Ефанов Сергей Алексеевич: другие произведения.

Рёндер: Книга 1 - Начало (рабочее название)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Идея книги навеяна аниме "Секирей", правда от оригинала остались лишь несколько персонажей-девушек и сама идея мистической связи между одним парнем и несколькими девчонками.
    Да, спешу огорчить тех, кто, прочитав предыдущее предложение, подумал, что это фанфик по Секирей. Это не фанфик. Совсем. Это самостоятельное произведение, в котором используются некоторые идеи из сериала, но не больше.
    Это другой мир - чисто фентезийный с магией и мечами. Фактически, магическое средневековье.
    Главный Герой - попаданец (что, увы, банально, но переделывать этот момент мне влом).
    И да, это тоже гаремник, но романтики тут будет поменьше, а приключений побольше.
    Ну и последнее. Насчёт обновлений. Не знаю, как часто я буду обновлять Рёндера. Всё же приоритетом пока остаётся Псимаг. Нужно хотя бы довести логику повествования до некоторого промежуточного конца.
    Проект временно ЗАМОРОЖЕН.

Ефанов Сергей

Рёндер: Книга Первая

Начало

(рабочее название)

(черновик!!!)

 


Пролог

 
            В двадцать лет многое кажется интересным: компьютерные игры, книги, фильмы, музыка, йога, кары Таро, Астрология и всяческая другая эзотерика. Всё это вместе увлекает и манит к себе, обещая, как минимум, удовольствие, а возможно и что-то большее. Фильмы показывали мне фантастические миры, в играх по этим мирам можно было побродить, книги будили воображение, а йога и остальная эзотерика обещали воплотить всё это в реальность.
            Я зачитывался фэнтези до утра, пропуская утренние лекции и семинары, часами бродил в различных сетевых игрушках, вроде Варкрафта и Линейки, а по вечерам медитировал, гадал на картах и составлял гороскопы. И нет ничего удивительного, что в конце концов мне стали снится странные сны.
            Поначалу это было просто забавно. Мне снилась девушка в лёгком белом одеянии с пронзительными голубыми глазами и красивыми светлыми чуть вьющимися волосами, перехваченными серебристым обручем. Она говорила что-то на непонятном мне языке, и как будто звала меня к себе. Одно слово только я запомнил, из всего что она говорила, и то, только потому, что она повторяла его как заклинание: "Рёндер!"
            Этот сон, поначалу снившийся мне редко, постепенно вытеснил все остальные, а через полгода снился мне уже каждую ночь. Стоило мне только положить голову на подушку и закрыть глаза, как я проваливался в него. Я как будто висел над чем-то похожим на алтарь, а девушка стояла перед ним и жарко молилась, заклиная: "Рёндер! Рёндер! Ити нар мерон!!!" Повторяя это речитативом в течение долгого времени. Потом она измученная уходила, и я на некоторое время оставался в зале в полном одиночестве.
            Сначала я просто висел, рассматривая окружающую довольно скучную обстановку, а потом мне это надоело и я стал перемещаться в разных направлениях. Как это у меня получалось, я не знаю. Просто получалось и всё. Вот только далеко от алтаря я отодвинуться не мог. Максимум на что меня хватало, это на то, чтобы заглянуть в окно, больше похожее на древнюю бойницу.
            Зала в которой я находился, была явно расположена на самом верху высокой башни. Из бойницы открывался замечательный вид на луга за которыми, вдали, виднелся какой-то город. Иногда внизу проезжали всадники на лошадях, а один раз по небу пролетело что-то большое, больше всего напоминающее грифона.
            Сны были яркими, сочными и трёхмерными, и припоминались утром со всем подробностями. Я привык к ним, и воспринимал их как ночное приключение. Вот только, я никому о них не рассказывал, понимая, что всё равно я не смогу ничего никому доказать и в лучшем случае мне светит психушка, а не всенародное признание.
            В один из дней, вместе с девушкой в зале оказался мужчина лет пятидесяти. Он стоял за ней, примерно в двух шагах, и своими пронзительными тёмными глазами смотрел прямо на меня. Затем он сделал два шага к девушке, положил ей на плечи свои огромные ручищи и сказала что-то вроде: "Де заро! Продо! Продо!!!" Девушка стала молится ещё сильнее и пронзительнее, и я почувствовал как меня как будто потянуло куда-то вниз к каменной поверхности алтаря. Ещё через пару секунд я как будто коснулся его и всё вокруг померкло.
 
            Я очнулся от холода, лёжа на чём-то твёрдом и холодном. Открыв глаза я увидел, что нахожусь в уже знакомой мне зале, только теперь я ощущал свой тело. Звуки голоса девушки раскатывались по залу гулким эхом, она стояла в двух шагах от алтаря, на котором я лежал, и глаза её были расширены то ли от ужаса, то ли от удивления.
            Пару долгих ударов сердца, она смотрела на меня, а затем, прервав свою молитву, бросилась ко мне с криком: "Рёндер, а ти мару эссанде!" Мужчина попытался остановить её, выкрикнув что-то неразборчивое, но девушка вывернулась из его рук, сделала два быстрых шага вперёд, и попыталась схватить меня за руку.
            В этот самый момент, картинка в моих глазах как будто поплыла, подёрнувшись рябью, затем в глазах потемнело и на меня навалилась жуткая тяжесть. Из последних сил, я представил себе лицо девушки и пожелал оказаться рядом с ней, после чего тяжесть стала невыносимой и я потерял сознание.
 
 
 

 

Глава 1

 
            Я пришел в себя на траве под каким-то раскидистым деревом, своими резными листьями напоминающем дуб. Жёлто-зелёное лимонного цвета солнце светило мне прямо в глаза, пробиваясь сквозь ветви и листья. Боли не было, но тело моё слушалось меня плохо, как будто я отлежал его целиком. Рук и ног я практически не ощущал, они были как деревянные, хотя и двигались, подчиняясь моей воле. Я попытался встать, но мне это не удалось. Пришлось ждать пока тело придёт в норму.
            Под деревом было прохладно, но не жарко. Лёгкий ветерок обдувал моё совершенно голое тело. Я лежал и смотрел вверх, изучая крону дерева, под которым оказался, и размышляя, куда это меня занесло и что же теперь делать.
            Самое смешное, что никакого страха я не испытывал. Наоборот, я был в каком-то лихорадочном возбуждении. Жёлто-зелёное светило явно намекало, что это не Земля, что меня в принципе нисколько не удивляло.
            Ещё через пару минут, мои пальцы, а потом и всё тело как будто закололо иголками, и я заёрзал, пытаясь избавиться от боли. Но боль только возрастала, меня как будто охватил пожар, всё тело горело, и спасения от этого огня не было. Я закричал от боли и вскочил, начав размахивать руками и ногами, дрыгаясь в каком-то жутком языческом танце.
            Помогло мне это или нет, не знаю. Но через пару долгих показавшихся мне вечностью минут пожар в моём теле стал стихать превратившись просто в боль, а потом и она стихла.
            Я блаженно потянулся, лёгкий ветерок приятно обдувал моё голое тело и, от избытка чувств, воскликнул: "Как здорово!!!"
 
            В тот же самый миг около моего плеча просвистела стрела, а затем вторая вонзилась мне в ногу.
            Это было больно. Очень больно. Но всё же я дернулся и оставляя кровавый след бросился за дерево. Примерно в шаге от него я споткнулся и это спасло мне жизнь, потому что ещё одна стрела просвистела прямо надо мной.
-         Твою Мать!!! Да что ж, такое-то! - проорал я, шипя от боли и скатываясь в овраг, обнаружившийся за кустами.
Оказавшись на дне, я быстренько встал на четвереньки и невзирая на боль шустро заполз в ближайшие заросли какого-то кустарника. Там я остановился и, убедившись, что листва достаточно густая, осмотрел рану.
            Выяснилось, что мне пробило бедро навылет, а стрелу я обломал по дороге вниз. Теперь из раны торчал обломок, который я поморщившись и вытянул. Это было больно, да к тому же и кровь хлынула через оба отверстия. Так что стало понятно, что? даже если меня не пристрелят, без перевязки я банально умру от потери крови. А перевязать мне себя было просто нечем. Я был совершенно голый, даже трусы мои куда-то задевались.
            От грустных мыслей меня отвлекло шуршание веток с той стороны, откуда я приполз. В овраг кто-то явно спускался, и ничего хорошего это мне не сулило.
            Я осторожно наклонился и, сквозь листья и ветки, разглядел стрелка.
            Это оказалась красивая девушка в замшевом коричневом костюме, похожем на те что носили веке так в шестнадцатом или пятнадцатом при дворе какого-нибудь Людовика ...надцатого. Её ярко-рыжие длинные волосы были перехвачены кожаным ремешком, а в руках она держала лук с наложенной на тетиву стрелой. Выглядела она, как настоящая охотница.
            Заметив шевеление ветвей девушка вскинула лук и выстрелила. Стрела просвистела над моей многострадальной головой. Девушка же быстро выхватила ещё одну стрелу из колчана, висящего на поясе, и замерла, настороженно вглядываясь в то место, где я прятался.
            Я тоже замер. Выдавать себя движением было глупо. Но вот, что делать дальше, я не представлял. Мои шансы выбраться живым из этого приключения стремительно уменьшались до нуля.
            Девушка успела преодолеть всего половину пути до дна оврага, так что, постояв немного, и убедившись, что ничего больше не шевелится, она стала осторожно спускаться дальше. И вот тут она встала перед дилеммой. Склон по которому я скатился был довольно крутым, и чтобы спуститься, по хорошему, стоило убрать лук и повернуться ко мне спиной. Но позволить себе этого девушка просто не могла, она постаралась ступать аккуратно, не выпуская оружия из рук.
            Я наблюдал за её спуском с отчаянием загнанного зверя.
            В какой-то момент, сапог девушки нащупал слишком шаткую опору и, как только она перенесла на него свой вес, нога её поехала, она замахала руками пытаясь удержать равновесие, стрела наложенная на тетиву улетела куда-то вверх, а девушка кубарем скатилась вниз.
            Это был мой шанс! Я тут же вскочил и быстро проковылял к ней.
            Она лежала в двух шагах от меня, её лук валялся рядом и, увидев меня, она лихорадочно попыталась до него дотянуться. Но этого шанса я ей не дал. Я бросился на неё и мы стали бороться.
            Попутно выяснилось, что у девушки на поясе висел немаленьких размеров кинжал, который она и попыталась достать. Мы стали бороться с ней за его обладание и катались туда-сюда по дну оврага. Сколько мне досталось пинков и ударов я не считал. В азарте борьбы я даже забыл про боль в ноге. Я отчётливо понимал, что от того, кто завладеет оружием, будет зависеть умру я сегодня или поживу ещё немного.
            В конце концов, хотя девушка и была довольно сильной, но мне удалось подмять ей под себя и прижать руку с кинжалом к земле. Она попыталась вывернуться, но шанса это сделать я ей не давал. Наконец, она обмякла и крикнула что-то вроде:
-         Эс майо! Гур террен!!! - при этом плюнув мне в лицо.
-         Ах ты ж зараза! - только и смог воскликнуть я.
Я до сих пор не очень-то понимаю, почему я сделал то, что сделал. Сначала я подумал, что может стоит стукнуть её головой, чтобы не дёргалась, но бить девушку в лицо, даже пытавшуюся тебя убить, было как-то не по-мужски. И всё же мне до ужаса хотелось хоть как-то сбить с неё спесь. Так что я нагнул голову и, поймав её губы, поцеловал их. Девушка тут же попыталась укусить меня за губу, но затем...
            Затем что-то как будто взорвалось у неё за спиной. Целое море золотистого света затопило окружающее нас пространство и ослепило меня. Девушка перестала сопротивляться и подалась мне на встречу, а у меня в голове в этот момент что-то загудело и как будто разорвалось, оставив после себя сильнейшее головокружение.
            Я отпустил девушку, и сел рядом с ней, пытаясь остановить вертевшийся вокруг меня мир. Больше всего меня поразило то, что мои ощущения как будто раздвоились. Я чувствовал своё тело и одновременно, чувствовал и то, что в "мою" спину впился корень, а бок довольно сильно ноет.
            Пока я приходил в себя, она тоже встала, при этом выронив кинжал из свой руки, затем она подвинулась ко мне вплотную и прижалась к моей груди, зарыдав. На лбу у неё сияла жёлто-зелёная метка размером с пятирублёвую монету, больше всего напоминающая шестилучевую свастику с концами загнутыми влево.
-         Рёндер! Рен мао де артео! - проговорила она вперемешку с рыданиями.
-         "Рёндер! Спасибо что нашёл меня!" - отозвалось тут же в моей голове.
Я с удивлением посмотрел на неё и воскликнул:
-         Я тебя понимаю! Ничего себе! Это магия?!
-         "Нет, просто так действует связь между нашими душами, рёндер!" - ответила мне она.
Потом она посмотрела на мою до сих пор кровоточащую ногу и воскликнула:
-         "О Три Сестры! Прости меня, рёндер! Я просто испугалась! Я ведь тебя чуть не убила! Прости! Прости пожалуйста!"
Девушка лихорадочно схватила кожаную сумку, висящую у неё на бедре и стала в ней рыться, приговаривая:
-         "Сейчас, сейчас! Я тебя перевяжу, потерпи немного! Пожалуйста!"
Наконец она нашла то, что искала, приложила к обеим ранам что-то вроде зелёной замазки,  практически сразу остановившей кровь и ослабившей боль, а затем перевязала ногу длинной белой тряпкой.
-         "Слава Богиням! Ты не успел потерять много крови!" - сказала она. - "Теперь, нам как-то нужно выбраться наверх! Ты можешь встать? Я тебе помогу!"
-         Попытаюсь... - проговорил я, немного скривившись от боли, которая тут же вернулась, как только я попробовал встать на раненную ногу.
Со второй или третьей попытки мне удалось подняться. И я, опираясь на свою спутницу, потихоньку заковылял вверх по оврагу.
            Идти оказалось очень трудно, то и дело мне под ногу попадался, то острый сучок, то шишка, то ещё что-то. В конце концов девушка посадила меня на землю и отправилась куда-то в лес. Вернулась она минут через пятнадцать, держа в руках несколько кусков коры, по виду напоминающих бересту, только не белого, а светло-жёлтого цвета. Из этих кусков мы соорудили мне что-то вроде сандалий, которые я и приладил себе на ноги.
            После этого настал черёд моих ссадин и царапин, оставшихся после всех этих приключений. Девушка помазала их той же зелёной замазкой, разведя её водой. Кровоточить и болеть они сразу перестали.
            Затем она принесла мне свой плащ, оказавшийся мне явно не по размеру. Но я вышел из ситуации, перекинув его через одно плечо и подвязав на бедре на манер римской тоги. Теперь я хотя бы не был совершенно голым.
            Всё это было ужасно странным и каким-то нереальным. Мои мысли путались, смешиваясь с эмоциями девушки, я ощущал их практически так же сильно как и свои чувства. Это здорово сбивало с толку. Не сразу, но через какое-то время мне удалось отстраниться от её переживаний. Я уже не чувствовал её так же сильно и отчётливо, это было как будто я мысленно сделал несколько шагов назад от того клубка эмоций и чувств, что поселился в моей голове, и от этого всё стало слышно и ощущалось гораздо тише. Только мысли её, обращённые ко мне, читались мною также явственно, как и прежде.
 
