E-7.13.D: другие произведения.

Огонь, который горит вниз. (Продолжение. Глава 9)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:

  ***
  Утро выдалось холодное.
  Зябко.
  Зубы стучат, как отбойные молотки археологов по египетским сухим камням. Где-то вдалеке квакает ворона.
  - Смотри какое отличное утречко! Свежо, бодрит! И я так отлично выспался.
  - А я обесточен, просто опустошен.
  Вадим посмотрел по сторонам пытаясь сориентироваться.
  - Опустошен, это из-за того, что ты не поспал, и поесть не мешало бы.
  - Дай позвонить? Или сам вызови такси.
  Альберт похлопал по карманам, мол, откуда у меня телефон и протянул пачку сигарет.
  - Не хочу.
  - Правильно! И я не буду. Не курю. - он сделал жест рукой, как на агитационных плакатах СССР мужчина отказывается от рюмки.
  Вадим развернулся и пошел по алее в сторону высотного дома.
  - Ладно иди. Только, не туда. - крикнул Альберт. - Нам в ту сторону. Там весь транспорт.
  Вадим зашагал к автобусной остановке. Альберт пошел рядом.
  - Писатель, куда ты так припулил? Помедленнее.
  - В туалет.
  - А, ну да. Понимаю. В этом чертовом заведении нормально не испражниться. Правильно, все правильно. Поспеши, а то до полного счастья еще б обделаться на улице.
  Вадим не ответил.
  - Писатель, а что будем делать с ритуалом?
  - Во-первых, не называй меня так! - он перешагнул лужу, зачерпнул носом ботинка мокрой грязи. Потопал на асфальте, сбивая налипший комок.
  - Ладно. Не буду. - Альберт обошел лужу по бордюру. - А что во-вторых?
  - Во-вторых, Отстань... Ты, энерджайзер, как знаешь, а я домой. На горшок, пока меня не разорвало изнутри. Во-вторых, и в-третьих, и в-четвертых, просто хочу - в туалет, после залезть в душ, а лучше в ванну, и смыть с себя всю эту вонь и грязь.
  - Я носил портки из кожи и был грязный, как свинья?
  - Что?
  - Песня есть такая. Нравится мне.
  Подъехал длинный зеленый автобус. Вадим зашел на ступеньку, Альберт остался. Сказал, что есть еще здесь дела, указал в сторону домов. Какие у бомжа могут быть дела?
  Двери закрылись.
  Облокотился на дверь и замер. Посмотрел в окно, через трупы мошек и прочий мусор, налипший на стекло. Дыхнул, нарисовал пальцем звездочку.
  - Молодец, писатель! Сразу на тридцатую... - крикнул Альберт в след отъезжающему автобусу. Вадим в ответ пожал плечами, о чем это он?
  За окном мелькают дома, фонарные столбы, светофоры.
  Тротуары отблескивают лужами. Пешеходы копошатся, перебирают своими короткими кривыми ножками, размахивают своими вымытыми антибактериальным мылом руками, улыбаются своим знакомым своими отбеленными зубами, торопятся по своим важным разным делам, но со своими одинаковыми мыслями в своих переполненных сомненьями и страхами головах, главная из которых - мысль, что каждый из них уникален, и нужно если не подчеркнуть, то хотя бы сберечь глубоко внутри свою уникальность, донести свое уникальное угощение склизким червям в своем последнем уникальном домике, так сладко пахнущем свежей древесиной.
  Автобус проехал путепровод, спустился к сосновому скверику. Вместо домов и машин, замелькали деревья, слились в единый коричнево зелёный, мокрый узор.
  Подташнивает. Сейчас бы вырвать на пол, и в штаны навалить заодно.
  Постарался отвлечься. Посмотрел в салон автобуса.
  - Который сейчас час? - обратился к женщине, в красной куртке.
  Она по привычке бросила короткий взгляд на руку, замешкалась, видимо вспомнила, что не надела часы, забралась в сумочку и нашла телефон.
  - Пол седьмого, без пяти минут.
  - Спасибо.
  Задумался. Это сколько получается?
  Без пяти половина. Так-так. Представил мысленно циферблат, минутная стрелка. Двадцать пять минут выходит или сколько? Вот почему сразу так не сказать - двадцать, блядь, пять? Что за ребусы? Или скажи - почти половина. Зачем усложнять? Зачем? Умничаешь? А вот, если, например, человек устал после работы или не выспался, или, допустим, неграмотный или вообще в изоляторе ночь провел. Что за бред? Да почему я об этом думаю? И на кой вообще мне знать сколько сейчас времени?
  На остановке зашел контроль. Две, наглые с виду, крупные женщины, в сопровождении милиционера.
  - Приготовьте, пожалуйста, что у вас за проезд.
  Ну, класс. Приехали. Вадим постарался протиснуться к соседней двери, но в ней тоже нарисовались контролеры. Да сколько же вас, дармоедов?
