E Ea I : другие произведения.

Феникс (общий, издано)

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Школа кожевенного мастерства: сумки, ремни своими руками
  • Аннотация:
    Спасая свою божественную натуру, Солеан рискует жизнью, когда вероломный враг корежит пространство, отчего при попытке телепортации изменяется конечная точка перемещения. На новом месте Солеану тоже совершенно не рады и пытаются поглотить. В это время у юного Учиха Саске рушится жизнь. Предатель, старший брат, вырезает всех членов клана и покидает родную Коноху, оставляя непутевого младшего в кромешном аде одиночества.
    Желающие поддержать проект могут приобрести печатную книгу с первыми 4-мя частями. Издательство Altaspera Publishing, ISBN 9781300933151
    Две части с оглядкой на канон закончены, третья и четвертая части с серьезными отступлениями от канона закончены, пятая часть - полный не канон. Прогресс: написаны и бегло вычитаны главы 0-70, проект заморожен.
    Для желающих читать раздельно по главам или с гаджета: http://ficbook.net/readfic/870206


Феникс

  
   Автор: E ea I
   Фэндом: Naruto, ориджинал (кроссовер)
   Персонажи: Солеан (ОМП), Карин Узумаки, Джирайя (Извращённый отшельник, жабий отшельник, легендарный саннин), Наруто Узумаки, Какаши Хатаке(Копирующий ниндзя), Саске Учиха, Сакура Харуно.
   Пэйринг или персонажи: Саске/Карин, Наруто/Шион
   Рейтинг: NC-17
   Жанры: Гет, Ангст, Драма, Фэнтези, Повседневность, Даркфик, AU, Songfic
   Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Мэри Сью (Марти Стью), ОМП
   Аннотация: Спасая свою божественную натуру, Солеан рискует жизнью, когда вероломный враг корежит пространство, отчего при попытке телепортации изменяется конечная точка перемещения. На новом месте Солеану тоже совершенно не рады и пытаются поглотить. В это время у юного Учиха Саске рушится жизнь. Предатель, старший брат, вырезает всех членов клана и покидает родную Коноху, оставляя непутевого младшего в кромешном аде одиночества.
   Статус: 70 глав, заморожено
   Примечание: Это мой первый фанфик. Не ищите в сказке товарища Обоснуя с его любимой Логикой. Даркфик и Смерть персонажа указаны из-за недописанной 5-ой части. Songfic указан, потому что писал под разные песни и мелодии, кое-где вставлены выдержки. Вас предупредили.
  
   Перейти к части 2, глава 16
   Перейти к части 3, глава 41
   Перейти к части 4, глава 56
   Перейти к части 5 (не окончено), глава 67
  
   Часть 1. Рождение

Пролог

   Мою бдительность усыпили вежливостью и мягкостью тюремного режима. Как же, гигантский полуостров, отличная лаборатория для тайных исследований и тренировок, покинуть вот нельзя, и сроки пребывания в гостях не определены. Сам пришел, понимая превосходство силы и желая легализоваться - ведь столько интересного и нового! Тем более ради своей эволюции мне пришлось шагнуть назад, стать слабее ради поднятия планки общего потенциала.
   Неожиданно мощный удар застал меня врасплох! Едва из эфира всосал маэну на очередной рой метеоров, сбрасываемых в ходе эксперимента на исследуемой территории кишащего монстрами леса, как магическая субстанция в прямом смысле ополчилась на меня! Ее хвост, образно выражаясь, начал буквально ломиться в приоткрытый для забора канал - невероятным образом у моего порога оказалась и начала ломиться внутрь целая прорва маэны, на десять порядков выше только что впитанной! В следующее мгновение ее стало еще больше! В итоге, таранно проломившись в меня по взломанному каналу, она смяла мои тварные оболочки, физическое и эфирное тела, как гидравлический пресс яйца!!! А вокруг творилась западня - меня отовсюду замуровывали! Обращали в энергетический кристалл стелларита, воспользовавшись родством тел, добытых мною в Ноалуннас.
   Сориентировался я с опозданием, не успев среагировать на вторжение извне в мои тела. Жалко терять результаты трудов, что из матриц при новой внутренней организации повторить не удастся без активации всех шестнадцати в кубе потоков, но жизнь всяко дороже! Доли секунды ушли на человека, чуть дольше сопротивлялся облик дракона - этого времени мне хватило обратить лохмотья и свои оставшиеся поделки в чистую энергию, и с чудовищной нагрузкой на свою способность куэо Планар юркнуть в единственное доступное место - домой через гипер...
   Оказался лаз в соседнюю вселенную!!! Делать что-либо поздно, только с обреченностью следовать судьбе - пространство скомкали, неизвестное мне инфэо, какое-то заклятье ордена Семилунья - будь они все прокляты! - запустило сминающую все вокруг волну деструктивного хаоса. Миг потери ориентации для куэо Планар, моей способности пространственного перемещения, и конечная точка телепортации обрела координаты соседней вселенной, даже не галактики!
   Мрак. Серые всполохи с огненными точками. Страховидло. Что?!
   - Здесь Моя Вотчина, Дух Огня! - Отовсюду прогрохотал жуткий глас. Передо мной соткалась фигура Бога Смерти, а никем иным Оно быть не могло.
   - Бесспорно... - устало и необдуманно бросил я, желая обойтись без конфликта и соглашаясь с именем. Даже чуть притушил объявший меня защитный огонь, экономя оставшиеся силы. Да какое-там пламя - жалкие ошметки, уцелевшие при переходе!
   - Смерть! - Лаконично выдало сверхсущество в призрачном хаори, чрезвычайно похожем на принадлежащий вытурившим меня вон мастерам ордена Семилунья, защищающего Ноалуннас от внешних угроз. Только у этого скрывались стопы и кисти.
   И напало! Вытянувшиеся из квадратных рукавов пакли обхватили мое орб-тело, словно арбуз. Волосатая верхняя головная часть распушилась еще сильнее, где-то среди волос мелькнуло лезвие - язык что ль клинок держит? Вокруг загорелись огни от шести призрачных свечей.
   Паника как никогда близко подобралась ко мне - лезвие как за *** делать отрезало все мои связующие нити! С домом, с хранителями, с фамильяром - со всеми! Меня вновь выжимают словно лимон, а я вообще дернуться не в силах! ******! Сам признал полную его власть в этом мире, и кто за мозгу тянул, спрашивается?! Ошалелый испуг от предыдущего пинка жалкое оправдание. Здесь меня уничтожают!!!
   Вокруг непередаваемые звуки. Мое пламя поначалу вроде обожгло его загребущие пакли, но потом съедаемых Богом Смерти душ с огоньком стало все больше и больше появляться. Затрещала моя защита, на максимально доступном мне сейчас уровне не пропускающая оставшееся слабым лучевое оружие, и уйти не могу - предыдущий переход едва напрочь не выжег способность перемещаться, и энергии на воссоздание тел из матриц нет, так что даже просто упасть (или всплыть, короче, вывалиться!) в тварный мир абсолютно не светит!
   Совершенно ничего не могу противопоставить! ******! И Удача ему благоволит - вона сколько злых огней его усиливает, видать знатная заварушка где-то в мире. А ведь я сам сроднен со стихией огня, феникс Зефир часть меня!
   - УМРИ!
   Грохот и сдавливающая сила поднялись на качественно новый уровень, когда особо яркая душа воспламенила призрачную фигуру Бога Смерти. Мои жалкие попытки огрызаться кусачей плазмой пропали втуне - внешняя оболочка проминалась под уродскими паклями!
   Есть, есть, вот он! Его жажда смерти и огонь - я через контакт с ним (антенна, мать его по кочерыжке) чувствую родство с каким-то еще живым носителем огонька! И его, живого, сознание в этот миг вошло в мир грез (по крайней мере, в его странный здешний аналог) - у меня появился шанс выжить! И отомстить!!!
   Отчаянное положение требует отчаянных мер - сжимаю субатомную полость способностей, сокращаю толщину и длину связей атомной полости, выталкиваю жизненную энергию из подкожной полости, а из поврежденной оболочки крою новую кожу, вырезая на** тлеющие места соприкосновения с Богом Смерти.
   Духовные частицы лакомы для божественного хищника. Оставив за собой наскоро рассчитанный взрыв, порожденный сгущенной жизненной энергией, сбавленной духовной приправой, одной из разлетающихся после взрыва искорок метнулся прямиком к найденной цели.
   Попал под красное небо с черной бляхой. Странный деревенский квартал, сочетающий традиции махровой древности и научные достижения, такие как столбы электропередач. Странные люди. Вернее, один, черно-белый, как робот вырезающий себе подобных. Картина маслом - бесчувственный убийца расправляется над жертвами, столь разными в момент приближения смерти. И мальчик лет восьми. Он смотрит, как хладнокровно убивают родителей.
   - Ты просмотрел начало, Саске-тян, - подошел малолетний подросток-убийца, видимо, к брату. Он пожурил его, сильнее уязвляя и глубже ввергая в пучину.
   Очередной какой-то там по счету репит.
   Я-уголек легко теряюсь среди обугленных обломков зданий. Мне требуется время прийти в себя и осмыслить положение.
   Ребенку все хуже. Наведенные грезы ломают психику мальчугана, мучитель по всякому измывается над беспомощной жертвой, заставляя смотреть на смерть близких, рыдать и умолять. Скорее ранний юноша, чем подросток, выпячивает слабость младшего брата, извращая жизненные цели и давая мотивацию к их достижению.
   Из плюсов для меня: в этом мире применяют магию, странную, но не суть, когда стоит вопрос между жизнью и смертью. Самобытность тоже на потом, сейчас важно ухватить переходный момент. Но мучитель все не прекращает ментальное воздействие, методично лепя кровного мстителя. Жу-у-уть, что за извращенские нравы тут?! ***, как же я ослаб! Травма сознания, ***, в этом плане я с пацаненком схож, ***!..
   - Ты жаждешь силу, Саске? - Задал вопрос воспылавший костерком уголек. Непонятно на что намекающий суффикс отбросил - он что-то напоминал мне, но сознание трещало похлеще башки пьяницы поутру, на многое от себя я не рассчитывал.
   Малыш повзрослел, последние дюжину повторов перестав лить слезы. Хм, они, в принципе, давно высохли, но сухие рыдания рвались и рвались от повтора к повтору - Итачи-художник рисовал шедевр, ******. Не находя утешения и понимания, преданный младший брат уступал напору, озлоблялся и ожесточался, проникаясь чужой ментальной установкой. Поэтому в сторону холодность или сюсюканья - не к месту. Расчетливый деловой тон с интонациями легкой заинтересованности. Ни в коем случае не жалости - слишком силен чужой наказ, он просто не воспримет меня всерьез, ибо вне контекста, за рамками возведенной в зенит цели.
   - Кто... ты? - Через силу выдавил. По инерции он ждал Итачи с новым витком смертоносной карусели.
   - Феникс, восстающий из пепла, - придавая значимости своим явлением. Огненная птица, размерами зримо превосходящая Цель. Устроитель грез свалил, внимание захвачено - я разрушал часть невидимых построек, подчистую пожирая крохи силы, и, насилуя себя, тратя с трудом достающийся мизер на свой театральный выход. Живой огонь, яркий и сочный супротив унылых здешних красок. - Прими меня и получишь Силу, - значимо изрекла птица, кося багровым глазом. Никаких тупых восклицаний.
   - Мало огня, - заявил этот шкет, порываясь разорвать контакт ради поиска брата. Рука самопроизвольно уже вытащила кунай. Хм, кунай?! Ладно. Все потом!
   - Хочешь третий глаз?! - Одновременно и удивляя, и обещая, и не переступая уровня понимания. Играю на детской психике - у Итачи аж два глаза, причем круче, чем у всех им убитых, а у Саске самые обычные (здесь я не совсем понял, почему старший программировал младшего забыть об отрезке между убийством последнего члена семьи и началом своего ментального воздействия), к стыду и слабости! Сопливая мелочь-неумеха большой позор семьи!
   Мое предложение явно заинтересовало новоявленного мстителя. Не успел он оформить все в слово согласия, как феникс на первых звуках клюнул его в центр лба. Сразу следом все смазалось, будто саму реальность скрутило в водоворот, который втянулся в голову Саске, раскалил ее докрасна и взорвал на мелкие кусочки...

Глава 1. Знакомство

   - Ксо, да что с ним происходит?! - Воскликнул словно из ниоткуда появившийся ирьёнин.
   - Тимпункампун! - Емко ругнулся шиноби в маске, держащий пациента. Ни хрена он не знает, что происходит.
   Охраняемого восьмилетнего мальца после недели в больнице под властью мощного гендзюцу нукенина Итачи неожиданно выгнуло дугой, из ушей, рта, носа и видящих пустоту бессмысленных глаз хлынула кровь. При появлении ирьёнина выступившая из всех пор на лице кровь уже сопровождалась судорогами всего тельца мальчика, двумя мужиками в масках едва удерживаемого в не предусматривающей ремней койке, местами начавшей дымно тлеть.
   - Вызовите Фурофоки! - Быстро сориентировавшись и объяв растрепанную голову зеленым свечением медицинской чакры, "Шосен Дзюцу". Руки ирьёнина зафиксировали череп в районе ушей, большие пальцы поддели веки, из опаски навредить закрывая уникальное додзюцу единственного выжившего в резне Учиха.
   - Ияши?! - Не прошло и минуты, как в палату ворвалась седая дама в круглых очках, требуя историю. Ее маленькие и ловкие пальчики запрыгали по телу в гораздо более густом и ярком зеленом сиянии, оставляющим быстро впитывающийся след. Потеснив двух молодых, она, не мешкая, приступила к обязанностям ирьёнина, как обычно именовали опытных ирьёнинов.
   - Хи возник в чакроканалах головы, оттуда катон лавинообразно пронесся по всей системе циркуляции, самопроизвольно выплескиваясь из каждой тенкецу от макушки до пят. Всплеск случился по окончанию не снимаемого гендзюцу Итачи, - в последнем шиноби сомневался, но уж больно невероятно полагать, что пациент сам вырвался. Впрочем, не ему об этом судить.
   - Прогноз? - Раздался прокуренный озабоченный голос от входа.
   - Положительный, Хокаге-сама, - не отрываясь, без удивления произнесла Фурофоки, стараясь скрыть свои истинные эмоции. - Если вызвать Цунаде-дзёси, то восстановим систему циркуляции без последствий для глаз и мозга. - Ияши помрачнел, но его руки не дрогнули. Сама женщина долгое время держала правую руку с ярким "Шосен Дзюцу" у солнечного сплетения, а левую над областью сердца - мало кто умел лечить руками раздельно, обычно ладони ирьёнина держатся рядышком, направляя исцеляющую чакру в одно место. Мальчик подрагивал, при появлении опытного медика сильные конвульсии у него почти сразу прекратились. Члены АНБУ среагировали на Хокаге синхронным отходом от койки, вновь растворившись в тени стен.
  
   *** Саске
   С трудом преодолев тяжесть век, мальчик открыл глаза.
   - Ой, Саске-кун, очнулся? Голова не болит? Сколько пальцев у меня на руке? - Залепетал женский голос, замельтешив в глазах белым силуэтом в скрывающей волосы шапочке.
   В голове вдруг все прояснилось. Разом. И последние слова ото-сан, и... все остальное. На глазах навернулись непрошенные и, казалось, забытые слезы.
   -- Слабак, - вдруг раздался в голове густой меланхоличный голос. Тоже не знакомый. Ан-нет!
   - Убью! - То ли вслух, то ли про себя произнесли губы.
   - Ох... - и быстро удаляющиеся шажки с шуршанием одежд.
   -- Хех, а санитарку за что? - Хмыкнуло в голове.
   - Итачи...
   -- Сколько эмоций, прямо коктейль "кровавая Мэри". Так кого убивать-то будешь, мед-нянечьку или Итачи? - Деловито спрашивая приятным мелодичным голосом.
   Саске до боли сжал кулаки, ставшими злыми слезы ожгли скулы, а взгляд прояснился - не слепящий ночник разбавлял свет слегка красной луны, казавшийся мальчику кровавой - воображение само равномерно окрашивало небо с черными облаками в красный цвет.
   - Здравствуй, Саске-тян, - сухой голос прозвучал искренне и участливо.
   - Убью Итачи!.. - Вновь произнес Саске, отвечая на вопрос невидимого феникса. Хокаге в темноте глубокого вечера он не узнал. Обращение "тян" от неизвестного ему взрослого разозлило пуще прежнего.
   -- Прямо не вставая с больничной койки? - Вновь осведомился текучий голос в голове, иронично так, сдерживая хмык. Саске откуда-то точно знал, что "хмык" сдержали и никак иначе.
   - Все будет хорошо, Саске-тян, успокойся, - одновременно с ним проговорил незнакомец дряблым голосом в тоне, каким иногда обращался дядя Теяки.
   - Я сильный и убью Итачи! - Вновь то ли выдавил, то ли выкрикнул Саске и попытался приподняться. Его душила злость и желание расквитаться за все с некогда любимым старшим братом, убившим всех родственников. Расширившийся обзор явственно свидетельствовал о дарованном третьем глазе, потому мальчик пока терпел феникса и пока не жалел о своем решении принять его, хотя вовсе не думал, что...
   - Лежи, Саске, - повелительно произнес мужчина с остренькой бородкой и сеточкой казавшихся добрыми морщинок вокруг глаз. Он неожиданно быстро образовался рядом и прижал грудь своей ладонью, теплой сквозь немного сползшее больничное одеяло, равно как и грубые пальцы, коснувшиеся кожи напрямую. - Тебе надо поправляться, ты еще слишком слаб, - ласково капал он соль на рану.
   Мальчик скривился, не желая поддаваться. Но локти дрогнули, и голова упала на подушку, закружившись, появилась мешающая говорить тошнота.
   - Поспи еще, мальчик...
   Следующее пробуждение случилось поздним утром. Какая-то птица оглушительно наяривала вопли прямо у открытого окна, дышавшего свежестью осени, предварявшей сезон дождей и холода. Саске проснулся столь же внезапно - р-раз и все, глаза нараспашку, в голове свежо.
   - Ксо-о-о... - протянул скривившийся мальчик, очнувшись в той же одиночной палате. Вчерашний вечер - он это просто знал и все тут, что именно вчера и что именно вечер - казался бредом, как все случившееся. Весь вид говорил, что вот-вот придут ото-сан и ока-сама с пальчиками черри и теплым рисовым пирогом, мама улыбнется, ободрит и взлохматит любящей рукой. Но всего этого нет. Нет!!!
   Птичка за окном подавилась и поспешно упорхнула. Видимо, испугалась трели голодного живота. Саске точно испугался, схватившись за живот. Движение вызвало головокружение и резь в глазах, почему-то видящих все вокруг. Мальчик сглотнул, замерев пораженный неожиданной мыслью:
   - Третий глаз на затылке? - АНБУ-невидимки расслышали только "Тр".
   -- Тс! А то на ж.. попу натяну все три, - шикнуло в голове. - Ляг и молчи, - последовал приказ, который Саске, ощутивший прокатившуюся внутри тела волну жара, не посмел ослушаться. Еще бы, когда собеседник невидим и опасен. - Поговорим, когда покормят. Не спорь! Молчать, я сказал! - Говоря более гневно. Саске сразу возненавидел кисама-феникса, от крика которого в голове резануло. - Ешь от пуза. Проси добавку до тех пор, пока я не остановлю. Об оскорблениях мы тоже поговорим, позже, - зловеще пообещал голос-ручей.
   - Здравствуй Саске, я Ияши. Тебе пока вредно много двигаться, и Цунаде-сама прописала тебе много-много вкусной и полезной для растущего организма еды. Ты ведь хочешь покушать и вырасти, Саске-кун? - Наступал медик на больную мозоль.
   Вошедший прикатил специальный столик, нависший над кушеткой, которую он сразу принялся сноровисто поднимать, профессионально стараясь лишний раз не травмировать пациента. В глаза он ни разу не посмотрел.
   Саске со злостью упустил какую-то мысль и сморщился - бобы! Они распространяли свой отвратительный запах, портя всю еду! И кто-то кощунственно фаршировал бобовой кашицей его любимые помидоры! Это очередная братова пытка...
   - Но вначале лекарство, - строго произнес ирьёнин.
   Не давая осмыслить свою фразу, он быстро поднес колбочку с медово-зеленой и с виду вязкой жидкостью ко рту, открытому одним надавливанием на ему одному известную точку. Жуткая горечь обожгла гортань, чисто рефлекторно Саске два раза сглотнул - микстура будто живая, быстро проскочила в желудок, распространяя волну колючей прохлады.
   - Это для аппетита, - наградив мальчика доброй улыбкой. А тот не повернулся только потому, что голова не послушалась, даже глаза остались недвижимыми, однако опасно налились алым. Зачаток кашля пропал втуне, как и крик возмущения.
   Такого издевательства и унижения Саске терпеть не мог. Как кто-то управляет им?! Это ведь его тело, его! И ничье больше! Чтоб этот *** феникс ***, ******! Окрыленный безнаказанностью за горячие мысли, Саске пошевелил руками, попытавшись самостоятельно взять палочки. Они шевелились, руки в смысле, но совсем не в согласии с ожиданиями владельца!
   Дальнейшее расплылось. Слезы унижения от испытываемой слабости застлали взгляд мутной пеленой, странное восприятие сразу же засбоило, отдавшись резью в затылке. Мальчик не помнил, что говорили ему, кормя с ложечки - с ложечки! Задев столик, он пролил суп, капли прилетели на подстеленную салфетку - еще бы джонину не успеть подложить. Зато дальнейшее кормление он взял в свои руки. Или это женские были и руки, и голоса, взявшие его в оборот? Как же все перемешалось и запуталось...
   - Еще...
   - Добавки...
   - Пожалуйста...
   Он ли говорил или по указке, Саске сказать не отважился бы - все перепуталось. В голове и глазах пекло, живот бросало то в жар, то в холод, его бил озноб, а рот сам по себе все жевал и глотал, жевал и глотал противные бобы!
   В очередной раз Саске пришел в себя точно так же, а ведь раньше любил понежиться, попривередничать для виду, когда ока-сама приходила. Пришел-то пришел, но уверенности в том, что в себя, мальчик не испытывал совершенно.
   Он сидел на футоне. Сёдзи мягко рассеивали свет, почему-то одинаково лившийся со всех стен. Татами сложены квадратом, на футоне у противоположной стены в одежде странного покроя точно так же сидел какой-то незнакомец, смотрел он внимательно и миролюбиво, отчего не к месту пришло чувство уюта.
   - Извини, Саске, все ради силы, - обезоруживающе улыбнувшись.
   Но Саске теперь этим не проведешь! Вскочив заведенной пружиной, он провел недавно... недавно изученный прием тайдзюцу, с ноги ударив в челюсть. Второй удар напоролся на... жесткий хват:
   - Будешь тренироваться или нормально поговорим, пока есть возможность? - Мягко останавливая второй рукой третий удар.
   - Убирайся из моей головы!!! - Ударяя ногой в печень сидящего.
   - Как скажешь, - спокойно пожимая плечами. Темные серо-зеленые глаза выражали уверенность и силу, беся мальчугана. - Я только свою силу заберу. Учти, вернуть прежнее уже нельзя, - отпуская захваты.
   - Что значит нельзя?! - Требовательно вопросил Саске, с упрямым вызовом принимая боевую стойку, но не спеша атаковать вновь.
   - Ты согласился принять меня в обмен на силу, - спокойно поясняя, как равному. Это импонировало мальчику, чья реакция на менторский или высокомерный тон была бы грубее. - Я поделился малой крохой, и она за три дня слилась с твоей крошкой, еще меньшей, кстати. Если я заберу свое, ты навсегда останешься без шарингана.
   От последнего Саске всего затрясло. Раньше он бы подумал, а теперь просто кинулся в бой, забыв обо всем. Его лишают кланового додзюцу - только эта мысль билась в нем, отправляя в бездумную атаку. Все его удары мягко отводились или блокировались одной левой, чернявым незнакомец продолжал спокойно сидеть на пятках и смотреть мудрыми глазами без тени осуждения. После двадцатого удара пальцами в мягкую ладонь мужчины вместо кадыка, Саске начал понимать, что выдыхается, при этом он заметил, что и противник устал! Тут мысль оборвалась - щелчок по лбу повалил его на собственную задницу.
   Осознав, что его поддерживают за правую руку, Саске выдернул ее, услышав:
   - Я не желаю зла и за самоуправство извинился. Пока есть время, давай поговорим нормально? Скоро снотворное прекратит действие, и ты проснешься. Опять слабым и немощным.
   - А, поговорив, сильным? - Уловил суть Саске, в сомнении и с непогасшим вызовом в черных глазах.
   - Знания тоже сила, Саске. Если не будешь скрупулезно собирать силу по крупицам, то никогда не сможешь одолеть... врага. Ну, так что? Мне уходить или мы нормально побеседуем без твоих закидонов?
   Саске понял - незнакомец непрошибаем. Он, Саске, слаб! Даже у себя в голове... Где же еще они находятся? Мальчик ссутулился и опустил лицо, в бессильной злобе сжимая и разжимая кулаки.
   - Давай, беседуй, - буркнул он, ненавидя себя за слабость и готовность опять пролить предательские слезы... так и не кончившиеся...
   - Будешь упрямиться, Саске, то следующий случай пообщаться выпадет через долгие годы. В этом доме ты хозяин, а я гость, которому очень выгодно твое усиление, как и тебе самому. Но если ты не захочешь нормально общаться, то твой организм, повинуясь воле, будет отвергать данную мною силу, ты станешь слабее прежнего, а прогресс надолго затормозится. Прими решение здесь и сейчас, Саске, - твердо встретившись взглядом и добавив: - Без немедленных требований и вопросов ко мне, - успел он проговорить раньше, чем Саске издал хоть звук.
   Оторопело тряхнув волосами, Саске отвел взгляд, но глазам не за что было зацепиться. И это его внутренний мир? Такой жалкий и тесный? Он усиленно думал.
   - Только ради обещанной силы, - бросил он, когда повернулся спиной и поплелся на свое место.
   - Я Солеан. Феникс одна из моих ипостасей. Огонь моя суть, а ты родственен огню по крови, поэтому, даже просто находясь в тебе и ничем не делясь, я делаю твои огненные техники сильнее. Пока понятно?
   - Угум, - угрюмо. До него дошло, что лучше выслушать, а то он зря теряет силы, так нужные для убийства Итачи!
   - Тебе надо срочно расширять свой кругозор. Будем откровенны, в Конохе ты остался совсем один...
   - Я выслежу и убью Итачи! - Вскочил Саске. Но затем медленно сел под тяжелым взглядом Солеана, уставившись в пол ненавидящим весь мир взором.
   - Ты маленький мальчик, я взрослый мужчина, - сказанная ровным тоном правда больно ужалила, но Саске стерпел ее. Он должен стать сильнее!!! - В прошлый раз мы встретились... ты принял меня, когда я не мог принять человеческий облик, но, согласись, собеседника легче воспринимать, когда он не говорящая птица из пламени, а такой же человек, - Саске мельком поднял глаза исподлобья и вынужденно кивнул, ведь Солеан специально сделал паузу, тяня время. Ради силы Саске пытался терпеливо слушать, не шибко понимая сути. - Ты просыпался дважды, оба раза я будил тебя в наиболее подходящее время, убирая сонную одурь, проясняя голову и... забирая телесную боль. Изменения в чакре, Саске, болезненны. Эх... Саске, здесь, - обводя руками комнату в ответ на скептический зырк из-под бровей, - нет места лжи. В общем, ты семь дней лежал под властью гендзюцу, хотя все произошедшее до нашей встречи случилось в первые секунды после применения этой техники Итачи.
   Мальчик не удержал зубовного скрежета и ударил кулаками в пол, пробив футон и татами под ним, поцарапавшись.
   - Мне хватило времени тебя обследовать, следующие три дня тебя латали после того, как твое тело меня приняло. Ты упрям... Зная о том, что бобы хорошо усваиваются и полны веществ, столь нужных голодному организму для быстрого восстановления, ты хотя бы временно пересилишь свое отвращение к ним, Саске?
   - Да, - хмуро, обиженно и обреченно.
   - У тебя была крайняя степень истощения днем, но благодаря обильной и богатой витаминами пище и влитым в тебя зельям кризис миновал всего за половину дня. А если бы ты привередничал и тратил дорогие микстуры, проливая мимо рта, то слабость, тошнота и головокружения продлились бы еще дня три или четыре, - Саске опять набычено кивнул, нехотя признавая правоту. - В палате скрывался телепат, к тому же ты еще не умеешь общаться со мной мысленно, а проговариваешь все фразы вслух. Если бы я не перехватил тело, то наш с тобой секрет перестал бы быть таковым. К тебе бы в голову залезли без спросу...
   - А ты, Солеан?! Разве спросил меня? - Возмутился Саске, вскочив. И не собираясь садиться. В ответ он тоже нахмурился и насуплено буравил взглядом. Имя само слетело с уст, а ведь не собирался!
   - Мы не успели пообщаться, а ситуация требовала экстренных мер. Согласен, я вел себя неподобающе и без должного уважения к тебе, прости, пожалуйста, - повинился взрослый.
   Саске сдулся, весь боевой настрой испарился. Мальчик понял, что этого... феникса Солеана могли отобрать старшие, а у него самого еще и... глаза забрать. Как было... Саске сильно-сильно зажмурился, прогоняя непрошенную влагу и видения.
   Неожиданно мягкая рука легла на плечо, сразу полегчало. Правда, слезы теперь желали течь по другому поводу. Когда мужские руки взяли его кисти, Саске не удержался от всхлипа, но и не сопротивлялся. Солеан молча распрямил на них пальцы, как для удара, а потом осторожно повел за запястья к глазам.
   - Отчетливо и вслух прикажи глазам перестать плакать, а носу хлюпать.
   - Пр... хнык... Приказываю... глазам перестать плакать... а носу хлюпать...
   - Молодчина, - ободрил мужчина застывшего в непонятках мальчика.
   Сработало! Саске стало радостно - он сильный! Он смог! Только вот почему-то усевшийся рядом немного грустен. Ведь сработало! И похвалил...
   - Закрепим успех, скажи, что будешь использовать при общении со мной мыслеречь, понятную только нам двоим.
   - Пр... - на губы тут же легли пальцы, бесцеремонно затыкая. Весь положительный настрой сгорел.
   - Здесь, - отнимая руку. Саске резко отвернулся, надувшись - такой фамильярности он не ожидал, и даже губы вытер о тыльную сторону ладони, но уши навострил. - В твоем внутреннем мире, общение происходит на ментальном уровне, оно плотнее, шире и ярче. Мыслеречь в том смысле, что я вложил, сродни банальному телепатическому разговору и применяется, будучи в сознании и взаимодействии с внешним миром, так называемым тварным. Если ты прикажешь, то мы здесь не смогли бы общаться долгие годы, пока бы ты не уразумел все тонкости. Если просто продекларируешь: "Я буду использовать при общении с Солеаном мыслеречь, понятную только нам двоим", то это обретет смысл там, где время играет роль. А здесь ты хозяин и оно подчинено тебе. Извини, моя ошибка, запретил вопросы ко мне.
   - Прощаю, - буркнул Саске, понимая, что опять мог что-то сделать не так и разочаровать старшего, к которому постепенно проникался симпатией, ну или уважением к силе духа. А может и вовсе перед ним ТОТ самый Дух Огня, и это про его волю он слышал тут и там. Саске порывался задать море вопросов, но решил, что послушание... что он сильнее их! Вот! Вопросов в смысле...
   - Мне все труднее удерживать незыблемым это место, Саске.
   - Я буду использовать при общении с Солеаном мыслеречь, понятную только нам двоим, - со всей твердостью произнес Саске. Подивившись легкости понимания и... набравшись смелости, он произнес: - Можно.
   В тот же миг все расплылось и смешалось в цветные пятна. Саске ощутил, как плавно упал, где-то в серединке пролетев с неимоверной скоростью. Потом мельтешение потяжелело до век, которые он незамедлительно поднял, ощущая в теле легкую слабость, ломоту и сильный голод, растревоженный... бобовым смрадом! Ууу!
  
   *** Солеан
   После его самостоятельного ужина я про себя тихо подхихикивал, глядя на посекундно то пунцевеющего, то бледнеющего мальчишку, которому прямо на неожиданно вполне знакомых мне очертаний фаянсовом друге пришла занятная мысль. Сам он жутко стеснялся и стыдился спрашивать, да и вообще в этот момент ко мне обращаться. Решил лишний раз его не шокировать, слишком еще слаб установленный контакт и глубока нанесенная, эм, гендзюцу травма - на мое объяснение, что в целях скорейшей выписки я временно отключил панорамное зрение, оставив чувство чужого взгляда с точным направлением, выдавшим положение невидимок в углах палаты, он явно обиделся и посчитал себя обманутым. Главное мост положен, черт с теми двумя аппетитными ампулами. Ну, дольку я сохранил до времен, когда смогу вдумчиво вникнуть в их свойства - вмешиваться в работу организма носителя я никому не позволю! Это первейший постулат безопасности. Энергию из веществ, вколотых глухой ночью каким-то перебинтованным клиническим уродом из соседней реанимационной палаты, я потратил на организацию помещения в знакомом нам обоим стиле - Саске привык видеть слоеную рисовую бумагу вместо стен, я тоже... тесно знаком с подобным стилем. Мне стоило огромных волевых усилий отказаться от порции жрачки, но оно того стоило - тонкие воздействия привели к предательству тела перед сознанием Саске. Куй железо, пока горячо - я следовал древней мудрости, ловя парнишку на свой крючок. Важно было пролить высушенные Итачи слезы, чтобы перевести стрелки на меня, встроить в ассоциативный ряд. Дальше легче пойдет, мой нынешний голодный паек окупится сторицей.
   На самом деле грудастая врачиха, хм, все же впечатляющая дама, потому что очень профессиональна, на мою шкуру, ***, определила виновницу моего торжества - шишковидную железу, в оной я спрятался, в ней внес наибольшие изменения. Недоработанный "третий глаз" вызывал завихрения эфира, читай, отклонения от нормы, нуждающиеся в "излечении". Если бы не топорная работа некоего Ияши, то все мои старания пошли бы прахом. А так все пучком! Ну, почти.
   Пожалуй, лучше перейти на термины этого мира, оказывается мне по давней памяти знакомого. Сам я ни мангу, ни аниме не читал и не смотрел, но в общих чертах о Наруто слышал, картинки встречал на просторах Интернета, и в общих чертах сюжет представляю, по мелочи нахватался то тут, то там. Что-то в памяти раскопал, пока меня заливали местной жидкой чакрой, как в бездну уходившей, хе-хе. Угораздило же меня попасть! Мля, теперь и не выматериться толком, да и хандре всецело предаваться нельзя - вообще эмоциональный контроль постоянный мне держать предстоит долго, мы слишком тесно живем. Ну, надеюсь, что будет жизнь, а не жалкое существование, как сейчас.
   Так вот, на доставшееся мне убогое тело без слез и не взглянешь! Что за дебильные гены, где возможны самые идиотские комбинации цвета волос и глаз, да что там, строения этих самых глаз и прочих частей тела! Обрывки генных цепочек я еще не в состоянии достраивать и расшифровывать, но вот относящееся к глазам моего подопечного вычленил. Шаринган способность, конечно, здоровская, и даже финальный риннеган впечатляет, кстати, он-то мне как раз жизненно необходим! Иначе пришлось бы выдумывать аналог - с местным Богом Смерти у меня крупные счеты, а я привык их оплачивать, с процентами.
   Так вот, мой огонь выжег заскорузлые чакроканалы мальчика - природа на нем отдохнула, все лучшее явно досталось первенцу. Играл на гране фола, но близость не блещущего талантами Ияши я специально подгадал перед началом спектакля "ЧП в палате Учиха Саске". Именно из его облака энергии, особо никуда не направленного, формировал новые каналы, суперэластичные и прочные. Пусть сие потом вменяется ему в карьерную заслугу, главное у моего носителя заложен фундамент, а ту бахрому, что повязали остальные, я со временем заменю или обновлю по эталону в голове, сердце и позвоночному столбу. Допотопная структура здешних тонких тел с тремястами шестьюдесятью одним узлом, выводящим чакру наружу, дурна - забей малую часть, и все, каюк циркуляции и прощай дзюцу. Оно мне не надо, и Саске тоже.
   Чакропроводящая система отчасти повторяла эфирное тело с надями и энергетическими центрами вдоль позвоночного столба, но эта загадка будущего, сейчас мое вмешательство минимально - могу навредить. Геном менять не стал, но вот втихую, пока пациента кормили вредными и не очень лекарствами и психотропными наркотиками природного и не совсем происхождения, включил сродство со всеми пятью прима-элементами, а не только с огнем, а так же создал смычку между всеми двумя додзюцу, бьякуганом и шаринганом. Хех, как звучит! К сожалению, пока вымысел. Сродство с местными ветром, молнией, землей и водой, именно и только с местными, провел с целью спрятаться от Бога Смерти, пока тупица не догадался, куда я смылся, и что вообще сбежал, скормив часть себя, как поступает ящерица со своим хвостом... Боже, и это говорит дракон! Докатился, тьфу и растереть! В общем, душа Саске перестала отсвечивать лишь жаждущим убийства огнем, мои ведущие к нему следы полностью замело.
   На самом деле я в своем горьком состоянии с шаринганом-то еле разобрался, бьякуган в планах на будущее. Убрать внешние эффекты при активации думаю, реально, что у того, что у другого, но при существенных потерях в мощности. Пародирующее бьякуган панорамное зрение удалось организовать, правда, оно дестабилизировало циркуляцию, пришлось повременить с активацией - вот перестрою по-своему!.. К сожалению, быстро и кардинально нельзя, да и где столько чакры взять? Не отбирать же жизненные силы у растущего тела? Это же натуральное святотатство!
   Да, первые два раза Саске просыпался в палате с объемным зрением, только вот моим собственным, имитирующим будущие способности. Зачем? Выйти на доверительный контакт чтобы. А еще оправданный риск. По выходу из больнички встреча с выдающимися и первыми лицами Конохи мне... нам заказана, в смысле, обломится безнаказанно пощупать. В общем, я без иллюзий, хоть за прошедшую неделю малость оклемался и нахожусь в менее плачевном состоянии, но все еще крайне уязвим, чего тут греха таить, откровенно сдул бы открытый бой госпоже Цунаде или старикашке Хирузену. Я новенький на этом поле, появился смертельно раненым, моя стратегия выживания основана на выжидании и сборе информации.
   Госпожу Цунаде-доно я зауважал, честно, колоритная личность с очень - подчеркиваю, очень! - вкусной чакрой. Она имела шанс обыграть меня на моем же поле, появись вместо Ияши. Тетку заслуженно уважают, взрывной характер отлично уживается с добротой и проявляемой по отношению к больным заботой, своеобразной, хе-хе, но все же. А вот старикан скользкий тип, завзятый интриган и манипулятор, однако во внутреннем мире, куда он сунулся, создав хитрую печать прямо на груди Саске, полный профан. Замести все следы, притворившись остатками дзюцу Итачи, труда не стоило... только, ***, энергии! Я коснулся только общих намерений старикана и поверхностных мыслей, держась подальше - этот типус вполне мог ухватить и выдернуть меня, уж больно шустрый, несмотря на возраст. Еле усыпил его бдительность, смастерив во внутреннем мире руины квартала Учих, дескать, отпечаталось глубоко и навсегда, нет причин волноваться, вот уйми пожары и все с мальцом наладится!
   С парнем следует вести честную игру, иначе упущу. Перебарщивать с признательными извинениями вредно, но тут главное подгадать момент, и тогда все будет на мази. Я, конечно, заранее придумал, как сообщить о верности догадок об обмане, его необходимости и подоплеке. И о примененном гипно.. о примененном для приказа самому себе гендзюцу тоже знаю, как аккуратно рассказать, а то ведь детский ум уже такого абсурда себе нагородил, что диву даюсь!
   Но лучше все-таки еще раз тщательно пораскинуть мозгами, тем более, когда так вку-у-сно кормят, ммм! Еще, Цунаде-химэ, не останавливайтесь... О-о-о, еще! Будьте щедрее, от вас не убудет, а мне весомый прибыток!.. И верьте, верьте в исцеление тела до показателей на момент обследования полугодовой давности. Верьте, последствий гендзюцу кривоглазки больше нет, Цунаде-химэ, больше нет, поспешите получить приз в казино, законопатьте дыры образования и нестыковки лечения азартной удачей, залейтесь по уши сакэ... Да-да, пятка бутылочек сакэ вовсе не помешает! Оно ведь та-ак благотворно сказывается...

Глава 2. Побег

   *** Саске
   -- А мне надо в квартал Учих! - Непререкаемо заявил Саске на попытку разрушить его планы побега. Мысленно. Вечером следующего после знакомства с Солеаном дня. Теперь он не срывался, лучше контролируя себя. И старался забыть о незримом помощнике, надоевшим хуже бобов!
   -- Ну, пробуй, - последовал равнодушный ответ.
   -- Ты!!! А ну ты!.. - Мыслеречь вполне соответствовала реальной, потому Саске и при этом общении задохнулся от возмущения, как если бы грудь сперло. Почему так происходит, он не думал.
   Он недавно плотно поел, поход в клозет с окошком, в которое он мог успешно протиснуться, а пижама - а что пижама? Он на задании - добраться до... дома. Простительно, там переоденется, раз в палате нет его вещей. Наверно. Невидимки со вчерашнего дежурили один под окном, другой за дверью. Ему разрешили перемещаться по палате и даже самому ходить справлять нужду. Вроде успешно получалось скрывать бодрость и нетерпение, а тут вдруг раз, и ноги подкосились, вынуждая срочно искать опору.
   -- Саске, я бы напомнил слова о том, что маленьким мальчикам опасно ходить одним и, тем паче, ночью по деревне, можно нарваться на плохих дяденек и тетенек. Но не буду...
   -- Ксо, ты уже напомнил! - Обиделся Саске, но выбора не было, ведь могут и не вернуть энергию во второй раз. - Ну, куда там тебе надо... - покоряясь злой судьбе. Утренний понос он очень, очень хорошо запомнил, ни капельки не веря в виновность этих, как его, медикаментов, ти! ***!
   -- Саске, чем ты меня ночью слушал? - О, Саске очень, очень хорошо знал, о чем был намек. Он громко засопел, но сдержался с ответом - запасной пижамы в палате не было. - Хорошо, давай сделку. Я на основе своего опыта тебе обрисую картину того, что произойдет с тобой в течение часа после побега. Ты внимательно выслушаешь и прокрадешься на склад, где сделаешь все, что я скажу. Потом ты от больницы сам добираешься до своего квартала. Если буду прав я, ты поклянешься не перечить мне понапрасну, быть вежливым и разумно послушным. Если же я ошибусь, то прекращу вмешиваться в твою жизнь, буду тихонько сидеть взаперти, молча усиливать твой огонь и зоркость. Договорились, Саске?
   -- Да, Солеан-сэмпай! - Таки досадил мальчик, догадавшись о нелюбви сожителя к суффиксам. Он уже смирился - остался всего один шаг до дома! Он сильный, он потерпит и сделает. И утрет нос зазнайке. Так вот!
   -- Ты встретишь группу мародеров, более ловких и сильных, чем ты. Над тобой поглумятся, изобьют до полусмерти, а невидимки потом доставят обратно в эту же палату, долеживать, - предельно серьезно произнес Солеан.
   -- Шинджимаэ! Я владею "Катон: Гокакью но Дзюцу"! Я сильный и всех победю... побежду... - запнулся ребенок, все сильнее злясь. Он их всех сожжет огненным шаром изо рта.
   -- Всенепременно победишь, - мягко согласился собеседник, гася темные эмоции. - За дверью направо до поворота, налево до лестницы, вниз в подвал. Там разберемся.
   -- Киккаэ, - буркнул Саске, обвиняя в позерстве. - Только молоть языком и умеешь, дурак, - думал про себя паренек, считая, что непременно справится со всеми трудностями сам. Ведь Итачи сам всех убил!
   От последних мыслей стало так муторно, что по выходу из палаты не пришлось изображать сильное притяжение к клозету. Вот убьет он Итачи и тогда уж поквитается с этим гнусным кисама, оккупировавшим его голову! Все-все он ему припомнит! Каждый хмык. Каждый!
   Едва не скрипнув зубами, Саске притаился за углом. Как вспомнилось, выставил зеркальце - ненавистную полированную ложку! - в проход. Никого. Выглянул сам, оценив на глаз расстояние и время преодоления. Упс... Ответственно подошедший к заданию... Да! К заданию, теперь вся жизнь у него одно сплошное задание - убить Итачи. Так просто легче...
   Отстояв в тени ниши, мальчик в небесно-голубой пижаме в ярких зеленых листьях, игрушках ветерка, стал вдоль бежевой стеночки перебегать от двери к двери, стараясь не шлепать босыми ногами по прохладному полу. Синие шлепки он зажал в левой руке, а ненавистную ложку, продолжающую после мытья душистым мылом мерзко пахнуть мерзкими бобами, заткнул за пояс пижамных штанишек. Промежуточная миссия выполнена - они перед подвальной дверью. Закрытой. Упс... Саске еле успел повернуть свой тощий зад, прячась под лестницей.
   -- На свой глянь! - Огрызаясь с бешено колотящимся сердцем. - Ну...
   -- Не нукай...
   -- А сам-то!!! - Вскрикнул Саске. Как в его руке оказалась ложка, он не понял. Хотел с досадой ругнуться - нельзя, режим молчания нарушать нельзя. Кипя, мальчик погнул ложку так, что та не захотела держаться на резинке штанов и мешалась.
   -- Бросать ложку нельзя, по ней тебя выследят и накажут по всей строгости. А так нет улик - нет дела. Усек, комрад? - Весело раздалось в голове.
   -- Говори уже... - вновь сдулся Саске. О том, кто такой комрад, и что ему надо усекать, он старался не думать.
   -- Прошу разрешить овладеть телом...
   -- А глазки не вынуть?! - Привычно взвился мальчик, в смысле, привычной фразой. Раньше он столь дерганым и злым точно не был, это все Итачи! Надо стать сильным и Убить Итачи!
   -- ... до выхода из больницы, - тем временем спокойно говорил голос, не желая перебиваться. - Если дашь мне порулить, то можешь потом не бояться лишиться глаз - новые отрастут, сами, еще лучше прежних. М?
   -- Бака, - сжал губы грозно сопящий мальчик. Он не любил мычание. Молоко любил - коров нет. - Ладно, согла...сен...
   Последний слог он произнес, оглохнув, ослепнув и вообще черте где!
   -- Без паники, - раздался твердый и уверенный голос. - Просто открой глаза и растопырь уши.
   Ну, Солеан, ну, погоди! За уши Саске готов был рвать и метать, бить и убивать. Зря он носил такую прическу что ль? Закрывающую уши, слегка остренькие, большеватенькие и сильно прижатые, из-за свисающих сверху волос это совсем не заметно. Дразнили его мало, но колко, и таскали, да, были случаи, а с волосами есть шанс выскользнуть до хватки.
   Предвкушение обломалось - перед глазами все та же обшарпанная стена лестничного закутка. Гулко ухало сердце. Кричать и топать ногами нет причин - мальчик ощутил холодок, пробежавший по коже. Изменения уловить не получилось, будто все вернулось на круги своя.
   - Хм, - выдало его тело. Саске с каким-то трепетным ужасом наблюдал, как его собственная рука без его желания попадает в поле зрения и возвращает ложке прежний вид.
   -- Я обещал ответить на вопросы, когда устроимся... дома. Потерпи, пожалуйста, - удивительно вовремя услышал Саске и закусил несуществующую губу. Причем так реально все ощущалось!
   -- Скорее бы! Давай быстрее, Солеан, я хочу назад Свое тело, - очень твердо и уверенно заявил Саске. И внутренне обрадовался, что получилось сказать важно, по-взрослому. Он постарался и у него получилось. Он сильный! Он убьет Итачи.
   -- Иду. Главное молча дивись, иначе нам хана.
   Дальнейшее для Саске напоминало сказочное кино. Его руки водили ладонями над замками, и двери открывались. Сперва та, что рядом с входом в подвал, потом складская. В подвал попали они тоже очень странно - какая-то девушка в белой стандартной шапочке просто взяла и пропустила юркнувшего мальчика, без удивления и вопросов, даже не глядя на него. Гендзюцу! Нет, не может быть! Саске видел обычные глаза, со зрачком, а вернейший признак иллюзорной техники в его отсутствии. Как же так?
   Долго осмысливать не получилось - склад содержал кучу интересного и непонятного. Опасного. Целесообразно ли было сюда переться? Вдруг засекут?
   Следующими вопросами Саске подавился. Его - его! - тело стало жадно - как животное! - глотать с морозильных полок все подряд, зачем-то любовно - любовно! - касаясь скрученных свитков, без разворачивания и распечатывания.
   На тридцатой зеленой бутылочке Саске сбился со счета. Он знал, что в них хранится жидкая чакра в чистом концентрированном виде, для него еще слишком опасная без травяных добавок. Но куда, куда в него столько влазит?! А ненасытные руки все хватали и хватали новые порции. А потом и вовсе случился культурный шок - его тело приподнялось над полом, а ноги с небывалой ловкостью хватали вообще все, что содержало чакру. Саске совсем не обратил внимания на отсутствие освещение - светилась чакра. В большинстве колб преобладали зеленые тона. И гасли, гасли, гасли с неимоверной скоростью. И куда только тара девается? Полки остаются пустыми, звука битого стекла нет, только невероятно быстрый стук сердца.
   Мальчик уловил отголоски чужих эмоций и ужаснулся, какого демона он в себя пустил, а??? Или вовсе огненное чудовище? Тут вдруг звериный накал исчез. Саске ощутил чужую вину и досаду, а сам... а сам он устыдился собственного сравнения. Демон-оборотень, феникс-человек. Солеан - чудовище? Вовсе нет. Демон, не человек, но и не чудочище.
   Для Саске дальнейшее опустошение больничного склада вызвало муки совести - а как же раненные шиноби? Как же будут те больные? Вдруг бы и на него не хватило лекарств?
   -- Это второстепенный склад, Саске, вспомни табличку на дверях и прекращай зря изводиться. А... я был очень истощен, вот и сорвался. Вспомни, как однажды сам набросился на еду. И здесь можно говорить, охранная сигналка обезврежена.
   -- К-как? - Думая сразу обо всем. Многие дюжины вопросов, толпящихся в голове, начиналась на "как".
   -- Как мы дошли досюда? Научу. Как я все это ем без остатка? По аналогии с запечатывающим свитком. Огонь все ест, Саске, он разным бывает. Я бы предпочел удовлетвориться одной чакрой, но тогда будет слишком подозрительно. А пустой склад... обчистили? Или перепутали бюрократы, потерев при транспортировке? Опустошение резервного склада никому вреда не причинит, Саске, наоборот, чтобы извернуться и вновь его наполнить в сжатые сроки шиноби выложатся на полную, превзойдут себя и в конечном итоге станут сильнее.
   Саске опять перегорел. Разобиженно надувшись, он перестал следить за с невероятной скоростью мелькающими руками - они просто касались предмета, и тот исчезал. Больше в его многострадальный рот ничего не лилось и не совалось. Пусть он подавится!
   Очень быстро обида затмилась завистью. Солеан в его теле был неимоверно быстр, Саске даже не с чем было сравнивать, вернее... Впрочем не важно. Он впал в черное уныние, откуда-то совершенно четко разделяя тело под управлением Солеана и тело под своим контролем, будто это два совершенно разных шиноби, по-другому он себя не мыслил. Он шиноби, вышедший на тропу войны.
   -- О чем такой фонтан негатива, Саске?
   Ну как не ответить?
   -- Оно точно мое?.. - Спросил Саске и сам испугался. Того, как спросил, того, что спросил, того, что ответят. Иррациональный страх перемежался с желанием узнать - ведь это Сила, реальная сила. А вдруг гендзюцу?
   -- Нет, это фантом. Энергетический клон, если угодно, идентичный натуральному. Я знал, что могу сорваться, это могло покалечить тебя, поэтому я заранее принял меры предосторожности. Однако знай, виденная тобой скорость и ловкость вполне достижимы и для твоего тела не предельны, кальку-то я ведь с него брал.
   -- Кальку? Это пример, да? - Прошло мало времени, просто мысли текли быстро. Саске чувствовал эхо бодрости удовлетворившего первый голод Солеана. Он задал вопрос перед самым выходом из абсолютно темного помещения.
   -- Да, Саске, правильно, - мысленно подмигивая. - Готовься к возвращению.
   -- Вернемся обратно? - Саске недавно поужинал, выпив много клюквенного морса с горным медом.
   -- Нет, я вылезу из-под земли у ближайших кустиков.
   Собственно, слова лишь немногим предваряли дело. На деревню ложились сумерки, окутывая ее тенями, ветер раздувал кроны деревьев и гнал кучевые облака по тускнеющему небу. Саске узнал кустик, росший под окном туалета, когда находившиеся на уровне травы глаза фантома обозрели все спереди, сзади, с боков и сверху, не найдя ничего опасного. Мальчик уже не удивился тому, как его руки оперлись о траву и подтянули тело прямо из-под земли, не колыхнув ни одну травинку.
   -- Возвращаю, - предупредил Солеан. На все про все ушло не так уж много времени - несколько минут. Из ночного разговора Саске, с трудом усвоив, вынес понимание - мыслеречь на порядки быстрее обычной. Поэтому он спокойно отнесся к несоответствию объективного и субъективного прошедшего времени.
   Трава сразу пригнулась, отпечатавшись под голыми стопами, руки для пущей убедительности сорвали клочок и поднесли к глазам. Обычная трава, сорванная его рукой по его желанию. Ветерок быстро остудил пижаму - мальчик поежился, передернув плечами. Столько впечатлений свалилось за раз, что он сейчас был несколько растерян.
   -- Эм...
   -- Что... - в тон. Перечить, вопрошаться и прочего совершенно не хотелось, как будто все осталось там, в постепенно сгущающейся темноте.
   -- Как ты думаешь, почему в палате отсутствовала твои футболка, шорты, и... все остальное? Почему пижамы такие яркие и заметные в ночи?
   Еще сутки назад Саске за этот поучительный тон... впрочем, не важно. Он действительно только сейчас обратил внимание на свойства больничной одежки. Провал миссии? Ни за что! Он понял намек, только отвечать желание отсутствовало. Присмотревшись получше к дерну, отрок добыл земли, начав пачкаться. Раньше... раньше он веселился, а теперь у него Задание! Убить Итачи! И чтобы пройти текущую миссию, надо испачкаться. Что ж, он испачкается.
   Сосредоточившись, отрок поелозил в земле снятым верхом. Потом чуть покраснел, но с тем же настроем снял низ и столь же тщательно его извазюкал. Грязная пижама стала холодней и тяжелей чистой.
   -- Саске, огонь в твоей крови. Почему ты мерзнешь?
   Тот пожал плечами и перестал мерзнуть, выдохнув парком. Ощутив чей-то мимолетный взгляд сверху и в спину, отрок припустил, вихляя, как учили, на всякий случай. Взгляд мазнул и исчез, но это еще ничего не значит - впереди забор. Легко перескочив по веткам как будто специально для этих целей росшего дерева, запримеченного еще в... ту пору, босоногий отрок углубился в улочки, стараясь держаться в тени. Ни злосчастную ложку, ни шлепки он не потерял - улики.
  
   *** Солеан
   Ночью разговор дался трудно, из меня аховый психолог, выезжал и выезжаю только на множественности ядер - одно да обязательно осенит светлая мысль. Надо учиться - теория есть в загашниках памяти.
   Ночью достигнута договоренность о боях - я помогаю стать сильнее, он дерется. Сам. С моей стороны обещание о разборе полетов и сохранении жизни. Мне удалось существенно уменьшить его страх перед гибелью, хотя он и заверял, что просто не может умереть, пока не убьет Итачи. Участие в сражении это наш краеугольный камень. Сложно разграничить, когда можно, а когда нет вмешиваться. Его бой. Его месть. Его сила. Его Итачи. Оба сошлись на том, что моя помощь возможна лишь до и после реальных схваток. Надеюсь, у нас у обоих достанет ума быть сильными. Мальчик неожиданно привел пример из резни, с подлым ударом, и сказал, что если я его предотвращу, то сам стану подлецом. Его жизнь.
   Временами он вполне вменяем и не по годам рассудителен, чему способствует проведенное мной улучшение работы мозга через обычное кровоснабжение и несколько маленьких хитростей. Испытанное потрясение и одержимость идеей оправдают не только проснувшуюся гениальность, но, к сожалению, много и часто списывать не получится.
   Вовсе не надо быть гением или провидцем, чтобы предугадать встречу с мародерами, особенно после обрушивающего мир предательства. Собственно, от наглости банды воров Саске банально впал в ступор - те без стеснения шли через главные ворота квартала с мешками за плечами и тележками в руках. Тележками! Полными кровавых тряпок, придавленных кастрюлями и прочим скарбом, включая плюшевую панду с логотипами клана на лапах. Эх, провокация удалась на славу, кто-бы сомневался?
   Его боль.
   К чести, он молчал, дрался без глупых воззваний. После холода Итачи сложно оставаться рядом во время драки так, чтобы избежать отдаления или отступление в ранее достигнутых договоренностях. Я вроде справлялся. Итачи качественно промыл мозги младшего брата - о пробужденном шарингане с одним томоэ Саске не знал и преимущество досталось здоровым мужикам, начавшим играться и подначивать оборванца - в нем не признали Учиха-дзин, по крайней мере, вслух перед последним. Голодранец, босяк - это еще по-божески его ласкали. Мат гремел на пустой улице. Среди обзывалок звучали: и чикусёмо, и яриман, и огяру, квартал стал косё бонджо. Вырванные из контекста матерные слова менее обидны и оскорбительны. Мужики припомнили кучу ни за что схваченных и избитых полицаями знакомцев, они действовали грамотно, не подпустив к сковородкам и половникам, быть может, побоялись после демонстрации возможностей обычной ложки, насмерть воткнувшейся черенком подпевале-неудачнику в глаз.
   Саске сквозь боль в сломанной правой руке, в свернутом носу и перво-наперво подбитых глазах, в сломанных ушах и пальцах, отбитых почках и заднице (едва ли он заметил, как причиндалы остались едва ли не единственным на всем теле не тронутым местом), начал понимать, что проигрывает всякой швали, местному отребью. Причем мстящему за сотоварищей! Причем по собственной глупости он почти сразу потерял возможность складывать печати, ни разу не плюнув огнем, с которого стоило начать, вместо бездумной атаки врукопашную.
   -- Помоги! Я должен... я должен быть сильным и победить! Пож-жалуйста, Солеан...
   Да, все правильно, пока сам не попросит, пока я не соглашусь - всякое бывает в жизни, гибкая ива согнется под ураганом, но устоит. Мог бы стребовать клятву, но зачем потом каждый раз напоминать и злить? Сам вспомнит, сам принесет, сам будет следить. Только так и никак иначе. В чем-то я схож со стариканом-тараканом.
   -- Месть суть удел слабых. Стезя сильных в созидании или возрождении. В чем твой долг? - Испытующе откликнулось высокое солнце.
   Он давно лежал на камне мостовой. Я прямо чувствовал, как теперь каждый в общем-то не сильный пинок по мокрой заднице выколачивал из него дурь Итачи - один из ударов пробил хилый пресс, мочевой пузырь не выдержал, породив взрыв чужого смеха и его боли).
   -- Клан... - прохрипел Саске, разрываемый противоречивыми желаниями и болью. Боль-сенсей величественна в своей доходчивости.
   -- Учиха-дзин, вспомни о пробужденном шарингане, вспомни о родстве с огнем феникса, вспомни клан! Ты уже сильный, Учиха Саске. Просто воспользуйся силой клана, пробуди, призови... Дерись и победи!
   Последнее напутственно. Ключевые слова произнесены, сила накоплена, дороги для нее проложены. Начнем асфальтировать. Боль снаружи, боль внутри, гори-гори-гори! Тьфу, в детство впал, считалочки сочиняю. Можно - план сработал! И стрелки теперь все в прошлое, ищите и докапывайтесь, хе-хе-хе!
   Что-то вещавший заводила вспыхнул первым, сгорев до пепла за сущие секунды. Я ловил наше отражение в их очумевших глазах - все-таки мое творение, на скорую руку, но им всем хватит.
   Огненная фигура поднялась неуверенно, совершенно не вредя дороге - зачем портить имущество? Вот еще, ведь как пить дать сдерут за простенький ремонт милльёны, жиды демоновы. Огонь на первую жертву перебрался по ее же вине - чего стоило остановить замах? В пламени скорее угадывалась фигура мальчика, широко распахнувшего глаза. Как? Что? Это шаринган? Да пусть поломают голову над черным белком и столь же сплошного цвета, только красного, зрачком с радужкой. Всего два цвета и одна простенькая геометрическая фигура - красный круг на черном фоне. А какой сногсшибательный эффект!
   Два глаза повернулись так плавно и быстро, будто на оси вместо шеи. Дальше огненная фигура все теми же мальчишескими приемами атаковала ближайшего дылду. Застыв на миг от произведенного эффекта - нога прошла, не встретив препятствий, на дорогу упало две горящие половинки, с треском и жаром распадающиеся в пепел, - огненный мальчик больше не мешкал, быстро и экономно добив побежавших было в разные стороны. От первых двух ветер уже разгонял пепел, вскоре к нему присоединился прах пятого мародера.
   -- Оббеги квартал изнутри вдоль забора, очерти огню клана его владения, - скомандовало солнце.
   Мальчик немедленно бросился исполнять, вполне осознавая себя и свою заемную силу, но пока не понимая последнюю. Огонь дорожкой стелился позади, сползая. Первой открылась голова с шелковисто блестящей копной индиговых волос, тонкая мальчишеская шея и узкие плечи. Девственно розовая кожа без следов избиения. Его путь отмечало бездымное пламя, колдовское, почти не освещавшее. Вскоре голенький малец замкнул контур, поведя головой от одного столба врат до другого.
   Два параллелепипеда. Когда-то на их макушках были клановые символы, стилизованные веера с белым основанием и красным оперением. Когда-то сверху была перекладина, а на самих камнях иероглифы. Когда-то висели створки, а отходящий от них двухметровый забор не знал проломов.
   Красный круг светился на поглощающем свет черном фоне. Два глаза обозрели чистую мостовую - ветер сдул пепел мародеров, по странному стечению обстоятельств не успевших вынести добычу за полоску огня.
   -- Повторяй за мной, Учиха-дзин. Воспламенение: огонь очищающий, огонь созидающий, огонь разрушающий.
   Саске сложил девять печатей: дракон, собака, обезьяна; дракон, свинья, петух; дракон, змея, тигр. Обе кисти обратились в то же самое ранее его покрывавшее пламя, как только сложились печати и потусторонним и необычайно глубоким голосом отзвучали слова, специально для обомлевших во второй раз зрителей, на порядок прибавивших в числе. Получился в районе груди клубок огня, питаемый текущим в светящихся сосудах огнем, особенно ярким от основания плеч.
   - Горение: воля феникса - возрождение, - произносили уста, пока руки складывали шестнадцать никому невидимых печатей. Объем чакры состоял из трети собранного в больнице, что само по себе внушает ранг "S", не меньше, и двух третей призванного из крови. Хе, так-то, божок!
   Следуя передаваемому образу, мальчик резко развел руки в сторону столбов, между которыми стоял. Два сгустка ярче солнца с гудением сорвались и впитались в камень, сразу начавший покрываться разрастающимися огненными капиллярами.
   Столбы в считанные секунды обрели монолитный красный цвет шарингана, на их острых конусовидных макушках выросло белое основание, отдаленно напоминающее толкушку для ступки - тело вращения, полученное из нижней части кланового символа. Верх представлял собой горящий огонь, черный. Когда воспылало черное пламя, ранее созданный огненный контур импульсно расширился. Рыже-бело-черное пламя восстановило ограду. Все столбы превратились в уменьшенное подобие обозначающих центральные врата. Полотно забора стало напоминать листовой металл и окрасилось в черный снаружи и рыжие языки внутри. Всполохи пламени взметнулись створками врат, на девять десятых прозрачными. Отрок сделал шаг назад и повалился без чувств. Одновременно с этим зрители совершенно отчетливо увидели, как белым огнем вспыхнула кровь на одежде в брошенной тачке, как белый свет полыхнул по всему кварталу, возрождая былое. Когда белый свет крови погас, черное пламя столбов обрело переплетающееся триединство черного, красно-рыжего и белого, а врата перестали быть прозрачными, сохранив тусклость и живость... черного цвета.

Глава 3. Тринтет дзюцу

   - Я потерял двух из АНБУ, хватит. Данзо-сан, вы зря сгущаете тучи, - пыхнув трубкой.
   - Хирузен-доно, - подчеркнув суффикс. Последние сомнения у стоящего перед сидящим отпали - скрытая вражда перешла на новый уровень. - Следовало вмешаться незамедлительно. Теперь степень опасности для деревни наивысшая, Хокаге-сама, - что ж, он умеет достойно ответить.
   - И как вы себе это представляли?! Присутствовали главы всех кланов, - пыхнув облачком, очень напоминающего оскалившегося дракона.
   - В самом начале присутствовали только клан Хьюга и Абураме, помимо уважаемого клана Сарутоби. Был шанс запечатать.
   - Данзо, запечатай я сорванца или... силу, и Хиаши Хьюга прямо там объявил бы войну и напал! Ты должен это понимать.
   - Лучше известный враг, чем... это, - лихо подтянув клюкой стул и чинно усевшись напротив.
   - Хорошо, буду первым, - выдохнув носом. - Первый умер как шиноби. Он применил дистанционную технику напрямую к ограде из черного огня - при соприкосновении с преградой его чакра загорелась, включая циркулировавшую внутри, причинив сильнейшую боль. По заключению... взбешенной Цунаде-сан он лишен всякой возможности восстановления как шиноби. Второго постигла та же участь, когда он начал применять технику перемещения на расстоянии метра от объекта, стоя на бордюре. Направленный на квартал бьякуган начинает кровоточить и слепнуть. Глазами животных и птиц виден непроницаемый серый купол, в метре от него связь с ними сгорает, - делая акцент на последнем слове. - Когда наблюдатели отметили единичное усиление барьера, эксперименты по закидыванию, - выражая отношение всей гениальности пришедшей кому-то идеи, - и прочие прекращены. Твоя очередь, Данзо.
   - Явился дух Бога Смерти, - четыре слова, а каков эффект! Данзо улыбнулся забинтованным глазом на то, как упал огрызок трубки, разметав угольки по столу. Только идеальный порядок спас стопки документов - эти угольки отнюдь не так просты, уж он-то знал наверняка.
   - Подробности, - недовольно выговорил хозяин кабинета, ловко меняя мундштук и заново набивая особый табак. Нервно так набивая. Оба знали о "Фуиндзюцу: Шики Фуджин".
   - В целости остались только ранее вживленные глаза. Пропала плита, - не стремясь болтать. Невместно, так сказать. Все болтают при нем, никак не наоборот - это аксиома Конохи и широкого круга мест за ее пределами.
   - Бог с ними, с телами, - и нервно подхватил трубку у самого стола, когда осознал, что в действительности сказал. Дух забирал души, но чтобы прийти за плотью?! С досадой и прокравшимся внутрь страхом положил трубку и постарался успокоиться. Он стар уже, и память местами... слишком ярка. - А как Плита-то пропала?! - Проглотив вопрос про добытое ценное имущество, наличность, архив, прискорбно малая часть которого все же осела в его закромах, но хотелось большего! Особенно по киндзюцу "Изанаги" и "Изанами", запрещенные самим кланом Учиха.
   - Вместе с помещением, - последовал лаконичный ответ. Сам Данзо тоже отреагировал не лучшим образом, но как всегда успел подготовиться перед встречей.
   - Что с Итачи? - Деловито спросил Хирузен, взяв себя в руки.
   - Выясняется, - отвечая коротко и ровно.
   - Не затягивай, - продолжая пикировку в деловом тоне.
   - Планы на Саске?
   - Генеральная линия без изменений.
   - У Корня достанет сил извлечь феникса.
   - Не тронь! - Давя силой голоса и чакры.
   - Ты сам-то веришь в проповеди о духе огня и его воле? - Насмешливо. Открыто выдавив улыбочку.
   - Подготовь лазутчиков лучше, чем перестаравшихся мародеров, - не ведясь на подначку. Он лично исследовал и никого вселившегося не обнаружил, проверяя бредовое предположение своей ученицы, нехотя ответившей на призыв. Да и сам Данзо засветился в палате Саске. Мировые воины шиноби некогда хорошо подчистили архивы целых деревень и кланов, канувших в лету. Много ценнейших секретов разлетелось по миру, попав не в те руки или вовсе пропав вместе с улучшенными геномами. - Как там Орочимару-кун, кстати? Надо будет навестить по случаю, подкинуть работенки, а то чего зря деньги проедает? - Мысли он оставил при себе, а вслух произнес: - Накладки повториться не должны.
   - Три дня. Без гарантий, - вынужденно соглашаясь. Твердый глаз остался смотреть прямо, нервируя собеседника.
   - Это в твоих же интересах, Данзо-сан, - пытаясь давить еще раз.
   - В твоих найти чернь, - атаковал не единожды давленный.
   - Это нарушит программу воспитания...
   - Исправь. Квартал как с молотка нов. Из расшифровки события только полигон клана Учиха сохранился в неизменном виде.
   - Я подумаю, - тактично отступил затянувшийся зеленым змием. Его расшифровщики до сих пор писали кипятком, и не один месяц будут спать урывками. Белое пламя! Кипящая кровь! Черный шаринган! Он бы сам совсем не прочь полихачить с мензурками и пипетками, да невместно Хокаге толкаться по лабораториям, повизгивая от восторга.
   - Полицейский участок, - излишне громко вздохнул Данзо, любуясь морщинками визави. К половине из них он точно причастен, а вот сегодня нарисовался победный счет в его пользу. Хотя нет, спорный момент. Вот и повод для искренней печали. Хирузен закашлялся.
   - Утром на совете кланов подниму вопрос, - уступая без потери достоинства.
   Что-то слишком часто он стал уступать тому, кого желал бы чаще видеть в реанимации, а еще лучше в морге. Хм, в морге хватит и одного раза, но только чтоб при нем кремировали! Ох, вот еще одна забота не его голову - урны-то с мнимым прахом все еще не в семейном склепе, обязательства Конохи перед Учиха-дзином он хотел обставить по-своему, а теперь вот как быть? А еще надо как-то обставить случившееся как пробуждение у ребенка-Учиха хидзюцу из-за впервые примененного пыточного додзюцу "Цукуёми", дескать, раньше они дремали в крови. Показанные ребенком техники надо как-то перевести в ранг киндзюцу, например, за жестокость выявления. И вообще, как бы теперь помягче взять Саске в оборот? Безусловно жив и здоров, несомненно, выйдет из квартала, обязательно надо взять его под полный контроль - дзюцу восстановления имущества и растений будет поразительно востребовано. Хирузена уже придумал ценник для найма шиноби с этим дзюцу, минимум шесть нулей, а потом и все семь, как клиенты распробуют. И продумать запасные варианты на всякий пожарный. Что ж, прощай и эта бессонная ночь.
   Начавшийся ранним утром разговор сам собой угас на время багрового восхода, окрасившего небо над Конохой в огненно-красные всполохи...
  
   *** Саске
   Листья сакуры беззаботно шелестели, скучая по птичьим песням. Смородина ленилась шевелиться, пряча за широкими листьями яркие бусины оставшихся красных ягод, с насмешкой зыркающих на рябину - она все пыжилась перерасти сакуру, но куда там, груз горьких и не вкусных гроздей гнул ветки к земле.
   Раскинувшийся по левую сторону от центральной аллеи сад живых растений гармонично сочетал съедобное и радующее глаз великолепие. Разные сорта яблок, слив и персиков соревновались в румяности боков. Под ними белели шары гортензии, подчеркивая сочно красный цвет стелющихся камелий, помнящих заботливый уход и стрижку. Где-то внутри отцветал пруд с белой беседкой в глициниях.
   Раскинувшийся по правую сторону от центральной аллеи сад камней гармонично сочетал скульптурные композиции с необтесанными глыбами киновари или мрамора с бело-красными прожилками. Сад еще помнил заботливые руки, обновлявшие разбросанные по его территории икебана.
   Очередная сливовая косточка упала в специальную корзиночку к пятку товарок, ни разу не удостоенных взгляда черных глаз, у которых зрачок почти полностью растворялся в темной радужке. Игривый ветер баловался со стоймя торчащими на макушке непослушными волосами темного индиго, боясь пошевелить прядки, закрывающие уши. Солнечные пятна от лучей, льющихся меж листьев сливы с густо-фиолетовыми плодами, бегали по плетеной из ивовых прутьев корзинке с дарами плодового сада.
   - Надо быть последовательным, - пробормотал Саске, еще раз вспомнив наставления отца. Голова ясная и тяжелая, в сердце пустота. Как ни силился разгневаться, разозлиться или погрустить, все нипочем царствующему равнодушию, объявшему юношу. Да, он четко разделил свою жизнь на три периода: детство, кончившееся с поступком Итачи; отрочество, кончившееся с его выбором; начавшееся юношество. Другого в голову ничего не пришло, и воспринимать себя за более взрослого юношу все же немножечко приятнее, чем за маленького мальчика или отрока.
   Проснулся Саске так же внезапно и полностью. Во сне он летал на руках Фугаку, угощался сладостями Теяку, любовался цветением с Микото. Счастливо улыбался. Он еще витал в облаках радости, когда растирал немного затекшую от неудобной позы руку и ногу. Действительность быстро взяла свое. От странного чувства он тогда надолго застыл. Казалось, он столь огромен, что все его прошлое, все восемь лет и пятьдесят два дня не могут заполнить его - клубничка в корзине для яблок, подсказал живот. Все эмоции быстро рассасывались в образовавшейся пустоте. Или их не хватало для розжига углей?
   С последней мыслью Саске начал воспринимать окружающее, вновь вогнавшее его в ступор, когда он устроил обход. Квартал охранял огонь, медленно колыхавший своими бледно-рыжими хвостами, убегающими вдаль права и лева. Огонь напомнил наставления отца, которого он разочаровал. Саске вспомнил, как усиленно тренировался в дзюцу "Катон: Гокакью но Дзюцу", выдувая огненный шар на мостку пруда, чтобы обосновать для отца желание поступить в академию - тогда конечно, он совсем не думал ни о каком обосновании, это сейчас само сложилось описание его неоформленных детских мотивов двухнедельной давности. Он освоил и впечатлил, а потом отца убили. Саске понимал неправильность - боль отсутствовала при этом воспоминании, констатация факта, не более.
   Оглядевшись, растущий юноша увидел лавку дяди слева. Целая и пустая, не считая разбросанного мусора. Справа полицейский участок, восстановленный, без копоти на обломках пожарища, еще более пустой и неприветливый. Дальше шли дома для гостей и семей клана, потом залы для занятий, за которыми лежали тренировочные площадки. К ним ко всем вели ответвляющиеся от центральной аллеи проулки. Дом и официальная резиденция главы клана с архивами символизировали опору, возвышающуюся в середине квартала над всеми остальными его зданиями. Главная улица упиралась в обширный полигон, протянувший зрелищную и наиболее защищенную для зрителей часть вдоль восточной стены, а прозаичную полосу препятствий с озерцом вдоль южной стены - он вчера за считаемые пальцами рук секунды оббежал все на одном дыхании.
   Последовательность. Брошенные и перевернутые тачки с рассыпавшими шмотье мешками остались позади потрусившего к отчему дому. Время любит терпеливых - раз, нагота смущала - два. Пока бежал, Саске замечал творящийся вокруг беспорядок. Целостность и лоск построек создавали обманчивое ощущение закончившегося праздника. Последовательность.
   В своей комнате он обнаружил мародерский бедлам. Раскиданные вещи плохо сочетались с обновленной мебелью и стенами, как ни странно все еще хранящими его творческие потуги в каллиграфии. Разных оттенков синего футболки и гольфы, нарукавники с шортами белого цвета с примесью серого и голубого, разноцветные труселя с символикой клана от больших вееров спереди или сзади до множества маленьких, удобная обувь на вырост. Одеваться с пола не хотелось, мама обычно ругалась, когда он разбрасывал свою одежку, одевался в грязное или мятое. Теперь некому будет его ругать за это, не к кому адресовать оправдывающееся обращение "ока-сама". В память о Микото ее сын захотел прежде прибраться в комнате. Открытый им шкаф удивил растущего юношу, просто удивил - мало теперь что способно его по-настоящему ошеломить.
   В глаза бросались аккуратно развешенные комплекты футболок и шорт. Сочно синяя и вызывающе белые. То же, но дымчатое. Приглушенный синий верх и жухло черный низ. Взгляд сразу забраковал изрисованное томоёшками, пламенем или вовсе в нелюбимых цветовых тонах, таких как, на удивление, оранжевый (такой был комплект, подражающий вчерашнему огненному облику). Из трех дымчатых, Саске одобрил вариант с тем гербом клана на спине, у которого белая оплетка с ручкой и красное опахало межевались черной дугой. Вздохнув у полки с нижним бельем, он выбрал радикально черное.
   Безответные вопросы погасили порыв прибраться, а простонавший живот вывел на кухню. Утвари ожидаемо поубавилось. В неработающем холодильнике царила унылая пустота с брызгами из пачек лапши Сои-ошидес (прим.: вольно от "очень вкусные"), всего две штуки, обе со вкусом нутто. Холодильник жалобно крякнул. Ни воды, ни электричества, ни еды - Саске печально вздохнул, убедившись в отсутствии газа в закопченных конфорках времен первого Хокаге.
   Так он оказался с корзинкой в руках на садовой тропинке, отстраненно отмечая, что поврежденные при устроенной старшим братом резне деревья и кустарники пышут здоровьем и полнятся спелыми плодами. Признаться, Саске выдал радостный вздох - сгоревшая дотла фиолетовая слива, объеденная им еще в середине августа, прогибалась под обильным урожаем. Она дорога как память - подарок, она росла вместе с ним - посадили в день его рождения, цвет ее спелых плодов совпадает с цветом его волос - это выгодно отличает сливу от других похожих сортов, по крайней мере, в глазах Саске. А бобы он ненавидел.
   Сидя на скамейке и вдыхая любимый аромат, растущий юноша коротал время, ожидая, когда проснется Солеан - где третий глаз?! Он честно искал, вертелся перед зеркалом. Накопился затмевающий небо вулкан вопросов - за ним Саске пытался скрыть свою растерянность перед ситуацией в целом.
   - Добрый день, сэнсэй, - произнеся приветствие вслух. Он последователен. А разговор вслух прихоть, на которую закрывались глаза, ибо тишина запомнившегося ему шумным и людным квартала болезненно оглушала. Терпимо, но все ж. Он почти отчаялся ждать, когда жаркое солнце напомнило о вчерашнем - огонь силен в полдень, - и Саске успокоился, преисполнившись равнодушного терпения.
   -- Воистину добрый, гакусэй, - мелодично прозвучало в голове.
   За неимением своих эмоций, Саске хорошо воспринимал чужие. Выспавшийся и очень довольный квартирант смачно зевнул - так интерпретировалось состояние феникса. За утро Саске решил, что никогда не назовет больше Солеана ни чудовищем, ни демоном. Феникс Солеан, его, без сомненья, сэнсэй - оно и подтвердилось. У него... больше никого не осталось... с кем можно хотя бы поговорить... Подлец-ниисан далеко, а жизнь вот она, окружает безмолвием и безлюдьем цветущего сада.
   - Расскажите, пожалуйста, о тех двух дзюцу, что мы вместе применили вчера.
   За время ожидания маска равнодушия укрепилась, а список вопросов утрясся. Он последователен и уважителен.
   -- Дзюцу было три, ученик, - недовольно поправив. Саске принял к сведенью. - Скажу сразу, объяснение построено на твоих собственных знаниях. Твоя база скудна и поверхностна, поэтому подробности прояснятся в будущем.
   Высвобождение огня: покров феникса. Мощная защита и атаки на ближней дистанции. В пламени сгорают все более слабые ниндзюцу, остальные тратят вложенную чакру на преодоление. Если ниндзюцу противника перекрывает запасы чакры покрова, он защитит и развеется. Если ниндзюцу противника рангом выше, то спасет нерастраченный покров, которым еще не атаковали и не защищались. Для всех это дзюцу третьего ранга "C", для обладателей Кеккей Генкай Шаринган варьируемого ранга с начальным "E".
   Воспламенение: огонь очищающий, огонь созидающий, огонь разрушающий. Изменение свойств непосредственно циркулирующей в теле чакры. Коэффициент полезного действия при задании свойств высвобожденной чакры тренируем до единицы. Благодаря этому нинтайдзюцу текущий навык утраивается, а высвобождаемая чакра становится плотнее. Само тело становится крепче и быстрее, повышаются регенерация и устойчивости. Дзюцу ранга "S", для обладателей крови клана Учиха варьируемого ранга с начальным "E".
   Горение: воля феникса - возрождение. Восстанавливает разрушения, учиненные в ходе кровавых разборок не позднее сорока дней. Ниндзюцу возможно только с воспламененной чакрой и только над огнем феникса, которым следует предварительно окружить целевую территорию. В счет прошедшего времени и людской активности на территории допустимы отклонения, в том числе вносимые шиноби для получения требуемого ему конечного результата. Дзюцу ранга "S", для обладателей крови клана Учиха варьируемого ранга с начальным "B".
   Вариативность как с шаринганом. Когда ты побежал вслед за Итачи, то пробудил шаринган первого уровня, с одним томоэ - твоя скорость возросла, появилась возможность видеть скопления чакры. Чем чаще и дольше станешь использовать, чем обширнее будут становиться знания о себе, окружающем и взаимодействиях, тем лучше станет работать шаринган, вокруг зрачка появится второе, а потом и третье томоэ. Есть еще и качественные переходы, но в этом случае обычно принято давать дзюцу новое имя.
   - Шаринган! - Сразу воспользовался моментом Саске, получив ответ на еще не высказанный вопрос.
   Вскочивший ребенок замер. В нем радость отсутствовала, ее заменял повышенный интерес. Вполне терпимый - он сел обратно. Саске считал себя сильнее эмоций.
   -- Позволь? - Мягко поинтересовался Солеан.
   - Берите, - равнодушно приготовившись передать контроль над телом.
   -- Твои тела немного перестроены, Саске, что открывает для нас новые горизонты. Например, ты теперь лучше воспринимаешь мои эмоции, но отнюдь не из-за перегорания своих собственных, - обнимая теплом. Приятно. - Еще ты только что распознал часть моего желания, не поняв полное, - сказав строго, будто кто-то струну тренькнул.
   От четкой перемены между теплом и вызвавшей мурашки холодной и требовательной строгостью Саске вздрогнул - он в чем-то ошибся? Надо быть последовательным и слушать старших, особенно владеющих непонятной или интересной тебе темой. Об этом тоже ему говорили, обучая грамоте.
   -- Твой прежний опыт не знает о дзюцу, которые подготавливаются, активируются и применяются из любой части тела мысленно. В этом источник возникшего недопонимания. Понятно?
   - Да, сэнсэй...
   -- А ведь эти дзюцу составляют мою специализацию, - с печальным вздохом в голове растущего юноши восьми лет отроду. У Саске екнуло сердце от чувства, что они поменялись местами в эмоциональном плане. - Во многих знаниях многие печали - так говорил один древний мудрец. Ладно, уж больно пастораль расслабляющая, и я отвлекся, вернемся к нашим баранам. Так вот, наше тело это инструмент познания мира. Я слегка отшлифовал и наточил инструмент. Чую, тужишься, но не въезжаешь. Хорошо, возьмем жизненный пример. Ты в кинотеатре, в котором первый и последний раз показывают какое-то важное тебе кино. На предпоследнем ряду. Кресла рассчитаны на взрослого, тебе в своем низко, стояние ничем не лучше. Спереди сидит плечистый бугай, он совсем загораживает экран, оглушающе хлебает вонючее пиво и постоянно хрустит чипсами, заглушая звук. Рядом сидит девочка и порой шепчет смешные комментарии. Все другие места заняты. В этой ситуации лично для тебя ничего не изменится, если фильм станет вместо черно-белого с плохой четкостью и резкостью шедевром с глубокими реалистичными цветами и натуралистичным звучанием. Чтобы приобщиться к благу, есть два пути. Первый это встать на кресло. Но тогда ты загородишь обзор позади сидящему бугаю и вдобавок нарушишь правила кинотеатра. Если бы ты обладал силой, то на попытки выпроводить уложил бы охрану, но тогда показ прекратится, ведь так или иначе на тебя ополчатся все соседи и задавят массой, в ходе бучи обязательно пострадает девочка. А если бы охрану опередил удар сзади, то сильный мог бы дать сдачи, но тогда зачем вообще вставать, если силой можно разобраться и с впереди сидящим? Оба варианта с огромной вероятностью вызовут негативную реакцию соседей, кто-нибудь да полезет утихомиривать, начнется буча. Второй путь заключается в том, чтобы пристроится к соседке слева или соседу справа. Вдвоем на одном кресле не поместиться. Поэтому придется уповать либо на то, что хрупкая девочка согласится сесть к тебе на колени, либо сосед посадит на свои. Справа ждет лучший обзор и удобства с оплатой услуги, слева дискомфорт нагрузки и занимательная собеседница, требующая своей доли внимания. Но вот беда, девочка смотрит кино через розовое стекло, делающее кино мультяшным, а на стекле взрослого все загораживается характеристиками показываемых на экране кинотеатра объектов. Подумай.
   - А где тогда мой экран? - Спросил Саске. Задачка отвлекала от мыслей о том, как теперь жить, была незаурядной, с логическим подвохом. Он их мало любил, но сейчас смог если не полюбить, то оценить по достоинству. И хоть чем-то занять себя. Еще в палате он измучился бездельем, но ни в коем случае не признавался себе в этом.
   -- А тебе зачем?
   - С ним, - продолжил поощренный теплом, - мне не надо никуда дергаться, я сквозь бугая со своего места посмотрю хорошее кино, - улыбаясь уголками губ. Он говорит правильно.
   -- Уверен?
   Саске задумался - сэнсэй легко понимался, его вопрос ставил под сомнение не весь ответ, а какую-то его малу часть. Какое-то слово лишнее? Солнце, воздух и тепло в крови благотворно сказывались, вытаскивая из равнодушия.
   - Видение кинщика и мое получатся разные, - произнес он осторожно, подбирая слова. Отброшены вариант с непроницаемой для взгляда чакропроводящей одежкой на бугае и вероятность просмотра не только сквозь тело бугая, но и через фильтр его стекла - он ведь низко сидит, как раз линия пересечет чужое стекло. У Саске было живое воображение, побег затоптали, но он нашел силы и потянулся к солнышку.
   -- Молодец.
   От похвалы Саске расплылся счастливой улыбкой и расслабился. Оказывается, он просидел напряженным очень долго, и сам того не заметил.
   -- Теперь присовокупим люстру, которая при включении в темноте ослепляет, шокирующую новизну - вспомни свой первый выход за пределы родного квартала в о-ханами и мои слова об улучшении инструмента.
   - Я... я могу ослепнуть, активировав без меня измененное чужим стекло? - Саске чувствовал, что ухватил за хвост правильную мысль, он с замиранием ждал реакции сэнсэя. И да, он помнил яркую круговерть праздника, в которой легко потеряться.
   -- Верно, Саске-кун.
   Самое значимое содержал суффикс, вставленный не любящим их Солеаном исключительно ради него, Саске, чтобы сделать похвальбу приятнее. Он бы проронил слезу, если бы не отданный самому себе приказ.
   -- Так сложилось, что неожиданно в твоем кресле очутился я, и мы с тобой сидим вместе по варианту "право". Твое черно-белое изображение меня совершенно не устраивало - где цвета? Где цифры погодных характеристик? Досье на актеров и рецепты соусов на их столе? Поэтому, подрегулировав четкость, я заинтересовал тебя на очередные абстрактные изменения, которых ты и сам жаждал. Во время похода в туалет кинотеатра у тебя случился конфликт с теми, кто в кино увидел больше тебя, и ты попросил меня внести больше изменений, чтобы в следующий раз ты смог отстоять свою позицию в споре. Я возликовал и тотчас же переделал стекло. Это привело к печальным последствиям - ты, конечно, покарал обидчиков и обезопасил дом, но выдержал считанные секунды. И фильм, ради просмотра которого ты старался улучшить стекло, стал тебе безразличен, ко всему пропал интерес. Теперь спроецируй это на реальность, гакусэй, правильно ответь на мой вопрос и озвучь развернутое пояснение к своему ответу.
   Саске очень живо чувствовал, будто сэнсэй сидит рядышком на его личной лавочке, его голос гармонично вплетался в шум листвы. То есть Солеан специально - ради него! - замедляет мыслеречь до обычной, привычной ученику! И Саске старался в ответ, одиночество и пустота сада с сэнсэем менее заметны. Он напряженно думал над всем сказанным. Безразличие он сразу же спроецировал, верно: раньше он порой стремился к своей скамеечке, подальше от суеты, а теперь тяготится долгим одиночеством; раньше он получал дивный букет эмоций, сидя тут, гуляя или играя вокруг, а теперь просто протопал по тропинке кратчайшим путем, сорвав по дороге ближайшие плоды, и напряженно сидит.
   Внезапно приспичило. Саске аж проморгался от неожиданности позыва, и вдруг обнаружил, что объелся сливами и персиками, которые рука клала в рот исходя из их схожести размеров - чем еще объяснить то обстоятельство, что три последние сливы закатились между яблоками и стенкой корзинки, сразу и не достанешь. А задачка-то еще не решена! А хочется отлучиться! Он заерзал и почесал затылок, а потом поскреб округлившийся живот.
   - Э-э-э?..
   -- Хех! Запомни, что сделал, пригодится, чтобы не отвлекаться и досидеть урок, дольше навредит, - задорно улыбаясь. Саске уловил подтекст - любой урок важен.
   - Спасибо... - смутившись непонятно чего.
   -- Пожалуйста, - раздался голос, от богатства интонаций которого у мыслей Саске сразу значительно прибавилось прыти.
   - Разрешаю, - спустя несколько минут напряженного умственного труда с чесанием носа, уха, подбородка, за ухом, взлохмачивания волос обеими руками, и сгустившихся на лице теней. - Вы, - соблюдая тон. Саске догадался о причине мурашек, теперь разделяя Солеана-сэнсэя, с которым на "вы", и... другого Солеана, с которым на "ты". - Я... - слова, которые надо произнести, жгли, внятное объяснение жжению отказалось ясно формулироваться. Он должен постараться. Должен сказать. - Неуч... Последний... в клане. Некому учить хидзюцу. Кроме вас. Н..не знающего больше меня... о клане Учиха. Вы переделали... меня... под свои... хидзюцу. Вы... пришли, вы уйдете, а... я... клан... должен возродить клан. Надо знать. Чтобы передать... было, что передать... потомкам. Самому уметь. Чтобы осталось... Вы переделали. С моего позволения. Значит, видеть... теперь можете, а... на делать мое разрешение... И я должен... добиться ви?дения сам. Мое тело.
   -- Переделал не под свои хидзюцу, Учихда-дзин, а расширил и развил заложенную в кровь базу. Тело отныне наше, и, чтобы делать, мне твое разрешение не требуется, но так с другом нельзя поступать, и я не буду. Ты первый владелец, принявший гостя, гостя, желающего дружить и помогать, а не захватывать и обделять.
   У Саске сперло грудь, в носу засвербело, а на сердце пролился горячий бальзам.
   -- Все, беги избавляться от нечистот.
   Окрыленный не заметил, как добежал до кабинки, в которой с каждой пролитой каплей ему становилось все легче и радостней на душе, тьма позорно выливалась из него, убоявшись силы света от их огня!
  
   *** Солеан
   Ради смягчения отката от волны позитива и замятия поднявшей ее темы, указал на само нашедшееся зеркало.
   - Она отличается! - Воскликнул детский голосок, едва увидев отражение своих глаз. То ли обвинительно, то ли предвкушающе.
   -- Загнутый хвостик томоэ нарушал ток чакры, - пояснил я, целенаправленно используя дружеско-отеческий тон.
   - А что... она теперь может? - Спустя некоторое время на разглядывание вплоть до упирающегося в зеркало лба и оттягивания век. Я порадовался за ученика, быстро схватывает. Из множества крутящихся вопросов выбрал один из первой тройки.
   -- Оставим за капелькой имя томоэ, - начал я, не встретив сопротивления. - Для ответа на вопрос пополним твою копилку знаний. Держа голову прямо, скоси глаза влево, на малину. Хорошо, теперь вправо на вишню. Сколько ягод вишни ты видишь?
   - Десять... Двадцать... - начал он для верности считать десятками, загибая пальцы рук. - Сорок семь!
   -- Не отворачивай глаза, держи скошенными вправо, - усмирив порыв полюбоваться своим ненаглядным приобретением. - Сосчитал ты почти правильно. А вот попробуй из этого положения глаз сосчитать ягоды малины.
   Саске смешно моргнул - еле удержался от хмыка.
   -- Эм, гакусэй, - обратился я к нему, подчеркивая изменение текущего статуса. - Я просил вспомнить их количество или рассмотреть?
   - Но я не вижу так.
   -- Совсем не видишь куста малины?
   - Ну, что-то вижу. Но очень-очень плохо!
   -- Вот. Вишню ты видишь отчетливо - эта область зрения называется фокус. Вишня находится в фокусе твоего зрения. Все остальное называется периферией. Чем дальше, тем хуже различимы детали - малина на дальней периферии, поэтому видна хуже всего. Все, не могу больше смотреть на твои голодные глаза, иди, ешь заветные ягоды, - резко меняя интонации на ласковые. Ветерок игриво встрепал чубик на радостной макушке.
   - Я теперь буду обжоркой, да? - Мальчик неожиданно остановился, пораженный тем, что поздние ягоды малины как-то быстро кончились, а вроде их было... а не важно, много их было!
   -- Раньше тебя одергивали от переедания. Хех, и не бойся ты так, я не собираюсь покушаться на твои гастрономические пристрастия.
   Сперва Саске осунулся, а потом вскинулся. Воображение живо нарисовало ему семейный обеденный стол, сплошь заставленный супницами, с горками наполненных свежеприготовленным нутто - все для него одного! Из столовых приборов положено два половника. Поистине ужасная картина! Он смешно дернул челкой, мотнув головой в попытке прогнать наваждение - злиться как бы глупо, ведь этого не будет, заставлять есть пакостные бобы его больше никогда не станут, ура!
   Я специально раскачивал заторможенный маятник детской психики, стряхивая чужие установки. И так понятно, что использование гендзюцу без отличной фантазии малопродуктивно. Итачи хотел получить гиперразвитое воображение, однобоко сконцентрировав его на способах убийства. Придание воображению специфичных свойств делает его в целом ущербным, такое всегда проиграет полноценному при условии примерно равной развитости. А судя по тому, что туалетная кабинка искусно отделана ростовыми зеркалами и для постороннего взгляда вообще совершенно исключает свой первейший бытовой функционал, с наличием творчески развитых личностей у клана проблем не наблюдалось, по крайней мере, таковых хватало для воспитания детей.
   - Точно никаких бобов? - Затаив сердце, уточнил засевший в колючих кустах мальчик с измазанными губами и липкими пальчиками, дорвавшимися до малины. Как же, он впервые единственный претендент на все кусты!
   -- Честное пионерское!
   - А пионерское это как? - Настороженно, боясь попасть впросак - вдруг рано радоваться, и он чего-то недопонял?
   -- Да так, выражение такое, - весело улыбаясь. - Точно никаких бобов, - твердо. Про блюда из них речи нет, хе-хе, но пока не спросит составы напрямую, буду молчать, как партизан!
   - Йех-ху! Ай!
   Саске обрадовался и ожидаемо оцарапался.
   -- Ладно, если хочешь продолжить урок, вернись к зеркалу, - ненавящиво облекая команду в форму его собственного желания.
   - Я хочу, - буркнул он. - Хочу стать сильным и буду слушаться. Я...
   -- Саске. Тот наш уговор недействителен, ведь я первый нарушил условия, под лестницей попросив себе контроль.
   - Все равно! - Упрямо. - Вы же будете меня учить, правда? - Испугавшись своего тона и резко сдавая назад.
   -- Обучение подразумевает спрос и порку за отлынивание. Вот жизнь тебя весьма наглядным образом научила впредь думать, Саске, потом делать. Она задала тебе вопрос с мародерами и поркой взяла с тебя спрос за оголтелую атаку, пребольно побив кулаками и ногами. Детей учат присматривающие за ними взрослые, по мере возможностей огораживая от жестокой реальности. Самих взрослых жестко научает жизнь, и дабы она поменьше и менее болезненно их тюкала, они стараются перенимать чужой опыт, развиваться самостоятельно или под руководством наставников, таких же как они взрослых людей. Исходя из вышесказанного, я уточню, Саске. Ты хочешь, чтобы я тебя учил или наставлял?
   Серьезный вопрос требует серьезного ответа. Саске сумел меня огорошить, выудив из роя мыслей:
   - А... ты... считаешь меня взрослым? - Удивительно, ему удалось отождествить свое отражение со мной! Проявить в зеркале мои, а не свои эмоции. Не берусь предсказать реакцию Фугаку или Итачи, увидь они сейчас Саске.
   -- Абсолютно не важно, кем тебя считают окружающие. Имеет значение только то, кем ты сам себя считаешь, - попытавшись отвертеться.
   - Но ты не окружающий... - уже смелее обращаясь на "ты". Эх... зрит в корень!
   -- Твое детство прошло, Саске-чан, к сожалению. Мне жаль, что с тобой приключилась такая беда, поверь, я знаю, о чем говорю. Когда пора невинности кончается раньше положенного, это беда. Ты знаешь, имеющие твоих лет правнуков старики часто невозбранно впадают с ними в детство. Можно мне считать тебя иногда впадающим в детство взрослым?
   - Э-э-э... да.
   О да, моя сентенция сложна для понимания. Плюс он внутренне кривиться, когда на вопрос отвечают вопросом. Чую, ждут меня бунты на этой почве, сейчас-то он пока стоит и растерянно смотрит в свое отражение, теперь точно в свое, замечая факт немного заострившейся детской округлости черт. Все, пора переключать:
   -- Вспомни те свои занятия по пробуждению шарингана, на которых твой троюродный брат достиг успеха, и перескажи мне слова учителя о шарингане.
   - Шаринган состоит из Досатсугана, взгляда проницательности, и Саимингана, взгляда гипноза. Это позволяет в определенной степени постигать и предсказывать движения противника. Первое форма с одним томоэ позволяет замечать невидимую чакру, замечать быстрые движения, читать по губам и копировать чужой почерк, она незначительно повышает реакцию. Вторая форма с двумя томоэ позволяет видеть чакру и копировать посильные дзюцу противника, разгадывать движения противника, она повышает скорость и дает преимущество в гендзюцу и тайдзюцу. Третья форма с тремя томоэ позволяет предугадывать движения противника, повышает эффективность использования гендзюцу, значительно повышает скорость и реакцию, дает преимущество в ниндзюцу. Каждая форма требует активации, тратящей чакру - каждое томоэ умножает ее объемы. Из-за трат чакры на поддержание шарингана шиноби быстро утомляется... Э-э-э!..
   О! Его глаза Округлились столь уморительно, что я не сдержал хихиканья. А когда он двинул бровками, я взорвался заливистым смехом.
   В мальчике бурлила гордость за час с лишним активных глаз супротив считанных минут у своих сверстников и более взрослых. Мне хватило времени унять смех, пока обида не разрослась:
   -- Молодец, определил второе отличие, - похвальба родила улыбку от уха до уха. Как мало надо ребенку для счастья - одного подмигивания отражения в зеркале, хе-хе. - А теперь самое главное, из-за чего мы здесь собрались, - напустив туманности, дал ему время привести себя к виду прилежного ученика. - Помимо известных тебе упражнений ежедневно надо применять следующее, оно раскроет новую особенность. Итак, отбрось все мысли и всмотрись в свои глаза. Теперь пожелай сместить фокус зрения на вишню.
   - Оно движется! Ой, простите, сэнсэй...
   Мальчик встрепенулся, быстро откинул челку рукой, та, правда, опять свалилась, но он уже приготовился дальше слушать. Когда пауза затянулась:
   - Я больше не буду отвлекаться, сэнсэй. Давайте продолжим, пожалуйста, - постаравшись скопировать взрослого. Кажется, кого-то из подчиненных отца.
   -- Теперь постарайся закрепить фокус зрения на отражении своих глаз. Фокус должен остаться на отражении перед тобой, когда ты скосишь глаза вправо на вишню. Дыши ровно, торопыги умирают первыми.
   С десятой попытки у него получилось задание целиком. Радость от вращающейся капельки выдавал вставший в стойку гордый чуб на макушке. Чуб, а не чубик, он же взрослый! На двадцатой попытке Саске медленно и уверенно развернул фокус зрения от скошенных вправо глаз до самой левой периферии, еще сильнее устыдившись того погрома и разорения среди кустов малины, что недавно учинил.
   -- Вот, ты уловил суть, гакусэй, - прозрачно намекая сразу на множество обстоятельств, он так мило смущается! - По первости трать в день не более двух часов на плавное смещение фокуса зрения из обоих крайних положений зрачков к краю периферии и обратно, оставшееся время активного шарингана трать на разглядывание очень далеких и очень близких предметов. Когда станет колоть, резать или глаза начнет мучить какая-либо другая боль, то сразу деактивируй и больше в этот день не используй шаринган. Понятно?
   - Да, сэнсэй, - усиленно кивая, отчего волосы сбились на лицо. Свой порыв задернуть прядки за уши или вовсе их отчекрыжить сдержал. И чего вдруг на такую мелочь отвлекся? Хм, зуд изменений? Обида на то, что не одел один из огненного рыжего, черного или белого прикида, дизайн которых я так тщательно продумывал? Ну, консерватор маленький, классику любит, да и сам я ведь тоже в однотонном, однако. Ясненько, и что прикажете делать с отцовским инстинктом? Ох, никак не ожидал от себя подобной слабости...
   -- Вращение томоэ по орбите зрачка при активации обусловлено наведением резкости чакрального зрения на фокус обычного зрения, а занимаемое после стабилизации положение соответствует уровню развитости глаз. Ты смещаешь чакральный фокус без попутного движения зрачком, поэтому во время упражнения наблюдается вращение томоэ, степень развитости которого теперь у тебя определяется по скорости движения. Кстати, выполнять упражнение правильнее перед зеркалом - позже поймешь, почему. До овладения вращением в полной мере следует избегать его демонстрации посторонним и тем более раскрывать детали - чем больше у тебя секретов перед сильными противниками, тем больше шансов их убить с минимальными потерями. Это основной постулат шиноби, запомни.
   - Да, сэнсэй, - терпя усталость от долгого нахождения на ногах и стояния без движения.
   -- Пожалуй, на сегодня практики с Шаринганом достаточно.
   Саске оказался на развилке. Уже неплохо то, что он весьма быстро задавил мысль походить с красными глазками подольше. Сделав глубокий вздох с закрытыми глазами, он выдохнул уже с обычными.
   -- Так и быть, на остаток дня распорядок таков. Сейчас спокойно идешь к вратам, а я тебе про них рассказываю. Затем убираешь по местам брошенное мародерами, забираешь оставленную под сливой корзинку, ужинаешь дарами сада, прибираешься в доме и спать. Во сне основательно поговорим и вместе составим распорядок на завтра. Хорошо?
   - Хорошо, - мрачно.

Глава 4. Проблемы роста

   *** Хьюга Хиаши
   - !!! - Явила себя вторгшаяся маска ястреба, сложив печати активации демонстрационной панели.
   Перепалка, официально именуемая в протоколах заседаний дискуссией, сразу прекратилась. Хиаши моментально задействовал свой бьякуган, испытав непредставимое облегчение! Всю ночь и утро его взгляд неминуемо натыкался на огненный купол, нестерпимо жарящий. Страдали все мало-мальски сильные члены клана Хьюга - обзор их додзюцу перекрывал расстояние между кварталами из любого положения, их воля уподобилась летящему на костер мотыльку. Огненный барьер вокруг квартала клана Учиха парализовал их извечных оппонентов, такого подвоха клан Хьюга в самых черных прогнозах не мыслил!
   В окно вылетело несколько жуков, под ним раздался рык, в него же юркнул шлейф дыма с подернушейся рябью тенью. Совет кланов, уподобившись академ-классу, поспешил на очередное шоу - Хьюга Хиаши многих презирал, в голове уже забрезжили мысли, как со всеми традициями и высокими манерами унизить недругов. Однако основной поток дум в данный момент нацелился на выжившего Учиха.
   Тем временем на левой половине панели демонстрировали вид сверху - с глаз многие часы кружащегося в чистом небе ястреба, Хиаши это знал, а вот идентифицировать правый кадр с видом на главный и ставший единственным входом в многострадальный квартал не смог.
   Клан Учиха вновь поразил клан Хьюга! Хиаши своим бьякуганом видел, как если бы просто стоял на крыше резиденции Хокаге и просто смотрел на квартал конкурентов. За горячей, но теперь не обжигающей, оградой его додзюцу работало как обычный глаз, он даже не смог отыскать полигона, скрытого старыми печатями и барьерами, в том числе против подглядывания. Хиаши пришлось довольствоваться острым зрением ястреба и второго, напротив врат, нет, не так - Ворот. Признавать очередное поражение перед расширенным советом глав кланов Конохи Хиаши себе запретил, оставшись с работающим на полную додзюцу и скрытно демонстрируя его чрезвычайную активность, типа вежливость такая.
   Тем временем показался Учиха Саске. Одержимый? Нет. Он вполне спокойно убрал руку от столба, видимо, менял режим работы впечатлившего всех нового барьера своего квартала. Хиаши вместе со всеми отметил черную дугу на символе его клана, что имелся на его любимой футболке. Нет, покрой отличается. Еще несколько минут прошли в тишине, пока все наблюдали, как испытывающий, судя по моторике, внутреннюю боль мальчик с испачканными соком красных - через изменившееся пламя врат цвета смазываются - ягод губами и пальцами собирал брошенное "мародерами", чтобы, по всей видимости, убрать на место.
   - Мальчик не похож на одержимого демоном, уважаемый совет кланов, - разорвал тишину Хиаши, доподлинно зная об этом еще с вечера - лично осматривал. - В связи с вскрывшимися фактами клан Хьюга поднимает вопросы о компетенции персонала больницы и смене ее управляющего состава.
   - Клан Сарутоби поддерживает постановку смежных вопросов, - чинно пыхнул трубкой Хокаге, так же желающий осмыслить вновь поступившие данные и скорректировать планы.
   Сам Хиаши искренне впечатлялся аналогом "Изанами" или "Изанаги" - в способности постигнуть дзюцу не обладающими Кеккей Генкай Шаринган сомнений нет (клан Хьюга владел лишь названиями двух легендарных додзюцу соперников и кратким описанием в одно предложение). Его аналитики просто с ума посходили, поняв, что изученный вдоль и поперек Катон всего лишь первая форма Хи, а Воспламенение и Горение суть вторая и третья! Бьякуган видел все от и до. К прискорбию, огненный покров остался за рамками наблюдения бьякуганом с расстояния уверенного чтения нюансов, вместе с активацией нового типа шарингана. Бьякуган видел все скрытые в огне шестнадцать печатей одержимого Хи, значит, осталось повторить! До сего времени в лабораториях клана эксперименты по этой тематике шли ни шатко, ни валко. В клане Хьюга есть джонины с первостихией огня - какие гигантские перспективы открываются! Хиаши просто обомлел, когда понял, ЧТО делает дзюцу Воспламенения с чакрой тела - культурный шок скрыть не удалось, но отнекиваться и скрывать пока получалось. Как и остальные кланы, Хьюга трепетно относился к своим тайнам, а благодаря жестокой внутренней политике за пределами клана был лишь один бьякуган, да и тот... В общем, делиться увиденным Хиаши не спешил, как у прочие унюханным - собачников-навозников он, мягко говоря, не любил, совсем, но политика клана требовала обратного, в его квартале уже готовилась чайная церемония для встречи трех лидеров. За неделю после резни в квартале Учиха срочные контракты деревня кое-как закрыла, а новые после нынешнего заседания в большинстве отклонит, пусть в ущерб репутации - важнее разобраться с горячими событиями внутри самой Конохи. Да и куда сильнее падать после спешного переноса сентябрьских экзаменов на чюнина из Конохи в Суну? А еще у Хиаши назревала семейная проблема - дочь Хината растет слабачкой, слишком мягкий характер, упорно сопротивляющийся исправлению.
  
   *** Саске
   Ночью толком поговорить не получилось. Он смог настоять на своем - должен видеть тех субчиков, как выразился Солеан, что рискнут пройти сквозь очищающий огонь Ворот Учиха незваными. Его квартал.
   Саму идею он отлично понял и горячо поддержал, пообещав себе обязательно понять основанные на гендзюцу принципы и научиться применять самому. Сам бы он, кстати, тоже убрал столь одиозные, как признался Солеан, символы клана на столбах врат, но раз уже сделано... Пусть веер походит на трехцветный факел, раньше ведь красный цвет вроде символизировал их огонь - он плохо слушал когда-то урок, теперь жалел, и дулся - сэнсэй уже всю его память прошерстил и порой напоминает, кисама, о том, чего сам Саске плохо помнит или вовсе забыл.
   Всю ночь, голубчики лезли, поначалу было жутко смешно, но в итоге он согласился на введение в квартале комендантского часа с нуля до шести утра. Днем Саске снизил уровень работы щита с глухой восьмерки (из десяти возможных) до условно открытой пятерки: купол прозрачен и пропускает насекомых и птиц, не несущих на себе следов воздействия человека (в том числе шиноби); огонь врат ленив, тускло-оранжевый и прозрачен на три четверти; стены пассивны; нежданные гости, входящие без разрешения, должны оставить свои намерения за порогом, чему способствует...
   В общем, с первым он так ничего и не успел сообразить. Картинка промелькнула слишком быстро во время уборки на кухне - в большие окна пока еще лилось достаточно сумеречного света, чтобы прибираться, электричества то нет. Саске пробовал возмущаться по этому поводу, отвергая доводы про какие-то нулевые коммунальные счета и прочие взрослые отмазки Солеана, но лишь добился хмыка: "Шиноби должен уметь быть сам себе и лампочкой, и холодильником, и микроволновкой". Последнее дорогущее достижение технической мысли Микото не любила, и Саски тоже. На вопрос о туалете: "А что такое? Их же полно", и припомнил так удививший его садовый. Он всех гостей шокировал, кстати. О душе спрашивать побоялся, догадываясь, куда и как его пошлют. "Спартанская обстановка закаляет душу и тело!" - обрадовал его сэнсэй, и Саске в ночи поплелся с полотенцем к полигонному озерцу, пропустив еще две явки из-за их скорости.
   Скорость джонина в замедленном воспроизведении Саске оценить не смог, как ни старался. Нисан пару раз бился с младшим, для порядку, и как-то показал всю прорву между ними. Эти бегали так же. Грустная кроличья маска скрывала девушку с тремя шрамами на лице. А потом Саске стал вареным раком - шагнувшая из огня была абсолютно нага, шрам поперек живота мало спасал от соскальзывания взгляда вверх или вниз. И Солеан никак не реагировал, считая его взрослым. А потом девушка попыталась сделать еще один шаг, малозаметные с первого взгляда оранжевые точки полыхнули черным, гримаса боли на кувыркнувшимся назад лице.
   - Огонь сжигает скорость вплоть до десятой доли от световой, - важно прокомментировал тогда Солеан.
   Саске не оценил. Для него вообще стало новостью, что свет имеет скорость. Ну да сэнсэй большой, ему видней.
   Когда непонятная девушка в маске "вошла" в огонь, он охватил ее целиком, скрыв. Точно так же он ее охватил при обратном движении, вернув экипировку. Как объяснил сэнсэй, к тенкецу гостей подсаживается огонь, которому для жизни хватает естественного истечения чакры. Как только незваный пытается воспользоваться чакрой, огонь разбухает и чернеет, не давая применить дзюцу и причиняя жгучую боль. Одежда и прочее отнимается в целях безопасности - мало ли что он задумал, явившись незваным? У джонина его одежда есть его оружие, иначе он мертвый джонин - это Саске четко усвоил.
   На самом деле он до дрожи боялся откровенного разговора о случившемся, его пугали причины и следствия, пережитый кошмар затаился, но готов был с новой силой наброситься, стоит только упомянуть. Вот и цеплялся растущий юноша за любую возможность уклониться.
   - А почему у этого, - имея ввиду третьего субчика, мужчину в летах, каким был и второй, - тенкецу не везде рыжие?
   - Во-первых, огоньки над тенкецу, а во-вторых, имей уважение - не "у этого", а у "джонина", пусть он и ломится к нам аки тать в ночи. Белое пламя готово подлечить те места, черное готово уничтожить въевшуюся в тех местах заразу. Огонь готов съесть злоумышляющего пришельца до причинения ущерба клану или непосредственно по воле главы клана Учиха.
   - Угум.
   Дальше был вопрос про эти самые тенкецу, вылившийся в наглядную и увлекательную лекцию про чакрокналы шиноби и чакру вообще. Ну, перед ней, они, конечно, здорово посмеялись.
   Четвертым был старичок божий одуванчик с бесшумной тачанкой на резиновых ободах. И так пробовал протащить, и эдак - не катится и все тут. Сам он в мешковатых штанах и опоясанной простой веревкой крестьянской тунике на выпуск проходил без проблем - обычный человек, дворник, судя по метлам и совкам в тачанке. К огню он относился индифферентно, как сказал Солеан - Саске запомнил словечко, ведь спросит же потом! По отдельности в руках инструменты тоже проноситься не захотели, кроме извлеченного с самого дна банального веника.
   Сочно посетовав на несправедливость вообще и ротозеев в конторе в частности, совсем зарвавшихся, таких сяких и косых, лунный старичок, видящий в ночи, словно день на дворе, старательно обмел полицейский участок. Даже умудрился найти тару для мусора в виде пустых бутылок, каких-то мятых бумаг и газет. Потом он еще дольше ругался, когда ничего не смог вынести с собой, художественно, как выразился Солеан, насорив прямо при входе. В итоге он свалил эту кучу прямо при входе в здание полиции, поплевал на руки, обтер о штаны и с гордым видом, забыв веник, удалился восвояси.
   Следующим был шиноби в простой запыленной одежде курьера. Ага, и с полным ртом бритв. Оглядевшись, оставил запечатанный конверт в почтовом ящике для корреспонденции (отдельно имелся и для анонимных посланий) у входа в полицию. Обратно он шел с жутко кислой миной, усердно шевеля ртом. Естественно, порезался при открытии рта за Воротами.
   Саске очень старательно запоминал все комментарии Солеана. Едкие и по делу они равно могли помочь растущему юноше при исполнении миссий. И даже то, как высмеял сэнсэй оставшиеся в огне курьерские трусы в розовое сердечко - они являлись аппликациями и легко превращались в сюрикэны, но если поторопиться их одеть или снять, то вжик... и усе достоинство усечено, под корень. Поэтому не факт, что тот скис из-за бритв во рту.
   Поутру, когда обсуждение циркуляции чакры пошло по второму кругу, появился человек в маске собаки. Зайдя, он оказался миловидным красавчиком о белых волосах, как выразился Солеан.
   - К-какаши-сэмпай?! - Удивлению мальчика не было предела - он узнал иногда заглядывающего к отцу джонина с выразительным правым глазом. Всегда хотел заглянуть ему под маску.
   Женственная внешность вызвала антипатию, но ушла на второй план, когда он заметил белые точки у правого глаза. Вот и задал вопрос, желая помочь дарителю вкусных конфет с тянучкой внутри.
   - А я могу отсюда выразить свою волю? - Неожиданно для себя спросил Саске.
   - Хм. Можешь, но этим действием демаскируешь себя - для всех ты спишь и видишь сны. Хотя в принципе решаемо. Твое желание ему помочь останется в силе, если я скажу, что этот его правый глаз раньше принадлежал Учиха-дзин?
   - К-как Учиха-дзин? - Совершенно ошалел Саске. И сам понял, что знает ответ!.. Саске повесил голову, скрывшись за челкой. - Да...
   Ответ исходил из того, что джонин из Ворот Учиха вышел в той же одежде, что вошел, огонь забрал лишь маски, скрывающие личность. Доброжелательный Какаши...
   - Носитель трансплантированного глаза Учиха шиноби Какаши, - услышал Саске и вздрогнувший мужчина, сразу пристально заозиравшийся. - Память растущего главы клана Учиха содержит положительное мнение о Вас. Страж Врат-на-крови-Учиха готов сравнять цветность глаз и улучшить форму шарингана за Ваши услуги по ведению хозяйства во владениях клана Учиха, расположенных за пределами данного квартала, на срок до момента вступления в право наследования Учиха Саске и с начислением Вам зарплаты как временному управляющему делами клана, три четверти от общего дохода.
   - Заманчивое предложение, Страж Врат-на-крови-Учиха, - ме-е-едленно проговорил Какаши, переводя глаза от одного столба до другого. Он был, он со всеми зрителями слышал этот голос, он представлял доходы богатейшего клана Конохи. - Из меня никудышный администратор.
   - Это моделирование поведения с подходом к решению от лица Фугаку, - остановил видение Солеан.
   У Саске все перевернулось, а голова закружилась. Обман!
   - Моделирование, Саске, способствует понимаю. Не забывай, здесь время течет иначе. Не забывай, на тебе восстановление клана, я показал логику действий главы в текущей ситуации. Твое желание помочь мог бы претворить в жизнь следующим образом. В моих силах отправить тебя к нему в сон. В твоих силах разговорить его там на подробный рассказ о получении этого глаза, во сне памяти признание получится с полным эффектом присутствия. Глава клана мог бы поцелуем в глаз даровать свое благословление на его использование, вполне достаточно для устранения проблем с приживаемостью глаза. Но ты оттягиваешь разговор о клане. Быть главой и числиться им это две разные вещи, Саске. В данной ситуации твое желание лишь прихоть, до уровня моего моделирования ты не дотянулся, даже не понял, почему и отчего. Вот, смотри...
   Саске с огромным трудом смог сосредоточиться на том, что происходило у Ворот. Беловолосый вышел в маске, быстро огляделся, стянул все с лица и шагнул обратно. Победно улыбнувшись, он сноровисто вернул свой платок с протектором и маску собаки на положенное им место.
   - Ты вскоре сможешь встретить его и прямо в глаз предложить свою помощь. Вот только будет ли это прихоть кланового или достойный его главы ход, а?
   - Как... что же мне делать, сэнсэй? - Выдавил из себя пристыженный Саске, не смея поднять голову.
   - Жить, Саске. В первую очередь с верой в себя, надеждой на себя, любовью к себе. Во вторую с ответными чувствами на веру, надежду и любовь других по отношению к тебе. Остальное само приложится.
   Саске дрожал все сильнее, чувствуя неудовлетворенную потребность в ласке и нежности. Он жаждал утешения, понимая невозможность ткнуться в бок к маме или обнять отца, что так редко раньше случалось, тем более покататься на спине ниисана. Он бы уже вовсю рыдал, не будь того самого приказа себе...
   - Саске! - На окрик он поднял налитые кровью глаза. - Там кинотеатр, место кинщика для показа фильма "Саске" вакантно. Там выход в семь утра субботы, я буду тебя ждать. Разберись в своей жизни, гакусэй.
   Саске так и повалился набок, его била крупная дрожь, в голове царил форменный кавардак, а сердечко ныло со страшной силой.
  
   *** Солеан
   Ожидаемое сравнение с Итачи покоробило. Времени прошел с гулькин нос, а я успел привязаться настолько, чтобы обижаться. Вот-ж, что называется, сам себе напророчил! Вмешательство посторонних разрушило мой проект "клан Луара", а тут бац и на тебе, клан Учиха вырезан - бери пожарище, возрождай и владей. Хочешь, оставь старые традиции, хочешь, измени или вовсе создай свои. Мальчик-глина, лепи желанное. И ведь леплю, гадство такое! Куда я денусь с пути творения чего-то стоящего вместо убогого глиняного ножичка, приготовленного к медленному запеканию в печке жизни?
   Саске сам дошел до отмены приказа не плакать - слезы высвобождают боль, примиряют и понукают, они многогранны - эту истину юный мужчина тоже смог самостоятельно осознать. Понял он и мою жалость о почившем невинном детстве, беззаботном и безмятежном. Над ним довлело мое напутствие, он приложил все усердие к взрослению, пользуя мой кинопроектор с интуитивно понятным интерфейсом управления.
   Показ начался с первых лучей, ласково коснувшихся счастливого младенчика, появившегося на свет. Видел плохо, но я оставил возможность понять, в каких муках он рождался и почему так счастлив. Из памяти крови я выудил все им забытое, каждую бытовую мелочь, каждый обрывок снов, каждую его мотивирующую на поступки мысль и эмоцию.
   Внутренне он стал старше на десять лет истекших с момента входа в кинотеатр. Психологический возраст я затрудняюсь определить, погрешность плюс-минус год с центром в тринадцати.
   Ожидаемо минуты с заемной силой превратились в месяцы. Десятки повторов по эпизодам в отдельности и всей картины в целом. Теперь Саске вкурсе о моем конфликте с Богом Смерти, часть моей личности после трансформы теперь всегда с ним - всего никогда не будет, скрывать целиком все нельзя. Бог Смерти за гранью понимания, скрытая часть меня тоже - Саске сумел принять эту мысль.
   Принцип матрешки дался легко после устроенных мною объяснений про циркуляцию чакры. Сравнивая эфирные тела, старичка и свое, до и после трансформы, он видел, как благодаря изменениям тела при помощи энергии, рекомой чакрой, шиноби способен достигать немыслимых скоростей и силы в обход физических законов. Дублирующая система каналов маскировала истинную - первая его, вторая моя. Путем тренировок погрешности наложения устранятся, что ознаменует качественный скачек возможностей. Он узнал, каков наш с ним предел, который благодаря его росту, во всех планах, будет повышаться по квадратичной зависимости. Я ему объяснял про горение гормонов, перестраивающих организм. Он сам сделал вывод о непреодолимой разнице между генином и джонином, разделенных границей физической недозрелости. Наложив пример брата, он постиг еще одну истину - став джонином до полового созревания, Итачи сократил сроки вхождения в элиту шиноби, от которых рукой подать до легендарных, возвышающихся над рангами. Если он хочет догнать, то обязан совместить развитое дублирующее и первичное энергетические тела до начала гормональной перестройки, меняющей это самое первичное. Саске очень долго успокаивался и принимал мысль о том, что ему подвластна лишь дублирующая система, которая при передаче контроля над телом изгибается под первичную. Таким образом был применен тринтет дзюцу, а потом все вернулось на круги своя, гм, обновленные.
   Саске со всей внимательностью всматривался в то, что высветил лившийся с него во время бега вокруг квартала огонь, замкнувшись в контур, что увидел я, естественно, с поправкой на его текущий уровень знаний. Наперво сам квартал, его подземные и надземные помещения со всеми тайниками. Его чувства вспыхнули ярко, когда под чайным домиком на краю сада камней, в геометрическом центре квартала, предусмотрительный глава клана спрятал выжимку из кланового архива и миллионы рьё в слитках чистого золота и чакропроводящего металла высокой пробы. Тайник располагался под комнатой, некогда хранившей артефакт клана, какую-то плиту - огонь высветил связь крови, по которой моя частичка проникла в экранированное помещение для хранения украденного артефакта. Не мудрствуя лукаво, я тогда прихватил сразу всю комнату, совершив обмен объема земли и комнаты с плитой, отминусовав у чайного домика еще один этаж с входом посредством додзюцу, примененного из прежнего места хранения. Готовясь, я полагал, что в квартале будут трупы, наличие которых для меня неприемлемо, поэтому вложил возможность обмена объемов. Череда Учиха-доно позаботилась о сохранении самой сути клана в случае беды, при моей помощи Саске вполне обойдется без украденных методик обучения молодежи.
   Из живых родственников Саске остался действительно один Итачи. Младший, несмотря на всю свою категоричность отношения к старшему, принял внесенное мной через связь изменение в детородных органах - к этому моменту от всего внушения нукенина ничего не осталось, сила гендзюцу вся вышла тогда, в саду, оставив на сердце рану, зарубцевавшуюся в шрам.
   Были еще две поделки генной инженерии и два носителя глаз, обоих мы уже видели, по-разному: Какаши пришел с добром; забинтованный тип колол отраву и накладывал гендзюцу с фуиндзюцу. У одного один глаз, у другого одиннадцать, причем десятка в руке свежая. Еще один канат, витой, указывал на другое пространство, куда я сунуться побоялся - сочетание живого и неживого, принадлежащего Миру Шиноби, предвещало взбучку, к которой я не был готов, тем более где-то здесь пропали несколько моих разлетевшихся духовных частиц. Поумерил любопытство, остановив свет от огня у самой границы - позже потревожим. С этими мыслями я тогда собранные лучики упер в более доступное, выявив целых пять лабораторных комплексов. В двух по поделке разной степени совершенства, в одной глаза, в двух кровь и трупы - все тела членов клана Учиха подверглись вскрытию с первоочередным лишением органов зрения. Форменное надругательство! Мой гнев толкнул меня на более рискованную тропку, чем намечалось ранее.
   Мои тюремные исследования резонанса энергий велись успешно, пребывающий на свободе фамильяр оттачивал получаемые мною знания, готовясь к серии опытов в межмирье, но не сложилось. Без Сержа до сих пор как без руки и с чувством предательства в груди - я отказался променять связи с тварным миром на него. Фамильяр ресурс возобновляемый, в отличие от существующих связей - повторная их прокладка ослабит, результат получится дефектный, причем с крутым ухудшением при повторном разрыве.
   Задумка сводилась, если очень упрощенно, к трем резонансам, из которых планировал черпать местную грубую магическую энергию, чакру. Первый резонанс с печатями. Крайне интересная и близкая мне тема. Мое умение зиждется на якорях из мысленных контуров и многомерных фигур, в терминах этого мира: для моих дзюцу не нужны ни ручные, ни начертанные печати, задающие у энергии требуемые параметры. Что вообще есть местное фуиндзюцу? Линии на поверхности, в общем, все тот же обычный магический контур с коррекцией на местные законы. Есть определенная схожесть с антенными рамками или с теми же антиворовскими этикетками на упаковках товара в гипермаркетах моего изначального мира... Поколебать эти контуры индивидуально эффективнее, можно найти ключик к банальному взрыву или, положим, усилению проходящий через них энергии. Но в моем случае из-за недостатка времени, обилия видов и манер исполнения подойдет только грубый и на начальном этапе затратный подход - тройная энергетическая волна. Первая вызывает реакцию, например, в виде корпускулярных завихрений в непосредственной близости от фуиндзюцу, тем самым взламывая контур. Вторая взаимодействует с получившимися неоднородностями, высвобождает вложенную чакру и усиливается сложением с ней. Третья стандартизирует выделенную энергию, приводя к одному знаменателю. Мне остается вовремя распределять результат, контролируя цепь взрывных процессов - для энергетического существа сие не проблема, в моем нынешнем состоянии трудно, но выполнимо, Саске вот придется хуже меня. В целостности остались тренировочные полигоны, их исключил из зоны действия резонанса, высвобождающего силу. Саске таки внял всем намекам и допер, что чакра и сила отнюдь не одно и то же.
   Второй резонанс с чакрой, пролитой огнем. Он призван не только сгенерировать чакру, но и привести ее к тому же типу, что получена предыдущим резонансом - так мне проще работать. Часть высвобожденной силы сразу направляю на формирование нового и однородного защитного барьер вокруг квартала Учиха.
   Третий многоуровневый резонанс с остаточными эманациями смерти, пролитой крови и флюидами бушевавших здесь эмоций. Будь трупы на местах, воскресли бы, что гарантированно взбесило бы Бога Смерти и демаскировало меня перед ним. Третий призван усилить высвобождаемую энергию (в основном смерти, в меньшей степени крови и эмоций) и опять же привести к общему знаменателю, чтобы мне было легче восстанавливать недвижимое имущество и низшую форму жизни, растения, грибы, водоросли.
   Однако по ходу дела из-за объявшего меня гнева я внес коррективы в свой план, решив конкретно так подставить *** уродов, уволокших тела убиенных на опыты.
   Во-первых, я разделил связку лучиков, или иначе нитей кровной связи, ведущих от последнего Учиха к родственной крови (для моего восприятия это именно лучики, освещающие удаленный объект привязки). К живой и к мертвой. Во-вторых, отцепил мертвые связи рядом с пролитой кровью, которую не убрали ради произведения психологического эффекта на последнего Учиха. Будто магнитные, связи закрепились правильно, но ненадолго. Лучики, оставшиеся без привязки (нет пролитой крови), что наводит на грустные мысли, разделил поровну между кровавыми следами сильнейших джонинов - у них кровь наиболее энергонасыщенная и сильно фонящая. Этими действиями я обрывал тонкие родственные связи, умаляя возможное влияние через них Бога Смерти на Саске и значение для моего носителя мертвых родственников, дабы не убивался от горя потерь и был мне послушным. Окончательно сжечь мосты с планом мертвых помогут тонкие струны, прикрепленные мной к пролитой крови. Высохших и за прошедшие дни состарившихся следов мало для отправляемого через струны и кровные связи Зова, но в сочетании с пролившим ее телом, предохраняемым от разложения... Пущенный по струнам импульс пройдет через нити, которые сожгутся проходящими по ним призванными духовными частицами - я специально возвращаю их столь опосредованно. Бог Смерти не смог переварить всего без угрозы подавления своей сущности поглощенными частицами чужой сущности, и он не в состоянии угнаться за всеми моими разлетевшимися искрами. Конечно, часть уже, наверняка, захвачена другими жадными до халявы, но что смогу, то верну себе, подставив Бога Смерти, ведь на зов уйдет энергия смерти и переход для искр произойдет через тварные тела, чьи души сожрал этот ***. Главное я получу свое, отправив заинтересованных по ложному следу, ведущему к трупам, органам и крови Учиха, что растащили по всяким лабораториям. Важно вовремя поставить щит и сменить полярность энергии смерти, обрывая все дорожки, ведущие к единому центру, то бишь, ко мне, Саске и кварталу Учиха в Конохе. Пока трупы отвлекают внимание, я поставлю экран, что не даст сфокусироваться на подзащитной области - в этом я поднаторел, когда долгое время прятался сам и отводил взгляды от своего первожреца.
   Собственно, промашка вышла в одном - в долях. Я ошибся с пропорциями, в объемах уцелевшего. Слава моей предусмотрительности - барьер скакнул на восьмерку (выше защита переходит в активную фазу, а десятка считает вообще всех вокруг врагами), сокрыв, как белое пламя вспыхивает роями ослепительно ярких духовных частиц, всасывающихся в тело мальчика, вернее, недолетая самой малости, ибо могли навредить. Я добился обеих своих целей, помимо собственного восстановления до приемлемого уровня. После пробуждения я по-новому оценил фразу "смех сквозь слезы". Восстановился - да, довел число потоков до максимума - да, перешел на полевую организацию вместо нитей внутри - да. Но все мои ядра в отдельности на уровне восьмилетнего мальчишки!!! Их всех не хватит для вмещения даже матрицы моего навороченного посоха, не говоря уже о матрицах тел эльфа или хотя бы человека, о драконе вообще молчу! Все генерируемые и операбельные объемы энергий скошены на порядки в том же соотношении, как между моим прежним орб-телом и нынешним, неимоверно сжатым до крохотной искорки!!! От роскошного дуба остался маленький желудь... Больше нет причин бояться местного божка, лично я вне его власти. Но и свалить домой мне не светит, в нынешнем состоянии я просто не смогу оперировать нужным объемом энергии, а на расчет обратной дороги уйдут годы при задействовании всех ста процентов вычислительных ресурсов, чтоб разобраться в тогда творившимся вокруг меня хаосе! Вектор на своих родных и близких это дохлый номер, я прятался и прятал слишком хорошо. Но мне кровь из носу надо вернуться к не шибко ждущей звезде Санрайз из соседней Вселенной, через фей на вращающейся вокруг нее планете Веридес найти звездолет Аштарак с их родственницами, и только оттуда есть шанс отыскать закрытую систему Арасмуэр, где остался мой сын. А ведь я совершенно не представляю, как же мне вырасти и набраться сил?! У нас с Саске удивительно схожие проблемы...

