Дзыговбродский Дмитрий: другие произведения.

Идущий во Тьму

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Опубликован в сборнике "Миры Ника Перумова. Эвиал". Тираж - 20100 экз.


ИДУЩИЙ ВО ТЬМУ

  
   Тьма сегодня бушевала. Где-то внутри шёл призрачный шторм, и лёгкие завитки сумрака бродили по внешней границе.
   - Пап, а пап..., - маленькая Мири подёргала Рэда за рукав.
   - Да, звёздочка...
   - Ты принесёшь сегодня солнечную куклу? Ну, пожалуйста, пап. У меня же завтра день рождения.
   - Конечно, милая. Я обещал, - Рэду очень не нравилась Первая Завеса. Что-то там сегодня происходило, и совсем не хотелось в это вмешиваться. Но завтра и вправду день рождения Мири. Да и денег уже почти нет.
   На границе образовалось уплотнение похожее на руку. Серый туман сформировался в пять пальцев с когтями. Нечеловечески плавным движением рука извернулась ладонью вверх, будто пытаясь поймать капли несуществующего дождя, потом сжалась в кулак. Внезапно призрачная рука направила указательный палец на Рэда, как будто говоря "Сегодня ты", и спустя мгновение распалась на несколько сгустков.
   Рэд уже что-то слышал про такие вот руки. И вроде бы ничего хорошего. Да и что хорошего можно услышать про Тьму? Но теней бояться - во Тьму не ходить.
   Нет, сегодня во Тьме явно было не спокойно. В Западной Тьме, как говорят важные маги из Ордоса. Вот только идти всё равно придётся - поступил заказ на волшебные камни. В Ордосе новый выпуск, и каждого выпускника надо обеспечить посохом с волшебным камнем.
   Если бы ещё господа маги знали что за камни они носят в навершиях посохов. Хотя Совет давно уже знает, и ничего - носят и радуются. Странные они - борются с Тьмой, но при этом спокойно используют предметы, рожденные в Ней.
   - Мири, не ходи сегодня к границе. Хорошо? - Рэд посмотрел дочери в глаза. - Даже если девочки будут звать. Сегодня там буря, и могут выйти "ядозубы", а то и "серые спруты". Обещаешь?
   - Да, папа... Но может я пособираю камушки после отлива?
   - Нет, звёздочка. Сегодня отлива не будет. Там Призрачный Шторм.
   - Хорошо, пап.
   Рэд улыбнулся и перевёл взгляд на Первую Завесу. Эх, говорил Лис Хоган не соваться во Тьму, когда там шторм бушует. Ещё и рука эта. Не к добру...Ох, не к добру. Но ведь дочке обещал. Ещё обидится - так ждала день рождения, чтобы я ей куклу подарил.
   А живут то они далеко - за Игровым Полем. Как туда идти, знаю, но во время шторма всякое может появиться...или пропасть. Рассказывал как-то Топтыга о том, что он увидел во время шторма: чудовища железные всякие, земля из мелкого камня, скреплённого смолой, странные дома похожие на коробки, стальные стрекозы в небе. Рассказывал. Уже и не помню половину. Помню только, что не вернулся Топтыга из очередного шторма. Сгинул. Пусть душа его во Тьме найдёт дорогу к Свету!
   Рэд пристально посмотрел в сторону гавани. Нет, корабля магов ещё нет. Наверно, к вечеру объявятся. Сами бы залезли во Тьму - посмотрели бы из какого теста они сделаны. Старики говорят, пытались когда-то их мажества полезть за Первую завесу. Бодро полезли - пятнадцать стихийных, рунных штуки три и один тёмный, а во главе сам милорд ректор, бывший, не нынешний. Так из серого тумана через пару часов только милорд ректор и выбрался. А точнее выполз. С тех пор маги даже не пытались что-нибудь изменить в сложившейся ситуации - можешь, сходи, а мы заплатим. К слову говоря, платили хорошо. Грех жаловаться. А то, что пропадали Идущие во Тьме, то что ж. На то она и Тьма. Каждый выбирает по себе.
   Рэд криво усмехнулся. Подбросил плечом рюкзак, чтоб поудобнее лёг на спину. Ох, не лежала душа к прогулке во Тьме. Поправил Мири сбившуюся чёлку и, не оборачиваясь, пошёл к Первой завесе. До неё было уже совсем недалеко - метров сто, не больше. Из-за призрачного шторма она приблизится ещё метров на сорок, а потом уже пойдёт на убыль. По всему получается, что окажется он около Игровых Полей аккурат к пику призрачного шторма. Дрянь дело. Если бы не сложилось всё так, хрен бы полез. Сидел бы дома, пиво пил.
   Рэд выругался. На сердце скребли кошки размером с дом. Терпи, Идущий во Тьму. Не зря же нас так прозвали. Вот и иди, молча. Сам выбирал судьбу, вот и шагай. Ругайся, проклинай, сжимай зубы до солоноватого привкуса, но иди.
   Первая Завеса играла лёгкими струями тумана, сплетая странные узоры из серого и белого цветов. Всё ближе и ближе... Рэд закрыл глаза, отсчитывая последние шаги. Споткнуться он не боялся - каждый камешек был знаком, каждая неровность почвы отпечаталась в памяти. С этого места он всегда начинал свой путь. И сюда же возвращался.
   Пятый шаг...
   Четвёртый...
   Третий...
   Второй...
   Последний...
   Тьма.
   По ушам ударил далёкий мрачный гул. Почти не слышный, ощущаемый больше кончиками пальцев. Как будто рядом находится огромная морская раковина.
   Вечная песня Тьмы.
   - Ну, здравствуй, - еле слышно прошептал Рэд. Всё осталось за Первой Завесой: призрачный шторм, страхи, сомнения, маги и простые люди, будущее и прошлое. Только так и можно выжить - учил когда-то пятнадцатилетнего Рэда повидавший всё Седой Эгмонт, невероятно удачливый Идущий. Он говорил, что его удача заключается только в том, что всё человеческое, лишнее, пустое он оставлял за Первой Завесой, и как только делал первый шаг во Тьму, становился её частицей. Да и повидал он столько, что в свои двадцать восемь полностью поседел.
   Рэд постоял неподвижно несколько секунд и только потом открыл глаза.
   Серое на чёрном. Лишь кое-где яркие искорки алого. Даже чёрный цвет выглядел как тёмно серый. На горизонте цеплялось за горизонт неправдоподобно большое алое солнце. Оно там находилось всё время. В землях Западной Тьмы всегда поздний вечер, нескончаемый, обречённый. Тёмно-серые тени протянулись по земле, время от времени колыхаясь, словно от незримого ветра.
   Рэд упрямо мотнул головой и направился через Развалины в сторону аллеи, вдоль которой стояли странные статуи. Только здесь можно было выйти во внутренние области Тьмы. Во внешних уже нечего было искать. Конечно, приливом забрасывало "камни", правда, не очень большие. Иногда можно было найти "мифриловое кольцо" или "ледяную молнию", но это так - игрушки для новичков. По настоящему интересные штуки отсюда выгребли лет с полсотни назад. Земли рядом с границей стали полигоном для новичков. Тем более, здесь тоже можно было откинуть копыта. Или встретить "пересмешников". И неизвестно ещё что хуже.
   Вокруг живописно расположились развалины каких-то неизвестных дворцов и храмов. Самое интересное, никто не слышал, чтобы на островке был хоть один дворец. Селение рыбаков было, это да, вот только их жилища уж никак не тянули на дворцы.