            Где-то полчаса мы потратили на то, чтобы выбраться из проклятого оврага, а затем ещё два или три часа брели по лесу по лесной тропе до её охотничей избушки. Всё время девушка подбадривала меня и уговаривала потерпеть.
            Не знаю, может быть дело в том шоке, что я пережил, а может ещё в чём-то, я не психолог, но то что она пыталась меня убить, как-то отошло на задний план. Поначалу у меня мелькали мысли о произошедшем, но каждый раз в ответ я чувствовал такую волну раскаяния, что самому становилось совестно за всякую подозрительность по поводу её намерений.
            Чтобы отвлечься от противно ноющей ноги я стал задавать ей разные вопросы.
-         Скажи, а кто такой рёндер?
Ответ меня озадачил, в моей голове, при проговаривании ею этого слова, всплывали значения: муж, хозяин, владелец, друг, суженый и тому подобное. Толку от этого было мало и я решил зайти с другого конца:
-         А если я рёндер, то кто ты? И почему у тебя на лбу сияла свастика, а сейчас пропала?
-         Я - валькири! - гордо ответила девушка. - Ты связал меня и теперь у нас общая судьба! А метка, что ты видел, доказательство этой связи!
-         Валькири... - протянул я задумчиво. В голове моей с этим словом ассоциировались древнескандинавские девы воительницы.
Девушка, почувствовав мои мысли, почему-то кивнула и сказала:
-         Да, у некоторых из нас могут быть крылья в боевой форме, но будут ли они у меня не знаю... Прости, если тебе досталась бескрылая...
-         Да ладно! - ответил я ей, улыбнувшись, и послав заряд бодрости и оптимизма. - Ты хороша такая, какая есть. Из лука ты стреляешь очень неплохо!
-         Спасибо! Прости, что хотела тебя убить. Я испугалась, что ты укушенный вервольфом! Они ведь сбрасывают одежду перед трансформацией!
-         Вервольфом? А у вас такие есть?
-         Да, их мало, но они очень опасны! Особенно те, кто обрёл звериную форму после укуса! Они очень часто теряют разум, подчинившись зверю в себе, и нападают на всех подряд без разбора!
-         Понятно... - протянул я. - Прости, что я тебя напугал.
-         Ничего... это я должна извинится. Я чувствую как тебе больно. Это просто ужасно!
Я поморщился, вспоминая о раненой ноге, и решил, что лучше не развивать эту тему.
-         Валькири! О, прости, я же не знаю, как тебя зовут! - воскликнул я.
-         Ой! Я даже не представилась! Как стыдно! - ответила девушка, явно покраснев. - Я Шаолу из рода Роннато! Младшая дочь, шенвара Миара Роннато владетеля Шесберо.
Слово "шенвар" родило в моей голове одновременно слова: владетель, дворянин, защитник земель. А Миар Роннато представился мне нестарым крупным мужчиной с хмурым взглядом, одетым в камзол и с широким мечом на поясе. При слове Шесберо у меня в голове возник образ чего-то вроде стоящей на холме широкой каменной башни, обнесённой деревянным частоколом. Я понял, что, похоже, моя валькири дочь местного помещика или даже барона.
-         А как зовут тебя, мой рёндер? - спросила девушка, чуть покраснев и окатив меня волнами смущения.
-         Меня? Меня зовут Владислав Изверов, - проговорил я смущённо.
-         Ва-ло-део-с-ла-у Ис-ве-ро? - повторила Шаолу коверкая слова.
-         Да, примерно так, но можно и покороче, просто Влад или Слава.
-         Ва-ло-д? С-ла-у? - переспросила она меня. - Как сложно! Можно я буду звать тебя Вельд?
-         Ну хорошо, пусть будет Вельд, - согласился я. Какая в принципе разница, как тебя будут звать в чужом мире?
-         Вельд, спасибо тебе, что ты нашёл меня, - проговорила девушка прижимаясь ко мне поплотнее. В этот момент мы сидели, отдыхая, на поваленном дереве.
-         А что, рёндеры у вас такая редкость?
-         Конечно! Рёндеров очень мало! Это великий дар Теора Светоносного! Очень мало мальчиков рождаются с ним! Их всех забирают в школу рёндеров, и лишь после обучения они отправляются искать себе валькири!
-         Эээ... Шаолу, а если рёндер не находит валькири и она остаётся одна? Что тогда?
-         Тогда она, в конце концов, или потеряет разум от раздирающих её Сил, или выгорит дотла став обычной женщиной.
-         А рёндер, что будет с ним, если он не найдёт ни одной валькири?
-         Не знаю... - ответила Шаолу задумчиво. - Такого никогда ещё не бывало, ведь валькири в несколько раз больше.
-         Что? Больше? Ты хочешь сказать, что у рёндера может быть несколько валькири?
-         Конечно, обычно у опытного рёндера от трёх до пяти валькири. У тех кто старше может быть и больше.
От открывшихся перспектив у меня захватило дух. Иметь несколько жён, связанных со мной так, как мы с Шаолу, это было бы просто... просто феерически круто!
            Шаолу же почувствовав мои мысли, посмотрела на меня внимательно и сказала:
-         Тебе мало меня одной, да? Ты уже думаешь о других моих сёстрах? Но ведь ты только-только меня связал! Мы ведь даже не провели ни одной ночи вместе!
Эмоции захлестнувшие Шаолу были настоящей ревностью пополам с яростью и обидой. Так что мне пришлось успокаивать её и утешать.
-         Прости! Я... я просто задумался на секунду. Для меня это всё так необычно! Правда! - говоря это, я обнял Шаолу посильнее и даже, набравшись смелости, погладил её пониже спины.
Шаолу, почувствовав мою руку, явно смутилась, но прерывать меня не стала. Так что я ещё немного погладил её попку, и лишь затем снова перенёс руку на её плечо.
            Повисла неловкая пауза. Чтобы прервать её я спросил:
-         Далеко ещё до твоего лесного домика?
Шаолу остановилась и, осмотревшись, сказала:
-         Мы прошли примерно половину пути.
Я кивнул и стал переставлять ноги дальше. Шаолу же, помолчав немного, спросила:
-         Скажи, а какой он, твой мир?
Я посмотрел на её любопытное личико и ответил, представив себе Москву, машины летящие по дороге и другие урбанистические пейзажи. Весь оставшийся путь до домика мне пришлось отвечать на бесконечное количество вопросов. Шаолу оказалась невероятно любопытной девушкой.
 
            Добравшись до врытой на половину в землю избы, я с трудом доковылял до широкого ложа у углу и, рухнув на него, практически сразу уснул.
 

Глава 2

 
            Я проснулся рано утром. В избушке было полутемно, но свет уже проникал в неё через узкие оконца расположенные под потолком. Рядом со мной, прижавшись ко мне всем телом и перекинув через меня ногу, сопела Шаолу. Судя по моим ощущениям она была совершенно голой.
            Но мне в этот момент было не до пошлых мыслей. Мне жутко хотелось в туалет. Я тихонько, чтобы не разбудить девушку, выбрался из под укрывавшей нас большой шкуры и, стараясь не сильно скрипеть половицами, вышел наружу.
            Светило только-только поднималось и его лучи практически не добирались до избушки, теряясь между ветвями и листьями окружавшего нас леса. Вся трава была усыпана утреней росой. Я поёжился от утренней прохлады и быстро пробежал к ближайшим кустам. Зайдя за них я сделал своё дело после чего так же быстро вернулся в дом.
            Только усевшись на кровать, я вспомнил про свою раненную ногу.
            Как ни странно, но она у меня совершенно не болела. Я осторожно размотал повязку и осмотрел два свежих шрама, оставшихся на месте входа и выхода стрелы. Я ощупал их, но никакой боли не почувствовал. Было такое ощущение, что ранили меня не вчера, а чуть ли не месяц назад.
            Это было странно, но я подумал, что скорее всего та зелёная замазка, которую мне вчера наложили на раны, очень эффективное лечебное средство.
            Порадовавшись своему чудесному излечению, я забрался под шкуру, ощутив приятное тепло, и пару минут нежился от удовольствия. Потом я повернул голову и посмотрел на Шаолу. Она спала и блаженно улыбалась. Я залюбовался её лицом, а затем украдкой приподнял шкуру и стал рассматривать её тело.
            У Шаолу была грудь примерно второго размера и красивое тело состоящее из очень соблазнительных изгибов. Я рассматривал её пока она не зашевелилась, пытаясь закутаться в шкуру от проникшего к ней холода. После этого я отпустил край и несколько минут лежал, вспоминая то что увидел.
            Сон у меня прошёл. Осознание того, что рядом со мной лежит обнажённая соблазнительная девушка невероятно возбуждало. До этого девушек у меня ни разу не было. То есть, я конечно знал, что и как нужно делать, но вот с практикой у меня совершенно не сложилось.
            Я тихонько подвинулся к спящей Шаолу, после чего чего осторожно положил руку ей на бедро. Затем я стал поглаживать его, спускаясь постепенно ниже и ниже. Другую руку я положил ей на грудь.
            От всего того, что я делал, Шаолу пробудилась. Она открыла глаза и улыбнулась мне, сказав:
-         Рёндер...
Я же смутился и почти сразу убрал руки. Но Шаолу улыбнулась мне ещё шире, какой-то совершенно лукавой и соблазнительной улыбкой, и, взяв мои руки, вернула их обратно. Я почувствовал её нарастающее желание, сливающееся с моим желанием, и через пару мгновений мысли у меня спутались. Всё последующее я помню как в тумане.
 
            Вновь я проснулся ближе к полудню от грохота посуды. Шаолу растопила печь и похоже, пыталась что-то приготовить.
            Почувствовав что я проснулся она обернулась, посмотрев на меня своими красивыми зелёными глазами, и я почувствовал, что она считает себя виноватой в моём пробуждении.
-         Прости, Вельд, - проговорила она. - Я не очень умелая хозяйка.
Я выбрался из-под шкуры и, улыбнувшись, ответил:
-         Ничего, мне всё равно пора было просыпаться. Не целый день же мне валятся в кровати!
-         С твоей раной, лучше не двигаться лишний раз! - сказала Шаолу строго. Она взглянула на моё бедро и всплеснув руками воскликнула: - Твоя повязка! Она слетела! А ведь я вечером очень хорошо её затянула!
-         Всё нормально, - проговорил я, улыбаясь до ушей. - Похоже, твоё лечебное средство творит чудеса! За ночь раны полностью зажили!
Шаолу отложила сковородку и опустившись на колени, стала пристально рассматривать мою ногу.
-         Этого быть не может! - воскликнула она, и я ощутил исходящие от неё волны удивления. - Это был просто заживляющий бальзам. Никакой магии! Но твои раны и правда зажили!
По связи до меня докатились волны подозрительности, после чего Шаолу сказала:
-         Ты правда не оборотень? Скажи! Только у них раны заживают так быстро!
Я лишь пожал плечами в ответ.
-         Я же тебе рассказывал, что я не из вашего мира. Ты мне не веришь?
Шаолу снова залилась краской, и я ощутил её раскаяние.
-         Прости, связь между нами не может лгать. Ты говоришь правду. Но я ничего не понимаю!
-         А оборотень это очень страшно? Ну если он не укушенный?
-         Таких у нас не любят, они живут отдельно, глубоко в лесах, небольшими семьями и стараются не показывать своей истинной сущности, - проговорила Шаолу, покачав головой. - Если только это способность рёндера, кажется, некоторые из них могут принимать форму зверя. Может ты из таких?
-         Без понятия, - ответил я, пожав плечами. - А как это можно узнать?
-         Тебе нужно ехать в школу рёндеров. А я очень мало про всё это знаю, не больше чем другие.
-         А какие у тебя способности, ты тоже не знаешь?
-         Нет, - грустно ответила Шаолу. - До вчерашнего дня, я даже не подозревала, что я валькири. Мне ведь уже семнадцать!
-         А возраст тут имеет какое значение?
-         Да. Способности валькири пробуждаются обычно в четырнадцать-пятнадцать лет, а позже, уже гораздо реже. Девушек с пробудившимися способностями обычно отправляют в школу рёндров, где есть шанс найти того, кто предназначен тебе Судьбой.
-         А разве, не любой рёндер может связать валькири?
-         О нет! Что ты! Всё не так просто. Валькири должна почувствовать того, кто ей предназначен. Связывать валькири просто из прихоти, считается очень плохим поступком. Именно так получаются чёрные рёндеры!
-         Чёрные рёндеры?
-         Это отступники, связывающие валькири насильно! Нет ничего более чудовищного для народа Теору, чем это! Валькири, связанная насильно, очень быстро чахнет, а затем умирает, и чёрному рёндеру приходится искать другую.
От Шаолу мне передалось такое чувство безнадёжности и грусти что я сказал:
-         Кошмар... неужели такое возможно? И никто не может их остановить?
-         Они становятся изгоями, их ищут и убивают, если найдут. Поэтому они стараются не обнаруживать себя или уходят в чужие земли.
-         А как же те валькири, что связаны с ними?
-         Они быстро умирают потеряв хозяина. Также как и у обычных рёндеров.
-         Ты хочешь сказать, что если я умру, то и ты умрёшь тоже?
-         Да, Вельд, валькири разделяет со своим рёндером всё, и жизнь, и смерть.
-         О Господи! - только и мог воскликнуть я.
Шаолу прижалась ко мне, и я почувствовал, исходящее от неё тепло и нежность.
-         Не грусти, милый, так предначертано нам Богами, и не стоит роптать на их Законы.
 
            Разговор прервался. Я стал обдумывать полученную информацию, а Шаолу занялась таки приготовлением завтрака или, скорее даже, обеда.
            Я размышлял о том, что случилось с нами там в лесу. Наш поцелуй был случайностью, если не насилием с моей стороны. Но Шаолу похоже это так не воспринимала. Она считала это Судьбой, именно так с большой буквы. Я же сейчас подумал, что меня, в принципе, можно было бы назвать чёрным рёндером. И от этой мысли мне стало сильно не по себе.
            Я посмотрел на Шаолу, и она, почувствовав моё внимание, улыбнулась мне, отвернувшись от кипящего на огне котелка. По связи между нами мне передались чувства утешения и тепла. Я встал, подошёл к ней сзади, и обнял её, уткнувшись головой в её рыжие волосы. Запах исходящий от них был каким-то приятным. Волосы Шаолу пахли скошенными травами и ещё чем-то, что я не распознал.
            Я обнимал её и думал, что ни за что не допущу, чтобы она пожалела о том поцелуе.
            Шаолу же, немного подождав, аккуратно высвободилась из моих объятий и сказала:
-         Милый, не отвлекай меня пожалуйста, иначе всё подгорит!
            Я отпустил её и вышел подышать свежим воздухом. Шаолу позвала меня только минут через двадцать.
            За это время я успел обойти вокруг избушки раза три и осмотреть ближайшие окрестности. Ничего особо интересного я не нашёл. Избушка была старой бревенчатой, заросшей мхом и врытой наполовину в землю. На крыше у неё лежал слой дёрна и зеленела травка. Вокруг же были одни деревья, и лишь несколько еле угадывающихся тропинок вели от неё непонятно куда. По которой из них мы с Шаолу суда пришли, я совершенно не помнил.
            Деревья были, и знакомыми, и не знакомыми, одновременно. С одной стороны это были вполне нормальные лиственные породы, но всё же какие-то неуловимые неправильности были в каждом из них. То листья принимали не совсем обычную форму, то цвет коры был немного другим. В общем, я так и не смог опознать ни одного вида дерева, хотя похожих было довольно много.
            В результате я понял одно. Без помощи Шалоу я буду блуждать в этих лесах неделями и скорее всего умру от голода или отравлюсь неизвестными ягодами или грибами. И как же мне невероятно повезло, что она стала моей валькири я тоже хорошо осознал. Что было бы, если бы мой поцелуй не возымел подобного эффекта, я решил не обдумывать. Ничего хорошего в таком случае мне скорее всего не светило.
            Обед оказался очень вкусным. Это была какая-то жидкая каша или похлёбка с кусочками мяса птицы. Я с аппетитом быстро съел свою порцию и попросил добавки, а потом и ещё одну тарелку. Аппетит у меня разыгрался просто зверский. Шаолу же довольствовалась всего одной порцией.
            Она нашла мне старую одежду и разношенные ботинки, валявшиеся в сундуке стоящем в углу избушки, постирала и вымыла всё это. Так что одежда стала выглядеть вполне прилично. Во всяком случае, так она сказала. Я же осмотрев себя со всех сторон, подумал, что больше всего похожу на какого-нибудь нищего или бомжа. Но выбирать мне не приходилось, так что оделся в то, что было.
-         Мой рёндер, - проговорила Шаолу, после того как помыла посуду, - прости, что вмешиваюсь в твои планы, но я обещала отцу, что вернусь сегодня. Он будет волноваться если я не приду, как обещала. К тому же у меня закончились стрелы, и я не смогу больше никого подстрелить нам на ужин. Ты пойдёшь со мной к моему отцу? Уверена, он примет тебя с радостью!
Я задумался над её словами. Сидеть в лесной избушке смысла не имело. Но я совершенно не знал местного языка, ведь с Шаолу мы фактически разговаривали телепатией. Что скажет её отец, когда узнает, что я не из этого мира? Примет ли он пришельца так радушно, как она говорит? Меня терзали сомнения.
            Шаолу, чувствуя мои мысли, опустилась передо мной на колени, посмотрела мне в глаза и сказала:
-         Мой рёндер, если отец не примет тебя, я уйду с тобой в школу рёндеров. Теперь у нас одна судьба и ничто не разлучит нас! Но я уверена, что отец поймёт и примет тебя.
-         Ну хорошо, - ответил я немного успокаиваясь. - Только я хочу, чтобы ты научила меня вашему языку.
-         Конечно! Мы начнём прямо сейчас! - улыбнувшись ответила она.
 
