Ефанов Александр Александрович: другие произведения.

Ирреальный мир

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


Ирреальный мир

  

Пролог

Не перевелись ещё ведьмы на Руси.

  
   Слепит глаза усталые
   Блеск золотого дракона.
   Духи, большие и малые,
   Мёрзнут в коробке балкона!
  
   Светлый вечер, как слабый туман, опускался на берег реки. От воды тянуло сыростью и чуть затхлым запахом болота - некогда чистейшая река доживала своё, наверно, последнее столетье.
   Тем не менее, река всё ещё "дышала" и жила своей непонятной и сложной жизнью. Как, наверно пятьсот лет назад лягушки выводили свои туземные песни, заполняя вечернюю тишину громогласным и чуть торопливым кваканьем, стараясь перекричать соперников и доказать своё право на существование под неисчислимыми тучами комаров.
   Как и лет триста назад, комары пытались выжить сами и выжать из других каплю благословенной для них крови.
   Как и двести лет назад, камыши, хоть и многократно увеличив завоеванную площадь, шумели под теплым вечерним ветерком. И пытаясь скрыть в своих рядах многочисленные формы жизни, равнодушно наблюдали маленькие трагедии и мелодрамы, разыгрываемые великим режиссером - Природой.
   Пасторальная идиллическая картина!
   Но сейчас, не пятьсот, не триста, и даже не двести лет назад время добавляло с цинизмом опытного цензора в эту гамму звуков неестественные механические шумы. Шумели устаревшие уже электрички и усталые локомотивы; завывая на высоких нотах, вкладывали свою лепту в этот гам современные автомобили; хаосом неслась на крыльях попутного ветерка, какофония суперсовременной музыки; доносились с озёрного пляжа восторженные вопли людей, впадавших в благословенные "объятья природы" и вылезая из них мокрыми и не обязательно чистыми.
   Реальность маленького периферийного городка - слияние "био" и "техно" сферы!
   Четверо девушек, сидевших на берегу реки возле небольшого костерка, выглядели вполне обычно для современника: джинсы, пестрое разнообразие верхней части одежды, фенечки на руках и множество фишек, приколотых на одежду и болтающихся на шнурках на шее.
   Пожалуй, лишь одна из них, девушка лет 20-ти, выделялась уверенностью и "хищностью" движений. И, судя по всему, именно она, с опытом искусного конферансье, владела вниманием этой компании.
   Чуть безразличными, но уверенными движениями она доставала из старенького рюкзака какие-то предметы и осторожно раскладывала их на ярко-красный кусок полотна. Первой выскочила и легла засохшая, скрюченная, будто в ярости, куриная лапка. Затем выплыла и чинно опустилась на полотно чёрная и оплывшая свеча в подсвечнике формой, напоминающей искореженный фаллос. Потом на полотно были небрежно брошены: пузырёк с жидкостью красного цвета, пучок петушиных перьев, связанных в кажущемся беспорядке, кусок темного камня, на гладком сколе которого, прожилки, отличающиеся неестественно бледным светом, казалось, образовывали непонятные и загадочные письмена. Завершала сей набор предметов чаша, сделанная из красноватого дерева.
   В черных глазах девушки, раскладывающей эти предметы, неяркий свет костра разбивался и растворялся, не освещая их, а придавая им глянцевость. Чёрные волосы, падая, закрывали смуглые щёки и прямой римский нос. Но чуть овальное лицо выдавало русскую кровь, видимо, сильно смешанную с кровью других народов, неоднократно посещавших нашу страну.
   Разложив на сукне предметы и чуть задумчиво их поправив, девушка подняла лицо к остальным и сказала "глубоким" голосом:
   - Ну что, вы еще не передумали? Пока ещё есть возможность отказаться...
   Вместо ответа одна из девушек, тряхнув светлыми, неестественно некрашеными волосами, спросила чуть нервно:
   - Свет, а зачем пенёк нужен? Да ещё и недавно срезанный?
   -Дерево из земли не только воду тянет! - чуть помедлив, ответила Света, - оно ещё и Силу из земли выводит! Да еще и интересно получается: дерево благое, а энергией тёмной питается! Так сказать, место очищает. А пенёк... - Света подняла руку на уровень глаз и задумчиво пошевелила пальцами - Это как трубу водопроводную посередине перерезать - вроде бы и насос не работает, а вода ещё долго течёт. Не фонтан, конечно, но нам подходит.
   Встав и отряхнув колени инстинктивным жестом умудренной жизнью женщины, ведущей постоянную борьбу за существование среди неугомонных и более молодых соперниц, Света тоном суровой учительницы сказала:
   - Ладно! Что делать, вы знаете! Старшая вам всё рассказывала, так что повторяться не буду! Нин, - обратилась она к светловолосой, теперь уже естественно крашеной девушке с безмятежно спокойным лицом, - ты пока посмотри за костром, а вам пять минут на личные приготовления. Чтоб во время ритуала не отвлекались ни на что! -
   Светловолосая девушка, поднявшись с неловкостью подростка, упорхнула в сторону темнеющих невдалеке кустиков.
   Следом за ней встала с колен рыжеволосая, невысокая девушка и, сверкнув на Свету ярко-зелеными глазами, подошла к своему рюкзаку.
   Света, посмотрев с усмешкой на их действия, направилась к стоящему недалеко пеньку, вцепившемуся в землю, как утопающий в спасательный круг. Остановившись перед ним, она закрыла глаза и провела рукой по свежему, трехдневному срезу, что-то тихо напевая.
   Комары, следовавшие за Светой неоднородным серым облаком, резко рассыпались и отлетели от неё метра на два!
   Вода, замершая во впадинке свежего среза, закипела и стала испаряться, словно пенёк превратился в огромную сковородку.
   Света открыла глаза, кивнув удовлетворённо головой, повернулась спиной к пеньку и пошла к костерку.
   Набрав в чашу речной воды, она накапала туда из пузырька красной жидкости, отчего вода сразу потемнела, опустила в чашу пучок петушиных перьев и отнесла её на пенёк.
   Остальные девушки смотрели на это действо с любопытством и опаской. На их лицах проступало выражение недоверия. Света, вернувшись к костру, зажгла от него свечку, и, пробормотав в пламя какие-то слова, сунула в огонь куриную лапку.
   В воздухе понесся запах паленой кожи.
   Ловко выхватив её из костра, Света стала описывать в воздухе какие-то фигуры и знаки.
   Запах паленой кожи распространился по всему берегу.
   Подойдя к пеньку, она отсчитала третье от края годичное кольцо и куриной лапкой накоптила небольшой неровный кружок, в центр которого и поставила горящую, не смотря на ветер, свечку. Между чашей и свечой она нарисовала волнистый неравный крест и, развернув лапку когтями к земле, очертила вокруг пенька окружность, оставив небольшое пространство для выхода.
   Выйдя из круга, взяла оставшийся в одиночестве на полотне, темный камень и проговорила, обращаясь к обмершим девушкам:
   -Готовы? Идите в круг и станьте слева и справа от чаши! Ты, Жень, справа, а ты, Светлена, слева! -
   Повернувшись к Нине, невозмутимо сидевшей у костра, произнесла чуть напряженным голосом:
   - Тебе, Нин, нас охранять! Если что случится, то ПОЗОВИ "Старшую". В общем, сама знаешь! -
   Нина, кивнув головой, преободряюще ответила:
   - Всё будет нормально! Я за вами присмотрю!
   После чего достала из кармана фигурку, как бы распинаемой на дыбе женщины, зажала её между ладонями и закрыла глаза.
   Костер, горевший до сих пор еле-еле, вдруг вспыхнул, и пламя его задрожало и заметалось!
   Кваканье лягушек, звучавшее оглушительно, смолкло как по команде, и неестественная тишина накрыла весь берег.
   Света, склонив голову, ПРИСЛУШАЛАСЬ и, усмехнувшись, пошла к пеньку. Зайдя в круг, она взяла левой рукой уже остывшую куриную лапку и изнутри замкнула его.
   Повернувшись и положив лапку у свечки, аккуратно опустила камень из правой руки в чашу.
   Тот, скользнув по пучку перьев, опустился узором вверх. Вода в чаше забурлила и заволновалась.
   Девушки, стоящие по бокам, от неожиданности дернулись и отступили на полшага.
   Пламя свечи, как под действием ветра, потянулось к чаше, но тут же отпрянуло и задрожало.
   - Возьмитесь за руки! - прошептала Света.
   Девушки, взявшись за руки, склонились над пеньком. Света, вытащив из бурлившей чаши пучок перьев, провела им по лицам девушек, оставляя густой красный след. Положив пучок слева от чаши, приподняла её над пеньком и протянула девушкам.
   - Сделаете по глотку! - прошептала она.
   Девушки, чуть морщась, приложились к чаше и отдали её обратно.
   Отхлебнув жидкости, Света поставила чашу на пенёк и взяла девушек за руки.
   На берегу реки зазвучали слова давно забытого языка!
   Реальность вокруг стала искажаться и плыть, и откуда-то из тени проявилось нечеловеческое лицо...

* * *

   Комната под действием сквозняков и пламени шести свечек, проявлялась из вечерней мглы по частям и осколкам: вот выплыл из тени старенький магнитофон, проигрывающий кассету с ритмичным барабанным боем.
   Выпрыгнула из полумрака, вместе с куском старого дубового стола, плошка, извергающая из своих недр редкий голубоватый дымок, запах которого пропитал всё это маленькое помещение.
   Материализовалась из сумрака книжная полка, полная ярких цветастых корешков и принимающая на своей территории какие-то странные загадочные предметы.
   Прорисовалась плоскость дальней стены, с карандашными набросками искореженных зверей и устрашающе выглядевших ликов демонов; гримасничали, выпячивая освещенные места, идолоподобные маски.
   Всё это гармонично вливалось в обстановку нормальной комнаты, не претендующей на шикарность, но подкупавшей своей обжитостью.
   На полу, посередине комнаты пылала, вычерченная мелом, гексограмма, на углах которой и расположились, являясь единственным источником света, свечки.
   В центре гексограммы, в позе алмаза, сидел молодой человек, лет 20-ти, и, закрыв глаза, вслушивался в ритм барабанов.
   Сквозняки, играющие с пламенем свечек, не обделяли своим вниманием и его длинные, зачёсанные назад волосы.
   Лицо, сведенное гримасой предельного сосредоточения, чем-то смахивало на висящие на стене маски. Плотно сжатые губы застыли в незавершенной усмешке. Желваки на скулах представлялись халтурой резчика, забывшего убрать лишние миллиметры дерева; нос - странное сочетание прямого и курносого, из-за теней казался сместившимся набок, а высокий лоб с капельками пота, стекающего на брови, выглядел неестественно большим и выступающим над лицом, как будто он был единственным достоянием и украшением этого лица.
   Но тем те менее, один признак говорил о том, что это живое лицо, а не деревянная маска: на бледных щеках выделялась редкая темная щетина, не сбритая то ли из-за лени, то ли из-за отсутствия причины, заставлявшей молодого нормального парня, сбривать её.
   Крупное, в исконно русских традициях, тело едва помешалось внутри линий, очерченных гексограммой.
   Между тем барабанная дробь, исторгаемая из динамиков магнитофона, зазвучала немного глуше, но несколько быстрей, отчего стало казаться, что пламя свечек дергается в такт этой странной музыке.
   Может быть по этой причине, а может по какой-либо другой, юноша медленно развёл руки, не пересекая линий гексограммы и, развернув их ладонями вверх, стал неторопливо приподнимать.
   Неожиданно дым из плошки повалил гуще и начал скапливаться у свечек. Пламя затрепетало и загорелось, словно позабыв о досаждавших сквозняках.
   Демоны на картинах перестали гримасничать и внимательно уставились в центр звезды.
   Парень открыл глаза, в которых из-за невероятно расширившихся зрачков не было видно цвета радужки, и, сведя руки перед грудью, стал ЛЕПИТЬ из воздуха шарик.
   Дым, как будто дожидавшийся этого момента, рванулся к ладоням тонкими струйками и, окружив их, принялся втягиваться в шарик. Он клубился в нём и образовывал до удивительного правильные геометрические фигуры.
   В следующий момент юноша ПОДКИНУЛ дымный шарик, и он, всплыв над его головой, рассыпался, заполняя внутреннюю часть гексограммы плотным непрозрачным туманом.
   Комната задрожала и начала оплывать, как долго горевшая свеча!
   А вместо неё проявлялся многоцветный ирреальный мир...
  
   ЧАСТЬ 1
   Я стою на распутье,
   В самом начале дорог.
   Что дробят мою жизнь
   На сотни неравных частей...
  
   ГЛАВА N 1

Кое-что о случайных мыслях.

  
   Огромный мир, и всё - для одного.
   И небо давит только мне на плечи,
   И пустота, как много пустоты кругом,
   И нет её, и лишь не нужные мне встречи!
  