   Но красиво, невероятно красиво. Рэд каждый раз любовался этим мрачным пейзажем. Тёмные силуэты полуразрушенных дворцов, опутанных ярко алыми лианами. Серые тени, еле заметно меняющие очертания под лучами умирающего солнца. Это была нечеловеческая красота. Созданная не людьми и не для людей. Два года назад Рэд привёл сюда одного художника - опасности никакой, а деньги тот заплатил немалые. Побродили они так пару часов и вернулись. Художник отплыл на материк через день, даже не попрощался, всё бормотал про себя что-то, да чертил угольком наброски Развалин. И только через полтора года Рэд снова услышал о том художнике. Его картины пользовались невероятным успехом. Они завораживали. Даже простейший набросок сразу же считался шедевром и покупался за бешеные деньги. Правитель Салладора заказал цикл, заплатив одним из приморских городов. Султан Арраса за картину "Алые тени" отдал один из Великих бриллиантов, величиной с кулак взрослого мужчины. Даже Инквизиция признала заслуги художника, хотя и пыталась вначале отправить на костёр. Ни у кого больше не получалось так изобразить чуждость, красоту и нечеловеческое зло Тьмы. Слава его длилась недолго. Художник сошёл с ума и покончил с собой, написав на стене своего жилища "Я вижу свет". Своей кровью...
   С тех пор к Рэду не раз обращались люди искусства, надеясь повторить путь того художника. Но Рэд каждый раз указывал им на дверь. Так же делали и другие Идущие. Пусть Тьма остаётся за Первой Завесой. Нечего ей делать в мире людей. Даже на картинах.
   Рэд не спеша пробирался через Развалины. Да и куда спешить? Впереди ещё не одна миля пути. Игровое Поле находится на третьем острове архипелага. Пред этим надо бы побродить по второму острову - поискать диковинки.
   Развалины незаметно сошли на нет. Теперь перед Идущим показалась тёмная полоса Проклятого Леса и посреди как рана - Аллея. Аллея Погибших Королей. Одно из самых неприятных мест Тьмы.
   Здесь ничего не угрожало физически. Но вот от души могли остаться ошмётки. И возвращался тогда Идущий домой воя от страха, оставаясь осколком прежнего себя на всю жизнь. Если возвращался...
   Можно конечно было пойти напрямую через Лес. Сразу выйти к мосту на второй остров. Но таких безумцев давно уже не находилось. Казалось бы, чего особенного пройти сотню метров под тёмными начисто лишёнными листвы деревьями... Рэд вспомнил, как один новичок при нём и Змее зашёл в тени первых деревьев Леса. Пусть его душа найдёт дорогу к Свету! Змей тогда на неделю запил. Да и самого Рэда до сих пор на изнанку выворачивает, как вспомнит. Всё... Хватит. Прочь воспоминания. Не к добру о таком думать во Тьме. Прав Эгмонт.
   Вот и Аллея. Строгие статуи по бокам - короли прошлого, настоящего и грядущего. Справедливые, подлые, великодушные, борющиеся с Тьмой и присягнувшие ей. Все они стояли здесь, вольно или невольно Ей помогая. Рэд остановился за два шага до гранитного полотна дорожки. Закрыл глаза, повторяя слова, всегда удерживающие его на краю.
   - Я не боюсь и не должен бояться. Ибо страх убивает разум. Страх есть малая смерть, влекущая за собой полное уничтожение. Я встречу свой страх и приму его. Я позволю ему пройти надо мной и сквозь меня. И когда он пройдёт через меня, я обращу свой внутренний взор на его путь; и там, где был страх, не останется ничего. Останусь лишь я, я сам.
   Когда-то Идущий нашёл полуистлевший обрывок бумаги. Половину странички книги, написанной на неведомом языке. И только во Тьме можно было прочитать эти слова. Наверное, это был какой-то религиозный труд, трактат о душе человеческой. Когда же Рэд показал страничку Эгмонту, тот расхохотался и заявил, что это обычная сказка, которую менестрели рассказывают, только кто-то не пожалел для неё бумаги. Рэд тогда пожал плечами и больше никому листик не показывал. Сказка, не сказка? Какая разница, если эти слова не раз ему помогали. Но сомнение осталось... Кем же был человек, написавший это? Сказочником, мудрецом, святым?
   Рэд вцепился взглядом в дальний конец аллеи и сделал первый шаг.
   - Я не боюсь и не должен бояться...
   На грани слуха возникли голоса. Повелительные. Злые. Скрежещущие, как источенные ржавчиной латы. Уверенные в праве повелевать.
   - Преклонись...
   - Бойся нас...
   - Посмотри на нас.
   Вот только не это. Один раз Рэд уже встретился глазами с одной из статуй. Еле ноги унёс.
   - Я встречу свой страх и приму его...
   Шелест голосов проникал в мысли. Паника уселась на левое плечо, страх на правое. И дружно заглянули в глаза.
   - Я позволю ему пройти надо мной и сквозь меня...
   - Посмотри...
   - Как ты смеешь отворачивать от своего короля, мразь. На колени.
   - Склонись...
   - Во имя Света, следуй за мной...
   - Покорись...
   Голоса набирали силу бури, пробиваясь сквозь чеканные строчки неведомого манускрипта. Хотелось с воем кинуться куда-нибудь, а лучше припасть к ногам повелителя, который защитит, спасёт, укажёт. Добрый, добрый король. Сильный, надёжный.
   - Ибо страх убивает разум. Страх есть малая смерть, влекущая за собой полное уничтожение...
   - Уходи, - спокойный голос прорвался сквозь бурю угроз, обещаний, приказов, - возвращайся.
   Рэд от неожиданности вскинул голову и посмотрел на статую. Худощавый, спокойный воин с двуручником в руках. И скупая строчка на постаменте. Ни титулов, ни иных красивостей. "Арагорн". И всё этим сказано. Так можно чествовать только настоящего друга...или настоящего врага.
   В глазах статуи извечный ало-серый туман боролся с проблесками далёкого синего неба.
   - Слишком многое решается сегодня. Уходи...
   - Кто ты?
   - Тот, кто победил. Когда-то, где-то...Уходи...
   - Почему?
   - Возвращайся..., - далёкая синева растаяла, сменившись алым заревом. - Склонись, слуга. И я награжу тебя... Доверься...Подчинись...
   - Я встречу свой страх и приму его. Я позволю ему пройти надо мной и сквозь меня...
   Рэд упрямо шагал, цепляясь безумным взглядом за далёкий туман, начинающийся за Аллеей. Так где-то мост...Там отдых. Там нет голосов.
   - На колени...
   - Ты наш...
   - Верь мне...
   - И знамя моё станет твоим...
   - Твой меч принадлежит мне...
   - Подчинись...
   Никогда ещё не было так тяжело. Голоса отдавались пещерным эхом, ударяя в спину, осторожно пробегая по краю сознания, чтобы вернуться диким прибоем, лавиной, штормом.
   - И когда он пройдёт через меня, я обращу свой внутренний взор на его путь; и там, где был страх, не останется ничего.
   - Остановись...
   - Посмотри мне в глаза...
   - Как ты смеешь не подчиняться, тварь...
   - В атаку...За мной...
   - На смерть...
   - Отдай жизнь за меня...Будь моим...
   - Я награжу...
   - Валгалла ждёт нас...За мной...
   - Верь мне...
   - Будь моей правой рукой...
   - Умри...
   - Ради...
   - Меня...
   - ...
   Гранит дороги сменился комковатым серым песком побережья.
   - Останусь лишь я, я сам. Я не боюсь...
   Рэд обессилено рухнул на колени. Если бы он верил в Спасителя, сейчас бы молился, неистово, до хрипа в горле. Но Идущий верил только в себя. Без этой веры из Тьмы не вернуться.
   И это только Аллея...Идущий с трудом поднялся на ноги. Если так пойдёт дальше, он свалится без сил ещё на втором острове. Куда уж до третьего идти?
   - Вперёд, Идущий, - усмехнулся криво Рэд.
   Ажурные перила моста начинались уже в десяти шагах. Крепкий красивый мост. Вот только идти по нему в Призрачный Шторм...Лучше уж по десяти Аллеям прогуляться.
   Море Зла лениво перекатывало волны. Иногда особо высокий вал захлёстывал мост, и по серо-алому мрамору разливались искрящиеся волны. Рэд сжал зубы. Если он попадёт под волну, его уже ничто не спасёт.
   Каждый раз когда он проходил мост, ему казалось что в извечное пение Тьмы вплетаются тёмная, но от этого не менее красивая музыка, и слова...
  