            До поместья отца Шаолу мы добирались весь остаток дня. Всю дорогу Шаолу учила меня местному наречию. Она говорила слово, его перевод звучал в моей голове, и я пытался его повторить, не слишком коверкая звучание. Когда за рекой показался холм с массивной приземистой башней, обнесённой деревянным частоколом, я уже успел выучить с полсотни слов.
            Мы перешли реку вброд, и стали подниматься на холм по извилистой дороге. За холмом я разглядел что-то вроде деревни размером с полсотни дворов или около того. Оттуда до нас долетали звуки простой деревенской жизни. Лай собак, кукареканье петухов и мычание коров настраивали на пасторальный лад.
            Наконец, уже почти на закате, мы зашли во двор поместья через большую калитку в воротах. Часовой на деревянной надвратной башне ничего нам не сказал, но, как только мы дошли примерно до середины большого двора, нас окликнула рыжая девушка лет пятнадцати на вид в красивом розовом платье.
-         Шау! Кого на этот раз ты притащила к нам в дом? Очередного бродягу? Отец будет очень недоволен!
-         Это не твоё дело Веру! А с отцом я разберусь сама!
-         Ну как знаешь! Я тебя предупредила! Он сегодня не в духе после ярмарки. Кажется, его опять там надули.
Шаолу не стала ничего отвечать, а просто втащила меня в дом.
-         Ничего не говори! - тихим шёпотом проговорила она мне. - Я сама буду разговаривать с отцом, ты просто кивай и улыбайся. Хорошо?
Шаолу заглянула мне в лицо и дождавшись утвердительного кивка, взяв меня за руку пошла вглубь дома.
            Отец Шаолу нашёлся на кухне, где он давал поварихе указания насчёт ужина. Что он говорил точно я не понял, лишь приблизительно, по эху мыслей Шаолу, я понял, что он был недоволен каким-то блюдом.
            Увидев нас он нахмурил брови. Но прежде чем Миар Роннато успел открыть рот Шаолу выпалила:
-         Отец, нам надо поговорить!
Миар Роннато кивнул и ответив что-то вроде: "Хорошо, пойдём в мой кабинет" вышел из кухни.
            Всю дорогу по коридору мы прошли молча, наконец мы поднялись на второй этаж и зашли в небольшую комнату, явно нуждающуюся в уборке. Большой письменный стол, занимавший практически треть пространства, был завален бумагами и свитками. Открытый книжный шкаф, также нуждался в приведении в порядок того что на нём лежало.
            Пока я удивлённо рассматривал обстановку, отец Шаолу обошел письменный стол, сел в добротное резное кресло и спросил, указав на меня:
-         А что он тут делает? Отведи его на кухню, его место там!
-         Отец! - воскликнула Шаолу. - Он не бродяга и не скальдер! Он рёндер! Мой рёндер!
-         Что?? - воскликнул отец Шаолу и вскочил из-за стола. - Ты валькири? Этого быть не может! Проклятье! Тебе ведь уже почти восемнадцать!
-         Это правда отец, и с этим уже ничего не поделать, - твёрдо сказала Шаолу, глядя ему в глаза. - Вот доказательство!
В тот же момент, Шаолу повернулась ко мне и приникла своими губами к моим. Я ощутил лёгкое головокружение, а потом обхватил её руками и ответил на её поцелуй со всей возможной стратью.
            Когда мы закончили на лбу у Шаолу снова засияла жёлто-зелёная шестилучевая свастика.
-         Смотри отец! - воскликнула она. - Смотри на знак на его и на моём челе! Ты видишь его?
Отец Шаолу, как будто замер, переводя взгляд с её лица на моё, а я в это время потрогал собственный лоб. Мне показалось, что я ощутил что-то горячее. Неужели и у меня есть такая же метка, как у Шаолу?
            Наконец, отец Шаолу вздохнул, покачал сокрушённо головой и сказал:
-         Ладно! Похоже это очередная шутка красноликой Лизару, которая играет нашими судьбами.
Затем он посмотрел на меня и спросил:
-         А что ты молчишь, парень? Как тебя зовут? И из какого ты рода?
-         Отец, он пока не понимает нашего языка! Я сама тебе всё расскажу!
-         Не понимает? Он что не из нас, теронов? Полукровка? Или он потомок...
-         НЕТ! Успокойся отец! Он не из нашего мира! Его занесло к нам дорогами темноликой Наору!
-         Хмм... - отец Шаолу, обошел меня со всех сторон и проговорил: - А с виду он ничем от нас не отличается. Ты не ошибаешься, дочь?
-         У нас с ним Связь, отец! Он не может мне лгать! Ты же понимаешь!
-         Ясно... Что ж, добро пожаловать в мой дом, зять! - проговорил отец Шаолу, улыбнувшись немного кислой улыбкой. - Переведи ему то, что я сказал.
Шаолу кивнула и оттранслировала мне слова её отца. Я, вспомнив её уроки, ответил:
-         Здравствуйте, Миар!
-         Ха! Он всё же кое-что понимает! Когда ты успела его научить?
-         Пока мы шли от охотничего домика, я учила его нашей речи, отец. Он сам попросил меня об этом.
-         Хорошо, значит мозги у него есть, - проговорил Миар Роннато, покачав головой. - Учи его и дальше. К свадебному обряду он должен уже понимать слова, сказанные ему жрицей.
-         Отец! Мы же только вчера встретились!
-         И что? Я завтра же отошлю кого-нибудь в храм Трёх Сестёр у Жарденера, надеюсь они не откажут в моей просьбе и пришлют жрицу. Я не хочу, чтобы моя дочь оставалась невенчаной. Боги должны благословить вас!
-         Хорошо, отец, делай как знаешь, - вздохнув ответила Шаолу. - Мы можем идти? Я ужасно устала с дороги.
-         Идите. Жить он будет у тебя. Всё равно вас теперь не разлучить.
-         Спасибо, папа! - с этими словами Шаолу подбежала к нему и поцеловала его в щёку. - Ты самый замечательный отец на свете!
Миар Роннато, сделал серьёзное лицо и замахал руками, после чего мы вышли.
            Шаолу тут же потащила меня к себе в комнату. По дороге я спросил:
-         Шаолу, а что, у меня тоже есть метка на лбу?
-         Конечно! - ответила она с улыбкой. - У всех рёндеров отражается на челе метка их валькири. Это знак нашей связи и знак Силы, которой мы обладаем.
-         То есть, если у рёндера несколько валькири, то и меток столько же?
-         Да, именно так.
-         Понятно... А у каждой валькири свой знак, или есть одинаковые?
-         Одинаковые знаки есть, но их много, поэтому валькири с одним и тем же знаком очень мало.
-         Интересно... - пробормотал я, погружаясь в размышления.
 
            Комната Шаолу оказалась этажом выше. Довольно просторная и светлая, со стенами задрапированными красивой светло-зелёной тканью и большой кроватью со столбиками и балдахином, стоящей у противоположной от входа стены.
            Я ожидал, что по всей комнате будут раскиданы всякие игрушки, а на всех тумбочках будут лежать баночки с притираниями и кремами, но вместо этого, на стенах висело оружие, а в углу стояла мишень для метательных ножей. Эти самые ножи, кинжалы и стрелы, как раз и валялись на всех ровных поверхностях в комнате.
            Почувствовав моё удивление, Шаолу смутилась и сказала:
-         Прости, что тебе досталась такая неженственная девушка. Мне с детства больше нравилось играть с мальчишками в рёндеров и валькири, а не в дочки-матери с девочками.
-         У тебя тут прямо целый арсенал! - удивлённо воскликнул я. - Странно, почему же ты не взяла с собой хотя бы половину того, что тут есть?
-         Отец не разрешает мне брать ничего лишнего на охоту, - пояснила Шаолу смущённо. - Он говорит, что благородной девице моего положения не пристало быть похожей на валькири или воительницу. Мало найдётся охотников взять замуж девушку увешанную оружием с ног до головы. Я и так год назад отдубасила одного женишка, приехавшего к отцу.
-         Ха-ха-ха! - рассмеялся я, разглядывая Шаолу и ощущая исходящее от неё волнами смущение. - Похоже мне крупно повезло, что я смог тогда тебя обездвижить!
-         Ты просто кинулся на меня сразу после того, как я свалилась в овраг! Совершенно бесчестным образом!
-         Ну, в тот момент у меня была прострелена нога, и было как-то не до честности!
-         Прости! - Шаолу сделала шаг вперёд и прильнула ко мне всем телом. - Не напоминай мне об этом, ладно? Я до сих пор вздрагиваю при мысли, что могла тогда тебя убить.
Я обнял её и погладил по спине.
-         Ну, всё же обошлось! Зато теперь тебе не нужно скрывать свою любовь к оружию. И жениха искать тоже не нужно.
Шаолу посмотрела на меня своими большими красивыми чуть заплаканными глазами, и спросила:
-         Ты понял, что отец хочет нас поженить, да?
-         Ага, - ответил я с улыбкой. - Но я согласен. Ты мне очень нравишься, Шаолу!
-         Правда? Даже такая, не очень-то женственная, да?
-         Ты очень женственная! - проговорил я, поглаживая её попку. - Тут тебе нечего стеснятся!
Шаолу прильнула ко мне ещё плотнее, и я почувствовал разгорающееся в ней желание. Я наклонился  и поцеловал её в губы. Всё окружающее померкло для нас.
            Пришли в себя мы от деликатного покашливания. В дверях стояла дородная женщина лет сорока в простом синем платье и белом фартуке с таким же белым чепчиком украшавшим голову.
-         Не хотела вас прерывать, но господин приказал мне принести одежду для твоего жениха, милая. А ещё он сказал, чтобы вы поторапливались, потому как ужин уже почти поспел.
-         Спасибо Дарину! - ответила Шаолу, беря у женщины большой узел из которого торчал рукав камзола. - Мы постараемся спустится как можно быстрее.
-         Если что-то будет великовато, то скажи мне, я подошью, - проговорила женщина и вышла из комнаты.
Следующие десять минут я пытался разобраться в том, что мне принесли. Там было несколько комплектов мужского платья и не все они были полными. В конце концов я смог переодеться во что-то, что не висело на мне как на вешалке.
            Шаолу, придирчиво осмотрев меня со всех сторон, сказала, что пока сойдёт, а потом она подберёт что-нибудь получше. Что бы она там не говорила про свою неженственность, но голос её в этот момент был почти такой же как у моей матери.
 
            Ужинали мы за большим дубовым столом над которым висел испускающий свет шар размером с мяч для боулинга. По стенам в держателях висели шары поменьше, приблизительно с теннисный мячик. Все они испускали такой же жёлто-зелёный свет, каким светит местное солнце.
            За столом, кроме нас, отца Шаолу и её младшей сестры Веррау (или Веру) сидела ещё Дарину, оказавшаяся экономкой, и Харас Терторо, серьёзный мужчина лет сорока, названный управляющим. Все, кроме Веру, восприняли как должное моё появление. Но младшая сестрёнка Шаолу, узнав что я рёндер, тут же задала мне полдюжины вопросов, а когда узнала что я чужестранец, задала в два раза больше. В конце концов, Миар Роннато сказал, что выгонит её из-за стола, потому что она, похоже, нисколько не голодна. Веру надулась, но больше ничего не спрашивала.
            После ужина мы с Шаолу отправились в баню, а потом уставшие завалились спать.
 
 

Глава 3

 
            Утром меня с трудом растолкала Шаолу. Она казала, что отец хочет меня видеть. Я только и успел умыться холодной водой, как меня потащили вниз.
            Отец Шаолу обнаружился на заднем дворе, где было устроенно что-то вроде тренировочной площадки. Он сказал мне снять камзол и рубашку, после чего кинул мне деревянный меч, взял другой такой же и, сказав, что пора посмотреть чего же я стою, бросился на меня в атаку.
            Конечно же я бездарно проиграл. Миар Роннато удручённо покачал головой, пробормотал какое-то ругательство и спросил, чем же я занимался у себя на родине. Мой ответ его не впечатлил, как и заявление о том, что у нас давно не дерутся на мечах.
            В результате, кроме обучения местному языку Шаолу дали задание научить меня фехтовать. Чем она тут же и занялась. Слава Богу, что примерно через час нас позвали завтракать. После этого  мы с ней сели в библиотеке на втором этаже и она стала учить меня языку. Но моё счастье продлилось недолго, примерно через час Шаолу встала и сказала, что пора идти заниматься. Никакие уговоры и жалобы на то что я устал её не впечатлили.
            Вечером после ужина я просто свалился на кровать без сил и уснул прямо в одежде.
            Так стало повторятся каждый день. Поначалу у меня жутко болели мышцы, а потом привык. Не скажу что научится фехтовать очень сложно, сложно научится делать это хорошо. Зато ругательства местные я освоил очень быстро и в совершенстве.
 