   "Можно ли переоценить жизнь при виде женской груди?" - эта мысль почему-то вертелась в моей голове, как старое колесо телеги. Толку от неё было мало, а вот скрипа много.
   Может быть от отсутствия "женского внимания", а может от того странного чувства, с которым я проснулся сегодня утром, эта мысль назойливо не исчезала и билась о стенки черепа в моей пустой голове.
   Между тем сам источник этой мысли, упруго подпрыгивал вместе с троллейбусом, с маниакальным постоянством, едущим своим маршрутом, и принадлежал довольно симпатичной девушке, или скорее молодой женщине, по моим оценкам лет 25-ти. Сидя у окна, она, привычным жестом городской жительницы, смотрела на пробегавшие улицы города.
   Чёрные, едва достающие до плеч, волосы пытались поспеть за своей хозяйкой, движущейся вместе с остальными пассажирами со скоростью около 40-ка км/ч.
   Они, ласкаясь к ветерку, залетевшему в троллейбус через открытое окно, и к смуглой шейке, горделиво возвышавшейся из полуприкрытых плеч, отдавали ароматом лака и духов. Этот запах, почему-то не теряясь в запахе бензина и особом перегаре прожариваемого бетонного города, долетал до меня, и вводил мой нос в щенячий восторг.
   Лучи опускающегося солнца трафаретом, сквозь тонкое одеяние, название которого было для меня загадкою, просвечивали источник моей единственной мысли.
   Картина была до невозможности нереальной и хрупкой.
   В троллейбусе сидело, по крайней мере, десяток представителей лучшей половины человечества, и почему меня привлекла именно эта девушка, я и сам не мог бы сказать.
   Может быть из-за её чёрных волос, так непривычно выглядевших в наш век осветленных красавиц. Может быть безмятежным выражением лица, резко контрастирующим с пёстрым разнообразием эмоций и проблем, легко читаемых на лицах других.
   А может быть, для меня, реально ощутимой аурой Силы, распространившейся на половину салона и бьющей по моим ощущениям, как гудение города по моим ушам.
   Троллейбус замер у какого-то светофора, и девушка неожиданно повернулась в мою сторону и перехватила мой взгляд, который я ни как не мог отвести от её груди.
   Сложив аккуратно накрашенные губы в досадливо-обречённую усмешку, означавшую видимо, что с мужчинами ни чего не поделаешь, спросила меня язвительным тоном:
   - Любуетесь красотами нашего города? -
   Пойманный врасплох этим вопросом я поспешно отвёл глаза и тупо кивнул головой.
   Не дождавшись от меня хоть более-менее остроумного ответа, девушка, в пол голоса высказала:
   - Достали! -
   Потом отвернулась к окну и, у меня создалось ощущение, что она кинула мне в лицо что-то тёмное и бесформенное...
   "Вот блин! Что же мне с геометрией делать? Через три дня зачёт, а у меня контрольная работа только в теории решена! Надо бы спросить у Мишки..."
   Мысли текли лениво и неторопливо, цепляясь друг за друга как колёсики шестерёнок, создавая неумолкающий шум обыденности...
   "Да, что такое? Что с моим браслетом?" - гулом тревоги вмешалась в эту идиллию непрошенная мысль.
   С браслетом творилось что-то действительное странное: он то "оживал" и сжимал мне руку, предупреждая о чём-то, то опять приходил в своё нормальное состояние.
   Такое поведение моего браслета не являлось нормой: этот браслет я сделал год назад и возложил на него выполнение одной немаловажной функции - функции защиты моего бренного тела!
   Он должен был меня предупреждать о нападениях и защищать от энергоинформационных воздействие (проще говоря: от сглаза, порчи и прочих пакостей), и до сих пор ни разу не подводил! Но сейчас, создавалось ощущение, что он не мог решить, то ли меня ударили, то ли меня погладили.
   Я ПРИСЛУШАЛСЯ к себе: всё было нормально, только вот я ни как не мог вспомнить, о чем думал минуту назад, и куда это я собственно еду!
   Ощущения были несколько пугающими.
   Я сделал усилие и ПОСМОТРЕЛ браслет.
   Всё нормально не было!
   Во-первых, в моей ауре плавали "остатки" СДЕЛАННОГО вполне профессионально заклятья, уничтоженного моей защитой.
   Во-вторых, заклятье хоть и распалось, но частично успело сработать, о чём говорила моя амнезия и то, что я не заметил, откуда его ПОЛУЧИЛ (а заметить должен был!).
   Не на шутку встревоженный я сделал "созерцание башни" и ВЫШЕЛ в "интрасферу личности" (в подсознание), что зарекался себе делать в обществе других людей (могут быть неприятные последствия, знаете ли).
   В сознании что-то щелкнуло, и я просто ПЛЮХНУЛСЯ в своё тело.
   Схемы заклятья "догорали" в ментальном теле (не сами по себе, естественно).
   Ошеломленный, я повернулся к черноволосой девушке, опять безмятежно смотревшей в окно, и пробормотал:
   - Это называется: "Получи фашист гранату"! -
   В голове крутился один вопрос: "За что?".
   Вдохновленный своей злостью, начинавшей медленно разгораться внутри, я ВЫЛЕПИЛ "огненное заклятье" (весьма яркое и весьма бестолковое - фейерверк, одним словом) и ТОЛКНУЛ по направлению к девушке.
   Мой "подарок", достигнув защиты черноволосой ведьмочки, ВСПЫХНУЛ и ЗАСВЕРКАЛ.
   Несколько человек в троллейбусе обернулись, видимо что-то почувствовав, и уставились на это безобразие.
   Девушка, которой в этот момент стало немного жарко (ма - аленькое добавление к классической формуле "огненного заклятья"), НАПРЯГЛАСЬ, попутно уничтожив моё красочное "приветствие", и медленно повернулась в мою сторону.
   Заглянув в её чёрные провалы, я, не отрывая взгляда, поднялся и подошел.
   Сдерживая весьма не свойственную для себя злость, я поинтересовался (назвать мой голос, в этот момент, "сахарным" можно было едва ли):
   - Девушка, можно с вами познакомиться? -
   Чуть изумлённое выражение появилось на её лице (видимо она ожидала чего-то другого) (интересно, чего?).
   Потом, опомнившись, она усмехнулась и пробормотала:
   - А если я скажу, нет, ты тут же уйдешь? -
   Честно говоря, я и сам не знал ответ на этот вопрос и поэтому застыл в немом раздумье, отмахиваясь от назойливой мысли: "И черт меня дёрнул? Первый раз, что ли с ведьмами общаюсь?".
   Девушками смотрела на меня чёрными глазами и о чём-то напряженно размышляла (ну не ждала же она ответ на свой риторический вопрос?).
   Потом, показав на сумку, практически невероятных размеров, сказала:
   - Мне сходить на следующей остановке. Ты не поможешь донести сумку? Предупреждаю, что мне идти три квартала, да ещё и подниматься на 8-ой этаж! -
   Теперь уже я изумленно захлопал глазами от такой смены темы и выдавил из себя, зачатками "культурного воспитания":
   - П - помогу, конечно. -
   - Спасибо! - улыбнувшись с видом победительницы, выигравшей, по крайней мере, третью мировую войну, поблагодарила она.
   Я кивнул головой и попытался придумать, что сказать дальше, но наступило привычное уже для меня состояние "всеобщего обширного поглупения", обычно начинающееся у меня во время встречи с красивой девушкой.
   Пристально взглянув на меня и, видимо догадавшись о моей "болезни", она усмехнулась и произнесла театрально - озабоченным голосом:
   - Пойдём к выходу. Следующая остановка - моя. -
   Схватив, как и следовало ожидать, довольно тяжёлую сумку, я стал пробираться за ней к дверям.
   Она оказалась весьма высокой, и переоценить мир можно было не только от вида её груди, хотя с такой переоценкой появлялся реальный шанс попасть в психиатрическую лечебницу!
   Троллейбус, подъехав к остановке, застопорился. С жутким скрежетом двери открылись и я, цепляясь сумкой буквально за всё, выбрался из этого душного маленького мирка.
  
  
   ГЛАВА N 2

Хвалебная ода в честь мужской сообразительности, или "Сначала я не понял..."

  
   В глубинах глаз - сияющий хрусталь!
   В глубинах глаз - расплавленная сталь!
   В глубинах глаз - забытая тоска!
   В глубинах глаз, в чернеющих тисках!
  
   Главный проспект города представлял собой газированной напиток, бурливший и извергающий из своего тела пузырьки газа - машины и пешеходов, которые, вылетая из "жидкости", терялись в огромном мире.
   Толпы людей, в этот субботний вечер шли по улице по делам, заходили в магазины, или просто бродили по асфальтовым тротуарам. Машины носились по проезжей части, останавливались у бордюров, заскакивали в боковые переулки и улицы, в общем, вели себя вполне обычно.
   На улице стоял удушливый жаркий летний вечер.
   Я расположился на скамейке у фонтана и наслаждался прохладой, доносимой до меня легким ветерком. Рядом, как перст судьбы, указующий в чистое небо возвышалась бетонно-металлическая стела, некий фаллический символ этого города.
   У меня в голове творился полный сумбур: во-первых, у меня сегодня было первое в жизни свидание, не смотря на то, что мне исполнилось 23 года, и девственником я не являлся - просто всё обходилось без свиданий. Во-вторых, из головы не выходили события прошлого вечера, начавшегося в троллейбусе, а закончившегося на тёмных улицах 12-ти часового города (дальше было стандартное возвращение домой).
   Вчера, выйдя из троллейбуса с тяжелой сумкой в руках, я немного опомнился (наверно на моё "всеобщее обширное поглупение" подействовала тяжесть сумки) и разговорился.
   Вернее, скажем так - меня понесло, что, впрочем, закончилось, не слишком ужасно: видимо глупостей и пустых фраз я выплеснул в норме обычного молодого парня.
   Девушка, наверно опять поняв всё, как надо (жуть берёт от этих умных женщин), с усмешкой посматривала на меня и старалась не вмешиваться в мой монолог. Я, поскольку идти было действительно три длинных квартала, к концу первого я выдохся и теперь уже стал спрашивать.
   В результате я узнал, что девушку зовут Света, она живёт в этом городе уже год, а до этого тут училась, и что годом она из того же городка, что и я (до чего тесен мир) и сейчас туда иногда наведывается. Также я выяснил, что она работает художником - оформителем в какой-то частной конторе, что ей 24-ри года (это я узнал по её знаку зодиака, логично предположив, что ей не может быть ни 12, ни 36), что она не замужем (это я отметил с чисто мужским эгоизмом, как радостный факт).
   После того, как я поднял её сумку на восьмой этаж, меня напоили вкусным чаем в однокомнатной, весьма милой, уютной квартире, и мы договорились встретиться у стелы, завтра вечером.
   И вот я сидел на скамейке и, с непонятным мне самому чувством легкой эйфории, ждал черноглазую девушку Свету. На часах стрелки застыли на отметки 20:27.
   Свету я вначале ПОЧУВСТВОВАЛ и только потом увидел: ощутимое облако Силы "защекотало" мою "сигнальную систему" и из-за угла выплыла элегантная и неотразимая дама. После вчерашней простой дорожной одежды эффект был просто ошеломляющий, и я, "тихо выпадая в осадок", присвистнул: серый элегантный костюм придавал её, и без того строгим чертам лица, некую отчуждённость и холодность. Выправляя осанку и расправляя горделиво плечи, он превращал мою загадочную вчерашнюю знакомую из стервозной деревенской ведьмы в колдунью высшей иерархии.
   Света, видимо, что бы усилить эффект, увидев меня, остановилась, и чуть улыбнувшись, развела руки.
   Я, с сомнением посматривая на свой несколько панковский прикид: чёрные джинсы, тёмно - синюю клетчатую рубашку и пиджак, перекинутый через руку, поспешно поднялся и, подойдя к ней, дурашливо поклонился, сказав первое, что пришло в голову:
   - Можно вас поприветствовать? -
   С видом светской дамы она торжествующе склонила голову и ответствовала:
   - Можно! - но, не выдержав, засмеялась и теперь уже нормальным тоном продолжила - Привет! -
   - Привет! - по-моему, глупейшая улыбка не сползала с моих губ, и что бы её сбить, я выдал заранее подготовленную фразу:
   -Пойдем, посидим куда-нибудь. Тут не далеко есть неплохое кафе. -
   - Сегодняшний мой вечер в вашем распоряжении! - шутливо ответила она и, взяв меня под заранее, правда несколько вычурно, приготовленную руку, пошла за мной к видневшемуся и уже запалившему свою рекламу, кафе.
   - Целый вечер! - принимая шутливый тон, продолжил я - Это много! -
   - Ну что ты! - она грустно улыбнулась, становясь вдруг серьёзной - Один вечер - это так мало! -
   От этих слов, а точнее от тона, каким они были сказаны, я споткнулся, чуть не попав под машину, и заглянул в её глаза.
   Там я обнаружил "сырую" и бескрайнюю ТОСКУ!
   Это было неожиданно и ... пугающе!
   Впервые за время нашего знакомства (и, как я подозреваю, не последний раз) появилось не приятное чувство нависшей над головой тучи, состоявшей из мелких, средних и крупных неприятностей.
   Через силу улыбнувшись (сказать мне было нечего), я потянул её к свободному столику.
   Усадив Свету, я поинтересовался, перекидывая через руку воображаемое полотенце:
   - Что дама будет заказывать? -
   Протянув руку и поправив моё воображаемое полотенце (странно, но мне показалось, что оно и в правду висит у меня на руке) она ответила как истинная леди:
   - Оставляю выбор блюд на вкус джентльмена! -
   - Не слишком ли рискует дама, полагаясь на вкус малознакомого ей джентльмена?- спросил я вкрадчиво.
   - Я предпочитаю рискнуть! - поняв мой намёк, тем не менее, подтвердила она - Ведь так горазда интересней! -
   Я кивнул головой и отправился к бару. В голове звенела мысль: "А что делать джентльмену, если он сам не полагается на свой вкус?".
   В результате, когда я поставил на столик бутылку "Ахашени", то на лице Светы появилась торжествующая улыбка, и она удовлетворённо проговорила:
   - Оказывается, я не зря рисковала! Как ты умудрился выбрать моё любимое вино? -
   - Ага,- спросил я, усаживаясь - а если бы я выбрал "Кагор"? -
   Она улыбнулась и утешила:
   - Я бы всё равно спросила, как ты умудрился выбрать моё любимое вино! Но сейчас мне не пришлось притворяться - я действительно люблю "Ахашени". -
   Я, в немом восхищении, покачал головой и разлил вино по бокалам.
   -За знакомство! -...