   Sea of Evil.
   So many want to die.
   Sea of Evil.
   Many tears in the sky.
   Sea of Evil.
   Never asking why.
   Sea of Evil.
   Forever in cry.
   Sea of Evil...1
  
   Никто больше этого не слышал. Хотя...Может, и слышали, но что-то другое. О таких вещах среди Идущих не принято расспрашивать.
   Рэд сделал первый шаг. Сразу повеяло прохладой. Запах йода, грозового ветра, водорослей, соли. Музыка стала громче, прорываясь сквозь песню Тьмы. Всё чётче и чётче слова.
   Идущий лёгко, как будто танцуя, двинулся вперёд. Только так и можно было пройти через этот мост - полностью отдаваясь ритму музыки, напевая про себя странно звучащие слова. Уверенный шаг на куплете, скользящий быстрый на рефрене.
   Ритм направлял тело, помогая ускользать от самых высоких волн. Но это в обычное время. Во время Призрачного Шторма всё меняется. Припев начался слишком неожиданно, и Рэд опоздал на секунду. Ускорил шаг, наверстывая упущенное, напевая про себя...
  
   Sea of Evil.
   Many tears in the sky.
   Sea of Evil...
  
   Краем глаза заметил приближающуюся волну. Слишком высокую, слишком быструю...Кинулся вперёд, вырывая последние метры, секунды...Только бы успеть...Успеть...
   ...
   - Всегда так, - прорычал сквозь зубы, - бросают в пекло за камушками и платят гроши. Вот взять бы этих магов за грудки, да швырнуть бы всех во Тьму. Посмотрел бы, как они забегают.
   Грудь переполняла холодная, яркая ненависть. На всё, на всех...На магов, которые сами ничего не могут и потому бросают таких как он на смерть. На трактирщика Грэхема, перекупающего добычу за половинную цену, а то и меньше. На таких же как он Идущих, но помоложе, расставляющих ловушки на своих товарищей, чтоб поживиться "левым" товаром. Последнее время появилась такая мода - не ходить самим глубоко во Тьму, а подстраивать подлянки, оставлять "морозные плети" или "ядозубов" на путях отхода.
   - Шакалы, - рявкнул Рэд, срываясь на бег, - поймал бы во Тьме, мало не показалось. Гады... продажные.
   Кулаки сжимались до боли, из-под ногтей выступила кровь, но Рэд этого не замечал. Ему было наплевать на всё. Хотелось только кого-нибудь убить. Чтобы этот кто-то заплатил за всё. За боль, за унижение, за смерть товарищей, за вечный танец на самом краю.
   - Будь всё проклято, - Рэд до крови сжал зубы, посмотрел на руку, как будто она была во всём виновата. С размаху полоснул по ней ногтями. Из глубоких царапин выступила кровь. Но этого мало...
   Рэд захрипел от ненависти, вспомнив Мири.
   - Ещё эта маленькая дрянь. Куклу ей, видите ли...Из-за неё я сдохну...Поймаю - убью. Как только вернусь домой.
   Желание кого-нибудь убить достигло апогея. А вокруг никого, только он сам. Но ничего - это тоже немало. Рэд достал нож, примерился как бы им поточнее ударить между рёбрами...
   - А-а-а-а, - заорал, ненавидя самого себя. Замахнулся...
   И...
   Всё прошло.
   До второго острова осталось метров десять.
   Это расстояние Рэд преодолел секунды за полторы. Дико ныли мышцы ног, болело горло, по руке стекала кровь.
   - Ничего, - прошептал Рэд, глупо улыбаясь. - Теперь полегче будет. Теперь живём.
   Всё-таки задела та волна. Краешком. Брызгами. Если бы накрыла полностью, он бы с ума сошёл на месте. А так...Позлился немного и попустило.
   - Отпустила, дрянь, не смогла, - рассмеялся Рэд. В глазах защипало. И неожиданно для себя заплакал. - Не по зубам оказался. Тварь...
   Пошатываясь, он направился вглубь второго острова. Тут опасности были обычные: "колодцы", "разрыв-трава", "слизни", может парочка "ядозубов" встретятся, или "огненная лиана" зацепит.
   На этом острове преобладали развалины. Не в таком количестве как на первом, но всё же немало. Это уже на третьем острове в основном лес. На четвёртом - голые скалы. А что на пятом или дальше не знал никто - таких дураков не находилось, чтобы туда лезть. Один Эгмонт рассказывал, что побывал на пятом. Но что он там увидел, рассказывать упорно отказывался.
   Рэд зашёл в арку полуразвалившегося здания. Собственно, от здания остались только две стены. Внутренние стены глянцево отсвечивали, из оконных проёмов расплескались потёки сажи. Алые искорки пробегали по стенам - Призрачный шторм набирал силу.
   Тени внезапно дёрнулись, как будто взошло ещё одно солнце. Рэд обернулся, но тени стали как прежде. Когда же он посмотрел перед собой...
   В мир вернулись краски. Алый цвет полностью пропал, серый затерялся среди обилия иных цветов. Близкое серое небо упало вверх, вернув себе неестественную голубизну. Многоцветье ударило по глазам, словно Рэд был новичком и впервые вернулся из Тьмы. Такое случалось со всеми Идущими, глаза привыкали серо-алому миру и с трудом воспринимали многообразие цветов мира людей. У некоторых возникала даже "серая слепота", когда глаза продолжали видеть мир в серо-алых тонах.
   Была напасть ещё похуже - "повязка тьмы". Во Тьме появлялась серая повязка, прикрывающая глаза человека. В обычном мире она незаметна. Лекарства от этого не существовало, только сам Идущий мог себе помочь. Если хватало силы воли и веры в себя. Если же не хватало, другие Идущие помогали ему...уйти. Это лучшее, что можно сделать. Сам Рэд когда-то испытал на себе, что это такое. Когда всё становится серо-алым, и не только мир. Когда мысли становятся серыми, а чувства алыми. Человек меняется. Полностью. Становясь настоящим слугой Тьмы. Она подменяет его чувства, мысли, желания. И человек видит всё так, как выгодно Ей. Рэд до сих пор не знал, как у него получилось справиться.
   Но это было другое. С таким Рэд ещё не встречался. Полуразрушенные здания, всюду запустение, но какое-то неправильное. Как будто люди ушли только вчера, а за ночь минули века. Серое полотно дороги - мелкий гравий, скреплённый смолистым веществом. Странные железные повозки. Вокруг искрящийся ковёр разбитого стекла. Верёвки, поросшие мхом, переброшенные со столба на столб. Похоже на то, о чём рассказывал Топтыга...
   Рэд огляделся - может, он успел выйти из Тьмы. Но нет, тихий напев продолжал звучать, гулко отдаваясь внутри. Тьма стала другой. Ну, что ж. Всякое бывало. Такого конечно ещё не было, но вроде бы ничего опасного, во всяком случае, это не "пересмешники" и не "зыбучий лёд". Выберемся... Рэд осмотрел всё вокруг. Та арка, через которую он прошёл, исчезла. Позади высилась стена дома, насмешливо наблюдающего тёмными проёмами окон.
   - Всё-таки не стоило соваться в Призрачный Шторм, - процедил Рэд. - Ну и ладно. Пройдём и здесь.
   Он осторожно пошёл вниз по улице, настороженно оглядываясь по сторонам и судорожно вспоминая о чём там рассказывал Топтыга.
   Так...Белый пух обходить стороной, "колодцы" - мелочь, справлюсь. В развалины большого массива зданий не соваться - ворочается там одна штука, и лучше не попадать туда, где она кувыркается. Что-то ещё было...Но что? Ага, что-то Топтыга говорил про холмы. Мол, если сунешься между ними, костей не соберёшь. И там где отблёскивает что-то в воздухе, серебриться странно как паутинка, тоже гадость редкостная обретается. Рвёт она в клочья астральную оболочку, ту, что магам видна. Попадёшься в эдакую паутинку - и всё, покойник, через час, через день. Но гарантия сто процентов.