            Прошло уже больше недели с тех пор, как я оказался в Шесберо. Как выяснилось местные жители делили месяц не на четыре недели, а на три декады, что составляло ровно тридцать дней. Таков, как мне объяснили, был оборот самой большой луны, златоликой Аору. Лун здесь между прочим было тоже три: Аору, Ниору и Лизару. Черноликая Ниору была самой дальней и разглядеть её на небосводе было непросто. Красноликая Лизару напротив была самой близкой и маленькой и имела нестабильную орбиту, отчего появлялась на небе в совершенно непредсказуемое время. Все три луны были сёстрами богинями, супругами Светоносного Теора, бога Солнца, главного божества теронов. По легенде именно Теор стал первым рёндером, связав мистической связью всех трёх сестёр-богинь. И именно их младшими детьми были тероны. Старшие дети Теора также были богами.
            Всё это поведала мне Шаолу в процессе обучения языку. Она же сказала мне, что собирающаяся нас повенчать жрица прибудет из храма Трёх Сестёр, расположенного в паре лиг от ближайшего города Рувима. Шаолу добавила, что все жрицы обладают мистической силой, дарованной им сестрами-богинями и врать в их присутствии считается оскорблением. Я запомнил это, просто на всякий случай.
            Меня всё это заинтересовало, потому что вот уже третий день мне снился странный сон. Я видел девочку лет десяти-двенадцати, сидящую на дереве и плачущую от горя. Страх и отчаяние пронизывали всё вокруг, я пытался подойти к ней поближе, но травы опутывали мне ноги, а кусты цеплялись мёртвой хваткой за одежду.
            Этот сон тревожил меня своей странной ясностью, такой же, как тот сон, из-за которого я оказался здесь. Мне совершенно не хотелось ещё раз исчезнуть и появится голым неизвестно где. К тому же, бросать Шаолу совершенно не входило в мои планы, я привязался к ней, привязался настолько сильно, что теперь даже и думать не хотел о том, чтобы с ней расстаться.
            Но всё же, меня не оставляло тревожное ощущение. Оно постепенно нарастало, становясь всё более явственным и отчётливым. В конце концов, ещё через четыре дня, я упросил Шаолу поучить меня ездить верхом.
            С трудом забравшись на то, что здесь считали лошадью, я порысил вслед за Шаолой, которая давала мне подробные указания, что нужно делать. Местные "лошади" больше напоминали лосей, правда рога были только у самцов, а у самок были всего лишь небольшие роговые наросты. Простым коням рога подпиливали, чтобы они не мешали, а вот у боевых коней на концы рогов надевали острые наконечники, которые здорово помогали в бою.
            Мы с Шаолу медленно спустились с холма, а затем так же медленно объехали деревню по кругу. Потом мы отмотали ещё пару километров по дороге и присели отдохнуть у небольшого ручья.
            Пока Шаолу занималась лошадьми, я прошелся туда-сюда, разминая ноги и массируя задницу. Она у меня от непривычки побаливала.
            И тут я понял, что какое-то чувство тянет меня по направлению на юг, через ручей и по небольшой тропинке теряющейся в лесу. Я прошёлся в этом направлении, мысленно сказав Шаолу, чтобы она меня подождала.
            Чем дальше я шёл, тем сильнее становилось это чувство. У меня прямо свербило всё, так мне хотелось броситься бежать в этом направлении. Наконец, Шаолу мысленно спросила меня, когда же я вернусь и что случилось? Я остановился, а затем попросил её ехать за мной, сказав, что у меня возникло какое-то странное чувство, и я хочу его проверить.
            Шаолу не заставила себя долго ждать, прискакав на лошади, ведя мою в поводу. Я с трудом забрался на фыркающую кобылу и мы поскакали в выбранном направлении.
            Я и сам не заметил, как наши лошади перешил на рысь, а потом и на галоп. Мы проскакали так около двух часов, в конце концов лошади устали и мы замедлили движение. Шаолу сказала что теперь мы не сможем ехать быстро. Около получаса лошади шли шагом, а потом я снова перевёл их на рысь.
            В какой-то момент, я просто почувствовал, как девочка которая мне снилась, позвала на помощь. Я снова пришпорил лошадей, Зов был совершенно конкретный и сильный. Даже Шаолу его ощутила.
            Мы летели через лес на всех парах, мимо нас проносились стволы деревьев, а ветви хлестали нас по телу. Лошади неслись вскачь как ошпаренные.
            Такая скачка длилась почти час, я понимал, что лошади долго не выдержат, но нам нужно было успеть!
 
            В тот момент, когда мы вылетели на длинную прогалину с другой её стороны выскочила девочка на небольшой взмыленной лошадке. Скорее всего это была даже не лошадь, а взрослый жеребёнок. Пролетев примерно треть расстояния до нас, он вдруг споткнулся и упал, а в боку у него обнаружился арбалетный болт. Девочка скатилась с жеребёнка кубарем, потом быстро вскочила и бросилась в лес. Жеребёнок же жалобно заржал, затем задёргался и затих.
            Мы остановили лошадей, я спрыгнул со своей, намереваясь бежать за ней, но не успел сделать и двух шагов, как прямо передо мной просвистел арбалетный болт. Следующий вонзился мне в плечо.
            Я закричал от боли, а рядом со мной, почувствовав что я ранен, вскрикнула Шаолу. Ярость застила мне глаза, я обернулся к стрелкам и увидел, что на поляну выезжает дюжина арбалетчиков в странной чёрной форме на тощих лошадках. Мимо меня просвистело еще несколько болтов, но они стреляли не спешиваясь, так что точность выстрелов оставляла желать лучшего.
            Страха почему-то не было, боль тоже стала далёкой и как бы ненастоящей. Всё происходящее показалось мне какой-то нереальной компьютерной игрой, а затем...
            "Это Враги!" - с ударом сердца прокатилось в моей голове.
            "Я никому её не отдам!" - поднялось из глубины моего разума.
            В тот же момент, я прыгнул вперёд, как это делают звери. Моё тело трансформировалось, одежда при этом частично порвалась в клочья, а арбалетный болт, торчащий из руки, выпал на землю. Раны как не бывало. Я же, издав горловой рык, ринулся на всадников.
            "УБИТЬ! УБИТЬ! УБИТЬ!!!" - стучала кровь у меня в висках.
            В три прыжка я оказался рядом с ними, и остановившись исторг из груди низкий заунывный вой. От этого звука лошади передо мной вздыбились и стали биться как в припадке. Всадники попытались их успокоить, и это стало их последней ошибкой. Я прыгнул вперёд и свалил первого, прямо в полёте разорвав ему горло. Инстинкты хищника вели меня.
            Я успел уничтожить почти половину отряда, получив в ответ всего несколько, тут же затянувшихся, неглубоких царапин, когда огненная стрела пронеслась надо мной, угодив в грудь одного из оставшихся всадников, гарцующих вокруг и пытавшихся в меня выстрелить. Я обернулся, и увидел в руках Шаолу сияющий и переливающийся золотистыми сполохами лук на тетиве которого лежала огненная стрела. Она выпускала их одну за другой, и буквально через несколько секунд всё было кончено.
            Двое последних всадников повернули лошадей и бросились наутёк. Одного из них пронзила огненная стрела Шаолу, а другой всё же успел скрыться за деревьями. И я побежал по его следу.
            Я видел его безумные глаза, которыми он смотрел на меня, поминутно оборачиваясь. Лошадь уже скакала во весь опор, но я ускорился ещё немного и догнал их.
            В этот момент, я щелкнул зубами, обезумевшая лошадь отпрянула и всадника сбило на землю, так кстати подвернувшейся веткой. Ещё через секунду, всё было кончено.
            Я сел и, задрав морду к небу, издал победный вой. Все враги были повержены!
            Я хотел уже бросится искать двуногую молодую самочку, убежавшую в лес, но почувствовал, что моя первая самка зовёт меня. Этот зов был настойчивым и очень сильным. Я развернулся и потрусил назад.
            Она стояла у края леса и в её руках всё ещё сиял солнечный полукруг с огненной смертью посередине. Увидев меня она отбросила его, и он тут же потух, превратившись в простую деревяшку, после чего моя самка присела, улыбнулась мне и стала подзывать меня к себе.
            Я подошёл виляя хвостом. Она погладила меня и осмотрела мою шкуру, несколько минут ушло у неё на то, чтобы убедится, что я не ранен, а затем она взяла мою морду в руки и посмотрев мне в глаза проговорила:
-         Вельд! Вельд!!! ВЕЛЬД!!! Очнись Вельд! Ты человек, а не волк! Очнись! Вспомни кто ты! Ну пожалуйста! Я тебя прошу! ВЕЛЬД!!!
Под действием человеческой речи я вдруг начал вспоминать себя в двуногом состоянии. Это было странно, но это и правда было! Когда же Шаолу заплакала, я понял, что пора возвращаться.
            Несколько минут у меня просто ничего не получалось, но потом я очень сильно пожелал стать прежним и, в ту же секунду, тело моё стало принимать гуманоидную форму.
-         Ну Слава Трём Сёстрам! Я боялась, что ты забудешь кто ты! - сквозь слёзы прошептала Шаолу. - Пожалуйста, не пугай меня так больше!
-         Прости, - сказал я, потупившись. - Всё произошло так неожиданно. Я просто немного увлёкся.
-         Ничего, главное что ты сумел вернутся обратно в свой человеческий облик.
-         Шаолу, это очень плохо, что я - оборотень?
-         Ну, не стоит об этом сильно распространятся, вот и всё, - подмигнув ответила мне она.
-         Шаолу, нам нужно найти девочку!
-         Конечно, ты обязательно должен найти мою сестру, - ответила Шаолу с улыбкой.
-         Сестру?
-         Она твоя валькири, предназначенная тебе Судьбой. Я сразу это поняла, когда ты понёсся непонятно куда.
-         Ты видела, куда она убежала?
-         Вон туда, между двух елей, - ответила Шаолу, показав рукой.
Решив, что идти к девочке голым не самая хорошая идея я вернулся к сброшенной мной одежде, натянул на себя штаны и сапоги из которых успел выпрыгнуть, а вот рубаху и камзол можно было выбрасывать, от них остались одни лоскуты, только плащ уцелел, но у него порвалась застёжка. Я накинул его на себя и, вздохнув, пошёл в указанном направлении. Шаолу, подхватив с земли лук, пошла следом за мной.
            Следопыт из меня был совершенно никакой, и если бы не странное чувство, указывающее мне на положение девочки, я бы в жизни её не нашёл в этом древнем лесу сплошь заваленном валежником и заросшем густым подлеском и колючим кустарником.
-         Шаолу, - спросил я, переступая через старый поваленный ствол, - скажи, а как ты научилась стрелять огненными стрелами?
-         Не знаю, - слегка смущенно ответила она. - Я просто захотела чтобы они все сгорели, эти проклятые воины Черного Барона. Вот и всё.
-         Чёрного Барона? Кто это?
-         А, ты же не местный! У нас все знают это имя, но произносить его никто не любит, - ответила Шаолу и я ощутил глухую ненависть в её голосе. - Когда-то давно лет тридцать назад он был одним из лучших молодых рёндеров нашей земли, а потом его обуяла гордость и он один отправился в Степь. Он хотел уничтожить всех степняков, чтобы они больше никогда не приходили на наши земли. Все подумали, что он погиб в Степи, но через два года он вернулся. Лучше бы он и правда умер! Он - обезумел. Все его валькири погибли, а его самого степняки захватили в плен и долго пытали. Увидев его состояние, Совет рёндеров запретил ему связывать валькири. Но он, одержимый местью, нарушил запрет. Он связал двенадцать девушек и убежал с ними в Степь. Половина их погибла там, а остальные через пару лет зачахли. Но ему уже было всё равно, он захватил земли барона Хелринга к юго-западу отсюда, и стал править огнём и мечом. А самое главное, он искал и связывал всех молодых девушек-валькири, каких только мог найти. Люди бежали из его земель, но многих ловили и возвращали обратно.
-         И что, никто не смог его остановить?
-         Сначала его жалели и пытались образумить, а потом стало поздно. Было предпринято несколько попыток уничтожить его, но все они провалились. Теперь пограничные дозоры просто отлавливают его разведчиков, не пуская на наши земли, но некоторым всё же удаётся просочится мимо них и тогда они сеют смерть и разрушение на своём пути, а самое страшное, забирают всех девочек с пробудившимся даром, чтобы привести их к своему господину.
-         Вот ведь сволочи! - только и смог сказать я.
История рассказанная Шаолу поразила меня до глубины души, мне даже как-то не верилось, что подобное может случиться в действительности. Я замолчал, обдумывая её рассказ, а Шаолу похоже решила меня не беспокоить.
 
            Мы прошли метров двести петляя между стволами деревьев, пытаясь обходить самые труднопроходимые места, когда я обнаружил что за мои ноги стала цепляться трава, а ветви кустов и деревьев как будто специально норовили сомкнутся передо мной. Что-то похожее было в моих снах, и я понял, что дальше будет только хуже.
            Я остановился и сказал Шаолу, чтобы она подождала меня здесь. А сам попытался пробраться дальше.
            Пройти мне удалось ещё метров десять, не больше, а потом в меня мёртвой хваткой вцепился большой куст смородины, а трава почти до колена оплела ноги. Выругавшись, я попытался отойти назад, что мне удалось без особого труда. Но стало понятно, что дальше мне не пройти.
            Ощущение от присутствия девочки было уже настолько сильным, что я чуть не подпрыгивал от нетерпения. Думать в подобном состоянии было ужасно трудно.
            Я нашёл поваленное дерево в нескольких метрах справа и уселся на него, попытавшись отрешится от желания бежать вперёд очертя голову. Просидел я так, минут десять, так ничего путного и не придумав. В этот момент мой взгляд зацепился за сороку, с любопытством смотрящую на меня одним глазом с ветки дерева метрах в пяти впереди. На неё, похоже, магия леса не действовала.
            И тут меня осенило! Я быстро разулся и скинул с себя штаны и завернул всё это в плащ, после чего сосредоточился и стал вспоминать, как же мне удалось превратиться в волка. С трудом вызвав в себе это состояние, я прыгнул вперёд и... и больно стукнулся о землю. Не сработало.
            Минут десять, а может и больше, я потратил на то, чтобы изменить форму. В конце концов у меня это получилось, когда я представил, что спешу на помощь девочке, тенью скользя между деревьев.
            Уже в волчьей форме, я подхватил зубами свёрток и потрусил вперёд. Растительность пропустила меня безо всяких проблем.
            Теперь мне даже не нужно было ощущать девочку, её запах был просто разлит по окружающей местности. Я принюхался и побежал по следу.
            Метров через пятьдесят я уткнулся в старое толстое корявое дерево, напоминающее вяз. Оно раскинуло свои ветви во все стороны и внизу было совершенно свободно, только мягкая шелковистая трава росла под его сенью. Запах девочки струился сверху, и хотя, я её не видел, но мог с точностью указать, где она прячется среди ветвей и листьев.
            Я призывно залаял и завилял хвостом, оставив обслюнявленный свёрток у корней. Девочка выглянула из кроны, а затем спряталась снова. Я не прекращал своих попыток, покатался на спине дергая в воздухе всеми четырьмя лапами, кружился, кусая себя за хвост, и вообще, строил из себя весёлого безобидного щенка. Превращаться в человека я не спешил, всё равно я пока очень плохо знал местное наречие и ничего путного ей бы не сказал.
            Через некоторое время я услышал как девочка рассмеялась, а затем она выглянула снова и сказала что-то вроде:
-         Ты пришёл за мной, да? Ты ведь не дашь меня никому в обиду, правда? Я чувствую это. Ты хороший!
Она осторожно стала спускаться вниз, долезла до самой нижней толстой ветки, которая осторожно изогнулась и спустила девочку на землю. В этот момент я подбежал и подставил свою спину, так что девочка оказалась на мне верхом. Она легла на меня всем телом, вцепившись в мою густую шерсть, я же снова подхватил свёрток зубами и быстро потрусил к Шаолу.
            Мы преодолели уже половину расстояния, когда девочка погладила меня одной рукой и спросила:
-         Куда ты меня везёшь? К маме с папой? Мне туда нельзя! Там плохие люди!
Ответить я ей ничего не мог, просто прибавил ходу.
            Ещё через минуту, я вынырнул на небольшую полянку, где оставил Шаолу и подбежал к ней, виляя хвостом.
-         Здравствуй! - сказала она девочке, снимая её с мой спины. - Мы пришли, потому что ты звала на помощь. Мы защитим тебя!
-         Правда? Тётенька, а вы валькири, да? А где же ваш рёндер? Он ведь придёт?
Шаолу обняла девочку и погладила её по голове, а потом, поставив её на землю, ответила:
-         Он совсем рядом, ты скоро его обязательно увидишь! Скажи тебе нравится мой пёс?
-         Да! Он очень умный и очень забавный! Знаете, я очень люблю собак! - говоря это, девочка потрепала меня по голове, а потом наклонилась и поцеловала меня в нос.
В этот момент я тоже лизнул её лицо, коснувшись языком её губ, и практически сразу, вокруг неё разлилось красивое зелёное сияние, а на лбу у неё возникла метка в виде сине-зелёного дерева. Девочка  закрыла глаза и осела на землю, а я, в тот же момент, принял человеческий облик.
            Голова у меня снова кружилась. Я сидел на земле и пытался привести в порядок свои спутавшиеся мысли и чувства. Вместо одного мягкого маленького клубка эмоций, теперь их у меня стало два. Это несколько дезориентировало.
            Шаолу же быстро подхватила девочку на руки и, прижав к себе, повернулась ко мне спиной.
-         "Одевайся, олух!" - мысленно сказала мне она. - "Не нужно пугать ребёнка, своим непотребным видом!"
Я послал ей чувство вины и стал лихорадочно натягивать на себя штаны и сапоги, потом запахнулся в получше в плащ и принялся разглаживать волосы на голове, пытаясь привести в порядок причёску.
            Пока я занимался всем этим девочка пришла в себя. Увидев меня она потупила взгляд, а затем стрельнула в меня глазами и спросила:
-         Вы мой рёндер, да? А как вас зовут?
-         Меня зовут Влад... то есть Вельд! - поправился я быстро. - А тебя как зовут, малышка?
-         Я Найдеру! И я не малышка! Мне уже почти четырнадцать лет!
Это заявление немного меня смутило, ведь на вид девочке было, ну максимум, лет двенадцать.
-         Хорошо, Найдеру, ты не малышка, - проговорил я серьёзно. - Ты моя валькири, так что ты теперь точно взрослая. Но может, ты разрешишь мне звать тебя как-то попроще? Мы же теперь одна семья!
-         Хорошо, ты можешь звать меня Найду, если хочешь, - с достоинством ответила она. - И ты тоже! - добавила она, обращаясь к Шаолу. - Как тебя зовут?
-         Я Шаолу, - улыбнувшись ответила моя первая валькири. - Но ты можешь звать меня Шау, если хочешь.
-         Шау... - проговорила Найду, как будто пробуя это слово на вкус. - У тебя красивое имя! - заключила она в конце концов. - Ты мне нравишься! Я буду рада стать тебе сестрой!
-         Я тоже рада стать твоей сестрой, Найда, - ответила Шаолу, снова улыбнувшись.
-         Ну вот и отлично. - проговорил я, заканчивая церемонии. - Найду, скажи, как ты думаешь плохие люди ещё остались в твоей деревне?
-         У нас не деревня, у нас небольшой хутор, прозывающийся Рихоро, - поправила она меня. - Рихоро - это наша фамилия. Я не знаю, я так быстро убежала, что не видела остался кто-то там, или они все погнались за мной.
-         Хорошо, но ты покажешь нам туда дорогу? - спросила девочку Шаолу.
-         Конечно! Пойдёмте быстрее! Ведь Они могут сделать с папой и мамой что-нибудь плохое!
На этом разговоры закончились, мы быстро вернулись на прогалину, вскочили на наших лошадей, и поскакали по лесной тропинке вперёд. Шаолу посадила Найду к себе за спину, ведь я и так не очень-то хорошо держался в седле.
 