* * *

   Мы брели по ночному успокоившемуся городу и тихо беседовали. Находящийся у меня в крови алкоголь развязал мне язык, и я блистал остроумием, выдавая часто самому едва понятные приколы. Но что было удивительно, Света воспринимала мои остроты вполне нормально, смеясь в нужных, может быть угаданных женской интуицией, а может действительно казавшейся ей смешными, местах и отвечала вполне на уровне (самолюбие у меня на высоте!).
   Идти до её дома было почти через весь город, но моё предложение "поймать тачку", она отвергла, отговорившись фразой из мультфильма:
   - У нас две ноги - мы раз- два, раз- два, а у машины четыре колеса - она пока раз - два - три - четыре, раз - два - три - четыре! -
   Вечерний город поражал своей пустотой и какой-то потерянностью, как брошенная на ночь ребенком игрушка. Для меня прохожие, бродившие в темноте, светились всеми цветами радуги. Для Светы, наверно, тоже, поскольку выскакивавших из темных переулков и непроглядных теней людей мы замечали одновременно.
   За два вечера нашего знакомства, мы не заговаривали о "перепалке" в троллейбусе, которая нас и познакомила. Но и вчера и сегодня, она осторожно пыталась ПРОСМОТРЕТЬ моё энергополе, не находила ничего необычного, и, наверно, сильно удивлялась.
   В своё время я потратил почти два года на то, чтобы научиться скрывать свою Силу, и как видимо, мне это удалось.
   Раздосадованный вчерашним происшествием со сработавшим - таки заклятьем, я ночью проанализировал приблизительные характеристики Светиной Силы и её методы и нашёл, хоть и не стопроцентно, гарантированную защиту. Поэтому для неё, я сейчас, СВЕТИЛСЯ аурой обычного человека, а не "энергетического культуриста", копившего Силу почти 9-ть лет.
   Наши ноги мерно отсчитывали километры ночных улиц, а фонтан моего красноречия всё никак не мог иссякнуть. Понимая, что меня "несёт", я пару раз честно пытался умолкнуть, но какая-нибудь фраза Светы, сказанная к тому же провокационным тоном, заставляла моё словоблудие "распрямлять свои могучие крылья"!
   - Сама понимаешь, детский сад вспоминается весьма милым и добрым местом, хотя и там были свои проблемы и беды. Там, например, был один мальчик, который всех бил и обижал, хотя я и был самым большим в группе! -
   - Главное это внутренняя сила! А большой ты или маленький, это не всегда важно. -
   - Ну а он был злее всех, или напористей. Хотя ты знаешь, я его видел не так давно, и он не показался таким уж "крутым". До сих пор удивляюсь, как ему это удавалось? Ну, это ладно. А ещё у меня осталось воспоминание о сырниках в сметане! Тогда, да и сейчас они мне казались самым вкусным блюдом на свете, но их всегда клали очень мало, и я выменивал их на что-то, оказываясь часто без компота и других сластей! -
   В общем, что-то в этом роде!
   Поймав себя на том, что, закончив рассказывать историю своего счастливого детства, и плавно переходя на уже менее счастливую юность, я всё-таки замолк, не среагировав на сочувственную реплику Светланы:
   - Да, школьная любовь обычно так и заканчивается! -
   Замолчал я как раз во время - мы подходили к Светиному дому, этакому многоглазому чудовищу, подмигивающему, и, время от времени, закрывавшему свои глаза, видимо, частично засыпая.
   "А я и забыл, что красивая девушка может быть ещё и умной! Приятно в этом убедиться лишний раз! Надо поблагодарить судьбу, за то, что она позволяет такие встречи!" - мысли лезли мне в голову, пока я поднимался по уже знакомой мне лестнице вслед за Светой.
   Взойдя за Светой на восьмой этаж и подойдя к двери её квартиры, я уже приготовился попрощаться, когда Света, обернувшись и глядя мне в глаза своими черными, поблескивающими в отражённом свете глазами, вполне нейтральным тоном предложила:
   - Зайдёшь? Обещаю вкусный чай с тортом! -
   Слегка "обалдевший" от такого предложения, я уже в дверях спросил, наверно, очень неестественным голосом:
   - А торт будет тоже вкусный? -
   Оглянувшись, Света улыбнулась какой-то грустной улыбкой и ответила:
   - Ну, вкусный торт я тебе обещаю! - и, зайдя в кухню, прокричала уже оттуда - Заходи в зал, садись. Хочешь, включи телевизор. Пульт на диване. -
   Я пробрался в зал, включил свет и плюхнулся на диван, почему-то напоминавший мне плюшевого медвежонка.
   Света гремела чем-то на кухне, вполголоса ругалась, обжегшись спичкой, а я стал внимательно разглядывать уже чуть знакомое мне помещение: на фоне стандартного набора мебели - стенки и мягкого уголка, и не менее стандартного набора аппаратуры - видеомагнитофона и музыкального центра, резко бросалось в глаза обилие картин и фотографий шикарных интерьеров (наверно, профессия обязывает). Выступающая стеклянная полость серванта выставляла напоказ не набор хрустальной посуды, а разноцветное многообразие стеклянных зверей и фигурки людей. Над баром аккуратной стопкой были сложены цветастые журналы и календари. Дальняя от окна часть стены представляла собой зеленый живой ковёр, составленный из разнообразных цветов и комнатных растений.
   Поющее ощущение гармонии и мягкой неназойливой Силы пропитывало воздух комнаты. И к этим же ощущениям примешивалась заунывная нота обреченности и грусти.
   ВТЯНУВ в себя эти "представления", я покачал ошеломлённо головой, ещё раз внимательно осмотрел комнату, освещенную искусственным светом обычной лампочки, от этого теряющую свою объемность, и подошёл к манящим корешкам книг, чинно расположившихся на полках книжного шкафа.
   При виде авторов мои брови поползли вверх, и появилось странное чувство какой-то важной находки: собрание сочинений Достоевского, Чехова, Толстого и Тургенева соседствовали с Пикулем, Исааком, Бабелем и Картасаром. Драйзер скромно находился между Экзюпери и "Розой мира" Даниила Андреева. Из столь любимой мной фантастики присутствовали Кинг и Стругацкие.
   Вдруг мой взгляд зацепился за четыре книги Ричарда Баха и несколько дрожащей рукой, я вытащил одну из них. Баха я читал случайно, три года назад и всё пытался его найти, но безуспешно. Поэтому сейчас, трепетно открыв книгу, я углубился скорее не в текст, а в свои воспоминания.
   Света несколько раз заходила в комнату, брала что-то из стеклянной секции стенки, но не отвлекала, а несколько лукаво посматривала на меня, опять видимо всё поняв по моему слегка ошеломлённому виду.
   Наконец, наверно, закончив все приготовления, позвала из кухни:
   - Саш, поставь столик по середине и помоги мне, пожалуйста, перенести всё в комнату. -
   Я оторвался от книги, и, поставив столик, зашёл в кухню.
   Света успела переодеться и сейчас порхала по кухне в джинсах и рубашке, завязанной на талии на пиратский манер.
   На кухонном столе возвышалась бутылка вина, рядом с которой пристроились два бокала. Коробка конфет опасно свесилась с края стола, оттесненная туда тортом. Заварочный чайник мирно "беседовал" с двумя чашками.
   Переносив всю эту разношерстную братию на стол, я подвинул кресло и опустился в него, чувствуя себя несколько нереально.
   Света, придя из кухни, поставила что-то медленное и, выключила общий свет, заменив его ночником, села, поджав ноги на диван.
   - Наливай! - скомандовала она и открыла конфеты.
   - Есть, сэр! Извините, мэм! - чувство нереальности всё усиливалось и усиливалось, грозя перейти тот рубеж, за которым всё сказочное переходит в пугающее.
   - Я предлагаю тост! - провозгласила она, поднимая бокал - За прекрасный вечер! -
   - Хороший тост, - поддержал я её - Но ведь вечер ещё не закончен? -
   - Да, - подтвердила Света, глядя на меня сквозь бокал - вечер ещё не закончен. Но не будем торопить события! -
   Поняв это за намёк "пей молча!", я выпил вино и потянулся за тортом.
   Попробовав его, я, в немом восхищении приподняв брови, протянул:
   - Давно не ел такого вкусного торта! Сама наверно пекла? -
   Она кивнула головой и, прищурившись, спросила:
   - А если бы я сказала, что купила его в ближайшем магазине за углом? -
   - То я всё равно бы сказал, что давно не ел такого вкусного торта. Но добавил бы, что испеченный тобой был бы намного вкуснее! - не моргнув, глазом выкрутился я.
   Света беззвучно рассмеялась, и, подняв бокал, произнесла:
   -За знакомство! - ...

* * *

   Доедая свой кусочек торта, я прислушивался к шуму в своей голове - количестве алкогольных напитков, которых я сегодня выпил, несколько - превышало минимальную дозу для меня, почти не пьющего человека. Наверно, поэтому в теле, что называется "такая приятная гибкость образовалась".
   Для Светы доза алкоголя, тоже, по-моему, была выше нормы - глаза её блестели неестественно ярко, и в комнате всё чаше раздавался её заливистый смех.
   Меня уносило все дальше, и я всё более откровенно "поедал" глазами сидящую напротив меня черноглазую девушку.
   Отсмеявшись над какой - то шуткой, по поводу пьяных девушек и не менее пьяных парней, мы замолчали и Света, вдруг став серьезной, едва слышно прошептала:
   -Иди сюда... -
  
   ГЛАВА N 3

Самомнение - это не роскошь, а способ получить по... шее!

   Сорвала ведьма розовый цветок,
   Обжёг ей ноздри сладкий аромат.
   Нахмурил брови пламенный восток,
   Разлился кровью истовый закат!
  