Глава 5. Притворство

   *** Саске
   Ручей журчал весело. Сейчас. Месяц назад. Год назад. Пять лет. Здешняя вода всю его сознательную жизнь текла в радующую глаз чашу из камня с красными прожилками, обработанными под утонченные всполохи огня. Фуиндзюцу поддерживало температуру воды неизменной, повышая ее сопротивляемость испарению посредством Катон, высвобождению стихии огня. Ручей так и будет продолжать весело журчать десятилетиями, повинуясь воле создавшего его человека, пока разрушительная рука другого человека, животное или время не изменят заведенный порядок.
   Красота для любования кощунственно накрылась пеной бытовых нужд. Саске вздрогнул от холода - огонь в его крови оказался слабее силы печатей фуиндзюцу древних мастеров, мороз пробрал до костей. Он это предчувствовал и заранее приготовился, шагая в чашу с ледяной водой и ныряя в обжигающий холод, чтобы побыстрее намочиться и начать согреваться с мочалкой в руках. Его учили принимать душ ежедневно, но сейчас во всем квартале водопровод не работал - мальчику пришлось удовлетворять насущную потребность, устраивая святотатство в саду камней в единственном источнике природного происхождения, единственном источнике питьевой воды на весь квартал Учиха.
   С трудом вскочив в самом центре скользкой чаши с не доходящей ему даже до пояса ледяной водой, окоченевший мальчик кое-как вывалился из нее, дрожащей рукой схватил заранее приготовленную мочалку и начал остервенело растираться, распространяя сливовый запах огрызка мыла, оставшегося в прилегающей к его комнате уборной. Стояло пасмурное утро, света хватало для нужд мальчика.
   За ночь Саске освежил память и мог теперь с закрытыми глазами попасть в любое место своего квартала, исключая запертые или спрятанные помещения. За ночь он переродился, заново прожив все свои восемь с хвостиком лет. Вчерашние поступки казались ему мелкими, детскими. Для нынешнего Саске уже нет разницы в том, как его величают другие - он действительно еще мальчик, отроком станет после поступления в академию. Подросток и юноша, взрослый, старик - этапы взросления тела, видимые другими невооруженным взглядом. Сам себя он сейчас считал несмышленым мальчиком-неумехой, но никак не сиротой, как могло бы показаться наблюдателям. Внутри был некто близкий и согревающий.
   Натертое и мыльное тело второе окунание пережило менее болезненно, а после выпрыгивания и растирания полотенцем Саске обрел легкость и бодрость с пламенным очагом внутри. Натянув короткие спортивные шорты, спрятав в плетеную корзинку с крышкой банные принадлежности, по пути назад повесив на одну из перекладин полотенце и с трудом заставив себя расчесаться, Саске босиком побежал по террасам накрепко засевшего в голове сада. Кривился, цикал, шипел, но упрямо бежал по мелким камешкам, чередуя ускорения с трусцой. Утренняя прохлада в лицо раздувает огонь внутри него - с этой установкой он грелся и одновременно освобождался от охочего до него роя мыслей и чувств, отправляемых во внутреннюю топку. Паренек, петляя, за час оббежал всю нежилую часть квартала, весь юг от центральной аллеи за исключением полигона.
   -- Плохо, я медленный, - констатировал он про себя, возвратившись в комнату после водной инсталляции, где после пробежки помыл ноги и одел сандалии, предварительно кое-как выстирав испачканную ягодами пару футболка-шорты.
   -- И глупый, - раздалось в тон.
   -- Здравствуй, Солеан, - вздохнув. Тяжесть навалилась на плечи, пытаясь согнуть, но он не увильнул прочь. - В чем моя глупость? - Собранно, приготовившись внимать.
   -- Здравствуй, Саске. Из времени, за которое ты оббежал юг, без учета длины маршрута передвижения нельзя судить о скорости. Есть вариант, в котором ты бы оббежал те же дорожки и проулки, но в другом порядке и на треть меньше времени затратил бы при той же скорости бега. Скажи, Саске, как ты теперь видишь наше общение?
   Он целый месяц личного времени потратил на формулировку ответа на схожий вопрос, только убедившись в отсутствии сомнений, Саске перешел в утро тринадцатого сентября. Подпиравший опорный столб, к которому примыкала раздвижная панель двери в его комнату, отлип от него и сел в плетеное кресло у окна.
   -- Вопрос ведь был в другом, да? - Спокойно, как бы примиряясь. Он изменился внутренне, стал сильнее и закаленнее.
   -- Тебе решать, - пожимая невидимыми плечами.
   -- Ты мой отец, Солеан, - с интересом вслушиваясь внутрь себя. - Для сэнсэя слишком близко к душе, для приемного отца слишком близко к крови. Разве ты сам считаешь иначе? - Затаив дыхание, задавая наиважнейший, сакральный вопрос, волновавший его.
   -- По человеческим меркам ты почти прав, Саске, а в моем видении я и ты смотримся, как котенок и головастик. Быть может, добавим к отцу индекс второй, а, сын?
   -- Добавим! - Согласился взволновавшийся Саске, у которого упала гора с плеч. Действительно ведь, второй, и чем он думал? - А сравнение котенок и головастик не только из-за... размеров, да?
   -- У них разные классы, млекопитающее и земноводное. Коты и лягушки не скрещиваются и вообще у них разная среда обитания, пищевые пристрастия, интересы, - лохматя чубик.
   Саске сперва удивился, а потом понял, что произошло, и наконец-то смог расслабиться, ощутить себя Дома. Не зря он увидел себя со стороны от лица Солеана, некая аура должна была объяснить это явление. Саске понимал и не чурался предстоящей работы с длительными изнуряющими упражнениями. Он смог отпустить всех убитых и обрести дом на месте руин прежнего. Теперь его не пугало обилие вещей из прошлого, наоборот! Они ведь все очищены от крови. Это память о всем том хорошем, что с ним происхдило.
   -- Ты переделаешь герб на остальных вещах? - Переходя к насущной проблеме.
   -- Переделал, - послышался ответ. И почувствовался - колебание чакры мимо не прошло, как и в случае с ветерком, повторно взлохматившим.
   Саске остался серьезным, внешне. Теперь у него три одинаковых комплекта: один сох, два в шкафу. Внутренне он обрадовался, что смог в зародыше подавить желание вскочить и немедленно переодеться. Поднявшись по-взрослому, спокойно подошел к шкафу и расчетливо скупыми движениями оделся в любимое. Еще перед купанием он смог совершенно без стеснения посетить кабинку на улице - за ночь он совершенно смирился с сожителем, видящим его, как облупленного, от которого ему абсолютно ничего не утаить. Очень много месяцев субъективного времени это обстоятельство его пугало и угнетало, теперь он рад ему и ценит, несмотря на зримые недостатки.
   -- А в чем твои интересы? - Идя завтракать грушами, ревенем и помидорами из теплиц.
   -- Глобальные цели вырасти и вернуться домой, а интересы переплетены с текущими целями - они состоят в совместном возрождении клана Учиха и нашем росте.
   -- Нашем... - покатал теплую мысль Саске. Он теперь мог мыслить и чувствовать быстро, на уровне мыслеречи, тело просто не успевало реагировать, оставаясь невозмутимо спокойным, навевая сумрачное впечатление - Саске подмигнул зеркалу, на миг стряхивая унылый вид. Жизнь стремительно налаживалась!
   -- Не спеши. В налаживании нуждаются многие аспекты, и чтобы жизнь вошла в колею, нам обоим надо хорошенько постараться.
   -- А чем ты занимаешься? - Провокационно задал провокационный вопрос Саске. Он плохо понимал суть бытия Солеана, не представлял подробности его существования. Он сблизился с незнакомцем и понимал причину такого своего желания - пришла пора навести справки о втором отце.
   -- Бездельничаю, - огорошил он Саске и весело рассмеялся бубенцами. - Проявляю любознательность и наслаждаюсь окружающими видами - красивый дом, очень. Стою и заедаю помидор очищенным стеблем ревеня - кисло и полезно. Часть меня всегда занимается тем же, что и ты, другая всегда контролирует окрестности, доступными средствами выявляя опасности - через меня ты ощутишь факт ее возникновения и степень угрозы. Распознавать и реагировать на опасности шиноби учатся всю жизнь, по мере взросления больше вкладываясь в умение вовсе избегать появления угроз для себя и своих близких.
   -- Мда! И как я тебя буду терпеть всю жизнь?
   -- А представь, мне каково будет?
   Оба посмеялись. Один облегченно, второй ободряюще.
   -- Я понял твои послания, отец, - начал Саске, поев и медленно шагая к Воротам Учиха. На осмысление он потратил много месяцев личного времени. - Итачи поступил так из любви ко мне и деревне. Гендзюцу наложил для защиты меня от взрослых злопыхателей Конохи (намекая на Данзо, реально тогда пыхтящего, и Хирузена, пыхтящего трубкой по жизни). Клан что-то злоумышлял против деревни, Итачи узнал об этом и совершил предательство, разрушив судьбы наименьшего из возможных числа жителей деревни и сохранив то, что любил... Предательство во имя мира. Мир шиноби жесток и безжалостен. Скажи, Солеан, я правильно понимаю, что клан Учиха возомнил себя самым сильным в деревне и поплатился за это?
   -- Речь не ребенка, но мужа. Да. Полагаю, клан Учиха действительно являлся сильнейшим кланом на деревне, но по сравнению со всей остальной Конохой и некими организациями внутри нее оказался слаб, верховодящие кланом просчитались. Клан Учиха погубила гордость, приведшая к отсутствию союзников и раздутому самомнению. Как ты теперь относишься к Итачи?
   -- Он не захотел обременять себя возней со мной, - мысленно всхлипнув. Тени набежали на лицо. - Этим он предал свою любовь ко мне, значит, его предательству совсем нет оправданья! Он должен умереть, поняв это... О его детях клан позаботится, всех найду...
   -- С ребенком нельзя скрыться, Саске. Шиноби его уровня способен затеряться в одиночку. Оставив тебя здесь, Итачи практически гарантировал возрождение клана - деревня с тебя будет пылинки сдувать, до первого ребенка мужского пола. Подозреваю, властьпридержащие специально спровоцировали выгодную для себя ситуацию, а у Итачи не достало ума или смелости по-тихому или вовремя свалить из деревни и клана, лишив тех и других оружия в его лице, точнее глазах.
   -- Тогда... я плохо понимаю... объясни, пожалуйста, - слезно попросил Саске. В голове вновь воцарился сумбур. Он еле сдерживался.
   -- Играй приготовленную для тебя роль осиротевшего, поставившего себе целю возродить клан и убить брата-предателя. Мы вместе выясним запутанную правду, а рубить с плеча всегда успеется. У меня, появившегося после всего случившегося, свои понятия и ценности, советовать прощать Итачи или нет я не буду, это твое и только твое бремя, Саске.
   Паренек повесил нос. Итачи остался вопросом, отравляющим налаживающуюся жизнь предательским взглядом из прошлого. Честно, о прощении Саске ни разу не задумывался, ему такое просто в голову не пришло! Радужное настроение испарилось, но сработавший план ожидаемого облегченья и уверенности не принес. Учиха-дзин осознавал необходимость скрывать свою силу и юлить в разговорах, ему удалось различить поощряющую гордость и возросшее уважение к себе со стороны Солеана, оценившего план по приведению себя в сумрачный вид перед выходом за границу квартала. Саске даже запнулся правдоподобно, когда увидел новоявленную кучку мусора и виднеющуюся почту.
   -- Правильно, притворись валенком и сделай морду кирпичом, отвечая на вопросы взрослых, - лукаво.
   Догадываясь, что за послание его там ждет, Саске решил проигнорировать почту, придумав объяснение.
   -- Это значит, мое заготовки никудышны, да? - Выравнивая шаг.
   -- Ага, не катят.
   Саске мученически вздохнул. Опять этот дурашливый тон! А вопрос-то не на пятак рьё! Уже не говоря про какой-то валенок. Рассуждения о непонятном объекте и сопутствующих вещах перемежались с хмыками, куда ж без них! Зато да, стало чуток легче.
   Мощеная улица встретила паренька пустотой и ноктюрном ветра на флейтах водосточных труб. Когда-то оживленная ныне была мертва, выходящие на нее окна соседних домов наглухо забиты ставнями, а не распахнуты в приветствии утра и спешащих по делам прохожих. Хмурый вид Саске вспугнул первого прохожего так, что тот шарахнулся от него, открыв дверь, из которой только что вышел, в обратную сторону. На повернувшемся вперед лице прибавилось туч, а руки сами нащупали кунаи на бедре и в подсумке за поясом. Стоило Саске поднять на жалостливое лицо свой задумчиво-тяжелый взгляд, как дородные дамы тут же бледнели. Встречные шиноби, коли им не удавалось вовремя свалить с пути, предпочитали смотреть виновато в спину или бок, реже злобно, торжествующе - равнодушные отсутствовали. Саске понимал, какая атмосфера подавленности окружает его, он был не готов выслушивать соболезнования, любые. Где все они находились, когда клан Учиха резали?! Почему допустили?! Ненависть по мере приближения к центру обретала взаимность. Ради мира среди всех этих упитанных, всклокоченных, крикливых и кичливых трусов, прячущих взгляд при его появлении, уничтожен его клан?!
   -- Клан жив, пока жив хоть один его представитель, - назидательно прозвучало в голове.
   Накручивающий себя Саске с трудом смог унять желание убивать и тем самым снизить исходящий поток яки, проводить который помогали два зажатых куная - маленькая уловка, подсказанная сэнсэем. Он действительно плохо представлял себе тех, ради кого Итачи совершил свое кошмарное предательство, прерывающиеся разговоры и шепотки за спиной отнюдь не способствовали пониманию, за что? Почему? Ради кого?! Его клан вообще мало любили - обострившийся слух доносил вздохи облегчения и сетования на упавший престиж Конохи, устроившей резню накануне экзамена на чюнинов. Столько убытков, столько почтенных гостей съехало, такие потери выручки! В целом к проходящему мимо Саске отношение окружающих откровенно злобным не являлось, но положительную картину смазывали черные мазки. Когда-то гулял с родителями в выказываемом прохожими почтении и уважении, но после повторного проживания разглядел в основном лебезение, вот и смотрел сейчас на всех волчонком с воинственно торчащим хвостиком на макушке.
   -- Хех!
   Весь пыл сбил плащик, мазнувший мокрой от уличной грязи у торгового квартала кромкой по носу - какая-то девица с такими же, как у него, волосами пронеслась мимо, совершенно не заметив и вдобавок обдав яростным негодованием. Саске насуплено утер нос рукой с кунаем, уперев в удаляющуюся спину прожигающий взгляд. Плащ вдруг внезапно обвис, а девушка обернулась.
   - Ух! Какой чумазый шкет, - зловеще улыбнулась, облизнувшись. - Тебя не учили уступать дорогу старшим? - Суживая глаза.
   - Итачи убьет тебя одним левым глазом, а я убью Итачи, - мрачно вынес вердикт Саске. Он вовсе не чумазый! Нос она сама ему испачкала, назло.
   Это его женское круглолицее подобие опротивило Саске с первого же облизывания. Вот, еще и левый глаз у нее задергался, будто мало ему облизываний! Он совершенно не видел причин того, почему Солеан еле сдерживается от хохота.
   - Пфф! - громко фыркнула девица и умчалась вперед еще быстрее, хлопнув на прощанье плащом, брызги с которого попали пареньку на щеки.
   - Гн! - засопел Саске, вынужденно вытираясь нарукавником, отчего тот потерял свою радующую глаз чистоту.
   До банка "Ичирэ и Ко" он прошагал быстро и целеустремленно, разрезая утреннюю толпу, как кунай воду - без яки на него почти не обращали внимания.
   - Я хочу получить свои деньги, - заявил Саске клерку, когда подошла его очередь, что случилось сразу после третьего клиента, когда Саске обозрел остальных четырех перед ним стоящих с мыслями, а не легче ли убить, чем ждать? И что, что при этом он невзначай добавил: "Итачи не стоял в очередях. Он сильный. Чтобы тоже стать сильным, надо ли убивать очереди, в которых он не стоял?" Убийственная детская логика сразила ожидающих наповал.
   - Младший клерк Ичирэ Тонгиру. Чем могу быть полезен юноше? - Повесив дежурную улыбку. Про дежурную это мысли Солеана. За признанием его идей никчемными, Саске прислушивался к сэнсэйевским, сколь бы глупыми они не были на его скромный взгляд. Сэнсэй большой, ему видней. Лично ему это слащаво-прилизанное лицо оскорбительно указывало на вновь растрепавшиеся волосы, и потому не нравилось.
   - Мне нужны мои рьё на оружие и взрыв-печати, - заявил чумазый паренек. Пусть смысл роли частью терялся, но сложить потребность в деньгах и стремление стать сильным он смог без особого напряга.
   - Представьтесь, пожалуйста, - невозмутимо вежливо.
   - Учиха Саске.
   - Руку следует держать на сканере, уважаемый. Повторите, пожалуйста.
   Сдвинув брови, он потянулся и выполнил требуемое, смотря на плиту с фуиндзюцу как на врага народа - высока и неудобна, хоть бы ступеньку сделали!
   - Сколько будете снимать? - Беся предельной вежливостью. Раньше бы Саске как-то отреагировал иначе, чем равнодушие. Он и реагировал, только внутри себя. Эмоции растворялись раньше, чем успевали показаться наружу.
   - А на чакропроводящие сюрикэны ста тыщь хватит или надо мильён? - Клерк невозмутимо моргнул и двинул ушами.
   - На вашем счете, Учиха Саске, на сегодняшний день всего двадцать девять тысяч семьсот пятьдесят рьё.
   - Да-а-а? - Он действительно удивился, точному совпадению прогноза Солеана. В памяти остался фрагмент раннего детства, когда приходили важные господа и кололи пальчик с прикладыванием его ручонки к печати. Бан-ки-ры. Клан Ичирэ, имунны к гендзюцу, специализируются на идентификации личности и клановой принадлежности. Во время этой ночи он привел в соответствие запомненные в младенчестве звуки со словами. - Тогда остальное дайте со счета Итачи, я все равно его убью!
   - Депозит нукенина переходит клану... - выдал чуть поморщившийся прилизанный.
   - Не парьте мне мозги! Я последний из клана Учиха, - мрачно, - значит глава, где мои рьё? - Грозно, стоя на цыпочках.
   - Двадцать девять тысяч семьсот пятьдесят рьё, закрываем депозит? - Привычно отфутболивая циничной вежливостью.
   - Гн! - Торчмя стоящий хвостик на макушке яростно заострился.
   -- Ну и? Мы так ни рьё и не получили, - обвинительно.
   -- Да пребудет с тобой сила, мой юный падаван! Не горячись.
   -- Гррр!
   -- Иди в базарную толпу и причитающе бубни...
   -- Э-э-э...
   -- Повторяй, грю, за мной, бестолочь!
   -- Сам такой, валенок! - Сымпровизировал Саске, так и не зная, с чем или кем сравнил, но о сути примерно догадываясь.
   Саске чувствовал себя полным идиотом, но старательно прикидывался убитым горем и ворчал вслух.
   "Жульё, кругом обманщики и воры, наживающиеся на смерти! Это Ичирэ науськали Итачи. Убью Итачи, потом всех бесчестных Ичирэ. Банкиры специально вырезали мой клан, чтобы захапать богатства всех Учих. Позарились на чужое, воры и убийцы Ичирэ! Убью Итачи и потом этого Тонгиру! Фу, еще пачкаться придется о его жирную немытую башку, бе, Итачи сильный, но я убью Итачи, а на Тонгиру сперва одену мешок, а потом срублю голову и не запачкаюсь! Верно! М-меррззкие мародеры, наживающиеся на мертвецах, ууу, все деньги гррязные у Ичиррэ, сам все з-заработаю, ни рьё кровавых денег не возьму, будь все банкиры пр-рокляты! Убью Итачи, убью заказчиков Ичирэ и буду клан восстанавливать. Всех предателей ненавижу!"
   Так и шел мальчуган, мрачно зыркая на лавки и непрерывным ворчанием изумляя прохожих, причем, сам толком не понимая, что и для чего бубнит, за что раньше его бы сурово отчитали. Поначалу так и ходил. Но по мере движения по рынку и третьего захода повторений в том же духе дошло - они очерняют репутацию!
   -- От них все отвернутся, и банкиры обанкротятся! Банкиры обанкротятся! Ха-ха! - Обрадовался Саске полному пониманию слова, слышанного из уст отца, когда карапузом забегал к нему в кабинет. Шепотки взрослых и обрывки их фраз сложились воедино. - Но так мы сами никогда не вернем свое, - плотно сжимая губы, отходя из оружейной лавки с минимум шестизначными ценниками на чакропроводящий металл в сплаве с превосходной не затупляющейся сталью.
   Саске вежливо заступили дорогу, когда он со скорбной миной насилу оторвался от магазинчика с взрыв-печатями, свитками и всем подобным, для него скучным. Солеан готов был часами рассматривать свитки, еще по больнице уличенный в жутком любопытстве и какой-то ненормальной любви к ним.
   - Прошу прощения, уважаемый Учиха Саске. Вышла накладка, банк "Ичирэ и Ко" готов выдать запрошенную вами сумму, пройдемте.
   - Тонгиру-сан, - а это был именно он, - Мой отец недавно... - сгустив тени на глазах и металл в голосе, - при мне упоминал слова сумма, пассив, миллиард и рьё. Я умный, меня научили считать до тысячи! Вы хотите отделаться одним мильёном, а себе заграбастать девятьсот девяносто девять?! Да что же это за деревня такая, где спокойно вырезают целые кланы по вечерам, а средь бела дня вежливо грабят???
   Последнему Саске звонко возмущался абсолютно искренне. Против взрослого он только и мог, что сиротливо - и твердо! - стоять напротив с вызывающе гордо поднятой головой, сжимая и разжимая кулаки в бессилье. Он порывался схватить кунаи, после замечания сердобольного старичка, угостившего малиновым пончиком, убранные с глаз долой - не принято расхаживать с ними напоказ средь мирных граждан.
   - Успокойтесь, Саске-сан, мы во всем разберемся... - оправдываясь. Его неловкость прогрессировала по мере роста толпы вокруг.
   - Мертвые вам не простят кровавых денег, Ичирэ-дзин, - хрипло выдал Саске с головой, опущенной на вежливом "успокойтесь". С такими бесполезно... - Я накоплю новые рьё на восстановление клана, буду складывать в банки... из под сливового варенья как раз подойдут...
   - Учиха Саске, - все еще пытался воззвать клерк к мальчику, не смея прикасаться и настаивать. Уж больно взгляды окружающих злы и полны ненависти.
   Саске отошел всего на несколько шагов. Скандал рвался наружу, эмоции на вселенскую несправделивость хотелось выместить здесь и сейчас, а не на домашнем полигоне. Он не знал, куда направить свою ненависть, приподнявшуюся из глубин из-за вынужденного терпения десятков скрестившихся на нем взглядов. Кипение нуждалось в выбросе пара. Саске умом понимал расчетливость Солеана, но ненавидел себя за используемые методы - по-другому нельзя, иначе потеряет не только владения клана, но и сбережения. На чем станет зиждиться благополучие вновь возрождаемого клана? Убивать, чтобы вернуть свое? Ирония в том, что ему претило убивать, не смотря ни на что. Убитый ложкой в глаз мародер крепко запомнился, тем более он в попытках понять Итачи сам представлял себя в его роли... Плюс он привык к бытовым удобствам, лишение которых косвенно связано с экономией - целый квартал это не шутки! Саске позволил Солеану вести себя, играя на нервах - ради возрождения клана он был готов побыть клоуном. Психологическая разрядка, отходняк - плевать! Главное, ему обещано облегчение с пользой для клана, и он верил.
   - Продавец-сама, - не обращая внимания на клерка, хищно шагнул с гневной маской на лице. - Эта банка похожа на варенье ока-сама. Вы тоже копошились среди крови Учиха и теперь наживаетесь на приготовленном для меня варенье, как те мародеры, что пытались украсть утварь, мою панду и недоеденную банку с кухни?! - Зачастил грозно Саске. Он проходил мимо лавочки во второй раз и ненавидел себя за проявленную в первый раз сдержанность.
   - Да что же вы напраслину наводите, Саске-сан, побойтесь бога! - Затараторил испуганный торговец, дребезжа обоими подбородками. Толпа заволновалась. Послышались выкрики. - Ее сегодня утром...
   -- Тяжко им тут без полицаев будет, - заметил Солеан, но Саске пропустил комментарий мимо, объятый чувствами.
   - Я докажу! - Подпрыгивая на своей максимальной скорости и под ах зрителей разбивая добычу с левой витрины прямо перед расположенным по центру входом с подметенными каменными плитками. - Вот! - С болью в голосе надавливая на первый попавшийся цельный плод, вместо косточки вытаскивая бумажку, разворачивая (с внешней стороны фуиндзюцу, с внутренней текст) дрожащими пальцами и читая: - Много сладкого вредно, сынок... Это почерк ока-сама! ВОР! - В гневе не замечая, как липкий листок падает к разбитой банке.
   Пока никто не сообразил, а торговец задыхался, распаленный отцом Саске закричал обвинения:
   - Ты заодно с прохиндеем, что продает мамины серьги и бабушкино колье из чакропроводящего металла? Ты на него работаешь!? Говори! Или на банкирского грабителя и оставивших мой квартал в углях и засохшей крови?! Ненавижу!!! "Катон: Го..."
   - Саске-кун, - легла на плечо твердая рука, болезненно уколов электричеством.
   Неожиданно для всех прерванная техника полностью не отменилась. Сложивший печати и готовый выдуть огненный шар Саске кашлянул крохотным сгустком огня, спалившим злосчастное варенье и оплавившим камень.
   - Ты узнаешь меня? Я друг клана Какаши, Хокаге-сама ждет тебя, идем, Саске-кун, - тепло улыбаясь своим правым глазом.
   - Какаши-сэмпай!
   Саске действительно обрадовался. Слабый разряд тока привел его в чувство, паренек устыдился скандала, он неожиданно обнял взрослого, но быстро смутился и покраснел еще сильнее, отпрянув. Ну что за детское поведение? Саске ощущал себя странно, как и предупреждал Солеан.
   - Все хорошо, Саске-кун, идем к Хокаге-сама...
   - Какаши-сэмпай, я должен стать сильным и убить Итачи. Научите меня быть шиноби!
   - Мма... - подбирал слова Какаши. Все заготовки кончились.
   - Больше некому... - грустно и с болью, сильно сжимая руку ведущего его взрослого. Люди остались позади, начав шумное обсуждение. Последнее, что видел Саске, это появление носителей масок, потом они скрылись за углом и шум резко поубивился. Народу тут было заметно меньше, порядка десятка всего, вместе с продавцами. - Став сильным, я убью Итачи и мы поровну поделим его глаза, хотите? - Саске совершенно не нравилась тема, но Солеан говорил, что высмеянное легче принять.
   - Мма... - ему его миссия нравилась все меньше. С детьми общаться он плохо умел, особенно с такими маленькими.
   - Все-почестному, я Учиха, а не Ичирэ! Вам половинку правого и мне половинку, вам половинку левого глаза и мне половинку.
   - Эм-ма, - сбившись с шага.
   - Какаши-сэмпай, вы предпочитаете левые половинки или правые?
   Идущий хмурным Саске, ведущий совершенно глупую беседу, понимал всю бредовость своих фраз, но вынужден был признать - еще вчера он вполне мог брякнуть и не такое.
   - М...
   - А может цвет вам не нравится? Многим не нравились глаза Итачи. Я убью Итачи, продам его футболку и шорты и куплю... ну там, как их, глазные линзы, во! Вам с розовыми сердечками брать, да?
   - Мма-н... Саске-кун...
   - Мне и клан надо восстановить, Какаши-сэмпай. Вы ведь специалист по восстановлению кланов, да? И даже с учебником никогда не расстаетесь... Покажите мне, как это делается, и я подарю вам еще по четвертинке глаз Итачи, когда убью, - походка взрослого стала совсем деревянной, а прохожие спешили отвернуться и... оставаться в радиусе слышимости. Саске был не в теме, просто поддерживал Солеана и забавлялся ситуацией. Ему внутренне действительно стало легче дышаться, но внешне он старался оставаться мрачным и насупленным. - Какаши-сэмпай, вы же сами сказали, что вы друг моего клана, - обвиняюще. - Научите меня тому, как его правильно восстанавливать. Я должен стать сильнее и убить нукенина Итачи. Ну, Какаши-сэмпай, - дергая за руку предпочитающего лишний раз рта не раскрывать. Саске снизу было не видно, но он знал, что лицо взрослого пылает румянцем, а сам он не знает, какое выражение глаза ему принять или куда спрятать. Несчастная книжица неуловимо для его глаз кочевала по карманам, предательски торча из каждого корешком в розовое сердечко. - Я умею читать, может просто одолжите мне свой учебник? Я верну, честное п..пречестное! Или вы не друг, а так, сбоку бантик?
   Какаши аж крякнул.
   - Мма, бантик?
   - Ну, мне как-то подарили собачку с бантиком, она была такой милой, а как остались наедине, так мне чуть палец не откусила. Итачи ее походя убил. Я стану сильным и тоже походя убью Итачи. Какаши-сэмпай, если вы меня сейчас научите новому приему, то станете моим кумиром! А все сильные шиноби должны уметь так же, как вы, красноречиво молчать, да? Отец часто выразительно молчал, отец...
   - Да, - поспешно. - Мма, сильные шиноби, эм, должны многое уметь. Мн, так и быть, идем, эм, покажу захват левой с броском через себя. Мма, Хокаге-сама просил подойти после обеда...

Глава 6. Встреча с Хокаге

   *** Сарутоби Хирузен
   - Это ваше последнее слово, Чинчиру-сама?
   - Да, Хирузен-сама. "Ичирэ и Ко" аккумулирует все средства Учих, которыми располагает банк и его компаньоны, на счете клана с перечислением процентов на счет Учиха Саске. Полный доступ он получит в день совершеннолетия.
   - На всю сумму?
   - Да, Хокаге-сама. Директорат отменяет или переадресовывает последние транзакции, вся документация перед вами. Переживший все три войны шиноби банк "Ичирэ и Ко" дорожит своей репутацией и связями, нам дешевле собрать миллиард и отчислять по нему означенные проценты за вычетом заработной платы специального управляющего, назначенного директоратом вести финансовые дела клана Учиха на время недееспособности его текущего главы. Весь пакет документов, повторяю, у вас на руках. В связи с выявленной нечистоплотностью все кредитные линии для клана Сарутоби и аппарата управления Конохи свернуты. Мы дорожим честными клиентами, - предельно вежливо отвешивая словесную оплеуху.
   - Признайтесь, - пуская дымное колечко так наклоненной головы, что край головного убора скрывал от собеседника линию глаз, якобы направленных на изучение перелистываемых листов, подшитых в толстую папку, одну из принесенных банкиром. Удивительно, как многое можно провернуть за считанные часы. Удивительно, средства одного клана оказались вполне сопоставимы с годовым (в лучшие годы!) бюджетом целой деревни, и это без учета активов. - Что вас напугало в угрозах мальчика?
   - Вам известно, что наше благосостояние покоится на Хранилище Крови. Клан Ичирэ недавно потерял нескольких специалистов, самоотверженно защитивших благополучие клана, - после продолжительной паузы проговорил степенный мужчина в деловом костюме. - Держите ситуацию вокруг Учиха Саске под контролем, иначе мы устраним угрозу силами собственными или с привлечением Всех заинтересованных партнеров. Всего доброго, Хирузен-сама, - откланялся важный посетитель, которому всегда предоставляли аудиенцию в удобные ему часы.
   Текущий хозяин кабинета остался недвижим и беззвучен, красноватые клубы бесшумно расползались из-под широкополой шляпы.
   - Докладывай, Стриж, - наконец-то обратил внимание старик на стоящего у стола АНБУ в маске.
   - Варенье действительно украдено из квартала Учих. Кем и когда выясняется...
   - Стриж... - гневно дыхнул дракон из-под шляпы. Упомянутый нервно сглотнул и продолжил:
   - Корень во всех ближайших городах через подставных лиц сбывает ими украденное из ими разоренного квартала Учиха, начиная с первого сентября. В Конохе из продажи успели изъять большую часть еще вчера...
   - И вы мне только сейчас это докладываете?! - Дым угрожающе засветился.
   - Нехватка... все на миссиях по Вашему приказу, Хокаге-сама, - дрогнув. Смелый поступок по переводу на самого начальника стрелок остался безнаказанным. Народу действительно не было, чего только стоило унять утренние беспорядки в торговом квартале! - Факт грабежа вскрылся этим утром... Все кланы Конохи вскоре пришлют ноту протеста. Учиха Саске уговорил, - Хирузен отметил странную интонацию, не характерную Стрижу при исполнении, - Хатаке Какаши показать ему новые приемы, - вновь этот подозрительный тон, - тайдзюцу, сейчас они на полигоне номер тридцать один, придут к вам через час после обеда в Ичираку-рамен. Огненный барьер вокруг квартала клана Учиха под землей имеет те же характеристики, что и над ней, - зачастил боец АНБУ, елико возможно старательно выполняя роль взявшей на сентябрь отпуск секретарши. - Все коммуникации целы. Среди обывателей найдены удовлетворяющие требованиям желающие наняться на работу к Учиха-дзин на должности поварихи, прачки, дворника, каллиграфа...
   - Довольно, Стриж.
   - Простите, Хокаге-сама. Только что поступили сведения о том, что Хьюга Хиаши будет добиваться создания полицейского участка на базе аппарата управления деревней с процентным соотношением по кланам. Его поддержат кланы Инузука и Абураме. Так же будет поднят вопрос о начале процедуры импичмента. В течение часа клан Хьюга воспользуется правом экстренного созыва совета кланов в расширенном составе.
   - Благодарю, Стриж, идите.
   Дряной мальчишка! Ну что он учудил?! Хирузен рвал и метал... клубы дыма, давно научившись сдержанно принимать любые новости. Стриж прав, намекая на пренебрежение агентурной сетью в среде обывателей деревни, обслуживающих шиноби. В основном это семьи из Страны Огня с детьми, проявившими способности к манипулированию чакрой и ставшие в последствие внеклановыми шиноби Конохи. Часть этих детей вполне подходила для принятия в АНБУ по уровню силы и мастерства - на них не было рычагов давления, кроме родной семьи, из-за которой их лояльность крайне низка. Здесь мешают устаревшие традиции и прочие факторы упущенного воспитания. За неделю до первого октября, когда распахиваются двери Академии Шиноби Конохи, всех пришедших семи-десятилетних, желающих поступить, проверяют на способности, а потом они вынуждены терпеть клановых снобов или задавак. Какая тут может вырасти лояльность к деревне? За уникумами, конечно, есть пригляд, часть АНБУ растят в приюте сызмальства, но очень часто у семей просто нет денег, чтобы добраться до Конохи вовремя, а после полового созревания поздно мекать, выдающегося силой шиноби не вырастить.
   Хирузен забил в трубку табак из веселенького оранжевого мешочка. Раскурив и убедившись, что парочка все еще на полигоне номер тридцать один, сложил печати, стремительно переместившись к ним в облаке чакры и вихре листвы.
   - Больше усердия, Саске-кун, и быть тебе великим шиноби Конохи! - По-доброму морща глаза и снисходительно улыбаясь, как старший подающему надежды младшему, пока еще несмышленому.
   - Здравствуйте, Хогасе-сама, - одновременно поздоровались оба. Один прервал технику, растекшуюся грязной лужей, и обернулся, второй вскочив вопреки боли в ноге и руке с песка, на котором его валял клон-двойник. У Саске пылало ухо, набухали синяки на ногах и руках.
   - Здравствуйте, здравствуйте. Вижу, вы отлично проводите время, с пользой. Готовишься к вступительным экзаменам в нашу Академию Шиноби, Саске-кун? Помнится, ты хотел в этом году поступить...
   Мальчик стремительно помрачнел. Хирузен подобной реакции ожидал в последнюю очередь.
   - Учиха-доно был против, Сарутоби-доно. Я как наследник и почтенный сын должен следовать воле отца, несмотря на острую необходимость стать сильнее, убийство нукенина Итачи и восстановление клана Учиха, - блюдя этикет, что в исполнении чумазенького и грязненького мальчика смотрелось... - А еще у меня много работы в квартале.
   - Достойно, Учиха Саске, в тебе сильна воля огня. От имени всей деревни позволь выразить соболезнования горю. В счет Конохи я распорядился о поиске новых работников в квартал Учиха, они помогут тебе приготовить его к церемонии погребения и будут помогать в дальнейшем. Извини за боль, Саске-кун, но завтра идеальный день для церемонии, дольше тянуть нельзя... - ласково и ободряюще трепя по голове.
   - Простите, Хокаге-сама, - выворачиваясь из-под руки, - но каким же я стану сильным шиноби, если не смогу или не буду обслуживать сам себя? Мне ненужно никаких работников, и церемонии не надо... Огонь явил волю и уже обо всем позаботился, не стоит... более тревожить мертвых, пожалуйста... - мрачно глядя себе под ноги. От его вида с бросаемыми челкой на опущенное лицо тенями у Хирузена по спине пробежали предательские мурашки.
   - Хорошо, - выдавил из себя Хокаге. - Если есть проблемы, обращайся, я помогу всем, чем смогу. Прямо сейчас есть что-нибудь, что я или деревня можем сделать для тебя или клана, Учиха Саске? - Пыхая трубкой колечко.
   - Я должен стать сильным и сам убить Итачи. Оставьте его мне.
   - Ты знаешь, где он?
   - Я пока слишком слаб... мне надо стать сильным, и тогда я смогу сразиться с Итачи и победить!
   - Саске-кун, по малым летам тебе положен взрослый опекун. Есть тот, кого бы ты хотел видеть в этом качестве? - Пристально глядя на мальчика и не обращая внимания на в ужасе округлившийся глаз сына Белого Клыка Конохи.
   - Хокаге-сама, но я уже сейчас достаточно взрослый для самостоятельной жизни, сам стираюсь и кушаю, и всего через год поступлю в АШ, зачем мне опекун всего на год? - Поднимая удивленно-сумрачные черные глаза, провалы в бездну тьмы. Хирузен затянулся дымом.
   - Это чистая формальность, Саске-сан, - польстил Хирузен, видя, как малыш сразу приосанился, - если не хочешь, он не станет тебя допекать, - краем глаза следя, как копирующий шиноби копирует безмятежно растущее неподалеку деревце, незаметное-незаметное, он пейзаж, замазанный мазок на фоне картины "Диалог Хокаге и малыша Учиха".
   - А мой опекун станет всем известен, да? - Шевеля клочком волос на макушке, словно бы самонаводящейся антенной.
   - В чем ты видишь здесь проблему? - Пыхтя вроде как в сторону от мальчика. При детях он старался не курить вообще, но тут особый случай. Особый.
   - Ну, я хотел бы пригласить Хатаке Какаши, но, понимаете, как я понял, он сам только начинает учиться восстанавливать свой клан. И если все будут знать, что он мой опекун, то весь год пойдет ему насмарку, ведь все будут задаваться вопросом, а какой же клан он так усердно восстанавливает? Свои или мой? К какому клану будут принадлежать результаты его годовалых трудов? А я хочу самолично заниматься восстановлением! Вот и надо сохранить тайну, тогда Какаши-сэмпай спокойно научится, поднатореет, и, когда я возмужаю, все мне подробно покажет и расскажет, передаст другу весь свой накопленный опыт. Ведь, правда, Какаши-сэмпай? О, вы согласны! - Мельком поглядев на как никогда широко распахнутый правый глаз. Правда, Хирузен мог поклясться на что угодно, тот сейчас смотрит на не шибко прячущегося Стрижа, навострившего уши неподалеку. Речи мальца и его пасмурный вид ставили Хокаге в тупик - неужели так проявляется сбой в ментальных закладках? - У меня учитель математики тоже ставил кружочки рядом с правильными ответами и крестики у ошибок. А как глазом выразить крестик, Какаши-сэнсэй? Просто моргнуть и все? - Хирузен сделал себе мысленную отметку разобраться с переменами в поведении.
   - Саске-сан, шиноби-болтун - находка для шпиона, - спасая и себя, и подчиненного от пристыженного паренька, ярко заалевшего от ворота до макушки с обвисшим клочком волос. Теперь Хирузен после оплошности с Данзо стал чаще держаться за трубку, стараясь не допустить ее позорного падения или разгрызания. Он стар лицом, но руки по-прежнему тверды, как сталь, и умение выжигать слова чакрой на прежнем уровне. - Не будем откладывать формальности. В свитке учтены ваши пожелания, осталось приложить большой палец и скрепить печати кровью.
   "Вот вам и тепличный мальчик" - думал Хокаге, возвратившись в кабинет. Фугаку все вложил в первенца, растя второго для души и особо не напрягая. "Надо же, как завернул - восстанавливает клан, только начинает, поднатореет!" - настроение Хирузена после полигона тридцать один неожиданно для него самого инвертировалось. Негаданный позитив примирил с неизбежностью, а опекунство да с учетом желания всех сторон хранить личность опекуна в тайне и особо эту личность не напрягать упрочнит его позиции. И объяснение по поводу похорон великолепное! Так что, пора, пора выставлять пугало Акацки на всеобщее обозрение, раскрыв связи Итачи с этой организацией нукенинов, а через него очернить и клан Фугаку с желанием пе..подчинить себе джинчурики. У Данзо тоже нет выхода, кроме как раскрыть карты с рыбами, пойманными в му... с птицами, словленными в бушующем небе. Нет, поэтом рано становиться, пока стихи его неказисты - он сам для себя был наистрожайшим цензором, любя порой сочинять. В общем, все готово для перекраски страшной трагедии в великое благо деревни, ведь и самому клану Учиха она пошла на пользу, как ни крути, об остальном обязана позаботиться деревня. На этом фоне еще надо как-то незаметно провести назначение клана Сарутоби временными управляющими активов клана Учиха - Чинчиру-сама подал превосходную идею, надо лишь успеть подготовить все документы по образцу.
   А все не так уж и плохо, как думалось ранее!
  
   *** Саске
   Его обида велика, она не знает границ! Весь путь до кафетерия близ родного квартала прошел, как в тумане. Он со всем соглашался, не понимая и почти не слыша за стуком крови в ушах, что талдычит важный человек в костюме, представившийся как Ичирэ Чинчиру, про какой-то абонемент на пятиразовое питание до его тринадцатилетия в этой самой кафешке, одной из любимых его мамой. На всякий случай Саске со всем соглашался, принимая извинения и объяснение про нерасторопность нерадивых клерков, которые очень важно давал человек по пути почти от самого полигона. Какие-то проценты, отчисления, финансы, вклады, управляющие, дееспособность влетали в одно ухо и вылетали из другого, подлеченного ирьёниндзюцу Какаши, заторможенность которого на фоне своей жуткой обиды он не заметил совершенно. Так что важный человек важно вещал важно соглашающимся, важно шествуя рядом и важно кивая удовлетворенной важностью происходящего головой.
   Разобиженный Саске отошел, когда десертом подали на стол ароматно пахнущий рисовый пирог, такой, какой он обожал. Растерянно зыркнув по сторонам, он задержался на сидящем в прострации Какаши, почти не притронувшимся к своей скумбрии под острым соусом из перцев и баклажанов. Вспомнив, какую чушь порол по указке Солеана, Саске мрачно побледнел и быстро опустил взгляд, начав приходовать любимый пирог, но ощутив его вкус лишь на последнем кусочке. Замечание Хокаге-сама он воспринял близко к сердцу и тяготился тем, что на потеху выставлял себя круглым дураком.
   - Какаши-сан, извините меня за мое ужасное сегодняшнее поведение... - выдавил из себя Саске, понимая необходимость сего акта. Еще вчера он бы сам, без прямого намека взрослых так поступать бы не стал. Он хотел было пообещать, что такое никогда больше не повториться, но понял, что таки может, от осознания этой истины стало много хуже.
   - А?.. Да... - Только и раздалось со стороны взрослого, на которого мальчик не решался поднять глаза из-за охватившего его жгучего стыда.
   Злость и пожар обиды всколыхнулся с новой силой. Совсем, совсем не так представлял себе Саске встречу с Какаши. Что теперь он станет думать о Саске? И что за опекунство такое? С чем его едят?
   Занятие самобичеванием и вольнодумие на тему мудрости и прочих характеристик Солеана, прервал сжатый пакет информации. Саске впал в точно такую же прострацию, как его сотрапезник. Обиду сменил тихий гнев на то, как какой-то мужик, покопавшись в распределительном щитке трансформаторной будки и слазив в пару колодцев, водопроводный и канализационный, после этого грязными руками облапал его одежду и нижнее белье!
   -- Вывод из увиденного? - Жесткий голос притушил чувства рассерженного и разобиженного.
   -- Уходя, закрывай двери, - сквозь мысленные зубы процитировав Микото, говорившей о его комнате.
   -- Хорошо. Прощайся с Какаши и топай домой. Приложишь обе ладони теперь к северному столбу Ворот Учиха, примешь от него ключ и сразу воспользуешься.
   Из кафе "Чибико" Саске вышел вперевалочку и понурым, ощущая себя сытым выжатым помидором. Четыре новых ручных печати мало удивили мальчика, как и новый открывшийся ему функционал. Рыжее пламя после медленного сложения новых для него ручных печатей в команду "Закрыть" перестало быть прозрачным, снаружи появилось золотое кольцо, или скорее обруч из-за его метрового диаметра. Кольцо держала огненная драконья голова, а внизу знакомых гербовых очертаний двойное белое било (держать в руке и ударять о пламя). Обруч служит визуальным интерфейсом: когда постучат, он, Саске, увидит входящего и может сам показаться в круглой рамке, если находится вне пределов секретных помещений и полигона; он принимает голосовые или визуальные послания, а так же почту и посылки.
   - Извини, Солеан... Теперь пояснишь? - Не выдержал все же Саске. Он свалился на свой футон, в чем был и вздремнул. Послеобеденный сон принес пятиминутное облегчение, а потом тишина стала оглушающей.
   - Хочешь видеть мою иллюзию и слышать меня ушами? - Мелодично спросил полупрозрачный Солеан, рассевшийся в полупрозрачном же кресле более искусного плетения, чем все имеющиеся в квартале.
   - Да, спасибо, - принимая сидячее положение со скрещенными ногами. Вздохнув, Саске встал и уселся в свое рядом стоящее кресло, печально мазнув глазами по входу в уборную.
   - Хокаге злоумышлял против клана. Об этом говорит предложение провести погребальную церемонию с поддельным прахом. Подозреваю, он положил глаз на восстановленный квартал. Сомневаюсь, что тебе пришлось бы по душе многолюдье из совершенно чужих тебе людей и шиноби, имеющих свои привычки, манеры и прочее. Сперва работники, потом жильцы, их бедные родственники и друзья, а там и простаивающий полигон приспособили бы. В таких условиях спокойно жить и нормально тренироваться невозможно. С этим понятно?
   - Зачем спрашиваешь, коли и так знаешь? - Огрызнулся Саске.
   - Озвучивание мыслей структурирует их поток. Это учит формулировать их и легче доносить смысл до других, - поучительно.
   - Угум, - хмуро обняв коленки. Раньше бы его заругали за то, что с ногами забрался.
   - На полигон Хокаге явился в отвратительном настроении, скрытым за маской доброго дяденьки с трубкой. После полигона нас встретил глава филиала банка "Ичирэ и Ко" в Конохе, сообщив об озвученном миллиарде. Цифра клановых капиталов была завышена, Саске, но нам ее дали, принеся извинения и компенсацию, причем при свидетелях и очень вовремя - на фоне тебя банкир смотрелся солидно, а ты жалко и пристыженно. Нашу карту он с выгодой для себя достойно и оперативно покрыл, сделав эпизод в торговом квартале пустой клеветой ветреного мальчишки. Банкиры назначили управляющего денежными делами клана Учиха на время, пока ты несовершеннолетний, это он был обязан предварительно согласовать с Хокаге. Судя по его настроению, Хирузен вел какие-то свои махинации со средствами клана Учиха, но вынужден был поступиться перед влиятельной во всем мире шиноби организацией. Получаем следующие выводы. Банк нас очень боится, скорее всего, из-за хранения крови всех своих вкладчиков в одном месте, которое они смогли позавчера как-то защитить. Возникает вопрос - зачем надо было их торопить, ведь они бы, так или иначе, предоставили бы тебе сбережения клана? Поброди по саду, поешь, попей и все такое, подумай. Впереди еще тренировка, если ты не забыл... - сменил тон и тему Солеан.
   - Угум... да иду я!
   Шумно спустившись по лестнице пустого дома, Саске с тяжелой головой направился по бытовым нуждам. Думать совершенно не моглось, а надо, а жуть как хотелось потренироваться с клоном! С Какаши было так увлекательно! Саске с азартом кидался на его маленькую копию, целых два раза сумев развеять! Как не вовремя подошел этот... Хокаге!
   - У клана есть еще земли. Это связано с опекой, да? - Вареным огурцом усаживаясь на диване в малой угловой гостиной.
   - Да. Активы это земли, доли в торговых компаниях и прочее. Пассивы это денежные средства, капитал. Рьё собраны в одном месте, за ними легче следить, но дохода с них мало, они пассивны. Весь доход получают с владений, активно управляя ими - эта задача нам не по силам, поэтому требовалось возложить ее решение на компетентных и полномочных людей, в частности, на опекуна, взрослого, который будет исполнять для общества роль родителя. Шумихой на базаре мы акцентировали... привлекли внимание всей Конохи к своим проблемам. Теперь Хокаге станет гораздо сложнее разбазаривать наше имущество в свою пользу, надеюсь, что хотя бы треть уцелеет. Поверь, даже четверть это очень и очень много. Мы поторопили Хокаге и смогли получить в опекуны друга клана. Неся всю ту околесицу, мы произвели впечатление. Во-первых, на самого мелочного Хокаге, расставшегося с нами в лучшем настроении и с меньшими злонамерениями после того, как пребольно уязвил тебя, чтобы лишний раз убедиться в том, что сущность Саске никаким демоном не поглощена, и списав проснувшуюся болтливость с конфликтом ментальных установок. Во-вторых, на Какаши и его окружение, он просто не сможет теперь к тебе относиться серьезно и всякие мелкие несуразицы и твое дальнейшее необычное поведение никаких подозрений не возбудят. Итак, мы провернули все с наибольшей для нас выгодой без раскрытия вероятному врагу всех своих возможностей и способностей. Теперь у нас будет примерно неделя-другая, чтобы освоиться с новым для нас положением вещей, пообвыкнуться.
   - А что такое мантальная установка? - Ерзая. По мере завораживающе выразительной музыкальной речи вялость ушла.
   - Ментальное тело тоньше эфирного. Я сравнивал эфирное с кровеносной системой. Поставили синяк - выбили тенкецу, порвали чакроканал - нанесли резаную рану. Но вспомни недавнюю борьбу: тебе отсушили руку и ногу, при этом никаких синяков не появилось. Почему? Те удары нанесены по нервным центрам. Если кровеносная система питает наши органы, то нервная система управляет ими, передает сигналы мышцам сокращаться, передает боль от нарушений целостности организма, обеспечивает работу всех пяти телесных чувств. В позвоночнике и голове больше всего нервных клеток. Позвоночник ближе к тайдзюцу, это реакции тела. Голова анализирует и контролирует состояние всего организма и считается средоточием сознания, воздействие на голову это гендзюцу. Гендзюцу отрезает мозг от сигналов с органов чувств или подменяет их, создавая зрительные, слуховые и другие типы иллюзий. Ментал это тело разума, на этом уровне функционирует наше сознание, здесь наша память, жизненный опыт, наше эго. Ментал и внутренний мир тесно связаны... Если совсем-совсем просто, то иллюзия разово заставит тебя думать, что помидоры это бобы, а установка сделает так, что ты полюбишь бобы и возненавидишь помидоры, причем будешь думать, что так всю жизнь и было. Ты ведь нашел нестыковки этой ночью. Да?
   Сказать, что Саске впечатлился, значит, ничего не сказать. Сказать, что Саске поразился, значит, ничего не сказать. Его лицо обрело живость, живо шокируясь.
   - Я не дал прижиться новым ментальным установкам, но старые без твоего непосредственного участия не стану трогать...
   - Все равно не полюблю бобы, - угрюмо сказал Саске в коленки.
   - Категоричность один из основных признаков наличия установок. Но мягкая отмена сиюминутных последствий не повлечет, Саске. Просто угроза бобовой диеты станет тебе ни капельки не страшна, только неприятна.
   - Бобовой диеты?! - Подняв лохматую голову со скученными бровями.
   - Ты ведь помнишь, как тебя ими стращали - ты соглашался выполнить требование старших, лишь бы не кушать нутто. Обычно на такие вот маленькие шпильки крепят в будущем более емкие установки, такие как абсолютная верность, подчинение или вообще ложная личность для ведения шпионажа в другой стране или скрытой деревне.
   - А вдруг ты обман и я в гендзюцу? - Отворачиваясь в темный угол, соответствующий его состоянию.
   - Ха. Ха. Плохая шутка, Саске. Я, знаешь ли, тоже обидчив. Надеюсь, ты понимаешь, что если кто-то обижается на тебя, значит, он к тебе не равнодушен. Незнакомец способен оскорбить, но не обидеть, вернее, он не может быть объектом обиды. Обида на весь мир, на какого-то общего знакомого, на себя, никогда на него. А если ты все же чувствуешь обиду именно на незнакомца, то это верный признак твоей слабохарактерности.
   В комнате повисла гнетущая тишина, разбавляемая стуком капель начавшегося дождя по дорогому стеклу с витражными вставками в виде вееров. После всего свалившегося на него Саске о тренировке уже не думал. Сквозняк и его реакция с собственным подогревом лишь усугубила...
   - Иди ко мне малыш... - коснулась его слуха нежная мелодия голоса.

Глава 7. А дни летят, складываясь в год

   *** Солеан
   Убаюкав в потоках душевно теплого и ласкового воздуха выплакавшегося и рано уснувшего мальчика, отнес его в спальню и укрыл, в чем был. Ткань не мнущаяся...
   Слишком я к нему требователен, а он ведь еще пока сущий ребенок, взваливший на свои худые плечи взрослые проблемы. "Пока" - плохое слово, смердит безнадегой. Без меня его ждала бы судьба морального калеки или урода - да, хочется мнить себя спасителем, это примиряет с вынужденным квартиранством.
   Какаши вспомнил и осознал свое опекунство утром следующего воскресенья. К этому дню Саске под моим влиянием выработал новую привычку - делать обеденный моцион. Днем и огонь силен, и безопаснее на улицах деревни, открываемой практически с нуля. Мы захаживали во все районы, нагнетая тень на каждый плетень, нас даже кто-то из местной шпаны обозвал Призраком Учиха, Саске даже подрался один против трех - его взяла! Тут не обошлось без моей помощи - лучше самим пустить кликуху, чем получить постфактум, как говорится, не в бровь, а в глаз. Усвоенные приемы Какаши юный шиноби показал во всей красе. Признаться, на следующий день после долгого лечебного сна, четырнадцатого сентября, мне пришлось кое в чем уступить.
   -- А я не хочу пижаму, - заявляю перед сном.
   - Ну и не хоти себе, - огрызнулся Саске, вусмерть измученный на ринге собственным клоном, знатно поколотившим его всюду, куда достал, а достал он действительно всюду. В бою главное победить, годны все подлые приемы, когда на кону жизнь. Плюс его собственные удары по водяной копии, после ее лопания отражающиеся на оригинал фантомными болями, ускоряющими усвоение - без моей доработки этого дзюцу передавался бы ноль без палочки.
   -- Пижама служит для впитывания ночного пота, чтобы не мочить одеяло и матрац, чтобы не застирывать постельное белье и согревать в ночи, но минус в том, что тело в ней меньше дышит. Так как потоотделение и температура нами регулируются, то пижама не нужна, тем более тут некого стесняться, никто ночью сюда не заглянет, - быстро передал я, донося мысль целиком. Уж больно соскучился по неге в постели.
   - А все взрослые спят голыми? - Саске ни разу не удалось заглянуть в родительскую спальню, и его всегда ловили, будучи в кимоно, из-под которого ни рукавов, ни штанин не торчало.
   -- По-разному, - уклончиво.
   - Ладно, - пожал плечами шкет, пошлепав к футону в своей спальне.
   -- Эй, а как же мягкая кровать? - Возмутился я, намекая на многочисленные синяки и ломоту в теле.
   - Спартанская обстановка закаляет душу и тело! - Почти точно копируя мои интонации. Я хмыкнул.
   -- Хех, вымогатель мелкий! Раскатал он губу на сон до обеда и слив от пуза круглый год! Могу порекомендовать, у кого приобрести губозакатывающую машинку...
   - Ну, тогда хотя бы эти, коммуникации! Сам же говорил о контрастном душе, разве нет? - Хитро пялясь в зеркало. Блага цивилизации растлевают, по ним тоскуешь, раз привыкнув. Но самое главное это чувства спокойствия, надежности, теплоты и всего того, ассоциируемого с родителями, кровать коих приближала и напоминала об их любви в частности и о них вообще в целом, а мысли об осквернении памяти и прочем нехорошем я чуток притушил. В ту ночь Саске освободился от всех ментальных скреп.
   Вот так мы утром понедельника и протопали в банк знакомиться с важным дяденькой, специально для нас помывшим голову, хе-хе. Вот так и узнали, что капающие проценты выросли в "тыщу" раз, за вычетом всех расходов на содержание этого важного господина, налоги на землю в Конохе и мизерных счетов за коммунальные услуги по нашим счетчикам, доступным через интерфейс кольца. В день по пятипроцентной ставке получался прибыток в десять тысяч рьё. Кругленько и миленько. Пришлось, правда, выплатить солидный штраф из-за нарушений в работе коммуникационных сетей, пострадали близлежащие кварталы плюс устранение аварий. Но минус к концу второй недели станет плюсом, других трат мы не планировали - еда-то оплачена на пять лет вперед, причем обильная, пятиразовая, по высшему разряду приготовленная.
   Пришедшего в гости опекуна, поскребывающего затылок, мы бодро встретили фразой: "Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро!" - и запрягли на весь день и по полной программе. Вечером, правда, и меня запрягли, эх, рассказывать сказку на ночь про Пятачка и Винни-Пуха, пришлось еще, эх-хе-хе, пообещать научить мультяшному гендзюцу и за успехи в становлении сильным иногда - иногда! - баловать новыми сказками.
   Мои намеки Саске понял дня за два. Сперва прогулки по бедным кварталам с приютами и общагами, потом уборки одежды, посуды и прочего скарба. Потом лекция на тему общественного мнения и поведения толпы. И каждодневные марафоны по кварталу для поливки растений. В итоге все воскресенье мы с Какаши только и делали, что таскали на себе баулы, будучи впряженными в телеги. На возражение типа запечатывания в свитки с удивлением отвечали необходимостью развивать выносливость. До обеда вещи таскали, после обеда мы сжалились над собой и согласились носить свитки с мелкими горшками с многочисленными фиалками и вьюнами в больницу, пока Какаши рядом везет самые большие кадки, аккуратно везет, чтобы не поломалось. Заодно тайком научились нормально пользоваться готовыми свитками запечатывания, как это делают настоящие шиноби. Мы оба мужественно не обращали внимания на страдальческое лицо опекуна, тоскливо взиравшего на шебутную внеклановую ребятню из бедняцких кварталов. Самые смелые из них встречали нас еще у Ворот и гордо спасали от сухой и мучительной из-за отсутствия должного полива смерти каждый по своему горшку с кактусом или алоэ, неся тот домой. Мы и к Хокаге наведались всей толпой, беззастенчиво начав озеленять все и вся. Причем я специально подметил время, когда он умотал по каким-то своим делам, и нашему напору никто не мог оказать сопротивление (скажу по секрету, что очень скоро почти все дармовое рассосалось из общественных учреждений по домам работников, как никак Учиха растили не абы что).
   В общем, операция "Белые и пушистые" прошла успешно - мы всю субботу к ней готовились, стаскивая отовсюду в центральный дом все памятные и дорогие Саске вещи. Правда белый и пушистый был только один, причем лишь в первый час, а потом ершистый и блеклый. И еще у меня остался осадок от вида мелькающего желто-оранжевого чуда, с которым никто не хотел водиться и всячески сторонился или прогонял. Вмешиваться не счел нужным, оставив сие на откуп Какаши, эмоции которого трудно читались в гомонящей толпе. Желтую шевелюру с очками-маской на лбу он тоже однозначно заметил, но никак не отреагировал, хотя до того иногда пытался унять драки и ссоры между мальчиками и девочками за цветущие кактусы.
   Саске в то воскресенье удовольствие получал напополам с граничащей со злым отвращением неприязнью - он впервые оказался в толпе сверстников и потерялся. Если б не я, то он бы огрызался на каждый дерг за футболку или непринужденное касание к телу, обычное, в принципе, для детворы привлечение внимания. Саске быть объектом такого внимания внове - в торговом квартале все обстояло иначе, о доме и речи не идет. И да, Саске ревновал за донельзя рассеянное внимание взрослого, воспринимавшего свою опекунскую миссию за каторгу и старательно не замечавшего улыбочки многих встречных джонинов, пропускавших довольно и бурно голосящую ребятню с горшками в обнимку, при помощи дзюцу идя по стене, проводам или перемещаясь на крыши. Из бедного заикающегося Какаши вытрясли все, что он знал о комнатных растениях, и все, что не знал тоже.
   С того дня Какаши-сэмпай, хе-хе, зарекся ходить в гости по утрам, по дням, по вечерам, разве что ночью, хех, но всяко не к нам. Свой долг опекуна он молча выполнял, время от времени налегая на бесплатный обеденный хавчик. В Чибико легко согласились накрывать на двоих в счет трехразового питания, вместо оплаченных пяти. Мы с ним пересекались на минут десять-двадцать, потому что он опаздывал и уходил позже, видимо, конспирация такая. Ню-ню! Книжек мы больше у него с собой не видели, а во время моциона он тщательно скрывался, его белая шевелюра нам не попадалась на прогулках.
   Распорядок дня сложился следующий. Подъем в шесть, утренние процедуры с бодрящей зарядкой в отличном домашнем фитнес-зале, с семи часов легкая прогулка по саду, совмещенная с завтраком. Примерно полуторачасовой забег натуриста с четырьмя - в планах довести до десяти и выше - окунаниями в холодные чаши заработавших фонтанов или прудов без обтирания полотенцами, сушась во время бега. Затем хозяйственные дела. Мы собирали урожай, наши будущие завтраки - не до заготовок с соленьями-вареньями, их экономно доедали, благо в мире шиноби умели хранить скоропортящееся почти вечно. Поливали теплицы, ухаживали за помидорами и грядками с овощами и зеленью. К одиннадцати в Чибико на стакан каждый раз нового йогурта, вскоре ставшего после наших требований фирменным блюдом кафе, два часа моцион, плотный обед, сончас, час на тренинг шарингана, полдник в Чибико, полчаса обход территории, как взбредет в голову, тайдзюцу до изнеможения. Приползали к семи в Чибико на ужин, потом ниндзюцу и час с хвостиком тренинга шарингана, клоно-ринг. В половине десятого отбой с получасовым валянием в блаженной сонной неге. Ночью перемежал сны с уроками, к сожалению, развивая однобоко. Ни географии толком, ни истории я ему дать не мог. Преподавал помаленьку физику и биологию, много математики со скорыми планами на алгебру и геометрию. Были и уроки-сны, на которых мне с трудом удавалось постепенно съезжать с темы убийств в целом и кар на голову Итачи в частности - воображение следовало развивать, чтобы гендзюцу имели высокое качество, соответственно, и сопротивляемость к обнаружению и сбрасыванию. Я попытался было заикнуться про рисование, лепку и флористику, но был послан далеко и надолго, плюс у Саске резко возросла подозрительность ко всем моим предложениям, окрещенных им "девчоночьими" - и это еще самый безобидный из эпитетов, целую уйму которых он у меня же понабрал. Вот-ж, зараза такая мелкая и ушастая!
   Скоро хозяйственных дел поубавилось, соответственно, времени на отработку движений по моей беспощадной программе прибавилось. Саске сопел, конечно, но не хныкал из-за поражений, выкладываясь на тренировках полностью, не щадя себя, что я горячо поддерживал, создавая клонов лишь чуточку быстрее, сильнее и умнее его. По воскресеньям давал сразиться с использованным ранее понедельничным вариантом клона, иначе мог ненароком получить комплекс неполноценности, а так он зримо видел свой прогресс и утверждался в намерениях, охотно двигаясь вперед по выбранному (и намеченному мной) пути.
   У всех пришедших незваными, кроме Какаши, я портил судьбу (механизм схож с проклятьем), поэтому через недели три от квартала вообще отстали - статистика череды никак не связанных и независящих от нас несчастных случаев, вражеских засад и прочих неприятностей со смертельным исходом остудила пыл. Всякие посылочки и конвертики пламя съедало сразу, вежливо обещая передать адресату и отмечая "плохой судьбой". Мой артефакт, Ворота, высасывал энергию из земли и воздуха с угрожающей скоростью. Вложенные при создании запасы при постоянной активности быстро истаивали. Дабы не стимулировать лишних подозрений и телодвижений по наши души пришлось более чем на порядок увеличивать - плавно, естественно, за месяц-полтора - объемы поглощаемого прямо из проводов электричества. Из-за этого по ночам (тут были двойные тарифы день-ночь, к вящей радости зачахшей было леди Экономия) стали видны расходящиеся от проводов красивые молниевидные разряды, делающие часть барьера видимым невооруженным глазом.
   Про Ворота приходилось много врать, что Саске делал с большим нежеланием при понимании необходимости этой лжи.
   Надеюсь худо-бедно за год-другой скрытно пробурить скважину до магмы, а то в случае чего глухая оборона штатного восьмого режима продлится менее часа, а если электричество отрубят, то и десяти минут не продержится. Я сам по себе электростанция, конечно, но так же наиглавнейший ее потребитель - для исследований субстанций из особых контейнеров, наспех склепанных в больничке, требуется величайшая осторожность, тождественная громадным энергетическим затратам. Повышение качества энергии (уровня вибраций) производится над количеством, а в моем случае качественных ступеней не одна и не две! В общем, на этом фронте все тухло.
   У Саске на повестке дня долго значилась заначка под чайным домиком, куда он так рвался по понятным причинам - насилу убедил до поступления в АШ туда не заглядывать, тем более от Какаши мною много перенято, Саске с этим еще предстоит разбираться.
   Во-первых, энергетические клоны и водяные копии. "Буншин" (еще более примитивную "Хенге" вообще не учитываю, хотя при должном мастерстве превратиться, скажем, в солонку) и "Мизу Буншин". Первое это визуальная иллюзия, актуальная из-за неумения подавляющим большинством шиноби видеть чакру - наипростейшее дзюцу. Второе управляет водой, наделяя ее слепком псевдоразума или управляя напрямую. Про элемент Мизу я вообще не заикался, освоить бы противоположный воде Хи. Саске реально был счастлив драться с маленькими клонами Какаши. Я водные копии усовершенствовал, вложив огненную начинку, так что при разрушении их структуры они у меня обжигали - на клон-ринге клепал их из чакры и на уровне Саске, потому ошпаривать его они не могли. Сам он еще долго не сможет создавать для себя полноценных спарринг-партнеров, освоил бы дзюцу "Хенге" и "Буншин" для начала. Я знал, как ускорить процесс обучения, но цена спешки зашкаливала разумные пределы, риск себя не оправдывал. Время лечит...
   Во-вторых, ирьёниндзюцу. В новом теле имел больше возможностей, и с учетом данных из больницы легко смог постичь суть здешнего зеленого свечения, когда Какаши применил его для исцеления уха Саске. Ох, тяжко с этим у Саске, лечение явно не его конек и никогда им не будет. Впрочем, как и у Какаши - два сапога пара.
   В-третьих, фуиндзюцу, в частности, запечатывающие в свитки техники. Гениальное изобретение! И часто мною с Саске пользуемое в повседневности - морозилки быстро забивались обильным урожаем.
   В-четвертых, "Шуншин". Перемещение при помощи чакры, скрываемое подручными средствами. Аналог телепорта на малые дистанции, конечные координаты маскируются внешними эффектами - пользователь облекается вихрем чакры и перемещается кратно быстрее звука, при должном умении даже по воздуху. Скрывающее уход и появление дымное облачко я, конечно же, переделал во всполохи: позерский огненный, имеющий дополнительную и жутко полезную способность ослеплять вспышкой; сокрытие в тени; уход взрывом.
   Плюс огненный покров и горение крови, плюс шаринган и выдуваемый огнешар, плюс борьба и метание. У парня и без того полно дзюцу для освоения, пока я разбираюсь и адаптирую под него стибренные у Какаши, ведь, скажем, в режиме феникса, когда поверх горения применяется покров, возникает куча побочных эффектов, до неузнаваемости меняющих разные дзюцу. Например, при горении "Шуншин" в любом случае высвободит ослепительный свет, а в режиме феникса каждое применение этого низкорангового дзюцу породит взрыв или демаскирует точку выхода, но всё это если правильно расставить акценты во время тренировок и применения. По сути, при горении и в режиме феникса надо доучиваться всем техникам, иначе можно банально убиться, не скомпенсировав чакру в нужном месте, не зная о всех фишках дзюцу. Для Саске сейчас легче и правильнее будет дожимать знакомое дзюцу огненного шара, рассматривая его в новом аспекте. А лично мне интереснее создавать что-то новое, но ситуация не располагает к внедрению и обкатке моих разработок. Необученный ребенок не может создавать новые техники, лимит мистики выработан. Плюс мое воспитание приведет к накоплению у Саске в будущем горькой обиды и разочарования, ведь он сам от и до ни одного дзюцу не сотворит, а только и будет, что пользовать мои, безусловно (хе-хе), гениальные творения или наследство предков. В принципе, это не расходится с тем, чего от него хочет Хокаге с присными, ничего не возвращая из "пропавшей" библиотеки клана, но только он ожидает это через годы после АШ, никак не до или во время обучения. Сам я придерживался философии - много дзюцу не бывает (например, для разового применения, чтобы ошеломить противника хорошим владением его школой или спровоцировать на раскрытие своего козыря), но концентрироваться следует на ограниченном числе. Саске разделял мое мнение.
   Высвобождение огня: покров феникса. С быстрым освоением трех обличий этого дзюцу помогли... девочки. После памятной Конохе операции "Гринпис" они подкарауливали Саске везде, где только можно, из-за них моцион очень быстро превратился в тренировку скрытного перемещения в городских условиях. У презентабельного кафе Чибико дежурила разгонявшая их охрана, но у наших Ворот секьюрити отсутствовали, вот и мялись около них всякие юные и уже прилипчивые блондинки, быстро выучив расписание Саске и тем самым приводя его в тихое бешенство. Низший ранг этого дзюцу это ореол вокруг тела - соль в испускании чакры всем телом, чему научиться проще в юном возрасте, до разучивания всех прочих дзюцу, концентрирующих и выпускающих чакру через руки, например, ну и в талантливом педагоге, хех, помимо усердия и понятливости самого обучаемого. С рыжим цветом Саске с горем пополам разобрался всего за два дня, предстояла работа с белым и черным. Белое свечение суть усиление, черное суть разрушение, в обоих случаях двустороннее. Прилетит плюха в белое, мало не покажется. Из черного ни сам, ни в тебя. Чтобы вырасти до следующего ранга, надо научиться предотвращать воздействие на окружающее: белое ускоряет рост, например, травы под ногами, а черное ту же траву губит. Потом регулировка воздействия на собственную экипировку, иначе от белого всякие печати так и будут взрываться сами по себе, а от черного разрушаться одежка и примбамбасы (исключая чакропроводящую, что я сделал в начале, и которую по мере выроста из старой предстоит заказывать - денег куры не клюют, все наше снаряжение будет от-кутюр). Так вот, в черном ореоле можно перед любой заборной секцией складывать ручные печати в дзюцу "Щель" и шмыгать внутрь-наружу без опасения черного пламени ограждения. Позже дам ключевой элемент этого нинздюцу для проникания через стены и барьеры из чакры, а пока оно действует только в метре от ограды нашего квартала и подозрений не вызывает. Саске за неделю освоил первый ранг, а когда через неделю по следам на земле не сдающиеся девчонки и ими брошенные злючие мальчишки вычислили все его тропки. Я ему советовать по этому поводу ничего не стал - сам набил шишки и извлек урок. Еще за неделю бесконечных подкарауливаний и драк один против многих, сбегающихся с других засадных точек, Саске освоил следующий ранг покрова, а потом и еще один, задолбавшись стряхивать с ладоней пыль от истлевших перед продавцом мелких монет или кунаев из числа дешевых и многочисленных. О покупке особых он задумался именно по этой причине, сам допетрил. Из-за этого собственно шаринган Саске начал тренировать с опозданием по ранее намеченному графику, а я получил бесценный опыт, регистрируя реакции защиты полигона на черный ореол, ведь в будущем предстоит перекраска огнешара Саске в черный и белый, стоял закономерный вопрос, выдержит ли полигон?
   Веселенькое начало нашего первого года совместной жизни постепенно серело, ажиотаж вокруг Призрака поутих. Приживанию клички способствовал легкий ореол покрова феникса, черного как наиболее развитого и применяемого - синяки от ударов под ним заживали долго и болезненно, обоюдно, впрочем, что стимулировало с фантазией выкладываться на клон-ринге. Саске привык выходить из уютного дома как на войну, а все его улыбки и веселый, искренний смех доставались мне одному. Вынужденная мера входила в привычку, маска приклеивалась. Быть может, будь Хатаке Какаши компанейским и более внимательным к нуждам опекаемого, такого замыкания удалось бы избежать, но нет, его выразительный глаз воспевал оду господину Молчанию, радуя своим присутствием тем чаще, чем молчаливее проходили обеды или ужины, по его выбору. Мои намеки на подслушку и не заглохший интерес со стороны властей Саске игнорировал, упорно не идя первым на контакт с белобрысым взрослым, даже когда я сделал жест доброй воли и за два месяца (незаметно, в счет общего выроста и крепчания) постепенно выправил его ушные раковины до весьма миловидных, хе-хе, привлекающих еще больше девичьего внимания. Труд в итоге мне поставили в упрек и обиделись, ну да на обиженных воду возят, хе-хе, в прямом смысле. Приходилось своими силами посредством сновидений изредка стравливать с пацанвой (подогреванием интереса девчонок активно занимались их родители - завидный жених!), чтобы умасливать наблюдателей и поддерживать на уровне его самооценку. Но действовал очень осторожно - в Конохе имелись силы, с которыми нам рано сталкиваться лоб в лоб, как ни крути.

Глава 8. Ирука-сэнсэй

   - Саске!..
   - Смотрите, он идет!
   - Ах!..
   - Пф...
   - Саске-тя-а-ан...
   - Ня!
   - Кх...
   -- Чёрт!
   -- Хе-хе-хе, чертова дюжина на одного тебя, аха-ха-ха!
   - Краса-авчик!..
   - Фр...
   - Ох, он будет только моим!
   - М?!
   - Нет, моим!
   - Гн! - Фн!
   - Успокоились все! - Раздался громогласный голос, едва секунда в секунду последний из набранного класса ступил на истертый зеленый ковер внутреннего дворика для переклички. Ирука поспешил взять ситуацию под контроль. - Кхе-кхе... Стройсь в линию! Итак, весь первый класс в сборе... - с привычным смирением перед неизбежным ворохом все тех же проблем в новых лицах обозревая разношерстную толпу, с трудом нашедшую дугообразную линию. С одной стороны пришедшее последним синее, с другой пришедшее первым оранжевое, посередке цветастое, причем все аляповато накрашенное с драками собралось у одного края. - Запомните этот великий день, дети, день поступления в Академию Шиноби Конохагакуре! - Торжественно объявил шиноби в зеленоватой одежде и шрамом поперек носа, видя коллекцию из наибольшего числа лиц с наименьшим энтузиазмом и вниманием слушавших вступительную речь своего сэнсэя за всю его учебную практику.
   - Хай!
   - Я Умино Ирука, ваш сэнсэй. Вас ожидает тернистый путь, но разве вы не затем пришлю сюда, чтобы стать шиноби? - Безнадежно пытаясь привлечь внимание.
   - Хай! - Вновь нестройно и местами вяло ответил хор, женской частью то и дело косясь не на распинающегося перед тридцатью детьми на лужайке, а на стоявшего в голове строя. Ну и пусть, что голова у выхода со двора, а конец у входа в главное здание академии.
   - Ах, какой у него голос!.. - раздался чей-то громкий шепот вместо "хай".
   -- Ужас какой, давай прямо сейчас экстерном сдадим сразу выпускной экзамен, а? Ну пожа-алуйста!..
   -- Цени тот факт, что сильнейшие кланы Конохи ради тебя на целый год задержали поступление своих отпрысков. Да и труды Какаши, за тебя, между прочим, собравшего весь пакет документов для поступления без вступительных проверок.
   -- Не льсти, у Них на то стопка причин, а Он через силу выполнил свою миссию и был таков.
   -- Очевидно и временно недоказуемо.
   - Все внимание! Объясняю один раз, кто прослушает и не справиться, будет целый год ежедневно оставаться на продленку, убираясь в аудиториях, моя доски, полы и... все? туалеты, - в гробовой тишине жестко "обрадовал" класс Ирука, добившись желанной тишины и внимания к себе.
   Обычно его приветствие отличалось многословностью и угроз не несло. Обведя притихший строй строгим взглядом и удовлетворившись выпученными глазами и скривившимися рожицами, учитель младших классов сноровисто вытащил из грудного кармана свиток, раскатал его в воздухе левой и хлопнул правой по открывшейся на нем печати. Хлоп! Перед ним появился массивный круглый трехногий стол с кульком. Хлоп! Из второй печати левая рука выбила треногу с плакатами. Правая сноровисто скатала свиток, воткнувшийся на прежнее место в кармане служебного бронежилета. На все про все считанные мгновения. Демонстрация ловкости произвела впечатление на большинство юных учеников.
   - Суго-ой! - Раздалось с одного впечатленного конца.
   - ... - поджал губы стоящий примерно в центре.
   - ... - нахмурил толстые брови третий по старшинству.
   - Пфф! - С другого высокомерного конца строя.
   Ирука наметанным глазом сразу определил будущую расстановку сил с двумя глазастыми центрами и отщепенцем.
   - Итак! Форм листьев сорок - десять преподавательских и тридцать ученических, - одной рукой тыкая в плакат, а другой хлопая себя по бейджику с розеточной формой листа, своей фотографией и нижележащей подписью. - Ваши жетоны, - доставая из кармана, по которому хлопал, свой пример, - послужат пропусками в библиотеку, ими отпечатывают подпись на сдаваемых для проверки письменных работах, по ним выдают стипендию и пускают в обеденную столовую, а так же... - грозно сощурившись на двух балаболок, делящих чужую шкуру. - А так же выдают портфель в хозчасти. Один полноценный жетон собирается из тридцати жетончиков, - одновременно с объяснением откидывая первый лист плаката с формами листьев и гремя подкидываемым кульком. - Ваша миссия такова. Вначале возьмете первый жетончик с этого стола, - тыкая непонятно откуда взявшейся указкой в первый рисунок с отходящей от него жирной стрелочкой. - Затем следует в течение двух часов отыскать в открытых помещениях Академии Шиноби еще двадцать девять точно таких же, совместить стопку из тридцати жетончиков с одинаковым рисунком на этом столе и пропустить через них чакру, - показывая на картинку с изображением накрывающей стопку ладони в облачке чакры. Инструктаж проходил и рук вон плохо, не смотря на угрозу драйки унитазов.
   Эта практика хорошо зарекомендовала себя, всеми быстро запоминалась планировка ежегодно перестраивающейся АШ - до нововведения Четвертого Хокаге водили экскурсии. Так же имена одноклассников выучивались быстрее прежнего. Нынешний набор грозился стать первым исключением за более чем десятилетнюю практику. Группа полностью укомплектована - тридцать детей, семнадцать мальчиков и тринадцать девочек от семи до десяти лет. Из тридцати девять это отпрыски известных и влиятельных фамилий Конохи, удивительный и настораживающий факт, гарантирующий множественные проблемы. Среди них последний из Учиха, а уж если учесть еще и джинчурики!.. и между ними сразу наметилась конфронтация, обещающая Ируке частые головные боли и выволочки у начальства. И редчайший случай - целых четверо семи лет и шестеро восьми... внеклановых! Тихий ужас для планировщика. Слава богу, Ирука учитель.
   - Выдача портфелей и учебников завершится в час дня, - перекличка началась в девять. - Первый урок по правилам внутреннего распорядка начнется завтра в восемь утра в аудитории сто один. С опоздавших спросят знания всех ста правил наизусть... или при всех выпорют, - добавив металла в голос.
   Ирука при этом смотрел на предположительно самого знающего из всех, обещая взглядом всяческие кары, посмей длинноволосый и бледноглазый без зрачков хоть звук издать. Про порку чистая импровизация - бить детей запрещено, хотя прямо об этом говорится только в закрытом циркуляре для преподавателей.
   -- Меня не посрами, мой юный падаван!
   -- Фрр!
   - Вперед! - Крикнул Ирука, ловко вытряхивая тщательно им перемешанное содержимое мешочка, не уронив мимо столешницы ни один из жетончиков-листочков. И с кривой ухмылкой на лице отпрыгнул спиной назад, предвкушая зрелище. Мало того, что Хьюг двое, а круглый один, так еще и все другие кланы имели свои предпочтения в форме листа, негласно закрепившейся за их представителями. Одергивать он никого не собирался.
   Дети налетели всем скопом на массивный стол, до центра которого никто из них не мог дотянуться - и взрослому это проблематично! Гвалт поднялся неимоверный, посыпались первые тумаки, расцветая фингалами.
   - Уиу!.. - Ирука восхищенно присвистнул, в лидера он прочил Хьюга Неджи, а им неожиданно оказался Учиха Саске. Да как!
   Оба мальчика рванулись, едва посыпались листья. Хьюга чуть раньше, Учиха чуть позже, однако именно он оказался расчетливее - или удачливее - соперника. Охота однозначно велась за веерообразным листком - первая стычка осталась за Саске-куном. В восхитительном прыжке с переворотом над столом он схватил зеленый символ своего клана первым и вдобавок обманул с опорной рукой, не дав себя шмякнуть об стол в отмеску. Приземлившись на ноги, Саске-кун рванул с низкого старта, оставив Неджи-кун с носом, едва не протаранившим траву - Хьюга вскочил перекатом, сумев завладеть круглым листиком невероятно быстрым движением руки. Его подвел просчет в точке остановки жетончика, проскользившего по уже упавшим ближе к дальнему от него краю, от которого он весьма неловко (или наоборот, невероятно изящно извернувшись) оттолкнулся ногой. Попытка ударить соперника второй ногой провалилась, Неджи-кун промахнулся.
   - Ксо, кис-сама!.. - Досадно сплюнув и проводив взглядом победителя, он мельком оглянулся на двоюродную сестру, независимо выпрямился, огладился, еще раз зыркнул на сестру, думая, что поступил незаметно для Ируки, и чинно побежал, легко став вторым.
   Радостно гикнув, за ним бросился Инузука-дзин, однако у самого входа оглянулся на во всю глотку заоравшего:
   - Сила Юности!!! - Тараном несся четвертый.
   Крякнул и собой открыл дверь, в итоге сам став четвертым, с отдавленной ногой.
   О, Ирука старался наслаждаться моментами, обильно сыплющимися из детей, иначе солоно жилось. Вот такими, например, как сейчас. Перед женской частью встала дилемма: заполучить понравившийся листик или поспешить за красавчиком. А тут еще и мальчишки, скрежетнувшие зубами на позерскую прыть синего с веером на спине. Но отнюдь не все из них бросились участвовать в спонтанно организовавшейся гонке. Сонно стоящий так и остался стоять на своем месте, лениво ковырнув в зубах мизинцем. Кругленький дважды тянул к столу пухленькую ручку, почему-то возвращавшуюся с чипсом, тут же с громким хрустом съедаемым, на третий раз он куснул что-то жесткое, потом еще раз, глянул, просиял и потопал в здание. Желтоволосого все зло отпихивали от стола, не давая подойти или поднять упавшие в траву жетончики - два раза ему больно прилетело локтем, а на третий раз чей-то кулак точно подбил глаз. Ирука подавил детское желание вмазать для симметрии.
   - Смотри, куда прешь!
   - Сам разуй глаза!
   - Хай... - с высокомерно-презрительной улыбочкой напрягая небесно-голубые глаза, без зрачка, вокруг глаз слегка вздулись непонятного назначения толстые кровеносные сосуды. Длинноволосый встал в стойку, приготовившись все и вся рубить в капусту своими ладонями.
   Когда последним в здание проковылял Нара-дзин, Ирука уселся на качели и стал пролистывать на планшетке изображения, поступающие с камер наблюдения, с любопытством желая увидеть развитие интересного момента. Провод терялся где-то в ветвях дуба, к ветви которого были привязаны качели.
   - Са-аске-ку-ун! Вот ты где! - Взвизгнуло розовое чудо, вывернувшее из-за поворота позади паренька в синей футболке.
   Один нахмурился, второй горестно закатил глаза, а потом воспользовался моментом и рыбкой с кувырком бросился к освобожденной лестнице, с которой тут же раздался второй радостный девчоночий визг.
   - Ксо-о-о, - протянул Неджи, медленно выходя из боевой стойки.
   - А ругаться не хорошо, - строго отчитала его расстроенная Сакура, по его вине упустившая Саске.
   Ирука готов был поспорить на что угодно, что лишь появление в поле зрения Хьюги еще одной девочки спасло нравоучительницу от чувствительного подзатыльника.
   - Где же, где же, где же, даттебайо!.. - бормотал фингалистый, решивший начать с самого верхнего этажа второго здания.
   В первом общеобразовательные вещи преподавались, и защита навешена на коробку здания. Во втором за фасадным первым дополнительно все помещения обклеены под штукатуркой барьерными печатями, лак и краска на всей мебели тоже нанесены поверх листков с защитными печатями фуиндзюцу. Здесь занимались с чакрой, теорией и практикой примитивных дзюцу.
   Ирука с поджатыми губами покачал головой. Желтоволосый совал свои огромные круглые очки на лбу всюду, собирая все-все жетончики и складывая их в подсумок на поясе своего ядовито оранжевого комбеза с закатанными штанинами и рукавами. Вот овальный лег в сумочку, усеченный, а его собственный, шиловидный, нигде им не находился - он случайно зацепил его своими несуразными очками. Тут Ирука расплылся в улыбке - Наруто не заметил наблюдения индигового, отвесившего смачный пендель, едва в сумочку лег очередной лист, ромбовидный.
   - Ай-йа! Ты чего творишь, кисама!? - Тонким обиженно-возмущенным голосом. Не ожидавший такой подлянки ударился носом и головой, точнее очками на ней, естественно, такого жестокого обращения не пережившими, заодно и шиловидный жетончик освободился.
   - Еще один чужой листок слямзишь, просемафоришь неделю на оба глаза, - мрачно выдал сверху придавивший его копчик острым коленом, одновременно сдергивая сумочку и высыпая содержимое на стол. Среди жетончиков оказались мелкие переливающиеся камешки, тут же укатившиеся две перламутровые бусины, ржавый гвоздь, невзрачная желтая заколка, исцарапанный гаечный ключик и прочая ерунда.
   Удивленный Ирука в предвкушении уставился на экран, но его постигло разочарование. Неджи, слышавший заковыристую фразу Саске, презрительно дернул губой и тонкими подведенными бровями, но вопреки ожиданиям взрослого перемахнул через столы с совсем другими намерениями:
   - Убери, - бросил он коротко. С каменным лицом Саске убрал колено, и Неджи принялся натуральным образом шмонать сглотнувшего слюну желтого, состроившего непередаваемое цензурными словами лицо:
   - Даттебайо... - глухо скрежетнул зубами обездвиженный несколькими тычками пальцев и после грамотно и болезненно приходуемый. Ирука резко воспрял - козел отпущения найден, хотя изначально суровое наказание применять не планировал. В карманах нашлись еще листки и всякая другая мелочь - все найденное бросалось на парту.
   - Спасибо, - хмуро выдал паренек в сине-белом, когда на стол последним выложили его веер. - Я Учиха Саске.
   - Хьюго Неджи, - высокомерно ответил парень в традиционном кимоно с черно-белым символом клана на спине после того, как об оранжевую спину с водоворотом Узумаки вытер малость испачкавшиеся пальцы и выпрямился. Ракурс камеры дал Ируко сделать вывод, что благодарность благосклонно принята, но вид сделан предельно независимый.
   - А я Узумаки Наруто, - встрял обладатель оранжевого костюма, с вызовом кося здоровым глазом. Однако вызов потух под нулевым вниманием двух стоящих напротив друг друга. Руки никто из них не подал друг другу.
   Ирука облегченно перевел дыхание - минус проблема плюс проблема, минус больше. Два врага объявили холодную войну, открытых столкновений ожидать не стоит - все на учебном поле, все по-честному, вроде как по-взрослому. Весь вид с камеры портил униженно насупленный и разобиженный Наруто с отпечатком ноги на попе, грязными вертикальными полосками на спине и кровавой соплей из носа - сэнсэй напрягся, однако угроза ручья миновала, можно дальше следить за детками.
   Хмуро смерив друг друга небесно-голубым и красным с одним чуть неправильным томоэ, оба без спешки забрали с парты свои жетоны, ожгли похожими взглядами закусившего губу Наруто и мирно разбежались в разные стороны коридора.
   А Ирука задумался. Он знал, что томоэ есть спиралька, просверливаемая чакрой, а тут капелька. Может, все дело в отсутствии кланового наставника? Дефектный шаринган или пробудился неправильно? Признаться, он не шибко следил последние месяцы за притихшими событиями вокруг выжившего в резне в квартале Учиха, и он не мог вспомнить детали произошедшего в начале этого месяца во время первого этапа экзамена на чюнина, возвращенного в Коноху. Вроде была какая-то шумиха с гостем то ли из Кири, то ли из Суны, вроде бы подравшимся с Учиха Саске - скандал как-то быстро замяли. Неужели в той драке он все же пробудил свой шаринган? Тогда объяснимо зачисление без экзаменов, Хьюг с бьякуганом тоже зачисляют без проверок, хотя, по слухам, они с ним рождаются.
   Саске самородок. Ирука немного сочувствовал ему, проникнувшись долей симпатии после всего увиденного сегодня. Сидя на качелях, он улыбнулся последнему: оба дуэлянта с разных сторон практически одновременно появились на лужайке, сложили столбики на диаметрально противоположных краях стола, опустили руки по швам, подняли лица. И в какой-то одним им известный момент вскинули руки - сектор Учиха Саске зажегся на долю мгновения раньше. Оба уважительно кивнули сопернику, забрали готовые жетоны, отличающиеся рельефностью и массой, и умчались один в хозчасть, другой в библиотеку.

Глава 9. Первое октября

   *** Саске
   - И за каким фигом ты настроил чудика против себя? - Задумчиво спросил Солеан.
   - Ибо нефиг, - бросил Саске, с неудовольствием вытаскивая ненавистные прописи. Пустые! Почти точно такие же лежали стопочкой на громадном письменном столе в углу. Заполненные!
   - Хм? - Разглядывая прозрачный ноготь.
   - Эх... - все еще витая в аду чистописания.
   - Ничего необычного не заметил?
   - А? - Саске вынырнул из дум и напрягся. Быстро пролистал последние секунды: - Нет. А этот твой мудик зажилил мой листок! Он решил приколоться над всеми - очень тупо с его стороны. Он еще легко отделался, этот Неджи-кун хорош, - расплывшись в улыбке от осознания своего превосходства, сегодняшняя победа грела душу. - Но я не понял, куда он так ловко ткнул пальцами, что кусотарэ парализовало? - Спеша перевести тему. Портфель он полностью выпотрошил, желая отложить детальный осмотр извлеченного на потом, после изучения новых подсмотренных приемов.
   Как здорово, что шаринган можно не скрывать! Жаль только, полного времени длиною в четыре часа (беспрерывно три) показывать нельзя. И воспоминания сущий мрак! Целая неделя под неусыпным контролем в больничном боксе на последнем этаже, с крохотным совмещенным санузлом при входе. Строгий и скучный режим. Но главное в зубовной боли!!! И горько-кислых микстурах!!! Часто не понять, что легче переносить: боль растущих зубов или раздражение полости рта после микстур для ее подавления?! В схватке его знатно поколотили и порезали, от фингалов он спасался, жертвуя зубами и скулами, успевая в последний момент чуток уклониться. Страдающий держался стойко - нытье удел сопливых! Боль долго не проходила из-за использованного черного ореола, примененного следом за слетевшим после первой же атаки оранжево-рыжим. Лежащий в больничной палате Саске недолго мучился скукой и сдался перед настойчивостью Солеана, начав мучить медперсонал на предмет дзюцу. В итоге под выписку его пальцы чихали зелеными искорками, так и норовящими пролететь мимо с трудом сводящегося ими шрама на лбу и порванной щеки, к ужасу вскрывшимися после разбинтовки. К удивлению многих он их успешно свел. Но Саске еще два дня промурыжили в больнице после сильнейшего истощения организма, вызванного неумелым использованием ирьёниндзюцу, примененном под высосавшим всю чакру белым ореолом при попустительстве наблюдателей, сурово отчитанных главирьёниным, проехавшимся крепким словом и по шаринганистому идиоту.
   - Его бьякуган на удивление гармонично развит, лучше двоюродной сестры, однако пока требует переключения между основными свойствами. Сколько ты насчитал?
   - Два, - громко вздыхая и присаживаясь рядом. Не получилось. - Видение на расстоянии сквозь простые препятствия и видение, по всей видимости, эээ, циркуляции чакры внутри другого тела.
   - Три. Какое третье, Саске?
   - Эээ... - Саске почесал тыковку и ссутулился. Опрометчиво - тут же укол в позвоночнике выправил осанку.
   Мученически вздохнув и подавив желание поерзать, тоскливо бросил взгляд на выход из кабинета. Саске дважды прокрутил разговор в голове, уцепился за сестру и попытался в подробностях восстановить все те моменты, в которых она мелькала мимо его глаз.
   - Третье это круговой обзор, - сделал он неприятное заключение. - Его младшая сестра все время вздрагивала, когда кто-то появлялся позади нее, - делясь наблюдением, иначе отец не отстанет!
   - Точнее, - мягче.
   - Ну-у, у них лучевой фокус? Неужели нет периферии?! - Догадавшись по чувствам Солеана, что первое предположение ошибочно.
   - В ближнем радиусе, порядка трех метров, так и есть. Дальше луч, которого у тебя до сих пор не наблюдается, к слову, - попенял отец, своим мелодичным голосом перелив множество интонаций.
   - У меня и томоэ одно... косячное, - буркнул Саске, разглядевший насмешку в лавандовых глазах.
   - Мда, приплыли, - печально заметил Солеан и откинулся на спинку дивана, положив левую голень на правое колено. - Если чакру завинчивать для получения спиральки, то панорамного зрения добиться не получится, в минус пишется и крутящий момент, изнашивающий чакроканалы изнутри. Каплей можно оглушающе шандарахнуть или проколоть - целых два эффекта, причем проникающая способность зависит от воли и концентрации в первую очередь и от вкладываемой силы во вторую, тогда как сверлу спиральки и то, и другое требуется в равной степени. Плюс у твоего шприца с гендзюцу игла может стать столь тонкой, что укол станет совершенно незаметным, потому что давление и вращение легче обнаружить, чем просто давление. Острым кончиком легче и в себя проникать. Клепсидра суть высокоточный измерительный инструмент, соединяющий внутреннее и внешнее. Плоское разнонаправленное вращение томоэ глаз дает стереоскопическое круговое зрение, дополняя Кеккей Генкай Шаринган свойством видения чакры внутри других объектов, соответственно, есть и объемное для контроля целой сферы с добавлением возможности атаки из любой точки секущей центр плоскости. Скорость вращения определяет частоту считывания данных - это скорость восприятия, скорость детектирования быстрых объектов и быстропротекающих процессов. Умея обозревать вокруг, можно с легкостью пробивать сфокусированным лучом расстояния. В итоге мы имеем качественную оптимизацию ресурсов и качественное расширение свойств, фактически объединение шарингана и бьякугана в одно целое. И ты еще смеешь гундеть?!
   - Извини... Солеан, извини, пожалуйста... - присоседиваясь и обнимая. Все это отец много раз повторял разными словами, просто... просто очень неприятно осознавать факт, что кто-то круче тебя - это Солеан отвернул листочек, он чувствовал направление на них в кабинетах АШ, и он же придал чакре ускорение, чтобы жетон первым получить. Победа общая.
   - Ты по-настоящему год умеренно тренировался, он вкалывал все три или даже пять под руководством опытных наставников или следуя отработанной методе... - отогреваясь.
   Саске шмыгнул - кто кого успокаивает?
   - Мне надо больше времени уделять тренировкам. Никаких... прогулок больше, - заключил Саске.
   - Прямо так категорично? - Мальчик дернул головой, но рука все равно настигла и встрепала его.
   - Да. Нет. В смысле по выходным буду... чуток расслабляться, - твердо. Он решил и посмел открыто высказать свою точку зрения - после больницы его ловко сбили с панталыки, перевели и замяли тему. - Когда в Хранилище? - Глядя испытующе.
   - "Хенге" освоил, "Буншин" освоил, синяк после покрова свести сможешь, а с "Шуншин" у тебя, милок, попадос, - пытаясь поймать и защекотать. Разгадавший намеренье Саске опоздал...
   - Эй-эй, хи-хи, хватит! Я серьезно... - готовясь обижаться. Тема для него серьезная и важная, какие тут шуточки?!
   - Ладно. Я тоже. Без "Шуншин" наблюдатели мигом определят, куда ты направляешься, и будут голову ломать, отчего так долго Учиха Саске тусуется в чайном домике? Там что-то запретное? Ща мы инспекцию официальную сбацаем! Или натравим Хьюг...
   - Да понял я, понял! - Посмурнел Саске, повесив голову.
   - Раз понял, то активируй шаринган и плотнее знакомься с принесенным из АШ.
   - А с режимом дня как быть? - Твердо намереваясь и этот насущный вопрос прояснить.
   - А что тебя не устраивает? - Испытующе. Отец мог иронизировать или ерничать, но никогда не язвить в его сторону.
   - Мало времени на тренировки! - Злясь. Ну почему, почему все надо по два раза повторять или разжевывать??
   - И ты уже знаешь, как выполнить сверку с расписанием АШ? - Удивленно строя брови домиком.
   - Нет... - сдулся Саске, ожгя взглядом стол, как будто тот был во всем виноват.
   Перьевые ручки, разлинованные тетрадки, линейки, циркули, транспортиры и прочее - всего этого и в лучшем качестве у него имелось вдосталь. Надом из литературы выдали только учебники по истории с географией, математике, правописанию и естествознанию - у него все полки для книг и свитков пустовали. Никакого свода правил учебного заведения или графика занятий в нем, тем более планов обучения по дисциплинам. А от спортивной формы он сам отказался, благо обязательной она не считалась.
   - А что тебе уже известно? - Рассудительным тоном и похлопывая на место рядом с собой.
   - Начало в девять. Завтра, - буркнул он уточняюще, зная привередливость Солеана к словам.
   - Уже неплохо! - Саске смирился с лохматой участью - приятно. - Какое следует умозаключение?
   - Распорядок дня завтра устаканится, если устаканится, - проворчал Саске.
   - Кое-что решаемо и сейчас, за вычетом дня...
   - Остается вечер, ночь и утро! - Воспылал Саске. В голове сразу зашевелились извилины, соображая.
   - Верной дорогой мыслишь, Саске. Обобщим. В АШ чему-нибудь и как-нибудь да будут обучать, значит, надо приходить бодрым и со свежей головой. На зарядку и бег у нас сейчас отводится порядка двух с половиной часов плюс суммарные полчаса на подъем и легкий завтрак...
   В этот день Призрак в расчетное время не вышел на улицы Конохи, обломав всех ожидающих. Он выполз на обед с опозданием на час и быстро умчался обратно, побросав в себя салатик с суши. Полдник и ужин прошли в прежнее время. Бегая по АШ, Саске, естественно, заметил игровые и спортивные площадки с полосами препятствий. Всю оставшуюся после переклички среду он посвятил прохождению похожих, найденных на заднем дворе угрюмого полицейского участка, запертого и заброшенного.
   - Гн! - Хн! - Оба не ожидавших увидеть друг друга выразили друг другу свое отношение.
   Пунктуальный Саске столкнулся с околачивающимся в коридоре желтушным с тупыми бороздами на щеках - свой шрам он свел, а этот выпячивал свои! У Саске сразу воинственно заострились волосы на макушке, тогда как у апельсина их оказался целый ежик! И еще эти тупейшие очки, сверкавшие новизной!
   - Ксо... - Даттебайо... - оба едва не застряли в двери сто первой, когда раздался звонок.
   Саске двинул плечом и локтем, и сам получил в ответ точно такие же пихания. "Бесит! Еще и пыхтит так же, ууу! Ненавижу!" - думал Саске, уже умея разделять мысли для себя и для Солеана.
   - Тихо!!! - На всякий случай гаркнул незнакомый бородатый препод. Все поползновения исчезли. - Вы, два почти опоздуна, быстро сели!
   Оставалось свободным место рядом с розовой девочкой, строящей влюбленные глазки, рядом с чавкающей гривой каштановых волос и задняя парта - самые мелкие по трое сидели на самых нижних партах впереди. Причем ближе к этой самой последней парте оказался желтушный! "Вот попадос!" - еще сильнее помрачнел и нахмурил брови Саске, когда оранжевый придурок пристроил свой зад на скамью, победно зыркнув голубыми глазами и сверкнув отражением светильника в стекле новеньких очков. Тучи еще сильнее сгустились от сдерживаемого Солеаном хмыка - это похлеще самого хмыка!
   - Гн! - Хн!
   - А ну убрали портфели со скамьи на положенное место! - Оба отгородившихся друг от друга виновника съежились. Саске под требовательным взглядом снаружи и недовольством изнутри вынужденно сел в самом углу. - Что за идиотов нынче понабрали? - Вполголоса посетовав так, что расслышали и на задней парте. Тут еще угловой светильник мигнул и крякнулся - настроение Саске ухнуло во мрак бездны, а ведь как прекрасно началось утро! Сидевшая перед ним девочка с зеленоватыми волосами обернулась, пискнула, отвернулась и задрожала, испугавшись вида тихого бешенства Саске, тенями расползающегося, обретая монструозную живость в своем темном углу - так проявляет себя бесконтрольно выходящая чакра, чьи объемы растут пропорционально силе эмоций.
   - Перед вами глава АШК академик Яманака Сипрау, - ноги чуть шире плеч, руки сложены на груди, взгляд презрительный, волосы рыжие - Саске его сразу невзлюбил. - По правую руку от меня ваш учитель дзюцу Умино Ирука, по левую руку ваш учитель по всем остальным дисциплинам Якарима Мизуки. С остальным преподавательским составом познакомитесь в процессе обучения. Теперь начнем знакомство с вами в порядке обретения листа. Ирука-сан.
   Названный взял из доходящей ему до макушки стопки томик и шелестнул листом из второй.
   - Первый ко мне, - найдя взглядом первого. Сидевший плотно к стенке Саске поднялся, совершенно не горя желанием еще дважды проходить мимо усатого гаврика.
   - Пфф! - Ц-ц-ц... - Саске к чему-то подобному готовился, подножка сработала против шутника.
   - Пошевеливай, давай, своим тощим задом! А он вправду первый, м? - Подбодрил его Сипрау, с сомнением повернув голову к подчиненному. Саске вспыхнул, да как вспыхнул!
   - Гн! Учиха Саске не ведется на дешевые провокации, Яманака-дзин, - процедил шествующий вулкан, которого внутри строго одернули. Лениво разлегшийся на парте разлепил в спину уважительный глаз.
   - Однако ты нахал, Учиха-дзин! - Сверкнув глазами цвета стали. - Ты знаешь о своем наказании? - В спину успевшему сделать два шага обратно.
   - "Буншин но дзюсу", - произнося название вслух с идеально сложенными ручными печатями. - Учиха Саске разрешает просветить об этом Учиха-дзин, - дергано махнув рукой в сторону в точности похожего на него клона и продолжив столь же чинно шествовать на свое место. Саске еле удержался от опрометчивого желания поступить по-своему - бальзамом пролилось обращенное на него из аудитории восхищение, по наибольшей части.
   - Охо-хо-хо! - Раскатисто рассмеялся всего на мгновение сердито нахмуривший брови, единственный поняв соль ситуации. Оба помощника недоуменно переглянулись, а дети сидели тише воды и ниже травы, то ли восхищаясь, то ли завидуя, то ли предвкушая чужое падение, то ли под незначительным давлением на разум. - Первому номеру многое простительно, но отнюдь не всё и не всегда, - резко оборвавшись со смеха на угрожающий тон, отчего стоящие по бокам взрослые чуть вздрогнули, а дети в большинстве вжались в скамьи. - Следующего наглеца ждет недельный одиночный карцер на хлебе и воде. Ирука-сан, - дернув плечом. В данном конкретном случае наглядная демонстрация превосходства взрослых могла подорвать их авторитет, академик максимально сгладил собственную оплошность, превратив в стимул - и ведь год прошел, а все на автомате кличут "-дзин"! Сипрау принял грозный вид, а сам задумался на тему, кому бы и когда вставить шпильку? Дзин - один из множества, а Учиха-то теперь один единственный. Вот что значит сила привычки. Но ничего, что не получилось с первым, прокатит с последним - вот уж кто действительно достоин сурового наказания! Жаль, проказника-Наруто следующей нашла Хината-химэ, кое-как вправившая ему выбитые тенкецу, за что ей быстро сунули две бусины, а потом основательно разревелись, запершись в обысканном (пять листиков вылетели в коридор) туалете. Сипрау обязательно проследит за безукоризненным исполнением наказания. О "Буншин" он позабыл - недвижно стоящий столбом клон от хохота пошел рябью и бесславно лопнул.
   - Я вызываю, вы подбегаете, берете кодекс с расписанием, представляетесь классу и бегом на место, - скороговоркой. - Второй ко мне!..
   Саске очень не любил притворство, череда тестов превратилась для него в сущий кошмар. Он бы и рад, чтоб все расплылось перед глазами и бесконечные вопросы стали белибердой, но нет, он все видел и все ответы прекрасно знал! Ну, кроме истории и географии, например, их честно ему разрешили заполнить, как бог на душу положит, обводя кружочком правильные ответы или зачеркивая крестиком лишнее из собственных соображений. Вот ведь!!! А еще его доставал мандарин, с высунутым языком корпевший над обведением очередного ответа или грызший кончик карандаша, силясь думать с дурацкими рожицами, не замечая ничего и никого из окружающих. Именно его скрип пилил ухо, неимоверно раздражая! По прошествии часа Саске был готов терпеть чавканье под ухом, а еще через час даже общество непонятной розовой девочки под боком. Чтобы как-то отвлечься от нудятины и вынужденного сидения над каждым опросным листом раза в три-четыре дольше, Саске перебирал в памяти клановых и остальной класс: Хьюга Неджи, Хьюга Хината, Яманака Ино, Инузука Киба, Акимичи Чоджи, Нара Шикамару, Абураме Шино, Рок Ли, Тен-тен, Харуно Сакура, Узумаки Наруто... "Черт! Как он тут влез?!" - подумал Саске и сломал с досады карандаш.
   Обед прошел... худо. Подавали всем простецкий рамен! Для Саске, столовающегося в элитарном кафе, есть вульгарный рамен нонсенс! Тем более он напомнил об Узумаки!!! Который взял аж три - три! - порции рамена!
   -- Смирись, - иронично заметил Солеан, сразу намекая и на болтушку слева, все время в рот заглядывающую. Саске это жутко смущало - глаз Какаши никогда не следил за тем, как он ест, и Саске отвечал ему тем же - он видел лицо под платком и потерял интерес к нему, поэтому наплевательски относился на странный способ насыщения взрослого, ест и ест себе, зачем докучать человеку?
   - Это была первая и последняя моя здесь трапеза, - отвечая сразу обоим.
   - Тебя дома лучше кормят? - С набитым ртом спросил толстячок, единственный за их столом, не подверженный унынию - всех остальных грубая еда удручала. Пучкастый пнул соседа под столом.
   - Здесь плавает наруто, - лаконично бросил он, вставая после витаминного фруктового салата с зеленью и не желая поднимать тему дома. Девочка замялась, проглотив фразу.
   - А можно мне съесть за тебя, Саске-кун? - Просияв и зашевелив челюстями бодрее.
   - Ешь, - дернув вверх правым уголком рта. Чоджи-кун умудрялся с набитым ртом говорить четко и ясно - великое умение! Достойное награды.
   Воспарявший духом после еще одного часа занудных тестов Саске радовался вместе со всеми отмучившимися.
   - Класс! Сейчас в качестве разминки проведем показательные спарринги! - Привлек к себе внимание Ирука-сэнсэй. Вышедшая за ним всей толпой ребятня оживилась.
   - А кто с кем, Ирука-сэнсэй? - А кто выбирает, Ирука-сэнсэй? - Будет жеребьевка, Ирука-сэнсэй?
   - А девочки между собой тоже будут? - Скептически.
   - Показательные не значит поголовные, класс. Свое мастерство нам продемонстрирует Учиха Саске и... кто желает с ним сразиться? - Оглядываясь. Саске нахмурился коварству судьбы, или скорее ее подарку.
   - Я желаю, - самонадеянно заявила усатая морда, взявшая за грудки.
   - Что ж... Так, остальным отойти, освободите место.
   - Саске-кун лучший! - Саске-кун давай, врежь ему! - Саске-кун непременно победит! - Фи... Кх...
   - Саске-кун, Наруто-кун, - попытался было привлечь внимание сэнсэй, но успеха не добился. Саске смотрел в светлые глаза, обещая отвесить люлей полным весом. Неожиданно его напору оказали достойное сопротивление. - Спарринг... начали! - Махнул рукой сэнсэй.
   Избиение. Саске применил давно отработанный прием Какаши, красиво бросив противника через себя на спину.
   -- Ломать из вредности низко, - флегматично.
   Саске в последний момент подправил удар ногой, засандалив пяткой по голове довольно резво вскочившего, при этом больно ударяя по выставленным в попытке блокировать или отвернуть ногу кистям, суша их.
   - Ах... - заалело несколько девочек, разглядев мелькнувшее под белыми шортами черное. От Саске сия реакция не укрылась - сложить с ней свою потрясающую растяжку и остальное он смог, запунцевев ушами.
   -- Метить физиономию в спарринге низко, - флегматично.
   -- А что высоко? - Огрызаясь, но останавливая кулак в миллиметре от цели на лице прижатого коленом в грудь.
   -- Держать марку. Растить авторитет. Сэнсэй объявил спарринг, а не дворовую драку, Саске, - нравоучительно. Саске дернул волосами на макушке.
   - Победитель Саске-кун! Подрались, а теперь сложите руки в жесте примирения, - показывая пример.
   - Пфф! - сразу с обеих сторон.
   - Дело ваше, - более жестким тоном. - Саске-кун, твоя остановка удара похвальна. Обращаю внимание всех! За намеренное травмирование соперников в учебных поединках каждого ожидает жестокое наказание! Завтра чтоб все наизусть выучили правило, касающееся поединков, с его знания начнем занятие. Все поняли? А теперь полоса препятствий!
   - А зачем, Ирука-сэнсей? - А разве мы ее не проходили на вступительном экзамене? - Посыпались вопросы недовольных.
   - Следует знать как свои сильные и слабые стороны, так и друзей, на которых будете опираться в будущем. Первыми на полосу выходят Учиха Саске, Хьюга Неджи и Рок Ли! Готовятся Абураме Шино, Инузука Киба и Нара Шикамару.
   Саске передвигался на руках от кольца к кольцу. Перепрыгивал, пролезал и перелезал через стенки. Подтягивался на кривой перекладине, отжимался с задранными верх ногами и вертикально стоя на руках. Метал кунаи в болванов и развешенные по полусфере мишени. Бегал по песчаным полосам с пока сухими водяными и грязевыми преградами. Лазал и перебегал по канатам. Все подходы на время. Лидерство Саске не уступил ни Неджи, ни Ли, поделившими второе место в общем зачете, разрыв с первым оказался чисто символическим, полностью вымотавшим Саске. Притом оба соперника выглядели свеженькими огурчиками, особенно сильный юностью, то и дело двигающий своими толстыми бровями над всегда широко распахнутыми круглыми глазами.
   Болельщики и болельщицы подбадривали и освистывали, живо реагируя на соскальзывания участников или их промахи при метании сюрикэнов. Первый день в АШ в целом закончился для Саске на приятной ноте с тяжелым оранжевым осадком, отравившем весь вечер.
   - Позвольте обратиться, Саске-сан? - Вежливо спросил Нелойджо-сан с как всегда безупречным белым полотенцем через согнутую в локте левую руку. Старший официант-распорядитель совершенно незаметно подошел к его столу, отделенному от соседей двумя ширмами с искусно прикрепленными к глубокому синему шелку бело-красно-черными веерами. Это профессиональное. Нелойджо-сан всегда его обслуживал лично во время редких праздников и значимых для клиента событий.
   - Угум, - кладя в рот очередной тончайший оладушек с завернутой внутрь начинкой из помидор, козьего сыра, чесночка с яйцом и предположительно ветчиной (точно Саске определиться не смог). Вкусные рулетики уплетались им за милую душу - испорченный обед и очередная изматывающая тренировка по преодолению полосы препятствий распалили аппетит до ненасытного пожарища. Почти унятого пожарища, вот только еще парочку... или троечку, а потом клон-ринг до упора! "Ух, как измордую!" - думал он.
   - Разрешите от лица коллектива "Чибико" поздравить вас с первым днем занятий в Академии Шиноби. Понимая вашу занятость, мы предлагаем забирать у нас бэнто с обедами и ужинами.
   - О.. благодарю, - на миг просиял Саске, постаравшись ответить по-взрослому. Бэнто - как он мог забыть?! Микото всегда для Итачи собирала... Тень стремительно наползла на лицо Саске, придав серьезный вид. Внутри он пережил более бурную реакцию, вспомнив маму и брата, столь резких чувств, как в первые дни после трагедии уже не вызывающих, но все равно воспоминания о них бередили и щемили душу.
   - Если не возражаете, я расскажу о наших бэнто сейчас, - с всегда удивлявшей Саске ловкостью человек с сединой в волосах собрал со стола грязное, передав поднос появившемуся подчиненному, а сам достал минимакимоно.
   - Да-да, конечно, Нелойджо-сан, - интригующее начало зажгло любопытство, оттеснившее тени.
   После сделанного замечания Саске сам додумался ходить со свитком запечатывания, собственно, поэтому на ужин захватил портфель, чтобы дальше зайти к мастеру печатей, который бы связал его со свитком - сам он не умел запечатывать что-то конкретное в свитки. А тут ему подали великолепную идею! Если сделать макимоно, то связанные с ним вещи можно убирать обратно из любого положения и зависимого от сложности (и цены) рунической печати расстояния. Собственно, Нелойджо-сан извлек из универсального минимакимоно элегантную коробку с эмалью глубокого синего цвета. Универсальные это без скрепления кровью владельца, индивидуальные (именные) посторонним никогда не отдаются. По бокам летели вращающиеся символы клана, с черной дугой, перемежающиеся с зеленой веерообразной листвой, крышка украшалась на сто двадцать градусов раскрытым веером с видом Конохи и лиц Хокаге - первоклассный рисунок. Внутри пять отделений для блюд и два в центре под соусы. Суси, тэмпура, рисовый пирог, фаршированные икрой помидорки, пончик. Все с пылу-жару - у Саске потянуло в животе.
   - Активация этих двух печатей даст йогурт и чай соответственно, - добродушно улыбаясь. Реакция мальчика была ему очень приятна.
   - Суго-ой! - У Саске на несколько секунд лицо преобразилось, хмурая пасмурность сменилась искренним восторгом и благодарностью в брошенном на взрослого взгляде черных глаз.
   - Полагаю, обеденный вы возьмете сейчас, Саске-сан? - Получив утвердительный кивок, закрывающий крышку и запечатывающий все обратно Нелойджо-сан продолжил:
   - Тогда позвольте уточнить, в какое время вы нас теперь будете посещать?
   Саске замялся и чуть покраснел. Говорил же ведь Солеан! А он бегом-бегом на полосу препятствий, уязвленный пришедшей мыслью о поддавках. Мельком глянув шаринганом на Ли, он однозначно определил утяжелители, к подобным сам недавно приценивался - миллионы как с куста, все потрачены на великолепный набор кунаев из сплава с чакропроводящим металлом. Саске один глаз положил на утяжелители, равномерно распределяющие нагрузку на все мышцы, а второй на завораживающе гигантский четырехлезвийный сюрикэн с себя ростом. Солеан в этом не ущемлял его свободу воли, подстраивая программу под желания гакусэя, почему-то часто не оправдывающие надежд самого гакусэя. Теперь выбор однозначно за утяжелителями! Денег с учетом мастера печатей вроде должно хватить впритык - Ворота сжирали дьявольскую прорву электричества!!!
   Под тактично отвернутым взглядом Саске вытер руки и губы, достав расписание - и предсказуемо заляпал! Реальные занятия начинались в восемь и всегда в сто первой аудитории, закрепленной за их первым классом - посещение обязательное. Потом шла дифференциация с упором на физподготовку, пределу совершенства в коей нет, типа если решил все задачки или знаешь изучаемый раздел истории или географии, то марш на площадку тягать штанги или месить манекенов. Если и тут нормативы сдал, то гуляй Вася, как выразился бы Солеан. Уроки длились по пятьдесят минут с десятиминутными перерывами плюс-минус пять минут туда-сюда. Курсы обедали раздельно - младшие в двенадцать, средние в половину первого, старшие в час дня. На обед отводилось полчаса, вторые полчаса шло занятие на концентрацию чакры, а после по контролю над ней. Первая половина дня в первый год лишь умственные и физические нагрузки. Чакра стимулирует обмен веществ, поэтому на полный желудок предпочтительней ею заниматься, так положено в первый год обучения. Продленка длится до шести вечера, когда академия закрывается и опечатывается (распечатывается в семь утра).
   Саске поскреб затылок:
   - Утром примерно без десяти восемь буду забегать, Нелойджо-сан, и около трех дня на полдник.
   - Благодарю, Саске-сан, будем ждать вас завтра около трех часов дня. Всего наилучшего! - Вежливо кланяясь.
   - Спасибо... было очень вкусно! - Чуть не забыв поблагодарить за отменную еду.
   Так и не выпусстив из руки заветный минимакимоно, вышедший из Чибико Саске привычно одел тень (активировал черный покров) и быстрыми перебежками помчался к следующему пункту вечерней программы. Пока мастер за двойную плату делал срочный заказ, Саске успел до закрытия отовариться в шикарной лавке "Все для тайдзюцу". Там действительно было все для тайдзюцу, все баснословно дорогое! Не всякой "B"-миссии хватит на одну единственную вещь - отдел мелочевки при входе не в счет.
   За сим приятности кончились.
   - Верни клона! - Сердито притопнув ногой и баюкая кисть.
   - Колошмать себя, сколько влезет, но коли хочешь лупить клонов, выглядящих иначе, то сам применяй "Мизу Буншин", - отмахиваясь.
   - Но почему?! Что в этом такого? - Саске недоумевал. Он так сильно хотел расквасить нос желтого, что неосознанно сумел глубже ощутить свою чакру, поддерживающую клона, и применить к ней "Хенге" под наруто. Однако кулак вновь не достиг цели, мало того, цель его ошпарила!
   - А тебе, случаем, задницу не начать подтирать? Мне не влом, я вообще, знаешь ли, страстно хочу все делать за тебя, - обжигая Саске сокрушающей мощью, способной его-песчинку навечно загнать в песочницу-гендзюцу. - Включи мозги, Саске-тти, или их за ненадобностью тебе конфискуют, - нагнетенный ужас был столь велик, что Саске весь покрылся липким потом и стал плохо пахнуть.
   Объятый ужасом, он неверяще уставился на чудовище, бывшее мгновения назад его вторым отцом, отчасти добрым и предупредительным, а теперь раскрывшимся с нереально пугающей стороны. По ослабшим и задрожавшим ногам вместе с остальным побежали крупные пупырышки.
   - Я бы всего за месяц прокачал риннеган! - Надвигался неописуемый осклизло черный рогатый монстр, щелкая клыкастой пастью, брызжущей кислотной слюной и облизываемой аж тремя толстыми аморфными языками.
   У Саске ноги подкосились, он с хлюпом сел на попу и кое-как нервно отполз назад, упершись спиной в угловой столбик.
   - Такой ты мне противен. Если захочешь возобновить со мной общение, то перед зеркалом сложи ручные печати "Джигьяку но Дзюцу". Быть может тогда отвечу, - презрительно бросил вмиг вернувшийся к прежнему облику Солеан и через секунду исчез. Совсем исчез. Внутри зияла дыра, а огонь стал колючим.
   Саске обессилено завалился набок и в пух и прах разревелся. Чем он заслужил такое обращение?!

Глава 10. Пепел

   *** Солеан
   Беда пришла, откуда не ждали. Они такие, Беды, сволочные, любят подкарауливать.
   Над Конохой витала ненависть, рядом роились сгустки сильной воли, поддержанной личным могуществом. Простое касание их в Стране Снов опасно - нельзя давать их подсознанию недостающий элемент в моем лице, иначе быть мне выселенным через смерть носителя - при такой концентрации негатива речи о союзном договоре глаголить бессмысленно. Мои опрометчивые слова все еще довлеют надо мной - прямо я убивать разумных не могу, иначе тут же стану уязвимым для проклятья местного Бога Смерти. Профукать нынешнюю квартиру с моей стороны было бы верхом безрассудства, поэтому стараюсь из нее особо не высовываться, что отрицательно сказывается на моей информированности.
   Вчера я разбирался с рунными печатями в жетоне и книгах, которые питались от естественного истечения чакры из организма, у детей особенно обильного из-за отсутствия должного контроля со стороны сознания. Лист весьма любопытное творение, состоящее из тридцати слоев, спрессованных в пирог жетона. Среди прочих функций это ненавящивая эмпатия к носителям других, созданных при помощи стола - этот функционал добавился после замыкания круга. Граничные точки, начинающий и заканчивающий, выделены особо самим фактом существования. Противолежащие соседи, любопытный парадокс, вышедший боком.
   После чтения выданной литературы в ночь со среды на четверг (чтобы занозой не сидело и не отвлекало от размышлений), я однозначно установил фокус Ненависти, с большой буквы. Джинчурики. Наруто с запечатанным внутри девятихвостым демоном-лисом, ассоциирующимся у жителей деревни с горем потерь. В принципе, я это и раньше знал, однако полагал процесс односторонним, а явление незаразным. Ошибся. Полагал вчерашний инцидент исчерпанным, но по вине листа-жетона Саске попал в тенета ненависти, как ответной реакции на агрессию со стороны джинчурики, направленно выплеснувшему силу заточенного в себе демона, вернее, та сама нашла канал и воспользовалась. Мы с Саске общаемся тесно относительно продолжительный срок, он стал восприимчив к некоторым вещам, а я специально отказался возводить вокруг него тепличные стены.
   И вот пришлось начать выкорчевывать и прижигать... Само по себе посещение АШ для привыкшего к одиночеству Саске тяжелое испытание, ведь надо как-то реагировать на внезапно на порядок возросшее число внешних раздражителей, ранее имевших вражеский окрас, как-то строить свою линию поведения. А тут еще попался тип, в чем-то неуловимо похожий и в то же время кардинально отличающийся, совершенно непонятный и своими действиями успевший вызвать стойкую неприязнь. Как же, отец с чего-то защищает этого хмыря! Целый год он один занимал его целиком, а теперь бац и влез третий! Отчего? Почему? Здесь множество аспектов, но главное в том, что нарыв мог лопнуть вне дома в виде истерики на очередное одергивание или вспышкой неконтролируемой агрессии, силовое воздействие с моей стороны непоправимо очернило бы меня перед ним и подставило бы весь стратегический план под сомненье, а так... а так все прошло по моему сценарию, остается верить и надеяться на самого полюбившегося мне как сына Саске. Мой поступок носит чисто воспитательный характер, надеюсь, он все правильно поймет, затягивать не станет и бойкот в ответ не объявит, а то мне уже скучно сидеть взаперти в гостиной его подсознания. И тоскливо...
  