 

Глава 4

 
            Проскакав немного мы наткнулись на трёх лошадей, мирно пасущихся на поляне. Это были скакуны убитых нами арбалетчиков. Мы остановились, и Шаолу предложила их поймать. Проблема была только в том, что, увидев нас, лошади забеспокоились и было понятно, что просто так они нам в руки не дадутся.
            Выход нашла Найду. Она спустилась на землю и что-то прошептала, наклонившись к самой траве. В тот же момент трава и кустарник оплели лошадиные ноги, так что они и пошевелиться не могли.
            После этого Шаолу подошла к лошадям и стала их успокаивать. Некоторое время ушло на то, чтобы успокоить всех, а затем Найда отпустила их и они послушно пошли за нами.
            Мы посадили Найду на одну из лошадей, привязали остальных двух к сёдлам и вновь поскакали вперёд.
            Пару раз мы с Шаолу меняли лошадей пересаживаясь на свежих. А примерно через два часа Найду сказала, что до её хутора осталось совсем близко.
            Тут я остановился и подумал, что стоит разведать обстановку, а не бросаться вперёд очертя голову. Один раз мне уже прострелили плечо арбалетным болтом, и хотя даже следов от этого ранения не осталось, повторять свою ошибку я не собирался.
-         Мне нужно разведать местность впереди, - сказал я с трудом спускаясь с лошади. - Не хотелось бы попасть в засаду, да и просто узнать что делается на хуторе, было бы не лишним.
-         Хорошо, ты прав Вельд, нужно соблюдать осторожность, - проговорила Шаолу.
-         Я могу спросить деревья! - отозвалась вдруг Найду. - Сейчас! Подождите чуть-чуть!
Она быстро слетела со своей лошади и подошла к ближайшему дереву, затем положила на него ладони и закрыла глаза. Почти сразу я ощутил какое-то невероятное спокойствие, исходящее от Найду.
            Так прошло несколько минут, а затем она оторвала руки от дерева и повернувшись к нам весело объявила:
-         Деревья сказали что там впереди стоят три плохих человека!
-         А как далеко, Найду? И почему они плохие?
-         Ну... примерно шагах в пятидесяти где-то... А плохие они, потому что деревьям не понравились. Чужаки. Один из них просто так ветку сломал, а другой вырезал ножом на коре что-то...
-         Понятно. Спасибо, Найду! - сказал я и потрепал девочку по голове. - Ну и что будем делать, Шаолу? Боюсь, я один с ними не справлюсь быстро, и они поднимут тревогу.
-         Подойдём к ним поближе, Найду их обездвижит, а я расстреляю огненными стрелами, - спокойно ответила она.
План был хорош, вот только мне стало как-то не по себе от того, что у них не будет никаких шансов.
-         Ты хочешь, чтобы они ещё кого-нибудь похитили или убили? - почувствовав мои сомнения спросила Шаолу. - Они убийцы, Вельд! Подлые и гнусные убийцы! У Черного Барона служит самая шваль, без чести и совести! Понимаешь? Они бы даже не минуты не раздумывали убивать нас или нет. Ты же сам видел!
-         Хорошо, пусть будет по твоему, - ответил я, вздохнув.
-         Найду, ты можешь определить поточнее, где они стоят? - спросил я её.
-         Я попробую, - ответила малышка кивнув головой.
Она снова подошла к дереву, и через минуту мы как будто смотрели на мир, через деревья. Это было странное ощущение, но всё же, место где была засада мы запомнили хорошо.
            Оставив лошадей, мы осторожно прошли вдоль тропы, и подобравшись поближе, увидели трёх воинов Чёрного. Они стояли не особенно скрываясь, и о чём-то беседовали. Один из них даже стоял к нам спиной.
            Найду прижалась к земле и снова что-то зашептала, а Шаолу, спрятавшись за деревом, на секунду прикрыла глаза и наложила стрелу на тетиву.
            Как только трава и ветви оплели врагов, Шаолу выглянула из-за дерева и выпустила одну за другой три огненных стрелы. Все они попали в цель и воины упали с прожженными дырами в груди.
            Я осторожно вытащил из ножен меч и подошел к трупам. На лице у всех троих застыло какое-то удивлённое выражение. Похоже, что они даже не поняли, что их убило.
            От этой картины меня слегка замутило. Я отвернулся и наткнулся на подошедшую ко мне Найду. От неё исходило какое-то мрачное удовлетворение. Она подошла к трупам ближе, а потом плюнула на них и сказала:
-         Это вам за то, что вы убили дедушку!!!
После чего быстро повернулась и бросилась назад.
-         Они убили твоего дедушку? - спросил я её, пробежав за ней метров десять.
-         Да! - выкрикнула она сквозь слёзы. - Я спала, было ещё темно, когда дедушка разбудил меня. Он сказал что за мной пришли плохие люди и что мне нужно бежать. Мы вышли из дома, и побежали к лесу, а за нами погнались эти...
-         Дедушка крикнул мне, чтобы я взяла Рослика и скакала на нем, а сам встал на дороге с посохом.
-         Я видела, как они зарубили его! Он всего-то и успел ударить одну из лошадей по ногам!
Найду зашлась в рыданиях. Я обнял её спереди, а Шаолу сзади и мы вместе стали утешать её, говоря всякую ерунду и посылая ей сочувствие и сострадание.
            Найду постепенно успокаивалась. Минут через десять, на её лице появилось какое-то решительное выражение и она спросила:
-         Если они убили всех, вы отомстите за них? Я не хочу, чтобы хоть кто-нибудь из них убежал!
-         Хорошо, - ответил я твёрдо, смотря ей в глаза. - То что они сделали и собирались сделать, заслуживает смерти. Я убью их всех. Обещаю.
-         Я тоже не пощажу никого, Найду. Они мерзость, ползающая по земле. Они заслуживают смерти.
Найду обернулась, посмотрев на Шаолу, а затем удовлетворенно кивнула, и мы осторожно пошли вперёд.
 
            Больше никаких чужаков обнаружено не было. Мы дошли до опушки и, спрятавшись за кустами, стали наблюдать за хутором. Найду же, прижалась к земле и замерла так на некоторое время.
            Селян на хуторе не наблюдалось, зато туда сюда сновала примерно пара десятков воинов в чёрных одеждах. Они вытаскивали что-то из домов и грузили это на лошадей. Я подумал, что всех родичей Найду и правда убили, но тут малышка подняла голову и радостно заявила:
-         Они живы! Их держат вон в том сарае! - и показала рукой на строение с левой стороны хутора.
-         Это просто замечательно! - ответил я ей. - Значит нам нужно просто освободить их и всё.
-         Вот только как это сделать? - спросила Шаолу. - У меня в колчане осталось всего семь стрел. А их почти два десятка!
-         Эх, если бы их как-то заманить в лес, - проговорил я.
-         Я знаю как! - отозвалась Найду счастливо улыбаясь. - Я выйду в поле и сделаю вид, что хочу пробраться к сараю. Они меня увидят и погонятся за мной. Я добегу до леса, а там вы их всех убьёте!
-         Это опасно Найду. Я никогда не позволю тебе так собой рисковать! - ответил я твёрдо.
-         На самом деле, серьёзной опасности для неё нет, - проговорила Шаолу. - Они наверняка захотят взят её живой, и не будут в неё стрелять. Главное, чтобы она успела добежать до леса. А там её уже никогда не найдут.
-         Ты думаешь? - спросил я, покачав головой. - Хотя, наверное ты и правда права. Они ведь не стреляли по ней в лесу, мёртвая валькири никому не нужна...
-         Хорошо, - наконец сказал я, приняв решение. - Я буду тебя подстраховывать, на всякий случай. Превращусь в волка и залягу в траве. Они вряд ли меня заметят. А я нападу на них сзади.
-         Но всё же, далеко к хутору не ходи. Главное, чтобы тебя увидели. А там уж они точно за тобой погонятся.
 
            Как ни странно, но всё получилось просто отлично. Найду заметили, когда она не успела пройти и половины пути до сарая. Тут же заиграл рожок, на хуторе поднялась страшная кутерьма, а затем, полдюжины всадников поскакали за ней.
            Это было просто отлично! Найду пробежала мимо меня и добралась до леса, когда всадники были только на полпути. Потом они пронеслись мимо меня, остановились на опушке, и, быстро привязав лошадей к деревьям, рассыпались цепью, начав прочёсывать лес.
            Я прокрался мимо фыркающих лошадей, и потихоньку, проскользнул вслед за крайним слева воином. Они перекликивались друг с другом, но пройдя метров пятьдесят потеряли друг друга из виду.
            Медлить дольше не стоило. Я кинулся на спину своей жертве и повалив её перекусил ей шею. Затем пробежал правее и убил следующего. Третий тоже оказался лёгкой добычей. А вот с четвертым вышла промашка. Это оказался здоровенный мужик в длинной кольчуге с металлическими бляхами на груди и в стальном сверкающем шлеме. Он как будто почувствовал меня, за секунду до того, как я на него прыгнул.
            Если бы не моя потрясающая регенерация, я бы наверное не выжил. Он рубанул меня своим мечом прямо в полёте. Так что я пролетел мимо и кубарем покатился по траве. В боку у меня горело огнём.
            В следующую секунду, в грудь мужика прилетела огненная стрела. Но к сожалению, она не причинила ему практически никакого вреда. Лишь пятно копоти осталось на его доспехах.           
-         "У него кольчуга зачарована!" - с досадой телепатировала мне Шаолу. - "Мои стрелы бессильны против него!"
-         "Я сейчас! Я помогу тебе!" - добавила она. - "Вдвоём мы его одолеем!"
Я услышал как Шаолу продирается через кусты, и ответил:
-         "Нет! Не надо! Охраняй Найду! Это моя битва!"
Мужик уже наступал на меня, закономерно полагая, что нанесённая мне рана сделала меня лёгкой добычей. Но я вскочил и, зарычав, приготовился к ещё одному прыжку. Пульсирующая боль постепенно исчезала. Рана на боку затягивалась на глазах.
-         Оборотень! - сплюнув, сказал мужчина.
Он сделал несколько выпадов, пытаясь достать меня, но я был быстрее. Я рычал и  отпрыгивал при каждом его ударе, каждый раз смещаясь вбок и пытаясь достать его руку или ногу. Пару раз у меня практически получилось, но и он нанёс мне несколько ударов. Правда раны были не глубокие и почти сразу затянулись. Я кружил вокруг него, не давая ему расслабиться ни на секунду.
            Наконец, он остановился и, кинув взгляд по сторонам, отступил, встав так, чтобы я не смог подобраться к нему со спины. И это оказалось ошибкой. Большой куст дикого шиповника, спиной к которому он встал, тут же оплёл его с ног до головы. Мужик попытался высвободится, выкрикивая проклятья, а у меня в голове прозвучал весёлый смех Найду.
-         "Я их всех спеленала!" - заявила она.
-         "Молодчина!" - ответил я, посылая ей волну восхищения.
            Дальнейшее было не слишком сложным, хотя куст трещал под ним, я не дал ему шанса вырваться. Я прыгнул ему на грудь и смял ему горло, прокусив кольчужный воротник. Он попытался выругаться булькая кровью, но это ему не помогло. С оставшимися двумя арбалетчиками я расправился так же быстро.
            Как только со всеми врагами было покончено Найду прислонилась к дереву, чтобы узнать где остальные враги. И очень вовремя. На опушке леса топтались ещё девять арбалетчиков. Они кричали что-то тем, кто ушел вперёд. Но ответа естественно не получали.
            После небольшого совещания они двинулись вперёд плотной группой со взведёнными арбалетами в руках. Это было очень плохо, у Шаолу осталось всего шесть стрел и пришлось бы потратить их все, чтобы уничтожить их.
            Найду и тут предложила выход. Она спряталась в густых зарослях малины по пути их движения и как только арбалетчики показались в пределах видимости выглянула из них и показала им язык.
            Конечно же большая часть группы всей толпой ломанулась в эти заросли, а несколько человек поумнее, стали обегать заросли слева и справа, чтобы отрезать Найду путь к отступлению.
            Тех двоих, что побежали слева, я быстренько загрыз, они и слова сказать не успели. А тех троих что побежали справа застрелила Шаолу. Оставшиеся четверо ловцов намертво завязли в кустах и участь их была предрешена. И хотя они умоляли пощадить их, я перерезал их всех.
            Честно говоря, мне было их немного жаль, но то чувство горя и безысходности, что испытала Найду, придало мне сил не обращать на мольбы никакого внимания. Собаке - собачья смерть и точка.
            Теперь на хуторе остались всего лишь четверо дозорных. Мы вышли на опушку и Шаолу застрелила тех двоих, что стояли на виду, а я помчался добивать остальных.
            Но оставшаяся парочка вовсе не стала меня дожидаться. Они вскочили на своих лошадей и бросились наутёк. Я припустил за ними.
            Хоть их лошади и бежали быстро, но я всё же был быстрее. Постепенно расстояние между нами сокращалось. И в этот момент последний из преследуемых навёл арбалет на лошадь своего товарища, скачущего впереди, и выстрелил в неё.
            Лошадь упала, а всадник покатился по земле. Я в несколько длинных прыжков оказался рядом и перегрыз ему горло. Оставшийся арбалетчик, отбросил бесполезный теперь арбалет и нахлёстывая лошадь удалялся со всей возможной скоростью. Я бросился за ним в погоню.
            Через несколько минут мы добрались до леса и теперь я лишь периодически замечал последнего всадника, мелькающего среди деревьев стоящих по сторонам извилистой лесной дороги. Азарт погони захлестнул меня. Я поднял голову вверх и завыл протяжным призывным воем. И почти сразу я услышал ответный вой, а в голове моей возник образ двух волков, бегущих между деревьев.
-         "Мы идём, брат!" - прошелестела волчица бегущая первой. - "Твоя добыча не уйдёт от нас!"
Я без слов выразил им свою благодарность, послав им это чувство. Волки не говорили словами, они мыслили образами и эмоциями, но я понимал их без проблем.
            Я и сам прибавил ходу и в тот момент когда перед мчащейся лошадью появились две серые тени, я был уже всего в пяти метрах позади. Лошадь вильнула пару раз, уходя от острых клыков пары моих помощников, и это немного её замедлило. А больше мне ничего было и не нужно.
            Зайдя сбоку я прыгнул, всем телом навалившись на лошадь и всадника, и сбил их на землю. Через секунду мои челюсти сомкнулись на горле последнего арбалетчика, а пара волков загрызла его лошадь.
            Я издал победный вой, к которому присоединились и мои помощники. Затем мы отведали горячего лошадиного мяса, но труп человека не тронули. "Человек - плохая добыча", - объяснили мне они.
            После того как голод был удовлетворён, волки позвали меня с собой.
-         "Ты очень силён, звёздный брат", - объяснили они. - "Пойдём с нами! Будет много добычи, а осенью ты сможешь выбрать себе любую самку!"
Но я отклонил их предложение и они, пожелав мне удачной охоты удалились. Я же отправился обратно. Мои самки ждали меня.
 