   Я лежал на спине, подложив руки под голову и укрывшись легкой, расписанной сюрреалистическим рисунком простыней, смотрел на Свету. Она расположилась рядом, положив голову на, подтянутые к груди, колени и что-то рассматривала за окном.
   Странное выражение застыло на её лице: смесь обреченности и упрямства. Свет уличных фонарей освещал точеную обнаженную спину и левое бедро.
   Я поднял руку и легонько провёл по спине, остановив ниже освещённого участка. Света, повернув ко мне лицо, стала с тем же выражением рассматривать теперь уже меня. А у меня в голове крутились два вопроса, ответы на которые, не смотря на то, что считал себя не плохим психологом, я ни как не мог найти. К тому же мне хотелось потешить своё самолюбие и, поэтому, я их озвучил:
   - Свет, ты меня извини, конечно, что спрашиваю, но всё-таки почему? У меня возникло такое ощущение, что ты не из тех девушек, которые тяготятся одиночеством. И уж едва ли из тех, кто пускает в постель почти незнакомого мужчину! -
   Чуть кривовато усмехнувшись, она ответила:
   - Ты хотел сказать "затаскивает" в свою постель почти незнакомого мужчину! Теперь уж ты извини, что отвечаю, но мне было почти всё равно кого! Хотя я и не жалею, что это был ты! -
   Слегка ошарашенный таким ответом, опускающим уровень моего самомнения куда вниз, я пробормотал:
   - Спасибо, хоть утешила! -
   Но ущемление моего самомнения подействовало на меня, как красная тряпка на быка (удачное сравнение!), и, понимая, что спрашивать дальше не стоит, я, что называется, "закусил удила" и продолжил с упрямством, достойным лучшего применения:
   - Опять же, почему? Ты что, завтра умираешь и спешишь насладиться напоследок прелестями жизни? Или тебе так надоели мужчины, что для тебя все они на одно... лицо? -
   Света смотрела на меня своими черными глазами и сомнение и желание о чём-то рассказать, пробивались сквозь апатию и обреченность, плескавшимися в них.
   - Это долгая и нудная история! - чуть протянула она.
   - Люблю долгие и нудные истории! - ответил я, удобнее устраиваясь и придавая своему лицу выражение "вежливого и ненавязчивого интереса".
   Света, повернувшись и сев в позу полулотоса, ничуть не смущаясь своей наготы, смотрела на меня внимательно и напряжённо. Её лицо и маковки грудей отливали чуть голубоватым бледным светом (вот и общайся после этого с ведьмочками: как-нибудь проснешься ночью и инфаркт обеспечен!), а кончики пальцев набухли чистой синевой, очень заметной в ночном непрогляде.
   Что-то, решив, она пожала плечами, что видимо, означало "сам виноват", и всё ещё с сомнением в голосе начала говорить. И чем дальше она рассказывала, тем всё более и более моё дурашливое выражение "вежливого и не навязчивого интереса" попросту "стекало" с моего лица.
   - Ладно, тебя я выбрала, конечно, не просто так. Хотя на твой внешний вид мне было действительно плевать. Да и на "личные качества" тоже! Просто, во-первых, после вчерашнего "общения" в троллейбусе я хотя - бы была бы уверенна, что ты не испугаешься этого! - она провела пальцами по воздуху, оставляя долго не гаснущие синие полосы. Потом, сложив их вместе, толкнула руку вперед, и от её пальцев отделился синий яркий шарик и, проплыв по воздуху, лопнул, рассыпаясь синими каплями.
   - Во-вторых, - продолжила она после этой эффектной демонстрации - я позавчера гадала, и у меня получилось, что я вскоре встречу того, кто может попытаться мне помочь. Почему-то решила, что это ты! -
   Я смотрел на неё и уже понимал, что сейчас я ввяжусь во что-то очень серьёзное. И как закончится это "серьёзное", знают одни лишь Боги.
   - Ты наверно хочешь узнать, что со мной случилось и в чём мне надо помогать? - продолжила она, не дождавшись от меня ни подтверждения, ни отрицания - Всё просто и... всё сложно! Ты наверно уже понял, что я Ведьма? Ты знаешь иерархию в ведьмином клане? -
   В ответ на мой утвердительный кивок она удивлённо приподняла бровь, но продолжила:
   - И ты ещё жив? Ну ладно, будет время - расскажешь, если захочешь, конечно! Так вот, я была Младшей, то есть второй по Силе и Умению. И если бы всё шло нормально, то через десять лет стала бы Старшей. Но полтора года назад Старшая сменилась - приехала какая-то новая, а наша "внезапно" исчезла. Новая Старшая, новые методы, новые источники Сил... - она усмехнулась воспоминаниям. - Да вот, только, если раньше мы черпали Силы из первоэлементов, то теперь из Смерти и из Нижних миров. Нет, не из пластов реальности, а из тех, что в Христианстве называются адом. Хотя и эту энергию можно использовать по-разному! Но у нас это стало напоминать Сатанизм. Приятного мало, знаешь - ли! Да ещё новая Старшая привезла с собой новую Младшую. А я... Наставницей мне становиться не хотелось. И я решилась уйти! -
   Я недоверчиво присвистнул и посмотрел на неё, как на героиню Куликовской битвы!
   - Да, теперь я тоже понимаю, что не стоило! - Ответила она на мой изумлённый присвист - Но ведь я почти догнала бывшую Старшую, и была почти такая - же Сильная, как и она! Я думала, что справлюсь с любым заклятьем. Оказалось, что я переоценила свои силы. -
   - И что - же на тебя ПОВЕСИЛИ? - спросил я, почему-то не очень желая получить ответ.
   А в голове крутилось: "Только - бы не "личный ад!"".
   - Есть такое заклятье, - чуть помолчав, всё-таки выговорила Света - называется "персональный ад"! -
   Мне в жизни встречались два человека с таким "приговором". Оба они умерли очень быстро, с диагнозом "кровоизлияние в мозг".
   Поэтому я недоверчиво спросил:
   - И когда это было? -
   - Год назад! - Света с вызовом посмотрела мне в глаза.
   - И ты жива до сих пор?! - мне показалось, что в комнате стало светлее.
   - Я всё-таки была Младшей! Способности пригодились! Но-о... -
   Чувство легкости стало испаряться с катастрофической быстротой.
   "И почему всегда есть какое-то "но""? - заканючила в моей голове неприятная мысль.
   - Но, - продолжила Света - заклятье мне попалось с подвохом. Наверно рассчитанное на способности именно Младшей! Если всё объяснять, то для меня заклятье ПРЕДСТАВИЛОСЬ в качестве какого-то демона, который однажды ВЫТАЩИЛ меня из тела, и, как бы это сказать, "астрально изнасиловал", что ли. Причём я от этого ещё и получила какое-то нимфоманское наслаждение! До сих пор вспоминать нёприятно! - передёрнулась Света, - Тогда я не умерла - помогли способности Младшей, но когда я подумала, что победила, оказалось, что я "залетела"! Вот блин, "астральный залёт", кто бы поверил?! -
   Усмехнувшись, она повела плечами и, забравшись ко мне под простыню, облокотилась на меня спиной, уткнувшись затылком в мой подбородок.
   Приподнявшись повыше и обняв её, я, чуть нерешительно спросил:
   - И на каком - же ты "месяце"? -
   - На седьмом! - глухо сказала она - И "родов" мне не выдержать - мои способности Младшей тут не спасут! Так что, мне осталось жить от двух дней, до двух месяцев. -
   Что-то мокрое упало мне на руку, так что, пришлось мне применять самый проверенный и зарекомендовавший себя способ отвлечь девушку от слёз и грустных мыслей.
  
   ГЛАВА N 4

Один в поле трактор не заменит!

   Новый день, гулом недавно проснувшихся улиц,
   Сквозь окно, и сквозь толстые шторы.
   Вновь пронзает меня сотнями солнечных сулиц,
   Отнимая секунды, обещанной вечером форы!
  
   Я проснулся от почти забытого ощущения присутствия кого-то рядом.
   Света лежала на боку, использовав мою руку как подушку и прижавшись ко мне спиной и... э-э, тем, что ниже спины, в общем. Не использовать шанс разбудить девушку, придав ей, так сказать, "хорошее настроение с утра", я не мог.
   Поднялись мы примерно через час.
   Я встал, обернулся и, смотря на свернувшуюся клубком Свету, несколько секунд колебался, продолжать - ли сейчас наш вчерашний разговор. Но времени было действительно маловато, поэтому я всё-таки решился пренебречь условностями и поговорить серьезно:
   - Свет, я тут ночью подумал кое над чем... -
   -Так ты ночью думал?! - перебив меня, спросила Света и театрально-удивленное выражение появилось на ее лице - Значит теперь это называется думать! А я тогда чем, по-твоему, этой ночью занималась? -
   Отступив, на всякий случай, в проём двери, я вкрадчиво ответил:
   - А ты "ритмично помогала направлять мою мысль в нужном направлении"! - и быстро спрятался за дверь.
   Подушка пролетела рядом со мной и стукнулась о дверь ванной, а из комнаты раздался возмущённый крик:
   - Нахал! Иди сюда сам, а то догоню - хуже будет! -
   Я покорно зашел в комнату, получил подушкой по носу и, почти на коленях, извинился, но всё-таки продолжил:
   - Ладно, это серьёзно! В перерывах между... э-э... - я опасливо посмотрел на приведённую в боевую готовность подушку - В-общем, время было! Так вот, я действительно могу попытаться тебе помочь! Но ничего не обещаю! - произнес я поспешно, видя, как побледнело её лицо - У меня есть некоторый опыт борьбы с заклятьями. Правда "личный ад" мне СНИМАТЬ не приходилось! Да и не справлюсь я сам, если ты всё точно описала. Но я знаю, как это делается в теории. Нужно СДЕЛАТЬ - "устойчивую схему Силы"! А потом с её помощью попытаться нейтрализовать твоё заклятье. Для "устойчивой схемы" нужно, как минимум, пять человек. Двоих я найду, но вот где взять ещё двоих, не знаю! Причём нужны не просто люди, а хотя бы "Посвящённые"! -
   Я в ожидании посмотрел на Свету.
   - А две ведьмы тебе подойдут? - спросила она с признаком слабой надежды в голосе.
   - Ученицы? - спросил я и усмехнулся.
   Не знаю, как там у Светы, а мои отношения с учениками протекали по некой сложной кривой, опорными точками которой являлись последовательно: обожание - опаска - отчуждение - отрицание - обида - ответственность, и надеюсь, уважение.
   - Я когда уезжала из города, с собой их вытянула, - объяснила Света - И помогла отбиться от заклятий. Хотя и не считаю их обязанными чем-то мне. Но они помогут! -
   - Ну, тогда собирай их. Сегодня, надеюсь, можно будет их созвать? - спросил я, скорее, чтобы что-то сказать. Света не стала бы о них упоминать, если бы они не были где-то рядом - Да и если смогут, пусть возьмут отпуск на неделю! Ты тоже! -
   Проведя процедуру чаепития с остатками вчерашнего торта, я побежал улаживать свои дела и выискивать своих ученичков.
   Со Светой я договорился встретиться опять в половину девятого у Стелы.

* * *

   Я подошел к Стеле как раз вовремя.
   Света сидела на скамейке с двумя девушками.
   Слева от неё находилась тонкая светловолосая девушка лет 19-ти (на мой взгляд, напоминавшая своими хищными движениями лисицу). Темные очки, закрывающие глаза, пристроились на прямом, аккуратном носике, накладывая лёгкую тень, как странную помаду, на тонкие губы. Полупрозрачная светлая рубашка скрывала формы тела, но можно было догадаться, что девушка для своих лет вполне сформировалась. И синие джинсы, плотно обтягивая округлые бёдра и длинные ноги, это вполне подтверждали.
   Справа от Светы "восседала", как сытая и довольная кошка, девушка с яркими зелеными глазами. Рыжие волосы, спадая ниже плеч, оттягивали уголки её рта в привычной улыбке.
   У меня, сначала возникло ощущение, что я где-то её уже видел, но затем, сопоставив воспоминания с действительностью, понял, что так в наших старых Советских фильмах изображали добрых ведьм: зелёные глаза, рыжие волосы, чуть пухлые губы, ямочки на щеках, от озорной улыбки, плавные и точные движения.
   "Вот уж кого можно ведьмочкой назвать!" - пробежала по голове, "топая и веселясь", моя шальная мысль.
   Рыжеволосая девушка, как будто почувствовав мой взгляд, немного завораживающим движением поправила сползшую с плеча блузку и, закинув ногу за ногу, представила на рассмотрение довольно... короткую юбку!
   "Вообщем собрание сочинений женской красоты!" - возникло у меня в голове самому едва понятное словосочетание.
   "Облако" Силы распространялось от этой троицы на довольно значительное расстояние и перекрывало половину площадки возле Стелы.
   По моим ощущениям, ещё одно облачко, но уже до боли знакомой Силы, приближалось ко мне по улице.
   Я остановился подождать и тут, из-за угла здания, выныривая на оперативный простор, показались двое моих учеников.
   Один из них, парень высокого роста, с длинными, забранными в хвостик волосами и сверкающий стеклами округлых очков, звался Вадимом и в данный обширный момент проживания осваивал территорию этою города, открывая свою, уже, по-моему, третью, выставку картин.
   Второго, невысокого плотного парня с лукавым выражением на лице звали Юра: сейчас он занимал должность замдиректора в каком-то филиале какой-то фирмы по продаже и обслуживанию автомобилей.
   Но всё это в данный обширный момент времени!
   А в данный конкретный момент эта парочка занималась тем, что донимала ближайших от них голубей, КИДАЯ в них какие-то заклятья и заставляя маршировать, как заводных солдатиков.
   Сейчас за ними шли в шеренгу уже пять голубей, и два спешили занять своё место в строю. Причём, видимо, Вадик командовал чётными, а Юрок не четными и бедные голуби никак не могли пойти в ногу, натыкаясь друг на друга.
   Прохожие, а также пробегающие мимо собаки, удивленно таращились на этот цирк, правда, не связывая столь странное поведение голубей с этими двумя обормотами.
   Дождавшись, пока вся эта толпа подойдет ко мне, я укоризненно покачал головой (голуби, в это время, опомнились и поспешно разлетелись) и процитировал менторским тоном:
   - Издевательство над домашними животными карается штрафом в пять минимальных зарплат или 15-тью сутками лишения свободы! -
   - А мы не издеваемся! - шутливо обидевшись, начал оправдываться Юрок. - Мы проверяем их профпригодность на случай экстренной мобилизации живой силы! -
   - Вот ружья они носить не умеют - из крыльев выпадают! - озабоченным тоном поддержал его Вадик
   - Мы пробовали! - добавил он, глядя на мои взлетевшие в изумлении брови и, не выдержав, рассмеялся.
   Глядя на этих двух хохочущих оболтусов, я, как можно более озабоченным тоном главврача психиатрической лечебницы, спросил:
   - Больной, давно это у вас? А голуби потом ночами не снятся? Вы бы их ещё в качестве подводных лодок использовали! - истерический смех этой парочки привлек внимание всей площадки.
   Юрок, смеющийся уже в полголоса, вдруг резко замолчал и, чуть наклонив голову, повёл ею из стороны в сторону, видимо что-то почувствовав. Потом, обернувшись ко мне, жутким шепотом прошипел:
   - Чую, "ведьминым духом" пахнет! -
   Я посмотрел на девичью компанию на скамейке: чуть с усмешкой смотрела в нашу сторону Света; широкая озорная улыбка застыла на лице зеленоглазой девушки; и лишь светловолосая смотрела на нас в легком недоумении, правда, едва справляясь с улыбкой, бродившей в её губах.
   - Это про нас! Пошли знакомиться! - развеял я сомнения этих типов.
   Пока мы шли к скамейке, мои мысли приняли весьма практическое направление:
   "Такая концентрация Силы привлечёт внимание половины города! Надо куда-нибудь всех уводить! К церкви сходить, что - ли?!"
   Подойдя к девушкам, я выдал общий привет и, подмигнув Свете, представил эту "парочку":
   - Знакомьтесь: Вадик, Юрок. Хорошие парни, правда, с повышенным интересом к голубям! -
   - Ну почему, к кошкам тоже! - скромно, потупив взор, выдал Юрок.
   Я тихо "выпал в осадок", представив себе раскинувшуюся на половину улицы колонну марширующих кошек, несущих, к тому - же, в зубах штык-ножи!
   Света, тем временем, не заметив моего "обалдевшего" вида, представила девушек:
   - Светлена! - светловолосая девушка, снявшая очки и внимательно нас разгадывавшая, встала, оказавшись чуть выше Юрка, и кивнула головой.
   - Женя! - зеленоглазая ведьмочка, тоже поднявшись, величаво (при этом сохранив озорную улыбку) поклонилась.
   Между тем, знакомство происходило не только в "физическом плане"! По моим ощущениям, начинался полный бардак: Вадим пытался, на уровне Сил, СВЯЗАТЬСЯ с обеими девушками; Юрок вкрадчиво проверял защиту Светлены, ухитряясь при этом ОТВОДИТЬ такую - же проверку с её стороны; Женя что-то ПЕРЕДАВАЛА Светлене и одновременно, весело ОБЩАЛАСЬ с Вадиком; Светлена тщательно и с толком ИСКАЛА "слабину" в защитах Вадика и Юрка (и иногда ей это удавалось!), ВЫСЛУШИВАЯ Женю.
   Короче, полный беспредел!
   Я вымученно посмотрел на Свету и спросил, наверно, очень "убитым" голосом, потому что все прекратили развлекаться и сосредоточили своё внимание на мне:
   - Никто не хочет на Набережную сходить? Я там знаю прекрасное место, да и церковь рядом! -
   - Так, девочки и мальчики, по-моему, нам надо срочно куда-нибудь подальше от посторонних глаз! - поддержала меня Света.
   Девочки и мальчики, с шумом поддержав это предложение (и с немного пошловатыми шуточками) побрели к Набережной, опять устроив кавардак на уровне Сил.
   Я, в "ужасе", посмотрел на Свету и, по слогам проговорил:
   - Ка - кой кош - мар! -
   Света, глядя с веселым прищуром вслед этой, теперь уже четверке, ответила:
   - Да - а, по-моему, они друг друга стоят! -
   Взяв Свету за руку и чуть ее, пожав, я спросил:
   - Ты как, готова к повторению "долгой и нудной истории"? -
   - Готова! - немного помедлив, всё-таки проговорила Света.
   - Ну, тогда пошли догонять! -
   Мы устремились быстрым шагом за этой компанией, шумящей как на физическом, так и не метафизическом уровне...