   *** Саске
   До крови закусив губу, он кое-как подтер все, включая собственную рвоту, появившуюся после волевого решения вернуться и прибраться. Привычка все держать в чистоте и порядке возобладала даже над волдырями на правой кисти, в конце концов, его учили равно владеть руками, особенно доставая с писаниной сразу обеими. Время близилось к полуночи.
   Саске терзал сонм вопросов, никак не желающий сгорать в топке сильнейшей обиды. Он не втыкал, как выразился бы Солеан, мысли о котором жглись похлеще оных об Итачи, и этот факт ввергал в пучину внутренней боли, копящейся у становящихся более четкими границ дыры, образовавшейся там, где раньше он привык чувствовать второго отца. Предательство?
   Проворочавшись с боку на бок, он с трудом уснул ближе к утру. И к Саске пришел ночной кошмар, первый на его памяти, столь яркий и подавляющий волю. Одиночество и всеобщая ненависть - лейтмотив кошмарного сновидения. Саске вновь шел по торговому кварталу, как после побега из больницы. Однако теперь абсолютно все ничем не отличались от мародеров: глумились над ним, тыкали пальцами и обвиняли во всех смертных грехах, испуская громадные волны презрения и ненависти, остро жалея о его существовании, о его выживании назло всем!.. Его пытали в больнице уколами и пилюлями во все места, его окручивали цепями ментальных установок и стирали память о родителях, подчиняли...
   Утром Саске проснулся в мокрой от обильного пота постели, мысль о пижаме взорвала голову дикой болью, обрушившейся продолжением кошмара наяву - дыра внутри крайне обострила чувство одиночества.
   - Я сильный! - Получилось донельзя жалко, сродни отражению в зеркале. Еще и запястье ныло, а пальцы стонали!
   Стремление доказать свою самостоятельность подвигло на сборы - он проспал и мог опоздать. Угроза составить пару в мытье туалетов после вчерашнего едва не привела к рвоте - столь серьезный стимул заставил шевелить задними отростками, как порой называл ноги Солеан. Злобная ненависть всколыхнулась с новой силой - он сильный! Он справится! Сам!!!
   Саске хотелось выть, дом вызывал теплые воспоминания о смешных моментах, теплых и трогательных, со всеми тремя родителями... Несоответствие разрывало дырявую душу.
   - Привет, Саске-кун, можно?..
   - Смотри, рискуешь быть укушенной, ха-ха! - Беззлобно рассмеялся мальчик с узкими зрачками.
   - А чего он такой злюка сегодня? - Обиженным шепотом.
   - Руку ожег и боится идти в медпункт, - заключил сосед.
   - Саске-кун ничего не боится! - Вступилась за кумира розовая, севшая на место партой ниже.
   - А, - отмахнулся самый маленький в темно-сиреневой футболке с умело нашитым символом заостренного водоворота, - тогда строит из себя самого крутого. Мой друг его дважды побил! Ай! - Прихлопывая какого-то цапнувшего жучка.
   Этот пробившийся в сознание к Саске возглас покоробил, ухудшив и без того отрицательное настроение Учиха. Ведь самое обидное, что охотились и дрались, будучи одетыми в раздаренные им шорты и футболки, не удосужившись даже хотя бы приклеить специальную аппликацию с гербом Конохи за десять рьё на место веера клана Учиха.
   - Когда? - Где? - Расскажи, Цинсума-тян!
   - Сильно побил-то? - А твоему другу сколько лет? - Да выдумки это, Саксе-кун лучший боец!
   В этот момент оглушающе зазвенел звонок и в класс через вторую дверь у доски вошел Ирука-сэнсэй со стопкой вчерашних работ, а перевравшей имя Саске досталось несколько презрительных взглядов от соперниц, обещающих припомнить оплошность на ближайшей перемене.
   - Эй-эй. Очнись давай уже!
   Две оплеухи тыльной стороной ладони привели Саске в чувство. Последняя связная мысль относилась к крику: "Марш в медпункт!". По всей видимости, он и есть. Здесь. В медпункте. Рука перестала болеть, покраснение и опухлости сведены какой-то пахучей мазью.
   - Во, так-то лучше. Ты где получил ожог, Саске-кун? - Участливо спросила ирьёнин, продолжившая наносить быстро впитывающуюся мазь, светящуюся зеленым.
   - Тренировался, - нехотя буркнул Саске под пристальным взглядом из-под очков. Он сильный! Он взрослый и со всем справится один!
   - И поэтому так сильно расстроился, да? Не волнуйся, Ирука-сэнсэй понятно объяснит все твои ошибки и у тебя все обязательно получится, главное тренируйся под присмотром опытных шиноби, - мягко стелила ирьёнин, чьи волосы скрывала униформа цвета светлого зеленого чая. - Ну, не надо унывать. Саске-кун, вот, держи, - вручая конфетку с тянучкой. - Бери-бери, а перчатку снимешь перед обедом, понял?
   - Угу...
   - Тогда беги скорее на урок, Ирука-сэнсэй хороший учитель.
   Саске не смог оценить, хорош или плох Ирука-сэнсэй, у него сегодня все валилось из рук и кусок в горло не лез. Его пеняли за невнимательность - он молча выслушивал, предпочитая пожимать на вопросы плечами и смотреть в парту. Даже Узумаки Наруто с его кнопкой на учительском стуле не вызвал прежних чувств - все нацелилось на Солеана. Как он мог?!
   Второй раз Саске ощутил облегчение в Чибико, съев и полдник, и обед. Нелойджо-сан понятливо отнесся - вопросов ему не задавали, предупредительно обслуживая как всегда по высшему разряду, помня все его любимые блюда, вызволившие Саске из пучины - паренек стал осознавать происходящее вокруг. И еще острее воспринимать одиночество - в кафе тихо ворковала парочка влюбленных, помимо трех степенных дядей, важно что-то вполголоса обсуждающих и порой улыбающихся, и нескольких неизвестной численности групп, отгороженных ширмами и звуковыми барьерами в специальных кабинках.
   Выйдя, Саске привычно ощутил на себе три взгляда, вернее, по собственной воле обратил на них внимание. Один дальний, откуда-то со стороны квартала Хьюг, один рассеянный, как бы с неба, один откуда-то с соседней крыши, ведущий его от самой АШ. И... четвертый, за год отлично запомнившийся. Саске несколько растерянно оглянулся, но кроме двух шкафов-охранников и спешащих по каким-то своим делам четырех прохожих никакого знакомого платка на лице со скошенным на левый глаз протектором не увидел.
   Ссутулившись... Не помогло - никакого напоминания об осанке и походке. Так сутулым он и поплелся, острее переживая встречу с родителями самых младших из класса, пришедших сегодня забирать до того провожаемых детей - вчера он на них внимания вообще не обратил, а сегодня они своим присутствием пребольно уязвили Саске.
   Казавшиеся привычно пустыми здания центральной аллеи сегодня вознеслись до небес, кучкуясь вокруг маленького одинокого мальчика, одним своим видом напоминая об огромном квартале, в котором из живых только один маленький мальчик девяти лет от роду, переживший чуть больше года назад страшную трагедию. Вокруг... а вокруг вставали картины прошлого. Кровавая резня. Вырубленное в его мозгу предательство ниисана.
   Ты просмотрел начало... Отсюда лучше видно... Люди вскрываются легче лягушек... Смотри - это мозги, ты видел мозги у лягушек?.. Это кишки... Так выглядит сердце... Ты плохо запомнил, надо повторить...
   Саске душило одиночество.
   Он с великим трудом застлал утром в спешке брошенную кровать, оставшуюся сбитой ночным кошмаром. Какая в этих условиях домашка?! Саске не смог сосредоточиться на тренировке: кунаи летели мимо, дыхание сбивалось, ноги заплетались или запинались. Смеркалось очень долго. С трудом он заставил себя без помарок пройти полосу препятствий.
   Быть последовательным. Только слабаки отступаются от решения проблем. И плачут тоже слабаки!
   Мысль о Солеане обжигала, тем не менее, Саске чуточку полегчало - он сам себе опротивел!
   Постепенно паренек успокаивался. Он решил побороть страх и битый час ходил вокруг клон-ринга, волевым усилием подавляя чувства и мысли. Думать следует на холодную голову. Поступок... поступок вечно отмахивающегося от младшего брата Итачи столь же неоднозначен, как и Солеана. Но обе фигуры несопоставимы! Иначе... иначе думать Саске просто не мог, год сожительства с взрослым в одном теле изменил его - плавно проходящие изменения всплыли со всей неумолимой очевидностью.
   В конце концов, он изнемог, в кои-то веке завел будильник и свалился в постель, бросая вызов слабости. И вновь его ждал кошмар одиночества, презрения и ненависти, выливаемый окружающим миром на него, вздумавшего прятаться за чужой спиной. А вот не стало ее! А вот получи за весь срок! Получи, получи, получи!..
   Чрезвычайно похожий на академический звонок будильник вырвал из сновиденья, в котором по команде академика одетый в стиле Учиха класс набрасывался на выскочку-пустышку скопом с Наруто во главе.
   Хлещущий за окном ливень и тени ветвей вырвали крик... Могли бы вырвать, не оставь огонь кошмаров в душе пепелище одиночества. Все чувства сгорели, даже страх, оставивший липкий пот, опять промочивший постель. Резкий переход всполошил лишь пепел былого, даже омерзение от ощущения противной мокроты простыней летало пеплом, равнодушным и мертвым.
   Но ведь он жив! Жив ли? Дежавю...
   Вот оно! Отражение Саске в наполовину успевшем запотеть зеркале (ради тренировок кругового зрения понавешенных всюду) моргнуло от догадки - вот и вся реакция на озарение.
   Пепел. Огонь. Феникс. Возрождение. Надо достучаться... Вера, надежда, любовь - Саске совсем недавно все это чувствовал по отношению ко второму отцу, причем определенно взаимно! Значит... значит надо понять. Одно слово "понимание", а сколько в нем и за ним кроется... Саске сильно привязался к сожителю, пришедшему на помощь в миг отчаянья, вновь научившему смеяться, изменившему его в лучшую сторону. "Иногда признание своей слабости есть демонстрация величайшей силы", - так порой говаривал Солеан, а еще одной из его присказок была: "Поспешишь - людей насмешишь!" Рубить с плеча успеется.
   - За что наказан? Почему именно наказан? Почему именно так наказан? - Вот что шептали губы Саске, обтирающегося после контрастного душа, смывшего с глаз серую пелену.
   - Следовать заветам феникса, - вот какие мысли вертелись у него в голове, выбежавшей в сад камней и один (супротив нуля в прошлый!) раз окунувшейся в ледяную воду. - Понять и дозваться...
   В самый последний момент бегло прочитавший заданные главы Саске спешно выпотрошил бэнто, с искоркой печали во взгляде проводив смываемую в канализацию вкуснятину, жалостливо пощекотавшую нос пряно-рисовым ароматом. Надо быть последовательным. Надо быть скрытным. Надо казаться обычным. Вчера он посрамил то, чему учился и следовал больше года, он явил всем свою слабость и стал уязвим. Непростительно.
   - Всем привет, - выдавил из себя Саске, входя в сто первую без пяти восемь.
   - О, и тебе не болеть! Полегчало? - Участливо хрустя крекером.
   - Угум, - задвигаясь в самый угол.
   - У тебя здесь темно и тихо, - счел нужным заметить скрепляющий волосы в пучок на затылке, блаженно распластываясь на парте. Саске по дороге являл примерного ученика, прилежно выучившего урок - он волевыми усилиями отгонял посторонние мысли, сосредотачиваясь на текущем моменте, чтобы правильно реагировать. Вот и сейчас он вроде как должен испытывать благодарность - Саске коротко кивнул, жест вполне удовлетворил засоню.
   Как-то так получилось, что все клановые позанимали дальние парты, оттеснив прочих вперед. Саске готов был поверить в солидарность - ему уже был знаком этот термин, тесное общение с фениксом существенно обогатило словарный запас. Саске поймал себя на мысли о том, что Солеан свел бы это явление к банальности: кланы выше одиночек; задние парты выше передних; клановые выбрали задние парты, чтобы зримо возвышаться над внеклановыми, а Саске просто признали своим. Просто признали... Где-то внутри затеплилась еще одна искорка, но при виде прямо перед звонком влетающего в аудиторию всклокоченного и, судя по мелькнувшему выражению лица, глубоко подавленного Наруто в неряшливо одетом наизнанку комбезе погасла, не успев разгореться - тот сел на первую парту в том же ряду, слава богу, скрывшись для Саске за спинами выше сидящих (включившийся на прием Саске уловил обрывок разговора и сделал вывод о наказании за вчерашние проказы с кнопками не только учителю, но и соседу по скамье). Тем не менее, отдаленность назойливых девочек радовала, как и резко после вчерашнего понизившаяся степень их приставучести - терпеть двух-трех легче тринадцати, поостывших к буке. Что-то все же из вчера пошло сегодняшнему дню на явную пользу.
   На обеде Саске целенаправленно устроился рядом с Шикамару и Чоджи, четвертой подсела Ино. Все четверо пришли с бэнто, температуру внутри которых держали специальные дзюцу. В первый день принято знакомиться с АШ, в том числе и меню столовой, а вчера Саске замутило, едва он вошел в эту светлую залу.
   - Ня, кава-ай!
   - Я тоже такой свиток хочу, вот приду домой и обязательно выпрошу, - успев зажевать какую-то рыбку, набитую рисом.
   - Минимакимоно тебе светит только за десять подтягиваний, Чоджи-кун, - слегка улыбаясь.
   - Да-а?.. - В ужасе отвесив челюсть.
   - Фу, Чоджи-тти! Тебя не учили держать рот закрытым и не чавкать? - Скривилась девочка напротив него.
   - А я совсем тихонечко, - тут же захлопнув рот и активно начав молоть зубами очередную рыбку, действительно поубавив громкость хруста ее съедобным хрящевым скелетом, видимо за счет вздувшихся как у хомячка щек.
   - Как вкусно у тебя пахнет, Саске-кун! А из чего это приготовлено? - Тыкая палочками. Саске офигел, не зная, как реагировать на столь непосредственное вторжение.
   - Фу, Ино-тти! Тебя учили не считать рисинки в чужом бэнто? - Смеясь глазами, выдал с набитым ртом гривастый, по доброте душевной спасая выпучившего глаза соседа.
   Вот так в шутливой перепалке между этими двумя проходил обед молчаливого Саске и чуть менее молчаливого Шикамару. Учиха очень старался контролировать себя и ближайшее окружение, предотвращая разлив пугающей атмосферы, как вышло вчера, и смел надеяться, что кажется обычным угрюмым молчуном. А еще он пытался копировать Какаши-сэмпая, стараясь выражаться больше глазами, чем языком. Вроде получалось. Вроде даже стало не столь тошно находиться и трапезничать в чужой развеселой компании (остальные дети вокруг тоже активно общались) - когда-то надо начинать привыкать, с ними ему тусоваться минимум год. Есть, ведь есть же дела, с которыми ему и так бы пришлось справляться самому!
   Сытный обед и последняя мысль прибавили уверенности и сняли напряженность, чувство одиночества притупилось вместе с малость отступившей усталостью. Утяжелители с грузом из кунаев, готовых по команде вылететь с чудовищной скоростью в цель, приятно напрягали мышцы, вчера и сегодня недополучившие свое. Ультрасовременный эксклюзивный набор из пяти штук в виде плотных бинтов-прилипал вместимостью до двадцати стандартных кунаев каждый обошелся в полмиллиона рьё, сторгованный при участии Солеана с семисот тысяч и потом им поправленный до ста гиперзвуковых кунаев и регулируемой отдачей веса и скоростью высвобождения, и сделал еще чего-то там, связанное с потреблением чакры носителя, из-за чего цену так скостили (правда, основной упор делался на "следы смерти", особый заказ на квартал вперед и конфиденциальность сделки - Саске тогда было не до того, чтобы вникать).
   К концу дня в АШ Саске со все большим трудом удавалось отгонять непрошенные мысли, отчего на медитации он заработал одновременно похвальбу и замечание. Паренек с нетерпением дождался последнего звонка и первым молнией выскочил из АШ - завтра выходной! Он обязан разобраться. Обязан. Это не обсуждается.
   Кошмар третьей ночи перестал оглашаться криками в ночи и поутру рваными и мокрыми простынями. Буря бушевала, взметая ворох пепла, молнии ненависти секли клубы пепла, пламя злобы безрезультатно искало пищу. Саске удалось победить кошмар, вновь претворить уже раз подействовавшие советы Солеана в реальность, пропустив негатив через себя, став для него прозрачным, невидимым.
   Собственных запасов фруктов, ягод и овощей полно, однако в это воскресенье они не понадобятся из-за водного поста, рекомендуемого для достижения просветления. Саске с утра полил теплицы и переделал все хозяйственные дела, включая влажную уборку и стирку. Затем он намеренно очищался от всяческих мыслей, наворачивая круг за кругом вдоль внутренней границы квартала, греясь колким пламенем. А потом в саду камней устроился на одной из любимых площадок для медитаций, погружаясь в себя.
   На что ворчал отец? На отсутствие анализа дня прошедшего, раз. Намекал на необычность Наруто, два. К последнему он в своих мыслях и чувствах смог теперь относиться нейтрально, победив кошмар с его участием в главной роли в облике громадного демона-лиса, которым его пугали в детстве.
   Когда отец стал чаще проявлять недовольство? После больницы, до того они вполне счастливо жили, можно сказать, душа в душу. Но то тень, а трещина в их отношениях возникла из-за близкого знаком.. эээ, контакта с Наруто.
   Лучше действовать по свежим следам, следовательно, начать надо с Наруто.
   Саске мыслил последовательно. Солеан обозначал сие иначе, но так привычнее.
   Вхождение на ранее недоступную глубину транса целеустремленный Саске отметил краем сознания - опасны нижние пласты транса, но до вершин медитации пареньку как до Луны, выбирать не из чего, а проблему решать надо, причем срочно, кровь из носу сегодня!
   Худо-бедно картина вырисовывалась, на муть наводилась резкость. Саске уяснил про одиночество, найдя в памяти косвенные доказательства и одно прямое. Клан Узумаки был уничтожен вместе со всей деревней Узушиогакуре в одну из мировых воин Шиноби. Во вторник его родители отсутствовали среди зрителей на церемонии у администрации Конохи, возле которой перед всеми учениками АШК выступал с речью Третий Хокаге - на фоне оного Ирука-сэнсэй смотрелся жалким подростком, двух слов связать не могущим.
   Многое осталось неясно, однако, четко выясненная деталь примирила Саске с Наруто. Чудик он и есть чудик! Теперь он сочувствовал ему, и прочувствовал стыд за унижение, которое по его вине испытал апельсинчик, и за жестокое наказание, по его вине свалившееся на желтого ежика. Дальнейшее разбирательство из-за малоопытности лишено смысла - сам Саске пока не в состоянии понять большего, но оно и не надо, требуемый успех достигнут.
   - Расскажи подробно о встрече с мародерами...
   - Ворота Учиха живые?..
   - Что ты умеешь и вообще знаешь об Энтон?
   - Расскажи про свое пламя...
   - Кто тебе рассказал о формах Хи?.. Перескажи все дословно.
   - Перечисли и опиши все известные функции Ворот Учиха...
   - Тебе показывали каждого входящего?..
   - Что тебе поведали Ворота Учиха про Хатаке Какаши и почему проклятье его не коснулось?..
   И он-Солеан отвечал на допросе, учиненном АНБУ с маской кота на пару с собакой. Вешал лапшу про отражение намерений, сжигавших связь души и тела, что приближало смерть недоброжелателей. Лгал про свой шаринган и рассказал про шаринган Какаши-сэмпая, который плохо прижился, но по причине отсутствия доступа с привилегиями главы клана он не смог подлечить друга клана, пришедшего с добрыми намерениями. Он рассказывал про распорядок дня и туфтовую логику его составления, говорил о страстном желании стать сильным, сразиться с Итачи и возродить клан Учиха во славу Конохи. Допрос длился много часов кряду.
   После допроса АНБУ Собака отвел его к группе старших ирьёнинов в подвальное помещение с огромной напольной печатью с целью исцелить оставленные песком и чакрой шрамы на теле. Ирьёнины приняли из рук в руки и выпроводили... Но к собственно исцелению приступили только после того, как гипноз усилили и приказали в центре диагностической рунной печати продемонстрировать известные Саске огненные дзюцу и подробно изложить все по ним, начиная от теории и заканчивая практикой, а четверо бьякуганоглазых за всем наблюдали, стоя в центрах печатей-сателлитах. В подвале он изгалялся еще больше времени, запутывая себя и других ответами на гору вопросов об одном и том же, но разными словами. Здесь ему внушили, что он должен хорошо относиться к клану Хьюга, всегда и во всем поддерживать его. Острый слух Солеана расслышал про специально организованную жестокую подставу в траурный для Учиха день, сожалениях о слишком долгом ожидании удобного случая и наличии чересчур жесткой привязки ненавистных Ворот Учиха к крови Учиха, которую они сцедили в объеме более полулитра, заодно вырезав кусочки различных тканей организма.
   Саске раскрутил найденное несоответствие и узнал истинную причину обоюдного истощения и избавления от уродующих лицо и тело шрамов. Никакого эффекта его зеленые искорки по-настоящему не оказывали! В больнице. Саске теперь знал и о гендзюцу "Джигьяку" - техника обращения времени стирала последние несколько секунд жизни и погружала цель в прострацию гипноза. Собака, змея, бык, петух, тигр - вот ключ к Солеану.
   Хочет ли пепел вновь пылать?

Глава 11. Возрождение

   *** Саске
   Соблазн Черного Феникса.
   После вспышки эмоций из-за девяноста девяти бесполезных попыток дозваться Саске пробудил второй уровень Шарингана. Правду говорил Солеан, с капелькой хвостиком внутрь легче входить в себя. Он и вошел.
   - Чтобы обрести Мангекё Шаринган, надо убить лучшего друга... - так говорил ниисан.
   Саске вспомнил эту фразу, погребенную за ворохом почти бесконечного повторения других, в тот раз им произнесенных. Вспомнил, когда ему давали установку подружиться с джинчурики и убить его. Саске не знал значение этого слова и никогда ранее его не слышал, однако последний кошмар дал ключ к ответу, паззл в общих чертах сложился. Клан Хьюга устроит любой вариант дуэли, сам ее факт им выгоден.
   Саске видел титаническую работу, проведенную Солеаном с его глазами и чакральной системой вообще - на уроках в АШ ученикам уже дали начальное представление о ней, совпадающее с индивидуальными уроками Солеана. Видел регулятор внешнего вида, скорее угадывающийся, чем полностью понимаемый. Видел кабеля, связывающие его с Солеаном и... Силой. Стоит обрезать, как сперва целиком пробудится его родной Шаринган, а потом потянет за собой Мангекё Шаринган, причем со всеми доработками - чакры на изменение хватит. Солеан питался его эмоциями, потому воспользовался уловкой с ускорением времени мышления - в путанице связей Саске не пытался разбираться, слишком там все сложно и мелко. Резкий переход после разрубания высвободит достаточно эмоций для запуска процесса пробуждения всех возможностей его кланового додзюцу напрямую, без придуманных Солеаном обходных путей. Надо только убить в себе Солеана, вышвырнуть из себя, пока он в экранированном состоянии, и прижечь все перерубленные кабели, составляющие связующий канат - это гарантирует, что к нему никто и никогда больше не подселится, никого ему не подсадят. Саске только и останется трудиться над объемами чакры, чтобы шагать на все ступени додзюцу.
   Надо убить лучшего друга для обретения Силы. Вот причина разочарования Итачи в собственном клане, и Саске для него лишь удобное оправданье всех бесчинств, не дающий окончательно стать шизофреником якорь, как выразился бы Солеан.
   Соблазн Белого Феникса.
   Область рта, если к обозреваемому применимо сие определение. Поцеловать и раствориться, стать частью чего-то большего и непонятного под именем Солеан, стать воплощением Пламени - это ближайшее сравнение, пришедшее на ум Саске. Возлюбить Солеана настолько, чтобы презреть свое эго. Жизнь во имя другого. Путь создания совершенного иного, чего-то мудрено нового. Бусина в ожерелье. Жизнь без забот и хлопот, вечная нирвана без мук и горестей.
   Соблазн Звездного Феникса.
   Путь очищения через пламя прощения.
   За искажение желаний отца по крови проведением линии между его желанием чаще видеть сына и нехотением скорого поступления сына в АШК, они мало общались и плохо понимали друг друга.
   За щадящий режим в течение года, потребовавшегося фениксу Солеану для сокрытия своего присутствия через плавное и гармоничное развитие тонких оболочек тела Саске, чему интенсивные тренировки мешали.
   За ложь о детях Итачи, на самом деле сделанного стерильным, не способным к возрождению.
   За преуменьшение угрозы беспощадного избиения до полусмерти, чтобы экзаменовать себя и протестировать других, чтобы слить дезу и успокоить врагов, чтобы провести его через очередные врата боли - с мародерами его чакральная система атакам не подвергалась, удары формализованной чакрой по нему не наносили.
   За поедание продуктов его эфирной жизнедеятельности.
   За ретуширование основного посыла Итачи, умудрившегося заранее оставить вехи так, чтобы младший брат возненавидел старшего и путь, которым тот обрел силу - если заранее знать про Мангекё Шаринган, то это знание не отравит существующую чистую дружбу, оно всего лишь осквернит само понятие в попытке предотвратить грех.
   За испуг и пепел с веером жизненных путей.
   Готов ли он дать индульгенцию, прощающую все нынешнее и все будущее при совместном житии?
   Четвертая дорога отречение от дарованного, высвободившаяся сила придаст ему могущество, превосходящее таковое у Итачи, только и надо поднатореть в его использовании - артефактная плита покоится в ожидании прочтения иносказательной информации о клановых дзюцу, только и надо обрести опыт, например, вырезав квартал внеклановых шиноби.
   Пятый путь это поиск альтернатив, пока гаснет приданный импульс развития. Найти сильного сэнсэя, брать или вырывать знания из более слабых...
   Дорог и тропинок не счесть, главное в выборе направления.
   Саске рухнул на пол с потекшей изо рта и брызнувшей из ушей, носа и глаз крови. Он увидел развилку, но сознание мальчика не выдержало всех свалившихся смысловых объемов. Саске плохо подготовился ко встрече и не смог сделать ни шагу ни в одном из направлений, кроме отступления назад, трусливого побега от выбора, что само по себе есть выбор.
   Из-за крови в глазах оранжевый закат стал багровым. Лучи заходящего солнца отражались в многочисленных зеркалах, создавая иллюзию напитанного алым воздуха. Сумрак неумолимо наступал. Такова жизнь. Таков бесконечный круговорот смены дня и ночи.
   Мальчик не смог заставить себя повторить пять ручных печатей, руки попросту опускались, а пальцы не желали складываться правильно.
   Пепел убоялся повторения цикла выгорания. Невыносимо больно понимать и принимать деяния близких, ради твоего же блага причиняющих тебе страдания.
   Лишенный покоя Саске, шатаясь, добрался до залы с чашей огня. Здесь познавали пламя, разводя костер в центре. Отсюда проще применить "Шуншин" - так показалось Саске, сравнивающего себя с пеплом в центре чаши огня. Пепел к пеплу. Он сможет.
   "... так был разделен Джуби."
   Плита Рикудо Сеннина повествовала о его победе над десятихвостым демоном и его разделением на девять Биджу.
   И все.
   Модернизированный Шаринган оказался бессилен увидеть секреты. И тогда Саске, побывавший внутри себя, решился действовать по-старому.
   - Получилось... - выдохнул измученный паренек, стоящий на коленях перед плитой.
   Учиха Саске активировал шаринган с одной завитушкой, как уже раз когда-то делал - на два томоэ чего-то не хватило. Но все отошло на второй план, когда глаза паренька увидели расплывчатое нечто, чего его малознающий мозг оказался не в состоянии охватить... кроме одного. Глаза Джуби.
   Увиденное шокировало долину пепла и руин - Саске в ужасе отшатнулся, повалившись на спину. Шаринган от демона!!! Его питает ненависть и всяческие страдания! Чем они злее, тем сильнее пользователь шарингана.
   Саске повергло в ужас неожиданно сложившееся понимание всей трагедии его клана! Основатели Конохи направили ненависть Учих на преступность, искоренять которую их поставили. Все бы шло замечательно, но атака девятихвостого, случившаяся почти девять лет назад, нарушила баланс сил, ненависть листвы перекинулась с полицейских и сфокусировалась на джинчурики. Клан Учиха захирел и ослаб, слишком много шиноби погибло при отражении атаки Кьюби, преступность резко пошла на убыль, а отгремевшая третья мировая война определила неизбежный период относительного затишья - в этих условиях нечем топить очаг ненависти целого клана. Следуя этой логике, Саске увидел свой клан со стороны - рассадник ненависти! А ведь она просто нужна клану для выживания, почти как воздух. Вот и столкнулись чужие воли, уничтожив всех лишних ради взращивания считанного числа цепных псов, штучного оружия Конохи, перековывающей клинок Учиха в кунай, более подходящий в сложившихся условиях.
   А его, Саске, кто-нибудь спросил, чего он хочет?!
   Все им вертели. Так или иначе, каждый из дальних и близких, так уж сложилось, что на порядки более сильных, чем он сам. Все им вертели и вертят!
   А самое поганое, что без влияния Солеана хрен бы он разобрался! Да и то он, Учиха Саске, слишком слаб и мал, чтобы обозреть весь айсберг целиком - мало входных данных, как выразился бы Солеан.
   У девятилетнего отрока раскалывалась голова, он лежал и постанывал, а скорее поскуливал, не в силах пошевелиться. За что судьба над ним так жестоко издевается? Саске силился понять, но терпел крах, пасуя... пасуя ли? В его ли воле преодолеть злой рок, нависший над Учиха? По силам ли мальку задачка сдвинуть гору или заткнуть полыхающий вулкан? Изменить саму суть крови?
   А может, он исходит из ложных предпосылок и все его выводы ничтожны? Что если он строит воздушные замки, отдаляясь от истины? Может нет злого рока, а нисан от чего-то спасал его? Несомненно лишь одно - Солеан случайный фактор, смешавший чужие планы.
   Или кругом обман, а Саске все прочнее запутывается в паутине лжи, теряется в иллюзиях сам, вместо пленения ими других!
   Головная боль нарастала, мысли распирали череп, пребольно ударяясь о стенки в попытках расколоть.
   У Саске выбили все жизненные опоры. Он умирал морально и физически, лежа и рыбой хватая остатки воздуха невентилируемой комнаты, увешенной печатями, что дерево листьями в разгар лета.
   Зачем стремиться знать все секреты мира и обретать величайшую силу, когда в миг между жизнью и смертью весь земной опыт суть бремя?
   "- Кто ты?
   - Феникс, восстающий из пепла. Прими меня и получишь силу.
   - Мало огня".
   Мало огня. Нужен дух, нужна воля. Сложив их, он сам станет силой и воспрянет фениксом из пепла!
   - Здравствуй, мой птенчик...
  
   *** Солеан
   Мечта сбылась, а я надеяться не смел и верить боялся - вдруг сглаз какой?
   Момент рождения сокровенен. Скажу лишь сухо, нам едва хватило сил вернуть тело. Нет, ну это же надо было додуматься перевоплощаться внутри многослойных барьеров, будучи отрезанным от всего и вся?! За уши оттаскаю да выпорю, когда-нибудь...
   Риннеган открыть, понятное дело, суждено в другой раз, а в этот я с трудом воплотил свою черновую схему благодаря близости плиты Рикудо Сеннина, расчленившего демона-Джуби на девять частей, а свое наследство пополам. Загадочная личность, чьи секреты надежно хранит его скрижаль. Пришлось все перекраивать, но это уже мои заморочки, тем более удалось предыдущий проект усовершенствовать. Что мне мешало придать вращение самим томоэ, не трогая их вид и орбиту? Да и остальное сильно упрощается!
   Вот такой вот я прагматик, никакой романтики. Счастье привалило, а я о структурах ДНК...

Глава 12. Дробь

   *** Сарутоби Хирузен
   Хирузен остался победителем в состязании любезностей. Щекотливая тема чаепития от иносказаний только обострится, чего он очень хотел избежать.
   - Хиаши-сама, я позволю себе потребовать с вас пока еще неофициальные объяснения предпринятым кланом Хьюга на территории больницы Конохи противоправным действиям по отношению к Учиха Саске, иначе я как Хокаге буду вынужден санкционировать официальное расследование со всеми вытекающими, - затягиваясь.
   - Сарутоби-доно... вы нас в чем-то обвиняете? - Осторожно ставя чашку на блюдце.
   - Да, - твердо держа взгляд глаза в глаза. - По возрасту недееспособный глава клана Учиха проявил характер, желая научиться ирьёниндзюцу. Следовало закрепить его веру в себя, чем клан Хьюга вероломно воспользовался, внушив лояльность к себе. Как Хокаге, я буду требовать головы всех участников и сложение ваших полномочий, Хьюга-доно, как минимум, - пыхая трубкой бесформенный клуб дыма.
   - У меня найдется достойный ответ, Сарутоби-доно. Деревня не переживет свары, - ответил Хиаши, примеряясь к своему главному калибру.
   - Как знать. Это ваше последнее слово? - Сухо поинтересовалось внезапно появившееся третье лицо, перебинтованное. Внезапно для Хиаши, что произвело на него неизгладимое впечатление.
   - Позволю себе подумать, уважаемые доно, - мягко извернулся глава клана Хьюга, положившись на десятилетиями отрабатываемые рефлексы. Рука поднесшая чашку к губам не дрогнула.
   Хирузен ненавидел себя, однако иного выхода не видел, тем более они оба замараны... но именно на Хирузене долговое обещание.
   - Я убежден, нам удастся отключить Ворота Учиха... - начал Хиаши.
   - Я убежден, границы клановых кварталов следует упразднить, - перебил вступивший на тонкий лед Хирузен. Он говорил на полном серьезе, действительно так считая.
   - Клан Хьюга готов взять обязательства по охране квартала клана Учиха в соответствии с требованиями безопасности Конохагакуре и самого клана Хьюга, - Хиаши не уступал в борьбе воль, обещая взглядом расквитаться.
   - В чем суть замысла? - Умудрившись вежливым тоном создать атмосферу допроса с пристрастием.
   - В день траурных мероприятий отключить электричество во всей деревне на десять-двенадцать часов. Отвлечь Учиха Саске и получить доступ к консоли Ворот, переведя их в спящий режим либо запечатав. Обвинить во всем диверсантов, - памятуя о нелюбви собеседников к экивокам.
   - Результаты исследований? - Продолжив в том же духе.
   - Хм... - Хиаши нечем было крыть карту шантажа, способной уничтожить репутацию поборника справедливости. Пока нечем. Придется делиться. - Энтон с вероятностью семьдесят процентов является смешением свойств Хи и Казе, Хи и Киминари - двадцать процентов. Вероятность соединения в Шкарютон (прим.: вольный от перевода "пылание", соединение огня и пламени - высвобождение пылания) Катон и Энтон пятнадцать процентов, Райтон и Энтон пятнадцать процентов, Футон и Энтон двадцать процентов, Катон, Футон и Райтон - тридцать процентов. По словам Учиха Саске возможен аналог теоретического соединения Энтона и Шкарютона, однако оно идентификации и наименованию не поддается, проходит под грифом "режим феникса", с вероятностью пятьдесят процентов требует уравновешивания сенчакрой, а с вероятностью в один процент существует комбинация с "режимом отшельника". Наличие Кеккей Тота доказано на сто процентов. С вероятностью семьдесят пять процентов у Учиха Саске в процессе формирования дублирующая система циркуляции чакры. Выдвинута гипотеза о существовании третьей нитевидной системы на манер нервной. Благодаря взаимопроникновению трех систем объяснимо изменение свойств чакры непосредственно в теле, а так же феномен равномерного испускания чакры всем телом, на девяносто процентов схожий с хидзюцу клана Хьюга. Техника "Высвобождение огня: покров феникса" освоена на оранжевую треть уровня Учиха Саске, ореол "C"-ранга действует в точности по его описанию и практической демонстрации. Дзюцу под кодовым названием "Воспламенение чакры" двух наших испытуемых превратило в неизбежно взрывающуюся бомбу "A"-класса с температурой в центре диаметром десять метров минимум две тысячи градусов Цельсия. Черное и белое мои специалисты склонны считать за проявление не природных, а духовных свойств Чакры, но в моем клане пока нет целостного представления о Тамаси и паре Шкари-Ями (прим.: вольная транскрипция Душа, Свет и Тьма).
   Наступила тишина, нарушаемая тихими глотками чая. Участники неформальной встречи задумались.
   Хирузен виделся с Орочимару, тот обещался доработать инкубаторы и способы искусственного оплодотворения - добыть семя представится возможным года через четыре минимум, дожить бы. Духовные практики прерогатива монашеских орденов, свято стерегущих свои тайны. В политику-экономику не лезут и ладно, между скрытыми деревнями и монастырями стойкий нейтралитет с невмешательством в дела друг друга. Однако в свое время Сенджу Тобираме удалось создать призывающее мертвых "Эдо Тенсей", насколько помнил Хирузен, в то время он общался с представителями разных монашеских обителей и совершенствовал дзюцу призыва "Кучиёсе". У Хирузена есть косвенные улики на Орочимару, интересующегося проблематикой душ, однако прямых доказательств нет. В общем и целом, Хокаге сам оказался не в теме тонких материй. Из-за постоянных воин фундаментальные исследования некому проводить, кроме повернутых на всю голову отморозков, коим мало означенного русла, так и норовят хлынуть за берега, добиваясь всевластья, всезнанья, всесилья и т.д. и т.п.
   - Клетки и ткани не приживаются, способа подавления разрушающей активности или механизма самоликвидации не найдено, - добавил Хиаши.
   - Нам следует объединить усилия, - поспешил дохнуть дымом из носа Хирузен. Хиаши едва заметно кивнул, соглашаясь.
   - В целях профилактики ЧП я склонен одобрить ваш замысел, Хиаша-сама. Слово за вами, Хокаге-сама, - невыразительно глядя на изысканный чайный сервиз из небесно-голубого фарфора с лавандовым сгущением в местах утолщений.
   - Полагаю, у Хьюга-доно уже есть план учений на десятое октября, - пыхая трубкой колечко.
   - Мы над ним работаем, Сарутоби-доно, - сухо. Хиаши был крайне зол, его ловко раскрутили на поделиться добытым, а скорее и вовсе обо всем знали и препятствий не чинили - не обладая соответствующими возможностями проблематично организовать сбор столь специфичных данных в столь сжатые сроки. А ведь патриарх клана предупреждал его не лезть к Учиха, а он позарился и получил унизительный щелчок по носу...
   Хирузен результатами встречи остался крайне недоволен. Попытка избежать конфликтной ситуации провалилась. Отношения с Хиаши подмочены - Данзо своим явлением испортил всю партию. А ведь хотел, хотел же пригласить не к себе в резиденцию, а на территорию своего клана, даже думал напроситься в гости, поступившись гордостью. Геополитика настоятельно требует дискредитировать, а лучшей нейтрализовать барьер вокруг квартала клана Учиха, иначе не миновать беды, особенно если на сторону утекут результаты опроса мальчика. Это в его же интересах - в следующий раз Хьюг может по близости не оказаться, выкрадут или убьют, слишком расточителен постоянный пригляд со стороны АНБУ, да еще сразу за двумя сорванцами! Заодно получится отрезать еще один жирный кусман - совет кланов обязательно санкционирует выделение средств из состояния клана на создание стандартного барьера вокруг их квартала взамен нынешнего.
   - Хм, пожалуй, - думал про себя Хирузен, - ломтик себе и ломоть Хиаши, в знак дружбы и примирения. Пусть его клан и занимается безопасностью квартала Учих, лучший вариант!..
  
   *** Саске
   - Почему рядом с тобой тепло и светло, угрюмый Саске-кун? - Недовольно полюбопытствовал Шикамару.
   - Э? - Попытавшись изобразить недоумение.
   - Не притворяйся, - добавив в шепот серьезности. Присев рядом, он заметил необычное. Это мешало ему спать, щекоча ум, не находивший объяснения странности.
   Обоим сидящей на задней парте урок математики для верхних листьев был неинтересен, умножение и деление дробей им уже известно, как и еще нескольким скучающим, навострившим уши. Самые младшие упражнялись за окном, им до этой темы еще пилить и пилить мозги.
   - Тренирую катондзюцу, - нехотя признался Саске, утром понедельника с огромным трудом смогшим настроить себя на ученический лад. Помог субботний опыт.
   - Хм? - Настаивая на продолжении. Ему было скучно, а интерес превысил лень напряжения речевого аппарата.
   - Ну, Шики... эээ, - кося хитрым глазом. Шикамару моргнул, но и только. - Вот клан Нара ведь спецы по Теням, да? - Сосед чуть кивнул, придвинувшись ближе.
   - Эй, на галерке! А ну отставить разговорчики! - Вдруг крикнул на весь класс Мизуки-сэнсэй. - Шикамару-кун, раз ты не слушаешь, значит, знаешь ответ. Сколько будет "445,632 / 21,1"? - Нарисовавшись рядом с партой.
   - 21,12, - через пару десятков секунд лениво выдал Шикамару, порываясь сесть.
   - Верно, садись, - сбавив строгости. - Саске-кун! Назови определение трансцендентного числа.
   - Мизуки-сэнсэй, в первых двух главах оно не встречается. И в указателе тоже, - не отрывая глаз от парты.
   - А в тесте ты ответил правильно, гакусэй.
   - Ткнул пальцем в эээ.. карандашом наугад, - мельком глянув на сероволосого. Губы он поджал, совсем по другой причине, внутренней. - Там было много дурацких вопросов про всякие идиотские числа... - пробурчав под нос.
   - Оно и видно, - предвещающим нехорошее тоном.
   - Угу. Например, число "Пи". Ну как можно в день дробно раз сходить пи-пи? - Крепче сжимая рот.
   -- И чего?! Могли бы и так сходить в библиотеку, а не доклад готовить, - мысленно высказывая ярое недовольство.
   -- Зато Мизуки переключился на греющих уши и к вам больше не рискнет подходить...
   -- И припомнит.
   -- Заделался пессимистом?!
   -- Не люблю быть посмешищем, - бурча в черепушку.
   -- От тебя не убудет, а другим приятно, - в ответ на эту реплику Саске горестно вздохнул, но ни сердиться, ни обижаться он теперь совсем не мог на отца, пусть он и готов был еще ночью голову ему отвернуть за все хорошее в прошлом, настоящем и будущем, а потом догнать и отвинтить.
   -- Плоский юмор, - гордо оставляя последнее слово за собой.
   -- Хех! - Гн!
   - Эй... - напомнил о себе сосед по парте, съедаемый любопытством.
   - В крестики-нолики? - Поднимая левую бровь.
   - Да, спецы, - кривясь. Столь примитивной игрой его не соблазнить.
   - Ну вот, а у меня сродство с Хи, - считая тему исчерпанной.
   - И что? - Не унимался Шикамару. Время двигалось к обеду, он уже отоспался, интерес к непонятному явлению перевесил лень.
   - Эх... а бывает сродство с ленью?
   - Ты ведь тренируешься, м? - После долгого пробуравливания взглядом.
   - В лени? Ладно-ладно, уел, - сдался Саске. - У каждого шиноби, как все сэнсэи говорят, есть сродство со свойством, определяемое кровью. У меня в крови Хи, вот я и представляю, как Хи течет вместе с кровью, от этого, как недавно я заметил, мои запасы чакры вроде подросли, вот я и стараюсь сделать их еще больше. А ты почему нет?
   - У нас очень слабое сродство, - стремительно теряя интерес ко всякой чепухе.
   - Ага, вешай мне лапшу на уши...
   - Отстань.
   - Ну ты же сам сказал, что Нара спецы по свойству Каге, уже отпираешься?
   - Нет такого свойства...
   - Угу, как же! Если свойства охарактеризовали природными, значит, есть и не природные. Если выделили пять основных, то ведь осталась куча побочных. Попробуй после обеда сам почувствовать в крови свою Каге и высвободить ее оттуда, это легко. Ты слышишь?
   - Убиться хочешь? Ты чем слушал в субботу Ируку-сэнсэя? - Вынужденно отвечая.
   - Дык я же делаю и жив-здоров! Просто катон из крови, и ты кагетон оттуда же! Тайдзюцу же по схожему принципу работают, ты чем слушал в пятницу Ируку-сэнсэя?
   - Пф! - Возмущенно фыркнул Шикамару, вспомнив, как сам Саске в пятницу слушал, и что на самом деле говорил Ирука-сэнсэй, кратко коснувшись всех дзюцу на обзорном уроке. Он не верил, однако сосед рядом, живой пример. Если правду говорит. В его семье тренируют нинпо, а не никакой кагетон. Дурацкое название. Вот как ляпнешь про высвобождение каге, так и схлопочешь подзатыльник, это если еще повезет, а ведь могут начать нудятину на час-другой. Ужас!
   - Болван, - буркнул Саске. - У меня огнешар "Катон: Гокакью но Дзюцу" гораздо жарче и больше, когда в крови бежит огонь, а вкупе с хидзюцу уже почти десятину полигонного озерца испаряю за раз, - хвастаясь. - Больше тренировок - больше силы, - глаголя неоспоримую истину.
   Шикамару покосился и отвернулся, явно не веря. И вообще он был уже сам не рад - чего вообще ему приспичило выспрашивать? И чего вдруг Саске такой разговорчивый стал? Однако определенную логику он все же усмотрел. Шикамару подумал, что на досуге как-нибудь поразмышляет на эту тему, наверно.
   -- И зачем ты хочешь с ним дружить? - Глядя на лентяя, после разбавленной физподготовкой теории не шибко обрадовавшегося совместному трапезничеству.
   -- Хм, - Саске ощутил недовольство. И пускай! - На то две причины. Первая заключается в том, что он, как и другие клановые, кроме Неджи, дети лидеров, наследники. Имея их в друзьях, можно рассчитывать на определенную поддержку. Вторая в том, что хотя во мне, скажем так, и есть огонь, но специализируюсь я на Сумраке, Тень его составляющая.
   - Саске-кун! Не уподобляйся Чоджи-куну, пожалуйста, - первой хлопая по спине подавившегося Саске совсем не по-детски совсем не женской рукой.
   - Спасибо, Сакура-пён, - мрачно. В субботу с Ино за столом ему было комфортнее, а сегодня розовая опередила пшеничную. А эта и "пён" радешенька. Гн!
   -- Так что не задавайся, не зарывайся...
   -- А я давал повод? - Не ощущая вкуса еды, на которую облизывался сосед.
   -- И не ревнуй, - невозмутимо продолжив. - Тень хвастовства ты передать не сумел, простая констатация факта сильнее зацепила бы Шикамару. Низшему уровню воспламенения он не поверил, а светить вторым или третьим чревато - ты изменился, ведь в субботу он, сидя рядом, ничего странного в тебе не заметил, хотя ты на автомате согревал себя слабейшим рангом.
   -- Ладно, я все понял. Приглашу его сегодня в гости на тренировку, - не пылая энтузиазмом.
   -- Лучше намекнуть, передав инициативу ему. Общительность не твоя черта, на сегодня ты уже выговорился, хе-хе.
   -- Да помню я! Целую субъективную неделю по ушам ездил, прыгал и топтался, - ворчливо.
   - Жаль, дома в сто раз лучший полигон, а партнера нет...
   Саске намеренно вздыхал, причем с истинной печалью - действительно жалко. Все свои приемы он знает назубок, а новые пока никто не дает, прямо скажем, жлобит, отмазываясь. И в АШ все тухло - впереди месяцы осточертевших растяжек. Он и так гуттаперчевый! Ан-нет, тихарься и жди всех. "Какаши профукал", вот и результат. Разве что подглядывать за другими, но Саске сие занятие противно - "клановая гордость, чтоб ее лягушка съела, дважды". Цель услышала сетование. Обе цели. Саске внутренне улыбнулся.
   Весь вечер Саске упражнялся с новым старым шаринганом, бегая лампочкой - особенно прикольно смотрелся черный покров поверх огненных артерий, с белыми банально, с черными мрачно. Со слабейшими степенями он бегал около часа, а тройка полноценных дзюцу крайне болезненно высосала всю чакру. Для уравновешивания нужен больший контроль, по словам Солеана, а с ним у Саске пока туго, медитации никак не даются - и "шило в тощем заду" он еще припомнит кое-кому.
   Утро вторника прошло наконец-то по плану. Скомбинировав за ночь упражнения из АШ, Саске совмещал бег с зарядкой и плаванием, благо бассейн давно полнится, а купленные печати по очистке воды в нем который месяц работают отменно.
   - Давай в крестики-нолики? - В пол уха слушая историю кланов.
   - Ф... - отвернулся сосед. При помощи Солеана Саске подгадал время прихода так, чтобы решивший отсесть Шикамару оставался его соседом по парте, предпоследней у окна, перед Хьюгами.
   - Жесть, мой сосед презирает рендзю, - буркнул Саске и получил тычок от шикнувшего Неджи. - А другой весь горит от желания, жесть.
   - Учиха Саске! Перескажи три моих последних предложения, - хмуря брови, навис Мизука.
   - Клан Акимичи специализируется на физической силе. С помощью дзюцу Акимичи-дзин способен увеличивать части своего тела или же всё тело целиком, поэтому представители клана объемны. С помощью постоянно совершенствующихся препаратов в виде таблеток Акимичи-дзин способен увеличить свою силу, поэтому представители клана ненасытны... Ай, за что, Мизуки-сэнсей?! - Получив затрещину. Сам обсуждаемый гордился принадлежностью к Акимичи и улыбался, другие тоже улыбались и подхихикивали.
   - За отсебятину.
   - Вы просили пересказать, а не повторить дословно, я ни в чем не солгал, - оскорбленно.
   - Саске-кун прав, - кивнул Чоджи и особенно громко раскусил печенюшку.
   - Самые известные представители... - тем временем продолжил Мизуки, притворившийся не расслышавшим Чоджи.
   Урок продолжился, как и скрип пишущих принадлежностей. С некоторых пор Саске перестал иметь всякие жалобы на память.
   - А ты умеешь в рендзю? - Скептически.
   Саске предпочел молча придвинуться с листком в клеточку и боевым захватом сцапанной ручкой. Баталия началась.
   - Ирука-сэнсэй! - Вдруг поднял руку Саске, поймав момент. Позади зашипели и перестали дышать, у прохода и у окна соответственно.
   - Да, Саске-кун?
   - Разрешите сесть за первую парту, - глядя по обыкновению мрачно. Сзади фыркнули, сбоку выпучили глаза, класс заинтересованно обернулся.
   - Оу, разрешаю, - двигая правый уголок рта к уху. Но его удивлению еще предстояло случиться:
   - Неджи-сан, Хината-химэ, - оборачиваясь с чуточку более светлым тоном в голосе, - на первой парте между вами и знаниями никогда не будет помех. Чувствуя вашу тягу к ним, я испросил для вас разрешение сесть за нее, прошу, - завернул Саске, честно придумав самостоятельно... пару слов и частиц.
   Неджи быстро просек фишку тонкого издевательства с вилкой и побелел от гнева, а Хината чуть покраснела за братца. Он проявил учтивость и следовал гипнотической установке, не к чему придраться.
   - Спасибо, - пискнула Хината, спасая не придумавшего достойного ответа брата от раскрытия рта.
   Под спрятанные улыбки они оба чинно пересели, отобрав время от урока. Счету семь-четыре в пользу соседа Саске совершенно не расстроился.
   -- Шикамару не боец, он не клюнет, Солеан, - наворачивая очередной круг за длинноволосым, толстобровым и воняющим псиной.
   -- Любопытство движет науку, малыш, - на добрый тон у Саске даже возмутиться не получилось, только глупо улыбнуться. - У Шикамару аналитический склад ума, в который мы всадили не поддающуюся извлекающему анализу занозу, - ввернул фразу феникс, оставшись довольным вывертом в мозгах птенца.
   -- Одного любопытства маловато будет, - сомневаясь.
   -- Вчера он был заинтересован, а сегодня заинтригован изворотливостью ума, поэтому обязательно задумается.
   -- Угу, задумчиво пройдет мимо, хе-хе!
   Сегодня Учиха Саске вновь провел время в библиотеке АШ до самого ее запечатывания вместе со всеми остальными корпусами. Он целеустремленно интересовался запрещенными к выносу учебниками по дзюцу.
   Вечером вновь изнуряющие тренировки, которым довольный верным прогнозом Саске отдавался всецело - в сгущающихся сумерках Нара Шикамару просто задумчиво прошелся мимо Ворот Учиха, не рискнув постучаться в гости. Имелся и второй повод ощущать себя на высоте: ознакомившийся с описаниями дзюцу "Буншин", "Хенге", "Какуремино", "Каварими" и "Навануке", которые входят в обязательную программу обучения, Солеан признал ошибочность определения им дзюцу "Высвобождение огня: покров феникса" и "Воспламенение: огонь очищающий, огонь созидающий, огонь разрушающий", педантично заметив, что виновата изменившаяся кровь:
   - Как она так посмела?!
   - Хе-хе, подколол! - Оба, водяной клон и переводящий дух оригинал, весело рассмеялись. - Но согласись, посещение библиотеки крайне полезное занятие.
   - Угум... Надеюсь, мы не будем лапать все тамошние талмуды?
   - Толчок с мылом там совсем рядом.
   - Пфе!
   "Катон: кровь очищения". "Катон: кровь генерации". "Катон: кровь деструкции". Дзюцу третьего ранга без использования ручных печатей. Используется основополагающее свойство чакры онмьё - чакра усилием воли создается внутри тела, в крови, за счет кровного сродства с высвобождаемым первичным элементом, стихией огня. Постепенное увеличение объемов пойдет на общую пользу организму. Низшая ступень глазу практически незаметна, на второй ступени сосуды явно проступают, на третьей кровеносные потоки начинают испускать видимое свечение. "Катон: мерцающая кровь". Дзюцу четвертого ранга, объединяет три предыдущих в одно целое: сжигает яды, регенерирует повреждения, убивает вирусы, а так же характерное для всех укрепление, ускорение и усиление тела.
   Для покровов переработана сама механика действия. "Энтон: ореол очищения". "Энтон: ореол генерации". "Энтон: ореол деструкции". Три трехступенчатых дзюцу третьего ранга, без использования ручных печатей и почти бесплатно при совпадении высвобождаемого качества с текущим в крови. Чакра волей выдавливается через поры кожного покрова с уже имеющимся свойством, сейшитсухенка в этом случае излишня, потому как высвобождаемая чакра сама принимает свойство выдавливаемой. В противном случае, когда в крови черное, а снаружи белое, резко возрастают нагрузки и траты, ведь часть чакры из крови, так или иначе, вытекает наружу, что порождает определенный конфликт. "Энтон: мерцающий плащ". Дзюцу четвертого ранга, объединяет три предыдущих в одно целое: свои атаки усиливает, чужие дальние блокирует, чужие ближние ослабляет. Создает преимущественно защитный покров в виде факельного пламени, окутывающего фигуру - чем больше контроль, тем пламя гуще и плотнее прилегает к телу. Энтон, пламя - объединение огня и ветра.
   "Шкарютон: плевок феникса". Дзюцу пятого ранга, создающее снаряд высокотемпературной плазмы. Плазма - объединение пламени с молнией.
   Для всех перечисленных дзюцу сенчакра не требуется, однако ее использование значительно повысятся их характеристики. Теоретическое дзюцу "Сенпо: тело феникса". Тело шиноби в режиме отшельника становится плазменным цвета золота. Еще есть в теории "Сенпо: воля феникса - воссоздание".
   Ночью начались сущие мучения! Под предлогом улучшения Ворот Учиха Солеан повторно оккупировал тело и устроился в зале для медитаций в свою любимую позу лотоса. Саске так же довольно быстро заснул, но и так же ему хватило полностью выспаться всего четырех часов, а дальше... А дальше ад медитаций! Следующие четыре часа он был вынужден созерцать - тупо пялиться! - на интерьер в полной тишине и неподвижности, нет тела - нет отвлекающих моментов. Идеальные условия для покорения вершин медитаций - просто зашибись! Рви и мечи - все без ответа. Утром во вторник он был в дьявольском бешенстве! Но Солеан выбил весь настрой:
   - Спасибо, птенчик, за вкусный и питательный... завтрак.
   Это резко охладило пыл Саске, в том числе к повторным вспышкам, и доводы "за" таки перевесили чашу весов с "против". Эмоциональный шиноби подвержен провокациям. Часто бой - это игра на нервах противника. Его, Саске, нервы прошли двойную закалку, но их, нервы, следует укреплять неустанно, чему способствуют различные медитации.
  
   *** Солеан
   Информация из учебников оказалась архиважной для понимания некоторых основ, связанных с чакрой. Я судил о ней со своей колокольни, а люди научились пользоваться ею, толком не видя. Топорно, через муторные повторения, закрепляющие технический навык. Я рисковал разоблачением при втором попадании в больницу, едва удалось заболтать следователей-простофиль, чтобы они списали откровенную пургу и ляпы на детскую фантазию и неграмотность.
   Работая с Саске, я полагался на ощущения, однако их словами очень сложно описать, а опыт своим потомкам ему передавать когда-нибудь да потребуется. "Дзюцу из ветви феникса" - красиво звучит, и другим гораздо проще осваивать малыми порциями, чем вникать в громоздкое описание с горой подразделов.
   Конфликт дзюцу моя системная ошибка. До шкарютона я все проработал, три ранга ему подтянул, а четвертый он теперь вполне самостоятельно освоит и все поймет, и лучше бы ему на этой стадии освоить сенчакру, тогда все остальное пойдет, как по маслу. Ранее хотел изменить его "Гокакью", слава богу, не успели добраться - теперь есть доступ к секретному архиву и знание правильного чтения хранящихся в нем манускриптов. Саске за глаза хватит, с чем тренироваться, пока я со всей дотошностью буду изучать наследие Учиха.
   Наследие в будущих планах, а пока есть дела поважнее. Год я усердно бурил скважину, однако сейчас следует поторопиться, иначе могу опоздать. Гости Конохи разъехались, а интерес к Воротам только подогревается - что-то затевается. Барьер вокруг квартала Учиха как бельмо на глазу. Учитывая бурный интерес соседей, догадываюсь о причинах возни вокруг него, потому тщательно готовлюсь.
   Утром в среду вновь пришлось кумекать. Неджи смотрел свысока, всем своим видом доказывая, что сидеть на первой парте почетно, несмотря на соседство по ряду с партой приободрившегося Наруто, сжимавшегося в комочек под строгими учительскими взглядами, видящими все его поползновения выделиться. Угол Учиха остался свободен, но туда Саске не сел, явившись со звонком. Мелким понравилось кучковаться - четыре парты сидело по трое. Четырнадцать парных парт на тридцать рыльцев сделано с умыслом. Из трех посадочных мест одно у Нарото на первой парте правого ряда. Второе у Шикамару на последней того же ряда. Третье на последней парте левого ряда у Шино, довольно жужжащего и сверкающего черными очками. Жужжавшего и сверкавшего, пока Саске лихо не завернул к нему, в темпе распаковываясь к занятию.
   Ненавидящего жуков птенца взял на слабо, хе-хе. Он стоически терпел ползанья по его одежде, однако когда один шибко смелый или бесконтрольный ступил своими лапками на голую кожу, Саске рассердился, выпустив накопившееся... строго дозированно, поменяв генерацию на деструкцию. Большинство жучков окочурилось - сбежало менее десятка жучих мутантиков.
   Баталии вершились в азартном молчании. Саске мужественно дотерпел до третьего урока, когда на улице окончательно посветлело, и вновь сменил полярность. Учиха Саске вменялось выделить в крови самые крохи огня и полноценный ореол создать едва заметным, а потом инвертировать за минимальное время. Оба упарились увлеченно гонять жучков до физры. Перед обедом четвертым уроком шла физра - через Саске мое сокращение быстро прижилось, кстати.
   Мизуки помалкивал, но опытным глазом точно определил, что кое-кто его совершенно не слушал, но при этом молчал и в наглую крестики-нолики не рисовал, сидел смирненько, то мрачнея, то светлея. Сосед тоже знай себе сопел в две дырки и дисциплину не нарушал.
   - Та-а-ак! - Уперев руки в боки. Он таки не выдержал и за пару минут перед звонком поднялся. - Абураме Шино и Учиха Саске, что все это значит?
   - Жучий погост, эээ, в смысле, я вычитал в библиотеке, что для обретения организмом силы, нужно много калорий, в жуках их удельная доля максимальна, только и требуется поймать, подсушить и растереть для приправы в еду. С вами поделиться трупиками или вы любите в масле обжаренных заживо?
   - Поделюсь жуками я, - важно добавил из-под выросшего до самых очков воротника Шино, добивая сэнсэя и класс выползшими на курточку жирными особями.
   - Живо тут прибраться! - Грозно сдвинув брови. - А в обед я приду к вам, посмотрю...
   - Мы вас обязательно угостим, - глухо. - Шино-кун, есть жучки со вкусом изюма или арахиса? - Хихикавшие закашлялись, живо представив.
   - Устроит кислоты муравьиной вкус полезный?
   - Хватит! Урок окончен, класс.
   За обедом измученный подколками и ни в какую не ведущийся ни на какие мои улещивания Саске позорно бежал из тела, предоставив мне право прямо с на пару с Шино занимаемым столом растереть нескольких свеженьких, переданных с ладони на ладонь, жучков. Под шум выбегания слабых желудком и нервами девочек и сглатываний с фырканьем мальчиков я-Саске начать уплетать за обе щеки - даже Чоджи выпучил глаза. Ел с ускорением, одновременно эффектно поднимая степень дзюцу "Катон: кровь очищения" - рекорд Чоджи позорно пал! По окончании в полной тишине с мрачным видом картинно поднялся, задрал рукав, игранул иссеченным светящимися алыми прожилками бицепсом:
   - Маловато будет сил для битвы с Итачи... - недовольно сдвинув брови и сведя губы в трубочку. И только меня и видели, ветер взметнул розовые и пшеничные волосы (спинами друг к другу сидели) и вьюн у хлопнувших дверей.
   Позже в кабинете академика:
   - Объясни, как можешь, Учиха Саске, - давя своим волевым лицом. Хех, давленные мы уже, Яманака Сипрау.
   - Мне нужна сила для сражения с Итачи. Я год спал и видел поступление в АШК, а что в итоге здесь узрел? - Насупившись.
   - И что же, позволь узнать? - Не решаясь прямо воздействовать при свидетелях, но всем видом показывая свое возмущение и негодование столь смело перед ним квакающим мальком.
   - Вместо вложения знаний сэнсэй их вытрясает, а сам академик пытается прям из мозга их выгрызть, - нахально вперив шаринганистый взгляд в глаза взрослого. - Вам станет легче от признания попытки тренировки массового гендзюцу по описанным в учебнике принципам? - Говоря чистую правду - последнее вздутие бицепса до рельефа взрослого культуриста удачный экспромт Саске, мною чуток поддержанный.
   Наглость - второе счастье. Саске хотя и старается не показывать вида, но рад, что досадил рыжему.
   Активацию шарингана до еды Шино уже подтвердил - он прочел подсунутую во время уборки (все трупики до последнего он забрал себе) записку, в которой говорилось о спектакле в столовой и желании продолжить завтра тренировочные игры, для чего Саске желательно сесть у окна.
   Им стало легче, хе-хе, значительно.
   А Шикамару пусть помаринуется - Саске честно свалил из квартала, когда туда напрашивался наследник Нара. Ибо нефиг, зачем доказательств сверх необходимого числа?
   Никаких значительных событий до дня траура. Сплошные тренировки в АШ и дома.
   -- Началось, - сумрачно.
   -- Ты о чем? - Грустно.
   Накрапывал дождь. Шла церемония памяти, собравшая одиночек и неполные семьи. Очень мало молодых супругов, кто стоял с малыми детьми. В объявленную выходным днем субботу перед Хокаге собрались сотни шиноби. Живое пламя негаснущих факелов, свечек и прочей атрибутики вместе с интонациями Хирузена создавали мистическо-проникновенную атмосферу. Вместе со всеми школьниками пригнали и Наруто, вокруг него образовалась зримая зона отчуждения.
   -- Позволь...
   Никакого филигранного вмешательства не потребовалось - желтоволосый дернулся и убежал. Пока все отвлекались на него, мы с Саске незаметно смылись.
   -- Нет.
   -- Я горд.
   Саске догнал психанувшего Наруто - еще бы! Хирузен вроде все правильно вещал, да вот эффект обратный был, и он это, между прочим, прекрасно видел.
   - Мир? - Первым протягивая руку в жесте Ируки-сэнсэя.
   Расширившиеся глаза неверяще развернувшегося Наруто нас обоих растрогали.
   - М-мир... - всхлипнув с навернувшейся слезой.
   - Став шиноби, надеюсь сражаться с мужиком, а не с сопливышем, - вытаскивая именной платок и с ободряюще кривой улыбкой вытирая ему нос. - Беги ко всем, Наруто, - подмигнув, Саске умчался обратно в дождь, оставив Наруто с незамысловатым подарком ко дню рождения. По пути ждал крутой заворот.
   Нас ждали.
   - Пропустите, - встав прямо и сжав кулаки опущенных по швам рук.
   - Все уважающие память предков чтят их сейчас, - заговорил шиноби в маске кота, загородивший собой улицу.
   - Земля к земле, пепел к пеплу, прах к праху. Помним о прошлом, живем в настоящем, мечтаем о будущем. Мне срочно надо домой, пропустите.
   - Все ученики Академии Шиноби должны сейчас находиться на церемонии памяти жертв демона-лиса, - непоколебимым грудным тоном. - Потом Хокаге-сама лично проведет урок для первоклассников, присутствие обязательное. Идем, я провожу тебя к остальным.
   - Я вас не знаю и никуда с вами не пойду. Пропустите меня к моему кварталу Учиха, - тоже не двигаясь с места. Мы игнорировали мокрые волосы и льющуюся за шиворот влагу, и зависти к плащу преградившего нам путь не питали.
   - Я из специального отряда шиноби Листа и слежу за порядком. Идем, Учиха Саске, - делая шаг навстречу и протягивая руку ладонью вверх. Ага. Угу. Разбежались!
   - Я чувствую опасность для своего дома, - вновь якая. - Давайте вместе установим порядок, и потом вы проводите меня к остальным ученикам АШК, - молитвенно складывая руки, ладони которых тут же склеились.
   Саске часто испытывал боль, старшие мальчики его сильно поколачивали, когда слаженно загоняли в подворотни. Он догадывался о провокации, которая повлечет за собой гораздо более болезненные увечья, вследствие подставы носитель маски огребет нечто пострашней грядущей телесной боли Саске. Взрослые умеют терпеть боль - Саске взрослый. Паренек знал о необходимости тренировок самолечения тяжелых травм и внутренне готовился к очередной мучительной практике по этому предмету.
   - Специальный отряд патрулирует деревню, тебе не о чем беспокоиться, Учиха Саске, - настаивая.
   - Веер, - произнося шепотом кодовое слово согласно ранее выданным мною инструкциям, определяющим поведение в моменты опасности для Дома.
   Я активировал ранее мною заложенную в защитный комплекс программу, разработкой коей начал заниматься сразу по выписке из больницы. Гербы клана вспыхнули на тыльных сторонах накрепко слипшихся ладоней мальчугана - АНБУ не успел и не смог их разнять, и это все равно бы ничего не изменило. Саске с горечью взирал на сцену ломания своих рук, преисполняясь желанием во что бы то ни стало все узнать и отомстить всем повинным в резне - испытываемая боль подогрела это намерение.
   Через секунду ветер отбросил от тела Саске взрослого, чью чакру стал выкачивать мощный насос смерча, взметнувшегося вокруг злополучного квартала. Он с ускорением высасывал из окружающего всю чакру и сенчакру, из живых и неживых, из барьеров и печатей. Я знал, что чувствовал рекомый Котом - из него будто душу вынимали. Область всасывания накрывала почти всю деревню, строго до кладбища. Коту не суждено было увидеть продолжение, а соглядатаям пропажу Кота, чей героический силуэт видели погребенным под лавой, потом только плащ бы нашли - признаться, соблазн точил волю, но сдюжил, не став пленять или потрошить мозги свидетеля. Он действительно огребет по самое не балуйся, а результаты чужой грязной работы я так или иначе со временем заполучу.
   Через три секунды земля содрогнулась и покатилась волна ветра - вышибло пробку из скважины согласно исполняемому автономным комплексом "Ворота" алгоритму. Квартал для всех зрителей взлетел на фонтане жаркой лавы, протянувшей языки ввысь - знакомые всем очертания, защищенные барьером, быстро скрылись под наползающей лавой. Визуально тонкая спица подняла ярко алый лавовый шар к испуганно расступившимся облакам (потрясающе гигантская булавка) и проткнула его, раскрывшись сверху зонтиком, во все стороны красиво разбрызгавшим капли жаркой породы. В свете утреннего солнца лопнувший результат феерично свалился обратно аморфной кучей раскаленной породы, придавившей пар от воды из обрезанных трубопроводов. Итог на земле походил на остывающую коровью лепешку - квартал клана Учиха зрелищно "попрощался" с родной деревней. Коноха когда-то была основана сильнейшими кланами Сенджу и Учиха - детище предало своих некогда процветающих и многолюдных родителей, истребив их.
   Вот такая вот получилась дробь с числителем Учиха и знаменателем Коноха, помноженная на ноль.

Глава 13. ЧП

   *** Абураме Шиби
   Шиби редко видел сына возбужденным - наблюдение за Кикаичу понижает эмоциональность, прививает рассудительность и взвешенность в поступках. Возвратившегося из академии Шино лихарадило, отец застал сына активно суетящимся в лаборатории.
   Причины всплеска заставили Шиби задуматься всерьез. Сегодня АШ гудела растревоженным ульем, отчасти поползшие сплетни подвигли главу семейства вернуться раньше намеченного - версии сына доверие полное. Предоставленные в доказательство десять жуков несли в себе поразительные мутагены, и многочисленные тельца мертвых таили в себе не меньше информации.
   Однако поразило главу клану съедение Кикаичу. Нонсенс! Варварство! По изменившемуся тембру звучания Шиби обнаружил себя объятым эмоциями и одернул - симбионты к ним весьма чувствительны и начинают волноваться вместе с носителем, что недопустимо.
   Наперво отец строго отчитал провинившегося - что за разгильдяйство?! Затем похвалил - увлеченный Шино помнил о технике безопасности и правилах поведения, выборочно. Нравоучение завершилось обстоятельным рассказом и одобрениями действий мальчика в целом с разбором недопустимых в дальнейшем частностей.
   Зацепившись за записку, которую остававшийся под наблюдением Саске мог написать только заранее, Шиби раскрутил сына на рассказ о дне вчерашнем и позавчерашнем, заодно уча обобщать и делать выводы из увиденного.
   Очевидно, Учиха Саске пытался чем-то заинтересовать Нара Шикамару в понедельник, во вторник постарался произвести впечатление и этим придать весомость своим словам. Сегодня мальчик - мальчик ли?! - предпринял гениальный ход, ловя в сети сразу двух оленей.
   Абураме Шиби мог по пальцам рук пересчитать пока еще живых противников, способных управлять мутацией или вызывать спонтанные неконтролируемые изменения его жуков в условиях боя. Неоднозначность данной конкретной ситуации ставила в тупик, за ней ощущался чей-то тонкий и расчетливый ум, хотя при первом и втором приближениях, если выкинуть факт с неуклюже переданной запиской, последний год ведущий одинокий образ жизни Учиха Саске пытается, превозмогая себя, завести знакомства, следуя посылам из речи Хокаге-сама и желанию стать как можно сильнее как можно быстрее.
   Тревожил факт съедения Кикаичу с секрецией муравьиной кислоты. Вообще сам факт употребления жуков в пищу. Шиби никогда не задумывался, считая за данность, что это люди кормят жуков своей чакрой. Так заведено и обсуждению не подлежит, на этой аксиоме стоит клан Абураме. Но никто, никто не пытался употреблять мертвых, причем еще и растирать! Зачем их есть, когда жуки живут в теле, тем самым давая силу каждому Абураме-дзин? Глотать для экстренного удаления отравы еще куда ни шло, но мертвыми?
   Абураме вели замкнутый образ жизни по причине повсеместной инсектофобии, сам Шиби не раз в молодости до рвоты пугал противника выбиравшимися изо рта Кикаичу. Приправа из тертых жуков при желании может стать совершенно неотличимой от самой обыкновенной густой кашицы карри с пряным перечным соусом, об их пищевой ценности клан Абураме знал, как никто другой, но никогда ранее в этом аспекте эти данные не рассматривал.
   Поздний ужин затянулся. Свое намерение испробовать поданную Саске-куном - или через него - идею Шиби объяснил для себя защитой любимого сына, впечатленного спектаклем сотоварища - он строго выдержал рецепт, воспользовавшись своими жуками того же типа и в том же пропорциональном количестве, что съел Учиха. Убедившись в отсутствии мгновенного результата, отпоенного быстро восстанавливающей чакру микстурой Шино, расстроенного неоправдавшимися ожиданиями, отец отправил спать с наказом завтра обойтись без единой смерти Кикаичу. Сам он удалился в подземный лабораторный комплекс, где под присмотром дяди и двух родственников принялся следить за своим состоянием, смирившись с ворчанием старика про опасные прихоти молодых, не имеющих за душой ничегошеньки святого.
   На следующий день глава клана Абураме весь извелся, сохраняя невозмутимый вид лишь благодаря многолетнему опыту - что гениальный малец предложил клану Нара?! Тертые жуки повлияли на чакру Шиби в лучшую сторону - во время усвоения организмом органических материалов из тертых жуков чакра приобрела свойства лакомства для Кикаичу. Едва заметный эффект на непродолжительное время, однако он был! Вопреки всему положительный! Никаких вредных последствий, даже маломальского расстройства желудка или кишечного тракта! Наоборот, Шиби ощутил приятную сытость после вчерашнего ужина и легкую бодрость во время бессонной ночи - материала для исследований и до того хватало с избытком, однако все то двинулось во вторую очередь. Мысль о жуках со вкусом изюма и арахиса крепко засела в голове честно пытавшегося ее выкинуть главы Абураме, сразу смекнувшего про денежный эквивалент приправам и их возможную медицинскую ценность, способную создать реальную конкуренцию оленьим рогам клана Нара, а то и затмить! Вот и мучился Шиби, не находя покоя - накопленный опыт помог на собрании кланов безупречно связать одно свое беспокойство с другим, относительно планов проведения профилактики ЧП.
   Вообще ситуация вокруг Учиха и конкретно Саске пованивала. Нестыковки порождали сомнения, официальная версия критики не выдерживала. После резни в ночь на тридцать первое августа год назад целый месяц длилась запарка, времени катастрофически ни на что не хватало. Отсутствие принуждения при оформлении опекунства документы подтверждали железно, однако Шиби не мог не видеть творившегося вокруг Саске детского ажиотажа и прочих странностей. Отношение к безликому опекуну сложилось резко отрицательное и не вязалась с наиболее вероятным кандидатом на эту роль Копирующим Шиноби, Хатаке Какаши, присматривающим за мальчиком - посещения кафе Чибико в часы трапез Учиха Саске замечены, но правильно ли интерпретированы?
   Барьер вокруг квартала Учиха вызывал еще больше вопросов. Особенно в свете текущего дня, когда сопоставлены исследования Кикаичу, убитых Саске в АШ и непроницаемым защитным барьером вокруг его квартала. Абураме Шиби слышал о Призраке, но ресурсов проверить слухи не имел. Сегодня он впервые задумался об их выделении - за Саске следует наблюдать параллельно Хьюгам, и чем скорее организовать развед-сеть из Кикаичу, тем лучше. Чакру Саске жуки сына, а после его прихода из академии и его тоже, легко отыщут в пределах Конохи, исключая кварталы кланов. Огненный купол как бельмо на бьякугане, чем бы не руководствовались Хокаге-сама и Хиаши-доно, организовывая в день траура масштабные учения, идеальный предлог для охвата Конохи матками Кикаичу найден и пролоббирован. Из всех Какурезато в Конохагакуре наиболее многочисленное население и самая большая площадь занимаемой территории, новоорганизованная полиция, как показал недавно прошедший этап экзамена на чюнина, перед стартом которого пропесочили все руководство, со своими задачами справляется из рук вон плохо. Если руки не справляются, задействуем жуков - с этим лозунгом всем шиноби клана Абураме теперь предстоит провести ряд бессонных ночей. Родной дом стал отличным полигоном для совершенствования методов ведения разведки и скрытного наблюдения, к сожалению, и к выгоде.
   Девятая годовщина. Девятый плач небес над плитами кладбища. Шиби скорбел, крепко держа за руку подрастающего сына, надежду и опору.
  
   *** Нара Шикаку
   Где-то рядом стоял Шикаку с Шикамару и Ёшино, столь же напряженный и собранный, как и глава клана Абураме. Рассказ в кои-то веке ставшего серьезным сына бросил вызов отцовскому интеллекту, без устали комбинирующему известные факты, слухи и домыслы в попытках сложить паззл под именем Учиха Саске. Его побег в сторону едва ли не силком приведенного на церемонию Наруто привлек внимание несоответствием предпосылок - чем мотивировано?
   Вечером в среду Шикамару подробно изложил показавшуюся изначально занимательной историю, начавшуюся в прошедший понедельник. Ёшино, выведавшая, к кому сынуля отправился в гости, собрала положенный вежливому гостю кулек, а по возвращении слушала с не меньшим вниманием, то и дело бросая на мужа красноречивые взгляды. А чего он? Большой уже сын-то, пора прекращать нянькаться!
   Ясно, как белый день - Учиха Саске обиделся на дважды оказанное недоверие, как должное приняв самое первое. Мысль о бессистемном поведении объекта Шикаку повертел и отбросил - Учиха Саске нехитрым образом пытался заручиться поддержкой двух кланов, к которым имел взаимовыгодные предложения. Явный интерес Абураме совершенно точно двояк - в реакции его главы нет сомнений, волнение на собрании в четверг отбрасывало тень положительного свойства. Есть собственных жуков?! Чушь пришлась по вкусу, а если вдуматься, то укрепление симбиотических связей столь элегантным образом, с детской непосредственностью высказанным якобы в оправдательном порыве, мощный аргумент - ценная идея аванс или знак? Форма подачи кое к чему обязывает без всяких слов.
   Зная сына, отец волновался скорому созреванию в нем решимости. Ёшино неодобрительно отнеслась к решению Саске дать гостю молчаливый отворот-поворот, и запретила сынуле всяческие бредовые поползновения до разрешения всех сомнений. Порой, сам Шикаку не мог ответить - в нем больше тени или лени? Однако на волне подготовки к важному мероприятию он уделил время Шикамару, и не прогадал. Сам он откровенно побаивался, а у сына благодаря пока еще скудному объему чакры могло получиться задуманное. Мозг Шикаку бегло оценил перспективы, но вера отсутствовала напрочь, в кои то веке итоги примитивной логики перестали удовлетворять пытливый ум, спрятавшийся за ворохом опасений.
   Шикамару сидел, сложив пальцами свой неизменный квадрат. Унылый вечер пятницы располагал к уединенным размышлениям. Поедаемый совестью Шикаку пристально следил за сыном, готовый мгновенно оказать любую помощь. Он успокаивал себя необходимостью воспитания ребенка на собственных ошибках, стараясь не думать о риске потери или о попустительстве, сделавшим сына калекой. Еще одним аргументов в пользу эксперимента стала сеть Кикаичу, всего за ночь с нуля созданная кланом Абураме, проявившими доселе невиданную прыть, удивив тем самым многих коллег.
   Тени вокруг погруженного в себя сына зримо сгустились, исполосовав кожу. А затем... а затем его одарили жгучим молчаливым взглядом, в тишине поразившим сильнее громкой ругани. Не справившегося с собственной скоростью и силой мальчика ловко поймали в три руки, влив восстановитель чакры с ударной дозой быстро выводящегося снотворного и других прославивших клан лекарственных препаратов, призванных купировать и восстанавливать внутренние повреждения организма, нанесенные чакрой. Мальчик обмяк, тени ушли, пульс нормализовался. Родители измерили давление, температуру и уровень чакры - признаки истощения быстро сглаживались, а потом и вовсе пропали на безмятежно уснувшем лице.
   Утром в субботу Нара Шикаку встретил в АШК, просматривая еженедельно стирающиеся записи с камер наблюдения. Как он и полагал, по губам не прочесть, звуковой ряд с имеющейся аппаратурой разделить нереально, впереди сидящие акцентуированы сэнсэем на уроке. Клану Абураме столь яркая огласка вкусовых особенностей жуков принесет несомненную пользу, Шиби-доно не упустит за хвост пойманный шанс обогатиться и стать ближе к жителям Конохи, недолюбливающим жуков-паразитов. Однако Каге Учиха Саске не афишировал, красиво списав свечение крови на действие молотых жуков и гендзюцу, в его возрасте ее потрясающе умелое применение по всем канонам впечатляет - в случайность короткого замыкания, обесточившего всю сеть камер и отвлекшего персонал, Шикаку верилось с трудом, хотя дело доказанное.
   Отринувшему лень ради Тени главе клана Нара нестерпимо хотелось с глазу на глаз переговорить с Учиха Саске. Свойство чакры Каге дело чрезвычайной важности, особенно с учетом степени владения соответствующим огненным дзюцу самого Саске. Это прорыв!!! Пробудившийся гений или чья-то воля из тени? За обе версии есть весомые аргументы, ответ кроется в так называемых Воротах Учиха, ради которых запланировано полное обесточивание Конохи. Что знает Учиха Саске и ради чего заручался поддержкой? Почему только кланы Нара и Абураме?
   Паника икнула и сменилась холодным расчетом - готовились к ЧП? Получите и распишитесь!
   Шикаку мгновенно оценил обстановку.
   Наруто вернулся в одиночку - у Саске есть дальняя связь с артефактом. Примененная Шикаку утром дзюцу "Каге Буншин но Дзюцу" развеялась, торопыги из толпы свалились у ограды Конохи. Вытягивающий чакру кошмарный смерч вывел из строя всех шиноби в самой деревне, образуя замкнутую фигуру с кривым периметром и смещенным центром. Он с пугающей легкостью нарушил оборону, ломая активные барьеры и сметая пассивные. Подземный толчок с выбросом лавы, вихрь чакры и сенчакры - все направлено против защиты квартала Учиха, к которому спешил его номинальный владелец. В дождь Абураме и Нара слабы - жар лавы разогнал облака над деревней, обрушая грозовой ливень по ее контуру. Шикаку ненавидел мистику, по пятам сопровождавшую Ворота Учиха. Событие вызовет широчайший общественный резонанс.
   План разработан - план приведен в исполнение. Составляющие стратегический резерв Хатаке Какаши и Хьюга Хиаши, пара ирьёнинов и все преподаватели АШК остались прикрывать отход детей. Сарутоби Хирузен с парой АНБУ и самим Шикаку бросились к эпицентру, все остальные взрослые частью рассыпались по периметру в поисках неизвестного врага, частью спешили оказать первую медицинскую помощь.
  
   *** Сарутоби Хирузен
   Наступил редкий момент, когда Хирузен обрадовался отсутствию стиснутой в руке трубки, иначе быть ей раздавленной. С группой поддержки Сандайме Хокаге мчался напрямик - вся оборона словно коровьим языком слизана, Конохагакуре нанесен поистине немыслимый урон! Сразу за поворотом открылась душераздирающая картина с АНБУ в маске кота, слабо шевелящимся и постанывающим от шока внезапного высасывания и тела большей части чакры, и вне всяких сомнений поваленного и травмированного им Учиха Саске, валявшегося на спине с молитвенно сложенными на груди ладонями и с грамотно перебитыми в плечах руками, не дающими им разняться. Оба дышали урывками. С первого взгляда ясно, джонин приемом, прерывающим основывающиеся на ручных печатях дзюцу, атаковал до того, как был отброшен назад моментом от резкого высасывания чакры из взрослых, внушительных и полнящихся, объемов. На ладони улицы вся безрадостная картина происшествия.
   - Нет!.. - Хрипло со струйкой крови изо рта и рассоединившимися от замаха ногой руками. - Лист предал...
   - Кхег! - У попытавшегося оперативно применить лечебное "Шосен Дзюцу" Хирузена сдали нервы, он отпрянул, будто ожегшись.
   - Это Корень! - С гневным бешенством в голосе рявкнул АНБУ Стриж, сориентировавшийся быстрее начальника, поспешившего оказать помощь. Оперативник парализовал мнимого собрата, сорвал маску и вытащил язык. Джуиндзюцу.
   - Займись им, - включив думалку, бросил Хокаге, оставляя после себя серое облачко. Стриж схватил подражателя, так же применив технику перемещения "Шуншин".
   "Оплошность. Скорее грубая ошибка. Некогда, с ним потом" - отрывочные мысли про Саске мешались с анализом произошедшего ЧП. Додай из Кумогакуре слаб. Нападение исподтишка Роши из Ивагакуре? Или пожаловала Теруми Мэй с воинами Киригакуре? Кто-то из Акацки?
   - Запад чист, Сандайме Хокаге! - Восток чист, Сандайме Хокаге! - Юг чист, Сандайме Хокаге! - Север чист, Сандайме Хокаге! - В Конохагакуре активных вражеских шиноби не обнаружено, Сандайме Хокаге!
   Под грохот молний практически одновременно явились докладчики от пяти отрядов стоящему на балконе-крыше собственной резиденции. Хирузен держался обеими руками за перила, коря себя за дурость.
   - Штаб действует, Сандайме Хокаге, - одновременно пришла мыслефраза. - Дети в укрытии.
   - Приказываю начать развертку проектов четвертого поколения "Купол", "Врата" и "Щит". Приказываю резерву снести ограды клановых кварталов. Отправьте ко мне Балку, Хомяка и Пузо, - властно. Балконные перила сломались.
   - Так точно, Хокаге-сама, - испаряясь, ответили четверо АНБУ.
   - Исполнено, - доложил Штаб.
   Носящий негласное прозвище Профессор за прошедший год создал наработки по теме восстановления территорий после боевых столкновений, на разбор принципов ранее виденного он слабо налегал, разумно предпочтя отталкиваться от имеющихся знаний дзюцу. За время ношения титула предводителя Конохагакуре Хирузен дважды участвовал в разработках территориальной защиты, первый раз от начала и до конца сам, второй раз разбирался с разработками Йондайме Хокаге, в итоге из-за срочности восстановив свой проект, улучшенный и доработанный. За прошедшие годы он разобрался в творческом беспорядке Минато и с трудом продвинул его проекты к предшествующей внедрению стадии завершения, столкнувшись с глобальной проблемой - требовалось выкорчевать все старое вследствие системной несовместимости. Многие идеи он подчерпнул из трудов гения фуиндзюцу, частью из них сегодня собирался воспользоваться, на свой страх и риск.
   - Ваши места, Хомяк, Пузо. Твое здесь, Балка, раскрой сознание и забудь о сопротивлении, иначе забудешь мокутондзюцу. Готов? - Вперив пронзительный взгляд после того, как от хлопка правой ладонью по лавовой корке та смялась, утрамбовавшись в площадку, а от хлопка левой ладонью по свитку содержащаяся в нем печать переползла на площадку.
   - Да, Хокаге-сама, - вытянувшись во фрунт.
   "Нинпо: Шинтеншин но Дзюцу!".
   Хирузену открылось сознание бесконечно преданного ему Ямато. Волевым усилием он отстранился от проблем молодого человека с личной жизнью, о которых он внезапно вспомнил перед использованием техники перемещения сознания. Сделав зарубку в памяти, Хирузен приступил к реализации следующего шага наспех сварганенного алгоритма действий, воплощающих некоторые мечтания и обращающих провал в нечто дельное, изначальное им задуманное. И будь, что будет.
   - Земля выдавливает огонь. Огонь уходит в небо. Расползающаяся паутина фуиндзюцу впитывает остаточную сенчакру. Теперь проложим улицы, запоминай "Дотон: Дорью Катсу". Создание отнимет слишком много чакры, здесь земли достаточно для преобразования. Вот пример простого дома, запоминай "Мокутон: Шичука но Дзюцу". Группа домов, запоминай "Мокутон: Ренчука но Дзюцу"... - Сам Хирузен не мог выполнить условий этих дзюцу по причине отсутствия улучшенного генома с Кеккей Генкай Мокутон.
   Облака повторно убежали с неба, когда столб жаркого пламени взметнулся из центра потерявшей неприглядную форму лавовой кучи, на удивление дальше обрамляющих квартал улиц не расплескавшейся. Не мудрствуя лукаво, Хирузен положил дуги новых улиц крестом, только со стороны южной внешней стены соединив перекрестком трех направлений вместо четырех, отчего один квартал стал трапецевидным. Соперничавшая (с учетом полицейского участка превосходящая) с Хьюгами площадь квартала Учиха урезалась почти вчетверо. Рядом выращен парк того же размера, а на месте здания полиции возвысился аккуратный квадрат типовых общежитий, решающих проблему перенаселенности Конохи. Сам квартал теперь состоял из нескольких элитных коттеджей, общаги, прилегающего к воссозданному дому главы клана Учиха штаба с просторным первым этажом, светлой библиотекой и кабинетами. Компактно и сопоставимо со всеми прочими клановыми кварталами, причем, как таковой общей ограды более нет - эта реформа коснулась всех. Технические службы позже проведут все коммуникации и обеспечат защиту созданного, кроме нового главного дома Учиха.
   Хирузен выплыл из перегруженного информацией сознания Ямато, самолично воздвигая стены внутреннего дворика, накладывая печати защиты и соединяя их с ядром, в центре которого стоял. Лично переместил парализованные бессознательные тела команды поддержки, закрыв творение фуиндзюцу фигурной брусчаткой с холмиком бонсай по центру, где недавно сам стоял. Разместил тепличную оранжерею с севера, сад камней с юга, две сакуры по углам площадки, с запада примыкающей к высокой монолитной стене - он постарался воспроизвести лучшее из того, к чему питал слабость Саске-кун. Сенчакры, шедшей на все эти новообразования, было вдосталь в той самой непонятной структуре, ранее придававшей лаве форму лепешки, а теперь полностью оприходованной Хокаге, вычерпавшим себя практически до дна. Сам он не умел впитывать природную энергию, зато с этим отлично справлялось фуиндзюцу.
   Измученный Сандайме Хокаге посвятил выдавшееся свободное время размышлениям.
   Он, ознакомившись с деталями операции, в больнице проведенной кланом Хьюга над Саске, решил ударить по назревшей проблеме трудолюбием и хитростью. Первое и самое простое - это успеть подготовиться. Второе... он слишком далеко зашел, чтобы останавливаться на полпути. Своими хитросплетениями Хирузену удалось свалить на своего врага, Данзо, меры поимки или силовой задержки Учиха Саске, подставить его, взяв на себя и отдавших - опять же ему - биологический материал Хьюг все прочее. Готовя план проведения назначенной на десятое октября операции, Сандайме Хокаге пару оперативников АНБУ, в коих сомневался, в качестве помощников отрядил в общую группу специалистов для контакта с Воротами Учиха с целью их отключения, изъятия для изучения или ликвидации. Неизвестность в виде этих злосчастных Ворот Учиха, про которые выяснилось в ходе учиненного над Саске гипнотического допроса в больнице, таила в себе угрозу для Конохи, Хокаге был обязан разобраться с проблемой с учетом того, что он пообещал не трогать Саске его старшему брату Итачи. Он и выполнял данное обещание, впрочем, не мешая трогать вместо себя угодным ему и деревне людям. Да, тут он был вынужден покривить душой, ведь давал обещание не Хирузен, а именно Хокаге, олицетворяющий в себе всю Конохагакуре. Однако все планы пошли прахом, едва оперативная группа, воспользовавшись результатами работы клана Хьюга и научного отдела АНБУ со взятыми в больнице у Учиха Саске образцами тканей и крови, добралась до дерева меню с опциями и командами представляющего угрозу артефакта непредставимой силы и возможностей, функционирующего на непонятных принципах, но с доступным даже для дураков интерфейсом управления.
   Хирузен клял себя за дурость - мальчика он безвозвратно упустил еще в самую первую встречу, о чем теперь несказанно сожалел. Кредит доверия потерян навсегда, он утром в этом дважды убедился. Первый раз едва вбежав в периметр деревни. Второй раз в остывающей, но все еще достаточно текучей лаве разглядев каким-то чудом удерживаемые очертания огромной коровьей лепехи, которую он постарался как можно скорее стереть с лица Конохи, пока другие не сложили два и два. Сандайме Хокаге знал Саске до резни лучше него самого, в лаве он увидел знак в первую очередь для себя. Будучи интеллектуалом, Хирузен быстро разглядел отличную возможность решить при ликвидации чрезвычайного происшествия целый ряд проблем одним махом.
   После первого раза Саске ни в какую не шел с ним больше на контакт, немыслимым образом избегая общения. Хокаге рассчитывал воспользоваться им срежессированной ситуацией, дабы выйти на прямой диалог и сгладить конфликт. В отличие от него Утатане Кохару и Митокадо Хомура продавливали декларативное отчуждение занимаемых кварталом Учиха земель, на которых живет один маленький мальчик, в то время как десятки семей ютятся в коммуналках. Какие бы доводы они не приводили, их настоящие цели лежали в другой плоскости. Хирузен, по крайней мере, все отрезаемые средства тратил на благо деревни, поддерживая исследования, помогая на территории страны Огня выявлять будущих шиноби и спонсируя через даймё их семьи. А так же растя свою шпионскую сеть взамен слишком дорого обходящегося Корня.
   Хокаге перед всеобщими учениями тщательно продумал: план перестройки бывшего полицейского участка в многоквартирный дом; условия сдачи в аренду семейных домиков; график тренировок на полигоне и оборудованных площадках; особое ограждение садов, дабы не покушаться на странную привычку Саске-куна бегать и закаляться в неглиже; способ сохранения на его территории уединенной тишины и покоя. Однако все это улетело в тартарары!
   Хирузен клял себя за дурость - поверить в геополитическую надобность?! Как он мог трижды попасться на одну и ту же удочку??? Его хитростью вынудили поступиться принципами в приказе об уничтожении клана Учиха, с предложением фальшивой тризны, с недопустимостью скачка мнения окружающих стран о мощи деревни, реально не контролируемой должным образом и вообще крайне непонятной. Хирузен был убежден в здравомыслии Саске, все вполне решалось деловыми переговорами! И с ним, и с соседями. Но случилась реальная катастрофа, и достигнуты ровно противоположные намеченным целям результаты. Хирузен надеялся, что Шикаку справиться с травмами мальчика, и он не пополнит ряды калек - руки перебили вместе чакроканалами, запрещенным приемом лишая когда-либо впредь испускать через руки чакру и складывать ручные печати. Условие жизни выполнено, про остальное с Итачи речи не шло - хотящий чужими руками убрать препятствие к титулу Хокаге Данзо первый пострадает в случае гибели его младшего брата.
   - Отменяю военное положение. Объявляю в Конохагакуре от сего момента и до конца следующих суток комендантское время. Созываю совет старших кланов сегодня к шести вечера. Созываю полный совет джонинов Конохагакуре завтра к полудню, - после минутного созерцания своих трудов с крыши резиденции, куда вернулся после освежающего душа и бодрящего кофе с добавками. Он слишком вымотался, создавая новое на месте уничтоженного.
   - Принято к исполнению, - отозвался в голове Штаб.
   Пусть часть задач провалена, зато какое неожиданно большое количество давно желанных целей достигнуто! Чересчур много в последнее время берущий на себя Корень опорочен. Итачи в отместку скоро начнет рубить корни дискредитированного Данзо. Обновленная защита деревни успешно устанавливается. Клановые кварталы стали проходными в жилой части. План увеличения жилфонда перевыполнен более чем в два раза с попутной организацией новой детской парковой площадки для отдыха и развлечений, а так же решен вопрос нового ресторанно-гостиничного комплекса. Арсенал Балки пополнен мощными мокутондзюцу, позволяющими выполнять горы прибыльных миссий, которые заодно решат его пикантные проблемы.
   Хирузен осознавал свою старость. Хирузен осознавал, что не единственный, кто взял на душу грех, схожий с его собственным бременем. Хирузену показалось, что-то где-то пошло наперекосяк, вмешались неучтенные силы, плодящие мистику. Хирузен поймал себя на позорной мысли самоустраниться, а следом его охватил страх - демонстрация возможностей подавляла воображение, забывшее былое благоговение перед сэнсэем. Хирузен боялся строить любые гипотезы об Учиха Саске, однако переменная должна быть разрешена или втиснута в определенные рамки, да просто вектор подойдет на худой конец! Хирузен все еще Сандайме Хокаге, а это обязывает.
   - Штаб, в какой палате Учиха Саске? - С опозданием решил навести справки тряхнувший стариной Сандайме Хокаге, по крышам поскакавший к больнице.
   - Учиха Саске неопределяем, - недоуменно прозвучало в голове спросившего.
   - Кхм! Свяжите меня с Нара Шикаку, - глухо скомандовал Сандайме Хокаге, застыв на баке больничной крыши.
   - Нара Шикаку на связи, Сандайме Хокаге, - сухо. Хирузен едва сдержал бойцовский мат.
   - Где и в каком состоянии Учиха Саске, Шикаку-доно? - Не сумев скрыть волнение.
   - В штабе Нара. Физически здоров и бодрствует, гамма эмоций всей шириной в негативе, - рапортуя без эмоций.
   - Почему не в больнице? - Прыгая по направлению к кварталу Нара - на большее чакры тю-тю, Хокаге сейчас был на уровне едва ли не первого курса АШК, вымотан до предела, но долг зовет бодрствовать еще как минимум сутки.
   - Цитата: "Не в больницу, не хокаге или бинтованный". С этих слов глухое молчание с угуканьем или мыканьем. Советую воздержаться от его посещения, Хокаге-сама, до выяснения всех обстоятельств.
   - Буду говорить в твоем присутствии, Шикаку, - с усталой болью. Вообще-то Хокаге был в праве применить административный ресурс, однако проблема требует индивидуального, личностного подхода. - Пять минут на обеспечение конфиденциальности.
   - Принято... - после полуминутной паузы.
   - Штаб, обеспечить.
   - Так точно.
   Хирузен сполз по стволу на ветку, прикрыв блестящие глаза. У него всего пять минут на сбор с мыслями, мечущимися как угорелые. Множественные доклады и плотный поток информации утомил мозг похлеще подошедшего к порогу старческого тела, выжатого как лимон. В ход пошла запечатанная в свитках химия.

Глава 14. Порочный круг

   *** Саске
   Отсутствие объяснений угнетало. Лишения удручали. Предательства убивали.
   Лист, что ни капли крови не пролил в защиту его клана. Конкуренты, ради тайны чужого додзюцу с всего лишь гипнотическим обезболиванием режущие живой экземпляр на куски и с трудом сдерживающие слюну от желания непосредственного вырезания вожделенного органа. Желавший навсегда искалечить АНБУ, который вовсе не АНБУ.
   Строгий взгляд черноволосой пробирал до мурашек. Саске кипел.
   Нара Ёшино следовала за ним попятам сразу после того, как стоя на опоясывающем здание приступке заметила с шипением вылезавшему из окна второго этажа:
   - Вежливые гости уходят через дверь. А сжирающих дорогие лекарства домушников ловят под окнами и наказывают. Например, свечками в попу... - саркастично произнесла женщина, таким образом обвинившая Саске в неуважении к ее дому после высказывания пожелания в нем остаться на излечение.
   - М-м!!! - Покачнувшись при попытке убрать ногу обратно и угодив в жесткие женские объятья. Не стоило уходить, едва чуток полегчало.
   - Чего м-м? Так и быть, за неудавшуюся попытку вставлю только одну. И не мычи, или ты язык проглотил? - Бесстрашно беря за подбородок и глядя в жуткую темень томоэ глаз. - О, так это легко исправимо, веришь?
   Саске скис. Крайней степени усталости противостояло голое упрямство и осознаваемая вина за попытку побега от лечащего ирьёнина. Он вынужденно глотал кучу противных лекарств, не в силах сопротивляться уколам и жжению горчичных печатей, которыми облепили его плечи поверх вонючей мази. Дзюцу "Катон: кровь генерации" истощало и обессиливало, но Саске упорно не сдавался слабости, хотя Солеан еще два часа назад рекомендовал поспать, оставить лекарства спокойно делать свое благое дело. Учиха потерял веру в Коноху, всеми силами держась в сознании. С оскудевшими запасами чакры паренек не смог оказать должного сопротивления оголению зада, а потом он мог лишь пучить глаза и стараться не шевелиться, мужественно сдерживая перед женщиной позорные слезы и стоны, что было воспринято более чем благосклонно!..
   - М!!! - Пределу возмущения нет. Почему все считают его тощим?! Чего ей стоило прикрыть молча? И Солеан, гад такой, прикинулся кирпичом, которому все в жизни фиолетово.
   Однако уже через пять минут все сменилось невероятно приятными ощущениями пульсирующего в такт сердцу тепла, бегущего вверх по позвоночнику и утихомиривающего боль в руках и ломоту во всем остальном теле, тратящим ресурсы на сращивание костей, восстановление мышц и прочих пострадавших в руках тканей.
   - И куда же намылился тощенький хиляк? - В своей едкой форме поинтересовалась Ёшино, оторвавшись от стола, на котором взвешивала и смешивала всякие порошки, шипевшие в воде, которой его опаивали чуть ли не каждые десять минут!
   -- Пятнадцать, - флегматично заметили внутри головы.
   - Гн! - Сразу обоим ответил оставшийся в черном.
   - И нечего переминаться, слабо задать вопрос? Молчишь... и в кого такой настырный растешь? - В потолок спросила женщина. Однако в следующее мгновение лицо осунулось, на миг став виноватым. - Хочешь в туалет, да?
   - Угум, - угукнул Саске, не утруждаясь словами. Стоит внятно вякнуть, как тут же обязательно посыплются вопросы каплями как из разверзнувшихся хлябей небесных.
   В доме Нара царила изящная скромность, все оформлено просто и со вкусом. Огромные стекла с ячеистой проволокой внутри вместе с многочисленными вьюнами на тросиках создавали странно привлекательную игру света и тени в небогатом на обстановку интерьере. Саске не заметил ни одного прямого источника света, даже в уборной струйки воды создавали завораживающе живые тени.
   - Н! - Подняв хмурый взгляд на провожатую, держащую в руке маленькую кремовницу, указательный палец второй руки как раз захватил немного голубовато-лавандовой субстанции оттуда.
   - Во-первых, медиков вредно стесняться, Саске-кун, - чем немедленно вогнала паренька в краску. - Во-вторых, при мочеиспускании выделяется немного чакры, по ее параметрам и последующему анализу мочевины можно судить о состоянии организма шиноби. Так что хоть красней, хоть бледней, но для тебя же лучше со смирением слушаться ирьёнина.
   Саске просто остолбенел - больничная утка и рядом не лежала! Он так и простоял ошарашенно глядя вниз - начальное усилие и то ему не дали совершить, устав ждать и ткнув куда-то в нижнюю область живота.
   На ватных ногах он доковылял обратно до процедурной. Растрепанные волосы топорщились от распирающих его чувств - столь беспомощным Саске еще никогда в жизни себя не чувствовал! Одна только потребная для поддержания минимального уровня дзюцу "Катон: кровь генерации" воля удерживала его от истерики с попыткой сбежать любой ценой. Учиха Саске всеми фибрами души возненавидел болезненно немощное состояние!
   -- А я предлагал поспать. Плюс учитывай то обстоятельство, что без дзюцу даже своевременно здесь оказанное тебе лечение ранений рук скальпелем чакры вернуло бы контроль над ними дня за два за три, в реанимации больницы может и за сутки бы справились. А так всего пара часов прошла. Вечером вернется аппетит, а утром после крепкого лечебного сна встанешь свежим огурцом, а не мятой и залежалой помидориной.
   -- Что с кварталом, Солеан? - Лежа на кушетке лицом в стену и кипя яростным гневом на все и вся.
   -- Позже.
   -- Я хочу стереть Коноху с лица земли! Отправлюсь в Кумо, я и клан станем сильны в сильной стране, вернусь и уничтожу гнездо лжецов и предателей! И ты мне не указ, понял?!
   -- Это месяцы скитаний с обузданием Райтона, без молнии в стране Молний нех** делать, согласись, либо придется отчекрыжить один нолик из твоего состояния. Ты выступишь в роли просителя, надо доказать право считаться равным или купить его, да и то не факт, что и там из тебя не сделают игрушку или не подавят волей и силой. Судя по хроникам и описаниям в библиотеке АШК, нынешний Райкаге суровый мужик, для него ты либо грязь под ногами, либо марширующий в строю лояльный ему солдат, месящий грязь под ногами. Так или иначе, готовься слышать шепотки: выкормышь листа, перебежчик...
   -- Хватит! Что ж мне за...Ну хоть плита Рикудо Сеннина сохранилась, а? - Вспылив и остыв. С отцом он отходчив. - Молчишь... и в кого такой настырный... вырос?
   -- Не бухти, мешаешь слушать эфир.
   -- Ах ты!!! А что интересного в эфире? - Бесполезно ругаться на твердолобого, засевшего в его голове. И злиться нет мочи.
   -- Любопытной Варваре оторвали нос на базаре. Имей совесть, а?
   -- Я ее и имею, разъевшуюся на моих харчах, понимаешь... все-все припомню.
   -- Помнить всё страшно полезно. Хочешь все припомнить прямо сейчас? - Иронично.
   -- Все-все, уже молчу... - смиренно вздыхая с передергиванием плечами, лежащими на жесткой и холодной кушетке с изощренной рунной печатью по контуру его маленького тела. Интонации живо напомнили Саске пережитое недавно осквернение в уборной, что он упорно пытался задавить в самый темный и пыльный уголок памяти. О том, что там еще храниться думать больно и настроение сразу паршивится. "Где же, где же ты, моя капля позитива?" - думал про себя мрачный Сеске давним солеановским изречением.
   - Надо покушать, Саске-кун, - раздался неожиданно мягкий голос. - И не притворяйся, я знаю, что ты не спишь. Твой организм крайне истощен. Послушай, тебе ведь добра желают, зачем упорствовать? И не бойся, в витаминном йогурте и рисовом пудинге в зелени нет ни грамма бобов, - улыбчиво.
   -- Ксо! Все всё обо мне знают! Что за на?!..
   -- Что за на?! - В тон. Саске мигом захлопнул варежку, поджав губы.
   Не поднимая лица, Саске выполз из-под простыни в шлепки и с пылающими ушами натянул чуть сероватые шорты с футболкой глубокого синего цвета с веером на спине и широким стоячим воротом, от раза к разу вызывающим хихиканье. "Ну, вот опять!" - насупился Саске, пошаркав за Ёшино-сан.
   - Саске-кун, ты еще долго сможешь поддерживать активным свое лечебное хидзюцу? - Садясь на плоскую подушечку рядом с креслицем, куда из-за слабости тела сел Саске, самостоятельно допетрив, для кого и почему оно приготовлено.
   - Угум, - кося осуждающим взглядом на лапшу с нутто по соседству с его тарелкой.
   - Приятного аппетита, - с удовольствием отправляя в рот ловко накрученное на палочки веретено.
   - Угу... - вяло приступая к еде. Саске подташнивало от оного соседства рядом с бобами.
   - Полдник утолит первые потребности, - тем временем начала неспешно говорить женщина, сидящая с левого боку. - Переживший экстремальные нагрузки организм скоро стабилизируется, часа через два появятся первые признаки голодного аппетита. Много кушать на ночь обычно вредно, но сегодня в твоем случае наоборот. Ты ешь, ешь, Саске-кун, это все тебе...
   - Мн!
   - Ужин будет через пять часов, а до того отвары и вытяжки, которые лишь распалят желание наесться от пуза. Больше съешь, Саске-кун, меньше времени терпеть зверский голод. И не тревожься, юный шиноби, кризис у тебя благополучно миновал, никаких жестких кушеток с фуиндзюцу и унизительных сдач анализов.
   - Угу, - безропотно доедая кисловатые листья, словно жвачная корова какая. О зверском голоде он имел очень нелицеприятные воспоминания.
   - Всем приятного аппетита, - поспешно выпалил спешно вошедший взмыленный глава семейства, запнувшись о супружний взгляд. Саске как раз допивал йогурт-мультифрукт. - Саске-кун, хочешь ты того или нет, но тебе придется поговорить с Сандайме Хокаге. В моем присутствии. Через четыре минуты, - приводя в порядок свой растрепанный вид. - Ёшино, с четвертым поколением сплошные недоделки! - Оправдываясь.
   -- Соглашайся, - немедленно бросил с минуту назад сгустившийся клубок внимания.
   - Угу... - мрачно выдал Саске. Все к тому и шло, больше не увернуться от второй беседы с Хокаге. Саске сам прекрасно понимал, что так дальше продолжаться не может, тем более в его нынешнем подвешенном состоянии.
   Ёшино прервала едва начавшуюся дуэль взглядов, повернув голову направо. Вдруг ее глаза лукаво блеснули, на обратно повернувшееся лицо заползла улыбочка.
   - Да, я точно знаю, по чьей вине у нас появилась столь ленивая недоделка, - загадочно.
   - Эээ, - очумело сморгнув. - Проводишь Саске-куна в мой кабинет? - Немного смущаясь.
   -- О чем они? - Пребывая в непонятках о подмеченном.
   -- О, мой юный падаван, при половом созревании ты узнаешь всю правду о тычинках и пестиках, гарантирую, - улыбаясь от уха до уха, если не от пятки до макушки.
   -- Я уже этого боюсь, - мрачно буркнув в ответ, так и не получив ничего вразумительного на свой вопрос.
   -- О, не кручинься, мой юный падаван, могу тебя взбодрить я одним секретиком... - таинственно умолкая. Тени сгустились под бровями паренька.
   - Как же я рада, что ты заранее узнал у ирьёнина о состоянии его пациента, - едким и жестким тоном, резко ставшим таким после косого взгляда вправо. - Да, провожу.
   Мужчина совсем приуныл и поспешно скрылся из вида, коротко кивнув.
   -- Каким? - Не выдержав и пары секунд тишины.
   -- Без овладения тобой этим сокровенным знанием принципиально невозможно возрождать клан.
   От этого "секретика" вкупе с предстоящей беседой Саске впал в черную тоску.
   - Саске-кун, мандраж... - начала женщина и оборвалась. - Учиха Саске, я пойму и поддержу. Если не хочешь встречаться с Хокаге, ответь отрицательно... Или вставай и пойдем.
   -- Чуткая дама, - отметил Солеан. Саске уловил подтекст и понятливо вздохнул.
   - Спасибо... у меня редко интересуются, чего я хочу, - вытирая губы салфеткой и вставая, глухо произнес мальчуган с явно несоответствующими физическим и психологическим возрастами.
   Женщина поторопилась отвернуться, чтобы молча отодвинуть дверное полотно и соизмеряя шаг двинуться в сторону кабинета. Молча смерив стоящих по бокам письменного лентяйского стола с крошками из наспех убранных тарелок и пятнами от бутылочек сакэ, охладившая атмосферу Ёшино свой тенью перебрала теневые струны на полу, передвигая мебель так, чтобы диван оказался напротив кресла у левой стены, дальней от входа.
   - Ёшино? - Требовательно вскинув брови.
   - Я не оставлю своего пациента до полного излечения, си, - безапелляционно. - Саске-кун, присаживайся.
   Тронутый неожиданной заботой и поддержкой поднял повешенную голову на Ёшино и тихо принял предложение. Саске промедлил у самого дивана, обуреваемый противоречивыми чувствами. Важна любая деталь - все имеет значение. Солеан заговорил чувствами, колыша забытое.
   - Саске-кун, поясни, пожалуйста, - присаживаясь на правый край дивана после того, как мальчик прошел мимо Хокаге, словно он статуя, взял стул, поставил вплотную к правому подлокотнику и с независимым видом сел. Хокаке так рта и не раскрыл, колыхнув шторкой шляпы и испачканным хаори, медленно пройдя к одинокому креслу напротив. Похлопыванием правой рукой жена подозвала мужа, смотря при этом на мальчика - супруг кхекнул, но сел, куда указали.
   - Я должен быть стоек к иллюзиям. Запрещающий сиротство закон никогда не примут, и я не хочу напрашиваться ... - мня край шорт. Попытку поёрзать пресекли изнутри.
   Женщина прикрыла рот рукой, схватив мужа за руку. Хокаге наклонил голову, пряча лицо в тени, однако следом аккуратно снял и ее, и скрываемый ею шлем, представ куцеволосым седым стариком, растерявшим ореол власти, но не цепкий, умный и волевой взгляд. Руки сцепил в замок, придавив положенные на колени головные уборы.
   - Стань Хокаге и прими закон, - начал разговор Хирузен, выбросив неуместные заготовки.
   - Больное древо сушит ветви, зачем выжившей на нижней ветке почке прорастать дальше на нем и всю жизнь бояться гнили? Я хочу стать сильным, Кхасэ или там Хоощи (прим.: вольно Марс, кандзи огонь и звезда), а не обманчивой тенью огня, скрытой в циничной листве дерева ненависти. И... по словам сэнсэя в АШК законы принимают низы, верхи их издают...
   Саске никто не перебивал, чета Нара смотрела вперед, там сидел Хирузен, там висело зеркало, отражающее спрятавшегося за растрепанной челкой. Он говорил медленно, потому что вникал в предложения персонального суфлера.
   - Кто ты и каковы твои цели? - Наконец спросил в давящей тишине хрипловатый старческий голос.
   - Я встречи с вами не искал. Раз сами явились, то не тяните кота за хвост. Пришли убивать - убивайте. Пришли угрожать - угрожайте. Пришли выгонять - выгоняйте. Пришли просить - просите. Пришли исповедаться - исповедуйтесь. Пришли вопрошать... Мне считать вопрос уже заданным?
   Мрачность и смысл дико сочетались с тонким детским голосом. Сам Саске запутался в своих желаниях - уничтожать Ёшино у него бы теперь рука не поднялась. Он накрыл свою капнувшую слабость левой рукой, чувствуя материнское тепло и у тыльной стороны руки.
   - Экий ты прыткий... Хорошо, я будут краток...
   Саске слышал слова и видел за ними реальные дела, протянутым аурным щупом читаемые Солеаном у Хирузена, надтреснутым голосом сухо излагающего цепочку событий, набор фактов и логику их связи.
   Перед глазами предстал совет старейшин, трое и Хокаге. Трое против Хокаге. Он видел ворох печатных документов, свидетельств письменных, звуковых и визуальных, сохраненных камерами наблюдения и скрытыми микрофонами, а так же читал по губам образы в шаре. Он сидел в кресле Каге, взирая на коленопреклоненного Итачи, а после его ухода сутки не мог с него подняться, и вовсе не из-за приема докладов и отдачи распоряжений шиноби взбудораженной деревни. Через год он вновь сидел в роскошном кресле, целую ночь казавшимся пыточным орудием. Саске сопереживал, утопая в пучине горечи, пережевываясь совестью, заботясь о благе большинства в соответствии с клятвой и принятой Волей Огня, болезненно жгучей.
   -- Моя поддержка всецелая, Саске, но это твоя судьба, только в твоих силах порвать порочный круг, пожалуйста, всамделишно не становись полюсом Наруто...
   - Я... я... - слезы в три ручья заливали красные глаза с тремя разнонаправленно вращающимися томоэ в каждом, а плечи безудержно тряслись. - Н-на в-вас с-следы г-гла-аза. П-прощаю-уу-ыы...
   - Оба вон, - коротко бросили рядом, подхватывая на руки, прижимая к материнской груди и баюкая.
  
   *** Шикаку
   Под локоть подхватив мертвенно бледного Хирузена, столь же ошарашенный Шикаку вытащил его прочь из кабинета, будучи в коридоре переместился с ним в спецчайную, с трудом нахлобучив едва не забытую шляпу, ибо не подобает предводителю выглядеть жалким перед свидетелями - ума хватило.
   - Енсуи! - Позвал глава младшего двоюродного брата, выдав запрос на валерьяну и другое по случаю.
   - Штаб! Я и Хирузен-сама опоздаем на час или два, нас не беспокоить.
   - Да... - сумев кое-как понять, о чем так громко кричат едва ли не в ухо.
   - Принято, - подтвердил мыслью в голову Штаб.
   Они оба не ощутили горячего зелья на спирту. Шикаку и яду бы выпил, подсунь его кто вместо тоника.
   Крепкий алкоголь основательно продрал, следующая настойка должна была нейтрализовать вред от него с умножением пользы. Экстремальный способ с неминуемым расстройством желудка, сильными слабительным и мочегонным эффектами. В релаксационной чайной за неприметной панелью был предусмотрен обклеенный вентиляционными и шумоподавляющими печатями санузел.
   - Кхря! - выдал Шикаку, наскоро закусывая.
   Несостоявшийся визави молча побагровел, сноровисто запихнув в рот то же самое незамысловатое соленое лекарство. Живительное тепло разбежалось по артериям.
   - Хотел нас бросить, да? - Пьяно обвинив. Действие лекарств шло с индивидуальной задержкой.
   - Уже нет, - пряча взгляд на дне чашечки.
   - Кампай! И-эх! - Накатывая еще одну, поверх, чего, вообще-то, не рекомендовалось, сам и писал, кстати.
   - Кампай! Ухр! - Последовали напротив тому же примеру.
   После пятой подряд обоих повело в одну сторону - к валикам. Разлегшись на подушках, оба вперили осоловелые очи в маленький фонтанчик, подсвеченный со дна. Язык бессвязно заплетался, а потом оба толкались у толчка, когда подействовала вторая часть - опохмел - демонически чудодейственного средства, составляющего первую статью доходов оленеводов Нара.
   - Может ну их всех, а? - Состроив просительную рожицу, тактично дождавшись, когда менее молодой оправится от побочного действия экстренного опохмела с сильным общетонизирующим эффектом.
   - А давай их споим?
   - Кхм! Не, Хиаши, ик, всю малину пох**, ******! Чтоб ему сто раз икнулось!
   - Кхе-хе... знаешь, словно камень с души свалился...
   - Ну-ну, буде нюни разводить перед молодежью! Признаться, с Учиха Шисуи темная история вышла, эвона как аукнувшаяся, аж и не сосчитать сразу-то... Может по одной, м?
   - Прекращай соблазнять, искуситель! Какой пример подаст в стельку пьяный Хокаге молодежи, ты подумал?
   - Правильный! Правильный, Хокаге-сама! Ну и ладно, ба-ака, не больно-то уж хотелось, - притворно надувшись, а сам косился на бутылочки с сакэ собственного производства. - Эх...
   - Ладно, подурачились и хватит...
   - Вот, вот! Снова вижу хваткого старикана, - перебивая и тыкая пальцем. - Ладно, действительно хватит, - потирая виски с закрытыми глазами и настраиваясь на деловой лад. - Пройдемте в малую переговорную, Хирузен-сама, там уже должны были накрыть нам перекус.
   - Идемте, Шикаку-сама, - уверенно поднимаясь, одевая хаори со шляпой и заостряя подсохшую бородку.
   Из окна открывался один из лучших видов из квартала клана Нара на монумент Хокаге. Четыре волевых лица высечены в скале, призывая, вдохновляя, утешая, порицая - по настроению смотрящего, очень выразительные портреты и талантливый скульптор, все еще живой, кстати. В закатных лучах окончательно к вечеру прояснившегося неба у Шикаку в груди забрезжила грусть по герою Конохи Минато.
   - Полагаю, ресурсов на сегодняшнюю выкорчевку нет? - Полуутвердительно- полувопросительно.
   - Слова Саске-сама не примут на веру, произойдет раскол, - покачал головой Хирузен. - Я подымлю? Спасибо, - поблагодарив после кивка согласия.
   Пока после чистосердечного признания невообразимо высоко взлетевший в глазах Шикаку Сандайме Хокаге раскуривал трубку, сам он еще раз помассировал виски, прогоняя тени яви от исповеди. "Как точно подмечено!" - поразился негласный тактик Конохи.
   - Надеюсь, теперь я не один буду оглаживать бородку на заседаниях сельсовета? - Лукаво ухмыляясь с трубкой в зубах.
   - Полагаю, откреститься ленью уже не получится, да? Значит, завтра выдвинешь мою кандидатуру, и тем самым заручишься поддержкой джонинов, усилив свои позиции. А Мизуки-кохай и вправду мог так выразиться про законы? - Почесывая бородку.
   - Тоже покоробило? Дословно нет, - выдыхая струю дыма. - Слаб правитель, в вотчине которого вместо него царит бардак. Я б за таким не пошел... А закон, - пыхая клуб дыма и принимая тему, - тут дело в умах. Надо тоньше подойти, тогда примем в Конохе, а там и даймё убедим.
   - Если я завтра, то какова веская повестка сегодняшнего собрания старших? - Сложив руки домиком и положив сверху бородку. Аппетит пока слаб, румяные пирожки с рисом, луком и яйцами обождут. - Помимо криков и причитаний про слом заборов под шумок, - весело хмыкая.
   - Кхех! - Довольно смежил веки Хирузен и тут же погрустнел. - Нужна кровная печать Учиха Саске. Официально наконец-то признаем клан Учиха младшим, поставив вровень с Сенджу, Хатаке, Узумаки... - Пыхая спиральку. - Подтвердим спланированную реалистичность акции. Жиденько, но на безрыбье, как говорится...
   - Признаться, я не в силах сложить красивую легенду, объясняющую "булавку лавы". Если следовать общепринятому мнению о Саске-сама, - искренне зауважав парня, в ком фальши ни на рьё. Кем бы он ни был, искренность внушала почтение, сам бы Шикаку так не смог, внутренне он стеснялся свидетельствования...
   - Отложим, пока время терпит.
   - На активах Учиха нужно организовать фонд помощи сиротам страны Огня. Отличившихся на учениях наградить новым жильем...
   - Бежишь от темы *** Данзо? - Осуждая.
   - Скользкий угорь, - скривился Шикаку. - Будет крайне трудно бороться против способности пробужденного Мангекё Шарингана глаза Шисуи, - гадая в уме о способе разглядывания следов Шарингана.
   - Она имеет периодичность, - вставляя веское слово, упавшее похоронной плитой.
  
   *** Ёшино
   - Надо... надо продолжить, - завозился притихший мальчонка.
   - Надо, - протянула Ёшино, - значит надо, - разжимая объятья. - Горе ты луковое, - улыбаясь растерянно обернувшейся мордашке и отпуская край дорогущей футболки, - умойся и причешись для солидности.
   - Угум! - Важно кивая и хлюпая носом. Женщина смахнула слезу, показав рукой на ничем не примечательную панель с картиной, за которой пряталась уборная.
   "Все, заведу второго, а то и пару!" - обрела решимость мать, проводив взглядом нахохлившуюся индиговую макушку. "Заезжу лентяя так, что все сотру к демону, но обязательно рожу разнополых близняшек, чтоб каждому нянькаться с лялькой!" - строя планы на ночь. Она еще успевала по своему менструальному циклу. В голове мгновенно закрутились варианты лекарственных гарантий для себя и мужа, чтоб всю ночь, окаянный, трудился в поте лица! Муж в это время и не подозревал, как его скоро начнут жестко третировать из ночи в ночь месяцами, а понадобится, и годами!
   Все это и многое другое Ёшино успела обдумать, пока сама, воспользовавшись "Шуншин", наскоро приводила себя в порядок, подправляя тени и потекшую тушь, ради траура в кои-то веке использованную, да так и не смытую. Фыркнув отражению, женщина все-все смыла, оставив и волосы без заколки, но с домашним гребешком дугой.
   - Идем? - Выдохнула еле успевшая, открывая дверь кабинета из коридора.
   - У.. да, - смущенно.
   - Держи, она придаст сил, - по пути смешивая в бутылочке порошок и минеральную воду.
   - Спасибо, - выпивая без раздумий и скептических рассматриваний, как раньше. Непослушный чуб на макушке вновь торчал, продержавшись приглаженным всего полкоридора. Ёшино умилилась, удержав порыв ласково взлохматить результаты трудов расчески из мокрых пальцев.
   Дальше шли молча, вежливо постучавшись перед тем, как войти.
   - Давайте начнем все с начала? - Осторожно спросил начавший идти важно, но потом сбившийся с шага и подошедший без загибонов. - Я Учиха Саске.
   - Сарутоби Хирузен, - вставая и пожимая протянутую руку.
   Ёшино поборола себя, не став встречаться с мужем взглядом - его ждет сюрприз, пусть помучается в догадках. Выбрав тень под широколиственной лозой, женщина стала совершенно незаметной с первого взгляда.
   - Разрешите сразу к делу, Хокаге-сама, - прилагая все усилия, но подрагивающие коленки плевали на все потуги.
   - Присаживайся, Саске-сан, - очнулся хозяин-Шикаку, пододвигая стул с подушками-сидушками.
   - Спасибо, Шикаку-сама... В общем, эээ, под землей при помощи каких-то дзюцу шпионят какие-то живые человекоподобные коренья. Толчок и выброс лавы их вспугнули. Пока пуповина до крови земли еще не остыла, можно защитить... - запинаясь, путанно начал говорить Саске, тиская столешницу от волнения. - Если создать, эээ, мини-Ворота и, эээ, сделать ответвление к памятнику с вечным огнем, то можно из огневиков сложить большое кандзи Огонь, чтобы они ощутили и призвали его из-под земли, а других построить в кандзи Щит, чтобы разлить под землей... но надо много желающих шиноби, иначе...
   - Я понял твою мысль, Саске-сан.
   - И я один не смогу ни ворота, ни памятник... вот, - торопливо.
   - Держи, пей, - ставя стограммовый стакан с положенным лекарством.
   - Угум, - все же поерзав и сразу скривившись после этого, заодно исправив осанку.
   - Какая помощь требуется? - Деловито. Трубку он потушил, едва стук раздался.
   - Ну... если можно, я бы попросил вас, Хирузен-сама. Если вы через ладони пропустите ко мне свою чакру, то этого хватит, заодно объясним их, гербовые печати в смысле и сами мини-Ворота с вечным огнем... - рисуя пальцами по пустым тыльным сторонам ладоней, которые накрывал для наглядности.
   Ёшино все больше утверждалась в своим планах. Уж следующих-то она нипочем не упустит! Ей еще не поздно и двух, и трех завести! Все будут у нее строем ходить, в ногу маршируя, никакой лени! У-у-у!
   - Боюсь, я уже стар для таких подвигов...
   - Я... завтра вроде буду здоров. Если на полную катушку применить "Катон: кровь генерации" и "Энтон: ореол генерации", то через мою кровь в вашу при крепкой вере в Волю Огня прокатится волна изменений, пробуждая Йоган. И если им потом, строго стоя над пуповиной, дотянуться до крови земли и попросить, то она поделится силой... главное вовремя остановиться и не сгореть.
   Ёшина слушала, затаив дыхание - мальчик говорил невообразимые вещи!
   - Хорошо, так и поступим завтра. А сегодня надо бы сделать следующее...
   Женщина, почти весь день чутко следившая за пареньком, отметила его двойственность. Сейчас Саске скучал за столом, мужественно противостоя соблазнам, ароматно пахнущим на всю комнату. Если он и вслушивался в разговор двух мужчин, общающихся обрывками и с полуслова понимающих их, то без внимания, его чубик поник. Наблюдательная Ёшино часто видела схожее поведение у младших Инузука, однако, вторая сторона была менее активна и вела себя на уровне их питомцев, отнюдь не умудренных жизнью старцев или злобных демонов. Куноичи очень хотелось верить в проснувшегося Духа Огня.
   Ожгя взглядом пару виноватых лиц, Ёшино увела пациента к затопленному очагу. Каминная зала служила для приема Учиха-дзин и более года пребывала в запустении, пока сегодня по ее приказу не привели все в порядок, постелив двойной футон у камина, добавив уюта и убавив официоза. Саске-кун так и прилип к очагу, многоцветный из-за особой обработки полешек огонь сразу заворожил его, обнявшего коленки на пушистой шкуре. Плох клан, не способный угождать гостям, располагая к себе.
   Проследив за трапезой и уложив, Ёшино взгрустнула - как там Шикамару? Дети в Убежище на целых два дня. "Может, завтра вечером их все же отпустят по домам?" - но тут же отбросила эту мысль, представив грандиозную пьянку по случаю назначения нового члена совета Конохагакуре, незачем детям-шиноби свидетельствовать родительскому непотребству. "Но и лишать праздника нельзя!" - вклинилась другая мысль.
   Позже женщина приходила убрать прядку со счастливо улыбающегося во сне лица, с которого ушли все мрачные тени. Заглянувший муж, увидев свернувшегося калачиком и мирно спящего Саске, с позабытой нежностью обнял жену, зарывшись в волосы и целуя в шейку. Шикаку знал подход к Ёшино, а та к нему - к утру условились уже на следующей неделе подыскать девочку-сиротку с задатками ирьёнина.

