнения много, а суть-то одна. Хотя еще неизвестно, что страшнее - суть или... хм, варианты. Но тем не менее, сразу видно, что капитан этих 'героев' ненавидит до бешенства. И мало того - он это сразу всем показал. Ну, суки, ну держитесь... Ах, все же - до чего барон молодец!
  Ай да Верген, ай да сукин сын!
  
   КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ
  
Оценка: 5.49*43  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Гринберга "Чужой Мир 2. Ломая грани" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | А.Ливадный "Нейр" (ЛитРПГ) | | О.Гринберга "Свобода Выбора" (Юмористическое фэнтези) | | В.Старский "Трансформация" (ЛитРПГ) | | М.Фомина "Ты одна такая" (Короткий любовный роман) | | Е.Кариди "Найди меня" (Любовное фэнтези) | | Т.Бродских "Вторая жизнь" (Попаданцы в другие миры) | | А.Лост "Чертоги" (ЛитРПГ) | | А.Масягина "Пузожители" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"