* * *

  
   Мы сидели на полукруглой скамейке рядом с маленькой церквушкой. Только - что закончив рассказывать свою, историю, Света с легкой тоской смотрела на грязноватую воду водохранилища. На лицах Светлены и Жени, принимавших непосредственное участие в этой истории, читалось сочувствие.
   На лицах же Вадика и Юрка, чувствующих, что эта история с продолжением, явственно была видна готовность участвовать самим в этом продолжении.
   Коротко описав про создание "устойчивой схемы Силы", я вопросительно посмотрел на всю компанию, подразумевая, что мне надо задать вопрос.
   - Ну, и что требуется от нас? Быть опорными точками этой схемы? - наконец озвучил вопрос Юрок.
   - Всё не так просто! - я с радостью воспользовался ситуацией - Я не хочу никого подставлять, а то вместо "лечения" одного заклятья мы получим шесть "персональных адов"! -
   При этой перспективе, даже несерьезные мои ученики переменились в лице.
   - Поэтому, - продолжил я, насладившись моментом собственной значимости, - нам нужны, пять "природных источников Силы". Один у меня есть, и вам, - при этом я посмотрел на эту четвёрку, - нужно отыскать ещё четыре. В своё время я специально разыскивал их. Так что, где они находятся, я знаю! Вот тут, - я подал им четыре листочка - нарисованы схемы их местоположения. Два в Дивах, а два около нашего городка. Вам придётся разбиться по парам и съездить их привезти. Кто с кем поедет? -
   Ребята и девушки нерешительно переглянулись.
   - Ну, если вы точно не знаете, то я могу предложить такой вариант, - по-моему, правильно их поняв, приказал я - Юрок со Светленой едут в Дивы, а Вадик с Женей в наш городок! Согласны? -
   Возражений не последовало, только Светлена, явно не довольная моим приказным тоном, спросила:
   - На что похожи эти "природные источники Силы" и как мы их найдем? -
   - В своё время я это объяснял, и Юрку, и Вадику. Надеюсь, они помнят! - усмехнувшись воспоминаниям, ответил я.
   - Забудешь тут, как - же! - ворчливо пробормотал Юрок.
   - Помним, помним! - жизнерадостно (по крайней мере, внешне) поддержал Вадик.
   - Ладно, ребята и девчата, на всё - про всё у вас два дня! Я не зря вас просил взять отпуск на неделю. Завтра утром, надеюсь, вы уже будете в пути. Ждём вас со Светой через два дня! - напутственно произнес я...

* * *

  
   На часах было около одиннадцати. Вечер, искромсанный огнями мегаполиса, вплывал на территорию города.
   Мы сидели и смотрели на чуть мутноватое зеркало воды.
   Позади были бурные обсуждения маршрута, времени и способов нахождения "источников"!
   Света за время разговора немного ожила и сейчас о чём-то говорила с девушками.
   Почувствовав мой взгляд, она повернулась ко мне и тихо спросила:
   - Пойдём? -
   Мы поднялись и вдруг, вся эта компания, встав в шеренгу, поклонилась нам и хором голосов произнесла:
   - Спокойной ночи! -
   - Долго тренировались? - задал я вопрос и, что бы ни засмеяться, плотно сжал губы.
   - Да нет, минут пятнадцать! -- ответила Светлена.
   - Двоечники! - оценил я и пошел вслед за смеющейся Светой.
   Этот день заканчивался своё существование, а впереди нас ждало неизвестное будущее.
  
   ЧАСТЬ 2
   Я закрою глаза
   И пойду по велению ног
   По какой-нибудь,
   Сбросив тяжелую ношу вестей!
  
   ГЛАВА N 5

Самое сложное не убить дракона, а найти и добраться до него!

   В вечном поиске счастья,
   Привык я к боли потерь.
   Но верю - пройдут все ненастья,
   И Дом откроет мне дверь!
  
   Вадим.
  
   - Я же говорил, что успеем!- оправдываясь, ответил запыхавшийся Юрок на мой красноречивый взгляд.
   - Ну да, если - бы я тебя не пинал в бок утром, то мы бы увидели только "зад" отъезжающего троллейбуса! - я осуждающе посмотрел на него, пытаясь восстановить дыхание после пробежки.
   - Да ладно тебе, Вадик! Ну, успели - же! - флегматично отпарировал Юрок, плюхаясь на сиденье. - К тому - же, кто кого пинал в бок утром, это еще неизвестно! -
   Я скептически осмотрел его заспанное лицо, но возражать не стал. Утренний, ещё не проснувшийся город, таил в воздухе сырость и прохладу. Зато чистый (относительно чистый!) воздух приятно холодил лицо.
   Троллейбус, провезя нас по пустынным улицам, добрался до вокзала, шумящего и бурлящего, по-моему, в любое время суток.
   Юрок, которой благополучно проспал всю дорогу, открыл глаза, потягиваясь, сграбастал сумку и вышел из троллейбуса.
   Я взял свой "чемодан" и вышел следом.
   На часах было 5:47 и нам, минут за десять, надо было найти, в этой толчее, Светлену и Женю.
   - Пойдём к кассам сходим? - спросил Юрок, ПРИСЛУШИВАЯСЬ.
   Я тоже ПРИСЛУШАЛСЯ и направился за ним.
   Чей-то "поток внимания" (можно догадаться чей!) потревожил мой "сигнальный контур".
   - Нас обнаружили! - пояснил я Юрку, на его приподнятую бровь.
   - Ведьмы! Что ещё скажешь! - пожал он плечами и начал пробираться сквозь толпу. Женя и Светлена, стояли у киоска, и пили горячий чай, тихо разговаривая. Увидев нас, Женя, одетая на этот раз в синие джинсы и темную рубашку, весело помахала нам рукой.
   Светлена, ограничилась кивком головы, демонстративно-холодно отряхивая легкую джинсовую куртку и джинсы от воображаемой пыли.
   - Привет, девчонки! - поздоровался проснувшийся Юрок, как - бы ненароком останавливаясь поближе к Светлене.
   - Привет! - поприветствовал их я, обнимая Светлену и приподнимая её над землёй (всегда приятно обнять красивую девушку!) (особенно, когда здороваешься!).
   Потом я её опустил и потянулся к Жене.
   Как я и предполагал, Женя не особенно противилась моим объятьям и моему шумному приветствию!
   - Привет! - пробормотала немного ошеломленная Светлена, видимо, ещё не привыкшая к моему поведению.
   - Привет, мальчишки! - не менее шумно поприветствовала нас Женя (кого-то мне эта девушка сильно напоминает!).
   - Ну конечно, - проворчал Юрок, косясь на меня - а меня обнять не удосужился! -
   - Да всегда пожалуйста! - я схватил Юрка и сжал в объятьях.
   - Хватит обниматься! - пряча улыбку, строго проговорила, Светлена - У нас электричка уходит через пятнадцать минут! Пойдёмте, а то не успеем! -
   Мы пробрались через площадь и вокзал, и вышли на перрон.
   Серо-зеленая электричка пропускала сквозь своё нутро, чаще "поедая", массу разношерстного народа: бабушки с кошелками и мешками карабкались по узеньким подножкам, "впадая" в открытые двери; дачники, в "рабочей" одежде, цепляясь тяпками и лопатами за проём двери, проникали внутрь и занимали свободные места; толпы студентов, с шумом и смехом, забирались в вагоны и располагались на остальных.
   - Садимся? - спросила Женя, осмотрев всех нас - А то свободные места сейчас разберут. Стоять не очень-то хочется! -
   - Тогда вперёд! - быстро произнёс Юрок и, забравшись, протянул руку Светлене.
   Та подала в протянутую руку свою сумку и, запрыгнув в электричку, невозмутимо поблагодарила:
   - Спасибо! -
   Я, пока Юрок не опомнился, подал ему все остальные сумки и, схватив Женю за талию, подбросил её. Потом залез сам.
   Зайдя в вагон, мы сели на ближайшее свободное место и стали дожидаться отправления электрички.
   Через десять минут машинист объявил об отправлении, двери с шипением, закрылись, и электричка, судорожно дернувшись, тронулась от перрона.
   Едва мы отъехали от вокзала, Светлена, устроившись поудобней, оглядела нас и спросила:
   - И каковы наши дальнейшие планы на сегодня? -
   - Давайте все вместе доберёмся до нашего городка, а потом мы со Светленой на пятичасовой электричке, вернёмся к Дивам. Всё равно "источники" лучше искать ночью! - предложил Юрок после пятиминутного раздумья.
   - Да, наверно так будет лучше! - поддержал я Юрка - Как раз отдохнём, выспимся, а потом будем пытаться искать! -
   - А почему ночью? - подозрительно спросила Светлена - Днём что, найти их нельзя будет? -
   - Нет, ну почему - можно! Только зачем нам лишние глаза? - резонно заметил Юрок - Да и ночью проще найти - они должны СВЕТИТЬСЯ, по словам Шурика! -
   - А вы раньше уже искали? - поинтересовалась Женя - Саша говорил, что показывал вам, как это делается! -
   - Тот "источник", что у него есть сейчас, - объяснил я, морщась воспоминаниям - он искал при нас. Заодно всё подробно рассказывал и показывал. Правда это было три года назад, но найти мы сможем! Я надеюсь! -
   - Да, - грустно произнесла Светлена - я тоже надеюсь, что мы их найдём. И что у Саши всё получится! -
   - Будем надеяться! - так - же тихо проговорила Женя, убрав свою вечную улыбку.
   - Ничего, обычно у Шамана всё получается! Он знает, что делает! - улыбнувшись, и как можно более уверенным голосом сказал я, пытаясь их утешить.
   - Да, - подтвердил Юрок, тоже уверенно улыбаясь - Шаман интриган "старый" и опытный! Причем не просто опытный, а ещё и Знающий! Если он ввязался в это дело, то есть шанс, что всё закончится благополучно! -
   - А почему Шаман? - заинтересовалась Светлена.
   - Потому что Шаман! - усмехнувшись, объяснил Юрок.
   - Шаманит всё время! - усмехнулся и я - По его словам: "профессия" у него такая! -
   - Вы его давно знаете? - осторожно поинтересовалась Женя, опять являя свою улыбку.
   - Пять лет уже с ним мучаемся! - театрально-горестно вздохнул Юрок.
   - Или он с вами? - приподнимая бровь, спросила Светлена.
   -Ну что ты, мы ведь хорошие! - лучезарно улыбнувшись, возразил я твердо.
   -Да? - удивилась Женя, оглядывая меня с ног до головы - И в каком месте конкретно вы хорошие?-
   -Во всех! Но в некоторых особенно хороши! - с верой в светлое будущее, отпарировал я - Может моё утверждение требует доказательств? -
   - Я верю на слово! - поспешно ответила Светлена, отодвигаясь (поближе к Юрку, надо заметить!).
   - А я предпочитаю словам малознакомых людей так просто не верить! - надув губки, томно произнесла Женя.
   - Я готов предоставить доказательства! - толи я этой девушке нравился, толи... одно из двух!
   - Потом будете, друг другу доказательства приводить! - ухмыльнувшись, прервал наш диалог Юрок.
   Электричка остановилась на какой-то станции, и толпа народу хлынула в вагон. Нас потеснили и, зажатые людьми, мы замолкли.
   Электричка тронулась и отправилась к следующей остановке, унося нас всё дальше и дальше...