Глава 15. Пир

   *** Саске
   - Позже наступило, - непререкаемо.
   - Наступило, - согласилось привидение. - Почти.
   - Харэ юлить! - Возмущаясь с острым клочком волос на макушке.
   - Сколько экспрессии, сколько иностранных слов в одном предложении!
   - Гн!
   - Так, где тут был включатель мозгов? Здесь или здесь? - Саске ощутил поочередные уколы в обе свои булки. - А может...
   - Ксо, кисама! - Звучно ударяя кулаком в ладонь.
   - Ну не сердись, я же любя...
   - Хаппо бидзин, - прислонясь лбом к красному столбу.
   Внутри Саске еще громыхали отголоски стариковских чувств и чаяний. Тело мальчика стало тесным для парня, перенявшего ранее считаемой пресловутой Волю Огня. Он - феникс, его воля и есть воля огня. Ан-нет! Сжирающий сердца и души огонь дуален, любовь и ненависть - лишь шаг между ними, шириной в бездну.
   - В учебниках истории много воды и путаницы с датами. Но как бы не была фальшива легенда про двух братьев... в ней сокрыт ключ. Любовь и ненависть части одной силы, одной, Саске. Раздельно любовь и ненависть ущербны. Их равная смесь, равнодушие, само по себе тоже слабость. Инь и Ян, вспомни герб Хьюг. Замкнутая система. Но стоит добавить третий элемент, сенчакру... Гармония триединства, Саске, стол может стоять на одной или двух ногах, однако непоколебимую устойчивость дают три, - поделился Солеан обрывочными мыслями, услышанными полностью.
   - Ворота будут связаны во время всплеска и запитаны от теперь общего источника. Верно? - Глядя на постепенно исчезающие шрамы на ладонях, Саске вспомнил прошедшее утро.
   Сладко потянувшись, он вздрогнул, ощутив взгляд куноичи, заменившей в прошлый вечер маму. Грустно и растерянно улыбнувшись, Саске подавил желание броситься в объятья к маме-на-вечер, он уже взрослый молодой человек и выше подобных сентиментальностей. После вчерашнего внутри образовалась пустота, не та, которая необъятная и пугающая, а другая, как белый разворот тетради, с одной стороны сиреневатой от чернил, с другой во вмятинку от ранее написанного.
   Следующий яркий эпизод с Хокаге-сама, таки наклюкавшимся вчера в доску. Ох, какой разнос ему устроила Ёшино-химэ, и как в тенечке устало горевал Шикаку-сама, пропустивший мужицкий сабантуй, на котором, по шепотливым слухам, зажигала Инузуки-доно. В сомненьях оголяли торс и привязывали гостя со стиснутой в зубах рукояткой куная, решительно полоснули скальпелем точно над сердцем и поперек ладошки. По мере плавного возгорания вен затуманенные глаза прояснялись, а дряблая кожа едва заметно, но натягивалась, пропуская расползающееся по груди белое свечение. А затем миг вспышки белого ореола и отдернутая от помолодевшей груди рука - обе раны исчезли мгновение спустя. Наступивший через полчаса после первого второй столь же плотный завтрак прошел в полной тишине, состоявшей из сопения Хирузена, то и дело трогающего пышные белые космы, что сидящего рядом и тоже сопящего Саске нервировало - ему достался отголосок боли от потери жены и желтоволосого любимца.
   Дальше молчаливая прогулка за ручку - здесь "Шуншин", там "Шуншин", вот и бывший центр, теперича на углу парковой зоны. В глазах лава, обжигающая ладонь... По мановению руки появившиеся каменные ворота во внутренний дворик, с двойной классической перекладиной и веером между ними. Вновь разрезание ладони, кровавые отпечатки мальчишки на обоих столбах - на втором поверх них положил свои стоящий за спиной горячий Сандайме Хокаге с пылающим взором, ни от кого не скрываемым по короткой дороге из парка к угловому дому Учиха. Вновь вспыхнули факелы на красной основе, вновь изменилась ограда личной территории Саске, вновь засияло кольцо в пасти дракона главных врат Дома Учиха, копии внутренних, но теперь центром защиты не являющихся. Затем "Шуншин" сразу к памятнику с пуганием собравшихся там шиноби с первичным сродством с Хи. Ритуал окропления кровью с рисованием кандзи - Сандайме Хокаге рисовал огнем на пальце, от последнего его штриха пламя объяло величественный памятник. Оно согревало сердца, сжигая ненависть в душах, от чего опаляло переполненных ею. А дальше они расстались после проникновенной речи про Волю Огня на фоне Огня. Саске бросился от мемориала в сельской черте прямиком к дому.
   Саске, как выразился Солеан, не по-детски колбасило. Что месяц в прошлом году, что месяц в нынешнем, бросая из крайности в крайность. Сам парень тяготился такими болтанками и столь частыми вехами, разбивающими жизнь на этапы "до" и "после". Сочные эмоции совсем не то, чего бы он каждодневно себе желал, так, раз в месяц - куда больше? За ночь он вновь себя переосмыслил, повторно пережив самые яркие моменты. Вновь накормил Солеана - ставшая привычной дикость.
   - Верно, - обозначив ветром встрепывание.
   - Ты потратишь на это все... съеденное? - Бурные реакции с сегодняшнего дня отошли в прошлое, но инерция еще сохранялась.
   - Нет, я создал запас сладкого на предстоящую голодовку. Удовлетворюсь постной магмой, направлю ее энергию по ранее проложенному руслу, - эманируя спокойствие и удовлетворенность.
   - А когда ты начнешь со мной делиться? Ждешь покорения мною режима отшельника?
   - Жду. В первый раз я пошел на уловки, выжимая твой мизерный максимум и высвобождая энергию смерти. Потом подготовил альтернативный источник для себя и создал условия для тебя. Я могу высвобождать ресурсы твоего тела, но все еще тружусь над механизмом генерации и передачи чакры от себя к тебе без посредничества, и пока просветов не вижу. В ипостаси феникса с этим проблем нет, однако, пока в теле раздвоенность чакропроводящих систем она травмоопасна. Пока тебя с ней тонкой нитью связывают печати-веера, в режиме отшельника для тренировок станет доступен через эти печати трюк с резонансом чакры. Как видишь, я делюсь с тобой своими знаниями и умениями. Считаешь обмен неравноценным?
   - Нет. Я вижу годовой прогресс в сравнении с собой прошлым и учениками в АШ. Мгновенно сильными становятся только в сказках, и к заемной силе можно быстро пристраститься, постепенно теряя себя. Ты меня подстраиваешь под себя, Солеан.
   - Чему быть, того не миновать. Это называется воспитание, Саске. Сравни Шикаку и Шикамару, например - дети растут в родителей. Подростковый период тела примечателен выбросом гормонов, меняющих биохимию тела, эмоции крайне зависимы, Саске, прибавь сюда процесс формовки личности обществом, куда она встраивается, становясь работоспособной. Твоя закалка началась раньше вот и все. Когда индивид впервые осознает мысль о чрезмерном родительском влиянии на себя, значит, он готов брать больше ответственности на себя и получать за это больше самостоятельности. Мы же с тобой слишком тесно живем. И оба влияем друг на друга. Оба, Саске... - грустно вздохнуло плотное привидение.
   - Опять наговорил-наговорил всего, хоть мне не пудри мозги, а? - Пресекая поползновение встрепать.
   - Всего лишь пытаюсь объяснить, что личность делает окружение. Вдумайся... - Кладя руку на плечо.
   - Все взаимосвязано. А как я на тебя влияю, ты можешь сказать? - Пытаясь вглядеться в аспидно-серые глаза.
   - Ты пробудил во мне отцовский инстинкт - изначально я даже не думал о твоем перерождении как феникса, Саске. Позволь мне шаловливые радости, пожалуйста...
   - Я уже взрослый, сюсюканье и нежности...
   - Стыдны, да-да, проходили. Что ж, как хочешь, - лукаво ответил Солеан.
   Саске мгновенно навострил чубик на макушке - это ж неспроста! И точно - Солеан сделал водяного клона с оболочкой, идентичной оригиналу, а не прозрачной, как обычно, уселся сам, усадил перед собой клона и начал почесывать его, с упоением делая массаж головы, а клон прибалдел весь, став выглядеть чрезвычайно глупо... и запредельно счастливо.
   - Бака, - отвернулся Саске. - Когда они уже там? Полдень давно наступил, - нетерпеливо.
   - Выборы прошли, сейчас уже разбегаются по ключевым точкам, - будто его отвлекли от любимой работы.
   - А без выкрутасов нельзя, да? - Понемногу сердясь.
   - Мне смертельно скучно, мой друг Горацио...
   - А это что еще за перец? Ай!.. - получив подзатыльник.
   - Это классика литературы, не смей поносить Шекспира, - наставительно.
   - А сам-то? - Обиженно.
   - Мне можно. Вот дорастешь до моих лет...
   - А сколько тебе, кстати, а? Убери его, плиз, - насуплено.
   - Разрешаешь домогаться до своей тушки? - Предвкушающе.
   - Ты и так в ней, бака! Так сколько тебе лет, Солеан?
   - Представляешь, я и сам не знаю. Если иметь ввиду только чисто мое, то мне под шестьдесят, причем под годом понимается оборот планеты вокруг светила - здесь это триста шестьдесят пять дней с кепкой, в других местах бывает как больше, так и меньше. Если прибавить жизнь моей половинки до того, как мы стали одним целым, то в два раза больше, а если прибавить жизнь остальных добровольно со мной объединившихся в единое целое, то порядка двух сотен. Если прибавить жизнь мною скопированных, то более половины тысячелетия. Если прибавить жизнь мною поглощенного, то миллиарды лет.
   Саске разомлел - пальцы его клона дарили наслаждение, бегая по голове массирующими движениями. Миллиард лет никак не укладывался в его голове, сотня еще куда ни шло, но миллиарды?!
   - И чем ты занимался все эти миллиарды лет? - Недоуменно. Про сильную пресильную скуку он понял теперь отлично.
   - Признаться, я не особо лезу в ту область памяти. Вот представь себе Луну. Вот она висит над Землей и все вращается и вращается одним боком, год, век, миллион, принимая падающие космические камни, для нее редкую и опасную еду, увеличивающую массу. Вот одну такую луну я и слопал от жадности. Запомни, сынок, жадность это плохо. Почти всегда, хе-хе, - дергая за уши.
   - Слопал Луну... - протянул впечатленный Саске, не обратив внимание на дерганье, ставшее приятно массирующим.
   - Угу, и что от нее в итоге осталось, спросишь ты? Физически я сейчас в десятки раз тоньше волоса. Попал в ловушку и еле выжил, предельно ослаб. Ополчись на нас Хокаге-сама всерьез и внезапно, нам бы пришла крышка... без Ворот Учиха и скважины. Так что мы взаимно друг друга усиливаем. Ладно, хорош трепаться.
   -- Приготовься, - уже в голове. Клон опал лужей, привидение растаяло.
  
   *** Хиаши
   Глава клана Хьюга не одобрял вчерашней пьянки, но сейчас горько жалел о таком своем имидже. Вчера он не поверил, сегодня проиграл. Сандайме Хокаге себе приписал "булавку лавы", как прозвали это хидзюцу в народе (острые язычки он игнорировал), хотя Хиаши готов был прозакладывать душу, что все решилось в те два часа, на которые он опоздал. И Ворота Учиха он тоже себе приписал. Хиаши не верил, гендзюцу на мальчике усиливало его доверенное лицо, запрятать что-либо глубже могли разве что Яманака. И все же то была дезинформация.
   А началось все опять с Учиха Саске! Хиаши тогда выпал в осадок, увидев, как Хокаге тянет откуда-то из-под земли огромные объемы сенчакры вперемежку с чакрой со свойством Йоган, на котором строилась вчерашняя линия доводов - невероятно! На старости-то лет пробудить Кеккей Генкай Йотон? Но теперь-то что, бьякуган врет?! Дальше больше. Хокаге-сама при участии Саске-куна воздвиг малую улучшенную копию прежних Ворот Учиха, потом вовлек всех с первичным сродством с Хи в ритуал с кровью, воспламенив мемориал "Вечный Огонь" и толкнув трогательную речь про Волю Огня. Сильный ход прямо перед общим сбором - естественно, оставшееся время до полудня все только это и обсуждали, бегая смотреть. Еще вчера днем Хиаши готов был поклясться, что Хокаге добровольно сложит с себя полномочия, что он, Хьюга Хиаши, реально поборется за титул. Но не тут то было!
   Продвижение Тактика Конохи в Совет прогнозировалось давно, но для общего сбора джонинов (саннины остались за пределами деревни) мало. Хирузен всех удивил предложением защитить деревню самой стихией - безумная идея безумного Профессора! Однако... Однако он создал клонов лавы, разбежавшихся вместе с огневиками в кандзи Огонь. Новоявленный член совета поразил не меньше - из него буквально потекла тень, он применил "Таджу Каге Буншин но Дзюцу", разбежавшихся со всеми остальными шиноби в гигантское кандзи Щит, вписанное в круг Конохагакуре, как и предыдущее. Хиаши просто не верил своим глазам - Нара Шикаку протянул свою тень иероглифом, соединившим джонинов, чюнинов и генинов, распределившихся по всей деревне, чтобы отдать свою чакру в целях защиты. Явление своей полной мощи после избрания стратегически верный ход, вознесший Шикаку и клан Нара на пик популярности и почета. Откуда такая силища?! Сарутоби Хирузен, вроде как сдававший свое старик, тем не менее, превратил площадь перед своей резиденцией в лавовый пруд и протянул... умопомрачительное "Нинпо: Хокаге Мане но Дзюцу"!!! "Белиберда!" - подумал сперва Хиаши, но потом стекающая с Хирузена огненная тень растянулась в колоссальное кандзи, две группы клонов лавы применили это же дзюцу, соединившись огненной тенью с джонинами, использующими огонь.
   Все участники-шиноби, все юные зрители с Монумента Хокаге, каждый житель ощутил текучую кровь земли, дарующую свое благословление и защиту Конохагакуре, скрытой в стране Огня.
   Правда, оба верховодящих свалились, едва чудо свершилось - Нара Ёшино и Нара Енсуи мгновенно оказались рядом, вливая эликсиры в бессознательные тела. Этим своим сногсшибательным дзюцу Сандайме Хокаге громко проорал всем - меня рано списывать со счетов! Он живее всех живых и силен, как никогда! На этом фоне официальное объявление Корня в целом и Данзо в частности вне закона буквально проскочило через Совет, на котором что вчера, что сегодня отсутствовал упомянутый шиноби, объявленный нукенином. На этом же совете еле сидящий и осунувшийся Хирузен создал "Фонд Помощи Сиротам", присовокупив к бывшим и еще сохранившимся активам некогда цветущего клана Учиха по законам отходящее Конохе от Шимура Данзо - Ичирэ Чинчиру присутствовал лично, подтвердив и заверив.
   Хьюга Хиаши умел проигрывать. Он далек от Хокаге как земля от неба. Сандайме Хокаге встряхнул всю Конохагакуре, сориентировав на по-прежнему сильнейшего себя, заботящегося о всеобщем благе, мире и укреплении обороны:
   - Мы не стремимся воевать, но любой агрессор обломает о нас зубы! - Всплыла фраза, предшествовавшая началу подготовки к Фуиндзюцу, с большой буквы.
   Вымотавшийся за суетливые сутки Народ нашел силы неистовствовать за окнами опустевшего зала заседаний с одиноко откинувшимся на спинку своего кресла Хиаши. Отряженный в сторожа клан Хьюга в опале, Хиаши не пригласили на вечернее торжество, к которому все уже спешно готовились, ни взгляда в его сторону, ни слова, ни полслова. Хирузен и Шикаку открыто собирали закрытый круг общих друзей на грандиозный праздник с лучшей выпивкой и почетными гостями, саннинами Цунаде и Джирайей - тоже правильное решение обойтись без давления их авторитета и помощи, оставив за пределами деревни на подстраховке.
   Некстати вспомнилась история с Хинатой и Неджи, произошедшая в АШК во вторник с участием Учиха Саске, спровадившим до печенок доставших Хьюг на первую парту вровень с Наруто - ужасный позор!
   Клан в его лице оступился, возмечтав о главенстве, пришла неизбежная и скорая расплата.
   - Хохето!
   - Да, Хиаши-сама, - тут же нарисовался Хьюга-дзин.
   - Я на Монумент Хокаге, беру дозорную вахту на себя. Отправь всех веселиться...
   - Спасибо, Хиаши-сама! Я всем передам и вернусь, не уходите без меня, пожалуйста... - с радостным уважением.
   - Хорошо, - скрывая настигшее его удивление.
   От телохранителя он такого не ожидал. Вновь оставшийся один Хиаши утвердился в правильности своего решения - за свои ошибки должен платить он сам, а не клан.
   - Пожалуй, поддержу-ка завтра ФПС деньгами и людьми, - вслух подумал глава клана Хьюга, втайне возмечтав услышать от отца похвалу. Такая малость, а сколь много значит. - И приготовленные "Гофу Кеккай" с прочими пойдут на благотворительность, - вновь вслух подумал Хиаши, готовя вчерне приказ на завтра об обустройстве защиты новых коттеджей и кварталов в целом, организованных на месте бывшего квартала Учиха, с согласия последнего владельца хозяйской рукой сметенного с лица деревни ради блага ее жителей.
   Хьюга Хиаши понял намек, быть столь беспечным мечтателем вредно для благополучной жизни. Работать и тренироваться в поте лица! Хиаши не помнил, когда в последний раз изобретал новое дзюцу. Все вокруг движутся вперед, а он застыл в развитии. "Откуда у Нара такая сила?" - все вертелся и крутился в голове тревожный вопрос, так и норовя сбить концентрацию на десятикилометровой зоне вокруг, обозреваемой бьякуганом - он докажет, в первую очередь себе, что сам не стар и еще кое-что героическое может. День продержаться и ночь простоять кровь из носу должен! Иначе в своих же собственных глазах потеряет авторитет.
   На закате о нем не забыли, прислав сразу несколько корзин с провиантом от разных очагов веселья.
   У шиноби мало праздников, сплошь боль потерь и кровь на руках, поэтому любые пирушки очень ценятся и любимы, особенно всеобщие, в которых шиноби за всю жизнь удается поучаствовать от силы раза два или три - Танзаку не в счет, поминки тоже. Хиаши в душе завидовал разгульным компаниям, балагурящим в деревне, он сам желал сбросить напряжение, возникшее по вине вчерашнего траура и ЧП, оказавшимся для всех труднопонимаемым сюрпризом с каторжным трудом опосля, когда от каждого требовалось по максимуму выложиться при возведении обороны наново по недоработанным проектам.
   - И откуда силы берутся? - вопрошался глава клана после очередного огненного дракона в небо или грохота петард и фейерверков. - Молодые... - сам же отвечая на свой вопрос. - Радующиеся жизни... - с грустной улыбкой. А ведь повод официально смехотворный - открытие мемориала "Вечный Огонь", но раз Хокаге-сама разрешил всем веселиться, то все сегодня будут самозабвенно веселиться.
   В ту ночь Хиаши урывками много размышлял о ритуалах на крови. Проснувшиеся Кеккей Тота у Саске и Кеккей Генкай у самого Хирузена что-то да значат, а еще каком-то боком к ним присоседился Нара Шикаку.
  
   *** Солеан
   Изнывающий от нетерпения Саске смирился до моей просьбы шагнуть в завесу огня с закрытыми глазами и не открывать их, пока не разрешу. Там я взял его за руку и повел, развернув.
   Его ауры за прошедшие месяцы стала в два раза шире, ярче, плотнее. Теперь я мог без ущерба отделить часть и уплотнить ею воздух, чтобы соткать приемлемый образ. До того использовал гендзюцу и колыхал ауру, пленяя ветер, чтобы он видел мой призрак и получал тактильные ощущения. Сейчас моя имитация стала качественно реальнее, для Саске я могу теперь моделировать весь спектр ощущений как при общении с реальным человеком - додзюцу, конечно, опознает подделку.
   Держа поле безветрия, я, не прерывая контакта с рукой, а потом и плечами, зашел за спину, встал на колени, крепко обнял ворчуна, дав ощутить тепло мнимого тела и его дыхание на правом плече.
   - А-а-а-а!.. - Разнесся визг, потонув в морозно гудящем ветре.
   - Тише, малыш, я с тобой... - шепчу ласково, вожу руками по груди, плотнее стискивая и согревая.
   И вскоре чистый восторг брызжет фонтаном, обливающим его самого - ни-ни, свое слово держу. Рядом с ним я сам полнюсь безудержными эмоциями.
   Мы в око бури, стоим на самом краю летающего острова - отсутствием перил и маломальского клочка опоры за торчащими из обувки пальцами ног создавалось ощущение полета. Солнце со спины прожектором высвечивает громады волн, кажущиеся с высоты облаков мелкими и незначительными. Грозные тучи кружатся на карусели вокруг нас, сверкая молниями и весело грохоча о чем-то своем. Вот они поистине величественны, они рядом и заслоняют своими тушами весь горизонт, грозясь поглотить всякую мелкую сошку, сунься она в их тесную компанию, устрашая стеной воды, хлещущей из их пуза, и теменью под ними, неустанно подсвечиваемой лесом молний.
   И вновь крик - мы в свободном полете, мы падаем в самую гущу. Крепко держу, давая ощутить монументальную надежность. Остров плюхается в бушующий океан, разворачивая нас на пробивающийся сверху широкий луч солнца золотого. Колоссальные волны впечатляют, представая валами с Монумент Хокаге. Одна такая обрушивается прямо на нас. Саске вскрикивает, зажмуриваясь и крепко-крепко сжимая имитацию моих рук, вдавливаясь в меня спиной. Нас обливает с ног до головы и... наш пузырь под водой несется сквозь толщу волны. У Саске нет слов, одни эмоции - он ничего не может выговорить, мыслит бессвязно, вместе со мной утопая в неистовстве голой стихии.
   Как я мечтал хотя бы краешком сознания вновь коснуться бесконечной глади океана, грохочущего оду в мою честь!
   Выныривая, мы стремительно несемся ввысь, будто уклоняясь от прицельно бьющих по нам молний, толстенных и ветвистых до жути, оглушающих почище воющего ветра и секущих падающие горы воды струй. Мы врываемся в толщу туч, пронзая их черно-бурую хмарь насквозь и попадая в благостную тишину и покой. Яркое солнце и клубящаяся белая пустыня из воздушной ваты - щемяще мирная пастораль с убегающим в бесконечность горизонтом. Резок контраст, аж сердце выпрыгивает из груди, громогласно колотясь в ушах за полным отсутствием звуков, акромя собственных.
   Дышу ровно, нежно щекоча шею и стараясь не обращать внимания на идиотский воротник-стойку. Расслабляющее умиротворение. Я показал ему силу его эмоций, пленивших сознание на долгий получас. Я был рядом надежным и преданным щитом, одновременно проводящим через элементы Мизу, Казе и Киминари и укрывающим от их подавляющего могущества в естественном виде. Хи он видел и чувствовал, настал черед остальных, включая твердь Цучи, на которой стоим. В Саске разбушевался огонь, откликаясь на зов остальных элементов, устроивших безумную свистопляску к вящей радости. Чистая мощь, незамутненная человеческой волей (я не в счет).
   - Здесь можно, - вновь шепчу я. - Доверься мне...
   Сам рвался выплеснуть огонь. Он не знал, а я безумно тосковал по небу, по полетам, рассекающим тучи мощным крыльям, пока все еще недоступным.
   Сейчас я огрызок, аморфный плазменный сгусток, но для изголодавшегося любая крошка бесценна, мне ее смаковать долгие годы - сегодня можно потратить полсуток на восстановление тела, сегодняшнее станет стимулом, манком для Саске, а я потерплю, мне не впервой являть послушание долготерпением.
   Нашим сгустком управлял мысленно визжащий от распираемого восторга и счастье Саске, лоб в лоб сталкивающегося с громадами волн, ловящего съестные молнии и прожигающего в тучах замысловатые туннели, словно червь в земляной толще, пылающего в лучах солнца на самом морозе ока бури, остывая от бурлящей внутри горяченной энергии.
   - Достаточно, сынок, летим к дому...
   Ему хочется еще, огонек не наигрался вволю, однако следует знать меру, иначе из-за перебарщивания осадок ляжет усталым грузом, а не приятной тяжестью, понукающей хотеть еще и еще. Да и собранной мной энергии окружающих стихий достаточно для наших нужд, тем более привлеченное бурей уже иссякает, еще полчаса и остановившаяся воронка высвободившимся ветром начнет стремительно разрываться на мелкие клочки - мое присваивание усмирит, просто для штормовой топки уже не хватит энергии.
   - Свободно летать не обещаю, но полетами верхом на летающем острове Учиха раз-другой в месяц буду баловать. Рули к дому, Саске... - улещивал я. Подействовало.
   Огромная полусфера разделена на сегменты красными спицами, становящимися на второй полусфере круглыми коническими столбами ограды. Пентаграммой расположены пять врат, олицетворяющих собой пять основных свойств, пылающих факелами по центру перекладин: Хи, Казе, Каминари, Цучи, Мизу. Перед каждыми круглая каменная площадка, охватывающая оба боковых сегмента. Внутри кругового периметра вписан прежний квартал Учиха, обрамленный плотным пушистым мшисто-травянистым настилом, жутко приятным для босых ног.
   - Мы можем пронаблюдать за успокоением, Саске, но если хочешь немедленно обрести человеческое тело, то пролети через врата хи прямо сейчас... - сжаливаясь.
   Конечно же он послушался. Правда, я не сказал, что сам от перенапряжения и боли отката отключусь до рассвета (время он сможет уловить).
  
   *** Саске
   Очередная банка сливового варенья кончилась совершенно незаметно. Дорвавшийся до сладостей Саске просто не смог устоять от соблазна. Сегодня праздник! Не важно, по какому поводу и случаю.
   Его распирало желание повеселиться на качелях или каруселях, прыгать, бегать и скакать. Останавливало одиночество и чувство взрослости, усиленное пережитым. Саске совершенно не чувствовал себя ущербным или угнетенным подавляющим могуществом, наоборот, он всей душей рвался к могуществу, стремился управлять штормом, как Солеан, сделавший ему подарок, оставив наедине с самим собой. Потом он, конечно, все прочтет и узнает, но то потом, а сейчас он в кои-то веке один, по нормальному один, так сказать. Саске мог делать все, что взбрело бы в голову, однако он сидел на краю приступка врат хи и болтал в безмолвствующем воздухе ногами, встречая великолепный и величественный закат.
   Перед ним протекало неописуемое зрелище. Ровная гладь воды с огненной дорожкой и мазками далеких туч, местами прикрывающих стесняющийся диск Солнца из литого красного золота, с течением времени темнеющего. Бескрайняя масса воды впечатляла Саске не меньше осознания сродства со всеми пятью природными свойствами. Он понимал, что уйдут годы на их постепенное освоение, что он в любом случае сперва научится Энтон и Шкарютон, а уж потом выделит отдельно молнию и ветер, причем именно в таком порядке - вкус молний еще щекотал пламенные губы в его памяти. А может и параллельно займется водой.
   - Да, хочу сам делать "Мизу Буншин", - решил сам для себя парень, больше не желавший принимать подачки и просить. Утрировано, конечно, но Саске очень хотел иметь больше самостоятельности, чувствовать себя реально взрослее, по крайней мере, тренироваться он хотел целиком и полностью сам, а составлением программы пусть занимается батя-сэнсэй, как он однажды себя назвал во фразе "не лезь поперед батьки в пекло". Солеан лучшим образом учтет все его пожелания и возможности на перспективу, в его мудрости Учиха убеждался не раз, терпя подколки и всяческие нервотрепки, в конечном итоге доказывающие правоту старшего.
   Сейчас Саске нравился сам себе, а то все прям вечно унылый плакса какой-то. А тут истинно мужские чувства, полнота сродства со стихиями и желание безраздельно властвовать над ними. Очередная ложка опустилась за очередной сливой в очередную банку - обезвреживал мамины бумажки с печатями он нынче слету. Саске был стопудово уверен, что теперь-то они вдвоем наварят целые тазики его любимого варенья! И места для посадки фиолетовых слив здесь полно. Остров их тайное убежище, их тайный и родной Дом, укрытый от взора недоброжелателей и нежеланных ходоков.
   Оставшийся без надзора парень разлегся на мягкой траве, уставившись на близкий небосвод, усеянный крупными и яркими звездами в столь огромном множестве, что аж дух захватывало. Будучи на земле, а не в облаках, он никогда такого впечатляющего количества не видел. Они звали в мечты, манили сладкими грезами. Мальчик так и не понял, в какой момент уснул, смежив веки в реальности, а открыв уже в сновидении, в котором продолжились его приключения, воплощая мечты о гордом бреющем полете сквозь неистовую бурю, целиком подвластную Его воле.
   Часть 2. Становление

Глава 16. Команда N7

   *** Саске
   Мрачное настроение со вчерашней примерки отпускать планировало завтра, а то и через неделю. Саске с тоской вспоминал, как дал себя уговорить убрать, по словам Солеана, дебильный писк моды, начав второй год обучения в тенниске со стилизованным под томоэ воротником, эдакой символической вехой в его жизни.
   - Да ну его, - отмахиваясь. Энтузиазма оранжевого он абсолютно не разделял.
   - Саске, записались все, кроме тебя, - осуждающе качая недавно с творческой кривизной обкромсанным конским хвостом.
   - Даже апельсинчик, - очищая оный, второй по счету. Первый еще дожевывался.
   - Да эта пробка в каждой бочке затычка! А ты, Саске-кун, что, реально боишься экзаменов? - Округлила подведенные глаза пшеничноволосая. Кто-то недавно пустил слушок про экзаменофобию.
   - Пф! - Косясь на одиноко обедающего Шино, в бэнто которого стояло с десяток солонок и перечниц, наполненных молотыми сушеным жуками, выжимка из которых шла на деликатесный соус. В умеренных дозах он часа за три восстанавливал объемы чакры до половины (если переборщить, то начинается жуткая чесотка).
   - Почему нет, Саске? - Сменил тон друг, с которым по выходным упражнялись с тросами и струнами. За полгода Саске уже ни в чем ему не уступал.
   - Ты ведь не отстанешь, Шикамару, да? - Копаясь палочками в агар-агаре с непойми чем перетертым в пюре, подозрительно напоминающем бобы.
   - Нет, - согласился друг.
   - Собрались два лентяя сказку друг другу на ночь рассказывать... - начал Чоджи расхожий анекдот, получая с двух сторон тычки и весело засмеявшись, предусмотрительно сглотнув - напротив зудящая Ино спуску бы ему не дала, вылети хоть крошка из его ненасытного рта.
   - Так да или нет? - Все же решаясь попробовать. Вкусно!
   - Да колись уже, Саске-кун, мы никому не расскажем про твою экзаменофобию. С ней ты мне нравиться не перестанешь, - громко, чтобы услышала соперница.
   - Гн! Одному глупцу шило в зад кольнуло, и все повторяют. На кой так спешить? - Уплетая лакомство за обе щеки.
   - Фу! - Скривилась рядом девочка, мирящаяся только с превосходной дикцией Чоджи.
   - Стать шиноби! - Гордо съедая мандарин.
   - Ладно, открою вам страшную тайну, - заговорщическим тоном и сдвинутыми бровями. Как-то подозрительно шума сразу поубавилось в столовой. Саске порой выдавал такие перлы, что к нему прислушивались. - Внеклановым для обретения силы гораздо проще терроризировать детально все объясняющих преподов, на продленке выколачивая факультативные дзюцу, чем осваивать самим, особенно когда нагрузят миссиями и придется мотаться туда-сюда, бесполезно тратя уйму времени. Вон Ируке-сэнсэю за двадцать перевалило, а все чюнин, ибо времени на себя тю-тю. Клановым в этом плане еще лучше - полно родных, которые покажут хидзюцу, лишь бы назойливый малыш отстал. Так что я лучше тихо-мирно натренирую отличную базу, пока дают время на чистое совершенствование, и подрасту телом, чтобы вровень тягаться с взрослыми, для которых мы все сикилявки тощие, мизинцем ломающиеся, - громко ломая палочки.
   К концу дня остался один Наруто, да и тот провалил экзамен, не сумев показать свое подобие, "Буншин". Преподы позже взвыли, волком смотря на всех из-за ставших регулярными продленок - двойной набор младших подражал именитым старшим, а в старшем классе осталась всего дюжина самых неродивых.
   На следующий учебный год Саске дал на свою шею повязать красный пионерский платок, долго объясняя окружающим смысл сего атрибута. Спецзаказ с особой взрыв печатью, после появления в котором Саске готов был на оном повеситься из-за подзабытого чрезмерного внимания девичьей половины. Правда, он как-то перевязал им рану на руке, полученную из-за неудачного соскальзывания на масляном брусе, спеша завершить полосу первым. А потом ввязался в глупый спор и сунул голову с платком в кровавых пятнах в "Вечный Огонь", в который только Наруто мог совершенно спокойно входить и выходить целиком и с улыбочкой превосходства на устах. Солеан что-то там нахимичил, сам признался позже. В общем, красный платок стал в прямом смысле пламенным. Все обзавидовались. Кто-то из более взрослых клиентов той же лавки, где Саске отоваривался, просек фишку и обзавелся подобной фичей, как выразился Солеан.
   Сейчас Саске сидел, вновь поддавшись уговорам стать законодателем очередной моды. Теперь ворот неизменно синей футболки облегал шею, сверху подворачиваясь, снизу на правую ключицу смотрел клювик водоворота Конохи, черной полосой закручивающийся вверх. Поверх ворота повязан его знаменитый пламенеющий платок.
   - Кавай! Саске-кун, ты потрясно выглядишь! - Смотря НЕ влюбленными глазами, просто высказывая свою симпатию, за что удостоилась кивающего взгляда.
   - И тебе салют, Тен-тен-тян, - вместо него козырнул новеньким зеркальным протектором на лбу Киба. - Тяв! - Пуская на него слюну, выдал щенок Акамару, почему-то вечно носимый на голов, а ведь он тяжелый!
   Металлическая пластина протектора крепилась к мягкой дышащей ткани, названием которой Саске совершенно не интересовался, главное чакру проводит, делая заодно и металл одновременно крепче и гибче - стоит снять и убрать руку, как сразу становится плоским. Стоит вновь взять в руку, как на секунду ощутим немалый вес изделия, на котором не всякий кунай царапину оставит, летящие штуки он благодаря печатям своей слоистой структуры по типу академического жетона-листа остановит надежнее чирканья лезвием. Заслуженная головная повязка с непривычки мешалась, но и отлично приподнимала челку! Саске невольно потеплел, вспомнив, как проигрался в сёги Шикамару, стребовавшему пучок волос, как у него - тогда подходило время очередной стрижки путем кромсания кунаем тем, где придется, и не всегда перед зеркалом, собственно, вот и постригся, зацепив предложенной резинкой пучочек на затылке. Получилось прикольно, с тех пор и щеголял. За проигрыш он отомстил на прошлой неделе, пустив по проволоке Шикамару свой огонь, недавно освоенное им "Катон: Рьюка но Дзюцу". Пока пугалка, на спор подпалившая задницу ленивца, но Саске обязательно доведет результат до ее громкого названия. Бегущий по леске огонь буквально утекал с нее прямо пропорционально скорости движения, плохо удерживаясь волей, один трос еще ладно, но когда две тонкие боевые струны, то полный швах, они разрезали огонь и все тут, до конечного пункта в пяти метрах от старта докатывалось свечное пламя.
   - Чего тебе? - Кося черным глазом в сторону поставившего колено на скамью Наруто, грубовато спросил Саске. Оранжевого он скорее презирал за неумение контролировать чакру и постоянный выпендреж. То Монумент Хокаге раскрасит, то встанет в гордую позу посредь урока истории и заявит, что станет Хокаге. Последняя фича появилась в памятные выходные почти три года назад, мандарин буквально сбрендил на идее стать Хокаге, он и до того был чокнутый, но после стал таким гиперактивным, что просто атас! Саске тогда позорно сбежал на первой же перемене и целую неделю безнаказанно прогуливал первую половину АШ, являясь к начавшимся тренировкам тайдзюцу, впрочем, не он один такой умный нашелся.
   -- Ну и морду состроил. Протектор по блату дали? - Лениво вопрошаясь в мыслях.
   -- Хех, вот и спроси у своего хвостика.
   -- Вот еще! Ляпнет опять какую-нибудь ерунду выдуманную спросоня.
   - Эй, ты чего "чего тебе?"?? - Пристраивая себя на скамью и потирая кулак о ладонь.
   -- Говорил же! Что за чушню он вечно несет? Постоянно липнет, словно банный лист!
   - Угх! - Встречаясь головой с партой.
   - Вау, Саске-кун! Можно мне сесть рядом?! - Восклицает розовое чудо.
   -- Вот это настоящий банный листок, а Наруто так, пришлепок, хе-хе!
   Саске закрыл рот замком из рук, дабы не высказаться вслух о розовой дуре, вбившей себе в тупую головку невесть что, и про бантик на пионерском галстуке, и про словечки, нагло стибренные у него.
   -- Они мои, - тут же педантично заметили внутри.
   - Гн!
   Она-таки села по центру. Со второго года приписанная классу аудитория имела три ряда с партами для трех учеников, общее количество двенадцать штук. С третьего года их стало девять вместимостью четыре ребенка.
   - Вот курва, - прошипела позади Ино, извечная соперница за внимание Саске.
   Саске встопорщил макушку - этой еще не хватало! Будто мало ему одной под боком, строящей мечтательно влюбленные глазки! По привычке парень фильтровал бессмысленный окружающий гам про попадания из рогатки по птицам-мишеням и новой шипучки от клана Абураме, стреляющей на языке.
   -- Между прочим, это ты ее испортил, была такая добренькая, а после обедов с тобой...
   -- Кисама! Сам же мне и потакал в стёбе по углам.
   В следующий миг желтая образина своими немытыми копытами примостилась на идеально чистую столешницу перед Саске, совершенно не одобрявшему любые ноги на столе. А тут Наруто сел в дурацкую позу прямо на столе да еще стал сощуренно зырить елико возможно грозно, видимо в попытке припомнить все колкости относительно его безуспешных попыток сдать экзамен - он каким-то макаром добыл себе протектор. Саске помнил прекрасно эту конкретную пластину, все ж три года светилась перед глазами на лбу Ируки-сэнсэя.
   - Наруто! А ну брысь от Саске-куна! - Вскочила доморощенная защитница.
   - Уй!
   В следующую секунду Саске очумел, больно ударившись губами в губы.
   -- Аха-ха-ха! Так брег свою невинность, так берег свой первый поцелуй неизвестно для кого, воротя от каждой носик, что подарил его кому? На-ру-то! Иха-ха-ха! Даже не девочке, позорник ты эдакий!!! Ну, я тебе устрою вскоре ликбез, все как обещал! По полной программе!!! - Переливая интонации от хохота до колик.
   Саске покрылся холодным потом, глядя в точно так же широко распахнутые от неожиданности глаза.
   - А! Прошу прощения! - обернулся впереди сидящий.
   - Эээ - протянула девица на затянувшийся поцелуй. Класс на секунды притих, осмысливая.
   -- Обычно так долго целуются в засос и ласкают своим языком другой язык или проводят по деснам, или... - сменив тон на менторский и легкое чувство удовольствия, добившее Саске.
   - Бе-е-е! Все, Наруто!!! Ты - покойник!!! - Приходя в бешенство. - ААА! Меня сейчас стошнит! - Свешиваясь со стола и выкашливая.
   - Ух, ё-мае! - Это я виноват, да? - Фу, пакость! - Извращенцы!
   - Это с-случайность! - Стал оправдываться вскочивший Наруто, сброшенный со стола смачным пинком ноги запрыгнувшего на него Саске, из-за внутреннего окрика сдержавшего полную силу удара. Перекувыркнувшись в воздухе, тот все же показал, что кое-чему научился в АШ за три-то года.
   - Наруто, как ты меня ДОСТАЛ!!! - Щелкая хрящиками кистей, сквозь зубы выплюнула Сакура.
   - Хн? - Растерянно зыркая то на одну, то на второго, зашедших под улюлюканье требующего зрелищ класса с разных сторон.
   Чтобы уложиться в норматив-мини до звонка, Саске вынужденно подстроился под Сакуру, азартно избивающей Наруто с возросшей эффективностью и крайней болезненностью. Он давно заметил, что на мандарине (до апельсина не вырос!) все заживает не в пример быстрее, будто тот освоил аналог его "Катон: кровь генерации", но без всяких видимых стороннему наблюдателю эффектов. Посему тоже с упоением отвешивал люлей по мордасам, вспоминая первые серьезные драки почти четырехлетней давности. Без развиваемой системы циркуляции чакры мелочь бы давно валялся с переломами костей и обширными внутренними кровоизлияниями, а так отделается синяками да ушибами. Саске всегда втайне завидовал желтому хмырю, от природы одаренному поразительными объемами чакры и живучестью - за все время обучения он упорнейшими тренировками не смог и до пятой части дорасти. Это единственное, в чем он уступал Наруто, следующий ученик в классе в этой виртуальной таблице объемов чакры имел всего десятую долю от объемов апельсина, большинство ребят и девчат же он превосходил раз эдак в двадцать! Сам Ирука-сэнсэй имел примерно седьмую часть от чакры Наруто. Причем скорость генерации чакры у мандаринчика в одном из своих трех одинаково заношенных одинаково оранжевых костюмов тоже зашкаливала примерно в тех же соотношениях.
   - Э, молчу, - отвернулся виновник аварии, ловко увернувшись от затрещины Саске, уловившим вздрагивание Хинаты с активированным бьякуганом. Он прекратил колотить сжавшегося в калачик и закрывшего голову руками. Хината-химэ увидела приближение сэнсэя, как и державший себя в полном контроле ее на год старший брат, ничем не выдавший своего знания. С того раза три года назад, когда его переселили на первую парту, Саске от него не получал ни одного уважительного взгляда, голимое презрение и высокомерная спесь - все тут пыль под ногами, а он целый Хьюга!
   - С сегодняшнего дня вы все настоящие шиноби... - начал за здравие и скиснув от вида еле заползшего за парту Наруто. По косящимся взглядам учеников Ирука сразу установил виновников, однако, его прожигающий взгляд на Саске не произвел ровным счетом никакого впечатления, Сакура тоже кипела от гнева. - Но пока вы всего лишь генины, - растеряв свое красноречие, как и при поступлении этого класса, с которым он намаялся за три года, хоть вешайся. - Самое трудное только начинается. Дальше...
   -- Какой отстой... Бездарь. И что за поза?
   -- Ты к нему несправедлив, присмотрись одним томоэ.
   -- Ранен? Когда и с кем успел подраться? - Удивляясь. Во вчерашней субботней постэкзаменационной суете Ирука-сэнсэй мелькал везде: и казенное имущество, портфели, принимал; и за сдачей учебников следил; и за фотографирующимися на удостоверение приглядывал. Сам Саске его вблизи ни разу не видел, только разговоры слышал, первым закончив беготню по инстанциям, благо АШК и АК (Администрация Конохагакуре) рядышком, удобно. За время обучения Ирука прикипел к Наруто, остыв к Саске, ничуть этим не удрученного.
   -- Лучше задайся вопросом, где академик с присными, почему не провожают с песнями и плясками осточертевший класс? - Задумчиво.
   -- Дык воскресенье же, середина августа, кажись, из-за нас, - даже не задумавшись разделять, - передвинули...
   -- Быть может.
   - Скоро вы приступите к выполнению миссий. Поэтому сегодня вас разделят на команды по трое... - едва сдерживая счастливую улыбку до ушей. Наконец-то благодать! Месяц с лишним заслуженного отпуска и право выбирать один класс аж из трех - в прошлом году два набрали. АШ стала менее пустынной, а новички из захолустья в рот сэнсэям смотрели, прямо таки боготворя. Не то, что эти! - И каждой команде будет приставлен инструктор джонин, который станет ее руководителем во время исполнения заданий, - вещая давно знакомую Саске истину. - Академия постаралась создать равные по силам команды...
   Шикаку-сама все его намеки нагло игнорировал, ловко сворачивая тему вбок. Сс Хирузен-сама в день своего рождения он любовался на очередной уникальный чакрописный учебник-плюс-сборник по рунными печатям от "Профессора" и двенадцатилитровую банку уникального помидорно-сливового варенья, которым Саске успел обожраться накануне, правда, собственного производства, но оттого не менее вкусного. От клана Нара ему досталась в подарок давняя мечта - гигантский сюрикэн, теперь второй по счету в коллекции Саске. В прошлом году Нара подарили набор струн, в позапрошлом шикарную аптечку в минимакимоно, которой бы хватило на роту смертельно раненных десятками способов бойцов. В начале того лета Ёшино разродилась кавайной двойней, облюбовавшей из всех сюсюкающихся пальчиков конкретно Саскины. В общем, с одним виделись давно, другой увиливал, ссылаясь на занятость - две пары разнополых близняшек-погодок это вам не шутки! От возни с карапузами Саске научился быстро сбегать, вопрос с командиром и составом группы остался в подвешенном состоянии до сего дня. Сам Учиха Саске симпатизировал исполнительной скромняге Хинате-химэ, несмотря на ее клан и невеликие успехи на стезе шиноби, хотел быть с ней и Абураме Шино, о чем намекал так и сяк. Он знал о команде Ино-Шика-Чо и желании родителей видеть своих отпрысков, продолжающих добрую традицию, поэтому о команде с еще одним другом, Шикамару, не заикался.
   Но вышло все наперекосяк:
   - Команда номер семь... - делая интригующую паузу. В первые шесть вошли внеклановые аутсайдеры, сразу ставя под сомненье слова о равных по силам. - Харуно Сакура. Узумаки Наруто...
   - Ксо... - Ураа!! - Непойми чему обрадовался вскочивший желтух. Саске напрягся, чуя подвох.
   - И Учиха Саске, - вбивая гвоздь в крышку пионерского гроба.
   - Ураа!! - Даттебайо... - Саске остался внешне невозмутимым, круто высказываясь мысленно о превратностях судьбы. Впрочем, Саске сдержался с безосновательными обвинениями.
   - Ирука-сэнсэй! - Вскричал возмущенно мандарин, непонятно откуда взявший силы вообще вставать. - Почему Я, Гениальный Шиноби, которому суждено стать Хокаге, попал в одну команду с этим Лодырем?!! - Прямым текстом обвиняя в том, что большую часть времени Учиха Саске проводил вне стен академии, якобы прогуливая, тогда как на самом деле он еще в первые недели взял от АШ почти все, что мог, напрягая себя лишь по приемам рукопашной борьбы, дозированно спускаемым преподами в ученическую массу.
   -- Хе-хе, - тут же захихикали в голове шокированного смыслом связного предложения Саске, - пока один старый пень тут ворчал на все лады, молодой козлик его обскакал, украв речевку, хе-хе!
   - Пфе! - Фыркнул самый клевый чувак в классе, тут же вызвав умиление соседки.
   - Саске-сан первый в списке успеваемости выпускников! - Приняв суровую стойку. - Ты же, Наруто-тти, последний! Ты балласт, чтобы уравновесить его силу, усек?!
   - Только под ногами не путайся, цыпленок, - говоря уголком рта в сторону ощерившегося мандарина, раздувавшего ноздри своего носа-пуговки.
   - Как ты меня назвал?! - Тут же кидая фразу в ответ.
   - Наруто, сиди спокойно! Дальше... Дальше команда номер восемь.
   Саске в кои то веке удосужился послоняться вокруг АШК. Разнарядка закончилась, объявили перерыв, наказав всем к одиннадцати явиться в положенные аудитории для встречи с командирами.
   -- Я спокоен, как океан, - от нечего делать купив набирающую популярность закрытую пиццу-пирожок и раскусив продукцию фастфуда у непрезентабельного склада спортинвентаря.
   -- Ты жуй давай, жуй, мне интересно, из кого колбаса...
   -- Да ладно тебе, я не жмотюсь, сегодня схожу и закажу микромакимоно под недельное число бэнто и сами походные бэнто. И да, второе под поклажу тоже. В конце-то концов, третью лимона больше, третью меньше... - поддевая мелочного Солеана, которого и жаба душила за траты (на его же нужды!), и сытый комфорт хотелось (шиноби должен быть неприхотлив и непритязателен!). - Лучше скажи, почему мы бучу не подняли? Могли легко продавить свой состав, - кусая второй раз ради увеличения продаж переименованный пирожок.
   -- Подарок Хокаге-сама отчасти помог, но пока мой ценз ни одна из наметок по передаче тебе чакры не прошла. Для джинчурики схема вполне рабочая, но я не демон со всеми вытекающими... Прямо я не полезу к лису, учует и вой подымет, ведь ты до сих пор не удосужился пробудить Мангекё Шаринган, - справедливо пеняя. - Посему надо сперва собрать статистику с целевого объекта, будучи в непосредственной близи, и все досконально проанализировать. Вот и думай.
   -- Тоска-а...
   - Аааргх! Ксо, Наруто!!! - давясь кушаньем.
   - Не дергайся! Хех, идиот, - высокомерно. Он отпихнул вбок наспех скрученного веревками пред удиранием.
   -- Вот кисама! А ты куда смотрел, ась?! - Негодуя.
   -- На него, - ухмыляясь. - А ты уже бальшой мальчиг и умеешь сам чувствовать взгляды шаринганом даже с одним вращающимся томоэ.
   -- Дык сам запретил с ним постоянно ходить! - Дуясь.
   Для использования примитивного дзюцу "Навануке", высвобождающего от подобного связывания, Саске не требовался рот, предусмотрительно заклеенный пластырем. Не сочувствуй Саске сироте Наруто, тот бы ни за что не отделался простым сбеганием.
   -- Вот, на занятиях он такую прыть никогда не проявлял, а тут поставил цель и вуоля, действовал с необычайной скоростью и сноровкой. Удачно подловил тебя, хе-хе.
   -- Он применил "Хенге" под меня!
   -- Ну, любителю просроченных кисломолочных продуктов до встречи с фаянсовым другом недолго осталось. За пластырь его конкретно так пронесет, - мстительно. Солеан тоже чувствовал боль отдираемого пластыря.
   -- Значит, даешь добро на постоянный шаринган? - Уловив суть.
   -- Даю, естественно. С одним томоэ.
   Оставив от грязных недоедков горстку пепла, отряхнувшийся Саске с независимым видом вышел прочь.
   -- Хех, смотри-смотри на кружочек ее платьица, пока можется нормально смотреться, - с какими-то новыми интонациями в мелодичном голосе.
   - Ооо! Саске-кун! А ты такой стеснительный, - глупо прикрывая руками несуществующую грудь. - Ты готов да?! Я давно готова!! - Поводя губами.
   - Пора идти, где Наруто? - Стараясь не смотреть на кружочек пониже непривлекательной талии. Но фокус зрения так и лип туда. Неожиданно скорый намек на поцелуй Саске предпочел не заметить, чтоб не ударить - целоваться с розовой он точно не собирался.
   - Хи-хи, не меняй тему. Какая разница, где цыпленок? Он то и делает, что цепляется к тебе! Все из-за воспитания, родителей у него нет. Он может делать что угодно! - С нотками осуждающей зависти. - Мне бы за такое поведение влетело, а ему все с носа сходит. Вот повезло, да?
   -- И кто ее за язык тянул? Так пройтись по мозоли...
   - Одиночество... - глубокомысленно отворачиваясь.
   - А? - растерянно.
   - Обиды на родителей ничто в сравнении с этим, - глухо. Саске часто видел счастливую чету Нара, как-никак тренировался с их первенцем, и тосковал по Фугаку и Микото.
   - Что ты... п-почему? - Смекая, что ляпнула чего-то совершенно не то. Как-то так особо не афишировалось, после памятных октябрьских выходных везде слышалось Учиха, без упоминания Саске, к которому резко перестали цепляться окрестные мальчишки и толпы девчонок поумерили свой пыл. Учиха пожертвовали свое состояние - стойкое мнение, сформированное во многом благодаря умной политике Хокаге, ставшего очень сильно обязанным Саске, даже на десятое день рождение вернувшего существенную часть клановых свитков, похищенных после резни. В основном хроники.
   - Ты. Меня. Достала, - раздельно выговорил Саске, пугнув шаринганом.
   -- Или кружочек на платьице достал? - Ехидно. Саске закатил томоэ, сжав кулаки. К внутренним пикировкам он давно привык и давно не мыслил существования без сидящего в голове комментатора, порой дающего дельные советы и наставления. Глупышка действительно ему надоела, потому и окатил презрением. Саске был бы весьма рад вместо нее видеть в команде Хинату, отчего-то много месяцев назад по уши втрескавшейся в Наруто, в свою очередь, по макушку влюбленного в Сакуру. Или Шино, вместе с ней попавшего в команду к шумному собаководу.
   - Ты чего здесь делаешь?! - С разгону тормозя попой о доски.
   - Отвянь, неудачник, - высокомерно стреляя томоэ шарингана.
   - Ээ?
   - Вот еще руки об тебя марать, - презрительно воротя нос. Наруто побагровел так, что слова вымолвить не смог, а потом и некому стало.
   В крохотной аудитории Саске часа два гонял чакру по телу, уперев подбородок в замок из рук. Полезнейшее умение, одно из немногих, развитых в АШ, в смысле, управление циркуляцией энергии. Солеан показывал чакральную систему, но отлично чувствовать ее и управлять ее потоком Саске научился уже будучи в АШ - домашние медитации Солеана имели другие цели, в итоге отлично совмещенные. "Катон: мерцающая кровь" и "Энтон: мерцающий плащ" он освоил благодаря превосходным навыкам управления чакрой внутри себя на обоих уровнях. Примерно полтора года ушло на то, чтобы уверенно применять четвертые дзюцу из спаренных линеек.
   За это время он не раз слышал доносящиеся из коридора звуки шагов других команд. Наруто весь извелся, постоянно торча головой в дверях и зыркая по сторонам. В итоге ему пришла светлая идея сделать ловушку на дурака, зажав между дверными панелями меловую губку.
   - Нихи-хи, - мерзопакостно посмеиваясь, слез Наруто с подставленного стула.
   - Господи... - уперев руки в боки.
   - А нечего опаздывать! - Справедливо негодуя.
   - Пфф, - зыркая вращающимся томоэ в сторону ловушки. К Саске закрадывались самые мрачные подозрения о личности их инструктора.
   Пшш! Белые волосы не заметили меловой пыли, бесславно скатившейся с не умеющей пачкаться формы джонина. Стандартная защитная безрукавка с кармашками по бокам груди и местами для печатей призыва.
   - Ия-ха-ха! Попался! - Радостно хохоча.
   - Ой, простите, сэнсэй, я ему говорила, но он... - залепетала Сакура, еще ниже опустившись в глазах Саске.
   - Хмм. Как бы это сказать? - Задумчиво. Оба говоруна притихли. - Первое впечатление... не нравитесь вы мне, - обозрев своим выразительным глазом, чуть задержавшимся на скривленных губах Саске. - За мной, - бросив коротко, так полностью и не войдя в аудиторию.
   Саске вышел последним, сдержав свое: "Взаимно". Бывший опекун в качестве инструктора его совершенно не устраивал, но выхода не было, поздно кукарекать. И не друг, и не враг, а так... Просто джонин со своими тараканами в голове - вскользь о другом человеке произнесенная фраза, едва не обидевшая услышавшего ее Шино.
   - Ладно, пожалуй, вам стоит представиться, - выдал взрослый, уперев пятую точку в перила крыши с оранжереей за спинами трех новоявленных генинов, усевшихся в пяти метрах от одноглазого.
   - А что вы хотите знать? - Вопрошаясь, сидя с объятыми коленками.
   Саске же широко расставил ноги, чтобы упереть в колени локти и сцепить их в замок. С позой "обнимка своих ног" он расстался почти три года назад. Чудик сидел причудливо - кто бы сомневался?
   - Ну, там... что нравится, что не нравится, мма, мечты, увлечения и все такое, - почти не мямля, как помнил Саске. И глядя своим смиренно грустным взглядом, как на кучки дерьма, которые ему предстоит убирать.
   - Эй-эй! Давайте сначала вы! - Возбухнул мандарин.
   - Точно, - поддакнула соседка. - Кто вы такой вообще? - Непростительным тоном. Ей тоже не понравился джонин.
   Саске смелому наезду чуть улыбнулся в замок из пальцев.
   - Оу... Я-то? - Погрустнев еще больше. - Меня зовут Хатаке Какаши, - почему-то глядя на одного Саске. - О своих нравах я вам рассказывать не хочу... Мечты? Хм, увлечений много, - выразительно замолчав.
   Оба возбухателя уныло переглянулись.
   - Ваша очередь. Начнем справа, - чем сразу привел в восторг мандарина.
   - Я! Это я! Меня зовут Узумаки Наруто, - бодро лапая протектор. - Люблю рамен Сои-ошидес, а еще рамен в Ичираку, которым меня Ирука-сэнсэй угощает. Больше всего не люблю ждать три минуты, пока рамен готовится. Моя мечта превзойти Хокаге!! И тогда я всем покажу, каков я на самом деле! - На одном духу выпалил он последнее. Какаши проняло, а Саске и Сакура с ним таким едва ли не каждый день. - Увлечения, - чеша репу, - ну, хулиганить, наверное... - Саске скривился еще больше - джонин скопировал жест генина.
   - Поня-атно... Следующий.
   - Я Учиха Саске. О своих пристрастиях и антипатиях я промолчу. Мечта... возродить клан и насмерть сразиться с одним человеком, - в который раз талдыча набившую оскомину фразу. Образ одержимого идеей фикс трещал по швам, но пока еще держался - соседка справа округлила глазки в одобрении, сосед слева уставился испуганно и хмуро, чел напротив недобро сузил глаз.
   - Хорошо, дальше.
   Бредятину красноречиво намекающей Сакуры Саске честно выслушал правым ухом и без задержек со свистом выпнул из левого.
   - Достаточно, - обрывая поток эмоций. - Завтра мы приступаем к выполнению миссий. Но сначала кое-чем займемся вчетвером.
   - Чем? - Чем? - Влетело в оба уха недвижимого Саске, дернувшего чубом на макушке. Из-за циркуляции чакры волосы торчмя стояли. У многих шиноби.
   - Тренировкой на выживание, - погребально радуя глазом.
   - Тренировкой на выживания? - Спопугайничал усатый. - Разве мало их было в академии?
   - Вашим противником стану я, но это будет не просто тренировка.
   -- Ксо, как с пупсами разговаривает! Ни во что нас не ставит, - оскорбленно.
   -- Хех, желтый и розовая пупсики точно в наличии, - глумливо. - Но не задавайся шибко.
   - Тогда что? Что это? - весь в нетерпении. Саске давно перестал ерзать и спину держал ровно, а не гнул дугой.
   - Хе-хе-хе...
   - Что такого смешного, сэнсэй? - Откликаясь. Саске все эти трюки на себе много раз испытал в исполнении Солеана, попривык.
   - Нет... ну... если я вам расскажу, вас точно хватит кондрашка! - Махая ладонью, типа отвяжитесь.
   - Кондрашка? Чего? - Живо недоумевая.
   - Из тридцати только девять станут генинами. Остальные вернутся в АШ. Эта тренировка на самом деле сложный тест с отсевом более двух третей, - мрачно давя половинкой глаза.
   -- Нуу тупы-ы-ые! Три - три! - года проучиться в АШК, получить удостоверение с протектором и повестись на подобную чушь?! - Сощурив глаза, удивился Саске. - Детский сад, ясельная группа, пипец...
   -- С пользой время потратили считанные единицы, даже клановые не все всерьез отнеслись к словам два года назад. Родители часто на миссиях, никакого воспитания и образования... - жирно намекая на необходимость кое-кому сказать спасибо и оказать всяческие почести и уступки.
   -- Не-до-жде-шься! Уступок. А так спасибо...
   - Аха-ха-ха! - Веселясь внешне, а глаз вперил в так и не шелохнувшегося Саске, по прямой смотревшего в пол посередине между ним и собой.
   - Какого черта?! - Оглушительно закричал мандарин, ударяя кулаками в хлипкие доски. - Мы так старались!!! Зачем вообще тогда нужен выпускной экзамен???
   - Ах это... Это чтобы отобрать тех, у кого есть мизерный шанс стать генином, - продолжая заливать с искренней рожей. Саске только за сегодня услышал от бывшего опекуна слов больше, чем за несколько месяцев его опекунства три с половиной года назад. Он обижен. Он понимал, что успел немного привязаться ко взрослому, знакомому как друг клана Учиха, а на самом деле он о нем ничего толком не знал. Лицо видел, это да. - Тест будет проходить завтра на полигоне номер тридцать семь, - Саске вздохнул. Это один из трех полигонов, за речкой, в противоположной части Конохи от его Здания (за дом он творение Хокаге не считал). Всего в черте деревни десять тренировочных площадок, понятно для кого и для чего. Тридцать с лишним разбросаны по долине. - Принесите с собой все свое оружие. И... и лучше не завтракайте, а то стошнит, - продолжая пугать деток и еще ниже опускаться в глазах Саске. - Детали в распечатках, - удосуживаясь таки подойти и протянуть их.. в метре от сидящих. - Вот. До встречи... - помахав ручкой перед тем, как без ручных печатей применить "Шуншин", мгновенно исчезнув в дымном облаке.

Глава 17. Бубенцы

  
   *** Саске
   Разогретые мышцы приятно ныли, в животе таял вкусный завтрак с рисовым пирогом и приправами от Абураме, прошедшими контроль качества Чибико, переживающего пик популярности и открывшего зал для семей и шиноби среднего достатка. В голове крутилось любопытство - какое меню приготовят по его заказу? И ехидная улыбка сама наползла на лицо от воспоминания о каждой пропущенной трапезе, лично предъявленной владельцу, которого Нелойджо не смог убедить выполнить заказ Саске.
   Шагавший налегке презрительно хмыкнул, издалека заметив баулы, которые с собой притащили не блещущие умом и сообразительностью.
   -- Хех, а сам-то перед запаковкой в микромакимоно досконально сверился с походным списком! - поддел Солеан, в это время водяным клоном как обычно возившийся в одной из лабораторий.
   -- Я промолчу про растраченные тобой три четверти чакры.
   -- Молчанье золото. А давай протектор сделаем золотым? Паря пустяков...
   -- Уймись, чокнутый проф намбер ту, - шагая налегке по мощеной улице. С недавних пор в Конохе пыльных улочек и в помине не осталось.
   -- Ты только представь, как здорово запылает золото в тон галстуку!
   - Гн! - Пугая взглядом ворону, шумно сорвавшуюся с ветки.
   -- Хех, это ты за клекот понизил благородного черного ворона до убогой вороны? - Загадочно.
   -- Колись.
   -- Колюсь, - коля в лоб изнутри.
   -- Признаю, стоило глянуть сфокусированным лучом на подозрительную птицу. Учту, - беря на заметку. - И вообще, где обещанное?!
   -- Тю-тю-тю. Какаши собаку съел на книжках из серии Флирт, твой изменившийся взгляд в сторону Сакуры он за версту почует. Обожди, все будет пучком.
   Накано весело бежала средь камней вместе с чьими-то плавками, стремительно уносящимися водой прочь из Конохи. Саске глянул вверх по течению - там шумно плескалась ребятня, прыгая с канаток, привязанных к толстым веткам. Река стремительно вытекала из гор, бежала по долине, успокаиваясь, а затем вновь бурлила в расщелине между гор. Визг и писк он сам когда-то издавал мальцом, ныряя в прохладный океан и катаясь на дельфинах. В Накано он купался полжизни назад, для нынешнего Саске река мелка и узка.
   -- Ага, тебе все океан подавай. А где я столько энергии возьму, туда-сюда гонять остров?
   -- Скупердяй. Ты все на свои опыты тратишь.
   -- Полезные обоим.
   За поворотом начиналась роща, считавшаяся полигоном. Ветер соблазнял кислую парочку веселыми детскими криками.
   - Ты опоздал! - Обвиняюще тыкая пальцем. - И где твой рюкзак, Саске-кун?!
   - Аа! Забыл-забыл-забыл! - С трудом отрывая зад, заголосил Наруто, хоть в чем-то почувствовав свое превосходство.
   Огромный мешок по объему и весу превосходил его самого, гремя металлической посудой и чем-то булькая. У самого Саске на правом бедре крепился многополостной контейнер с печатями-переключателями, спецзаказ, позволяющий хранить и кунаи, и сюрикэны в тройном объеме - в бинтах-утяжелителях стратегический запас. Сумочка за поясом и сам хозяйственный пояс-пирог это многослойный шедевр с печатями-кнопками, высвобождающими содержимое прямо в руку или рядом. Пояс-макимоно обошелся в три миллиона рьё и многих недель вдумчивых доделок самим Саске под руководством Солеана, выправляющего все с поразительно точностью, неотличимой от фабричной. Благо налоги и прочие вычеты и выплаты совершенно убрали, более двух лет Саске имеет годовых процентов на все пять миллионов и доходов с аренды на миллион в квартал.
   - Пфе, - пренебрежительно поворачиваясь спиной. Ловким движением руки Саске распечатал удобное вязаное креслице, с комфортом пристроившись в нем.
   Позади завистливо захлопнули варежку и распахнули влюбленный рот. Так прошло минут пять, пока по сигналу Солеана Саске не вскочил, убирая сиденье. Парочка тоже оживилась, поднявшись.
   - Привет, ребята, доброе утро! - Приветственно махая рукой, явился белобрысый инструктор с компактным рюкзачком на плечах.
   - Опаздывайте!!! - Синхронно выкрикнули сотоварищи Саске, проглотив вопросы об остальном.
   - Саске-кун? - Игноря выкрики. - Где твои вещи?
   - Вы и вправду будете проверять весь список и рыться в женском белье? - Приподнимая брови. Сакура выпала в осадок. Наруто глупо моргнул, захихикав. Саске сам смутился выданной сентенции, навострив чубик.
   - За мной, - бросил коротко Какаши из-под маски, широким шагом отправляясь к трем столбам метрах в ста.
   Сложив вещи под кустом, он выудил из своего вещмешка один из самых громких и нудных будильников, водрузив его на центральный столб. Два тюка примостились рядом с инструкторским рюкзаком.
   - Ну ладно, заведем на полдень, - как бы делая одолжение, вслух произнес Какаши, заводя будильник.
   До полудня оставался час. Саске слушал вводную в пол уха, настраиваясь на предстоящее дерганье - чакру следует расходовать экономно из-за засевшего в голове растратчика, слившего три четверти! За прошедшее время запас у него дорос до трети. Как Солеан считал рьё, так Саске чакру, экономия обходилась часами тренировок, до автоматизма доводящих затратные дзюцу.
   - Остынь... - похлопывая по желтому ежику и застопорив руку, приготовившуюся метнуть кунай, чтобы отобрать два бубенца. Саске с трудом разглядел движения джонина и потому, что Наруто был как на ладони, ожидаемо вспыхнув на оброненного взрослым "неудачника". Без специального настроя он с одним томоэ вполне мог пропустить перемещение Какаши, но с Солеаном не забалуешь, Саске был готов к такому маневру. - Я еще не сказал "старт"! - С осуждением в голосе, сказал Какаши.
   Нетерпеливый Наруто отступился, но азарт предстоящей драки все так же брезжил из него.
   - Ну, похоже, теперь вы готовы нападать по-настоящему. Убедил я вас, да? - Скептически. - Кажется, вы мне начинаете нравиться... - оглядывая гоп-компанию. - Ладно, начинаем. Внимание... Старт!!!
   -- И зачем же так орать?
   -- Очередная разводка для детей. Нафига прятаться, если надо нападать?
   -- Конфликт приказов. Последний вытеснил предыдущий. Прятаться, бесспорно, полезно, но приоритет на заполучении бубенцов.
   -- Намеренно дезориентирует. Но нам, я так полагаю, это на руку, да?
   -- Соображаешь.
   Оббежав несколько деревьев, ради установки ловушек пропетляв пару лишних раз, Саске взбежал на дерево, закрывшись им от возможного взгляда джонина, решившего поиграть с детьми в прятки. Какаши видел активный шаринган Саске и не задастся вопросом, сколько там у него в действительности томоэ, а издалека за листвой попросту не разглядит, да и Солеан позаботится. Почему не задастся? Потому что, судя по памяти из детства, Учиха-дзин всегда активировали доступный максимум томоэ.
   Только этим летом Саске научился уверенно вращать два томоэ из двух во время боя с собственным водяным клоном, против Солеановского он проигрывал вчистую. Все дело в развитии многозадачности. Многократно возрастающий поток информации от кругового зрения с нижней и верхней периферией во время неподвижной медитации терпим, однако в движении плотность информации возрастала и шаринган жрал чакру, ставя перед выбором между объемом информации и возможностью адекватной реакции на нее. Неподвижность касалась только его тела, но не опоры - Солеан долгое время злобствовал, кувыркая его в воздухе вместе с подушкой-сидушкой, тем самым заодно развивая вестибулярный аппарат. Так что Саске частенько выпадал из режима кругового зрения во время отработки рукопашных приемов или дзюцу, долго мучаясь с поддержкой и контратаками. Не обладающий шаринганом собственный клон прочесть движения не мог и скорость имел меньшую, не испытывая проблем с дезориентацией от перегрузок. Оригинал, когда видел все вокруг, скорость имел еще меньше, но это если находился без ставшего привычным ощущения бегущей в крови чакры от любого из трех хидзюцу, мановением мысли переключаемых после долгих лет упражнений. Саске с двумя из двух вращающихся томоэ выдерживал четверть часа боя с клоном, а потом валился от переутомления, переключаясь на свои обычные черные глаза. Час он держался с одним вращающимся из трех активированных, три часа с одним из двух. Саске мог целую четверть суток непрерывно ходить с одним вращающимся томоэ из одного и сутки напролет с одним томоэ без его вращения.
   Обхватив тонкий ствол руками и ногами, тем самым зафиксировав свое положение, Саске отрешился от мира, без суеты поочередно закрутив все три томоэ из трех. Мир плавно наполнился красками, на последнем этапе болезненно. Парень остановил одно из трех, потом два, вновь завертел и так три раза, разминаясь и привыкая к окружающей среде. Вовремя:
   - Драться!! Давайте драться! - Выскочил мандарин прямо перед сэнсэем, сложив руки на груди, как бы пряча сюрикэны. - Ну же! Давайте драться!!!
   - Знаешь, мальчик, какой-то ты ненормальный, - опешив, выдал Какаши.
   - Ненормальная у вас прическа! - Заорал тот в ответ, метая металл с двух рук. Промазал в столбом стоящего.
   Дальше Саске мысленно выругался на желтого придурка и доставшего из подсумка книжицу джонина, решившего поиздеваться над мелким. Пытающийся достать взрослого Наруто никаких новых приемов Саске не показал, не увидел он ничего сверхъестественно и у Какаши, легко уклоняющегося или уходящего с линии атаки.
   -- Три, - предупредил интуитивный Солеан. Терпя боль, Саске послушно закрутил все три, держа сэнсэя в створе луча своего необычного зрения. Какаши ничему его не научил, будучи опекуном, поэтому сейчас парень сам брал свое, банально копируя Копирующего Шиноби. Запас карман не тянет, как говорится.
   - "Коноха Хиден Тайдзюцу Оги: Сеннен Гроши"! - Специально проговорив название извращенного дзюцу.
   -- Фууу, какая пошлая гадость! - Скривился Соске, поняв суть этого незамысловатого ниндзюцу, чакрой усиливающего боль от удара по копчику, заодно передавая импульс рук, тем самым подкидывая противника.
   -- Зри! - Прерывая досужие мысли.
   Саске едва не пропустил ответное дзюцу угодившего в речную воду Наруто, и чуть не сбился с концентрации, еле скопировав "Каге Буншин но Дзюцу" четвертого ранга. Наруто расслоил свою тень или сообразнее сравнить процесс со вспениваем ее чакрой, один пузырек равен одной копии, которую без додзюцу крайне сложно вычислить. Огромный плюс созданных клонов не только в практически идеальном копировании, но и в передаче знаний и частично опыта оригиналу. Какой огромной эффективности клон-ринга с этим дзюцу удалось бы достичь!
   -- О-откуда? - Неимоверно удивившись знанию киндзюцу, которое он безуспешно пытался подсмотреть у Нара.
   -- Одно, - ответил довольный Солеан, позволяя прекратить доставляющее боль вращение всех трех запятых в глазу Саске. - У него спросишь. На сегодня задача минимум выполнена. Теперь и ты знаешь это замечательное и мегаполезное ниндзюцу. Заметь, какой он расточительный и как мало может держать эту технику, впрочем, для него что восемь клонов, что шестьдесят восемь все едино. Ночью разложим все по полочкам вместе с моими доработками...
   -- Так быстро их состряпаешь? - Следя за бездарным применением клонов, устроивших шумную кучу-малу.
   -- Наработки давно есть. Просто какой смысл было тратить месяцы на изучение, если ты увидел и понял готовое? После разбора со мной ночью на ментальном уровне начнешь применять улучшенную и адаптированную под тебя версию "Каге Буншин но Дзюцу".
   Саске задумался - отец прав. Он и так был загружен сверх меры, отдыхая по четыре часа всего, да и то сознанием, тогда как тело в это время для своих нужд пользовал Солеан, непрерывно следящий за его состоянием. Пока Наруто бесславно продувал Какаши, Саске гордился собой - он сдал экзамен. Его Шаринган еще никогда за пределами Эдема не читал чужие дзюцу (видение Солеана не в счет), никто не знает, что он умеет им пользоваться на таком уровне. Лишь двое могут догадываться, но будут держать язык за зубами.
   -- Ты ошибаешься, Саске, сразу в трех вещах. Свой экзамен ты сдал на первом, простом ниндзюцу. Кстати, весьма изуверском, если вложить, скажем, чакру со свойством Казе и ударить в анус, то разорвет все кишки напрочь, человек умрет от заражения крови, а вот если вложить чакру со свойством Цучи, например, то раздробит позвоночный столб, мгновенно убив. Мозаика второго ниндзюцу сложилась из трех четвертей моих кусочков. Я пробуду в огромном напряжении до самого утра и завтра буду снулой рыбой, потому что в данный момент поддерживаю множественные связи для создания у тебя целостного образа дзюцу. Копирование обычным Шаринганом минует основную память. Шиноби только повторяет дзюцу за оппонентом, он должен приложить определенные усилия, чтобы выучить и применять чужую технику после подражания. Я же задержал твое повторение, заполнив особую буферную память. Ночью в своем внутреннем мире ты сможешь переписать слепок к себе в долговременную память, только после этого следует повторять увиденное, высвобождая временный буфер и затем сразу пользуя основную память, закрепляя результат. Таков механизм Шарингана. У тебя благодаря мне места сейчас хватит еще на одно малогабаритное дзюцу. Так что вот еще один момент, нуждающийся в тренировке. И помни, зафиксировав в буфере дзюцу, ты другие уже скопировать не сможешь - читать да, но не повторять, тем более с обгоном. С Мангекё это ограничение поддается тренировке.
   Саске огорчился, однако уныние быстро прошло мимо. Он сам выбрал такую жизнь в бесконечных упражнениях, изнуряющих морально и физически. Он брал упорством и целеустремленностью, находя удовольствие в такой жизни, видя радости там, где другие впадают в печаль. Не всякий чюнин мог наравне выступить против нынешнего Саске, ото всех скрывающего свои таланты. Даже объемы чакры и те Солеан маскировал. Он плавно возвращал чакру уже в Эдеме, продляя время клон-ринга и увеличивая количество подходов в катондзюцу из семейного наследия.
   -- Три, - скомандовал Солеан. - "Маген: Наракуми но Дзюцу"! - Передавая мысленный выкрик Какаши, из-за чего создавалось впечатление, будто джонин проговаривает рунные печати как заправский генин.
   Тем временем Какаши поймал в гендзюцу рыскавшую в поисках Саске Сакуру. Что увидела девочка в вихре листьев, падая в обморок, не ясно, но парень догадывался, какой у нее может быть самый сокровенный страх, воплощаемый в иллюзию. Шиноби даже выдумывать ничего не надо, просто кольнуть в особую область мозга и всех делов.
   "Пора!" - подумал парень, спрыгивая на землю. Таскаемый в утяжелителях-бинтах центнер работал на пятьдесят процентов. Шаринган плавно опущен до одного неподвижного томоэ. Саске готов действовать в соответствии с ограничивающими установками.
   - Я не такой, как они, - выдерживая угрюмый образ паренька-одиночки.
   - Скажешь это после того, как отберешь бубенец, Саске-кун, - отлепляясь от ствола дерева с книжицей в руках, которую перечитывал, поди, десятый раз, ловко листая страницы большим пальцем левой руки. Интерес читался в его правом глазу, смотрящем снизу вверх на юного генина.
   Саске сузил глаза, метая с двух рук сюрикэны.
   - Какой примитив, этим меня не взять, - так и кричал его глаз, однако рука спрятала книжку. От греха подальше.
   Если он и хотел произнести что-то вслух, то не на того напал. Саске ухмыльнулся, видя движения взрослого, второй раз в нужную сторону отпрыгнувшего, избегая ловушки с ножами из печати, действующей по кинетическому сигналу (разрезанная одним из сюрикэнов веревка). Пока тот летел в прыжке, Саске сам подпрыгнул и с разбегу сделал вертушку, целясь левой пяткой в голову, но напоровшись на блок левой рукой с попыткой выкручивания правой. Захват удался, но Саске уже оттолкнулся от земли, ударяя правым кулаком. Блок с захватом, обе руки Какаши заняты. Добивающий удар второй ногой попал в блок из скрещенных рук, теперь полностью занятых сдерживанием одной руки и двух ног Саске. Это давно разученная связка с поправкой на ситуацию - вместо коварного удара в промежность выполняется захват бубенцов, коварный.
   - Ну... Готов признать, ты не такой, как они, - заключил толчком отскочивший джонин, впечатленный тем, что правильно книгу убрал. Какаши сумел отодвинуть таз с прикрепленными к поясу бубенцами. Саске не хватило скорости, и он не дотянулся до уверенного сдергивания.
   - Хех! - Змея, коза, обезьяна, свинья, лошадь, петух. "Катон: Гокакью но Дзюцу"! На доступном максимуме складывая ручные печати и выдувая огромный шар огня, диаметром в три своих роста.
   Едва не забывшись, Саске в поисках джонина закрутил головой, а не томоэ. И, конечно же, пропустил незнакомое ниндзюцу, которое даже прочитать не смог - рука неожиданно схватила его за ногу и по шею втянула в землю, плотно стиснувшую добычу.
   - Боевые умения шиноби, урок третий: ниндзюцу. Хотя твои и впрямь появились рано, - присел взрослый, высокомерно глядя в шаринган с одним томоэ и поправляя пылающий узелок пионерского галстука. - Но знаешь, как говорится, каждый сверчок знай свой шесток.
   - Ксо!.. - ругнулся Саске в спину пошаркавшего с книжицей дальше. Повернутый на пошлом сэнсэй сдавил все пониже пояса с двух сторон, недвусмысленно давая понять, что разгадал коварную связку приемов.
   - ААА! Его отрубленная голова! - Громко завизжала выбежавшая из кустов девочка.
   Бух.
   -- А, спаси меня, Солеан! Она же воспользуется... - в ужасе представив, как та подползает, поводя губами, причмокивая и облизываясь.
   -- Самому слабо? - Изумленно.
   -- Бли-и-ин, надо же было так опростоволоситься и запаниковать на пустом месте, - досадливо признавая ошибку.
   - Ты живой!!! - Очнувшись от произведенного Саске шума, выбравшегося взламыванием земляной ловушки.
   - Ц-ц-ц, остынь! - Изворачиваясь от объятий. - До полудня еще есть время... - намекая.
   - Саске-кун, ты все еще надеешься отнять бубенец? - Растерянно спросила Сакура.
   - Уже касался, - пожимая плечами.
   - Что-о? А... Молодец, Саске-кун... Знаешь, времени мало, может попробуем сдать еще раз?
   Саске презрительно зыркнул на сразу завядшую розочку.
   - Только я имею право убить его... - останавливаясь для отыгрыша роли. Сплетница выболтает Ино, а та всему свету.
   - Э? Какаши-сэнсэя? - Удивленно и еще сильнее растерявшись.
   - Тогда я плакал... - грустно.
   - Плакал? Что... ты о чем?
   - Я должен стать сильнее, - отрезал Саске.
   - Бззынь! Бззынь-...
   - Ксо! Время вышло, - зашаркав к столбам от пребывающей в непонятках и тревоге Сакуры.
   Саске проигрыш не смутил, он едва ли на десятую часть своей текущей силы действовал. И вид привязанного коротышки, пучившего голодные глаза на два бэнто, позабавил, но виду он не показал, хмуро сев сбоку. Позавтракал он славно, с запасом, тренировка оказалась прогулкой на природе и только.
   - О! Какие у вас у всех глаза голодный, - с намеренной ошибкой в последнем окончании обобщил нарисовавшийся сэнсэй с походкой, совершенно не тревожащей бубенцы. - Кстати, насчет тренировки, вам не нужно возвращаться в академию.
   - Эй! Значит-значит! Мы трое!.. - Ура!!
   - Ага, вы трое, - радостно смежив веки дугой. - Должны забыть о карьере шиноби! - Рявкнув так, что уши заложило.
   Возмущение мандаринчика беспредельно. Саске внутренне хмыкнул, готовясь.
   - Потому что вы трое всего лишь капризные детишки, не заслуживающие звания шиноби, - вынося вердикт в последней инстанции.
   -- Нихи-хи, мой юный падаван, сколь ты коварен! - Копируя недавний смех Наруто. Операцию по захвату бубенцов Саске продумывал от и до самостоятельно.
   Саске заскрежетал зубами, нога сэнсэя придавила его голову к земле после неудачного броска. Рассыпавшиеся бубенцы удостоились одного - одного! - моргания, а потом из сумочки были извлечены их дубликаты и забренчали под самым ухом, крайне нервируя.
   - Я же говорил - детишки, - глумливо.
   - Не топчите Саске-куна!
   - Вы недооцениваете шиноби, детки. Зачем вас разбили на команды и отправили сюда?
   - Ээ..
   - Вы это о чем?..
   - Проще говоря, вы так и не поняли главное.
   - Главное? - Совершенно сбитый с толку Наруто с трудом напрягал извилины.
   - Да. Вы не поняли, что хотят проверить этим экзаменом.
   - И? Что за главное?
   - Господи боже мой... - вздыхая на беспросветную тупость.
   - Аааа, даттебайо! Да скажите же, наконец!
   - Это... работа в команде! - Припечатал Какаши.
   Саске терпел унижение, слушая разглагольствования про команду, про их ошибки, про специально созданные условия с двумя, а не тремя бубенцами, даже стерпел кунай у горла, когда Какаши пригрозил убить его, если Сакура не зарежет Наруто.
   - Если враг возьмет заложника, вам придется сделать выбор, но это никого не спасет, - говорил меж тем правильные слова Какаши, над которыми Саске всерьез задумался. Он действительно привык со всеми проблемами и задачками справляться в одиночку, кооперируясь с другими на время заданий в АШК, но не более того. Чтобы так поступать, надо дружить. Вот тут Саске понял подоплеку - одну из! - их команды. Два полюса связаны симпатиями к одной девочке, два живых оружия, способных покинуть Коноху или насмерть друг с другом схватиться. Он давно как-то размышлял об этом, а тут оно всплыло в таком вот жутком свете. - Выполняя миссии, вам часто придется рисковать своими жизнями.
   Какаши наконец-то слез с Саске, почувствовав агрессивный взгляд в спину, но не обратив на него внимания. Джонин подошел к памятнику, упрощенному подобию мемориала на соседнем полигоне из пары черного камня в виде граненого пламени и стоящего напротив "Вечного Огня". На камне вырезаны имена погибших героев, чтобы все помнили, чтобы каждая тренировка напоминала.
   - Ну ладно, я дам вам еще один шанс. Но после обеда битва за бубенцы будет куда сложнее. Желающие участвовать могут пообедать, но Наруто еды не давать в наказание за то, что сам пытался все съесть. Кто поделится, сразу вылетит! Правила здесь устанавливаю я. Усекли?! - Давил своим рангом джонин, грозно наставив глаз.
   - Хех! Не нужна мне еда, так справлюсь! - Излишне оптимистично заяви Наруто после исчезновения сэнсэя.
   Крутанув луч томоэ, Саске обнаружил того в области слышимости, спрятавшимся за деревом и эманирующим повышенным вниманием, по которому он и распознал месторасположение Какаши.
   - Ик!
   - С-саске-кун?
   - А вот я тебя, в отличие от Сакуры, убью, Наруто, - скребя кунаем кожу цыплячьей шеи. - Обязательно зарежу... - кровожадно лыбясь прямо в шокированное лицо, - если ты прямо сейчас не поклянешься мне в том, что никогда больше не будешь ко мне приставать и домогаться своими дебильными пакостями, ну?! - Строя зверскую рожу.
   - К-клянусь, ик...
   - Ну вот и отличненько, - лучезарно улыбаясь и взлохмачивая пушистый желтый ежик волос.
   Пока Сакура стояла с отвисшей челюстью, Саске чиркнул по веревкам, привязывающим напарника к столбу. Дрогнувшие ноги Наруто не выдержали его, он упал на четвереньки. Если бы он действительно завтракал, то сейчас был бы с душком. Пока мандарин приходил в себя, пытаясь отдышаться, Саске тихо-мирно сел вскрывать покупной бэнто в одноразовой упаковке. Сакура поломалась, чуть-чуть, подобрала нижнюю челюсть и тоже села шуршать оберточной бумагой.
   - Очухался, Наруто? - Участливо... получилось бы, не будь голос мрачным.
   - Даттебайо... - ругнулся Наруто, садясь на попу.
   - Держи, - ставя перед ним бэнто, лишенное уже отправленного в рот кусочка рисового пирога.
   - Но Саске-кун, сэнсэй сказал же... - всполошилась розовая. А Наруто просто очумел.
   - Во-первых, я отлично позавтракал в ресторане на тысячу девятьсот рьё, - тайно любуясь реакцией. Обычная их трапеза вряд ли превышала стоимость в сотню-другую, а рамен в пакетиках вообще в разы меньше этого стоил. - Во-вторых, у меня полно нормальной еды с собой. И в-третьих... - заговорщическим тоном и довольно глядя в их шокированные лица, - в команде от голодного Наруто больше вреда, чем толку! А ну взял палочки и съел суши! - Саске хотел гавкнуть, но передумал, прошипев приказ. Его тут же выполнили на автомате.
   Хрящик не ожидавшего ничего подобного Наруто судорожно скользнул вверх-вниз по куриной шейке. Сакура недолго сидела понурой, мужественно сунув свое начатое бэнто прямо в нос мандарину.
   - Спасибо вам... - шмыгнул растроганный малец, проглотив кое-как пережеванное суши.
   - АХ ВЫЫЫ!!! - С грохотом в облаке пыли и листьев. Появился монстр-Какаши, в чудовищном гневе пуча правый глаз.
   Сакура попыталась защититься руками от неведомой угрозы. Наруто проглотил кусок дешевой рыбы, не жуя, в который раз за этот день вылупив зенки и закричав во весь открытый рот о тридцати двух желтоватых зубах.
   - Вы сдали! - Нагнувшись и выразительно лупая счастливым глазиком. - Хех!.. - Довольно улыбаясь произведенной реакцией.
   - Э...
   "Позер" - подумал про себя Саске.
   - Сдали? Но почему? - Обескураженно. Саске предпочел играть в молчанку.
   - Вы первые, - довольно жмурясь в сторону Наруто и Сакуры.
   - Что?
   - Все остальные просто делали то, что я им говорил. Дурачьё! Шиноби должен просчитывать все наперед. Тех, кто нарушает законы мира шиноби, часто называют ничтожествами. Но знаете что? Те, кто не заботится о своих товарищах - они куда как хуже... - понизив тон и буравя взглядом Саске, изредка мажа по остальным.
   - Ах! - Ха! - Вздохнула желто-розовая парочка.
   - Тренировка закончена! - Встав в клевую позу с оттопыренным вверх большим пальцем. - Вы все сдали! Завтра команда номер семь приступает к миссиям!

Глава 18. D1

  
   *** Солеан
   - Похвально, - благодаря за желание избавить от мучений. - Рано или поздно вхождение во внутренний мир посредством медитации получится, - говоря с надеждой в голосе.
   Саске кивнул. Поспешно оставив Здание с иллюзией своего присутствия, он вбежал во Врата, перемещаясь домой. Упорства ему не занимать - сразу "Шуншин" в сад камней, полное разоблачение и поза лотоса на камне со специально продавленной верхушкой. Он научился чувствовать и различать по цвету сенчакру, но манипуляции ею никак не давались, как и выход во Внутренний Мир. Тело ощущал и управлял им, благодаря дыхательной гимнастике научившись задерживать дыхание на час, учащать и замедлять пульс, управлять пищеварением. Однако скольжение вовнутрь, в подсознание, выходило отвратно, вообще никак. Вследствие тренировок сон к нему приходил после опустошительных нагрузок, уснуть иначе Саске заставить себя не мог из-за метаболизма тела. Вот из сновидений у него нет проблем с переходом во Внутренний Мир, копирующий Дом (много месяцев он бился над этим образом, отвергая мои более рациональные предложения).
   - Я здесь, - железобетонно.
   - Молодец! - Гордясь достигнутым успехом.
   - Скользнул по твоим нитям, - приуменьшая свое достижение. - Ты не скрывал особо тропку, я бы и сам смог, - желая быть независимым.
   - Тебя посетило озарение, сын, мои слова помогли сложиться...
   - Извини. Давай начнем разбор? - Торопясь в быстром темпе вальса заполучить новые дзюцу.
   Не счесть, сколько я вел лекций, пользуясь легкодоступными во внутреннем мире наглядными инструментами. После поступления в АШ я ввел практику конспектирования своих лекций, разрабатывая память и аналитическое мышление, так же у Саске развивался почерк и способность писать с двух рук одновременно. Поначалу он выводил двумя руками одинаковый текст, потом на одну тему, затем две разные лекции.
   Оптимизация "Каге Буншин но Дзюцу" заключалась в гроздевидной структуре пены и строгой дозации, что, в принципе, нарабатывается множеством использований этого дзюцу. Наруто едва обрел эту технику и действовал подобно мальчику, опустившему трубочку в мыльный раствор. Подозреваю, наложенная его отцом печать на свиток запрещенных техник (который он украл, если точны мои источники информации из далекого прошлого), помогала усвоению одним чтецам и мутила разум другим. Судя по полигону, у Наруто каждый клон содержит кусок его ауры, слепок личности и памяти, на создание которого уходит основной объем чакры. У "Мизу Буншин" механизм иной: в созданную (что крайне затратно) или структурированную воду вкладывается чакра с частичкой ауры (выраженной управляющей чакрой волей), разрушающейся после уничтожения клона. Управлять элементом не в пример легче, чем создавать и поддерживать копирующую оригинал чакральную систему в плотной оболочке, схожей с "Хенге". "Мизу Буншин" управляется оригиналом, по крайней мере, так его использовал Какаши. Саске недели потратил на освоение примитивных команд "шаг", "бег", "прыжок", прежде чем "научил" клона относительной самостоятельности путем копирования моторики шиноби и прочих действий, для использования которых оригинал "приказывает" клону сделать то-то. Поначалу Саске упражнялся с принеси-подай, потом тренировал оптимальный выбор клоном боевых комплексов в динамике схватки - долго, зато качественно. У Наруто на полигоне отсутствовала прямая связь между клонами, а когда лопался один пузырек-клон, всем прочим доставалось его знание. К оригиналу в момент "смерти" клона возвращается кусочек ауры, неся информацию, обработка которой сродни пищеварению, она отнимает силы и коррелирует с основой сущности, в итоге складываясь в усталость, будто бы пришедшую от клона вместе с данными.
   Полезен обычный "Каге Буншин", однако в бою важнее координация и минимизация затрат чакры на используемые техники. Посему мы с Саске компановали дзюцу на основе лучших узлов из механизмов двух техник.
   Во-первых, позаботились об эффективности и безопасности - при помощи фуиндзюцу реально пленить теневого клона и допросить его. Мы сделали клонам терминальный доступ к основной памяти, оставив создаваемый чакрой дубликат мозга. Самостоятельно думающий клон после смерти, сам или по команде будет делиться накопленной информацией, а после отмены дзюцу или уничтожения вдобавок еще и кое-каким опытом. Жаль, но от угнетения ауры никуда не деться, иначе передаваемое от клона плохо усвоится. Получился эдакий кластер. Время удержания дзюцу индивидуально для каждого клона и зависит от копируемого с оригинала объема вспомогательной памяти, скорости ее заполнения клоном, умения фильтровать мусор. Как вариант оригинал устраивается в безопасном месте и входит в транс, занимаясь сбором информации и выдачей команд. Каждый клон, оказавшийся в ближнем радиусе пользователя дзюцу (у Саске он пока не превышал его роста), способен подзаряжаться. "Нинпо: Каге Буншин но Дзюцу".
   Во-вторых, усилили тело элементом. Хех, "Хокаге Буншин"! Водяной клон через год от первой кляксы разливался лужей только от потери целостности попаданием куная в конечность, шею, голову или область сердца, однако спокойно принимал их в живот, метая с руки в обратку. Оболочка теневого клона Наруто слегка пружинила, принимая удары простых кулаков, однако разрушалась от меткого попадания сюрикэном или тайдзюцу. У элементных теневых клонов остаются уязвимыми только управляющий центр (голова), аккумулятор (сердце) и связующий их канал (шея), остальные повреждения целостности чакра восстановит. "Нинпо: Хокаге Буншин но Дзюцу". "Нинпо: Казекаге Буншин но Дзюцу". "Нинпо: Райкаге Буншин но Дзюцу". "Нинпо: Цучикаге Буншин но Дзюцу". "Нинпо: Мизукаге Буншин но Дзюцу". Каждый может превосходно сыграть роль камикадзе, эффективных в ближнем бое, или полностью вложиться в одно из элементных ниндзюцу.
   Разработали вариации "Нинпо Шаринган", условно передающие клонам додзюцу, однако время существования такого клона в два раза короче, а с активированным шаринганом чакра мигом кончается. В будущем с заменой нинпо на сенпо эта проблема станет гораздо менее актуальной.
   - А теперь у меня возникает закономерный вопрос. Зачем ты растишь в том цилиндре моего двойника?
   - Предпосылки, - как обычно требуя формулирования мыслей.
   - Как я понял, двойник предназначен для выделения у меня второго потока сознания, чтобы решить проблему объемного восприятия. Первый будет только воспринимать и обрабатывать информацию, второй в полной мере управлять телом, должным образом реагируя на ситуацию. Но разве с только что разработанными клонами нельзя провернуть то же самое? С ними и два, и три, и десять потоков можно натренировать.
   - Ключевое слово - натренировать. Чакра создает суррогат, клон по природе своей зависим. Со временем, с примерной оценкой в годы, реально переложить опыт с клонами на повседневную жизнь. Двойник же это экстремальный экспресс-метод, причем доступный после накопления опыта с "Нинпо Шаринган". Мы применим трюк, обманув твой мозг в момент установления связи. Хех, и начнется кромешный ад! Продублируются все телесные ощущения, поначалу ты даже конечностями двигать будешь вразнобой, постепенно учась разделять два тела и понимать, какое голодное, а какое хочет по нужде, какое чешется, а у какого затекла конечность. Так мы заставим сознание разделиться на две части и работать параллельно в два потока, обрабатывая опыт двух одинаковых тел, - улыбаясь. Будет потешно наблюдать за потугами Саске совладать с самим собой.
   - Эм... а как же миссии? Ведь это на месяц затянется, как полагаю, да? - Почесав затылок, через пару минут озадачился Саске. От кое-каких паразитных привычек весьма трудно избавиться, да и неохота подчас.
   - Все в твоих руках, - с верой. Он вполне сам справится с обоими вопросами.
   Я вошел во вкус, сожительствуя и сопереживая. Слежение и участие в процесс становления личности это бесценный опыт. Еще полезно видеть в других свое отражение, особенно в детях и воспитанниках. Приняв решение вести Саске по жизни, перестал разрываться между прошлым и будущим, в конце концов, время всего лишь еще одна переменная, подлежащая расчету при возврате. Даже если мне не удастся совладать с объемами вычислений, я не шибко расстроюсь - раз пережив кардинальную смену обстановки, легче адаптироваться при повторении. Вовсе отступиться не дает взятое на себя в прошлом обязательство, к счастью бессрочное.
   - Хорошо. Тогда такой вопрос - почему себе тело не вырастишь? - Испытующе.
   - Хех, хороший вопрос. Рассмотрим примитивный пример - шкаф. В разобранном виде он занимает гораздо меньше места. Возьмем близкую аналогию - молекулу ДНК. В ней заархивировано все тело, образно выражаясь. Завершившийся давеча процесс распаковки ты месяцами воочию наблюдал в эмбриональной колбе. Когда я бежал из лап Бога Смерти, то заархивировал очень многое, грубо сжался от размеров с Луну до речного голыша. Как от эмбриона нельзя получить зуб, пока тот не подрастет, так и я не могу извлечь из архива с матрицами своих тел хоть что-то путное без разворачивания всего объема. Увы. И выращивание супермозга весом даже в тонну тут ничем не поможет, - печально улыбаясь мыслям Саске, - и дело не в преобразовании форматов хранящихся данных. Когда освоишься с риннеганом, мы сможем разговаривать предметно, - упирая на "когда", никаких "если" быть не должно, я приложу все усилия.
   - Но ведь ты можешь и в мою копию вселиться, разве нет? Обязательно свое надо? - Глядя умным взором из-под челки.
   - Плохо... Я не вселялся в твое тело. В первый раз я приник к душе у основания связи с телом, потом ты впустил меня внутрь. Сам я не могу вселиться в тело, тем более в пустое, без души, только если договорюсь с душой или порабощу ее. Отсюда проистекают проблемы с чакрой, которой у меня как таковой попросту нет, ведь это энергия тварного мира, а не астрального, где я обитаю. У тебя сложилось неверное впечатление от моих манипуляций с "Мизу Буншин", мы же только что все разобрали. Я клона связывал со своей памятью и прикрывал себя от тебя, чтобы спарринг-партнер был нечитабелен изнутри, так сказать. С двойником все гораздо сложнее. Когда я беру твое тело под контроль, ты становишься наблюдателем, получающим ровно тот поток информации, какой умеешь сам извлекать. Просыпаясь, ты помнишь все, чем занималось твое тело, исключая эмоциональную нагрузку, которую во сне не мог с меня считывать. Двойник это полноценное тело, с ним все будет точно так же, как с оригиналом - ты будешь знать все от "а" до "я" в рамках своей компетенции, так сказать. Саске, я понимаю твое желание иметь свои собственные секреты, тайные даже для меня, но в нашем случае это принципиально невозможно.
   - Плохо... - подытожил смущенный парень, вспомнив кружочек на платье и запылав от плеч, еще толком не понимая, почему и отчего так, ибо был слишком зациклен на формировании правильной мускульной ткани и прочем таком.
   - Ладно, давай перенимай "Коноха Хиден Тайдзюцу Оги: Сеннен Гроши" и "Маген: Наракуми но Дзюцу", да потом сразу пробовать на клоне. Эти две техники по два раза подряд, мой водяной клон сдюжит. Потом остальные. За три дня я набрал много твоей чакры, ее буду передавать тебе и первому клону тени. Вы с ним вдвоем используете только что запомненный "Каге Буншин" и отменяете, потом вместе выоплняете все простые нинпо, начиная с теневого. Затем ты отменяешь самую первую технику с клоном и применяешь "Нинпо Шаринган: Каге Буншин но Дзюцу". Этот клон будет смотреть на твое последовательное применение пяти элементных. За сим чакра кончится, и ты вырубишься до утра с последующими мигренями, оставляя подсознанию с моей помощью обрабатывать и систематизировать опыт. Все же в один присест выучить пятнадцать новых дзюцу это чересчур.
  
   *** Саске
   Утро красит. В цвета боли.
   - Мигрень?! Да в голове слоны топчутся, насилуя мозг! - Негодуя. Про себя. В проблесках между болью.
   Казалось, от каждого движения серое вещество в черепушке плескалось тудым-сюдым. Парень не смог подняться с травы, в которой провалялся больше полусуток. Он смутно припоминал, как Солеан выжимал из него последние жизненные соки, лишь бы теневой клон с шаринганом запечатлел образование всех остальных. Несмотря на умение собирать собственную чакру, разливающуюся после отмены ниндзюцу, Саске катастрофически не хватало ее - расход шарингана у находящегося в ближнем радиусе клона в единицу времени кратно превышал скорость восполнения. Солеан в это время контролировал правильность обращений к памяти, и помочь не мог. Тогда кто же его выжимал? Ведь обычно...
   Клон!!! Его чуть не угробил собственный клон! Понимание отдалось в голове взрывной болью, вырвавшей протяжный крик. Если Солеан что и пытался сообщить, Саске его абсолютно не слышал за пеленой боли. Схватившись за голову, он катался по траве и надрывно кричал, инстинктивно (или рефлекторно, или по приказу) успев сгруппироваться и упереть лицо в ноги, чтобы пальцы ненароком не выдавили пульсирующие сгустки неимоверной боли, в которую превратились его глаза.
   Как учили, Саске нашел в себе усилие воли, надобное для отрешения от боли. Тело сразу застыло в позе эмбриона, судорожно подрагивая. Голову накрыл шквал, его вообще всего штормило. В состоянии отрешения нет мыслей.
   Постепенно состояние нормализовалось. Медленно, но верно боль стихала, выпуская мозг из своих тисков. Саске ждал. Он тянул, ощущая мягкость травяного ковра, разглядывая перьевые облака над их кучевой маскировкой, впитывая свежий запах зелени и чириканье поселившихся на острове птиц.
   - Доброе утро, Саске, - ободряюще прерывая отходняк от шока. - Вчера ты сжег всю свою чакральную систему, - говоря осуждающей и грустной мелодией. - Пять основных свойств не зря структурируют в круг посолонь. Ты поменял местами молнию и ветер, вихрь модулированной чакры сбился, перестав впитываться - глупейший поступок. Я специально отсрочил восстановление, чтобы ты помнил о расплате за ошибки, чтобы вспомнил об отрешении от внезапной и всепоглощающей боли, - наставительно. - И еще чтобы ты обрадовался долгожданной и досрочной гармонизации - раз старую чакральную систему ты благополучно похерил, то в преддверии планов отсутствовал смысл в ее реконструкции. Хоть какая-то польза, ну...
   - Заткнись, - хрипло процедил Саске, которого теперь донимала обещанная мигрень.
   - Хамло, - сплюнул Солеан-призрак, исчезая.
   Помимо мигрени докучала незначительная ломота во всем теле и отголосок испытанной боли при попытке ощутить чакру. Действительно, какой демон его дернул отдать приоритет молнии вместо ветра? Признаться, Саске после первого появления в Эдеме бредил молнией, как Наруто титулом Хокаге. Вот только не светила она ему и все тут, Солеан вечно находил что-то приоритетнее. Например, семейное наследие. "Нинпо: огненная длань". Примитивное нинтайдзюцу, в освоении которого помогли гербы на руках. Чакра шла по руке, расходилась веером в кисти и частично выходила из тела, преображаясь в огонь. После активации следовал ускоренный пробивающий удар выпрямленными пальцами, ребром ладони или кулаком с причинением ожогов разной степени тяжести вплоть до полного иссушения плоти в месте попадания. Естественно, дзюцу дополнили черным и белыми вариантами - черная длань успешно применена на бубенцах. Однако в данный момент Саске было абсолютно все фиолетово.
   Провалявшись еще несколько часов, пока желудок не издал жалобную трель, Саске, кряхтя, поднялся, вяло похрустел суставами, оберегая голову от сотрясений, и поплелся принимать контрастный душ. Ополоснувшись, той же вялой походкой он пошел завтракать дарами сада - фиолетовых слив в этом году уродилось море, как и гроздей томатов черри, желтых и красных, сладких и солоноватых. Оглядев свое поджарое полутораметровое тельце с отличным рельефом жилистых мышц, начал одеваться с боксеров, готовясь топать на свою первую миссию в команде номер семь.
   - Учиха Саске, - навис сверху одноглазый, держа руки в карманах. Сакура за его спиной состроила умиленно виноватую рожицу, Наруто насвистывал чего-то бодрое и делал вид, что не существует Саске, с руками в карманах шорт медленно прошаркавшего к группе у ворот Конохи. У каждого ожидающего за спиной висели те же самые рюкзаки, что и вчера. - Ты опоздал на три часа, - констатируя неприятный факт.
   - И вам доброе утро, Хатаке Какаши, Сакура-тян, Наруто-кун, - попытавшись обойти, так и не приподняв лица.
   - Вся команда ждала тебя одного! - Повышая голос и загораживая собой путь.
   - Я прилежно усвоил ваш вчерашний урок номер ноль: пунктуальность к чертям собачьим, - равнодушно и не повышая голоса.
   - Саске-кун, как можно!.. - Эээ?! - Нихи-хи... Кхм, - одновременно с реакцией Наруто и Сакуры прыснул в кулачок кто-то из шиноби-охранников, кашлянув для отвода уха.
   - Мна... Не было ни нулевого, ни минусовых уроков, Учиха Саске, - грозно. - Потрудись найти достойное объяснение своему опозданию, иначе... - давая волю фантазии с любым из жутких окрасов.
   - Да он... эм... - и сдулся, почесав отвернувшуюся тыковку. - Не наказывайте Саске-куна, сэнсэй! Он исправится, ведь правда, Саске-кун? - Поворачивая личико с одного на другого.
   - Я высоко ценю свое время, - все же стал пояснять Саске, рассудив, что конфликт на больную голову ни к чему хорошему не приведет, а пар он позже спустит. - И команды. Сакура-тян, Наруто-кун, извините за опоздание, с меня причитается обед.
   - Ой!.. Саске-кун!.. - Я люблю рамен! - Высказываясь одновременно.
   - Ты не объяснил, - вновь загораживая собой путь.
   - Бесполезно объяснять дуракам и начальникам: первые слушают и ничего не понимают, вторые все понимают и потому не слушают, - честно процитировал Саске влезшего Солеана. - Сакура-тян, Наруто-кун, а вы как провели вчерашний вечер? Я вот перенапрягся, усваивая вчерашние знания, и сегодня еле встал, мучимый мигренью... - повернув голову в сторону прислушавшейся парочки.
   - Аа, а я... - Нихи-хи! - Сразу с двух сторон, правда, с одной сразу закашлялись.
   Саске не поднимал головы и лица Какаши не видел, зато заметил взметнувшуюся руку, обдавшую ухо ветерком. Судя по тени, командир выпрямился, почесав макушку. Сам собой пришел вывод: сэнсэй них** не знакомился с их досье из АШ, согласно которому только что отмоченное парнем укладывалось в норму, противоречащую сложившемуся на глазу опекуна в Чибико образу замкнутого буки, вроде как научившемуся выразительно молчать.
   - Мн... Наруто... заруби себе на носу...
   - У него там места нет, - буркнул Саске со спокойным и как всегда малоэмоциональным, акромя мрачности, лицом, мазнув злыми черными глазами по дернувшимся голубым, безуспешно вчера выводящим на заборе Здания всякие гадости желтой краской. Минут через пять после его художеств от слова "худо" забор становился девственно-чистого зелено-коричневого цвета. Раз пять он пытался в разных местах, пока стибренная банка с лакокрасочным содержимым не кончилась. Вернувшись с Эдема в свое Здание в Конохе, Саске сразу же словил емкий отчет, пошедший кровью из носа, про боль в голове и говорить нечего.
   - М... в общем, так принято... что мна... шиноби, которые... хулиганы и наглецы, драят общественные уборные... Мн, вместе со своей командой. Во-от, - разворачиваясь на пятках в сторону постового пункта, поставил Какши жирную и вонючую точку.
   Наруто выпал в аут - он отлично запомнил свой первый год в АШ, красноречиво всплывший на его динамичную физиономию. Сакуру тоже всю перекосило. Саске же пожалел усилия на пожимание плечами. У него в голове плескалась боль, а стоило хотя бы на миг активировать шаринган, как все сразу же начинало двоиться и троиться, в лучшем случае. Это чудовищно удручало парня, отчего отросший на макушке клок колол взгляды окружающих.
   В отличие от рядом стоящего, сидящий постовой являл собой воплощение вселенской апатии со вставленными в глаза спичками. Он долго пытался сверить поданные удостоверения с наличествующим лицом, еще дольше выводил кандзи в книге учета. Какаши в итоге сам вписал пункт назначения. Двое сотоварищей ничего не заподозрили, а Саске и так знал, чего ожидать. В свое время он прогуливался по финансовому центру, даже две миссии по доставке редких попугайчиков и цветочков заказал, заделавшись галантным мужчиной, дарящим беременным женщинам милые подарки, баснословно дорогие - попросту говоря, сорил деньжищами в пику Солеану. Повезло же каким-то генинам, выполнившим эти миссии по полуторной максимальной ставке.
   Зыркнув разок на пеструю доску почета, объявлений, розыска и рекламы, Саске уныло вошел в ритм спортивной ходьбы, чтобы успевать за широко пылящим впереди Какаши, вперившим свой взгляд во вчерашнюю книжку. Сотоварищи побухтели, но вынужденно приноровились к сэнсэю, после долгого стояния с баулами сгибаясь под их тяжестью при движении. По АШ троица примерно знала друг друга, разговоры сразу не заладились, хотя Сакура пыталась вспомнить, что из вчерашнего она делала полезного, но быстро завяла на мытье посуды.
   Саске привык видеть голую мощь безбрежного океана, для него луговой пейзаж с рощами внове. Справедливо посчитав, что вероятность смертельной опасности для жизни вблизи деревни и в сопровождении джонина ничтожно мала, ставший гениным юный гений привычно отринул мысли, сейчас приносящие боль, и шел, стараясь поймать наслаждение зеленой панорамой с жужжащим луговым многоцветьем. Помогало, впрочем, иначе и быть не могло для тренированного Саске, пытавшегося сбежать от лика слабости - без крови генерации и шарингана хотя бы с одним томоэ он чувствовал себя беззащитным пентюхом.
   Огненные-Морковки встретили их через три часа пешего хода по сухим проселочным дорогам с тележными колеями и глухим тропкам, якобы сокращающим путь. На окраине стояло единственное утлое строение с выгоревшими в серь досками и покосившимися опорными столбами. Дальше домики кое-где пестрили древесиной свежей покраски, кое-где уже успели простоять два-четыре сезона и обветриться. Мельком замеченная Листва и символ АШ выдернули мозг из созерцания, на губы залезла кривая улыбка, неправильно понятая деревенской красавицей и тут же ее загородившей розовой. Не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы дотумкать до очевидного - селение Огненные-Морковки поставляет провиант в Академию Шиноби Конохагакуре для пропитания на данный момент двукратно возросшего числа прожорливых ртов, отъедающихся за все годы бедствий. Саске по выходным совершал вояжи по деревне и находился в курсе многих вещей. Как, например, объявленный конкурс за место в АШК, больше трех классов по тридцать учеников не набирающего - потенциально могущих и желающих поступить в это году набралось свыше сотни.
   Насколько сумел понять Саске, раньше все три года обучались всякие неучи, к которым в класс на год пихали одиннадцати-двенадцати летних, выпуская кое-как умеющих писать и читать генинов, сразу впрягающихся в миссии. Клановые предпочитали домашнее обучение, чисто для галочки отучиваясь в академии положенный по минимальному стандарту год, тем самым способствуя вырождению сего института начального образования. Но после организации Фонда Помощи Сиротам приток одаренных значительно вырос, приюты полнились. Конохе требовались и простые чернорабочие, обязанные деревне, давшей стол и кров. Не попавшие в АШК претенденты отлично пристраиваются подмастерьями, которым прочат карьеру токубецу джонинов и для которых с этого года будет организован отдельный спецкласс с годовой программой вместе с экстернатом. Сандайме Хокаге активно выдавливал посредственность из Конохи в окрестные деревни, росшие как на дрожжах. Саске заметил четыре типовых строения, штампованных древесным ниндзюцу для верхушки Огненных-Морковок, заждавшихся последнюю на сегодня команду. Саске прикинул пройденное петлями расстояние с горными ориентирами и сделал вывод: их водили окольными путями, чтобы только не пересечься с командами возвращающихся сокурсников.
   - Полоть гря-адки? Какаши-сэнсэй, наша миссия заключается в прополке? - Растерянно хлопая глазками.
   - Не может быть! Я, будущий Хокаге, и прополка морковок?! Сэнсэ-эй... - мечты рушились прямо на глазах.
   - И смотрите, юные шиноби, не выполите саму морковь, а то сажать будете! - Пугая трясущимся указательным пальцем. - Это очень, очень полезный овощ. Хотите еще дам погрызть? - Участливо доставая из карманов широких штанин замызганный плод, столь же морщинистый и желтый, как и его лицо.
   Раньше Саске никогда не видел морщинистую морковь, остальные тоже впечатлились увиденным понуро-желтым цветом. Довольный произведенным эффектом, щупленький старичок картинно пожал плечами с разведенными руками и с ворчанием про низкорослую молодежь, не желающую тянуться вверх, пошел к дому. Задняя веранда оного выходила на обширное поле площадью с гектар, заросшее сорняками гуще жиденькой морковки, посаженной после сбора второго урожая в конце июля и начале августа.
   - До чего доросли, с тем и деритесь, - явно кого-то цитируя. - Мна... Хотите заночевать и, эм, выполнить завтра все миссии в Огненных-Морковках? - Выразительно скашивая глаз от разворота книжки к вялой троице, мозоля им глаза фривольной обложкой.
   Минут через пять работы на дальнем конце поля, Саске понял одну простую вещь - без ускорения чакрой им тут ничегошеньки не светит, до заката засилие сорняков из мелкой мокрицы, колючек, вьюнов и прочей *** ни в жизнь не побороть на такой площади. Дилемма. Обращение к чакре вызывало боль, терпимую, если направлять в мышцы совсем чуть-чуть, в сочетании с низшим уровнем его кровяного хидзюцу получится в самый раз. Парень, активно огородничающий дома, представлял последствия с прострелами в спине, уколами в ногах и гудением в руках после столь напряженного и длительного труда, благо их в селении накормили (насильно) похлебкой, морковной, и тушеной морковкой с щавелевой зеленью, укропом и другой съедобной ботвой. До сих пор рот сводило от терпкого кисло-сладкого вкуса, полного витаминов для быстрого роста. Миссия есть миссия, через это проходит каждый шиноби - слабое утешение, но оно сработало.
   - Ня, Саске-кун! Ты такой молодец! - Кругля влюбленные глазки. За Саске тянулась тропинка сорняков с двумя идеально прополотыми морковными бороздами.
   - Даже не подлизывайся! - Мрачно глядя на кривые ряды позади Сакуры и чистую землю у Наруто, выбравшего угол поля по диагонали от Саске. - Прополю свою треть и ни морковкой больше! - Срочно увеличив темп со скривленным лицом, скрывающим боль в руках, остро чувствующих очередные тридцать три грамма из положенного в этот месяц килограмма по два года как действующей программе увеличения будничного веса, распределяемого по телу бинтами-утяжелителями. Сорняки со стряхиваемыми комочками земли так и полетели за спину, быстро оставляя позади ошарашенную девочку, выполовшую всего четверть длины первой полосы своей трети идеально делившегося на три поля, конечно же, примыкающей к участку Саске.
   Монотонная работа помогла справиться с мигренью, наконец-то отпустившей парня, или позорно устыдившейся перед товарками в конечностях. Саске примиряло то обстоятельство, что утрешняя ломка не шла ни в какое сравнение с натруженными руками, ногами, спиной и шеей. Покачиваясь, он в лучах вечернего солнца окинул взглядом на отлично выполотую треть и двух букашек, заслуживающих отметок "уд" и "неуд". Мандарин напоминал только что вытащенную из земли морковку, что головой, что одежкой, розочка в последние полчаса наплевала на свою чистоту в угоду скорости, то и дело зыркая в сторону какой раз в ворохе землицы и зелени пролетающего мимо объекта детской влюбленности. Белая шевелюра маячила на веранде, то так читая книжку, то эдак, даже задремала, судя по расположенному вверх ногами тексту, подмеченному попытавшемуся после прекращения головной боли активировать шаринган - волей удержал картинку всего секунд на пять, потом все расплылось, и стала нарастать боль в глазницах. Воображение у Саске тренированное, мысленно перевернуть картинку и пробежаться по тексту успел. Бред! Девчоночьи воздыхания и несусветная чушь соблазнителя, говорящего про какие-то пышные холмы, долы и жаркие пещеры с горячими источниками, которые он готов лобызать сутками напролет. Ну что за идиот, целующий места общего омовения?
   Прочитанное утвердило Саске в правильности игнорирования горячих источников неподалеку от центральной площади у Администрации Конохагакуре - для здоровой юношеской психики вредно встречаться с такими сумасшедшими.
   -- Нихи-хи-хи...
   -- Никак отлежался? - Тоже в свою очередь поддевая мысленными интонациями. И чего в его мыслях было та?кого смешного?
   -- Ия-ха-ха-ха! - Еще ужаснее копируя Наруто с совершенно дебильными тонами. - Мде, - тут же резко прекращая и крайне задумчиво с флером обреченной вины. - С этим аспектом у нас с тобой будут ба-альшие проблемы, и этическая наименьшая из них, наверно...
   -- Мне такое не грозит, - в сомненьях. Уверенность почему-то пропала в самый нужный момент. Но ведь не из-за отсутствия таковой у отца?
   -- Возможно. И это будет весьма прискорбно. Ладно, не парься, сынок, прорвемся! - Бодро. - Сейчас наилучший момент для подкрадывания. И смотри, доска с сучком скрипучая и та, что через две левее, тоже.
   Саске глупо хлопнул глазами, отчего розочка прямо таки взбодрилась, дергающие сорняки руки так и замелькали, приближаясь. Прокумекав минут десять, Саске сообразил план.
   - Командир, разрешите обратиться, - гавкнув, еле-еле сохраняя устойчивое положение и маску на лице.
   - Мны...а...обращайся, - Дернув прической, с трудом разлепив глаз и как-то поспешно спрятав захлопнувшуюся книжку подмышку.
   - Прошу дать команде номер семь по неделе отпускных с двадцать девятого августа и с восьмого октября, - глядя в лицо. Спиралька протектора помогала концентрироваться на себе - отличная точка для прицела глаз. Солнце едва-едва скрылось за макушками деревьев и уже не слепило глаза стоящего перед сидящим на перилах и опиравшегося спиной на столб.
   - Мм, целая неделя это много, - смаргивая остатки сна.
   - Торг здесь неуместен, - развернувшись, он, уходя, специально наступил на обе скрипучие доски.
   А сам-то ведь Саске именно что торговался, потому на душе скребли кошки. Тривиальное решение обратиться к Хирузен-сама и спровадить Собаку на дальнюю миссию даст гарантии, но либо возбудит подозрения, либо опустит в глазах весьма уважающего его старшего, взаимно, кстати. Шаг с договорным тюремным заключением глуп, как и банальное запирательство в Здании без веских объяснений, у него отсутствующих - так с командой нельзя, не по-людски это.
   Саске плохо себе представлял отходняк после задуманной Солеаном операции по разделению сознания на два потока. Отец часто причитал на несовершенство лабораторного оборудования, с которым работал. Наверное, он все же предусмотрел возможность повторного использования единственного выросшего двойника, а два подхода окажут на конечный результат благотворное воздействие и при этом промежуточное время между двумя неделями не охарактеризуется неустранимыми или не поддающимися корректировке побочными эффектами. "Прорвемся..." - только и оставалось верить в себя и надеяться на лучшее. Совершенная им глупейшая ошибка оставила неизгладимый след в памяти - подобного нельзя допускать впредь. До жути Больно. Прав отец, набивание собственных шишек лучший учитель.
   -- Извини за утро, отец.
   -- Извиняю, сын, - тревожа макушку ветерком. - И, эм, ты о всех последствиях подумал? - Иронично.
   Саске клацнул зубами, начав теребить хвостик на затылке.
   - Эй! Давай пошевеливай своими культяпками, Неудачник!!! - Проорал Саске, выражая кривым ртом всю гамму эмоций относительно прополки мандарина. Пучки раскиданы, всюду натоптано, успевшие чуток подрасти морковки после непредумышленного выдергивания хаотично засунуты обратно в землю или спрятаны под кучками сорняков.
   - Да-да, Наруто, если из-за тебя мы тут останемся!.. - Сразу поддержала его розовая, размазав по лбу землю.
   - Эй, вы это чего? А? И вообще, - тут же набычившись, - я Гениальный Шиноби стану Хокаге, а не пропольщиком!
   - Ты Идиота Кусок!!! Если ты прямо сейчас не сжалишься над Сакурой-тян, то ее кулаки вышибут из тебя десятки клонов! А то и сотни... - мрачно предвещая избиение, потирая свой правый кулак. И внутренне наслаждаясь.
   - Хн? - Эээ... точно, Саске-кун, всех вышибу! - Саске едва удержался от закатывания глаз и произнесения вслух фразы: "Ату его, Сакура".
   - Ну-у тупо-о-й... Клонируйся! Ввосьмером всяко еще успеешь доделать сегодня, или сколько ты там можешь создать, тупорылый дохляк-неудачник, балласт...
   - Кисама, даттебайо! - Крыса, змея, тигр, дракон, змея, коза, обезьяна, петух, собака... - "Каге Буншин но Дзюцу"!!! - Рассержено крича название техники в момент складывания печатей, будто это поможет морально подавить.
   - Наруто, ты идиота кусок, не мог раньше их сделать?! Саске-кун, ты гений!.. - Посветлев своим чумазым лицом - до нее поздно, но таки дошло, кого и для чего он могла вышибить из Наруто.
   - Это я Гениальный Шиноби!! И кто тут настоящий дохляк?! - Сразу хор одинаково чумазых одинаково потрясающих кулаками и грозно морщивших одинаковые лбы под одинаково съехавшими набок одинаковыми протекторами.
   - Пфф, даже до полусотни не дотянул, Сакура-тян бы тебе всю сотню люлей отвесила. Полите давайте, чумазая орава, а то время тикает... - говоря и доставая из кармана шорт, незаметно мазнув большим пальцем по ремню, большие карманные часы, золотые и с брюликами. Выпучившая глаза Сакура так челюсть и отвесила, Какаши позади тоже что-то эдакое мекнул по не пойми какому поводу, помнящий детали покупки сего аксессуара Солеан надулся внутри головы.
   О, сколько нового о себе услышал Саске сразу от сорока девяти клонов, запричитавших на все лады, но таки принявшихся дергать сорняки, с толкотней распределившись по перетоптанному вдоль и поперек полю. Солеан в голове заржал, как конь, от столь сюрреалистического зрелища налетевшей на грядки желто-оранжевой саранчи, выпятившей...
   Обратную дорогу Сакура так и трещала, ездя и ездя по ушам Саске дифирамбами в его честь за фонарь и прочие заслуги и опусканием куска Наруто, с трудом передвигающего ноги позади всех. Откат техники минут на пять вышиб из него весь дух, надолго лишив сил ругаться. Какаши не вмешивался, только замолвил словечко владельцу, примерно на такой результат прополки и рассчитывавшего, судя по кривым линиям морковок на идеально прополотой трети гектара. Сажала овощную культуру команда генинов прошлого выпуска АШК, завтра кому-то из текущего поручат пересаживать, читая лекцию о нерадивости оболтусов-пропольщиков.
   Сам Саске двигался точно как мандарин, решив легализоваться. Его пошатывало и покачивало из стороны в сторону - фонарь предусмотрительно был передан чуть не завалившей его в темные кусты Сакуре.
   - Ой, Саске-кун, ты тоже сильно устал да? Бедненький, переутомился... - И волнуясь, и гордясь, что она вся такая расткая, идет ровно, а не ползет по тропинке, ведущей к вратам Конохи напрямик. Причем о том, что у Наруто тяжеленный рюкзак за плечами, а Саске "налегке" (об отключении утяжелителей и мысли не возникло) с ее рюкзаком, она совершенно не задумывалась. - А ты тайдзюцу использовал или свое хидзюцу?
   - Мн, следует поспешить... - выдал обернувшийся Какаши на в десятый раз заданный вопрос, перефразированный с девятого путем перестановки слов. Наруто горестно простонал что-то нечленораздельное. - Хм, Саске-кун, подними лицо на меня, - не дожидаясь, сам подошел и за подбородок задрал его вверх. - И как это понимать?
   - А мне-то почем это знать? - Огрызаясь, выворачивая лицо и неловко падая от резкого движения. - И вообще не лапайте меня! Или вы как Наруто, любитель целовать расцветающих мальчиков? - С вызовом в спиральку протектора Какаши впериваясь шаринганом с одним дергано вращающимся томоэ в каждом глазу.
   - Это была случайность! Я не такой! - Тут же нашлись силы и выпрямиться, и закричать, и потрясти рукой с кулаком.
   - Мна-а... Поспешим, - лаконично свернул тему мигом из щелки округлившийся глаз, зашагавший по лесной темени вперед с неуловимо изменившейся походкой.
   Саске поблагодарил судьбу за молчание фонарщицы-Сакуры, и на всякий случай Солеана, судя по ухмылке, приложившего к этому свою руку.
   -- Ну как, довольна твоя душенька? - Сравнение себя с расцветающим мальчиком ему жутко не понравилось, в отличие от Сакуры. И чего ляпнул за лукавым Солеаном?
   -- Мало статистики, впрочем, могло быть еще меньше, - в тон.
   Саске пнул ком земли с досады. Формулировать не хотелось, а услышать похвалу очень, или одобрение, или хоть слово на худой конец. Про себя, а не Наруто.
   Саске потушил вспышку ревности, сам. И дальше брел по рытвинам и корням умиротворенным от того факта, что вовремя заметил, распознал и принял меры - взрослый поступок. И Солеан мог испортить момент, но сжалился и промолчал в мыслях и эмоциях, что добавляло настроение.
   - Наруто, Сакура, я задолжал вам двоим обед, - когда миновали ворота и Солеан подал сигнал. Саске и сам хотел в этот момент заговорить, следуя долгу чести. - Может, вас устроит ужин в Ичираку-рамен?
   - Да-да, в Ичираку-рамен... я та-ак проголодался! - Вторя своему животу.
   - Ты моя прелесть, Саске, - мечтательно выдала Сакура. Солеан аж подавился, залившись гомерическим хохотом, совершенно беспричинным для желающего удавиться Саске.
   В деревне было свое освещение, однако девочка продолжала обнимать фонарь всю дорогу до ресторанчика. Какаши после озвученного Саске предложения ушел, не попрощавшись. Наруто топал бодро и нетерпеливо - в глазах отражался рамен, только баул за спиной удерживал от бега. И откуда силы?!
   Ковыряясь в вареве, Саске отметил,что владелец Теучи с дочерью Аяме, работавшей официанткой в сём закутке с домашней готовкой на виду у посетителей (сразу за барной стойкой), очень благосклонно относился к Наруто. Улыбчивый мужчина искренне обрадовался друзьям Наруто, с хлюпом набросившегося на еду, едва успев вытереть руки подсунутой мокрой салфеткой. Сакура ела быстро и аккуратно. Молчаливый Саске медлил, обдумывая косые взгляды в свою сторону, у него формировалась какая-то мысль.
   - Теучи-сан, вы честный человек? - спросил Саске в лоб, когда съевший три огромных тарелки Наруто убежал, и когда Сакура вернулась с фонарем, глупо извиняясь и что-то лопоча до тех пор, пока с ней прямо не попрощались, дважды.
   - Я еще не давал никому повода думать иначе, - сразу став серьезным и оскорбленным. Взрослая дочь прогремела посудой в раковине.
   - Тогда поступим так, - доставая чековую книжку из специальной бумаги и чакрописную ручку, признак достатка - абы кому не дают. Атрибуты состоятельного человека придавали определенный вес словам парня, не раз использующего нехитрый психологический прием с их демонстрацией. Солеан задохнулся, прочитав мысли Саске, но одобрительно промолчал. - Это непотребство Наруто больше никогда не подавать. Я дам на это денег, покупайте пищевые добавки Абураме и Нара, делайте бульон наваристым... - глядя исподлобья на то, как владелец принимает идею смешивать дешевеющую продукцию конкурентов. - В общем, сделайте подаваемый Наруто рамен самым вкусным, самым полезным, самым-самым в Конохе. Будете брать с него всегда ровно семь рьё, придумывайте любые причины вплоть до самых дурацких, списывайте долги по праздникам и все такое, но кормите от пуза и бэнто ему предложите заворачивать помимо пятиразового питания... чтоб он лопнул от такой диеты... И еще, Наруто не должен знать... и если он к октябрю не вырастет минимум на сантиметр, я позабочусь, чтобы ваши нынешние поистине самые сильные страхи оказались поистине пустяшными... Мы договорились?
   - Все зависит от суммы, молодой человек, - жестко. Он не привык к подобному тону у своих клиентов и подобным требованиям, его нервничающие руки сами по себе мяли и крутили вафельное полотенце - шаринган он уже четыре года ни у кого не видел, но помнил его силу. Саске по совету Солеана положил чек на стойку лицевой стороной вниз. - Д-договорились, - взяв в руку и после взгляда туда мгновенно побледнев до меловой кожи.
   Он уходил под звук разбившейся тарелки, выпавшей из насухо ее вытиравших рук Аяме, заглянувшей через плечо - в чеке значилась сумма в триста семьдесят тысяч рьё, из текущих четырехсот с кепкой на счету Учиха Саске.