   В общем, пакостное место. Как и везде во Тьме. Так что беспокоиться особо не о чем. Топай, Идущий, по улочке, да по сторонам не забудь поглядывать. Рэд подбросил плечом рюкзачок и двинулся дальше. Вокруг ничего особо интересного не было. Ни артефактов, ни творений Тьмы. Тихо и спокойно. Одни дома пялятся чёрными провалами.
   Выйдя на перекрёсток, Рэд увидел странную картину. Какой-то человек в пятнистой буро-зелёной одежде разбрасывался мелкими штучками больше всего похожими на гномьи гайки. Причём как-то странно разбрасывался, как будто пытался определить что-то, выделить какой-то участок на дороге.
   Рэд присмотрелся. Вот те на, "колодец". Лихо спрятался, и не увидишь его особо, когда вокруг цвета обычного мира. Тихое шевеление на границе, и стремительные нити воронки. Глупая ловушка, но гадкая. Если попадёшься, милый блинчик получится. Вот только Рэд давно уже не слышал, чтобы какой-то дурак влез в "колодец".
   Незнакомец продолжал бросать гайки. Рэд нахмурился, тот парень мог бы и сам увидеть колодец. Зачем ему маяться дурью? Ладно, посмотрели и хватит, пора дальше двигать. Вот только "колодец" закрывал проход на другую улицу. Что ж, придётся тратить "искорку". Рэд уверенно направился к воронке.
   Тут то его незнакомец и заметил. Кричать принялся, руками замахал:
   - Стой, дурак, тут "плешь комариная".
   Рэд пожал плечами. Вот уж чего не видел так это комаров плешивых. Ну и ладно, в мире всякие блаженные встречаются. А то, что один из них во Тьму пробрался, так что ж, и такое бывает. Дураку гулять не запретишь.
   Когда до "колодца" осталось метра два, Рэд швырнул в пасть воронки "искорку". Хорошая искорка была, жирная, алая. За такую Грэхем, не думая, золотой отвалил бы. Но если для дела, жадничать не стоит.
   "Колодец" сожрал и не поперхнулся, да вот харч оказался слишком сытным. Воронку передёрнуло, нити скомкало и втянуло внутрь. Секунда, и от "колодца" ничего не осталось. Рэд, недолго думая, сделал шаг вперёд, прямо на то место, где только что была ловушка. Он ещё успел заметить обалдевшее выражение лица незнакомца., глаза что двойные салладорские диргемы...
   Следующий шаг Рэд сделал уже в привычном серо-алом мире. И всего в нескольких метрах от перешейка, соединяющего второй и третий острова.
   - Повезло, - пробормотал Рэд, осторожно оглядываясь. Но то место, где он только что был, исчезло.
   Эх, было бы счастье, да несчастье помогло. Хоть не пришлось через весь остров топать.
   Особых приключение на перемычке не случилось. Один раз вылез "серый спрут" погреться - Рэду пришлось пятнадцать минут маяться, ожидая, пока тварь отправится по своим делам. Пустяки... Зато отдохнул немного. И больше ничего - это несколько удивило Идущего. Обычно на перемычке случается больше неприятностей. Видать, твари Тьмы сами особо не любят Призрачный Шторм.
   Рэд даже почувствовал себя немного отдохнувшим, покидая перемычку. Первые минуты на земле третьего острова его немного обрадовали. Он сразу встретил несколько самоцветов: три "огненных", один "водный", парочку зеленоватых "природных" изумрудов. Всё это так себе, интересные камушки, но силы в них немного. Вот найти бы что-то вроде самоцвета Молнии. Такой камешек в посохе милорда ректора Анэто красуется. Или "тёмный" самоцвет как тот, что Рэд встретил на втором острове три года назад. Красивый камень - тёмно-оранжевый с мрачноватым огоньком внутри, и силы в нём было через край. За тот камень Идущему столько золота отвалили, что он жил в роскоши целый год.
   Рэду до сих пор было интересно, как маги прикрывают всё от Инквизиции. Если бы "серые" узнали, откуда берутся камни, они бы на дыбы встали и на дыбу всех отправили, кто хоть как-то причастен. А вот не знают и всё. То ли слишком мало магов участвует в этом деле...то ли Тьме это выгодно, вот она и прикрывает. Но во второй вариант верить не хотелось - слишком уж гадко на душе становилось.
   Через полмили Рэд наткнулся на гроздь взрослых "искорок".
   - Одни сюрпризы, - усмехнулся он. - Может ещё и манускрипт попадётся?
   Но это надеяться не приходилось. Свитки находили раз в несколько лет. В них находились неведомые заклинания, и маги могли отвалить кучу золота за такую находку.
   Через десять минут Рэд нашёл две штуки. Рядом.
   Он простоял минут пять над ними, не решаясь взять в руки. Много фарта - это тоже плохо. Если всё хорошо - значит потом будет плохо. Если вообще будет...
   Но отказываться от богатства...Ладно. Дают - бери, бьют - беги.
   - Разберёмся, - процедил Рэд, подбирая манускрипты.
   Рюкзак приятно потяжелел - в его нутре переваливался товар, стоимостью по крайней мере в полгода безбедной жизни.
   Осталось только найти Игровое Поле. А за ним уже и место, где живут "солнечные куклы", недалече. Так рассказывал Эгмонт. Сам Рэд никогда далеко не заходил - незачем было. Находок хватало на втором острове, и уж совсем на крайний случай, в начале третьего. А лезть на рожон среди Идущих было не принято.
   Угробить себя можно и на первом острове, так зачем на четвёртый лезть. Один Эгмонт бродил по самым отдалённым местам. Больше никто из Идущих не заходит туда, где он обычно гуляет. Рэду всегда казалась - Эгмонт ищет что-то или кого-то. Но... Вольному - воля. Каждый выбирает по себе. Быть может, когда-нибудь поиск Эгмонта завершится, и тогда он обретёт покой. Во всяком случае, Рэду хотелось бы в это верить.
   Вокруг росли невиданные деревья, больше похожие на гигантские цветки. На третьем острове господствовали растения. Здесь не было места творениям людей или иных рас. Рэд уверенно шёл по дорожке, прикрытой ковром опавших лепестков. Алые капельки соцветий на фоне серых листьев, тёмно-серая узорчатая кора деревьев - этот лес бережно хранил свою красоту, подстерегая беспечных Идущих многочисленными ловушками. Но сегодня Рэд не встретил ни одной. Это его даже пугало. Не может быть, чтобы в Призрачный Шторм во Тьме было безопасно. Если нет мелких неприятностей - жди крупных. Это правило Идущие заучивают с первых шагов во Тьме.
   Дорожка почти сразу вывела Рэда к Игровому Полю. Там шёл бой...
   Маленькие фигурки людей бегали по улочкам приморского городка, а в гавань величаво и грозно вплывали чёрно-зелёные галеры.
   Даже Рэд почувствовал смертоносную силу, которую несли эти корабли. На них был враг. Истинный враг для всей человеческой расы. А с другой стороны Игрового поля, рядом с чёрно-зелёной эскадрой стояла женская фигура, закутанная в чёрный плащ с капюшоном. Просто стояла и наблюдала за своими творениями.
   У Рэда пересохло во рту. Воплощённая Тьма...Ему всегда казалось, что россказни о таком - всего лишь сказки. И вот он увидел Её сам. То, что это Тьма, у него даже не возникло сомнений - он слишком много бродил по Её владениям, чтобы не узнать, не почувствовать хозяйку этих проклятых земель.
   Что же это за битва и где она проходит, если Тьма воплотилась около Игрового Поля, чтобы лично пронаблюдать? Рэд замер, боясь пошевелиться и привлечь внимание тёмной фигуры. Но Она была слишком занята тем, что происходило в неведомых землях и отображалось на этом поле. Эгмонт поговаривал, что весь мир - это игра, бесконечная шахматная партия. Сейчас Рэд склонен был ему поверить.
   Он аккуратно сделал один шаг назад...второй...третий...Развернулся, и больше не оборачиваясь, двинулся вокруг поля, стараясь не смотреть на женский силуэт.