* * *

  
   Старое здание вокзала комично смотрелось на фоне путаницы проводов и леса ажурных высоковольтных столбов соседствующей с вокзалом подстанции.
   Мы спрыгнули на низенький асфальтовый перрон и неспешно побрели к автобусной остановке.
   Как всегда, автобуса ещё не было, и приехавшие толпились на небольшом пятачке за зданием вокзала, с трепетом высматривая "массовое средство перевозки пассажиров".
   Светлена, поставив сумку, повернулась к нам и обратилась с вопросом (по-моему, эта девушка, в детстве пересмотрела киножурнал "Хочу всё знать"!):
   - Так, когда мы завтра встречаемся? -
   - Последняя электричка уходит в пять часов вечера! - пояснил я - Давайте часикам к четырём соберемся на площади! Пока доберемся до вокзала, пока возьмем билеты... -
   - Все согласны? - обвела нас глазами Светлена - Ну тогда решили! Если что не получиться, то встретимся послезавтра у Светы. Но я надеюсь, что всё получиться! -
   После этого, повернувшись к Юрку, спросила теперь уже его:
   - А мы сегодня когда встречаемся? -
   Не став дожидаться ответа Юрка, я обратился с таким - же вопросом к Жене.
   Она, помолчав секунд десять, неуверенно поинтересовалась:
   - А обязательно ночью искать? -
   Получив мой утвердительный кивок головой, решительно продолжила:
   - Ну тогда давай часам к пяти на площади. А там посмотрим, на чем дальше добираться! -
   - А что смотреть? - как можно более равнодушно (я старался!) протянул я - Давай лучше я часикам к пяти заеду за тобой! У меня дома мотоцикл пылится, а ездить я ещё не разучился! -
   Глаза Жени загорелись и, поистине ослепительная улыбка, вспыхнула на её губах.
   - Класс! - оценила она перспективу - Тогда я жду тебя к пяти часам! Вот адрес! -
   Она протянула мне листочек из блокнота с адресом и именем.
   Насладиться её восторгом я не успел, потому что тут, громыхая и дребезжа, подкатил автобус, и мы устремились в его салон, проталкиваясь и пробиваясь сквозь толпу.
   Поговорить в автобусе больше не получилось и, лишь выходя из него, на площади, я успел прокричать:
   - Я заеду к пяти часам! -
   Автобус закрыл двери и поехал дальше.
   На часах было десять часов тридцать две минуты, и я направился домой - есть и отсыпаться - надеясь на то, что мотоцикл в порядке!
  
   ГЛАВА N 6

Приключение - не просто красивое слово, но и красивое Дело!

  
   Сгорела Книга тихо и неслышно.
   И стёрлись заклинанья на страницах.
   И как-то незаметно очень вышло,
   Что страх исчез на злых и хмурых лицах!
  
   Вадим.
  
   Дубовый лес скрывал в глубине сырой полумрак и чистейший опьяняющий воздух.
   Грунтовая дорога, даже для мотоцикла, была едва проходима.
   На заднем сиденье, прижавшись ко мне и обняв меня ногами, восторженно повизгивала Женя, получая искреннее удовольствие от поездки.
   Для меня, после двух лет перерыва, чувствовать под собой скрытую в моторе мощь было едва ли не самое ошеломляющее ощущение в последнее время.
   Выведя его сегодня из гаража, я вдруг вспомнил, ПОЧЕМУ два года назад я проводил почти всё свободное время в разъездах.
   Человек дорого ценит ощущение ВОЛИ!
   Не так ли?!
   На конец дорога вывела нас на небольшую, заросшую высокой травой, полянку.
   Остановив мотоцикл, я заглушил мотор и сказал Жене:
   - Если я всё правильно понял, то где-то поблизости находится "источник". Остановимся здесь, разобьём лагерь, а потом попробуем поискать! -
   Женя слезла с мотоцикла и, оглянувшись, повела плечами:
   - Ну, здесь так здесь! Ставь пока палатку, а я распакую вещи и наберу сухих веток! -
   Я прислонил мотоцикл к дереву и поставил палатку. Когда я закончил, костер, уже разведённый Женей, мирно потрескивал.
   - Женщины - хранительницы очага! - улыбаясь, пояснила Женя на мой восторженней взгляд.
   - Ага! А мужчины - охотники и добытчики! Э - ге - гей! - шутливо заметил я и засмеялся.
   Следом за мной засмеялась и Женя.
   Глядя на неё, я подумал: "Что может быть лучше: рядом красивая девушка, есть цель и задача, а впереди приключения! Так что может быть лучше?!"
   - Садись, поедим! - предложила Женя, успевшая разложить на одеяле еду.
   - Еда - это хорошо! Ведь давно известно: путь к сердцу мужчины лежит через его желудок! - демонстративно облизнувшись, осмотрел я Женю.
   - Точно! - тоже облизнувшись, посмотрела она на меня.
   В общем наш ужин проходил в милой и непринужденной обстановке, перемежаемый красноречивыми взглядами с обеих сторон...

* * *

  
   Солнце уже садилось, когда я встал и, встряхнув руки, вопросительно посмотрел на Женю:
   - Начнём поиски? -
   - Начнём! - Тоже встала Женя - А как мы их начнём? -
   - Ну, с этим проблем нет, - усмехнулся я - Сейчас СДЕЛАЕМ "проводника" и "спросим" у него! -
   - Ага, "проводника"! Понятно! - Пробормотала Женя удивленно.
   Я ещё раз усмехнулся и принялся очищать небольшой пятачок земли под ногами. Вырвав всю траву, я провёл рукой по влажной, тёмной почве, очистив её от прошлогодних листьев и мусора. Подняв лежащую рядом веточку, я стал рисовать "проводника" похожего на енота и ёжика одновременно.
   Женя с интересом смотрела на мои действия, ВСМАТРИВАЯСЬ в процесс.
   Дорисовав, я отломал пять веточек и воткнул их соответственно: в голову и в ноги.
   Потом посыпал сверху сухими листьями, закрыл глаза и ДОХНУЛ на рисунок.
   Защипало кожу лица, резко смолкли голоса птиц, а Женя отдернулась от моего создания, медленно ВСПЛЫВАЮЩЕГО из земли.
   - Ищи "источник Силы"! - приказал я "глубоким" голосом, глядя в глаза "проводника".
   Он "повёл носом" и шмыгнул в гущу леса.
   Я оглянулся на Женю, посматривающую на меня с интересом, и спросил:
   - Пошли искать? -
   Она кивнула головой и направилась за мной.
   Мой "проводник" ждал нас на краю опушки, нетерпеливо "повизгивая".
   "Проводник" вёл нас минут десять сквозь дубраву, и в результате мы оказались на другой полянке, посередине которой возвышался старый мощный дуб, своей кроной бросающий тень на половину открытой территории. В голове загудело, и мягкое свечение "прыснуло" в глаза.
   "Проводник", устремившийся прямо к дубу, вдруг резко остановился и "зашипел", а Женя, идущая сзади меня, вскрикнула:
   - Стой! Там кто-то есть! -
   Я остановился и ПРИСМОТРЕЛСЯ: тени, возлежавшие у корней дуба, ЗАШЕВЕЛИЛИСЬ и ЗАДВИГАЛИСЬ, оттуда потянуло холодом. У меня невольно расширились глаза и я, едва слышно, выдохнул:
   - Страж! -
   Странное создание, СОСТАВЛЕННОЕ из теней и провалов тьмы, ПОДНЯЛОСЬ из корней дерева, заслоняя свечение "источника"!
   Высокая трава, росшая на полянке, зашевелилась и ЗАГУДЕЛА, потянувшись к нам.
   Ветки окружавших нас кустов, как будто под действием ветра, задвигались, цепляя за нашу одежду.
   Сзади раздался испуганный визг Жени, и что-то тяжелое ударило меня по спине, сбив с ног.
   Полетев вперед, я нырнул в густую траву, облепившую меня, и приземлился лицом на спрятанный камень.
   В глазах запрыгали звездочки, и резкая боль прыснула от разбитых губ.
   Визг Жени прекратился, и позади вдруг ДЫХНУЛО Силой.
   Ветки отпрянули, а от дуба донёсся сердитый стон.
   Помотав головой и руками откинув приставучую траву, я вскочил, и оглядываясь спросил Женю:
   - С тобой всё в порядке? -
   - Да! Всё нормально! - с нотками истерики в голосе, ответила она.
   - Так, с этим созданием будет трудно справиться! ПОДЕРЖИ его, а я ВЫЗОВУ "воина"! - быстро проговорил я, уклоняясь от падающей сверху ветки.
   Женя кивнула головой, вышла на поляну, закрыв глаза и вытянув руки вперёд, запела что-то на непонятном языке.
   Создание у дуба захрипело и БРОСИЛО к ней длинные густые тени.
   Я закрыл глаза, сосредоточился и ОТКРЫЛ "ворота", посылая ЗОВ! Перед глазами запрыгали синие пятна и, знакомое "лицо" Тхатхона появилось на "экране внутреннего зрения".
   "Ты нужен! Приди! " - передал я и открыл глаза.
   Женя вся окуталась голубым неярким светом, а волосы, ставшие дыбом, постреливали маленькими искорками.
   Глубокие чёрные тени окружили её со всех сторон, сжимая свои "нежные" объятья.
   Я сложил руки перед грудью, ЗАЖЁГ огонь, и ТОЛКНУЛ огненный шарик в кольцо теней.
   Резкий свист разделся у меня за спиной и гибкие тонкие ветки, как плети кнута, прошлись по моей спине. Дёрнувшись и ругнувшись, я отпрыгнул и, движением рук, РАЗЛИЛ тьму, прямо в гущу "оживших" кустов.
   Из леса прокрались тонкие щупальца тумана, который, СОБРАВШИСЬ в "туманный" небольшой шарик, устремился к созданию у дуба. Оно, сразу позабыв о нас, перекинуло свои "теневые руки" к пришельцу.
   Полуметровый туманный шарик сверкал спрятанными внутри разноцветными искорками, меняя ежесекундно форму и плотность, становясь то монолитно-каменным булыжником с вкраплением россыпи алмазов на серых боках, то превращаясь в водяную каплю огромных размеров, с плавающими внутри глубоководными рыбинами.
   Почти поглощенный "теневыми" руками Стража он вдруг пронзительно засверкал, породив низкие, переходящие в инфразвук, вибрации и волну гудящей от напряжения Силы!
   - Это ещё, что такое? - морщась, напряжёно спросила Женя.
   - Это - свои! - успокоил я её - Тхатхон пришёл! Надо ему помочь! -
   Между тем, сам Тхатхон в нашей помощи явно не нуждался: успев добраться до Стража, он врубился в скопление теней и, оттуда, ПОНЕСЛО разрушением.
   - Пойдём, заберём "источник". Тхатхон сам справится! - обратился я к Жене и направился к дубу.
   Она, прихрамывая и ругаясь в полголоса, пошла за мной.
   Между двумя корнями, вылезшими на поверхность и формирующими впадину, устроил прямоугольный кусочек дерева с остатками коры, чем-то напоминающей нечеловеческое лицо.
   - Один есть! - устало произнёс я, поднимая "источник" и протягивая его Жене, - Нам нужно найти ещё один, он должен быть где-то недалеко! -
   Женя тоже устало кивнула головой и забрала "источник".
   Из-за дерева показался клубок тумана и замер не вдалеке.
   "Ты ещё нужен! Пойдёшь с нами! " - приказал я Тхатхону.
   "Проводник" ждал на краю поляны, и, "увидев" нас, всё так же неутомимо побежал через лес.
   Минут через пятнадцать путешествия лес закончился, и мы выбрались на открытое пространство, остановившись перед небольшим холмом.
   При свете луны, незаметно прокравшейся на небосвод, вершина холма блестела и отливала нереальными отблесками.
   Наш "проводник", подкравшись почти к вершине, привычно уже зашипел, отпрыгивая от оживающих теней.
   Тхатхон ринулся вперёд, а мы с Женей с удовольствием стали рассматривать "избиение Стража".
   По истечении минуты Тхатхон вернулся обратно, "сыто" покачиваясь.
   Я побрел к вершине и, наткнувшись на песчаную невысокую пирамидку, принялся ОСМАТРИВАТЬСЯ в поисках "источника".
   Поискав несколько минут, я повернулся к Жене и ошеломлённо выдохнул:
   - Здесь нет "источника"! Точнее, уже нет! Его забрали лишь несколько дней назад! Мы опоздали! -
  
   ГЛАВА N7

Красота спасёт мир! Спасите! Помогите!

   Нелепый сон безумством ярких красок
   Взорвет реальность злых и нервных лиц.
   Закружит ветер мириады серых масок,
   Сорвёт колпак у падающих ниц!
  
   Юра.
  