Глава 19. D2

   - Вы уверены, Хирузен-сама? Все же... как-то боязно мне, - двигая фигуру на доске.
   - Абсолютно, - выдыхая табачный дым вправо, в сторону от ночного визитера и по направлению к вентиляции. - Я сильно разочаруюсь в Друге, если он сделает Ход, - в свою очередь наклоняясь к потертой доске, памятной.
   - Честно говоря, не вижу оснований, - тратя на обдумывание разговора времени больше, чем на партию сёги.
   - Угадайте, кто ко мне заходил до вас, Шикаку-сама?
   - Тут и гадать нечего, я видел поблизости от вашей резиденции Ичираку Теучи. Признаться, связь с Наруто для меня загадка, - оглаживая бородку.
   - Почитайте, - беря один свиток из ряда таких же, неприметных и совершенно друг на друга похожих.
   - Смешивать рога с жуками?! - Воскликнув, едва начав читать.
   - Хе-хе, квалифицированный агент умеет расставлять акценты для начальства, - весело посмеявшись и трубкой в правой руке приглашая разворачивать дальше.
   Вернув себе невозмутимость, а бородке остроту, Шикаку углубился в чтение.
   - Любопытно... из стабфонда отдали, Хокаге-сама? - Заворачивая чек обратно.
   - Да, - покаянно затягиваясь и нападая с щелчком по доске.
   - Не хочу гадать, - передавая свиток и отвечая в партии адекватно и бесшумно.
   - А вот Комбинатор вычислил, какой страх распалять во мне, - сердито пыхая. - И Друг разгадал мои мотивы, - дергая щекой.
   - Что-то наш Друг прямо фонтанирует... словечками, - выуживая еще один свиток для того самого ряда и беря на заметку недосказанное.
   - Хм!? Как верно подмечено, - с грустной добродушной улыбкой тыкая мундштуком в запись.
   Пробежавшись глазами до самого конца, Хирузен откинулся на кресле и затянулся трубкой, забыв про сёги. Шикаку тактично ждал.
   - Минато и Кушина оставили мне послание во внутреннем мире Наруто. Сделай де из сына героя!.. Эх, молодежь-молодежь, она часто резка в суждениях и не думает о цене... - тени стародавней трагедии набежали на лицо, из-за проявившихся глубоких и резких морщинок ставшее выглядеть сильно побитым жизнью. - Герой это собирательный образ... Истинных героев не делают - ими становятся, пробиваясь через тернии к звездам, - улыбаясь чему-то своему в мыслях. - Надеюсь, Шикаку-сама, я дал вам пищу для ума? - Следующим ходом выигрывая партию.
   - Благодарю, - почтительно. - И нукенина Данзо вы оставили для Саске-сама, я прав? - Намекая на свои давние слова об указующем персте, направившим бы всю деревню на выдергивание Корня. Собеседник устало смежил веки, подтверждая - ведущаяся с той поры подковерная борьба тяжело сказывалась на его стариковских нервах, он бы сам с превеликим удовольствием растер в порошок посмевшего коварно внушать ему злобу и несвойственные мысли.
   - Ты должен знать, Шикаку... Я тайно или явно учил многих, не все оправдали возложенные на них надежды или веру. Где-то я ошибся, где-то проглядел и чертовка судьба вмешалась. Орочимару... я передавал ему кровь Учиха. И до обрыва всяческих отношений успел дать с кровью Учиха Саске опрометчивое обещание поделиться его тканями. Что он выяснил в нашей, - делая акцент, - лаборатории, остается тайной, однако на этой почве у него выросла маниакальная одержимость Учиха - Орочимару схлестнулся с Итачи, проиграл и покинул Акацки. Сюда он не лезет, пока...
  
   *** Саске
   Ночь он банально продрых без задних ног в спальне Здания, видя смутные сны о заполонивших весь мир тощих мандариновых клонах Наруто. То ли сбой в теле, то ли следствия, Саске, нежившегося в тепле постели посредь остуженной комнаты, сие волновало в последнюю очередь. До часа "Х" всего полчаса, а он все балдеет на пуховой подушке, пленившей сонную голову.
   - Я генин, - прошептали губы, складываясь в глупую улыбку.
   За напряженностью последних дней сей факт забыл отметить он. Саске выпал из графика, а Солеан не подобрал, вот и выдался момент в праздной неге провести ночь и утренний часок, оставив мысли о тренировках и дзюцу в покое - или таково влияние атмосферы Эдема?
   Лениво почесавшись, Саске удостоил визита уборную. Чистоту в доме поддерживал водяной клон, содержа особняк в те моменты, когда требовалось одурачить наблюдателей, не способных из-за ограды отличить клона от оригинала. Кафель сверкал дороговизной, сантехника блестела, отсутствовал дух обитаемого жилища - номер-люкс элитной гостиницы. Дом это Эдем, а здесь времянка, чтоб перекантоваться, принимая редких гостей, к примеру. Обозрев стерильность, Саске воспользовался душистым мылом и шампунем, придающим волосам шелковистость с грозовой свежестью. Его приучили следить за собой, жить комфортно и одеваться в лучшее и стильное. Право выбирать прическу он отстоял, поступившись уходом за ней. Впрочем, его вид, так или иначе, оставался презентабельным и в меру эксцентричным, как выразился Солеан, нетерпящий неряшливости.
   С ног до головы обозрев свое тело в зеркале-стене, Саске задумался о смене имиджа - одевать футболку с узким воротом и пионерский галстук ему претило. В голове складывался образ взрослого, с которым не вязались шорты и футболка, а в особенности шейный платок.
   - Образ шиноби, а не франта, - заметив своему лукаво улыбнувшемуся отражению, показавшему Саске его же, но в одежке Солеановского кроя. Широкие штанины и свободная стянутая у кистей длиннорукавная рубаха с таким же галстучком на шее, все в излюбленных цветах парня.
   - Среди шиноби полно пижонов и мажоров, - показало язык отражение.
   - Шут.
   - Ты тощ, такого угловато-тонкого всерьез сложно воспринять. Мешковатость струящихся одежд сгладит худобу и спрячет вызывающий у знатоков уважительное удивление слой мышц. Однако их ношение предполагает не сугубо практичный взгляд на бой, а как на элегантное искусство. Отточенность убийственной грации, поэзия смерти - это философия, распространенная среди Хьюг. Создаваемый для окружающих образ многозначен, продумай досконально, меняя.
   - Этот ворот с галстуком делает меня похожим на выскочку, - натягивая дурацкую футболку и повязывая начавшую пламенеть материю.
   - Что и требовалось показать в тесте Какаши. Впрочем, считай это моей прихотью, - широко улыбаясь и поправляя узел у ключиц.
   - И долго считать? - Голос получился капризным. Саске напряг скулы.
   - Хех, не волнуйся, сварганим мы тебе на свадьбу пылающую бабочку, - тут же показывая отражение в строгом свадебном костюме-тройке с оной.
   - Бака, - наматывая бинты-утяжелители, украшенные по краю черной тесьмой.
   Наваливающаяся тяжесть возвращала мысли в колею занятий дзюцу. В Эдеме Солеан нагружал мышцы, а под контрастным душем они всегда отдыхали - Саске развивал координацию, движения при отсутствии никак не сказывающихся на его реальном весе утяжелителей оставались плавными и точными.
   - Спасибо за сглаженные последствия, Солеан, - замахиваясь правой вертикально вверх и делая в прыжке с левой кульбит с переворотом туловища. Тело идеально послушно.
   - У нас общее тело, брат по огню.
   Саске зарделся (для себя непонятно чему конкретно), отвернувшись. "Шуншин" во двор к воротам отдался ломовой болью, через несколько секунд сменившейся приятной ломотой. Скрежетнув зубами по поводу нужды в длительных концентрационных медитациях, Саске походкой занятого человека ломанулся к месту встречи. Раз заранее не определено, то следует идти на полигон номер тридцать семь к восьми утра, если верить распечаткам Какаши, которого Саске не желал воспринимать ни как сэмпая, ни как сэнсэя, ни как опекуна. Командир и точка.
   Ощутив только рассеянное по площади внимание, Саске из близлежащего к Зданию, откель вышел, парка применил в кустах теневой "Шуншин" к запримеченному на полигоне распадку корней, затрепетав ноздрями и дав выбитой слезе бессовестно стечь на подбородок. Дыхательные упражнения помогли отдышаться бесшумно всего за минуту. Две минуты до означенного срока.
   - Всем привет, - в обычной вне Эдема мрачной манере.
   - Привет... - эхом откликнулись две амебы, неторопливо подползающие улитками, несущими на своем горбу все свои пожитки. Саске их невыразительно пожалел, молча.
   - Доброе утро, команда номер семь! - Бодро улыбаясь глазом, нарисовалась белая прическа, всего на пять минут опоздавшая. Феноменальное достижение!
   - Доброе... - вместе со всеми вяло выдал Саске, не оценивший потуги в пунктуальности.
   - Что-то вы квелые... Наша вторая миссия продлится неделю. В Конохе. За мной, - не дождавшись ничего радостного в эмоциях своей на две трети сонной и понурой команды, приготовившейся к худшему.
   - А в чем суть второй миссии? - Задевшего его вчера за святое Саске Какаши проигнорировал, колыхая собой остатки молочного утреннего тумана, сдутого с речки через поляну в рощу, которую они пересекали на северо-запад к дороге, обрамляющей одуряюще (для чуткого носа Саске) пахнущий собаками квартал Инузука.
   Саске и собаки относились друг к другу индифферентно, в смысле, псы никак особо не выделяли и не реагировали на него - они недолюбливали Наруто, взаимно впрочем. Мандарин заметно подобрался и ощерился, догнав сэнсэя, чему обрадовалась Сакура, в умоляющих глазах которой Саске шел с ее рюкзаком за спиной. "Фигушки!" - думал Саске, вращающимся томоэ видящим происходящее позади себя с той же четкостью, как с лица. Приставучих и недалеких пустомель Саске недолюбливал, мягко выражаясь.
   - Привет семеркам! - Приветливо поздоровалась сэнсэй в красном платье под цвет глаз, впустив четверых во дворик дома главы клана Нара.
   - Здорово, Саске, - протянул руку другу угрюмый Шикамару.
   - Саске приветствую я, - вторил ему Шино.
   - Привет. Шикамару, Шино.
   - Н-н-наруто-кун... - промолвила Хината.
   - Доброе утро, восьмерки, - одновременно с предыдущими и поверх их голов.
   - Хината-химэ, - через силу произнес Саске с заколотившимся сердцем. Он не хотел, его заставляли изнутри, грозясь смертными карами на голову. В итоге довод про усмирение пыла розочки перевесил, и он заговорил. Деревянный тон и сам факт обращения сразу привлекли всеобщее внимание, установив тишину. - Ваша тихая скромность достойна подарка... - второпях доставая непослушной рукой из сумочки за поясом подсунутую туда Солеаном милую бутоньерку с лавандой, индиговой ромашкой с белой серединкой, плафоном голубоватого колокольчика и ажурной травкой, перевязанной бантиком мандариновой ленточкой с липучкой на тыльной стороне, тут же приклеенной повыше левой груди девушки. Попытка быть галантным.
   Немая сцена.
   Сакура убита наповал. Обморочную Хинату ловит ее сэнсэй со смешно взметнувшимися вверх бровями. Шино громко жужжит, прячась в воротник-стойку. Шикамару чешет репу. Наруто и Какаши круглят свои глаза.
   - Саске! - Саске! - Смешно выбежали близняшки, заставив парня мысленно показать Солеану офигенный такой кулак, с дом размером.
   - Ты плисол учися восаналивать клан, тя? - Громко и радостно заговорил рано начавший общаться Шикава.
   - Неть, он плисол меня онимать, феть плафта Саске? - Не согласилась сестрица Ёшана.
   - Обоим да, - с вселенской тоской в выдохе. Саске на скорости преодолел разделяющие их метры, присел, подхватил обоих на руки, прежде, чем шлепающие босиком карапузы в подгузниках могли упасть.
   - Саске, я не виноват, - попытался оправдаться Шикамару, разрушив тишину судорожно выдохнувших старших. И поплелся следом со страдальческим выражением лица, чего-то эдакое изобразив правой рукой.
   - Не нато пить флата, Саске, он холосый, - с левого плеча прямо в ухо.
   - Натавай шмоту люлей, Саске! Он мне кофетку не тал! - Пожаловались с правого.
   - Вы уже поели? - Необычным для себя ласковым голосом, прорезавшимся с первого общения с малышами. Он смиренно терпел брызги из ртов и брожение пальчиков по себе, успешно прекратив пинания не сошедшихся во мнении.
   - Мы хотели, а тут ты плисол. Тавай с нами еть? - Дергая маленькой ручонкой за повязанный на голову протектор, ранее при встречах с ними отсутствовавший.
   - А ты тепель сафем басой, та? - С левого плеча, уже скрывающегося в дверном проеме.
   Саске знал, кто и кому чего нашептал, но был рад оставить ах** компанию ах** без него. И с ужасом думал о целой неделе - целой неделе! - в этом детском аду. Все ж теперь на него спихнут! Но надо, кровь из носу надо учиться восстанавливать клан, начинающийся с таких вот детей, требующих заботы и ухаживания, рвущего на ленточки его угрюмый образ шизанутого одиночки. Кто это все придумал?!
   -- Почему они всегда ко мне липнут и чуют? - Высказывая мысленно предъяву Солеану.
   -- Они чуют душу, позвавшую их переродиться в их собственном клане, которому столь ранний ум свойственен, - проворчал Солеан в незнамо какой раз отвечающий на один и тот же вопрос.
   Только они завернули в новенькое детское крыло, где в детской столовой накрыл им завтрак Шикамару, ушедший встречать доморощенных нянек-сиделок, как во второй спаленке проснулись Шиёна и Шаким. Вот это настоящее карапузы, которым меньше двух лет, и которые еще не научились бессовестно ковылять, пользуясь добротой Саске, подбирающего их на руки. Младшие близнецы громким плачем потребовали своей доли внимания - не могущего разорваться парня спас друг и по совместительству брат малышей, усадив непосед кушать аппетитно пахнущую манную кашку.
   - Приказ Хокаге-сама пришел ночью, весь клан снялся и умчался... И там еще двое... - обрадовал Шикамару, лишь на пару мгновений опередив проснувшихся ровесников Шиёны и Шакима.
   Бэбибум, как назвал это явление Солеан, вспыхнул на пару лет после обновления защиты Конохагакуре, жители которой реально ощутили под землей защищающий их огонь, ну и та пирушка, по словам Солеана, сварганила животы многим раскрепостившимся и зазевавшимся особам (значение глагола "сварганить" объяснять не пожелали).
   Саске честно не понимал, как можно вот так вот взять и сорваться, на целую неделю бросив малых детей?
  
   *** Солеан
   Я тоже недопонимал. Пусть рачительные родители оставили детскую еду, составили меню и набросали чакрой на пергаментной бумаге режим дня и в спешке пришедшие на ум советы, но так нельзя. Мы с Саске отнюдь не палочка-выручалочка, умеющая ладить с детьми по первому мановению. Безусловно, опыт общения с ляльками и карапузами полезен, но всего должно быть в меру.
   Кажется, вчера я слишком круто взял.
   Чесслово, завуалированные проверки на лояльность за**! Чего им всем так хочется нас контролировать?! Признаться, повод для беспокойства я дал более чем серьезный, каюсь. Хирузену хватило разговора с мастером, которому я дважды являлся во сне. Первый раз занимался складыванием идеи переложения обработки пергаментной бумаги, идеально подходящей для взрывающегося фуиндзюцу "Кибакуфуда" и других печатей, на чакропроводящую ткань, тем самым устраняя бумажный бич, изломы и надрывы, нарушающие целостность печати и ее носителя. На деньги как нельзя кстати пришедшего заказчика была налажена вся технология изготовления. Второй раз генерировал идею слоеного пояса с пергаментной начинкой, компонуя протектор и макимоно. Оба раза аккуратно вбрасывал в его сон малые порции мозаики, прежде чем через несколько недель прийти в сон под личиной его прежнего учителя и собрать паззл. Однако Хирузену хватило финансовых совпадений внезапно обогатившегося на двух идеях давнишнего приятеля, с которым в начале лета разговорился по душам за бутылочкой отменного сакэ, развязывающего языки.
   Попутно в первый приход я вытряс из ремесленника фуиндзюцу все его знания, проплывшие во сне и сложившиеся в гениальную идею, в итоге вылившуюся этим летом в учебничек от Хирузена, щедро и бескорыстно - наверно - поделившимся своими знаниями.
   Самая моя первая поделка через сон отличалась топорностью. Бинты-прилипалы убогий чюнин еле сварганил, а я успел выкупить до того, как продавец всю их прелесть распознал и разболтал покупателям - подправить отчетность и память на одну деталь стоило труда. Мастер Соске и в помине не слышал о разделении объема и веса с запечатыванием первого в подпространстве и распределением второго по мышцам, хотя по отдельности для того и другого рунные печати доведены здешними умельцами до совершенства, по местным меркам. Может где-то додумались, судя по известным оценщику продавца слухам, но значения не придали - по внешнему виду не тянуло творение погибшего чюнина на изделие великого, коим стало после покупки.
   Лавка Шоётосо Соске поставила обработку ткани на поток, а вот пояс остался штучным товаром с огромной очередью состоятельных шиноби. Умение писать чакрой требует огромного контроля, каллиграфия особой кистью для мелкого письма и специальными чернилами тоже удел единиц, а до технологий Йондайме Хокаге Соске расти и расти, потому топорное секретное производство длилось от месяца, зато продукция, по местным меркам, получалась выше всяческих похвал. Следующие пояса после первого разлетались по кратно завышенной цене, наверняка с отстегиванием львиной доли крышующему бизнес Хокаге. На разворот макимоно или свитков уходят драгоценные мгновения, для браслетов или накладок с печатями призыва надо где-то складировать призываемое - новое решение мастера Соске с мазком пальца в бесформенном облачке чакры по символу на поясе устраняло эти и другие неудобства, расширяя арсенал шиноби вдвое, а то и втрое, на сколько денег хватит.
   Сандайме Хокаге ревниво относился к своим замыслам и курируемым проектам, одним из которых в народе слыл Наруто, ради которого даже закон издали и сурово карали за попытки его нарушения. Оставленный Хирузеном в живых Данзо первейший стимул для Саске, помимо Акацки, с которой стакнулся его нисан. Баш-на-баш? Хм, нет. Разделение сферы интересов с установлением границ области пересечения.
   Хокаге жесткий старик, который мягко стелет. Он укрепил свою власть с моей помощью, за что не цеплялся во время обучения в академии. Однако грядет экзамен на чюнина с признанием совершеннолетия. Здесь вообще понятие совершеннолетия весьма расплывчато, и в то же время оно жестко привязано одновременно и к рангу шиноби, и к возрасту в шестнадцать лет. Пробившиеся в финал генины котируются наравне со взрослыми, ведь их признали джонины, выдвинувшие команду на экзамен, и они доказали правомерность этого шага своими победами на промежуточных этапах. Как поступят Ичирэ - разблокируют счет или нет? Следующий вопрос - куда двинутся средства с него? Хирузен пестует приемника, но, по моему мнению, Шикаку от титула откреститься всеми правдами и неправдами после варки в котле сельсовета в течение вот уже двух с лишним лет, а с другими кандидатурами у меня заочно шапочное знакомство, в Конохе они редчайшие гости.
   Знаю о смерти Хирузена, но пока не чую, точнее впереди судьбоносная вилка, которую старый хитрец как-то распознал и хочет узнать мой невысказанный ответ на незаданный вопрос, видимо, чтобы успеть скорректировать свои намерения.
   -- Учиха Саске, - по обыкновению музыкально обратившись, сейчас как к равному. - Существуют риторические вопросы, не требующие ответа. Есть вопросы, на которые вопрошаемый знает ответ, и об этом известно вопрошающему, однако их все равно задают по тем или иным причинам, из вежливости, из уважения - не суть. Есть вопросы, ответы на которые важны спрашивающему, опрашиваемому или обоим сразу. Категорий вопросов много, у одного вопроса может быть несколько смыслов и подтекстов. Умение задавать вопросы говорит о прозорливости ума. Сарутоби Хирузен задал вопрос Солеану. Хокаге-сама и Шикаку-сама задали вопросы нам.
   Успокоив малышей парой слов и касаний, Саске сбежал на крышу, оставив малюток очнувшимся сотоварищам, разлипшимся во дворике от требовательного плача в доме - кормить из бутылочек его совсем не прельщало, совсем, а еще там пеленки следует сменить. В общем, пока все тусуются внутри, Саске решил взять вахту снаружи, верно поняв, что бутоньеркой шокировал, выведя из строя сэнсэя восьмерок, благодаря чему никто не помешал подхватить на руки старшеньких близнецов, никто не увидел, сколь велико его влияние на остальных младшеньких - Шикамару в курсе, но так подставлять друга он точно не станет. В конце концов, есть взрослая девушка и две юных помощницы, пусть крутятся-вертятся и стыдятся, а он мужчина, он забронирует себе вахту подальше от слюнявых перипетий.
   -- Солеан, - спустя минут пять. - Разжуй, плиз. Я осознаю связь с утренним порывом сменить образ и средствами для этого, но с последним, эээ, проблема, или чего-то недогоняю.
   -- О моем предвидении ближайшего будущего ты знаешь, я покажу часть посетивших меня видений. Безболезненно и друг за другом.
   Саске несколькими резкими выражениями в течение дня понукает Наруто к вечеру на решительные действия, в итоге причиняющие вред Шакиму. Саске оказывается единственным свидетелем подстроенной им ситуации, на манер Неджи он подскакивает, парализует Наруто, извлекает из подавившегося малыша леденец (исправляет перелом упавшего - вариантов несколько по выбору), успокаивает и читает лекцию об оскверненном демоном младенце, который вырос и то ли сам мстит за это другим, познавшим счастье семьи, либо просто не может держать в себе злобу заточенного. В общем, опускает Наруто ниже плинтуса, дабы ускорить его взросление, а то генин и опасный для общества ребенок-хулиган...
   Какаши застает дежурного Саске за ритуалом на крови - поением своей светящейся кровью детей. Саске заключает командира в гендзюцу, из которого тот не может выбраться, пока действие само не прекратится. Иллюзия с переживаниями Саске от момента опекунства завершается эпизодом с показом Собаки-друга, что проходит через Ворота, и Собаки-врага, что гипнотизирует в больнице, а так же прокручиванием произошедшего этажом выше эпизода с пробуждением у Хирузена свойства лавы.
   Саске участвует в нескольких сценах с присутствием его, детей и Сакуры, которая выставляется полной неумехой и которую потом при всех стыдят старшие близнецы. Ночью Саске скручивает Сакуру и подробно объясняет разницу между ней и Хинатой, и почему обе бывают ему иногда симпатичны в длительных промежутках между презрением с вкрадчивыми пояснениями для дур и иже с ними.
   Эти три момента могут комбинироваться в любом количестве и последовательности. Альтернатива в укреплении пошатнувшегося образа волка-одиночки.
   Пока один участник внимал откровениям, оставшийся во дворике второй предельно осторожно подманивался под первого. У малых детей связь с подсознанием толще, они чуют заточенное в Наруто зло и начинают инстинктивно бояться его, более взрослые подражают родителям. Джинчурики буквально недавно должен был узнать кое-какую правду о себе. Хокаге как обычно воспользовался чужими руками, чтобы сообщить пренеприятное известие, и вдобавок перешерстить АШК, чтобы заодно сделать три года обязательными для всех в приемном возрасте, а спецкласс и экстернат организовать только для пятнадцати- шестнадцатилетних подмастерьев, получающих к совершеннолетию какой-нибудь ранг генина тылового обеспечения, которому кроме токубецу джонина ничего не светит. Как один из вариантов, наиболее насущный, хотя, думаю, еще рано для экстернатов, противоречащих идее, при создании вложенной в АШ, а вот легализовать талантливых самородков надо обязательно, ведь какие кадры утекают за границу!
   Хех, дал сообразительному и со зрелыми понятиями чести и достоинства Саске финальный толчок, пустив импульс в кистевые мышцы. Перила потрескались и осыпались обломками на всклокоченную желтую голову, все еще переживающую утреннюю драму. Комплимент симпатичного сэнсэя женского полу в красном достался заклятому сопернику (сопернику ли?), а его ожгли самым что ни на есть уничижительным взглядом горящих красным глаз. У свалившего на крыльцо свой объемный рюкзак Наруто только сейчас выдался спокойный момент, чтобы неторопливо подумать над вчерашним. Однако, дотумкать вредную для дружбы мысль о завтраке за тысяча девятьсот и ужине на пять с половиной порций за сто пятьдесят со скидкой ему не дали, как и вертящуюся рядом про Хинату. Тяжелый рой мыслей обо всем сразу и ни о чем конкретно обрел вес свалившихся вместе с гвоздиком щеп.
   - Эй, там! Ты чего такое творишь, а?! - Сразу же возмутился до сего момента унылый усатик, мигом вскочив и задрав сердитое лицо в поисках обидчика.
   Отдал должное Саске, сумевшему быстро сориентироваться и ответить сразу троим.
   - Заройся в землю, Морковка, и не отсвечивай, а то пересаживающая за тобой команда из нашего выпуска узнает, какого сморчка ей благодарить за столь отстойную миссию, - мрачно посулил стоящий наверху Саске с наведенными на глазницы пугающими тенями. На "неудачника" Наруто мог встать в стойку.
   - Даттебайо!.. - В сердцах ругнулся паренек в потертом оранжевом, спешно меняя дислокацию. Возымел свое не мелочный шантаж, а тон и лик наводящего страх Саске, плюс к апельсинчику и мандаринчику он попривык, а вот морковка это что-то новенькое - он мигом вспомнил морщинистый плод милого старичка, подикась всем его предлагающего. Весь морковный ужас отразился в его голубых глазах, спешно ретировавшихся подальше от источника бед на свою желтую голову и тощий оранжевый зад, по которому вчера крепким и колким словом проехался Саске, нашедший объект и случай для вымещения всего своего за годы наболевшего.
   И как удачно для Ичираку-рамен выкроилась неделька на ребрендинг. Сплошные совпадения вызывают подозрения. Теучи я проглядел, кажись, на поверхность подкорки головного мозга у него ничего не всплыло. Либо я параноик, либо мужик святой.

Глава 20. Тренировки

  
   *** Саске
   Утро красит. Мокрой грустью по стеклу.
   Десять кошмарных дней после адовых семи кончились позавчера. День вчерашний прожит бездарно за попыткой командира провести общую тренировку.
   - После трудной миссии полагается отдых. Даю вам десять дней, проведите их с пользой, - кося глазом унылую дугу. Речь без запинок, явно готовился, ведь на виду у члена сельсовета, только что наобщавшегося с уложенными спать детьми, разобравшегося с отчетами нянек-сиделок и рассчитавшегося лично по пять штук, в смысле тысяч, рьё на нос генина без выделения заслуг каждого - поощрение для двух команд после взвешиваний всех моментов получилось равным. Джонинам дали в три раза больше.
   Провели, угу. В глухом затворничестве. Удивительно, но факт - на седьмой день постучался Наруто. Чего хотела его постная рожа так и осталось тайной за семью печатями. Сакура приходила двадцать девятого и тридцатого - кто-то наставил девочку с несостоявшимся третьим и последующими приходами.
   - Спрашиваешь, чего это? Но ведь ты разок подсмотрел за старшим братом в его комнате, нэ? Называется эрекцией. Раньше я приглушал, а сейчас ты должен учиться владеть всем своим телом, включая эту часть. Чего это такое большое? Нормально все. Да, поправлял, как уши. Да не заморачивайся ты на эту тему, постоит и перестанет, еще не все созрело. Ну, притормаживаю, бывает и в двенадцать, но поверь, это рано, и в отличие от Сакуры тебе не стоит пока этим забивать голову, иначе собьются мысли и просядут тренировки. Всему свое время. Да, настанет время, когда потребуется "просесть" на тренировках... - период своей полной беспомощности с хождением под себя и свинством с едой Саске некстати вспомнил со стыдливым отвращением. Ярая нелюбовь к болезненному бессилию помогла найти точку слияния потоков и преодолеть стремление тел к взаимной синхронизации, очень пригодились тренировки с клоном "Мизу Буншин", определившие направление внутренних поисков. Солеан оставил насмешливость при себе, всячески поддерживая морально и поощряя самостоятельные потуги к развитию самообладания у раздвоившегося парня, на десять дней забывшего о чакре и дзюцу.
   После вчерашнего Саске поймал себя на мысли, что десять дней скучал без бесшабашной улыбки вечного морковного оптимиста, дурно повлиявшего на Ёшану и Шикаву, с которыми на третий день нашел общий язык, самостоятельно совладав с собой и показав умненьким деткам, что его не стоит бояться, а совершенно наоборот следует бегать хвостиками. Четверо других детей оказались слишком малы для понимания, к ним Наруто не приближался ближе, чем на пять-десять метров. Скучал и без розочки с кружочком на платьице с неизменно влюбленными глазами, больше не лезущими к месту и не к месту, переставшими быть приставучими, и липнущими к спине или боку. Саскен замечал, как Сакура успевает отвести взгляд, начав подражать Хинате, которую Саске после случая во дворике видел в лицо от силы раз четырнадцать, все в трапезной, а потом сплошные мелькания исчезающей из прямого поля зрения девушки, мечтающей о Наруто и боящейся Саске. Изменившаяся Сакура нравилась больше Хинаты. Нравилась...
   Семь раз он на своем футоне засыпал вместе с Наруто и Шикамару в комнате последнего (девушки втроем жили в одной гостевой спальне, для Шино и Какаши тоже была отдельная комната, но вахты выпадали так, чтобы их сон не пересекался). Это первые семь раз в жизни, когда он спал с кем-то в комнате, не считая матери или отца в детстве до трехлетнего возраста и невидимок-АНБУ в больнице. Видел морковкино глупое и сонное лицо, последним перевшееся в уборную умываться и вражеской щеткой чистить зубы, которые от вражеской пасты быстро побелели, за что его до макового цвета похвалила сэнсэй в красном, видел его мелкую фигуру в широких труселях и печатями на животе вокруг пупка, натягивающую дурацкую пижаму с колпаком или сброшенное в угол перед сном оранжевое безобразие.
   Саске поутру осознал свою боязнь завести друзей, которых легко потерять. Он настолько привык к Солеану, практически исчезнувшему в доме Нара, чтобы акцентуировать сына на окружающих его людей, что не мыслил себя с кем-то еще. Ему умеющего быть разным Солеана хватало за глаза. Если отца и убьют, то только вместе с ним, ведь он находится внутри. А такие друзья... они смертны. Привяжешься и вдруг шантаж, как показал Какаши на экзамене - какого друга выбрать? Это страшило до дрожи вот уже целый час валяющегося в спальне Здания - время тикалось к семи утра.
   И намечающуюся тягу к ним он тоже определил, к друзьям. С Шино и Шикамару он водился, даже с каждым из них тренировал свое дзюцу по выходным: "Каге Сюрикэн но Дзюцу" с Нара, "Со Сюрикэн но Дзюцу" с Абураме. За семь дней они сильнее сблизились - добавивший в утяжелителях десяток кило Саске до седьмого пота оттачивал приемы из АШ против двух противников, через полчаса валящихся вместе с ним без задних ног, дважды в день они так тренировались, когда дети после прогулок в близлежащем парке крепко засыпали. По двое младших на девочках, старшенькие вскоре наседали на вусмерть уматывающего их Наруто, вечно веселого и шебутного с кучей дурацких выдумок, которыми к седьмому дню всех достали. Кроме Саске.
   Наруто на полигоне являл рожу абсолютно сытую и абсолютно счастливую. Он умудрялся наедаться, как Чоджи, и не отдавать ничего обратно - у Нара парень подтрунивал над морковкой. При очередном "взятии на слабо" на глазах у деток Наруто в грязь лицо не уронил, расстарался и под овации зрителей разулыбался, оставшись довольным даже после примерного показа акробатического трюка в исполнении Саске, удостоившегося бурных аплодисментов.
   Как мало для счастья надо. Одному наесться до отвала раменом поутру, другой крохотной знак внимания - красная розочка без листьев и шипов, молча заткнутая за ухо. Саске сам уяснил, что девочка старалась, вот и заслужила. Следовало создать комфортную для себя атмосферу в команде, хотя бы на приемлемом уровне. Поначалу Саске думал, что одной не достанет ума оставить словесное выражение чувств при себе, а второй не удержится от глупого комментария, однако хватило ума обоим, а может все дело в испускаемом им мареве страха, подсвеченного шаринганом. Баулы они оба вновь притаранили с собой, следуя распечатке-страшилке Хатаке Какаши - колкость по этому поводу Саске удержал при себе.
   Подпускать к себе близко кого-то прямо сегодня Саске испугался, спрятавшись за своим образом, дополненным давящими на мозг волнами страха, которые придумал испускать шаринганом после знакомства с "Маген: Наракуми но Дзюцу" - получилось нечто схожее с яки.
   Командир в глазах Саске растерял остатки уважения после своего очередного полуторачасового опоздания. Дабы время зря не терять, Саске убежал на полигон, удостоверился в отсутствии наблюдения, на всякий случай уточнив у Солеана, и применил "Нинпо: Каге Буншин но Дзюцу" вместе с теневым "Шуншин но Дзюцу", никаких светошумовых эффектов не продуцирующего - ворох листьев и пламя для свидетелей, а тут их как раз не стоило привлекать. И все полтора часа Саске растрачивал чакру, накопленную Солеаном за четырнадцать дней. Часть собранного он вчера вечером потратил на скоростное создание клона и его отмену, упражняясь в "Каварими но Дзюцу" путем рокировки с клоном. Расстояние с требованием мгновенной незаметности процесса, пока получавшейся, по словам Солеана, лишь во время неподвижности, съели дневной объем энергии.
   После гармонизации его накаченная чакральная система сдулась подобно резиновому шарику, приобретя большую эластичность и вместимость, которую теперь следовало заново раскачивать. Из плюсов подскочившая степень регенерации чакры, сравнявшаяся с Наруто. С учетом экономности в техниках он смог выдувать огненные шары, с шипением шмякавшиеся в океан, два раза в минуту на протяжении трех часов, на большее не хватило концентрации и руки устали складывать печати. После этого осталось более десятой доли объема чакры, которую он слил менее чем за минуту на своей максимальной скорости, нещадно эксплуатируя уставшие руки.
   Этот день лег в копилку бездарных тренировок с командой, разбежавшейся по разным углам полигона обсасывать скудные академические знания под присмотром спрятавшихся клонов тени разленившегося командира, преследующего свои непонятные цели. Цели-то как раз понятные, просто быть катализатором объединения для отработки слаженных действий он по каким-то причинам отказывался.
   Еще один день занимательных занятий. Пока клон Какаши (сенсорные функции часто брал на себя Солеан, сам Саске заметить замаскировавшегося командира пока не мог, даже его клонов, распределившихся присматривать за подчиненными) лицезрел клона Саске, демонстрирующего свойственную генинам неуклюжесть, оригинал плевался огненными снарядами в огромном общем зале штаба Учиха. "Катон: Эндан" и "Катон: Хосенка но Дзюцу" по вине Саске перепутались. Он когда-то выбрал уплотнение шара до пробивающей и проникающей формы снаряда вместо выпускания множества мелких шаров, в первый раз получившихся ниочемными брызгами, тогда как снаряд вышел на загляденье удачным. Теперь же он при мыслях о маленьком на автомате выбирал более эффективную форму снаряда, что стопорило формирование серии - раньше он грешил на другую причину. Сейчас Саске применил хитрость, приказав клону первым начать нинздюцу "Катон: Гокакью но Дзюцу", а сам стал делать "Катон: Хосенка но Дзюцу".
   Получилось!
   На полигоне тренировка закончилась к двум дня - командир милостиво всех отпустил, звякнув будильником. К этому времени Саске расстрелял половину запаса, играясь с "Мизу Буншин" Солеана, метко сбивавшим его огненные шары придуманным им самим аналогом из Суитона. Для этого он призывал воду к себе или замещал ее из бассейна в своем теле, собирая образующийся пар и отправляя его в парную, тем самым без барьеров сохраняя в целости зал, который парень изо всех сил пытался поджечь.
   Обед в Чибико. Медитация во внутреннем дворике.
   Этот день завершился утомительным прогоном всех пятнадцати клон-дзюцу: древний "Буншин", старый "Мизу Буншин" и тринадцать новых. С первыми, повторяющими движения за оригиналом и больше ни на что не способными, никаких хлопот - сто штук. Все остальные четырнадцать по одному - Саске применил все четырнадцать дзюцу подряд, получив четырнадцать клонов. Солеан говорил о психологической проблеме, не позволяющей создать одной техникой двух и более клонов, и о ее решении при помощи уловки, как с малыми огненными шарами. Но только после второго и заключительного этапа раздвоения, когда двойник и оригинал смогут применять независимые дзюцу из нынешнего арсенала, внушительного для генина и приемлемого для среднестатистического чюнина, исключая хидзюцу и кучу клонов.
   У Саске за семь дней дворницких миссии выдалось много времени на анализ самого первого клон-прогона. Как и говорил отец, по умолчанию клон имеет лишь десять процентов от силы шиноби с вычетом Кеккей Генкай, Кеккей Тота и других свойств улучшенного генома. Причем, элементные клоны обладают своими особенностями, которые ярко представил Солеан утром, сшибая огонь выпускаемой клоном водой. Поэтому десять процентов это по совокупности, ведь тот же мизукаге-клон сумеет быстрее и качественнее освоить и применить суитон, тяжко дающийся оригиналу, а хокаге-клон огненные ниндзюцу применит с не меньшей эффективностью, плюс его взрывное самоуничтожение само по себе ниндзюцу четвертого, а то и пятого ранга, да еще если натренировать... Техник других элементов Саске не знал (не считая "Мизу Буншин"), в засыпающей голове роились мысли о клонах-камикадзе с уклоном в огонь: водяной ошпарит высокотемпературным туманом, земляной забрызгает лавой, ветряной станет отличной вакуумной бомбой, электрический образует рой шаровых молний. Солеан, кстати, тоже отдыхал, объясняя каникулы вынужденной мерой, дескать, до завершения ни-ни к телу, новосозданные связи слишком нежны и неокрепши.
   Так и потянулась череда бестолковых дней с дурацкими низкоранговыми миссиями, на которых приходилось ради сбора статистики с Наруто присутствовать лично. Уборка урожая. Ремонт или покраска дома. Топтание грязи на рисовых полях. Все в пределах долины - джинчурики не выпускали из поля зрения. Так Саске хотелось думать.
   - У меня старый шаринган? - Первое, что спросил Саске-два.
   - Двойник выращен из родной крови, бывшей у тебя до моих изменений. Думал, ты еще тогда увидел разницу.
   - Значения не придал, - повинился Саске-один.
   - А клон бы сказал, что его бы такого лучше списать в утиль, - приуныл Саске-два, за прошедший месяц нашедший множество тонких моментов при использовании клонов.
   - Вот, вина и уныние - прогресс! А какой стимул в игре наперегонки, - побуждающе.
   - Но у меня чакры кот наплакал! - Возмутился Саске-два, сыграв вничью при исполнении "Нинпо: Хокаге Буншин но Дзюцу".
   - Нет, - ответил Саске-один, сфокусировав на двойнике усовершенствованный шаринган с тремя вращающимися томоэ.
   Солеан назвал это аналогом рентгеновского зрения - высветились все внутренние органы и каналы чакры, а так же аура с эмоциями и громкими мыслями. Три секунды выдержал и отключил, избежав пошатывания из-за информационного шока.
   - Все в пределах демонстрируемых командиру нормативов, - озвучил свою мысль Саске устами Первого.
   - И теперь я буду шлепать по лужам, да? - Еще сильнее приуныл Саске-два.
   - Эй-эй! Вы одно целое, - вмешался Солеан.
   - Значит, Шодай Саске будет в Эдеме балдеть, а Нидайме Саске в полях вкалывать? - Вздохнул Саске-два, исправляясь.
   - Предлагаю использовать приставки Альфа и Бета, как я когда-то в далекой молодости.
   - Неа, - несогласился Саске, на душе которого разлилось безмерное счастье и облегчение, ведь Солеан когда-то был таким же слюнтяем! И тоже мучился с потоками.
   - Хех, - грустно. - У тебя освоение плавное и безболезненное, сумятицу в мыслях ты вполне успешно преодолеваешь. Я же заплатил высокую цену болью за отлаженный функционал в короткие сроки. И сын... я рад за тебя, - потопляя в крепких объятьях.
   Саске мужественно сдержал внешнее проявление охвативших его чувств, распаляющих веру в собственные силы и достижимость любых целей.
   Два близнеца сошлись в рукопашной схватке, зазвенели кунаи. Настрой помог преодолеть черту.
   Один видел вокруг и болевые точки противника, нанося скупые расчетливые удары. Второй вился вокруг, читая движения и уклоняясь, неустанно пробуя оборону при выигрыше в скорости. У одного УШ с двумя вращающимися томоэ, у другого обычный шаринган с одним когда-то пробужденным томоэ.
   Шодай и Нидайме быстро выдохлись, слившись в довольнющего Саске, научившегося межеваться.
   - Заключать свою половинку в гендзюцу начнешь недели через три-четыре, сейчас иллюзии испортят весь процесс, как и клоны, - разбивая мечты и планы.
   - Значит, - начал Саске двумя улыбнувшимися устами, - переходим от "Катон: Хосенка но Дзюцу" к "Катон: Хосенка Тсумабени"?
   - Значит, - взлохматив обоих. - Сочетание шарингана даже с одним томоэ и усовершенствованного шарингана помогут овладеть ими на отлично. Но первые три дня посвятим отработке...
   - И того самого тоже?! - Перебивая. Саске с ужасом представил технику тысячелетия боли - Шодай и Нидайме опасливо переглянулись.
   - Ну да. "Хенге но Дзюцу", "Какуремино но Дзюцу", "Каварими но Дзюцу", "Навануке но Дзюцу", "Коноха Хиден Тайдзюцу Оги: Сеннен Гроши". "Шуншин но Дзютсу". "Каге Сюрикэн но Дзюцу", "Со Сюрикэн но Дзюцу", "Аятсуито но Дзюцу". "Нинпо: огненная длань". "Софуша Сан но Тачи". "Катон: Гокакью но Дзюцу", "Катон: Эндан". "Катон: мерцающая кровь", "Энтон: мерцающий плащ" - Нидайме тоже справится. А вот "Катон: Рьюка но Дзюцу", "Катон: Хосенка но Дзюцу" и "Катон: Хосенка Тсумабени" уже через три дня.
   - Эм... а где чакры столько достать? - Не хочу пробовать эту какашку от Какаши!
   - Хех! Я разобрался с препаратами, что нам кололи в больнице и что были на обчищенном складе.
   - Так значит, вся та купленная твоим клоном хрень нужна для создания биохимии? - Я. Не. Хочу!!!
   - А тебя и спрашивать никто не будет! - Ответил Шодай Нидайме, азартно вскакивая.
   Победила высокая скорость восполнения чакры - Нидайме улетел. Но и Шодай схватился за свой зад и загнулся с выпученными глазами под гогот Солеана.
   - В общем, упражняйтесь, а я пойду варить эликсиры. Правда, только метаболизм Шодай с ними справится, а Нидайме будет месяц очищаться...
   Саске так глянул на водяного клона в четыре красных глаза, что тот под смешок поспешил ретироваться в подвальную лабораторию.

Глава 21. Клятва Наруто

  
   *** Саске
   Полнящиеся чудных мгновений в Эдеме месяцы пролетели незаметно. Шодай приобрел шикарный загар, море позитива без остатка вбирало в себя и растворяло озера негатива из Конохи от Нидайме.
   Солеан наложил аналог веерных печатей на руки Нидайме, позволяющий ему использовать инструменты Шодай через Нидайме - клонов по завершению выделения второго потока сознания больше не посылали, из-за их поддержки нельзя было проходить через мини-Ворота в Эдем. Клонов Саске тренировал в Эдеме, пока сумев превратить в камикадзе только "Хокаге Буншин", зато довел число модернизированных клонов тени до пяти для любого из дзюцу, полученного из Нарутовского "Каге Буншин но Дзюцу", успех в точности исполнения которого достигал десятка у Нидайме и трех десятков у Шодай.
   - Доложите расстояние до объекта, - шипяще прошелестело в динамке Нидайме Саске, без энтузиазма воспринявшего игру джонина, типа командира типа команды. Саске внутренне ликовал - он победил в этом незримом противостоянии, так и не взяв инициативу в свои руки.
   - Пять метров, готов, - ответил он шепотом прямо в микрофон, крепящийся на шее.
   - Я тоже, - с трудом сдерживающий бьющий ключом энтузиазм, способный вспугнуть объект, прыгнувший в кусты. Саске даже обычным шаринганом мог засечь столь примитивную цель.
   - И я, - раздался женский голос.
   - Вперед! - Скомандовал динамик глухим голосом Какаши, глухим из-за намордника, как его называл Саске.
   Саске ловко подрезал кота, пугнув в сторону брызжущего энергией юности оранжевого, все мозги проевшего о своем подрастании с лета аж на два сантиметра и семь с половиной миллиметров. Воспринявшая миссию за вызов судьбы Сакура опоздала всего чуточку:
   - Мьяяя! - Вскрикнул зверь, не умеющий выговаривать "б" и "л".
   - Попалась!! - Ловко хватая кошака в прыжке. Одна из первых попыток ловли клонами провалилось - когти вырывающихся животных уничтожали творения Наруто, хотя тот регулярно тренировался на пашнях.
   Генин радовался ровно до того момента, как алчущий свободы развернулся, начав истово царапаться. Сакуру раздирали противоречия, впрочем, как всегда: не поймала, но и не оказалась исцарапанной.
   - Лента на левом ухе, - осторожно констатировала факт Сакура. Три предыдущих кошки лизались и мурлыкали у нее на руках, эта же казалась совершенно дикой и не вязалась с хозяйкой.
   - Вы уверены, что это наш объект? - Со скепсисом. Девять предыдущих утомили его.
   - Да, Цель опознана, - доложил в микрофон Нидайме Саске, стараясь не отвлекаться на Шодай Саске, якобы отрабатывающего стили плавания на воде и под водой вместе с беганьем и прыганьем по ее поверхности - кромка Эдема на сей раз высилась на десять метров над водой, штиль располагал.
   - Хорошо, - сдерживая радость (а вдруг вновь облажались?), проговорил динамик в ухе. - Миссия "Найти убежавшую кошку" выполнена, - щуря дугой довольный глаз, лично произнес неспешно нарисовавшийся командир.
   - Мьяяяурр! - Отчаянно пытаясь удрать, орала напуганная зверюга.
   - Хи-хи-хи...
   - Ну больно же!! А ну отцепись! Саске, помоги, а?..
   - Что ты, Наруто, - отношения в команде потеплели до опущения суффиксов. - Это такая честь нести кошку Сидзими-фудзин и передать ей лично в руки ее, эм, потерявшегося любимца, - открестился Саске. - Я не могу отбирать твою славу.
   - Славу? - Навострив усы, переспросил Наруто.
   - Мяу-у-у... - сменив тактику с агрессии на жалость. Солеан весело хмыкнул мордочке кота, закатившего глаза к усатому лицу, вроде как родственному.
   - Прячь запазуху, Наруто, а то если вырвется... - Смекнула тему Сакура, отличавшаяся в АШ умом, но не сообразительностью.
   - Аа-а-а! - Завопил Наруто - зверь бурно завозился за пазухой, тыкаясь мордой наружу, а когтями в ребра.
   - Крепче держи Тигренка, Наруто, - посуровел Какаши, уже развернувшийся в сторону ворот Конохи.
   - Дряная миссия, даттебайо! - Искренне возмутился желтоволосый.
   - Не матерись при мне, - состроив грозную рожу, выдала отвесившая подзатыльник.
   Дальше шли молча, включая котяру.
   - Мияаа!.. - Заупокойно мякнула стиснутая в объятьях полной и щекастой дамы зверушка.
   Саске на целую секунду пожалел животное, а потом к нему закрались подозрения - в пункте приема-распределения заказов сидел сам Хокаге:
   - Хорошо, команда Семь. Ваши следующие задания, - пыхая трубкой и важно глядя в свиток. До того все задания приносил своим глазиком Какаши, никакого выбора и в помине не дававший. - Хм... Вы должны будете посидеть с внуком старейшины, сходить за покупками в соседнее селение и посадить картофель.
   Пока Хокаге-сама перечислял, Наруто натурально закипал. Последнее его добило, хотя погода благоволила. В конце января распогодилось, начало февраля выдалось сухим, как раз ожидающиеся к марту дожди основательно прольют посадки, давая шанс собрать и в этот год три урожая сего замечательного плода, из которого Саске научился делать драники. Просолившемуся Шодай Саске стоит начать готовиться, чем и поспешил поделиться Нидайме, портя настроение неудачливого океанического кузнечика.
   - Нет-нет-нет! Спасибо!!! - Горячо отказываясь. - Я хочу клевое задание, клевое! Дайте нам другое!!
   Нидайме Саске шкурой чуял охвативший командира стыд за жалующегося подчиненного, а так же мысли Сакуры, крутящиеся вокруг ее любимого слова "достал".
   - Идиот! Ты пока генин-новичок!!! Все движутся от простого к сложному! - Ударяя ладонью по столу, вскочил Ирука-сэнсэй, непонятно что тут забывший. Хокаге спрятал лицо за поправляемой шляпой хокаге с кандзи Хи.
   - Но! Но!! Нам же самые паршивые задания достаются!!! - Негодовал Наруто, честно заслуживший отказ от фруктово-овощных кличек.
   - Утихни, - в желтый ежик прилетел кулак от Какаши.
   - Наруто, - менторским тоном с примесью недовольства. - Похоже, мне лично придется объяснять тебе все подробно, - Наруто расцвел, Какаши ссутулился, Сакура сдвинула брови и сжала губки. - Каждый день селение получает задания от посадки овощей до заказов на убийство. Все они записываются в свитки и разделяются по категориям в зависимости от сложности. Шиноби тоже имеют свои ранги. Так что при распределении заданий мы поручаем сложные миссии опытным шиноби, джонинам, а простые новичкам, генинам. За успешно выполненные задания клиент платит по прейскуранту определенную сумму, третья часть которой распределяется в команде, треть достается командиру, треть берет деревня. Первая категория "D" для генинов...
   - Вчера вечером я ел рамен со свининой, утром с говядиной, так что обед, наверное, с мисо... - задумчиво проговорил внаглую рассевшийся на полу Наруто.
   - Эй! Слушай меня! - рявкнул Хокаге-сама оранжевой спине. Сакура вздрогнула. Другие присутствующие осуждающе закачали головой - такое поведение перед Каге неприемлемо.
   - Я прошу прощения... - зачесался командир правой рукой, держа левую кармане в трико. Поза нашкодившего пацана. Пардон, клевого чувака.
   - Блин! - Крутясь на попе. - Вы только умеете, что говорить! Знаете что?! Я уже не тот лентяй и хулиган, что раньше! - И вновь крутанулся, надувшись. Помрачневшая Сакура обещала взубчку, но желтоволосый набычился, наплевав на все. Он хотел чего-то серьезного, но не видел поддержки в товарищах. По крайней мере, Саске просек фишку дня и взирал на все со вселенским спокойствием. "О да, ты теперь лентяй и хулиган в квадрате!" - хотел поддеть Саске, но сдержался.
   - Хорошо.
   - Аа? - Недоуменно оборачиваясь.
   "Вот после такого и получаются дырки на одном месте" - подумал Нидайме Саске, жалея о невнимании комментатора-Солеана, уделявшего почти все саркастичное внимание одному Шодай, бездарно плюхающегося в воду разными интересными местами.
   - Если вы так хотите, я дам вам миссию второй категории "C". Защита человека.
   - Ураа! И кто это? Даймё? Принцесса?.. - Отмахиваясь рукой от пнувшего его Саске, которому только принцесс-грудничков и не хватало.
   - Успокойся, сейчас представлю, - хитро пыхая стреловидный клуб дыма.
   - Это еще кто? - Пьяно выдал большой мужчина, ввалившийся в дверь с бутылкой в руках. Перед Каге! Саске еле удержал на лице пофигизм. - Детский сад какой-то... - звучно хлебая из горла.
   Саске мог продолжить фразу, но не захотел отрываться развитым периферийным зрением от Наруто.
   - Особенно этот, самый мелкий с дурацкой рожей. Ты вообще шиноби? - Обливая скепсисом поверх сверкнувших очков. Наруто тут же вскочил:
   - Ха-ха! Это кто это самый мелкий... - повертев головой вправо-влево. Буквально утром хваставшийся ростом Наруто допер, сдвинул глаза и сузил брови. - Убью!!! - Задергавшись - командир взял его за шкварник. - Пустите, я его убью!!!
   - Мы его защищать должны, а не убивать, идиот! - Пригнул шею Какаши. Саске наслаждался постановкой Хокаге-сама, тепло взиравшего на развернувшуюся перед ним сценку. Ирука тоже гулял где-то в мыслях о чуток повзрослевшем Наруто.
   - Я - архитектор Тазуна, - начал грузный мужчина после колечка из курительной трубки. - Специалист по возведению мостов. Надеюсь, вы будете меня хорошо защищать, пока я не вернусь в свою страну и не закончу там строительство.
   За сим командир выдал цэу шуровать за рюкзаками. Саске все имел при себе и остался с клиентом.
   На ум пришли дожди, после попадания как-то раз в сильнейший ливень в позапрошлом месяце оба его товарища таки удосужились растрясти копилки и купить компактные рюкзаки нового поколения: непромокаемые, с уменьшением веса, распределяемого по всему телу, с увеличенной вместимостью, кратно превосходящей внешние габариты. Разработка мастерской Шоётосо Соске, щедро проспонсированная Конохой. Неудобные в плане ношения макимоно, обычно с метр в высоту и сантиметров двадцать-сорок в ширину, выходили дороже. К тому же обидно терять все вещи, когда свиток с запечатанным повреждается.
   - Я сам найду дорогу до врат, мальчик, беги за вещами, - попытался спровадить Саске носящий штаны в клеточку, в очередной раз приложившись к спиртному.
   - Дяденька, - с любопытством заглядывая черными глазами (частичная "Хенге" с обычными глазами на самого себя) ему в лицо. - Вы хотите в туалет? - Пуская протектором зайчик в очки. - Ежели нет, то ступайте по прямой и ни о чем не беспокойтесь.
   Какаши справился за три минуты - рекорд! Едва Саске с Тазуной отошли на пару шагов, как он тут как тут. "И где его лень?" - подумал Саске, знающий местожительство командира, расположенное дальше по диаметральной улице, ближе к вратам. Где-то там догнала Сакура. Наруто бодрой походкой догнал уже у самых врат.
   - Выступаем!!! - Победно проорав, подпирая небо кулаками после отметки на посту.
   - Ты чего так радуешься? - Недоуменно спросила Сакура, скривившая губки на звонкий голос.
   "Клинический идиот" - поделился сам с собой мыслью Саске и внутренне улыбнулся, без улыбки из оранжевого хотелось немедленно выбить всю дурь. В разделенном на Шодай и Нидайме состоянии парень оказывался нетерпелив и резок, он боролся с плохим настроением, однако желание стать одним единым становилось тем острее, чем дальше находились мини-Ворота, ставшие ассоциироваться со связью между двойниками. Вроде страх преодолен, Нидайме попадался в Солеановские ловушки с десяток раз, получая смертельные раны - то страх перед смертью, но не перед болью, что поселился в нем в конце прошлого лета из-за глупой ошибки.
   - Я впервые покидаю долину, - оглядывая приевшийся пейзаж за воротами как в первый раз.
   - Эта мелочь точно уже генин? - Вперивая подозрительный глаз из-под нахлобученной широкополой соломенной шляпы с конусной верхушкой. При относительной прохладе солнце припекало неимоверно - шиноби солнечный удар не грозит, волосы не выцветают, а при желании и загар не пристает. Проверено.
   - Хе-хе, я-то джонин, не беспокойтесь, - успокоил Какаши. Тазуна приосанился, мазнув косым взглядом по Саске, так и оставшимся налегке. Сам мужчина будто не замечал веса своего рюкзака за плечами, копии старого Нарутовского. Несмотря на алкоголь в крови и тяжелый объем за спиной, он держался на ногах уверенно.
   - Эй-эй! Вы недооцениваете шиноби!! Я крутой, я сильный! - Отвечая в своей подвижной манере.
   - То-то клевый галстук сделал тебя носильщиком, - подвел итог Тазуна, прикладываясь к бутылке с вином.
   Сакура прыснула в кулачек, Какаши согнул глазом дугу. Саске навострил клок волос на макушке и сделал высокомерный взгляд. Наруто хлопнул круглыми глазищами и от неимения достойного ответа съехал на свою заезженную универсальную пластинку:
   - Когда-нибудь я стану Хокаге! Меня зовут Узумаки Наруто, запомните это имя!!!
   - Хокаге это лучший шиноби селения? - В глубоком сомнении. Благо уже отошли от ворот, иначе бы Тазуна поплатился за свой неуважительный тон. - Сомневаюсь, что муравей способен стать муравьедом, - даже в подпитии являя эрудицию, или благодаря ему.
   - Ничерта подобного! Я им стану и тогда вы зауважаете меня! - Срываясь на крик.
   - Наруто, - нейтральным тоном. Саске с трудом сдержал смешок. - Вон муравейник, беги, становись...
   - Эээ? - Сбитый с толку с нежданной стороны Наруто потерял весь запал.
   - Неа, не зауважаю, - вбивая в крышку гробика последний гвоздь. - Даже если ты и впрямь станешь... Хокаге, - громко делая глоток.
   - Я его убью!!! - Побагровел Наруто, что-то эдакое допетрив - Сакура хихикнула в кулачек.
   - Остынь, идиот, - охолонул Какаши, без напряга держась за ручку одетого на оранжевую спину рюкзака.
   Дальше шли в относительной тишине. Надувшийся на всех Наруто угрюмо топал впереди всех. Какаши и Саске взяли клиента в клещи, вернее это Какаши пристроился с обочины по собственной инициативе, даже не пикнув об изучаемом в АШ построении и прочей "фигне". Сакура счастливо стелилась рядом с индиговыми волосами.
   Впереди лежала сухая и пыльная дорога, чью ширину скрадывали мачтовые сосны вперемежку с секвойями и другими гигантами, столь удобными для слежения за прибывающими или убывающими из долины. На главном перевале прямота изгибалась, пряча в листве обзорную панораму, с превышающий Монумент Хокаге вышины должно быть восхитительной.
   - Умм... Тазуна-сан? - Не выдержала надрывного пения птиц Саскура.
   - Что? - Резковато отвечая.
   - Вы ведь из страны Волн, да? - Смутившись, вновь спросила девочка.
   - И что с того? - Грубо отвечая с нежеланием поддерживать беседу.
   - Какаши-сэнсэй, - переключаясь с грубияна, обратилась Сакура к командиру. - А в этой стране есть шиноби?
   - Нет, - кося унылым глазом, коротко ответил Какаши. Почесав репу и вспомнив уделявшую внимание лишь пяти великим Какурезато программу, он продолжил: - Но в большинстве других есть шиноби со своей культурой и свои скрытые селения.
   - Хокаге лучше всех! - Донеслось звонким голосом спереди.
   - Ладно уж, не волнуйся, - оказывая рядом и трепля розовые волосы, мечтающие со всем о другой руке. - В задании второй категории нам шиноби не встретятся.
   - Значит, вражеские шиноби на нас не нападут? - Избавляясь от гложущего нутро чувства, которое Солаен назвал бы ж**.
   - Конечно нет, ха-ха-ха! - Брызжа уверенностью, которую Саске напрочь не видел в понуром архитекторе, месившим пыль упрямым быком.
   - Я есть хочу! Когда привал, Какаши-сэнсэй? - Тоже решив облегчить душу на вопрос.
   - Скоро...
   - Чего ж ты тогда столько муравейников пропустил? - Косясь в сторону замеченного за кустами холмика, поддел Саске.
   - Аргх! Вот стану Хокаге и все-все меня зауважают, - насуплено отворачиваясь и припуская ходу.
   Лужа на дороге Саске сразу напрягла. По здравым рассуждениям следовало выяснить, чего или кого надо засланцам, столь экзотично прячущимся. Саске не стал мешать Какаши, пристроившимся позади прошедшей лужу компании, от пускания шара или снаряда удерживал запах вареной человечены, отлично знакомый ему сразу с обеих позиций. Мандраж перед убийством? Смешно, не после мародеров в восемь лет и своих изощренных смертей.
   Нидайме Саске шкурой спины ощутил выпрыгнувших из лужи посреди сухой, ровной и натоптанной дороги - для обзорного зрения это тело не имело способностей, даже второй комплект бинтов утяжелял всего на десять процентов своей мощности. И дзюцу скопировать не судьба.
   Плеск, звук цепей...
   - Что? - Картинно удивляясь вылупленным глазом, бросил командир, опутанный цепью, соединяющей железные и когтистые руки двух шиноби в пятнистых штанах и кислородных масках на лицах.
   - А?! - Испуганно обернулась Сакура.
   - Что за?! - Совершенно недооценивая ситуацию.
   - Первый готов! - Взмахивая рукой.
   Цепь-пила, окрутившая теневого клона, вжикнула. Саске остро пожалел, что способностей одного томоэ мало для нормального чтения дзюцу, совмещающего заменю тела "Каварими" с иллюзией крови. "Просто быстро и последовательно применил ниндзюцу и гендзюцу в расчете на врагов" - успокоил себя Саске. Тазуна в испуге ощерился.
   - Аааа! - Ударяясь в панику, схватилась за лицо Сакура.
   - Ка-Какаши-сэнсэй! - Примерзая к земле от ужаса.
   - Второй готов! - Гнусаво поспешил вставить второй шиноби в маске, когда оба ловко прыгнули за спину ошарашенного Наруто, петлями скрутив в воздухе догоняющую их цепь.
   Командир подло самоустранился, свалив инициативу в руки Саске, который и рад поиграть с жертвами, чья скорость не превышала его возможностей в теле Нидайме. Ловко метнув с бедра сюрикэн, пригвоздивший к дереву между двух лезвий цепь, которой в прыжке на три метра вверх придал ускорение кунаем, последовавшим вслед за сюрикэном и воткнувшимся в его дырявый центр, тем самым создавая мощный блок, заклинивший цепь.
   Не успели вражеские шиноби ничего предпринять до того, как сверху на них приземлился кувыркнувшийся Саске, с двух ног вмочив по двум затылкам и двумя усиленными чакрой кулаками долбанув тайдзюцу по их механическим рукам с цепью. Импульс опередил, цепь из их рук вырвало за миг до слома топорного блока в дереве от натяжения.
   Саске ловко приземлился на корточки с упором руками, распределяя инерцию из-за неимения времени на перекат. Наруто так и стоял беспомощно, события опережали его соображалку, подавленную дебелой смертью сэнсэя. А вот Сакура молодец, заняла позицию у клиента.
   - Бегите, одзи, - толкая мужика в бедро попкой в обтягивающих шортах и изготавливаясь защитить жизнь выхваченным кунаем.
   Оба напавших захотели по дуге зажать клиента, но их опередил Саске, очередным прыжком спиной назад, пролетев над Наруто и отвесив ему щелбан по макушке, встал рядом с Сакурой. "Мля!" - из-за гасимой инерции парень не успевал спасти тормоза, увидевшего угрозу от сменившего направление вражеского шиноби, но ничего не предпринимающего, кроме раззявленного рта и взметнувшейся в блоке руки.
   - Кхх!.. - Вылетел выбитый из легких воздух из-под маски.
   Стремительно почерневшие красные глаза с одним томоэ сузились на показушника, выбившего дух из их врагов на неуловимой для Нидайме Саске скорости.
   - Это "Каварими"? - Плюхнулся из-за не выдержавших его веса коленей убитый малец, разглядевший распиленные деревяшки на месте кровавого месива и вполне себе живого сэнсэя.
   - Фух, спасен, - прошептал одновременно с ним архитектор.
   - Извини, Наруто, что не сразу вмешался... из-за меня тебя ранили... мна, не думал, что ты вот так застынешь. А ты молодец, Саске, и ты тоже, Сакура, - глядя сверху своего роста на парочку отличившихся с двумя бездыханными врагами подмышками, которых затем пристроил к дереву.
   - Эй! - Чувствовавший в печатях на руках сгусток внимания Солеана и понявший, куда движется ситуация, Саске решил спровоцировать Наруто проявлением совершенно искренней заботы. - Ты в порядке, трусишка? - Стряхивая несуществующую пыль с рукава бархатисто блестящей на солнце тенниски.
   - Ксо, даттебайо! - Бедного Наруто всего перекосило - он единственный попачкался и поранился.
   - Успокойся, Наруто, - решая подбодрить. - Их когти отравлены, - говоря о пустяке. - Яд нужно удалить. Мма, надо расширить рану и выдавить отравленную кровь. Мн, так что не дергайся особенно, - неожиданно подхватил командир затею Саске, - а то яд по всему телу растечется.
   Какаши сноровисто привязал тросом пойманных шиноби для продолжения психологического спектакля. Саске бы полюбопытничал - Какаши смекнул по пути или его заранее проинструктировали? Уж больно не хотелось приписывать командиру лишнюю каплю ума. Но по всему выходило, что сам допер, чего от него требуется.
   - Тадзуми-сан. Я хочу с вами поговорить... Это чюнины скрытого тумана, известные тем, что никогда не сдаются, - подвел итог шмонания Какаши, ткнув указательным пальцем в протектор.
   - Как ты нас обнаружил? - Глухо и зло раздалось из-под маски.
   Саске слушал озвучивание собственных мыслей про солнечную погоду и лужу на ровной дороге, про цель охоты и суть миссии... Какаши услужливо обо всем рассказал, распинаясь скорее всего для одного Наруто.
   - Сейчас мы уже не обязаны вас защищать, - припечатал Какаши, подводя итог. Два кулака прилетели в морды врагов.
   - Мы же не готовы к такому заданию, точно! - Попалась на крючок Сакура. - И противоядие для Наруто нужно достать. Давайте вернемся в Коноху? - Махая на едва пройденный перевал. - И отведем больного к доктору.
   - Хм... Пожалуй, ты права, - глубокомысленно заметил Какаши, не поворачиваясь лицом к шокированному Наруто, крутящему головой туда-сюда в поисках смысла. - Наруто нужно вернуться в деревню.
   Саске ликовал, как и картинно, в отличие от Тазуны и Сакуры, удивившийся поведению Наруто Какаши.
   - Ну почему он настолько сильнее?! Почему я всегда... Ксо!!! - Ковырял рану отвернувшийся от всех Наруто. Печати на руках Нидайме Саске ощутимо нагрелись, побуждая подойти.
   - Наруто, ты чего творишь??? - Ахнула Сакура, но вперед сэнсэя не полезла, вертя головой, как давеча Наруто.
   - Я должен стать сильнее... Выполнил кучу миссий, упражнялся каждый день! Меня больше никому и никогда не придется спасать, - шептал заплаканный малец, выдавливая из руки так нужную Солеану кровь, пропитанную эмоциональным возбуждением с легким флером непонятной и злобной чакры, издалека померещившейся Саске. - Я больше не буду бояться и не буду убегать. Я ни в чем не уступлю Саске! Клянусь своей левой рукой! Своим кунаем... - круто разворачиваясь. - Я буду защищать этого одзи! Мы идем дальше!!!
   Саске краем глаза следил за Сакурой. Она, конечно, бывает круглой дурой, но сейчас порозовела и прислушивалась, неуверенно повышая собственное мнение о своем низкорослом товарище по команде. Сам парень весьма положительно отнесся к мужеству Наруто и его способности терпеть боль. Вот теперь-то сказанные им перед Хокаге-сама слова воплотились в реальность. У Саске нечто подобное случилось гораздо раньше, но от этого поступок Наруто не менее значим. Шодай Саске даже приостановил попытки запрыгнуть на летающий остров, Эдем, чтобы осмыслить происходящее вокруг Нидайме Саске. Действительно, у толчка к взрослению в доме Нара при ляльках получилось бы иное направление и сила, чем вот так, как сейчас, после реального боя, к которому их всех готовили в АШК, и который Наруто позорно просрал.
   - Наруто... Хорошо, конечно, что ты удалил яд, но... еще немного и... - нехитрым образом переключая Наруто на другие рельсы. - Ты умрешь от потери крови, - давя лыбу глазом. Это он умет как никто другой в селении скрытого листа.
   - Нееет!! - Повелся дурашка. - Так нельзя! Я не могу вот так вот умереть!! Спасите меня, сэнсэй! - Саске подошел ближе, Сакура тоже подтянулась.
   - Дай взгляну на руку... - доставая пропитанный бактерицидным раствором и чакрой бинт.
   - Наруто, ты мазохист?! Чем вообще думаешь, а? - Грозно глядя на капающее на землю и бегущее под рукав безобразие, учиненное над самим собой. А сама с любопытством смотрела, как тот ковырялся. Нонсенс.
   - Уммм... эй, со мной все будет хорошо? - Пугаясь глаза Какаши.
   Саске стоял достаточно близко, чтобы Солеан удовлетворился умыкнутыми каплями крови и частицами кожи с куная и из раны, а так же пробами чакры посредством той же ауры Нидайме Саске, засунувшего светящиеся печати на тыльных сторонах ладоней в глухие карманы, приспособленные скрывать побочный эффект их чрезмерной активности.
   - С тобой все будет в порядке, - ответил командир, перевязавший на его глазах затянувшуюся рану.
   - Сэнсэй, я хочу с вами поговорить об этом задании... - на что-то решился клиент. - Вы правы, теперь вы не обязаны меня защищать. Дело в том, что за мной охотится...
   Саске слушал в пол уха про судовладельца Гато. Он нашел еще одно дно этого задания - Ичирэ, которых этот индивид достал. Саске смог самостоятельно, без Солеана, сделать вывод о разделе "Гато Компани" между Листом и Банком после неминуемой смерти промышляющего противозаконными сделками владельца. "Комбинации Хокаге-сама как всегда многогранны" - подумал Саске про себя. Встряска для Наруто, журение Какаши, кусок чужого бизнеса и денег, налаживание хороших отношений со страной Волн. На счет взаимоотношений между Хокаге и подчиненной Собакой Саске был не уверен, но первый пункт программы уже достигнут, до остальных тоже как-нибудь доползут, вот только вскрывать свои козыри ой как не хотелось - сейчас Какаши следил за боем своей команды, а ну вдруг и его боем займет достойный противник? Денег же у Гато куры не клюют, судя по словам Тазуны и реакции Какаши. Сакура въехала в тему, Наруто как всегда остался в непонятках - в эти моменты его рожа становилась горизонтальной: брови, глаза, рот и даже усы - все в горизонтальную линию. Яд и прочие недавние событий вытиснились из дырявой башки. Впрочем, как с той клятвой на полигоне во время теста Какаши, до него постепенно дойдет, что да как и почем - Саске не сомневался. Наруто не дебил, у него просто диагноз "по жизни тормоз".
   - Страна Волн - нищая, даже у дайме нет денег. Само собой, у нас их тоже нет, - вешал лапшу на уши архитектор, строящий аж целый мост и как-то на него находящий рьё. Словив эмоцию Солеана, Саске смягчился - он слишком строго или поспешно судит. - Нам просто не хватило на дорогое задание категории "B"... Ну, если вы откажитесь от задания... меня точно убьют! - Воскликнул Тазуна с притворной радостью. - Но, вы неволнуйтесь! Если я умру, мой маленький десятилетний внук будет долго плакать!! Ах да, и моя дочь останется жить в нищите, навсегда возненавидев шиноби скрытого листа. Но вы тут не виноваты! Да-да, совсем не виноваты!!
   Саске еле сдерживался, чтобы не освистать посредственного актера и не покатиться со смеху от вида розовой и желтого, вдруг понявшего, что вообще-то командир Какаши, и он решает, продолжать миссию или нет. Какаши удрученно ссутулился - архитектор из провинции разыгранного перед ним спектакля не понял.
   - Ну, ничего не поделаешь... Мы будем защищать вас и дальше.
   Радости ударившего небо кулаками и победно закричавшего Наруто не было предела - Сакура дала ему тычок в бок, зашипев про рану.
   - Ккакаши-сэнсэй? - Действия командира отрезвили Наруто сильнее напарницы.
   - Нельзя оставлять врагов за спиной, Наруто. И чему тебя только учили в академии?.. - сетуя безоблачному небу. И безжалостно втыкая кунай в сердце второго, после чего ловко доставая из рюкзака свиток и запечатывая туда оба трупа.
   На этой тяжелой ноте в Наруто на полянке метров через двести от места сражения влезла только одна порция рамена из бэнто Ичираку-рамен.

Глава 22. Ночь

   Непонятный Саске порой бесил Какаши до с трудом сдерживаемого рукоприкладства. Первая встреча с ним после трагедии, потрясшей Какаши до глубины души, произвела неизгладимое впечатление на взрослого, попросту потерявшегося при общении с неадекватным мальцом, полным сюрпризов, от которых хоть стой, хоть падай, аж волосы дыбом встают.
   Член АНБУ по-своему уважал Хокаге, в меру сил и способностей заботящегося о благе подчиненных, но опекунство он простить не мог. Начальство перегнуло палку, видимо, наказывая за сплошные провалы выпускников академии на его тестах с последующим отказом в командовании над ними. Какаши рвался к Наруто, а вовсе не к неожиданно появившемуся в его жизни Саске.
   Какаши глодали сомнения относительно представленной Хокаге версии произошедших вокруг квартала Учиха событий с разницей в дюжину дней, пояснение сути защиты и его успешное проникновение внутрь уверенности не принесли, знакомство с выжившим тем более.
   Начавшиеся подтрунивания сослуживцев выводили из себя мужчину, после прямого вопроса Хокаге-сама все же отправившегося к мальчику-отшельнику. Тот воскресный день Хатаке Какаши запомнил крепче позапрошлой субботы. Его так ловко взяли в оборот! И ведь не возразишь малышу, пережившему кошмар наяву. Какаши этот день продержался на памяти о своем герое, Учиха Обито.
   Позже он долго размышлял об этом воскресенье, ведь вроде делали правильное дело, раздавали вещи и цветы, но то, как это происходило, вызвало недоумение. Ощущение двоякости прочно засело в джонине, совершенно не увязывающего гиперактивность опекаемого с пережитой им трагедией, пусть хоть какое там запечатанное наследие прошлого всплывает. Пали подозрения на клан Яманака. Картина не складывалась в голове Какаши, решившего осторожничать. Идея выполнять долг через трапезы пришла как бы сама собой. Он думал, его позовут в квартал, попросят о какой-то помощи, на худой конец, научить чему-нибудь из разрешенного Хокаге. Но нет. Из-за обрушившейся на него последствий после роли шута он упустил момент, мальчик замкнулся в себе, действительно быстро научившись выразительно молчать. Джонин был в курсе творящихся среди детворы драк и поначалу считал их полезными, однако вскоре они послужили причиной окончательного охлаждения отношений между опекуном и опекаемым. Какаши не мог понять, что упускает из виду, да и не было у него рвения заниматься Саске, а к Наруто нельзя. Что за несправедливость?!
   Драка с песочником, претендентом на чюнина, стала как гром среди ясного неба вместе с приказом о гипнотическом допросе. Какаши понимал его необходимость, ведь странные хидзюцу и не читаемость напрямую ни шаринганом, ни бьякуганом требовали исследований или хотя бы диагностики. И в душе не протестовал приказу, вызвавшись добровольно.
   Шок настиг там, где не ждали. Привыкший к стремлению окружающих заглянуть ему под маску воспринял отсутствие интереса со стороны мальчика за холодность, а оказывается это простое проявление уважения - Саске не заглядывал в рот, потому что просто видел его лицо и принимал таким, какое оно есть! А в драках его бесила одежда с плеча его Клана на оппонентах, поливающих его грязью, и даже не удосужившихся сменить герб на спине.
   Объяснения про хидзюцу запутали, а про Ворота Учиха напугали, вызвав новую волну подозрений. И опасений за Наруто. А еще это удар под дых - допросом Хокаге дал понять подчиненному о его неспособности обращаться с детьми, о его капризе. Каким бы он стал родителем? Таким же слепым, каким был опекуном, по сути, только жравшим за счет опекаемого, с которым виделся для галочки, не принимая абсолютно никакого участия в его судьбе?
   После доказательств силы Сайндаме Хокаге и Нара Шикаку и доказанного предательства Шимура Данзо и его Корня, Какаши отринул былые сомнения. И определил Учиха Саске в выскочки - его сила даденная и за время обучения в АШ не проявленная толком. Успехи в учебе всерьез не воспринимались после речи Саске в столовой к окончанию первого года обучения. Может он правильно говорил, только сам словам не следовал. Да, завел двух корешей, в отличие от неприкаянного Наруто, что-то свое тренировал с ними. Но как лучший ученик, имеющий доступ в открытые для шиноби-генинов залы библиотеки Конохи, он ее посетил от силы три раза. Имея деньги на лучших мастеров домашнего обучения, он их тратил не пойми на что. Постоянно прогуливал занятия, на что, в принципе, имел право, за счет былого в тайдзюцу идя впереди Неджи и даже опережая Рок Ли, но эти двое скрывали свою истинную силу, дополнительно обучаясь после занятий в АШК. А Саске? Запирался в своем супер защищенном Хокаге доме и носа наружу не казал.
   У Хакате Какаши выдавалось достаточно моментов со свободным временем, чтобы изредка следить за жизнью Наруто с Саске и обдумывать их. Свое начальство он не понимал, однако не видел причин сомневаться в их решениях. Что-то где-то джонин сам упускает, раз не зрит целое в разрозненных кусочках. Два столь разных и столь похожих ровесника. Один джинчурики, на втором поставлен эксперимент по улучшению генома, видимо, провалившийся, ведь после "диагностики" в больнице использование им хидзюцу с возжиганием крови и телесным ореолом сошли на нет. Но тут уверенности нет, случай с гендзюцу в столовой АШК крайне подозрителен, даже если списать на скрытую деятельность кого-то из сослуживцев или самого начальника.
   Посещение дома Учиха не состоялось - Хокаге-сама, определивший ему команду генинов, как всегда мягко ушел от темы. А убогая квартира Наруто, посещенная ими, впечатлила джонина наравне с прокисшим молоком посредь свинства. Сразу видно отсутствие взрослой руки, занимавшейся ребенком хотя бы в раннем детстве, как с Саске, помнящим заветы родителей и свято блюдущим аккуратность, а уж про его баснословно дорогую одежду вообще ходят легенды! Все лучшее.
   Порой Какаши казалось, что рядом с Саске стоит взрослый и помогает ему в сложных ситуациях, направляет события метко в угодную для Саске сторону. Рассуждения замкнулись в круг, когда в очередной раз всплыл вопрос о ментальной связи с Хокаге или ком-то вселенном, причем совершенно нетипичном, если брать в расчет печати на его кистях. С печатями или рисунком большой вопрос - подозрения зародились еще на базаре, когда мальчик очернял репутацию, а они через год появились. Герб типичен для печатей - Какаши знал кое-какие фуиндзюцу и рунные печати, но веера ни под одну статью не подходили. Со связью тоже вопрос - для расстояний даже в пределах долины требуется Штаб, как коротко называли многоярусный комплекс, спрятанный в Монументе Хокаге. Право слово, не станет же Сарутоби Хирузен в преклонных летах скакать всюду за командой номер семь?
   Саске себе на уме, его поступки сложно предугадать. Какаши лишь раз во время допроса применял шаринган на парне, справедливо опасаясь повышенной чувствительности ко взглядам красных глаз - Учиха из главной ветви такое свойственно, порой могут определять, кто из родственников на них смотрел своим шаринганом. Да и сам шаринган после пробуждение Мангекё при трагических обстоятельствах будто бы сопротивлялся использованию, каждый раз напоминая о дне своего пробуждения.
   Джонин не мог со сто процентной точностью определить, когда генин с веерами на кистях искренен, а когда лжив. Рассыпавшиеся на экзамене бубенцы потрясли его, попытавшегося быстро скрыть свое недоумение - этот удар он прозевал. Как?! А потом проявленная забота с эгоистическим окрасом удивила несоизмеримо.
   Первая миссия в первый день команды номер семь заставила Какаши устыдится собственной лени, в досье доставшихся ему генинов помимо первой страницы заглянуть не удосужившегося. Взрослый при свидетелях вчистую проиграл словесный поединок парню, о котором на полигоне утвердился во мнение как о выскочке, нацепившем дурацкий платок на шею, дескать, в нем нет ненависти, от "Вечного Огня" зажжен. Или наоборот, чтобы никогда не забывать о ненависти, пекущей шею, что вернее. Подкравшийся Саске еще раз воспользовался ошибкой взрослого, ведь действительно, торг был неуместен, и в итоге получил даже больше дней, чем высказал. Почему? Объясняет второй день. Вечером Какаши так и не посмотрел досье, оскорбленный до глубины души, и даже не поразмышлял на тему, почему шаринган разговорчивого Саске был столь странен три года назад и сейчас. Совершенно ненормальные глаза, быть может, подобные проблемы клан держал в тайне, что совершенно логично и понятно? Вечером страшно оскорбили, а утром его страшно унизили неожиданно ласковым голосом и ответной любовью детей, с которыми он сразу нашел общий язык. Детей, помогающих учиться восстанавливать клан... И даже как ловко выбил всех из колеи подарком Хинате! Чтобы на этом фоне устыдить посильнее. Сколько Какаши не подкатывал к Шикамару, тот друга не выдавал. Зато Наруто преодолел себя и сам нашел общий язык со старшими близняшками, отчего стал совершенно счастливым и совершенно невыносимым - только Саске и приструнял троих шкодников. Саске! Не он или Юхи Куренай. И как же неожиданно он отучил Сакуру приставать к себе тем самым знаком внимания к Хинате и закрепил результат розочкой за ухом второго члена команды. Поразительно!
   А дальше как отрезало. Вновь молчаливый и мрачный. Как и написано в отчете, дескать, в судьбоносные моменты активен и разговорчив, в рутину равнодушен и неприветлив, будто провидец какой! Саске создал более-менее приемлемые условия пребывания в команде и на этом успокоился, даже не попробовав как-то наладить отношения с командиром. Какаши, собственно, сам отчасти виноват, он признавал это, как и полное отсутствие своего авторитета в глазах Саске, как из-под палки подчиняющегося ему.
   Джонин принял ответственность над генинами и их воспитанием, однако с первых дней потерял инициативу и львиную долю авторитета как личности. Он плохо понимал Хокаге, вроде как не стремящегося давать джинчурики знания и желающего держать его в защищенных пределах долины Конохи. Из этих соображений он толком ничему не учил свою команду, из-за отсутствия беспокойства начальства утверждаясь в правильности принятого решения. Вчерашний день стал очередным сюрпризом. От Хокаге пришел первый, побудивший его применить рации. Затем эпизод с выдачей очередной миссии, заставивший усомниться в правильности выбранной линии поведения - все прочие команды без устали тренировались новым приемам, а не мурыжили изо дня в день опостылевший академический примитив.
   Его учили убивать. Какаши сам себе признался, что в психологии профан профаном, что его жизненного опыта не хватает для работы с двумя столь трудными подростками. К своему стыду, решивший в деле проверить свою команду джонин в итоге подыграл все же взявшему инициативу генину, который был способен одним ударом ногами по шеям или головам убить туманников, но не сделал этого. Какаши поразился - в который уже раз?! - достигнутому результату. Для Наруто наступил долгожданный переломный момент. Не при Хокаге, а здесь, после позорного для него боя и с подачи Саске... Какаши лишь подыграл...
   Терзаемый вопросами и сомнениями так и проворочался всю первую вахту самостоятельно вызвавшегося дежурить Саске. Какаши молча принял дежурство у мгновенно заснувшего. Разговора по душам не получилось даже начать, поспать тоже.
  
   *** Саске
   Учиха смотрел на звезды и Луну в теле Шодай Саске, оставшееся под присмотром Солеана тело Нидайме уснуло, дав сознанию обрести целостность одного тела и отдохнуть от утомительной раздвоенности.
   Слой облаков под островом в лунном свете звездного неба никогда не приедался подобно пламени, на которое можно любоваться часами и целыми днями. Только на высоте небо из плоского обретало выразительную глубину, манящую воображение невыразимыми далями и открытиями. Казалось, стоит только ступить на лунную дорожку и побежать в новый мир далекого далека...
   Саске теперь это мог, почти. Ему удалось оттолкнуться от воздуха, чтобы добраться до кромки летающего острова. Коварный Солеан распознал хитрость Саске, сумевшего научиться использовать пружинящие свойства воды и взлетевшего на двадцать метров, но Эдем поднялся над водой на все тридцать. Отец его и похвалил, и пожурил. Напрыгавшись с нырянием в океан, Саске поймал попутный ветерок и таки уцепился за самый край, легко подтянувшись. Но уже будучи целым и выдохшимся. И довольным проведенным днем... и успехом Наруто, успевшего стать ему настоящим другом. Странному человеку странный друг, все логично.
   - У тебя проблемы с Мангекё Шаринганом, Саске, - тихо присела рядом Тень Солеана, клон. - В этой миссии тебе надо пробудить в Нидайме второе томоэ, чтобы лучше понимать процесс. И дать шанс Наруто проявить себя, иначе его сегодняшний порыв обернется пшиком.
   - Угум... - кладя руку отца себе на бедро, жутко болевшее после прыжков.
   - Ложись на живот.
   Саске в блаженстве закрыл глаза. Руки клона-Солеана творили чудеса массажа. Поистине, только ради этого стоило изучить клонов тени! Саске размяк и быстро сомлел, когда после переключения с позвоночника на ноги по первому потекла сладкая истома - он блаженно зажмурился. Руки вроде не устали, но тоже потребовали своей доли внимания. Натруженные мышцы расслаблены и сладко ноют, мысли бродят среди звезд - он в земном раю. Первые сеансы Саске жутко стеснялся, но уже сейчас вообще повода не возникало - Солеан старательно изгонял всяческие посторонние мысли, мешающие тренировкам.
   - С "Нинпо: огненная длань" я бы закончил тот бой сам, - вздыхая и поудобнее облокачиваясь на Солеана, чей подбородок загораживал яркую звезду.
   - Во время перестройки мужающего организма силы сбоят. Это сильно сказывается на контроле и концентрации. Сколько у тебя на их безупречность завязано, Саске?
   - Я справлюсь, - твердо.
   - Взъелся на Какаши? - Нахлопав мотивчик на его ребрах.
   - Достал! ******!.. - осекшись. - Ну-у, хотя бы довел раунд до логического конца...
   - Его учили убивать, для него видеокамеры сродни сказочному чуду, а ты образован разносторонне и знаешь их внутреннее устройство и законы функционирования досконально.
   - С парным хидзюцу я его порву, как Тузик грелку, - проворчал Саске, потершись головой о клона как о мягкую подушку.
   - Возможно. Ты забываешь, что в АНБУ служит хоть и не ровня главам кланов, но весьма близко к ним. С джонином тебе не совладать, максимум патовая ситуация с боем на взаимное истощение, тем временем к противнику подоспеет подмога.
   - Пфф! Ай! Прекрати! Ай-я-й-яй... ихи-хи-ха-ха-а-а-а...
   Возня со щекоткой едва не закончилась внеплановым купанием, Саске едва успел уцепиться за самый край. Взявшись за протянутую руку, парень дал себя вытащить, внутренне готовый к продолжению.
   - Какаши достаточно тебя защекотать досмерти, хе-хе, - прыснула Тень Солеана, пропуская жаждущего мести Саске сквозь себя.
   - Гн! Так нечестно! - Насупивишись и помимо воли растянувшись в улыбке до ушей, представив сие действо.
   - В общем, учись вращать спиральку в самом томоэ, оставляя хвостик неподвижным, - ласково тыча в плечо.
   - Я уже освоил огненные сюрикэны и даже сделал апгрэйд техники с двумя макси-сюрикэнами на струнах, "Катон: Со Сюрикэн но Дзюцу". Разве не заслужил следующего семейного катондзюцу? - Канюча.
   - Хорошо, - расщедриваясь. - Можешь взять почитать о паре "Катон: Горьюка но Дзюцу" и "Катон: Рьюен Хока но Дзюцу".
   - Ураа! Ты супер!! - В предвкушении срываясь с места к архиву, только пятки и засверкали. Какой тут сон?

Глава 23. Момочи Забуза

  
   *** Саске
   Под завистливые взгляды из-за подачи чакры в призывающую и отзывающую воздух печать Саске сдул, скатал и запечатал в пояс творение из мастерской Шоётосо Соске - шикарная полутороспальная надувная кровать, в собранном виде не уступающая по габаритам допотопному свернутому коврику клиента. Распечатал кресло, столик на одного и горячее бэнто. Вчера ему хватило макаронного варева Какаши на ужин, испробованного из чистого любопытства - отменная походная... бяка. Фи!
   Наруто сглотнул голодными плошками небесных глаз, раздувая ноздри - руки сами начали шарить рюкзак с одноразовым свитком бэнто от Ичираку-рамен. Настроение живущей на уровне прожиточного минимума Сакуры стремительно вылетело в трубу от сравнения содержимого общего котелка с двумя бэнто. Какаши всю ночь готовился к чему-то подобному и воспринял все равнодушно - сухпай он приберег. Раньше таких изысков Саске никому из трех не показывал, максимум вполне себе средненький по виду вещмешок, из которого доставал фонарь или другие предметы, тогдашнее явление стула перед тестом Какаши не в счет.
   - И много, позвольте спросить, у вас порций? - Выразительно глядя алчным взором. Вторую половину дня Тазуна совершенно не пил и свежим огурчиком проснулся вместе со всеми по оглушительной трели любимого будильника Какаши, неразлучного с ним и каждый раз любовно спасаемого от совершенно случайно пролетающих мимо случайных сюрикэнов и кунаев. Ужином с ним, клиентом, вчера великодушно поделились за просто так.
   - Дяденька, вам подарить золотую губозакатывающую машинку? - Невинно глядя мрачной чернью глаз.
   - Саске-кун! Будь вежлив с... подзащитным, - плюхая в плошку скривившейся Сакуры свою размазню. Понявший, что над ним насмехаются, Тазуна поправил сверкнувшие от костра очки. Утро в лесу темное.
   - Беда принуждает ко лжи даже честных, - пофилософствовал довольный ночным чтивом Саске. - Раз обманули Коноху, то не взыщите. Лично от меня подзащитный ни рьё не дождется, пусть подберет свои слюни и довольствуется запахом и видом роскоши, авось раскается за вчерашний цирк.
   - Саске-кун! Дождешься ведь, выпорю и не посмотрю, что ты мой подчиненный! - Выдал ночную заготовку взрослый.
   - Берите пример с Наруто и завидуйте молча, и вообще, когда я ем, я глух и нем! - Внаглую кладя в рот палочками нарезку аппетитного кальмара, окунутую в карри.
   Упомянутый, одетый в неизменный оранжевый костюм, с трудом оторвался от уплетания за обе щеки рамена с плавающими в нем и постоянно выскальзывающими из палочек дольками перепелиных яиц. Он непонимающе похлопал голодными голубыми глазами, всасывая длинную макаронину и смешно двигая бровями под лезущим на глаза протектором.
   - Как тебе не стыдно, Саске-кун, - покачав отсутствующей розовой прической, поджав губы и ковыряясь в переваренном месиве лапши с какими-то разновеликими кусочками не пойми чего, ранее бывшего баклажанами.
   - Если хочешь нормально есть, то бери готовку на себя. А хочешь ко мне присоседиться, стоит только попросить... - жуя.
   - Когда я ем, я глух и нем, - запоздалым эхом пропела спина Какаши.
   - А вот и хочу, - сидя на рюкзаке и показывая характер. - Пожалуйста, Саске-кун, - строя милую рожицу.
   Без лишних разговоров Саске поднялся, придерживая одной рукой бэнто, второй мазнул по поясу, убирая столик и кресло, сделал пару шагов к взметнувшей брови Сакуре, освобождая самое жирное место, которое только что занимал. Повернулся к ней спиной и чирканул по другому знаку на испещренном ими поясе, высвобождая толстый плюшевый ковер с низким квадратным лакированным столиком по центру (мореный дуб с огненным узором непонятного происхождения) и четырьмя комплектами бархатистых подушек разного назначения и цвета. По периметру мягкого пружинящего ковра шла специальная окантовка для очистки обуви. Поляну давно и часто пользовали как раз для подобных стоянок, ровного места хватало.
   - Прошу, Сакура, - картинно приглашая девушку. - Наруто, тебе тоже пора приобщаться к цивилизации, и перестань давиться, никто на твой рамен не посягает.
   - Шпшижо... - чего-то нечленораздельно выдал жующий малек, благодарно двинув носиком и усами на вздутых щеках.
   - Ноги вытри!
   Через три минуты команда номер семь прибалдела, показалась вкусной даже макаронная каша Какаши, глянувшего своим круглым глазом на уголок культурного отдыха на природе - посреди стола стояла ажурная аромолампа, распространяющая грозовую свежесть. Пристыженный Тазуна ел на халяву и вроде как не гундел, посверкивая очечками из-под нахлобученной шляпы на свободное место, на которое никого больше не приглашали.
   - Сакура, хочешь карри для каши? - Вежливо поинтересовался в это утро чрезмерно общительный Нидайме Саске.
   - Каши? - Непонимающе. Спина в казенном зеленом бронежилете сгорбилась, Тазуна ухмыльнулся в свою плошку, кушая неспешно и пользуя свои добавки, улучшающие вкус блюда.
   - Определить содержимое подгорающего на костре котелка иначе я затрудняюсь, держи, - делясь с безупречно сидящей на пятках. Коленки покоились на специальной подушке и элегантным образом прикрывались алым подолом с зазывным белым кружочком.
   Сакура влюбленно улыбнулась, счастливо поблагодарив - она очень любила остро приправленную пищу, а уж принять из рук любимого Саске любимое блюдо-приправу так вообще супер, день заочно удался! Зеленый жилет чертыхнулся, торопливо вскакивая с места. Клетчатоштанинный досадливо хрюкнул, оставшись без халявной добавки.
   Следующую трапезу на костре, понятное дело, готовила единственная девушка, знавшая домоводство лучше командира, скупо выделившего продукты с пакетиками Сои-ошидес и в который раз зажилившего выданный ему на всю команду паек. Саске равнодушно призвал из пояса мешок картошки и пакетик пряных трав. Получившаяся к котелке еда не блистала, скажем прямо, своими вкусовыми характеристиками. Однако парень мужественно съел свою порцию, как в зеркале видя воплощение своих сдерживаемых эмоций на динамичном лице Наруто, севшего напротив и посредственно оценившего девичью стряпню.
   Ичираку Теучи действительно превзошел сам себя, прославившись на всю Коноху своим отменным раменом, в его заведении для Наруто всегда было зарезервировано место.
   На завтрак второго дня Саске сжалился над Сакурой, призвав из пояса газовую плиту с духовым шкафом, кухонной стойкой с мраморной столешницей и богатым набором столовых приборов и посуды с антипригарным покрытием в ее ящичках и шкафчиках, а так же раковину, умеющую при помощи печати призывать в емкость речную воду. Походная мини-кухня мастерской Шоётосо Соске за несколько сот тысяч рьё. Тазуна был в натуральном шоке, от морально раздавленного Какаши осталась одна бессловесная тень. От им, Какаши, наконец-то извлеченных стандартных пайков отвернул нос даже архитектор, предпочетший дождаться результатов стараний обомлевшей Сакуры со словами, что лично он в срочном съеме со стоянки смысла не видит и никуда не пойдет не позавтракавши.
   Вот так в быстром темпе (действительно быстром - Какаши отрывался) и топал отряд из пяти человек, свернув с нахоженной дороги напрямик по буеракам. Ну, пару раз попадались, а так в основном узкие тропы да тележные колеи. Окрестные поселки обходили стороной.
   К вечеру третьего дня похода Нидайме Саске шел донельзя мрачный - у Саске наконец-то раскрылись глаза на коварного Солеана!!! У Шодай же просто чакры не хватит на "Катон: Горьюка но Дзюцу", не говоря про множественные драконьи головы, выпускаемые изо рта на врагов!!! Вот же-ж подстава! Ведь знал, сволочь такая! Шодай ничего не оставалось, как болтаться в медитации, сидя на океанических волах, и познавать дзен, тьфу ты, сенчакру, ища внутреннюю гармонию посреди холодных ветреных волнений. Саске ничего не оставалось, как придумать стратегию: Шодай вечером ныряет в океан и устраивается под Эдемом в медитации, ночью к нему примыкает Нидайме, чтобы стоять над первой половинкой в облике шаринганистого клона, периодически просвечивающего тело Шодай на предмет изменения цвета окружающей и внутренней чакры. Посреди чистых стихий и в ниспадающе-восходящем от Эдема по его оси потоке иметь собственный огромный объем чакры для поглощения обычно скудной природной энергии становится необязательным. Благо на дне океана был найден перманентно действующий вулкан, иначе фениксу-Саске совсем бы тяжко пришлось между буйных стихий воды и ветра. Зависать над сопками на суше мнительный параноик-Солеан наотрез отказался, вот и страдал Саске от неразделенной любви... к сенчакре.
   Наладивший походный быт Саске остальные дни шел погруженный в себя, слушая в пол уха треп ни о чем и вяло реагируя на окружающее - занятия Шодай Саске изнуряли оба потока сознания.
   - Ух ты, какой туман, совсем ничего не видно... - вглядываясь в серое месиво утра седьмого дня похода, в котором только и слышались мерные плескания весла моторной плоскодонки.
   - Скоро увидим мост, сваи точно, а там недалеко, - тихо вещал носатый лодочник в очень простом варианте соломенной шляпы.
   Горбящийся Наруто щурился на самом носу лодки в своей любимой позе со сведенными пятками - растяжку всем в АШ поставили отличную.
   - Ого, вот здоровенный какой!!! - Воскликнул восхищенно Наруто. Нидайме Саске молча поблагодарил через него чуток рассеявшего промозглый туман Солеана.
   - Эй, потише! - Шикнул лодочник. - И так в тумане крадемся, я даже двигатель не включаю, чтобы не шуметь. Если Гато найдет - нам конец.
   Лодка ползла по мелким волнам.
   - Скоро прибудем. Тазуна... похоже нас пока никто не заметил, но на всякий случай поплывем через камыши, так нас будет сложнее засечь, - вешал лапшу на уши запуганный лодочник. Саске через иллюзию черных глаз различал шаринганом с одним томоэ оттенки чужой ауры, с трудом с носа лодки. Да и так он просто чуял неладное, тем более панибратское обращение к архитектору не комильфо.
   - Спасибо.
   - Хе-хе-хе, ух ты! - Вовсю вертел головой сытый и довольный жизнью Наруто, когда проплывали под каменной аркой к родственникам мангровых деревьев, росших посередь бухточки.
   Лодка пристала к утлому домишке на сваях, всюду царила нищета. Наруто первым спрыгнул, но только Саске рискнул потопать по краю мостка.
   - Ну, мое дело сделано. До свидания и удачи вам, - попрощался через силу носатый.
   - Спасибо огромное, - приветливо улыбнувшись, ответил Тазуна.
   - Хр-ррр-зж... - шедший с краю Саске мстительно сложил ручную печать "змея". - Ба-бах!!! - Где-то за домиком подорвалась моторная лодка.
   - Ой, он взорвался!! - Сакура выпучила глаза. Наруто первым сорвался позырить.
   - Саске-кун?? - Кладя тяжелую руку на плечо и глядя пыточным оком.
   - Что? - Изогнув вопросительно левую бровь. Шесть пар глаз оторвались от обломков и присоединились к одинокому оку. - Выдавшему нас шумом мотора предателю предательская смерть. Все же чуяли острый запах бензина, да?
   - Да, пахло, - осторожно ответила Сакура, озвучивая кивок ошеломленного клиента.
   - Ну вот, стоит только заголить проводку и короткое замыкание обеспечено, плюс порезанный топливный шланчик - одна искра на пролитый бензин и ба-бах! Командир, вы отстали от технического прогресса, - попеняла малявка больно давящего на плечо взрослого.
   - Ладно! Ведите меня домой, - жестко выдал очухавшийся и потерявший все настроение Тазуна.
   - Ладно, ладно... - отстал от Саске так и не поверивший словам генина Какаши. - Будьте начеку...
   Потрясенный взрывом Наруто, вновь пристроившийся впереди отряда, подозрительно лупил глазки на все кусты, отчего вперед шли черепашьим шагом. Внезапно впереди идущий выхватил сюрикэн и метнул куда-то в кусты, от усердия припав на колено.
   - Хех, мышка пробежала, - мня себя крутым парнем и рисуясь перед опять выпендрившимся Саске.
   - Хватит из себя крутого строить!! Там никого не было! - Рассердилась Сакура.
   - Эй, не швыряйся так сюрикэнами, еще зацепишь кого-нибудь, - поддакнул командир.
   - Эй, малявка!! Прекращай вести себя, как придурок! - Добавил грубый Тазуна.
   Наруто приуныл, однако целеустремленно развернулся, продолжив придирчиво зыркать по сторонам.
   - Вон Там!!! - В очередной раз метая сюрикэн в очередной куст.
   - Сказали же, прекрати!! - Отвешивая подзатыльник своей жесткой рукой куноичи.
   - Ой!.. Там точно кто-то прятался, - гнул свое Наруто, почесывая шишку.
   - Ага, щаззз! - Не поверила ни на рьё Сакура.
   - Ооо! - Протянул Какаши, пошедший проверить.
   - Наруто!! Ну ты и изверг! - Храбрясь за чужой счет, осудила Сакура.
   - Ой, зайчик, прости меня! - Тиская шокированного ушастого.
   - А, всего лишь заяц... - нервно протянул Тазуна.
   - Ну ты тупо-о-ой, Наруто, - решил по-быстрому обернуться Саске, ж** почуяв скорую встречу.
   - Сам такой! - Огрызаясь в ответ.
   - Саске-кун, - замялась девочка, однако нашла силы заступиться: - Вот ты с него взял клятву не приставать к себе, а сам вот к нему цепляешься постоянно... - Наруто округлил глаза, по-новому взглянув на только что отвесившую ему подзатыльник, сразу прощенный и забытый.
   - Это он постоянно цепляет... мой взгляд своим свистком на рукаве. Чего он его повесил, если никогда не свистит в него? - Неся полную ахинею. Тазуна нервно хмыкнул, Какаши был напряжен и не прислушивался к разговору.
   - Я не свищу? - Начал заводиться Наруто, поведясь на тон и манеру речи Саске, изучившего вдоль и поперек его повадки.
   - Ты не свистишь, - высокомерно беря на слабо.
   - !!! - Сорвав свой причиндал и оглушительно в него дунув, аж заяц очнулся и припустил со всех лап, едва не врезавшись в ствол дерева.
   - Ты идиота кусок, Наруто!!! - Отвешивая кулаком по башке. - Ты же нас выдал врагу!
   - Наруто... - даже как-то растерялся командир от его свиста.
   - Он не кусок, он полный идиот. Или круглый? Нет, круглые дураки, а идиоты... они квадратные, - выдал заключение Саске, сверкая глазами. - О, идея, квадратное наруто...
   - Саске! - заступаясь за бедного мальчика.
   - Хн!!! Вот стану Хокаге, и все-все меня зауважают!
   - Кхах! - Раздался чей-то хмык.
   - Ложись! - Успел выкрикнуть Какаши до того, как пролетела издающая гул хреновина.
   Сакура сшибла Наруто, заранее изготовившийся Саске аккуратно сложил клиента на землю.
   - Ну и ну, - начал трепать языком Какаши, щурясь на очередного позера, воткнувшего гигантский меч в дерево и запрыгнувшего на его эфес. Знакомые пятна покрывали сиротливые рукава и низ полосатых штанин. - Неужто к нам пожаловал сам беглый шиноби скрытого тумана Момочи Забуза-кун?
   - Приготовься, - бросил еще один любитель носить маски на лице.
   - Всем отойти назад, - приказал командир, в первую очередь ткнувшемуся ему в ладонь носом Наруто, жаждущего кровавых разборок. - Вы ему не ровня. Против него мне придется использовать... это, - поднимая протектор с глаза и вертикального шрама.
   Саске ах**! Что за позерство?! Та парочка и то так не красовалась. Разочарование поколебало Шодай Саске, аж бултыхнувшегося в соленую воду. Сакура и Наруто удивились наличию шарингана у командира, до того считая красные глаза прерогативой Учиха Саске.
   - А ты, похоже, Шаринган Какаши... Извини, но этот старик мой, - кося своим глазом, трепал языком наймит Гато.
   - Соберитесь вокруг Тазуны и защищайте его. В бой не вступать, это приказ. Забуза, сначала сразись со мной, - ожидая хода противника. Саске, в принципе, имея в запасе кучу дзюцу и опыт боев, в открытом нападении тоже постарался бы отдать инициативу противнику. Эта мысль примирила его с положением вещей.
   - Ааа, я удостоился чести видеть знаменитый шаринган. Польщен. Ладно, довольно болтовни...
   Мужик в шутовских штанишках присел, прыгнув в сторону воды, по пути вытащив из ствола свой меч и ловко пристроив его за спиной.
   - Вон он! - Якобы первым из тройки заметил врага Наруто.
   - Он же стоит на воде! - Открывая для себя невозможное чудо.
   -- "Нинпо: Киригакуре но Дзюцу", - громко известил о примененной технике Солеан голосом Забузы в голове Нидайме. Он считал поверхностные мысли.
   Вокруг вставшего в потребную для дзюцу позу начал стремительно закручиваться туман, расползаясь жирными клубами во все стороны.
   - Он пропал, - ахнула Сакура.
   - Сначала он нападет на меня, - решил командир обрадовать подчиненных известными ему сведениями, пока туман расползался. Саске с трудом пристроил Шодай на поверхности воды, уделив большую часть своего внимания намечающемуся бою с участием Нидайме. - Момочи Забуза еще в селении скрытого тумана был... мна... был известен, как мастер бесшумного убийства. Мн, обычно его жертвы так ничего и не успевали услышать перед смертью. Не могу сказать, что в совершенстве владею шаринганом, - обнадеживая задрожавшую Сакуру и крепче вцепившегося в кунай Наруто, - так что будьте осторожны.
   - Туман сгущается!! - Выдал очевидный факт Наруто, готовясь порезать его на шматы.
   - Восемь мест, - раздалось отовсюду.
   - А?! Что? - Сильнее дрожа, воскликнула девочка.
   - Печень, легкие, позвоночник, подключичная вена, сонная артерия, мозг, почки, сердце. Куда бы мне ударить? - Задавался равнодушным вопросом туман.
   - Еще один тупой идиот, - буркнул Саске, - ну кто ж ставит мозг между печенью и почками? - Нервно хмыкнув.
   - Хн! - Э... - Нидайме Саске приготовился словить пи**, стойко переживая волну яки.
   - Саске, не волнуйся, - неверно истолковал его слова командир. - Я сумею вас защитить, даже если погибну сам. Я не позволю своим товарищам умереть, - говоря и смотря выразительно.
   - Все кончено, - прогудел туман.
   В следующее мгновение Какаши раскидал всю стоящую вместе четверку, воткнув кунай в появившегося в самом центре группы вражеского шиноби.
   - Сэнсэй, сзади! - Крикнул Наруто, когда "Мизу Буншин" стек лужей.
   - Иияяя! - Вновь попадаясь на ту же страшилку. Еще один "Мизу Буншин" стек лужей.
   - Ни с места! - Приставив кунай к горлу и схватив руку с мечом. - Все кончено, - отчего-то медля завершить дело, произнес Какаши.
   - Ух ты! - Ха-ха...
   - Хе-хе, кончено! Ты ничего не понял, твоего обезьяньего кривляния недостаточно для того, чтобы одолеть меня, - тянул резину Забуза. Саске по себе знал, сколь важны такие паузы, помогающие задействовать резервы чакры, однако зависть вкралась к нему - не видел, джонин их активизировал скрытно, парень так не умел. - Хе-хе, но ты все равно молодец. Ты скопировал мое дзюцу, слова Саске говорил уже клон, чтобы отвлечь мое внимание. Но, я тоже не так прост! - Высокомерно говорил враг, не зная, что Какаши уже умел использовать водяного клона.
   Клон перед Какаши разбрызгался лужей, но и подлетевший со спины оригинал промазал по горлу кунаем. От замаха удерживаемого, словно пушинку, меча во второй руке Какаши присел, и тут же словил усиленный чакрой пинок. Командир команды номер семь воспользовался этим, рыбкой уйдя в воду метрах в тридцати от места удара.
   - Глупо...
   - Сэнсэй! - Все кричал Наруто вместо дела.
   Сам Саске еле успевал за скоростными приемами и злился, что принимает помощь Солеана.
   - Хех, попался! - Одним прыжком преодолевая расстояние до воды и применяя дзюцу.
   -- "Суитон: Суиро но Дзюцу", - благородно сообщая умеющему ловить громкие мысли врагу название дзюцу.
   Вынужденный задержать дыхание Какаши очутился в водяном шаре, полностью обездвижившем его. Рука Забузы держала технику активной, по запястье уйдя в воду.
   - Ты ошибся, скрываясь в воду, хе-хе, из тюрьмы не сбежать, - высокомерно. - От движений делается хуже, верно? Ладно, с тобой позже разделаюсь, сначала цель. - Складывая до боли знакомую Саске одноручную печать "Мизу Буншин".
   Рождение из воды водяного клона Забузы было уродливо и убого, на что Нидайме Саске, успевший встать перед клиентом, пока другие двое втыкали дзен боя, презрительно скривился.
   - Нацепили протекторы и уже шиноби, да? Но, знаете, что? - Вновь начав тянуть время. Оригинал в открытую регенил чакру. - Настоящий шиноби тот, кто прошел множество схваток со смертью, - говоря правильный вещи, давно понятые Саске, но не его друзьями, слушавшими открыв рот, вместо того, чтобы действовать. - В общем... когда вы станете сильны достаточно, чтобы быть занесенными в мой журнал, тогда и начинайте называть себя шиноби, - опуская ногу.
   У Наруто случился планируемый бзик на слове "сильны" и он таки кинулся, совершенно бездарно получив ногой в бестолковый лоб, спасенный протектором, слетевшим в головы улетевшего метров на десять Наруто.
   - Наруто!
   - Всего лишь никчемный мальчишка! - Подвел итог Забуза.
   - Ребята!! - Как-то сумев заговорить при помощи чакры. Саске запоминал. - Хватайте Тазуну-сана и бегите!! Вам никогда не справиться с ним! Пока он держит меня в тюрьме, он не может двигаться, - давая надежду генинам благополучно скрыться. - Водяной клон не может далеко отходить от оригинала, бегите же! - Понукая интонацией.
   "Ага, не может!" - хмыкнул Саске: - "После оптимизации еще как может и на пять километров удрать! А сейчас так вообще на десяти в небе над Шодай...". Тем временем Наруто испугался шагнувшего клона и отпрянул назад, а тот всего лишь вытер ногу о протектор, наступив на него. Саске уже было разочаровался в друге, однако тот широко распахнул глаза, а затем хищно сощурился.
   - Уааа!! - Делая забег. Невероятно, но ему удалось выхватить протектор до того, как его пнули во второй раз!
   - Наруто, чего один вперед полез!! Мы же генины, нам не справиться с джонином! - Причитала девочка, вроде как стремящаяся стать куноичи.
   - Кх! Эй ты, безбровый урод! - Качаясь и харкая кровью, но вставая и повязывая протектор. - Запиши в своем журнале вот что... человек, который когда-нибудь станет Хокаге... шиноби скрытого листа... Узумаки Наруто! - Выпрямляясь во весь свой немалый рост. - В одиночку нет, Сакура, - говоря как бы нечто несущественное, шокируя гениальной мыслью вообще всех присутствующих. Даже Саске не ожидал. - Саске, слушай сюда!!!
   - Чего? - Деловито. Сам Саске уже выработал штук пять тактик без раскрытия своих козырей.
   - У меня есть план, - произнес он, заражая уверенностью.
   - Пфф, с тобой в одной команде? - Иронично. От Солеана научился выражать согласие вопросом.
   - Ну ладно... начнем веселье! - Азартно смахивая кровь с губы.
   - Языком вы трепать умеете, а драться? - Обливая скепсисом, что дерьмом.
   - Вы чего творите?! Бой закончился, когда я попал в ловушку. Ваш долг - защищать Тазуну-сана! Забыли?!! - Закричал Какаши, негодуя в своем водяном шаре и кривясь от сдавливания.
   - Я ведь все это затеял... И не могу сказать, что хочу жить настолько сильно, чтобы мешать вам... - по-геройски разрешая подраться.
   "А мужик-то сквозь очки чего-то разглядел! Хотя тут и слепой увидит, пожив в нашем бродячем цирке" - подумал Саске.
   - Вы уж извините, ребята, деритесь, сколько хотите! - Проявляя себя с лучшей стороны в качестве извинений за все.
   - Пф! Слышал?
   - Ну, ты готов?!
   - Ха! Ха-ха-ха! Какие же вы сущие дети! Все в шиноби играетесь, да? - С глубочайшим презрением выплевывая слова. - Когда я был в вашем возрасте, мои руки уже были по локоть в крови, - запугивая. На Сакуру такое действительно работает, и Наруто неожиданные повороты в сторону от драки сбивают с толку.
   - Дьявол Забуза... - зыркнул Какаши, резко сменивший настроение и поверивший в свою команду.
   - Аа, так ты кое-что слышал...
   - Много лет назад, - целенаправленно делясь данными, - в селении скрытого тумана, прозванной еще и селением кровавого тумана, проводился экзамен на звание шиноби...
   - Так ты и об этом знаешь? - Удивляясь.
   - Какой экзамен? - Вновь легко поддаваясь на чужие провокации и теряя настрой.
   - Хе-хе.
   - Так что был за экзамен? - Своими вопросами давая врагу восстанавливать чакру, или хотя бы держать ее на одном уровне из-за расхода на сдавливающее ниндзюцу тюрьмы.
   - Хе-хе-хе. Схватки на выживание между выпускниками, - вперивая тяжелый взгляд убийцы.
   - Ч-чего? - Кругля глазища, спросила Сакура.
   - Друзья, которые вместе учились и ели один хлеб, сражались друг с другом, пока не погибал один из них. Друзья, которые когда-то помогали друг другу и делились друг с другом самыми сокровенными мечтами... - буднично говоря страшные вещи, от чего они приобретали ужасающую правдивость.
   - Какой Ужас... - У Сакуры едва не отнимались ноги.
   - Десять лет назад этот выпускной экзамен пришлось отменить. Потому что годом раньше словно сам дьявол во плоти пришел на его сдачу.
   - Изменить? Отменить? И что дьявол сделал? - Обтекая липким потом, но вопрошаясь.
   - Без всяких колебаний или сожалений маленький мальчик, даже не шиноби, хладнокровно перерезал больше сотни учеников. Это... было весело, - закатывая глаза к небу, а потом глядя через щелочки на четверых перед ним.
   И тут Нидайме Саске почуял то, к чему готовился - водяной клон метнулся мимо Наруто, со всего маху и на всей превосходящей одно скрытое томоэ шарингана скорости вдарил ему под дых, припечатывая во второй раз еще в полете. Ужасная боль прострелила смятый до позвоночника живот, выстрелив из раскрывшегося в сиплом хрипе рта кровавыми брызгами.
   - Саске!!!
   - Сдохни, - желая скорее устранить самого опасного из троицы. Только благодаря дыхательной гимнастике и триеровкам Саске сумел удержать сознание Нидайме и притвориться переставшим дышать, чтобы упертая (вместо удара из-за удивления) в грудину нога ничего не ощутила, причем так, чтобы Шодай остался на поверхности - вновь облажаться перед Солеаном он просто не мог себе позволить!!! Боль растекалась волнами, но поток сознания помнил и не такую, на сей раз быстрее отстранившись от нее.
   - Каге Буншин но Дзюцу!! - Зло закричал опомнившийся и складывающий печати Наруто, вроде как план смастеривший и профукавший его.
   Ненависть породила сотню клонов, окруживших водяного клона.
   - Ого, клоны тени да как много...
   - Поехали!! - Раздался крик со всех сторон.
   - Оррраааа!!!
   - Аааа!
   Из бездарной кучи-малы уцелел десяток, остальных пустил на ленточки клинок. Саске поспешил вздохнуть воздух и воспользоваться моментом, чтобы сбежать. Надутый чакрой живот и сдвинутые органы особо не пострадали.
   Оригинал Наруто ловко воспользовался моментом и скрылся, а его отброшенный клон подхватил сброшенный с плеч рюкзак и в полете достал сложенный четырехлезвийный сюрикэн полуметрового радиуса.
   - Саске!! - Приземляясь на пятую точку с мешком в обнимку и перекидывая оружие.
   С трудом поднявшись, Нидайме Саске поймал кольцо. "Не зря в доме Нара подглядывал!" - подумал Саске, улыбаясь про себя включившейся у друга сообразительности. Глянув на врага между разложившимися в звезду лезвиями, воспользовавшийся силой гравитации и инерции с центробежной силой Саске сделал замах, отработанным обманным движением высвобождая свой точно такой же сюрикэн и метая оба, один в тени другого, о "Каге Сюрикэн но Дзюцу" никого извещать он не собирался - во рту вкус крови и желчи не располагал к трепу.
   - Этого недостаточно! - Ловя один и прыжком сбегая от второго. Скорость джонина превышала скорость полета сюрикэнов.
   - Получай! - Одновременно с Нидайме Саске бросил со спины появившийся оригинал Наруто, со всей мочи метая кунай под лопатку вражеского шиноби.
   Забуза, избегая попадания, отстранился от водяного шара, прерывая контакт и дзюцу, соответственно. Метнуть сюрикэн в плюхающегося в воду мальца не дал кистью героически остановивший замах Какаши, не преминувший высвободиться.
   - Наруто, Отличный план! Вы уже совсем взрослые, ребята... - стоя на воде и сопротивляясь лезвию скоплением чакры.
   - Хе-хе, - посмеялся Наруто, мокрющий и довольнющий.
   - Хе... я немного отвлекся и потерял контроль над дзюцу, - сплевывая. В глазах мелькнул испуг, генеральный план провален.
   - Нет! Ты не сам потерял, тебя заставили! Вот что, я не попадаюсь в одно и то же дзюцу дважды. Ну, что предпримешь?
   - Пф! - Отпрыгивая вместо ответа.
   Дальше Саске зрел работу шарингана. Он действительно читал технику, но этого мало для повторения, нужны тренировки и выполнение условий сродства и по геному. А вот копировать противника, посылая информацию в тело, минуя основную память, можно легко. Шаринган становится предсказательным зеркалом, которое вынужденный закрыть родной глаз Какаши и продемонстрировал, скопировав суитондзюцу в виде водяного дракона, аналога огненного, для которого у Саске слишком малый объем чакры. Джонин скрытого тумана набрал энергии на парочку-троечку таких, да еще у него останется прилично. По мнению Саске, слабоватый нукенин, который не смог убить втихую излюбленным способом.
   Для пристально следящего Саске оказалось внове, что все три томоэ вращаются по орбите, дополнительно настраиваясь на копируемого субъекта. Он привык поступать иначе, а родной шаринган был пока развит на одну запятую-спиральку и копировать попросту не мог, да и читал далеко не все.
   Водяные драконы выглядели эффектно! Волной от столкнувшихся посередке драконов окатило всех трех зрителей, выбросив к ним мокрого и довольного собой Наруто, ловко перекувыркнувшегося и вскочившего на ноги. Саске и не думал горевать об упущенных дзюцу. Когда - когда! - он освоит сенчакру, предстоит подстраивать под нее весь свой арсенал, тем более овладение суитоном на том же уровне отнимет кучу времени, и так крайне дефицитного.
   Забуза обречен. Он еще не понял этого, пытаясь породить второго дракона - у Какаши он родился быстрее. Частично созданная водяная туша защитила хозяина от немедленной смерти. Врага ударило спиной о дерево, в его правой опорной ноге и правой основной руке уже были воткнуты кунаи быстрого Какаши.
   - Как? Ты видишь будущее? - Ошеломленно выдохнул поверженный Забуза.
   - Ага, и там ты труп...
   Словоохотливость Какаши подвела его - две иглы прошили шею Забузы, замертво свалившегося. Замертво?! Саске анатомию знал назубок - фальшивая смерть!
   - Хе-хе, вы были правы. Он труп, - раздался голос с ветки соседнего дерева. Маска с символами скрытого тумана прятала лицо говорившего, очень молодо выглядящего телом.
   Какаши спустился в мгновение ока, приложив пальцы к шее.
   -- Видишь, воротничек в обтяжку как стильно смотрится, - хихикнул в голове Нидайме Саске Солеан. - Ты себе такие же прядки хочешь вырастить? - Похохатывая.
   Саске промолчал - знак дан, лучше не вмешиваться. А хохму про внешний вид он еще припомнит.
   - Примите мою благодарность. Давно ждал шанса убить Забузу, - поклонился новоявленный шиноби.
   - О, какая маска. Ты ойнин скрытого тумана? - Глядя шаринганом, спросил Какаши.
   - Вы совершенно правы, я впечатлен, - ровно и спокойно отвечая.
   - Ойнин? - Переспросила Сакура. В АШ о шиноби, охотящихся за нукенинами, речи не шло на уроках, как и о самих отступниках ничего не говорилось.
   - Да, мой долг выслеживать беглых шиноби...
   - Какого черта!! Ты кто такой?! - Вскричал ничерта не понявший Наруто. Саске вздохнул - ум выключился, едва проснувшись. Печа-а-аль.
   - Не волнуйся Наруто, он нам не враг, - оставляя сомнения при себе. Успешно скрывшийся от его взгляда внушал уважение, тем более следивший за боем.
   - Я не это имел ввиду!!! Забуза... Он убил Забузу!! Такого сильного шиноби убил мальчишка!!! Такой же, как и я! А мы, идиоты...
   - Ты такой один уникальный... - вставил Саске.
   - И вы хотите, чтобы я молчал?! - Не унимался Наруто, потрясенный до глубины своей оранжевой души.
   - Ну... я понимаю твои чувства. Но... мна... все ведь так и случилось... Мн, в нашем мире есть дети, которые младше тебя... нм, но при это сильнее меня.
   Наконец-то хоть кто-то понял Саске!
   -- Так тебе! Выкуси, Солеан!..
   -- Имей ты базу Итачи, сейчас бы уже владел режимом отшельника и "Сенпо: тело феникса" помимо переработанных под сенчакру драконьих голов и Мангекё Шарингана, - обиженно.
   -- Извини... - Но Солеан уже скрылся, крепко обидевшись.
   Рука взрослого поелозила по мокрому желтому ежику, которому нечего было возразить.
   - Ваш бой завершен, а я должен избавиться от тела. Слишком много секретов сокрыто в нем, - легко поднимая мнимый труп на свои плечи. - Прощайте, - растворяясь в вихре листьев, применив "Шуншин".
   - Фух... - меняя открытые глаза один на другой. - Ведите Тазуну-сана домой...
   - Ха-ха! Спасибо вам, ребята! Идем, вам нужно хорошенько отдохнуть.
   Какаши пал на землю - его плохо прижившийся шаринган отнял слишком много энергии.
   - Ээ, что с вами? - Какаши-Сэнсэй!! - Заволновались одновременно Сакура и Наруто.
   - Уймитесь, это истощение, - спокойно ответил Саске, отдавая должное рюкзаку на спине джонина, сдюжившему все перипетии боя. - Ксо, тяжелый... - поднимая под правой подмышкой.
   - Наруто, не тормози! - Гавкнула Сакура.
   - Я сейчас помогу, подождите... - убегая за своим рюкзаком.
   - Тазуна-сан, а вы далеко живете? - Деловито, но в ее дрожащем голосе еще плескался пережитый стресс.
   - За десять минут дойдем, юная куноичи, - польстил архитектор, весь его вид говорил о колоссальном облегчении и с трудом подавленном желании присосаться к бутылке.
   - Ксо, какой тяжелый... - подстраиваясь с левого плеча, спопугайничал Наруто.
   Саске понимал самочувствие пластом лежащего на них командира, закрывшего единственный глаз, чтобы меньше голова кружилась, а потому казавшимся вырубленным.
   - Я обещаю больше не прикапываться к тебе, - произнес Саске, успешно справляясь с весом и скрывая знание.
   - А, чего? - Не понял Наруто.
   - Хех, грю, расти большой морковкой, не буду больше тебя дергать, Наруто, - хмыкнул Нидайме Саске.
   - Что, правда?! - Выглядывая из-за белого причесона. Он понял метафору - круть!
   - Держи крепче! Уронишь командира, потом он тебя по головке не погладит за свернутый нос... - чувствуя сбившееся дыхание взрослого. - Или сплющенный...
   - Ты правда, Саске, обещаешь ко мне не цепляться, не прикапываться, не придираться, не обзываться мандарином, апельсином, морковкой и прочими обидными словами, - перечисляя под смешок Тазуны и абсолютно счастливую мордочку Сакуры, - и будешь уважать меня? - Пыхтя и сопя, но выдерживая темп. Бедные колени и пальцы ног Какаши.
   - Уважение ты еще не заслужил, а остальное обещаю. Персик, - провокационно.
   - Саске!!!
   - Или хурма? У меня и локва есть, и лимон. Тебя чем угостить, Наруто?
   - Э.. хе-хе-эмхн... Я все буду, вот! - Вывернулся желтый, подозрительно шмыгнув носом.
   - Хи-хи-хи! - Ха-ха-ха! - Рассмеялись вместе Сакура и Тазуна.