            Выбежав из леса я пронёсся полями напрямик, пробежал мимо пруда, остановившись попить,  и, наконец, оказался на краю хутора. Всех селян уже выпустили из заточения и теперь они деловито сновали туда-сюда, затаскивая обратно весь похищенный у них скарб. Я принюхался. Пахло обычными деревенскими запахами. Из всего этого букета я выделил запах старшей самки и побежал к ней. Конечно, я и так примерно знал где она находилась, но ощущать её аромат доставляло мне особое удовольствие.
            Я обежал хлев с животными. Я был сыт и они меня не особенно интересовали. Моя самка стояла вместе с двумя взрослыми двуногими, которые поминутно кланялись ей и по всему было видно, что они её побаиваются.
            Я гордо вышел из-за угла и прошествовал прямо к ней. Двуногие отшатнулись и один из них поднял на меня здоровенную палку, что держал в руках. Но моя самка прикрикнула и он её тут же опустил.
            Шаолу, да кажется я так звал её, когда сам был двуногим, присела передо мной и потрепав меня по загривку обняла. Я завилял хвостом от удовольствия и облизал её лицо. Она же, погрозила мне пальцем и сказав что-то селянам, увела меня за сарай.          
-         Вельд! Вельд!!! Да очнись ты наконец! - прокричала она мне в морду. - Ты опять потерял себя, Вельд! Вспоминай! Вспоминай кто ты! Давай!
С трудом, но я всё же вспомнил кто я на самом деле, после чего трансформировался в человека.
-         Мне нужно быть осторожнее и не увлекаться, - пробормотал я.
-         Ну Слава Трём Сёстрам, ты вернулся! - с облегчением сказала Шаолу. - Вот, я тут нашла тебе одежду. Одевайся быстрее! Они всё равно поймут кто ты, но хотя бы сделают вид, что ничего не знают.
Шаолу протянула мне холщёвый мешок в котором обнаружились, кроме моей старой одежды, простая рубаха и куртка деревенского покроя. Я быстро натянул всё это на себя и мы, вместе с Шаолу, вышли к селянам, почтительно меня поприветствовавшим.
            Меня долго благодарили, а затем познакомили с родителями Найду, а затем и со всей остальной роднёй. Найду просто сияла от счастья и от гордости, что теперь она валькири. Мать Найды упрашивала меня позаботится о её маленькой девочке, попутно пытаясь осторожно выведать кто я и откуда. Я отбивался короткими фразами или просто кивал в ответ, потому что временами вообще плохо понимал, что мне говорят.
            От всей этой суматохи я быстро устал и меня потянуло в сон. Я стал демонстративно зевать, после чего залез на стог сена в сарае и почти сразу уснул.
 
            Разбудила меня Шаолу уже на закате. Она сообщила мне сногсшибательную новость, что прибыл её отец с отрядом воинов и теперь наводит порядок.
            Я вышел посмотреть. Но ничего особо интересного не увидел. Просто люди Миара Роннато с помощью селян стаскивали трупы в одну кучу, обшаривали их, а затем отвозили к опушке и сбрасывали в свежевырытую яму. Смотреть на трупы, тем более тех, кого ты убил сам, не доставляло мне совершенно никакого удовольствия. Честно говоря, меня даже слегка замутило. Впрочем селяне тоже не выглядели счастливыми, делая подобную работу.
            Самого Миара видно не было, мне сказали что он ускакал дальше, в ту сторону, куда убежали двое последних арбалетчиков Чёрного Барона. Я отлично знал, что он там обнаружит, и решил дождаться его прогулявшись немного туда-сюда.
            Но надышавшись свежим воздухом я ощутил изрядный голод и решил, что вполне успею чего-нибудь перекусить, прежде чем он вернётся. Селянки, усадили меня за стол на самое почётное место и натащили мне еды на троих. К моему удивлению я умял практически всё принесённое.
            Миар Роннато зашёл в горницу, когда я допивал молоко из крынки. Оно было густым жирным и необыкновенно вкусным. Отец Шаолу сел напротив меня и так посмотрел на стоящих женщин, что они тут же выбежали из горницы.
-         Да, зятёк, задал ты мне задачку, - проговорил он. - Если бы я раньше узнал что ты оборотень...
-         То выгнали бы, да? - спросил я вытирая губы рукавом.
-         Нет, просто бы убил, - совершенно серьёзно ответил он. - Хотя, наверное, всё же выгнал. Ведь после твоей смерти и Шаолу прожила бы недолго.
-         Вот что тебе не сиделось в твоём лесу? Зачем ты к нам пришёл, а? - спросил он, как-то грустно, смотря мне в глаза.
-         Я не настоящий оборотень, если вы об этом. Шаолу же рассказывала вам мою историю.
-         Да, ладно врать-то! - воскликнул он, стукнув по столу. - Задурил ты ей голову и всё!
-         Вы сами знаете, что это невозможно. Я не смог бы лгать ей, не выдав себя.
Разговор с Миалом давался мне с большим трудом, я больше угадывал, что он говорил, чем понимал в точности.
-         Допустим. Но сейчас-то ты настоящий оборотень!
-         И что? Каждый пользуется теми способностями, что имеет! Лучше было бы, чтобы нас там в лесу перебили? Или перебили всех селян здесь?
-         Нет, это было бы ещё хуже, - ответил Миар, опустив глаза. - Если таков твой Дар, как рёндера, то быть посему. Хотя мне это и не нравится. Совсем не нравится.
-         Ладно, отдыхай, - сказал он, поднимаясь с лавки. - Денёк у тебя был нелёгким.
Больше он ничего не сказал, повернулся ко мне спиной и молча вышел из горницы.
            Я посидел немного, подхватил со стола последний ломоть хлеба, и отправился обратно на сеновал. Спать в доме мне почему-то не хотелось,остатки личности волка, требовали какого-то более открытого места для отдыха.
            Забравшись на самый верх я скинул вниз сапоги и, удобно расположившись на мягком сене, стал размышлять о сегодняшних событиях, попутно дожёвывая хлеб.
            То, что я оборотень, вызывало у меня смешанные чувства. С одной стороны, это было просто обалденно круто, но с другой... мне очень не нравилось то, что я периодически забывал про своё человеческое я, полностью отдаваясь инстинктам серого хищника.
            Кстати, в своём волчьем обличье я был вовсе не серым, а каким-то угольно чёрным с серебристыми клочками шерсти по всему телу. Я себя очень неплохо рассмотрел в попавшемся мне по пути небольшом пруду. Может по этому, волчица назвала меня "звёздным братом"? Не знаю...
            Волки. Они не казались мне опасными и дикими, скорее даже, я ощущал с ними какое-то душевное родство. Моя звериная личность шептала мне, что они мои друзья и никогда не предадут меня, в отличие от двуногих. Она же нашёптывала мне, как хорошо бежать ночью по снежному насту возглавляя свою стаю и выть прямо на бегу, оповещая всех о своём приходе...
            Проклятье! Это были опасные мысли! Я помотал головой и решил, что нужно подумать о чём-нибудь другом. Например о том, что мне рассказала Шаолу о Чёрном Бароне. То, что его прислужники охотились за молодыми валькири было бесспорно. А то, как они себя вели на хуторе, было просто чудовищно. Они всё же убили троих мужчин. Убили просто так, для острастки. А о том, что они сделали с женщинами, я и вспоминать не хотел. От этих мыслей у меня возникала глухая ярость, будившая моё звериное я. Слишком опасно. Не стоит об этом думать.
            Я скрипнул зубами и решил, что обязательно придумаю способ разобраться с этим Чёрным Бароном. И пусть все попытки его уничтожить не дали результата я обладал столькими знаниями своего мира, что не придумать чего-то неожиданного было бы просто стыдно.
            Ну да ладно. Это всё же дело будущего. Сейчас мне нужно получше подучить местный язык, чтобы не догадываться о том что мне говорят, а ещё нужно нормально научиться ездить на лошади. То как я это делал сегодня никуда не годилось. Я держался только на чистом упрямстве, езда больше всего напоминала мне пытку, и с этим нужно было что-то срочно делать.
            Следующим пунктом у меня стояло посещение Школы Рёндеров. Пока мы с Шаолу и Найду выезжали на одних инстинктах и догадках, и я отлично понимал, что попадись нам противник посерьёзнее, и дело могло обернутся плохо. Я даже думать не хотел о том, что мог лишиться одной из своих девушек в бою. Нужно обязательно научится какой-нибудь лечебной магии, чтобы, если что, можно было всех вылечить. Да и подобрать подходящие доспехи, тоже бы не помешало.
            Самому мне, при моей чудовищной регенерации, лечение было не особенно нужно. Вот только еды нужно с собой брать побольше, аппетит у меня стал просто чудовищный.
            И всё же, почему все местные так не любят оборотней? Ну живут они в лесах, ну и что? Надо бы как-то разузнать об этом поподробнее...
            Тут мои размышления прервали. На стог вскарабкались Шаолу и Найду. Они обе прижались ко мне с двух сторон, и завели разговор о том, что нам приготовили отличную большую и мягкую кровать в доме. Но я отверг их заманчивое предложение, отговорившись тем, что здорово устал и не хочу уже никуда идти. Мои девушки вздохнули и устроились рядом.
            Найду заснула почти сразу, а Шаолу стала игриво покусывать меня за ухо. Но я сказал, что и правда уже валюсь с ног и она, обиженно, повернулась ко мне спиной и тоже заснула.
            Думать мне уже ни о чём не хотелось, рядом с девушками я почувствовал себя настолько хорошо, что просто лежал и наслаждался, слушая их дыхание. Очень быстро меня тоже потянуло в сон. Уснул я совершенно незаметно.
 
 
 

Глава 5

 
            Утром мы встали почти с рассветом и отправились назад в Шесберо. Воины Миала Роннато навьючили всё найденное на пойманных лошадей, и, привязав к седлам, повели за собой. Из всей добычи, селянам досталось всего пять лошадей, да и то, в качестве выкупа за Найду.
            Найду переобнималась со всем родичами, мне снова наговорили кучу пожеланий и просьб о том, чтобы я берёг и любил их маленькую девочку, после чего мы смогли наконец-то, уехать.
            Всю дорогу до поместья мы проехали практически молча. Воины Роннато косились на меня и тихо перешептывались за моей спиной. Я просто физически ощущал исходящую от них подозрительность. Никаких поздравлений с победой никто мне не высказал.
            Я ехал вместе с Шаолу и Найду, сразу за Миалом Роннато, и практиковался в языке. Мы разговаривали о растениях и животных. Девушки наперебой называли мне породы деревьев, кустарников, трав и других растений, а также имена пролетающих птиц, бабочек и жуков, ну а я пытался всё это запомнить и повторить. Получалось у меня не очень. Но во всяком случае, это помогало мне отвлечься от грустных мыслей и здорово веселило моих валькири.
            До Шесберо мы добрались к полудню. Я почти сразу поднялся к нам наверх, заодно притащив в комнату Шаолу все вещи Найду. В дорогу родня собрала ей два здоровых узла, которые я сунул в угол комнаты сразу по приходу. Моя задница нещадно ныла от такой долгой поездки, я чувствовал себя так, как будто не я ехал на лошади, а она на мне. В результате я лёг на спину и как-то незаметно уснул.
            Проснулся я от того, что Шаолу звала меня обедать. Я спустился вниз, уселся на своё место и съел всё что мне положили в тарелку. С прибытием Найду, обед получился шумным, она болтала с сестрёнкой Шаолу практически без остановки. Было ясно что они обе нашли друг дружку.
            После обеда я пошел на задний двор тренироваться. Если раньше, моё обучение фехтованию казалось мне больше причудой Миала Роннато, то теперь я отчётливо осознал, что от моего умения обращаться с оружием, будет зависеть не только моя жизнь, но и жизнь моих валькири.
            Мы с Шаолу занимались до ужина, а после него снова учили местное наречие. Найду пришла когда мы уже совсем собрались спать. Как оказалось, Веру показывала ей поместье, а затем они немного заболтались, так что спать их отправила, случайно проходящая мимо, Дарину.
 
            Так промелькнули ещё пять дней.
            Расписание у меня было такое: утром мы с Шаолу катались на лошадях и я учился языку, после обеда я тренировался с оружием, а после ужина снова учил язык.
            Кроме Шаолу и Найду со мной никто больше не общался. Да и Найду я видел редко, в основном она проводила время с Веру. Они были почти одного возраста, и практически сразу стали закадычными подружками. От их проделок и шуток пострадало уже несколько человек, и каждый раз, мне высказывали, что я должен держать в узде свою валькири. Я кивал в ответ и прилюдно делал Найду выговор, после чего всё затихало до их следующей проделки, происходившей обычно уже через пару часов.
 
            На шестой день к нам прибыла жрица из храма Трёх Сестёр. Она оказалась довольно красивой женщиной лет тридцати на вид в золотисто-белом одеянии. Её светлые, соломенного цвета волосы, были заплетены в толстую косу укреплённую на голове, как корона. Глаза её имели светло-карий цвет с весёлыми искорками в самой глубине зрачка. Вообще, она показалась мне какой-то невероятно доброй и светлой.
            Жрицу звали мать Терену, и её сопровождала одна молодая помощница и пара охранников.
            На её прибытие сбежались посмотреть практически все обитатели поместья. И каждого кто к ней подходил она с радостью благословляла.
            В конце концов во двор вышел Миар Роннато, произнёс подобающую случаю речь, в которой поприветствовал жрицу, поблагодарил её за столь быстрое прибытие и попросил благословения для всего поместья.
            Я стоял в последних рядах и подходить к жрице за благословением не спешил. Не то, чтобы я не верил в то, что это хоть что-то даёт, просто какая-то робость овладела мной и всё тут. Я совершенно остро почувствовал себя чужаком здесь. Тем кому чужды местные Боги и Богини, я вообще плохо верил в то, что они реально существуют и реально что-то делают для своих последователей.
            В результате, я просто постоял и подождал, пока жрица войдёт в манор, а затем ушел тренироваться дальше.
            В следующий раз я увидел мать Терену только за ужином. Её усадили на самое почётное место, и всё время Миал и Шаолу развлекали её разговорами. Даже Найду и Веру притихли и не щебетали без умолку, как они это делали все последние дни, а слушали то, что она говорила.
            Мать Терену, как мне показалось, не обратила на меня ровно никакого внимания. Весь ужин она вела ничего не значащие светские разговоры, а как только он закончился, сказала, что хочет отдохнуть с дороги, и ушла.
 