   Электричка, зашипев дверями, укатила дальше по маршруту. Светлена, подняв сумку, посмотрела на меня и спросила, оглядываясь:
   - Куда теперь? -
   Я развернул бумажку с маршрутом (прямо "Остров сокровищ", какой-то!) и, показал рукой на высящиеся перед нами меловые горы:
   -По-моему, нам туда! Давай заберемся наверх и осмотримся! -
   Светлена посмотрела на "седые" склоны и, вступив на узенькую тропинку, начала карабкаться вверх.
   Я, подняв свой рюкзак, поплелся следом.
   "Ну конечно, Шурик всю тяжелую работу оставил нам! Узнаю Шамана!" - ворчливо подумал я, пытаясь отдышаться после подъема.
   Под ногами раскинулся великолепный вид: две речки, кружась и сплетаясь между собой, неторопливо несли свои воды по зелёной равнине; небольшие клочки леса разнообразили однотонный рельеф местности.
   - Красиво, правда? - тихо пробормотала Светлена, восторженно рассматривая пространство, открытое перед нами.
   - Красиво! - согласился я, глядя на неё.
   Светлена, очнувшись от созерцания, скептически посмотрела на меня и, усмехаясь, поинтересовалась:
   - Ну, что, мы будем искать "источник" или пялиться на красоты местности? -
   - Будем искать! - вздохнул я, ставя свой рюкзак и доставая из него глиняную плошку.
   - Ты собираешься поужинать? - приподняв в удивлении бровь, шутливо спросила Светлена.
   Я молча налил в плошку воды и, поставив её на землю, поднял сухую травинку. Зажав её между ладонями, я закрыл глаза и ПОПРОСИЛ горы помочь нам в поисках.
   Травинка, согретая теплом моих рук, "зашевелилась" и ЗАГУДЕЛА!
   Светлена подалась ко мне и жадно ВТЯНУЛА воздух, наполненный густой Силой.
   Опустившись на колени, я погрузил травинку в плошку с водой и провёл над ней рукой, ОЖИВЛЯЯ.
   Слепо ткнувшись в края плошки, травинка, как стрелка компаса, закрутилась и, остановившись, указала вглубь меловых гор.
   - Нам туда! - прокомментировал я эту сцену.
   - Тебе лучше знать! - пожала плечами Светлена и направилась в указанную травинкой сторону.
   Закинув рюкзак за спину, я поднял плошку и направился за ней.
   Поплутав минут сорок, мы упёрлись в каменный "столб", возвышающийся на краю гор, метра на два от почвы.
   Травинка упрямо указывала на него, "дрожа" и "позванивая". Лучи опускающегося солнца тенями рисовали на боках "столба" фигурки людей и животных.
   Воздух искрился от наполнявшей его Силы. Густые кусты окружали "столб" сплошным невысоким барьером.
   Светлена, направившись к нему, вдруг резко остановилась и ПРИСЛУШАЛАСЬ.
   - Мне кажется, там есть что-то ещё кроме "источника"! И это "что-то" нас ждёт! - прошептала она, оглянувшись.
   Я поставил плошку на землю и, протянув вперед правую руку, попытался ПОНЯТЬ, что там такое.
   Моя Сила "наткнулась" на ХОЛОДНОЕ и СКОЛЬЗКОЕ нечто, притаившееся около "столба"!
   И сразу произошло два события: кусты, несмотря на отсутствие ветра, зашевелились и зашумели, и с вершины "столба" начали падать камни, разбиваясь и рассыпаясь на мелкие кусочки где-то в глубине кустов.
   - Назад! Быстро отойди! - закричал я Светлене, ПОЧУВСТВОВАВ грядущие события.
   Кусты замерли и мощным рывком "кинули" в нашу сторону осколки камней.
   Резко вскрикнула Светлена, держась за рассечённую щёчку, и штук десять камешков застучали по моей куртке!
   Послав напоследок лучик света, солнце село за дальние холмы, и тени вокруг "столба" ЗАШЕВИЛИЛИСЬ и ОПЛАВИЛИСЬ в странную размытую фигуру.
   - Это Страж! 3десь ПОСТАВИЛИ Стража! - крикнула Светлена, отбегая подальше от "столба".
   "Да я уже догадался!" - мелькнула сардоническая мысль, пока я уклонялся от всё ещё летящих камней.
   Со стороны Светлены ПРОТЯНУЛСЯ лучик слепящей Силы, и из глубины теней раздался глухой стон.
   - Задержи его! Я попробую попросить помощи! - быстро произнёс я, садясь на землю и впиваясь пальцами в рыхлую почву.
   Горы подо мной ДЫШАЛИ и ЖИЛИ своей странной и непонятной жизнью!
   Общая Сила, ненавязчивая и едва заметная, пропитывала их основу, являясь неким "клеем", держащим все пласты гор.
   Закусив до крови губу, я СОБРАЛ и ПЕРЕРАПРАВИЛ эту Силу в "столб", с "окапавшимся" на нём Стражем.
   Через секунду в "столб", вернее, через него, ХЛЫНУЛА "вязкая" земная Сила.
   Страж, намертво "привязанный" к данному конкретному месту, "заверещал" и загорелся, распадаясь на осколки обычных теней.
   - Всё! - выдохнул я. - Со Стражем покончено! Теперь надо забрать "источник"! -
   - Давай скорее! - устало проговорила Светлена. - По-моему, он на вершине. Подсади меня - я достану! -
   Мы медленно и настороженно подошли к "столбу".
   Со Стражем было действительно покончено, и это уже радовало! Мы пробились сквозь заросли кустов, и я подсадил Светлену, с трудом приподняв её на пол метра от земли.
   - Всё! Он у меня! Опускай! - проговорила Светлена, доставая что-то с вершины "столба".
   Спрыгнув с моих рук, она протянула мне каменную, всю в цветных пятнах, небольшую пирамидку.
   Она ЛУЧИЛАСЬ той самой "земной" Силой, пропитавшей эти горы!
   - Так, один нашли! - торжествующе сказала Светлена, пряча пирамидку в сумку.
   - Нашли, нашли... - проворчал я - Если возле второго "источника" есть такой - же Страж, то нам мало не покажется! -
   Светлена внимательно посмотрела на меня и твердо произнесла:
   - Я отступать не собираюсь! Я ты? -
   - Во всяком случае, тебя одну я не брошу! - вздохнул я и принялся собирать в рюкзак рассыпанные вещи. - Нам нужно его сначала найти, и лишь потом отвоёвывать! А для этого нам нужно спуститься к реке! Пойдём? -
   - Пошли! - согласилась Светлена, наклоняясь за сумкой и направляясь по тропинке, ведущей вниз.
   Второй "источник" мы нашли через полтора часа, пошлявшись по берегу реки и наткнувшись на небольшой ручей, метрах в трёх от берега.
   Ручей расположился на крохотной полянке, заросшей кустами терновника.
   Мы издалека аккуратно разглядывали и ОСМТРИВАЛИ подозрительно спокойную полянку.
   - Ты сможешь уничтожить этого Стража так же, как и прежнего? - шепотом спросила Светлена.
   Я ПРИСЛУШАЛСЯ - до гор было далековато!
   - Нет, - я с сожалением покачал головой, - я могу ГОВОРИТЬ только с горами! Здесь я не достану! -
   - Это уже хуже! - резюмировала Светлена, посмотрев на меня. - У меня есть одна задумка... Ты владеешь ОГНЁМ? -
   - Ну, в разумных приделах! Последней степенью, конечно, нет! - удивлённо протянул я.
   - Будем надеяться, что хватит и предпоследней. - пробормотала Светлена, задумчиво посматривая на начинающие ОЖИВАТЬ тени. - В общем так: я ДЕЛАЮ Ветер, а ты НАПОЛНЯЕШЬ его Огнём! Будем надеяться, что получится! Пока готовься, а по команде НАПОЛНЯЙ! -
   "Сделаю ветер... ", - ошеломлённо подумал я, закрывая глаза и ЗАЖИГАЯ внутри шар Огня.
   Представление Силы, как "ветра", одно из самых сложных "внутренних состояний"!
   Вот так-то!
   Светлена подняла руки над головой, закрыла глаза и ЗАСВЕТИЛАСЬ.
   Легкий ветерок, возникая между её рук, подул в сторону ручья.
   Оттуда раздалось сдавленное "шипение", и забегавшие тени ОБРАЗОВАЛИ Стража.
   Трава на полянке ОЖИЛА и заволновалась!
   Кусты терновника задвигали своими ветками!
   - Наполняй! - сквозь сжатые губы прошептала Светлена.
   Я протянул руки вперед, и из них ПОЛИЛОСЬ обжигающее белое свечение. Оно, подхваченное ветерком, сияющим облаком понеслось к Стражу.
   И тут окружавшие нас кусты взорвались движениями веток и листьев! По моей спине и бокам забарабанили живые гибкие плети!
   Сбоку раздался визг Светлены и я, повернувшись, получил летящими ветками по лицу.
   Вспыхнула резкая боль и кровь закапала на куртку.
   С полянки донёсся рёв пламени и истошный вопль Стража!
   Буйство веток прекратилось, и тени на поляне разбежались по своим местам.
   - Ты как? С тобой всё нормально? - подбежав, встревожено спросила Светлена, легонько касаясь моего лица. - Пойдем, промоем водой! -
   Сочащаяся кровь из полос на лбу заливала глаза и я, почти вслепую, добрёл до ручья.
   В следующие пять минут происходило лечение моего исцарапанного лица, сдобренное ласковыми прикосновениями Светлены.
   Наконец кровь удалось остановить и, морщась от саднящей боли, я предложил Светлене:
   - Давай поищем "источник", и надо скорее ставить палатку - пока луна ещё не зашла! -
   - Поищем, так поищем! - легко согласилась Светлена, смывая мою кровь с рук. - А что его искать - вот он!-
   Она протянула руку на дно ручья и достала оттуда небольшую, хрустальную прозрачную лодочку.
   Лодочка СВЕРКАЛА мягкой Силой и шумела, как приложенная к уху раковина.
   - Ура! Наконец-то это закончилось! - радостно выдал я - Я, конечно, люблю приключения, но в очень малых количествах'! Хорошо, что всё хорошо закончилось! -
   - Да! - облегченно подтвердила Светлена - Хорошо! -
  
   ГЛАВА N 8

Возвращаться со щитом тяжело, а на щите неудобно. Вот и выбирай!

  
   Я вернулся тропой неземных путешествий.
   От меня лишь остались осколки да части!
   Я исчезнул с колоннами праздничных шествий,
   А вернулся домой, ограниченный властью!
  
   Юра.
  
   Я подошел к площади без пятнадцати четыре.
   Вадим, Женя и Светлена, обставленные сумками, о чём-то тревожно переговаривались.
   "Так, оказывается, не всё так хорошо закончилось!" - пришла тревожная мысль, когда я увидел, напряженное лицо Светлены, ПОЧУСТВОВАВШЕЙ меня первой.
   Я устало поздоровался со всеми и глубокомысленно посмотрел на разбитые губы Вадика.
   - Да, Вадим, а целоваться ты так и не научился! - огорчённо сказал я, пожимая ему руку.
   Вадик грустно усмехнулся и сразу преступил к делу:
   - У нас проблемы! Нет одного "источника"! Кто-то там побывал раньше нас и забрал его! -
   - Хорошего мало! - согласился я, качая головой - Будем надеяться, что Шаман что-то придумает! -
   - Будем надеяться! - покачал головой и Вадик.
   Судя по всему, все испытывали то же, что и я: сегодня утром я проснулся с головной болью и ощущением опустошенности.
   Вчерашние бои даром не прошли ни для кого: перенапряжение и выплеск энергии изматывал не хуже десяти километров бега!
   Но, как любит повторять Шурик: "3а всё надо платить!".
   Толпа людей на остановке всё увеличивалась и увеличивалась.
   - Пора бы нам стать ближе к остановке! - оглянувшись, озабоченно проговорила Светлена.
   - Пора, пора! Скоро должен подъехать автобус! - подтвердила Женя и, оглянувшись на Вадика, добавила: - Ты мне поможешь сумку донести? -
   Вадим, ничего не говоря, (что весьма удивительно), поднял её сумку и пошёл к остановке.
   Я решил не дожидаться такого же предложения со стороны Светлены, поэтому схватил её сумку и проворчал:
   - Понял, понял! Уже иду! -
   Светлена, видимо слишком усталая, чтобы возражать, лишь улыбнулась и пошла за мной.
   Автобус подъехал через десять минут и, захрипев дверьми, впустил внутрь салона ожидающий народ.
   Мы пробились в последних рядах, и, зависнув почти на подножках, отправились на вокзал, к дожидавшейся нас электричке...

* * *

  
   До конца нашей обратной дороги оставалось часа полтора.
   На моём плече тихо посапывала Светлена, уснувшая десять минут назад.
   Почти всё дорогу мы молчали, слишком уставшие, чтобы разговаривать.
   Однако, усталость не мешала мне думать, и, поразмыслив, я пришел к выводу, что всё не так безнадежно, как нам показалось! Да, у нас не было одного "источника", но, возможно, четырёх хватит для "устойчивой схемы Силы", если кто-то напрямую войдёт в УЗОР. Чем это грозит, было вполне понятно, но попытаться было можно! Как не прискорбно это осознавать, но самым Сильным из нас до сих пор был Шурик, и разумней всего именно ему войти в УЗОР без "источника".
   Только захочет ли сам Шурик этого? Оставалось это выяснить!
   Электричка проносилась мимо соснового леса, обступившего рельсы, и монотонное мелькание однотипных деревьев убаюкивало и усыпляло. Глаза стали слипаться, а в голове установилась шумящая тишина. Спать хотелось неимоверно, поэтому я закрыл глаза и...
   Кто-то потихоньку потряс меня за плечо и произнёс прямо в ухо:
   - Юра, просыпайся! Мы уже приехали! -
   Я открыл глаза и увидел склонившуюся надо мной Светлену.
   Народ в вагоне суетился и шумел, поднимаясь и хватая свои вещи, двигаясь к открытым уже дверям.
   Я протер глаза, взял вещи и направился вслед за Светленой к выходу.
   Выйдя из электрички, мы выбрались на площадь перед вокзалом и замерли на троллейбусной остановке, посматривая друг на друга.
   - Я думаю сегодня уже поздно ехать к Свете! - нерешительно проговорил Вадик.
   - Да, сегодня, наверно, не стоит! - поддержал его я, подумав, что зачем расстраивать людей, на ночь глядя.
   - А мне кажется, - вмешалась в наш "дуэт" Светлена, - что лучше всё рассказать сегодня! Времени очень мало, поэтому чем быстрее обо всём расскажете, тем больше времени останется на думки!-
   - Ну конечно, - проворчал я, покосившись на Светлену - тебе хорошо! Тебе не придётся расстраивать людей своим рассказом! -
   - Надо, мальчики! - грустно улыбнулась Женя, - Надо! -
   - Ну, раз надо... - сдался первым Вадик.
   Тут мне ничего не оставалось, как согласиться с мнением большинства.
   - Тогда сейчас едем к Свете и "радуем" Шамана своим рассказом! - проговорил я, осуждающе смотря на девушек.
   - Ага, - согласился со мной Вадим, высматривая что-то, - Вот и трамвай как раз едет! Побежали, а то не успеем! -
   Мы с Вадимом схватили сумки, попрощались с девчонками и побежали на остановку. Впереди нас ждал очень неприятный разговор с Шаманом (всегда неприятно приносить плохие новости!) и безнадежные глаза Светы!
   Процедура, неулучшающая настроение!
  