Глава 24. Между делом

  
   *** Саске
   Ближе к дому очередная случившаяся на пустом месте ссора с отцом дала о себе знать. Настроение испоганилось. Шодай Саске решил кровь из носу доказать отцу, что он может. Может! Что недаром он проводил по восемь часов в медитациях и до изнеможения складывал печати, стараясь постичь нюансы техник и тем самым развивая ум, растя интеллект. Даже если отец сыграл на чувствах, он, в первую очередь, должен доказать самому себе, что ему по силам любая задача, стоит только разработать стратегию и тактику.
   - Перед отдыхом надо подкрепиться, займитесь, пожалуйста, обедом, - распечатывая недоеденные мешки с отборным рисом, картофелем, луковицами с помидорами и перцами с баклажанами, а так же фруктово-овощную смесь из оранжевых и желтых плодов, включая пару ананасов, выбивших слезу из Наруто. Саске давно научился являть другим нужное настроение, а вот с отцом так не получалось - он все видел насквозь, ведь внутри же.
   - Да, сейчас, Саске, - поспешила Сакура, когда сэнсэя пристроили на Саскин футон и прикрыли одеялом с огромным веером по центру.
   - Ых, - аккуратно забрасывая за спину вожделенный мешок, выдохнул Наруто.
   - Я помогу и провожу, идемте, - тоже сбросив рюкзак и хватая будущую еду.
   В доме как раз в стороне кухни и возились до того, как шумные гости появились, но осторожничали с представлением. Какаши уложили сразу на пьедестале в холле, где осталась обувка и стояли шкафчики - зал занимал почти целую половину первого этажа дома на сваях рядом с ветряком и по совместительству мельницей.
   - Это и вас касалось, командир, - доставая некогда подаренную Ёшино аптечку, чтобы извлечь быстродействующее лекарство, - напрочь забывший, что он еще и сэнсэй, - говоря очень тихо, чтобы чужие уши понять не смогли. - Знаете ли, морковки без подкормки и полива сами по себе не растут. И не пучьте глаз, а пейте, за мной не видно лица, - вливая весь бутылек в рот беспомощного взрослого, которому пришлось отогнуть маску с носа, слишком хитро снизу она была устроена, чтобы самостоятельно вернуть, как было. - Уж извините, обойдемся без свечки, - мрачно пошутил Саске, кладя под язык рассасываемую таблетку, возвращающую ротовой полости подвижность, и быстро пряча аптечку обратно в пояс, а маску надвигая на нос. С кухни всех уже погнали вон.
   - Саске, ты хочешь купаться?! - Удивилась Сакура, увидевшая роющегося в своем рюкзаке, уже доставшего ласты и маску с трубкой.
   - Оружие надо со дна забрать, - сходу придумав отмазку.
   - Это моя дочь Цунами, - поспешил представить женщину отец. Сверстница Какаши.
   - Очень приятно, Саске, - кивнул парень, вновь зарывшийся в рюкзак, типа ища второй комплект - первый молча забрал Наруто, намылившись на улицу.
   - Сэнсэй, вы в порядке? - Открытый глаз от нее не укрылся.
   - Да... но в ближайшую... мна... неделю... двигаться... почти не смогу, - с трудом ворочая язык. Но ворочая! Чакры-то у него ноль без палочки, какая тут ее трата на гортань, чтобы "говорить чакрой".
   - Что? Шаринган - это, конечно, круто... - Присев рядом с головой Какаши и сочувствуя розовыми волосами.
   - Но если его слишком часто использовать, долго не протянешь, - сочувственно произнесала женщина, делясь байкой об Учиха, когда-то распущенной самими Учиха.
   - Ну, на этот раз нам удалось одолеть очень сильного шиноби, на какое-то время мы в безопасности, - облегченно смахивая пот с виска с проседью.
   - Мальчики, осторожнее там. Сакура-тян, поможешь мне?
   - Да-да, Цунами-сан, конечно, - вновь вскакивая. Она двояко себя ощущала, не зная что делать дальше. Предложение хозяйки дома пришлось кстати.
   Полчаса ушло на поиски обоих раскладных сюрикэнов, заодно кунаи подобрали. Нефиг разбрасываться дорогим имуществом. Наруто молчал, активно плеская все свои нехитрые мысли на физиономию. Пугливые жители наблюдали издалека, не спеша приближаться к месту сражения. И так были мокрые, а когда еще и пялятся всякие из-за углов... Парни ныряли в одежке.
   Переодевались в сухое молча и спиной друг к другу. Вернее, этим занимался один сопящий Наруто, у которого только спортивный костюм и только снаружи обладал примитивными гидрофобными свойствами, а у Нидайме Саске одежка и в воде не тонула, и в огне не горела, и кислотой или щелочью не точилась, пока рунные печати держали. Поэтому Нидайме Саске просто запихнул в свободный слот ремня маски с прочим добром и ловко пошарился в аптечке. Во-первых, средство для своего желудка, чтобы бы обед точно не вытошнило. Только для Шодай Саске тайдзюцу джонина скрытого тумана обошлось бы без последствий, ну и у Наруто все пучком, хотя у него столь мало мозгов, что сотрясение им в любом случае не грозило. Во-вторых, приготовил еще одну таблетку и пилюлю, из самых чистых, в буквальном смысле, соображений. Он не хотел никого подтирать, потому быстренько засунул в рот немощного средство торможения процессов в кишечнике и мочегонных процессов со снятием позывов. И почему распробовавший вкус пилюли взрослый своим глазом совсем не оценил столь щедрый дар? Для Саске это осталось загадкой, ведь почти все экстракты, выжимки и микстуры отлично впитывались и в верхних отделах кишечного тракта близь желудка, а часть так вообще во рту еще начинала действовать по назначению.
   Обедали впятером едой на скорую руку - нас так скоро не ждали, а есть хотелось. Цунами все кого-то дожидалась, но этот некто, давеча подсматривавший со второго этажа, из дома сбежал по каким-то своим делам. Нидайме Саске в беседе не участвовал и все вопросы игнорировал - он бы сейчас с радостью поспал, однако нельзя. Он сам себе запретил, воспитывая выносливость. Тело еще долго могло бодрствовать, а вот разум страдал от раздвоения и плакался, постыдно желая объединиться в теле Шодай, с трудом удерживающегося на гонимых бурей волнах.
   Разглагольствования Какаши, которого собравшиеся в общем зале разговорили на тему масок и скрытых в теле секретах, после проникновенного признания о том, что от шиноби не останется ни следа, ни запаха, ни капли крови, что таков конец всех шиноби, прекратились. Цунами тактично отозвала Сакуру готовить нормальный праздничный ужин, а Саске спровадил раздувшегося от важности Наруто за Тазуной, поспешившим проведать мост и навести шороху среди наверняка без него разленившихся и запуганных рабочих.
   - Саске-кун, не надо... - попытался отвертеться Какаши, сберегший силы для разговора, бездарно начатого.
   - Вот уж не думал, - вливая очередную порцию жидкой чакры и активатора крови, - что моя коронная фраза подойдет и вам... Какаши-си, - сухо. - И еще, если бы не подтолкнутый поиграться с детками шиноби, то из водной тюрьмы вы бы не смогли сдержать своего обещания умереть и защитить. Ах да, это же сказал клон для отвлечения внимания... Все, лежите смирно, мне тоже надо сосредоточиться, - завершая пичкать лекарствами в строгой последовательности, с которой еще раз сверился, на виду у Какаши пробежавшись глазами по свитку.
   Пристроившись в позе лотоса спиной к стенке, Нидайме Саске, сложивший в ногах руки на манер Шикамару, вежливо попросил Солеана присмотреть за телом. Дождавшись скупого ответного кивка, Саске оставил тело Нидайме, сконцентрировавшись на сидящем в точно такой же позе Шодай, оказавшегося в эпицентре сменившего бурю шквала, после которого, наверняка, останется мертвый штиль, столь нужный для сосредоточения на познании и поглощении сенчакры.
   Дело было вечером, делать было нечего. Нидайме Саске, чуток отдохнувший, из-под век лениво следил за сговорившимися Наруто с Сакурой, подкравшимися к якобы спящему Какаши с целью заглянуть под маску. Если бы не их шумное дыхание прямо ему на лицо, может что и получилось, а так...
   - Кьяя! - Вскрикнула Сакура, отшатываясь от внезапно широко распахнувшегося глаза. Наруто на рефлексах отпрыгнул, бухнувшись на спину в ногах севшего на футоне Какаши.
   - О, Какаши-сэнсэй, вы очнулись? - Появилась Цунами, поджидавшая удобного случая за углом. Саске тратил мысленные ресурсы на другое и о причинах такого поведения женщины не задумывался.
   - Идиот, ты чего делаешь? - Пытаясь свалить вину на напарника. - Мы уже почти заглянули ему под маску, - гораздо тише.
   Какаши прозрел, понял Нидайме Саске, ради наблюдения выделяющий кроху внимания и обучающийся шире овладевать раздвоенностью.
   - Что такое, сэнсэй? - Забеспокоился реакцией совершенно не обратившего на их попытку внимания.
   - А? Ну... - Джонин поправил протектор. - Стиратели тел обычно уничтожают труп убитого ими прямо на месте, - излагая мысль связно.
   - Ну и что? - Сакура тоже попыталась поскорее забыть досадный эпизод.
   - Как что? - Вроде как не глядя на плечом подперевшую опорный столб Цунами, как-то по особому вставшую и вроде прислушивающуюся. - Как этот парень уничтожил тело Забузы?
   - Что? - Все еще не врубаясь. - Ну откуда нам знать? Тело-то он унес с собой, - разводя руками.
   - Вот именно, - сгущая тучи. - Если бы ему было нужно доказательство смерти Забузы, он бы мог забрать голову. Да еще и его оружие... простые иглы...
   Наруто заложил руки за голову, дожидаясь, когда ему разжуют. Сакура все еще не понимала. Нидайме Саске медитировал.
   - Эй, сэнсэй, вы это о чем? - Всполошился Тазуна.
   - Скорее всего... Забуза жив! - Чуток смутив смелую женщину и напугав пузо сидящего архитектора, заколыхавшееся от внезапного упора на правую руку.
   - Да как это может быть?! - Вскричал Наруто, не умеющий говорить взвешенно и редко использующий нормальную громкость.
   - Какаши-сэнсэй, вы же сами проверяли и сказали, что он мертв! - Сакура негодовала.
   - Сказал, что он труп... скорее всего, то была временная смерть.
   Саске молча слушал понятное Наруто изложение своих собственных мыслей, промелькнувших сложившей полотно знания интуицией еще тогда, когда все только случилось. Иглы используются врачами для иглоукалывания, надо обладать точностью, знанием и видением, целясь ими во врага, чтобы поразить жизненно важный орган. Обладая знаниями ойнинов о строении человеческого тела в общем и отступника в частности, сымитировать смерть последнего для них задача пустяковая.
   - Мы не можем исключать намерение ойнина спасти Забузу.. мма, нельзя игнорировать такую вероятность.
   - А может быть все куда проще? Охотники же должны убивать беглых... - цепляясь за соломинку.
   - Нет, - припечатывая тоном. - Учитывать все шансы и подготавливаться, пока не поздно - таков закон шиноби, - ввергая тембром голоса Сакуру в тягостное уныние и Наруто в предвкушение реванша. - К тому же, жив Забуза или нет... мна, Гато всегда может нанять другого нукенина.
   - Сэнсэй, - зыркнув на оранжевого соседа и собравшись. - А как мы будем готовиться, вы ведь даже ходить почти не можете? - На этих словах Сакуры стоящая Цунами несколько изменилась в лице и поменяла позу.
   - Хе-хе, зато я могу тренировать вас...
   - А? - Думая, что ослышалась. - Тренировать? - Даже мелкий навострил удивленное ухо.
   - Сэнсэй!! - Впадая в справедливый гнев. - Но чем нам поможет простая тренировка?! Ведь и вы даже с шаринганом еле справились с Забузой, - остывая под неумолимым оком.
   - Сакура... а кто спас меня и помог мне победить? - задавая сакраментальный вопрос. - Вы очень быстро взрослеете, ребята, - одобрительно. И ни разу не глянув на прислонившегося к стене Саске, севшего так, чтобы оказаться за спиной Какаши, быть между окнами и видеть все входы-выходы. Ха, откровенная лесть, к воплощению которой в реальность он и пальцем о палец не ударил. - Особенно Наруто! - В кои то веке хваля вечно отстающего генина. - Ты растешь быстрее всех, - этой заметкой бессовестно приписывая себе чужие заслуги.
   Наруто сразу растаял и довольно разулыбался, зачесавшись в затылке и глядя преданными глазками на сэнсэя. "Предатель!" - подумал Саске, сдержав добродушную улыбку в сторону мелкого пакостника. Сакура зыркнула вбок, признавая правду - вроде подрос с лета. Или просто такая стрижка?
   - Само собой... мна, тренировки тренировками, пока я поправляюсь... мм, без меня вам с ним не справиться...
   - Но сэнсэй, если Забуза жив и может напасть в любой момент, можем ли отвлекаться на тренировки? - задавая вполне резонный вопрос.
   - А, это... человек, погруженный в состояние временной смерти... мма, какое-то время должен отдохнуть... мн, пока его тело не придет в форму...
   - Значит, будем тренироваться до тех пор! Вот будет весело! - Полнясь бодростью, заявил Наруто.
   - Ничего веселого... - похоронным тоном выдал малец лет семи в шортиках с передком на лямках и огромной панаме, нахлобученной по глаза.
   - А ты еще кто? - В своем стиле выдал не шибко его превышающий в росте оранжевый.
   - О, Инари!! - Обрадовался дед. - Где ты был?
   - С возвращением, дедушка, - невесело прошаркав по истертому ковровому настилу к родственнику и спрятавшись под его боком, обнимая.
   - Инари, поздоровайся. Эти шиноби будут защищать дедушку, - строго нависнув над мальцом. У охраны достало такта помолчать.
   - Мам, они все скоро умрут, - безапелляционно заявил малыш, выйдя из-под дедовой подмышки и, не глядя, ткнув пальцем в сторону группы шиноби.
   - Ты чего сказал, малявка?! - Сразу рассвирипел Наруто под указующим перстиком.
   - Вам ни за что не справиться с Гато, - опустив неверующую голову.
   - Ах ты!! Да я тебя сейчас... - порываясь драться.
   - Чего ты взбесился, квадратный идиот, он всего лишь ребенок! - Выдала Сакура, успевая схватить его за шкирку.
   - Эй, Инари, слушай сюда! - Как ни странно поостыв из-за квадратного. - Я супергерой, и когда-нибудь я стану Хокаге - самым сильным шиноби! Не знаю я этого Гато, но он ничто передо мной! - Возгордившийся до небес Наруто был в своем стиле.
   - Пфф... - не впечатлился мальчуган. - Ты совсем дебил... - с едва уловимыми вопросительными нотками. Саске слушал молча, видя пример потерявшего надежду. - Не бывает никаких героев!
   - Что?!
   - Прекрати! - Воскликнула Сакура, хватаясь за желтые волосы.
   - Если хотите жить, уезжайте... - кинул через плечо малыш, которому взрослые позволили высказаться, за них.
   - Ты куда, Инари? - Для порядку поинтересовался дед.
   - Пойду в свою комнату, посмотрю закат на море, - хлопая дверной панелью на прощанье.
   - Извините...
   Саске проводил взглядом вскоре последовавшего наверх Наруто - Цунами вернулась на кухню, что-то там зашумело у нее. Нидайме Саске по унылому лицу быстро вернувшегося друга сделал вывод, что пацаненок заплакал в своей комнате - Шодай бы услышал.
   - Вот что, ребятки... мн, чтоб завтра начать тренировку, мне нужны... эм, костыли. Сделаете?
   - Конечно, сделаем, сэнсэй! В лучшем виде! - Оживился Наруто. Тазуна скептически поправил очки.
   - Тазуна-сан...
   - Идемте, - опередил ее грузно вставший мужчина.
   Саске правильно понял поворот головы Какаши - Нидайме слитным движением поднялся и отправился вслед за остальными, полнясь смутными подозрениями и вздыхая на молчаливого Солеана.
   - Я посторожу снаружи, - отвертелся Нидайме Саске, представивший командира с двумя разными костылями. Сакура не одобрила, но придержала мнение при себе, состроив влюбленные глазки.
   Девушка добровольно взяла на себя обязанность присматривать за Наруто - ведь Саске-кун дал обещание! Ох и доставалось же теперь ему тычков и плюх, но Нидайме Саске был неумолим, отвечая выгнутой бровью на мольбы - девушке отвечать зазорно, чем та бессовестно пользовалась, взяв роль полицая.
   Наруто целых два часа создавал шум и гам за всех троих, от усердия испилив кучу брусьев и зашкурив рубанком кучу потом поломанных им самим от чрезмерной активности палок, пока не вышел результат, удовлетворивший Тазуну, едва сдерживающегося от строительного мата. Он впервые держал в руках ножовку, рубанок и шкурку и портил заготовки, выводя из себя архитектора, готового волосы на голове рвать от неуча - Наруто рвался все сделать сам для своего сэнсэя. Даже Сакура вроде как поелозила шкуркой по дереву готового образца, трижды пытаясь сменить на посту Саске, не пожелавшего уязвлять морковистого работничка своим хорошим знакомством со столярными инструментами.
   Ужин прошел на минорной ноте. Избитый под столом Наруто и слова не сказал, давясь, мыча и крякая. Инари не оценил богатство стола, чему расстроился лишь дед - мать витала в облаках. По возвращении в дом Саске отметил исчезновение рюкзака Какаши и самого Какаши, по объяснениям принявшей костыли хозяйки дома отправившегося на боковую, и что о нем не надо беспокоиться - она обо всем уже позаботилась и присмотрит в дальнейшем. Сразу же выяснили про спальные места: Инари к деду, в его комнату Сакура, ребята здесь, внизу, в углу, где лежал аккуратно застеленный футон.
   Мысль о дежурстве даже не забрезжила в покрытых желтым мехом мозгах. Благо Наруто не храпел, но в данной ситуации это не имело ровным счетом никакого значения. Поворочавшись, пока напарник не сомлел в объятьях некоего Морфея (как выражался иногда Солеан), Саске сел в позу лотоса, оперившись плечами об угол, и вновь попросил Солеана присмотреть за телом Нидайме - до столярного сарая он бы так и сделал.
   Во время ожидания производства самопальных костылей до прямой кривизны ему пришла в голову светлая мысль. Саске работал вместе с Наруто, только умственно - он продумывал дефект запечатывающей чакру рунной печати так, чтобы утечка составляла необходимую и достаточную величину. Посему, как только Наруто заснул, Нидайме Саске перевел утяжелители в режим простого запечатывания, не тратящего чакру. Сняв платок, нанес чакрой дополнительную рунную печать и вложил в нее давеча просчитанный двухнедельный запас - утечки хватит, чтобы поддерживать пламенение. Раздевшись, Нидайме Саске применил "Нинпо: Каге Буншин но Дзюцу", вложив девяносто пять процентов оставшейся чакры, по-быстрому бесшумно облачился обратно и застыл, чтобы голый клон применил "Каварими но Дзюцу", оказавшись одетым вместо оригинала в его одежку. Матерясь про себя, Нидайме кое-как пролез под подиум прямо под, хе-хе, место своего сна, задержав дыхание из-за пыли, чтобы не чихнуть ненароком - клон спрятал следы проникновения, поторопившись притвориться спящим, чтобы снизить потребление дефицитной чакры. Улегшись, Саске попросил Солеана проследить и оградить напичканное химией тело Нидайме от чужого интереса, чтоб никому в голову не пришло лезть туда, где оно лежит. Он специально мало поел и прочистил желудочно-кишечный тракт, а так же приготовил и захватил с собой контейнер с порциями жидкой чакры, эликсиров и быстрорастворимых пилюль, которые будут поддерживать в коматозном состоянии тело, вырабатывающее чакру для клона-вампиреныша, который будет по ночам опаивать и подкармливать донора. Клон всегда через ментальную связь сможет разбудить оригинальное тело, дабы поменяться с ним местами в самый ответственный момент.
   Саске рассудил, что ничего такого дико сложного Какаши не даст, ибо Наруто и Сакура вряд ли что-то емкое и продвинутое освоят, даст какой-нибудь пустяк для всей команды, не заморачиваясь отдельными для каждого заданиями. Дней пять спокойных точно есть, никаких подвигов не предвидится, поэтому ему тут делать совершенно нечего, клон справится, а ему можно провести время с гораздо большей пользой, целиком углубившись в медитацию на весь срок. В раздвоенном состоянии слишком много отвлекающей информации, он даже на привычном уровне медитировать не в состоянии, вынужденно поддерживая сидение на воде вместо движения к заветной цели.
  
   *** Клон Саске
   Я буквально через час после побега хозяина весь всполошился - как мне кушать?! Кто-нибудь об этом подумал?! Как клон тени будет кушать и ходить в туалет?!! У меня же нет тела, как такового! Мра-а-ак... Раньше-то хозяин замещался ради трапез на природе, потратив менее минуты на сей животрепещущий вопрос, а я теперь отдувайся за его вопиющую безалаберность? Уже почти отчаявшись, приготовился сдаться и разбудить хозяина, как осенило - полость! Две полости! В одной внутри тела копить жидкость, в другую складывать еду. Биологию изучал? Ну, в смысле хозяин изучал, а мне, клону, доступны все его знания! Вот и очередной экзамен, вот же ж счастья привалило! ***!
   Оставшуюся ночь транжирил невеликий объем чакры (Какаши все равно не увидит без шарингана ничего, а других глазастых тут нет). У меня строго заданная структура, чтобы сконструировать что-то пониже шеи следует приложить адскую волю, концентрацию и колоссальный объем чакры, иначе ни заслонку, ни сами мешки с трубками к двум выходным каналам мне не осилить. Эх, была не была!
   К утру я являл собой вялую морковку, едва не слопавшую последний процент живительной энергии из тела хозяина. Жуть как хотелось и его прихватить, а низя, никак низя! Даттебайо! Ксо-ксо-ксо!!!
   - Будем лазать по деревьям?! - Наруто приуныл - где драки, спрашивается?
   Мое настроение тоже пребывало в норе крота - я все еще был под впечатлением поедания завтрака и сбагривания с трудом пережеванного и проглоченного не в туалет, где могли заметить неладное, а на корм рыбам - чуть не спалили мой голый зад, пристроившийся на краю мостка! Лучшего места, куда девать зазря переводимую пищу, кроме воды, в моем искусственном мозгу не придумалось - водой-то можно и в туалете пожурчать, а пищу куда? Мда, и душ оказался сущей пыткой! Капли барабанили по шкуре, истощая и без того скудные запасы! Одним словом Жесть...
   - Что это за тренировка такая? - Сие занятие глупое не прельщало розовую подругу. Чур-чур меня получить от такой по затылку! Развеюсь к чертям собачьим!
   - Дослушайте до конца... Вы будете не просто лазать по деревьям. Руки использовать запрещается.
   - Здорово! - Оживился простой... тапочек идиота. Я хмыкнул сравнению, за что удостоился взгляда одинокого ока, изучающего такого, пристального. Ню-ню, зыркай-зыркай, без шарингана распознать меня облом-с, а сам я не поддамся. Да что такое, и бьякуган не отличит! Ох, красотень! И не страшно мне око, ни правое, ни левое. Я крут! Ну и хозяин тоже, разумеется.
   - Как? - Подозрительно морща лобик.
   - Ладно, смотрите... - сложив печать концентрации, Какаши покостылял по стволу, свесившись с ветки вниз головой.
   На сей раз смог не заржать в полный голос - мне чакру надо экономить. Лица Сакуры и Наруто хозяин оценит по достоинству. Только бы мне не облажаться!
   - Ну что, теперь поняли? Сконцентрируйте чакру на ступнях и лезьте вверх. Для этого надо ею уметь управлять, - говоря заготовку. Слова хозяина глубоко засели, аж до продумывания речи. Интересно всю ночь готовил, молча репетируя перед зеркалом?
   - Минутку! С чего мы станем сильнее, если научимся лазать по деревьям? - Прокричала наверх Сакура. Я на это мог прочитать целую многочасовую лекцию, вернее, процитировать все Солеановское.
   - Объясняю. Слушайте внимательно, - акцентируя внимание ветреного Наруто. - Вы должны научиться следующему. Во-первых, управлять своей чакрой. Сконцентрировать нужное ее количество в нужной точке тела - это основа любого дзюцу. С этой задачей не всегда справляются даже опытные шиноби. Для влезания на дерево требуется малое количество чакры, но его нужно очень точно соблюсти. К тому же считается, что сконцентрировать чакру на ступнях сложнее всего. Так что... научившись этому, со временем сможете освоить любое дзюцу. Теоретически...
   Какаши другими словами пересказывал материал АШ специально для Наруто - Сакура едва кивала, все прекрасно помня.
   - Во-вторых... ваша выносливость оставляет желать лучшего. При выполнении некоторых дзюцу очень сложно контролировать поток чакры должным образом. В бою требуется совмещать управление чакрой с постоянными перемещениями, это еще более затрудняет задачу. Поэтому важно всегда иметь некий запас сил, потребный для контроля над чакрой... Пожалуй... мна... достаточно разговоров. Практика научит. Отмечайте кунаями место, докуда удалось добраться, - метая нам под ноги три штуки.
   Я заметил издевку - кунаи и сюрикэны расходный материал, среди шиноби его не принято собирать с поля боя. Хозяин знал, что где-то железо получают при помощи чакры со всеми вытекающими, однако на поток идет низкопробный хлам - сталь мастеров ценится дороже, да и заморочки есть с утилизацией и долговечностью сих изделий. У Какаши просто в голове не укладывалось, что у Саске все оружие из бешено дорого чакропроводящего металла - Солеан научился его клепать для нужд Саске, бережно относящегося к этим подаркам. И я тоже буду - на мне порядка ста мильенов!!! Упасть и не встать... а хозяин-то ни разу не заморачивался суммой, хе-хе! Вот сюрприз ему будет! А я что? Я ничего, все его.
   - Каждая отметка станет очередным рубежом, который следует стремиться преодолеть. Пока у вас не получится зайти шагом, так что забегайте. Поняли?
   - Да как за нефиг делать! - Лыбясь. - Мне такие тренировки только в качестве утренней разминки подходят! Потому что я расту быстрее всех!
   - Кончай хвастаться, Наруто, выбери дерево и приступай, - прекращая словесный понос.
   - Поехали! - Вырываясь вперед и смачно прикладываясь спиной и затылком.
   Сакура без всяких проблем взбежала и уселась на ветку. Я же заделался сущим скупердяем, забежав по инерции на два метра и направив каплю чакры непосредственно в дерево, чтобы едва-едва полопать кору - как ее жалко! Я таю! ***! А еще целый день впереди, п**ц.
   - Ой, это оказывается просто! - Болтая ногами и показывая неудачникам язык.
   Побочным достижением сей тренировки стало снижение мнения Какаши о хозяине. Хозяин бы так свою честь не уступил, легко переплюнув Сакуру, а мне главное сберечь чакру и дожить до вечера, у меня сейчас другие приоритеты. То, чего хозяин не сделает, сможет он, его верный клон! То бишь я. Какой я молодец, правда? Эх, никто не ценит...
   Так что, дав Какаши вдосталь потоптаться по самолюбию, отрываясь за унижение, избрал тактику соперничества, лишь немногим опережая Наруто, который сподобился "тайком" испросить совета у вымотавшейся Сакуры, учившейся не бегать, а шагать.
   Фыркнув вослед уводящего мотаться с Тазуной Сакуру Какаши, начал исподволь подтрунивать над желтоголовым приматом, жалуясь, что де командир то с травой бороться заставляет, то с деревьями, а до реального боя еще год не допустит. Пока мы зайцев не победим и всех кошек не переловим. Зайцы пробудили в Наруто зверя, с рыком сорвавшегося побеждать дерево, никак в поисках зайцев на ветках. Тут главное дать понять, что между хозяином в моем лице и им отличие ни как между небом и землей, а мизер, достижимый рубеж!
   Но чакру жалко, эх! Из-за чудовищной экономии подолгу отдыхал, успешно играя на нервах соперника:
   - Эй, Наруто! - Выбрав момент, когда тот решил догнать давно держащийся полутораметровый отрыв - оба как бы застыли на месте, продвигаясь выше всего по сантиметру. Сейчас он тоже долго концентрировался перед деревом, прежде, чем взбежать на него - заметил таки мою невольную подсказку!
   - Даттебайо!!! Не видишь, я концентрируюсь! - Топнув уже занесенной ногой по дереву.
   - Ну... м...
   - Чего тебе? - Хмуро.
   - Ч... чего тебе рассказала Сакура? - Смотря в сторону, якобы стесняясь, но прекрасно видя его расширившиеся голубые глаза. Главное потянуть время. Я на пределе. Хочу жра-а-а-ать!!! Пустите меня к хозяину...
   - Хы! Не скажу! - Став супер довольным и супер уверенным супер героем, давящим супер лыбу. Гы!
   Фух! Еле успел по возвращении мимоходом черпануть живительный объем чакры, критическое опустошение с уничтожением уже не грозит и ужин позорно не вывалиться на скамью. Ура мне, я молодец. Сам себя не похвалишь, как говорится, никто не похвалит. Раньше хозяин клонов привечал, а я бро-о-шен... Э! Не реветь! Чакры все равно мало, так что славим Экономию, славим.
   Я решил закрепить успех на ужине, подражая Наруто в еде - ее я, ну, хозяин, дал навалом, а еще у Какаши сухпайки и прочее осталось, короче, хватит, еще и деньги есть с местным рыбным рынком. Ух, хочу черную икру, любимую хозяином, чтоб просто знал, что и клоны не чужды к прекрасному! А Какаши пусть только зажилит жрачку, гад! Науськаю на него Сакуру, будет знать - мне чакру жалко на распечатывание стратегических запасов еды, вкус которой ощутить не могу и только совершенно зазря перевожу.
   На сей раз громко вываливать в воду уже нельзя, заметят, вот и пришлось, гм, выблевывать струей непосредственно под водой - парень просто освежился! Да, вода не айс тут, даже с виду попахивает нечистотами, ну да ладно, буду развивать рыбный промысел. А хозяин, хех, хозяин смирится с непередаваемой гаммой ощущений - куда он денется, хе-хе!? Вот не подумал сам, пусть знает! Я мужественно сберегу память. Сбе-ре-гу. Да-да. Я тоже мстительный. Пусть хозяин знает, каков он на самом деле - умный клон ему поможет, хе-хе.
   Через просунутую в желудок трубочку с воронкой у рта я кормил в ночи заготовленной химией тело Нидайме Саске, хозяина, шхерясь и вздрагивая от каждого шороха и взбрыкивания Наруто, видимо, во сне покоряющего весь прилегающий лес. Я вчера потратил уйму чакры на максимально точное по контуру замещение и последующее выращивание мешков внутри тела - у меня все завязано на чакре! Вот так точно вписаться в одежду это же виртуозность какая нужна, а вырастить новый орган вообще гениальность! Я - гений! Хозяин оценит... должен... наверно. Хех, зато на завтра чакры достанется кратно больше, можно жировать! Ура!
   Остаток ночи я размышлял, потребляя ровно столько, сколько продуцировал коматозный хозяин. Транжирить больше нельзя - один день ладно бестолково потерян, но остальные?! Тихо-тихо, эмоции тратят чакру, спокойнее. Я клон хозяина и тоже себя не прощу, коли не придумаю себе достойное занятие супротив праздному безделью. Вот хотя бы обдумаю тренировку со своей стороны, читай, сгустка чакры.
   Прилипание к дереву мне совершенно ничего не стоило! Веса-то нет во мне реального. Еще хозяин понял, что к деревьям легче всего прилепляться. Живое имеет мизер эфирной энергии, достаточно капли чакры, чтобы подсоединиться и стать частью дерева, веткой - именно такое у меня сложилось впечатление. Полезное ли? До, несомненно.
   Во-первых, кристально ясно, почему бег средь ветвей столь распространен: за месяц почти любой шиноби-дурак освоит; мизер затрат; легкость научения противоположному действию - отталкиванию, не повреждающему ветви. Очень быстрый и для чюнина-джонина практически бесплатный способ скоростного передвижения по лесистой, а при должном умении и пересеченной местности, потому машины в Мире Шиноби удел эксцентричных богачей, шиноби не являющихся.
   Во-вторых, понятнее, почему для хождения по стенам и потолку требуется больше чакры, да еще и выпускать ее надобно, читай, траты возрастают - у меня же после полудня, когда сэнсэй с Сакурой свалил, появилась шипованная чакрой подошва, которой цеплялся за дерево, совершенно не тратя драгоценную живительную субстанцию на сам процесс восхождения. С учетом тех же трат на контроль получался весомый выигрыш. У воды меньшая плотность, стояние на ней требует большего истечения и лучшего контроля чакры. А уж воздух вообще разряжен неимоверно - это же вещество с самой низкой плотностью, газ.
   Поймав ускользающую мысль за хвост, едва не закричал победно! Вот же оно!!! Живое к живому, элемент к элементу!!! Достаточно задать чакре свойство и вуаля, хватит сущего мизера для приклеивания.
   Ух, хозяин за столь ценные знания удавиться от зависти, хе-хе! Ай да я, ай да молодец! И вовсе не сукин сын, вот.
   Уже светать начнет скоро. Какаши смягчил нам всем режим из каких-то своих соображений - спите де сколько влезет. Вот Наруто и отрывался по полной программе, влезая по стволу до самой луны - эк его колбасит, горемычного, так и дрыгает ногами, рисуя незримым кунаем очередную линию с просто потрясной рожей! Да и ладно, у меня не хуже, вот!
   Следующие дни я усердно держал дистанцию в метр, спуская чакру на Казе. Концентрировал энергию в кулаке на манер "Нинпо: огненная длань" и пытался по нарастающей выдавливать по капельке, пытаясь дотронуться до воздуха. Ну, сперва просто выдавливать капельку и менять ее свойство на Казе. Благо тренировки с огнем Солеан для хозяина подробно комментировал, процесс задания свойства мне ясен. Проще всего в руках, да и мои ноги заняты. Я хороший, хозяин оценит меня по заслугам - я лучший его клон!
   Достигший вчера своего предела Наруто упарился к обеду, а сдвинулся всего на метр, до ветки в двадцати метрах не дотянув целых четырех. Я остановился в полуметре от него. Мои частые зависания Наруто быстро надоели - не его стиль, ему бы все с наскоку. Хозяин в этом плане взрослее, вырос из этих мыслей, хотя порой кажется, что невысоко, ой невысоко от желтого друга! Тю, нехорошо так думать, плохой клон! Наруто подвижный. А я пытаюсь работать с Казе. Хи, Мизу и Каге - вот мой багаж, доставшийся от хозяина, мечтающего о Каминари, а вот ж зараза, Казе Солеану приспичило. Эх... и ведь понятно, что ради энтона, а до умопомрачения хочется молнию!
   К вечеру второго дня я неожиданно понял - тоскую и скучаю. Бездействующий модуль общения тяготит, распаляя желание поделиться знаниями, пообщаться с хозяином. Плохо. Отвлекает. Но любая передача по связующему каналу разбудит хозяина. Рано. Эх, жизнь моя жестянка!..
   Отрезок памяти с душещипательной историей об отчиме-герое Инари, мученически распятого Гато, сохраню - хранилище относительно вместительно, уложится, если в виде выжимки.
   - Форсирование дружбы хозяин, в конце концов, примет, изворчится весь, но примет, - думал я, тужась в очередной раз для рыбок.
   За прошедшие шесть дней я не раз выносил на плече вусмерть вымотанного и счастливого Наруто - он идет почти вровень! Еще чуточку для победы!
   И вот однажды его звездный час настал - Инари подтолкнул к ночным тренировкам, заставив меня поволноваться, кормя тело Нидайме Саске - а вдруг вернется? Ну вдруг?
   Беспокойство вынудило насытиться и побежать в ночь за Наруто, чего-то романтическое бросив про Луну поджидавшей Сакуре.
   Опасность!!! Эти волосы из-за хихиканья Солеана я ни в жизнь не забуду! И лицо прямо ангел женского рода, да еще и кимоно чисто женское - фууу! Хозяин таким никогда не станет.
   Что ж, пусть идет по своим делам - с трудом подавил желание позвать хозяина, который до сих пор не выполнил наказ своего сэнсэя пробудить у себя второе томоэ. Бой тут? С выдохшимся Наруто? Не смешите мои тапочки... тапок-Наруто не засмеется, он тормознет и вляпается в ксо, коровье, причем.
   Ух, что-то чакра забегала по каналам, надо успокоиться.
   Тренироваться с Наруто под Луной... романтика скрытого листа. Надеюсь, хозяин оценит. Он часто любуется звездами и лунными дорожками, серебрящими облака или водную гладь. Энерджайзер Наруто все работал и работал, загоняя его к верхушке - нижнюю ветку он осилил, последовав совету и обвязавшись веревкой, чтобы не сломать что-нибудь помимо левого запястья, тут же мазями обмазанного и в лубок посаженного - наш с ним маленький ночной секрет. До Луны от верхушки рукой подать. А с Эдема над облаками картина вообще сказочно прекрасна и волшебна. Я понимаю Наруто, покорявшего во сне Лес. Он еще толком не осознает, но стремится... или это демон тянется ввысь? Все может быть. Хозяин, ау! Я во всем раскаюсь, где ты?..
   Пока Наруто пыхтел и сопел, топая по стволу и не жужжа на жизнь, я сидел на ветке выше, мозоля ему глаза и наслаждаясь ночными красотами. И концентрируясь на Казе - память почти битком забита, но я все же выделяю чакру на сохранение этой волшебной ночи.
   - Где Наруто? Опять куда-то вчера вечером убежал... - придя с Сакурой к тренировочной группе деревьев, испещренных отметинами.
   - Еще и завтрак пропустил. Да еще и Саске-кун ушел на прогулку и не вернулся, - заложила меня юная стукачка. А я сижу за листьями веткой выше зримый только для Наруто, совершенно выдохшегося и безумно счастливо лежащего на покоренной ветке - страховочную веревку он убрал, когда на метр выше ветки стал забираться и падать на нее - какой такой герой с веревкой?! Дутый! К утру его рука перестала болеть и лубок он тоже выбросил. Хех, герой! Доказал ведь! Это упорство достойно уважения хозяина, он должен прочувствовать то же, что и я.
   - Хе-хе! - В этом весь Наруто.
   - Он уже так высоко залез?!
   - Ну как вам?! Высоко я теперь могу залезть... ДА?
   Гордость расперла все мозги, желание хвастовством (ибо иначе просто не умел) разделить свою победу с другими сподвигло на несусветную глупость:
   - Ооп... а... - не удержав равновесие, малец стал заваливаться с ветки. Успею. Еще успею. Долг жизни не помешает. Я поел и успею.
   - Ааа, дурак!!!
   - О нет, если он оттуда упадет...
   - Ияаа!!! - Боясь и как всегда ничегошеньки не предпринимая. Трусливая дура, хоть и знает многое, легко запоминая.
   - Ааа!!! - Одновременно с ними кричал Наруто. - Хе-хе-хе! Шутка! - А у самого поджилки трясутся. От хозяина знаю я его, как облупленного. - Ага, попались!!!
   - Ты меня напугал, идиот!
   - Ааа! - теперь Всамделишно падая, чакру то всю извел свою, да еще и покрасоваться решил напоследок, вместо того, чтоб спасаться - дурья башка! Вот он, момент!
   - Ааа! - на два голоса закричали внизу.
   Не знаю, чем думал Какаши, так ни разу и не подъехав ко мне за снадобьями. Сам-то поди позабыл все в спешке. С добра хозяина быстро встал, а теперь чего? Не успевает спасти ученика - позорище! А ведь приди и попроси, через три дня б и как огурчик. Разогнанная чакра ускорила мышление - прыжок, зацеп ногами, хватка руками.
   - Ааа!! - все глотку вторили им сверху.
   - Наруто! Ты дебил! Хватить паясничать!! - Заорав снизу и больше не ведясь на эту шутку, оказавшуюся неожиданно правдой.
   - Кретин... - смотря в голубые глаза
   - Оо?! - Лупя зенки. - Саске!! - Смешно шевеля усами на щеках.
   - Ух ты!! Саске, ты лучше всех! - Закричала Сакура. Точно! Намекну хозяину подарить ей транспарант по случаю.
   Я вторые сутки кормлюсь трижды в день, досуха выпивая тело хозяина (процент оставляя). Вот уже семь дней прошло, а события никуда не движутся, а я забил память так, что сегодня ночью либо таки придумаю блок памяти, либо вызову хозяина, пропавшего так надолго, а ведь хотел на пять дней всего задержаться. Ксо...
   - Наруто, ты опять целоваться лезешь?!
   - Бака... Мы же победили! Добрались до самых макушек! Мы герои!
   - И поэтому меня надо оплевать слюной? - Изгибая бровь.
   - Ну чего ты вечно такой... бука, а?
   - Да не дергайся ты, только лицо отодвинь и ко мне не верти его...
   Так я и тащил на себе вымотавшегося покорителя деревьев.
   - А, вернулись, наконец... - совершенно не радуясь. Инари прибегал подглядывать каждый день, думая, что его не заметят. Угу, Какаши бы я не заметил, а этого шуршащего на раз вычислял каждый раз.
   - Что-то вы замученные... чего это с вами? - С любопытством рассматривая сидя во главе стола. Тазуна редко нас двоих видел из-за наших тренировок и его запарок на строительстве.
   - Хе-хе... сегодня мы оба забрались на самую верхушку! - Глянув победно и опять брызнув слюной! Дурак! Благо перед собой, а не на меня.
   - Отлично! Наруто, Саске... - типа являя свое высшее одобрение, - с завтрашнего дня тоже будете защищать Тазуну-сана.
   - ЕСТЬ! - Валясь на скамью с моего плеча.
   - Хех, вообще-то я тоже устал... зато мост уже почти готов, - по-доброму улыбаясь.
   - Наруто-кун, папа, вы уж поосторожнее там... - неся поднос с горячим.
   - Угу...
   Радостная новость для меня! Наконец-то грусть-тоска пропадет! Пусть мелок повод, но уж сегодня я пробужу хозяина. Ему еще корчиться в муках, принимая весь мой опыт! Он же совсем-совсем об этом не подумал! Дескать, пробужу я его, он быренько каваримушку с отменой клондзюцу, чтоб войти в курс дела, и в бой! Щаззз!!! Его ж головная боль прострелит ого-го какая! Весь нетерпеливо-положительный настрой сбил хлюп под боком.
   - Почему...
   - Чего? - С трудом отрывая счастливо уставшую физиономию от стола.
   - Да не помогут вам ваши старания! - Зло выкркнув. - Сколько бы вы не занимались, люди Гато сильнее! Чего бы вы не говорили, как бы не работали, слабые все равно всегда проигрывают! - Выдала малява целый спич.
   Ну ё-маё! Козявка покатила бочку на Наруто, опуская того в дерьмо... Ууу, задета мозоль. П**ц, я ж так лопну, сохраняя и этот эпизод!!! Атас, ей-ей лопну... Так! Долой нижний тракт, всю еду через горло буду выводить, авось продержусь чуток.
   - Утихни, козявка, я не такой, как ты...
   - Да не хочу я быть таким, как ты! - Закричав. И почему мать терпит? Типа любит так? Солеан, помнится, истерики хозяина душил в зародыше. - Ты ничего не знаешь о нашей стране, только и треплешься за троих! Что ты вообще знаешь обо мне? Я не такой, как ты, - изливая в оре наболевшее. - Ты только и делаешь, что паясничаешь! Клоун недоделанный, да ты даже не знаешь, что такое счастье!! - Ударяя в пах по самому больному и сокровенному.
   - А ты, у нас, значит, звезда классической трагедии? Слезки льешь целыми днями? - Ух как он заговорил-то! Я в шоке... Реально. Он же сам был таким когда-то, вспомнить только день экзаменов, когда все выходили с протекторами к родителям, а он на качелях ревел в тенечке. - Да реви хоть всю жизнь, сопливыш! - Оскалившись и внаглую крадя эпитет хозяина, чей платок он до сих пор бережно хранит и носит с собой - хозяин мельком видел во время его переодевания после поиска сюрикэнов.
   - Наруто, думай, что говоришь! - Вскочила Сакура вслед за "перехотевшим" есть Наруто. Я не вмешивался, встревать в диспуты низя, хозяин запретил.
   - Пфф! - Нагло копируя хозяина! Уй, что будет с хозяином...
   Следом за выбежавшим из дома Инари пошаркал Какаши. Я воспользовался случаем обойтись без добавки.
   Пустивший слюну изо рта Наруто крепко заснул - это нам с хозяином на руку, в смысле, что заснул крепко, наевшись отдельно и сразу отрубившись мертвецким сном.
   -- Ураа!!! Хозяин вернулся!!! - Моей радости не было предела, как раз собрался будить после кормления и вынимания трубки. Если встанет, то телу обязательно понадобятся ресурсы для выхода из анабиоза и запуска всех систем в штатном режиме.
   -- Клон... Клон, ты чего... Не-эээт!! - Но поздно, моя радость сломила барьеры воли на грузе разбухшей памяти. От мысленного голоса Хозяина Моя жизнь закончилась на безумно счастливой ноте...

Глава 25. Мост

  
   *** Солеан
   Глубокая бесконечность безлунного неба, незамутненного облаками и пылью. Любованием звездным небосводом сын от меня заразился. Сейчас он понимает момент, созерцая вечность мироздания без единой мысли в голове, волей опустошенной. Только он и подмигивающие ему далекие звезды, живущие своей так манящей к себе жизнью. Пора:
   - Поздравляю, Саске, ты стал похож на Наруто. Как говорится, с кем поведешься, от того и наберешься... И да, извинения приняты, - скрещивая большие пальцы правых рук и крепко пожимая. Мне ответили по-мужски. Без соплей, надрывов и волнений. Спокойно принимая и отвечая как должно.
   - Это он меня пародирует, - расплываясь в улыбке и засветившись счастьем, от которого задрожавший хват стал сильнее. Растет помаленьку - удержал грань и не полез обниматься. - Спасибо за помощь, Солеан, - твердо. И голос удержал ровным и, в подражание мне, слегка мелодичным - молодец. Чернота его глаз с резкими переходами причудливо смешалась с янтарем - завораживает.
   Саске выдержал семисуточную медитацию с погружением в самое себя и растворением в окружающем. Он смог отрешится от забот и хлопот. От меня - это главное. Понять себя как независимую личность - это дорогого стоит. Войти в режим отшельника - пустяк.
   Все коротко, четко и ясно.
   Перед тем, как клон лопнул, топя сознание в потоке информации, выдернул Саске в Сон, с большой буквы. Клон бы передал выжимку, а я помог усвоить все, пережитое воплощенной в засбоившем клоне чакрой - все же Саске еще учиться и учиться создавать клонов, совершенствуя их структуру и функциональность. Сын за час сновидения стал на целую неделю взрослее, проживая пропущенное время от лица своего клона. Хех, полезный опыт, поучительный, будет знать отныне, сколь важными бывают мелочи.
   Потянул за руку, приглашая встать и оценить мой подарок.
   Башня высотой в меньшую часть золотого сечения радиуса нашего Эдема, острова-полушария. Пришлось снести чайный домик для взращивания Колоса (у меня богатый опыт совмещения колосьев трав с архитектурой) с круглой трехметровой площадкой на пике, без перил и зубцов. Пять секторов по пяти вратам - пентаграмма для концентрации идеально сориентирована. Чтобы попасть сюда или сойти вниз надо применить "Сенпо: Шуншин но Дзютсу" - раньше я ему помогал прыгать на расстояния от километра, теперь сам со временем сможет их преодолевать, перемещаясь между Эдемом и материком. Условие попадания на Колос и схода с него для пущей тренировки, он для того и выращен, чтобы тренировать, правда, преимущественно усовершенствованный шаринган, без отвлечения на такие детали, как трава, деревья и разные предметы, загромождающие мозг лишней информацией о себе.
   - Почему тоскуешь? - Все же не удержавшись и обняв за пояс, прильнув к боку теплого клона, олицетворяющего меня. На небо закралась Луна.
   - Ты растешь, я же топчусь на месте, не видя пути... Не заморачивайся.
   - Но ты ведь заморачиваешься моими проблемами, я чувствую себя обязанным...
   - Как сын перед отцом, не более.
   - Но и не менее.
   - Не принимай близко к сердцу, Саске, - зарывшись рукой клона в волосы Шодай.
   - Я стану сильным, чтобы помочь тебе, Солеан, - упрямо отстраняясь.
   - Саске, благодарю за поддержку.
   - Солеан, благодарю за подарок, - возвращая подачу. Нет, все же не могу удержаться - лохмачу встопорщившуюся макушку.
   - О, никак случилось чудо?
   - Это приятно, - буркнул в оправдание Саске.
   - Кстати, ты сам себе подарил эту площадку для занятий, Саске. На время твоей тренировки я прекратил всякую активность, даря столь необходимое для становления личности чувство одиночества.
   - Оценил, - возвращая рукопожатие. - С твоими информационными аппетитами... даже если ты сам провел это время с пользой в медитации.
   - Смышленый, - хвалю я сына.
   - Я смею надеяться?..
   - На совместную практику раздельных медитаций? Да. Я смирил свой информационный голод... И... мои запасы конфет кончились. - Да, лови фашист гранату! Я тоже умею канючить, хе-хе.
   - Ооо-однако! - Посмотрев пытливо и не найдя зацепок. Я честен, с тех пор не прикасался. - Хочешь вновь сделать из меня слюнявого идиота, когда я только-только ощутил себя...
   - Что за глупости? Все прозаичнее, мой друг - сенчакра. Она, оказывается, просто чудесный природный коктейль! Если один поток сознания начнет поглощать ее, а второй будет передавать мне во Внутреннем Мире... от этого нам обоим польза.
   - Да-да, я понял, - заостряя свой чуб на макушке. - Типа я соломинка, а от прокачки вырасту трубой. Иногда твое утилитарное отношение ко всему и ко мне, в том числе, невыносимо, Солеан. Это удручает, но не умаляет твоих достоинств в моих глазах. Я научусь этому приему, ведь мы условились когда-то... Не думай, что я соглашаюсь только потому, что ты вот так попросил... - несколько путанно изъясняясь.
   - Не думаю, - согласился я, получая кулаком в бок.
   - Я еще припомню тебе это!
   - Ага, сам без зазрения совести канючишь, что ни день, а мне так отказываешь в сем удовольствии?
   - Уел, - краснея до кончиков ушей. - Ладно, мне пора...
   - Куда это ты намылился на ночь глядя?
   - Голодный я, зверски в кубе, вот.
   - Призови, делов-то?
   Саске замер, изучающе заглянул в лицо обезоруживающе улыбнувшегося клона.
   - Приложу все усилия, - хлопая наполненной чакрой ладонью внутри огненного луча пентаграммы.
  
   *** Саске
   Угол душевой рассказывал о бедности хозяев, бережно относящихся к имуществу. Съевший для затравки чуток слив в меду Нидайме Саске смывал грязь подпола и ненависть клона к душу, уже как минут двадцать ранним утром спозаранку журча водой - до возни хозяйки, рано просыпающейся ради готовки завтрака, менее часа.
   Струи воды забегали на лицо и по длинной челке провожались черными глазами. Рука туда-сюда вращала вентиль горячей воды.
   ...скрипнула дверь. Нидайме предполагал отсутствие хорошей звукоизоляции и наличие знания соответствующего фуиндзюцу у некоторых взрослых шиноби, способных обойтись без набора из шести печатей-липучек. В свое время он въедливо принимал работы по Зданию и выделенному Конохой в его владение кварталу, когда проводили коммуникации и налаживали защиту по дому в целом и отдельным помещениям в частности.
   - Вы напрашиваетесь на очередное оскорбление, - оставаясь повернутым к входу спиной и выводя пальцем на стене абстрактные узоры, тут же смывающиеся летящими с головы и плеч брызгами. Какаши подобрался ожидаемо тихо и незаметно.
   - Но ведь ты меня ждал, и сам позвал, - намекая на скрип. - Нам надо поговорить, Саске-кун.
   - Догадывался да не звал. Может надо, да не хочу, - совершенно не ведясь на необычный из уст Какаши тон, говоря спокойно и без эмоций. - Насилу мил не будешь, как говорят. Хотите опровергнуть народную мудрость?
   - Быть может я плохой во многих отношениях...
   - Лучше, - перебивая, - еще дальше не портить отношения. Неудачный момент для разговора по душам, вы не находите?
   - Определи время, Саске.
   - Пожалуйста, - проскрипев пальцем символ бесконечности на запотевшей стене подальше от струй и брызг. - Через пять минут домоюсь и освобожу...
   Дверь затворили снаружи. Саске специально инсценировал разговор, дабы в следующий раз Какаши дважды подумал, стоит ли подкатывать? А может случиться наоборот и вдруг проснется упорство, победив лень.
   Мгновенно обсохнув при помощи чакры, Нидайме оделся секунд за десять и в отодвигающем потолочную панель прыжке применил "Нинпо: Шуншин но Дзютсу", непринужденно удрав из закрытого помещения ровно через пять минут после означенного срока.
   - Учиха Саске... - бесшумно появляясь в раздвинутых дверях.
   - День еще не начался, а вахту нельзя оставлять, вдруг убийцы уже крадутся в ночи по чью-то душу? - Вновь перебивая из угла, в котором принял позу лотоса. Выразительный глаз пошел волнистой чертой.
   - Ты определил время для разговора, - настаивая.
   - Ко мне какие-то претензии? Я вовремя освободил душевую, - стараясь говорить шепотом, хотя Наруто в его колпаке и стадо слонов не разбудит. - Или вам незнаком нарисованный в ответ символ? Повернутая на бок восьмерка означает бесконечность. По документам Хатаке Какаши инструктор и командир для команды номер семь прошлого года выпуска, никак не психотерапевт. Не лезьте, куда не просят, целее будете.
   - Угрожаешь... - отмечая с сожалением...
   ...мгновенно обсохнув при помощи чакры, Нидайме Саске оделся за пять секунд, прихватил амуницию и стремглав выскочил из душевой, метнувшись к своему спальному месту с выпрыгивающим из груди сердцем.
   Реалистичное видение пришло от Солеана, раньше заранее предупреждавшего перед показом или пересказом. Оно резко изменило планы Саске, полезшего в тонкости психологии. Следовало честно признаться, что поведение Какаши с клоном сильно покоробило его. Он начал тяготиться недооценкой окружающих и своей скрытностью, почти как Наруто желая признания. Образ одиночки-мстителя неимоверно жал и наводил депрессию, а ведь прошло всего два часа после разговора на верхушке осевой башни Эдема. Саске просто не знал, о чем говорить с Какаши по душам - сплошь запретные темы и ложь. Зря, зря он тогда развязал язык, следовало молча пихать и вливать лекарства.
   - До вечера! Вы уж присмотрите тут за Наруто. Он вчера слишком вымотался, не думаю, что сегодня он сможет кого-то охранять, - прощаясь с хозяйкой.
   Саске отметил ровную и связную речь - это крайне необычное явление для командира.
   - Ну, мы пошли, - неся на спине мешок, болтающийся перед носом все еще сытого влитой клоном смесью пищевой химии черноокого Нидайме Саске, скрывшего красноту под "Хенге". Если Какаши и решился на разговор, то его запал потух - утро началось как обычно.
   - До вечера, - попрощалась Цунами, вышедшая проводить.
   По улочкам шли прогулочным шагом, а по мосту уже бежали - следы расправы над рабочими как на ладони.
   - Ч-что за?! Что случилось, - резво подскакивая к своему еще дышащему рабочему, одному из четырех.
   - Дьявол... - прохрипел тот на последнем издыхании.
   - Всем приготовиться! - Выдал очевидную команду Какаши, когда через перила полез густой туман. Саске прикрыл клиента с левого боку.
   - Какаши-сэнсэй, это же покров тумана! - Пугливо вкрикивая.
   - Давно не виделись, Какаши, - заговорил туман. - Смотрю, все няньчишься... Смотри-ка, опять дрожит, бедняжка.
   Клоны напали внезапно и отовсюду, никаких пространных бесед вроде как не намечалось, слава богу. Два вылезли напротив Какаши, остальным по одному досталось, и один в центр группы сиганул.
   - Саске, действуй, - приказал командир одновременно с их появлением.
   Он мог высказаться, но промолчал - пока командир говорил, Нидайме Саске уже двух замочил, своего напротив и за спиной, который в центр их группы запрыгнул. Дальше чакра в ноги. Вода от сломанных "Мизу Буншин" еще не осела, когда он прыжком вернулся на свое место, вперив взгляд вперед, к началу моста с острова страны Волн. Там из-за тумана показались два силуэта, один из которых скрежетнул кончиком меча за спиной по настилу моста, словно масло разрезав дерево и чуть поднатужившись крепежную скобу.
   - Достойный соперник, да, Хаку? - Рассеивая мешающий союзнику туман.
   - Совершенно верно, - ответила криво улыбающаяся волной маска ойнина.
   - Похоже, я не ошибся, - заметил за спиной Нидайме командир.
   - Ооо...
   - Действительно союзник, - держа руки в карманах. Видимо он продумал бой и не волновался особо.
   - Эй, сними маску, трус! - Пытаясь не дрожать, вскричала девочка, возмечтавшая о не сбыточном - стать куноичи. - Этот мерзавец нас обманул!! Саске-кун лучше всех!!
   Упомянутый ею приуныл в два раза сильнее - начался треп. Впрочем, он не справедлив - мозгу шиноби без специальных упражнений трудно поспевать за телом, а так же перестраиваться после управления несколькими марионетками.
   - Впечатляет. Конечно, водяные клоны обладают всего лишь десятой частью сил оригинала... - оценивающим тоном, присматриваясь к носителю индиговых волос. - Вперед, - словно шавке приказывая подручному.
   - Да, - с преданностью в голосе и деле.
   Нидайме видел его скорость и успел среагировать, отбив первый выпад кунаем. Одно оружие зазвенело в руках ойнина, другое запело в руках защищавшегося.
   - Сакура! Охраняй Тазуну и не отходи. С ним Саске пусть разбирается, - выдавая цэу, скороговоркой бросил командир седьмой команды.
   - Хорошо! - Встав наизготовку.
   - Мне бы не хотелось убивать... - сощурившийся Саске ответил выпадом. - Но, полагаю, ты не отступишь, - умело дыша. Он говорил и отбивался одной иглой от двух кунаев.
   Саске был готов к сюрпризам, но и противник оказался не промах, начав стремительно складывать печати одной левой рукой, ей же и отбил второй кунай, к которому никакого ускорения полета чакрой не применялось. Скорее чуя, чем видя, расползание чакры, Нидайме подпрыгнул, в полете метая второй кунай и четыре звездочки. Противник успел избежать попаданий и даже увернуться от падающего сверху тела, однако выбитый третий кунай, изъятый из поясной сумочки, вынудил противника принять позу в нижнем регистре. Нидайме с ухмылкой саданул ногой по маске, отшвыривая некоего Хаку, лишившегося такого же, как у него, хвостика на затылке и обеих раздражавших Саске локонов по бокам женственного лица, скрытого под ухмыляющейся маской. Клон хорошо запомнил лицо этого женоподобного парня - Саске ждал появления третьего члена своей команды, с которым этот хмырь недавно о чем-то беседовал, тепло расставшись.
   - Гха!.. - Неловко поднимаясь.
   - Саске-кун лучший!!!
   - Детей так легко недооценивать, верно? Саске лучший выпускник АШК последнего года. Сакура очень умная. Ну а третий... самый хвастливый, непоседливый и шумный шиноби селения, - разговорился Какаши.
   - Хе-хе! Хаку, ты все понял? Если так продолжится, нам с ними не справиться, - гневно высказывая нарекание.
   - Да, этого нельзя допустить, - виновато соглашаясь и выпуская жутко холодную чакру жутко быстро.
   Нидайме успел подпрыгнуть, но не отпрыгнуть, ударившись спиной в ледяное зеркало, одно из множества, в два яруса с крышкой окруживших его своеобразным куполом. В мгновение ока мотнувший головой Нидайме обозрел отражение Хаку в каждом из зеркал. Саске поправился: "Нидайме не видит объемно, как Шодай. Как говорил Какаши, шансы исключать нельзя".
   - Что это? - Раздалось боязливое женское восклицание.
   - Эй, Твой противник я! - загораживая дорогу метнувшемуся Какаши. - С этим дзюцу твоему мальку не справиться.
   - Итак, приступим, - одновременно с Забузой проговорили зеркала.
   - Саске! - Непонятно к чему проорал Какаши, когда началось форменное избиение носителя веера на спине.
   В первые же мгновения у Нидайме отсушило обе руки уколами в локти - кунаи выпали. По тому, что противник не целил в мозг через нос, глаза и уши, Саске рассудил - намерений убить нет, зато желания обезвредить хоть отбавляй! Да не тут-то было! Проткнуть одежку Нидайме ему сходу не удалось своей иглой - чакропроводящая игла через два укола сменила обычную стальную, засевшую в правой ноге в районе коленной чашечки.
   - Гхаа! - Вырвалось у Нидайме Саске, когда вместе с иглой прилетела в спину коленка, трижды за секунду. Царапины исполосовали лицо, в ухо тоже зазвездили нехилую оплеуху, когда пятка Нидайме что-то успела задеть. Чакры сквозь ткань просачивалось достаточно, чтобы нанести рану, как от удара иглой по тому же месту, но незащищенному тенниской - не всякий шиноби так сможет.
   - Отвернешься от меня, и те двое трупы! - Пригрозил Забуза Какаши.
   - Извините Тазуна-сан, я быстро...
   - Давай, иди! - Поощряя набравшуся смелости девчонку, вытащившую с бедра кунай и метнувшую его в ледяное зеркало.
   Саске хмыкнул. Урывками соображалистый Наруто выгадал удачный момент для своего появления, совместив свою атаку с выпадом напарницы. Кунай Хаку поймал, а вот брошеный сюрикэн чуть ему в шею не угодил, выполнив задачу и разбив зеркало, откуда частично высунувшийся Хаку, исчезнувший из остальных своих творений, тут же вывалился. Ожидания оправдались - это скорость. Скорость, много превосходящая шаринган с одним томоэ.
   Дымовая шашка разразилась громкой тирадой:
   - Агу, ну вот я и пришел!! Главный герой всегда появляется в последний момент и всегда побеждает, всех спасая!!
   - Хаку?!! - Требуя объяснений сбитых им сюрикэнов, отправленных Забузой в Наруто.
   - Забуза-сама, позвольте мне разобраться с ними самому... - просительно.
   - Ты все такой же мягкий... - осуждая юного напарника.
   Пока они базарили, Нидайме встряхнул руками, возвращая контроль над конечностями. И с двух рук метнул восемь сюрикэнов по зеркалам - еще не все потеряно! Уже девять из шестнадцати зеркал уничтожено!
   - Хей, я пришел тебя спасать! - Прыгая внутрь купола с пусканием чакры в ноги. Отвлекшийся Нидайме вздрогнул.
   - Ты нафига сюда полез?! Абсолютный тупица!! - Не сдержавшись, заорал Нидайме Саске.
   - Оглянись, - спокойным тоном раздалось со всех сторон.
   - Эй, тут чего твориться!?
   - Это ты виноват, он успел... - складывая печати огненного шара и применяя "Катон: Гокакью но Дзюцу" в сторону формирующихся зеркал.
   - Таким огнем мой лед не растопить, - отозвались новенькие ледяные зеркала, стремительно собравшиеся из осколков прежних.
   - Ксо!
   - Совсем ничего не сделалось?!! Где настоящий? - Выдал Наруто правильный вопрос.
   - Мои перемещения невооруженным глазом не разглядеть. Вам никогда меня не поймать! - Одновременно раздалось со всех сторон вместе с градом ударов и уколов, последние все доставались почему-то одному Нидайме.
   - Фех! "Каге Буншин но Дзюцу"! - Как всегда вслух, и даже синхронно со складыванием ручных печатей.
   Нидайме не успел остановить транжиру - все клоны бесславно полопались, ни один не достиг цели, а Наруто еще и пинок под зад схлопотал.
   - Подумать только, столь молодой, а уже такое дзюцу освоил... - тем временем вслух размышлял Какаши, собой блокируя ничего не предпринимающего Забузу.
   - Какое? - Тут же задала вопрос Сакура.
   - Дзюцу улучшенного генома! Такое не скопировать...
   - Я не могу умереть здесь, - заговорив, едва Хаку дал передышку, отбив очередную восьмерку сюрикэнов Нидайме. - У меня есть мечта и я должен ее исполнить.
   - Мне сложно стать настоящим шиноби, - вдруг пришел ответ.
   Саске скривился - дзюцу жрало чакру, а он языком чешет! "Ну и пусть чешет, нашим лучше" - подумав про себя.
   - Если получится, я бы не хотел вас убивать, но и не хочу сам умереть. Если нападете, тогда я смогу убить в себе доброту и стать настоящим шиноби... Мы сражаемся на мосту за наши мечты, каждый за свою. Прошу, не питайте ко мне зла. Я хочу защитить дорого мне человека, хочу работать ради него, сражаться ради него, исполнять все его мечты. Вот моя мечта, ради которой я смогу стать истинным шиноби, я смогу убить вас.
   - Саске, Наруто! Задайте ему жару!!
   - Оставь их, Сакура, - бросил Какаши, - даже если справятся с хидзюцу, самого парня им не одолеть, - утверждая уверенно.
   - Это как?.. - недоуменно спрашивая командира.
   - Хе-хе-хе!
   - У них... еще нет силы перешагнуть через себя и убить другого человека, - Саске отметил запинку. Саске уже убивал.
   - Но что нам делать, сэнсэй?!
   - Извини, я тороплюсь, - отмахнулся от девочки Какаши, открывая шаринган.
   - Ха! Опять? Больше ничерта не умеешь? - Атакуя кунаем.
   - Боишься... - останавливая ладонью, в центр которой воткнулось оружие.
   - Хе-хе, не стоит свое лучшее умение так часто показывать...
   - Гордись, ты второй, видевший дважды. Третьего не будет.
   - Хех, даже если победишь меня, с Хаку тебе не справиться! Я учил его сражаться с самого детства, он преодолеет все, у него нет сердца, он не боится смерти, - подбадривая напарника. - Настоящий шиноби - это боевая машина. Его дзюцу сильнее моих. Измененные гены - страшная сила! Я воспитал хорошее орудие, никакого сравнения с твоими недоучкам.
   - Довольно хвастовства, приступим, - выждав время на активацию и меняя открытый глаз с одного на другой, красный с тремя томоэ.
   - Хех, - разрывая дистанцию. - Я так ждал этого момента... Вот что я тебе скажу... Я никогда не попадаюсь дважды на одно и то же дзюцу, верно? Я раскусил твой трюк с шаринганом! Хаку все видел, он умен, ему хватает взгляда, чтобы раскусить любое дзюцу и придумать способ противостоять, - одновременно напуская туману.
   Речь Забузы про копирование тела, разума и дзюцу Нидайме Саске не слушал - он уже читал об этом в семейном архиве. Туман со взвесью чакры лишал шаринган его главного преимущества.
   Пока взрослые вели затихающие в тумане диалоги о насущном, Нидайме Саске и Наруто уклонялись от изматывающего их выносливость противника, прыгающего между зеркалами.
   - Ксо-ксо-ксо! Только и уклоняемся!
   - Заткнись и вставай, я не могу следить еще и за тобой. Его чакра скоро кончится...
   Донести мысль Нидайме не успел - на обоих обрушился град из игл. У Наруто они протыкали его спортивный костюм легко и непринужденно! И его одежку тоже! Напитанные чакрой льда, они попросту ломали ткань, вонзаясь через трещину в ребра, подставляемые в последний момент Нидайме Саске под иглу - все опасные зоны парализации он берег, едва-едва успевая уходить с траектории. Однотипность движений сыграла с Хаку дурную шутку - вот только Наруто выключился!
   - Аааа!! - Истошно завизжали в тумане.
   - Ксо! - Ругнулся Нидайме, еле-еле на пределе уклоняясь от очередной иглы в шею.
   - Ты хорошо двигаешься, но я тебя на сей раз остановлю, - заявил убежденно Хаку из всех зеркал сразу.
   Нидайме не стал тратить зря время на эмоции, убрав с глаз тюль "Хенге". После чего, заметив смазанную тень, он толкнулся при помощи чакры, врезаясь в Наруто и выдергивая пару парализующих игл из его позвоночника, попутно уклоняясь от атаки.
   - Так ты тоже наследник улучшенного генома... Боюсь, мне придется поторопиться завершить битву!
   Саске нутром почуял, как Нидайме перестал быть целью Хаку! "Наруто!" - сглотнул Нидайме, прилагая усилия по отстранению от боли, каждое его движение раздражало центры с воткнутыми в них иглами.
   Шодай с начала схватки остолбенел лицом на врата Хи, зря улучшенным шаринганом с тремя вращающимися томоэ и видя пустоту - башня им никак не воспринималась, создавая ощущение подвешенности в пустоте. Радиус сферического обзора едва превышал несколько метров (как раз из-за башни и распознающихся с точностью до миллиметра), только луч пробивал сотни, а точечный фокус тысячи.
   "Не успеваю!!!" - колотилась мысль в одной голове. Саске плевал на то, что противник бьет на отруб, погружая во временную смерть или паралич до того момента, как взрослый напарник всех убьет. И о приманке знал, ведь сам дал к этому повод. Саске не запрещал себе думать о дзюцу, просто он реально не успевал ни платок сорвать и взорвать, ни дзюцу применить. Он мог прыгнуть и махнуть рукой под высвобожденным в кровь огнем, но куда и против кого, если он не видит противника?! Нидайме не справится с "Катон: Хосенка Тсумабени" и мерцанием спаренного хидзюцу, чтобы перекрыть всю область возможных атак. "Боязнь смерти?! Боли???" - колотилась мысль в другой голове. Саске сам себя специально загнал в ловушку - он убивал, но сможет ли защитить?.. Внутри родился гейзер из чувств, вложенных в один порыв - УВИДЕТЬ!
   С проткнутыми веерами на кистях и запястьями Нидайме отбросил Хаку ударом нинтайдзюцу "Нинпо: огненная длань" по плечу, приняв два пучка из восьми игл в шею и туловище, отрешившись от боли в ранее проткнутых коленях, икрах, бедрах и локтях с плечами. В шею и сердце не попал - шустрый враг увернулся.
   - Ц-ц-с, вечно ты путаешься под ногами, - говоря чакрой для Наруто, ибо шея блокирована и по другому говорить нет возможности. Не вовремя очнувшийся нечаянно задел при перевороте одну из игл в его ноге, вызвав острую болезненную волну, едва не свалившую с ног.
   - Саске!! Ты...
   - Ну и морда... - щедро харкая кровью и косясь на Наруто. Нидайме не мог сдвинуться с места - тело от боли не слушалось. - Действуй же...
   - Почему? Ты спас меня... - обращаясь только к Саске, и не подумав смотреть на пошевельнувшегося Хаку, приходящего в себя после удара.
   - Пфф... я тебя терпеть не мог...
   - Но... Почему? Почему меня? Я не просил о помощи! - Резво вскакивая ежиком.
   - Это не важно... - заваливаясь на спину. Иглы на спине прошили тело насквозь, с расчетливостью Хаку минуя важные органы и сосуды. И только одна, последняя им воткнутая игла из-за нанесенного волосам оскорбления преодолела черту, проломив подмороженную ткань и войдя в грудину точно в области человеческого сердца. - Тот человек... ниисан... говорил, что не умру, пока с ним не сражусь... - скапливая чакру в голове. - Живи, Наруто... - с трудом подбирая правильные слова.
   Оба потока сместились в падающее тело Шодай, давая Солеану рулить чакрой Нидайме и снимать свою статистику... Перенапрягшийся Саске потерял сознание, веря в способность Солеана, случись критический момент, защитить всех на мосту.
  
   *** Солеан
   Хаку чрезвычайно похож на Саске, усыновитель мыслит его своим орудием, как я когда-то давно. Душещипательная история про убийство отцом матери и попытку прикончить сына потрясла Наруто точностью сравнений и схожестью персонажей. Наруто-Саске-Хаку. Таких сиротских судеб десятки в Мире Шиноби, но личностные подвиги встречаются у считанных единиц, у героев. Хаку показал Наруто пример героической смерти, второй подряд, приняв на себя предназначенное Забузе "Чидори" Какаши.
   Бушевавшие на недостроенном мосту эмоции зашкаливали, маятник чувств угрожающе колебался между позитивом и негативом, смешивающимися в дикое ассорти... и чего уж греха таить, весьма лакомое.
   Наруто переживал самую страшную в своей жизни стрессовую ситуацию, оказываясь бессильным что-либо сделать, не желая становиться сильным увиденной ценой, не желая быть сильным и похожим на Забузу. Он лил горючие слезы как Сакура, помнящая правило идеального шиноби номер двадцать пять: "Шиноби никогда и никому не должен показывать слез. Он всегда обязан думать только о своей задаче и сердце его должно быть вырезано из камня". Девушка тоже оказалась абсолютно никчемной, потеряв свою любовь так и не вступив в битву из-за своей задачи по охране клиента, узнавшего о всей жестокости пути шиноби. А что он хотел? Шиноби это убийцы, их обучают с малолетства. Не все способны перешагнуть через себя и лишить другого жизни, даже обучаясь нести смерть. Саске я подтолкнул, избавив от мук совести и наставив должным образом, а психически травмированный в детстве Хаку подсознательно всю грязь спихивал на напарника, и Наруто по жизни такой же добряк, всерьез обидеть или оскорбить не способный.
   Энергия смерти меняет людей. Учиха в сем достигли высшего цинизма, привязав силу своих глаз к свидетельству ими смерти лучшего друга от собственной руки - впрочем, не одни они такие в Мире Шиноби... шибко вумные.
   Тепличные Наруто и Сакура только в этой миссии впервые столкнулись со смертью, да так и не порвали струны души убийством. У одной духу не хватит убить, а второй тормоз по жизни, но это не его вина - я выделил в его чакре аж четыре составляющих! Три воли давят на бедного паренька. Эх, мне бы концентрированную чакру, чтоб выделить да вытянуть знания, преданные забвению в связи с физической смертью их носителей. Эксперимент с выуживанием всей информации из чакры клона Саске завершился удачно, это наиболее простой и дешевый для меня способ заглянуть в информ-ретроспективу энергетического сгустка, рекомого чакрой, основательно спаянной с волей владельца - у меня просто нет инструментов для проведения корректного препарирования.
   Млин, гадство, Какаши ничего не копировал шаринганом и сохранил силы, не собираясь вырубаться даже после "Таджу Каге Буншин но Дзюцу". Мне и так пришлось поторопить безмозглую ораву, чтобы отвлечь всех от тела Нидайме. Саске могу только рукоплескать, хотя я и сделал все, но полагал пробуждение второго томоэ репетицией, а оно вона как вышло. Порой приятно ошибаться и ощущать оправдавшуюся надежду, парень действительно повзрослел и сам добился вожделенного результата, пройдя иным путем, чем родственник (а ведь я подготовил еще и путь тренировок, пусть и болезненных, но все же). Пожалуй, только такой искусный и реальный противник, как мастер игл Хаку, мог такого продвинутого шиноби, как Саске, обмануть. Заморозка бывает разной, он действительно сохранил шанс на выживание, вот только нет в команде ирьёнинов, как он предположил на Сакуру. Ладно, души парочки героев я пометил, шпионский шаринган выключен, толпа разогнана ушедшим с ней Тазуной, пора прекращать скорбь над павшим бесславно:
   - Караул! Мир Шиноби заполонило поголовье ТУПИЦ!!! Будь у нас ирьёнин в команде, не упустил бы данный мне Хаку шанс... П**! Да вытащите эти чертовы чакропроводящие иглы, иначе от моего хидзюцу толка не будет, я не могу дольше сдерживаться! Ну, тупы-ы-ые! Чего рты раззявили да глаза навыкат?! Говорящая чакра внове? Вытащите Иглы!!! Или вы таки все таки хотите смерти продырявленного всюду бяки-Саске, да? Я так и знал... вот как обижусь и действительно уйду я от вас вслед за героями Хаку и Забузой... Ну, тупы-ы-ые!! Кто ж с конечностей начинает?! Из сердца выньте и шеи, да про спину не забудьте! А вот в паху и попе нет ничего, даже не думайте там шариться!!! Все, до вечера меня не кантовать, и кровь мою с себя уберите, а то обожжет... я предупредил. "Хидзюцу: Воля Феникса - Воскрешение"!
   Так, где там Саске застрял? Его выход, а он ни сном, ни духом не чешется, балбес эдакий!
  
   *** Саске
   Умиротворял плеск волн о сваи.
   Крик чаек жутко раздражал.
   Наруто вид и Сакуры лицо зачем-то умиляли.
   Какаши Оком душу прожигал.
   "Вот-ж я попал!" - роптал Саске в теле Нидайме, лежа на жестком настиле моста, а перенапряженный Шодай-то в это время мирно на пуховых перинах почивал! Кругом несправедливость. "И Солеан такое отмочил, что ж просто ж ******!" - втихую негодуя и типа принимая в подарок за пробуждение Мангекё Шарингана у Шодай Саске новую классную технику "Хидзюцу: Воля Феникса - Воскрешение". "Что же мне теперь становиться мясом на передовой?! И слышать типа "ай, сам воскреснет", да?" - мысленно без устали бухтел Саске.
   - Так и знал, что о еде забудете, - ворчливо открывая янтарно-черные глаза.
   - Саске!!! Ты живой!! - Набрасываясь. Саске едва успел выставить руки, упершиеся во что-то подозрительно мягкое.
   - Ты и вправду собралась выхаркивать для меня свой обед? - Мрачно глядя в нависшие зеленые глаза и щупая подозрительно мягкие места.
   - Саске-кун!!! - Лицо изумилось, а потом резко поменялось со счастливо-облегченного и влюбленного на разгневанно рассерженное выражение. Бац - звучно по щеке проехалась девичья ручка.
   - Э? - Хн?! - Мма...
   - Кстати, мне надеяться на сохранение вами моего секрета? Или мы все дадим Слово хранить секреты друг друга? - Сразу затрагивая щекотливую тему с напором на скорейший ответ.
   - Даю слово молчать, Саске-кун, - отвечая на испытующе-просительный взгляд с бровками домиком.
   - Даю слово... хмык... Саске, ты живо-ой-иии... - сидя в своей глупой позе и подрагивая.
   - Хатаке Какаши? - Глядя на облако в небе.
   - Я буду молчать, Учиха Саске...
   - Даете Слово? - Более взрослым низким голосом требовательно.
   - Саске живооой!.. Ы-ы-ы... - лил Наруто в три ручья и две сопли. И Сакура подозрительно зашмыгала, отвернувшись.
   - Даю... - вынужденно соглашаясь под взглядами на него.
   - Слово. Отлично! - Мелодично хлопая в ладоши и скрепляя в точности, как говорил Солеан. У Какаши тот час же выскочил дикий прищур. - И... Наруто, важно, что и ты живой... - взлохмачивая желтые волосы, отвечая крепкими объятьями (преодолевая брезгливость - сопли все равно скатятся с восстановившейся тенниски, хех, ставшей как с иголочки), вторя желудку такой же руладой. - Идемте уже жрать, мы с Наруто зверски голодны, того и гляди, съедим друг друга... или кого-то из вас двоих, кто помясистее, - привычно мрачным тоном ставя жирную точку в истории Великого Моста Наруто.
   Бац! Прилетела вторая оплеуха по второй щеке. За ЧТО?!!

Глава 26. Разговорчивость

  
   *** Саске
   Тоскливо проводившие Наруто и Сакуру ставить инициированные со вчерашнего вечера рекорды по прыжкам в длину янтарно-черные глаза уставились в пол. Теневые клоны Какаши в количестве трех штук еще раньше скрытно повели Тазуну, выведшего на строительные работы все мужское население своей деревни.
   - Этот разговор между нами долго зрел, Учиха Саске, - приглашая сесть за стол, прибранный ушедшей вместе с отцом и сыном Цунами. - Я не идеален во многих отношениях. Не терплю оскорблений от подчиненных и проводимых ими за моей спиной махинациях, целенаправленно подрывающих мой авторитет.
   - А он разве был? - Спокойно принимая звучный хлопок по столу от сидящего напротив одноглазого.
   - Я не люблю, когда меня перебивают, - выражая тяжесть оком и по-прежнему тихим голосом.
   - "Джигьяку", - кладя локти на стол и говоря подобной интонацией в сцепленные пальцы. Началась борьба взглядов, завершившаяся переходом инициативы. - Не прощу Хатаке Какаши этого предательства. Скажу прямо, при мне вы не проявили себя ни как сэмпай, ни как сэнсэй, ни как командир, хотя с последним я вынужден считаться. Позволю себе озвучить две народные мудрости: насилу мил не будешь; во многих знаниях многие печали. Засим предлагаю завершить этот разговор, мне следует быть рядом с Наруто, иначе он к следующим выходным так и не поскачет зайцем по деревьям.
   - Ты нарушаешь субординацию, позволяя себе слишком многое, Учиха Саске. Я не давал разрешения идти, - давя взглядом поднявшегося с места парня. Саске спокойно его принял, отвечая во всей полноте:
   - Заявляю вам откровенно - по возвращении с этой миссии я покидаю эту команду, - не печатая, как Какаши, а плавно и мелодично в подражание отцу. Поступок давно зрел, миссия с Тазуной лишь уверила в правильности - для Хирузен-сама Саске приведет неоспоримые доводы. - Я вам уже говорил, что дорожу своим временем - лимит исчерпан, вы никак себя в моих глазах не проявили, а остальных я терпеть не могу. Осознаю последствия. Талантливые одиночки, способные разово быстро скооперироваться с любой группой, тоже в цене, к слову. Не ошибусь, полагая, что Вам с самого начала попытались дать понять: командная тактика даст сбой, к нам требуется индивидуальный подход, а не ожидания у моря погоды сиречь сплачивания, но Вы не уловили всех смыслов своего назначения в команду данного конкретного состава. Хатаке Какаши, я тоже не идеален, но есть три вещи, которые несмотря ни на что будут сделаны в ближайшем будущем. Первая. Наруто будет акцентуирован на воле огня. Чакра есть воля, а концентрация есть всего лишь один из инструментов ее транслирования. Если правильно увязать в его голове, что он полновластный хозяин своей чакры, как кисти или языка, которые сами по себе принципиально не могут ослушаться хозяина, то уже через день-два он лягушкой поскачет средь ветвей. Вторая. Сакура слабачка и зациклилась на этом. Надо дать ей понять, что собраную в стопе или кисти чакру можно единовременно и точно высвобождать в момент удара конечностями, тогда после пары-тройки поваленных этим нехитрым тайдзюцу деревьев она обретет веру в себя. Третье. Нукенины Хаку и Забуза достойны быть похороненными целиком, но их оружие это законные трофеи победителей. Учиха Саске проиграл Хаку, зато была слаженная атака Харуно Сакуры и Узумаки Наруто, им теперь принадлежат чакропроводящие иглы, которые следует продать по причине неумения их использования. Кубикирибочо трофей, который будет передан Конохе. Добрая воля Хокаге-сама, тихо возвратившего Мизукаге за просто так один из великих семи мечей ее страны, даст громкий резонанс. Во-первых, налаживание добрососедских отношений и политические очки на мировой арене. Во-вторых, все, выставившие цену за головы этих нукенинов, выплатят Конохе все рьё до последнего без предъявления дополнительных доказательств, - отворачиваясь и отходя от стола.
   - И ты, мна... вот так после этого, мн, уйдешь? - В спину с сухой интонацией и хрустом суставов.
   - Если вы вновь заикнетесь о разрешении, то пародия на разговор по душам станет пародией на допрос, после такого по возвращению в Коноху вы умрете, - тихо, но с прямой осанкой.
   - Кхе-кхе! Ладно... мн, пока оставим, мна, напыщенные темы, м, твои хидзюцу и... мна, манеру речи. Один вопрос - что означает "Пип"? - Как-то скомкано вымолвил Какаши, давая на столе правый кулак в левую ладонь, от чего почему-то хрустела и прогибалась вся столешница.
   - Знаете, учиться восстанавливать клан можно и по фильмам. Чтобы не травмировать детскую психику взрослым матом его в фильмах иногда запикивают. Сакура могла неадекватно среагировать на матерое ругательство от любимого трупа, вот и... - мельком покосившись через плечо, Саске быстрее звука вылетел из дома архитектора.
   Вихрем пронесясь по скатам крыш жилых домов и сараев, Нидайме Саске заделался хвостиком Тазуны.
   - А, это ты Саске-кун... - ненадолго отрываясь от втолковывания на повышенных тонах чего-то важного прорабу с двумя бригадирами по бокам.
   - Не обращайте на меня внимания, Тазуна-сан, ваша безопасность на сегодня моя забота, - сглотнув со стуком в ушах и выпрыгивающим из груди сердцем. Никогда Саске еще так быстро не бегал в этом теле, но когда один поток сознания взялся за управление чакрой, а второй выбирал маршрут, то произошло настоящее чудо, а техника телесного мерцания, "Шуншин" вылетела из головы сперепугу. Тазуна с улыбкой тепло кивнул и вновь перешел к чертежам и своей строительной тарабарщине, существенно снизив тон.
   На краю моста, у которого осталось построить один пролет до берега страны Огня, творился шум и гам. Стучали молотки, бегали дети со скобами, болтами и ватрушками. Опытные умельцы что-то усердно втолковывали согнанным волонтерам с кривыми руками, откуда только не растущими. Ревели моторы лодок и барж, скрипели лебедки подъемных кранов, надрывно какали чайки - Саске пожалел сюрикэн на чертовку, посмевшую нагадить ему не плечо, благо по убертенниске все скатилось, не оставив и следа.
   -- Все, Солеан, теперь ты просто обязан меня просветить на эту-самую-тему в ближайшую ночь! - Требовательно заявил в своей голове Саске. Сколько можно его мурыжить?!
   -- До мусэй (прим.: см. прил. ругательства) еще несколько месяцев, но так и быть, хе-хе, уговорил.
   -- А это еще что?.. В конце-то концов, я же хочу знать, в чем прикол, а не просто тупо повторять за тобой, теряясь в догадках и реакциях... - угрюмо ропща. - Сам угораешь, а я опять в пролете...
   -- Смотри, так скоро и брюзжать начнешь, - иронично поддевая.
   -- Вот возьму и обижусь!
   -- Валяй, будем снова на тебе возить воду... - меланхолично.
   -- Бака! А вдруг бы он кинулся на меня, ты об этом подумал? Вдруг бы я не успел убежать? Вот чего, спрашивается, он ушами стал как маков цвет и взвелся своим заалевшим оком?
   -- О, потерпи уж до этой ночи, нихи-хи-хи...
   Саскин чуб весь затылок заострил, отчего вокруг архитектора шуму резко поубавилось, и все стали ходить на цыпочках вежливыми-вежливыми и работящими-работящими. Один Инари проявил отвагу и мужественно поделился с Саске сливовым пончиком - вчера вечером из пояса Нидайме целый центнер своих любимых фиолетовых слив распечатал, пока Какаши занимался рабочими моментами вне дома, где оставил генинов отдыхать.
   Поостыв, Саске, так и проводивший время полным сознанием в теле Нидайме, пока Шодай отлеживался дома на летающем острове, огладил свои индиговые волосы, заодно убедившись в наличии в отражении поданной пиалы с минеральной водой действующего "Нинпо: Хенге но Дзюцу", скрывающего от окружающих только его новоприобретенные янтарно-черные глаза, которые в данный момент реально были красными с двумя томоэ в каждом. Тюль из тонкого слоя чакры на глазах мешала. Саске задумался о ношении очков на манер Шино, тут же отбросив фиглярские вариации Солеана, показавшего всякие спиральки, стилизованное пламя и вообще что-то несусветно вызывающее, хотя был и вполне стильный вариант дизайна с темно-синими зеркальными стеклами - все оранжевые он сразу забраковал.
   Вечером молча воспринимавший Какаши Саске молча вытерпел и раздувшегося от важности Наруто, перед сном растрепавшего, какой он весь из себя крутой, а Сакура смелая, один Саске оболтус никчемный. Какаши внял доводам разума, проведя разговор и раздельную тренировку, которая уже к ужину дала впечатляющие результаты. Сакура надломила толстую ветку штормом поваленного и еще не убранного дерева, а Наруто действительно запрыгал лягушкой, правда, пока по травке. Он, одевая пижаму, даже почти уже рассосавшуюся шишку показал от дерева в двадцати метрах от себя, в которое врезался в последнем прыжке с места. Тренироваться по ночам без своего присмотра Какаши запретил строго-настрого, поэтому наетый и неугомонный Наруто в этот вечер сам весь извелся и окружающих изводил. Саске не стал разубеждать спевшуюся парочку, что он получил от начальства мегавтык за все хорошее и плохое вместе взятое. Очень-очень хотел, но отчетливо понимал, что отпирательства только раззадорят, убеждая в обратном, а просить Солеана о подсказке с этим вопросом это все равно, что признаваться ему и себе, что детство в ж** сыграло. В общем, засыпал Саске с отвратным настроением.
   Поутру взлохмаченный Саске за столом являл собой потрясающе мрачную картину - так он прятался за своей маской, не в силах ни на кого смотреть, даже совершенно обыденные предметы теперь воспринимались им совершенно иначе и в особо извращенном ключе.
   Ни о чем не подозревающий клевый чувак Наруто бодро крутанул на пальце кунай, со стуком кладя рядом со своей тарелкой, всем своим напыщенно-набыченным видом показывая, какой он нынче крутой, самый крутой парень на деревне. У Инари заблестели глазки - кумир неимоверно крут!
   - Ах, как вкусно пахнет, Цунами-сан! - Успела восхититься Сакура, прежде, чем Саске таки прорвало:
   - Наруто... - необычным для себя гулким грудным голосом. - Если ты хоть раз при мне возлюбишь свой кунай, я тебя прирежу, - на полном серьезе бессистемно ковыряясь палочками в мисо.
   - ХН?!
   Сакура наморщила лоб. Извращенные взрослые запунцевели вслед за ушами белобрысого, самый старший крякнул, уткнувшись очками в свою тарелку в поисках философского камня в ней среди отборных рисинок. Наконец-то избавившийся от своей огромной панамы Инари был незаметно одернут матерью.
   - Кхм! Наруто, лучше помолчи... кхм! - Торопливо выдал едва не подавившийся Какаши. - Мна... Саске-кун имел в виду, Наруто, мм, две вещи. За столом и в гостях оружие не достают, убери немедленно, - голос командира и его переведенный с Саске на Наруто дергающийся глаз заставили костюмированного оранжевого сглотнуть и быстро спрятать острый предмет с кольцом на рукоятке. - Мма... обычных кунаев в деревне, мн, тебе отвесят, ма, сколько унесешь... Это расходный материал, мн... как палочки, - щелкая для пущей убедительности. - Обычные деревянные выкидывают, мм, а вот свои серебряные Саске бережет, мма... В общем, подбирают с поля боя особо ценное чакропроводящее или специальное оружие, обычные кунаи и сюрикэны у шиноби не принято собирать, мна... и привязываться к ним. Я верно истолковал, Саске-кун?
   - Угум, - выдавил корящий себя за несдержанность Саске, пробуравливаемый и снаружи, и внутри.
   - Понял, Наруто? - Задавливая веком своего ока.
   - Д-да, Какаши-сэнсэй, - еще раз нервно сглатывая и смахивая выступивший пот.
   А в Саске даже еда не лезла после ночи. Ооо! Камасутра соло и полигамная с разным соотношением полов и возрастным разбросом, множество игрушек и эротических игр или игрищ, много ракурсов и куча понятий. Это помимо детального объяснения строения и функционирования половых органов девушек и юношей с обозначением главных эрогенных зон со способами их возбуждения, а так же процессом созревания плода и родами. Эффект присутствия во сне был полный, включая эхо гаммы получаемых виртуальными моделями ощущений и исключая возможности закрыться или отвернуться. Психика Саске серьезно пошатнулась от знакомства со всем спектром той-самой-темы, благо абсолютно никаких знакомых лиц, одни абстрактные и незапоминающиеся. После всего... всего увиденного, Саске стал ярым сторонником классики... и даже нервно посмеялся во сне над пошлыми шуточками, выуженными из памяти. Обстоятельно все объясняющий Солеан как всегда сумел выбрать правильные интонации и оттенки чувств, но Саске все равно было плохо и тошно, с львиной долей информации он предпочел бы ознакомиться только в виде набора кандзи и чисто для галочки.
   Утро не задалось для Наруто. День тоже - Саске для галочки ока командира лихо с места запрыгнул на высокую ветку, навернул парочку петель по деревьям и умчался к Тазуне, оставив Наруто в глубочайшей прострации.
   - Ты... ты тогда притворялся, Саске! Да?! - С непередаваемой физиономией подкатил Наруто к мрачному Нидайме Саске, пытавшемуся совладать с собой.
   - Если на чистоту, Наруто...
   "То всю ту неделю мой дефектный клон тренировал сродство с Казе, попутно приглядывая за тобой" - хотел продолжить Саске, но вовремя осекся. Вот он результат его несдержанности. Он и вправду терпеть не может ни Сакуру, ни Наруто, когда полным сознанием, да и клон, ***, на месяц вперед наобщался, ***. А с разделением на Шодай и Нидайме еще можно выносить, в особо дурные моменты сосредоточиваясь на тренировке Шодай. Тело Шодай, кстати, с утра бесцельно слонялось по Эдему - все валилось из рук, настроение ухаживать за заброшенными помидорными теплицами и огородом отсутствовало, делать другие хозяйственные дела и тренировки тоже желания не имелось. Теперь Саске лучше понимал Какаши, не имевшего никакого желания возиться с бестолковыми зверушками. Еще утром он презирал его за отсутствие собственных детей, но к обеду перестал быть столь категоричным. Суетящаяся толпа на мосту забрала на себя весь негатив, парень призадумался на трезвую голову, сумев кое-как затенить вызывающее омерзение и прочее неугодное, чтобы не мозолило ум. А решение уйти из команды номер семь действительно у него оформилось, дальше притворяться находящимся на их уровне становилось выше его сил, тройной балласт тянул на дно. Ёшану и Шикаву Саске тоже любит, изредка и издали, так лучше с Сакурой и Наруто поступить, они еще сущие дети, с которыми ему совершенно неинтересно полноценно и ёмко общаться. И оба не виноваты в его отстойном настроении, совсем не комильфо вымещать на них свои проблемы. Нидайме и Шодай одновременно сделали вдох-выдох.
   "Нинпо: Каге Буншин но Дзюцу". Рядом под круглые глаза Наруто и косой взгляд Какаши после знакомых им обоим ручных печатей в молчанье появилось два теневых клона Нидайме Саске, сразу начавших помогать накрывать обеденный стол.
   - Ты так часто пользовал свое ниндзюцу, что я его тоже выучил. Помнишь морковное поле, Наруто? Почему для обучения ты не пользуешься своими клонами? У тебя ведь нет проблем с объемами чакры, сделал пару десятков и вперед. Один что-то понял и лопнул, передав знание остальным. Так многое, конечно, можно натренировать, но не все. И вообще, почему я тебе объясняю про твое собственное дзюцу?! И почему ты до сих пор не выклянчил у своего сэнсэя улучшенную версию? - Тыкая пальцем ему в грудь, чтобы сбить с так и вертящихся на языке вопросов, и переводя стрелки вопросом и скошенными глазами. - И тогда я не притворялся. Просто дополнительно тренировал одновременную концентрацию в ногах, в руках и произвольной точке тела, чтобы успеть заблокировать внезапное тайдзюцу на подобии примененного ко мне клоном Забузы. Просто есть дзюцу, - растопыривая ладонь перед усатой физиономией, и поочередно берясь за каждый палец, - которые требуют филигранного управления чакрой в каждом пальце по отдельности. Просто я вот не хвастаюсь направо и налево, в отличие от некоторых, не будем показывать пальцем, - тыкая и тыкая пальцем под пристальным прицелом ока. - Вот колесо вверх-вниз по стволу дерева достойно хвастовства... А твои достижения - пфе!
   - Врун!!! - Тоже тыкая в ответ, больно. - И хватит меня тыкать!! Чего ты в меня все время тычешь, а?
   - А давай поспорим? Если я сейчас покажу колесо, то ты все оставшееся до конца миссии время моешь всю посуду, драишь кастрюли и сковороды, прибираешься, моешь полы, вытираешь пыль и выносишь мусор из дома Тазуна-сан, а если я облажаюсь, то я это все буду делать. Или слабаку слабо делать девчоночьи дела? - Смотря как на таракана.
   - А вот и нет! Спорим?! - Смешно шевеля бровями и усами.
   - Наруто, ты неисправимый идиот... - вздохнула довольная жизнью и своими успехами в тайдзюцу Сакура, пряча улыбку и свой интерес. Хозяева проявляли невиданный такт, со смущенной улыбкой принимая условия спора и развесив уши на секреты дзюцу. Ох, их ждала самая трудная в жизни неделя, прожитая под эгидой желто-оранжевого цвета, кое-как возюкающего половой тряпкой и оставляющего жир на посуде, и это меньшее из свалившихся на гостеприимный дом бедствий.
   Разувшись у ближайшего дерева на улице, Нидайме Саске по методу своего клона медленно поднялся ввысь, начав упор с рук и изгибая тело то на правый, то на левый бок. Спустился быстрее, вверх еще ускорился, вниз еще быстрее. Обулся. Какаши тоже был несколько удивлен упорам в две точки правыми или левыми конечностями и пластике напоследок покрасовавшегося подчиненного, с которым и словом больше с того разговора не обмолвился, не считая утренний инцидент. Наруто был вторично раздавлен - его попытка повторить с треском провалилась.
   - Вот так вот, Наруто. Придется твоим клонам вкалывать по-черному, если самому ручки марать слабо.
   Ответ Саске пропустил мимо ушей, довольный хотя бы таким развлечением.
   - Кстати, заранее извиняюсь, Тазуна-сан, Цунами-сан, и все остальные - мне не свойственна разговорчивость, я за вчера и сегодня исчерпал свой лимит слов дней аж на пять-шесть вперед, так что не обессудьте, - делая заявление уже за столом и громко замолкая. Поддерживать разговор после ночного экскурса было очень трудно, а так теперь есть худо-бедная отмазка для мрачного молчания.

Глава 27. Командир

   Хирузен оторвался от шара, поспешив созвать совет наставников команд из генинов. Дольше тянуть просто нельзя, а надежды, что седьмая команда задержится в стране Волн до самого марта, не оправдались. Хокаге уже получил весть о смерти Гато и предпринял все намеченные шаги. Будет скандал, если последний из командиров придет в день уже состоявшегося общего сбора, вернее, уже вечер. Одна надежда на то, что едва вернувшийся с миссии джонин даст Хирузену выгадать лишние полгода.
   - Я собрал вас всех по одной единственной причине, - дымя трубкой в приемном зале, сидя в кресле хокаге.
   - Извините... - примкнула к группе джонинов запыхавшаяся фигура с белой копной волос. Послышались привычные вздохи понимания с закатываниями глаз.
   - Думаю, вы и сами уже догадались, - пыхая клуб дыма.
   - Похоже, время уже пришло...
   - Иностранные шиноби уже появились, я их видел.
   - Так когда начинаем? - На разные лады тихонько зашумела группа из нескольких десятков человек.
   - Ладно, делаю официальное заявление. Через семь дней третьего дня третьего месяца начнется экзамен на чюнина! Итак... Сначала выслушаем наставников генинов последнего выпуска. Есть ли среди них те, которых вы бы хотели рекомендовать к участию? - Принципиально не смотря на белобрысого джонина, протиснувшегося вперед. - Думаю, вы это и сами знаете, только по выполнению должным образом минимум восьми заданий и получении рекомендации своего наставника, генин может принять участие в экзамене.
   - Командир команды номер восемь Юхи Куренай. Хьюга Хината, Абураме Шино, Инузука Киба - именем Юхи Куренай я номинирую их на участие в экзамене, - выходя вперед с положенным по протоколу и вообще часто применяемым жестом правой рукой.
   - Командир команды номер девять Майто Гай. Хьюга Неджи, Тен-тен, Рок Ли - именем Майто Гая присоединяюсь.
   - Командир команды номер десять Сарутоби Асума. Нара Шикамару, Акимичи Чоджи, Яманака Ино - именем Сарутоби Асумы присоединяюсь.
   Вышло еще два командира из десяти занимающихся новичками, присоединившись к даме в красном.
   - Командир команды номер семь Хатаке Какаши. Учиха Саске, Узумаки Наруто, Харуно Сакура - именем Хатаке Какаши присоединяюсь, - тяжелым тоном произнес печатнуший шаг вперед джонин.
   - Как необычно, целых четверо из десяти... - приуныл Хирузен, втянув в себя через трубку табачный дым.
   - Подождите минутку!
   - В чем дело, Ирука? - Хватаясь за соломинку.
   - Хокаге-сама, позвольте мне сказать! Может быть, я лезу не в свои дела, но все они в академии были моими учениками. Да, они все талантливы, но им еще рано сдавать экзамен!!! Им нужно набраться опыта! Не понимаю, о чем вообще думают джонины?
   - Я стал чюнинов, когда был на шесть лет моложе Наруто...
   - Наруто не вы! Вы что, хотите их угробить?! Чему они за полгода... - и заткнулся, судорожно сглотнув.
   - Вот этому, - менее чем за секунду распечатав Кубикирибочо и приставив кончик к шее.
   - Какаши, не надо...
   Хирузен сжал подлокотники, не сумев встать или произнести хоть слово. Ни его осведомители, ни партнеры ни словом не обмолвились о нукенине ранга джонин! Об одном из Семи Мечников Киригакуре Момочи Забуза.
   - Они вечно недовольны своими заданиями, - говоря поверх удерживаемого одной рукой широченного и длиннющего лезвия. - Пара-другая ранений пойдут им только на пользу. Угробить? Неплохая идея, - тем временем изъяснялся Какаши, пока Хирузен брал свои нервы в узду.
   - Ч-что? - Очень волнуясь за Наруто.
   - Шучу... Я понимаю ваши чувства, но это не ваше дело. Они больше не ваши ученики. Они мои подчиненные. Так что возлюбите свой кунай... Пользуясь случаем, - разворачиваясь и беря меч второй рукой за дырку лезвием к себе, - хочу передать сей трофей Конохе, Хокаге-сама. Миссия "C"-ранга таковой не оказалась, отчет прилагается, - кладя на стол перед представительским креслом меч и затем свиток.
   Хирузен изошелся кашлем, он был не один такой...
   - Извините, Ирука-сэнсэй, случайно вырвалось... - шагая от стола обратно в переднюю шеренгу и совершенно не чувствуя раскаяния. Он сам недавно был в шоке от только что им процитированной двусмысленной, как минимум, фразы, но сдержаться оказалось выше его сил. Какаши нисколечко не пожалел, подмечая хищную улыбку по-своему его понявшего главного экзекутора, начальника отдела допросов и пыток Конохи Морино Ибики.
   - Тихо, - выдавливая из трубки колечко и давя поднявшийся шум своим ростом с подиума. Позерский, наглый и бесцеремонный поступок Копирующего Шиноби произвел фурор. - Хатаке Какаши, я объявляю вам строгий выговор, об остальном после окончания сбора.
   - Хокаге-сама, - уважительно кланяясь. - Не сочтите за оскорбление, но прочтите, пожалуйста, записку. Дело не терпит отлагательств, я прошу разрешить мне немедленно покинуть собрание.
   Хокаге дохнул через ноздри, выполняя просьбу: "Учиха Саске намерен завтра официально покинуть команду номер семь, сейчас он пригласил Наруто и Сакуру на ужин в Чибико". Хирузен оперся рукой о стол, горя желанием узнать абсолютно все подробности, самые мельчайшие детали. Предстоит бессонная ночь.
   - Разрешаю... - говоря натужно.
  
   *** Саске
   Охвативший парня депресняк, усиленный разговором с Солеаном об особенностях жития Шодай и описанием УсВМШ (усовершенствованный вечно-великий мангекё шаринган), растворился в тепле прижимаемого к груди, а потом в жаре прижимавшегося к спине тела, в боли натруженных ног и оттянутых рук.
   Скачка на выносливость длилась от рассвета до заката. Шли напрямик и сплавлялись по попутным речкам шесть суток, преодолевая в день от полусотни километров - архитектор словно не замечал своей грузности, идя вровень с юными генинами и не ропща. Обратно двигались с кратно большей скоростью. Первой сдала Сакура, оступившаяся и подхваченная на руки Нидайме Саске, потом пал продержавшийся почти час Наруто. Пришлось остановить безумный скачь меж древесных крон, Какаши перевесил рюкзак вперед, а размазня-Наруто прицепилась к нему на спину, так же поступила и жутко стесняющаяся, но жутко довольная Сакура, клещом вцепившаяся в Саске, обуреваемого внутри настоящим пожаром. (Тело Шодай благополучно осталось лежать в доме на летающем острове, потому что половинка сознания в теле Нидайме была не в состоянии самостоятельно осилить заданный ею же темп всю дорогу от страны Волн до Конохи да еще с неудобным, но жутко приятным грузом, как-то по-особенному прижимавшимся к спине, что сильно отвлекало от дороги, но маячившее впереди оранжевое пятно наводило резкость на путь, волнистый из-за встречающихся среди лесных массивов поселков с пашнями.)
   Спрашивается, зачем так гнали?
   - Я номинировал седьмую команду на участие в экзамене на чюнина, - выкладывая на стол три формуляра с фотографиями и краткой информацией. Только и надо поставить роспись чакропроводящей ручкой.
   Нидайме Саске наконец-то по достоинству оценил диваны Чибико, обновившегося вместе с кварталом Учиха три с лишним года назад. Его личной кабинки более не стало, однако, дизайн интерьеров и цветовая палитра удовлетворяли самые взыскательные вкусы, тема вееров раскрывалась в достаточной мере.
   Пусть потные и вонючие, вымотанные до невозможности проделанным по долине самостоятельным бегом, зато вусмерть голодные и падкие на роскошь после зеленого однообразия и переплетения веток.
   Шелк и атлас, глубокие пурпурные, сапфировые, бордовые, серебряные и золотые цвета двуличневого бархата, ласкающие глаза шик и блеск, непривычному взгляду кажущиеся броскими. Но стоит посидеть и поглазеть в царящей тишине на черно-белых официантов, незримыми тенями обслуживающих клиентов, что-то деловито или праздно обсуждающих за звуковыми барьерами (пропускающими внутрь разливающиеся из оркестрового ложа мелодии) и ширмами, как приходит чувство гармонии и умиротворения или радость и веселье - все зависит от закутка, внушающего настроение. Солеану пришлось очень сильно постараться, чтобы найти во снах нужных мастеров и создать сей чудесный шедевр, привлекающий зажиточных людей совершать сделки в Конохагакуре. Чибико превратился в предоставляющий услуги в трех (средний, высший и наивысший) ценовых категориях фешенебельный ресторанный комплекс с отелем, разросшись за счет бывшей территории Учих - бизнес процветал. Элитного клиента в лице Учиха Саске Чибико осталось привечать бесплатно всего порядка полугода, однако стараниями Солеана, исподволь делящегося рецептами сырков с сырами и приведшего пайщиков в лице кланов Нара и Абураме, чьи наследники уже несколько лет неизменно отмечали здесь свои дни рождения по приглашению общего друга. После августовского намека оба главы дружественных Учиха кланов Нара и Абураме организовали картель, - к званию "элитный" добавят "почетный", оставив заведенный с подачи Ичирэ порядок.
   Наруто поначалу воротил нос от пасты, в простонародье макарон, однако распробовал и влет слопал блюдо второй перемены - там его и было всего-то для затравки аппетита перед следующим. Сидящая между парнями Сакура тоже уминала за обе щеки, умудряясь соблюдать приличия и не прижиматься к Нидайме Саске, расплывшегося и мечтающего заснуть мертвецким сном. Саске хотел выспаться целиком, отдохнуть обоими телами одновременно. Разговор сразу не заклеился: один еле палочки в руках держал, другая переживала столь близкий контакт, третий остро ревновал к успехам первого. Явление командира вызвало общее недоумение - Саске ожидал только к восьмой-десятой перемене блюд.
   - Хн? - Жуя, вопросился Наруто.
   - Какаши-сэнсэй, а он разве командный? - Радуясь появлению отвлеченной темы.
   - Да, Сакура, и я в вас верю, - улыбаясь глазом.
   Незаметно принесли порцию для новоприбывшего.
   - И больше не будет дурацких миссий, да, Какаши-сэнсэй!? - Оживился усатый, сперва проглотив с косым взглядом на соседку.
   - Если команда пройдет отборочный тур, то ей станут давать приоритетно миссии второго ранга...
   Дальше Нидайме Саске безучастно слушал краткий рассказ об экзамене. Оказывается, его учредили, чтобы углублять дружбу между скрытыми деревнями и их странами, а так же вести негласные соревнования, повышающие авторитет селений, а вместе с ним и количество прибыльных заданий, в исполнении коих заключен смысл жизни шиноби. Раз от раза придумываются разные отборочные состязания для команд, в финальном же туре всегда проводятся индивидуальные проверки среди прошедших первый тур команд, причем каждый тур может разбиваться на этапы. Заранее организаторы ничего не разглашают.
   - Саске-кун... ты разве не хочешь участвовать? - Видя, что один формуляр так и остался лежать на столе.
   - А вы двое? Львиная доля участников на три-четыре года старше нас и гораздо слаженнее, тем более до начала всего неделя...
   - Трусишь? Саске ты... ты чего вообще такой странный, а!? - Вскакивая с упертыми на стол руками. - Я должен стать Хокаге! Стать сильным пресильным! У тебя ведь тоже есть мечта! - Тыча пальцем в сторону мрачного напарника.
   - Я мог бы называть вещи своими именами, - глядя в свою пустую тарелку, - но ни к чему сотрясать умы и воздух. Экзамен на чюнина это в первую очередь экзамен на взрослость. А вот вы знаете, какие поступки можно считать взрослыми, а какие в глазах остальных сущее ребячество? Что в вас изменилось за полгода после выпуска из АШ? В быту, в навыках, в отношениях к себе и к окружающим... Есть ли рост и в чем он? Насколько приблизилась мечта и достигнуты ли промежуточные цели, если они, конечно, были поставлены?.. Готовы ли вы стойко принимать видимую со стороны правду о себе? Готовы ли работать над собой, а не только дзюцу изучать? Готовы ли нести большую ответственность, заявляя себя повзрослевшими? Я знаю ответы на все эти вопросы, - беря формуляр и витиевато подписываясь своей ручкой, - А вы? Ладно, у меня плохое настроение, не хочу и вам его портить. Приятного вечера...
   Саске провалился в вожделенный блаженный сон, едва дойдя до постели и скинув одежку. Просто сон без учебных или иных сновидений, просто сон, чтобы отрешиться от всего и вся, баламутящего голову.
  
   *** Какаши
   - Ну чего он такой странный, а!? Вечно то молчит-молчит, то как наговорит-наговорит!.. - Досадливо стукая по столу, всплескивая руками и с обиженно-непонимающей и физиономией плюхаясь на удобный диван, забирающий боль из натруженных мышц. Какаши грустно улыбнулся веком и ртом под маской.
   - Саске рано повзрослел Наруто... - смотря опущенным глазом на пустое место. - Когда-то его нисан вырезал весь его клан... Была страшная резня в квартале Учиха, уничтоженном Сандайме Хокаге... год спустя после трагедии. При помощи шарингана Итачи заставил Саске целую неделю переживать смерть своих близких от первого лица, Саске видел убийство каждого члена клана десятки, а то и сотни раз... Со своими играми в "шиноби" и докучливым фанатизмом вы мелки для него, Наруто и Сакура. Он пытается сдерживаться и не грубить, не обижать, но его терпение уже лопается - и я слишком поздно это заметил, к сожалению...
   - Да он только и делает, что... мгм!
   - Помогает, - перебивая, закрывая усатый рот рукой. - Наш разговор об оружии и дельные советы по вашим индивидуальным тренировкам это все его... Наруто, вспомни срач в своей квартире... и благодаря глупому спору с кем тебя вроде как подучили держать дом в чистоте и опрятности.
   - Он за мной подглядывал?! - Пуча глаза.
   - Дурак ты, Наруто!!! - Всхлипнула Сакура, останавливая замах. - А почему он сам это нам не сказал, Какаши-сэнсэй?!
   - Потому что в его глазах я никудышный сэмпай, сэнсэй и командир, вечно своими опозданиями не уважаю вас и мало вами занимаюсь... Он просто не хотел разрушать образ джонина в глазах генинов-подчиненных... и дал шанс реабилитироваться...
   - Я не об этом!..
   - Больно вспоминать прошлое... Он сумел как-то справиться и пережить... потерю семьи и дома... произошедшие на его глазах... Вы - шиноби, и уже видели смерть, неужели так и не понимаете, каково это?.. Саске уже убивал... убивал в гендзюцу Итачи... едва оправившись и сбежав из больницы, в восьмилетнем возрасте убил мародеров в своем квартале... а после убийства через неделю раздал бедным всю одежду погибших родственников и раздарил все комнатные цветы из квартала, потому что сам не мог за всеми сразу ухаживать... Пригласив вас сюда, Саске хотел показать всю пропасть между собой и вами, а так же... попрощаться.
   - Ч-что значит попрощаться?! - К-как это так попрощаться?!
   - Честно говоря, ваше поведение оставляет желать лучшего... Для него вы как близнецы Нара Ёшана и Шикава, но... Саске подписал, значит, решил дать последний шанс, захотел узнать ваши ответы на заданные им перед уходом вопросы... Действительно ли с вами можно иметь дело?.. Или вы все еще дети из песочницы и ничего не понимаете в жизни?.. Он все полгода пытался колкостями наставить вас и худо-бедно подстраивался под вас, а вы?.. Сакура, нельзя же так фанатеть, неужели ты не видишь, как его это бесит? Неужели нельзя подумать над тем, какая бы девушка ему понравилась, и попытаться что-то изменить в себе ради него?.. А ты Наруто... соперничество в команде это как соперничество между руками или ногами... Вы по складу характера два лидера, но голова у тела и команды одна, Наруто... и ты не дорос... признайся себе в этом и стремись это исправить... Знаешь, Хокаге это не столько сила дзюцу, сколько разум и мудрость... А у тебя и первого, и второго, и третьего кот наплакал... Наруто, Сакура... если бы все это вам сказал не я, а Саске, всерьез бы вы это восприняли, м?.. Готовы ли вы стойко принимать видимую со стороны правду о себе?.. А меняться ради мечты? И... если вам дорога с ним дружба... не напоминайте ему о болезненном прошлом... Хорошо?
   - Х-хорошо, Какаши-сэнсэй... - Д-да, Какаши-сэнсэй...
   - Мна... не огорчайтесь так... целая неделя впереди... мма... хорошенько все обдумайте, примите решение и приведите его в исполнение... Я в вас верю, команда номер семь... Ну, бывайте...
   В этот вечер Какаши вдрызг наклюкался и лыка не вязал, когда к нему домой явился Сарутоби Хирузен, вынужденный удовлетвориться детальным отчетом, в котором ряд важных ему нюансов прятался за фразой "Дал Слово", для Хокаге крайне неприятной и подозрительной.
   Из-за генина Учиха Саске джонин Хатаке Какаши переосмыслил многие вещи в своей жизни, но самую важную и неоценимую лепту внес очень яркий и реалистичный сон, в котором сын встретил отца, обстоятельно с ним наговорился, сумел понять его самоубийство, простить... и отпустить неприкаянную душу отца к матери...
   Каждый сам для себя решает проблему спасения дорогих ему людей в настоящем и будущем, спасением дорогих ему людей вот прямо сейчас или абстрактных соседей в будущем, дилемму исполнения миссии и спасения жизни друзей. Каждый сам определяет меру ответственности, которую возьмет на себя...
   Кто ты, бездушное оружие или человек?
   Мир Шиноби жесток по своей сути.
  
   *** Саске
   Отлично выспавшийся парень поприветствовал катящееся от полудня к закату солнце медленной разминкой для разгона чакры в каналах и гимнастикой с плавно возрастающим темпом до взрывной минуты, разгоняющей кровь по сосудам и сигналы по нервам.
   Очередная адская неделя завершилась в экзаменационное утро первого мартовского воскресенья. Саске весьма тяготился необходимостью прятать свое оригинальное тело. Шодай рослее Нидайме, более статен и мускулист, приятно для глаз загорел и плечист, не говоря обо всем остальном, включая объемы чакры и скорость ее восполнения. Последнее всю неделю раскачивал Нидайме, пока Шодай стоял статуей на Колосе. Зачем? Активировав УсВМШ (усовершенствованный вечно-великий мангекё шаринган), Саске по струне Солеана пытался проторить свою тропинку через веерные печати на запястьях между оригиналом и двойником, увидеть мир взглядом Шодай через окошки-очи Нидайме путем фокусировки луча восприятия через мост между телами.
   Отцовскую концепцию сын понимал с пятое на десятое, но старательно оправдывал его веру в себя, упорством добиваясь требующегося результата и смиренно достигая определенных пошаговых целей, согласующихся с его намерениями. Саске вполне удовлетворило объяснение про отсутствие навыков маскировки, если тело еще куда ни шло, то чакру в академическую бытность прикрывал Солеан. Честно говоря, парень рвался повидать мир, в Эдеме все обрыдло за годы сидения - чувство долго копилось, недавно излившись в душу. Ну, как недавно... миссия в страну Волн стала во многих степенях судьбоносной.
   - Добрый день, Саске... - мялась Сакура перед золотым кольцом в драконьей пасти знаменитых ворот Учиха, привлекающих в эти дни толпы иностранцев. Натикало два часа после полудня.
   - Привет, Саске, - понуро и в то же время по-деловому поддакнул усач, поправив протектор.
   - Ну, привет. Заходите, что ль... - ответила мокнувшая под душем индиговая голова, увеличенная на весь метровый диаметр золотой рамки.
   - Чо, прям так и заходить? - Пихая брови под протектор.
   - Дело ваше, - гася рамку вызова на передачу от него к посетителям.
   - Идиот! - Мелко дрожа. - Идем, - беря за руку и с закрытыми глазами шагая в огонь, словно в омут. Смело.
   Им открылась терраса с выложенной дорогим камнем дорогой от ворот к крыльцу и тропинками к готовящейся к цветению сакуре с двумя декоративными веерами елочек. С другой стороны посреди ровно подстриженного газона росла раскидистая слива. Две ажурные скамьи со спинками у крыльца, ведущего на огибающую приемное крыло веранду первого этажа, являющуюся балконом для второго. Несколько играющих роль сидений валунов и пара фонтанчиков, разбросанных тут и там, гармонично вписывались в общую картину. С боков терраса ограничивалась зеленой стеной из декоративной лозы с веерообразными листьями.
   Вой попытавшегося сунуться в огонь следом за розово-желтой парочкой остановил звуковой барьер - ничто не нарушило безмятежность внутреннего пространства. Криво хмыкнув, Нидайме Саске закончил омовение, мысленно приказав клону накрыть еще для двух персон, в этот момент пытающихся и соблюсти приличия, и пристально рассмотреть каждый сантиметр вокруг, и расслышать стук водяных часов с шелестом листьев.
   - Присоединитесь к трапезе? - Незаметно появляясь у ступеньки на веранду.
   - А что будет? Рамен? - Пытаясь улыбаться и тереть затылок.
   - Саске... - с трудом удержав суффикс при себе. За годы общения с Солеаном Саске к этой национальной традиции поостыл. - Экзамен командный, а у команды должен быть командир. Будешь командиром нашей команды номер семь?
   - И это... не задавайся! Я... я признаю тебя командиром, но не сильнейшим, понял?! И это я стану Хокаге! Я... - сутулясь и роняя голову.
   - Да не посягаю я на твою мечту, Наруто, успокойся...
   - Правда?! - Поднимая большие голубые глаза.
   - Правда. Я по натуре одиночка и меня не прельщает этот титул со всеми его обязанностями и волнениями. Итак, какой же будет мой первый приказ в качестве командира команды номер семь... - картинно задумавшись. - Пятьсот отжиманий? Пересчет листьев? Ладно... разувайтесь и за мной, клон уже все сготовил и накрыл.
   - Ты используешь клонов и по хозяйству? - Справившись с собой.
   - Это практично. Содержание Здания получается не в ущерб времени тренировок, - бесшумно ступая по татами мимо огромных вееров со стихотворной каллиграфией или пейзажами.
   - Ух ты-ы...
   - Наруто!
   - Надеюсь, вы оба понимаете, что раз признали меня своим командиром, то должны слушаться беспрекословно?
   - Да, конечно...
   - Угум, - отвечая угрюмо.
   - Наруто, оголи живот.
   - А?..
   - Если вы так же будете переспрашивать и зависать, то на экзамене нам нечего делать, - говоря жестким тоном.
   - Эээ...
   Наруто громко сглотнул, но задрал вверх. Под расширенные глаза обоих горе подчиненных, Нидайме Саске под управлением Солеана присел в ногах, приспустил штаны и положил руки, одну поверх другой, на вожделенную печать на боязливо втянутом дрожащем животе.
   - Ты... ты чего делаешь?.. - Заикаясь, спросил красный подопытный, испытывая щекотку и довольно странные ощущения, взволновавшие его.
   - Тебе никто не рассказывал про эту печать на твоем животе, я прав?
   - Н-нет... - протянув. Сакура благоразумно помалкивала, одергивая саму себя.
   - Тогда слушай внимательно. Вот по этой спиральке, - проводя пальцем по ней, - чакра заключенного в тебе Кьюби по мере прохождения смешивается с твоей собственной. Процесс непрерывен... Заправляйся и к столу, поедим, успокоишься, и я дорасскажу.
   Нидайме Саске с трудом себя заставил помыть руки в спокойствии, не мыля в остервенении правую кисть и ее указательный палец.
   Фаршированная рыба с икрой и осьминогом получилась обалденная.
   - Саске, это ты все... сам приготовил? - Осторожно пробуя маленькую порцию.
   - Клон умеет то же, что и я. Приятного аппетита.
   - Приятного аппетита, - на два голоса спохватились гости.
   Саске с легким интересом наблюдал иллюстрацию переживаний Наруто на его живом и подвижном лице, то и дело косящимся на руку, то и дело трогающую живот и отдергивающуюся от него.
   - Саске, а откуда ты столько всего знаешь? - Быстро насытившись, полюбопытничала Сакура, украдкой бросавшая взгляды на дубовый кухонный гарнитур, смотревшийся скромно и со вкусом, по мнению Саске.
   - Клоны умеют читать. Если перед сном много прочитать, то головная боль быстро вырубит сознание, поутру останется мигрень и куча прочитанного. Наруто, готов дальше слушать?
   - Д-да... а ты ничего не испортил, а?
   - Все нормально, Наруто, - улыбаясь и продолжив насыщаться.
   - Раз поел и готов, то слушай дальше, - нарисовался клон Саске, сев напротив своей благородно кушающей копии. - Твое быстрое заживление ран и синяков происходит из-за циркулирующей в тебе чакры девятихвостого. Проблемы с контролем чакры проистекают из-за разности эмоциональных потенциалов. Ты добрый, а демон злой. Проявляя свою волю, ты подчиняешь себе чужую чакру, растворенную в твоей собственной, и можешь ею пользоваться, как родной. Когда ты разозлился на мосту, чакра Кьюби откликнулась на твои эмоции и потекла быстрее, изменяя твое тело - усы, когти, узкие глаза, мгновенное заживление ран средней тяжести. Чем больше ты берешь таким образом чужой чакры, тем крепче должна быть твоя воля, чтобы ее контролировать, иначе она возьмет верх над тобой. Полного подчинения твоя печать не допустит, но потеряв над собой контроль, ты успеешь навредить своему телу и окружающим тебя людям до того, как сработает механизм блокады. Еще ты должен помнить, что с течением времени печать слабеет. Если твоя воля не будет все время крепчать, Наруто, то лет через пять ее изнутри сломают, и Кьюби подчинит себе своего носителя. Тебе не рассказывали об этом потому, что ты мог испугаться собственной чакры и насовсем перестать ею пользоваться... но ведь ты уже взрослый, тебе пора больше о себе знать. Вспомни свою клятву кунаем, Наруто. Чакра, как и кунай, обоюдоострое оружие, куда направишь, того и порежет. Чакра это инструмент, руки тоже инструменты - ты ими можешь погладить зайчика, а можешь убить. Наруто... не чакра определяет, каков человек. Вспомни Ёшану и Шикаву...
   - Ты их навещал, кстати? Нет?! Я был о тебе лучшего мнения... - сокрушаясь отрицательному мотанию повешенной на грудь головы.
   - Старшие близнецы Нара хотя и чувствовали заключенное в тебе зло и ненависть, но ты смог показать им самого себя, близнецы увидели, каков ты на самом деле, и скорешились с тобой в твоих проказах, приняв тебя таким, каков ты есть. Видели и ощущали скрытое в тебе грозное оружие, но ты его не доставал и не пугал их, а играл и дружил... когда-то... и забыл...
   - Я к ним обязательно загляну, клянусь! Я их не забыл... просто... просто...
   - Не забудь захватить их любимые конфеты с печеньем и нугой... И, Наруто, учись владеть своим оружием. Чтобы не случилось, ты главный. Понял?! - Посылая клона мыть посуду и убирать со стола.
   - Аа... п-понял.
   - Кто главный?
   - Я... я главный...
   - Это твой козырь, Наруто, для самых критических случаев. И еще одно... Кьюби заперт в твоем Внутреннем Мире. Есть способы туда попасть самостоятельно, по собственному желанию и воле. Попав туда, не бойся - ты абсолютный хозяин того места, своего внутреннего мира. Попав туда, ты сможешь общаться с Кьюби, поначалу как с возможным захватчиком. Скорее всего, большой и ужасный девятихвостый демон будет сидеть за решеткой в камере или клетке, запертой печатью. Пока ты не перестанешь бояться находиться рядом и не вестись на его посулы и угрозы, пока не сможешь диктовать свои условия, не приручишь зверя... не открывай решетку, не выпускай. Надеюсь, ты понимаешь, что приручать можно кнутом, а можно лаской, что разумные поддаются перевоспитанию... а?
   - ...
   - Не слышу.
   - Д-да... понимаю. Я его обязательно приласкаю!! И он станет добрым демоном! Я справлюсь, ведь я буду Хокаге! - Что-то решив для себя и ожив прямо на глазах.
   - Будешь, будешь, как подрастешь. А теперь умываться, чистить зубы и бежать на экзамен... - Лукаво подмигивая впавшей в ступор Сакуре.