   - Я незаметный, бесполезный, неопасный...Незачем обращать на меня внимание, - бормотал он себе под нос. - Вот пройду тихонько и всё. Мне бы "куколку" найти. Это ж рядом. И сразу уйду. Не надо на меня смотреть, меня уже и нет здесь.
   Проскользнул на тропинку, ведущую вглубь острова, и рванул изо всех сил. Прочь, прочь...
   - Только бы не заметила, - молил Рэд, стремительно несясь через остров. Под ноги попалась "багровая лиана", так Рэд её просто перескочил, тварь даже среагировать не успела. В другое время Рэд не решился бы на такое безумство, но не сейчас... прочь от Неё.
   - Только бы не заметила...
   Тропинка резко повернула, и Рэд не удержавшись на ногах свалился на траву небольшого луга. Дико ныли ноги, и болело сорванное горло. Рэд попытался глубоко вздохнуть и закашлялся. Продышавшись, Идущий упал на спину и раскинул руки. Над ним перекатывались низкие серые тучи. Во Тьме всегда было ненастно, что, правда, не мешало светить с горизонта закатному солнцу. Полежав так минут пять, Рэд поднялся:
   - Где ж это я?
   Оказалось, что тропинка вывела его правильно. Прямо на полянку, где живут "солнечные куклы".
   Странные существа. Но при этом мечта любой девочки. Когда смотришь на куклу, кажется, что она соткана из солнечных лучей, как из соломы. Торчащие стебельки света, искристые радужные волосы, изумрудные озорные глазки и непоседливый нрав, как у маленького щенка. Лучшая игрушка для девочки. Существо готовое играть бесконечно и беззаветно любящее свою маленькую хозяйку.
   Рэд тихо подошёл к стайке "кукол". Протянул руки. Куклы сразу же сбились в кучу, недоверчиво поглядывая на него изумрудными бусинками глаз.
   - Идите сюда, милые, - прошептал Рэд. - Вы нужны моей дочке.
   Подойдя ещё на десяток шагов, Рэд бросил в "кукол" образ Мири так, как учил Эгмонт. Если ему верить, "куколки" могли читать мысли, правда, способность эта было у них в зачаточном состоянии. Благодаря этому они и вызывали восторг у детей - "куклы" чувствовали каждое желание и мечту ребёнка. Но и жили куклы только у того человека, который им нравился, иначе они просто распадались на свет и ветер. Интересные существа, единственные в своём роде.
   - Ну же, маленькие, посмотрите на мою дочку, - Рэд ещё раз вспомнил Мири во всех деталях. - Разве она вам не нравится?
   "Куклы" заволновались. Рэду показалась, что они как бы перешёптываются. Идущий закрыл глаза и стал вспоминать каждую мелочь: как Мири улыбается, как играет, как просыпается поутру. Он вспомнил всё хорошее, что наполнило его жизнь с тех пор, как родилась Мири.
   "Куклы" весело запищали. Рэд открыл глаза и увидел, как существа вытолкнули из стайки маленькую милую "куколку" с яркими голубыми глазами - таких Рэд ни разу не видел. Она подбежала к его ногами и нетерпеливо подпрыгнула.
   - Привет, малышка, - усмехнулся Рэд, аккуратно поднимая "солнечную куколку". - Ну что, пойдём домой?
   Кукла согласно пропищала, поудобнее устраиваясь на руке. Её подружки хором что-то пропели вслед Рэду, когда он выходил на тропинку.
   Всё...Теперь домой. Рэд блаженно улыбнулся. Ну и прогулочка получилась - никому не пожелаешь. Осталось пройти Игровое Поле, второй остров, мост...а там уже и первый остров, почти дом. Справимся...
   Тут он вспомнил, кто стоит на Игровом Поле, и его прошиб пот. Рэд остановился, пытаясь вспомнить, есть ли обходной путь. По всему выходило, что нет. Никак не пройдёшь мимо.
   - Твою мать, Тьму в душу да в сердце, - выругался Идущий, вглядываясь в следующий поворот тропинки. За ним уже начиналось Игровое Поле.
   Выбирать не приходилось и Рэд решительно зашагал по тропинке. Чему быть, того не миновать. Когда он выбрался на Игровое Поле, его взгляду явилась ужасающая картина боя. То, что он увидел, когда впервые вышел к Игровому Полю, было разминкой не более. Сейчас же на далёкой земле, отображенной Игровым Полем, царил ад.
   Земля на побережье отсвечивала алым из-за пролитой крови тысяч людей. Дым застилал приморский город. Флот вторжения поуменьшился по крайней мере на половину. Но Рэд видел, что и оставшихся кораблей хватит, чтобы сломить сопротивление защитников города. Рэд как зачарованный застыл, наблюдая за боем. Грандиозность происходящего захватила его. Он забыл о том, что надо возвращаться, о Той, что стоит с другой стороны Поля. Рэд не мог оторвать взгляд от одной из самых великих битв, когда-либо потрясавших твердь Эвиала. Тут его взгляд привлекла фигурка человека стоящего на холме. Вокруг холма тянулся спиралью серый дым, призрачный, потусторонний, сжимаясь в копьё, нацеленное в никуда. В следующее мгновение тёмная сила ударила.
   Идущему сжало сердце - он увидел, как открываются великие врата в те земли, куда нет пути живым, туда, где проходит граница между вечностью и безвременьем. Сердце заледенело в смертном ужасе. Эти ворота приковывали взгляд, гипнотизировали. А потом из смертной раны ворот, ведущих в Серые Пределы, ударила волна силы, сминая тела нападающих на город воинов, с легкостью поглощая души. Чудовищный серый вихрь рухнул на корабли нападающих. Но на чёрно-зелёных галерах успели прийти в себя и выставить защиту. И тогда в поддёржку мага на холме с берега ударил огромный шар огня. Маги нападающих с этой напастью справились не в пример проще, потому что первое заклинание продолжало наступать, отправляя в Серые Пределы тысячами. Огонь встретился с водой. Столб пара рванулся в небеса, ткань мира прогнулась под ударом встретившихся стихий. И тогда возник звук. Тонкий, режущий ухо, как будто лопнула струна или бесконечно прочная и неизмеримо тонкая цепь, сдерживающая что-то.
   Рэд увидел, как из-за грани мира приходит тень чудовища, которого никогда не знала плоть мира. Квинтэссенция смерти, ужаса и разрушения. Тупое орудие для убийства, но от этого не менее мощное. С небес донёсся крик, и на чудовище рухнули драконы. Закружились, составив огненный круг, проливая на Зверя потоки чистого смертоносного огня. Но этого было мало, слишком мало. Рэд неотрывно смотрел, как драконы пытаются справиться со зверем. Идущий уже не сомневался, что в этой битве решается судьба мира. К сожалению, драконы смогли лишь ранить Зверя. И непонятно было, какая сила сможет остановить тварь. Но вот один из драконов сорвался огненным метеором в глотку чудовищу и взорвал его изнутри. Рэд закрыл глаза - сияние взрыва стало нестерпимым. Когда решился посмотреть, всё уже было кончено - Зверь был повержен.
   Тут в руке заворочалась "кукла", и Рэд вспомнил, что пора идти.
   - Пора, маленькая, - выдохнул Идущий. - Видишь, какие дела творятся...Эй, ты куда?
   "Кукла" неожиданно соскочила с его руки и побежала на Игровое Поле, прям к тому холму, на котором оборонял город тёмный маг.
   - Стой, - разозлился Рэд. - Да стой же!
   Не раздумывая, он кинулся за "куклой". Краем глаза заметил как Зверь, вроде бы убитый, поднялся и, как был без головы, кинулся в бой. Но Рэда больше занимала погоня за "куклой". Малышка оказалась на удивление быстрой. Он её догнал только у холма. Рэд с удивлением заметил, как рядом с магом возникла фигурка женщины в тёмном плаще, как та, что стояла рядом с Игровым Полем.
   Остались считанные шаги между ним и "куклой".
   - Тьма тебя возьми, - рявкнул Рэд, протягивая руку.
   И тут Рэд споткнулся. "Солнечная кукла" хитро извернулась из-под руки, и пальцы Рэда коснулись фигурки мага на холме...Издалека донёсся клёкот сокола...
  