   ЧАСТЬ III
   И в пути я, наверно,
   Смутно предвидя итог.
   Попытаюсь забыться,
   В безумном мельканье мастей
   Из колоды судьбы.
   Я душу поставлю в залог,
   И, в конце концов, стану
   Одним из незваных гостей!
  
   ГЛАВА N 9

Мир полон неожиданностей, и эти неожиданности появляются с пугающим постоянством!

   Колдун из воздуха рукой
   достанет сытую печаль.
   Смешает пламенный покой,
   приложит серую печать.
   Сорвёт досаду на устах,
   и вынет гнев из рукава.
   Заставит всех бояться страх,
   и станет имя напевать.
   Возьмет из глаз безумство дня,
   прикажет ярости гореть.
   Отнимет слабость у огня
   и сможет просто... умереть!
  
  
   Я сидел в кресле и ошеломленно рассматривал лица Вадика и Юры.
   Из кухни доносилось звяканье чашек и долетал пряный запах каких-то трав: Света готовила "ведьмино снадобье".
   Я только что выслушал рассказы моих учеников и теперь "переваривал" услышанное.
   А рассказы были весьма занятными и весьма... пугающими: оказалось, что приятная поездка, для них превратилась в нешуточную битву! Ситуация получилась такая: у всех "природных источников" кто-то ПОСТАВИЛ Стражей, и поэтому "источники" пришлось отвоевывать!
   И судя по виду двух членов экспедиции - отвоевывать с кровью!
   Лица Вадика и Юрка выглядели, как после банального мордобоя: у Вадима разбитые губы эффектно смотрелись на фоне белых, как мел, щек, а лицо Юрка представляло собой тетрадь в линейку, как после сражения с дикой кошкой! К тому же безмерно уставший вид говорил о почти полном физическом и энергетическом истощении (по их словам, Светлена и Женя выглядели не лучше и сейчас поехали отдыхать и приводить себя в порядок домой).
   И ещё одна "приятная" новость заключалась в том, что одного из источников не оказалось на месте.
   А это значило, что кому-то придётся пользоваться своей, не прикрытой ничем Силой!
   Можно догадаться, что этот "кто-то" буду я!
   Дело было не в самопожертвовании и не в героизме (какой уж тут героизм, если страшно, аж в глазах темнеет!) - просто этой самой Силы у меня было больше, чем у всех (пожалуй, за исключением Светы).
   Честно говоря, у меня появилось желание плюнуть на всё и смыться, но вмешалось самолюбие.
   - Ладно, ребята! Идите отдыхайте! За сутки восстановитесь? - я говорил эти слова почти на "автопилоте".
   Внутри застыл липкий комок страха, мешая думать и дышать.
   Я принимался то жалеть себя, то пренебрежительно себе морщиться!
   - Восстановимся! - ответил Вадик, прихлёбывая из чашки напиток, принесенный из кухни Светой.
   Она смотрела на меня и в её глазах "плескалось" матовое сомнение!
   И я никак не мог понять, в чём она сомневается больше: в моём разуме, или в моём альтруизме!
   - Ну, тогда бегите! Послезавтра встречаемся здесь около девяти вечера. Будьте как пионеры - готовы! - проговорил я уже более осмысленно.
   Как видно, я уже всё решил, но себя пока в известность не поставил!
   - Всегда готовы! - ответили они хором и, попрощавшись со Светой, поплелись из квартиры.
   - Как же без "источника"? - помолчав, спросила Света напряжённым голосом.
   - Не знаю! Будем надеяться, что всё получится! - я говорил, а сам думал, что получиться-то получится, но заплатить за это придётся жестоко.
   Света подошла ко мне и, сев на пол, положила подбородок мне на колени и стала смотреть на меня со странным выражением на лице.
   Потом, протянув руку, уперла её мне в грудь, прямо над сердцем.
   Я, чувствуя себя несколько неловко, нерешительно потрепал её волосы и поинтересовался:
   - Мой нос меня обманывает, или действительно пахнет пловом? -
   - Вкусным пловом! - уточнила она и, поднявшись, потащила меня на кухню...
  

* * *

  
   На бетонном полу огромного пустого гаража вырисовывалась меловая пентаграмма, в диаметре где-то метров пять. На её остриях лежали, сложенные вчетверо, одеяла, а в центре, расположилась старенькая подушка с пасторальным узором и красной, полу распущенной бахромой.
   Гараж, который нашёл Юрок (преимущество профессии), освещённый свечами (десять штук), наполнялся легким дымком, поднимавшимся из трёх плошек.
   Вадик с Юрком о чём-то тихо спорили со Светленой и Женей, и от этой компании иногда доносились и звенели, в пустоте гаража, "жутко" специфические термины.
   Я стоял и смотрел на Свету.
   Говорить было особо не о чем: этой ночью было всё - и споры, и слёзы.
   А сейчас я просто смотрел на неё!
   Потом, улыбнувшись приободряющее (кто бы меня приободрил?!), спросил:
   - Ну, ты готова? -
   Света, улыбнувшись грустной улыбкой, кивнула головой в знак согласия.
   - Эй, компания! - обратился я, к всё ещё спорящей четвёрке. - Давайте начинать! -
   Они замолчали и, посмотрев на меня, разошлись по своим углам пентаграммы, где и уселись на сложенные одеяла.
   Я ещё раз посмотрел на Свету и тихо сказал:
   - Иди в центр! -
   Света прошла в пентаграмму через пустой угол и, сев на подушку, закрыла глаза.
   Я взял из стоящего рядом ящика мел, очертил вокруг звезды круг, и, уже изнутри, замкнул его.
   Потом подошел к незанятому одеялу и, опустившись, приказал остальным:
   - Открывайте "источники"! -
   Ребята, почти одинаковыми движениями достав из карманов что-то, положили на правые ладони странные предметы: у Вадима на ладони лежал кусочек янтаря, с каким-то жуком внутри; у Юры возвышалась каменная разноцветная пирамидка; у Жени, закрывая всю ладонь, расположился кусочек дерева с остатками коры, изгибы и впадины которой образовывали почти человеческое лицо; а у Светлены плыла по ладони, сделанная непонятно кем из практически прозрачного кристалла небольшая лодочка.
   Четыре "потока Силы", ослепляя наши ощущения, переплетались и бились о границы мелового круга.
   Я сложил вместе ладони и открыл "контур" своего маскирующего заклятья, и, долго сдерживаемая Сила рванулась от меня, внося свою лепту в УЗОР, общей Силы, бушующей вокруг нас.
   Все невольно посмотрели на меня: мою Силу, да и то года три назад, ВИДЕЛИ лишь Вадик и Юрок (с тех пор её стало чуть-чуть больше, и она изменилась КАЧЕСТВЕННО, поэтому я, наверно, всех немного удивил).
   Закрыв глаза, я стал СОБИРАТЬ заклятье, и обычный мир ощутимо растворялся и таял, а вокруг начала проявляться ирреальная Вселенная...
  

+ + + + + + + + + + + +

   Как всегда, первое, что я увидел в этом мире, было небо - всё в разноцветных пятнах и полосах, и отливающее неизвестными человеческому глазу цветами и оттенками.
   Вокруг нас расстилалась равнинная местность, перемежаемая довольно высокими холмами.
   Насколько хватало зрения (впечатление было весьма обманчивое) тянулся один и тот же пейзаж, и лишь на вершинах холмов сверкали нереальные храмы и капища.
   Наша пентаграмма, став здесь объёмной и сотканной из голубоватого огня, парила вместе с нами над вершиной зелёного (ну, приблизительно зеленого!) холма.
   Я посмотрел (ну, приблизительно посмотрел) на участников ритуала: на месте Вадика сидело существо, вмещавшее в себе две ипостаси - жуткого демона и великого воина, и держало в руках оранжевый огненный шар, внутри которого плавал золотой жук;
   Там, где должен был находиться Юрок, расположилась пантера, состоящая из жидкого (но не расплавленного) камня с пылающей короной на голове;
   Вместо Светлены стояла одетая в хитон статуя с очень бледным цветом "кожи" и невероятно правильными чертами лица, держа в правой руке короткий жезл, на вершине которого гримасничала деревянная голова;
   А Женя представилась в виде женщины - кошки, с получеловеческим телом, покрытым коротким серым мехом, хвостом, обольстительно извивающимся вокруг, даже здесь, стройных ног, головой кошки, правда, слишком стилизованной, державшей в лапах довольно большое зеркало.
   Не знаю, как видели они меня, но могу предположить, что сотканной из дыма большущей змеей со светящимися синим огнём глазами.
   В этом Мире каждый находил свой образ или образ находил его!
   Я приказал: "Втаскиваем Светлану!", и пять разноцветных лучей сошлись в середине пентаграммы, породив волны, как от упавшего в воду камня.
   На месте слияния лучей проявилась металлическая ящерица (родственная душа!) и открыла красные горящие глаза.
   Внутри головы ящерицы сиял золотой огонек зарождавшейся, хотя и непонятной, жизни!
   Я начал ДЕЛАТЬ заклятье, и над ящерицей стал СОБИРАТЬСЯ, разноцветный шарик из разных кусочков.
   СОБРАВ его, я принялся ВЛИВАТЬ туда свою Силу, и ещё четыре луча, щедро отдаваемой "природной Силы" заполняли и укрепляли его.
   Наконец, "источники" отдали всё, что в них было, и, почти по-человечески, жалобно вскрикнув, исчезли.
   Теперь уже своей Силой мы впятером медленно опускали готовое заклятье на металлическую ящерицу.
   Из неё высунулась голова безобразного демона (видимо, "папочка" пришёл!), но падающее заклятье, чуть коснувшись, разорвало его на черные лоскуты, растаявшие через несколько мгновений.
   Заклятье, упав на голову ящерицы, ВСОСАЛОСЬ внутрь, и по её телу забегали непонятные знаки и иероглифы.
   И сразу стало ясно, что оно не сработало: золотая искорка, бешено замигав, стала увеличиваться и медленно выходить из головы ящерицы, а та начала таять и растворяться (в это время Света в гараже побледнела и упала на пол!).
   И тут я применил то, из-за чего я не отказываюсь от прозвища "Шаман", а именно: ПОЗВАЛ своего Учителя!
   Он отозвался сразу (я не считаю его всемогущим, но знает и умеет он действительно МНОГО!), проявив себя тем, что "вложил" в меня гигантскую Силу и необходимые знания!
   Новое заклятье СОБРАЛОСЬ почти мгновенно и, метнувшись к зыбкой уже ящерице, осторожно вывело золотистый кусочек пламени, восстановив, попутно, Свету!
   А ещё у меня в голове СВЕТИЛИСЬ слова Учителя:
   "Ты ведь знаешь, чем заплатишь за ЭТО?"
   Удовлетворённо посмотрев на оживающую ящерицу, я ВЫПАЛ из этого сюрреалистичного мира...
  

+ + + + + + + + + + + +

  
   Я сидел и смотрел на лежащую без сознания, но живую, Свету, и отходил от огромного напряжения ритуала.
   Рядом сидели ошеломленные и, по-моему, мало что понявшие, остальные участники этого действа.
   Наконец, удивленным шепотом, Юрок произнёс:
   - У нас получилось!? -
   А я думал, что получиться то у нас получилось, но (опять это "но") мы вылечили Свету не только от заклятья, но... и от меня!
   То есть, она конечно ничего не забыла, да вот только помнит она это, как просмотренный вчера фильм: и сюжет понятен, и герои знакомые, но фильм, он и есть фильм, - то, что происходит на экране, к реальной жизни отношения имеет мало. И хватит ли у меня сил всё восстановить, это ещё "бабка надвое сказала"!
   Такие вот дела!
  

Эпилог

Продолжение истории или история с продолжением!

   Адекватный ответ измененного мира
   На удар и на память стальных положений,
   Пустота головы и пустая квартира,
   И назойливый вечер без прикосновений!
  
   В тот же вечер в нашем городке умерла новая "Старшая", ведь "личный ад" напрямую связан с его автором.
   И теперь там новое назначение!
   Вадик и Юрок активно общаются со Светленой и Женей.
   Света воспитывает своего, хоть и астрального ребенка.
   А я пытаюсь наладить отношения со Светой и надеюсь, что у меня это получится.

КОНЕЦ.

   7.12.1999г. - 31.03.2000г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   54
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"