Глава 28. Первый этап экзамена на чюнина

  
   *** Саске
   Явившись к главному входу в корпус АШ, парень сразу заподозрил подвох - вокруг собрались спиральные протекторы. Памятуя о ежегодных перестройках академии и запутанности лестничных межэтажных переходов, Саске унял порыв оббежать здание и подняться в триста десятую аудиторию напрямик вместе с иностранцами. В это время обдуваемое ветрами тело Шодай вновь несло свою вахту на Колосе, успешно концентрируясь на всем, зримом телом Нидайме.
   Он готовился, однако реальность переплюнула ожидания. Саске не мог сказать однозначно, нравилось ли ему идти лидером двух хвостиков позади, или нет. Отношения в команде и к команде изменились с искренней непосредственностью Наруто, вроде как признавшего в сопернике командира. Саске не понимал, как там у него чего искривилось в голове, но усатого обуревали разнонаправленные эмоции, внутри шла нешуточная борьба, особенно по дороге от Здания к АШК, когда он все еще осмысливал услышанное. Стоило ли выдавать на-гора перед экзаменом? Солеан считал да. Самого Саске дергал мандраж, нести ответственность за кого-то ему внове, как обладать определенной властью над ними. А еще что-то непонятное колыхнулось у него в груди, когда Сакура осторожно взялась за его руку. Саске принял, пожал и распрямил ладонь, молча давая понять нежелательность - его кисть понятливо отпустили, отступив назад. Робкое пожатие напомнило о безумном скаче средь ветвей - уши предательски заалели. Парень был не готов к стремительному развитию близких отношений ни телом, ни разумом, а еще сюда примешивалось командирство - гремучая смесь с трудом подавилась волей близь конечного пункта.
   - Ха! Такой слабак и хочет сдавать экзамен?! - Заехав в ухо толстобровику, павшему на пятую точку. - Даже и не думай! - Насмешливо щуря глазки на лице с дурацкими полосками пластыря на подбородке и щеках. - Мал ты еще для этого, - продолжал лохматый чувак с двумя рукоятками непойми чего за спиной.
   - Да-да! - Поддакнул второй с мини-версией маски Какаши, доросшей лишь до нижней губы.
   - Пожалуйста, пропустите нас, - смело шагая. Бац! И ее валят оплеухой резко взметнутой рукой, не пуская в аудиторию, перед входом в которую собралась приличная толпа генинов Конохи, среди которых троица новоприбывших оказалась ниже всех.
   Саске ощутил направленные в спину знакомые взгляды теперь уже его подчиненных и еле удержался от передергивания плечами. Груз незримой ответственности уже давил, но парень готовился и умел в меру сил и способностей сносно справляться с эмоциями - Солеану всегда мало, он редко когда удовлетворен успехами сына, вернее, редко показывает это ему. "Ясно, Шино и Шикамару оказались поумнее" - подумал Саске, но нисколечко не пожалел о выбранном маршруте, понимая, соклько времени предстояло бы мариноваться среди иностранных и своих бугаев и бугайш.
   - Какой ужас... - пискнул какой-то устрашенный недоросль, возмечтавший о луне с неба.
   - Ужас? - Чуток приоткрывая левый глаз, что смотрелось почти столь же выразительно, как получалось у Какаши. - Ну знаете...
   - Мы же для вас стараемся. Экзамен на чюнина не детские игры, - вещая другими словами речь Какаши в Чибико. - Даже мы его уже три раза подряд сдать не можем, - вещал подставной элемент под "Хенге", вешая лапшу на оттопыренные уши. "И куда смотрит Хьюга? И, кстати, чего это он без Хинаты" - подумал про себя Саске и сам же ответил себе. - Мы видели и тех, кто надорвался на экзамене и ушел из шиноби, и тех, кто просто погиб на нем, - запугивала парочка толпу. - К тому же чюнин - это командир отряда. Провал миссии, гибель напарников - он отвечает за все. Детишкам вроде вас нечего делать на экзамене!!! - Зрачок довольно проводил парочку трусов, втихаря смывшихся подальше.
   - Поэтому мы просто отсеиваем тех, кто все равно не сдаст. Что в этом такого? - Невинно выпуская пугающую энергию из тела.
   - Разделяю вашу точку зрения, - сложив руки в карманы, продефилировал красавчик Саске в пламенеющем галстучке между толпой и подозрительными элементами. - Играйтесь дальше, а мы пойдем...
   - Это он о чем? - Спросил кто-то из наголову выше Нидайме.
   - Понятие не имею, - ответила худющая хворостина, выставляющая свои острые ключицы и плечи на всеобщее обозрение.
   - Так ты заметил... - криво ухмыляясь.
   - Мальчики, - пытаясь за сарказмом, в том числе, скрыть свой мандраж. - Я б на вашем месте понапустил бы химер по коридорам и крови побольше, целыми веерами по стенам и потолку. Бу! - Поворачивая голову к стоящим слева говорунам. - Хех, безусая братва! Берите пример с уже усатого - идет себе и в ус не дует! - Кивая в сторону очнувшегося от раздумий Наруто, выразительно покрутившего головой. - Сакура, ты ведь их раскусила?
   - Что?
   - Ну, ты ведь у нас отличный аналитик и много знаешь...
   - Хе-хе, конечно, раскусила, - приободряясь. - Нам надо на третий, а тут гендзюцу на табличке.
   - Ага, - поддакнул выдавивший свою фирменную лыбу непонимания происходящего.
   - Хмм, неплохо... но гендзюцу это еще не все!! - Намереваясь заехать ногой по физиономии.
   Но тут вмешался мстительный зеленый человечек, подстриженный под горшок, остановив оба замаха ногами. Лохматик неудачно шлепнулся на пол, Нидайме Саске усилием чакры остановил ногу в сантиметре от захвата и резко отдернул назад, не дав себя коснуться руками со сконцентрированной в них чакрой.
   - Фьюю... - выдохнул зеленый чел в сторону шустро поднявшегося неудачника, поспешившего скрыться с товарищем за дверьми охраняемой двести седьмой аудитории.
   - Эй. А как же план не привлекать внимания? - Обратился Неджи к хмурящему толстенные брови напарнику.
   - Ну...
   - О, нет... - вздохнула их напарница.
   - Привет, Сакура-сан! - Подкатывая к девушке Саске, от такой наглости в кои то веке впавшего в ступор. - Будь моей девушкой! Я всегда буду тебя защищать! - Улыбаясь сверкающей белозубой улыбкой и показывая клевый жест правой рукой с оттопыренным вверх большим пальцем.
   - Ни-за-что. Лучше сдохнуть, - отвечая мрачно и косясь на Саске.
   - Эй, ты... Учиха Саске, все выпендриваешься со своим платочком? - Неджи был в своем духе.
   - А ты, Хьюга Неджи, все учишься заплетать косу? - В тон.
   - Пфф, - воротя породистые глазки.
   - Хе-хе, какой милашка, - состроила глазки Тен-тен.
   - А как же я? - Недоумевал Наруто, с которым никто из знакомой троицы и взглядом не пересекся.
   - Наруто, Саске, идем?!
   Не дожидаясь реплики решительно тряхнувшего блестящими черными волосами толстобровика, девочка схватила за руку обоих своих парней и потащила вслед за рассосавшимися в поисках перехода на третий этаж к триста десятой.
   - Ксооо... - понурился Наруто, переключенный с демона-лиса в себе на читаемое в чужих презрение к себе.
   - Эй, полегче, - буркнул Нидайме Саске, позволяя себя увлечь и отвечая на поглаживание большим пальцем. "Черт подери!" - мелькнула мысль, предвещая высыпание краски на ушах.
   Не успела команда далеко заглубиться в поиски:
   - Эй, темноволосый.
   - Чего тебе?
   - Не хочешь ли ты сразиться со мной прямо сейчас?! - Спрыгнув вниз и надвинув свои толстые брови едва ли не к ноздрям.
   - Хочешь вспомнить былое? - Изгибая бровь и отвечая интонацией согласия. За месяцы с протектором движение не потеряло своей выразительности.
   - Да, к тому же...
   - Неет, только не это!
   - Муа, мой ангел! - Посылая воздушный поцелуй с совершенно непередаваемым выражением лица, всегда неадекватно воспринимаемым Сакурой, с трудом уклонившейся от фуиндзюцу-прикола в виде прилепляющегося сердечка.
   - Не отвлекайся, Ли-кун, или будешь бит...
   - Посмотрим, - тут же вытягиваясь и приглашая к бою своей перебинтованной рукой.
   - Стой. Я с ним разберусь. Пяти минут хватит, - смело заявил никем не замечаемый Наруто.
   - Ну, пробуй, - пожал плечами Нидайме.
   Естественно бросок усатика остановили тычком одной руки, отбросив в сторону. Саске зрил - через обычные глаза Нидайме Шодай своим пробужденным УсВМШ смотрел на мир как обычным трех-томоэшным шаринганом, для большего Нидайме требовалось активировать пока еще двух-томоэшный шаринган.
   - "Коноха Реппу", - бросил крутанувшийся на согнутой левой ноге Рок Ли сбил с ног вскочившего Наруто, закрутив того словно черепаху на спине.
   Тельце шумно шмякнулось о стену и сползло по ней, переживая поражение.
   - Скажу вам вот что, - грозно хмуря брови и опустив уголки рта вниз. Свет мелькнул на служащем пряжкой протекторе поверх красной ткани. - Вам не победить меня, потому что сейчас я сильнейший генин скрытого листа.
   - Хех, покажи мне, на что ты теперь способен...
   - О! Саске, но всего менее получаса осталось до экзамена!
   - Не вмешивайся, - бросаясь вперед. У Саске были проблемы с тайдзюцу, в АШ давали только основы, а Рок Ли тщательно скрывал свои умения. Сейчас он подучился - один прием Саске уже слямзил.
   - Начали! "Коноха Сенпу"! - Сходу атакуя без предварительного обмена приемами рукопашки.
   На Нидайме посыпался град ударов ногами. От одного, прошедшего сверху, парень уклонился, второй заблокировал, а третий пробил защиту, отбросив его назад.
   - С... - и сдержалась, за что преодолевший смущение Саске ей поощрительно подмигнул активированным шаринганом, дающим скорость реакции. Видеть он увидел и скопировал, но увернуться не успел. "Здорово!" - ухмылялся Саске, при помощи УсВМШ Шодай сразу откладывая в своей памяти расклад нехитрого тайдзюцу для собственных нужд. "Нидайме сходу не потянет" - мелькнул предварительный вывод.
   Парень чуял более сложную технику - вторым рангом его не одолеть. Раз увидев, больше не попадется. И точно! Вместо обмена ударами Ли подкатился снизу - Нидайме еле успел сцепить напитанные чакрой зубы. Бдж! Удар левой ногой пришелся снизу вверх по подбородку, с недюжей силой подкидывая вверх - зубы обычного человека мигом раскрошились бы или потрескались, а шея сломалась.
   - Хн? - Пришел в себя Наруто, потирая ушибленную щеку. - Саске!!!
   - "Каге Буё"! - Подпрыгнул снизу Рок Ли, уподобившись танцору в тени силуэта противника, ставшего листом, зависшим в воздухе под потолком. - Все мои приемы простое тайдзюцу, тебе не нравится? Слишком просто, да? Говорят, шаринган видит насквозь все дзюцу. Гендзюцу и ниндзюцу можно мгновенно отражать, вкладывая ки в формы ин, стоит лишь разглядеть, - отрываясь за ненастное отношение в АШ. - Но с тайдзюцу все иначе! Тело должно иметь реакцию и силу, глаза бесполезны, когда тело не поспевает... - вещал Рок Ли давно уже прописные для Саске истины. - Знаешь, люди делятся на гениев и трудяг. Ты - гений, наследник клана Учиха, а я простой трудяга, овладевший только тайдзюцу, - путал понятия подстриженный под горшок. Знал б он, в каких тренировках себя истязал Шодай Саске! Парень оскорбился. - Мое абсолютное тайдзюцу наихудший противник для твоего шарингана. И сейчас я это докажу... докажу, что труд способен превзойти гениальность! - Не способный двигаться Нидайме имел свое мнение на сей счет: и на труд с гениальность, и на свою заторможенность.
   О том, что парный шаринган дает телу скорость, клан Учиха особо не распространялся, или наставник толстобровика "забыл" об этом ему сказать. Но Саске передумал выпускать чакру позвоночником в упершиеся в него пальцы и захотел продолжения приема, однако большая красная черепаха испортила всю малину:
   - Довольно, Ли! - Прерывая технику, дернув за бинт, которым хотели обмотать галстучного задаваку.
   - Ты в порядке, Саске? - Подскочила Сакура к неловко упавшему из-за неожиданности прерывания дзюцу и торможения процессов из-за ожидаемой боли.
   - А то!.. - Заодно подмигивая очумелому Наруто, впечатленному "проигрышем" командира.
   - Так вы все видели... - пораженчески.
   - Ли, это запретное дзюцу!
   - Простите, я просто...
   Нидайме кивком головы направил взгляд Сакуры на Наруто, переживающего культурный шок - черепаха-сэнсэй?! Сакура нервно хмыкнула, поднимаясь вслед за командиром.
   - Но второй-то я использовать не собирался!
   - Эй-эй, это же черепаха, да? Да? - Неожиданно нарисовался рядом Наруто. Он умел так. Только что там, а потом здесь. - Как она может быть сэнсэем?
   - Контрактная живность часто бывает говорящей... - пояснил Нидайме Саске. - Сходи на досуге в библиотеку, а? - Наруто надулся.
   - Думаешь, - тем временем читала нравоучения черепаха, - отделаться простым извинением? Ты же знаешь, чего может стоить шиноби преждевременное раскрытие своих тайных дзюцу? Хватит оправданий. Готов принять наказание?
   - Да... - понурился зеленый человечек.
   - Тогда вот он я!
   Появление и "крутая" поза Майто Гая, образовавшегося из облака на панцире черепахи, шокировали всю команду номер семь. Еще толще брови, еще зеленее костюм, сидящий в еще большую обтяжку во всех местах, еще более сверкающие волосы и мужественные формы надушенного лица.
   - О, да!!! Я вижу, - смотря через кружочек из пальцев, - в вас горит пламя юности!!
   Саске единственный сдержал комментарии свои и хохочущего в голове Солеана, уж больно они были скрабезные, для детский ушей неприличные.
   - Эй, хватит смеяться над Гай-сэнсэем! - Сжал кулак гакусэй.
   - Да пошел ты! Развелось тут чокнутых!! Что и удивиться нельзя?! - Пошел в атаку легко заводящийся Наруто.
   Дальнейший дурдом Нидайме Саске прохлопал глазами. Ударил и потом полез обниматься с заплакавшим учеником? У-у-ужас!!! Благо Сакура сделал втык желтому напарнику, а то б Саске ему вдарил промеж глаз, чтоб не засматривался и не вздумал пример брать!
   - Эй, ребята! Как там поживает Какаши-сэнсэй? - Обратился зеленый человек к троице.
   - А он вас знает? - С трудом шевеля языком и смотря расфокусированным взглядом.
   - Да, нас называют "вечными соперниками"! - Гаркая из-за спины. Только Нидайме был готов к такому финту. - Полста побед и сорок девять поражений...
   - И когда он... - выпучил глаза Наруто. Сакура вздрогнула и постаралась побороть страх.
   - Я сильнее Какаши! - Произнес любитель клевых поз со сверканием зубов.
   - Видите, Гай-сэнсэй лучше всех!!!
   Сдержав крепкое словцо, Нидайме Саске схватил напарников за руки и мгновенно применил заготовленный ослепительный вариант "Шуншина", чтобы смыться от *** прямиком к засеченной по скоплению энергий триста десятой.
   - Это "Шуншин но Дзюцу", - поспешил виновато разъяснить парень очумело схватившимся за его руки. - Я больше не мог выносить зеленого извращенца, - передергивая плечами.
   - Я тоже, - с облегчением. Сакура удивилась, но не испугалась - прогресс на лицо.
   - Интересно, нихи-хи, а на него мое секси-дзюцу подействует? - С коварной улыбочкой, но руку не отпускал, пока Нидайме сам не высвободил. - А ты ему специально уступил, чтобы скопировать дзюцу, да? - Став серьезным и чуточку обиженным на вселенскую несправедливость улучшенного генома.
   - Да, и у тебя тоже улучшенный геном, связанный с колоссальными объемами чакры, сейчас уже сравнимыми с нынешним Хокаге, не куксись. Ну, не дрейфте, идем, - входя в аудиторию, из которой сразу обрушилась гудящая шепотом волна.
   - Правда?! У-ух ты... - Ничего себе... - удивляясь сразу всему. На фоне первого второе показалось не столь удручающим.
   Саске уже знал, с чем столкнется. Огромная аудитория широких парт на пять человек, выстроенных на горизонтальной плоскости, а не наклонной, в три длинных ряда по дюжине в каждом - перед входом оставалось прилично места на еще пару комплектов стол-скамья в каждый ряд. Зал был битком набит народом лет шестнацати-восемнадцати, попадались и более зрелые или побитые сражениями лица, уже обзаведшиеся шрамами от чакры на всю жизнь. Каких только типчиков не попадалось, страх как обряженных, измалеванных краской или тату, накрашенных и надушенных так, что вентиляция загибалась от натуги - на окнах барьеры, не открыть. Пестрая толпа недобро покосилась на вновь прибывших, скривившись в презрении.
   - Саске-кун!! Опаздываешь! - Повисла на шее со спины блондиночка. Нидайме удержал равновесие, за маской мрачности скрывая волнительные прижимания упругих мест к спине. - Я тааак давно тебя не видела! Соскучилась - страсть как! - Чуть ли не орала в самое ухо девица.
   - А ну отойди от Саске, Ино-свинина!!! - Приревновала Сакура.
   - О, смотрите-ка, Сакура... Лоб все такой же страшный...
   - А ну повтори!
   - Бе-е-е...
   - Фу, слюнявая, слезь с меня! - Извернулся Саске из объятий, видя, как закипает розовая. - Ну и манеры...
   Сакура аж просияла, высокомерно смерив глазами опешившую соперницу. Но Саске заметил, каких трудов ей стоило не показать язык в ответ и вообще удержать его за зубами.
   - Что, тоже приперлись на дебильный экзамен? - Хмуро.
   - О, трое придурков!
   - Чавк... - зажевав чиспину.
   - Не называй нас так, достал... - неприветливо зыркая на Наруто.
   - Привет, Шикамару, - крепко пожимая таки вынутую из брючины ленивую руку.
   - Здоров, Саске...
   - А ты чего это в уши взрывчатку заложил?! - Намекая на колечки.
   - Кх...
   - А, вот вы где! - Выруливая откуда-то сбоку.
   - П-привет, Н-н-н-наруто-кун...
   - Так-так, похоже, все в сборе... - Рраф! - Тявкнули с капюшона, дрыгнув хвостом.
   - Аа... и вы тоже здесь...
   - Привет, Шино. - Саске приветствую.
   - Ясно, допустили почти половину из новичков... - подмечая Неджи, высокомерно ютящегося где-то поблизости вместе с понурым толстобровиком и улыбчивой Тен-тен. - Интересно, сколько сдадут, а, Саске-кун?
   - Пфф, больно ты смел, Киба, с чего бы?
   - Мы многому научились и зададим вам жару, вот увидите, хе-хе! - Хвастался лидер восьмерок.
   - Ничерта подобного! С..с нами у вас ничего не выйдет! - В своей манере. Саске отметил запинку, с непонятным для себя чувством выделив работу над собой. Малец отжил свое, проклюнулся более взрослый. Еще недавно он бы прокричал нечто другое, выпятив себя и задвинув его, своего соперника. Это достойно поощрительного взгляда, незамедлительно брошенного и замеченного. Хоть и не хотелось, но стоило закреплять командный дух - впереди ожидаются трудности, а Саске взял ответственность... ради себя...
   - Извини, Наруто-кун, - робко обратилась Хината, тыкая указательные пальчики друг в друга. - Киба-кун не это имел в виду...
   - Эй, вы там! Ведите себя прилично, - откуда ни возьмись рядом с шумной группой малышни последнего выпуска АШК нарисовался представительный очкарик, немногим возвышающийся над на год старшими Неджи и Ли. - Зеленые новички, ишь раскричались, как карапузы на переменке. Тут вам не классный пикник, - сверкая стеклами очков.
   - А ты кто вообще? - Хамовато спросила уязвленная Ино.
   - Кабуто. Но вы оглянитесь сначала, - ухмыляясь.
   Злые взгляды давно прожигали Нидайме, отважно отворачивавшего остальных к себе лицом и к ним спиной.
   - У некоторых шиноби короткое терпение, - одновременно издеваясь (кандзи "терпение/нин" часть слова "шиноби/ниндзя") и предупреждая. - Все тут на нервах, не стоит злить... Ладно, ничего не знающие новики, вам простительно, сам таким был.
   Нидайме Саске, поощрив добытчицу информации, самоустранился в наблюдатели. Информационные карты с ключом-чакрой ему были еще не знакомы, хотя принцип действия оказался столь прост, что Саске укорил себя за малое внимание к фуиндзюцу. Он освоил печатный лист формата А5, нанося чакрой книжный объем текста за десять секунд с напряжением и за тридцать в расслабленном виде, научился простому призыву предметов, освоил запечатывание в свитках чакры, произвольного объема веществ или предметов, и на этом успокоился.
   Всего на экзамене принимают участие 153 генина: 30 из Сунагакуре, 21 из Амегакуре, 15 из Кусагакуре, 12 из Такигакуре, 72 из Конохагакуре, 3 из Отогакуре. Состав стран раз на раз не приходится исходя из политических реалий - это парень итак знал от Солеана, следящего за политическим раскладом и прочими вещами, от которых Саске был совершенно далек. По совету отца Саске поинтересовался карточкой Гаары из скрытого песка и пронаблюдал ловкое тасование колоды с выуживанием с первого раза нужной - навыки разведчика не укрылись от пристального взгляда, заподозрившего в четвертый год подряд сдающем неладное. Откуда у него информация о новичке, впервые (по словам Солеана) пришедшим?
   Не понимающий и половины сказанного Наруто аж весь обзавидовался, узнав, что Гаара выполнил кучу заданий второго ранга и ни одного первого! И даже одно третьего! А им, команде номер семь, последнюю миссию не засчитали, оставив по документам как оплаченную "C"-ранга - обидно!
   Саске видел охвативший напарников мандраж, но предпринимать ничего не стал, ибо сами должны справиться.
   - Меня зовут Узумаки Наруто! Я вам всем покажу, где раки зимуют!! Я стану Хокаге, все всё поняли?! Поняли, да?!! - Проорав, что есть мочи.
   - Хех! - Хмыкнул Саске, одобрительно похлопав по плечу напарника.
   - Ааа! Сразу полегчало, - от уха до уха улыбаясь во все тридцать два почищенных зуба и чхая на всех.
   Сакура что-то хотела настучать по желтобрысой башке, однако угасла, увидев действия командира.
   Саске заметил сдавшие нервы бинтованного уродца и до того похлопывающей рукой жестко отдернул Наруто назад, заступая перед ним. Но все же первым успел по непонятным причинам вступиться Кабуто, принявший на себя выпад генина из скрытого селения звука.
   -- "Кьёмейсен", - прокомментировал Солеан примененное дзюцу, подслушав громкие мысли молча атаковавшего. - Звуковая волна травмирует внутреннее ухо, а при прямом попадании по телу вообще швах зубодробительные ощущеньица прокатываются. Во сне приспособим под Казе без всяких дополнительных инструментов, получится замечательная серия ниндзюцу, посредственностям в сочетании даже с таким простым гендзюцу, как "Маген: Наракуми", разрыв сердца от резонансного страха гарантирован, а прочие из-за ухнувшего в пятки сердца не смогут вовремя применить "Кай" и прервать ментальный плен, экономя тебе чакру на продавливание воли.
   - Ааа, его стошнило! - Кабуто-сан!
   Не смогший истово возмутиться Наруто и Сакура в своем репертуаре, подскочив к незваному защитничку. Саске не понимал, чего интересного в разбитых очках и чужой отрыжке? Нидайме криво ухмыльнулся пытающемуся разгадать ниндзюцу Шикамару - Саске посредством УсВМШ Шодай через скрытые под "Нинпо: Хенге" глаза Нидайме видел вызванные атакой колебания чакры Кабуто и сам догадался про звуковые волны звуковика, Солеан просто разложил все по полочкам.
   - Так!!! Умолкли все!!! - С грохотом и дымом перед доской появилась разношерстная команда экзаменаторов, отличающихся от присутствующих разве что унифицированной формой, а так все те же тату-фуиндзюцу на лысинах, невозможные расцветки невозможных причесок, бинты, очки и маски, несущие в себе секретные вспомогательные дзюцу или предназначенные для иных несомненно важных целей.
   Пущенная медведеподобной, квадратной и скуластой мордой со шрамами волна страха до конца помещения докатилась весьма ослабленной - малышня только вздрогнула, в отличие от покрывшихся липким потом испуга первых рядов, так поплюхавшихся на задницы.
   - Добрый день, - издевательски на слове "добрый". - Я Морино Ибики, экзаменатор первого этапа отборочного тура. Вы! Из звука, не забывайтесь, - указывая пальцем в перчатке так, словно готовя заковыристое дзюцу. - Захотели вылететь вон???
   - Приношу свои извинения, - обернулся носящий копну меха на спине и бинты на голове. - Это наша первая попытка, увлеклись...
   - Гы!.. Проясняю всю з**, куда вы все попали, - хищно лыбясь на испужавшихся имени и вида. - Драки без разрешения экзаменатора запрещены. И даже если вам разрешили, убивать противника запрещено. Ослушавшиеся... ну вы поняли, да?
   Экзаменатор умеючи сгущал краски ужаса, стоящие за ним помощники ему в этом активно помогали, высмеивая жалких генинов.
   - Сейчас будет первый тест экзамена. Вы все сдаете сюда свои заявления, по порядку. Взамен каждый получит номерок и сядет на обозначенное место. Затем мои помощники раздадут варианты. Начнем с малявок. Эй, подходите живее гуськом, коли не ошиблись дверью... - криво ухмыляясь.
   Саске преодолел свой страх - чего тут бояться? Нидайме первым из всё еще стоящих на площадке у входа пацанской походкой с руками в карманах шорт первым пришел к пункту приема-раздачи. Как бы не пытался помощник, Солеан со хмыком в голове Саске выдал своему подопечному пятый номерок (парты бесхитростно нумеровались слева направо и от доски к выходу), а последовавшему за ним Неджи шестой - их теперь разделял проход. Пятое место было близким к пункту, к которому потянулись ручейки генинов - так Солеан выдал Сакуре и Наруто места в серединке и задворках соседнего ряда и в том же проходе, дабы видели спину командира. Рядом с Наруто умышленно посадили Хинату. Помощник обливался потом, недоумевая, ведь две подсадные утки (Саске сам на всякий случай пересчитал генинов, сверяясь с данными мутного Кабуто), с которыми расселось ровно сто пятьдесят пять человек, должны были оказаться перед глазастиками, а не позади. Бьякугану сё нипочем, а вот обычный шаринган панорамным зрением не обладает, ему копирование почерка подавай, подражание движениям писчей руки.
   Нидайме принял свою любимую позу, чуть ширше расставив локти и прикрыв подбородок сцепкой из пальцев.
   - В задания пока смотреть запрещается. Всем слушать меня! - Постучав мелком по доске, отвлекая внимание от раздатчиков, устраивающихся по периметру на призываемых откуда-то удобных стульях и приготовившихся что-то чиркать на своих планшетах.
   Обладая фотографической памятью, Саске пробуравил взглядом положенный лист А4 с мелким убористым шрифтом вопросов, легко отзеркалив и прочитав в момент выдачи. Десятый вопрос, который зададут в самом конце теста сразу напряг мозг, после выслушивания правил расколовший цели сего теста.
   - Правила сдачи теста следующие. Я даже для тупых и глухих запишу их на доске! Правило номер ноль: никаких вопросов! Их задавать запрещается. Итак, первое правило. Начинаете тест с 10 очками. Всего десять вопросов, каждый стоит по одному очку. Тест построен по вычитательному принципу, - рисуя на доске два примера с числом ошибок и очков. - Второе правило гласит, что это командный тест. Результат определиться суммой всех трех напарников по команде. Таким образом, все зависит, - бросая кирпичи слов в аудиторию, - сколько очков удастся сохранить каждой команде. - Третье правило... Самое Важное Правило. У каждого, кто будет пойман на списывании или ином жульничестве будут вычитаться два очка за каждое нарушение. Потерявшие все очки вылетят из класса!
   - Мы за вами присмотрим, малыши, - надменно бросил знакомым голосом развалившийся на стуле лохматый чюнин. Неподалеку вздохнул какой-то седоусый дедок.
   - Неудачники, - тем временем продолжил давить экзаменатор, - пойманные за списыванием недостойны звания чюнина. Если реально хотите его заслужить, то ведите себя как положено настоящим шиноби, - ядовито усмехаясь. - И последнее правило. Потерявшие все очки на списывании или не ответившие ни на один вопрос... Вылетают вместе с обоими товарищами по команде!!! - Гаркнув так, что стекла мелко задрожали в квадратных окнах. - Тест продлится ровно час. Итак... Начали!
   -- Наруто уже паникует, - мысленно завел разговор с Солеаном Саске.
   -- Тебя четвертое правило не смущает? - Праздно любопытствуя.
   -- Скажи прямо, чего ты хочешь: покрасоваться или понаглеть?
   -- Заверните минэ всего и побольше, побольше, хе-хе!
   -- И к чему это приведет? - Полнясь здоровым скепсисом.
   -- Думаешь, олух разглядит твою прямую спину и сообразит, что зря волнуется? Хы, ты глянь, глянь на его рожу! Хе-хе-хе!
   -- Гн, придурок, и чего так гримасничать?! - Едва не кашлянул вслух Саске, и без оглядывания увидев сведенные в трубочку губы олуха и его большие квадратные глаза, уставившиеся в ненавистный тест как на коровью лепешку.
   -- Хех, а вот и первый стоящий улов "Нинпо: Шинтеншин но Дзюцу"... Бедная Сакура пала жертвой техники переноса сознания.
   -- Быстро она справилась...
   -- Попробуй сосредоточиться, когда гложет страх, а когда уверен в свои силах, все влет решается.
   -- Мне помнится кто-то обещал третий глаз... "Даисан но Ме" песочного джинчурики, я так понимаю, сродни хрустальному шару на элементе ветра Хирузен-сама? Кстати, что-то слишком мощно представлен демон в Гааре.
   -- Чем тебе риннеган не третий глаз, м?
   -- Извини.
   -- Забыли. "Даисан но Ме" и его аналоги в сравнении с твоей фокусировкой зрения нули без палочки. А Гаара одержим демоном, слишком велико его влияние на своего носителя. Надо взять пробы чакры в боевых условиях, тогда скажу больше - из-за степени представленности инородной чакры в теле к нему еще опаснее лезть, чем к Наруто.
   -- Ладно... играйся... - великодушно отстранясь.
   -- Нет, столь откровенная глупость, что ты за меня напридумывал с огненным плевком, растекающимся правильными ответами, неуместна. Будем хитрее вспомоществовать.
   Тот час же подскочил сосед Сакуры:
   - Эээ, я хотел задать один вопрос... Сколько команд пройдет дальше? - Пролепетал генин из Суны.
   - Хе-хе-хе! Вы уж точно этого не узнаете - выметайтесь все трое!!! - Сверкая прищуром.
   В гробовой тишине икнувший деревянным шагом потопал к выходу, провожаемый десятками глаз, в том числе двумя парами, предвещавшими напарнику жуткую расправу.
   -- Эм... Солеан, ты не напутал ничего, а?
   -- Что такое? Я отвлек все внимание, дав шанс умненьким воспользоваться моментом списать. А теперь давай-ка почиркай карандашиком, друзья волнуются - Шино уже хочет послать того так тебе противного жука-ползуна.
   Через несколько минут рядом с ухом Наруто просвистел кунай, пригвоздив работу засыпавшегося "неудачника" за его спиной.
   - Эй, вы чего?! - Вскочил парень.
   - Пять нарушений. Ты не сдал, - ядовито выдали знакомым голосом позади Нидайме.
   - Нет... не может быть...
   - Так, ты и два твоих приятеля отчаливайте отседа. Живо!!! - Еще сильнее давя на страх, грудным голосом произнес экзаменатор.
   - Ксо...
   - Живее, живее!! - Поторапливал их помощник.
   -- И это зовется помощью?! Или я чего-то пропустил?.. - быстро остыв.
   -- Угу. Наруто хотел обернуться и гарантированно подставить всех.
   -- Несчастные генины...
   -- Ничего подобного! На моей совести только последняя из их пяти неудач.
   Следующие вылетевшие освобождали первый ряд по той простой причине, что Солеан направленно усиливал исходящие волны страха от экзаменатора. До мокрых штанов напугался сидящий прямо за спиной Нидайме, когда решился на сумасбродный поступок подглядеть за так соблазнительно отодвинувшееся плечо, а тут "бац!" и Морино Ибики лично за шкварник вытащил, увидев столь вопиющее нарушение правил.
   - А откуда вы знаете, что я пять раз списал?! - Возмутился очередной выкидыш за спиной Нидайме Саске. - Вы не можете следить за каждым...
   - Угх! Хрясь. Гха... - впечаталась в стенку в метре от пола говорливая особь мужского полу.
   - Слух сюды, молокосос! Мы лучшие из чюнинов, потому именно нас выбрали в помощники экзаменатора. Мы ничего не упустили... Считай нашу силу доказательством, - измывался чувак с протектором на глазах.
   У Саске кукловод из Суны, входящий в команду Гаары, вызвал профессиональное любопытство к марионеточному дзюцу.
   -- Заинтересовали нити чакры?
   -- И возможность управлять ими чужим телом... - задумчиво
   -- Посредством гендзюцу сподручнее. А нити чакры ты и сам осилишь - вообрази струну к сюрикэну или кунаю, вот тебе и готовая нить. Ты ведь и так обволакиваешь тросики чакрой...
   -- Потребуется прорва времени, чтобы добиться прочности. В комплексе с материальным носителем дешевле и надежнее... хотя да, воспламенять такие нити проще пареной репы, и гореть они будут мощнее... - мысленно рассуждал Саске.
   - Итак. Оглашаю десятый вопрос, - с мрачной гудящей интонацией начал экзаменатор секунда в секунду, став в своем плаще воплощением ночных кошмаров. - Но перед этим я введу несколько дополнительных правил. Очень строгих правил, очень.
   Поредевшие ряды притихли. Многие оказались прожженными перцами и выдержали психологическое давление.
   - Во-первых. Вы должны выбрать, будете ли вы пытаться решить 10-ый вопрос, - наученный горьким опытом претенденты за чюнина прикусили губы и языки, пока длилась томительная пауза. - Если откажитесь, баллы обнуляются. То есть - вы не сдали! И еще одно правило, - так и не дождавшись опрометчивых выкриков. - Если вы попытаетесь решить этот вопрос и ответите неправильно, то навсегда потеряете право принимать участие в экзамене...
   - Это ее что за правила?! - Не выдержал Киба. - Тут же есть люди, которые и раньше сдавали?!
   - Хе-хе-хе... Ха-ха-ха!!! - Глумливо рассмеялась морда экзаменатора. А потом смех резко оборвался и потусторонним голосом мужик продолжил: - Вам просто не повезло... На этот раз правила устанавливаю Я! Впрочем, - резко перейдя на праздный тон, - я же вам предоставил путь к отступлению... Кто не уверен, - вновь став серьезным, - могут отказаться и попытать силы в следующий раз... Итак, приступаем к 10-му вопросу... - вывешивая тишину весом с тонну гранита.
   - Йа... я сдаюсь... - встал козлинобородый рядом с натужно боящимся Наруто. - Простите, Геннай, Инохо...
   Тут сдали нервы сразу у четырех, отсеяв суммарно двенадцать рыл.
   -- Хм, а зачем ободрять? - Задался вопросом Саске, предугадав реакцию напарника.
   -- Для четного числа команд, - пожал плечами в голове Солеан.
   - Да не дождетесь!!! Будущий Хокаге не побежит!!! - звучно шлепая ладонью поднятой руки по парте, проорал Наруто. - Я попробую ответить! И даже если навсегда останусь генином, я все равно стану Хокаге!! Так что нас**! И я вас не боюсь!!!
   -- А о команде ни слова... - уныло.
   -- Зато смотри как сразу атмосфера поменялась с минуса на плюс!
   - Я спрашиваю в последний раз... От этого решения зависит ваше будущее... Еще не поздно передумать... - пытаясь давить взглядом живучего оранжевого клопа.
   - Я от своих слов не отступаюсь и команду не подведу! Таков мой путь шиноби!
   -- Воот, а ты не верил...
   -- Каюсь...
   - Ну что ж, хорошо... Итак, все кто остался... - похоронным и тяжеловесным голосом обозревая оставшуюся почти половину из семидесяти восьми претендентов. - Поздравляю, вы сдали первый тест!
   -- Так вот кому Какаши попугайничал!!! - закашлялся Саске.
   - Эм? - нависнув над Нидайме Саске, чересчур бурно и быстро среагировавшему.
   - Хатаке Какаши перед вами бледная тень...
   - Хех! Итак! - Обращаясь ко всем. - Осталось двадцать шесть команд. Поздравляю, вы сдали первый тест!
   - А как же 10-ый вопрос? - Задалась вопросом Сакура, не просекшая фишку.
   - Да не было никакого вопроса, - улыбаясь мило-мило, прямо мальчик-одуванчик.
   Дальше Саске слушал вполуха рассуждения о добыче информации, о раздумьях о напарниках. Переживший жуткий стресс Наруто скатился до хвастовства, приписывая себе все лучшее: и о списывании-то он знал, и чюнинов раскусил, ай-да прелесть какая!
   - Иногда информация, - став до жути серьезным и до коликов страшным своей варварски продырявленной головой, испещренной жуткими шрамами от многократного вскрытия черепушки, - будет цениться куда дороже ваших жизней. Во время миссий многие пойдут на все, лишь бы заполучить ее, - обратно напяливая бандану с протеткором. - Если враг или кто-то заметит вас, то не гарантий, что разведанное окажется верным. Запомните это на всю жизнь. Ценная информация в умелых руках может стать мощнейшим оружием для защиты ваших друзей и всего селения.
   Подобревший и улыбчивый экзаменатор с охотой отвечал на вопросы не понимающих смысла теста. Морино Ибики двинул целую речь про испытание духа и долг шиноби, не имеющего права отступать перед неизвестностью, обязанного уметь преодолевать себя и справляться с любыми трудностями. Наруто прямо расцветал на глазах, горячо поддерживая хаяние отсеянных трусов и недоучек.
   - Желаю удачи, - гордо глядя на оставшихся.
   - Да! Даттебайо!!! Удачи, удачи! - Раззявил рот раззадоренный Наруто.
   Но ему не суждено было почивать на лаврах. Шум разбитого стекла, осколки рамы шрапнелью, свист и звон кунаев, натянувших плакат за спиной девахи в мини и сеточкой на голое тело, прикрытое в соблазнительных местах краями светлого плаща супротив темного у предыдущего экзаменатора. Саске помнил этот плащ, когда-то плюнувший ему грязью в лицо.
   - Эй, молодежь! Не время расслабляться!!! Я второй экзаменатор...
   -- Горластая стерва, - воспылал Саске ненавистью.
   - Митараси Анко! Ну а теперь живо за мной!!!
   - Ты не вовремя, - выглянул из-за занавески предыдущий экзаменатор.
   - 78 Рыл?! Ибики, ты пропустил 26 команд?! Похоже, тест на этот раз оказался посредственным!!
   - В этот раз сдает много сильных ребят, - кивая в сторону сидящего в одиночестве на первой парте Саске и всех генинов последнего выпуска АШК.
   - Фех, ладно... После второго этапа от них все равно и половины не останется, - кровожадно облизываясь, чем из всех выветрила хорошее настроение. - Объясню все на месте. Живо за мной!!!

Глава 29. Орочимару

  
   *** Саске
   По пути седьмая команда не отстала от основной группы, в отличие от одной тройки из скрытой травы. Саске даже успел похвалить обоих подопечных, пока толпа чубриков пересекала Коноху и заворачивала вслед за стервой, в наглую пользующей тот же цвет волос, что и у Саске, к месту проведения второго этапа.
   Конохцы приуныли - о Лесе Смерти ходили кошмаристые жутики, ими пугали за непослушание. И было от чего. Громады странных деревьев возвышались на тридцати метровых в поперечнике стволах на сотни метров. Донельзя противно свисали лианы и поднимались по стволам хищные лозы. Казалось, хлипкая сетка-рабица вот-вот падет под натиском диких растений, вознамерившихся выпить досуха любого, к ним сунувшегося. Объемы и массы подавляли воображение и взрывали мозг мало повидавших в этой жизни.
   - Добро пожаловать на место проведения второго этапа. Тренировочная зона 44, больше известная как "Лес Смерти", - радуя притихшую толпу. - Скоро... Скоро вы узнаете, почему его называют "Лес Смерти"...
   - Скоро вы узнаете, почему его называют "Лесом Смерти", - передразнил храбрящийся Наруто, стоящий метрах в пяти от говорившей в группе первых. - Что, напугать меня хотели?! Не выйдет! Я ничего не боюсь!
   - Ути-пути, какие мы смелые... - с улыбочкой метая кунай.
   Нидайме Саске тоже гаденько улыбнулся, совершенно не чувствуя укора совести за свои намерения.
   - Вот такие как ты первыми и идут в расход... - отклячив зад и нагибаясь, чтобы слизать кровь с раны на щеке, оставленной кунаем. Явный перебор. - Уагхии!!! - Бздынь-ынь-ынь запричитала раскачавшаяся ограда.
   - "Коноха Хиден Тайдзюцу Оги: Сеннен Гроши"! - После применения скопированного у Какаши дзюцу гадливо воскликнул на миг до того максимально ускорившийся Нидайме Саске. Постанывающая Анко повисла на решетке. - Яриман огяру! Это тебе за прошлое и настоящее. Не забывайся, экзаменаторша-ама, не позорь Конохагакуре! - Саске не имел целью убить или навредить, только унизить зарвавшуюся тетку.
   - Какой мстительный ревнитель нравов... - кто-то прошелестел позади с непередаваемой интонацией, собственнической. Саске внутренне вздрогнул - Солеан удержал Нидайме от оглядывания, а Шодай от разворота взора УсВМШ за спину.
   - Парень! Драки запрещены!.. - подскочил один из растерянных помощников, второй чего-то зашипел очухивающейся Анко. Прочие взрослые даже с каким-то одобрительным удовольствием проводили глазами высоко подлетевшую деваху - на чакру Нидайме не поскупился, зная, что все восстановит до начала, собственно, этапа.
   - Она сама ее начала, первой пролив кровь. Пусть знает свое место... экзаменатора. - Говоря под смешки, колкие и одобрительные фразочки из-за спины. Наруто досталось локтем в грудь, ибо нех** паясничать перед безбашенными олигофренками.
   Ох и злющая же демонесса, захлопнувшая и застегнувшая свой плащик под грозный шепот носящего маску типа-помощника, повернулась к толпе претендентов на чюнина, теперь открыто насмехающихся над ней и совершенно не воспринимающих всерьез угрозы и страшилки. Так и не показавшая лицо шепчущая маска испарилась, как и не было, зато второй помощник остался мозолить глаза рядом с Нидайме Саске, Наруто, вытершим кровь рукавом и хлопавшим глазками, и Сакурой, дышавшей в другое плечо командира. О! А лица сокурсников это тема для отдельного философского трактата! Сакура уже видела, Наруто так вообще первоиспытатель, ашковцы одного года выпуска уже были знакомы с секси-дзюцу Наруто, на которого списали дурное влияние, за полгода вконец испортившего красавца пай-мальчика. Для иностранцев столь извращенное (из-за скорости большинство не разглядело конкретную точку приложения силы, а боль распространилась с совершенно определенного места, за которое и схватилась пострадавшая) дзюцу от столь юного шибздика с веерами на спине и запястьях стало натуральным шоком - многие рефлекторно напряглись, косясь на воинственно острящийся на макушке индиговый клок волос.
   Из тех шипяще-свистящих звуков, что издавал кипящий чайник с вызывающей фиолетовой шевелюрой, Саске понял следующее. Наперво официальное соглашение о слагаемой с Конохи ответственности за смертельный исход. Про выживаемость в сем лесном могильнике могли сходу не понять разве что отсеявшиеся.
   Собственно круговая зона имеет радиус десять километров и по периметру ворота в количестве сорока четырех штук - войти можно, выйти нет... Ну, это она загнула. Создавать через тень щели в барьерах плевое дело для Саске - по словам Солеана, Тень незаслуженно загнобили как элемент, хотя умельцы вовсю пользуют крохи в искусстве шиноби, нинпо (заново изобретенное "Каге Сюрикэн" или подсмотренное "Каге Буё", к примеру). Зону пересекает река с четырьмя мостами. В центре высится башня, в которой есть сорок четыре двери с номерами, как на воротах, как у команд, через них проходящих. Собственно, первая миссия - пересечь чащобу за пять суток, питаясь подножным кормом среди полчищ таких же голодных и опасных хищников, ядовитых растений и насекомых. Вторая миссия - добыть к свитку пару. Пары "Небо" и "Земля", половине команд один свиток дадут за закрытой шторкой-барьером при регистрации, половине другой. Таким образом, на заключительном этапе отборочного тура отсеется минимум половина участников. Свитки из соображений проверки на благонадежность разрешается разворачивать только в башне, иначе проигрыш, как и в случае, когда напарники будут разлучены или кто-то из команды погибнет. Иных правил нет.
   - Сбавь обороты, попрыгунчик, - окрикнул Нидайме Наруто, едва они первыми из всех получили свиток и выбрали двенадцатые ворота. Вот только зашли все команды одновременно - двадцать шесть помощников развели всех по воротам и отперли замки, строго сверяясь по часам.
   - Нам надо торопиться! Некогда застревать, Саске... - изнывая от нетерпения в распадке корней ближайшего к ограде дерева, стволом закрывающего их от подглядываний из-за ограды.
   - Дай сюда свиток.
   - Мне уже и понести нельзя? Не доверяешь, да?! На, подавись! - вынимая и бросая с надутыми щеками.
   - И чего это за пантомима была?
   - Саске, Наруто, успокойтесь! Не надо заводиться...
   - Я не просил тебя меня защищать! - Сложив руки на груди и надуто кося голубым глазом на вывалившуюся на землю кучу разных свитков.
   - Это обязанность командира, не вопи. И вообще помолчите, - активно тиская в левой руке светлый свиток "Небо", а правой щупая разнообразие давнего домашнего творчества по взрыв-свиткам с тросами, ножами и другими причиндалами для организации разномастных ловушек.
   Быстро достав письменный набор, Нидайме Саске набросал печать удержания иллюзии - с тактильными ощущениями имелись проблемы, поэтому пришлось подбирать, благо экзаменаторы использовали совершенно стандартные свитки, задарма продающиеся в любой лавке. Спрятав печать под скопированным кандзи "Тэн", Нидайме прикрепил свиток-подделку в футляре на втором бедре, а оригинал спрятал в ячейке пояса отдельно от всех остальных, убранных обратно.
   - Надеюсь, объяснять смысл не надо?
   - Не надо... он взрывается? - Аа-а-а... - одновременно прозвучало эхо чьего-то истошного крика. Саске мысленно ругнулся - как не вовремя!
   - Это же человек кричал, да? Я... немного нервничаю...
   - Д...да фигня все, Сакура! Даттебайо... отлить надо... - с присущей ему непосредственностью отворачиваясь, чтобы немедленно посикать.
   - Ты чего...
   - Сакура! - Успевая остановить замах. - Просто встань к нему спиной и лицом ко мне. Наруто, делай быстрее свое мокрое дело.
   - Я... я пожалуй отойду в кустики...
   - Стоять! - Начав складывать печати и выдувая десяток шариков дзюцу "Катон: Хосенка но Дзюцу".
   - Ёоу-а-а! - Выскочила из-за кустов какая-то тень, объятая прицельно атаковавшим пламенем, походя сбившим два куная, тут же взорвавшихся, прореживая кусты - больше никто в них не прятался.
   - Ксо, Наруто?! Ты или отливай, или застегни ширинку! Нам всем все предстоит делать на глазах друг друга. Кругом враги - отбросьте стеснение или отбросите копыта.
   - Н-но... н-но.. как же?.. - заливаясь краской под цвет волос. Наруто надолго зажурчал - мелкий, а ест на три взрослых пуза и отходов не меньше, жуть! Хотя Саске мог это понять - запертому демону тоже надо как-то питаться, вот и тянет телесные силы, дав взамен усы и почти бездонное чрево.
   - Лучше следи за округой. Хм... различать друг друга как-то надо... - похмурившись бровями, Нидайме стянул с шеи платок и аккуратно за два маха кунаем отрезал две ровные тонкие полоски от пламенеющего галстука. - Повяжите на лодыжках и прикройте воротами обуви. Они напитаны моей чакрой. Лента будет греть, когда рядом я или другой кусочек галстука.
   - Оно нежное... - На это Саске мысленно вздохнул - проделки Солеана, сообразившего чувственный интерфейс.
   - Ладно, - вскидывая руку в предупреждении. Выступающий в роли радара Шодай засек очередного хитрож** шпиона. - Придумаем пароль, чтобы... - начал объяснять ложный план Саске, придумывая длинный пароль в виде песни, которую Наруто ни в жизнь не запомнить. Честно говоря, с момента завтрака, который был обедом, прошли часы... Сакура тоже не резиновая. - Так, ладно, - подходя к подозрительно торчащей бамбуковой трубочке из-под земли. - Сакура, отвернись. Наруто, встань перед ней и смотри ей за спину... - и точнехонько облегчился, чувствуя непередаваемую гамму ощущений спрятавшегося под землей и смотрящего в спину, посчитавшего командира сущим выпендрежником:
   - Позер!..
   - Твоя очередь, Сакура... мы все иногда присядаем, а у тебя подол все прикроет.
   - О-о... я... ээ... - издавая одни гласные, сжавшись и опустив зеленые очи долу.
   - А я?! У меня нет подола! - Встрял Наруто.
   - Сакура, ирьёнинов, например, и оказывающих помощь не стесняются, всякие ранения могут быть. А ты Наруто уже засветил все, что можно и что нельзя. Короче, делаем это все в темпе, а то по закону подлости нападут в самый пикантный момент... И не забывайте про растения, они тут могут ползать и обвивать... - смотря, как Солеан натравил какой-то корень и крота с зубастыми червями на классно спрятавшегося под землей донельзя странного шпиона. - Наруто, ты стоишь к ней спиной, - разворачивая разочарованного.
   Без умения высоко прыгать или ходить по отвесным препятствиям плутать можно месяцы в этом лесу. Шаринганистый взор через Нидайме Саске видел как должно всего на десятки метров из-за искривленного волнами пространства - будто некий великан выплюнул Зону-44 и растер полукруговыми движениями, вращая ногу строго по оси. Вроде идешь прямо по радиусу, а на самом деле движешься по сложной траектории в стельку пьяного шиноби.
   Двигались вперед зигзагами минут десять. Темень стояла жуткая, тем более вечер уж наступил. Были светящиеся растения, источающие сладкий аромат, были светящиеся горчичным или лазурным стебли с роящимися вокруг них мушками - для тренированных довольствоваться скудным источником света хватало. Вокруг раздавался пугающий треск, уханья, рыки и писки. Тревожная атмосфера с непрекращающимся шелестом, сыплющимся с застланного листвой неба, не способствовала к разговорам.
   На счет еды и спальников напарники были спокойны еще при объявлении правил, в то время как Чоджи весь испереживался и поник, с в два раза более медленной скоростью начав хрустеть пакетиком крекеров, все равно истаявшим до разводки по воротам. Сейчас, что Наруто, что Сакура, примерялись к расстоянию и чувству метки, греющей правые лодыжки - Саске хотел на это надеяться. Нидайме Саске строго ухмыльнулся, когда пожелавший обскакать дерево с другой стороны Наруто оступился правой ногой и удивленно нашел взглядом командира, мотнувшего головой с ручным жестом из АШК "следовать позади на средней (15-20 метров) дистанции". Сам Саске отлично понимал, что со своим светящимся аксессуаром на шее виден издали, привлекая чужое нежелательно внимание, потому втройне осторожничал, перемещаясь первым из тройки с кунаями в руках.
   - Враги!? - Только и успевая метнуть ускоренный чакрой свой фирменный кунай в сторону предполагаемого эпицентра-шиноби.
   Вшшш! Ураганный ветер из-за пространственной складки прямо по пути следования застал команду врасплох. Мощный поток кувыркнул Наруто за возвышающийся на пять метров ветвистый и мшистый корень, самого сгруппировавшегося Нидайме ворохом листвы отбросило в кусты, ойкнувшую Сакуру куда-то рядом.
   - Сакура...
   - Саске!
   - Не подходи, - настороженно. - Пароль назови! - Чуя направленное на себя внимание, как тогда, при объяснении правил. Нельзя, чтобы Сакура испортила весь план, ведь тогда неизвестно, откуда ждать нападения, а тут враг сам явится.
   - А, да! "Повсюду шумные враги..." - нервно запев с шаря вокруг глазами. Умная девочка.
   - Правильно, - продолжив озираться по сторонам. Обилие чакры в растениях и живности застилало взгляд.
   - Ой-ёё... вы как, в порядке? - Вырулил со спины поддельный Наруто - Саске остро позавидовал чужому умению маскироваться... Сакура вздрогнула, но догадалась сделать все правильно.
   - Наруто! Стоять. Сначала скажи пароль! - Встречая с кунаями наизготовку так же, как и напарницу до того, чтобы не выходить из образа.
   - Да знаю я, - улыбаясь со шрамом на щеке, у настоящего давно бы сошедшего. Усы для демона-лиса святое, а тут их нагло перечеркнули. - "Повсюду шумные враги...".
   Едва тот запел, Нидайме в отвлекающем от Сакуры прыжке метнул один кунай в него, другой ему под ноги... Ба-бах!
   - Какой прыткий мальчик... Как ты меня распознал? - Склизко заговорил генин - генин ли? - из скрытого селения травы, судя по протектору.
   - По трубочке, - готовясь метать еще один кунай с обернутой взрыв-печатью вокруг рукоятки.
   - Зоркий зассанец! - Противно облизываясь свесившимся до груди осклизлым пупырчатым языком. - Думаю, вы хотите мой свиток "Земля"? У вас же "Небо"... - Облизывая и проглатывая свой свиток.
   Удобный момент! Нидайме метнул четыре звездочки квадратом и в центр вослед послал взрыв-кунай, долженствующий посечь осколками напавшего.
   - Как опрометчиво оставлять спину открытой! - Все тем же противным тоном.
   - Клон!.. - Ахнула забывшаяся Сакура, отворачиваясь от взрыва.
   Не успел Нидайме Саске - напавший с обманным маневром рукой оттянул веко, обрушив на них двоих яки, сковав волю и тело. Иллюзия попавшего в лоб куная пригвоздила уязвимую к незамысловатым волнам жажды убийства Сакуру. Саске легко выдержал чужой напор, атаковавший лишь тело Нидайме, которое под волнами яки целых три секунды готовило "Шуншин", скрывшись в ослепительной вспышке с подхваченной Сакурой за стволом дерева в стороне обратного пути - мало ли какие ловушки ждут впереди!
   - Хе-хе, ка-а-ак интере-е-есно... мне все бо-ольше и бо-ольше это нравится! - Эхом донеслись слова бледного на лицо противника.
   - Саске...
   - Тс, - прикрывая ее рот рукой. - Дарю, спрячь это у себя, мало ли... - Сакура, не глядя, поспешила убрать когда-то подаренный Нара Ёшино минимакимоно с аптечкой. Солеан после миссии в страну Волн вручил Саске улучшенный аналог аптечки. - Этот джонин чего-то от нас хочет... или кого-то... нам надо найти олуха, - еле слышным шепотом.
   - Змея! - Вцепившись и убрав его руку со рта. - Мммм! - Одновременно выдала морда, тряся раздвоенным языком.
   Оба мгновенно отпрыгнули в разные стороны, а поджидавший врага Нидайме вдобавок активировал сюрпризец, высвобождающий струей горючее масло. Оттолкнувшись от ствола, он применил в сторону несущейся следом головы "Катон: Гокакью но Дзюцу" - огненный шар поджог силой трения о дерево и воздух и силой тяжести растекшееся по змеиному телу масло и выпрысканный змеей яд, а так же на всякий случай ограничил способность к регенерации прижиганием ран, полученных от сюрикэнов, что с двух рук иссекли раззявленную клыкастую пасть, пронзив и мозг твари. Противник шмякнулся головой об ствол соседнего дерева, разбрызгав горячие капли. Занялась пролитая на дерево лужа, зачиная сопротивляющуюся огню древесину.
   -- Он за мной охотится!!! За шаринганом! Ты предвидел? - Самостоятельно гася нервную вспышку.
   -- Не отвлекайся и помни об ограничениях, - ровным тоном.
   Однако сие не помогло - горящая шкура лопнула в области шеи, раскрывшись бутоном, и оттуда полез невредимый противник.
   - Нет-нет, нельзя расслабляться даже на миг, - в сторону присевшего на ветке и спрятавшегося за изгиб коры. - Жертва всегда должна бежать, цепляясь за жизнь... особенно когда рядом хищник!!! - Подавляя своей яки.
   - Прости, Саске, я забыл пароль! - Появился с головы до ног обслюнявленный Наруто с довольной ухмылкой на усатом лице - Драки!!! Началась драка! И пришел на зов он, оранжевый... герой! И метнул в до того медленно вылезавшего врага четверик сюрикэнов с кунаем по центру (ну, звездочки воткнулись треугольником, а кунай вообще едва мимо не просвистел).
   Саске предостерегающе кольнул пламенем ногу прикусившей язык Сакуры, чуть не выдавшей хвалебным криком свое месторасположение.
   - Наруто, ты крутой лох!!! - Доставая свиток-подделку и выходя так, чтоб видели оба.
   - Эй-эй! Обижать слабых нехорошо! - Непонятно к кому и к чему прокричал слюнявый, сделавший только хуже, попытавшись смахнуть соплей свисшую с протектора мутную гадость.
   - Я отдам свиток. Пожалуйста, возьмите его и отпустите нас, - пытаясь быть вежливым.
   - Что?! Саске, ты чего пургу несешь?! - Внаглую копируя фразочки. - С какой радости мы должны отдавать свиток врагу?!
   - Понятно, очень умно... Единственный возможный способ спастись от хищника это скормить ему что-то другое, - протянул враг.
   - Ты чего, скотина, творишь?! Ты так ничерта и не понял?! - Заорав на перехватившего свиток подчиненного. - Совсем рехнулся?! - Наруто ударил не ожидавшего подвоха Нидайме Саске, отлетевшего на ветку соседнего дерева.
   - Ты ненастоящий Саске!!! - Пряча свиток в подсумке на поясе.
   - Ты дебилоид, я настоящий! - С ужасом понимая, что слюна на промокшем ею ботинке блокирует его попытки обратиться к чакре в спрятанной полоске. Направление и дальность он чует, но не более того! Слюна изнурила его едва теплящееся пламя, которого недостаточно, чтобы обратить на себя внимание и напомнить о сказанных давеча словах. Сам Наруто в боевом угаре и на мелкие раздражители не среагирует.
   - Врешь! Саске, которого я знаю, просто не может быть таким жалким трусом!!! Не представляю, насколько силен враг, но откуда ты знаешь, что он отпустит нас, даже если мы отдалим ему свиток? Ты просто напуган и ничерта не смыслишь! - Саске был в ярости - у этого поганца все вылетело из его дырявой башки!
   - Ха-ха, Наруто-кун... ТЫ ПРАВ! Я же могу просто убить вас всех и забрать свиток... - разгрызая палец и мажа кровью по заголенной на предплечье печати призыва змей.
   - Заткнись!!! - Ощерился распаленный Наруто, бросившись на странного змеиного врага.
   - Нет, беги!!! - Все же он подчиненный. Саске не шибко опасался за живучего Наруто, переживал, но в момент на грани жизни и смерти заключенный внутри демон попытается спасти носителя, иначе сам с ним умрет. Так что второй шанс точно у него есть, быть может, ему надо лажанутся по-крупному, чтобы выучить сей урок. Безрассудная атака без оглядки на команду - это полный пи**!
   -- "Кучиёсе но Дзюцу"! - Препротивнейшим голосом зашипело в разуме Саске - Солеан словил очередную мысль, очередную тихую по сравнению с прочими противниками.
   Появилась громадная Змеюка, нечета прежней. Враг встал на чешуйчатой голове, от брови до брови в дюжину метров!!! Словно хворостину ломающий деревья хвост щелкнул по тушке в оранжевом спортивном костюме:
   - Гах! - Врезался с хрустом в ствол Наруто, кровь щедро выплеснулась изо рта.
   - Хе-хе, сожри его! - Любовно приказал злодей призванному монстру, тут же невероятно длинным языком подхватившему отлепившееся тельце, тряпичной куклой понесшееся не в низ, а в пасть.
   Саске не волновался - выбрался из одного брюха, выберется из другого. Тем более Наруто уже оклемался и призвал мощь демона, излечившись и легко вывернувшись из скользкого хвата языка, напоследок шлепнувшего его, отшвыривая прочь бяку.
   - Уоу!! - Группируясь и с вертикальными зрачками отталкиваясь от ветки, при этом в щепы разнесенной. - Аааа!
   Саске узнал в "Футон: Даитоппа" аналог "Катон: дыхание огненного дракона" примитив второго уровня из семейного наследия, удел слабаков - он сам начал сразу с огненного шара третьего. Однако вложенная чакра была многократно плотнее, а выдув струи сильнее, что должно соответствовать "Катон: великое дыхание огненного дракона"!
   -- Так вот где кроется ключ!! - Пришло озарение того, как из "Катон: Эндан" получить "Катон: Даи Эндан", и от чего отталкиваться с "Катон: Карью Эндан". Зря он не уделил той паре внимания... Солеан промолчал, озвучив лишь мысленный крик врага с названием техники.
   - Ха, как весело! Саске-кун, твоя очередь! Что теперь?! - Лихо рассекая на голове монстра, носом воткнувшегося в землю перед ногами застывшего Нидайме, за озарением пропустившего момент.
   Высушенный и порезанный Наруто будто собой пытался остановить тварь, в которую его кунай в левой руке не втыкался.
   - Эй, ты в порядке... - взволнованно спрашивая у повешенной желтой головы и протягивая руку. Первое, что пришло в голову, ибо дергаться против змеиной громады смысла не имелось. Ее ужасающая мощь подавляла сознание, впервые столкнувшееся с показным могуществом (Итачи и Хирузен не в счет) - сам враг продолжал маскировать свою силу, в отличие от призванного монстра.
   - Хха! Хха! Трусишка?.. - еще имел силы говорить напарник, сощурив правый глаз и воткнув еще один кунай, теперь с правой руки, на сей раз загнав по рукоять. - А-а-а-а! - Внезапно появившийся пупырчатый язык за секунду скрутил его поперек груди и дернул наверх, ловко изогнувшись, тем самым избегая пущенных вдогонку куная и сюрикэнов Саске.
   - Хах! Кьюби еще жив? - Говоря чакрой из-за высунутого языка. Перед Нидайме предупреждающе замаячил язык монстра и он отпрыгнул назад, наконец-то с начала пути активируя свой шаринган с парой томоэ в каждом глазу и сбрасывая тюль "Нинпо: Хенге", раньше было слишком затратно, а сейчас критическая ситуация. - Когда тебя переполняют эмоции, сила демона выплескивается наружу. О, даже печать видно, заголяя живот.
   - Даттебайо! Пусти меня! - Оскалившись во все клыки.
   - "Гогьё Фуин"!
   Дыщь! Рука со скрюченными пальцами с загоревшимися на подушечках кандзи пяти элементов припечатала фуиндзюцу поверх имеющегося, охватив пентагоном спираль. Руки-ноги-волосы Наруто расперло во все стороны, изо рта вырвался хрип-стон, глаза выпучились, став из щелок круглыми - и уже в следующую секунду тельце безвольно обмякло на руке. Выхватив из подсумка свиток, враг выкинул куклу-Наруто, варварски лишенного доступа к чакре Кьюби.
   - Наруто!! - Будучи в удобном месте Сакура не сплоховала, метнув кунай так, чтобы тот правильно вошел в курточку на спине и воткнулся в дерево, задержав падение теперь уже точно бесчувственного напарника. - Саске! Ты и в самом деле на себя не похож! Пусть он неуклюжий и под ногами путается, но он хотя бы не трус!!! Вот так!
   "Вот дура стоеросовая! И у нее мозги заклинило... Видимо стыд затмил память... Да и я тот еще дурак, не удосужился убедиться в понимании ими своего плана!" - не решившись думать специально громко, не ожидая реакции притихшего отца.
   - Кац! - Складывая одновременно ручную печать "змея", едва враг отменил вызов, и одновременно выкрикивая ключ-фразу усилителя, ибо свитки в его взоре имели значительные различия, джонин такую криворукую наспех склепанную поделку моментом распознает, в отличие от генинов, на которых был первоначальный расчет.
   Бу-бух!!! Дым от исчезнувшего монстра придавило к дерну ослепительной вспышкой. Однако Нидайме уже обернулся, чтобы метнуть в успевшего разгадать секрет подделки и попросту играющегося с ним джонина - понимание этого едва не стоило потери трезвости - большой сюрикэн (радиус в двадцать сантиметров) и четыре куная, ускорив чакрой.
   Зорко подметив слабые места и слепую зону, Нидайме крутанулся вокруг стволовой ветки (деревья походили на дубы с мегатолстым пнем-основанием и несколькими ответвлениями от него с одного высотного уровня, спицами зонтика), ограничивая противника двумя кунаями на струне, переброшенной через дерево. Сам задом и пятками приклеился к передней части лицом к противнику после того, как метнул метровый сюрикэн между двумя кунаями, завершив вариацию техники "Со Сюрикэн но Дзюцу".
   - Отлично! - Возликовала Сакура, болея за охаянного кумира.
   - Хах, неплохо...
   Сразу следом не растрачивающий себя на слова Нидайме Саске сложил печати и выдул по зажатому в зубах центральному тросу "Катон: Рьюка но Дзюцу", пустив огненную полосу с парой боковых дорожек - очень помогли подсмотренные у кукловода нити чакры, пущенные рядом со сталью. Это усилило и ускорило огонь и скорость его движения. Враг был весьма вертким и уклонился от до того пущенных, казалось бы, в самые уязвимые места кунаев и сюрикэнов!
   - Такой юный, а так славно владеет шаринганом... да, это кровь клана Учиха... - спокойно стоя. Саске заметил отваливавшийся край маски, похожей на чье-то украденное лицо, ныне обожженное. Пламя дзюцу третьего ранга лишь чуток повредило противника, защитившегося простым выплеском чакры! - Вне всякого сомнения, мне нужен именно ты, - сладким облизывающимся тоном, словно кот на сметану, а скорее змея на мышку.
   - Саске! - Прыгая на ту же ветку и тоже застывая под действием "Канашибари но Дзюцу". Саске и выругаться про себя не получилось, просто слов не находилось, одни эмоции! Ну куда она поперлась?! Решила, видите ли, стать кеглей для метания кунаев, чтобы врага, видимо, поразвлечь шантажом.
   - Мне понравилась наша игра... Ты и в самом деле его брат. В твоих глазах я вижу силу, способную превзойти Итачи! - Разглагольствуя, пока Саске отчаянно соображал, как выкрутиться из положения. Пусть и двойник, но даже эти свои глаза он не мог отдать никому!
   - Да кто ты такой?! - Восклицая чакрой, ибо язык не шевелился, ибо не время козырять, а время черпать информацию и думать.
   - Меня зовут Орочимару. Если захочешь снова увидеть меня, для начала выживи и пройди экзамен. Ах да, еще одолей моих бойцов, тройку из скрытого звука... Хах! - странно обвив свои указательные пальцы средними в незнакомой ручной печати. Мысленный выкрик словил Солеан - "Нан но Каизо", дзюцу модификации телосложения. Голова на растягивающейся шее стремительно метнулась к замершему Нидайме.
   Одновременно с коварной улыбочкой, Нидайме выхватил очередной чакропроводящий кунай с бедра, левой мгновенно стянул особым узлом (он за зиму подучил всяких) повязанный платок, затем правой метнул пламенеющий галстук в голову вместе с кунаем.
   - Кац! - Складывая одновременно ручную печать "змея".
   - !!! - Раздался истошно-шипящий визг, вмиг оглушив до звона в ушах. От ЭТОГО пламени мало уклонения в пределах метровой зоны. ЭТО пламя тем жарче, чем сильнее грызущая человека ненависть. Полыхнуло так, что все пространство между противниками заполнилось огнем - Сакуру подморозило, больше нет нежности, метка спасла ее от жара, в пепел обратившего часть ветвей снизу и полыхнувшего до самого неба сверху. Рядом уже горело одно дерево - масло Солеановской модификации, жаркое и медленно тающее. Но силы воли додавить не хватило - чужое яки перебороло.
   Не мешкая, Нидайме сковырнул клепку с уголка у ключиц и сорвал с шеи воротник, разошедшийся по спиральной линии многослойной лентой. Чиркнув пальцем с чакрой по бывшей изнанке, призывая плавно заостренный с одного конца цилиндр между слоев ткани с одной стороны и грузило с другого конца ленты, парень метнул экзотическое оружие в тело врага, корчащегося в пожарище совести. Недоделанная пуля какого-то там солеановского калибра воткнулась точно в область сердца, а получивший центробежное ускорение грузик обмотал тело лентой, детонируя от удара. Ба-бах!!
   - Кхы-кхы... этого недостаточно!!! - Раздалось у самого уха после внезапного укуса в оголившуюся шею.
   Жуткая боль скрутила рухнувшее на колени тело Нидайме, Шодай заорал во всю глотку на площадке Колоса. Разведавший силу и дальность додзюцу идеально (для Саске) умеющий скрываться противник успел поменяться телами с очередным взорванным клоном, на всякий случай подобравшимся со спины, пока оригинал приковывал все внимание к себе. Орочимару качественно так досталось от неожиданной атаки, но владел он телом в совершенстве и чакрой в огромных объемах и запасах, он быстро вернут прежний тон хриплому голосу, залатав себя и отрастив свои черные струящиеся шелком волосы.
   - Ммм! Саске-кун будет искать меня... - ласково ероша индиговые волосы, истово любя свою мучающуюся собственность! - Искать бОльшую Силу... - завлекательными интонациями. - Цени мой подарок...
   - Саске!!! - После скрывшегося в стволе дерева противника тут же прекратилось парализующее дзюцу и прорезался голос у Сакуры, севшей рядом. - Саске, держись!! Ну пожалуйста... - видя, как плющит тело.
   Она попыталась оказать поддержку, взяв руку, но та успела сжаться в кулак. Ни звука Нидайме не проронил - все Шодай на себя переадресовал. Он не покажет слабости никому. Отец... знает, но на то он и отец... чтобы дать сыну молча справиться с приступом и проявить волевой характер. Шодай заткнулся еще до выкрика напарницы, Шодай не дезактивировал УсВМШ, пусть и потеряв возможности связи - нет чакры для поддержания ставней открытыми, нечем вращать локатор радара, пусть и медленно, пусть створ и ограничен самым обычным человеческим зрением. Орочимару действительно исчез, покинув их и добившись своей гнусной цели - пометил! Саске был в жутком настроении, однако ему хватило ума подождать, чтобы успокоиться для р-р-р-разговора с Солеаном, хватило силы воли удержать свое присутствие в теле Нидайме, а не свалить все на Солеана, хватило мужества удержать старую чакропроводящую систему (на сем моменте противник и скрылся). Поддержание взора УсВМШ выпило чакру, собственно, Нидайме из-за этого был почти на нуле, из-за этого такая всепоглощающая боль была, напомнившая о когда-то испытанном по собственной глупости - сейчас тот опыт пришелся как нельзя кстати!

Глава 30. Кустики

  
   *** Солеан
   Незаметно подобралась глухая ночь.
   Я свято блюл секреты. "Джуин" в момент высосал всю чакру Нидайме и вот уже несколько часов пил соки из этого тела, истощая и приживаясь. Как в насмешку над шаринганом, фуиндзюцу на теле выглядело тремя томоэ в вершинах равностороннего треугольника, только кратно больших размеров.
   Распознав суть происходящего, Саске предпочел ослабить контроль над телом, давая процессу завершится и став безвольной тушкой, которую Сакуре не удалось потискать как следует в объятьях. Саске не видел опасности и дал девчушке думать самой - той потребовалось минут двадцать, чтобы прийти в себя и заняться делом. Сакура с трудом, но уволокла подальше от места схватки тела напарников - я без труда смог вернуть свои разбросанные поделки, разложив по подпространственным полочкам пояса чакропроводящие кунаи и сюрикэны (магазинные успешно подсунул Орочимару, втихаря позарившемуся на чужое богатство). На полянке перед распадком нависающих сверху корней срезала дерн, приготовив ловушку для незваных гостей после того, как в ближайшем ручье намочила бинты, положив холод на горяченный лоб Саске. Потом она все же решилась осмотреть подарок Саске и проревела минут пять над открывшимся богатством прежде, чем приняла меры, снимающие сильный жар, строго по кое-как найденному рецепту с описанием подходящих симптомов ранения. С трудом успокоив руки, вколола Наруто в вену чего-то тонизирующего и болеутоляющего, после Саске, естественно, которому стало лишь хуже.
   "Джуин" прелюбопытнейшее дзюцу, сочетающее: генный материал, встраивающийся во все клетки тела; чакру Орочимару, строящую для себя дублирующую систему каналов с выходами в тех же тенкецу и резервуаром по принципу запечатывающего чакру свитка, с механизмом преобразования в нее чакры носителя; гендзюцу, внушающую исподволь лояльность Орочимару тем сильнее, чем чаще происходит активация "Джуина" и с ключ-фразами сиюминутного подавления воли разных степеней; гендзюцу чтения поверхностных мыслей; ниндзюцу-компас на метку к местности, лежащей где-то на севере; ниндзюцу-меткой, позволяющей удаленно следить за передвижением носителя; интерфейсами под встраиваемые модули, еще не написанные или не оттестированные на корректность взаимодействия с ядром. Для завершения техники требуется активатор и модификатор, иначе тело не справится с перегрузками полностью рабочего "Джуина" и наступит смерть, собственно, тело и так окажется в летаргическом сне и потребует прорву чакры, объемом превосходящую среднестатистический джонинский. Благо нет никаких шпионских модулей, записывающих слух, зрение - и без того хватало, чего "заглючить".
   Как и ожидалось, Орочимару взял и пробы ткани с чакрой укусом, и кровушки втянул. Ну да я не лыком шит, подготовился как должно и был начеку, сохранив абсолютный контроль над происходящим. У меня были мысли относительно змеиного саннина, которые после детального анализа его чакры, крови и клеток - хех! - оформлю в конкретные планы.
   Усиленный мною слух донес из-за растущих прямо на стволе дерева симбионтов-кустов вдалеке:
   - Как и приказал Орочимару-сама, атакуем на заре. Мишень - Учиха Саске, - знакомым голосом заговорил командир тройки звука.
   - Остальных ограбим и убьем? - Разинул роток на чужой совок уголовный долбо**.
   - Естественно... - откликнулась пешка Орочимару.
   Будить кривящегося "во сне" Нидайме пока не имело смысла, наоборот, стоит добавить Сакуре паники из-за потребности в чакре и витаминах, пусть вливает и колет (вставлять у девочки рука не поднимется вопреки словам Саске, хех, а вот засунуть ректальные свечи в рот розового ума уже достало, хе-хе) всего и помногу, а вот откладывать разговор не стоит.
   - Поешь, в ближайший час ничего не случится... кроме очередной пилюли в рот.
   - Не смешно, - ответил Саске в своем родном теле, Шодай, и в золотисто-огненном всполохе "Сенпо: Шуншин" переместился в парковую беседку посреди пруда, где я накрыл для него трапезу.
   - Да, суровая правда жизни. Еще десяток таких и первая фаза "Джуина" завершится, - мелодично разливая слоги. Эльфы дивная раса, их переливчатые голоса умеют воздействовать аналогично гендзюцу.
   - Спасибо, все выглядит и пахнет вкусно, - раздувая ноздри.
   Вот ведь, упрям, как бык, ни за что не признается, в том числе и себе, как ему плохо. Весь в Наруто, ну, в этом плане точно, почти, что радует - тараном на ворота он не прет, по крайней мере, когда надо обойдет, перепрыгнет или подкопается на худой конец.
   Соловьиная семья вместе с другими комплектами птиц услаждала слух песнями. Мерно жужжали медоносные пчелы, выведенные мною из украденных Кикаичу. Флору и фауну Эдема я не устаю совершенствовать, любя созерцать копошение - помогает отрешиться от лишних мыслей.
   За три с лишним года от былой планировки квартала Учиха, общими стараниями превращенного в райский сад, в честь которого и дано имя их летающему острову-полушарию, ничего не осталось. Одним из последних пал чайный домик в центре, под которым ранее хранилось семейное достояние, зашифрованное под додзюцу Шаринган, и плита Рикудо Сеннина, ныне очутившиеся в основании башни-Колоса, на верхней площадке которой Шодай тренирует УсВМШ (пока поддерживаю механизм высвобождения ресурсов тела исключительно я один - без меня Саске выдержит сейчас от силы четверть часа).
   На самой верхатуре созданы все условия для обучения - там просто нет организмов (кроме собственного), от которых следует абстрагироваться, никаких предметов, включая одежду и обувь, от ношения коих Шодай отвык. Способность пробуждена менее трех недель назад, с учетом всех ее возможностей без ухищрений ушли бы долгие годы на овладение ею, даже простая активация могла бы быть выполнена на длительность не более чем считанные секунды в час - как тут разобрать, что лишнее? Как эффективно и качественно оптимизировать с максимальным использованием всего заложенного потенциала? А так Саске вскоре после привыкания к собственным дзюцу (при активном УсВМШ) сможет спокойно стоять с чакропроводящим кунаем без обмотки на рукояти, потом двигаться с ним, выполняя гимнастические и боевые ката, затем придет черед обычной одежки, чакропроводящей, с фуиндзюцу. Как только он сможет абстрагироваться от собственного снаряжения, так можно будет его возвращать для Шодай в повседневный обиход и начинать созерцательные медитации вне площадки Ко?лоса (ударение на первый слог), на которой начнется отработка боевого стиля для ближнего боя. Примерно неделя уйдет на умение фильтровать информацию в приближенных к боевым условиях, то есть на полигоне. Все перечисленное суть отладка пробужденной способности без использования всех мною предусмотренных опций, только давно уже оговоренное молниеносное передвижение в пределах круга ближнего радиуса и активация в любой момент и обстановке - на все про все порядка трех недель, если поднапрячься и совместить с подгонкой дзюцу к режиму отшельника. Еще несколько дней на овладение начальной парой дзюцу, присущей любому Мангекё Шарингану. Итого нехилый прогресс за семь недель. Саске сдюжит.
   - Итак, ты хочешь совершить благое дело и распотрошить сей кладезь знаний? - Сидя в позе лотоса на краю площадки врат Хи.
   Звездная ночь. На острове они всегда звездные, если нет желания покачаться на волнах или помочиться под ливневыми струями, которыми хлещет шквалистый ветер.
   - Безусловно. Сроки зависят от исследований, из-за мер предосторожности по предварительному прогнозу они завершатся в аккурат к финалу экзамена.
   - Он мразь, скопище ненависти...
   - ... - молчаливо соглашаясь.
   - Ты давно на него нацелился. Солеан... я бесперспективный?
   - Саске, - опешив от его внезапно оформившихся предположений. Умненький, стал думать распределенно, а я и не заметил. Браво. - Ты сгущаешь несуществующие краски. Уверяю, абсурд выращивать в его глазницах усовершенствованный вечно-великий мангекё шаринган или сразу риннеган, - с улыбкой вытаскивая сию вредоносную занозу. И не обидевшись на предположение о том, что я могу его променять на отпетого мерзавца. - Каково твое отношение к седьмой команде?
   - Эх, - печально и раскаянно вздыхая. Да, я такой, хочу оформленное суждение, обличенное в слова. - С ментальными закладками они просто невыносимы. Если абсурд, то почему тогда ты не доверяешь мне свои планы?
   - Эх, - вторя. - И тебе станет интересно жить по доведенному до абсолюта графику, словно робот какой? В свое время мне подсказали, и я неукоснительно следую совету - будущее должно оставаться туманным, естественно, до кайфовой степени. Бесспорно, найдутся счастливцы, коим сам процесс движения по заранее определенной траектории в удовольствие. Ты из их числа?
   - До абсолюта это как?
   - Осознавать будущее в точности, как прошлое. Ты будешь знать все своим мысли, все повороты судьбы, всё-всё-всё, каждую мелочь наперед, все попытки вырваться из предопределенности с их вечно отрицательным результатом...
   - Такого и врагу не пожелаешь!.. - округлив янтарно-черные глаза и следом опустив их на кучерявые облака. - Я не знаю... Наруто не сможет смириться с моим существованием как во всем его превосходящего, и Сакуру мне жалко, она тоже не сможет смириться... - после продолжительной паузы. - Я не возьму ответственность за их воспитание или обезвреживание ментальных пут... быть может они и станут безгранично мне преданы, но я не хочу... чтобы так.
   - Из-за меня?
   - Отчасти... Пожалуйста, давай сменим тему?..
  
   *** Саске
   - Хе-хе, бессонная ночь? - Глумливый голос выпрыгнувшего из-за кустиков насторожил. Минуту назад Нидайме Саске, разбуженный Солеаном, с горчинкой внутри отметил ее работу над собой... кособокую, как выяснилось в критической ситуации. - Ничего, скоро отоспишься. Буди Саске-куна. Мы хотим сразиться с ним.
   - Рехнулись? Я знаю, что за вами стоит какой-то Орочимару! Чего ему надо?! - Вскакивая в проходе меж корней к ими же образованной пещерке. - И что это за отметина на шее у Саске? Сперва раните, потом драться?!
   - Хм, интересно...
   - Теперь точно я тебя убью и Саске тоже грохну, - подражая тону командира, высказался лохматик.
   - Постой, Заку... Какая примитивная ловушка, - ехидно отворачивая дерн. Перевернутые камни и земля другого цвета сильно выделялись на общем фоне.
   - Пфф, глупо. Значит, тот кунай она метнула для того, чтобы подрывная белка не попалась в ловушку... - озвучивая очевидные вещи. Нидайме пользовался случаем незаметно погонять кровь в мышцах, разогреться, чтобы не порвать связки и жилы.
   - Раз девчонка не нужна, убейте ее, - стоя в своей любимой позе с висячими руками и едва ли не на бок положенной головой, бросила бинтованная гадина в протекторе с музыкальной нотой по центру.
   Троица взвилась в воздух. Сакура перерезала тонкую леску, обрушивая рассчитанную на обывателей ловушку, за неимением других инструментов хоть что-то.
   - Ну никакого таланта, - в полете рукой с усилителем звука расщепляя обрушившееся сверху на их головы бревно.
   - Не позволю! - Успевая за мгновения выпадения из их поля зрения метнуть по ним с двух рук по четыре куная и сюрикэна и прыгнув в сторону длинноволосой девчонки с напитанными чакрой кистями.
   Дальнейшее Саске предпочел бы стереть и переиграть, но поздно - промедлил "пробуждение", дождавшись появления из-за кустиков зеленого человечка, пропущенного из-за ограничений взора через щелку между век. Саске хотел проверить Сакуру, но вмешался нежданный-негаданный фактор, который он мог вполне заметить раньше, не пялься на четверку - он не для того тренируется, чтоб Солеан помогал в таких пустяковых ситуациях, поэтому кроме самого себя винить теперича некого.
   "Омоте Pенге" и Каймон. То самое, недостающее звено, пропущенное Рок Ли из-за вмешательства своего сэнсэя. Про Хачимон Солеан ничего не рассказывал до этого, а теперь расщедрился на краткий рассказ о специфических узлах в системе циркуляции чакры, разграничивающих ее поток. Каймон - врата открытия. Удаляют ограничение с мышц, при нормальном использовании задействованных на пятую часть из-за механизма защиты от перенапряжения. Открытие Каймон позволяет использовать тайдзюцу "Омоте Pенге" - Ли обмотал бинтами Кинута Досу, и так забинтованного по самый глаз, раскрутил вокруг оси и шмякнул головой в землю с высоты полета в тени листа, "Каге Буё" - Лотос расцвел. Последнего спас напарник, прямо в землю направив через дырки в ладонях воздух с ультразвуком, тем самым создавая мягкую земляную подушку. Кьюмон - врата исцеления. Добавляют выносливости. Сеймон - врата жизни. Расположены в костном мозгу, а не в левом и правом полушариях мозга, как предыдущие, соответственно. Ответственны за лимит нервной системы. Всего шиноби выделяют восемь врат, последние расходуют вообще всю телесную энергию, убивая открывшего. УсВМШ, как форма, требует открытия трех первых врат, дающих заполняющую ее энергию. Благодаря произошедшей в начале прошлой осени гармонизации обмен энергиями в теле Шодай после открытия Хачимон не приводит к деградации функций тела - клетки "пьют" чакру, а не потребляют химические соединения, изнуряя организм, и не отмирают, пока есть поддерживающая их запредельный функционал чакра. По словам Солеана, у проводящего духовную энергию многослойного тонкого тела тоже есть специфические узловые центры, имеющие выходы на самом грубом эфирном уровне. Собственно, чакра образуется на стыке духовной и физической энергий, Инь и Ян. Благодаря гармонизации в теле Шодай сопоставлены идущие от головы вниз врата физической энергии с идущими от копчика к голове вратами духовной энергии (со своими функциями). Вот только, выражаясь принятым языком, духовных врат девять, открытие последних переводит человека на энергетический уровень существования. Весь аппарат УсВМШ запитан от первых трех парных центров: Каймон-Исток, Кьюмон-Зарод, Сеймон-Живот.
   У Шодай Саске после открытия Сеймон-Живот никакого покраснения кожи не будет, в отличие от других шиноби, обходящих вниманием тонкие тела, и чакра не начнет убывать при активном УсВМШ. Первая пара сравняет его объемы чакры с Нарутовскими, вторая сильно превзойдет зафиксированный у него Солеаном пиковый объем, а после пятой-шестой он станет сопоставим с биджу по объемам. Эластичность требуется для того, чтобы получаемая после стремительного открытия врат чакра, с мерцающим хидзюцу обладающая большей плотностью, не рвала систему в хлам, чтобы выдерживала и становящуюся еще более густой, упругой и мощной сенчакру в одновременном режиме отшельника - сопоставление с биджу по силе. Саске до сих пор не представлял и не понимал, как организм вырабатывает физическую энергию, производит чакру и ее же потребляет, едва ли не замыкаясь в восходящую по мощности спираль вечного двигателя. Но это не помешало обрести столь необходимую ему в эту трудную пору уверенность в своих силах - ведь вся мощь в его руках собственная, ниоткуда не заимствованная и ни от какого плененного и сжатого внутри демона не зависящая! Жалкий "Джуин" и рядом не валялся!
   Собственно, пагубный эффект "Джуина" первой фазы (взаимодействующего преимущественно с системой циркуляции чакры) на тело Нидайме в целом нивелируется открытием пары Каймон-Исток, правда из-за дисбаланса его систем болевые симптомы вскорости начнут прогрессировать по квадратичному закону, приводя к скорому обморочному откату. Для контроля чужой чакры в высвобожденной проклятой печати *** Орочимару требуется колоссальная сила воли, потому что разные виды, своя и чужая, смешиваются, примерно как у Наруто, только после перехода во вторую фазу. Плюс темная чакра вызывала столь пакостный коктейль гадостных ощущений, что Шодай Саске стоило огромных усилий отстраниться от них и вкушать пищу, а не бороться с позывами к рвоте, с соблазном Саске начал бороться тоже до начала ночной трапезы в Эдеме. Парень совершенно определенно помнил, за что Хьюги упекли его в больницу три с половиной года назад - за щедро отвешиваемые им в драках синяки, сходящие неделями без лечения. Он четко осознал, что Нидайме, примени он секундой раньше укуса "Катон: кровь деструкции", попросту уничтожил бы хищное фуиндзюцу, даже сейчас он может найти в себе силы обороть проклятую печать, вымыв черную метку с тела. А укутайся он при укусе в "Энтон: ореол деструкции", у Орочимару искрошились бы все клыки, но тогда змеиный саннин перестал бы играться, а скрутил б Нидайме словно кутенка и уволок к себе в нору прямо из "Леса Смерти" - с его навыками маскировки, когда оперативник АНБУ в упор его не разглядел, пропустив в Зону-44 словно заправского генина, *** ложил он на преследование.
   - Глупо. Это тебе не поможет, - надменно.
   - Ты это о чем? - Эту интонацию Саске впервые слышал у Сакуры, в следующее мгновение отрезавшей свои мягкие и душисто пахнущие розовые волосы, чтобы высвободиться из хвата шокированной этим поступком Кин, чьи волосы свисали почти до самой земли.
   Однако силы оказались не равны. Серия техник замещения тела с вводом в заблуждение и принятием на себя брошенных противником кунаев, чтобы хотя бы подобраться к нему, успехом увенчалась частично.
   - Отпусти, Дрянь! - Закричал чувак, когда напарница Саске вцепилась зубами в предплечье его дырявой в ладони руки, прижав собой к земле.
   Но не девочке тягаться с парнем из звука - тот сбросил ее с себя, наставив руки для своей техники "Занкуха", режущей плотными потоками воздуха с ультразвуком.
   Вот тут прятавшуюся за кустиками команду номер десять Шикамару и вывел на сцену, загородив отброшенную Сакуру с залитым кровью лицом.
   Соперничество Ино и Сакуры за его, Саске, внимание, порядком достало парня, за полгода после выпуска успевшего основательно подзабыть девичьи перепалки. Сейчас это сыграло на руку - пшеничноволосая видела решительный поступок Сакуры и не захотела ни в чем ей уступать. А Заку совершил глупость, начав злить жирдяя, остро реагировавшего на шутки о своей полноте - с таким Чоджи Саске бы поостерегся шутить о его протекторе, отчего-то смахивающим на женские трусики, напяленные на голову.
   - Дааа!!! Полнота рулит!!! - Яростно заорал Акимичи-дзин.
   Так Саске познакомился с еще одним хидзюцу улучшенного генома "Нинпо: Байка но Дзюцу", кратно увеличивающим вес и объем тела. И следующим хидзюцу этой клановой линейки "Никудан Сенша" - тело превращается во вращающийся шар, эдакий мясной танк.
   Чоджи стремительно покатился на врага, пока Шикамару применял освоенный им театр теней "Нинпо: Каге Мане но Дзюцу" - бинтованный, тень которого поймал Нара-дзин, принялся повторять глупые движения за Шикамару, тем самым психологически отвлекая Заку-ветродуя. Яманака-дзин применила уже знакомое дзюцу обмена сознаниями, блокировав Кин. Однако Заку имел право пренебрежительно относиться к напавшим, верно отыскав слабое место и вырубив Чоджи одной звуковой волной, а со второй руки ударил по напарнице в попытке телесной болью выбить из нее чужой разум, прерывая дзюцу.
   - Наша цель - Саске-кун! - Бросил Кинута Досу, когда напарник вынудил Шикамару отскочить из-под удара, тем самым прерывая свою технику. Ино сама прервала свое дзюцу, имея предел в считанные минуты.
   И начал выдавать замеченную подноготную побежденных техник.
   - Недоучки из скрытого звука кое-как осилили трех убогих из селения листа, - заслуженно бахвалясь, высокомерно бросил Тентен с одной из верхних ветвей с обзором на поляну Неджи, давно запругнувший туда из-за густых кустиков по соседству. - И еще имеют наглость куражиться победой? - Варьируя громкость отлично поставленным голосом на уровне слышимости убогих.
   - И в самом деле, словно клопы из-за кустиков лезут и лезут... - хмыкнул лохматик, более старший и рослый, чем Хьюга-дзин.
   - Ли...
   - Вы совершили ошибку. Вон тот чокнутый из нашей команды. Вы за него заплатите!!! - Активируя Бьякуган. - Одно неверное движение и получите по полной программе! Хм, - скривив губы.
   - Хе-хе, что, не нравится? Хорош выпендриваться, спускайся и дерись!
   - Похоже, мое вмешательство излишне... - воротя нос от увиденной чакры.
   - Саске-кун, ты очнулся?! - Но радость завяла накорню при виде Нидайме Саске, решившего, что уж Неджи тут точно лишний. Черные кляксы, расползшиеся по левой половине туловища от щеки до пальцев, внушали страх не меньший, чем красный шаринган с двумя томоэ. Отсутствие ворота дало всем разглядеть, откель ползет омерзительная чернь.
   - Повеселимся!.. - Прошипев самому себе противным голосом. Но за годы Саске научился маскараду, примерно представляя, что показать пешкам Орочимару. Шикамару должен понять, а остальные по-барабану... теперь. Может даже прежняя его маска укрепится. - Меня переполняет сила-а... Какой класс-сный подарок...
   - Слишком много чакры!! - Ужаснулся командир тройки звука, когда от заполонивших тело клякс стала истекать убийственная яки. Все благодаря отлично усвояемым лекарствам клана Нара, славящимся ими. - Заку, нет!! Ты не понял?!
   Но лохматик уже впал в ту стадию боевого азарта, когда невозможно самому остановиться, когда все противники кажутся жалкими букашками! "Занкукьёкуха" выглядела даже красиво - зримые звуковые волны, светясь вложенной чакрой, красиво разошлись веером от рук. Саске оценил. И подарок тоже - высвобожденные и удерживаемые объемы превысили Нарутовские, сила и скорость Нидайме превысила таковую у Шодай... с однотомоэшным шаринганом без нагрузки утяжелителей... и без хидзюцу, высвобождающего чакру непосредственно в крови. В общем, посредственные для Шодай параметры зашкаливали для Нидайме - это Саске и так прекрасно знал и мирился.
   - Ха, вот им и хана! - Обозревая борозду. Но ни Сакуры, ни Наруто там уже не было. Тем более Нидайме, перенесшего обоих.
   - Угумс-с! - Со злой улыбкой простып ударом по хребтине левой отбрасывая зарвавшегося типа.
   - Гха!..
   Пришла пора дивной красоты "Катон: Хосенка Тсумабени". Выдувая янтарно-рыжие сгустки пламени с причудливыми черными языками, Нидайме свободной рукой успевал в каждый вложить по сюрикэну - огненные цветы распускались прямо в полете уже в метре от лица (под прицелом бьякугана он не решился высвобождать их из бинтов-утяжелителей, удовлетворившись четырьмя с одной руки). Заку ловил кайф от битвы, накал страстей бурлил в нем - очередной воздушный резак резво сорвался с его дырок в ладонях, сеча пламя... и бессильно отступая от сокрытых в нем сюрикэнов.
   - Аааа! - С трудом на скорости уворачиваясь. Нидайме Саске не мог управлять полетом цветов и страдал точностью. Собственно, чего ожидать от первого применения этого дзюцу четвертого ранга в этом теле? С его чудовищной болью, сдерживаемой силой волей аж двух потоков сознания.
   - Гляжу, гордишься руками? - Вдавливая ногу между лопаток прижатого к земле врага и выдергивая заведенные за спину руки из суставов. О-очень болезненный прием, он по себе знал. Крик быстро перешел в хрип.
   Тело Кин еще не оправилось от удара Заку, девушка с растрепанными волосами с ужасом пучила глаза, не в силах ничего поделать.
   - Остался ты... р-развлечемсся... - не спрашивая, утверждая.
   - Хватит! - Метнулась из-за спины Сакура, пораженная жестокостью, не понявшая ее показной характер. Даже Шикамару сглотнул и дернул серьгой в ухе.
   "Каварими но Дзюцу" с воздухом близь одноглазого. Девчонка обхватила пустоту, клюнув носом в землю.
   - Пожалуйста, Саске-кун, прекрати! - Проливая слезы из зеленых глаз. Испачканное кровью и земляной пылью лицо стало еще безобразнее.
   Однако схвативший противника за горло и оторвавший его от земли Нидйме пропустил мольбу мимо ушей. Он смотрел двумя томоэ в каждом глазу в блюдце захрипевшего противника.
   - Ввозьми... прошу, от-тп-пусти н-нас... - с трудом издавая звуки и с дрожью протягивая свиток "Земля" Нидайме, с которого сошли кляксы, спрятавшись в проклятой печати на шее.
   - Передай хозяину, - шипящей скороговоркой техникой чревовещания только для одного уха, - пусть ждет. Пары недель после экзамена мне хватит уладить финансовые вопросы - за силу я не поскуплюсь. И... если встречу тут лицемерного очкастого шпиона - задохлик умрет, случайно. Брось поганый свиток и моргни, коли усек, - звуковик судорожно моргнул, боясь пошевелиться и сглотнуть лишний раз. О чревовещании он, видимо, не ведал - ротовая щель и речь из нее его напугали сильнее простой яки. - Валите, - громко для всех, с омерзением отбрасывая обмочившееся тело.
   Повернулся Нидайме Саске выжатым лимоном - отходняк. Ноги чуть не подогнулись, еле передвигаясь, руки повисли, спина согнулась, челка и чуб жалко обвисли, резинка, стягивающая пучок на затылке, где-то потерялась еще при переноске "бесчувственного" тельца, открытую шею обдувало. Однако сил для кривого поднятия кончика губ и черного мазка по лавандовым очам достало - знал бы Неджи, чего Саске стоило удержание ширмы, прячущей истинный янтарно-черный цвет! Любая деятельность с собственной чакрой вызывала чудовищную боль в очаге укуса.
   - Кто этот Орочимару?! - Решила добиться правды "добытчица информации". - Что и почему он сделал с Саске-куном?
   - Не знаю... Нам просто приказали убить Саске-куна... - хрипяще бросив в ответ, с опаской косясь на спину с веером.
   Встающая растрепанная и обронившая при обрезке волос протектор Сакура, судя по лицу, не удовлетворилась ответом, но большего добиваться не стала.
   - Эй, ребята, вы как? - Обливая своим фирменным высокомерием, снизошедшим до быдла. Оно помогало принять из-за томоэшек фуиндзюцу отнесенную к клану Учиха впечатлившею его силу.
   - Ксо, достало, но черт с ним! Ино, займись Ли! Ну а с этим что делать, - старательно глядя только на с блаженной лыбой валяющегося Наруто, отважно во сне раз от раза спасающего Сакуру от всяческих напастей и насмехающегося над немощным Саске, а не на бесхозный свиток или круто изменившегося друга. - Пнуть что ли...
   - Можно мне?! - Тут же отозвался стоящий рядом Чоджи, взирающий с чисто гастрономическим интересом. В его глазах горела бугристая колотушка для готовки отбивных. Две слоновьи колотушки-киянки!
   Нидайме прошел мимо, правдоподобно вильнув на порыв Сакуры оказать помощь - та вроде поняла мотнувшуюся голову, истолковав за желание оставить ей свиток, который она и поспешила поднять и припрятать. Ино уже подхватили и тащила с заплетающимися ногами повисшего на ее плече Ли. Неджи с Тен-тен все еще взирали сверху, провожая взглядом команду из скрытого селения звука.
   - Чоджи... - Палец несколько раз прокрутился на знаке ремня. Некоторые слоты имели ячеистую структуру на манер патронташа или скорее револьверного барабана (Солеановские словечки). Стоило воспользоваться спец-жестом перелистывания, как получишь конкретный предмет, а не всю спрятанную в слоте гору барахла.
   - А? Я ничего...
   - Лови, - сопровождая бросок минимакимоно с жирными кандзи "Еда" (незамысловатый походный паек на неделю). Благодарность и знак Шикамару не волноваться - поймет. - Всем заранее пока, я до кустиков... - прощально махая ручкой и отметая вопросы к себе.
   Он действительно хотел по малой нужде - слишком много эликсиров влила Сакура. И не до общения ему сейчас было, абсолютно. Тем более с очухивающимся Наруто. Запоздала решимость Сакуры, отрезавшей себе волосы в знак взросления, но побежав останавливать его, она еще раз продемонстрировала отсутствие веры в ранее признанного командира. Не различает еще нюансы... Печально...
   Рассасываемая таблетка, отправленная в рот последней, ослабила боль и освежила дыхание - глазастый Неджи гарантированно не станет подсматривать и уйдет с девяткой в противоположную сторону, десятка тоже постарается в темпе убраться кушать, посему его отлучка останется ими незамеченной, хотя и вызовет тревогу своей длительностью у горе-напарничков. Пугающая чакра полностью запечаталась обратно, приведя пророщенную за ночь дублирующую систему каналов в пассивное состояние.
   Следуя наставлениям, все еще цельный Саске в теле Нидайме открыл первые врата Каймон-Исток - несравнимые с "Джуином" ощущения разлившейся по телу благодати!
   -- Я смог, - гордясь. Действительно было чему - увидел и победил. Ну... с Истоком помог Солеан. Но у Шодай Саске все от и до сам выполнит!
   -- Молодец, - искренне хваля. Ведь у Саске хватило силы воли самому деактивировать "Джуин". Пусть и малость глючный - мелочь, реально не стоящая внимания. Здесь важна победа над собой.
   -- Ладно, - бросаясь в омут с головой. Саске вынужденно одобрил план Солеана, благодаря того за отсрочку, за время на свыкание...
   В два потока Саске малыми затратами чакры техникой обмена "Каварими" перемещался сразу на сотни метров по внутреннему компасу. Грозный рев атакующего медведя накрыл противной волной - Саске ушами Шодай привык к мелодичности отца и необузданных стихий, а тут такой рычащий диссонанс.
   "Нинпо: огненная длань". Объятая густым черным огнем правая рука обрушилась на толстую шею, чуток замедлившись, другая придала импульс в ту же сторону - деструкция в мельчайшую пылевую взвесь превратила слой в толщину ладони, ало-коричневое облако скрыло фонтан крови и отлетевшую голову завалившейся набок туши, в сторону от жертвы.
   - Не бойся, - доставая из кармана шорт и протягивая заранее приготовленное Солеаном спелое яблоко красного цвета.
   Дрожащая девчушка с протектором травы опасливо покосилась на руку, поправила очки и протянула трясущейся рукой прижимаемый до того к груди свиток "Земля" - язык у нее, наверное, отнялся от страха. Саске отметил сухость глаз, быстро сориентировавшихся в изменившихся условиях.
   - Спасибо, - все же произнесла она жалобным голосом и голодным взором, лишенным удивления его, спасителя, появлением. - Всех моих убили... - вгрызаясь. Нидайме спрятал свиток в пояс в пару к "Небу".
   - Стань моей женой, - на одном дыхании моргнул Саске, предварительно перед встречей снявший и спрятавший свой протектор с завитком Конохи.
   О, чего ему стоило сказать это на полном серьезе, прямо, ровно и уверенно. Распахнувшиеся красные глаза оценил один Солеан... впрочем... Саске нравилось красное в зеркале, подобное на девичьем лице пришлось по вкусу больше, чем зеленое в слащаво розовом, детском обрамлении. Пауза затянулась. Недоуменно-чавкающее сглатывание послужило сигналом к продолжению.
   - У меня есть собственный остров, - с огромным усилием воли, не меньшим, чем контроль над "Джуином", управляя своей приветливо-взрослой интонацией и доброжелательной мимикой. - Райский сад для двоих с благами цивилизации. Не будет нужды в рьё... еде, одежде и украшениях. Станешь матерью моего первенца... Будешь любить и ухаживать за моими детьми... Будешь счастливой и с отличным зрением... Научишься владеть своим улучшенным геномом и узнаешь новые дзюцу, - подползя на коленях к ней вплотную и стараясь бархатно приласкать руками шейку.
   Удивительно, взгляд быстро обрел пронзительную трезвость, а заалевшие уши ловили все звуковые оттенки, не спеша отвешивать оплеухи или отталкивать. Ощущая умело скрываемые растерянные колебания, Саске в теле Нидайме решился на отчаянные меры, о которых иногда грезил украдкой. Паренек прильнул к губкам чумазенького лица, нежно и уверенно проведя языком, толкнувшимся внутрь и робко начавшим ласкать яблочный язык и нёбо с деснами, дожидаясь ответа.
   По циничным заверениям Солеана, и ее просканировавшего с пятого места в триста десятой, более идеальной кандидатуры, чем эта куноичи из уничтоженного и разбрызгавшего свою юную кровь по миру клана Узумаки, сыскать нереально. Они вот буквально недавно обсудили гарем и прочие варианты... Раз выдался столь удачный случай, грех пропускать, даже если хочется совершенно противоположного... ну почти. По крайней мере, Саске хотел уже начать потихоньку сворачивать до минимума тренировки и пожинать их плоды, покинув на время Эдем. Саске кое-как заочно согласился с избранницей отца с условием, что когда он действительно в кого-то влюбится, Солеан поможет разрулить конфликт. Ему немного после краткой справки полегчало - ей оказалась не мымра какая-нибудь, а вполне симпатичная девочка, на которой он пару раз уже задерживал взгляд.
   - Примешь мое предложение здесь и сейчас, Карин? Войдешь в клан Учиха моей преданной женой? - С трудом оторвавшись от вскружившего обе головы затяжного и невероятно сладкого поцелуя, взбугрившего одну ширинку, благо в этот момент прикрытую краями футболки, иначе пунцовая краска густо бы разлилась со щек по всему лицу.
   На его левой ладони теперь вместо яблока, выпавшего и укатившегося к трупу медведя, в свете "случайно" упавшего сквозь листву солнечного луча сверкнули два изящных кольца - обстановка романтичнее некуда. Оба кольца из белого сплава благородных металлов, на одномчуть более толстом блестели пять чистейших брильянтов, сливающихся верхней гранью с выпуклой поверхностью с золотой филигранью фуиндзюцу (Солеан скромно потупился внутри сознания Саске, даже ножкой шаркнул) - внутри каждого свое разноцветное кандзи, соответствующее одному из пяти элементов. Красные глаза широко распахнулись, когда спрашивающий Нидайме Саске вопреки традиции одел как влитое севшее колечко на средний палец левой руки вместо безымянного. Понимание мгновенно забрезжило, ведь кольцо сразу дало ощутить родство со всеми пятью свойствами чакры - наиболее полно раскрывают свои способности подобные не совсем уж чтоб уникальные артефакты именно при ношении на среднем пальце, ко всем остальным от проходящего в главного руке канала чакры ведут всего лишь ответвления.
   Девочка с задатками сильнейшего ирьёнина-сенсора купилась на спектр дзюцу, ведь ранее из-за отсутствия выраженного сродства она была не способной к стихийным техникам, а тут пожалуйста, хоть все пять сразу. Конечно, для таких вещей естественны лимиты пропускания и проценты потерь при конвертации вкупе с другими присущими им ограничениями возможностей работы со свойствами.
   - Принимаю, - решительно поправляя сверкнувшие очки и одевая на средний палец левой руки Нидайме Саске оставшееся кольцо со сложной золотой вязью тончайшей филиграни иного фуиндзюцу и мелкой алмазной крошкой, вплавленной в металл гладкого на ощупь кольца с другим функционалом. - Учиха Саске, - откуда-то зная его имя и фамилию. Между кольцами установилась связь, от супругов друг к другу потек ручеек эмоций, обуревающих их обоих всепоглощающим лесным пожаром.
   Неожиданно даже для себя девочка поддалась порыву, беря инициативу в свои руки и зарываясь пальчиками в индиговые волосы - последовал поцелуй с ее стороны. Менее умело, но от того не менее сладко и жадно до ласк волнительных и трепетных, заодно прижимаясь грудью с таким же бухающим в ней сердцем.
   - Сейчас я применю обучающее гендзюцу и сразу переправлю тебя в Эдем, где твой лечебный сон продлится месяц... Какая же ты умная и смелая, моя красавица Карин-химэ. Готова?.. - Руки сами игрались ее волосами, очки мешали утонуть в красной глубине глаз. С Сакурой никогда такого желания утонуть не возникало, хотя он прекрасно помнил, как она недавно прижималась к его груди, а потом и спине.
   - Готова, - ощущая искренность слов и желая коренным образом изменить свою судьбу. Будучи сироткой из зачуханной деревни, она вцепилась в выпадающий раз в жизни шанс руками и ногами.
   Поцелуй в носик усыпил мгновением позже исчезнувшее тело. Кольцо переместилось с пальца Нидайме к Шодай. Задрожавшие руки еще ощущали шелковистую мягкость кардинально красных волос... Парень впервые ощутил в принудительно начавшем из-за проклятой печати дозревать паху жар эротического желания, что есть мочи рвущегося наружу. У Шодай, в котором с перемещением супружницы благополучно вновь разместилась половина сознания Саске, Солеан тоже запустил гормоны, доселе им сдерживаемые - последствия состояния ума и сердца незамедлительно сказались на ничем не стесненном теле.
   Скоротечная "церемония" бракосочетания в Лесу Смерти, первая и единственная в своем роде, уникальная и офигительно запоминающаяся. Солеан прихватил и медведя с его головой - первый семейный трофей как-никак. Он сказал, что выделанную шкуру перед камином постелет, а обработанную голову на стену над ним повесит.
   - Сходил, называется, в кустики... - нервно захихикал уткнувшийся протектором в ствол дерева Нидайме, не знающий, плакать ему или смеяться...

Глава 31. Последний рывок

  
   *** Саске
   - Ты отдал Чоджи всю нашу еду?! - Обвинительно. Желудок оглушительно согласился с хозяином.
   - Акстись, Наруто-кун, - ловко срезая только что найденный съедобный гриб. Тонкий прут принял на себя плодовую плоть, меткий плевок зажег кончик срезанной ветки плотной местной древесины, горящей долго и жарко, как показал опыт. Гриб начал ароматно жарится в пламени импровизированного факела в правой руке. На мгновение остановившийся для наклона Нидайме Саске продолжал спокойно идти как ни в чем не бывало, скрывая ото всех боль и метку под запасным красным галстуком.
   - Наруто! Собери сушняк на костер, я наберу нам на завтрак грибов, - смотря голодными зелеными очами и здраво оценивая способность горластого напарника найти съедобные грибы. В "Лесу Смерти" круглогодично стояла одна и та же влажная погода с неизменным температурным режимом, судя по внесезонным ягодам, цветам и прочим признакам. - Саске-кун, давай тут устроим привал? - Имея ввиду ближайшую ровную площадку между корней.
   Угрюмый Нидайме пожал плечами, продолжив сосредоточенно вращать прутик, подспудно болезненно скармливая огню щуп из чакры, отчего жар основательно пропекал гриб. Присел с самого краешку, его мысли витали весьма далеко от напарников с их мелкими проблемами, не стоящими внимания, на необходимом и достаточном уровне уделяемого окружающим дебрям. На сегодня Шодай только и мог, что с превеликим трудом пытаться сосредоточиться на "Катон: дыхание огненного дракона" и "Катон: великое дыхание огненного дракона", часто зависая на воспоминаниях о недавнем раздевании, отмывании и укладывании жены в ванну с физраствором. Саске в любом случае хотел после ее просыпания устроить настоящую церемонию, скромную и без друзей с обеих сторон, но в храме и как положено с официозом, пока неизвестно каким и где... Саске с нетерпением ждал возможность поспать, чтобы заглянуть в сон и пообщаться ближе, чтобы лично научить выученным рецептам любимых блюд, рисового пирога и сливового варенья, объяснить принципы дзюцу, преподаваемых в АШК, чтобы очнувшаяся ото сна под присмотром Солеана жена имела уровень знаний генина Конохи. Он серьезно отнесся к взятым обязательствам и долгу, желая сразу рассказать Карин нюансы фразы "любить и ухаживать за моими детьми", тем самым расставив все точки над "ё", как говаривал Солеан - честность залог успеха. У Саске слабо получалось смирять вихрь эмоций и мыслей, динамично мелькающих на лице Шодай, но на маску у Нидайме силы воли хватало.
   - Я собирать дрова, а Саске-кун чего будет делать??? К моему костру пусть не подходит! - Резюмируя. В его голубых глазах веер потерял всяческое уважение.
   - Иди уже, - срезая ножку похожего на сморчок гриба.
   С такого со временем основательно пронесет. Нидайме продолжил молча вращать источающий блаженный аромат усыхающий грибок на ножке толщиной с его руку, раздавив сверху сморщенную и неаппетитную с виду ранетку, сорванную еще до гриба - вкусный запах усилился.
   - Саске-кун... плюнь, пожалуйста, на хворост, - устав ждать, когда сопящий Наруто разожжет огонь в той куче, что он собрал и свалил. Ни мха, ни трухи, ни сухих щепок кунаем не настрогал.
   - Эй-эй, ты чего это творишь, совсем обозрел харкаться в мой костер?!! - Взвился желтый с кунаем в руке.
   - Плюнь в мой, - протягивая палку. Непосредственный Наруто звучно собрал слюну с соплями и смачно плюнул - Нидайме дернул огнем, ловя и туша пламя, в добавок воткнув углем в землю. В это время левая рука поднесла готовый продукт питания, а рот нехило так кусанул, флегматично начав тщательно пережевывать, чтобы лучше усвоилось. Воды набрали и напились ею в найденном еще Сакурой ручье.
   - Наруто, ты кусок идиота! Как ты собрался разжигать свой костер?! Саске-кун, зажги, пожалуйста, а? - Состроив просительную рожицу.
   - Наруто-кун против, а другого, гм, костра я не вижу, - одновременно жуя.
   - Хн! - Усердствуя в бестолковых потугах.
   - Саске, ну ты чего опять издеваешься, а? А еще командир, называется, - пеняя с сорвавшимся зевком.
   Саске стерпел и виду не показал. Смирившись с твердолобыми упрямцами, голодная и сонная Сакура начала потрошить Нарутовскую кучу - тот громче завозился.
   - А мой костер зажжешь, Саске?
   Огненный плевок оптимальной силы в самый центр мгновенно затеплил пламя, неторопливо охватившее сложенный из поломанных палочек шалашик.
   - Спасибо, Саске!.. - Зевок забрал продолжение, но на свой бурчащий манер речь взял живот.
   О пищевых пилюлях в аптечке смекнуть оказался горазд один Саске, наизусть все помнящий в ней, но молчащий. Наруто надулся. Еще пару минут повозившись, он сдался, незаметно пристроившись у костра и начав запекать гриб с улыбкой, тем большей, чем ароматнее шел запах от жарящегося на прутике гриба.
   - Саске, ты куда? Опять хочешь в кустики?.. Сейчас отвернусь... - Поспешно поворачиваясь спиной к костру. Наруто скривился - он хотел жрать, а не следить за справлением нужд. Нидайме Саске едва удержал маску на лице, только помрачнев - на предложение пойти в кустики он теперь неадекватно реагировал.
   - Здесь не осталось опасностей, с которыми бы я сам не справился. Шаринганом, - на миг активируя додзюцу, - я вас различу, по нему и вы меня узнаете. Если будешь разделывать и жарить мясо, принесу белку или кроля. Ловить?
   - Мясо белки?! - Просто не умея нормально разговаривать. Его голос разносился далеко в этом глухом лесу.
   - Д-да, лови, - понурилась Сакура, глядя на свой подпаленный гриб, ставший совершенно неаппетитным.
   Шашлык с зеленью оставили на обед - пойманный живьем кролик сидел на веревке, пытаясь разжалобить Наруто, потому как Сакура банально вырубилась, заснув глубоким сном. Двум взаимно переставшим уважать друг друга напарникам не о чем разговаривать: один устроился спиной к толстому шершавому корню, кем-то старательно погрызенному и здоровенными когтями поцарапанному; второй заинтересованно исследовал мелкую живность типа. Апогеем стала невесть откуда выпрыгнувшая лягушка - Наруто повторил ее позу и стал раздувать щеки в подражанье, думая, что его никто не видит. После лекарств неуемная бодрость переполняла растущий организм даже за вычетом перекрытой печатью Орочимару чакры демона-лиса.
   Саске крайне обрадовался, когда устроившееся медитировать тело Нидайме Солеан предложил передать ему под контроль. Он горячо поддержал инициативу, поспешив слиться в целое и с головой окунуться в тренировки, пока амурная тема совсем его не допекла и не выела все мозги. Еще есть и будет время свыкнуться со статусом женатого человека, через месяц способного к зачатию, как и жена, что сводило с ума. Тренировки манна небесная - инстинкт стать исключительно сильным, чтобы суметь защитить уже мерещащееся красноголовое потомство.
   Естественно, когда Сакура слегка выспалась, от кролика остался один поводок и невинные голубые глазки. Нидайме под управлением Солеана самоустранился от командования, которое вынужденно взяла на себя Сакура, оформлявшая приказы в форму просьб и вроде как довольная созданной иллюзией, что она просто интересуется, Саске просто соглашается, а Наруто как всегда крайний. Девчонка была довольна, что "командир" взял на себя обязанность мигать шаринганом, определяя свой-чужой, когда после шести часов по окончанию трапезы с грибными шашлыками они с Наруто забегали. В итоге последний схлопотал пару ядовитых шипов и укусов в интересные места и без чакры демона-лиса не смог с ними справиться. Сакура вспомнила об аптечке, заодно перестав маяться животом - от прямого высказывания благодарности за нее Нидайме-Солеан красиво увернулся, подкопаться нельзя. Сам Саске все путешествие по дебрям с его булочными перипетиями воспринимал самым краем сознания, в своем оригинальном теле активно учась огненному дыханию.
   Так они и брели по лесу, куда глаза глядят, совершенно никого из команд не встречая по пути. Правда, нашли след от двухдневной давности костра и парочку следов жарких битв. Сразу вспомнились позабытые на своем поле боя кунаи - на встреченном все тщательно собрали, ибо негде пополнять в течение пяти суток. Сакура и Наруто чувствовали бы себя безоружными, если бы не великодушно предоставленные им Нидайме-Солеаном для одного броска с одной руки четыре куная и с другой четыре сюрикэна - плутание в поисках места сражения со звуковиками после победы над поносом и голодом стало причиной того, что они основательно заблудились. Благо Солеан тихим сапом заворачивал дорогу к реке, устранившись от борьбы со страшными пауками, ящерицами и прочими многоногими кракозябрами, которых вечно находил вечно искусанный и исцарапанный разведчик-Наруто, успевший "потерять" три четверти выданного арсенала за сутки и обзавестись россыпью пластырей на неунывающем лице и шелудивых руках. Саске не мог не отметить моменты, когда Наруто все же вел себя вполне по-взрослому. И еще Саске успешно абстрагировался от боли и ее вспышек, когда тело Нидайме применяло чакру, с боем активно всасываемую в кажущийся бездонным и ненасытным резервуар "Джуина" - Шодай ни разу не прервался или сбился от внезапных острых ощущений, которыми его тестировал отец, его персональный сэнсэй.
   - Желательно запастись едой, - выдергивая кунаи на тренькнувших струнах. Три рыбины слетели с лезвий в сторону Сакуры.
   - Я устал!! Сам ныряй! - Стуча по холодной воде. Сегодня наконец-то дошли до реки, и ему было велено розовой девочкой наловить рыбы. Вот он и пошел ловить. Разделся до зеленого исподнего и нырнул. Сам и с такими же клонами в труселях, идиот - это его диагноз по жизни, о котором "добрые" дяди позаботились сызмальства.
   - Саске-кун, дрова готовы! Зажги, пожалуйста, ладно? - Вся такая радостная с пластырем под левой бровью - укусили, пока спала, пока Наруто бегал от таких же ос, им же и привлеченных на стоянку. К Нидайме насекомые не приставали - испускание яки действовало лучше всяких антикомариных спреев и мазей.
   - Как хочешь, - пожал плечами поправивший галстук Саске, за пару суток успокоившийся настолько, чтобы вновь разделить сознание и самому присутствовать и управлять Нидайме. Новый красный пионерский платок залихватски свернутой вбок уже не пламенел, потому линии взрывного фуиндзюцу при желании просматривались, как и проклятая печать, скрываемая материей.
   Три насаженные через рот рыбины с гладкой кожей неспешно поджаривались на разведенном средь камней дымном костре. Ночной ветер далеко разносил запах огня и рыбы. Листья деревьев то и дело зажигались тусклыми фонариками - в них велась своя тяжелая светлячковая жизнь.
   - Сегодня четвертый день... - начал Саске.
   - Да... - с некой долей обреченности.
   - У нас остались примерно сутки... - натужно выдал Саске тот же факт другими словами.
   - Наверняка большинство успели пройти... если так... - доставая и вертя "единственный" свиток "Земля", ею подобранный после сражения со звуковиками.
   - Ааа! Быстрее бы зажарились! - Давил счастливую лыбу косящийся на самую большую рыбу Наруто, так и не одевшийся после купания.
   - Знаете, может, свитков неба уже и не осталось... - печально выдала девушка, не торопясь приступать к еде.
   Наруто к этому моменту успел четырьмя кусаниями почти доесть свою долю. А Саске наперед знал, что еще далеко не все.
   - Раз четвертые сутки на исходе, то прошло 80% времени... Было всего по тринадцать свитков каждого вида... И еще, помните, этот Орочимару...
   - Раны давно залечены, но ни одного противника нам не встретилось, - уводя в другое русло. - Ладно, пойду, наберу питьевой воды, - имея в виду ключ, бьющий вдалеке.
   - Эй-эй, я придумал способ получить свиток без драки, - шепча с торчащим рыбьим хвостом, едва Саске удалился из зоны слышимости.
   Саске про себя отметил очередное включение дурки. Кажется, он вспомнил что-то про манипуляции Саске в самом начале, но видно вместе с Сакурой они запутались тогда в том, какой был настоящим, хотя тут и круглому дураку должно быть ясно, что убранный обратно в пояс вместе со всеми остальными, но ведь в наличии квадратный идиот и розовая...
   Набравший воду и спрятавшийся в листве, признаться честно, развлекался, следя за разговором. Сказывался напряг, которому он подверг себя ранее, морально уставший ум требовал передышки, в кои то веке разделение пополам стало в радость, стало возможностью под благовидным предлогом снизить степень собственного истязания.
   Все их рассуждения лишены логики. Анко-сан совершенно четко определила, что проверяет экзамен с этими свитками. Вознамерившийся вскрыть "Землю" Наруто получил в морду и сжался в три погибели, прикрыв голову руками - Сакура разгневалась, хе-хе. В ближайших к ним ветвях завозились.
   - Но тогда... как же мы пройдем этап... - возбухнул мелкий.
   Сакура вмиг поникла.
   - Повезло, - в этот момент раздался радостный шепот в кустах. Нидайме услышал его благодаря Солеану.
   Попытка номер два. В трусах любимая сидячая поза Наруто смотрелась совсем ужасно, да еще Сакура приблизилась вплотную, гипнотизируя вроде как свиток.
   Знали прибывшие противники о том, что раз открытый свиток становится бесполезным, или нет, но поступили умно, решив не рисковать зазря. Пока двое отвлечены свитком, а самый сильный третий отсутствует, один из врагов накрыл берег гендзюцу, двое других тут же перепрыгнули на соседние ветки, метая кунаи, один из которых воткнулся в руку, выбивая из нее заветный свиток до того, как недотепы его вскроют. Или это сделает сам Нидайме Саске, выбив свиток из рук.
   Отточенность гендзюцу восхитила притаившегося парня - сам Саске так еще не умел по той простой причине, что не на ком упражняться как должно. Глаза в глаза он мог зачаровать, но не так элегантно растянуть по площади и воспользоваться попаданием кунаев напарников для усиления воздействия, обращая момент в свою пользу - это достойно подражания. Не распознай Саске гендзюцу вовремя и правильно, влип бы в эту паутину, как пить дать, растяни кто такую в лесу заранее.
   Смирившись с судьбой, Нидайме предчувствуя боль, активировал шаринган - плечо тут же пронзила стократно превосходящая ожидания адски дикая боль от воспламенившихся томоэ, возжелавших расползтись по нему всему и захватить контроль. Шодай тут же с криком вылетел из режима отшельника - потерянный контроль над сенчакрой обжог все тело изнутри, на коже вспухли волдыри, а кисти с тренируемым "Сенпо: огненная длань" обратились в пепел, одно кольцо осталось в целости, посверкивая катящимся боком звездам. Саске пришлось экстренно бросить Шодай на Солеана и метнуться к Нидайме, чтобы сдержать рвущийся из тенет воли "Джуин" - он сам себя вывел из строя как бойца, а ведь всего-то и требовалось прекратить тренировку да направить УсВМШ через веера-печати на кистях, а не пыжиться в гордыне.
   - Ааа! Им просто нет конца! - Закричала Сакура, располовинив очередное наваждение в виде генина с протектором скрытого дождя и забинтованными глазами, дыхательной маской на лице и черном мешковидном комбезе. Эти упыри лезли и лезли отовсюду, отращивая вторые тела, руки и ноги, если их ударами не перерубало. Химер наплодилось с десяток. Своими действиями они скрывали настоящие атаки.
   - Сейчас я им покажу! - Зарычал голоштанный с вражеским кунаем в левой руке, выдернутом из запястья правой, кое-как обмотанной бинтом.
   Крови много выхлесталось, бинт намок, но справился с потоком, остановив - Узумаки сами по себе живучи. Если бы целью было убийство, а не спасение и захват свитка, то Наруто не отделался раной на левом боку от скользнувшего по ребрам куная. Интуиция генина помогла и Скакуре уклониться в последний момент, избегая смертельных попаданий, но у нее рана на плече кровила без остановки - лезвие чем-то смазали.
   - Наруто! Их бесполезно бить! Саске!!! - Попыталась образумить одного напарника и позвать другого, зажимая свежую рану на втором плече и на пределе сил уклоняясь от всех атак, иллюзорных и реальных. Враг целенаправленно изнурял их.
   - Если разрушу все иллюзии, то пока они восстанавливаются, враг не сможет атаковать, и мы их сразу найдем! - Складывая печать и додумавшись не выкрикивать название своей техники. От всего десятка клонов вместо желанных полусотни Наруто постигло крайне неприятное изумление.
   - Ураа!!! - Закричали клоны в зеленых трусах с желтым ветвистым узором, бросаясь на врага - оригинал додумался прикрыть Сакуру.
   Дождевики в ответ в два раза увеличили число атакующих наваждений, поднимающихся из реки, вылезающих из стволов деревьев или валунов русла. Они двигались медленной шатающейся походкой или стояли, покачиваясь из стороны в сторону словно колосья на ветру, но руками с нарождающимися в них кунаями замахивались резво и неожиданно.
   Наблюдатель, хотевший вмешаться, едва Наруто приготовился открыть свиток, остался никем незамеченным в кронах деревьев на другом берегу реки.
   - Молодец, Наруто! Сдерживай их, а я пока ранами по-быстрому займусь...
   - Да! Мы им врежем и свиток заберем!!! - Еще раз клонируясь, на сей раз пятнадцатью, три из которых прикрыли доставшую аптечку напарницу с других трех сторон.
   Так и не поевшая Сакура все же разглядела пищевые пилюли, после того, как прилепила пластырь на обе своих раны в плечах, сделала такие же нашлепки напарнику и остановила кровь из своего порезанного уха. Запасшись пластырями, девочка запечатала драгоценную аптечку обратно в минимакимоно - один клон уже лопнул от попытки метнуть в нее кунай, благо взрыв-печатей у напавших не имелось в наличии.
   Оклемавшийся Саске не пролил ни слезинки, когда повторно активировал шаринган Нидайме, предварительно накрыв проклятую печать Орочимару ладонью и начав скармливать ей чакру строго дозированно - уловка помогла сперва удержать шаринган, а затем открыть первые би-врата. Ранее бывшими черными томоэ на плече продолжили пламенеть и без прижатой ладони, тиски воли крепко держали изготовившийся "Джуин", с каждым ударом сердца отдающийся острой пульсирующей болью. Продышавшись и уняв головокружение, Саске обратил взор на берег, где с воздухом активно сражались клоны тени. Парень не мог поручиться за то, что сможет лихо проскакать по загораживающим врагов ветвям и вырезать всех троих - у кого свиток? Из вредности сбежит ведь носитель - эти трусы, судя по тому типу, которого он запомнил с расстрела кусты в самом начале этапа в Зоне-44.
   Второе применение "Джуина" не предусматривалось, вернее, Саске точно потеряет контроль над телом Нидайме, если позволит расползтись по нему кляксам из печати. Это недопустимо. Львиная доля времени ушла на внутреннюю борьбу, развернувшуюся за генерируемую би-вратами чакру (сам Саске не мог ее создавать усилием воли).
   В мучимой болью голове родился план.
   - Эй, что происходит?! Откуда дым? - заволновался Наруто.
   - Становись как я, - похлопывая по руке и говоря шепотом.
   - Наруто?.. Ты чего еще задумал? - Удивленно глядя на "клона". Она-то думала, что оригинал совсем другой. Она догадалась не орать в ответ.
   - Эй, - поворачивая к себе клона-защитника с игнором предыдущего вопроса. Обращаться к самому Наруто чревато. - Быстрее передай оригиналу, чтобы пара клонов незаметно приняла вид Саске-куна и Сакуры-тян, и чтоб продолжал выманивать врагов.
   - А ты чего это тут раскомандовался?! - Что оригинал, что клон - одного дерева яблоки.
   - Да и наплевать, - самолично создавая трех клонов. Двое применили "Хенге но Дзюцу" - один в Сакуру, другой в Наруто, тут же подхватившего второго такого же, упавшего на колени с проявившейся огненной меткой на плече и шаринганом в глазах. Двое бросили еще четыре дымовых шашки, внезапно атакуя по ложным направлениям. Один из них запалил семериком огненных сгустков размером с кулак несколько кустов и мшистых валунов, три сгустка саданули по деревьям в опасной близости от малость струхнувших врагов, уверившихся, что поймали всех троих и осталось лишь придерживаться прежней тактики, еще раз вдвое увеличив число наваждений. Первый костер так и остался гореть, освещая центральный участок боя. Саске хотел его потушить, но потом подумал и понял, что так глядящие на огонь враги пропустят крадущиеся тени - привлекший их костер и запах еды еще сослужат свою положительную службу.
   - Саске, ты пришел!! Что с тобой? Тебе больно?! - Спохватился "клон" женским шепотом, попытавшись пристроиться с другого бока.
   - Справлюсь... Прячемся в их тылу ниже по течению, - реально оскальзываясь и ныряя в темные воды реки. Пропажа клонов должна выглядеть натурально и вопросов не вызывать. В воде Саске отменил "Хенге" под желтоволосого и клона поддержки, снижая уровень боли.
   - Саске... только не убивай их, ладно? - Едва оба вылезли из реки, насквозь мокрые, и прошлепали в кусты, экранирующие звук. Гендзюцу не отпустило их дальше полусотни метров от огней битвы, скрывших две тени. Видимо, болезненно зверское выражение лица навело ее на мысли о том, что лишь благодаря ее просьбе в прошлый раз помеченный напарник смог остановиться и зря не плодить трупы.
   - Тс! - Шикнул Нидайме Саске, привалившись к дереву и вскидывая руку, останавливая порыв розовой прижаться или поддержать, черт ее разберет.
   Нервно тревожащаяся Сакура понурилась.
   Наруто вроде допер до замысла и стал шуметь гораздо громче, выматываясь, при этом он успел собрать свои свитки, из которых планировал сделать подделку, а так же спрятать настоящий, вокруг которого и прыгал, дабы не умыкнули ненароком. Напялив штаны с подсумком, повторно с натугой вызвал еще десяток новых клонов.
   - Хватит, Муби. Пора убивать... - раздался шепот в ветвях сверху.
   - Хе-хе, их дух сломлен, остались лишь тела... Везет! - Где-то рядом.
   Напавшие свое гендзюцу отменили, смело выйдя на берег, на котором устало припали на колено мнимые Сакура и Саске, а изнемогший за полтора часа Наруто и вовсе бухнулся на спину.
   - Ты... Ты обжог меня. Наконец-то я тебя нашел, - мстительно дуя звуки через закрывающую рот маску с патроном справа.
   Дальше Нидайме Саске ждать не стал, отменив провоцирующих головную боль двух своих клонов и прицельно замахиваясь приготовленным голышом, держа в левой еще два.
   - Саске, нет! - Повисая на руке с камнем. С камнем, а не кунаем!!!
   - Дура, отцепись! - Жестко высвобождаясь.
   - Что?! - Отпрыгивая с возможной траектории броска и оглядываясь назад на шорох в темных кустах.
   - Ха, попались!! - Вскакивая и весьма расчетливо вмазывая кулаком в крайнего тощего парня, сбившего собой двух других.
   - Угх... Ты молодец...
   - Угх... Но нам еще может повезти...
   - Угх... Времени мало... - одновременно вскакивая текучими движениями и клонируясь туманом, аналогом "Буншин но Дзюцу", только с тем изменением, что иллюзию обычными ударами не разбить, что тут же и доказал Наруто, пролетев сквозь копию дождевика, одну из десятков среди сотни подобий членов команды из деревни, скрытой в дожде.
   Вновь активировавший шаринган Нидайме Саске уперся о ствол, разглядев, как прячутся под землей - это все одно единое ниндзюцу, совмещающее растворение в тенях клонов, "Нинпо: облачные тени". Огня достаточно, отбрасываемых им теней тоже, облака чакры (так туманные подобия видятся шаринганом) присутствуют.
   - Саске, хватит использовать шаринган! - Определив причину мучений.
   - Ты открылся! - С зажатым кунаем в обеих руках атакуя заозиравшегося Наруто, не понимающего, кого и как тут бить, отвлекшегося на выкрик напарницы. Подсумок - главная цель, в нем свиток "Земля", который напавшие отлично разглядели, пока он валялся среди прочих. Своими нападками они не давали желтоволосому покинуть освещенные пределы.
   - Наруто, берегись! - Активно продираясь через кустарник, царапаясь и смахивая надоедливых жуков и клещей, охочих до крови - мазь против них смылась во время вынужденного купания в холодной воде реки.
   Еще не выбравшийся из-за кустов Нидайме из неудобного положения метко зашвырнул между ветвей все еще зажатый в правом кулаке голыш, выбивая из рук оружие и давая шанс избежать смертельного ранения - два других камня выпали, когда он оперся в приступе боли. Чакра неуклонно убывала, причиняя страдания.
   - Даттебайо!! - Безуспешно попытавшись вызвать клонов тени.
   - Они атакуют под прикрытием теней своих клонов!
   - Ксо!!! - Лишаясь сорванной сумки, срезанной вместо жизни.
   Неудачно уклонился? Нет!
   - Оррьяя! - Вновь подлавливая, как в первый раз. На сей раз ногой в лицо, сшибая маску со все того же неудачника, по которому попал в первый раз. Хилые дождевики вырубились.
   - Ха, вы открылись! - Дергая фингалистым веком и вытирая кровь из разбитой губы.
   - Молодец, Наруто! - Подбегая к нему с пластырями и кремом от синяков.
   - Хе-хе... - устало выдал плюхнувшийся на камень паренек. Силы кончились ради Сакуры, принявшейся хлопотать над раненным, голой грудью защитившим всех и побившим всех. Ай да молодец, какой! Блаженная улыбка сама вылезла между ушами.
   О Саске напрочь забыли. А он и не напоминал, начав тушить пламя сперва остатками питьевой воды, за которой ходил и сам отпил, потом речной. Огонь в утренних сумерках виден дальше и четче, чем дым.
   Наблюдатель, кроме Солеана никем не замеченный, бесследно скрылся в листве, поправив невидимой рукой отбросившие невидимый блик невидимые очки на невидимом носу.
   - Саске, извини... - начала подошедшая Сакура, оставив Наруто шмонать выведенную из строя команду.
   - Поздно уже... надо поскорее найти место для отдыха подальше отсюда и недалеко от реки, - холодно. Саске питал недовольство ко всем и к себе в первую очередь - Карин и глубокое погружение во все еще с трудом удерживаемый режим отшельника утомили рассудок, он действовал необдуманно и пострадал за это.
   - Я нашел! Нашел! Свиток неба!!! - Победно воздев руки. Он успел полностью одеться и был полностью счастлив.
   - Поздравляю, Наруто! - Оживая. Она металась между двумя, потому что один разочаровывает и пугает, а другой наоборот крутеет не по дням, а по часам. Однако первый давно засел в голове и заранее за все прощен.
   - Их мне обезвреживать? Очнуться ведь и станут преследовать, - мрачно.
   - Нет-нет, я им вколю снотворного! - Поспешно доставая минимакимоно с аптечкой. - Не надо убивать...
   Наруто рвался в башню - оба свитка добыты! Нидайме устало его охолонил, рассказав про шибко умных, наверняка поджидающих у входа таких вот радостных и расслабившихся недотеп. Подействовало. Причем сам же первым и потек сонной соплей, сомлев, едва присев.
   - Саске, я... - пытаясь еще раз начать.
   - Сама не отдыхаешь и другим мешаешь? - Грубо продолжив и скривившись - Шодай регенерировал кисти, высвобождая из светящихся белым культяпок зеленую чакру, что на порядок ускоряло рост и порождало волну нервных импульсов от нарождающихся клеток. Ванночка со специальным гелем постепенно пустела. Контроль "Джуина" временно взял на себя Солеан, давая половине сознания спасительное укрытие от нестерпимой боли, которая отнюдь не убавляла решимости завершить серию тренировок как можно раньше. Такой вариант излечения выбран из-за необходимости упражнений с "Шосен Дзюцу" - техника мистической руки когда-то в больнице брызгалась зелеными искрами, с тех пор прошли годы с самолечением белым огнем, а вот сейчас пришла пора вспомнить и освоить, ведь кто поможет жене, как не ее муж? Саске давно заметил, что преодолеваемая боль помогает быстрее учиться, разум ищет способ прекратить мучения, воля направляет его по нужному руслу, а подмигивающие звезды в небесах ободряют, даруют терпение, смирение и отдохновение.
   Сакура отвернулась, спрятав слезу.
   Добрались вдоль реки до высокой башни с высоченными потолками многочисленных этажей после полудня. Отсутствие поджидающих при входе превратилось в очередное обвинение в трусости от Наруто, геройской походкой топавшего к двенадцатой двери.
   Нидайме Саске безучастно смотрел на появление Ируки-сэнсэя из свитков призыва, на которых поверх наложили гендзюцу, что вырубало развернувших за пределами комнаты на пять суток. У Наруто как всегда радости полные штаны и непонимания послания Хокаге полная голова.
   - Девиз?
   - Именно. Под "небом" понимается разум, под "землей" тело.
   - Ааа...
   - "Если нужно небо, ищите мудрость, готовьтесь и ждите". Это значит... ну, например, Наруто, ум - твое слабое место...
   - Фех, подумаешь!.. - Хи-хи..
   - "Если нужна земля, тяжелый труд приведет вас к победе", - переключив взгляд на хихикнувшую. - сакура, тебе не хватает выносливости, значит, надо больше тренироваться.
   - Хе-хе, - почесывая затылок. Этап пройден - гора с плеч свалилась.
   - "Если есть и земля, и небо, любая миссия будет по плечу", - вновь смотря на Наруто. - В общем, справитесь с чем угодно. И последнее предложение звучит так: "Эти правила определяют путь шиноби".
   Саске он недолюбливал, тем более тот мрачным лицом портил общее хорошее настроение.
   - За эти пять дней мы проверили ваши способности, необходимые для чюнина... и вы прошли проверку, - тепло улыбаясь стоящему Наруто. - Чюнин - это боевой командир, он должен уметь вести за собой людей, обладать знаниями, силой и мудростью. Все это необходимо для выполнения заданий. Когда придет время делать следующий шаг вспомните девиз. Это все... что я должен был вам сообщить, у вас еще есть время отдохнуть...
   - Так точно! - Отсалютовал желтый.
   - Впереди финальный тур... берегите себя. Особенно ты, Наруто, за тебя я волнуюсь больше всего...
   - Когда я надел протектор, я перестал быть учеником академии! Не надо за меня волноваться! Это же знак того, что я вырос, да? - Поправляя протектор. - Может я и не умею отдыхать, но я больше не ребенок! Теперь я шиноби!
   - Понятно... Извини, Наруто. Рамен вон там...
   Одарив улыбкой любимого ученика, Ирука-сэнсэй исчез, а Наруто в мгновение ока оказался в указанном месте, выдвинув накрытый для троих стол. Морить голодом прошедших отборочный тур никто не собирался, как и обделять футонами или душем.
   Наевшаяся парочка мгновенно заснула, добирая сон за все сутки недосыпа в чащобе.
   У Шодай к этому моменту руки полностью восстановились, но Саске не спешил засыпать из-за недельного цикла. Впереди ждал бой, вот после него будет время как следует выспаться и обработать все подсмотренные дзюцу, а так же ближе познакомиться с Карин... Если уж ложиться спать, то минимум на полсуток, а не на семь оставшихся от пяти суток часов и не в башне, где искривлено время так, чтобы каждой команде давалось ровно восемь часов в их нумерованных комнатах, даже если они пришли в самую первую или в самую последнюю минуту отведенного периода - таково настраиваемое пространственно-временное фуиндзюцу создателя Леса Смерти и башни в его центре.
   Солеан забрал всю боль на себя, поэтому у Саске, оставившего наетое тело Шодай восстанавливать силы для продолжения занятий, выдалось время поразмышлять полным сознанием в теле Нидайме.