            Утром, когда мы с Шаолу как обычно седлали лошадей, в конюшне объявилась мать Терену. Она улыбнулась нам и сказала:
-         Не возражаете, если я составлю вам компанию?
Я в этот момент, как раз подтягивал подпругу и от неожиданности затянул её слишком туго. Лошадь забила копытом и издала недовольное ржание. Пришлось всё переделывать заново.
-         О, конечно, светлейшая! - ответила Шаолу мило улыбнувшись. - Для нас будет честью показать вам окрестности!
Я ничего говорить не стал, лишь кивнул в подтверждение сказанному.
            Мать Терену быстро оседлала свою лошадь и мы выехали на прогулку.
            Мы проскакали пару километров рысью, а затем перешли на шаг. Всё это время мать Терену расспрашивала Шаолу о всякой ерунде: об урожае, погоде и т.п. Доскакав до опушки леса мы решили отдохнуть и, стреножив лошадей, пустили их пастись. Мать Терену с явным удовольствием присела на поваленное дерево и сказала:
-         Шаолу, девочка, ты не принесёшь мне воды из ручья? Мы проезжали его минут десять назад. Мне что-то очень захотелось чистой свежей воды.
-         Конечно, светлейшая! Я сейчас! Я быстро! - ответила Шаолу, хватая флягу и припустив бежать.
-         Не торопись милая, я не хочу, чтобы ты бежала всю дорогу туда и обратно. Это ни к чему. Иди спокойно.
-         Как скажете, светлейшая! - Шаолу сбавила темп, перейдя на шаг, и скрылась за деревьями.
Когда мою валькири не стало видно, мать Терену посмотрела на меня чуть хитроватым взглядом и сказала:
-         Садись, мальчик мой. Нам пора поговорить.
Я послушно сел на поваленное дерево рядом с ней. Она же перекинула ногу и села так, чтобы видеть меня целиком, а затем сказала:
-         Расскажи мне всё.
-         Что? - переспросил я, удивлённо. - Что именно вы хотите знать, светлейшая?
-         Всё. Всё с самого начала. Расскажи как ты попал сюда. Я же вижу что ты не из нашего мира.
В тот же момент мать Терену подняла руку и коснулась моей головы. Я ощутил лёгкую прохладу и разум мой очистился от сомнений. Я почувствовал, что я могу доверить этой женщине все свои тайны и она никогда их не выдаст.
            Я вздохнул, ощущая ясность и легкость, и начал рассказывать:
-         Всё началось с того что я стал видеть странные сны...
 
            Мать Террену слушала меня очень внимательно, периодически задавая мне уточняющие вопросы. Что я думал, что чувствовал в тот или иной момент, но больше она ничего не говорила. Никаких оценок и никаких пояснений к моему рассказу не было высказано.
            Наконец, когда я рассказал, как очнулся на траве в лесу совершенно голый, она остановила меня, сказав:
-         Спасибо! Остальное я уже знаю.
Затем мать Терену помолчала немного, задумчиво меня разглядывая и наконец спросила:
-         Скажи Вельд, ты думал о том, кто эта девушка, что привела тебя в наш мир?
-         Не особо, - ответил я честно. - Знаете, столько всего произошло, что было как-то не до размышлений.
-         Понимаю... А ты хотел бы с ней встретиться ещё раз? Ну, например, чтобы узнать, зачем ты ей понадобился?
-         Пожалуй что да, - ответил я, чуть подумав. - Вот только, я совершенно не представляю, где мне её искать...
-         О! С этим я могу тебе помочь! - рассмеявшись ответила мать Терену. - Тебе просто нужно прийти в королевский дворец Теронора и спросить принцессу Меллаору.
-         Принцессу? Она принцесса, да? - воскликнул я поражённо. - Вы её знаете? Вы знаете зачем ей всё это понадобилось?
-         Ну уж нет, - улыбнувшись мягкой улыбкой ответила мать Терену. - Об этом спрашивай её сам. Я тут тебе не помощница, мой мальчик. Я уже слишком стара, чтобы влезать в дела молодых.
-         Я узнала всё что хотела, - проговорила она почти без паузы, довольно официально. - Я утверждаю, что ты чист душой и телом, и нет на тебе никакой скверны, препятствующий совершению обряда венчания. Послезавтра в полдень, при благословенном свете Теора, я обвенчаю тебя с Шаолу и Найдеру. Постарайся посвятить это время размышлениям о вашей будущей совместной жизни.
-         Что? Вы меня и с Найду обвенчаете? Она же ещё слишком молода! - воскликнул я.
-         Ну, в принципе, ты прав, она конечно не достигла четырнадцатилетнего возраста, но я закрою на это глаза. Всё же она твоя валькири и ваши судьбы теперь едины. А ты что, не хочешь на ней жениться?
-         Ну... не то чтобы я совсем не хочу, - проговорил я задумчиво. - Просто она такая маленькая... Она мне кажется младшей сестрёнкой, а не женой.
-         Ха-ха-ха! Мальчик мой, ты меня всё-таки повеселил! Пойми, как только ты поцеловал её, она стала твоей навсегда, и чем быстрее ты это осознаешь, тем лучше будет для вас обоих. Не заставляй девочку страдать - не отвергай её. Хорошо?
-         Хорошо, - ответил я, вздохнув. - Она мне нравится, но всё же, она выглядит совсем ещё девочкой!
-         Некоторые сказали бы, мой мальчик, что тебе на самом деле очень повезло. Твоя жена будет выглядеть совсем юной и через многие годы. Не всем дано такое счастье.
Мать Терену подмигнула мне и, встав с поваленного ствола, сказала:
-         Шаолу, девочка моя, ты можешь выйти из-за дерева. Разве папа тебя не учил, что подслушивать нехорошо?
-         Я просто не хотела вам мешать, светлейшая. Простите меня! - сказала Шаолу, подходя к нам и потупив взор.
-         Ничего, я тебя прощаю.
-         Благословляю вас, дети мои! - добавила она.
Шаолу тут же преклонила одно колено и дёрнула меня за штанину, чтобы я сделал также. Я чуть помедлил, а потом присоединился к ней, встав рядом.
            Мать Терену коснулась сначала моей головы, а затем головы Шаолу. У меня от её прикосновения чуть закружилась голова, а потом я почувствовал небывалую лёгкость в теле и ясность в мыслях, а прежнее ощущение близости с матерью Тереной рассеялось, как дым.
-         Дальше вы поедете одни, дети мои. Меня ждут дела в поместье, - проговорила мать Терену. - И не нужно меня провожать! Я сама найду дорогу. Тут просто невозможно заблудиться!
С этими словами, она вскочила на лошадь и быстро ускакала прочь.
            Шаолу посмотрела ей вслед, прижалась ко мне всем телом и прошептала:
-         Я так за тебя боялась! Но раз она тебя благословила, то всё в порядке! Я так рада!
Я обнял её и подумал, что чувствовал что-то подобное, но был так занят разговором, что её страх ушел для меня на второй план.
-         Да, она интересная женщина... - протянул я, мысленно прокручивая наш разговор. - И соврать ей практически невозможно...
-         Ты ведь не пытался, нет? - обеспокоено спросила меня Шаолу.
-         Нет. Я рассказал ей всё как было на самом деле.
-         Скажи, а ты знаешь принцессу Меллаору? - спросил я её на всякий случай.
-         Её высочество, Меллаору, из рода Итарио? Её все знают! Она ведь наследная принцесса! Но лично я её никогда не видела. У нас не очень знатный род, я и в столице-то была всего три раза в жизни. А почему ты спросил?
-         Да так... - ответил я уклончиво и тут же пожалел об этом.
-         Ты от меня что-то скрываешь! - обвиняющим голосом воскликнула Шиолу. - Ты же знаешь, от валькири нельзя ничего скрыть! Говори! Сейчас же! Ну же?! Я - жду!!!
Я вздохнул. Делать было нечего. И дёрнул же меня чёрт задать этот вопрос про принцессу.
-         Прости, милая, - сказал я, садясь на поваленный ствол и усаживая её к себе на колени. Шаолу попыталась сопротивляться, но потом уступила.
-         Я не всё тебе тогда рассказал о том, как я к вам попал. Всё началось с того, что мне стали сниться странные сны...
Второй раз рассказывать ту же историю было проще. Я немного подсократил детали, да и Шаолу не пытала меня подробностями, а просто слушала. Так что я уложился раза в два быстрее, чем с матерью Терену.
-         Значит слухи о Её Высочестве не лгали... - задумчиво проговорила Шаолу, когда я закончил.
-         Какие слухи?
-         Поговаривали, что у неё пробудился дар валькири, но она так и не смогла выбрать себе рёндера. Ни один из тех, что учились в школе, ей не подошёл.
-         Ты думаешь, она для этого меня вытащила из моего мира?
-         Говорят она очень амбициозная и сильная девушка, и, после того что ты мне рассказал, я вполне поверю во что-то подобное.
-         Скажи, она тебе понравилась, да? Только не ври! - воскликнула Шаолу, пристально посмотрев мне в глаза.
-         Да не знаю.. Не сказал бы, если честно. Мне просто было любопытно и всё. Я вообще воспринимал всё происходящее, как довольно забавный сон и не больше! Шаолу, мне ты нравишься больше всего! Правда! А она... да я её и не знаю совсем. Ну Шаолу, ну как можно влюбится в девушку, которой ты и слова не успел сказать? Ты сама сказала тогда, что нас свела сама Красная Лизару. Так что моя судьба ты, а не она!
Говоря всё это, я гладил Шаолу по животу и бёдрам, постепенно спускаясь всё ниже и ниже.
-         Ты прав. Я тебе верю... - протянула она, испуская волны наслаждения. - Верю...
Наш разговор сам собой увял, я поцеловал Шаолу в губы, а затем мы переместились на траву и на некоторое время нам стало не до разговоров.
 
            Когда мы вернулись в поместье, там царила жуткая суматоха. Все готовились к послезавтрашней церемонии, да ещё и Найду закатила истерику, что у неё нет настоящего свадебного платья. В общем, до вечера я, отложив все свои дела, занимался самыми разными делами: успокаивал Найду, таскал всякие тяжести, примерял свадебный костюм и так далее, и так далее... Даже ужин прошел в каком-то бешеном темпе.
            Уснули мы уже за полночь.
            На следующий день суматоха нисколько не уменьшилась. Мои валькири жутко нервничали. Шаолу носилась туда-сюда то с одним, то с другим. Найду забросила все свои проказы и строила из себя настоящую пай-девочку. Остальные бегали, таскали, носили, копали, убирали... Я тоже плотно поучаствовал в этом дурдоме, но к вечеру уже совершенно измучился, пробрался в конюшню, оседлал свою лошадь и просто ускакал в поля.
            Меня никто не остановил. Так что, вернулся я только к ужину.
 
            Церемония прошла, на мой взгляд, просто отлично. Я стоял весь в светло-зелёном, олицетворяя Светоносного Теора, Шаолу была одета в ослепительное золотисто-белое платье, а Найду была в очень красивом розовом. Мать Терену обвенчала нас на опушке леса, под специально для этого сделанной аркой и в присутствии не только всех обитателей поместья, но и всех жителей ближайшей деревни.
            Затем было огромное застолье под открытым небом и танцы до полуночи между костров. В общем, это было больше похоже на простой деревенский праздник, а не на свадьбу дочери шенвара. Но всё же в гости к нам приехало несколько соседей Миара Роннато. Для них был поставлен отдельный стол и пара служанок подносили им блюда.
            Меня конечно же поздравляли, желали всякого хорошего и даже дарили подарки. Так я стал обладателем отличного клинка превосходной ковки, пары боевых коней, хотя и не самой лучшей, как мне сказали, породы, но всё же довольно выносливых и зачарованной кольчуги, вроде той, что была на предводителе отряда Черного Барона.
            Кстати, кольчуга эта вполне мне подошла, а вот подаренная была мне явно впритык, так что я сразу сказал, что носить её будет Шаолу. Я бы и Найду подобрал что-то подобное, вот только вряд ли бы она смогла носить на себе такую тяжесть. Для неё пришлось подыскивать кожаный доспешек.
            На празднике настороженность обитателей поместья в отношении меня, как-то сошла на нет. За меня выпивали, а отец Шаолу так и вообще, к концу вечера основательно набравшись сказал, что я неплохой парень и выпил со мной на пару одну чашу медовухи. И всё же, я решил через пару дней уехать, о чём и объявил всем на следующее утро. Никто не стал пытаться меня удержать или отговорить. Я бы даже сказал, что Миар Роннато почувствовал явное облегчение при этом известии.
 
            Лишь одна проблема не давала мне покоя. Найду.
            После того как мы ночью после церемонии отправились спать, она явно ожидала от меня выполнения супружеских обязанностей. Но я отговорился тем, что ужасно устал и слишком много выпил.
            Но следующей ночью всё повторилось. Я как-то вывернулся и в этот раз, но Найду была явно разочарована. Утром, когда я проснулся, Найду уже убежала, а Шаолу сказала:
-         Вельд, так нельзя! Она твоя жена и хочет от тебя соответствующего внимания и отношения, а ты её игнорируешь!
-         Шаолу, ну хоть ты не начинай, а? Я просто не могу! Она такая маленькая! Я, когда смотрю на неё, то мне кажется, что я просто разорву ей там всё, если попытаюсь что-нибудь сделать.
-         Не бойся! Со мной же было всё в порядке, и с ней ничего страшного не случится.
-         Ну ты сравнила, милая, - проговорил я подвигаясь к ней и начиная гладить её по разным мягким местам. - Ты же совсем взрослая, а у Найду и груди-то практически нет.
-         Вельд! Хватит! - воскликнула Шаолу, когда мои ласки стали совсем бесстыдными. - Я с тобой серьёзно хотела поговорить, а ты!
-         Ну ладно, ладно, я подумаю. Ты довольна?
-         Да... очень... - проговорила Шаолу, подвигаясь ко мне и целуя меня в губы.
Дальше мы уже не разговаривали, а занялись более приятными вещами.
 