   "...Фессу показалось, что ему на плечи свалился весь небесный свод. Неодолимая тяжесть пригнула его к зем-ле, острая режущая боль прокатилась вдоль позвоночни-ка, он сплюнул кровью... -- и выпрямился, ощущая в себе океан Силы."
  
   Рэд чуть было не запаниковал. Очутиться в чужом теле - ещё то удовольствие. Причём без всякой возможности двинуть рукой или ногой.
   Сознание оказалось заперто в тесной коробке чужого тела. Рэд рванул вверх, мысленно, зло, но ничего не получилось. Невидимые цепи держали слишком крепко. Ему оставалось только наблюдать.
  
   "Над западным горизонтом взметнулись бесчисленные чёрные знамёна.
   - Ты знаешь, где искать убежище, -- проговорила Тень, отступая на шаг. -- Теперь ты найдёшь его даже с закры-тыми глазами. Теперь тебе там самое место.
   Она была права. Фесе словно наяву видел взметнув-шиеся шпили Чёрной башни. Крошечный островок окру-жали льды, падал снег, но ни одна снежинка не нарушала возмутительной своей белизной гармонию чёрных зубцов и контрфорсов. Башня стояла девственно черна, точно первая ночь творения.
   Фесс глубоко вздохнул. Выпрямился. Услыхал слабые крики, увидел бегущих прочь от него людей. Неподвижны остались только Клара и Кицум, даже верный Фейруз по-пятился.
   Мир изменился. Теперь в нём, похоже, осталось толь-ко два цвета, правда, со множеством оттенков -- серый и красный. Ярко-алым посреди серого мира пылали извивы чудовищного Червя, прущего сейчас прямо к берегу."
  
   "Повязка тьмы". Рэд выругался - вот ведь парню не повезло. А ему-то что делать? Если он здесь застрянет...Нет, о таком лучше не думать. Как же выбраться? Рэд мысленно напрягся, вырываясь из пут чужого тела. Казалось бы ещё одно усилие, ещё один призрачный шаг и всё. Он снова станет свободным. Но что-то отбросило его обратно. Рэд застонал от бессилия.
   - Ну, стерва, - прошептал он, вспоминая тёмную женскую фигуру. - Вот ты значит как? Решила мне подпортить жизнь. Так я тебе планы испорчу.
   И Рэд всеми силами души ударил по серой полоске прикрывающей глаза некроманта. Он уже один раз справился с "повязкой тьмы". Справится ещё раз, не проблема.
   - Н-на тебе, - прорычал Рэд, ударяя по ненавистной "повязке" всей злостью, всей обречённостью. Говорил Эгмонт, что нельзя бороться с Тьмой - себе дороже будет. Ну и шут с ним.
   - Получай, - Рэд ударил "повязку тьмы" воспоминаниями. Рассвет на побережье, далёкая синь летнего неба, прохлада родниковой воды, искристая роса поутру, раскалённый жёлтый песок под ногами, крики чаек, смех людей, весенний дождь - всё то, что ненавистно Тьме, всё то, чего никогда в Ней не было.
   "Повязка" тревожно зашевелилась. Ей было неуютно, больно, страшно. На неё сыпались образы, которых она никогда не видела и даже представить не могла. И вместе с образами холодная иррациональная ненависть. Человеческая ненависть. Самое сильное чувство во всём мире. После любви. Но Рэд уже давно никого не любил.
  