Глава 32. Предварительные бои

   - Угх... - потирая плечо у основания шеи.
   - Все еще болит? - Поправляя курящуюся трубку.
   - Нет... Спасибо, уже намного лучше.
   - Кстати говоря, - обратился один из присутствующих, лохматый Хагане Котетсу, - Орочимару ведь один из легендарной троицы? Он же нукенин "S"-класса, даже ойнины АНБУ не могут его поймать. Я слышал, он умер...
   - Что ему понадобилось в Конохе? - задался вопросом и его друг, Камизуки Изумо, так стоящий за спинкой дивана перед телевизорами.
   - Скорее всего... - начала растерянная Анко, после визита непосредственного начальника просматривающая камеры наблюдения и записи с них лично.
   - Саске, да? - Задумчиво выдыхая дым из-под наклоненной вперед шляпы хокаге с кандзи "Хи", огонь.
   - А? - Уныло. Она в точности знала, ведь бывший учитель подробно рассказал ей, что собирается использовать тело Саске в качестве сосуда для себя при следующем применении своего дзюцу бессмертия. Она, токубецу джонин, совершенно ничего не смогла сделать саннину, которого мечтала лично убить - все накопленные силы оказались никчемны перед явленной мощью в Зоне-44, куда после обнаружения трупов генинов из Кусагакуре но Сато с украденными лицами она бросилась на поиски Орочимару лично.
   - Анко-сама! Семь команд завершили второй этап. Согласно правилам, мы подготовили все для предварительных испытаний финального тура. Отборочный тур завершен, - отрапортовал монитор.
   - Ладно... Экзамен продолжаем, - вынес решение Хирузен, поспешивший пораньше явиться в башню Зоны-44 после своего хорошего друга из сельсовета, которого здесь уже не застал. - А за Орочимару будем следить, - доподлинно зная, что в Коноху он не заходил, вертясь поблизости в поисках встречи с ним, своим сэнсэем. Некогда любимый ученик, которого прочили в Хокаге. Не самый любимый, как вышло впоследствии, но все же, но все же...
   - Есть... - подавленно.
   Хирузен внутри мало волновался за Саске под опекой Друга, вынужденно снаружи выказывая тревогу - раз позволил укусить и не разрушил, значит, это зачем-то нужно. Его заботили дальнейшие планы, которые было бы желательно тайно и побыстрее согласовать, иначе риски взлетали выше допустимых пределов.
   Стоя в испытательном зале, Хирузен отлично чувствовал своего бывшего ученика за спиной в линейке тайчо команд, четыре из которых это новички последнего выпуска АШК, на счет прохождения коих отборочного тура у Хокаге сомнения отсутствовали.
   Хокаге в своей речи поведал очередным претендентам о войне, которую заменяет экзамен, о чести страны, к шиноби которой обращаются клиенты, прибывающие посмотреть финальные бои, о рождающейся лишь в смертельных битвах истинной силе шиноби, из которой проистекает сила скрытых деревень и всей страны в целом, о равновесии в Мире Шиноби, о смертельной битве в предстоящем финале.
   Такие разные лица - такие одинаковые эмоции и реакции. Сколько раз он уже слышал вопросы: что за война, тут чюнина определяют или где? почему мы должны рисковать своими жизнями? к чему тогда слова "дружба" и "укрепление"?
  
   *** Саске
   Стоял за Наруто в крайнем ряду слева, побудив выстроиться сокурсников по номерам команд. Следом так же в метре друг от друга встали команды Кабуто, Гаары и Досу. Четко на отмеченных местах.
   Настроение мрачное и решительное. Шодай Саске заранее застыл столбом на Колосе, глядя усовершенствованным вечно-великим шаринганом через парные печати-веера глазами Нидайме. Он понимал, что финал так же разобьют на два этапа из-за большого числа участников, о чем, собственно, и рассказали экзаменаторы. Среди приветствующих центральной фигурой был Хирузен-сама, часто задерживающий взгляд на Нидайме Саске.
   Кабуто смылся с экзамена в который раз подряд. Шпион сделал свое дело, шпион может удалиться. Так даже лучше - десять на десять, ровное число для схваток, счастливчика не будет. Саске оказался в трудном положении - Солеан постарался, чтобы чувство направления было не только от хозяина к помеченному, но и наоборот. Да он и сам помнил этот собственнический взгляд хищных глаз, изучающих его янтарно-черный цвет, с момента боя со звуковиками не скрываемый более (это заметили друзья, но тогда Саске ловко ушел от разговора, а теперь всех согнали и построили, не дав пообщаться). Изменение цвета глаз все отметили и приняли к сведению. Нидайме Саске почесал кольнувшую метку под красным платком.
   - Э? Са... Саске-кун! Тебе тоже нужно отказаться от участия, - громко зашептала Сакура, аж Киба с Шино и Хинатой изумленно обернулись к ним.
   - Что? - Изумился и расслышавший Наруто-тайчо, важно кивавший речам.
   - С тобой что-то не так с тех пор, как этот Орочимару напал! Это та метка болит, да? Если и дальше...
   Наруто не раз имел возможность заметить, но его чахнущая внимательность страдала избирательностью. Сейчас он пребывал в непонятках, плюс Нидайме-Солеан до схватки с дождевиками совершенно не подавал виду, что метка хоть как-то его беспокоит, а после обсудить ее с кем-либо Сакура не успела.
   - Ну пожалуйста, - выдавив слезы повернувшемуся в полоборота, - пожалуйста... откажись... - Нидайме отвернулся. - Ты все равно не можешь сражаться!!! - До нормальной громкости голоса шепоту оставалось совсем немного. - Я же вижу! Ты все это время скрывал боль!!!
   - Утихни, - раздраженно. На них уже поглядывали все.
   - Не утихну! Я все расскажу сэнсэю и он... - замолкая от вида пустых янтарно-черных глаз, мазнувших по ее мокрым зеленым.
   - Валяй, - пожимая плечами и вновь отворачиваясь так, как будто он смирился, не имеет силы духа признаться и трусит. Внутри же окрепло полное разочарование. О метке все заинтересованные люди знают хотя бы потому, что Нидайме Саске теперь чуял подобную у Митараси Анко (на сей раз одевшую непрозрачную сетчатую ткань), допущенную до проведения экзаменов, поэтому на этот счет он не волновался. Времени поразмышлять хватило, хотя и не вдосталь, что к лучшему, ибо к окончанию выделенного срока мысли стали основательно заваливаться в сторону сравнения Карин, Сакуры и Ино, ломая стройную картину мира, сейчас вновь выправившуюся.
   - Сэнсэй!.. - Привлекла внимание дрожащим голосом Сакура, поднимая руку. - Саске-кун не может принимать участие в сражениях... - надрывно, Наруто выпал в осадок. Смотрела она и обращалась к сразу из-за этого еле заметно понурившемуся и осунувшемуся Какаши, стоящему рядом с победно посверкивающим силою юности зеленым человеком, но откликнулся Гекко Хаяте:
   - Умм... А сам Саске-кун, уммм, язык проглотил? - Наведя темные круги под глазами на левый край построения. Зря, зря он так...
   - Он...
   - Если, - начиная одновременно с ней и надавливая поставленным и мелодично разлившимся голосом так, что Сакура смолкла. - Если нет ни неба, ни земли, береги очаг и вдохнови к мечтам летящих... - сменив тяжелую интонацию на более подходящую к фразе певучую комбинацию. - Ты не шиноби.
   Нидайме в этот момент смотрел на ногти гигантских рук, сведенных в общеизвестном жесте (указательный и средний правой смотрят вверх, остальные три прижимают к ладони точно так же сложенные пальцы левой) за спинами командиров команд. Малой паузы хватило для всесторонней оценки изречения почти всеми заинтересованными лицами.
   - Короче, - опережая всех, переводя огрубевший взгляд, меняя интонацию на улично-ядовитую и ускоряя темп произнесения, - Уныние-дзин, мой вам совет, кончайте выедать последние ганглии да заряжайте мозги драйвом поединков.
   - Уммм, не понял, ты... - решил прояснить сложную фразу не умеющий моргать полусонный экзаменатор.
   - Ох, - мрачно заводя очи горе к потолку, - да простит меня великодушно Хокаге-сама за дерзость и наглость, но удачен выбор лишь первого экзаменатора, - скороговоркой, отдавая кивок и Морино Ибики. - Номер два шибко перевозбужденная, а третий наоборот шибко перезаторможенный. Это какой-то ребус для экзаменуемых? Вы хотите последних двоих для уравновешивания обвенчать, а первого для надежности поставить держать им свечку и сделать их крестником? Или мы таки начнем поединки в этом месяце? - Поправляя галстук на шее.
   Позади Нидайме всхлипы сокрушенно замолкли. Впереди очумело вертели головой, живо двигая бровями. Зрители, не знавшие закидонов Саске, старались реагировать сдержанно вплоть до самого конца - это из присутствующих в этом огромном зале, а ведь многие смотрели вещание с камер, сидя на уютных диванах и готовясь принимать участие в тотализаторе. Иностранцы целиком юмор оценить не смогли, разочарованный и успевший внутренне подобраться Какаши единственный перенес все стоически, ну и его босс отчасти тоже. Давление в метке после сверкания змеиными глазами убавилось - к алчному наверняка уже перекочевало досье Учиха Саске, возобладал соблазн захапать еще и миллиард рьё. Видимо, сумасшедший шиноби-ученый не мог заранее навести справки...
   - Прекратить балаган! Хаяте-сан, Вы либо ведёте тур, либо женитесь... - выдыхая клубы дыма низким голосом со спрятанными под козырьком глазами. Он понял привет от Солеана, в отличие от передатчика-Саске, отложившего гадания и расспросы на потом.
   От такой постановки вопроса снулая рыба крякнула и ожила прямо на глазах, бодро затараторив про то, что ограничений нет, что он может остановить бой, когда победитель совершенно ясен, что все пары будут объявляться на стене с табло позади него. Сакура от спертого дыхания не могла и слова вымолвить, она все же опустила руку, прижав ее второй к своей судорожно вздымающейся груди. Наруто пребывал в жуткой растерянности - обернувшийся Ирука-сэнсэй поймал осуждающий взгляд полуока и сразу стал виновато-подавленным, уставившись в плиты под ногами.
   - Учиха Саске против Акадо Ёрой, - проговорил вслух экзаменатор табло, с шумом открывшийся ЭЛТ-монитор растрового типа за его спиной. "Случайный" подбор участников, чьи имена промелькнули с огромной скоростью, только для виду. - Итак, прошу участников выйти вперед.
   Довольный Нидайме Саске по большой дуге обошел Наруто, смутив его.
   - Всех остальных прошу подняться наверх, - показывая на лестницы позади. Зал возводился по подобию театрального: одна стена квадрата со скульптурной композицией из рук и табло; противоположная ей стена являет собой половинку круга; на уровне пяти метров от пола вдоль "зрительских" стен тянется балкон с парапетом; лестницы спускаются к высоченному арочному проходу напротив рук. Все преимущественно из дерева. Об акустике тут думали в последнюю очередь.
   Все потянулись к довольно крутым лестницам, по пути скучковавшись по четверо. В зале остался один экзаменатор, два его помощника у входа и джонины с ведомыми командами участников.
   - Эй! Какаши-сэнсэй! - Подпрыгнул радостно Наруто, пытаясь обратить на себя внимание последнего шаркающего взрослого.
   - Саске... - проходя вблизи. - Не вздумай использовать шаринган.
   - Почему-то я не сомневался, - без эмоций.
   - Если печать проснется, ты можешь реально погибнуть, - остановившись за спиной.
   - Утешайте других.
   - Если пробудешь ее, бой тут же остановят, ясно?
   Нидайме встопорщил клок на макушке - универсальный ответ. Остаток пути Какаши преодолел на скорости.
   - Первая битва. Учиха Саске против Акадо Ёрой. Готовы?
   - Да. - Да.
   - Итак... Начали! - Давая отмашку стоящим друг напротив друга и отпрыгивая на пальцы скульптуры.
   - Готов? - Зачем-то насмешливо и высокомерно переспросил противник.
   Нидайме предпочел молча подвести руки к подсумку и контейнеру на бедре. "Так вот какая она, техника абсорбирования чакры..." - подумал Саске, увидев, как противник любезно окутал кисть голубоватым ореолом. Это дзюцу только с виду казалось мегасложным. На самом деле в разуме видевшего энергетические преобразования "Джуина" Саске сложились все данные, включая растворение оранжевой чакры Кьюби в теле Наруто. Поэтому в данном случае это понимание, а не копирование, ведь определяемые геномом хидзюцу применить без этого генома в крови нельзя, плюс шаринган не подстраивает тело под тайдзюцу, как и не дает умение применять технику мистической руки, весьма похожую на технику поглощения чакры оппонента. Нидайме мог бы сходу применить ее, да еще и направить сразу по каналу в руке в аккурат к фуиндзюцу Орочимару, уж оно-то с радостью вцепиться во врага и выпьет досуха, но это риск остановки боя.
   Дольше ждать нет смысла - Нидайме выхватил кунай правой, а левой метнул сюрикэны. Ёрой пригнулся в позу низкого старта, успев ответить всего тремя, отбитыми кунаем. Напружинивший ноги Нидайме Саске был готов к последовавшему броску противника, не стесненного применением чакры - от второй серии сюрикэнов он уклонился кувырком, а когда Ёрой решил банально врезать кулаком, а не схватить с активированным дзюцу абсорба, он рукой подвинул себя, пропустив кулак в сантиметре от плеча, и всем телом вложился в толчок, подбрасывающий склонившегося противника.
   Рок Ли выполнял "Каге Буё" ударом ноги в подбородок, подбрасывая вверх при помощи дзюцу "Коноха Шофу", и последующим прыжком в тень, собственно, само дзюцу "Каге Буё". Учиха Саске на глазах зрителей ударил по грудине и акробатическим трюком оттолкнулся руками - придуманное Саске комбо-дзюцу "Шиши Рендан" на этом только начиналось.
   - Аргх! - Кашлянув кровью в Тени-листа прямо на маску противника, когда из-за применения чакры огненные кляксы хлынули из проклятой печати захватывать и подчинять. Интрига длилась всего три томительные секунды, успев охватить половину лица и чуть выглянув из-под рукава футболки, затем Нидайме Саске сжал волю в кулак, загнав все обратно под съехавший галстук.
   - К-как?! - Выдохнул находящийся к нему лицом (а не как в оригинальном дзюцу спиной) противник, выпучивший за очками свои глаза в неверии.
   Ответом стала продолжившая комбо вариация "Коноха Сенпу": задание вращения рукой за пряжку ремня, удар левой ногой в бок и затем сразу правым коленом в поясницу, вращение собственного корпуса в Тени-листа с ударом правой пяткой по другому боку.
   - Гха!.. Слабак!
   Выход из Тени-листа с меняющим местами и направляющим Ёроя вниз выбивающим воздух из легких ударом кулаком в грудину, затем будто совершаемый шаг согнутой правой ногой - удар-толчок в живот, и завершающее вращение корпуса с припечатыванием левой пяткой по солнечному сплетению рухнувшего на плиты противника, выхаркнувшего в свою маску кровью и отрубившегося с потерей сознания. У Нидайме не получилось должным образом второй раз напружинить руки, потому вместо красивых сальто назад, гасящих ускорение и инерцию, из-за ограничений по использованию чакры досадный удар копчиком и затылком при неловком кувырке.
   Противник так и не смог воспользоваться своей техникой - в танце в тени листа оппонент был недвижим, а потом его сковала боль и по выходу из дзюцу он только и смог, что растрескать собой плиты пола. Лотос "Омоте Pенге" и для Нидайме оказался запрещенным к показу приемом.
   - Думаю, на этом всё... - спрыгнув и присев рядом с Акадо Ёроем.
   Нидайме в этот момент перевернулся на живот и встал на четвереньки, сплюнув кровью. Он пытался отдышаться, дрожа всем телом из-за жара волнами идущей от плеча боли, утихающей слишком медленно, но валяться он не мог себе позволить - засчитают ничью. Зал замер, пораженный и впечатленный увиденной расправой. Змеиный саннин тоже тяжело дышал, смотря с непередаваемым выражением лица сквозь вертикальные щели зрачков. Зеленые человеки пучили блюдца глаз, разглядев все то, что Рок Ли показал перед началом первого этапа.
   - Я останавливаю бой. Победитель первого матча Учиха Саске проходит третий этап отборочного тура! - Показывая рукой на сменившего дурацкую позу с карачек на сидячую. Нанесенное ему ранее непристойностями оскорбление рассосалось в уважительном взгляде. Экзаменатор знал о провале, попробуй Саске применить гендзюцу или ниндзюцу - в тайдзюцу чакра применяется внутри тела и ее отчасти легче контролировать волей, в сём был единственный шанс победить и не скопытиться.
   Между словами экзаменатора о начале и завершении продлилось менее четверти минуты, а сам скоротечный бой от метания до кувыркания менее половины от этого. Дольше ирьёнины провозились с уносимым телом, да неторопливые устроители восстанавливали поврежденные плиты пола до идеального состояния.
   - Урааа!! - Заорал на весь зал Наруто, свесившись с перил.
   - Ну, ты молодец, - умело и точно прыгая с места прямиком к Нидайме.
   - От вас Уже не приму, - несмотря на дрожь и протянутую руку, вставая самостоятельно. Ответ потонул в начавшемся гаме хвалебных и поздравительных высказываний со всех сторон.
   - Учиха Саске, твоими ранами займутся медики, - обратился один из команды ирьёнинов, уносившихна носилках Ёроя, который бы без стравливания воздуха из груди мог умереть от разрыва легких при следующем ударе.
   - Не стоит, я сам им займусь, - ответил ирьёнину Хатаке Какаши. - Отойдем, надо немедленно закрыть печать, - говоря без эмоций то ли левому уху, то ли печати у основания шеи.
   - Я дождусь окончания предварительных боев.
   - Нет. И не злись, потом будет поздно. Больше не буду тебя слушать, идем, - твердо.
   - Вы пожалеете об этом решении, - ступая следом.
   - Начнем следующий поединок, - нормальным голосом известил всех присутствующих Хаяте. Открылось второе табло, на котором отобразилось имя победителя, на предыдущем замелькали иероглифы с именами следующих претендентов. - Абуми Заку против Абураме Шино!
   Звуки как отрезало за барьером, перекрывающим вход. Буквально пара поворотов с неприметными дверями и винтовой спуск в темный колонный зал под башней, как раз под залом поединков.
   - Оголяй торс, Саске, и сними платок, - приказал командир, когда его клон, приготовивший два круга с воткнутыми в камень пола кунаями, моргнул и развеялся. - Твоя воля сильна, но не стоит лишний раз искушать судьбу, пойми это... - выразительно смотря своим оком.
   -- У него есть пять минут на "Фуджа Хоин", - мелодично раздался в голове успокаивающий голос, - иначе напитанная чакрой кровь выдохнется.
   Нидайме молча подчинился, опрятно свернув футболку и платок. Сев в центр контура, Саске принялся запоминать вереницы иероглифов, которые своей кровью, стекающей на средний и указательный пальцы, невероятно быстро стал рисовать Хатаке Какаши, начиная от метки и выводя цепочки мимо колонн - всего восемь строго ориентированных по углам в сорок пять градусов кровавых линий, прошедших по спине через шорты на пол.
   - Готово! Потерпи, Саске, немного осталось, - встав за спиной на широко расставленных ногах и начав складывать множество ручных печатей. - Печать подавления зла! - Выдохнув название сложного фуиндзюцу и приложив ладонь писчей руки, накрыв ей три все еще горящие огнем томоэ.
   Нидайме сдержал крик - боль оказалась вполне терпимой и не шла ни в какое сравнение с той, что обрушилась при наложении запираемой сейчас проклятой печати. По парализованному тело прощекотали цепи иероглифов, сжимаясь в окружность тату, описавшей "Джуин".
   - Фух... - уморился джонин, успевший уложиться в отведенные дзюцу сроки, поделенные на пять. - Когда печать пробудиться в следующий раз, барьер сдержит ее. Он питается твой силой воли, держи себя в руках, понял?.. Мда... смертельно вымотался... пусть отдохнет... - глядя на завалившееся на бок и немного скрючившееся тело.
   - О, ты выучил "Фуджа Хоин", совсем большой стал... Какаши...
   - Ты!..
   - Давно не виделись, Какаши-кун, - одаривая фирменной улыбочкой и глядя вертикальными зрачками.
   Орочимару поведал "тайну" про свою деревню Отогакуре, раскрыл глаза на бесполезность печати подавления зла, ведь Саске продаст душу за силу, ведь он мститель и в погоне за силой сам найдет ее дарителя. Притворяющийся Нидайме Саске едва сдержал дрожь от этих полубезумных интонаций и смеха, последовавшего за нелепой попыткой истощенного джонина защитить генина при помощи запевших тысячей птиц молний в руке. О, Саске едва сдержал радостный вскрик (благодаря Солеану еще и сердцебиение с колыханием ауры и чакры)! Техника пятого "A"-ранга, доступная только обладающим Шаринганом и сродством с Каминари! Его мечта!!! Дзюцу прочтено через микрощель между век шаринганом с тремя - тремя! - томоэ, открывающим ставни взору Шодай с его УсВМШ - первое открытие первых би-врат полностью пробудило Шаринган Нидайме.
   А дальше пришлось зажмуриться, ибо спина уходящего саннина испустила чудовищную волну яки в смеси с чакрой:
   - Хочешь со мной сразиться? Попробуй, если сможешь, конечно... - саркастично заметила удаляющаяся спина, наславшая улучшенную версию той самой волны, которой в Зоне-44 на Сакуру навели видение собственной смерти. Она смела "Чидори" с дрогнувшей руки Какаши.
   - Угх... - с трясущимися поджилками перевел дух джонин, когда Орочимару исчез из колонного подвала.
   - Я вас предупреждал, - как ни в чем не бывало поднимаясь. Ну, если не считать дрожи в руках и ногах и смертельной усталости и слабости, однако голосом он управлял на все сто. Фьють! Из пояса распечаталась собранная отцом аптечка с эликсирами. - Больше не лезьте не в свое дело, - принимая очумелый взгляд ока, обернувшегося и распахнувшегося на три томоэ в красных глазах генина. - Хирузен-сама, подтвердите расформирование седьмой команды.
   - Вы же знаете, Саске-сама, - повергая подчиненного в священный трепет и шок, - официально только после окончания экзамена на чюнина, - как ни в чем не бывало выходя из-за колонны и пыхая трубкой.
   Старик внимательно смотрел на содержимое контейнера, частью отправленного в рот и запитого. Он проигнорировал говорящего рыбой Какаши.
   - Можно напроситься к вам в ложе за фальшь-секцией стены? - Складывая и запечатывая переставшими дрожать руками.
   - Можно, - подавая принятую руку и помогая встать. Нидайме чакрой захватил и одел ранее снятое.
   - Эм, минутку... - Оглянувшись, Саске применил гендзюцу, а Солеан заблокировал воспоминание об этом эпизоде, наложив ложную память об отнесенном спатеньки. - В свое время вспомнит, - поясняя.
   - Все трое заявили о вере и поступили вопреки сказанному? - Неслышно ступая на корпус впереди.
   - Да...
   Дальше шли молча - эти слова отмерший Какаши вспомнит вместе с остальным.
   -- Карин способна выдержать более плотный поток информации, а укрепление тела завершится через две недели.
   -- Ты это к чему? Мы же определились по срокам, разве нет? - Шагая вслед за Хокаге.
   -- Признайся себе честно, что Корень тебя задавит, как бы ты ни рвал жилы в этом месяце. Но есть способ отложить разборки и одновременно развеять тревоги Хирузен-сама, - питая уважение к сильной личности Сандайме Хокаге, хотя и далеко не во всем одобряя.
   Саске прислушался к идее отца - неприятно сознаваться, но он действительно замахнулся на слишком высокую планку и недооценил спектр возможностей Мангекё Шаринган. Быть может он и сможет победить, но уж не кучу противников разом.
   - Кстати, Узумаки Карин теперь моя жена... - переступивший порог комфортной комнатки и активировавший печати барьеров Хирузен запнулся, подавившись дымом. - Я прошу провести тайную церемонию у меня дома, приглашу так же Нара Шикаку с Ёшино, а официальные документы об этом событии запихнуть бы в самый дальний ящик... Пока не решено, будет ли организована Учиогакуре или нет, мне с Карин легализоваться в Конохагакуре в любом случае правильно, - внеся в прежние планы коррективы.
   - Ясно... - глубоко и шумно затянувшись воздухом, будучи упавшим в кресло. Нидайме присел сбоку. Барьер препятствием для его глаз не являлся. Внизу шел четвертый бой - пропущенный второй выиграл Шино, в чем Саске ни капли не сомневался. - Поздравляю и желаю счастья. Полагаю, в день цветения сакуры?
   - У меня в Эдеме она зацветет двадцать четвертого марта...
   - Ясно, - с надрывом. Трубку он успел убрать и погасить еще при подъеме. Теперь же и шляпу снял, отложив на специальную подставку. - С Ичирэ сами разбирайтесь, с остальным помогу.
   Бой Цуруги Мисуми против Канкуро быстро кончился в пользу кукловода - его смотрели в повторе на мониторе, как и второй с Абураме Шино и проигравшим ему Абуми Заку. Измененное тело Мисуми оплело марионетку, настоящий генин спрятался в свертке, обманув противника. Экзаменатор остановил бой, когда кукла в свою очередь пленила допустившего ошибку высокомерного оппонента в свои смертельные объятья - ими установлен новый рекорд по минимальной длительности боя. Ничего нового тут Саске не мог подцепить.
   - И у меня тоже есть просьба, Саске-сама... Дайте тем троим еще один шанс, пожалуйста, - после длительной паузы.
   - Время расставит все по местам. И... я уже об этом позаботился, - грустно улыбнувшись старческому лицу черными глазами. Солеан посчитал, что более нет резона в двуцветности, плюс для уменьшения уровня подозрений, снятия нагрузки на поддержание дзюцу и завершения занятий по обострению зрения путем разглядывания через замутняющую взор тюль "Нинпо: Хенге".
   - Хм, я понял, спасибо...
   Харуно Сакура и Яманака Ино просто не могли обойтись без разборок уже - и никогда ранее! - им не принадлежащего Саске-куна. Дрались извечные соперницы долго, из каких-то своих давних соображений только сейчас повязавших протекторы на лоб. Стиль их боя зеркально повторялся, одинаковые блоки и удары следовали один за другим. Секундная сходка - отлет. Секунд двадцать подъем и вновь сшибка на две-три секунды с долгим приходом в себя. Ни та, ни другая не смотря на решительное начало, всерьез не дралась.
   Ну вот, научившаяся подтрунивать Сакура взбесила настолько соперницу, что та в отместку отрезала свои красивые пшеничные волосы, швырнув пучок в розовую, которой сама же в Зоне-44 ровняла прическу.
   - Вот тебе! Не нужны они мне! - Классно играя гнев. Саске видел настоящие эмоции - расчетливость. Тем более волосы оказались напитаны чакрой.
   Разовый, но весьма действенный прием по блокировке противника. Медленное шпионское дзюцу, отлично подходящее в пару к театру теней Шикамару, перенесло разум Ино в тело обездвиженной Сакуры.
   - Ты прошла трудный путь, чтобы оказаться здесь! - Орал рупором Наруто, хотя и так звуки хорошо отражались от резонирующих деревянных стен. - Ты круто опозоришься, если проиграешь этой помешенной на дебильном Саске уродине!!! Какая ты тогда будешь девушка?!
   - Ума палата! - Процедил Нидайме, зажевав очередную тянучку со вкусом кофейного шоколада.
   - Хе-хе, Саске-сама, как он вас любит и ценит, - шутливо произнес Хирузен. Его очередной теневой клон покинул по-спартански обустроенную и технически переоснащенную вип-ложу, еще один наблюдал за всеми боями на общем балконе.
   - Мне больше интересно, какая часть его фразы сыграла для нее ключевую роль, - на скорости перемолов и проглотив жвачную конфету, помогшую не нагрубить. Раз появилась обида, значит, он все еще близок ему... Саске скорее обиделся, чем оскорбился. Вроде на дураков не обижаются, но все же... Хирузен заметил. Они долго и много общаются, быть безразличным уже не получится, как с остальными серыми учениками АШК, смешавшимися в однородную массу, только клановые имели яркие индивидуальности и считанные единицы среди всех остальных.
   Кульминацией стал обоюдный удар в челюсти с разъездом на спинах на пять метров друг от друга. Обе потратили последний мизер своей чакры и вырубились. Судья признал двойной нокаут, объявив в этом раунде ничью.
   - Серьезно? - Теперь с грустной ноткой.
   - Почему вовремя не сняли ментальную закладку? - В тон.
   - Туше... Можно подымить?
   - Да.
   Следующий предварительный поединок Темари против Тен-тен. У первой веер, атакующий и отбивающий атаки потоками ветра. Тен-тен, призывающая из свитков оружие и метающая его скопом за счет высокой скорости, не смогла ничего поделать против такого рода защиты. Даже когда стройная и красивая девушка в розовой блузе воспользовалась нитями чакры, направив в противницу все оружие с вплавленными кусочками чакропроводящего металла - та просто раскрывала свой гигантский веер, усиливая высвобождаемую мощь. Покрасовавшись на летающем веере, генин из Суны применила "Камаитачи но Дзюцу" - кокон режущего воздуха охватил Тен-тен со всех сторон, начав сечь одежду и плоть. Поверженная тушка упала поясницей на сложенный и подставленный веер - атаки истощили защиту, выпив чакру в упавшем теле. Обычного человека нашинковало бы в мясо, а тут даже одежда не вся порвалась - вложенный в ветер объем чакры Темари рассчитала потрясающе точно, что говорит о ее богатом опыте.
   - Насколько я понимаю, вы дадите им сразиться? - Слыша и видя, как Гаара оскорбляет зеленых чубриков, вышедших спасать напарницу. Темари легко спровоцировала Ли, но была остановлена своим командиром с кандзи "Любовь" на левой половине лба - какая насмешка над жаждущим крови джинчурики!
   - Пожалуй, рискну... Ли-куну нужен этот смертельный бой, как и его наставнику, как и другу его наставника... - затягиваясь табаком. Весь дым шел сразу в вентиляцию, ни миллиграмма вещества мимо.
   Отстранившийся от управления телом Нидайме Саске, смотрящий третий этап, чувствовал себя третьим лишним. Какие-то полунамеки да кипы чакрописных документов откладывались в памяти грузом - сколько уже у него скопилось для обдумывания и раскладывания по полчкам во сне? Уйма! Саске обязательно попытается сам во все вникнуть, учась на примере Солеана. Да, он преимущественно учился убивать себе подобных... когда иного выхода нет, но одновременно старался подтягиваться и по другим направлениям. Собственно, скоро ему предстоит на практике применять и доучивать бухгалтерию и другие аспекты - семья обяжет, круглосуточные и, в особенности, круглонедельные тренировки практически сойдут на нет вскорости.
   Нара Шикамару против Цучи Кин - интеллектуал быстро одолел врага, в Зоне-44 видевшего и подготовившего против него стратегию, сумевшего удивить и растормошить ум ленивца-Шикамару. Вместо трюка с бубенцом на одном из двух сенбонов ("Каге Сенбон", аналог известного Саске и Шикамару "Каге Сюрикэн но Дзюцу"), когда звук отвлекает от второй иглы, Кин метнула два, начав ими посредством привязанной тончайшей струны звенеть, обрушивая гендзюцу - противник начал видеть множество копий Кин и не смог уклониться от ее игл. Закончился раунд для Кин весьма глупо - Шикамару, умеющий вытворять со своей тенью почти что угодно, утончил свою и спрятал ее в тени привязанных к двум бубенцам нитей, поймав противницу в свое "Нинпо: Каге Мане но Дзюцу". Он заставил ее саму вложиться в уклонение от синхронно брошенных под действием дзюцу подражания сюрикэнов, собственно, она со всего маху и стукнулась макушкой о стену, тогда как стоящий далеко от стен тактик-Шикамару легко сделал сальто назад, завершив бой в свою пользу. Примитивно и как эффектно!
   Поединок между Инузука Киба и Узумаки Наруто отличался разговорчивостью и длительностью. Киба задирал противника, которого ни в рьё не ставил со скамьи АШ. Самую большую глупость он совершил, когда проехался по титулу Хокаге - Наруто такое простить физически не мог. Раз от раза оранжевого шпыняли. "Гиджу Нинпо: Шикьяку но Дзюцу" - Киба вставал на четвереньки, перенимая когти, клыки, скорость и чувства животных, без труда находя терявшегося в дыму шашек противника. После применения этой техники доступно следующее хидзюцу - "Тсуга", скоростное вращение, делающее применившего похожим на сверло. Выносливость Наруто раз от раза изнурялась, испытывая волю к победе - после прекращения тока демонической чакры ему гораздо, гораздо сложнее и контролировать чакру, и вскакивать после попаданий врага, однако Наруто трудно убиваемый неваляшка. "Гиджу Нинпо: Джуджин Буншин" - Акамару становится идеальной копией своего хозяина, точно так же атакуя. Вместе они применяли "Джуджин Таидзюцу Оги: Гатсуга", двойное сверло. От многократного применения и дурак смекнет - Наруто догадался обмануть Кибу сперва превратившись в него самого, когда очередной дым развеялся, а после удара унюхавшего подмену стал Акамару. Киба купился, ударив и своего пса, прекратив технику копирования и выведя питомца из строя.
   - Хех, не перестаю вам удивляться... - покачал головой Хирузен, почувствовавший мизерный всплеск чакры и его последствия в виде пука Наруто, выдавившего кишечные газы прямо в тысячекратно усиленный нос Кибы.
   Солеан предпочел промолчать, а Саске пронаблюдал наглый плагиат, возмутившись схожим с Ли образом! Воспользовавшийся моментом, Наруто громогласно исполнил "свою новую технику" "Узумаки Наруто Рендан" - клоны подбросили сперва оригинал вверх, а потом и Кибу так, чтобы размахнувшийся ногой истинный Наруто заехал пяткой по башке противника, впечатавшись в плиты. Бывший хлюпик поборол хвастуна, которому ни химия, ни дымовые шашки не помогли - он недооценил улучшенный геном соперника. Бывший хлюпик получил подарок от Хинаты - мазь от ран.
   Следующий бой, самый долгожданный из всех, состоялся между Хьюгами. Саске не сразу врубился в подтекст, но Хокаге поступил мудро, сведя их вместе в смертельном бою. Одна пытается измениться, другой не верит в такую возможность, считая, что все предопределено геномом, что характер и сила не воспитываемы изнутри. Знаток психологии расшифровывал взгляды и поведение свой младшей двоюродной сестры, которую обязан защищать, но всей душой ненавидит. Ниисан решил задавить морально и выиграть бой без битвы, следуя долгу перед главной ветвью клана, перед возможной наследницей, дочерью нынешнего главы.
   - Невозможно изменить свою... - раззорялся Неджи спокойным и уверенным тоном, он верил в эти слова, всюду раз-от-раза видя им подтверждение.
   - Возможно!!! - Перебил взорвавшийся Наруто. Трудно сказать, что его конкретно подвигло на этот шаг. - Хватит решать за других, идиот! Хината!!! Задай ему трепку!!!
   Он еще кричал слова поддержки, но девочке хватило уже сказанного, хватило Его внимания. Ее порыв поддержали, и он окреп. Однако она совершенно ничего не смогла противопоставить старшему брату, на год старшему и упорно занимавшемуся днями и ночами, всерьез приняв тот самый совет Саске, сказанный перед экзаменами в АШК после первого года обучения.
   -- Джукен. Сильнейшее тайдзюцу, в сочетании с шаринганом и би-вратами становящееся качественно сверхсильным. Но для УсВМШ этот стиль ущербен - мы на основе увиденных тобой принципов и моих знаний создадим новый стиль и назовем его реинкарнацией Айкидо. Любое касание будет наносить два типа повреждений: ломающее кости и рвущее мышцы грубое физическое воздействие и тонкое воздействие посредством впрыскивания/абсорбирования чакры напрямую для повреждения внутренних органов. Айкидо акцентируется на слиянии с атакой противника и перенаправлении энергии атакующего, - вещал в сознании Саске музыкальный голос Солеана, дополненный образами.
   - Полагаю, определилась одна из пар финала?
   - Верно, конфликт между Наруто и Неджи нечто большее, чем кажется.
   - Хех, мухлеж. Ну да ничего страшного.
   Девятый матч закончился трагедией. Рок Ли в борьбе против Гаары надорвался - Саске видел раздробленные позвонки, жизнь спасти спасут, но где взять ирьёнина-виртуоза? Саске одну помнил, но справится ли она?
   Видя дзюцу Заку и Гаары, управляющие газом и песком, и выучив оба дзюцу с дыханием дракона, Саске углубил свое понимание управления элементами и физическими средами посредством чакры и воли. Больше наблюдений и статданных как раз то, чего ему не хватало для скачка вверх в освоении огненных техник четвертого ранга. А "Чидори" поможет с хидзюцу "Шкарютон: снаряд феникса" (плевок убого звучит, Саске внутренне отторгал технику с таким дурным названием, хотя пока совершенно не знал, как к этому дзюцу подступиться - никаких объяснений со стороны Солеана не давалось).
   Еще одним итого боя для Саске стала неоценимая информация об открытии пяти врат Хачимон. Шомон - врата боли. Расположены в легких, поднимают предел телесных способностей и уровень потребления кислорода. Томон - врата предела. Находятся в животе на уровне солнечного сплетения, поднимают предел высвобождения чакры, помимо очередного повышения телесных способностей. Им соответствуют эфирные Перси и Лада, солнечное сплетение и правое плечо. "Суна но Йорой", песчаный доспех, облегающий все тело за исключением глаз и дырок в ушах, дал идею того, как усовершенствовать "Энтон: мерцающий плащ", превратив в "Энтон: мерцающий доспех", только что им придуманный - на это Солеан поощрительно улыбнулся внутри.
   Сражение выглядело завораживающе. Ли-кун смачно ударял по живому и смертоносному песку, гасящему всю его силу без остатка. Гаара-кун спокойно стоял, а вокруг него словно вода плескался хищный песок, разлетаясь от кулаков и ног противника, кроме тайдзюцу ни на что не способного. Зрелищный бой. И самый разрушительный для зала. Как раз то, чего хотели многочисленные зрители, приникшие к экранам мониторов с замедленным показом самых захватывающих моментов.
   Саске неоднозначно воспринял вес грузов, кратно превосходящий носимое им самим в качестве утяжеления Нидайме и испытываемое давление в Эдеме у Шодай! Он бы такого и четверти суток суммарно не выдержал!
   - Действительно, талантливый трудяга, - со всем почтением и уважением видя, как потерявший сознание со сломанной ногой и рукой встает сомнамбулой, желая продолжить. - Его желание любыми путями достичь своей мечты сотворит чудо...
   - Это радует, - с пыхтением трубкой провожая тревожным взглядом ирьёнинов. - И оболтусы что-то поняли... - отмечая слышимую из скрытой комнаты переброску словами между джонинами-сэнсэями, один из которых не смог остановить рвущегося к мечте гакусэя, а второй сперва наговорил другу гадостей, а потом повинился и признал, что поступил бы так же.
   Кинута Досу против Акимичи Чоджи бился меньше всех по времени и нанес всего один удар, сделав зубодробительную встряску располневшему генину, тут же стухшему.
   - До свидания, Хирузен-сама, - прощаясь.
   - До встречи, Саске-сама, - вставая.
   За сим третий этап завершился для Саске. Остальные еще тянули из коробки жетоны с номерами, чтобы создать видимость случайного составления финального дерева боев, только что согласованного в комнате за фальшь-секцией стены зала проведения предварительных поединков.

Глава 33. Промежуток между этапами

  
   *** Какаши
   Неофициально миссия в страну волн повышена до ранга "A", Коноха в лице Хокаге-сама выплатила всем участником по этому тарифу, оставив выплаченные всеми странами деньги за голову нукенина Забузы на нужды всей деревни.
   Какаши раскошелился на Чибико.
   - Какаши-сэнсэй, а где Саске? С ним ведь все в порядке? Вы ведь всех нас пригласили отпраздновать, да?
   - Да, Какаши-сэнсэй, где этот Саске?! Он ведь все самое интересное пропустил! Я победил зазнайку Кибу! Он посмел думать, что я не стану Хокаге!!! Представляете?!
   - Ну... - испытующе глядя на приведших себя в порядок и отдохнувших генинов. Ночь на девятое марта всем им на всю жизнь запомнится. - Объясню все позже. Сейчас я хочу выслушать ваш пересказ событий в Зоне-44, начиная от самого входа через двенадцатые ворота. Мма... будете кушать и дополнять друг друга по моему сигналу. Говорить строго по очереди и по теме... мн, начнем с тебя, Наруто.
   - Эээ... ну... как бы это...
   - Ммм, чего вы так оба покраснели? Говори все, как есть, Наруто.
   С горем пополам после пары с лишним часов мягких допросов картина произошедшего нарисовалась у Какаши, крепко задетого: "Вы пожалеете об этом решении", причем, он действительно пожалел об этом своем решении немедленно закрыть проклятую печать, причем дважды: после встречи с Орочимару и после боя Гаары с Ли, а истинный смысл фразы: "От вас уже не приму", он понял лишь по мере рассказа Наруто и Сакуры об их злоключениях в "Лесу Смерти", и переживаниях. И даже дословно произнесенное в доме Саске выведал, с ужасом слушая пересказ и молясь, чтобы слава Чибико была реальной и здесь не подслушивают.
   - Получается, Саске-кун застыдился своей трусости и потому не пришел праздновать с нами мою победу, Какаши-сэнсэй?! - Официанты не успевали приносить-уносить блюда для его прожорливого брюха, но у взрослого отнюдь не деньги были на уме. - Он не хочет признавать за мной силу! А я ведь вырос, я теперь шиноби!
   - Наруто! Ты все о себе да о себе!.. - На грани нервного срыва. - Я... я не должна была... Какаши-сэнсэй!.. Мне просто было страшно за него, очень!..
   - Мна... успокойся, Сакура... На вот, выпей... пей-пей, полегчает, - давая пилюлю на основе валерианы. Умная девочка сделала выводы из сражения у реки - тогда Саске применил ниндзюцу и пользовался шаринганом, держа печать в тисках своей воли и превозмогая боль! Он мог сражаться...
   - Скотина трусливая!! Сакура так за него волнуется, а он!!! - Хрустя кулаком со сломанными палочками.
   - Наруто... - от тона и взгляда на него пацан вздрогнул и моргнул. - Если ты не начнешь хоть иногда думать головой, а не как всегда задницей, то у тебя никогда... повторяю, никогда не будет друзей. И... тупице не стать Хокаге.
   - Какаши-сэнсэй! Что вы такое говорите?! - Не выдержал Наруто напряжения и прерывистой речи увядшего сэнсэя. - Как?! Я ничего не понимаю!!! Я же классно победил Кибу-куна!! И вышел в финал!!! И Сакура молодец, не проиграла!.. И Саске в финале, мы с ним обязательно сразимся на втором ярусе!.. - замолкая под тяжелым взглядом и садясь на комфортный диван.
   - Сакура... есть вещи, которые не прощают... С Саске тебе уже никогда не создать семью... Наруто, Сакура... вы сильно разочаровали... очень... очень сильно... Вы оба так совершенно ничего не поняли... не повзрослели, - удрученно. Ёшана и Шикава оказались умнее этих двоих вместе взятых. Саске, который должен был бесчувственным валяться в больнице, этим утром едва ли не сразу по завершении третьего этапа экзамена навестил и рассказал детям поучительную историю про одно сражение "седой древности" - даже их старший брат еще не вернулся! Какаши боялся, что после его визита они догадались, кто прототипы персонажей той истории. Этих двоих перестали уважать в доме главы клана Нара.
   - Хн?! - Хнык...
   - Наруто, как и сказал Хокаге-сама, изучай себя и своего противника, Хьюга Неджи... Не жалю о своей рекомендации вас к экзамену и поступил бы так, даже зная, как плохо это все кончится для команды... но это все нужно каждому из нас с вами... послужит уроком... Прошлый наш разговор здесь не пошел впрок... Если не разберетесь и не поймете все сами, то вы пустое место и цена вам как людей ноль... Я... отказываюсь дальше вас тренировать... Наруто, ищи Эбису-сэнсэя, он согласится... Встретимся тридцать первого на Шикенкаиджо.
   Холодный Хокаге показал заявившемуся Хатаке Какаши завизированное прошение с объяснительной, сухим деловым стилем разъясняющей причины. Быть может, Какаши перебарщивал с Наруто и Сакурой, но в этот момент считал поступок правильным. Он сам не поверил в способность Саске справиться с проклятой печатью, приказным тоном посоветовав не пользоваться шаринганом и пригрозив остановить бой. И он не дал Саске увидеть сражения, увидеть силу и научиться чему-нибудь новому у других, превратился в его глазах губителем мечты стать сильным, поторопившись с "Фуджа Хоин" - Орочимару прав, Саске сам к нему придет, по доброй воле за силой. Если уже не ушел... Какаши не застал его в больничной палате, куда относил и оставлял под охраной АНБУ - исчез бесследно. Вернее, там он застал шпиона Орочимару, Кабуто. Сын гениального и одаренного ирьёнина сумел в сжатые сроки провести операцию по смене лица и смог управлять трупом убитого АНБУ. Когда предатель все же сбежал, то на месте "больного" оказался клон, тут же развеявшийся. Какаши тогда прямиком бросился к Хокаге. Ни Наруто, ни Сакура возле больницы не появлялись, оба последовали напутствию Хокаге пойти и как следует отдохнуть, привести себя в порядок.
   После рассказанного Сакурой у Какаши возникли вопросы к Кинута Досу, которому Саске явно чего-то говорил! Однако он и здесь опоздал - тот захотел сам сразиться с унизившим его и совершил глупость, напав на его соперника по турнирной таблице, Гаару, без зазрения совести прикончившего идиота незадолго до появления джонина, заставшего лишь борозды на крыше, остывающие брызги плоти и располовиненный труп экзаменатора Гекко Хаяте неподалеку.
   Едва покинув Чибико, Какаши угодил на экстренное собрание сельсовета и свободных от дежурств и миссий джонинов.
  
   *** Наруто
   Страшные слова жгли всю ночь до утра. Помятый будильником, Наруто с великим трудом заставил себя прибрать постель перед тем, как побежать в больницу к Саске. Он хотел извиниться за обвинение в трусости и понять, все-все понять! Ведь Саске, когда хочет, умеет доходчиво объяснять... У Наруто болело в груди и свербело в носу от одной мысли о распаде седьмой команды.
   Но в больнице Саске не оказалось - сбежал. Дома защитное пламя его ворот пребольно ожгло. Из квартала Нара его погнали, не приняв даже конфет, о которых он не забыл. Убежавшей вчера в слезах Сакуры дома не оказалось - к ее маме как-то сама собой перекочевала предназначенная близнецам Нара подарочная коробка конфет. Рьё у него теперь десятки тысяч оказалось на счете в банке - перевели за миссию в стране Волн. Но богатство никакой радости не доставило - оно появилось благодаря Саске, из-за которого и квартира Наруто преобразилась, и сам он стал сильнее. Наруто понял одну вещь - из-за незаслуженного обвинения, из-за неподчинения приказам и отвергнутой дружеской руки он превратился в глазах Саске в неблагодарного типа, с которым не стоит водить дружбу. Мальчик отчаянно хотел понять, бестолково напрягая отсутствующие мозги. Он признался сам себе, что только кажется сильным, притворяясь - так легче принимать постоянные проигрыши и превосходство других над собой. В поединке с Кибой он доказал, в первую очередь себе, что чего-то стоит сам, без демона внутри! А для Саске-то оказалось уже поздно что-либо доказывать... Тому Саске, без слов которого о довлеющей над чакрой воле и его улучшенном геноме, ставящим его вровень со всеми клановыми, эта победа не состоялась бы.
   К тому времени, как его нашел Эбису-сэнсэй, Наруто успокоился и взбодрился после трех порций обожаемого рамена в Ичираку-рамен, где все грусти и печали отступили перед решительностью и напором - ведь и Коноха не сразу такой, как сейчас, стала. Сирота привычно подавил плохое, загнал внутрь и стал веселым и неунывающим вопреки всему и всем - он обязательно со временем во всем разберется! И помирится с Саске. И не допустит расформирования команды - не бывать этому!
   - В-вы чего творите?.. - сквозь боль обиженно взвыл Наруто, скрючившись на камнях в мужской половине купален с горячими источниками. Суперявный суперэроизвращенец, согласившийся стать его сэнсэем вместо одним ударом жабьего языка уложенного скрытого извращенца Эбису, полезшего защищать девичью честь от подглядываний.
   - Это я на специальный точки нажал, они расслабляют тело, - начал объяснять жабий саннин, белобрысый, но это единственное сходство с Какаши, отказавшимся его тренировать. - Попробуй теперь по воде пройтись.
   Наруто с повешенной головой исполнил просьбу, совсем не удивившись результату - чакра теперь вновь ощущалась по-старому, и ее теперь стало гораздо проще выпускать строго дозированно, чтобы удержаться на горячей водной поверхности.
   - Получилось, - не зная, радоваться или плакать. - Но вы обманщик, - насупившись и обвинительно уперев палец в удивившегося белогривого, смешного в своем протекторе с рожками. Стояние на воде получалось легко и просто, как беготня по деревьям.
   - Я?!
   - Даттебайо! Орочимару нажимал на эти же точки. Он поставил мне печать пяти элементов, закрыв проход для чакры Кьюби, чтобы желтое не смешивалось с красным, становясь оранжевым. А вы обманом сняли, эро-саннин. Пусть я тупица и слабак, но прежний сэнсэй был хотя бы честен, отказываясь от меня... Я не хочу учиться у обманщика.
   - Извини, Наруто-сан, обещаю впредь не обманывать, - став чрезвычайно серьезным. - Это Какаши-сэнсэй тебе рассказал про печати?
   - Нет... - прыгая на воде как на батуте. - Это дзюцу я освоил, какое следующее? - Угрюмо встав с широко расставленными ногами и скрестив руки на груди.
   - Давай договоримся быть друг с другом честными, Наруто. Между сэнсэем и гакусэем должно быть понимание, и мне перед дальнейшим твоим обучением надо знать, кто и что тебе рассказал про Кьюби и типы чакры.
   - Хорошо, обещаю. Но я уже дал другу слово не выдавать секреты... Про себя я расскажу, если поможете мне понять некоторые вещи... Вы ведь поможете, да? - Честно признаваясь, что сам не в состоянии решить загадку, что без помощи не обойтись.
   - Конечно, помогу, я ведь на то и сэнсэй! Как на счет завтра? Сегодня и с дзюцу, и с остальным уже поздно, да и его надо домой отнести, - приседая в своих деревянных сандалиях и с огромным свитком за спиной. - Завтра здесь же.
   - Что-о-о-о?! Вы опять будете подсматривать!!!
   - Но это же вдохновение!! Это!.. Это!.. Как же без вдохновения обучать?! Ну, тебя учиться никто не заставляет, правда? Не хочешь - не приходи...
   - Эро-сэнсэй! Даттебайо!!! Мне кровь из носу надо стать сильным и умным!!! Точно, даттебайо! "Оироке но Дзюцу"! - Златовласый идеал женской обнаженной натуры соблазнительно захлопал пронзительными голубыми глазками и очаровательными полосками на щечках...
   Несмотря ни на что, крутой Джирайя-сама понравился Наруто, почувствовавшего доброе к себе отношение и остро нуждающегося в любой поддержке взрослого и мудрого сэнсэя. На следующий день они встретились на берегу реки...
  
   *** Саске
   Сладко сопящая Карин собственнически обхватила грудь Шодай Саске, во сне закинув ногу и прижав бедро к мужскому естеству, еще и потерлась о восставшую плоть.
   Нежно обнимающий жену Саске ощущал себя на седьмом небе от счастья, боясь пошевельнуться и разбудить, лишний раз прикоснуться к раскинутым волосам или провести ладонью по гибкому стану с упругими полушариями. Сам он выспался, а изнуренная ласками жена все еще спала крепко, улыбаясь во сне.
   Он помнил, как вчера укутывал раскрасневшуюся Карин-химэ в церемониальные шелка, как потом она, пожиравшая глазами его загорелое тело, одевала в наряд жениха. И как несколько часов назад они, оба девственника, так же медленно раздевали друг друга перед брачным ложем. Юные и сочные, ненасытные и неопытные.
   Хирузен провел бракосочетание в пагоде, специально к случаю воздвигнутой Солеаном, представшим перед тремя друзьями, новообразованной и жутко молодой семьей клоном со своим лицом и подобающей отцу жениха одежде вместо своих всегда неизменных свободного кроя штанов и рубахи аспидно-серого цвета - чета Нара взяла роль посаженных отца и матери невесты. Это Солеан расстарался, все украсив и наготовив праздничных блюд, он играл и пел, создавая влюбленным и гостям незабываемую атмосферу таинства. Да, Саске по уши влюбился! С первого взгляда глаза в глаза. Искреннее чувство поразило обоих в самое сердце, окрепнув за время общения.
   Солеан после совместной встречи заката остался немного побеседовать с тремя не перестающими удивляться гостями и проводил их обратно в Коноху, подарив новобрачным уединение - с Карин он тоже установил связь, тем самым наделив молодоженов мысленным общением между собой и с ним. Девушка сама высказала идею, раз уж Солеан всегда в Саске и неразлучен, пусть и с ней схожим образом будет, пусть их обоих видит насквозь, пусть они станут в одинаковом положении перед ним. Всей полноты Солеан не сделал, конечно, но оставил частичку Саске в подсознании Карин. Объективно длившийся менее трех недель сон субъективно для лучше узнавших друг друга Саске и Карин продлился месяцы общения, так что перед Ёшино с Шикаку и Хирузеном предстала любящая и давно друг друга знающая пара, успевшая и нассориться, и намириться в точности повторяющим Эдем сне, узнать привычки и пристрастия, притереться к друг другу. Эти воспоминания тоже сокровенны, только для них двоих... и Солеана, способствовавшего их сближению.
   Карин за время "сна" успела проникнуться духом практичности Солеана, обучавшего ее всяким премудростям. Поэтому согласилась на столь раннее зачатие в первую брачную ночь. Да, как обычно отец сочетал приятное с полезным. Саске навсегда сохранил в душе сокровенные моменты первой ночи и ее кульминацию... В момент наивысшего наслаждения второй половине сознания удалось сохранить здравость мышления и воспользоваться моментом, чтобы на оседланной волне рвануть ввысь, распахивая все врата вплоть до девятых. Саске стал фениксом! Огонь целиком объял пламенем испытывающую божественное наслаждение Карин, он был снаружи, целуя одновременно всюду... он был внутри, в экстазе даря жизнь своей частичке, поселившийся в материнском чреве. Двое провалились в нирвану... выпав оттуда, когда зарожденный первенец впитал всю их энергию, окатив любовью и чувством того, что он есть, что он уже начал расти. Проснувшийся муж и будущий отец испытал целую гамму положительных эмоций, Саске не помнил, как принял человеческий облик и оказался под прильнувшей к нему женой, но разве это так важно?! Он просто лежал и просто растворялся в любви, поправив красные волосы откидыванием с тонкой шейки и заманчивого ушка, которое жутко захотелось поцеловать - сдержался, жене следует отдохнуть и выспаться нормальным сном.
   Саске больше часа смотрел своими янтарно-золотыми глазами в потолочное зеркало, любуясь сплетением тел с индиговыми и красными волосами, волнами смятых простыней. Второй час он провел в учении смирять от любого движения жены встающую плоть - Солеан свой контроль убрал. Как бы не был возбужден Саске, есть строгое время и место для... демонстрации этого. К исходу третьего часа Саске, воспользовавшись богатым опытом медитации и отцовского массажа, нашел то состояние созерцательности, в котором мог любоваться, не стремясь овладеть. Да, он познал сладость соития, но без умения смирять себя режим отшельника недостижим - он удержит себя и жену от пресыщения ласками, их телам еще предстоит подрасти и познать много большую интимную сладость.
   Теперь он феникс и по желанию может в любой момент сменить ипостась, став аморфным сгустком огня, деликатно обращающимся с дружественным и убийственно с враждебным. Пока он слаб в этой форме, открывая только девятые врата, Родник. Когда человек-Саске сможет сам осознанно и последовательно прошагать всю цепочку, начиная с первых, тогда феникс-Саске войдет в полную силу и обретет крылатый антропоморфный вид. Саске не отчаивался, жаждя научиться обращаться фениксом уже после первой пары врат, научиться использовать дзюцу - все совершенно новое, феникс воспринимает мир совершенно иначе!
   - Доброе утро, химэ, - не вытерпев и стиснув объятья, зарывшись носом в дивно пахнущие волосы.
   - Доброе утро, солнышко, - игриво кусая за мочку и шаловливой ручкой сминая все выступающее между ног.
   - Любовь моя, надо знать меру... - с трудом противостоя.
   - А что это такое, любимый? - Залезая сверху и жадно всматриваясь в новые глаза. - Ах, какие у тебя чудесные очи теперь! - Елозя и жарко дыша в лицо.
   - Милая, ну перестань, - почему-то попав руками точно в мягкие округлости. - Ты же помнишь слова Солеана - воздержание до рождения...
   - Бука! - Тем не менее, наваливаясь грудью и срывая долгий поцелуй со всеми прелестями, таки сбив настрой и подняв желаемое. - Хи-хи, знай меру, знай меру, - весело передразнивая, щелкая по набухшему чувствительному месту и спархивая с роскошной кровати в уборную комнату, оставив пытающегося отдышаться Саске в одиночестве.
   Преодолев искушение броситься следом, глубоко дышащий Шодай Саске выбрался из смятой кровати, ступил на воздушную ступеньку и освежился парным мерцающим хидзюцу, поспешив запахнуться в белое с индиговым переливом кимоно длиной чуть пониже икр и опоясаться широком золотым поясом. Обворожительная искусительница как-то на взгляд ненадолго выпавшего из реальности Саске уж больно быстро выплыла из соседней комнаты в кимоно из той же струящейся ткани, только с красным отливом и красным же поясом. Копна волос уложена в тщательном художественном беспорядке, так и маня расчесать себя пальчиками.
   - Карин...
   - Саске, ну ты ведь меня тискал, пока я спала, - томно шепча в ухо и прижимаясь сзади на цыпочках. И откуда что взялось?! - Тебе жалко да? Хочешь поскорее сбежать с Эдема и бросить меня тут на целых девять месяцев одну одинешеньку? - Шаря руками всюду.
   - Спасибо, что в мыслях сдержана... - сглатывая.
   - Фи! - Отлипая. - Идем кушать, тебе надо упражняться, а у нас впереди еще ничего не померяно и не подобрано.
   - Я сам в состоянии подобрать...
   - Не гунди, Саске, - строго беря за руку и ведя как мальчика к беседке, где Солеан накрыл для них стол, предотвращая возможные игры с едой во время готовки. - Обещаю, никаких юбок, - виляя выпуклыми и упругими ягодицами так, что взгляд Саске помимо воли прилип к ним, и пальчики сами собой в ответ приласкали кисть жены, сумевшей провести подушечкой большого так, что его всего сразу в жар бросило.
   - У-утешила... - поспешив к столу.
   Принятие пищи утром и днем это священный ритуал смакования яств и любования природой, нет места заигрываниям. Вечером... до вечера еще дожить надо. Общение во сне и наяву разнилось неимоверно - там-то Солеан отменил все отвлекающие от дел чувственные ощущения от ласковых касаний, они проходили друг сквозь друга, будто туманные призраки. Говорили - да, шутили, готовили виртуальную еду, играли в прятки и догонялки по потолкам и стенам, но не могли физически дотронуться друг до друга. Солеан говорил, что вот когда научаться сами входить в совместный сон, тогда можно вытворять что душеньки пожелают, при условии, что Карин не будет беременной - простому дитё все равно, а маленький феникс чувствителен к эмоциональному огню родителей и может сгореть прямо во чреве, погибнув, не осознавая себя в полной мере и не умея восставать из пепла.
   Все недели между третьим и заключительным четвертым этапом тело Нидайме будет пребывать в стазисе. В запечатанном виде "Джуин" стал неопределим и никаких сигналов наружу не подавал. Саске в своем оригинальном теле блаженствовал от чувства единения и силы. Двумя потоками сознания он овладел мастерки, научившись не только давать им отдельные задачи, но и мыслить как целое, грубо выражаясь, Саске занимался тремя делами сразу: один поток зрил, второй поток поглощал сенчакру, а область их пересечения занималась пилотажем, выполняя дзюцу - координация и регулирование выполнялись на автопилоте, отточенном многодневными непрерывными тренировками. Выносливость Шодай превзошла Нарутовскую, объем чакры в обычном состоянии тоже стал выше - без би-врат УсВМШ он удерживал активным целых десять минут кряду. Однако сбылись не все оптимистичные прогнозы отца - из-за Карин Саске перешел с семидневных бодрствований на двух-трех дневные, спеша увидеться во сне. Из-за этого к двадцать четвертому марта ко дню свадьбы и любования зацветшей в Эдеме сакурой Саске с трудом открывал в режиме отшельника лишь первые би-врата, а без него только вторых достиг. Саске сравнил бы свою обычную чакру с пластилином, после открытия би-врат приобретающим тянущиеся свойства дрожжевого теста, а в режиме отшельника становящуюся резиновой дубинкой. Парень освоил "Сенпо: Шуншин", однако, в точке исхода возникал разрушительный огненный вихрь с радиоактивным давлением света, в точке появления просто вспышка, слава богу, безвредная, поэтому на Колос Саске уходил всегда с порога врат Хи, не пропускающих вредное излучение подобно пентаграмме тренировочной площадки, впитывающей выбросы. Саске освоил "Сенпо: огненная длань", даже научился выбирать пламя, одно из четырех: рыжее, черное, белое или до конца непонятное золотое, однако, после каждого применения одна или обе руки или ноги болели как после "Чидори". Третьим и последним дзюцу, которое без травм мог использовать Шодай Саске, стало "Сенпо: дыхание феникса" - те же четыре вида пламени, банально выдуваемых изо рта подобно "Катон: дыхание огненного дракона". Придать высвобожденной чакре какую-либо форму не получалось вообще никак, пока для Саске это все равно что из базальта одними руками ваять скульптуру - он к этому дню даже не смог освоить прилипание к деревьям, чего уж говорить о хождении по скалам, воде или воздуху. Поэтому на сегодняшний день саннин из него как из петуха корова. Зато он доработал и освоил "Энтон: мерцающий доспех", а благодаря молниям Какаши "Шкарютон: снаряд феникса" - ура-ура-ура, слава Саске!
   Впереди ждали основы основ Айкидо, всего неделя на касание, ломающее кости, рвущее жилы и либо абсорбирующее скопленную чакру, либо впрыскивающее собственную прямиком в чакропроводящий канал. Сам стиль требует вдумчивого подхода и проникновения в философию. Противостояние между гендзюцу напоминает принципы Айкидо: распознать, уклониться, обратить против оппонента или сделать ответный выпад, не подставляясь вновь. Гендзюцу Мангекё Шарингана - игра разума, тайдзюцу Айкидо - игра тела. И тем, и другим ему предстоит овладевать в совершенстве годы. И партнерша для Айкидо у него, слава всем богам, превосходная! Только у Карин свое касание - медицинский скальпель. У каждого из них тройная тренировка в одном задании: обучение касанию, обучение защите от касания, обучение лечению травм и ранений, поэтому двигались они по-черепашьи, зато сразу в нескольких направлениях. Саске приходилось вдвойне тяжко - в Карин нарождались клетки их будущего дитя, одно неверное движение... Солеан, конечно спасет, но после этого Саске точно удавиться на ближайшем суку.
   На повестке дня так же было доведение некоторых катондзюцу до искусства шиноби - Саске намеревался использовать в финале свой главный козырь - огонь. "Чидори" здорово, однако для Нидайме сие дзюцу крайне затратно, от силы дважды в сутки и кранты, в отличие от дешевого и мощного огня! Тактика и стратегия против Гаары разработана с учетом новых задумок, лишающих песочника всех преимуществ, ранее подсмотренных Саске в бою против Рок Ли. Осталось только не вестись на шлепки и щипки женушки и не красоваться перед ней, а усердно трудиться! Трудиться. Трудиться... хотя... Трудиться!!!
   Удрученная радость - странное сочетание.
   -- Саске, все в порядке? Что ты там увидел? - Взволнованный голос Карин раздался как всегда воздушной ватой их железа, иного сравнения на ум не пришло в первый момент, а потом устоялось.
   -- Он увидел левоглазое "Камуи" и сам догадался о правоглазой части, сложив в голове понимание додзюцу с плиты Рикудо Сеннина. Однако встречаться с пользователем у него нет желания...
   -- Ну, вы двое!.. Хорош меня обсуждать за глаза! Достали уже...
   -- Саске, не кипишись...
   -- Млиин, спелись! Как знал, как знал - нельзя было!..
   -- Поздно, голубчик. Но и в самом деле, Карин... Ты же чувствуешь мой сигнал о важности момента, зачем встреваешь, когда не следует?
   -- Извини меня Саске, я буду учиться лучше различать эмоции и обещаю больше по пустякам не беспокоить в мыслях.
   -- Извиняю, Карин, ты у меня умница!.. - Обида завяла, едва родившись - долго злиться на жену он не мог. И Солеана простил, заодно. - Получается, отец, теперь хрустальный шар Хирузена нам не понадобится?
   -- Как раз таки наоборот, но только на этот раз. Учиться использовать все возможности этого додзюцу будешь позже по техническим причинам - без трех би-врат механизм УсВМШ работает в ограниченном режиме.
   Сидящий в позе лотоса на площадке Колоса Саске мысленно вздохнул и разделился на Шодай и Нидайм - первый остался сидеть, второй очнулся в точно такой же позе на валуне под ветвями любимой сливой, тоже скоро планирующей расцвести. Шорты из плотной переливчатой ткани, черная основа с индиговыми отливами - та же длина до колен, но чуть поширше штанины и у верх дизайн более стильный. Тенниска из той же ткани с капюшоном, в котором волосяной каркас всегда правильно и аккуратно складывает его за спиной, застегивается аналогом молнии, при подаче чакры движущийся за маленький веер ползунок склеивает и расклеивает края, образуя почти незаметную линию стыка. Плечевых швов у рукавов длиной две трети плеча нет. Карин настояла на кроваво-багровом цвете изнанки. У Шодай это полноценный доспех, распределяющий вражескую чакру по плоскости, облегчая абсорб, а у Нидайме просто стильные шмотки с прикольной фичей. Никаких бинтов или нарукавников с ремнями. Ботинки и перчатки составляют единый комплект, только на пластинках ног кандзи "Казе" с фуиндзюцу наделения испускаемой чакры свойством ветер (актуально для Нидайме, у Шодай это работает как усилитель), позволяющий бегать по воздуху, а на тыльных сторонах запястий круг, поделенный двумя крестами на восемь равных частей - печать призыва с маленьким шипом в самом центре, дабы из запечатанного объема призывать обагренное кровью. Последние и пока эксклюзивные разработки мастерской Шоётосо Соске, чьи защитные барьеры пока никто не решался ломать, чтобы проникнуть внутрь и украсть секреты или самого мастера.
   - Здравствуй, Саске-сан, - поприветствовал сидящего Какаши, отправивший в другое измерение кусок каменной стены и успевший до зарастания проникнуть во внутренний дворик, откуда пришел на террасу перед нормальным входом. Ему нелегко далось применение додзюцу, но он старался выглядеть бодрячком и уже вытер вытекшую из глазницы трансплантированного глаза кровь, оставив протектор на лбу и убрав маску. - Я извиняюсь за вторжение, но другого пути предложить тренировки дзюцу "A"-ранга не увидел.
   - У меня нет желания общаться с невольными шпионами или взломщиками. А предложение тренироваться запоздало на годы, - ровным голосом и с опущенными веками. - Поздно воспитывать и в отцы набиваться.
   - Иногда желание тебя выпороть нестерпимо... Саске-сан, я умею признавать ошибки... и благодарен... за все, - контролируя речь без своих обычных "мма", "мн" и прочих паразитных звуков. - Есть хоть одна возможность наладить наши отношения?
   - Вас толкает страх перед моим побегом к Орочимару и тревога за бой с Гаарой, отсюда взялся манок в виде одноразовой техники высокого ранга и чего-то там еще в запасе. Вы слабее Орочимару и Кабуто упустили вдобавок. Пусть вы признали меня и даже в какой-то мере равным, с болью в душе отдав Наруто жабьему саннину, но сопливых вовремя целуют, ищите других сирот и с ними налаживайте отношения, а ко мне не приставайте больше.
   - Ответь прямо на мой вопрос, пожалуйста, - стоя рядом обветшалым огородным пугалом.
   - Я не хочу, чтобы вы лезли в мою жизнь ни в каком качестве...
   - Мнааа... как с тобой сложно... Личное использование "Джигьяку" это попытка защитить тебя от гипнотических установок и вопросов о жизни до трагедии... о брате... Раз ты притворялся и все помнишь... я ведь не касался части тем... и лично передал из рук в руки... и забрал. Допусти мысль, что некоторые взрослые не умеют... ладить с детьми, но по мере сил и умений ограждают их... Я считал те драки полезными для твоего развития... и я тоже был упрям, ожидая просьбы обучать... Я предан Конохе и Хокаге... Не навязываюсь в отцы или друзья, но посчитаю за честь считаться твоим напарником... или даже подчиненным... твоим мне будет не зазорно... и плевать на мнение других, от которых ты прячешься за маской... Между шиноби могут быть личные неприязни, но они должны отступать перед общим делом.
   - В противном случае ты возьмешь грех на душу и лично попытаешься меня убить? - Открывая черные глаза и упирая прямо в око.
   - Да.
   Сложенные на коленях руки в любимом задумчивым Шикамару жесте моментально сложились в ручную печать "Тигр", активируя паралич "Канашибари но Дзюцу", при поддержке Солеана необоримый. Пружинисто поднявшись, Нидайме Саске опустил протектор совсем чуток не успевшего отреагировать должным образом Какаши на левый глаз - его родной вытек при вертикальном ранении прямо по центру, шрам остался.
   - Раз ты поставил вопрос ребром, то да, возможность есть, но зависит она от тебя самого, Какаши, не понявший прошлых намеков. Так вот, как выяснилось совсем недавно, Кьюби помнит подчинивший его глаз. И твой помнит свою пару и так упрямится при своем использовании потому, что жив истинный владелец, который как минимум имеет возможность получать изображение со своего бывшего глаза при его активации. Либо найди силу и волю безраздельно подчинить его себе, либо не связывайся со мной, потому что теперь после твоей выходки с ограждением Здания при любом взгляде в мою сторону этот трансплантат лопнет. При повторной попытке попасть сюда или при приближении к барьеру ближе, чем на метр, яблоко в твоей левой глазнице взорвется, - стоя боком и постучав ногтем по протектору. - Лично к тебе я без особых претензий, но не ищи со мной встречи, невольный шпион Акацки, входящих в число виновных в трагедии клана Учиха. Эм... возможно, считаешь меня голословным и оскорбляющим или оскверняющим память... - чувствуя воспылавшие внутри неподвижного Какаши эмоции. - Я пойму и не посчитаю признаком слабости, если из-за перипетий прошлого ты не сможешь отыскать волю, силу, прощение... Всякое может быть... Но все же попробуй заглянуть в свое подсознание... Самый простой способ проверить на достоверность мои слова это, во-первых, напитать чакрой зеркало с чакропроводящей амальгамой, - призывая мобильный вариант оного в потертом чехле.
   Воплощенная идея Солеана, полезная для додзюцу - когда клан Хьюга расчухал полезность спецзаказа Учиха Саске, то заплатил вдесятеро больше за аналог и заказал вдесятеро больше по площади, озолотив мастера-зеркальщика. Саске в кажущуюся далекой бытность АШК по нему учился владеть шаринганом, сейчас ему оно перестало требоваться с двойником. Вещь дорога как память, но под рукой не оказалось ничего другого, поэтому его и положил в подсумок впритирку к очередной книге Джирайи, не останавливая речь:
   - По-разному присмотреться к чакре в глазницах и применить на себя принципы гендзюцу, желая попасть во внутренний мир, где следует искать инородное. Во-вторых, следует попросить Наруто сконцентрироваться с закрытыми глазами и укутаться чакрой Кьюби в сотне метров поодаль, а потом начать незаметно приближаться к нему, внимательно следя за окрасом и стабильностью чакры попеременно Мангекё Шаринганом и обычным Шаринганом, желательно вместе с надежным визором-Хьюга для пущей достоверности и с опросом подопытного об испытываемых в ходе тренировки беспричинных чувствах... За тебя, Хатаке Какаши, особо просили, поэтому я это все тебе поведал. Клану требуются верные люди, а не просто друзья - я предоставлю тебе дополнительный шанс наладить отношения и получить прощение. Если придешь в течение недели, то в обмен на личную преданность мне и клану Учиха в моем лице я уберу шрам и оптимально помогу с глазом. А если решишь войти в клан Учиха по схожему с побочной ветвью Хьюга принципу, то измененный шаринган сделаю парным и наследственным. Либо то, либо это. Извини, но на иных условиях не стану оказывать помощь с додзюцу, которую ты сам в состоянии себе оказать на достаточном уровне. Клану Учиха на добровольных началах очень требуются сильные и верные шиноби. За все сказанное я ручаюсь. До встречи на Шикенкаиджо.
   Нидайме Саске применил за спиной Какаши "Шуншин" с листьями, доставивший обоих к порогу дома Копирующего Шиноби. Повторное применение освободило джонина из оков паралича, оставив в одиночестве лунного вечера посреди вороха листвы.

Глава 34. Финальные бои

  
   *** Саске
   - За пеленой облака ничерта же не видно! Я свою руку еле различаю!.. - Нервно и возмущенно.
   - Мой взгляд твоими очами они почуют стопудово! Давай же сын, я все дважды объяснил, дважды! Я ведь прекрасно понимаю твое желание погеройствовать и жажду мести... или ты уже заранее ревнуешь Карин к Какаши?
   - Не мели ерунды!! - Взбешенно.
   - Ооо... - глубокомысленно.
   - Мда, как с тобой сложно...
   - Ууу... - сдерживая гнусное хихиканье.
   - Ты сам первый начал копировать дебильный смех Наруто! - Покраснев ушами и атаковав.
   - Грешен, каюсь, но иногда желание тебя выпороть нестерпимо, нихи-хи-хи...
   - ГН!!!
   - Образумился? - Серьезным тоном.
   - Да, - буркнул Саске, прогнав собственнические мысли о Карин. Вольные взгляды палка о двух концах.
   - Ну, так зри уже через хрустальный шар, наше облако скоро начнет вызывать подозрение, а твоя пунктуальность, считай, уже пострадала, совсем ты у меня окакашился...
   - Пфе! - Не сдержав кривой ухмылки.
   - О, и онарутился! - Поддел Солеан ожившую мимику.
   - Я его в этом лабиринте уже запеленговал, между прочим.
   - Тебе повезло, что он в нетерпении сам приготовился поудить свою оранжевую рыбку.
   -- Зафиксировал вторую точку привязки, - убрав воплощение в клона и перейдя на скоростную мыслеречь.
   -- Принимай третью, - так же мысленно.
   Дно глубокой шахты стало четвертыми координатами, первые - вход, третьи - верх. Следующие шестнадцать - бойцы в масках. Трубы не уступали обклеенным многочисленными печатями и усыпанным каллиграфическими кровавыми кандзи сваям и балкам, явно созданными при помощи Мокутон и из древесины Леса Смерти. На крестовине переходов где-то в верхней четверти собрался весь состав, перед которым Данзо толкал речь про слабость Хокаге, про изнуренность Орочимару, которого он лично изничтожит, а Корень признают после победы над его присными. Жертвы неизбежны, они отсеют слабых, ничтожества не нужны сильной Конохе под властью Годайме Хокаге, Шимура Данзо.
   Время экзамена тикало, а два воздушных аналога "Даисан но Ме" "маде бай Солеан" все еще носились по темным коридорам и шахтным переходам технических отсеков, определяя область захвата. Солеан потихоньку начинал ворчать после сотой отметки, понукая. Вскоре по остаточным следам ауры нашелся главный кабинет с библиотекой, а так же засевший наверху наблюдатель, следящий за обстановкой в Конохагакуре - и ведь как ловко замаскирован просмотровый пункт! Уступ уступом, но лишь изнутри можно понять, что это чудо маскировки, а не скальная порода. Всего четверть сотни человек, не считая лабораторных химер.
   -- Временной лаг в зоне запечатывания создан, - устало и вымученно. - Я вытерплю нагрузку, действуй осторожно, сын.
   -- Постараюсь. Если что, приземляйся в Лесу Смерти, - Саске и сам понял, как неудачно пошутил. - Пардон...
   Саске полностью перебрался сознанием в сухого Нидайме.
   "Нинпо: Шуншин но Дзюцу". На арене Шикенкаиджо взвился двухметровый огненный факел. Все три трибуны взревели, когда пламя в момент опало, открыв на обозрение сверкнувшего протектором Учиха Саске в новом черно-индиговом прикиде, почему-то без футляра на бедре и подсумка за поясом, но зато со свисающей ниже подбородка челкой и всклокоченным затылком.
   Незнакомый экзаменатор слева направо перекинул во рту похожий на хворостинку сенбон. Потрепанный Шикамару скривился, чего-то забывший на арене Наруто радостно округлил глаза, тут же ставшие серьезными под хмурыми бровями.
   - Я Учиха Саске. И я интригующе пунктуален, а не то, что вы все тут подумали, - пытаясь сохранить мрачную физиономию. - Ну, где тут моя песочница? Мне разве из этих двух делать куличики, рефери-сан? Или восходящую звезду таки дисквалифицировали с небосвода?
   - Господи... - но договорить не успел, будучи перебитым:
   - Если заикнетесь, что я окакашился, куличик сделаю из вас, рефери-сан. Ничего личного, - принципиально не смотря на Наруто и крепко пожав руку другу с неизменным со скамьи АШ пучком на голове.
   - Кхм!.. Не волнуйся, Саске-сан, твой бой перенесли в самый конец, ты вовремя... - жуя кончик якобы хворостинки.
   - Шикамару... если ты сдался девчонке, то просто обязан на ней жениться...
   - Да иди ты со своими шуточками, - выдергивая вялую руку. - Это был тактически верный ход...
   - Гаара, спускайся, - громко произнес судья.
   - А, какое экстравагантное подбивание клиньев к деве с веером... - Не обращая внимания на выкрики с трибун.
   - Саске!!! - Встрял Наруто. - Не вздумай ему проигрывать, - смущенный Шикамару бросил полный благодарности взгляд на оранжевого.
   - Песок приблизит меня к цели, - чуть пожавший плечами Нидайме Саске чуть вскинул хмурую бровь, подозрительно уставившись на нетипично себя ведущего желтушного.
   - Я хочу извиниться и поединком с тобой все доказать, - решительно сдвинув брови к переносице и вопреки обыкновению говоря очень тихо, еле слышно за льющимся сверху гомоном. Высокие стены круглой арены способствовали образованию эха. Сказанное чакрой не усилилось дзюцу.
   - У тебя будет шанс всем все доказать... - с грустью отмечая высокий прогресс за месяц. Саске не определился с отношением к своему теперь родственнику.
   - Наруто, пойдем уже наверх.
   - Ага, - одновременно со всей серьезностью кивнув Саске и только после этого разорвав зрительный контакт, по-своему поняв некую растерянность своего то ли визави, то ли друга, то ли не пойми теперь кого. Карин, раз прояснив вопрос про Наруто, оставила мужа самому выяснять их взаимоотношения, за что Саске был ей весьма благодарен и обязан.
   - Ради разнообразия спокойно по ступенькам поднимемся, - потирая шею.
   - Все еще злишься за спихивание? Но ведь благодаря мне вы теперь обвенчаетесь!
   - Наруто! - Шипя и направившись скорым шагом.
   - Идем... - догоняя после еще одного взгляда на Саске. - Шикамару, а чем тебе Ино-тян не нравится? - Как бы на ушко шепча.
   Саске встал рядом с неизвестным ему рефери, почему-то заменившим прежнюю снулую рыбу, чья унылая изюминка сразу не понравилась парню. Он ощутил всплеск чакры в коридорах, ведущих на трибуны, но барьеры препятствовали зрению, а тело Шодай уступлено Солеану.
   - Хе-хе, - злой прищур обведенных глаз без бровей и ресниц жаждал крови.
   - Итак, приступаем... Начали, - дернув рукой перед буравящими друг друга лицами. Солеан специально для введения противника в моральную неустойчивость разыграл накануне сценку с двумя клонами, занимающимися тренировками на скальной площадке подальше от любопытных глаз, лично прибывших поговорить. Маска мстителя трещала по швам, следовало хотя бы так ее укрепить, выборочно и точечно - семейный Саске вовсе пожелал бы уничтожить проклятый образ, и он знал, что за устроенное представление по прибытию получит втык.
   От песка, вылетевшего из бутыли за спиной Гаары, Саске ушел назад, сделав сальто на десять метров.
   - Гх! Нет... не сердись... - заговорил почувствовавший резкую боль в голове.
   Сложивший печати для выдувания огненного шара по приземлению решил повременить, отменив дзюцу без потери чакры - настрой Гаары имел значение, Саске сам это понимал, прикладывая усилия не бросать взгляды наверх ни на одну из трибун в поисках Орочимару, казалось, превзошедшего самого себя в маскировке. Он должен был быть где-то рядом с ложей Каге или даймё, но того самого собственнического облизывающегося взгляда среди сотен не было или он терялся в массе - без поддержки Шодай Нидайме чувствовал себя неуютно, слепым.
   - Мама... я давал тебе гадкую кровь... прости меня. Но теперь она будет очень вкусной! - Сам с собой говорил Гаара, стоя в дымке из песка, по объему которого не понять, пустотел он сейчас или весь высыпался из глиняного сосуда с фуиндзюцу удержания и чего-то там еще (только Солеан понял чего). - Угх! - Пронзила парня не старше самого Саске дикая головная боль и резко отступила, оставив холодный убийственный взгляд. - Нападай, - вернув контроль и боевой настрой.
   - Как скажешь, - чиркая большими пальцами по пластинам на перчатках, но не спеша демонстрировать возможности обуви - это крайний случай.
   Призванные прямо в руки сюрикэны ввосьмером устремились к цели, за ними следом отправились кунаи со взрыв-печатями. Сшшш... - песок шумно шуршал, перетекая и взлетая, повинуясь воле обладателя. Песчаный щит стал обращаться в клона, поймав на себя все десять предметов.
   - Кац! - Складывая кистями "змею". Незавершенный клон с двумя кунаями в торсе разлетелся обесформленным облаком.
   Повторение клонирования Саске не допустил, выдув двухметровый шар "Катон: Гокакью но Дзюцу", тут же понесшийся к Гааре и прикрывший еще одно сальто назад, на сей раз выше и дальше - Нидайме приклеился копчиком и стопами к высоченной стене арены напротив зрителей на два часа от центральной трибуны. Да, он ощущал их предвкушение зрелища и спешил оправдать ожидания по целому ряду причин, лезть в контактный бой он не собирался.
   Как и предполагалось, песок вместо клона стал выпуклым щитом, красиво принявшим на себя расплескавшееся пламя. Однако передышек давать нельзя ни себе, ни противнику, так и стоящему на том же самом месте - поднятый щит закрыл ему обзор. "Катон нинпо: Хосенка Тсумабени" - два десятка огненных цветов волной устремились к цели. С печатью призыва, длящегося непрерывно, Нидайме ни градуса жара мимо не капнул, призвав ровно столько четырехлезвийных звездочек, сколько огненных бутонов мог успеть распустить. Усовершенствованная техника требовала расстояний - так сразу переключиться на нити чакры и управлять ими Нидайме не мог.
   Цветочный поток почти у самого щита разделился на два - повинуясь манипуляциям раскинувшего руки Саске, десять пылающих сюрикэнов обогнули песчаную кромку с разных сторон, хищно устремившись к застывшему Гааре. По песчаному доспеху "Суна но Йорой" угодило лишь три из десятка - песочник даже не пытался пригнуться, он злобно сузил алчущие крови глаза и подставил свой песок, затормозивший и потушивший огненные цветы. В трех местах его доспеха, плотно облегающего тело, пошли трещины, там припекало - песок поспешил омыть хозяина и убрать раздражители.
   Гаара, чей бутыль за спиной распался на дополнительный песок, попытался атаковать издали нападающего противника хидзюцу "Суна Шигуре", начав стремительно создавать песчаное облако над головой, однако он не учел нити чакры, прицепленные к пальцам, сложившимся в печать концентрации. Дождавшись удобного момента, не замедлившего криво оскалиться лицом с трещинами на щеке, Саске привычно сложил ручные печати "Катон: Рьюка но Дзюцу", отправляя взвившийся по десяти нитям чакры драконий огонь, заставивший обрушить весь собираемый над головой песок обратно вниз - перед этим остановленный выпуклым щитом десяток сюрикэнов, повинуясь на миг расцепившимся кистям, оплел нитями фигуру, не стремясь воткнуться в противника. Многими днями тренированные нити это проводники пламени, его достаточно подвести к противнику, а дальше оно само взметнется и опалит жарким костром, собственно, так и случилось, только песок успел оборвать нити, и огонь выплеснулся веером, потеряв большую часть разрушительной силы.
   Саске наконец дождался шара "Суна но Маю", целиком укрывшего Гаару, спрятавшегося от кусачего драконьего пламени, блестящего мелкими стеклышками вокруг азартно пышущей жаждой крови фигуры. Четыре куная, подправленные в последний момент нитями чакры, рядком вошли перед шаром, целиком скрывшись в земле, брошенный левой по кольцо воткнулся в землю за шаром. Стремительно сложилась одна единственная печать "Катон: Горьюка но Дзюцу" - тоже требующая расстояния техника. Изо рта Нидайме Саске с ревом вырвалась большая голова дракона в три с лишним метра в поперечнике. Раззявив рычащую пасть, она прямолинейно понеслась к шару и заглотила его в адскую печь вместе с дернувшимся едва сформировавшимся песочным глазом "Даисан но Ме".
   - Кац! - Меняя "тигра" на "змею". - Кац! - Рассчитав миг повтора.
   Четыре вогнанные в землю куная взорвались, направленно подкидывая и переворачивая пласт земли, пятый таким же направленным взрывом ослабил импульс вращения, дав шанс Саске попасть в яблочко.
   Из-за сложности контроля дзюцу собственного изобретения переведено на четвертый уровень по общепринятой классификации - "Катон нинпо: огненный бур". Саске создал его из "Катон: огненный бур", в свою очередь объединяющего "Катон: дыхание огненного дракона" и "Катон: Рьюка но Дзюцу". Вот он действительно оправдывает свое название из-за отлично видимой винтовой резьбы и вращающегося куная на струне, в огне буравящего плавящуюся и размягчающуюся защиту противника. Однако Саске знал, что в теле Нидайме без поддержки Шодай не сможет ничего различить за слоем песка - кунай мог убить, что противоречило планам, хотя заранее понятно, что бой остановит не судья, а сигнал Орочимару к нападению. Поэтому он потратил время на доработку впечатляющего дзюцу, потому столь щедро применял новьё.
   Нидайме приложил ко рту кулаки трубочкой и начал делать кистями разнонаправленные вращательные движения, по очереди закручивая ими оформленный в копье выдуваемый огонь - колоссальная концентрация, взятая на себя вторым потоком сознания, позволила выдержать цилиндрическую форму по всей длине во время полета. В подброшенный пылающий песчаный ком воткнулась скорее игла, чем копье, скорее тонкое сверло, чем толстый бур. Гаара стоял на земле - это уязвимое место в его защите, куда и направил Саске свою атаку, для коей требовалась посредственная меткость - это не клык кунаем выбивать.
   Дело сделано. По упругому потоку сосредоточенный на бое, а не на зрительских криках, Саске ощутил быстрое продырявливание обычной земли и дал пламени похозяйничать внутри песочной копилки, пока ее вращение сделало невозможным дальнейшее бурение, а стена угрожающе не приблизилась к воинственно встопорщенному клоку на макушке. На массивных каменных плитах стен из-за толчков образовались вмятины. Первый имел целью сохранить угол вхождения струи огня в пятачок, второй почти под самыми трибунами предотвратил врезание и повлек обширные повреждения из-за немедленного третьего толчка, почти запредельно напрягшего напитанные чакрой ноги Нидайме, стремительно прыгнувшего вниз, чтобы приготовить "Катон нинпо: сокрушающий кулак огненного дракона" до того, как Орочимару даст отмашку.
   Когда Саске тренировал простой вариант этого дзюцу, логически продолжающего непопулярную среди Учиха линейку с началом "Нинпо: огненная длань", он ломал на полигоне двухметровый каменный квадрат толщиной в пятнадцать сантиметров. С высвобождением огня собранная в кулаке чакра отправлялась по вектору импульса руки, вырываясь факелом из толщины в двадцать сантиметров или разваливая полутораметровый валун, чьи дымящиеся и оплавленные осколки могли улететь порой на десятки метров.
   На арене все выглядело зрелищнее. Спрыгнувший Саске взялся левой повыше локтя правой - растопыренная кисть стала когтистой огненной лапой, целую секунду (все равно шар катился еще, лишая находящегося внутри ориентации в пространстве и способности адекватно реагировать на внешние угрозы) сжимавшейся в кулак, - и с разбегу врезал по стеклянно блестящему шару. Обсидиановый, неровный и успевший поостыть болид с курящейся дырой встретился с огненным кулаком - пламя разлилось по засветившейся красным расползающейся паутине трещин, впитываясь внутрь и вырываясь языком из дыры от бура, раскалывая сферу защиты, словно яичную скорлупку. Собственно, мощь драконьей головы оборола волю и силу Гаары и запекла в стекло верхний слой, не сумев пропечь спасающую свою жизнь задыхающуюся начинку, не успевшую исполнить свои планы - тактический ход с подрывом сбил концентрацию, дав драконьей глотке сыграть отведенную ей роль.
   - Спекся, - подытожил Нидайме Саске, вместе с подскочившим рефери смотря на угоревшую лысую тушку с опалинами на одежде посреди песочной кучи и крупных осколков считавшейся абсолютной защиты. Он потратил в сражении ровно столько чакры, сколько потребовало бы от него "Чидори". Нокаут, противник разделан под орех: абсолютная защита обращена против него, заперев в клетке; дезориентация не дала перетереть корочку обратно в подвластный Гааре песок; завершающий сокрушающий удар стал сродни оглушающему попаданию кулака по кумполу, создав достаточную ударную волну в мягком песке.
   - Победитель Учиха Саске!.. - Констатируя чистую победу и мигом вставая в боевую стойку, защищая новоявленного победителя, пытающегося отдышаться на трясущихся ногах с дергающейся правой рукой с окровавленными костяшками - откат телесного перенапряжения, в сжатые сроки выполнившего целую серию сложнейших для генина и некоторых чюнинов дзюцу.
   Примолкшим и потрясенным скоротечным и впечатляющим накалом боем трибунам не суждено было разразиться громкими овациями - их накрыло гендзюцу сна, которое Нидайме Саске двумя томоэ с расстояния в десятки метров и за ограждениями различить не смог. Предатели-АНБУ (или в их форме) начали сражение с успевшими освободиться из-под власти гендзюцу, сложив "Кай!". Вторая трибуна с гостями из Сунагакуре и Отогакуре взорвалась метнувшимися во все стороны шиноби, изнывавшими от нетерпения и жажды мести за проигрыш своего главного козыря. Стоящие в паре троны Хокаге и Казекаге стремительно заволокло дымом схватки между группами охранения, оттуда раздалось звучное и мощное:
   - Кац!
   Ушедший в землю импульс сотряс всю арену. Но на самом деле Хирузен сменил режим пассивной защиты Конохагакуре, а взметнувшийся столб лавы левее лица Шодай Хокаге Монумента Хокаге результат напряженных трудов Саске и Солеана. Пусть уничтожение Корня припишут Сандайме Хокаге, гордость и прочее у Саске от этого совершенно не пострадают - есть ситуации, когда во благо свои заслуги следует умалить или скрыть, а чужие выпятить. Вся область пространства с прикрывавшими вырезание клана Учиха врагами запечатана в хрустальном шаре, лежащим в центре пентаграммы на верхушке Колоса Эдема.
   Орочимару, притворившийся Казекаге, не мешкал - вместе с Хирузеном он оказался на самой крыше запертым за стенами барьера, защищающего четверку его создателей от нападения изнутри и снаружи. Желание разобраться с проблемами многолетних отношений в поединке у сэнсэя и гакусэя обоюдно, оба сильнейшие фигуры, блокировавшие друг друга, но Хокаге-то уже потратился на защиту, а удивленный Йотону Орочимару полнится своей скверной чакрой! Саске на миг отвлекся, а на арене ситуация уже изменилась.
   - Он жив, но вырублен! - Констатировала быстрая девчонка, вихрем пронесшаяся мимо рефери, подхватив родственничка. Суна но Санкьёдай состояла из детей Йондайме Казекаге.
   - Тогда что делаем?! Продолжаем без него? - Обращаясь к спрыгнувшему к ним и давшему отмашку остальным шиноби сэнсэю со шторкой на левом глазу.
   - Гх! Отменяю задания, берите его и уходите! - Щуря такие же обведенные черным глаза без ресниц. Перекинувший зубочистку рефери нападать не спешил - численное преимущество на стороне песочников, а все же рухнувший на колени Нидайме Саске временно не боец.
   - А как же вы? - Саске подумал, что все девчонки одинаково беспокойные. Что Сакура, что Карин, что Темари, но Карин-химэ умная и сообразительная...
   - Это мой бой, живее! - Не прерывая визуальный контакт с визави из Конохи.
   - Ваш командир Орочимару? - Зачем-то уточняя очевидное.
   - Кто его знает, - расплываясь в хищной улыбке. - Начнем веселье.
   - Объявлена война? - ввернул такую же хищную улыбку Нидайме Саске. Как ни противно, но сверху все видно.
   - Извини, но экзамен завершен. Отправляйся за Гаарой. Ты достаточно силен для чюнина, вот и окажи услугу родному селению! - Отправляя на миссию по праву джонина. Позже Саске узнал его имя - Ширануи Генма.
   - Вот только соберу оружие... - густо мажа кровью из содранных и сбитых костяшек по пластинам, призывая и запечатывая уцелевшее. Времени хватило.
   Напоследок шесть из восьми пущенных в клона и не взорвавшихся куная метнулись в спину Баки-сэнсэя - он вывернулся из объемного взрыва, но и Саске след простыл, вернее, наоборот - факельный всполох огня слизал его, оставив на земле дымный и горячий след, мгновение спустя иссеченный лезвиями ветра.
   Привычно сцепив зубы от боли, Саске оставил кровавый след на перилах и прыгнул в кроны леса, оставляя за собой четкий след - его должны найти. Возвращать контроль над Шодай рано - им до сих пор рулит Солеан, посылающий сыну вид с неба. Отец так же удерживал бессознательное состояние джинчурики однохвостого, чтобы тот раньше времени не вылез - он не собирался дирижировать всем оркестром, следуя в образовавшемся хаосе строго намеченному плану.
   Внутри барьера двое схлестнулись - от вороха сюрикэнов в который раз удивленный Орочимару защитился полыхающими гробами, призванными им непонятно откуда. Огромный трехглавый ящер, призванный за пределами селения и возвышающийся метров на тридцать над сорокаметровыми стенами Конохи, на всей скорости втемяшился в огненную стену - задумка проломить защитный периметр провалилась, однако восточные ворота пали, открыв путь, по которому направили чудовище.
   Убегающие и преследовавший успевали проскочить, а вот отправляемые следом встрянут в пробку, если таки побегут. Саске видел белую копну волос Какаши на зрительской трибуне с генинами прошлого и позапрошлого выпусков АШК. Джонин не бросит их на растерзание, и догадается послать вослед именно Наруто и Сакуру с мозгом Шикамару. Как показал Солеан, призванный Какаши пес появился в пламени и местами обуглился своей нежной шерсткой, закатив вселенскую истерику почище иной бабы. Собственно, эта задержка стоила им встречи с группой преследования из Отогакуре сразу в парковом периметре Конохи - ими занялся Шикамару, а Сакура и Наруто со скорбным песиком попрыгали дальше.
   - Возьму я кукольника, Саске, противник он мой, - подпрыгнул Шино откуда-то сбоку, едва Нидайме выскочил из ворот с вывернутыми из петель створками, в которые сразу следом вломился трехглавый монстр, начавший крушить пост, едальню и дешевую гостиницу. Саске знал о пристроившейся кикаичу и не стал сгонять дружественного жука, потеребив самочку, когда пришла пора перекинуться словами.
   - Берегись газа и яда, сейчас на полсотни позади, потом жди рядом... - передавая совет Солеана про яд. Шино моментально отстал, в своей молчаливо-жужжащей манере признавая лидерство за Саске. Они наступали на пятки убегавшим.
   Метая с двух рук призванные сюрикэны, Нидайме начал бой в трех километрах от входа - Темари вынужденно обернулась, отразив атаку полностью раскрытым веером и одновременно напав, обращая оружие против метнувшего, ожидаемо увернувшегося.
   - Вам не уйти! - Останавливаясь и вставая наизготовку с кунаями в руках.
   - Ксо!..
   - Темари, хватай Гаару и беги. Твоим противником буду я! - Стаскивая со спины сверток с куклой. Сестра не мешкала, перехватив бесчувственного брата.
   - Нет, противником твоим я буду! - Выскочил на ветку Шино.
   - Разбирайтесь, - хмыкнул Нидайме, давая девушке оттащить врага еще на километр.
   В это время сделал ход Джирайя, призвав в городской черте ярко полыхнувшую статую Жабы, придавившую свой тушей не меньшее туловище с тремя змеиными головами, издавшими оглушительный шипящий звук боли - химера распалась, пожертвовав одной особью. Бои в Конохе разгорались, никто не трещал языками, сплочено разя противников, в стане которых отсутствовало единство.
   - Оставь его и уходи, Темари-сан! - Встав на ветке дерева прямо перед собравшейся сигануть на нее девушкой. С веером.
   - Еще чего!.. - Не собираясь бросать в беде родственника.
   - Угх... - пришел в себя ее младший брат. - Вон отсюда, Темари-сан, - одной рукой отшвыривая спасительницу, не успевшую среагировать и закрыться.
   - Не вмешивайся в битву, Шикамару растроится. А ты... на арене я тебя специально пожалел, джинчурики, нефиг ломать селение. А теперь покажи-ка мне истинное лицо своего чудовища, не стесняйся, словно красна девица на выдане...
   - Аррргх!!! Аааа!!! - Начав преображаться.
   Его правая рука стала крючковато-когтистой лапой, черпавшей стройматериал прямо из начавшей заваливаться верхушки дерева - родной песок остался в Шикенкаиджо. Сшшш песка и треск дерева разносились недалеко - листва глушила звуки. В таком состоянии человек-монстр смог уклониться от двух просвистевших мимо кунаев Нидайме Саске, взорвавших дерево и едва не оторвавших нарождающуюся руку.
   - Урррх!! - Издала морда лица с бубновым глазом Шукаку.
   Саске хотел плюнуть на все и активировать полный шаринган - истекающая яки и объемы чакры ужасали, а у Нидайме всего примерно шестьдесят процентов резерва осталась, на целый порядок меньше, чем у ощерившегося монстра, раззадоренного и жаждущего крови! Сдержался, вместо этого хрустнув двумя драконьими кулаками - в прыткого соперника не больно-то популяешься чем-либо, предстоит сдерживать ближним боем.
   - Уууаа!! - Кинулся монстр на до боли сжимающего кулаки Нидайме Саске, чьи ноги еще не оправились после прыжков по стенам арены и деревьям.
   Лапа с легкостью повалила тройку верхушек в три Саскиных обхвата прежде, чем промахнувшийся остановился.
   - Ты боишься меня?! Учиха Саске!!! - Проскрежетал нечеловеческий голос. - Боишься самого факта моего существования!
   На счет первого слова прав - боялся, что не справиться с задержкой до подхода Наруто и будет вынужден наворачивать круги, позорно бегая. Предстать еще раз трусом в голубых глазах? Ни-за-что. Но и безрассудство Саске нехарактерно. Да, вместо слов поздравления с его губ срывалось иное, но в душе он гордился победой Наруто над Неджи, желая поскорее выведать подробности схватки, он так же понимал, что джинчурики Суны несоизмеримо чаще пользовался силой своего демона, его слияние глубже, пусть сам демон слабее. От лиса в Наруто всего половина. За месяц обида - именно обида! - на несмышленых детей поутихла - он ведь сам был таким когда-то очень давно. Саске месячная разлука пошла впрок, а для двух других маловато будет. Юноша осознавал риски, двигаясь к грани между жизнью и смертью - он хотел видеть Наруто и Сакуру живыми, но лишь реальная близость смерти помогает раскрыться чертам шиноби, обученного убивать других. Главное не превратиться в адреналинового маньяка, как Гаара.
   - Ну, что такое?! - После очередного прыжка. - Ты боишься меня?! Неужели твой страх переборол ненависть, жажду крови и месть?! Смысл твоей жизни оказался так слаб? - Прыгая и задаваясь вопросами.
   Нидайме Саске все тяжелее становилось успевать отпрыгивать - пока спасал шаринган, но скоро Гаара превзойдет скорость восприятия двух его томоэ в каждом глазу и даримую ими скорость, предвидение вскоре окажется бесполезным - этого нельзя допустить.
   - Месть - блюдо холодное. Не умеющий остывать сгорит в ней бесследно - такова твоя участь, - бросаясь в лобовую атаку со сцепленными в замок лапами.
   Высвобождаемое с двух рук пламя на голой воле преодолело сопротивление, прошило лапищу и прижгло плечевой сустав. Песок ободрал все пальцы до костей.
   - Гха!!! Аха-ха-ха! - Стремительно отращивая хвост. - Так вот оно что! Вот откуда это возбуждение! Все дело в боли!!! - Дрожа и брызжа слюной.
   - Ну-ну, давай, уничтожь человека, сделавшего из тебя пирожок и сумевшего ранить, - хрипло и тоже ярясь, что помогало сдержать боль. Воля покидала "Фуджа Хоин". - Авось поживешь миг-другой.
   - Ха-ха! Да-да!! Хочу!!! - Отрастив песочный хвост с крючками когтей. Бутыль на спине сама собой восстановилась.
   Предвидя движение, Нидайме сумел в последний миг уклониться. Хвост прошелестел позади, обратив в себя часть ветви, а вытянувшиеся когти метнулись в соседние стволы, останавливая полет тела и резко сжимаясь, выстреливая им словно из рогатки. Пальцы выведены из строя, ни сложить печати, ни метнуть что-либо призванное толком. "Дело дрянь" - подумал про себя Саске, видя с неба запаздывающую группу. Однако все к тому и шло. Нидайме подправил траекторию очередного полета незаметным ударом по воздуху и выгадал время спроецировать дзюцу лап на ноги. Подпрыгнув, Саске двумя ногами встретил несущуюся руку, мысленно заорав от боли в обдираемых стопах. Сил вдарить по глазу и шмякнуться поодаль едва хватило - следом мог прилететь еще и хвост, а пламя иссякло, вновь осыпавшись стеклом на землю. Нидайме плашмя свалился на ветку, парализованный борьбой с проявившимся "Джуином" и болью в истертых до костей пальцах и ступнях - от пролитой капли чакры на прижигание сосудов несколько клякс сбежали пониже локтя. Перчатки и ботинки держались на добром слове, пропитавшись кровью - еще остается шанс попрыгать по воздуху, уходя из-под носа.
   - Грааа! - Еще быстрее, чем раньше, восстановив руку песком, берущимся из перетирания окружающего, и вновь открыв глаз Шукаку. Монстр монстром, а о чакре думает, ведь создавать затратнее. И волосы заново отрастил.
   - Оррьяя! - Вылетел Наруто, отпнув понесшуюся к Саске тварь.
   - Саске-кун! - Тут же присела и появившаяся Сакура. Нидайме закашлялся кровью от ее касания, держась на посылаемых Карин чувствах поддержки и молчаливого сопереживания.
   - Кстати, я драться не умею, - меланхолично заметил пес, чуть не со слезами в грустных глазах почесав подпалину на шерстке.
   - Сама вижу!!! - Огрызаясь.
   Наруто без вопросов скалился на монстра, оценивающего новую угрозу и что-то чующего родственное.
   - Сакура, уноси скорее!! - Сдохни, Учиха Саске!!!
   Без силы демона Наруто не успел среагировать, зато Сакура успела развернуться и приняла на себя удар, ее впечатала в дерево лапа вставшего над Нидайме Гаары-Шукаку, которого пронзила в голове боль - Наруто сам подхватил загнавшего проклятую печать обратно в рамки Саске.
   - Сакура! Даттебайо! Что же делать!..
   - Он как ты... - прокашлял Нидайме с погасшим шаринганом.
   - Как я?! - Саске-кун... - простонала Сакура супротив удивленно-неверующего восклицания.
   - Ну, что стоим? - Остатками разума заговорил Гаара. - Отступать передумали? - С издевкой.
   - Биджу, - чакрой сказать получилось еще хуже и еще болезненней, но ртом вообще никак. - Наруто... - одновременно простонала Сакура, пустив изо рта кровавую струйку.
   - Даттебайо!
   - Ну же, вперед, атакуй!!! - Давая на Сакуру.
   Саске отрешился от окружающего, обарывая боль и целиком спихивая ее на второй поток сознания.
   -- Спасибо, Карин, не волнуйся так, ситуация под контролем... - найдя силы отблагодарить и ободрить.
   -- Держись, Саске, ты у меня все сдюжишь, - облегченно. Муж в порядке, остальное приложится, она об этом позаботится.
   Обратно он выплыл, когда от собственно Гаары остались одни ноги, а Наруто с любимой жабой в обнимку отходил от удара о ствол - песчаные сюрикэны изрешетили деревья. Сакуру к дереву теперь прижимал песок, а не лапа. Очухавшись, Наруто клонировался и сперва нарвался на песчаную бурю, но вновь поднялся и на сей раз провел более интересную комбинацию, попытавшись повторить технику тысячелетия боли, обозвав свое дзюцу со взрыв кунаем "Тысяча лет боли", который воткнул в основание хвоста в речах утверждающегося над другими Гаары.
   Сражение получалось дерганым - мозги обоих не успевали обрабатывать информацию, после скоростных прыжков и приемов тратились драгоценные секунды на ориентацию - круговое зрение у всех присутствующих отсутствовало, разве что Шино где-то неподалеку переключался между своими жуками-соглядатаями, контролируя территорию.
   - Саске?.. - Оборачиваясь собой смягчившего его полет в дерево - перед взрывом его шлепнули, отбрасывая как рыжего таракана, пристроившегося в неожиданном месте.
   Нидайме, прыгнувший исправлять ситуацию на коленях, дышал судорожно, боль и печать всего лишь обузданы - а как хотелось избавиться! Пустив чакру в оставленные без изменений пластины хождения по воздуху, Нидайме ступил на круги бледно-нефритовых барьеров с размытыми краями, пульсирующими в такт подаче энергии - по-другому он бы не удержался на костях.
   - Трёшку клонов к Сакуре - техникой обмена убери дерево из-под нее и вызволяй. Остальной частью отвлекай джинчурики Суны, меня хватит на один нокаутирующий удар...
   - Саске...
   - Дружить можно и вне команды. Однажды я уже потерял все, что имел... Больше не хочу видеть, как погибают дорогие мне люди... - смотря сквозь постепенно начинающие пламенеть страшно изуродованные кисти на регенерирующего объем тела Гаару-монстра, на сей раз восстанавливающегося куда дольше, знатно от него отхватило. Саске не лукавил.
   - Я понял, - вставая рядом. - Да...
   - Кончай болтать, Сакуру-тян же душат, - кривясь и добавляя трудно контролируемого огня. Он бы с большим удовольствием запустил "Катон: кровь генерации", но *** конспирация! И непредсказуемое влияние на фуиндзюцу, ******!!!
   - Даттебайо! "Таджу Каге Буншин но Дзюцу"! Саске, оставь сейчас землю мне и побудь моим небом. Ладно? - Положив руку на плечо и сжав. Один из клонов взялся подмышками, рядышком пристроился второй.
   - Помни, щит Сандайме Хокаге вокруг Конохи сдюжит атаки биджу, а вот деревни беззащитны. Действуй, - смерив шаринганом, кивая и позволяя тандему клонов подхватить себя за руки и за ноги. Теперь все в руках Наруто, шанс предоставлен. Когда-то Саске отказывался принимать участие в его воспитании, но мерками семьи эта логика ущербна. Юноша твердил себе: в крайних случаях нужно, в повседневности ни-ни.
   - Ребзя!!! Прыгаем!!! - Тут же возликовал окрыленный Наруто.
   Тысяча клонов атаковала песочного Гаару, со всех сторон нанося удары кулаками и ногами после облака сюрикэнов. Монстр не удержался на дереве и свалился, откатившись по траве погожего солнечного дня на полусотню метров от дерева с лягушкой, собакой, Саске и Сакурой, в процессе высвобождения потерявшей сознание.
   - Не может быть! Я не могу проиграть!!! - Дико вскричала образина.
   Миг и раскидавший лопнувших клонов биджу принимает свой истинный образ тануки, гигантской однохвостой енотовидной собаки с синими отметинами по всему телу в десятки метров ростом. Момент и удивленный Наруто оказывается в песчаном коконе гробницы. Мгновение и наконец-то получается призвать Гамабунту, жабьего бога, разорвавшего тенета песка своим даже более объемным телом, чем у соперника. Благо хватило ума никого разумного не задавить - узнай Наруто о количестве раздавленных в лепешку зайчиков и белочек, его растерзали бы сомнения. Ни одна жаба или лягушка не пострадала.
   - Узумаки Наруто... Ты не перестаешь развлекать меня, - зло хмыкнул Гаара-Шукаку, угрожающе шевеля своим хвостом.
   - Ооо, это снова ты?! - Прокуренным громогласным голосом с трубкой в зубах, в кимоно и катаной за спиной. - Чего тебе надо? - Кося сплюснутым зрачком на узнаваемую морду в паре сотен метров от себя.
   Нидайме Саске закатил глаза - Жаб заупрямился, не желая встревать в чужие разборки и не признавая Наруто членом своего клана, с которым ни пил, ни... в общем отказал. Помог мелкий якобы от скуки вышедший погулять сыночек, Гамакити, рассказавший про свое "героическое" спасение оранжевым от обижавшего его типа напротив - он знал, на что давить, и Гамабунта признал нового члена клана, подписавшего контракт.
   Позади виднелись кое-какие крыши и стена местами дымящейся Конохи.
   - Клоны Наруто-куна, чего вы ждете? Спустите нас на землю и приведите ее в чувство. И не смейте развеиваться! Усекли?
   - Да, Саске! - Сейчас все сделаем! - Так точно, Саске!
   - Без моего приказа не вздумайте рыпаться! И будьте тише, пожалуйста, голова от вас трещит... Темари-сан! - Громко с чакрой в голосе. - Забери у Шино брата и прими наши соболезнования...
   - Ч-чего?! К-какие, к черту, соболезнования?!! - Демаскируясь и отвлекаясь от треплющихся на голове жабы.
   - Орочимару убил вашего отца и под его личиной напал на Коноху...
   - Смело брат твой сражался, сном спит здоровым он, - появляясь из-за деревьев с потрепанной куклой и Канкуро.
   - Кка-ак убил отца?! Ты лжешь!!!
   - Смертей и драк довольно, остынь, Темари-сан, - вступился Шино, защитив волной панцирных жуков и волной еще каких-то новых, хлынувших на саму девушку.
   - Скоро Наруто-кун угомонит твоего младшего, сейчас забери старшего и жди... поблизости, здесь безопасно.
   - Да кто ты такой, демон тебя подери, и откуда ты все это знаешь??? ******!! - Не решаясь, ожидая ловушку и боясь пошевелиться в обществе омерзительных жуков. Все планы полетели к чертям собачьим, ситуация вышла из-под контроля еще до последнего боя младшего.
   - А? Шино? Н-наруто? Саске?!! Что происходит... - Одновременно с криком пробуждаясь и приподнимаясь на локте после чувственного укуса жука. Похлопывания по щекам клона Наруто и тихая перепалка про зажимание носа и щекотку не помогли. Всего клонов собралось пять. И один из них догадался чего-то зашептать Сакуре на ушко.
   - Темари-сан, - ловя ее взгляд своими черными глазами, - веришь ты или нет, но Шикамару мог тебя убить на арене. Я мог до превращения убить Гаару-сана. Шино мог убить Канкуро-сана. Но вы живы, а Наруто-кун сможет одолеть демона внутри твоего младшего, как одолевал своего всю свою жизнь. Шиноби скрытого песка, кончай уже истерить и бздеть! Пес, чего уши развесил? Твоя работа утешать, иначе подпалю все остальное, включая подушечки... Шино, спасибо. Сакура-тян, мне надо... - командным голосом, не терпящим пререканий, раздавая цэу. У Солеана научился.
   Дальше Саске глотал то одно, то другое средство из полностью разложенной и занявшей кучу места аптечки под аккомпанемент зудящего нинкена Какаши, как и жаб щеголявшего одежкой и протектором, на разные лады причитающего, что он де не Пес, а Паккун, что ухоженная шерстка это самое главное в жизни каждого себя уважающего, что он никогда-никогда не даст себя погладить некоему Учиха. Саске почти целиком отрешился от мира и гонял вливаемую медицинскую чакру к смазываемым Сакурой и клонами конечностям, начавшим прямо на глазах восстанавливаться - общие с Карин тренировки по медчакре основательно подтянули навык, к тому же второй поток освободился после сильнейших быстродействующих обезболивающих. Солеан передавал ему мысленные образы с неба, продолжая вводить в курс дела.
   Тем временем, будь они по-прежнему на дереве, рухнули бы с него из-за тряски - Гамабунта в прыжке атаковал. Одну переднюю лапу он срезал своей катаной, но отлетел сам на бок, пропахав задом просеку в лесу, и оружие потерял. Особо не размахнуться - три деревеньки в непосредственной поблизости (пара-тройка километров буквально). К этому моменту Шукаку полностью вылез благодаря искусственному сну своего джинчурики и начал пуляться "Биджудамами" - в его исполнении это плотно закрученные ветряные шары с малыми световыми эффектами. Жабий бог прыгал и отплевывался водой, но в какой-то момент не успел и был подбит прямо в воздухе - визг Шукаку, наконец-то выбравшегося на относительную свободу и ощутившего близость победы, огласил окрестности, кстати, в своей истинной форме он уже так просто не смог отрастить отрубленную конечность, в горячке боя боли, по всей вероятности, не чувствовавший.
   Рано обрадовался - парящий Лягух выжил и даже смекнул, что следует разбудить медиума, прервав дзюцу. Гамабунта и Наруто выполнили скомбинированное превращение, став девятихвостым лисом, метнувшимся к однохвостой енотовидной собаке, отстреливающейся воздушными шарами. Благо ума достало развернуться и прыгать так, чтобы шары биджу улетали к действующей и их останавливающей яркими огненными всполохами купольной защите охваченной локальными стычками Конохи, а не в сторону мирных деревень, сотрясающихся от прыжков и топота монстров. Если и было подкрепление, то предпочло не ввязываться, чтобы не огрести по полной программе, попав под горячую руку. Лис смотрелся эффектно - Гамабунта хорошо его запомнил, когда сражался с ним.
   Наконец два гиганта застыли, блокировав друг друга, в бой вступил Наруто, застрявший в зыбучих песках морды - Гаара по пояс торчал изо лба.
   - Они нас так задавят, - подал тихий голос Нидайме, создавший вокруг себя уголок тишины. - Ты - напомни про скрытую в себе силу и контроле, развейся, - говоря ближайшему, занятому левой кистью, тут же с радостным хлопком исчезнувшему.
   Свободная парочка горластых устроила междусобойчик и активно болела, пока трое, им активно завидуя, слой за слоем вместе с тихой-тихой пасмурной Сакурой усердно наносили на кисти и стопы эксплуататора светящиеся зеленым специальные мази от клана Нара - после этих лекарств обычный организм шиноби продержится с час и сляжет дня на три или неделю (это индивидуально). Сего времени обычно достаточно, чтобы самостоятельно покинуть поле боя или сохранить позиции до прихода помощи, важно не переборщить с дозами.
   Позже анализируя прошедший день, Саске увидит в Сакуре признаки кризиса личности. Девушка занималась его правой кистью, уйдя в себя и не крича на клонов, неумело пытающихся повторять за ней. Очень резко и на минорной ноте прерван с ней контакт. Быть может, она питала рухнувшие надежды на то, что, будучи в команде, получит на свой день рождения двадцать восьмого марта первый подарок от Саске, им не озаботившегося. Быть может, Какаши-сэнсэй резко выразился, или Наруто слишком непосредственно доложил о "своих" выводах, раскрывающих причины поведения Саске с ними. Однако Сакуре пора перестать видеть всюду одного лишь Саске, ведь рядом есть Наруто и другие отличные парни. Ментальные закладки в большинстве своем так устроены, что когда о них говорят прямо, в них не верят. Саске задолбался тыкать Наруто носом в его тупость, а Сакуру он не знал, как отвадить, да и порой Нидайме льстило такое внимание, когда у Шодай не ладилось с тем или иным тренируем до требуемого результата дзюцу. Первого к Яманака никто не отпустит, вторая сами к ним не пойдет из-за Ино и сути вопроса. Делиться Солеаном или раскрывать его существование перед ними Саске не хотел, как не хотел соглашаться на насильственное и грубое удаленное воздействие Солеана. Сам юноша не хотел копаться в чужой голове потому, что своим топотом мог навредить сильнее, к тому же он все равно мог лишь так же грубо порвать ментальные цепи, а не превратить их в эластичный жгут, который бы плавно ослабил напряженность и порвался бы практически безвредно для рассудка. Слишком сильно за годы закладки вросли и сжились с личностью, которая должна сама их теперь обороть - это закалит сгибаемый цепями стержень. Солеан, конечно, объяснял про растянутые во времени тонкие воздействия, но Саске все свел к "воспитанию", которым заниматься отказывался, тем более на носу скоро будут собственные дети, а он еще и не пожил в удовольствие - бесконечная череда тренировок утомила, благо главный зачинщик резни уже пойман и в самом ближайшем будущем поплатится за свои злые козни.
   -- О да, расшибить свой лоб о лоб противника это в стиле Наруто, - хохотнул Солеан, комментируя образование горы песка. - Однако последним ударом он вполне по-мужски по лицу заехал, уклонившись от Гаары. Пока придержи всех малеха...
   -- Понял. Когда ветра сдуют нашу тучу обратно в океан? - Желая поскорее очутиться в теле Шодай.
   -- Сутки с кепкой, предпочтешь поспать?
   -- Да... Ты успеешь покушать?
   -- Без тебя еда пресна. Не волнуйся, главное в следующие сутки без меня не натворите с Карин бед...
   -- Солеан, я буду паинькой, обещаю. У Саске в эти сутки будет самая тихая и кроткая жена на свете.
   -- Ох, чую, не устоит муж перед таким соблазном, хе-хе.
   -- Изверги - кто они?.. - В шутку задал риторический вопрос измученный и довольный Саске, добиваясь тишины в ментальном эфире.
   - Все молодцы, скоро за всеми нами придут, не дергайтесь. Буди спящего, Шино, и проследи, пожалуйста, чтобы меня сразу к Нара Ёшино. Клоны, живее несите сюда на перевязку сыновей четвертых... - говоря торопливо и убирая волевой контроль, дабы поскорее провалиться в сон, спасающий от болевого отката из-за умственного перенапряжения, вылившегося пошедшей носом, ушами, ртом и глазами кровью, так же набухли красным конечности, переставшие светиться зеленью медицинского дзюцу самолечения. Столь изнуряющее организм исцеление без последствий не бывает. Возгласы Саске уже не услышал.

Глава 35. Беседы

  
   *** Саске
   - Саске! Саске! Ты очнулся! - Топоча.
   - Да, непоседы... - смиряясь. Расставаясь, он предупредил, что больше в марте из-за подготовки к экзамену с ними не сможет видеться, расстроив.
   - Дети, осторожнее с больным! - Тепло улыбнулась вошедшая следом ока-сама, ободряюще подмигнувшая Саске, облепленного четырьмя крохами, как всегда почувствовавшими все раньше всех.
   - Мы акулатно, - виновато отодвигаясь. - Тепе веть не польно, Саске? - А у нас столько случилося... - Ото-сан и нисаан гелои, Налуто тосе!
   - А хотите научиться оказывать помощь больным? - Смекнул идею Саске, пока его не раздавили и все важное не отдавили. Понявшая его ирьёнин озорно улыбнулась, сверкнув очами.
   - Та! Да! Хотим! Осень! - На разные лады. Их приветливые лица столь же открыты для чтения, как у Наруто.
   - Я не чувствую своих раненных кистей и стоп, но если их усердно помять и хорошо пощекотать, то они оживут. Возьметесь щекотать? Эй-эй! Только стопы и кисти! Аааа-иии!
   Шебутная кутерьма с визгом и писками утомила Нидайме Саске уже через десяток минут. Чувствующие его эмоции дети присмирели, серьезно взявшись за порученное дело и став упрямо втирать жгучие и вонючие мази, к этому моменту приготовленные мамой - свежее порой бывает эффективнее настоявшегося лекарства. Дети нарвались на краткую лекцию об основных ингредиентах.
   - Саске, а ты уже плостил Налуто? - заговорил Шикава, когда младшей парочке надоело занятие и Ёшино их забрала, оставив их в комнате-палате втроем.
   - Так вы догадались? - Грустно.
   - Ага! Он плихотил на слетующее утло, но ото-сан его плагнал...
   - А потом, как ото-сан и сказал, Налуто плишел к нам в палк и пелед всеми повинился... - Саске подумал, что Шикаку правильно поступил. Близнецы, наверняка, хвастались знакомством с ним, обещая сверстникам встречу. Наруто влюбил в себя поросль и забыл о ней, а малыши-то помнят и не понимают, где весельчак и что с ним, почему не приходит, чем они провинились.
   - Плеставляшь, он тепель как ты умеет вытаскивать кофеты из делевьев, песка и даже калусели! Ты его веть пластил, да?
   - А с Лу и его длузьями так интелесно иглать!.. - Наперебой развязались языки. Кремовницы как-то незаметно куда-то пропали, а ручки просто держались за кисти старшего.
   - Ру? Хех, Наруто познакомил вас с троицей Конохамару? - Удивляясь прозорливости. Чьей вот только?
   - Ага! Они такие пликольные и так похожи на Налуто!.. Даже забияки Хаяске и Соеске с нами играли!
   - Хи-хи, а у одного большова сопля не плосыхает!.. Так ты плостил Налуто, Саске? Он холосый...
   - Он гелой! Он спас всех от плохова чудища!
   - А тепель он станет Хокаге, да? Ото-сан нам не говолит... Саске?!
   - Шикава... на Наруто я больше не обижаюсь, - поймав себя на мысли, что говорит, как отец. - Да, простил я его, но! Пока он не повзрослеет, я не хочу иметь с ним общих дел...
   - Это потому что тебя вместе с блатом повысили до чюнина, а его нет? - Саске поневоле широко улыбнулся - он добился своего! Еще бы взлохматить волосы мелкому, да вот руки в креме и плохо слушаются пальцы, но пошевелить пошевелил ими.
   - Звания и ранги определяют опытность как шиноби, а взрослость человека меряется по его поступкам в трудных ситуациях и повседневному поведению с окружающими. Наруто тугодум, если я длительное время не буду с ним видеться, то он начнет вспоминать наши прошлые встречи, а значит, надеюсь, думать над ними и постепенно приходить к какому-нибудь пониманию.
   - А ласкажи пло бой, пожалста...
   - Ёшана?! - Изумляясь интересу. - Ты влюбилась в усача? - Ловко меняя тему.
   - Хи-хи! Влюбилась-влюбилась!..
   - Вотъ и нетъ! Саске веть спесиально упусил Налуто бой! - Покраснев и начав путаться в звуках.
   - Даа?! - Обращая удивленное личико с сестры на Саске.
   - Гаару я победил на арене, а Шукаку победил Наруто. Каждому из нас был предназначен свой противник и бой. Генин одолел генина. Джинчурики одолел джинчурики. Так правильно.
   - Значит...
   - Знасит это ты сделал Налуто гелоем!
   - Нет, Ёшана, это значит, что я помог Наруто проявить себя, это его достойная уважения победа.
   - Значит вы команда! Вы делали общее дело, Саске. Как же...
   - Шикава. Когда дело касается защиты деревни, все шиноби отбрасывают все личное и делают общее дело - защищают дорогих им людей, родину. Если бы я не победил Гаару, то Шукаку появился бы в городской черте и устроил тут грандиозные разрушения. И Наруто победил Шукаку, чтобы тот не затоптал поля с посаженными им морковками.
   - Чо, плавда?! Шобы не затоптал поля с молковками?!
   - Д