            Но в самый ответственный момент в комнату ворвалась Найду. Она была вся в слезах и обвинила меня в том, что я её не люблю, прокричав:
-         Ну почему! Почему, с ней ты этим занимаешься, а со мной нет! Я ведь тоже твоя жена! Почему!?
Я ощущал волны горя и обиды, исходившие от моей второй валькири, так что настроение у меня совершенно упало. Я подвинулся к Найду и стал её утешать. Шаолу же потихоньку оделась и вышла из комнаты, оставив нас одних.
-         Найду, ну не плач, - проговорил я, крепко её обнимая. - Ну пожалуйста, ну потерпи немного. Я просто жду пока ты подрастёшь и всё. Ты такая маленькая...
-         Ну почему! Почему все говорят мне, что я маленькая! Мне ведь уже почти четырнадцать! Почему я выгляжу как будто мне десять! Почему!!!
Найду заливалась горючими слезами, а я гладил её по голове и думал, что наверное я и правда не совсем прав. Хоть она и вела себя по большей части как девочка-подросток, но сейчас, я просто чувствовал по исходящим от неё эмоциям, что она и правда уже взрослая.
            Я погладил её по спине и мне это было даже приятно. Затем я пересадил её к себе на колени, и решил, что если я её немножко поласкаю, то вреда от этого никому не будет, ведь она всё-таки моя жена.
            Я стал гладить и ласкать её и постепенно она успокоилась. Найду посмотрела на меня, своими красивыми карими глазами, а затем вдруг наклонилась ко мне и поцеловала меня в губы. Это был совсем не детский поцелуй, мы переплели языки и целовались долго-долго...
            А потом, меня как будто прожгла мысль, что же это я такое делаю и я отстранился от неё, вскочил на ноги и замотал головой, пытаясь прогнать наваждение.
-         "Она слишком маленькая! Маленькая! Она тебе в младшие сёстры годится!!!" - твердил я себе раз за разом.
Найду обиженно надула губки, встала и, показав мне язык, ушла. Я ощущал её обиду, но в тоже время от неё исходило и какое-то злорадное удовлетворение. И это меня, ну совершенно не радовало. Я явственно осознал, что в какой-то момент потерял над собой контроль и чуть было не занялся с Найду настоящим сексом. Что я при этом мог натворить, мне даже думать не хотелось. Мне было ужасно стыдно за эту слабость и я дал себе твёрдое слово дождаться, когда Найду станет шестнадцать лет, и ни днём меньше.
            Самое обидное было ощущать эмоции Шаолу. Её мой подвиг воздержания вовсе не восхитил, а наоборот огорчил. Сейчас я явственно ощущал, что мои валькири стоят вместе и обсуждают что-то явно возбуждающее. Я мысленно прислушался и услышал одно слово: "Вельд".
-         "Проклятье! Это они меня обсуждают!" - воскликнул мысленно я и отстранился от их мыслей как можно дальше.
И всё же их эмоции лились на меня просто непрерывным потоком. По тому, что ощущала Найду я догадался, что Шаолу рассказывает ей подробности нашей с ней интимной жизни. Это уже было не просто невыносимо, а совершенно невозможно ощущать.
            Я упал на кровать и накрыл голову подушкой. Я не хотел ничего чувствовать и слышать их мысли. НЕ ХОТЕЛ. Я прижимал подушку к голове так сильно, как только мог, хотя это было совершенно бесполезно. В какой-то момент, я кажется даже закричал что-то... А затем эмоции и ощущения от Шаолу и Найду пропали.
            Это было так необычно, что я сел на кровати и прислушался к себе. Я даже испугался, что с ними что-то случилось, но исследовав то странное пространство что было в моей голове я понял что два тёплых мягких клубочка всё ещё были там. Я ринулся к ним и тут же на меня снова обрушились все их эмоции и ощущения. Я тут же отстранился обратно и понял, что перейдя какую-то невидимую границу, я практически перестаю их слышать. Как будто я повесил толстую войлочную занавеску за которую звуки практически не проходят.
            Я стал исследовать это странное нечто, но мне конечно же помешали. В комнату ворвались обе мои испуганные валькири.
-         Что ты сделал, дурак! - воскликнула Шаолу
-         Ты разорвал нашу связь? - испуганно проговорила Найду.
Мне стало смешно. Я понял чего они так испугались и это доставило мне какое-то злорадное удовольствие. "Вот, будете знать, как изводить меня своими эмоциями!" - подумал я, совершенно отчётливо понимая, что в данный момент они меня не услышат.
            Пару секунд я наслаждался своим глупым триумфом, а потом всё же понял, что пожалуй переборщил. Лица у девушек были настолько тревожные, что я решил их больше не мучить и мысленно придвинувшись к их клубочкам вплотную, проговорил:
-         Нет, всё в порядке. Просто я нашел способ, как можно не ощущать ваших эмоций и ощущений. Вот и всё. Вы я так понимаю в этот момент тоже перестаёте меня чувствовать, да?
-         Дурак! - только и смогла сказать мне Шаолу. - Ты... ты просто совершенно невероятный идиот, понятно!!!
-         Да, идиот! Глупый, напыщенный индюк! - в тон Шаолу проговорила Найду и снова показала мне язык.
-         А вот не будете надо мной издеваться! Вы думаете, мне было приятно слушать, как вы там меня обсуждаете? Сами виноваты!
По ощущениям Шаолу и Найду, они и правда на меня здорово злились. Мне было совершенно не комфортно это чувствовать, так что я решил попробовать помириться.
            Я послал им обеим мягкое ощущение вины и сказал:
-         Простите, но это и правда было совершенно невыносимо. Не делайте так больше, пожалуйста. Хорошо?
Обе мои валькири тоже ощутили что-то вроде стыда, но сказали:
-         Ты просто, болван!
После чего гордо вышли из комнаты.
            Но всё же я чувствовал, что они обе ощущают вину за происшедшее. И это меня немного утешило.
 
            Я сидел на том самом поваленном дереве, на котором мы тогда разговаривали с матерью Тереной, предавался грустным размышлениям, и смотрел на заходящее солнце. Мне хотелось оказаться дома. Хоть на пару минут услышать шум потока машин и понюхать запах бензина.
            Всё тут было совершенно неправильно! Меня просто бесило отношение ко всему происходящему окружающих. Все воспринимали вполне нормально, тот факт, что у меня две жены и одна из них ещё пока играет в куклы. Здесь вообще, как я выяснил у Шаолу, многоженство было в ходу. И селяне, и знать периодически женились второй раз и даже иногда третий.
            Проклятье! Я снова стал чувствовать себя чужаком и на меня опять накатила ностальгия по родине. Здесь всё было хоть и похожим, но другим. Я и правда соскучился по белым, а не золотистым берёзам, по лошадям без рогов и по обычному простому асфальту.
            После дождя тут просто никто не ездил! Дороги превращались в совершенно жуткую непролазную грязь. И самое главное, тут считалось нормальным опоздать на день, два или даже больше. Тут никто никуда не торопился. Та жизнь к которой я привык в Москве, с суматошным ритмом и постоянной спешкой, здесь казалась чем-то совершенно нереальным.
            Да тут и часов-то ни у кого не было! Миар Роннато рассказал мне, что часы есть в Жарденере, ближайшем к нам более-менее крупном городке, да и то они всего-то и умеют что отбивать каждый час по несколько ударов, равных количеству часов. Сутки здесь, кстати делились на двадцать часов, а не на двадцать четыре.
            Именно за этими мыслями меня и застали мои валькири.
            Девушки уселись с двух сторон от меня и стали меня утешать. Найду рассказывала что-то смешное, а Шаолу просто прижалась ко мне и прошептала:
-         Вельд, милый, мы тебя очень любим. Разве тебе на самом деле с нами так плохо? Почему ты хочешь вернуться к себе?
Я обнял её, вдохнул запах её волос и понял, что и правда, после всего того что случилось, не смог бы жить ТАМ. Побывать ненадолго, увидеть маму, бабушку и друзей по институту было бы чудесно, но жить... Я обнял Найду, всё так же без остановки рассказывающую уже третью по счёту историю, и, погладив её по голове, поцеловал её в щёку.
            Мне не хотелось никуда возвращаться. Тут был целый мир, неизведанный, интересный и загадочный, и здесь я был уникальным рёндером. А что ждало меня там - на Земле? Три года учёбы и никому не нужный диплом инженера? А Шаолу и Найду? Бросить их тут я не мог, а что бы они делали в моём мире? Мне было проще адаптироваться здесь, чем им там. Без документов у нас были бы огромные проблемы, а уж если бы они ляпнули что они мои жёны... Мне скорее всего светила бы тюрьма за многоженство и совращение малолетних. Ну или годы исследований в какой-нибудь секретной лаборатории, безо всякой надежды выйти когда-нибудь на волю.
            Я вздохнул. Теперь мой дом был здесь - с ними. Шаолу и Найду стали моей новой семьёй.
            Я ощутил это совершенно отчётливо и успокоился.
 

Глава 6

 
            Следующим утром мы отправились в путь. Отец Шаолу снарядил нас в дорогу со всей основательностью. Поклажа лежала на двух вьючных лошадях, привязанных друг за другом. Лошадей вела за собой Шаолу, а мы с Найду ехали налегке.
            Во вьюках лежали две кольчуги и кожаные доспехи для Найду, а также сменная одежда и разнообразное походное снаряжение. Я прицепил себе на пояс подаренный клинок и повесил сбоку на лошадь небольшой щит.
            Шаолу вышла обвешанная оружием буквально с ног до головы, чему я впрочем, нисколько не удивился. Но вот то что у Найду на поясе висел длинный кинжал меня поразило. Как мне тут же сказали обращаться она с ним практически не умела. Но Шаолу обещала, что научит её этому по дороге.
            Миар Роннато вышел нас проводить. Он обнял крепко дочь и пожелал нам лёгкого пути. После чего практически сразу ушёл. Мне показалось, что в уголках его глаз блестели слёзы.
 
            День обещал быть ясным, так что мы решили проехать как можно дальше до наступления жары, а потом остановиться на привал у какого-нибудь ручья или речки и продолжить путь уже к вечеру. Так что в полдень я сидел под деревом и наблюдал за тем, как ветер гоняет по небу единственное белое облачко.
            Шаолу с Найду уже приготовили обед на костре и мы даже успели плотно перекусить. Теперь Шаолу учила Найду обращаться с подаренным ей кинжалом, а меня временно оставили в покое.
            Я сидел и размышлял, куда нам двигаться дальше. По идее, дорога до столицы должна была занять у нас не меньше декады, можно было бы доехать и дня за три-четыре, но лошадей пришлось бы менять каждый день, и денег на это ушло бы огромное количество, а торопится было особо некуда.
            Если честно, то мне даже не хотелось быть там и через десять дней. По мне так это и так было слишком быстро. Я хотел подучится фехтованию, разобраться хоть немного в своём даре, и помочь в этом же своим валькири. Прибывать в Школу Рёндеров ничего не умеющими новичками было как-то неправильно, а за десять дней мы бы точно не успели хоть в чём-то разобраться.
            Вторым моментом, о котором я думал, но вслух не произносил, была принцесса Меллаору. Вот так просто войти во дворец и спросить её, мне было немного боязно. А не делать этого, тоже было как-то некрасиво. В общем, я решил дать себе побольше времени на то, чтобы привыкнуть к мысли, что одной из моих валькири станет наследная принцесса.
            В результате я решил сделать хороший крюк и отправится сначала на северо-восток, в Анараол. Там был расположен один из старейших храмов Теора Светоносного, покровителя всех рёндеров.
            Моя идея посетить храм и получить благословение Теора до прибытия в Школу Рёндеров, была принята девушками с пониманием. Шаолу сказала, что, учитывая мой Дар, это и правда хорошая идея. Потому что Совет Рёндеров не сможет игнорировать благословение Светоносного и Трёх Сестёр.
            Вот так мы на следующий день и повернули направо, отправившись по старому анараольскому тракту.
 
 
* * *
 
            Вот уж третий день мы были в пути, и все предыдущие дни ночевали под открытым небом. В этот раз, когда уже стало понемногу смеркаться и мы подъехали к постоялому двору, я сказал, что соскучился по мягкой постели, и нет смысла сегодня ехать дальше, если мы никуда не спешим. Шаолу и Найду меня поддержали. Так что сейчас мы сидели в практически пустом зале и ели, заказанную еду.
            На самом деле у меня в ночлеге под крышей был свой собственный шкурный интерес. Вот уже  третьи сутки ночь становилась для меня сущим испытанием на силу воли. Шаолу и Найду просто сводили меня с ума. Вечером они раздевались и нисколько меня не стесняясь ходили по лагерю, принимая при этом самые соблазнительные позы. На все мои возгласы и возмущения, подобным бесстыдным поведением, мне заявляли что они мои жёны и нисколько меня не стесняются.
            Но это было ещё не самое ужасное.
            Потом они залезали в палатку и прижимались ко мне своими горячими телами. После этого держать себя в руках становилось на порядок сложнее. И всё же я старался.
            Засыпал я обычно далеко за полночь и утром чувствовал себя не выспавшимся совершенно.
            Девушек происходящее безмерно веселило. И при этом, что меня больше всего бесило, они не испытывали никакого раскаяния из-за того, что причиняли мне столько страданий.
 
            Мы ели что-то вроде жидкой каши из сладкой репы и тыквы, запивая всё это ягодным морсом. На второе у нас был довольно упитанный цыплёнок с какими-то клубнями, больше всего напоминающими картошку, только нежно розового цвета.
            Кроме нас на постоялом дворе остановился только молодой купец в богатой одежде, практически сплошь покрытой золотым шитьём. Путешествовал он с двумя местными охранниками. Они сидели за угловым столом и о чём-то непрерывно шептались, периодически отхлёбывая пиво из глиняных кружек.
            Я, как и девушки, от пива отказался. Оно мне и Москве не очень-то нравилось, а здесь же имело вкус ещё хуже, хотя меня на свадьбе уверяли, что это был один из лучших сортов.
            О чём шептались купец и его охранники стало ясно, когда один из них встал и отправился к стойке. Перед стойкой с этот момент стояла единственная на постоялом дворе служанка. На вид ей было лет двадцать. Русоволосая, ростом не меньше метр восемьдесят с грудью третьего или даже четвёртого размера и широкими бёдрами явно заметными под юбкой чуть выше колена, она воплощала в себе то, что было пределом мечтаний любого мужчины.
            Охранник подошёл к ней и сделав совершенно гадостное скабрёзное лицо, что-то тихо ей прошептал на ухо.
-         Что?!! Да как ты посмел, ничтожество!!! - рявкнула девица и схватив со стойки деревянный поднос, огрела им охранника по лицу.
Поднос раскололся, а охранник отлетел на пару метров назад.
            Он помотал головой и в глазах его сверкнула злоба.
-         Ты пожалеешь об этом, грязная шлюха! - выплюнул он ругательство вместе с кровью, выхватывая короткий широкий меч.
Я встал, потому что дело похоже, начало принимать нешуточный оборот.
Но в этот момент по залу пролетел лёгкий ветерок, за секунду превратившийся в колючий ледяной ветер. Он закружился вокруг девушки, подняв с пола мусор.
            Из кухни выбежал хозяин и всплеснув руками воскликнул:
-         Святые Сёстры! Лаору! Пожалуйста, успокойся! Держи себя в руках, девочка! Я тебя умоляю!
Но было уже поздно. Заряд ледяного снега сформировавшийся вокруг девушки ударил в переставшего ухмыляться охранника, успевшего сделать всего один шаг вперёд, и отбросил его через весь зал, впечатав в дальнюю стену.
-         Вы! Вы все! Убирайтесь! - воскликнула девушка, сверкая ледяными глазами.
-         Ненавижу! Ненавижу вас всех! - добавила она через секунду и сделала шаг вперёд.
Вокруг неё уже кружился настоящий буран из снега и льда. Температура в зале явно понизилась на несколько градусов. Хозяин же, быстро юркнул обратно на кухню, ловко заперев за собой дверь. Предоставив постояльцам самим разбираться с неприятностями.
-         Вот сучка! - воскликнул второй охранник, вставая и вскидывая арбалет с наложенной на него стрелой.
Я услышал хлопок тетивы и стрела устремилась к девушке. Но это была совершенно глупая затея. Ветер вокруг неё взревел и стрела отлетела в сторону, воткнувшись в одну из стоящих у стены бочек.
            Купец, в это же время, быстренько по стеночке пробежал к входной двери и вылетел из зала наружу как раз в тот момент, когда его второго охранника постигла та же участь, что и первого.
            Девушка решила не упускать своего последнего обидчика и буквально пролетев к двери, остановилась прямо на выходе, сорвав дверь с петель очередным порывом ледяного ветра. Ещё через секунду она подняла руку к небу и мы услышали жуткий грохот, как будто где-то рядом в землю ударила молния.
            И тут дубовые столы рядом зашевелились как живые и встали перед нами, образовав клин, при этом, как я заметил, их столешницы намертво срослись. Девушки схватились за меня и я почувствовал исходящий от них испуг.
-         "Это валькири, Вельд!" - прокричала мне мысленно Шаолу. - "Ты ведь чувствуешь, да? Она обезумела! Сейчас она и нас постарается уничтожить!"
 
 


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"