   " Чер-вю было наплевать на все и всяческие Силы, он хотел од-ного -- жрать, а жрал он всё, что только попадалось у него на пути. Хотя чудовище и явно отдавало предпочтение живому мясу.
   Тень исчезла. Фесc оглянулся -- что это, он стал выше ростом? И откуда взялся этот струящийся за плечами не-весомый тёмно-серый плащ?
   Он выпрямился. Увидел горящие яростью глаза Клары, увидел остановившихся и двинувшихся к нему её спутниц, одну из них он узнал -- Раина, воительница, служившая в охранявшей Долину Вольной страже.
   Клара атаковала в тот же миг, не давая ему даже пере-дохнуть. И её совершенно безумный выкрик "Отдай Ме-чи!", который Фесс в первый миг даже и не понял.
   У него не было посоха, ничего, кроме простого и чест-ного оружия, полученного от "Белых Слонов". Глефу он оставил в стороне, и некромант отмахнулся от налетаю-щей Клары мечом. Сила в его замах оказалась вложена совершенно нечеловеческая -- боевая чародейка, мастер фехтования, отлетела шагов на десять и покатилась по траве, выпустив даже свою знаменитую рубиновую шпагу.
   Больше никто вызов некроманту не бросил.
   Один только Кицум глядел на него пристально, изу-чающе, однако ничего не делал."
  
   Рэд с ужасом понял, что этот странный человек его видит. Именно его. И видит насквозь, выворачивая душу на изнанку. Как только Рэд это подумал, Кицум одобрительно кивнул и подмигнул, мол, не боись, борись.
  
   "Хватит валять дурака, резко сказал себе Фесе. Не трать силы попусту. Они у тебя не неисчерпаемы. Тебе отпусти-ли их ровно столько, чтобы покончить с Червём. Ну и унести отсюда потом ноги.
   Он вновь взглянул на Зверя. Извивающееся тело мча-лось к берегу, вздымая исполинские волны. Тварь сама шла навстречу своей судьбе.
   Фесс не мудрствовал лукаво. У него был сейчас океан чистой Силы. Он понимал, почему, располагая такой мо-щью, Сущность так и не смогла до сих пор захватить весь Эвиал. Она нуждалась в человекоорудиях, способных уп-равлять этой мощью, и обычные люди тут никак не годи-лись. Какого-нибудь бы Джайлза или даже Анэто эта Сила в один миг превратила бы в порошок.
   Фесс посмотрел на Червя. Ну, иди же сюда, порожде-ние бездны, с тобой уже справились один раз, да вот только не до конца. Я постараюсь закончить дело, чего бы это мне ни стоило.
   Некромант не знал никаких особых заклятий, чтобы правильно распорядиться оказавшейся в его руках Силой. И потому он просто вспомнил одно из самых простых и эффективных заклятий классической некромантии -- отъятие вложенной жизни у одиночного зомби. Заклятье требовало известной подготовки и потому почти никогда не применялось, так сказать, "в полевых условиях".
   Фесс быстро начертил остриём меча грубую и прибли-зительную схему. Никаких ингредиентов у него не было, и он просто вбросил хаос первозданной мощи в очень приблизительно очерченные границы заклинания. За та-кое исполнение чар Даэнур, наверное, отчислил бы его в тот же миг, но сейчас...
   Сейчас заклятье сработало. И хотя некромант едва ус-тоял на ногах, а от него к морю пролегла широкая полоса вспаханной и мелко измельчённой на глубину человечес-кого роста земли, своё дело чары сделали.
   Казавшийся некроманту алым среди всех оттенков се-рого Червь вдруг замер на месте. Забил хвостом, яростно распахнул пасть, с рокотом выбрасывая из утробы фонта-ны воды. Но было уже поздно. Пущенное некромантом невидимое оружие настигло чудовище. Слилось с ним. Заполнило его целиком. Давило, рвало, крошило. Червь заметался, в агонии колотя по воде хвостом и поднимая волны высотой с крепостную башню.
   Некромант заскрипел зубами -- откат тоже давал о себе знать -- и отдал последнюю команду.
   Призрачный Червь отделился от своего воплощённого двойника, воспарил над бренным миром -- и в тот же миг бьющийся в морских волнах Зверь лопнул, весь разом, от новооткрывшейся пасти до игольчато-остро го хвоста. На несколько лиг в море протянулась дорога пылающего пла-мени. Горело всё -- чешуя, мышцы, внутренности. Червь утратил свою силу, он превратился просто в гору мяса и костей, что весело пылала сейчас прямо невдалеке от берега, распространяя вокруг себя едкий дым и отврати-тельное зловоние.
   Всё было кончено. Долго ещё будут гореть плавающие на поверхности воды ошмётки, но Зверя уже нет. Нет и больше никогда уже не будет, потому что даже Сущность не в силах, наверное, вновь повторить такую работу.
  
   Рэд рванулся из последних сил. Во рту появился солоноватый привкус. Снова... Нет...
   Осталось последнее. Рэд зачерпнул остатки силы у некроманта, не понимая откуда у него появилось знание о том, как это нужно делать. И чистой Силой ударил в обессиленную "повязку". Оттолкнулся от её предсмертной боли и страха, выныривая на поверхность. Выдираясь из чужого тела. Становясь свободным...Собой...
  
   Фесс устало уронил руки. Мир вокруг него вновь об-ретал краски, но вьющийся на несуществующем ветру тёмно-серый плащ никуда не исчез. Некромант потратил всю отпущенную ему Силу. Всю, без остатка."2
  