  С двух сторон на Вадима надвигается угроза. Женщина деловито, по-барски, шагает по салону, распихивает локтями пассажиров, бросает лениво сквозь зевоту "Спасибо, а у вас, что? Предъявляем!".
  Сдаваться не хочется, но и сбежать некуда. Дать бой толстожопой королеве автобуса?
  Один плюс, забыл про туалет, и перестало мутить.
  - Со всех сторон обложили, - улыбнулся старушке, сидящей напротив, с двумя большими пакетами на коленях, - Обложили, демоны.
  Она посмотрела на писателя. Добрые, теряющие от возраста цвет глаза, мгновенно оценили Вадима.
  - Нет билета? - ее глаза сузились.
  Он кивнул.
  - На, - протянула проездной, - Внуку купила. Покажешь, верни. У меня пенсионное удостоверение, мне не нужен. Только верни!
  Потрясающая женщина.
  Вадим взял проездной, старушка продолжала держать.
  - Вернешь? - она вцепилась в билет.
  Господи, в каком мире мы живем? А ведь она права. Нельзя никому доверять, даже в самой мелочи. Повсюду обман.
  - Верну. Не переживайте.
  Женщина-контролер-громбаба-большойзад-наглаярожа приблизилась. Похоже, с большим стажем бомба-контролер. Заприметила Вадима, как только зашла в двери, и словно волнорез, врезаясь в толпу, стремительно пробирается к своей жертве.
  - У вас что?
  Старушка показала удостоверение, Вадим робко показал проездной. Волнорез уставилась на бумажку, провела пальцем проверила подлинность, тщательно изучила срок действия.
  - Спасибо. Что у вас? - она небрежно вернула проездной, прошла дальше, отодвинув писателя в сторону своим широким тазом.
  Вернул старушке спасительный билет. Посмотрел в след неспешно удаляющейся женщине-контролеру-обломисьбабе-естьсукабилетузайца, выдавливающей, как пасту из тюбика, пассажиров и размазывающей самых мелких по стенкам автобуса.
  - Вы куда едете? Давайте, помогу донести? - обратился к своей спасительнице и показал на загруженные по самые ручки, аккуратно запакованные сумки.
  Старушка прижала их сильнее.
  - Да, не надо, - она кокетливо улыбнулась, и гордо добавила - Меня внук встретит.
  Вадим хотел отблагодарить бабушку, но не мог придумать как. В итоге просто еще раз поблагодарил даму с добрым, излучающим тепло, морщинистым лицом.
  Потрясающая женщина.
  Автобус остановился.
  Вадим вышел, помахал на прощанье старушке в окне. Двери закрылись, автобус двинулся и скрылся за перекрестком.
  Живот прихватило.
  Ну надо же...
  Я, блядь, как герой фильма "Адреналин". Как Джейсон ебаный Стейтем - крутой пацан. Живу на адреналине. Только мое кино с более прозаичным сюжетом. Нужна новая доза, не то обосрусь. Идиот, мой сценарист, падла и козел.
  Наплевав на грязь и лужи, не разбирая пути, побежал домой.
  Скорее, скорее домой... В туалет.
  Подъезд.
  Лифт.
  Не едет.
  Сука!
  Пешком!
  Пешком, перескакивая через ступеньки, стараясь не растрясти.
  - Вадим? - позвал сосед. Наверно хотел обсудить как накануне писатель ломился к нему в квартиру.
  Потом. Все потом. Отмахнулся и перепрыгнул через еще две.
  Ключ послушно щелкнул в замке. В грязных ботинках, не снимая куртки, вбежал в туалет.
  - Проклятый ремень! - подергал пряжку, переминаясь с ноги на ногу. - Проклятый! Сволочь! Прошу, расстегнись. Обидно же вот так вот на финише обосраться... По-жа-луй-ста.
  Пряжка поддалась. Стащил рывком брюки вместе с трусами.
  - Фу-ф, да! Еле-еле. - вытер пот со лба.
  Сидя на унитазе, сложил всю одежду в корзину для стирки, сложил руки на голове, сложил четыре и семь.
  Голышом прошел на кухню, поставил чайник.
  Дома все без изменений.
  Грязная посуда, разбросанные бумаги. На столе рюмки, и пустые вчерашние бутылки Альберта, без этикетки. Взял одну, понюхал.
  - Ух, блин. - скривился. - Как такое можно пить?
  Чайник засвистел.
  Насыпал в чашку заварку. Добавил сахар, подумал, и насыпал еще. Залил кипятком.
  - Остывай. - подвинул чашку подальше от края стола, и пошел в душ.
  Приятно, когда температура и напор воды именно такой, как надо. Накатила непреодолимая жажда. Набрал в рот воды, прополоскал щеки, сплюнул. Снял с держателя ручку душа, направил в лицо, и принялся жадно глотать теплые, покалывающие язык, капли. "Раз, два, три..."
  С детства привык считать глотки, сколько сможет выпить, без остановки, задержав дыхание. Досчитал до двенадцати, глубоко вдохнул, словно утопающий, которого только что вытащили из воды, сделал еще два глотка.
  Вода воняет хлоркой, или еще какой химической гадостью, слегка темная, мутная, но это сейчас не беспокоит. Вкусная, самая вкусная вода на планете, вкуснее, чем из родника. Были бы с собой непромокаемые карманы, набрал бы такой вкуснятины на потом. Налил полный рот, потянулся за шампунем.
  Помылся.
  Привычно включил компьютер, и рухнул на диван.
  Мурашки пробежали по спине. Как хорошо сидеть дома. Больше никаких сопящих на тебя зеков, никаких пинающих по яйцам охранников, никаких контролеров и Альбертов. Тепло и уютно. Никуда не выйду из квартиры; никуда, никогда, и ни за что.
  Встать, и выбрать, что бы такого посмотреть - лень.
  Засмотрелся на вращающуюся заставку Windows. Глаза сами собой закрылись и измучанное тело погрузилось в сон.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ***
  "Двадцать шесть, двадцать семь".
  Кое-где попадаются напрочь прогнившие плиты. Приходится следить за тем, куда ставишь ногу.
  "Двадцать восемь".
  В этот раз загляну. Обязательно узнаю.
  "Двадцать девять".
  Ступенька проломилась, и писатель по колено провалился в бетонную плиту.
  - Вставай! Всего одна ступенька. Встать, падла, встать!
  Ухватился за стену.
  Вцепился в шов между кирпичами. Руки соскальзывают. Цемент заскрежетал под ногтями, пальцы покрылись кровью.
  - Встать!
  Зажмурился, стиснул зубы и что есть сил потянулся наверх.
  "Тридцать".
  Прыгнул на ступеньку, обхватил руками оконную решетку, просунул голову. Больше никаких "на счет три", сразу посмотрю.
  Солнце ослепило.
  Прищурился, но полностью глаза закрывать не стал. Не дай бог опять проснусь и не увижу, что же за проклятым окном.
  Странно.
  Какой знакомый двор. Парковка, деревья.
  - Это мой двор!
  Посмотрел в сторону.
  Улица, по которой хожу за покупками. Фонарный столб, у которого объяснял патрулю, что трезв как стеклышко. Перекресток. Табачный ларек.
  - А это? Это же я?
  Из подъезда вышел мужчина. Набросил капюшон, посмотрел наверх, прямо на Вадима, плюнул под ноги и повернулся в сторону "Гуляки".
  - Эй! - закричал Вадим. - Постой! Кто ты?
  С такого расстояния не удается разглядеть лицо.
  - Мужик, постой!
  Человек начал маршировать. Как на уроке физкультуры в младших классах, маршировать на месте.
  Тридцатая ступенька провалилась и теперь писатель висит, болтая ногами в воздухе. Ободрал о стену колени, подтянулся к решетке.
  Картинка зашевелилась.
  Двигаются дома, улицы, деревья. Прохожие, машины, скамейки. Все шевелится и перемещается. На месте стоит башня, в которой заперт Вадим, марширующий человек в капюшоне и окно, проклятое окно с решеткой.
  Ветер усилился, подхватил потоком воздуха все вокруг, и понес в сторону кабака.
  Словно декорации на сцене за актером, все закружилось и сменилось.
  Мужчина в капюшоне идет на месте, двигает ногами как на беговой дорожке. Идет себе, и не замечает, как меняются декорации. Похоже, он уверен, что перемещается. Идет, обычно прогуливается и ни о чем не подозревает. И ничего его не заботит. Тащит свою жирную задницу в "Гуляку", лишь бы пожрать да поспать. И не видит, что это всего лишь декорации, он стоит, вернее идет на месте.
  - Мужик! Ты меня слышишь?
  Мужчина остановился на крыльце "Гуляки", постоял и зашел внутрь.
  Декорации снова закружились, ветер снова усилился, Вадим еле удержался за решетку, захлебываясь потоком воздуха, закряхтел и подвигал руками по холодным прутьям.
  Декорации сменились, и теперь через окно писатель видит столы, стулья, барную стойку.
  Мужчина в капюшоне говорит о чем-то с барменом, может, заказывает выпить.
  Вадим сел рядом. Решетка мешает нагнуться и заглянуть под капюшон.
  - Кто ты?
  Капюшон не ответил.
  - Эй, да отзовись! Ты кто? Ты, это я? Скажи.
  Бармен громко поставил перед Вадимом бокал с пенным.
  - Тук-тук!
  - Что?
  Бармен снова повторил и постучал в окно.
  - Ту-тук!
  - Ты дебил? Отстань!
  - Тук-тук.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Kerry "Копейка"(Антиутопия) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"