   Рэд устало опустился на землю. Всё...Получилось. "Кукла" обосновалась на плече. И когда только успела?
   Где-то вдали послышался торжествующий клёкот сокола. Но у Рэда уже не осталось сил на любопытство.
   - Удачи, парень, - пожелал Идущий некроманту. - Теперь ты справишься. Теперь всё только в твоих руках.
   Вдруг тень перечеркнула тропинку перед Рэдом. Он поднял глаза...и крик застрял у него в горле.
   Пронзительный взгляд из-под капюшона причинял боль.
   - Ты навсегда останешься во Тьме, человек. Ты сломал то, что Я строила десятилетиями, - тихий женский голос шелестел ледяной позёмкой - Беги, прячься... но ты мой. Навсегда. Твой последний шаг домой станет первым ко Мне.
   Вдали послышался безумный смех...
   "Пересмешники"!
   Рэд хрипло вскрикнул и побежал. Рюкзак бил по спине, но Идущий даже не подумал его бросить. Осталась только одна мысль - бежать.
   И в спину ему бил змеиный шёпот:
   - Беги-и-и-и...
   Перемычка между вторым и третьим островами промелькнула перед глазами, ненадолго задержались и развалины второго острова. Рэд никогда ещё так не бегал. Слепой смертный ужас придал ему нечеловеческие силы. Когда человек сконцентрирован только на одном действии, он может показать невероятные результаты. Что Рэд и демонстрировал. Но как он не рвался сквозь тягучий воздух, безумный смех становился всё ближе.
   "Пересмешники". Никто их не видел. Точнее, те, кто видели, уже не возвращались. Неведомый ужас Тьмы. Единственный признак - безумный детский смех. Если уж услышал его - беги пока сил хватит. А не хватит, так ползи. Если жить хочешь. Самое главное до Первой Завесы дотянуть - туда они не полезут.
   К мосту через Море Зла Рэд уже немного отошёл. Первый приступ страха минул, остался на третьем острове.
   - Только не оглядываться, - шептал он на бегу. - Раз, два...не останавливайся.
   Только уже на середине моста Рэд заметил насколько спокойно море. Ни одной волны. Как будто Тьма не сомневалась, что он уже её, не тратила лишних сил, чтобы его задержать... Рэд мотнул головой, прогоняя непрошенные мысли.
   - Вперёд, Идущий, - прикрикнул он на себя. - Если так думать, можно сразу прыгнуть за перила.
   Мысли о том, что так может и лучше будет, он отогнал.
   - Не возьмёшь, тварь тёмная, - прорычал Рэд, преодолевая последние метры моста.
   Осталось пробежать первый остров и всё. Там уже дом. Какая-то миля.
   Пробегая Аллею Королей (молчание, ни движения, статуи выглядят обычными глыбами гранита), Рэд заметил какого-то молодого Идущего. Лак, кажется, его зовут. Или что-то в этом роде. Прозвища парнишка ещё не заслужил. Рэд проносясь мимо, успел крикнуть:
   - Беги обратно. "Пересмешники"!
   Сразу же за спиной стало слышно сопение и топот. Сообразительный парень - неплохим Идущим будет. Главная способность Идущего - это вовремя удрать. Эгмонт любил поговаривать: "Мы не рыцари, не исследователи. Мы всего лишь воры, крадущие у Тьмы мелочи. Только поэтому она не замечает нас. Но не дай Свет украсть что-то важное. Тогда она не выпустит. Так что не зарывайся и всегда думай, как удрать".
   Внезапно впереди появился "зыбучий лёд", прямо на пути.
   - Лёд, - рявкнул Рэд.
   Слава Свету, парень понял правильно и рванул влево. Рэд свернул вправо и сразу потерял Лака (вот же имечко) из виду за развалинами какого-то храма. Вот уже виднеется Первая Завеса - метров сто, не больше. Рэд поднажал...
   И тогда появились они. Выходя из теней. Улыбаясь. И безумный смех вился за ними как плащ. Острые ушки, серая кожа, детские лица, а на каждом ноготке полыхающая алым буковка алфавита...
   Алеф, бет, гимет, далет, вав...
   И алое безумие в глазах.
   Рэд успел проскочить между двумя пересмешниками, но это вызвало только новый взрыв смеха. "Но не дай Свет украсть что-то важное. Тогда она не выпустит".
   - Выпустит, - прохрипел Рэд, - а не выпустит, сам выберусь.
   Из теней впереди появились ещё четверо. Рэд сбросил одним движением плеча рюкзак и запустил туда руки. Пришло время использовать всё, что он скопил за время прогулок по Тьме. "Морозная плеть" за спину...Горсть алых искорок вперёд - один из "пересмешников" дико завизжал и пропал. Клык "ядозуба" ещё в одного...Н-на...Первая завеса всё ближе...ближе...ближе...Проскочил мимо ещё одного пересмешника...Веточка "инферно"...
   Пять "пересмешников" окружили его со всех сторон. Рэд вгляделся в их лица, и сердце зашлось от ледяного, лишающего сил, ужаса - один "пересмешник" был похож на Топтыгу, второй на Стила Мага, третий на Могильщика Арта...Рэд заорал и бросился на них, выбрасывая из рюкзака последнее, что ещё оставалось...
   "Морозная плеть"
   Ещё одна...
   "Яблоко раздора"...
   "Кровь саламандры". Ещё один "пересмешник" сгинул.
   Клубок "тёмных нитей". Две твари поотстали.
   "Перо феникса" за плечо...Донёсся предсмертный визг.
   "Костяное копьё"...
   Первая Завеса совсем близко - в нескольких шагах.
   "Тёмное пламя". Поможет ли оно против тварей Тьмы?
   Последний "плевок саламандры"
   Чудом сохранившееся "перо феникса"...
   Вперёд, Идущий...
   - Я не боюсь и не должен бояться. Ибо страх убивает разум... Я встречу свой страх и приму его... не останется ничего... Останусь лишь я, я сам.
   ...
   "Морозная плеть" - вот всё, что осталось. Вперёд. Остался последний шаг.
   - Я не боюсь...
  
   Маленькая Мири издалека посматривала на Первую завесу, но не подходила. Если папа сказал нельзя, значит нельзя. Наверное, придёт скоро, "куколку солнечную" принесёт. Девочки обзавидуются. Такая куколка есть только у дочки трактирщика.
   - И у меня тоже будет, - мечтательно прошептала Мири. Она уже представляла, как будет играть с милой "куколкой".
   Вдруг в Первой Завесе заклубился туман, и показался зыбкий силуэт.
   - Папа, - крикнула Мири и побежала навстречу.
   Но силуэт не спешил приближаться. Он остановился, неуверенно прошёл несколько шагов. И замер на самой кромке Тьмы и человеческого мира.
   - Папа, это ты? - испуганно закричала Мири.
   Из тумана показалась серая рука с изящно раскрашенными ноготками...
   Алеф, бет, гимет...
   А на руке, держась ручками за большой палец, сидела "солнечная кукла". Рука аккуратно опустила "куколку" на землю и легко подтолкнула по направлению к Мири. "Кукла" неуклюже пробежала несколько метров и прижалась к ноге девочки.
   - Ой, какая миленькая, - восхищённо прошептала Мири. - Будешь моей куколкой?
   "Солнечная кукла" нетерпеливо подпрыгнула, как будто упрашивая Мири быстрее взять её на руки. Девочка подхватила её на руки и прижала к себе.
   - Моя куколка...
   Когда Мири вновь посмотрела на Первую Завесу, рука исчезла. И силуэт уже терялся в тумане.
   Кто бы это ни был, он уходил всё дальше и дальше.
   Во Тьму.
  
  
  
  
  
   1Axel Rudi Pell "Sea of Evil".
  
   2Ник Перумов "Одиночество мага", том 2.
  
  
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Масягина "Шоу "Кронпринц"" (Современный любовный роман) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 2) Жизнь" (ЛитРПГ) | | Е.Лабрус "Держи меня, Земля!" (Современный любовный роман) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | Н.Князькова "Положи себя под елку" (Короткий любовный роман) | | Л.и "Адриана. Наказание любовью" (Приключенческое фэнтези) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Острожных "Эльфийские игры" (Любовное фэнтези) | | В.Колесникова "Влюбилась в демона? Беги!" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"